Кошечка из Сакурасо 7 (fb2)

- Кошечка из Сакурасо 7 (пер. (Rindroid), ...) (а.с. Кошечка из Сакурасо-7) 4.37 Мб, 173с. (скачать fb2) - Хадзимэ Камосида

Настройки текста:



Реквизиты переводчиков

Работа с иллюстрациями: Hairo

Перевод с японского: Rindroid

Редактура: Calm_one

Самый свежий перевод всегда можно найти на сайте нашего проекта:

https://ruranobe.ru/

Чтобы оставаться в курсе всех новостей, вступайте в нашу группу в Контакте:

https://vk.com/ru.ranobe


Поддержите переводчика материально. Печеньки стимулируют перевод!

Банковская карта: 4276826023427047

Любое распространение перевода за пределами нашего сайта запрещено. Если вы скачали файл на другом сайте — вы поддержали воров


Версия от 27.01.2020


Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов без разрешения запрещено

Начальные иллюстрации







Пролог

Наступила третья весна в Сакурасо.

Что-то повторялось, что-то происходило впервые.

Ожидания и тревоги заполняли душу.

Казалось, чувства готовятся вырваться наружу.

К тому человеку… о котором были все мысли…

Глава 1. Весна идёт полным ходом

Часть 1

Сердце Сораты яростно колотилось.

— О чём ты вдруг… захотела поговорить?..

К нему обращалась девушка с хвостиком — Нанами.

— Ну, кое о чём важном… — пробурчала она, опустив голову. Её щёки покрылись румянцем.

Они сделали паузу.

Замешательство и нерешительность… Ими обоими завладело странное напряжение, получившееся из смеси двух противоположностей: боязни первого шага и решимости несмотря ни на что его сделать.

— Я всегда… хотела поговорить об этом.

— Вон как…

— Ага.

— …

Нанами энергично подняла лицо, словно сама себя подстегивала.

— Всегда-всегда.

— …

Настрой Нанами произвёл на Сорату такое мощное впечатление, что тот смог лишь что-то нечленоразельно промычать. Тело не двигалось, будто парализованное. Сората скривил лицо, а Нанами напротив — ярко улыбнулась.

Её прекрасная улыбка шла, казалось, из самого её сердца.

— Я всегда любила тебя. Очень сильно любила.

Они замолчали.

Пульс подскочил ещё выше, казалось, что всё его тело содрогается в такт ритмичным толчкам.

Наверное, даже Нанами его слышала. Такое сердцебиение невозможно не услышать.

Не произнося ни звука, Сората медленно вздохнул.

Он не думал над ответом. Ведь всё было уже решено. В уме отчётливо возникли мысли и слова… Осталось лишь их озвучить.

— Я тоже. Я тоже это чувствую. Я тоже…

От волнения слова звучали смазанно. Хотя надо было отвечать наоборот чётче… Умом он понимал это, но тело испытывало максимально возможную нагрузку. Потому фразу «Я тоже…» не получалось закончить вслух.


8 апреля.


Ясное голубое небо утром первого дня нового триместра настраивало на позитивный лад. Свет, который пробивался через щель в занавеске, наполнял весенней свежестью комнату 101 в школьном общежитии, в Сакурасо.

Но хозяин комнаты Канда Сората, вопреки празднику природы за окном, протянул, словно увидев кошмар:

— Уф-ф~

Мутный спросонья взгляд упёрся в белую задницу. Подумав, что это кошка, парень попытался в привычной манере смахнуть надоеду.

— Мф, — неожиданно прозвучал возглас.

— Странные звуки для кошки…

Сората протёр глаза и снова воззрился на объект перед собой. Задница. Никаких сомнений. Вот только кое-что не сходилось. Сората подумал сначала о белой кошке Хикари, но сейчас перед его носом находилась небольшая аккуратная попка Homo Sapiens. В белых трусиках.

— Э, какого хрена?!

Сората оторопело поднялся с кровати. Сонливость как рукой сняло. Он ещё раз проверил обстановку. Перед глазами маячила задница. В юбке от столь привычной униформы Суйко. Верхнюю половину тела, вместе с головой, скрывало одеяло. Напоминало страуса, который сунул голову в песок.

Да какого лешего вообще тут происходит? Уму непостижимо.

Но Сората повёл себя на удивление сдержанно. Он догадался, что лишь одно создание могло внезапно заявиться в его комнату и оккупировать его кровать. Сиина Масиро из комнаты 202.

— Эй, Сиина.

Парень решил, что она крепко спит и быстро не проснётся. Но, вопреки ожиданиям, ответ прозвучал сразу:

— Звал?

Вот только раздался он не с кровати, а откуда-то сзади. Когда Сората развернулся, у двери стояла Масиро в пижаме.

— Телепорт?

Взгляд девушки скользнул по оторопелому Сорате и тут же упал на кровать. И на маленькую попку. К сожалению, телепортов не существовало. Задница на кровати не принадлежала Масиро, а значит под одеялом был кто-то другой.

— Сората.

Взгляд Масиро выражал вопрос. И явный укор, отчего Сората моментально одеревенел.

— Э, нет! Это вовсе не утренняя сцена после бурной ночи с кем-то, кого я к себе привёл!

Сората тут же стал сыпать оправданиями, хотя ничего плохого не сделал.

— Кто эта женщина?

— Может, хватит разыгрывать сцену, будто я пошёл налево?!

— Кто она?

— Если не ты, значит, какой-то нарушитель.

— Ясно, тогда ладно.

— Ничего не ладно! Что стало с нашей охраной?! Ну правда же, кто это вообще такая?

Парень нерешительно посмотрел на половину лежащего тела. Масиро зашла в комнату.

И что же делать? Если откинуть одеяло, сразу станет понятно, но по правде говоря, смотреть было страшновато. Может, лучше в полицию сообщить?

Чтобы хоть немного отвлечься от абсурдности происходящего, Сората обратился к Масиро:

— Кстати, ты сегодня сама встала?

— Потом снова лягу.

— Ты же целыми днями рисовала мангу…

Масиро и в школе активничала, и для ежемесячного журнала мангу рисовала. Более того, её признали художницей мирового уровня.

И тут живот Масиро миленько заурчал.

— Кажется, есть хочется.

— Потому пришла сюда?

Масиро кивнула, положив руки на живот.

— Когда поем, пойду спать.

— Так нельзя. С сегодняшнего дня начинается новый учебный год.

— Новыучеб ныгод?

— Мы уже об этом говорили! С сегодняшнего дня снова пойдём в школу!

— Передаю это Сорате.

— Тебе тоже надо идти!

— Поняла. Ещё посплю.

— Ты вообще сбрендила?! И не вздумай спать здесь!

Сората торопливо остановил Масиро, которая пыталась залезть в кровать.

— И вообще, в кровати уже кто-то есть.

Взгляды Сораты и Масиро снова сошлись на прикрытой одеялом незнакомке. Закрыть глаза на проблему всё-таки не выйдет.

— Мешает.

Масиро, более никого не спрашивая, стянула одеяло.

— Э! Ты серьёзно?! Страх потеряла?! — испуганно проорал Сората, но всё же поторопился увидеть, кем же на самом деле окажется загадочный человек.

— Чё?! — непроизвольно вырвался у Сораты глупый возглас.

Лицо человека под одеялом оказалось хорошо знакомым. Чего уж там говорить, даже родным. Девушка спала без задних ног, пуская слюну — простыня у щеки заметно промокла. В этом году ей должно было исполниться шестнадцать, потому в её внешности ещё прослеживались детские черты. Но и за младшеклашку её уже тоже не принять.


— Почему она здесь? Что происходит… я сплю?

Если это сон, то, несомненно, плохой.

— Эй, Юко, просыпайся!

Парень без церемоний затряс её за плечи.

— А? А-а-а, братик, доброе утро.

Юко, всё ещё сонная, приподнялась на кровати и, щелкнув коленями, села. Протерла глаза и поглядела на Сорату с Сииной.

— Приехала, да, Юко?

— Приехала, Масиро-сан! Чтобы разобраться, кто больше подходит братику!

Масиро и Юко отчего-то сцепились взглядами. Да так, что меж ними чуть искры не полетели, как от фейерверка.

— Подожди немного, братик! Юко совсем скоро тоже станет проблемным ребёнком! Меня выставят из главного общежития и отправят в Сакурасо!

— Нет, не надо.

— Не надо так спокойно отказывать!

— Юко не сможет в Сакурасо, — вставила Масиро.

— Очень даже сможет!

— Ты поторопилась на десять лет.

— Так часто не выйдет оставаться на второй год, что же делать, братик?!

— Нет, с твоими мозгами такое вполне возможно.

— С чего взял?! В мире ничего так просто не даётся!

— А ты чего такая заводная с утра?

Хотя Сората и понимал, что ничего осмысленного не услышит.

— У меня появились весёлые общажные друзья!

— Это новая скидочная услуга в телефоне?

— Соседи по комнате в общаге! Для краткости — общажные. Братик, ты и это не знал? Ну и отсталый~!

Услышав это, произнесенное нарочно противным голосом, Сората начал терять терпение.

— Короче, это неважно. Главный вопрос — почему Юко, которая завалила вступительные экзамены, здесь?

В этом заключалась главная загадка. Сората отлично помнил, как в день объявления результатов увидел, что Юко получила отказ…

— Если по чесноку, Юко поступила в Суйко!

Явно гордая, девочка хвастливо выпятила плоскую грудь.

— Юко.

— Ну? Где поздравления от братика?

— Разуй глаза.

— Я проснулась!

— Я говорю: очнись от иллюзий. Прям-таки тебе подготовят школьную форму и привезут из Фукуоки, смех да и только.

— Давай-давай, лопни от смеха!

Похоже, она того и хотела.

— А? Нет, я перепутала… Вообще-то не надо смеяться!

Когда она немного подумала, то поняла, что против.

— Юко правда поступила. Не думай, что приехала только к тебе, братик!

— Поступила? Хватит нести чушь. Точно, Сиина?

Сората поискал взглядом Масиро, надеясь на поддержку, но та уже свернулась калачиком на краю кровати и мирно посапывала.

Накрылась теперь его поддержка.

— Вернёмся к нашим баранам…

— Помнишь, какой у меня был номер на экзаменах?

— М? Ага, точно помню, 99.

— Но прикинь! Мне открылось ранее сокрытое!

Сората худо-бедно догадался, о чем она. От Юко ведь можно было всего ожидать. Спрашивается, почему? Потому что его младшая сестра — дурочка.

— Если скажешь, что на самом деле это был номер 66, мы больше не брат и сестра.

— Братик, я серьёзно!

— Ещё бы! Наш разговор — сама серьезность!

— Такое у меня часто бывает, скажешь нет?! Типа путаю Авату-сан и Аваду-сан.

— Совсем разные же фамилии!

— А вот Окино-сан и Огино-сан различаю!

— О чём мы вообще говорим?.. Давай-ка извинись перед всеми Аватами, Авадами, Окино и Огино.

— Простите.

— Но ты поражаешь… Прям не хочется думать о тебе как о кровной сестре.

Как так вышло, что важный номер на экзамене она прочитала наоборот?

— Как жестоко. Бедная я, несчастная!

— Из-за того, что ты прошла по экзаменам, а кто-то другой нет? Вот это реально жестоко. Вот кто бедный и несчастный. Давай-ка извинись от всего сердца перед этим незнакомцем за то, что наугад натыкала и угадала ответы…

— Я не угадала! За день до экзамена я спросила Нанами-сан, какие там могут быть вопросы, и она подробно рассказала! Здорово, правда?!

— Аояма… ну что за, блин.

— Признай уже! Бывают такие везунчики, как Юко.

— По сути, так и получается, но слышать про это — бесит!

Тяжёлые труды не всегда окупаются. Сората понял это за минувший болезненный год. Не то чтобы Юко совсем не готовилась, но всё же ей невероятно повезло с вопросами. Если бы не удача, Юко вряд ли бы смогла поступить в Суйко.

— Ну, и как тебе моя школьная форма? Идёт? Идёт всё-таки? Уже сгораешь от желания? Решила первым делом показать братику, вот и прилетела как угорелая.

— Тогда зачем спать завалилась?

— Когда рано встаю, потом очень сонная.

— Это точно…

— Ну, как? Юко клёвая?

Сората внимательно осмотрел её с головы до ног. И, сделав максимально холодное лицо, выдал свои истинные мысли:

— Настолько не идёт, что хоть стой, хоть падай.

— Ты такой миленький, братик, когда стесняешься.

— Нет, тебе в самом деле не идёт.

— А комплимент нельзя сделать? Скажи, что идёт идеально!

— Но ведь идеально не идёт.

— Олень!

— Олениха! — обозвал в ответ Сората.

— Нет!

— Прими реальность, Юко. Не идёт — значит не идёт.

— Что? Правда?!

— Ага, выглядит запредельно странно.

Школьная форма Суйко сама выбирала себе человека… Сората считал, что и ему она не идёт. А вот Масиро, на его взгляд, в ней смотрелась очень даже…

— Я почему-то догадывалась… Что же делать, я же теперь от стыда на улицу не покажусь!

— Ещё не поздно. Забирай документы и возвращайся в Фукуоку.

— Угу, хорошо… Придётся…

Юко поднялась с кровати и, волоча ноги, направилась к двери. Но по пути о чём-то догадалась и энергично развернулась.

— Если думал, что Юко попадётся на твои хитрости, то сильно ошибаешься!

— Моя ошибка — это то, что я родился твоим братом.

— Прими реальность, братик! Юко в самом деле поступила!

— Тогда… первым делом давай спросим у мамы.

Ещё Сорату беспокоил отец, который в дочери души не чаял.

Парень взял со стола мобильник и набрал номер дома.

Тут же ответили.

— Это я.

Сората был уверен, что трубку возьмёт мама, но послышался угрюмый хриплый голос отца.

— Поскольку прилежный мальчик из тебя никакой, может, не стоит ни с того ни с сего звонить?

— В последнее время мне жутко не хватает карманных денег. Можешь перевести мне на счёт?

— С каких это пор ты перешёл на телефонные мошенничества?!

— С тех самых.

Карманные деньги ему вроде как в самом деле урезали. Печаль да и только.

— Короче, папа.

— У тебя нет права называть меня папой.

— Есть! Я твой сын! Понимаешь? Сората!

— Ещё бы, я в курсе. На экране телефона высветились твои предыдущие звонки. Ты и это не знал? Совсем отстал от прогресса.

— Что касается меня, я уже достаточно вырос, чтобы замечать вещи вокруг.

— Это ещё что? Юношеская гордость?

— Нет… Почему вообще я…

Сората собирался было продолжить «Должен спорить с отцом о юности», но остановился. Ни к чему было затягивать разговор и тратить минуты из лимита.

— Что с работой?

Обычно в это время отец уже уходил.

— Как раз когда я собирался выходить, позвонил бесполезный сын, вот и пришлось взять трубку.

— Обязательно было добавлять «бесполезный»? Нет. Как ни погляди, нет.

— Ты чего это? Как с родителями говоришь?

— Сам только что говорил, что у меня нет права называть тебя отцом!

— Блин, только я забыл, как воняли твои подгузники, а ты уже права качаешь.

— Ну да, конечно! Подревнее ничего не вспомнишь?!

— Когда ты срал зелёным, я начинал сомневаться, а не похищали ли тебя инопланетяне для опытов.

— А как иначе с детьми?! А вот я бы хотел, чтобы опыты провели над твоей башкой!

— В смысле? Забавно как.

— А не над чем тут смеяться!

— Бестолочь. Нет в тебе задора, не умеешь ты получать от жизни удовольствие.

— А вот нам надо было доводить разговор до этого? Нет, не надо! Прошу, захлопни наконец рот и дай маму!

Получилось резко, но к тому с самого начала шло. Сората не заметил, как отец заразил его своим настроем.

— Отказываюсь.

— Ладно, я услышу причину?

— Если ты думал, что родители в любой момент готовы слушать капризы детей, то глубоко ошибаешься. Хватит вести себя как избалованный ребёнок.

— Желание поговорить по телефону — это не каприз! Да что у тебя с мозгами?!

— Ближе к делу, у меня нет времени.

Это надо было Сорате говорить. Часы показывали почти восемь. Если он в скором времени не разбудит Масиро, не подготовится и не пойдёт в школу, то первый же день его третьего класса начнётся с опоздания. На жильцов Сакурасо, логова проблемных учеников, и так смотрели как на чудаков… а после этого и вовсе будут считать за слабоумных.

— Я про Юко. Она типа пришла ко мне посреди ночи в комнату и сквозь сон заявила, что поступила в Суйко. Это правда?

— Не сквозь сон!

Парень отпихнул рукой голову подлезшей к трубке Юко, и девочка с деланым воплем отлетела в сторону.

— Ты об этом?..

— Об этом.

— К превеликому сожалению, она правда поступила. Да как вообще такое могли перепутать?..

— Вопросы на экзамене она не перепутала, вот и поступила.

Они на пару помолчали, переживая случившееся.

— Она немного соображает, да?

— А тут я, пожалуй, промолчу!

— Согласен.

— Тогда, может, хватит болтать о ерунде? Минуты разговора скоро кончатся!

— В общем, Юко поступила. Я до последнего протестовал, как баба, кричал: «Не уходи!», но не вышло.

— Да неужели?! Не знал, что так вообще можно уговаривать. И, кстати, ты допустил роковую ошибку, когда признался в этом!

— Я очень сильно расстроился из-за этих новостей… Но я взрослый, потому разрешил Юко поступить в Суйко.

Не очень-то он смахивал на взрослого, раз протестовал, как баба, подумал Сората.

— Но это испытание лишь сделает меня сильнее.

— А теперь мы о чём вообще?!

— Я осознал. Если наша прелестная дочурка уедет из дома, я смогу покувыркаться с мамой и сделать ещё одну.

— Чо?

Это что сейчас было?

— М? Связь плохая? Ты не услышал? Покувыркаться с мамой и…

— Слышу! Можешь не повторять! Не хочу знать в таких подробностях жизнь родителей, не надо на меня это вываливать! Очень прошу!

Сората напряг голос, чтобы наверняка заглушить отца. Кто знает, какие немыслимые фразы он бы в результате услышал.

— …Ребёночка.

— Я на пути во взрослую жизнь, полегче со словами!

— Ну, в общем так.

— Как так-то?..

— Можешь с нетерпением ждать где-то в следующем году появления на свет второй сестрёнки. Вот.

— Э, постой!

Разумеется, возглас Сораты не достиг отца, и тот, более не слушая, повесил трубку.

— Папа, что с ним? — спросила Юко, которая прилежно ждала конца разговора.

— Сказал, в следующем году будет сестрёнка.

Хотя родиться мог и братик…

— Что? Юко наконец тоже станет старшей сестрой?!

— Ты бы сперва удивилась, а потом уже радовалась

Во всяком случае, звонок домой кое-что прояснил. Невероятно, но факт: Юко действительно поступила в Суйко.

— Слышь, Юко.

— Чего?

— У меня в голове каша…

— Угу.

— Но поздравляю с поступлением.

— Спасибо, братик!

— Кстати, почему ты молчала?

Сората думал, что Юко, как только узнала, сразу бы бросилась звонить ему…

— Через день после того, как братик сказал о моём провале, пришло уведомление о поступлении, но мама сказала, что будет веселее промолчать.

Очень похоже на мать.

— Ещё она сказала: если толкать не выходит, попробуй тянуть. Операция «Борей и солнце»! Во!

— Ты хоть смысл понимаешь?..

Сората глубоко вздохнул.

И тут в комнату сунула лицо Аояма Нанами, которая жила в комнате 203.

— Канда-кун, если скоро не встанешь, опоздаешь.

Нанами уже переоделась в школьную форму и была полностью готова к выходу.

Несмотря на внезапное появление Юко Нанами не выразила удивления. У Сораты вопрос прям-таки проступил на лице, и девушка ответила ещё до того, как тот открыл рот.

— По правде говоря, на весенних каникулах мне прислали сообщение… Я знала. Да и виделись мы недавно.

Похоже, Нанами и позвала Юко в Сакурасо.

— Нанами-сан — мой покровитель, она помогала мне с учёбой!

— Вон оно что.

— Кстати, Канда-кун.

Понизив голос, Нанами устремила взгляд в спину Сораты. Рядом с ним в кровати до сих пор сладко посапывала Масиро.

— С-скажу сразу: Сиина только что пришла ко мне и резко уснула! Она тут не с вечера!

— Да мне без разницы, я же ничего не говорила. — Нанами немного надулась и отвернулась. — Если не поторопитесь, опоздаете.

Сората ещё раз глянул на часы, и те показывали уже 8:50.

— Бл… Эй, Сиина! Живо просыпайся!

Парень схватил её за плечи и принялся трясти.

— Сората, вставай.

— Я уже встал!

— Ах. Масиро-сан плутовка! Присмотри и за мной, братик!

Юко вцепилась ему в руку.

— Сегодня неприлично.

Спросонья пробурчала что-то загадочное Масиро.

— По-моему, нормы приличия нужно соблюдать всегда!

— Ладно, я пойду вперёд.

— А, погоди немного, Аояма!

Спустя десять минут Сората поднял Масиро, отправил Юко, которую после обеда ждала церемония поступления, в главное общежитие, приготовился к выходу и направился в школу. Успел быстрее, чем ожидалось, благодаря Нанами, которая задержалась и помогла с одеждой для Масиро.

Перед выходом Сората нашёл секунду, чтобы поздороваться с обитателем комнаты 102, Акасакой Рюноске.


«Начался новый семестр! Пошли вместе в школу!»

Но ответ пришёл не от самого Рюноске, а от его программы-автоответчика Горничной.

«Рюноске-сама вошёл в режим хикикомори. Пожалуйста, ждите с нетерпением дня, когда снова с ним встретитесь. Ваша Горничная».

В Сакурасо ничего не поменялось.

Часть 2

Сората вместе с Масиро и Нанами шагал в школу дорогой, которая к третьему году стала совсем привычной. Сората шёл по центру, справа — Масиро, а слева — Нанами.

Когда парень надел форму и вышел из Сакурасо, тогда и стал в полной мере осознавать, что опять нужно ходить на уроки. С тоской подумалось про весенние каникулы, которые пролетели в мгновение ока.

— Эх, — непроизвольно вздохнул Сората.

— Только первый учебный день, что с тобой? Нечего вздыхать, как старик.

— Так-то да, но…

Кристально-чистое небо над головой было полной противоположностью тому, что творилось в душе у Сораты.

— Думаешь о Юко-тян?

— И о ней тоже. Ну, не так уж оно и плохо.

Сората не предполагал, что Юко успешно сдаст экзамены, но она действительно готовилась во время зимних каникул, когда он приезжал домой с Масиро и Нанами. Она прилежно сидела за столом и усердно занималась. Юко, конечно, невероятно повезло, с другой стороны, экзамены в Суйко не настолько простые, чтобы их можно было сдать на одной лишь удаче.

— Тогда чего вздыхаешь?

— Весенние каникулы закончились, а я ничего не сделал.

Прежде всего, Сората надеялся на каникулах продвинуться в вопросе создания игры. Но в самом начале апреля он подхватил простуду, и весь энтузиазм убился в хлам. Более того, когда ему стало лучше, болячку подхватила Масиро, которая усердно пыталась ухаживать за Соратой. В итоге пришлось лечить и её, в результате и без того короткие весенние каникулы пролетели совершенно незаметно.

— Если здоровье подкосилось, то да, дела плохи.

— Сората хиляк.

— Ты тоже заболела!

— Сората заразил.

— Уж прости!

— Из-за того, что вовсю тобой занималась.

— Не говори так похабно!

— Что-что?

Нанами прищурилась и с подозрением на него поглядела.

— Н-ничего мы не делали!

— Просто обнимались голые или типа того.

— Н-ну ты чего ерунду несешь? Я был в одежде!

— Вот как.

Нанами всем видом показала, что не принимает их объяснения, и Сората решил, что пора бы сменить тему.

— Ах да, Аояма. Как у тебя дома?

Чтобы убедить родителей, в особенности — отца, Нанами на весенних каникулах снова поехала домой в Осаку. Потому она не знала во всех деталях, чем занималась Масиро в день, когда Сората простудился.

Потом началась какая-то непонятная суета, и Сората не успел подробно расспросить Нанами, как она съездила и смогла ли договориться с отцом.

— Пока что он более-менее согласился.

— Более-менее?

— Мне кажется, он ещё злится.

Вспомнив отношение отца, Нанами горько улыбнулась.

— Но думаю, я показала ему, что настроена серьёзно. Наверно, помог тот аргумент, что за два года я ни разу не приезжала домой.

— Ясно.

— Ага. Я объяснила маме, что Мисаки-сэмпай загрузила на видеохостинг своё аниме, а я в нём озвучила персонажа.

— Ну.

— Мать сказала, что отец тоже посмотрел, но когда речь в разговоре заходила о видео, он до самого конца отнекивался и говорил, что не видел.

— Вот упрямый папаша.

— Да?

— Прям как Нанами, — вставила свои пять копеек Масиро.

— Ну, может, и так. Я поступила всем наперекор и ушла из дома.

— Звучит не очень весело.

Нанами действительно была не в восторге.

— Но в итоге, получается, семья согласилась.

Хорошие новости.

— Ага, ну, более-менее. Но то, что я могу делать сама, я и дальше буду делать сама. Продолжу работать, чтобы доставлять родителям меньше хлопот.

Её настрой поражал. Она за словом в карман не лезла и этим заслуживала истинное уважение.

— В настоящее время планирую год копить деньги, чтобы со следующего года начать посещать другую спецшколу.

Раз перешла на формальный стиль в разговоре, значит, скрывала смущение.

Нанами уже шла вперёд. Выбрала себе новую цель и двигалась к ней, шаг за шагом. Никаких проблем не было. За исключением одной…

— …

— …

Многозначительная тишина подтвердила, что Нанами тоже почувствовала: разговор сместился к «той теме».

— Нанами, ты уходишь из Сакурасо? — прямо спросила Масиро то, что Сората всё не мог произнести.

Изначально Нанами заселилась в Сакурасо из-за того, что не заплатила за проживание в главном общежитии. Теперь не придётся оплачивать уроки в школе сэйю, да и семья будет помогать, потому Нанами теперь вполне могла платить за общежитие. Причин оставаться в Сакурасо у неё больше не было.

— Уже решено, — воодушевлённо заявила девушка, словно ставя точку.

— …

Но сколько бы Сората молча ни ждал продолжения фразы, Нанами не сказала ни «остаюсь», ни «ухожу».

И Масиро тоже не задавала вопросов, потому Сората не захотел копать глубже. Какое бы решение ни приняла Нанами, Сората собирался с ней согласиться. Он верил, что когда придёт время, она всё ему расскажет.

Как раз когда разговор прервался, ребята добрались до Суйко. Звонок на урок ещё не прозвучал.

— Сердце так сильно бьётся, — сказала сама себе Нанами, проходя в школьные ворота.

— Нанами, ты заболела.

— Нет!

Сердце Сораты тоже колотилось, ведь он разделял чувства Нанами.

На доске перед входом висела новая таблица с распределением по классам. Сейчас должно решиться, с кем им предстоит провести последний год.

Хотелось, чтобы в классе оказалось как можно больше знакомых людей. С другой стороны, перспектива оказаться в классе, где нет ни одного приятеля, не радовала. Сората лишь представил себе такой исход и отчаялся.

Ежегодная перетасовка классов больше давила на нервы, чем давала надежды на что-то хорошее, потому Сората не находил себе места.

— Хорошо бы снова оказаться в одном классе, — обратился Сората к Нанами, глядя вперёд.

— Что?

То ли от неожиданности, то ли от ещё чего-то, Нанами отреагировала удивлённо.

— Тебе не хочется, Аояма?..

— В-вовсе нет… Я тоже так подумала.

Под конец фразы голос Нанами совсем затих.

— Я-ясно.

— У-угу.

Рассказывать друг другу о своих надеждах было как-то стыдно.

— Хорошо бы и Рюноске к нам.

— Наверно, это проблема — собрать всех обитателей Сакурасо.

Сложно представить, что учителя спихнули бы всех проблемных учеников в один класс. Особенно бдительным педсостав стал после того, как ребята устроили бедлам на выпускной церемонии.

— Я тоже хочу попасть в один класс с Соратой, — сказала Масиро привычным для себя тоном.

— Нет… У тебя вряд ли получится.

— Почему?

Масиро продемонстрировала искреннее непонимание.

— Ты на художественном направлении. Я на общем. Окей?

— Ноу.

— Ну, вообще, было бы здорово оказаться вместе.

— Правда? Тебе правда было бы со мной здорово?

— Ну, ну-у, пошёл последний год школьной жизни. Вместе было бы веселее.

— Пожалуй.

Но такому желанию не суждено исполниться. Потому Сората немного пожалел после сказанных слов. Даже немного заболело в груди.

Доска с таблицей распределения классов становилась ближе.

— Ох. И правда волнительно.

Нанами совсем разнервничалась.

— Мы хотим быть вместе, а на деле нас раскидает кого куда… Таков уж мир.

— Стукнуть бы тебя за такие слова, Канда-кун.

Нанами недовольно надула щёки. Зато нервозности стало поменьше.

Сората остановился: доска со списками находилась прямо перед ними.

— Так, давайте смотреть на раз-два.

— А-ага.

— Раз-два.

Ребята, стоя в конце толпы, стали читать состав классов на доске объявлений. Первым делом они просмотрели третьи классы.

Пока искали своё имя в списке, сердце норовило выскочить из груди, а дыхание остановиться. И так каждый год.

Но в этом году пик напряжения длился недолго.

Вначале Сората проверил мужские имена в списке третьегодок и нашёл своё. А чуть выше увидел имя Акасаки Рюноске.

Сората торжествующе сжал опущенную руку в кулак.

И тут кто-то потянул его за манжету — Нанами, которая стояла рядом с немного повлажневшими глазами.

— Аояма?

— Один класс! Мы вместе! — радостно воскликнула она, взмахнув длинным конским хвостом.

Сората посмотрел на список женских имён своей группы. В самом верху стояло имя «Аояма Нанами». И правда. Они и правда в одном классе.

— Вот и получилось.

— Ага… Похоже, иногда случается и хорошее.

— И правда.

Много чего произошло не так, как хотелось, потому Сората с пониманием кивнул на слова Нанами. Даже мелочи могли радовать, особенно если в них был заложен большой смысл. Мир не был таким уж плохим. Так хотелось думать.

— Может, нас специально собрали в одном классе.

Подобное казалось довольно вероятным. Слишком много совпадений для просто случайности. Впрочем, при любом раскладе получилось хорошо. Они смогли попасть в один класс, вот что важно.

Вот только с хорошими событиями нога в ногу идут плохие. Глядя на состав классов, Сората заметил кое-что тревожное. Классного руководителя.

— Мне кажется или там написано имя Кохару-сэнсэй?

— Думаю, это на самом деле.

— А нормально ли доверять ей класс на третий год?

— Думаю, нет, — выдала свою оценку Нанами, которая очень редко критиковала других людей.

Сможет ли Кохару нормально консультировать по вопросам послешкольного обучения и вести себя серьёзно?.. Полная безнадёга.

Когда ребята решили уже уйти от доски объявлений, раздался энергичный голос:

— Сиина-са~ан!

К ним весело подбежала Фукая Сихо с художественного направления, покачивая прической, напоминающей ушки животного.

— Получилось, Сиина-сан! Мы и в этом году в одном классе!

Возбуждённая сверх меры Сихо изобразила победный звуковой эффект и ухватилась за Масиро.

— Так ведь на художественном направлении все третьегодки остаются вместе.

В конце концов учеников там наберётся не больше десятка.

— Ну и грубиян, Канда-кун! Ты дискриминируешь художественное направление! Требую искренних извинений!

— Требую.

— Что? И ты туда же?

— Баумкухен.

— Так ты есть хочешь?!

— Фи.

— О, прям по-настоящему надулась.

Эмоции на лице Масиро почти не проступали, потому их сложно было понять, но она точно злилась. За год совместной жизни Сората научился её более или менее понимать.

— Хочу оказаться в одном классе с Соратой.

А теперь она выглядела одинокой.

— Нанами хитрая.

— Я?

— Короче, нормально извинись, Канда-кун.

— Прости меня.

Он уже плохо понимал, за что извиняется.

Масиро с недовольным видом уставилась на доску с вывешенными списками классов.

Прозвучал звонок.

— Идём в класс, — позвала Нанами, и все пошли ко входу.

И тут Масиро прошептала вновь:

— Хочу оказаться в одном классе с Соратой.

В класс ребята заскочили в основном чтобы положить вещи, а затем сразу двинулись в спортивный зал на церемонию открытия.

Пока директор толкал приветственную речь, Сората успел три раза зевнуть, а когда церемония закончилась и все вернулись в класс, на учительском столе ждала коробка листочков с номерами парт: предстояло тянуть жребий и определить новые места в кабинете.

Сорате досталось второе от окна место. По стечению обстоятельств соседнее место досталось Нанами.

— И чего это мне везёт на такое?

Нанами, глядя на Сорату, вздохнула.

— Я сделал что-то плохое?

— Наверное, я твоё благословение.

— Ты это о чём сейчас сказала?..

— Тебе не кажется, что благословение?

— Почему бы тебе не сказать так, чтобы я понял?

— Нет уж.

Отказали наотрез.

Как бы то ни было, Нанами перед приходом классного руководителя Сироямы Кохару радостно болтала с Такасаки Маю и Хондзё Яёй — двумя подружками, которые тоже оказались в её классе.

— Т-а-ак, садимся по местам, — протянула учительница современного японского Сирояма Кохару, входя в класс.

— Хм, остался один листок, кто не тянул?

Все в классе заняли свои места. Свободной осталась парта позади Сораты — самое желанное для любого место. По иронии судьбы, оно досталось Акасаке Рюноске, который, как ни в чём не бывало, прогулял школу в первый же день. Если будет отлынивать, место в течение триместра может перестать пустовать… С другой стороны, это проблемы Рюноске.

— Ох, Акасака-кун? Ну, тише едешь — дальше будешь. Так-с, так-с, вы уже заждались. Передаё-ём опросники для третьегодок о будущей профессии.

Спереди передали небольшой листок.

— На основе опросов со следующей недели с каждым будут проводиться индивидуальные беседы, потому не вздумайте написать там «Я ослеп и не видел».

Такое могла написать разве что выпустившаяся инопланетянка.

Достав из сумки автокарандаш, Сората без колебаний вписал в строчку с главным желанием «Факультет медиа в университете искусств Суймэй, предмет — контент-дизайн».

Сейчас всё было совсем не так, как в прошлом году. Раньше Сората не понимал, что же надо написать на маленьком клочке бумаги, и в итоге пошёл к цели кружным путем. Но этот путь позволил Сорате стать тем, кем он стал. По крайней мере, ему хотелось так думать.

Сидевшая рядом Нанами уже отложила ручку, написав красивым почерком на опроснике «Театральный факультет».

— Канда-кун.

Когда он поднял лицо, перед ним стояла Кохару.

— Что такое?

— Где Акасака-кун?

— Вошёл в режим хикикомори. В следующий раз увидимся во втором триместре, или типа того.

В прошлом году Рюноске полностью прогулял первый триместр.

— Тогда не мог бы ты спросить у него про выбор профессии?

— А вам не судьба наведаться самой в Сакурасо?

— Я не такая ретивая учительница, как Тихиро-тян, у меня много своих дел.

— Вы про поиски мужа?

— Много ты понимаешь.

Она не показала никакого стыда.

— Вот бы вы поделились со мной своей невозмутимостью.

— С тобой поделится Тихиро-тян. Да, вот. Анкета для Акасаки-куна.

Решив, что её долг исполнен, Кохару направилась обратно к своему столу.

— Ну и ладно.

Насчёт просьбы учителя Сората сомневался, но с другой стороны парень сам хотел кое-что спросить у Рюноске.

Сората достал мобильник и отправил сообщение.

«Акасака, ты тут?»

«Чего тебе?»

Ответ пришёл от Рюноске.

«Во-первых, в этом году мы снова в одном классе. И Аояма с нами».

«Бесполезная информация».

«Я тоже так подумал… Ну, что думаешь о профессии? Кохару-сэнсэй, которая стала нашим классруком, велела сдать ей анкеты».

«Напиши «Медийный факультет, предмет — программирование» и отдай».

Учителя есть учителя, а ученики — ученики. В каком-то смысле они по разные стороны баррикад.

«Ты только по этому поводу?»

«Нет, ещё я хотел кое-что у тебя спросить».

«Что? Выкладывай».

«Хочу, чтобы ты рассказал про игровое программирование. Сколько бы я ни читал твою книгу о компьютерном языке, не могу освоить даже азы!»

В статьях описывались лишь программы для калькулятора и считывания последовательностей символов, и Сората не мог найти для себя что-то действительно интересное.

«Что, теперь заметил?»

«Ты всё это время водил меня за нос?!»

«Ты стал немного понимать программирование».

«Неужели меня хвалят?»

«Я не хвалю».

«Да неужто?!»

«Ты отказался от заявки на «Давайте сделаем игру»?»

«Продолжаю шлифовать план. Когда появятся хорошие идеи, подам и заявку. Но я не зациклился. Пока что решил не торопить события и не ждать мгновенного результата».

«Понял. И как, определился с платформой?»

«Хочу использовать Creator`s Family, но получится ли?»

Если и разрабатывать игру, то не для мобильных телефонов или ПК, а для игровых систем. А ещё лучше — для актуальных высокопроизводительных машин.

Creator`s Family, который выпущен платформодержателем, идеально подойдёт Сорате, если позволит воспользоваться средой для разработки игры и инструментами без дополнительной платы. Кроме того, полностью готовую игру новичок сможет загрузить самостоятельно, предоставив возможность третьим лицам ознакомиться с продуктом.

«Какой жанр у планируемой игры?»

Сората более-менее обдумал варианты.

«Шутер».

«Понятно, похоже, ты в целом просмотрел выданную мной книгу».

«Ну, знаешь, если бы я совсем не занимался, не говорил бы сейчас с тобой об этом».

Среди книг, которые выдал Рюноске, лишь одна затрагивала тему создания игр.

«Управление множественными объектами, движения игровых персонажей в соответствии с UI, а также просчёт столкновений, прописывание поведения врагов… Игровая программа в данном жанре включает все это на фундаментальном уровне. Если ещё и оптимизировать ресурсы, можно запросто создавать простые играбельные проекты. Для учебных целей очень удобно, как в плане структуры, так и в плане содержания».

«Если по чесноку, нынешний я такое смогу?»

«Ты же понимаешь, что такое «If» и «For»?

— Да.

Самые простые команды.

«Если понимать хотя бы их, то можно собрать игру».

«Правда?!»

«Подожди дня три. Я приготовлю мейн-программу, с помощью которой даже ты легко сможешь сделать игру».

«Ты что за монструозную штуку задумал сделать?»

«Соберу обычную пустую программу. Такую, чтобы можно было с помощью одного инструмента управляться с отрисовкой объектов, контролем координат, фонами и саундтреком».

Сората плохо понимал сказанное.

«А если суммировать?»

«Канда — это балда, который ничего не понимает».

«Я не о таком «суммировать» говорил!»

«Если программа выполняет основной цикл, то с помощью простых команд возможно отображать графику и запускать звуки».

«То ли понимаю, то ли нет».

Сората не пробовал подобное на практике, потому не мог вообразить.

«В таком случае думай, как разрабатывать игры, и послушно жди».

«Ага. Кстати, а ничего, что ты так со мной заморачиваешься? Хотя, кажется, ты очень вкратце рассказываешь».

Сората боялся, что если слишком понадеется на способности Рюноске, то не научится сам делать игры.

«Ты же не собираешься становиться программистом?»

«Ну нет».

«Тогда никаких проблем. Если понимаешь программы на фундаментальном уровне, чтобы управляться с игровым движком и инструментами, то достаточно. За дальнейшими объяснениями обращайся к Горничной».

«Э, стой, Акасака!»

Только Сората успел набрать фразу, как через секунду прилетел ответ.

«Чао, с вами Горничная!»

«Хорошее настроение, да?!»

«Итак, ради созревшего Сораты-сама я опишу состояние игровой индустрии за последние годы».

«С места в карьер, да?!»

«Сората-сама знает, что такое игровой движок?»

«Это движок игры».

«Да! Именно так! Вы очень умны, Сората-сама! Разгрызите гранит науки в песок!»

Она и шутки с легкостью обрабатывала. Удивительная Горничная с чудесными характеристиками.

«Если подбирать понятные даже Сорате-сама слова, то думайте об этом, как о бизнес-версии RPG Maker.

«А, понятно, более-менее представляю».

«Раньше во время разработки игр для контроля каждого отдельного процесса программист писал соответствующий код, но в последние годы наблюдается иная тенденция: с помощью многофункциональных игровых движков разработчики стараются оптимизировать рабочую нагрузку. В западных компаниях это уже стало обычной практикой. В итоге, работа таких программистов, как Рюноске-сама, заключается не в том, чтобы «этого персонажа поставить сюда» или «двигаться так», а в разработке и обновлении игровых движков, в функции которых входит обработка физики и контроль движений. А люди, которые с помощью игрового движка конструируют поле, расставляют врагов, прописывают поведение и придумывают устройства для решения загадок, то есть — если вкратце — создают уровни и занимаются постановкой, это скорее левел-дизайнеры. Плюсы данного подхода заключаются в несомненной оптимизации производства, а люди, которые пишут документацию, должны сделать так, чтобы с помощью их инструмента другие могли создать игру в соответствии со своей задумкой. Ведь как бы программист ни старался подготовить техническую документацию для гейм-дизайнера и какие бы слова ни использовал, всегда может возникнуть стена из непреодолимых нюансов. В худшем случае их разговор накаляется, и они друг на друга кричат: «Почему тут ничего не понятно?» или «Бери тогда и сам делай!».

Определённо, ситуация не из приятных. Сората во время презентации на конкурс «Давайте сделаем игру» тоже испытал сложности в представлении своей задумки и злость от невозможности это сделать.

«Короче, если я смогу действовать как левел-дизайнер, то этого будет достаточно?»

«Именно так. Если вы собирались всё делать сами, будучи не на уровне Рюноске-сама, то обязательно провалились бы. Другими словами, для вас это невозможно».

В точку. Если бы Сорате сказали, что ему надо достигнуть уровня Рюноске, то сердце бы не выдержало. За время их общения Сората понял, что создатель Горничной, которая способна вести диалог подобно человеку, не может быть простым смертным.

«Большое спасибо, Горничная. Буду теперь три дня терпеливо ждать и обдумывать методы работы».

«Прилежный Сората-сама — это так мило».

«А мне вот не до веселья!»

Парень отправил яростное сообщение, но ответа от Горничной не пришло.

— Надо мной даже ИИ прикалывается…

Для начала надо сделать то, что необходимо. Сората взял анкету Рюноске о дальнейшем обучении и вписал туда «Факультет медиа, предмет — программирование».

— Слушай, Канда-кун, — обратилась к нему сидевшая рядом Нанами. — Ты спросил у Масиро про обучение?

— Что? А, кстати, нет, не спрашивал.

Если учесть, что Масиро прославилась как гениальная художница, и если отбросить её никудышные успехи в обычных предметах, то ей наверняка позволят поступить в университет искусств Суймэй. Если на то пошло, то она и в Суйко бы не поступила, умея только лишь рисовать, особенно учитывая, что каждый раз в конце триместра она набирала ноль баллов по непрофильным предметам…

Настолько картины Масиро были уникальны. Наверняка любой университет мечтал заполучить ее в качестве студентки. Но за последний год Сората только и видел, как Масиро вливает свой энтузиазм в мангу, и парень уже сомневался, что девушка непременно решит ходить в университет. Ведь она хочет больше времени уделять рисованию манги…

Сората снова достал мобильник и настрочил сообщение сугубо по делу.

«Что насчёт университета?»

Но кнопку «отправить» не нажал и, немного подумав, стёр сообщение, символ за символом.

Лучше будет спросить у Масиро лично, когда будет время. И как только Сората принял решение, звонок известил о конце классного часа.

— Та-ак, ну ладно, на сегодня всё~

Часть 3

После окончания церемонии открытия и классного часа Сората, Масиро и Нанами не пошли в Сакурасо. Вместо этого они сначала отправились в ближайший продуктовый за бэнто, а потом устроили обед в столовой, где никого не было.

Они планировали посетить церемонию поступления в час тридцать пополудни. Родители Сораты не смогли приехать из Фукуоки, потому вместо них ради Юко придётся пойти Сорате.

Из-за событий на выпускной церемонии учителя их тормознули на входе, но когда Сората объяснил, что его младшая сестра поступила, его на удивление легко пропустили внутрь. А вместе с ним и Масиро с Нанами.

Церемония поступления, пускай в немного напряжённой атмосфере, шла своим чередом.

Вперёд вышла Хасэ Канна, представитель новых учеников, для приветственной речи. Зачитывала приветствие она с таким спокойным видом, настолько холодно, по-взрослому себя вела, что совершенно не походила на ровесницу Юко, которая то и дело беспокойно оглядывалась по сторонам. Слушая речь представителя, Сората в душе сочувствовал Юко.

За исключением этого никаких странностей не произошло, и церемония поступления благополучно завершилась.

А потом…

— Я тоже пойду с братиком в Сакурасо!

Вопящую Юко они отправили в главное общежитие и втроём пошли к себе, попутно зайдя в торговый квартал на улице Красных кирпичей, чтобы купить еды.

Закончив готовить из купленных продуктов ужин, Сората сервировал стол в столовой. Стульев вокруг стояло четыре. Для Сораты, Масиро, Нанами… И ещё один, но не для коменданта общежития Сенгоку Тихиро, и не для жильца комнаты 102 Акасаки Рюноске. Вместе с ними вовсю уплетала готовку Сораты бывший жилец комнаты 201 Митака Мисаки. Бывшая Камигуса. В марте инопланетянка окончила Суйко, поселилась в построенном по соседству доме, да к тому же ещё и вышла (наконец!) замуж за друга детства Митаку Дзина, по которому сохла долгие годы. Теперь она ещё и стала замужней студенткой факультета графики университета искусств Суймэй.

Мисаки и после выпуска почти каждый день приходила в Сакурасо, вместе со всеми ужинала и играла с Соратой.

Сората думал, что после выселения бойкой Мисаки в Сакурасо станет пустовато, но, по сути, изменений по сравнению с прошлым годом не наблюдалось. Хотелось отмотать время назад, чтобы зря не грустить перед её отбытием.

Мисаки, которая вряд ли замечала настроение Сораты, взялась опять за своё.

— Спасибо за ужин, сосед! — воскликнула она, похитив из тарелки Сораты кусок тонкацу.

— Э! Мой ужин!

Через секунду тонкацу исчезло во рту Мисаки.

— Вечерний белок Кохай-куна мой!

— Протестую!

Вместе с яростным возмущением у Сораты изо рта вылетело несколько зёрен риса.

— Канда-кун, вытри рот и прекрати домогаться.

Нанами неодобрительно поглядела на парня.

— Это не я домогаюсь!

— Я дам свой вечерний белок Сорате.

— Может, хватит тиражировать странные фразы?!

— К-Канда-кун, ты домогаешься! И что ещё за вечерний белок?..

— Говорю же, это не я!

— Нанамин, ты покраснела! Да и наверняка ты одна подумала о пошлятине!

— Потому что ты, сэмпай, э-э-э, говоришь странные вещи!

— Аояма, то есть ты признаёшь, что подумала о пошлятине?

— Н-не подумала!

Пока они шумно спорили, Масиро тоже стащила из тарелки Сораты тонкацу, только не весь, а одну корочку. Ничего удивительного, самобытная Масиро всегда тяготела к несбалансированной диете. Она и кляр от жареных креветок ела. Хотя такое и диетой не назвать.

— А, Кохай-кун, у тебя зерно риса прилипло!

Мисаки показала пальцем на свою щёку, пока Сората набивал рот тонкацу.

Парень послушал и прикоснулся к правой щеке. Но не почувствовал никакого риса.

— Нет-нет, здесь, Кохай-кун!

Мисаки резко навалилась на стол и потянулась вперёд.

— Я уберу, ладно?

Пальцы Мисаки на миг коснулись левой щеки Сораты. А затем, нисколько не колеблясь, она слизала с руки взятую рисинку.

— Н-ну и ну, Мисаки-сэмпай.

— Чего ты, Кохай-кун?!

Мисаки, полностью забравшись на стол, на четвереньках, словно кошка, подползла к парню. Над приспущенным воротником проглядывала аппетитная, как спелые фрукты, грудь. Оторопевший Сората вжался в спинку стула, пытаясь отстраниться.

Больше всего его беспокоила реакция Масиро и Нанами. Боковым зрением парень видел, как девушки, недовольные и обиженные, прожигали его взглядом.

— С-сэмпай, ты уже замужем, а я вроде как парень, не буди лихо!

Она ведь стала студенткой, да ещё и вышла замуж. Сората надеялся, что после стольких событий Мисаки станет вести себя взрослее, чем раньше, и он привыкнет к их тесным отношениям, но когда она настолько близко к нему подбиралась, его прямо затрясло. Посмотришь на губы — а те так и блестят, так и манят своей мягкостью. И дело не в масле от тонкацу. Вся её кожа была гладкой, как шёлк.

— А? Неужели ты нанесла макияж?

— Наконец-то заметил, Кохай-кун?! Я уже взрослая! Ну, как тебе? Мило?!

— Мисаки милая.

— Камигуса-сэмпай… Нет, Мисаки-сэмпай, ты и без макияжа слишком милая, — поделились мнением Масиро и Нанами.

Нанами назвала её «Камигуса-сэмпай», но после женитьбы на Дзине её фамилия сменилась, и потому теперь её стоило звать «Митака Мисаки». Стоило так её назвать, как тут же рядом представлялся Дзин.

— В следующий раз сделаю такой же тебе, Масирон, и тебе, Нанамин!

Услышав предложение Мисаки, Масиро и Нанами зачем-то посмотрели на Сорату.

— Ч-чего?

— Ничего.

— Ничего.

Вдвоём они дали исчерпывающий ответ. И пока Сората думал, не переспросить ли, Масиро бесцеремонно сменила тему:

— Кстати, Сората.

— М?

— Рот приделан к лицу.

— Будь иначе, вот был бы номер!

— Я заберу.

— Рот у меня не снимается!

— Сората.

— Глаза и нос тоже нельзя. Детей напугаю.

Масиро лишь на миг призадумалась и выдала:

— Брови?

— На худой конец их можно, но без них я буду слишком бросаться в глаза, так что отказано!

— У-у-у.

Похоже, она хотела проделать то же, что недавно Мисаки. Но если бы штуку с рисовым зёрнышком провернула Масиро, у Сораты бы мозги перегрелись и вышли из строя. Придётся отказать. Даже если Масиро пристально смотрит на него сбоку просящим взглядом…

— Спасибо за нямку. У-ух, объелась.

Набившая живот Мисаки выглядела довольной.

— Лады! — воскликнула, вскакивая на ноги, студентка. Затем она достала из-под круглого стола наплечную сумку. И что-то оттуда вытащила.

— Вот, держи, Нанамин.

Мисаки наложила перед Нанами несколько десятков пачек бумаги. На верхнем листе значилось: «Снежинка». Так называлось аниме, которое Мисаки создавала с прошлого года. Стопками бумаги оказался сценарий, который сварганил некогда друг детства, а теперь супруг Митака Дзин.

— Работа над рисунками завершена? — поинтересовался Сората, пока Нанами с сосредоточенным видом листала страницы.

— Осталось доработать визуальные эффекты и цветокоррекцию. Где-то через месяц будет готово!

— Тогда, получается, ты на стадии сведения.

— Именно!

Мисаки вскочила на ноги, сжав кулачки.

— Я не могу это принять.

В противоположность переполненной энергией Мисаки Нанами выглядела крайне серьёзной, даже официальной.

— Ты чего, Нанамин?!

— Я провалила прослушивание в компании, и не хочу, чтобы ты доверяла мне свою работу лишь потому, что мы знакомы. Огромное количество людей ждут с нетерпением твоего творения, и многие бы хотели озвучивать его персонажей.

— Жаль, что ты не так поняла, Нанамин! Я поговорила с Дзином, и мы в этот раз решили устроить прослушивание на озвучку главной героини! Потому этот сценарий ещё не конечный, он специально для отыгрыша на прослушивании.

— …

Нанами удивленно распахнула глаза. Но через секунду прикусила губу и стыдливо опустила лицо.

— Прости, Нанамин. Ты расстроилась, что я не предложила роль? Не хочешь прослушиваний?

— Наоборот…

Голос Нанами, которая уставилась в одну точку на столе, дрожал.

— Большое спасибо. Прошу, дай мне шанс.

Нанами развернулась к Мисаки и с закрытыми глазами поклонилась.

— Претендентов на роль придёт человек пятьдесят. Тебе такое пойдёт, Нанамин?

Из всей массы главную героиню будет озвучивать лишь одна. Невероятно высокий порог. Все, за исключением одной, отсеются. Хочешь не хочешь, а занервничаешь. Прокрутив это у себя в голове, Нанами решительно и коротко ответила:

— Да.

Она, не колеблясь, решила, что ещё раз бросит всем вызов. При виде такой Нанами от всего сердца хотелось её поддержать.

— Ла-ды, тогда вот, часть Кохай-куна.

— Ась?

Мисаки зачем-то и перед Соратой хлопнула на стол пачку листов сценария.

— Планирую провести прослушивание на Золотой неделе, потому бери главную роль и упражняйся вместе с ней!

— А меня зачем втягивать?! В смысле, я ничего не умею, какой из меня партнёр для практики?!

Раньше он уже выступал в качестве партнёра для Нанами, но тогда у него получилось настолько неуклюже, что вызывало смех. У Сораты после того случая даже осталась лёгкая психологическая травма.

— Всё нормуль! Можно не играть!

Сората вообще не понял, что имеет в виду Мисаки.

— В смысле можно не играть роль?

— То, что я хочу для нынешнего аниме — это простые эмоции! Короче, по задумке нужна чистая страсть старшеклассника, который радуется и стесняется!

— А, понятно.

Определённо, ранее показанное ей недоделанное видео было именно таким. Оно ощущалось настолько живым, что, казалось, можно услышать его дыхание и пульс.

— В общем, не тот случай, когда я соглашусь.

— Тогда я сама посмотрю, давай попробуем начальную сцену!

— Ты меня слышишь?

— Да, мотор!

— С-серьёзно?..

Нанами выглядела ошарашенной, но быстро взяла себя в руки и приготовилась.

За неимением выбора Сората тоже опустил взгляд на страницы. Что ж, если один раз попробовать, даже Мисаки поймёт, что из Сораты партнёр для практики никудышный. Думая так, парень подал взглядом сигнал Нанами, и та кивнула, как бы говоря: «Давай просто попробуем».

Масиро с загадочным видом смотрела на парочку.

Первая строка досталась Сорате.

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?..» — почти без интонаций прочитал он.

— «Ну, кое о чём важном…»

Нанами, которая два года училась актёрской игре, разумеется, производила совершенно иное впечатление. Даже её голос зазвучал иначе, словно по щелчку переключателя.

— «…»

— «Я давно… хотела кое о чём поговорить».

Послышалось, как Нанами говорит с неохотой.

— «Ясно…»

— «Ага».

Захваченный её исполнением, Сората почувствовал, как у него сильно забилось сердце.

— «…»

— «Давно, так давно».

Да что же происходит… В груди всё стянуло. Да так мощно, что не вытерпеть…

— «…»

Горло уже чуть ли не трещало. Он прочел следующую фразу Нанами в сценарии. Всё тело Сораты внезапно покрылось испариной.

Нанами глубоко вдохнула, готовясь произнести ту самую фразу.

— «Давно любила тебя. Сильно-сильно».

По спине пробежали мурашки. Потом затряслись мышцы, не собираясь успокаиваться.

— «…»

— «…»

Через одну фразу Сораты сцена закончится.

— «Я тоже. Я чувствую то же самое. Я то-то-тоже… Лю-лю-лю…»

В сценарии шла короткая фраза: «Я тоже люблю». Но она застряла в горле и ни в какую не хотела выходить. Пускай игра, но использование слова «люблю» в адрес девушки нехило било по нервам.

Взгляд Масиро сбоку странно волновал. Становилось жарко и в голове, и в теле — до предела. Было не до шуток: казалось, что вот-вот из макушки пойдёт пар.

— «Лю-лю-лю-лю…» Мне стыдно такое говорить!

Наконец, не выдержав, Сората закрыл лицо рукой и присел на корточки.

— Эй, Канда-кун! Не надо так смущаться! Не настолько оно и стыдно.

Нанами, отведя взгляд в сторону, обмахивала ладонью покрасневшее лицо.

— К-кто бы говорил!

Сората хоть и понимал, что они играют, не мог выдержать, что их взгляды обращены друг на друга. Он когда и без задней мысли на неё смотрел, даже тогда паниковал и отворачивался.

Масиро почему-то промычала со сложным выражением лица.

— Кохай-кун, вложи больше эмоций! Ты же её любишь, так ведь?!

Мисаки указала пальцем на Нанами. Сердце тут же подпрыгнуло в груди.

— Что? Ме-ме-меня?

— У-успокойся, Аояма! Она про роль, роль!

— Т-точно.

Чтобы унять дрожь, Нанами глубоко вдохнула.

— Неужели у тебя настолько пресные чувства, Кохай-кун?!

— Не неси чушь! Я новичок! Начинающий!

— Нанамин, ты переигрываешь. Тебе надо вести себя с Кохаем-куном более естественно!

— Более естественно?..

— Например, сама ему признайся!

— Что-о?! Сама?! Я-я-я Канде-куну?!

Лицо Нанами мгновенно стало красным, как помидор.

— Кохай-кун, ты тоже! Я же говорила, что хочу от тебя простых чувств?! У простого человека вроде тебя как раз должны быть такие!

— И зачем я называл себя простым человеком…

Язык мой — враг мой. Впредь надо быть осторожнее.

— Ладно, попробуем ещё раз!

— Слышь!

— Что-о?!

Вопли Сораты и Нанами прозвучали одновременно.

— Путь искусства суров! Поняли? Хорошо, поехали~! — хлопнула в ладоши Мисаки.

Комната мгновенно погрузилась в тишину, а нервы натянулись, как струны.

Все ждали речи Сораты, не оставляя ему выбора. Его актёрская игра никуда не годилась, но Нанами выпал отличный шанс… Сората хотел сделать что-нибудь, что хоть как-то ей поможет. Набираясь решимости, он вдумался в сказанное Мисаки. Попробовал представить, как он изображает эмоции.

Простые чувства. Такие, как любовь…

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?..»

По степени странности прозвучало ещё хуже, чем в прошлый раз.

— «Н-н-н-ну, кое о чём важном…»

Даже Нанами жутко заикалась.

— «…»

— «Все-все-всегда… хотела сказать кое-что!»

Нанами, что совсем на неё не походило, сорвалась на фальцет.

— Так, стоп! Даже Нанамин косячит!

— Ми-Ми-Мисаки-сэмпай, а нечего говорить: «Признайся сама»! — едва не плача, возмутилась всё ещё красная Нанами.

— Это необходимая суровая тренировка.

Упершая руки в бока Мисаки сама себе кивнула.

— Сорате и Нанами, похоже, весело.

А вот Масиро с виду скучала.

— Я бы тоже хотел стоять в сторонке и отпускать такие комментарии!

— …

— Сиина? Ты злишься?

— Вовсе нет.

Но всё же в её взгляде чувствовалось недовольство.

И тут в Сакурасо вернулся ещё один жилец.

— Как раз вовремя. Все собрались.

С этими словами на кухню заглянула учительница, которая жила вместе со всеми в Сакурасо и выполняла обязанности коменданта: Сэнгоку Тихиро. Сейчас ей было двадцать девять лет и двадцать семь месяцев… Если говорить нормально, то тридцать один год.

Кстати говоря, собрались не все. Рюноске торчал у себя в комнате, но Сората не решился о нём напомнить. Ведь от актёрских упражнений у него внутри всё скрутило… Нанами, чувствуя то же самое, отвернулась, стоило им встретиться взглядами. А Масиро продолжала злиться в своём стиле.

Тихиро оценила сложную атмосферу в столовой и спросила:

— Чего, вы поругались?

— Н-нет! — тут же отвергла Нанами.

— Ладно. Давайте пожёстче.

— Аояма же сказала, что нет!

— А ты, Канда, можешь корчиться в агонии.

— Чего это?!

— Когда я вижу, как ты испускаешь дух, мне прям на душе радостно становится.

Лучше бы он не спрашивал…

— Не радуйтесь бедам учеников!

— Ещё чего.

— Вы ещё и отказались!

— Канда, есть два типа людей.

— Ну и какие?

— Первые переживают из-за проблем других. Вторые получают от них удовольствие. Я отношусь к последним.

— Нормальные люди причислили бы себя к первым!

— Забей, Кохай-кун!

— На то, что мы внезапно подняли важный философский вопрос?

— Кто это там?!

Мисаки резко выбросила вперёд руку, указав пальцем на паренька с будто сонными глазами, стоявшего за спиной Тихиро. Его силуэт уже какое-то время маячил на заднем плане, но Сората только теперь обратил на него внимание.

Приятное лицо располагало к себе еще не ушедшей детскостью. И вообще, мальчик со своими курчавыми, словно после беспокойного сна, волосами, выглядел весьма живописно. А ещё он носил большие наушники, при этом кого-то сильно напоминая. В его фигуре чувствовалась невинность, а на новой, с иголочки, школьной форме не было ни единой складки.

— А, это? Он решил с сегодняшнего дня жить в Сакурасо. Первогодка.

— Что? — удивлённо выдохнул Сората, услышав неожиданное заявление.

— В день церемонии поступления — и в Сакурасо?! Говорили же, что здание будут сносить, зачем тогда подселять?

— У взрослых так заведено: использовать вещи нужно до тех пор, пока разрешается.

— Э-э-э…

— Ну же, представься.

Мальчик, которого Тихиро подтолкнула в спину, сделал шаг вперёд.

— Я новенький в Суйко, Химемия Иори.

Фамилия прозвучала знакомо.

— Химемия? То есть…

Такая нечасто встречается.

— Ты братец Хаухау?!

И опять Мисаки рассекла воздух пальцем.

— Точно, я младший брат выпустившейся в прошлом году Химемии Саори. Я тоже поступил на музыкальное направление.

Сорате показалось, что лицо Иори на миг помрачнело. Но через мгновение оно приняло первоначальный сонный вид, и Сората решил, что ему показалось.

— Э-э-э, я третьегодка Канда Сората, это — Сиина Масиро с художественного направления.

Масиро низко поклонилась.

— Я тоже третьегодка, меня зовут Аояма Нанами.

— Значит, Канда-сэмпай, Сиина-сэмпай и Аояма-сэмпай?

— А это бывший жилец Сакурасо, а теперь соседка… выпустившаяся в марте Митака Мисаки-сан, да?

— Здорóво, Оририн!

Мисаки схватила Иори за руки и принялась их бешено трясти.

— З-здрасте. Я немного слышал о вас от сестры.

От пылких приветствий Мисаки мальчик немного оторопел.

— Ну, сэнсэй. И что он такого сделал… что в день церемонии его сделали изгоем?

Они ещё не услышали самое главное.

— Сразу после церемонии поступления он принёс в учительскую заявление о смене направления.

— Смене направления?

— На общее? — добавила к вопросу Сораты Нанами.

Тихиро нехотя кивнула. Масиро оценивала Иори прозрачным взглядом, который не выдавал никаких её мыслей. Мальчик, испытав на себе её безэмоциональный напор, чувствовал себя не в своей тарелке.

— Но зачем резко менять? Тем более конкурс высокий, просто так не поступить.

На направления искусств, в том числе музыкальное, в Суйко набирали до жути мало людей, всего по десять. Узкая щёлка, непросто протиснуться. Каждый год на одно место претендовали десять человек, а часто и двадцать.

— Спасибо, что спросили. Я… я больше не хочу играть на пианино! — пылко заявил Иори, сжав кулак и зачем-то подняв его к потолку.

Подумав, что тот куда-то указывает, Сората поднял взгляд, но увидел только люминесцентную лампу и потолочные доски.

— Молодость бывает лишь однажды. А я что?! Я этого не понимал и все три года в средней школе каждый день только и делал, что упражнялся. Упражнялся и упражнялся без конца, как белка в колесе. Весной не видел зелёного цвета, только чёрный и белый на клавишах пианино. Я сыт ими по горло!

— Разве не хорошо, что ты так усердно занимался пианино?

— Ничего хорошего! Одноклассники после уроков веселились, «хи-хи», да «ха-ха», а мне и вспомнить нечего кроме пианино. По-вашему, это не жестоко? По-моему, да! Раньше я глупо верил чьей-то фразе: «Если будешь играть на пианино, тебя признают», — и старался изо всех сил, но это было враньём. Я живое тому подтверждение. Меня не признаю́т! Какая уж тут ошибка?!

— Вундеркинд… — сказала Нанами отстранённо.

О чём думала Масиро, было непонятно. Возможно, если прямо её спросить, она заявит, что хочет съесть баумкухен.

— Э-э-э, ну, в общем… Химемия-кун, и что ты будешь делать, если переведёшься на общее? — вынужденно поинтересовался Сората.

— Займусь любовью, — совершенно сумасбродно ответил мальчик.

— …

— Хочу любви! — громко повторил он.

— Нет, мы тебя хорошо слышали, можно не повторять.

— Да, хочу нормальной школьной жизни! Я серьёзнее некуда! — воззвал он, направляя сжатый кулак, возможно, прямо в завтрашний день.


Сората подумал, что уже поздновато переводиться, но не стал говорить.

— Уже не получится на общее.

На мгновение Сорате показалось, что он всё же озвучил мысли.

— Сиина, не говори то, от чего я удержался!

— Я обязательно исполню в Суйко свои обычные мечты!

— Мне вот интересно, какие это обычные мечты?

Сората попробовал найти общий язык.

— Под обычной школьной жизнью я имею в виду, ну, утром по дороге в школу завернуть за угол, столкнуться с девушкой, у которой хлеб во рту, и увидеть её трусики, можно белые! Всё по классике! Она наорёт на меня: «Слышь, куда смотришь?!», а я такой выдам как есть: «Они белые!». Испорчу о себе впечатление, но мы оба будем спешить, потому быстро разбежимся, а потом учитель представит новую ученицу. И ей окажется девушка, с которой я столкнулся! Я такой скажу: «А, утренние белые!», а она в ответ: «А, утренний извращенец!». Вот такие хочу обычные ситуации!

— Беда.

— Правда? Такое часто бывает. — Замужняя студентка опять начала городить чушь.

— А ещё…

— Ещё что-то? — Сората уже был сыт по горло.

— Пойду в книжный магазин и там прикоснусь к руке девушки, которая хотела взять ту же книгу, что и я. «Ой, прости». «Нет, ты прости». «Да ничего, бери». «Что? Но так нельзя…»

— Канда-кун, что за скетч?

— Скетч ли.

— «Нет, правда ничего». «П-правда? Тогда когда прочту, дам тебе!» Так всё завертится, так завертится, что мы обменяемся номерами телефонов, и между нами вспыхнет любовь! Обычная повседневность!

— Ещё хлеще.

— Вчера я видела в книжном магазине перед станцией как раз такую парочку.

Замужняя студентка поражала воображение. Где она отыскала в их городке людей, которые попадают в ситуации из романтических комедий?

— Хотите больше конкретики? Тогда хочу завести девушку, закрутить роман, пойти на свидание, чмокнуться и пошалить! Лишь бы стереть из памяти среднюю школу, где я только и делал, что играл на пианино! Отныне я вырвусь из родительского дома, скину поводок и начну нормальную жизнь! Вот такой у меня манифест для перевода на общее направление! Большое спасибо за внимание!

— Тогда лучше было с самого начала поступать на общее, — в лоб сказала Нанами. И сказала верно…

— Нет, невозможно. Даже если бы мир перевернулся, ха-ха!

— Почему? — поинтересовался Сората.

— Я глупый, потому.

— Ага, я почему-то догадывался по разговору с тобой.

— Бедняжка.

— Сиина… Ты тоже бы завалила общее направление.

— Не завалила бы.

— И откуда такая уверенность.

— Я бы не сдавала.

— И кто же тебя научил такой смекалке?!

— Это ещё ладно, но… Я не совсем понимаю, почему ты решил поселиться в Сакурасо.

Нанами вернула разговор в русло, от которого они отклонились.

Странно, что его сделали изгоем лишь за смену направления.

— Самое время спросить у учителя, почему к нему такое повышенное внимание.

Тихиро незаметно для всех вытащила из холодильника банку пива и залпом выпила.

— И какая настоящая причина?

— Пробрался в женское общежитие и пытался подсматривать в ванной.

— …

Время на миг остановилось.

— Серьёзно?..

— Извращенец, — оценила Масиро, продолжив за Соратой. А Нанами поглядела на Иори, как на мусор.

— Нет, всё не так! Скажите нормально! А то они неправильно поймут!

— А что не так? Ну давай, скажи, почему ты подглядывал.

— В самом начале я хочу сказать, что моё заявление о переводе не смогли принять.

Всеобщие взгляды обратились к Тихиро.

— Более или менее так: ты же смог поступить на музыкальное направление. Способностей тебе не занимать. И тебя уговорили пока походить на уроки музыки и подумать ещё раз. Отучиться один триместр, а на втором окончательно решить, надо тебе на общее направление или нет, — объяснила она.

— Я и так топтался на месте на пути к мечте! Я как только оказался в мужском общежитии, сразу обдумал стратегию. Розовая школьная жизнь — это девушки! Я решил, что перед переводом на общее надо хотя бы завести подружку!

— И?

Взгляд возмущенной Нанами выражал абсолютный холод.

— Я постепенно сходил с ума от фантазий о девушках, о том, чем с ними можно заняться… и прям тогда старший по общежитию на приветственной вечеринке заявил: «Все новенькие должны пройти посвящение — подсмотреть за девушками в ванной»!

— А, точно, меня тоже гоняли…

В мужском общежитии любили ради веселья подшутить над первогодками, которые ещё не могут отличить лево от право. Но практически никто не ходил подсматривать за девушками. Если точнее, мало кто вообще решался на такое, а тех, у кого хватало духу, ловила ещё на входе суровая комендантша.

— Но я реально завис. Можно ли делать такую подлость, как подглядывать за девушками в ванной? Из-за этого у меня внутри ангел и демон подрались не на жизнь, а на смерть! Аж перья летели.

— Ну и что в итоге?

— Я не сдержался.

— И вот надо было нести чушь про ангелов и демонов?!

— Попался, да?

— Сэнсэй, я категорически против того, чтобы в Сакурасо жил преступник! — радикально высказалась Нанами.

— Не надо принимать его в штыки. Книгу судят не по обложке.

— Вы думаете меня этим убедить? — парировала Нанами.

— Всё нормально. Я его предупредила, что в следующий раз сдам в полицию.

— Как по мне, если человек оступился однажды, он оступится вновь.

Именно потому в мире не исчезают преступления.

— Если так беспокоишься, могу тебе в охрану выдать Канду, когда пойдёшь в ванную.

Взгляд Нанами скользнул по Сорате.

— Как-то мне это не по душе.

— Ты даже не назовёшь меня извращенцем?

— Я тоже не извращенец!

— Нет, ты как раз извращенец.

— До какого возраста позволительно подсматривать за девушками в ванной, а с какого возраста это преступление? Разрешают только в детском саду, вот что.

Иори, похоже, погрузился в мир воспоминаний… но потом резко вернулся к реальности:

— Но правда, всё в порядке. Пожалуйста, доверьтесь мне.

— В чём конкретно тебе довериться?

Нанами стояла на своём до самого конца.

— Я обожаю девушек с большими сиськами, потому вы, Аояма-сэмпай и Сиина-сэмпай, меня не особо интересуете.

Хоть стой, хоть падай. У Нанами чуть ли не до пола отвисла челюсть.

— Ты что-то с чем-то. Как ты умудряешься так долго жечь напалмом?

— Да я уже кончил.

— Сама невинность, вы только посмотрите!

Иори застенчиво почесал голову, а Нанами затрясла стиснутым кулаком. Выглядело так, словно она вот-вот взорвётся.

— Канда-кун, почему это меня сейчас отвергли?

— Меня не спрашивай, ладно?

— Вот Мисаки-сан — другое дело, ты просто бомба! Давай встречаться!

— А с ней нельзя. Она замужем.

Словно хвастаясь, Мисаки показала Иори безымянный палец левой руки со сверкающим кольцом.

— Что?

— Она замужем. На Тихиро-сэнсэй тоже не смотри.

— Канда, прибью.

Та со всей силы стукнула его по голове.

— Ай!

Всё-таки Сората перегнул палку.

— Замужем, то есть… в том самом смысле замужем?

— Наверное, ты правильно понял.

— Как же так…

Иори разбито опустил плечи.

— Раз мы тебя не устраиваем, ты правда прекратишь?

На лбу Нанами даже вены набухли.

И как устранить сложившийся хаос? Казалось, уже ничто не поможет. Стоило Сорате подумать об этом, как в разговор вклинился тот, кого никак не ожидали.

— Успокойтесь, живо.

Масиро. Она сверлила Иори прозрачным взглядом.

— Уй.

Не выдержав экстраординарной силы Масиро, Иори отшатнулся на шаг назад.

Само собой, всеобщее внимание сосредоточилось на ней. Да что Масиро собиралась сказать Иори? Она злилась? Пока Сората перебирал в голове возможные варианты, девушка вновь открыла рот:

— У Нанами уже почти четвёртый размер.

Сората и Иори оторопело разинули рты.

— С-стой, Масиро! Ч-что ты такое несёшь?!

— Правду.

Масиро единственная сохраняла спокойствие.

— Вчера ты говорила, что бельё тесное.

— Нельзя про такое говорить!

Раз Нанами не стала отрицать, значит Масиро говорила правду. И от понимания этого взгляд инстинктивно устремился к определённому месту.

— Ка-Канда, куда смотришь?!

Нанами повернулась к Сорате спиной, одновременно закрывая руками грудь.

— И-и ничего они не выросли… Про-просто я немного потолстела, вот они и стали больше…

— Потолстела?

На первый взгляд она совершенно не выглядела потолстевшей.

— Ай, да с чего мы вообще начали об этом говорить?!

— Ты сама начала.

— А по-моему, зачинщица тут Масиро.

— Ну, раз такое дело, оставляю проблемы новичка на вас.

Хотя они не договорили, Тихиро резко повернулась и вышла из столовой.

— Э, сэнсэй!

В ответ раздался звук открытия и закрытия входной двери. Наверное, пошла на свидание. Если так, то не стоило ей мешать. Даже Тихиро имеет право на какое-никакое счастье.

— Ну, раз такое дело, может, закатим приветственную вечеринку?

Сората уже сомневался, что сможет навести порядок в этом бардаке, потому последовал примеру Тихиро и грубо перескочил на другую тему.

— Мы ещё разговариваем!

— Именно!

Но, к сожалению, с Нанами не сработало…

Часть 4

Приветственную вечеринку для Иори устроили лишь к одиннадцати часам вечера. Мисаки в традиционном казане приготовила карри, но Сората и остальные успели поужинать, потому ели в основном Мисаки и Иори. Поначалу Иори чувствовал себя в Сакурасо не в своей тарелке, но вскоре полностью освоился.

— Э, Мисаки-сан! Это моё мясо! Моё!

— Мясо кладут в казан как раз для того, чтобы я могла его съесть!

Судя по всему, Сората зря за него волновался.

— Как бы это сказать. Кажется, тебе было суждено оказаться в Сакурасо, Иори-кун, — поделилась впечатлением Нанами.

Сората с ней полностью согласился.

Когда пафосная приветственная вечеринка подошла к концу, Сората вместе с Нанами занялись уборкой. После этого Сората какое-то время стоял на стрёме перед раздевалкой в ванной. Шутка Тихиро про охрану стала явью.

Мисаки затащила туда Нанами, несмотря на её протесты, потом Масиро присоединилась, и теперь в ванной находились три девушки. Временами оттуда доносились радостные голоса. Нет, радостно кричала скорее Мисаки, а Нанами вопила как ошпаренная.

— Сегодня в Сакурасо опять спокойно…

Парень опустился на пол.

Он держал в руках недавно полученный сценарий к аниме Мисаки. По возможности Сората предпочёл бы, чтоб партнёром Нанами стал кто-то другой. Но раз Нанами сказала, что лучше упражняться с ним, чем одной, он сделает всё, что в его силах. В день, когда она сказала, что снова постарается, они пообещали друг другу, что постараются вместе. Сората решил поддержать её, чем может. Ему хотелось когда-нибудь отплатить Нанами за усердие.

Потому, раз принял решение и пообещал Нанами, придётся делать.

Сората пролистал сценарий. К нему подошла полосатая Асахи и принялась мяукать.

— Чего, Асахи? Решила помочь с тренировкой?

— Мяу~

— Ясно, ну ладно, помогай.

Парень взял кошку и усадил перед собой.

— Ладно, погнали. «О чём ты вдруг захотела поговорить?»

— Мяу~

Кажется, начало удалось. Всё ещё было немного неловко, но Сората больше не жевал слова от напряжения.

— «Ясно…»

— Мяу~

— «Я тоже. Я чувствую то же самое. Я тоже… давно тебя люблю».

— Мяу~

— О. А неплохо получилось.

А ведь недавно его всего трясло от единственного произнесенного «Люблю».

— «Я тоже. Я чувствую то же самое. Я тоже… давно тебя люблю».

И снова он смог нормально произнести. К тому же речь звучала уже не так монотонно.

— Неужели у меня прогресс?

Не успел Сората насладиться моментом, как из ванной донёсся истошный крик.

— А-а-а!!!

Вне всяких сомнений, орала Нанами.

— Э-эй, чего там, Аояма?

— Сората, проблема, — ответ пришёл от Масиро.

— Что-то случилось?

— У Нанамин опять сиськи выросли, вот что!

— Э?

Так вот какая у них проблема?

— Хв-хва-хватит нести всякую ерунду!

— Это правда. Я потрогала и убедилась.

Похоже, недавно Нанами кричала из-за того, что Масиро трогала её грудь.

— Расти-расти, Нанамин. Только учти, что я тоже не сдамся!

— Да куда уж мне до тебя, сэмпай!

Определённо… Мисаки стояла на совершенно иной ступени эволюции.

— Нечестно, Нанами.

— Говорю же, это у Мисаки-сэмпай… Стой, Масиро, зачем трогаешь?!

— Приятно трогать.

— …

Сората невольно сглотнул. Приятно, значит?..

— Может, и Кохай-куну дашь полапать?

— Я не против.

— Не-нельзя, слышите…

Ответ Нанами прозвучал приглушённо, будто она вот-вот заплачет.

— Наверное, и так понятно, но я шучу!

— Хватит подслушивать и воображать странные штуки!

— Я ещё ничего не воображал!

— Значит, планировал потом?!

— Н-нет! — громко заявил Сората и шёпотом добавил: — Наверное…

На самом деле уже начал воображать…

— М-мо-можно уже не сторожить. Канда-кун, иди отсюда!

Если так продолжится, Нанами и правда расплачется.

— Поматросили и бросили… Эх~ — вздохнул парень, поднимаясь на ноги.

Так или иначе, взгляд устремился вглубь коридора… в сторону комнаты 103, которую занял Иори. Тот и не думал выходить и подсматривать. Наверное, уже спал. Или ещё разбирал вещи. Недавно, когда они еще сидели вокруг казана на приветственной вечеринке, приехали грузчики и перетащили в его комнату кучу вещей.

— Пойти, что ли, глянуть одним глазком.

Если на то пошло, то и помочь с неразобранными вещами можно. И между делом поговорить ещё немного. Впредь они будут жить вместе. Да и беспокоило Сорату заявление о том, что новичок хочет бросить пианино.

Сората прошёл чуть дальше по коридору на первом этаже, встал перед дверью и, как воспитанный человек, дважды постучал.

Не ответили.

— Э-эй.

Снова не ответили.

— Можно войти? — для приличия спросил Сората и слегка повернул дверную ручку. Дверь оказалась не заперта и легко приотворилась.

Парень заглянул сквозь образовавшуюся щель. И тут же увидел в стандартной комнате на шесть татами фигуру Иори. Тот с серьёзным видом сидел перед пианино, которое поставили у дальней стены. Его пальцы порхали по клавишам.

Сората припомнил, как дядьки из мувинговой конторы тащили здоровенную вещь — как оказалось, пианино.

Вот только музыки не было слышно. Раздавалось только негромкое постукивание клавиш.

Сората открыл дверь и вошёл в комнату. Иори, не заметив гостя, продолжал играть. На его голове громоздились наушники с логотипом HAUHAU, и от них тянулся кабель напрямую к пианино — как оказалось, электронному.

Сората какое-то время смотрел на мальчика сбоку, не в силах отвести взгляд: тот выглядел совершенно отрешённым, полностью ушедшим в мир музыки. Будто Масиро, когда она рисовала мангу. Не похоже на человека, который собрался бросить пианино и перейти на общее направление.

Оглядев комнату, Сората почти не заметил распакованных вещей. Только пианино и картонные коробки для перевозки. И открыта была лишь одна из них.

Комната не выглядела обжитой. Тут Сорате показалось, что на него сбоку кто-то смотрит, и он повернул голову.

— Оу.

От удивления парень отшатнулся назад. Перед его глазами оказался портрет некоей известной личности. Даже Сората его узнал — привычный для музыкального кабинета Бах.

— Почему из всех вещей он первым делом вытащил его?

Слишком загадочно.

— Ой! Сэмпай, если уж пришёл, то хотя бы скажи что-нибудь.

— Ага, я зашёл без приглашения. Но перед этим стучал и спрашивал.

— Что, правда? Прости.

Прекратив исполнение, Иори опустил наушники на шею. Сората непроизвольно посмотрел на логотип.

— А, это? Сестра отдала. Они ей здорово шли, но она сказала, что больше не будет их использовать, или типа того.

Наверняка из-за того, что Мисаки стала называть её так же, как наушники. Вот откуда взялась кличка Хаухау. Одной загадкой меньше.

— Украсил ты комнату потрясно.

— В каком смысле?

— Впервые вижу человека, который вешает у себя портрет Баха.

— Так он отец музыки. Вот и повесил его, — сказал мальчик, сверкая глазами. Сорате стало как-то не по себе.

— А ночью не страшно?

— Канда-сэмпай, может, тоже повесишь? Я припас ещё один.

Иори, шурша, порылся в коробках и вытащил свёрнутый в цилиндр постер.

— Бери.

— Может, не будешь мне это предлагать с таким невинным взглядом?

Достаточно вспомнить, что Иори в день церемонии поступления попал в разряд изгоев. Да и не каждый день на Сорату так смотрели парни.

Чтобы скрыть смущение, Сората вновь посмотрел на пианино.

— Упражняешься на электронном пианино?

— А, это? Ночью удобно, ничего не слышно снаружи. Тональность чувствуется не так хорошо и нельзя тренироваться в полную силу, но зато можно играть в любой момент, когда захочу, потому мне нравится. Удобно разучивать композиции, а потом в школьной учебной комнате отыгрывать их, не сдерживаясь.

— Хоть ты и сказал, что бросишь музыку, энтузиазм из тебя так и прёт, — без задней мысли сказал Сората, а Иори от его слов помрачнел, замолк и опустил взгляд.

— Прости, я сказал что-то странное.

— Канда-сэмпай…

— М?

— Это правда, что ты знаешь сестру?

— Что? А, да, немного.

Когда они сидели вокруг казана, про это тоже заходил разговор.

— Какая, по-твоему, сестра? — спросил Иори, взглянув исподлобья. Выглядел он серьёзнее, чем раньше.

— Какая, говоришь… Наверное, красивая. — Сората решил ответить так.

— …

Иори взглянул на него, широко распахнув глаза, но было непонятно, о чем он думает.

— Что? И всё? А про музыку?

— А, ты про это. Прости, мне не довелось услышать игру Химемии-сэмпай на пианино.

— Вон как?

— Ага, я слышал её музыку в аниме Мисаки-сэмпай, но ты же говоришь про живое выступление? Ни разу не получилось послушать. Прости.

— Ну, ясно, не знаешь. Та́к значит, да?..

— Что?

— Нет-нет, ничего! Я о своём задумался.

— Когда так говоришь, я настораживаюсь.

— Правда, никакого скрытого смысла. Лучше скажи, сэмпай, что у тебя за дело.

— Думал помочь тебе с вещами… Но, похоже, сегодня не нужно.

Если Сората теперь полезет в коробки, то только создаст беспорядок. Да и сам Иори не проявлял интереса к нераспакованному багажу.

— Для начала давай успокоимся и по всей форме друг друга поприветствуем. В общем, добро пожаловать, Химемия.

— Спасибо за тёплый приём.

Всё же обращение «Химемия» не очень годилось. У Сораты возникло ощущение, будто он фамильярничает с Саори.

— Кстати. А можно просто Иори?

— Что?

— Я же знаком с Химемией-сэмпай, потому называть тебя Химемия как-то сложно.

— Тогда давай и я буду звать тебя Сората-сэмпай.

— Л-ла-ладно.

Сората почувствовал одновременно и смущение, и радость. Теперь он понимал, почему Дзин во время их знакомства попросил не называть его сэмпаем. Но при этом добавлять «сан», как в случае с Дзином, будет ещё неудобнее. Потому Сорате придётся привыкать. Ничего плохого ведь в этом не было.

— Ладно, спокойной ночи. Завтра опять в школу, ложись быстрее.

— Да!

Сората, получив этот бодрый ответ, вышел в коридор. И тут его позвал кое-кто другой.

— Канда-кун? Его нет? — Его искала Нанами. — Почему?

Только Сората вышел из комнаты Иори, как тут же увидел Нанами, которая выглядывала из двери ванной комнаты. Ее грудь была соблазнительно прикрыта одним лишь банным полотенцем. Покрасневшие плечи поблёскивали влагой, с длинных волос капала вода, от кожи шёл пар. Выглядело это всё крайне сексуально.

Как только они встретились взглядами, у обоих в головах секунды на три воцарился хаос.

Нанами, словно мышь, увидевшая кошку, шмыгнула обратно за дверь.

— Я-я звала тебя, а ты не отвечал, вот и забеспокоилась! — послышались зачем-то оправдания с другой стороны двери.

— Т-ты же сама сказала, чтобы я шёл отсюда…

— А-а ты разве не нёс всякие гадости?..

Голос Нанами звучал до жути недовольно.

Фоном из-за двери доносилась странная песенка в исполнении Мисаки. Судя по эху, та ещё находилась в ванной. А вот что делала Масиро, было непонятно.

— Ты практиковал свой текст? — сквозь дверь поинтересовалась Нанами.

— Да. Вроде, уже лучше.

Получалось у него неплохо.

— Какая самоуверенность.

— Прошу, не думай, что я такой же, как раньше.

— Я ничего и не думаю.

— Давай попробуем ещё раз.

— Ну, покажи, чему ты научился. Давай.

Выдохнув для уверенности, Сората начал произносить заученный текст.

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?»

На первой же строчке голос сорвался в фальцет.

— …

— …

Проклятье.

— Нет, не то!

— Я ещё ничего не сказала, — ответила Нанами со смесью удивления и холода в голосе.

— Недавно я тренировался на кошке, и получалось неплохо. Намного лучше, чем раньше.

— Хм. Тогда почему сейчас плохо?

Она не ослабляла хватку.

— Э-это потому что… Ты здесь, непонятно?

— Я, значит, мешаю. Хм.

— Не в том смысле.

— Тогда в каком?

— Н-ну, в общем…

— В общем?

— Хоть и понимаю, что это игра, но в этой сцене как будто на самом деле признаюсь тебе, вот и дико смущаюсь!

— Что-о?! Ты что говоришь?!

— Говорю же, я понимаю, что это игра!

— Т-то-точно.

— …

— …

Сората и без зеркала мог с уверенностью сказать, что покраснел. Лицо горело. Уши горели. Шея горела… Даже вспотел весь.

— Кстати, К-Ка-Канда-кун…

— Че-чего?

— Говоришь, тебе стыдно? То есть не противно?

— Что?

— Я про то, ну… что ты представляешь.

Голос был слабым, и казалось, вот-вот затихнет.

— Ну… да, да.

— …

— …

— Ещё раз попробуем! — воскликнула Нанами, чтобы прогнать замешательство.

— Т-то-точно. Ну, тогда с начала.

Как только они пришли к решению, дверь в ванную мощно раскрыли изнутри.

— Ой.

В коридор вышла Масиро в пижаме.

— Э, стой, Масиро! Я ещё переодеваюсь!

Взгляд сам собой метнулся в комнату и упал аккурат на голые ноги Нанами, которая застёгивала верх пижамы. Сората в панике захлопнул дверь.

— Эй, Сиина! Я из-за тебя чуть в беду не попал.

— Сората выглядит довольным.

— К-Ка-Канда-кун?!

— Н-нет! Я вовсе не выгляжу довольным, и вообще не хотел смотреть… О чём мы вообще говорили?!

Только что они хотели репетировать речь, а теперь атмосфера скатилась в абсурд.

— Канда-кун. Больше ничего не говори!

— Прости! Правда прости!

— Да поняла я!

— Раз Сората подумал об этом, тогда и у меня есть мысли.

— Погоди. О чём это я подумал?

— О том.

— Так о чём?

— У меня тоже есть мысли.

— Чего? Собираешься игнорировать мой вопрос и повторять одно и то же?

Масиро недовольно промолчала.

— Понятно, понятно. Хватит уже твоего «подумал об этом». Что за мысли у тебя появились?

— Разрабатываю стратегию.

— То есть теперь будешь думать?!

— Канда-кун! Когда возле двери кто-то стоит, сложно переодеваться. Иди к себе!

— Ладно-ладно…

— Сначала высуши мне волосы.

Масиро с недовольным видом сунула ему фен.

— Себя так ведут, когда просят о чём-то?!

Пение Мисаки звучало не переставая.

Так заканчивался вечер дня, когда Сората стал третьегодкой.

Но происшествия на этом не закончились.

Два часа ночи. По ушам Сорате ударил истошный крик, от которого сон как рукой сняло.

— А-а-а!!!

— Чё?! Что происходит?!

Когда Сората вскочил с кровати и вылетел в коридор, он увидел там Иори, который, сидя, привалился спиной к стене и, похоже, пытался встать, но от страха только колотил ногами по полу.

— Что с тобой?

— С-Со-Сората-сэмпай! Вылезло! Вылезло!

— Ты обосрался?

— Кое-как удержался… Нет, я не про это! Т-т-та комната! Что это за комната?!

Мальчик судорожно показал пальцем на дверь в комнату 102.

— Т-там привидение женщины! Потом — пух! — и зашло в комнату, а-а-а!!!

— …

— П-правда! Я своими глазами видел, точно!

Перепуганный Иори прилип к спине Сораты.

— Всё нормально, успокойся.

— Сората-сэмпай!

Иори ещё крепче обхватил Сорату.

— Ты видел не привидение. Это жилец комнаты 102… Он третьегодка, как и я, Акасака Рюноске.

— Э?

— Кстати, он парень.

— У него же настолько красивое лицо, что можно втюриться!

— Ага, точно.

— Мир необычен, да?

Мальчик согласился в довольно странной манере, но, главное, что он понял.

— Что за шум?

Только они договорили, как из комнаты коменданта вышла полусонная Тихиро.

— А-а-а! Демон без бровей!

— Канда, я тебя точно прибью!

Вот так прошла ночь.


8 апреля.


В тот день в журнале собраний Сакурасо записали следующее:

«В комнату 103 заселился ученик первого класса музыкального направления Химемия Иори. Подпись: Канда Сората».

«Сората-сама тонко подметил: с появлением нового жильца в Сакурасо вновь пришли весёлые деньки… Добавила: Горничная».

«Хватит добавлять странные комментарии! Я ведь именно так и подумал, а теперь мне жутко стыдно! Добавил: Канда Сората».

Часть 5

В начале недели, в понедельник… 11 апреля в школе проходила приветственное торжество, и в воздухе чувствовалось оживление.

В тот же день начали работу клубов, которые вовсю зазывали новых членов. Очередной учебный год начался.

Первые уроки состоялись двенадцатого числа, во вторник.

Казалось, стрелка стоит на месте, но шестой урок всё же пришёл. Тело, которое ещё не вышло из режима весенних каникул, тяжело переносило новый ритм. После полудня многие ученики потеряли концентрацию и стали витать в облаках.

Не заснуть Сората смог лишь благодаря тому, что забил на урок и стал делать заметки о запланированном шутере. Чтобы получилось сделать игру в одиночку, нужно было максимально упростить структуру, но при этом не в ущерб играбельности. В голове крутились три идеи. Сората зарисовал в тетради компоновку игрового экрана. Получилось три варианта: традиционный скролл-шутер, подобие файтинга и с упором на паззлы.

Интересно выглядел вариант с паззлами, но, быть может, сначала стоило делать традиционный шутер, пускай душа к нему и не лежала. Ведь если не хватит навыков, чтоб закончить, нет смысла и начинать…

Урок был в самом разгаре, когда дверь класса резко распахнулась.

Клевавшие носом одноклассники от удивления как по команде выпрямились. Всеобщие взгляды устремились, само собой, на визитёра в дверях.

— Э, — первым голос подал Сората.

— А? Сиина-сан, что такое? — как ни в чём не бывало спросила Кохару.

— Забыла кое-что. — Масиро вела себя на редкость уверенно.

— Вон как. Что же ты забыла?

— Сорату.

— Меня?!

Теперь взгляды одноклассников переместились к Сорате. Сидевшая по соседству Нанами тихо вздохнула.

— Это как?

— В каком смысле забыла Канду?

— Эти двое подозрительные.

Вокруг послышались шепотки. А Кохару, которая, судя по всему, была на своей волне, выдала сумасбродное:

— Тогда можно его забрать.

— Нет-нет-нет, какой ещё «можно», сэнсэй?!

— Всё в поря-ядке. Ты ведь всё равно называешь мои уроки колыбельной.

— Тут не буду спорить, но ведь нельзя так просто взять и…

— Ничего, иди.

Пока Сората пытался преподать полоумной учительнице урок здравого смысла, Масиро потянула его за руку.


— Э, постой, Сиина! Я ещё говорю.

— Уже всё.

— Итак, раз лишние люди ушли, мы начнём урок заново.

— Я ещё здесь!

Громогласный протест не помог. Когда Сората проходил через дверь, Кохару помахала ему рукой и намекнула:

— Не торопись.

Закрыв дверь, Сората какое-то время просто стоял рядом с Масиро.

— Что за бесполезная училка…

Тут из класса донеслось:

— Слушайте, а эти двое встречаются?

Кохару спросила явно не по теме занятия.

— Веди урок, наконец!

Разумеется, крик души Сораты не достиг цели.

Масиро повела парня в другое здание, в кабинет искусств.

Когда они открыли дверь и вошли, находившиеся внутри четверо учеников, парни и девушки, одновременно стрельнули в них взглядами. Одну из девушек Сората знал, ее звали Фукая Сихо.

Пока Сората раздумывал, куда делись остальные ученики, Сихо взмахнула рукой с зажатой в ней кистью. Как и следовало ожидать, во все стороны полетели яркие брызги.

— Ну-у-у, какого?!.. — ошеломленно воскликнула она. — Что вы творите?..

Вообще-то, спрашивать это стоило Сорате. Зачем его вырвали с урока?

— Сиина, давай-ка побыстрее объясняй. Что я здесь забыл?

— Направление искусств, тема: портрет.

— Почему говоришь отдельными словами?! Э-э-э, портрет?

От услышанного у Сораты в голове сама собой нарисовалась неприятная картина. Вариант был один.

— Неужели я — модель?!

— Точно.

— Серьёзно?

— Серьёзно.

— Отказано.

— Отказано.

— Отказано моему отказу?!

— Точно.

Масиро безмолвно давила на Сорату прозрачным взглядом.

Если до такого дошло, то всё, конец. Никакие переговоры не помогут. Когда Масиро что-то решила, то шла до самого конца… Даже если Сората убежит, она ещё сколько угодно раз вернётся за ним в класс.

Сората решил, что чем быстрее модельные дела начать, тем быстрее они закончатся. Раз рисовала Масиро, то на одну картину не должно уйти много времени.

— Хорошо… Ну, и как надо?

— Раздевайся.

— Ню, что ли?!

— Нет.

— Тогда и раздеваться нужды нет!

— Прикол.

— Ты типа приколистка?! Хватит учить странные слова!

— Туда.

Стоявшая возле мольберта у окна Масиро указала кистью прямо в центр комнаты.

— А нельзя было выбрать место поскромнее?!

Взгляды людей вокруг очень напрягали. От них даже чесаться хотелось. Сихо вообще забила на свою картину и откровенно на него таращилась.

— Тогда туда.

Теперь Масиро показала на парту.

— Пожалуй, лучше в центре класса…

Сората скромно встал туда, куда изначально указала Масиро.

— Так пойдёт?

— Пойдёт.

— А поза?

— Неважно.

— Хорошие новости.

Масиро установила на мольберт холст.

— Как долго мне тут неподвижно стоять?

— Где-то месяц.

— Так долго?! Ты всегда столько времени тратишь на картину?!

Сорате и две недели казались непомерно длинным сроком.

— На этот раз я настроена серьёзно.

От слов Масиро её одноклассники, которые, естественно, ловили каждое их слово, впали в уныние. Наверное, от осознания того, что до сих пор она была несерьёзна.

— Ты же и раньше была серьёзна! Или совсем не умеешь халтурить?!

И почему Сората должен идти у неё на поводу?

— Я суперсерьёзна.

— Ты будто упоротая младшеклашка!

— Старшеклашка.

— Не говори с таким серьёзным видом! Я же шучу! И да, я не какой-нибудь отшельник, вряд ли смогу целый месяц стоять тут столбом. Что делать будем?

— Что хочешь, можно двигаться.

— А, ясно…

— Можно сесть.

— А фоткой нельзя обойтись?

— Нельзя, — немедля ответила Масиро.

— Ужасно плохая новость.

— Сората лучше всего живой.

— А по-другому сказать нельзя?..

— Сорате лучше всего быть живым?

— Кажется, ещё хуже стало!

Сората не знал, что Сихо себе навоображала от слова «живой», но её лицо покрылось румянцем.

— Когда живой, чувствуется свежесть.

— Я для тебя как свежая рыба, да?!

— …

— Молчи уже и сконцентрируйся на работе… От взглядов твоих одноклассников становится больно. Прям совсем. Правда.

Масиро достала из коробочки с инструментарием уголь и проверила его на ощупь.

— Ну, ладно.

— Слушай, Канда-кун. — Сихо приблизилась к отчаявшемуся Сорате и зашептала на ухо.

— Что такое? — заинтересованно прошептал в ответ Сората. Вот только в классе было очень тихо, потому их голоса достигли остальных. Уж точно достигли, раз ученики все навострили уши.

— Ты встречаешься с Сииной-сан?

— …

Раньше его уже спрашивали, потому Сората разозлился.

— Смотришь на меня, как на дурочку.

— Так раньше уже отвечал, разве нет?

— Э-э-э, ну, с тех пор время прошло, потому вы двое могли резко сблизиться. Это обычное дело, не думаешь?

— Не думаю.

— Ещё не встречаемся, — ответила Масиро, хотя Сората был уверен, что она их не слышала.

— Э! В каком смысле «ещё не»? То есть потом будете?!

Глаза Сихо заблестели звёздами.

— Эй, Сиина, не говори двусмысленностями.

— …

Но Масиро опять сконцентрировалась на картине и не услышала.

— Да ты будто нарочно!..

Всеобщие взгляды переметнулись обратно от Сихо к Сорате, требуя продолжения фразы. Но Сората вопреки их ожиданиям всего лишь глубоко вздохнул.

И тут в класс зашла комендант общежития Сакурасо — Сэнгоку Тихиро. Осмотрев класс, она остановила косой взгляд на Сорате.

— Ты что здесь делаешь?

— Я, типа, позирую для картины.

Тихиро перевела взгляд на Масиро, требуя пояснений, но потом словно потеряла к ним интерес.

— Ну вас.

Она уселась на стул в углу и, широко открыв рот, от души зевнула.

— Тихиро-сэнсэй, вы забыли спросить: «А что с уроком?»

— В открытую прогуливаешь? Посмотришь на вас и сразу понятно, почему у проблемных детей из Сакурасо так много проблем.

— Если так смотреть, то это у меня много проблем!

Хотеть прогуливать не значит прогуливать.

— Я… веду себя плохо?

— Именно.

— Сиина, не отвечай за меня! Короче, мне можно быстрее вернуться на урок? Можно, да? Всё-таки прогуливать — отстой. Сэнсэй, побудьте вы моделью для картины, — без задней мысли предложил Сората, а Масиро в ответ пробурчала:

— Сората со мной холодный. А с Нанами ласковый.

— Ч-что ты несёшь?

Помощь посторонних порой выходила боком.

— В последнее время здесь странно.

Масиро приложила руку к груди.

— Когда смотрю на Сорату, здесь странно.

Девушка, глядя на парня, выглядела озадаченной.

— Плохо понимаю, всё как в тумане.

Никаких переживаний лицо Масиро не выражало. Лишь щёки у неё залились лёгким румянцем, словно она стеснялась. Недавно у Сораты тоже стало неспокойно в груди, но по другой причине. Он ещё раньше заметил, что сегодня Масиро вела себя с ним теплее и оттого выглядела ещё более миленькой.

— Сказала же, хочу нарисовать картину.

— …

Внезапно Сората припомнил недавний разговор. Четыре дня назад… Масиро вроде что-то говорила про разработку стратегии. Тогда Сората списал всё на шутку, но что если Масиро настроена серьёзно? Неужели это и есть объяснение сегодняшнего приключения?

Следующие слова Масиро подтвердили догадку:

— Я думала, если нарисую Сорату, то что-нибудь разгляжу в этом тумане.

Хоть Сората и попал в точку, гордиться собой не думал. И вообще думать ни о чём не мог. Лицо покраснело, тело покрылось испариной. Потому что Сората догадывался, что имелось в виду под туманом в словах Масиро… Она хотела донести ему свои чувства и мысли с помощью рисунка на холсте… а не словами или выражением лица.

— Сейчас я хочу нарисовать только Сорату.

Руки четверых учеников, включая Сихо, причудливо замерли. Разговор Сораты и Масиро ошарашил их и полностью приковал внимание.

Бежать было некуда. Теперь, когда Масиро такое заявила, Сората никак не мог отказать.

— Хорошо. Я «за», ещё ведь можно?

Масиро шла вперёд в своей манере. Выстоять перед таким напором Сората вряд ли бы смог. Учитывая, какой глубокий смысл он видел в словах девушки.

— Вот только не во время урока. Давай после школы.

Он поклонился.

— Поняла.

— Раз поняла, то прекрасно.

— Так моя и твоя линии пересекутся.

От смелого заявления Масиро, которая полностью проигнорировала окружение, Сихо восторженно взвыла, заткнула уши и затрясла головой. А другие ученики с направления искусств удивлённо воскликнули.

— Т-ты что такое говоришь при всех?! Д-ду-дурочка?! Нет, не-ет! Ты же имела в виду совсем не это! Если вспомнить, о чём мы до этого говорили, то всё станет понятно!

Сората отчаянно искал поддержки, но ученики все до одного сделали вид, что безмерно заняты своими рисунками. И, якобы увлечённо, бурчали себе под нос что-то типа: «Как бы мне здесь поступить?» или «Какой бы цвет выбрать?»

Судя по всему, настало самое время уносить ноги.

— Ладно, тогда я возвращаюсь на урок.

Под всеобщими пристальными взглядами, Сората подошёл к двери и быстрым шагом вышел из класса рисования.

В тот день после школы из-за брошенной в классе рисования фразы Сората оказался перед трудным выбором. После того, как закончилось дежурство по уборке класса, Масиро и Нанами пришли по его душу.

— Сората, иди в класс рисования.

— Канда-кун, позанимаемся вместе?

— Э-э-э.

— М?

Масиро и Нанами посмотрели друг на друга.

— …

— …

Между ними полетели невидимые искры. Только Сората подумал об этом, обе девушки, как по команде, к нему повернулись.

— Сората, ну что?

— Канда-кун, что выберешь?

— С чего вы вдруг… По-погодите-ка, успокойтесь!

— Я всегда спокойная.

— Это точно.

— Паникуешь здесь ты, Канда-кун.

— И это тоже.

— О, бра-а-атик.

В напряжённой до жути обстановке раздался голос недотёпы Юко. Обычно она действовала на нервы… но теперь стала спасательным кругом. Всё-таки правду говорят, в минуты опасности кровная родня приходит на помощь.

— Тебе чего, Юко?

— Н-ну, немного трудно сказать, но…

— Не бойся и говори, мы же родные брат и сестра, разве нет?

— Тогда скажу… Братик, пошли со мной на свидание!

— Сбавь обороты!

Первым делом Сората стукнул девочку ребром ладони по макушке.

— Больно, братик! Бьёшь значит любишь?!

— Сората.

— Канда-кун.

Масиро и Нанами настаивали, чтоб он принял решение.

— Заставляете выбирать, да?

Что ни выбери, везде ошибёшься. Не успел Сората как следует подумать, как запищал мобильник.

«Канда, подготовка мейн-программы завершена».

Сообщение пришло от Рюноске.

— Сората.

— Канда-кун.

— Братик!

«Быстро иди домой.»

— Да я сама популярность!


12 апреля.

В тот день в журнале собраний Сакурасо записали следующее:

«Я думала, впредь мы будем поддерживать прежние отношения. Но реальность оказалась иной, все начали меняться… Вот к какой мысли пришёл Сората-сама. Подпись: Горничная».

«Акасака! Зачем добавил в Горничную странную функцию рассказчика?! Подпись: Канда Сората».

«Популярность — это всё». Подпись: Акасака Рюноске».

Глава 2. Золушка, потерявшая трусики

Часть 1

Прошло около двух недель нового учебного года, и в четверг, который ознаменовал приближение последней декады апреля, во время обеденного перерыва Сорату вызвала классрук Сирояма Кохару.

— Итак, начнём индивидуальную беседу, Канда-кун.

— Спасибо.

Они пришли в свободный класс, который располагался в другом корпусе и обычно не использовался, и сели за стол лицом друг к другу.

Просторное помещение, в котором находилось лишь два человека, ощущалось покинутым, а крики учеников за окном, игравших в баскетбол после обеда, лишь усиливали впечатление.

— Э-э-э, твоё главное желание — это факультет медиа в университете искусств Суймэй, предмет — контент-дизайн, правильно?

— Да, правильно.

— Думал, что будешь делать, если не получишь рекомендацию?

— Планирую тогда сдавать экзамены на общих условиях.

— Понятно, потому поле со вторым вариантом оставил пустым?

Кохару в знак одобрения кивнула и зашуршала стопкой документов.

— Хм~м, я пробежалась по анкетам других учеников, и если брать твои нынешние успехи, то с получением рекомендации пока всё неопределенно: шансы где-то пятьдесят на пятьдесят. Если в будущем число кандидатов уменьшится, рекомендацию получить сможешь: среди учеников, которые стремятся поступить на популярные факультеты, где высокий конкурс, в основном такие, кто лучше тебя по результатам, но Суймэй они вписали лишь в качестве запасного варианта… Другими словами, шанс попасть на факультет, который ты указал в качестве основного, у тебя ещё остаётся.

Система работала так, что рекомендацию получали прежде всего ученики с наилучшими баллами.

— Но ты ведь не сдашься и будешь упорно заниматься? Ты ведь знаешь, что результаты первого триместра влияют на получение рекомендации?

— Да.

— Если результаты улучшатся, у тебя будет преимущество, так что давай не клюй носом.

Кохару показала взглядом, что особенно не стоит дрыхнуть на её уроках.

— Кстати, ты готовишься к экзаменам?

— Нет.

— Давай, готовься. Вопрос с рекомендацией может решиться после завершения первого триместра, но если начнёшь готовиться к экзаменам только после этого, вряд ли успеешь вовремя.

— Да что вы говорите!..

— Да, вот.

Кохару передала через стол стопку из более чем десяти листов. Сората, принимая бумагу, вопросительно взглянул.

— Прошлогодние экзаменационные вопросы для поступления на факультет медиа. Пройдись разок. Должно помочь понять, насколько упорно нужно готовиться.

Сората не нашёлся с ответом: Кохару, к его удивлению, повела себя как настоящая учительница.

— Ты чего так пристально смотришь? Неужели хочешь признаться в любви? Любил меня с первого класса? Каждый вечер думал обо мне и не мог держать себя в руках?

Сората предпочёл пропустить бред Кохару мимо ушей.

— Сэнсэй, вы бы лучше собой занялись.

— Влюбился заново?

— Даже первого раза не было.

Пускай Сората секунду назад увидел учительницу в новом свете, она всё испортила.

— Канда-кун, ты непрошибаем, — озорно сказала Кохару. — Почему бы не подыграть, будто мы предались запретной любви ученика и учителя? Вот Митака-кун охотно со мной играл.

— Прошу, не сравнивайте меня с пикап-мастером… Так, индивидуальная беседа закончилась?

Разговор свернул в какое-то совсем уж извращённое русло.

— Разговор-то важный, Канда-кун.

Лицо Кохару посерьёзнело. Наверное, она хотела поговорить о поступлении в другой вуз. Запасной вариант, если с первым не выгорит… Но Сората принял твёрдое решение. И не мог думать больше ни о каком другом университете, кроме Суймэй.

— Что?

Видя серьёзный настрой Кохару, Сората тоже машинально выпрямился и стал внимательно слушать, что же такое важное скажет учительница.

— Ты встречаешься с Сииной-сан?

— Убью.

Сората ненароком забыл, что разговаривает с учителем.

— Нет? Вы же каждый день после уроков устраиваете свидания в кабинете рисования.

Речь шла о позировании для картины.

Вот уже дней десять, как Сората ходил после занятий в кабинет рисования. И так будет продолжаться примерно месяц. Масиро не показывала промежуточное состояние работы, потому Сората даже не представлял, каков у неё прогресс.

Набросок она закончила на второй день, и Сората попытался посмотреть на холст, но…

— Смотреть нельзя, — сказала Масиро, грозно направив на него кисть с краской. — Пока не закончу, нельзя.

— Журавлиная благодарность? *

— Обещай, что не будешь смотреть.

— И что будет, если посмотрю?

— Когда Сората заснёт…

— Тогда?

— Зарежу.

— Ну ты даёшь, я теперь вообще ночью спать не смогу!

Вот о таком они и болтали.

Масиро никогда до этого так не реагировала. Она ранее сказала, что настроилась суперсерьёзно, и Сората не мог отделаться от мысли, что для девушки рисование нынешней картины имеет глубокий смысл.

— Когда закончишь, покажешь?

— Первому покажу.

— Тогда обещаю.

— Угу, пообещал.

Интересно, какая картина получится у неё на этот раз? Сората нет-нет да и думал об этом. Когда Масиро в прошлом нарисовала Сакурасо, её эмоции буквально заполнили полотно. Вспоминая это, Сората с тревогой задумывался, а хочет ли он в действительности увидеть картину. В то же время увидеть её очень хотелось. Выходило, что одна половина Сораты хотела, другая — нет.

Потому, когда они с Масиро уединялись после уроков в комнате рисования, Сората оказывался во власти двух желаний и мучился почти до дрожи в теле. Масиро закончит картину, и тогда станет ясно, каким она его видит.

— Ну-у, Канда-кун.

Когда прозвучало его имя, сознание Сораты вернулось к разговору с Кохару.

— Что?

— Ты встречаешься с Аоямой-сан?

— Вас убить?

Что это за собеседование?

— Вы же постоянно на уроке переписываетесь, как голубки.

— Уф-ф.

Сората не думал, что это замечают. Вот только их записки содержали всякую ерунду: «Что приготовим на ужин?», «Что осталось в холодильнике?» или «Тогда по пути домой зайдём в торговый квартал за мясом».

А ещё Сората почти каждый день встречался с Нанами, чтобы репетировать вместе роли для скорого прослушивания. Они пробовали разные подходы к отыгрышу, но Нанами до сих пор не нравилось её звучание.

В то же время Сората начал разрабатывать игру, потому расписание в последние дни было невероятно плотным. Утром первым делом выбраться из кровати. Затем позаботиться о Масиро и бежать в школу. В течение дня прилежно посещать уроки и параллельно обдумывать игру. После школы отрабатывать просьбу Масиро — быть для неё моделью, а затем возвращаться в Сакурасо и перед ужином помогать Нанами с репетицией. И лишь потом, если останется время, заниматься разработкой игры.

Разработанная Рюноске мейн-программа оказалась настолько простой для понимания, что даже Сората смог сразу же приступить к созданию игры.

В первый день получилось поместить на экран персонажа, которым управляет игрок, чему Сората не мог нарадоваться. Парень долго любовался одиноким персонажем на абсолютно пустом, чёрном экране. Ведь Сората сам поместил его туда!

На второй день получилось двигать персонажа с помощью контроллера: вверх, вниз, влево и вправо. Ещё не умея стрелять, персонаж просто тупо перемещался… На третий день вроде даже получилось стрелять. Вот только получалось выстреливать лишь по одному снаряду, и, чтобы на четвёртый день доработать алгоритм быстрой стрельбы, пришлось попыхтеть целые сутки, а потом бороться с многочисленными ошибками, которые вылезали во время компиляции. На пятый день наконец получилось стрелять быстро. Игра начинала обретать форму, что дополнительно подогревало интерес.

К десятому дню разработки удалось настроить попадание снаряда по противнику на экране, взрыв, исчезновение и подсчёт очков. Движение, стрельба, попадание, взрывы… удалось реализовать минимальный набор необходимого.

В таком темпе Сората и работал: почти до отключки, но ничуть не переживая по этому поводу. Каждый день у него чесались руки от желания быстрее перейти к следующей ступени. Вставал рано утром, заботился о Масиро, шёл в школу… и так изо дня в день.

Если на чистоту, у него не было времени на болтовню с Кохару. Лишние минуты Сората лучше бы потратил на обдумывание алгоритма действий рядовых противников.

— Если собеседование уже закончилось, я пойду обратно?

Не дождавшись ответа, Сората взял предложенные экзаменационные вопросы и встал со стула.

— Канда-кун, ты холо-одный.

— Прошу прощения.

— Кстати, я без особых усилий поступила в университет Суймэй по рекомендации, — внезапно сказала она.

— Вы мне так мстите? Намекаете, что как человек большего добились, чем я?

— Ага. — Кохару весело улыбнулась.

Вот правда, исправилась и тут же всё испортила…

Размышляя об этом, Сората покинул комнату. Потягиваясь, он направился по коридору в главный корпус.

По пути его внимание привлекла доска с объявлениями на стене, в особенности рисунок, нарисованный откровенно паршиво — грубо набросанный цветными мелками человечек и облако, куда вписали фразу «Проблемные дети здесь!»

Выглядело так, будто рисовал дошкольник. Но что они делали здесь? В статье, которая превозносила заслуги учеников с музыкального и художественного направления, детский рисунок выглядел неуместно, к тому же фразу составили хираганой.

— Хоть бы иероглифами написали «здесь»…

Приглядевшись, Сората заметил следы того, что рисунок с первого раза не получился, и его неоднократно дорабатывали.

— О, Сората-сэмпай, что делаешь?

Развернувшись в сторону голоса, Сората увидел Иори, который держал листы партитуры, и ещё двух мальчиков, с виду — его одноклассников. Один из них опрятно выглядел и носил очки в чёрной оправе, а второй обладал щуплым, детским телом и производил впечатление богатенького сыночка.

— Иори, мы пойдём вперёд.

— Постарайся не опаздывать, Иори-кун.

— Да, понял.

Иори помахал рукой одноклассникам, которые направились в сторону другого корпуса. Мальчик в очках, не оборачиваясь, поднял руку, а второй какое-то время из любопытства смотрел назад.

Они лишь секунду поговорили, но Сората каким-то образом почувствовал натянутость их отношений.

— Всего за две недели уже подружился.

Раз они спокойно обращались друг к другу по именам, значит вышли за рамки формальностей.

— А, Наоя и Сё? В очках — Такесато Наоки, а мелкий — Касукабе Сё, хотя мы были знакомы ещё до старшей школы.

— А?

— В общем, у меня большинство одноклассников давние знакомые.

— Как так?

Вряд ли Иори имел в виду, что они встретились в день сдачи экзаменов.

— Те, кто сдал экзамены в Суйко, ещё до средней школы бывали на различных соревнованиях и проходили отбор. С Наоей и Сё я впервые встретился, наверное, лет в восемь, — сказал как само собой разумеющееся Иори. А ведь говорил он о том, что был завсегдатаем конкурсов… да не простым, а выдающимся, и перезнакомился с кучей таких же, как он.

— Мы где-то раз в год виделись. Ну, наверное, ладим неплохо.

— Люди с музыкального направления круты…

Сората и раньше задумывался об этом: направление искусств в Суйко оказалось местом, куда стекается элита страны. В том числе Иори. По идее, его случай не тот, когда следует переводиться на общее направление.

— Э-э, я перед уроком хочу посмотреть ноты, пойду уже.

Поклонившись, Иори быстрым шагом направился в другой корпус. Как только фигура мальчика полностью скрылась, Сората произнес в пустоту:

— Он говорит, что хочет перейти на общее направление, но при этом прилежно репетирует. Ну и фрукт.

Разговор о том, что Иори отнёс в учительскую заявление о переводе, казался игрой воображения. Во всяком случае так Сората подумал, когда недавно встретил Иори. Умения мальчика были ничуть не хуже, чем у одноклассников, и уроки он посещал дисциплинированно. Более того, усердно к ним готовился… Сората уже знал, что он до поздней ночи играет в своей комнате на пианино. Порой с выключенным светом, иногда заполночь.

— Не догоняю.

Сората тоже пошёл обратно в класс. И как только он сделал первый шаг, в него врезалась девушка, которая неожиданно вышла из-за угла.

— Ай!

— Ух.

От неожиданности Сората обхватил девушку, которая чуть не упала.

— Ой, прости.

Оба в растерянности отступили на шаг назад.

Сората наконец смог разглядеть девушку и узнал в ней одну из первогодок. Это она читала на церемонии поступления приветственную речь как представитель новых учеников… Хасе Канна, кажется. Очки в тонкой оправе придавали ей интеллигентный вид, а во взгляде чувствовалась немалая сила. Плотно застёгнутая по самую шею униформа Суйко ей очень шла. Галстук элегантно завязан, юбка строго определённой длины, носки натянуты на ноги как раз на нужную высоту, ни малейшего изъяна. Выглядела девушка прям как на школьной брошюре и производила впечатление типичной образцовой ученицы. Сората, оценив её облик, призадумался, кому он больше подходит: президенту школьного совета или члену комитета по этике.

При виде такого совершенного образа так и хотелось найти какой-нибудь изъян, но Сората мысленно себя одернул. К тому же изъянов могло и не быть. Меж тем стройная девушка перед ним, как ни крути, была красавицей и стояла, глядя прямо на него. Это нервировало. Пока Сората раздумывал, что бы сказать, девушка его опередила.

— Пожалуйста, осторожнее, — произнесла равнодушным тоном она, недовольно глядя на Сорату.

— Прости.

Он ещё раз извинился.

— Не мог бы ты меня пропустить?

Хасе Канна нисколько не смягчила тон, наоборот, повела себя ещё более строго. Видимо, в силу привычки.

— Прости, — сказал Сората, уступая дорогу.

— Пожалуйста, не извиняйся без конца, — сказала Канна и, поклонившись, что совсем не сочеталось с её словами, прошла мимо и элегантной походкой быстро направилась в сторону кабинета для первогодок.

— В жизни бы не подумал, что она ровесница Юко…

Попросив у всевышнего, чтобы Юко поскорее повзрослела, Сората собрался продолжить путь в свой класс. И с первым же шагом задел ногой что-то лёгкое. Посмотрев на пол, парень увидел под ногами чёрную резинку для волос и сразу предположил, что её могла обронить Хасе Канна, когда они столкнулись.

Подняв её, Сората почувствовал лёгкое тепло, будто она ещё недавно касалась девичьего тела.

— М?

Присмотревшись, парень понял, что держит отнюдь не резинку.

— Э!

Небольшой чуть мятый комок ткани, без всяких сомнений, был трусиками. С чёрным кружевом, достаточно соблазнительными.

— Чего?! Как?!

Сората напряг мозги, пытаясь найти ответ, но ни одной гипотезы, которая объясняла бы увиденное, родить не удалось.

Обычно в школе трусы не снимали, потому и потерять их не могли.

— Да что же это? Мир меня испытывает?!

Если кто-то и мог потерять трусики, то исключительно Масиро.

— Мир не испытывает Сорату.

— Уа-а-а-а! — Он буквально подпрыгнул от неожиданно прозвучавшего голоса. — С-Си-Сиина, почему ты здесь?

Они находились на первом этаже, кабинеты третьегодок — на третьем. А кабинет рисования — вообще в другом корпусе.

— Искала Сорату.

— Правда?

— Захотелось.

— Значит, потерялась.

— Нет.

С переходом в третий класс у них поменялись кабинеты, и она ещё не привыкла.

— Сиина.

— Что?

Прежде всего нужно было допросить наиболее вероятного подозреваемого.

— Задам неожиданный вопрос.

— Допустим.

— Ты надела трусы?

Масиро наклонила голову набок и задумалась.

— Ну нет, зачем тебе думать?!

— Ну да.

Девушка засунула руки себе под юбку.

— И проверять тем более не надо!

— Надела.

— Серьёзно?

— Посмотришь?

— Ладно, давай покажи.

Он специально сказал серьёзно. Надоело, что им круглые сутки крутят, как хотят.

— Не покажу.

— Тогда и нечего предлагать!

К сожалению, главный подозреваемый оказался чист.

Масиро глядела на трусики в руке Сораты.

— Это не мои трусики.

— Но я не знаю никого кроме тебя, кто может потерять трусики в школе.

— Глупости.

— Тогда ты понимаешь?!

— Кто-то кроме меня.

— Удивительно, я тоже так подумал…

Отчего-то Сората бросил взгляд на дверь класса первогодок.

— Да не, быть не может…

Хасе Канна, с которой он недавно столкнулся, была примерной ученицей, которой доверили приветственную речь как представителю вновь поступивших.

— Ты правда их не теряла?

— Не доверяешь мне?

— Ещё как.

— Ты же видел все мои трусики.

— Это да, но звучит так, будто я конченый извращенец!

В любом случае, пока он держит в руке девичье бельё, ему грозит невиданная опасность. Если его кто-нибудь заметит, его нормальная школьная жизнь может в одно мгновение закончиться. Его прозовут «извращенцем» или «трусокрадом».

— Если ты носишься по коридору с трусами в руке, Канда-кун, то никакие оправдания не помогут, ты точно извращенец.

— Э, откуда ты здесь, Аояма?!

В отличие от Масиро она вряд ли заблудилась бы.

— Мне надо зайти ненадолго в медпункт…

Нанами почему-то темнила.

— Плохо себя чувствуешь? Всё нормально?

— Н-но-нормально… Ничего такого.

Видя, как Нанами мнётся, не желая отвечать, Сората смутно догадался о её проблеме, которая для парней была больной темой.

— «Эти дни», да?

— М-Ма-Масиро?!

— …

Сората предпочёл пропустить мимо ушей. Нанами тоже наигранно прочистила горло.

— Л-лу-лучше скажи, Канда-кун, что у тебя в руке?! — Нанами приложила немыслимые усилия, чтобы вернуться к разговору о трусах. — Где их украл?

— Я их тут подобрал!

— С трудом верится.

— Прошу, поверь. Выслушай для начала.

— Хорошо.

Сората не сделал ничего плохого, но Нанами всё равно вздохнула.

— Кстати, вопрос… Аояма, в каких ситуациях ты снимаешь трусики в школе? И когда можешь их потерять?

— Мне можно со всей силы тебя ударить?

Нанами «дружелюбно» улыбнулась.

У Сораты дрогнула спина.

— Н-нет! Я вовсе не домогаюсь тебя!

— А что ещё ты делаешь?!

— Хочу разгадать загадку!

…Как человек потерял в школе трусики.

— Канда-кун, что ты задумал?

— Первый вариант. Находки в коридоре надо отнести в учительскую.

— И что, по-твоему, скажут учителя?

— «Сдавайся, похититель трусов!», наверное…

— Я тоже так думаю.

Таким образом, идею отнести в учительскую забраковали.

Вторым вариантом было оставить здесь… Но поскольку Сората, пускай и смутно, догадывался, кто владелец, поступить так будет немного безответственно.

Парень с трудом верил, что потеряла трусы Хасе Канна… Но если он в самом деле угадал, то хотелось как-то по-умному убедиться в верности догадки и как бы между делом вернуть бельё. Сорате казалось, что в их ситуации так поступить будет лучше всего. Для них обоих…

Значит, какое-то время придётся присмотреть за находкой.

— Думаю, положу их пока себе в карман.

Само собой, носить меч обнажённым опасно. Тем более настолько острый меч: раз — и нет человека. Если точнее, Сората сам себя покалечит.

— И у меня большая просьба к вам. Сиина, Аояма, не могли бы вы закрыть глаза или посмотреть в другую сторону?

— Слушай, Сората.

Обратившаяся к нему Масиро зачем-то достала мобильник.

— Научи снимать.

— Почему сейчас попросила?

— Будет отличный снимок.

— Кончай уже, серьёзно!

Если сфотографируют момент, как Сората суёт трусики себе в карман, у него разорвётся сердце.

Вдруг Нанами тоже приготовила камеру.

— Может, пригодится потом.

— Задумала меня шантажировать?!

— Сората, как использовать камеру?

Масиро потянула парня за рукав.

— Я, по-твоему, дурак, который сам себе роет могилу?

— Масиро, нажми сюда.

— Слышь! Не учи её, Аояма!

Прозвучал щелчок затвора камеры.

— Сняла.

Фотография Сораты вряд ли получилась такой, как планировалось, но всё же Масиро выглядела на удивление довольной.

— Сората, гляди.

Масиро показала экран мобильника, на котором отображался испуганный Сората. Как ни крути, снимок вышел ужасным.

— Хочу его на экран.

— Для заставки?

На вопрос Нанами Масиро молча кивнула.

— Вот здесь в «Настройках».

— Спасибо, Нанами.

Судя по всему, фотографию Сораты поставили на экран блокировки. Масиро убрала мобильник в карман пиджака и какое-то время держала руку на нём, как на чём-то драгоценном.

— Канда-кун, повернись сюда.

— М?

Когда он повернулся, Нанами тоже его сфотографировала.

— Я не панда из зоопарка.

— Не такой популярный, как панда, ага.

— Вот и не надо фоткать!

Раз девушки остались довольны, Сората решил забыть про то, что на фото попал решающий момент засовывания трусов в карман.

Вот только главную проблему они не решили: трусики всё ещё были при них…

— Неужели их и правда потеряла та девушка?..

Чем больше Сората думал о таком варианте, тем более невероятным он казался.

Часть 2

На следующий день после происшествия с трусами Сората проснулся от шлепка Асахи и пошёл, как обычно, с Масиро и Нанами в школу. Вот только «как обычно» длилось до тех пор, пока он не открыл шкафчик для обуви.

Поверх сменной обуви лежал не самый обычный предмет — бледно-розовый конверт. Красивым девичьим почерком на нём было написано: «Канде Сорате-сама».

Неужели ему снился сон?

Не веря в реальность происходящего, парень взял конверт и проверил обратную сторону. Имени отправителя не нашёл.

Решив, что вместо бесполезного гадания лучше прочесть содержимое, Сората аккуратно оторвал печать в виде сердечка и достал из конверта карточку с посланием.

— «Приди, пожалуйста, на крышу после уроков».

Наверняка оно самое.

— Любовное письмо, да?

Чуть не подпрыгнув от неожиданности, Сората поднял голову: по сторонам от него стояли Масиро и Нанами. Их взгляды так и приклеились к карточке с посланием.

— Да, по-любому оно самое.

— Оно самое?

— Юко подкалывает, — озвучил наиболее правдоподобную догадку Сората.

— Ты какой-то больно радостный.

— А ты, похоже, не в духе, Аояма-сан.

— Да нет… То, что ты получаешь от кого-то любовные письма, меня не касается…

По её виду не походило, что «не касается».

Что до Масиро, она глазела на Сорату и постепенно приближала к нему лицо. Давила на него молчанием.

— О, братик!

И тут нарисовалась энергичная Юко. Но взгляды Сораты и остальных устремились не на Юко, а на человека позади неё. Там стояла Хасе Канна, с которой Сората накануне столкнулся.

Юко, заметив их реакцию, с гордостью представила девушку:

— Это моя общажная подруга Канна-тян. И мы в одном классе!

Именно о ней Юко говорила в день церемонии поступления, когда нахваливала общажных друзей.

— Она здоровски выступила на церемонии, правда, Канна-тян?

— Знаю, мы тоже слышали.

Их троице довелось посетить церемонию поступления.

— Приятно познакомиться, я Хасе Канна.

Она вежливо, хотя и немного церемонно, поклонилась.

— А… ага, мы вчера виделись, но рад знакомству.

— О? Правда? Братик, виделся с Канной-тян?

Юко поочерёдно смотрела на Сорату и Канну.

— Прошу прощения?

Канна посмотрела с недоумением.

— Ну, мы типа столкнулись.

— Прошу прощения.

Надеясь, что так она его вспомнит, Сората напомнил о происшедшем вчера. Но Канна отреагировала той же фразой.

— Странный братик… А! Так ты увидел, какая Канна-тян миленькая, и подкатил к ней?! «О, красотка, мы с тобой нигде случайно не виделись?», «Нет, вряд ли.», «Ах, разве? Прошлой ночью мы виделись в моём сне.», и всё в таком духе!

— Приторно до тошноты…

Где она таких фраз нахваталась?..

— Это письмо?

Канна обратила внимание на конверт в руке Сораты.

— Что?! У братика любовное письмо?!

— У Юко всё на лице написано.

— Юко-тян, это не от тебя?

Масиро и Нанами быстро проверили его версию.

— Нет! Но планировала!

— Ясно, значит, нет.

Сорате не показалось, что Юко врёт. Если бы дурочка попыталась, он бы тут же понял. А раз так, поиски отправителя возобновились.

— Старший брат Канда-сан популярный, да? — выдала без какого-либо интереса Канна. И в её глазах, которые смотрели на Сорату, почему-то был лютый холод.

— Канда-сан, пойдём уже. Мы опаздываем. Уважаемые сэмпаи, прошу прощения.

— Ах, подожди, Канна-тян! Я же говорила, можно звать меня «Юко»!

Юко вслед за быстро ушедшей Канной направилась в сторону кабинета первогодок.

Сората, Масиро и Нанами остались втроём. Их взгляды снова скрестились на любовном письме

— Д-до-допустим, Канда-кун.

— Ч-что? — Сората выговорил с трудом, как и Нанами.

— Что это любовное письмо.

— Допустим?

— Если пойдёшь на крышу.

— Если пойду?..

— Там тебя будет ждать миленькая девушка.

— Ну?

— Если так будет… ну, это… Ты…

Она пыталась продолжать, но слова застревали в горле.

— Ты…

— Начнёшь встречаться?

Фразу вместо Нанами закончила Масиро.

— Н-не-не то чтобы мне раньше признавались, потому не знаю… Да и неизвестно, кто там будет.

— Об этом я не спрашивала.

— Давай представим, что я начал встречаться. Что тогда будет?

В равной степени Сората адресовал вопрос и самому себе.

— Будет неприятно, — заявила Масиро до того, как Сората успел решить для себя.

— М-мне тоже… будет неприятно, наверное. Так просто это не переживу, — вслед за Масиро пробурчала нечто непонятное Нанами.

— При нашем раскладе неприятно будет, походу, мне…

И тут прозвучал звонок, оповещая о начале классного часа.

Часть 3

— И как вообще понимать «после уроков»? Это во сколько конкретно?

Его слова растворились в воздухе.

Сората, сидя на лавочке на крыше, задавал вопросы облакам, которые неспешно плыли по голубому небу. Но тонкое весеннее облако, которое по форме напоминало Хоккайдо, ничего не ответило.

За неимением другого выбора Сорате оставалось думать самому.

Незнакомка могла иметь в виду «где-то в четыре часа дня». Или «в пять». Или вообще ночью, когда спать пора.

Сората ждал уже полчаса. Он сделал, как попросили в утреннем письме из шкафчика, и пришёл на крышу. Вот только «виновник торжества» не объявился. И не похоже, что скоро объявится.

Когда прошло ещё полчаса, закономерно возник единственный вывод:

— Наверное, чья-то шутка.

Даже если так, то и ладно. Пускай Сората, получается, зря весь день был на нервах, но раз никто не пришёл, то можно вздохнуть с облегчением.

Сората не представлял, что за человек мог прислать ему письмо, да ещё и сунуть в шкафчик, потому вместо радости испытал скорее растерянность. К тому же о Сорате уже кое-кто думал. Хотя сейчас он держал мысли о них в узде, если кто-то другой вклинится в его жизнь, история получит слишком крутой поворот, а к этому парень не был готов.

Когда часы на мобильнике показали ровно четыре, Сората поднялся со скамейки.

— Пойду-ка я домой, — сказал сам себе Сората, потеряв терпение.

Повесив сумку на плечо, он открыл дверь с крыши на лестницу. И как только он это сделал, наружу вывалились, образовав маленькую стонущую кучу-малу, Иори и Фукая Сихо.

За ними стояла, замерев, Масиро, её дёргала за руку Нанами, которая выглядела так, словно пыталась поскорее утащить её прочь.

— Вы чего тут делаете?

— Полевые исследования, — первой ответила Масиро. В её фразе не было ни тени нерешительности, словно она говорила о чём-то обыденном.

— А ты подумала, можно или нельзя?!

— Это не полевые исследования.

— Да уже поздно отнекиваться!

— В-всё не так, Канда-кун…

Нанами растерянно прятала от него взгляд.

— Что не так?

— Не… не так.

Ещё бы. Как ещё назвать их поведение, если не подглядыванием.

— Ладно, а почему тут Иори и Фукая-сан?

Сората подал руки упавшим Иори и Сихо, помогая им подняться.

— Я краем уха услышал, что Сората-сэмпай получил любовное письмо.

Парень поглядел на Масиро и Нанами, а те сделали вид, будто не понимают, о чем речь.

— Ради собственных будущих побед я решил выжечь в памяти образ смелого сэмпая!

— Уж прости. Не оправдал твоих ожиданий.

Чувствуя, как от двойного разочарования в нём — его собственного и кохая — у него опускаются руки, Сората перевёл взгляд на Сихо.

— Я с самого утра беспокоилась за Сиину-сан: она себя странно вела.

— Сиина? Правда? — спросил он у той.

— Странного у меня не бывает.

— Точно. Ты всегда странная.

— Ничего подобного. Она бесцельно смотрела в окно, заторможенно ела баумкухен и молча рисовала картину.

— А разве… Сиина не всегда такая?

— Что? Ну не знаю. Она отличалась. Правда-правда! Все с художки заволновались. Казалось, её что-то тревожит.

— Тревожит… да?

Похоже, Сиина беспокоилась об исходе встречи на крыше. Утром она ещё сказала, что ей будет неприятно, если Сората начнёт встречаться с автором письма. Парень не знал, радоваться ему или нет…

— Сихо, не говори странные вещи.

— Так-так, Сиина-сан стесняется?

— Я вовсе не стесняюсь.

Масиро в несвойственной для себя манере потупилась.

— Ах, беда! У меня индивидуальная беседа! Простите, я пойду!

Сихо в панике бросилась к лестнице — косы слегка подпрыгивали в такт шагам — и вскоре пропала из виду.

— Ну и шумная…

— Зато дойки у неё просто огромные.

Иори с довольной физиономией сжал кулаки. Наверняка ощутил спиной прелести Сихо, когда та навалилась на него сверху.

— Иори.

— Что?

— Думаю, такие мысли перед девушками выражать не стоит. Если, конечно, ещё хочешь завести миленькую подружку и начать «розовую школьную жизнь».

Масиро вела себя как обычно, но вот Нанами всем своим видом будто говорила: «Такое недопустимо!»

Снова взяв сумку, Сората пошёл по лестнице вниз.

— Канда-кун, больше не будешь ждать? — спросила Нанами, последовав за ним. Масиро и Иори тоже присоединились.

— Не буду, уже четыре часа, сколько можно?

Он прождал достаточно.

— Кстати, Сиина, а сегодня тоже надо было в кабинет рисования?

— Сегодня не надо.

— О, правда?

Думая, что его ждёт ежедневная работа модели, он решил перестать ждать, но…

— Вернусь домой и буду рисовать обложку.

— М? Опять делать обложку для журнала?

Масиро только в прошлом месяце готовила обложку и начальные цветные иллюстрации.

— Танкобон *.

— А, уже скоро выйдет?

Серийная манга Масиро начала выходить в ноябре прошлого года. Если учесть номер за текущий месяц, то в сборник войдут работы за шесть месяцев. Сората уже слышал разговоры о танкобоне, и вот настало время.

Масиро уверенно прокладывала путь к становлению мангакой. Шаг за шагом она становилась сильнее. Пускай Сората не заострял внимание, он видел: пропасть между ним и Масиро всё ещё увеличивается. Но парень не позволял себе унывать. В конце концов, у него не было выбора: он уже делал всё, что в его силах. К тому же ему действительно нравилось работать над игрой, пускай и незамысловатой, потому его энтузиазм не иссякал. Он на самом деле чувствовал, как уверенно движется вперёд и добивается всего сам.

— А я пойду, пожалуй, порепетирую.

Когда они спустились на второй этаж, шедший позади всех Иори остановился. Он каждый день допоздна оставался в репетиционном кабинете наедине с пианино. А в Сакурасо возвращался уже после захода солнца.

— Постарайся.

— Отборочный конкурс уже близко. Хуже некуда. Эх, безнадёга. Хочу бросить…

Последнюю часть Иори сказал, похоже, уже себе и посмотрел на доску объявлений рядом с лестницей.

Там висело объявление о конкурсе пианистов.

«3 мая. Музыкальный зал университета искусств Суймэй. Вход свободный.» Судя по всему, Иори имел в виду это, говоря про конкурс.

— Вход свободный, значит и мы можем прийти посмотреть?

— Можете, но… Э, то есть хотите пойти?! Пожалуйста, не вздумайте! Серьёзно-пресерьёзно! Я же с ума сойду, если придёт кто-то знакомый! Вот правда, обещаете? — на одном дыхании выпалил Иори, после чего унёсся по коридору в другой корпус. Там находился кабинет для занятий на пианино.

— Интересно, почему, когда говорят не приходить, только больше хочется прийти? — пробурчала Нанами.

— А ты на удивление вредная, Аояма.

— Ты тоже хорош, Канда-кун, по ухмылке видно.

— Вот думаю, если пойти посмотреть втихаря, то ничего плохого же не будет?

— Ну да, — согласилась Масиро.

Сората и Нанами хихикнули.

Покинув школу, Сората и компания направились в Сакурасо, по дороге продолжая обсуждать конкурс Иори. В результате им ещё больше захотелось попасть на конкурсное выступление, а когда пришли к общежитию, полученное Соратой любовное письмо и вовсе вылетело из головы.

— Мы дома.

За парнем то же повторили и Масиро с Нанами. К сожалению, никто не ответил. Ничего не поделать, раз никого не осталось. Правда, в комнате 102 жил Рюноске, но… Он сейчас был не в том режиме, чтобы высовывать нос в коридор и говорить «Добро пожаловать». Да и никогда не был.

Масиро и Нанами отправились на второй этаж, а Сората сразу пошёл в свою комнату 101 и буднично, безо всяких опасений открыл дверь. Любой бы сделал так же, заходя к себе, правда?

Но в тот конкретный день Сората пожалел о своей непредусмотрительности, поскольку заметил странное, лишь когда закрыл за собой дверь.

Воздух внутри отличался от привычного, в нём витал посторонний запах. А ещё в комнате царил страшный беспорядок, какого утром не было. Иными словами, всё перевёрнули вверх дном. Одежда, которая раньше лежала прибранной, теперь валялась повсюду, словно у Масиро. Но это были еще цветочки. Это ещё можно было перетерпеть.

Самым необычным в комнате оказалась школьница, которая с остервенением обыскивала комнату. Она выгнула спину, словно потягивающаяся кошка, и вовсю рылась под кроватью.

Наконец она подняла голову, и их взгляды встретились. Глаза девушки за стёклами очков задрожали от удивления. На ней была униформа Суйко, лицо было знакомым. Посреди его комнаты на четвереньках стояла Хасе Канна.

— Какого чёрта?! — такова была первая реакция Сораты.

«Однажды он вернулся домой, а там его ждала необыкновенная красавица…» Такая ситуация, если подумать, казалась на редкость заманчивой. Вот только если в реальности к тебе домой проникнет едва знакомый человек, первое, что испытаешь — неподдельный страх.

— Почему ты так рано?! — удивлённо вскричала Канна, да так, будто проклинала сами устои мира. Затем медленно поднялась на ноги.

Да что всё это значит? Девушка словно знала, что Сората должен опоздать. Нет, сейчас подобные мелочи не так важны. Надо разобраться в конкретной ситуации.

Сората ещё раз оглядел комнату — полный бардак. Канна будто что-то искала… Парень попытался вспомнить те немногочисленные моменты, когда он имел с нею дело. Сразу на ум пришёл вчерашний случай, когда они столкнулись… И тут же в голове возникло единственное возможное объяснение, пускай оно и казалось фантасмагоричным.

— Трусики?

— !..

Когда Сората решился его произнести, Канна сначала затряслась, затем быстро покраснела и опустила лицо. Но прошло всего несколько мгновений, и её лицо резко побледнело.

Реакция Канны сказала всё без слов. Хоть Сората и не верил, что владелец подобранных им трусиков — она, главный подозреваемый во всём сознался…

Какое-то время гостья не двигалась, но затем резко встрепенулась и нервно забегала взглядом по комнате. Увидев на столе тяжеленный англо-японский, она схватила его, подбежала к Сорате и подняла книгу обеими руками над головой.

— Э! Ты чего это?!

— Ты знаешь слишком много, я не позволю тебе выйти из этой комнаты живым.

— Но это моя комната, алё?! Ай!

Пока он отвечал, словарь устремился вниз и огрел его прямо по макушке. Тяжёлый удар встряхнул мозг, в глазах потемнело. У Сораты подкосились ноги, и он, схватившись руками за голову, опустился на корточки.

Показалось, что где-то мяукает кошка.

— Э-э-э… ты в порядке? — послышался заботливый голос.

Приоткрыв глаза, Сората увидел перед собой ту самую злоумышленницу.

— Сильно по голове ударила?

— Сначала бьёшь, а потом спрашиваешь, будто ни при чём?!

— Я-я испугалась…

Что ж, это было заметно. Взгляд Канны метался туда-сюда, будто маятник.

— Слушай, — произнёс Сората максимально спокойно, чтобы не пугать её ещё больше.

— Ч-что такое?

Канна посмотрела вниз на Сорату. Её взгляд наконец остановился.

— У меня голова раскалывается, не объяснишь, в чём дело?

В конце концов, Сората понимал чуть больше, чем ничего, и оттого терялся. А если точнее, был напуган.

— Это…

Канна немного смутилась и в нерешительности отвела взгляд в сторону.

— Не подождёшь чуть-чуть? Заварю чая и ещё чего-нибудь.

Не мешало взять тайм-аут. Сората вышел из комнаты, не дожидаясь ответа.

Вскипятив воду в электрочайнике, Сората налил чая, взял печенье, забрал из ванной высохшие трусики и вернулся в комнату.

— Прошу.

— Спасибо.

Сората сел на кровать рядом с Канной и от напряжения, как и она, подобрал под себя ноги. У него на коленях тут же свернулась калачиком Асахи. Поглаживая кошку по спине, парень начал разговор:

— Для начала хочу убедиться… Эти трусики в самом деле твои, Хасе-сан?

Первым делом он вернул чёрный кружевной треугольник Канне.

— Мои.

Канна взяла трусы и через секунду убрала в сумку — не хотела, чтобы их кто-то еще видел.


Сората уже всё понял, но решил убедиться наверняка.

— Значит, Хасе-сан…

— Ты не мог бы перестать звать меня по фамилии? Ненавижу свою нынешнюю.

Она сказала так, будто у неё имелась и другая фамилия, но Сората предпочёл не заострять на этом внимание.

— Тогда… Канна… сан?

Девушка не сказала ничего против, и Сората вернулся к главной теме.

— Значит, ты тайно пробралась ко мне, чтобы вернуть потерянную вещь?

— Да…

Канна старалась не встречаться с Соратой взглядом и не отрывала глаз от пирожных с чаем на кровати между ними.

— Ты вот спросила, почему я так рано пришёл. Что ты имела в виду?

— Письмо в ящике для обуви.

— А, понятно.

С помощью письма она отвлекла его, чтобы выиграть время? А затем специально подошла вместе с Юко, чтобы проверить, увидел ли Сората послание, и заодно обеспечить себе алиби.

— Тогда главный вопрос… Ты же помнишь, как мы вчера столкнулись?

— Да.

— И ты заметила пропажу важной вещи уже потом?

— Как только вернулась в класс. Когда вышла обратно в коридор, ты уже их подобрал. И подумал на меня…

Затем она просто разузнала, где проживает Сората? Оставалось лишь изъять улики — быстро забрать трусы — чтобы стереть из истории сам факт того, что она их потеряла, а Сората нашёл.

Если Сората вздумает её шантажировать, она сделает вид, что ничего об этом не знает: улик-то не будет. Сама по себе история, что в школе кто-то снял, а потом ещё и потерял трусики, звучала дико, потому без веских доказательств никто в неё не поверит. Так что достаточно было спасти злополучный кусочек ткани и можно будет вздохнуть спокойно. Так девушка думала.

Как бы то ни было, Канна действовала очень решительно: чтоб добыть компроментирующий предмет, тайком пробралась в чужую комнату. Нет, скорее она почувствовала себя загнанной в угол, и другого выбора для неё не было.

Оставалось разобраться ещё кое в чём. Они приближались к самой сути. Что было у Канны под юбкой в тот самый момент?

— Кстати… На тебе, получается, ничего не было?

Если бы с виду беззащитная Канна потеряла сменные трусики, она не стремилась бы так рьяно уничтожить улики. Но трусики, которые подобрал Сората, ещё хранили тепло её тела, и ради их возвращения Канна даже примерила на себя роль домушницы. Раз так, странно, что она не отпиралась и открыла свой невероятный секрет.

— Всё верно… — Канна неспешно кивнула.

На этот раз Сората раскопал нечто действительно ужасающее:

— Слушай… Может, я чего не знаю, это у девушек теперь модно?

— Ты за кого нас держишь? — разозлилась Канна.

— Точно…

Канна всё время держала голову опущенной и старалась не встречаться взглядом с Соратой, против чего тот не возражал — так говорить было намного проще.

— Можно спросить, почему?

Вот правда, при каких обстоятельствах человек мог оказаться в школе без трусов? В прошлом году примерно в это же время года Масиро заявилась на уроки, забыв надеть трусы, но тот случай во многом отличался. Наверное, Канна сняла их уже в школе… Да ещё и по собственной воле.

Но чем больше Сората думал, тем сложнее себе представлял. Канна производила впечатление очень правильного человека, слишком далёкого от опрометчивых поступков.

Канна, не поднимая взгляда, потянулась к сумке рядом с собой, вытащила оттуда книгу и осторожно положила рядом с пирожными. На тонкой твёрдой обложке было написано: «Воскресенье Золушки».

— Что это? — не успел спросить Сората, как надобность в вопросе отпала. Парень увидел имя автора: Юигахама Канна.

Фамилия отличалась, имя записали хираганой, но всё же читалось оно «Канна». Книга могла иметь отношение к теме их разговора.

— Эта фамилия была у меня до развода родителей, пока мама повторно не вышла замуж, — объяснила Канна, предугадав его вопрос. Вот откуда её ненависть к нынешней фамилии.

— Получается, ты написала эту книгу, Канна-сан?

Канна кивнула, не поднимая взгляда.

— Мой дебют, за него я получила приз в средней школе.

— Ого, круто.

Сората взял книгу и пролистал страницы. Само собой, там был лишь текст, текст и снова текст.

— Ничего крутого. Мне просто повезло.

— Почему так думаешь?

— Я сейчас пишу вторую работу, но всё никак не продвинусь…

Канна плотно сцепила руки на коленях и страдальчески скривила губы.

— Думаю, я хочу писать. Я должна писать… Но прогресса нет. Какой бы сюжет я ни предлагала, ответственный редактор только и делает, что хмурится.

— Вон как.

Сората поддакивал, заполняя паузы в речи Канны.

— Я уже не понимаю, как раньше писала… Не могу, прям задыхаюсь. Когда обдумываю историю, начинает болеть голова… Но я хочу писать, я должна, у меня… больше нет другого выбора.

Присмотревшись, Сората заметил в волевом взгляде Канны усталость и сразу подумал, что она плохо спит по ночам. От излишнего волнения качество сна сильно падает, и не получается высыпаться, что Сората знал по собственному опыту.

— Я терпела, задыхалась, но нервы не выдержали, и захотелось устроить что-нибудь дикое… Для начала я решила надеть броское бельё и пойти в нём в школу.

Сората нашёл в коридоре самые что ни на есть эротические трусики. И теперь, представив, что их носила строгая на вид Канна, он не мог отделаться от мысли, что это будоражит. В голову Канне, как оказалось, порой приходят безумные идеи: захотела экстрима — оголилась.

— Я всего лишь поменяла нижнее бельё, и взгляды людей вокруг словно полностью изменились. В такие моменты я даже переставала злиться от своего писательского бессилия. Вот только… постепенно этого стало не хватать…

И тут Канна впервые посмотрела на Сорату. Исподлобья, проверяя его реакцию… И её щёки окрасились лёгким румянцем.

— Попробовала их снять?

— Да…

Она поразила Сорату своим ответом. Её сердце сильно стучало: это было видно по тому, как заметно дрожали губы Канны.

— Э-э-э, короче, получается… Ты снимала стресс?

— Думаю, да…

— Чтобы сбросить его, ты сняла трусики и пошла на уроки?

— Да…

Интересная картина вырисовывалась.

— Получил ответ? Давай только без шуток, ладно?

Взгляд Канны цепко отслеживал каждое движение лица парня.

— А, нет, это… Я вроде не шучу. Ну, любой человек хотя бы раз делал что-нибудь эдакое, правда? Например, раздеться догола, пока дома никого нет. Ага, бывает такое.

Сората хотел её подбодрить, но Канна только молча повесила голову.

Похоже, он наступил на мину.

— То есть, вчера был не первый раз?

Канна кивнула и покраснела до ушей.

— Второй, да?

— Где-то третий…

Глаза Канны были по-прежнему устремлены на Сорату, притягивая его взгляд. Именно потому Сората уловил фальшь.

— Правда?

— В шестой раз.

— После того, как поступила в Суйко?

— Да…

Получалось, примерно раз в два дня…

У Сораты отвисла челюсть. Вне всяких сомнений, за всю свою жизнь он не слышал более откровенных признаний. Даже с учётом того, что парень долгое время жил в Сакурасо, в окружении странных индивидов, для него это всё равно было невероятным… В общем, как ни крути, его потрясло до глубины души.

— Прошу прощения, что смутила. Ты сам спросил.

Дерзкий взгляд Канны заставил Сорату очнуться.

— Прости, что смутился. Не знаю, как на такое реагировать…

Сората автоматически сухо улыбнулся. Когда выходишь за рамки привычного, только и остаётся, что улыбаться. Впервые столкнувшись с неспособностью Масиро заботиться о себе, парень тоже был потрясён, но среди чудаков всегда найдётся кто-то ещё чудаковатее.

— В любом случае. Если ещё кто-нибудь узнает, будет паршиво, потому лучше прекрати это.

Сората надеялся, что услышит утвердительный ответ, но Канна отвела взгляд и ничего не сказала.

— Если скажешь «да», то на этом всё и закончится.

— То, что снимать бельё и идти на урок — ненормально, я прекрасно понимаю… Если бы могла, то сразу бы бросила. Если бы могла сама, то давно бы уже прекратила! Но хоть и понимаю головой, прекратить не могу… Потому-то это и делаю, ясно?

Последняя фраза прозвучала настолько тихо, что Сората едва расслышал. Парень мог себе представить ход мыслей девушки. Канна понимала всю странность своих поступков и действительно хотела их прекратить. Но стресс давил как пресс, подавляя разум… В этом было всё дело.

— А нет какого-нибудь другого способа выпустить стресс? Например, сходить развлечься с друзьями.

— У меня нет друзей.

— А, не успела завести после поступления?

— Вовсе нет… У меня и в средней школе их не было.

Судя по её прошлым «успехам», она и в Суйко могла остаться одиночкой.

— А Юко?

— Думаю, она хорошая девочка, — ответила она совсем не то, что Сората хотел услышать.

— Она, конечно создаёт много проблем, но вы всё же подружитесь, ладно? Ну да, проблем с ней прибавляется, но она не плохой человек, — убеждал Сората, а Канна тем временем загадочно на него смотрела.

— Что?

— Просто редко встречала людей, которые не стесняются говорить то, о чём говорят только в семье.

— Людей можно и хвалить, знаешь?

— Мы отвлеклись от темы, ничего? — ответа на свой вопрос Сората не получил. — Не будем отвлекаться.

Вместо того, чтобы менять способ борьбы со стрессом, лучше было бы разобраться с источником стресса. Ведь в нём и крылся корень проблемы.

— Если у тебя получится написать книгу, ну… тогда всё будет в порядке?

— Я так думаю.

Сората был бесконечно далёк от вопросов написания рассказов. Максимум, он мог спросить о нюансах выбора сюжета у Дзина, который метил в сценаристы. Но Канна выиграла приз и дебютировала. Она, так сказать, уже стала профессионалом. Ей самой впору давать советы Дзину…

Сквозь тучи безнадёги луч надежды не пробился.

— Кажется, искать решение бесполезно.

— Почему?

— А как тебе такой вариант: когда в следующий раз захочешь раздеться, для начала посоветуйся со мной.

— Я закричу.

Отчего-то на Сорату посмотрели очень холодно. Настолько, что взгляд Нанами в подобной ситуации показался бы горячим.

— Не пойми неправильно. Я вовсе не хочу знать, когда ты будешь без трусов. Я просто подумал: если ты кому-то расскажешь, то отвлечёшься. Обстоятельства бывают разные, а тебе ведь не с кем посоветоваться?

Друзей у неё не было, потому Сората и решился предложить такое. Если бы друзья водились, она бы не разоткровенничалась с тем, кого почти не знает.

— Это… правда, как ты и сказал.

Канна ненадолго призадумалась. И затем направила на Сорату недовольный взгляд:

— Выбора нет, попробую.

Канна решила, что готова пойти на жертву, чтобы покончить с проблемой.

— Тогда решено, — заключил Сората, но взгляд Канны по прежнему оставался напряжённым.

— Что?

— Разговор ещё не закончен.

— В каком это смысле?

— Я боюсь, что ты расскажешь мой секрет кому-нибудь, — Канна произнесла это так, словно дословно перевела фразу с английского.

— Не скажу.

— Всего лишь обещание на словах, меня оно не устроит.

Глядя на решимость Канны, Сората в глубине души кое-что понял. То, что девушка не убежала и абсолютно всё объяснила, не было ни извинением за удар словарём, ни раскаянием за проникновение в чужую комнату. Нет, Канна не собиралась уходить, пока не получит от Сораты стопроцентно надёжное обещание молчать. Её прижали к стенке, потому настроилась она серьёзно.

— И что делать, чтобы тебя убедить?

Неужели Канна потребует от него расписку?

— Расскажи мне… такой секрет, какой если узнают другие, ты захочешь умереть, — заявила она нечто пугающее.

— То есть… если я кому-то раскрою твой секрет, ты сделаешь то же самое?

— Обоюдное сдерживание.

— Впервые слышу такое слово!

Канна продолжала сидеть в напряжённой позе, поджав под себя ноги, и с серьёзным видом глядела на парня. Но глаза слегка дрожали — наверное, в душе она сильно волновалась. Если про неё узнают одноклассники, об этом вскоре узнает и вся школа. Тогда ей туда будет дорога заказана. Ещё бы тут не волноваться.

К тому же они находились в комнате 101 Сакурасо. В комнате Сораты, вдали от всех. Более того, Сората учился в третьем классе, а Канна — ещё в первом. Одно только это заставляло нервы звенеть…

Не то чтобы Сората сочувствовал Канне, но если это её успокоит, то почему бы не рассказать ей свой секрет-другой? Он задумался.

— Та-ак, секрет, да?

Но, подумав, парень не вспомнил секрета, который способен разрушить его жизнь.

— Нет его?

— Если брать такие же слабости, как у тебя… то вряд ли.

Сколько вообще существовало в мире людей, которые хранили такие секреты, как у Канны?

Раз так, то хорошо, если вчерашний роковой момент, когда Сората засовывал трусики в карман, попал на фотографии Масиро и Нанами. Снимки укажут не просто на то, что хозяин белья — Канна, но и будут способны раскрыть её секрет…

— Если нет, то что-нибудь другое… Например, ты же ни с кем не встречаешься? — бесцеремонно спросила Канна, подняв подбородок.

— Почему так думаешь?

— Встречаешься?

— Нет.

— То есть, ты просто передо мной выпендриваешься?

— Нет.

— Эх… — Канна звучно вздохнула. Похоже, напряжения в ней значительно поуменьшилось. — Тогда назови мне имя человека, которого ты любишь.

— Чё?

— Есть ведь человек, с которым у тебя неразделённая любовь?

— Ну-у, да-а.

— Учится в Суйко?

— Ну-у, да-а.

И отчего он так застеснялся? В последнее время его почему-то часто спрашивают, кого он любит. Самый недавний случай, который припомнил Сората… был разговор с Нанами в заключительный день культурного фестиваля прошлой осенью.

— Когда услышу, вежливо попрощаюсь и уйду.

После всего случившегося вежливо уже не выйдет, подумал Сората. Но её вопрос всё звучал у него в голове.

«Кого ты любишь?»

Как только он услышал вопрос, в уме возникло одно имя. Но когда он попытался произнести его, парнем овладело смущение, щедро приправленное нерешительностью.

Он промолчал.

Любить-то любил, но если прямо сейчас задуматься, хочется ли с тем человеком встречаться, в этом Сората уже не был уверен. Вначале возникла любовь с первого взгляда, а потом каждый раз, когда он общался с ней, в нём всё больше возникало нечто, напоминающее влечение. Если он назовёт её имя, то окончательно признается самому себе, что его к ней тянет. Потому Сората колебался.

— Быстрее, пожалуйста.

Хотя если Сората не скажет, Канна и правда останется.

Окончательно запутавшись, парень выдал:

— Имя девушки, о которой я постоянно… переживаю, годится?

— Думаю, в просторечии так могут называть безответную любовь.

— Тогда хорошо.

Канна кивнула.

— Давай на ухо?

Приблизиться друг к другу, чтобы никто больше не услышал, — Сората не постеснялся предложить даже это. Канна секунду подумала, затем согласилась и повернулась к нему ухом.

— Что ж, прости за грубость.

Придерживая Асахи на коленях, Сората наклонился вперёд и шёпотом произнёс имя.

Потом оба замолчали.

Они скованно сидели, подобрав под себя ноги. Асахи поудобнее устроилась на коленях.

Канна снова повернулась к Сорате.

— На этом можем закончить.

Её щёки горели огнем.

И тут…

— Канда-кун, может, чуть погодя вместе позанима… емся? — спросила, заходя в комнату, Нанами.

Увидев Сорату и Канну, вместе сидевших на кровати, она удивлённо заморгала.

— Что здесь происходит?

— Сората, — вслед за нею появилась и Масиро. Её взгляд переходил с Канны на Сорату и обратно. — Кто эта девушка?

— Первогодка Хасе Канна. Ты же её знаешь, утром виделись!

— Точно.

— И что пришли?

— Кто она тебе?

— Сложный вопрос…

Канна потеряла трусики, а он их подобрал, вот и все отношения. Ещё их можно назвать людьми, которые оказались связаны тем, что узнали постыдные секреты друг друга.

— Она просто пришла забрать потерянную вещь.

— Трусики, да?

Канна от заявления Масиро встрепенулась.

— Что?

И следом вонзила в Сорату острый, словно кинжал, взгляд.

— Ты же только что обещал не говорить!

— Сиина и Аояма были со мной, когда я подобрал трусики, потому знают про них.

— Враньё! Ты был тогда один. Ну всё, я тебя сдам. Человек, которого ты любишь…

— Э! А ну, стой!

Чтобы заткнуть Канне рот, Сората повалил её на кровать.

— К-Ка-Канда-кун, ты что делаешь?!

Парень опомнился.

— П-про-прости!

Извиняясь, Сората поднял Канну, которая от испуга впала в лёгкую прострацию.

— Это правда, Сиина и Аояма всё узнали по воле случая. Я их повстречал сразу после того, как мы столкнулись. Они знают, что я подобрал трусики. Чистая правда. Ничего такого, они всё прекрасно понимают и точно никому не расскажут. Верно ведь? — спросил он Масиро и Нанами.

И парочка утвердительно кивнула. Глядя на них, Канна молча стала переваривать услышанное.

Но если подумать, выкрутился Сората или нет, то, определенно, нет.

— Человек, которого любит Сората?

— О чём она?

Масиро и Нанами зацепились за ту фразу, которую Сората больше всего хотел бы заглушить.

— Нет, это… э-э-э…

— Чтобы скрывать мой секрет, он рассказал мне один свой.

— Взаимное сдерживание, да? — сказала Масиро.

— Это настолько популярное выражение? Я один не знал?

— Тогда секрет Канды-куна — это кого он любит… Значит, Хасе-сан услышала от Канды-куна, кого он любит? — спросила Нанами, чётко выговаривая слова.

— Да.

— Кого? — спросила Масиро тоном, не допускающим возражений.

— Не спрашивай! Если она ответит, то разразится великая война, которая погубит весь мир!

— Но мой секрет эти двое уже знают, потому если я назову твоего любимого человека, по-моему, проблемы не будет, — логично и сухо заметила Канна. Определённо, наступит паритет. Но в этом случае Сората пропал. Потому что человек, чьё имя он назвал, стоял перед ним.

— Я приношу свои глубочайшие извинения, прости меня.

Сората с предельно серьёзным видом склонил перед Канной голову.

— Шутка.

— В следующий раз не шути с таким каменным лицом. И лучше не смотри на них, иначе поймут!

В худшем случае Канна может выдать секрет, посмотрев на определённого человека.

— Ты же роешь себе могилу, это ничего?

— А? — спросил Сората и потом понял. Сейчас кроме них в комнате никого не было. И получалось, Сората признался, что названный им человек находился здесь. Другими словами, это Масиро или Нанами.

Парень переглянулся с Нанами. Оба промолчали.

Но, судя по выражению её лица, девушка прекрасно поняла смысл сказанного Канной. Глаза Нанами дрожали от удивления, растерянности и беспокойства.

Спина Сораты медленно, но верно покрывалась потом.

Спасением стала реакция Масиро — она слегка наклонила голову набок и задумалась.

— Большое спасибо за то, что поднял цену моего секрета. Теперь я будут спать спокойно.

— А я, походу, вообще не усну…

— Теперь я, пожалуй, пойду. Или мне помочь убрать комнату?

— Прошу, иди домой.

— Постой.

Не слушая протест Нанами, Канна взяла сумку и встала.

— Простите за беспокойство.

Подойдя к двери, она развернулась и вежливо поклонилась.

— Будь осторожна по пути домой… — наконец, выдавил из себя Сората. А остальные девушки промолчали.

От взглядов Масиро и Нанами ему было больно — они буквально резали Сорату на части.

— Ну-у ладно, Аояма, говоришь, репетиция? Сиина, а тебе баумкухен? — сказал Сората нарочито непринужденно, пытаясь разрядить атмосферу.

Девушки промолчали.

Само собой разумеется, попытки Сораты потерпели сокрушительное поражение, и парочка ещё долго не прекращала свою зрительную агрессию.

Часть 4

Вскоре после ухода Канны вернулся Иори, и Сората вместе с ним, Масиро и Нанами сели ужинать. Разговор не клеился, девушки молча кололи парня взглядами, и даже Иори, который не знал о произошедшем, почувствовал неладное.

— Сегодня за едой молчим, как рыбы, да? О, может, дело в этом? Злитесь, что меня интересуют только девушки с дынями?

— Какими ещё дынями? Фруктов захотел?

— Я про сиськи размером с дыни.

Даже когда Иори выдал такое непотребство, атмосфера нисколько не разрядилась.

Поужинав, Сората приступил к наведению порядка в комнате после Канны.

— Тебе помочь?

На любезное предложение Нанами Сората поблагодарил и вежливо отказался. У него и так нервы расшатались, хватит с него на сегодня.

Когда комната вернулась в первоначальный вид, Сората приступил к разработке игры.

Вот только в тот день работа совсем не шла: в голове без конца крутились «люблю» и «не люблю».

Засов, на который Сората закрыл свои чувства в тот день… в сочельник, незаметно приоткрылся.

Решив, что усилия не принесут плодов, как ни старайся, Сората выключил питание у компьютера с игровой приставкой и пошёл в ванную. К счастью, она оказалась свободна. Он погрузился в горячую воду.

Парень рассчитывал, что в ванне у него улучшится настроение, но сегодня это не сработало. Когда он, вытирая полотенцем голову, вернулся к себе, там его ждала Нанами. Она сидела на краю кровати, одетая в пижаму. Вместо обычного конского хвоста ее волосы были распущены. А ещё на ней были очки.

— Э.

— Когда так реагируешь на людей, это вообще-то неприятно.

— Я догадываюсь.

Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы зайти в собственную комнату.

— Всё нормально, я ни о чём не спрашиваю.

— Да неужели?

Всё ещё настороженный, Сората подошёл к кровати и сел рядом с Нанами.

— Мне не надо спрашивать.

Сората украдкой глянул на девушку: та смотрела прямо перед собой — на рисунок, который прошлой осенью на стене нарисовали Масиро с Мисаки. Но вряд ли Нанами изучала рисунок. Скорее она глядела вдаль… в неведомую даль за границей времён и расстояний.

— Даже если не спрошу, пойму, — пробормотала Нанами.

— Ясно… — тихо ответил Сората.

— Я знала с самого начала.

Ничего не произошло. Нанами сказала вполне определённо, но сердце не затрепетало. Её слова не пробудили беспокойные чувства, а ноги не подкосились.

— Ты ждала меня, чтобы сказать это?

— Не-а. Другое.

Сората догадался, что разговор предстоит большой и серьёзный, и темы затронут не самые приятные, потому непроизвольно напрягся.

— Недавно ко мне приходила Мисаки-сэмпай, уже известно расписание прослушивания.

— Когда будет?

— 3 мая. Сказала, моё время будет с пяти часов дня. Ещё сказала, что для этого забронировала студию звукозаписи в университете.

Оставалось примерно десять дней.

— И когда я это услышала, резко разволновалась и теперь не могу успокоиться… Давай разок пройдёмся по всему тексту?

— Хорошо. Раз такое дело, я с радостью.

Сората потянулся к сценарию на столе. Занимался по нему каждый день, потому знал почти наизусть, но… Не то чтобы текста было прям много. Нынешняя работа Мисаки полнилась сценами действия, потому общая длительность фильма составляла минут сорок, а на проговаривание текста уходило минут пятнадцать.

Раз Нанами пришла с пустыми руками, значит уже всё выучила.

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?..» — начал Сората с неизвестно сколько уже раз произнесённой фразы.

— «Ну, кое о чём важном…»

Сцена признания героини.

Участвовали в ней лишь персонажи Сораты и Нанами. По крайней мере не надо было искать третьего для начитки.

Друзья детства перешли в третий класс старшей школы, и героиня встречается с героем, чтобы признаться в любви. Счастливые дни. Каждый день приносит радость. Вместе идут в школу, на уроках смотрят друг на друга, вдвоём обедают и вместе же идут домой. Временами ходят за покупками в соседний район и устраивают свидание в парке развлечений. Садятся на колесо обозрения и целуются. Ничего супер-удивительного не происходит, но все эмоции хорошо прописаны, и ощущается, как между персонажами проскакивают искорки. Очень даже неплохая школьная жизнь, подумал Сората.

Под конец сцены свидания в парке развлечений Нанами резко расхотела играть роль:

— Ладно, на этом хватит, наверное.

— По-моему, на этот раз получилось хорошо.

Эмоции били ключом. Сцену с поцелуем на колесе обозрения они отыгрывали много раз, и каждый раз у Сораты сердце пускалось вскачь. Когда с губ Нанами слетали слова «А давай поцелуемся?», эмоции так переполняли парня, что он с трудом удерживал спокойное выражение лица.

— Угу… Но Мисаки-сэмпай ведь говорила, что хочет простые чувства?

— Ага.

— А мы не наигранно звучали? Как-то неестественно…

— Ну, наверное, так и есть.

Когда Нанами отыгрывала роль, её чувства читались очень отчётливо. Но это могло быть связано с тем, что Сората очень хорошо знает её в обычной жизни.

— Мне сложно сдерживать свою игру…

— А мне сложно играть…

— По сравнению с началом ты стал лучше, как по мне. Скажем, уже не пробивает на смех.

— Спасибо и на том.

Сорату собственная игра не очень волновала, ведь прослушивание будет у Нанами.

— Я играю роль, пытаясь представить, что она испытывает… но это всего лишь моё воображение. У меня ведь нет никакого парня, и на свидание в парк развлечений я не ходила, потому плохо её понимаю.

— Ясно.

— Угу.

— Тогда что делать?..

Оба задумались.

Через несколько мгновений молчания Сората поднял глаза и встретился взглядом с Нанами — у неё на лице было такое выражение, словно она что-то придумала. Да и у Сораты появилась одна идея.

Но Сората засомневался, стоит ли такое предлагать. Пускай это и ради практики, он не знал, как отреагирует на его слова Нанами, которая до этого «поняла его чувства».

— Слушай, Канда-кун, — Нанами вырвала Сорату из раздумий. — Не хотел бы ты пойти на свидание в парке развлечений? — непринуждённо предложила она, будто продолжала отыгрывать роль.

— Не объяснишь ли ты, к чему такая вежливость?

— Ты тоже вежливо заговорил, Канда-кун.

— Точно…

Оба хихикнули.

— Послезавтра в воскресенье пойдёт? — теперь с предложением выступил Сората.

— В этот день у меня смена на работе, а нельзя 29-го?

Первый день Золотой недели. Никаких особых планов у Сораты не было.

— Пойдёт.

— Тогда решено.

— А, вот только советчик по актёрству из меня никакой, — проговорил Сората, лишь бы скрыть смущение. Он думал, что Нанами это заметит, ответит какой-нибудь шуткой, и обстановка разрядится. Сората не сомневался, что она так сделает. Она всегда так делала, когда они попадали в подобные ситуации.

Но сегодня Нанами повела себя иначе.

Она промолчала и, подняв взгляд, посмотрела в глаза Сорате. Глядела она серьёзно и будто немного злилась. Её дрожащие глаза вызывали в Сорате беспокойство и чувство одиночества.

— Ты правда так думаешь?

Только эта фраза, но от неё сдавило грудь. Нанами коснулась тех его чувств, от которых было очень трудно смотреть в глаза друг другу. Но и отвести взгляд было невозможно.

— Ты очень мне поможешь.

— …

— Кто, если не ты, Канда-кун.

— Ясно…

Голос охрип.

— Угу. — Ответив, Нанами резко вскочила на ноги. — Спасибо, что и сегодня помог с репетицией. Ещё много работы, но всё в порядке. Я-я вернусь к себе.

Нанами выпалила это почти скороговоркой и быстрым шагом покинула комнату Сораты.

Звуки её шагов затихли на втором этаже. Рассеянным взглядом, не моргая, Сората ещё какое-то время смотрел на дверь, за которой скрылась Нанами.

«Что это сейчас было?» — возник в голове вопрос. Но он не имел смысла. Сората и так знал ответ.

Закрыв глаза, парень рухнул спиной на кровать. Потревоженные кошки недовольно мявкнули. Их кошачье ворчание хоть и достигло ушей Сораты, но его разума не затронуло.

Сил на то, чтобы воспринимать что-то ещё, не осталось.

С приходом нового сезона… новой весны начался его третий год в старшей школе.

В Сакурасо проживали Сората, Масиро, Нанами, Рюноске, Горничная и Тихиро. Недавно к ним подселился первогодка Иори, и неизвестно, что с ними всеми приключится за год. Одно Сората знал точно: временами они будут смеяться, а временами плакать. А вопросом о том, изменятся ли их отношения, парень не задавался.

Или всё же задавался? Что-то уже изменилось, и он это понимал. Пролетавшие один за другим дни приносили с собой перемены… Погруженный в мирную повседневность, Сората не замечал их.

Подобно тому, как смена времён года меняет цвета города, так и течение времени меняет отношения между людьми. Вчера и сегодня почти не отличаются, потому разница неуловима для глаз. А перемены внутри себя тем более не заметить…

Но всё же небольшие изменения постепенно копятся, и однажды они внезапно покажут своё лицо. Подобно тому, как Масиро захотела нарисовать портрет Сораты…

Отношения с Нанами внезапно тоже начали меняться. Интересно, с каких пор?

— Я себя накручиваю?..

Голос Сораты отразился от потолка и вернулся обратно.

Точно было лишь то, что Сората провёл день с Нанами так, как провёл, и во вчерашний день им уже не вернуться. Две эти мысли прочно засели у Сораты в голове.

Глава 3. Решение Аоямы Нанами

Часть 1

Воскресенье, 24 апреля… В тот день Сората не сделал ни шагу на улицу. Он, будто прилипнув к стулу, работал над игрой.

Часы показывали без пяти девять вечера.

«Я самостоятельно собрал простую программу-шутер».

Это ощущение пришло на десятый день разработки. С тех пор Сората сутки пытался решить последнюю задачу.

Сначала он хотел создать традиционную стрелялку с видом сверху, но когда закончил прописывать два типа поведения простых врагов, призадумался.

— Как-то слишком просто и скучно, — заключил Сората и решил поискать иное решение.

Затем парень выбрал шутер с режимом один на один. По задумке, на экране отображалась с видом сзади полигональная модель боевой машины, говоря иначе, получался шутер от третьего лица… Если по официальной терминологии, то TPS. На самом деле вертикальная ось ни в управлении, ни в обзоре не использовалась, и 3D присутствовало лишь мнимое. Иными словами, получалось вообще 2D…

Правила Сората задал простые: на выбранном поле требовалось обмениваться выстрелами, и первый, кто потеряет всю энергию, проигрывал.

Оружие предполагалось трёх типов. Первый отличался высоким темпом стрельбы, но низкой убойной силой. Второй представлял собой ракеты, которые летели медленнее пуль, но зато наносили высокий урон. Третий — бомбы, которые разрешалось применять не более трёх раз за матч. Также, если бомбы взорвать перед собой, это позволит какое-то время обезвреживать снаряды противника. Разумеется, противник получит урон, если попадёт в радиус его действия, да и в качестве дымовой завесы годилось… по задумке.

Сората весь день провозился с первым типом.

Почти всё время ушло на доведение до ума ИИ противников. Результаты получились удобоваримыми: ко времени захода солнца удалось достичь поставленной цели и даже пострелять.

Благодаря этому игра стала действительно походить на игру. Радостный Сората, позабыв про усталость, целый час играл в своё недоделанное творение.

Затем создал полоску выносливости, что дало возможность определять победителя, и базовый набор был готов. Разумеется, ещё оставалось два типа атаки… Надо было добавить ракеты и бомбы, но поставленная задача уже не казалась Сорате неподъёмной.

Разработка шла на удивление хорошо. «Будь у меня побольше времени, получилось бы ещё лучше», — думал парень. Но посвятить игре весь день получилось только в воскресенье, а в будние дни — уже нет.

Теперь Сората немного понимал Рюноске, который постоянно пропускал школу. Но даже если так, Сората не собирался ему подражать… Хотя перейди он в режим хикикомори, уже через неделю игра обрела бы форму.

Сората отложил геймпад, выгнулся назад и изо всех сил потянулся. Плечи звучно захрустели. Слишком долго он сидел неподвижно.

— Ох, — вздохнул он, позволив мозгам наконец расслабиться, и бухнулся на кровать.

Внутри его переполняло удовлетворение от проделанной работы. Сегодня он сделал всё, что мог. Так ему казалось.

Почуяв что-то под собой, Сората сунул руку под спину и достал книгу в твёрдом переплёте. Позавчера её принесла Хасе Канна, и в тот же день парень её прочёл. Перед сном из любопытства решил полистать, но стоило ему начать читать, как он тут же потерял счёт времени. Опомнился Сората, лишь когда добрался до последней страницы.

Сората до сих пор был под впечатлением. История задела за живое. Но Канна страдала оттого, что не могла написать вторую работу.

— Попробовать спросить, что ли? — решил Сората и потянулся к мобильнику. В списке контактов парень выбрал имя, которое навевало приятные воспоминания, и нажал на вызов.

— Чего тебе? — раздался в трубке голос человека, который в марте окончил Суйко, — Митаки Дзина.

— Да один вопрос парит.

— Когда постоянно отказываешься от вписок, тебя начинают считать нелюдимым. Как представлю, что ещё четыре года буду изгоем, аж трясёт.

— Да ну?

— Но стоит заикнуться, что я женат, как все тут же ко мне тянутся. Кажется, меня ждут те ещё передряги.

— Ты о чём вообще?

— О своём состоянии. Меня же Сората спрашивает? Давай там, возьми себя в руки.

Что ж, ему бы самому не помешало…

— И, что тебя беспокоит?

— Как ты пишешь истории?

Звонил Сората как раз ради совета, потому сразу перешёл к делу.

— Чего? Тебе понадобился сценарий для игры?

— Ещё бы, сам даже не надеюсь написать, сразу к тебе обратился.

— Тогда ты по адресу, я весь внимание, — ответил Дзин в своей обычной манере, чем сразу успокоил.

— На самом деле несколько дней назад я познакомился с новым учеником, и он сильно переживает из-за того, что не может написать вторую книгу.

— То есть уже был дебют? — в голосе послышались нотки удивления.

— Да. И книга уже вышла.

— Получается, ради милашки ты готов из кожи вон лезть, лишь бы помочь?

— Если мне не изменяет память, я не говорил, что это девушка и что она милашка.

— Я не прав?

— Ну, она и правда милашка.

— Как всегда, приятно о ком-то заботиться, да?

— Не в том дело. Просто ты готов выслушать, вот я и решил спросить.

— Ты по своей-то теме сделал всё, что мог?

— Разработка игры идёт отлично, в том числе благодаря Акасаке. Мне теперь жуть как интересно.

На экране телевизора прямо сейчас отображалась разрабатываемая игра. Компьютерный противник вовсю палил по неподвижной машине игрока.

— Да ты подаёшь надежды. Ну, и как зовут девушку?

— Что?

— Мы говорим о миленькой писательнице-кохае. Ты что-то отвлёкся.

Точно. Когда переключились на игру, он невзначай забыл об основной теме.

— Юигахама Канна. «Канна» записано хираганой.

— А, если так, то знаю. Она получила награду «Новичок года» за «Воскресенье Золушки»? Я тоже читал.

— Ого, правда?

Тогда рассказать будет просто.

— Она дебютировала в четырнадцать лет, вроде. Недавно о ней говорили. Она и репутацию хорошую заработала.

Сората и не знал, ведь обычно ничего кроме манги не читал.

— Ох, неужели она поступила в Суйко? Как тесен мир.

Школа при университете искусств собирала под своей крышей именно таких людей.

— Значит, ты забил на Масиро-тян с Аоямой-сан и решил приударить за новенькой?

Дзин как всегда прикалывался.

— Нет.

— В каком плане нет? Ты не решил приударить за новенькой?

— Именно.

— Тогда фразу «ты забил на Масиро-тян с Аоямой-сан» оставляем как есть?

— …

— Раз не отрицаешь, значит между вами что-то произошло?

Как и ожидалось, Дзин зрил в корень. В прошлом он встречался одновременно с шестью девушками. Сората, который за всю жизнь ни разу ни с кем не встречался, Дзину и в подмётки не годился.

— С этим, ну, всё нормально. Не то чтобы хорошо, но и не плохо.

— Это как понимать? — Дзин в трубке засмеялся.

— Вернёмся к теме?

— Писательница-первоклассница старшей школы не может написать вторую работу и страдает?

— Точно.

— Ну, с её-то стилем неудивительно, что новая работа не даётся.

— В смысле?

— Ты читал?

— Да, позавчера вечером.

Книга рассказывала о нынешней повседневности. Главной героиней была ученица второго класса средней школы. Она заплетала волосы в две косы (что в наше время встречается редко) и носила очки.

Невзрачная девочка, в школе не выделялась, но при этом не была оторвана от остальных. На перерывах общалась с одноклассниками и каждый день обедала в компании друзей.

Если кто-то один смеялся, начинали смеяться все. И со словами «Вот это прикол!» хлопали в ладоши. Повседневная жизнь шла своим чередом.

Но душа девочки не смеялась. Друзья были, но не было близкого человека, с которым можно поделиться какими угодно тревогами… Вот так характеризовалась главная героиня.

Школа не приносила ей радости. Её раздражало то, что на сообщения друзей приходилось отвечать сию же секунду. Ей это казалось дуростью. Да и друзья — одно название. В конце концов, их отношения — простая видимость, подобная обмену номерами телефонов через ИК-порт. Действительно дурость. Но при этом девушка держала в голове, что отвечать на сообщения нужно быстрее всех. Потому что не любила обедать на перерыве в одиночестве.

Таким образом, девушка заставляла себя поддерживать связи. Потому что до боли хорошо знала: малейшая ошибка станет фатальной. Если про неё скажут, что она зазналась, у неё больше не получится оставаться в компании.

Напряжение и социальные кандалы всё вокруг делали странным. Не только девушка, а все в её компании, все в классе чувствовали то же самое. Но никто не пытался разорвать порочный круг. Хоть им и не нравилось, но мирная обстановка в классе дорогого стоила.

«Мир наказывает тех, кто нарушает покой».

Этим девизом по жизни руководствовались все в классе. Потому следовали негласным правилам.

И девушка в книге сказала: «Это игра в терпелки без приза».

Однажды в воскресенье, лишь бы выплеснуть накопившиеся эмоции, девушка разоделась, насколько хватило смелости, и отправилась в соседний город, гдеа обычно не бывала.

Волосы она распрямила, очки сняла, заменив на контактные линзы. Нанесла лёгкий макияж. Надела мини-юбку опасной длины, какую после покупки ещё ни разу не носила. Завершила картину новыми туфлями, в которые кое-как влезла, и эмоции немыслимым образом хлынули через край.

Она шагала по соседнему городу, цокая каблуками, и мир представал перед ней в совершенно других красках. Обычно на неё не оборачивались парни, но в тот день она чувствовала на себе жадные взгляды. Она понимала, что проходившие мимо люди на неё глазеют. Понимала и то, что ей оборачивались вслед. От парочки старшеклассников она даже услышала: «Милашка, правда?»

Получилось полностью забыть про незримые кандалы, в которые её заковала школа. Ничто не душило. Городской пейзаж радовал своей красотой, а небо — высотой. Ею овладело ощущение превосходства и свободы. Правила, которые сдерживали её, перестали существовать.

Девушка почувствовала себя окрылённой. Она стала каждое воскресенье вызывающе наряжаться и ездить в соседний город. Болтала ни о чём с работниками бутиков, о которых вычитала в модных журналах, и даже осмелилась заговорить с популярным работником блинной, к которому в обычной ситуации даже не приблизилась бы.

Поездки в соседний город прочно вошли в её жизнь. А одна новая знакомая даже стала её другом. У неё не было мобильника, но оно и к лучшему — не приходилось вести унылые переписки. Подружка на воскресенье. С ней девушка могла говорить о чём угодно. О неудачах в школе, о муках любви, о разводе родителей… О втором браке матери… О том, что ни дома, ни в школе девушка не могла найти себе место…

По ходу повествования у читателя начинали закрадываться сомнения: что есть эта история с воскресеньем — реальность или сон? Внятного ответа текст не давал. Желая во что бы то ни стало узнать концовку, Сората дошёл до последней страницы.

Конец получился неожиданным.

Девушка завела близких друзей. Она наконец подумала: «Вот оно, счастье», но в следующий миг…

Она открыла глаза.

Перед нею был незнакомый белый потолок.

Человек в белом халате пояснил, что она в больнице. Девушка часто падала в школе в обморок, потому её госпитализировали.

Врач говорил что-то про стресс, какие-то сложные слова, но девушка не могла понять. Она ведь только что весело болтала с другом в соседнем городе…

Сората, как и персонаж в книге, был в растерянности. Однако на вопрос, что же произошло, история не ответила и подошла к концу.

До какого момента события были реальны, а с какого превратились в сон?

Движимый любопытством, Сората попытался перечитать книгу, но не смог отыскать вразумительный ответ.

Книга оставляла мощное, но тяжёлое впечатление. Сората никак не мог успокоиться, всё раздумывал о судьбе её героини.

По прошествии двух дней Сорате стало казаться, что Канна сказала меж строк: «Такова реальность».

— Какие впечатления? — задал простой вопрос Дзин.

— Интересно, но неприятно. А тебе как, Дзин-сан?

— Показалось, что сюжет не создавали.

— В каком смысле?

— Как бы сказать… Историю придумали не после того, как захотели написать рассказ, а скорее превратили в рассказ историю из собственной жизни.

— А, ясно.

Сората понял, что хотел сказать Дзин. В книге хорошо чувствовалось, как описывается скованность в школе и поверхностность отношений с друзьями.

К тому же Сората успел познакомиться с Канной, которая рассказала об отсутствии друзей, потому не мог отделаться от мысли, что она в самом деле бросила в сюжет книги добрую толику собственного жизненного опыта.

Сначала развод родителей, потом жизнь с матерью. Да и второй брак с новым отцом наложил отпечаток. В тексте героиня заявляет, что не любит новую фамилию, а это совершенно ясно перекликалось со словами Канны, которая ненавидит нынешнюю фамилию.

Постепенно в процессе чтения образ девушки превращался в Канну. Сората даже почувствовал вину за то, что невзначай подглядел за жизнью Канны в средней школе, что усугубляло неприятные впечатления от книги.

— Насчёт попытки написать вторую работу. Выходит, она хочет создать историю с чистого листа, о том, чего с ней не происходило? Как по мне, второй раз тот же номер не прокатит. Не получится просто описывать свою жизнь.

— Тогда как сделать, чтобы получилось?

— Сперва надо перестать себя заставлять и просто подождать, пока накопится достаточно эмоций, которые захочется выплеснуть.

— Нет, она уже не может ждать…

Стресс от неспособности писать находил у девушки совсем уж экстремальный выход. Если оставить всё как есть, очень скоро может приключиться беда.

— Сроки поджимают?

— Она хоть и показывает наброски сюжета, редактор качает головой.

— Тогда вот что. Поясню самое элементарное.

— А, подожди, пожалуйста. Запишу на бумаге.

Сората торопливо переместился к столу и занёс ручку над бумагой.

— Да вряд ли это стоит записывать, или на что ты надеешься?

— Я готов.

— По сути, если сделать лишь скелет истории, он будет на удивление простым. Какой протагонист, какой мир и место, какие люди и какие события, что они делают, что чувствуют, и, наконец, к чему это привело… Вот и весь костяк сюжета.

Дзин объяснял медленно, потому Сората успевал записывать.

— Например, возьмём «Воскресенье Золушки»… Это история о девочке, ученице средних классов, которая ни в школе, ни дома не могла найти себе место и мучилась от тягостных мыслей. Однажды она втайне от всех отправилась в соседний город, встретила ничем не обременяющих её людей и завела друга, с которым могла поговорить о чём угодно. Девушка отыскала место, где могла расслабиться и где была надежда… Или типа того.

— Понятно.

— Если рассматривать концовку, то вывод напрашивается следующий: сколько ни отворачивайся, жестокая реальность останется реальностью. Сон рано или поздно заканчивается, это она хотела, наверное, сказать.

Сората согласился, что концовка располагала к такому выводу.

— С этой историей закончим, идём дальше. Что ты хочешь, чтобы почувствовал читатель? Что он должен для себя принять? Автору очень важно это понимать. Писать нужно вдумчиво.

— Ты о теме?

— Если говорить по-простому, то да. Применительно к истории в целом — можно и так сказать, но ещё сюда относится впечатление, которое оставляет каждый персонаж.

— Э-э-э.

— Ну, допустим, один был «дурнем, который говорит невпопад».

Почему-то в голове Сораты возник образ Иори.

— В зависимости от того, какое впечатление персонаж должен производить, ты меняешь его образ. Если буквально, то хочешь или сделать его «бесполезным тупицей», или «милым дурачком, которого невозможно презирать». Вот сделал ты персонажа тугодумом, который доставляет окружающим неприятности и портит жизнь, его за это по головке не погладят… Напротив, если персонаж не думает о выгоде для себя, случайно втягивает в свои проблемы людей вокруг, но в итоге всех делает счастливыми, то его и презирать никто не сможет, правда?

Даже при одинаковом начале первый вариант и второй вариант произведут совершенно разное впечатление.

— Попробую рассказать ей.

— У меня об этом есть простенькая книжка, потом вышлю тебе.

— Правда? Огромное спасибо.

— Ну, не надейся, что вам прям точно поможет.

Пока они говорили, на включенный компьютер пришло письмо от Дзина. Он отправил его сразу же, хотя сказал, что пришлёт потом. Очень на него похоже.

— Ну, неужели не будешь просить у меня советов по любовным делам?

— С этим сам как-нибудь разберусь.

— Ого, мужик, — нарочито эмоционально отреагировал Дзин, будто угорал.

— Если не получится, то у тебя спрошу.

— Если строишь из себя крутого, то строй до конца. — Дзин хихикнул.

— Если так сделаю, то скорее буду тупым, а не крутым.

— Любовные дела настолько сильно вгоняют в краску. В конечном итоге ощущаешь себя голым.

— И телом, и душой? — немного смущённо спросил Сората.

— Ну, с точки зрения реальности, сначала телом.

— Фантазия сейчас разыграется, и потом не усну…

Пока они продолжали разговаривать, дверь сама собой открылась. Внутрь, как в свою собственную комнату, зашла Масиро. Её привело какое-то дело?

— О, прости. Потом ещё созвонимся. Сиина пришла.

— А мог бы развлечь своего выпустившегося сэмпая.

Сората проигнорировал озорство Дзина.

— Ладно, пока.

— Ага.

Звонок завершился.

Севшая на кровать Масиро переводила взгляд то на включенный телевизор, то на геймпад от приставки.

— Попробуем поиграть?

— …

Сората сунул геймпад молчавшей Масиро и объяснил основы управления. Девушка так ничего и не сказала.

— Ну, погнали.

Сората перезапустил создаваемую на компьютере игру.

Масиро неуверенно действовала геймпадом, и боевой корабль на экране затрясся, посылая снаряды в противника с противоположной стороны экрана.

— Сората.

— Что?

— Скучно.

— Ага, с таким-то управлением — неудивительно!

К тому же игра ещё была в разрабатке, потому Сорате хотелось, чтобы его оценивали менее строго.

— Дерьмовая игра, да?

— Ты где такое слово узнала?!

— Горничная научила.

— Вы, что ли, подружились?..

О чём, они, чёрт возьми, могли разговаривать?

— Горничная говорила.

— Да?

— Сората делает дерьмовую игру.

— Я не такую пытаюсь делать!

Потом Сората обязательно отправит Горничной письмо протеста.

— Кстати, Сиина.

— Что?

— Ты не испытываешь стресс от рисования манги?

— Стресс?

— Нервничаешь, когда дела идут не так, как хочешь. Бесишься, торопишься, а ничего не получается. Что-то такое.

— Бывает.

А Сората думал, что с Масиро такого не бывает…

— В такие моменты какое у тебя настроение?

— Хочу сильно.

— Хочешь сильно?

— Сорату.

— Меня?!

— Подразнить.

— Завязывай.

— Сейчас дразню.

— Уже сделала это?!

Похоже, Сората, сам только что испытал на себе метод Масиро избавления от стресса. Неужели она раньше несла всякую чушь именно ради этого?

— В последнее время Сората зазнаётся.

— Чего вдруг меня оскорблять начали?

— Нельзя, да?

— Указываешь на мои косяки?!

— Никуда не годишься.

— Что происходит? Что началось?!

— Нет смысла заморачиваться.

— Хелп!

— Унылая унылость.

— Ну правда, ты чего?!

Странное даже по меркам Сиины поведение вогнало Сорату в ступор.

Удовлетворившись, Масиро, словно по щелчку, замолчала и стала глядеть на Сорату, будто чего-то ожидала.

— Ну?

— Чего-чего?!

— Ты волнуешься из-за меня?

— Да я с ума схожу!

— Неприятно, да?..

Девушка поднесла руку ко рту и о чём-то задумалась.

— Да что ты там задумала?!

— Рита сказала.

— Интересно, почему когда на сцене появляется она, у меня возникает дурное предчувствие?

— Мы погрязли в рутине.

— Я и ты?

— Сухой сезон.

— А дождливый сезон был?

— Потому я холодная к Сорате.

Тон голоса Масиро чуть отличался от обычного.

— Только не говори, что ты имитируешь Риту?

— Именно так.

— А самоуверенности тебе не занимать!

— Согласна.

— Нет, я всё-таки ничего не понимаю.

Быстрее будет спросить у Риты.

Взяв мобильник, Сората написал письмо на ящик Риты.

Разница по времени с Англией составляла примерно девять часов. Сейчас там должен быть обед.

«Что ты вбила в голову Сиине?»

Спустя несколько мгновений пришёл ответ:

«Всего-то рассказала о базовой любовной технике».

«А подробнее можно?»

«Парень быстро привыкает к тому, что ты всегда рядом. И первым делом нужно дать ему отчётливо понять: «Если думаешь, что я вечно буду рядом, ты очень сильно ошибаешься!» И когда у парня от мысли о расставании появляется в груди пустота, он бежит за тобой!»

«Ты как будто читаешь статейку».

«Потому что как раз её читаю».

«Так и думал!»

«Рюноске ведёт себя со мной очень холодно, значит уже скоро должен потеплеть, не думаешь?»

«О чём речь?»

«О любви между мной и Рюноске».

«Это тебе к Акасаке».

«Передай Рюноске, пожалуйста. «Если не ответишь на письмо, я пойду на свидание с другим мужчиной. И отдам своё сокровище кому-то другому. Я серьёзна».

Похоже, Рита тоже ещё отрабатывала базовые любовные практики.

Как бы то ни было, Сората первым делом переслал сообщение Риты Рюноске.

«Рита это сказала».

Незамедлительно пришёл ответ. Сората сперва подумал на Горничную, но содержание выдавало Рюноске.

«Это хорошие новости. Передай ей».

Не такие уж и хорошие, и Сорате было жаль пересылать такое Рите. Любовные дела у неё с Рюноске и сегодня не заладились. С другой стороны, Сората узнал, что хотел, потому не унывал.

Стоило ему оторваться от мобильника, как Масиро, словно закончив все дела, собралась уходить.

— Стой! Тебе не на что больше пожаловаться?! Не вздумай стресс копить!

Слова подействовали: Масиро развернулась.

— Но.

— Никаких но!

— Сората всё равно пойдёт на свидание с Нанами, — сказала Масиро то, к чему Сората никак не был готов. Одним ударом она ему нанесла критический урон.

Сората не счёл нужным это скрывать и теперь жалело том, что вчера после обеда обсуждал в столовой время и место встречи.

Вот почему Масиро попросила у Риты совет.

— Это всё ради репетиции.

— …

Масиро пристально на него посмотрела.

— Че-чего?

— Сорате кто-то нравится.

А теперь она вспомнила разговор с Канной.

— Ну, это да, в общем-то.

Сората и так уже готовился дать дёру, но Масиро нанесла добивающий удар:

— Кто-то нравится, и идёшь на свидание с Нанами.

— Х-хватит меня подозревать.

Сората не мог чётко сказать, что она не права, и потому бесился. Когда приходила Канна, Масиро вроде бы не поняла смысла её фразы о том, что Сората роет себе могилу, но сейчас он уже не был так уверен. А ещё Масиро могла всё рассказать Рите, а та — моментально всё понять и объяснить.

Масиро или Нанами. В тот день Сората косвенно признался, что любит одну из них.

Если сейчас он будет с пеной у рта доказывать, что это не Нанами, то методом исключения получится, что любит он Масиро. Слишком уж грубое признание выйдет.

— Фу-у-у.

— Какая необычная реакция.

— Сорате кто-то нравится…

— Опять?!

— Идёшь на свидание с Нанами.

— Это свидание нужно для репетиции! Не больше и не меньше!

— Сорате кто-то нравится…

— Может, закончим уже с этим?

— Добрый к Нанами.

— Ты чего добиваешься? Или добиваешь?

Как ни погляди, она его подозревала.

— Сорате кто-то нравится.

— Опять за своё?!

— Нанами тоже кто-то нравится.

— Ну это да, наверняка.

— И мне кто-то нравится.

Сората заметил, как щёки Масиро покрываются лёгким румянцем. А глаза подрагивали, да так слабо, что и не заметить, если не вглядываться.

— …

Масиро кого-то любила.

Казалось, она впервые произнесла что-то настолько чётко.

— Это тригонометрическая функция.

— Холодно!

— Любовный треугольник?

— Правильно, только давай не будешь говорить это прямо в лицо?!

— Почему?

— Потому что моё стеклянное сердце разлетится вдребезги!

Сомнений не осталось. Масиро почти уловила суть. И поняла, в каких отношениях они трое, Сората, Масиро и Нанами, оказались.

— Самое то.

— А такое бывает в человеческой жизни, что любовный треугольник — это самое то?

— Аяно сказала.

Так звали ответственного редактора Масиро. Иида Аяно.

— Да неужто.

— Вот-вот будет любовный треугольник.

— Вряд ли она говорила это по-настоящему! Поди, имела в виду сюжетный поворот в твоей работе.

— Имела в виду.

— Тогда не надо вырывать из контекста! У меня поджилки трясутся!.. То есть ты понимаешь, что такое любовный треугольник?

Не очень верилось. В конце концов, Масиро оставалась Масиро.

— Понимаю, — самоуверенно сказала Масиро. Точнее, она всегда вела себя самоуверенно.

— Правда, что ли. Попробуй, расскажи.

— Нет.

— Не понимаешь, всё-таки!

— Если скажу, Сорате не поздоровится.

— …

Его будто огрели по макушке. Он и сказать ничего не смог.

— Всё равно сказать?

— Нет, не надо…

Сората почувствовал, что поезд уже ушёл.

Когда-нибудь непременно настанет время, когда придётся задуматься.

Когда-нибудь непременно настанет время, когда придётся выбирать.

Сората знал, что хоть будет он готовиться, хоть не будет, реальность безжалостно подкрадётся. Он твёрдо уяснил это за минувший год. Горький опыт не прошёл даром.

Даже если не получилось довести свои дела до идеала, даже если колебался… Обязательно наступит время, когда придётся делать выбор. Именно из такого и состояла жизнь.

За отведённое время Сората должен будет дать ответ, даже если придётся вырвать на голове волосы. И он чувствовал, что времени у него осталось до того мига, когда Масиро дорисует его портрет.

Часть 2

На следующий день, в понедельник, Сората дождался обеденного перерыва, взял сумку и встал.

— Ты к Масиро? — обратилась к нему сидевшая сбоку Нанами.

— Нет, мелкие дела.

— Это какие? — спросила без особого интереса Нанами, потому Сората ответил расплывчато и вышел из класса.

Спустившись по лестнице, он направился к классам первогодок. Юко говорила, что учится в классе «В», потому и Хасе Канна должна быть там вместе с ней.

Сората хоть и перешёл в третий класс, но идти по коридору среди кабинетов других классов немного напрягало. Пускай парень и проучился там целый год.

Он заглянул в кабинет класса «В». Там Юко с друзьями разложила на передних партах бэнто, но Канну, ради которой Сората пришёл, не увидел. И только парень решил поворачивать назад, как встретился взглядом с Юко.

— О! Братик!

— Ну тупая…

Вопила она как резаная и потому привлекала к себе до смешного много внимания. Вот она вскочила со стула и побежала к Сорате… но по пути запнулась о порог и рухнула, пропахав носом пол. Больнее некуда.

Упав, она привлекла ещё больше внимания.

— Поедим бэнто вместе?

— Не поедим, — дал Сората от ворот поворот Юко, у которой раскраснелся лоб и нос.

— Тогда зачем припёрся?!

— Где Канна-сан?

— Сказала, пошла в буфет… Ещё не вернулась?! Что же делать, беда!

— Наверное, ей противно обедать с тобой, ты такая шумная.

— Ещё чего-о-о.

То, как она верила в людей, пугало.

— Ладно, я пойду. К тебе у меня дел нет.

— У-у меня к тебе тоже! — крикнула ему в спину Юко, зачем-то изображая сильную и независимую, и Сората тут же ушёл.

На всякий случай он решил заглянуть в буфет. Среди учеников, которые налетели на горячие пирожки, фигуру Канны он не нашёл. Или вернее будет сказать, ей характер не позволил бы сунуться в шумную толпу.

Куда ещё могла пойти Канна?

— …

За неимением других догадок Сората решил пойти на крышу. Вернулся в коридор и поднялся по лестнице. С первого этажа до крыши было далековато. Пока поднимался, дыхание участилось.

Сората вышел на крышу, где его поприветствовало чистое небо и подул приятный ветерок.

Было идеальное время года, когда ни холодно, ни жарко.

На самой дальней от двери лавочке Сората нашёл Канну. Она сидела спиной к нему, лицом к изгороди.

Не произнося ни слова, парень подошёл к ней и сел рядом, на расстоянии вытянутой руки.

Заметив его, Канна встрепенулась:

— Ты?

— Можно рядом сесть?

— Лавочка рядом свободная.

Взгляд Канны устремился за спину Сораты и упал на лавочку позади.

Канна как бы намекала: «Пошёл вон».

Сората сделал вид, что не заметил, и достал из сумки коробочку с бэнто. Еда сегодня его не особо радовала, ведь пришлось вставать в шесть утра и самому готовить.

Парень закинул в рот обёрнутую мясом спаржу, наслаждаясь вкусом.

— Как у тебя с писательским настроем?

— Ты совсем не понимаешь людей, да?

— Если я настолько неприятен, то всегда можешь сама пересесть на другую лавочку.

— …

Канна молча встала. Но не сделала ни единого шага. Выждав немного, она села обратно на изначальное место. Если бы переместилась на другую лавку, то подтвердила бы слова Сораты, чего ей не хотелось.

— Мне нельзя пообедать одной?

— Я сказал что-то плохое?

— Подсел ко мне, потому что я бедная-несчастная?..

— Я же тоже один.

— …

— Если тебя это волнует, можешь вернуться в класс и поесть с Юко.

— …

Воцарилась тишина.

Пора бы поскорее сменить тему, подумал Сората, и тут…

— У людей так много изъянов, — прилетело от Канны.

Девушка медленно укусила бутерброд.

— Слушай.

— Что?

— Не надо, пожалуйста, глазеть на то, как я ем. Я смущаюсь.

Сората глядел на неё без задней мысли, но раз она не смотрела в ответ, то лучше действительно не смущать.

— Прости.

Извинился Сората, затем подцепил палочками фрикадельку.

— Настрой плохой, — сказала что-то невнятное девушка.

— М?

— Ты спросил про писательский настрой.

Вон оно что.

— Плохой — то есть дело не продвигается?

Канна кивнула.

В конце концов, Сората узнал ситуацию Канны три дня назад. Глупо было надеяться на большой прогресс.

— Плохо, что на выходных много времени. Думала только о писательстве, потому перенервничала… А сегодня совсем выбилась из сил, вот и пришла сюда.

Ещё Канна добавила, что младшая сестра Сораты настырно предлагает обедать вместе, потому приходится искать повод для побега.

— Выходит, сейчас у тебя копится стресс?

— Да.

Взгляд Сораты будто сам по себе устремился к юбке Канны, особенно к её кромке.

— Скажу на всякий случай, они на мне.

— Рад слышать.

— Пожалуйста, не смотри на меня с презрением.

— Я и не смотрю!

От мысли, что гипотетический ветер мог бы гипотетически обнажить что-нибудь потрясающее, у Сораты затрепетало сердце, и он принялся за еду.

— Канна-сан, а почему ты решила стать писателем?

— Я вовсе не собиралась становиться им.

— Вон оно как?

Подобное занятие не походило на такие, какие выбираешь ненароком…

— Ну… «Воскресенье Золушки» было своего рода дневником.

— И при этом получился рассказ?

— Просто взяла и начала писать. Школа нагоняла тоску, общение с так называемыми друзьями душило, вот и захотелось куда-то всё выплеснуть.

— Значит, дневник…

— Да. Поначалу я довольствовалась тем, что просто писала. Когда составляла предложения, когда с головой уходила в процесс, получалось забывать о ежедневной мороке. Про школу, про друзей и про семью…

— Ясно.

— Но постепенно мне стало надоедать. Сколько бы страниц я ни исписала, нигде не было ничего хорошего, а когда перечитывала, мне становилось ещё хуже. И тогда я придумала уловку: добавила в дневник неправды.

— Неправды?

— О том, что я вырядилась, отправилась в другой город, где нет ни одного знакомого, и от души повеселилась.

— …

— Я продолжала добавлять всё больше неправды, и не успела заметить, как дневник перестал быть дневником. С течением времени неправды стало даже больше правды. Но я начала писать как раз для того, чтобы отвлечься, потому меня всё устраивало.

Как и говорил Дзин. «Воскресенье Золушки» появилось не как рассказ. Повседневная жизнь Канны легла в основу, но туда подмешалась неправда. И не простая неправда. Именно потому, что Канна вложила в книгу свои желания, работа запала в душу читателям. С точки зрения фактов получилась неправда, но эмоции книга вызывала настоящие.

— Тогда я случайно узнала из телепередачи, что в последнее время очень много работ участвуют в награде «Новичок года».

— Заинтересовалась и подала заявку?

Канна кивнула.

— Мной двигало вовсе не желание чего-то добиться, выиграть приз и получить признание. Мне было лишь немного интересно, что подумают люди, прочитав мою работу. Ведь свой дневник я бы ни за что не показала ни одному человеку из своего окружения.

— И потом ты, значит, получила первый приз?

Такое тоже называют талантом. Подобного достижения нельзя достичь, просто захотев, но она блестяще справилась… Вот что думал Сората.

— Странно, правда? В те времена было весело писать. Пускай я и делала это, чтобы отвлечься от неприятных мыслей…

Получалось, теперь всё изменилось, и писательство доставляло Канне страдания.

Когда увлечение превращается в работу, такое не редкость. Вместе с желанием творить появляется и обязанность. Оттого испытываешь давление. Занятие, которое должно радовать, радости больше не приносит… Вот что произошло с Канной.

— Может, одного желания и мало, но ты ведь ещё хочешь продолжать писать?

Если у неё не осталось интереса, если процесс приносит одни лишь страдания, то стоило задуматься. Но Сората не чувствовал, что Канна собирается бросать.

— Прежде чем отвечу, можно мне спросить у тебя кое-что?

— Что?

— Ты… наверное, читал? — спросила Канна, будто уловив что-то в поведении Сораты. Её проницательный взгляд вывел Сорату на чистую воду.

— Ага, читал.

— Н-на-надо было сразу сказать! — оторопело и недовольно воскликнула она. — Если бы я знала, то не сказала бы, что это мой дневник…

— Как рассказ, интересно.

— Можно обойтись без натянутой хвальбы.

Надувшись, Канна соснула чая из пакетика через трубочку.

— Касательно твоего вопроса… Хочу ли я продолжать. Я скорее должна продолжать.

Канна помрачнела, словно делала шаг в кромешную тьму.

Сората припомнил, как она уже говорила нечто подобное на прошлой неделе, когда пробралась в его комнату.

— Раз читал, то уже не надо скрывать, да?.. Как я и написала. В первом классе средней школы родители развелись, и какое-то время мы жили с мамой вдвоём. Но не прошло и года, как мама вышла замуж повторно, и у меня появился новый отец.

Определённо, Сората вычитал в книге именно это.

— До сих пор мне неприятно называть этого человека отцом. Когда нас трое, все друг другу пытаются угодить, и потому дома напряжённая атмосфера. Я не выдержала и потому выбрала старшую школу Суйко из-за общежития. Если напишу книгу и получу гонорар, смогу не обременять родителей и обеспечу себя сама… В худшем случае мне придётся устроиться на обычную работу, чтобы получать обычную зарплату, потому я обязана писать.

В истории Канны Сората не видел ничего приятного, а её решение тоже не оценил. Ведь таким способом она не решит свои проблемы.

— По-моему, это не моё дело.

— Тогда, пожалуйста, ничего не говори.

Канна громко хлопнула дверью.

Но Сората, не переставая двигать палочками, договорил до конца:

— Мне кажется, лучше разок поговорить с родителями по душам.

— Ты слушал меня? Это в самом деле не твоё дело.

— Я как раз это и сказал вначале.

— А я попросила ничего не говорить.

— Ладно, понял. Тогда не буду. Сегодня хотел тебе это отдать.

Чтобы выполнить изначально запланированное, Сората достал из сумки несколько листов и передал Канне.

— Что это? — настороженно спросила девушка.

— Это от Дзина, моего сэмпая, который в марте выпустился и поступил в Осакский университет искусств. Он учится на сценариста, потому я его порасспрашивал.

Канна без интереса взяла предложенные листы. На них был распечатан текст, который вчера прислал Дзин: о базовых принципах составления истории.

Канна покорно пробежалась глазами по содержимому. Один лист… потом другой. В процессе она забыла про бутерброд и время от времени одобрительно бурчала: «Ясно».

Дочитав, девушка украдкой поглядела на парня.

Сората познакомился с Канной всего несколько дней назад, но уже понял по взгляду: она спрашивала у него, зачем.

— Наверное, потому что услышал твою историю.

Он старался ответить честно, но Канна прищурилась и насторожилась.

— Если хочешь услышать более чёткую причину, то… м-м-м… Что если скажу, что не могу успокоиться, думая о том, как знакомая первоклассница, да ещё и подруга младшей сестры ходит на уроки без трусов?

— Пожалуйста, скажи правду.

— Прости, я сильно нервничаю, — ответил Сората, видя, что Канна услышала не то, что хотела.

— …

Постепенно выражение лица девушки становилось всё задумчивее.

— Ты странный. Сакурасо как раз для таких людей.

— Не приравнивай меня ко всем. По-моему, я типичный представитель главного общежития, которого случайно занесло в Сакурасо.

— А по-моему, в Сакурасо не попадают те, кто думает типично.

— Если так говоришь, то наверное… А? В каком смысле я странный?

Ну уж нет. Если кого и называть странным, то людей типа Масиро, Мисаки и Рюноске.

— Прошу прощения.

— Да тебе не за что извиняться.

— Нет, есть за что… По-моему, я всё время вела себя не очень вежливо.

— Когда свои дела идут наперекосяк, о других людях не надо париться.

Если бы Сората попал впросак, тоже бы на всех огрызался. Нервы бы сдавали, и он бросался бы на окружающих. Это было совершенно нормально.

И наоборот, если удаётся довести до конца важное дело, на душе сразу становится легче. Сората вёл себя спокойно перед Канной как раз благодаря тому, что у него хорошо продвигалась разработка игры.

— Не злишься?

— Ты сказала, это не моё дело, вот и перенервничал.

Потому что Канна выстроила вокруг себя невидимый барьер.

— Ты правда странный… Но тебе нормально? Тратить на меня время, — сказала девушка таким тоном, будто указывала на минусы Сораты. — Если я смогу писать рассказ и поборю стресс, то… ну… больше не буду делать это в школе.

— Думаешь, я извращенец?

— Вовсе нет, если моя слабость исчезнет, то, получится, я буду одна знать твою слабость.

— А, вон оно что.

Сората не мог сказать, что проблемы не было. Но проблема не казалась ему такой уж большой.

— Да ничего. У моей слабости есть срок годности.

Сората сомневался, что срок очень уж большой. Когда Масиро закончит портрет, что-то наверняка произойдёт… По сравнению с секретом Канны его — из другой весовой категории.

И тут внезапно раздалось за спиной:

— Сората.

— Ай!

Обернувшись, парень увидел Масиро, которая глядела на промежуток между ним и Канной. Затем Масиро, за неимением других мест, уселась на лавку, вклинившись между ними. Потеснила так потеснила.

— Чего ради ты расселась как в поезде?

— …

Масиро не ответила. Она молча открыла коробочку с бэнто и начала есть. Содержимое ничем не отличалось от бэнто Сораты, и Канна, судя по её виду, заметила.

— Можно спросить кое-что?

Многозначительный взгляд стал поочередно падать то на Сорату, то на Масиро.

— Нельзя.

— В каких отношениях вы двое состоите?

— Я же сказал, нельзя.

— Прошу прощения. Любопытство перекрыло разум.

— Хватит врать и не краснеть! А то не станешь настоящим взрослым!

— Я и Сората больше, чем пара, но не друзья, — ответила Масиро. Но что-то в её словах не клеилось.

— Надо говорить: «Больше, чем друзья, но не пара!»

— Понятно, хорошо.

Канна приняла услышанный ответ как данность. И только Сората собрался всё прояснить, как Масиро всё испортила, спросив:

— Правда?

— Что ж, прошу простить за то, что мешаю.

Канна тут же встала.

— Не могла бы ты перестать зря волноваться?

— Я всего-навсего уже поела.

Она показала Сорате опустевший полиэтиленовый пакет.

— Вон как.

— Слушай…

— М?

— Огромное тебе спасибо.

Канна показала на распечатки.

— Передам спасибо Дзину-сану.

Поклонившись, Канна стремительно вернулась внутрь здания.

— Ну, Сиина, зачем пришла?

— Сихо мне рассказала.

— Что?

— Сората пошёл на крышу к девушке.

— Ага, так вот чей взгляд я последнее время затылком чую!

Сората обернулся в поисках лишних глаз и нашёл в тени скамейки с северной стороны сидевшую на корточках Сихо. Дивчина ойкнула так, что Сората отчётливо услышал, и в панике побежала внутрь школы.

— Сората.

— Какими вопросами будешь меня теперь пытать?

— Фрикадельки вкусные.

— Да? А не мои ли они?

— Почему?

— Потому что мои!

— Мне можно не вырастать?

— Ты как девушка уже достаточно выросла.

Если брать рост, то она вымахала выше среднего.

— А грудь?

— Меня сейчас о чём-то жёстком спрашивают?

— Можно ей не расти?

— Так, я понял, жри мои фрикадельки! Но учти, я не такой, как Иори, крышу мне от этого не снесёт! Ясно? Поняла?

— …

Масиро, которая напихала за обе щёки фрикаделек, вряд ли слушала пламенную речь Сораты. Она молча двигала челюстью, а когда всё проглотила, закрыла коробочку для бэнто и резко встала.

— Ты чего?

— Сората, пошли.

— Прости, что встреваю, когда ты такая серьёзная, но куда?!

— Кабинет рисования.

Сората быстро закинул в желудок остатки еды и ушёл с Масиро в кабинет рисования.

Масиро молча установила мольберт, закрепила холст и приготовила кисти.

— Если не закончишь картину на обеденном перерыве, то вообще что ли не закончишь?

— Я не могу проиграть Нанами.

— Это ответ на мой вопрос?

Когда Сората спросил второй раз, Масиро уже полностью сосредоточилась на кончике кисти.

— Сколько на тебя ни смотри, ты всегда упорная…

Она словно нажимала внутри переключатель — настолько сильно менялась.

Сората какое-то время прилежно играл роль модели, но спустя пятнадцать минут не выдержал и всё же спросил:

— Слушай, Сиина.

Она не ответила. Но Сората всё равно спросил о том, что вертелось на языке:

— Что думаешь об университете?

— Не пойду, — немедленно ответила она.

Взгляд Масиро не отрывался от картины, а рука с кистью не прекращала двигаться.

— Буду рисовать мангу, — заявила она именно то, что ожидалось. Потому Сората ни сколько не удивился и не дрогнул. Но именно сейчас особенно чётко понял, что через год их нынешняя жизнь в Сакурасо непременно подойдёт к концу.

После выпуска их раскидает, пути всех разойдутся. Единственная фраза Масиро сделала неясные мысли более реальными.

— Кстати, а как планируешь жить после выпуска?

— Рисовать мангу.

— Я неправильно спросил, да? Где и с кем ты будешь жить, кто о тебе будет заботиться?

В Сакурасо они точно не останутся, присматривать за ней там Сората не сможет.

Но Масиро была спокойная как удав.

— В комнате Сораты.

— Что?

— Буду жить с Соратой.

— Ась?

— Сората обо мне позаботится, — выдала она.

— Погоди-ка!

— Не погодю.

— Нет-нет, погоди-погоди, давай погоди! Ты хоть думаешь, что говоришь? А неплохо бы подумать! Молодому парню и девушке жить под одной крышей — как-то не очень!

— Мы сейчас живём вместе.

— В школьном общежитии ещё живут Акасака и Аояма! Не только мы двое! А ещё взрослая Тихиро-сэнсэй, как ни крути, совсем не то же самое!

— Противно?

— Проблема не в эмоциях, а в морали! В-ведь ты… э-э-э… ну, в общем… говоришь про с-со-сожительство?!

Произнеся вслух «сожительство», Сората покраснел как помидор. Парень непроизвольно представил будущее, в котором они с Масиро снимают квартиру и живут вместе. Масиро почему-то надела фартук и стояла на кухне. И что ещё больше поразило, в воображаемой картине витал дух молодожёнства.

— Сожительство-дожительство! — выдал тупую шутку парень, лишь бы развеять дикое наваждение.

— Дожить вместе, да?

— Нет! Давай-ка прекращай играть в слова!

— Жить со мной противно?

— Го-говорю же, вовсе не противно!

— Противно признать?

— Тем более нет! Жить вместе — это для пары! — настоял Сората, и Масиро пристально на него уставилась.

Её прозрачные глаза, когда ни глянь, всегда были прекрасны.

— Ч-что? — побудил он к ответу, не выдержав тишины.

— Тогда давай станем парой.

— А?

Ощущения на миг улетели куда-то вдаль, а услышанные слова прилетели словно из другой страны.

— Сората и я.

— …

— Давай станем парой.

Никаких сомнений. Вечно сумасбродная Масиро заявила именно это. Она и раньше ни с того ни с сего бросалась невероятными фразами, а Сората страдал, воспринимая их всерьёз. Так он подумал. Подумал и решил сказать: «Хватит чушь нести». Но прежде чем он успел…

— Пара держится за руки, — Масиро принялась объяснять, и не такое объяснение Сората ожидал. — Ходит на свидания, целуется, занимается сексом.

— Э-это нам вместе делать?!

— …

Лихорадочный ответ Сораты заставил Масиро наклонить голову набок и задуматься. Будто что-то поняв, девушка открыла рот и изобразила губами звук «А». Затем высунула лицо из-за холста и моментально покраснела. Словно только что поняла значение сказанных самой же слов…

— Си-Сиина? — позвал он её, и Масиро стремглав укрылась за холстом, словно зверёк в норке. Из-за чего не было видно выражения лица. — Э-эй, ты! Х-хоть понимаешь, что сказала?!

Раз Масиро застеснялась, значит, ясно всё понимала, и оттого Сорате резко стало стыдно. Сердце будто с катушек слетело: не успокаивалось и билось всё чаще и чаще.

— Т-ты, э-это, ну-у-у!

Сората и говорить нормально не мог.

А Масиро тем временем исподтишка подглядывала за ним из-за холста. Но когда их взгляды встретились, тут же спряталась обратно.

— Ш-шу-шутка, — сказала она едва-едва слышно. Редко когда Масиро запиналась. Может, Сората вообще впервые такое услышал. И в её голосе чувствовалась дрожь.

Из-за холста Сората не знал, какое у Масиро в тот миг было лицо. Хотя даже если бы увидел, всё равно замороженные мозги не выдали бы никакой путной идеи.

Вплоть до звонка на урок они больше не заговаривали. И атмосфера в комнате держалась самая что ни на есть лёгкая.

Часть 3

Последние оставшиеся до Золотой недели три дня пролетели незаметно: днём Сората ходил на уроки, после школы работал моделью для картины Масиро в кабинете рисования, а по возвращении занимался одной только разработкой игры.

С тех пор, как они договорились о свидании, Нанами не особо горела желанием репетировать роль. Потому утром в назначенный день Сората засомневался, а правда ли они идут в парк развлечений. Но во время завтрака в столовой он пересёкся с Нанами, и она сказала:

— Ладно, встретимся в три у станции.

Всё-таки свидание состоится, понял Сората.

Встречу они назначили поздно, потому что с утра и до полудня Нанами трудилась. Работу в лавке мороженого никто не отменял. А на свидание Нанами пойдёт после смены.

Оставшееся до выхода время Сората посвятил доведению до ума игрового баланса: заканчивал внедрять метод, который задумал применить прошлым утром. После запуска игры на экране сразу появились надписи «Играть одному» и «Играть вдвоём». После выбора первого варианта начался бой против компьютерного противника. По условиям победа и поражение определялись тем, у кого первого закончится энергия. Затем игра возвращалась на стартовый экран, и, получалось, основа игры была готова.

В случае выбора второго варианта экран разделялся, и люди могли воевать на любой половине. Прошлым вечером к нему в комнату завалилась Мисаки, они вдоволь наигрались, и Сорате удалось услышать чужое мнение. Хотя победить её он ни разу так и не смог, пускай и сам разрабатывал игру…

— Какого хрена ты играешь в первый раз и уже тащишь?!

— Ты не просёк фишки этой игры, Кохай-кун!

— Я же её сам сделал!

Настолько всё было плохо.

Чтобы сделать игру интереснее, утром Сората внёс изменения в стрелковые способности и скорость аппаратов и посмотрел на результат. Больше всего мороки добавила мощь компьютерных противников. До каких пределов накручивать им силу, Сората плохо понимал. Если сделать их слишком слабыми, не будет чувства достижения, а если слишком сильными, то у людей сдадут нервы.

Провозившись до последней минуты, Сората переоделся и вышел из Сакурасо. Никого по пути не встретил. Иори ушёл раньше Сораты, чтобы упражняться на пианино в школьном учебном кабинете, а Рюноске не собирался выходить из комнаты. Масиро на втором этаже тоже не издавала никаких звуков — сосредоточилась на рисовании манги.

Дорога с пересадками заняла где-то час, и Сората прибыл на далёкую, словно море, станцию назначения.

Как и следовало ожидать от первого дня Золотой недели, на отдых выбралось множество людей.

Даже после выхода из поезда Сорате не дали идти спокойно. Дождавшись, пока толпа впереди чуть рассосётся, парень кое-как сунул билет в турникет и вышел.

Затем тут же встретился взглядом с Нанами, которая пришла раньше. Она стояла в десяти метрах от него. Удивительно, но Сората даже посреди огромной толпы прекрасно её различал.

Нанами, слегка улыбаясь, помахала идущему к ней Сорате. Но тут же нервно дёрнулась и принялась озираться по сторонам, будто ей стало стыдно за то, что махала рукой.

— Прости, долго ждала?

— Нет, времени вон сколько.

Нанами показала на часы, которые висели на станции: до назначенного времени оставалось пять минут.

— Ты такой надёжный, Канда-кун, — засмеялась Нанами. Она была в бледно-жёлтой блузке с длинными рукавами и джинсовой юбке. На ноги она надела чёрные леггинсы и удобные для прогулок балетки. Женская сумочка, которая свисала с плеч, и линия груди подчёркивали то, как девушка за последнее время резко повзрослела. Сорате пришлось напрячься, чтобы не съесть Нанами глазами. А вот волосы она оставила в привычном хвостике.

Нанами заметила, что Сората смотрит на голову, и сказала:

— Если кататься на американских горках с распущенными волосами, будет беда.

А затем игриво спросила:

— Надо было распустить?

— Я по фотографиям примерно помню, как ты делала на Рождество. Думаю, как сейчас — самое оно.

— Помню тот день.

— Ты ещё вроде была в красном пальто и развевающейся юбке?

Ещё Сората помнил на ней свитер с рисунком и туфли.

Настало 29 апреля, значит прошло уже четыре месяца.

Внезапно Сората вспомнил кое-что важное.

— Кстати, в тот день ты вроде дала обещание?

— Ты не забыл?

— Только что вспомнил.

«Когда пройдёт прослушивание в феврале, хочу кое-что у тебя спросить».

Точную фразу Сората позабыл, но смысл сводился к этому.

Обещание покрылось туманом, ведь потом произошла череда важных событий: возникла угроза сноса Сакурасо, приблизилась выпускная церемония Мисаки и Дзина, пришли результаты о проваленном прослушивании. Какие уж там спокойные разговоры.

— Тогда расскажу, если пройду это прослушивание.

— Понял.

— Чтобы подбодрить себя, — немного манерно сказала Нанами. — Ах, пошли уже быстрее! Время на веселье уходит.

Сората догнал Нанами, которая буквально подпрыгивала при ходьбе, и зашагал рядом.

— Повезёт — не повезёт?..

Через полчаса Сората и Нанами сидели на передних местах на американских горках.

А почему так получилось — было просто.

Когда они пришли в парк развлечений, Сората спросил:

— С чего начнём?

И Нанами коротко ответила:

— С того.

Причина тоже была ясной как день: в сценарии аниме, которая создавала Мисаки, присутствовала соответствующая сцена.

Зазвучал обратный отсчёт, и постепенно поезд двинулся вперёд.

Самый неприятный момент. Когда кабинка достигает вершины, то сперва притормаживает, потом выравнивает положение и наклоняется вперёд — тогда-то понимаешь, что через секунду начнётся ад, но убежать не можешь.

Американские горки точно придумал дьявол, который любит медленно нагонять на людей страх, иначе и быть не может.

— Канда-кун, ты напрягся.

— И ты тоже, Аояма.

— А ещё ты напуган.

— Ты тем более.

— «Тогда сыграем в игру?» — вставила фразу из сценария Нанами.

— «А давай», — Сората подхватил.

— «Первый, кто закричит, проиграет».

— «Проигравший угощает мороженым».

— «Что ж, играем честно».

— «Погнали».

В тот миг кабинка достигла самой вершины.

На секунду воцарилась тишина. Слышалось биение сердца. Напряжение достигло максимума.

Меж тем поезд продолжил двигаться. Кабинка стала опускаться, отчего возникло чувство парения, а вместе с ним пришёл страх. Наклонилась кабинка, может, не настолько сильно, но достаточно, чтобы сидевший на переднем сидении Сората подался вперёд, словно падая.

— А-а-а!!!

— А-а-а!!!

Оба одновременно завопили, как велел сценарий. Отыгрыш получился на редкость естественным.

— Ох… голова закружилась…

Сората, вдоволь накатавшись на горках, обессиленно плюхнулся на скамейку рядом с аттракционом.

— Ну всё… можно больше не играть по сценарию, — недовольно сказала Нанами.

По сюжету аниме, у парня, который не высыпался из-за подготовки к экзаменам, закружилась голова.

— Спасибо, конечно, что ради репетиции так стараешься.

— Само собой вышло.

— Я знаю.

Нанами помахала рукой себе на лицо.

Она навалилась на спинку лавочки и посмотрела на небо. Поздно они время встречи выбрали, в три часа: город уже окрашивался красным. Нанами глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

— В последнее время мало спишь, да?

— Ну, типа того.

Разработка игры доставляла слишком большое удовольствие, тратить время на сон не хотелось. Даже если Сората ложился спать, тут же просыпался.

— И сегодня рано встал… неужели не спал всю ночь?

— Спал. С двух до пяти, аж три часа.

— Ты уж прости.

— Зачем извиняешься?

— Ты занят, а я отрываю.

Нанами с грустным видом уставилась на носочки своей обуви.

— Слушай, Аояма.

— Что?

— «Мне поплохело. Можно лечь?» — атаковал Сората, чтобы разбавить обстановку.

— «Ну… Давай». — Нанами похлопала по своим бёдрам. — «Хотя не гарантирую комфортный сон».

На этом речь в сцене заканчивалась. Далее парень ложился головой на ноги девушки, и парочка, стесняясь, флиртовала.

— Правда можно.

Ветер унёс нашептанные слова.

— Ну… Назовём это благодарностью за встречу.

— А-Аояма?

— Я-я тоже стесняюсь, н-но гляди, уже темнеет.

Рядом горел яркий уличный фонарь.

— По-моему, хорошая тренировка для пары.

— Да, но… Ну…

Лечь на колени одноклассницы было слишком тяжким испытанием. Совсем не то же самое, что взяться за руки.

— С-слухай, Канда-кун. — Нанами резко перешла на кансайский. — Якщо мы так далеко зайшли, то зачём зупиняться?

От вида того, как Нанами кое-как перебарывает смущение, разум Сораты упал в нокаут, и по всему телу побежали мурашки.

— Это против правил, наверное…

На какое-то время чувства смешались в кашу.

— Ч-что?

— Опасно заниматься всяким таким, ну ты понимаешь.

— В-всё хорошо, быстрее…

— П-правда можно?

— Мне и так жуть как стыдно. Канда-кун, хватит издеваться…

— Ла-ладно, понял.

Сората непроизвольно сглотнул и медленно положил голову на обтянутые леггинсами бёдра.

Нанами мгновенно напряглась, но Сората и сам напрягся, потому не заметил.

— Т-ты не подумай ничёго такого…

Нанами пыталась оправдаться.

— …

— …

Они не могли взглянуть друг другу в глаза, и между ними возникло странное чувство дискомфорта.

— Н-ну… Канда-кун, как тебе?

— Ч-что как мне?

— Спрашиваю, как ощущения.

— Твёрже, чем думал… наверное? — послушно рассказал Сората, и Нанами, покраснев, махнула руками вниз.

— Э! Стой! Я же не защищаюсь!

— А нечего нести всякую чушь!

Нанами в гневе отвернулась. Но благодаря перебранке её тело словно утратило силы, и под затылком у парня стало мягче. Голова под силой тяжести слегка утонула. Сквозь леггинсы чувствовалось тепло тела Нанами, которое как-то успокаивало. Лежать на девушке было несравненно комфортнее, чем наваливаться на спинку скамейки.

— Ах, — непроизвольно вырвался странный вздох. Так восклицают обычно, когда садятся в ванну.

— Что это было?

Нанами ещё оставалась настороже.

— Н-нет, ничего.

— Ещё раз жахнуть?

— Пожалуйста, не надо… М-можно спросить? Только не злись.

— Если не будешь грубить, то и злиться не буду.

— Как бы сказать, это опасно.

— В смысле?

— Лежать на твоих бёдрах… слишком приятно.

Он лишь хотел честно её похвалить, но всё же к нему полетел кулак.

— Ка-Канда-кун, что ты говоришь?!

— Х-хватит! Держи себя в руках!

Из инстинкта самосохранения Сората резко схватил руку Нанами. Нанами тут же успокоилась и пристыженно опустила взгляд, а её щёки окрасились ярко-красным.

— П-прости, что ударила.

Во лбу мягко пульсировала боль.

— Давай думать, что оно того стоило.

— Н-не говори такое! Я стесняюсь…

— Сама же начала.

— Ну, вообще да.

Лишь бы найти рукам дело, Нанами распустила хвост.

И когда Сората пристально на неё поглядел, она спросила:

— Что?

— Когда смотрю на тебя снизу, ты выглядишь по-новому.

Нанами удивительным образом казалась совершенно другой. Хотя, может, из-за распущенных волос.

— В ноздри мне не смотри.

Рукой, в которой держала резинку для волос, Нанами прикрыла нос.

— Девушки такие классные.

— Чего так внезапно?

Волосы, которые обычно удерживала за шеей резинка, спали с плеч и стали развеваться перед лицом Сораты. Он хоть и не был котом, но вдруг захотелось их коснуться.

— Одежда и причёска у тебя другие, выглядишь совершенно по-другому.

Сейчас Нанами производила впечатление сдержанной старшей сестры.

— Не думала, что ты такое скажешь. Настолько сильно голова закружилась?

— Может быть.

Он и сам не понимал, зачем такое говорил. В обычной ситуации никогда бы не сказал.

А когда Сората поглядел на волосы Нанами, которые покачивались в такт дыханию, она спросила:

— Хочешь потрогать?

— Заинтересован, — осмелился сказать Сората.

— Тогда не позволю.

— В смысле?

— Не хочу, чтобы их сравнивали с шелковистыми волосами Масиро.

— …

От неожиданно раздавшегося имени у Сораты подпрыгнули внутренности.

— Не ожидал, да?

Судя по всему, Нанами почувствовала.

— Не будешь спрашивать, при чём здесь Сиина?

— Ты меня сильно недооцениваешь, — сказал без шуток он, глядя ей в глаза. И без расспросов он понимал причину.

Теперь язык проглотила Нанами.

— Ты понимаешь, но всё равно встретился со мной? — заискивающе спросила она, а в её взгляде нарастало чувство одиночества.

— Не всё ещё понимаю…

Не понимал себя, не понимал Масиро, не понимал Нанами…

— Я и правда хочу, чтобы твои мечты осуществились. Потому помогу всем, чем смогу.

— Когда такое говорят, становится не очень весело.

Разговор на этом стоило закончить.

— Чем займёмся дальше? — спросил он, сменив тон на лёгкий.

— Жёстких не выдержишь, да?

— Дай мне прийти в себя.

— Значит, надеешься, что на другом аттракционе у тебя опять закружится голова и снова ляжешь мне на бёдра? Настолько приятно?

Нанами озорно засмеялась.

— Н-нет!

— Вставать-то ты не торопишься.

Лежать действительно было приятно, и прерывать кайф очень уж не хотелось.

Но всё же у Сораты оставалась сила воли. Приготовившись, он медленно поднялся. Чувствовал себя он уже намного лучше.

— Лады, пошли на следующий. Куда бы?

— Может, туда?

Нанами равнодушно указала пальцем на крышу здания в западном стиле, от которого исходила жуткая аура. Так называемый дом с привидениями.

В очереди они простояли почти десять минут. Затем прошли к кассиру.

— Насколько страшно хотите? — спросила девушка на стойке, деловито улыбаясь невпопад с окружающей обстановкой. Видимо, предлагала выбрать один из вариантов.

Всего было три уровня. Выбирать приходилось из-за того, что туда зачастую ходили семьями.

— Выбирай, Канда-кун.

— Аояма, тебе какой подойдёт?

— Думаю, я не из слабых.

Правда ли? Ответила так, что не поймёшь, куда идти.

— Если ты плохо переносишь, то можно на одну звезду.

Чем больше звёзд, тем страшнее будет.

Сората на самом деле редко ходил в дома с привидениями… если точнее, вообще не помнил, когда бывал там в последний раз, потому и не мог сказать, хорошо он переносит или нет.

— Тогда на самый страшный.

На американских горках Сората сел в лужу, когда закружилась голова, потому хотел очистить своё доброе имя и восстановить репутацию.

— Хорошо, как скажете! На двоих человек — тысяча йен.

Они вытащили по пятьсот йен и закончили с оплатой.

— А теперь проследуйте внутрь, пожалуйста.

Дверь перед ними автоматически открылась с тяжёлым звуком.

Парочка зашла внутрь, и дверь за спиной тут же закрылась.

— Ох.

— Ой.

Резкий грохот застал их врасплох.

Впереди Сорату и Нанами поджидала тёмная, как ночь, дорога.

— Ну, пошли?

— А-ага.

Через три шага что-то вцепилось в локоть Сораты. Оказалось, Нанами.

— Аояма-сан?

— То-только не подумай, что я боюсь. П-просто если вдруг что-нибудь внезапно выскочит, можно ведь напугаться.

— То есть ты всё же…

Боишься, хотел продолжить Сората, но в тот самый миг за спиной Нанами вдруг загорелся свет. При виде мужчины, тело которого было полностью покрыто ранами, сердце Сораты ёкнуло от ужаса.

— А-а-а!

Сделав дело, покрытый ранами мужчина исчез во тьме.

— Канда-кун, уже слишком.

— У-у тебя за спиной только что!

Нанами обернулась, куда указывал Сората, но там никого не оказалось.

— Тебя взять за руку? — с издёвкой предложила Нанами, и тут же рядом из темноты опять возник покрытый ранами мужчина.

— А-а-а!!!

— А-а-а!!!

И затем опять стремительно пропал.

Оба замолчали.

Парочка настороженно осмотрелась: не походило, что недавний мужик в ближайшее время снова объявится.

— Слушай, Аояма.

— Че-его, Канда-кун?

— Давай возьмёмся за руки.

— А-ага.

Вопя во всё горло, они кое-как добрались до выхода. К тому времени у них от страха душа в пятки ушла.

— Вот такие дома с привидениями реально жуткие.

— Ага… Теперь будем знать, да?

Они до сих пор крепко держались за руки.

Выйдя из дома с привидениями в западном стиле, Сората и Нанами неспешно зашагали в сторону гигантского колеса обозрения в парке развлечений.

Солнце уже полностью скрылось, и каждый аттракцион ярко подсвечивался, а иллюминация на колесе обозрения выглядела особенно эффектно.

— Это ещё что?

На главной дороге к колесу обозрения виднелись силуэты разных животных. На плакатах сзади них было написано: «Выставка маскотов». Судя по всему, предлагали сфотографироваться с полюбившимся персонажем на фоне колеса.

Двое персонажей-медведей заметили Сорату и Нанами и подошли ближе, зачем-то энергично жестикулируя. У одного из них были намотаны ленточки — наверное, медведица.

— Поди, предлагают сфоткаться?

Парочка медведей утвердительно кивнула. Или точнее сказать, наклонилась вперёд, что выглядело как поклон…

— Ты угадала, Аояма, — сказал парень, на что два мишки изобразили поцелуй. А когда аниматоры жестом предложили Сорате и Нанами повторить, чтобы сделать фотографию, те тут же оторопели.

— Нет, мы не это самое!

— М-мы не встречаемся!

В ответ мишки поднесли лапы ко рту и изобразили неверие. Медведь-самец указал лапой на то, как Сората и Нанами крепко держатся за руки, и затрясся от смеха.

В следующий миг парочка резко разъединила руки.

Решив, что бесполезно навязываться, медведи сдались. Но когда они отходили, медведь-самец с намёком шлёпнул Сорату по плечу.

— Мне показалось, или он посоветовал мне постараться?

Медведь-самец обернулся и показал лапой на колесо обозрения. А затем, повернувшись к Сорате, поднял большой палец… Или типа того. Рука костюма была почти круглой, и мелкие движения почти не замечались.

— На колесе обозрения прокатиться, точно.

И они направились туда.

— Очередь, кажется, там.

На аттракцион, который первым бросался в глаза, само собой, хотели попасть много посетителей. На доске даже написали, что время ожидания составляет пятнадцать минут.

При взгляде снизу размеры колеса впечатляли ещё больше. Иллюминация всё время меняла цвет. Казалось, что запускают огромный фейерверк.

— Ничего себе, да?

— Ага.

Многочисленные парочки вокруг болтали о своём, ожидая своего времени.

Очередь быстро двигалась вперёд, и оставалось уже недолго.

Студентка спереди взвыла, потеряв терпение:

— А, блин, задрало!

На что Нанами прошептала Сорате:

— Ура.


Работница аттракциона усадила в кабинку парочку впереди, после чего наконец подошла очередь Сораты и Нанами.

— Поздравляем вас, это счастливая кабинка, — любезно сказала работница.

Перед глазами оказалась фиолетовая кабинка. В колесе обозрения было где-то по десять красных, синих и жёлтых кабинок, но фиолетовая — лишь одна.

— Заходите, пожалуйста.

Первой прошла Нанами, за ней проследовал Сората, после чего за ними плотно закрыли дверь, и они сели друг напротив друга.

Из-за движения колеса показалось, будто земля уходит из-под ног.

Максимальное количество людей в кабинке ограничивалось восемью, потому внутри было довольно просторно. Настолько, что при поездке вдвоём было неуютно.

Кабинка постепенно набирала высоту. На один полный оборот уходило где-то пятнадцать минут, потому до самой высокой точки ещё ехать и ехать.

— Счастливая кабинка, да?.. Специально для парочек сделана, — объяснила вопрошающему Сорате Нанами, встретившись с ним взглядом.

— Ясно.

— Шанс в неё попасть — один к шестидесяти. Невероятно, правда?

— Пожалуй.

— В последнее время мне везёт… С тобой особенно.

— Мной?

— Везде мы вместе, и в классе тоже.

— Ага.

— Да ещё и столы у нас рядом.

— И кабинка счастливая?

— Угу.

Пока они болтали, кабинка, которая изначально находилась в позиции шести часов, поднялась до девяти.

Открылся великолепный ночной вид. Отели, офисные здания, уличные фонари и иллюминация парка развлечений создавали единую картину, которая простиралась на всё поле зрения.

— Я знала, что красиво смотрится, но не думала, что настолько… — восхищённо воскликнула Нанами, прислонившись к стеклу.

— Ага, очень красиво…

Сората правда думал, что вид прекрасен. Вот только назрела одна проблема.

— Но и высота тоже намного больше, чем ожидал, страшно до жути!

Если смотреть вдаль, то никаких проблем, но если глянуть прямо вниз, то между ног всё сожмётся.

— Не спорю, но тут так здорово, потому давай-ка терпи, — недовольно проворчала Нанами, надув щёки, отчего Сората почувствовал себя виноватым.

— Что касается колеса обозрения, я впервые на нём катаюсь. Не совсем такого я ожидал…

Сората надеялся на спокойный, тихий, милый, совершенно нестрашный аттракцион, но получил совсем другое. По пути выходить нельзя, а поездка длилась долго, потому парень, как он только что понял, переносил колесо обозрения ещё хуже, чем ухабистый аттракцион…

Высота ещё нарастала. Они пересекли где-то десять часов.

— «Можно сесть поближе?»

Нанами поднялась, не став ждать ответа, и кабинка едва заметно пошатнулась. Девушка осторожно подошла к парню и села рядом, крепко схватив его за плечо.

Сората продолжил речь:

— «Я же не сказал, что можно».

— «По-моему, вообще не надо спрашивать».

— «Это почему?»

— «Потому что девушка подсела к своему парню».

— «Ну, это да».

Для двоих в кабинке было много места, но зато в тесной Сората и Нанами лучше бы друг друга слышали.

Увлечённый отыгрышем роли, Сората постепенно забывал про реальный мир. Он отчётливо чувствовал на себе вес Нанами, которая навалилась на плечо. Сората головой понимал, что их разговор — лишь репетиция речи, но всё равно не мог воспринимать слова Нанами как игру. Потому что с девушкой говорил не персонаж аниме, а сам Канда Сората.

— «А давай поцелуемся?»

Потому, когда ему нашептали это на ухо, Сората дрогнул от собственных эмоций. Мозги закипели, а тело запылало. Далее шла речь Сораты, но слова из сценария, которые должны были храниться в мозгу, внезапно стёрлись.

— А, прости, давай перекур!

— Канда-кун?

— Извини… Я…

«Испугался», хотел сказать Сората, глядя Нанами в глаза.

— Может, принял слишком серьёзно?

— Не-не говори ерунды.

— У тебя взгляд забегал.

Сората не знал, куда смотреть. Даже великолепный ночной вид больше не привлекал.

— Ни-ничего. Потом идут слова из сцены с поцелуем, вот я и постеснялся, — заявил он, чтобы пресечь дальнейшие вопросы, и сделал глубокий вдох. Но прежде чем успел выдохнуть, Нанами произнесла вновь:

— А давай поцелуемся?

Не походило на то, что она играла. Нанами говорила от лица самой себя. Так Сората почувствовал.

Он хотел отшутиться, но не вышло. Потому что взгляд Нанами, устремлённый прямо на него, был совершенно серьёзен.

Казалось, звуки вокруг пропали. Слышалось лишь биение собственного сердца. Нет, звучал ещё один. Звук сердца Нанами.

Девушка с едва влажными глазами чуть приблизилась к парню.

— А-Аояма, успокойся! Может, и полезно для отыгрыша, но это уже слишком!

Сората, придя в чувства, схватил Нанами за плечи и отодвинул от себя, одновременно отвернувшись. Он бы не выдержал и дальше смотреть в лицо Нанами, ведь мог утонуть в её глазах. Лучше смотреть на ночной пейзаж и взять себя в руки, говорил он себе, боясь, что его взгляд выдаст потаённые мысли, которые он сам до конца не осознавал. Сердце бешено колотилось.

— Прости, Канда-кун. Кажется, я перестаралась, — лёгким тоном выдала Нанами, будто переводя всё в шутку.

— Блин, не смешно, вообще…

Сората и Нанами сделали вид, что поняли друг друга: она позволила себе непростительную дружескую шутку.

— Прости. Я правда извиняюсь. Посмотри на меня.

Сората всё ещё глядел наружу, а сердце наконец начало успокаиваться. Жалуясь, он повернулся к Нанами.

— Аояма, какого фи…

Но договорить не смог.

Рот Сорате заткнуло что-то мягкое.

Губы Нанами.


Перед носом оказалось лицо девушки, которая прикрыла глаза, а её руки крепко вцепились ему в грудь.

Продлилось это недолго, секунд пять или шесть. Но тело говорило, что времени прошло намного больше — минимум минута.

Они не заметили, как кабинка колеса обозрения пересекла вершину.

Руки Нанами надавили Сорате на грудь, и затем ощущение от прикосновения пропало.

— Никакая это не шутка. Может, и для репетиции, но не шутка… — вяло проговорила Нанами, пересев на противоположное сиденье.

Они оба замолчали и забыли, как дышать. Настолько стало тихо.

Тишину первой нарушила Нанами.

— Канда-кун, я…

Она окончательно вернулась к стандартному японскому.

— …

— Я решила, что когда пройду это прослушивание и закончу первую стадию, то уйду из Сакурасо.

— Что?

Для Сораты, который и так не мог ни единой мысли связать воедино, её слова стали добивающим ударом.

— Акасака-кун раньше ведь говорил? Я живу в Сакурасо не потому, что хочу. Но по-моему, всё же хочу. Я поняла это и потому решила, что должна уйти. Как бы это сказать. Сакурасо стало местом, которое меня изнежило.

— …

— Я уже сказала учителю. Чтобы сделать шаг вперёд, я должна покинуть Сакурасо.

— …

— Потому времени у меня осталось немного.

Изумлённый до глубины души Сората уставился в лицо Нанами, которая любовалась ночным пейзажем. «И правда красиво», — прошептала она, а он лишь молча глядел на неё.

Глава 4. Мысли его, её и её

Часть 1

За два года до нынешнего разговора с Нанами… Тогда с поступления в Суйко прошло всего четыре с половиной месяца.

— Канда-кун.

Сората хорошо помнил, как услышал своё имя, произнесённое с незнакомым акцентом.

— Чего?

Он частенько слышал кансайский диалект у юмориста по телевизору, но чтобы в реальной жизни кто-то его использовал — с таким столкнулся впервые. Потому стало как-то не по себе.

— Э-э-э…

— Мы в одном классе, я — Аояма Нанами.

— А, Аояма-сан, да? Знаю-знаю, — притворился Сората, но Нанами его раскусила.

— Не похоже, что знаешь.

В то время они лишь обменивались короткими фразами. Например, про журнал дежурств. Долгих бесед не вели и, уж, тем более, не дружили.

В следующий раз они поговорили уже через два месяца, в конце весны — начале лета, когда Сората подобрал возле школьных ворот брошеную белую кошку Хикари. Он поднял картонную коробку и заявил, что отнесёт её в общежитие.

— Канда-кун.

К тому времени Нанами уже говорила как все окружающие — без акцента.

— Э-э-э… Аомори-сан?

— Это самая северная точка Хонсю. А я — твоя одноклассница Аояма Нанами.

— Да, Аояма.

— Не думала, что ты до сих пор не запомнил.

— Нет, запомнил, просто вылетело из головы.

— По-моему, это то же самое, что «не запомнить».

— Теперь запомнил.

Взгляд Нанами упал на картонную коробку.

— Хочешь принести кошку в общежитие?

— Типа того.

— Типа того?.. Вообще-то, животных там держать запрещено.

— Точно. Проблемка.

— Комендант разозлится.

— Я как-нибудь перетерплю. Ну, надеюсь.

— Нет, так просто не получится…

По пути к главному общежитию они много болтали о кошке.

— Твой сосед по комнате будет молчать?

— Это Мияхара из нашего класса, потому всё будет нормально.

— А ты оптимист.

— Он, наверное, любит кошек.

— А если он собачник, что тогда?

— Тогда ему придётся перейти на кошачью сторону.

— Ничего не обдумал, но всё равно решил взять кошку с собой?

— Не бросать же бедняжку.

Нанами посмотрела на него с удивлением.

— Мда… Ладно, может тогда обойдёшь сзади? У главного входа дежурит комендант, если она тебя раскроет, быть беде.

— Хорошая идея.

— Любой бы догадался…

Комната Сораты располагалась на первом этаже, и в тот день парень вернулся домой словно вор — через окно.

Благодаря этому случаю впоследствии Сората и Нанами стали чаще разговаривать на тему ухода за кошкой. Подключался и Мияхара Дайти из его комнаты…

— Выбрал имя?

— Хикари.

— Похоже на имя твоей первой любви.

— Так называть кошку… Зря ты, Канда-кун.

— Нет же! Мияхара, хватит нести чушь! Я назвал её как станцию «Хикари» у Синкансэна.

— Вот, значит, как. Ну не знаю…

— Что? Плохо?

До тех пор, пока не пошли слухи, об их секрете знали только Сората, Нанами и Дайти.

По пути из школы Нанами однажды спросила:

— Канда-кун, ты не ходишь в клубы? Я думала, ты в спортивном.

— До средней школы играл в футбол, потому ты, наверное, и подумала?

— А почему бросил?

— Ну, это, знаешь… Травму получил, и ещё там всякое.

— Хмф… Если не хочешь говорить, то ладно.

— Ты тоже не в клубе, Аояма?

— Угу.

— Ты вроде говорила, что каждый день поздно приходишь домой?

Даже утром в понедельник, после выходных, она частенько зевала.

— Я работаю, вот.

— О, вон оно что. Прям каждый день?

— Это, ну, почти.

Поначалу Нанами избегала неприятных для себя тем, но спустя какое-то время рассказала Сорате о желании стать актрисой озвучки, о спецшколе, о противостоянии с отцом и бегстве из дома.

— Не говори никому, что я хожу в спецшколу, ладно?

— Почему?

— В наши дни не принято иметь цель и ради неё стараться.

— Правда? А я завидую. То, что я бросил футбол, не даёт мне покоя… Иметь цель — вот чего бы мне сильно хотелось.

— Спасибо…

— За что?

— Если ты не понимаешь, то и ладно.

— То есть я недогадливый?

Сората вот так и болтал с Нанами, которая помогала заботиться о Хикари, весь первый семестр, пока парня не сослали в Сакурасо.

На этом Сората прекратил вспоминать.

Мелкие облака заполонили всё небо. Утренний прогноз погоды обещал к вечеру дождь.

Свежая страница календаря показывала, что наступило 2 мая.

Понедельник посреди Золотой недели.

В обеденный перерыв Сората прошёл сквозь толпу одноклассников, сетовавших на то, что можно было бы и сегодня сделать выходной, и в одиночку поднялся на крышу. Там он лёг на скамейке лицом вверх.

В голове все мысли были об одном. После свидания в парке развлечений Сората мог думать лишь о Нанами. И во время завтрака, и когда шёл в туалет, и когда отмокал в ванне, и когда направлялся в школу, и когда сидел на уроках. Всё время Сората высматривал в уголках своей памяти то, что связано с Нанами.

Это было естественно. И бесполезно было заставлять себя не думать о ней.

Нанами вела себя как обычно. Утром, когда они встретились в столовой, она бодро приветствовала его:

— О, доброе утро, Канда-кун.

Даже если они встречались взглядами на уроке, смущённо отворачивался только Сората.

— Всё нормально? Ты какой-то отстранённый, — наконец спросила она его. Видимо, забеспокоилась.

Нанами показывала, что между ними ничего такого не случилось, оттого Сората просто не знал, что и думать. Как ни крути, их свидание не было сном, а поцелуй — мимолётным виденьем. Его губы до сих пор помнили то ощущение, что лучше всего доказывало реальность произошедшего… Воспоминания, которые отпечатались в сердце и никогда не сотрутся.

В то же время Сората не слишком мучился вопросом, что это было. Ответ вырисовывался лишь один.

«Ну, когда закончится это прослушивание, я расскажу».

В тот день они снова обменялись обещаниями. И в этот раз Сората отчётливо понимал, о чём шла речь. Слишком много всего приключилось, и время, когда можно всё списать на воображение, давно прошло.

К тому же день прослушивания, когда Нанами собиралась выполнить обещание, наступит уже завтра.

Потому Сората думал. Думал только о Нанами, отбросив всё остальное. Внутри него бурлили самые разные чувства. Приятные воспоминания о встрече. Беззаботное веселье того времени, когда они ухаживали за Хикари. Как они втроём с Дайти хранили секрет и каждый день будто сидели на иголках. После его переезда в Сакурасо контактировали они уже меньше, но всё равно временами болтали в классе.

— Как поживает Хикари?

— А, хорошо.

В общем, ничего серьёзного, но Сората почему-то прекрасно помнил их разговоры.

На второй год они снова попали в один класс, а летом Нанами и вовсе загремела в Сакурасо. Каждый раз, когда Сората видел целеустремлённость Нанами, он хотел ей помочь достичь мечты. От всего сердца желал, чтобы её труды принесли плоды.

Память о провале на прослушивании, которое определяло её будущее в компании, была ещё свежа. Стоило только подумать об этом, как в груди возникала пульсирующая боль. Ему за всю жизнь не забыть заплаканное лицо Нанами в тот день. Что уж говорить, ей тяжело пришлось.

А ещё Сората вспомнил, как они пошли гулять в Рождество, как провели новогодние каникулы у него дома, и как ему подарили шоколад на День святого Валентина.

Всевозможные воспоминания и чувства набегали, будто волны на берег. А потом уходили, оставляя внутри ощущение. Ощущение радости.

Давящего чувства в груди больше не было. Теперь, когда он думал о Нанами, его душа наполнялась теплом.

Сората прикрыл глаза рукой, чтоб мир вокруг не мешал думать. В это время послышались чьи-то шаги. Остановились они аккурат возле его головы.

Масиро? Или, может, Нанами?

— У тебя нет друзей?

Оказалось, ни та, ни другая.

Открыв глаза, парень увидел перевёрнутое лицо Канны. Она смотрела на него сверху вниз сквозь стёкла очков.

— Хочешь поесть бэнто вместе со мной?

— Сегодня мне хотелось побыть одному.

Находиться в классе с Нанами было тяжеловато.

— Тебя что-то беспокоит?

— Просто надо подумать.

Ничего его не беспокоило.

— О выборе вуза?

— Я же третьегодка. Не без этого.

— Вечернее меню?

— В Сакурасо мы должны сами готовить. Об этом тоже думаю.

— О кошках?

— Они милахи.

— А ещё… о любовном треугольнике.

— …

— А тебя легко понять.

— Спасибо на добром слове.

— Это был сарказм.

Разумеется, он понял, но не сказал. И Канна поняла, что он понял.

— Кстати, Канна-сан.

— Что?

— Не стой так близко, ладно? Трусики видно.


Он едва не увидел, взгляд прям-таки скользнул по причинным местам. Ему удалось удержаться и не взглянуть. Но воображение удержать не удалось…

— Всё в порядке. Я их сейчас не надела.

— Понятно, раз так, то я их точно не увижу… Э, чего?!

— Шутка. Надела-надела. Но если не веришь, можешь проверить.

— Ещё бы, обязательно, — отшутился в отместку Сората.

— Я знала, что ты попросишь, и надела свои любимые. Ну, Сората-сэмпай, прошу.

— …

От слов Канны Сорате сделалось не по себе.

— Не нужно принимать всё серьёзно. Это снова шутка.

— Нет, не в том дело… Ты назвала меня Соратой-сэмпаем?

— А как иначе, пришлось. Если скажу «Канда-сан», то будто обращаюсь к твоей младшей сестре.

— Вообще-то, Юко ты можешь звать по имени.

— Я уже привыкла её звать «Канда-сан», а менять привычку для меня — слишком большой стресс.

— Ну, ладно тогда. Какие-то дела?

Она увидела Сорату и решила поговорить? Он слабо себе представлял такой вариант.

— Хотела немного подразнить сэмпая.

— Тогда у тебя получилось.

— Шутка.

Канна, казалось, вела себя мягче обычного. Даже если она и правда собиралась потроллить Сорату, она делала это легко и по-доброму. И шутила она наверняка впервые за долгое время. Неужто у неё приключилось что-то хорошее?

— Когда я показала сюжет, ответственный редактор предложила продолжать в этом направлении.

— Понятно, вон, значит, как?

— Что именно понятно?

— Я вот думал, какое у тебя довольное лицо.

— Отвратительно. Пожалуйста, больше так не говори.

— Прости… Не хотел портить тебе настроение.

— Я снова шучу. Пожалуйста, хватит принимать всё настолько всерьёз.

— А можно шутить как-то попонятнее?.. Значит, у тебя прогресс? Здорово.

— Ну… большое тебе спасибо.

Канна понизила голос.

— За что?

— За те записи.

— Передам спасибо Дзину-сану.

— Я говорю спасибо тебе, Сората-сэмпай.

— Ладно, принимаю. Выходит, стрессу помахали ручкой?

— Да. Думаю, больше мы с тобой не будем видеться.

— В коридоре ведь будем пересекаться!

Канна едва заметно улыбнулась, похоже, опять пошутила. Когда на душе становилось легче, даже Канна могла непринуждённо улыбаться.

— Если встретимся, то давай здороваться.

— Вот это честь.

— В общем, вот.

— Ну, если что-то будет беспокоить, обращайся. Не гарантирую, что решу проблемы, но выслушать выслушаю.

Канна сосредоточила взгляд на Сорате и задумалась.

— Что?

— Неужели, Сората-сэмпай, ты меня любишь? — нахмурившись, спросила она.

— Разве это странно — помогать подружке младшей сестры?!

— По-моему, ради приличия мог бы и застесняться, — сказала будто сама себе Канна. — Прошу меня простить

Затем она ушла с крыши.

Оставшийся один Сората вновь посмотрел в небо.

— Сюжет двинулся?… Ну и хорошо.

Если бы он не решил её проблему, то места бы себе не нашёл.

— Правда здорово.

Сората минуты на три закрыл глаза, слушая только своё дыхание. Вдруг раздался сигнал телефона.

Пришло сообщение. В качестве темы стояло: «Сората». Отправила Масиро. Открыв письмо, Сората прочёл: «Ты поругался с Нанами?»

На мгновение парень оцепенел, но лишь на мгновение.

«Нет», — коротко ответил он.

«Тогда наоборот, да?»

У Сораты чуть сердце не выпрыгнуло из груди.

— В смысле, «наоборот»?..

Вопреки сказанному, Сората прекрасно понял значение прочитанной фразы.

Именно поэтому он не мог ответить «нет», сделать вид, что ничего не понимает, или спросить, что значит «наоборот». Если бы сделал так, то разворошил бы улей.

«Точно», — набравшись храбрости, утвердительно ответил он.

Вскоре пришёл ответ:

«Что значит «наоборот»?»

— Ты же сама написала!

Тело мгновенно лишилось сил.

Лежащего Сорату не заставил подняться даже звонок за пять минут до конца обеденного перерыва. Голову опять заполнили мысли о Нанами.

Часть 2

В класс Сората вернулся уже после звонка.

Отсидев последний урок, он пошёл к Масиро, чтобы поработать моделью для картины, а потом, после шести часов вечера, они вместе вернулись в Сакурасо.

Когда он разувался у входа, из столовой вышла Нанами, которая вернулась первой.

— С возвращением, — сказала она.

— М-мы вернулись, — неуклюже ответил он.

Как и ожидалось, Нанами не смотрела ему в лицо.

Через некоторое время к ним присоединился Иори, который задержался на репетиции, и вчетвером они сели есть стряпню Нанами — сегодня за готовку отвечала она. Тихиро до сих пор не вернулась в Сакурасо из-за дел в школе.

Закончив есть, все тут же разошлись по своим делам.

Масиро пошла в свою комнату на втором этаже рисовать мангу. Нанами было нужно готовиться к завтрашнему прослушиванию. А Сората занялся игрой.

Иори упражнялся на пианино. К концу ужина он резко стал серьёзным, будто завтра его уже ждал конкурс. Мальчик почти не разговаривал и временами выстукивал пальцами по столу, как по клавиатуре.

— Постарайся, — пожелал ему Сората.

— Ага, — односложно ответил тот. Глядя на такого Иори, Сората и представить не мог, чтобы тот хотя бы помыслил о переводе на общее направление.

Если не учитывать, что после девяти часов в комнату Сораты вломилась Мисаки, вечер выдался тихим.

Разработка игры шла хорошо: Сората закончил внедрение альтернативного способа загрузки.

Когда он довел до ума стартовый экран, игра приобрела законченный вид. Но всё же Сората ещё возился с цифрами, потому что не мог быть уверенным, правильно ли настроил баланс сложности.

— Канда.

Внезапно его позвали по имени.

Посмотрев на приоткрытую дверь, Сората увидел жившего в соседней комнате Рюноске. Собственной персоной, определённо не призрак.

— Давно не виделись, Акасака.

В последний раз они общались вживую на весенних каникулах… Уже где-то месяц пролетел.

— Если не умеешь пользоваться дверью, я научу.

Рюноске двигал открытую дверь то от себя, то к себе.

— Да умею я! Она открыта, потому что недавно приходила Мисаки-сэмпай, а когда свалила, за собой не закрыла!

— Тогда что если закрыть? — предложил Рюноске и закрыл дверь. Но почему-то при этом оказался внутри комнаты и подошёл к Сорате.

— Завершена? — спросил визитёр, встав перед телевизором.

— В целом да.

— Позволь-ка.

Сората вручил ему геймпад.

Рюноске первым делом выбрал на стартовом экране вариант «Играть одному».

Картинка сменилась, игра началась.

Компьютерный противник тут же напал. Рюноске для проверки нажал по два-три раза каждую кнопку. Когда он разобрался в базовом управлении, начал атаковать соперника в ответ.

Из-за полученного в самом начале урона Рюноске был в невыгодном положении. Но вскоре он перестал подставляться под вражеские атаки. Даже наоборот, он подлетел к противнику поближе и без труда попал по нему мощной, но медленной и неудобной ракетой. И потом ещё несколько раз… Ракеты впивались в противника так, словно тот их притягивал.

Через несколько секунд расклад полностью поменялся, и Рюноске победил.

— Ты что сейчас сделал?

Он словно читал движения противника.

— Искусственный интеллект, которым ты наделил противника, банален. Я с первого взгляда догадался, по каким алгоритмам он действует.

— Серьёзно?..

Чтобы подтвердить свои слова, Рюноске повторно запустил игру. И точно предугадал, когда компьютерный противник «выпускает ракеты», «выпускает бомбу» и «приближается».

— И что ты там видишь?

— Пустоту в твоей голове.

— Ближе к делу!

Рюноске подобрал с пола второй геймпад и вручил Сорате, предлагая теперь устроить поединок.

Сората сел на край кровати перед телевизором, а Рюноске продолжил стоять рядом.

— Скажу сразу, я хорош.

Как ни крути, он разработчик игры. Времени в ней он провёл больше всех. Хотя у Мисаки так ни разу и не выиграл…

— Это ты так белый флаг поднял?

— Ты за кого меня держишь, а?

Пока они перекидывались фразами, стартовал новый раунд.

В итоге, к превеликой печали, Сората продул шесть раз подряд.

— Почему?!

Не обращая внимания на раздавленного Сорату, Рюноске снова выбрал «Играть одному».

Немного поиграв, он выдал «контрольный выстрел»:

— Что касается искусственного интеллекта, в нём даже оценивать нечего. Потому что как только игрок распознаёт паттерны поведения противника, игра превращается в унылую жвачку.

Сората и представить не мог, что ход его мыслей раскусят после первого же раунда.

— Не то чтобы в неё нельзя играть с друзьями, но интересной она покажется лишь поначалу, а потом игроки поймут, что к чему, и увлекательной её уже никто не назовёт. Чтобы она походила на нормальную игру, нужно полностью переписать ИИ противников.

— Акасака, есть фольга?

— Разумеется.

— Тогда обмотай меня ей, да потолще!

— Игра бесконечно далека от законченного продукта.

— Надеюсь, ты понял, что я сказал про фольгу!

— Но для игры, которую создали с первого раза… И потратили на это месяц, должен признать, результат хороший.

— Скажи-ка ещё разок…

— Я бы сделал её за полдня.

— Ты меня слышишь?

Такой вот Рюноске: слышал, но говорил своё.

— Если бы ты не сказал последнюю фразу, я, может, сегодня даже выспался бы…

Сората, сидя на краю кровати, выпустил воздух из лёгких и повалился на спину.

— Но всё же это благодаря тебе.

— Именно. Скажи спасибо.

— То есть отныне, что бы я ни сделал, всегда должен тебя благодарить?!

— Риторический вопрос? Если бы не подготовленная мной мейн-программа, за один месяц ты вряд ли собрал бы целую игру, даже простую.

— Ну это само собой. Прошёл месяц, а я так и не понимаю, как правильно добавлять изображения на экран, настраивать звук и подключать геймпад. Мне показали как, и я для каждого процесса выбирал нужную функцию и возился с числами. А потом просто пихал везде If.

Ощущения были такие, будто Сората решал задачи по математике и физике. Законы природы он не понимал, но мог оперировать формулами и находить с их помощью решение.

Но даже сам Рюноске говорил, что знать глубинные механизмы необязательно. Теперь Сората более или менее понимал. Взять, к примеру, телевизор, мобильник или микроволновку… что угодно. Можно не понимать принципы, на которых основана работа приборов, но пока умеешь ими пользоваться, то и проблем никаких не будет.

— Если у тебя есть время на жалобы, почему бы не заняться отладкой?

— Да я и не жалуюсь. Просто отдыхаю.

Сората уставился в знакомый потолок.

Рюноске до сих пор играл и временами выдавал фразы вроде «Это плохо», «Тут тоже плохо» и «А тут совсем беда».

Слушая его, Сората невольно задумался кое о чём. Хотя нет, мысль возникла ещё раньше. Та, которую парень до дрожи в коленках боялся не озвучивать…

Но, глядя, как Рюноске играет в его игру, Сората решился:

— Слушай, Акасака.

— Если хочешь жаловаться, лучше сделай игру поинтереснее.

— А ты не хотел бы вместе сделать игру?

Возможно, на Сорату повлиял прошлогодний школьный фестиваль. Сората познал радость от совместной работы, когда они создали нечто уникальное.

Месяц делать свою игру было весело, но всё же это не шло ни в какое сравнение с фестивалем. Даже близко не стояло. Да и момент завершения работы ощущался совершенно по-другому, и радости принёс на порядок меньше.

— У тебя появилась какая-то хорошая идея?

— Нет, не особо.

— Тогда зачем предлагаешь? Объясни точнее.

— Я захотел стать создателем игр, участвовал в презентации проекта, теперь вот практически сделал игру, но… Если честно, я плохо себе представлял, каким конкретно создателем я стремился стать.

— Ты не ответил на мой вопрос.

Сората, не обращая внимания, продолжил:

— Есть несколько игровых компаний, которые мне нравятся. Когда придёт время искать работу после окончания ВУЗа, в компании, само собой, придётся проходить проверку на профпригодность. Но, допустим, моя мечта исполнится, и после университета я попаду в игровую компанию. Что тогда со мной будет?

Рюноске продолжал играть.

— Каждый день буду приходить в изысканное офисное здание, от которого дух захватывает? Буду в составе десятков человек трудиться над проектом и засиживаться на работе допоздна?

— Такая вероятность существует.

— Но что-то в этом не то. Как-то не так. Когда я хотел стать создателем игр, не такое себе представлял.

— С моей точки зрения, ты говоришь про самых обычных создателей игр. В каком смысле ты ожидал другого?

— Ты пришёл ко мне в комнату, разгромил в пух и прах мою игру… Я понял это, пока говорил с тобой.

— …

— Я не хочу просто делать игры. Я хочу создавать их так, как было в прошлом году на школьном фестивале.

Сората избегал мыслей, которые понимал лишь отчасти, потому что боялся.

Слова давались ему с большим трудом. Наверное, от того, что он выражал свои истинные чувства и намерения. Потому теперь у него внутри всё сжалось от страха.

Если он получит отказ, то всё закончится, ведь рана окажется слишком глубокой.

Почему же в такой момент Сората смог без колебаний высказать Рюноске, чего хочет? Может, потому что заметил, как с приходом очередной весны отношения между людьми поменялись. Может, так повлияла весть о том, что Нанами их скоро покинет: ещё один человек уедет из Сакурасо ещё до выпуска Сораты.

— Воплотить в жизнь твоё предложение не представляется возможным. Сиина уже стала профессиональной мангакой, а миссис Митака не уйдёт из индустрии аниме. Бывшая халявщица, которая помогала с фонами, тоже у себя там стала художником-профессионалом. Они все выбрали своё будущее, и оно с твоим не пересекается.

— Ясен пень, они не могут. Я изначально говорил только про тебя.

— …

— Говоря про школьный фестиваль, я имел в виду атмосферу, которая нас тогда окружала. Хотя было бы здорово всем вместе собраться… В общем, есть у меня мечта и цель… Звучит абсурдно, знаю.

— Ближе к делу.

— Акасака, давай вместе делать игры.

— …

— И я не про одну. Хочу сделать две или три. А круче всего будет, если после университета мы, прям как Фудзисава-сан, создадим свою компанию. Вот такое я тебе предлагаю, подумай, пожалуйста.

— Невозможно, — мгновенно ответил он.

— Подумай хоть немного!.. Блин, теперь точно в депрессию вогнал…

Потому-то Сората и не хотел говорить. Боялся неудачного исхода.

— У меня расписание на несколько месяцев вперёд.

— Ты занят настолько, что забил на уроки. Понятно.

Так просто от мечты Сората отказываться не собирался, но давить не имел права. Можно дождаться другого шанса и попробовать снова…

— Потому советую тебе к тому моменту, когда у меня освободятся руки, довести до ума план. И, разумеется, продолжай разрабатывать игру.

— Э? То есть…

Сората поднял голову и увидел, что Рюноске победил противника, не потеряв ни одного хитпойнта.

— Я говорю, если подготовишь план, который меня убедит, то подумаю.

— Серьёзно?

Сората резко вскочил на ноги.

— Я сделаю, сделаю! И план, и что угодно!

— И ещё: я не собираюсь ждать пять лет, чтобы создать компанию. Об этом можно задуматься и во время учёбы. Года через три. Если ты на такое не настроен, то ничего вообще не предлагай.

Рюноске, который, в отличие от перевозбужденного Сораты, сохранял полное спокойствие, положил геймпад на стол.

— Ну ты даёшь… Заинтриговал.

С нынешними успехами Сорате ещё пахать и пахать, но он уже мог отчётливо представить себе будущее: как они с Рюноске, учась в университете искусств Суймэй, с головой ушли в разработку игр; как берут в аренду офис неподалёку от университета, чтобы там работать. Или же они превратят в рабочий кабинет квартиру Сораты? Для реализации всего этого придётся устроиться на работу, чтобы обеспечить себя деньгами на жизнь и покрывать расходы. Ещё нужно будет набрать персонал — для начала несколько человек. Хотя бы по человеку на графическую и музыкальную составляющую.

Воображение нарисовало такую заманчивую картину, что губы сами расплылись в улыбке.

Желание воплотить задуманное в жизнь придало сил. Сората воодушевился сильнее, чем когда-либо.

Цель нужно было описать более точно, но в целом Сората представлял себе всё именно так.

— Разговор на этом закончен.

— А, ага.

— Я вернусь к себе. Если подготовишь план, приходи в любое время.

— Так и сделаю.

Рюноске, всё еще стоя лицом к Сорате, неспешно открыл дверь, затем вышел из комнаты. Вскоре раздался хлопок двери в соседней комнате.

Интересно, когда они встретятся в следующий раз?

Преисполненный радости, Сората плюхнулся на кровать так, что его даже подбросило. Он блаженно вытянулся. Как раз в это время со стороны входной двери раздался звук: кто-то вернулся.

Сората вспомнил, что Тихиро до сих пор не пришла домой. Он думал, что она направится к себе, но вместо этого шаги почему-то приближались к комнате Сораты.

— А? Чего? — задался он вопросом, открыв глаза. А когда приподнялся и сел на кровати, раздалось:

— Надеюсь, помешаю.

В дверях появилось недовольное лицо Тихиро.

— В Сакурасо уже совсем забыли о таких нормах приличия, как стук в дверь?

— Ты уже привык, когда не стучат. Фиг тебе, а не нормы.

Почему-то она себе такое только с ним позволяет… Хорошее настроение как корова слизала.

— Это когда я привык?

— Твоя комната — проходной двор. Не заметил?

— На деле оно, может, и так, но вообще-то формально здесь частная территория! — громко и отчаянно запротестовал Сората. Только эффекта это не возымело, потому что Тихиро не слушала. Она повернулась к двери.

— Можешь войти.

По идее хозяином комнаты числился Сората… Но ему пришлось признать, что его комната и вправду становится проходным двором.

— Прошу прощения.

Знакомая Сорате персона вошла и вежливо поклонилась.

Парень ещё недавно — в обед на крыше — говорил с нею. Хасе Канна. В руках она держала довольно объёмистую дорожную сумку.

— Почему она здесь?

Не походило на то, что у неё появились какие-то дела в Сакурасо. И почему она вообще пришла вместе с Тихиро?

— Похоже, вы знакомы, потому обойдёмся без формальностей. Решено, что она… Хасе Канна из первого класса отныне будет жить в комнате 201 Сакурасо.

— Чё?

— Ты чего такой удивлённый?

— Потому что я правда удивился!

— Даже при том, что уже знаешь её подъюбочный секрет?

— Вы какие фразы себе позволяете, сэнсэй?!

— Ты же знаешь, что у неё ниже пояса?

— Зачем поправлять себя, если звучит ещё хуже?!

У Сораты ещё много чего было высказать Тихиро, но для начала он хотел просто чуть-чуть понять ситуацию.

Если подумать, Канну могли причислить к изгоям лишь по одной причине — из-за трусов. Точнее — их отсутствия.

— Не могла бы ты объяснить, что здесь происходит? — решил обратиться напрямую к Канне Сората. Он слышал от неё, что редактор одобрил предложенный сюжет. Стресс должен был отступить.

— Обещай, что не будешь подкалывать, — ровно сказала Канна.

— Сложновато будет… — искренне ответил Сората.

— Почему?

— Я только представлю, и уже хочется подколоть.

— Се-сегодня воображение подвело, вот и всё! Ну… Сюжет плохо развивался, захотелось открыться миру, чтобы увидеть больше…

— Ну и как, наоткрывалась?!

Похоже, такое у неё уже вошло в привычку, и обычных стимулов стало не хватать.

— И? Кто-то тебя спалил?

Канна угрюмо повесила нос и едва заметно кивнула. Вместо неё продолжила Тихиро:

— Где-то на третий день после заселения комендант женского общежития почувствовала в ней что-то странное. Места себе не находила, так хотела проверить. В итоге стала внимательно к ней присматриваться.

— Выходит, ты и в общаге ходила!

— Совсем чуть-чуть…

В данном случае не имело значения, чуть-чуть или много-много. Вопрос в том, ходила или нет.

— И вот, сегодня она на лестнице столкнулась с девушкой, которая шла со второго этажа на ужин, и в результате раскрыла свою тайну. Ну и поднялся кипеж. На этом всё.

— Мда.

— Я уже договорилась о свидании, но нет, меня вызвали к директору, и мы до хрипоты спорили о том, что делать с этой девкой.

Похоже, Тихиро очень переживала из-за сорванного свидания.

— Блин, я так долго ждала, когда меня пригласят, — продолжала она бурчать себе под нос.

Может, Тихиро говорила про Фудзисаву Кадзуки, который помогал Сорате с игровым проектом? Сората слышал, что они с Тихиро учились в одном классе.

— Вернёмся к теме: что происходит?

Сората постарался вернуть на рельсы локомотив Тихиро.

— Комендант женского общежития встала в позу, а классрук стала требовать немедленного решения, короче, директора прижали к стенке и вынудили выслать её в Сакурасо. В общем — вот. Я всяких проблемных детей видала, но чтобы кто-то имел привычку выставлять себя напоказ — такое впервые.

— Та, о ком вы говорите, стоит прямо тут, выбирайте выражения!

— У меня нет привычки выставлять себя напоказ.

Канна возмутилась, почему-то при этом глядя на Сорату. Хотя про привычку говорила Тихиро…

— Отныне вы будете жить под одной крышей, разве тебя не волнуют её загоны?

— Меня волнует мир во всём мире!

— Так, хватит мне тут умничать. Мы топчемся на месте, — с нажимом сказала Тихиро.

Сората слышал отголоски грома в её голосе, но не сдержался:

— Сами виноваты, несёте такое, хоть стой, хоть падай!

— Закройся, я сказала!

— …

Сората решил до поры промолчать.

— Как бы то ни было, все, включая её саму, согласны, что нельзя закрывать глаза на подобные поступки, иначе она начнёт шляться без трусов и по общежитию, и по школе, и мотать туда-сюда причиндалами. Ну, хотя она девушка, мотать нечем…

— Я только замолчал, и вы сразу за своё!

Тихиро вообще не знала, что такое стыд. Когда человек пересекает границу тридцати лет, разница между полами стирается. Наверное. Нет, точно.

— В общем, надежды на комендантшу женского общежития, классрука и директора никакой. И вариантов тоже.

— Выходит, вам надоело смотреть на бестолковых учителей, и потому притащили её в Сакурасо?

Вела себя и говорила Тихиро отвратительно, но всё же в ней осталось что-то от учителя. Сората хорошо это знал.

— Если честно, я просто хотела домой, — заявила учительница сквозь зевоту.

— Так нельзя!

— Но ты верно сказал, Канда. Я привела её в Сакурасо, а дальше сам с ней возись. Вот что я решила.

— Чё?

Что это сейчас прозвучало?

— Я уже сказала все детали.

— Где сказали?! Не припомню, чтобы вы хоть что-то по делу объяснили!

Нельзя было сейчас давать слабину. Тихиро собиралась свалить на него непомерную ношу. В голове пронеслась мысль о прошлогоднем апреле. Тогда народ выбирал «дежурного по Масиро».

— Короче, на тебе обязанность отучить первогодку, которая не отличает лево от право, снимать трусы где ни попадя.

— Вы хоть сами понимаете, что несёте?!

— Понимаю. Ещё как.

— Да вы молодец!

Пока они ругались, Канна стала в своё оправдание нести бессмыслицу: «Я выбираю, где их снимать,» — но спорящим было не до неё.

— Всё путём, ты справишься.

— И зачем меня подбадривать?! Вообще не понимаю!

— Я тебе доверяю, ты ведь год присматривал за Масиро.

— А я не хочу, чтобы мне так доверяли! Вы за кого меня принимаете, сэнсэй?!

— За осеменителя?

— Что это за титул?! Я должен ему радоваться?!

— Хорошо. Повышаю тебя до главного осеменителя.

— Завязывайте с «осеменителем»!

— Завтра привезут много вещей, будь добр прими. Ну, вроде всё.

— И хватит спихивать на меня чужие дела!

— Ладно, остальное спрашивай у Канды, — выдала Тихиро, полностью игнорируя Сорату, и затем резко вышла из комнаты.

— Э, стойте, сэнсэй!

В ответ раздался лишь стук двери в комнату коменданта.

Сората выставил вперёд руку, будто пытаясь ухватиться за невидимую соломинку, но рука ощутила лишь пустоту. Такая же пустота возникла у него на душе.

— У меня буквально раскалывается голова… Значит, тебя заставили немедленно переселяться в Сакурасо? И как тебе это?

Пускай она скрывала кое-какой жуткий секрет, Канна была известна, как образцовая ученица с лучшими оценками. Наверняка все испытают шок, когда её причислят к проблемным детям.

— Получилось как получилось… Ничего не попишешь. Постараюсь как можно быстрее вернуться в главное общежитие.

— Если могу тебе чем-то помочь, скажи.

— А тебе нормально… Сората-сэмпай? Хочешь мне что-то сказать?

— Просто интересно… О твоём секрете узнали другие, а тебе вроде и не стыдно.

— Давай просто всё забудем.

Сората был бы рад забыть все проблемы, но одна из них прочно засела в памяти: произошедшее между ним и Нанами. Как ни старайся, выкинуть её из головы не получится.

Пока парень думал, дверь в его комнату открылась, и появился новый гость.

— Э! Почему у тебя очкастая женщина-утёс?!

Это пришёл Иори в спортивных штанах и футболке, кабель от его наушников свободно болтался в воздухе.

Канна отреагировала на появление гостя озадаченным вздохом.

— Значит, похотливый демон живёт в Сакурасо?

Обстановка сразу накалилась. Девушка в одну секунду забыла о нормах приличия, хотя они с Иори учились на одном потоке.

— С сегодняшнего дня она будет жить в Сакурасо.

— Да ну, нафиг?!

— Вы двое знакомы?

Сората адресовал вопрос Канне и Иори.

— Если начистоту, то это она самая, Сората-сэмпай! На меня из-за неё повесили клеймо похотливого демона! Я мастерски проник в женскую общагу, а она меня спалила!

— Если начистоту, то ты как последний козёл пытался подглядывать за девушками в ванной. Если начистоту, то изгоем тебя сделали за то, что ты извращенец. Если начистоту, то ты придурок.

Всё так, как говорила Канна. Сората был с ней согласен, что паренёк — тот ещё извращенец… Он на мгновение задумался, и Канна стрельнула в него взглядом.

— Что такое?

— Нет, ничего.

— Не похоже.

— Нет, ничего.

Сората нарочито ушёл в несознанку.

Канна, решив, что давить на него бесполезно, переключилась обратно на Иори.

— Кое-что поправлю.

— Ч-что?

Иори, испугавшись её спокойных глаз, весь напрягся, особенно в нижней части спины. Взгляд Канны за очками и вправду был таким, что хотелось бежать подальше.

— Я не утёс!

Последнюю фразу Канна произнесла с пылом, словно её задели за живое.

— Чё? Ты типа гора Такао*? Как по мне, её и горой не назвать! Холмик какой-то!

— …

Взгляд Канны наполнился арктическим холодом, словно она желала заморозить Иори.

— Н-ну, Такао — тоже неплохое местечко. Рядом большой город, пешком можно спокойно взойти, да и место популярное.

— Ты куда смотришь?

Сората непроизвольно уставился на предмет обсуждения, так что Канна быстро прикрыла грудь руками.

— И вообще, почему конченая ботанка, которой доверили речь на поступлении, заявилась в Сакурасо? Что ты натворила?

Иори задал ключевой вопрос.

— Ну…

Как и ожидалось, тема была болезненной, потому Канна стыдливо опустила голову и бросила взгляд на Сорату, прося поддержки.

— А? Сората-сэмпай знает?

Иори оказался на удивление наблюдательным.

— Если скажешь, то и я скажу, — пробурчала Канна. Тихо, но чувствовалось, что угроза подлинная.

— Решила проверить шум, и что же я вижу? — глубоко вздохнула Нанами, входя.

— Сората, — появилась вслед за нею Масиро, — высуши волосы.

Совершенно не вникая в обстановку, она сунула ему фен.

— Сиина, а ты не могла бы мыслить хоть немного шире? Вот увидела ты нас, неужели ничего не подумала?

Масиро по очереди посмотрела на Сорату, Нанами, Иори и Канну.

— Пятеро.

— Какая разница, сколько нас?!

— Канда-кун, неужели…

Нанами заметила большую багажную сумку у Канны.

— Мы уже встречались ранее, но я Хасе Канна из первого класса.

Канна быстро поклонилась. А потом…

— С сегодняшнего дня я буду жить в Сакурасо, надеюсь на вашу поддержку. Прошу, присмотрите за мной, — выдала Канна стандартное приветствие при заселении в общежитие.

И вот, не прошло с начала нового учебного года и месяца, как все комнаты в Сакурасо снова оказались заняты.

В тот день в журнале собраний Сакурасо появилось следующее:

«Первогодка с общего направления Хасе Канна-сан заселилась в комнату 201. От: Аояма Нанами».

«Полагаюсь на вас. От: Хасе Канна».

«Давайте завтра устроим приветственную вечеринку, когда вещи завезут? От: Канда Сората».

«Я её не приветствую! От: Химемия Иори».

«Извращенец меня может не приветствовать, обойдусь. От: Хасе Канна».

«Эй, вы, хватит использовать дневник как чат. От: Канда Сората».

«В этом году хороший урожай извращенцев. От: Сиина Масиро».

«Тут и так уже всё исписали, не лезь! От: Канда Сората».

«Канда-кун, хватит использовать дневник как чат. От: Аояма Нанами».

«Да, прошу прощения. От: Канда Сората».

«Решено, дежурство по Канне возложено на Канду Сорату. От: Сенгоку Тихиро».

«Вы чё тут начеркали, а?! От: Канда Сората».

Часть 3

На следующий день, 3 мая, отмечали День Конституции.

С утра привезли вещи Канны. Канда принял их, а после полудня вместе с остальными отправился в университет искусств Суймэй.

Сората, Масиро, Канна и Нанами бок о бок шли по центральной аллее университета к музыкальному залу — чтобы втайне от Иори посмотреть его выступлени.

Когда разговор зашел о том, что надеть, они в итоге решили остановиться на школьной форме.

— Почему я тоже должна идти? — спросила Канна, недовольная тем, что ей не дали разобраться с багажом.

— Если останешься одна, начнёшь грузиться, а это для тебя стресс. Почему бы не пойти проветриться? Может, и новый способ выпускать пар найдёшь.

— Ну, может ты прав… — сказала Канна, надувшись и отвернувшись от Сораты. Не похоже, что она согласилась.

— Кстати, а с Юко-тян всё в порядке? Она же осталась одна в комнате. Разве она не будет по тебе скучать?

— Да наверняка её поселят с какой-нибудь второклашкой, которая тоже осталась одна, проблем не вижу. Она ведь не как я: может открыться кому угодно.

Что касалось Юко, её неспособность реагировать на обстановку иногда была её преимуществом.

— Правда, она сказала: «Я тоже скоро перееду», — добавила Канна и покосилась на Сорату.

Он узнал об этом ещё вчера из сообщения Юко.

«В Сакурасо не осталось пустых комнат, сдавайся. Разумеется, дурацкие предложения, типа «давай жить с тобой вместе», сразу отметаются», — отрезал он. Юко, судя по всему, испытала шок: поток сообщений от неё резко оборвался.

На самом деле, в скором времени одна комната освободится…

Сората украдкой взглянул на Нанами и ненароком встретился с ней взглядом.

— Канда-кун, смотри вперёд, а то упадёшь, — в своей обычной манере сказала Нанами, глядя перед собой.

— А-ага.

Но Сората прекрасно понимал.

Сегодня состоится не только выступление Иори — вечером у Нанами прослушивание. А после него Нанами хотела кое-что рассказать. Сохранять спокойствие было, в общем-то, невозможно. Чем больше Сората пытался вести себя естественно, тем более неловко он себя чувствовал.

— Кстати, Канда-кун.

— Ч-что?

— Я не слишком себя загоняла?

Нанами выглядела измотанной.

— Н-не сказал бы, — ответил Сората. Прозвучало не очень убедительно. — А что?

— Когда закончится конкурс Иори, ты не против ещё раз со мной порепетировать? Перед прослушиванием.

— Так ты об этом? Хорошо, я за.

— Сората, и я, — подала голос Масиро, шедшая рядом. — Встретимся в кабинете рисования.

— Если только после репетиции с Аоямой… Ты и сегодня будешь рисовать?

— Скоро закончу, — ограничилась Масиро простой фразой, но её хватило, чтобы Сората мгновенно напрягся.

«Скоро закончит».

Картина Масиро близилась к завершению.

До сих пор парень старался не думать, какой смысл художница вкладывала в свою работу.

Чтобы придать чёткую форму чувствам, которые туманом клубились в сердце, Масиро с апреля рисовала портрет Сораты. Что именно расскажет картина по завершении?

— Скоро закончу, — повторила Масиро, словно ожидала чего-то.

— А, понятно. — поддакнул Сората и упустил возможность уточнить точное время завершения.

Через два или три дня, через неделю или же месяц, а может, завтра или сегодня — для Сораты была огромная разница.

— Сората-сэмпай популярный, да? — поддела Канна, пускай и без особого энтузиазма. Хотя Сората не мог точно сказать, подтрунивала она или нет: та равнодушно смотрела вперёд.

И тут резко подул весенний ветерок.

— А-а-а! — закричала Канна, прижимая руками юбку к телу. Чем и привлекла внимание остальных.

— Слушай… Канна-сан? Неужели и сейчас?

— Н-нет, — немедленно отвергла Канна, замахав руками.

Масиро же потянулась к её юбке.

— Что? — удивилась Канна. А Масиро, будто проделывала самую естественную вещь, задрала ей юбку.

— А-а-а-а-а-а-а!!!

Ошалевшая Канна прижала юбку спереди и сзади и села на корточки, едва не плача.

— Трусов нет, — проинформировала Сорату Масиро.

Взгляд Канны вонзился не в Масиро, а в Сорату:

— Ви-видел?

— Не видел, так что расслабься.

Потому что обзор загородила Масиро. Если бы не она, то немыслимое зрелище навек запечатлелось бы на сетчатке Сораты.

— Сиина-сэмпай, пожалуйста, думай, где мы находимся! Безрассудно задирать юбку в таком месте.

Не надевать юбку — ещё безрассуднее, подумал парень… Нанами, вроде разделяя его точку зрения, глядела на Канну и едва заметно улыбалась.

— Канна, вошло в привычку, да? — выдала Масиро, опять не понимая ситуацию.

— Н-нет! Просто чёрт дёрнул, — сказала в оправдание Канна, понизив голос.

— Канна извращенка, да?

— Переезд в главное общежитие, похоже, откладывается, — резюмировал Сората и вздохнул.

— Я-я вот-вот съеду.

Так они и болтали по пути к музыкальному залу.

Белое здание, построенное чуть больше десяти лет назад, производило приятное впечатление. Университет искусств Суймэй мог по праву гордиться им, поскольку внутри могло разместиться до шестисот посетителей.

Пройдя через парадные двери в стеклянном фасаде, ребята оказались в фойе. Ноги ступили на мягкое. Оказалось, на полу расстелили ковёр цвета красного вина, и учебное заведение сразу приобрело оттенок изысканности.

Здание внутри производило совершенно иное впечатление, чем снаружи: в фойе стояла гробовая тишина, как в библиотеке, а в воздухе повисло такое напряжение, что зудела кожа.

Вскоре они увидели людей: несколько человек стояло у стены и перешёптывалось. Все были одеты элегантно и красиво, хотя и неформально: ни деловых костюмов, ни платьев.

Чуть подальше стояли два-три ровесника Сораты и его спутниц. Парень был во фраке, а девушка в настоящем концертном платье — наверное, конкурсанты. Человек, походивший на преподавателя фортепиано, давал им напутствия, а ребята внимательно слушали.

В любом случае, пришли они не по адресу — таково было первое впечатление Сораты.

— Не стой на входе, — рявкнули сзади.

— А, прошу прощения, — сказал парень, освобождая проход.

А когда Сората встретился взглядом с вошедшим, его рот непроизвольно изобразил букву «О».

— Президент школьного совета.

Там стоял Татэбаяси Соитиро, который окончил Суйко в марте. Тёмно-синий жакет смотрелся на серьёзном Соитиро очень гармонично.

— Я уже выпустился. Хватит меня так звать.

— Татэбаяси-сэмпай, помогаешь будущему шурину?

— И хватит нести чушь, как Митака… Меня просто попросили прийти проверить, как там Иори.

— А это не то же самое, что помогать? — не унимался Сората.

— А вы пришли поддержать нового обитателя Сакурасо? — задал встречный вопрос Соитиро, по очереди оглядев Сорату, Масиро, Нанами и Канну.

— Ты уже в курсе, что Иори перевели в Сакурасо?

— И эта первогодка тоже? Ну вы даёте, прошёл всего месяц, а комнаты Митаки и Камигусы уже снова заняты.

Соитиро и после замужества Мисаки называл её старой фамилией. Его взгляд остановился на новой жительнице Сакурасо — Канне.

— От Мисаки-сэмпай слышал?

— Канда вроде как в одном классе с нынешним президентом.

Тогда ясно, кто сливает ему информацию. Каким-то неведомым образом в одном классе третьегодок оказались сакурасники Сората с Нанами и член школьного совета.

— У меня дела, — сказал Соитиро, давая понять, что разговор окончен, и направился к музыкальному залу. Сората последовал за ним.

Остановившись перед звуконепроницаемыми дверями, Соитиро через плечо оглянулся на Сорату.

— Почему за мной идёшь?

— Я впервые сюда пришёл на выступление, вот и подумал присоединиться к тебе, раз ты всё тут знаешь.

За спиной Сораты следовали, словно за мамой-уткой, Масиро, Нанами и Канна. Сората мог себе представить, откуда Соитиро всё здесь знает: тот ведь встречался с Химемией Саори, старшей сестрой Иори, которая выпустилась в марте.

— Унаследовал нахальство от Митаки?

— Не то чтобы я хотел ему подражать.

— Ну, в общем, как хочешь.

Пройдя вслед за Соитиро через звуконепроницаемые двери, они оказались в концертном зале.

Взгляд не знал, на чём остановиться: высокий потолок, идущие под углом вверх сиденья. На сцене, которая располагалась чуть ниже уровня входа, стоял рояль, блестевший словно чёрный бриллиант.

Передний был отведён для экспертов и жюри: на десяти местах значились имена. А средние и задние места, судя по всему, разрешалось занимать кому угодно.

Последовав за Соитиро, ребята расселись рядом на свободных местах в центре. Обивка у кресел впечатляла, сидеть было одно удовольствие.

Сората с любопытством осмотрелся по сторонам. Зрителей набралось около сотни.

Обстановка не располагала к разговорам, потому Сората решил ждать молча.

Примерно через десять минут прозвучало объявление:

«Начинаем дневной блок прослушивания».

Перешёптывания вокруг разом стихли.

На сцену вышла, цокая каблуками, облачённая в красное платье школьница. Сората узнал её — наверное, она училась на музыкальном направлении Суйко.

Поклонившись жюри, она пододвинула стул к пианино и села. Затем глубоко вздохнула, положила руки на клавиши и, без какого-то сигнала, начала.

Выступление продлилось меньше десяти минут. Девушка с заблестевшим от пота лбом поднялась, снова поклонилась судьям и ушла за кулисы.

Вслед за ней на сцену вышел следующий конкурсант: парень во фраке с зализанными назад волосами.

Как и недавняя девушка, он поприветствовал судей, поправил стул под себя и начал выступление по готовности. Мелодию играл ту же.

После него на сцену вышел следующий музыкант. Затем ещё один… и так, похоже, должно было продолжаться какое-то время. Нет, наверное, до самого конца.

Мелодии играли одни и те же, потому они постепенно стали утомлять.

Когда Сората наконец не удержался и зевнул, Соитиро объяснил, что конкурсанты должны играть определённую музыку. Бывало, что выбиралась одна мелодия из нескольких. Бывало, что мелодию назначали одну. А на некоторых конкурсах играли несколько мелодий с отборочных.

На этот раз играли композиции Шопена. Хоть перед выступлениями и объявляли: «Опус номер такой-то», — далёкому от классики Сорате это ничего не говорило.

Сидевшая рядом Масиро на шестом выступающем начала клевать носом. А Канна и вовсе мерно посапывала.

Спустя час Сората потерял счет своим зевкам. Если Иори в скором времени не покажется, они тут все заснут. Будто уловив мысли Сораты, Соитиро, державший список выступающих, произнёс, когда очередной конкурсант закончил:

— Следующий.

Сората растолкал Масиро.

Почти сразу же на сцене появилась фигура Иори. Его волосы выглядели так, словно он утром не расчесался, хотя на самом деле были тщательно уложены. Непривычный фрак смотрелся на нём на удивление хорошо. Когда мальчик молчал, у него был умный, загадочный вид.

Судя по реакции зрителей, многие в зале его знали.

— Это младший брат Химемии Саори, да? — послышалось сзади.

— Сестра, кажется, улетела учиться в Вену.

— Ну, на него тоже большие надежды.

— Нет, брат Химемии в Са…

Пока Сората колебался, оглянуться или нет, Иори сел перед роялем, прикрыл на миг глаза и посмотрел вверх, будто молил небеса об удаче.

Член жюри с белыми волосами, глядя на Иори, что-то прошептал сидевшему рядом иностранцу. Тот, услышав, одобрительно кивнул. Похоже, имя Иори так или иначе имело вес.

— Противно, — пробурчала Масиро.

Наверное, она высказалась об атмосфере, которая возникла. Сората с ней согласился. Пускай характерное напряжение перед выступлением всё ещё чувствовалось, его в какой-то мере подпортили.

Играть на фортепиано в подобных условиях тяжелее некуда, подумал Сората.

Иори занёс руки над клавишами, чуть приподнял плечи, и спустя миг мелодия началась. Сегодня она звучала уже бесчисленное количество раз. Мелкими деталями игра Иори отличалась, но Сората не чувствовал особой разницы. Пускай выступал Иори, музыка производила точно такое же впечатление, что и десяток раз до него.

Если одной фразой: играл он умело. Достиг того уровня, когда отчётливо видно, что занимается на фортепиано не первый год. Выступление радовало, мелодия звучала приятно. Но не более. Если бы попросили сравнить с предыдущими конкурсантами, разницу определить было бы очень непросто.

Такое же впечатление, как показалось Сорате, сложилось и у прочих зрителей. Они глядели на Иори без каких-либо эмоций. Один из судей подпёр подбородок рукой. Казалось, он уже определился с оценкой и не вслушивался в игру. Чем больше страсти Иори вкладывал в своё выступление, тем более равнодушными становились гости и судьи.

Как жестоко, подумал Сората, и тут поток звуков внезапно прервался. Иори прекратил играть. Хотя дошёл примерно до середины мелодии… Мгновенно зал погрузился в тишину, а зрители — в недоумение.

— Ух, я всё, — заявил Иори будто самому себе. — Я закончил! — крикнул он уже на весь зал.

Затем встал из-за рояля.

— Доиграл, всё! — завопил Иори и стремительно покинул сцену.

Сцена опустела, словно так и надо.

В зале заволновались.

— Что происходит?..

— Теперь младшему Химемии не попасть на конкурс.

Беспокойство нарастало.

Неужто предчувствие Саори не подвело?

Соитиро, глядя вперёд, посерьёзнел, а Сората вопросительно посмотрел на него.

— В узком кругу Иори называют «младшим Химемией» или типа того.

Сората и впрямь недавно слышал подобное.

— По сравнению с Саори, которая всегда получала главные призы, ему каждая новая ступень давалась тяжело. Хотя Саори никогда не считала его бездарным.

В словах Соитиро был смысл: в конце концов, Иори смог поступить на музыкальное направление в Суйко.

— У него есть воля продолжать репетиции, а самое главное — он вроде любит музыку.

Сората вспомнил, как впервые зашёл в комнату Иори, в день его переезда. Мальчик первым делом повесил на стену портрет Баха и сразу принялся играть на фортепиано, забив на остальной багаж. В голове возник образ: «музыкальный чудик».

— Но из-за того, что он младший брат Саори, на какой бы конкурс он ни пришёл, его результаты сравнивают с Саори. Потому что живут они в мире музыки, который достаточно ограничен. Саори говорила, что за три года члены жюри, эксперты и простые зрители почти не менялись.

Потому-то зрители на задних сиденьях знали Иори. А до этого они знали Саори, его старшую сестру. Вот он и стал для них «младшим Химемией».

Сората начинал понимать, почему Иори подал заявку о переводе. Сората даже мог себе представить, почему Иори бесился, но продолжал играть на пианино.

В зале до сих пор стоял гам. Тогда Сората встал с нагретого места.

— Канда-кун?

— Пойду посмотрю, как там Иори.

Сората не думал, что может помочь. Не знал, какими словами подбодрить. Но всё же не мог оставить его одного.

— Я тоже пойду.

Вслед за Нанами поднялась и Масиро.

— А ведь когда он молча играл на пианино, не казался придурком, — высказалась Канна, вставая.

Лишь Соитиро остался сидеть.

— Не пойдёшь?

— Я за него беспокоюсь, но, пожалуй, положусь на вас.

— Большую ношу на нас взваливаешь.

— Митака раньше говорил: ты кохай, которым он гордится.

— Дзин-сан так шутит, точно тебе говорю, — ответил Сората и осторожно стал пробираться меж рядов к выходу.

Соитиро и правда единственный не пошёл. Может, он и шутил, но вдруг его фраза действительно была в какой-то степени правдой?

— Канда-кун?

— А, не, ничего.

Собравшись с мыслями, Сората с Масиро, Нанами и Канной направился к комнате ожидания за кулисами.

Когда они прошли по дугообразному коридору за сцену, у двери одной из многочисленных комнат уже толпилось шесть-семь человек.

Двое мужчин лет тридцати пяти, похоже, были из персонала. Остальные были ровесниками Сораты — наверное, участники. Сората решил остановиться чуть поодаль и понаблюдать

— Ты! Слышишь меня? Давай выходи!

Мужчина из числа персонала колотил кулаком в дверь.

— Иори, он внутри?

— М? Вы его школьные друзья? — догадался мужчина, увидев униформу ребят.

— Он додумался запереться изнутри… Мы зовём, но он не отвечает, — растерянно сказал второй служащий.

Сората, более не сомневаясь, подошел к двери и позвал:

— Эй, Иори, ты слышишь?

— Это… Сората-сэмпай? — донеслось подавленное. Может, это из-за двери, но голос Иори звучал очень глухо. Совсем не так, как обычно — весело и жизнерадостно.

— Точно. Это я. А ещё здесь Сиина, Аояма и даже Канна-сан.

— Зачем вы здесь?

— Пришли поддержать.

— Ну так зачем?

— Ты каждый день упорно репетировал, потому мы пришли поддержать.

Сората говорил правду. Он хотел поболеть за мальчика именно потому, что тот старался.

— Короче, открой.

— Пожалуйста, оставьте меня в покое!

Однозначный и резкий отказ.

Сората спиной чуял, как люди вокруг нервничают. А ещё он чувствовал, как нарастает проблема.

Двое служащих откровенно потерялись. Они боялись, что скажут что-нибудь не то и усугубят ситуацию, потому, попросту говоря, боялись брать на себя ответственность.

И тут прямо за спиной Сораты прозвучало:

— Он сам попросил оставить его в покое, почему бы так и не сделать? — равнодушно предложила Канна. — Хочет, чтобы за него кто-нибудь беспокоился, вот и заперся.

Её слова были недопустимы. Сората почувствовал, как закипает.

— Если искренне хотел бы остаться наедине с собой, то сразу бы ушёл из зала куда угодно. — Канна, уже совершенно не сдерживаясь, говорила в сторону двери. — Наверное, надеялся, что о тебе забеспокоятся. Как по-детски.

— Ещё чего! — раздалось резко из-за двери.

— Тогда ждёшь утешения? Типа «У тебя есть талант, постарайся» или «Тебе ещё есть куда расти»?

Канна держалась хладнокровно, что контрастировало с яростным посылом в её словах.

— Нет!

— Тогда хотел, чтобы это сказали? «Ты всё равно не победишь старшую сестру, можешь бросить»?

— Это уж слишком… — вмешался Сората, решив, что девушка перегибает палку. Но он немного опоздал: в комнате внезапно раздался звук бьющегося стекла. — Иори?!

Ответа не последовало. Сората схватил ручку двери и подёргал туда-сюда, но дверь не поддалась.

И тут прибежала, запыхавшись, девушка-организатор лет двадцати пяти.

— Я принесла ключ от комнаты!

— Быстро открывай!

Подгоняемая мужчиной, девушка нервно повернула ключ в замке.

— Иори!

Первым внутрь влетел Сората.

Иори не было видно. Большое окно напротив входа разлетелось на мелкие осколки, а стул, которым его разбили, валялся снаружи.

Они находились на первом этаже, потому Иори мог запросто выбраться через окно.

Сората медленно обернулся к Канне:

— Знаешь, Канна-сан.

— Прости, я наговорила лишнего.

— Сразу извинилась? Мне теперь и сказать нечего.

— Потому и сказала сразу.

— Ты, наверное, понимала, что будет, когда говорила Иори всё это?

— Но ведь именно ты учил меня быстрее снимать стресс.

— Ты заговорила об этом сейчас?!

— Это как-то напрягает… Мне тоже иногда хочется бросить писать, и чтобы люди вокруг обратили на меня внимание. Потому я его немного понимаю… Вот…

— Не нравится смотреть на себя со стороны?

Канна слегка покачала головой.

— Я не такая, как он, я не стремлюсь привлекать к себе внимание.

— Но Иори наслушался много чего…

— Думаю, окажись я на его месте, вела бы себя более сдержанно.

Потому-то поведение Иори её взбесило: он у неё на глазах вычудил то, что она не могла.

— Раз ты поняла, что наделала дел, то помирись с ним, ладно? Я пойду его поищу.

— В этом нет нужды.

Заинтересованный Сората проследил за взглядом Масиро. И увидел через разбитое окно вяло убегающую фигуру Иори. Пусть мальчик удрал эффектно, но успел убежать всего на каких-то тридцать метров.

— Тормоз!

Сората мог моментально его догнать.

На том и порешив, парень тоже выпрыгнул в разбитое окно и со всех ног помчался по аллее за Иори.

Расстояние до неуклюжей фигуры с мотающимся за спиной хвостом фрака таяло на глазах. Бегун из мальчика оказался на удивление плохой: он уже запыхался.

— Эй, Иори! — позвал Сората, а Иори, обернувшись и увидев его вблизи, оторопел. А затем попытался поднажать. Но то, как он старался, скорее забавляло, а не приносило пользу.

Сората догнал его у конца аллеи, схватил за плечо и заставил остановиться.

— Отпусти меня! — Иори резко развернулся и поднял сжатую в кулак правую руку.

Не дожидаясь, пока Сората выставит защиту, мальчик атаковал. За миг до удара Сората рефлекторно закрыл глаза, ожидая вспышки резкой боли в лице.

— …

Но он прождал несколько мгновений, а боли не было.

Сората осторожно открыл глаза и увидел мрачного Иори, стоящего с занесённым трясущимся кулаком. Затем его длинные пальцы лишились сил, и постепенно кулак разжался.

Видя состояние Иори, Сората догадался, почему тот не ударил. Рука Иори не годилась для избиения людей. Она служила инструментом, который рождал великолепную музыку.

Сората также вполне себе представлял, почему мальчик настолько неуклюже бегал. Подобно Масиро, тело Иори было заточено под игру на фортепиано. Наверное, ему нельзя было падать и травмироваться, потому он не занимался серьёзными физическими упражнениями.

— Оставь меня в покое!

Иори раздражённо стиснул зубы.

— Пускай никто не говорит, но я понимаю! Моя игра на фоно ничто по сравнению с игрой сестры! Даже если не пойду на конкурс! Даже если не услышу оценку судей! А тебе, девка-утёс, можно было ничего не говорить, я сам лучше всех это понимаю!

Иори с налитыми кровью глазами, искажённым страданием лицом рычал до хрипа в горле.

— Каждый день, когда я играл на пианино, звуки говорили лучше слов! Что бы я ни делал, моё звучание и рядом не стояло со звучанием сестры, уж это я понял! Конечно, я же «Химемия младший»! Простой довесок к сестре!

— Иори…

— Я лучше всех осознаю предел своих сил… Я до сегодняшнего дня старался, я не сидел сложа руки!

Иори схватил Сорату за воротник.

— По времени, что я тратил на занятия, я вообще никому не уступал! Когда перешёл в среднюю школу, в моей жизни было одно только фоно, я днём и ночью только и делал, что занимался! Я полностью посвятил себя фортепьяно! Мне нельзя было повреждать пальцы, потому на уроках физкультуры я только смотрел! Я три года подряд пропускал спортивный фестиваль, пока все остальные веселились! Я стоял и смотрел, как одноклассники что-то готовят на школьный фестиваль… Из-за этого я в классе оказывался в стороне, друзей ни одного завести не мог. Люди вокруг шептались, какой я «двинутый на фортепьяно», прятали куда-то мою сменку, а я только и делал что, занимался!

Руки Иори дрожали. Нет, дрожало всё тело. От озлобленности на жизнь, которая сложилась не так, как хотелось. Гнев, который копился, не находя выхода, сейчас обрушился на Сорату.

— Всё, прям всё! В средней школе я всё время отдавал этому! Одни конкурсы и программы, я даже от школьных поездок отказывался! На лыжах ходить — нельзя, травмоопасно, потому и думать забудь! Когда составляли выпускной альбом, я был единственный без фотографий с друзьями. Даже в учительскую вызывали, да толку-то! И… и ради чего?! На каждом конкурсе меня сравнивают с сестрой! Я только начну играть, а они сразу: «А, ясно»! Все глядят на меня и намекают: «младший брат хуже сестры»… Почему?! Почему?! Вы хоть посмотрите на меня! Неужели так сложно?!.. Забудьте о моей сестре и послушайте моё фортепиано…

Иори страдальчески упал на колени, а его руки соскользнули по Сорате и опёрлись о землю. Из покрасневших глаз хлынули слёзы.

— Я никуда не гожусь, но всё равно должен продолжать играть?!

— …

— Я тоже хотел заниматься обычными делами! Ходить с друзьями в макдаки и жевать картошку! Хочу самой обычной жизни, от другой меня тошнит! Неужели так думать плохо?!

Иори в отчаянии принялся дёргать себя за волосы.

— Какой смысл играть на фоно, если после всех усилий я не заработаю хороших оценок?!

Сората был глубоко убеждён, что смысл есть. Очень хотел верить, что есть. Но не стал пытаться убедить в этом Иори. Даже если бы попробовал, ни к чему бы это не привело. Потому Сората сказал другое:

— Иори, руки в порядке?

— Что?

Мальчик оторопело взглянул на него.

— Ты ведь недавно разбил окно в комнате ожидания. Не поранился?

Иори проверил руки.

— Вроде нормально… — сказал он и резко вытер слёзы.

— Ясно. Хорошо.

Поведение Сораты загнало Иори в тупик. А Сората, как ни в чём не бывало, продолжил:

— Иори, а ты почему вообще начал играть на пианино?

— …

Застигнутый врасплох мальчик нахмурил брови, не в силах понять, чего от него добиваются.

— Ну так что?

— Ну, это… Думаю, на меня повлияла сестра, вот и начал. Стал брать уроки, и понеслось…

— Тогда почему продолжал до сих пор?

— Когда я делал успехи, родители восхищались и хвалили меня… Я радовался и хотел восхитить их ещё больше. Думаю, потому и стал много репетировать, — отрывисто, понемногу выдавал слова Иори, вспоминая прошлое. — Но постепенно…

— Тебя стали сравнивать с Химемией-сэмпай?

— Да…

— Но всё же ты попытался её превзойти?

— …

До сегодняшнего дня он отчаянно держался за фортепиано. Даже поступив в Суйко, даже став изгоем, сосланным в Сакурасо, он ни на день не прекращал репетиции. А в средней школе посвятил музыке все три года…

— Ты знаешь, зачем пытался превзойти её? — спокойным тоном задал вопрос Сората.

— …

Иори не ответил — он опустил голову и задумался. Потому Сората продолжил:

— Я вовсе не говорю, что лучше и дальше играть на фортепьяно или бросить.

— …

— Иметь много друзей, выделывать глупости после уроков, вместе со всеми участвовать в весёлых школьных мероприятиях, а ещё завести девушку, обедать с ней, вместе идти домой, на выходных ходить на свидания — думаю, полноценная школьная жизнь выглядит так. Как ты и сказал, три года в старшей школе не надо проводить за одним фоно. Потому я не говорю. Не говорю, что лучше: бросить фоно или продолжать. Подумай, взвесь все за и против и прими решение. Выбор за тобой. Ты должен сам для себя решить. Вот что я думаю.

— Я разве не сказал, что хочу бросить?!

— Тогда почему замахнулся на меня, но не ударил?

Потому что боялся повредить пальцы, которыми играл. Тело Иори отреагировало на инстинктивном уровне.

— Почему ты продолжал заниматься на фоно, хотя грозился бросить?

— Я…

— Ты готовился к сегодняшнему конкурсу, потому-то и не бросил?

Иори пристально поглядел на свои руки. На тонкие, длинные пальцы. Они выглядели изящно, но при этом чувствовалась, что они способны на очень многое.

— Чем ты хочешь сам заниматься, кем хочешь стать… Как по мне, лучше взять и решить. Если дать слабину и выбрать то, что проще, может выйти так, что потом пожалеешь.

Помнится, когда Сората готовился к проектному заседанию, Фудзисава Кадзуки сказал именно это.

— Что я хочу делать?.. — задумчиво пробурчал Иори.

— Я не про то, что думает кто-то другой, я про то, что думаешь ты сам. Не думай о мнении судей или реакции зрителей, реши сам, чем ты хочешь заниматься.

— Чем я хочу заниматься?.. Кем хочу стать?.. Я только и думал, что о сестре, а зачем вообще играю на пианино — в последнее время перестал понимать… Даже и не заметил, как.

Иори полностью пришел в себя. Он сел на земле, скрестив ноги.

Немного подумав, мальчик посмотрел снизу вверх на Сорату.

— Я понял, Сората-сэмпай.

В глазах Иори появилась решимость.

— Я как следует подумаю. Чем хочу заниматься и кем хочу стать.

— Это хорошо.

Сората похлопал Иори по голове, а тот от неловкости задёргался, словно щенок, не привыкший к тому, что его гладят.

— Прекрати, Сората-сэмпай! Причёску испортишь! — дурашливо кричал Иори, делая вид, что ему неприятно.

— Похоже, вы поговорили.

Догнавшая их Нанами подошла поближе. Масиро и Канна следовали за ней.

— Э, Такао-сан!

Иори мгновенно отреагировал на появление Канны, юркнув Сорате за спину.

Встретившись взглядом с Соратой, Канна вздохнула и сказала Иори:

— Я наговорила лишнего. Прости меня.

Хотя сожаления в голосе не чувствовалось.

— Д-да ничего такого, — надуто буркнул Иори. Они хоть и учились оба в первом классе, по сравнению с ней он вёл себя совсем по-детски.

— И что это значит? — Канне отношение Иори пришлось не по душе. Её взгляд сделался обжигающе холодным.

— Что бы там ни говорила очкастая баба-утёс, меня не волнует! — дерзко тявкнул Иори, высовываясь из-за Сораты.

— И это говорит дегенерат, который пытался подглядывать за девушками в ванной?

Канна решила эскалировать конфликт.

— Давайте-ка помиритесь, — устав терпеть их препирательства, сказал Сората, и тут дунул проказливый ветерок, от которого задралась юбка у Канны.

— Ай!

Канна молниеносно придержала края, сгорбившись и сжав ноги.

Сората с высоты своего роста ничего под юбкой не смог увидеть. Лишь сверкнули белые ягодицы. Но вот сидевший до сих пор на земле Иори — другое дело. Так уж получилось, что его ракурс оказался наилучшим. В подтверждение этого он захлопал ртом и указал пальцем на Канну.

— Т-ты там… это самое?!..

Мальчик попытался вскочить на ноги, но внезапно его колени и бёдра растеряли силу. И с небольшим опозданием из носа пошла кровь.

— Так вот почему ты попала в Сакурасо?!

Покрасневшая до ушей Канна пронзила Иори свирепым взглядом. Затем она резко подошла к мальчику, схватила за воротник и подняла на ноги. Не успел тот сообразить, что происходит, как она занесла руку для пощёчины.

Под весенним небом раздался мощный шлепок.

— Пошляк!

— Да ты сама пошлячка ещё та!

— Вот хорошо-то, Иори.

— В смысле?!

— Ты ведь раньше что говорил? Обстоятельства немного другие, но в целом как ты и заказывал: заглянул под юбку миленькой девушке, и она на тебя взъелась.

Сората вспомнил их разговор в день, когда Иори впервые появился в Сакурасо. Что-то типа столкнуться с новой ученицей на повороте… и всё остальное.

— Я хотел увидеть чистенькие белые трусики! А тут что? Ни того, ни другого!

Само собой, Иори отвесили ещё одну пощёчину, от которой кровь из носа полилась ручьём.

Часть 4

Первым делом они заткнули нос Иори кусочком ткани, а потом быстро вернулись в музыкальный зал. Иори сказал, что хочет извиниться перед организаторами, потому ребята решили составить ему компанию. Да вопрос с разбитым окном в комнате ожидания нужно было утрясти.

Впечатлённые тем, как Иори истово перед ними кланяется, судьи-взрослые на прощание сказали ему: «В следующий раз постарайся как следует».

Когда Сората и ребята вернулись в комнату ожидания, там уже всё прибрали. Только что подошедшему Соитиро рассказали о произошедшем, а тот помолчал и выдал короткое «Ясно», после чего ничего толком не говорил. Но когда уходил, достал мобильник и отправил Иори сообщение.

Когда Сората и остальные оставили Иори, которому ещё предстоял разговор с преподавателями, и вышли из музыкального зала, небо уже приобрело краповый оттенок.

Стрелки часов миновали четыре.

— Аояма, что будем делать с репетицией? Времени не осталось, — спросил Сората, пока они спускались по лестнице перед музыкальным залом.

Прослушивание начнётся в пять. Состоится оно пускай в том же самом университете, но до студии звукозаписи предстояло идти минут десять, потому настала пора потихоньку туда двигаться. Ещё и надо было настроиться.

— Всего одну сцену давай?

— Ага, я не против.

— Я вернусь в Сакурасо. Ещё надо разобрать вещи после переезда, — сказала Канна, когда Сората и Нанами между собой договорились.

— Вернёшься — надень заодно трусы.

Девушка резко схватилась за подол юбки.

— З-знаю.

Канна просверлила Сорату взглядом. Похоже, она ещё не успокоилась от того, как её обозрел Иори. Ну ещё бы…

— Сиина, а ты?

Сората хотел узнать, не пойдёт ли она с ними, но Масиро сказала:

— Пойду в кабинет рисования. Сората, когда закончите, приходи.

— Понял. Ладно, до скорого.

Масиро и Канна ушли по своим делам. Провожая их взглядом, Сората обратился к Нанами:

— Аояма, где будем репетировать?

— М-м-м, а если там?

Нанами показала на серую крышу кинозала.

— Давненько дело было.

Парочка сначала думала, что там заперто, но в итоге сумела без труда попасть внутрь без труда.

Нанами открыла дверь возле зрительских сидений и прошла по узкому проходу в сторону экрана. Освещение было выключено, потому свет в помещение попадал только через дверной проём.

Сората шёл за Нанами, чуть позади.

— Полгода прошло, да?

Стены просторного зала поглощали звуки снаружи, и внутри царила полная тишина.

— Со школьного фестиваля? Надо же, полгода.

Спустившись к первому ряду, Нанами с ностальгией посмотрела на экран — вспомнила, насколько волнующим был тот день.

Сората тоже предался воспоминаниям. Полученный тогда опыт оказал на нынешнего него большое влияние. Ещё бы, в тот день мурашки по коже бегали табунами, такое не забывается. А ещё Сората узнал, насколько весело что-нибудь создавать с другими людьми.

Сората не сомневался, что и для Нанами тот день имел важное значение. Попасть в компанию сэйю она не смогла, но ведь мотивация осталась при ней.

— Ну, поехали.

Нанами, подпрыгнув на месте, развернулась к Сорате, который ещё спускался по ступенькам. Между ними оставалось метров пять.

— Какую сцену будем?

— Начальное… место с признанием, пожалуйста.

— Понял.

Чтобы сосредоточиться, Сората на миг прикрыл глаза. Так ему проще будет совладать с эмоциями. Если затем встретится взглядом с Нанами как бы невзначай, то не будет смущаться.

Обычно времени уходило гораздо больше, но сегодня, когда время было строго ограничено, подготовка далась легко. Сорате даже не пришлось прилагать лишних усилий, нужный настрой появился сам собой.

«Расскажу, когда закончится прослушивание».

Словно главный герой от героини, Сората получил от Нанами обещание.

Ситуация Сораты очень напоминала сценарий. Переживания персонажа наложились на его, а разница между реальностью и ролью стёрлась.

Сората медленно открыл глаза. Нанами по-прежнему стояла перед экраном. Он набрал в лёгкие воздуха:

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?..» — произнёс он. Получилось даже не наигранно, подумал Сората.

Нанами смущённо опустила взгляд.

— «Ну, кое о чём важном…»

Фразу повторяли во время репетиций неисчислимое количество раз. Столько же раз парень её слышал… Но всё же тон голоса девушки взбудоражил его. Что-то в ней решительно изменилось.

Да, это был тот же голос Нанами, прекрасно знакомый Сорате, но сегодня она виделась совершенно другой. Напряжение и беспокойство, паника и стыд… Всё это слилось воедино, и единственная фраза вдребезги разбила спокойствие Сораты.

— …

— «Я всегда… хотела поговорить об этом».

Слоги падали неторопливо, как капли, словно Нанами бережно собирала мятущиеся мысли…

Казалось, эти слова пропитывают само тело Сораты. Ему показалось, он понял — в чём именно Нанами изменилась…

— «Вон как…» — естественно, словно выдох, прозвучали слова Сораты.

— «Угу, такая я».

Её голос дрожал от лёгкого волнения. Нанами с филигранной точностью прорисовывала те самые «простые эмоции». А с продвижением сюжета росло и напряжение.

— «Всегда, всегда».

Нанами отчаянно сражалась с собственной робостью.

— …

— «Я всегда любила тебя. Очень сильно любила», — спустя мгновение произнесла Нанами. И вложила в эту фразу всю себя.

Сорату будто встряхнула гигантская рука. Отреагировал каждый нерв в его теле. Открылись все поры в его коже, кожу покрыла испарина. Сердце билось так, будто хотело разорваться. Оно яростно металось в груди, подобно чужеродному организму.

— …

Сората, не понимая, что происходит, застыл с открытым ртом.

Текст был у него в голове. И парень знал, что и как нужно произнести.

— Я тоже. Я тоже это чувствую. Я тоже… — кое-как выдавил он из себя осипшим голосом. Надо было говорить увереннее, но это было выше его сил… А следующая фраза так и не далась.

— Канда-кун?

— А, нет…

— Ты прервался?

— А, ага, точно.

Фраза Сораты в этой сцене полностью звучала так: «Я тоже. Я тоже это чувствую. Я тоже… всегда тебя любил».

Голова пошла кругом.

— Прости. Твоя игра меня накрыла с головой.

— Настолько хорошо было?

— А, ага, было потрясно. Лучше, чем когда-либо. Я разволновался так, будто мне на самом деле признаются. Ты показала простые эмоции, про которые раньше говорила Мисаки-сэмпай? По-моему, ты попала в яблочко.

— Понятно. Здорово.

Нанами улыбнулась так, будто у неё камень с души свалился.

— Но, знаешь, ничего удивительного, — тихо сказала Нанами, на этот раз прикрыв глаза.

— Что?

Та сделала глубокий вздох. Затем медленно открыла глаза, подняла лицо и поглядела на Сорату.

— Я ведь не играла.

Голос Нанами разлетелся по пустому кинозалу.

— Аояма…

Нанами смотрела прямо на Сорату. Взглядом, в котором смешались решимость и тревога. Внутри она трепетала. Дрожали ноги. Лицо готово было вот-вот исказиться от страха.

Но Нанами не собиралась держать в себе рвущиеся на волю слова:

— Я ведь тебя очень сильно люблю, Канда-кун.

Девичий голос разлетался по кинозалу, где они были только вдвоём.

На мгновение наступила тишина. Но Нанами через секунду сказала:

— Прости, перепутала.

— Что? — удивлённо спросил Сората. Но Нанами тут же внесла ясность:

— Я шалено тебе люблю, Канда-кун.

Фраза, которую выдала Нанами с вымученной улыбкой, проникла в самое сердце Сораты.

— …

Парню показалось, что он не в силах стоять. Какое-то наваждение. Сората находился в том же помещении, что и секунду назад. Но ощущения того, что он стоит, не было. Не чувствовался пол под ногами. Не было нагрузки на колени. Но при этом он как-то стоял.

— Ах, наконец-то сказала.

Нанами подняла взгляд к потолку.

— Прости, — добавила она, всё так же глядя вверх.

— За что извиняешься? — взбудораженно спросил Сората, не в силах успокоиться.

— Я обещала сказать после прослушивания… Ты удивлён, да? — спросила Нанами. Теперь её взгляд от стыда упёрся в пол.

Получается, обещала она именно это.

— Пока… не отвечай, ладно?

— Надо думать о прослушивании, да?

Сората отчаянно заставлял задубевшие мозги шевелиться. Сказанное им казалось оторванным от реальности. На языке вертелись разные фразы, но ни одна не годилась.

— Это тоже, но ещё я хочу, чтобы ты спокойно подумал, — справившись с чувствами, честно и рассудительно заявила Нанами.

— …

— Я знаю, кого ты любишь, Канда-кун.

— …

— Но ты всё же подумай над моими словами.

— …

— Представь себе будущее, где мы вместе.

Нанами показала эмоции, от которых стало как-то яснее в голове: девушка улыбалась. Глазами и губами.

Сората вздохнул. Прокрутив в голове слова девушки, он обдумал и принял её просьбу, потому чётко ответил:

— Хорошо. Как следует подумаю.

— Спасибо. Тогда я пойду на прослушивание, ладно?

— Постарайся, — сказал Сората в спину Нанами, когда та уже пошла.

— Ага, — обернулась и ответила с яркой улыбкой Нанами. — Кажется, я наконец-то поняла чувства героини… потому постараюсь, — сказала напоследок она и ушла.

Спустя минут двадцать… Сората пришёл в кабинет рисования в Суйко. Как и просила Масиро, он явился к ней после завершения финальной репетиции Нанами.

Сев на стул возле окна, он глядел на закатное небо. Но Сората не осознавал то, что у него перед глазами. По правде говоря, он плохо помнил, как добрался до кабинета рисования. Обрывочные воспоминания остались, но по какому маршруту он шёл — начисто стёрлось.

С Масиро Сората почти не говорил. Когда он явился в кабинет, они лишь обменялись парой фраз:

— Ну, приступим?

— Ага.

Голова полнилась мыслями о Нанами.

«Я шалено тебе люблю, Канда-кун».

Фраза прочно засела в ушах, стучала в барабанные перепонки, повторялась в голове без конца.

Момент, когда Нанами решилась рассказать ему… как она изо всех сил постаралась улыбнуться, несмотря на запредельный страх… Сората не мог всё это забыть. Казалось, внутри тела образовалась дыра, а пропавшее забрала с собой Нанами. Но в то же время мысли о девушке заставляли Сорату смущаться и радоваться.

Не выдержав тишины, которая давала свободу мыслям, Сората скользнул взглядом по Масиро, которую наполовину скрывал мольберт.

— Слушай, Аояма, — вырвалось непроизвольно. «Вот чёрт!», ругнулся про себя Сората, и всё тело напряглось. Но слово — не воробей.

— …

Масиро никак не отреагировала. Может, сосредоточилась на картине и ничего вокруг не слышит? Может, и так, но Сората всё равно беспокоился.

С небольшим опозданием Масиро высунулась из-за холста:

— Я не Нанами.

Она смотрела прямо на Сорату.

— Я — это я.

Её взгляд буквально требовал объяснений.

— Прости, перепутал.

Протупил так протупил, подумалось ему.

— Почему?

— …

— Раньше ты ничего не путал.

— Иногда… и со мной такое бывает.

Совершенно точно на Сорату повлияло недавнее признание. Или, лучше сказать, парня захватили произошедшие за последнее время перемены в отношениях с Нанами. Они репетировали её роль, да ещё и в парк развлечений ходили на свидание. Поцеловались… Все эти яркие воспоминания прочно засели в голове Сораты. Нанами стала важным человеком и выступила для него на первый план.

— Я не путаю, — сказала как всегда спокойно Масиро. Но всё же в её голосе чувствовалась твёрдость. Девушка показывала, что не позволит соскочить с темы. — Я Сорату не путаю.

Тот не нашёл, что ответить на дважды сказанную фразу.

Он не может извиниться и попросить забыть. Не может отмотать время назад и сделать иначе. И не может списать всё на шутку.

— Сората.

— Прости. Постараюсь больше не путать, — сказал Сората лучшее, что пришло в голову.

— Вот и нет.

Но Масиро ответила не то, что он ожидал.

Что она имела в виду этим «Вот и нет»?

— Сделала.

— …

А теперь она о чём?

«Сделала.»

Она это сказала?

Удивление пришло с небольшим опозданием.

— Сделала?

Фраза не имела никакого отношения к тому, о чём они только что говорили. Да Сората и сам не решался принять её смысл. Мысль о том, что наконец настало то самое время, заставила содрогнуться.

— Закончила картину? — дрожащим голосом уточнил он.

— Да.

Точно. Масиро и правда завершила портрет Сораты.

— Успешно? — спросил он, стараясь унять дрожь.

— Шедеврально.

В голосе Масиро не было ни энтузиазма, ни гордости. Она лишь констатировала факт.

— Можно посмотреть?

Масиро обещала, что когда закончит, покажет.

— Можно.

Сората не спеша направился к девушке. С каждым шагом тело всё более и более деревенело. Потому что Сорату не покидало дурное предчувствие…

Теперь, когда картина закончена, они не смогут жить как раньше. Отношения между Соратой и Масиро бесповоротно изменятся.

— Сората, знаешь.

— …

— Я не могу как Мисаки.

Сората не понял, о чём фраза. Потому с лёгким сердцем ответил:

— Да никто не может подражать Мисаки-сэмпай.

Но речь шла о другом. Об этом говорил серьёзный взгляд Масиро.

— Я не могу как Рита.

— Пожалуй…

— Я не могу как Канна или Сихо.

— …

Сората, будто его тянуло магнитом, молча приближался к картине. Приближался к Масиро. Шаг за шагом.

— Я не могу как все.

Вот Масиро оказалась прямо перед ним.

— И я не могу как Нанами.

— Сиина?

— Я могу только это.

Масиро отошла от картины, чтобы освободить место Сорате.

Полотно тут же заполнило всё поле зрения. Словно подул сильный весенний ветер. Но это воображение разыгралось: окно было плотно закрыто. Ветер дул от картины Масиро. Это был ветер эмоций. А когда ветер перестал ощущаться на щеках, Сората покраснел.

На картине он, Сората, раскинув руки и ноги в стороны, лежал на куче лепестков сакуры. Рядом были изображены семь кошек, отчего создавалось тёплое и уютное настроение. Лицо спящего парня, спокойное и красивое, выражало глубочайшее, истинное умиротворение.

Сората и не знал, что его лицо способно на такое. Не замечал за собой. Но был бы не против так уметь. В его образе чувствовалась сила, которая позволила бы выдержать что угодно, и в то же время доброта.

Масиро таким его видела? Она слишком уж его приукрасила. Сората и не знал, как реагировать.

— Но тут я справилась на ура.

— …

— Это все мои мысли.

— …

— Я смогла их нарисовать.

— …

Интересно, что подумали бы фанаты Масиро, если бы увидели её нынешнюю работу?

Что почувствовал бы учитель Масиро в Англии, если бы увидел её нынешнюю работу?

Что бы сказала её подруга Рита, профессиональная художница, если бы увидела её нынешнюю работу?

Как бы оценили её нынешнюю работу критики?

Скорее всего, они бы не нашли в картине никакой ценности. Наверное, посчитали бы её портретом, который не достоин быть темой обсуждения. Ведь моделью выступал Сората.

Быть может, с художественной точки зрения картина не имела ценности. Но для одного старшеклассника по имени Канда Сората нарисованная Масиро картина как ни одна другая давала посыл, способный перевернуть мир.

Рисунок был наполнен одной мыслью: Масиро думает о Сорате. Никакие другие слова не требовались. Сората почувствовал это до самой глубины души, когда увидел творение Масиро.

— Слушай, Сората.

— …

— Я не знаю, что будет завтра…

Масиро сделала паузу, чтобы собраться с мыслями.

— Но я… Знаешь, я…

— …

— Чтобы нарисовать эту картину, я старалась каждый день.

Лицо Масиро перестало быть безэмоциональным. Она улыбалась подобно человеку, который сбросил с плеч тяжкий груз. Лучи заходящего солнца падали на неё, и казалось, что она сама светится.

— Я передала свои чувства?

— Ага.

— Знаешь, Сората, я люблю тебя.

— …

— Даже если ты любишь Нанами, я люблю тебя.


Послесловие

С приходом весны вышел и седьмой том, события в котором происходят весной.

Ну, это простое совпадение…

С вами Камосида Хадзимэ.

Как-то раз мне смачно заехали по голове. Когда я зашёл в одну кофейню, заказал кофе и осторожно понёс лоток с чашкой.

Чтобы не пролить кофе, я смотрел вниз и не отводил взгляд от рук, которыми держал лоток, и вдруг мне в лоб, значит, что-то прилетает.

Вверх я посмотреть побоялся, потому не увидел, стоит там кто-то или нет. «А? А?», — бормотал я. Даже подумал на секунду, что на меня кто-то напал.

Когда же я поднял взгляд, увидел вывеску кофейни. Тогда и догадался, что врезался в неё. Выходило, я сам виноват. С такой силой мне не тягаться.

А ещё этот звук удара, такой громкий — на меня уставились другие посетители.

Я, значит, делаю вид, что ничего не произошло, и сажусь, но, блин, болит… А когда приложил руку, прям нащупал шишку.

В тот день я торопливо осушил чашку кофе и направился домой. Припухлость была ещё дня три, а побаливало ещё аж неделю или около того.

Позже я вспоминал о том случае и думал: «Всё-таки людям важно смотреть вверх»… Хотя нет, не думал, чего уж там. Я только зарубил себе на носу: когда в следующий раз пойду в то кафе, надо следить за вывеской.

Хотя хватит обо мне.

Мы раньше работали над мангой, драма-CD, а теперь ещё и анонсировали аниме. Всё это стало возможным благодаря вашей поддержке «Кошечки из Сакурасо». Буду безмерно рад, если вы поддержите оригинальную работу и всякое прочее на тему «Сакурасо».

А ещё на официальной странице обновляется «Дневник собраний Сакурасо», где жильцы Сакурасо пишут о своей повседневной жизни. Если вы не против, то посмотрите, пожалуйста.

Вот и подошли к концу. Иллюстратор Мидзогути Кэдзи-сама, ответственный редактор Араки-сама, как же много проблем я вам доставил. Надеюсь на дальнейшую совместную работу.

Далее у нас лето? Вангую сборник коротких историй.


Камосида Хадзимэ.

Послесловие команды

От Rindroid (перевод)

Приветствую, любители кошек. Как всегда приношу извинения за ожидание. Понимаю, задержка — это всегда плохо…

Наконец-то я перешёл границу экранизированного в аниме и смог-таки посмотреть сериал. Да-да, аниме я увидел после того, как “прочёл” первоисточник. И теперь могу поделиться впечатлениями.

В целом экранизация оставила приятное впечатление, однако также запомнилась многими недочётами. Обиднее всего, разумеется, за Дзина, который в ранобэ имеет довольно сильные сцены, но в аниме их не включили. В меньшей степени это касается и остальных персонажей. Но разочаровала последняя серия: авторы будто пытались раскрыть новых персонажей, но вместо задела на продолжение состряпали филлер.

Что касается данного тома: он мне понравился. Нет, ошибся. Он мне шалено понравился. Наконец-то дивчины признались своему любовному интересу. Догадываюсь, что Сората будет и дальше тянуть резину, иначе не было бы ещё стольких томов.

В общем, не буду загадывать, как скоро закончу 8-й том, потому что из-за работы процесс неминуемо растянется. Тем более следующий в планах — 11-й том “тяжёлых шаров”, а потом — рейд по “Серебряной ложке”, которая уже несколько лет ждёт того, чтобы я взял и нон-стопом перевёл все вышедшие главы.

До встречи в новых переводах.



От Calm_one (редактура)

Привет, читатель.

Рад тебя приветствовать по завершении этого тома. Ждал его, да? Очень хорошо понимаю тебя. Я тоже ждал. Настолько, что даже взялся в итоге за его редактирование.)))

Ну что тут было хорошего? Том получился скорее переходным.

Для начала: обновился действующий состав героев. Что ждать от двух (да-да двух) извращенцев, мы узнаем далее, но предложения можно строить сейчас. В любом случае, затравка для множества забавных ситуаций положена. Загадка труселей (точнее, их наличия) требует постоянного решения (читай — открытия). Не поймите неправильно.;)

Как всегда, забавное и серьезное ходят рука об руку: наконец-то девочки признались Сорате, раз он (настоящий мужик, да) тупит да ждёт чего-то. Немного странно, что он, зная о чувствах Масиро, практически признавшись и ей, и себе, всё же идёт на свидание с Нанами… Ну да ладно, не мне его судить.

Думаю, это послужит хорошим пинком к развитию сюжета. Надеюсь, автор достойно справится с новой задачей.

Никуда не делась одна из центральных идей тайтла: поиск своего призвания, упорство в достижении своих целей, сомнения в том, «моё это или нет». Болею за ребят — и «стареньких», и «новеньких». Пусть у них получится.

По поводу изменившегося с приходом нового реда (меня) стиля: я стараюсь по максимуму сохранять стиль переводчика (автора), но и, по возможности, привести текст к такому виду, чтоб его можно было, например, отпечатать в “Истари” или другом издательстве. Вполне понимаю, что при этом текст теряет часть своего присущего только ему одному очарования, непосредственности, живой непохожести. Но…

Честно говоря, я и сам порою с трудом перехожу от ставшего привычным стиля переводчика к редактированному тексту, пусть и более причёсанному. В оправдание себе скажу, что тема русских переводов и их редактов — практически холивар негасимый.))) Но позвольте мне закончить про «улыбку Боромира».

И напоследок немного «спасиб».

Благодарю Риндроида за его работу. Я понимаю, что реал порой напрыгивает и вцепляется. Потому планируем одно, а получается… Но мы закончили этот том. Кампай!)

И: спасибо тебе, читатель, что ждал, читал, порой даже писал в комментах. Надеюсь, тебе понравился этот том. Надо будет узнать, что там в следующем:)

А ты всегда можешь поделиться с нами своим настроением, комментами, благодарностью, донатами — пусть и чисто символическими. Всё это станет топливом для создания следующего тома.

Засим прощаюсь,

ваш Calm_one


От Hairo (обработка иллюстраций)

Всем хай!

Спасибо, что прочли данный том этого превосходного произведения! Мы наконец окунаемся в события после экранизации аниме! Надеюсь, что вы, как и я, этого ждали, и том вам понравится.

В этот раз я смог полноценно поработать над иллюстрациями, надеюсь, вам понравится проделанная мною работа.

Спасибо Рину за то, что он продолжает переводить данное произведение!

Увидимся в следующих томах^^

Примечания

1

Танкобон — сборник глав одного произведения в противовес еженедельным журнальным изданиям.

(обратно)

2

Японская народная сказка, по сюжету которой старик спас из ловушки журавля. Птица в благодарность превращается в девушку и обещает старику сделать своими руками подарок, но при этом просит старца не подглядывать за процессом. Однако спаситель нарушает обещание и узнаёт, что девушка — спасённый им журавль, после чего оборотень либо улетает, либо остаётся жить с мужчиной, варианты концовки различны.

(обратно)

3

Гора Такао-сан расположена в 50 километрах от Токио в сторону Фудзи. Возвышается над уровнем моря на 599 метров. Для сравнения: высота Фудзи составляет 3 776 метров.

(обратно)

Оглавление

  • Реквизиты переводчиков
  • Начальные иллюстрации
  • Пролог
  • Глава 1. Весна идёт полным ходом
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  •   Часть 5
  • Глава 2. Золушка, потерявшая трусики
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Глава 3. Решение Аоямы Нанами
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  • Глава 4. Мысли его, её и её
  •   Часть 1
  •   Часть 2
  •   Часть 3
  •   Часть 4
  • Послесловие
  • Послесловие команды
  • *** Примечания ***