«Если», 1993 № 07 (fb2)

- «Если», 1993 № 07 (пер. Андрей Вадимович Новиков, ...) (и.с. Журнал «Если»-11) 1.58 Мб, 324с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Филип Киндред Дик - Мак Рейнольдс - Айзек Азимов - Грегори Бенфорд - Сергей Владимирович Алексашенко

Настройки текста:




«Если», 1993 № 07

Майкл Д. Миллер  Черед Тайсона

Тайсон ехал по старому шоссе, соединявшему некогда два штата, когда фары его полицейской машины высветили впереди в добром полукилометре какой-то предмет. Он включил батарею инфракрасных сенсоров и звуковых сканеров, подвешенную под передним бампером. В маленьком мощном компьютере, закрепленном за приборной доской, ожила экспертная система.

— Объект: мужчина с повышенной температурой тела, — четко произнесла она и сделала паузу, ожидая дополнительной информации. — Вероятно, Бродяга, — добавила система и через минуту уточнила: — Возможно, больной. Будь осторожен.

Тайсон быстро приближался и скоро уже мог разглядеть полу белой рубашки, выбившейся из-под черной куртки незнакомца. Даже на таком расстоянии он заметил, что рубашка грязная.

Менее опытный Коп[1] наверняка нажал бы на тормоза, выбросил парашют для экстренной остановки и попытался произвести жесткий захват. Но Тайсон, Крутой Коп, понимал, что это дешевка, подходящая для зрителей боевика, но никак не для настоящего Бродяги. Настоящий Бродяга перескочит через ограждение шоссе и скроется в высокой траве еще до того, как замрут дымящиеся шины. И поэтому Тайсон не стал выключать фары, а перестроился в левый ряд и прибавил скорость, как поступил бы любой Добропорядочный Гражданин, избегающий встречи с Бродягой на пустынном шоссе.

Спидометр показывал 180 миль в час, когда мощная черная машина метеором пронеслась мимо ошарашенного Бродяги. Тайсон заметил, как фигура сделала неуклюжее движение в сторону обочины. «Слизняк, — подумал он. — И навряд ли умнее слизняка». Тайсон пыхнул большой гаванской сигарой, предвкушая арест — событие, которым не наслаждался уже более года.

Удалившись еще на шесть километров, Тайсон резко затормозил, пересек разделительную полосу и погнал в обратном направлении. Теперь, однако, он ехал с выключенными фарами, предоставив ультразвуковым сканерам выискивать на дороге ямки и ухабы, которые компьютер проецировал на ветровое стекло мрачными красными пятнами. За четыре километра до того места, где произошла встреча с Бродягой, он сбросил скорость до 50 миль, а затем переключил управление на экспертную систему.

— Режим «ОХОТА», — приказал Тайсон и потянулся. Легкая судорога пробежала по затекшим членам. Слишком долго пришлось просидеть за рулем

— Замечен объект, — неуверенно произнесла экспертная система. — Дистанция полтора километра, те же особенности, что и у предыдущего объекта… Повторяю, Бродяга, мужчина — возможно, больной Осторожно.

— Мой клиент, — удовлетворенно кивнул Тайсон, довольный тем, что Бродяга не стал прятаться в кустах и не сбежал через поля. Рука Крутого Копа погладила дубинку, обтянутую кожей, прошлась по холодному корпусу газового баллончика, ощутила надежную твердость служебного револьвера — оружия, которым он никогда не пользовался и не намеревался воспользоваться сейчас. Бродяга был слишком ценной добычей, чтобы отдавать ее Докторам или Могильщикам.

Тайсон подумал о Докторах и всех прочих, кто остался в скрытом сейчас за горизонтом Городе: Юристах, Пекарях, Уборщиках, Добропорядочных Гражданах, Психиатрах. Все они были связаны взаимными обязанностями, которые теоретически должны идеально состыковываться, подобно шестеренкам в большом часовом механизме. Реальность лишь в каких-то несущественных деталях отличалась от идеала, и Тайсон был вынужден признать, что эта система оказалась намного удачнее любой другой. Во всяком случае, подумал он, инициативная личность всегда может сделать пару мелких исправлений в тех местах, где система дает осечку.

Столетие назад, когда генетические инженеры только начинали раскрывать секреты спиралей ДНК, большинство людей с трудом справлялись со своими служебными обязанностями. Производительность труда упала до критической отметки, а затем круто спикировала еще ниже. Неудовлетворенность работой свирепствовала, словно эпидемия, а забастовки не прекращались. И тогда Генинженеры, как их стали называть, открыли способ, позволяющий перепрофилировать людей для определенных профессий. И склад ума, и взгляды, и темперамент, и интеллект — все формировалось в соответствии с задачей.

Но волшебство, заложенное в гигантские молекулы, не оправдало надежд.

Как и следовало ожидать, все повально захотели стать международными банкирами, блестящими учеными, государственными деятелями, великими артистами. В пределах одного-двух поколений их количество переросло разумные пределы. Понятно, что одновременно не осталось желающих собирать мусор, прислуживать за столиками в ресторанах, мыть полы или подстригать газоны. Соперничество между супергениями стало






MyBook - читай и слушай по одной подписке