Пробуждение (fb2)

- Пробуждение (пер. В. А. Суханова) (а.с. Вампиры-5) (и.с. Шарм) 960 Кб, 280с. (скачать fb2) - Шеннон Дрейк

Настройки текста:



Шеннон Дрейк Пробуждение

Пролог

Туман

Сентябрь

Когда Финн Дуглас ехал по пригородам Нью-Йорка, лил сильный дождь. Джерси – Тернпайк не самая удобная автотрасса на Восточном побережье. На этот раз движение на ней застопорилось, и Финн тащился медленно, как черепаха, в бесконечном потоке машин, за рулем которых сидели раздраженные водители. Перебравшись на другой берег Гудзона, он едва не проехал указатель дороги, ведущей в Новую Англию. Финн уже чертовски устал, а до Мэна было еще далеко.

В двадцать лет он мог обходиться без сна в течение сорока восьми часов и чувствовать себя бодрым. Но ему уже стукнуло двадцать восемь… При мысли об этом Финн усмехнулся. Он находился в полном расцвете сил и, казалось бы, не должен был быстро уставать.

Странно, но когда он пересек границу штата Массачусетс, его усталость как рукой сняло. При этом Финна неудержимо тянуло свернуть с автотрассы. Это желание стало неодолимым, когда он увидел указатель на Бостон.

Почему его так сильно влекло туда? Финн не ждал ничего хорошего от визита в Бостон. И, тем не менее, внутренний голос приказывал ему заехать туда.

Финн покинул Луизиану ранним утром и гнал машину, останавливаясь лишь на заправках, когда бак был уже почти пуст. Сколько часов он провел за рулем? Финн этого не знал. Он потерял счет времени, поскольку не спал несколько ночей, тщетно ожидая, что Меган вернется…

Она должна была вернуться. И, тем не менее, не вернулась.

И в тот момент, когда Финн вдруг ясно осознал, что дело, возможно, вовсе не в их ссоре, его охватила паника. Он долго лежал в спальне с открытым балконом, слушая доносившийся с улицы шум, который в Новом Орлеане не стихает даже по ночам. В этой комнате все напоминало ему о Меган – бежевые шторы, огромная кровать, антикварный, еще не отреставрированный комод. Один из его ящиков был выдвинут, и на нем висел какой-то предмет женского белья. От него исходил аромат духов Меган.

Он, конечно, мог бы позвонить ей, но не решался. Слишком много резких слов наговорили они друг другу во время последней ссоры. Перед мысленным взором Финна возникло лицо Меган, он видел ее распущенные светлые волосы и голубые глаза, в которых стояли слезы. Нет, телефонный звонок не помог бы вернуть ее. Она была слишком обижена на него.

Вопреки опасениям Финну удалось припарковаться. Оглядевшись вокруг, он понял, что находится в Маленькой Италии, северо-восточном районе города. Финн не раз бывал в Бостоне на гастролях, однако знакомство с городом было довольно поверхностным.

Прямо перед Финном светились неоновые огни ресторана.

Он вышел из машины с твердым намерением хорошенько подкрепиться и выпить холодного пива. И хотя он все еще был исполнен решимости как можно быстрее добраться до Меган, он понимал, что ему необходимо выспаться. Иначе он устроит на автотрассе аварию, в которой не только погибнет сам, но и погубит других. Финн хотел снять номер в отеле, даже если ему придется втридорога заплатить за него. Но сначала ему нужно было поесть и выпить пива.

* * *

Тереза Кавана покинула бар довольно поздно. Она была сильно навеселе. Но на душе у нее кошки скребли. Ей было неприятно одной возвращаться домой. Тереза надеялась, что Джордж Роско подвезет ее, но этот негодяй подцепил другую девицу – смазливую белокурую барменшу. Правда, Тереза недолго горевала, заметив, что он флиртует с другой. Она почти сразу же переключилась на симпатичного парня, бродившего вокруг бильярдного стола. Он с рассеянным видом натирал мелом кий. Незнакомцу явно хотелось поиграть, но у него не было партнера.

– Сыграем? – спросила Тереза.

– На что?

– Ставлю двадцатку.

– Я предпочел бы сыграть на что-нибудь… более заманчивое, – предложил незнакомец, и его глаза вспыхнули озорным огнем.

– Давайте сначала сыграем на мою ставку, а там посмотрим, – с вызовом сказала Тереза.

Незнакомец согласился.

Тереза выиграла, и ее партнер беспрекословно отдал ей двадцать долларов. После этого они сели за стойку и разговорились. Должно быть, Тереза болтала слишком много или говорила не о том, о чем следовало, но когда она вернулась из дамской комнаты, куда отлучилась буквально на пару минут, ее нового знакомого уже не было в баре.

Джордж тоже ушел. И остальные ее коллеги по работе покинули бар.

Заведение закрывалось, и Тереза, выйдя на улицу, поискала глазами такси. Однако она не увидела ни одной машины, хотя в обычное время их было достаточно. Она могла бы, конечно, вызвать такси по телефону, но в мобильном разрядилась батарейка, а двери бара уже заперли, и на ее стук никто не ответил. События принимали неприятный оборот.

Впрочем, не все было так плохо… Тереза находилась в центральной части города, которая ярко освещалась огнями реклам и витрин. До ее квартиры было не слишком далеко. Тереза могла добраться пешком. Главное, не нужно было отчаиваться.

Но тут внезапно сгустился туман.

Тереза сначала не поверила своим глазам. Туманы не были редкостью в Бостоне, но так быстро и неожиданно, как в этот раз, они никогда не спускались на город. В течение нескольких минут вокруг сгустились клубы седого дыма.

Ей стало не по себе, и она начала негромко насвистывать, чтобы немного приободриться. Однако этот свист, как и стук ее каблучков по асфальту тротуара, действовал ей на нервы.

Тереза предпочла бы сейчас переобуться в теннисные туфли. Но на ней все еще был элегантный деловой костюм, который она надела утром, отправляясь на работу. Впрочем, Тереза прекрасно знала, что сегодня отправится вместе с коллегами в бар. С понедельника по пятницу с девяти до пяти вечера она усердно трудилась. Молодость давала о себе знать. Тереза любила повеселиться и терпеть не могла одиночества.

Конечно, она не была готова закрутить роман с первым встречным, но тот парень в баре, с которым она сыграла партию в бильярд, ей очень понравился. Она, пожалуй, могла бы пригласить его к себе домой.

– Не понимаю, что тебя напугало, приятель, – пробормотала она.

Туман клубился у ее колен. У него был причудливый оттенок.

Продолжая насвистывать, Тереза двинулась вдоль улицы. Старинные здания соседствовали здесь с построенными совсем недавно небоскребами. Проходя мимо одного из городских кладбищ, Тереза почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок.

Чтобы избавиться от неприятных ощущений, она стала думать о парне из бара. И тут Тереза поняла, что не может вспомнить ни его лица, ни цвета его глаз, ни прически, ни одежды. В ее памяти сохранился лишь исходивший от него магнетизм.

Взгляд Терезы скользнул по надгробиям, вокруг которых клубился туман. И в этот момент она почувствовала, как кто-то тронул ее за ногу. Тереза вскрикнула от ужаса и, посмотрев вниз, увидела попрошайку, лежавшего прямо на тротуаре.

– Эй, леди, у вас найдется один бакс для бедного человека?

– Нет!

– Хорошо… А двадцать?

– Найди себе работу! – крикнула Тереза и бросилась бежать.

Сначала она споткнулась, а потом сломала каблук и едва не упала на тротуар. Чертыхнувшись, Тереза остановилась. До дома было не так уж далеко, но ей казалось, что она никогда не доберется до своей квартиры. Тереза словно барахталась в болоте, увязая все глубже и глубже. Туман доходил ей уже по пояс.

Тереза миновала кладбище. Ей осталось пройти всего лишь три квартала. Туман поднимался все выше.

Внезапно она застыла на месте, различив в тумане перед собой очертания мужской фигуры.

– Вот так встреча!

Это был он, парень из бара, с которым она играла в бильярд. Он стоял в тени деревьев. Что-то в его облике показалось Терезе странным, но у нее не было времени на раздумья.

– Привет, – сказала она и заковыляла к нему на одном каблуке. – Я думала, ты уехал.

– А я думал, что это ты уехала, не попрощавшись. – Его голос был мягким, как шелк. Он стоял неподвижно, но Тереза чувствовала, как от него исходит сила и энергия. – Я надеялся снова увидеть тебя.

Тереза улыбнулась, радуясь, что кладбище с жуткими надгробиями и голубоватым туманом, стелющимся вокруг могил, осталось позади вместе с бомжем, дернувшим ее за ногу. А впереди ее ждала ночь, полная загадок и новых тайн.

– Иди сюда, Тереза! Тереза, подойди ко мне!

«О, конечно, я подойду к тебе!» – подумала Тереза, устремившись к нему.

Ее одинокий каблучок жалко и печально застучал по тротуару. Туман был уже по грудь Терезе. Он клубился, словно живая масса. Ее новый знакомый был уже совсем близко. Тереза надеялась, что вместе они преодолеют страх.

Теперь она могла хорошо разглядеть его улыбку, его поблескивавшие зубы.

Наконец Тереза поняла, что ей показалось странным в этом человеке. Он был одет не по погоде. Впрочем, какое это имело значение? Терезу неудержимо тянуло к нему – возможно, оттого, что в ее крови играл алкоголь, обостряя все чувства.

На мгновение ей даже показалось, что голубоватый туман исходит именно от этого человека, являясь частью его колдовского обаяния…

– Не могу поверить, что я снова встретила тебя, – промолвила она, остановившись перед ним.

– Это судьба. Твой жребий. Тебя ждут великие дела.

Его голос звучал все так же притягательно, а глаза завораживали ее. Тереза застыла, не в силах пошевелиться. Она силилась понять, что с ней происходит, но не могла сбросить с себя охватившего ее оцепенения.

– Пойдем со мной!

– Хорошо, – послушно сказала Тереза.

– Ты будешь служить мне?

– Да, буду.

Он шагнул к ней, и у Терезы затрепетало сердце. Она ощутила исходившую от него опасность. Он был воплощением греха и искушения. И через мгновение Тереза почувствовала, что ее как будто поглотила ночь. Пелена синего тумана окружила ее со всех сторон.


– Эй!

Финн почувствовал, как кто-то толкнул его в бок. Открыв глаза, он растерянно заморгал.

– Ваши документы! – потребовал стоявший перед ним полицейский и протянул руку.

Финн машинально полез в задний карман, плохо соображая, где он и что с ним. Через несколько мгновений он понял, что, очевидно, заснул прямо на улице, прислонившись к какому-то зданию.

А вдруг у него вытащили бумажник и он не сможет предъявить удостоверение личности? В душе Финна шевельнулся страх. Он понятия не имел, как оказался здесь. Последнее, что он помнил, был бар, в котором он заказал пиво и гамбургер.

Слава Богу, бумажник оказался на месте.

– Вы из Нового Орлеана? – спросил полицейский, разглядывая его удостоверение.

– Да.

– Что вы делали ночью на этой улице?

Финн испугался, что его сейчас задержат и отведут в полицию, и решил рассказать правду.

– Я направлялся в Мэн и не собирался заезжать в ваш город. Но, увидев указатель на Бостон, передумал. Мне надо было поесть и отдохнуть. По-видимому, я так сильно устал, что заснул здесь стоя, прислонившись к стене. Но я не пьян, уверяю вас. Я выпил кружку пива несколько часов назад. – Финн взглянул на часы. – Да, это было давно. Я готов пройти любой тест на алкоголь, если понадобится.

– Значит, вы направлялись в Мэн? – спросил полицейский, возвращая Финну удостоверение.

Это был средних лет человек крепкого телосложения с проницательными карими глазами и тронутыми сединой волосами.

– Да, к жене. Туда переехали ее родители, когда она еще училась на первом курсе колледжа. А вообще-то они родом из Массачусетса.

– А зачем такая спешка? Почему вы ехали без остановок?

Финн пожал плечами.

– Мы поссорились. Она бросила меня, и я решил вернуть ее.

– Поссорились? Понятно. Значит, вы мчались сломя голову в Мэн, чтобы помириться с женой. Хорошо еще, что вас на этой пустынной улице не обчистили карманники. Впрочем, вы довольно крепкий парень и наверняка можете постоять за себя. Хотя бандит, вооруженный огнестрельным оружием, легко справится даже с опытным каратистом.

– Я все это прекрасно знаю. Клянусь, я действительно не собирался заезжать в ваш город. Мне казалось, что я смогу, не останавливаясь на отдых, добраться до Мэна. Теперь-то я понимаю, что переоценил свои силы.

Полицейский усмехнулся:

– У вас есть с собой деньги?

– Да. И кредитные карточки.

– Хорошо. Я сразу же заметил, что вы не похожи на бродягу. Судя по всему, вы честный человек. Вы где-то работаете?

Финн не сразу ответил.

– Я музыкант, – поколебавшись, промолвил он и, увидев, что полицейский нахмурился, поспешно добавил: – Я профессиональный музыкант, мне хорошо платят. Музыка приносит мне стабильный доход.

Полицейский снова усмехнулся:

– Я не собираюсь сажать вас за решетку только потому, что вы музыкант. Но скажу прямо: будет лучше, если вы снимете номер в отеле.

– Я так и сделаю.

Полицейский взял под козырек.

– Спасибо, – сказал Финн и повернулся к проезжей части, чтобы сесть в свой автомобиль, однако его поблизости не оказалось. Финн растерялся.

Возникла неловкая пауза.

– С парковкой у нас в городе просто беда, – промолвил полицейский.

– Да, но мне каким-то образом удалось найти парковочное место. Но вот где оно находится…

– Хотите, проедемся вместе по близлежащим улицам?

– Нет, спасибо. Моя машина где-то здесь, рядом…

– Ну что же, небольшая прогулка на свежем воздухе вам не повредит.

Финн кивнул. Коп сел в припаркованную к обочине машину и уехал.

Финн двинулся по тротуару. Он шел куда глаза глядят, но, тем не менее, минут через десять увидел свою машину. Обрадовавшись, Финн сел за руль и выехал на шоссе. Вскоре он увидел расположенный на холме отель и свернул к нему. Ночь уже была на исходе, но Финн понимал, что ему необходимо поспать перед дальней дорогой.

Войдя в номер, он, не раздеваясь, рухнул на кровать и сразу же провалился в сон.

Утро было солнечным, ясным. Финн понял, что правильно поступил, остановившись на несколько часов в отеле. Он с наслаждением принял душ и переоделся. К вечеру он доберется до Мэна. И тогда ему останется только одно – убедить Меган в своей правоте. Финн любил ее и знал, что нужен ей.

Меган тоже любит его, он был уверен.

Но что он скажет ей при встрече? Найдет ли он нужные слова, чтобы уговорить ее вернуться к нему? Этот вопрос мучил Финна всю дорогу.

В конце концов, он придумал, что сказать Меган. Однако, увидев ее, Финн забыл обо всем на свете. Все слова подготовленной речи вылетели у него из головы.

Меган сидела на лужайке родительского дома. Ее белокурые волосы поблескивали в призрачном лунном свете. Она издали узнала Финна и, поднявшись, направилась к нему.

– Ты приехал сюда из-за меня? – спросила она, устремив на него взгляд завороженной лани.

– Я приехал за тобой.

– А если я откажусь вернуться к тебе?

– Я не отступлю, Меган. Нам надо о многом поговорить.

– Хорошо, но давай сделаем это позже.

Она обняла Финна и крепко прижалась к его груди. Финна бросило в жар.

– А как же твои родители? – хриплым голосом прошептал он.

– Они уехали на весь уик-энд.

Меган дрожала в его объятиях. Финн подхватил ее на руки и понес в дом. Он хорошо знал, где находятся ее комнаты.

Разговор между ними состоялся лишь спустя несколько часов, и Финн действительно нашел нужные слова, чтобы уговорить любимую вернуться к нему.


Отсутствие Терезы Кавана на работе вызвало беспокойство у ее коллег. Однако они заявили в полицию о ее исчезновении лишь во вторник утром.

Но поиски Терезы ни к чему не привели. Выяснилось, что в последний раз ее видели в пятницу вечером. Она флиртовала с каким-то мужчиной у бильярдного стола в баре, куда пришла с компанией коллег по работе. Странно, но ни один из них не смог описать внешность незнакомца.

По всей видимости, Тереза так и не вернулась в тот вечер домой, в свою квартиру. Следов насилия на улицах, прилегавших к бару, полиция не обнаружила.

Тереза бесследно исчезла…

Глава 1

Меган громко закричала.

При виде черной фигуры, переступившей порог темной комнаты, ее охватил панический ужас. Она понимала, что должна сопротивляться, бороться за свою жизнь, но не могла избавиться от ощущения, что уже произошло нечто фатальное, роковое.

Меган слышала пронзительный звук собственного голоса, от которого у нее закладывало уши и кружилась голова, но она продолжала кричать, поскольку это было единственным, что она могла сейчас сделать, чтобы попытаться защитить себя. Меган прекрасно понимала, какую опасность таила в себе приближающаяся к ней фигура и, что могло последовать дальше.

И вот темная тень набросилась на нее. Она чувствовала, как черный человек выкручивает ей руки, подавляя ее сопротивление, как он вцепился ей в горло… Он был безликим, но Меган все равно узнала его. Она не могла не узнать этого человека.

Она хорошо знала руки, которые сейчас душили ее и прижимали к кровати. Меган поняла, что должна умереть. Но как это произойдет? Может быть, он перережет ей горло ножом, чтобы хлынул поток крови?

Как бы то ни было, но он непременно убьет ее. В этом Меган не сомневалась. Она все еще не могла разглядеть его лица, скрывавшегося в темноте. И тут до ее слуха донесся тихий шум голосов… Ее пронзительные крики почти заглушали их. И все же чей-то шепот и переливчатый смех были вполне различимы.

Смех был жутким, злорадным…

– Меган, остановись! Меган!

Чьи-то руки трясли ее за плечи. Меган попыталась оттолкнуть их и ударить кулаком того, кто напал на нее.

– Меган! Черт побери, очнись же наконец!

Она пришла в себя и, открыв глаза, ошеломленно взглянула на сидевшего верхом на ней Финна.

– Что с тобой, Меган?

Она окончательно вернулась в реальный мир из мира жутких сновидений. Здесь было так уютно и спокойно. Их ждали завтрак и прогулка по исторической части города, который сейчас, в октябре, был переполнен приезжими.

– Финн… О Боже, Финн… – пробормотала она, пытаясь вырвать из его цепких пальцев свои руки.

Меган задрожала, едва сдерживая рыдания. Слава Богу, это был только сон…

Но плечи Финна были напряжены. Прищурившись, он не сводил зеленых настороженных глаз с лица Меган.

– Что все это значит, Меган?

– Мне приснился кошмарный сон.

– И поэтому ты орала так, словно за тобой гонится свора бешеных собак?

Их разговор прервал стук в дверь. Финн вскочил с кровати и надел валявшийся на полу махровый халат, который Меган сбросила с себя вчера вечером, прежде чем лечь в постель.

Открыв дверь, Финн увидел на пороге мистера Фаллона, владельца пансионата, расположенного в Хантингтон-Хаусе. Он был мастером на все руки и сам обслуживал постояльцев.

– Что здесь происходит, мистер Дуглас? – строго спросил он.

– Простите, моей жене, по-видимому, приснился кошмарный сон.

Мистер Фаллон окинул Финна с головы до ног негодующим взглядом. Он был готов позвонить в полицию и обвинить Финна в насилии над женой.

– Она кричала так, как будто ее убивают, – заявил владелец пансионата.

Меган была нагой и не могла встать с кровати, чтобы все объяснить мистеру Фаллону.

– Со мной все в порядке, мистер Фаллон, – слабым голосом промолвила она. – Простите, что побеспокоила вас своим криком. Но мне действительно приснился страшный сон.

– В таком случае хорошо, что вы спите в этом крыле здания, иначе вы бы всех перебудили своим диким криком!

– Еще раз приношу вам свои извинения, – сказала Меган.

– Надеюсь, этого больше не повторится, – сердито сказал мистер Фаллон, бросив многозначительный взгляд на Финна.

– Спокойной ночи, – промолвил Финн и закрыл за ним дверь.

Комната погрузилась в темноту, и только из-под двери пробивалась полоска горевшего в коридоре света. Но через несколько секунд Финн зажег висевшее на стене бра.

– Он думает, что я тебя избивал, – сказал Финн, глядя исподлобья на жену.

– Ты ошибаешься, дорогой…

– Все здесь знают, что ты недавно вернулась ко мне после ссоры.

– Не говори глупостей, Фаллон ничего о нас не знает.

– Он знаком с твоими родителями, от них он мог узнать о нас много интересного. Услышав истошные крики, Фаллон наверняка решил, что мы снова поссорились и я пытаюсь перерезать тебе горло.

– Прекрати, Финн! Я не виновата, что так все вышло. Мне действительно приснилось что-то ужасное. Будто кто-то пытается убить меня. Я думала, ты посочувствуешь мне, а ты начал придираться.

Месяц назад Финн примчался в Мэн в дом ее родителей, чтобы помириться с Меган. Она простила мужа и вернулась к нему. С тех пор, казалось бы, их семейная жизнь наладилась.

Меган взглянула на мужа. Его щека чуть подергивалась в нервном тике, волосы были всклокочены. В ее махровом халате Финн выглядел одновременно забавно и импозантно. Он был крепкого телосложения, с хорошо развитой мускулатурой. Они только что приехали из Флориды, где провели целую неделю, и тело Финна было покрыто бронзовым загаром.

Меган отвернулась от него и через мгновение почувствовала, что он лег рядом.

– Прости меня, Меган.

– Думаю, что виной всему страшные истории и легенды, которые ходят в этих местах, – пытаясь оправдаться, сказала Меган и тут же поняла, что ей не следовало это говорить.

– Знаю я все эти басни! Говорят, например, что накануне праздника Всех Святых зло бродит по земле и его особенно притягивают те места, где произошло какое-нибудь преступление или совершилось насилие. Но это же несерьезно, Меган, такие легенды существуют повсюду.

– Ты, как всегда, прав.

– Ах да, я еще забыл сказать о полнолунии, клубящихся туманах и призраках, покидающих по ночам свои могилы и насылающих злые чары.

Меган села на постели.

– Финн, сейчас Салем – это милое местечко, населенное разными людьми. Кто-то из жителей смеется над рассказами о колдовстве и ведьмах, а кто-то верит в них. Некоторые открыли магазинчики с сувенирами и наживаются на той славе, которая ходит о Салеме, а другие имеют роскошные рестораны и живут себе припеваючи, не веря ни в Бога, ни в черта. Я хочу сказать, Финн, что здесь действительно были невинные жертвы, пострадавшие от преследования за мнимое колдовство. Зло вершит свои черные дела. И сейчас в этих краях наверняка живут люди с черной душой… Называй их как угодно – сатанистами, колдунами… Они сеют зло, и я чувствую это. Поэтому меня мучают по ночам кошмары. Разве можно меня осуждать за это?

– Одна из твоих родственниц заведует магазином магических и ритуальных предметов, – заметил Финн.

– Морвенна не делает ничего дурного.

– Я этого и не утверждал.

– Сейчас в занятиях магией нет ничего противозаконного. А вот раньше, в далеком прошлом, магия и колдовство преследовались очень строго.

– Я знаю об этом.

– Морвенна верит в силы природы и старается творить добро. Она уверена, что зло возвращается к тому, кто его совершил, и обрушивается на него с утроенной силой.

– И при этом ее долговязый чудаковатый муж является столпом и опорой местного церковного прихода, – с иронией промолвил Финн.

– Не понимаю, зачем мы обсуждаем мою родственницу и ее мужа?

– Потому что я уже начинаю жалеть о том, что приехал сюда.

Меган отвернулась от мужа. От обиды у нее запершило в горле и на глаза навернулись слезы. «Неужели я совершила ошибку, вернувшись к нему?» – в отчаянии думала она.

Меган влюбилась в Финна с первого взгляда, познакомившись с ним в колледже. Она сразу же начала бегать за ним, хотя ни до, ни после этого никогда не добивалась расположения мужчины. К счастью, Финн ответил на ее чувство. Забросив учебу, Меган стала встречаться с ним. Они прогуливали занятия и избегали шумных компаний, стараясь проводить больше времени вместе. Поначалу у них не было ссор. Возможно, все дело было в том, что они почти не разговаривали, предаваясь страсти. Они почти не выпускали друг друга из объятий, часами занимаясь любовью.

Их физическое влечение друг к другу было столь сильным, что вскоре они поженились. Церемония бракосочетания прошла в маленькой церкви в одном из южных городков Джорджии в присутствии горстки друзей. В течение нескольких лет семейная жизнь двух молодых неопытных супругов была счастливой и безмятежной. Но когда Финн окончил учебу, а Меган перешла на предпоследний курс колледжа, у них начались разногласия. Денег катастрофически не хватало, а музыкальные инструменты и аппаратура стоили дорого. Они начали ссориться, ведя бесконечные споры о том, что приносит деньги, а что – нет, что хорошо, а что плохо. Несхожесть их характеров и взглядов на жизнь, которая раньше придавала особую пикантность их отношениям, теперь приводила к ожесточенным столкновениям. Меган всегда полагалась на свою интуицию и чутье, а Финн был настоящим прагматиком. Будучи родом из Массачусетса, Меган унаследовала от своих предков сдержанность и скрытность, свойственные выходцам из Новой Англии, а Финн, который родился на Юге, отличался открытостью и был готов излить душу первому встречному.

Меган всегда была хорошей дочерью и старательной студенткой. Финна же едва не выгнали из школы за драки, а в колледж он поступил только благодаря своему музыкальному таланту. Меган поддерживала близкие отношения с родителями, а Финн давно отдалился от них, поскольку они развелись, когда он был еще маленьким, и завели другие семьи.

Постепенно супруги начали отдаляться друг от друга. Финн все реже бывал дома, и это обижало Меган, которая считала, что они должны проводить больше времени вместе. Финн часто ездил на гастроли в другие города, и Меган начали мучить сомнения, подозрения и ревность.

Меган не решилась сразу уйти от Финна. Но проблемы в их браке постоянно накапливались, и это приводило к новым скандалам. Меган не хотела терять самоуважения и надежд на то, что она еще сделает самостоятельную карьеру в музыке. Ей надоело находиться в тени талантливого мужа. Во время очередной ссоры Меган так разошлась, что ударила Финна по голове батоном хлеба. Это происходило на балконе, и их видели соседи, которые приняли батон за бутылку и всю вину переложили на Финна. После этого поползли слухи, что Финн бьет жену. Финн пришел в ярость от подобных сплетен, поскольку он Меган и пальцем не тронул. Он высказал ей в резкой форме все, что думал по этому поводу, и она уехала к родителям.

В штате Мэн, где они жили, Меган нашла работу. Она стала выступать в кафе вместе со своим старым другом, который аккомпанировал ей на гитаре. Она зарабатывала не много, но ее все устраивало. В кафе Меган получала бесплатно кофе и еду. За квартиру ей тоже не надо было платить, поскольку она жила в огромном доме родителей, где ей отвели целое крыло – бывший каретный сарай, перестроенный под удобные апартаменты. У Меган теперь было много свободного времени, которое она могла посвятить творчеству – написанию новых песен.

Через шесть месяцев Меган начала подумывать о разводе. Но тут в дом ее родителей явился Финн. Меган вернулась к нему. И вскоре они уехали в Новый Орлеан.

Меган не жалела о том, что простила мужа. Но в Салеме у них снова начались ссоры. В этих местах у Меган жило много родни, и ей не хотелось, чтобы ее близкие узнали о том, что в ее семейной жизни не все благополучно. Она приехала сюда вовсе не для того, чтобы повидаться с ними. Все дело было работе Финна. Он получил выгодное предложение принять участие в развлекательных мероприятиях, которые устраивались в одном из отелей Салема накануне Хэллоуина. Финн должен был выступать в течение целой недели.

Сэм Тартан, начальник отдела развлекательных мероприятий и общественных связей нового отеля, прочитав статью о творчестве Финна и Меган, пригласил их в Салем, и Финн согласился, поскольку выступление в этом городе сулило ему большие деньги и было лестным для любого исполнителя.

Но сначала супруги решили поехать отдохнуть во Флориду. Солнечная Флорида сильно отличалась от старинного Салема с его жуткими историями о ведьмах и колдовстве. По-видимому, слухи о ссорах в семье Меган и Финна добрались и сюда. Теперь она жалела, что этот несчастный батон попался ей на глаза.

Вздохнув, Меган взглянула на мужа и, к своему удивлению, увидела, что он спит.

– Финн! – позвала она.

Но он не ответил.

Встав с постели, Меган надела махровый халат и вышла на балкон. Октябрь в Массачусетсе дышал прохладой. Свежий воздух взбодрил Меган. Взглянув на небо, она залюбовалась его странным темно-синим цветом, а потом устремила взгляд на улицу. Там клубится туман. В памяти Меган вдруг ожили слова рассказчиков страшных историй, которыми она всегда увлекалась.

«Существуют ангелы, и существуют бесы. Есть Книга Добра и безумные творения демонического содержания. На свете всегда жили и сейчас живут те, кто пытается познать секреты дьявола и других злобных существ, образы которых таятся в черной глубине нашего сердца. Известно, что ночью накануне Дня Всех Святых мертвые выходят из могил… в особенности те, которых вызывают… И они бродят по земле, завладевая жизнью и душами людей».

Туман внизу на улице приобрел голубоватый оттенок. Он клубился, постоянно находясь в движении словно живое существо.

Но Меган не боялась туманов.

Финн проснулся. Меган чувствовала, что он стоит у нее за спиной. Закрыв глаза, она улыбнулась и тут же ощутила легкое прикосновение пальцев мужа к своим волосам.

Это был их привычный ритуал, любовная прелюдия. Влажные губы Финна коснулись ее затылка. Сейчас он обнимет ее и прошепчет слова любви. И действительно его руки скользнули под халат и стали поглаживать тело Меган.

У нее перехватило дыхание, но тут Финн вдруг прервал ласки. Меган слышала его дыхание. Он чего-то ждал… Возможно, Финн хотел, чтобы она обернулась и обвила руками его шею.

– Финн…

Меган повернулась, чтобы обнять мужа.

Но его рядом не оказалось. Она была на балконе одна.

Внезапно подул холодный ветер, и синий призрачный туман стал быстро подниматься. Он тянулся к балкону так, словно хотел поглотить Меган.

Глава 2

В пансионате остановились еще две пары. Супруги, которым было уже за тридцать, с детьми – двенадцатилетним сыном и десятилетней дочерью, а также недавно поженившаяся молодая пара.

По дороге в столовую, где был накрыт завтрак, Финн задавался вопросом, слышали ли другие постояльцы сегодня ночью крик Меган.

Оказалось, что они все слышали.

Финн понял это сразу, как только переступил порог столовой. Увидев его и Меган, присутствующие, которые до этого оживленно беседовали, сразу замолчали и, застыв на несколько мгновений, словно каменные изваяния, уставились на них. Затем они как по команде опустили глаза в тарелки и снова принялись за еду с таким аппетитом, как будто на свете не было ничего вкуснее гренок, яичницы с беконом и овсяных хлопьев.

– Они все думают, что я бью жену, – прошептал Финн.

– Не говори глупостей, – промолвила Меган.

В ее голосе звучала неуверенность.

– Доброе утро, – бодро поздоровались они с другими постояльцами и, взявшись за руки, направились к длинному столу, за которым были свободны два места.

Финн отодвинул стул Меган, и та, смущенно улыбаясь, села.

– Доброе утро, – поздоровались те, кто уже завтракал.

Финн заметил, что отец семейства толкнул ногой под столом свою жену, которая немного замешкалась и не сразу ответила на приветствие.

Сюзанна Маккарти, внешне очень похожая на Фаллона – такая же высокая, худая и строгая, – вошла в комнату и налила Финну и Меган кофе.

– Как приготовить для вас яйца? – спросила она их с таким суровым видом, как будто разговаривала с беглыми преступниками, которых ее заставили кормить.

– Сделайте, пожалуйста, омлет, – попросила Меган.

– Чем проще, тем лучше, – ответил на вопрос Сюзанны Финн, стараясь расположить к себе всех присутствующих широкой открытой улыбкой и растопить лед. – Меня зовут Финн, а это моя жена Меган. Я заметил, что все вы присутствовали вчера на выступлении рассказчика страшных историй. Мы с женой тоже спускались в холл, чтобы послушать его.

Возникла неловкая пауза. Молчание нарушил молодожен.

– Меня зовут Джон, а мою жену – Салли. Мы действительно вчера вечером слушали страшные истории.

– Да, – подтвердила Салли, миниатюрная симпатичная блондинка с длинными распущенными волосами. – Это было что-то! В одном месте я чуть со стула не упала.

– Это был класс! – воскликнул мальчик. – И сам рассказчик был классным. Правда, некоторые истории были не слишком правдоподобными.

– Но зато страшными, – с улыбкой сказала Меган.

Она умела быстро находить общий язык с детьми. Финн знал, что из нее получится прекрасная мать.

– Если хотите, я могу научить вас, как сделать так, чтобы не бояться, когда слушаешь их, – предложил мальчик.

– Джошуа! – одернула его мать. – Может быть, этим людям как раз хочется испытывать страх. Для этого и существуют все эти легенды и дома с привидениями.

– Тем не менее, я с удовольствием выслушаю твои рекомендации, – сказала Меган мальчику, и все поняли, что она говорит вполне серьезно.

– Но ведь вы родом из этих мест, – удивленно сказал отец Джошуа. – Страшные истории, казалось бы, не должны пугать вас, вы к ним привыкли с детства.

– Все это так, – согласилась Меган. – Но за время моего отсутствия появилось много новых историй, которые я еще не слышала.

Маленькая рыжеволосая сестра Джошуа, с милым личиком, усеянным веснушками, встрепенувшись, взглянула на Меган.

– Вы так громко кричали этой ночью, наслушавшись рассказов о духах и подобной чепухе! – сказала она.

– Элли, замолчи! – воскликнул ее отец.

Меган засмеялась, и ее звонкий искренний смех разрядил обстановку.

– Я рада, Элли, что ты и твой брат настоящие храбрецы, – сказала она. – А мне сегодня ночью приснился страшный сон. Я, наверное, разбудила всех вас.

Взрослые, по-видимому, в конце концов, поверили ей. Выражение их лиц смягчилось.

– Ничего, всякое бывает, – сказал отец Элли и Джошуа. – Меня зовут Брэд Элджин.

– А меня – Мэри, – промолвила его жена.

– А я… – начал было мальчик.

– Ты – Джошуа, – с улыбкой перебила его Меган, – а твою сестру зовут Элли. Рада познакомиться с вами. Хотя я родом из этих мест, но здесь со временем все сильно изменилось. А мой муж вообще впервые в этих краях.

В столовую снова вошла Сюзанна и, не произнеся ни слова, поставила перед Финном и Меган тарелки с омлетом. В дверях она обернулась и сказала:

– Хлопья, молоко и все остальное вы найдете на буфетной стойке.

Когда она ушла, в комнате на некоторое время воцарилась тишина.

Потом Салли обратилась к Мэри:

– Мы бы посоветовали вам сходить в местный музей. Я уверена, что вы найдете там много интересного.

– Да, – поддержал жену Джон, нежно пожав ее пальцы, и обратился к Брэду: – Кстати, вы, кажется, говорили, что ваши дети были без ума от Пилигрим-Виллидж?

– О да, там круто! – воскликнул Джошуа. – После посещения этой деревни становится понятно, почему жители Новой Англии такие испорченные.

– Джошуа! – простонала его мать.

– Нет, правда! – продолжал мальчик, который прекрасно знал, что Меган была уроженкой Новой Англии. – Пуританам ничего нельзя, им все запрещено – петь, танцевать, развлекаться, то есть жить нормальной жизнью. Они истязают себя и преследуют тех, кто им не нравится. Людей уже не казнят, но те гонения отразились на потомках пуритан. Жители Новой Англии… как это сказать, мама?.. стали сдержанными, скрытными и все чего-то боятся.

– Джошуа! – простонала Мэри. – Леди, которая сидит с нами за одним столом, – уроженка Новой Англии! Как ты можешь такое говорить?

– Ее я не считаю скрытной, мама, ведь она объяснила нам, почему кричала сегодня ночью!

Мэри вспыхнула до корней волос.

– Возможно, уроженцы Новой Англии действительно сдержанные люди, – с улыбкой промолвила Меган. – Но эта земля богата знаменитыми историческими местами и привлекает туристов. В расположенном неподалеку отсюда Галлоус-Хилле казнили приговоренных к смерти колдунов, а в Берил-Пойнте находится могила знаменитого судьи Гаторна. В старину существовали город Салем и деревня Салем. Сейчас деревня носит другое название – Дэнверс. Кстати, знаменитый писатель Натаниэл Готорн изменил одну букву в фамилии, чтобы дистанцироваться от своего предка.

– Вы много знаете об этих местах! – восхищенно воскликнул мальчик.

– Мои родственники до сих пор живут в Марблхеде, расположенном неподалеку отсюда, – продолжала Меган. – Но я пошла в школу уже на Юге. Там же познакомилась со своим будущим мужем. Сейчас мы с Финном живем в Новом Орлеане.

– В Новом Орлеане живут одни дикари! – заявила Элли. – Папа говорит, что мы не ездим туда, потому что… потому что там обитает…

– Порок? – подсказал Финн, находивший этот разговор очень забавным.

– Детям там явно не место, – смутившись, заметила Мэри, как будто оправдываясь.

– Да, у города действительно дурная слава, – признал Финн. – Но в любом месте есть что-то хорошее и что-то плохое. В нашем городе живут прекрасные музыканты. Кроме того, у нас на самом высоком уровне находится развлекательная индустрия для взрослых. Но детям об этом еще рано знать.

– А мы с Салли из Чикаго, – сказал Джон.

– О, это огромный город, – заметил Финн.

– А мой Брэд из Санта-Фе, – сообщила Мэри. – Что же касается меня, то я южанка, родом из Монтгомери, штат Алабама.

– Это прекрасный южный город, в наши дни он быстро развивается, – сказала Меган.

– Значит, Меган – единственная уроженка Новой Англии среди нас, – пришел к выводу Джошуа. – Надо же!

Меган грустно улыбнулась.

– Надеюсь, теперь, познакомившись со мной, ты понял, что не все жители этих мест скрытные и замкнутые?

– У вас тут много родни! – вдруг выпалила Элли. – И мы знаем, что одна из ваших родственниц – настоящая ведьма!

– Она не ведьма, а ведунья, – поправила девочку Меган. – Колдовство, или ведовство, – это особый мир со своими верованиями и обрядами. Мы знаем христиан, иудеев, мусульман, индусов и многих других. Колдуны точно такие же последователи своей веры.

Отец Элли фыркнул:

– Вы тоже относитесь к их числу?

Меган покачала головой:

– Нет, я католичка.

Меган действительно часто ходила в церковь, и Финн порой сопровождал ее. Однако он сомневался, что ответ Меган произвел благоприятное впечатление на Брэда. Отец Элли и Джошуа, судя по всему, не видел большой разницы между католичеством и магией.

– Люди в нашей стране свободны, сынок, и могут исповедовать любую веру, какую захотят. Даже если она безрассудна, – сказала жена Брэда. – Это одно из великих преимуществ нашего народа.

– Но в ведовстве нет ничего дурного, – заявила Меган. – Это своего рода религия, в которой люди поклоняются земле и силам природы. Я, правда, плохо знаю их воззрения, но мне известно, что настоящий ведун никогда не причинит зла. Все их заклинания и обряды призваны приносить добро. Ведуны считают, что зло возвращается к тому, кто его творит.

– Нам пора, – сказал Джон, вставая из-за стола. Салли последовала его примеру. – Нам сегодня не до колдунов, у нас по плану посещение Морского музея.

– А мы сегодня пойдем осматривать Дом с семью фронтонами, – похвастался Джошуа.

Финн пошевелил бровями, глядя на мальчика.

– А мы отправимся в гости к колдунье… то есть к родственнице Меган, – подмигнув Джошуа, сказал он. – Но не беспокойтесь за нас. Благодаря вам, молодой человек, мы уже почти научились не бояться страшных историй. Правда, Меган?

Через несколько минут Финн и Меган остались одни в столовой.

– Они все думают, что мы оба – исчадия ада, – усмехнувшись, сказал Финн. – Я избиваю жену, а ты водишься с ведьмами. Какая забавная ситуация!

Меган выглядела сильно расстроенной. Ее голубые глаза потемнели, лицо осунулось.

– Финн, мне правда жаль, что все так вышло…

– Прекрати, Меган! Это я во всем виноват – вел себя сегодня ночью как последний олух. Но я искуплю свою вину, обещаю тебе. Я буду хорошо вести себя в гостях у Морвенны и ее чудаковатого мужа.

Лицо Меган озарила улыбка. Она поцеловала мужа, и им обоим захотелось поскорее оказаться на свежем воздухе.

Они вышли из столовой в холл этого старинного усадебного дома, в котором находилась ведущая на верхние этажи парадная лестница с двумя округлыми крыльями, и Меган с удовольствием вдохнула бодрящий осенний воздух.

– Я люблю тебя так сильно, что это меня пугает, – тихо сказала она.

– Не бойся своей любви, ты для меня – все. – В голосе Финна звучала такая страсть, что он немного смутился. Ему вдруг стало неловко перед женой за излишнюю эмоциональность. – Пойдем! У меня уже чешется ладонь, мне не терпится показать ее твоей ведунье.

– Хорошо, давай поторопимся, но предупреждаю: по дороге мы должны зайти в одно место.

Финн не стал возражать.

– Магазинчик Морвенны находится неподалёку от Музея салемских ведьм, – сказала Меган. – По дороге мы увидим много исторических достопримечательностей этого города.

Была середина октября. Листья уже почти облетели с деревьев, но снег еще не выпал. Воздух был по-осеннему прозрачен и свеж. Накануне праздника Всех Святых жители Салема украсили свой город. Повсюду виднелись полые тыквы с прорезанными отверстиями, чучела, скелеты, летучие мыши, изображения ведьм на метлах.

– Морвенна терпеть не может, когда издеваются над колдунами, – сказала Меган, показав мужу на манекен ведьмы, стоявший у дерева.

Ведьма, сидевшая верхом на метле, как будто с ходу врезалась в ствол.

– А мне подобные шутки кажутся вполне безобидными. Может быть, у ведуний нет чувства юмора?

– Почему же? Они тоже знают толк в шутках. Но современным ведуньям не нравится, как изображают ведьм: крючковатые носы, зеленоватый цвет кожи, метла, растрепанные волосы… Все это создает отталкивающий образ зла. А ведуньи, напротив, стремятся творить добро.

– Каковы бы ни были их устремления, но ведовство всегда ассоциировалось с сатанизмом.

Меган пожала плечами.

– Вот и статуя Конанта, основателя Салема. Справа от нее находится музей, в который мы идем.

Они находились в исторической части города. Финн думал, что они сразу же направятся к музею, но Меган вдруг остановилась.

– Смотри! В парке гуляет датский дог!

Меган обожала собак, особенно крупных.

– Хорошо, пойдем взглянем на датского дога, – сказал он, и у него почему-то по спине пробежал холодок.

Вместе с пестрой толпой туристов они перешли улицу и оказались в парке. Там было многолюдно, повсюду слышались смех и веселые крики детей. Казалось, город Салем давно уже оставил в прошлом свою мрачную историю и вспоминал лишь для того, чтобы подзаработать на туризме.

– А она не кусается? – спросил Финн у хозяина дога, молодого человека.

– О, это очень добрая собака, – заверил его юноша.

Финн и Меган присели перед огромным догом, и тот дружелюбно лизнул их. Меган пришла от этого в полный восторг.

– Лиззи пока не осознает свою силу, – сказал юноша и, протянув Финну руку, представился: – Меня зовут Даррен Менти.

– Рад познакомиться. Финн Дуглас, а это моя жена Меган. Она обожает собак.

– Это вы играете здесь в новом отеле?

– Да.

– Клево!

– Клево? – удивленно переспросил Финн.

Меган засмеялась:

– Это такое модное словцо, Финн. Оно означает «хорошо, здорово».

– Точно, – промолвил Даррен. – Я называю клевыми красивых девчонок.

– Прости, Даррен, я с Юга, поэтому не понял тебя. Там так не говорят.

– Да брось ты, Финн, все в порядке! Знаешь, парень, у меня есть твои диски.

Финн удивленно приподнял бровь. Он и не знал, что его талант находит почитателей так далеко от дома.

– Мне приятно это слышать, – сказал он.

– Мы записали новый диск, – сообщила Меган. – Если хочешь, мы подарим, его тебе.

– Супер! Я стараюсь не пропускать ни одно ваше выступление здесь. Я учусь в местном колледже, после окончания школы я решил остаться в родном городе. Сначала надо поднабраться ума, а потом уже уезжать в большой мир, так я считаю.

– Здравая мысль, – одобрил Финн.

Значит, Даррену было лет девятнадцать-двадцать. На вид он выглядел моложе.

– Насколько я понял, ты местный?

– Да, я живу здесь неподалеку.

Они простились, и супруги отправились в музей. Погода была великолепной, повсюду ходили туристы, и жизнь вокруг текла своим привычным чередом.

Музей был переполнен, Финну и Меган с трудом удалось присоединиться к последней группе экскурсантов. Под закадровый, записанный на диск голос экскурсовода на круговом экране сменялись яркие картины, воссоздающие историю Салема. Экскурсовод рассказал о средневековых представлениях о дьяволе и о событиях, разыгравшихся в Салеме в 1692 году. Увидев суровый зимний ландшафт, познакомившись с жизнью пуритан, экскурсанты постепенно начали понимать, почему лишенные игр и развлечений дети поверили в сказки Титубы, рабыни, которая была родом с островов Карибского моря. А затем эти суеверия распространились по всей деревне. Многих девочек поразил странный недуг, который лекари не могли ни определить, ни излечить. И тогда по деревне поползли слухи о черных делах коварных ведьм.

Первой в колдовстве была обвинена старая глухая знахарка Ребекка Нерс. После долгих разбирательств ее уже хотели отпустить, но тут девочки начали биться в истерике, они выли, кричали и требовали казнить ведьму, которая якобы насылает на них хворь. «Эти девчонки из всех нас сделают дьяволов!» – в отчаянии заявил один из местных жителей по имени Джон Проктор. Вскоре он тоже был обвинен в колдовстве. Всего за время преследования девятнадцать человек погибли на виселице и один, старик Джайлс Кори, был доведен до самоубийства.

Позже одна из девушек раскаялась в том, что участвовала в преследованиях, и признала, что казненные были ни в чем не виноваты. Безумие, охватившее несколько деревень Массачусетса, было остановлено.

Сеанс закончился, и в зале музея вспыхнул свет. Финн заметил, что крепко сжимает руку жены.

– Интересно, правда? – с улыбкой промолвила она. – Грустная и поучительная история.

– Ты права.

В холле, через который они покидали музей, стоял киоск, торговавший сувенирами. Здесь были книги, постеры, футболки с памятными надписями и изображениями, открытки. Пока они выбирали, что купить, Меган кто-то окликнул.

Обернувшись, она увидела хорошо одетого мужчину лет двадцати пяти, среднего роста, со светло-русыми волосами и карими глазами.

– Майк? – неуверенно промолвила Меган.

Молодой человек улыбнулся, и на его щеках показались ямочки.

– Да, это я.

Взяв Меган за обе руки, он расцеловал ее в щеки. – Как здорово, что мы встретились! – воскликнула Меган. – Что ты здесь делаешь? Хотя, впрочем, ты, наверное, до сих пор живешь в этих местах…

– Боюсь, что я основательно застрял на земле, где водятся духи и привидения, – печально сказал Майк. – Мы не виделись целую вечность! Ты переехала в родные края?

– Нет, я живу в Новом Орлеане. – Меган повернулась к Финну: – Познакомься, дорогой. Это мой старый друг, Майк Смит. Майк, позволь представить тебе моего мужа, Финна Дугласа. Нас пригласили поиграть в новом отеле накануне Хэллоуина.

– Так вы зарабатываете себе на жизнь музыкой? – удивился Майк и, повернувшись к Финну, сказал: – Рад познакомиться. Я завидую тебе – ты женился на девушке моей мечты.

– Мне тоже приятно познакомиться с тобой, Майк.

В словах Финна не было искренности, в его душе шевельнулась ревность.

– Чем ты занимаешься? – спросила Меган.

– Работаю в новом музее. Он не похож на другие. Приходите к нам, сами все увидите. Наш музей расположен в конце улицы, рядом с причалом.

– Мы обязательно придем, – пообещала Меган.

– Но сегодня у нас не будет времени посетить музей Майка, – напомнил Финн жене.

Майк махнул рукой.

– Ничего страшного! Приходите, когда сможете. Я всю эту неделю буду дежурить там. Если хотите, я проведу для вас экскурсию, и вы увидите то, чего не видят обычные посетители. Попросите кассира позвать меня, и я к вам сразу же выйду.

Они простились.

– Это твой бывший парень? – спросил Финн, когда они вышли на улицу.

Меган лукаво улыбнулась.

– Вовсе нет. Майк всегда казался мне слишком серьезным. А я была бесшабашной девчонкой в юности. Или, во всяком случае, хотела такой быть. Майк учился на два класса старше. Он носил очки в роговой оправе и постоянно что-то читал, уткнув нос в книгу. Я так и знала, что он будет работать где-нибудь в музее, библиотеке или какой-нибудь лаборатории. Профессия преподавателя ему тоже подошла бы.

Финн понял, что его ревность совершенно беспочвенна, и у него улучшилось настроение.

Пока они были в музее, погода испортилась. Облака заволокли все небо. Но улицы были все также многолюдны. Дети, готовившиеся к празднованию Хэллоуина, уже надели костюмы героев сказок и кинофильмов. Финна и Меган окружали пираты, пилигримы, принцессы, а также менее приятные персонажи.

В конце улицы Финн и Меган увидели старинное здание с большой вывеской «Духовная поддержка». Меган направилась к входу. И тут на Финна внезапно навалилась странная тяжесть, он застыл посреди запруженной людьми улицы, не в силах сделать ни шага.

– Финн! – оглянувшись, окликнула Меган.

Финну показалось, что его жена в тот момент походила на ангела – чистое существо с золотистыми волосами и голубыми, бездонными, как океан, глазами.

В этот день Меган надела все черное – под длинным трикотажным пальто на ней были джинсы и вязаная кофточка с круглым воротом. Все эти вещи облегали ее фигуру, подчеркивая прекрасные формы. Финну хотелось удержать жену, не дать ей войти в магазин родственницы. Это желание казалось ему нелепым, беспричинным, и он тряхнул головой, стараясь отогнать все сомнения.

– Я загляделся на витрину, – соврал он.

– Да? Морвенна специализировалась в области искусства и дизайна, когда училась в колледже, – сказала Меган.

Она не ощущала давящей атмосферы, сгустившейся вокруг магазина.

Возможно, этой атмосферы просто не существовало. Все дело было в самом Финне.

– В этом магазине наверняка продают готические романы и другие книги мрачного содержания, – наигранно бодро сказал Финн. – Надо будет полистать их.

И он вместе с Меган поднялся на крыльцо здания. При этом в его памяти невольно всплыли обрывки молитвы и псалмов, однако он приказал себе не раскисать. «Я вступаю в долину теней, где обитает смерть…» – пронеслось у него в голове.

Финн постарался взять себя в руки. «Ты живешь в двадцать первом веке, старина, – сказал он себе. – Откуда эти беспричинные страхи и дурные предчувствия?»

В магазине толпились покупатели. На ступеньках лестницы, которая вела на верхние этажи здания, сидел одетый во все черное человек и наблюдал за входившими и выходившими. Увидев Меган, он поднялся.

– Меган! – воскликнул он и бросился обнимать ее.

– Финн, познакомься, это Джейми, – представила его Меган. – Он уже много лет работает в магазине Морвенны и Джозефа.

– Сегодня у нас столпотворение, – с улыбкой сказал Джейми, когда они с Финном познакомились и отменялись любезностями. – Так всегда бывает накануне Хэллоуина.

Финна вдруг снова охватила тревога, но он стал убеждать себя, что в Джейми нет ничего странного – многие одеваются в черное. Финн и сам носил черную одежду – джинсы и рубаху средневекового покроя, когда исполнял кельтскую музыку. Современные ведуны и маги тоже своего рода артисты – создают определенный образ для того, чтобы успешнее продавать свои товары.

– Не беспокойтесь, мы у вас долго не задержимся, – заверил его Финн.

– Вы родня и можете находиться здесь столько, сколько захотите.

В главном торговом зале было много народу, и Финн сразу же потерял Меган из вида. От множества ярких витрин, в которых были выставлены разнообразные товары, у него разбегались глаза. Здесь продавались полудрагоценные камни, целебные травы, ароматические масла, книги, антикварные вещицы. Финн вынужден был признать, что Морвенна и Джозеф хорошо знали свое дело. В их магазине было много хороших произведений искусства, скульптур, ювелирных изделий, в основном из серебра.

– Финн! – донесся голос Меган из другого конца зала.

Обернувшись, он увидел, что она примеряет черный плащ и вещь ей очень идет, но все это не нравилось Финну.

– Она просто ослепительна! – раздался рядом мужской голос.

Это был Джозеф. Его длинные иссиня-черные волосы были, как всегда, собраны в хвост. Финну не нравилось, что этот высокий, худой, жилистый мужчина любуется его женой.

Нет, у него решительно паранойя! Как он может ревновать Меган к мужу ее родственницы? «Не сходи с ума!» – сказал он себе, прежде чем заговорить с Джозефом.

– Меган всегда выглядит великолепно!

Мужчины, поздоровавшись, обменялись рукопожатием.

– Как тебе Салем? – спросил Джозеф.

– Потрясающий город, – солгал Финн.

Они подошли к Меган, к которой уже присоединилась Морвенна.

– Я слышала, в пансионате сегодня ночью был какой-то шум, – сказала родственница Меган и с упреком посмотрела на Финна.

– О Боже, в этом крошечном городке слухи разносятся мгновенно, – вздохнув, сказала Меган. – Мне приснился кошмарный сон, и я громко закричала и разбудила всех постояльцев.

– Странно, – промолвил Джозеф.

И Финну показалось, что он с осуждением взглянул на него.

– Не надо было слушать страшные истории на ночь глядя, – сказал Финн, пытаясь скрыть обиду.

– Я должна взглянуть на твою ладонь, Меган, – с озабоченным видом промолвила Морвенна.

– Сегодня у вас слишком много народу; давай как-нибудь в другой раз.

У Финна отлегло от сердца. Ему не хотелось, чтобы Морвенна гадала его жене. Он чувствовал в этом какую-то опасность.

Но Финн рано радовался.

– Джозеф и Джейми займутся покупателями. Я уверена, что они отлично справятся и без меня, – сказала Морвенна. – А мы пройдем в задние комнаты. Мы не так давно взяли на работу девушку по имени Сара. Она погадает Финну, а я взгляну на твою ладонь.

Меган пожала плечами и посмотрела на мужа.

– Ты же говорил, что хочешь, чтобы тебе погадали. Твоя мечта сейчас сбудемся.

Финн хотел что-то возразить, но промолчал. Спорить с Меган было бесполезно.

Морвенна позвала Сару и познакомила ее с Меган и Финном. Гадалка оказалась молодой миниатюрной женщиной с темными проникновенными глазами и длинными каштановыми волосами. Она казалась немного вялой и заторможенной – возможно, потому, что вела малоподвижный образ жизни.

Оставив Джейми на кассе, а Джозефа за прилавком, Морвенна повела гостей в задние комнаты, где обычно гадали клиентам.

Следуя по коридору за владелицей магазина и Сарой, Финн чувствовал, что им манипулируют, подавляют его волю. Но с его стороны было бы невежливо уйти сейчас, отказавшись от сеанса гадания. Финн злился сам на себя, удивляясь тому, что слишком серьезно относится к происходящему. Ему следовало воспринимать все как шутку и с легким сердцем развлекаться. Так делали все туристы в Салеме.

Морвенна и Меган исчезли за находившейся справа дверью, а Сара ввела Финна в комнату, расположенную слева по коридору.

Как и ожидал Финн, помещение было темным. Здесь стояли только стол и стул. На столе Финн увидел стеклянный шар, карты Таро и лампу под абажуром, отбрасывавшую голубоватый свет.

– Мне нужна ваша ладонь, – сказала Сара.

– О да, конечно, – сказал Финн и протянул ей руку.

– Какая интересная линия жизни, – произнесла гадалка.

Финну стало немного щекотно, когда она провела подушечкой пальца по его ладони. Наверное, он должен был спросить у нее, долго ли ему суждено прожить, но Финну не хотелось заглатывать наживку и задавать подобные вопросы.

– И очень странная, – добавила Сара после паузы.

– Да? И что это означает? Она длинная или короткая?

– Она прерывистая.

– Значит, я умру, а потом воскресну? – с иронией спросил Финн.

– Необязательно. Это означает, что обычное течение жизни может прерваться.

– Простите, но я не разбираюсь в подобных тонкостях. Я знаю одно: сейчас я жив, через какое-то время умру. Но промежуточного состояния не бывает.

Сара на мгновение подняла на него глаза, и они блеснули каким-то неземным светом.

– Вы так думаете?

Покачав головой, она снова стала внимательно изучать ладонь своего клиента.

– Я вижу странный зубец… а дальше линии расходятся… Похоже, это дети. Но линии едва заметные, исчезающие. Возможно, дети останутся только в мечтах. Вы скоро столкнетесь с каким-то насилием… с опасностью…

– Я нахожусь в опасности?

– Может быть… Но, возможно, вы сами источник опасности.

Финн вдруг похолодел, и одновременно ему стало нечем дышать в тесной комнатке. Рука Сары казалась ему ледяной. Он хотел что-то сказать, но тут гадалка отшатнулась от него. Побледнев, она закатила глаза. Финн видел только ее белки, голубоватые от света лампы.

– Вы опасны… – забормотала она. – Меган… прочь от Меган… Вы причините ей боль… Вас коснулось зло, оно затаилось в вас.

Финн с замиранием сердца слушал находившуюся в трансе гадалку. Он был не в силах пошевелиться.

– Вы воплощение зла… Вы раните ее… Я вижу кровь, я чувствую запах крови… Финн Дуглас, вы зло… Оно коснулось вас… Меган умрет… она умрет… зло… зло… зло…

Финн ощущал смертельный холод, исходивший от слов гадалки, и его охватил ужас.

Он пытался подавить это чувство, вытеснить его, и в душе Финна проснулась ярость. «Черт бы побрал это проклятое заведение! – думал он, стиснув зубы. – Это какая-то подстава. Родственники Меган знали, что мы повздорили, и решили воспользоваться этим, чтобы окончательно поссорить нас. Они уверены, что я мерзавец и жестоко избиваю свою жену».

Он решительно отдернул руку и резко встал, едва не перевернув стол.

Сара тоже вскочила на ноги. Она вышла из транса и теперь испуганно смотрела на своего клиента.

– Что за чушь вы несли сейчас?! – взревел он, побагровев от бешенства.

– Что такое? – растерянно пробормотала Сара.

– Послушайте, я не знаю, какие слухи дошли до вас, но мне кажется, вы думаете, что я избиваю свою жену. Уверяю вас, это не так. Я люблю Меган и скорее застрелюсь, чем позволю себе изувечить ее.

– Значит, я сказала вам, что вы изувечите свою жену?

Сара действительно была изумлена его словами. Финн попытался взять себя в руки.

– Вы прекрасно знаете, о чем только что говорили.

– Нет, я этого не знаю… Но все, что сейчас я наговорила вам, это пустые сказки, полная чушь… – Сара с надеждой поглядела на дверь, однако проход к ней загораживал Финн. – Можно, я пойду? Я новичок в этом деле… Пусть Морвенна погадает вам, она опытная ясновидящая. Простите меня…

Финн, резко повернувшись, рывком распахнул дверь. В тесную комнату хлынул свет, пропитанный благовониями воздух и звуки музыки, которая играла в торговом зале.

Финн как будто очнулся после тяжелого сна. Теперь он чувствовал себя полным идиотом. Чего он испугался? Почему пришел в такую ярость? Он был взрослым сильным мужчиной. Неужели его могли испугать бредни маленькой слабой женщины?

В этот момент дверь напротив их комнаты открылась и в коридор вышла Меган. Она звонко смеялась над какой-то шуткой Морвенны.

– Ну как прошел сеанс, Финн? – спросила Морвенна.

– Это было грандиозно, другого слова не подберешь, – ответил Финн. – Большое спасибо. Но мы видим, что вы очень заняты, и не хотим вам мешать. Нам пора. Приходите сегодня на наше выступление – пообщаемся в перерывах. Ты готова, Меган? Я страшно хочу есть.

– Спасибо, Морвенна, – сказала Меган. – Надеюсь, еще увидимся сегодня.

Взявшись за руки, супруги стали пробираться к выходу через толпу покупателей.

Рука Меган была мягкой и теплой, но Финну казалось, что к нему прикасается ледяное лезвие. Он знал, что гадалка следит за ним взглядом.

Глава 3

Финн держал жену за руку и что-то насвистывал.

– Что случилось? – спросила Меган.

Финн бросил на нее удивленный взгляд.

– Ничего.

Меган покачала головой.

– Ты слишком весел, и это подозрительно.

– Перестань, все в порядке.

Финн изобразил на лице улыбку.

– Что случилось во время гадания?

– Ты прекрасно знаешь, Меган, что я не верю во всю эту чепуху.

Меган едва поспевала за ним.

– Мы куда-то спешим?

– Что?

– Ты несешься как угорелый.

– У меня такая походка. Мы ведь ненадолго приехали сюда, и нам надо успеть многое посмотреть. Может быть, зайдем в Музей пиратов?

– Отличная мысль. Это не займет много времени, но я уверена: мы прекрасно развлечемся.

В Музее пиратов они пробыли двадцать минут. Экспозиция действительно оказалась забавной. Когда супруги вошли в зал, из-за бочки выпрыгнул пират – вернее, манекен пирата, и Меган, испугавшись, взвизгнула. Это рассмешило пришедших на экскурсию детей, толпившихся в зале. Пройдя по музею, Финн и Меган остановились у сувенирного киоска, а потом вышли на улицу.

Небо тем временем потемнело, предвещая скорое наступление зимы.

После посещения Музея пиратов у Финна снова улучшилось настроение, и Меган заметила это. Он шагал рядом, обняв ее за плечи.

– Давай осмотрим мемориал и старое кладбище, а потом пообедаем, – предложила Меган.

– Отлично. Ничто так сильно не возбуждает аппетит, как посещение кладбища в хмурый осенний день.

– Ты прекрасно знаешь, что я обожаю старые кладбища. На надгробиях можно прочитать потрясающие эпитафии.

– Действительно. Итак, вперед, к мемориалу.

Они обошли мемориал, посвященный жертвам истерии, разразившейся здесь в 1692 году, и прочитали имена обвиненных в колдовстве и казненных местных жителей. Мемориал был воздвигнут в 1992 году, в трехсотлетнюю годовщину печальных событий. Постояв у могилы Джайлса Кори, Финн и Меган отправились на старое кладбище.

Там царили тишина и покой. Финну было всегда немного жутко среди старинных надгробий. Деревья в пестром осеннем убранстве тянули к небу полуголые сучья, похожие на скрюченные пальцы скелета. Небо было серым и хмурым. Дул холодный ветер. И тем не менее Меган нравилось здесь.

Финн снова как будто ушел в себя. Он разговаривал с ней и даже шутил, но Меган ощущала какое-то отчуждение.

– Небо помрачнело. Сейчас, наверное, пойдет снег, – сказал он, стараясь скрыть смущение.

Меган пожала плечами.

– Вряд ли. А тебя пугает потемневшее небо? – насмешливо спросила она.

– Ты думаешь, я испугался? У меня нет никаких причин для страха. Это кладбище освящено. Держу пари, здесь не хоронили ни самоубийц, ни преступников.

Меган, склонив голову к плечу, внимательно смотрела на мужа.

– Насколько я знаю, нет.

Финн кивнул и с рассеянным видом провел рукой по волосам.

– Слушай, может быть, сходим еще в какой-нибудь музей?

– Не знаю, как ты, а я проголодалась.

– Ты предлагаешь пообедать? Замечательная идея!

И они, покинув кладбище, направились в сторону моря.

Интерьер ресторанчика, в который они вошли, был выдержан в морском стиле. Стены и мебель из светлого дерева, по стенам – корабельные колокольчики и муляжи морской рыбы. На бежевых занавесках нашито множество синих рачков из мягкой ткани. Финна и Меган провели к столику у окна, из которого открывался великолепный вид на морские дали. Меган не стала говорить мужу, что этот новый ресторанчик ей порекомендовала Морвенна.

– Пока мне тут нравится, – сказал Финн, склонившись вместе с Меган над меню. – Будем надеяться, что еда здесь такая же потрясающая, как и интерьер.

– Давай закажем суп из моллюсков и треску, – предложила Меган.

– Треску? – с сомнением промолвил Финн.

– Да, треску, зажаренную в панировочных сухарях на сливочном масле. Это очень вкусно! Я уверена, тебе понравится. Нигде это блюдо не готовят так хорошо, как в Салеме.

– Ты же знаешь, что в Новом Орлеане тоже подают очень вкусные блюда из морепродуктов.

– Но такую треску можно попробовать только в Новой Англии!

– Треска так треска, – сдался Финн, закрывая меню.

К их столику подошла официантка, чтобы принять заказ. Внимание Финна привлек кулон в виде пентаграммы, висевший у нее на шее. Меган заметила, что ее муж не сводит глаз с кулона.

– У тебя из головы не выходят истории о ведьмах и колдуньях? – с улыбкой спросила она, когда официантка удалилась.

Финн вздохнул.

– Нет, меня не волнует существование ведуний и колдунов, Меган. Я не вижу в них ничего плохого. Дело совсем в другом… Мне не по себе от того, что я не нравлюсь твоим родственникам. Они не хотят, чтобы мы были вместе, и жалеют, что ты вернулась ко мне.

– Ты ошибаешься, Финн, уверяю тебя! – горячо возразила Меган. – Мама сказала мне, что у всех молодых пар бывают проблемы, но если они верят в брак, то вместе справляются с ними. А папа сказал, что я буду счастлива только с музыкантом, потому что он говорит со мной на одном языке – музыки.

Меган чувствовала, что муж чего-то недоговаривает. У него было тяжело на душе, его терзали какие-то тайные мысли.

– Что произошло во время сеанса гадания, Финн?

– Ничего особенного.

Но он явно лгал. Увидев, что у него на шее забилась жилка, Меган поняла, что коснулась больного места.

– Ну хорошо, я скажу, – пожав плечами, промолвил Финн. – Мне показалось, Сара считает, что я плохой муж.

– Но она совершенно не знает нас!

– Да, однако она ясновидящая и может заглянуть прямо в душу. Во всяком случае, так считается.

Финн заказал бокал разливного пива, а Меган – чай со льдом. Она долго молчала, помешивая чай. То, что ей нагадала Морвенна, тоже вызывало тревогу, но Меган решила ничего не говорить об этом мужу.

– Финн, мне очень жаль, но родственники всегда беспокоятся о своих близких – на то они и родственники.

Финн печально улыбнулся:

– И сколько их у тебя здесь?

– Ну прежде всего я назвала бы тетю Марту.

– Она уже в годах?

– Да, тетя Марта тебе непременно понравится. Она довольно прямолинейная особа. Тетя Марта считает, что Морвенна занимается полной ерундой. К сожалению, она не смогла из-за болезни приехать к нам на свадьбу, но я послала ей наши свадебные фотографии, поэтому она заочно знакома с тобой.

– Она действительно приходится тебе тетей?

– Нет, между нами есть кровное родство, но довольно отдаленное. Она приходится кузиной моей бабушке.

– Но ты привязана к ней, насколько я понимаю.

– О да, она милейшее создание.

– Если хочешь, мы можем заглянуть к ней до начала вечернего выступления.

Предложение мужа тронуло Меган. Она видела, что Финн старается сделать ей приятное. Слава Богу, он не слышал, что нагадала ей Морвенна на картах Таро. Морвенна была потрясена тем, что ей открылось, и посоветовала Меган держаться подальше от мужа. По крайней мере сейчас, накануне праздника Хэллоуин.

Попробовав треску, Финн пришел в полный восторг.

– Ты была права, – признал он. – Такой трески я еще не ел. Очень вкусное блюдо.

Меган улыбнулась ему, но улыбка получилась какой-то вымученной, и Финн заметил, что жену что-то беспокоит.

– Что-то не так, Меган? – спросил он.

– Все в порядке, Финн… Мне просто очень хочется, чтобы ты полюбил эти края.

– Меган, клянусь тебе, что мне здесь нравится, – сказал он, отложив вилку в сторону.

– Но что-то все же настораживает тебя здесь.

– Ты так думаешь?

– Ты чувствуешь, что на всем в этом городе лежит печать зла?

– Вовсе нет, – твердым тоном сказал Финн. – Я не верю, что место может нести в себе зло. Зло несут в себе люди, живые существа.

Меган нахмурилась.

– И ты считаешь, что среди моих знакомых здесь есть несущие зло люди?

– Нет, конечно.

Меган решила, что муж лукавит, и обиделась на него. Финн, по ее мнению, наверняка считал Морвенну и Джозефа воплощением зла.

Треска внезапно показалась ей безвкусной, и у нее пропал аппетит.

– Магия, которой занимается Морвенна, основана на древних кельтских языческих верованиях, – сказала Меган. – Празднование Хэллоуина никак не связано с мировым злом. Первоначально этот праздник отмечал конец, или смерть, старого года и начало, или рождение, нового. Кельты называли его Самхаин. Люди верили, что в это время перехода из старого в новое духи умерших бродят по земле, посещая те места, которые они любили при жизни. Поэтому люди оказывали почести мертвым. Они не испытывали страха перед ними. В древней Ирландии существовало поверье, что два мира – мир живых и мир мертвых – никак не сообщаются большую часть года. Их разделяет плотная завеса. Но эта завеса постепенно истончается и в ночь накануне Хэллоуина совсем исчезает.

– Возможно, современная магия вполне безобидная вещь, но я знаю, Меган, что в языческие времена ею занимались друиды. И эти жрецы во время обрядов приносили кровавые жертвы.

Меган раздраженно хмыкнула.

– Ну и что? А католики создали инквизицию!

Финн стиснул зубы. Он боялся, что ему не хватит терпения продолжать этот разговор.

– Верно, но я хочу сказать следующее. Последователи многих верований – достойные люди, стремящиеся к добру. Ведуны, должно быть, тоже относятся к этой категории. Но наряду с белой магией существует и черная. Любую хорошую идею или религию можно извратить, и тогда они будут наводить ужас на окружающих. Я не имею в виду никого конкретно, и в особенности твоих родственников, когда говорю, что не место таит в себе зло, а человек. Ты меня поняла?

Меган кивнула, и тут ее вдруг охватила паника. Им нужно немедленно уезжать отсюда! Иначе…

– Будем заказывать десерт? – спросил Финн.

– Закажи что-нибудь на свое усмотрение.

– Хорошо, тогда пусть нам подадут что-нибудь липкое, вязкое, шоколадное, с большим количеством взбитых сливок. Пусть все тонет в сладких белых воздушных сливках!

Меган рассмеялась. Финн говорил с придыханием, и его слова звучали очень чувственно.

– Не пойму, ты хочешь десерта или секса?

Финн, откинувшись на спинку стула, пожал плечами. Меган ощущала в нем внутреннее сопротивление, но не понимала его причин.

– Разве можно заниматься сексом в этом проклятом пансионате, где старина Фаллон неусыпно следит за всеми постояльцами? Этот старый брюзга наверняка подсматривает за нами и замочную скважину.

Меган подняла глаза на мужа, стараясь подавить вспыхнувшее в ней раздражение.

– Великолепно! Значит, все это время мы будем жить без секса, – сказала она, подняв свой стакан с минеральной водой.

– Ну уж нет. Неужели ты думаешь, мы не найдем в этом, городе укромный уголок?

Финн старался говорить весело и непринужденно, но в его голосе слышались напряжение и закипавший гнев.

– Я не хочу десерт, – резко заявила Меган, вставая из-за стола. – Попроси принести счет, а я подожду тебя на улице.

Внезапно взгляд Меган упал на запястье, и она ахнула, заметив, что на руке нет браслета.

– Я потеряла его?

– Что ты потеряла?

– Кладдаф, ирландский браслет, который подарил мне папа!

– А ты уверена, что надевала его сегодня?

Меган с мрачным видом кивнула.

– Да, это талисман, приносящий удачу. А главное, это подарок папы. Не знаю почему, но мне казалось, что я обязательно должна надеть его сегодня.

– Не поддавайся панике. Мы сейчас пройдем по тем местам, где были сегодня. Возможно, кто-нибудь уже нашел твой браслет.

– Если кто-нибудь его нашел, то уже не отдаст. Это очень изящная вещица из золота высокой пробы.

– Не отчаивайся, все будет хорошо.

Расплатившись, Финн взял жену за руку, и они вышли из ресторана.

Как ни странно, потеря браслета сблизила супругов. Напряжение спало. Финн прекрасно понимал, что браслет был очень дорог его жене.

Сначала они зашли в Музей ведьм, а потом обыскали парк, в котором утром играли с собакой. Но браслета нигде не было.

– Мы не найдем его, Финн, – с удрученным видом сказала Меган. – Во всем виновата моя беззаботность и небрежность.

– И все же давай зайдем в магазин Морвенны. Уже темнеет; хорошо, что мы сначала зашли в парк, – скоро здесь ничего не будет видно.

– Угу, – пробормотала Меган и, наклонившись, стала что-то разглядывать на земле. – Что это?

Финн пожал плечами.

– Крышка от бутылки и… опавшая листва.

Собрав охапку пестрых листьев, он осыпал ими Меган. Вскрикнув от неожиданности, она рассмеялась и отплатила ему той же монетой.

– Вот тебе! Будешь знать, как кидаться в меня всякой гадостью!

Они снова нагнулись, чтобы собрать побольше листьев и швырнуть их друг в друга.

– Ну, сейчас ты у меня запросишь пощады! – пообещал Финн.

В его глазах вспыхнули озорные искорки.

– Эй, Финн, подожди, – взмолилась Меган, но, видя, что он собирается сунуть листья ей за шиворот, вынуждена была спасаться бегством.

Однако Финн быстро догнал ее и повалил на кучу прелой листвы. Они стали барахтаться. Меган пыталась вырваться из рук мужа, а он старался затолкнуть охапку листьев за ворот ее пальто. Меган одновременно смеялась и ругалась на Финна.

Финн переплел свои пальцы с пальцами Меган и, притянув ее к себе, припал к ее губам. Они были женаты, и он тысячи раз целовал ее, но в этом поцелуе чувственность была смешана с болью и отчаянием.

– Я люблю тебя, Финн, – промолвила она, когда он прервал поцелуй.

Он долго молчал, глядя в глаза жены. На его скулах ходили желваки.

– Я готов умереть за тебя, – наконец сдавленным от волнения голосом произнес Финн.

Порыв сильного ветра поднял опавшую листву с земли и закружил в вихре вокруг них. От слов мужа по спине Меган почему-то пробежал холодок.

– Будем надеяться, что этого не потребуется, – с натянутой улыбкой промолвила она. – Нам пора, Финн. Мы должны еще зайти к Морвенне, а визит к тете Марте нам придется отложить.

Морвенна вздрогнула, снова увидев Финна, как будто он таил в себе какую-то угрозу. Это удивило Меган. Она заметила, что Сара тоже насторожилась при появлении Финна.

Покупатели все еще толпились в магазине, выбирая сувениры и подарки. Но у Морвенны нашлась свободная минутка для родственницы.

Когда Меган рассказала ей о потерянном браслете, Морвенна с сожалением покачала головой.

– Мы здесь ничего не находили, – сказала она. – Но как только магазин закроется, я обязательно обыщу все помещения, в которые ты входила сегодня. Возможно, ты обронила браслет и он лежит на полу или закатился куда-нибудь. Неужели это тот браслет, который подарил тебе отец? Как жаль! Я поспрашиваю людей в городе. Может быть, кто-нибудь нашел его и решит вернуть тебе. Хотя вряд ли… Скажу прямо, на это мало надежды.

– Я знаю, – печально сказала Меган. – И все же я должна попытаться вернуть браслет.

– Мы постараемся помочь тебе, – пообещал Джозеф.

Попрощавшись с ними, Меган направилась к мужу, который стоял у полок с фигурками мифических существ. Взяв вырезанного из дерева дракона, он вдруг ойкнул и едва не выронил его из рук.

– Что случилось, Финн? – встревожилась подоспевшая к нему Меган, заметив гримасу боли на его лице.

– Я порезался об острый край.

– Что?!

Финн показал ей левую руку с ранкой, из которой сочилась кровь. Меган ахнула.

– Мег, со мной все в порядке, – сказал Финн, заметив, что она сильно обеспокоена.

– И все же я перевяжу тебе руку. Ты уверен, что сможешь играть сегодня?

– Абсолютно. Меня ничто не остановит.

– Мы придем сегодня вечером на ваше выступление, – пообещала Морвенна.

– Будем очень рады вас видеть.

Когда они вышли из магазина, на улице уже стемнело. Свет лился только из витрин. Сделав несколько шагов, Финн вдруг остановился и, обернувшись, задумчиво взглянул на здание, которое они только что покинули.

– В чем дело, Финн? – спросила Меган.

Он рассеянно улыбнулся.

– Все нормально.

Глава 4

Новый отель находился на окраине города. Он был построен в колониальном стиле, очень популярном в Новой Англии. Чтобы конкурировать с другими подобными заведениями – гостиницами и пансионатами, использовавшими для привлечения постояльцев историю и местные легенды, владельцы отеля решили создать в нем особую атмосферу. Здание было расположено в окружении живописных садов и лужаек, которыми можно было любоваться с балконов и открытых террас.

Дугласы выступали в ночном клубе, представлявшем собой небольшой зал, декорированный к Хэллоуину нейлоновой паутиной и пластиковыми пауками. В углу кипел чайник, от которого шел пар, и стоял официант с большим черпаком, готовый налить каждому желающему традиционного пунша по два доллара за кружку. С потолка свешивались муляжи гротескных забавных существ, вызывавшие улыбку у посетителей. Выступление Дугласов начиналось в девять вечера и длилось с перерывами до часу ночи. Мускулистый исполин по имени Адам Спейд помог им установить аппаратуру в зале. За вечер Финну и Меган платили тысячу долларов, и они старались, чтобы этот гонорар окупился и организаторы не понесли убытки.

У Спейда были гладко выбритый череп и накачанные мускулы культуриста. Он не являлся уроженцем здешних мест и работал во время Хэллоуина ради возможности хорошо заработать.

Сэм Тартан, пригласивший Финна выступить в новом отеле Салема, худой и долговязый, сильно нервничал, здороваясь с Дугласами. Он объяснил, что они будут выступать в ночном клубе, открытом при отеле, и туда может зайти молодежь, поэтому тексты песен должны быть пристойными. Финн заверил его, что они все понимают и Тартан может не беспокоиться.

Но после того как Дугласы исполнили первую композицию, Сэм Тартан успокоился и воодушевился, заметив, что зал быстро заполняется. На худом лице Сэма даже появилось подобие улыбки.

На выступление Дугласов собралась странная публика. В основном это были местные ведуны и гадалки, одетые в традиционные черные наряды. Они собрались, чтобы повеселиться накануне своего любимого праздника. Остальные посетители тоже все были в черном – в черных костюмах, вечерних длинных платьях, платьях для коктейлей или джинсах и свитерах.

На некоторых посетителях были маскарадные костюмы, вызывавшие подлинное восхищение. Финну особенно понравился Франкенштейн, явившийся в клуб вместе со своей невестой, а также молодежь, одетая как участники рок-группы «Кисе». Кроме того, в клуб пришли сразу три Элвиса Пресли.

Лица некоторых гостей скрывали маски рогатых чертей или персонажей фильмов ужасов. Аккомпанируя Меган, Финн с наслаждением слушал, как она поет. У нее был прекрасный голос с широким диапазоном и пленительным тембром. Финн тоже неплохо пел, но его коньком были аранжировки и синхронизация звучания различных инструментов.

Когда заключительные аккорды композиции отзвучали и голос Меган стих, Финн на несколько секунд закрыл глаза и с радостью услышал бурные аплодисменты слушателей. Затем он увидел, как стоявшая впереди него на сцене Меган повернулась и кончиками пальцев коснулась своих губ, показывая ему жестом, что хочет пить. Финн с улыбкой кивнул, и Меган спустилась в зал, где ее тут же обступили посетители. Финн тем временем решил заменить струну на акустической гитаре.

Сев на край сцены, он взялся за дело, но его окружили посетители клуба. Это были в основном люди в масках монстров. Все они с восхищением отзывались о музыке и исполнении и заказывали танцевальные номера. Финн заверил их, что постарается выполнить все их просьбы.

Меган находилась неподалеку. Финн нашел ее глазами в толпе. Она стояла под огромной декорацией, изображавшей отвратительных горгулий, которые как будто были готовы ринуться вниз и вцепиться в нее своими скрюченными пальцами с когтями.

И они действительно едва не напали на нее. Несколько пальцев, находившихся особенно низко, запутались у Меган в волосах, и она с недовольной гримасой попыталась отцепить их. Финн уже хотел устремиться на помощь жене, но его опередил какой-то высокий парень в странном маскарадном костюме.

На нем был коричневый балахон с капюшоном, а его лицо скрывала кроваво-красная маска демона с рожками, огромным крючковатым носом и неприлично огромными губами. Его пальцы действовали проворно, несмотря на то, что на руках парня были перчатки из темно-красного латекса. Распутывая волосы Меган, он что-то весело говорил ей, и она звонко смеялась в ответ.

Финна охватило чувство ревности, и он, встав, направился к жене и человеку в костюме монстра. От напряжения его пальцы непроизвольно сжались и разорвали одну из струн гитары, которую он все еще держал в руках. Что с ним происходило? Кроме ревности, Финн испытывал еще и страх. Но почему? Что могло испугать его в этой обычной ситуации? Что страшного было в том, что один из посетителей решил прийти на помощь его жене?

Финн приказал себе сохранять самообладание и не терять голову.

– Финн? Финн Дуглас? – вдруг кто-то окликнул его сзади.

Обернувшись, Финн увидел перед собой улыбающуюся пожилую женщину с ярко-синими глазами и ангельским выражением лица. Она была одета не в черное, а в искрящееся серебряное платье, поверх которого была наброшена шаль.

– Да?

– Я Марта, Марта Скотт – ваша с Меган тетушка, молодой человек.

– О, здравствуйте, рад видеть вас! Меган очень привязана к вам. Мы собирались сегодня навестить вас, но…

– Да, я слышала, что Меган потеряла браслет. Бедняжка! Она дорожила этим подарком отца. Я зашла сюда ненадолго. Весь этот шум и сумятица не для пожилых дам. Но мне не терпелось повидаться с вами. Я послушала вашу первую композицию, и она мне понравилась. А сейчас я хочу чмокнуть вас в щеку и уйти. Надеюсь, позже у нас будет время пообщаться подольше.

Финн был очарован Мартой. Эта дама с лучистыми искрящимися глазами говорила коротко и по существу. У Финна сразу же улучшилось настроение.

Он поцеловал ее в щеку.

– Завтра мы непременно увидимся.

– Вы обязательно должны навестить меня, молодой человек. Вы женились на нашей певчей птичке и должны поддерживать с нами родственные связи. Поэтому завтра я жду вас у себя. Я прекрасно готовлю, и меня считают интересной рассказчицей. Обещаю, что вам не придется скучать. Жду вас к обеду – скажем, часам к двум.

– Спасибо, мы придем.

Марта ушла. Она была миниатюрной женщиной и, несмотря на свой возраст, двигалась очень проворно. У нее была быстрая деловая походка.

– Финн!

Он повернулся на голос и увидел Джозефа. Тот был одет по-прежнему в длинную черную накидку с капюшоном, черные брюки и рубашку.

– Я в восторге от вашей музыки, – горячо сказал он, пожимая руку Финну. – Вы оба были великолепны. Морвенна всегда называла Меган соловьем, но теперь я вижу, что вы не уступаете ей в таланте.

– Спасибо, – поблагодарил его Финн.

Может быть, он был раньше несправедлив к Джозефу? Теперь муж Морвенны казался Финну симпатичным малым.

– Я видел, что вы познакомились с тетей Мартой, – продолжал Джозеф.

– Да, это очаровательная женщина.

Джозеф пожал плечами.

– Тетя Марта довольно самоуверенная и упрямая особа. Впрочем, это, наверное, не так уж плохо. Надеюсь, вы поладите с ней. Нас с Морвенной она не жалует, хотя мы все равно любим ее.

– Мы с Меган приглашены к ней завтра на обед.

– Сколько времени продлится перерыв? – вдруг спросил Джозеф.

– Минут двадцать.

– В таком случае я приглашаю вас с Меган за наш столик. Вы можете заказать себе что-нибудь поесть, и к следующему перерыву ваш заказ будет выполнен.

Финн заколебался. Короткий разговор с Мартой успокоил его, но теперь он снова начал нервничать. Ему было не по себе от царившей в зале обстановки. Финн хотел уберечь Меган от всех этих людей, одетых в одежду мрачных тонов и костюмы монстров.

– Финн, с вами все в порядке?

– Да, Джозеф, не беспокойтесь.

– Кстати, как ваша рука?

Рука страшно болела, но Финн не желал признаваться в этом.

– Уже почти зажила.

– Вы виртуозно играете. Я хочу угостить вас пивом. Алкогольные напитки, наверное, не входят в бесплатный ужин, предусмотренный контрактом?

Финн с усмешкой кивнул:

– Нет, не входят.

– Тогда вперед, к нашему столику!

Они направились в другой конец зала, но по дороге чья-то сильная рука сверху вцепилась в волосы Финна. Он чертыхнулся, поняв, что это были пальца того же муляжа, который «напал» на Меган.

Джозеф, обернувшись, покачал головой.

– Дурацкая декорация! Я заметил, что сегодня за нее все цепляются. Хотите, я вам помогу?

– Нет, – с досадой сказал Финн.

Эта ситуация с каждой минутой все больше действовала ему на нервы. Он едва сдерживал свое раздражение. Дернув головой, Финн оставил на пальце свешивавшегося с потолка монстра прядь волос.

– Бедняжка! – посочувствовала ему Морвенна.

Встав, она потерла макушку Финна, и это еще больше разозлило его. Он стиснул зубы, стараясь сдержать себя.

– Здесь подают великолепные бифштексы, – сказал Джозеф.

– А разве ведуны не придерживаются вегетарианской диеты? – удивился Финн.

– Некоторые, но не все.

– Отлично, в таком случае закажите нам с Меган бифштекс. Моя жена любит хорошо приготовленное мясо.

– Мы попросим, чтобы вам его подали в следующем перерыве, – пообещала Морвенна.

– Спасибо.

Оглядевшись вокруг, Финн сначала не заметил Меган, но через некоторое время увидел, что жена стоит в толпе посетителей и, нахмурившись, внимательно слушает кого-то.

– Меган разговаривает со стариком Энди Маркемом, – сказал Джозеф, проследив за взглядом Финна.

– Не тот ли это Маркем, который вчера вечером рассказывал страшные истории?

– Энди безобидный малый. Много лет назад он играл персонажей Шекспира на сцене в Бостоне. Но посредственному актеру нелегко заработать на жизнь, у Энди было мало ролей, поэтому он стал подрабатывать рассказчиком. Это у него здорово выходит, – сказала Морвенна. – Вообще-то я не одобряю всю ту шумиху, которую поднимают вокруг празднования Хэллоуина. В конце концов это христианский праздник Всех Святых, и не следует связывать его с разной чертовщиной, рассказывая истории про духов и привидения. Но мои земляки таким образом зарабатывают себе на жизнь, и я их понимаю.

Поймав на себе озабоченный взгляд Морвенны, Финн вдруг осознал, что он стоит, загораживая ей обзор.

– Честное слово, Финн, Энди безобидный человек, – промолвила она.

– Я в этом не сомневаюсь. Но после его рассказов Меган приснился кошмарный сон. Я должен оберегать ее от волнений.

И он двинулся к Меган и Энди.

– Дым! – промолвил Энди Маркем, и из уст старика это слово прозвучало как-то по-особенному мрачно.

Взгляд его белесых, выцветших, глубоко посаженных глаз был обращен внутрь. На облысевшей голове старика осталось всего несколько седых прядей. Он походил на хранителя могильных склепов, персонажа телевизионного шоу кукол. Кожа Энди была прозрачной. Он был тощим, кожа да кости.

– Дым? – с недоумением переспросила Меган.

Она не понимала, о чем говорит старик, но его слова завораживали.

– Как вы не понимаете? Нет дыма без огня, – продолжал он. – Одно связано с другим. Но дым является предупреждением. Мифы и легенды уходят корнями в действительность. То, что вы не ведунья, еще ничего не значит. Вы родом из этих мест, и это о многом говорит.

– Да, Энди, хотя я давно уже покинула родные края, я оказалась очень впечатлительной. Ваши рассказы потрясли меня.

– Я знал, что так будет! – заявил старик. – Я чувствовал это! Не многие понимают, что лишь тонкая завеса отделяет этот свет от того. Я мог бы рассказать множество историй на эту тему.

Меган смущенно улыбнулась. Она чувствовала, что не может стронуться с места и слушает Энди как завороженная. Собственное странное состояние тревожило ее, но Меган не могла сбросить с себя оцепенение.

– Я слышала много легенд о вампирах, колдунах, странных существах и привидениях. Предки моих родителей были ирландцами, и кельтские мифы знакомы мне с детства.

– Дело не в этом. Я хотел напомнить вам о том, что завеса, разделяющая этот мир и мир потусторонний, особенно тонка накануне праздника Всех Святых. И это хорошо. Человек, потерявший мать, в это время ощущает ее присутствие, ее нежное прикосновение. Она как будто нашептывает ему на ухо слова утешения. Но у этого явления есть и оборотная сторона. Из жизни ушли не только добрые люди. Тот, кто нес в себе зло в этом мире, продолжает творить его и после смерти. Обычно такие люди не знают, что продали свои души. Их соблазнили лживые обещания. Мы живем в очень древнем мире, и никто не знает, что было в самом начале.

Ей хотелось уйти, но она не могла это сделать. Старик понизил голос до хриплого шепота, похожего на порыв ветра, от которого шелестят осенние поредевшие кроны деревьев.

– Мне нужно поговорить с вами… Объяснить вам, что происходит. Вы находитесь в опасности… – Внезапно Энди замолчал.

– Эй, что здесь происходит? – раздался рядом голос Финна.

Подойдя сзади, он положил руку на плечо жены, а потом обнял ее.

– Мистер Маркем, – сказал он, – ваши небылицы наводят ужас на слушателей, вы это знаете? Впрочем, конечно же, уже всему городу известно, что моя жена кричала сегодня ночью во сне.

Энди Маркем бросил на Финна испытующий взгляд. Он как будто оценивал своего противника.

– Небылицы… – повторил он. – Ну да, небылицы… Можно и так сказать. Приятного вам вечера. Вы прекрасно играете, ваша музыка нравится и молодежи, и таким старикам, как я. Кстати, здесь подают хорошие бифштексы.

Энди повернулся и зашагал прочь горделивой походкой старого уважаемого человека.

Меган почувствовала, как дрогнула рука Финна, которой он обнимал ее за плечи.

– Что наговорил тебе этот старик? – резко спросил он.

Взглянув на мужа, Меган поняла, что он вне себя от злости.

И тем не менее Финн пытался изобразить на лице улыбку. В этот момент он был похож на сатира, злое и одновременно привлекательное существо.

– Умоляю тебя, Меган, больше никаких страшных историй. Я не хочу, чтобы ты снова проснулась сегодня ночью от собственного крика и перебудила всех постояльцев в гостинице.

– Не беспокойся, Финн, это больше не повторится. Энди подошел ко мне, чтобы поздороваться и сказать пару комплиментов.

Он усмехнулся, его гнев быстро утих.

– Знаешь, я только что познакомился с твоей тетушкой Мартой.

– Она похожа на куколку, ты это заметил?

– Заметил. Это ты послала ее ко мне?

Меган покачала головой.

– Мы с ней перекинулись буквально парой слов. Тетя Марта сказала, что очень устала и решила ехать домой, но сначала хотела бы подойти к тебе. Я обещала, что мы завтра к ней обязательно заедем.

– Она пригласила нас к двум часам на обед, сказала, что прекрасно готовит. А сейчас Морвенна и Джозеф закажут ужин для нас, и его подадут в следующем перерыве.

Они вернулись на сцену, и Финн, взяв микрофон, снова представил публике себя и свою жену. Он был прирожденным шоуменом и прекрасно держался на сцене. Говорить с полным залом слушателей для него было так же легко и привычно, как намазывать маслом кусок хлеба. Самоуверенность Финна подкупала, его глубокий приятный голос звучал чертовски сексуально. Меган было легко работать с Финном даже тогда, когда они были в ссоре.

Финн объявил одну из своих песен, супруги исполняли ее дуэтом. Это была баллада о любви, героями которой являлись разбойник с большой дороги, его любимая девушка и палач. Финн аккомпанировал на акустической гитаре. Мелодия трогала за душу, в стихах рассказывалась трагическая история большой любви. Но Меган не знала, примет ли это грустное произведение публика, которой хотелось потанцевать и повеселиться. Вокруг сновали официанты, разносившие горячие блюда, закуски и выпивку. Слышался звон бокалов, скрежет ножей и вилок.

Однако Финн был, как всегда, абсолютно уверен в себе. Подмигнув жене, он начал играть, и Меган тут же успокоилась. «Будь что будет», – подумала она и запела. Постепенно шум в зале смолк, и они заканчивали исполнять балладу в полной тишине.

Меган заметила, что официанты прекратили свою работу и застыли с подносами в руках. Публика перестала жевать и внимательно слушала балладу. Когда отзвучал последний аккорд, в зале раздались бурные аплодисменты. Люди вскакивали с мест, хлопали в ладоши и кричали: «Браво! Браво!»

Финн взял микрофон и поблагодарил публику за теплый прием. Он говорил доверительным, проникновенным тоном, и у каждого слушателя создавалось впечатление, что он обращается лично к нему.

Чтобы закрепить свой успех, Финн подошел к синтезатору и пробежал пальцами по клавиатуре.

– Нас просили исполнить танцевальные мелодии прошлого. Меган не может заменить собой целую поп-группу, но тем не менее она постарается спеть знаменитую «Буги-вуги», – сказал он…

И они исполнили попурри наиболее любимых публикой песен прошлого и настоящего, закончив выступление дуэтом «Я не могу не влюбиться в тебя». Затем Финн объявил перерыв и поблагодарил всех, кто слушал их.

Как только Меган сняла микрофон, муж взял ее за руку.

– Я больше не отпущу тебя, иначе ты опять заболтаешься с каким-нибудь Энди Маркемом и твой бифштекс остынет.

– В таком случае я буду следовать за тобой как привязанная.

– Нет, этого не надо. Все вокруг и так думают, что я жестоко обращаюсь с тобой. Пойдем лучше к столу.

Финн говорил легким шутливым тоном, и Меган улыбнулась ему. Она была рада тому, что в Салеме все шло хорошо. Родители Финна были против музыкальной карьеры сына, и для него было важно осознавать, что он может зарабатывать себе на жизнь музыкой.

Меган погладила мужа по щеке.

– Я восхищаюсь тобой.

– Ну да, особенно в постели, – с усмешкой сказал он.

Меган хотела что-то сказать, но тут увидела Морвенну, которая энергично махала им.

– Пойдем, Морвенна зовет нас.

И они поспешно направились к столику, за которым сидели родственники Меган.

Морвенна определенно владела магическими способностями, поскольку, как только они сели за столик, им сразу же подали горячий ужин. Добрая старая американская кухня! Перед Меган и Финном стояли тарелки с сочным бифштексом, картофелем фри и зелеными бобами.

– Мясо выглядит великолепно, – сказал Финн, разрезая свой бифштекс. – И главное, оно с кровью. Обожаю мясо с кровью.

Меган бросила на мужа удивленный взгляд. Сначала она решила, что он шутит. Меган никогда не замечала за ним подобного пристрастия. Но, судя по всему, Финн говорил абсолютно серьезно.

– Да, прекрасный бифштекс, – пробормотала она.

– Я рада, что вы довольны, – сказала Морвенна. – А теперь хватит болтать, не то еще, чего доброго, подавитесь. Жуйте тщательней.

– Разве им дадут поесть спокойно? – проворчал Джозеф. – Видишь, сюда идет какой-то парень в костюме гоблина?

– Все в порядке, это наш знакомый, – сказала Меган, вставая из-за стола.

Она сама не знала, каким образом догадалась, что перед ней Даррен Менти. Лицо парня скрывала маска.

– Как хорошо, что ты пришел! – воскликнула она, протягивая ему руку.

Даррен остановился.

– Вы меня узнали? – разочарованно спросил он.

– Да, прости, что огорчила тебя.

Финн тоже встал.

– Вам так и не удастся поужинать, – проворчал Джозеф.

– Садись, Меган, я сам отведу Даррена туда, где оставил диски, и вернусь назад, – сказал Финн.

Меган снова села за стол.

– Но ты можешь не успеть поужинать, Финн, – сказала она.

– Не беспокойся, такой вкусный бифштекс я проглочу за один миг. – Пойдем со мной, Даррен. Я подарю тебе диск.

Меган заметила, что Морвенна и Джозеф проводили Финна и Даррена настороженным взглядом.

– Я и не подозревала, что вы оба знакомы с Дарреном, – промолвила Морвенна.

– Мы познакомились с ним сегодня в парке. Ты тоже знаешь этого парня?

Морвенна пожала плечами.

– Салем – маленький город, Меган. Ешь, дорогая моя, тебе надо подкрепиться. Кстати, последняя композиция была просто потрясающей.

– Спасибо.

– Плохо только, что… – начала снова Морвенна, но не договорила, поймав на себе строгий взгляд Джозефа.

– Да, великолепная композиция, – сказал он.

Меган отложила вилку в сторону.

– Послушайте, дорогие мои, – раздраженным тоном промолвила она. – Я уважаю и люблю вас, но мне не нравится, что вы подозреваете Финна в жестокости. Я не верю, что он опасен и в нем таится какое-то зло. Давайте говорить откровенно. Вчера ночью мне приснился кошмарный сон, и я громко кричала, пока не проснулась. Финн очень переживает из-за того, что все считают его злодеем, жестоко обращающимся с женой.

За столиком воцарилось неловкое молчание. Меган было не по себе. Она отрезала кусочек мяса, но ей уже не хотелось есть.

– Смотрите, он исчез, – сказал Джозеф, смотревший куда-то в зал.

– Кто исчез?

– Этот дурацкий монстр, за пальцы которого цеплялись волосы проходивших под ним людей.

Меган огляделась вокруг. Действительно, кто-то снял монстра с жуткими крючковатыми пальцами.

– Слава Богу, – сказала Морвенна.

– Да, хорошо, что ктo-то додумался убрать его, – промолвила Меган. – У меня с макушки вырвана целая прядь волос. Там, наверное, образовалась маленькая лысина.

Морвенна засмеялась.

– У тебя на голове нет никакой лысины, дорогая. Но я согласна с тобой – хорошо, что этого монстра наконец-то сняли. Он вырвал прядь волос не только с твоей головы, но и с головы Финна.

– Финн очень нетерпелив, – заметил Джозеф. – Он не стал дожидаться, пока его волосы распутают, и просто дернул головой. Клок его волос остался на пальцах монстра.

Обстановка разрядилась, и у Меган снова появился аппетит. Вскоре вернулся Финн.

– Восхитительный бифштекс, – сказала Меган.

– А вот и мое пиво! – воскликнул Финн, подняв бутылку. – Спасибо, Джозеф!

– Не за что, – ответил Джозеф.

– Ешь быстрее, у нас осталось всего лишь несколько минут, – сказала Меган мужу.

– Я проглочу ужин за одну минуту, вот увидишь, – промолвил Финн и, вооружившись ножом и вилкой, принялся за мясо.

Вернувшись на сцену, Финн исполнил еще одну свою песню в танцевальных ритмах. На этом их выступление закончилось. Финн показал жене большой палец и стал собирать инструменты.

Слушатели и не думали расходиться, большинство столиков было все еще занято.

К музыкантам подошли Морвенна и Джозеф, чтобы проститься с ними и пожелать спокойной ночи.

– Знаешь, у тебя действительно замечательный муж, – шепнула Морвенна Меган.

Однако той показалось, что ее родственница говорит неискренне.

– Во время сеанса гадания ты говорила мне совсем другое, – напомнила Меган.

Морвенна смутилась.

– Я в полном замешательстве, – тихо сказала она, стараясь, чтобы Финн не слышал ее. – Твой муж красив, сексуален, талантлив… Он привязан к тебе, это видно. Но карты говорят, что Финн опасен, он является для тебя смертельной угрозой. Возможно, расклад карт можно интерпретировать по-другому… Может быть, речь идет о твоей душе, о сердце, которое он может разбить, если бросит тебя, влюбленную в него женщину? Не знаю… Давай я тебе еще раз погадаю.

– Нет, не надо! Спасибо, – поспешно сказала Меган. – Я обожаю своего мужа, и наши отношения постепенно налаживаются, а твои карты могут поссорить меня с ним!

– Зря ты так говоришь.

Кто-то коснулся сзади плеча Меган, и она, вздрогнув от неожиданности, обернулась. Перед ней стоял Даррен. Теперь он был без маски и головного убора – подошел, чтобы поблагодарить ее за диск и сказать, что он в восторге от их выступления.

Пока Меган разговаривала с молодым человеком, Морвенна и Джозеф, попрощавшись, покинули зал. Финн заканчивал собирать оборудование и инструменты. Меган хотела помочь ему, но он отказался, сказав, что справится сам.

Меган ждала мужа, стоя у сцены. Ее взгляд случайно упал на один из балконов, и она увидела стоящего у выхода Энди Маркема.

Он пристально смотрел на нее. В его взгляде читались сочувствие и жалость. Так обычно смотрят на человека, находящегося в беде и даже не подозревающего об этом.

Меган похолодела. Ей вдруг показалось, что она стоит голая на пронизывающем ледяном осеннем ветру и к ней тянет свои пальцы надвигающийся мрак.

Энди кивнул ей с суровым видом и, повернувшись, ушел с балкона.

Глава 5

– Ну что, пошли?

Меган едва сдержала дрожь, когда рука Финна легла на ее плечо.

– Пошли, – сказала она с вымученной улыбкой.

– Сильно устала?

– Да, до такой степени, что мне хочется только одного – остаться наедине с тобой.

Обняв жену за плечи, Финн повел ее к выходу. В холле он поблагодарил служащего гостиницы, продававшего на кассе его диски. Через несколько минут супруги уже сидели в машине.

Когда машина тронулась, Меган ближе придвинулась к сидевшему за рулем мужу и положила голову ему на плечо.

– Замечательный вечер, правда?

– Просто фантастический, – согласился Финн. – Все прошло великолепно.

– Значит, мы правильно сделали, что приехали сюда? – спросила Меган.

Кого она пыталась убедить в этом – себя или мужа?

– Похоже, все шло хорошо… до этого момента, – пробормотал Финн.

– В чем дело?

– Не могу найти место для стоянки, – ответил Финн.

– О, я совсем забыла! Мистер Фаллон говорил мне, что здесь за углом есть дополнительная площадка для парковки. Там стоит знак, предупреждающий, что припаркованные машины будут эвакуированы, но земельный участок принадлежит усадьбе и автотранспорт постояльцев пансионата никто не тронет.

– Прекрасная новость! Нам не придется долго идти до машины.

Финн завернул за угол. Место для стоянки было не слишком удобным. Эта небольшая площадка располагалась за стоявшими в ряд домами, построенными в стиле Викторианской эпохи.

Припарковавшись, супруги вышли из машины. На улице стояла мертвая тишина, и Меган вдруг стало жутко. У их ног клубился густой туман. Он быстро поднимался все выше.

– Ну надо же, – удивился Финн. – Откуда вдруг этот туман? Ничто не предвещало его.

– Это Новая Англия, дорогой. Погода здесь очень изменчива. Но, к сожалению, она чаще меняется в худшую сторону.

– Не выпускай мою руку, иначе я потеряю тебя из виду.

– Я едва различаю свет уличных фонарей, – сказала Меган.

– Будем надеяться, что мы идем в правильном направлении.

Меган взглянула на небо. Сквозь завесу тумана она увидела полную луну. В этом году Хэллоуин приходился на полнолуние.

– «При свете серебристой луны…» – напела Меган строчку одной из песен Финна.

– Мы идем по тротуару, а это значит, что пока мы не сбились с пути.

– Пансионат находится всего лишь в квартале от стоянки.

– Я вижу впереди светящуюся вывеску.

Меган обрадовалась, услышав слова мужа. Она не могла объяснить, почему сейчас испытывала жуткий страх. Ее бил озноб. Возможно, виной всему была сырая погода.

И в этот момент Меган почувствовала, что за ними кто-то крадется. Она не слышала шагов, но до ее слуха доносился какой-то неясный шепот и шелест. Как будто кто-то летел за ними над землей, лепеча что-то неразборчивое. Это было похоже на порыв холодного ветра, обладающего способностью говорить человеческим голосом. Меган ускорила шаг.

– В чем дело? – удивленно спросил Финн. – Куда ты бежишь? В таком тумане ты можешь с разбегу врезаться во что-нибудь.

– Не нравится мне здесь, скорее бы добраться до пансионата.

– Не бойся, я же с тобой.

Но присутствие мужа не успокоило Меган.

– А вдруг на нас нападут уличные грабители?

– Не волнуйся, я изучал боевые искусства в спортивной секции и смогу постоять за тебя.

– Но грабители обычно вооружены.

– Насколько я знаю, в Салеме довольно спокойно.

– Всякое может случиться.

– Не бойся, грабители не увидят нас в таком тумане.

Но Меган сомневалась, что «грабителю», который преследовал их, может помешать туман. С каждой минутой его присутствие становилось все ощутимее. Он прекрасно ориентировался в тумане, темнота была его стихией. У него было необычное оружие. Ножи и пистолеты не нужны были ему.

Финн, несмотря на всю свою силу и мастерство, не смог бы одолеть его.

Страх Меган постепенно перерос в панику. Она тяжело дышала, по телу поползли мурашки. Меган не оставляло чувство, что она стоит нагая на холодном ветру. Это ощущение было ей уже знакомо.

– Это вывеска Хантингтон-Хауса, – сказал Финн.

– Давай наперегонки! – крикнула Меган и устремилась вперед.

– Осторожнее, Меган, ты сломаешь себе шею!

Однако Меган, не слушая мужа, продолжала бежать. Вскоре она услышала за спиной его тяжелые шаги, и через минуту они оба взбежали на крыльцо усадебного дома.

– Ты могла поскользнуться или споткнуться и получить серьезную травму, – упрекнул ее Финн.

– Доставай быстрей ключ, мне холодно, – дрожа всем телом, сказала Меган.

Финн открыл входную дверь своим ключом, и как только они вошли, Меган мгновенно заперла ее изнутри.

– Что с тобой происходит? – нахмурившись, спросил Финн.

– Ничего… просто я замерзла. – Меган приложила палец к губам. – Тсс! Тихо, иначе Фаллон выйдет сейчас к нам и скажет, что мы мешаем спать постояльцам. Пойдем скорее к себе!

Финн удивленно взглянул на жену, но все же кивнул и последовал за ней.

Меган все еще не покидал страх. Ей казалось, что туман пробрался в дом и стелется по полу. Холл и коридоры освещал приглушенный свет ночных ламп, призрачный и тусклый. Супруги прошли мимо столовой в свои комнаты, расположенные в стороне от апартаментов других постояльцев.

Уединение не радовало Меган. Ей хотелось, чтобы рядом с ней в этот момент были люди, дети, туристы. Далее брюзга Фаллон пришелся бы сейчас как нельзя кстати.

Они вошли в спальню, и Финн зажег свет. Меган сразу же стало намного лучше. Страхи и опасения показались ей нелепыми. Но ей не хотелось, чтобы Финн видел, что с ней происходит.

– Я в душ, – бросила она и быстро скрылась за дверью ванной комнаты.

Там Меган включила горячую воду и встала под душ. Тепло внушало ей уверенность и чувство безопасности, в то время как холод ассоциировался с неведомой угрозой. Меган расслабилась, запрокинув голову и подставив лицо под горячие струи. Понежившись под душем, она сильно растерла себя губкой, как будто пытаясь смыть с тела остатки страха и ужаса. Наконец выключив воду, Меган закуталась в одно из больших махровых полотенец пансионата, висевших в ванной комнате.

Вернувшись в спальню, Меган заметила, что балкон открыт и занавески, прикрывающие дверной проем, колышутся от ночного ветра. Меган вышла на балкон и увидела, что Финн, стоя у перил, смотрит куда-то во мрак.

– Посмотри, – сказал он.

Меган взглянула вдаль.

– И что я должна увидеть? – спросила она.

– Туман рассеялся.

– Я уже говорила тебе, что это Новая Англия, погода здесь переменчива.

– Я приму душ, – сказал Финн. – Подожди меня здесь, я быстро.

Он ушел, а Меган осталась стоять на балконе. Туман действительно рассеялся, от него не осталось и следа. И все же ей снова стало жутко…

У нее было такое чувство, как будто за ней кто-то внимательно наблюдает. На небе стояла полная луна, а на улицах горели фонари. В этом призрачном свете все вокруг казалось ирреальным. Дома выглядели как декорации, а земля колыхалась, словно живая.

Дул легкий ветер, донося до слуха Меган тихий шелест, шорохи, шепот. Ей вдруг почудилось, что кто-то прошептал ее имя. «Это всего лишь дуновение ветра, шорох опавшей листвы», – стала внушать она себе.

Но пальцы Меган невольно лихорадочно вцепились в поручни перил.

Она ощущала на себе взгляд чьих-то глаз, пристально наблюдавших за ней из темноты, внимательно следивших за каждым ее движением и видевших, что она испугана.

– Меган!

Она вздрогнула всем телом, хотя узнала голос мужа. Он был в халате. Финн только что принял душ, его влажные волосы прилипли ко лбу и вискам, от кожи исходило тепло. Обняв Меган, он стал жадно целовать ее. Его ладони гладили и мяли ее спину. Губы Финна были ненасытны.

– Устала? – хрипловатым голосом спросил он, на мгновение прервав поцелуй.

– Угу.

– Сильно?

– Да, но я дам уговорить себя пока не ложиться спать.

Финн дотронулся до ее лица. Она обожала его прикосновения. Большой палец Финна коснулся ее подбородка, а указательный – щеки. Некоторое время Финн с мягкой улыбкой вглядывался в ее глаза. Такие паузы всегда возбуждали Меган. Прильнув к мужу всем телом, она почувствовала его эрекцию. Их губы снова слились в поцелуе, языки соприкоснулись, и обоих охватила безумная страсть.

Меган давно уже не испытывала таких острых ярких чувств. Для нее сейчас все было как будто впервые. Каждое прикосновение Финна, каждое движение, каждая ласка, каждый вздох казались ей новыми, необычными, неизведанными.

– Ты у меня сегодня долго не уснешь, – слегка отстранившись, пообещал он.

Меган с наигранной небрежностью оттолкнула его и, притворившись, что зевает, не спеша прошла в комнату. У кровати она сбросила с себя халат и стала ждать мужа.

Он подошел к ней сзади, обнял за плечи, взял в ладони ее упругую грудь и прижался горячими губами к затылку. Меган почувствовала прикосновение к своей коже его языка. Язык Финна мучительно медленно скользил по ее позвоночнику. Меган стало трудно дышать. Финн развернул ее к себе, опустился перед ней на колени, и вскоре она почувствовала его губы и язык в своей промежности.

У Меган закружилась голова от восторга и пресеклось дыхание. Она погрузила пальцы в густые волосы мужа и, выгнув спину, запрокинула голову. Меган не могла связно говорить и мыслить, она выражала свои эмоции стонами, вскриками, всхлипами. Но в последний момент, чувствуя, что у нее подкашиваются колени, Меган крикнула мужу, что сейчас упадет.

Финн сразу же вскочил на ноги и, подхватив Меган на руки, понес ее на кровать. Они упали на постель и, смеясь, стали барахтаться, путаясь в простынях. А потом их тела переплелись в порыве страсти, и Меган позабыла обо всем на свете.

В кульминационный момент из груди Меган вырвался крик, но она тут же зажала себе рот рукой.

– Фаллон… – прошептала она.

Однако Финн и не думал прерывать ласки.

– К черту Фаллона, – хрипло выдохнул он.

Голос мужа еще больше возбудил Меган. Она пылко и неистово стала отвечать ему. Меган подалась навстречу Финну, вновь охваченная желанием слиться с ним воедино.


Он стоял на улице, его фигура была соткана из мрака к тумана. Он поднял глаза к небу, а затем воздел руки, ощущая в себе огромную силу и наслаждаясь этим ощущением. Он знал, что будет еще более щедро вознагражден за свои деяния.

Разум и все шарады логики и познания остались в другом мире, там, где царил дневной солнечный свет.

А здесь диктовал свои законы туман, клубившийся у его ног. Он казался голубоватым от пронизывавшего его призрачного лунного света, как будто светился изнутри.

Время пришло… И уже невозможно было предотвратить то, что должно было случиться.

Он перевел взгляд с ночного неба на старинный дом, стоявший среди таких же, как он, старых построек на отдельном невысоком холме.

Они не закрыли балконную дверь. И хотя он физически не мог видеть, он все же все видел даже с закрытыми глазами. Мысль об огромной силе, которой он был теперь наделен, снова пришла ему в голову. Теперь ему все было подвластно. Все встало, наконец, на свои места, и перед его внутренним взором возникла полная картина того, что происходило в последнее время.

Время пришло…

У него вдруг стало тревожно на душе. Как он распорядится дарованной ему силой? Что начнет делать? Что ему хочется сделать теперь?

У него, конечно, были мечты и желания, которые раньше он не мог осуществить. Однако теперь ему не хотелось размениваться на мелочи. Он не мог позволить алчности, похоти и другим подобным чувствам завладеть им.

Теперь он служил высшей силе и знал, что будет получать за это вознаграждение.

Он снова поднял глаза к небу. Полная луна светилась голубоватым светом, как и туман, клубившийся у его ног. Он воздел руки и заговорил.

Во сне он куда-то шел, ступая босыми ногами по слегка влажной земле. Это было почти эротическим удовольствием.

Еще более приятное чувство доставило ему дуновение холодного ветра, словно окутавшего его со всех сторон. Он заметил, что остроту ощущениям придает его нагота. Он был совершенно голым, и от этого его чувственный восторг только возрастал.

Вскоре до него донесся какой-то звук. Прислушавшись, он понял, что это пение, мягкое, мелодичное. Какие-то люди повторяли нараспев слова, похожие на заклинания. Эти люди ждали его, он это чувствовал. Они боготворили его и были готовы упасть перед ним на колени. Это волновало и возбуждало его. Ступая по сырой земле, он чувствовал, как в нем играет каждая мышца, как по жилам бежит кровь, как стучит сердце.

Они ждали его, и, приближаясь к ним, он понял, что они пели ему хвалу. Их не было видно в густом тумане. Соблазн увидеть этих людей был очень велик. Туман между тем клубился, приобретая изменчивые формы и будоража воображение.

Он продолжал продвигаться вперед. И вскоре два человека пали пред ним ниц. Он не мог хорошо разглядеть их, но заметил, что это были женщины. Их тела отливали голубым светом, длинные волосы были растрепаны. Они целовали ступни его ног и гладили голени. Он прошел мимо них, они были не нужны ему. Он не хотел этих женщин, цеплявшихся за его ноги. Он шел вперед, потому что знал: там, среди деревьев, стоит алтарь…

Возможно, там он получит ответ на свои вопросы и его наконец отпустит напряжение. Его сокровенным желанием была вечность, именно ее он стремился достигнуть.

Однако разум сопротивлялся воплощению этой мечты. «Не этого ты хочешь, – внушал он. – Все, о чем ты мечтал, уже есть у тебя».

«Умолкни, – спорил с ним таинственный голос. – На свете существуют более соблазнительные мечты и желания». И он продолжал упорно идти вперед. И хотя вокруг все еще стоял туман, он заметил, что мир стал каким-то причудливым, незнакомым. Кругом были полуголые люди, певшие ему хвалу. И среди них впереди находилось странное существо – получеловек-полукозел. Он походил на сатира. Его голова была увенчана рогами, ноги и руки заканчивались копытами.

Он удивился, поняв, что именно это существо нашептывает ему разные мысли и диктует свою волю. Его таинственный голос уходил корнями в подсознание. Он подошел ближе к получеловеку-полукозлу и тут же отшатнулся, увидев, что это существо совокупляется с распростертой на земле женщиной. Это было отвратительное зрелище. Однако женщина находилась в экстазе, она стонала и кричала от наслаждения. Ее крики заглушали пение.

Собравшись с духом, он прошел мимо сатира и увидел множество мужчин и женщин. Они бесстыдно совокуплялись в разных позах. Но когда он проходил мимо, они устремлялись вслед за ним, шепча слова поклонения и умоляя его дать им приказ к действию. Они бежали за ним, дотрагивались до него, прикасались к его спине, предплечьям, груди, ягодицам.

И все это время он слышал их слова, возгласы, шепот, пение… «Ты этого ждал… на протяжении долгих веков… Твой голод постоянно рос… Она скоро будет здесь…»

Они шли за ним, пели, рвали цветы, нашептывали ему на ухо советы, как он должен вести себя, чтобы получить награду, о которой так долго мечтал. Так, в окружении толпы демонов и людей, прикасавшихся к нему, ласкавших его, он дошел до алтаря, стоявшего в чаще леса.

Здесь его ждала женщина. Он знал ее и в то же время не знал. Она была связана, но он чувствовал, что женщина была готова к самопожертвованию, она находилась в экстазе.

Он подошел ближе и увидел, что нижнюю часть тела женщины прикрывала легкая темно-синяя ткань. Сквозь нее просвечивали соблазнительные округлые бедра, грудь была обнажена, а лицо скрывала вуаль.

Ропот толпы нарастал, становясь все громче и настойчивей.

Он подошел к алтарю…

Кровь гулко пульсировала в его венах, мышцы напряглись. Он знал, что должен был сделать. Им владела неудержимая сила жестокости.

Когда он накинулся на женщину, раздался пронзительный крик. Нагие нимфы окружали их, лаская и подбадривая его. Он чувствовал себя хозяином этой рощи, природы, ветра. Он ощущал себя королем зла.

Он обращался с женщиной грубо, как насильник со своей жертвой, не испытывая к ней ни капли жалости.

И когда он вошел в нее, то почувствовал, как его руки покрываются шерстью, ладони и ступни превращаются в копыта, на лбу вырастают рога. И он понял, что нарушил запрет и вышел за рамки дозволенного.


Финн проснулся в холодном поту, ему было трудно дышать, его сковали ужас и отвращение. Сердце бешено колотилось и, казалось, было готово выскочить из груди.

Он перевел дыхание и постарался успокоиться, поняв, что это был всего лишь сон. Но картины сна все еще стояли перед мысленным взором Финна. Сон был таким реальным, что Финн боялся оглядеться вокруг. Тем не менее он заставил себя окинуть взглядом комнату.

Еще не рассвело. Дверь балкона была распахнута настежь. Они опрометчиво оставили ее открытой, и теперь в комнате было довольно холодно. Несмотря на это, по телу Финна струился пот.

– Меган!

Финна снова охватил ужас. А что, если с его женой что-то случилось?

Но нет, она лежала рядом с ним, отвернувшись в другую сторону. Ее светловолосая голова покоилась на подушке. Финн дотронулся до нее и оцепенел. Волосы жены были влажными. Так часто бывало после занятий сексом.

Ему показалось, что Меган видит сейчас тот же странный сон, который только что приснился ему.

Нет, он решительно сходит с ума.

Тряхнув головой, чтобы отогнать безумные мысли, он вышел на балкон. Солнце уже всходило. Было холодно, Финна била дрожь, но он не входил в комнату.

Деревья покачивалась от ветра, луна становилась все бледнее. День обещал быть погожим. Бабье лето дарило последнее тепло перед наступлением холодов.

Финн направился назад в спальню и вдруг услышал какой-то подозрительный звук. Встрепенувшись, он внимательно огляделся вокруг, но не заметил никакого движения. Вернувшись в комнату, он плотно закрыл за собой балконные двери.

Его охватило странное чувство. Не отдавая себе отчета в том, что делает, Финн начал расхаживать по номеру, заглядывая в каждый угол. Он обыскал туалет, ванную комнату, душевую кабину. Вернувшись в спальню, Финн заглянул под кровать.

Он убедился, что в комнате только он и его жена. И все же тревога не покидала его…

У него было чувство, как будто он впустил в комнату кого-то или… что-то. И это что-то проникло сюда, когда они спали. Финн ругал себя за то, что оставил дверь на балкон открытой. Впрочем, вряд ли закрытая дверь остановила бы неведомую силу, проникшую к ним.

– Идиот! Придурок! – злясь на себя, громко произнес он в полутемной комнате.

Взгляд Финна упал на кофеварку. Он включил ее, предварительно налив воды из крана над раковиной и бросив в кофейник пакетик с кофе. Пока вода закипала, Финн порылся в своих вещах.

Он редко курил, но сейчас ему страшно хотелось сделать несколько затяжек. В дорожной сумке Финн нашел полупустую пачку «Мальборо лайт». Налив чашку кофе и взяв сигарету, он вышел на балкон и сел в плетеное кресло.

Восход солнца был необыкновенно красив.

Закурив, Финн пригубил кофе и стал любоваться восходящим солнцем. Небо было ясным, без единой тучки, его восточный край окрасился в фиолетово-розовые тона. Постепенно эти краски бледнели, уступая место сплошной голубизне.

Финн закрыл глаза и стал прислушиваться к звукам. Вот на улице хлопнула дверца автомобиля, раздался чей-то громкий голос, а потом со двора донеслись обрывки разговора…

Мир просыпался.

Финн затушил сигарету, допил кофе и встал, решив вернуться в спальню и снова лечь в постель. Переступив порог комнаты, он тщательно закрыл балконную дверь. Его тревога почти улеглась, но разрозненные обрывки сна все еще не давали ему покоя.

Чертыхнувшись, он поставил пустую чашку на стол и лег в постель рядом с Меган. Она не проснулась, когда он осторожно обнял ее.

«Я люблю тебя и защищу от любого зла!» – мысленно поклялся он. Но у него тут же возник коварный вопрос: «А что, если я сам и есть зло?»

«Болван!» – обозвал он себя и заснул.

Глава 6

Меган проснулась около десяти часов утра. Обычно Финн вставал раньше, но на этот раз спал как убитый. Она на мгновение даже испугалась и с замиранием сердца проверила, дышит ли муж.

Он дышал ровно, размеренно. Меган дотронулась до его поврежденной руки. Финн где-то потерял повязку, но ранка уже почти зажила. Вскоре на этом месте должен был образоваться небольшой шрам.

Меган встала и подошла к кофеварке. К ее удивлению, в ней был готовый, но уже остывший кофе. Финн, очевидно, вставал на рассвете, а потом снова лег спать. Кофеин не был помехой для крепкого сна Финна. Вероятно, все дело было в том, что он всегда вел активный образ жизни и сильно уставал за день.

Вспомнив события прошлого вечера, Меган озабоченно нахмурилась. В последнее время ее муж вел себя не только активно, но и странно, и это тревожило Меган.

Вылив холодную жидкость из кофейника и сполоснув его, Меган обнаружила, что от их запасов остался один-единственный пакетик кофе без кофеина. Она знала, что такой напиток не поможет ей прийти в себя. Меган решила одеться и сходить в столовую. Завтрак уже закончился, но в столовой пансионата в течение дня всегда можно было выпить кофе или чаю. Меган не хотела есть. Она знала, что тетушка Марта сегодня ждала их в гости к обеду. Там Меган сможет утолить голод, если у нее вдруг проснется аппетит.

При воспоминании о тете Меган невольно улыбнулась.

Марта всегда отличалась прагматизмом. Она была приземленным человеком, увлекавшимся кулинарией. Визит к тетушке Марте обещал быть приятным. Меган надеялась, что общение с ней рассеет ее уныние.

Вздохнув, Меган пошла в душ. Включив воду, она взглянула на свое обнаженное тело и вскрикнула, увидев на нем синяки. Что за бес вселился в Финна сегодня ночью?

Она всегда считала одним из достоинств мужа его способность тонко чувствовать и воспринимать. Он знал ее эрогенные зоны и умел одним прикосновением возбудить Меган. Финн с мастерством виртуоза переходил от нежных поглаживаний к страстным неистовым ласкам, распаляя ее все сильней и сильней. Меган незаметно для себя приходила в экстаз. Финн мог быть трепетным, порывистым, настойчивым, даже остервенелым в постели. Но он никогда не причинял ей боли… Во всяком случае, до этой ночи.

Меган решила, что им следует поговорить обо всем. Финн вел себя очень странно. Порой ей казалось, что в постели с ней лежит незнакомый человек.

Они были молоды и любили заниматься сексом, но никогда не переступали определенной грани. Садомазохизм не привлекал их. Меган не могла припомнить случая, когда ее муж сделал бы ей больно в постели.

Но сегодня ночью он накинулся на нее как насильник. Меган была возбуждена и в пылу страсти не сразу заметила, что он припечатал ее к постели, сковав по рукам и ногам и лишив возможности двигаться.

Меган не хотела думать о том, что Финн изменился и теперь всегда будет таким. Ей было неприятно сознавать, что все это произошло на ее родине и что, возможно, близкие ей люди так негативно повлияли на Финна.

Выйдя из душа, она все же приготовила себе кофе без кофеина и, выпив его, оделась. Финн все еще крепко спал. Покинув спальню, Меган пошла в столовую, чтобы раздобыть там настоящий кофе, который мог взбодрить ее.

В столовой было пусто. В доме царила такая тишина, словно весь пансионат вымер.

Подойдя к окну столовой, она выглянула во двор.

– Миссис Дуглас! – внезапно раздался за ее спиной женский голос, и Меган вздрогнула от неожиданности, едва не выронив чашку с кофе из рук.

Обернувшись, она увидела Сюзанну Маккарти, которая появилась в столовой совершенно бесшумно. Меган было странно, что она не слышала ее шагов.

– Доброе утро, миссис Маккарти.

– Вам звонят, – сообщила экономка. – Вас спрашивает Энди Маркем.

Войдя в элегантно обставленный салон, она села на изящный стул в стиле Викторианской эпохи и взяла трубку. Бросив взгляд в столовую, Меган заметила, что Сюзанна уже ушла. Экономка наверняка сейчас подслушивала ее по параллельному телефону. Меган кожей чувствовала это.

– Алло, – промолвила она.

– Это Меган? Меган Дуглас? – раздался в трубке старческий голос.

– Да, это я. Здравствуйте, мистер Маркем.

– Я же просил вас называть меня просто Энди.

– Простите, Энди. Чем могу быть вам полезна?

– У меня к вам важное дело. Вы должны выслушать меня, не перебивая. Возможно, я покажусь вам сумасшедшим, но прошу вас, дослушайте меня до конца.

Меган не хотелось слушать старческие бредни. Энди действительно казался ей полусумасшедшим. Но из вежливости она согласилась выслушать его. Меган не могла обидеть старика.

– Хорошо, я вас слушаю.

– Нам надо немедленно увидеться. Я нахожусь в десяти минутах езды от вас, на окраине города, недалеко от отеля, в котором вы вчера выступали.

– Вы хотите, чтобы я ехала к вам прямо сейчас? – растерянно промолвила Меган. – Но…

– Ваш муж еще спит, не так ли?

– Хорошо, давайте адрес, – сказала она. – Я приеду, если смогу…

Энди не дал ей адреса, но объяснил, как добраться до места встречи, и повесил трубку.

Меган отчетливо услышала тихий щелчок после этого и поняла, что Сюзанна действительно подслушивала ее разговор с Энди по параллельному телефону. Если Финн начнет искать ее, экономка может сказать ему, куда она отправилась.

Меган до сих пор слышала умоляющий голос Энди. Что хотел сообщить ей этот странный старик?

День был ясным, погожим. Меган было приятно шагать по дорожке, усыпанной опавшей листвой. Деревья стояли совсем голыми.

Энди хорошо описал маршрут, и Меган без труда выехала из центра города и через несколько минут уже была на окраине. Проехав мимо нового отеля, в котором они с Финном вчера выступали, она свернула на грунтовую дорогу, ведущую в лес.

Густые деревья, на которых еще сохранилась листва, отбрасывали тень. Сюда не проникал солнечный свет, и поэтому местность показалась Меган довольно мрачной. Энди Маркем, похоже, действительно спятил. Лесная дорога вела в никуда. Почему он назначил ей встречу именно здесь?

Дорога привела ее к большой роще. Остановив машину, Меган огляделась вокруг.

Она заметила множество разбегавшихся в разные стороны тропок, но они были слишком узкими, чтобы проехать по ним.

Полянки в роще заросли травой и кустарником. Из окна Меган видела, что среди вековых деревьев из высокой травы выглядывают большие валуны и покрытые мхом камни. Место было довольно жутким. Один из камней своими очертаниями напоминал фигуру ангела.

Меган зябко передернула плечами. По всей видимости, она находилась на старом заброшенном кладбище.

В окно со стороны пассажирского кресла кто-то постучал, и Меган вздрогнула от неожиданности. Повернув голову, она увидела стоявшего у ее машины Энди Маркема.

Меган вдруг стало страшно. А что, если Энди действительно был сумасшедшим и выманил ее сюда, в это глухое место, чтобы убить?

Тощий старик, конечно, не смог бы справиться с ней, но, возможно, у него было оружие.

Впрочем, Меган тут же убедилась в том, что Энди не был вооружен. На нем, как на скелете, висела одежда свободного покроя. Судя по всему, Энди не прятал под ней ничего. Собравшись с духом, Меган вышла из автомобиля.

– Здравствуйте, Энди.

У старика был озабоченный вид. Он приблизился к Меган.

– Спасибо, что приехали. Клянусь, я хочу только одного – помочь вам.

– Это очень хорошо, но…

– …но вы не верите в сказки о привидениях, духах и восставших из могил мертвецах. Это вы хотели сказать?

– Да, – честно призналась Меган.

– И тем не менее прошу вас, выслушайте меня. Вы знаете, где мы находимся?

– Мне показалось, что это старое кладбище.

– Вы правы. Это действительно кладбище.

– В таком случае мы находимся в полной безопасности, ведь эта земля освящена, – бодро сказала Меган.

Однако Энди с мрачным видом покачал головой, и у Меган мурашки побежали по спине.

– Энди…

– Это неосвященная земля, Меган. Здесь хоронили тех, кого церковь запрещала погребать на освященных кладбищах.

– О, – пробормотала Меган, – значит, здесь похоронены те, кого обвиняли в колдовстве? Такие, как Ребекка Нерс?

Энди фыркнул.

– Исторические исследования доказывают, что Ребекка Нерс была обычной пожилой женщиной, которую просто по каким-то причинам невзлюбили соседи. У нее были любящие родственники, и они позаботились о достойном погребении Ребекки. А в этой земле лежат те, кто творил настоящее зло.

– Понятно, – промолвила Меган.

Она жалела, что согласилась встретиться с Энди. Куда клонит этот чудаковатый старик?

– Надеюсь, вы не отрицаете, что в нашем мире существует зло, – сказал Энди, не сводя с собеседницы испытующего взгляда.

– Энди, одна из моих родственниц является ведуньей и я…

– Речь идет не о ведуньях! – перебил ее старик и глубоко вздохнул. – Если в мире существует добро, значит, существует и зло. Мне это кажется совершенно очевидным. Есть милостивый Бог, и есть Бог гнева. Так написано в Ветхом Завете. Допустим, что вы придерживаетесь принципов добра. Для вас Бог – это абсолютное добро, обитающее на небесах. Но те, кто верит в такого Бога, верят и в его карающий меч. В Люцифера, падшего ангела. Всемогущий Бог наших предков – это добро, но посылаемые им кары – зло. Существует поверье, что когда-то в далеком прошлом сатана посетил Новую Англию. Бог пребывает среди ангелов и других светлых духов, исполненных добра. А у сатаны своя свита, в которую входят демоны и злые духи.

Меган молча с изумлением смотрела на Энди.

– Пойдемте со мной, – сказал он, и она почему-то послушно последовала за ним.

Они подошли к тому камню, который Меган издали приняла за изображение ангела. Теперь она поняла, что это была обветшавшая мраморная скульптура демона. Он был с рогами, хвостом и выпиравшей вперед челюстью, придававшей его лицу похотливое выражение. Это было воплощение зла.

– Какая ужасная скульптура!

– И очень правдивая, – добавил Энди. Взглянув на Метан, старик почесал покрытый щетиной подбородок. – Он пытается вернуться.

По спине Меган пробежал холодок, но она взяла себя в руки.

– Простите, Энди, но мраморные скульптуры – это творения людей, наделенных художественным даром.

– Да, дитя мое, и для того, чтобы мертвые восстали из могил, тоже нужны живые люди.

– У меня голова идет кругом от ваших бредней, Энди, – честно призналась Меган.

– Вы должны понять меня! Это очень важно!

Она глубоко вздохнула.

– Энди, я стараюсь вас понять. Вы утверждаете, что какой-то человек из ныне живущих пытается возродить к жизни демона, вот эту полуразрушенную старую статую.

– Он уже возвращался прежде, – прошептал старик.

Порыв холодного ветра ударил в лицо Меган, растрепав ее волосы.

– Энди, я понимаю, что это кладбище для грешников. Но вряд ли среди простых смертных мог быть похоронен демон.

– Вы так и не поняли меня. Я же сказал, что он уже возвращался.

– Когда именно?

Меган охватило раздражение. Ее нервировал этот бессмысленный разговор. Но к ее досаде примешивался еще и страх. Нет, она, конечно, не верила, что ее преследовал какой-то демон, но тем не менее ей было не по себе среди старых гробниц рядом с сумасшедшим стариком.

В полуголых кронах вековых деревьев каркали вороны, навевая тоску.

– После судов над ведьмами. Вы не найдете упоминаний об этом времени в старых книгах. В ту эпоху людям было очень стыдно того, что они натворили. По их вине погибло или было брошено в тюрьму множество невинных. Погибших нельзя было уже воскресить. Но наряду с теми, кто раскаивался в совершении зла, появились и те, кто воплощал собой зло. Это были не ведуны, а истинные сатанисты, слуги дьявола, поклонявшиеся демонам. В ту эпоху жил человек, убежденный в том, что он может возродить в человеческом облике древнего демона Бак-Дала, о котором впервые стало известно в Персии еще до нашей эры. Этот человек приехал сюда. Его звали Кабал Торн. Он вел распутный образ жизни, причинял много зла людям и убивал из-за ненасытной жажды крови.

– Если бы все это было правдой, исторические хроники или легенды донесли бы до нас рассказ об этом злодее, Энди.

– Старейшины решили сохранить всю эту историю в глубокой тайне. Они запретили упоминать о ней. Кабала Торна не стали арестовывать и судить. Никто доподлинно не знает, что именно с ним произошло. Только немногим избранным известно, что старейшины использовали против Торна свою власть и неведомую никому силу. Злодей был убит, а потом его погребли здесь, на этом кладбище.

– Антропологам уже давно нужно было вскрыть могилу и изучить его останки, – сказала Меган.

Она старалась говорить с иронией и держаться непринужденно.

– На рубеже веков один человек пытался сделать это. Его звали Элистер Кроули. Слышали о таком?

– Да, – помрачнев, ответила Меган. – Это был известный некромант, сатанист и распутник.

– Он пытался откопать останки Торна, но говорят, что ничего не нашел.

– Возможно, потому, что в могиле ничего и не было. Послушайте, Энди, Кроули был известным прожигателем жизни. Если бы он останавливался в этом городке, то…

– В архивах нет упоминаний о том, что он вообще когда-либо был здесь.

– А вам не кажется, Энди, что все эти рассказы о демонах и оживающих мертвецах простые бредни?

Старик поджал губы.

– Я очень старый человек, дитя мое, и многое повидал на своем веку. Люди сами творят много зла, но, кроме них, существуют еще дьявольские силы. И я умею распознавать их. Вспомните о тех делах, которые творились и порой творятся во имя Господне, но приносят горе и беды людям, и вы поймете, что в них часто виден чей-то злой умысел. Разве у вас не бежит холодок по спине, когда вы шестым чувством ощущаете присутствие зла? Оно, несомненно, существует в мире, и некоторые люди умеют использовать его в своих целях.

Деревья зашелестели под порывами холодного осеннего ветра. Сюда не проникал солнечный свет, и Меган снова стало не по себе. Да, она действительно чувствовала, как по ее спине бегут мурашки!

– Хорошо, Энди. Допустим, что в самом начале восемнадцатого столетия здесь действительно жил злодей, который хотел стать одним целым с демоном Бак-Далом. Но его выследили и убили. Однако какое отношение это все имеет к нам с вами?

Небо над их головами внезапно прорезала ослепительная молния, и тут же раздался удар грома, от которого Меган вздрогнула всем телом.

Энди многозначительно посмотрел на свою собеседницу.

– Здесь всегда была переменчивая погода, – заявила Меган, хотя у нее было такое чувство, словно чьи-то ледяные пальцы сжимают ее горло. – То дождь, то гроза, а то полное безветрие. Особенности климата!

Старик кивнул.

– Неужели вы не понимаете, дитя мое? Время Бак-Дала наступило. Полнолуние приходится на канун праздника Всех Святых. Ночью мертвые покидают могилы, души усопших вступают в контакт с живыми. Неужели вы не чувствуете, что именно здесь разыграются важные события, в ходе которых добро обернется злом?

– Энди, мне нужно вернуться к мужу. Он, наверное, уже встал и ищет меня.

– Вы так ничего и не поняли.

– А что я должна была понять?

– То, что в мире существуют силы добра и зла.

– Энди, – мягко сказала Меган, – зло творят люди, а не демоны.

Старик упрямо покачал головой, не сводя глаз с Меган. Ей было неуютно от его пристального взгляда. Меган не давала покоя мысль о том, что она находится в глухом лесу наедине с сумасшедшим стариком.

– Время пришло, – снова заговорил Энди. – И вы должны знать об этом.

Он вдруг крепко схватил ее за запястье. Его пальцы были похожи на стальные тиски.

– Энди, вы вывихнете мне руку!

Он тут же отпустил ее. До слуха Меган снова донесся шелест листвы и как будто чей-то шепот.

– Время чего пришло, Энди? Время Хэллоуина? Но этот праздник бывает каждый год.

– В канун праздника Всех Святых духи и демоны разгуливают по земле.

– Энди…

– Бак-Дал скоро будет здесь, и мне страшно.

– Но чего вы боитесь?

– Вам тоже нужно бояться.

– Это еще почему?

– Бак-Дал хочет вас.


Вернувшись, Меган увидела, что Финн сидит на балконе.

Несмотря на то, что на улице стало пасмурно, он надел солнцезащитные очки. Горничная принесла в номер пакетики с хорошим кофе, и Финн сварил себе целый кофейник. Он терпеть не мог кофе без кофеина. Больше всего Меган удивило то, что Финн курит. Он редко брался за сигареты, но в Салеме против своего обыкновения уже выкурил полпачки.

Меган не понимала, что с ним происходит, зачем он надел очки с темными стеклами и о чем так напряженно думает, пряча за ними глаза. Финн казался усталым, хотя они дали всего лишь несколько концертов, и пребывал в плохом расположении духа.

История, которую рассказал ей Энди, казалась Меган теперь нелепой и бессмысленной. Только уважение к почтенному возрасту Энди не позволило ей высказать все, что она о нем думала. Скрепя сердце Меган сказала старику, что приняла его слова к сведению и постарается быть осторожной. Энди попросил ее ничего не говорить об их разговоре Финну. Меган и не собиралась делать это.

– Где ты была? – спросил Финн, когда она вышла к нему на балкон.

Его лицо хранило непроницаемое выражение, но в позе читался вызов. Финн сидел, развалившись в плетеном кресле и положив длинные вытянутые ноги на литую узорную решетку балконного ограждения. Он походил на мартовского кота, накопившего в себе сексуальную энергию, но скрывавшего это за напускной ленью и врожденной грацией.

– Я покаталась по городу, полюбовалась достопримечательностями. Когда ты проснулся? Ты впервые на моей памяти так долго спал.

Финн пожал плечами.

– Я устал вчера, и меня сморил крепкий сон.

– Я заметила, что ты посреди ночи или на рассвете вставал, а потом снова лег в постель. Неудивительно, что ты чувствуешь себя сегодня не очень хорошо.

Он нахмурился. Несмотря на большие темные очки, Меган видела, что ее муж чем-то недоволен.

– Я не вставал.

– Зачем ты это отрицаешь? Ты варил кофе.

Финн взглянул на нее как на сумасшедшую.

– Нет, ты ошибаешься.

– Финн! Когда я проснулась, в кофейнике был остывший кофе.

– Я тоже обнаружил в кофейнике холодный кофе без кофеина, когда проснулся, – раздраженно заметил он.

– И все же ты вставал, пока я спала. Или ты считаешь, что сюда приходил какой-то гном, пока мы спали, сварил себе кофе, выкурил сигарету и ушел? – сказала Меган, натянуто улыбаясь.

Финн бросил на нее мрачный взгляд.

– У тебя синяк на предплечье.

– Да, тебе надо быть осторожнее.

– Что?!

– Финн, это ты поставил мне синяк сегодня ночью.

– Ничего подобного, – с негодованием возразил он.

– Клянусь тебе, что это дело твоих рук.

– Значит, ты утверждаешь, что я ночью встал, сварил себе кофе, а потом снова лег в постель и поставил тебе синяк?

– Финн, ты поставил мне синяк до того, как встал, чтобы сварить себе кофе. Я не верю, что ты мог забыть об этом! Ты проснулся среди ночи и набросился на меня, как изголодавшийся по сексу заключенный, просидевший много лет в тюрьме и выпущенный на волю.

– Меган, я прекрасно помню, как принял душ, а потом мы занялись сексом. Я был, как всегда, нежен и бережен с тобой. Я не мог оставить синяки на твоем теле!

– Это было сразу после того, как мы вернулись в номер, а я говорю о приступе страсти, который был у тебя ночью.

– Значит, мы еще и посреди ночи занимались любовью? – спросил Финн, недоверчиво глядя на жену.

– У меня такое впечатление, что один из нас сумасшедший, – пробормотала Меган. – Сколько ты выпил вчера вечером?

– Один бокал пива, которым угостил меня Джозеф.

Меган долго молчала, глядя на мужа.

– Финн, я не могла сама себе поставить синяки, – наконец произнесла она.

– Но я не могу поверить, что это дело моих рук.

Финн обиженно поджал губы. Меган не понимала, почему он дуется. В конце концов, это она являлась пострадавшей стороной, а не он.

Меган следовало бы уйти в комнату с гордым видом, но она не могла тронуться с места. Ее тянуло к мужу, несмотря на то, что она злилась на него. Его кошачья грация и вальяжность позы возбуждали ее. Он недавно побрился, и от него пахло дорогим кремом после бритья. Волосы Финна были еще влажными после душа. Он выглядел очень сексуально. Меган хотелось, чтобы он продолжал убеждать ее в том, что не причинял ей боли и не ставил синяков.

Она села к нему на колени и провела пальцами по подбородку.

– Я не говорю, что мне не понравились твои ночные ласки, – прошептала она, покусывая мочку его уха. – Но ты был слишком… неистов.

Она хотела сказать «жесток», но не произнесла этого слова.

– Ну надо же – оказывается, я был неистов, но ничего не помню об этом.

– Да, и еще ты варил ночью кофе.

– О Боже, должно быть, я сильно переутомился.

– А ты уверен, что выпил всего лишь один бокал пива?

– Меган, что с тобой? В тебе проснулась пуританка?

– У меня мало пуританских корней, ты же знаешь. Мы с тобой порой любим пропустить по стаканчику-другому. Но сейчас я хочу докопаться до причин твоей странной забывчивости.

Финн погладил жену по голове.

– Меган, я в ужасе от мысли, что мог причинить тебе боль. И еще больше меня пугает то, что я не помню об этом. Ты уверена, что все это тебе не приснилось?

– Но синяки-то существуют наяву, а не во сне, – грустно сказала Меган.

Финн нахмурился.

– Может быть, ты ворочалась во сне и ударилась о тумбочку? Или встала и наткнулась на мебель…

– Но я же не лунатик, Финн!

Он пожал плечами.

– Могу сказать только одно – вчера я смертельно устал и ночью спал как убитый.

– Да? В таком случае должна сказать тебе, что во сне ты вел себя очень активно. Прошу тебя в следующий раз немного умерить свой пыл.

Меган решила не продолжать разговор о ночном инциденте. Она не хотела, чтобы Финн начал обвинять Салем, Хантингтон-Хаус, ведунов и ее родственников в том, что они дурно влияют на Меган.

– Так куда ты ездила сегодня утром? – снова спросил Финн.

Меган не собиралась рассказывать ему о встрече с Энди Маркемом и о теориях старика, касающихся демонов и сатанистов.

– Я уже говорила – мне захотелось осмотреть кое-какие достопримечательности. Почему ты не позвонил мне на мобильный?

– Я звонил.

– Правда? Я не слышала звонков.

– Может быть, ты просто не обратила на них внимания, поскольку была слишком занята осмотром достопримечательностей? – съязвил Финн.

– Честное слово, я ничего не слышала.

– Я был бы не прочь посетить вместе с тобой интересные места, которые ты объехала сегодня утром.

– Мне не хотелось тебя будить.

Финн поцеловал ее в шею.

– Ты можешь будить меня, когда захочешь, – прошептал он.

– Тебе надо было выспаться.

– Теперь я выспался и набрался сил.

Меган улыбнулась, ее захлестнуло ощущение счастья. Ей нравился бархатный, с легкой хрипотцой голос мужа. От него у нее бежали мурашки по коже. Она знала, что может сейчас встать и увлечь Финна в комнату на постель. Но, к сожалению, у них было мало времени.

– Нам нужно ехать к тете Марте, – сказала она.

Финн покрыл поцелуями ее шею и стал покусывать ухо.

– А тетя Марта не может подождать? – игриво спросил он. – Разве ты не хочешь есть?

– Хочу, но еще больше я хочу тебя.

Меган засмеялась:

– Неужели ты готов ради меня отказаться от большого сочного куска мяса с картофельным пюре?

– Ну не то, чтобы отказаться… Мы могли бы навестить тетю Марту попозже.

– Ей не нравится, когда опаздывают к обеду.

– Дай мне хотя бы пятнадцать минут.

– Всего пятнадцать?

– Да, а почему ты удивляешься? Когда я состарюсь, мне хватит и пяти.

Меган снова засмеялась:

– Хорошо, но учти, что мы должны приехать вовремя.

Финн встал и повел жену в комнату.

– Не беспокойся, мы не опоздаем, – пообещал Финн.

И он сдержал слово, они были у тети Марты ровно в два часа дня.

Хозяйка дома вышла по старинной традиции на крыльцо, чтобы приветствовать гостей.

– Я люблю, когда мои гости пунктуальны, – с улыбкой сказала она.

– Мы не опоздали бы к вам ни при каких обстоятельствах, – заявил Финн, и Меган едва сдержалась, чтобы не ткнуть его в бок локтем.

Финн ухмыльнулся с довольным видом. В этот момент он был похож на кота, съевшего втихаря любимую канарейку своей хозяйки.

Взглянув на него, Меган прыснула со смеху. Она знала, что ее муж предпочел бы провести наедине с ней всю вторую половину дня, но все же поехал в гости, чтобы сделать ей приятное.

– Проходите в дом, – пригласила их Марта. – Обед готов, остается только достать его из духовки и подать на стол.

Ее дом был настоящим шедевром стиля Викторианской эпохи. Кружевные салфетки, которые можно было увидеть во всех комнатах, придавали ему особое очарование старины и уюта. Из общего стиля выбивался только стоявший на письменном столе в смежной со столовой маленькой комнате современный компьютер. В этом доме он казался чужеродным элементом.

Как и ее дом, тетя Марта была необычной женщиной. Несмотря на преклонный возраст, у нее были яркие голубые глаза, прекрасная осанка и легкая походка без намека на артрит и остеохондроз. Кроме того, она сохранила ясность и остроту ума.

– Итак, мои дорогие, – сказала Марта, подавая обед на стол, – надеюсь, вы любите мясной рулет?

– Еще как! – воскликнул Финн.

Они принялись за еду.

– Меган, дорогая, передай мне, пожалуйста, горошек, – попросила Марта и тут же обратилась к Финну: – Как вам понравилось у нас в городе?

Финн пожал плечами.

– Интересный городок. У него, конечно, довольно мрачное прошлое, но капитализм двадцать первого столетия сумел обратить в свою пользу даже и это.

– Прекрасно сказано, – похвалила Марта. – Возьмите пюре, Финн. Я делала его сама. Оно очень вкусное, не сомневайтесь.

– Да, восхитительное пюре, – согласился Финн.

– Морвенна и эта ведунья, которая работает у нее, сведут меня с ума, – промолвила Марта. – То, что они делают, это какой-то балаган!

– Но им нравится так жить, тетя Марта, не будем упрекать их за это. Они не делают ничего дурного. Я убеждена, что небольшая доля суеверия не таит в себе серьезной опасности.

Марта подняла бровь.

– Но все эти заклинания и приворотные зелья – такая глупость! – заметила она и пристально посмотрела на Меган. – Я слышала, что прошлой ночью тебе приснился страшный сон и ты своим криком разбудила полгорода.

Меган глубоко вздохнула.

– Да, мне приснился кошмарный сон, и я разбудила мистера Фаллона.

– Все эти разговоры о колдовстве отрицательно влияют на впечатлительных людей, – назидательным тоном сказала Марта – В этом и заключается вред, который приносят ведуны. – Она посмотрела на Финна. – Будьте осторожней – сейчас, в канун Хэллоуина, все безумцы нашего города стали чрезвычайно активны.

– Не беспокойтесь, с нами все будет в порядке, я опытный в этом деле человек, – заверил ее Финн, потянувшись за солью. – Я давно живу в Новом Орлане, где процветает магия вуду. Поэтому меня не впечатляют пустые россказни о силе колдовства.

– В мое время все было совсем иначе – коммерческая выгода не играла такой большой роли, как сейчас, и всякие недоучки не пытались строить из себя ведунов и предсказателей. Вы совершенно правильно заметили, Финн, что капитализм научился извлекать выгоду из веры в чудеса и магию.

– Тетя Марта, вы прекрасно знаете, что Морвенна не недоучка, – возразила Меган; – Она, как и ее муж Джозеф, окончила колледж и получила высшее образование в сфере бизнеса.

– Джозеф! – Марта презрительно фыркнула. – Этот шут с крашеными волосами и в длинном плаще действует мне на нервы.

– Но им нравится их занятие, тетя Марта, – повторила Меган.

– Ты, конечно, права, дорогая. Они довольно безобидные люди, но я хорошо знаю историю этого города. Здесь пролито слишком много крови, здесь было слишком много жестокости и невинных жертв. Жители нашего города должны серьезнее относиться ко всему, что связано с их прошлым. – Марта улыбнулась. – Простите, мои дорогие, я болтаю без умолку. Между тем мне хотелось сказать вам, что я до сих пор нахожусь под впечатлением от вашего вчерашнего выступления. Меган, моя певчая птичка, ты была просто великолепна! Вы тоже прекрасно играли, Финн. Я получила настоящее наслаждение от вашей музыки.

– Спасибо за комплимент, – сказал Финн. – Я рад, что вам понравился наш концерт.

– Я действительно в полном восторге. А ваша современная аппаратура поразила меня до глубины души. Не знаю, как все это называется, но у меня было такое впечатление, что играет не один музыкант, а целый оркестр.

– Ну, оркестр – это сильно сказано. Но мы можем исполнять с помощью аппаратуры хорошую танцевальную музыку и создавать световые эффекты.

– Хотите еще зелени, Финн?

– Да, мэм, спасибо.

– Расскажите мне о вашей жизни в Новом Орлеане, – попросила Марта.

Меган описала тете их дом и рассказала о ближайших соседях.

– О, это замечательный город, несмотря на высокий уровень преступности. Надо просто знать, куда и когда не следует ходить, и все будет в порядке. Я обожаю свой город. Там, конечно, слишком многолюдно, ведь Новый Орлеан – туристическая Мекка, но все равно мы с Финном часто ходим в кафе, где можно за чашкой кофе почитать газеты или поговорить. У нас на каждом углу уличные музыканты играют джаз, и это создает в городе неповторимую атмосферу.

– Я слышала, у вас там много стриптиз-клубов, – неодобрительно качая головой, сказала Марта.

Меган засмеялась:

– Но это не значит, что мы туда ходим.

– Стриптиз-клубы работают по всей стране, – заметил Финн. – Даже в Новой Англии.

– Конечно, я об этом знаю. Я, наверное, старая ханжа, как многие уроженцы Новой Англии. Я погружена в прошлое и ценю те правила и нормы морали, которые существовали когда-то. Не думайте, что вся наша история была проникнута только насилием и жестокостью. Хотя, конечно, в ней было много зла. В старину европейцы считали, что наряду с Богом существует и сатана и что с ним человек может заключить договор. Множество женщин и мужчин здесь, как и по всей Европе, погибли на кострах. Их обвиняли в том, что они провали душу дьяволу. Но среди жертв преобладали все-таки женщины. Вы спросите почему? Их считали более чувственными существами. Люди верили, что женщину легче соблазнить, она быстро становится добычей дьявола. Женщин приговаривали к смертной казни за сущие пустяки – например, за то, что они танцевали нагими при лунном свете. Народ верил в сглаз, порчу и другую подобную чушь. Наука тогда была развита слабо. – Марта повернулась к Меган. – Ты слушаешь меня сейчас и, наверное, думаешь, как наивны были люди в старину, как легко становились жертвами суеверия. Вот и тебе, дорогая моя, не следует прислушиваться к словам Энди Маркема, чтобы не оказаться в нелепом положении, – закончила Марта и встала. – Кофе мы будем пить на веранде.

Когда Марта вышла, Меган тронула Финна за руку.

– Тетя – очень властный человек, она любит повелевать.

Финн улыбнулся.

– Она мне нравится. Марта не отрывается от земли и не несет всякой ерунды.

Решив помочь тетушке, Меган встала и начала убирать со стола. Финн последовал ее примеру. Однако когда они принесли грязную посуду на кухню, Марта попросила их угомониться. Ей не хотелось, чтобы гости утруждали себя, и она отправила их на веранду. Финн захватил с собой кофейник с горячим кофе, а Меган блюдо с печеньем.

На улице уже сгущались сумерки. С веранды открывался красивый вид на закат, окрасивший край неба в сиренево-лиловые тона.

– Как быстро прошло время, – сказал Финн. – Оказывается, уже поздно.

– Вы ошибаетесь, еще нет и четырех, – промолвила Марта. – Дело в том, что в октябре в Новой Англии рано темнеет.

Удобно устроившись в кресле, Финн пил кофе, любуясь закатом. Судя по всему, ему очень нравилось в доме тетушки Марты, и он не спешил уходить. Это радовало Меган.

– У тебя очень красивый и представительный муж, Меган, – сказала Марта, не сводившая пристального взгляда с Финна. – Ухоженный, хорошо одетый. К сожалению, большинство музыкантов в наши дни не следят за собой. Эти тощие неопрятные лохматые существа вызывают у меня чувство брезгливости. Вы прекрасная пара. Знаете, вы чем-то напоминаете мне Барби и Кена. Хотя в отличие от вас, Финн, Кен кажется мне женоподобным. А у вас хорошо развита мускулатура. Вы крепкий сильный мужчина.

Финн засмеялся:

– Вы наговорили мне массу комплиментов. В детстве я занимался восточными боевыми искусствами, ходил в секцию карате.

– Я ценю в мужчине силу, – сказала Марта. – Вы прекрасно сложены, и еще мне нравится ваш голос. Вы порядочный человек и по всем статьям подходите моей милой Меган. Она тоже удивительно хороша собой, честна и добропорядочна. Так что я одобряю ваш союз, хотя вы и не просили меня высказывать свое мнение по этому поводу. – Марта откинулась на спинку стула и продолжила: – Признаюсь, я слышала, что у вас проблемы в отношениях. Никому не позволяйте разрушать их. И если что-нибудь встанет между вами во время Хэллоуина с его глупыми выдумками и розыгрышами, то приходите сюда, в теплый уютный дом тетушки Марты. Я вправлю вам мозги, и вы помиритесь. Вы меня поняли?

Финн громко рассмеялся:

– Мы вас прекрасно поняли. Спасибо. Если у нас начнутся неприятности, мы обязательно придем к вам.

Когда они вышли из дома, на улице уже было темно. На небе светила луна. В ее призрачном голубоватом свете все казалось нереальным.

Но у Меган было сейчас спокойно на душе.

Главное, что Финн рядом. Он вел машину, обняв одной рукой Меган за плечи.

И тут вдруг Финн резко нажал на тормоза. Перед лобовым стеклом машины промелькнула какая-то огромная черная тень.

– Что, черт возьми, это было? – спросил Финн.

Он хорошо водил машину и всегда был предельно осмотрителен на дороге.

– Не знаю… – пробормотала Меган. – Что-то черное… Это было похоже на летящую тень. Финн, мы ведь не задавили его… кто бы это ни был?..

– Нет… все в порядке. – Финн с облегчением засмеялся. – Я никого не задавил.

– Но что это было? И куда оно делось?

– Что? Наверное, это был огромный черный кот. Сейчас он сидит где-нибудь в кустах.

– Ты думаешь, это был кот?

Меган обожала кошек, особенно черных. Однако объяснение мужа не успокоило ее. Когда автомобиль снова тронулся с места, Меган вдруг стало не по себе.

Черный кот…

– Смотри! Видишь, как в темноте светятся его глаза?

Меган посмотрела туда, куда показывал Финн, и увидела, что в кустах на обочине горят две яркие точки.

Меган бросило в дрожь. Чего она боится? Это был всего лишь кот. Черный кот. Но сердце Меган продолжало сжиматься от необъяснимого страха.

Мир снова окрасился в мрачные тона. Черный кот на дороге – дурная примета.

У Меган появилось предчувствие, что на нее надвигается какое-то несчастье. Зло стучалось в ее двери.

Глава 7

Финн прекрасно чувствовал себя. Визит к Марте благотворно подействовал на него. Кот, встретившийся им по дороге, не испортил настроение Финну. Он резко нажал на тормоза, быстро отреагировав на появление животного.

– Так, чем же мы займемся теперь? – спросил Финн. – Нам надо как-то скоротать время до вечернего выступления.

Меган глубоко задумалась. Ей сейчас хотелось только одного – спрятаться от своих необъяснимых страхов в каком-нибудь укромном месте. Муж как будто прочитал ее тайные мысли.

– Меган, это был всего лишь кот. Он жив и здоров, с ним ничего не случилось. У нас все хорошо.

Меган засмеялась, и ее напряжение спало.

– Послушай, давай заедем в музей, где работает Майк, – предложила она.

– Майк? – переспросил Финн, напрягая свою память.

– Ну да, мой друг Майк. Мы его встретили вчера, и он сказал, что служит хранителем в новом музее.

Финн взглянул на часы.

– Музеи скоро закрываются, они обычно работают до половины шестого.

– Мы еще успеем взглянуть на экспозицию.

– Ну хорошо, пусть будет по-твоему.

Найти место для парковки было не так-то просто. Туристов в городе с каждым часом становилось все больше. Многие хотели отпраздновать Хэллоуин именно в Салеме.

Хотя сам музей и был новым, располагался он в старинном здании. На его фасаде красовалась мемориальная доска, сообщавшая, что постройка является памятником архитектуры.

– Солидное сооружение, правда? – окинув взглядом здание музея, промолвила Меган.

Финн кивнул, и они двинулись к кассе.

– Мне жаль, но мы прекращаем продавать билеты в половине пятого, – сказала им кассирша, девушка с коротко стриженными иссиня-черными волосами.

Финн решил, что они крашеные. Он уже заметил, что местные ведуньи обожали красить волосы в цвет воронова крыла, и готов был побиться об заклад, что перед ними одна из них. Кассирша была довольно симпатичной, с немного мальчишеской внешностью. На ее ноздре и брови Финн заметил следы от пирсинга. Во внерабочее время она наверняка вдевала в эти крошечные отверстия золотые булавки.

– Ничего не поделаешь, придется возвращаться к машине, – сказал Финн жене.

– Не могли бы вы сообщить Майку, что его хотят видеть Меган и Финн, – попросила Меган.

Девушка широко улыбнулась.

– Так, значит, вы Меган? Подруга Майка? Я рада вас видеть! – воскликнула она. – Вы с мужем играете в новом отеле, я знаю. Подождите, сейчас я позову Майка. – Она встала со своего вращающегося стула, но потом замешкалась. – Меня зовут Гейл Сойер. Я была вчера вечером на вашем выступлении, но сегодня не сразу узнала вас. Вы потрясающе играли! Нам здесь очень не хватает развлечений. Обычно мы ездим на концерты в Бостон.

Она замолчала и как-то странно взглянула на Финна. Ее взгляд скользнул по губам, потом она перевела его на пах и отвела в сторону. Повернувшись, кассирша направилась через холл в служебное помещение и исчезла за дверью.

– Ты приобрел новую поклонницу, – промолвила Меган, насмешливо кривя губы.

– Меня обожают все подушечки для булавок, – пошутил Финн.

– Ты тоже заметил, что она увлекается пирсингом?

Финн не успел ответить, так как в этот момент в холл вышел Майк Смит, одетый в черные джинсы и свитер. Он радостно улыбался, отчего на его щеках проступили симпатичные ямочки.

– Здравствуйте, вы все же зашли к нам!

Меган устремилась к нему, и они обнялись. Майк поцеловал ее в щеку. Увидев это, Финн внутренне содрогнулся, хотя поцелуй был совершенно невинным. Смит протянул ему руку, и Финн вынужден был пожать ее.

Поздоровавшись, он обнял жену за плечи и заговорил с Майком.

– Судя по всему, у вас огромный музей.

– Да, пойдемте, я вам его покажу.

– О, не беспокойтесь. Мы знаем, что вы уже закрываетесь, и не хотим нарушать режим работы вашего учреждения. Мы зайдем к вам как-нибудь в другой раз.

– Ну что вы, какое беспокойство! Я с огромным удовольствием проведу для вас экскурсию.

Видя его искреннее желание познакомить их с экспозицией, Финн и Меган согласились пройтись по музейным залам.

– Вам наверняка хочется взглянуть на ту часть экспозиции, которая посвящена судам над ведьмами, – сказал Майк. – Мы провели титаническую работу, чтобы создать ее.

– Да, это было бы интересно, – без особого энтузиазма промолвил Финн.

Майк повел их в музейные залы.

Экспозицию открывал портрет Роджера Конанта, основателя города. Этот человек начал здесь разработку новых плантаций в 1626 году и, благодаря своему упорству, добился большого успеха.

Следующие стенды и витрины были посвящены пуританской идеологии, которая заставила тысячи паломников покинуть Англию и переселиться в Америку. Далее экспозиция рассказывала о трудном освоении переселенцами земель, названных ими Новой Англией. И наконец Финн и Меган увидели экспонаты, относящиеся к началу преследования ведьм в этих краях.

На одной из стен висело огромное живописное полотно, на котором в натуральную величину была изображена ужасная сцена казни обвиненной в колдовстве девушки. Лица присутствовавших на ней горожан дышали ненавистью и страхом. Картина давала хорошее представление о том, как сильно люди были одурманены своей верой в дьявола, который якобы пытался похитить их души с помощью ведьм.

Из рассказа Майка Финн с удивлением узнал, что признававшие свою вину ведьмы получали помилование и их освобождали от казни. А те обвиняемые, которые не желали лгать и оговаривать себя, считая, что тем самым они наносят вред своей бессмертной душе, умирали на виселицах.

– О Боже, Финн! – внезапно воскликнула Меган. – Уже семь часов!

– Простите, что отняли у вас столько времени. Смит усмехнулся:

– Я всегда задерживаюсь здесь после работы, это в порядке вещей. Люблю музей, это мое детище. Поздно вечером мы снова увидимся, я приду на ваше выступление.

– Отлично. В таком случае до встречи.

Они направились к выходу. Шедший позади них Майк выключал свет в залах и витринах.

Проходя мимо полотна, на котором была изображена казнь Ребекки Нерс, Финн бросил взгляд на обвиненную в колдовстве несчастную женщину. В призрачном неверном освещении полутемного зала она выглядела живой и реальной. Финну на мгновение показалось, что Ребекка сейчас повернется к ним и проклянет их за все те муки, которые ей довелось пережить на своем веку.

Чувствуя, как дрожит в его ладони рука Меган, он попытался успокоить жену.

– Насколько я понял, она была доброй пожилой женщиной и никогда не желала зла своим ближним.

– Ребекка? – спросил Смит таким тоном, как будто лично был знаком с этим историческим персонажем. – Да, с ней произошла очень печальная история. Сначала суд признал ее невиновной, но несогласные с решением суда девушки в деревне подняли страшный шум, и судьи вернулись к рассмотрению этого дела. В конце концов Ребекку приговорили к смертной казни.

Майк проводил их до крыльца и, вернувшись в здание музея, запер дверь.

Меган с улыбкой взглянула на мужа.

– Замечательный музей, правда?

– Согласен. Давай выпьем кофе и пойдем работать.

– Я хочу не просто кофе, а чудовищно крепкий мокко со взбитыми сливками.

– Чудовищно крепкий? – смеясь, переспросил Финн.

– Ну да. Ведьмы, всякая нечисть, чудовища… Я постепенно прониклась атмосферой Новой Англии.

– Мне кажется, мы оба прониклись ею, – вздохнув, сказал Финн. – Хорошо, пойдем поищем кафе, где подают чудовищно крепкий мокко со сливками.

Они нашли кофейню, где подавали кофе разных сортов, приготовленный разными способами. И хотя здесь было многолюдно, им удалось отыскать свободный столик в укромном уголке.

– Все это как-то странно, – пробормотала Меган, когда официантка выполнила их заказ.

– Что именно?

Меган смущенно улыбнулась.

– Мы с тобой живем в Новом Орлеане, «столице зомби», как его называют, и, казалось бы, давно уже должны были привыкнуть к людям мрачного вида, призракам и карнавальным маскам вампиров. Ведь мы постоянно сталкиваемся с ними на улицах нашего города. И тем не менее здесь, в Салеме, меня не покидает ощущение опасности. Откуда оно? Ведь я родом из этих мест и должна чувствовать себя здесь как дома. Господи, ничего не понимаю!

Финн засмеялся, но его смех прозвучал как-то неестественно.

– Все дело в приближающемся Хэллоуине, – сказал он и погладил жену по руке. – Посмотри вокруг, и ты увидишь изображения монстров, тыквы с прорезанными отверстиями в виде глаз, носа и рта, людей в причудливых костюмах и с вызывающим макияжем. Все это создает определенную атмосферу и влияние на наше настроение.

Меган кивнула. Они допили кофе и, выйдя из кофейни, направились к своей машине. Финн решил ехать прямо в отель, где они должны были сегодня вечером снова играть.

– О, черт! – внезапно воскликнул Финн. – Нам же надо было переодеться!

– Да, действительно, у нас сегодня вечер в готическом стиле. Знаешь, мы могли бы заехать к Морвенне. У нее наверняка есть черные рубашки и плащи.

Финн поморщился.

– Давай лучше вернемся в пансионат.

– Тогда ты не успеешь проверить звук. Почему ты не хочешь заехать к Морвенне? Это не займет много времени.

Финн не желал признаваться жене, что неуютно чувствовал себя в магазине ее родственницы.

– Ну, хорошо, – наконец неохотно уступил он.

Припарковавшись у обочины, они поспешно вышли из машины и направились к магазину Морвенны. Джозеф, как обычно, дежурил у входа, контролируя поток покупателей.

– Я думал, что вы уже в отеле – готовитесь к выступлению, – удивился он, увидев Дугласов.

– Мы хотели бы позаимствовать у вас кое-какую одежду, – промолвила Меган.

Джозеф кивнул.

– Морвенна в торговом зале. Она все для вас сделает. Входите. У меня к вам только одна просьба – при случае скажите со сцены, что на вас вещи из нашего магазина.

– Хорошо, мы это сделаем, – пообещала Меган.

– Стойте! – вдруг спохватился Джозеф. – Я вспомнил, что у меня есть превосходный мужской костюм в средневековом стиле. Это то, что вам надо, Финн. Я приобрел его для себя, но, возможно, он будет вам впору, хотя у вас плечи пошире… Мы сейчас его примерим.

Джозеф открыл дверь и позвал Сару, которая должна была сменить его.

Выйдя на крыльцо, гадалка поздоровалась с Меган и бросила на Финна мрачный взгляд.

«Вот стерва!» – подумал тот, и Сара отшатнулась, словно он произнес эти слова вслух.

– Пойдемте, – сказал Джозеф. – Не будем терять время. Я знаю, что вы спешите.

Финн и Меган последовали за ним.

Костюм действительно был великолепен. Он состоял из атласных черных брюк, гофрированной рубахи и бархатного плаща. Когда Финн переоделся и вышел из примерочной кабины, Морвенна присвистнула, а Меган ахнула от восхищения и заверила мужа, что одежда сидит на нем прекрасно.

– Вам идет черное, – заметила хозяйка магазина.

– Все это хорошо, но мне не хотелось бы брать те вещи, которые Джозеф заказывал для себя, – сказал Финн.

– Какая ерунда, – возразила Морвенна. – Раз он сам предложил, вы можете спокойно надеть их. А теперь, Меган, давай подберем что-нибудь для тебя. Следуй за мной.

Меган послушно пошла за хозяйкой магазина, а Финн остался стоять у примерочной кабины.

Внезапно он почувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд, и через мгновение в помещение вошла Сара.

– Прекрасный костюм, – заявила она с порога. – Он вам очень идет.

Финн промолчал, чувствуя, как накаляется атмосфера в комнате. В ушах у него зашумела кровь, сердце стало биться учащенно.

Сара медленно, шаг за шагом, приближалась к нему, и Финну с каждой секундой становилось все хуже. Хотя женщина была маленькой и слабой, она вела себя так, словно имела над ним какую-то власть и поэтому не боялась его.

Теперь сердце Финна бешено колотилось, грозя выпрыгнуть из груди, голова кружилась, мысли путались.

«Может быть, мне первым напасть на нее… и свернуть ей шею?» – думал он.

«Схвати ее, сожми в своих руках», – шептал ему внутренний голос.

Сара была, как всегда, одета в черное, но ее внешний вид нельзя было назвать скромным. Шелковая блузка была расстегнута, часть груди обнажена. Сара призывно виляла бедрами, приближаясь к Финну. К своему изумлению, он почувствовал тяжесть в паху.

Разум Финна пришел в смятение, им овладели дикие первобытные эмоции. Он готов был броситься на эту женщину, подмять ее под себя, изнасиловать, а потом задушить.

Сара подходила все ближе, не сводя с него своих черных как ночь глаз. Казалось, она все знала о нем. Все тайные уголки души Финна были открыты для нее. Она видела его насквозь.

Голова Финна раскалывалась от боли. Стиснув зубы, он попытался уйти с ее дороги, но не смог пошевелиться. Намерения Сары были совершенно ясны: она хотела, чтобы он утратил контроль над собой, позволил похоти, жажде насилия и безумию завладеть им. Когда же это произойдет, она закричит и все сбегутся в эту комнату. И тогда люди увидят, что он, Финн Дуглас, настоящий монстр.

– Что вы об этом скажете, Финн? – раздался вдруг голос Морвенны.

Он с трудом оторвал взгляд от Сары и почувствовал, что бешеное сердцебиение успокоилось, голова перестала болеть.

В помещение вошли Морвенна и Меган.

Жена Финна выглядела очень сексуально в черном элегантном платье с длинными пышными рукавами и кружевной вставкой на груди. Оно было приталено и подчеркивало все прелести фигуры Меган. Юбка из шелка, отделанного бархатом, превосходно сидела на ней. Длинные светлые волосы и изумрудного цвета глаза контрастировали с черным нарядом.

– Bay! – восторженно воскликнул Финн и зааплодировал.

Он направился к жене мимо застывшей на месте Сары, стараясь не обращать на нее внимания, словно она была неодушевленным предметом.

Меган искренне обрадовало восхищение мужа. Морвенна горделиво расправила плечи, довольная собой.

– Прекрасное платье, правда?

– У меня просто нет слов, – промолвил Финн.

– Вам и не нужны слова. Вам нужна музыка. Уже девятый час, пора в отель. Увидимся на концерте. Правда, мы немного опоздаем и пропустим начало вашего выступления. Наш магазин сегодня до десяти, а потом мне надо еще кое-что подготовить на завтра.

Финн и Меган поблагодарили Морвенну и Джозефа и вышли из магазина. Финн так больше ни разу и не взглянул на Сару.

Они оказались в окружении демонов, монстров и вампиров.

У Меган было такое чувство, что весь город сошел с ума или помешался на фильмах ужасов. В толпе она насчитала четырех Фредди Крюгеров, несколько персонажей из «Кошмара на улице Вязов» и пару Джейсонов из сериала «Пятница, тринадцатое». Кроме них, здесь были Франкенштейны и мумии.

Некоторые посетители были более изобретательными и создали образы ни на кого не похожих монстров. Другие использовали мифы и легенды и явились в костюмах дриад, гоблинов, гномов и циклопов.

Одним словом, вечеринка была довольно жуткой, если еще учесть причудливые световые эффекты, туман, который создавался в зале специальным аппаратом, и убранство зала.

Дела у Дугласов шли великолепно. Менеджер по организации развлечений сообщил им, что после предыдущих выступлений, весть о которых быстро разлетелась по городу, у них нет отбоя от желающих прийти на концерт заезжих музыкантов. Администрация отеля вынуждена отказывать людям, так как зал не может вместить всех, кто хотел бы послушать музыку Финна и пение Меган.

Служащие отеля уже продали двести дисков Дугласов и попросили их привезти еще несколько сотен.

Финн и не предполагал, что у них будет такой успех. Одна из популярных радиостанций Бостона, вещавшая на всю страну, в «Новостях» сообщила об их триумфальном выступлении в Салеме.

Но, несмотря на все это, у Меган было грустно на душе. Разговор с Энди Маркемом никак не выходил у нее из головы.

Кроме того, ее тревожили воспоминания об инциденте на дороге. Черный кот… Меган не верила в дурные приметы, но сейчас ее бросало в дрожь при мысли о каком-то надвигающемся несчастье.

Ей хотелось все бросить и уехать в Новый Орлеан. Теперь этот город казался ей тихим и спокойным, несмотря на его славу столицы зомби, вуду и вампиров.

Последние аккорды пьесы, которую Финн исполнял на акустической гитаре, потонули в бурных аплодисментах и одобрительном свисте публики. Дождавшись тишины, Финн объявил глубоким, с легкой хрипотцой голосом следующий номер.

Меган не могла отвести глаз от мужа. Черный костюм шел ему. Брюки обтягивали его бедра, а под легким шелком рубахи вырисовывались мускулистые плечи и грудь. Одежда в готическом стиле будоража воображение тех, кто смотрел на Финна, вызывая у них ощущение неведомой угрозы.

У самой сцены собралась стайка девушек, судя по виду – студенток колледжа, которые с восторгом смотрели на высокого сексуального музыканта и выкрикивали порой не совсем пристойные комплименты и предложения.

Меган охватила ревность, но вскоре она успокоилась, заметив, что неумеренный восторг и навязчивость поклонниц раздражают Финна. Его очарование и магнетизм, возможно, коренились в самоуверенности и спокойной сдержанности.

Поймав на себе взгляд мужа, Меган встрепенулась. Она не вступила в нужном месте, и теперь Финн с досадой смотрел на нее. Меган повернулась лицом к публике и запела.

Они исполнили лирическую композицию, и Финн объявил перерыв. Чтобы не выслушивать упреки мужа, Меган быстро спустилась со сцены и направилась в бар. Ей захотелось выпить. Она надеялась, что алкоголь заглушит ее тревогу.

У барной стойки Меган толкнул какой-то парень в костюме скелета. К нему сзади подошел разъяренный Финн и положил руку на плечо.

Меган открыла было рот, чтобы остановить мужа, но почувствовала, что не сможет.

– Эй, приятель, эта леди – моя жена, – с угрозой в голосе негромко промолвил он, буравя взглядом парня.

Парень в страхе отшатнулся, почувствовав исходившую от Финна опасность.

– О, прошу прощения, я не хотел обидеть ее…

И он быстро исчез в толпе.

– Ты же знаешь, что я сама сумею уладить любое мелкое недоразумение, – сказала Меган.

На лице Финна появилась мрачная усмешка. Финн походил на хищного зверя, готового броситься на защиту своей самки. Меган испытала странное удовольствие от мысли, что она приручила этого царя джунглей. Да, этот хищник не представлял для нее опасности до тех пор, пока его сердце принадлежало ей.

– Ты заказала мне пиво?

– Нет. На вот возьми мое, а я пока закажу еще один бокал.

– Спасибо. Один из микрофонов плохо работает, надо настроить его. Кстати, Джозеф и Морвенна уже здесь. Они заказали ужин для нас, и в следующем перерыве нам его подадут.

– Отлично!

Финн ушел настраивать микрофон, а Меган, получив бокал, пригубила пиво.

У нее было неприятное чувство, что за ней наблюдают. Осторожно оглядевшись, она заметила, что с нее не сводит глаз мужчина в костюме монстра. Меган вспомнила, что это именно он вчера вечером помог ей распутать волосы, зацепившиеся за свешивавшуюся с потолка декорацию.

Мужчина сидел в конце барной стойки. Увидев, что Меган смотрит на него, он поднял свой стакан и улыбнулся ей. Она тоже подняла бокал с пивом, встала с высокого табурета и направилась к сцене.

По дороге ее останавливали люди, которых она не знала. Они благодарили ее, говорили комплименты, о чем-то расспрашивали. Но Меган спешила вернуться к Финну.

В следующем перерыве Финн и Меган сели за столик Морвенны и Джозефа. Разговор за ужином не клеился, вечер подходил к концу.

После выступления Дугласы не стали задерживаться в отеле. Финну хотелось поскорее вернуться в пансионат. Им удалось быстро найти место для парковки. Приняв душ, Меган и Финн легли. Меган заснула сразу же, как только ее голова коснулась подушки.


Это началось с приходом темноты, которая вдруг озарилась странным голубоватым светом. В воздухе повис туман, и Меган на мгновение показалось, что у нее произошел провал в памяти и она все еще находится на сцене.

Меган было очень холодно. Если бы плащ был надет поверх ее черного платья в готическом стиле, она не мерзла бы так сильно. Но на ней не было платья и ее пронизывал адский холод. Она стояла на ветру в черном плаще, и ее со всех сторон окутывал сырой голубоватый туман.

Меган не раз снились кошмары, суть которых состояла в том, что она выходит на сцену, забыв надеть одежду, и, осознав это, чувствует жгучий стыд. Однако сейчас она не испытывала смущения или неудобства от своей наготы.

Может быть, она выступала перед нудистами и поэтому не стыдилась того, что плащ был надет на голое тело? Меган не могла разглядеть публику. Она различала только смутные силуэты в голубоватом тумане. И лишь порой ей удавалось увидеть то тут, то там улыбку или глаза тех, кто смотрел на нее. Причем все глаза были неестественного красного цвета. Это смущало Меган.

И еще Меган видела, что все вокруг нее были закутаны в плащи с капюшонами. Порывы ветра порой распахивали их полы, и она замечала, что под плащами на зрителях не было никакой одежды. Значит, они одеты точно так же, как она.

Меган пыталась убедить себя, что все это ей снится, что такого не может быть на самом деле. Она никогда не выходила из дома полуголой.

Все ждали, когда же она запоет. Меган чувствовала это. До ее слуха доносилась странная, незнакомая музыка. Она знала, что Финн рассердится за то, что она не вступает, но Меган не могла заставить себя взять хотя бы одну ноту. Она слышала, как толпа напевает слова незнакомой песни, как будто пытаясь заставить ее запеть.

Но Меган упорно хранила молчание.

Толпа все ближе придвигалась к сцене. В звучавшей музыке слышалось что-то зловещее. Меган не нравилась эта мелодия. Ей стало не по себе, и в ее душе шевельнулся страх. Он постепенно нарастал, сковывая ее тело.

Тем временем толпа все больше напирала. Люди с красными глазами не пели, а скандировали. Это было похоже на церковное пение или молитву. Но музыка была далеко не церковной – в ней звучала скрытая угроза и агрессия…

Меган начала пятиться. Она знала, что скоро упрется спиной в аппаратуру и Финн рассердится на нее. Он, пожалуй, решит, что она сошла с ума, что у нее приступ страха перед публикой – болезни, знакомой многим артистам.

Она отчаянно пыталась уклониться от тянувшихся к ней рук. Ей хотелось спрятаться за мужа от этих страшных людей, стремившихся прикоснуться к ней или уцепиться за подол ее длинного плаща.

Меган вскрикнула от ужаса, когда один из зрителей сорвал с нее плащ.

– Превосходно, – раздался чей-то ровный спокойный голос.

– А теперь нанесите ей несколько ударов, – сказал кто-то и приказал повелительным тоном: – Пойте!

Шум нарастал. Как она могла сначала принять его за музыку? Толпа скандировала какие-то слова. Меган сумела разобрать лишь несколько фраз.

– Время пришло…

– Нет! – в отчаянии крикнула Меган и резко повернулась туда, где должен был стоять ее муж.

Но Финна не было поблизости. И вообще это была не сцена, а лес. Она находилась среди деревьев, в лесной чаще.

Толпа начала расступаться, давая дорогу тому, кто шагал прямо к Меган.

Она почувствовала порыв ветра, и на нее упала чья-то тень. Вокруг росла высокая трава, из которой выглядывали старые надгробия.

И тут Меган увидела, что к ней сквозь толпу плывет, скользя по траве, мраморная фигура… Это была скульптура с заброшенного кладбища. Лицо сатира повергло ее в ужас. Оно смеялось, издеваясь над ней. Глаза изваяния гипнотизировали. Его горящий взор, казалось, пронзал насквозь и одновременно призывно манил. Меган смертельно боялась сатира, и в то же время ее тянуло к нему. Она хотела убежать и жаждала, чтобы он дотронулся до нее.

Его ноги заканчивались копытами. Может быть, именно поэтому его походка казалась плавной, как будто невесомой. Он изрыгал огонь, и поэтому от него исходило тепло. Меган явственно сознавала, что стоит перед ним совершенно нагая. Она вскинула голову, готовая ко всему. Меган знала, что, как только сатир коснется ее, она падет перед ним ниц и выполнит любые его распоряжения.

Она чувствовала, как нарастает ее сексуальное возбуждение. Ее промежность увлажнилась от похоти. Сатир был способен утолить ее страсть, и Меган была готова упасть перед ним на траву и раздвинуть ноги.

Лицо сатира на мгновение показалось ей очень знакомым. Он повалил Меган на землю и стал топтать ее копытами. Меган было больно от его грубых ласк, граничащих с жестокостью. От сатира исходил запах смерти и разложения. Меган начала кричать, но было уже слишком поздно. Сатир, навалившись, припечатал ее к земле.

Меган стала сопротивляться, но это было бесполезно. Сатир оказался сильнее. И тут вдруг она узнала его.

– Финн!

Меган проснулась от собственного крика, но ее ночной кошмар продолжался наяву.

Финн, навалившись на нее всем телом, скрежетал зубами. Его лицо было искажено злобой. А глаза… в глазах Финна полыхал адский огонь.

Меган снова пронзительно закричала.

Глава 8

Финн зажал ей рот рукой, и она услышала его раздраженный будничный голос:

– Меган, прекрати!

В голове Меган все смешалось – сон и явь, фантазии и действительность, вымысел и правда. Она не понимала, что происходит.

– Меган, очнись! – снова раздался голос мужа.

Финн еще несколько раз назвал жену по имени, и по ее телу пробежала судорога. Вернувшись наконец к реальности, она почувствовала, что лежит в постели рядом с мужем, и поняла, что ей снова приснился кошмарный сон, очень похожий на действительность.

Меган облегченно вздохнула, хотя все еще дрожала от пережитого страха. Финн крепко сжимал ее в объятиях.

«Это был всего лишь сон!» – сказала она себе, и у нее отлегло от сердца.

Впрочем, в ее кошмаре сон, по-видимому, переплетался с явью или, во всяком случае, подпитывался ею. Меган поняла это, когда заметила, что они действительно недавно занимались любовью. Их тела были покрыты потом, она дрожала, а Финн был напряжен как натянутая струна.

– Мне снова приснился кошмарный сон, – . прошептала она.

– Держи себя в руках, – раздраженно промолвил Финн. – Или сейчас действительно начнется кошмар. В любую секунду в нашу дверь может постучаться Фаллон.

Финн встал с постели, хотя Меган очень не хотелось, чтобы он выпускал ее из объятий.

В спальне было темно, и только из-под двери ванной комнаты пробивалась полоска света. Меган видела, что муж направился туда и вскоре вновь появился на пороге, запахивая махровый халат.

Порывшись в своих вещах, Финн вышел на балкон. Через несколько секунд вспыхнула зажигалка. Финн закурил. Меган удивляло, что ее муж в последнее время пристрастился к сигаретам. Раньше он редко курил.

Видимо, ее крики по ночам действовали Финну на нервы.

Меган закусила нижнюю губу. Она была недовольна поведением мужа. Он упрекал ее в излишней нервозности, а сам тоже был не без греха. Почему он в последнее время так грубо обращался с ней во время занятий сексом? На теле Меган появлялись все новые синяки. Впрочем, даже его неоправданная жестокость возбуждала Меган и заставляла ее трепетать от страсти.

Встав с постели, Меган надела халат и вышла на балкон. Финн стоял у перил, глядя куда-то вдаль.

– Знаешь, мне неприятно, что я опять кричала, – промолвила она.

– Да ладно. Что поделать, если тебе снятся такие сны.

– Это был настоящий кошмар. Но сейчас я не могу вспомнить, что именно мне снилось. На меня напало какое-то чудовище…

– Ну надо же! Оказывается, ты спала в то время, когда мы занимались любовью. Я и не подозревал, что ты спишь. У тебя глаза были открыты. Ты не раз в упор смотрела на меня.

– Этого не может быть, – твердо заявила Меган.

– И тем не менее именно так все было.

– Значит, я научилась спать с открытыми глазами.

– Да, и представлять себе, что я чудовище, которое внезапно напало на тебя. – Финн бросил на жену холодный отчужденный взгляд. – Удивительно, но Фаллон так и не появился у наших дверей.

– Вероятно, на этот раз я кричала не так громко.

– Или он решил, что твоя ситуация безнадежна и я буду продолжать издеваться над тобой, кто бы ни пытался вмешаться в нашу семейную жизнь.

– Финн, прекрати.

Меган видела, что на скулах мужа заходили желваки. Он долго молчал, а потом вдруг произнес удивившую ее фразу:

– Мы должны уехать.

– Уехать? Но у нас грандиозный успех! Наши выступления пользуются бешеной популярностью, за пару дней продано несколько сотен дисков. О нас говорят в «Новостях» по всей стране.

– Все это правильно, но посмотри, что с нами происходит.

Меган нахмурилась. В ее душе все еще жил страх, но она не желала поддаваться панике. Они будут полными идиотами, если бросят все и уедут в Новый Орлеан.

– Нам нельзя уезжать. Разве можно бросать такую работу?

– Можно, если из-за нее наш брак под угрозой.

– Разрушить наш брак можем только мы сами, – качая головой, грустно возразила Меган. – Работа здесь ни при чем. Перестань разыгрывать из себя маркиза де Сада, и у нас все пойдет на лад.

– Что ты сказала?!

– Финн, ты стал слишком грубым! Ты ведешь себя как варвар в захваченном городе. Я уже говорила тебе, что…

– Подожди, подожди! – сердито перебил он ее. – Ты сказала, что во сне на тебя напало чудовище. Чудовище, а не я! А теперь ты почему-то упрекаешь меня в грубости и агрессивности.

– Ты забыл прошлую ночь?

– Я считаю, что тебе все это приснилось.

Меган резко повернулась и ушла в спальню. Финн последовал за ней.

– Меган, мы должны уехать.

Она глубоко задумалась. Энди Маркем все же сильно напугал ее в лесу. «Бак-Дал хочет вас». Эти слова старика до сих пор звучали у нее в ушах.

Кроме того, она не могла забыть, как встревожилась Морвенна во время гадания, разложив карты Таро.

«Карты показывают, что тебя коснулось какое-то зло… – пробормотала она тогда. – Это связано с твоим мужем. Скажи, Финн причинял тебе когда-нибудь увечья или физическую боль? Знаешь, до меня доходили кое-какие слухи… Надо серьезно относиться к возможности насилия с его стороны. Тебя подстерегает опасность, и угрозы исходят именно от Финна…»

Она повернулась к Финну:

– Ты говоришь, что мы должны уехать отсюда. Но ведь ты не веришь в духов и призраков! Считаешь колдовство суеверием. Чего же ты тогда испугался? Почему решил, что мы должны бросить хорошую работу и бежать из Салема?

Меган саму удивило то презрение, которое звучало в ее голосе.

– Ты права, я не верю во всех этих ведуний и колдунов. И тем не менее я настаиваю на том, что мы должны уехать отсюда. Здесь ты стала какой-то странной… Я не понимаю тебя.

Она казалась ему странной? Меган закусила губы, пытаясь сдержать слезы.

– Меган, неужели ты не замечаешь, что все происходящее с нами тоже выглядит довольно странно?

Финн заметил, что на глазах жены блестят слезы, и пришел в ярость.

– Я никогда даже пальцем не тронул тебя, Меган! Почему ты считаешь меня монстром?!

– Да, но ты наутро не помнишь то, что делал ночью.

– Это еще надо доказать.

– Финн, мы не можем бежать отсюда, как трусливые зайцы. Если мы сделаем это, то станем посмешищем для всех. Нас никто не будет принимать всерьез, и на нашей карьере можно будет поставить крест. Кроме того, если мы разорвем контракт, все только уверятся в том, что мы с тобой в ссоре и ты жестоко обходишься со мной. Именно это многие сочтут истинной причиной нашего отъезда из Салема.

Меган понимала, что ее слова звучат жестоко, что она бьет по больному месту мужа, но не могла остановиться.

Финн на мгновение замер, а потом резко повернулся и выбежал из комнаты на балкон. Меган, поколебавшись, последовала за ним. Она хотела объяснить мужу, что у нее и в мыслях не было обижать его, но, выйдя на балкон, увидела, что Финна там нет. Он, очевидно, перелез через литую узорную решетку ограждения, спрыгнул на землю и ушел. Это было безумием с его стороны. На Финне ничего не было, кроме махрового халата. Прогулка босиком в осеннюю ночь грозила обернуться для него простудой.

– Финн! – негромко позвала его Меган, но не получила никакого ответа и прошептала: – Ты неправильно понял меня…

Она долго стояла на балконе, глядя в темноту. Однако ночь была холодной. Меган продрогла до костей и, почувствовав, что ее бьет мелкая дрожь, вернулась в спальню.

Как только она легла в постель, не снимая халата, и закуталась в одеяло, из ее глаз неудержимым потоком хлынули слезы.


Меган куда-то исчезла.

Когда Финн сегодня ночью наконец вернулся в номер, ругая себя на чем свет стоит за вспыльчивость и глупость, его жена уже крепко спала. Но сейчас, проснувшись и взглянув на часы, стоявшие на прикроватном столике, он увидел, что Меган нет рядом с ним. Она уже встала и куда-то ушла.

Было одиннадцать часов утра.

Встав с постели, Финн заглянул в ванную комнату, но там тоже никого не было.

Прошлой ночью он вел себя как последний дурак. Бегство из номера в одном халате было верхом идиотизма. И тем не менее Финн считал, что поступил правильно. Его захлестывала такая безудержная ярость, что он боялся сорваться и сделать что-нибудь ужасное, непоправимое.

Его гнев не был беспричинным. Он подозревал жену в неискренности. Она не могла спать во время занятий любовью. Если бы она действительно заснула, это было бы оскорблением для Финна, считавшего себя сексуальным мужчиной. Но Меган не спала, Финн был уверен в этом. И тем не менее она утверждала, что ей в это время снился кошмарный сон, в котором на нее напало чудовище.

Эти выдумки жены вывели Финна из себя, но холодный ночной воздух привел его в чувства.

Не обнаружив Меган в номере, Финн принял душ и оделся.

Время шло, а Меган не возвращалась.

Пройдя в столовую, Финн увидел там Джона и Салли, молодую супружескую пару, с которой он и Меган уже успели познакомиться. Они пили кофе, сидя у горящего камина.

– Привет! – поздоровалась Салли.

– Мы были вчера на вашем выступлении, – сообщил Джон. – Нам понравилось.

– Правда? – пробормотал Финн. – Спасибо, я очень рад.

– По странному стечению обстоятельств, – продолжал Джон, – мы купили газету со статьей о вас, а потом отправились в новый отель, чтобы поужинать. И там мы увидели вас на сцене. Представляете? Мы живем в одном пансионате с известными музыкантами, но узнаем об этом только из газет, а потом видим их на сцене. Для нас это было настоящим открытием.

– А что это за газета? – спросил Финн.

– Сейчас посмотрим, – промолвила Салли. – Я вырезала статью – она где-то здесь, в сумочке.

Порывшись в сумочке, Салли достала из нее сложенный газетный лист и развернула его.

– Вот она!

Статью написала журналистка из Нового Орлеана. Публикация была приурочена к празднованию Хэллоуина.

Казалось бы, Финн должен был запрыгать от счастья – ведь его имя появилось в центральной печати, – но, как ни странно, в этот момент он испытал только удивление. Автор статьи, молодая женщина по имени Джейд Дево, брала у него интервью несколько недель назад, перед отъездом Финна и Меган на отдых во Флориду. Журналистка подошла к нему в перерыве во время его выступления в джаз-клубе Нового Орлеана.

Она пришла в клуб вместе со своим мужем. Финн и Меган очень осторожно отвечали на все вопросы, зная, что журналисты часто искажают факты.

От плохих рецензий репутация музыканта может существенно пострадать. Поэтому Финн и Меган старались понравиться Джейд и ее супругу, который заявил, что он писатель, и засыпал их вопросами. Особенно его интересовало предстоящее выступление Дугласов в Салеме.

Супруги Дево не были похожи на репортеров, и на следующий день Финн навел справки о Джейд. Оказалось, что многие в Новом Орлеане знали ее. Джейд являлась владелицей небольшого издательства. Кроме того, она писала статьи о туризме и составляла путеводители. Это была привлекательная, со вкусом одетая молодая женщина.

Ее муж тоже производил приятное впечатление. Высокий, темноволосый, обаятельный, он умел расположить к себе собеседника. Но Финна поразил цвет его глаз. Их радужки были золотисто-красными и постоянно меняли свой оттенок. Финн решил, что Дево носил контактные линзы. Меган разделяла его мнение. Ее тоже очаровали Джейд и ее муж.

На следующий день статья с отчетом о выступлении Дугласов в джаз-клубе появилась в одной из местных газет. Она была хорошо написана, автор с симпатией отзывалась о творчестве Финна и Меган. Прочитав статью, Финн мысленно поблагодарил Джейд и вскоре забыл о ней.

И вот теперь оказалось, что эту статью перепечатало одно из центральных изданий. Судьба явно благоволила к Финну.

– Круто, – пробормотал он.

– Что вы сказали? – удивленно переспросила Салли.

Он рассмеялся:

– Это слово из молодежного жаргона, распространенного в Новой Англии. Я впервые вижу эту статью.

Финн взглянул на имя автора: Джейд Макгрегор Дево. Рядом с ним мелким шрифтом был напечатан адрес электронной почты Джейд и просьба, обращенная к тем, кто располагает информацией о странных или паранормальных явлениях, написать ей о них.

Джейд много места в своих путеводителях и книгах о достопримечательностях уделяла подобным явлениям. Они интересовали ее больше, чем туристические маршруты.

– Великолепная статья! – сказал Джон.

– Мы, к сожалению, не успели купить ваш компакт-диск, – смущенно промолвила Салли. – И я не знаю, будет ли у нас еще возможность приобрести его.

– Я с удовольствием подарю вам наш диск.

– Мы можем заплатить! – воскликнула Салли.

Но Финн знал простой закон шоу-бизнеса: чтобы продвигать свое творчество, надо порой жертвовать мелкой сиюминутной выгодой.

– Нет, не надо; я же сказал, что хочу подарить его вам, – сказал Финн и протянул Салли вырезку из газеты.

– Вы можете оставить статью себе, – промолвила Салли. – Ведь еще неизвестно, удастся ли вам раздобыть этот номер газеты.

– О, большое спасибо, – искренне поблагодарил ее Финн.

Он принес Джону и Салли компакт-диск и поспешно покинул пансионат. Финну не хотелось встречаться с вечно подглядывающей и подслушивающей Сюзанной и постоянно чем-то недовольным Фаллоном.

Оказалось, что Меган не воспользовалась их автомобилем. Финн обнаружил его на стоянке и решил тоже пройтись пешком. Ему хотелось поскорее найти жену и показать ей статью. Но на улице он вспомнил, что оставил вырезку из газеты в пансионате.

Однако Финн не стал возвращаться в номер.

Улицы, дворы и здания Салема были украшены тыквами, скелетами и изображениями привидений. На одном из пустырей Финн увидел Даррена Менти, который выгуливал Лиззи. Молодой человек помахал ему, а Лиззи дружелюбно завиляла хвостом.

– Я был вчера вечером на вашем выступлении, – сообщил Даррен, когда Финн подошел к нему. – Как жаль, что у нас в городе нет таких классных музыкантов, как ты!

– Ты был вчера? Я и не заметил.

– Я не подошел к вам, потому что мне не хотелось беспокоить тебя и Меган.

– Какое же это беспокойство? Знаешь, бывали времена, когда мне казалось, что мы играем перед публикой, состоящей из двигающихся мертвецов.

Даррен усмехнулся:

– Ну, сейчас, во время Хэллоуина, в Салеме много двигающихся скелетов и мертвецов. Надо быть готовым, приятель, что они в любой момент начнут аплодировать тебе.

– Честно говоря, я плохо готов к подобной чертовщине, – признался Финн.

– Попроси жену, она поможет тебе освоиться здесь. Ведь Меган родом из этих мест. Кстати, где она?

– Понятия не имею. Я сам ищу ее. Я поздно проснулся сегодня. Меган уже не было в номере. Ума не приложу, куда она могла уйти.

– Мы с Лиззи ее не видели. Передай Меган от нас привет, когда найдешь ее.

– Хорошо, передам.

Финн двинулся дальше. Через некоторое время он понял, что идет по направлению к магазину Морвенны, и замедлил шаг. Впрочем, поворачивать было бы неразумно. Куда бы ни отправилась Меган, она обязательно должна была зайти к своей родственнице. Морвенна наверняка знала, где сейчас находится жена Финна.

У входа в магазин сегодня никто не дежурил. В торговом зале тоже было не так многолюдно, как накануне. Морвенна стояла за прилавком. Увидев Финна, она приветливо улыбнулась и, распорядившись, чтобы ее место за кассовым аппаратом заняла одна из продавщиц, вышла к нему.

– Привет, красавец, – сказала она, поцеловав Финна в щеку. – Вышел погулять по городу и зашел ко мне? Я очень рада. А где Меган?

– Не знаю. Я думал, что она здесь.

Морвенна, нахмурившись, покачала головой.

– Вы с ней поссорились?

Финн едва сдержался, чтобы не ответить резко.

– Нет. Просто я сегодня поздно проснулся. Меган уже не было в номере.

– Бедняжка, вчера она очень устала. Я видела это. Вы много работаете, Финн. Кстати, сегодня я продала много черных плащей и другой одежды в готическом стиле. И все это благодаря вам. Спасибо вам за рекламу.

– Это вам большое спасибо за то, что дали нам костюмы для выступления.

– Можете сегодня еще что-нибудь подобрать себе.

Финн замялся. Он по-прежнему неловко чувствовал себя в присутствии Морвенны и Джозефа и не понимал, в чем дело. Родственники Меган изо всех сил старались наладить с ним отношения.

– Мне бы не хотелось надевать ваши вещи, Морвенна. Ведь я непременно сделаю на них затяжки или порву что-нибудь.

– Вы сделаете нам большое одолжение, если наденете их, Финн, – заверила его владелица магазина.

Финну стало как-то не по себе. Он понимал, что ведет себя как малое дитя, но ему действительно не хотелось переодеваться. Он как будто боялся чего-то или кого-то.

– Сначала я найду Меган, а потом мы вместе с ней придем сюда и выберем себе костюмы, хорошо?

– Отлично. Но я все же советую вам хотя бы бегло просмотреть наши новые товары, которые сегодня поступили в магазин. Среди них много одежды и книг. Это не займет много времени.

Финн не стал отказываться и с легким сердцем прошел в служебное помещение. Вдоль одной из стен висели рубашки в прозрачных упаковках. На столе стоял большой утюг.

Финн подошел к рубашкам и стал рассеянно разглядывать их. И тут он почувствовал, что в помещении находится еще кто-то.

Повернувшись, Финн увидел в десяти шагах от себя сидевшую на полу среди коробок Сару. В коробках находились книги, она распаковывала их. Но когда Финн вошел, Сара замерла и теперь не отрываясь смотрела на него.

– Простите, я не хотел вам мешать, – пробормотал Финн. – Морвенна предложила мне взглянуть на новые товары.

– Вы нисколько не мешаете мне, – заявила Сара. Однако она продолжала сидеть не шевелясь. – Не понимаю, зачем Морвенна заказала эти книги. Их автором является владелица одного небольшого издательства, расположенного на юге страны. Она описывает путешествия по интересным местам и попутно издевается над магической практикой.

Финн взглянул на фотографию, помещенную сзади на обложке, и сразу же узнал автора книги.

– Разрешите взглянуть на это издание, – попросил он.

Сара пожала плечами.

– Пожалуйста.

Финн взял книгу и внимательно взглянул на снимок. Это действительно была Джейд Дево. Финна поразило то, что за короткое время он уже второй раз сталкивался с публикациями этого автора. Сначала статья в газете, теперь книга…

– Я уверена, что вам не понравится эта писанина, – сказала Сара. – Это полная чушь!

– Вы успели прочитать книгу?

Сара пожала плечами.

– Эта женщина высказывает странные идеи. Впрочем, может быть, они найдут у вас отклик. Кстати, где ваша супруга?

– Осматривает местные достопримечательности, – буркнул Финн.

– Как вы думаете, где она сейчас и с кем?

– Думаю, что она встретила кого-нибудь из своих старых друзей и сейчас ходит с ними по магазинам.

Сара помолчала. Финн хотел уйти из подсобного помещения, но не мог сдвинуться с места. Он как завороженный смотрел на сидевшую на полу ведунью.

– Вам пора уезжать, – промолвила вдруг она.

– Я пришел сюда пешком.

– Речь идет не о магазине. Вам пора уезжать из Массачусетса.

– Это еще почему? Недавно вы пришли в транс и заявили, что я скоро изобью свою жену. Но я люблю Меган! Я не верю вам, вы добиваетесь какой-то своей цели, клевеща на меня. Что вам нужно, черт возьми? Вы стремитесь разрушить наш брак?

К его удивлению, Сара смутилась и стыдливо потупила взор.

– Нет, я не собираюсь разрушать ваш брак, но твердо знаю только одно – вы должны уехать. Над вами обоими нависла угроза… Я сама не знаю какая, но то, что она существует, мне совершенно очевидно… Вы такой мужественный, красивый, обаятельный… А ваша жена – просто прелесть, она похожа на куклу Барби. – Сара подняла на него глаза, в них больше не было смущения. – Вам не страшно порой от того, что вы такие замечательные, совершенные?

– Мы далеки от совершенства, уверяю вас.

– Скажите, вы избили ее? Именно поэтому она куда-то бежала от вас?

Финн направился к выходу, не желая больше слушать Сару, но она вцепилась в его ногу, а затем ее руки стали поглаживать Финна по бедру. Через несколько мгновений Сара вдруг вздрогнула и отдернула руки, словно очнулась от транса.

– Ты – мерзавец, ты должен уехать!

Мурашки забегали по спине Финна. Он и сам хотел уехать, хотя такой поступок был бы нелогичным и неразумным. Однако странное поведение Сары вывело его из себя. С него было довольно. Сколько можно притворяться вежливым и учтивым, боясь обидеть полусумасшедших родственников и знакомых жены?

– Черт возьми! Оставьте меня в покое, Сара!

– Я сделала бы это, если бы могла, – пробормотала она и, взглянув на него, произнесла более отчетливо: – Пожалуй, действительно будет лучше, если вы останетесь. Вы крутой, горячий мачо; мне это нравится. Приходите как-нибудь ко мне в гости.

Финн стремительно вышел из помещения. Проходя мимо прилавка в торговом зале, он молча помахал рукой Морвенне на прощание.

Финн опомнился только на улице, заметив, что быстро идет по тротуару, не разбирая дороги. В руке у него все еще была книга Джейд.

Глава 9

Меган не знала, почему пришла именно к Смиту. Ноги сами принесли ее в новый музей, хранителем которого был ее друг. Меган не хотелось встречаться с Морвенной и рассказывать ей о своих семейных проблемах.

Увидев Меган, Майк предложил ей посмотреть новую выставку, которая сейчас готовилась в музее. Она согласилась, и они вошли в дверь, на которой висела табличка «Посторонним вход воспрещен».

Выставка была посвящена представлениям людей семнадцатого века о дьяволе и колдовстве.

Макет дьявола был большим, более восьми футов высотой, кроваво-красным с черными пятнами. Меган поразил раздвоенный язык этого монстра и его длинный хвост в форме стрелы. На голове дьявола виднелись рога, а его жуткие глаза, казалось, следили за каждым, кто входил в зал. Меган невольно поежилась. Ей было не по себе. Этот дьявол смутно напоминал ей о приснившемся недавно кошмаре. Но подробности страшного сна уже стерлись из ее памяти.

– Скажу одно, – с усмешкой добавила Меган, – мне не хотелось бы остаться в зале наедине с этим макетом.

– Подумать только, люди в семнадцатом веке верили, что этот парень может явиться к ним и заставить подписать договор кровью, – промолвил Майк. – Слава Богу, подобные суеверия остались в далеком прошлом!

– Действительно, слава Богу.

– Конечно, большинство проблем, возникших в колониях, уходили своими корнями в европейскую почву. Преследовать ведьм начали именно в Европе. Во время судебных процессов применялись жестокие пытки, от которых развязывались языки даже у самых стойких обвиняемых. И как только судьи выбивали признание, под подозрение попадали новые жертвы, те, кого называла мнимая ведьма. Несчастные, измученные пытками признавались в том, что вступали в сношения с дьяволом, что целовали его в ягодицы, участвовали в оргиях, танцевали голыми при луне. Были признания и в куда более ужасных преступлениях. Сейчас-то мы понимаем, что физическая боль может сломить волю человека, и тогда он, чтобы прекратить пытки, может сознаться в чем угодно. Но тогда, в далеком прошлом, все было иначе. Люди верили, что пытками можно заставить жертву говорить правду.

– Сила внушения очень велика, – пробормотала Меган.

Майк, нахмурившись, внимательно посмотрел на нее.

– С тобой все в порядке, Мег?

– Да, конечно, не беспокойся. Просто я в последнее время заметила, что на меня сильно влияет атрибутика Хэллоуина. Меня окружают монстры, вампиры, демоны, и поэтому ночью мне снятся кошмары.

Майк засмеялся.

– Ты права. Хотя я вижу совсем другие сны. Однажды вечером я посмотрел по телевизору игровое шоу, а ночью мне приснилось, что я выиграл несколько миллионов долларов. Вот это был сон! Проснувшись утром, я был крайне разочарован, что это все было во сне, а не наяву.

Меган улыбнулась:

– Когда у тебя есть призвание, деньги не так уж важны, – сказала она.

– Я рад, что ты меня понимаешь. Кстати, мне пора сделать перерыв. Давай выпьем кофе.

– С удовольствием.

Они решили пойти в ту кофейню, которая славилась хорошим мокко.

Заказав два больших кофе со взбитыми сливками, они разговорились. Майк рассказал Меган о том, что его мать умерла от рака вскоре после того, как он окончил среднюю школу. Через два года скончался и его отец от сердечной недостаточности.

– Я думаю, он умер от тоски по маме, – сказал Майк. – Теперь они снова вместе. А как поживают твои родители?

– Слава Богу, они живы и здоровы. Папа и мама обосновались в штате Мэн, им там нравится.

– Я рад за них. Знаешь, я частенько вижу твою тетю Марту. Она по-прежнему язвительна и заносчива.

– Язвительна и заносчива? Я этого не нахожу!

Майк улыбнулся:

– Ну хорошо. Назовем ее самоуверенной и высокомерной. На самом деле я люблю ее. Ты обязательно должна побывать на кое-каких интересных городских собраниях. Ведуны возражают против изображения летающих на метле ведьм в развлекательных целях, а Марта утверждает, что большинство жителей города хотят веселья в Хэллоуин и декорации с традиционными изображениями помогают создать необходимую для этого обстановку. Я считаю ее здравомыслящим человеком.

– Я тоже.

– Однажды она едва не подралась с Морвенной.

– А что случилось?

– У них возник глупый спор из-за какой-то переводной картинки, которую кто-то хотел продать. Слава Богу, Морвенна уступила, иначе дело действительно дошло бы до драки. Марта была настроена очень агрессивно, она вообще злющая женщина.

Меган засмеялась, помешивая свой кофе.

– А что это за история с Энди Маркемом?

Майк удивленно поднял бровь.

– История? Не знаю. Это он рассказывает страшные истории, зарабатывая себе на жизнь.

– Похоже, он сам верит в них.

– Местные жители могут убедить тебя в чем угодно, Меган. Это их способ зарабатывать деньги. – Майк положил ладонь на руку Меган. – Не принимай их слова всерьез. Ты же сама родом отсюда! Не позволяй никому испортить тебе настроение. Вы с Финном добились здесь настоящего успеха. Наслаждайся им! Любуйся прекрасной осенью и гони дурные мысли, которые отравляют твой сон. Смотри по вечерам игровые шоу, чтобы избавиться от тревоги. В Хантингтон-Хаусе есть кабельное телевидение.

Меган улыбнулась. Ей всегда импонировали серьезность и академическая обстоятельность Майка. Он трезво смотрел на вещи и в любой ситуации пытался найти нечто забавное.

Поколебавшись, Меган решила раскрыть перед ним душу:

– Знаешь, Майк, по ночам меня мучают кошмары; из-за них наша жизнь здесь стала невыносимой и Финн решил, что мы должны уехать отсюда.

Майк на минуту задумался.

– У нас здесь тесный замкнутый мирок, Мег, – наконец снова заговорил он. – Мы хорошо помним прошлое и старые семьи, жившие здесь когда-то. Тебя все здесь считают своей, местной. А вот твой муж чужой для нас. Он не старый добрый янки, а конфедерат, мятежник. Тебя любят, а к нему относятся настороженно. Но вы прекрасная семейная пара, поэтому не позволяй никому испортить ваши отношения и разлучить вас. Ты только что сказала о великой силе внушения. Так внуши себе, что у тебя все хорошо, и ты избавишься от ночных кошмаров.

Меган улыбнулась. Майку всегда удавалось успокоить ее и рассеять все тревоги. Откинувшись на спинку стула, она посмотрела в окно, и улыбка тут же сошла с ее лица. Меган увидела мужа.

Финн стоял на улице и не сводил с нее глаз. Они снова показались Меган странными, красноватыми. В них полыхала ярость. Точно такие же глаза она видела во сне. Во взгляде Финна читалась угроза.

«Зло, воплощение зла…» – мелькнуло в голове Меган. В последнее время слово «зло» часто приходило ей на память.

Меган судорожно сглотнула слюну и на мгновение зажмурилась. Возможно, Финн всего лишь привиделся ей. Но нет, он действительно стоял у широкого окна кафе. Однако теперь его глаза были обычного цвета, а выражение лица смягчилось. Он надел свой любимый черный кожаный плащ, доходивший ему до лодыжек. Эта одежда удивительно шла ему.

Его волосы были слегка взъерошены, но небрежная прическа делала Финна еще более привлекательным.

Он вошел в кафе, и Меган окликнула его:

– Финн!

Он подошел к ней сзади и, нагнувшись, поцеловал в щеку.

– Здравствуйте, рад видеть вас, – выпрямившись, сказал он Майку.

Тот встал и протянул руку. Пожав ее, Финн взял свободный стул, стоявший у соседнего столика, и сел.

– В музее обеденный перерыв? – спросил он Майка.

– Я ухожу на перерыв, когда захочу, – промолвил Майк вежливым тоном, как будто не замечая враждебности в голосе Финна. – Я нахожусь на работе около восьмидесяти часов в неделю. Это дает мне право делать перерыв в любое подходящее для меня время. Я хотел сказать вам, Финн, что прошлым вечером вы прекрасно играли.

– Спасибо за комплимент, но я не видел вас вчера в зале.

– Видели, но, наверное, не узнали. Я надел маскарадный костюм, как этого требует традиция, но не стал вертеться возле сцены – там и без меня было много народу.

– И все же тебе следовало подойти к нам, чтобы хотя бы поздороваться, – упрекнула друга Меган.

– В следующий раз я именно так и сделаю, – пообещал Майк.

– Вот и отлично, – сказал Финн. Его пальцы так сильно сжимали пустую чашку Меган, что если бы она не была керамической, то наверняка треснула бы. – Вы встретились на улице?

– Нет, – ответил Майк.

– Да, – сказала Меган.

Финн выгнул бровь.

– Я гуляла недалеко от музея, – продолжала Меган, – его служащие увидели меня и сообщили об этом Майку. Он вышел и предложил посмотреть новую выставку, а потом мы решили вместе выпить кофе.

– И что это за новая выставка? – спросил Финн.

– Я являюсь ее автором, – с гордостью сказал Майк. – Надеюсь, она будет лучшей моей выставкой.

Он продолжал вежливо разговаривать с Финном, тон которого становился все более грубым и раздраженным. Меган хотела пнуть мужа под столом, но передумала. Она побоялась, что, если сделает это, он тут же вцепится в горло Майку или ударит ее.

– Я хочу объяснить людям то, чего они не понимают в ситуации, сложившейся здесь в 1692 году. В ту эпоху большинство местного населения верило в существование магии и считало колдовство серьезным преступлением. Не забывайте, что в те времена отправляли на виселицу даже детей, укравших краюху хлеба. Поэтому…

– Я уверен, что это будет грандиозная выставка, – перебил его Финн. – Вы уже закончили работу над ней?

– Нет еще.

– В таком случае не понимаю, как вы смогли оторваться от такой увлекательной работы.

– Действительно, – сказал Майк и, смущенно улыбнувшись, встал из-за стола. – Мне пора. Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы по истории Новой Англии, приходите ко мне, я постараюсь ответить на них.

Они простились, и Майк удалился.

– Почему, черт возьми, ты так грубо разговаривал с ним? – накинулась Меган на мужа.

– А чего еще ты ждала от меня? Ты побежала к своему приятелю, чтобы рассказать ему, что твой муж – настоящий монстр. Вот я и постарался подтвердить свою репутацию чудовища. Надеюсь, ты рассказала Майку, что в ночных кошмарах ты видишь именно меня?

Меган оцепенела, потеряв на мгновение дар речи, а затем придвинулась к Финну, не сводя с него глаз.

– Одна из причин моих кошмаров действительно кроется в тебе, – прошипела она. – И ты сам должен это понимать.

Глаза Финна потемнели от ярости. Меган на мгновение показалось, что он сейчас набросится на нее. Но в исходившей от Финна отрицательной энергии таилась не только угроза, но и мощная сексуальность, которая притягивала Меган.

Ей казалось, что она сходит с ума. Возможно, Финн прав и им действительно нужно немедленно покинуть Салем. Но…

Меган пугала мысль о том, что и после отъезда из Новой Англии у них ничего не изменится. Что, если проблемы, возникшие в их отношениях, не связаны с местом и временем, кануном праздника Всех Святых, а коренятся в них самих?

Финн откинулся на спинку стула и внимательно взглянул на жену.

– Знаешь, – мягко, с легкой хрипотцой заговорил он, – я хочу извиниться перед тобой. Ты права. Я вел себя как осел, ревнивый осел. Меня выбило из колеи то, что, когда я проснулся, тебя не оказалось в номере. – Он помолчал. – Я испугался. Прошлым вечером ты сказала, что скорее бросишь меня, чем покинешь Салем.

– Ты неправильно понял меня, Финн. Я кричу по ночам и не хочу, чтобы тебя несправедливо обвиняли из-за этого в жестокости. Поэтому я готова на время расстаться с тобой, чтобы у окружающих не было повода подозревать тебя в жестоком обращении со мной.

– Меган, нам не удастся заткнуть людям рты, даже если мы расстанемся. Разъехавшись, мы только заставим страдать друг друга. Честно признаюсь, я не вынесу новой разлуки с тобой.

На губах Меган заиграла улыбка. На глаза набежали слезы счастья. Финн был для нее дороже жизни. Однако она не могла позволить себе расплакаться в кофейне, на глазах у посторонних.

– Что это за книга? – спросила она, стараясь говорить непринужденным тоном.

– Что? – не понял Финн.

– Ты принес с собой какую-то книгу и сейчас прижимаешь ее к груди.

– Помнишь журналистку, которая приходила на наше выступление в джаз-клуб? Она написала статью о праздновании Хэллоуина и главное место в ней отвела нашему творчеству и, конечно, Салему, куда нас пригласили. Так вот, автором этой книги является та же журналистка, что написала о нас статью. – Финн показал жене фотографию на суперобложке книги. – Узнаешь? А книгу я унес случайно. Там была Сара… она нагоняет на меня жуть… Мне хотелось поскорее унести ноги из магазина Морвенны, и я не заметил, что держу в руках книгу.

– Сара нагоняет на тебя жуть? Странно, но мне показалось, что она пытается вызвать у тебя совсем другие чувства.

– И кто из нас после этого ревнивый?

Меган хотела улыбнуться, но не смогла.

– Я, – признала она. – Но я уверена, что права. Я не утверждаю, что ты флиртуешь с Сарой, но эта женщина явно положила на тебя глаз. И вообще эта женщина ведет себя довольно странно. У меня создалось впечатление, что ее неудержимо тянет к тебе.

– Такова сила моего обаяния.

– Ну да, конечно.

– Если хочешь, я наемся чеснока или буду носить нательный крест, чтобы она держалась подальше от меня.

– Сомневаюсь, что нательный крест способен остановить сексуально озабоченную ведунью.

Финн рассмеялся.

– Да, вряд ли крест и чеснок отпугнут ее, – согласился он. – Если это тебя успокоит, я могу поклясться, что Сара действительно внушает мне страх.

– Да, это несколько успокаивает меня. И тем не менее мне кажется странным, что не только Сара, но и Гейл Сойер, сотрудница музея, в котором работает Майк, была поражена, увидев тебя. Она смотрела на тебя так, словно перед ней стоял не обычный мужчина, а микеланджеловский Давид.

– Может быть, у меня и Давида много общего?

– Гм. Ты слишком высокого мнения о себе.

– Меган, обещаю, что больше не подпущу Сару и на пушечный выстрел.

– Не беспокойся, если она приблизится к тебе, я сотру ее в порошок.

– Ты?

– Да, я. Я разделяю принципы отказа от насилия, но в данном случае готова отойти от них. Клянусь, что от нее останется только мокрое место.

– Не волнуйся, я сам улажу эту проблему. Если Сара не дура, то будет держаться от меня подальше.

Меган охватило сексуальное возбуждение, и она подвинулась ближе к мужу, делая то, чего не могли позволить себе ее соперницы.

– Еще довольно рано, – прошептала Меган на ухо мужу. – До начала выступления у нас уйма времени.

Финн встал и протянул ей руку. В зале стоял приятный запах кофе, за соседним столиком смеялись дети. У барной стойки слышался нетерпеливый голос официантки, передававшей заказ. На губах Финна играла озорная улыбка.

Мир был правильно устроен, и все в жизни Меган было нормально.

– Порой мне кажется, что ты тоже немного ведьма, – прошептал Финн, обняв жену.

Меган хотелось возразить ему, но вместо этого она погладила его по щеке и, встав на цыпочки, прижалась губами к его уху.

– Пойдем скорее отсюда, – прошептала она. – Мне не терпится узнать, умеешь ли ты приносить глубокие и искренние извинения.

– Если ты будешь говорить таким обольстительным тоном, то я начну извиняться – глубоко и искренне – прямо здесь, на людях.

Меган засмеялась и, взяв мужа за руку, увлекла его к выходу.

Когда они вышли на улицу, по телу Меган вдруг пробежала дрожь. У нее возникло ощущение, что за ней кто-то пристально наблюдает. Остановившись, она огляделась по сторонам, но не заметила ничего подозрительного.

Финн обнял ее сзади, положив руки на плечи. От них исходило приятное тепло. Оно успокаивало Меган, внушало ей уверенность и чувство безопасности.

Глава 10

В октябре в Новой Англии темнеет очень быстро. Лежавшая рядом с Финном в постели Меган сказала, что в декабре будет еще хуже. Они видели сквозь щель между шторами, как на улице быстро смеркается.

Сегодняшний секс был просто великолепен. Меган получила огромное наслаждение. Она была сильно возбуждена и настроена игриво. Они испытали потрясающий оргазм. Все тяжелые мысли сразу же покинули их. Им вообще не хотелось ни о чем думать. Их сердца стучали в унисон, тела и души сливались в единое целое. Их близость была настолько полной и совершенной, что, казалось, никакая внешняя сила не могла вторгнуться в их тесный мирок.

Финн с сожалением думал о том, что время бежит незаметно и им скоро надо будет вставать и ехать в отель на выступление. Им очень не хотелось размыкать объятий, и поэтому они долго лежали, глядя, как на улице сгущаются сумерки.

Постепенно они возвращались из полузабытья к реальности. Внешний мир со своими звуками, голосами, обрывками музыки вторгался в их сознание.

Повернувшись, Меган приподнялась на локте, убрала влажную прядку со лба мужа и улыбнулась.

– У меня такое чувство, как будто мы снова вернулись домой, – промолвила она. – А у тебя?

Финн поймал ее руку и дотронулся языком до ее пальцев.

– Финн, признайся, – потребовала Меган, – что сегодня нам было особенно хорошо вдвоем. И этим мы обязаны Майку.

Финн снова почувствовал эрекцию, но после слов жены его член обмяк, как воздушный шарик, из которого вышел воздух.

– Майк? – раздраженно переспросил он. – А разве он был с нами в постели?

Меган пнула его ногой.

– Нет, конечно! Если ты снова будешь ревновать меня, я сейчас встану.

– Я просто хочу, чтобы ты объяснила мне, что ты имеешь в виду.

– Майк удивительно прагматичный человек, умеющий все разложить по полочкам. Меня сильно тревожили ночные кошмары. Скажу честно: мне, как и тебе, хотелось бежать из Салема куда глаза глядят. Но Майк заговорил со мной о силе внушения. И я поняла, что мне снятся кошмары, потому что я сама позволяю страшным образам являться мне по ночам во сне. Я слушаю выживших из ума стариков, таких, как Энди Маркем. Но вы, мистер Крутой Перец, к сожалению, не желаете признавать, что тоже пали жертвой силы внушения. Я хочу предложить следующее: давай перед сном смотреть игровые шоу. Или старые добрые комедии.

– С тобой все понятно, – проворчал Финн.

– Ты уверен, что не видишь по ночам дурных снов? Да, я кричу во сне, но ты даже не помнишь наутро, что ночью занимался со мной любовью. Это ненормально, Финн!

Он некоторое время молча смотрел в потолок.

– Но я по крайней мере не представляю тебя в образе чудовища или злодейки, – наконец произнес он.

– Во всем виновато внушение. Днем я видела изображение чудовища, а ночью оно мне приснилось. Теперь я не буду смотреть даже на тыквы с прорезями. Только мыльные оперы и старые комедии!

Финн подумал, что, может быть, он действительно несправедлив к Майку и ему следует поблагодарить старого друга жены за психологическую помощь? Их брак основывался на доверии, что позволяло раньше предотвращать скандалы и разрыв отношений. «Если ты не совсем дурак, то должен усмирить свой нрав и подавить в душе ревность», – сказал он себе.

– Хочешь, я пошлю Майку Смиту записку и поблагодарю за помощь? – предложил Финн.

– В этом нет необходимости.

Меган провела большим пальцем ноги по икре Финна.

– Чего же ты в таком случае хочешь?

– Будь с ним повежливей, вот и все.

Палец Меган теперь касался бедра мужа, а ладони поглаживали грудь. Член Финна снова ожил.

– Хорошо, я буду вежлив с ним, – пообещал Финн.

Меган продолжала ласкать мужа, и он решил, что пора прекратить этот разговор и заняться делом. Их тела вновь слились воедино.

Финн и Меган не замечали, что на улице вновь начал клубиться туман, окрашивая сумрак в голубые тона и придавая странный оттенок лунному свету.


Над старым кладбищем взошла голубоватая луна.

Здесь должна была состояться тайная встреча. Первой пришла женщина. Ожидая своего протеже, она подошла к мраморной скульптуре старого надгробия и погладила шершавый камень. Она знала здесь каждый изгиб и впадинку и прикасалась к ним так нежно, как будто это была живая плоть.

Ее протеже явился точно в назначенный срок. Он знал, что она была бы недовольна его опозданием. Впрочем, за последние дни он ощутил вкус своей власти и силы и больше не испытывал страха перед ней. Он знал, что она служит тому же господину, что и он сам.

– Ты должен пасть на колени перед господином! – сердито воскликнула она.

Он прекрасно знал, как нужно воздавать почести, и не желал, чтобы ему отдавали приказания. Поцеловав холодный мрамор, он почувствовал, как камень затрепетал, а его самого наполнили сила и энергия.

– Зачем вы позвали меня сюда? – спросил он ледяным тоном. – Нам не нужно встречаться, я и без вас прекрасно знаю, что мне делать, и уже принялся за выполнение своей задачи.

– Ты действуешь недостаточно активно, – резко сказала женщина. – Тебе, конечно, удалось кое-чего добиться, но этого мало. Нам нельзя медлить, у нас осталось всего лишь несколько дней. Чаши должны быть полны к назначенному сроку.

– Я же сказал, что именно этим сейчас и занимаюсь. А в ваши обязанности входит подготовка всех остальных, не забывайте об этом! Когда время придет, ни у кого не должно оставаться сомнений в могуществе нашего господина. Никто не должен колебаться и проявлять малодушие. Число должно быть полным.

– Я знаю свои обязанности, – спокойно сказала женщина. – А тебе следует поторопиться. Больше нельзя медлить, прямо сейчас переходи к активным действиям!

Ее протеже кивнул. Он понимал, какая ответственность лежит на нем. Он снова прижал губы к холодному мрамору и, закрыв глаза, несколько секунд наслаждался ощущением перетекавшей в него от идола силы и мощи. Выпрямившись, он молча повернулся и ушел.

Женщина долго смотрела ему вслед, а потом закрыла глаза. Величие грядущего события будоражило ее воображение. Вытянув руку вперед, она взглянула на нее и улыбнулась. Скоро все вокруг изменится и мир станет другим. Она так долго шла к этому. Время Тьмы надвигалось. Оно уже не за горами.

Вокруг женщины клубился голубой туман, сквозь который светила мутная луна.


Дугласы исполнили уже две композиции. Все шло отлично до тех пор, пока у них не произошла стычка у стойки бара с одним из посетителей.

Морвенна и Джозеф, как всегда, пришли на их выступление. Они громко аплодировали и старались всеми силами поддержать музыкантов.

Даррен Менти пришел на концерт вместе со своими сокурсниками. Лиззи он, конечно, оставил дома.

В этот вечер Меган чувствовала себя замечательно. Финн в костюме, предоставленном магазином Морвенны, выглядел великолепно. На Меган было шелковое платье с рукавами с разрезами, облегающим грудь лифом и широкой юбкой.

Меган не знала, пришел ли Майк Смит на их выступление. Если он и находился здесь, то наверняка был в маскарадном костюме. Вероятно, он не приближался к ней из-за Финна. Ее муж очень невежливо вел себя с ним.

Вздохнув, Меган пригубила стакан воды, который заказала в баре.

– Привет, красотка. Позволь мне купить тебе что-нибудь выпить, – услышала она рядом с собой мужской голос.

Обернувшись, она увидела мужчину среднего роста, одетого в коричневый плащ с капюшоном. Он был в гриме, с накладным носом и огромным лбом. Если бы Меган встретила его завтра на улице, она бы, конечно, не узнала его без грима.

– Спасибо, – сказала Меган. – Но я уже пью воду с лимоном. И передо мной стоит еще один стакан.

Незнакомец подошел ближе.

– Тебе сейчас не помешало бы спиртное, детка. Я закажу тебе что-нибудь.

Меган почувствовала, что сзади к ним подошел Финн.

– Эй, приятель, – услышала она голос мужа, – леди тебе ясно сказала, что ей ничего не надо. Спасибо за предложение, но она не будет пить с тобой.

Финн говорил дружелюбным тоном, но в нем звучали нотки скрытой угрозы.

– Не зарывайся, парень! Похоже, ты считаешь себя важной шишкой только потому, что стоишь с этой красоткой на одной сцене.

– Эта леди моя жена, – все еще сдерживая себя, промолвил Финн.

Мужчина в гриме хотел что-то возразить, но передумал и, пожав плечами, отошел от бара.

Меган окинула взглядом длинную стойку бара и заметила, что подвыпивший мужчина в коричневом плаще пристает к другой девушке. Меган узнала ее. Это была Гейл Сойер, сотрудница музея, в котором работал Майк.

На ней не было маскарадного костюма. Гейл была одета в черное трикотажное платье, облегавшее ее точеную фигуру. В ушах девушки было несколько серег-колечек, в левую бровь была вдета серебряная булавка, а в носу поблескивал крохотный бриллиант. Гейл держала в руке стакан с коктейлем янтарного цвета и болтала со своей подругой, стройной белокурой девушкой, тоже одетой во все черное.

Пьяный встал между ними. Судя по всему, его интересовала только Гейл.

– Допивай свой коктейль, и я куплю тебе другой, – сказал мужчина.

– Мне хватит и этого, – с досадой поморщилась Гейл, недовольная тем, что ее разговор с подругой прервали.

– Я красавец без грима, – хвастался пьяный. – И к тому же очень богат.

– Да пошел ты! – вспылила Гейл. – Я не собираюсь пить с тобой.

Пьяный схватил ее за руку и стащил с табурета. Девушка отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться, но он, облапив за плечи, прижал ее к себе.

– Я вижу, тебе хочется танцевать! – воскликнул он.

– Немедленно отпусти меня!

Однако пьяный не слушал ее. Он потащил сопротивляющуюся Гейл на танцевальную площадку.

Финн бросился вслед за этой парочкой и, догнав их, схватил пьяного за плечо.

– Послушай, приятель, ты же видишь: девушка хочет, чтобы ее оставили в покое.

Пьяный обернулся. Его грим был немного подпорчен, нос сбился набок.

– Какое тебе до нас дело? – с ухмылкой заявил он. – Или ты из полиции нравов?

– Шел бы ты лучше домой, – посоветовал ему Финн.

– А ты мне не указывай! Это не твоя жена и не твоя девушка, – начал заводиться пьяный.

Он дернул Гейл Сойер за руку, она зашаталась, теряя равновесие, и Финн поддержал ее. В этот момент пьяный попытался ударить его. Финн увернулся от увесистого кулака, но его соперник не унимался. Когда он снова замахнулся, Финн не выдержал и, потеряв самообладание, нанес ему точный удар в челюсть. Мужчина рухнул на пол как подкошенный.

– О, спасибо вам за избавление от этого ублюдка! – воскликнула Гейл Сойер и бросилась на шею Финну.

– Не за что, – пробормотал тот, неловко пытаясь освободиться от объятий.

Повернув голову, он увидел, как к нему сквозь толпу пробирается Сэм Тартан. Он был явно недоволен поведением музыканта, нанятого им для того, чтобы развлекать публику.

– Что здесь происходит, черт возьми? – сердито заговорил он.

– Один из посетителей напал на девушку, – ответила подоспевшая к ним Меган.

Она говорила таким надменным тоном и так высокомерно держалась, что Сэм не сразу нашелся что сказать.

– У нас есть служащие, которые улаживают подобные проблемы, – наконец промолвил он.

– Да, но никто из них не помог мне! – заявила Гейл Сойер, сердито глядя на Сэма Тартана. – Этот человек чуть не изнасиловал меня на глазах у всех!

– Надеюсь, вы не сломали ему челюсть, – сказал Тартан, бросив недовольный взгляд на Финна.

– А я надеюсь, что он сломал ее, – пробормотала Гейл.

К распростертому на полу любителю горячительных напитков подошла дама в высоком напудренном парике и бархатном платье Викторианской эпохи и склонилась над ним.

– Эй, что вам надо? – обратился к ней раздраженный Тартан.

– Я врач, – басом промолвила дама. – С этим парнем все в порядке. У него не останется даже синяка. Просто он пьян в стельку. Кто-нибудь знает его?

В толпе раздался крик, и к пьяному подбежала миниатюрная женщина.

– Это Марти! – воскликнула она, упав рядом с ним на колени, и, подняв глаза, обвела возмущенным взглядом стоявших вокруг нее людей. – Что вы сделали с моим мужем?

– Это ваш муж? – недоверчиво спросила Гейл. – Вы пришли сюда вместе?

– Конечно, вместе! Что здесь произошло?

– Ваш муж нагло вел себя у бара.

– Марти? Не может быть!

– И тем не менее это так, мэм, – подтвердила Меган.

Женщина взглянула на тех, кто сидел у стойки, и презрительно сказала:

– Я уверена, что эти проститутки сами приставали к нему.

– Проститутки?! – возмущенно воскликнула Гейл.

– Ситуация выходит из-под контроля, – пробормотал Тартан. Уголки его губ нервно подергивались. – Доктор, – обратился он к даме в роскошном наряде, – мы можем унести его отсюда?

– Конечно. Он просто пьян, и его можно перемещать.

– Пьян?! – возмутилась женщина. – Но Марти никогда не напивается допьяна!

– Да от него несет спиртным за милю. Понюхайте сами, мэм, – сказал врач.

Однако женщина проигнорировала предложение и, поднявшись, ткнула пальцем в сторону Финна.

– Как вы посмели избить моего мужа?

– Извините, мэм, но ваш супруг нагло вел себя по отношению к моей жене, а потом стал приставать к этой молодой леди…

– Молодая леди! – Женщина фыркнула. – Это не леди, а подзаборная шлюха!

– Я положу вас на лопатки в две секунды, – предостерегла ее Гейл.

– Прошу вас, успокойтесь! – взмолился Тартан.

К ним подошел Адам Спейд. Взглянув на пьяного, лежавшего на полу, он решил взять ситуацию под свой контроль.

– Давайте перенесем его в номер, – сказал он и обратился к жене Марти: – Вы ведь остановились в этом отеле?

– Да, – ответила та. – Мы с Марти живем здесь. Вы можете отнести его в номер, но обещаю, что я так это не оставлю. Я подам на вас в суд. У меня есть свидетели.

– Мэм, все свидетели в один голос заявят, что ваш муж был пьян и приставал в баре к женщинам, – сказала Меган.

– Давайте вызовем полицию, чтобы в дальнейшем не было никаких вопросов и сомнений, – предложил Финн.

– Я служу в полиции, – выходя вперед из толпы, проговорил человек, одетый в костюм Фредди Крюгера, и снял маску. – Сейчас я не на службе, но я видел все, что произошло, и могу быть свидетелем. – Он бросил сочувственный взгляд на жену Марти. – Мне жаль, мэм, но ваш муж действительно перебрал и вел себя самым неподобающим образом в баре.

– Марти почти не пьет! – воскликнула женщина.

– Возможно, все дело именно в этом, – мягко сказал полицейский. – Он против своего обыкновения выпил лишнего, и его развезло с непривычки. Марти наверняка отличный парень, и, имея такую симпатичную жену, ему незачем приставать к другим женщинам. Хотите, я вызову наряд полиции и они составят протокол? Против Марти выдвинут обвинения в…

– Нет! – закричала женщина и обратилась к Тартану: – Пусть его отнесут в номер.

Адам Спейд и полицейский в костюме Фредди Крюгера подняли мертвецки пьяного Марти и, подхватив под руки, поволокли к выходу из зала.

Догнав их, Финн и Меган поблагодарили полицейского за помощь.

– Всегда к вашим услугам, – с улыбкой промолвил коп. – Кстати, меня зовут Тео Мартин. Был рад познакомиться с вами.

Еще раз выразив свою признательность полицейскому, Финн и Меган направились к сцене, чтобы продолжить выступление, но по дороге к ним подбежала Гейл и, бросившись на шею Финну, едва не задушила его в объятиях.

– Огромное спасибо! Все остальные мужчины, в том числе и коп, бездействовали. А вы спасли меня!

– Вы преувеличиваете мои заслуги. Думаю, опасность для вас была не так уж велика, – сказал Финн, стараясь высвободиться из ее объятий.

– Теперь вам ничто не угрожает, – произнесла Меган и стиснула зубы.

Что здесь происходит? Сначала Гейл отталкивала пьяного, который приставал к ней, а потом сама прилипла к Финну на глазах у жены.

– Вы настоящий мачо! – воскликнула Гейл, с обожанием глядя на Финна.

– Этому мачо пора на сцену, – заметила Меган.

Они поднялись на сцену, и Финн, взяв в руки гитару, сел на высокий табурет. Публика разразилась громом аплодисментов.

– Послушайте, парни, – обратился Финн к публике, когда аплодисменты стихли, – я призываю вас к осторожности. У нас здесь довольно весело, но не забывайте, что многим еще предстоит сесть за руль. Постарайтесь не пить много, помните о своей ответственности. Спасибо за понимание… А теперь я вам спою средневековую балладу о любви. Она очень красивая и очень грустная. Надеюсь, вам понравится.

Он изменил программу выступления. Поймав на себе взгляд мужа, Меган снова пожала плечами. Зазвучала медленная грустная мелодия, успокаивавшая возбужденную публику. Меган не могла отвести взгляд от мужа. На мгновение ей показалось, что его глаза утратили свой обычный зеленый цвет и стали золотисто-огненными.

«Какие странные глаза», – подумала она. Они были похожи на глаза черного кота, которого Дугласы чуть не задавили недавно на дороге.

Возможно, все дело в причудливом освещении зала. То тут, то там вспыхивали черные огни, завораживающие, гипнотические. Меган с трудом оторвала взгляд от мужа и устремила его на публику.

Финн вынужден был два раза сыграть вступление, и только тогда Меган начала петь. Шум в зале стих, публика замерла. Официанты остановились. Не слышно было обычного стука тарелок и звона бокалов.

Старинная баллада в аранжировке Финна была очень красивой. Когда она закончилась, Финн, не делая паузы, заиграл танцевальную мелодию. Он правильно выстроил программу. К концу второй части их выступления публика уже забыла о неприятном инциденте у бара.

Однако на этом мучения Меган не закончились. Гейл Сойер буквально преследовала Финна. Как оказалось, она была хорошо знакома с Морвенной и Джозефом. В перерыве Морвенна распорядилась, чтобы официанты составили вместе несколько столиков, и пригласила за образовавшийся большой стол много народу. Среди приглашенных были и ее служащие.

Меган увидела здесь Сару, одетую в зеленый костюм в цветочек, а также Джейми, к которому она всегда хорошо относилась. В этот вечер на нем был странный коричневый плащ с капюшоном, а в руках он держал пластиковый топор, выглядевший как настоящий. Отправившись в туалет, она заметила сидевших за отдельным столиком Брэда и Мэри, постояльцев Хантингтон-Хауса. Они оставили детей на попечение няни и пришли на выступление Дугласов, музыку которых им расхвалили Салли и Джон. Поболтав с ними немного, Меган обещала подарить им компакт-диск и двинулась дальше в сторону туалета.

Когда она вернулась к длинному столу, то обнаружила, что к их компании присоединился Даррен Менти, а ее место рядом с Финном занято – теперь по одну сторону от него сидела Сара, а по другую – Гейл.

Меган не слышала, о чем они говорили. За столом все, кроме нее, пили спиртные напитки, Меган же довольствовалась водой с лимоном. Похоже, что общий шумный разговор раздражал Финна. Он выглядел удрученным. Когда Сара тихо сказала ему что-то, он сильно напрягся. Ему было явно не по себе. Зеленый костюм лесной богини обтягивал стройную фигуру Сары, подчеркивая ее достоинства. В глубокий вырез была видна ложбинка между грудями.

Финн и Меган переглянулись. Они без слов понимали друг друга. Уголки губ Финна дрогнули, он едва заметно усмехнулся. Меган пожала плечами, улыбаясь ему одними глазами.

Наконец Финн встал из-за стола, заявив, что им пора продолжить выступление. Гейл попыталась остановить его, но он даже не заметил этого. Меган была довольна поведением мужа.

Последняя часть их выступления прошла спокойно. Почти все поклонницы Финна уже разъехались по домам.

Адам Спейд помог музыкантам зачехлить аппаратуру, и в час пятнадцать ночи они сели в машину, чтобы вернуться в пансионат.

– Какой странный вечер, – задумчиво произнес Финн, ведя машину по тихим улицам.

– Да, действительно, – согласилась Меган.

– Обычно супруги хорошо знают друг друга, – продолжал Финн, – но этот парень, Марти, и его жена поразили всех. Похоже, она и вправду не могла поверить, что ее муж напился и начал приставать к женщинам в баре.

– У меня тоже создалось такое впечатление. Но кто знает? Может быть, этот Марти ведет двойную жизнь и его жена не в курсе его похождений?

– Вероятно, так оно и есть.

Не отрывая глаз от дороги, Финн обнял жену за плечи.

– Надо же, опять этот туман… – пробормотал он.

– Это Новая Англия, – сказала Меган так, словно ее слова все объясняли.

– И опять я не могу найти место для парковки.

– Ты можешь оставить машину подальше от пансионата. Мы пройдемся пешком.

Голос Меган звучал бодро, но когда они вышли из машины, она пожалела о своем предложении. Меган было не по себе в мутной пелене тумана.

– Что с тобой? – спросил Финн, обняв жену за плечи.

– Здесь как-то… жутковато.

– Ну это же Новая Англия!

Меган натянуто улыбнулась. Хотя Финн был не робкого десятка, она в этот момент не чувствовала себя защищенной. Впрочем, Меган не сомневалась, что муж был готов умереть за нее.

Меган ощущала на себе чей-то чужой взгляд. Кто-то сквозь туман наблюдал за ней. Неожиданно она вспомнила о странном красноватом оттенке, который порой приобретали глаза ее мужа. Такой же огненный цвет глаз был и у чудовища из ее кошмара…

Меган настороженно посмотрела на Финна. Ее испугал собственный страх. Неужели она подсознательно боялась мужа? И тут, к ее ужасу, глаза Финна вспыхнули оранжево-красным огнем. У Меган упало сердце. Теперь ее пугал не туман, а тот человек, что шагал рядом.

Финн улыбнулся ей, и его глаза снова приобрели обычный зеленый цвет. Меган перевела дыхание и попыталась внушить себе, что ей нечего бояться собственного мужа. Но тут у нее снова появилось ощущение, что из тумана на нее смотрят тысячи глаз.

Меган невольно ускорила шаг.

– Куда ты бежишь? Мы можем наткнуться на что-нибудь в тумане, – недовольным тоном сказал Финн. – Будь осторожней. Меган, ты вся дрожишь. Что с тобой?

– Мне холодно, – солгала она и, увидев, что муж готов снять с себя черный плащ, поспешно остановила его: – Нет, не надо. Лучше давай постараемся поскорее добраться до пансионата.

Финн пожал плечами.

Ветер усиливается. Желтые листья на ветвях деревьев под его порывами перешептывались, шурша и шелестя. Теперь Меган действительно стало холодно. Ее словно окатили ледяным дождем. Туман был странный, живой, и он как будто преследовал ее.

В ее памяти вдруг ожили слова Энди Маркема: «Бак-Дал хочет вас».

Меган бросилась бежать.

– Черт возьми, Меган, что с тобой?! – воскликнул Финн и помчался за ней.

Он быстро догнал жену и схватил за руку. Она начала вырываться.

– Финн, нам надо бежать отсюда!

– Меган, умоляю тебя, успокойся! Ничего не бойся, ведь я же с тобой!

Бросив взгляд мимо него, Меган увидела старый дуб. В нем таилась какая-то угроза, Меган чувствовала это.

Он смотрел на нее горящими оранжево-красными глазами. Вырвавшись из рук; Финна, Меган бросилась к пансионату. Финн догнал ее только на крыльце, когда она уже дрожащими руками пыталась попасть ключом в замочную скважину.

Финн положил ладонь ей на плечо, и она, вздрогнув всем телом, резко обернулась и испуганно взглянула на него.

– Меган…

– Финн, там кто-то есть. Кто-то прячется в тени…

Взяв у нее ключ, он открыл дверь.

В номере Финн первым делом отправился в ванную комнату, чтобы принять душ, а Меган без сил опустилась на кровать. Она не понимала, что с ней творится. Ей нужно было переключиться на что-нибудь легкое, забавное, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей и успокоить нервы, и Меган решила посмотреть какую-нибудь комедию.

Включив телевизор, она стала переключать каналы. На одном из них показывали «Пятница, тринадцатое», на другом – фильм о Дракуле, а на третьем – одну из серий «Кошмара на улице Вязов». На остальных каналах было не лучше. Все они в Хэллоуин показывали фильмы ужасов.

Меган переключила телевизор на местный канал новостей. Она была уверена, что по нему уж точно не будут демонстрировать страшных фильмов.

Но новости оказались не лучше фильмов ужасов. На Северном пляже было обнаружено изуродованное тело девушки, пропавшей несколько недель назад в Бостоне. Полиция пока ничего не сообщала о причинах ее смерти. Труп, по-видимому, долго пролежал в воде и сильно разложился.

Меган переключила телевизор и снова наткнулась на новости. Речь шла все о той же девушке. Диктор сообщил, что погибшую звали Тереза Кавана. По его словам, следователь отказывался говорить о причине смерти до вскрытия.

Меган выключила телевизор. Дверь ванной распахнулась, и в спальню вошел Финн – нижняя часть его тела была обернута полотенцем. Его загорелый торс контрастировал с белой махровой тканью. Рельефные накачанные мышцы, влажные волосы, гладкая смуглая кожа – все это выглядело очень сексуально.

Финн, по-видимому, все еще сердился на Меган. Едва взглянув на нее, он прошел мимо кровати и раздвинул шторы на окне. Из ванной валил пар. Как и странный туман на улице, он был голубоватым. Меган хотелось подойти к мужу и дотронуться до его обнаженного тела, но он, открыв дверь, вышел на балкон.

Тяжело вздохнув, Меган отправилась в душ.

* * *

Сновидение этой ночью было ярким, живым и удивительно чувственным.

Он долго шел, вернее даже не шел, а скользил, почти летел по воздуху. До его слуха доносилось пение, он видел смутные, размытые образы тех, кто горячо приветствовал его. Ему подобострастно кланялись и вели его вперед. Хотя он сам знал дорогу, инстинкт вел его туда, где его уже ждали. Всеобщее почитание, крики, славословие, аплодисменты возбуждали его.

Женщины дотрагивались до него, ласкали. Они готовы были сделать все, что угодно, лишь бы доставить ему удовольствие. Но ни одна из них его не интересовала, он шел вперед, ни на кого не обращая внимания.

Он ощущал голую землю под босыми ногами и наполнялся исходившей от нее силой. Грубый чувственный восторг вдруг охватил его. Все пали перед ним ниц. Он наконец-то достиг цели своего пути.

Теперь он должен был наброситься и овладеть тем, что простиралось перед ним. И он с яростью принялся за дело. В его жилах пульсировала кровь, мышцы напрягались. Никто на свете не мог противостоять его силе, потому что он был богом…

Нет!

В нем боролись противоречивые желания. Что-то было не так… ведь он вовсе не был богом… Он чувствовал, что причиняет боль, а не приносит наслаждение. Сквозь пение он слышал горестные крики. Кто-то громко произносил его имя…

«Финн, нет, нет, остановись! Финн, не надо!»

Что он делает, черт возьми? В нем проснулись новые силы. Их разбудил женский голос, который он слышал…

«Я никогда не причиню тебе боли… никогда…» Эта мысль билась у него в мозгу.

Но похоть была слишком сильна, она захлестывала его, лишая возможности думать и руководствоваться разумом. Пение его почитателей заглушало жалобный женский голос. Со всех сторон его подбадривали восхищенные возгласы, и он продолжал врубаться в мягкую женскую плоть.

Финн проснулся совершенно разбитым, его голова раскалывалась от боли. Он не мог открыть глаза и, громко застонав, повернулся на другой бок. Ему хотелось обнять Меган, прижать к себе и извиниться за вчерашнее. Она испугалась тумана, а он вместо того, чтобы поддержать жену, рассердился. Сейчас Финн сожалел об этом. Он любил Меган и был готов защищать ее от любой опасности, не щадя своей жизни.

Меган не было рядом. Финн пошарил рукой по кровати. Простыни были холодными. Открыв наконец глаза, Финн увидел, что Меган нет в постели.

– Мег! – позвал он.

Отбросив простыни в сторону, он спустил ноги на пол, с трудом встал, но у него закружилась голова и он был вынужден снова сесть.

И все же Финну удалось кое-как подняться на ноги и дойти до ванной комнаты.

– Мег!

Но ее и там не было. Сжимая виски, Финн вернулся к кровати и огляделся вокруг. И тут он все понял. Исчезла не только Меган, но и все ее вещи – сумочка, косметика, одежда, багаж… Финн застонал.

Жена бросила его.

Глава 11

Раздался звонок мобильного. Меган знала, что это звонит Финн, и не стала отвечать.

Она сидела на веранде дома тети Марты и пила чай, который специально для нее заварила тетушка. Марта сказала, что это был успокаивающий чай.

Хозяйка дома вела себя очень мудро. Она не задавала гостье вопросов, решив, что Меган сама заговорит, когда придет время. Тетя Марта, конечно же, заметила, что Меган была сильно огорчена. Но, несмотря на разочарование и страх, Меган чувствовала, что все еще любит Финна.

Телефон наконец умолк, но через несколько секунд звонок раздался снова. Каждая его нота, казалось, разрывала сердце Меган. Она собиралась поговорить с мужем, но не сейчас.

На веранду вышла тетя Марта с чашкой в руках.

– Скоро начнется зима, – сказала она с тяжелым вздохом. – Сама не знаю, почему я до сих пор живу в этих краях. Здесь бывают такие лютые холода!

– А мне иногда нравятся зимы, – рассеянно промолвила Меган.

– Я болтаю всякую чепуху, – спохватилась Марта. – А у тебя голова занята серьезными проблемами. Чувствуй себя здесь как дома, Меган. Ты можешь жить у меня, сколько тебе будет угодно. Я не буду расспрашивать тебя о том, что произошло. Ты сама расскажешь мне, если захочешь. Позволь сказать только одно: твой муж очень любит тебя – в этом нет никакого сомнения. И еще я хочу заметить, что среди твоих родственников, живущих здесь, есть довольно странные люди. Ты знаешь, что я не одобряю те верования, которых придерживается Морвенна. Она и ее ведьмы могут принести человеку много вреда. Зря ты привезла сюда мужа!

– Я не привозила его сюда, тетя Марта. Предложение выступить в новом отеле поступило от Сэма Тартана. Я не уговаривала мужа принять его. Что же касается моих родственников, то неужели вы хотите, чтобы я отказалась от общения с ними только потому, что они верят в существование магии?

– Конечно, нет, дорогая моя! Но для многих здесь ведуны относятся к той же категории, что и гоблины с вампирами. Местные жители верят во всякую чушь. Тебе следует держаться подальше от этих суеверий.

Майк тоже предостерегал ее от сближения с ведунами и теми, кто верил им. Но ни он, ни Марта не знали, что именно случилось с Меган, а она не хотела изливать им душу. Меган до сих пор была в шоке от того, что видела и пережила сегодня ночью. Ей начинало казаться, что она сходит с ума, а вместе с ней теряет разум и Финн.

Ее муж сильно изменился, и эти изменения особенно отчетливо проявлялись ночью, на границе яви и сна, действительности и забытья.

А вдруг изменения, коснувшиеся Финна, необратимы? Как быть, если Финн стал другим человеком? Или вообще человеком? Может, он превратился в демона с горящими глазами и жестокими повадками?

Или, может быть, это Энди Маркем заронил ей в душу зерна страха и веры в то, что ее муж – настоящий монстр? Как бы то ни было, но Меган чувствовала, что сходит с ума. Сегодня ночью произошло нечто ужасное. И это случилось не во сне, а наяву.

Финн набросился на нее и, вцепившись в горло, сначала изнасиловал, а потом хотел убить. Меган видела это по выражению его горящих красноватых глаз и сильно испугалась.

Впрочем, может быть, это был всего лишь сон?

– Ты любишь этого человека, Меган, – услышала она голос Марты. – Вам надо вернуться домой и сходить вместе к психологу.

– Вы правы, тетушка. Мы так и поступим, но позже. Сейчас я хочу побыть одна, без Финна.

– Хорошо, поступай как считаешь нужным. Но вам все равно придется видеться на сцене – ведь у вас контракт. Я беспокоюсь за тебя, Меган. Тебе придется возвращаться одной поздно ночью из отеля. Кругом столько маньяков! Ты читала о найденной на днях несчастной девушке? Она пропала около месяца назад, и только сейчас нашли ее тело.

– Обещаю, что буду очень осторожна, – сказала Меган. – Если не возражаете, я возьму вашу машину. Впрочем, я могу взять автомобиль в аренду.

– Бог мой, никакой аренды! Бери мою машину, я буду только рада! У меня в сарае стоит старый грузовичок. Если мне понадобится транспорт, я воспользуюсь им. Еще раз заклинаю тебя, дорогая, не верь разным шарлатанам. Карты Таро, на которых гадает Морвенна, врут. Все эти магические фокусы могут разрушить твой брак и навсегда разлучить тебя с любимым человеком! Ты не должна допустить этого.

– Хорошо, тетушка Марта, я буду осмотрительна.


Финн долго колебался, стоя на улице у витрины магазина. В конце концов он собрался с духом и вошел.

У дверей магазина дежурила Сара. Она бросила на Финна настороженный взгляд.

– Морвенна и Джозеф, наверное, заняты? – спросил он.

– А как вы думаете? Конечно, заняты! Но вы можете войти. Вы же родственник.

– Спасибо.

Войдя в торговый зал, Финн увидел Джозефа, который сидел за кассой. Морвенна показывала одному из покупателей плащи с капюшонами. Джейми Грей раскладывал футболки на полках.

Увидев Финна, Морвенна улыбнулась и замахала ему рукой. Через минуту она подошла к нему и, крепко обняв, поцеловала в щеку.

– А где моя кузина? – спросила она.

– Честно говоря, я думал, что вы мне скажете это.

Морвенна нахмурилась. Финн подумал, что, возможно, она была неплохой актрисой.

– Вы потеряли ее? В Салеме? Но у нас такой маленький город.

– Судя по всему, она сюда не заходила, – сделал вывод Финн.

Морвенна покачала головой.

– Что-то случилось? – спросила она.

– Нет, все в порядке.

Морвенна бросила на Финна испытующий взгляд.

– Финн… У меня есть хороший друг, владелец большого книжного магазина. Так вот, он считает, что в городе творится что-то неладное. И в центре событий, как ни странно, вы. В вас заключена разгадка этой тайны.

– Тайны, странные события… Все это какой-то бред, – пробормотал Финн.

Морвенна тяжело вздохнула.

– Я знаю, что вы не верите мне, и все же я должна поговорить с вами. У вас не бывает порой какого-то странного чувства, Финн? Мы с Джозефом заметили, что в последнее время по ночам в городе поднимается густой туман. Такого прежде никогда не было.

– Согласен, туман здесь действительно какой-то жуткий. Но для Новой Англии, наверное, характерны такие погодные явления.

Морвенна долго молчала, задумчиво глядя на Финна.

– Клянусь, Финн, ведуны и ведуньи не таят в себе никакого зла, – наконец снова заговорила она. – Интуитивно все мы ощущаем, что надвигается нечто ужасное. Эдди, владелец книжного магазина, недавно пытался напомнить мне одну старую историю. Речь в ней идет не о ведунах, а о сатанистах. Когда-то, несколько столетий назад, они жили здесь и творили свои черные дела.

– И их не сожгли на костре?

– В этих краях не жгли на кострах, Финн. Признанных виновными в колдовстве здесь отправляли на виселицу.

– Не понимаю, как здесь могли существовать сатанисты, когда у вас людей бросали в темницу при малейшем подозрении в причастности к магии?

– Их сообщество возникло и начало процветать сразу же после периода гонений на ведьм. Это было благодатное время для них, так как местные жители, напуганные тем, что происходило в предшествующее десятилетие, когда погибло много невинных, потеряли бдительность. Никто в то время не хотел снова открыто предъявлять кому бы то ни было обвинения в колдовстве. Люди находились в полном замешательстве. Многие все еще испытывали страх за свою жизнь. Сталкиваясь с сатанистами, местные жители сами принимали меры, чтобы защитить себя, ничего не сообщая властям. Именно поэтому в исторических документах не сохранилось упоминаний о практике сатанистов.

– Она бросила вас, да? – услышал вдруг Финн мягкий женский голос за спиной и вздрогнул от неожиданности.

Резко обернувшись, он увидел Сару.

– Мои отношения с женой вас не касаются!

– Я просто пытаюсь помочь вам. Хотя сама не понимаю, зачем это делаю.

– Мне не нужна ваша помощь. Я хочу только одного – чтобы окружающие прекратили рассказывать Меган страшные истории, от которых у нее мутится сознание и по ночам снятся кошмары.

– Я знаю, Финн, что вы не верите в нас, ведуний, – грустно сказала Морвенна. – Вы не хотите признавать, что не все в мире можно потрогать и понять.

– Во что я должен верить? – сердито промолвил он и показал на полки с колдовскими травами. – В то, что, если буду носить в кармане щепотку вон того снадобья, у меня появятся деньги? Или если я сожгу ароматизированную палочку, то моя семейная жизнь наладится? Нет уж, простите, но я не могу поверить в подобные бредни. Я верю в единого Бога, высшую силу и…

– Вы читали Ветхий Завет? Кроме единого Бога, есть еще ангелы, и одного из них он сверг с небес. А это значит, что существуют силы добра и силы зла.

– В таком случае, почему мы не бежим на улицу и не хватаем людей, обвиняя их в причастности к злым силам?

– Все бесполезно, Морвенна, он неисправим, – вздохнув, заметила Сара.

Финн крепко стиснул зубы. Присутствие этой женщины будоражило его. Она ненавидела его, и в то же время он чувствовал, ее влекло к нему. Финна тоже тянуло к Саре, и это пугало его. Он чувствовал, что ему нужно бежать отсюда, пока не поздно.

Он перевел взгляд на Морвенну. Чего она добивается? Стремится ли помочь или пытается захлопнуть крышку его гроба? А может быть, Морвенна хочет разлучить их с Меган?

– Финн, вы должны сходить со мной к Эдди. Вам необходимо взглянуть на кое-какие книги.

Но Финну было уже не до Морвенны. Его взгляд снова упал на грудь Сары, и он как завороженный уставился на ложбинку между двумя упругими полушариями. Если бы они сейчас были одни, то он набросился бы на эту женщину, повалил на пол и грубо овладел ею. Его охватило страстное желание изведать вкус ее чувственных губ, подкрашенных ярко-красной помадой, сорвать с нее одежду, навалиться на нее всем телом…

И в то же время Финн хотел, чтобы к нему вернулась жена. Он знал, что ему надо немедленно уходить отсюда, что он ведет себя как дурак, что нельзя доверять Морвенне…

Финн сжал кулаки, борясь со своими инстинктами и тайными желаниями.

– Спасибо, Морвенна, – сдавленным от внутреннего напряжения голосом промолвил он. – Я как-нибудь позвоню вам. Может быть, мы действительно вместе сходим к вашему приятелю Эдди.

– Звоните в любое время. Для вас я всегда свободна. Избавьтесь от предубеждений, Финн, взгляните на мир другими глазами. Это пойдет на пользу и вам, и Меган.

– Я попробую последовать вашему совету. Пока!

Финн повернулся и направился к выходу. Проходя мимо кассы, он поздоровался с сидевшим за ней Джозефом. У мужа Морвенны выдалась свободная минутка, и он увлеченно читал, утреннюю газету. Встрепенувшись, Джордж поднял глаза и уставился на Финна так, словно только что узнал о нем что-то новое, поразительное.

– Финн, вы ведь проезжали через Бостон, да? – спросил он.

– Ну да, мы с Меган прилетели в Бостон, а оттуда приехали сюда. А в чем дело?

Джозеф покачал головой:

– Я говорю не об этом. Насколько я знаю, в прошлом месяце вы проезжали по побережью, направляясь в Мэн, где живут родители Меган.

– Да, вы правы, – сказал Финн, не понимая, куда клонит Джозеф.

– А вы заходили в Бостоне в бар «Сказка Лобстера»?

– «Сказка Лобстера»? – переспросил Финн и пожал плечами.

Ему было неприятно, что Джозеф так хорошо знает подробности его жизни. Должно быть, родители Меган, которые были рады, что их дочь помирилась с мужем, сообщили о деталях визита Финна к ним в Мэн своим родственникам, Морвенне и Джозефу.

– Так вы были там или нет? – продолжал расспросы Джозеф.

Финн нахмурился. Какое дело было Джозефу до его маршрута?

– Вроде нет, – все же ответил он. – Из штата Вашингтон я выехал по автотрассе Ай-95, а потом сделал неправильный поворот, запутался и вынужден был заехать в Бостон.

– Значит, вы заночевали в Бостоне?

– Да, я остановился, чтобы отдохнуть и выспаться в небольшом пригородном отеле. Но зачем, черт возьми, вы устроили мне этот допрос?

Его взгляд упал на заголовок газетной статьи, которую только что читал Джозеф: «Убитую девушку в последний раз видели в бостонском баре «Сказка Лобстера». Финн пришел в бешенство. Еще немного, и он вцепился бы Джозефу в горло.

Чтобы избежать драки, Финн пулей вылетел из магазина.

На улице он сразу же успокоился. Напряжение спало. Теперь Джозеф казался ему напыщенным идиотом, которого не следовало воспринимать всерьез, а Сара… Сара была назойливой бабенкой, лишенной привлекательности.

Разгоряченному, вспотевшему Финну было холодно на осеннем ветру. Он не знал, где искать жену.

Тряхнув головой, он наконец решительно зашагал в сторону нового музея, в котором работал Майк Смит.


Меган стирала белье, но эта повседневная домашняя работа не отвлекала ее от мыслей о муже и их браке.

Проходя через жилую комнату с ворохом одежды в руках, она увидела, что Марта листает альбомы с фотографиями и вырезками.

Подняв глаза на Меган, она усмехнулась:

– Подойди сюда. Ты видела эти снимки?

Меган положила одежду на край дивана, подошла к тетушке и склонилась над альбомом. Она думала, что увидит в альбоме свои детские снимки. Но это были свадебные фотографии. Тетя Марта не присутствовала на их свадьбе. Они отмечали ее в узком кругу, но мать Меган, по всей видимости, позже прислала Марте эти снимки.

На них новобрачные были запечатлены перед алтарем, в карете, во время танца и за разрезанием свадебного торта. Взглянув на эти фотографии, Меган почувствовала тупую боль в сердце.

Она любила каждую линию, каждую деталь лица мужа, его выгнутые дугой брови, крепкий подбородок, скулы, на которых ходили желваки, когда Финн сердился. Она с первого взгляда влюбилась в Финна, и после знакомства с ним ее больше никогда не влекло к другим мужчинам.

– Вы не можете поставить крест на прошлом и отбросить все, что вас связывало, – мягко заметила Марта.

– Вероятно, вы правы, – промолвила Меган, рассеянно поглаживая фотографию. – Финн сказал, что мы должны уехать. Наверное, мне следовало согласиться с ним. Но, кроме меня, он любит еще музыку, а тут нам подвернулась такая замечательная работа! Вы же знаете, с каким успехом мы выступаем здесь. Если мы разорвем контракт, слух об этом быстро распространится в музыкальных кругах. И тогда уже нас больше никто не пригласит на гастроли.

– Конечно, – поддержала ее тетя Марта. – Вы должны остаться и выполнить все обязательства по контракту. Сегодня вечером, когда ты увидишься с мужем, дай ему понять, что любишь его и не собираешься расставаться с ним. Убеди его в том, что вам просто надо немного пожить врозь, что так будет лучше для вас обоих. А когда вернетесь домой, обязательно сходите к семейному психологу.

Меган улыбнулась.

– Вы составили целый план! Однако он может не сработать.

– Это еще почему?

– А вдруг Финн так сердит, что не захочет ни слушать меня, ни общаться со мной?

Марта покачала головой.

– Финн Дуглас уже однажды приезжал за тобой. Я уверена, что он не хочет потерять тебя.

Однако на сердце Меган было неспокойно. Муж сильно изменился, и теперь она не могла предугадать его действий.


Выйдя на улицу, Финн направился к центру города. Он больше не пытался звонить Меган на сотовый, зная, что она все равно не ответит.

Остановившись у одной из витрин, Финн стал разглядывать курильницы причудливой формы. И в этот момент он почувствовал, что у него за спиной кто-то стоит. Резко повернувшись, Финн увидел Сару.

Нахмурившись, он отшатнулся от нее.

– Вы преследуете меня?

– Да.

Выгнув бровь, Финн промолчал.

– Морвенна тоже хотела броситься за вами вдогонку, но у нее слишком много других дел. И дело не только в наплыве покупателей. Хэллоуин для нас – большой священный праздник. Вам, конечно, это кажется смешным.

– Вовсе нет, – сказал Финн, настороженно глядя на Сару.

– Мне хочется надеяться, что вы не лукавите. Скажу прямо, Морвенна очень боится за вас.

– За меня? А я думал, что она боится за Меган и считает, что я представляю опасность для нее.

– Морвенна не верит, что вы намеренно можете причинить Меган вред.

– Если это так, то я рад.

– Вас используют, – перебила его Сара.

– Кто? – скептическим тоном спросил Финн.

– Демон.

Финн покачал головой и повернулся спиной к Саре. Она обошла его и встала перед витриной, на которую он смотрел.

– Если бы вы знали, как я вас боюсь, – вздохнув, произнесла она. – В вас таится страшная сила. Она пугает меня. Я не знаю, как она действует…

– Но ведь вы ведунья, Сара, а они, насколько я знаю, обладают стойкостью, им не бывает страшно.

– Ведуны, христиане, сатанисты, иудеи, индусы – все они, прежде всего, люди. Просто люди.

– В мире существуют различные силы, Финн, и вы должны понять это.

– Значит, вы верите в то, что по земле разгуливают демоны?

– Если вы верите в Бога…

– Да-да, я знаю, – нетерпеливо перебил ее Финн. – Если есть Бог, то существует и сатана, а вместе с ним его слуги, демоны.

Сара бросила на него мрачный взгляд.

– У вас есть объяснения тому, что происходит?

– Я не ученый, чтобы давать научные объяснения.

– Ваша жена уехала от вас, а вы даже не знаете, почему она так поступила. Вы можете только догадываться о том, что именно произошло сегодня ночью.

– Мои семейные проблемы вас не касаются.

– Хотите, чтобы вам помогли, или нет?

– Нет, – отрезал Финн и повернулся, чтобы уйти.

Но что-то остановило его. Он действительно не мог объяснить, что с ним происходит, и не понимал, почему ему снятся такие странные сны.

Финн снова повернулся к ведунье:

– Простите, Сара, я не хотел вас обидеть.

– Я знаю, Финн, и прошу вас только об одном – выслушайте меня. Поверьте, я не разыгрывала перед вами спектакль во время сеанса гадания в магазине Морвенны. Меня действительно сильно испугала окутывающая вас аура зла.

– Но я не злодей, Сара.

– Возможно, это действительно так. Но давайте допустим – только допустим! – что вокруг вас сгустились силы зла. Они используют вас в своих целях.

– Но я не могу даже допустить этого! Я не верю, что меня могут использовать какие-то демоны.

– Тайны человеческой души неисповедимы.

– И, тем не менее, я уверен, что никто – ни сатана, ни даже сам Господь Бог – не может заставить меня причинить вред Меган.

– Я знаю, что вы действительно глубоко и искренне любите свою жену.

– Хорошо, Сара, а теперь скажите, в чем будет заключаться та помощь, которую вы предлагаете мне?

– В знании.

– В знании чего? Заклинаний и магических обрядов?

– Вам бы не помешало выучить несколько заклинаний. Но речь сейчас не о них… Морвенна и Джозеф хотят, чтобы вы встретились с Эдди.

Финн долго испытующе смотрел на Сару. Что было на уме у Морвенны и Джозефа? Чего они хотели – помочь ему или погубить его?

– И о чем мне предстоит узнать у Эдди?

– В магазине у Эдди множество старинных книг.

– И он продает их?

– Да, некоторые издания Эдди продает, и они стоят недешево. Но есть такие книги, с которыми он не расстается.

– Ну, хорошо, ведите меня к нему.


Морвенна спустилась в помещение цокольного этажа. Сюда имели доступ лишь самые близкие ей люди, те, кто разделял ее верования. В глубине помещения находился алтарь, на полках шкафов, тянувшихся вдоль стен, стояли банки и бутылки с травами и колдовскими снадобьями. Ее магическая палочка из горного хрусталя лежала у алтаря. Морвенна была в своем лучшем ритуальном одеянии.

Приблизившись к алтарю, она торжественным тоном произнесла несколько слов. Они шли прямо из ее души. Морвенна совершила несколько ритуальных движений, а потом подошла к старинному очагу и зажгла в нем огонь. Зелье в висевшем над очагом котелке вскипело и забурлило. Морвенна добавила в него еще несколько ингредиентов. Ее губы беззвучно шевелились.

Она была так увлечена, что сначала не заметила стоявшего в глубине полуподвального помещения Джозефа. Он прокрался сюда неслышно, войдя через потайную дверь.

– Ты уверена, что поступаешь правильно? – спросил он.

– Я уверена только в том, что точно выполняю указания, содержащиеся в древнем трактате, – резко ответила она. – А тебе не следовало появляться здесь столь неожиданно. Ты мог прервать меня на полуслове в важный момент.

Джозеф повернулся, чтобы уйти.

– Ты не должна допустить ни одной ошибки, – произнес он, стоя спиной к Морвенне. – Слышишь? Ни одной, Если мы правы…

– Мы правы, – перебила она его. – И мы не допустим ошибок.

Джозеф направился к потайной двери в стене.


В магазине Эдди продавались только книги. Здесь не было ни курильниц, ни трав, ни футболок, ни плащей с капюшонами. В торговом зале было тесно. Все помещение загромоздили ряды книжных полок, между которыми оставались свободными лишь узкие проходы.

Здесь имелось три отдела – новых изданий, букинистической литературы и раритетов. Сара провела Финна по всему магазину, объяснив сидевшему за кассовым аппаратом служащему, что они пришли к Эдди.

Высокий долговязый юноша, по виду студент, кивнув, разрешил им пройти в служебное помещение.

Торговый зал от подсобок здесь, как и в других магазинах Салема, отделяли занавеси из стекляруса. Очевидно, это была местная мода.

Раздвинув стеклярусные нити, они вошли в помещение, где за компьютером сидел мужчина, показавшийся Финну знакомым. Правда, он не ожидал увидеть его здесь.

С этим человеком Финн познакомился прошлой ночью в отеле во время своего выступления. Тогда он был в маскарадном костюме и представился как Тео Мартин, офицер полиции.

– Эдди, это Финн Дуглас, – сказала Сара. – Морвенна тебе говорила о нем по телефону.

– Привет, Финн, рад познакомиться, – промолвил владелец магазина и, встав, протянул руку.

Финн машинально пожал ее.

– Эдди? – удивленно произнес он.

– Да, меня зовут Эдди. А чему ты так удивляешься? Постой, ты, наверное, уже успел познакомиться с моим братом. Нас все путают.

– Ваш брат коп? Вы близнецы?

– Да, мы похожи как две капли воды.

– Это правда.

Эдди усмехнулся.

– Я слышал, вы хотите полистать кое-какие книги, – промолвил он.

– Да, мне настоятельно советовали это сделать.

Эдди кивнул.

– Самые старые и ценные книги хранятся за стеклом. У меня есть и очень древние тексты, – сказал он, садясь за стол напротив гостей. – Но от них вам будет мало толку, ведь вы не владеете древними языками. Знаете, даже старые книги на английском довольно трудно читать.

– Вы знаете древние языки? – удивился Финн.

Эдди пожал плечами.

– Я читаю арабские и древнееврейские тексты, знаю некоторые иероглифы и неплохо владею латынью.

– Ничего себе, – сказал Финн, не скрывая своего восхищения.

– Эта книга, – продолжал владелец магазина, кивнув на лежавшее на столе издание, – была написана в начале семнадцатого столетия. Ее автора, Кабала Торна, который был членом тайной организации, уговорили перевести один древний текст. Позже он бежал в Америку. Несмотря на то, что Торн родился в Англии в богатой добропорядочной семье, он воспылал ненавистью к традиционной религии. Торн совершил путешествие в Африку, Индию и на Ближний Восток. Знакомясь с тайными учениями, он пришел к выводу, что сам может вызвать к жизни демона. Для этого ему нужно было обзавестись определенным количеством последователей и совершить ряд описанных в древних текстах ритуалов. Бак-Дал – таково было имя демона, которого Торн задумал оживить. Этот демон принадлежал к близкому окружению самого дьявола и представлял опасность для всех сторонников добра, то есть для тех, кто придерживается принципов традиционных религий с их заповедями «не убий», «не укради», «не прелюбодействуй» и так далее. Вы следите за моим рассказом?

– Да, слежу, но я не верю в существование демонов.

Эдди пожал плечами.

– Бак-Далу нужны слуги на земле, – продолжал он. – Те, кто намеревается оживить его, прежде всего создают сообщество… Члены этого сообщества поклоняются дьяволу.

Волосы Эдди были аккуратно подстрижены, он был одет в джинсы и синюю приталенную рубашку. Финн понятия не имел, к какой конфессии принадлежал этот человек.

– Как только последователи начнут вызывать Бак-Дала, тот, кто организовал их, обретет огромную силу. Эта сила поможет ему получить власть над другими людьми и подготовить условия для возвращения Бак-Дала.

– И в чем заключается эта сила?

– Я точно не знаю. Возможно, этот человек обретет способность к экстрасенсорному восприятию или телекинезу. Торн не описывает в своей книге эту силу подробно.

– Написать можно все, что угодно, – заметил Финн.

– Вы правы.

– Покажите ему то место, которое поразило Морвенну, – сказала Сара.

Эдди открыл книгу и протянул ее Финну. Взяв книгу в кожаном переплете в руки, Финн нахмурился. Она была рукописной, язык был довольно архаичным.

– Я не могу разобрать этот почерк, – заявил Финн.

Сара нетерпеливо взяла у него книгу и стала читать вслух:

– «Действуй осторожно; кровь помазанного следует смешать с кровью жертвы, а волосы с его головы нужно не срезать, а вырвать. Наиболее важны именно эти три элемента – кровь жертвы, кровь помазанного, волосы помазанного. И когда они смешаются, там, где была жизнь, возникнет смерть, а там, где был сон, похожий на вечный, возникнет жизнь. Итак, вы все, поклоняющиеся ему, богу тьмы, запомните: призраки и духи, населяющие тот свет, обретают наибольшую силу в канун Дня Всех Святых, совпадающий с полнолунием, и это время может стать временем Пришествия».

Финн перевел взгляд с Сары на Эдди.

– Простите, но я не понимаю, что все это означает. Этот Кабал Торн поклонялся дьяволу и жил в Массачусетсе. Ну и что из этого? Есть люди, которые увлекаются страшными или загадочными историями и описывают их в своих книгах.

– Тем не менее, Морвенна, которая обнаружила этот текст, очень хотела, чтобы вы взглянули на него, – пожав плечами, сказал Эдди.

– Хорошо, спасибо, – промолвил Финн, вставая. – Я ценю свое и чужое время. Благодарю вас за то, что познакомили меня с таким древним странным текстом, но теперь мне пора идти.

– Финн! – с упреком воскликнула Сара.

– Мне нужно идти, – повторил он. – Благодарю за заботу.

При взгляде на Сару он вновь почувствовал возбуждение. Ему захотелось дотронуться до нее и…

– У меня еще много дел, – солгал он. – Мне надо перед вечерним выступлением проверить звук.

Вернувшись в пансионат, Финн упал на кровать в своей комнате и заскрежетал зубами. Ему хотелось напиться. Он мог выступать и пьяным, публика все равно ничего не заметила бы.

Финн хотел в приступе отчаяния треснуть кулаком по подушке, но его рука наткнулась на лежавшую на постели книгу. Это было то издание, которое Финн унес по рассеянности из магазина Морвенны.

Приподнявшись на локте, Финн потянулся за ней, но, сделав неловкое движение, свалил книгу на пол. Чертыхнувшись, он перекатился на край кровати и взглянул на пол. Книга при падении открылась на странице с рисунком, на котором было изображено рогатое огнедышащее существо. Это было начало главы под названием «Известные демоны».

Вздрогнув, Финн отпрянул и снова лег на спину, тяжело дыша. Ему не хотелось становиться жертвой силы внушения, но перед его глазами стоял рисунок, который он только что видел.

«Бак-Дал!» – звучало в ушах Финна.

Глава 12

Проходившая поздно вечером в одном из домов Нового Орлеана игра в покер становилась все напряженнее, несмотря на то, что ставки были небольшими. Вот уже более года – с тех пор как супруги Дево переехали сюда из Чарлстона, – и чета Кэнеди каждый четверг встречались за карточным столом.

– Ставлю пятьдесят центов, – сказал Люсьен Дево, бросая деньги на стол, где уже лежала мелочь.

Его тон был таким угрожающим, как будто он заявлял о своем намерении убить партнера.

Голубоглазый темноволосый Шон Кэнеди с мрачной улыбкой принял вызов.

– Хорошо, я тоже ставлю пятьдесят, – сказал он. – Открываем карты!

– Минуточку! – запротестовала Мэгги Кэнеди. – А почему нас с Джейд никто не спросил? Мы тоже играем!

Мужчины взглянули на своих жен, сидевших за карточным столом. Мэгги Кэнеди, молодая женщина со светло-карими глазами и великолепными каштановыми волосами, даже в джинсах и футболке выглядела элегантно. Она говорила властным тоном, не терпящим возражений.

– Мэгги права, – сказала Джейд Дево. – Вы оба не считаетесь с нами и изображаете из себя крутых парней.

– Не говори ерунды, – остановил ее Шон. – Это обыкновенный покер. Зачем нам изображать из себя крутых парней?

– Вы хотите сказать, что не воспринимаете игру всерьез? – усмехнулась Мэгги.

– Конечно, нет, – заявил Люсьен.

– Просим прощения, – снова заговорил Шон, обращаясь к дамам. – Мы действительно забыли спросить вас. Итак, Мэгги, твоя ставка.

– Я пас, – сказала Мэгги.

– Ну, вот видите! – воскликнул Шон. – Мэгги пасует.

– А я нет! – заявила Джейд.

– Тогда клади деньги в банк.

Джейд бросила мелочь на стол.

– Что у тебя? – нетерпеливо спросил Люсьен Шона.

– «Полный дом»,[1] – ответил Шон, открывая карты.

Люсьен весело засмеялся.

– А у меня четыре четверки! – воскликнул он и потянулся к банку.

– Рано радуешься, – сказала Джейд. – У меня четыре десятки.

Люсьен сразу сник, а Джейд собрала со стола монеты.

В это время заплакала двухмесячная Гвинет, дочка супругов Кэнеди. Ее тонкий голосок донесся до них из небольшого устройства, стоявшего на кухонной стойке. Мэгги встала, а Джейд, услышав звонок своего мобильного, полезла в сумочку. Люсьен откинулся на спинку стула, не сводя глаз с жены.

– Это наверняка он, – сказал Люсьен.

Джейд бросила на мужа внимательный взгляд.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно.

Джейд долго рылась в сумочке.

– Я сейчас приду, – сказала Мэгги.

– Посмотри заодно, как там Эйден, – попросила Джейд.

Двухлетний Эйден был ее приемным сыном. Днем он носился сломя голову, не давая никому покоя, но по ночам обычно крепко спал. Тем не менее, Джейд частенько заглядывала ночью в детскую.

– Конечно, я посмотрю, спит ли он, – заверила подругу Мэгги. – Ты можешь на меня положиться. И эти несколько дней, пока он будет жить у нас, я окружу его вниманием и заботой, не беспокойся за сына.

Тем временем Джейд нашла телефон и, достав его из сумки, ответила.

– Алло? – промолвила она, глядя на Люсьена. – Да, это Джейд Дево. Конечно, я вас помню. – Она несколько минут слушала собеседника. – Думаю, вам лучше поговорить с моим мужем.

Джейд передала телефон мужу, и он включил громкую связь, чтобы все слышали того, кто говорил с ним. У звонившего им человека был глубокий звучный голос с легким южным акцентом. Люсьен помнил, как он выглядел. Этот человек был высок и строен. Широкий разлет плеч свидетельствовал о его немалой физической силе.

На Джейд особое впечатление произвели его талант и профессионализм, а у Люсьена этот человек вызвал двойственное чувство. В нем таилась какая-то загадка. В отличие от мужа Джейд разглядела в Финне Дугласе лишь примерного семьянина, искренне и преданно, любящего свою жену, красивую светловолосую молодую женщину с божественным голосом. Дугласы походили на вымышленных персонажей, героев прекрасной сказки о любви, или на Кена и Барби. Казалось, они были слишком совершенны для реальной жизни.

– Честно говоря, я сам не знаю, почему я вам звоню, – раздался голос Финна. – Я только что услышал одну нелепую историю, а потом вдруг мне в руки попала книга вашей жены. Вообще-то я не верю в существование призраков и привидений. Но в последнее время вокруг меня творится что-то странное. И поскольку ваша жена просила сообщать ей обо всех странных происшествиях, я счел уместным связаться с вами.

– Насколько я знаю, вы сейчас находитесь в Салеме, мы с женой тоже хотим посетить этот город во время уик-энда. Приближается Хэллоуин, и нас тянет туда. Мы могли бы встретиться в Салеме. – Люсьен взглянул на Джейд и Шона. – Вы можете сказать, что именно вас беспокоит?

Финн замялся.

– Мне трудно сформулировать это, – наконец произнес он. – Я музыкант и не верю в оккультизм. Но мне нужна информация. Я знаю, что существуют люди с недобрыми намерениями, которые творят зло и причиняют вред окружающим. Все здесь в один голос утверждают, что ведуны не способны на злые поступки. Но я хочу выяснить, что со мной происходит. Быть может, нам с женой подсыпают наркотические вещества и у нас из-за этого бывают галлюцинации. До этого нам никогда не снились такие ужасные кошмары… мне даже неловко их описывать. Мне действительно хотелось бы пообщаться с вами, но должен предупредить, что мы не богаты.

– Я уже сказал, что мы и так собирались в ближайшее время приехать в Салем. Кроме того, мы никогда не берем деньги за консультации и расследования странных случаев, происшедших с нашими информаторами. Джейд – писательница, ей нужен материал для новых книг. Но, может быть, вы попытаетесь все же объяснить, что с вами происходит?

– Я действительно ничего не понимаю. Возможно, все это плод моего богатого воображения. Наибольшее беспокойство сейчас у меня вызывают сны. Приехав сюда, мы с женой наслушались жутких историй о колдунах и преследовании ведьм здесь, в Новой Англии. Кстати, кузина моей жены – настоящая ведунья. Существует распространенное мнение, что сны являются порождением суггестии, то есть внушения. А обстановка сейчас, во время Хэллоуина, способствует возникновению разных страхов и фобий. И все же не все так просто… Здесь происходят странные события, которые невозможно объяснить рационально. Я стал подозрителен и недоверчив. Вообще-то говорят, что ведуны не причиняют зла, но все же меня тревожит близкое общение с ними. Я не узнаю сам себя. Странно, что я звоню малознакомым людям с просьбой помочь мне разобраться в том, что происходит. Но меня поразило совпадение… Мы не так давно познакомились с вами, потом я увидел статью вашей жены о нас в центральной газете… а потом мне в руки попала ее книга.

– Вас что-то поразило в книге моей жены? – спросил Люсьен, перевода взгляд с Джейд на Шона.

– В общем-то, нет. Меня больше беспокоит поведение окружающих. Родственники жены убеждены, что я был в Бостоне в то время, когда там убили какую-то девушку… Это произошло месяц назад, в полнолуние. Я ничего не понимаю… Мне не хватает друзей, с которыми я бы мог поговорить обо всем без утайки. Я был бы очень благодарен вам, если бы вы приехали сюда и выслушали меня.

– Мы сможем встретиться с вами завтра, во второй половине дня.

– Так скоро? – удивился Финн.

– Завтра канун Хэллоуина, – напомнил ему Люсьен.

– Да, конечно, я это знаю. Стыдно признаться, но я уже был готов бежать отсюда, распрощавшись с карьерой. Но Меган остановила меня. Однако мне кажется, она поверила, что я настоящий монстр…

Голос Финна дрогнул. Вернувшаяся в комнату с ребенком в руках, Мэгги взглянула на Люсьена.

– Она его бросила, – тихо произнесла женщина.

Люсьен кивнул.

– Зло творится чаще всего по ночам, в темноте, – громко сказал он. – Не позволяйте Меган ходить ночью одной, особенно в тумане. И сами остерегайтесь его.

В телефоне послышалось сопение.

– Знаете, я жалею, что приехал сюда вместе с Меган. Нужно было ради нашего спокойствия пожертвовать карьерой и отказаться от контракта. А теперь я не уверен, что смогу уберечь жену от беды.

Мэгги взглянула на Люсьена.

– Скажи ему, что он в любом случае волей-неволей оказался бы в Салеме в определенное время.

Люсьен повторил слова жены.

– Странные события, которые беспокоят вас сейчас, все равно произошли бы в вашей жизни, даже если бы вы воспротивились приезду сюда или уехали из Салема, расторгнув контракт. Не волнуйтесь, Финн, завтра мы непременно встретимся с вами. Джейд сохранит номер вашего мобильного телефона. До встречи!

– Я буду ждать вас.

Они дали отбой. Мэгги снова села за стол, укачивая на руках ребенка.

– Как только раздался этот телефонный звонок, – промолвила она, – меня сразу бросило в дрожь от дурных предчувствий. Не знаю, как относиться к этому парню. Бояться ли нам его или за него. Я в полном замешательстве. Когда вы сегодня заявились к нам с багажом, я сразу поняла, что вечер будет необычным. Теперь-то я вижу: вы знали, что этот парень вам сегодня позвонит и попросит о помощи. Интуиция подсказывает мне, что мы столкнулись с чем-то сверхъестественным. Конфликт кроется в самом Финне.

– Да, так оно и есть. Это серьезный конфликт. Но, кроме этого, я пока ничего больше не могу сказать. Нам надо увидеться с Финном, и тогда многое прояснится.

Люсьен встал и начал расхаживать по комнате. Мэгги и Джейд переглянулись, и Джейд покачала головой, как бы говоря, что не вполне понимает сложившуюся ситуацию. Супруги Дево были частыми гостями в этом доме, расположенном на территории старой плантации в пригороде Нового Орлеана. Хозяев и гостей устраивало то, что он находился вдали от городской суеты и шума.

Кэнеди были радушными хозяевами. Джейд немного ревновала своего мужа Люсьена к Мэгги. В отличие от Шона и Джейд, у Люсьена и Мэгги было хорошо развито шестое чувство. Они обладали экстрасенсорными способностями, и это сближало их.

– Я никак не могу ухватить суть происходящего! – наконец снова заговорил Люсьен. Остановившись, он обвел присутствующих озабоченным взглядом. – Я знаю, происходит что-то ужасное… и убежден, что Финн Дуглас является главным участником этих событий… Меня удивляет, что он раньше не позвонил нам. Но, возможно, его останавливали гордость и ложный стыд.

– Я тоже в полном замешательстве, – призналась Мэгги. – Ты обладаешь потрясающей интуицией, Люсьен, но даже тебе было трудно понять, что именно происходит с Финном. Давай попытаемся вместе докопаться до истины. Итак, кто такой этот Финн Дуглас? Это имя кажется мне знакомым.

– Это местный музыкант. Он и его жена часто выступают в клубах Нового Орлеана. Надо сказать, что Дугласы – талантливые ребята.

– Я недавно брала у них интервью, – сказала Джейд. – Чтобы встретиться и поговорить с ними, мы с Люсьеном ходили в один из клубов, где они выступали.

– Именно тогда я и почувствовал, что с парнем творится что-то неладное, – добавил Люсьен. – Но так и не понял, в чем, собственно, дело.

– Ты хочешь сказать, что он, возможно, один из нас? – спросила Мэгги.

– Нет.

– Ты уверен?

Люсьен бросил на Мэгги раздраженный взгляд.

– Абсолютно.

– Жаль! – усмехнулась та и взглянула на мужа.

– Я собрал о нем информацию, – заговорил Шон. – У него прекрасная репутация. В средней школе у Финна были кое-какие проблемы, но, повзрослев, он встал на правильный путь. Парень чертовски талантлив, у него высшее музыкальное образование. Меган и Финн поженились еще в годы учебы в колледже. Меган, как и ее муж, тоже пишет музыку. Обычно Финн аранжирует ее, а также отвечает за техническую сторону их творчества. Не так давно у супругов произошел разрыв, но затем они помирились.

– Когда ты успел разузнать все эти детали? – изумилась Мэгги.

Шон пожал плечами.

– Люсьен попросил меня собрать досье на этого парня.

– Почему ты ничего не сказал мне об этом? – В голосе Мэгги звучал упрек.

– А зачем? Я не видел в этом смысла.

– У тебя есть какие-нибудь новости об убийстве в Бостоне? – спросил Люсьен.

Шон был полицейским и часто добывал интересную информацию из служебных источников.

– Пока мало что известно. Детективы допросили родственников и друзей жертвы и получили полную картину ее перемещений в тот роковой день. Теперь мы знаем весь ее путь по минутам до того самого момента, когда она поздно вечером покинула бар. Но затем след девушки обрывается. Выйдя из бара, она как сквозь землю провалилась.

– Люсьен, признавайся, – в упор глядя на мужа подруги, проговорила Мэгги, – ты каким-то образом связываешь это убийство с Финном?

Люсьен тряхнул головой.

– Это всего лишь смутные догадки. Насколько я знаю, убийство произошло в Бостоне, а Дуглас в это время был в Новом Орлеане.

– Люсьен, перестань темнить, – настаивала Мэгги, – Ты только делаешь вид, что тебе ничего не известно. Ведь ты же знал, что Финн Дуглас сегодня позвонит тебе. Вы заранее купили билеты на самолет и попросили меня приглядеть за Эйденом!

– Мэгги, клянусь тебе, я действую вслепую!

– Ты не подпускаешь меня близко к этому делу, Люсьен, я вижу это!

– У тебя двухмесячный ребенок, и я не хочу, чтобы…

– А у вас с Джейд маленький сын! – Мэгги повернулась к подруге: – Ты обо всем знала и не сказала мне ни слова.

– Я знала лишь то, что Финн Дуглас с первого взгляда показался Люсьену странным. Мой муж сразу же заподозрил, что с ним что-то не так. Мы решили съездить к нему в Салем, чтобы поговорить начистоту. А сегодня у Люсьена возникло чувство, что Финн должен вечером позвонить. Вот и все.

– Мэгги, если бы у меня была хоть какая-нибудь достоверная информация, я непременно сообщил бы ее тебе, – сказал Люсьен. – И поверь, если бы я был уверен, что ты в этом деле способна помочь, обязательно обратился бы к тебе. Но честное слово, я сам не понимаю, что происходит. – Сев на свое место, он забарабанил пальцами по столу и, взглянув на жену, спросил: – Сколько у нас осталось времени?

– Через два часа мы должны быть в аэропорту, – ответила Джейд.

– И все же я должна была поехать с вами, – упрямо сказала Мэгги.

– Нет, ты никуда не поедешь, – отрезал Люсьен.

– Но, возможно, вам понадобится моя помощь!

– Она не желает меня слушать, – сказал Люсьен Шону. – Может быть, ты поговоришь с ней? Убеди ее в том, что она должна остаться. У нее двухмесячный ребенок!

Шон и Мэгги переглянулись. Шон встал и, скрестив руки на груди, обвел глазами всю компанию.

– В Салем должен ехать я, – заявил он. – Я единственный коп среди вас.

– Шон прав, – согласился Люсьен. – Помощь профессионала никогда не помешает.

– Но шестым чувством наделена я, а не он, – возразила Мэгги. – Вижу, чего вы добиваетесь! Вы все хотите ехать в Салем, а меня заставляете остаться дома, поскольку боитесь за мою жизнь и здоровье! Я не позволю подобным образом обращаться с собой!

– Поживем – увидим, – пробормотал Шон.

Мэгги обиженно надула губы.

– Нам пора ехать в аэропорт, – промолвила Джейд, вставая. – Кстати, Рагнор и Джордан сегодня вечером прибудут в Нью-Йорк, я связалась по электронной почте с Тарой и Брентом.

– И что ты им сообщила? – спросила Мэгги.

– Я попросила их поддержать нас.

– Нас десять человек, – задумчиво проговорил Люсьен.

– Что ты сказал? – спросила Мэгги.

– Нас десять человек, – повторил Люсьен, – включая тебя, Мэгги. Но у меня ощущение, что нас должно быть больше.

– Двенадцать, как апостолов? – спросила Джейд.

– Или как ведьм на шабаше, – пробормотал Шон.

– Нет, на шабаш слетаются тринадцать ведьм, – поправил его Люсьен.

– А почему вы вдруг вспомнили о шабаше? – удивилась Мэгги. – Потому что события происходят в Салеме? Перестаньте! Салемские ведуны никому не причиняют зла…

– Да и, кроме того, мы с тобой наделены более мощным даром, чем ведуны в наши дни, – заявил Люсьен.

– Значит, мы все, собравшись с силами, должны положить конец творящемуся в Салеме злу, – сделала вывод Джейд.

Люсьен задумчиво покачал головой.

– Если бы речь шла о забавах горстки глупцов, загадывающих шарады, мы бы легко справились с ними, – сказал он. – Но я уверен, что мы столкнулись с какой-то страшной неведомой силой. И сейчас мы можем лишь попытаться сорвать планы тех, кто стоит за ней.


После разговора с Дево Финна охватило беспокойство. Ему казалось, что он сходит с ума.

Он второй раз принял душ в надежде, что вода снимет с него напряжение и поможет избавиться от тяжелых мыслей.

Под прохладными струями воды он действительно стал успокаиваться. Меган находилась в доме тети Марты, и Финн был уверен, что там ей не грозит никакая опасность. Он мог не волноваться за жену. Что касалось супругов Дево, то Финн был рад их приезду в Салем. Он надеялся, что Джейд и Люсьен помогут ему разобраться в происходящих вокруг него странных событиях и найдут им разумное объяснение.

Он оделся и отправился в столовую, чтобы выпить кофе. Только этот напиток мог взбодрить его сейчас и помочь сохранить ясность ума.

Слава Богу, по дороге ему не встретились ни Фаллон, ни Сюзанна. Они наверняка уже знали, что Меган ушла, и обвиняли его в жестокости. Финну не хотелось ловить на себе их полные упрека и негодования взгляды.

В большой общей комнате, примыкавшей к столовой, находились только Элли и ее старший брат Джошуа – дети играли в какую-то настольную игру.

Элли встала и подошла к столику, у которого Финн наливал себе кофе.

– Здесь страшно, – промолвила она.

Финн, улыбнувшись, поставил чашку на столик и присел на корточки перед ребенком.

– Это всего лишь Хэллоуин, Элли, – попытался он успокоить девочку, хотя у самого по спине тоже часто пробегал холодок ужаса. – Люди переодеваются в костюмы и ходят в маскарадных масках. А все эти монстры в музеях ненастоящие, это куклы и макеты, их приводят в движение специальные механизмы.

– Монстры – это люди в костюмах, – заявила девочка.

– А кем они становятся, когда снимают костюмы? – спросил Финн.

Услышав это, Джошуа состроил гримасу:

– Не знаю, как другие взрослые, а мистер Фаллон и Сюзанна – действительно монстры.

– С чего ты это взял?

– Они занимаются кое-чем нехорошим, – с отвращением произнес мальчик.

Финн удивленно приподнял бровь. Неужели эти две старые перечницы занимались сексом? Подобное зрелище вполне могло не только напугать ребенка, но и нанести ему серьезную душевную травму. У детей отвратительная сцена совокупления взрослых способна отбить охоту в будущем заниматься любовью.

– И чем же они занимались? – осторожно спросил Финн.

– Я проснулась ночью, – рассказала Элли, – и мне захотелось увидеть маму и папу. Но я услышала какой-то шум и позвала Джошуа. Мы спустились на первый этаж и заглянули в кухню. Мистер Фаллон и Сюзанна сидели у огня, над которым висел большой котел, и бросали в него что-то.

– Может быть, они готовили глинтвейн – горячее вино с пряностями, – сказал Финн.

– Но они так странно говорили.

– Они произносили слова нараспев, – поправил Джошуа сестру.

– И что же это были за слова?

Джошуа пожал плечами.

– Не знаю, я ничего не понял.

– Гм… А тебе не показалось, что они просто разговаривали друг с другом?

Джошуа решительно покачал головой.

– А вы рассказали родителям о том, что видели ночью? – спросил Финн.

Элли тяжело вздохнула.

– Они страшно рассердились на нас.

– Почему?

– Потому что мы ночью выходили из своей комнаты и бегали по дому. Мама и папа сказали нам то же самое, что и вы. Они считают, что Сюзанна и мистер Фаллон просто что-то готовили – какую-то пищу или вино. Родители запретили нам совать нос в чужие дела. По их мнению, нам повсюду мерещатся монстры, потому что приближается Хэллоуин.

– Понятно. Знаете, что я вам скажу? Сегодня ночью я, пожалуй, сам проверю, что происходит в кухне. А вы оба не должны выходить из своей комнаты, договорились? Там вы будете в полной безопасности. И еще – на всякий случай прочитайте на ночь молитву.

– Мы и так молимся каждый вечер, – сказала Элли.

Финн улыбнулся и погладил малышку по голове.

– Ничего не бойтесь, ложитесь сегодня вечером спокойно спать. Я все выясню, даю слово. Вас никто не тронет в детской, – пообещал он.

Элли протянула Финну руку.

– Спасибо, мистер Дуглас. Не понимаю, почему взрослые часто не воспринимают всерьез слова детей и отказываются им верить.

Серьезность ее тона снова заставила Финна улыбнуться.

– Взрослые не хотят вас обидеть, поверь мне. Просто они считают себя мудрее и опытнее.

Он допил кофе, простился с детьми и вышел из пансионата. Финн был твердо намерен сдержать данное слово. Сегодня ночью он собирался обойти дом и выяснить, что здесь происходит. Но сначала следует позаботиться о безопасности Меган.

Глава 13

Меган с замиранием сердца ждала встречи с мужем. Заперев на стоянке возле отеля старенький «шевроле» тетушки Марты, она вошла в холл. Служащие отеля вежливо здоровались с ней.

В Зале Конанта – так называлось помещение, в котором они выступали, – ее приветствовали официанты, обслуживавшие тех, кто уже пришел поужинать. Посетителей было еще мало.

Финн проверял звук. Взглянув на жену, он кивнул и снова вернулся к своему занятию. Через минуту он выпрямился и обратился к Меган:

– Мы выступаем накануне Хэллоуина, поэтому я решил включить в каждую из четырех частей концерта по одной песне собственного сочинения с соответствующей тематикой. Вся программа будет разбита на четыре композиции под названиями «Марш монстров», «Деформация времени», «Эй ты, крошка в красном капюшоне» и «Будь моим Франкенштейном». Если тебе что-то не нравится в программе, скажи, мы это обсудим. Список номеров лежит вон там, на подиуме, ознакомься с их последовательностью, а я пока пойду выпью кофе.

Финн прошел мимо Меган, даже не дотронувшись до нее, и спустился со сцены. Его спокойный деловой тон изумил ее.

Впрочем, неужели она ждала от него чего-то другого? Может быть, ей хотелось увидеть проявление бурных эмоций – гнева, отчаяния, недовольства? Или услышать уговоры вернуться к нему? Нет, Меган знала, что гордость не позволила бы Финну показать свою слабость.

Когда он проходил мимо, она ощутила исходившее от него тепло и затрепетала.

– Финн, – негромко окликнула мужа Меган. Он остановился и обернулся. – И это все, что ты хотел мне сказать? Я должна прочитать программу – и все?

На скулах Финна заходили желваки.

– А чего еще ты хотела? Ты ушла от меня, потому что по ночам я превращаюсь в маньяка и навожу на тебя страх. Ты не потрудилась сообщить, где находишься, ни разу не позвонила и не сказала хотя бы несколько слов. Ты же могла произнести: «Финн, со мной все хорошо, не беспокойся, просто у нас возникли кое-какие проблемы», – и положить трубку. Но ты не сделала этого!

Меган молчала, не зная, что сказать.

Финн направился к бару. Дугласы были уже хорошо знакомы с бородатым барменом, и он знал их вкусы. Через минуту на стойке перед Финном стояла кружка с горячим кофе.

Меган нашла программу и пробежала ее глазами. Все песни, так или иначе, были связаны с тематикой Хэллоуина. Меган хорошо знала этот репертуар. Спустившись со сцены, она направилась в бар. Подойдя ближе к стойке, она увидела, что рядом с ее мужем сидит какая-то женщина.

Это была Сара, служащая из магазина Морвенны. Меган, поколебавшись, села на табурет рядом с ней и заказала воду с лимоном. Сара приветливо поздоровалась с ней.

– Я думала, что у вас сейчас много работы в магазине, – сказала Меган.

– Это правда, торговый зал сейчас похож на муравейник, но Морвенна наняла на период праздников временных работников. Как только магазин закроется, она придет сюда вместе с Джозефом и Джейми.

– Отлично, – промолвила Меган и взглянула на Финна, который сосредоточенно помешивал ложечкой кофе в кружке. – Но, боюсь, Морвенна за эти напряженные дни слишком устала и не сможет прийти на наше выступление.

– Морвенна во время Хэллоуина никогда не устает, – возразила Сара.

– Неужели? Ну что же, я очень рада за нее.

Сара испытующе посмотрела на Меган.

– Морвенна во время Хэллоуина подзаряжается энергией, – объяснила она. – Для нас это священный праздник.

– Да, я знаю.

Сара улыбнулась.

– Знаете, но не верите.

Улыбка Сары напомнила Меган улыбку Чеширского кота из сказок Льюиса Кэрролла об Алисе, и ей стало не по себе. Или, может быть, ее тревожила мысль о том, что Финн и Сара быстро нашли общий язык и прониклись друг к другу симпатией?

– Пора начинать, – сказал Финн, вставая. – Спасибо, Сара, что пришли на наше выступление.

Не дожидаясь, когда Меган поднимется с табурета, Финн направился к сцене. Меган кивнула Саре, притворившись, что не замечает возникшей между ней и ее мужем близости, и последовала за Финном.

Меган еще не успела подняться на сцену, когда Финн взял микрофон и объявил публике о начале выступления, представив себя и жену. В своей небольшой вступительной речи он поблагодарил всех, кто пришел в Зал Конанта, и пожелал им весело отметить Хэллоуин.

Первой композицией был «Марш монстров», в которую Финн включил свою песню «Ангел Тьмы», а потом Дугласы сыграли известную мелодию Оззи Осборна.

Финн видел, как поблескивают волосы Меган, и ему хотелось дотронуться до них. Но он не смел прикоснуться к ней.

Меган решила держаться от него на расстоянии, и он не желал навязываться ей. Он старался разговаривать с ней деловым тоном и вести себя холодно и отчужденно.

Пока ему удавалось следовать этому плану, и порой становилось невмоготу. Его пальцы машинально двигались по клавиатуре синтезатора, он заученно исполнял свою партию, а сам всматривался в толпу. Публика скрывалась от него в полутени, поскольку в глаза Финну бил свет софитов.

Ему казалось, что он находится в стане уродов и монстров. Но эти монстры не внушали страха. Их серпы, ножи и косы были бутафорскими, пластиковыми.

Настоящие монстры были совсем другими. В жизни они могли вызывать симпатию у окружающих, казаться обаятельными и порядочными, но в душе были чудовищами и тайно творили зло.

Окружавшие его в Салеме люди не внушали доверия, и Финн поэтому чувствовал себя здесь одиноким.

Меган слегка повернула голову, и теперь Финн видел ее профиль. У него защемило сердце. Его жена необыкновенна хороша. Гибкая, изящная, грациозная, с прелестным лицом, роскошными волосами, высокой грудью, тонкой талией и длинными стройными ногами, она являла собой образец совершенства. Может быть, кто-то здесь пытается избавиться от него, ее мужа, чтобы завладеть этой красавицей?

Финн обвел глазами людское море, наполнявшее до краев Зал Конанта, и ему вдруг стало страшно.

Тот, кто хотел устранить его со своего пути, добился своей цели. Меган ушла от Финна. Теперь она жила у тети Марты, и Финн вынужден был держаться на расстоянии от нее. И, тем не менее, он не сдавался.

Он твердо решил, что завтра вступит в бой за свою любимую.

* * *

В начале первого перерыва Финн извинился и куда-то исчез. Меган пошла в бар, чтобы поболтать со знакомыми. Ее охватила тревога, когда она заметила, что Сары тоже нет в зале.

– Кого вы ищете? Может быть, я могу вам помочь? – раздался за ее спиной мужской голос.

Резко повернувшись, Меган увидела перед собой человека в костюме Франкенштейна. У него был хороший грим.

– Никого, – натянуто улыбнувшись, ответила она. – Я просто любуюсь костюмами. Они великолепны. Кстати, ваш мне тоже очень нравится.

– Спасибо.

«Монстр» тоже рассыпался перед ней в комплиментах, и они немного поболтали.

Вскоре Меган увидела Финна. Он направлялся к сцене. Извинившись, она прервала разговор и поспешила к мужу.

Весь второй перерыв Финн пил пиво с каким-то мужчиной в коричневой сутане с капюшоном и полумаске. Морвенна и Джозеф появились в зале во время третьей части выступления Дугласов. Кузина помахала Меган, давая понять, что заказала ужин для нее и Финна. Меган кивнула ей.

Она надеялась, что Финн поужинает с ними, но он даже не присел за их столик.

Морвенна и Джозеф уже знали, что Меган ушла от мужа.

– Ты могла бы хотя бы зайти к нам или позвонить, – с упреком проговорила Морвенна.

– Не обижайся, но я не хотела еще больше огорчать Финна. По его мнению, ты со своей магией отчасти виновата в том, что я совсем спятила и мне по ночам стали сниться кошмары. Тетя Марта в этом плане нейтральный человек, поэтому я предпочла пожить у нее.

Морвенна пожала плечами:

– То, что происходит с тобой, никак не связано с белой магией, которой занимаемся мы, ведуньи. Я нутром чую, что здесь замешаны совсем другие силы.

Меган вдруг вспомнила слова старого Энди Маркёма: «Бак-Дал хочет вас».

Странно, но тогда на заброшенном кладбище, среди неосвященных могил, Меган испытала суеверный ужас, услышав это.

– Перестань, Морвенна, – сказала Меган. – В моих кошмарах нет ничего сверхъестественного. Сны являются отражением дневных впечатлений. Хэллоуин со своей атрибутикой, а также сложные отношения с мужем подействовали на меня соответствующим образом. Вот и все. Нам с Финном надо пожить врозь хотя бы до отъезда отсюда. Дома мы постараемся разобраться в своих проблемах. А если и в дальнейшем нам будут сниться кошмары, то мы обратимся за помощью к опытному психологу.

Увидев, что Финн вернулся на сцену, Меган встала из-за стола. Пора было продолжить выступление. Направляясь к сцене, она чувствовала на себе взгляд Морвенны.

Исполнив третью композицию, Меган и Финн снова ушли на перерыв. Спрыгнув со сцены, Финн направился к столику Морвенны и Джозефа и поздоровался с ними. Меган подошла к бару и заказала воду с лимоном. Она видела, как, поцеловав ее кузину в щеку, Финн разговорился с проходившим мимо Сэмом Тартаном. Тот, судя по всему, был доволен наплывом публики. Поболтав с ним, Финн снова подсел к мужчине в сутане и полумаске, чтобы выпить пива.

Глотнув воды, Меган вдруг почувствовала, что ее кто-то легонько похлопал по плечу. Обернувшись, она увидела перед собой мужчину в костюме палача. Его лицо скрывала маска.

– С тобой все в порядке? – услышала она знакомый голос.

– Майк?

– Да, это я. Мне пришлось надеть маскарадный костюм – такова традиция. Мне очень понравилось ваше выступление. Ты выглядишь потрясающе. Прекрасная программа, я получил массу удовольствия.

– Программу составлял Финн.

– Передай ему, что я восхищен его вкусом и талантом. Впрочем, вряд ли он оценит мои слова. Финн явно недолюбливает меня.

– Это неправда. Просто он чувствует себя здесь не в своей тарелке.

– И все же, Меган, шестое чувство подсказывает мне, что твой муж терпеть меня не может.

Меган рассмеялась.

– Откуда у тебя шестое чувство, Майк? Ты же ученый, у тебя развито логическое мышление и разум превалирует над чувствами.

– И тем не менее, я ощущаю по его взгляду, по рукопожатию, что он готов задушить меня.

– Давайте как-нибудь все втроем пообедаем, – предложила Меган. – Я уверена, что вы найдете общий язык, как только ближе пообщаетесь.

– Возможно, так оно и будет, – согласился Майк. – Тебе что-нибудь заказать?

– Нет, спасибо, мне вполне достаточно стакана воды с лимоном.

Через некоторое время Майк кивнул в сторону сцены:

– Тебя зовут, Мег.

– Да, пора.

Когда она подошла к сцене, Финн бросил на нее холодный взгляд. Неужели он узнал Майка? Но как ему это удалось?

Она хотела подняться на сцену, но ее волосы вдруг зацепились за ветку бутафорского дерева. Рядом с ней раздался смех.

Повернувшись, Меган увидела совершенно зеленое лицо человека, одетого в костюм, изображавший лес. Из него в разные стороны торчали пластиковые сучья и виниловые ветки.

– Дикий наряд, правда?

Несмотря на причудливый макияж, Меган сразу же узнала Даррена Менти. Его костюм поражал воображение. Он действительно походил на раскидистое дерево.

– Даррен, это ты! – радостно воскликнула Меган.

– Да, собственной персоной.

– У тебя сногсшибательный наряд.

– Я старался превзойти сам себя, и мне это удалось, – без ложной скромности похвастался Даррен. – Прости, я, конечно, не хотел вырывать у тебя клок волос, а просто подошел поздороваться. Мне очень понравилось ваше выступление.

– Спасибо. – Меган поцеловала Даррена в щеку.

– Давай руку, я проторю тебе дорогу к сцене сквозь толпу.

Даррен действительно беспрепятственно подвел ее к сцене. Все это время Финн не спускал глаз с жены, а Меган старалась не смотреть на него. Поднявшись на сцену, она встала лицом к публике.

Народ быстро расходился, зал пустел на глазах. Одни, наверное, устали от переизбытка впечатлений, а другие хотели отметить наступавший праздник в кругу друзей и близких. Морвенна и Джозеф тоже уехали.

После выступления Финн стал возиться с синтезатором, и Меган тоже замешкалась, не зная, что делать. Ей не хотелось возвращаться одной домой, и в то же время она понимала, что не может попросить мужа проводить ее до дома тети Марты. Ведь она бросила его…

Меган обвела взглядом зал и заметила среди немногих оставшихся посетителей Даррена в костюме раскидистого дерева и Майка Смита. Сары и Джейми Грея нигде не было видно.

Попрощавшись со служащими гостиницы, Меган направилась к выходу. На улице она остановилась в нерешительности. Впереди стояли деревья, словно застывшие с молчании часовые. Меган стало не по себе. Ей захотелось вернуться, но она отогнала малодушные мысли и зашагала к машине.

Финн зачехлил аппаратуру и взглянул в сторону бара, где только что видел Меган. Он не предложил проводить ее, поскольку знал, что она откажется. Но Финн все это время следил за ней, и ему казалось, что она не сможет незаметно покинуть отель.

За стойкой бара сидел только Адам Спейд.

– Вы не видели Меган? – подойдя к нему, спросил Финн.

– Минуту назад она была здесь.

– Она пожелала нам спокойной ночи, – сообщил один из официантов, – а затем покинула отель через главный вход.

– Спасибо, – поблагодарил их Финн.

Поспешно выйдя из отеля, он побежал к автостоянке и увидел спину удалявшейся по улице Меган.

«Не позволяйте ей ходить ночью одной, особенно в тумане», – всплыли в его памяти слова Люсьена Дево.

Однако сейчас не было тумана.

– Меган! – окликнул Финн жену.

Однако она уже пропала из виду.


Дойдя до первого дерева, Меган увидела, что вокруг ее ног начал клубиться голубоватый туман.

Когда она приблизилась ко второму, туман уже доходил ей до груди. Она ускорила шаг, а потом, когда ей показалось, что за ней кто-то идет, замерла на месте. Вокруг стояла мертвая тишина. Не слышалось ни единого шороха, ни единого звука. Обернувшись, Меган взглянула на отель, откуда совсем недавно группами выходили шумные смеющиеся люди. Ей показалось, что отель сейчас очень далеко от нее. Машина тетушки Марты, на которой Меган приехала сюда, была не ближе.

Должно быть, из-за тумана перспектива смещалась. Меган снова взглянула на отель. Как бы ей хотелось, чтобы на его крыльце появился хотя бы один человек, пусть даже какой-нибудь пьяный, нетвердо держащийся на ногах тип.

Меган была близка к панике. Ей хотелось броситься назад к отелю и укрыться за его дверями. Но, взяв себя в руки, она снова зашагала к автостоянке.

Сделав несколько шагов, Меган опять замерла на месте. Ей показалось, что у ее машины кто-то стоит. Из темноты на нее смотрели пылающие ярким огнем глаза.

– Меган!

Она не была уверена, действительно ли слышала, как кто-то окликнул ее по имени, или это ей только померещилось. Стоявший впереди человек был одет в плащ с капюшоном или в длинное пальто. Он как будто манил Меган к себе. Ее вдруг охватило безумное желание броситься к нему и испытать его власть над собой.

Она снова двинулась к стоянке, но неожиданно споткнулась. Что-то как будто не пускало ее вперед.

Разум одержал верх над иррациональным порывом. Она повернулась и побежала назад к отелю. Там она могла попросить кого-нибудь проводить ее до машины.

Через несколько секунд она услышала за спиной чьи-то шаги. Они приближались. Оглянувшись на бегу, Меган увидела темный силуэт. Преследователь настигал ее. Его фигура была окрашена в синие тона и едва выделялась на фоне тумана. Он двигался стремительно, но плавно и был уже совсем близко.

Меган помчалась вперед что было сил. Ей казалось, что от скорости сейчас зависела ее жизнь.

– Меган, Меган!

На этот раз она отчетливо слышала свое имя, но не понимала, откуда доносится голос. Ее со всех сторон окружало море серебристо-голубого тумана.

Она чувствовала того, кто находился за ее спиной. Он как будто тянул к ней свои огненные щупальца, касался ее волос и пытался схватить. Меган громко закричала, увидев впереди в тумане чей-то темный силуэт. Она не знала, был ли это тот, кто гнался за ней, или кто-то другой.

Теперь она не знала даже, в каком направлении движется. Туман был слишком плотным. Внезапно его прорезали два огонька, и Меган едва подавила рвущийся из груди крик.

Это были глаза, золотисто-красные, огненные…

Она уже видела их прежде в своих кошмарных снах. Может быть, ей надо попытаться проснуться? Но нет, все это происходило с ней не во сне, а наяву.

Меган бросилась бежать, не разбирая дороги, прочь от этих страшных глаз.

Но внезапно она наткнулась на что-то твердое, живое. Это была сильная мужская грудь. Чьи-то руки обхватили ее, пытаясь остановить, удержать.

– Нет! – в ужасе закричала она.

– Меган!

– Нет!

Она изо всех сил ударила стоявшую перед ней темную фигуру и снова закричала.

Глава 14

Темная фигура рухнула с глухим ударом на мостовую. Меган закричала и резко повернулась, чтобы убежать, но тут заметила, что туман стал стремительно рассеиваться.

Она увидела отель, который находился в двух шагах от нее, а также деревья, которыми была обсажена автостоянка. Меган в растерянности перевела взгляд на распластавшуюся на мостовой черную фигуру. Незнакомец начал медленно подниматься.

Охваченная ужасом, Меган хотела убежать, но услышала его голос, глубокий, хрипловатый.

– Меган!

Это был Финн. Он с трудом поднялся на ноги.

– С тобой все в порядке, Мег?

Она бросилась к нему. Плащ с капюшоном, который он взял в магазине Морвенны, был в грязи, на него налипли сухие листья. Финн тяжело дышал, наклонившись и упершись ладонями в колени. В его темных взлохмаченных волосах тоже были листья.

Ни минуты не колеблясь, Меган обняла его. Страх за его жизнь быстро сменился чувством облегчения. Финн был цел и невредим.

Выпрямившись, Финн заключил жену в объятия.

– Меган, Меган, – повторял он, не переставая гладить ее по голове.

Немного отстранившись, она заботливо вынула листья из его густых волос.

– Как ты себя чувствуешь?

– Нормально. Правда, меня немного помяли и поставили пару синяков, но ничего… заживет.

– Финн, – снова прильнув к его груди, тихо промолвила Меган, – ты спас меня сегодня.

– Я готов умереть за тебя, Меган, и ты знаешь это.

– Ты бросился мне на помощь, несмотря на то, что я ушла от тебя. Но поверь, я не собиралась навсегда расставаться с тобой. Я переехала к тетушке только потому, что ты не понимал меня… Ты не верил в опасность, которую таят в себе кошмары. Вокруг нас творится что-то странное…

– Теперь я это вижу, Меган.

– Вот и сейчас… Что это было?

Меган с опаской огляделась вокруг. Клочья тумана все еще висели над землей, но не застилали взор. На обсаженной деревьями парковке стояло несколько машин.

– Это был человек, – продолжала Меган, – я это чувствовала. А его глаза… Такие горящие глаза я видела в своих кошмарах. Кто это был? Чего он хотел?

Финн, нахмурившись, покачал головой.

– Не знаю, Мег… – Взгляд зеленых глаз Финна потемнел. Меган любила эти родные для нее глаза. – Я не заметил, как ты вышла из отеля. Увидев, что нет в зале, я поспешил на улицу, чтобы догнать и проводить тебя до дома. И тут начал быстро подниматься туман. Через несколько мгновений я уже ничего не видел вокруг. Я пошел сквозь туман наудачу и вскоре услышал твои шаги, а потом испуганные крики. Я бросился на этот шум и наконец увидел тебя и его… или ее… Нет, все же это был он.

– Он был невероятно стремительным.

– Не бойся. Кто бы это ни был, его сейчас нет рядом. Он убежал. – Вздохнув, Финн взглянул на стоянку. – Странный какой-то туман поднимается здесь по ночам.

Меган молча пожала плечами, не желая признаваться, что этот туман тоже пугал ее.

– Давай заявим на этого парня в полицию, – предложил Финн.

– Но что мы напишем в заявлении?

– То, что какой-то тип пытался напасть на тебя возле автостоянки.

– Но мы даже не знаем, как он выглядел и не сможем описать его.

– Это не важно. Полиция должна знать, что какой-то подонок преследует женщин, подкарауливая их возле нового отеля.

Они вернулись в отель. Зал Конанта уже опустел. Столики были убраны, уборщики мыли полы. Только в баре сидели еще несколько посетителей. Финн направился туда.

Следуя за ним, Меган размышляла о том, что с ней только что произошло, пытаясь найти ответы на мучительные вопросы. Почему она не разглядела лица своего преследователя? Ведь он был совсем рядом, едва не дотронулся до нее… А потом в мгновение ока бесследно исчез. Как такое могло быть? Она налетела на Финна, он упал. Финн был единственным человеком, которого она видела на месте событий.

Финн…

В душу Меган закрались подозрения, она пыталась избавиться от них, но не могла…

Неужели это Финн окликал ее по имени, пугал и преследовал в тумане, изображая преступника, пытающегося напасть на нее? А потом явился перед ней в роли спасителя… Неужели Финн хотел таким образом доказать ей свою любовь и внушить мысль, что нужен ей?

Нет, Меган не верила, что Финн способен на такое коварство. Он упрям, даже настырен, но не коварен. Финн всегда шел прямиком к своей цели и никогда не пользовался окольными путями.

И все же сомнения не покидали Меган.

– Тео, – обратился Финн к сидевшему на высоком табурете у барной стойки человеку, – только что у автостоянки кто-то пытался напасть на Меган.

Это был тот самый мужчина в коричневой монашеской сутане, но теперь он снял капюшон и полумаску, и Меган узнала его.

– Ты помнишь Тео Мартина, офицера полиции, дорогая?

– Да, конечно, – ответила Меган и пожала Тео руку. – Спасибо за помощь, которую вы вчера оказали моему мужу, офицер.

– Не за что. Итак, что произошло? На вас напали возле стоянки?

– До нападения дело не дошло, – сказала Меган и на мгновение замялась. – На место событий подоспел Финн и остановил преступника. Тот убежал.

– Да, я помешал ему довести дело до конца, но мне не удалось задержать его, – с сожалением заметил Финн.

– Скажите, Адам, возле вашего отеля такое уже случалось? – спросил Тео стоявшего за барной стойкой лысого как бильярдный шар исполина.

Адам озабоченно нахмурился.

– Этот тип вас схватил? – спросил он Меган.

– Нет-нет… По существу, ничего страшного не произошло. Но ведь преступник может попытаться напасть еще на кого-нибудь…

– В таком случае администрация отеля должна установить круглосуточное дежурство охранников на автостоянке, – заметил Адам. – Сэму придется раскошелиться и нанять людей для этого.

– Вы должны пойти в полицейский участок и подать заявление, – сказал Тео.

Меган растерянно взглянула на Финна.

– Не знаю, стоит ли нам писать заявление? Все произошло так быстро. Нам нечего сообщить по существу. Я не видела лица нападавшего. И он… он даже не дотронулся до меня. Нет, я не хочу обращаться в полицию. Но, тем не менее, мне кажется, что необходимо убедить Сэма Тартана установить круглосуточный пост охраны на автостоянке.

Тео Мартин пристально посмотрел на Меган.

– Ну, хорошо, однако все же мы должны сообщить о случившемся дежурному наряду полиции. Кто знает, быть может, рядом с отелем бродит какой-нибудь наркоман или маньяк. Хэллоуин всегда напряженное время для копов. Город как будто сходит с ума. Все переодеваются в монстров, даже маленькие дети! Сегодня я видел паренька, забинтованного с головы до ног и залитого красной, как кровь, краской. Я спросил его, что означает его костюм, и парень ответил, что он изображает жертву аварии. Не понимаю, что в этом забавного?

Тео поморщился с недовольным видом.

– Спасибо, ребята, но нам пора, – сказал Финн.

Выйдя на улицу, они остановились. Туман полностью рассеялся. На небе светила огромная полная луна.

– Я провожу тебя до машины, – сказал Финн. – Ты остановилась у тети Марты?

– Да.

– Я наведался к Морвенне, и когда тебя там не оказалось, догадался, что ты поехала к Марте.

– Финн, – тихо промолвила Меган, – я не собиралась уходить от тебя. Я сама не понимаю, что произошло. Я убежала не из-за ревности или злости на тебя… а из страха.

– Я все понимаю, Мег.

– Правда?

– Да.

Лицо Меган медленно озарилось улыбкой.

– Мы скоро уедем отсюда, Финн. И если кошмары продолжатся, мы обязательно сходим к психоаналитику – он поможет нам обрести душевный покой.

– Садись в машину, Мег, я буду следовать за тобой до самого дома тети Марты.

– Прошу тебя, не надо, Финн.

– Никаких возражений.

Меган пожала плечами.

– Ну, хорошо.

– Не волнуйся, я не буду навязываться тебе. У меня уже есть занятие на эту ночь.

– Да? И что же это за занятие?

– Я обещал провести одно расследование, – усмехнувшись, ответил Финн.

– Расследование? – с недоумением переспросила Меган.

– Да, я разговаривал сегодня днем с детьми наших соседей, постояльцев пансионата. Они напуганы тем, что увидели ночью на кухне.

– И что же там происходило? – с любопытством спросила Меган.

– Фаллон что-то готовил в котле на открытом огне. Сегодня я хочу выяснить, чем это он занимается под покровом ночи.

– Ты не шутишь?

– Я абсолютно серьезен. А что, если старик спятил и вообразил, что способен наслать на кого-нибудь порчу накануне Хэллоуина? Он может быть опасен для окружающих, Мег. Не забывай, что в пансионате живут дети. Вдруг с ними что-нибудь случится?

Меган на мгновение задумалась.

– Если хочешь, я поеду вместе с тобой в пансионат. Иногда ты ведешь себя как большой ребенок. За тобой нужен глаз да глаз – иначе попадешь в беду.

Финн покачал головой, грустно глядя на жену.

– Не надо, Меган. Ты даже не сказала, почему ушла от меня, что я сделал, или, вернее, что я якобы сделал.

– Никаких «якобы», Финн. Ты едва не задушил меня. Проснулся среди ночи и набросился на меня, как сексуальный маньяк, потом начал душить.

Финн долго молча смотрел на жену, стиснув зубы. На его скулах ходили желваки, зеленые глаза приобрели стальной оттенок, чем-то напоминавший цвет голубоватого ночного тумана.

– На твоей шее нет синяков, – наконец холодно проговорил он. – Может быть, все это тебе приснилось?

– Нет, Финн, ты до смерти напугал меня.

– Повторяю: на твоей шее нет следов от пальцев.

– Финн…

– Успокойся, Меган, все хорошо. Я поеду за тобой до дома Марты и подожду, пока ты не окажешься в полной безопасности.

Меган опустила голову.

– Спасибо.

Они вместе сели в машину Марты, на которой Меган должна была подбросить его до того места, где он припарковал свой автомобиль.

– Если хочешь, давай встретимся завтра после обеда, – предложила Меган, когда они добрались до парковки.

Финн не сразу ответил, и это удивило ее. Меган думала, что предложение обрадует мужа, однако он явно колебался, не зная, что сказать, и молча смотрел в лобовое стекло. Меган встревожилась. Неужели муж не хочет побыть с ней? Она так привыкла к нему, к его крепким объятиям, сильным рукам, мускулистому телу.

– Завтра я должен кое с кем повидаться, – наконец произнес он.

– Да? Интересно, с кем?

– С людьми, благодаря которым в центральной прессе появилась публикация о нашем творчестве. Ты их знаешь, они, как и мы, живут в Новом Орлеане. Но на праздники приедут сюда, в Салем. Я уже договорился встретиться с ними за чашкой кофе.

– Разве ты не хочешь, чтобы я пошла на эту встречу вместе с тобой?

– Я думаю, что ты увидишь их завтра вечером в отеле.

Меган поняла, что муж не намерен брать ее с собой на встречу с супругами Дево.

Расстроенная, она откинулась на спинку кресла.

– Я люблю тебя, Меган, – промолвил Финн, выходя из машины. – Никогда не сомневайся в этом.

Вскоре она услышала, как он включил зажигание и его машина тронулась с места.

Через несколько минут обе машины подъехали к дому тети Марты.

– Я провожу тебя до двери, – сказал он.

Марта оставила зажженным свет на веранде, и он падал во двор. Тем не менее, Финн нахмурился. Что-то здесь не нравилось ему.

– В чем дело, Финн?

– Дом стоит на окраине, за ним начинается лес.

– В Новой Англии вообще много лесов.

– Марте нужно завести немецкую овчарку или ротвейлера.

Меган улыбнулась.

– Это место не такое уж глухое, как тебе кажется. У тети Марты есть соседи. Кроме того, как ты знаешь, недалеко отсюда находится новый отель.

Финн кивнул, решив, что становится слишком мнительным.

– Может быть, все же зайдешь? Сходишь в туалет и все такое прочее.

– Хорошо, я, пожалуй, действительно зайду на минутку, – после небольшой паузы согласился Финн.

Марта предусмотрительно не выключила на кухне свет. Они прошли по темному холлу и вошли в гостиную.

– Тебе нельзя здесь оставаться, – внезапно заявил Финн.

– Да что с тобой? – Меган изумленно взглянула на мужа. – Это же дом тети Марты, добропорядочной американки, любительницы яблочного пирога и почитательницы звездно-полосатого флага.

– Сам не знаю, но мне здесь почему-то не по себе. Может быть, мне не нравится, что дом расположен вдали от проезжих дорог. И потом, здесь нет ни сторожевой собаки, ни системы сигнализации.

– Их нет, потому что они не нужны. Успокойся, пойдем на кухню, я приготовлю чай.

Они вошли в кухню, и Финн взгромоздился на старомодный высокий табурет у кухонной стойки.

Налив воду в чайник, Меган поставила его на плиту и полезла в шкафчик за пакетиками с чаем.

– Мне не хотелось бы будить Марту, – сказал Финн.

– Не беспокойся, мы не разбудим ее. Комната тетушки находится на втором этаже с другой стороны дома. – Внезапно она тихо засмеялась. – Финн, взгляни-ка на это!

– Что ты там нашла?

Меган показала на стол под навесным шкафчиком, в котором она рылась. На столе стояли две кружки, а на них лежала записка. Взяв этот листок бумаги, Меган развернула его и прочитала:

– «Если к тебе заглянет Финн, то угости его горячим шоколадом. Порошок уже засыпан в эти кружки, просто залей его кипятком и добавь молока, если нужно».

– Милая заботливая тетушка, – промолвил Финн.

Чайник на плите засвистел, и Меган налила в кружки кипятку. Когда она направилась к холодильнику за молоком, Финн поймал ее за руку и притянул к себе.

– А где твоя комната?

– А зачем она тебе? – игриво спросила Меган.

– Да я просто так спрашиваю. Комната Марты расположена наверху, а твоя?

– А моя находится здесь, за этой дверью.

– Далеко от спальни Марты, да?

Меган кивнула.

– А там есть камин? – спросил Финн.

– Есть.

– Я давно мечтал выпить горячего шоколада у камина.

– Хорошо, давай добавим в него немного холодного молока, чтобы не обжечься. Раньше в смежном с кухней помещении была, наверное, комната служанки или даже кладовая. Но все равно моя спальня милая, уютная комната.

– Отлично.

Меган добавила в кружки немного молока, и Финн взял их, попросив жестом жену открыть дверь в комнату. Она повиновалась и включила в спальне свет.

Переступив порог, Финн убедился, что она такая же старомодная и уютная, как и все другие помещения в доме. Кровать с пологом на четырех столбиках. Вся обстановка выдержана в красно-бело-синих тонах, под цвет национального флага. Жителям Новой Англии всегда было присуще обостренное чувство патриотизма. Дубовые столики, массивный комод, кровать, раму большого зеркала, спинки кресел покрывала резьба.

Поставив кружки на комод, Финн подошел к камину и обнаружил рядом с ним аккуратно сложенные поленья для растопки – специальный экологически чистый материал, продававшийся обычно в супермаркетах и предназначенный для домашних каминов. Финн быстро разжег огонь.

Меган с восхищением следила за каждым его движением, любуясь мужем. Она уже почти начала забывать о том, как он душил ее сегодня ночью и как его глаза горели хищным красным огнем. Может, это был всего лишь сон?

На лоб Финна упала прядка темных волос. Подняв глаза на жену, он улыбнулся.

– Тетя Марта покупает отличное топливо! Знаешь, мне здесь очень нравится. Почему мы остановились в пансионате, а не в этом доме?

Меган усмехнулась:

– Потому что все мои родственники кажутся тебе чудаками и ты не захотел жить с ними под одной крышей.

– Ах да, действительно.

Взяв кружки с горячим шоколадом, они уселись на пушистый синий ковер перед горящим камином. Прислонившись спиной к ножке кровати, Финн обнял одной рукой жену. Меган откинулась на грудь мужа и положила голову ему на плечо. Как и прежде, до приезда в Салем, сейчас она снова чувствовала себя в безопасности.

Рассеянно глядя на языки огня, Финн поглаживал Меган по голове. Она не хотела, чтобы он уходил, и вместе с тем боялась ложиться с ним в постель.

– Финн…

– Да?

– Как ты думаешь, что происходит? Может быть, один из нас сходит с ума?

– Нет… все хорошо, дорогая… Мне только не нравится, что к дому так близко, подходит лес.

Меган улыбнулась и погладила мужа по подбородку.

– Я не уверена, что смогу провести эти две ночи без тебя, – прошептала она.

Финн зашевелился, намереваясь встать.

– Мне надо вернуться в Хантингтон-Хаус, – сказал он.

– Побудь со мной еще немного, – попросила Меган. – Я быстро приму душ и вернусь. Мне кажется, что от меня воняет ресторанной пищей, туманом, табачным дымом и другой гадостью.

– Хорошо, я подожду тебя, иди.

Поднявшись, Меган отправилась в ванную.

Ванная комната в доме тети Марты была оборудована в духе времени. Когда речь шла о бытовых удобствах, Марта отступала от своих правил и шла на уступки современному комфорту. Меган была рада, что ее тетушка оказалась практичной, здравомыслящей женщиной и не держалась за старину любой ценой. Ванну заменили не более десяти лет назад, душевая кабина была из мрамора и матового стекла. Темно-синий цвет раковины перекликался с тонами обстановки спальни.

Меган быстро разделась, морща нос. Каждый раз после выступления она чувствовала, что вся ее одежда пропитана запахами клуба.

Горячая вода, гель с тонким запахом сандалового дерева и прикосновение сетчатой губки к телу доставили Меган чувственное удовольствие. Водя губкой по плечам, груди и животу, она почувствовала, что возбуждается. Было три часа ночи, окружающий мир как будто исчез, и теперь по телу Меган пробегал огонь от каждого движения собственных рук.

Это уже никуда не годилось! Меган было достаточно позвать мужа, и он тут же пришел бы к ней.

Но ее пугали воспоминания о прошлой ночи и мучила ревность… А что, если Финн дотрагивался до Сары, этой миниатюрной хорошенькой молодой женщины, которая вполне могла заворожить его? Сара, несомненно, обладала экстрасенсорными способностями.

Стеклянные двери душевой кабины открылись, и Меган увидела Финна. Он был совершенно нагим. Окинув взглядом его великолепное мускулистое тело, Меган заметила, что он сильно возбужден.

– Я подумал, что ты хочешь видеть меня, – промолвил он.

Финн улыбался одними глазами, но Меган чувствовала, что он напряжен. От горячей воды шел пар, он чем-то напоминал голубой ночной туман…

Финн потянулся к губке, которой Меган делала круговые движения внизу живота.

– Позволь мне…

Он стал осторожно тереть ее спину нейлоновой сетчатой губкой, гель для душа пенился, оставляя на теле тонкую скользкую пленку. Ощущения были чувственными, эротичными. Меган вцепилась в плечи Финна и прижалась к нему…

Ее ладони пробежали по его спине, спустились на упругие ягодицы и стали ласкать мускулистые бедра, а потом вставший член Финна. Его рука тут же проникла в промежность Меган. Она содрогнулась всем телом, едва не упав на пол кабины, и из ее груди вырвался громкий стон наслаждения.

– Тсс! – прошептал Финн и запечатал ей рот жадным поцелуем. – Ты ведь не хочешь, чтобы мы разбудили Марту?

– Она оставила нам шоколад… – пробормотала Меган, чувствуя, что у нее кружится голова.

– Но мы же с тобой не хотим, чтобы старушку всю ночь мучили эротические сны, правда? – жарко прошептал Финн, прижавшись губами к мочке ее уха.

– А может быть, ей нравятся эротические сны, кто знает?

– Но не с нами в главных ролях! – сказал Финн и подхватил жену на руки.

Ему было нелегко вынести Меган из душа. Ее мокрое тело выскальзывало, вода мешала двигаться. Финн кое-как закрыл кран и вышел со своей ношей из кабины. Меган едва сдерживала смех, наблюдая за его неуклюжими попытками донести ее до кровати. Когда он уже хотел бросить ее на постель, Меган остановила его:

– Подожди!

Протянув руку, она сорвала с постели покрывало и откинула простыни. Финн, негромко постанывая, старался удержать ее на руках, стоя в неудобной позе. Когда постель была расстелена, Финн наконец уложил на нее жену и навалился сверху. Закинув ее руки за голову, он жадно припал к ее губам. Насытившись, Финн стал осыпать поцелуями тело Меган, спускаясь все ниже.

Он ласкал ее грудь с затвердевшими сосками, ее живот с аккуратным пупком. От его прикосновений возбуждение Меган быстро нарастало. Она любила этого мужчину всем сердцем и хотела быть только с ним.

Наконец Финн вошел в нее и стал увеличивать темп толчков. Меган потеряла чувство реальности. Погрузившись в полузабытье, она достигла такого сильного оргазма, что ей казалось: от ее содроганий и крика рухнет дом и в Новой Англии начнется землетрясение.

Вцепившись в мужа, Меган тяжело дышала, медленно приходя в себя. По ее телу текли струйки пота, пряди влажных волос прилипли к лицу, сердце бешено колотилось, руки и ноги дрожали.

Финн убрал с ее лба налипшие завитки волос и, нежно обняв, прижал к себе. Меган было уютно и покойно в объятиях мужа. Она чувствовала себя в полной безопасности. Финн любил и лелеял ее.

И все же в ее душу снова закрались сомнения… Действительно ли она хорошо знает Финна? В последнее время он сильно переменился. А сегодня утром произошло нечто ужасное… Он вцепился ей в горло, и у него был такой яростный, беспощадный взгляд, что у Меган по спине забегали мурашки и душа ушла в пятки.

«Не засыпай! – молча молила она мужа. – Только не засыпай! Молю тебя, Господи, не дай ему заснуть, иначе я погибла!»

Финн вдруг встал с постели.

– Я должен вернуться в Хантингтон-Хаус, – заявил он.

Нагой и прекрасный, как античный герой, он прошел в ванную комнату, чтобы ополоснуться. Меган понимала, что ей не следует ходить за ним.

Через несколько минут Финн вышел, быстро оделся при свете камина и, снова подойдя к кровати, поцеловал Меган в лоб.

– Я люблю тебя, – шепнул он и ушел.

Меган вскочила с постели и побежала к входной двери, чтобы запереть ее за Финном. Вскоре послышался звук заведенного мотора, и машина Финна уехала.


Энди Маркем проснулся в холодном поту. Хэллоуин неумолимо приближался, до праздника осталось совсем немного.

Маркем снимал меблированные комнаты в одном из домов в центре города. У него была машина, старый «форд»-пикап, но Энди редко пользовался им. Автомобиль был таким же древним, как и его хозяин.

В последнее время Маркема мучило сильное беспокойство. Он не находил себе места.

На улицах ночью не было транспорта, и Энди, сев в свой пикап, быстро добрался до заброшенного кладбища. Он захватил с собой фонарь, но в нем не было надобности. Яркая луна хорошо освещала местность.

Остановив машину, Энди вышел из нее и взял с заднего сиденья кирку. Кругом было безлюдно, но он видел следы, оставленные теми, кто недавно побывал здесь. Трава была утоптана, и на земле валялись свечные огарки.

Мороз пробежал по спине Энди. Ветер шуршал листвой, слышался какой-то странный шелест, похожий на шепот… Энди стало жутко.

Он двинулся по кладбищу мимо разбитых надгробий, раздвигая высокую траву. Ему казалось, что откуда-то издалека доносились вздохи и звуки музыки. В воздухе стояло какое-то марево, похожее на голубоватый туман…

Его клубы преследовали Энди по пятам. Куда бы он ни пошел, там возникали белесые клочья.

«Энди, Энди, Энди…» – шептал ветер. Казалось, он звал старика. Собравшись с духом, Маркем решительно двинулся вперед. Он чувствовал, как крепнет его воля. Ему придавало силы то, что он знал тайну этого кладбища. Он упал на колени перед мраморной статуей. «Энди, Энди, Энди…» – раздавалось вокруг. Теперь его имя звучало совершенно отчетливо. С трудом поднявшись на ноги, старик взял кирку. Он чувствовал, что позади него кто-то стоит.

Обернувшись, он взревел и увидел океан ночной тьмы и странное движение в нем. Маркем занес кирку.

Его крик прорезал тишину ночи, но через мгновение его голос заглушило шуршание листвы и шорох ветра. Вскоре все смолкло.


Финн вернулся в Хантингтон-Хаус около четырех часов утра. Он запер за собой входную дверь и замер, прислушиваясь. В доме стояла тишина. Пройдя через холл, он заглянул в столовую, а потом вошел в гостиную. Помещения были безлюдны, в комнатах горели небольшие ночники, а по углам залегли густые загадочные тени.

Финн знал, что скоро встанет Сюзанна и пойдет готовить завтрак для постояльцев, которые рано просыпались.

Покинув кухню, Финн зашагал по коридору в то крыло здания, где располагался его номер. Найдя в кармане ключ, он открыл дверь и, переступив порог, тщательно запер ее за собой. Когда он обернулся, у него возникло неприятное ощущение, будто в номере что-то не так. Окинув комнату внимательным взглядом, он заметил, что легкие занавески на балконных дверях немного раздвинуты и покачиваются от ветра. Двери на балкон были распахнуты настежь!

Холодок пробежал у него по спине. Финн прекрасно помнил, что запер балконные двери. Он обшарил комнату и ванную, но так и не обнаружил злоумышленника, который мог затаиться здесь. Немного успокоившись, Финн стал раздеваться, однако вскоре до его слуха донесся какой-то шум из глубины дома.

Он напряженно прислушался. Из кухни доносился мужской голос. Звуки были тихими, приглушенными, но все равно в ночной тишине они были явственно слышны.

Стиснув зубы, Финн двинулся к кухне. Приоткрыв дверь, он заглянул внутрь.

Огонь в старом очаге снова разгорелся, и языки пламени лизали огромный чайник, висевший на железном штыре. В кухне находился только старый Фаллон. Стоя на костлявых коленях перед очагом, он нараспев произносил заклинания и бросал в чайник какие-то травы или порошки из резной деревянной шкатулки, которую держал в руках.

Финн не мог разобрать слов. Бросив щепотку содержимого шкатулки в чайник, Фаллон кинул следующую щепотку в огонь, и он ярко вспыхнул.

Старик продолжал нараспев повторять заклинания и магические формулы, совершая неведомый Финну ритуал.

У Финна свело скулы от злости. Он решительно распахнул дверь и вошел в кухню.

– Что вы здесь, черт возьми, делаете? – взревел он.

Глава 15

Застигнутый врасплох, Фаллон испуганно вскрикнул от неожиданности, выронил шкатулку, вскочил на ноги и уставился на Финна.

Однако выражение страха в его глазах сразу же сменилось гневом и негодованием.

– Зачем вы пришли сюда, черт бы вас побрал?! – возмущенно воскликнул он. – Вы все испортили, идиот!

– Насколько я понял, мистер Фаллон, вы произносили магическое заклинание…

– Ну и что? Я, к вашему сведению, ведун и не делаю ничего дурного. Вам следовало бы знать, молодой человек, что ведуны не занимаются черной магией и никому не причиняют зла. Если они нарушат это правило, то зло вернется к ним с утроенной силой.

Финна поразило то, с какой искренностью и страстью говорил Фаллон.

– Вы не можете ответить, что вы здесь делали?

– Я не желаю отвечать на ваши вопросы, это вас не касается, – заявил Фаллон, но, помолчав, все же объяснил суть своих действий: – Я произносил заклинания, чтобы защитить себя и других от злых сил.

– От каких еще сил?

– От мертвых и призраков, явившихся с того света. – Фаллон снова опустился на колени и, бросив щепотку какого-то зеленого порошка в чайник, произнес нараспев:

– Волшебное зелье, варись, закипай,
Переливайся через край,
Спаси нас от злых темных сил.
Блаженны все, кто когда-то жил.
Кто почил, тот избавлен от страха и боли,
Пусть помогут они нам спастись от неволи,
От жестокого хищного зверя,
От серьезной беды и жестокой потери.
Но не дай им вернуться на белый свет,
Здесь, рядом с нами, им места нет.
Сохрани мир и покой сердец,
Отдали наш неизбежный конец.

Финну показалось, что огонь в очаге вспыхнул ярче и от чайника посыпались искры. Фаллон произносил заклинания со смиренным видом, опустив голову. Закончив обряд, он поднял глаза на Финна.

– Если бы в вас была хотя бы капля здравомыслия, молодой человек, – с упреком промолвил он, – вы бы тоже встали на колени.

– Но я не ведун, мистер Фаллон.

– Не ведун? Но это не значит, что вы не в состоянии молиться. Впервые увидев вас, я решил, что передо мной человек, наделенный невероятной силой, что в вас скрыта мощь. Но оказалось, что вы просто глупец. Допустим, что вы не ведун, но ведь вы можете сходить в церковь, в храм той конфессии, которую исповедуете, и помолиться там. В этом мире существует только две великие силы. Силу добра можно называть всемогущим единым Богом или давать ей другие названия. Добру противостоит зло, и как бы вы его ни называли, суть останется прежней. Разве вы не заметили, что оно надвигается на нас? Разве вы не видели голубоватый туман? Не смейте подшучивать и смеяться надо мной! Вы должны благодарить меня за то, что я варю волшебное зелье и тем самым оберегаю этот дом от зла.

Финн решил, что старик спятил. Судя по всему, он истово верил в правоту своих слов. Хотя…

Финну вдруг захотелось спросить Фаллона, не слышал ли он о существовании демона по имени Бак-Дал, но он вовремя прикусил язык. Финн не доверял этому суровому ворчливому старику, бросающему по ночам какой-то порошок в кипящий чайник.

– Мне все ясно, мистер Фаллон. Если целью ваших усилий является благополучие постояльцев пансионата и процветание заведения, то колдуйте себе на здоровье. Желаю успеха в вашем нелегком деле, сэр.

Фаллон ткнул в сторону Финна костлявым указательным пальцем.

– Перестаньте смеяться надо мной, мальчишка! Если бы вы не были так беспросветно глупы, то последовали бы моему совету и отправились в храм, чтобы помолиться о спасении. Впрочем, что бы вы ни предпринимали, – грустно добавил он, – боюсь, что я уже не увижу вас в день Хэллоуина.

– Вы правы. Утром в день праздника мы уезжаем.

– Эх, мальчик, мальчик… Вы слишком самоуверенны. А теперь покиньте служебное помещение. Постояльцам вход в кухню воспрещен.

– Спокойной ночи, мистер Фаллон, – попрощался Финн и вышел из кухни.


Казалось бы, Меган должна была хорошо выспаться. Финн ушел. Он все понял и решил оставить жену одну.

Но после его ухода Меган долго ворочалась в постели, а когда наконец уснула, ее снова начали мучить кошмары.

Сначала во сне она услышала свое имя. Ее как будто кто-то окликал шепотом. Голос звучал призывно, сексуально. Меган не могла не подчиниться ему и последовала туда, куда он ее звал.

И вскоре она оказалась в лесу, на заброшенном неосвященном кладбище.

Но сейчас рядом с ней не было старого Энди. Над нею сплетались верхушки густых деревьев. Под ними пахло прелой листвой и землей. Меган чувствовала, как ее босые ноги прикасаются к влажной пожухлой траве. Она знала, что идет к мраморной статуе демона, которую сначала приняла за ангела.

Она шла сквозь туман на голос, окликавший ее по имени. Вокруг слышался шепот. Меган было страшно, но она все равно упрямо продвигалась вперед, не в силах остановиться.

Ее влекла к себе статуя демона. По дороге она видела другие надгробия на могилах тех, кто жил на этом свете много лет назад. Призраки умерших вставали из земли по мере ее приближения и сливались с туманом. Они что-то шептали, пели, бормотали… Теперь она не понимала, клубится ли вокруг нее туман или вьются призраки. Она слышала их голоса, побуждавшие ее двигаться вперед.

Порой Меган казалось, что она видит знакомые лица, но они тут же исчезали.

– Она – само совершенство, – шептал кто-то. – Она поет как соловей.

Меган хотелось крикнуть, что она далека от совершенства, что она не нужна им и демону, Бак-Далу.

– Смерть станет жизнью, – слышался многоголосый шепот, – время надвигается.

– Но он еще должен прикоснуться к ней, взглянуть на нее!

Перед Меган как из-под земли выросла темная фигура, и первым ее желанием было повернуться и убежать. Ей удалось остановиться, и она вновь осознала, что является человеком со свободной волей и может не подчиняться чужим распоряжениям. Но, повернувшись, увидела за, собой все ту же темную фигуру.

Или это были два разных существа? Меган не могла понять. Обе фигуры были одеты в длинные плащи с капюшоном, которые колыхались и развевались так, словно дул сильный ветер. Однако ветра не было, а туман клубился теперь только у ног Меган.

Меган не знала, что ей делать, куда бежать. Она снова услышала голос, звавший ее по имении, и двинулась вперед. С каждым шагом она приближалась к темной фигуре и вскоре увидела горящие золотисто-красным огнем глаза. У Меган возникло неприятное ощущение, что перед ней находится что-то зловонное, разлагающееся, мертвое. Внутренний голос подсказывал, что ей нужно бежать отсюда. Ее, казалось бы, никто не держал, но у Меган было такое чувство, как будто ее обхватили чьи-то невидимые и неосязаемые руки и влекли ее вперед.

– Меган, Меган, Меган… – слышала она.

И тут она вдруг явственно увидела стоявшее перед ней существо. У него были рога, козлиная бородка и злобный блеск в глазах.

Меган повернулась и побежала. Она знала, что спасение ждет ее где-то позади. Но там тоже стояла темная фигура. Меган бросилась к ней, однако обнаружила, что это был все тот же демон с рогами и козлиной бородкой.

– Нет! – в отчаянии закричала Меган и побежала обратно.

Демон захохотал.

– Неужели ты не понимаешь, что мы с ним – одно существо!

Меган внезапно проснулась. Комната была залита солнечным светом, за окнами щебетали птицы. По телу Меган струился пот. Ей хотелось немедленно встать под холодный душ. Она поднялась с постели и стала искать тапочки.

Внимание ее привлекли пятна грязи на ковре. Нахмурившись, Меган взглянула на свои ноги и обомлела. На них были засохшая земля и травинки. Невероятно…

Зажав рот ладонью, Меган едва сдержала рвущийся из груди крик ужаса… Ее ступни кровоточили. Неужели она действительно ночью выходила из дома? Это уже было слишком! Ночные кошмары оборачивались явью. Оказывается, она бродит во сне, как лунатик.


Финн лег спать, когда уже светало. В десять часов утра он проснулся и спустился в столовую.

Быстро позавтракав, он покинул Хантингтон-Хаус и направился в историческую часть города. Там Финн гулял около часа, размышляя о том, удастся ли ему сегодня встретиться с Люсьеном и Джейд Дево. Внезапно ему в голову пришла мысль зайти в отель, расположенный в старинном особняке в этом районе Салема. Туристы, приезжавшие на празднование Хэллоуина, обычно останавливались здесь, заблаговременно бронируя места.

Подойдя к столу администратора, Финн спросил, не останавливались ли у них мистер и миссис Дево. К его удивлению, администратор ответил утвердительно и сообщил, что они прибыли вчера поздно вечером.

– Финн! – вдруг раздался за его спиной чей-то голос.

Финн обернулся и увидел посреди холла Люсьена Дево. Он был почти одного роста с Финном, но казался выше в своем длинном черном плаще, с которым хорошо гармонировали его темные волосы и жгучие карие глаза. Джейд стояла неподалеку от мужа. На ней было длинное черное приталенное пальто из тонкой шерсти. Ее светлые волосы и глаза, делавшие Джейд похожей на ангела, контрастировали с этой одеждой.

«Красавица и чудовище», – невольно подумал Финн, глядя на супругов Дево. Впрочем, Люсьен не походил на монстра, у него были правильные черты лица и обаятельная улыбка.

– Привет! – Финн поздоровался с ними как со старыми добрыми знакомыми.

Мужчины обменялись рукопожатиями, а Джейд поцеловала Финна в щеку.

Люсьен не походил на человека, приехавшего в Салем, чтобы весело провести уик-энд. Он был очень серьезен.

– Салем – великолепный город, – сказал Финн. – Здесь умеют устраивать праздники. На улицах стоят киоски, в которых дети сами могут вырезать из тыквы фонарь или смастерить маску из подручных средств. Кроме того, повсюду проходят уличные представления, продаются сувениры. А какие в Салеме музеи! Непременно посетите их – вы многое узнаете об истории города и периоде преследования ведьм.

– Да, Салем действительно замечательный город, – согласился Люсьен. – Вы уже пообедали?

Финн решил не говорить, что только недавно позавтракал.

– Еще нет. Кстати, здесь много хороших ресторанчиков и кафе. Если вы любите морепродукты, вам нужно непременно отведать местное блюдо из трески.

– У меня есть идея. Пойдемте прогуляемся и, если нам попадется по дороге симпатичный ресторанчик, зайдем в него, – предложила Джейд.

– Отлично.

Они вышли из гостиницы и двинулись по улице, сейчас особенно многолюдной. По мере приближения праздника народу в городе становилось все больше и больше. Погода была прохладной и ясной, с легким ветерком, шелестевшим опавшей осенней листвой.

Финн начал было увлеченно рассказывать Люсьену и Джейд о достопримечательностях города, мимо которых они проходили, но вдруг осекся и смущенно спросил:

– Простите, но вы, вероятно, уже бывали здесь раньше?

– Как ни странно, нет, – ответил Люсьен.

– Что же здесь странного? – сказал Финн. – Многие американцы всю жизнь проводят в родном штате и не видят красот своей страны. Простите, а вы американец?

– Да, теперь это мой родной дом, – ответил Люсьен.

Прежде чем Финн успел отреагировать на такой ответ, в разговор вмешалась Джейд.

– Финн, вам кто-то машет. Видите? Там, на другой стороне улицы!

Приглядевшись, Финн заметил Даррена Менти. Молодой человек стоял на углу и держал на поводке свою собаку Лиззи.

– Это ваш друг? – поинтересовался Люсьен.

– Нет, просто знакомый. Хороший знакомый, вернее даже, поклонник моего творчества. Пойдемте, я вас с ним познакомлю.

Они подождали, пока мимо них пройдет колонна одетых в маскарадные костюмы школьников, которых крикливые учителя пытались призвать к дисциплине, и направились к Даррену. Когда они приблизились, Лиззи угрожающе зарычала.

– Странно, – пробормотал Финн, – вообще-то это очень миролюбивая собака.

– Лиззи, спокойно! – осадил ее Даррен, дернув за поводок. Однако пес начал лаять на Люсьена. Но его это нисколько не испугало. Он подошел к собаке, глядя ей в глаза, и жестом приказал сесть. Лиззи немедленно подчинилась. Люсьен погладил ее по голове, и она лизнула его руку.

– Вот это да! – восхищенно присвистнув, воскликнул Даррен. – Вы кинолог?

– Нет, просто я быстро нахожу общий язык с животными, – сказал Люсьен. – Сначала они меня боятся, а потом мы начинаем прекрасно ладить.

– Это мои земляки, Люсьен и Джейд Дево, – сказал Даррену Финн. – Люсьен и Джейд, познакомьтесь, этого молодого человека зовут Даррен Менти.

Даррен пожал Люсьену руку.

– Очень рад.

– Взаимно.

Джейд улыбнулась молодому человеку.

– Красивая собака, – заметил Люсьен.

– О да, я ее обожаю, – сказал Даррен, не сводя с Дево глаз.

– Вы местный? – спросила Джейд.

С трудом оторвав взгляд от Люсьена, Даррен посмотрел на его жену.

– Да, я живу здесь. Вы впервые в наших краях?

– Да, Финн вызвался показать нам самые интересные места в городе. Если у вас будут какие-нибудь советы, как у местного жителя, мы с удовольствием примем их к сведению.

– Обязательно сходите в Морской музей, – посоветовал Даррен.

– Спасибо, мы постараемся зайти в него.

– А сейчас мы хотим пообедать, – сказал Финн. – Ты придешь сегодня вечером на наше выступление?

– Конечно, как я могу пропустить его? – ответил Даррен, глядя при этом на Люсьена.

Он смотрел на Дево как кролик на удава.

– В таком случае до встречи!

– Да, до встречи, – кивнул Даррен. – Пошли, Лиззи!

Финн и супруги Дево двинулись дальше по улице. Через некоторое время Финн обернулся и увидел, что Даррен как зачарованный смотрит им вслед. Лиззи сидела у его ног.

Финн помахал молодому человеку, но Даррен даже не заметил этого. Его внимание было приковано к Люсьену.

– Как вам это заведение? – спросила Джейд, останавливаясь у одного из ресторанчиков с выставленными на террасу столиками.

– Мне кажется, здесь мы сможем найти укромный уголок, – сказал Люсьен.


Они сидели в служебном помещении магазина Морвенны.

– Честно говоря, я сама не знаю, почему так сильно встревожена, – сказала Морвенна, с озабоченным видом глядя на Меган. – Если должно произойти что-то дурное, то это случится в полночь. А в полночь, как известно, ты с Финном будешь выступать в новом отеле. Вряд ли там, на глазах у десятков зрителей, с вами стрясется какая-нибудь беда. Боюсь, не смогу приехать на ваше выступление, ведь я старшая в своей дюжине, а в эту священную для нас ночь сотни ведунов и ведуний по всей стране будут совершать великий обряд. Я не могу уклониться от участия в нем. Но мне так хочется послушать вас!

– Ты совершенно права, Морвенна. Мы с Финном будем в полной безопасности в полночь. Выступление закончится не раньше часу ночи.

Меган уже жалела, что рассказала кузине о своем странном сне. Морвенна приняла ее рассказ слишком близко к сердцу.

– Ты права, Меган, – вздохнув, промолвила кузина, – и все же…

– Какие еще могут быть сомнения?

Морвенна задумчиво покачала головой.

– Не знаю. Все это выглядит очень странно. Я не могу забыть те ощущения, которые возникли у меня, когда я гадала тебе. А Сара утверждает, что от Финна во время сеанса гадания исходили флюиды смертельной опасности.

– Я думала, ты хорошо относишься к моему мужу, – обиженно промолвила Меган.

– Он действительно нравится мне. Финн красивый, талантливый, сексуальный. И он, мне кажется, по-настоящему любит тебя.

– Тогда в чем же дело?

– Он опасен, Меган.

– Ты постоянно твердишь мне об этом. Но чем он опасен?

Морвенна не сразу ответила.

– В нем есть какая-то червоточина, – наконец промолвила она. – Налет зла.

– Ты считаешь, что в душе Финн злой человек?

Морвенна тяжело вздохнула:

– Мне очень не хочется так думать, поверь, Меган. Но может быть, зло кроется не в самом Финне?

– Не понимаю, о чем ты? – спросила Меган.

– Я и сама не понимаю, но нутром чую, что происходит нечто ужасное, загадочное, невероятное. Однако мы знаем, что существуют силы добра и силы зла. И если мы верим в магию, то…

– Морвенна, не говори ерунды.

– Хорошо, хорошо, мисс католичка. Ты же веришь в Бога, правильно?

– Да, верю.

– В таком случае ты веришь и в существование дьявола.

– Морвенна, я из тех католиков, которые любят церковные обряды за их красоту. А если ад существует, то он там, где отсутствует Бог, или доброта, или мир.

Меган проговорила это уверенным тоном, но в ее памяти были еще живы воспоминания о сегодняшнем сне. Она явственно видела существо с рогами и козлиной бородкой, которое преследовало ее на заброшенном неосвященном кладбище.

– Финн ведет себя замечательно, – сказала она. – Прошлой ночью на меня чуть не напали на автостоянке, но он вовремя подоспел и выручил меня из беды.

Морвенна нахмурилась.

– На тебя кто-то пытался напасть?

– Да, на автостоянке.

– Финн поймал этого парня?

– Нет… Он бесследно исчез.

– Исчез? Растворился в воздухе?

– Ну да, так оно и было. Они вступили в схватку, и тот исчез.

– Ты его видела? Можешь описать?

Меган растерянно покачала головой.

– Нет, я его не разглядела.

– А Финн запомнил его?

– Вряд ли. На улице стоял густой туман.

Морвенна некоторое время молча смотрела на Меган.

– В чем дело? – занервничала та, ерзая на стуле. – Почему ты так странно смотришь на меня?

– А ты уверена, что там был еще кто-то, кроме Финна?

Меган изо всех сил старалась унять охватившую ее дрожь.

Она не могла ответить утвердительно на вопрос кузины. К ней в душу давно уже закрались сомнения, но она пыталась отогнать их. Меган не желала верить в то, что Финн…

– Морвенна, я знаю, что ты хорошо относишься к Финну, что Джозеф тоже ладит с ним. Но вместе с тем ты порой высказываешь совершенно дикие предположения.

Тень пробежала по лицу кузины.

– Я вижу многое внутренним зрением, Меган… Мне это дано. От Финна исходят флюиды, которые я улавливаю и истолковываю.

– Морвенна, ты – моя родственница, и я люблю тебя. Но Финна я тоже люблю. Поэтому не надо высказывать при мне необоснованные обвинения в его адрес!

– Это не обвинения, Мег. Я хочу, чтобы вы оба заглянули в прошлое и себе в душу. Обсудите все то странное, что произошло с вами, что вам обоим снится по ночам, и, возможно, многое прояснится.

– Нет! Я не хочу копаться во всем этом.

– Но ты должна последовать моему совету, Меган. Это очень важно. Признаюсь, я предполагаю, что Финн демон.

– Демон?! – изумилась Меган.

– Да. Тебе нужно прочитать кое-какие тексты, которые я обнаружила в старых книгах.

Меган решительно встала.

– Знаешь, Морвенна, я лучше пойду, – сердито сказала она.

– Подожди!

Кипя от ярости, Меган резко повернулась и вышла из магазина.


Сев за столик ресторана в окружении кадок с пальмами, все трое сначала заказали кофе, а затем Люсьен и Джейд ознакомились с меню. Когда им все принесли, Люсьен попросил Финна рассказать, что его тревожит.

– Я… мне хочется надеяться, – запинаясь, начал Финн, – что вы приехали сюда вовсе не из-за моего звонка. То, что я собираюсь сообщить вам, прозвучит довольно… нелепо.

– О, не беспокойтесь, мы привыкли к нелепым историям. Это наш профиль, – заверила его Джейд. – Итак, что случилось? Что заставило вас позвонить нам?

Финн пожал плечами.

– Как я уже успел сказать вам по телефону, с некоторых пор мне снятся странные сны. Наверное, Фрейд без труда дал бы им объяснение, но меня они приводят в недоумение. Кроме того, кошмары снятся не только мне, но и Меган. Они пугают мою жену.

– И что же происходит в этих снах? – спросил Люсьен.

Финн не сразу ответил.

– Я жестоко обращаюсь с женой и даже пытаюсь убить ее, – поколебавшись, сказал он.

– Понятно… – пробормотала Джейд.

Финн с мрачным видом посмотрел на нее.

– Эти сны начались, когда вы приехали сюда? – спросил Люсьен.

Финн кивнул.

– Постарайтесь вспомнить, не происходило ли до этого в вашей жизни что-нибудь странное? – продолжал задавать вопросы Дево.

– Нет, – ответил Финн, но тут же спохватился. – Впрочем, да, действительно было одно странное событие, но я не придал ему значения.

– Какое событие? – быстро спросила Джейд.

– Мне неприятно вспоминать об этом. Понимаете, не так давно у нас в семье возник конфликт, и мы с Меган расстались. Она уехала жить к родителям. Через некоторое время, истосковавшись, я помчался на машине в штат Мэн, надеясь уговорить жену вернуться. Я долго ехал без сна и отдыха и страшно устал. В окрестностях Бостона я сбился с дороги и заехал в город. Клянусь, я не был пьян и не принимал наркотики, но… Одним словом, я припарковал машину, зашел в пивную, а потом очнулся на улице. Меня привел в чувство коп. Никогда прежде у меня не было подобных провалов в памяти. Я действительно не помню, как вышел из пивной и что делал на улице. Свое состояние я объяснил крайней усталостью и нервозностью. – Финн помолчал, а потом, поморщившись, добавил: – Самое неприятное в этой истории то, что именно в ту ночь в Бостоне была убита девушка, труп которой нашли недавно в воде.

– Очень интересно, продолжайте, – мягко сказала Джейд.

Финн вдруг покраснел. Он не понимал, что заставило его заговорить о Бостоне и странном событии, произошедшем там с ним больше месяца назад.

– В общем-то, мне больше не о чем рассказывать, – смущенно промолвил он. – Хотя…

Он замялся.

– Договаривайте, – потребовал Люсьен. – Что еще, кроме снов, заставило вас позвонить нам?

– Бак-Дал, – негромко произнес Финн.

– Бак-Дал… – как эхо, повторила за ним пораженная Джейд.

– Вы, конечно, слышали об этом демоне, – сказал Финн, – ведь в вашей книге ему посвящена целая глава.

– Да, но не моя же книга заставила вас связаться с нами?

Финн покачал головой:

– Кузина моей жены – колдунья… вернее, не колдунья, а ведунья. Она настояла на том, чтобы я пошел в один книжный магазин в Салеме и прочитал старый текст из обнаруженной ею рукописи. В нем говорилось о некоем Кабале Торне, который приехал сюда вскоре после периода охоты на ведьм и вознамерился оживить Бак-Дала. В то время никто в округе не осмеливался обвинить ближнего в колдовстве или сатанизме, хорошо помня о том, как много ни в чем не повинных людей пострадало недавно от преследований. Тем не менее, местные жители поняли, чем занимается Кабал Торн, и, как я предполагаю, собравшись вместе, тайно убили его и закопали на неосвященном кладбище. Можно только догадываться, знали ли об этом власти города. Если верить собственноручным записям Кабала Торна, он убил молодую женщину с помощью обретенной им неведомой силы. Торн вошел в дом своей жертвы, забрал ее с разрешения родителей, а потом умертвил. Думаю, это было жертвоприношение или Торну зачем-то понадобилась человеческая кровь.

– А что ты думаешь по этому поводу? – спросил Люсьен жену.

Джейд, пожав плечами, обратилась к Финну:

– Мне хотелось бы больше узнать об этом Кабале Торне. Не могли бы вы отвести нас в тот книжный магазин, где хранится его рукопись?

– Конечно, ради Бога.

Все трое принялись за еду. Люсьен и Джейд заказали лобстеров, а Финн треску, приготовленную по местному рецепту.

– Расскажите о людях, с которыми вы здесь познакомились, – попросил Люсьен.

– О, их довольно много. Как я уже говорил, кузина моей жены – ведунья. Ее зовут Морвенна. Она и ее муж Джозеф являются владельцами магазина, торгующего магическими предметами. У них работает девушка по имени Сара, которая пыталась убедить меня в том, что я воплощение мирового зла. Но сейчас почему-то она встала на мою сторону и старается помочь мне. В Салеме живет еще одна родственница Меган, правда, довольно дальняя, – тетя Марта. Она типичная уроженка Новой Англии – здравомыслящая, практичная, энергичная. Меган сейчас живет у нее. Эти две родственницы моей жены не ладят между собой. Тетя Марта считает ведовство коммерческим предприятиям. На ее взгляд, ведуны используют славу Салема в своих корыстных целях. Теперь о тех, с кем я сейчас живу бок о бок… Я поселился в Хантингтон-Хаусе, это известный в Салеме пансионат. Им управляет некто Фаллон, он обслуживает постояльцев вместе с экономкой Сюзанной Маккарти. Сегодня ночью я застал управляющего на кухне за приготовлением колдовского зелья. Старик стал убеждать меня в том, что его целью было оберечь усадьбу от зла. Я не знаю, что и думать.

Предыдущей ночью он своими действиями напугал двух маленьких детей. Одним словом, это довольно странный старик. Что касается Сюзанны, то она в пансионате готовит, присматривает за горничными и занимается бронированием мест. На вид это суровая старая дева. Странно, что кто-то еще решается во второй раз остановиться в этом пансионате. Лично на меня Фаллон и Сюзанна производят неприятное впечатление. Если судьба снова забросит меня в Салем, будьте уверены, я ни за что больше не поселюсь в Хантингтон-Хаусе. Так, кто там еще? Парень по имени Сэм Тартан пригласил нас выступить в отеле. Под его началом работает охранник, Адам Спейд. – Финн сделал паузу. – Дайте подумать… Ага! Еще жена встретила здесь друга юности, Майка Смита. Он – хранитель в новом музее, довольно приземленный тип. Деловой парень. Мне обычно такие нравятся, но Смита я терпеть не могу. Кассиршей у него в музее работает Гейл Сойер, довольно странная юная особа. Днем она милашка, а по вечерам гот с ужасающим макияжем. В клубе при новом отеле я познакомился с одним копом, Тео Мартином; на днях он помог нам уладить возникший в баре конфликт: какой-то пьяный стал приставать к девушке. У Тео есть брат Эдди, владелец книжного магазина и большой книголюб. Именно там я прочитал рукописный текст о Кабале Торне. Вернее, его зачитала вслух Сара, которая водила меня туда. Тео и Эдди – близнецы, похожие как две капли воды. Еще здесь живет старик Энди Маркем, колоритная фигура. Он профессиональный рассказчик страшных историй. В самом начале нашего пребывания в Салеме мы пошли послушать его. С этого, собственно, все и началось. В ту ночь Меган проснулась от собственного крика. К двери нашего номера явился Фаллон, и полной уверенности, что я избиваю жену. С той ночи кошмарные сны не прекращались. И последнее… Не могу не сказать о странном тумане, который внезапно поднимается здесь в темное время суток. Вы сами увидите его.

– А что за постояльцы живут в Хантингтон-Хаусе? – спросил Люсьен.

– Насколько я знаю, кроме нас с Меган, там остановились еще две супружеские пары. Брэд и Мэри – им за тридцать, в Салем они приехали с детьми, Джошуа и Элли. Другая пара, Джон и Салли, помоложе. Это очень приятные молодые люди. Салли хороша собой. Все постояльцы наверняка слышали, как Меган кричит по ночам, но, думаю, эти люди верят мне и считают, что всему виной кошмары. – Помолчав, Финн, со вздохом, продолжил: – Родные Меган долгие годы жили здесь, поэтому слухи о том, что с ней происходит, быстро распространяются по городу. Я не знаю, кто их распространяет – тетя Марта или Морвенна с Джозефом, но уже до нашего приезда сюда обо мне сложилось определенное мнение. Местные жители считают, что я жестоко обращаюсь с женой. Мы с ней действительно частенько ссорились и перед нашим разрывом даже немного подрались. Меган ударила меня багетом, длинным хлебом. Но молва все переиначила, и пошли слухи, что это я ударил ее бутылкой. Не буду же я оправдываться перед каждым, объясняя, что я этого не делал! Когда Меган начали сниться кошмары, моя дурная репутация только укрепилась. Я понял это по выражению глаз Фаллона.

– Да, слухи быстро распространяются, – заметила Джейд, отодвигая в сторону вилкой шпинат на своей тарелке.

– Значит, у вас с женой был разрыв, – задумчиво промолвил Люсьен. – Она уехала от вас, а потом вы вернули ее, отправившись в Мэн на машине через Бостон.

– Да, все так и было. Это как-то связано со странными событиями, происходящими с нами здесь?

– Пока не знаю. Все возможно. А раньше вы не бывали в Салеме или где-нибудь поблизости?

– Нет, никогда. Впрочем, подождите… По пути из Луизианы в Мэн я останавливался неподалеку от Бостона, чтобы перекусить. Но как может быть связан гамбургер, который я съел, с ночными кошмарами моей жены?

– Я уже сказал, что пока не знаю. Еще кофе или десерт? Если вы ничего больше не хотите, то я предлагаю отправиться в книжный магазин Эдди.


Морвенна спустилась в подвал и встала перед алтарем, на котором горели свечи.

Опустив голову, она глубоко ушла в свои мысли, а когда снова подняла глаза, то увидела, что пламя изменило свой оттенок.

Прищурившись, Морвенна смотрела на язычок свечи до тех пор, пока он не стал расплываться. Она чувствовала, что произошла какая-то перемена.

А это означало, что сегодня ночью что-то случится…

Глава 16

Все еще сердитая на Морвенну, Меган неторопливо шла по улице, и, стараясь успокоиться, улыбалась детям, возившимся на игровых площадках.

Сегодня утром она долго ждала тетушку Марту, но та где-то задержалась. И тогда Меган вызвала по телефону такси и уехала в город.

День был довольно прохладным. Меган выпила чашку мокко в одной из кофеен и отправилась в парк. Она села на скамейку там, где несколько дней назад впервые увидела Даррена с Лиззи. Он и сейчас был здесь, но находился на некотором расстоянии от Меган. Даррен играл с собакой, бросая ей мячик. Неожиданно кто-то окликнул его, и он двинулся в ту сторону, откуда раздался голос.

В глаза Меган било солнце. Прищурившись, она приложила ладонь козырьком ко лбу, чтобы разглядеть женщину, окликнувшую Даррена. Ей было любопытно взглянуть на подружку молодого человека. Однако вокруг никого не было. Лишь на против нее стояла большая семья, шумно обсуждавшая что-то.

Даррен на несколько мгновений исчез за кустами, но вскоре снова показался и, заметив Меган, помахал ей рукой.

– Привет! – крикнул он и устремился к ней.

Лиззи тоже подбежала.

– Добрый день, Даррен, – поздоровалась Меган.

Лиззи, чувствовавшая, что к ней хорошо относятся, вскочила на скамейку и улеглась, положив на колени Меган передние лапы.

– Лиззи, как тебе не стыдно! – пожурил ее Даррен. – Немедленно слезь!

– Не надо ругать ее, она не сделала ничего плохого, – остановила его Меган и почесала собаку за ухом. – А где твоя подружка?

– Какая подружка? – удивился Даррен.

– Мне показалось, что ты разговаривал с молодой женщиной.

Пристально посмотрев на Меган, он покачал головой.

– Нет, ты ошиблась, я ни с кем не разговаривал.

– О, прости, должно быть, мне показалось.

Даррен засмеялся:

– О, я час назад видел твоего мужа. Он гулял по городу вместе с одной супружеской парой.

– Ах да, – нахмурившись, сказала Меган. Она все еще была обижена на Финна за то, что он не взял ее с собой на встречу с супругами Дево. – Это… наши друзья. Они тоже из Нового Орлеана.

– Понятно, – промолвил Даррен, хотя, судя по его недоуменному взгляду, ему ничего не было понятно. – А почему ты не с ними?

– Я присоединюсь к ним позже.

Даррен кивнул, глядя мимо нее.

– Посмотри-ка! По-моему, это мистер Смит.

Обернувшись, Меган действительно увидела Майка Смита. Он шел по аллее с пакетом из плотной коричневой бумаги в руках. Должно быть, Майк решил пообедать на природе.

– Ты с ним знаком? – спросила Меган молодого человека. – Конечно. Студенты – частые гости в музеях, ты же знаешь.

Даррен помахал рукой приближающемуся Майку.

– Здравствуйте, мистер Смит!

Голос Даррена вывел Майка из задумчивости. Подняв голову, он увидел Меган и поспешил к их скамейке.

– Я недавно видел вашу новую выставку, – сказал Даррен. – Она просто великолепна, у меня нет слов!

– Спасибо, я с большим увлечением работал над ней. – Майк улыбнулся. – Привет, Мег. Как-то странно видеть тебя одну в парке.

– Вышла погулять в хорошую погоду в городской парк. Что же тут странного?

– Да, несмотря на то, что уже конец октября, погода стоит замечательная, – сказал Даррен. – Но нам с Лиззи, пожалуй, пора домой. Она измотала меня, или, может быть, это я измотал ее. До вечера, Меган.

– Хороший парень, – сказал Майк, глядя Даррену вслед.

– Мне он тоже очень нравится, симпатичный малый.

– Даррен изучает архитектуру. Надеюсь, что он останется в Салеме после окончания колледжа. Нам не хватает хороших архитекторов. – Майк внимательно взглянул на Меган. – Кстати, у тебя есть свободное время?

– Да, есть.

– Отлично! Мне надоел консервированный тунец и увядший салат. Может, пообедаем вместе?

Меган не сразу ответила. Если муж снова увидит ее в компании Майка, то придет в ярость.

Однако Финн сейчас разгуливал по городу с супругами Дево. Они наверняка вместе пообедали, а ее даже не пригласили и свою компанию. Меган теперь сожалела, что поссорилась с кузиной, защищая мужа от ее нападок.

– Хорошо, я тоже проголодалась, – решительно сказала она.

– Ты и представить себе не можешь, как я рад, что ты согласилась пообедать со мной! – воскликнул Майк и бросил пакет с едой в урну для мусора. – Я знаю одно уютное местечко, тебе там понравится.

И он протянул Меган руку.

* * *

Эдди был несказанно рад знакомству с Джейд и Люсьеном. Книги Джейд, продававшиеся в его магазине, пользовались большой популярностью у покупателей. На Эдди произвело также большое впечатление то, что Люсьен, как выяснилось, неплохо знает древние языки.

Одним словом, нежданные гости вызвали у владельца книжного магазина большой интерес и он сразу же проникся к ним симпатией.

Эдди провел их в служебное помещение, где хранились наиболее ценные книги.

– Вот здесь под стеклом, – с гордостью сказал он, – хранится написанная на древненорвежском языке рукопись одного викинга. Я перевел несколько страниц. Текст довольно любопытный. Думаю, вам будет интересно взглянуть на эту книгу.

– О Боже! – воскликнул Финн. – Да эта рукопись стоит, наверное, целое состояние!

– Я читаю по-древненорвежски, – заявил Люсьен. – Обещаю, Эдди, что буду крайне осторожен с рукописью. Дайте хотя бы взглянуть на нее.

– Вы действительно понимаете древненорвежский язык? – недоверчиво спросил Финн.

– Да, – пожав плечами, ответил Люсьен. – Я долгое время изучал языки.

– Мой муж много путешествовал, – сказала Джейд.

Склонившись над рукописью, Люсьен стал просматривать страницы, осторожно переворачивая их.

– Я знаю только, что путешественника звали Эриксон, – промолвил Эдди, садясь за стол рядом с Люсьеном. – Эта рукопись была моим первым приобретением, с нее началась вся коллекция.

– Вы могли бы продать ее и жить безбедно до конца своих дней, – сказал Люсьен. – Купить виллу на одном из островов и поселиться там в тиши и уединении.

– Да, я мог бы так поступить, но я люблю эти книги и мне нравится моя работа. Не хочу расставаться с ней.

Люсьен с улыбкой кивнул и снова вернулся к изучению рукописи.

– Эриксон описывает обычай жителей одной из деревень. Каждый месяц в период полнолуния они приносили в жертву местную девушку. Этим обрядом руководил так называемый черный священник. Он говорил, что если люди будут следовать его распоряжениям, то в их деревне воцарится мир, а сами они будут жить в богатстве и благополучии. Когда Эриксон со своими викингами напал на деревню, чтобы разграбить ее, черный священник предостерег их от опасных шагов, способных навлечь на них несчастье. Он заявил, что если они похитят девушку, предназначенную для следующего жертвоприношения, то все погибнут. Эриксон со своим другом на некоторое время покинули деревню, чтобы обследовать долину реки, а когда они вернулись, то обнаружили, что все сорок человек с их лодки мертвы. Они висели с перерезанным горлом вниз головой на столбах, и из них вытекла вся кровь. Одна местная жительница заявила двум оставшимся в живых викингам, что они должны бежать, потому что в деревню явился Бак-Дал.

Люсьен и Эдди переглянулись.

– Вы можете положить рукопись Эриксона на место, – сказал Люсьен, обращаясь к владельцу магазина. – Это очень любопытно, но мы пришли сюда, собственно, для того, чтобы взглянуть на тексты, повествующие о деяниях Кабала Торна, и о событиях, происходивших здесь в начале семнадцатого века.

– Хорошо, – сказал Эдди и стал рыться в книгах.

– Может быть, вы сначала покажете Люсьену тот отрывок, который недавно зачитывала мне Сара? – предложил Финн.

– Да, это отрывок из записей самого Торна, – согласился с ним Эдди. – Вам непременно нужно взглянуть на него.

И он пошел за книгой.

– Вы написали целое исследование о демонах, – сказал Финн, обращаясь к Джейд. – По-видимому, вы считаете, что многие люди верят в их существование.

– Да, я так считаю.

– Но ведь они заблуждаются, и вы не можете не понимать это. Зло в нашем мире творят сами люди, а не мифические демоны. И орудием зла является суеверие. Здесь, в Салеме, никогда не было ведьм и колдунов, но зависть, ревность и другие пороки ожесточили сердца местных жителей и заставили их выдвинуть ложные обвинения против своих соседей. Кабал Торн, очевидно, верил в демонов. Он убил девушку, думая, что это поможет ему оживить одного из них. Но здравомыслящий человек знает, что истории о демонах – мифы.

Супруги Дево молча, не перебивая, смотрели на Финна.

– Зло творят люди, – повторил Финн. – Девушку в Бостоне убил человек, а не вымышленное существо. То, что происходит со мной и Меган, тоже дело человеческих рук. Возможно, кто-то подсыпал нам наркотические препараты в напитки. Возможно, во многом виноват такой психологический феномен, как суггестия. Все знают, что гипноз способен творить чудеса.

Откинувшись на спинку стула, Люсьен скрестил руки на груди.

– Вы же сами пришли к выводу, что здесь творится неладное, – сказал он. – Вы позвонили нам, надеясь, что вам помогут.

– Вот, нашел! – послышался голос Эдди. Он вернулся в комнату с книгой в кожаном переплете. – Язык рукописи архаичен, ее трудно читать еще и из-за неразборчивого витиеватого почерка. Но прежде чем вы познакомитесь с ее содержанием, я хотел бы обратить внимание на один немаловажный момент. В наши дни порой путают такие понятия, как ведовство и сатанизм. Хочу подчеркнуть, что это совершенно разные вещи.

– Вы абсолютно правы, – согласилась Джейд.

Люсьен взял в руки книгу и провел ладонью по старому переплету.

– Она заложена на той странице, которая поразила Сару, – сказал Эдди.

Люсьен быстро нашел нужное место.

– «Наиболее важны именно эти три элемента – кровь жертвы, кровь помазанного, волосы помазанного», – прочитал он вслух.

– Как думаешь, что значит «помазанный»? – спросила Джейд.

– Точно не знаю, – пробормотал Люсьен и зачитал еще несколько фраз: – «Итак, вы все, поклоняющиеся ему, Князю Тьмы, запомните: призраки и духи, населяющие тот свет, обретают наибольшую силу в канун Дня Всех Святых, совпадающий с полнолунием, и это время может стать временем Пришествия».

– Этот парень явно был сумасшедшим с садистскими наклонностями, – заметил Финн. – Он считал, что способен оживить демона. Лучшего времени, чем полнолуние, да еще накануне праздника Хэллоуина, не найдешь.

– Вы теряли в последние дни волосы? – внезапно спросил Люсьен.

– Вы намекаете на то, что я могу скоро облысеть? Вряд ли. Генетики утверждают, что волосы человек обычно наследует от отца своей матери. У моего деда до конца дней была густая шевелюра.

– Может быть, Меган делала стрижку здесь, в Салеме?

– Нет, она здесь не стриглась.

Джейд и Люсьен переглянулись.

– Есть еще расчески и душ, – заметила Джейд. – Человек каждый день теряет волосы.

– Нет, здесь нужен приличный клок.

– О чем это вы? – раздраженно промолвил Финн. – Меган никогда не…

Он вдруг осекся.

– Что с вами? – озабоченно спросил Люсьен, заметив, что Финн изменился в лице.

– Возможно, это звучит нелепо, но… в самом начале нашего пребывания здесь Меган во время выступления зацепилась волосами за пальцы макета монстра, свешивавшегося с потолка. Ну, вы представляете себе декорации залов накануне Хэллоуина. Через двадцать минут меня постигла та же участь. Думаю, что мы были не единственными людьми в зале, чьи волосы запутались в крючковатых пальцах монстра. Кстати, макет вскоре убрали. Не думаете же вы, что все это было подстроено специально, чтобы добыть несколько прядей наших волос?

– Почему бы и нет? – пробормотал Люсьен.

– Что же касается крови… – задумчиво продолжал Финн. – У Меган за это время не были никаких порезов или ран.

– А у вас? – быстро спросила Джейд.

– И у меня тоже, – ответил Финн и тут же почувствовал, как по его спине побежали мурашки. – Впрочем, нет, был один случай. В магазине Морвенны я порезался о фигурку дракона, стоявшую на витрине.

– Гм, – произнес Эдди. – Но во всей этой истории я не вижу никакого смысла. Давайте вспомним легенды и предания о демонах. Мужчин никогда не приносили в жертву. Жертвой становилась девственница или белокурая красавица, такая как Меган, например.

– Жертвоприношение подразумевает убийство. Пока, слава Богу, мы с Меган живы, – мрачно проговорил Финн. – Я понимаю лишь одно: кто-то начитался всякой ерунды о Бак-Дале и Кабале Торне и пытается повторить «подвиги» последнего. Торну не удалось воскресить демона, ему помешали люди. Местные жители выследили и убили его. По-видимому, они считали, что Торн заключил договор с дьяволом. Вполне возможно, что какой-то тип выбрал Меган в качестве жертвы. Он и его сообщники осведомлены о методах гипноза и силе внушения. Они широко используют их. Им удалось разлучить нас с Меган, и она стала более уязвимой. Меня выставили жестоким насильником, безумным ревнивцем, избивающим собственную жену. Это сделано сознательно. Если с ней что-нибудь случится, во всем обвинят меня. Может быть, мне пора обратиться в полицию?

– И о чем вы напишете в заявлении? О том, что вам снятся странные сны? – спокойным тоном спросила Джейд.

Финн глубоко вздохнул.

– Тогда я не знаю, что делать.

– Вы уверены, что Меган не делала в Салеме стрижку? И что не ранила, скажем, палец, сильно уколовшись булавкой? – спросила Джейд.

– Насколько я знаю, этого не было. – Он помолчал. – Но, возможно, что-то произошло прошлой ночью. Я уехал в пансионат, оставив ее одну в доме тети Марты. Я боюсь за ее жизнь. А вдруг действительно кто-то выбрал ее в качестве жертвы ритуального убийства? – Финн встал и в волнении заходил по комнате. – Я не знаю, где она сейчас, и это пугает меня. Извините…

Финн, отвернувшись от Эдди и супругов Дево, достал из кармана мобильный. Нажав кнопку ускоренного набора номера, он позвонил жене. Она почти сразу же ответила.

– Меган?

– Да, Финн, привет.

– Ты где?

Звук ее голоса немного успокоил его.

– Я случайно встретилась в городе с Майком, и сейчас мы обедаем неподалеку от Музея восковых фигур и кладбища.

– Понятно, – процедил сквозь зубы Финн.

Впрочем, он должен был радоваться, что жена в городе, на глазах у сотен людей, жива и здорова.

– А ты где? – спросила, в свою очередь, Меган.

– Роюсь в книгах в одном уютном магазинчике.

– Ты встретился с писательницей и ее мужем?

– Да, они сейчас со мной. Я им показываю город.

– Ты хочешь увидеться со мной? – спросила Меган.

Финн обвел глазами сидевших за письменным столом, на котором были разложены книги.

– Нам с Джейд нужно еще покопаться в рукописях, – сказал Люсьен, – а вы пока можете встретиться с женой.

– Вы еще долго будете обедать? – спросил Финн.

– Мы только сделали заказ.

– В таком случае закажите мне кофе, я сейчас присоединюсь к вам. Как называется ресторанчик, в котором вы сидите?

Меган ответила на его вопрос, и Финн дал отбой.

Финн бросил удивленный взгляд на Люсьена. Он не понимал, откуда тот узнал, что именно ему сказала Меган. Может быть, Люсьен слышал ее голос?

– Увидимся вечером на вашем выступлении, – сказал Люсьен.

Финн повернулся, чтобы идти, но Люсьен остановил его:

– Финн не забывайте, что в полночь наступит Хэллоуин.

– Ничего страшного. Мы будем играть до часу ночи, с нами ничего не случится.

Он спешил к жене, которая нуждалась в помощи и защите.


Морвенна отозвала Сару в сторонку.

– Что случилось? – спросила та.

Морвенна немного помолчала, собираясь с мыслями, и наконец сказала:

– Я хочу, чтобы ты заменила меня в священную ночь.

– Что?! – изумилась Сара.

– Я очень обеспокоена. Мне необходимо присутствовать на выступлении Дугласов. Меган грозит опасность.

Сара покачала головой:

– Но я не могу заменить тебя! Ты хорошо известна в наших кругах, тебя все уважают. Сюда съедутся люди со всех уголков страны. Ты должна совершить священные обряды. Твое отсутствие на празднике недопустимо.

– Обряды могут отправлять и другие ведуньи. Главная ведьма Салема, как всегда, совершит утренний ритуал. Если меня не будет на празднике, ничего страшного не произойдет. Ты могла бы прекрасно заменить меня, Сара. Ты красноречива, начитанна, образованна; молода и умна, в конце концов!

– Ты уважаемый человек, Морвенна, и должна провести праздничную службу!

Морвенна покачала головой:

– У меня есть более важные дела.

– Более важных дел, чем отправление обрядов в священную ночь, не существует!

– К сожалению, они существуют, Сара.

– Морвенна, пойми меня, я не могу тебя заменить, – твердо сказала Сара.

Морвенна тяжело вздохнула.

– Сара, послушай… Ты должна помочь мне. Намечаются какие-то глобальные перемены. Я должна быть рядом с Меган.

– Прости, Морвенна, и все же я не могу выполнить твою просьбу, – сказала Сара. – Давай вместе подумаем, что нам делать в этой ситуации.


Меган не знала, что побудило ее разоткровенничаться с Майком. Она, конечно, рассказала ему не обо всем, что вызывало у нее тревогу. И, тем не менее, Майк многое узнал о тех событиях, которые произошли в ее жизни за последнее время.

Выслушав Меган, он не стал высмеивать ее. Майк хорошо знал местные предания и исторические факты. По его мнению, история о том, что Кабал Торн приехал в Салем с целью возродить демона Бак-Дала, возникла не на пустом месте. Однако Майк осудил Энди Маркема за то, что он повел Меган ночью на заброшенное кладбище и напугал ее, сообщив, что Бак-Дал преследует ее. Майк не верил в существование демонов и разделял точку зрения Меган, которая считала, что ее кошмары – лишь следствие ярких впечатлений, полученных в предпраздничном Салеме.

– Значит, Энди Маркем заявил, что Бак-Дал хочет тебя?

– Именно так он и сказал.

– Вот старый дурак!

Майк положил ладонь на руку Меган.

– Поверь мне, демонов не существует.

– Да, но существуют люди с преступными намерениями.

– Вот это правильно. Но думаю, Энди не относится к их числу. Это просто выживший из ума старик. Не принимай его слова близко к сердцу, и все будет в порядке, – посоветовал Майк.

Он все еще касался ее руки, они сидели за столиком, наклонившись друг к другу.

– Ты заказала мне кофе? – внезапно раздался рядом с ними голос Финна.

Меган вздрогнула от неожиданности и машинально отдернула руку, на которой лежала ладонь Майка. Подняв глаза, она посмотрела на мужа. У нее почему-то был виноватый вид, хотя она считала, что не сделала ничего дурного.

– Да, я заказала тебе кофе. Официантка сказала, что принесет его, как только ты придешь.

Меган натянуто улыбнулась, но Финн, похоже, не замечал ее неловкости.

– Спасибо, – сказал он и поздоровался с Майком.

– Рад видеть вас, Финн, – ответил тот.

Мужчины обменялись рукопожатиями, и Финн сел за стол.

– Где твои друзья? – спросила Меган.

– Роются в книгах, – коротко ответил Финн.

Меган сгорала от любопытства, но не стала расспрашивать мужа о супругах Дево.

Однако Финн сам заговорил о Джейд и Люсьене.

– Ко мне приехали друзья из Нового Орлеана, – сообщил он Майку. – Супружеская пара – писательница, автор путеводителей и книг о путешествиях, и ее муж. Сейчас они осматривают Салем. Как вы пообедали?

– Замечательно, – ответил Майк. – Здесь прекрасно готовят.

Официантка принесла кофе. Поднеся чашку к губам, Финн посмотрел в большое окно, выходившее на торговую улицу.

– Надо же, глазам своим не верю, – пробормотал он.

– Что вы там увидели? – спросил Майк и тоже бросил взгляд на улицу.

Финн пожал плечами.

– Кто бы мог подумать, что мистер Фаллон ходит по магазинам для туристов и целыми сумками закупает всякую всячину.

Майк и Меган тоже увидели мистера Фаллона, который стоял перед магазином магических товаров. В руках у него был большой пакет с покупками.

– Действительно, кто бы мог подумать, – сказал Майк.

– Да, коммерческая выгода превыше всего – таков современный мир, – заметил Финн.

Они помолчали, потом Финн обратился к жене:

– Меган, ты рассказала Майку о том, что вчера ночью на тебя было совершено нападение?

– Вообще-то нападения как такового не было, – сказала она. – Меня кто-то преследовал, но Финн вступил с этим типом в схватку, и он убежал.

– Будь осторожна, Меган, – предостерег Майк. – Ты же знаешь, что преступник, убивший девушку в Бостоне, еще не найден. А мы находимся совсем близко от Бостона.

– Я веду себя очень осторожно, – заверила их Меган.

В этот момент бармен увеличил громкость телевизора, висевшего в баре, и все услышали голос диктора, предупреждавшего о том, что местные жители должны быть особенно бдительны и осторожны во время празднования Хэллоуина в этом году. Он сообщил также, что расследование убийства девушки, совершенного в Бостоне, застыло на мертвой точке.

– Полиция ищет свидетелей несчастного случая, происшедшего сегодня ночью на автомагистрали ЮС-1, – продолжал диктор местных новостей. – Сегодня утром служащим банка, ехавшим на работу, на дорожной насыпи был обнаружен находившийся без сознания местный рассказчик Эндрю Маркем. Осмотрев место происшествия, полиция пришла к выводу, что мистера Маркема сбила машина, а затем водитель оттащил его с дороги и скрылся. Водителю может быть предъявлено обвинение в непредумышленном убийстве. До сих пор неизвестно, какое именно транспортное средство сбило мистера Маркема. Мистер Маркем находится в больнице в критическом состоянии, он в коме, и врачи опасаются за его жизнь. Всех, кто что-либо знает об этом происшествии, просим связаться с полицией. Полиция будет благодарна за любую информацию.

Кровь отхлынула от лица Меган. Она не сомневалась, что это был вовсе не несчастный случай, а умышленное убийство. Энди поплатился за то, что слишком много знал.

Заметив, что Меган побледнела, Майк, не обращая внимания на Финна, снова положил ладонь на ее руку.

– Не переживай, Меган, Энди стар, он вполне мог угодить под колеса машины.

Но Меган испугало не только случившееся. Она боялась взглянуть на мужа. Где он был ранним утром, когда ушел от нее? В ее душу закрались подозрения…

Финн находился в Бостоне, когда там была убита девушка. Он оказался на автостоянке, когда на Меган пытались напасть. Не слишком ли много совпадений?

– Я должна поехать в больницу и увидеть Энди, Финн, – произнесла она, наконец подняв глаза на мужа.

Финн нахмурился.

– Но с какой стати ты поедешь к малознакомому человеку?

– Если он в коме, тебя к нему не пустят, – сказал Майк.

– Да, ты прав, – пробормотала Меган.

Она была уверена: Энди Маркем пострадал из-за того, что пытался предупредить ее об опасности.

Она снова заставила себя взглянуть на мужа. Если он наотрез откажется подвезти ее до больницы, то это будет плохим знаком.

– Мне нужно быть в больнице, Финн, – твердо сказала она.

Он долго колебался.

– Ну, хорошо, Меган, – наконец сдался он. – Если ты так настаиваешь, поедем в больницу. Но я согласен с Майком: нас не пустят к Энди.

– Тем не менее, я хочу, чтобы ты отвез меня туда.

– Как тебе будет угодно.

Глава 17

В справочном отделении им сказали, что к Энди Маркему не пускают никого, кроме ближайших родственников. Это обстоятельство огорчило Меган.

– Давай в таком случае хотя бы купим цветы и попросим, чтобы ему их передали, – предложила она.

Дежурившая в справочном отделе женщина средних лет с рыжими, курчавыми волосами сдержанно кашлянула, услышав ее слова, обращенные к мужу.

– Простите, – сказала она, – но в отделение интенсивной терапии не разрешается передавать цветы. Возможно, через несколько дней мистера Маркема переведут в обычную палату, и тогда вы сможете навестить его.

– Как врачи оценивают его нынешнее состояние? – спросил Финн.

– Тяжелое, но стабильное.

Судя по мрачному выражению лица Меган, она считала, что Энди Маркем уже не поправится.

– Давай купим открытку и напишем ему пожелание скорейшего выздоровления, – предложил Финн.

– Хорошо, – согласилась Меган.

Однако она явно сомневалась, что Энди когда-нибудь прочитает их открытку.

– Я схожу в магазин подарков, куплю открытку и вернусь сюда, – сказал Финн и зашагал по коридору к выходу.

Меган осталась ждать его у окошка справочного отделения.

Магазин подарков был маленьким и тесным. Быстро выбрав открытку, Финн вернулся в больницу, но Меган нигде не было. Она исчезла.

Финна охватила паника. Его сердце сжалось от страха за жену, и ему стало трудно дышать. Взяв себя в руки, он подошел к окошку.

– Вы не знаете, где моя жена? – спросил он рыжеволосую дежурную.

Дежурная с недоумением посмотрела на него.

– Она ушла с Мартой.

– С Мартой? Вы имеете в виду тетю моей жены? Вы с ней знакомы?

– Конечно. Салем – маленький город. Марта знакома со многими нашими врачами. Она работает здесь на общественных началах. – Дежурная вздохнула. – Марта была для Энди Маркема близким человеком. Они не состояли в родстве, но много лет дружили. Как только он поступил к нам, Марта сразу же приехала. Врачи решили, что ее присутствие может благотворно повлиять на Энди, находящегося в коме. Увидев вашу жену, Марта предложила ей заглянуть на секунду в палату интенсивной терапии.

– Как вы думаете, он выживет? – спросил Финн.

– Я не врач. Маркем очень стар, получил тяжелые травмы. Но на все воля Божья.

– Спасибо, – поблагодарил ее Финн.

Дежурная улыбнулась:

– Посидите в коридоре; ваша жена скоро вернется.

– Хорошо, я подожду, – сказал Финн, продолжая стоять у окошечка.

Как только дежурная отвлеклась, заговорив с новым посетителем, Финн перегнулся через барьер и взглянул на экран монитора. К счастью, там был открыт файл со списком номеров палат и имен тех, кто лежал в них. Финн быстро нашел то, что ему было нужно, и снова выпрямился.

Пока рыжеволосая дежурная объясняла посетителю, как ему найти нужное отделение, Финн направился к лифту.


Прежде чем Меган и Марта переступили порог палаты Энди, дежурная медсестра Доркас Брандт заставила их надеть маску и халат. Организм старика был ослаблен, и врачи опасались, что он может подхватить инфекцию.

Марта молча подошла к кровати Энди, на ее глазах блестели слезы.

Энди находился в лабиринте трубок и проводов. Через одну из них подавался кислород, которым он дышал. Через капельницу в вену поступал поддерживавший его силы раствор. Специальный прибор с монитором контролировал работу сердца. Глаза старика провалились, и глазницы чернели, как у скелета. У Энди, как ни странно, не было переломов, но все его тело с головы до ног было в ушибах и кровоподтеках, словно его долго с особой жестокостью избивали битами и дубинками.

Когда его нашли, он был без сознания, а затем, несмотря на все усилия врачей «Скорой помощи», впал в кому. Энди выглядел ужасно, но Доркас заверила Меган, что жизнь еще теплится в теле старика и он может прийти в себя.

Лицо Энди покрывала смертельная бледность, на лбу и выбритом участке черепа виднелись стежки, наложенные хирургом. – Энди, глупец несчастный, – мягко прошептала Марта, – зачем ты вышел на автомагистраль? – Она вопросительно взглянула на Доркас, и когда медсестра кивнула, взяла руку Энди. – Очнись! Скажи, что ты нас слышишь!

Однако Энди лежал не шевелясь. Его глаза были закрыты. Марта погладила старика по руке и отошла в угол палаты, чтобы пошептаться с Доркас.

Меган приблизилась к постели пострадавшего. Слезы готовы были брызнуть у нее из глаз, и, чтобы сдержать их, Меган закусила нижнюю губу. Даже если бы перед ней лежал совершенно незнакомый человек, его несчастный вид и тогда тронул бы ее сердце.

– Вы боец, Энди, – негромко проговорила она. – Вы нужны нам, и поэтому должны жить. – Меган взяла руку старика. – Соберитесь с силами, Энди, вы должны победить.

Ей показалось, что его пальцы дрогнули. Взглянув на него, Меган едва не закричала от неожиданности. Глаза Энди были открыты. У Меган перехватило дыхание.

Неподвижный взгляд старика был устремлен куда-то вдаль. Казалось, он видел то, что не могла видеть Меган. Его губы зашевелились, но Меган не могла разобрать слов.

Она наклонилась к нему и услышала хриплый шепот:

– Бак-Дал хочет вас… Я должен был пойти туда. Нужно положить конец злу… Зло уже… здесь! Бак-Дал хочет вас.

Меган выронила руку старика и отпрянула от кровати.

– Марта! Доркас! – закричала она. – Он очнулся! Он заговорил!

Обе женщины бросились к постели Энди.

– Вот видите…. – произнесла Меган и осеклась.

Глаза Энди были закрыты, губы крепко сомкнуты. Он лежал совершенно неподвижно.

Доркас приподняла веко, старика и посветила ему в глаз специальным фонариком. Затем она проверила его пульс и взглянула на мониторы приборов.

– Нет, дорогая, он не может говорить, – заявила она. – Его состояние не изменилось.

Доркас искоса посмотрела на Меган, как будто подозревала ее во лжи или желании выдать желаемое за действительное.

– Но я видела, как он открыл глаза, как у него шевелились губы. Я слышала, что он сказал!

– И что же он сказал? – спросила Марта.

– Он сказал…

Меган вдруг замолчала. Она не хотела повторять странные слова Энди в присутствии Доркас. О нервозности Меган и ее криках по ночам и так уже ходили слухи по городу. Люди могли подумать, что она сошла с ума.

– Я не поняла, что именно он сказал, – солгала Меган. – Но он точно что-то говорил.

– Кто это такой, черт побери? – грозно воскликнула Доркас, глядя куда-то мимо Меган.

Обернувшись, она увидела стоявшего в коридоре у стеклянной двери палаты Финна. Он не отрываясь смотрел на Энди.

– Это мой муж, – сказала Меган.

– А он разве не знает, что ждать нужно в специально отведенном для этого месте? – сердито спросила медсестра.

Несмотря на свою худобу и внешнюю хрупкость, Доркас, которой можно было дать лет шестьдесят, обладала твердым неуступчивым характером.

Отвернувшись от Финна, она снова сосредоточила внимание на Меган.

– Вы просто очень хотите, чтобы Энди поправился, – не терпящим возражения тоном заявила она. – И поэтому вам показалось, что он вдруг заговорил. Такое часто случается, сила самовнушения порой творит чудеса. А теперь я попрошу вас выйти из палаты. Ваш муж раздражает меня. Он такой возбужденный, что похож на гигантский перегревшийся трансформатор. Боюсь, что своей энергией он расплавит стекло.

Меган выдавила улыбку. Ей было неприятно, что Доркас и Марта не поверили ей. Сама она ни секунды не сомневалась в том, что Энди говорил с ней. Это не было плодом ее воображения. Меган до сих пор била нервная дрожь.

«Одно из двух, – думала она, – или я схожу с ума, или мне действительно грозит реальная опасность».

Доркас выпроводила Меган из палаты Энди.

– С тобой все в порядке? – озабоченно спросил ее Финн.

Меган показалось, что в глазах мужа вспыхнул странный огонь. Она вдруг вспомнила, что взгляд Энди был устремлен не на нее, а куда-то мимо. Может быть, старик смотрел на Финна, который к тому времени, должно быть, уже подошел к стеклянной двери палаты?

Меган постаралась отогнать неприятные мысли. Она любила Финна. А любить означало верить и доверять. Они оба уже давно поняли это.

– О чем ты задумалась, Меган? – спросил Финн.

Однако она не успела ответить на вопрос мужа. В коридор из палаты Энди вышла Марта.

– Финн, дорогой, как я рада вас видеть, – сказала она и, привстав на цыпочки, чмокнула его в щеку.

– Как дела у Энди? – спросил Финн, когда они подошли к лифту.

– Пока еще жив, – ответила Марта. – Меган даже показалось, что он что-то сказал. Но Доркас утверждает, что состояние Энди не улучшилось. Сама подумай, дорогая, что он вообще мог тебе сказать?

– Да, наверное, Доркас была права. Все это мне показалось.

Финн как-то странно посмотрел на нее. Неужели он не поверил? Неужели боялся, что Энди обвинил его в пособничестве злу?

В лифте Финн обнял Меган за плечи, и она едва сдержала дрожь. Она боялась, что окончательно сойдет с ума. Муж не мог причинить ей зла, он любил ее! И, тем не менее, Меган подозревала его в двойной игре и притворстве.

– Интересно, полиция действительно считает, что это был несчастный случай? – произнесла Меган.

Марта удивленно выгнула бровь.

– Да, именно так копы комментируют это происшествие. Энди нашли на обочине скоростного шоссе. Что еще, кроме несчастного случая, могло с ним произойти?

– Это могло быть умышленное убийство, – сказал Финн.

Марта пришла в ужас от его слов.

– Кто мог покушаться на жизнь Энди? Кому был нужен этот безобидный, слегка спятивший старик? Не смешите меня! – воскликнула она. – Думаю, что полиция даже не станет выдвигать эту версию. При Энди обнаружили бумажник, дорогие часы и перстень с печаткой. Никто не тронул их. Значит, об ограблении не может быть и речи. Хватит об этом. Меня очень тронуло, что вас так сильно взволновала судьба малознакомого человека. Но теперь вам пора подумать о себе. Займитесь своими делами, сегодня вечером у вас опять выступление. Финну наверняка надо подготовиться к нему. А ты, Меган, можешь пока остаться со мной, если хочешь.

Меган решительно взяла мужа под руку.

– Нет, тетя Марта, я пойду с Финном, – заявила она. – К нам приехали друзья, мы планировали встретиться с ними еще до выступления.

– Хорошо, мои родные, берегите себя.

– Обещаем, мы будем осторожны, – заверил Финн.

Когда Марта ушла, Финн неожиданно спросил:

– Так что же все-таки сказал тебе Энди Маркем? Не надейся, что ты сможешь обмануть меня, как обманула Доркас и Марту.

Меган бросила изумленный взгляд на мужа, а потом, отвернувшись, стала смотреть в боковое окно.

– Я точно не помню. Мне врезалась в память только одна фраза: «Бак-Дал хочет вас».


Положив на стол перед гостями стопку книг и рукописей, Эдди вышел из комнаты.

– Что ты обо всем этом думаешь? – спросила Джейд мужа.

– Я думаю, что какие-то сатанисты, хорошо знакомые с историей, пытаются оживить демона Бак-Дала и собираются принести в жертву Меган Дуглас, как того требует магический обряд, или, может быть, Меган нужна им в качестве дара, который они хотят преподнести демону…

Люсьен провел рукой по волосам и погрузился в изучение очередной рукописи, покусывая ластик на конце карандаша, которым он время от времени делал пометки.

Джейд задумчиво кивнула:

– В таком случае все очень просто. Нам нужно выяснить, кто в Салеме является сатанистом.

– Ну да, конечно, можно подумать, что они носят одинаковые футболки с соответствующими эмблемами, – усмехнувшись, пробормотал Люсьен.

Джейд улыбнулась:

– Я понимаю, что они не ведут себя как поклонники тяжелого металла и их трудно вычислить по одежде. Но, может быть, ты попытаешься использовать свою интуицию?

Люсьен покачал головой:

– Все это не так просто. Мы – я и сатанисты – в неравных условиях. Они уже давно начали осуществлять свои планы и успели зайти слишком далеко. Думаю, что Меган уже находится под их воздействием.

– Но, насколько я понимаю, тебя в первую очередь тревожит Финн.

– Да.

– Ты считаешь, что они используют его?

– Не знаю. Мы даже не можем понять, кто такие эти «они». Мне ясно лишь одно: сатанисты, или кто бы там ни был, находятся под защитой мощной силы. Она блокирует мою энергию, и я не могу ощутить их присутствие с помощью интуиции. – Люсьен понизил голос. – Мы действуем вслепую. Может быть, и Эдди один из них, кто знает? Кто-то узнал о том, что несколько веков назад Кабал Торн попытался оживить в этих краях демона Бак-Дала. Сатанисты хорошо подготовились. Первый шаг уже сделан. Однако демон, похоже, еще не возродился во плоти, он действует извне, оказывая им свое покровительство. В древности люди верили в то, что завеса, разделяющая мир мертвых и мир живых, очень тонка. А в ночь Хэллоуина она вообще исчезает, и тогда в наш мир проникают духи и призраки. Поэтому сатанисты обязательно используют наступающую ночь, чтобы осуществить свои планы.

– Что же нам делать?

Люсьен улыбнулся:

– Ты продолжай рыться в книгах, а я пойду прогуляюсь.

Джейд бросила на мужа обиженный взгляд.

– Ты хочешь оставить меня здесь одну?

Люсьен поцеловал ее в голову.

– Ты журналистка, любовь моя, и должна собирать информацию из письменных источников. А у меня другая задача. Я умею читать мысли и должен попытаться просканировать некоторых жителей этого загадочного города.

– В таком случае счастливой охоты, – вздохнув, проговорила Джейд и склонилась над рукописью.


Финн с трудом нашел место для парковки в центре города.

– Куда мы сейчас отправимся? – спросила Меган. – Ты знаешь, где в эту минуту находятся твои друзья?

Финн пожал плечами.

– Наверное, у Морвенны.

У Меган не было никакого желания снова идти в магазин кузины.

Морвенна явно считала Финна причиной всех зол. Но, собравшись с духом, Меган напомнила себе, что должна сражаться за мужа и свое счастье.

– Ну что же, пошли к Морвенне, – сказала она.

Магазин магических товаров штурмовала толпа народа. Однако дежуривший у входа Джейми сразу же пропустил Дугласов без очереди внутрь.

В торговом зале было много покупателей, но Финн еще издали заметил высокую фигуру Люсьена Дево, обаятельного мужчину с иссиня-черными волосами и жгучими карими глазами.

Увидев приближающегося Финна, Люсьен помахал ему рукой и улыбнулся Меган.

– Как хорошо, что вы тоже пришли.

– Мне очень хочется поблагодарить вас и вашу жену за статью о нашем творчестве, – сказала Меган. – Вы очень многое сделали для нас, спасибо.

– Я передам ваши теплые слова Джейд, – пообещал Люсьен. – Что касается меня, то я здесь ни при чем, я не пишу статей.

У него в руках была целая пригоршня пакетиков с разными травами. На каждом из них можно было прочесть инструкцию: «Положи в карман – и разбогатеешь», «Сожги на огне, и милый вернется», «Носи с собой как оберег от злых сил».

«Как все это глупо», – подумала Меган.

– Я сейчас заплачу за все это, – сказал Люсьен, – и мы выйдем из магазина. Нам надо поговорить.

– Мы подождем вас на улице, – сказал Финн.

Он направился к выходу, а Меган немного замешкалась. Толпа оттеснила ее от мужа. Меган уже начала пробираться к двери, когда чья-то твердая рука легла ей на плечо.

Обернувшись, она увидела Морвенну – та была сама не своя от беспокойства.

– Кто это такой, черт побери? – нахмурившись, спросила кузина.

Меган сразу поняла, что речь идет о Люсьене. Оказывается, кузина видела, как они разговаривали с Дево.

– Это наш друг из Нового Орлеана. А что тебя так сильно встревожило?

Морвенна энергично тряхнула головой.

– Это злой человек.

– Перестань! – со смехом воскликнула Меган. – Он и его жена написали о нас большую статью, и она появилась в центральной прессе.

– Какая чушь!

– Морвенна, он наш друг, – заявила Меган и решительно зашагала к выходу.

Финн ждал ее на углу улицы.

– Это не город, а какой-то сумасшедший дом, – пробормотал он.

Накануне Хэллоуина маленький Салем походил на Нью-Йорк в час пик. На улицах было не протолкнуться, реклама и красочные вывески зазывали прохожих посетить магазины, рестораны и увеселительные заведения.

Люсьен появился на крыльце с большим пакетом в руках.

Наверное, Сара тоже решила, что перед ней воплощение зла, и быстро обслужила его, пока он не распугал покупателей.

– Вокруг творится какое-то безумие, – проговорил Люсьен. – Да, на улице нам не дадут спокойно поговорить, – заметил Финн. – Давайте поищем какой-нибудь укромный уголок.

– Я попросил бы вас, Финн, сначала сходить за Джейд, если, конечно, вы не возражаете, – сказал Люсьен. – Она все еще сидит в книжном магазине. А я пока поговорю с Меган. Встретимся вон в той кофейне.

После минутного колебания Финн согласился выполнить просьбу Люсьена.

– Берегите мою жену, – сказал он и добавил шутливым тоном: – Я готов умереть или… убить за нее.

Повернувшись, он зашагал по улице. Люсьен проводил его долгим взглядом.

– Он действительно любит вас.

Меган не знала, что на это сказать. Она чувствовала себя неловко. Люсьен был чужим для нее.

– Ну что, пойдемте?

Они двинулись по улице.

– Значит, с вами здесь происходит что-то странное…

– Да…

– Насколько я знаю, все началось с кошмаров.

Меган решила не лгать Люсьену. Похоже, ему уже было многое известно.

– Да, с кошмаров… Мне казалось, что Финн пытается убить меня. – Она помолчала, а потом, искоса взглянув на Люсьена, снова заговорила: – Я должна вам кое-что рассказать. Думаю, вы этого еще не знаете. В Салеме есть один старик, он рассказывает истории о призраках и привидениях… Так вот, я несколько раз говорила с ним. Он предупредил меня, что демон по имени Бак-Дал хочет меня. Это, конечно, полная чушь, но я испугалась. А сегодня ночью этого старика сбила машина. Сейчас он находится в больнице в тяжелом состоянии.

– Гм… Кто-то предупреждает вас.

Они подошли к кофейне, и Люсьен, открыв дверь, пропустил Меган вперед. Все столики, конечно же, были заняты. Минуя очередь, Люсьен Дево подошел к суетящемуся хозяину заведения и показал на столик в углу.

Судя по всему, сидевшим там посетителям только что принесли заказ. Одна из дам подняла глаза и увидела стоявшего у барной стойки Люсьена. Нервно поежившись, она снова устремила взгляд на свою чашку.

Люсьен вернулся к Меган.

– Через минуту один из столиков освободится, – заявил он.

Меган удивленно приподняла бровь. Но, как ни странно, сидевшие за столиком в углу посетители торопливо выпили кофе и поднялись.

– Мистер Дево, прошу вас, садитесь, – пригласил Люсьена хозяин кофейни.

Никто из стоявших в очереди людей, казалось, не заметил, что Люсьена и Меган провели к освободившемуся столику, за которым могло бы уместиться пять человек.

– Как вам это удалось? – спросила удивленная Меган.

– Пустяки, – отмахнулся Люсьен. – Что будете пить?

– Черный кофе.

Люсьен сделал заказ появившейся как из-под земли официантке.

– Значит, этот старик предупредил вас о намерениях Бак-Дала? – проговорил он, когда официантка отошла от их столика.

– Финн не знает об этом, – заметила она. Помимо своей воли она разоткровенничалась с Люсьеном. – Как-то утром я встретилась с ним, и он рассказал мне о человеке по имени Кабал Торн, который поселился здесь много лет назад. Его убили местные жители. Все это я узнала от старика. Потом он приходил на наше выступление… А сегодня утром я услышала, что с ним приключилась беда. У меня такое ощущение, что, если бы он не предупредил меня об опасности, этого не произошло бы.

Люсьен внимательно выслушал ее. В этот момент им принесли кофе, и он заговорил только после того, как официантка отошла от их столика.

– Вы полагаете, что это был вовсе не несчастный случай?

– Да, я так считаю.

– Вы с Финном поехали в больницу, и что произошло потом?

Меган вдруг стало не по себе. По выражению глаз Люсьена она видела, что он все знает.

– Энди, по утверждению медиков, находится в глубокой коме. Но я могу поклясться, что он пришел в себя и произнес несколько слов.

– И что же он сказал?

– Он повторил фразу, которую я уже слышала из его уст. «Бак-Дал хочет вас». При этом он смотрел не на меня, а куда-то мимо. А потом я поняла, что все это время у стеклянных дверей палаты стоял Финн. О Боже, что я говорю! – спохватилась она.

Люсьен мрачно улыбнулся.

– Все в порядке, Меган, вы не сказали ничего ужасного. Вы с мужем находитесь в опасности, и вам нужна помощь.

– Моего мужа никак не назовешь жестоким. Он не убийца, не злодей. – Меган сама не понимала, зачем она все это говорит чужому человеку, но не могла остановиться. – Мы с ним, конечно же, не верим в существование демонов. Все дело в силе внушения и…

Люсьен решительным жестом заставил ее замолчать.

– Я не думаю, что причиной ваших бед является суггестия, – сказал он. – В этом мире много загадочного и непознанного. Что же касается демонов, то я верю в их существование. И мне кажется, ваша жизнь зависит от того, поверите ли и вы в это.


В книжном магазине Мартина тоже было много народу. Тем не менее, Эдди не торопил Джейд, которая все еще просматривала книги и рукописи. Он дал ей время собрать нужную информацию.

Увидев вошедшего в торговый зал Финна, Эдди молча кивнул в сторону подсобного помещения. Финн быстро нашел Джейд, которая была так поглощена чтением старинного фолианта, что не заметила его появления.

– Джейд! – окликнул ее Финн.

Она подняла глаза и как-то странно посмотрела на него.

– А, это вы, – сказала она, натянуто улыбнувшись.

Финну не понравилась ее улыбка. Почему она вдруг так резко изменила свое отношение к нему? Что она могла прочитать в этих книгах и рукописях?

– Меня послал за вами Люсьен. Он и Меган ждут нас в кофейне.

– Понятно… – пробормотала Джейд, не трогаясь с места.

Она не сводила с Финна широко распахнутых то ли от ужаса, то ли от изумления глаз.

– Что с вами?

– Я встретила ваше имя…

– Где?

– В старинной книге.

– Не может быть!

Он подошел к столу, на котором лежал раскрытый фолиант.

– Это дневник. Здесь описаны события, связанные с убийством Кабала Торна. Почерк довольно трудно разобрать, автор писал в спешке. Я долго читала и перечитывала записи дневника, но так и не поняла, принадлежал ли Финнеган Дуглас к числу тех, кто свершил самосуд, или…

– Или что?

– Или он был одним из сатанистов.

Глава 18

– Повторяю, этого не может быть! – твердо заявил Финн, обхватив обеими ладонями большую чашку с капуччино. – Мне доподлинно известно, что мои предки жили в Луизиане. У меня есть дневник прапрадедушки времен Гражданской войны. Он занимался поставками амуниции, а когда дела пошли совсем плохо, поступил на службу в регулярную армию в чине капитана. Он погиб в битве при Колд-Харборе. Его имя можно встретить в документах, которые хранятся в музеях Гражданской войны в южных штатах.

Джейд кивнула.

– Мы верим вам, Финн. Но Гражданская война началась в 1861 году, а мы здесь говорим о событиях, произошедших за шестьдесят лет до этого.

Откинувшись на спинку стула, Финн обвел взглядом присутствующих. Он прочитал отрывок, в котором упоминался некий Финнеган Дуглас, живший в то время, когда заговорщики убили Кабала Торна. Но, как и Джейд, Финн не понял, принадлежал ли этот самый Дуглас к числу сторонников Торна или входил в группу местных жителей, свершивших над ним самосуд. Итан Миллер, автор дневника, очень расплывчато писал о нем.

– Кстати, меня зовут Финн, а не Финнеган. У меня есть и второе имя – Борегард. Мои предки – южане, это неоспоримый факт.

Джейд пожала плечами.

– Может быть, мы имеем дело с простым совпадением, – предположила она.

– Нет, это не совпадение, – возразил Люсьен.

– Вся эта ситуация граничит с безумием! – воскликнула Меган. – Ты был прав, Финн: нам надо немедленно бежать отсюда.

Джейд с недоумением посмотрела на нее.

– Финну уже приходила в голову мысль о том, что нам надо бросить все и уехать из Салема, – сказала Меган, отвечая на немой вопрос Джейд. – Мне тоже не раз хотелось бежать отсюда куда глаза глядят. Сначала мне казалось, что я схожу с ума, потом я решила, что это Финн потерял рассудок… Должно быть, мы оба обезумели здесь, в этом странном городе. Я не верю в демонов, но знаю, что существуют люди, способные мучить и убивать себе подобных. И если они выбрали в качестве жертвы меня, то нужно попытаться скрыться от них.

За столом воцарилось молчание.

– Но можно ли бежать от собственных снов? – наконец тихо произнес Люсьен.

– Знаете, что больше всего пугает меня? – заговорил Финн, решив признаться в своих страхах. – То, что убийство, происшедшее в Бостоне, как-то связано с тем, что творится здесь. Местные сатанисты каким-то чудом прознали, что я проеду через Бостон, направляясь в Мэн, и убили ни в чем не повинную девушку. Затем они заманили нас в Салем, рассорили, распустив слухи о моей жестокости и необузданном характере, и теперь готовятся принести Меган в жертву. Они рассчитывают, что убийство обеих женщин повесят на меня.

Люсьен бросил испытующий взгляд на Финна.

– Очень интересная версия. Но кто мог знать, что вы заедете в Бостон и остановитесь там на ночь? Обычно водители минуют этот многолюдный город с оживленным движением по объездным дорогам. Насколько я понял, вас заставила свернуть в Бостон какая-то непреодолимая сила.

– Я плохо помню те события, – поморщившись, сказал Финн.

– Совершенно очевидно, что кто-то пытается управлять вашим сознанием, – сделала вывод Джейд.

– Вы опять намекаете на происки демонов? – устало вздохнув, промолвила Меган. – Кстати, кто такие эти демоны?

– Моя жена написала о них целую книгу, – с улыбкой сказал Люсьен, – ей и отвечать.

Джейд пожала плечами.

– Слово «демон» происходит от греческого «daimon», что в переводе означает «преисполненный мудрости». В древности демонами называли как злых, так и добрых духов. Но большинство людей считало, что они учиняют пакости и приносят вред. В Средневековье в богословии возникла целая наука – демонология. Христианские ученые классифицировали демонов на основе различных критериев. В начале шестнадцатого века возникла церковная практика изгнания нечистой силы. В эпоху охоты на ведьм в Европе утвердилось мнение, что демоны могут принимать человеческий облик и в таком обличье обладают огромной сексуальной силой. Отсюда возникло представление о суккубах– демонах женского пола, соблазняющих мужчин, и инкубах – демонах-мужчинах, соблазняющих женщин.

– Что-то мне не верится во все эти басни, – скептически улыбнулась Меган.

– В наши дни многие не верят в существование демонов, – продолжала Джейд. – Как бы то ни было, я вам советую: если вы все же решите уехать отсюда, никому не говорите об этом.

Меган взглянула на мужа.

– Может, нам все же следует поговорить с Сэмом Тартаном?

– Я сомневаюсь, что он поможет нам, Меган.

– Не надо ни с кем говорить и не надо волноваться, – сказал Люсьен.

– Что же нам, по-вашему, следует делать?

Люсьен пожал плечами.

– В полночь должно что-то произойти. В это время, по вашим расчетам, вы будете выступать на сцене. Я уверен, что ваши планы попытаются сорвать. Я не знаю, кто ваши враги, но у них свои цели. Они сделают все, чтобы помешать вам выступить сегодня в полночь.

Меган взглянула на часы.

– Уже около шести! – всполошилась она. – Пора готовиться к выступлению.

– Но мы начинаем в девять вечера, Мег, у нас еще уйма времени, – сказал Финн.

– Нам надо еще заехать сначала к тете Марте, потом в Хантингтон-Хаус и успеть перекусить перед выступлением. – Она взглянула на супругов Дево. – Вы придете сегодня вечером в отель?

– О да, конечно, – ответил Люсьен.

– Чем нас будет больше в эту ночь, тем лучше, – добавила Джейд. – Как говорится, один в поле не воин.

– И помните, никому ни слова о своих планах. Никому! – предупредил их Люсьен.

– Хорошо, – сказала Меган.

Не успели они попросить счет, как к их столику подошла официантка. Люсьен расплатился с помощью кредитной карточки, и все четверо вышли из кофейни.

– Скорее всего, мы подъедем к отелю не раньше одиннадцати часов, – сказала Джейд. – Я хочу вернуться в книжный магазин Эдди и попытаться найти еще какую-нибудь информацию на интересующую нас тему.

– Знаете, вам надо переодеться, – с улыбкой сказала Меган. – Хэллоуин – особое время: все надевают маски, костюмы монстров, мертвецов и магов. Такова традиция, и не стоит ее нарушать.

– Хорошо, мы подумаем об этом.

– Вы можете надеть костюмы Франкенштейна и его невесты, – посоветовала Меган. – Люсьен – высокий мужчина, роль Франкенштейна ему подойдет.

– И роль вампира тоже, – сказал Финн, обняв жену за плечи.

– Образ вампира мне что-то не нравится, – заявила Джейд. – Гм… Может, мы просто наденем плащи с капюшонами, в которых ходят ведуны?

– Что бы вы ни надели, мы будем рады видеть вас, – сказала Меган и порывисто обняла Джейд. – Спасибо, что приехали!

– Нам здесь очень нравится, – заверил ее Люсьен.

Финн почувствовал, что в его словах есть какой-то подтекст.

– Когда-нибудь, возможно, нам понадобится ваша помощь, и тогда мы поменяемся ролями, – проговорила Джейд.

Супруги Дево зашагали по улице в сторону книжного магазина Эдди, а Финн повел Меган к машине, стоявшей у парка, в нескольких кварталах от кофейни.

– Приятные люди, правда? – промолвил он.

– Я рассказала Люсьену то, что никому не могла бы рассказать, – призналась Меган.

– Да?

Финн почувствовал, как в его душе вспыхнула ревность.

– Нет, ты меня не понял… Другие сочли бы меня сумасшедшей, если бы я так разоткровенничалась. Подожди… а может быть, супруги Дево не в своем уме? Они верят в существование демонов и с серьезным видом рассуждают о них. А что, если они опасны? Сумасшедшие, возомнившие себя могущественными магами, могут наломать дров… Не знаю… Ясно лишь одно: Дево такие же странные, как и все, что нас окружает здесь. Финн, ну что же ты молчишь?

– Нам остается только надеяться на лучшее, – мягко сказал он. – Дево – наше единственное спасение.

Некоторое время они шли молча. Внезапно Финн почувствовал, как по спине пробежал холодок. Он обернулся.

– Меган…

– Да?

– Не оглядывайся. За нами идет какой-то тип в длинном коричневом плаще. Сейчас он остановился и прикуривает сигарету.

– Ты уверен, что он следит за нами?

– Пока мы сидели в кофейне, он стоял у витрины, поджидая нас.

– Сейчас я остановлюсь и сделаю вид, что поправляю пряжку на туфле.

Меган остановилась и нагнулась. Через некоторое время она снова выпрямилась и взяла мужа под руку. Они двинулись дальше.

– Что ты на это скажешь? – спросил Финн.

– Я впервые вижу этого парня.

– Ты в этом уверена?

– Да, он довольно симпатичный. Я бы запомнила его, если бы встречалась с ним раньше.

– Понятно.

Меган засмеялась, услышав сердитый голос мужа.

– Только не говори, что ты не замечаешь вокруг симпатичных девушек!

Через несколько минут они подошли к машине.

– Финн, я хочу зайти в церковь, – сказала вдруг Меган. – Это чуть дальше по улице.

Финн считал эту прогулку пустой тратой времени и хотел возразить, но Меган не дала ему раскрыть рта.

– Финн, умоляю тебя, для меня это очень важно, – горячо заговорила она. – Если ты не пойдешь со мной, я отправлюсь туда одна.

Повернувшись, Меган сделала несколько шагов, но Финн догнал ее.

– Ты же знаешь, что я не отпущу тебя одну. Несмотря на толпы народа, заполонившие улицы, они быстро дошли до церкви. На ступенях Меган остановилась и повернулась к мужу.

– Ты войдешь или подождешь меня здесь?

Финн окинул взглядом кирпичное здание. Судя по стилю, оно было возведено в девятнадцатом веке или даже в начале двадцатого.

По мере приближения к церкви Финну становилось все больше не по себе. Внутри он чувствовал нарастающее жжение.

– Конечно же, я зайду вместе с тобой, – сказал он, и его поразил собственный раздраженный тон, которым были произнесены эти слова.

Меган нахмурилась. Поднявшись по ступеням, она открыла массивную дверь и вошла.

Жжение внутри Финна усилилось. Он замер у двери. Ему вдруг стало ясно, что он не может или даже не имеет права входить в церковь.

Стало страшно. Обернувшись, он увидел человека, который от самой кофейни шел следом за ними. Он разговаривал с детьми, одетыми в маскарадные костюмы.

Стиснув зубы, Финн заставил себя переступить порог церкви. Меган стояла недалеко от входа у сосуда со святой водой. Обмакнув пальцы в святую воду, она перекрестилась.

– Сделай то же самое, – сказала она, когда Финн подошел к ней.

– Зачем?

Вздохнув, Меган опустила в святую воду указательный палец и начертила крест на лбу мужа.

Он отшатнулся от нее, почувствовав страшную боль в голове. Но Меган не заметила, в каком состоянии находится муж. Она прошла по проходу и встала на колени перед алтарем. Финн, шатаясь, двинулся за ней. Чтобы не упасть, он вынужден был держаться за спинки скамей. В глазах у него темнело, дыхание перехватывало.

Дойдя до второго ряда скамей, Финн упал на колени позади жены и низко опустил голову.

– Вы неважно себя чувствуете? – раздался рядом вкрадчивый мужской голос.

Вздрогнув от неожиданности, Финн поднял глаза и увидел священника. Финн не слышал, как он подошел. Священник, которому было на вид около сорока лет, с беспокойством смотрел на него.

– В Хэллоуин весь мир сходит с ума, – проговорил святой отец. – Мы сами создаем своих демонов, не так ли?

– Да.

– Службы пройдут сегодня вечером, завтра и послезавтра, в День Всех Святых.

– Святой отец, не могли бы вы благословить нас? – повернувшись, попросила Меган.

– Нет, не надо, – услышал Финн собственный голос.

Священник как-то странно посмотрел на него.

– Вы католичка? – спросил он Меган.

– Да.

– А вы? – обратился он к Финну.

Страшная боль сжала виски Финна. Он не мог произнести ни слова. Не дождавшись ответа, священник снова перевел взгляд на Меган.

– Пожалуйста, святой отец, благословите нас, – стала упрашивать она.

– Будет лучше, если вы придете сегодня на вечернюю службу.

– Мы не можем. Работа…

– В таком случае приходите завтра.

– Но нам очень нужно получить ваше благословение именно сегодня!

– Хорошо, подойдите к алтарю.

Финн и Меган встали на колени перед ним, и он, положив ладони на их головы, произнес слова благословения.

Финн, стиснув зубы, изо всех сил старался сдержать рвущийся из груди крик. Голова раскалывалась от страшной боли.

Закончив, священник отдернул от него руку так, словно ее жгло огнем.

– Ступай с Богом, дитя мое, – сказал он Меган.

Финн сорвался с места и бросился к выходу. Ему не хватало воздуха.

– Меня зовут отец Марио Бриндизи, – сказал священник, когда Меган поднялась с колен. – Если сможете, приходите завтра на мессу. Если я вам понадоблюсь, не стесняйтесь, позвоните мне.

Финн тем временем выбежал на улицу. Здесь ему сразу же стало легче. Вскоре к нему подошла Меган.

– Что с тобой? Ты вел себя крайне невежливо.

– У меня внезапно разболелась голова.

– В таком случае давай зайдем в аптеку и купим аспирин.

Финн, держась за перила, спустился по каменным ступеням крыльца.

– Нет, не надо, – остановившись, сказал он. – Мне уже лучше. Боль почти утихла. Нам надо ехать, если мы не хотим опоздать на выступление.

Натянуто улыбнувшись, он взял жену за руку, и они пошли по улице к парку, где стояла их машина. Боль действительно прошла, но Финн все еще ощущал странное жжение в том месте, где Меган начертила крест.

«Надо сказать ей об этом», – подумал он, но что-то мешало ему рассказать о своих ощущениях жене.

Он боялся испугать ее. А вдруг она убежит от него? Сейчас было слишком опасно оставлять Меган одну.

– Ну что, тебе лучше? – с улыбкой спросила она.

– Да, лучше, – серьезно ответил он.

Финн осторожно огляделся по сторонам, но не заметил следившего за ними человека, хотя нутром чуял, что тот где-то рядом.


Люсьен долго бродил по Салему, знакомясь с достопримечательностями, как это делали все туристы. В конце концов, он наткнулся на новый музей и зашел взглянуть на экспонаты.

За кассой сидела темноволосая девушка с пирсингом. Вспомнив разговор с Финном, Люсьен понял, что это Гейл Сойер.

Подняв на него глаза, Гейл хотела что-то сказать, но внезапно осеклась.

Люсьен улыбнулся.

– Один билет, пожалуйста:

Девушка молча кивнула. Пристально посмотрев ей в глаза, Люсьен отправился в экспозиционный зал.

Бродя вдоль витрин и стендов, Люсьен увидел картину, написанную маслом в семнадцатом веке. Она называлась «Подписание договора с дьяволом». На полотне были изображены три одетые в прозрачные сорочки женщины, пляшущие в темном лесу вокруг костра. Их окружали существа с рогами и хвостами. На заднем плане стоял демон или сатир, державший открытую книгу и перо. Табличка рядом с картиной поясняла, что, по поверьям, ведьмы заключали договор с дьяволом и скрепляли свой союз участием в оргии, которая происходила в полночь в чаще леса.

Люсьен двинулся дальше по залам музея. Экспозиция была очень интересной, она переносила посетителя в прошлое и помогала понять образ мыслей людей, живших много веков назад. Одна из табличек рассказывала о том, что местные жители жестоко наказывались за занятия магией. Тот, кто втыкал булавки в куклу или сжигал на огне травы, произнося заклинания, привлекался к суду. Любые попытки колдовства считались незаконными.

Люсьен увидел гравюры со сценами массовых сожжений на кострах в Европе и диораму казни ведьм в Салеме.

Проходя по одному из залов, Люсьен услышал голос экскурсовода, рассказывавшего группе туристов о случаях массовой истерии в округе Салема. Подойдя ближе, Люсьен смог разглядеть человека, проводившего экскурсию. На нем были джинсы, приталенная хлопчатобумажная рубашка и галстук. На бейдже значилось: «Майк Смит, хранитель музея».

Люсьен присоединился к экскурсантам. Встретившись с ним случайно взглядом, Смит вдруг сбился и долго не мог собраться с мыслями. Но он был прекрасным экскурсоводом с хорошей речью и большими познаниями и в конце концов снова взял себя в руки. Когда Смит закончил экскурсию, туристы зааплодировали ему, а потом, окружив хранителя плотным кольцом, засыпали вопросами.

Люсьен терпеливо ждал, когда Смит освободится.

Наконец туристы покинули музей, и в помещении остались только Люсьен и Майк Смит.

– Мы с вами знакомы? – с вежливой улыбкой поинтересовался Майк.

– Нет, – ответил Люсьен. – Меня зовут Люсьен Дево. – Он протянул руку, и Смит крепко пожал ее. – Спасибо за великолепную экскурсию. Было очень интересно.

– Я рад, что вам понравилось.

Смит, похоже, все еще пытался вспомнить, где он мог видеть этого человека.

– У нас есть общие друзья, – сказал Люсьен.

– Да? И кто же это?

– Финн и Меган Дугласы. Я, как и они, из Нового Орлеана.

– Но у вас совершенно нет южного акцента.

– Мне довелось жить в разных местах.

– Понятно.

– Вы, наверное, придете сегодня вечером на выступление Дугласов?

– Да, обязательно.

– Отлично. Думаю, мы там увидимся.

Смит не выразил особого восторга по этому поводу.

Они простились, и Люсьен вышел из музея, который уже закрывался. Гейл Сойер проводила его испуганным взглядом. Люсьен с улыбкой помахал ей рукой.


Услышав сигнал своего мобильного, Меган взяла телефон и приложила к уху.

– Алло, – рассеянно проговорила она, застегивая блузку.

– Это Майк. Привет, Меган.

– Привет, Майк, как дела?

– Все нормально, спасибо.

– Знаешь, я была сегодня у Энди. Тетя Марта помогла мне пройти к нему в палату, у нее много друзей в больнице.

– Как дела у старого чудака?

– Не так плохо, как кажется на первый взгляд, – ответила Меган и тут же прикусила язык.

Ей не следовало говорить Майку о том, что Энди пытался что-то сказать ей.

– Ну и отлично. – Майк даже не попытался выяснить, что означала ее загадочная фраза. – Ты сейчас одна?

– Одна, – ответила Меган, бросив взгляд на закрытую дверь комнаты. Финн сейчас разговаривает с тетей Мартой в гостиной. – А что?

– Твоему мужу не понравилось бы, что я тебе звоню. И мне не хочется, чтобы он думал, будто я вмешиваюсь в ваши отношения. Сам не знаю, зачем я позвонил тебе… Просто мне вдруг очень захотелось услышать твой голос…

– Что случилось, Майк?

– Ничего особенного. Просто я сегодня познакомился с человеком, который заявил, что он ваш друг и земляк. Не знаю, как это выразить… но у меня от него мурашки побежали по спине. Жуткий тип. Ты прекрасно знаешь, что я не суеверный человек и не верю в сверхъестественные силы, но тут мне действительно стало не по себе. У этого типа невероятно пронзительный взгляд.

– Должно быть, это был Люсьен, – пробормотала Меган.

– Признаюсь, Меган, что именно эта встреча заставила меня позвонить тебе. Я не хочу никого обидеть, но… у тебя и без этого парня масса проблем. Умоляю, будь с ним осторожнее. С этим парнем что-то не так. Ты, наверное, считаешь меня идиотом, но я не мог не предупредить тебя, потому что я твой друг.

– Спасибо, Майк, за заботу, но, уверяю тебя, Люсьен – добрый и порядочный человек. Но все равно я признательна тебе. Обещаю, что буду осторожна и осмотрительна.

– Хорошо. Сегодня вечером я обязательно приду на ваше выступление и буду присматривать за тобой.

– Еще раз спасибо.


Осенью в Новой Англии рано темнеет. Несмотря на полную луну и свет уличных фонарей, реклам и витрин, Салем в этот вечер как будто погрузился во мрак.

В книжном магазине Эдди все еще было много народу. В кассу стояла большая очередь, и Эдди старался побыстрее обслужить покупателей. Он выглядел усталым и часто зевал. Всю неделю, предшествовавшую Хэллоуину, его магазин рано открывался и поздно закрывался.

Заметив вошедшего Люсьена, Эдди улыбнулся и кивнул в сторону подсобного помещения.

Войдя в подсобку, Люсьен увидел, что Джейд все еще изучает древние фолианты и старые журналы. Услышав его шаги, она подняла голову, потянулась и зевнула.

– Все, больше видеть не могу эти книги, – заявила она.

– Может быть, тебе нужна моя помощь?

– Нет, в основном все тексты были на английском языке. Но это какой-то странный английский. Авторы записей путают местоимения или неправильно используют их, и от этого смысл написанного часто ускользает. Кстати, я нашла еще одно упоминание фамилии Дуглас. В нескольких местах говорится также о некоем Меррилле. Меня заинтересовало это, поскольку Меррилл – девичья фамилия Меган. У нее был предок, который открыто выступал против суда над ведьмами и колдунами. Однако он избежал преследования за это, поскольку пользовался большим авторитетом в церковных кругах. Как я поняла из документов, Джекоб Меррилл входил в группу лиц, убивших в ночь накануне Хэллоуина Кабала Торна. И теперь понятно, почему сатанисты выбрали в качестве жертвы именно Меган. Они считают, что Бак-Дал жаждет ее крови. Принеся в жертву молодую женщину, являющуюся потомком Меррилла, они вернут к жизни демона, которого когда-то хотел оживить еще Торн. Как мы видим, Меган действительно находится в опасности.

– Может быть, Дугласам и впрямь лучше уехать, – проворчал Люсьен. – Да и тебе вместе с ними.

– Ясно только одно: если ничего не предпринимать, в ночь накануне Хэллоуина кто-то непременно погибнет, – сказала Джейд.

– Я останусь здесь и сделаю все, что смогу, – решительно заявил Люсьен.

– В твоей практике еще не было подобных случаев – тебе будет трудно справиться с поставленной задачей.

Люсьен пожал плечами:

– Меня тревожит отрывок из рукописи, в котором перечислены компоненты, необходимые для оживления демона. Это волосы и кровь. Но зачем они нужны до начала магического обряда, когда обрядом является жертвоприношение?

– Да, ты прав. И почему волосы и кровь неизвестные взяли не только у Меган, но и у Финна?

– Возможно, по замыслу сатанистов, они оба должны умереть.

Джейд, откинувшись на спинку стула, покачала головой.

– Получается какая-то ерунда. Мне кажется все же, что Меган сразу не убьют. Ее готовят в подарок демону. Помнишь слова Эдди? «Бак-Дал хочет вас». То есть Меган нужна сатанистам живой – демон должен совокупиться с ней, и только потом она умрет. Финн был прав. Его хотят подставить. Сначала сатанисты убили девушку в Бостоне, поскольку им нужна была кровь для предварительных обрядов. С помощью магии они заставили Финна заехать туда, затем устроили гастроли Дугласов в Салеме и рассорили их, добившись, чтобы Меган переселилась к тете Марте. По их замыслу, Финна должны обвинить в убийстве обеих женщин, а они сами так и останутся в тени.

– Может быть, ты права, – задумчиво проговорил Люсьен, рассеянно поигрывая ручкой.

– Во всяком случае, эта версия логична. Правда, у меня есть и другая… А что, если Финн находится в стане злых сил, даже не подозревая об этом? Возможно, Бак-Дал завладел его душой и Финн действительно убил девушку в Бостоне, а потом привез жену в Салем, где ее должны принести в жертву демону.

Люсьен выгнул бровь.

– Я не исключаю такую возможность.

Джейд нахмурилась.

– Значит, ты считаешь, что Финн находится во власти демона или каких-то других черных сил?

– Я же сказал: не исключено.

Джейд захлопнула лежавшую перед ней книгу и покачала головой.

– Ответ на наши вопросы находится где-то здесь, совсем рядом. Но мне не хочется верить, что Финн одержим дьяволом. Он очень любит Меган и готов умереть за нее.

– Люди порой не властны в своих поступках.

– И все же мне хочется надеяться на лучшее, – проговорила Джейд.

– Мне кажется, тебе следует пообщаться с местными жителями. Может быть, тебе удастся что-нибудь разузнать или почувствовать. У меня сегодня ничего не получилось. Люди, с которыми я говорил, или кристально чисты, или находятся под мощным покровительством Бак-Дала. Я не узнал ничего нового, только насторожил и озадачил окружающих.

– И тебе не помогла интуиция?

– Нет, как ни странно. Я в полной растерянности. Мне приходится действовать вслепую. Впервые в жизни я ощущаю собственное бессилие.

– Перестань! О каком бессилии может идти речь, когда ты так сильно воздействуешь на окружающих.

– Завтра наступает Хэллоуин, Джейд, – напомнил Люсьен.

– Я знаю.

– Все, что происходит здесь, кажется мне очень странным… Трудно бороться с ночными кошмарами. Дурные сны – это порождение подсознания людей, которых терзают тайные страхи. Но больше всего меня тревожит синий туман. Никогда не знаешь, что может проступить сквозь него. Давай предположим, что мы действительно имеем дело с происками демона. Какой-то жрец или жрица с помощью ритуалов пытается оживить Бак-Дала. Нам надо добраться до него. Если мы выявим только последователей жреца, это ничего не даст. Когда мы их устраним, их место займут другие.

– И что же делать?

– Прежде всего, нам необходимо знать, как проводится ритуал возрождения демона. Тогда мы лучше поймем суть происходящих здесь событий. Тебе придется еще немного поработать с книгами, а я покину тебя ненадолго.

Джейд встревожилась.

– Куда ты идешь, Люсьен?

– Мне надо кое с кем поговорить. Если я не зайду за тобой через час, отправляйся в отель на выступление Дугласов. Встретимся там.

Люсьен ушел, а Джейд снова склонилась над книгами и рукописями.

– Волосы жертвы… Кровь жертвы… – бормотала она.

Финн Дуглас порезался об острый край фигурки дракона в магазине Морвенны. Меган и Финн потеряли по клоку волос, когда их пряди зацепились за крючковатые пальцы декорации в виде огромного монстра, висевшего в зале.

Джейд глубоко задумалась, кусая ластик на конце карандаша. Ее взгляд упал на сотовый телефон, и она потянулась к нему.

В памяти телефона хранился номер Меган. Джейд набрала его.

– Что случилось? – всполошилась Меган.

– Ничего, Меган, не волнуйтесь. Мне просто нужно задать вам один вопрос. Скажите, у вас в последнее время не было порезов или хотя бы царапин?

Меган ответила не сразу. Пауза затянулась, и Джейд встревожилась.

– Алло, вы меня слышите?

– Да, Джейд, я вас слышу… Я потеряла дар речи от вашего вопроса. Дело в том, что недавно действительно произошло одно очень странное событие. Я не хочу, чтобы Финн знал об этом. Слава Богу, его сейчас нет рядом, а я нахожусь в доме тети Марты. Сегодня ночью мне приснился удивительный сон. Я ходила босиком по лесу, по влажной земле. А когда утром проснулось, то оказалось, что мои подошвы в грязи и налипших листьях. И на левой пятке большая царапина.

У Джейд перехватило дыхание.

– Джейд, вы меня слышите?

– Да-да, Меган, все в порядке.

– Прошу вас, не рассказывайте об этом Финну.

– Обещаю держать в секрете все, что вы мне рассказали. И еще один вопрос. У вас недавно пропадали личные вещи?

– Вроде бы нет… Впрочем, да, действительно пропадали! В самом начале нашего пребывания в Салеме я потеряла браслет. Это был подарок отца.

– А у Финна?

– Насколько я знаю, нет. Но Финн порой очень небрежен, он теряет всякие мелочи. Например, у него часто пропадают медиаторы для гитары, и нам приходится постоянно покупать новые. А почему вы задаете мне все эти вопросы, Джейд?

– Пока сама не знаю. Я пытаюсь докопаться до сути происходящего, и у меня уже есть кое-какие версии, но их надо проверить.

– Как только вы придете к определенным выводам, дайте мне, пожалуйста, знать об этом.

– Конечно! Мы сегодня обязательно приедем на ваше выступление, хотя, наверное, немного опоздаем.

– Хорошо, до встречи.

Джейд нажала на кнопку отбоя. Внезапно ее внимание привлек какой-то шорох у двери. Подняв глаза, она взглянула сквозь стеклянную перегородку в торговый зал. Покупатели рылись в книгах, стоявших на полках. За кассовым аппаратом никого не было.

Но через мгновение она увидела Эдди Мартина. Он шел к кассе от двери в подсобное помещение. Джейд поняла, что он подслушал ее разговор с Меган.

Глава 19

Взяв сумку жены, Финн понес ее в машину. А Меган тем временем зашла в гостиную, чтобы поблагодарить тетю Марту за гостеприимство. Марта была чем-то сильно обеспокоена.

– Дорогая моя, со мной все в порядке, – сказала она, – но я очень беспокоюсь за тебя. Я люблю Финна и вижу, что он дорог тебе. И все же я хотела тебе сказать, что жестокости и насилию нет оправдания.

– Но Финн никогда не был жесток со мной, – возразила Меган и, видя, что тетя не верит ей, продолжила: – До тебя, наверное, дошла история с бутылкой вина. Все это неправда. Мы действительно как-то повздорили, и я ударила его по голове батоном.

– Но ты говорила, что тебе снятся странные сны…

– Самый странный приснился мне сегодня ночью. Я даже решила, что выходила ночью из дома и бродила по окрестностям как лунатик…

– Неужели? – изумилась Марта.

– У меня порез на ступне, – сухо сказала Меган.

– Ты рассказывала об этом Финну?

– Нет, я ничего ему не говорила. Это всего лишь царапина. Марта, не волнуйся из-за меня. У нас с Финном все будет в порядке.

Марта сокрушенно покачала головой:

– Как жаль, что твое пребывание здесь было омрачено ссорой с мужем и странными снами. Поездка в Салем не принесла тебе радости.

– Не переживайте, от этой поездки у меня останутся яркие впечатления.

Марта крепко обняла Меган.

– Может быть, завтра вы с Финном пообедаете у меня, прежде чем ехать на выступление в клуб? – предложила она. – В праздничный день вы вряд ли найдете места в приличном ресторанчике. В городе будет твориться настоящее безумие.

– Мне кажется, безумие уже началось, – пробормотала Меган. – Пора уносить отсюда ноги.

Люсьен предупреждал, чтобы они никому не говорили, что собираются уезжать, но Меган доверяла тете Марте. Марта пристально посмотрела на Меган.

– Гм… Значит, вы решили расторгнуть контракт с Сэмом Тартаном… Вы хорошо подумали о последствиях этого шага, Меган? Вы не боитесь, что от этого может пострадать ваша карьера?

– Все будет хорошо, – сказала Меган, хотя вовсе не была уверена в этом. – Я хочу на всякий случай попрощаться с вами. Возможно, завтра у нас не будет возможности увидеться.

– Ты уверена, что поступаешь правильно, возвращаясь вместе с Финном в Хантингтон-Хаус? Может быть, вам лучше остаться здесь, у меня?

– Все будет в порядке, тетушка, не волнуйтесь, – заверила ее Меган.

В этот момент в комнату вошел Финн.

– Ты готова, Меган? – спросил он и повернулся к Марте: – Спасибо вам за все, вы были очень добры к нам.

– Мы обязательно увидимся завтра, – заявила Марта.

Финн поцеловал ее в щеку.

– Конечно. Ну что, Меган, пошли?

Меган еще раз крепко обняла тетушку.

– Я обожаю вас, – шепнула она.

Выйдя из дома тети Марты, Дугласы сели в машину. Некоторое время они ехали молча.

– У нас есть одна небольшая проблема, – внезапно сказала Меган.

– Какая? – не отрывая глаз от дороги, спросил Финн.

– Нам придется бросить здесь аппаратуру.

Повернув голову, Финн грустно улыбнулся жене.

– Ничто не стоит так дорого, как жизнь и любовь, – изрек он.

Меган кивнула. Мир вокруг все еще лежал во мраке, но ей казалось, что впереди уже забрезжил свет.


Дежурство Доркас закончилось. Ее сменяла симпатичная двадцатилетняя Дженис Мейерлинг, у которой вне стен больницы была бурная личная жизнь.

Дженис не знала, кто такой Энди, поскольку совсем недавно переехала в эти края. Она сразу же согласилась, дежурить в ночь накануне Хэллоуина, надеясь, что завтра вечером повеселится от души на праздничной вечеринке и наверстает упущенное.

– Вас будут осаждать люди, утверждающие, что они ближайшие родственники Энди, но вы никого не должны пускать к нему. У пациента в палате была Марта, вы ее знаете. Она брала Энди за руку, пыталась заговорить с ним, но он так и не пришел в себя. Любая инфекция может убить старика. Я очень надеюсь, что он выкарабкается, и мы должны все сделать для этого. Вы меня поняли?

Дженис надоело слушать нудные наставления коллеги, и она вспылила:

– Я и без ваших инструкций делаю все необходимое для пациентов, находящихся под моим присмотром!

Доркас насупилась.

– Не надо дерзить, Дженис, я только хотела заострить ваше внимание на том, что этот пациент требует особой заботы.

– Мы работаем в отделении интенсивной терапии! У нас все пациенты требуют особой заботы и внимания!

Дженис была бойкой девушкой, но Доркас тоже за словом в карман не лезла.

– Я завтра обязательно приду и проверю, в каком состоянии находится Энди. И горе вам, если оно ухудшится!

Дженис от негодования кусала губы. Она уже хотела высказать все, что думает о Доркас, но тут в конце коридора появилась старшая медсестра. Дженис не хотела при ней ссориться с коллегой.

– Доброй ночи, Доркас, – быстро сказала она и, повернувшись, исчезла в палате.

Когда Доркас наконец ушла, Дженис проверила показания подключенных к пациенту медицинских приборов. Состояние Энди можно было оценить как тяжелое, но стабильное.

Дженис вздохнула. Впереди ее ждала долгая скучная ночь.

Она вернулась на свой пост и, открыв историю болезни, стала знакомиться с назначениями врача.

– Не беспокойся, Доркас, – бормотала она, – со стариком ничего не случится. Завтра ты найдешь его в том же состоянии, в каком оставила.

Внезапно свет в помещении померк, как будто его застлали крылья огромной летучей мыши. Мурашки побежали по спине Дженис. Ей вдруг стало страшно.

– Когда наконец отремонтируют этот чертов кондиционер! – воскликнул подошедший сзади Тоби Уайт и, нагнувшись, обнял хорошенькую медсестру за плечи.

– И систему освещения заодно, – сказала Дженис.

Отложив в сторону бумаги, она встала и направилась в палату, чтобы проведать пациента. Но, не дойдя до нее, медсестра вдруг остановилась как вкопанная.


Приняв душ, Финн вышел из ванной комнаты и обнаружил, что Меган нет в номере. Быстро одевшись, он отправился на ее поиски.

В столовой Салли, молодая, приятной наружности блондинка, пила кофе. Увидев Финна, она приветливо улыбнулась.

– Как жизнь?

– Спасибо, хорошо. Вы не видели мою жену?

– Представьте себе, видела. Она заходила сюда, чтобы выпить чашку чая. И знаете, что странно? Увидев ее, Сюзанна чуть не выронила поднос из рук. Меня это крайне удивило. Что необычного в том, что постоялица пансионата зашла в столовую? Как бы то ни было, но ваша жена помогла ей убрать с пола осколки посуды и, взяв чашку чая, удалилась. Мне кажется, она пошла поговорить с мистером Фаллоном. Он сейчас поливает цветы в саду.

– Спасибо, – поблагодарил ее Финн и направился к выходу.

– Мы сегодня обязательно придем на ваше выступление! – крикнула ему вслед Салли.

– Прекрасно, буду рад видеть вас, – не останавливаясь, бросил через плечо Финн.

Ему очень не хотелось, чтобы Меган оставалась наедине с Фаллоном.

Выйдя в холл, он увидел Меган. Она была одна. Финн торопливо подошел к ней.

– Ты меня напугала! Почему ты ушла из номера, не сказав мне ни слова? Я считаю, что тебе не следует общаться с Фаллоном – этот старый ворчун довольно подозрительный тип.

Меган улыбнулась:

– Я не нахожу в нем ничего подозрительного, Финн. Фаллон – ведун, вот и все, – сказала она и показала мужу крошечный бархатный мешочек.

– Что это?

– Это оберег, нечто вроде ладанки; внутри мешочка высушенный корень лопуха. Считается, что он приносит удачу и оберегает от злых духов.

– Неужели ты думаешь, что этот мешочек поможет тебе?

Меган рассмеялась:

– Конечно. Точно такие же я видела в магазине Морвенны.

Финн кивнул:

– Ну, хорошо, носи этот оберег на здоровье, если он придает тебе уверенности.

– Мне действительно с ним как-то спокойнее. – Меган погладила мужа по щеке. – Сегодня я купила еще и крестик. Его я тоже буду носить. Как видишь, теперь я нахожусь под двойной защитой.

– Отлично, – сказал Финн, однако на душе у него было неспокойно. Ни один оберег еще не спас жертву насилия от убийцы. – Нам пора.


Стоя у окна, Сюзанна проводила направлявшихся к автостоянке Меган и Финна долгим взглядом. Как только они скрылись из вида, она поспешно вышла из дома и, завернув за угол, увидела мистера Фаллона со шлангом в руках.

– Что вы наделали! – набросилась она на него.

– Я забочусь о бизнесе, только и всего, – резко сказал он.

– Вы должны держаться подальше от этих двоих!

– Занимайтесь своими делами и не лезьте в мои!

– Остановитесь, пока не поздно! Вам не следует помогать им, это опасно!

– Я сам знаю, что мне делать, – отрезал мистер Фаллон и решительно увеличил напор воды в шланге, угрожающе поглядывая на экономку.

Сюзанна поняла, что он был готов окатить ее водой с головы до пят, если бы она посмела настаивать на своем.

– Я вас предупредила! – заявила она, поворачиваясь, чтобы удалиться.

– Не надо предупреждать меня, женщина.

Обзывая Фаллона последними словами, но так, чтобы он этого не слышал, Сюзанна вернулась в дом. «Старый дурак, сам себе роет могилу», – сердито думала она, поднимаясь на второй этаж.


Клуб был набит битком. Все столики были заняты, на танцплощадке теснились одетые в причудливые костюмы пары. По залу расхаживал мужчина, представляющий исполинского паука, на каждой лапке которого мигали разноцветные огоньки.

Он хлопал по спине всех, кто проходил мимо. На многих женщинах были костюмы черных котов, в них они выглядели привлекательно и сексуально.

Некоторые дамы предпочли нарядиться ведьмами. Если бы Морвенна сейчас видела их, ее наверняка хватил бы апоплексический удар. Костюмы и макияж выглядели стандартно. У ведьм были крючковатые носы, метлы, высокие заостренные шляпы, полосатые лосины и длинные рубахи с зубчатыми подолами.

Одна женщина особенно усердно потрудилась над гримом и сделала себе такой длинный нос, что его кончик достигал подбородка.

Наряду с уродливыми персонажами здесь были феи, принцессы и одалиски в изысканных нарядах. На многих костюмах красовались крылья. Как и лапки паука, они задевали всех, кто проходил мимо. Некоторые крылья были уже сломаны или погнуты.

Мужчины в основном были в балахонах с капюшонами, их лица скрывали маски. Такой костюм был прост и удобен.

Тео Мартин сдержал слово: охрану отеля усилили, на его территории дежурили полицейские в форме.

В первом перерыве Меган сказала, что хочет посмотреть, пришла ли Морвенна. Финн не мог пойти с женой, поскольку должен был заменить лопнувшую струну на гитаре. Занимаясь своим делом, он внимательно разглядывал тех, кто был в зале.

В пятидесяти футах от сцены стоял некто в мрачном костюме смерти с косой. Он беседовал с Куклой Барби. Финну показалось, что он знает этого мужчину. Во всяком случае, его жесты были ему знакомы. Финну вдруг стало не по себе, однако он постарался справиться с тревогой. В последнее время он часто испытывал беспричинное раздражение и нервозность.

И все же он никак не мог отвести взгляда от человека в костюме смерти. В его позе было что-то тревожное. Кукла Барби выглядела совсем юной, и Финн подумал, что вряд ли был знаком с этой девушкой.

Опустив глаза, он занялся гитарой.

– Как прошел ваш визит в книжный магазин? – раздался вдруг рядом с ним женский голос.

– Сара? – неуверенно произнес Финн, увидев перед собой ведьму с зеленым лицом и в высокой островерхой шляпе.

– Да, это я.

Финн окинул ее оценивающим взглядом с головы до ног.

– Мне кажется, Сара, что этот костюм противоречит вашим убеждениям.

– Да, я ощущаю себя бунтовщицей. Но я задала вам вопрос, на который вы так и не ответили.

– Какой вопрос?

– Как прошел ваш визит в книжный магазин?

– Все замечательно, спасибо.

Сара подошла к нему ближе.

– Я рада это слышать, но вам следует быть осторожнее.

– А в чем, собственно, дело?

– Дело в ваших друзьях из Нового Орлеана… Вполне может быть, что они вовсе не друзья вам.

– Да?

– Люсьен был сегодня в нашем магазине. Знаете, Финн, когда я вас в первый раз увидела, то сразу поняла, что с вами что-то не так. Но скажу честно: ваш друг Люсьен поразил меня еще больше. Я впервые в жизни вижу столь необычного человека.

– А с чего вы взяли, что он необычен? Вы гадали ему на картах или видели его ладонь?

– Нет, я это сразу поняла… – Сара на мгновение замялась. – Он приворожил меня одним-единственным взглядом.

– Но у него есть жена, Сара. Неужели вы думаете, что Люсьен пытался соблазнить вас?

– Нет, – пробормотала она, и Финну показалось, что Сара покраснела. Впрочем, это было трудно рассмотреть под слоем зеленого грима. – Но… он как будто завладел моей волей. Люсьен мог бы заставить меня сделать все, что угодно, если бы захотел. Он опасный человек, Финн. Хотя вы тоже опасны. Завтра Хэллоуин, а вы избранник… вам предначертано сыграть важную роль…

Глядя на Сару, Финн вспоминал, с какой враждебностью он относился к этой женщине в начале их знакомства. Но одновременно с неприязнью он испытывал к ней сексуальное влечение. Его охватывало желание силой овладеть Сарой. Но сейчас он спокойно смотрел на нее. Она казалась ему простой искренней женщиной.

– Запритесь в каком-нибудь помещении и никуда не выходите, – посоветовала она.

– Спасибо, я подумаю над вашими словами, – без тени насмешки сказал Финн.

– Я наблюдала сегодня за Меган во время вашего выступления. У нее нехорошая аура.

– Что значит – нехорошая?

– Такая аура бывает у тех, кто стоит на пороге смерти, – ответила Сара и, резко повернувшись, скрылась в толпе.


Притаившись в тени, он ждал.

И вот незадолго до наступления полуночи дверь в палату отделения интенсивной терапии бесшумно открылась и закрылась. В помещение вошел человек, одетый в халат, медицинскую шапочку и маску. Бахилы позволяли ему двигаться неслышно.

Прятавшийся в тени Люсьен затаил дыхание. Он ждал, что будет дальше.

Прокравшийся в палату человек остановился у кровати Энди Маркема и на мгновение замер, а затем повернулся лицом к медицинским приборам и системе подачи кислорода. Люсьен понимал, что сейчас произойдет.

– Нет! – негромко сказал он и выступил из тени.

Человек резко обернулся, и Люсьен изумился, узнав тетю Марту.

Кто бы мог подумать, что именно она явится в больничную палату, чтобы расправиться с Энди Маркемом.


Вернувшись на сцену, Меган заметила, что на Финне лица нет.

– Что случилось? – встревожилась она.

– Ничего.

– Не лги мне.

Финн пожал плечами.

– Морвенна и Джозеф уже пришли?

– Не знаю. Я их не нашла в зале.

Меган была уверена, что кузина и ее муж обязательно придут сегодня. Сейчас ее беспокоило состояние Финна. Он был бледен.

– Нам пора начинать, – сказал Финн, и Меган взяла микрофон.

Финн объявил следующий номер. В этот момент взгляд Меган упал на стоявшего у сцены человека в костюме смерти. Его лицо затемнял надвинутый на лоб капюшон, из-под которого на Меган смотрели горящие золотистым огнем глаза. Глаза черного кота, или, скорее, волка.

У Меган перехватило дыхание.


Марта, застыв, устремила взгляд на Люсьена. Казалось, она не видела его и не понимала, что происходит.

– Что вы здесь делаете? – спросил Люсьен.

Марта продолжала молча смотреть на него.

– Марта! – окликнул ее Люсьен и помахал рукой перед лицом застывшей женщины.

Но она даже ни разу не моргнула. Тогда Люсьен щелкнул пальцами, и Марта наконец отреагировала на это. Она на мгновение закрыла глаза, а когда снова открыла их, в них отразился дикий ужас.

– Тише! – предупредил ее Люсьен, видя, что женщина готова закричать от страха.

Крик замер на устах Марты.

– Кто вы такой? – задыхаясь, с трудом произнесла она. – Как я здесь оказалась? О Боже… Энди!

– Тсс! С Энди все в порядке. Вопрос в том, что вы здесь делаете?

– Я… я не знаю… – растерянно пробормотала Марта.

– Нам надо уходить отсюда, – сказал Люсьен, понимая, что сюда в любую минуту может войти кто-нибудь из персонала больницы.

И прежде чем Марта успела опомниться, Люсьен взял ее под руку и вывел из палаты. В коридоре напротив двери в отделение интенсивной терапии стояла дежурная медсестра Дженис Мейерлинг. Она застыла на месте, уставившись в пространство.

Дженис не видела, как Люсьен довел Марту до лифта и снова вернулся к двери в палату. И только когда он щелкнул пальцами, девушка вышла из оцепенения и ее взгляд снова стал осмысленным. Взглянув на Люсьена, она пришла в замешательство.

– Что вы здесь делаете? Посетителям вход в это крыло здания воспрещен.

– Меня здесь нет, – ровным голосом произнес Люсьен. – Ступайте к пациенту и побудьте в его палате.

Он медленно повернулся и направился по коридору в сторону лифта. Там его ждала Марта. Она была все еще встревожена, но полна решимости разобраться в ситуации.

– Кто вы такой? – строгим тоном спросила Марта.

– Меня зовут Люсьен Дево, я друг Финна.

– Финна? – переспросила она, и в ее глазах промелькнуло выражение испуга. – Что с Меган? С ней что-то случилось?

– С Дугласами все в порядке, не беспокойтесь. А вот ваше поведение вызывает тревогу. Что происходит?

Марта смутилась.

– Сама не понимаю. Я легла в постель, уснула… а проснулась уже здесь. О Боже, может быть, у меня начинается болезнь Альцгеймера?

– Вряд ли.

Подошел лифт. Они вошли в кабину и спустились на первый этаж.

– Я… я ничего не понимаю, – растерянно бормотала Марта. – Я не помню, как встала с постели и пришла сюда! И когда я успела надеть медицинский халат?

– Вот именно… Значит, вы не помните, зачем приехали сюда?

Марта покачала головой.

– Я не собиралась приезжать сюда, уверяю вас! Я навещала Энди вчера во второй половине дня. Зачем мне снова возвращаться в больницу? Все это меня сильно пугает… А вы? Как вы вошли в больничную палату?

– Мне это не составило большого труда.

– Но вы могли нанести вред Энди!

– Марта, давайте вернемся к разговору о вас. Я остановил вас в тот момент, когда вы пытались отключить систему подачи кислорода Энди.

– Я бы никогда этого не сделала! – возмутилась Марта.

– Но вы же не станете отрицать, что приехали в больницу и переоделись в медицинский халат, для того чтобы незаметно прокрасться в палату?

Марта, поджав губы, устремилась к выходу. На крыльце она остановилась и глубоко вдохнула свежий ночной воздух, словно надеялась, что от этого у нее прояснится в голове.

– Мне приснился странный сон, – не глядя на Люсьена, заговорила она. – В моей памяти сохранились только его обрывки. Мне снился Энди – он был в образе монстра и звал Меган. У него был сильный повелительный и вместе с тем обольстительный голос. Я пыталась остановить его, помешать ему схватить Меган! – Марта пожала плечами. – Все это так нелепо! Прежде я не видела подобных снов…

– Я провожу вас до дома.

– Нет! – решительно возразила Марта. – Я не желаю, чтобы вы провожали меня. Я вас не знаю.

– Поезжайте домой и ложитесь спать, – глядя ей в глаза, медленно произнес Люсьен. – Вы меня поняли?

Его жгучий взгляд, казалось, заворожил Марту.

– Да, конечно, я должна вернуться домой и лечь спать.

– Вы будете с особой осторожностью вести машину.

– Да, с особой осторожностью… – повторила она.

Марта повернулась и твердым шагом направилась к стоянке.


В двенадцать часов десять минут вспыхнул пожар. Финн в это время играл на акустической гитаре, а Меган пела. Внезапно свет погас, на сцене начали рваться лампы и софиты. Стоял оглушительный треск, искры сыпались в разные стороны. В зале поднялся крик. Обезумевшие от страха люди, толкаясь и спотыкаясь, бросились к выходу. Возникла страшная давка.

Финн бросил гитару и стал звать жену.

– Меган! – кричал он.

Но ответа не было.

Глава 20

Несмотря на сноп искр и языки вспыхивающего то тут, то там огня, в зале было темно.

Когда огонь стал разгораться, сработала автоматическая система пожаротушения и с потолка хлынул холодный душ из спринклеров. Всеобщая паника и давка усилились.

Слышались крики о помощи, кто-то взывал к разуму окружающих и просил остановиться, кто-то истошно вопил, потеряв контроль над собой.

Меган оказалась в плотной толпе, на нее напирали со всех сторон, ее нещадно толкали. Она тоже кричала, но ее попытки выбраться из толпы были тщетны. Толпа несла ее к выходу.

Меган показалось, что она слышит голос Финна. Он звал ее по имени. Она ответила ему, но не смогла перекричать стоявший в зале шум.

Пламя перекинулось на сцену, и у Меган упало сердце, хотя она понимала, что Финн вряд ли все еще находится там. У него было достаточно времени, чтобы спрыгнуть в зал и найти безопасное место. Скорее всего он сейчас тоже где-то в толпе и пробирается вместе со всеми к выходу.

Аварийные выходы были обозначены специальными светящимся в темноте знаками, и люди шли на них, надеясь на спасение. Но дым в помещении становился все гуще и застилал взор.

Меган перестала сопротивляться и, подчинившись воле толпы, плыла по течению в людском потоке.

Вдруг она почувствовала, что наступила на лежавшего на полу человека, и, громко закричав, что было сил оттолкнула напиравшего на нее сзади мужчину. Быстро наклонившись, Меган подала упавшему руку и помогла ему подняться.

Встав, незнакомец лихорадочно вцепился в ее запястье, и Меган увлекла его дальше, к выходу.

– Не бросайте меня… – услышала она хриплый шепот.

Теперь они вместе пробирались сквозь толпу. Меган надрывно кашляла от едкого дыма. Ее глаза слезились.

Наконец толпа вынесла их из зала, но и здесь, в коридорах и холле, люди кричали и отчаянно толкались, спеша выбежать на улицу.

– Сейчас произойдет взрыв, отель взлетит на воздух! – слышались вокруг взволнованные голоса.

– Бежим скорее отсюда!

– Кто-то подложил бомбу!

– Не было никакой бомбы! Пожар возник из-за короткого замыкания!

– Успокойтесь!

К отелю уже подъезжали пожарные машины с включенными сиренами. Но Меган все еще проталкивалась вперед, ничего не видя в темноте и дыму. Оказавшись на улице, она увидела, что вокруг клубится густой туман.

Внезапно кто-то как будто легким движением руки взъерошил ее волосы, и она услышала тихий шепот:

– Беги, Меган, беги…

Затем раздался тихий жутковатый смех. Меган вздрогнула и невольно прижалась плечом к человеку в длинном плаще с капюшоном, который все еще крепко держал ее за руку.

– Нам надо выбираться отсюда, – проговорил он.

– Нет, я должна найти Финна!

– С Финном все будет в порядке, не волнуйся, Мег!

– Кто вы такой, черт возьми?

Она попыталась выдернуть свою руку, но незнакомец намертво вцепился в нее. Меган не могла разглядеть его лица и не узнавала человека по голосу, который был хриплым и искаженным.

– Это же я, Меган, твой друг. Ты не узнала меня? Я Майк. Бежим скорее отсюда. В любой момент может прогреметь взрыв. Не беспокойся о Финне, с ним будет все хорошо. Он знает, что ты уже покинула здание и выбежала на улицу.

– Нет! – настаивала на своем Меган. – Финн будет искать меня. Я боюсь, что, не найдя меня, он вернется в здание отеля!

Но, похоже, Майк не слышал ее. Кто-то толкнул Меган сзади в спину, и она против своей воли устремилась вперед. Воспользовавшись этим, крепко державший Меган за руку Майк увлек ее дальше. Они пересекли автостоянку и побежали в сторону леса.


Финн упал на сцене и пополз вперед. Кругом лежали провода от аппаратуры, и он боялся, что его ударит током. Огонь подбирался все ближе к нему. Несколько раз он слышал глухие взрывы.

– Вставай, приятель, нужно бежать отсюда! – услышал он чей-то голос.

Финн скатился на танцплощадку и, уворачиваясь от ног бегущих к выходу людей, которые могли затоптать его, поднялся. От едкого дыма было трудно дышать. Пахло жжеными проводами. Это указывало на то, что огонь вспыхнул из-за неисправности в проводке. Однако Финн надеялся, что музыкальная аппаратура не пострадала.

– Давай, давай, двигайся быстрее! Огонь разгорается! – поторапливали его те, кто был сзади.

Странно, но, несмотря на спринклеры, разбрызгивавшие противопожарный раствор, огонь действительно разгорался все сильнее. Людской поток подхватил Финна и понес к выходу. Он звал Меган, надеясь, что она его услышит. В такой толчее он не мог найти ее.

Стиснув зубы, Финн попытался успокоиться. Паниковать нельзя. Меган обладала умом и достаточной ловкостью для того, чтобы самостоятельно выбраться из зала. На улице он наверняка найдет ее.

Тем не менее, его не покидал страх за жену. Вся эта история с кошмарными снами и демонами не могла не вызывать тревогу. Но если ее можно было отнести к области фантазий и назвать плодом воображения, то пожар был реальной угрозой жизни и здоровью Меган. Огонь вспыхнул на сцене. Может быть, это был умышленный поджог?

Он вспомнил, что Люсьен предупреждал его об опасности. Он говорил, что в эту полночь должны были произойти решающие события, потому что ночь накануне Хэллоуина была самым подходящим временем для пробуждения демона.

– Меган! – срывая голос, кричал Финн, но шум брызжущей из спринклеров воды, топот ног и вопли испуганных людей заглушали его голос.

Через несколько минут он наконец выбрался из здания. На улице дым и туман создавали причудливую атмосферу. Финну показалось, что он попал в царство теней. Сквозь плотную пелену он видел лишь скользящие мимо него очертания фигур.

– Меган! – снова крикнул он.

– Финн! – откуда-то издалека послышался слабый голос.

Финн замер, напрягая слух. Возможно, голос ему только померещился. Но нет, через секунду он снова явственно услышал свое имя.

– Финн!

Не раздумывая больше, Финн побежал в сторону леса.


– Майк, остановись! Куда и зачем мы бежим? – воскликнула Меган и, дернув за руку, заставила его остановиться.

– Нам надо удалиться от отеля на безопасное расстояние, Мег!

– Мы уже почти добежали до леса! Здесь нам ничто не угрожает.

– Я не допущу, чтобы ты погибла!

Майк снова двинулся вперед, увлекая ее за собой, но внезапно в густом тумане наткнулся на какую-то преграду и остановился. Меган увидела, что перед ними стоит человек в длинном плаще с капюшоном, скрывавшим лицо.

– Отпусти ее, – раздался требовательный голос.

– Идиот! – закричал Майк. – Я пытаюсь вывести эту женщину из опасной зоны!

– Ты так думаешь?

Незнакомец внезапно резким движением вырвал руку Меган из цепких пальцев Майка.

– Спасибо, – поблагодарила она. – Если не возражаете, я вернусь к отелю.

– Нет, Меган, – сказал незнакомец. – Вы пойдете со мной.

Он поднял голову так, чтобы она могла разглядеть его лицо, и Меган похолодела. Она уже видела этого человека раньше. Он следил за ней и Финном, когда они вышли из кофейни. У него были длинные иссиня-черные волосы и странные глаза. Их зелено-желтый цвет пугал Меган.

– Нет, я должна вернуться к отелю, – заявила она и повернулась, чтобы идти.

Однако незнакомец не дал ей сделать ни шагу. Положив руку ей на плечо, он снова повернул ее лицом к себе.

– Вы пойдете со мной! – твердо сказал он.

– И не подумаю!

Меган всегда носила с собой баллончик с перечным спреем, но сейчас он лежал в сумочке, которая осталась в охваченном огнем зале отеля. Она понимала, что не сможет одолеть сильного мужчину голыми руками.

– Отстань от нее! – потребовал Майк.

– Не беспокойся, я ей друг.

– Я вижу, какой ты друг.

– Уйди с дороги.

– Она никуда с тобой не пойдет!

Незнакомец оттолкнул Майка и, схватив Меган за руку, потащил куда-то в сторону. Он легко двигался в тумане, словно хорошо видел сквозь его завесу все, что находилось вокруг.

Собравшись с силами, Меган попыталась выдернуть руку.

– Подождите! – крикнула она.

Когда незнакомец остановился и повернулся к ней, она изо всех сил пнула его ногой в пах, и он от неожиданности выпустил ее руку.

Меган повернулась и побеждала туда, где, по ее расчетам, находился отель. Но она ошиблась в выборе направления. Меган поняла это, когда увидела сквозь туман взметнувшееся к небу пламя совсем в другой стороне.

И в тот же момент она услышала за спиной странный шорох. Обернувшись, Меган увидела над собой два распростертых гигантских крыла.

– Меган… – услышала она тихий шепот.


Финн пересек территорию автостоянки и помчался в сторону леса. Рев пожарных сирен и неистовые крики перепуганных людей становились все глуше.

– Меган! – звал он жену, надеясь, что она подаст голос. Через несколько минут Финн остановился, чтобы перевести дыхание. Он напряженно прислушивался, стараясь уловить каждый звук. И вскоре услышал шаги. Они приближались. Финн выпрямился и повернулся в ту сторону, откуда они доносились. Через несколько мгновений в тумане замелькали очертания фигур. Их было много, Финн сбился со счета. Это была толпа людей, одетых в длинные темные плащи с капюшонами. Их лица скрывали маски.

Финн находился в такой ярости и отчаянии, что готов был не раздумывая сразиться с целым войском. Когда первый противник устремился к нему, он встретил его ударом в челюсть и сбил с ног. Раздался крик боли, но это только раззадорило остальных. Они набросились на Финна все разом.

Однако многолетние занятия восточными единоборствами не прошли для Финна даром. Применив несколько хитрых приемов, он отбил атаку. Но нападавших было слишком много. Их натиск не ослабевал. Финн дрался как лев. Адреналин и ярость удесятеряли его силы.

Тем не менее, они были небезграничны. Вскоре Финн начал уставать. Он понимал, что, если никто не придет ему на помощь или не случится чудо, противники одолеют его. Одному из них, в конце концов, удалось перехватить его руку, но тут подбежал высокий человек в черном плаще и сильным ударом в грудь сбил с ног противника Финна.

Руки Финна снова были свободны. Неужели у него неожиданно появился союзник? Впрочем, рассуждать было некогда, нужно было действовать. Человек в черном плаще сражался на его стороне. Финн не мог постоянно следить за ним. Он то пропадал из поля зрения, то снова появлялся, отбивая атаки противников.

Несмотря на смертельную усталость и боль от ударов, Финн продолжал сражаться. Ему придавали сил мысли о Меган. Он должен был победить в этой схватке ради жены!

Кровавая пелена застилала ему взор. Он уже не отдавал себе отчета в том, что делает. Казалось, что враги окружают его со всех сторон, и он, как безумный, размахивал кулаками, чтобы не дать им возможности подступиться к нему.

Внезапно кто-то перехватил его руку за запястье, и Финн услышал знакомый голос:

– Все в порядке, дружище, остановитесь, это я!

Перед ним стоял Люсьен. Он был одет в длинный черный плащ без капюшона.

Финн отпрянул от него, дрожа всем телом от нервного перенапряжения.

– Вы?!

– Да, мне нужно было намного раньше прийти вам на помощь, но пожар явился для меня полной неожиданностью и я едва не опоздал.

Финн пристально посмотрел на нового друга, который с легкостью раскидал в разные стороны всех нападавших. Люсьен, казалось, нисколько не устал. Его дыхание было ровным и размеренным.

– Спасибо… за помощь… – хватая воздух ртом, пробормотал Финн. – Вы вовремя подоспели. У вас отличная физическая подготовка. Вы брали уроки у Джеки Чана или тренировались у Али?

Люсьен пожал плечами и сказал:

– Вы тоже держались молодцом.

– Я не привык драться, хотя и брал когда-то уроки бокса… Надо спасать Меган. Она в руках у преступников, – все еще тяжело дыша, произнес Финн.


Незнакомец тащил Меган за собой, вцепившись железной хваткой в ее руку. Меган чувствовала, что ее охватывает паника.

– Куда вы тащите меня? – в отчаянии проговорила она и, изловчившись, попыталась ударить его в челюсть.

Незнакомец чертыхнулся, однако не выпустил руку Меган. Остановившись, он сердито взглянул на нее.

– Я пытаюсь спасти вас, а вы ведете себя как идиотка!

– Не надо меня спасать! Позвольте мне вернуться к отелю.

– Меган, я не могу отпустить вас туда. Там вам грозит опасность.

– Я сама буду судить, где мне грозит опасность, а где нет.

– Вы должны пойти со мной. Я – друг.

– Так я вам и поверила!

Незнакомец не собирался отпускать ее. Это был видный мужчина, ростом футов шести, с иссиня-черными волосами и гладко выбритым лицом. И он обладал сверхчеловеческой силой.

Меган некоторое время смотрела на незнакомца, а потом запрокинула голову и пронзительно закричала. Мужчина снова чертыхнулся и потребовал, чтобы она замолчала. Меган затихла и тут же рухнула на землю, что было полной неожиданностью для ее похитителя.

Бормоча проклятия, он склонился над ней, подхватил на руки и перекинул ее через плечо. Меган уткнулась носом в его шерстяной плащ. Она хотела снова закричать, но незнакомец бросился бежать.

Он мчался быстро, словно ветер.


– Подождите! – остановил Финна Люсьен.

– Но нам нельзя медлить! Меган в опасности!

– Вам нельзя возвращаться к отелю, Финн. Сэм Тартан арестует вас за поджог.

– Поджог?! Я ничего не поджигал!

– Огонь вспыхнул на сцене, там, где стояла ваша аппаратура.

– Какая чушь!

– Конечно же, вы не поджигатель. Тем не менее, Тартан потребует, чтобы полиция арестовала вас. Подумайте хорошенько, Финн! Вас с Меган хотят разлучить, и вот вашим врагам представился удобный случай осуществить свои планы. Вас отправят за решетку, а Меган окажется беззащитной перед лицом смертельной угрозы.

– Я должен найти ее!

– Мы обязательно найдем ее, но сейчас вы должны слушаться меня.

Финн, стиснув зубы, некоторое время буравил Люсьена сердитым взглядом.

– Кто вы такой, черт возьми? – наконец заговорил он, пылая от гнева. – Что вы о себе возомнили? А вдруг вы один из тех, кто преследует Меган? Я до сих пор не могу понять, каким образом вы сумели одолеть целую ораву крепких парней в капюшонах! Да, я сражался как мог, но победили их вы, а не я! Отвечайте же наконец: кто вы такой?

– Вам это незачем знать, – спокойно ответил Люсьен. – Скажу лишь одно: вы можете полностью мне доверять.

– Меган…

– Я знаю, где сейчас Меган.

– Так отведите меня к ней!


Внезапно незнакомец остановился и опустил Меган на ноги у развесистого дуба. У нее подкосились колени, и она сползла по стволу дерева, прислонившись к нему спиной.

– Вы в порядке? – с тревогой спросил ее похититель.

– О да, я прекрасно себя чувствую, несмотря на то, что вы притащили меня насильно в лес, взвалив на плечо как мешок картошки.

– Я понимаю, что вы не доверяете мне, потому что не знаете меня. Но я действительно друг. Мы почти у цели. Я должен доставить вас в безопасное место. Но сейчас мне надо убедиться, что поблизости никого нет. Подождите меня здесь несколько минут.

Они находились в лесу, вдали от людей. Наступал Хэллоуин. Только сумасшедшая могла бы поверить в добрые намерения этого человека!

Меган покачала головой.

– Я не доверяю вам. Мне нужно найти Финна.

– Меган, Финн придет к вам, клянусь.

Незнакомец говорил убедительно, его тон казался Меган искренним. Выпрямившись, он повернулся и, не произнеся больше ни слова, бесшумно исчез.

Меган осталась одна.

Ее насторожил негромкий хруст веток и шорох опавшей листвы. Кто-то приближался к ней медленно, крадучись…

Через несколько мгновений в просвете между деревьями появилась фигура человека в длинном плаще с капюшоном. В руке он держал нож. Меган закричала и повернулась, чтобы броситься бежать. Но за ее спиной тоже раздался крик.

Меган обернулась и увидела, что на человека с ножом прыгнула огромная собака.


– Это безумие! – воскликнул Финн, сидевший рядом с Люсьеном, который вел арендованную машину. – Почему вы ищете Меган в лесу?

– Один из моих друзей должен привести ее сюда. Сегодня вечером Меган пытались похитить. Мой друг опередил злоумышленников и отвел ее в хижину.

– Какая чушь! Черт возьми, Люсьен, вы наконец скажете, кто вы такой и что здесь происходит? Дьявольские планы осуществляют люди, а не демоны. Итак, кто вы?

Терпение Люсьена было на исходе. Он с яростью посмотрел на Финна.

– Вы хотите знать правду? В таком случае слушайте! Мы имеем дело с демонами. Демоны, колдуны, монстры существуют.

– А вы откуда это знаете?

– Откуда я это знаю? – Люсьен резко затормозил. – Я знаю это потому, что сам вампир, а мой друг – оборотень. Вот вам правда в двух словах. А теперь, может быть, продолжим поиски вашей жены? Или вы хотите, чтобы я доказал вам подлинность своих слов?

Глава 21

И следующее же мгновение ни человека с ножом, ни огромной собаки не было рядом.

– Кто вы такой? – спросила Меган незнакомца, внезапно появившегося из-за дерева.

– Меня зовут Брент Мэлон. Я друг Люсьена и Джейд. Сюда приехали и другие наши товарищи. Мы считаем, что вы попали в большую беду.

– А кто тот человек, который хотел с ножом напасть на меня? Он мертв?

Брент Мэлон покачал головой. У него были длинные волосы, как у рок-музыканта, а его накачанные мускулы и сильные руки свидетельствовали о том, что он занимается спортом – возможно, боксом.

– Нет, – ответил он. – Я не думаю, что он собирался лишить вас жизни. Скорее всего, он хотел напугать вас.

– Почему вы так в этом уверены?

– Мы считаем, что гибель не грозит вам вплоть до завтрашней ночи.

Меган бросило в дрожь от деловитого тона Брента.

– Значит, по-вашему, меня должны убить только завтра ночью? В таком случае, зачем мне прятаться сейчас в лесу? Я хочу видеть своего мужа!

– Я уверен, что Финн сейчас рядом с Люсьеном, – сказал Брент. – Поверьте, Меган, я не могу вас отпустить.

– Хорошо, в таком случае расскажите, что все это значит?

– В общих словах – мы приехали в Салем, чтобы противостоять группе сатанистов и спасти вас. Мы – это члены так называемого Союза. Наша цель – уберечь мир от зла, которое несут люди, пытающиеся сейчас вернуть к жизни демона Бак-Дала.

Меган все еще не верила в реальность демонов. Впрочем, ее кошмарные сны доказывали существование неких сверхъестественных сил, пытавшихся завладеть ее сознанием.

Брент протянул ей руку, и Меган встала, опираясь на нее.

– Хорошо, пойдемте, – наконец согласилась она.

Она понимала, что, если откажется идти с ним, он применит силу.

– Ваш муж придет прямо туда. Там сейчас Джейд и моя жена.

– Ваша жена? Она тоже является членом Союза, как я понимаю?

– Ее зовут Тара. В Союз входят также Рик и Энн, Мэгги и Шон Кэнеди, Рагнор и Джордан.

«Хорошо хоть, что их не чертова дюжина», – подумала Меган.

– Отлично. В таком случае вперед, в лесную хижину! – сказала она.


Скромный домик в лесу, который днем сняла в аренду Джейд, действительно скорее походил на хижину.

После признания Люсьена Финн не произнес ни слова. Он должен был переварить все услышанное.

– Четыреста лет назад здесь была деревня, – сообщил Люсьен.

Финн ничего не сказал на это. Он был так сильно ошеломлен, как будто события одного из его кошмарных снов начали воплощаться наяву.

Но когда Люсьен повернул ключ в замке и они вошли в маленький неказистый домик, Финна охватила радость. Он увидел сидевшую у огня в старом кресле-качалке Меган. Она пила чай из керамической кружки. Напротив нее устроилась красивая молодая рыжеволосая женщина. В комнате находились еще несколько человек, но Финн не обратил на них внимания.

– Меган! – воскликнул он.

Имя жены, казалось, само слетело с его губ. Меган подскочила, расплескав чай, и с радостным криком бросилась мужу на шею.

Он обвел глазами комнату. В помещении находилось еще десять человек. Финн решил сразу перейти в атаку и с вызовом встретил устремленные на него взгляды.

– Итак, – холодно произнес он, – кто из вас оборотень?

– Оборотень? – ахнула Меган.

– Это я, – ответил Брент.

Финн узнал этого темноволосого человека с желтовато-зелеными глазами – он следил за ними у кофейни.

– Я хочу, чтобы остальные тоже рассказали, кто они на самом деле, – потребовал Финн.

– Я Рик Бодро, вампир, – представился светловолосый молодой мужчина с кристально чистыми голубыми глазами.

– Меня зовут Энн, я жена Рика, – сказала изящная, шикарно одетая женщина с темными волосами и светло-серыми глазами и, смущенно улыбнувшись, добавила: – Я простая смертная.

Она говорила с заметным французским акцентом. Сидевшая у огня рыжеволосая красавица встала и, подойдя к Финну, протянула руку.

– Мэгги Монтгомери-Кэнеди, теперь одна из смертных, – сказала она, – а это мой муж Шон. – Она показала на мужчину, в темных волосах которого уже серебрилась седина. – Он служит в полиции Нового Орлеана. Честное слово! Шон может показать вам свои документы. Может быть, хоть это немного успокоит вас.

– Документы можно подделать, – возразил Финн.

– Если бы мы намеревались расправиться с вами, вы были бы уже давно мертвы, – произнес человек необычайно высокого роста и представился: – Рагнор Уолфсон, вампир. А это моя жена Джордан.

Симпатичная миниатюрная женщина вежливо улыбнулась Дугласам.

Меган похолодела от страха.

– Вампиры… – прошептала она и, взглянув на Брента Мэлона, добавила: – И оборотень. Значит, не собака, а волк был там, в лесу… И полнолуние сыграло здесь свою роль.

– Мне не требуется полнолуния, чтобы обернуться волком, – сказал Брент.

– У нас действительно нет намерений причинить вам вред, – заговорил Люсьен. – Как сказал Рагнор, если бы мы преследовали цель убить вас, вы давно бы уже были мертвы. Мы не совершаем никаких ритуалов, нам не нужно ждать полнолуния и тому подобного.

Финн покачал головой.

– Не понимаю. Если вы обладаете огромной силой и сверхъестественными способностями, то почему не покончите с сатанистами раз и навсегда?

– Хорошая идея, – сказал Шон Кэнеди. – Но мы не знаем, кто именно эти сатанисты и где их искать. И даже если мы установим и схватим нескольких членов этой секты, ее руководство – верховный жрец или жрица, которые и занимаются возрождением Бак-Дала, – наверняка ускользнут от нас.

– Понимаете, – вступила в разговор Джейд, – контакт жрецов с демоном уже произошел, и поэтому руководство сатанистов пользуется сейчас мощной поддержкой.

– И я не могу преодолеть силу, которой они наделены, – добавил Люсьен.

– Как все это странно… – пробормотала Меган.

– Здесь замешаны дьявольские силы, – продолжал Люсьен. – Но как бы то ни было, мы должны сразиться с ними. Все события сегодняшней ночи были инсценированы. Но главные действующие лица так и не появились на сцене. Бак-Дал наделил своих верных слуг невиданной мощью. Они, в частности, умеют устанавливать контроль над другими людьми и управлять их сознанием.

– Кофе готов, – объявила Джордан.

Эта хрупкая миниатюрная женщина держалась молча и с большим достоинством.

– Кофе мне не поможет, – пробормотала Меган. – Сейчас было бы неплохо выпить чего-нибудь покрепче.

Джордан улыбнулась.

– Да, но, думаю, от кофе вы тоже не откажетесь. А нам он поможет сосредоточиться.

Только теперь Финн заметил, что на столе лежат старинные книги и рукописи. Все это Джейд захватила с собой из магазина Эдди Мартина.

Энн Бодро направилась к плите в зону кухни, расположенную в одном помещении с жилой комнатой.

– Я подам вам кофе, – сказала она и, улыбнувшись, добавила, глядя на Меган и Финна: – Мы с Тарой – двоюродные сестры. Наш дедушка тоже член Союза, сейчас он живет в Париже. Нам очень не хватает его, но старику было бы трудно приехать сюда. Кстати, у него богатое собрание книг по оккультизму.

– Мне пора ехать, – внезапно заявил Рик. – Энди находится в больнице один, без нашего присмотра. Не дай Бог, с ним что-нибудь случится.

Кивнув Финну и Меган, он вышел из комнаты.

– Прошу вас, садитесь, – предложил Люсьен.

Меган и Финн сели за стол.

– Итак, что нам известно? – начала Джейд. – Мы знаем, что для совершения ритуалов оживления демона необходимы кровь, волосы и, возможно, личные вещи жертвы, а также кровь и волосы так называемого «помазанника». Мы знаем, что у Меган пропал браслет, что по пряди ваших волос осталось на пальцах муляжа монстра, висевшего в зале. Кроме того, Финн порезался об острый край фигурки дракона в магазине Морвенны. – Джейд сделала паузу и, бросив осторожный взгляд на Финна, продолжила: – Меган недавно приснился странный сон. Она как будто бродила ночью босиком по лесу. Проснувшись, она обнаружила порез на ступне, а ее подошвы были в земле и налипших листьях.

– Что?! – изумленно воскликнул Финн.

– Я не хотела рассказывать тебе об этом. Мне не хотелось тебя волновать.

– В таком случае у сатанистов есть все необходимые компоненты для совершения ритуала! – воскликнул Финн.

– У них нет главного – нас с тобой, – напомнила ему Меган.

– Ты права, – согласился Финн и обвел взглядом присутствующих.

– Мне кажется, – промолвила Тара, – что Джейд сделала очень важное открытие. Упоминание в старинных текстах вашего имени, Финн, является ключом к разгадке всей этой таинственной истории.

Финн пожал плечами.

– Мне ничего не известно о том, что мои предки жили здесь в шестнадцатом или семнадцатом веках. А вот предки Меган действительно родом отсюда.

– Энди Маркем предупредил об опасности именно Меган, – напомнил Рагнор.

– Но фамилия Дуглас встречается в старых хрониках, – сказала Джейд. – И это может означать одно из двух.

– Говорите, мы вас слушаем. – Финн почувствовал, как его охватывает напряжение.

– Первая версия: ваш предок мог быть членом Союза в то время. Эта организация существовала испокон веков. Люди входят в контакт с ее членами лишь в силу чрезвычайных обстоятельств, – сказала Тара.

– И все же я не верю, что один из моих предков когда-то жил здесь, в этих краях, – заявил Финн.

– А неделю назад вы не верили в существование демонов, вампиров и монстров.

Финн улыбнулся.

– Ну хорошо. Это была первая версия, но у вас есть и вторая.

– Вторая заключается в том, что вы избранник демона. Вами манипулируют черные силы. Вы убили девушку в Бостоне и готовитесь убить свою жену и похитить у нее душу.

* * *

Узнав о пожаре в отеле, Морвенна спустилась в подвальное помещение, где стоял алтарь.

Положив на него сухие травы, она достала книгу с заклинаниями и, закрыв глаза, стала самозабвенно произносить их.

Через некоторое время перед ее мысленным взором возникла картина: деревья, качающиеся под луной, земля, устланная опавшими листьями, тропинки и клубящийся голубой туман.

Он медленно надвигался на лес, обволакивал его и казался живым существом, искавшим кого-то…

Внезапно Морвенна замерла, почувствовав, что в подвале еще кто-то есть. Резко обернувшись, она увидела того, кто стоял у нее за спиной.

– Я знаю, где они, – сказала она.

– Правда?

– У меня нет времени, я должна найти Меган.


Финн захлопнул лежавший перед ним фолиант.

– Я уверен, что мы не найдем в этих книгах нужной для себя информации. Мне кажется, в сложившейся ситуации было бы целесообразно просто увезти Меган как можно дальше отсюда, от этих безумных людей, задумавших оживить демона.

Сидевшие за столом члены союза переглянулись.

– Возможно, Финн прав, – сказала Тара.

– А я думаю, эта мера не спасет Меган от нависшей над ней опасности, – заявил Люсьен.

– Если они не сумеют добраться до Меган, то не смогут совершить обряд возрождения демона, – сказал Финн.

– Все это так, – задумчиво произнес Люсьен, – но вам нельзя оставаться безоружным в борьбе с этими людьми.

– Вы хотите дать нам оружие? – спросила Меган.

– Нет, оно вряд ли поможет, – ответил Люсьен. – Поройтесь еще немного в книгах, а я отлучусь на часок. Рагнор, ты не составишь мне компанию?

Рагнор молча встал из-за стола.

– Что ты задумал, Люсьен? – обеспокоенным тоном спросила Тара.

– Нам надо посмотреть, что делают наши друзья и соседи, – ответил он. – И обязательно заглянуть в церковь.

– Я пойду с вами, – заявил Финн.

Люсьен окинул его с ног до головы оценивающим взглядом.

– Вообще-то без вас я смог бы передвигаться намного быстрее, но, пожалуй, я действительно возьму вас с собой.

– Тебя могут арестовать, – забеспокоилась Меган.

Финн нежно поцеловал ее.

– Все будет хорошо, дорогая. Оставайся с этими… – он сделал паузу, – …людьми. Пока ты находишься под их защитой, тебе ничто не грозит.

– Пойдемте, у нас мало времени, – поторопил его Люсьен.


Меган зевнула и взглянула на часы, стоявшие на каминной полке. Было уже шесть часов утра. Близился рассвет.

Шон Кэнеди сидел за ноутбуком с кружкой кофе в руках и изучал полицейские сводки. Время от времени к нему подходила Энн, и они о чем-то тихо переговаривались. Джейд внимательно листала древнюю книгу. Тара, расположившись в кресле у огня, просматривала книги с магическими заклинаниями, Мэгги расхаживала по комнате, как встревоженная дикая кошка по джунглям. И лишь Брент Мэлон все еще сидел за столом, склонившись над блокнотом, в котором делал записи.

В конце концов, Мэгги надоело ходить из угла в угол, и она села в кресло напротив Меган с чашкой кофе в руках.

– Надеюсь, Мэгги, с ними все будет в порядке, – вздохнув, тихо сказала Меган.

– С ними? Кого вы имеете в виду? Если вы беспокоитесь о Финне, то могу с уверенностью сказать, что с ним ничего не случится.

– Вообще-то сейчас я волнуюсь не о Финне, а о Люсьене и Рагноре. Ведь скоро начнет светать.

Мэгги улыбнулась.

– То, что показывают в фильмах о вампирах, лишь отчасти правда. Вампиры не превращаются в пепел, когда всходит солнце, хотя действительно наибольшую силу они имеют ночью.

– Люсьен собирался заглянуть в церковь. Меня это очень удивило.

– Люсьену нравятся современные церкви. Но он не всегда так хорошо относился к ним. Люсьен чувствует себя в долгу перед людьми и стремится искупить свою вину перед ними. Ему несколько сотен лет, и в прошлом он стоял на стороне зла. – Мэгги на мгновение задумалась, а потом продолжила: – Люди сами творят своих кумиров и своих демонов. Это хорошо видно на примере ведунов и сатанистов. Ведь кто такие ведуны? Это последователи язычества – древних верований человечества. В глубокой древности люди обожествляли природу, устраивали праздники в честь урожая, жатвы, косьбы или домашнего очага. Тогда люди еще ничего не знали о сатане. Но с введением христианства возникли представления о силах зла. Некоторые злонамеренные люди начали искажать христианские обряды и поклоняться сатане, Князю тьмы, и в своей практике применяли древнюю языческую магию. Настоящие ведуны не причиняют людям вреда, а вот сатанисты обожествляют человеческие пороки и предаются им со всей страстью.

Меган улыбнулась:

– Откуда вы все это знаете?

– У меня большой опыт за плечами. Когда-то я была вампиром.

Меган с недоумением посмотрела на собеседницу.

– А теперь вы просто человек?

– Да. Насколько мне известно, я единственное Существо в мире, которое снова стало смертной женщиной. Но это случилось только благодаря существованию более могущественных сил, чем зло.

– И что же это за силы?

Мэгги засмеялась.

– Доброта, любовь и вера в ближнего, – сказала она и, видя, что Меган недовольна ее расплывчатым ответом, добавила: – Это длинная история, у нас на нее нет времени. Но мне хочется, чтобы вы запомнили: сила воли, любовь, борьба со злом во имя добра помогают преодолеть любую беду.

– Внимание! – воскликнула вдруг Джейд, оторвавшись от изучения толстого фолианта. – Я нашла еще одно упоминание фамилии Дуглас.

Взоры всех присутствующих устремились на нее.

– «И среди них был один искренний и храбрый человек, Финнеган Дуглас, который и бросил вызов силам зла», – прочитала Джейд.


Рагнор отправился в больницу, чтобы присмотреть за Энди Маркемом, а Финн и Люсьен поехали в город.

– Я заходил как-то в церковь вместе с Меган, – рассказал Финн по пути. – Мне было очень трудно переступить порог храма. Я испытывал страшные боли, у меня буквально раскалывалась голова.

– Вы виделись со священником?

– Да… Кажется, его звали отец Марио Бриндизи.

– Он благословил вас?

– Да, – ответил Финн и, помолчав, добавил: – Я боюсь сам себя, Люсьен. А вдруг я действительно убил несчастную девушку в Бостоне? Может быть, я опасен для окружающих? Прошу вас, обещайте, что остановите меня любыми способами, если я попытаюсь напасть на… Меган или кого-нибудь другого. Поклянитесь, что сделаете это!

– Не беспокойтесь, я не дам вам причинить зло. Никому. Обещаю! Вы довольны? А теперь давайте посмотрим, как вы чувствуете себя в церкви.

Они довольно легко нашли место для парковки и вышли из машины. Было раннее утро, и большинство горожан еще нежились в постели.

Как только они приблизились к храму, у Финна разболелась голова и он отстал от Люсьена. Люсьен переступил порог церкви и подождал Финна. Когда тот замешкался, чувствуя внутреннее сопротивление, Люсьен схватил его за руку и силой втащил внутрь. Финна пронзила острая боль, и, чтобы не закричать, он крепко стиснул зубы.

Люсьен подвел его к первому ряду скамеек, и Финн тяжело опустился на жесткое деревянное сиденье.

– Нам нужна ваша помощь, святой отец, – обратился Люсьен к священнику.

Марио Бриндизи долго смотрел на них, не произнося ни слова.

– Вы же знаете, – наконец заговорил он, – что я ничего не могу предпринять без одобрения папы.

Люсьен покачал головой.

– Значит, вы боитесь…

– Вас? Да, я вас боюсь. Очень боюсь.

– Но вы не можете отказать нам в помощи. Закройте хотя бы глаза на воровство, которое я вынужден совершить.

Отец Бриндизи кивнул и повернулся лицом к Финну. Тот почувствовал, что бледнеет. В это время Люсьен быстро взял в церкви то, за чем пришел.

Священник долго испытующе смотрел на Финна, а потом протянул руку.

– Подайте мне чашу со святой водой, – попросил он Люсьена.

Люсьен исполнил просьбу отца Бриндизи, и он поднял чашу над головой Финна.

– Отче наш, помилуй раба твоего, направь его на путь истинный, защити и сохрани его от зла, – произнес священник и окропил голову Финна святой водой.

Финн рухнул на пол, как только первые капли упали на его голову. Он корчился от боли, но священник продолжал читать молитву. Его голос звучал все громче и торжественнее.

Не вынеся пытки страшной болью, Финн потерял сознание.


В отделении интенсивной терапии произошла смена дежурных медсестер. На смену Дженис пришла женщина, которую Марта совсем не знала. И все же она попыталась уговорить мисс Мэттьюс пропустить ее в палату Энди. Однако медсестра была неумолима.

– Но я должна видеть Энди! – настаивала Марта.

– Он в коме, и я не пущу вас.

Марта пыталась взять себя в руки, но эмоции захлестывали ее.

– В таком случае вам придется вызвать полицию, чтобы выдворить меня отсюда.

– Вы думаете, что я остановлюсь перед этим? Ошибаетесь! Мне ничего не стоит позвонить в полицию.

И медсестра повернулась к телефонному аппарату, чтобы набрать номер полицейского участка. Марта быстро огляделась вокруг. В коридоре было пусто. Схватив со стола тяжелую керамическую кружку, она изо всех сил ударила ею мисс Мэттьюс по голове.

Несговорчивая медсестра с тихим стоном опустилась на пол.

Повернувшись, Марта решительным шагом направилась в палату Энди.


Сидя у горящего камина, Меган пыталась читать старую рукопись, но на нее вдруг навалилась смертельная усталость.

Оторвав глаза от рукописи, она стала смотреть в огонь. Пляшущие языки пламени завораживали ее. Меган не заметила, как задремала.

Ей снилось, что она идет на голос, который шепчет ее имя. Она доверяла тому, кому он принадлежал, любила его и поэтому шла без боязни.

По пути она сбросила туфли, потому что они мешали ей ощущать под ногами мягкую почву.

Ее касался туман. Эти прикосновения были приятны, в них ощущалась трепетная нежность.

Она слишком поздно заметила смутные очертания фигур. Они почти сливались с туманом, окутывавшим затерянный в лесной чаще домик. Но с каждой минутой силуэты становились все более четкими.

Она открыла было рот, чтобы закричать, но кто-то, стоявший сзади, прижал к ее лицу кусок ткани, смоченный сладковато пахнущей жидкостью. Меган попыталась успокоить себя тем, что это был всего лишь сон и она скоро проснется. Но то, что происходило сейчас, не было сном. Она начала отчаянно сопротивляться, брыкаться, пинаться. Кто-то из ее похитителей громко выругался.

– Заткнись! – послышался суровый окрик.

– Эта сучка ударила меня прямо в пах!

– Заткнись, я сказал!

Меган окончательно поняла, что все происходит наяву, а не во сне. Ее похитители были не фантомами, а реальными людьми из плоти и крови. Меган почувствовала, что средство, которым была смочена прижатая к ее носу и губам тряпка, начинает оказывать на нее свое действие. Скоро она потеряет сознание и станет легкой добычей для похитителей. Надо было, во что бы то ни стало, вырваться из рук злодеев и бежать.

Меган продолжала сопротивляться. Еще один похититель взвыл от боли, когда она сильно пнула его.

Однако силы ее быстро таяли, и скоро она потеряла сознание. Через некоторое время Меган очнулась на несколько мгновений и поняла, что лежит на заднем сиденье автомобиля. Ее сильно тошнило. Закрыв глаза, она снова погрузилась в темноту.

Когда Меган снова пришла в себя, вокруг было темно. Она не знала, наступил ли вечер или это густые кроны деревьев закрывали свет, но сразу же узнала то место, где сейчас находилась.

Это было неосвященное кладбище, расположенное в лесной глуши.

До слуха Меган доносились глухие рыдания и шепот.

– Спасибо за помощь, – услышала Меган чей-то насмешливый голос. – Ты прекрасно справилась со своей ролью, даже не подозревая об этом. И теперь ты нам не нужна. Я бы отпустил тебя, но ты еще пригодишься нам; мы принесем тебя в жертву.

Рыдания стали еще глуше, и Меган поняла, что женщине заткнули кляпом рот.

Меган нахмурилась. Голоса казались ей знакомыми, но она никак не могла вспомнить, кому они принадлежат.

Она попыталась пошевелиться и поняла, что связана. И тогда Меган медленно приоткрыла глаза.

То, что она увидела, заставило ее пронзительно закричать.

Глава 22

Очнувшись, Финн оказался в другом мире, мире, окутанном туманом.

Он был совершенно нагим и отважно шагал сквозь туман, ступая босыми ногами по траве и ощущая запахи леса. Все ощущения, которые он испытывал в этот момент, доставляли ему чувственное удовольствие, и Финн растворялся в них.

Он шел не один, с ним была целая свита. Женщины, восхваляя его, тянули к нему свои руки, пытаясь дотронуться до его нагого тела. Финн знал, что идет туда, где его ждет величайшая слава. Вокруг него вились существа неземной красоты, сливавшиеся с туманом. Они манили его вперед, и Финн безропотно следовал за ними. Он знал, что, достигнув цели, обретет невиданное могущество и власть над миром.

Он подошел к алтарю и остановился. Один из призраков подал ему нож, а другой стал возбуждать его своими ласками.

«Возьми ее, овладей ею, – слышался призывный шепот, – сделай то, чего ты так неистово хочешь. А потом пролей кровь жертвы и насладись ее вкусом. Давай же! Не медли!»

Финн сделал еще один шаг и увидел Меган. Она лежала на алтаре, и ее волосы золотистой волной ниспадали с его края.


– Посмотрите, что я нашла! – взволнованно воскликнула Джейд и с триумфом взглянула на своих друзей. – Это отрывок из книги о призраках, изданной в восемнадцатом столетии. «Хотя мой дедушка и не был свидетелем этих событий, – пишет автор, – но он слышал, что Дуглас собственноручно заколол острым клинком человека, вознамерившегося вселить в свою смертную оболочку демона. Так Кабал Торн умер, а с ним умерли и надежды на возрождение сил Зла!»

– Теперь многое становится понятным, – сказала Мэгги. – Предок Финна разрушил надежды Бак-Дала на возрождение. Финна завлекли в Бостон для того, чтобы отомстить роду Дугласов.

– Меган, ты слышишь, о чем мы говорим? – спросила Энн, поворачиваясь к камину, и ахнула, увидев, что Меган нет в комнате. У камина стояло только кресло, на котором она совсем недавно сидела.

Энн вскочила с места.

– Она исчезла!

Все остальные тоже поднялись из-за стола.

– Меган! – крикнул Брент Мэлон.

Тара быстро осмотрела другие помещения маленького домика, но они были пусты.

– Меган!

– Входная дверь распахнута настежь! – чертыхнувшись, воскликнул Брент.

– Но как она могла незаметно выйти из комнаты? – с недоумением промолвила Джордан.

– Нам надо сосредоточиться и взять под контроль ситуацию, – сказал Брент и прислушался. – Я чувствую, что сюда кто-то приближается… Это Рик… Он не один.

Действительно через минуту в домик вошел Рик. Он побывал в больнице и привез с собой Энди и симпатичную пожилую женщину, которая выглядела очень взволнованной.

– Где Меган? – первым делом спросила Марта и, увидев, что племянницы нет в помещении, без чувств упала на пол.


Финн услышал женский крик. Это был голос Меган. Она звала его вернуться назад или протестовала против замысла призраков. На мгновение он растерялся, но призраки стали увещевать его, продолжая возбуждать коварными ласками.

«Меган – твоя награда», – шептали они ему на ухо.

Финну было трудно устоять перед искушением. «Иди к ней, возьми ее», – слышал он неумолчный шепот. Призраки продолжали распалять его похоть, и Финн таял от удовольствия.

Но тут он вскрикнул от неожиданности, ощутив накатившую на него вдруг волну огненного жара.

Он взвился от боли и тут же понял, что это был не огонь, а вода. Его окунули с головой в какой-то водоем.

Финн очнулся на полу в церкви. Над ним склонились Люсьен Дево и священник Марио Бриндизи. Теперь Финн знал, какую участь уготовили ему и Меган сатанисты.

– Вы вернули его к жизни, святой отец, – сказал Люсьен.

Финн с трудом поднялся на ноги.

– Меган у них, – прохрипел он, – я это точно знаю.

И в этот момент раздался звонок мобильного Люсьена.

– Да? – ответил он, не сводя глаз с Финна.

Некоторое время он внимательно слушал.

– Мы уже едем, – наконец снова заговорил он. – Я взял в церкви все необходимое, а ты добудь остальное из магазина магических товаров.

– Прежде всего, сын мой, вам нужно Слово Божье, – промолвил бледный как смерть отец Бриндизи.

– Святой отец, эти люди используют и языческие заклинания, и элементы церковных обрядов. Поэтому мы тоже должны использовать их, если хотим победить силы зла.

– Но Слово Божье превыше всего!

Люсьен выразительно взглянул на священника.

– Я пойду с вами, – заявил он.

– Где Меган? Вы видели ее? – спросил Люсьен Финна.

– Она в лесу.

– В каком именно месте?

– Этого я не знаю.

– Но в Новой Англии множество лесов! – воскликнул Люсьен.

– Вы вампир и должны уметь читать мысли на расстоянии. Вот и узнайте, где сейчас Меган.

– Мы имеем дело с демоном, – сказал Люсьен. – Он умеет проникать в сознание и подсознание живых существ. Подумайте хорошенько! Бак-Дал уже завладевал вами, вы с ним какое-то время были единым целым. Может быть, в глубине вашей памяти всплывут какие-нибудь картины, которые смогут указать на определенное место в лесу?

Финн глубоко задумался.

– Нет, я не могу определить место, где сейчас находится моя жена! – Он потер виски. – Но я знаю, кто сможет нам его указать.

– Вы думаете, что нам надо обратиться к Майку Смиту, хранителю нового городского музея?

– Да, Меган доверяла ему. Кроме того, он знает эту местность как свои пять пальцев.

Не дожидаясь, что скажет Люсьен, Финн направился к выходу.


Музей был уже закрыт.

Оглядевшись по сторонам, Финн увидел вдруг Майка Смита. Он шагал по улице в сторону центра города. Внезапно Майк обернулся и, заметив Финна, бросился бежать.

Тот рванулся за ним, расталкивая на бегу прохожих. Люсьен не отставал от него. Пробежав квартал, Смит споткнулся и упал, и Финну удалось схватить его.

– Где Меган? – тяжело дыша, спросил он.

– Чего вы от меня хотите, черт возьми? Я пытался увести ее в безопасное место, но какой-то идиот не дал мне это сделать.

– Еще раз спрашиваю, где она?

– Я не знаю! Как вы не понимаете? Я видел ее после пожара.

Финн в приступе ярости вцепился в горло Майку, но Люсьен остановил его.

– Не надо, успокойтесь!

Финн отпустил Смита, и Люсьен помог ему подняться на ноги.

– Вы разговаривали с Меган, – сказал Люсьен, глядя на бледного Смита. – Расскажите, что она вам говорила. Сейчас мы пройдем к машине, в которой нас ждет священник Марио Бриндизи, и выслушаем вас.


Меган видела возвышающееся над алтарем каменное изваяние. Ей казалось, что оно вот-вот упадет на нее. Она закричала, и через несколько мгновений над ней кто-то склонился.

Это была Гейл Сойер.

– Ты очнулась, Меган? Отлично! Мы очень рады.

Меган не удивилась, увидев Гейл. «Может быть, Майк тоже входит в секту сатанистов?» – подумала она, лежа на алтаре, к которому была крепко привязана веревками.

Меган дернулась, пытаясь освободиться. Увидев это, Гейл ухмыльнулась.

– Веревки у нас надежные, мы умеем вязать крепкие узлы.

– Тебя посадят в тюрьму, и какая-нибудь сумасшедшая рокерша изрежет тебе там все лицо бритвой! – в ярости заявила Меган.

Гейл расхохоталась:

– Меня не посадят в тюрьму! Как только Бак-Дал возродится, он возьмет всех нас под свое покровительство. Ни один волос не упадет с наших голов.

– Вы надеетесь, что Бак-Дал оживет? Не старайтесь зря. Вы даже не подозреваете, какие силы вам противостоят.

– Ты имеешь в виду этих самонадеянных парней из Луизианы? Не смеши меня! Им удалось справиться с теми, кого мы посылали против них, но это были слабаки. Одолеть их не составляло большого труда.

Гейл отошла от нее, и Меган приподняла голову, насколько это было возможно, чтобы осмотреться.

Она была укрыта большим покрывалом с узором из пентаграмм, над ней возвышалось каменное изваяние, а рядом лежал нож с острым изогнутым лезвием.

Гейл взяла его и улыбнулась Меган. Подойдя снова к связанной жертве, девушка приставила к ее горлу острое лезвие. Меган охватила паника, но она подавила ее.

– Ты еще совсем ребенок, Гейл. Зачем ты это делаешь? Я прекрасно знаю, что ты не тронешь меня, потому что я предназначена для Бак-Дала.

Гейл обиженно надула губы.

– Все равно ты умрешь в страшных муках, – заявила она. – Когда наступит полночь, сюда явится старуха жрица. Она войдет в твое тело, и ты, покидая его, почувствуешь адскую боль!

Меган поразили слова Гейл. Она и не подозревала, что ее ждет подобная участь.

Заметив выражение растерянности на ее лице, Гейл расхохоталась.

– А ты, как я посмотрю, Даже не догадывалась о наших планах. Мне было так любопытно наблюдать за тобой и Финном. Демон время от времени завладевал его душой, а когда Бак-Дал наконец окончательно вселится в него, мы будем служить ему. Из твоего мужа получится великолепный любовник.

Кто-то еще подошел к алтарю и встал рядом с Гейл. Приглядевшись, Меган узнала Сару.

– Вы только посмотрите на эту растрепу! – насмешливо воскликнула она. – Сегодня, Меган, ты выглядишь не такой ухоженной и холеной, как всегда. Но это тебя не портит. Твои золотистые волосы очень красиво ниспадают со стола. А выражение ужаса придает глазам неповторимый блеск.

В этот момент неподалеку раздался пронзительный крик, затем послышался хлопок пощечины и глухой стон. Меган повернула голову на эти звуки.

– Это Морвенна все никак не может успокоиться, – смеясь, сказала Сара.

– Морвенна?!

У Меган сжалось сердце от ужаса и жалости к кузине. Финн не доверял ей, а она, оказывается, была настоящим искренним другом, не замешанным в грязных делах.

– Видишь ли, Меган, твоя кузина начала кое о чем догадываться, и ее пришлось приструнить, – объяснила Сара. – Морвенна могла создать нам массу проблем.

– Сара, иди сюда! – раздался чей-то голос, но гадалка не спешила на зов.

– Я с удовольствием помучаю Морвенну, – продолжала она. – Твоя кузина должны умереть, но перед смертью она подвергнется пыткам.

Сара наконец отошла от алтаря, но Гейл осталась.

– Ваш Бак-Дал не такой уж и могущественный, – заявила Меган. – Ему не сразу удалось разлучить меня и Финна, хотя он очень старался. Вы недооценили нас. Мы оказались сильнее, чем вы ожидали.

Гейл бросила на Меган сердитый взгляд.

– Мы никогда не считали Финна слабаком. В его жилах течет кровь отважных предков. Но в Бостоне он оплошал. Наш жрец вынужден был сам совершить убийство.

– Значит, Финн никого не убивал! – радостно воскликнула Меган, и в ее глазах появилось выражение торжества.

Гейл состроила недовольную гримасу.

– Это не имеет никакого значения.

– А на мой взгляд, очень даже имеет! Я уверена, что все вы сядете в тюрьму. Наши друзья найдут меня и сообщат о ваших преступлениях в полицию.

– В полицию! – фыркнув, передразнила ее Гейл, и у Меган почему-то упало сердце.

Она увидела, как к алтарю подошел человек в плаще с капюшоном. Это был Тео, брат Эдди.

– Кто-то хочет вызвать копов? Я уже здесь!

– Я не думаю, что вам удалось переманить на свою сторону весь департамент полиции. В городе есть и честные копы! – с вызовом проговорила Меган. – И они не дадут вам спуску.

– Выруби ее, Гейл, – нетерпеливо сказал Тео. – Она мне надоела. И сделай что-нибудь с Морвенной, ее невозможно унять.

Тео отошел от алтаря.

– Баю-бай, Меган. – Гейл смочила носовой платок жидкостью из какого-то пузырька, который достала из кармана своего плаща.

– Подожди! – крикнула Меган.

– Что еще?

– Тебе же доставляет удовольствие мучить меня, я это вижу. Так продли его. Скажи, кто входит в вашу чертову дюжину. Я знаю, что вас должно быть тринадцать. Я всегда испытываю боль, когда узнаю о предательстве тех, кому доверяла.

– Ну хорошо, я могу назвать тебе несколько имен, – неохотно согласилась Гейл.

– Мистер Фаллон входит в ваш круг?

– О нет. Этот старый пень считает себя честным ведуном.

– А Майк?

Гейл лукаво улыбнулась.

– А вот этого я тебе не скажу. Неизвестность порой страшнее горькой правды. Добавлю только, что и в Хантингтон-Хаусе вы с Финном были окружены нашими людьми.

– Неужели супружеская пара с детьми – тоже сатанисты? – ахнула Меган.

– Нет, это обычные туристы. А вот сладкая парочка Джон и Салли входит в нашу дюжину. Сегодня они тоже придут сюда.

«Итак, я уже знаю пятерых, – подвела итог Меган. – Джон и Салли, полицейский Тео Мартин, Гейл и Сара».

Кроме того, теперь Меган знала, что Морвенна не причастна к преступлениям сатанистов. Они обрекли ее на смерть и готовились принести в жертву своему кумиру. Меган очень хотелось поговорить сейчас с кузиной, попросить у нее прощения, утешить.

– Кто еще? – спросила она.

– Даррен, а также Сэм Тартан. Сэм сыграл важную роль в нашем замысле. Он уговорил тебя и Финна приехать сюда.

– Ты обмолвилась о жреце и жрице. Кто они?

– Ты узнаешь об этом сегодня ночью, – сказала Гейл и добавила, нахмурившись: – Хватит болтать!

И она прижала влажный платок к носу и губам Меган.

Глава 23

Финн, Люсьен, отец Бриндизи и Майк Смит приехали в лесной домик, где, кроме друзей Люсьена, находились также Марта и Энди, которых привез Рик.

Старик Энди лежал на диване, а Марта сидела рядом с ним, держа его за руку.

Отцу Бриндизи было явно не по себе в этом обществе. Он долго ходил из угла в угол, а потом попросил у Финна сигарету.

Финн протянул ему целую пачку, и священник прикурил от горевшего в камине пламени.

В этот момент открылась дверь, и в домик вошел Рагнор.

– Я нашел их, – с порога заявил он.

Финн бросился к нему.

– Вы нашли Меган? Но почему не привели ее сюда? Почему не вырвали ее из рук злодеев?

– Этого не следовало делать, – сказала Марта. – Неожиданное вторжение могло бы всполошить сатанистов и привести к непредсказуемым последствиям.

Внезапно Майк Смит вскочил и хлопнул себя по лбу.

– Какой же я идиот! – вскричал он. – Меган рассказывала мне о кладбище. Ну да, конечно! Скорее всего, она сейчас там.

Майк Смит вопросительно посмотрел на Рагнора.

– Да, она действительно на кладбище. – Рагнор не сводил глаз с Майка.

– Я должен был сразу догадаться, – сказал Майк. – В наших местах есть только одно неосвященное кладбище. Оно давно заросло травой и деревьями, и почти все надгробия там разбиты.

Финна вдруг охватила ревность и злость. Он шагнул к Майку.

– Вы прекрасно помнили об этом кладбище, но упорно молчали, пока не поняли, что Рагнор все знает. Зачем вы разыгрываете перед нами этот спектакль? Может быть, вы тоже член секты сатанистов и участвуете в черных мессах?

– Нет! – возразил Майк. – Зачем вы на меня наговариваете? Я пытаюсь помочь вам.

– Мы теряем драгоценное время из-за пустых споров, – сказал Рагнор. – Так мы далеко не уйдем.

– Ты прав, – согласился с ним Люсьен. – Отец Бриндизи, вы готовы? Мы должны будем сразу же, как только доберемся до их алтаря, образовать магический круг.

Марта решительно встала со своего места.

– Я пойду с вами.

– Нет, – возразил Люсьен.

– Но Меган – моя родственница!

– Нет, вы останетесь здесь, – твердо сказала Джейд, собирая бумаги и книги с заклинаниями, – Вместе с Финном и Майком нас двенадцать, а отец Бриндизи тринадцатый. Энди нельзя оставлять без присмотра, Марта.

Марта неохотно подчинилась.

Когда они уже вышли из дома, Люсьен положил руку на плечо Финну и тихо сказал:

– Я знаю, что вам захочется сразу броситься к Меган, но вы не должны этого делать. Нам надо создать магический круг – только тогда мы преодолеем чары демона. Вы меня поняли?

Финн кивнул, хотя не был уверен, что действительно понял Люсьена.


Когда Гейл прижала к носу Меган платок, пропитанный каким-то наркотическим веществом, та задержала дыхание. Она старалась не вдыхать пары жидкости, чтобы снова не впасть в забытье. И ей это удалось. Главное, чтобы никто не заподозрил, что она в полном сознании.

Тем временем наступила ночь, над лесом взошла полная луна. Меган не знала, сколько сейчас времени, но заметила, что сатанисты засуетились. Они встали вокруг алтаря, выложили на земле пентаграммы и стали громко переговариваться, поскольку думали, что Меган их не слышит.

Вскоре на кладбище прибыла какая-то важная персона. Это был мужчина. Сатанисты упали перед ним на колени и поцеловали подол его плаща.

– Все готово? – спросил он. – Где жертвы?

– Чаша с кровью стоит на алтаре, – ответили ему. – Морвенна привязана к дереву, а Меган ждет Бак-Дала. Но вы знаете, что Финн все еще со своими друзьями?

– Ну и отлично. Все равно он не избежит предначертанной ему участи. А его друзья будут разорваны в клочья Бак-Далом, когда он полностью завладеет Финном.

Меган решила, что новоприбывший и есть верховный жрец сатанистов. Он подошел к дереву, к которому была привязана Морвенна, и пнул ее. Та застонала.

– Привет, Меган, – сказал жрец, приблизившись к алтарю. – Я вижу, что ты бодрствуешь. Скоро для тебя все будет кончено.

Меган сразу же узнала этот голос.

– Джозеф, я в шоке. Как ты оказался в рядах сатанистов? Может быть, тебя привела сюда обида или зависть к жене, которая пользуется большим уважением в среде ведунов, чем ты?

– Я всегда знал, что ты стерва, Меган.

– Ты будешь гореть в аду, Джозеф.

– Но это будет уже после того, как я устрою ад здесь, на земле. Скоро ты познакомишься с Бак-Далом, он уже вселился в плоть твоего мужа.

– Но твоему демону так и не удалось заставить Финна совершить убийство. И тогда тебе самому пришлось убить ту несчастную девушку в Бостоне.

– Какое тебе до всего этого дело, Меган? Ты все равно скоро умрешь.

Джозеф откинул капюшон и взял с алтаря чашу с кровью.

– Давайте начнем, дети мои!

– Но жрица еще не прибыла! – возразила Сара.

– Она появится здесь тогда, когда это будет нужно, – сказал Джозеф. – А сейчас давайте выпьем! Сначала это будет холодная кровь, а потом теплая – кровь нашей жертвы!


Когда все ушли, Марта принялась кричать на Энди:

– Старый осел, ничтожество! Я бы убила тебя, но мне не хочется марать руки! Все равно ты умрешь, когда придет время. Это надо же – быть таким болтуном! Ты чуть все нам не испортил!

Марта несколько раз ударила старика, который все еще был без сознания, наотмашь по лицу. Однако у нее не было времени долго с ним возиться. Марту уже ждали в лесу, на неосвященном кладбище.

Скоро она обретет новый облик и станет молодой и прекрасной. Марта мечтала о том моменте, когда она будет невестой могущественного демона Бак-Дала и будет вместе с ним править миром!


Приблизившись к кладбищу, Финн услышал хор голосов. Они читали нараспев какие-то гимны или заклинания. Финн и его друзья шли шеренгой. Тара, Джордан, Мэгги и Энн разбрасывали на ходу полукругом соль.

Впереди шел отец Бриндизи. У него в руках была чаша со святой водой, и он кропил ею путь, читая молитвы.

Вскоре они увидели образованный сатанистами круг. У Финна защемило сердце, когда он заметил лежавшую на алтаре связанную Меган. Стиснув зубы, он стал мысленно повторять слова молитвы за отцом Бриндизи.

Судя по всему, сатанисты ожидали их прихода и подготовились к нему. Стоявший у алтаря верховный жрец был одет в длинный черный плащ, его лицо скрывал надвинутый на лоб капюшон.

Остальные сатанисты, совершенно нагие, извивались в странном танце и произносили нараспев заклинания. Появление Финна и его друзей нисколько не испугало их. Голоса сатанистов становились все громче.

Финн пришел в ярость, узнав Сару, Гейл, Сэма Тартана и Даррена, который держал за ошейник Лиззи и в любой момент мог натравить собаку на незваных гостей. К своему изумлению, он увидел среди сатанистов Сюзанну, экономку Хантингтон-Хауса, постояльцев Джона и Салли, а также медсестру городской больницы Доркас. Но это еще не все. Финн узнал в кругу пляшущих обнаженных людей полицейского Тео Мартина и его брата Эдди! В центре выложенной на земле пентаграммы горел огромный костер. Сатанисты скакали вокруг него, корча рожи и бросая на Финна глумливые взгляды.

Люсьен ткнул Финна локтем в бок, и тот заставил себя снова сосредоточиться на молитве. Но одновременно он пересчитал сатанистов: Сара, Гейл, Сюзанна, Джон и Салли, Даррен, Эдди, Тео, Сэм Тартан, Доркас, верховный жрец, мужчина, устроивший дебош в зале отеля…

Не хватало еще одного человека для полного счета. И тут из леса появилась невысокая фигура, одетая, как и верховный жрец, в длинный плащ с капюшоном. Это была женщина.

– Великий Бак-Дал! – вскричала она. – Сегодня мы служим тебе мессу. Отведай плоти и крови и утоли свою похоть! Мы молим тебя вернуться в наш мир и готовы принести тебе кровавую жертву!

Финна охватил ужас, когда он увидел, что два сатаниста отошли от костра и двинулись к привязанной к дереву Морвенне. Жрица в черном плаще взяла с алтаря нож и тоже подошла к ведунье, находившейся в полузабытьи под действием каких-то наркотических веществ.

– Нет! – взревел Финн.

– О Боже, Боже, Боже… – в ужасе шептал Майк Смит.

Жрица величавым жестом откинула капюшон, и Финн узнал Марту. В ее взоре светилось торжество. Она гордилась своей победой.

– Нет! – раздался душераздирающий крик Меган. В нем смешались разные чувства – ужас, протерт, отчаяние, гнев.

Марта расхохоталась.

Отец Бриндизи читал молитвы, которые священники использовали для изгнания нечистой силы, бесов и демонов, а Джейд в это время произносила магические заклинания.

– Идиоты! – смеясь, воскликнула Марта. – Вы думаете, что обладаете силой? Это заблуждение. Бак-Дал, твое время пришло! Ты уже вселился в бренную оболочку Финна, потомка того, кто помешал тебе вернуться на землю несколько веков назад! Финн, демон уже находится в тебе! Ты должен выйти вперед!

От пронзительного голоса Марты по спине Финна пробежал холодок, а через мгновение он почувствовал в груди страшное жжение. Финну казалось, что все его тело охвачено огнем. Теперь он слышал только голоса тех, кто произносил нараспев заклинания и хвалы сатане. Эти голоса заставляли его выйти вперед, и Финн сделал неуверенный шаг.

Джейд бросила перед ним соль, отец Бриндизи осенил крестом, но ничего не могло удержать Финна. Он снова шагнул и вышел из круга, который образовывали его друзья.

Приблизившись к сатанистам, Финн сорвал с себя одежду. Нагие женщины осыпали его бесстыдными ласками. Возбудившись, Финн упал на землю. Кровь гулко стучала в висках. Его вдруг охватило страстное желание убивать.

С каким бы наслаждением он схватил сейчас нож, перерезал женское горло, выпил теплой крови и искупался в ней…

– Приди, великий Бак-Дал! – воззвала Марта. – Возьми клинок, и мы насладимся человеческой кровью. А потом ты совокупишься с женщиной, и ее молодость и красота перейдут ко мне! Я буду ублажать тебя на алтаре!

Финн почувствовал, как в нем просыпается демон. Это был могущественный Бак-Дал. Его руки жаждали схватиться за нож, вонзить его в человеческую плоть, окунуться в теплую кровь.

Финн встал и подошел к жрице. Марта вручила ему нож.

Морвенна в ужасе закричала, когда руки сатанистов коснулись ее. Меган попыталась приподняться, чтобы увидеть, что происходит. Она слышала слова жрицы и поняла, что Финн должен убить Морвенну.

Внезапно она почувствовала, что к ней мысленно обращается Люсьен. «Окликни его, Меган! – говорил он ей. – Это человек, которого ты знаешь и любишь. Окликни его и попытайся остановить жаром своей души!»

– Финн, ради всего святого, не делай этого!!! – выкрикнула она.

Однако Финн как будто не слышал ее. Схватив Морвенну за волосы, он запрокинул ее голову и приготовился перерезать горло.

– Финн, о Боже, Финн, не надо! – снова закричала Меган что было силы.

Он вдруг отпустил голову жертвы и направился к алтарю, у которого стоял жрец.

– Какой же ты ублюдок, Джозеф! – презрительным тоном проговорил Финн и сбил жреца с ног ударом в челюсть.

Склонившись над алтарем, Финн обрезал веревки, которыми была связана Меган. Но тут Джозеф, вскочив на ноги, бросился на него, и они покатились по земле, вцепившись друг в друга.

Это послужило сигналом к битве. Сатанисты и друзья Финна сошлись в поединке. Меган встала с алтаря, дрожа всем телом от холода и страха. Бледный как смерть Майк набросил ей на плечи свое пальто.

Люсьен стер с земли пентаграмму, чтобы разрушить демоническую ауру.

Видя, что противник одолевает ее приверженцев, Марта схватила нож и бросилась на оказавшегося к ней спиной Финна.

– Финн, осторожно! – крикнула Меган, и он успел повернуться и отбить удар.

Схватив Марту за руку, он отобрал нож и приставил острие клинка к ее горлу. Но он не собирался ее убивать.

– Вы не сможете сделать из меня убийцу! – заявил Финн.

В лесу постепенно стало тихо. Некоторым сатанистам удалось бежать, но Финн знал, что их легко будет найти.

Люсьен освободил рыдающую Морвенну, а Финн подошел к Меган.

– Священник, вампиры и оборотень спасли нас, – прошептала она, когда он обнял ее.

– Да, они нам здорово помогли, – согласился Финн. – Без них мы бы погибли. Но, кроме них, я благодарен и тебе, Меган. Ты спасла меня. Я услышал твой голос и сумел победить вселившегося в меня демона.

Меган, улыбнувшись, еще крепче прильнула к мужу.

Тем временем Морвенна, немного придя в себя, подошла к распростертому на земле Джозефу и склонилась над ним.

– Жалкий ублюдок! – бросила она ему в лицо и пнула его ногой.

В этот момент тишину ночи разорвал вой полицейских сирен.

– Сейчас здесь будут копы, – вздохнув с облегчением, сказал Майк Смит.

– Вы вызвали их по телепатической связи? – шутливым тоном спросил Финн.

– Нет, по сотовому телефону, – ответил Майк. – Я подумал, что пора позвонить в полицию.

– В таком случае некоторым из нас надо уносить ноги, – сказал Люсьен. – Но сначала потушим костер.

И мужчины принялись засыпать огонь землей. Казалось, что по мере того, как гаснет пламя, клубившийся в лесу туман рассеивается.

На мгновение Меган показалось, что она видит за белесой пеленой горящие глаза демона Бак-Дала. Как только костер погас, от тумана не осталось и следа, а в глубине леса раздался громкий стон боли и ярости. Но его заглушили сирены полицейских машин, которые были совсем близко.

Эпилог

Прошел уже месяц с тех памятных событий, которые произошли в Салеме. Дугласы жили душа в душу и почти не вспоминали о пережитых ужасах. Но Меган беспокоило состояние Морвенны, которая никак не могла прийти и себя, потрясенная тем, что ее муж Джозеф оказался сатанистом. Она и не подозревала, что живет с человеком, способным на убийство.

Приехав в Новый Орлеан, Морвенна воспряла духом и решила, что больше не вернется в Массачусетс. Ее муж должен был вскоре предстать перед судом, его обвиняли в убийстве девушки в Бостоне. Остальные члены секты тоже находились под следствием. Марта не пережила позора и покончила с собой, повесившись в своем доме.

– Ты хотела мне что-то сказать? – спросил Финн, когда они вышли на балкон.

Меган улыбнулась.

– Знаешь, давай когда-нибудь снова вернемся в Салем.

Финн бросил на нее удивленный взгляд.

– Новая Англия – одно из самых красивых мест на земле, – продолжала Меган. – И я хочу, чтобы ты увидел наконец мои родные края во всем их блеске и очаровании. Кстати, я получила письмо от Майка.

– Надеюсь, у него все хорошо.

– Да, он много времени проводит с отцом Бриндизи и даже подумывает стать священником. Но главное, Энди Маркем вышел из комы. Я должна увидеться с ним, Финн, чтобы за все поблагодарить.

– Ты права. Мы обязательно должны к нему съездить.

– Майк пишет также о мистере Фаллоне. Бедняга слег, когда узнал, что Сюзанна была сатанисткой. Его тоже надо навестить.

– Конечно.

– Значит, ты согласен съездить со мной в Салем?

– Конечно. Как только ты соберешься.

Меган крепко обняла мужа. Она была несказанно счастлива. Они обрели много друзей и сами стали частью большого союза, в который входили не только простые смертные, но и вампиры с оборотнями. Впрочем, Меган они казались вполне нормальными людьми.

– Но сейчас… – внезапно пробормотал Финн, – сейчас у меня вдруг возникло одно видение…

– Да? Какое? – встревожилась Меган.

– Я увидел огромное пространство, которое пытаюсь преодолеть. При этом я весь в огне, потому что знаю, что ты меня ждешь. Я сгораю от желания, меня томит неистовая жажда… Мне хочется поскорее добраться до тебя.

– Ты ощущаешь себя влюбленным демоном? – с улыбкой спросила Меган.

Финн покачал головой:

– Нет, я ощущаю себя мужчиной, который любит свою жену больше жизни… и который сейчас охвачен страстным желанием заняться с ней любовью.

– В таком случае давай пожелаем всем спокойной ночи и поднимемся к себе.

Этой ночью за окном не было тумана, и им никто не мог помешать. Они глубоко и искренне любили друг друга.

Они знали, что в мире действует много разных сил, но самая главная из них – великая сила любви.

Примечания

1

«Полный дом» – в покере три карты одного достоинства и две другого. – Примеч. пер.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Эпилог