загрузка...
Перескочить к меню

Во мраке времени (fb2)

- Во мраке времени (пер. Дмитрий Р. Сухих) 40 Кб (скачать fb2) - Роберт Рид

Настройки текста:



Роберт Рид
Во мраке времени


Эш не торопясь пил горький чай в тенечке у дверей своей лаборатории. Он сидел на небольшом стуле, который вырезал своими руками в толстенном стволе игольчатой сосны. Ни на миг не прекращаясь, дул сильный сухой и теплый ветер. Подставив лицо ветру, Эш жмурился от удовольствия. Солнце у него над головой было совсем как настоящее, оно навсегда зависло не очень высоко над горизонтом, изображая раннее утро. Искусственное небо розовело в лучах, похожих на солнечные, пронзавших облака пыли, якобы принесенные ветром с далекого холма. У самых ног Эша разверзся невероятно глубокий каньон. Вдоль его гранитных стен вились стеклянные дороги. Его пересекали сотни узких стеклянных мостов, сверкавших на солнце блестящей паутиной. В магазинах и мастерских вдоль важнейших дорог было оживленно. Между ними возвышались похожие на ульи жилые дома и залы для коллективного спаривания, украшенные по фасаду миниатюрными статуями. К стенам каньона цеплялись липучие деревья. Они поднимали сосудами своих стволов воду из струившейся на дне каньона реки. Все это было идеальной средой обитания для населявших этот район существ класса 31/3.

Хотя в его лаборатории последние несколько лет и царило затишье, Эш отличался терпением и обладал прагматическим складом ума. Он понимал, что его необычный череп и заработанная упорным трудом добрая слава рано или поздно приведут к нему на порог тех, кто впал в бездну отчаяния или не знает, куда девать лишние деньги.

"Наверняка это случится еще до конца года, - делано уверенным тоном сказал самому себе Эш. - А может, именно сегодня".

Конечно, Эш не тешил себя иллюзиями. Просто он приучил себя повторять эти слова, а потом выглядывать на единственную дорогу у его лаборатории, чтобы посмотреть, не идет ли кто-нибудь к нему… И вот сегодня он наконец увидел две фигуры, поднимавшиеся по бесконечной стеклянной ленте. Незнакомцы шли один за другим, с трудом преодолевая подъем и склоняясь от сильного ветра.

Первым двигалось крупное существо с незамысловатым черным и гладким цилиндрическим туловищем на шести членистых ногах. Эш сразу понял, кто это такой. Второй же незнакомец с такого расстояния показался ему человеком.

Вряд ли это покупатели… Скорее просто туристы! Может, они даже незнакомы и по чистой случайности идут в одну сторону!

Тем не менее Эш решил потешить себя приятной мыслью о том, что незнакомцы направляются именно к нему. Допив чай, он стал ждать и прислушиваться. Через некоторое время порывы ветра начали доносить до него обрывки фраз. Шестиногое существо что-то негромко вещало. В быстром потоке слов Эш уловил фрагменты древних преданий, сплетенных с хитроумными абстрактными теориями, принадлежащими к наследию одного из мудрейших видов живых существ в Галактике.

- Озарите меня светом мудрости! - воскликнул Эш, когда существо на мгновение замолчало: ученый знал, что ни один воззен не устоит перед такой лестью.

Подъем закончился, и шестиногое существо легко повернулось на месте, вперив все свои глаза в высокого человека в запыленной одежде, восседавшего внутри соснового ствола. При этом воззен продолжал медленно двигаться вперед, но его походка была усталой. Блестящий панцирь воззена покрывала такая же блестящая черная матерчатая попона.

- Мудрость сияет для всех, - раздался его тонкий голос довольно неприятного тембра.

Потом шестиногий воззен подрегулировал свой переводчик и уже гораздо мелодичнее добавил:

- Если ты человек по имени Эш, мудрость воссияет и для тебя.

- Да, это мое имя! - ответил Эш и тут же бросился на колени.

Твердую почву здесь покрывали мелкие камушки, которые больно впивались в колени, но воззены любили такие знаки почтения.

- Чем могу служить моему мудрейшему гостю? - осведомился Эш, глядя на черное существо снизу вверх.

- Эш… - сказал шестиногий, словно пробуя его имя на вкус. - Это, кажется древнее английское имя, не так ли?

Эш непритворно удивился и неуверенно улыбнулся.

- Я даже не знаю, - пробормотал он.

- Именно английское! - У воззена был отличный переводчик, говоривший таким человеческим голосом, что становилось немного не по себе. Это был мелодичный, но решительный мужской голос. - Я изучал этот вопрос и помню, что в вашем родном мире некогда существовал малюсенький остров. На нем было свое государство. Его граждане и их союзники создали необъятную империю. Впрочем, просуществовала она совсем недолго.

- Как интересно! - воскликнул Эш, глядя на второе существо, все еще тащившееся вверх по склону, волоча за собой огромный тюк на воздушной подушке. Теперь Эш хорошо видел, что это отнюдь не человек.

- Однако сам ты родом не с Земли, - продолжал воззен. - Состав твоих клеток, твой зауженный череп - все это говорит о том, что ты принадлежишь к одному из древнейших особых подвидов людей, но не землян.

- Я родился на Марсе, - признался Эш.

- На Марсе?

Одного этого слова хватило для того, чтобы речь воззена растеклась потоком воспоминаний, фактической информации и поучительных назиданий.

Наконец воззен сосредоточился на одном из аспектов своих рассуждений:

- Некогда на Марсе проводились интереснейшие политические эксперименты. Начиная с образования первых геотехнических компаний для переформирования окружающей среды, заканчивая "Ночью Пыли"…

- Я помню, - перебил воззена Эш, старавшийся направить разговор в нужное ему русло. - А вы, наверное, историк? Как и многие из мудрейших существ вашего вида…

- Да, история мне знакома довольно близко, - удовлетворенно закивал воззен своим черным цилиндром.

- Понятно… Вы, кажется, искали меня и наверняка хорошо осведомлены обо всем, что происходило в моей жизни?

- Обойти вниманием события твоей жизни было бы по меньшей мере неучтиво, - важно ответил воззен.

- Конечно-конечно, - поддакнул Эш, отвесив очередной глубокий поклон. - Ну и чем же может помочь такой старый марсианин, как я, мудрейшему из воззенов?

Шестиногий на мгновение замолчал.

Эш воспользовался передышкой, чтобы получше рассмотреть второе существо. Тело незнакомца очень напоминало строением человеческое, а голову украшала растительность, способная сойти за копну каштановых волос. У него были рот и два глаза. Впрочем, носа у него на лице не было, а имелся рот, полный крупных розовых зубов. Разумеется, многие представители человечества претерпевали самые разные генетические изменения, а где-то у самых бортов корабля обитали совершенно невероятные мутанты, чьи далекие предки тоже были людьми, но стоявшее перед Эшем существо все равно не было человеком. Эш чувствовал это и беззвучно связался со своей лабораторией, приказав ее приборам определить, к какому виду живых существ принадлежит второй незнакомец.

- Я внимательнейшим образом ознакомился с необычайными перипетиями твоей жизни, Эш, - заявил воззен.

Морщась от боли в коленях, Эш отвесил земной поклон.

- Для меня это большая честь! - сказал он.

- Насколько мне известно, ты обладаешь очень необычным арсеналом приборов, - начал воззен.

- Очень необычным и крайне совершенным! - подхватил Эш.

- И талантами еще более удивительными, чем твои аппараты.

- Единственными в своем роде талантами, - не моргнув глазом заявил самоуверенным тоном Эш, улыбнулся и, желая перехватить у собеседника инициативу, поднялся на ноги, смахивая пыль с поцарапанных коленей. - Я всегда рад помочь, если это в моих силах.

- Ты делаешь это за плату, - с нескрываемым презрением в голосе заметил шестиногий.

- Мне платят лишь то, что я честно заработал, - пожал плечами Эш, приблизившись к воззену. - И размер моего вознаграждения диктуют гнусные законы рынка.

- Я бедный историк, - посетовал воззен.

Эш взглянул прямо в его блестящие черные глаза и негромко проговорил с плохо скрытой угрозой в голосе:

- Представляю себе, как ужасно для воззена, - тем более историка, - навсегда прощаться с собственной памятью…

Когда-то земляне нашли в космосе покинутый всеми корабль размером с целую планету. Они починили Корабль и отправили его в полет по самым густонаселенным районам Галактики. Эшу повезло. Он стал одним из первых пассажиров Корабля. Несколько сот лет он летал на нем простым туристом. Но он не забыл то, чему научился в предыдущей жизни, а от разнообразнейших существ, поднимавшихся на борт корабля, он перенял новые умения и навыки. Накопленный таким образом опыт и позволил Эшу создать себе совершенно уникальную лабораторию.

- Не желаете ли взглянуть на то, что может за деньги сослужить вам добрую службу? - спросил он воззена.

- Да, конечно!

- А ваш спутник?

- Мой помощник побудет на улице.

Человекообразное существо, кажется, ничего другого и не ожидало. Подойдя к игольчатой сосне, оно привязало тюк на воздушной подушке к высохшему суку, подошло к краю каньона и стало с непроницаемым лицом созерцать его сверкающие глубины. Возможно, существо искало взглядом невидимую реку на дне каньона или погрузилось в собственные мысли.

- Как прикажете вас называть? - поинтересовался Эш.

- Называй меня просто "хозяин", - с достоинством ответил воззен.

Все воззены желали такого рода обращений… Эш кивнул и зашагал к дверям лаборатории.

- А как зовут вашего помощника? - спросил он через плечо.

- Призрак, - коротко бросил воззен.

- Это его настоящее имя? - удивился Эш.

- Примерно так оно звучит в переводе на твой язык.

Из-под длинного цилиндрического тела воззена возникло несколько членистых рук. Многочисленные пальцы стали поглаживать косяки дверей. Из какого-то кармана воззен извлек малюсенький датчик и направил его в темноту, царившую за дверьми.

- Ты очень хочешь знать, Эш?

- Что именно?

- Кто такой мой спутник? Ведь он кажется тебе очень странным, не так ли?

- Совершенно верно.

- Ты что-нибудь слышал про абэков?

- Да, но никогда их не видел. Это редкостные существа, - немного помолчав, добавил Эш. - Они отличаются не умом, а беззаветной преданностью.

- Да, они довольно простодушны, - ответил Хозяин. - Но несмотря на это качество, а может, именно благодаря ему из них выходят прекрасные слуги.

Мрак в туннеле сгущался. Внезапно туннель расширился. Повинуясь беззвучной команде Эша, вспыхнули огни, мгновенно озарившие обширное помещение, пол которого был вымощен простой плиткой. Шершавый потолок терялся где-то в высоте, а у дальних стен стояли шеренги приборов, уже просыпавшихся для одного из тех редких случаев, когда в них возникала необходимость.

- Вас снедает любопытство, Хозяин? - Эш позволил себе улыбнуться.

- О, да еще как! - воскликнул воззен. - Но о чем ты говоришь сейчас?

- О том, как все это работает, - с нескрываемой гордостью ответил Эш, показывая на свою аппаратуру. - Такого нет даже у капитана корабля. Во всей известной части Галактики едва ли найдутся еще две-три такие лаборатории.

- Лаборатории для коррекции памяти, - эхом отозвался Хозяин. - Я знаю принцип действия этих приборов. Они манипулируют электронами в мозгу пациента, усиливая некоторые из их свойств. Кроме того, они используют квантовую структуру Вселенной, проникая в триллионы очень похожих, но все-таки разных миров. Именно благодаря принципу двух весьма изощренных вмешательств временно повышается способность мозга вспоминать прошлое.

Эш кивнул и подошел к главному пульту управления.

- Но все это мне очень не нравится! - заявил воззен.

- Ничего удивительного…

- В представлении о Вселенной как о множестве разных миров есть что-то непристойное. По-моему, это уродливый и нелепый гротеск. Я всегда презирал эту теорию.

- И не вы один, - покачал головою Эш.

- Надо же такое придумать! - гневно рявкнул воззен. - Каждый электрон, видите ли, существует во множестве параллельных миров, дрейфует в бескрайнем океане собственного потенциала, и никогда не знаешь, чем кончится его очередная метаморфоза!

- Мы живем лишь в одном мире, - перебил воззена Эш. - И этот мир - маленькая веточка в пышной кроне огромного дерева.

- Чушь! - прорычал Хозяин.

Приборы проснулись. Множество световых индикаторов и ярких дисплеев были призваны производить неизгладимое впечатление на клиентов Эша, который при желании мог бы управлять приборами в полной темноте с помощью коммуникационных узлов, вшитых в разные части его тела.

Но ведь яркие огни и загадочные звуки - прекрасный антураж для такого таинственного действа!

- Никакая мы не веточка в пышной кроне! - раздраженно захлопав ступнями задних ног, воскликнул воззен. - Я историк. Меня все уважают, хотя и не все любят. Всю свою длинную жизнь я провел, собирая и изучая факты. Никто не убедит меня в том, что пышный карнавал событий истории - всего лишь мох на прогнившей веточке древа с необъятной кроной!

- Мне очень хотелось бы с вами согласиться, - задумчиво сказал Эш.

- Хотелось бы?

- Иногда я даже думаю… - Эш замолчал, словно подбирая слова. - Я считаю, что мы живем в единственном истинном мире. Вселенная именно такова, какой кажется нам, и такой ей следует быть. Я же использую только хитроумный прием для контакта с призрачными мирами, математическими формулами и бесплодными потенциалами. Иными словами, мы - ствол огромного древнего древа, а его призрачные ветви должны лишь питать наши великие души…

Шестиногое существо с уважением взглянуло на Эша. Молчание само по себе было для воззена проявлением уважения к собеседнику. Затем Хозяин протянул длинные членистые пальцы человеку, которого он, хотя бы сейчас, считал равным себе.

- Ты действительно так думаешь?

- Сейчас - да, - ответил Эш и усмехнулся - два внутренних коммуникационных центра и один дисплей сообщили ему, что у историка достаточно денег, чтобы оплатить его услуги. - И если понадобится, я буду так думать целый день.

С этими словами Эш повернулся к воззену, вновь отвесил ему неглубокий поклон и спросил:

- Ну и что же именно вы хотите вспомнить, Хозяин?

Глаза шестиногого потухли.

- Я и сам не знаю, - дрожащим от ужаса голосом сказал он. - Я забыл что-то очень важное… Что-то невероятно важное… Но я не помню, что именно…


Прошло несколько часов, но искусственное солнце не сдвинулось с места. Ветер дул все так же сильно, и когда Эш вышел из прохладных глубин своей лаборатории, ему лишь показалось, что на улице стало жарче. Он оставил пациента в цилиндрической камере-детекторе. К панцирю воззена были подключены тысячи датчиков, лихорадочно рывшихся в содержимом его тела и древнего мозга. Сначала Эш пристально следил за поведением воззена, готовый подбодрить или одернусь своего пациента, если это будет необходимо. Однако воззен беспрекословно выполнял все указания и старался стоять неподвижно, пока приборы составляли сложную карту его мозга, протянувшегося толстым слоем сверхпроводящих белков, световых каналов и квантовых колодцев вдоль всего цилиндрического тела. Однако заставить шестиногое существо держать язык за зубами было не под силу даже Эшу с его приборами, и воззен все время бормотал, вспоминая какие-то загадочные события давно ушедших эпох.

Составление карты мозга было необходимым, но очень скучным этапом работы.

Из небольшого углубления в розовой гранитной стене Эш извлек очередную чашку только что заваренного невероятно вкусного и деликатесного горького чая.

- Красивый вид, - вдруг раздался чей-то голос.

- Красивый, - согласился Эш, отхлебнув из чашки.

Абэки охотно принимали предложенные им напитки, но Эш не стал угощать Призрака.

Укрывшись за сосной от ветра и солнца, Эш спросил:

- Ты знаешь что-нибудь о существах класса 31/3?

- Очень мало, - признался Призрак.

Абэк говорил без помощи переводчика. Его речевые органы могли вполне отчетливо, хотя и медленно, воспроизводить человеческую речь.

- Их родной мир не движется вокруг своего светила и довольно далек от него, - стал рассказывать Эш. - В его атмосфере много углекислого газа, к которому мои легкие привыкли на Марсе. Водяные пары и углекислый газ разогревают светлое полушарие, а ветер уносит избыточные тепло и влагу к ледникам темной стороны, которые растут, выползают в светлое полушарие, тают, и все начинается сначала… Корабельные специалисты прекрасно воспроизвели у нас на борту естественные условия, к которым привыкли существа класса 31/3.

У Призрака были большие и яркие серо-голубые глаза. Его розовые зубы расширялись книзу и явно могли перемалывать грубую растительную пищу. Челюсти Призрака были крупными и мощными. На нем не было ничего, кроме простого хитона, подпоясанного веревкой. На каждой руке у абэка было по пять пальцев без ногтей.

Эш некоторое время разглядывал его руки и босые, почти человеческие ноги. Судя по отсутствию следов на земле, Призрак проторчал все время на одном месте. Он стоял на ветру и солнце и, как полагается верному слуге, был явно готов простоять там целый день, или неделю, или месяц.

- Существа класса 31/3 не верят в существование времени, - продолжал Эш.

По лицу абэка скользнула тень.

Что это? Любопытство? Или, может, презрение?

Потом, покосившись на Эша, Призрак спросил:

- Они что, не знают о том, что ночь сменяет день, а день - ночь?

- В каком-то смысле - не знают. Но дело не только в этом.

Призрак нагнулся над пропастью. Внизу по сверкающей дороге куда-то шли, подпрыгивая и пританцовывая, несколько существ класса 31/3. Они что-то пели звонкими металлическими голосами. Эш узнал своих соседей и, как того требовала учтивость, кинул в них маленьким камушком.

- Бесконечный день, безусловно, повлиял на их представления, - ровным голосом стал объяснять Эш Призраку. - При этом они всегда были долгожителями. В их родном мире климатические условия никогда не меняются, и местные гены создали там очень долговечные, почти идеальные и бессмертные формы жизни. Люди, воззены и абэки борются со старением организма с помощью генной инженерии, а существа класса 31/3 возникли в мире, где все почти что вечно. Поэтому-то они никогда и не задумывались о времени. Вот почему их физические теории совершенно невероятны и увлекательны. Они описывают Вселенную, в которой почти нет места времени.

Абэк внимательно выслушал Эша и сказал:

- Кажется, Хозяин что-то мне об этом рассказывал.

- Ты его всегда внимательно слушаешь?

- По мере сил.

- А чем ты еще служишь Хозяину?

- Я выполняю всю повседневную работу, - объяснил Призрак, - чтобы она не отвлекала Хозяина от великих начинаний.

- И все-таки чаще всего ты его просто слушаешь? - продолжал расспрашивать Эш.

- Да, - просто ответил Призрак.

- Но воззены непрерывно что-то объясняют!

- А абэки непрерывно внимают мудрым объяснениям, - не без гордости в голосе заявил Призрак.

- Ты помнишь все слова Хозяина?

- Далеко не все… - На несколько мгновений на лице абэка возникло почти человеческое выражение. Он смущенно улыбнулся и заморгал серо-голубыми глазами. - Я намного тупее самого глупого воззена, а Хозяин - выдающийся представитель своего племени.

- Ты прав, - сказал Эш. - Он выдающийся воззен во всем.

Абэк стал переминаться с ноги на ногу и вновь вперился взглядом в существа класса 31/3.

- Пошли со мной! - вдруг решительно сказал Эш.

- Хозяин велел мне стоять здесь, - ответил Призрак. Его тон не был ни вызывающим, ни упрямым. Абэк просто намеревался выполнить отданный ему приказ и спокойно сообщал о своей непоколебимой решимости сделать это.

- Ты знаешь, что твой хозяин ждет от сегодняшнего дня? - суровым тоном спросил Эш.

Абэк ничего не ответил и задумался.

- Больше всего на свете, - продолжал Эш, - он хочет вернуть самое дорогое - свою память… И сделать это сегодня. Пошли со мной!

- Зачем?

- Хозяин успел многое тебе рассказать. Конечно, скорее всего, ты почти все позабыл, - сказал Эш, допив одним глотком чай. - Но если ты хоть что-нибудь помнишь и хочешь помочь своему обожаемому хозяину, тебе надо пойти со мной.


- Не понимаю, почему меня бросили здесь в одиночестве, не говоря ни слова! - заявил воззен. - Если ты вновь пожелаешь удалиться, предупреди меня!

- Хорошо-хорошо… Ну и что вы вспоминаете?

- А что я должен вспоминать?

- Не знаю, что-нибудь необычное…

Эш подключил к шестиногому существу новую батарею датчиков и множество еще более чувствительных устройств. Теперь Хозяин одновременно пребывал в лаборатории Эша и в сотнях триллионов других миров, хоть и не сменил при этом позы. Он так и стоял с широко расставленными ногами, сложив руки на животе.

- Ну да, - слегка удивленным тоном признал он. - Кажется, я вспоминаю гнездо, в котором родился.

- Вас это удивляет?

- Ну да. Я не часто…

- А сейчас?

- Мое первое совокупление в гнезде над садом грибов…

- А теперь?

Немного помолчав, воззен неохотно сказал:

- Я вспоминаю корабль. Я вижу огромный корабль в космическом пространстве. Я лечу к нему в маленьком челноке.

- Любой историк может только мечтать о том, чтобы оказаться на борту такого корабля, - усмехнувшись, добавил он.

- А сейчас?

Воззен молчал.

- Где вы находитесь?

- В большой аудитории, - ответил Хозяин.

- Когда это было?

- Одиннадцать месяцев назад. Я читал публичную лекцию… Обычно я кое-что зарабатываю себе на жизнь, делясь своими знаниями с теми, кого они интересуют, - пояснил воззен.

- Что же вы помните о той лекции?

- Все! - начал было Хозяин, но тут же замолчал и неуверенно добавил: - Какую-то женщину…

- Земную женщину? Что это за женщина? - настаивал Эш.

- Она была на лекции и сидела справа от меня… Нет, слева… Удивительно! Обычно я прекрасно помню, кто и где сидел…

- О чем вы говорили? - продолжал забрасывать клиента вопросами Эш.

- Когда?

- На лекции. О чем была лекция?

- Общая история Великой Спирали.

- Млечного Пути! - перебил воззена Эш.

- Да. Именно так вы и называете Галактику, в которой все мы живем… - С этими словами шестиногий воззен растопырил у себя перед глазами бесчисленные тонкие пальцы. - Я лишь слегка коснулся элементарнейших фактов из нашей общей истории и перечислил важнейшие виды живых существ, существовавших в последние три миллиарда лет.

Пальцы воззена так ничего и не нашли в воздухе.

- По целому ряду причин действительно важных видов живых существ в нашей Галактике возникло не так уж и много. Некоторые из них довольно активно размножались. Другие даже достигли некоторого благосостояния. При этом я пытался донести до слушателей главную мысль, заключавшуюся в том, что с тех пор, как на богатых металлом планетах возникла разумная жизнь, ни одному виду живых существ не удалось добиться гегемонии в сколько бы ни было значительной части Галактики.

- Почему?

Этот простой вопрос породил у воззена шквал мыслей, воспоминаний и фундаментальных теорий. Дисплеи расцвели яркими огнями. На них вспыхнули изображения самых замысловатых очертаний.

- Этому есть много причин, - предупредил Эша Хозяин.

- Назовите хотя бы три.

- Зачем? Ты хочешь их знать?

- Мне просто стало скучно, - сказал Эш, изучая данные с непроницаемым, почти каменным лицом. - Опишите вкратце три причины, по которым ни один из видов живых существ не может господствовать над всеми другими.

- Расстояние. Различия. И Божественное Провидение.

- Вы имеете в виду расстояние между звездами?

- Конечно, - ответил историк. - Межзвездные перелеты по-прежнему совершаются очень медленно, дорого стоят и весьма опасны. Из-за этого многие виды разумных существ предпочитают сидеть дома, где им ничего не грозит, приспосабливая к собственным потребностям свои обширные звездные системы.

- А различия?

- Любой вид живых существ способен развиваться самыми разными путями. Могут возникать новые органические формы. Они могут сочетаться с механическими и даже превращаться в механизмы. Возможны радикальнейшие культурные эксперименты, вплоть до полного уничтожения органических тел. Ни один вид разумных существ не может господствовать на обширных пространствах космоса, так как вскоре превращается в большое количество зачастую соперничающих подвидов.

- А как насчет Божественного Провидения? - поинтересовался Эш.

- Это - самое важное, - ответил Хозяин. - Потому что претендовать на роль Всевышнего по меньшей мере нелепо.

- Ну да…

- Галактика - не отдельный мир и даже не сто тысяч миров. Она невероятно велика и непостижимо хаотична. Ее не объять умом. И зрелый ум это понимает.

- Ну и что - женщина?

- Какая женщина? - переспросил воззен и замолчал, словно удивившись собственному вопросу. - Ах да! Земная женщина… По правде говоря, она наверняка не имеет ни малейшего значения. Не знаю, право, почему я о ней думаю…

- Потому что я заставляю вас думать о ней.

- Зачем? Она чем-то тебя интересует?

- Не очень, - ответил Эш и взглянул прямо в черные овалы глаз воззена. - Она, кажется, о чем-то вас спросила?

- Да. Это я помню.

- И о чем же?

- Разумеется, она спросила меня о людях, - с легким презрением в голосе сказал историк. - Вы, люди, еще очень молодой вид. Вам, конечно, повезло. Короткая история вашего существования пестрит примерами невероятной удачи и случайно принятых правильных решений. Например, Великий Корабль! Огромный! Древний! Пустой! А ведь наткнулись на него и завладели им именно вы! И теперь вы общаетесь с множеством более древних и более мудрых видов, накапливая знания с невероятной быстротой…

- Ну и о чем же она вас спросила?

- Что ты говоришь?

- О чем спросила вас эта женщина? - настаивал Эш.

- Она спросила, будет ли человечество первым видом живых существ, покорившим весь Млечный Путь.

- А как ее звали?

- Она не представилась, - ответил историк.

- Как она выглядела?

- Я не обратил на это внимания или теряю память… - смущенно признался мудрый воззен.

- Ну и что вы ответили ей? - тут же спросил Эш.

- Я ответил ей то же, что и всем остальным слушателям. Я сказал, что молоко может пробудить аппетит, но назови люди нашу Галактику по-другому, им, может быть, и не захотелось бы разевать на нее рот.

Эш долго молчал.

Наконец шестиногий историк негромко спросил:

- А где мой помощник? Где Призрак?

- Стоит там, где вы велели ему стоять, - солгал Эш и тут же добавил: - Давайте-ка действительно поговорим о Призраке!


- Ну и что ты помнишь?

- Хрустящий кекс и сладкую воду! - Призрак и Эш разговаривали в отдельном помещении, которое было куда меньше лаборатории. Призрак причмокивал так, словно его рот был вновь набит яствами.

- А еще я помню сочный пудинг и кору колбасного дерева.

- А теперь?

- Еще один кекс. В маленьком ресторанчике возле Альфийского моря.

- Ты вспоминаешь только о жратве, - усмехнувшись, констатировал Эш. - Проживи ты еще пятьдесят тысяч лет, ты все равно будешь думать только о жратве.

- Я люблю поесть, - буркнул Призрак.

- Как и все абэки…

Призрак промолчал, а потом кое-как повернулся, несмотря на опутывавшие его провода. Может, его наконец посетила какая-то мысль, или он почувствовал что-то необычное… Как бы то ни было, абэк внезапно спросил:

- А как ты всему этому научился, Эш?

- Меня учили. А превзойдя учителей, я стал учиться сам. Опыт и упорный труд. Вот и весь секрет, - с достоинством ответил Эш.

- Хозяин говорит, что ты один из самых сведущих существ в этой области, а может быть, и самый лучший!

- Большое ему спасибо! Он прав. Вряд ли кто-нибудь умеет делать это ловчее меня.

- Хозяин сказал, что ты родом с крошечной планеты под названием Марс, - тщательно подбирая слова, сказал Призрак. - Я помню тамошние события. Ты, наверное, был еще молод… Кажется, это назвали "Ночью Пыли".

- Да, в те далекие времена происходило черт знает что…

- А что это было? Война? - настаивал Призрак. - Хозяин часто говорит об истории человечества. Люди, кажется, не прочь повоевать.

- Мне лестно внимание Хозяина к моим собратьям, - вежливо заметил Эш.

- Он очень ими интересуется! - Призрак попробовал сдвинуться с места, но тщетно. Не считая двух сердец и рта, все его тело было парализовано. - А я вот не понимаю почему…

- Ты ходишь на его лекции?

- Всегда.

- Он зарабатывает на жизнь, главным образом, этими выступлениями?

- Его с удовольствием слушают.

- Ты помнишь ту самую прошлогоднюю лекцию? - спросил Эш и перечислил Призраку ставшие ему известными подробности, но, к его огромному сожалению, Призрак лишь бессмысленно ухмыльнулся и сказал:

- Не помню. Наверное, там плохо кормили.

- Давай о чем-нибудь другом, - сказал Эш. - Попробуй вспомнить что-нибудь очень давнишнее. Что ты тогда ел? Какую самую первую еду ты помнишь?

Призрак некоторое время молчал, а потом уставился на Эша и заявил:

- Я помню мой первый хрустящий кекс… Я был совсем маленьким, и вот родители наконец дали мне кекс! Как большому!

- А я допрашивал людей, - внезапно сказал Эш. - Во время войны, которую ты вспомнил, я работал в тайной полиции. По определенным дням я допрашивал людей. Я их пытал, - негромко и спокойно добавил Эш. - Память материальна, Призрак. Это маленький тугой клубок электронов, как и все остальное. Ты ни за что мне не поверишь, если я расскажу тебе, как из невидимых электрончиков можно извлечь нечто в высшей степени реальное.


- Кью Ли.

- Что?

- Эту женщину звали и зовут Кью Ли! - Эш начал отключать провода, опутывавшие воззена, оставив лишь те, без которых совсем не удалось бы направлять мысли Хозяина в нужное русло. - Мне несложно было узнать ее имя. Сначала я нашел одну женщину, которая упомянула другую. А та знает еще одну, как раз ту, что была у вас на лекции. Впрочем, сама эта женщина на лекцию не ходила, но у нее есть знакомая, интересующаяся прошлым. Эту знакомую зовут Кью Ли. Она была у вас на лекции и задала вам тот самый вопрос.

С видимым облегчением воззен оживленно забормотал:

- Да. Теперь я вспомнил ее. Она спросила, могут ли люди стать гегемонами Галактики…

- Нет, - покачал головой Эш.

Воззен подозрительно покосился на Эша. Потом любопытство взяло верх и он спросил:

- А что же она спросила?

- Это был лишь ее второй вопрос, - усмехнувшись, объяснил Эш. - Да и вообще этот вопрос задала другая женщина. А Кью Ли лишь повторила его, потому что вы разговаривали именно с ней.

Несколько мгновений воззен напряженно думал, а потом осторожно спросил:

- Так какой же вопрос задала эта женщина?

Эш посмотрел на еще работавшие мониторы и отчеканил:

- Я говорил с Кью Ли. Долго. Она помнит, что спросила вас: "Какие разумные существа первыми возникли в Галактике?"

Этот элементарный вопрос вызвал у воззена довольно бурную реакцию. Обратившись к огромному запасу своих знаний, он выудил из него наименования пяти рас разумных существ и быстро, но подробно описал эти расы, их родные миры и основные события истории.

- До наших дней ни одна из них не дожила, - грустно подытожил он. - Никто не может доказать, что видел представителей древнейших рас. О них ходят только неподтвержденные слухи. Иными словами, первое поколение разумных существ Галактики вымерло.

Эш молча кивнул.

- Как же я мог забыть такой простой вопрос?!

- Именно потому, что он очень прост, - ответил Эш. - Будем смотреть правде в лицо. Вы стареете. По человеческим меркам я тоже стар, но по сравнению с вами я грудной младенец. Воззены уже путешествовали от одной звезды к другой, когда человек еще только изготовил первый кремневый топор. Ваш ум почти необъятен и невероятно глубок, но, как и любой ум, он имеет свои границы. Вы не можете знать все, как бы вы к этому ни стремились. У вас постоянно возникают возможности узнавать новое, но при этом вы неизбежно что-то забываете.

- Но почему же меня так мучил сущий пустяк?!

Задав этот вопрос, Воззен тут же сам на него и ответил:

- Наверняка потому, что я его забыл! Я не привык забывать! Мне неприятно забывать. Стоит мне понять, что я что-то забыл, как я тут же теряю душевное равновесие и покой!

- Вот именно! - солгал Эш. - Вот именно!

По просьбе воззена Эш предупредил его, что собирается удалиться.

- А вы подождите здесь еще немного, пока от вас не отлипнут последние датчики, - добавил он и осторожно спросил: - Может, позвать вашего помощника? Хотите его видеть?

- Да, пожалуйста!

- Сейчас! - Эш притворился, что пошел на улицу, ловко сориентировался в темных коридорах, хорошо знакомых ему не одну сотню лет, и оказался в соседнем помещении, где с деланной непринужденностью бросил Призраку:

- Кстати, я, кажется, знаю, кто ты такой!

- Что? - Тот недоуменно воззрился на Эша своими серо-голубыми глазами.

- Ты думал, что сможешь меня одурачить?! - внезапно рявкнул Эш.

Абэк ничего не ответил, но не потерял присутствия духа и удивленно вытаращил глаза.

Но ему было больше не провести Эша.

- Ты существуешь почти в таком же теле, какое бывает у абэков. Но оно не совсем такое. Если бы я не заподозрил неладное, то ничего бы не заметил. Но твой мозг совсем не так прост, как кажется! Отнюдь не так прост!

Призрак обеими руками сорвал кабели у себя со лба и длинным языком слизнул выступившую на лбу серую кровь.

- Что же ты увидел у меня в мозгу? - прохрипел он.

- Кексы! - отрезал Эш. - Миллиарды лет одних кексов.

Призрак молчал.

- Ты что, принадлежишь к одной из пяти первых разумных рас в Галактике?

Призрак стряхивал с себя кабели, но ничего не мог поделать с автономными датчиками, внедрившимися к нему в мозг.

- Нет, - сказал Эш. - Пять первых разумных рас в Галактике тут ни при чем. Ты еще древнее их.

Призрак перестал облизываться и грустно проговорил:

- Я и сам не знаю.

- Теперь все ясно! - воскликнул Эш.

- Что ясно?

- Женщина задала вопрос о древнейших разумных расах, и ты за него уцепился, - усмехнувшись, объяснил Эш. - Ну и как же тебе удалось добиться, чтобы идеальная память воззена забыла этот простой вопрос?

- С помощью маленького приборчика.

- Покажи! - Глаза у Эша загорелись.

- Не покажу.

- Покажешь! - рассмеялся Эш.

Призрак молчал.

- А ведь Хозяин ничего не подозревает, - продолжал Эш. - Ему и в голову не приходит, что ты нарочно привел его сюда. Ты откуда-то узнал о моем существовании и решил дать мне порыться у тебя в душе, надеясь на то, что я отвечу на терзающие тебя вопросы…

- Что ты увидел у меня в душе?! Что?! - воскликнул Призрак.

Мысленно приказав датчикам, исследовавшим Призрака, отключиться, Эш заговорил тоном лечащего врача:

- Я понял о тебе две вещи. Во-первых, твоя душа кажется очень молодой. Ей вполне могло бы быть лет десять-двенадцать. Я не знаю, чем это можно объяснить, но попробую догадаться. На заре Вселенной, когда звезды были бедны металлами, жизнь развивалась какими-то совсем другими путями. Абсолютно непохожими на нынешние. Может, она воплощалась в структурированную плазму. Может, во что-то еще. Как бы то ни было, твои предки развились и расселились по Вселенной. А потом Вселенная остыла и опустела, а они вымерли. Лишь немногие из них сумели приспособиться к изменившимся условиям и вселились в органические тела.

- Я остался один. Остальные умерли, - пробормотал Призрак. - Я больше не встречал таких, как я.

- Ты очень древнее существо, - сказал Эш. - И скорее всего, гораздо умнее, чем хочешь казаться. И все-таки твой тайный ум не слишком изощрен. Воззены умнее тебя, и большинство людей - тоже. Но когда ты вспоминал, что ел на протяжении многих миллиардов лет, я сразу же задумался о твоем невероятном возрасте.

Набрав побольше воздуха в грудь, Эш сказал:

- В твоей памяти есть вспомогательный квантовый блок. Я никогда не видел блока такой мощности. Я даже не представлял себе, что блоки такого невероятного объема могут существовать. Мои приборы могут вместить в себя память нескольких триллионов существ, подобных твоему Хозяину, из самых разных параллельных миров, но твою память им не осилить…

Призрак молча оскалил розовые зубы.

- Теперь ты доволен? - спросил его Эш.

- Чем?

- Скорее всего, ты самое невероятное существо на свете, - пояснил Эш. - Я ни разу не принимал такого сигнала, какой испускает твой мозг. Этот сигнал очень ясен, очень силен, очень настойчив. В той или иной форме ты существуешь в большинстве из параллельных миров.

- Да, - сказал Призрак.

- Что - да? - недоуменно взглянул на него Эш.

- Теперь я доволен, - едва заметно кивнув, сказал Призрак.


Солнце, как всегда, неподвижно висело в искусственном небе. Как обычно, дул ветер. В этом мире было нетрудно поверить в то, что беспощадное время не существует и день будет длиться вечно. Здесь даже самый старый человек, обуреваемый самыми тяжелыми воспоминаниями, порой мог убедить себя в том, что ночь никогда не наступит.

Эш последним вышел из лаборатории.

- Спасибо тебе еще раз, - сказал воззен. - Ты очень мне помог.

- Спасибо вам за щедрое вознаграждение! - Эш убедился в том, что его ждет очередная чашка чаю, и отхлебнул приятной горьковатой жидкости, наблюдая за тем, как Призрак отвязывает от дерева тюк на воздушной подушке. - Ну и куда вы теперь?

- Буду читать лекции. Меня уже ждут, - ответил Хозяин.

- Ну и отлично!

- А еще мне хочется поговорить с новыми пассажирами корабля.

- Ради науки?

- И ради удовольствия!

Чуть раньше Эш пригрозил Призраку, что расскажет все про него воззену, и теперь с удовлетворением заметил, что Призрак незаметно положил между корнями игольчатой сосны маленький приборчик.

Струсил!

Отхлебнув еще чаю, Эш сказал:

- А что вы можете сказать мне о будущем, Хозяин?

- О том, что будет?! Но я же только!.. - начал было воззен.

- Я не встречал еще ни одного историка, который не задумывался бы и о будущем, - перебил его Эш. - Что, по-вашему, станет с людьми через десять или двадцать миллионов лет?

Воззен тут же разразился не слишком длительной, но аргументированной тирадой, объясняя двум своим слушателям разницу между тем, что можно познать, и тем, что навсегда останется неизвестным. При этом он не преминул заметить, что примирить две эти противоположности невозможно.

Впрочем, слушатели вовсе его не слушали.

- Но зачем же ты всюду ходишь за ним и прислуживаешь ему? - шепотом спросил Призрака Эш.

Призрак ухмыльнулся так, как это принято среди абэков, заглянул в разверзшуюся перед ним пропасть и сказал в пустоту:

- Затем, что я очень ему нужен.

- Ему же нужен слуга!

- Вовсе нет! - почти как человек пожав плечами, сказал Призрак. - Ему нужен друг. Надо же ему с кем-то разговаривать. И вообще, как прожить хотя бы час, хотя бы миг, если ты ни чуточки никому не нужен?!


Robert (David) Reed. Night of Time (2003)


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
22.08.2008


Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации