Пульхерия и Степанида. Ритуал [Ирина Владимировна Колмакова] (fb2) читать постранично

- Пульхерия и Степанида. Ритуал 1.85 Мб, 94с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ирина Владимировна Колмакова - Юлия Владимировна Шибаева

Настройки текста:




Юлия Шибаева, Ирина Колмакова Пульхерия и Степанида. Ритуал

Часы показывали пять минут одиннадцатого, когда зазвонил телефон. Это была подруга.

— Але? — девушка прижала телефон плечом к уху, продолжая перебирать книги на верхней полке.

— Ты в библиотеке?

— Естессна, в такое-то время. Я уже час как на боевом посту!

— Я постоянно путаюсь в твоем графике, то ты в библиотеке у себя сидишь, то на выезде где, то выходная. Если я примерно в час зайду — попьем чаю?

— Естессна, я новый принесла, тебе должен понравиться.

— Естесснаааа, — передразнила подруга, — мне кажется, что у тебя появилось новое слово — паразит.

— Все-все-все, мне некогда, я на столе стою! Пока-пока!

— Используй стремянку! Ты когда-нибудь упадешь и сломаешь себе шею!

— Пока! — девушка нажала на сброс.


Девушку звали Степанида. Степанида! Довольно странное решение приняли родители, такое имя было бы логично для деревни или глубинки. Или в прошлом веке, как постоянно говорила сама обладательница современной экзотики. Поэтому чаще всего она представлялась каким-то нейтральным именем и только ее друзья знали правду. Особый восторг у окружающих вызывал тот факт, что ее подругу звали Пульхерия. Их постоянно называли двойняшками и спрашивали о хрусте французской булки и упоительных вечерах. Степанида предлагала послушать хруст костей руки. Или ноги, кому как больше захочется. Она была довольно импульсивной девушкой и была скора на язвительный ответ. Друзья удивлялись, что она выбрала себе такую работу — библиотекарь. Не укротитель, не спасатель, даже не прораб на стройке, а обычный библиотекарь. Степанида же всегда поправляла и говорила, что она не просто библиотекарь, а библиотекарь — методист. Мало кто из знакомых представлял разницу.

На верхней полке было много пыли. Степанида небрежно махнула рукой, пылинки закружились в лучах солнца. "Нужно будет оставить записку Светочке, чтобы она тщательнее протирала сверху". Уборщица Светочка приходила три раза в неделю и, честно говоря, в последнее время относилась к своей работе несколько халатно. Дело было в мужчине, если судить по ее многословным рассказам. До верхних ли полок, когда "Димочка пригласил меня туда, Димочка сказал мне то!" Степанида терпеть не могла всю эту бабскую болтовню о мужиках и старалась перевести тему на что-то другое, но для Светочки сейчас существовал только ее Димочка и его форд. Даже странно, что она все-таки собирается работать завтра, в выходной. Обычно по субботам Светочка с бойфрендом ездили в баню, но в этот раз она позвонила Степаниде и сообщила, что придет убираться.

Небольшой паучок прошествовал мимо по своим паучьим делам.

— Привет, Арсений! — девушка помахала ему рукой, но тот даже не остановился. Да это был и не Арсений, пауки так долго не живут, просто Степанида всех называла так по старой памяти.

Наконец нужная книга была найдена, девушка вооружилась карандашом, стопкой бумаги и принялась за работу. Два раза ее отвлекали посетители. Библиотека не являлась районной, это была специализированная библиотека, относящаяся к научно-методическому центру, поэтому иногда за весь день никто вообще не приходил, а иногда, как сегодня, только за утро несколько человек. "И что вам не сидится дома, только отвлекаете", — привычно ворчала под нос Степанида, роясь в архиве с журналами. Почти вся периодика была давно оцифрована, но некоторым были нужны бумажные копии.

Раздался очередной звонок в дверь, Степанида отложила работу и пошла открывать. На пороге стояла ее подруга Пульхерия.

"Привет! Солнце мое!" — сказала Пульхерия, протискиваясь в дверь с до боли знакомым пакетиком в руке — Пуля опять притащила рыбу. Она работала в магазине аквариумных рыбок, куда привозили только самые экзотичные экземпляры. Пуля, так ласково звали ее друзья и знакомые, была до невозможности тощая брюнетка, какая-то вся нескладная с длинными худыми пальцами и смешной челкой на голове.

— Сколько раз тебе говорила — не таскай ты туда-сюда этих пресноводных!

— Мне надо отдать ее одному старичку. Встречаемся через полчаса, как раз на углу твоей улицы. Только вперед немножко пройти.

— Почему ты не сделала это в своем магазине?

— Ну как — почему? До магазина ему далеко, он живет тут где-то рядом. Ходить тяжело и вообще, как не помочь пожилому человеку. Это Амебиус, смотри какой классный! — сказала Пуля, гордо выставив перед Степанидой мешок с рыбой.

— Ты в глаза-то его видела?

— Конечно, во второй раз к нам поступает партия арован. Такие классные!

— Пуля, я про старикана.

— Все нормально, не переживай.

Девушки сели чаевничать, Степанида вынула свои любимые печенюшки — курабье. Амебиус плавал в мешке, смотря на них исподлобья. Вскоре девушки двинулись на улицу. Пуля со Степанидой вышли из библиотеки. Девушка долго ковырялась ключами в замке старой двери, держа под мышкой своего любимого Лавкрафта. Серенькая такая книжечка в 300