Новый старый 1978-й. Книга четырнадцатая [Андрей Храмцов] (fb2) читать онлайн

- Новый старый 1978-й. Книга четырнадцатая (а.с. Новый старый 1978-й -14) 855 Кб, 244с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Андрей Храмцов

Настройки текста:



Андрей Храмцов «Новый старый 1978-й. Книга четырнадцатая»

Глава 1

«Хрустальные черепа — как раз один из таких «объектов пристального внимания» миллионов людей по всему свету. Предметы настолько необычны, что многие популярные издания окрестили их «главной находкой 20 века»! Таинственные черепа по-настоящему удивили и заинтриговали мир! Идеально отполированные, кристально прозрачные, сияющие в темноте. Подлинное происхождение черепов до сих пор овеяно тайной. Есть в них нечто такое, что вызывает шок, трепет и восхищение».

Статья «Мистика и камни. Тайна хрустальных черепов»

Судя по всему, в этот раз за меня взялись серьёзно. И это не из-за пары драгоценных камней и золотой статуэтки, которая теперь стоит у нас в квартире в Новых Черёмушках. Индийского бога Вишну эта материальная фигня не интересует вообще. Здесь корни проблемы лежали намного глубже и не имели ко мне прямого отношения. Это была, скорее всего, старая вражда между атлантами и индусами, описанная ещё в древних индийских эпосах «Махабхарате» и «Рамаяне».

И вот опять я попал под раздачу, как это произошло с некромонгерами. Атланты с ними когда-то воевали — а я, спасая родную планету, оказался крайним. Атланты с древними индийцами дрались не на жизнь, а на смерть — опять же я должен закрывать эту тему. Лучше бы Пэмандр с Вишну лично разборки между собой устраивали. Но тогда сама Земля могла бы просто исчезнуть. За такие дела демиург их бы развоплотил и всё. Планета, населенная разумными существами — это наивысшая ценность во вселенной. Поэтому, боясь его, они предпочитали действовать чужими руками. И посылали своих аватар, которых у Вишну было, по некоторым сведениям, аж двадцать две. А я был у Пэмандра один и то не прямой, а косвенный.

Это как в уголовном деле. Когда нет прямых улик, всерьёз берутся за косвенные. Поэтому будем считать, что в поединке сошлись три авеши своих богов. Судя по тому, что Кришна и Рама после легко отбитой мною первой их атаки, поняли, что нахрапом меня не взять, стали действовать осторожней и изобретательней. Ведь по сути, у меня в руках были два «убийцы богов». А вот обычного аватара они смогут развоплотить или дематериализовать на раз. Так что они особо теперь вперёд не лезли, а начали действовать хитрее.

Они стали то исчезать, то появляться, играя со мною в прятки. Но и я тоже так умею. Только когда я исчезал, они меня не видели, а вот когда они исчезали, то я их прекрасно видел своим внутренним зрением. Вот поэтому Вишну и послал их сразу двоих против меня одного, видимо, зная про мои неординарные способности. Только их попытка под покровом невидимости сыграла с ними самими злую шутку. Думая, что я одного из них не вижу, второй усилил прямую атаку на меня. Это был Кришна. А Рама переместился ко мне назад, за спину, и решил оттуда нанести сокрушительный удар.

Но, прекрасно видя все его перемещения и телодвижения, я резко развернулся и сделал мгновенный выпад мечом назад, парируя своей более мощной ваджрой рубящий удар Кришны. А я думал, что боги не кричат от боли. Оказывается, что кричат. Мой меч легко, как бритвой, отрезал Раме руку по локоть. Вместе с ваджрой она упала с грохотом на пол. Вот так, 1:0 в мою пользу. Кришна такого исхода событий не ожидал и на долю секунды замешкался, за что тут же поплатился отрубленной правой ногой. Теперь уже 2:0 в мою пользу. Можно было записывать в мой актив чистую победу над двумя божественными сущностями за невозможностью противников продолжать поединок.

Но они же аватары Бога и сами боги, поэтому они умели регенерировать свои потерянные конечности. Хорошо, что один из моих оппонентов был не многорукий Шива, иначе бы мне пришлось очень и очень постараться, чтобы отрубить ему все его восемнадцать рук. Регенерация — процесс не быстрый. Но я, как настоящий джентльмен, стоял и ждал, когда Кришна и Рама придут в себя и вернутся в прежнее физическое состояние. Я приблизительно представлял себе, сколько энергии потребуется им для этого.

Но для них всё было намного проще. В этот момент пару миллионов индийцев прокричат: «Харе Рама, Харе Кришна» и процесс отрастания у них отрезанных конечностей намного ускорится. За меня, если что, помолятся только буддийские монахи с нашего тайского острова. Так что мне подобные травмы получать категорически нельзя. Я даже их выпавшие ваджры себе не забрал, выказывая им своё уважение, как достойным противникам, и надеясь, что они прекратят нападать на меня.

Пока они валялись на полу, я обратил внимание на свой артефактный меч. Он стал слегка светиться. Ничего себе. Это он, видимо, божественной кровью напитался. То-то я смотрю, что никакой крови нигде видно не было. То ли эти богоподобные сущности были бескровны, то ли и в правду мой меч питается энергией или силой поражённого им бога. Да, настоящий «убийца богов» мне достался. Ведь силу-то своим авешам дал Вишну, значит в них была чистая божественная энергия. И во мне тоже была божественная и первородная энергия. И называется она энергией «ра». Только здесь применять я её не мог. То, что от храма Вишну ничего не останется, было всем понятно. А так и наша планета могла пострадать. И за такой беспредел уже сам демиург с меня может спросить. Хотя глядя на окружающие меня пол и колонны подземелья, я увидел светящиеся энергетические поля защиты, которые были очень похожи на те, что я заметил в лаборатории предтеч на «Звезде смерти», когда возился с бомбой некромонгеров. Твою ж дивизию, опять эти предтечи даже здесь отметились.

Мои надежды на мирное урегулирование конфликта оказались тщетными. Эти авеши были слишком упёртыми. Как только они восстановили свои отрезанные конечности, так сразу кинулись опять на меня. Видно обидно им стало, что какой-то школьник их так играючи уделал. Но пока они приходили в себя, я решил проверить один трюк с зеркалом.

Когда они попытались достать меня лазерными лучами от своих ваджр, я материализовал у себя за спиной большое двойное ростовое зеркало и прыгнул в него, прорвав защитную плёнку в тот антимир, где я уже один раз недавно был. Я знал, что эти двое не смогут остановиться и последуют за мной.

Так и получилось. Они рванули следом за мной, даже не подумав о том, что это может быть ловушкой. У меня мелькнул в голове отрывок нашего недавнего разговора с Пэмандром. Он тогда сказал, что ему в восьмое измерение путь заказан, как и многим другим богам. И я тогда ещё удивился тому, что бог не может туда попасть. Значит, он не настоящий бог или кто-то, сильнее и могущественнее его, его туда просто не пускает. Поэтому Пэмандра и оставили со мной, что ему в антимире делать было нечего.

И ещё он тогда мне сообщил, что некоторые не смогли вернуться оттуда и остались там навсегда. Исходя из этого, я решил для себя, что это будет идеальной ловушкой для двух слишком горячих и безрассудных авеш.

Как только Рама и Кришна появились в проёме зеркала и спрыгнули на анти-Землю, я их атаковал. Вот здесь меня ничего не сдерживало. Я пустил через обе руки энергию «ра», не думая о последствиях. Она прошла двумя лучами через меч и ваджру, результатом чего вместо двух целых противников я получил четыре, но уже не целых, а в виде половинок. Их не спасло даже то, что они смогли уловить момент нападения и попытались отразить мои удары сразу с двух рук. Да, лучи их ваджр скрестились с моим лучом и мечом, но не остановили их.

Я сам в первую долю секунды опешил от такого. Вот сейчас я мог однозначно подтвердить, что в моём арсенале есть два настоящих «убийцы богов». Их не остановили даже божественные ваджры.

Чтобы прекратить дальнейшее развитие поединка, я выбил у авеш из рук их оружие и забрал обе ваджры себе. Нечего им ими размахивать, ещё зацепят меня ненароком. Теперь я могу спокойно постоять и подождать, когда их тела срастутся. Но проблема заключалась в том, что их тела не хотели срастаться и регенерировать у них никак не получалось. Рама и Кришна злобно скрипели зубами от боли, но сделать ничего не могли. Их больше не питала божественная энергия Вишну. То, что оставалось в них, поддерживало их жизнь и всё. Без самого Бога они стали бессильны что-либо сделать. Глядя на авеш, я вспомнил забавную шутку по поводу этих четырёх половинок, лежащих сейчас у моих ног и молча вопрошающих: «Хорошо живым — они живые. Хорошо мёртвым — они мёртвые. А нам что делать?»

Ловушка антимира захлопнулась. Тут я заметил, что ко мне приближается анти-я. Он ничуть не изменился. Пока я стоял и ждал его, заметил, что мир анти-Земли уже не выглядел таким умирающим. Неужели мой первый визит сюда смог так изменить здесь всё? Еще прошлый раз я пришёл к выводу, что мой анти-я — это образ самой анти-Земли, которая воспользовалась тем, что где-то в её вселенной существует моя зеркальная копия и приняла его образ. Но частица моего анти-я в этом образе была.

— Здравствуй, Андр, — сказало моё анти-я.

— Здравствуй, анти-Земля, — ответил я и внимательно посмотрел на зеркального себя.

— Я вижу, что ты понял, кто я такой на самом деле. Но твой антипод тоже тебя видит.

— Нельзя было сразу мне всё это объяснить?

— Ты бы не понял и мог наделать глупостей. А так, ты сам во всём разобрался. Спасибо, что притащил с собой авешей Кришну. Мне их энергия очень пригодится, как и тебе.

— Да, оказалось, что мой меч подпитывается божественной энергией.

— Это артефакт предтеч. Его ни с чем не перепутаешь. Они были здесь, но очень давно. После их экспериментов со временем стало только хуже. Но с твоим появлением процесс стабилизировался. Не зря тебя прозвали посланцем.

— А что с этими двумя будет?

— Я заберу у них всю энергию и они станут частью планеты.

— Это же аватары Вишну. Он придёт за ними.

— Вишну, как и Пэмандру, сюда путь заказан. Это территория демиурга.

— Ого. Теперь понятно, почему им сюда не попасть. А кто такой демиург?

— Нынешний — это бывший верховный глава предтеч. Чём-то ты мне его напоминаешь.

— А мне это напоминает битву Кроноса со своими сыновьями, олимпийскими богами. Тогда Кроноса и титанов сверг его сын Зевс. Только ещё до самого Кроноса был его отец Уран, с которым сам Кронос поступил так же.

— Это отголоски того, что действительно происходили во Вселенной. Но то, что сейчас верховое божество или демиург уже третий по счёту, это точно.

— Уж не на Пране ли произошла эта последняя великая битва?

— Да, в уме и сообразительности тебе не откажешь. Именно там погиб второй демиург. И вот от такого же меча, который ты держишь сейчас в руке.

— Я что-то подобное и предполагал. У нас на Земле очень был популярен в своё время миф о том, что мать верховного бога Зевса, Рея, прятала от Урана своего сына. Вы ничего не хотите мне об этом сказать?

— А я тебе уже сказала. Ты очень напоминаешь мне нынешнего демиурга. И так же, как и он раньше, ты не знаешь до конца своих возможностей. Так что выводы делай сам. И тебе уже пора возвращаться. Следующий раз мы пообщаемся подольше.

И эта, то есть мой анти-я, тоже ничего толком не сказала. Одни загадки. Но кое-что интересное мне, всё-таки, удалось вытянуть из анти-Земли. Главное, что мифы не врут. В деталях они, естественно, очень сильно разняться. Но в главном они совпадают. Во Вселенной постоянно идёт война между богами. Сейчас намечается третья. Прослеживается чёткая цепочка: Уран — Кронос — Зевс. Имена здесь не важны. Мифы упирают на то, все боги принадлежат к единому пантеону, который является по своей сути одной семьей (один бог является порождением другого бога в рамках пантеона). То есть «политеизм». К семье примыкают другие боги, которые или заинтересованы в поддержке «семьи», или боятся верховного божества.

Но существует группа молодых богов-реформаторов, не принадлежащих к данному пантеону, которые готовы изменить сложившееся положение вещей в свою пользу. Они принадлежат к другой системе божественности, так называемому «разнобожию». Вот в этой команде я, случайно, и оказался. Мой перенос из одного века в другой изменил структуру реальности. Я стал сначала выделяться на фоне третьего-четвёртого измерения, а теперь и пятого с восьмым. Ещё на четвёртом уровне я выяснил, кто меня вытащил из привычного мне XXI века и отправил назад, в век XX.

Всё это организовал Гермес-Тот, предводитель богов-атлантов. Для моего прикрытия, пока я расту, от глаз демиурга, как от Урана и Кроноса, был оставлен в пятом измерении Пэмандр. Пока всё идёт согласно древнегреческим мифам, если не обращать внимание на имена. Идём далее. Получив неожиданную поддержку от восьмого измерения, я поднялся выше и меня заметили.

И очень интересна реакция анти-Земли, которая была в образе моего зеркального двойника, когда увидела мой артефактный меч. Видимо и в этой Антивселенной знали о его существовании. Да, в нем есть нечто общее с серпом Кроноса, который он выкинул после того, как оскопил своего отца, Урана. Ведь от этого серпа пошёл египетский хопеш, а от него уже греческий копие. Так что всё пока сходится. Не считая того, что Кронос бросил свой серп в море у мыса Дрепан (Серп) в Ахайе. Этот серп хранился в пещере в Занкле (Сицилия). Он мне тоже может пригодиться, если это действительно тот серп. Будем надеяться, что тот.

Помимо этого, я чувствовал нечто схожее между гибелью демиурга на Пране и гибелью Кроноса на Земле. Особенно в плане орудия убийства, которое было выброшено в море. А на Пране добывали особую розовую руду из реки. Что-то вертелось важное у меня по этому поводу в голове, но всё время ускользало. Надо будет позже вернуться к этому вопросу.

Всё это я успел проанализировать, пока вызывал зеркало-портал. Два располовиненных авеши так и лежали там, где я их оставил. Анти-Земля забирала у них остатки их божественной энергии и они даже уже не стонали. Да, как-то нехорошо с аватарами получилось. Да они и сами на такой исход совсем не рассчитывали. Привыкли людей кромсать почём зря, а тут у них промашка вышла. Я, как и они, тоже человек, но благодаря артефакту предтеч, смог их уделать.

Возвращение в храм Падманабхасвами произошло в штатном режиме. Спустившись ещё на один лестничный пролёт вниз, я обнаружил настоящую сокровищницу. Она была раза в четыре больше, чем на «Звезде смерти». Первое, что привлекло моё внимание, были два хрустальных черепа, стоящих на золотых подставках и светящихся в темноте. Я о них знал, но думал, что их всего тринадцать. Из тех тринадцати только три оказались в натуральную величину человеческой головы и были добыты в 1889 году в джунглях Гватемалы антикваром Эженом Бобаном, состоявшим археологическим советником при мексиканском императоре Максимилиане.

И эти два были тоже человеческого размера. Они стояли на специальном возвышении, поэтому я их и заметил первыми. Взяв в руку один и внимательно посмотрев на него внутренним зрением, я понял, что это никакой не горный хрусталь. Это был огромный бриллиант идеальной чистоты и качества. Про каратность говорить было бессмысленно, так как она просто не поддавалась исчислению. К тому же в черепе был сделаны углубления для глаз, носа и рта с двумя рядами идеально ровных зубов.

Как в бриллианте кто-то смог сделать вообще какие-то отверстия, можно было только догадываться. Было понятно, что людям такое было неподвластно. По одной из легенд подобные черепа передали людям атланты. А тем, в свою очередь, подарили те, кто обитал на двенадцати планетах Солнечной системы. Да, тогда многочисленная раса людей жила на Юпитере. Вот такого я представить себе уже не мог. Хотя пятьсот миллионов лет назад Юпитер мог выглядеть совершенно по-другому.

Насладится видом находки мне толком не дали. Пришлось молниеносно вытащить свой меч из ножен и встать в оборонительную стойку. Ого, а меч, как и черепа, светился в темноте. Только вот тот, кто пришёл ко мне на встречу, тоже светился, но не в темноте. Его аура была ярче моей раза в два, поэтому я догадался, что на этот раз пообщаться со мной пришёл не аватар, а сам Вишну. Ну что ж, поборемся, но, видимо, недолго. Против настоящего бога я пока не боец.

— Какой же ты настырный, — сказало мне верховное божество индийского пантеона богов, хотя ни одного слова произнесено вслух не было. — Теперь понятно, почему мои аватары не смогли ничего с тобой сделать.

— Меч или аура? — спросил я Вишну.

— И то, и другое. Быстро же ты вырос, я даже не ожидал. Ну и меч, само собой, аргумент серьёзный.

— И зачем надо было устраивать этот балаган?

— Не дерзи. Ты не в том положении, чтобы спрашивать у меня что-то.

— Мне это сегодня уже говорили. Значит, разговор у нас не получился. Мой артефакт уже напитался вашей энергией, поэтому будет очень интересно посмотреть, смогу ли я из вас так же сделать четыре половинки, как из Рамы и Кришны.

— Да, Пэмандр, всё-таки, сделал из тебя то, что хотел.

— Тогда раз ты со мной на «ты», то и я тоже буду с тобой на «ты». Судя по всему, помимо моего меча, во мне тебя жутко раздражает и то, что ты чувствуешь частицы антивещества, которые я принёс в себе из Антивселенной?

— Скажем так, они мне неприятны. Предлагаю сделать таким образом: ты возвращаешь мне моих авеш и можешь здесь брать себе всё, что захочешь.

— В таком случае пошли со мной в зеркальный мир и ты заберёшь их сам.

— Я лучше подожду здесь.

— Значит, ты ещё один бог, которого не пускают в восьмое измерение?

— Не хочу кое с кем конфликтовать.

— Тогда по какому праву ты мне здесь ставишь свои условия? Сделать ты со мной ничего не сможешь, поздно спохватился. Поэтому я брал и буду брать здесь то, что захочу. А за то, что я верну назад твоих авеш, ты расскажешь мне всё про эти черепа.

— Да, раньше надо было с тобой разбираться. Хорошо, я расскажу, только коротко. Тот, что слева — в нём хранится вся история человечества вместе с 12-тислойной моделью ДНК полностью сознательного и развитого человека, а также информация об истории других планет Солнечной системы. Тот, что справа, содержит голографические данные о цивилизациях, находящихся за пределами этой Галактики. А теперь тебе пора отправляться за Рамой и Кришной.

— Хорошо.

Опять пришлось создать большое зеркало и перейти с помощью него в мир зеркальной Вселенной. Авеши в виде половинок лежали и выглядели неважно. Как будто из них откачивали остатки энергии. Сюда, в антимир, призывы верующих в них просто не доходили. Оставшись без подпитки своей паствы, они просто умирали. Вера — это ведь не просто пища для богов, это из плоть и кровь. Эманации веры после преобразования становятся их неотъемлемой частью. Да, не зря меня торопил Вишну. Ещё немного и анти-Земля забрала бы себе не только их энергию, но и то, что осталось бы от них в качестве биогумуса.

Пришлось мне брать все четыре половинки в обе свои руки и перемещаться назад, в подземелье храма. Там меня ждал Вишну. При виде своих полудохлых авеш он аж скривился, но ничего не сказал. Молча стал перекачивать свою энергию в них. А я пока занялся отбором тех предметов, которые я возьму с собой. Черепа, естественно, я оставлять здесь не буду. Но и в салоне их продавать тоже не стану. В них хранится бесценная информация о нашей вселенной, которую я сам сначала просмотрю и кое-что изучу более внимательно.

Отбирая экспонаты, я краем глаза посматривал за тем, что делал Вишну. А быстро у него всё получилось. Правда влить энергии в своих авеш ему пришлось немало. Но с него не убудет. Намолят ему ещё прихожане этого и других многочисленных индийских храмов. Да и Раме с Кришной тоже перепадёт.

— Ваджры верни, — сказал мне Рама, когда стал более-менее нормально выглядеть.

— Перебьёшься, — ответил я ему. — Это трофей. То, что с врага взято, то свято. Если бы я в антимире лежал, а не ты, то ты бы мне вернул?

Ничего он не ответил, но было понятно, что нет. И ещё он бы меня, точно, в живых не оставил. Вот тебе и пастушок. Как говорил о таких отморозках бывший министр обороны России Паша-Мерседес: «Днем он мирный абрикос, а ночью — вооруженный урюк». Вот и нефига давать таким пастушкам в руки оружие.

Больше мы друг другу вопросов не задавали, поэтому те исчезли, даже не попрощавшись. Исчезать на глазах я тоже умею не хуже, а вот вежливость всегда украшает человека. Но они, видимо, такими только днём бывают. А сейчас ночь и бродят только невоспитанные урюки, а мне уже давно пора спать.

Переместившись в Лондон, в зал, где будут выставлены сокровища Древней Индии, я стал доставать из сумки статуэтки, золотые панно, многочисленные украшения и золотую посуду. Помимо этого, там были и три статуи Вишну. Одна была почти точной копией той, что у меня стояла в Черёмушках. Вторая, где Вишну сидит в позе лотоса и третья, где Вишну летит, сидя верхом на Гаруде. Гаруда — это получеловек-полуптица, ездовое летающее животное солнечной природы бога Вишну. Короче, вахана и, по совместительству, царь птиц.

Когда я вернул прежний размер этой композиции, сделанной из чистого золота и украшенной драгоценными камнями, то зал сразу приобрёл вид сказочной комнаты или пещеры из индийской сказки. Пришлось опять идти за Алленом и показывать ему новую коллекцию сокровищ.

— Нет слов, — сказал он. — Это просто фантастика. Ваш салон станет самым богатым и знаменитым антикварным салоном в мире.

— Вот и отлично, — сказал я и стал прощаться. — Остальное постараюсь доставить вечером по лондонскому времени.

Когда я оказался в спальне нашего президентского люкса в Хилтоне, то застал своих жён мирно спящими на нашей королевской кровати. Время на часах было почти час ночи, поэтому пришлось аккуратно сложить на полу меч с тремя ваджрами, сумку с двумя бриллиантовыми черепами, и отправиться в ванную. Отмокал я в нашем минибассейне минут пятнадцать, думая о том, что произошло за этот день. На секунду мне даже показалось, что прошла, как минимум, неделя, настолько этот понедельник был насыщен многочисленными событиями. Войнами, любовью, поисками сокровищ и богами.

Последнее слово у меня начало вызывать некое раздражение. Уж слишком много проблем от них исходило. А от некоторых и угроз совместно с попытками убить меня. Теперь придётся всё время носить с собой меч. Я буду с ним похож на Дункана Маклауда из телесериала «Горец». Тот, правда, был бессмертным. А вот в отношении себя я в этом полностью уверен не был. Тут богов убивают всякими серпами и мечами, какой, к демону, из меня Эдриан Пол. Хотя того сначала убили и только затем он стал бессмертным. Хорошо этим киносценаристам. Напридумывают с три короба, а ты разбирайся, где ложь, а где правда.

То, что мне Вишну не всё рассказал о черепах, это было и так понятно. Врать он не стал, так как я бы это сразу почувствовал. А вот сообщить всю информацию он не захотел. Значит, оставшаяся была ещё важнее той, которую он мне раскрыл. Но с этим я разберусь. Раз к этому делу приложили руку атланты, значит, там не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Даже если Крис по каким-либо причинам ничего не знает, есть другие способы узнать об этом.

Если судить о копиях этих черепов, которые были изготовлены из кварца, то они выполняли многочисленные функции в виде лечения, обретения способностей разговаривать на разных языках и в том числе приёмо-передающими устройствами для связи с другими планетами. А мне достались подлинные бриллиантовые черепа. Но только два. Получается, их должно быть тоже тринадцать, как и хрустальных. Следует подумать, искать мне остальные или нет. Но это позже, так как сейчас не до них. До вечернего концерта мне надо будет как-то успеть разобраться с главным жуком арахнидов и попытаться решить вопрос с богами Древнего Египта. Очень мне захотелось показать одного или двух из них на нашем выступлении в Хьюстоне. Вот люблю я шокировать публику и ничего с этим не поделаешь.

Новая песня, новый трюк моих «ночных ведьм» и показ пленных некромонгеров — это хорошо, но участие в нашем шоу богини-кошки будет смотреться ещё лучше. Ну а больше мне хотелось, конечно, переспать с самой богиней Бает. Так что график сегодня у меня будет очень плотным. Курсанты утром начнут учёбу и им для присмотра за ними вполне достаточно десяти офицеров. И это, конечно, будет экипаж линкора «ЕМI» под командой Ярцевой. А я возьму с собой Ксюху с её лейтенантами к ближайшей планете, захваченной арахнидами. Это их отвлечёт и я в это время прорвусь на Клендаху. Два линкора против целой планеты арахнидов — это, конечно, маловато. Но туту меня есть козырной туз в рукаве — царь демонов Белиал. Уверен, что он не откажется немного размяться. А его воинство может пригодиться Ксюхе в трудную минуту. Надеюсь, что до такого не дойдёт. Я имею ввиду трудную минуту, а не само использование легионов демонов против арахнидов.

После этого можно будет обкатать уже экипаж Ярцевой. Ну а потом и всех остальных. Но прежде они потренируются на некромонгерах и их линкорах. Вот тогда, после подобных испытаний, мой космический флот станет по праву считаться сильнейшим в Галактике.

Так, я даже чуть не уснул в этом мини-бассейне. Пришлось вылезти, вытереться и отправиться спать. Утро вечера мудреннее.

А утром я почувствовал чьи-то шаловливые ручки у меня внизу живота. Вот ведь ненасытные какие. Молодость, одним словом. Да и мне всю ночь богини-кошки снились в очень соблазнительных позах и без всяких криокамер. Поэтому отказывать своим жёнам в этом удовольствии я не стал, так как сам очень хотел этого, и мы устроили такой небольшой семейный групповичок, плавно перетекший в большую оргию со всякими стонами, криками и бурными оргазмами. По другому у нас и не бывает. Когда сразу шесть человек занимаются сексом, шум стоит ещё тот.

— Следующий раз будем ночевать на лунной базе в нашей спальне, — сказала Маша, когда мы плескались в бассейне.

— Ты по поводу невесомости говоришь? — спросила Солнышко, лежа в воде по грудь и положив голову мне на плечо.

— Конечно, про неё, — засмеялась Наташа и брызнула в лицо Маши ладошкой. — Ей всё время в свободном полёте хочется любовью заниматься.

— И нам тоже нравится висеть в воздухе, — добавили Ди и Лилу.

— Оргазм там просто фантастический испытываешь, — подвела итог дискуссии Маша.

За завтраком встал вопрос о том, когда нам надо будет собираться и перебазироваться в Хьюстон.

— Можно ближе к самому концерту, — ответила Женька, которая пришла завтракать с Серёгой чуть позже нас. — Люкс оплачен до завтрашнего утра.

— Мне сейчас надо на базу, — поставил я всех в известность. — А потом у меня ещё куча дел.

— Андрэ, — обратилась ко мне Женька. — Мне твои жёны рассказали о том, как вы классно провели вчера время. Возьмите меня с собой следующий раз? Я так хочу увидеть живого египетского бога.

— Если ты хочешь увидеть именно живого, а не заснувшего, то я постараюсь это сегодня организовать.

— Это как? — задал одинаковый вопрос хор женских удивлённых голосов и даже Серёга не удержался от того, чтобы спросить.

— Хочу сделать жителям Хьюстона сюрприз. Попробую разбудить одного или двоих богов.

— Ух ты! — обрадованно воскликнула Ди. — Только ту, с крокодильей мордой, не оживляй.

Тут сразу все стали предлагать мне и остальным свои кандидатуры, но я прервал это бестолковое обсуждение, спросив:

— Вы-то чем сами собираетесь заниматься?

— Репетировать воздушно-акробатический номер, — ответила Маша, ответственная за всё это. — И кстати, нам нужны летающие туфли разного цвета. У нас же различная концертная одежда и к ней должны быть подобраны туфли в одной цветовой гамме.

— Да, этого я не учёл, — честно признался я. — Хотя есть у меня на этот счёт одна идея. Только чур туфли будут однотонными. Мне заморачиваться и менять для каждой пары цвет ещё и с разными вставками будет просто некогда.

— Тогда чёрный, синий и тёмно-коричневый, — уточнила Наташа. — И мы будем выступать впятером.

— А Лилу сможет?

— Она уже неплохо всё повторяет вместе с нами, — сказала Солнышко.

— Поэтому отправь нас всех на остров, — попросила Лилу. — Мы там ещё раз, как следует, потренируемся.

— Хорошо. Тогда сейчас мы с Серегой немного поработаем над моей ещё одной новой песней.

— А мы послушаем, — тонко заметила Ди.

— С удовольствием. Вы, как всегда, будете нашими благодарными зрителями. Возможно я попрошу Солнышко и Машу немного помочь мне в припеве.

— Как называется песня? — спросил Серёга.

— «Теп O'Clock Postman». Ден, тащи Роланд в гостиную.

Завтрак был съеден и мы всей командой двинулись репетировать новый хит.

— Мы его исполним завтра, на открытии нашего выставочного салона в Лондоне, — объявил всем я, когда уселся за синтезатор. — Если сегодня успеем, то запишем его в студии. Ежели вдруг свободного окна для нас не будет, то перенесёмся в Москву и запишемся там.

— Ты хочешь в нашу студию в Центре телепортироваться? — удивлённо спросила Солнышко.

— А что тут такого? — также удивлённо ответил я. — Это наши с вами студии. Нам нужны только два звукоинженера и всё. Я их вызвоню и они подъедут прямо туда. А может они там с группой «Серебро» сейчас что-нибудь записывают или репетируют.

— Интересно, как там девчонки поживают? — с ностальгией в голосе спросила Маша. — Давно мы с ними не виделись.

— Ну вот. Будет повод совместить приятное с полезным. А теперь слушайте.

После чего я им исполнил песню «Десятичасовой почтальон». Она была лёгкой и весёлой. Солнышко и Маша сразу подхватили мелодию и стали мне подпевать. Серёга взял «расчёску» и быстро подстроился под меня. К концу песни пели уже все, даже Женька с Лилу.

— Отличная песня, — резюмировала Ди. — Нам она очень понравилась.

— И Солнышко с Машей очень хорошо подпели в припеве, — добавила Наташа.

— Серега, ты на пляж пойдёшь?

— Нет, — ответил наш клавишник. — Я над песней поработаю.

— Правильно. Тогда сегодня её и исполним на концерте. Будут у нас, в таком случае, две новые песни и подарки для зрителей. Жень, вот слова песни. Вызови сюда адвоката, пусть Серёга ноты запишет, а он зарегистрирует.

— Хорошо. Сделаю. Там твои ученики хотели тебе показать, что у них получилось.

— Вызови их через пятнадцать минут. Мне надо своих подруг срочно на остров отправить.

Девчонки уже были в спальне и готовились отправиться на пляж. Маша, как самая глазастая, заметила под кроватью сумку с мечом и спросила:

— А что в сумке?

— Черепа, — ответил я все мои подруги затихли. — Да не человеческие, а бриллиантовые.

— Что, такого размера бриллианты? — удивилась Лилу, очень неравнодушная, в последнее время, к драгоценным камням.

— Смотрите, — сказал я и достал из сумки два черепа, которые при солнечном свете блестели и переливались всеми цветами радуги.

— Вот это красотища! — воскликнули все.

— Я читала о подобных, только из хрусталя, — поделилась своими знаниями Ди.

— Есть и хрустальные. Они являются копиями этих.

— Ты их что, тоже будешь продавать? — заинтересовалась Наташа.

— Нет. Я их буду собирать. Их существует тринадцать.

— А меч тебе зачем? — спросила Лилу.

— Помнишь, я вчера тебе сказал, что у меня есть кое-что, стоящее дороже всех изумрудов? Так вот, этот меч и есть это кое-что.

После этого я достал его из ножен и Лилу ахнула, от удивления сев на кровать. Меч

сиял у меня в руке, как маленькое Солнце.

— Он сделан из того же металла, что наши женские кольца на Пране, — в восхищении произнесла Лилу.

— Да, так и есть, — подтвердил я, любуясь своим «убийцей богов».

— За такой меч могут предложить целую планету, — продолжила Лилу.

— Он стоит дороже. Это «убийца богов». Я им вчера легко расправился с Рамой и Кришной.

— Это с теми, которые индийские боги? — ошалевшим голосом спросила Ди.

— Ну, да. Я их немного покромсал этим ножичком и они чуть не отдали Богу душу. Но Бог попросил меня вернуть их и я не смог ему отказать.

— Ты про Вишну говоришь? — не менее удивлённым голосом спросила Наташа.

— Про него. За их спасение он мне и подарил эти бриллиантовые черепа.

Девчонки вчера видели древнеегипетских богов, а сейчас узнали, что я вчера устроил разборки ещё и с древнеиндийскими. Слегка прибалдевшие, они стояли и смотрели на меня.

— Ты что, бог? — очень аккуратно спросила Маша, так как была комсомолкой.

— Нет, только учусь, — ответил я.

После чего я сгреб этих сладких девчонок в кучу и стал их целовать. Они начали визжать и хохотать.

— Щекотно же, — кричали они.

Мы немного повеселились, а я подумал, что мои жёны абсолютно правы. Они мои богини, а я их бог. Мы друг друга стоим.

Вот в таком прекрасном настроении я и отправил своих подруг отдыхать и оттачивать своё мастерство в воздушной акробатике и пилотаже.

Когда я вернулся из спальни в гостиную, там уже сидели пятеро моих помощников и рядом с ними Женька. Все сразу встали. Мои ученики приветствовали меня, а Женька пошла дальше заниматься своими делами.

— Присаживайтесь, — сказал я и сам сел в кресло. — Какие у вас успехи?

— Пока не у всех получилось, — ответила мне Жоана, которую мои помощники избрали негласным лидером группы.

— Кто смог?

— Я и Гюнтер. Амала старалась, но пока у неё не получается.

— Амала, покажи, как ты это делала.

Индианка достала ложку и попыталась её согнуть. Я включил внутреннее зрение и увидел, что у неё слабо развиты энергетические каналы.

— Подойди ко мне, — сказал я ей.

Она послушно подошла ко мне и я приложил свою руку к её солнечному сплетению. Она даже не вздрогнула, а на лице отобразилась довольная улыбка. Я начал укреплять и расширять её энергетические каналы с помощью энергии «ра». Одновременно я стал рассказывать для всех, что я делаю и что такое третья чакра.

— Третья чакра, Манипура, — чакра солнечного сплетения, — сказал я, — отвечает за проявление или воплощение на энергетическом уровне воли человека, выражаемой на уровне пятой чакры. То есть на уровне третьей чакры происходит выделение энергетических ресурсов под те или иные волеизъявления и намерения человека, формируемые в более высоких энергетических центрах — пятой и шестой чакрах. Если Манипура работает плохо либо вообще заблокирована, передача энергии от нижних чакр к высоким нарушается или прекращается вовсе. Конкретно у тебя, Амала, были слабые энергетические каналы и в этом вся проблема. А теперь ещё раз попробуйте с ложкой.

Амала вышла из приятного забытья, достала ложку и легко её согнула. При это её лицо озарила счастливая улыбка.

— У меня получилось, учитель, — радостно воскликнула она.

— Рад за тебя, — ответил я. — А вот Анджей и Роджер ленятся. Мы вас ждать не будем и двинемся дальше. Раз с вашей внутренней энергией разобрались, то перейдём к следующему этапу.

Я сходил в спальню и принёс одну из двух ваджр, которые я забрал у авеш. У меня еще была своя, та, что я нашёл в первое моё посещение храма Вишну. При виде этого инструмента богов у Амалы расширились глаза.

— Это же ваджра? — восторженно произнесла она.

— Да, это она, — подтвердил я. — Это оружие богов или их аватар. Может кто-то знает, чья она?

Судя по лицам остальных четверых, они вообще не знали, что такое ваджра. И только Амала сказала:

— Я не знаю. У нас богов много, а их аватар ещё больше.

— Это ваджра Кришны.

М-да, это я немного погорячился. От такой новости Амала упала на колени и стала молиться.

— Встань, Амала, — сказал я ей и поднял её на ноги левой рукой. — С Кришну ничего не случилось. Я так понял, что вы поклоняетесь ему?

— Да, но как такое может быть?

— У нас вчера с ним вышел небольшой конфликт.

При этих словах остальные четверо тоже слегка обалдели. Получалось, что я запросто общаюсь с Пэмандром, а с Кришну я ещё и ссорюсь. При этом я жив и здоров.

— Добавлю, — продолжил я, — что я вчера выяснял отношения сразу с двумя: с Рамой и Кришну. Но потом явился Вишну и попросил меня не убивать его авеш и я согласился. Вот как-то так, если вкратце.

Да, а ребятки-то прибалдели окончательно. Пришлось напомнить им, зачем мы здесь собрались.

— Всем внимание, — сказал я. — Ваджра Кришны полностью функциональна. Ваша задача научиться её активировать. Этим будут заниматься трое. Двое лентяев продолжат заниматься с ложкой. Амала, вы будете отвечать за ее сохранность. А теперь показываю, как она работает.

Я пропустил свою энергию и получил тонкий луч лазера, выходящий из гарды. Все смотрели заворожёнными глазами на это волшебство. Я регулировал длину луча, его ширину, а потом выпустил второй луч с другой стороны рукоятки. В общем, выступил в роли факира перед благодарными зрителями. В этом деле приходится и такими методами пользоваться. Главное, чтобы они уяснили для себя, что это им вполне под силу сделать уже сейчас, ну или чуть позже.

Отключив варджу, я протянул её Амале. Она сначала даже боялась брать её в руки, понимая, что эта вещь принадлежала её Богу. Но потом, всё-таки, взяла её двумя дрожащими от волнения ладонями. Ведь это было оружие бога и символ мужского начала. Только она из всех пяти учеников знала, что ваджра в переводе означала «молния» или «алмаз». Все ей завидовали, особенно два двоечника. Но зависть — это тоже хороший стимул к учёбе.

— Теперь уверенно бери ваджру и пропускай через руку свою внутреннюю энергию, — сказал я и Амала уже более уверенно перехватила ее. — Эта энергия у разных народов называется по-разному. Я её называю энергией «ра».

Минуты три ничего не происходило, но я видел, что Амала очень старается. И, в конце концов, из левой части ваджры появился небольшой лучик света, сантиметра на три в длину. Но все это сразу увидели и зааплодировали, так как тоже были напряжены до предела в ожидании результата и переживали за Амалу. И результат появился. Самая счастливая из всех была, конечно, Амала. У неё сегодня всё получилось. Возможно, она почувствовала себя немножечко богом. Это подтолкнёт и остальных к дальнейшим упорным попыткам.

— На сегодня всё, — обратился я ко всем ученикам. — Занимайтесь постоянно, но не круглые сутки. В качестве отдыха сходите в театр, в кино. Амала, если будешь выходить из гостиницы, ваджру убирай в сейф.

— Поняла, учитель, — ответила она и низко поклонилась.

А потом тоже самое сделали и другие мои помощники. Да, фактически, они ещё не были моими помощниками, а только лишь учениками. Но скоро они ими, я надеюсь, станут. Вторую ваджру бога Рамы я решил отдать Ди, пусть тоже учится. А вот первую надо будет выставить на аукционе за пару миллионов долларов. Но с условием, что её сможет купить только тот, у кого получится её активировать. А я посмотрю, кто это будет. У меня оставалась маленькая надежда, что на земле еще есть хоть один человек, кто способен это сделать. Скоро таких будет одиннадцать, лет этак через пять-шесть. Я имею в виду своих детей. Но до этого хотелось бы ещё найти кого-то.

Была вероятность, что заявится кто-то из богов, например, тот же Рама. Хотя это было маловероятно. В подземельях храма я видел ещё несколько подобных ваджр. Он может там себе спокойно взять любую. Но похожих на мою точно там не было.

Я вышел из гостиной и кликнул Женьку.

— Я на кухне, — раздался её голос и я пошёл туда. — Со студией договориться не удалось, — ответила она, попивая апельсиновый сок из стакана. — У них всё занято и подвинуть в этот раз они никого не могут. Извинялись, но не смогли.

— Да и хрен с ними, — сказал я, тоже наливая себе сок. — Я позвоню Александру Самуиловичу и он мне звукоинженеров быстро организует. А с адвокатом как?

— Через тридцать минут обещался быть здесь.

— Отлично. А где Стив?

— Он поехал к масонам, но к обеду обещал быть.

— Оперативно это он. Но так даже лучше. Есть новости от Гэса?

— Много и все хорошие. Народ валит в партию, листовки и реклама отлично работает. Особенно твои ЛА с транспарантами на борту. Пока всё идет хорошо, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.

— От своей бабушки этому научилась?

— И от неё тоже. Твоя Наташа также иногда так говорит, когда тебя рядом нет.

— Боится, что ли?

— Любит тебя, как и все остальные.

— Как твоя беременность?

— Я её даже и не чувствую.

— Раз всё в порядке, тогда я ушёл на базу.

Сказав это, я рассмеялся.

— Ты чего? — спросила Женька удивлённо.

— Раньше часто видел табличку на ларьках «Ушёл на базу». Вот вспомнил и смешно стал.

— Непереводимая игра русских слов?

— Да, в русском зыке такое часто бывает.

На базе, на лунной, а не на не продовольственной, жизнь била ключом, но не по голове. И это радовало. Лейтенанты во главе с капитаном Журавлёвой гоняли молодняк и в хвост, и в гриву. Ну да, женщинам только дай покомандовать над парнями. Новобранцев разбили на несколько групп, одну из которых уже выпустили на поверхность Луны, чтобы научить стрелять из бластеров. Другие лежали в капсулах, где им устанавливали базы знаний по тем или иным выбранным ими военным специальностям. Остальные тренировались на голографических симуляторах. И обо всём этом мне доложила Крис в своём рапорте.

— Лейтенанты справляются? — спросил я её.

— Стараются, — ответила она. — Не всё сразу получалось, но сейчас нормально.

— Капитан Журавлёва искала меня?

— Да.

— Тогда вызови её. Я в нашей столовой буду.

Я пошёл немного передохнуть и собраться с мыслями. Пришлось даже присесть и подумать о порядке дальнейших действий. Всё-таки надо начинать с богов. Там я времени совсем не потрачу, так как буду забирать их из параллельного мира. В нашем мире я их решил не трогать. Процесс может затянуться надолго. Помимо этого, пребывание богов в состоянии анабиоза в нашем мире на «Звезде смерти» я оставил для себя как запасной вариант, которым я могу воспользоваться и без машины времени.

Когда вошла довольная Ксюха, то сразу полезла целоваться.

— Соскучилась жутко, — сказала она и отхлебнула из мой чашки большой глоток кофе.

— Ты вчера весь вечер пропадал где-то. Расскажешь или это секрет?

— Общался с богами, — ответил я коротко и посмотрел на удивлённую мордашку Ксюхи.

— Правда, что ли?

— На, смотри, — сказал я и включил ей сотовый, где были хорошо видны боги Древнего Египта, стоящие вертикально в криогенных камерах.

— Ничего себе, я их почти всех знаю. Значит, это всё правда, а не вымысел. Всегда, с самого детсва, хотела верить, что они существовали на самом деле. И ты мне такой подарок сделал. И что ты с ними собрался делать?

— Хочу показать их людям. Сегодня у нас концерт в Хьюстоне. Вот там, если получится договориться с ними или хотя бы с одним из них, и покажу их публике.

— Да, как же интересно ты живёшь. Меня когда-нибудь возьмёшь с собой?

— Обязательно. А вчера мы ещё были в затопленом городе Гераклионе и там нашли древние сокровища. Я их буду продавать в своём выставочном салоне в Лондоне.

Ксюха сидела и смотрела на меня влюблёнными глазами. В её глазах я представлялся ей неким фантастическим героем из мифов или легенд, который запросто общается с богами. О Вишну и его авешах я даже рассказывать не стал. Зачем перегружать мозг девушки, хотя он теперь у неё был одним из самых мощных на Земле.

Чтобы отвлечь её внимание от моей персоны, я спросил:

— Когда новобранцы будут полностью готовы?

— Завтра вечером, — ответила она.

— А сегодня?

— В программу обучения ты сам добавил штурм кораблей некромонгеров, а на это уйдёт много времени.

— А что если нам с тобой и твоим линкором рвануть к ближайшей планете арахнидов и вы там тоже немного потренируетесь? Я хотел подтянуть и флот своего тестя, но думаю перенести это на четверг.

— Я всегда, как пионерка, готова выполнить любой приказ командования. Особенно, если его надо будет выполнить в горизонтальном положении.

— Завтра я тобой так покомандую, что потом ходить не сможешь.

— Сегодня теперь точно спать не буду. Стану себе это представлять во всех самых невероятных позах.

— Нет уж. Спать ты должна крепко, чтоб потом были силы уже спать со мной.

— Есть, товарищ командир. Но учтите, я готова отдаться вам прямо сейчас на обеденном столе. Прошлый раз было так классно, что очень хочется повторить.

— Ценю вашу преданность нашему общему делу, товарищ капитан, но этим мы займёмся завтра. А теперь мне пора к богам.

— Вот так. На земле нам всю жизнь твердят, что никакого такого бога нет и никогда не было. А командующий Космическими войсками СССР идет к нему в гости.

— К богам, а не к богу. А вот к верховному богу мне еще только предстоит отправиться. Хотелось бы, чтобы это случилось как можно позже.

Перед отбытием пришлось немного потискать Ксюху, чтоб не застоялась и чтобы знала, что она мне небезразлична. Чему она была очень рада и с большим удовольствием подставляла все свои мягкие места под мои шаловливые руки. Как же тяжело себя сдерживать, когда вокруг одни красивые женщины. Но меня ждала богиня любви и красоты Бастет, которую я звал просто Бает.

— Через минуту вернусь, — сказал я после страстного поцелуя.

— Это как? — опять удивилась моя походно-полевая жена, которую в армии коротко называют ППЖ. — Ты что, научился поворачивать время вспять?

— Почти. Я научился его обманывать. Так что через минуту я вернусь и мы двинем с тобой двумя линкорами на арахнидов. Проведём учения, максимально приближенные к боевым.

Глава 2

«В честь нежной Бастет возводили храмы, О ней хранили память манускрипты;

И для нее курили фимиамы

Жрецы на землях Древнего Египта.

И каждый год ей посвящали пляски -

От пахаря до первого министра;

И веселилась, радовалась Бастет, И пела песни под журчанье систра».

«Каширский кот»

«Звезда смерти» встретила меня тишиной и покоем. Никто целоваться не лез и, тем более, грязно не домогался. Я специально телепортировался не в саму лабораторию, а в переходе между секциями космической станции. У меня было два варианта на выбор: разбудить Бает или сначала пообщаться с ней ментально. Нейроны головного мозга в криогене до конца не замерзали, поэтому можно было сначала и поговорить. Я выбрал второй вариант. Хотя, если бы что-то пошло не так в первом варианте, у меня был с собой «убийца богов».

В первом зале, где находилась криокамера с Бает, всё было так, как мы вчера после себя оставили. Я подошел к богине-кошке и посмотрел на неё сквозь стекло. Хороша, ничего не скажешь. Предтечи постарались сделать идеальную земную женщину, на которую у любого мужика будет однозначная реакция, называемая эрекцией. Я правильно сделал, что утром разгрузился с женами. Поэтому я просто любовался телом этой человекоподобной кошки. Глядя на её симпатичную мордочку и забавные ушки, я даже стал мурлыкать, то есть, я хотел сказать, напевать песню, которую исполняла Солнышко:

«Наверно, в следующей жизни,

Когда я стану кошкой

На-на, на-на…»

Ну а теперь придётся проникнуть в её замороженный мозг. Да, практически спит. Сначала надо посмотреть историю её жизни. Ну да, этот бог Солнца, её отец, совратил её. О, и после этого она дала себе зарок больше с мужчинами не спать. Это я

неправильно зашёл. Может мне в другой зал пойти? Там тоже ничего так богини были.

Но сначала надо поговорить, то есть пообщаться ментально. Мозговые реакции у неё заторможены от холода, поэтому процесс будет не очень быстрым. Но я и никуда не тороплюсь.

— Здравствуй, Бает, — обратился я к ней на атлантском, так как она знала два языка: предтеч и моих предков.

— Ты кто? — спросил меня её замороженный мозг.

— Бог.

— Я тебя не помню.

— Я новый бог.

— Что ты хочешь?

— Долго ты собираешься ещё спать?

— Не знаю. А почему я сплю?

— Тебя заморозили те, кто тебя создал.

— Это старшие боги. Они так решили. Но мы не хотели.

— Я могу тебя освободить.

— И что ты за это хочешь?

— Чтоб ты стала моей.

— Я дала обет и не намерена его нарушать.

— Тогда я пойду разбужу Исиду. Она же является идеалом женственности и материнства. Думаю мы с ней быстрее договоримся.

Я поднялся и направился в сторону второго зала, где стояла криокамера с богиней жизни, смерти и магии Древнего Египта.

— Подожди, — услышал я тихий шёпот в своей голове. — Я согласна.

— Очень рад, что ты согласилась, — сказал я и улыбнулся про себя.

Простой трюк, но он всегда срабатывает. Можно долго уговаривать девушку отдаться тебе, но не всегда и не у всех это получается. Но стоит только сказать, что ты пойдёшь к Зинке, так как она красивее её, и девушка твоя. Всякая женщина считает, что она самая красивая, а тем более богиня. К тому же я догадывался, что все богини соперничают друг с другом даже в мелочах. Такова природа женщины.

Осталось разобраться с криокамерой. Оказалось, всё было не так уж и сложно. Она выполняла одновременно две функции: тюремной и криогенной. И с той и с другой я справился быстро. Прежде чем её полностью открыть, я потребовал, чтобы Бает поклялась, что будет покорна мне во всём. Чтоб потом не было никаких проблем в наших с ней отношениях.

— Клянусь быть во всём покорной тебе, — после некоторой заминки произнесла богиня-кошка, что подтверждало, что я всё сделал правильно.

Открыв крышку криокамеры, я помог Бает выбраться из капсулы, так как самостоятельно она передвигаться не могла. Беззащитность женщины очень возбуждает противоположный пол и многие мужчины попались на этом. Но я на это не реагировал.

Как сказал Пушкин: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». В этом вопросе я с Александром Сергеевичем был полностью согласен.

Пришлось материализовать из воздуха мягкое кресло для Бает, что очень удивило богиню.

— Ты не простой бог, — сказала она и внимательно посмотрела на меня.

— У тебя будет возможность ещё не раз убедиться в этом, — ответил я и улыбнулся ей уже по-настоящему, а не в уме.

Любая женщина мечтает о том, что её избранник будет самым лучшим. Ведь она, априори, не может выбрать слабого и никчёмного мужчину. Одно дело на словах заявить, что ты бог. И совсем другое — показать на деле, что ты им, действительно, являешься. Кто-то дарит женщинам цветы, кто-то — дорогие подарки. Я же просто творю небольшие чудеса. Очень практичные, заметьте. Это высоко ценится среди умных женщин. А богиня таковой и была. Поэтому начинать знакомство с цветов и подарков в сложившейся ситуации было бы глупо.

Главное, мне удалось её приятно удивить. А это уже, можно считать, пятьдесят процентов успеха. В деле обольщения нельзя останавливаться и необходимо дальше продолжать изображать из себя бога, который уже всё видел в этой Вселенной и его трудно чём-то удивить

Бает села в настоящее царское кресло и расслабилась. Она что, думала, что я прямо сейчас стану пытаться взять её насильно? При виде её прекрасной наготы, видимо, такие попытки со стороны других богов уже были. И что мне нравилось в ней, так это то, что своя нагота её не смущала. А меня перестало смущать её кошачье лицо. Оно было довольно милым и почти человеческим. Кожа остального стройного тела была красивого коричневого оттенка, который ей очень шёл.

Я молча смотрел на неё, не произнося ни слова, и её это ещё больше интриговало. Она даже изменила позу, чуть раздвинув ноги, чтобы я смог полюбоваться верхней частью её гладко выбритого лобка и чуть-чуть её манящей пещеркой. Женщина всегда и везде остаётся женщиной. Она хочет соблазнять, чтобы ей потом быть уже самой соблазнённой. Ну что ж, игра началась. Мой необычный внешний вид не вызвал у неё отторжения. Даже можно сказать, что я ей был симпатичен.

— Тебя не смущает моя нагота? — спросила она только для того, чтобы положить ногу на ногу и чтобы я успел заметить, какая захватывающая дух красота расположена у неё между ними.

Прямо настоящая Шерон Стоун в «Основном инстинкте» получилась. Молодец, подруга. Времени зря не теряешь. Очень она хочет понять, что я задумал, поэтому постоянно пытается меня «раскачать». Что скрывать, я её, действительно, хочу. Но еще больше я хочу сделать так, чтобы она сама меня тоже захотела. И здесь главное не переборщить. Она может обидеться на моё к ней невнимание.

— Мне нравится твоя прекрасная нагота и она меня нисколько не смущает, — ответил я, показав, что я оценил её красоту, что тоже понравилось Бает.

— Что ты собираешься делать дальше? — задала она свой следующий вопрос.

— Планы у меня очень большие. Можно сказать грандиозные. Например, отомстить тем, кто тебя и других богов запрятал в эти криокамеры.

— Наши с тобой желания совпадают. Но учти, что они очень сильные боги.

— Так я и не предлагаю этим заняться прямо сейчас. Мы должны набраться сил. Помимо этого, необходимо проверить твои способности и убедиться, что ты готова к этому. Если что, я смогу дополнительно разбудить Анубиса.

— Может не его? Я его немного недолюбливаю.

— Давай тогда ту крокодильшу с львиными лапами?

— Только не «Поглотительницу смерти». Тогда уж лучше Анубиса.

— Вот и договорились. Что из себя представляет Анубис?

— Он тоже слабый бог. Нас создали, чтобы мы играли свои роли в качестве актёров, с чем мы неплохо справлялись. Мы даже не можем, как ты, материализовывать предметы. Это могли делать наши создатели. Получается, ты сильный бог?

— Неслабый. Есть простой способ проверить это.

— Какой? — спросила Бает, надеясь, что ответ будет тот, который она хочет услышать.

— Ты же являешься богиней любви. Я могу показать, как я умею любить. Ты тогда убедишься не на словах, а на деле, что я сильный бог.

С ответом я угадал. Да и угадывать тут было нечего. Все её жесты, движения и мимика говорили о том, что она действительно умеет и хочет быть любима. К тому же я прочитал её мысли. Она, по-настоящему, сама этого хотела. За три с половиной тысячи лет без мужской ласки — это как же надо изголодаться по мужчине.

Я прямо под ней превратил кресло в большую кровать, на которую она, со смехом, опрокинулась. Да, хороша, чертовка. Еще и дразнит, задирая и раздвигая ноги, как будто разминая их от долгого сна. При этом открывается такой соблазнительный вид, что устоять просто невозможно. Так она ещё и мурлыкала при этом. Настоящая большая кошка. Гибкая и красивая.

У вас когда-нибудь был секс с богиней? Нет, не по пьянке, когда все женщины кажутся богинями, а все мужчины мнят себя богами. Вот и у меня такое было в первый раз за обе жизни. Она, действительно, была богиней любви. Я бы ещё добавил и секса. Мы в этом плане друг друга стоили. Прежде всего она старалась доставить удовольствие мне, а потом себе. Чем-то в этом плане она была похожа на Женьку, которая за год работы парижской проституткой привыкла во всём ублажать каждого клиента.

Мы вытворяли такие номера, что Камасутра просто отдыхает. Видно было, что Бает дорвалась до секса. Мне было дозволено делать с ней всё, что я хочу. Поэтому я старался по полной и не сдерживал себя. Мощный поток энергии «ра» при моём оргазме мог разрушить небольшой астероид, но это же была богиня. Она впитывала моё семя всеми прекрасными отверстиями своего тела. Такого я не помню ни в одной из своих жизней. Да и она, похоже, никогда подобного не испытывала. Теперь я понял, что такое «божественный секс». Это когда два бога занимаются любовью, отдаваясь этому делу со

всей страстью.

Я не стал обездвиживать свои сперматозоиды. Мне хотелось, чтобы Бает забеременела и у нас родились боги. Не полубоги, как в греческой мифологии, когда рождались дети от Зевса и земной женщины, а именно боги. Мне на секунду показалось, что и Бает думала об этом же. Первый её сын родился с головой льва. Наши дети будут почти такими же. Только они смогут, как оборотни, менять обличие верхней части своих тел по желанию. Они станут обладать способностью быть и львом, и кошкой, когда захотят. Удивительно, но я был полностью в этом уверен. Сейчас, при первом нашем близком знакомстве, я решил не раздваиваться, чтобы в следующий раз удивить её ещё сильнее.

Когда мы упали, обессиленные, друг напротив друга, Бает меня лизнула и это был наивысший знак благодарности с её стороны. А, возможно, и любви. Кто этих кошек разберёт. Они гуляют сами по себе и любят того, кого хотят.

— Ты сильный бог, — сказала Бает и ещё раз меня лизнула. — Мне понравилось.

— Мне тоже, — сказал я и погладил её за ушком, отчего она тихо заурчала, как котёнок.

— Ты скоро забеременеешь.

— И не мудрено. После такого безумного секса всегда рождаются дети. Кстати, сколько времени я спала?

— Три с половиной тысячи лет по земному исчеслению.

— А где мы сейчас находимся?

— На краю Солнечной системы.

— Ты будешь пробуждать Анубиса?

— Буду. Он мне нужен.

— Ты правильно сделал, что взял с меня клятву. У меня сначала было желание тебя убить, но потом мне пришлось тебе подчиниться. Также сделай и с Анубисом. Он бог с норовом.

— Сейчас сделаем. Ты так и будешь голой ходить?

— Ты же сказал, что тебе так нравится?

— Мы потом на мою планету вернёмся, а там принято ходить в одежде.

— Неплохо ты устроился. У тебя целая планета есть. И сколько людей тебе поклоняются?

— Двести шестьдесят миллионов, — назвал я всё население Советского Союза, которое верило в меня, но не как в бога, а как в героя и будущего Генерального секретаря, что было почти одно и тоже.

— Вот это да! Я восхищена твоими способностями. Куда там Анубису до тебя.

— Он же бог смерти или чего-то подобного?

— Ну десяток людей он сможет убить за раз и всё.

— Да, не густо. То есть, вы, скорее, имитировали богов, чем были ими?

— Немного мы умеем, конечно. Там сквозь не очень толстую стену пройти или недолго по воздуху перемещаться.

— У нас это левитацией называется. Изобразить сможешь?

Бает оторвалась от поверхности кровати и зависла в воздухе, как в невесомости. Я включил внутреннее зрение и внимательно следил за ней. Мне было видно, какие энергетические волны и потоки окружили её и какая сила подняла её от поверхности. Короче, получился абсолютно голый живой антиграв, но зато красивый и соблазнительный. Я ей любовался снизу и она это прекрасно видела. Как псионик пятого уровня, я тоже должен был это уметь, но никогда не пробовал это делать, так как просто руки до этого не доходили.

Теперь я видел, как это делает Бает и тоже взмыл вверх, вовремя затормозив, потому, что чуть не врезался головой в потолок. Немного полетав и освоившись, я стал выделывать такие же кульбиты, как и Маша в моих летающих туфлях. Вот мои жёны сегодня удивятся, когда я на концерте взмою вместе с ними вверх. А к нам в конце присоединится Бает и мы дадим жару. Думаю публика будет в полном экстазе от такого потрясающего шоу.

Я и не заметил, как богиня-кошка опять оказалась на кровати.

— Ты всё, что ли? — спросил я её, заходя рядом с ней на посадку, как заправский лётчик-истребитель.

— Я же тебе говорила, что мы левитировать по воздуху не очень долго умеем, — ответила Бает.

— Я тебе потом с этим помогу. У тебя, наверняка, стоят блокировки на многие твои способности.

— Вот это было бы просто здорово. Но ты не думай, что я спала с тобой только ради этого.

— И не думаю. Слушай, а как тебя лучше называть: Бает или Бастет?

— Бастет — это официально, а для близких я Бает.

— Понятно. Тебе какое платье больше всего из твоего гардероба нравилось?

— Вот это, — сказала она и отправила мне мыслеобраз.

Да, платье очень красивое и сексуальное. Её идеальная фигурка будет в нём смотреться очень привлекательно. Пришлось опять заняться изготовлением платьев по пожеланию заказчика. Я уже, как Слава Зайцев или Валентин Юдашкин стал. Сандалии пришлось сделать кожаными с золотыми пластинками. В общем, умереть — не встать. Выглядела в нём Бает просто отпад. Она мне напоминала топ-модель Иман из клипа Майкла Джексона «Remember The Time».

Нижнее бельё богиня принципиально не признавала, это и к лучшему. Никаких лишних бретелек не торчало сквозь тонкую ткань. Ну вот, с одной закончили, теперь можно и за бога-шакала приниматься. Его обязанности, как бога, были для меня непонятны. Он отвечал в Древнем Египте за погребальные ритуалы и мумификацию. И еще отводил души до последнего пристанища в загробном мире. Для современного человека это ничего не значило. Он же не перевозил души умерших через подземную реку Стикс, как Харон. Но внешность у него была колоритная, поэтому он мне подходил для нашего концерта и для завтрашнего открытия моего выставочного салона в Лондоне.

Процедура пробуждения повторилась. Только не было капризов и ломаний, как с Бает. Анубис сразу понял, что лучше быть почти свободным, чем ещё несколько тысячелетий пролежать в тесной капсуле в анабиозе. Поэтому дал клятву служить мне не раздумывая. Правильно мне посоветовала Бает, так как Анубис был еще и прекрасным воином, а также «первым бойцом Осириса». Вот и у меня таковым будет в свите. Я их с Бает сделаю своими аватарами, какими были Рама и Кришна у Вишну.

Увидев Бает, Анубис хищно оскалился, а богиня зашипела, как кошка. Всё правильно, не любят кошка с собакой друг друга, даже в человеческом и божественном обличии.

— Так, чем вы питаетесь? — спросил я этих двух богов-антиподов.

— Я предпочитаю мясо, — ответил Анубис, посмотрев на Бает.

— Ну а кошки любят рыбу, — промяукала богиня и облизнулась.

— У нас, на Земле, кошки любят Вискас. Это такое специальное питание в пакетиках для них.

— Мы больше люди, чем животные. Поэтому наша человеческая ипостась требует обычной, людской пищи.

— Если вы пока не голодны, я бы хотел проверить Анубиса. Действительно ли он так хорош, как говорят о нём легенды.

Анубис осклабился, обнажив передние собачьи клыки, что означало, что он всегда готов показать себя. Но прежде всего я материализовал для него схенти — набедренную повязку фараонов. Не голым же ходить шакалоподобному богу. Сандалии, клафт и усех я тоже передал ему. А вот торс следовало оставить неприкрытым, как на многих живописных рисунках, обнаруженных на внутренних стенах египетских пирамид.

Бог был немало удивлён моим фокусам с материей, как и Бает в начале нашего с ней общения. Она сидела и улыбалась, довольная выбранным ею мужчиной. К тому же предстоял поединок между двумя самцами и она представляла себе, что мы будем сражаться из-за неё и это ей нравилось. Далее мне пришлось материализовать четыре деревянные палки, которые нам заменят мечи. Ну не ваджрой и «убийцей богов» мне сражаться с Анубисом?

А он, действительно, хорош. К тому же он был амбидекстр, то есть владел мечом обоими руками одинаково хорошо. В первые минуты поединка мне пришлось несладко. Анубис владел приёмами неизвестной мне школы мечевого боя, поэтому я пропустил два удара и счёт стал 2:0 в пользу Шакала. Даже Бает начала волноваться за меня. И это говорило о том, что она ко мне, действительно, неравнодушна.

Но я быстро вычислил слабые стороны Анубиса и смог закончить поединок со счётом 5:3 в свою пользу. Никакие трюки, типа левитации и невидимости, мы не использовали, хотя по поводу второго я был не уверен и оказался прав. Анубис не умел становиться невидимым, а только мог недолго левитировать. Как и Бает, он умел проходить сквозь тонкие и незащищенные силовыми полями стены. Телепортацией, как и телекинезом, они тоже не владели. Им хватало и того, что в них заложили предтечи.

— А вы быстро ухватили суть моей техники и победили меня, — с поклоном сказал

Анубис. — Всегда приятно служить более сильному господину.

Бает тоже была довольна. Я показал, что дети от меня будут сильными и умными богами, что приятно каждой женщине. А мне было приятно, что я смог справиться с непростой задачей, не прибегая к своим псионическим способностям. Рама и Кришну были не особо хорошими бойцами, но я вчера неплохо размялся с ними. И это мне сегодня здорово пригодилось. Вывод: тренироваться надо каждый день.

— Ты тоже хорош, — сказал я, развоплотив палки. — Отныне ты будешь моим спарринг-партнёром. Мне необходимо поддерживать форму. Помимо этого вы будете составлять мой эскорт при разных важных мероприятиях.

— Как у старшего бога или фараона, — уточнил Анубис, догадавшись, что означает незнакомое для него слово «спарринг-партнёр». — Мы так иногда и выступали.

— Тогда мы сейчас отправляемся на мою планету. Там мы сможем поесть, после чего уже займёмся делами.

Перед уходом я дематериализовал кровать, на которой мы кувыркались с Бает, и Анубис увидел меч, при виде которого пришёл в волнение.

— Я знаю этот меч, — сказал он, неотрывно глядя на моё оружие. — Его могли держать в руках только высшие боги. Значит, ты один из них?

— Он и есть высший, — первый раз за это время Бает напрямую заговорила с Анубисом, специально подчёркивая наши с ней особые отношения.

— Предупреждаю сразу, у меня есть пять жён. При них особо не вдаваться в подробности наших взаимоотношений и того, чем мы будем заниматься.

— Мы поняли, господин, — ответили оба.

— И зовите меня Андр.

Меня не было минуту по земному времени, поэтому Ксюха сидела и ждала меня. Но увидев, кто идет со мной, она замерла и открыла рот от удивления. А ещё Герой Советского Союза называется. Я же её предупредил, что отправился к богам Древнего Египта. Хотя не говорил, что вернусь вместе с ними.

— Познакомься, товарищ капитан, — сказал я застывшей подруге. — Это Бастет, для своих просто Бает. Богиня-кошка из пантеона богов Древнего Египта. И Анубис, бог-проводник душ умерших в загробное царство.

Ксюха сглотнула и встала, поднеся правую руку к форменному кепи, которое успела надеть. Боги поняли, что я их предсавил какой-то девушке и улыбнулись. Бает улыбалась довольно мило, а вот Шакал скалился, конечно, агрессивно. В общем, не было печали, купила баба порося. Ну да, настоящий зверинец мужик домой притащил. Какая женщина этому обрадуется?

— Капитан Космических войск Журавлёва, — отрапортовала Ксюха, слегка придя в себя. — Весьма рада рада знакомству и такой неожиданной встрече.

Пришлось ментально перевести эти два предложения моим сопровождающим и коротко рассказать, кто такая Ксюха и где они находятся.

— Луну мы знаем, — ответила Бает, решив перейти с ментального языка на

обыкновенную речь, хотя Ксюха атлантского не знала. — В нашем пантеоне её богиней являлась Астарта.

Пришлось вызвать дроида в качестве переводчика, который быстро перевёл для Журавлёвой, что сказала Бает. Так как боги умели говорить на атлантском ментально, они сами стали заказывать себе обед в пищевом синтезаторе.

— Они что, правда настоящие боги? — спросила меня Кюха почему-то шёпотом.

— Да, настоящие, — ответил я. — А ты чего шепчешь? Говори нормально. Ты на базе хозяйка, вторая после меня. Ну а в постели первая. К тому же, они по-русски не понимают. Что, понравились?

— Кошка очень даже ничего, а вот Анубис страшноват. Хотя фигура у него спортивная и накаченная. А зачем они тебе?

— Мы сейчас с Анубисом спарринговались на тренировочных мечах и я его с большим трудом победил.

— Ты что, круче, чем египетский бог?

— Но я же советский человек. К тому же член Политбюро. Помимо этого мне надо поддерживать имидж непобедимого война. А что может быть круче, чем победить бога?

Ксюха смотрела на меня изумлённо-восхищенным взглядом. Надеюсь, что она не захочет срочно рожать от меня детей, как Бает и мои пять жён. На кого я тогда свою космическую базу оставлю, если она и еще, не дай Бог, Ярцева от какого-нибудь лейтенанта залетит. Может им всем презервативы раздать? Девчонкам фемидомы с диафрагмами, а парням какие-нибудь особые резинки с пупырышками? Или всем девушкам гинекологический осмотр устроить и спирали поставить? Хотя можно ограничиться мини-пили или гормональными пластырями. Но побочные эффекты в виде головных болей и увеличение массы тела девчонкам явно не понравятся.

Это я и стал обсуждать с Ксюхой, которая косилась на то, как древнеегипетские боги ели за столом. Она, наверное, думала, что они будут, как животные, есть прямо с тарелок, слизывая или кусая. Нет, Бает не лакала молоко язычком из плошки, а пила его из стаканчика, держа рукой, как все люди.

— Ну ты и спросил, — ответила она удивлённо. — Я больше половины того, что ты сказал, не знаю. Презервативы — дело хорошее, но могут ведь и забыть воспользоваться. Когда любовь в голову вдарит, обо всём забываешь. С тобой в этом плане хорошо. Ты сам решаешь проблемы и у меня по поводу беременности голова не болит.

— Я могу помочь, — вмешалась в наш разговор Бает, так как дроид автоматически весь наш разговор переводил на атлантский. — Я же богиня любви, поэтому знаю специальный эликсир.

— Предложение интересное, — сказал я. — Только для элексира нужны ингредиенты, а где их взять? За три с половиной тысячи лет всё могло кардинально измениться.

— Разберёмся на месте. В районе Нижнего Нила за это время не было больших войн с применением планетарного оружия?

— Локальные военные конфликты были и всё.

— А этот ваш элексир для девушек не вреден? — спросила Ксюха у Бает.

— Абсолютно. Хватает на три месяца. Сколько у вас девушек?

— Сорок шесть.

— Каждая порция небольшая, поэтому для его приготовления потребуется среднего размера кувшин.

— Вот видишь, Журавлёва, а ты ещё спрашивала, зачем мне боги нужны. Очень даже пригодились: что Бает, что Анубис. Так что не надо мне будет изображать из себя гинеколога и устраивать смотровой кабинет для лейтенанш. Хотя, я думаю, девчонки не отказались бы от такого глубокого и проникновенного обследования со стороны вышестоящего начальства.

— Все вы мужики бабники. Вам бы только поиграться с нами, получить удовольствие и всё.

— А вы не такие?

— Такие, — ответила за Ксюху Бает. — Мы тоже любим получать удовольствие от мужчин и играть ими. Так что все мы одинаковые.

Хорошо, что Ксюха не догадывалась, что мы вытворяли в постели с этой женщиной-кошкой совсем недавно. Хотя даже если бы и узнала, то какое её дело? Она мне не жена, а подчинённая. Да, она мне нравится и всё. Только секс и ничего больше.

— Теперь нам необходимо отправиться в гости к арахнидам, — сказал я и связался с Крис. — Ты вычислила координаты ближайшей от нас планеты, захваченной членистоногими?

— Да, — товарищ генерал армии. — До неё потребуется всего один гиперпрыжок на наших улучшенных двигателях.

— Отлично. Капитан Журавлёва, поднимайте экипаж линкора «Москва» по тревоге. Тревога боевая, не учебная. Я теперь буду вам часто такие устраивать. За себя оставите старшего лейтенанта Ярцеву.

— Есть, товарищ замминистра обороны, — отчеканила Ксюса и рванула в казармы.

— Она влюблена в тебя, как кошка, — констатировала, умудренная многовековым жизненным опытом, богиня. — Умеешь ты влюблять в себя женщин.

— Они сами в меня влюбляются. Вы сейчас отправитесь со мной. Меч понесёт Анубис, а ваджру — ты, Бает.

— Но я не могу к нему прикасаться, — ответил Шакал.

— Держи только за ножны. Не трогай рукоять и всё будет нормально. Ты будешь теперь ещё и моим оруженосцем.

Правильно сделали предтечи, что никаких видов оружия, произведённых ими, никто не мог коснуться. Если Анубис попытается вынуть мечь, то он умрёт. А Бает не сможет активировать ваджру. Мне по статусу не пристало ходить с мечом перед своими офицерами. А этим двум, всё равно, делать нечего. Пусть побудут пока моими оруженосцами.

До моего линкора мы добрались на антиграве, который очень понравился двум моим

сопровождающим. Зачем напрягаться и заниматься левитацией, когда можно то же самое действие совершить, не прикладывая никаких усилий. Я обратил внимание, как аккуратно Анубис обращается с моим мечом. Для него он представлял смертельную опасность, но он старался никому не показывать свой страх. Молодец, хорошо держится.

— Бает, я слышал, что в Древнем Египте был изобретён некий эликсир молодости и якобы им пользовалась Клеопатра? — спросил я женщину-кошку, когда мы попали в центр управления линкором или, как любят называть его моряки, капитанский мостик.

— Был такой, — ответила она. — Это я его придумала. А тебе зачем?

— Вон Ксении наверняка понадобится. Хотя она и так молода и красива. Лучше маме своей подарю. У неё скоро день рождения. Можно будет, когда переместимся в Египет, заодно и его изготовить.

— Сделаю. Мы на Землю тоже полетим на этом красавце?

— Нет. Я, обычно, просто телепортируюсь в нужное место.

— Не может быть! Я об этом слышала, но до конца не верила. И ты можешь открыть телепорт прямо с Луны в Египет?

— А что тут такого? Главное, не тащить в него слишком много народа, иначе просто не сможешь его удержать открытым и будет потом очень жёсткий откат.

— Даже те, кто создал нас, не все это умели делать, — отметил на это Анубис. — Значит, ты даже могущественнее их.

— Как вы их называете?

— Просто Создатели, — ответила Бает.

— Мы их называем предтечи. Они сейчас далеко и я с ними скоро встречусь.

В этот раз я не стал отправлять свою копию на линкор «Москва», так как особой опасности не было.

— Капитан Журавлева, — связался я со своим заместителем по обычной связи. — Вы командуете, я за вами. Координаты получили от Крис?

— Да, получила, — ответила она, волнуясь, так как никогда она мной и моим кораблём еще не командовала.

Но скоро в её подчинении будет целая эскадра, поэтому надо к этому привыкать. Я еще организую тренировочные полёты всем нашим составом. Получается только тринадцать линкоров, так как экипажи меньше десяти человек отправлять в полёт я не разрешил. Плюс мои шестнадцать. Итого двадцать девять космических кораблей. Сила уже набирается немаленькая, но и не очень большая.

Вот таким флотом Ксюхе и придётся командовать. Она это понимала, но пока, с непривычки, немного побаивалась. Как всякий нормальный человек в такой ситуации, тем более женщина.

Вышли мы из базы в открытый космос очень хорошо. Журавлёва ведущая, я — ведомый. А потом она скомандовала уйти в гипер и я повторил ментальную команду искину своего корабля. У нас было время пообщаться с моими оруженосцами и я решил выяснить у Бает, что за ингредиенты необходимы для этого её элексира от беременности. У нас это

называлось отваром из гормональных противозачаточных трав. Я немного был знаком с этой темой, так как моя прабабушка была травницей, хотя многие называли её колдуньей, и я её застал живой, когда мне было девять лет.

Я бывал на летних каникулах у неё в деревне под Новосибирском и там к ней приходили женщины, которым она делала подобные отвары. Тогда я не понимал, для чего они. Но составы и как их приготовить я запомнил. Делать-то по вечерам в деревне было нечего. Телевизора у прабабушки Пелагеи не было, вот я и слушал, лёжа на печи, эти мудрёные разговоры. А потом, днем, когда оставался один, ещё и в её тетрадке рецепт мог посмотреть.

Да там ничего сложного и не было. На всю жизнь я запомнил четыре основные травы: семена гвоздики, трава плауна, болотный багульник и корни горечавки трёхцветковой. Поэтому я и спросил у Бает:

— Что за травы для зелья от нежелательной беременности ты собираешься использовать?

— А ты что, и в этом разбираешься?

— Я во многом разбираюсь. Прабабка у меня была травницей.

— Никогда не слышала, чтобы боги получались из людей.

— Да сплошь и рядом. Ваши Создатели тоже бывшие люди. Богом стать сложно, но можно.

— Надо же. Теперь кое-что становится понятно.

— Ну, да. Не прошло и тридцати пяти веков, как ты поняла.

— Не смейся. Я серьёзно.

Забавная она, как настоящая кошка. Так и хотелось погладить её по шёрстке, но не при Анубисе. Воины подобных нежностей не понимамают.

— Давай, рассказывай о своих травах для элексира, — сказал я ей.

Оказалось, что наши рецепты не совпадали. Названия и травы были разные. Но я не расстроился. Главное, что вспомнил детство, деревню и прабабушку.

Но тут, неожиданно, мне пришла в голову мысль о том, что мы не сможем крутить в воздухе сальто на концерте, так как у нас нет беспроводных наголовных микрофонов. У нас изначально были беспроводные обычные три, а потом я поменял старые и закупился новинками в 2019 году. Но их надо было держать в руке или крепить на стойке. С такими особо в воздухе не покувыркаешься. Только мне сейчас с этими наголовными микрофонами возиться совсем не хотелось. Там помимо самого микрофона имелся передающий блок, спрятанный под одеждой. И третьим в комплекте шло само принимающее устройство. Поэтому я озадачил этим делом Крис.

— Сможешь? — спросил я её через искин своего линкора, обрисовав неожиданно возникшую проблему.

— Это несложно, — ответила она. — Нужно три комплекта?

— Дай поминиатюрней их надо сделать. Нам в воздухе с ними крутиться придётся. Чтобы тяжесть на поясе от передающего блока не ощущалась.

— Сделаю.

Ну вот, а то я самое важное чуть не забыл со всеми этими богами из разных уголков земного шара. То древнеиндийские боги мне докучают, то я сам уже докучаю, но древнеегипетским. Хотя с одной очень симпатичной кошкой «докупаться» мне очень даже понравилось.

Но вот мы вышли из гипера и все сторонние проблемы сразу отошли на второй план. Мы стояли втроем возле огромного галовизора, заменявшего мне иллюминатор. Вид из него открывался нерадостный. Сразу было видно, что планета была давно захвачена арахнидами. Вокруг неё кружились тысячи биокораблей членистоногих. Ни Бает, ни Анубис такого никогда не видели.

— Это кто? — спросила богиня-кошка.

— Это империя огромных паукообразных мыслящих насекомых, — ответил я. — Захватили часть нашей Галактики и никто не смог дать им отпор, кроме меня.

— Судя по их поведению, они слегка заторможенные, — сказал Анубис, внимательно разглядывая обстановку вокруг планеты. — Они должны были тут же броситься на нас и атаковать.

— Я уничтожил десять их планет, с которых осуществлялась координация ими. Поэтому они немного дезориентированы, но это скоро пройдёт. До главного мозгового центра я добраться не успел. Планета скрыта под системой невидимости, но я её, всё-таки, вычислил.

— А сюда прибыл, чтобы своих людей потренировать?

— Точно. Их же надо на чём-то обучать.

Тут арахниды нас заметили и направились в нашу сторону. Вялые-то они вялые, но продолжают представлять серьёзную опасность для нас, потому, что их очень много. Только вот зря они сгруппировались и заметил это не только я.

— Открыть огонь по кораблям арахнидов из всех бортовых орудий, — прозвучала команда Ксюхи, которая касалась и меня тоже.

В этом бою я был её подчинённым, поэтому отдал ментальный приказ своему линкору открыть огонь из двух орудий главного калибра. И понеслась душа в рай. С планеты на помощь своим поднялись еще несколько тысяч биокораблей и началось настоящее сражение. Да, двух линкоров, даже таких мощных, как наши, было маловато на такую толпу. Можно было уйти назад в гипер, но ни я, ни Ксюха этого делать не хотели. Ксюха — из гордости, а я — потому, что у меня были два туза в рукаве.

Первого козырного туза я решил вынуть прямо сейчас и мощным ширококонусным лучом выбросил энергию «ра» в самое большое скопление кораблей противника. Увидев, как из моей руки вырвался яркий пучок света и процентов десять «кальмаров» просто растворились в космосе, Бает и Анубис встали передо мной на одно колено, узнав эту энергию. Да, это была энергия первого египетского бога Солнца, Ра. Эффект их потряс и они в эмоциональном порыве признали меня за верховное божество. Если бы они знали, что я только учусь. Сила настоящего демиурга была намного мощнее и мне до

неё было ещё далеко.

Я повторил атаку еще четыре раза и Ксюха почувствовала, что нам теперь ничего не угрожает. Поэтому стала методично расстреливать начавших паниковать арахнидов. Мой линкор тоже продолжал вести огонь, поэтому через пятнадцать минут космос перед нами был полностью чист.

— Командир, мы победили! — кричала радостная Ксюха. — Спасибо за помощь.

Она не знала, что именно я, а не мой линкор уничтожил больше двух третей «кальмаров». Это видели только Бает и Анубис, которым я сразу приказал подняться с колен.

— Можно возвращаться? — спросила Ксюха, автоматически передавая командование мне.

— Сейчас планету зачистим и тогда повернём домой, — ответил я.

— Так у нас всего только десять человек экипажа. Мы её несколько лет зачищать будем.

— У меня есть, кому этим заняться и без нас.

Ксюха удивлённо хмыкнула в микрофон, но ничего не сказала.

— Белиал, покажись, — скомандовал я вслух.

— К вашим услугам, мессир, — сказал в ответ возникший у меня за спиной Король демонов.

При виде появившегося исчадия ада Бает громко зашипела, отскочила назад и выпустила острые когти из подушечек пальцев. Анубис тоже воспринял появление Белиала, как угрозу. Он оскалил зубы и грозно зарычал.

— Отставить! — скомандовал я им. — Это свои. Белиал, для тебя и твоих легионов есть работа. Надо очистить планету, как вы это уже делали. Но мне нужен новый вид арахнидов. Не сожрите его, как прошлый раз.

— Понял, — ответил тот и осклабился. — Сделаем.

И исчез, довольный.

— Тебе подчиняются демоны из преисподней? — еле придя в себя, спросила шокированная Бает.

— Да, — ответил я и улыбнулся на такую её реакцию. — Ты же сама сказала, что я сильный бог.

— Даже я не могу повелевать демонами, — ответил Анубис. — Я только провожаю души в царство мёртвых.

— Я сразу поняла, что ты верховный бог. Никто даже из высших богов такого сделать не способен.

Вскоре вернулся довольный Белиал вместе с двумя своими демонами, которые тащили за собой огромного жука. Не мозгового, но тоже необычный экспонат. Очень смахивал на таракана. Пригодится сегодня вечером для показа на концертной площадке в Хьюстоне. Тот активно дергался, понимая, что ему грозит и пришлось его волной боли просто отключить.

— Исчезни, — скомандовал я и Белиал исчез, оставив после себя сильный запах серы,

от которого Бает постоянно морщилась.

А я уже, как-то, привык. Богиня-кошка и Анубис внимательно рассматривали жука-переростка, а я решил проанализировать ситуацию. Я ведь не просто так потащил Ксюху и её линкор с экипажем сюда. Да, потренировать их было нужно. Но это была не главная моя цель. Напав на планету арахнидов, я рассчитывал, что сигнал об этом дойдёт до главного жука. А это покажет ему, что Клендаху, где он прячется, я так и не нашёл и стал планомерно зачищать все близлежащие ко мне планеты. То есть, он поймёт, что можно продолжать действовать, чем обязательно раскроет себя.

Вполне возможно он решит начать восстанавливать разрушенную связь и станет готовить новых своих помощников. А они должны будут явиться к нему. Вот их-то сейчас и отслеживает Крис. Как только они появятся, я начну атаку.

На базу мы вернулись вместе, но свои корабли пришвартовали в разных ангарах. Поэтому нашего возвращения никто не видел. Слишком колоритными были мои оруженосцы, чтобы их представлять всему составу роты. Ксюха их видела и этого было достаточно. Хотя своей подруге и заместителю Ярцевой она обязательно про них расскажет. Завтра их всех с собой возьму и вообще вмешиваться в предстоящий бой не буду. Сегодня помог и хватит. Пусть теперь полностью сами выкручиваются.

Хотя они должны обязательно почувствовать безвыходность своего положения, когда на один твой линкор наваливается сразу несколько тысяч кораблей противника. Вот тогда человек понимает, годен ли он для такого дела или нет. Именно в этот момент проявляются все его лучшие качества и способности.

Ксюха пришла ко мне в зал центрального управления, вся сияющая и гордая. Я, как раз, давал задание Крис забрать нового пленника и подготовить его для транспортировки на землю в качестве очередного экспоната нашего зверинца. Пятерых некромонгеров она уже приготовила, так что хьюстонцы увидят немного расширенный вариант нашего зоопарка.

— Разрешите доложить, товарищ генерал армии, — сделала она попытку перейти на официальный тон, косясь на двух древнеегипетских богов, стоящих рядом.

— Отставить, — сказал я и улыбнулся. — Здесь все свои, можешь не тянуться.

— Классно у нас всё получилось. Мне пришлось посадить весь экипаж в качестве стрелков. Я думала, что мы не справимся.

— Я был рядом. Поэтому основным калибром не стрелял до последнего момента, выжидал. Ну а когда понял, что вы не отобьётесь, вмешался.

— Значит, это была некая своеобразная тренировка?

— Я же предупредил, что состоятся учения, максимально приближенные к боевым.

— Мы чуть все не обделались. Я же видела, что твой линкор тоже зашивается.

— Ты же помнишь книгу Николая Островского «Как закалялась сталь». Именно так и закаливают сталь, как я вас. Зато теперь ты чувствуешь настоящий вкус победы. Понять, что ты сейчас погибнешь и уже проститься с жизнью, а потом неожиданно выиграть бой — это дорогого стоит. Так готовят настоящих космических волков.

— Так мы теперь волки?

— Да, проверку вы все успешно прошли и экзамен в экстремальных условиях сдали. Но без меня такого не вздумайте устраивать. Передай старшему лейтенанту Ярцевой, что сейчас её очередь. Только ничего ей не говори. Ясно?

— Поняла. Ну ты и зверь.

— Зато вы теперь лучшие из лучших. Элита Космического флота СССР. Через десять минут чтоб Ярцева и её экипаж были на местах.

— Есть, товарищ генерал армии.

Вот так и получаются из вчерашних обычных домашних ребят и девчонок настоящие космические герои. А всё потому, что времени у меня и у них нет. Таким же способом обучают плавать. Бросают в воду и командуют плыть. Но находятся рядом и страхуют новичка. Так сразу раскрываются его лучшие качества: упёртость, спортивная злость и желание во что бы то ни стало победить.

— Да, серьёзно ты за них взялся, — сказала Бает. — У нас в Египте тоже так воинов готовили.

— Иногда даже жёстче, — добавил Анубис.

Мы опять втроём отправились на арахнидов. Крис скинула нам координаты ещё одной планеты и я предупредил Ярцеву, как и до этого Ксюху:

— Командуешь ты, я — ведомый.

— Есть, товарищ генерал армии, — ответила старший лейтенант.

Всё практически повторилось, только я выжидал ещё дольше, пока биокорабли арахнидов не окружили плотным кольцом линкор «ЕМ1». Но не зря Ярцева стала Героем Советского Союза. Не запаниковала, упорно держалась и сражаласьь до самого конца. Значит, я в девчонках не ошибся и они смогут командовать батальоном, а то и полком. Её экипаж тоже не дрогнул, правда её линкору досталось больше, чем ксюхиному. Ничего, дроиды его быстро восстановят. Запчастей, как и кораблей, у нас теперь было много.

Отныне у меня есть два экипажа, которые не уступят пранским опытным воякам, а то и превзойдут их. Значит, теперь можно отправляться забирать жён с пляжа, а заодно вместе с ними минут десять потренироваться в полётах на открытом пространстве.

— Сейчас я и Бает отправляемся на землю, — сообщил я своим сопровождающим. — Ты, Анубис остаёшься здесь.

— А почему мне нельзя с вами? — спросил тот.

— Там мои жёны голые загорают и купаются. Гарем это мой и вход туда разрешён только мне и особам женского пола. Ну и евнухам, конечно. Но ты ни к одной из данных категорий не подходишь.

Пришлось при них открыть портал прямо на остров. Видом таких моих возможностей они были потрясены. Да, придётся с ними дополнительно поработать. Бает я точно уберу блоки на некоторые её способности, а с Анубисом пока торопиться не буду. Я его подсознание проверил и он чист. Но, на всякий случай, я еще немного выжду. Проверю его сейчас в деле. Вместе на супер мозгового жука отправимся. Вот там себя пусть и

проявит.

— А потом мы с тобой на одно серьёзное дело пойдем, — сообщил я Анубису, чтобы не думал, что я ему не доверяю.

Девчонки уже лежали в шезлонгах и отдыхали. Увидев, что рядом с ними открылся портал, они поняли, что это пришёл за ними я. Они вскочили и уже хотели бежать ко мне, но застыли, как вкопанные. Вид был просто потрясающим. Пять голых красоток замерли, увидев у меня за спиной улыбающуюся Бает. Они уже видели её вчера, когда мы все вместе были на «Звезде смерти», но она находилась в криокамере и лежала в анабиозе. А теперь они увидели её живой. Но шок быстро прошёл и сменился узнаванием, а потом и радостью.

— Привет, красавицы, — обратился я к своим загорелым и стройным жёнам. — Это богиня Бает, она теперь выполняет роль моего телохранителя и эскорта. Она не понимает по нашему, но передавать ментально образы в ваш мозг сможет.

Бает поклонилась моим женам, не смотря на то, что она была божественного происхождения, а мои жёны были простыми девушками. Ну кроме Ди, с её родословной, которая шла от самого Иисуса. Так как я им всем увеличил КПД их мозга, они сумели принять от Бает те мыслеформы, которые означают приветствие.

Мои подруги тоже поклонились и передали привет устно, потому, что передавать мысли ещё не умели. Но они были очень довольны тем, что умеют хотя бы принимать картинки, отправленные ментально. Я ведь даже не успел с ними этим позаниматься. Моё упущение и надо будет его побыстрей исправить.

Глава 3

«Вырос Гор, стал сильным, храбрым юношей, могущественным богом. Часто любил он расспрашивать мать, божественную Исиду, об отце, о его жизни и смерти. И вот наступило время исполнить Гору свой сыновний долг — отомстить за отца. Никто не был страшен молодому сильному богу, и он отправился искать своего противника, убийцу отца — коварного Сета. Все любили Гора, и в этой любви была его сила».

«Мифы Древнего Египта»

— Ну что, научились хорошо летать? — спросил я своих загоревших на солнце жён.

— Да, — ответила инструктор Маша. — Сегодня на концерте сможем показать всё, на что способны. Сейчас хочешь посмотреть?

— Давайте. Кстати, Бает тоже умеет левитировать, только недолго.

— Вот здорово! — обрадовалась Солнышко. — Нашего полку прибыло.

— Да и я только что освоил это дело. Так что выступать с воздушно-акробатическими номерами на концерте будем все вместе.

— Не может быть, — восхитилась Лилу. — Ты можешь летать без специальной обуви?

— Теперь могу.

— Покажи, — попросила Ди и мне пришлось раздеться до трусов, так как вид болтающегося во все стороны мужского достоинства, особенно во время выполнения в воздухе мертвой петли, смотрелся бы не очень гармонично и эстетично.

Раз просили полётов, их есть у меня. И я взмыл в высь, неограниченный ни потолком над головой, ни стенами по бокам. Девчонки завизжали от радости, а Бает захлопала в ладоши.

Я покрутился в воздухе минуты три и спикировал вниз, зависнув перед самой землёй. Девчонки бросились мне на шею, радуясь и за меня, и за себя. Потому, что у нас теперь была полностью летающая семья. Только они летали при помощи специальных туфель, которые им изготовил я. А я летал, преодолевая силу притяжения самостоятельно, благодаря своим способностям псионика.

— А Бает с нами полетает? — спросила Маша, косясь на очень красивый наряд богини.

— Сейчас я ей блок в голове уберу и тогда обязательно полетает, — ответил я и ментально дал команду женьщине-кошке подойти ко мне.

Да, намудрили с ней эти предтечи. Положив ладони на виски Бает, я понял, что эти умники сначала установили ей возможность левитировать без ограничений, а потом установили жесткий лимит по времени. Зачем это надо было делать, я не знал. Но потом, обязательно, спрошу об этом у Бает.

Через две минуты я устранил блок, ограничивающий её возможности летать, но только

его. С остальными надо будет разобраться позже. Когда я закончил, Бает скинула с себя моё платье и осталась голой, как и мои жёны. Во-первых, в платье летать неудобно. А во-вторых, она не хотела выделяться среди моих обнаженных подруг. Девчонки были восхищены её точёной фигуркой и бронзовым оттенком кожи. Выждав несколько секунд, Бает, с визгом, взмыла свечкой в воздух. Это тебе не те жалкие возможности, что у неё были до этого. А за ней рванули и девчонки, которые уже надели антигравитационные туфли.

Ну и я опять поднялся в воздух и понёсся за ними. Догнав группу голопопых красавиц, я присоединился к ним и мы стали вместе, всемером, кружиться над морем, взявшись за руки. Потом я и Бает отлетели в сторонку и мои ведьмы показали, чему они научились за эти несколько дней. Классно у них всё получалось. Даже Лилу, у которой было меньше всех времени на подготовку, великолепно смотрелась среди остальных. В общем, сегодня мы устроим настоящий фурор в Хьюстоне.

Налетавшись и навеселившись вдоволь, мы отправились в Чикаго, в наш президентский люкс. Девчонкам надо было помыться, собраться, а это процесс не очень быстрый. Вещи для переезда соберут дроиды. Они же и выступят в качестве переводчиков, так как Бает я оставлю с жёнами. Там, куда мы собрались с Анубисом, она нам не нужна. Девчонки к ней быстро привыкли. Так она и вела себя как они, как самая настоящая девчонка, поэтому разница в возрасте в пять тысяч лет совсем не ощущалась.

Когда мы все заявились в номер, то там нас встретила Женька, которая от удивления ойкнула и села мимо стула. Да, мой косяк. Не предупредил её, вот и обалдела француженка от вида голой богини. То, что это древнеегипетская богиня, она догадалась сразу. Ей мои жёны про неё ещё вчера рассказывали и утром мы с ней вели разговор о том, что, возможно, мне удастся кого-либо из богов оживить. Но то, что я её притащу сюда, к нам в номер, она совсем не ожидала.

— Жень, — обратился я к ней, когда она немного пришла в себя, — мы потом в Москву отправляемся на запись в нашу музыкальную студию, так что предупреди Серёгу.

— А мне можно с вами? — спросила она.

— Только все вещи к перееду подготовь. И своих двух помощников предупреди. Нам же их с собой придется брать?

— Да. Они теперь работают на нас со Стивом. А это, если я не ошибаюсь, египетская богиня Бастет?

— Она самая. Для своих она просто Бает. Теперь она в нашей команде. Но до концерта о ней никому ни слова.

— Поняла.

— И еще с нами будет Анубис. Он сейчас на лунной база меня ждёт.

Да, теперь у меня есть свой личный домашний зверинец. Кто-то держит дома собак или кошек. А у меня по-простому не получается. Мне, обязательно, нужно что-то такое, эдакое, чтобы люди садились мимо стульев от удивления, как Женька.

А сейчас пора отправляться на встречу с главным жуком. Планету я нашёл, а где искать

логово этого гада я не знал. Крис подтвердила, что когда мы «мочили в сортире» арахнидов, на невидимую планету проникли десять биокораблей. Всё правильно. Главный жук решил собрать совет и назначить новых координаторов. Как я помню, мозговые жуки были хоть и не особо маленькие, но и не такие огромные, как их самый главный. Поэтому для их перевозки хватит по одному «кальмару» на каждого. Значит, наша задача будет состоять в том, чтобы прихлопнуть их всех разом.

Но у меня с собой был один из двух бриллиантовых черепов, взятых из сокровищницы храма Вишну, внутри которого хранилась вся информация по всей нашей Вселенной. Надеюсь, в нём будет что-то конкретное по логову этого жука. А второй я оставил на базе, там его дроиды сейчас охраняют. Тот, который был сейчас со мной, пусть дорогу мне покажет. Ха, прямо как в русской народной «Сказке о серебряном блюдечке и наливном яблочке»:

«Катись, катись, яблочко

По серебряному блюдечку,

Покажи ты мне на блюдечке

Города и поля,

И леса и моря,

И гор высоту,

И небес красоту».

Понятно, что череп я не буду катать по «тарелочке с голубой каёмочкой», но всю информацию надо будет из него, обязательно, вытрясти. Как мы говорим: «не мытьём, так катаньем».

Анубис меня ждал там, где я его оставил. Меч мой лежал рядом с ним, а ваджру я у Бает забрал.

— Ты какими мечами предпочитаешь сражаться? — спросил я своего охранника.

— Я люблю хопеш, — ответил он. — И без всяких наворотов. А лучше два.

— Да я уж понял, что ты амбидекстр. Тогда выбирай.

И я материализовал пять разных хопешов, которые я когда-либо видел. Анубис уже не удивился этому и спокойно стал проверять каждый. Начиная от заточки и кончая балансировкой самого меча. Выбрав два, он довольно оскалился.

— Кого идём убивать? — спросил Шакал, круча мечами восьмёрку.

— Главного арахнида, — ответил я и забрал свой меч со стола. — Нас не ждут, но особо расслабляться по этому поводу не стоит.

После этого я открыл портал по координатам, которые мне сообщила Крис. Пришлось брать поправку на пару десятков километров, чтобы попасть прямо на поверхность. Да, я всё рассчитал точно и мы оказались в какой-то пустынной местности с виднеющимися впереди горами. Мы перед выходом облачились в скафандры и я еще взял с собой антиграв. Но скафандры нам особо не понадобились. Дышать местным воздухом

оказалось можно, но с трудом, потому, что было слишком жарко. Даже Анубис, привыкший к изнуряющей жаре Египта, чувствовал себя не особо хорошо. Поэтому скафандры мы снимать не стали, избавившись только от шлемов.

Устроившись на антиграве, я достал бриллиантовый череп и стал ментально спрашивать у него, куда нам двигаться дальше. Раз побывав в руках у атлантов, он знал атлантский язык. Оказалось, что те горы, которые маячили впереди, и были логовом супермозгового жука.

С тем, что нас не ждали, я слегка погорячился. Засекли нас сразу какие-то огромные стрекозоподобные создания, которые постоянно летали в воздухе, и вызвали к нам целый табун арахнидов. По поднимаемому ими облаку пыли было понятно, что их несколько тысяч. Радовало только то, что они шли очень кучно. Придётся сначала поработать энергией «ра», а уж потом размяться с мечами.

Три выброса энергии и от табуна до нас добежали только особей двести. Вот это по-честному. Правда, мечами нам ещё до этого пришлось немного помахать. Нас атаковали стрекозы размером с двухместный самолёт типа Цессны. Только показать своё владение мечом мне толком не дали. Первую стрекозу срубил Анубис. А вот когда я достал свой меч, они резко передумали на нас нападать. Соображают, твари, что от этого меча лучше держаться подальше. Но пока наземные арахниды бежали в нашу сторону, мне удалось одиночными импульсами энергии «ра» уничтожить этих летающих монстров. Надо было взять с собой бластер, но я как-то понадеялся на свой меч и на себя. Следующий раз возьму обязательно.

Ну вот и кавалерия до нас добежала. Мы с Анубисом слезли с антиграва и разошлись друг от друга метров на пять. Он понял, что я этот остаток нападавших давно мог уничтожить и просто решил немного размяться. Я встал в классическую стойку мечника. Не небенхуд какой-нибудь немецкий, когда меч отводится назад и вниз. Нынче было не до красивых поз. А в обычную стойку, когда меч выставлен вперёд в полусогнутой правой руке. В левой — большая ваджра. Авось и эти испугаются. Я даже запел песню про поле Куликово:

«И слева нас рать, и справа нас рать, Приятно с похмелья мечом помахать».

Но эти не испугались. Видимо, это была обычная пехота, а не элитная авиация. Поэтому мы с Анубисом в течение десяти минут просто рубились. Это было непередаваемое удовольствие. Меч не встречал никакого сопротивления и рубил с изумительной лёгкостью этих больших членистоногих. Напарник тоже неплохо справлялся. Но пара больших царапин, всё-таки, появилась на его предплечье и ноге. Если сам не залечится, придётся ему потом помочь.

Как-то быстро все нападавшие закончились. Я только успел два раза спеть про себя припев «Песни о шпаге» из кинофильма «Достояние республики», которую

неподражаемо исполнил Андрей Миронов:

«Вжик-вжик-вжик -

Уноси готовенького!

Вжик-вжик-вжик -

Кто на новенького?»

Всё правильно. Мы рубились в четыре руки, поэтому вокруг нас очень быстро выросла гора шевелящихся обрубков от арахнидов, которых мы даже не стали добивать. Сами сдохнут или свои же сожрут. Посмотрев на Анубиса, я понял, что функцию самолечения и регенерации предтечи в них или изначально не заложили, или заблокировали, как это сделали со способностью нормально левитировать у Бает. Проникающих ран на скафандре и на теле моего соратника было много. Поэтому пришлось потратить несколько минут на его лечение. После чего материализовать большой кувшин с водой и полотенце, как в случае с Трентом на линкоре некромонгеров. Оказалось, что когти этих тварей прорезали скафандр, как бумагу. Из-за этого пришлось заниматься ещё и его восстановлением. Я совсем не ожидал, что скафандр, который выдерживает выстрел бластера, арахниды смогут так легко повредить.

Приведя себя в порядок и не обнаружив на теле даже малейшей царапины, а на скафандре ни одной прорехи, он сказал:

— Спасибо, Андр. И за помощь, и за лечение, и за воду. Мы славно размялись.

— Да, неплохо, — подтвердил я. — Впереди нас ждёт кое-что похлеще.

Дальше нам уже никто не мешал. Надо будет, если получится, одну гигантскую стрекозу в наш зверинец отловить. Ну, это уже как получится. Подлетая к скале, я заметил ещё одно стадо арахнидов, которое окружало, так называемый, космопорт. В этот момент на поле этого космопорта были видны десять биокораблей членистоногих. Как раз именно столько новых военноначальников-координаторов и прибыли к своему боссу. Значит, Крис была права и именно их засекла её чувствительная аппаратура дальнего космического обнаружения..

Если я правильно помнил, каждый из десяти обладал могучим интеллектом и координировал боевые действия сотен тысяч насекомых одновременно. Они также были отличными гипнотизерами и могли не только подчинить себе разум человека, но и настолько поднять внутричерепное давление, что голова просто взрывалась. С помощью своего жала они были способны высосать наш мозг и получить всю необходимую для них стратегическую информацию о нас.

Меня и Анубиса, расположившихся верхом на антиграве, сразу заметили и охрана космопорта рванула в нашу сторону. В этот раз нам никакие разминочные бои были не нужны, поэтому я буквально за несколько секунд стёр с поверхности планеты и космопорт со всеми кораблями арахнидов, и самих паукообразных. Пути отступления мозговым жукам я отрезал, поэтому теперь они не смогут незаметно от меня улизнуть.

Хотя, где-то внутри скалы, мог быть скрыт и еще один, запасной, космопорт.

Вот он, главный вход в логово зверя. Моя способность видеть будущее на несколько минут вперед подсказала мне, что нас в этой горе ждут еще тысячи разных видов членистоногих. Они будут бросаться на нас из каждого угла, жертвуя своими жизнями, чтобы нас задержать хоть на секунду. Здесь мы могли завязнуть надолго, поэтому я сообщил Анубису:

— Времени у меня мало, в связи с этим я сейчас создам защитный купол вокруг нас и антиграва. Ты работаешь за наблюдателя и предупреждаешь меня об опасности сзади. Я беру на себя тех, кто будет нас ждать впереди. Пещера насквозь пронизана тоннелями, так что придется немного попетлять, пока доберёмся до главного паразита.

— Понял, — ответил тот, убирая мечи за спину.

После чего я создал купол и мы плавно влетели в пещеру. Всё получилось так, как я и говорил. Вокруг был сплошной муравейник из арахнидов. Начался штурм Рейхстага, поэтому все эти гады будут драться с максимальным остервенением и защищать своего фюрера до последнего. Но я буду действовать своей энергией «ра». Защитный купол был односторонний, поэтому после первого выброса энергии образовался свободный прямой проход. Но дело в том, что здесь не было прямых путей и придётся двигаться с постоянными поворотами то влево, то вправо.

Мне уже не нужны были ничьи подсказки, куда двигаться дальше. Огромного главного жука я уже хорошо чувствовал. Поэтому нас просто решили завалить телами во чтобы то ни стало. Пришлось немного расширить купол. В этот момент крикнул Анубис:

— Опасность сзади.

Я оглянулся и увидел, что в хвост нашей платформы прёт огромный жук с длинными рогами. Этакий милый жук-рогач, который вознамерился нас просто перевернуть. Пришлось широким лучом очистить пространство и сзади. На стенах тоннеля остались многочисленные потёки слизи и внутренностей арахнидов. Но зато там больше никого не было.

Только такое медленное продвижение вперёд меня тоже не устраивало. Я решил просто пробить тоннель в скале прямо в самый центр пещеры. Была вероятность того, что вся скала рухнет и погребёт под собой всех главных жуков, но я надеялся, что этого не случится. Про то, что и нас при этом может завалить, я старался не думать. И в этот момент я почувствовал сильное внешнее давление на мой мозг. Оглянувшись назад, я увидел, что Анубис потерял сознание и лежит без движения на антиграве.

Вот гады. Эти телепаты пытаются разрушить наши с Анубисом мозги. Пришлось усилить свою ментальную защиту и послать луч энергии «ра» такой мощности, что казалось, вся планета взорвётся вместе со мной. Но луч ушёл параллельно поверхности и в результате получился сквозной тоннель. Давление на мозг сразу исчезло. Видимо, я вместе с горной породой уничтожил и часть мозговых жуков.

Тогда вперёд. Я услышал, что сзади заворочался Анубис, но не стал обращать на него внимания. Надо побыстрее добраться до этих гадов, иначе придумают ещё какую-нибудь

пакость.

На антиграве мы быстро долетели до центрального зала. Он был гигантских размеров, края которого я даже не видел. По центру лежали десять огромных мозговых жуков. Как я понял, их переносили на специальных грузовых платформах по сотне пауков, размер которых совпадал с нашими ездовыми собаками. Пять из десяти были мертвы. Это были те, которые попали под действие моего луча. Остальные пятеро пытались активно шевелиться, но у многих их ездовые пауки лежали рядом мёртвые. Поэтому куда-то двинуться они не могли. Я выбрал наименее пострадавшего, а остальных приказал Анубису умертвить. Мне и одного будет достаточно. От него мне требовалась информация о всех планетах, занятых арахнидами. Но этим уже займется Крис. Для этого придётся вызывать сюда дроидов. Только вот интересно, протащу я через портал эту тушу или нет? Нет, не протащу. Придётся посылать корабль с дроидами, они его перетащат на линкор и доставят на лунную базу. Можно было поручить это сделать Ярцевой, но у нас завтра много дел. Да и сегодня они с Ксюхой заняты подготовкой прибывшего пополнения.

Главного жука видно нигде не было. Уполз, куда-то гад. Но я его чувствую. Он прячется где-то справа и относительно недалеко. Врёшь, не уйдёшь. Я посмотрел направо внутренним зрением и обнаружил потайной тоннель, через который главный жук уполз или его унесли.

— Анубис, нам туда, — показал я на каменную стену.

— Но там ничего нет, — ответил тот удивлённо.

— Там скрытый ход. Будь осторожен, этот гад может опять тебя вырубить.

— Мощный этот жучара. Даже мой тренированный мозг не выдерживает такого давления.

Мы рванули бегом к замаскированному лазу, который был накрыт специальной маскировочной сетью для возможного скрытного отступления своего главаря в случае опасности. Сам туннель был довольно узкий и туда наш антиграв, однозначно, не пройдёт. Получалось, что этот мозговой жук мог протискиваться в такие малогабаритные отверстия. Мне это напомнило земляного червя. Одна группа его мышц проходит вокруг всего тела, по одному мускулу на один сегмент. Когда мышцы сегмента напряжены, тело вытягивается, удлиняется и становится тоньше. И тогда передний конец туловища продвигается вперед.

Видимо, именно так этот супер мозговой жук и передвигается. Хотя судя по его заместителям, те были огромными и очень рыхлыми созданиями, которые вряд ли бы влезли в этот проход. Помимо этого, сами они передвигаться не могли из-за своего веса. А их главный мог. И, дополнительно ко всему, мог обладать хитиновым панцирем, который называют внешним скелетом и характерным примером являются крабы и сами жуки.

Вот такого бронированного монстра километровой длины нам и предстояло догнать.

Вдруг я снова ощутил небольшое давление на свой мозг. Благодаря моей

дополнительной защите оно и воспринималось, как небольшое. А вот для Анубиса это был серьёзный удар, который опять выбил из него дух. Он рухнул на землю мгновенно, даже не вскрикнув.

Вот ведь гнида. Ну я сейчас устрою из этого телепата мясную нарезку. Я вчера опробовал в деле свой артефактный меч на авешах Вишну и получилось очень неплохо. Терять время с Анубисом я не стал, сам оклемается. Я мог его поставить на ноги довольно быстро, но при следующей телепатической атаке он бы опять отключился. А мне надо было кровь из носу уничтожить этого гада, чтобы после этого уже спокойно зачищать планеты, захваченные арахнидами.

Я за несколько секунд до боестолкновения почувствовал, что меня ожидают за поворотом боевые пауки. Ну что ж, поработаем опять «убийцей богов». Правда тому от этих насекомых не подпитаться дополнительной энергией, так как в арахнидах ничего божественного нет. Но другого выхода у меня не было.

На меня бросились одновременно несколько десятков огромных пауков именно в том месте, где тоннель расширялся. Хорошо, что я был в скафандре, потому, что в конце я был весь забрызган слизью этих членистоногих. Я даже не представляю, чтобы было со мной, если бы я страдал арахнофобией. Тут меня, абсолютно нормального, чуть не стошнило от вида порубленных мною пауков. Теперь всех офицеров и курсантов надо будет провести через лабораторию, где были установлены клетки с пауками.

В результате арахниды весь проход завалили своими частями тел. Видимо, на это тоже был расчёт. Значит, главный жук очень хотел жить и у него был просчитан заранее путь отхода отсюда. А если он направляется к какому-нибудь огромному биокораблю, спрятанному в этой горе? Поэтому надо торопиться. Где я его потом искать буду? По всем планетам шэриться у меня времени не хватит.

Я добежал до конца тоннеля и замер. Уж ты, вот это залище! Огромная пещера, внутри которой расположились два биокорабля арахнидов просто гигантских размеров. А вот и главный жук, который ползёт в их сторону, надеясь успеть. Он тоже меня заметил, так как глаза у него были расположены спереди и сзади туловища. Вовремя это я сюда прибежал. Ну теперь держись, гад.

Я не стал бежать вперед, а просто двумя лучами энергии «ра» уничтожил оба биокорабля, отрезав жуку любые пути отступления. В этом подземном аэродроме тоже было много охраны, но я её быстро уничтожил. И вот мы остались вдвоём, один на один, с этим монстром. Целый километр живой плоти — это было что-то немыслимое.

Я подошёл ближе к жуку и посмотрел ему прямо в глаза. Он не прекращал ни на секунду свои телепатические атаки на мой мозг. Но я на них уже не реагировал. А затем я сам вдарил по мозгу жука волной жуткой боли. Хорошо, что Анубис остался далеко отсюда, а то бы ему было совсем плохо.

Что, не нравится получать тем же, чем ты убиваешь других? По километровому телу жука волной прокатилась конвульсия от моего концентрированного ментального удара. В трёх местах его тела вспухли бугры и прорвались фонтанами слизи. Жук взвыл от

адской боли, разорванный на несколько частей. Но продолжал активно куда-то ползти. Причём ползли только передняя и задняя его части.

Пришло время прекратить агонию и поработать немного мечом. После каждого моего взмаха он проходил через тело жука как сквозь масло, отсекая приличную часть его тела. Здесь мне пришлось немного побегать, чтобы нашинковать его равными частями. А жук-червь всё не умирал. Вот ведь живучий, гад. Пришлось опять применить луч и выжечь все внутренности этого монстра. Вонища стояла страшная и всё заволокло дымом от сгоревшей плоти. Море слизи разливалось вокруг, по которому приходилось шагать, как по болоту.

Но я испытывал огромное моральное удовлетворение от этого. Я ощущал себя настоящим мясником на скотобойне. Только вот одним я был недоволен — отсутствием трофеев. Вон, когда я космических пиратов с планеты Кеплер уничтожил, мне и машина времени, и центр планетарной обороны достались. Плюс сама планета и сорок линкоров впридачу, которые я, правда, подарил, но это были трофеи. А здесь что? Куча слизи и вони и пустая планета. Которую можно только выставить на продажу на Нью-Йоркской фондовой бирже. Только эта биржа сразу рухнет, так как столько денег просто на Земле нет.

И станут меня после этого называть «торговцем планетами». Ладно, хоть сама планета в зачёт пойдет. Надо будет сюда побольше дроидов заслать. Кроме перевозки жука, пусть разведают её недра. Может что ценное здесь найдётся. Но пора было отсюда выбираться. Придётся топать назад пешком и подбирать по дороге Анубиса.

А вот и он сам дошёл, так подбирать никого не надо. Быстро оклемался, однако.

— Что-то здесь слишком сильно воняет, — сказал он, оглядываясь вокруг. — Лихо ты тут поработал, Андр.

— Живучий, гад, оказался, — ответил я, материализовав из воздуха большую чистую тряпку, которой сначала тщательно вытер меч, а потом и скафандр. — Пришлось кишки ему выпускать, а потом резать на части, чтобы он не смог регенерировать.

Мы двинулись в обратный путь, в зал совещаний, где остался антиграв. Не хотелось оставлять его здесь. Найдя нашу летающую платформу и устроившись на ней, я открыл портал на лунную базу и мы спокойно перелетели в центральный зал управления.

— Товарищ Андрей, — обратилась ко мне Крис, видя своими камерами, что в грязном скафандре я совсем не похож на генерала армии, — во время вашего отсутствия никаких происшествий не произошло. Курсанты с офицерами проходят учёбу по графику.

— Понял, — ответил я. — Мы идём мыться. На Клендаху остался один живой мозговой жук. Его надо будет оттуда забрать. И пошли на планету дроидов в целях поиска полезных ископаемых. И может что ещё там найдёте. Ведь кто-то же был там до жуков.

— Сделаю. Жук, которого вы привезли, оклемался и сидит в отдельной клетке.

— Хорошо. Пять некромонгеров уже подготовили к транспортировке на Землю?

— Да, их доставили ваши абордажные команды.

— Раненые среди курсантов были?

— Нет, только синяки. Их опытные лейтенанты учат и сами повышают своё мастерство. Очень хорошая практика для молодых в овладении навыками захвата чужих кораблей в космосе. Только уж очень любят они пострелять. Много ремонтировать и восстанавливать после них приходится.

— Ничего. Зато в бою эта наука им жизнь спасёт.

Мы пошли с Анубисом в душ, а потом в столовую. Что-то есть очень захотелось. Даже море слизи от арахнидов не смогло перебить мой зверский аппетит.

— Ты как, оклемался? — спросил я Шакала.

— Голова ещё тяжелая, — ответил тот и тряхнул головой. — Меня, как будто, бревном по голове стукнули.

— Телепатический удар — штука страшная. Особенно когда попадается сильный телепат, как этот мозговой жук. От такого ментального удара голова, как арбуз, может взорваться. Я ему такую же штуку в ответ устроил.

— Вы и это делать умеете?

— Умею. Тебе ещё повезло, что ты рядом со мной не оказался в тот момент. Этого жука-червя разорвало сразу в трёх местах.

Анубис ничего не сказал, но посмотрел на меня с некоторой опаской. В его мозгу промелькнула мысль, что он правильно сделал, что не попытался меня убить при нашем первом знакомстве. Такая попытка могла закончиться плачевно для него и он теперь хвалил себя за проявленную осторожность и предусмотрительность.

После того, как мы закончили с едой, пришлось открыть портал в наш президентский люкс в Хилтоне. Там нас должны были ждать мои пять жён и Бает. Помимо них в гостиной сидела и Женька. Было понятно, что ей очень хотелось увидеть Анубиса. Вот она его и увидела. Хоть она и была готова к этому, но, всё равно, в первый момент обалдела. Конечно, не каждый день к тебе в гости приходят боги, да ещё такие экзотические.

Мои подруги Анубиса видели вчера, правда в состоянии летаргического сна, поэтому удивились, но не особо. А вот Женька на этого Шакала запала. Что сделаешь, она стала прежней разгульной девицей, которая мимо загоревшего мускулистого мужского тела спокойно пройти не сможет. Ей обязательно надо будет затащить его в постель. Ну да это её дело. Раз Серега на это никак не реагирует, тогда и мне беспокоиться не о чем.

— Всем привет, — сказал я и показал на моего телохранителя. — Это Анубис, многие его уже видели. Он теперь будет с нами. А это мои жены, мой друг Серёга и помощница Женька.

Ну вот, наше знакомство состоялось. Теперь можно и делами заняться.

— Так, все готовы к записи? — спросил я эту толпу, хотя меня, в данный момент, больше интересовал Серега.

— Да, — ответил тот и кивнул головой, подтверждая, что песня готова.

— Жень, адвокат оформил документы? — спросил я свою помощницу, которая мельком поглядывала на Анубиса.

— Всё сделал, — ответила она, переключаясь на меня. — Только за вызов взял

дополнительно триста долларов.

— Не страшно. Тогда выдвигаемся в Москву. Серега, бери Дена и наш большой Роланд, а я возьму наплечный.

Девчонки сразу засуетились. Ну а как же. В Москву, домой отправляемся. Солнышко, Маша и Наташа соскучились по столице, особенно Наташа. Она же, помимо прочего, в моём продюсерском Центре работала начальником международного отдела, а сейчас в отпуске числилась. Но в Москве сейчас был поздний вечер, поэтому рабочий день давно закончился. Кроме двух звукоинженеров и сторожа там никого не должно было быть. Даже секции и кружки часа два, как закрылись.

Поэтому я спокойно открыл портал в одну из наших студий и был приятно поражён, что там были люди. Увидев отрывшийся в воздухе светящийся проём, народ повскакивал со своих мест, но успокоился, увидев меня. Ну а потом и всю нашу ораву. Правда, увидев Бает и Анубиса, опять впал в состояние шока.

Как оказалось, в студии в этот момент сидели звукоинженеры, Александр Самуилович и все солистки «Серебра»: Ирина Ким, Жанна Попова и Ольга Кузнецова. Да, все мои три московские любовницы были здесь. Вот так, в одной комнате оказались сразу десять женщин, с которыми я сплю. Концентрация взрывоопасного вещества становилась критической. Случайно оброненное слово или слишком влюблённый взгляд в мою сторону могли вызвать у моих жён непредсказуемую реакцию.

Но радость от встречи затмила всё. Все соскучились и целовались друг с другом, не обращая ни на кого внимания. Даже Лилу поддалась всеобщему ажиотажу и обнималась, как со своими старыми друзьями, с Фольфсоном и звукоинженерами. Только Анубис и Бает стояли в сторонке, наблюдая за этой бурной встречей, которая к ним не имела никакого отношения.

Все рассказывали друг другу последние новости, используя английский язык. Лилу русский ещё не освоила, а вот на английском уже могла свободно общаться. Наши московские друзья постоянно косились на двух египетских богов, так что пришлось рассказать им вкратце, откуда они взялись.

— Вы то что здесь делаете? — спросил я Вольфсона, отведя его в сторону. — Я вас попросил только звукоинженеров нам на пару часов организовать.

— Хотелось с вами увидеться, Андрей Юрьевич, — отвечал мой заместитель. — Почитай больше десяти дней не виделись. Вы стали настолько легендарной личностью, что о вас все только и говорят, и пишут в газетах. Особенно о наших Космических войсках и победах над арахнидами.

— Да, у нас там сплошные воины и сражения идут. Только полчаса назад, как вернулся с Клендаху. Супер мозгового жука уничтожил в его логове.

— Поздравляю. Мы внимательно следим за новостями из космоса. Значит победа?

— Почти. Ещё осталось зачистить от этих членистоногих захваченные ими планеты.

— Вы теперь так телепортируетесь?

— Когда как. Мы так Брежнева после нашей свадьбы в Завидово отправляли. Очень

удобно и быстро для всех получилось. Ну и Елизавету II с младшим сыном тоже.

— Вся Москва о вашей свадьбе судачит и о вашей пятой жене-инопланетянке.

— Мы с Леонидом Ильичем этот вопрос тщательно обговорили. Сейчас будет готовиться закон о многоженстве. Так что я и здесь опять выступил в роли зачинателя или первой ласточки.

— Давно пора. Все мужчины поголовно такой закон поддерживают. Женщины пока осторожно к нему относятся. Но если будут давать квартиры в кредит и за детей списывать, то они обязательно согласятся. Лихо вы это дело провернули.

— Долго ли умеючи. Как там наш бизнес с календарями и пакетами поживает?

— В очередь на месяц вперёд желающие их приобрести записываются. Ваша группа теперь стала очень знаменита, особенно вы. Поэтому надо расширяться.

— Без проблем. Я свяжусь с Ротшильдом и он нам хоть завтра всё оборудование поставит. Я, кстати, тут несколько плёнок нашей группы наснимал. Где мы на фоне моих «летающих тарелок» стоим, на Луне и с арахнидами. Даже с некромонгерами есть. Так что это тоже пустите в печать.

— Так у нас такие уже как неделю спрашивают. Готовы даже предзаказы оплатить.

— Берите оплату и запускайте вторую линию. Ладно, нам надо работать. Народ, не забыли, зачем мы сюда прибыли?

Народ разбился по группам и активно обсуждал последние новости. Солнышко познакомила Бает и Анубиса с остальными и те, через Дена-переводчика, засыпали их вопросами. Но все понимали, что работа превыше всего. Поэтому непоющих и неиграющих мы выпроводили в звукооператорскую, а сами вчетвером с двух дублей записали «Теп O'clock Postman». Солнышко и Маша молодцы, хорошо спели в качестве бэк-вокалисток. Девчонки из «Серебра» были в полном восторге от песни.

После окончания записи я их позвал назад и спросил:

— Как вы тут без нас?

— Работаем, — ответила Ким за всех. — Выступаем с нашими песнями и исполняем с ребятами ваши хиты. Дали два концерта в ДК «Горбунова». Но очень хотим новых песен. Мы даже вашу «Asereje» научились петь и танцевать.

— Да, — подтвердила Жанна, поглядывая на Серегу. — Все ждут от вас новых шедевров.

— Их есть у меня. Солнышко, подарим девчонкам песню?

— Конечно, пусть выступают, — согласилась та.

— Тогда и нам по песне, — заметила Маша и обняла меня, показывая всем, что и ей тоже очень хочется новой песни.

— Хорошо, времени у нас еще вполне достаточно. Тогда начнём с «Серебра».

Я для них отложил песню группы The Bangles «Walk Like an Egyptian». Для подруг, с которыми ты классно трахался, ничего не жалко. Я знал, что через девять лет эта песня займет первое место в американских музыкальных чартах и третье — в английском сингловом чарте. Значит, повторим этот успех чуть раньше.

Пришлось петь и играть на «расчёске». Серега сразу, после первого куплета и припева, включился в тему и понеслась работа. Я представлял себе, как египетская богиня Бает отреагирует на песню о египтянах и покажет, как правильно ходить по-египетски. Девчонки из «Серебра» радовались, как… девчонки. Они были в полном восторге от неё.

На этом задоре мы за три исполнения сделали настоящий хит. Потом я вызвал наших египтян и объяснил, что я от них хочу.

— В припеве будете ходить вот так, — и показал, как надо двигать руками и ногами, изображая египетскую походку.

— Но в Древнем Египте так никто не ходил, — сказала Бает, улыбаясь.

— Так это же нарисовано на многочисленных фресках на стенах пирамид и в храме Хатшепсут, — заметила Наташа.

— Тогда только так могли изображать людей. А то, что вы показываете, это ритуальный танец, посвященный мне, богине любви и красоты.

— Вот ты его с Анубисом в припеве и исполнишь, — сказал я им, на что они просто кивнули в знак послушания.

Я им сказал повторить это движение сейчас и они прекрасно его исполнили. Их египетские наряды и экзотическая внешность вместе с божественной пластикой произвели на всех ошеломляющее впечатление. Я представляю, что будет твориться сегодня на концерте, когда на сцене появятся эти ожившие боги Древнего Египта. И тогда я сказал, обращаясь к трём солисткам «Серебра»:

— Вы не хотите с нами выступить сегодня на концерте в Хьюстоне?

— А разве так можно? — удивлённо спросила Ольга.

— Со мной всё можно. Ну так как?

— Нам Маша рассказала, как вы мгновенно телепортируетесь с континента на континент, — ответила Ирина, глядя на меня. — Мы так же туда попадём?

— Да, также. Вы же видели, как мы появились из телепорта. Именно таким способом мы теперь и перемещаемся по Земле. Но не только по нашей планете, но и между самими планетами тоже. Только об этом придётся молчать.

— Мы никому ничего не скажем, — добавила Жанна, бывшая любовница Серёги.

— Вот и хорошо, — подвёл я итог. — Тогда сейчас мы продолжим запись. Солнышко, следующую песню я приготовил для тебя.

Довольная подруга поцеловала меня в знак благодарности, а я исполнил хит, который спела в 1984 году американская певица Laura Branigan под названием «Self Control». Да, очень сильная и мощная, в психологическом плане, песня. Она стала хитом в Европе. В Штатах и Великобритании она довольно долго держалась в первой пятерке лидеров. А теперь её споёт Солнышко.

Ух, как же все радовались. Действительно, соскучились по хорошим песням, поэтому и работалось всем легко. Маша в этой песне подпевала, а Солнышко солировала. Получилось великолепно.

— А теперь настала очередь подарка для Маши, — сказал я и исполнил хит от Sam Brown с коротким названием «Stop!».

Маша, услышав начало, аж запрыгала от радости. Порадовал я их, порадовал. Когда настроение радостное и работа спорится. Поэтому мы закончили всё довольно быстро. У нас так часто бывает, потому, что песни я всегда выдаю очень красивые и они сразу становятся хитами.

— А как же с концертными костюмами, визами и загранпаспортами? — спросила меня Ирина.

— Паспорта вам не нужны, а с одеждой я теперь разбираюсь за шесть секунд, — ответил я. — Вы выступите с двумя песнями, поэтому вам нужно два комплекта сценических нарядов. Под египетскую я предлагаю всем троим похожие платься, как у Бает. Как вам такая идея?

— Супер, — воскликнула восхищенная Ольга. — Она мне очень понравилась и песня в тему.

— Мы согласны, — подтвердили Жанна и Ирина.

— Девчонки, не переживайте, — успокоила всех Солнышко. — Раз Андрей сказал, то всё будет организованно отлично. Можете не думать и не волноваться. Если кого надо предупредить из близких, что вы вернётесь через день, то у Андрея всегда есть с собой телефон.

После чего мы стали прощаться с Вольфсоном, который был рад повидаться с нами. И с двумя мастерами по звуку, которых я предупредил, чтобы о нашем визите никто ничего не узнал. На что они меня клятвенно заверили, что будут молчать. Они тоже были очень довольны проведенным вечером, так как получили за два часа работы годовую зарплату звукоинженера, да ещё и в долларах.

Как я правильно заметил, гарем мой резко увеличился. Это ж надо, пять жён и пять любовниц в одном месте собрал. Как там пел Газманов:

«А я девушек люблю,

Я их вместе соберу,

Вдоль по линии прибоя

За собою уведу».

Вот и я, собрал всех вместе и увожу за собой. Теперь у нашей музыкальной группы, как и у всех поп-звезд мирового уровня, есть своя настоящая команда. Даже личная группа на разогреве имеется. Только ни у кого в этом мире нет в составе команды сопровождения настоящей богини и бога. Ну и летающей группы «ночных ведьм» тоже.

Когда вся эта орава вышла из портала в нашем президентском люксе, то он показался мне не таким уж и огромным. Тринадцать человек — это уже внушительное количество. Три солистки из «Серебра» с восхищением разглядывали красивый и богатый интерьер нашего номера. Они такого ещё не видели.

— Мы сейчас будем собираться и перебираться в другой город, — сказал я им.

— Если хотите есть, то идите на кухню, там в холодильнике много всяких вкусностей нам каждый день готовят местные повара.

— Да, с удовольствием перекусим, — ответила Ольга, направляясь в ту сторону, куда я указал рукой.

— Андрей, — обратилась ко мне Ирина, — а на Луну ты нас сможешь с собой взять? Мы так мечтаем об этом.

— Посмотрим на ваше поведение.

— Поведение будет очень примерным.

— Тогда постараюсь что-нибудь придумать. А сейчас идите и ешьте, а мы будем собираться.

В этот момент к нам зашёл Стив.

— Привет, лорд Эндрю, — поздоровался он со мной и посмотрел вслед удаляющимся трем девушкам. — Я кажется их знаю. Это же твоя группа «Серебро». Откуда они здесь? А, понятно. Ты телепортировал их из Москвы и хочешь сегодня вечером в Хьюстоне показать?

— Да, давно собирался их на серьёзные концерты вытащить, чтобы подготовить к нашему фестивалю на Красной площади, — ответил я. — А тут студия в Чикаго сегодня занята, поэтому пришлось в Москву телепортироваться, чтобы записать новую песню. А там мои солистки из «Серебра» в этот момент были. Ну я им еще одну песню подарил и своим по одной, чтоб не обижались.

И тут Стив увидел сначала входящую в гостиную Бает, а потом Анубиса. Он их видел вчера, в лаборатории «Звезды смерти», поэтому был более-мене подготовлен. Но увидеть их здесь не ожидал, хотя быстро пришёл в себя.

— Нуты даёшь, — только и смог произнести он. — Оживил их, всё-таки.

— Им тоже дело нашлось на концерте, — ответил я. — Песню я про походку египтян написал, вот они её и изобразят на сцене.

— Этот ваш сегодняшний концерт обещает быть самым насыщенным по спецэффектам и самым большим по количеству участников

Я представил Стива богине Бает и Анубиса Стиву. Меня всегда раздражала проблема кого первого и кому представлять. С дамами всё было предельно просто и понятно, потому, что по этикету именно им представляли мужчин. А вот двух мужчин друг с другом знакомить было довольно трудно. С одной стороны, Анубис — бог, хоть и слабый, а с другой стороны Стив — будущий президент США. Вот и выбирай, кто важнее и главнее.

— Я с утра встречался с масонами, — начал мне рассказывать Стив о том, чем он был сегодня занят первую половину дня. — Делегация с их стороны, пришедшая встретиться со мной, была представительная. Даже от розенкрейцеров люди были. Все уже в курсе того, что ты являешься Великим Мастером ОВЛА. Они признают себя твоими вассалами, но хотят лично встретиться и обсудить некоторые конкретные вопросы.

— Только не завтра. У нас в среду с утра выпуск лейтенантов, а после мы двинем

на арахнидов. Ну а вечером у нас концерт. И еще необходимо не опоздать на открытие нашего салона в Лондоне. Когда я всё успею?

— Если ты, который может телепортироваться в любую точку планеты буквально за секунду, страдаешь от нехватки времени, то что тогда делать обыкновенному человеку, такому, как я?

— У меня дела галактического масштаба. Вот когда станешь для начала президентом США, то поймёшь меня.

— У тебя что, уже есть дальнейшие планы в отношении меня после окончания моего президентства?

— По Конституции ты можешь быть президентом США только два срока. То есть, ты на ближайшие двенадцать лет будешь в Белом доме, который я помогу для тебя отстроить заново вместе с Капитолием. А потом ты чем собираешься заниматься?

— Так далеко вперёд я не заглядывал. Ну, буду писать книги и выступать с лекциями, как это делают все бывшие президенты.

— Я предлагаю тебе стать президентом «Лиги планет».

— Но я думал, что ты им хочешь стать?

— Да нафиг мне сдались эти административные должности? У меня более серьёзные дела намечаются.

— Кстати, я хотел спросить, зачем тебе столько денег? С продажи своего золота, по общим прикидкам, ты получишь более тридцати миллиардов долларов.

— Эти деньги мне нужны, чтобы обеспечить всех жителей СССР качественными зарубежными товарами: одеждой, обувью, продуктами. Для этого я хочу открыть по всей стране сеть крупных гипермаркетов, как в Англии и Штатах. Построить их с ноля, чтобы каждый советский человек мог купить в них себе всё, что ему нужно.

— Хочешь построить коммунизм?

— Почти. Но помогать мне его строить будут американцы. И за счет этого ещё больше богатеть.

— Очень интересная идея. Главное, что ты не собираешься раздавать это бесплатно.

— Бесплатное развращает. И параллельно всё это мною задуманное будет поднимать советскую экономику. Когда человек сыт, одет и обут, то он работает гораздо продуктивнее и с большей отдачей, чем голодный, раздетый и разутый. К тому же появятся новые рабочие места, совместные советско-американские предприятия. И это только начало. Я могу тупо притащить из космоса астероид, содержащий огромное количество ценных металлов. И я знаю один такой. Средства обнаружения моего линкора засекли подобный космический камень, расположенный в главном поясе Солнечной системы между Марсом и Юпитером, на расстоянии примерно 370 миллионов километров от Земли. Он имеет размер 226 километров, что примерно соответствует по площади Западной Вирджинии.

— Так он стоит, наверное, триллионы долларов.

— Бери выше. По оценкам моего искина, стоимость всех ресурсов этого астероида

— от 10 до 700 квинтиллионов долларов. Этого хватило бы, чтобы сделать каждого жителя планеты Земля богаче на 1,3 миллиарда долларов, но тогда вся мировая экономика обрушилась бы вслед за падением цен на сырье. Вот это и есть бесплатная халява, коротая не только развращает, но и приводит к трагическому результату.

— Ничего себе. Это же неиссякаемый источник дохода. Но им можно пользоваться только очень аккуратно и постепенно.

— Вот-вот. Я могу этот астероид подтащить к Луне и начать его промышленное использование моими дроидами. Но деньги мне нужны уже завтра. Чтобы ты, как будущий вице-президент и крупный бизнесмен, подписал с моей страной контракт на тридцать миллиардов долларов о строительстве десяти тысяч таких гипермаркетов в крупнейших городах Советского Союза.

— Вот это серьёзно. У меня здесь есть крупная строительная компания, в которой я являюсь учредителем. Они бы могли выступить в этом проекте в качестве генеральных подрядчиков.

— Просто отлично. Сегодня же дай поручение своим юристам, чтобы срочно готовили договор, а я со своей стороны гарантирую такой огромный госзаказ от лица Советского Союза только твоей компании. Но половину работ возьмёт на себя советская сторона. И чтобы до начала Олимпиады всё было сдано под ключ. Это два основных условия, которые мы обязательно с тобой пропишем в первую очередь.

— Договорились.

Глава 4

«В кристалле разум находится в совершенном покое. В между-звездном пространстве разум — в совершенном движении. Человек есть мост между этими двумя состояниями разума. Через человека течет поток разума в видимый мир. Ноги человека вырастают из кристалла, живот его — солнце, его глаза — звезды, его голова — чаша с краями, простирающимися во вселенную.

Человек есть владыка мира. Ему подчинены стихии и движение. Он управляет ими силой, исходящей из его разума, подобно тому как луч света исходит из отверстия глиняного сосуда». Так говорили Атланты.

А.Н.Толстой «Аэлита»

Вот так, крупнейший за всю историю американского бизнеса контракт был обсуждён и, считай, подписан за три минуты, к обоюдному удовольствию сторон. Осталось только придумать название этой сети гипермаркетов. Было одно короткое слово из четырёх букв, которое уже очень хорошо известно не только в СССР, но и в остальном мире. Это название нашей группы — «Демо». Ну не свою же фамилию вывешивать, как это станут делать в будущем Тинькофф, Коркунов, Дымов и другие российские бизнесмены. Не поймут у нас пока этого. В Советском Союзе это ассоциируется с дореволюционными «буржуями-капиталистами», которых свергла советская власть в 1917 году.

Тем временем девчонки вместе с дроидами подготовили во второй гостиной весь багаж, который мы возьмём с собой в Хьюстон. Да, еще же нужно солисткам из «Серебра» их сценические костюмы создать.

— Жень, — крикнул я своей помощнице, — мои пятеро учеников и твои два заместителя собрали свои вещи?

— Да, они готовы, — ответила та. — Я их всех предупредила заранее.

— Молодец.

Я пошёл во вторую гостиную, где обнаружил весь наш женский коллектив вместе с Бает и тремя подругами из «Серебра». Они общались между собой через дроида- переводчика. Анубис был на кухне, а мне даже поесть было некогда. Ладно, бутербродами на ходу перекушу.

Посмотрев внимательно ещё раз на Ирину, Жанну и Ольгу, я ушел в спальню. Солнышко обратила внимание, что я присматриваюсь к солисткам и пошла за мной.

— Ты решил им платья, как у Бает, сделать? — догадалась моя поумневшая первая жена.

— Наблюдательная ты у меня, за что я тебя и люблю, — сказал я и поцеловал её.

Ей это очень понравилось и она прижалась ко мне. Добрые и ласковые они у меня и это хорошо. И главное, детей очень любят. Я даже погладил её внизу живота, показывая тем самым, что я тоже люблю наших еще неродившихся малышей.

Пришлось материализовать из воздуха три египетских платья разной расцветки и три пары кожаных сандалий, отделанных под золото. А потом весь комплект тех серебряных платьев и туфель, подобный тому, который я им недавно привёз из Лондона.

Дополнительно я создал пять лётных комбинезонов для своих жён. Ведь они впятером будут сегодня выступать в качестве «летающих ведьм» и прикид у всех должен быть соответственным.

— Здорово у тебя получается, — воскликнула Солнышко. — Мы с девчонками решили, что ты, всё-таки, бог.

— Это с чего вы пришли к такому неожиданному выводу? — спросил я, понимая, что я же сам, собственными руками, им улучшил их мозги и теперь пожинаю результаты своего труда.

— То, что ты делаешь, рационально объяснить невозможно. И всё это началось у тебя с Англии, с перстня царя Соломона.

— Это началось тогда, когда я полюбил свою богиню, сидевшую со мной за одной партой. Не может же простой смертный добиться внимания богини, вот и пришлось стать богом.

— Это я тебя первая полюбила, а потом ты меня. И я говорю серьёзно.

— Я тоже отвечаю серьёзно, что пока учусь этому.

— Значит, это правда. Я так и думала. Всё у нас с девчонками сходится.

— Вот и хорошо. Ты мне лучше скажи, как вам Бает?

— Отличная девушка. Совсем не скажешь, что ей больше трёх тысяч лет. И ушки у неё забавные, она даже разрешила нам их потрогать.

— А Анубис?

— Мы его немного побаиваемся. А вот Женька с него глаз не сводит. Она сегодня к нему точно в постель запрыгнет.

— Да и фиг с ней. Там Жанна на Серёгу несколько раз поглядывала, да и Серега тоже нет-нет, да и повернет в её сторону голову. Старая любовь не ржавеет. Так что будет кому сегодня ночью серёгину постель согреть, если Женька решит с Анубисом переспать. Хотя я слышал, что у Анубиса давние отношения с Бает.

— Она по этому поводу ничего не говорила. Надо будет у неё об этом спросить.

— Тогда зови «Серебро» и помоги им с примеркой. А я пойду свои гитары соберу.

Правильно. Мне хоть и хотелось посмотреть, как Ира, Жанна и Ольга будут переодеваться, да и они, я думаю, ничего против этого тоже не имели. Но вот мои жёны точно будут против. Так что я правильно поступил, что не стал там торчать и пошёл заниматься своими делами.

Провожали нас из отеля очень торжественно. Цветы Солнышку и Маше галантно вручил сам Ричард «Рик» Хилтон, двадцатитрёхлетний наследник империи Хилтон (внук основателя Конрада Хилтона) и будущий отец скандально известной в будущем Пэрис Хилтон, которая родится только через три года. Я, чтобы не смущать народ и не раскрывать наши козыри раньше времени, телепортировал Бает и Анубиса прямо в наш шлюп. Нас и так на выходе фотографировала куча репортёров, а тут ещё и боги бы им попались на глаза. Нашу группу бы вообще тогда из Чикаго не отпустили.

Помимо этого на улице нас уже ждал сам мэр Чикаго Майкл Энтони Биландик. Он, с большим пафосом, в присутствии телевизионных камер, вручил нам четверым грамоты о том, что мы теперь являемся почётными жителями города. Ну и устроили же нам в этот раз очень пышные проводы. Только это дело нужное. Не нам, а скорее самому Беландику и Рику Хилтону. Теперь они дополнительно засветились на экранах телевизоров, воспользовавшись нашей славой и популярностью.

Толпа разрослась раз в пять от обычной и нам пришлось идти до стоянки, где стоял наш шлюп, через живой коридор, едва сдерживаемый многочисленными полицейскими. Ведь любимая группа покидала их город и всем хотелось с нами попрощаться. Багажа с собой у нас было мало. Предвидя подобную ситуацию, я все наши вещи уменьшил и Ден нёс только два чемодана. Остальные шли налегке. Свита теперь у нас была большая, поэтому превращать её в цыганский табор с котомками и баулами я не разрешил.

Ну что ж, до свидания, Чикаго. Нам здесь понравилось. Хотя большую часть времени я провёл или на лунной базе, или в космосе. Но это уже издержки профессии псионика пятого уровня. Теперь нас ждал Хьюстон, в котором мы покажем нашу обновлённую концертную программу.

— И что, у вас всегда так? — спросила Ирина, когда мы все с комфортом расселись в моём космическом шлюпе.

— Да, — ответила Солнышко за меня. — Так что привыкайте к славе. Она именно так и выглядит.

— Андрей сделает из вас звёзд и вашу музыкальную группу тоже, подобным образом, будут провожать, — добавила Маша.

Трио «Серебро» было шокировано всем, что они видели и слышали. И толпой, и нашим шлюпом, и, вообще, самой обстановкой, которая нас окружала.

— Нас довольно скромно провожали после последнего концерта в ДК «Горбунова». С цветами и небольшой группой фанатов, — высказалась слегка обалдевшая Жанна, — но такого мы просто представить себе не могли. И спасибо тебе, Андрей, огромное за платья и обувь. Всё сидит просто потрясающе.

— Не за что, — ответил я. — Я вас сюда, в Америку, вытащил, поэтому я за вас теперь полностью отвечаю. У вас же с собой из вещей ничего своего нет, поэтому обязан всем обеспечить.

— А ещё мы слышали о вашем космическом корабле и очень хотели в нём полетать, — включилась в разговор Ольга.

— И у вас сейчас ваша мечта сбудется, — добавила Наташа.

— А мы к этому уже привыкли, — произнесла, молчавшая до этого, Ди.

— У нас на Пране все учатся управлять глайдерами с десяти лет, — рассказала Лилу. — А теперь мы сами научились летать, без всяких глайдеров.

— Это как? — спросил Стив, так как ещё не видел моих «летающих ведьм» в воздухе.

— Скоро сам увидишь. Девчонки, вы всё отрепетировали для авиашоу?

— Да, — уверенно доложила Маша, лично занимавшаяся этим вопросом. — На три разных песни полётные номера у нас полностью готовы.

— Отлично. Ученики, вы там нормально устроились?

— Устроились, — ответила за всех моих пятерых учеников-помощников Жоана. — Мы тоже мечтали полетать на таком необычном космическом корабле.

Я ещё раз похвалил себя за то, что у меня получилось увеличить внутреннее пространство шлюпа. Мы все в нем отлично разместились. Пять моих учеников и два помощника Женьки пялились на Бает и Анубиса, но те не обращали на это внимания. Женька своим сама потом всё о них расскажет, а я своим.

По земным меркам путь нам предстоял длинный, более полутора тысяч километров по прямой. А для космического шлюпа — это всего несколько секунд. Я же решил немного растянуть наше путешествие, чтобы все смогли полюбоваться Америкой с высоты птичьего полёта. Народ прильнул к иллюминаторам и с удовольствием разглядывал проплывающие внизу города, реки и автомобильные трассы. Получилась очень интересная обзорная экскурсия. Экскурсоводом выступал искин шлюпа, который человеческим голосом на английском языке рассказывал, что мы в данный момент пролетаем.

Хьюстон нас встретил жарой. Возле гостиницы специально для нас заасфальтировали вертолётную площадку, на которую мы и приземлились. Мы никому не сообщали, когда мы прибудем, но нас ждали и вышли встречать. Не хлебом-солью, как у нас на родине, а цветами. Они были предназначены для моих солисток. У них уже было в руках по букету, пришлось отдать их Наташе и Лилу, а самим, мило улыбаясь, получить новые.

Оказалось, что Женька подсуетилась и заказала целое одноэтажное крыло, которое замыкалось в виде овала и в центре был расположен открытый бассейн. Очень интересное архитектурное решение. В этом овале было пять номеров-люкс по сто пятьдесят метров каждый с несколькими гостиными и двумя спальнями. Так что места было много.

— Мы вшестером устроимся в одном люксе, — стал я считать нас всех, когда мы вместе собрались около бассейна. — Группа «Серебро» в другом. Пять моих учеников расположатся в третьем. Надеюсь, вы там разберетесь между собой, какую комнату кто из вас займёт?

— Да, это не проблема, — ответил Гюнтер.

— Женька с Серегой в четвёртом. Так, и остался один номер на пятерых гостей.

— Мы можем снять дополнительно, в другом крыле ещё несколько, — предложила Ди.

— Не надо. В этом номере будет жить Стив. Он будущий вице-президент США, ему положен по статусу такой номер. А с остальными я сейчас разберусь.

Мои пять жён уже облюбовали себе люкс, поэтому направились сразу туда. И остальные, мною названные, тоже пошли выбирать, забрав у Женьки ключи. Остались только Бает с Анубисом и двое парней, помощников Женьки.

— Ты хочешь что-то сделать с пространством? — спросила меня Бает.

— Конечно, — ответил я. — Ты же видела мой шлюп. Внешне он выглядит небольшим, а внутри достаточно просторно.

— Я тоже это заметил, — подтвердил Анубис.

Два помощника Женькм смотрели на нас и не понимали, почему мы трое молчим. Они же не знали, что мы общаемся между собой ментально. Я решил сделать для оставшихся три номера, один двухместный и два одноместных, чтобы всем хватило. Но прилюдно я это делать не собирался. Поэтому я их всех отправил вслед за Женькой, а сам занялся созданием дополнительной жилплощади.

В нашей пятилюксовой секции каждый номер отделялся от другого небольшой стеной, поэтому именно там я и собирался сделать вход. Можно было приколоться и устроить нечто подобное из Гарри Поттера, когда он на лондонском вокзале «Кинг-Кросс» искал платформу 9 3/4, с которой отправлялся Хогвартс-Экспресс. Там он прошёл сквозь стену. Все, кто читал это произведение Джоан Роулинг или смотрел фильм, знают, что каждый год 1 сентября с платформы 9 % отходил некий волшебный поезд, следующий до станции Хогсмид. Этот поезд отвозил также учеников на рождественские каникулы, привозил их в Хогвартс на второй семестр, и возвращал в Лондон после окончания учебного года. Как используется платформа 9 % вне этого времени, было неизвестно.

Я, конечно, теперь мог и такое сделать, но это было бы уже слишком. В моём варианте дверь была видна и горничные утром удивятся, конечно, но не так, как если заметят, когда постояльцы начнут шастать из стены и обратно. Не став особо что-то выдумывать, я материализовал дверь и расширил внутренне пространство, создав стандартный двухместный лондонский номер, какой у нас был с Солнышком в первые наши гастроли. Всё это существовало в пятом измерении, но было абсолютно натуральным. Долго ли умеючи, особенно после недавней модернизации своего шлюпа. То же самое я сделал в еще одной стене, после чего крикнул Женьке, чтоб выпускала гостей.

Бает и Анубис, увидев появившиеся в стенах три новые двери только хмыкнули, а вот Майкл и Билл слегка обалдели. Они с опаской подошли к двери своего двухместного номера и посмотрели на меня. Я им кивнул и только тогда они её открыли.

Бает с Анубисом заселились без проблем. После чего я пошёл разбираться с чемоданами, которые дроид уже отнёс в наш люкс. А что, очень даже ничего. Просторно, уютно и красиво. Всё было оформлено в чисто техасском стиле. Кондиционеры работали и было прохладно. Я как представил, что нам предстоит выступать по такой жаре, то сразу решил что-нибудь придумать. Но на ум приходили только слова из песни Чичериной «Жара»:

«Жара, жара

Жареное солнце больших городов.

Жара, жара

Жареное солнце».

Я даже стал её напевать и это сразу услышала Маша. Да, со слухом у неё всё в полном порядке. Все мои жёны валялись на огромной кровати королевского размера и отдыхали.

— Ты придумал новую песню? — спросила меня Маша.

— По такой жаре песня может быть только об одном, — ответил я, падая на покрывало рядом с ними. — Раз ты первая об этом спросила, значит тебе её и исполнять.

— С удовольствием, — ответила она и чмокнула меня за это в щёку. — Наиграешь?

— Ден, принеси мне зелёный чемодан.

Дроид мгновенно притащил из гостиной то, что я ему приказал и открыл его. В него я сложил всю нашу музыкальную аппаратуру, уменьшив её до игрушечных размеров. Смотрелось это так, как будто я прихватил с собой детский набор для занятий музыкой. Я достал кейтар рукой, не вставая с кровати и вернул ему прежний размер. После чего посмотрел на пятерых своих жён, которые приготовились внимательно слушать, что я такого нового придумал.

Их ожидания полностью оправдались. Сама песня была прикольная и веселая. Помимо этого очень точно попала в тему. Маша была довольна. Она быстро перевела на английский для Ди и Лилу слова и смысл песни. А для Солнышка у меня тоже была припасена одна песня про жару, которая тоже называется «Жара», только исполняла её Индира. Там припев также был весёленький:

«Все между нами, ммм; Мне домой не пора. А ты целуешься так сладко — это просто жара. Все между нами, ммм; Будь со мной до утра. А ты целуешься так сладко — это просто жара.

Жара, жара, жара; А ты целуешься так сладко!

Жара, жара, жара; А ты целуешься так сладко!»

— Солнышко, — обратился я к другой своей солистке, — для тебя тоже есть песня про жару.

— Откуда ты их всё время берёшь? — спросила Наташа.

— Из головы. Это называется ассоциативное мышление. Один образ рождает другой, так и возникают ассоциации. Здесь мы окунулись в жару и она родила соответсвующие ассоциации. Вот от них уже родились сами песни. А теперь слушайте.

Вторая моя песня тоже понравилась девчонкам. Она была про любовь и поцелуи, поэтому они её также стали напевать. Но наша расслабуха вскоре закончилась, так как пора было собираться на концерт.

— Ты нам обещал, что сможешь сделать так, чтобы нашу туфли были трёх разных цветов, — напомнила мне Лилу.

— Доставайте все ваши концертные костюмы, а я пока верну всем нашим вещам их прежний размер, — ответил я и нехотя встал с кровати.

Так хорошо было лежать с подругами и ничего не делать. Пение под синтезатор для своих любимых я, вообще, не считаю работой. Это называется приятное времяпровождение в кругу семьи и относится к разделу удовольствий.

Через десять минут мы разобрали всё и мне были представлены пять пар туфель моего производства. На мгновенную смену цвета меня натолкнул фильм «Вспомнить всё» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. Там секретарша из компании «Rekall», которая специализировалась на продажах самых дорогих, реалистичных и смертельно опасных искусственных воспоминаний на заказ, красила ногти, касаясь их каким-то прибором, после чего они мгновенно приобретали другой цвет. А чем я хуже этого прибора?

И вот я, на глазах у затихших девчонок, за несколько секунд несколько раз изменил цвет их золотистых туфель.

— Здорово! — сказали они все с восхищением.

— Любой каприз для любимых дам, — ответил я и был погребён под пятью смеющимися телами. — Всё, пора собираться. Остаётся один вопрос: что делать с жарой?

— Да, нам будет сегодня тяжеловато выступать, — подтвердила Наташа.

— Я постараюсь решить этот вопрос.

Пока мы собирались, я связался с Крис и поинтересовался у неё наличием на базе самых больших и мощных кондиционеров.

— Есть такие, — ответила мой искусственный интеллект. — А вам они зачем?

— Здесь в Хьюстоне жуткая жара, а нам четыре часа выступать, — ответил я. — Мои жёны такого экстрима могут не выдержать.

— Мы можем использовать наши ЛА для нагнетания холодного воздуха. И тогда не понадобятся такие огромные кондиционеры.

— Так они и снег так могут сделать?

— Могут, если это необходимо.

Классно. Снег мы устроим в самом конце представления. Падающие снежинки будут подсвечены лучами прожекторов и лазеров, поэтому должно получиться феерическое по красоте зрелище.

— Некромонгеры и жук-таракан готовы?

— Да, они через пятнадцать минут будут выгружены дроидами с двух катеров на концертной площадке.

Отлично. Все проблемы решены, но нужно поторапливаться.

— Девчонки, — обратился я к свои жёнам, — у нас осталось пятнадцать минут. Шевелите своими сексуальными попками. И я уже решил вопрос с жарой. Не зря я целых две песни про неё сочинил.

Народу с нами летело в два раза меньше, так как пять своих учеников я оставил в отеле, ну и Женьку с её помощниками тоже. Её Стив озадачил работой. Поэтому в шлюпе разместились две музыкальные группы «DEMO» и «SEREBRO» плюс Стив, которому очень захотелось посмотреть, как мы будем летать на концерте. Также в шлюпе находились два дроида с нашими баулами и музыкальной аппаратурой и два древнеегипетских бога. Они тоже будут участвовать в представлении, но только во время исполнения нами песни «Walk Like an Egyptian», иначе только одним своим видом сорвут нам весь концерт.

— Ирина, — обратился я солистке «Серебра», — как устроились в номере?

— Просто шикарно, — ответила та, косясь на Анубиса. — Огромный люкс и в нём всё есть для комфортного проживания. Как в сказке.

— Ну и отлично. Вы выступаете первыми. Исполняете сначала песню «Рай и ад», а затем «Ходите, как египтяне». В припеве появятся Бает и Анубис и будут изображать тот танец-походку, которая уже завтра станет знаменита на весь мир.

— Так нас что, телевидение будет снимать? — спросила удивлённая Жанна.

— NBC нам за это деньги хорошие платят. Вот вы сколько за последний концерт получили?

— Семь тысяч рублей, — ответила Ольга.

— А сейчас только за две песни вы получите сорок тысяч долларов и станете поп- звёздами мирового уровня.

Три «серебрянки» смотрели на меня ошалевшими глазами, а Солнышко и Маша улыбались. Они совсем недавно были такими же начинающими солистками и были страшно рады подобной сумме.

— Сорок тысяч! Обалдеть! — воскликнула Ирина. — Это мы сразу себе три квартиры сможем в Москве купить.

— А вот за следующее ваше выступление, но с добавлением ещё пары песен, вы получите уже сто тысяч, — добавил я.

Девчонки сидели потрясённые. О таких деньгах они не могли даже мечтать.

— Сколько же ваша группа тогда зарабатывает за один концерт? — спросила Жанна.

— В несколько раз больше, — ответила за меня Маша. — Но это коммерческая тайна.

— И учтите, — продолжил я инструктаж. — Ничему не удивляться. У нас сегодня будут дополнительные трюковые номера, помимо всяких других навороченных штучек. Бает с Анубисом останутся пока внутри шлюпа. Я вас сам телепортирую в гримёрную комнату. Не хочу, чтобы вас раньше времени увидели.

— Мы поняли, Андр, — ответили боги.

— А почему они тебя Андр зовут? — спросила Ольга.

— Это я его так стала называть, — подключилась к разговору Лилу. — Он у нас на планете Прана очень легендарная личность.

— Да он и в Советском Союзе четырежды Герой, — добавила Ирина.

— И в Англии тоже, — добавил Стив.

Мы, как обычно, зависли над открытой концертной площадкой, чтобы осмотреться. Она была раза в два больше, чем в Чикаго в Грант-парке. То есть, на наше сегодняшнее представление, получается, придут около ста тысяч зрителей. Очень неплохо для организаторов. Если каждый билет стоит по пятьдесят долларов, то устроители этого мероприятия получат пять миллионов долларов. А таких концертов нами планируется дать три.

— Стив, — спросил я своего компаньона, — а не слишком ли много они собираются на нас заработать? Оборудование наше, спецэффекты тоже наши. И даже космический зверинец мы выставляем сами. Они только сценическую и танцевальную площадку нам под выступление предоставляют.

— Я уже связывался с ними и они готовы вам добавить ещё по миллиону долларов за каждый концерт, — ответил тот.

— А вот это уже лучше. Надеюсь, что и в следующем городе поступят также.

Мои подруги уже привыкли к таким астрономическим суммам, а вот солистки «Серебра» опять офигели. Они сразу поняли, что за этот концерт мы получим более двух миллионов долларов. На их лицах было написано, что для них это что-то нереальное.

— Надеюсь, вы будете молчать о том, что вы только что услышали, — сказал я, обращаясь к Ирине, Жанне и Ольге.

Они даже сказать ничего не могли, а просто кивнули в знак того, что ничего никому не скажут об этом.

Я специально не производил посадку на площадке, следя за тем, как дроиды выгружают из нашего космического катера клетки с арахнидами. Народу уже собралось где-то процентов двадцать и они внимательно наблюдали то за выгрузкой инопланетных зверей, то за нашим зависшим в воздухе шлюпом. Они догадались, что это прилетели мы и радостно махали нам руками.

Когда шесть клеток было выгружено и вокруг них встали наши дроиды, зрители обступили их и стали внимательно вглядываться в инопланетян. Естественно, всех сразу заинтересовали новинки. Я выждал еще пару минут, когда уляжется первый ажиотаж, и только тогда я совершил посадку. Раскалённый воздух ворвался в салон шлюпа и я понял, что без поддержки Крис и моих ЛА мы бы просто спеклись. Здесь нас уже встречали полицейские, так как народ хотел видеть нас. Так и мы не отказывались показаться перед своими фанатами. Полиция организовала стандартный живой коридор и мы смогли по нему пройти к сцене. Мне это напомнило одну из самых узнаваемых историй в Библии, это когда Моисей заставил Красное море расступиться и повел еврейский народ от рабства из Египта в Землю Обетованную. Вот и у нас сегодня тоже будет большая тема о Египте. У меня было огромное желание поднять и протянуть вперёд руку, как это сделал еврейский пророк, и повторить его слова, но я сдержался. Это выглядело бы в данной ситуации слишком театрально и неестественно.

Справа и слева от сцены стояли огромные голографические экраны, смонтированные дроидами заранее. Они уже были включены, так что наше появление было хорошо видно всем зрителям, которые всё прибывали и прибывали на наш концерт.

Девчонки из «Серебра» вели себя немного скованно, но я их приободрил.

— Привыкайте, — сказал я им. — Завтра вы проснётесь знаменитыми.

Стив прошёл с нами до гримёрки, а потом куда-то исчез. Видимо, отправился обсуждать финансовые вопросы. Женька с этим делом, точно, не справилась бы. Здесь требовался авторитет именно Стива, чтобы выбить из прижимистых американцев дополнительно три миллиона.

Мы еще только плюхнулись в кресла, как к нам сразу припёрлась делегация от мэрии Хьюстона во главе с только что избранным мэром Джимом Макконом. Пришлось нам вчетвером выходить и принимать подарки и цветы от местного городского руководства. «Серебро» пока переодевались и им в этом помогали мои оставшиеся с ними три жены. Наташа с Ди уже стали настоящими профессионалками в этом деле, да и Лилу приноровилась к этому.

Когда мы вернулись, они были практически готовы. В гримёрке работал кондиционер, поэтому было прохладно. У солисток «Серебра» было две песни и две смены концертных костюмов, то есть во время их выступления предстояло одно переодевание. Сейчас на них были серебряные платья и такие же туфли, а затем они переоденутся во всё египетское. Кстати, пора забирать наших двух богов из шлюпа.

Я вышел в коридор и телепртировался туда, а потом назад уже с Бает и Анубисом. Они о таком способе телепортации вообще не слышали, поэтому были им впечатлены.

— Это тоже телепортация? — спросила меня Бает и украдкой лизнула в щёку.

— Да, я этим видом пространственного перемещения раньше активно пользовался, — ответил я. — В нём есть свои плюсы, но и минусы тоже присутсвуют.

Ну вот, вся наша банда была в сборе. Нам с Серегой долго переодеваться было не нужно, поэтому мы пошли с ним на сцену, чтобы проиграть ещё раз «Heaven And Hell». На сцене дроиды уже установили и подключили всю аппаратуру и там же, на микшерском пульте, лежали наголовные микрофоны с очень миниатюрными передатчиками. Я еще обратил внимание, что стало немного прохладнее. Занавес был опущен, поэтому я не видел, что происходило на самой танцевальной площадке, но знал, что заработали мощные охладители воздуха, роль которых должны были выполнять наши ЛА.

— Спасибо, Крис, — связался со своим искином. — И за прохладу и за новые микрофоны.

— Пожалуйста, — ответила та. — Удачного вам концерта.

— Спасибо.

Я проверил наши радиомикрофоны, установленные на стойках, и они прекрасно работали. Звук был чистый и громкий. Если что, то я дам команду дроидам и они его ещё немного усилят. Зрители за занавесом услышали мои проверочные слова и радостно закричали. Они поняли, что мы уже начали подготовку к своему выступлению и ждать начала концерта им осталось совсем недолго.

— Серега, ты не забыл мелодию «Heaven And Hell»? — спросил я у своего опытного клавишника.

— Нет, конечно, — ответил тот и мы негромко сыграли музыку к этой песне.

Многие из пришедших сегодня на наш концерт уже слышали эту мелодию и знали, что написал её я. Но только исполняла её совсем другая группа. Поэтому из-за занавеса раздался гул недоуменных голосов. Ничего, скоро увидите, кто её исполнит и не так тихо будете гудеть.

— Очень хорошо, — подтвердил я. — После двух песен «Серебра» мы исполним электронную композицию «Magnetic Fields». Под неё девчонки немного полетают и поразят своим необычным воздушным выступлением публику. Это будет второй шок для зрителей после появления на сцене Бает и Анубиса. Помимо этого, Тедди должен был сегодня утром запустить этот клип по MTV, так что многим наша электронная композиция уже может быть знакома. К тому же дроиды пустят на задник сцены кадры из этого клипа. Затем мы играем «Теп O'clock Postman». А после них Солнышко споёт «Self Control» и Маша свою «Stop». Дальше порядок будет таким же, как в Чикаго. Список у тебя есть.

— Да, он у меня, — ответил Серёга, похлопав по карману рубашки рукой.

— Тогда я пойду и объясню всё девчонкам.

В гриёрке все уже были готовы к выступлению и я кратко рассказал всем кто и что делает.

— Сейчас это касается Солнышка и Маши, — обратился я и передал им два наголовных микрофона и передающие устройства.

— Ой какие маленькие, — удивилась Маша.

— У нас есть похожие, — сказала Лилу, рассмотрев их внимательно.

— Это для того, чтобы руки были свободны во время танцев и кувыркания в воздухе. Всем всё понятно?

— Да, — ответил мне целый хор женских голосов.

Пора было выходить на сцену. Мои жёны пока остались за кулисами, где помогут солисткам «Серебра» быстро переодеться в египетские платья сразу после окончания их первой песни. Там же я оставил и Бает с Анубисом. А сам с Ириной, Жанной и Ольгой направился к микрофонам. Занавесом управляли дроиды, поэтому я им отдал ментальную команду и две его части стали разъезжаться в разные стороны, открывая нам вид на полностью забитую людьми концертную площадку перед сценой. Опять сегодня аншлаг, однако.

Публика радостно закричала, а потом удивлённо уставилась на трёх девушек. Но моя улыбающаяся физиономия была всем прекрасно знакома, поэтому все поняли, что сейчас будет сюрприз. Первым сюрпризом было для них присутствие в воздухе четырёх ЛА, которые создавали прохладу и тень над концертной площадкой. Народ был мне за это очень благодарен.

Тут из многотысячной толпы раздались возгласы узнавания и крики: «Это же советская группа «Serebrо». На это я и рассчитывал.

— Да, это они, — крикнул я в микрофон, так как новый девайс я пока не стал надевать на голову. — Привет, Хьюстон! Я к вам сегодня прибыл с кучей подарков и один из них — это группа «Serebrо».

Стотысячная толпа довольно загудела и раздались первые аплодисменты. Ну вот, совсем другое дело. Девчонки поняли, что их приняли и счастливо заулыбались.

— Сейчас эти три красавицы исполнят свой хит «Heaven And Hell», — продолжил я представлять своих протеже. — А затем они споют песню, которую я специально написал для сегодняшней встречи с вами.

Да, радостный крик ста тысяч глоток — это, я вам скажу, нечто невероятное. Энергия накатывает на тебя, как цунами, заряжая восторгом и эйфорией. Девчонки это тоже почувствовали и мы начали наше выступление.

Песню приняли очень хорошо, так как она была у всех на слуху. Девчонки справились с первым волнением и спели просто замечательно. Сразу видно, что в Москве её часто исполняли. Заслуженные овации были тому доказательством. Пока девчонки убежали переодеваться, я стал развлекать публику.

— Вам не холодно? — крикнул я в микрофон.

— Не-ет! — взревели они, довольные.

— А вы видели снег в июне?

— Не-ет!

— Сейчас увидите! Это ещё один подарок вам.

И я дал команду нашим ЛА устроить небольшой снегопад, чтобы заполнить паузу. Что тут началось. Когда первые снежинки упали на людей, вся эта толпа взорвалась бурными криками веселья и удовольствия. Большинство подняло вверх руки, подставляя открытые ладони кружащимся в воздухе снежным хлопьям. Снег в Техасе летом — это нонсенс. Его часто не бывает даже зимой. А теперь июньский снег станет у местных жителей настоящей легендой. И всё это снимали многочисленные камеры, которые были установлены не только на специально оборудованных подиумах, но и закреплены на двух вертолётах, которые кружили над нашими головами, прямо под моими «летающими тарелками».

Я дал ментальную команду прекратить снегопад, так как на сцене появились девчонки в египетских платьях. Толпа на это отреагировала бурными овациями.

— А сейчас обещанный подарок, — продолжил я выступать в роли конферансье. — Песня называется «Walk Like an Egyptian». К песне прилагается танцевальный дуэт, который вы сейчас увидите.

Я с волнением ждал припева и вот этот момент наступил. С противоположных концов сцены, навстречу друг другу, вышли Бает и Анубис, изображая походку египтян, двигая одновременно руками и головой. Толпа ахнула, а потом замерла. Мы продолжали петь и играть. И вот когда наши боги встретились на середине сцены и повернулись своими лицами-мордами к публике, толпа заорала от понимания того, что это вовсе не какие-то

резиновые маски, надетые на головы людей. А что это именно те, о которых написано в учебниках истории и чьи изображения красуются на египетских пирамидах.

Такого даже я не ожидал. Толпа сначала качнулась вперёд, как бы желая поближе рассмотреть новых персонажей, а потом отпрянула назад, догадавшись, кто это такие. Я представляю, что сейчас творилось у экранов телевизоров. Ведь там, наверняка, камеры увеличили изображение и зрителям было видно каждую складку на головах у Бает и Анубиса.

И только спустя несколько секунд после этого, до людей дошло, что к ним спустились настоящие боги Древнего Египта. Началась сумасшедшая эйфория и мне пришлось даже дать дроидам команду увеличить громкость звука, так как орущую в экстазе стотысячную толпу перекричать очень трудно.

Да, вот это я устроил настоящий фурор. Еще несколько раз появлялись боги на сцене во время исполнения этой песни и всякий раз толпа радостно ревела. Бает и Анубис сходились в центре, исполняя, ставший за несколько минут знаменитым, египетский танец, и уходили за кулисы. Такого фурора не ожидал никто. «Серебро» в одно мгновение стали очень популярной группой. И я нисколечко не жалел о том, что эту песню отдал им. Все знают, что это моя песня и выступление самих древнеегипетских богов — это тоже моя заслуга.

Толпа радостно бушевала и желала ещё раз лицезреть живых богов. Пришлось нам исполнить песню на бис. Солистки были счастливы. Это тебе не зальчик в ДК им. Горбунова, а огромное море людей. Сто тысяч — это в четыре раза больше, чем собрал в Пол Маккартни во время своего выступления на Красной площади 24 мая 2003 года, когда приезжал с гастролями в Москву. Нам, кстати, тоже скоро там выступать. Уверен, что наш фестиваль соберёт на площади перед Кремлём больше зрителей, чем было тогда у Пола. Хотя он сам тоже приедет и выступит вместе с нами, так как его согласие было получено ещё месяц назад.

Третий раз исполнять «Walk Like an Egyptian» мы не стали, хотя зрители очень просили. У нас был ещё весь четырёхчасовой концерт впереди. Чтобы немного охладить пыл зрителей и отвлечь их от египетских богов, я снова дал команду своим ЛА запустить снег. Вот, радуйтесь техасцы снегу и готовьтесь к встречать ещё более супер популярную группу «DEMO», которую вы так все долго ждали.

После многочисленных поклонов и воздушных поцелуев, счастливые «серебрянки» покинули сцену и я при всех надел на голову новый микрофон и повесил на пояс передающее устройство.

— Хьюстон, слышите меня? — спросил я у публики, которая внимательно следила за моими действиями.

— Да-а! — опять взревела толпа, понимая, что снова готовится что-то сногсшибательное.

— Для вашего космического города мы привезли настоящий космический сюрприз!

И в этот момент вышла пятёрка моих жен, одетых в одинаковые лётные комбинезоны, которые были встречены овациями. Их уже всех прекрасно знали и не только двух солисток группы «DEMO». Толпа притихла, понимая, что сейчас они увидят нечто доселе невиданное. Сегодня для них случился настоящий день неожиданных подарков и ошеломительных сюрпризов.

С первыми звуками моей композицию «Magnetic Fields», пятёрка «ночных ведьм» взмыла вверх. Толпа зрителей ахнула и с возгласом удивления выдохнула. Океан голов поднялся вверх туда, где началось настоящее авиашоу, главными участницами которого были пять моих жён. Ритмичная и быстрая электронная музыка хорошо ложилась на то, что вытворяли мои красавицы в воздухе. Фарнборо и Ле Бурже по сравнению с ними отдыхают.

Пару раз они парили прямо над головами зрителей и проносились на бреющем полёте, чуть не задевая их. Ну я им после концерта задам, хулиганки беременные. Если бы они выполняли свои пируэты только над сценой, то можно было бы ещё подумать, что они это делают на специальных прозрачных тросах, прикрепленных к каркасу крыши. Но здесь свободный полёт над зрителями опровергал всяческие сомнения. Было забавно наблюдать, как сотня тысяч голов синхронно поворачивается назад, провожая взглядами звено моих жён. И потом также внимательно следит за их возвращением на сцену. И всё это под громкую электронную музыку.

Вот это начало концерта! Можно прямо сейчас его заканчивать. Почти все новинки и сюрпризы мы уже показали, так что публика была просто в поросячьем восторге.

Когда мои жёны вернулись на сцену, я им аккуратно, из-за спины, показал кулак. Раскрасневшиеся и довольные мордашки изобразили вину и покорность, но в глазах никакого раскаяния я не увидел. Вот ведь чертовки. Ладно, пусть идут переодеваются, а мы с Серегой начнем исполнять следующую песню. Солнышко и Маша должны успеть к припеву.

— А сейчас ещё одна новая песня, которую я написал специально для наших концертов в вашем городе, — обратился я к публике, которая еще находилась под впечатлением от полётов моих подруг. — Называется она «Теп O'clock Postman». Но это не последняя сегодняшняя новинка. Вас ждут еще два новых хита.

Публика опять зашумела, но уже от предвкушения очередного музыкального подарка. Мои две солистки успели вовремя и подхватили припев, как мы это делали на репетиции. Он сразу понравился зрителям и они стали подпевать нам, пританцовывая в такт мелодии.

А потом были сольные выходы сначала Солнышка с её песней «Self Control», а затем и Маши с моим хитом «Stop!». Публика радовалась такому водопаду музыкальных новинок, который обрушился на них сегодня, как из рога изобилия.

Ну а дальше концерт шёл по заданной мною программе. Девчонки еще три раза впятером и два раза вдвоём поднимались в воздух. Два раза я присоединялся к ним, сорвав шквал аплодисментов. А затем два раза делал это самостоятельно. Первый раз на «The Final Countdown» и второй на «Crazy». Наши египетские боги тоже не сидели без дела и несколько раз левитировали вместе с нами. В общем, получилось супер-мега-шоу, как и задумывалось мною изначально.

Завершал наш концерт очередной фейерверк и танец ЛА, который стал визитной карточкой нашей группы. А вот на заключительный поклон мы поднялись в воздух почти всем составом, кроме Серёги и трёх солисток «Серебра». Мы ввосьмером, вместе с Бает и Анубисом, парили над сценой и кланялись зрителям.

Это было нечто фантастическое и необычайно феерическое зрелище. В этот момент я понял, что такое был на самом деле «Золотой век». Это было время, когда люди и боги жили вместе. И оно опять наступило. Никто этого ещё не понял, кроме меня. В классической греческой мифологии Золотой век возглавлял ведущий титан Кронос. Но сейчас это был никакой не архетипический образ, лежащий в основе некой утопии. Боги, действительно, вернулись и началась новая эра в развитии человечества. Этот факт могут теперь засвидетельствовать не только мои жёны и друзья, но и сто тысяч живых свидетелей, которые присутствовали при сегодняшнем схождении богов на Землю. Про многомиллионную аудиторию телезрителей я вообще молчу.

Я представляю, какие будут заголовки у завтрашних утренних газет. «Старые боги вернулись» и «Наступила новая эра человечества» станут самыми простыми. Да, концерт продлился четыре часа сорок минут, но мы особо и не устали. Мы обратили внимание, что во время полёта у нас исчезает усталость и ощущается новый прилив сил. Это было заметно и по тому, как девчонки весело отплясывали «Ламбаду» и «Asereje».

В гримёрке нас ждал Стив, потрясённый нашим выступлением.

— Я такого не ожидал, — воскликнул он в восхищении. — Поздравляю всех с замечательным выступлением. Все были просто великолепны. Я был у организаторов сегодняшнего концерта. Они тоже в восторге от увиденного и молча выдали мне свой чек на три миллиона долларов сразу за все ваши концерты в Хьюстоне.

— Это радует, — сказал я, присаживаясь на диван. — Деньги лишними не бывают.

— И я тоже выписал чек от нашей компании на три миллиона триста тысяч. Так что вы стали сегодня богаче на шесть с лишним миллионов.

Он протянул мне чеки и я их взял, усмехнувшись.

— Что-то не так? — спросил Стив.

— Всё в порядке, — ответил я, убирая чеки в карман. — Просто завтра открывается наш выставочный салон и сумма, которую я получу там, будет намного больше.

— Да, ты прав. Но эти деньги тоже немалые.

Девчонки закрылись во второй комнате и переодевались, а я вдруг вспомнил, что совсем забыл о том, что я обещал Аллену доставить ещё вчера золото Бактрии. В моём салоне был отведен отдельный зал под эту экспозицию и получится не очень красиво, если он будет пустовать в первый день открытия. Но мне заниматься сейчас раскопками афганских золотых курганов очень не хотелось. Я решил привлечь к этому неотложному делу дроидов.

Я ментально связался с Крис и поставил перед ней задачу.

— Необходимо послать наш шлюп на территорию Афганистана, — стал я уточнять координаты места, куда надо было его отправить. — Там, около современного города Шибаргана есть местечко под названием Тилля-Тепе, что переводится с персидского как «Золотой холм». Вот там под землёй лежат много золотых изделий, относящихся к эпохе куршанских царских захоронений I века до нашей эры. Там в основном золотые украшения и золотое оружие. Всего около 20.000 предметов из золота. За сколько по времени это всё можно раскопать и привести в приемлемый вид?

— За час сто дроидов всё успеют сделать, — ответила Крис.

— Отлично. Через час или чуть раньше я буду на базе.

— Ты чего задумался? — спросил Стив.

— Разбирался с золотом Бактрии. Через час дроиды приведут его в презентабельный вид и я отправлю его в Лондон.

— Отлично. Ты не забыл, что открытие салона состоится в шесть вечера по гринвичу?

— Да, помню. Получается, что по Хьюстону это будет полдень.

Когда из комнаты вышли мои женщины, я спросил «серебрянок»:

— Как вам впечатление от концерта?

— Грандиозно, — воскликнула Ирина. — Спасибо тебе большое за это потрясающее представление. Нам бы ещё хоть разочек выступить здесь и не только из-за денег. Можно?

— Без проблем. У нас в друзьях теперь сам мэр Хьюстона, так что никто нам мешать не будет. Деньги за сегодняшнее выступление получите в отеле.

Все три солистки от избытка чувств повисли у меня на шее и я получил, в качестве благодарности, три дружеских и абсолютно целомудренных поцелуя. Мои пять жён смотрели на это спокойно, понимая, что никаким сексом здесь и не пахнет. Только бизнес.

Слава Пэмандру, что мои подруги не знают, что мы вытворяли с ними вчетвером совсем недавно в Москве. Когда они меня целовали, то я почувствовал, что они прекрасно помнят это. И что они готовы это повторить в любое время, только не здесь и не сейчас.

— Все готовы? — спросил я.

— Готовы, — прозвучал единодушный ответ.

Дроиды подхватили наши вещи и инструменты, после чего мы направились к нашему шлюпу. Клетки с пленниками уже убрали до завтрашнего вечера. Как мне рассказал Стив, зрители были довольны и старыми, и новыми живыми экспонатами. Особенно всех поразили некромонгеры. Ведь по, сути, это были те же люди, только полумёртвые. Их внешний вид живых мертвецов сначала всех отпугивал, а потом чём-то притягивал взгляды смотрящих на них. У некоторых они вызывали даже чувство жалости, но показанные нами кадры их зверств не оставили от этого чувства ничего, кроме ненависти.

Прибыв в отель, мы все решили немного отмокнуть в бассейне. Пришлось девчонкам надеть купальники, а нам с Серёгой плавки. Мы настолько уже привыкли купаться и загорать голыми, что это было немного непривычно. «Серебрянкам» я быстро материализовал три купальника-бикини разного цвета. Но решил немного похулиганить и материю для них сделал слегка просвечивающей, что добавило пикантности ситуации. Теперь уже Солнышко показала мне кулак, но ни Ирина, ни Жанна, ни Ольга на это не обращали никакого внимания. Они находились под впечатлением от концерта и могли ходить даже голыми, не замечая этого.

Серега переодически пялился на Жанну, лежа в воде у бортика, а Женька искала глазами Анубиса. Но я богов с нами в бассейн не позвал, как и помощников Женьки с моими учениками. Мы отдыхали и отмокали нашей тесной творческой компанией и даже Стив ушёл к себе, понимая, что нам надо расслабиться и снять напряжение после такого сумасшедшего выступления. Бассейн подсвечивался снизу и на фоне тёмного неба всё смотрелось очень романтично. Для девчонок, но не для меня. Звезды представлялись им далёкими и загадочными, а для меня они уже стали частью моей профессии. Где-то там, далеко, были арахниды с некромонгерами. Правда там ещё находилась Прана, где я встретил Лилу. Ну и, конечно, мои космические офицеры с курсантами

— Вы тут продолжайте отдыхать и закажите себе что-нибудь поесть, — обратился я к своим женам, вылезая из бассейна, — а мне надо на часок отлучиться по делам.

— А ты куда? — спросила Лилу, подплывая ко мне.

— Мне необходимо смотаться на лунную базу.

Глава 5

«Adamantium (сокр. адамант, т. е. «неразрушимый») — уникальный по прочности сплав, впервые созданный американским ученым Майроном Маклэйном. В начале 1940х годов правительство США наняло его для проведения серии экспериментов с целью создания сверхпрочного металла. Год за годом Маклэйн с завидным упорством работал с различными сплавами. Получить адамантиум удалось лишь спустя несколько лет, и то по счастливой случайности».

Информация из Всемирной паутины

— Это ты по поводу завтрашнего открытия нашего выставочного салона? — спросила меня Ди, считая себя уже его полновластной новой управляющей.

— Да. Там дроиды должны доставить новые экспонаты из Афганистана и мне придётся их потом переправить в Лондон.

— Мы тоже хотим посмотреть, — заявила от лица моего женсовета Солнышко.

— Вы же голодные?

— Мы на лунной базе можем спокойно поесть, — заявила Маша и тоже вылезла из бассейна.

— Там же с этим делом быстро, — уточнила Наташа. — Пищевые синтезаторы очень вкусно готовят.

Судя по хитрым физиономиям моих жён, им было нужно не только это. Я вспомнил недавние слова Маши о том, что ночевать им теперь больше нравится на Луне, а если уж совсем быть точным, то они, после того раза, предпочитают заниматься сексом именно в невесомости.

— Ладно, уговорили, — сказал я, вытираясь большим полотенцем с логотипом нашего отеля.

— А нам с вами можно? — спросила Ирина. — Мы так мечтали попасть на Луну.

— Давай их тоже возьмём, — предложила Лилу. — Гостевых спален на лунной базе у нас теперь много. Переночуют в одной из них, а утром ты их вернёшь назад.

— Ну что мне с вами делать. Только чтоб мне не мешать. И в Лондон я отправлюсь один.

— Так я же теперь там управляющая? — удивлённо и немного обиженно спросила меня Ди.

— Ладно, согласен. Тебе по работе это необходимо. Тогда через десять минут встречаемся у нас в номере.

Серега с Женькой не проявили никакого желания куда-то тащиться, поэтому через пятнадцать минут я открыл портал из нашего люкса прямо в столовую лунной базы.

— Доклад, — отдал я команду Крис.

— Товарищ генерал армии, — начала свой доклад искин, — я приветствую вас и ваших подруг на лунной базе. Офицеры и курсанты отдыхают. Все новички прошли тесты на отлично. Никаких происшествий не было.

— Ты погоны для курсантов сделала?

— Всё уже готово. Капитан Журавлёва полностью подготовила процедуру принятия присяги. Дроиды смастерили для неё то, что она просила сделать.

— Значит утром мы их всех аттестуем в офицерский состав. Дроиды золото Бактрии доставили?

— Через пятнадцать минут прибудут. И еще столько же времени потребуется на его очистку и промывку.

— Хорошо. Девчонки, у нас есть полчаса и мы можем спокойно поесть.

«Серебрянки» были просто в шоке от увиденного. Они неожиданно попали в фантастическое будущее, о котором могли читать только в книжках. Пришлось Солнышку взять над ними шефство и показать, как пользоваться пищевым синтезатором. Они, буквально, только что отошли от сумасшедшего концерта и сразу попали в очередную сказку. Сегодняшний день они точно запомнят на всю жизнь.

За поздним ужином «серебрянки» мучали вопросами моих жён, а те с удовольствием с ними болтали. Меня они особо не доставали, видя, что я о чём-то задумался. А я просто сидел и смотрел на них, отдыхая, как говорят у нас на Родине, душой. И только сейчас до меня дошло, что я очень счастливый человек. Даже если вдруг я погибну или моё сознание перенесётся обратно в XXI, то я не расстроюсь. За эти мгновения тихого счастья я был готов отдать всё и даже больше. Да, мои дети могут остаться без отца. Но они обязательно вырастут и будут помнить обо мне. Им расскажут вот эти девчонки, сидящие напротив меня, которых они скоро станут называть мамами. Жалко, конечно, что я их не увижу. Но я буду знать, что они все живы, а это сейчас было главным для меня.

Что-то меня на грусть потянуло. Видимо устал. Ведь все эти два с половиной месяца я так и не отдохнул толком ни одного дня. И если честно, то об этом нисколько не жалею. Почему-то вспомнилась Жасинта, дочь президента Франции. Такая же молодая девчонка, как и сидящие здесь. Наверное, она меня тоже иногда вспоминает или видит во сне. А я это чувствую. Я очень много стал чувствовать и ощущать того, о чем простой человек даже не догадывался.

— Всё готово, — вырвал меня из раздумий голос Крис.

— Спасибо, — ответил я. — Сейчас идём. Наелись?

— Да, — ответила Жанна. — Спасибо за угощение. Здесь всё очень вкусно приготовлено.

— А где живут курсанты? — спросила Ольга.

— В другой части лунной базы. Им сюда вход закрыт. Только с моего персонального разрешения. Это сделано в целях их и нашей безопасности.

Мы на антиграве отправились туда, где дроиды приготовили для меня золото Бактрии.

Часть я его уже видел в Интернете, еще в прошлой жизни. Но, всё равно, было интересно посмотреть и потрогать эти древние реликвии давно ушедшей эпохи. К тому же на многочисленных сайтах было выложено от силы процентов пять того, что выставлялось в европейских музеях.

В помещении, куда нас всех доставил антиграв, стояли многочисленные столы и на них были разложены все находки, которые смогли откопать и доставить дроиды. Мои жёны уже были привычные к виду большого количества золотых изделий. А вот три гостьи аж замерли, увидев такую красоту. Да, было чем полюбоваться как раз особам женского пола. Больше всего здесь оказалось разложено именно женских украшений. Браслеты, цепочки, серьги, кольца, посуда и многое другое. Золотые пояса и даже было пять женских корон, которые не выглядели, как классические, в современном понимании, короны. Даже мои подруги заинтересовались этими символами царской власти и стали по очереди примерять их на себя.

А меня заинтересовали золотые акинаки — декоративные кинжалы. Их было штук пятнадцать и я сразу выбрал один, который я подарю Стиву. Далее я стал отбирать массивные золотые статуэтки, мечи и кривые персидские сабли в, отделанных драгоценными камнями, ножнах. Также отдельной кучей лежали шлемы, щиты и нагрудные панцири. Да, только один этот клад из Тилля-Тепе стоил около пятнадцати миллиардов долларов. Поэтому общая сумма экспозиции в моём выставочном салоне уже приблизилась к пятидесяти миллиардам долларов. Это было очень хорошо, так как я предполагал, что могут возникнуть и другие срочные проекты, не только строительство гипермаркетов по всему Советскому союзу.

Ко мне подошла Солнышко и спросила:

— Нам можно себе что-то взять? Девчонкам очень понравились золотые пояса и браслеты с кольцами.

— Конечно, — ответил я. — Даже нашим гостьям можете подарить по кольцу и по цепочке.

Радости у этих сорок было море. Вот что нужно женщине для счастья? Немного золота Бактрии и всё. Но я знал, что это, естественно, не всё. Это «всё» только на сегодня. Будут ещё клады и я буду дарить им очередные золотые украшения. Ну любят женщины всё это, так надо этим пользоваться.

Пока девчонки отбирали подарки себе, я вместе с двумя дроидами собрал опять две большие сумки. Снова прибавится работы Аллену. А подруги уже нацепили на себя выбранное и любовались друг другом. Пришлось материализовать для них большое зеркало, у которого они сразу начали крутиться.

— Всё, красавицы, — сказал я этим любительницам всего дорогого и блестящего, — вам всем пора спать. Мы с Ди сейчас быстро смотаемся в Лондон, а Солнышко пусть покажет гостьям спальню, которую занимали прошлый раз Серёга с Женькой.

— А можно мы им покажем ту заветную кнопку? — спросила меня Наташа.

— Можно. И объясните им правила поведения, чтобы лоб себе не разбили.

— А что там такого особенного в этой кнопке? — заинтересовалась Ирина.

— Я вам всё покажу и расскажу, — ответила довольная Солнышко.

Мы, взяв дроида в помощники, телепортировались в наш с Ди салон на Bond street в Лондоне. В столице Великобритании было уже раннее утро, поэтому мы перенеслись прямо в тот зал, который предназначался для экспозиции под названием «Золото Бактрии».

Наше появление для охраны стало полной неожиданностью, но я помахал им в камеры рукой и они нас с Ди сразу узнали. Наверняка всю ночь смотрели наш прямой концерт из Хьюстона, поэтому особо не удивились такому нашему экстравагантному появлению. Подумали, что мы теперь не только умеем летать, но и сквозь стены проходить. И это было очень близко от истины.

Думаю, что они сразу связались с Алленом и через минут пятнадцать он здесь появится сам. А пока мы с Ди и дроидом стали доставать и аккуратно раскладывать принесённые с собой экспонаты. Мы почти закончили этим заниматься, когда появился заместитель моей жены.

— Приветствую вас лорд Эндрю и леди Ди, — обратился он к нам с поклоном. — Рад видеть вас здесь. Вижу, что коллекция бактрийского золота уже на месте и она просто великолепна. Надеюсь, что мы успеем всё оформить и расставить к открытию.

— Вы уж постарайтесь, а нам теперь пора отдыхать. Тяжелый был концерт, как и сам вторник. В шесть вечера мы будем у вас.

Назад мы телепортировались прямо в нашу спальню на лунной базе, но там никого не было. Я включил экран и вывел на него картинку из соседней спальни и мы с Ди увидели, как мои четыре жены обучают «серебрянок» парить в невесомости.

— А что, здесь везде установлены камеры наблюдения? — спросила Ди.

— Да, — ответил я. — В целях безопасности.

— И всё записывается?

— Конечно. Ты, я догадываюсь, хочешь посмотреть, как мы здесь прошлый раз, после свадьбы, сексом в невесомости все вместе занимались?

— Интересно было бы увидеть себя, да и девчонок тоже, со стороны.

И я ментально дал команду Крис показать ночь с 25-го на 26-е. Ну вот и мы во всей своей нагой красе, летаем в невесомости и любим, по очереди или все сразу, друг друга. Было забавно наблюдать за самим собой, представленным в трёх лицах. Ди даже засмеялась, увидев себя парящую в воздухе верхом на мне в позе наездницы. А в это время моя первая копия трахала Машу сзади, а второе моё альтер эго занималось анальных сексом с Солнышком. Кадры были очень возбуждающими, поэтому я по внутренней связи сообщил четверым жёнам срочно идти к нам в спальню, так как мы уже вернулись и ждём только их.

Через две минуты они уже были у нас и увидели, что мы смотрим порнушку с участием всей нашей многочисленной семьи. Теперь, когда мы занимались сексом, в этом участвовало не шесть, а восемь человек.

— Вот это я даю, — воскликнула Маша, увидев себя со мной в позе «69», зависшей над кроватью. — Классно на себя, кончающую, смотреть со стороны. Этим можно любоваться бесконечно.

Но девчонки долго такого возбуждающего просмотра не выдержали, скинули с себя платья и я включил невесомость. Подруги запомнили, где стоит камера, поэтому мы трахались так, чтобы все наши позы были потом хорошо видны на большом экране. Это нас дополнительно возбуждало и заставляло девчонок чуть-чуть играть на зрителя, более громко крича при оргазме или изображая из себя этаких прожженных уличных проституток. Хотя этими зрителями будем только мы сами. Прямо прирождённые порноактрисы из моих жён получились.

А потом, когда все достигли оргазма по нескольку раз и отключили невесомость, мы легли на кровать, включили просмотр и, со смешными комментариями и подколками, пересмотрели наш большой трах. После чего уснули, довольные и счастливые.

Да, хорошо мы ночью покувыркались. Еще раз убеждаюсь, что секс в невесомости — это потрясающая штука. После длинного рабочего дня — самое то, чтобы снять нервное напряжение и расслабиться. Было еще рано, но мне пора было вставать. Аккуратно накрыв одеялом своих подруг, я побежал в спортивный зал. Да, специально для меня Крис и дроиды сделали прекрасный тренажёрный зал, где висели даже две груши разного веса и конфигурации. Вот это именно то, что нужно каждому мужчине по утрам. Не стакан пива на опохмелку, а именно большая боксёрская груша.

Зал мне понравился. Надо будет таких же два сделать для моих офицеров и курсантов. Сегодня они все станут лейтенантами. Шестьдесят человек с двумя звездочками на погоне. А мои школьные друзья — младшими, с одной звёздочкой. Так сказал Леонид Ильич и я обязан был выполнить его приказ. Ну а остальные и так уже носят лейтенантские погоны. Дроиды, под руководством Крис, дополнительно изготовили более ста десяти штук.

Помимо этого я хочу напрячь Анубиса и пусть он тренирует моих волков мечевому бою. Всё при любимом деле будет. После последних событий по захвату супер мозгового жука, он понял, что я в охране абсолютно не нуждаюсь и немного загрустил. А тут опять его знания и опыт пригодятся молодежи. Всё равно, рано или поздно, все увидят и Бает, и Анубиса. А когда он мне понадобится, я его возьму с собой на какое-нибудь очередное серьёзное дело.

После душа я переоделся в генеральскую форму, быстро позавтракал и хотел было уже отправиться к курсантам в противоположную часть базы, как в моём мозгу раздался голос Крис:

— Товарищ генерал армии, к нам направляется пранский линкор с Клюэном и свитой на борту. Через пятнадцать минут они достигнут орбиты Луны.

— Вот ведь некстати нелёгкая родственничков принесла, — сказал я, чертыхаясь. — Площадка под космопорт готова?

— Частично. Пока мы сможем принять одновременно только двадцать космических кораблей типа линкор. Через два дня доведем уже до запланированного количества, то есть до шестидесяти.

— Тогда сажай пранцев туда. Я знаю, зачем они прилетели.

Ну да, я обещал вчера проверить на беременность двадцать пять женщин из свиты губернатора и совсем забыл об этом. Среди них были три невестки губернатора. Вот интересно, если бы кому-то главный жук нанёс свой мощный телепатический удар, сравнимый с ударом бревном по голове, то этот кто-то смог бы сейчас хоть что-то помнить?

Придётся аккуратно будить Лилу. Наверняка она захочет вместе со мной встретить родителей. Только времени остаётся совсем мало, чтобы она успела собраться.

Ага, пожалуй разбудишь тут тихо, когда у всех девчонок теперь абсолютный слух. Сам же им его таким сделал.

— Что случилось? — спросила, встрепенувшись, Солнышко.

— Родители Лилу прилетели, — ответил я, целуя поочерёдно всех своих сонных красавиц. — Уже через пятнадцать минут они будут здесь. Поэтому только Лилу надо вставать, а остальным по желанию. Можете и дальше спать.

— Мы тоже хотим встречать, — заявила Маша, зевая. — Клюэн и Кассия нам теперь не чужие.

И они все разом вскочили и понеслись в душ. Вот ведь неугомонные. Накинуть что- нибудь на себя они даже не подумали. Будем считать, что они так воздушные ванны принимают. А пока надо предупредить Ксюху, что принятие присяги откладывается где- то минут на сорок. Надеюсь, очередная гинекологическая процедура не затянется надолго.

Естественно, девчонки к встрече собраться не успели, поэтому встречал я своих тестя с тёщей один.

— Рад приветствовать вас у себя дома, дорогие гости, — сказал я, пожимая руку Клюэну и целуя Кассию.

— Мы тоже рады тебя видеть, — ответил Клюэн. — А где дочь?

— Одевается. Вы же знаете прекрасно этих женщин.

— Да, нам нужно намного больше времени, чем вам, мужчинам, чтобы привести себя в порядок, — подтвердила Кассия.

Затем из катера появились двадцать пять женщин, которые были у меня прошлый раз на приёме. Возглавляла их, кто бы в этом сомневался, Груана. Мы все раскланялись друг с другом, мило при этом улыбаясь. Мы теперь дружим не просто семьями, а целыми планетами.

— Предлагаю проследовать в центральный зал управления базы, — сказал я, приглашая всех следовать за собой. — Там сейчас дроиды устанавливают столы с лёгкими закусками и напитками.

Три антиграва нас доставили в этот зал, где позавчера состоялась наша свадьба. Там уже было всё готово к приёму гостей. Когда прибывшие начали рассаживаться, появилась Лилу и остальные мои четыре жены. Ну вот, снова начались эти женские поцелуйчики. Могли бы и поклонами обойтись. Пришлось опять вызывать дроидов- переводчиков, чтобы мои четыре земные жены могли спокойно общаться с гостями. Ведь тема у всех была одна — беременность. Одни беременными уже были, другие очень хотели узнать, что они тоже являются таковыми. Ну что ж, затягивать это дело не будем, поэтому я громко объявил:

— Уважаемые гостьи! Я сейчас пройдусь по рядам и проверю вашу беременность. Когда я буду подходить к вам, вы встанете, а я на пять секунд положу вам руку на низ живота. Надеюсь, это вас не смутит?

Все с улыбкой замотали головами из стороны в сторону, показывая этим, что мои действия, наоборот, доставят им радость. Особенно, если окажется, что они, действительно, непраздны. Вот такой вот массовый гинекологический осмотр я организовал мимоходом. Если каждую приглашать отдельно в смотровой кабинет, то это растянется на час, если не больше. А тут я просто пройдусь, проверю и сразу выдам результат.

Первые, с кого я начал осмотр, были жёны сыновей Клюэна. Я видел краем глаза, как он напрягся. Но все три были беременны и у них были девочки. Их лица, ставшие радостными после оглашения вердикта, говорили о том, что именно девочек они и хотели. А потом пошли в перемешку мальчики и девочки. У двадцатой я на секунду застыл. Все это сразу заметили и многие в зале, как и сама осматриваемая, немного занервничали.

— Двойня, — громко произнёс я на весь зал. — Мальчик и девочка.

Что тут началось. Это был второй редчайший случай на Пране. Первый был у Лилу. Я успел проверить остальных и они тоже были беременны, но только одним ребёнком. Но и это тоже был праздник. Моя работа с их кольцами принесла ощутимые плоды, в прямом и переносном смысле этого слова.

— Спасибо, — сказал мне довольный Клюэн, как будто это он лично обрюхатил всех этих женщин. — Порадовал. Получается, дело было в кольцах?

— И в них тоже, — ответил я. — Такое впечатление, что их внутренняя первоначальная программа или сама изменилась, возможно сбилась, или была кем-то изменена. Я просто восстановил ту, которая была когда-то давно И розовый металл, из которого они все сделаны, как оказался, был очень популярен у богов.

— Вот это да, — вмешалась в разговор Кассия. — Получается, ты знаком с богами?

— Если только он сам не является одним из них, — дополнила вопрос Груана.

— Я вам сейчас кое-что покажу, — сказал я и ментально приказал ближайшему от меня дроиду принести мой меч, который я вчера захватил с собой вместе с ваджрой.

Когда дроид его принёс и я достал из ножен «убийцу богов», все гости ахнули.

— Он сам бог, — провозгласила Груана, встала и поклонилась мне. — Это меч богов и никто из живых не может к нему прикоснуться.

Вот ведь старая зараза, сдала меня с потрохами. Мои жены уже знали об этом, а вот пранцы — нет. Следом за Груаной все гостьи встали и тоже отвесили мне глубокий поклон. Они почли за честь общаться с настоящим богом.

— Не ожидал, что моя дочь станет женой бога, — сказал потрясённый Клюэн. — Все твои поступки говорили об этом, но мы думали, что ты просто сильный маг. Значит, и дети у вас с Лилу будут богами?

— Обязательно будут, — ответила за меня моя пранская жена, которой льстило, что она оказалась женой бога. — Они уже светятся божественным светом. Он зелёного цвета, как вот этот огромный изумруд, который Андр разрешил мне выбрать в качестве подарка для моей матери.

И Лилу раскрыла свёрток, в котором лежал один из двух камней, выбранных ею в сейфовой комнате моего выставочного салона в Лондоне. У Кассии при виде такого огромного драгоценного камня округлились глаза, но в этом случае ничего божественного или сверхъестественного в этом не было. Он был просто очень большой и очень дорогой именно для жителей Праны, хотя и на Земле он стоил сумасшедших денег. Судя по радостным глазам мамы Лилу, ни у кого на их планете подобного изумруда не было. На радостях, приняв от дочери этот подарок, она расцеловала меня в обе щеки. Вот так, как говорят у нас на Земле: «Главное наладить отношения с тёщей и тогда семейная жизнь станет раем». Хотя многие считают, что рай в семье бывает тогда, когда тёща приходить только раз в год в гости и всего лишь на пятнадцать минут. Не чаще и не дольше.

Осталось порадовать тестя и я сказал:

— Я вчера уничтожил главных мозговых жуков арахнидов. Так что ты можешь теперь сам спокойно зачищать их планеты и оставлять себе. Крис, мой искин, скинет тебе координаты. Таких всего сто пятьдесят две. Так что разделим их по-семейному, то есть пополам.

— Очень хорошее предложение, — сразу согласился Клюэн. — Спасибо за очередной подарок. От меня тебе тоже небольшой презент будет. Мы единогласно приняли решение избрать Трента президентом, а тебя — вице-президентом. Так что поздравляю, ты теперь стал важным лицом в нашем содружестве планет.

— Благодарю. Постараюсь оправдать оказанное мне доверие.

— Вижу, что ты очень занят, тогда мы не будем больше тебя задерживать и отправимся домой, чтобы уже сегодня начать готовиться и собирать флот вторжения.

— Я тоже сейчас приму присягу у курсантов, — сказал я, — и мы завтра отправимся в свой сектор нашей Галактики добивать арахнидов.

Опять начались поцелуйчики, только уже прощальные. Все были довольны встречей.

Кассия держала в руках огромный изумруд и не могла поверить, что он теперь её. Она даже никому не доверила его нести. Мои жёны болтали с женами сыновей Клюэна и рассказывали гостьям об уходе за малышами. Они особенно внимательно прислушивались к мнению Наташи, так как она ждала тройню, а это было что-то фантастическое для пранок. Ну и естественно, в центре внимания была та женщина, у которой я обнаружил двойню. Её муж теперь станет самым известным мужчиной на Пране, после меня и губернатора, конечно.

Счастливой выглядела и Груана. Хотя никакого подарка она сегодня не получила. Но осознание того, что не без её прямого участия решился демографический вопрос на Пране, грело ей душу. И еще она радовалась, что ей удалось пообщаться с богом. Ведь у многих народов выражение «отправится на встречу с Богом» означает, что настало время умирать. Да, Груана теперь понимала, к чему могла привести та её глупая попытка влезть ко мне в голову и её тоже радовало то, что она тогда осталась жива.

— Спасибо тебе, — сказала Лилу и поцеловала меня, когда мы проводили гостей. — Ты всем сегодня сделал очень дорогие подарки.

— А самое главное, — уточнила Ди, — что Груана подтвердила, что наш муж — бог.

— Я же сказал, что я только учусь, — ответил я. — Ладно, мне пора принимать присягу у курсантов, а затем проверить их в деле.

— Можно нам с тобой? — спросила Маша.

— А кто будет заниматься девчонками из группы «Серебро»?

— Мы их тоже возьмём с собой на присягу, — предложила Наташа. — Я знаю, что на принятие присяги в воинскую часть всегда приглашали гостей.

— Вот и мы будем такими гостями, — подвела итог нашему обсуждению Солнышко. — Всем будет приятно, что такие известные гостьи пришли к ним на их праздник.

— Да, сразу с пятью женами трудно спорить, особенно тогда, когда они пришли к одному общему решению. Даже Абдулла этого сделать не мог. Хорошо, идём к «серебрянкам» и пригласим их с собой.

Но далеко идти не пришлось.

— Ваши гостьи сейчас находятся в столовой, — сообщила всем Крис по громкой связи.

— Когда они проснулись, я направила к ним дроида и он показал, где находятся душ с туалетом. А теперь они завтракают, так что направляйтесь прямо туда.

На антиргаве мы быстро добрались до места и застали трёх подруг, которые уже допивали кофе с какими-то экзотическими инопланетными десертами. Сейчас было с этим намного проще, чем ещё несколько дней тому назад. К гостям теперь прикреплялся дроид-переводчик, который всё рассказывал, показывал и объяснял. Даже иногда выполнял обязанности официанта, если того желал гость или гостья. Поэтому «серебрянки» себя не чувствовали потерянными на нашей огромной лунной базе.

— Как спали, девчонки? — спросил я и подсел к ним за стол.

— После невесомости — прекрасно, — ответила Ирина. — Нам Маша по секрету рассказала, что вы так сексом все вместе занимаетесь.

— Да, вчера вечером опять устроили весёлый перепихон, зависнув в воздухе в самом центре спальни, прямо под потолком, — ответила спокойно Маша, как будто разговор шёл о чём-то совершенно обычном и будничном, а не о таинстве половых отношений между мужчиной и женщиной.

Так, разговор коснулся слишком острой и скользкой для меня темы. Не дай Бог Жанна или Ольга сболтнут, что они со мной тоже трахались все втроём. Поэтому, чтобы избежать этого и не быть, как Штирлиц, на волосок от провала, я сразу перешёл непосредственно к делу.

— Я хотел вас пригласить на принятие присяги моими курсантами, — сказал я и посмотрел на «серебрянок».

— Мы с удовольствием принимаем это приглашение, — ответила Ирина. — Я уже один раз была со старшей сестрой на подобном торжественном мероприятии. У неё жених в армии тогда служил. И мы вместе с ней поехали в соседний городок, где располагалась его часть и он принимал присягу.

— Тогда сейчас отправляемся туда. Новоиспечённым лейтенантам и лейтенантшам буде приятно, что такие известные солистки музыкальной поп-группы «Серебро» придут к ним на сегодняшний праздник.

— А что, у вас и девушки служат? — спросила удивлённо Ольга.

— У нас они не только служат, но и командуют. Командиром роты является капитан Журавлёва, а её заместителем является старший лейтенант Ярцева.

Наши гостьи были очень удивлены этому факту. Но ведь и на Земле в армии служили девушки в офицерских званиях. Да, они не занимали командирские должности и не участвовали в боях, но службу несли наравне с мужчинами.

Уже по дороге в сектор, где находились казармы роты Космических войск, со мной связалась Крис.

— Товарищ Андрей, — обратилась она ко мне по старинке, — прибыл космический катер с мозговым жуком с планеты Клендаху.

— Отлично, — ответил я. — Начинай с ним работать. Только не очень усердствуй. Он мне будет нужен сегодня на концерте. Пусть дроиды сделают для него большую клетку. Он сам передвигаться не может, так что придётся дополнительно заниматься его транспортировкой на короткие расстояния.

— Сделают. Бригада дроидов провела предварительное обследование и анализ недр планеты Клендаху. Обнаружены два больших месторождения адаманта.

— Вот это отличная новость. Когда мы сможем начать их разработку и добычу этого металла?

— Сегодня же я отправлю назад этот самый катер с дополнительным оборудованием. Так что уже через день, максимум два, у нас будет свой адамант.

— Просто замечательно. Держи меня в курсе. Может ещё что попутно найдут наши дроиды. Мне скоро может понадобиться много металла, которого нет на Земле. Ну, вот и отлично. Теперь есть из чего строить линкоры атланского проекта. Орихалка у меня было пока достаточно и родному государству я его больше не отдам. Даже если Устинов попытается мне приказать. В таком случае я скажу, что у меня его больше нет. Весь ушел на постройку космических кораблей. Теперь у меня есть Космические войска и их необходимо вооружать. Я пока не мог сказать, что «государство — это я», но к этому всё постепенно и шло. Вот когда окончательно подойдет и моя цифра 2, то есть второго человека в стране, станет цифрой 1, тогда буду решать по-другому.

Нашего появления ждали. На входе в сектор В, как я решил его теперь называть для краткости, стоял пост из одного офицера и двух курсантов, которые отдали нам честь, как только мы появились на своём антиграве в пределах их видимости. Они сразу сообщили в штаб о нашем прибытии, а там уже Ксюха организует полагающуюся нам по статусу торжественную встречу. Хотя я дал команду Крис предупредить её заранее, что мы скоро будем у неё.

Вот мы и прибыли. Нас встречал весь личный состав роты, который был построен по случаю принятия присяги. Все стояли с ручными бластерами наперевес, так как автоматы Калашникова нам не выдали. Посчитали, что в космосе они нам не пригодятся и были абсолютно правы. Всем «калаш» хорош, но в невесомости он просто не работает, а тем более в вакууме. Так что Крис молодец, без меня всех обеспечила оружием в связи с очень радостным событием в жизни каждого военнослужащего.

В роте были те, кто служил в армии и подсказали Журавлёвой с Ярцевой, как происходит процедура присяги. И я догадываюсь, что их было трое. Они-то и встретили нас на своеобразном КПП потому, что в Советском Союзе два раза присягу не принимали. Перед строем стояли десять небольших подставок, на которых лежал текст присяги. Всё, как в родной Советской Армии.

— Товарищ заместитель министра обороны, — отрапортовала капитан Журавлёва, подойдя ко мне строевым шагом. — Рота Космических войск Советского Союза для принятия присяги построена. Командир роты капитан Журавлёва.

— Вольно, — скомандовал я. — Здравствуйте товарищи офицеры и курсанты!

— Здравия желаем, товарищ генерал армии, — гаркнуло сто тридцать молодых глоток обоего пола.

— Поздравляю вас с Днем принятия присяги!

— Ура-а! Ура-а! Ура-а!

— Капитан Журавлёва, вручаю вам знамя вашей роты. Теперь наша часть является настоящей войсковой единицей.

Ксюха обалдела от такого неожиданного подарка, но виду постаралась не показывать. Я сегодня утром материализовал Красное Знамя с названием нашего вида войск и присвоил первый номер ксюхиной роте, что и было вышито золотыми нитями на самом полотнище. Древко со стягом было завёрнуто в специальный чехол, который я снял, когда забрал его с антиграва. С него уже слезли все мои восемь подруг и стояли у меня за спиной, радостно улыбаясь курсантам. Им тоже было интересно всё происходящее здесь.

Курсанты же смотрели на них во все глаза. Конечно, когда ещё увидишь вместе столько поп-звёзд мировой величины, которые приехали к тебе на присягу. Вот и будет памятен для них этот день не только самим торжественным действом, но и именитыми гостями.

А потом «парадом» командовала Ксюха. По её команде из строя выходили сразу десять военнослужащих и зачитывали текст присяги: «Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил СССР, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым……

Процедуру провели быстро. После прочтения присяги каждый получал лейтенантские погоны и бодрым голосом чеканил: «Служу Советскому Союзу» и отдавал честь знамени, которое передали лейтенанту, вызванному с КПП.

Еще вчера я приказал снарядить зарядные блоки бластеров антивеществом. Не все, а только по одной сменной обойме. Её хватало на тысячу выстрелов. Это было необходимо для того, чтобы уничтожать огромных жуков-рогачей, с которыми я столкнулся вчера, когда мы с Анубисом охотились за мозговыми жуками. Поэтому сегодня вылет всей нашей эскадрой отменялся, о чём я и сообщил Ксюхе.

— Сейчас мы отправимся на одну из планет, захваченных арахнидами, — сообщил я ей, когда процедура закончилась, но никто не расходился. — Там, используя бластеры, лейтенанты в реальном бою научаться убивать арахнидов. Это нам очень скоро пригодится.

Пока мы общались с Ксюхой, я разрешил офицерам приладить погоны на плечи и подойти к группе гостей. Лейтенанты обступили моих подруг и засыпали их вопросами. Я даже не вслушивался в их разговор, так как вопросы, наверняка, были стандартные. О концертах, о песнях и о личной жизни. Всем хотелось посмотреть на известных девушек вблизи, поэтому вокруг них образовалось плотное кольцо из лейтенантов и лейтенантш. Заводилой был, конечно, Димка, так как он был одноклассником Солнышка и Маши и моим заместителем по нашему фан-клубу.

— А мы справимся? — спросила меня Ксюха, так как в подобном бою из них ещё никто не участвовал.

Одно дело штурмовать линкор с некромонгерами на борту. После отключения парализации они были слегка заторможенные, поэтому слишком ожесточенного сопротивления моим курсантам не оказывали. Да и все уже научились воевать в ограниченном пространстве, а тут придется вести бой с превосходящими силами противника и на открытой местности, что являлось очень сложной задачей. Предполагалось, что на планете в данный момент находятся десятки тысяч арахнидов, причём совершенно разных видов.

— Я буду вас страховать, — ответил я. — Дополнительно мы возьмём с собой корабельные лазерные пушки. Не самого крупного калибра, чтобы вдвоём их могли тащить наши офицеры. Плюс захватим в дорогу полсотни дроидов, которые быстро возведут для них два опорных пункта.

— А вы где будете находиться, товарищ генерал армии? — спросила меня капитан Журавлёва.

— Я возьму одноместный ЛА и буду прикрывать вас с воздуха. Планета, на которую мы высадимся, практически бескислородная. Поэтому всем придётся надеть скафандры. И ты с Ярцевой наденьте защитные доспехи некромонгеров. И учти, в ближний бой категорически не вступать. Когти у боевых арахнидов режут наши скафандры, как бумагу.

— Всё поняла. Надолго мы отправляемся?

— Часа на два. А там, как получится. На войне трудно точно рассчитать, сколько продлится отдельный бой или всё сражение целиком. Но огневой мощи у нас будет достаточно, чтобы уничтожить всё живое на планете и даже её саму.

— Есть, товарищ генерал армии. Сейчас оправляемся за скафандрами. Разрешите выполнять?

— Выполняйте, капитан.

Ксюха развернулась через левое плечо и отдала команду личному составу роты на построение. Таким большим количеством мы ещё никуда и никогда не выходили. Лейтенанты построились и загрузились на десять антигравов и организованно двинулись в сторону зала, где хранились скафандры. Мои девчонки остались одни и подошли ко мне.

— Наобщались? — спросил я их.

— Да, здорово было, — ответила довольная Маша. — С одноклассниками и одноклассницами поболтали.

— А парни стеснительными оказались, кроме Димки и наших друзей, — ответила Солнышко. — Они все смотрели на нас восторженными глазами и, практически, всё время молчали.

— И с нами, исключительно, только ваши общались, — подтвердила Ирина. — Многие нас видели на репетициях в вашем Центре на Калужской, поэтому мы для них стали уже своими.

— Мне девушки-лейтенанты несколько вопросов по-английски о моей родной планете задали, — прокомментировала своё общение с моими бойцами Лилу.

— Вы где сейчас будете? — спросил я у них. — Останетесь на базе и дождётесь нас или по Хьюстону прогуляетесь?

— Мы бы по магазинам хотели немного пройтись, — сказала Ди. — «Серебрянки» собирались себе всяких модных вещей на лето прикупить. Ну и для концертов, в том числе.

— Хорошо. Они денег вчера заработали достаточно и сегодня ещё получат. Так что могут себе позволить обновить гардероб.

Пришлось мне прямо с, так называемого, плаца, открыть телепорт непосредственно в наш номер-люкс, где я всем восьмерым подругам выдал по десять тысяч долларов, достав их из сейфа. Мои к долларам были давно привыкшие, а вот Ирина, Жанна и Ольга смотрели на них с некоторой опаской и удивлением. Ничего, мои жены их быстро научат, как тратить эти зелёные стодолларовые бумажки с портретами мёртвых американских президентов.

Поцеловав их всех до кучи вместе с тремя гостьями и выделив им в сопровождение одного дроида, я телепортировался назад, на лунную базу. Нам в Хьюстоне должны были выделить белый лимузин с водителем и кондиционером в салоне, поэтому им жарко на улицах не будет.

Ксюхе я заранее объяснил, где она должна собрать лейтенантов после того, как они закончат одевать скафандры. Мы с Крис всё заранее обговорили. Вчера дроиды в одном из ангаров нашей базы складировали восемь лазерных пушек и остальное оборудование для возведение двух форпостов. Я ментально передал Крис изображение таких сооружений, подсмотренных мною в фильме «Звёздный десант». Они были очень удобные и легко собираемые. Крис сказала, что пятьдесят дроидов возведут такие за пятнадцать минут.

Помимо этого, она в этом ангаре оставила один ЛА, на котором я буду прикрывать с воздуха нашу роту. Два форпоста дроиды возведут на расстоянии четырёхсот метров друг от друга, а я стану прикрывать центр, если арахнидов будет слишком много. Главное, чтобы мои лейтенанты научились воевать не только в космосе, но и на земле. Планеты нам тоже придётся захватывать и зачищать ещё не один раз.

Всю эту операцию я спланировал только для того, чтобы подготовить бойцов к освобождению родной планеты Литоры от некромонгеров. Они, конечно, не арахниды, но в качестве тренировочного полигона боевые паукообразные нам сгодятся. Планету Крисп я должен передать принцессе полностью освобождённой от всех полутрупов уже в конце этой недели. Поэтому моим бойцам надо усиленно тренироваться. Туда Белиала и его воинство не запустишь. Мертвые и бездушные некромонгеры демонов не интересовали. И просто уничтожить всю планету я не могу, так как там осталось несколько десятков миллионов живых людей, будущих подданных королевы Литоры. Поэтому там придётся проводить точечную зачистку, даже без использования корабельной артиллерии. Это будет десантная операция и нам срочно нужно набираться опыта в подобных вещах.

Раз я обещал принцессе, то своё обещание надо выполнять. Они сейчас с Трентом организовывают в Москве представительство «Лиги планет», в котором я теперь числюсь вице-президентом. Я Трента сразу предупредил, чтобы брал себе нескольких заместителей. Мне заниматься бюрократической работой некогда, да и неохота. Вот если состоится внешнее нападение на одну из планет Лиги, то я тогда сразу готов вмешаться и ликвидировать агрессию всеми имеющимися у меня силами.

То есть я буду выполнять там обязанности министра обороны без портфеля. Я и так уже являюсь заместителем министра обороны СССР, так что и в «Лиге планет» эту функцию буду осуществлять. Ведь мы теперь стали не только обороняться, но и наступать. Так что слово «оборона» используется мной скорее для прикрытия остальных наших действий.

Сейчас я направлялся туда, где соберётся вся моя рота. Скафандр мне доставил дроид, поэтому я успел переодеться до того, как прибыл в этот ангар. Офицеров пока не было, а вот дроиды уже были. Они, на одной из стен, делали декоративный выход, который никуда не ведет. На нем крепились две створки ворот, которые по команде с пульта разъезжались в разные стороны и обнажали голую стену. Именно на ней я открою вход своего телепорта.

Мне не хотелось, чтобы все сто тридцать бойцов знали, что это именно я открываю вход на другую планету. В руках у меня будет пульт, который и станет всё это дело, якобы, открывать. Если что, то объясню всем, что это инопланетные технологии перемещения в пространстве. Главное, чтобы я смог ЛА через этот вход протащить. Я ведь такое еще никогда не делал. Даже если у меня не получится, я сам справлюсь с любым количеством арахнидов. Просто тогда придется засветить свои экстраординарные способности.

Вот и моя гвардия прибыла. На лицах всех была написана непоколебимая решимость показать себя в настоящем деле. Все уже знают, что за первый свой бой капитан Журавлёва и старший лейтенант Ярцева были награждены Золотыми Звёздами Героев. Вот и все остальные хотели получить такие же награды. Но тот бой был в космосе, а этот будет проходить на земле. И там мы взяли много трофеев в виде неповреждённых линкоров некромонгеров. А здесь трофеев не будет совсем, поэтому и премиальных никому не начислят. Но мои «космические волки» не думали ни о каких премиальных. Им был важен сам бой и победа, которая обязательно будет.

— Рота прибыла для выполнения задания командования, — доложила мне Ксюха.

— Вольно, капитан, — скомандовал я. — Разобрать лазерные пушки по двое. Сейчас выступаем.

Ярцева быстро назначила шестнадцать лейтенантов, которые понесут эти пушки. Они были не тяжелые и весили килограммов по двадцать пять каждая, но были длинные. Поэтому им придётся тащить их на плечах, наподобие противотанковых ружей в Великую Отечественную.

Еще вчера я приказал Крис организовать отдельно несколько пирамид с бластерами не только для офицеров, но и для пятидесяти дроидов. Было у меня предчувствие, что на этой безымянной планете арахнидов будеть слишком много. Поэтому сейчас в голове колонны стояли дроиды, нагружённые металлическими конструкциями для опорных пунктов и у каждого из них висел на груди бластер. Это был мой резервный кулак, прикрывающий центр обороны. Он же будет прикрывать отступление и эвакуацию, если до такого дойдёт.

Я при всех достал пульт и открыл декоративные ворота на стене, одновременно открывая портал по координатам, которые мне сообщила Крис. Всё повторялось, как это было вчера, только нас сейчас было не двое с Анубисом, а во много раз больше.

— Командуйте, капитан, — отдал я приказ Ксюхе.

И вот в портал вошли сначала дроиды, а за ними уже вся остальная колонна. Все держали бластеры на изготовку, так как разведку я не посылал. Их могли сразу заметить с воздуха гигантские стрекозы и вызвать подмогу. И тогда бы мы не успели возвести свои шверпункты. За разведку и авангард у нас будут дроиды, которые, ступив на поверхность незнакомой планеты, сразу разделились на две равные группы и разошлись в разные стороны.

Местность была холмистой, поэтому оборонительные пункты я решил устанавливать на вершинах холмов. И обзор лучше, и достать нас будет труднее. Связь в скафандрах у всех работала отлично, поэтому первый и третий взвод двинулись нараво вместе с Ксюхой. А второй взвод ушёл за дроидами налево под командой Ярцевой. Я шёл замыкающим и перед самым телепортом занял место пилота в ЛА, чтобы уже на нём пересечь границу, отделяющую лунную базу от неизвестного мира.

Там было утро и видимость была один на миллион. Лучше бы были тучи, чтобы летающие монстры нас сразу не заметили. Я аккуратно вылетел на ту сторону телепорта и вздохнул с облегчением. Удалось! Первый раз мне удалось протащить космический летательный аппарат с собой. Рота выходила по частям, а вот ЛА по частям не протащишь. Зато теперь не надо раскрываться перед всеми и я смогу спокойно следить за ситуацией в небе.

Я поднялся метров на двадцать над землёй и оглядел диспозицию. Дроиды быстро возводили свои конструкции, а перый и второй взвод выступали в качестве боевого охранения. У каждого было по четыре лазерные пушки, которые они установили на специальных опорах, направив стволы орудий по четырём сторонам света. Ну что ж, даже если бы сейчас на нас напали арахниды, то мы бы смогли от них отбиться.

Я слышал только команды Журавлёвой и Ярцевой, которые они отдавали своим лейтенантам. Связь с остальными бойцами я отключил, иначе это был бы сплошной ор в эфире. Также поступили мои заместители, оставив связь только с командирами отделений.

А вот про арахнидов я накаркал. Я засёк своим внутренним радаром в нескольких километрах от нас группу гигантских стрекоз, которые нас заметили и направлялись в нашу сторону.

— Гигантские стрекозы на 11 часов, — сообщил я командирам взводов и сразу поступили команды зенитчикам, которые развернули свои орудия в этом направлении.

Я поднялся выше и стал наблюдать за приближающейся опасностью.

— До цели пятьсот метров, — передал я сведения двум командирам отделений.

После чего Ксюха скомандовала:

— Огонь!

Раздался дружный залп и летящую группу гигантских стрекоз накрыли выстрелы из лазерных пушек. Молодцы, очень точно и кучно стреляют. Только около двадцати особей смогли прорваться через плотный заградительный огонь наших стрелков. Далее пошли уже одиночные выстрелы и еще около десяти летающих хищника были сбиты. На расстоянии семидесяти метров от наших позиций вступили в бой орудия моего ЛА и все оставшиеся десять гигантских стрекоз были разорваны в клочья метким огнём. От таких выстрелов аннигиляционных пушек исчезали даже советские танки, установленные на полигоне в Кубинке. Что уж говорить об этих четырёхкрылых монстрах, на которых особой брони толком и не было.

Вот так, первая атака была отбита. Но сведения о том, что на планете появились чужие, уже были переданы и теперь многотысячные толпы арахнидов хлынут в скором времени на нас. Они будут атаковать нас, накатываясь волна за волной, пока не кончатся или они, или мы. Но мы сможем в любой момент отойти под прикрытием пятидесяти дроидов, которые уже закончили возводить опорные пункты и покинули их, расположившись сзади по центру. Получалось, что самым сильным у нас будет центр, так как я там висел в своём ЛА прямо над дроидами.

Моя задача была не допустить атак с воздуха и следить за тем, чтобы нас не взяли в плотное кольцо. Тогда придется телепортировать всех назад, на лунную базу, прямо из него. Отделения заняли опорные пункты и стали там обустраиваться, готовясь к следующим атакам.

— Как настроение? — спросил я двух своих заместителей.

— Отличное, товарищ генерал армии, — ответила Ксюха. — Все очень рады, что отбили первую атаку и горят желанием навалять этим паукообразным по полной.

— Это была не атака, а разведка боем. Моя задача прикрывать вас с воздуха и держать центр. В случае особой опасности я вас буду эвакуировать повзводно. Как вам под защитой опорных пунктов?

— Чувствуем себя намного увереннее, чем на открытой местности, — ответила Ярцева. — Проще будет обороняться.

— Тогда предупредите всех, что как только поступит команда на эвакуацию, к первому взводу придут на помощь дроиды и заменят их. Офицерам следует собраться в центре опорного пункта и ждать открытия телепорта. Потом то же самое будет происходить и со вторым взводом. Но это на самый крайний случай. Всё ясно?

— Так точно, товарищ генерал армии, — ответили мне два звонких девичьих голоса. Copyright © Андрей Храмцов

Глава 6

«Клерфэ видел, как сокращается расстояние, как хищники мощными прыжками приближаются к добыче, он чувствовал жажду убийства, которая сообщала их стальным лапам эту необыкновенную выносливость. Разве внутри него не росла, не сплеталась, словно паутина, звериная ярость? Она рвалась наружу, скрючивала пальцы, пробегала дрожью по всему телу, захлестывала темной волной, смывая с него что-то: имя, жизнь — все равно. Не превратилась ли его кожа в шкуру гепарда, не его ли это рык раздался?»

Эрих Мария Ремарк «Иншалла»

— Приготовились, — предупредил я Журавлёву и Ярцеву. — Вижу приближающиеся три больших пылевых облака в направлении на десять часов, на час и на четыре. Это уже серьёзно.

— Мы готовы, товарищ генерал армии, — бодро ответила Ксюха. — Вы нас, как всегда, поддержите в трудную минуту?

— Конечно, поддержу. Только не геройствуйте там. И ещё раз повторяю, в ближний бой не вступать.

— Есть не вступать в ближний бой, — ответили мне хором два командира взвода, ставшие таковыми на время проведения сегодняшней операции по зачистке планеты от арахнидов.

Вот и настал момент истины. Я могу сам за тридцать секунд расхреначить все эти три толпы арахнидов. Но зачем тогда мы здесь все собрались? Это лейтенантам надо учиться воевать, а не мне. Я за свою прошлую и нынешнюю жизнь навоевался. Мне предстоит еще много боёв, но это будут совсем другие схватки и совсем с другими противниками. Они такими толпами не бегают.

Так, пока есть время, я успею облететь все три армии арахнидов и оценить их количество. Главное, чтобы не было слишком больших монстров. А они, как назло, обязательно будут. Но прибудут они к месту схватки позже, поэтому бойцы успеют перезарядиться на специальные боеприпасы с антивеществом.

Начал я облёт с группы, которая надвигалась на нас с направления на четыре часа, так как это была ближайшая от нас. Гигантских стрекоз с ними не летело, поэтому я смог рассмотреть всю эту толпу без помех. По моим прикидкам, их было тысяч двадцать. Да, счёт уже пошёл на десятки тысяч. Но с ними мы справимся. Обычная пехота, хотя и очень опасная.

— Капитан Журавлёва, — сообщил я последний данные разведки, — группа на четыре часа насчитывает, приблизительно, двадцать тысяч боевых арахнидов. Гигантских стрекоз с ними нет, так что отобьётесь. Будут у тебя минут через пять.

— Данные приняла, — ответила Ксюха сосредоточенным голосом.

— Я полетел к той, которая на час, — предупредил я.

А вот эта толпа была уже больше и серьёзнее. Она двигались в направлении центра нашей обороны, как раз на позиции дроидов. За своих роботов я был спокоен. Но вот за огромными паукообразными бежали жуки-рогачи и довольно быстро. Вся толпа насчитывала около пятидесяти тысяч особей и среди них рогачей было более пяти тысяч. Мне это напоминало моторизированную дивизию немцев, наступавших на Москву. Здесь были и, так называемые, танки, и гренадеры.

— В центр движется пятидесятитысячная орда с огромными жуками-рогачами, — сообщил я новую вводную. — Авиации с ними нет, так что не дрефить. Первый удар я приму на себя, а дальше они разойдутся в стороны и попрут на вас.

— Что-то их многовато набирается против нас, — раздался голос Ярцевой. — Нас ведь всего сто тридцать четыре человека и пятьдесят дроидов.

— Я сказал, всё будет хорошо. Сейчас посмотрю третью ораву и сообщу дополнительные данные.

Третий ударный наземный отряд был по численности равен первому, но здесь были стрекозы. Он бы дальше всех от нас и я решил выбить у противника авиацию. Стрекозы — это самое опасное для моих бойцов. Они пикируют сверху и ударом когтей или крыла отсекают голову или разрубают туловище пополам. Одновременного удара в лоб и сверху мои могут не выдержать. Значит, прежде всего, надо уничтожить стрекоз. У меня есть минут пять, а потом я должен вернуться и оборонять центр. Это ещё повезло, что нас никто сзади не атакует. Но если появится четвёртая группа, придётся тогда их уничтожать энергией «ра» на дальних подступах.

Накаркал. Сзади, на шесть часов на горизонте появилось четвёртое облако пыли. Судя по размеру, тысяч пятьдесят, не меньше. Значит, нас попытаются взять в кольцо. Нам бы третий опорный пункт сейчас не помешал, но нет времени на его возведение. Следующий раз заранее приготовим сразу три.

Ну что, воздушные асы, потанцуем? И я открыл огонь по летающим гадам. Верткие они оказались, ублюдки, но я тоже непростой парень, «не палкой и не пальцем деланный». Я их с расстояния в километр стал расстреливать, постепенно смещаясь назад и в центр, чтобы далеко не отрываться от своих.

— Веду бой с гигантскими стрекозами, — передал я на землю. — Их много, но подпускать их к вам нельзя. Наземная часть составляет где-то тысяч двадцать.

— Мы их уже видим, — доложила Ярцева. — Они летят на нас.

— Всё правильно. Я их встретил далеко впереди и сейчас отхожу назад, постепенно уничтожая. Но сзади, на шесть часов, появилась ещё одна волна атакующих.

— Мы справимся? — с тревогой в голосе спросила Журавлёва.

— Справимся. Задних я беру на себя, так что о них можете вообще не думать.

— Нас атаковали арахниды, — сообщила Ксюха.

— Вижу. Я добиваю стрекоз и возвращаюсь, чтобы блокировать центр нашей обороны.

Всех стрекоз я уничтожил, так что Ярцевой будет полегче. Мы ещё только начали сражение, а вся задница у меня уже была в мыле. Вижу, на опорный пункт Ксюхи навалились первые арахниды. Её бойцы начали расстреливать членистоногих ещё с дальней дистанции, только их было слишком много. Наши шестьдесят стволов эту группу, пока, близко не подпускали. Но через пару минут подойдет центральная группировка и станет намного тяжелее. И еще сзади на нас прут, я даже не знаю кто и сколько их точно.

Ничего, этим я сейчас устрою весёлую жизнь. Я развернул свой ЛА назад и вдарил по далёкой массе арахнидов лучом энергии «ра». Удара в спину мы не выдержим. Нам ещё повезло, что они не навалились на нас одновременно со всех сторон, тогда бы было ещё тяжелее. Так что их лучше уничтожить на дальних подступах и по частям. И плевать, что вместе с арахнидами я уничтожаю и окрестный ландшафт. Там, куда попадает луч, исчезают холмы и даже скалы. Не страшно, людей там нет. Три широко расходящихся луча и в результате четвёртой волны атакующих больше не существует.

Черт, чуть не прозевал атаку на Ярцеву. Она молодец, тоже начала расстреливать арахнидов ещё на дальних подступах. Поэтому к её опорному пункту добежало только две трети от начального состава. Но, всё равно, и этого было много. Ксюха держалась неплохо, но толпы наступающих членистоногих уже стали обтекать её шверпункт и я приказал дроидам открыть по ним огонь. Арахниды сразу отпрянули назад и попали под выстрелы взвода Ксюхи. В результате получилось так, что центр снова оказался чист.

Ярцеву тоже пришлось поддержать огнем. Половина моих дроидов была повёрнута вправо и стреляла по арахнидам, атаковавших Ксюху. И вторая половина поддерживала огнем Ярцеву. Но через три минуты здесь будет толпа, бегущая на нас по центру. А там жуки-рогачи, которые попытаются протаранить наши оба опорных пункта. Их огромными рогами это сделать будет не очень сложно.

— Каждой из вас следует отдать приказ своим двадцати лейтенантам перезарядить бластеры спецбоеприпасами, — отдал приказал я своим двум заместителям. — Через три минуты появятся рогачи и они будут работать только по ним.

— Есть перезарядить бластеры спецбоезапасом, — отрапортоавали сразу обе.

— Я пока перелечу вперёд через атакующих и начну отстреливать рогачей. Так что держитесь.

Рогачи были еще далеко, но именно они представляли настоящую угрозу для нас. Можно было и их моими «лучами смерти» уничтожить, но это уже на крайний случай. Сейчас столкнулись две силы и третью применять не хотелось.

Вот они, внизу, похожие на танки. Сейчас мы им устроим Прохоровку. Они были неповоротливы и тупо пёрли на нас по прямой. Один выстрел — и на месте рогача оставалась яма, как это было на полигоне в Кубинке. Скорострельность моих двух пушек была сумасшедшая, но я за две минуты успел уничтожить только около шестисот рогачей. А их было изначально около пяти тысяч.

Все, пора возвращаться. Надо помочь Ярцевой. У неё среди нападавших оказались около сотни непонятных членистоногих, стреляющих иглами. Двое наших уже были ранены и с ними занимался один санитар. Вот этого я предусмотреть не мог. На земле жили мадагаскарские тенреки, которые стреляли иглами в момент опасности. Но то были совсем крохотные ежи и их иглы только впивались в кожу человека, не принося особого вреда.

— Иглы отравлены, — закричала Ярцева. — У ребят начались конвульсии.

Твою ж мать. Пришлось телепортироваться прямо из ЛА, передав приказ искину стрелять по рогачам, как только они приблизятся к нашим передовым позициям.

Я сверху видел лежащих в центре металлической платформы ребят, поэтому появился прямо рядом с санитаром. Это была девушка и я заметил через прозрачный щиток шлема, что она уже готова была разревется, так как лейтенанты начали синеть у неё прямо на глазах.

— Отставить сопли, — послал я ей команду прямо в мозг. — Бери свой бластер и отстреливай арахнидов. Я сам спасу ребят.

Пришлось прямо через рваный скафандр накладывать стразу обе руки на обоих, так как счёт шёл на секунды. Зелёное свечение было видно даже через перчатки, но никто, в горячке боя, на это не обратил никакого внимания. Вокруг шло ожесточённое сражение и у меня даже возникла мысль послать всё нахрен и немедленно эвакуировать роту.

Но я решил еще побороться. Яд в организме ребят пока не успел проникнуть в мозг, поэтому мне хватило минуты, чтобы удалить его из их организмов. А потом пустить мощную волну исцеления, которая мгновенно убрала синеву с их лиц. Они открыли глаза и непонимающим взглядом посмотрели на меня.

— Вы ранены, — отправил я им в мозг конкретный мыслеобраз. — Но опасность уже миновала. Только пока вы не бойцы. Лежите здесь и никуда не лезьте.

Они очень удивились тому, что я с ними так странно общаюсь, но закивали головами в знак того, что поняли меня. Девушка-санитар постоянно оглядывалась на меня и на раненых, но когда увидела, что двое её подопечных уже смогли поднимать головы, радостно помахала мне рукой, выражая тем свою радость и, одновременно, благодарность.

— Быть всем предельно внимательными, — сообщил я командирам отделений. — Иглы очень ядовиты. При ранении ими сразу вызывать меня.

— Есть, товарищ генерал армии, — ответили обе.

Спину одной в скафандре я видел перед собой. Она отчаянно стреляла по арахнидам, прикрываясь заграждениями. Надо будет сделать таких побольше, чтобы смотрелись, как зубцы на стенах башни. В общем, предусмотреть всего я просто был не в силах.

Мой ЛА, зависнув в метрах ста впереди, методично отстреливал впереди крупные цели. Надеюсь, что рогачей станет еще, особей на пятьсот, меньше.

— Рогачи, — услышал я крик Ксюхи.

Ну, вот и дождались. Телепортироваться назад, в кабину ЛА, не имело смысла. Так нас получалось две боевых единицы, а вместе мы только одна. И я решил, как вчера, встретить толпу арахнидов лицом к лицу, только мечом и ваджрой.

Я спрыгнул с металлической переборки, которая выполняла роль стены и отделала защищающихся от нападавших членистоногих, и побежал к своим дроидам. Краем глаза успел заметить, что лазерные пушки, установленные на турелях, стали бить куда-то поверх паукообразных арахнидов.

Добежав до дроидов, я приказал им разделиться на две группы и отойти друг от друга метров на десять. ЛА висел у нас над головой и беспрерывно стрелял в сторону атакующих. Там, куда попадали все наши выстрелы, образовались холмы разорванных тел арахнидов.

— Я держу самый центр, — отдал я распоряжение дроидам. — Вы стреляете по флангам. После чего обнажил меч и активировал ваджру. Сейчас посмотрим, кто из нас круче в

рукопашной. Ксюха увидела, как я пошёл на рогачей без всякой защиты и закричала:

— Не надо, любимый! Ты же погибнешь!

— Всё в порядке, дорогая, — сказал я в ответ. — Я просто разомнусь немного.

Она не знала, что я активировал свой защитный купол. Теперь меня даже ядерным взрывом невозможно будет уничтожить. Ого, а рогачи идут очень кучно. Значит, хватит работы и дроидам. Они тоже перезарядили боекомплект со спецзарядами и начали стрелять первыми. Также открыли огонь с обоих опорных пунктов. А вот центр оставался моим. Именно по центру бежал на меня самый большой рогач. Вот и встретились два альфа самца, два вожака своих прайдов. Справа и слева от рогача падали его собратья, но он пер вперед, как настоящий танк. Он был, как будто, заговоренным. Ему тоже доставалось, но ран я на нем не видел.

Я включил внутреннее зрение и увидел на рогаче энергетическое поле, которое защищало его, как броня. Значит, и у арахнидов есть подобные мне. Чем достойнее противник, тем больше славы достанется победителю. Всё может решить один удар. Я увидел мелькнувшее удивление в глазах рогача при виде моего «убийцы богов». Не зря вчера от него шарахались огромные стрекозы. Теперь и этот почувствовал исходящую от него божественную силу и понял, что лучше бы он не пер сюда напролом, а остался сзади.

Получается, он был здесь главный. И я был главным. Жук наклонил голову вперед и направил на меня свои огромные рога. Я успел отскочить в сторону, как тореадор в схватке с быком во время корриды, и рубануть мечом по рогам, а ваджрой по задней части пролетающего мимо меня рогача. Странно, но мне показалось, что я опять смог замедлить время, как тогда, когда в меня стрелял снайпер возле моей школы. Вожак проплывал мимо меня довольно медленно и я успел нанести еще один удар по лапам, так как я мог двигаться в несколько раз быстрее него.

А потом время стало прежним, только от рогача отделились разные отрубленные мною части. Как то рога с куском головы, задняя часть и несколько лап. Но умирать рогач не собирался. Он ещё не понял, что жить ему осталось пару секунд, поэтому он решил потратить их на очередную попытку убить меня и развернулся назад. Вот это настоящий боец. Он попытался ещё раз проткнуть меня своими боковыми рогами, но я решил не отскакивать в сторону, а нанести ему удар прямо по центру его огромного и прочного лба.

Я думал, что в меня врезался КАМАЗ и меня сейчас расплющит в лепёшку. Но нет. Я остался стоять на месте, только мой меч разделил рогача на две половины, которые, по инерции, проскочили дальше за мою спину, где и упали, конвульсивно перебирая оставшимися лапами.

Я стоял, весь залитый слизью и мозгами, но безумно счастливый. Это тебе не планеты со звёздами разрушать. Я смог своим мечом пробить защиту, подобную моей. И это была природная защита рогача. Со смертью вожака нападавшие прекратили сумасшедшее наступление на нас, но бойцы не перестали стрелять и уничтожать арахнидов.

На меня больше никто не нападал. Арахниды продолжали вяло наступать, расступаясь задолго передо мной. Что их гнало вперед сейчас, я так и не понял.

— Ты не ранен? — раздался встревоженный голос Ксюхи.

— Я абсолютно цел, — ответил я. — Надо добить оставшихся гадов. Планета нам еще пригодится.

Я понимал, что на самой планете осталось ещё в несколько раз больше арахнидов, чем мы сможем сейчас уничтожить. Но начало зачистки положено. Мы ещё не раз сюда вернемся, только таких яростных сражений здесь уже не будет.

Через пятнадцать минут остатки арахнидов были добиты и мы начали сворачивать наш лагерь. Не мои офицеры, конечно, а дроиды, но мы считали нас всех, после сегодняшнего дня, единой командой.

— Старший лейтенант Ярцева, — обратился я к временному командиру второго взвода.

— Больше раненых нет?

— Никак нет, товарищ генерал армии, — ответила та охрипшим голосом.

— Хорошо. Никто не обратил внимания, что за насекомое стрелало по нам иглами?

— Сейчас выясню. Я сама не видела.

— А зачем это тебе? — спросила по внутренней связи, тоже уставшим голосом, Ксюха.

— Необходимо передать образцы игл Крис, чтобы она смогла изготовить для нас противоядие. Мы ещё не раз будем высаживаться на планетах арахнидов и меня может не оказаться рядом.

— Нашла, — раздался голос Ярцевой. — Лейтенант Кудряшов видел это животное или насекомое, поэтому сможет его опознать.

— Отлично. Как раненые себя чувствуют?

— Уже оклемались и могут самостоятельно передвигаться.

— Тогда пусть лейтенант Кудряшов подойдет ко мне и мы отправимся на поиски этих странных насекомых.

Лейтенант бегом подбежал ко мне и доложил, вытянувшись и отдавая честь.

— Вольно, лейтенант, — приказал я. — Пошли искать это чудо-юдо.

— Товарищ генерал армии, — обратился ко мне Кудряшов. — Мы все видели ваш бой с рогачом. Классно вы его уделали. А нас будут учить драться на мечах?

— Будут. У меня есть очень известный специалист по бою на мечах. Вы его сразу узнаете.

— Здорово. Мы тоже хотим, как вы. Мало ли нам также предстоит сойтись с врагами в ближнем бою.

Пробираясь среди завалов останков различных видов арахнидов, я внимательно следил внутренним зрением, чтобы из-под куч трупов на нас не выскочил тот, кто стрелял отравленными иглами.

— Вот он, нашёл, — крикнул Кудряшов. — Он на огромного дикобраза похож.

Точно. Огромная туша с кучей игл на шкуре лежала в самом низу очередного завала из останков. Вокруг всё было мертво, поэтому я выключил внутреннее зрение. И что мне с этим дикобразом делать? Целиком везти или достаточно несколько иголок притащить Крис для анализа? Скорее последнее. Пришлось опять поработать мясником и разделать тушу так, чтобы кусок шкуры с иглами можно было отделить от мяса. Мой меч это сделал без проблем, срезав довольно большой шмат, как бритвой. Хорошо мы были в скафандрах, а то вонь вокруг, наверняка, стояла жуткая.

Чтобы не заморачиваться с транспортировкой и случайно никому не уколоться об отравленную иглу, я вызвал одного из дроидов, которые уже приступили к демонтажу наших двух шверпунктов. Я решил их не оставлять здесь. Послезавтра мы опять отправимся на очередную планету, только уже с тремя конструкциями. Три опорных пункта обороны — это более устойчивая система. Только придётся добавить дроидов и сделать совместные три взвода.

Когда мы вернулись с лейтенантом, всё уже было разобрано и аккуратно сложено в одном месте, готовое к транспортировке.

— Как настроение? — спросил я Ксюху, которая уже построила роту для возвращения.

— Прекрасное, — ответила она. — Ты зачем полез на рогачей в одиночку? Я чуть не умерла от страха.

— Всё же хорошо закончилось. Лейтенанты изъявили желание учиться мечевому бою. И у меня, как раз, есть особый инструктор для этого.

— Ты сказал, что должна была ещё быть четвертая волна атакующих?

— Я её уничтожил.

— Один?! Ну, да. Ты же у нас герой.

— Разговорчики в строю. И не забывайте, товарищ капитан, о субординации. Я вас, всё- таки, намного выше по званию.

— Есть соблюдать субординацию, товарищ генерал армии.

— То-то же. К тому же лейтенант Ярцева нас прекрасно слышит.

— Она в курсе наших с тобой отношений. Я из-за него чуть сознание не потеряла, а он тут в субординацию играет.

— В постели будешь главной, а здесь я командую.

— Я тебя за такие штучки сегодня просто изнасилую.

В динамиках раздался, с трудом подавляемый, смешок, Ярцевой. Ну да, развели тут

семейные отношения, понимаешь. Не было бы шлемов, так целоваться бы ещё начали. А Ксюха это сделала специально, чтобы показать своему заместителю, что она, действительно, со мною спит. И не просто спит, а ещё и пытается командовать мною. Походно-полевая жена, что тут скажешь. Придется сразу после возвращения успокоить её, как мы, мужчины, это умеем и любим делать.

— Командуй, амазонка, — сказал я ей миролюбиво. — Возвращаемся. А я пока портал на лунную базу открою.

Я, демонстративно, достал миниатюрный пульт и нажал на кнопку. Это было сделано только для того, чтобы все бойцы видели, что это имеет отношение к инопланетным технологиям, а не ко мне лично. Открылся портал, сквозь тонкую плёнку которого был виден знакомый зал нашего лунного дома.

Все вздохнули с облегчением, увидев свой общий дом. Казалось бы, мы сражались с арахнидами всего два часа, а все были уверены, что прошёл целый день. Этот парадокс нашего сознания был знаком всем, но каждый раз он поражал нас до глубины души. Только радость от того, что все живы и одержали полную победу, отодвигала эту проблему с игрой времени далеко на задний план.

В прежнем порядке мы покинули негостеприимную планету и вернулись домой. Дроиды вошли первыми и сразу стали складировать конструкции, которые нас сегодня очень выручили. Я обратил внимание, что на многих из них были вмятины и в некоторых местах металл был разорван. Значит, некоторым арахнидам, всё-таки, удалось прорваться к самим опорным пунктам, но внутрь попасть они не смогли. Следовательно, надо сказать Крис, чтоб усилила прочность листов, используя орихалк. Нечего экономить на нём, это сбережёт жизни моих «космических волков». И за основу самой конструкции пусть возьмёт адамант, у нас его теперь целая планета имеется.

А раз адаманта очень много, можно его и продавать. Я переговорю со Стивом, пусть он пообщается с представителями Лондонской биржи металлов или, сокращенно, LME, по этой теме. Возможно, кто-то из них сегодня будет на открытии моего салона и там мы сможем этот вопрос обсудить. Дам задание Крис, чтобы дроиды подготовили несколько небольших образцов этого металла. Пусть предварительно проверят его и скажут своё мнение. Такого лёгкого и суперпрочного металла на Земле нет. Возможно, сразу заключим фьючерсный конракт на поставку, скажем, через три дня нескольких десятков тонн. Только вот его точное количество обсудим на месте, иначе я просто могу обвалить рынок, предложив слишком много этого фантастического адаманта.

В этом году на Лондонской бирже началась торговля алюминием, а в следующем начнут торговать никелем. Но мой металл намного лучше по всем показателям. Он легче алюминия и прочнее алмаза. Но в каратах же его не выставишь. И еще все вышеназванные металлы встречаются на Земле довольно часто, а мой вообще отсутсвует. Его даже нет в периодической таблице Менделеева. Значит, появится новый.

Первым делом, попав на базу, мы сняли шлемы. Да, вид у всех был взмыленный. Хоть скафандры и работали отлично, поглощая лишнюю влагу внутри, но все выложились полностью. Это тебе не скоротечный бой с некромонгерами. Наверняка у всех нижнее бельё тоже было мокрым.

— Капитан Журавлёва, — обратился я к своей подчинённой, а потом, незаметно для всех, подмигнул. — Отправляйте роту мыться и обедать. А мы с вами займёмся сначала разбором сегодняшней операции.

— Старший лейтенант Ярцева, — вызвала своего заместителя, всё сразу понявшая, Ксюха, — роту в душ, а затем в столовую. Я задержусь и буду позже.

— Есть, товарищ капитан, — ответила Ярцева и по её лицу было видно, что она прекрасно поняла, чем мы сейчас с её начальницей будем заниматься.

Когда офицеры строем отправились снимать скафандры и переодеваться, я сказал Ксюхе:

— А мы с тобой отправимся в нашу душевую и там помоемся, и не только. Ты же меня собиралась изнасиловать? Не забыла?

— Да, — ответила она строго. — Чтоб больше не лез, куда не следует.

На антиграве мы быстро долетели до душевой, начав раздеваться ещё по пути. Я тоже был возбуждённым после смертельного поединка с рогачом, поэтому мне хотел секса не меньше, чем Ксюха.

Ну а в душе мы оторвались по полной. Я материализовал одного своего альтер эго, увидев которого, Ксюха чуть преждевременно не кончила. Она сразу поняла, что сегодня её удовольствие будет двойным и отдалась нам сразу обоим со всей страстью.

В общем, помылись мы очень хорошо. Кто кого изнасиловал, было понятно и так. Это я её насиловал сразу в двух лицах, а она кричала от удовольствия и сумасшедших оргазмов, накатывавших на неё один за другим. Такое впечатление, что мы не любовью с ней занимались, а продолжали сражаться с арахнидами. Кто-то снимает стресс после боя водкой, а мы — сексом. Я считаю, что второй вариант намного лучше, чем первый.

Сначала я хотел телепортроваться с ней в её капитанскую каюту на линкоре «Москва». Но прямо в душевой стояли банкетки, на одной из которых мы втроём и оттягивались. Скорее, мы Ксюху натягивали, но не суть важно. Главное, что нам было хорошо. Ярцева догадалась, что мы собирались потрахаться, но такого безобразия она себе даже представить не могла.

— После твоего недавнего боя я поняла, что так сражаться могут только боги, — сказала Ксюха, когда смогла говорить. — А сейчас, когда ты смог создать на моих глазах свою абсолютно идентичную копию и которая оттрахала меня во все мои, созданные природой, отверстия, я уверена в этом на все сто процентов.

— Мои жёны тоже так считают, — ответил я и поцеловал свою боевую подругу. — Надеюсь тебе, как комсомолке, это не помешает любить меня и дальше.

— Любить тебя мне не может помешать никто и ничто. А раз ты бог, то ты можешь делать всё?

— Я только учусь. А что ты хотела?

— Мне очень хочется выпить сока и съесть шоколадку. Ты можешь сделать так, чтобы они появились прямо здесь и сейчас?

Я хмыкнул, так как мне казалось, что конфетно-букетный период у нас давно прошёл. Но чего хочет женщина — того хочет бог. Значит, я тоже этого хочу. Ну, раз я тоже этого хочу, то пусть так и будет. Хотелось произнести что-то подобное тому, что говорил старик Хоттабыч, типа «трах-тибидох», но мы с Ксюхой уже потрахались и натибидохались, поэтому я материализовал из воздуха стакан апельсинового сока и шоколадку «Алёнка». С продуктами я ещё дела не имел, но, надеюсь, ничего не накосячил. Иначе очень неудобно получится перед подчинённой.

Ксюха, увидев перед собой сок и шоколадку, сначала ойкнула, а потом посмотрела на меня круглыми от удивления глазами.

— Они настоящие? — спросила она шёпотом, как будто я их для неё украл из буфета ЦК.

— Пробуй — узнаешь, — ответил я, улыбаясь.

Она как-то нерешительно взяла в руку стакан с соком, который висел в воздухе и сказала:

— Холодный.

А потом отпила сначала маленький глоток, а затем, с довольной улыбкой, констатировала:

— Апельсиновый.

Шоколадку она взяла уже смело и аккуратно сняла бумажную обёртку, а потом развернула фольгу.

— Вкусно, — заявила она, откусив кусочек. — А откуда ты узнал, что я люблю именно «Аленку»?

— Мы, боги, проходим это ещё во втором классе.

— А сейчас ты в каком?

— Ты же знаешь. Я перешёл в девятый.

— Не болтай. Это я прекрасно знаю. Я очень хочу понять, что ты ещё можешь такого, что может сделать только бог.

— Ты сама из какого города?

— Я родилась в Астрахани. Там служил мой отец, будучи еще лейтенантом. Мы там пробыли десять лет, а потом папу послали за Урал. А к чему ты это спрашиваешь?

— Ты хорошо помнишь тот дом, где ты жила в Астрахани?

— Да, а что?

— Меньше вопросов, капитан. Представь его себе мысленно и мы туда телепортируемся прямо сейчас.

— Голыми?

— Извини, не подумал. Тогда вытираемся и одеваемся.

— В скафандры?

— А теперь уже ты подумай. Если я смог материализовать шоколад и сок из воздуха, то уж одежду я тоже, как-нибудь, смогу.

— Извини, в этот раз я не сообразила.

Мы вернулись в раздевалку, вытерлись полотенцами и я создал два спортивных костюма Адидас вместе с кроссовками, носками, трусами и футболками.

— Ух ты, — воскликнула Ксюха. — Это всё мне?

— Нет, Ярцевой, — ответил я с ехидной ухмылкой. — Вот я её завтра трахну и подарю этот спортивный костюм.

— Я тебе трахну. Это у вас, богов, может всё так просто. Вы там у себя женщин направо и налево трахаете. А здесь я тебя люблю. Хотя Ярцева тоже в тебя влюблена. Но ты ведь любишь меня, правда?

— Правда. И успокойся. Мне нужна только ты.

Ксюха прижалась ко мне со счастливой улыбкой, а я решил, что про Ярцеву и других женщин больше при ней вспоминать не буду. Если только по службе. У Ксюхи со мной всё серьёзно, а влюблённые шуток на эту тему не понимают.

— А классно на тебе костюмчик сидит, — заметил я. — Не ошибся я с размером. Ну, теперь вперёд.

В голове подруги я ясно увидел тот дом, где они когда-то снимали угол. Ну, не угол, конечно, а половину деревенского дома. Поэтому мы материализовались из воздуха прямо напротив него. Ксюха аж за сердце схватилась от неожиданности и нахлынувших на неё чувств. На дворе был день и было довольно жарко. Это же Астрахань, там летом термометр поднимается выше тридцати градусов.

— Он, — сказала она, вытирая пальцем левый глаз. — Я часто его в своих снах вспоминала. Только постарел он. Видимо, некому за ним ухаживать. Десять лет назад здесь жили престарелые дедушка с бабушкой.

— Дедушка умер три года назад, — ответил я, после того, как подключился к информационному полю Земли. — А бабушка Клава болеет. Ей помогает сельсовет, но нерегулярно.

— Откуда ты это всё знаешь? Ой, извини, еще не привыкла. А бабушку жалко. Она такая добрая и отзывчивая.

— Я могу её вылечить.

— И правда, давай ты ей поможешь.

— Тогда пошли. У меня времени не так много осталось.

Мы спокойно вошли в дом, так как дверь была не заперта. Дом был одноэтажный, с чердаком и выкрашен синей краской. Мы прошли с Ксюхой через сени и оказались в большом помещении, в центре которого стояла русская печь, делившая его на две части. Потом, оглядевшись, прошли дальше налево и увидели металлическую кровать, на которой лежала маленькая старушка, накрытая одеялом.

Бабушка Клава на наш приход никак не отреагировала. Она была в забытьи. Она умирала, о чём я и сообщил Ксюхе. У той навернулись слёзы на глазах, но она сдержалась.

— Жалко её, — сказала она и посмотрела на меня с надеждой.

— Ей девяносто один год, — ответил я. — Но если ты очень хочешь, то я её сейчас поставлю на ноги.

Ксюха закивала и я подошёл к кровати. Пришлось откинуть одеяло и присесть на рядом стоящий стул. Да, бабушка выглядела высохшей и сморщенной, но я людей с того света возвращал. А с этого это делать было намного легче.

Ладони привычно засветились зелёным светом и Ксюха опять ойкнула от удивления.

— Не мешай, — предупредил я её и приступил к лечению.

Старость не лечится ничем, кроме комплексного омоложения всего организма. Пришлось мне очень постараться. Сначала у бабушки Клавы разгладились морщины и кожа перестала иметь желтовато-беловатый оттенок. Потом бабушка задышала глубоко и ровно. Я знал, что очнувшись, она очень захочет пить, а потом есть. Но твёрдой пищи ей есть было категорически нельзя, поэтому пришлось материализовать стакан гранатового сока и тарелку манной каши. Если демиургом стать у меня не получится, то тогда пойду поваром работать в какую-нибудь научную экспедицию. Там, такие, как я, очень пригодятся.

Ксюха уже видела фокус со стаканом и шоколадкой, поэтому не удивилась появлению впридачу и тарелки с манной кашей.

— Пить, — раздался ещё слабый бабушкин голос.

— Напои её ты, — приказал я. — Пожилые женщины часто негативно относятся к незнакомым мужчинам.

Я посадил Ксюху на стул возле кровати и передал ей стакан с соком. Мне пришлось поддерживать бабушку под голову, а подруга поила её, поднеся стакан к губам. Маленькими глотками бабушка выпила всё и открыла глаза.

— Ты кто? — спросила она Ксюху.

— Я Ксения Журавлёва, — ответила та радостно. — Мы у вас угол здесь снимали десять лет назад. Помните меня?

— Как же ты выросла-то. Прямо настоящей красавицей стала.

А потом бабушка посмотрела на меня и глаза её расширились.

— Никогда не думала, что вот так увижу тебя, — сказала она и перекрестилась. — Ты весь в огне. Я такого никогда не видела, но мне моя прабабушка о таком рассказывала. Это ты меня к жизни вернул?

— Ксюха меня попросила, — ответил я.

— А он кто? — спросила моя подруга, показывая на меня.

— Ты сама уже знаешь. Люди таких, как он, богами называют.

— А ты, бабушка, тоже непростая. Мало людей на Земле, кто мою ауру может видеть. Я её специально не закрываю, чтоб такие, как ты обращали на это внимание.

— Мне этот дар от прабабки моей достался. А я его никому передать не смогла. Срок мой на земле этой вышел и пришла пора помирать. А тут вы пришли и вытащили меня с

того света.

— Еще успеется там побывать. А проживёте вы теперь, дополнительно, лет двадцать.

— И кому мне за это счастье теперь молиться?

— Андр меня зовут. Только спасла вас своей любовью Ксюха. А нам пора назад.

— Так я ж тебя по телевизору видела. Ты же член Политбюро и правая рука самого Брежнева. Вот значит кто у нас в руководстве страны теперь сидит.

— Ты только об этом никому не говори. Всё равно не поверят.

Мы попрощались с бабушкой и прямо на её глазах просто исчезли. Пусть думает, что ей это всё приснилось. Хотя бабушка непростая, всё сразу поняла и меня теперь никогда не забудет. Да и тарелка со стаканом у неё осталась на память.

На лунной базе Ксюха прижалась ко мне и тихо сказала:

— Спасибо тебе за бабушку Клаву. Прямо как камень с души свалился. А она сразу признала тебя богом.

— Я сам рад, что помог ей, — ответил я, обняв свою боевую подругу. — Не всё же мне только воевать и увивать. Лечить и воскрешать тоже надо изредка, для души.

Я достал сотовый из кармана и посмотрел на экран. Перед отправкой на планету с арахнидами, я его выключил. А теперь на нём высветились три пропущенных вызова от Брежнева. Не зря о нём бабушка Клава вспомнила.

— Генсек мне три раза звонил, — сказал я, смотревшей на меня вопросительно, Ксюхе.

— Видимо нужен был срочно. Опять ворчать будет. Там ему голос отвечал, что «абонент находится все зоны доступа сети».

— Непростая, оказывается, жизнь у бога, — вздохнув, ответила она.

— А что делать. Ты же сама поняла, когда этот огромный жук-рогач бросился на меня, что его никакое наше оружие не брало.

— Он что, тоже бог был?

— Типа того. Только мой меч, который называется «убийцей богов», смог его убить. Без меня вы бы не справились. Он наши опорные пункты разметал бы за несколько минут. Оказывается, и у насекомых тоже есть свои боги. И не бай Бог вам столкнуться с такими в бою.

— Да, сидели мы себе спокойно на Земле и забот не знали. А как только вышли в космос, тут и началось. Арахниды, некромонгеры, боги.

— Возвращайся назад и живи прежней жизнью.

— Ты что! Я теперь без космоса жить не смогу. И без тебя тоже.

— Мне это очень приятно слышать. Я тут подумал об увольнительной для наших офицеров. Как считаешь, если их человек по сорок начать с пятницы на Землю на сутки отравлять?

— Здорово. Я об этом не успела даже подумать. Мы с Ярцевой этот вопрос сегодня, обязательно, обсудим.

— И еще подумайте над премиальными за захваченные космические линкоры некромонгеров. Ведь они оргомных денег стоят. В Великую Отечественную за каждый сбитый вражеский самолёт или уничтоженный танк полагались денежные выплаты.

— Какой же ты у меня заботливый.

Мы поцеловались и я отправил Ксюху в часть, предупредив, что к завтрашнему утру будут готовы два больших спортивных зала с тренажерами и что зарядку следует теперь проводить там. А мне надо было выяснить, зачем я так срочно понадобился товарищу Брежневу.

— Звонили, Леонид Ильич? — спросил я в трубку, набрав знакомый кремлёвский номер.

— Где тебя носит? — раздался голос моего единственного в мире начальника.

— Курсанты принимали присягу, а потом я бросил их в бой против ста пятидесяти тысяч арахнидов.

— Надеюсь, что все живы?

— Все мои — живы, а вот живых арахнидов на планете, практически, не осталось.

— Ну и подготовку ты своим лейтенантам устраиваешь. Очень похоже на настоящий фронт.

— Это и есть фронт. Иначе из них не сделать подлинных «космических волков».

— Я тебе звонил прежде всего, чтобы спросить о твоём последнем концерте в Хьюстоне. Мне принесли запись, где вы там чер-те что творите. Летаете по воздуху. Это мне более-менее понятно. Но откуда у тебя там взялись древние боги Египта, никто понять не может. Все уверены, что они настоящие.

— Да, они настоящие. И ничего удивительного в этом нет. Они были пять тысяч лет назад, а потом исчезли. Я их нашёл совершенно случайно на одной из забытых планет.

— И что, их только двое осталось?

— Нет, египетские все на месте. Я тут давеча с Рамой и Кришной сражался, а потом разбирался с Вишну.

— Час от часу не легче. А эти откуда взялись?

— Из пятого измерения.

— И оно тоже существует?

— Их всего одиннадцать.

— Судя по твоему спокойному голосу, ты в каком-то из них уже был?

— В пятом и восьмом.

— А мы все сейчас в каком живём?

— В третьем.

— Да, с тобою не соскучишься. Ладно, об этом мы с тобой ещё поговорим. У меня к тебе имеется следующий вопрос по поводу проекта нового закона о браке в связи с твоими предложениями. «Малое Политбюро» одобрило его и постановило попробовать ввести, но только в Москве.

— Рад, что все так оперативно отреагировали на мои идеи.

— Так вся страна уже гудит. Ты же сам говорил, что если нельзя некое безобразие прекратить, его надо возглавить. Так что я переговорил с Первым секретарём МГК КПСС Виктором Васильевичем Гришиным и он готов в Москве это дело испытать. Но тут встаёт вопрос со строительством дополнительных жилых домов. Там же необходимо предусмотреть специальные квартиры для семей, где будут проживать один муж и несколько жён.

— Так у нас же Госстрой на это дело есть.

— Я уже разговаривал с председателем Госстроя Игнатием Трофимовичем Новиковым. Он же является председателем Оргкомитета летних Олимпийских игр 1980-года. Так вот, он говорит, что все ресурсы брошены на строительство олимпийских объектов.

— В этом вопросе я могу помочь.

— Так нужно где-то около пяти миллиардов долларов выделить на эту программу.

— У меня эти деньги завтра-послезавтра будут.

— Неплохо ты развернулся. Уже миллиардами ворочаешь. А кто строить будет?

— На это дело я своих дроидов отправлю. Они мне целый микрорайон с полной инфраструктурой построят за один месяц. Только большой участок земли на окраине Москвы под это дело нужен.

— С этим проблем нет. Землеотвод тебе в районе Тёплого Стана мы выделим. Такой разговор уже у нас был с товарищем Гришиным.

— Тогда у меня к вам встречное предложение будет. Я готов построить вместе с американцами по всему Советскому Союзу десять тысяч гипермаркетов. Один такой, как пилотный проект, я возведу в этом новом микрорайоне.

— Ну ты и замахнулся. Хотя идея очень хорошая. Её Госстрой поддержит. Строить опять на свои деньги будешь?

— А как же. И сеть подобных магазинов, где можно будет купить всё, начиная от носков и заканчивая бытовой техникой, я назову «Демо».

— Да, в сообразительности тебе не откажешь. Завтра на Политбюро мы обсудим этот вопрос. Сам-то на заседании будешь?

— Обязательно. Представлю проект нового жилого микрорайона, чтобы начать его строительство уже на этой неделе.

— Как у тебя всё быстро и легко получается. Правильно Громыко говорил, что мы уже не поспеваем за тобой.

— Космические скорости требуются не только в космосе, но и на Земле. Да, как там в Совбезе выступление Андрея Андреевича прошло?

— Единогласно приняли предложение о вступлении Земли в состав «Лиги планет». Вице-президент Трент уже получил соответсвующий документ и должен был нас внести в список на рассмотрение.

— Он теперь уже президент. Я сегодня утром встречался со своим тестем, губернатором Праны Клюэном, и он мне сообщил об этом. А я теперь являюсь вице- президентом.

— Очень хорошая новость. Свой человек в Лиге нам нужен.

Ну, вот. И этот вопрос я решил. А за основу возьмём проект строительства Олимпийской деревни на Юго-Западе столицы. Там уже в прошлом году начались работы, чтобы к Олимпиаде-80 всё было готово. По Генплану будет возведено восемнадцать 16-ти этажных жилых корпусов с 3438 квартирами, 8 детских учреждений и 22 строения культурно-бытового, коммунального назначений и спортивного характера. Вот количество жилых домов мы у себя увеличим до двадцати пяти за счет сокращения спортивных объектов. Плюс построим образцово- показательный гипермаркет, чтобы со всей Москвы туда ездили за необходимыми товарами. И заодно посмотрят, как живут новые семьи, где на одного мужа приходится сразу две, а то и три жены.

— Крис, — спросил я своего искина, — задачу поняла?

— Да, — ответила она. — Дроиды всё сегодня не только нарисуют, но и сделают специальный фильм для показа его на голографическом экране.

— Это было бы неплохо. Только квартиры должны быть исключительно трех- или четырёхкомнатными и с большой кухней. За месяц построим?

— Даже раньше. На неделю.

— Тогда озеленить надо будет всё вокруг. Пруды, фонтаны там всякие понастроить.

Дорожки заасфальтировать, скамейки и фонари поставить. И детских игровых площадок побольше. С качелями, каруселями и песочницами. В общем над ландшафтным дизайном надо будет основательно поработать. И ветку метро провести от Беляево поближе к нему. Чтобы станцию «Коньково» не в 1987 году построили, а уже в этом.

— Тогда в тридцать пять дней уложимся.

Отлично. Осталось дело за малым. Надо будет связаться с Ситниковым, чтобы он дал в прессу несколько статей о начале строительства нового жилого микрорайона для семей с одним мужем с несколькими женами. Есть у меня предчувствие, что по мере строительства ввысь домов и детских садов будет увеличиваться количество желающих вступить в подобный брак. Как говорил в другой жизни, а здесь покойный, Горбачев: «Главное начать». Вот и мы начнём.

А сейчас, пока не забыл, следует моему другу барону Эдмону Ротшильду позвонить. Я вчера обещал Вольфсону договориться о поставке оборудования для нашей новой типографии. Его домашний и рабочий телефоны у меня были вбиты в память. Нет, не сотового телефона. А в память моего собственного головного мозга. Так намного надёжнее.

— Моё почтение, барон, — сказал я по-французски в трубку, услышав на том конце знакомый голос. — Это лорд Энрю тебя беспокоит.

— Привет, мой советский друг, — ответил тот весело. — Тебя невозможно не узнать. Ты за этот месяц, пока мы не виделись, устраиваешь каждый день такое, что весь мир только и говорит, что о тебе. А последняя твоя выходка с египетскими богами всполошила всю католическую Европу.

— Газеты ещё не читал и телевизор не смотрел. Но догадываюсь, то наш вчерашний концерт в Хьюстоне наделал много шума. Для этого всё и затевалось. А с Анубисом и Бает, если хочешь, я тебя потом лично познакомлю.

— Буду рад. А ты откуда звонишь?

— Со своей лунной базы. Так что можешь поднять голову вверх и помахать мне рукой.

— И ты сможешь меня оттуда увидеть?

— Без проблем. Сейчас выведу на экран галовизора картинку. О, так ты в Лондоне и стоишь на балконе отеля Claridge's. Мы там тоже недавно были.

— Аппаратура у тебя отличная. А в отеле вас помнят. Везде висят ваши фотографии с автографами. В Лондон я специально сегодня прилетел, чтобы попасть на открытие твоего выставочного салона «Сокровища лорда Эндрю». Ходят слухи, что там покажут нечто потрясающее.

— Там будут экспонаты эпохи Древнего Египта, Индии, конкистадоров, Древней Греции. Также все увидят и смогут купить предметы из коллекции «Золото Бактрии». И самое главное — золотая статуя Посейдона из затонувшей Атлантиды.

— Значит, всё-таки нашёл Посейдонис. Одна только эта статуя может стоить пятьсот миллионов долларов, если не больше. Сам-то на открытии будешь?

— Обязательно. Захвачу с собой группу «Серебро» и двух богов. Но это пока секрет. Хочу сделать сюрприз.

— Теперь понятно, почему входной билет стоит пятьсот фунтов стерлингов. Мне его удалось достать с большим трудом, даже за такие большие деньги. А ты по делу звонишь?

— Мне нужно оборудование для второй типографии.

— Без проблем. Хоть завтра. Но с доставкой придётся подождать. Пока согласуешь с французскими властями, уйдет день-два. А вот с Россией стало работать намного проще. Твоё имя теперь открывает любые двери в ваших коридорах власти.

— Я теперь без дверей обхожусь. У меня, под моим началом, есть целый космический флот и даже небольшая космическая армия.

— Читал в газетах об этом. Значит, ты сможешь сам всё вывезти? Это ещё лучше. Только вот оплату я бы хотел получить орихалком.

— Вот ведь болтуны. Везде у нас «протекает». Ты извини, но орихалк — это стратегический запас. Его я не продаю. Я им свои космические корабли покрываю. Но вот металл, из которого изготавливают эти самые линкоры, могу тебе продать. Я как раз хотел выйти на Лондонскую биржу металлов с этим предложением. Он называется адамант.

— Это что-то греческое. Означает, если не ошибаюсь, неразрушимый.

— Точно. Его на Земле и планетах Солнечной системы нет. Это с края нашей Галактики будут доставлять мои корабли.

— Да, ну и масштабы у тебя. Еще совсем недавно была проблема из Франции тебе оборудование поставить, а теперь ты галактическими расстояниями меряешь. Значит, он будет очень дорогой?

— Не из дешевых. Чуть дороже золота. Я захвачу образец с собой, сам сможешь убедится в его потрясающих свойствах и качествах. Любой анализ подтвердит, что это так и есть. Он лучший во всей Галактике. Я могу в этом поручиться своими космическими линкорами.

— Хорошо. Твой адамант меня заинтересовал. Я сам, пожалуй, куплю несколько тонн твоего инопланетного металла. Готов помочь тебе организовать его продажу на бирже. Сколько сможешь его поставить?

— Мы позавчера отбили центральную планету арахнидов и там обнаружилось два больших месторождения адаманта. Его добыча начнётся уже завтра. Так что сколько надо, столько и поставлю.

— Договорились. Думаю, что мы оба будем в выигрыше. Предавай привет своим красавицам. Встретимся у тебя в салоне.

Глава 7

«Мужчины всей планеты вступают в половой контакт пятьдесят миллиардов раз в году, что в сумме дает около миллиона литров спермы в день. Каждую секунду на всем свете производится около двухсот тысяч миллиардов сперматозоидов, что дает мизерные пять рождений в секунду. Женщина за всю свою жизнь может родить безмерно меньшее количество детей по сравнению с тем, скольким малышам может дать жизнь мужчина. Мужчина, с эволюционной точки зрения, имеет громадное превышение предложения (спермы) над спросом. Уже один этот факт предопределяет полигамную природу мужчин. Если так хотел Бог, то, видимо, в этом был какой-то смысл. Если природой так заложено, то, вероятно, у этого есть какая-то цель».

Януш Леон Вишневский, Малгожата Домагалик

Теперь надо связаться с Ситниковым. Пусть напишет несколько статей в центральные советские газеты о строительстве нового жилого микрорайона в Москве в районе Тёплого Стана. Там будут выдаваться квартиры тем семьям, которые подпадают под проект ячейки общества с одним мужем и несколькими жёнами. Мечта товарища Сухова из «Белого солнца пустыни», наконец-то, становится реальностью. Вот пусть фотографию из этого фильма, где он сидит со всеми своими женами, и напечатают вместе с текстом. Будет очень грамотный PR-ход.

И слово «многожёнство» следует вообще исключить из официального лексикона. Здесь очень подходит греческое слово «полигамия», которое переводится как «многочисленный брак» или «многобрачие». Это такая форма брака, при которой супруг одного пола имеет более одного супруга противоположного пола. При этом различают два вида полигамии: полигиния, сиречь многожёнство, и полиандрия, то есть многомужество. В связи с демографическими проблемами, вторая форма полигамии в нашей стране развития не получит. Тем более не стоит даже говорить о фратернальной полиандрии.

Если советской женщине захочется, например, как Женьке, жить половой жизнью сразу с двумя или тремя партнерами, это её желание и никто ей это запретить не сможет. Но браком подобные отношения в СССР считаться не будут. Мы это будем называть для краткости развратом. Хотя, как сказал один яркий представитель солнечной Армении: «Слюшай, чито такое разврат? Раз в рот я знаю, раз в зад тоже знаю. А вот разврат — нэ знаю».

Первобытное общество вообще не знало такого явления, как моногамия. Предки современного человека без полигамии просто не смогли бы выжить. Полигамия была обусловлена суровыми условиями существования. Лишь благодаря многобрачию в ту далекую эпоху и выжило человечество, поскольку оно разрешало постоянно плодиться, тем самым увеличивая свою численность, что позволяло выживать племени в тех нелегких условиях.

— Василию Романовичу большой и пламенный, — поприветствовал я своего заместителя по идеологии, который был на работе и сидел в этот момент в своём кабинете Секретариата ЦК КПСС на Старой площади.

— О, Андрей Юрьевич, — воскликнул тот весело, — рад слышать начальство, особенно, если оно в добром здравии.

— Как ваше ничего?

— Вашими молитвами, товарищ второй секретарь ЦК.

— Всё понятно. Вы тоже видели наш концерт в Хьюстоне?

— Его видели все и теперь только его и обсуждают. В курилках и коридорах народ пытается изобразить так понравившуюся всем египетскую походку-танец. И всё с вашей лёгкой руки. Ну и богов тоже изволили лицезреть воочию. Люди пребывают в шоке. Но успокаивает только одно, что эти боги с вами, то есть, можно сказать, что они наши.

— Бог с вами, Василий Романович. А если кроме шуток, то да. Нашёл я их на далёкой планете, освободил и доставил на землю. Теперь они мне в моих делах активно помогают.

— Это хорошо. Надо будет, обязательно, статью об этом написать. Что советские коммунисты спасают древнеегипетских богов из плена. И что они теперь вовсю сотрудничают с нашей страной.

— Мысль интересная. И я как раз тоже звоню по поводу статей в завтрашние газеты. Только что общался по телефону с Леонидом Ильичем на тему полигамии и Политбюро решило одобрить поправки в закон о семье и браке. Они вступят в силу уже завтра и будут действовать пока исключительно на территории Москвы.

— Мы, советские мужчины, к этому давно готовы и полностью их одобряем. Полигамность у нас заложена в генах. А если ещё и квартиры в кредит давать будут, то и женщины согласятся.

— Вот под это дело мне и выделяют большой участок земли в Москве.

И я рассказал ему подробно обо всём, что я запланировал сделать. Ситником был ошеломлён размахом и сроками предстоящего строительства.

— Такой жилой микрорайон со всей инфраструктурой Госстрой сможет сдать под ключ только за три-четыре года. А за месяц такое сделать — это просто из области фантастики.

— Со мной любая фантастика становится реальностью. Фотографии для статей возьмите из «Белого солнце пустыни». Там, где Сухов пьёт чай в окружении своих многочисленных жён. Причём разной национальности.

— Сделаем. Тут со мной недавно жена на тему моей второй молодости заговорила. Она уже догадалась, что у меня появилась любовница и не одна. Она мне сказала, что была бы не против того, чтобы я оформил брак и с ними. Понимает, что я могу уйти из семьи и, в общем-то, я уже подумывал об этом. Так что ваш новый закон о полигинии пришёлся очень кстати. К тому же, моя секретарша вчера сказала мне, что беременна от меня. Считай, что я буду одним из первых, кто завтра подаст заявление в ЗАГС на заключение подобного брака.

— Так это же здорово. Да и в библии написано: «Плодитесь и размножайтесь».

— У вас, Андрей Юрьевич, с вашими пятью женами, детей тоже должно быть много.

— Мои подруги все уже беременные и намечается в конце зимы прибавление одиннадцати моих отпрысков обоего пола.

— Вот это я понимаю! Да, чувствую, что завтра начнётся новая эпоха в жизни нашей страны и моей в частности.

— Только не забывайте знаменитую статью Сталина с очень актуальным названием «Головокружение от успехов».

— Это понятно. Главное, что начало положено. Ну а с перегибами мы, я думаю, справимся.

— Я завтра буду на заседании Политбюро. Так что готовьте статьи, чтобы было мне с чем выступить на нём и на что ссылаться в своей речи.

На этом телефонная болтовня закончилась и пора было возвращаться в отель. Мне надо позаниматься со своими учениками. Ведь конечная моя цель работы с ними — сделать из них своих авеш, то есть они должны стать моими косвенными аватарами. Процесс это не быстрый, но и затягивать его тоже никак нельзя.

Я телепортировался в номер, правда моих жён и «серебрянок» там не оказалось. В большое панорамное окно я заметил Женьку, которая плавала в бассейне. Я разделся, надел плавки и вышел к своей помощнице, а потом нырнул в бассейн

— Привет, — сказал я ей, вынырнув из воды. — Как дала?

— Опять твои шуточки, Андрэ, — ответила Женька, довольно улыбаясь.

— Да я видел, как ты вчера поглядывала на Анубиса. Трахнула?

— Куда он денется. Серёга заснул, ну я и отправилась к нему. Неплохо он трахается, но ты лучше.

— Спасибо за похвалу. Где мои ученики?

— Всё утро занимались. Даже завтрак в номер заказали.

— Позови их ко мне через десять минут. А сейчас расскажи, как пресса отреагировала на наш вчерашний концерт?

— У нас в номере есть все сегодняшние хьюстонские и остальные американские центральные газеты. Одно слово — фурор. Все пишут, что русские смогли поставить египетских богов себе на службу. Христианская церковь пребывает в шоке. А остальные просто в поросячьем восторге от вчерашнего июньского снега. Все учат новую египетскую походку-танец и пытаются учиться летать. В общем, дурдом. На сегодняшний концерт ожидается ещё больше народа. Все хотят видеть богов, новых арахнидов и как вы все вместе летаете, нарушая все законы термодинамики и гравитации.

— Я этого и ожидал, — ответил я на этот длинный женькин монолог. — Значит, надо «серебрянкам» ещё одну песню подарить. Бает чем сейчас занимается?

— Отдыхает, — сказала Женька и вылезла из бассейна. — Я пошла звать твоих учеников.

— Купальник у тебя классный. Всё просвечивается и выглядит очень сексуально.

— Нравится?

— Ну так. Мне женские прелести всегда нравились.

— Хочешь меня?

— У тебя теперь Анубис есть. А у меня пять жён и всех их надо регулярно окучивать.

— Так вы же ночью небось опять в невесомости трахались?

— Не без этого. Мои девчонки любят это дело. Ладно, зови моих учеников.

Я вернулся в номер, вытерся и переоделся. После чего в дверь позвонили и вошла моя пятерка учеников. Первой шагала довольная Амала с ваджрой в руке, а за ней все остальные. Судя по их улыбающимся лицам, у всех всё получилось.

— Вижу, что успехи есть у каждого, — сказал я и предложил всем рассаживаться.

— Да, — ответила мне индианка. — Отстающие подтянулись и даже смогли активировать ваджру. Вам её отдать, учитель?

— Пусть она пока будет у тебя. Каждый должен научиться владеть ей виртуозно. Вам в будущем это может очень пригодиться. Так что продолжайте с ней активно заниматься. Сегодня же мы перейдём к одному из первых сложных моментов нашей учёбы. Будем учиться левитировать.

Все застыли с открытыми ртами. А что они думали? Что мы станем целый год только ложки гнуть и спичечные коробки двигать? Нет, мною для них разработана ускоренная программ обучения. У меня времени на раскачивание нет. В любой момент меня может призвать к себе Пэмандр и поставить передо мной задачу, ради которой Гермес выдернул моё сознание из XXI века и отправил его сюда. И мне будет нужна хоть какая- то поддержка. Анубис и Бает не в счёт. Бает у нас богиня любви и ей в моих разборках делать нечего. К тому же уже сегодня вечером я смогу определить, беременна она от меня или нет. И Анубис слабоват. Ментальный удар совсем не держит. Даже не знаю, стоит ли с ним вообще заниматься.

— Ничего в этом удивительного нет, — сказал я, так как рты мои ученики так и не закрыли. — Мировая история полна многочисленными примерами левитации, причём задокументированными. Здесь важно то, что вы все «видящие». Поэтому увидеть потоки энергии, которые исходят от меня в момент отрыва от земли и перемещения по воздуху, вы сможете легко. Я тоже посмотрел, как левитирует Бает и просто повторил всё, что она делала.

— Учитель, — спросила Жоана, — а они действительно боги?

— Могу сказать одно: скоро вы будете сильнее их. Вы станете при этом богами?

— Нет, — ответил Анджей.

— Вот вы и сами ответили на свой вопрос. А вот тех, кто их создал, уже можно называть богами.

Я давно заметил, что все люди любят слушать истории про богов. Когда богов много, ты их воспринимаешь как-то проще. Они тебе кажутся более близкими и понятными. А вот монотеизм многими не воспринимается вообще.

— Включайте внутреннее зрение и внимательно смотрите за мной, — сказал я, чтобы особо не вдаваться в тему богов, так как все мои теологические теории были взяты из моей собственной головы.

Я специально всё делал медленно, чтобы мои неопытные ученики могли всё тщательно рассмотреть. Я поднялся в воздух сантиметров на тридцать от поверхности кресла и завис. Повисев минуту, я переместился к окну, потом проплыл мимо учеников, а затем вернулся назад.

— Все всё видели? — спросил я, слегка прибалдевших, учеников.

— Да, — ответили они хором.

— Я слышал, вы вчера на концерте тоже летали? — уточнил у меня Роджер.

— Я, Бает и Анубис левитировали самостоятельно, а мои жёны — летали. Я им сделал специальные антигравитационные туфли для этого. А теперь давайте, пробуйте повторить увиденное самостоятельно. Сегодня и даже завтра у вас может ничего не получиться. Лучше это делать на ковре. Так что садитесь на пол и начинайте.

Пять минут они все очень старались и только у Амалы получилось опрокинуться на бок. Но это уже был успех. Она завалилась на правую сторону, даже не поняв, что произошло. Я специально смотрел на всех «внутренним зрением» и видел, что они правильно испускают из себя энергию, но она у них ещё очень слабая. Даже подумал, а не рано ли я перешел на левитацию.

Но пример Амалы показал, что не рано. Пусть стараются и у них всё со временем получится.

— Молодец, Амала, — поздравил я индианку с заслуженным успехом. — У тебя почти получилось. Тут главное — удержать равновесие, как на велосипеде.

— А я думала, что просто завалилась на бок, — сказала счастливая от похвалы и маленького, но прогресса, девушка.

— Подведём итог. Вы всё делаете правильно, но у вас, пока, не хватает самой внутренней энергии. Так что старайтесь и всё у вас будет хорошо.

После этих слов все поднялись и стали кланяться мне. В этот момент пришли мои жёны и «серебрянки» с кучей пакетов и пакетиков. Мои ученики поклонились им всем и вышли из номера.

— Как сходили на шопинг? — спросил я сразу всех своих восьмерых красавиц.

— Классно было, — ответила за всех Солнышко. — Покупки показать?

— Всё потом. «Серебру» надо репетировать новую песню. Желательно бы две, но мы просто не успеем это сделать. Нам еще в Лондон на открытие нашего салона лететь, а потом обратно на концерт.

— А какую песню мы будем исполнять? — спросила Ирина.

— Отличную. Я других не пишу. Могу сказать с уверенностью, что она тоже станет

хитом.

Я решил «серебрянкам» предложить песню британской гёрл-группы Spice Girls «Wannabe». Песня была написана в рекордные сроки (за 30 минут) и записала группа её тоже очень быстро (меньше, чем за час). Ну а мы всё сделаем ещё быстрее.

Сингл с этой песней, выпущенный в Великобритании в июле 1996 года (при том, что это был дебютный сингл группы), провёл на первом месте в UK Singles Chart семь недель, то есть почти два месяца. Британской ассоциацией производителей фонограмм (British Phonographic Industry, BPI) он был сертифицирован дважды платиновым. В январе 1997 года сингл вышел и в США, где песня также достигла первого места в Billboard Hot 100 и провела на вершине 4 недели. Так что «серебрянок» с ней тоже ждал большой успех, как и в моей истории.

— Ден, — скомандовал я своему дроиду, — зови Серёгу и неси большой Roland. А мы пока с «расчёской» поработаем.

Я взял свой кейтар, девчонки все расселись по креслам и диванам. После чего я сыграл и спел им «Wannabe». Она была немного необычной для этой эпохи, но все уже привыкли к моему нестандартному музыкальному стилю. «Wannabe» — быстрая и ритмичная песня, которую можно отнести к жанрам данс-поп и поп-рэп. В её словах звучит мысль о том, что женская дружба ценнее отношений с парнями. Этот текст стал началом борьбы за расширения женских прав по всему миру. Так что «серебрянки» будут и здесь зачинательницами нового движения. Танец — это ведь тоже движение.

К тому же в 1997 году песня выиграла престижные британские музыкальные призы BRIT Award в номинации «Лучший сингл» и Ivor Novello Award в номинациях «Лучший международный хит» и «Лучший сингл британских авторов». Так что кусочек славы мне тоже с этого перепадёт. Я ведь теперь являюсь гражданином Великобритании, как и обе моих первых жены. А ещё я завтра отправлю «серебрянок» в Лондон к Тедди и он запишет отличный клип, сценарий которого есть у меня в голове. Помимо этого надо срочно снимать видеоролик на их песню «Walk Like An Egyption». Их необходимо как можно быстрее запустить на MTV.

— Нам понравилось, — воскликнули сразу все восемь подруг.

— Тогда сейчас работаем с вокалом, а потом Солнышко с Машей вам покажут, как надо танцевать под неё, — ответил я, так как в этот момент пришёл Серега вместе с Деном и инструментом.

Мы уложились ещё быстрее, чем сами «перчинки», а вот с танцами возникли некоторые проблемы. Солнышко и Маша показывали «серебрянкам» свои уже готовые варианты, с которыми они сами выступали на концертах. А нужно было придумать что-то новое. Пришлось ещё раз вспомнить танцевальные па начала XXI века и показать наглядно, как их надо исполнять.

Вот так вот. И песней всех удивил, и танцами. Всех приходится всему учить. Мои две солистки сразу ухватили новые движения и повторили их очень даже неплохо. Ну а за ними уже стали повторять и «серебрянки». Получилось, как будто я общался через переводчика, но результат был налицо. Тридцать минут танцев под нашу с Серёгой музыку и всё у них, в конце концов, неплохо получилось. Без моих жён точно бы не справились. Наташа, Лилу и Ди тоже участвовали в этом увлекательном и, можно сказать, развлекательном процессе. Всё это было очень похоже на «ТикТок», которым станут поголовно увлекаться все девочки и девушки в XXI веке.

Разве они могут усидеть на месте, когда вокруг них все танцуют и звучит очень необычная и весёлая музыка. В общем, у нас теперь получилась не только летающая, но и танцующая семья. Правильно сказал один умный человек, что «полигамия — это попытка извлечь из жизни больше, чем в ней есть». Вот мы с женами и извлекаем из неё по максимуму.

— Все молодцы, — громко сказал я, когда результат репетиции меня полностью устроил. — Теперь все одеваемся для перелёта в Лондон. Мои жены — в вечерние платья. Это, всё-таки, светский раут. «Серебро» тоже летит с нами. Они исполнят там свой египетский хит. Одеваетесь соответсвенно песне в те платья, которые я для вас изготовил. Боги также примут в этом непосредственное участие. Им проще, у них только по одному комплекту одежды. В отличие от некоторых.

— Всё понятно, — ответила Ольга. — А что мы будем делать завтра?

— Завтра я вас опять отвезу в Лондон, к нашему клипмейкеру Теди. Он со своей помощницей и невестой Лиз снимут на студии два клипа на ваши новые песни.

— Ух ты, — воскликнула Жанна. — А мы справимся?

— Справитесь, — подтвердила Солнышко. — Мы с Андреем и Серёгой тоже так начинали.

— Только для клипа звуковое сопровождение записать надо, — напомнила Маша.

— Телепортируемся в нашу московскую студию. Там и запишемся. Кстати, я сегодня разговаривал с Брежневым и он сказал, что новые статьи закона о полигамных браках вступят в силу уже завтра. Так что можно готовиться к нашим новым свадьбам.

Я не успел договорить, как три мои русские жены повисли у меня на шее и я чуть не упал под их тяжестью. Ди с Лилу присоединились к ним позже, так как Маша им быстро смогла перевести на английский эту радостную новость только тогда, когда перестала осыпать меня благодарными поцелуями. Поэтому поцелуи получились в два захода. Если бы на меня навалились сразу все мои пять жен, то я бы точно завалился, не выдержав их всех одновременно.

— Мы так рады, — сказала счастливая Наташа. — Значит, нашу свадьбу теперь можно играть официально, ни от кого не скрываясь?

— Да, — ответил я, целуя их всех поочерёдно. — Мы даже можем сделать четыре отдельные свадьбы, так как та, которая у нас состоялась в воскресенье на Луне, была в присутствии родителей Лилу и второй раз их приглашать, я думаю, не имеет смысла.

— Так будет лучше, — подтвердила моя жена-инопланетянка. — Мои второй раз не поедут, у нас так не принято.

— А мою маму с братом и сестрами будем в Москву приглашать? — спросила Ди.

— Предлагаю всей компанией съездить к ней. Раз мы начали наши свадьбы по одной праздновать, то и дальше станем так делать.

— Наверное, так намного удобнее, — согласилась Солнышко. — Особенно в чопорной Англии, где нас не поймут и даже осудят.

— А петь у нас на свадьбах будет группа «Серебро», — предложила интересную идею Маша, посмотрев весело на трёх девчонок.

«Серебрянки», тихо сидящие на диване и наблюдавшие со стороны, как протекает наша бурная и такая необычная, на первый взгляд, семейная жизнь, одобрительно закивали головами. Они теперь, после таких фантастических покупок и подарков, были на всё согласны. «Серебрянки» успели мне очень эмоционально рассказать, как их узнавали и замечательно встречали в магазинах, когда они все вместе занимались шопингом, на что мои жёны понимающе и снисходительно улыбались, утвердительно кивали головами.

— Я пошёл предупредить Бает и Анубиса, что нам пора собираться, — сказал я и отправился в соседний номер.

Вот зачем я хожу таким странным и извилистым маршрутом? Я ведь, как мои два египетских бога, могу тоже проходить сквозь стены. Через планеты и континенты я телепортироваться умею, а вот сквозь стены ни разу не пробовал. Суть ведь, практически, одинаковая. Тогда я сначала иду к Анубису, а потом к Бает. Помимо этого, их гостиничные номера создал я сам, поэтому через эти стены я смогу всегда легко пройти. Скорее всего, тут должен работать уже известный принцип: «Ложки не существует».

Анубис был в номере. В большой гостиной он проводил бой с тенью, крутя восьмерки своими двумя хопешами. Он заметил меня и прекратил тренировку.

— Приветствую, Андр, — сказал он и поклонился.

— Привет, Анубис, — ответил я. — Я слышал, к тебе Женька ночью заходила?

— Да, была. Пришлось ей показать, что такое египетский бог.

Я не стал его расстраивать, говоря, что после секса со мной женщина уже не сможет найти ничего подобного. Ты хоть и египетский бог, а энергии «ра» в тебе нет. А её использование усиливает оргазм у женщины в несколько раз. Но по сравнению с обычным человеком, Анубис в этом деле, конечно, был вне конкуренции. Женьке по жизни просто крупно повезло. Её трахали два бога. А этим в современном мире мало кто может похвастаться. Хорошо, что она, в данный момент, беременна и ни от кого из нас уже не может залететь.

— Я нашёл тебе новое место службы, — сказал я и увидел, что Анубис очень обрадовался этому известию. — Будешь учить моих лейтенантов бою на мечах.

— Сам решил или они попросили? — поинтересовался Шакал.

— Они увидели, как я сражался с богом арахнидов и тоже захотели этому научиться. Там к ним могут присоединиться и девушки, так что будь поаккуратнее. И во время тренировок, и в постели, если вдруг такое случится. Бает еще отвар от беременности не приготовила.

— Хорошо, буду аккуратнее. Ты сегодня опять, получается, воевал с этими членистоногими?

— Своих бойцов готовил. Им, помимо сражений в космосе, надо учиться воевать и на земле.

— И у арахнидов, оказывается, тоже свои боги есть.

— Да, и таких обычным мечом не возьмёшь. Только «убийцей богов» я его смог завалить.

— Когда приступать?

— Завтра утром и начнёшь. А сейчас мы отправляемся в Лондон. Солистки из «Серебра» будут там исполнять свою египетскую песню, а вы станете им помогать, как это делали вчера. И после этого у нас опять концерт, так что вы с Бает опять будете задействованы в той же роли.

— Понял.

— Хотел тебя спросить про трактат под названием «Речения о восхождении к свету». Мы её «Книгой мёртвых» называем.

— Да, есть такая. В эпоху Древнего Царства она называлась «Тексты пирамид», а Среднего — «Тексты саркофагов». Из самих названий понятно, где их писали. Я застал именно «Речения», третий и дополненный вариант. Они являются сборником заупокойных текстов, то есть молитв, песнопений, славословий и заклинаний.

— Ну и как?

— Они, скорее, нужны живым, чем мёртвым. Мёртвым уже ничего не нужно.

— Но ты же должен был сначала взвешивать сердце умершего, а потом провожать его душу до загробного царства?

— Ты же знаешь, что душа человека устремляется ввысь. А это был просто религиозный ритуал для создания необходимого божественного эффекта.

— То есть, ты хочешь сказать, что древние египтяне — это подражатели той цивилизации, которая была до них.

— Да, так и есть. До фараонов были настоящие боги, а потом они ушли, оставив нас вместо себя.

Ясно. Сначала были предтечи, потом атланты, а потом уже эти, созданные предтечами и доработанные атлантами. После чего и их отозвали. Мне, если честно, это было уже не особо интересно. Ведь Бает и Анубис не совсем боги. Впереди меня ждали настоящие боги, с которыми мне придётся сразиться не на жизнь, а на смерть.

— Я это так себе и представлял. Тогда я пойду и предупрежу Бает, чтобы собиралась в Лондон на открытие нашего выставочного салона.

На этот раз я решил пройти в номер женщины-кошки прямиком, сквозь стену. Главное не останавливаться на полдороги, чтобы случайно не застрять. Я включил своё внутреннее зрение и увидел, что стены, как таковой, и нет. Это было моё творение, которое я создал при помощи пятого измерения. Значит, именно при помощи таких стен можно научить своих учеников проходить сквозь настоящие стены.

Помимо этого я прекрасно знал, что на земле, действительно, существовал единственный человек, который умел проходить сквозь стены. Его звали Янушем Кавалежеком. Он жил в Польше и его в детстве чуть не сбил паровоз, когда он играл на железнодорожной станции в мяч. Заигравшись, он вдруг увидел, что стоит на шпалах и на него мчится железнодорожный состав. Тогда он, от безысходности, шагнул ему навстречу и очутился в каком-то белом облаке. В следующее мгновение он обнаружил себя, стоящим на перроне. А мимо него промчался поезд, который только что наехал на него.

Телепортироваться Януш научился позже, когда дедушка запер его в сарае. А у меня получалось всё наооборот. Сначала я научился телепортироваться двумя разными способами. И только теперь буду пытаться освоить науку прохождения сквозь стены.

В соседнем номере Бает стояла перед зеркалом и расчёсывала свои длинные чёрные волосы. Она только что вышла из душа и была абсолютно голой. Если бы я с Ксюхой полтора часа назад вдоволь не натрахался и не натибидохался, то эту женщину-кошку я бы прямо сейчас завалил на кровать. Получается, что я могу видеть сквозь стены, созданные самим собой. Хорошую способность я у себя случайно обнаружил.

Проход через стену прошёл без проблем. Моего такого неожиданного появления Бает не ожидала, но не смутилась.

— Привет, красотка, — сказал я и удостоился от богини очередного поцелуя языком.

— Привет, милый, — ответила она и прижалась ко мне своим восхитительным телом. — Нравлюсь?

— Не просто нравишься, а я восхищён твоей красотой.

— Льстец. Но мне это приятно слышать от тебя. И сам ты мне тоже нравишься. Со мной такое случилось в первый раз.

— Ты же знаешь, что я необычный человек. И я понял, почему в меня влюбляются женщины и даже богини. Я же потомок бога Гермеса-Тота, а его сыном был Амур, бог любви.

— Я тоже богиня любви. Вот поэтому нас и тянет друг к другу. И я тебя должна обрадовать: ты скоро станешь отцом.

Это был ожидаемый результат нашего недавнего сумасшедшего траха. Я положил руку на низ её живота и увидел два маленьких зеленых огонька. Двое сыновей. Как у Солнышка. Только цвет их аур был более насыщенным, чем у моих жен. Теперь уже не одиннадцать, а тринадцать детей будет у меня. Я поцеловал богиню и сказал:

— Два сына.

— Ух ты, — произнесла она в восхищении. — Ты на таком маленьком сроке уже можешь определить пол ребёнка?

— Могу. Ты же как-то сама поняла, что беременна. Вот и я обладаю подобной способностью.

— Я просто мгновенно чувствую любые изменения в своём организме. Ты рад?

— Конечно. Я даже знаю, что они будут очень сильными богами.

— Спасибо, любимый. Но нашу с тобой связь я афишировать не буду. Твои жёны могут этого не понять. Только сегодня ночью, чур, ты мой. Я соскучилась по тебе. Когда ты кончаешь в меня, то я сначала умираю от счастья, а потом вновь возрождаюсь из этого сладкого небытия.

— Как это делают все богини, а также обычные земные женщины. Кстати о женщинах. Когда ты займёшься отваром от беременности и эликсиром молодости?

— Когда скажешь, любимый. Мне теперь ни тот, ни другой не нужен.

— Хорошо. Завтра-послезавтра этим займёмся. А то у меня лейтенанты все молодые, обрюхатят своих боевых подруг и придётся их на Землю отправлять. Кто тогда космос будет зачищать от арахнидов и некромонгеров. А сейчас одевайся, нам пора в Лондон.

Бает меня опять лизнула и довольно замурлыкала. Вот ведь кошка, но до чего ж божественная.

Выходить из апартаментов Бает я решил обычным путём, через дверь, и на площадке перед бассейном увидел Стива.

— Привет, Стив, — крикнул я ему. — Какие новости?

— Привет, Эндрю, — громко сказал будущий вице-президент США, направляясь в мою сторону. — Новостей много. Гэс Холл развернул очень мощную предвыборную кампанию. Денег у нас теперь много, так что в штаб набрали лучших имиджмейкеров. Местные газеты пишут взахлёб только о вашем концерте, что тоже играет на руку популярности Компартии. Ты, я слышал, опять воевал с арахнидами?

— Да, было дело. Тебе, кстати, я приготовил еще один сувенир. Сейчас я его тебе подарю.

Я зашёл в наш люкс и забрал из сумки золотой акинак, который я отобрал для Стива.

— Это из коллекции «Золота Бактрии», — сказал я и протянул ему подарок. — Правда, он декоративный, но тоже относится к холодному оружию.

— Спасибо, — ответил Стив, с восхищением разглядывая кинжал. — Благодаря твоим подаркам, моё собрание кинжалов и мечей скоро станет очень большим. Вы готовы отправиться в Лондон?

— Да, только надену смокинг. Встречаемся здесь через десять минут.

Моя восьмёрка красавиц была почти готова и смотрелась сногсшибательно. Правда Жанна и Ирина ходили пока без платьев, но на это никто уже не обращал внимания. Сразу было видно, что «серебрянки» себе купили еще и дорогое нижнее бельё. Хотя прошлый раз без него они смотрелись ещё лучше. Ну это моё личное и субъективное мнение, но которое поддержит всё половозрелое население нашей планеты.

Я тоже не стал стесняться и переоделся прямо при всех. Это был обычный рабочий момент артистов, которые постоянно меняли сценические костюмы во время своих выступлений. Но в процессе переодевания я почувствовал легкое и мимолётное касание чьей-то женской руки к моему мужскому достоинству. Это была рука Ирины, которая этим намекала, что меня ждут, помнят наши забавы втроём и готовы сегодня их повторить.

И что, мне теперь разорваться, что ли? Меня Бает сегодня ждёт. И «серебрянок» тоже трахнуть хочется. А если и правда? Не разорваться, а растроиться, как я это уже делал не раз. С Бает меня будет двое и это ей будет подарок от меня за радостную новость о еще двух наследниках. А с «серебрянок» хватит и моей одной копии. Главное, чтобы жёнам снова не захотелось секса. Тогда ничего у меня из моей идеи не получится.

Ладно, с этим я вечером разберусь. А сейчас нам надо отправляться в Лондон. Женьку и её помощников оставляем здесь. Им с нами делать нечего, как и моим ученикам. Берем с собой клавишные музыкальные инструменты, которые понесёт дроид Ден. Он же возьмёт сумку с усилителем, колонками и тремя нашими наголовными микрофонами. Представление мы дадим прямо в фойе выставочного салона, так как оно является самым большим по площади помещением в из всех залов. А торги будут проводиться уже в самих залах, поочерёдно, а не одновременно. Так все потенциальные покупатели смогут полностью насладиться всеми представленными коллекциями.

Придётся в этот раз брать шлюп. Не солидно будет телепортироваться прямо в выставочный салон. Нашего появления с нетерпением ждут у входа журналисты, фоторепортёры и телевидение. Так что появиться мы должны, как всегда, эффектно и красиво. Боги, при этом, будут нас всех сопровождать. Публика только этого и ждёт. Все уже знают о Бает и Анубисе, поэтому толпа перед зданием должна будет собраться немаленькая. В последнее время другой и не бывает, где бы мы не появлялись.

Надо будет сказать богам, чтобы они не через дверь вошли, а сквозь стену фасада здания просочились. Так будет смотреться очень необычно и фантастично. Все видели, как они умеют левитировать. Теперь пусть увидят их в новой ипостаси. И этот же трюк они повторят несколько раз внутри самого помещения салона. Чтобы, например, торчала из стены только голова и верхняя часть туловища. Это, я думаю, произведёт очередной фурор, о котором уже сегодня узнает весь Лондон.

Опять мы, прежним составом, отправились на шлюпе, только в этот раз не на концерт. Перелёт прошёл почти мгновенно, а вот приземление немного затянулось. Около нашего выставочного салона нас ожидала огромная толпа, которая запрудила всю Bond Street в радиусе пятисот метров. Движение по ней было поэтому перекрыто и машины отправлялись регулировщиками в объезд. Знакомая картина, мы с этим уже не раз сталкивались.

Камеры были направлены вверх и снимали нас, пока мы висели в воздухе и дожидались того, чтобы полицейские освободили нам место для посадки.

— Опять толпы людей вас встречают? — спросила меня Ирина.

— В этот раз не только нас, но и вас, — ответил я. — Ну и Бает с Анубисом, конечно. Все ждут, помимо золота, и вашего выступления с новой песней. Поэтому входной билет в наш салон и стоит 500 фунтов стерлингов.

— Сколько?! — обалдевшими голосами спросили три солистки «Серебра».

— Да, столько вы теперь все вместе стоите, — подтвердил Стив. — И при этом достать билеты, практически, было невозможно. Аллен сообщил, что даже поступали предложения купить один пригласительный билет за 1000 фунтов, так как все они были раскуплены в течение часа.

— Вот так, — констатировала Солнышко. — Андрей из вас и из нас сделал суперзвёзд. Теперь этот статус надо постоянно поддерживать.

— Ну, тут ещё и экспозиция уникальных редкостей сыграла свою роль и присутствие древнеегипетских богов на вчерашнем концерте, — добавила Ди, как хозяйка сегодняшнего представления.

Да, ей сегодня придётся поработать со мной в качестве хозяйки светского раута. Мы с ней лично будем встречать гостей перед входом. В самом крайнем случае меня заменит Аллен. У меня было предчувствие, что такой случай обязательно настанет и, возможно, не единожды за этот вечер.

А вот и наш выход. Полиция огородила посадочную площадку для нашего космического шлюпа и мы аккуратно на неё приземлились. Нас встречали овациями и вспышками фотоаппаратов. Солистки «Серебра» были в своих египетских платьях, поэтому все сразу догадались, что они и на открытии салона выступят со своей, уже знаменитой на весь мир, песней. Мы прибыли ровно за пятнадцать минут до открытия, чтобы осмотреться, привыкнуть к обстановке и, как подобает, встретить гостей.

Я вышел первым, помогая спуститься всем остальным участницам двух наших музыкальных групп. Каждую из них лондонцы приветствовали радостными криками. Но когда появились Бает и Анубис, публика просто зашлась в истерике. Они видели наше вчерашнее выступление и ждали именно их. И это было абсолютно нормально. Боги были изюминкой нашего представления, поэтому повышенное внимание уделялось им. Мы все шли и мило улыбались, замыкаемые Стивом, Серёгой и Деном. Многие пытались коснуться богов рукой, на что те относились с пониманием. В Древнем Египте население падало ниц при их появлении. Теперь же люди выражали не покорное раболепие, а осознанное восхищение. Но суть, при этом, оставалась прежней.

В дверях нас встречал улыбающийся Аллен, который галантно поцеловал всем девушками руки и пригласил войти внутрь. С уличной жары в фойе казалось прохладно от работающих кондиционеров. Также нас встречали миловидные сотрудницы, которые глазели на нашу команду во все глаза. Особенно доставалось богам, но они были к этому привычные.

Как я их и попросил, они вошли не с нами вместе в широко распахнутую дверь выставочного салона, а прошли сквозь стены на глазах у изумлённой публики. Это вызвало новый всплеск ажиотажа на улице, так как их действия прямо подтвердили всем, что они боги.

— Серега, — обратился я к нашему клавишнику. — Берешь Дена и настраиваешь аппаратуру вон в том углу справа. Мне этим некогда будет сейчас заниматься.

— Понял, — ответил немногословный друг. — Всё сделаю.

Мои жёны здесь уже были, а вот солистки «Серебра» попали сюда в первый раз. Поэтому им всё вокруг было интересно. Да и в Лондоне они никогда не были. Ничего, завтра я их опять сюда доставлю для съёмок клипа. По ним было видно, что они начинают привыкать к такой сумасшедшей жизни настоящих звёзд. Только еще вчера они были в Москве, а потом неожиданно попали в Штаты на совершенно безумный концерт. После него ночевали на лунной базе, затем устроили шоппинг по магазинам Хьюстона и теперь вот оказались в Лондоне.

Это нормально, учитывая мои сегодняшние возможности. Меня бы кто так возил по странам и континентам. Я сам себя возил всюду и пробивался везде сам. Зато теперь могу себе многое позволить.

Мои жёны были в вечерних платьях от Dior и огромных индийских бриллиантах в виде сердец, которые при внутреннем освещении фойе сверкали всеми цветами радуги у каждой на их груди. Они ведь у меня теперь звёзды первой величины, им положено так ярко сверкать. Также сверкала двухметровая золотая статуя Посейдона, которую я приказал специально выставить в вестибюль у противоположной от входа стены. Она сразу бросалась в глаза входившим внутрь гостям и придавала салону очень богатый и солидный вид.

— Сейчас пойдут гости, — предупредил Аллен меня и Ди.

Ди выглядела очень счастливой. Ведь она была здесь полноправной хозяйкой. Ди не собиралась часто бывать тут. Она просто чувствовала свою важность и нужность. Она была здесь на своём месте. Это же не какой-то обычный магазин. Это выставка-продажа очень дорогих произведений древнего искусства. И она, рядом с ними, сама себя чувствовала таким дорогим экспонатом. К тому же Ди принимала непосредственное участие в их поиске и доставке сюда.

А вот и первые приглашенные показались в дверях. Это были премьер-министр Великобритании Джеймс Каллагэн с супругой Одри. Я этого ожидал, поэтому приветливо улыбнулся. Мы обменялись любезностями, как и наши дамы. После чего последовали несколько слов о погоде и нашем концерте. Их внимание, конечно, сразу привлекли древнеегипетские боги Бает и Анубис.

— Они настоящие? — спросила меня Одри Каллагэн, так как этот вопрос мучил всех, кто их видел или на фотографиях в газетах, или по телевизору.

— Да, они настоящие, — ответил я. — Это боги третьего уровня.

— А их что, несколько градаций существует? — спросил премьер-министр.

— Да, есть верховное божество, демиург. И высшие, средние и низшие, то есть третьего уровня.

— Да, вы же теперь большую часть времени проводите в космосе. Как там, кстати, обстоят дела с арахнидами?

— Главных мозговых жуков я уничтожил. Последнего оставил в живых специально в качестве экспоната для своего перевозного зверинца. И сегодня с утра Космические войска Советского Союза уже начали зачищать планеты от всех видов гигантских членистоногих. Так что скоро в моей собственности будут около семидесяти свободных планет, часть из которых будет пригодна для проживания людей.

Последнее моё заявление шокировало Каллагэна. Он даже представить себе не мог, что можно владеть сразу несколькими планетами. Тут своевременно подошли девушки с подносами, на которых стояли бокалы с шампанским. Стив специально для открытия нашего салона купил на аукционе очень дорогое шампанское «Krug 1928». Одна бутылка стоила 21.000 долларов. Для ценителей этого божественного напитка это был настоящий праздник. Стоимость бокала получалась где-то около двух с половиной тысяч долларов. Это было сделано специально, чтобы гости не подумали, что я скупердяй.

И тот, кто купил билет на сегодняшнее открытие нашего выставочного салона, выпив всего один фужер «Krug 1928», с лихвой компенсировал расходы за визит сюда. На этом экономить было нельзя. Именно это сразу оценила Одри, сделав глоток нашего шампанского.

— Это просто восхитительно, — воскликнула она, глядя то на меня, то на Ди. — Это же «Krug 1928». Только у него такое изысканное послевкусие.

Ну вот, я же говорил. Стив стоял в стороне и наблюдал за этой сценой. Когда я его попросил купить два ящика этого дорогущего шампанского, то он долго возмущался моим транжирством и расточительностью. А теперь он понял, что я, как всегда, юказался прав.

Далее чета Каллагэнов направилась к нему, так как английскому вице-премьеру хотелось пообщаться с будущим вице-президентом США. К тому же, он был в курсе того, что Её Величество уже встречалась в воскресенье со Стивом. Так что им было что обсудить. Мои жёны стояли особняком и о чём-то болтали. А Ди стояла рядом и сияла от счастья.

— Тебе нравится начало нашего вечера? — спросил я её.

— Очень, — ответила она и благодарна сжала мою ладонь. — Спасибо тебе, что назначил меня хозяйкой этого праздника.

Не зря её люди в моей ветке истории прозвали «Королевой человеческих сердец». Я уже почувствовал в ней эти задатки будущей королевы. И именно на таких приёмах её талант раскроется ещё больше.

Ну а потом гости пошли потоком. Банкиры, промышленники, политики и крупные чиновники. Они все были коллекционерами, поэтому не могли пропустить такое важное событие, как это. Ротшильда и его супругу Надин я узнал сразу.

— Здравствуй, лорд Эндрю, — поздоровался сначала Эдмон, а потом и его супруга.

Я представил им леди Ди, о которой они много слышали, но не были знакомы лично. Все были осведомлены, что она чуть не стала принцессой Уэльской, женой принца Чарльза. Ведь об их назначенной свадьбе писали в газетах и в Лондоне уже приступили к подготовке к ней. Ротшильды знали только Солнышко, вместе с которой мы с ними общались прошлый раз в Париже. Сама Солнышко также узнала Ротшильдов и помахала им рукой в знак приветствия. У девчонки держали в руках бокалы, но там был налит очень слабоалкогольный сидр. Эдмон и Надин тоже сразу узнали вкус прекрасного

шампанского и оценили по достоинству наше гостеприимство.

— Эндрю, — обратился ко мне Ротшильд, — у тебя есть с собой свои визитки?

— Да, — ответил я, улыбаясь и доставая одну из внутреннего кармана смокинга. — Они сделаны из адаманта, о котором мы с тобой сегодня, как раз, и говорили.

Я дал вчера специальное задание Крис, чтобы она наделала мне визиток из нашего инопланетного металла. Они были тонкие, лёгкие и, самое главное, их невозможно было разорвать, согнуть или сломать. Это был идеальный вариант рекламы адаманта. Эдмон был потрясён моей визиткой.

— Попробуй согни её или сломай, — предложил я ему.

— Не могу, — ответил тот, попытавшись это сделать. — Не получается.

— Я тебе про это и говорил. Ты можешь попытаться их прострелить из пистолета и у тебя ничего не получится. Возьми несколько и передай своим знакомым, кто заинтересуется покупкой адаманта.

— Хорошо, ты меня убедил. Его продвижение на рынке я возьму на себя. А это та самая статуя из храма затонувшей Атлантиды?

— Да. Народ посматривает на неё, но я, специально, не стал ставить рядом с ней пояснительную табличку. Пусть они сначала посмотрят и поломают голову в догадках, откуда она может быть привезена.

— А с богами можно пообщаться? — спросила Надин.

— Я сейчас дроида в качестве переводчика к ним приставлю. Они по нашему разговаривать не умеют.

— А на каком языке ты с ними общаешься? — спросил Эдмон.

— Чаще всего мы общаемся ментально, а вслух — на атлантском.

Так, похоже и этого я ввёл в ступор. Каллагэна — тем, что скоро буду владельцем нескольких планет, Ротшильда — своими удивительными способностями. Я хотел ему напомнить, что известный окультист и литератор Елена Блаватская в своих трудах упоминала о «Книге Дзиан», самой древней известной книге о создании Вселенной и Жизни. По её авторитетному мнению, она была написана в Атлантиде на сензарском языке, на котором разговаривали боги. То есть, это был или язык предтеч, или сам атлантский, на котором я сейчас напрямую общаюсь с богами Древнего Египта.

Но главный сюрприз всех нас ждал буквально через несколько секунд после того, как мы с Ди закончили общаться с супружеской парой Ротшильдов. В дверях появился королевский герольд и во всеуслышанье объявил, что прибыла Её Величество Елизавета II и принц Эдвард. Это я смог предвидеть ещё десять минут назад. Моя способность к этому делу постепенно росла, но очень медленно.

— Здравствуйте, Ваше Величество и Ваше Высочество, — поздоровались мы одновременно с Ди с двумя монаршими особами, только я склонил в поклоне голову, а моя жена сделала ещё и книксен.

— Добрый вечер, лорд Эндрю и леди Диана, — ответила нам Королева. — Мы с сыном решили заглянуть к вам на открытие. Вы не против?

— Мы всегда рады видеть вас, Ваше Величество и Ваше Высочество.

— Я хотел посмотреть на живых богов, — сказал принц по-простому и поздоровался со мной за руку.

— Они здесь. Можешь с каждым спокойно пообщаться. Рядом с ними находится дроид- переводчик, с которым ты уже познакомился три дня назад во время празднования нашей свадьбы. Только они будут иногда проходить сквозь стены, так что ты не пугайся этого.

Эдвард умчался к богам, так как ему очень не терпелось их увидеть. Её Величество с улыбкой посмотрела ему вслед и сказала:

— Еще совсем ребёнок. По сравнению с вами, лорд Эндрю, он смотрится слишком юным.

— И это хорошо, Ваше Величество, — ответил я. — У него будет настоящее беззаботное детство, которое останется с ним на всю жизнь. А повзрослеть он всегда успеет.

— Вы правы. Чем сегодня будете удивлять? После вашей лунной базы, космических шлюпов и телепортов это будет сделать очень сложно.

— Если вы о космосе, то я скоро стану обладателем семи десятков планет. Могу вам подарить одну.

— Да, лорд Эндрю, вы, всё-таки, смогли меня удивить. Такого я совсем не ожидала. Похоже, и на Земле тоже есть удивительные вещи, которые вы нашли. Вот эта золотая статуя, она из Древней Греции?

— Нет, она из Атлантиды. Из храма столицы этого островного государства, Посейдониса.

— Вы нашли Атлантиду? Это невероятно. И где она находится?

— Не могу пока сказать. Вот фотографии этого затонувшего храма Посейдона. Можете убедиться сами, Ваше Величество.

Глава 8

«Я просто горю на сцене! Чувство, которое я получаю от контакта с аудиторией, намного сильнее секса. Мне нравится это возбуждённое состояние, и я всё время чувствую, что хочу больше — больше, больше, больше. Я просто музыкальная шлюха!»

Фредди Меркьюри

Я протянул несколько цветных фотографий затонувшего храма Посейдона в островной столице Антлантиды Королеве и она стала их внимательно рассматривать.

— Да, просто потрясающе, — воскликнула Елизавета II. — Каков же её эстимейт?

— Пятьсот миллионов фунтов стерлингов.

— Ого, цена огромная. Но мне кажется, что она стоит этих денег. Надеюсь, остальные лоты тоже будут интересными?

— Статуя Прсейдона самая древняя из всех экспонатов. Но есть также золотые скульптурные композиции из затонувшего Гераклиона. Они изображают знаменитые двенадцать подвигов Геракла.

— Да, я читала греческого историка Деодора. Значит, вы нашли и этот город?

— Нашли. Причём все мои жёны принимали непосредственное участие в этом. Они вместе со мной спускались на дно Средиземного моря и переносили найденные предметы к месту их дальнейшей транспортировки. Поэтому сегодня, как вы видите, мне есть чем удивить истинных ценителей древнего искусства.

Пока я разговаривал с Королевой, приходили гости и их встречала Ди с Алленом. Пришедшие, увидев меня, разговаривающим с Её Величеством, кивали сначала ей, а потом уже мне. Теперь, по протоколу, именно она являлась первым лицом этого раута, а не мы с Ди.

— Я вижу, что вы привезли с собой ту музыкальную группу, которая вчера исполнила прекрасную песню про танец-походку египтян, — продолжила нашу беседу Елизавета II. — Надеюсь, мы сегодня увидим её в их исполнении?

— Конечно, Ваше Величество, — ответил я. — Сейчас солистки группы «SEREBRO» её и споют.

Я передал ментальное сообщение своим женам, которые стояли в окружении многочисленных поклонников нашего музыкального коллектива, что следует переходить к концертной части программы нашего вечера и они поняли, что «Серебру» пора выступать. Гости, увидев, что певицы направились в сторону небольшой импровизированной сцены, где сидел за синтезатором Серёга, догадались, что сейчас будет и стали им дружно аплодировать.

Первыми выступали «серебрянки» со своей нашумевшей песней «Walk Like an Egyptian». Я подошёл к Серёге и накинул на плечо ремень кейтара. Боги были готовы и я объявил название песни. Перед этим Ирина, Жанна и Ольга надели наголовные микрофоны, поэтому мы вступили с ними синхронно.

Публика встала полукольцом к нам и принялась внимательно слушать, а также смотреть. Все ждали начала припева и боги, как всегда, появились неожиданно, на этот раз прямо из стен. Гости были шокированы подобным эффектным трюком. А Бает и Анубис, как ни в чем не бывало, египетской походкой прошли перед ними, а потом ушли в противоположных направлениях, исчезнув опять же внутри стен.

Тут уже гости зааплодировали танцорам. Никто из присутствующих больше не сомневался, что они, действительно, настоящие боги Древнего Египта, которым когда-то поклонялись люди.

Бает и Анубис еще два раза так продефилировали перед зрителями и каждый раз раздавались овации в их адрес. Следующий раз, когда «серебрянки» будут исполнять эту песню, им самим придётся так танцевать перед публикой. Ведь боги будут постоянно со мной, а не с ними. Но этому было совсем несложно научиться.

Девчонки и боги сорвали заслуженные аплодисменты. После них к нам с Серёгой подошли Солнышко и Маша. Мы решили, что на этом вечере Солнышко исполнит свою песню «Self Control», а Маша поможет ей в качестве бэк-вокалистки. Они её спели, как всегда, замечательно. Левитировать мы не стали, но и без этого все нам очень усердно хлопали. Еще бы. Мы устроили для гостей прекрасный мини-концерт, о котором они ещё долго будут помнить.

А теперь пора было начинать то, ради чего всё это дело мною задумывалось и реализовывалось. Гости ждали чудесных артефактов и сейчас они их получат. Первой в зал с древнегреческими экспонатами прошли Елизавета II с принцем Эдвардом. Я успел с ними попрощаться, так как нам уже было пора отправляться на концерт в Хьюстон. Ими теперь станет заниматься Аллен. Торги будет проводить тоже он. Но я думаю, что он со всем этим прекрасно справится.

— Стив, ты с нами? — спросил я его, когда тот подошёл к нам.

— Нет, — ответил тот. — Я останусь здесь, чтобы контролировать ситуацию и если что, помочь Аллену. Ты же завтра собирался привезти сюда группу «Серебро» для съёмок клипов у Тедди? Вот тогда меня и заберёшь.

— Договорились. Тогда до завтра.

Когда все гости проследовали в зал «Сокровищ Древней Греции», мы вздохнули с облегчением.

— Как вам здесь? — спросил я у восьмерых своих подруг, а также обращаясь к Серёге, Бает и Анубису.

— Я в восторге, — ответила Ди, вошедшая во вкус исполнения роли хозяйки выставочного салона. — Я пообщалась с Королевой, которая на меня перестала сердиться. И другие гости меня порадовали. Я в детстве была немного стеснительной и застенчивой, а сейчас я чувствую себя, как рыба в воде. То есть, в своей стихии.

— Нам тоже всё понравилось, — ответила Ирина от лица «серебрянок». — Мы в таком необычном формате частных вечеринок ещё ни разу не выступали.

— Зато денег дополнительно заработали всего за каких-то пять минут, спев лишь одну песню.

— А завтра у нас тоже будут выступления? — спросила Жанна.

— Нет. Завтра у вас запись клипа, а может и двух. Всё будет зависеть от Тедди. Поэтому вы весь день будете очень заняты. Видеоролик к египетской песне нужен срочно. Пока стоит такой ажиотаж вокруг неё, надо пользоваться моментом. С вами вместе будут сниматься Бает и Анубис. Заодно и подстрахуют, если что.

— Но может мы успеем и на вечерний концерт? — это Ирина сделала попытку выбить для своей группы ещё одно выступление с нами.

— Во-первых, клип важнее. А во-вторых, я хочу, чтобы в Филадельфии, куда мы отправимся после Хьюстона, вас тоже очень ждали. Это и в финансовом плане скажется для вас положительно, да и клип к этому времени уже будут крутить по MTV. Помимо этого компания Стива выпустит двусторонний сингл, что также принесёт вам немалые дивиденды.

Было видно, что «серебрянкам» очень не хотелось с нами расставаться, но они понимали, что я прав. Клип, действительно, был важнее. Его смогут показать, кроме Великобритании и стран Европы, и на Центральном телевидении Советского Союза. Вот тогда они станут суперпопулярны ещё и на родине.

Когда мы все вышли из выставочного салона, народу на улице толпилось всё ещё много. Людей привлёк приезд самой Королевы, что для англичанина было знаковым событием. Это говорило о том, что раз Елизавета II посетила это место, значит оно пользуется покровительством Её Величества. Кто-то даже переделал название гимна Англии и скандировал: «Боги, храните Королеву!».

Ну и на нас, вместе с богами, все тоже хотели ещё раз посмотреть. Ведь нашу группу теперь можно было увидеть только по телевизору, смотря ночные концерты то из Чикаго, то из Хьюстона. Стив и Женька мне сообщали, что им поступают предложения об организации нашего турне по Великобритании и нам готовы платить полтора миллиона фунтов за концерт или дискотеку. Мы, в принципе, были готовы перед выступлением в Лужниках заскочить в Англию дней на пять, да и «Серебрянок» с собой захватить. Думаю, они от этого не откажутся.

Мы направились в сторону своего шлюпа под радостные возгласы наших многочисленных поклонников. Чтобы поднять градус толпы, я приказал Бает и Анубису немного полевитировать над собравшейся публикой. Восторгу было море, когда боги поднялись в воздух и несколько раз пролетели у всех над головами. Ну и я решил чуть- чуть похулиганить и тоже поднялся в воздух. Тут вообще началось настоящее сумасшествие. Так мы ещё в воздухе изобразили египетскую танец-походку, а «серебрушки» быстро сообразили и надели наголовные микрофоны. Я тут же дал команду дроиду достать колонки и запитать их вместе с усилителем от себя.

Серега не растерялся и достал кейтар. Внутри был встроен аккумулятор, поэтому получился неожиданный мини-концерт прямо на улице. Люди и полиция, которая сдерживала орущую и визжащую от восторга толпу, были потрясены нашими возможностями.

Да, дали мы жару. Было немного жаль, что мои жёны были обуты не в мои летающие туфли, но и нас троих вполне хватило. Оказалось, что несколько телевизионных камер не уехали и поэтому начали снимать нас. Ну вот. В вечерних лондонских новостях опять покажут наши довольные физиономии и нас ещё активнее станут приглашать в Англию вместе с «Серебром».

Вот так красиво мы и покинули Лондон. Все были довольны, даже боги. Им нравилось, как к ним относятся современные люди, принимая их за подлинных богов. Они, почти, таковыми и являлись.

У бассейна нашего отеля нас ждала Женька.

— Как прошло отрытые салона? — спросила она, обращаясь, в основном, ко мне.

— Просто замечательно, — ответила вместо меня Ди. — Пообщалась с Её Величеством Королевой и премьер-министром. С Ротшильдами познакомилась.

— Я их помню ещё по Парижу. Андрэ, пришло сообщение из Филадельфии. Там ждут не только группу «Демо», но и просят, чтобы «Серебро» тоже были.

— Что предлагают по деньгам?

— Готовы вам заплатить два миллиона долларов за концерт и «серебрянкам» двести тысяч. И богов просили, обязательно, захватить с собой.

— Я же говорил, — сказал я и повернулся в Ирине. — Вот и началось ваше всемирное признание и настоящая слава. К тому же за три дня заработаете ещё шестьсот тысяч долларов.

Девчонки были просто в ауте. Они вчера с трудом смогли пережить сумму в сто тысяч, а тут сразу шестьсот. Мои пять жён стояли и улыбались над их очень непосредственной реакцией.

— С почином, девчонки! — поздравила их Маша. — Теперь Андрею придётся вам ещё одну песню написать, а то и две.

— Напишу, куда я денусь, — ответил я. — Жень, передай приглашающей стороне, что мы согласны. Эй, «серебрянки», очнитесь. Вы-то согласны?

— А, да, конечно, — ответила потрясённая Ирина. — От таких сумм у меня и у девчонок голова кругом идет.

— Ничего, — ответила Солнышко. — После сегодняшнего концерта привыкните. К хорошему быстро привыкают.

— Андрэ, а где Стив? — спросила меня Женька.

— Он в Лондоне остался до завтра. Аллен — это хорошо, а когда там ещё и Стив, то ещё лучше. А что ты хотела?

— Из Великобритании тоже пришло предложение о ваших гастролях. Надо согласовать дату, так как у вас 14, 15 и 16 июля концерты в «Лужниках».

Да, стоит мне подумать и это всё сразу сбывается. Это уже не простой дар

предвидения, это какая-то настоящая материализация мыслей получается. Материализовывать предметы я научился, теперь начинаю управлять событиями, которые только произойдут в ближайшем будущем. И что мы имеем в итоге? Я теперь могу что-то пожелать, даже не очень сильно, и это, обязательно, случится. Моё желание не могло повлиять на тех людей, которые приняли решение пригласить нас на гастроли в Великобританию. Мои мысли выстроили логическую цепочку событий, как бы я их хотел видеть, а вот они уже повлияли на тех, кто был ответсвенен за то, произойдет это событие или нет.

Раньше я мог оказывать непосредственное влияние на людей и даже заставлять делать то, что мне было нужно. Но это на тех, кто находился в непосредственной близости от меня. На людей, которые находятся по другую сторону океана, я влиять не могу. Это или череда случайностей или, всё-таки, работа моего необычайно мощного сознания псионика пятого уровня. Но с этим придётся разобраться позже, как и с моей способностью влиять на время. Я уже научился прокручивать его назад, хотя до сих пор так и не понял как. А сейчас, побывав в Антивселенной, где время само по себе движется в обратном направлении, я понял, что Пэмандр был прав: времени, как отдельной и постоянной величины, не существует. Оно просто является результатом отношения к нему нашего сознания.

— Дней пять мы сможем выкроить, — ответил я, вспоминая свои недавние мысли. — Так что сразу после Штатов готовы перелететь в Великобританию. Дадим четыре концерта и тогда вернёмся домой. Все согласны?

Никто против не был. И неудивительно. Все уже настолько втянулись в гастрольную жизнь, что стали настоящими «бродячими артистами». Главное, совместить мою творческую деятельность на Земле и оборонительно-наступательную в космосе. Скоро, я чувствую, придется выбирать между ними что-то одно. Но пока я постараюсь всюду успевать.

— Так, — привлёк я внимание к себе, — сейчас полчаса отдыхаем, а потом собираемся на концерт. Можно перекусить, если кто голоден.

У нас сегодня получилось по графику два концерта. Один, мини, мы уже дали в Лондоне, остался ещё один — макси. На макси-концерте особых новинок не будет, кроме песни «серебрянок» «Wannabe» и дополнительной клетки с гигантским мозговым жуком.

Как же хорошо просто полежать рядом с женами и ничего не делать. Девчонки болтали между собой о предстоящей поездке в Англию, а я лежал между ними и отдыхал. Они видели, что я нахожусь в расслабленном состоянии и не беспокоили мою бренную тушку. Умницы они у меня, всё прекрасно понимают. Вот чем и хороша кровать размером king- size. Вшестером спокойно уместились на ней, не мешая друг другу. Хотя по их, бросаемым на меня, взглядам я видел, что им очень хотелось со мной немного понежиться и пообниматься. Особенно Лилу.

И я опять сгрёб их всех в кучу, визжащих и довольных тем, что муж их всех любит.

— Значит, хотите в Англию? — спросил я, еле выдерживая пять женских тел на себе.

— Да, — закричала Наташа и залилась смехом, так как я её начал везде щекотать.

И тут нам привезли легкий ужин. Две горничные, после того, как позвонили и получив наше разрешение, открыли дверь, вкатили в номер две большие тележки с нашими заказами. Они обе были заставлены многочисленными тарелками с едой, блюдечками с десертами и стаканами с соками. Ещё бы! Один заказ сразу на шесть персон — это довольно много посуды, которую надо аккуратно доставить гостю отеля, ничего по дороге не разбив и не пролив.

Мы уже привыкли питаться на лунной базе, поэтому было немного непривычно. Нам накрыли стол в большой гостиной и мы все сели трапезничать. Я, как всегда, набрал себе всего рыбного, а девчонки заказали много разных салатов и десертов.

Я хотел поинтересоваться у обслуги, как они восприняли появление еще трёх дверей в стенах междулюксами, но решил просто считать их мысли. Оказалось, что в те двери они заходили с опаской и очень были удивлены появлением там ещё нескольких номеров. Но больше всего они боялись заходить в номера Бает и Анубиса. Хотя женщина-кошка их не так пугала, как древнеегипетский бог с головой шакала. Ведь он, как они помнили еще из своих школьных уроков истории, был богом смерти.

Когда они вышли, я рассказал своим подругам о забавном отношении прислуги к моим проделкам с пространством и к двум нашим богам.

— Я бы тоже их побаивалась, если бы не знала, — ответила Маша. — Бает вообще классная девчонка, ну и Анубиса мы уже воспринимаем, как своего.

— Да нормальные они все, — добавила Ди. — И в Лондоне они неплохо себя показали.

— Хорошо, что Андр их вывел из летаргического сна, — высказала своё мнение Лилу. — С ними как-то веселее стало.

— И интереснее, — включилась в разговор, занятая едой, Солнышко.

— А «серебрянки» вам не надоели?

— Они забавные, — ответила за всех Наташа. — Для них всё происходящее сейчас с ними в диковинку. Мы-то ко всему уже привыкли, а они всё видят в первый раз. Они пока очень непосредственные и не испорченные славой.

— Можно подумать, что мы испорченные, — фыркнула Маша. — И нас и их Андрей звёздами сделал. Я вот какой была, такой и осталась.

— Не ссорьтесь, девчонки. Вас пора на остров отправлять или в Ниццу, на нашу виллу. Я это дело немного упустил из виду.

Девчонки сразу переключились на вопросы отдыха, а я расслабился. Да, беременность их сделала немного раздражительными. Приходится гасить раздражение в зародыше. Смешно получается. У них сейчас внутри по два, а то и по три «зародыша» наших детей, а я гашу внутрисемейный конфликт в самом зародыше. Забавное повторение одного и того же слова получилось, только с разным смысловым контекстом.

Всё, пора собираться.

— Подъём, красавицы, — произнёс я громко, чтобы до всех сразу дошло, что необходимо переключаться на работу.

И это дало свой результат. Собрались быстро, не без помощи Дена, конечно. Как мы без него раньше обходились? Ведь наш синтезатор в «Прагу» мы когда-то с Серегой на себе таскали. А прошло всего лишь два месяца и теперь дроид выполняет эту работу за нас.

В этот раз с нами на концерт отправилась Женька. Ей тоже захотелось посмотреть вживую, как все летают.

— Андрэ, — обратилась она ко мне. — Ты мне такие летающие туфли, как у твоих жён, обещал сделать.

— Извини, закрутился и совсем забыл о своём обещании, — ответил я и подумал, что своей бывшей любовнице надо обязательно сделать подарок.

— Мне сейчас позвонили из Италии и они тоже приглашают вас на гастроли к ним. Новые условия они знают и предлагают выступить в Риме и Неаполе.

— Мы недавно с Андреем были совсем рядом с Италией, — воскликнула обрадовавшаяся Солнышко. — Нас тогда князь и княгиня Монако приглашали выступить у них с концертом.

— Да, в Италию хотелось бы съездить, — сказала Маша мечтательно.

— В Лондон мы всегда успеем попасть, а вот в Рим когда ещё пригласят, — добавила Ди.

— Жень, может и правда, сначала в Италии выступим? А потом в Лондон.

— А нас в Италию приглашают? — спросила Ирина с затаённой надеждой в голосе.

— Про вас они также упомянули. Так что тоже готовьте чемоданы.

— Ура! — закричали радостно сразу все три «серебрянки». — Мы едем в Рим!

Вот что такое слава и популярность. Мы сами выбираем, куда и когда нам ехать. Лондон от нас никуда не убежит, а в Италии побывать, действительно, хочется. Надо будет заняться изучением итальянского языка. С нашими нынешними способностями, особенно моими, мы его легко выучим. Да и «Серебрянкам» следует произношение поставить. Мозги я им улучшать не буду. Такой апгрейд предназначен только для жён и моих космодесантников. После нашей сегодняшней высадки на планету арахнидов, я их стал про себя так называть. Ведь по сути, мы были десантом или неким боевым передовым космическим отрядом.

А сейчас мы были, пока, в Хьюстоне и нас ждало второе выступление в этом американском городе-миллионнике. Подлетая к концертной площадке, мы смогли увидеть, что народу было уже намного больше, чем вчера. Вести о снеге в июне и о богах, вернувшихся на землю, подтолкнули людей к мысли придти сюда и увидеть всё это собственными глазами. Значит, сегодня будет около ста тысяч зрителей, как я и предполагал. Ну что ж, устроители честно поделились своей прибылью с нами и мы готовы опять удивлять и радовать публику.

В этот раз я дал команду Крис привезти зверинец чуть раньше, чтобы зрители смогли заранее ознакомиться с новым экспонатом в нашей коллекции инопланетных монстров. Все клетки были уже выгружены и вокруг них, как всегда, толпился народ. Особенно много, как и ожидалось, было возле мозгового жука. Его огромная туша никого не могла оставить равнодушным. Дроиды возле этой клетки должны были подробно всем рассказывать об этом гигантском членистоногом.

Все уже знали, что каждый экспонат нашего мини-зоопарка лично захвачен мною в бою, поэтому моё имя теперь воспринималось не только, как имя всемирно известного музыканта, но и как героя настоящих, а не киношных, «Звёздных войн».

Помимо этого сразу на двух экранах дроиды показывали нашу последнюю битву с арахнидами. Особенно эффектно смотрелись кадры моего индивидуального боя с огромным жуком-рогачом. Всё это записывал мой ЛА, в том числе и звук самого сражения. При кадрах схватки с вожаком даже я испытал некоторое волнение, что уж говорить об обычных зрителях, которые даже не представляли себе, что такие могут вообще быть и видели это в первый раз.

Наш шлюп заметили сразу и стали махать нам руками. Всё было как всегда. Нашего прибытия ждали, поэтому, когда я приземлил свой корабль в центре площадки, публика ринулась к нам, чтобы поближе увидеть своих кумиров. Всех интересовали и мы, и «серебрянки», и боги. Вот интересно, как они отреагируют, когда их завтра на концерте не будет?

Появление на сцене группы «Серебро» было встречено овациями. Ну вот, значит уже любят их. «Серебрянки» сияли от радости. Как я и говорил, всего лишь один хит — и они звёзды. Здесь, конечно, главную роль в этом сыграли боги. После первой их песни «Heaven and Hell», которую тоже все уже полюбили, девчонки исполнили мою, а теперь уже их, «Walk Like An Egyptian».

Ну, тут народ оттянулся по полной. Стотысячная толпа двигала руками и ногами вместе с богами, которые, как и вчера, вышагивали забавной египетской походкой-танцем из конца в конец сцены. Всё, теперь их можно отпускать в самостоятельное плавание. Только Бает и Анубиса я им не отдам, пусть сами ищут выход из создавшегося положения. Они уже тоже в припеве неплохо изображали из себя египтян, поэтому обойдутся и без богов. Но в Филадельфии и Италии девчонки будут выступать с нами, так что Бает с Анубисом им помогут.

Я в перерыве между их первой и второй песней, пока они переодевались в египетские платья, снова развлекал публику снегом. Я решил сегодня вызвать дополнительно два ЛА, чтобы охватить все сто тысяч зрителей. И поднял их повыше над танцевальной площадкой. Но жара стояла жуткая и снежинки успевали растаять прямо в полёте. И с высоты холод, генерируемый «летающими тарелками», перестал достигать людей. Поэтому снег падал на людей уже в виде капель. Это было тоже приятно, но не так эффектно. Пришлось ментальным приказом спустить все ЛА пониже и тогда наступил настоящий кайф для публики.

Но никто за капли и не обиделся. Они тут же высохли и все принялись ловить снежинки руками, как и прошлый раз. Некоторые ухитрялись поймать их ртом. У людей Новый год случился в июне, а мы приехали с подарками, как Деды Морозы. Снегурочек, правда у нас многовато, но это и хорошо. Все длинноногие красавицы, все молодые, но уже известные. Сами, как настоящие подарки для зрителей со сцены смотрятся.

— А теперь еще одна песня, которую мы сегодня записали специально для вас, — сказал я, когда отгремели овации за предыдущий хит, который пришлось опять исполнить на бис. — Она называется «Wannabe».

Зрители были заинтригованы, но довольны. Специально для них пишутся песни и это им, конечно, очень нравилось. Все ожидали чего-то необычного и мы полностью оправдали их ожидания.

Весёлая, заводная и непривычная для этого времени песня сразу понравилась публике. Они были, априори, уверены, что мы можем записывать и исполнять только отличные вещи., то есть хиты. Танцевать начали с первых же тактов, так как устоять было просто невозможно. Поэтому в конце «серебрянки» уходили под несмолкающие аплодисменты. Вот так, и публику разогрели, и сами прославились.

Так что когда вышли следующие пять красавиц в лётных комбинезонах, все были готовы к полётам. Не их, а наших. Я еще решил немного приколоться и крикнул в микрофон:

— Хьюстон, ответьте «DEMO»: вы готовы к полёту?

— Да-а-а! — взревела стотысячная толпа.

— Тогда вперёд, к звёздам!

И понеслось. Что вытворяли девчонки, словами описать было трудно. Ведьмы, они и есть ведьмы. Не на помеле или в ступе летают, а с помощью результата моих псионических умений и своего таланта. Мы с Серегой привычно наигрывали «Magnetic Fields», а мои жёны веселились в воздухе над головами зрителей. На задник сцены и на один голографический экран шла трансляция наших космических одиссей, а на другом появлялись мы и кадры полёта девчонок в режиме реального времени. В общем, опять буря аплодисментов и крики восторга обрушились на нас в конце.

Ну а дальше всё шло, как обычно. Сегодня всем помогала ещё и Женька, поэтому проблем с переодеванием вообще не было. Сереге хорошо, ему переодеваться было не нужно. А нам приходилось постоянно выкручиваться. Но оно того стоило. Мне это напомнило многочисленные фильмы и спектакли, где Аркадий Райкин быстро трансформировался в своих героев. Он не только переодевался, он еще менял маски. Мы, правда, до масок не дошли. Хотя мне часто приходилось выступать в рыцарских доспехах и глухом шлеме, когда Солнышко исполняла свою «Holding Out for а Него». Поэтому использование рыцарского средневекового шлема можно считать за некую глухую маску.

Я тоже несколько раз левитировал вместе с моими двумя солистками и богами. В общем, Хьюстон опять остался доволен. Женька договорилась с адвокатом и он пришёл к нам на концерт, прямо за кулисы. Там она ему предала слова наших четырёх новых песен вместе с нотами. Это было грамотное решение проблемы с их регистрацией при наличии полного дефицита времени.

Завтра Стив выплатит нам ещё денег. За «Stop» и «Self Control», которые исполняют Маша и Солнышко. За эти я точно получу по двести пятьдесят тысяч фунтов. За «Walk Like An Egyption» я, надеюсь, тоже. Ну и за «Wannabe» постараюсь тысяч сто пятьдесят из Стива выбить. Должно на круг девятьсот тысяч фунтов получиться. Мне теперь пятерых жён и трех солисток «Серебра» надо кормить, обувать и одевать.

Когда концерт закончился, мы прошли в нашу гримёрку и просто плюхнулись кто в кресла, а кто и на свободные диваны. Мы теперь на заключительные поклоны выходим в вдесятером. Наташа, Ди и Лилу тоже участвуют в концерте не только в качестве костюмеров и гримёров, но и летчиц, поэтому все вместе и кланяемся публике. Им это тоже очень нравится. Получается, что все мои жёны теперь при деле.

Переодевались мы все вместе, в одной общей большой комнате. Восемь почти обнаженных девчонок шастали мимо нас с Серегой. Я то их не только видел абсолютно голыми, но ещё и трахал. А вот наш клавишник с интересом посматривал на обнаженный торс «серебрушек». Правда, с одной из них он тоже спал, но это было давно. Поэтому ему это дело нравилось. Из нас всех одеты были только Женька и Ден. Дроида можно в расчёт не брать, так как он был всегда одет в одно и тоже, нечто железное. И его женские сиськи абсолютно не интересовали.

А нас с Серегой они очень даже интересовали. Женька видела серёгину реакцию и ухмылялась. Ну да, мы тоже любим перепихнуться. Француженка с богом, я с богиней, ну а Сереге нравились исключительно земные женщины. Ничего, он сегодня с Женькой разгрузится. Не все же ей к Анубису в постель шастать, надо и отца своего будущего ребёнка иногда ублажать любимым для неё способом.

Когда мы прибыли в наш отель, я сразу отправил всех отдыхать по своим номерам. На дворе уже была почти полночь. Мои жёны переодически клевали носом, поэтому я уложил их спать.

— А ты? — спросила, зевая, Лилу.

— Я на час-полтора на лунную базу смотаюсь. У нас завтра всеобщий поход должен состоятся на космических линкорах. Надо всё подготовить и проверить.

— Не задерживайся, — сказала, уже сквозь сон, Ди.

Да я и не собирался. Только трахну побыстрому «серебрянок» и Бает, и сразу домой. Я надеюсь, что за это время я смогу их всех полностью удовлетворить и сам удовлетворюсь.

Сначала я прошёл сквозь стены в номер Бает.

— Ты когда нибудь занималась сексом в невесомости? — спросил я богиню, которая сидела в кресле и смотрела телевизор, по которому показывали наш концерт в записи.

А вот мы стали редко его смотреть. Я так вообще его не включаю. Подруги завтра утром могут пощелкать каналами, а мне Крис в любой момент всё, что необходимо, покажет. Если по первости мы жадно смотрели любые новости о себе, то сейчас нам это было уже неинтересно. Да и мультфильмы мои жены теперь больше не смотрят. У них получился своеобразный переходный возраст, из детства сразу в материнство.

Да просто потому, что когда четыре часа перед тобой гудит стотысячная толпа, хочется немного тишины. Ну или громких женских оргазмических криков, которые еще раз подтвердят мне, что я настоящий альфа-самец. Вот за этим я к богине сейчас и пришёл.

— Нет, — ответила Бает, подошла ко мне и лизнула в губы.

— Тогда у меня для тебя сегодня два подарка, — сказал я ей и тоже лизнул её, изображая из себя кота, который при виде кошки сделал на неё стойку.

— Я люблю подарки. Особенно от мужчины, которого я люблю.

Я подхватил её на руки и телепортировался в нашу супружескую спальню на лунной базе. Аккуратно положив Бает на брачное ложе, я сказал:

— Я скоро вернусь. Без меня не начинай.

После чего я вернулся в наш отель, в номер-люкс, который занимали Ирина, Жанна и Ольга. Они меня ждали. Вот как в такой ситуации женщина может ждать мужчину? Правильно. Лёжа голой на кровати.

От неожиданности моего появления они попытались прикрыть свои интимные места ладошками, но увидев, что это тот, ради которого они разделись, они сразу перестали стесняться.

— Заждались? — спросил я их и поцеловал каждую в губы.

— Мы были готовы ждать тебя всю ночь, — ответила Ирина.

— За эти две недели мы жутко соскучились, — подтвердила Жанна и чуть раздвинула ноги, чтобы я смог увидеть её «скучалку».

— Так ты же на Серёгу всё время посматривала? Вон он как на твои сиськи в гримёрке пялился.

— Это она специально, чтоб твои жёны ни о чём не догадались, — объяснила за свою подругу Ольга. — Мы так заранее между собой договорились. После секса с тобой нам никто не нужен.

— Тогда я сейчас устрою вам сюрприз. Вы же, наверняка, хотели заняться со мной сексом в невесомости после того, как вам об этом рассказала Маша и вы сами попробовали немного полетать?

— Очень хотелось, но мы терпели, — подтвердила Ирина.

— Так мы сегодня будем трахаться в невесомости? — радостно воскликнула Ольга, первой догадавшись, что их ждёт.

— Обалдеть, — заверещали они разом и я с ними переместился на базу, на этот раз в соседнюю спальню с моей, где меня ждала Бает.

— Я через секунду вернусь, — сказал я вышел в коридор.

Там я создал одну свою копию и отправил её к «серебрянкам». А сам пошёл к Бает.

— От тебя пахнет чужими женщинами, — констатировала богиня-кошка и зашипела на меня.

— Не ревнуй, — ответил я и нежно погладил её по попе. — Солисткам группы «Серебро» объяснил, что их ждет завтра. Я, в свою очередь, могу приревновать тебя к Анубису.

— Я с ним никогда не спала.

— Тогда получай обещанный подарок.

После этих слов я раздвоился на глазах у Бает и богиня в изумлении уставилась на нас. И было от чего ей удивляться. Перед ней стояли, одновременно, два одинаковых любимых человека с эрегированными мужскими достоинствами и она аж замурлыкала от предвкушения ожидавшего её потрясающего удовольствия. Я включил невесомость и мы втроём стали плавно подниматься вверх.

Сразу было видно, что Бает с двумя мужчинами одновременно никогда сексом не занималась, так что пришлось её учить и направлять. Оказалось, что богиня любви и жрица любви — это две абсолютно разные женщины. Но «двойное проникновение» ей сразу понравилось. Каждая женщина мечтает хоть раз заняться сексом одновременно с двумя мужчинами. Ей это дело может и не понравиться, так как она окажется способна полюбить только одного мужчину. А тут Бает любит сразу обоих мужчин, а по сути, меня одного, только в двух лицах. А два мужчины любят её и, причем, одновременно, но с разных сторон.

Так что богиня получила сегодня два божественных подарка в одном: секс втроём, да ещё и в невесомости. Бает быстро поняла, как надо вести себя в отсутствии силы гравитации и к концу оргии уже чувствовала абсолютно свободно и раскрепощённо. Богиня любви, одним словом. Секс ведь это тоже одна из форм проявления любви, хотя её пренебрежительно называют плотской.

Параллельно я отслеживал, что происходило в соседней спальне. Если в этой была характерная полиандрия, где я со своей копией трахал богиню Бает, то там была ярко выраженная полигиния. Три «серебрянки» получали огромное наслаждение от секса с моим третьим альтер эго. В общем, если у женщины-кошки было двойное удовольствие, то я с Ириной, Жанной и Ольгой испытывал тройное.

Вопросом, как мои две копии вырабатывали необходимое количество спермы и достигали оргазма, я не заморачивался. Всем было хорошо и это главное.

— Ты сегодня меня просто изнасиловал в двух лицах, — сказала, тихо урчащая от удовольствия, Бает. — Это было невероятно. Я столько раз кончила от твоего «двойного проникновения», что сбилась со счёта. Везёт же твоим жёнам. Но и для меня ты сегодня устроил настоящий праздник. Мне кажется, что я ещё сильнее тебя люблю.

Почти тоже самое моей копии говорили и «серебрянки». Единственно, им спать сегодня придётся совсем чуть-чуть. Но ради такого секса они были готовый пойти на всё. Поспать можно и завтра, а такой секс бывает очень редко, если вообще бывает.

Мне, кстати, тоже придётся урезать время, отведённое для сна. Надо везти Ирину, Жанну и Ольгу в Лондон. Серегу и Бает с Анубисом тоже. Так что выспаться смогут только мои жёны. В их положении крепкий и здоровый сон им очень необходим.

Пришлось сначала телепортировать на Землю Бает, которая меня постоянно пыталась лизнуть. Кошки — они такие. Если ты с ними ласков, то и они тебе ответят взаимной любовью и преданностью. А потом я переместил в гостиничный номер и «серебрянок».

Быстро сполоснувшись, я пролез под тёплые бока своих жен и заснул безмятежным сном. Правда очень коротким, так как на этот раз мои внутренние часы дали сбой. Через четыре часа они включаться категорически отказались. Но я это предвидел и дал задание Крис меня разбудить.

Ну да, мой искин постучал мне прямо в мозг. Это было непередаваемое и ни с чем несравнимое ощущение. Напоминало голос Левитана, когда он 22 июня 1941 года сообщил, что началась война. Главное, что голос Левитана в исполнении Крис слышал только я. Но эффект, всё равно, был очень неожиданным. Это она так специально сделала, зная отношение советских людей к этому легендарному диктору. Его даже Гитлер хотел первым расстрелять, когда займёт Москву.

Я, конечно, не фюрер, но желание у меня было похожее. Зато адреналин сразу забурлил в крови, вытолкнув меня из королевской кровати, как пробку из того дорогого шампанского, которое гости пили вчера на открытии нашего салона. Надо будет, первым делом, узнать, как прошли торги, так как свободные деньги могут мне понадобиться уже сегодня. На сегодняшнем заседании Политбюро я не могу «гнать пургу» по поводу своих грандиозных строительных проектов, не имея достаточно денег у себя на счету.

Пришлось сразу шагать сквозь стены, прямиком к «серебрянкам». Те тоже спали голыми и на одной большой кровати. Вид открывался изумительный. Вот оно, счастье. Это когда тебя с утра окружают только обнаженные красавицы и ты понимаешь, что жизнь удалась. И это понимают оба мозга сразу: верхний и нижний. Пришлось самостоятельно будить эту спящую красоту. Было желание их разбудить по-мужски, так как утренний стояк никто не отменял, но времени оставалось предательски мало.

Увидев меня через с трудом открывшиеся глаза, девчонки подумали, что сейчас наша вчерашняя оргия продолжится, и заулыбались. Но мне пришлось обломать и их, и себя. Хорошо, что я пришёл к ним в трусах, а то бы точно не сдержался. Мои стринги хоть как- то скрыли нахлынувшее на меня желание.

— Подъём, — скомандовал я и нежно похлопал каждую по упругой попке, выражая тем самым своё молчаливое удовольствие от вида их обнаженных тел. — Завтрак я уже всем заказал. Я вчера разговаривал по телефону с Тедди. Оказывается, они тоже оборудовали у себя профессиональную звукозаписывающую студию. Так что в Москву нам всем телепортироваться не нужно.

— Надо тогда Серёгу будить, — напомнила мне Жанна, бывшая его любовница, хотя сама себя таковой не считала, особенно после ночного совместного секса в невесомости.

— Уже иду, так что собирайтесь. Форма одежды — египетская. Я вам, на время сегодняшних съёмок и богов отдам. А то клип получится не таким зрелищным, как хотелось бы.

В общем, всех разбудил. Каждый был в курсе того, чем ему предстояло сегодня заниматься. Бает тоже было приятно будить. Богиня она и есть богиня. Без традиционного облизывания не обошлось. Я у неё задерживаться не стал, так что уже через тридцать минут наша команда была в сборе. Зарядку я сегодня себе отменил, не до нее было. Если получится, то днём в спортзале на лунной базе потренируюсь.

Зал, где проходила презентация канала MTV, я хорошо запомнил, так как находился там с Наташей, поэтому туда мы всей нашей командой без проблем и телепортировались. Тедди был заранее предупреждён, так что нас встречала только Лиз. Остальных сотрудников они, под благовидным предлогом, оттуда спровадили.

— А где твои жёны? — задала она первый вопрос после того, как мы все перезнакомились.

— Спят, — ответил я. — В Хьюстоне еще только раннее утро. Мои любимые лежебоки так рано не просыпаются.

— Правильно, пусть отдыхают. Вечера вам пришлось мотаться то к нам, в Лондон, то назад, в Штаты. По телевизору показывали открытие твоего салона. Без приколов ты, естественно, обойтись никак не мог. Прямо на улице концерт устроил с полётами и с богами впридачу.

— Ты же меня знаешь. Ну и в качестве дополнительной рекламы это дело должно будет хорошо смотреться.

— Да уж, все утренние лондонские газеты только об этом и пишут. И о том, что было внутри, и о том, что было снаружи. О первом тебе расскажет Стив. Он обещался скоро быть. Пошли в студию, мы её специально для своих сделали и, прежде всего, для тебя. По дороге расскажешь сценарий двух своих клипов.

Студия располагалась на втором этаже, поэтому пришлось всем спускаться на этаж ниже. Замыкал процессию дроид Ден с нашими музыкальными инструментами. По дороге Лиз записала мои идеи по поводу съемки клипов. Все они были взяты из памяти о прошлой жизни и проверены временем.

Оба сценария Лиз понравились. Она уже не удивлялась многогранности моего таланта. Заполнив убористым красивым почерком целых два листа, она осталась довольна тем, что ей не надо ломать голову над сюжетом. Она просто дополнит деталями свои наброски и получится очередной шедевр или даже два. На меньшее я просто не рассчитывал.

Записались мы быстро, так как уже исполняли обе песни. К концу записи подошёл Тедди.

— Привет, лорд Эндрю, — поздоровался он сначала со мной, а уже потом с остальными.

— Когда клипы для «Демо» будешь снимать?

— Чуть позже расскажу, — ответил я ему. — Как наш MTV поживает?

— Просто отлично. Твоя очередная вчерашняя выходка на Bond Street напомнила всем, что ты являешься ещё и совладельцем нашего музыкального канала. С утра уже четыре контракта подписал. Два полных, вместе со съемкой самого клипа. Два обычных, на показ их видеороликов по MTV.

— Значит, мы с тобой не ошиблись с созданием полностью музыкального канала.

— Ты богов оставляешь?

— Конечно. Без них клип будет не таким интересным. Я тут привёз ещё запись нашего последнего боя с арахнидами. Из неё я хочу, чтобы ты сделал видеоряд под мою новую электронную композицию. И желательно взять из наших старых видеозаписей красивые виды планет, снятые из космоса.

— Музыку записал?

— Пока нет. Уже крутится кое-что в голове. Надеюсь, что сегодня всё до конца сформируется. Там будут и слова. В общем, нечто грандиозное должно получиться.

— У тебя другого и быть не может.

И тут появился сияющий Стив. Его можно было даже не спрашивать, как прошёл вчерашний аукцион. По его виду было и так понятно, что всё получилось просто замечательно.

— Привет, друзья, — поздоровался он со всеми. — я только что из банка. Спешу обрадовать тебя, Эндрю. Вчера наторговали на шестьдесят восемь миллиардов фунтов.

— Сколько?! — воскликнули пораженные Тедди и Лиз, которая подошла к нам.

— Да, я сам не ожидал. Гости таких экспонатов даже в частных коллекциях не видели, только в музеях. Поэтому все хотели их приобрести и торг был серьёзный. Её Величество Королева купила золотую статую Посейдона из затонувшей Атлантиды.

— Я видел, что она ей сразу понравилась, — поделился я своими впечатлениями от вчерашнего общения с Елизаветой II. — Там один трезубец бога морей чего стоит. Только она сказала, что цена очень большая.

— В результате она ушла за шестьсот пятьдесят миллионов.

— Там хоть что-нибудь осталось?

— Практически, ничего. Народ знал, за чем шёл. За такими шедеврами античности люди гоняются по отдельности годами, а тут всё в одном месте оказалось.

— И что теперь с пустующим салоном делать?

— Ищи новые сокровища. Только следующий раз не в таком авральном темпе всё устраивай. И с шампанским ты оказался прав. Гости были очень довольны твоей щедростью.

— Ты наши четыре песни покупаешь?

— Конечно. Вот чек на миллион.

— А я думал, что ты по поводу «Wannabe» торговаться станешь.

— Твои песни, кто бы их не исполнял, всё равно станут хитами и EMI на них неплохо заработает. В понедельник выйдет ваш двойной альбом. Всем понравилось его короткое название — «DEMO».

— Лаконично и скромно. Правда после того, как эти четыре буквы были написаны на поверхности Луны, вопрос о скромности находится под большим вопросом.

Все рассмеялись моему каламбуру, а я направился к девчонкам, которые сидели рядом с Серёгой и богами. Стив передал мне, как я его вчера просил, пятьдесят тысяч фунтов наличными, тридцать из которых я собирался отдать «серебрянкам», а двадцать — Серёге.

— Серёга, — обратился я к своему клавишнику. — Мы возвращаемся в Хьюстон. Ты здесь останешься или я тебя потом заберу, перед концертом?

— Я хотел по музыкальным магазинам пройтись.

— Тогда держи двадцать тысяч на мелкие расходы.

— Спасибо. Как раз пригодятся.

— Лиз, — спросил я невесту Тедди, — ты сможешь с девушками на часок вырваться в магазины?

— Без проблем. Какая стоит задача?

— Сделать из них настоящих модных поп-звёзд.

— Это будет стоить недёшево.

— По десять тысяч фунтов стерлингов на каждую хватит?

— Вполне.

— Девчонки, — подошёл я к Ирине, Жанне и Ольге, — вот вам английская валюта. Лиз вам поможет стать королевскими леди.

«Серебрянки» хотели меня расцеловать, но вовремя спохватились. Я понял их намерение и кивнул, дав понять, что оценил их порыв.

— Вы сегодня на концерте не выступаете, — сказал я. — Все силы у вас уйдут на съёмки. Но на всякий случай начните снимать первым египетский клип. Мне боги могут понадобиться.

Для стороннего наблюдателя складывалась парадоксальная ситуация. Я запросто командовал богами и они мне при это кланялись. У человека, увидевшего такое, сразу возникал резонный вопрос: а кто я-то? Вот пусть сами на этот вопрос и отвечают. Я решил, что Анубис поработает сегодня здесь. Египетский клип «серебрянок» в данной ситуации был для меня важнее. С моими лейтенантами он может начать занятия и завтра. Один день роли не сыграет. В случае, если Тедди быстро закончит снимать, то может успеем и сегодня.

— Хорошо, — сказала Лиз. — Тогда мы тебя ждём и не прощаемся.

Забрав Стива, мы переместились сначала в наш отель в Хьюстоне. Дальше меня ждали дела на лунной базе. Сегодня намечался первый большой космический поход в составе всей роты. Поэтому я оставил своего английского друга в гостинице и телепортировался на Луну.

— Доклад, — обратился я к Крис в, ставшей привычной для меня и для неё, манере.

— Товарищ генерал армии, — ответила мне она тоже официально, — вверенная вам рота завтракает. После этого вы собирались отправится на наших линкорах на боевые учения. Для ваших целей я подобрала три планеты на выбор.

— Зарядку утром лейтенанты делали уже в новых двух залах?

— Да, именно там. Всем очень понравилось.

— Отлично. Пусть спокойно продолжают принимать пищу, а я пойду в свой спортзал. Я сегодня утреннюю зарядку пропустил и чувствую себя от этого не в своей тарелке.

— В какой тарелке? Летающей?

— Это идиоматическое выражение, Крис. То есть, дискомфортно.

— Понятно. Я только недавно привыкла, что вы называете наши ЛА «летающими тарелками». А теперь опять очередная версия про предмет из посуды для сервировки стола.

— Ничего, привыкнешь.

Как же хорошо позаниматься со штангой. Мышцы наливаются силой и ты чувствуешь себя мощным и непобедимым. А потом побить руками и ногами по груше. Но тут, неожиданно, раздался голос Крис.

— Со мной только что связались пранцы. Их корабли, на одной из планет, попали в замаскированную ловушку. Они атакованы какими-то огромными жуками, которые посылают заряды плазмы прямо в космос.

— Объявляй общую тревогу, — скомандовал я. — Откуда пришёл сигнал SOS засекла?

— Да, это в трех гиперпрыжках от нас.

— На линкорах не успеем. Выдвигаемся, как вчера. Мне нужно ещё двадцать дроидов дополнительно к тем пятидесяти, которые уже были с нами.

— Сборные конструкции берете с собой? Я их усилила орихалком.

— Нет. Нам сейчас нужна мобильность. Опорные посты возводить будет некогда. В зал нашего телепорта подгони один ЛА. Мне он понадобится для прикрытия роты с воздуха. В общем, всё как вчера. И аннигиляционных пушек не восемь, а десять подготовь. Я уверен, что только ими мы сможем этих жуков, которые легко выстреливают плазменные заряды на такие большие расстояния, уничтожить. И всем быть одетыми в скафандры.

Ну вот, даже в душ не успел сходить. Но хорошо хоть размялся. А теперь главным было выяснить, сколько пранцев попало в эту самую ловушку и где их искать на этой богом забытой планете.

Глава 9

«Вероятно, разряженная энергетическая жизнь является более древней, чем белковая. Материя не сразу появилась такой плотности, как сейчас. Были стадии несравненно более разряженной материи. Она могла создать существа нам сейчас недоступные, невидимые. Сзади нас тянется бесконечность времен. Сколько было эпох, сколько случаев для образования разумных существ, непостижимых для нас! Каково их влияние на нас, каковы их отношения между собой — мы не знаем».

К.Э. Циолковский

Я представляю, что сейчас творится в расположении роты. Хотя я думаю, что все только рады очередной тревоге. Особенно Димка и все наши. Этим головорезам только дай повоевать. Мой заместитель отобрал с собой с Земли самых лучших, показавших себя отличниками в «боевой и политической подготовке». Они вчера дрались очень неплохо, что было отмечено даже Ксюхой. Если сегодня также проявят себя, то можно будет подумать и о боевых наградах для особо отличившихся. Ксюха сразу назначила Димку командиром взвода, оценив его потенциал.

— Крис, что с противоядием? — спросил я своего искина, так как мы могли сегодня опять столкнуться с подобными опасными тварями, которые стреляли в нас отправленными иглами.

Я еще вчера, когда срезал кусок шкуры этого гигантского создания, обратил внимание, что иглы неплотно сидели в теле и были видны соответсвующие анатомические приспособления. К тому же они казались идеально прямыми, вследствие чего обладали отличными аэродинамическими качествами. Поэтому и летели в нас с довольно большого расстояния. А про их парализующее действие даже вспоминать не хотелось.

— Я установила химический состав яда и изготовила противоядие, — ответила она. — Теперь в аптечке каждого скафандра будет находится шприц с антидотом.

— Спасибо. Значит, мне не придётся каждый раз срываться и бежать спасать своих космодесантников.

Да, мы опять выступали в роли неких звёздных спецназовцев. Только на этот раз задача будет посложнее. Не только уничтожить арахнидов и выжить самим, но и спасти пранцев, попавших в плен к этим тварям.

Пока я добирался до зала, где были установлены «звёздные врата», Крис успела сообщить мне диспозицию.

— Как сообщили пранцы, — сказала она, — они не ожидали такого подвоха. Всё казалось вокруг спокойным. Они сначала отправили три разведывательных катера на поверхность планеты. Все двадцать линкоров зависли на орбите. Когда катера совершили посадку, на них неожиданно напали арахниды. Пранцы попытались приблизить свои линкоры к планете, чтобы прикрыть своих, но тут появились несколько огромных жуков и выстрелили по ним огромными шарами из плазмы. Были уничтожены сразу пять кораблей и четыре из них серьёзно повреждены. Два повреждённых упали на планету. Так что людей там сейчас находилось около двухсот пятидесяти человек.

Вот что значит не провести грамотно разведку. А теперь, попав в плен к арахнидам, из них, подобные мозговому жуку, выкачают всю информацию о Пране, «Лиге планет» и обо мне. Для решения возникшей проблемы было два способа. Первый — уничтожить всю планету целиком. Это займёт минимум времени и сил, но тогда меня возненавидят сами пранцы. Они ведь просят о помощи, а не требуют вместо этого «окончательного решения еврейского вопроса». Так что такой кардинальный способ мне, однозначно, не подходит.

Поэтому я сразу перешёл ко второму варианту. Он более затратный и рискованный. Но как говорят французы: «Кто не рискует, тот не пьёт шампанского». Особенно такого, которое стоит двадцать одну тысячу долларов за бутылку.

Я опять был первым в зале, откуда мы собирались телепортироваться на незнакомую планету, захваченную арахнидами. Сегодня повторялось всё тоже самое, что было вчера. ЛА был уже на месте, вместе с дроидами. Их было сейчас почти в полтора раза больше. Поэтому десять аннигиляционных пушек потащат на себе именно они. А к каждому дроиду-носильщику будут прикреплены два моих офицера. Кто конкретно — решит Ксюха.

А вот и она сама. Первой прибыла сюда на антиграве, чтобы было время пообщаться со мной.

— Здравствуй, любимый, — произнесла она радостно и пока никого не было рядом, поцеловала меня, повиснув на моей шее.

— Привет, красавица, — ответил я, когда смог оторваться от её губ. — Рискуешь быть застуканной подчиненными во время неуставных отношений с непосредственным начальником.

— Я знаю, что рота подойдёт только через две минуты. Ими сейчас Ярцева командует. Она знает, зачем я сюда раньше времени рванула на антиграве, поэтому особо торопиться не будет.

— Вот ведь чертовки. В любви друг друга всегда прикроете. Да, совсем забыл тебя спросить о тех предметах женской личной гигиены, которые я тебе совсем недавно передал.

— Девчонки были в полном восторге. Но их теперь в роте стало намного больше. Так что если будет такая возможность, то купи ещё, пожалуйста. И духов. Не обязательно дорогих. Ты же знаешь, что мы это дело очень любим.

— Тогда надо будет и парням тоже чего-нибудь набрать. Хотя на такую ораву денег уйдёт немерено.

— У тебя же ведь миллионы долларов есть. Я слышала тогда разговор твоих жён между собой.

— Теперь уже миллиарды.

— Ничего себе. Я миллион рублей себе представить не могу, а тут миллиарды.

— Теперь все подумают, что ты из-за денег со мной спишь.

— Не подумают. Об этом знает только Ярцева. А ты чего сегодня опять тревогу объявил? Собирались же на линкорах по арахнидам спокойно пройтись.

— Пранцы к ним в плен попали. Человек двести пятьдесят. Придётся нам их спасать, больше некому.

И я рассказал о сложившейся ситуации и о том, что мозговые жуки делают с пленными людьми.

— Вот же твари, — в сердцах воскликнула Ксюха. — Значит, телепортируемся на эту планету, как вчера?

— Да, — ответил я. — Каждому выдашь антидоты от яда игл этих недоделанных «дикобразов». Крис их успела изготовить на всю роту.

— А себе?

— Я сам могу уничтожить любой яд в своём организме.

— Ну да, ты же бог.

— Я только учусь. И поаккуратнее со словом «бог». Многие комсомольцы к нему относятся негативно или с некоторым предубеждением.

— Ко мне вчера Ярцева пристала с вопросами о твоих сверхъестественных способностях. Она тоже догадывается, что ты не простой школьник. Она даже назвала тебя магом.

— Пусть называет, кем хочет. Это даже хорошо, если о начальнике говорят, как о некоем волшебнике, который всё может. От этого увереннее себя чувствовать в бою будут.

Вот и наши бойцы появились. Все уже в скафандрах, как и мы с Ксюхой. Только она ещё сверху в защитных доспехах некромонгеров. Ярцева доложила, что рота в полном составе прибыла для выполнения очередного задания командования.

— Всем получить аптечку с противоядием, — громко отдала приказ капитан Журавлёва, чтобы все слышали.

Аптечки были аккуратно сложены возле десяти малых корабельных пушек. Но их сегодня потащат дроиды, чтобы головорезы могли передвигаться налегке.

Все быстро разобрали аптечки и прицепили их к своим скафандрам. Теперь ни один «дикобраз» нам не страшен. Эта мысль читалась на лицах всех моих головорезов. Особенно довольная физиономия была у Димки. Его хлебом не корми, дай только повоевать. И остальные в его взводе были такими же, как он. Даже девчонки. Моё влияние. Все хотят быть, как я, четырежды Героем Советского Союза и чтобы их бюст стоял рядом со мной в нашей школе имени меня.

Ксюха отдала команду на построение. Я предупредил её, что сначала выхожу я и пятьдесят дроидов. Мы проводим разведку и только тогда выходит вся рота. Повторения ошибки пранцев я, ни в коем случае, допускать не собирался.

— Всем внимательно следить за «звёздными вратами», — сообщил я капитану Журавлёвой и старшему лейтенанту Ярцевой. — Как только я их открою с той стороны, вы десантируетесь на поверхность планеты. Бластеры держать постоянно наготове. Возможно, мне понадобится помощь. Но я думаю, что это вряд ли.

Естественно, она мне не понадобится. Если что-то пойдет не так, то я просто сделаю из планеты ровное поле из расплавленного камня. И плевать тогда мне будет на всё. Я за любого своего космодесантника просто уничтожу эту планету и глазом не моргну.

Я открыл портал и выпустил дроидов, которые тут же рассредоточились и выставили стволы бластеров во все стороны, контролируя 360' незнакомого пространства. Как показали датчики Крис, атмосфера планеты была кислородной, но все перед открытием врат надели шлемы. Береженого бог бережёт, а небережёного — арахнид стережет. Это такой местный фольклор у меня получился. Немного коряво, зато актуально. Сейчас пранцев стерегут членистоногие, потому, что их бог их не сберёг.

Только я, в отличие от них, всех своих вчера сберёг. Не зря на ременных пряжках у солдат Вермахта было написано: «С нами Бог». С моими он теперь всегда. А сейчас, как и прошлый раз, я аккуратно вывел свой ЛА из телепорта и взмыл ввысь.

Сама планета-ловушка вращалась вокруг двух звёзд, поэтому на шлемофоне пришлось опустить светоотражающее забрало. Было слишком ярко для моих чувствительных глаз. Но температура внешней среды оказалась нормальная, так как свет был холодный. Голубоватый, а не ярко-жёлтый, как от нашего Солнца. И это создавало дополнительную проблему с тенями. Их было слишком много. Мы привыкли, что один предмет или человек отбрасывает одну тень. А здесь их получалось сразу три. Две плюс третья от пересечения двух световых потоков.

Это нас здорово демаскирует, но и арахнидов тоже будет хорошо видно издалека. На орбите я заметил несколько пранских линкоров, постоянно лавировавших между ярко- голубых плазменных шаров, которые запускали в километре от нас некие жуки. Их от нас скрывали холмы, поэтому, что это за такие странные членистоногие, понять было невозможно.

Я связался с пранским флагманом и сообщил, что я прибыл на место. Оказалось, что упавшие линкоры и захваченные космические катера находились от меня в двух километрах справа.

— Клюэн с вами? — спросил я у капитана флагмана.

— Нет, — доложил тот извиняющимся голосом. — Он был на другом линкоре, в который и попал один из перых плазмоидов. Останки корабля рухнули на планету.

Я уже минуту назад знал о том, что случилось с моим тестем, но должен был спросить об этом. Хорошо, что Лилу осталась на Земле. Будем надеяться, что губернатор выжил. Мне почему-то казалось, что это так и есть. Но медлить было нельзя. Поэтому, ещё раз облетев площадку, где замерли дроиды, и не увидев никакой опасности ни обычным, ни внутренним зрением, я открыл портал.

Первыми опять вышли дроиды и присоединились к своим, расширив периметр охраняемого сектора. Я внимательно следил за небом, так как в любой момент могли появиться гигантские стрекозы. Но всё пока было спокойно. Значит, основная опасность поджидала нас не в небе, а на земле. Или…

В этот момент я ощутил угрозу, которая исходила откуда-то из-под земли. Твою ж мать!

— Вероятность атаки из-под земли! — крикнул я своим двум заместителям. — Всем рассредоточиться!

Головорезы среагировали мгновенно. Все понимали, что жуки могут нас атаковать откуда угодно. Но вот с такой ситуацией мы сталкивались впервые. На каждой планете были свои особенности и свои монстры. Хорошо, что они не навалились на нас сразу отовсюду. Тогда бы точно без жертв с нашей стороны не обошлось. Для меня главное, чтобы моих лейтенантов не сожрали и не переварили какие-нибудь твари. В остальных случаях я их смогу воскресить.

Нет, это были не плотоядные арахниды. Из подземли полезли огромные жуки, очень похожие на «танкеры». Это такие гады, которые своим видом смахивают на огнемётные танки.

— Всем отойти подальше и встать на скальные породы, — скомандовал я, глядя с высоты на то, как около десяти монстров стали вылезать из земли и сразу пошли в атаку на моих ребят. — Они плюются жидким огнём!

Так как головорезы грамотно рассредоточились, то первые струи горящей смеси никого не зацепили. Я, как только они появились, стал стрелять по ним из бортовых пушек. Но заряды с антивеществом вырывали из них большие куски их тел, только эти монстры на это особо не реагировали.

Меня поддержали огнём наши десять бортовых пушек. Калибр у них был помощнее, поэтому от жуков полетели ошмётки во все стороны. Но они упорно ползли вперёд.

— Сразу трём пушкам перевести огонь по одному жуку, — скомандовал я.

Вот это другое дело. Строенный выстрел сразу оторвал первому жуку голову, а остальных разорвало на две половины. Они вспыхнули, как огромные факелы. Стрелки просекли момент и стали действовать в той же манере дальше.

Одно орудие продолжало стрелять одиночными, не подпуская жуков близко к своим. Их осталось уже четыре. Но один из них ухитрился пустить горящую струю напалма дальше всех и зацепить троих моих космодесантников.

Их спасли только атлантские скафандры и шлемы. Но, к сожалению, не полностью. Среди этих трёх оказались две девушки и один парень. Шлем выдержал эту горючую гадость, а вот защитное покрытие скафандра смогло остановить только процентов сорок этого горящего напалма. Вот ведь гниды.

Санитары побежали к ним, но чем они могли им помочь? Только вколоть обезболивающее и всё. Я телепортировался к тройке пострадавших первым и увидел последствия ожогов. Им повезло, что задело только руки и ноги. То есть жизненно важные органы не пострадали и продолжали функционировать нормально. Я принял решение в полевых условиях ими не заниматься. Под огнём противника я не смогу нормально сосредоточиться на лечении.

— Капитан Журавлёва, — крикнул я Ксюхе. — Принимайте командование. Добить «танкеры» и ждать меня.

— Есть, товарищ генерал армии, — ответила она коротко.

После этого мне пришлось каждого раненого перетаскивать на руках, так как они были без сознания. В нашем телепортационном зале я их, первым делом, клал на медицинские каталки, которые мне подгоняли по моей команде дроиды. Пришлось снимать с них шлемы и стаскивать скафандры. Ожоги были страшные. У девушек обуглились мышцы предплечий и были видны кости. У лейтенанта вообще отсутствовала правая ступня.

Пришлось мне серьёзно поработать над восстановлением их костных и мышечных тканей. А потом я принялся за регенерацию кожного покрова на местах ожогов. Нехватку необходимых веществ их организмы восполняли из своих же запасов. Поэтому, когда они очнутся, аппетит у них будет просто зверский.

Через двадцать минут внешние повреждения были полностью устранены. На месте ожогов образовалась новая тонкая розоватая кожа. Чтобы она быстрее уплотнилась, пришлось мне дополнительно влить в них большую дозу восстанавливающей энергии. В данном случае я не боролся с очагами смерти, которые постепенно поражали всё тело раненого. Поэтому лечение «зелёным светом», исходящим из моих ладоней, прошло довольно быстро.

Пока я занимался ранеными, Крис по моему приказу из панелей опорных пунктов изготовила три десятка лёгких ростовых щитов, покрытых орихалком. Буду делать из части своих лейтенантов особую ударную группу щитоносцев. Этакая преторианская гвардия у нас получится. Они будут ими прикрываться при продвижении перед, в том числе и во время обороны. Прожечь орихалк напалмом животного происхождения будет уже невозможно.

Этой горящей гадостью на моих глазах были уничтожены пять дроидов. Так что и железо она прожигала, а вот знаменитый металл атлантов нет.

— Крис, присмотри за ранеными, — отдал я распоряжение своему искину. — Они часа два будут без сознания, но мало ли что может им понадобиться.

— Хорошо, дроиды подежурят с ними рядом, — ответила она.

— Я возьму с собой ещё пять дроидов. Они дотащат щиты и заменят выбывших из строя.

Моё возвращение было встречено всеобщей бурной радостью. Все знали, что трое их товарищей серьёзно пострадали от горючей жидкости, разбрызгиваемой «танкерами». Головорезы приветствовали меня поднятием вверх рук, сжимающих бластеры, символизируя этим и их, и мою победу. Ко мне сразу направилась Ксюха и я привычно скомандовал:

— Доклад!

— Все «танкеры» уничтожены, — ответила она радостным голосом. — Раненых нет. Как там наши трое?

— С ними всё в порядке. Сейчас спят. Часа через два уже смогут ходить. А теперь надо бегом направляться в сторону тех гигантских жуков, которые обстреливают корабли пранцев плазмой. Там же где-то должны находиться и пленные люди.

— Каков порядок передвижения?

— Авангардом и арьергардом у нас будут дроиды. А боковое охранение необходимо сформировать из офицеров, которые станут нести щиты. Их тридцать штук, так что получится по пятнадцать с каждой стороны. Некое подобие бокового охранения для всей роты.

— Есть, товарищ генерал армии. Старший лейтенант Ярцева, командуйте.

Рота стала строиться в походный порядок, а я дал команду приземлиться своему ЛА и продолжил контролировать небо. На марше любое подразделение или воинская часть особо уязвимы. Да и посмотреть, что там делают жуки-плазмоиды, тоже было необходимо.

Судя по расстоянию до них, наш марш-бросок займёт у нас не более пятнадцати минут. Из-за раненых мы прилично выбились из намеченного графика. Поэтому надо было ускориться. Следующий раз дам задание расширить размер «звёздных врат» и постараюсь перегнать на ту сторону катер. Как раз он был рассчитан на сто двадцать человек, вот вся рота туда и поместится без дроидов. Но я поработаю с пространством, как в шлюпе, и у нас хватит места для всех. Или, в крайнем случаи, дроиды расположатся в грузовом отсеке.

Но запихивать их, как багаж, мне не очень хотелось. Они уже воспринимались всеми, как наши боевые товарищи, которые тоже понесли сегодня нелетальные потери. Крис их восстановит и они будут, как новенькие.

Я отвлёкся на эти мысли и чуть не прозевал налёта стрекоз.

— Воздух! — крикнул я. — Стрекозы на два часа.

Щитоносцы быстро подтянулись к центру, а авангард остановился. Пушкари мгновенно превратились в зенитчиков, так что рота была готова встретить летающих монстров, ощетинившись всеми своими стволами.

С земли стрекоз видно не было, поэтому огонь я открыл первым. Энергию «ра» я применять не стал, так как особой опасности эти несколько тысяч особей для нас не представляли. Мои головорезы чувствовали себя уверенно и лишний боевой опыт им никогда не помешает.

Через несколько секунд сверкнул дружный залп почти из двухсот стволов и больше трети стрекоз разлетелись ошмётками прямо в воздухе. После третьего залпа до нас, в результате, долетело особей сто, которые были полностью уничтожены метрах в пятидесяти от нашего расположения. Ну вот и вторая атака отбита. Эта была уже знакомая по вчерашнему дню, поэтому мы её так легко и отбили. Скоро летающие монстры перестанут представлять для нас какую-либо серьёзную проблему, если только их количество не будет превышать пару десятков тысяч.

Рота перестроилась и мы продолжили движение в прежнем порядке. Я — в воздухе, головорезы — на земле. До жуков-плазмоидов осталось меньше километра, когда нас атаковала пехота арахнидов. Ну, этих мы вообще теперь не боялись. Я их успел засечь ещё на дальних подступах. Они двигались к нам двумя большими группами.

— Пехота противника на девять и на пять часов, — сообщил я вводные.

— Количество известно? — спросила Ксюха.

— Которые слева, их тысяч десять будет. А те, кто сзади справа — тысяч двадцать.

— Рогачей или танкеров среди них нет? — это уже задала вопрос Ярцева.

— Не видно. Если что, я их возьму на себя.

И тут пригодилось умение Димки выстраивать людей в «коробочку». Вот так. Всё, чему нас когда-нибудь учили, в нашей жизни обязательно пригодится.

— Молодец, твой школьный друг, — похвалила Димку Ксюха. — Хорошо лейтенантами командует.

— Считаешь, можно уже ему тоже давать лейтенанта? — спросил я.

— Посмотрим, как сегодня себя покажет. Но парень очень толковый.

— Он у меня и за мою охрану отвечал, поэтому «коробочку» умеет выстроить профессионально.

— Сейчас и проверим.

Арахниды тоже решили проверить её на прочность. Очень выручили щиты, покрытые орихалком. Особенно, когда на тебя несутся с двух сторон тридцать тысяч гигантских членистоногих. Щиты напоминали римские и могли прикрыть сразу двоих головорезов. Дроидов прикрывать было не надо, они сами нас прикрывали. Поэтому наша «коробочка» превратилась в настоящий редут. Было бы больше щитов, можно было бы построить римскую «черепаху».

Расстреливать арахнидов с дальней дистанции было одно удовольствие. Они шли кучно, поэтому выстрел из аннигиляционной пушки разносил в клочья сразу нескольких арахнидов, бегущих рядом. А у нас таких пушек было десять. Так что огневая мощь у нас была очень серьёзная. Нам даже толпа, раза в три превышающая по численности эту, была не страшна.

В результате получилось некое подобие учебного боя. Или мои офицеры стали уже настоящими профессионалами своего дела. Ведь в программах, которые им закачали и которые они потом оттачивали на голографических симуляторах, тоже были разделы по ведению наземного боя в условиях наступления превосходящих сил противника или окружения. Так как пранцы давно воевали с арахнидами, там были смоделированы многие подобные экстремальные ситуации. Поэтому головорезы так быстро всему и учились, схватывая всё услышанное и увиденное на лету. К тому же мой мозговой апгрейд им здорово помог в этом.

— Построиться в походную колонну, — услышал я очередную команду Ксюхи, когда с арахнидами было покончено — Лейтенант Политов, объявляю вам благодарность за проявленную смекалку и находчивость.

Значит, и Димке устное поощрение прилетело. Надо будет Ярцевой напомнить, чтоб специальный регистрационный журнал по этому поводу завела. Дело нудное, но нужное. Потом для тех, кто про боевой путь нашей роты будет книги писать, такие записи очень пригодятся.

Через три минуты мы наткнулись на первые останки пранских космических линкоров. Я об этом сообщил Ксюхе заранее, поэтому она приказала роте перестроится из колонны в боевой порядок. Дроиды выдвинулись вперед и оцепили упавшие части остова первого линкора. Я своим внутренним зрением осмотрел их, но живых внутри не обнаружил.

— Флагман, ответьте Андру, — вызвал я заместителя Клюэна.

— Слушаю, — ответил капитан пранского космического линкора.

— Нашли упавшие части вашего корабля. Живых нет.

— Ясно. Что с жуками-плазмоидами? Они нам не дают опуститься ближе к планете.

— Сейчас мы эту помеху устраним.

Жуки были уже в двухстах метрах от нас. Их было пятнадцать и они непрерывно посылали сгустки плазмы в космос. Было видно, как небольшой плазмоид буквально за десять секунд превращается в брюхе гигантского жука в огромный искрящийся голубой шар и он его выплёвывает вверх, придавая ему огромную стартовую скорость.

— Пушкарям приготовиться к залпу по двое, — скомандовала Ксюха.

Все правильно. Лучше бить наверняка. Я тоже приготовился и мы все одновременно выстрелили. Это мы удачно попали. Жуки взорвались, как будто мы попали в ящики с динамитом. Они хоть и стояли метрах в двадцати друг от друга, но взрывной волной были уничтожены еще четыре жука-плазмоида. Итого первым же залпом мы ликвидировали девять этих монстров.

Оставшиеся шестеро были оглушены взрывами, поэтому со вторым залпом мы тянуть не стали. Они могли в любую секунду перенести огонь на нас и тогда нам никакие щиты не помогли бы. Плазма прожигала космический линкор насквозь, поэтому мы бы просто все испарились от прямого попадания такого огромного искрящегося шара, да еще и с такого близкого расстояния. Это был бы выстрел в упор.

Хотя, если бы я выставил свой защитный купол, то возможно бы и выжил. Но проверять это особо не хотелось. Поэтому вторым залпом мы уничтожили остальных. Нас, конечно, зацепило взрывной волной, что в первый, что во второй раз. Но головорезы с дроидами успевали упасть на землю, а я, после выстрела, взмывал свечкой вверх, а потом опускался до двадцати метров над уровнем земли.

Теперь опасность для пранских линкоров была ликвидирована, а мы дальше продолжили наши поиски. Пришлось разделиться на пять поисковых групп по двадуать три космодесантника и четырнадцать дроидов. Иначе мы бы тут за неделю никого не нашли. В пятидесяти метрах справа были обнаружены два пранских космических катера. Внутри никого не оказалось. Ни мёртвых, ни живых. Значит, арахниды утащили куда-то всех.

Мне пришлось покинуть ЛА и самому обследовать катер. Я явственно ощутил эманации

страха. Это был человеческий страх. Его ни с каким другим не перепутаешь. Поисковую группу, которая нашла катер, возглавлял Димка. Я был вынужден перенастроить устройство связи скафандра на его волну, чтобы напрямую с ним общаться. Ксюха и Ярцева возглавляли другие поисковые отряды, которые разошлись веером от первоначальной точки.

— Людей утащили в том направлении, — сообщил я своему старому другу и указал рукой направление, где находился вход в пещеру.

— Понял, — ответил тот. — Значит, придётся лезть под землю.

— Пустишь вперёд дроидов. И не геройствуй. Обо всех подозрительных и непонятных ситуациях докладывать мне сразу. Приказ понятен?

— Так точно, товарищ генерал армии.

Я связался с Ксюхой и поинтересовался:

— Как у вас дела?

— Нашли катер, но там никого нет, — ответила она мне. — У Ярцевой пока пусто.

— Понятно. Расширьте круг поисков. Есть данные, что всех оттащили в пещеру, в которую я отправил отряд младшего лейтенанта Политова. Я иду за ними.

Пришлось догонять отряд Димки, так как они успели уже скрыться в пещере. Получалось, что мы нашли вход в самое логово местных арахнидов. Опять придётся бегать по подземным туннелям и искать этих гадов. Главное, что я нашёл след. Видимо, я научился чувствовать волны страха от большого количества людей. Это было нечто похожее на то, как я чувствовал эйфорию толпы, стоящей перед сценой во время наших концертов.

Но это был, как оказалось, не центральный вход. Тоннели петляли, пересекались и расходились в разные стороны. Если бы не мои особые способности, то по этим катакомбам можно было бродить вечность. Я точно указывал направление нашему отряду и мы нигде не останавливались.

Опасность я почувствовал метров за пятьдесят. Рогачей и танкеров здесь не было, поэтому мы за пять секунд перебили засаду. Таких засад на нашем пути арахниды организовали ещё три. И каждый раз членистоногие прятались в огромных нишах, которые примыкали к коридорам. Но это их не спасло и нас, практически, не задержало. Одновременный и кучный залп нескольких десятков бластеров и прятавшиеся в темноте арахниды были уничтожены.

После моего мозгового апгрейда, несколько моих космодесантников стали видеть в темноте. Хороший бонус они от меня получили. Когда вернёмся, надо будет проверить всех на эту способность. Поэтому фонари мы не включали, чтобы нас не смогли увидеть с большого расстояния.

Вот и конечный пункт наших поисков. Что-то подобное я и предполагал встретить, так как видел такой же подземный зал ещё тогда, когда мы с Анубисом гонялись за супер мозговым жуком. Арахнидов здесь было, как грязи. Пришлось мне активировать ваджру и обнажить «убийцу богов».

Шаг за шагом мы продвигались к центру зала. А там я уже видел мозгового жука и иранских пленников. Мне освободили пространство по центру движения группы. Но когда мы пробились к жуку, Димка меня опередил. Я отвлёкся на двух особо крупных монстров, пытавшихся достать меня и которых наши ручные бластеры не брали из-за особо прочного панциря.

И в этот момент я узнал Клюэна. Он был привязан к какому-то каменному возвышению, торчащему из земли. Его лицо было в крови, но он был жив. Над ним возвышалось огромное жало жука, с помощью которого тот собирался пробить голову губернатору. И в это мгновение Димка выстрелил из бластера и жало разлетелось на мелкие части. Жук взвыл от боли и стал метаться по площадке, чуть не задавив одного из нас.

Но к этому моменту я покончил с двумя монстрами, разрубив их пополам и прыгнул в сторону жука. В полёте мне удалось снести ему ударом меча часть головы, а потом два раза полоснуть по шее лазерным лучом ваджры. Нарезка получилась не очень красивая, но очень эффективная. Правда слизи опять было много, но это уже издержки моей профессии. Нет чтобы этого гада просто испепелить, так мне его надо, обязательно, нашинковать, чтобы потом не только мне, но и всем остальным хлюпать ботинками скафандров по зловонной жиже.

С гибелью главного жука бой почти сразу закончился. Остатки арахнидов добивали дроиды, а мы занялись пленниками. К сожалению, около двадцати из них лежали с пробитыми черепами и высосанными мозгами. Выживших было около ста восьмидесяти человек. Ранено из них было больше половины.

Пяти санитарам, которые оказались в отряде Димки, я приказал заняться самыми тяжелыми, а мы вдвоём подошли к привязанному Клюэну. Я разрешил всем снять шлемы, так как какой-либо пакости, типа отравления воздуха, от членистоногих можно было уже не ожидать.

Клюэн был без сознания, но я быстро привёл его в чувство. У него была сломана нога и разбито лицо. Видимо, арахниды его так «аккуратно» сюда тащили. С рукой я справился быстро. Димка, увидев зелёное свечение, исходящее от моих ладоней, воскликнул:

— Я так и знал. Ты, действительно, маг.

— Дим, — ответил я, вставая. — Меня за последнее время многому научили. Благодаря этому я смог улучшить, в том числе, работу вашего мозга. Да и многое другое я теперь могу.

— Девчонки утверждают, что ты бог.

— Я псионик, а это две разные вещи.

— Согласен. «Псионик» звучит лучше.

Клюэн открыл глаза и увидел сначала меня, а потом Димку.

— Спасибо, Андр, за спасение, — прошептал он пересохшими губами.

— Это Димка тебя спас, мой помощник, — ответил я, показывая на своего друга. — Только он по-прански не понимает.

— Тогда передай ему, что он, за совершенный им подвиг, будет награждён «Звездой мужества». И еще пить очень хочется.

Да не вопрос. Я материализовал из воздуха кувшин с водой и передал его Клюэну.

Губернатор был уже привычный к моим трюкам по извлечению разных нужных предметов из ничего, а вот у Димки от удивления отвисла челюсть.

— Ты и это можешь? — спросил он.

— Пока с небольшими предметами, — ответил я. — Только не болтай. Наши не видят этого и им лучше об этом не знать.

— Понял. А капитан Журавлёва в курсе?

— Да, я ей рассказал и даже показал. Кстати, за спасение губернатора планеты Прана и моего тестя, тебе полагается их «Звезда мужества».

— Круто. Еще бы к ней денежную премию получить.

— Получишь. Я сегодня на Политбюро буду доклад делать, так что с Брежневым переговорю на эту тему. Клюэн — важный гусь, поэтому за его спасение и наши тебя чём-нибудь наградят.

— Вот это еще лучше будет. Получается очень выгодно спасать иностранное начальство. Сразу и от наших, и от них можно награду получить.

Тут вернулись наши санитары, которые занимались ранеными.

— Есть двое тяжелых, товарищ генерал армии, — доложил один из них. — Необходимо их срочно доставить в госпиталь. У одного внутренне кровотечение, а у другого пробито лёгкое. Остальные более-менее нормальные. Но ходить многие не могут.

— Используйте щиты, как носилки. И подключите дроидов. Я им сейчас дам команду временно поступить в ваше распоряжение. А двоих тяжёлых несите сюда.

В этот момент вернулся весь наш отряд, который зачищал коридоры и ходы, прилегающие к залу, от недобитков. Раненых среди них не было.

— Дим, — обратился я к их командиру, — отправь половину бойцов в помощь санитарам. Остальные пусть перекрывают периметр. Будут, как боевое охранение, когда мы двинемся назад.

Димка отдал соответсвующие приказания командирам отделений, а я связался с Ксюхой.

— Капитан Журавлёва, — сказал я. — Пленных мы нашли и отбили у арахнидов. Через десять минут возвращаемся назад. Собирайте всех и подходите ко входу в пещеру. Она здесь такая одна, недалеко от катера пранцев расположена. Не ошибётесь. Используйте катер в качестве ориентира.

— Есть быть через десять минут у входа в пещеру, — ответила радостная Ксюха.

Мне принесли двоих тяжелых раненых и положили рядом со мной и Клюэном. Губернатор чувствовал себя уже нормально. Он ухитрился не только напиться из кувшина, но и умыться, и, частично, смыть кровь с лица и головы. Я отдал команду Димке строить людей и выносить раненых, а сам занялся пранцами. Волна жизненной энергии и зеленоватое свечение мертвых с того света возвращали, а уж раненых и подавно.

Так что не прошло и пяти минут, как пострадавшие пришли в себя, но были очень слабы. Я подозвал санитаров и они унесли их на щитах. Ну да, «со щитом или на щите». Этот девиз появился ещё в Древней Спарте. Только у нас никто не погиб, а ранены были пранцы. Поэтому в нашем случае получилось всё намного лучше. Хотя мертвых пранцев тоже пришлось тащить к выходу из пещеры. Эту работу я отдал приказ выполнять дроидам.

— Идти сможешь? — спросил я Клюэна.

— После твоего лечения, я даже стал лучше себя чувствовать, — сказал он и довольно легко поднялся на ноги.

— Тогда пошли встречать твоих и моих бойцов. Они сейчас все соберутся у дальнего входа в эту пещеру.

После этих слов мы вдвоём телепортировались туда, где скоро будет куча народу. Мы появились первыми на площадке перед входом в подземелье. Можно было немного отдышаться. Без шлема это делать было намного лучше. Температура была комфортная, около двадцати градусов тепла и легкий ветерок обдувал голову.

Первым прибыл катер пранцев. Из него высыпал десяток вооруженных мужчин и разбежался в разные стороны. Раньше надо было так делать. А сейчас это выглядело, как показуха. Но двое из них затем направились к нам. Я не стал им мешать разговаривать с губернатором, а отправился навстречу своим, которых вела сюда Ксюха.

— Вижу тебя, — сказал я ей. — Как обстоят ваши дела?

— Никого не встретили, — ответила она, довольная. — То ли все попрятались, то ли ты всех уничтожил. Пранцы, я смотрю, уже здесь.

— Да, сейчас будут эвакуировать своих раненых. Клюэна я привёл в божеский вид и двух их тяжелораненых спас. С остальными пусть занимаются сами. Вы тут пока собирайтесь и помогите пранцам, а мне надо привести себя в порядок. И отдай команду снять шлемы, нам теперь ничего не угрожает. Я буду через пятнадцать минут.

— Есть снять шлемы и помочь раненым.

После чего я телепортировался на базу и прямо в душевую. Если с утра не помоешься, то весь день будешь ходить грязным. А это раздражает и подобное раздражение лучше всего вымещать на разных инопланетных тварях, из-за которых я остался немытым. Поэтому сняв скафандр и положив его на скамейку рядом со шлемом, я пошёл принимать пропущенные водные процедуры. После чего высушился и переоделся в комплект формы Космических войск, который мне доставил дроид из моей спальни. Пусть Политбюро посмотрит, как она выглядит. Ведь только Брежнев её видел на Журавлёвой и Ярцевой, а остальные, вместе с министром обороны, нет.

ЛА я оставил, на всякий случай, там, на планете. Поэтому исхитрился телепортироваться прямо туда. Расту, однако. В смысле способностей. Сверху мне было видно, как мои космодесантники помогают пранцам переносить и загружать в их космический катер своих раненых. Часть из них стояла в охранении вместе с дроидами, а остальные работали. Дело спорилось и минут через пять они должны были уже всё закончить. Ксюха с Ярцевой тоже не сидели без дела и участвовали в транспортировке бывших пленных к их катеру.

— Я уже здесь, — сообщил я ей. — Заканчивайте, отправляйте катер пранцев и стройтесь для последующей эвакуации.

— Есть, товарищ генерал армии, — отрапортовала она. — К нам Клюэн подходил и через дроида-переводчика благодарил нас за оказанную помощь. Обещал всем награды за его и остальных спасение.

— Он Димке тоже обещал. Это он его спас. Если бы этот гигантский жук успел пробить ему голову и высосать мозг, я уже ничего не смог бы сделать. Для тебя с Ярцевой я из него награды тоже выбью.

— Но мы особо ничего и не делали.

— А арахнидов сколько уничтожили? К тому же скоро всем отправляться в увольнительную на Землю. Будет чем перед подругами и друзьями похвалиться.

— Мы не против, — включилась в разговор старший лейтенант.

— Тогда стройте бойцов. Катер вот-вот стартует.

Головорезы построились быстро, предчувствуя скорое возвращение в казармы. Я открыл портал и они с довольными улыбками шагнули в знакомый зал. Я их продолжал прикрывать, но на нас никто не напал. Видимо после уничтожения главного логова, арахниды все попрятались по своим норам.

— Как наши раненые? — был мой первый вопрос к Крис, когда я вышел из ЛА.

— Они ещё не приходили в сознание, — ответила она на весь зал, чтобы слышали все. — Состояние у них удовлетворительное. Должны скоро очнуться.

— Ты опять их спас, — сказала мне Ксюха, подойдя ко мне. — Никто другой этого не смог бы сделать. Я видела их раны, с такими люди не живут.

— Это наши бойцы и за жизнь каждого я буду бороться до последнего. А мои возможности ты знаешь. Следует всем сделать такие защитные доспехи, как у вас. Крис, смастеришь такие, только из орихалка?

— Сделаю. Правда запасов у нас немного остаётся.

— Я еще достану. Надо орихалк искать и на других планетах. Не может быть, чтобы его нигде во Вселенной больше не было.

— Тогда мы пошли в казармы и в душ. А тебе желаю удачи на заседании.

— Спасибо. У нас ещё сегодня концерт. Так что покой мне только снится.

На этом мы и расстались. За раненых я был спокоен. За остальных бойцов роты тоже.

— Крис, — спросил я своего искина, когда вышел из тепортационного зала, — ты всё подготовила?

— Да, — ответила она. — Чертежи и проектная документация готовы. Есть отдельный масштабный макет с точной привязкой к местности и голографический фильм.

— Отлично. Придётся всё это тащить. Возьму-ка я с собой двух дроидов. Они мне всё это и донесут.

Сказано — сделано. И я телепортировался в свой рабочий кабинет на Старой площади. Давненько я тут не был. Но надо тооопиться. Я и так опаздываю. С этими арахнидами никогда не знаешь, когда закончишь. Своим ключом я открыл дверь и выпустил вперед дроидов. Это я погорячился, потому, что мои помощники, тащившие галовизор и макет жилого микрорайона, напугали Леру. Секретарша аж подскочила от неожиданности. Отвык я от того, что кого-то надо заранее предупреждать о нашем появлении.

— Ой, Андрей Юрьевич, это вы? — спросила она меня удивлённо.

— Привет, Лер, — поздоровался я с ней. — Да, это мы.

— А вас уже Леонид Ильич спрашивал. Они там, в зале заседаний мимут пять, как собрались.

— Да я только-только с другой планеты вернулся. Пранцы попали в плен к арахнидам, вот и пришлось выручать соседей по «Лиге планет».

— Вас можно поздравить с вице-президентсвом?

— Можно. Только нафиг оно мне сдалось. Это Леониду Ильичу оно нужно. Как, кстати, Трент с Литорой здесь поживают?

— Да вроде нормально. Им старинный особняк под представительство на Калининском проспекте выделили. Квартиры дали, так что должны быть довольны.

— Лер, Литора принцесса и скоро станет королевой всей своей планеты, которая называется Крисп. Мне её на днях надо будет освобождать от некромонгеров. Кстати, что-то от них ни слуху, ни духу.

— Вот это да. А я и не знала. Ну и дела у вас там творятся, прямо сказочные.

— Во-во, сказочные. Только именно я эту сказку делаю былью. Ты не слышала сегодняшние статистические данные по количеству зарегистрированных полигамных браков в столице?

— У меня сохранилась копия справки. Я её сама печатала для членов Политбюро.

Данные обнадёживающие. Всего было зарегистрировано сто восемьдесят три подобных союза. Из них только десять, где муж и три жены. Остальные шли один к двум. Как у вас, сразу пять жён, такого не было.

— И это очень хорошо. Подобных больших квартир будет не очень много, только десять в каждом доме. В основном жилплощадь предназначена для семей из трёх и четырёх человек.

— Может вы меня шестой женой к себе возьмёте?

— Лер, мы же договорились эту тему не поднимать.

— Я просто очень скучаю по вас

— Лер, потом об этом поговорим. А сейчас мне пора. А то Ильич сильно ругаться будет. Чувствую, что желающих теперь стать моей очередной женой будет очень много. Об

этом я как-то не подумал. Надеюсь, что толпы невест не начнут атаковать меня после возвращения, теперь уже из Италии, а не Штатов. Но одно успокаивает: мы теперь чаше живём на Луне, чем где бы-то ни было. А там меня очень трудно достать. Скоро меня Лунтиком можно будет называть за это.

При моём появлении все члены Политбюро повернули головы в строну двери, из которой я появился. Все внимательно разглядывали мою военную форму Космических войск, доселе виденную только Генсеком. Судя по реакции, всем она понравилась.

— Добрый вечер, — сказал я. — Извините за опоздание. Сейчас всё объясню.

— Опаздываешь, Андрей Юрьевич, — добродушно пожурил меня Брежнев. — У всех тоже много дел, но они, как видишь, приходят вовремя.

— Так мне нужно было с чужой планеты, которая находится на расстоянии пятидесяти световых лет, сюда добираться.

— И что там случилось? — спросил меня Устинов.

— Спасал пранцев из плена. Так что радиус нашего влияния расширился до противоположной окраины соседней Галактики.

— Андрей Юрьевич у нас теперь расстояния меряет парсеками, а перемещается он быстрее скорости света, — то ли съязвил, толи выдал аналитическую справку Громыко.

— Андрей Андреевич, скоро у Советского Союза появятся дополнительные семьдесят пять новых планет. Вот тогда вашему МИДу работы здорово прибавится. Тоже придется туда-обратно летать со скоростью света. С тамошними формами жизни будете дипломатические отношения устанавливать. Если они, конечно, поймут, чего вы от них хотите.

— Да вы присаживайтесь, Андрей Юрьевич, — миролюбиво сказал Романов. — В ногах правды нет.

— И выше тоже.

Все поняли, что это шутка и рассмеялись. А я позвал из-за двери дроидов, вид которых был уже знаком всем присутствующим. Они их видели во время выездного заседания Политбюро, которое состоялось на лунной базе ровно неделю назад. Поэтому не удивились, а заинтересовались тем, что они тащат.

— Пусть на стол ставят, — предложил Гришин. — Это, я так понимаю, по мою душу?

— Да, Виктор Васильевич. Это макет жилого микрорайона на Юго-Западе Москвы для полигамных семей. Я о нем докладывал Леониду Ильичу.

Дроиды поставили макет на стол с ближнего края, а галовизор поместили в его центр. Это была специальная, настольная модель, представляющая из себя, по внешнему виду, круглую подставку. Изображение было голографическим и оно появлялось из этой самой подставки. Его можно было видеть из любой точки комнаты, что было очень удобно для всех здесь присутствующих.

— Подготовился ты основательно, — заметил Арвид Янович Пельше.

— Тогда давай, докладывай, а мы послушаем, — сказал Брежнев. — Только сначала расскажи, что у тебя там случилось с пранцами. Они теперь, как-никак, наши соседи по Галактике, и их губернатор мне и тебе не чужой человек.

Пришлось коротко рассказать о событиях последних двух часов. Параллельно дроиды включили галовизор и все смогли посмотреть то, что записывал мой ЛА и камера, установленная в моём шлеме, во время недавних боёв с арахнидами.

Мне показалось, что когда я закончил повествование и выключил галовизор, все вздохнули с сожалением. И я их прекрасно понимал. Перед ними открылся совершенно иной мир, о котором они могли только догадываться. Их кругозор и знания о космосе основательно расширились с прошлого четверга, после полёта на лунную базу. Космос — это как наркотик. Стоит один раз попробовать и тебя уже начинает тянуть снова там побывать.

— Я вижу, что наши космические войска с честью исполняют свой интернациональный долг, — прокомментировал Устинов. — И форма у них отличная, и сражаются они хорошо. Молодец, Андрей Юрьевич.

— Мне тоже понравилось, — сказал Брежнев. — Получается, что твоему Димке губернатор Клюэн обещал высшую награду своей планеты. Считаю, что и нам тоже надо его наградить.

— Правильно, — сказал своё слово поддержки Косыгин. — Страна должна иметь больше таких героев и гордиться ими. Космические войска СССР — это наш новый вид войск и он постоянно задействован на самых опасных участках. Они рискуют своими жизнями и за этот риск они должны быть достойно награждены.

— Предлагаю дать ему Героя, — выступил с предложением Кириленко. — И присвоить очередное офицерское звание досрочно. Он сейчас кто?

— Младший лейтенант, — ответил я.

— Тогда внеочередное, — предложил Щербицкий. — Пусть получит сразу старшего лейтенанта.

— Не возражаю, — согласился министр обороны. — Пусть Андрей Юрьевич у себя это приказом проведёт.

— Ну вот и решили вопрос по твоему герою, — подвёл итог Брежнев. — Сейчас принесут орден Ленина и Золотую Звезду для него. Данные сам в документы впишешь. А теперь давай по жилому комплексу сообщи и отдельно о строительстве гипермаркетов по всей стране.

Глава 10

«Псионик V-ro уровня. Встречается крайне редко. Представители такого потенциала никогда не появляются среди рас с массовыми проявлениями псионических способностей. Они часто владеют сразу несколькими мощно развитыми псионическими дисциплинами. Их уровень мощи способен охватить крупный город, а электромагнитный импульс от предельного использования силы сравнится с небольшой нейтронной бомбой. И если уровень IV — это герои легенд, то уровень V — это боги из мифов».

«Universum Вики»

Пришлось, прежде всего, сообщить членам Политбюро о том, что всё это я буду строить на свои собственные деньги. Все были в курсе этого, поэтому я сразу перешёл к показу демонстрационного фильма и подробному докладу о новом жилом микрорайоне. Один из дроидов, параллельно моему рассказу, показывал лазерной указкой на макете те объекты, о которых в данный момент шла речь.

Сам макет, конечно, выглядел просто фантастическим. Внутри домов была проведена подсветка. Горели уличные фонари и двигались фигурки людей. Даже фонтаны забили струями воды, когда я нажал на пульт. Все уже привыкли к моим инопланетным технологиям, но всё равно это было похоже на настоящую сказку. С первого взгляда макет завораживал и будил фантазию. Ведь даже в семьдесят лет мужчина в душе оставался обыкновенным мальчишкой, который в детстве так и не наигрался в рыцарские замки, игрушечные машинки и стойких оловянных солдатиков.

В конечном результате всем всё понравилось. Макет попросил оставить у себя в здании МГК КПСС Гришин, проникнувшись глубоким впечатлением от увиденного.

— Я его в фойе поставлю, чтоб все видели, — сказал он. — Данные по новым бракам уже знаешь?

— Мне моя секретарша только что сообщила, — ответил я.

— В ЗАГСах новым семьям сразу выдают ордера на квартиру в твоём жилом комплексе. Дату в них мы проставили 29 июля, ровно через месяц. Так что не подведи со сроками сдачи.

— Не подведу. Мои дроиды ещё туда и дополнительную ветку метро протянут к этому времени. Одну станцию предлагаю назвать «Коньково», а другую «Тёплый Стан».

Возражений ни от кого не последовало. Возможно, такие названия уже предварительно обсуждались или были согласованы на некую дальнюю перспективу. В этот момент в дверь постучали и появился порученец от Георгадзе. Спросив разрешения войти и поздоровавшись со всеми, он передал Брежневу два заветных футляра и папку с наградными документами.

— Сам вручишь, — сказал Генсек, передавая их мне. — И погоны старшего лейтенанта своему Димке торжественно передашь перед строем.

— Спасибо, Леонид Ильич, — сказал я, забирая награды. — И от меня лично, и от всего состава космической роты.

— Тут все интересуются, как твои жены по воздуху на концертах свободно летают?

— Это последняя моя разработка. А вот предыдущую могу следующий раз показать. Но лучше это будет сделать на полигоне. Это ракетный или реактивный ранец, который крепится к спине и поднимает в воздух одного человека. Первый его прототип придумал и запатентовал еще в 1928-м году советский инженер Александр Андреев.

— Я про Андреева знаю, — сказал Устинов, кивая головой. — Значит, у тебя получилось продолжить его дело. А с какой скоростью он летает?

— Триста двадцать километров в час.

— Ого! — удивились все. — Быстрее некоторых образцов гражданских самолётов.

— Молодец, — похвалил меня Брежнев. — В следующий четверг и покажешь. А сейчас можешь быть свободен. Я знаю, что у тебя скоро состоится концерт в Хьюстоне. Опять египетские боги будут там отплясывать?

— Сегодня не планировал, но может и успеют. Они сейчас на съемках клипа в Лондоне заняты.

Я попрощался со всеми за руку, обойдя каждого сидящего за столом. С опоздавшими обычно рукопожатием не здороваются, а вот прощаться надо было обязательно именно так. И уважение своё людям показать и дать всем понять, что именно я через два года буду здесь главным.

Исчез я красиво, правда без всяких спецэффектов. Надо эту тему будет как следует на досуге обмозговать. Столп дыма с молнией здесь бы не помешали. Да и сильный раскат грома тоже был бы к месту. И появляться также эффектно можно. Об этом даже в русской народной сказке «Царевна-лягушка» написано. Там «лягушонка в коробчонке» с подобными шумовыми эффектами прибывала в царский дворец на смотрины.

Но это всё хорошо, только дел у меня еще на сегодня много осталось.

— Крис, чем сейчас занимается рота? — спросил я своего искина, когда появился на лунной базе вместе с двумя дроидами.

— Заканчивают обедать, — ответила та.

— Раненые как себя чувствуют?

— Уже пришили в себя. Дроиды провели их внешний осмотр. Состояние хорошее. Но день рекомендую их не задействовать ни в каких боевых операциях и завтра освободить от утренней зарядки. Они довольно много съели за обедом, но ещё пару дней будут также продолжать есть сверх нормы.

— Понял. Я такое и предполагал. Тогда отправляй их в казармы, пусть там отлёживаются. Рядом с товарищами и подругами веселее будет идти процесс их выздоровления. И чтоб через пятнадцать минут вся рота стояла на плацу по особому торжественному случаю. И четыре звёздочки на погоны мне дроид пусть принесёт. Будем из младшего лейтенанта делать старшего.

— Поняла.

— Тогда я тоже быстро перекушу, чем бог послал и направлюсь к ним.

А бог сегодня послал всё, что было в пищевом синтезаторе. Выбор был большой, поэтому я опять набрал всего рыбного, правда внеземного. Если не понравится, то просто выброшу в утилизатор.

Но оказалось, что всё было очень вкусно. Рыба была с какой-то дальней планеты и название её было очень сложнопроизносимым. Атланты, видимо, попытались дословно перевести местное название на наш язык и получилось что-то похожее на «та, которая охотится в глубине тьмы». Лучше даже не думать, что у них там делается в «глубине тьмы». Но интересно было бы туда смотаться в свободное от работы время. Как сказал «наше всё» Александр Сергеевич Пушкин: «Чудный остров навещу, у Гвидона погощу». Это у них там в XIX веке островами мерились, у кого он больше. А у нас теперь целыми планетами это делают.

На антиграве я быстро добрался до расположения роты. Все уже выстроились в две шеренги и ждали меня. Ксюха доложила, что рота по торжественному случаю построена. Троим раненым было разрешено присутствовать, но исключительно в сидячем положении. Я не стал томить народ и объявил:

— Младший лейтенант Политов, выйти из строя.

Димка вышел из строя и направился строевым шагом ко мне. По его довольной физиономии было видно, что он догадался, что его будут сейчас награждать. Он же помнил сегодняшнее обещание Клюэна, поэтому и рассчитывал на большую и красивую инопланетную звезду.

— За проявленное мужество и героизм, — начал я свою речь, — советское правительство награждает младшего лейтенанта Политова орденом Ленина и медалью Золотая Звезда Героя СССР.

По мере того, как продолжался мой спич, глаза Димки всё больше округлялись от удивления и в конце стали большими, как у героев японских анимэ. Ну да, наши сработали оперативнее пранцев. Да и я именно с этой целью показывал членам Политбюро фильм о недавних схватках с арахнидами. А там было отлично видно, как Димка два раза отличился.

Я достал из свёртка две коробочки красного бархата и папку с документами на них и протянул новоиспечённому Герою нашей роты. Теперь у нас их служит уже четыре, если считать вместе со мной. Можно ещё Солнышко в нашу роту зачислить почетным лейтенантом и тогда получится пять.

Все тоже стояли ошалевшие, как и сам награждённый, от такого неожиданного, но очень приятного сюрприза. Каждый прекрасно понимал, что эту награду выбил я, но она было полностью заслужена Димкой.

— Служу Советскому Союзу, — громко произнес еще пока младший лейтенант и приложил пальцы правой ладони к козырьку форменного кепи.

— И это ещё не всё, — продолжил я играть роль новогоднего Деда Мороза, у которого за спиной висел большой мешок с подарками. — Вам присвоено внеочередное звание старший лейтенант Космических войск СССР. Лично маршал Шапошников распорядился.

Радости награжденного не было предела. Я передал ему ещё четыре звёздочки и после очередного «Служу Советскому Союзу» разрешил встать в строй, а потом Ксюха выкрикнула команду: «Разойтись!».

Ну вот, первый награждённый из второго призыва у нас теперь есть. Им еще знаки «За космический поход» потом придётся вручать. Но это только после самого похода. Лейтенанты обступили Димку и принялись помогать ему с погонами. При этом все внимательно рассматривали его награды, которые он сразу повесил к себе на грудь.

— Оперативно ты решил этот вопрос, — сказала подошедшая ближе Ксюха. — Значит, Леонид Ильич оценил наши воинские успехи?

— И остальные члены Политбюро тоже, — ответил я. — В этом плане мы являемся элитными войсками СССР и должны соответствовать этому неофициальному званию. Как наши космодесантники отреагировали на скорую увольнительную на Землю?

— Положительно. Все хотят повидать родных и близких, да и похвалиться формой с наградами тоже все желают. Но больше они хотят отправиться до этого в ещё один боевой космический поход.

— Настоящие головорезы. Их теперь хлебом не корми, дай только повоевать.

— Ты их решил называть головорезами? Интересное название, похоже на ирокезов из романов Фенимора Купера.

— Ну, да. Только те скальпы срезали, а наши их в капусту режут.

— Это ты их своим мечом шинкуешь. Мне девчонки всё рассказали, что ты там в пещере творил. Опять подставляешься? Ты же обещал не лезть на рожон.

— Может тебя тоже у плиты поставить? Будешь, как всякая нормальная женщина, супы варить и малышей нянчить.

— Я тоже люблю повоевать. Мы с тобой два сапога пара. Кстати, как там в Москве?

— Приняли мой закон о полигамных браках. Он сегодня утром вступил в силу на территории Москвы. Уже почти двести таких семей подали заявления и через месяц получат трёхкомнатные квартиры.

— Любите вы, мужики, гаремы создавать. Но с другой стороны, чем бегать налево и заводить где-то на стороне ещё одну семью, лучше уж так. Это по-честному получается. Вот ты живёшь со своими пятью женами, но и налево, ко мне, бегаешь. Вас, осеменителей, всё равно ничем не остановишь.

— Так ты особо и не останавливаешь. И ещё большой вопрос, кто к кому бегает. Ладно, мне в Лондон необходимо смотаться. А ты тогда предупреди всех, что завтра выход на линкорах у нас вместо пятничной увольнительной. Хотя можем и успеть, если всё быстро у нас с арахнидами получится. И ещё нам надо будет для принцессы Литоры её планету от некромонгеров освободить. Но это уже в субботу.

— Есть, товарищ генерал армии.

— Молодец. Тогда до завтра.

Целоваться нам было нельзя, так как вокруг сновали наши головорезы. Мы, как настоящие старые служаки, отдали друг другу честь. После чего Ксюха подмигнула мне и отправилась к своим подчинённым, чтобы рассказать о завтрашнем боевом выходе в космос на линкорах, а я отправился на антиграве в сектор А, то есть на свою половину базы, откуда телепортировался в кабинет Тедди в студии MTV в Лондоне. Так как я ни у кого не уточнил, где будут проходить съемки клипов «серебрянок», то решил не плутать и переместиться в знакомое место.

Тедди на месте не оказалось, а за столом сидела только Лиз.

— Привет работникам MTV, — поприветсвовал я невесту Тедди, а по совместительству, его главную помощницу во всех делах.

— Привет, лорд Эндрю, — ответила она. — У нас уже девять вечера, так что твои скоро закончат.

— А где они? Там, где мы снимали первые наши клипы? Киностудия называется, кажется, «EON Production». Она ещё знаменита тем, что там снимаются фильмы о Джеймсе Бонде.

— Нет, не там. И теперь, кстати, она известна еще и тем, что там снимались ваши музыкальные видеоролики. Мы рядом со зданием MTV арендовали большой ангар и в нём создали три съёмочных павильона. Так как тебе, как всегда, надо срочно, то это лучший выход из положения. Правда, кое-что нам удалось и на улицах Лондона поснимать.

— В магазин женской одежды успели зайти?

— Совместили съёмки с шопингом. Должно всё вместе получиться неплохо.

— Спасибо тебе за помощь. Девчонки только вчера своим гардеробом серьёзно занялись. Потому, что в Москве, пока, сложно что-то нормальное купить. А где наш клавишник?

— Он в кафе сидит. У нас на первом этаже открылось замечательное кафе. Там готовят отличный кофе и очень вкусные французские круассаны.

— Купил он себе что-нибудь?

— Нет. Сказал, ничего интересного не нашёл.

Кто бы сомневался. По сравнению с нашими синтезаторами, которые опережают это время на тридцать-сорок лет, остальная современная аппаратура вызывает только чувство грусти и сожаления. А вот и он сам.

— Слышал, что ты ничего не купил? — спросил я Серёгу, когда тот вошёл в кабинет.

— Наши — лучше, — ответил наш советский спартанец из Лаконики.

— Инопланетные технологии? — спросила Лиз.

— Параллельные миры, — ответил я многозначительно, прекрасно зная, что Лиз никогда и никому не проболтается.

— Вот это новость! — воскликнула она, забавно поцокав языком и покачав от удивления головой. — И как это у тебя получается?

— Есть такая «теория струн». И еще, может быть ты слышала, существует такое понятие, как квантовая или пространственно-временная пена.

— Нет, не слышала. Это что-то для меня очень заумное. Но я поняла, что ты, с помощью этой пены, можешь попадать в параллельные миры.

— Точно. И даже могу найти там тебя. Только ты там будешь совсем другая и, возможно, никогда не встретишь своего Тедди.

— Нет уж, в том мире без Тедди я жить не хочу. Меня в этом мире, пока, всё устраивает.

— Тебе везёт. Я тут недавно в Антивселенную попал, когда с Рамой и Кришной сражался. Так там встретил своё анти-я.

— Это какой Кришна? Индийский бог, что ли?

— Да, аватара Вишну.

— Ну, у тебя и жизнь. Боги, Антивселенные, параллельные миры. Кстати, твои боги — молодцы. Я на первом клипе с Тедди работала. Правда пришлось с ними общаться через твоего дроида, так как по-английски они не понимают. И они всё схватывали на лету, поэтому получилось очень здорово.

— А они сами где?

— Пошли со всеми вместе. Сидят на съемочной площадке и смотрят, как твои девушки работают.

— Народ от них не шарахался?

— Бает очень приятная женщина, а Анубиса уже многие видели. Поэтому встречали их хорошо. Мне они тоже понравились. О, а вот и Тедди с твоими вернулся.

— Привет, лорд Эндрю, — с порога поздоровался наш клипмейкер и генеральный директор MTV. — Твои девушки — умницы. Хорошо сегодня поработали. Кроме этого я успел отсмотреть материалы ваших битв с арахнидами. Просто жуть берёт.

— Сняли? — спросил я его и «серебрянок», которые в этот момент зашли к нам вместе с Деном.

— А как же, — ответил за всех Тедди. — Все очень старались.

— И получилось неплохо, — добавили Ирина. — Но было очень непросто.

— Зато классно, — резюмировала Ольга. — Это как в кино, только всё довольно быстро происходит и под наши песни.

— Рот под фонограмму открываешь и делаешь то, что говорит Тедди или Лиз, — высказала своё мнение Жанна.

За девчонками вошли Бает и Анубис. Я их ментально спросил, как им здесь. Бает замурлыкала, чем вызвала всеобщие улыбки. Видимо, она это делала не раз за сегодняшний день. А Анубис мысленно ответил, что нормально.

— Ты с новой песней определился? — спросил меня Тедди.

— Да, — ответил я. — Она называется «Love Don't Let Me Go».

Я решил записать сингл французского диджея Дэвида Гетты, который он сотворил при участии певца и давнего своего соавтора Криса Уиллиса.

— Хронометраж у неё какой?

— Почти три минуты.

— Я, как раз, под такой и делал. Тогда пошли запишем, чтобы время не терять. Завтра сразу ваши три клипа и запустим по MTV.

— Серега, ты готов к новым трудовым подвигам?

— Всегда.

— А нам можно поприсутсвовать? — спросила Ольга. — Очень хочется посмотреть.

— Пошли, — ответил я. — От своих у меня секретов нет.

И мы всей большой группой, вместе с Тедди, отправились в звукозаписывающую студию. Наша музыкальная аппаратура оставалась в ней, чтобы не таскать её во время съёмок клипов. Ден, конечно, мог бы и потаскать, с него не убудет, но я ему дал команду её не трогать до моего возвращения. Поэтому очень даже удачно получилось.

Я на кейтаре наиграл Сереге мелодию, а он стал подстраиваться под меня. В техническом плане она была очень непростая, но с нашей аппаратурой из будущего мы справились с ней за полчаса. Потом звукоинженеры микшировали мой голос. И на выходе получилась очень даже классная вешь.

«Серебрянки» всё это время сидели, как завороженные. Да, электронная композиция получилась потрясающая. Серега аж улыбался от удовольствия. Звучание, действительно, было просто фантастическим. А потом мы её записали, правда только с третьего повтора. Тедди тоже всё внимательно слушал, а потом сказал:

— Сильная вещь получилась. Только видов космоса у вас мало, всё больше сражений. Они тоже смотрятся очень хорошо, но ты сам говорил, что нужны вставки с видом планет.

Помимо общего вида планет из космоса, нужна была и компьютерная графика. Но она в 1978-м году находилась в зачаточном состоянии. В таком случае, что я вообще с этим всем заморачиваюсь? У меня же на базе искин есть, которая мне такую графику забабахает, что все просто ахнут.

— Тогда давай всё мне, — сказал я. — Завтра тебе уже готовое верну. Я своему искусственному интеллекту это дело поручу.

— А в будущем к твоей Крис можно буде обращаться по этому вопросу? — спросил Тедди.

— Не часто, но можно. Ты думаешь, что после обработки ею видеоряда и показа клипа по MTV у нас образуется очередь из желающих сделать подобные видеоролики?

— Я не думаю, я просто уверен в этом.

— Посмотрим. Только нам уже пора. Девчонки, где ваши покупки?

— Они их в соседней комнате оставили, — ответила за них Лиз.

— Мы их сейчас принесём, — подтвердили «серебрянки» хором.

Когда они вернулись с несколькими пакетами среднего размера, я понял, что там что-то жутко дорогое.

— Мы купили по три пары платьев и столько же туфель к ним, — сказала Ирина. — Ну и аксессуаров немного.

— То есть, в каждом вашем пакете уместилась однокомнатная московская квартира?

— Получается, что так, — как бы извиняясь, ответила Ольга.

— Ты же сам сказал, что у них всё должно быть самое лучшее, — встала на защиту девчонок Лиз. — Зато теперь им будет не стыдно появиться даже на балу в Букингемском дворце.

Да, эти женщины просто настоящие волшебницы в плане траты денег. Из любого миллиардера за пару-тройку дней они легко могут сделать обычного миллионера.

— В таком случае возвращаемся, — резюмировал я и мы все вместе переместились на площадку перед бассейном нашего отеля в Хьюстоне.

До начала концерта оставалось чуть больше четырёх часов, поэтому у всех было время на отдых.

В номере меня встретили обиженные жёны.

— Ты чего нас оставил одних на целых полдня? — спросила Наташа.

— Я утром встал рано и мне жалко было вас будить, — ответил я, целуя каждую. — Вы так сладко спали, да и в вашем положении вам нужно больше отдыхать. Что вы тут без меня делали?

— Мы проехались по магазинам, вернулись, а тебя всё нет, — добавила Лилу.

— А ты чем занимался? — поинтересовалась Лилу.

— Воевал с арахнидами, потом присутствовал на заседании Политбюро, ну и в Лондоне был. Там «серебрянки» снимались с утра в клипах. С Серегой успели новую песню записать в студии у Тедди. Помимо этого в Москве зарегистрировали первые браки с одним мужем и двумя-тремя женами. И таких набралось почти двести семей.

— Вот здорово! — воскликнули все. — Значит, мы теперь не одни такие.

— У тебя такой насыщенный делами день был, а нам было немножко скучно и тоскливо без тебя, — объяснила причину их обид Солнышко.

— Чтобы вам скучно не было, я придумал две новые песни под женский голос для своих красавиц.

— Ура! — воскликнула Маша, целуя меня. — Вот за это мы тебя и любим.

— И не только за это, — добавила Ди и посмотрела хитрым взглядом на то место, где у меня располагалась ширинка на брюках.

— А какие песни? — задала вопрос Солнышко.

— Очень динамичные. Если хотите их сегодня исполнить на нашем заключительном концерте, то надо начинать репетировать прямо сейчас.

— Мы согласны! — весело закричали все, даже те, кто не поёт.

— Тогда зовите Серёгу с Деном и с нашим большим инструментом.

Лилу побежала в соседний люкс звать вышеперечисленных товарищей, а я взял кейтар и стал наигрывать мелодию песни Шер под названием «Strong Enough», которую она исполнит в 1999 году. Песни армянки Шерилин Саркисян будут очень популярны в Америке моей ветки истории. А хитами армянина Шахнура Азнавуряна заслушивается вся Франция. Жалко, что у Фрунзика Мкртчана певческого голоса не было. А то я бы тоже из его репертуара что-нибудь спел. Так что помимо знаменитого на весь мир армянского коньяка, эта советская республика славилась своими замечательными певцами и актёрами.

— Классно, — воскликнула Солнышко. — Есть что-то общее с моей «Believe».

— Значит, тебе её и исполнять, — ответил я. — А вторую споёт Маша. Может ты с ней сольно выступишь?

— Нет уж, — замахала руками бывшая Maria Koles, которая уже и забыла, что она совсем недавно хотела выступать отдельно от нас. — Я без вас теперь не смогу. И к тому же, я беременная.

— Как и все мы, — добавила Наташа, смеясь.

Когда пришёл Серёга, мы принялись за работу. Всем нравилось так работать, поэтому процесс шёл очень активно. У Солнышка всё получалось замечательно. Вот что значит, когда песня приходится по душе самой исполнительнице.

— Голос немного надо смикшировать, как в «Believe», — сказал я Серёге, на что он утвердительно кивнул. — А теперь песня для Маши. Как говорится: «всем сестрам по серьгам».

Для второй своей солистки я выбрал прикольную песню Cyndi Lauper под весёлым названием «Girls Just Want То Have Fun». В моей истории она станет хитом через пять лет и займёт 2-е место в Billboard Hot 100, плюс к этому получит номинации на две награды Грэмми и на шесть наград MTV Video Music Awards 1984 года.

Маша аж вся замерла в предвкушении и я её решил немного подразнить. Она не смогла выдержать и десятисекундной паузы с моей стороны, поэтому воскликнула:

— Андрей, ну не тяни!

Все знали её нетерпеливый и взрывной характер, поэтому дружно улыбнулись на эту её заранее прогнозируемую реакцию.

— Хорошо, как скажешь, — ответил я и заиграл эту весёлую мелодию и запел слова.

Что тут началось! Маша, после первых двух строчек, вскочила и, как настоящая Cyndi Lauper в клипе, стала скакать и дурачиться. А потом не выдержали и остальные подруги. Получилось почти также, как в видеоролике к этой песне, где в одной комнате веселилась целая толпа людей. Она была написана именно для такой заводной и безбашенной девчонки, как Маша, и все это сразу поняли.

После окончания моего исполнения, она полезла целоваться. Конечно, она ей жутко понравилась, поэтому она была мне очень за неё благодарна. После чего мы трудились над песней. Кто-то изображал хор подпевающих, похожих на «девушек, которые просто хотят веселиться».

Мы почти закончили нашу весёлую репетицию, когда со мной связалась Крис.

— Товарищ Андрей, — обратилась она ко мне, — мои средства дальнего космического обнаружения пять минут назад засекли одиночный линкор некромонгеров. И только что со мной вышел на связь Ваако. Хочет говорить с вами.

— Понял, — ответил я ей ментально. — Через пять минут буду.

А в слух произнёс:

— Все молодцы. Отдыхайте, а мне необходимо быть на лунной базе.

— Что-то случилось? — взволнованным голосом спросила Солнышко.

— Ничего страшного. В пределах Солнечной системы появился космический линкор некромонгером с Ваако на борту.

— Может нам с тобой отправиться? — спросила Лилу.

— У меня там более ста двадцати обученных бойцов имеется. Но чтобы вам было спокойней, я возьму с собой Анубиса.

Никто возражать не стал. Поэтому, когда Серёга с Деном ушли, я направился к стене, которая граничила с номером Шакала.

— А ты куда? — удивлённо спросила Ди.

— Так короче, — ответил я и прошёл сквозь стену.

Я совсем забыл, что мои жёны не в курсе того, что я научился шастать сквозь стены. Они видели, как это делают наши египетские боги. А вот как это делаю я, они еще не сподобились лицезреть. Но зато они сейчас немного отвлекутся от лунной темы и станут обсуждать мой очередной необычный фокус.

Анубис опять тренировался с мечами, только на этот раз имитировал блокирующие Удары.

— Скучаешь по настоящему делу? — спросил я его.

— Конечно, — ответил тот.

— Тогда пошли со мной. Я на лунную базу отправляюсь. Ты там, как раз, потренируешь моих офицеров.

— Это радует. А где столько мечей тренировочных возьмёшь?

— Я еще вчера дал задание Крис. Сейчас у неё и спросим.

Телепортрировавшись прямо в свой спортивный зал, я вызвал Крис и спросил про мечи.

— Все сто двадцать три меча готовы, — ответила она.

— Тогда пусть дроиды везут их все в один из офицерских спортивных залов. И передай всем, чтоб подходили туда, одетые по форме № 2. Кстати, ты сделала девушкам спортивные топы?

— Еще три дня назад. Они все теперь в них зарядку делают.

— Отлично. Анубис, отправляйся к моим головорезам и проводи свой мастер-класс. А мне тут с одним непонятным делом надо разобраться.

Я направился в центр управления базой и отдал Крис команду включить большой настенный экран.

— Выведи туда Ваако, — сказал я своему искину.

— Приветствую тебя, Андр, — сказала мне говорящая голова бывшего командующего войсками некромонгеров.

После моей операции по превращению этого полутрупа в нормального человека, он выглядел вполне нормально. Может мне ими там всеми на их Мории заняться? Вернуть им, так сказать, первозданный вид. А то они совсем человеческий облик потеряли. Опустились, короче.

— И тебе привет, Ваако, — ответил я. — С чем пожаловал? Как там твой Святой Полумёртвый поживает?

— Лорд-Маршал был в гневе, увидев нас, — ответил тот мрачно. — Он убил всех моих помощников, которых ты вернул к жизни, когда узнал, что его космического флота больше нет.

— Ты ему рассказал про посланника богов?

— Да, рассказал. Он не хотел верить в это, но я являлся для него слишком живым доказательством твоих сверхспособностей.

— Надеюсь он понял, что я не шучу?

— Думаю, что да. Я ему рассказал, что у тебя было всего несколько кораблей и что ты, меньше чем за час, играючи расправился с нашей эскадрой.

— А почему он тебя не убил? Или не отдал в руки Чистильщика Луш?

— Ты меня сделал неуязвимым для Чистильщика. Два раза процедуру превращения в некромонгера провести невозможно. Лорд-Маршал хотел меня тоже убить, но в последний момент передумал. Он отправил меня к тебе в качестве парламентёра.

— Он хочет сдаться?

— Нет, он может тебе помочь.

— Мне его помощь не нужна.

— Лорд-Маршал вызвал представительницу Четырёх Стихий Аэрон и она ему рассказала о тебе. Что тебя на некоторых планетах знают как Андра и что ты или очень сильный псионик, или молодой бог. Она ещё сказала, что ты можешь легко уничтожать планеты и не раз это делал. Поэтому с тобой лучше не связываться. И Лорду-Маршалу в схватке с псиоником твоего уровня никак не поможет способность его тела и души действовать раздельно. И к тому же за тобой стоят средние боги и тебе сейчас служат младшие. Но она предвидит, что тебе предстоит сразиться с самим Демиургом и Лорду- Маршалу лучше помочь тебе, так как уже сейчас можно вполне определённо предсказать исход этого поединка.

А вот это приятная для меня новость. Получается, о моём неожиданном появление уже известно в Универсуме. О нём знают только всякие медиумы, пифии и прорицательницы. И началось это, видимо, после моего визита в Антивселенную. Я засветился там, тем самым информация обо мне разошлась по всем мирам и измерениям. И те, кто видят будущее, уже ставят на меня в будущей схватке с Демиургом.

Но это вполне может быть и какой-то хитрый ход, с целью избежать гибели мира Четырёх Стихий. Чтобы в войне между Лордом-Маршалом и мной не погибли и они. Поэтому радоваться рано. С Пэмандром эту тему не обсудишь, так как он в этом вопросе является стороной заинтересованной. Следовательно, следует разобраться с этим самому. Послать Святого Полумёртвого на известные три русские буквы я всегда успею.

— Я подумаю, — ответил я Ваако. — Так и передай Лорду-Маршалу. Мне надо будет пообщаться с вашей Аэрон. И сообщи ему еще вот что. Прямая связь у тебя с ним есть?

— Да, — ответил бывший некромонгер. — Он ждет от меня твоего ответа.

— Тогда пусть, для начала, освободит планету Крисп. Если я завтра встречу там хоть одного некромонгера, то тогда точно приду за ним.

— Я ему передам. А что будет со мной?

— После встречи с вашей провидицей станет понятно, как и что я сделаю потом с Лордом-Маршалом. Ну и посмотрим, как он выполнит моё требование с Криспом. А ты пока поработай связным и организуй мне встречу с Аэрон. После этого поглядим.

И отключил связь. Со стороны некромонгеров это был грамотный ход. Сюда бы Громыко с его МИДом, вот бы у них головы вспухли. Но было и так понятно, что Лорд- Маршал сложил все полученные данные и понял, что со мной ему не справиться. Поэтому послезавтра я, по-любому, буду на Криспе со своими головорезами. Если лорд не дурак, то сделает то, что я ему сказал. Ну а нет, то тогда мои бойцы ещё немного потренируются, только на этот раз в захвате планеты. Маловато нас, конечно, для целой планеты, но мы начнем со столицы. Кстати, у принцессы Литоры даже название её не спросил.

Тут раздался голос Крис:

— Товарищ Андрей. Сегодня во время спасения пранских пленных дроиды брали ещё и анализы грунта с планеты арахнидов. В пещере они обнаружили кроваво-красные пиропы. Это порода, сопутствующая алмазам.

— Ты хочешь сказать, что помимо двух месторождений адаманта, мы станем обладателями ещё и залежей алмазов?

— Да. Кроме этого, в тех местах, где были обнаружены пиропы, дроиды нашли вкрапления элементов бора. А это говорит о том, что, скорее всего, мы найдём там голубые алмазы.

— Это просто замечательно. Такие раньше на Земле встречались только в Индии.

Голубые алмазы считались третьим глазом Рамы, который их проклял. Жаль, я не спросил об этом у него самого, зачем он это сделал. Хотя вряд ли он бы мне ответил. Не до того ему тогда было. Но индусы, всё равно, их почитают и считают камнями богов. Голубые алмазы теперь добывают в ЮАР и скоро найдут большое месторождение в Австралии. А я найду их в космосе и назову тогда эту планету «Голубым бриллиантом». Красиво и по теме.

Если вспомнить цену на алмаз Хоупа глубокого сапфирово-синего цвета, который весит 45 карат, то она впечатляет. 225 миллиона долларов за блестящий камушек — это очень серьёзно.

Кстати, в 2000 году найдут голубой алмаз «Сердце вечности» весом 27,64 карата в знаменитой южноафриканской шахте Premier компании De Beers и он будет стоить 16 миллионов долларов. Стоит подумать, как мне его получить раньше этого срока. В связи с этим следует вспомнить и «Розовую звезду», которую тоже найдут в ЮАР в 1999 году. Камушек почти в 60 каратов будет стоить 83 миллиона.

— Крис, — обратился я к своему искину, вспоминая клип на песню «Love Don't Let Me Go». — Мне тут нужно кое-что смонтировать и добавить компьютерной графики в наш музыкальный видеоролик. Общий план я сейчас передам тебе в виде мыслеобразов. Желательно, чтобы вот эти летающие в космосе человечки были похожи на нас четверых из группы «Демо».

— Сделаю, — ответила та. — Когда это нужно?

— Хотелось бы показать клип на сегодняшнем нашем концерте.

— Через час будет всё готово.

— Спасибо. Как там наш Анубис?

— Занимается с лейтенантами. Все стараются, но у многих пока не получается

— Это с непривычки. Долго ему ещё?

— Сказал перед началом, что занятие продлится час. Так что осталось пятнадцать минут.

Раз есть немного свободного времени, то я решил просто посидеть и попить кофе. Но разве мне дадут. Опять Крис сообщила, что какой-то линкор должен выйти через минуту из гипера. Это могли быть только свои. А своими у нас были пока исключительно пранцы. Так близко к Луне имели разрешение подлетать только они.

— Пусть садится на наш космодром, — дал я команду. — Я догадываюсь, зачем он прибыл.

Как оказалось, это был специальный линкор от Клюэна, который привёз нам четыре «Звезды мужества», обещанные губернатором. Сам губернатор прибыть не смог, так как занимался ранеными. В гоолографическом сообщении, переданном вместе с четырьмя большими синими футлярами, еще раз сам Клюэн благодарил нас за своё спасение и строго наказывал мне, что одна из наград — моя.

Поблагодарив офицера фельдъегерского корабля, я открыл верхний футляр и просто обалдел от размера награды. Было понятно, что каждая Звезда была сделана из драгоценного металла, похожего на наше золото с какими-то блестящими синими камушками, расположенными по окружности центральной части, где было написано на иранском: «За мужество». Коротко и ясно. Звезда имела восемь лучей и была размером с земное чайное блюдце.

Да, такую одну звезду нацепишь и другие больше не поместятся. Ну что ж, надо идти вручать. Я, правда, не спросил, на какой стороне груди её носить. Но решил, что на левой. Под Звездой Героя и орденом Ленина она будет смотреться очень красиво. Поэтому я прицепил одну к своей чёрной генеральской форменной куртке, как раз под четырьмя Золотыми Звездами. Деньги к деньгам, а золото к золоту.

Материализовав из воздуха зеркало, я полюбовался на себя. Красавец. Попрошу не путать с подполковником Красавцем из телевизионного сериала про питерских ментов. У меня звание намного выше, чем у него, да и посимпатичней я буду.

Мои головорезы только закончили тренировку и тут я появился в зале. Да, погонял их Анубис. Ничего не скажешь. И не только парни все были взмыленные, но и девушки. Даже Ксюха стояла вся раскрасневшаяся от многочисленных упражнений и повторений. Кто-то крикнул:

— Товарищи офицеры! Смир-но!

Но я махнул рукой и дал команду:

— Вольно!

Все глядели на мою немаленькую Звезду и сразу догадались, зачем я к ним пришёл. К тому же я держал три больших наградных футляра, по размерам соответствующих моей новой награде.

— Капитан Журавлёва, выйти из строя, — скомандовал я, открывая футляр. — За проявленное мужество и отвагу при освобождении пранских пленных, глава планеты награждает вас «Звездой мужества».

— Служу Советскому Союзу, — отрапортовала Ксюха, смотревшаяся в спортивном топике очень даже сексуально.

Потом я вызвал старшего лейтенанта Ярцеву, а за ней старшего лейтенанта Политова. Получилось второе награждение Димки за один день. Звездопад у него случился, одним словом.

Глядя на этих своих сто двадцать довольных бойцов я понял, что они за меня порвут любого и даже отдадут свою жизнь, не раздумывая. И это не из-за подарков и наград, которые я для них выбиваю. Я для них настоящий кумир и пример для подражания. И у меня возникла мысль сделать их всех своими аватарами. Станут моими личными авешами, которые, как 300 спартанцев, будут стоять насмерть, прикрывая меня.

Анубис тоже был доволен. Он, наконец-то, занялся настоящим мужским делом. Следующий раз надо будет и его с собой взять против арахнидов или некромонгеров. Ему ведь без разницы, чьей кровью напоить свой клинок. Для меня, конечно, лучше божественной, после которой мой «убийца богов» светится и сияет, словно Солнце. Но за неимением гербовой, приходится писать на простой. То есть, пока с богами напряжёнка, будем рубать арахнидов.

Оглядев зал, я махнул Анубису рукой, чтобы следовал за мной. После чего его покинул, кивнув всем головой.

— Ну что, отвёл душу? — спросил я его, когда тот вышел вслед за мной.

— Отвёл, — ответил тот, скаля клыки. — Но настоящий бой — это ещё лучше.

— Тогда завтра готовься. Будет тебе настоящий бой.

А на площадке перед бассейном нас ждала взволнованная Женька.

— Андрэ, там какие-то странные трое мужчин тебя дожидаются, — сказала она, нервно теребя руками край платья. — У меня от их взглядов мурашки по коже бегают.

— Анубис, иди отдыхай, — сказал я своему спутнику. — Нам скоро всем на концерт собираться. Жень, где они?

— Они у меня в номере сидят. Как их охрана отеля пропустила, я не знаю.

— Пошли, разберёмся.

Неужели менталисты пожаловали? Только они могли заморочить голову охране или отвести от себя глаза. Хорошо, что я еще давно поставил блок на женькино подсознание. Видимо, безуспешные попытки проникнуть в её мозг и вызывали у неё подобную реакцию. Значит, и на Земле есть те, кто владеет некоторыми практиками псиоников.

Я решил сразу из этой троицы фарш не делать, а послушать, что они мне предъявят. То, что это «стрелка», я не сомневался. Только это были не обычные бандиты, которые пришли требовать свою долю за «крышу». Здесь ситуация была намного глобальнее и серьёзнее.

Женьку я отправил к Бает. Пусть пока у нее посидит и успокоится. К своим жёнам я её отправлять не стал, а то и те тоже начнут волноваться. В их положении этого следовало избегать.

А вот и три гуся, которые меня ждали. Даже не встали при моём появлении. Видимо считают себя хозяевами жизни. Ну что ж, намекнем им слегонца, что они неправы. Их ментальные атаки я легко отбил, а потом сам врезал, но не очень сильно. Мне здесь три «овоща» не нужны. У них даже головы дёрнулись, как от реального удара. Ничего, дальше будет только хуже. Для них, разумеется.

Не дав им придти в себя, я спросил:

— Вас вставать, когда хозяин дома пришёл, не учили?

И ментальной волной боли заставил их подняться из кресел. Вот так-то лучше. Сразу дошло, что тут не юноши безусые проживают.

— Ещё научить, как себя правильно вести или двух раз достаточно? — спросил я.

— Мы слышали о тебе, — сказал старший, потирая виски. — Но мы думали, что это выдумки.

Я уже всё о них знал. Да, интересные пассажиры заглянули ко мне на огонёк. Для обычных людей они, действительно, представляли серьёзную опасность. Но вот почему слухи обо мне дошли до них в таком искаженном виде? Получается, что лидер их организации специально её исказил и послал ко мне своих людей, чтобы проверить меня. Тогда послушаем, что они скажут.

— Ты своими действиями влез в сферу наших интересов и стал нам мешать, — сказал старший, так и не представившись. — Мы пришли тебя предупредить…

— «Иллюминаты», значит. Те, кто помнит свои прежние жизни и пытается тайно управлять историческим процессом на Земле. Мотивация подобных тайных обществ мне хорошо знакома. Это жажда мирового господства, тотального контроля над людскими, научными и финансовыми ресурсами.

— Откуда ты узнал? — возмущенно спросил второй.

Наглых надо наказывать. Это неписаный закон любого общества. Поэтому я создал вокруг него защитный купол, как тогда вокруг хронополицейских, которые пытались меня достать в парраллельной Москве 2019-го года. Остальные двое смотрели ошарашенными глазами на своего товарища, который пытался им что-то кричать, но его не было слышно.

— Вашего наглого приятеля я изолировал, — сказал я. — Чтоб не мешал. Если кто-то ещё повысит голос на меня, то я с ним сделаю тоже самое. Понятно?

— Да, — ответили те, наконец-то уразумев, что шутки кончились.

— То, что вы слабенькие менталисты, это я понял сразу и меня это вообще не волнует. А вот то, что вы помните все свои прошлые жизни, это уже интересно. Так что за предъявы вы пришли мне выставить?

— Похоже, нас неправильно информировали, — слегка стушевался под моим жёстким взглядом старший. — Ваше неожиданное появление спутало нам все карты. Да и ваша аура, на первый взгляд, не очень отличается от обычной.

— А так? — сказал я и открыл свою ауру.

Эти двое даже машинально приложили ладони к глазам, настолько она была яркая и большая. Их ауры я тоже сразу увидел, но они меня не впечатлили. Да, ошеломил я вас, гости нежданные.

— Ещё вопросы или итак всё понятно? — спросил я этих двух ошеломлённых визитёров.

— Но такие ауры бывают только…, — сказал и запнулся старший.

— Рад, что сами догадались. Так что передайте вашему князю Убертино Ланди, что накосячил он знатно. Хотя у меня есть свободные пять минут и я сам ему передам привет, а вы будете этому свидетелями. Эй, наглый, который под куполом, будешь ещё свой рот разевать, когда тебя не спрашивают?

Тот активно замотал головой, давая понять, что не будет. Пришлось снять с него энергетический купол. Он тоже видел мою ауру, поэтому вести себя будет смирно. Вот интересно, этот те «слабовидящие», о которых мне недавно говорила Ванга или это другие?

Я теперь знал, где сейчас находится сеньор Ланди. В своём родовом замке Барди в Северной Италии. Красивейший замок IX века, кстати. У меня уже есть один замок Лидс в Англии, не считая двух у Солнышка и Маши плюс дворца у Ди. Будет ещё один. Я таких наездов не люблю и прощать не собираюсь.

Не долго думая, я открыл портал в главную залу замка Барди или, как его часто называли, Ланди, по фамилии владельца. Увидев настоящий портал, трое гостей просто оторопели.

— Следуйте за мной, господа, — сказал я. — И не делайте резких движений.

Сеньор Ланди сидел за большим старинным столом, стоящим около витражного окна и что-то читал. Когда открылся портал, он сразу даже и не понял, что произошло. Но когда он увидел меня с пылающей аурой, выходящего вместе с его посланцами, то всё сразу понял.

Да, мужик. За гнилой базар ты мне сейчас ответишь. Я не стал дожидаться, пока он начнет мне что-то объяснять. Просто ментальной волной поднял его в воздух, а потом опустил. Только в момент опускания я сделал из него лилипута, как ещё совсем недавно из принца Чарльза.

Картина получилась забавная. Князь ударился об пол не сильно, но был потрясён произошедшей с ним метаморфозой. Этим были потрясены и его посланцы, которые всё видели.

— Кто-то ещё хочет стать полуросликом? — спросил я троих шокированных гостей.

Говорить они не могли, а только активно мотали головами из стороны в сторону.

Значит, не хотят. А теперь действуем дальше.

— Сейчас можно и поговорить, князь, — сказал я и присел за стол, где только что находился хозяин замка, ставший неожиданно лилипутом, который уже поднялся на ноги и с ужасом осматривал себя. — Ты, малость, берега попутал, прислав своих, не очень вежливых, людей мне что-то предъявлять.

— Это моя вина, лорд Эндрю, — заблеял тот смешным пищащим голоском. — Я не знал, кем вы являетесь на самом деле. Я думал, что информация о вашей божественной сущности является досужими сплетнями и обычным вымыслом. Теперь я осознал, что допустил грубый промах и прошу не лишать меня за это жизни.

— Знаешь, очень хочется это сделать. Или просто оставить тебя таким мелким на всю жизнь?

— Желательно ни то, ни другое. Я готов возместить ущерб за причинённое вам беспокойство.

— Деньги мне не нужны.

— Согласен, в качестве компенсации, подарить вам этот фамильный замок.

— Вот это уже лучше. А что с вашими посланцами делать?

— Они меня не интересуют. Я торгуюсь за свою жизнь.

— Хорошо. Вызывайте управляющего и оформляйте дарственную на меня. Эти трое выступят в качестве свидетелей.

Этот замок я решил подарить Наташе, так как она осталась единственной из моих жён, у которой не было своей средневековой крепости. Лилу не в счёт, так как у неё на Пране что-то подобное было. Но если она захочет, то я ей найду нечто похожее и на Земле.


КОНЕЦ ЧЕТЫРНАДЦАТОЙ КНИГИ

1-я глава 15-й книги будет опубликована или 24 июня, или 28-го. Это, во многом, зависит от вас. Всем подписавшимся на неё я вышлю дополнительное сообщение по электронной почте и сделаю пост о точной дате выхода главы в своём паблике.

Благодарю всех, кто уже оплатил 15-ю книгу. Это говорит о том, что мой многосерийный роман попрежнему нравится читателям.

* * *
Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги📚:

https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики