Сионизм на службе мировой реакции (fb2)

- Сионизм на службе мировой реакции 959 Кб, 246с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Лев Абрамович Рувинский

Настройки текста:



ПРЕДИСЛОВИЕ

В последнее время в результате опасной активизации наиболее воинственных сил империализма, в первую очередь реакционных кругов США, международная обстановка резко обострилась. Повернуть вспять мировое развитие, уничтожить социализм как общественно-политическую систему — к этому сводятся замыслы тех, кто объявил «крестовый поход» против коммунизма.

В речи на встрече с избирателями 2 марта 1984 года Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ К. У. Черненко подчеркнул: «…последние годы были отмечены резкой активизацией политики наиболее агрессивных сил американского империализма — политики откровенного милитаризма, претензий на мировое господство, сопротивления прогрессу, нарушения прав и свободы народов. Примеров ее практического применения мир видел немало. Это — вторжение в Ливан и оккупация Гренады, необъявленная война против Никарагуа, угрозы Сирии и, наконец, превращение Западной Европы в стартовую площадку для ядерных ракет США, нацеленных на СССР и его союзников»[1].

Империализм в своей глобальной стратегии широко использует международный сионизм как один из ударных отрядов для наступления на социализм и национально-освободительное движение, на силы мира и социального прогресса. О реакционной, агрессивной сущности сионизма говорят факты истории, об этом свидетельствует современность.

Возникнув в конце прошлого столетия как идеология крупной еврейской буржуазии, сионизм является ныне официальной доктриной государства Израиль, определяет его захватническую, экспансионистскую внешнюю политику. Израиль существует немногим более 35 лет. Но за тот небольшой исторический период государство воевало шесть раз. Политический авантюризм, оккупация арабских территорий, агрессия против соседних стран, десятки тысяч убитых и раненых мирных жителей, циничное игнорирование прав арабского народа Палестины, террор и геноцид — такова практика правящей верхушки Израиля, ответственность за которую несут и лидеры международного сионизма.

В настоящее время с особой наглядностью подтверждается и другое: сионизм, его шовинистическая идеология и политика, по сути дела, повторяют расистские идеи и преступные методы разгромленного гитлеровского фашизма. События последних лет на Ближнем Востоке показывают всему миру, что преступления сионистских правителей Тель-Авива и их молодчиков мало чем отличаются от зверств, которые чинили гитлеровцы в годы второй мировой войны.

Авантюристическая политика израильских сионистов не только несет страдания и беды арабским народам. Она в корне расходится с задачами установления прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке и с жизненными интересами народа самого Израиля. Но несмотря на это сионистская клика Тель-Авива продолжает проводить агрессивный, экспансионистский курс. Она пользуется неограниченной поддержкой монополистического капитала, и в первую очередь американского, неограниченной поддержкой международного сионизма.

Как известно, наряду с безудержной гонкой вооружений в арсенале преступных средств империалистической реакции, толкающей мир на грань ядерной катастрофы, важное место отводится «психологической войне», в которой империализм видит одно из главных средств достижения своей цели. «Психологическая война», отмечал товарищ К. У. Черненко в докладе на июньском (1983 года) Пленуме ЦК КПСС, «…ведется Западом на самой высокой, можно сказать, истерической антисоветской, антикоммунистической ноте. Противник пустился на сущий разбой в эфире. Мы имеем дело с попытками организовать против нас настоящую информационно-пропагандистскую интервенцию…»[2]

Составной частью этой системы «психологической войны» Запада являются насквозь фальшивые, грубо клеветнические акции международного сионизма, который блокируется с любыми реакционными силами, стоящими на платформе ярого антисоветизма и антикоммунизма. Апологеты сионизма, присваивая себе право вмешиваться в наши внутренние дела, повседневно клевещут на нашу Советскую Родину, ее историю и современность, извращают суть ее миролюбивой внешней политики, фальсифицируют национальную политику Коммунистической партии, организуют идеологические диверсии, провокации.

В этой раздуваемой империализмом антисоветской кампании лжи и клеветы активно участвуют сионистские организации, сионистские правители Тель-Авива. В своем выступлении на XXVI съезде КПСС Генеральный секретарь ЦК Компартии Израиля Меир Вильнер отмечал: «…Мы прибыли из страны, в которой 24 часа в сутки ведется разнузданная антисоветская пропаганда. Руководители Израиля сотрудничают с самыми реакционными империалистическими кругами, выступающими против разрядки, с фашистскими хунтами Латинской Америки и расистским режимом Южной Африки»[3].

Таким образом, сионизм выступал и выступает как злейший враг мира, социального прогресса и свободы народов. Он является орудием антикоммунизма и антисоветизма — главного направления и основного содержания современной буржуазной идеологии и политики. По своей сути сионизм концентрирует в себе крайний национализм и расовую нетерпимость, вооруженный авантюризм и культ политической вседозволенности и безнаказанности, демагогию и идеологические диверсии, грязные маневры и вероломство. Член Политбюро Компартии США X. Лумер подчеркивал: «Сионизм — заклятый враг подлинных интересов еврейского населения и всех трудящихся. Он выступает повсюду против мира, свободы и прогресса. И он должен быть безоговорочно разоблачен, а его отравляющему воздействию на еврейские массы должен быть положен конец»[4].

Советские люди — подлинные интернационалисты — решительно отвергают любые формы шовинизма, любые националистические вывихи. Непримиримая борьба с сионизмом, разоблачение его реакционной сущности, агрессивного и антинародного характера является задачей важной и актуальной.

В ОРБИТЕ РЕАКЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

Враг трудящихся

В течение уже многих десятилетий апологеты сионизма пытались и пытаются выдать его за какое-то внеклассовое и даже надклассовое объединение, «национально-освободительное еврейское движение». Сионисты постоянно твердили и твердят, что их задача состоит в защите неких «всеобщих еврейских интересов» и оказании «покровительства» еврейскому населению всех стран. Так, один из лидеров сионизма В. Жаботинский утверждал: «У евреев нет классовой политики, а была и есть политика национального блока»[5].

Однако, как показывают факты, на самом деле идеология и политика сионизма, его любые цели стратегического и тактического характера прежде всего сводятся к выражению узкоклассовых, корыстных интересов крупной еврейской буржуазии и империалистических монополий, стремлению воздействовать на развитие политической обстановки в том или ином районе мира в нужном для них направлении. Действительно, в эпоху империализма, начиная с рубежа XIX–XX веков, еврейская буржуазия, непрерывно наращивая силу, стала настойчиво добиваться практического осуществления своих целей, определяющихся догматами сионизма о «всемирной еврейской нации», «избранном народе», его «мессианской роли» и «особых правах» по отношению к другим народам.

С самого начала четко выявилась суть сионизма как агрессивной шовинистической идеологии, воплощенной в соответствующей практической деятельности еврейской монополистической буржуазии. Сионизм показал себя глубоко враждебным интересам трудящихся всех национальностей и в первую очередь — интересам трудящихся евреев.

Выполняя классовый заказ крупной буржуазии еврейского происхождения, сионисты с первых шагов своей деятельности постоянно стремились к изоляции трудящихся евреев от их братьев по классу других национальностей, от участия в борьбе за демократию и социальный прогресс. Они разжигали национальную рознь, устанавливали связи с любыми реакционными силами, антинародными режимами.

Одной из главных задач сионистов в царской России всегда являлось участие в борьбе против общероссийского освободительного движения, отрыв от него трудящихся евреев. Между тем, как известно, к началу XX века именно Россия стала узловым пунктом противоречий мирового империализма, именно сюда переместился центр мирового революционного движения. В постановлении ЦК КПСС «О 80-летии Второго съезда РСДРП» указывается: «На рубеже XIX и XX столетий капитализм вступил в империалистическую стадию, до крайности обострившую все социально-экономические противоречия. С исключительной силой эти противоречия проявились в России, где они усугублялись политическим, духовным и национальным гнетом царизма»[6].

Следует отметить, что свое реакционное, контрреволюционное кредо лидеры сионизма выразили ещё в конце XIX века. В одном из сионистских документов, датированном 1898 годом и хранящемся в фондах Центрального государственного архива Октябрьской революции, прямо говорится: «для еврейства, для еврейской национальности идеи социализма — смертельный враг»[7].

В этом отношении весьма показательна также деятельность одного из основателей и идеологов сионизма, первого президента Всемирной сионистской организации (ВСО) Т. Герцля, который неоднократно обращался к правительствам Англии, Германии, России и других стран с предложением использовать сионистов против революционной борьбы трудящихся масс за социальное и национальное освобождение, налаживал для этого тесные контакты с реакционными государственными и политическими деятелями. Так, он встречался с германским кайзером Вильгельмом II, турецким султаном Абдул-Хамидом, другими не менее известными деятелями международной реакции того времени. С ними он вел переговоры, предлагал свои услуги.

Герцль вел переписку, а летом 1903 года встретился с министром внутренних дел России В. Плеве, обещая царскому самодержавию всемерную поддержку с тем, чтобы получить одобрение сионистской программы создания в Палестине «еврейского очага».

Характерно, что эта встреча произошла вскоре после еврейского погрома, спровоцированного и поддержанного царскими властями и Кишиневе в апреле 1903 года, и именно Плеве ленинская «Искра» характеризовала как «главного и самого злостного виновника кишиневских убийств»[8], грозившего не остановиться «и пред крайними мерами», сделать условия жизни для евреев в России невозможными. Сионисты же распространяли листовки (в том числе в Одессе), в которых утверждали, что «правительство не при чем в кишиневском погроме». Аналогичную позицию заняли и сионистские организации за рубежом. «Искра» в редакционном примечании к сообщению с Юга России писала тогда: «Кстати о сионистах: нам сообщают, что эти господа уклонились от участия в митинге, созванном парижскими профессорами, в целях протеста против кишиневских зверств. Мотивировка: они не желают портить своих отношений с правительством Российского султана»[9].

Удивительно ли, что Герцль и Плеве нашли общий язык, придя к негласному соглашению: Плеве обещал не препятствовать легальной деятельности сионистской организации в России и оказывать содействие еврейской эмиграции; сионисты же должны были отказаться от любых выступлений против политики царизма, ее критики и более активно противодействовать влиянию социалистических идей среди евреев. Вскоре Герцль направил сионистским лидерам в Петербург письмо, где советовал не терпеть в своих рядах «радикальных элементов» и тем более не допускать участия в революционном движении[10].

А результат здесь мог быть только один. Как подчеркивала «Искра» еще в 1901 году, «отвлекая еврейскую интеллигенцию и еврейскую рабочую массу от борьбы с русским населением вместе за свободу, сионисты играют на руку тому политическому режиму, который в периодических припадках самодурского бешенства подвергает дикому насилию самых мирных обывателей»[11].

Начальник Московского охранного отделения, известный «специалист» по провокациям полковник С. Зубатов прямо заявлял о целесообразности поддержки националистических устремлений сионистов и тесной блокировки с ними в борьбе со все растущим и крепнущим в стране освободительным движением. Оценив контрреволюционную сущность программы и практики сионизма, Зубатов в 1901 году советовал: «Надо сионизм поддержать и вообще сыграть на националистических устремлениях»[12].

Среди сионистов царская охранка активно вербовала агентов, провокаторов, которые проникали в революционные социал-демократические организации, информировали жандармов об их деятельности, выдавали их руководителей. Так, например, в одном из писем, отправленных из Кишинева весной 1903 года и перехваченных полицией, говорилось: «Многие сионисты выдавали правительству неблагонадежных (т. е. революционеров. — Л. Р.). Подлость»[13].

Одним из таких провокаторов стала известная в свое время сионистка М. Вильбушевич. Завербованная в 1900 году Зубатовым, она летом 1901 года выступила в Минске с инициативой создания провокационной «Независимой еврейской рабочей партии» (НЕРП). Действуя на жандармские деньги, «независимцы» упорно старались расколоть революционное движение, отвлечь рабочих от политической борьбы. Как указывалось в секретном донесении Минского губернского жандармского управления, воззвания НЕРП «не возбуждают рабочих ни против хозяев, ни против правительства», а обращаются к их «нравственному чувству». Начальник же управления полковник Васильев писал Зубатову, что он лично «руководит деятельностью партии». На своем легальном съезде в Минске в 1902 году сионисты открыто высказывались в поддержку зубатовских организаций. «Независимцы» вскоре начали свою провокационную деятельность и в Одессе, выполняя роль агентуры царской охранки[14].

Так, для усиления их позиций в Одессу был вызван главарь «независимцев» X. Шаевич. В одном из жандармских донесений подчеркивается, что он «действовал под покровительством» охранки. А в своей телеграмме Департаменту полиции начальник Одесского охранного отделения сообщал: «Независимых взял в руки и направляю»[15]. Не лишним будет привести и мнение Зубатова о «независимцах», действовавших совместно с сионистами: «Они своей деятельностью содействуют нам»[16].

НЕРП, таким образом, явилась одним из вариантов зубатовщины, затеянной, по словам В. И. Ленина, «в интересах поддержки самодержавия, в интересах развращения политического сознания рабочих…»[17].

Вот лишь один пример.

Одесса, 1 мая 1903 года. В этот день пролетарской солидарности в городе бастовало немало предприятий, проводились маевки. Рабочие выдвигали экономические и политические требования, и почти каждое их выступление заканчивалось столкновениями с полицией и арестами. «Независимцы» же «выпустили листовки, в которых приглашали рабочих, чтобы показать, кто стоит за правительство. Листки раздавали на глазах полиции…»

Тогда же в городе произошло событие, которое еще раз продемонстрировало контрреволюционность еврейской буржуазии, еще раз показало, что на деле значат демагогические утверждения сионистов о «всеобщих еврейских интересах».

Около двух часов дня в районе Балтской дороги на маевку собралась группа рабочих. Внезапно появилась конная полиция, которая задержала 29 человек. И вот, в то время, когда их вели по Московской улице, толпа еврейских торговцев-буржуа набросилась на арестованных рабочих, среди которых было 19 евреев, и при попустительстве полицейских зверски их избила; при этом один рабочий был убит…[18]

Характерно, что среди лидеров сионистов в царской России не было ни одного представителя рабочих или ремесленников. Руководящую верхушку здесь составляли буржуазные интеллигенты, капиталисты, коммерсанты, раввины. Именно они определяли политику и тактику сионистов.

Местные организации Российской социал-демократической рабочей партии с принципиальных марксистско-ленинских позиций настойчиво разоблачали антинародную, националистическую сущность сионизма. Так, в мае 1903 года Одесский комитет РСДРП выпустил листовку «Самодержавие и сионизм», в которой клеймил позором сионистских вожаков, оправдывавших погромную политику самодержавного правительства, отвлекавших еврейских трудящихся от борьбы с царизмом, капиталистическим гнетом.

«…И эти жалкие рабы, — подчеркивалось в листовке, — смеют говорить от лица еврейского народа.

Жертвы кишиневской резни! Слышите, что говорят ваши отцы и братья? Они осмеивают равенство и братство! Они пресмыкаются перед самодержавным убийцей, который подготовил неслыханные ни в одной свободной стране ужасы! Они рабочих считают своими врагами, рабочих, которые говорят: „Пролетарии всех стран, соединяйтесь!“ Эти рабы стараются, как Пилат, умыть руки перед правительством, эти люди открещиваются от социализма. Немудрено, что некоторые из сионистов-стариков клянутся выдавать социалистов правительству, а на Пересыпи лавочники-евреи бьют своих же братьев-евреев, арестованных полицией 1 Мая. Недаром же сионисты устраивали свои собрания в помещении „независимых“ и трогательно братаются с этими заведомыми царскими шпионами. Плеве, устроивший погром в 81 г., повторивший его теперь, может гордиться: люди, близкие убитым, спешат протянуть руку убийце…

Идите же к нам, под наше знамя, все угнетенные, все порабощенные! Не обособленность национальностей, а братство народов, не Палестину, а социализм, не игру с самодержавием, а открытую борьбу с ним возвещаем мы, социал-демократы»[19]. Характерно, что в ответ на эту листовку, как отмечала «Искра», сионисты «разразились грубой бранью, ничего не сказав по существу…»[20]

С четких классовых позиций реакционная суть сионизма была раскрыта в листовке Екатеринославского комитета РСДРП «К еврейским рабочим г. Екатеринослава», изданной в декабре 1902 года:

«…Посмотрите, много ли правды в словах еврейских „патриотов“ сионистов, когда они толкуют о единстве интересов еврейского народа. Разве вы не видите, разве вы не чувствуете, на своих же спинах не чувствуете, что еврей-хозяин вам не брат, а прежде всего эксплуататор вашего труда, выжиматель вашего пота, ваших сил и здоровья? Но, может быть, хозяева сионисты… которые, кажется, только и думают, только и говорят о благополучии еврейского народа, быть может, хозяева сионисты лучше хозяев не сионистов, лучше хозяев не евреев?..

Кто не слыхал имени известного сиониста, чайного торговца Высоцкого? Но не все, вероятно, знают, что этот сионист одинаково бесчеловечно эксплуатирует труд своих „братьев“, рабочих-евреев в Одессе и труд рабочих не евреев — русских, татар в Москве. Года два тому назад у Высоцкого в Одессе вспыхнула стачка. И этот еврейский патриот, этот горячий сионист не постыдился обратиться за помощью против своих же братьев-евреев… к одесскому градоначальнику — злейшему врагу евреев! И чего только благодаря своему еврейскому хозяину не испытали тогда евреи-стачечники, каких только оскорблений, унижений не перенесли они?.. И таких Высоцких, больших и маленьких, среди хозяев-сионистов много и очень много»[21].

В период первой российской революции 1905–1907 годов сионисты придерживались в целом все той же политики «еврейского обособления», изоляции трудящихся-евреев от революционного движения в стране и подчеркивали необходимость в любых случаях ставить превыше всего «общееврейские интересы». Сионисты вошли вместе с представителями ряда других буржуазных партий в «Союз для достижения полноправия евреев в России», который провел в первую Государственную думу 12 депутатов, преимущественно сионистов, — большинство из них вошло в состав кадетской фракции. Кадеты же, как известно, выступали за сохранение в стране монархии и буржуазнопомещичьего строя.

И по-прежнему крупная еврейская буржуазия и ее сионистская агентура солидаризировались с царским правительством, закрывая глаза на его черносотеннопогромную политику. Ведь эта политика им самим ничем не грозила. Хорошо понимая, что царизм, борясь с революцией, кроме своих собственных, защищает вместе с тем и ее интересы и привилегии, еврейская верхушка при помощи иудаистских клерикалов возносила в синагогах молитвы за царя, перемежая их проклятиями в адрес революции.

Факты истории показывают: погромы ни в царской России, ни в других европейских странах никогда не были слепой стихией. Они планировались, готовились, оплачивались и управлялись. У них были свои исполнители и режиссеры. Исполнители — прежде всего деклассированные элементы, готовые на любые преступления уголовники, черносотенцы, которым абсолютно безразлично, кого громить — бастующих рабочих или бедноту из еврейских кварталов.

Режиссеры погромов — это царские власти и крупная буржуазия — как русская, так и еврейская. Они стремились, с одной стороны, не допустить объединения трудящихся разных национальностей, с другой стороны — волной погромов и разгулов антисемитизма отвлечь массы от классовой борьбы.

Есть у погромов и прочих вспышек антисемитизма еще одна цель, на которую постоянно рассчитывают сионисты. Она и объясняет, почему антисемитизм всегда был как бы тайным союзником сионизма и остается им по сегодняшний день.

Как правило, в разгар погромов у жертв появлялись «защитники» — сионисты. Закономерно, что они объявлялись всегда с опозданием. И для того чтобы внушать своим «единоверцам», что надежным убежищем для них может быть только сионизм, что антисемитизм якобы «вечен», он везде, где проживают евреи, что с ним бороться бесполезно. Сложилась тем самым парадоксальная, на по сути своей логичная ситуация: сионизм никогда не вел и сейчас не желает вести борьбу против антисемитизма. Более того, где это возможно, тайно разжигаются антисемитские настроения[22].

Старый рабочий И. Горшков, чья трудовая молодость прошла в Одессе в начале века, вспоминая о событиях того времени, писал: «А как вели себя сионисты во время погрома в 1905 году? Какими „защитниками еврейского народа“ показали они себя в этот трудный час? Известно, что друзья познаются в беде. И мы увидели, кто наши истинные друзья и кто враги.

Разжигание национальной розни входило в планы политики царизма. Монархическая организация черносотенцев „Союз русского народа“ решила отметить „радость“ — утверждение царского манифеста о „дарованных свободах“— организацией еврейских погромов. Градоначальник Одессы приказал выпустить из тюрьмы и вооружить уголовников. На рабочих окраинах начались погромы еврейской бедноты.

А чтобы не пострадала еврейская буржуазия, о ней специально позаботились. И как вы думаете, кто? Сам председатель одесской организации „Союза русского народа“ распорядился изготовить маленькие трехцветные флажки с надписью „Союз русского народа“, которые и были срочно доставлены сионистам-фабрикантам и всей одесской еврейской буржуазии, Еврея с таким флажком в руке громилы не трогали: это была охранная грамота.

Как мы потом узнали, эти охранные меры для еврейских богачей были разработаны по просьбе одного из лидеров российских сионистов Владимира Жаботинского, вошедшего в контакт с погромщиками-черносотенцами. Судьба же еврейского пролетариата Жаботинского не интересовала.

Нашими защитниками стали большевики. Они призвали нас вооружаться, возглавили организацию отрядов самообороны, куда входили рабочие разных национальностей»[23].

В годы первой российской революции оформляется целый ряд социал-сионистских организаций, активно проповедовавших классовое «единение еврейской нации», стремившихся к расколу единого фронта общероссийского освободительного движения и тем самым объективно помогавших царизму подавить революцию. Демагогически именуя себя «социалистическими рабочими организациями», они настаивали на отказе от борьбы с существующим строем, проповедовали мифы о «классовом мире» еврейской буржуазии и трудящихся-евреев. Начальник Минского губернского жандармского управления полковник Васильев в своих донесениях с удовлетворением отмечал, что сионисты из «Поалей Цион» так называемого «минского толка» фактически выполняют функции агентуры царской охранки[24].

В мрачные годы столыпинской реакции сионисты в России ставили своей целью дальнейшую нейтрализацию революционных настроений среди еврейских трудящихся при помощи националистической агитации, разжигания религиозной вражды и фанатизма, спекуляций и паразитирования на антисемитизме. В то время когда большевистская партия была загнана в подполье, а большевиков — подлинных интернационалистов — гноили в ссылках и тюрьмах, сионистские партии действовали свободно.

В 1908 году один из лидеров ВСО Д. Вольфсон, следуя примеру Герцля, прибыл в Россию. Здесь состоялись его встречи с председателем совета министров П. Столыпиным, крайним реакционером, «прославившимся» жестокими расправами с революционерами, и с рядом других царских сановников. Вольфсон неустанно подчеркивал, что сионисты в России преданы самодержавию и отказываются от чисто политической деятельности. Свое обещание лидер сионистов сдержал. В ответ снисходительность проявили и царские власти[25].

О верности сионистских вожаков самодержавию свидетельствует и такой факт. В начале сентября 1911 года в Киев прибыли Николай II и П. Столыпин. Представители сионистской верхушки еврейской общины Киева 3 сентября направили на имя киевского генерал-губернатора телеграмму, в которой, в частности, говорилось: «…Еврейское население через нас, своих представителей, почтительнейше просит ваше превосходительство повергнуть к стопам его императорского величества всемилостивейшего государя императора верноподданнические чувства беспредельной любви и искренней преданности»[26].

Сионисты собирались на съезды и конференции, издавали ежедневные и еженедельные газеты, журналы, альманахи и т. п. Характерная деталь: общее число выходивших тогда изданий сионистского толка достигало по всей России огромных размеров. И, конечно же, не случайно, например, зимой 1913 года Одесская судебная палата получила указ Сената, разъясняющий, что сионистская организация «не может быть приравнена к обществу, преследующему антиправительственные цели»[27].

Здесь следует отметить, что поддерживавшая и направлявшая деятельность сионистов крупная еврейская буржуазия занимала немало важных позиций в экономике: в промышленности и особенно в торговле и банковском деле. Прочные позиции имела крупная еврейская буржуазия в Русско-Французском, Русско-Английском, Азово-Донском и Сибирском торговом банках, она оказывала сильное влияние на такое крупное финансовое предприятие страны, как Русско-Азиатский банк, тесно связанный с правительственным аппаратом, под ее контролем находился Одесский купеческий банк. Типичным представителем финансовой олигархии в России был, например, барон А. Г. Гинзбург — один из владельцев Ленских золотых приисков, директор-распорядитель «Лен. ского золотопромышленного товарищества» (с участием английского капитала), где в апреле 1912 года было совершено кровавое преступление — массовый расстрел бастовавших рабочих.

Эту «аристократию денег» нисколько не беспокоили ни бедствия и нищета еврейских низов, ни черносотенные погромы, ни политические ограничения. Крупная еврейская буржуазия, как и буржуазия других наций и народностей Российской империи, ставила своей задачей прежде всего распространение националистической идеологии. В 1913 году в статье «Национализация еврейской школы» В. И. Ленин подчеркивал: «Посмотрите на капиталистов: они стараются разжечь национальную вражду в „простом народе“, а сами отлично обделывают свои делишки: в одном и том же акционерном обществе — и русские, и украинцы, и поляки, и евреи, и немцы. Против рабочих объединены капиталисты всех наций и религий, а рабочих стараются разделить и ослабить национальной враждой!»[28]

Антинародная деятельность сионистов в России продолжалась и в годы первой мировой войны. Их пропаганда по-прежнему носила характер ярого национализма. Так, на страницах журнала «Еврейская жизнь» сионисты настойчиво утверждали, что нет иного пути решения еврейского вопроса, «как через путь, ведущий к Палестине» [29]. В то же время, разжигая национальную рознь, стремясь к изоляции трудящихся-евреев от их братьев по классу, некоторые сионисты обсуждали вопрос о создании обособленного еврейского культурного и экономического центра в самой России[30].

В Одессе до октября 1915 года активно действовали комитет «старых сионистов» и организация «молодых сионистов». Среди молодежи, особенно учащейся, распространялась газета «Еврейский студент», ставившая своей целью в студенческих организациях «проводить принципы и требования сионистов», приобщать «новые молодые элементы к теоретической и практической сущности сионизма»[31].

Партия большевиков, последовательно отстаивая единство целей и задач пролетариата различных наций и народностей в борьбе против общего врага — самодержавия, капиталистов и помещиков, неустанно разоблачала расистскую идеологию и националистическо-сепаратистскую политику сионизма. Выступая за подлинное равноправие еврейского населения России, В. И. Ленин писал: «Совершенно несостоятельная в научном отношении идея об особом еврейском народе реакционна по своему политическому значению…» И далее: «…идея еврейской „национальности“ носит явно реакционный характер не только у последовательных сторонников ее (сионистов), но и у тех, кто пытается совместить ее с идеями социал-демократии (бундовцы). Идея еврейской национальности противоречит интересам еврейского пролетариата, создавая в нем прямо и косвенно… настроение „гетто“[32].

После февральской буржуазно-демократической революции, в результате которой было свергнуто царское самодержавие, деятельность сионистов в России заметно активизировалась. Как и другие буржуазнонационалистические партии и группировки, они сразу же заявили о полной поддержке буржуазно-помещичьего Временного правительства и готовности активно сотрудничать с ним. Так, в циркуляре № 1 центрального комитета сионистской организации России особо подчеркивалось, что для нее теперь открылась „новая эра“, поскольку появились возможности „широко поставить свою работу, укрепить и значительно расширить наши ряды…“[33]

Эти надежды в целом оправдались. Захватившая власть русская империалистическая буржуазия, не собиравшаяся в целом отказываться от старых методов натравливания одних наций и народностей на другие, тем не менее оказалась способной оценить значимость политического союза с влиятельной в экокомическом отношении крупной еврейской буржуазией.

Проходивший в Петрограде 24–30 мая 1917 года 7-й Всероссийский сионистский съезд открылся вступительной речью одного из лидеров сионистов Е. Членова, который под бурные аплодисменты делегатов заявил следующее: „Мы шлем Временному правительству наш горячий привет. Мы просим его верить, что в своих геройских (sic! — Л. Р). усилиях… оно может вполне рассчитывать на наши силы и нашу поддержку“[34]. Это говорилось об органе власти, которая, выражая интересы эксплуататорских классов, не собиралась давать народу ни мира, ни земли, ни демократической республики, ни восьмичасового рабочего дня, то есть не собиралась осуществлять ни одного из требований трудящихся. Съезд единодушно направил приветственное письмо председателю Временного правительства князю Львову. В ответ 24 мая министр иностранных дел Терещенко от имени буржуазно-помещичьего правительства приветствовал российских сионистов и заявил об официальной поддержке их организации[35]. В июне 1917 года власти объявили о своем полном признании идеи „культурно-национального самоопределения“, которая тогда выдвигалась сионистским блоком как своего рода „программа-минимум“.

Как известно, кадеты — главная партия контрреволюционной либерально-монархической буржуазии в России, — входя в состав Временного правительства, делали все, чтобы воспрепятствовать решению аграрного, национального и других коренных вопросов революции. 9-й съезд партии кадетов, состоявшийся 23–28 июля, взял курс на подготовку контрреволюционного переворота и установление военной диктатуры. Кадеты потребовали роспуска большевистской партии, развернули кампанию травли большевиков. А один из сионистских лидеров М. Усышкин, выступая 9 августа 1917 года после завершения выборов в одесскую городскую думу, публично заявил, что „между еврейским блоком (основу его составляли сионистские партии. — Л. Р.) и кадетами состоялось соглашение, в силу которого они должны идти во всем вместе…“[36].

Победа буржуазно-демократической революции в России открывала перспективы перехода к революции социалистической, которая могла спасти страну от империалистической бойни, дать долгожданный мир народам. Но именно в это время антинародная политика Временного, правительства, его лозунг „Война до победного конца“ всемерно поддерживались сионистами, которые обратились в военное ведомство Керенского с ходатайством сформировать 100-тысячный „еврейский легион“ и отправить его на фронт. Лишь кратковременность пребывания у власти Керенского не дали сионистам возможности осуществить свои планы. Одновременно сионистские организации направляли своих представителей в Англию и некоторые другие страны, чтобы добиться усиления их поддержки Временного правительства.

В период подготовки социалистической революции сионисты совместно с контрреволюционерами всех мастей вели оголтелую травлю большевиков.

Контрреволюционность практики сионистов в России после победы Великого Октября закономерно привела их в стан злобных врагов социалистического строя, молодой Страны Советов.

Против Советской России

С первых же дней существования Советской власти сионисты начали ярую кампанию лжи и клеветы против нового общественного строя. Уже 26 октября 1917 года центральный комитет сионистской организации России на своем экстренном заседании принял постановление, в котором ничтоже сумняшеся клеветнически назвал Октябрьскую революцию „преступным покушением на права народа“ и предложил всем своим сторонникам выступить против власти трудящихся, в поддержку свергнутого Временного правительства[37]. „Еврейская неделя“ призывала: „Мы обязаны принять самое деятельное, самое энергичное участие в борьбе за спасение России от большевистской напасти“[38]. Сионистам было предписано войти в так называемые „комитеты спасения родины и революции“, созданные правыми эсерами и меньшевиками с целью свержения диктатуры пролетариата. Руководствуясь этими установками, выходцы из еврейской буржуазии участвовали в мятеже юнкеров в Петрограде — первом вооруженном выступлении контрреволюции против молодой власти Советов [39].

Отметив, что для большевиков революция есть „революция пролетариата с целью установления социалистического строя“, журнал „Рассвет“, обращаясь к сионистским организациям, в декабре 1917 года откровенно писал: „Остановить революцию прежде, чем она дошла до этой своей цели, значит, вполне логично, делать контрреволюцию“. И сионисты не останавливались ни перед чем, действовали в тесном союзе со всеми антисоветскими, антинародными силами.

Сионисты вместе с бундовцами были одними из организаторов чиновничьего саботажа. Поддержав контрреволюционное Учредительное собрание, лидеры сионистской организации дали указания своим представителям выступать в нем совместно с правыми эсерами. Как отмечал позднее один из лидеров сионизма Д. Пасманик, когда большевики пришли к власти в России, „представители всех еврейских партий, включая сионистов и бундовцев, выступили открыто и решительно против т. н. коммунистов“[40].

В начале мая 1918 года в Москве состоялась секретная конференция сионистской организации „Цеире Цион“, которая приняла программу, представлявшую собой конкретный план борьбы против социализма. Активную подрывную работу против Советской власти вели „Поалей Цион“ и ее центральный печатный орган „Борьба“.

Следует отметить, что в связи с укреплением диктатуры пролетариата, растущей поддержкой ее мероприятий со стороны большинства населения страны, в том числе и еврейских трудящихся масс сионистская организация России вынуждена была несколько изменить тактику: ее центральный комитет на своем расширенном заседании 5–8 мая 1918 года в Москве принял решение, что в сложившихся условиях отношение к правительству РСФСР „должно быть сугубо осторожным“[41]. Тем не менее подрывная деятельность сионистов против Советской России не прекратилась: они продолжали поддерживать саботаж и спекуляцию, организовывали кампании клеветы и подстрекательства в печати.

Весной 1920 года ВЧК разогнала как явно антисоветское сборище собравшийся без разрешения советских органов всероссийский сионистский съезд, после чего центральный комитет сионистской организации России принял решение уйти в подполье[42].

В тех же районах страны, которые в период гражданской войны и иностранной военной интервенции были временно захвачены врагами Советской власти, сионисты активнейшим образом поддерживали махровую, в том числе и антисемистски настроенную, контрреволюцию.

Денежные средства сионистов являлись важным источником финансирования белогвардейских армий. Известно, что изначальные средства (в сумме 3,5 миллиона рублей), полученные генералом Алексеевым для формирования Добровольческой армии, были предоставлены крупной еврейской буржуазией, прежде всего Юга России[43].

Выступая на сионистской конференции в Балаклаве в сентябре 1919 года, сионистский деятель Берлянд заявил: „Только известная часть еврейского пролетариата была настроена коммунистически, остальные слои еврейства, состоявшие главным образом из местных торговцев… и людей либеральных профессий, были скорее буржуазно настроены и ждали прихода деникинцев с большим нетерпением, будучи уверены, что те принесут с собой принципы собственности, свободы торговли и вообще тот порядок, который составляет отличительную черту буржуазной республики“[44]. В целом эти ожидания оправдались. На временно захваченных территориях белые реставрировали старые порядки, уничтожали социально-экономические и политические завоевания трудящихся. Правда, не обходилось без погромов, но ведь от них по-прежнему страдали прежде всего евреи-бедняки. Зато еврейская буржуазия получила желанную возможность наживаться на спекуляциях и поставках для белогвардейских войск.

Сионистские главари всячески поддерживали так называемые „правительства“ генерала Деникина, а затем барона Врангеля. В 1919–1920 годах в Ростове-на-Дону действовала „Еврейская политическая коллегия“, в состав которой входили представители верхушки еврейских общин, буржуазно-националистических партий и уполномоченные сионистского центра. Этот орган оказывал поддержку Деникину.

Но дело не ограничивалось только финансовой и политической помощью. Дабы еще явственнее продемонстрировать свою заинтересованность в „белом движении“, сионисты стремились к формированию отдельных еврейских частей для участия в боях совместно с деникинцами против Красной Армии.

В августе 1919 года к Деникину прибыла делегация представителей верхушки еврейских общин Харькова, Екатеринослава, Ростова-на-Дону и Таганрога, в составе которой было немало активных сионистов. Они передали просьбу допускать офицеров-евреев в белогвардейские части. Затем в октябре у Деникина побывали представители еврейской общины Одессы, которые просили прекратить исключение офицеров-евреев из Добровольческой армии[45].

Сионисты активно поддерживали антисоветские силы и на других фронтах гражданской войны. Так, они участвовали в субсидировании армии генерала Колчака. Сионистские легионеры принимали участие в оккупации англичанами Архангельска. Весной 1920 года вместе с другими еврейскими буржуазно-националистическими партиями панской Польши сионисты вошли в „еврейский комитет“, который поддерживал белополяков, напавших на Советскую Россию.

Наиболее бурную контрреволюционную деятельность развернули еврейские буржуазно-националистические, сионистские партии и организации в районе так называемой „черты оседлости“ бывшей Российской империи, то есть на значительной части территории Литвы, Белоруссии, Украины и Молдавии. Здесь крупная еврейская буржуазия сопротивлялась Советской власти с особым ожесточением, используя в своей борьбе любые средства, вступая в союз с любыми антисоветскими, контрреволюционными антинародными силами. И защищала она прежде всего не только националистические принципы, но и свои весьма и весьма ощутимые в материальном отношении интересы, привилегии, капиталы.

Здесь все контрреволюционеры видели в сионистах, в еврейских буржуазных кругах желанных союзников. Отбросив в сторону великодержавную спесь или националистические предрассудки, всячески старались наладить с ними тесные контакты погромщики из „Союза русского народа“ и сторонники „самостийной Украины“. Их заключали в свои объятия литовские и белорусские националисты. Их услугами пользовались страны Антанты и кайзеровская Германия[46].

На Украине политический блок украинских буржуазно-националистических и сионистских партий сложился еще до победы социалистической революции. Сионистские лидеры получили приглашение (данное, кстати, по предложению С. Петлюры) о вхождении в состав контрреволюционной Центральной рады, которое они с удовлетворением приняли. Их представители вошли и в Генеральный секретариат рады, обещая „содействовать украинскому национальному движению“. Генеральным секретарем по еврейским делам стал сионист М. Зильберфарб[47].

После Великого Октября Центральная рада становится одним из главных центров контрреволюции в России. Выполняя волю крупной еврейской буржуазии, сионисты активно поддержали попытки украинских буржуазных националистов создать антисоветское „общероссийское правительство“. Характерно, что центральный комитет сионистской организации России на своем заседании в Москве в мае 1918 года высоко оценил эту позицию: „В Раде деятельность сионистской фракции была весьма энергичной…“[48].

Весть о социалистической революции вызвала растерянность и тревогу среди всех буржуазных и мелкобуржуазных националистов, в том числе в Одессе. Так, бундовец Хейфец в своем выступлении 3 ноября 1917 года на заседании городского Совета рабочих депутатов назвал вооруженное восстание в Петербурге „заговором большевиков. Бунд против восстания“— подчеркнул он. Эту позицию активно поддержали сионисты. А на заседании Совета 6 ноября представители националистических партий заявили, что „большевики, как повстанцы, подлежат ответственности и выступление это должно быть подавлено при помощи войск“[49]. В декабре представители буржуазно-националистических партий, включая сионистские, в одесской городской думе заявили о своей полной поддержке Центральной рады. Одновременно сионистский орган в Одессе „Еврейская мысль“, поддерживая антисоветские силы, поставил задачу „построить цельное здание нашей автономии на Украине и сделать его составной частью украинского государства“1. А когда одесская губерниальная рада приняла решение о выпуске специального воззвания к населению города, выступивший на ее заседании сионист Фишер заявил, что такое воззвание крайне необходимо, ибо оно „поднимает у населения авторитет украинской рады“[50].

В конце января 1918 года Центральная рада, идя на союз с германским империализмом, провозгласила отрыв Украины от Советской России, бросив тем самым украинский народ под кованый сапог интервентов. Во второй половине февраля около 450 тысяч вооруженных до зубов солдат и офицеров австро-германских войск хлынули на Украину.

Еще до прихода оккупантов буржуазно-националистическая по своему составу киевская городская дума, переименованная в городское самоуправление, создала смешанные так называемые „боевые дружины самообороны“, состоявшие из украинских и еврейских буржуазных националистов. Эти дружины стремились поддерживать в городе свой „порядок“ и нередко нападали на красногвардейские отряды[51].

1 марта в обозе австро-германских войск в Киев прибыл весь состав Центральной рады во главе с Грушевским, Петлюрой, Голубовичем. Украинские буржуазные националисты и сионисты из городского самоуправления с хлебом-солью, с распростертыми объятиями встречали захватчиков и вступивших с ними в город гайдамаков.

Такая же картина наблюдалась и в Одессе. И сюда вместе с оккупантами прибыли гайдамацкие отряды Центральной рады, сформированные еще в австрогерманском плену. Характерно, что с приходом захватчиков еврейская боевая дружина в городе была сохранена. Она содержалась на средства крупной еврейской буржуазии и в первую очередь охраняла ее и ее лидеров-сионистов. А на одном из заседаний городской думы сионист Гопштейн потребовал начать следствие по вопросу „деятельности большевистской диктатуры…“[52].

В Харькове сионисты и бундовцы, действуя вместе с украинскими социал-демократами, эсерами и другими врагами рабоче-крестьянской власти, создали так называемые боевые дружины самообороны, которые, готовясь к встрече оккупантов, во время эвакуации города участвовали в разоружении советских отрядов.

Австро-германские оккупационные войска, на штыках которых держались Центральная рада, а затем режим гетмана Скоропадского[53], беспощадно расправлялись с революционными рабочими и крестьянами — украинцами, русскими, евреями. Массовые расстрелы, насилия, грабежи — таков был путь оккупантов. Германские империалисты, указывал В. И. Ленин, стремились к реставрации буржуазно-помещичьего монархизма на Украине[54]. Как же кощунственно звучали в этих условиях утверждения украинских буржуазных националистов и сионистов, что австро-германская оккупация является „спасением для Украины“!

Так, министр торговли и промышленности в „правительстве“ Скоропадского С. Гутник, успевший побывать в разных партиях, начиная с социал-сионистов и кончая кадетской, ничтоже сумняшеся заявил: „Правительство обвиняют в том, что оно опирается на штыки германских солдат. Перед нами нет третьего пути. Есть или-или…“ Весь смысл его заявления сводился к тому, чтобы всемерно укреплять власть ставленника германских империалистов „гетмана украинской державы“ Скоропадского для борьбы с Советской Россией. В этих целях он призывал украинских и еврейских промышленников и купцов „способствовать укреплению экономических основ страны“[55], то есть поддерживать материально новый контрреволюционный режим так же, как они поддерживали Центральную раду.

Крупная еврейская буржуазия взяла на себя обязанности по снабжению гетманской армии. По словам министра продовольствия Гербеля, ее представители „всегда оправдывали доверие и проявляли умную инициативу и ориентацию. Их роль в этом не оставляет желать лучшего“[56].

Сионисты составили текст присяги для солдат-евреев, одобренный властями. Вступивший в ряды воинства Скоропадского давал клятву „верно и искренне служить украинской державе и ясновельможному гетману, как верховному вождю украинской армии…“[57].

После краха австро-германской оккупации и банкротства марионеточного режима Скоропадского блок украинских буржуазно-националистических партий в середине ноября 1918 года образовал так называемую Директорию, бывшую по сути буржуазно-кулацкой диктатурой. Во главе ее стали Винниченко и Петлюра, которых не замедлили поддержать сионисты. Взоры и тех и других на сей раз обращаются к державам Антанты.

Как известно, империалисты Англии, Франции, а также США в то время придавали особенно большое значение Украине, привлекавшей их внимание своими естественными богатствами, стратегическим положением. Они прилагали все возможные усилия, чтобы с помощью белогвардейцев и украинских буржуазных националистов превратить Украину в плацдарм борьбы против Советской России.

В целях мобилизации всех контрреволюционных сил на помощь Директории в конце декабря 1918 года с участием Винниченко и ряда петлюровских министров состоялось совещание руководства так называемых „социалистических партий“ (украинских социал-демократов, украинских эсеров, русских меньшевиков и эсеров, польской партии социалистов), на котором присутствовали представители и социал-сионистских организаций. Собравшиеся единодушно призвали поддержать Директорию и без каких-либо оговорок одобрили решения Ясской конференции стран Антанты, США и представителей российской контрреволюции об организации вооруженной интервенции на Юге России[58].

Рьяным защитником антинародной политики Директории выступил на совещании один из лидеров социал-сионистской партии „Поалей Цион“ Ревуцкий. Речь его произвела должное впечатление. „По достоинству“ оценив позицию сиониста, правители так называемой „Украинской народной республики“ (УНР) назначили Ревуцкого на пост „министра по еврейским делам“. В состав Директории входили и другие сионистские деятели: Менчиковский, Красный, Гольдельман[59].

Задачи своего министерства, свое отношение к буржуазно-националистической Директории А. Ревуцкий выразил следующим образом: „Я буду в первую очередь заботиться о том, чтобы, с одной стороны, широкие еврейские массы были ближе и точнее ознакомлены со значением и перспективами украинского национального движения (т. е. украинских буржуазных националистов. — Л. Р.) и чтобы, с другой стороны, было обеспечено соответствующее участие ев. реев (читай: еврейских буржуазных националистов. — Л. Р.) во всех областях государственной и административной жизни Украины“[60].

К чему привела на деле такая политика поддержки петлюровщины, известно.

Сионисты поддерживали драконовские меры петлюровского режима по установлению на Украине буржуазно-кулацкой диктатуры, ее предательский курс на тесные связи с государствами Антанты, зависимость от них, борьбу против революционных трудящихся масс.

В совместном обращении к еврейскому населению Украины глава петлюровского правительства Б. Мартос и „министр по еврейским делам“ сионист П. Красный прямо заявляли от имени еврейских так называемых „социалистических“ партий (Бунд, „Поалей Цион“, „Фолькспартай“), что те поддерживают Директорию, „их представители входят в совет еврейского министерства и имеют своих известных деятелей на ответственных постах в министерствах. Здоровое национальное чувство (sic! — Л. Р.) диктует еврейскому населению рука об руку с украинской демократией (так авторы обращения именовали кровавую петлюровщину. — Л.Р.) бороться за независимость Украины… спасать Украину и наши гражданские, политические и национальные права от большевиков…“[61].

И это заявлялось в то время, когда на территории Украины, которая находилась под властью петлюровцев, шли массовые облавы и расстрелы большевиков, русских и украинских рабочих, лилась кровь еврейской бедноты! В то время, когда в петлюровских газетах велась систематическая травля евреев и солдаты петлюровской армии в открытую призывались к резне еврейского населения, участников революционных организаций[62].

15 января 1919 года Директория тайно подписала в Одессе позорное соглашение с представителями англо-французского командования о передаче Украины под протекторат Франции. Советской власти на Украине и в России объявлялась война.

Владимир Ильич Ленин отмечал, что украинская националистическая контрреволюция, как и буржуазия Финляндии, Польши, „теперь всем перепродает свое отечество. Вчера продавали его немцам, а ныне продают англичанам и французам. Вот что происходит за кулисами, какие идут переторжки“[63]. Среди тех, кто поддержал соглашение Директории с Антантой, были сионисты А. Ревуцкий и П. Красный.

Не прошло и месяца после декабрьского совещания с участием сионистов, как „сичевики“ Петлюры устроили чудовищные погромы в Житомире и Бердичеве, а затем в Проскурове и Фельштине. Характерно, что во время проскуровского погрома были разгромлены все рабочие и профессиональные организации, были уничтожены все партийные и профсоюзные работники без различия их национальности. Однако антисемитская деятельность националистической контрреволюции на Украине по-прежнему нисколько не мешала прочному альянсу с ней лидеров сионистов.

Советский писатель Ц. С. Солодарь в своем очерке мемуарного характера „Весной 1919-го“ рассказал о трагических событиях, связанных с винницким погромом и продемонстрировавших ядовитые плоды сионистской практики. Что же тогда произошло?

Это было весной 1919 года.

Части Красной Армии настойчиво очищали украинскую землю от войск Петлюры, одного из самых зловещих организаторов буржуазно-националистического движения на Украине в годы гражданской войны. В предвидении своего бесславного конца петлюровцы жестоко и оголтело расправлялись с трудовым людом, конечно, и с еврейским.

Именно тогда из Каменец-Подольского прибыл в Винницу петлюровский сотник по прозвищу Герман. Несколько лет провел он в кайзеровской Германии и императорской Австро-Венгрии, где прочно связался с тамошними антисемитскими кругами. Западноевропейское „реноме“ сразу же подняло авторитет пана сотника в петлюровских кругах. Вернувшись на Украину, Герман стал распространять среди петлюровцев практику молниеносных погромов — с наименьшей затратой времени и с наибольшей, так сказать, „результативностью“.

С приездом Германа по еврейским кварталам Винницы поползли леденящие сердце черные слухи: петлюровцы готовят погром. Их местное командование поспешило официально опровергнуть эти слухи, как „заведомо клеветнические“.

А после ужасного погрома то же командование столь же официально сообщило, что громилами были не войска местного гарнизона, а „нерегулярные курени“, якобы тайком проникшие в Винницу из окрестных местечек.

Тогда-то и разорили дотла подвал бедняка-портного Пекера. Грабить в этом нищенском жилище было нечего, и погромщики в щепья изрубили жалкую мебель, распотрошили постель и покалечили скудный портновский инвентарь. Правда, семье портного удалось спастись: как и многих жителей „Иерусалимки“ (так назывался район, где жила еврейская беднота), ее укрыли у себя крестьяне пригородного села Пятничаны.

А как же белоколонный особняк местного толстосума Львовича? Погромщики старательно обошли его. Многих тогда удивила подобная, мягко говоря, странность. Петлюровцы ведь искали золото, деньги, ценности. Всего этого было вдосталь у Львовича. Ничего этого и в помине не было у Пекера. И все же погромщики ворвались в сырой подвал портного и не рискнули даже постучаться в резные двери сахарозаводчика.

Почему?

Ларчик, как оказалось, раскрывался просто.

Богатейшие винницкие евреи через местных сионистских заправил передали петлюровскому командованию крупную денежную сумму. Так они единым махом и выкупили себя, и запродали на растерзание погромщикам еврейскую бедноту.

Немалую долю полученных у богачей денег сионистские лидеры припрятали на нужды своей организации. Сделано это было с полного согласия договаривающихся сторон.

А через несколько дней в городе состоялся военный парад. Рядом с принимавшим парад петлюровским атаманом и его свитой, щеголявшей желто-голубыми лампасами, винничане неожиданно увидели шумливого и развязного человека в штатском. Им оказался прибывший в Винницу специально на парад известный в то время сионистский деятель Пинхос Красный. Облеченный высоким титулом министра Директории по еврейским делам, он был командирован сюда петлюровской ставкой. Восторженно и вместе с тем по-сановному снисходительно приветствовал Красный проходившие перед ним войска. А в их шеренгах среди насильно мобилизованных рядовых браво маршировали вчерашние погромщики-палачи еврейской бедноты, отданной сионистами на расправу…[64]

Вскоре после этих погромов в июне 1919 года в Каменец-Подольском состоялась официальная встреча „еврейской делегации“ с „головным атаманом“ Петлюрой. Среди антисоветчиков, входивших в эту делегацию, были раввины, представители верхушки каменец-подольской еврейской общины, сионистов, социал-сионистского „Поалей Цион“, Бунда. Эта компания нашла полное взаимопонимание с тем, кто разработал специальную тактику осуществления погромов, получившую официальное название „акции Петлюры“[65]. Члены делегации заверили „головного атамана“, что ему будет оказано содействие в борьбе за „освобождение Украины“ от большевиков, и открыто призвали евреев выступить с оружием в руках вместе с петлюровцами против Красной Армии; в частности, в помощь Петлюре было обещано организовать отряды „евреев-казаков“[66].

И эти заявления не остались только выражением политических симпатий. Известно, например, признание бывшего бундовца М. Рафеса, относящееся к осени 1919 года: „простые солдаты (имеется в виду петлюровская армия. — Л. Р.) рассказывают, что „Бунд“ везде идет с ними, что среди них есть отдельные бундовские отряды“[67].

Таким образом, выступая в борьбе против Советской власти общим фронтом с националистической контрреволюцией на Украине, сионисты и правые бундовцы, в том числе и входившие в состав „правительства“ УНР, спокойно взирали на уничтожение петлюровскими извергами трудового еврейского населения. Министры же „по еврейским делам“ занимались только регистрацией разгромленных сел, местечек и городов и подсчетом числа жертв. Даже буржуазно-либеральная газета „Одесские новости“ с уничтожающим сарказмом писала, что сионистские и другие еврейские националистические партии имеют не только своих министров в Директории, но и „тысячи трупов от еврейских погромов“[68].

Здесь хотелось бы привести еще одно свидетельство, характеризующее классовую подоплеку происходивших событий. Так, в своей статье „Гетманщина, директория и наша тактика“ видный деятель Коммунистической партии и Советского государства А. С. Бубнов, разоблачая демагогию и лицемерие петлюровцев, писал: „Директория сначала замалчивала погромы, а потом заявила, что погромы устраиваются гетманцами и добровольцами и „теми, кто именует себя большевиками“ (что и говорить, прием известный. — Л. Р.)[69]. А сам председатель директории в своем ответе объединенной делегации соглашательских партий указал, что евреи сами виноваты в погромах, так как принимают участие в большевистском движении. В заключение же своего разговора он советовал делегации убедить евреев не участвовать в большевистских выступлениях. Дальше этого идти было некуда. Из-под хитро сплетенной сети ни к чему не обязывающих фраз беззастенчиво и нагло выглядывала гнусная физиономия остервенелого кулака…“[70].

Характерно, что погромщикам покровительствовали и правящие круги стран Антанты, с которыми сионисты также поддерживали тесные контакты, ориентируясь на их поддержку.

В мае 1919 года исполком российского Красного Креста обратился с меморандумом к международному комитету Красного Креста в Женеве с копией парижскому комитету, выразив решительный протест против еврейских погромов, устраиваемых белополяками и петлюровцами, которых прямо поддерживали державы Антанты.

„В то время, когда союзники кричат о справедливости и праве на самоопределение всех народов, — говорилось в обращении, — они допускают такие дикие расправы… которые превышают даже жестокости царского режима. Города и местечки уничтожаются. Детей убивают на глазах матерей, женщин — на глазах детей. Зверства происходят не в пожаре войны, а над мирным, в большинстве бедным населением производятся дикие насилия. В то время, когда Советское правительство старается задушить все попытки к погромам, почтенная Антанта остается глухой по отношению к тем деяниям их ставленников, при которых находятся в качестве инспекторов офицеры Антанты, которые не то что не пытаются не допускать погромов, но прикидываются ничего не ведающими и не замечающими“[71].

Итак, как показывают факты, в период гражданской войны и иностранной военной интервенции сионисты находились в самом тесном контакте с реакционными, антинародными силами (деникинцы, петлюровцы, махновцы и т. п.), совершившими в 1918–1920 годах 1520 еврейских погромов, в ходе которых пострадало около 700 тысяч евреев: из них 180–200 тысяч человек было убито и зверски замучено. Так на практике сионисты осуществляли провозглашенную ими на весь мир миссию „спасителей евреев“[72].

О контрреволюционной деятельности сионистов в тот период свидетельствует и их участие в кулацко-бандитских формированиях. Например, в информационных донесениях в ЦК РКП (б) и ЦК КП (б) У, поступавших из местных партийных организаций, не раз сообщалось, что в „идейной подготовке кулацких мятежей участвовали лидеры сионистских организаций“. Их деятельность особенно активизировалась в 1920 году. Так, в докладе партийной организации Елисавет-града от 23 июля 1920 года в ЦК КП (б) У сообщалось о роли „Цеире Цион“ в вербовке в кулацкие отряды еврейских беженцев, которых в городе насчитывалось до 40 тысяч человек. То же происходило в Балтском уезде Одесской губернии и других районах Юга Украины[73].

Показательно, что одним из уполномоченных Петлюры по организации бандитизма в Екатеринославском уезде был сионист М. Левин. А член „эмигрантского правительства“ УНР уже упоминавшийся здесь П. Красный по указанию „головного атамана“ встречался с его эмиссаром „доктором“ Гелевым, передав ему адреса сионистских групп на Украине.

В сентябре 1921 года сионистский лидер В. Жаботинский пришел к „соглашению“ с самозванным петлюровским „послом“ в Чехословакии Славинским по вопросу о совместных антисоветских действиях на Украине (в переговорах участвовал английский разведчик полковник Петерсон). В частности, в случае вторжения войск Петлюры с территории Польши на Украину было решено сформировать части специальной „еврейской жандармерии“ для обеспечения интересов имущих слоев еврейского населения[74]. Командир этих частей должен был подчиняться в общем порядке командованию петлюровской жандармерии.

В пункте 2 соглашения указывалось, что „еврейская жандармерия не принимает участия в военных действиях“, но должна продвигаться вперед „одновременно с украинской жандармерией в оккупированные (sic! — Л. Р.) города вслед за армией УНР“ и выполнять свои функции „сразу же после захвата войсками районов с еврейским населением“.

Что же это за функции? Кроме уже упомянутой защиты зажиточной части евреев и их имущества, соглашение предусматривало, что жандармы-сионисты совместно с петлюровскими карателями будут проводить террористические акции против коммунистов, комсомольцев, работников советских государственных и общественных организаций, передовых рабочих и крестьян, в том числе и евреев по национальности[75].

В то же время представитель влиятельных кругов крупной еврейской буржуазии сионист А. Марголин, бывший заместителем министра иностранных дел Директории, развернул активную деятельность, стремясь использовать возможности сионистских организаций Франции для поддержки Петлюры.

Таковы факты, о которых „радетели евреев“ из числа лидеров международного сионизма предпочитают ныне не вспоминать.

Разоблачая преступную политику сионистов, созданный в Советской России временный комиссариат по еврейским национальным делам в заявлении от 20 декабря 1919 года подчеркивал: „…Трудящиеся массы еврейского народа свою судьбу тесно связали с судьбой рабочих, крестьян и трудящихся, борющихся против господства капитала и его носителей — помещиков и буржуазии… Еврейские трудящиеся массы в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике имеют свою социалистическую Родину, которую они защищают на фронтах вместе с рабочими и крестьянами России против империализма Антанты и всех его агентов. Еврейский вопрос в Советской России больше не существует. Еврейские рабочие и трудящиеся массы имеют все гражданские и национальные права. Еврейская культура не имеет более никаких препятствий к развитию… Сионистам, поддерживающим всюду Антанту и идущим рука об руку с еврейскими погромщиками, еврейский народ не верит“[76].

Победа молодой Советской республики над объединенными силами внутренней и внешней контрреволюции означала также и поражение сионизма в Советской России. Не имея широкой социальной базы и политической поддержки трудящихся-евреев, сионизм здесь потерпел полный крах. Подавляющее большинство политических партий и организаций сионистов оказались вынужденными объявить о самоликвидации, а те из них, которые продолжали контрреволюционную антисоветскую деятельность, были разгромлены.

Однако потерпев поражение в попытках вызвать сионистские настроения среди еврейских трудящихся масс в Советской России, лидеры международного сионизма не отказались от участия в борьбе реакционных сил против нашей страны, мирового коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения.

По следам колонизаторов

С первых же шагов сионизм, будучи наиболее реакционной разновидностью еврейского буржуазного национализма, исповедующий шовинистическую, расистскую идеологию, проявил свою не только контрреволюционную, но и колонизаторскую сущность.

Исходя из антинаучных тезисов об „особой всемирной еврейской нации“, „богоизбранности“ евреев, проповедуя реакционную концепцию обособления их от народов тех стран, в которых они проживают, сионисты выдвинули лозунг создания „еврейского национального очага“, „еврейского государства“. Именно оно должно было стать основной опорной базой сионизма, его центром. В планах сионистских лидеров „еврейское государство“ призвано было в первую очередь служить ареной деятельности и своего рода штаб-квартирой международного сионизма[77]. Однако не последнюю роль здесь играли и собственно колонизаторские устремления крупной еврейской буржуазии, хотя она в известной мере и имела возможность удовлетворять свои колонизаторские запросы в рамках общей колониальной экспансии международного империализма.

Еще первая (Базельская) программа сионизма, авторами которой были Т. Герцль и М. Нордау, принятая в августе 1897 года, выдвинула в качестве первоочередной задачи создание еврейского „национального очага“ на Ближнем Востоке. В данном документе, в частности, говорилось: „Сионизм стремится к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа, гарантированного публичным правом. Для достижения этой цели конгресс принимает во внимание следующие средства: 1) соответствующее поощрение колонизации еврейскими земледельцами, ремесленниками и торговцами; 2) организацию и объединение всех евреев посредством подходящих местных и всеобщих учреждений сообразно с законами различных стран; 3) поощрение еврейского национального чувства и самосознания; 4) подготовительные шаги для получения правительственного согласия, каковое необходимо для достижения надлежащим образом цели сионизма“[78].

Таким образом, в данной сионистской программе вырисовывалась следующая задача: разжигать еврейский шовинизм, обособлять евреев и при одобрении и поддержке империалистических держав осуществлять территориальную экспансию в Палестине в целях создания „национального очага“, под которым подразумевалось „еврейское государство“.

Правда, вопрос о месте создания „еврейского государства“ вначале не имел для некоторых сионистских лидеров принципиального значения. Назывались Уганда, Кения, Мозамбик, Эквадор, Перу, Аргентина, Австралия. На своем 7-м конгрессе в 1905 году сионисты окончательно остановились на Палестине[79], использовав мифы иудаизма, призывы к „возврату евреев“ в Иерусалим, к „священному“ холму Сион (отсюда и термин „сионизм“).

В 1902 году возникает международное сионистское акционерное общество — „Еврейский национальный трест“, который представлял собой „финансовый инструмент сионистского движения в достижении главной цели…“ Его акции были выпущены на сумму 2 миллиона фунтов стерлингов. В связи с этим событием сионистский лидер Н. Соколов писал: „Все великие победы Британии в ее… завоеваниях, начинавшихся с учреждения фонда или треста, явились для сионистов примером“[80].

С целью колонизации Палестины были также созданы: в 1899 году „Еврейский колонизационный банк“, в 1902 году „Англо-Палестинский банк“ и в 1906 году „Англо-Левантийский банк“ ВСО. На 5-м сионистском конгрессе учредили „Еврейский национальный фонд“ — для приобретения земель в Палестине; его капитал только за 1903–1911 годы увеличился почти в 7 раз.

Проникнутые духом расизма и экспансионизма идеи лидеров сионизма о создании в Палестине „еврейского государства“ стали идеологической базой для сионистской колонизации в этом регионе.

По замыслу сионистских заправил конкретное воплощение идеи создания пресловутого „национального очага“ должно было происходить посредством колонизации Палестины евреями-иммигрантами и путем вытеснения и изгнания коренного арабского населения с родных мест. С этой целью сионисты провозгласили колонизаторско-расистский, насквозь фальшивый лозунг: „Землю без народа народу без земли“. Он рассматривает евреев как людей без родины, если они „не возвращаются“ на „землю предков“ и полностью игнорирует тот факт, что в Палестине в течение многих столетий жили и продолжают жить арабы.

Безусловно, этот тезис абсолютно противоречит действительности. Характерно, что один из лидеров международного сионизма Н. Гольдман впоследствии признавал: „Даже в эпоху Герцля Палестина не была страной без народа: там жили сотни тысяч арабов, которые путем собственной нормальной эволюции добились бы независимости“[81].

С первых шагов сионистской колонизации Палестины интересы и права коренного арабского населения полностью игнорировались. Еврейские поселенцы всегда вели себя по отношению к арабам как колонизаторы. Об их „склонности к деспотизму“ писал еще Ахад Гаам, один из идеологов „духовного сионизма“, побывавший в Палестине в начале XX столетия: „они обращаются с арабами враждебно и жестоко; ограничивают их в правах неописуемым образом, оскорбляют их безо всякой причины, да еще и хвастают этим…“[82].

Заселение сионистами Палестины являлось разновидностью колониализма. Вторжение сионистов в Палестину уже тогда имело целью не только захват территории, но и ее „очищение“ от коренных жителей путем изгнания и истребления.

Так, планируя захват Палестины, Т. Герцль разработал стратегию геноцида по отношению к местному арабскому населению. „Когда мы займем Палестину, — писал одни из родоначальников сионизма, — то мы добьемся полной земельной собственности… Вместе с тем бедняки будут выселены. Мы будем поощрять эмиграцию бедняков. Оставшееся местное население будет вытесняться в районы, где в изобилии водятся змеи и звери, где много инфекционных заболеваний, в засушливые или заболоченные земли. Все это увеличит смертность среди арабского населения“[83].

С самого начала создание еврейских поселений происходило путем лишения прав арабов и насильственного отчуждения их земельной собственности. За счет средств сионистских колонизационных фондов скупались земли у арабских феодалов. Арабов-крестьян сгоняли с земельных участков, арендовавшихся ими ранее у этих землевладельцев, и поселяли на них еврейских иммигрантов-колонистов. Арабские крестьяне-арендаторы, для которых обрабатывавшиеся ими наделы были единственным источником существования, разорялись.

Характерная деталь: поселения еврейских колонистов уже в конце XIX века создавались на значительном удалении друг от друга и в различных районах. Это прежде всего определялось далеко идущими целями сионистов, их стремлением распространить сеть своих поселений на максимально возможной в то время территории.

Таким образом, если сионизм с точки зрения его классовой сущности представляет собой, по определению израильских коммунистов, „еврейскую ветвь империализма“, то еврейская колонизация Палестины, начавшаяся под эгидой ВСО в конце прошлого столетия, явилась по своей сути ничем иным, как сионистским колониализмом.

Разрабатывая в деталях план создания в Палестине „еврейского государства“, лидеры международного сионизма исходили из задачи постепенного расширения границ этого предполагаемого, еще не существующего государства за счет насильственного присоединения к нему соседних арабских территорий. „Базельская программа, — писал в своем письме Т. Герцлю в 1899 году один из руководителей сионистов Германии Д. Трич, — должна включать в себя выражение „Великая Палестина“. Еще категоричнее и определеннее высказался в своем дневнике сам Герцль: „Эта территория должна простираться от Египетской реки (т. е. Нила. — Л. Р.) до Евфрата“.

Развернутая сионистами активная деятельность по колонизации Палестины с целью подготовки необходимых условий для образования „еврейского государства“ не могла не вступить в неизбежное противоречие со стремлением палестинского арабского народа к свободному и независимому развитию. Эта колониальная, захватническая политика сионистов, „запрограммированная“ еще при самом зарождении сионизма, явилась одной из главных причин, породивших палестинскую проблему, стала источником трагедии арабского народа Палестины.

Как уже отмечалось, сионистские лидеры того времени полагали, что для реализации их планов концентрации евреев в Палестине необходимо заинтересовать, заручиться поддержкой ведущих капиталистических государств. „Отцы сионизма“, выслуживаясь перед империалистическими властителями, заявляли, что создадут в Палестине „аванпост цивилизации в противовес варварству“, „часть крепостного вала Европы против Азии“, неоднократно при этом подчеркивая, что „колониализм — это не что иное, как сионизм“[84]. Разоблачая агрессивную сущность сионизма. Коммунистическая партия Израиля отмечала: „Нет такой империалистической державы, на которую политический сионизм не возлагал бы надежд, и нет такой империалистической державы, которая не пыталась бы в той или в иной форме использовать сионизм в своих целях, особенно для установления господства на Ближнем Востоке“[85].

Уже в самом начале сионисты пытались установить контакты и предложить услуги османскому султану, германскому императору, русскому царизму. В международном сионизме существовала группировка и профранцузской ориентации. И все же основную ставку в конечном счете решено было сделать на Англию — бывшую тогда крупнейшей колониальной державой, „владычицей морей“.

Герцль еще в 1899 году, заискивающе обращаясь к правителям из Лондона, заявил: „Англия со своими владениями в Азии должна быть больше всего заинтересована в сионизме, так как кратчайший путь в Индию лежит через Палестину. Великие политики Англии первыми поняли необходимость колониальной экспансии. Вот почему британский флаг реет на всех океанах. И поэтому я надеюсь, что здесь, в Англии, идея сионизма, как идея колониальная (sic! — Л.Р.), будет легко и скоро воспринята…“[86].

Герцль надеялся не напрасно. Сионисты, имевшие в Англии немало влиятельных своих сторонников, нашли в правящих кругах Британии полное взаимопонимание, а прибывший в 1903 году в Лондон один из сионистских лидеров X. Вейцман начал свою деятельность прямо с увязывания целей и практики сионизма с британскими интересами на Ближнем Востоке. В одном из своих писем издателю влиятельной газеты „Манчестер гардиан“ он писал в ноябре 1914 года: „Если Палестина попадет в английскую сферу влияния и если Англия будет содействовать поселению там евреев, как в британском владении, мы могли иметь там через двадцать-тридцать лет до одного миллиона евреев, а вероятно и больше. Они превратят Палестину в страну, которая будет осуществлять эффективную охрану Суэцкого канала“ [87].

Естественно, что Лондон, проводивший курс на раздел османской империи и аннексию Палестины, не упустил случая воспользоваться данным предложением. Окончательно эта сделка состоялась на завершающем этапе первой мировой войны, когда Палестина была оккупирована британскими войсками.

2 ноября 1917 года министр иностранных дел Великобритании А. Бальфур, обещая сионистам содействие, в своем письме лидеру еврейской общины английскому банкиру Л. Ротшильду подчеркнул, что английское правительство „относится с благосклонностью к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и готово принять все меры, чтобы облегчить достижение этой цели“.

Письмо это (оно получило название „Декларация Бальфура“) знаменовало собой определенный рубеж в становлении альянса империализма и сионизма, начальный этап их сотрудничества в данном регионе. Заключая эту сделку, имевшую явную антиарабскую направленность, оба империалистических хищника — правящие круги Великобритании и крупная еврейская буржуазия — преследовали, конечно, каждый свои цели, которые отнюдь не всегда и не во всем совпадали. Тем не менее, вначале эти противоречия не были острыми, ибо находились в русле общих экспансионистских, колониальных устремлений: сионисты делали еще один шаг на пути к созданию „национального очага“, Лондон приобретал союзников в борьбе с возраставшим арабским национально-освободительным движением, за укрепление своих позиций на Ближнем Востоке.

В поддержку всех этих действий выступили также сионисты в России. Так, 15 ноября 1918 года совет еврейской общины Одессы обсуждал вопрос о встрече прибывающих в город войск Антанты. Была принята предложенная сионистами резолюция, в которой выражалась благодарность странам Запада, провозгласившим „восстановление Палестины как культурно-исторического и национально-политического центра мирового еврейства“. А на прошедших вскоре митингах и собраниях в Киеве, Одессе, некоторых других городах Украины сионисты приветствовали сионистскую конференцию в Филадельфии (США) и высказывали требование „основания еврейской республики в Палестине под покровительством Англии“[88].

Летом 1922 года Великобритания добилась у Лиги наций мандата на Палестину — фактически это означало установление здесь английского колониального господства. Тем самым перед сионистами открылись новые возможности для экспансии и усиления своей колонизации этой страны. При английском комиссаре в Палестине был создан специальный законосовещательный орган — Еврейское агентство, призванное обеспечить более тесное сотрудничество сионистов с английской колониальной администрацией. Действуя как филиал ВСО, оно стало важным инструментом сионистской экспансии на Ближнем Востоке. Еврейское агентство занималось прежде всего вопросами колонизации и поселения евреев в Палестине. При нем был организован и так называемый отдел безопасности, выполнявший фактически роль сионистской разведки и контрразведки и развернувший шпионско-диверсионную деятельность в регионе.

Колонизаторы всегда и везде опирались на силу денежного мешка и силу штыка. Не составляли в этом плане исключения и сионисты.

Уже в начале XX столетия сионисты стали создавать вооруженные формирования для насильственной аннексии земель палестинских арабов. Первое из них — „Хашомер“— появилось в 1909 году.

После опубликования „Декларации Бальфура“ делопошло активнее. В 1920 году при Еврейском агентстве сионистами было создано полулегальное формирование „Хагана“, закупавшее оружие в Европе и стремившееся создать на территории Палестины сеть самостоятельных военизированных отрядов. Опытный английский разведчик О. Ч. Уингейт был прикомандирован к командованию этими сионистскими отрядами „обороны“ с целью превращения их в боеспособные карательные подразделения.

В 20-е годы в Польше, буржуазных государствах Прибалтики, а также Палестине и США начинает распространяться новое сионистское течение — „ревизионизм“. Программа „сионистов-ревизионистов“, провозглашенная основателем и руководителем этого движения, известным авантюристом В. Жаботинским, включала по вопросу создания „еврейского государства“ в Палестине четыре основных положения: „Во-первых, создание еврейского большинства на обоих берегах реки Иордан; во-вторых, создание еврейского государства в Палестине на основе разума… и Торы; в-третьих, репатриация в Палестину всех желающих этого евреев; в-четвертых, ликвидация диаспоры“. Кроме того, „ревизионисты“ требовали немедленного создания тайных военных организаций для „освобождения“ Палестины вооруженным путем. Таким образом, платформа Жаботинского довела до логического конца основные положения сионизма как расистской идеологии. Предвосхищая нынешнюю агрессивную политику правителей Израиля, „ревизионизм“ уповал на вооруженное насилие в целях создания этого государства[89].

Реализуя эту программу, сионисты создают в Палестине новые подпольные военизированные организации, в том числе в 1937 году тайную террористическую „Иргун цвай леуми“[90]. Еще позднее из „Хаганы“ выделились другие сионистские террористические группировки — „группа Штерна“ [1940 год], „Пальмах“ [1941 год][91] и т. д. Общей чертой в деятельности всех этих шовинистических организаций были террор и насилие в отношении арабского населения Палестины, намерения разрешить все спорные вопросы силой, борьба за „великий Израиль“. Характерный символ был заложен в эмблеме „Иргун“: карта Палестины, включавшая оба берега реки Иордан, рука с винтовкой и надпись на иврите — „Только так!“[92].

Сионистские лидеры и не скрывали, для каких целей нужно это воинство. Например, тот же В. Жаботинский отмечал: „Было ли когда-нибудь… чтобы народ по личной инициативе отдал свою территорию? Палестинские арабы никогда не согласились бы лишиться своего суверенитета без принуждения силой“[93].

Именно из членов „Хаганы“ британские колониальные власти вербовали добровольцев в так называемые „специальные ночные отряды“, которые официально предназначались для охраны „иракского нефтепровода“ (Киркук — Хайфа), а по сути выполняли жандармские функции, совершая карательные операции против местного арабского населения.

Все военизированные сионистские организации самым тесным и активным образом сотрудничали с английскими войсками и полицией в подавлении многочисленных выступлений арабов против британского господства, сионистской колонизации. И прежде всего в жестоком подавлении восстаний в 1920, 1929, 1933 годах и самого крупного общенационального восстания в 1936–1938 годах.

Имея в виду эти последние события, служивший одно время советником бывшего премьер-министра Израиля Бен-Гуриона И. Бир так характеризовал деятельность карательных отрядов „Хаганы“: „Специальные ночные подразделения, более чем какие бы то ни было другие силы, обеспечили ликвидацию выступлений (арабов. — Л. Р.)…“ Их целью была ликвидация партизанской войны со стороны арабских патриотов[94].

В резолюции VII съезда Коммунистической партии Палестины, состоявшегося в 1931 году, в частности отмечалось: „За поддержку, оказываемую ему британским империализмом, сионизм превратился в орудие для подавления национально-освободительного движения арабских масс… Таким образом, в Палестине в добавление к империалистическому гнету сионизм в качестве боевого отряда империализма ведет истребительную, колонизаторскую борьбу с местными трудящимися массами“.

Эта борьба, указывалось на съезде, проходила по трем основным направлениям. Во-первых, „водворение в страну еврейских иммигрантов под охраной британских штыков“, причем больше 90 процентов иммигрантов являлись членами различных сионистских партий и организаций, большинство их состояло из буржуазных и мелкобуржуазных элементов. Во-вторых, это экспроприация арабских крестьян, вытеснение арабских рабочих, мелких торговцев и кустарей и усиление крупного еврейского капитала. И третьим направлением наступления сионизма являлось „создание государственных привилегий для евреев по сравнению с арабским населением“, что давало „для еврейской буржуазии возможность продолжать вздорный обман еврейских масс идеей "еврейского государства" и усиливать гнет арабских масс"[95].

Оказывая Лондону всяческую поддержку в подавлении арабского национально-освободительного движения на Ближнем Востоке, усиленно внедряя в сознание еврейских иммигрантов-поселенцев культ силы и шовинистического высокомерия по отношению к арабам, сионисты тем самым помогали английскому империализму проводить политику "разделяй и властвуй", укреплять стратегические и политические позиции в регионе, удерживать Палестину под британским контролем. Не случайно среди английских правящих кругов — в парламенте, министерстве колоний, палестинской администрации было немало сторонников сионизма, считавших сотрудничество с сионизмом "дальновидной политикой", дающей "такие прекрасные результаты"[96].

Поэтому Лондон определенное время не препятствовал сионистам укреплять в Палестине экономические позиции, захватывать у арабов земли, проводить их колонизацию. Одним из самых трагичных и опасных последствий этой сионистской колонизации явилась тенденция к постепенному, но неуклонному изменению демографического лица Палестины, превращению еврейского меньшинства в господствующую часть населения страны, растущему углублению антагонизма между еврейской общиной и коренными арабскими жителями. "Мы заселяем эту страну, — откровенно отмечал В. Жаботинский, — вопреки желанию местного населения, которое пока еще численно нас превышает. А потому колонизация может протекать под покровительством вооруженной силы точно так, как происходило в истории других колонизаций…" [97]

Характеризуя цели, преследуемые в тот период сионизмом, личный представитель президента Рузвельта на Ближнем Востоке Патрик Дж. Херли в докладе, составленном в Каире в мае 1943 года, писал: "Сионистская организация в Палестине сообщила о своих проектах расширенной программы, состоящей из: 1) создания суверенного еврейского государства, которое включало бы в себя Палестину, а возможно, и Трансиорданию; 2) переселения в дальнейшем арабского населения Палестины в Ирак; 3) еврейской гегемонии на всем Ближнем Востоке в вопросах, касающихся экономического развития и контроля"[98].

Тем самым создание "еврейского национального очага", с самого начала определявшееся идеологией крайнего шовинизма, осуществлялось сионистскими лидерами не с учетом интересов арабского народа Палестины, жившего в этой стране в течение столетий, а в вопиющем противоречии с его интересами. Как признавал просионистский автор А. Кестлер, арабы были для сионистов "политической проблемой, но никак не нравственной или человеческой. Присутствие арабов было для них досадной случайностью, как мебель, забытая в доме временными съемщиками… Сионисты рассматривали себя в качестве представителей высшей расы, в арабах видели людей второго сорта" [99].

Одновременно сионистские лидеры занимались усиленной пропагандой и обработкой общественного мнения в странах Европы и Америки в поддержку сионистской колонизации Палестины, уделяя при этом немало внимания идеологической обработке трудящихся масс евреев в духе целей и задач сионистской программы. Поэтому, когда в 1920 году II Конгрессом Коминтерна, работавшим под руководством В. И. Ленина, были рассмотрены национальный и колониальный вопросы, отмечалось, что ярким примером обмана трудящихся масс, произведенного совместными усилиями империализма Антанты и соответствующих кругов буржуазии, "могут служить палестинские предприятия сионистов и вообще сионизм"[100].

Обстоятельная критика сионизма содержится в ряде других документов Коммунистического Интернационала. Исполком Коминтерна, например, в одной из своих резолюций указывал: "Проект Палестины, попытка отвлечь еврейские трудящиеся массы от классовой борьбы пропагандой массового переселения в Палестину являются не только националистическими и мелкобуржуазными, но в своем существе контрреволюционными"[101].

В этих условиях демократические силы среди еврейского населения Палестины, не говоря уже об арабских патриотах, находились под постоянным надзором и подвергались репрессиям — как со стороны обладателя мандата Лиги наций, так и со стороны сионистских заправил, действовавших в тесном контакте.

Но если в своем отношении к подавлению арабского национально-освободительного движения сионисты и английская администрация оставались едины, то в ином аспекте положение постепенно стало меняться. Сионизм, значительно укрепивший экономические позиции в Палестине, начал требовать участия в политическом управлении страной. Тем самым для Лондона, стремившегося увековечить здесь свое господство, он начал превращаться из послушного союзника в конкурента. Столкновение двух колониальных хищников становилось неизбежным.

Последующее время было заполнено беспринципным и изощренным маневрированием сионистов, поисками любых путей и средств для дальнейшего закрепления в Палестине и создания на Ближнем Востоке напряженной кризисной обстановки, в условиях которой они надеялись осуществить свои планы. Вожди международного сионизма усилили поиск новых союзников, которые согласились бы сотрудничать с ними в деле создания в Палестине "еврейского государства".

И взоры сионистов обращаются к тем империалистическим странам, интересы правящих кругов которых так или иначе пришли в противоречие с интересами британского империализма — к Италии и Германии, где у власти оказались фашисты.

Преступный сговор

Апологеты сионизма до сих пор не оставляют настойчивых попыток скрыть свой чудовищный альянс с фашизмом в прошлом. Более того, ими предпринимаются усилия представить сионизм в качестве… принципиального идейного и политического противника фашизма! Однако никакие спекуляции и фальсификации не в силах опровергнуть правду истории. А она свидетельствует: несмотря на махровый антисемитизм, составлявший один из существенных компонентов фашистской идеологии и практики, сионистские лидеры быстро нашли общий язык с фашистами [102]. И это — одна из самых позорных страниц в истории сионизма.

"Когда подавляющее большинство еврейских организаций, как и все антифашистские силы в мире, объявили бойкот нацистской Германии, — указывается в резолюции XVI съезда Коммунистической партии Израиля, — между сионистскими руководителями и гитлеровской властью осуществлялись контакты и сотрудничество"[103]. Такое завидное взаимопонимание фашистов, жестоко преследовавших евреев, и сионистов, выдававших себя за "единственных подлинных защитников угнетенного и бесправного еврейского народа", сложилось, конечно, далеко не случайно: и тем и другим был присущ воинствующий шовинизм, расизм, безудержный экспансионизм, паталогический антикоммунизм и антисоветизм [104]. Именно на этой базе основаны элементы общности идеологической платформы, политики и тактики сионизма и фашизма.

Так, одобряя консолидацию сионистских лидеров с нацистами, известный в то время сионист раввин из Вены Вайненберг с циничной откровенностью провозгласил: "…Гитлер заслуживает большой благодарности за то, что он активно борется против коммунизма и атеизма"[105].

В фашизме сионистские лидеры видели силу, способную, как им казалось, уничтожить первое в мире социалистическое государство, разгромить международное коммунистическое и рабочее движение и своей расистской, антисемитской политикой обеспечить достижение сионистских целей, связанных с эмиграцией еврейского населения в Палестину и установлением господства над еврейскими общинами в других странах[106]. Фашистские главари же стремились использовать сионистов в агентурных целях, для усиления своих позиций на Ближнем Востоке, раскола антифашистских рядов; вместе с тем фашистов устраивало и другое: как утверждал один из нацистских идеологов-мракобесов Г. Гюнтер, антрополог с расистским уклоном, "достойное решение еврейского вопроса лежит в защищаемом сионизмом отделении евреев от неевреев"[107].

Была и еще причина. Английский марксист Палм Датт в июльском номере журнала "Лейбор мансли" за 1967 год отмечал: "Никогда нельзя забывать того, что британский, французский и американский финансовый капитал играл немалую роль в финансировании и создании фашизма и что одновременно этот же капитал финансировал и сионизм. Глава нефтяного акционерного общества "Ройял датч шелл" в тридцатые годы сэр Генри Детердинг был одним из главных зарубежных кредиторов нацизма в то время, когда Ротшильды, эти опорные столпы сионизма, находились также в числе главных акционеров и банкиров "Ройял датч шелл". Империализм во время гонок всегда охотно садится на обе лошади".

Сразу же после прихода Гитлера к власти в Германии руководство ВСО наладило контакты с нацистами. Конечно, нацистский режим не являлся для сионистов идеальным партнером, и не все во взаимоотношениях с ним их устраивало. Сионистские лидеры понимали, что, несмотря на все услуги, оказываемые ими третьему рейху, они тем не менее остаются в глазах гитлеровцев представителями "низшей, обреченной расы". Однако это не мешало сионистам стремиться к сотрудничеству с гитлеровским режимом, оказывать ему значительные услуги в деле "очищения" Германии (а затем оккупированных стран) от евреев. И все потому, что лидеры сионизма считали: фашизм объективно работает на них, приближая их к заветной цели. "Сионисты, — писал западногерманский журналист Г. Хёне, — восприняли приход нацистов к власти в Германии не как национальную катастрофу, а как уникальную историческую возможность осуществления сионистских намерений"[108].

Эта возможность прежде всего проистекала из осуществлявшейся гитлеровскими властями вплоть до 1940 года программы массового выселения евреев: их эмиграция из Германии поддерживалась на достаточно высоком уровне. Как отмечал тогда один из руководящих сотрудников гитлеровской службы безопасности (СД) Л. Хаген, в сионистских кругах были "очень довольны радикальной германской политикой в отношении евреев, потому что с ее помощью увеличивается еврейское население в Палестине…"[109]. Нередкими гостями фашистов были сионистские эмиссары, присылаемые Еврейским агентством отнюдь "не для того, чтобы спасать немецких евреев; они отбирали молодых мужчин и женщин, готовых отправиться в Палестину, чтобы бороться и воевать"[110].

Характерно, что именно такой была установка, открыто провозглашенная президентом ВСО X. Вейдманом на 20-м сионистском конгрессе в 1937 году: "Надежды шестимиллионного европейского еврейства основываются на эмиграции (это заявление нужно оставить на совести Вейцмана. — Л. Р.). Я спрашиваю: "Можете ли вы переправить шесть миллионов евреев в Палестину?" Я отвечаю: "Нет". Из бездны трагедии я хочу спасти два миллиона молодежи… Старики должны исчезнуть. Они вынесут свою участь или нет. Они — пыль, экономическая и моральная пыль в (этом) жестоком мире…"[111].

На пресс-конференции Антисионистского комитета советской общественности 6 июня 1983 года заместитель председателя комитета писатель Ю. А. Колесников рассказал:

— Мне довелось находиться в глубоком тылу гитлеровских войск, куда был специально направлен советским командованием. Я видел, что творилось на оккупированной гитлеровцами территории.

Гитлер дал своим группенфюрерам СС и гаулейтерам, генералам и прочим палачам весьма лаконичную, но емкую установку: один только еврей должен остаться… Но лишь как экспонат! Следует отметить, что нацистские палачи этот дьявольский приказ своего фюрера выполняли четко, методично, скрупулезно.

Сегодня мы вправе вынести самый строгий и суровый приговор сионизму. Ибо в то страшное время деятели международного сионизма не только не защищали евреев, но, напротив, они предавали их, вступая в сговор с главарями гестапо и СС.

Свидетельство тому — действовавший в столице "третьего рейха" Берлине так называемый "Палестинский офис", во главе которого стоял один из лидеров международного сионизма Леви Эшкол, ставший впоследствии премьером Израиля.

…Именно Эшкол и его подручные занимались выкупом у эсэсовских заправил крупных богачей-евреев, имевших "особые заслуги" перед сионизмом, обрекая многие сотни тысяч простых евреев на гибель в гитлеровских печах-крематориях…

Есть немало свидетельств, что сионистские организации, особенно Еврейское агентство, предпринимали активные усилия с тем, чтобы уберечь крупных еврейских буржуа и сионистских руководителей от отправки в концентрационные лагеря. Они были согласны передать нацистам огромные суммы, даже если на эти деньги в Швейцарии покупалось новое оружие или расширялись мощности в германских концлагерях. Каждый месяц сотни людей еврейской национальности в страшных мучениях погибали в этих лагерях, тогда как сионисты и нацистские руководители торговались по поводу цены за жизнь нескольких десятков богачей[112].

Гитлеровские власти охотно шли на сотрудничество с сионистами, полагая, что цели последних "меньше всего отличаются от целей, преследуемых в действительности германской политикой в отношении евреев". Ну что же, считать так основания у нацистов были. И немалые. Не случайно поэтому в 1934 году всем властям в рейхе направляется официальная директива, предписывающая поощрять деятельность сионистской организации (и особенно групп сионистской молодежи), поскольку дело касалось еврейской эмиграции"[113].

Следует также отметить, что сионистские лидеры не гнушались обращаться к услугам гитлеровцев для ликвидации влияния несионистских организаций и групп на еврейскую общину Германии. Так, Д. Карески — руководитель объединения "государственных сионистов", находившегося под покровительством фашистов и выказывавшего безоговорочное им послушание, — обращался для устранения своих конкурентов и противников за помощью к репрессивному аппарату нацистов. И особенно к гестапо, где он служил в качестве агента-осведомителя[114].

Шеф абвера (военной разведки и контрразведки гитлеровского вермахта) адмирал В. Канарис в свою очередь также широко использовал сионистские организации для получения необходимой информации. Целые группы специальных агентов из числа сионистов засылались им в страны антигитлеровской коалиции на Западе, где они занимались шпионажем, выполняли функции связных между нацистами и сионистскими центрами.

В самом тесном контакте с гитлеровскими спецслужбами работали сионисты и в Палестине. Стремясь максимально ослабить позиции Англии на Ближнем Востоке, нацисты активно задействовали многие сионистские организации, в том числе и полулегальные военизированные (такие, как, например, "Иргун").

Давид Изаэли в книге "Палестинская проблема в политике Германии, 1889–1945" (она вышла в свет в 1974 году) опубликовал один документ, обнаруженный после второй мировой войны в германском посольстве в Анкаре и относящийся к 1940 году. Приведем некоторые выдержки из него:

"Национальная военная организация (т. е. "Иргун цвай леуми". — Л. Р.), будучи хорошо информированной о доброй воле правительства германского рейха и его властей по отношению к деятельности сионистов в Германии и к их планам эмиграции, придерживается следующего мнения:

1. Между установлением нового порядка в Европе в соответствии с германской концепцией и подлинными национальными устремлениями народа, воплощением которых является Иргун цвай леуми, могут существовать общие интересы.

2. Сотрудничество между новой Германией и обновленной ивритоязычной общностью возможно.

3. Образование исторического еврейского государства на национальной и политической основе, связанного договором с германским рейхом, отвечало бы интересам сохранения и укрепления в будущем германских позиций на Ближнем Востоке…"

Содержащий эти предложения меморандум был вручен германским дипломатам в Бейруте сионистскими вожаками-террористами А. Штерном и И. Езертинским — И. Шамиром, сменившим в 1983 году И. Бегина на посту премьер-министра Израиля…[115]

Известно, что в январе 1941 года военно-морской атташе посольства фашистской Германии в Турции контр-адмирал Р. фон дер Марвиц заключил с руководством "Иргун" следующее соглашение. Сионистские вожаки выразили принципиальную готовность "соединить" свои усилия с "новой Германией", обещая при этом даже принять "активное участие в войне" на ее стороне, при условии, что гитлеровцы окажут содействие "эвакуации" еврейских масс из Европы в Палестину и созданию там "еврейского государства в его исторических границах". В случае, если бы такое государство было создано, сионисты обещали, что оно находилось бы "в договорных отношениях с германским рейхом в интересах сохранения немецкого влияния на Ближнем Востоке"[116].

Как показывают факты, эти позорные для сионистов связи не прерывались и тогда, когда после захвата Польши и начала войны против СССР нацисты перешли к "окончательному решению еврейского вопроса", т. е. физическому уничтожению еврейского населения в Европе (в октябре 1941 года Гиммлер отдал приказ прекратить всякую эмиграцию евреев с территорий, оккупированных гитлеровской Германией). Есть масса свидетельств тому, что для спасения собственных жизней, в целях сохранения тех, кто представлял для них особую "ценность" — крупных финансистов, торговцев, промышленников, фанатичной сионистской молодежи, годной для колонизации, — вожаки сионистов обманывали сотни тысяч простых евреев (прежде всего малообеспеченных, пожилых) миражами переселения в Палестину, обеспечивая тем самым гитлеровцам покорность обреченных на смерть.

Так, прямыми пособниками в исполнении изуверских планов нацистов в оккупированной Польше стали укомплектованные сионистами юденраты — еврейские советы старейшин, создание которых было предусмотрено специальной директивой начальника полиции безопасности фашистской Германии группенфюрера СС Гейдриха от 21 сентября 1939 года. Юденраты усердно выполняли все распоряжения гитлеровцев вплоть до приказов о массовом физическом уничтожении еврейского населения.

Автор книги "Израиль и ФРГ" Т. Валихновский, исследовавший деятельность сионистов в Польше и их связи с фашистами, писал, "что наряду с героической борьбой многих евреев и поляков в варшавском гетто немало евреев, и прежде всего полицейских и еврейских рад (советов), сотрудничало с гитлеровскими властями в период, предшествовавший вооруженному восстанию в варшавском гетто. Известны многочисленные факты участия еврейских полицейских в доставке евреев на сборные пункты, откуда их отправляли в лагеря смерти. Еврейские рады составляли списки направленных в газовые камеры евреев. Имущество выселенных подвергалось разграблению. На несчастье обогащались. При этом выселяемые не оказывали ни малейшего протеста. Пассивность и покорность евреев облегчали гитлеровским палачам осуществление их планов истребления еврейского населения. Эту пассивность проповедовали сионистские руководители"[117].

Американский историк и журналист Л. Бреннер в своей книге "Сионизм в век диктаторов" пишет, что с момента прихода к власти в Германии Гитлера германская федерация сионистов активно искала пути сближения с нацистами. В направленном ею нацистской партии меморандуме, в частности, выражалась "надежда на сотрудничество" с гитлеровским правительством и содержалось обещание, что его политика в еврейском вопросе встретит с их стороны "полное понимание". "Нацификация" сионизма, отмечает далее Л. Бреннер, привела к тому, что его лидеры были готовы идти на любые сделки с главарями гитлеровской Германии и даже не пытались организовать сопротивление "коричневой чуме", убеждая евреев смириться с "новым порядком".

Сионисты стремились сорвать любые усилия организовать международный антинацистский бойкот и антигитлеровские выступления. Стараниями сионистов в Лондоне было создано так называемое международное торговое инвестиционное агентство, которое выполняло роль посредника в экспорте товаров и капитала из фашистской Германии в Англию, Египет, Ливан, Сирию, Ирак, Бельгию, Голландию и другие страны. Торговое сотрудничество между сионистским капиталом и нацистами расцветало в то время, когда многие немецкие интернационалисты, в том числе евреи, вели мужественную борьбу против фашизма, а антисемитский террор достиг чудовищных масштабов.

Превращение сионистских лидеров в "идеологических шакалов нацизма", отмечает Бреннер, заверявших в "возможности" сосуществования с нацизмом, в конечном счете обернулось тем, что миллионы евреев в Германии, Польше, Венгрии, Чехословакии, Румынии и других странах оказались жертвами геноцида гитлеровских палачей, сжигавших их в печах, гноивших в "лагерях смерти". С началом наступления гитлеровских полчищ на Польшу, продолжает автор, находившиеся там сионистские главари, в том числе М. Бегин (бывший тогда руководителем молодежной сионистской организации "Бейтар"), позорно бежали из страны, оставив польских евреев на произвол судьбы.

Многие сионисты открыто сотрудничали с немецкими властями в Германии, Польше, Австрии и Чехословакии[118].

Несмываемыми пятнами позора покрыла себя сионистская боевая организация "Факел", рьяно выполнявшая диверсионные и шпионские задания гитлеровских захватчиков. В роли ее идейного вдохновителя выступал один из старейших лидеров польских сионистов Носсиг — он же верный прислужник гестапо, профессиональный предатель и провокатор. Не случайно оккупационные власти выдали ему пропуск на право разъезда по всей территории так называемого Варшавского генерал-губернаторства. Сионист Носсиг не избежал возмездия: узники варшавского гетто предали справедливому суду и казнили его.

Сионисты активно сотрудничали с гитлеровцами и на земле оккупированной Чехословакии. Среди особо усердствовавших "деятелей" выделялся Л. Герё — директор пражского "Переселенческого фонда евреев". В Чехословакии это легально функционировавшее под опекой гестапо учреждение называли точно — "фонд убийц за счет убитых". Для такой оценки имелись все основания: Герё организованно передавал захватчикам наиболее ценное имущество еврейского населения, обреченного на гибель, а за это он (с ведома гестапо) снабжал сионистских активистов фальшивыми документами, обеспечивавшими их безопасность. Подлую роль нацистского пособника в Чехословакии играл Мандлер, сионист и агент гестапо. Будучи сотрудником прогитлеровского "Еврейского совета старейшин", он помогал уничтожать чехословацких евреев[119].

С временной немецко-фашистской оккупацией западных областей Украины в городах, где проживало значительное количество евреев, были также созданы так называемые юденраты (еврейские советы). Кровавыми делами запятнал себя в черные дни оккупации Львова местный юденрат, в котором верховодили сионисты, и созданная при нем так называемая "служба порядка" в составе нескольких сот еврейских полицейских, набранных в основном из числа сионистских молодчиков. Главной задачей этой службы было выявление и пресечение любых форм сопротивления еврейского населения фашистским захватчикам. Даже раввин Д. Кагане (потом в Израиле он станет главным раввином ВВС) признал, что еврейская полиция — орган юденрата — "…вела на убой собственных братьев. Она никогда не подводила гестапо".

В начале ноября 1941 года гитлеровский губернатор "дистрикта Галиция" объявил об организации львовского гетто, в которое в течение нескольких месяцев планировалось переселить более 120 тысяч евреев — жителей Львова (около 40 тысяч их к тому времени уже были уничтожены). Организация переселения в гетто возлагалась на юденрат и его "службу порядка". Тогда сионистская агитация о том, что гитлеровцы концентрируют евреев, чтобы "после победы" где-то поселить их на "предоставленной территории", еще обманывала многих… Переселение в гетто обреченных на смерть было закончено в июле 1942 года.

До какой степени лжи и фарисейства доходили сионистские заправилы, свидетельствует хотя бы статья, опубликованная в апреле 1942 года в "Еврейской газете", которая издавалась сионистами в оккупированном Кракове. Поддерживая распространяемый оккупантами обман, эта статья призывала евреев не к борьбе с фашизмом, а к покорности ему, "к непрерывному труду над собой ради усовершенствования", обещая, что концом всех злоключений будет "справедливость". С предельным цинизмом и бесчеловечностью газета вещала: благодаря "трудовому воспитанию" в фашистских концлагерях произойдет "возрождение еврейской нации"…

Всемерно оправдывая и поддерживая фашистские порядки, стараясь скрыть правду о лагерях смерти, о ежедневных убийствах многих тысяч людей, в том числе и евреев, возбуждая и поддерживая иллюзии о "праве на жизнь" для тех, кто пройдет через все круги нацистского ада, "Еврейская газета" (как и другие газеты юденратов, издававшиеся с разрешения оккупационных властей) прославляла фашистских пособников — вожаков юденратов, которые, выполняя приказы гитлеровских оккупантов, будто бы только и пекутся об "интересах евреев"[120].

Но сионисты не только внушали покорность, слепое повиновение, подталкивая массы людей к вырытым могилам обезоруженными физически и морально. После окончания войны бывший начальник львовского гестапо матерый гитлеровец П. X. Краузе, по окончании суда над ним, отвечая на вопрос писателя В. П. Беляева, сказал: "Если бы у нас в гестапо не работало несколько агентов из числа сионистов, никогда бы мы не смогли поймать и уничтожить такое количество евреев, живших по фальшивым документам и под чужими фамилиями"[121].

В июле 1941 года вместе с тридцатью девятью представителями львовской интеллигенции С. Визенталь, известный сионистский деятель, был брошен фашистскими оккупантами в тюрьму. Но вот "таинственное стечение обстоятельств": все арестованные, кроме Визенталя, расстреляны, а он — на свободе! Не удивительно, что после столь "удачного" начала этот сионистский провокатор становится кадровым агентом нацистов, — данный факт по архивным материалам установили польские журналисты. Гитлеровцы не заточали Визенталя в застенки, о чем он непрерывно разглагольствовал, а методически забрасывали его туда для очередной провокации. Вероятно, он не лгал в этом случае, что прошел через пять нацистских тюрем и двенадцать концлагерей. И нетрудно себе представить, сколько невинных жертв на черной совести матерого сионистского провокатора…[122]

Как рассказывали очевидцы, сионистские пособники фашистских убийц действовали и в Яновском концентрационном лагере смерти, куда сгоняли людей разных национальностей — украинцев, поляков, евреев. К лету 1943 года почти все еврейское население западных областей Украины было уничтожено (в одном только Львове погибло около 150 тысяч человек).

Лишь некоторые богатые евреи избежали обшей участи, ибо и после переселения всех в гетто и концлагеря продолжалась политика выдачи на смерть тружеников-евреев и привилегий для толстосумов. С данной целью юденрат создал, в частности, так называемый "обменный фонд" — список тружеников-евреев, обреченных на смерть. Первыми в этом списке шли безработные, за ними рабочие предприятий и, наконец, ремесленники. Почему все это называлось "обменным фондом"? Потому что при его помощи проделывались следующие манипуляции: если фашисты задерживали крупных торговцев, предпринимателей, сионистских активистов, то юденрат заменял тех простыми тружениками, обреченными тем самым на смерть.

Не только на территории Западной Украины действовали сионистские провокаторы.

Перед нами еще один документ — донесение начальника зондеркоманды СС-4а штандартенфюрера СС Бломберга от 30 сентября 1941 года из Киева о расстреле в Бабьем Яру (где, как известно, наряду с десятками тысяч русских, украинцев, людей других национальностей, было расстреляно свыше 33700 евреев): "Хотя первоначально рассчитывали на добровольную явку на сборный пункт не более 5000–6000 евреев, прибыло свыше 30000 евреев, которые благодаря исключительно ловкой организации вплоть до экзекуции еще верили в переселение"[123]. Как отмечала в советской печати группа граждан СССР еврейской национальности, "трагедия Бабьего Яра навсегда останется олицетворением не только каннибализма гитлеровцев, но и несмываемого позора их сообщников и последователей — сионистов"[124]. Под этим заявлением — десятки подписей известных ученых, писателей, композиторов, артистов, журналистов, инженеров.

Оккупировав в 1941 году территории Молдавской ССР и ряда областей УССР, в том числе Измаильской, Черновицкой, Одесской, частично Винницкой и Николаевской, приступили к решению в нацистском духе еврейской "проблемы" правители военно-фашистской Румынии. Только в губернаторстве Бессарабия, по данным фашистских властей, было согнано в гетто и концлагеря около 75–80 тысяч человек. Большинство составляли женщины, старики, дети. Уже сама эта акция сопровождалась истязаниями и убийствами, насилиями и глумлениями: детей избивали и расстреливали на глазах у родителей, родителей — на глазах у детей, заживо закапывали сотни людей.

Новая волна расстрелов началась в связи с "эвакуацией" евреев из губернаторств Бессарабия и Буковина в так называемую "Транснистрию". Известно, например, что из 80 тысяч узников бессарабских лагерей до Днестра дошли 55 тысяч, около 25 тысяч погибло. Из Буковины в "Транснистрию" было угнано 75 тысяч граждан еврейской национальности.

Решив таким образом еврейскую "проблему" в Бессарабии и Буковине, румынские фашисты принялись за ее "решение" в губернаторстве "Транснистрия". 16 декабря 1941 года на заседании правительства диктатор И. Антонеску, обратившись к губернатору Алексяну, потребовал от него очистить от евреев Одессу и прилегающие к ней районы. "Втолкни их в катакомбы, топи их в Черном море, — говорил Антонеску. — Ничего знать не хочу. Пусть умирают 100, пусть умирают 1000, пусть хоть все погибают".

Претворяя в жизнь эти указания, оккупанты только за один месяц — с 12 января по 12 февраля 1942 года — отправили из Одессы и ее окрестностей в лагеря Березовского уезда более 30 тысяч человек. В концлагерях "Транснистрии" фашисты довершили уничтожение людей. Известно, что выжил лишь небольшой процент узников.

Один из них — Р. М. Барон — рассказывал в 1944 году о судьбе своих родных: "Мы выехали 14 человек, вернулись двое, погибли родители, братья, сестры… вернулись домой благодаря Красной Армии, которая освободила нас от рук фашистов"[125].

А что же сионисты? Не судьбами евреев, уничтожавшихся фашистами, были обеспокоены они, а хитросплетениями политических интриг и идеологических диверсий, направленных против первого в мире социалистического государства, которое, как известно, несло на своих плечах основную тяжесть борьбы с гитлеровскими захватчиками, угрожавшими самому существованию мировой цивилизации.

Прямым свидетельством этого является, например, пасквиль "Тюрьма 200 000 000", принадлежащий перу одного из представителей сионистского руководства на Буковине — М. Райфера. В 1942 году, т. е. когда еврейское население оккупированных территорий было загнано в гетто и лагеря и методически уничтожалось фашистами, Райфер в своей просторной черновицкой квартире спокойно занимался антисоветской писаниной. Восемнадцать разделов книги предназначались, по словам ее автора, для того, чтобы "показать цивилизованному миру опасность большевизации Европы…". Ни больше ни меньше. И это в то время, когда мир задыхался от дыма печей Освенцима и Майданека, Дахау и Равенсбрюка, когда над человечеством нависла угроза порабощения и уничтожения фашизмом![126] Не случайно М. Райфер удостоился похвалы самого Геббельса, назвавшего его "объективным евреем".

И не случайно бывший председатель сионистской организации королевской Румынии М. Бенвенисти без тени смущения цинично писал в 1944 году: "Хотя мы жили в условиях антисемитского режима, хотя немецкое влияние давно сказывалось на государственном руководстве, нам удалось получить самую полную и безусловную свободу действий. Румынские правительства, даже наиболее антисемитские, включая правительство Антонеску, одобряли деятельность сионистских организаций"[127].

Зловещей страницей в истории сионизма является сотрудничество сионистов с украинскими буржуазными националистами, которые самым прямым и непосредственным образом участвовали в чудовищных преступлениях фашистских оккупантов. Разоблачая реакционный антинародный характер деятельности этих последних, известный партийный и государственный деятель Д. 3. Мануильский писал: "Украинский национализм никогда не был национальным, ибо он всегда обслуживал интересы чужеземных господствующих классов. Он никогда не был самостоятельным, ибо он никогда не ориентировался на силы собственного народа, а ориентировался на штыки иноземцев"[128]. Так было и в годы Великой Отечественной войны.

Украинские буржуазные националисты бесчинствовали в составе диверсионных батальонов гитлеровского вермахта "Нахтигаль" и "Роланд", дивизии СС "Галичина", гиммлеровских "айзатцкоманд", подвизались у фашистов на шпионской службе, агентами в гестапо, участвовали в массовых кампаниях физического уничтожения мирного населения — евреев, украинцев, русских, белорусов, поляков, казнях советских военнопленных, партизан и подпольщиков.

Изверги и палачи, бандеровцы и мельниковцы в лакейском раже стремились не отстать от своих фашистских хозяев. Аресты, грабежи, пытки, виселицы, расстрелы — таков кровавый путь предателей украинского народа, не щадивших никого — ни женщин, ни стариков, ни детей. Жестоко расправлялись оуновцы с еврейским населением.

Нынешний "фюрер" ОУН-бандеровцев Я. Стецько, служивший в то время в "референтуре пропаганды "главного провода" ОУН и буквально с первого дня войны лично занимавшийся формированием и инструктированием "украинской полиции" (состоявшей из уголовных преступников и прочего сброда), непосредственно вел пропаганду разнузданного антисемитизма. Заклятый юдофоб в своей автобиографии, направленной в августе 1941 года рейхсминистру А. Розенбергу, с развязной откровенностью писал, что он твердо стоит "на позиции уничтожения" евреев и полностью признает "целесообразность" перенесения на Украину "немецких методов экстерминации" (т. е. уничтожения).

Бандеровцы во всем копировали фашистов, "подтягивались", как любил выражаться Стецько, "под общий национально-социалистский стандарт". Ориентируясь на образцы антисемитских опусов Геббельса, рептильные газетенки украинских буржуазных националистов, издававшиеся с разрешения и под надзором оккупационных властей, в один голос призывали "как можно скорее решить проблему окончательного искоренения еврейства"[129].

И с этими кровавыми антисемитами сотрудничали сионисты на временно оккупированной фашистами территории Западной Украины. Так, "служба порядка" львовского юденрата вместе с полицейскими подразделениями бандеровцев и гитлеровскими полицейскими под командой гестаповцев регулярно проводили совместные облавы на евреев, участвовали в других Кровавых акциях. Об этом сохранились сотни документов, свидетельств очевидцев.

Например, 25 марта 1942 года IV комиссариат печально известной так называемой "украинской полиции" в городе Львове докладывал по инстанции: "В акции участвовало: 22 украинских полицейских, 12 немецких полицейских, 40 — из еврейской службы порядка. Доставлено на сборный пункт… 160 чел.". В тот же день I комиссариат "украинской полиции" доносил — в еврейской акции участвовало: "шуцполицейских — 10, украинских полицейских — 20, из еврейской службы порядка — 40. В школу Собеского доставлено 512 евреев." Как отмечается в донесении начальника "украинской полиции" Львова бандеровца "майора" В. Питулея командованию немецкой полиции, всего 25 марта 1942 года украинскими и еврейскими полицейскими было задержано и репрессировано 2254 человека еврейского населения. При этом палачи из "украинской полиции" не просто доставляли жертвы к местам концентрации и уничтожения. Они тщательно проводили обыски, следили, чтобы ни одну женщину, ни одного ребенка не миновала эта страшная участь. Тех же, кто пытался спрятаться или бежать, полиция безжалостно убивала на месте. А таких комиссариатов во Львове было семь…

О том, как проходили эти облавы, украинка Казимира Порай 10 августа 1942 года записывает в дневнике: "…Улицы перекрыты гестаповцами, украинской полицией и — о ирония — еврейской милицией… Заходят в каждый дом и забирают всех из еврейских квартир. Страшные дела, у матерей отнимают маленьких детей и убивают на глазах"[130]. О масштабах подобных акций свидетельствует и такой факт: лишь в ходе так называемой "мартовской акции" 1943 года юденрат "поставил" гитлеровцам 20 тысяч обреченных на смерть евреев.

Так, сионисты и украинские буржуазные националисты, действовавшие, исходя из своих антикоммунистических и антисоветских целей, помогали фашистским захватчикам устанавливать пресловутый "новый порядок" на временно оккупированных территориях, в том числе и на Украине. На их грязной совести многие сотни тысяч убитых и замученных мирных жителей разных национальностей — патриотов советской Родины.

Ныне весь мир знает о зловещем соглашении, заключенном в 1944 году главарем венгерских сионистов Р. Кастнером с нацистским палачом А. Эйхманом, в результате которого в целях спасения кучки сионистских вожаков и представителей крупной еврейской буржуазии были отданы на смерть сотни тысяч венгерских евреев.

И, как показывают факты, все подобные акции не являлись чем-то случайным, не были действиями каких-то одиночек из числа сионистских вожаков. Руководство Всемирной сионистской организации и ее учреждений знало об истреблении миллионов евреев, о сделках с нацистами, но пыталось скрыть все это от международной общественности, поощряло сделки с нацистами, тем самым попустительствуя фашистским палачам. Трагическая участь евреев в оккупированных гитлеровской Германией странах и территориях их не волновала.

В мае 1942 года, в самый разгар второй мировой войны, в Нью-Йорке собралась чрезвычайная конференция сионистских организаций Америки, Европы и Палестины. И что же нашло отражение в ее резолюции? Это — требования немедленной организации "еврейского государства" на территории всей Палестины, неограниченной иммиграции необходимого для этого государства еврейского контингента, создания еврейской армии для действий против арабского населения. А о том, что в Европе фашистские изверги предавали мученической смерти сотни тысяч, миллионы людей, в том числе евреев, ни слова!

Через полгода программу этой нью-йоркской конференции целиком и полностью поддержал верховный политический орган сионистов в то время — иерусалимский комитет генерального совета ВСО. Это явилось, по сути, своего рода директивой всем сионистским организациям. В результате все они настойчиво отмежевывались от боевых действий движения Сопротивления, героической борьбы партизан.

Собравшаяся в декабре 1944 года в Питтсбурге (США) сессия Американской еврейской конференции, на которой преобладали сионисты, также игнорировала вопросы борьбы против нацизма. Вместе с тем она поддержала резолюцию, призывающую к колонизации Палестины, а также резолюцию о послевоенном "восстановлении еврейского имущества"[131].

Сионистский деятель Э. Ливне по прошествии многих лет вынужден был признать, что сионистское руководство периода второй мировой войны считало основной задачей вовсе не спасение максимального числа еврейского населения от фашистской расправы: "Если бы наша главная цель состояла в том, чтобы помешать ликвидации евреев, если бы мы вошли в контакт с партизанскими базами, то мы бы спасли многих…"[132].

А на симпозиуме, проведенном израильской газетой "Маарив" в 1966 году, бывший офицер "Хаганы", впоследствии депутат кнессета (израильского парламента) X. Ландау заявил: "Это факт, что в 1942 году Еврейское агентство знало об уничтожении… Сам факт был известен и руководству агентства, и еврейским кругам в США. Но правда заключается в том, что они не только молчали об этом, но и заставляли молчать тех, кто знал об этом тоже".

Тот же Ландау публично поведал о позиции по данному вопросу И. Гринбаума, возглавлявшего в годы фашистского террора один из так называемых "комитетов по спасению": "Когда меня спросили, — говорил Гринбаум, — дашь ли ты из Карен хаешод (сионистский фонд. — Л. Р.) деньги на спасение евреев в странах изгнания, а сказал "нет!"… Я считаю, что нужно противостоять этой волне, она может захлестнуть нас и отодвинуть нашу сионистскую деятельность на второй план"[133]. Вот, оказывается, чего боялись сионисты!

Известно, что писатель Бен-Гехт публично обвинил Д. Бен-Гуриона в намеренном молчании, когда сведения о зверствах фашизма уже стали достоянием мировой общественности.

И прав был американский журналист еврейского происхождения М. Эрнест, который отметил, что сионистов "меньше всего тревожит проблема человеческой крови, если это не их кровь"[134]. Именно это подтверждают факты деятельности сионистских торговцев жизнями своих неимущих и далеких от сионизма "единоверцев".

Уничтожение евреев в оккупированных нацистами странах Европы в данной ситуации могло бы быть действительно тотальным. Но, рискуя жизнью, евреев спасали русские, украинцы и белорусы, поляки и югославы, чехи и словаки, болгары и датчане, французы и голландцы. Сотни тысяч евреев воевали в рядах Советской Армии, а также армий союзных держав; вместе с людьми многих других национальностей они сражались в партизанских отрядах и группах Сопротивления, они боролись против гитлеровцев в гетто Минска, Львова, Вильно, Варшавы, Белостока. Победа Советского Союза, его Вооруженных Сил над гитлеровской Германией принесла свободу народам Европы, спасла их от порабощения и физического уничтожения фашистскими варварами. Эта великая победа спасла от полного истребления и европейских евреев, которых с преступным равнодушием к их судьбам и жизни предавали сионисты.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЖАНДАРМ ИМПЕРИАЛИЗМА США

Курсом терроризма и агрессии

Ближний Восток. Вот уже более трех десятилетий это — одна из самых "горячих точек" на нашей планете. Сложные, зачастую драматические, трагические события характеризуют развитие международных отношений в данном районе. Здесь до сих пор сохраняется очаг предельной напряженности, постоянно ставящий под угрозу всеобщий мир и международную безопасность.

На Ближнем Востоке существуют различные противоречия, и затянувшийся арабо-израильский конфликт — одно из них. Но основное здесь — это противоречие между империализмом и народами данного региона, между гегемонистскими, неоколониалистскими интересами империалистических держав, экспансионизмом сионистских правителей Тель-Авива — и движением за национальное освобождение в арабских странах, антиимпериалистическими силами в Израиле. Поэтому ни одно противоречие в регионе, указывалось на XVI съезде Коммунистической партии Израиля, нельзя рассматривать в отрыве от этого основного противоречия[135].

И как бы ни стремились буржуазные политики и пропаганда на Западе трактовать ближневосточный конфликт прежде всего как спор между арабскими государствами и Израилем о границах, истину обнаружить не так уж трудно. Она — в самой прямой и тесной связи с агрессивной политикой сионистских правителей Израиля, с экономическими и политическими интересами империализма, могущественных международных нефтяных монополий.

Особую заинтересованность в этом районе проявляют империалисты США. И не случайно: третью часть ежегодных доходов американских монополий от всех иностранных инвестиций за границей составляет чистая прибыль от эксплуатации нефтяных промыслов Ближнего Востока. Если норма прибыли в самих США колеблется в пределах 10–15 процентов, то на Ближнем Востоке она поднимается до 50 и более процентов. Известно, что издержки на разведку и добычу нефти на Среднем и Ближнем Востоке в 14,6 раза ниже, чем в США[136]. А имперские амбиции Вашингтона включают район Ближнего Востока в сферу не только экономических, но и политических и стратегических интересов США. Поэтому Белый дом не останавливался и не останавливается здесь ни перед чем: в ход идут "политика канонерок", вооруженные агрессии.

Союзником американского империализма в борьбе против национально-освободительного движения арабских народов с первых дней своего существования выступило государство Израиль, правящие сионистские круги которого имеют, впрочем, и свои захватнические цели. Ближневосточный курс США строился и строится на использовании Израиля как ударной силы. Американо-израильское партнерство является опасным симбиозом гегемонистических, имперских устремлений Вашингтона и экспансионистских вожделений Тель-Авива. Израильская политика агрессии и срыва справедливого ближневосточного урегулирования отвечала и отвечает интересам противников разрядки международной напряженности, врагов мира, демократии и социального прогресса. В свою очередь, опираясь на поддержку этих последних, сионистские круги стремились и по-прежнему стремятся осуществить пресловутые планы создания "великого Израиля", занять доминирующее положение в регионе.

Кроме того, следует отметить еще один аспект проблемы. "Израильтяне, — отмечала в 1979 году "Нью-Йорк дейли ньюс", цитируя слова одного из сотрудников госдепартамента Соединенных Штатов, — тридцать лет приводили стратегический аргумент о том, что Израиль для США является жизненно важной защитой от советской экспансии (?! — Л. Р.) на Ближнем Востоке"[137]. Такое служение интересам Вашингтона, конечно же, устраивало и продолжает устраивать Белый дом, какая бы администрация ни находилась там у власти. Нынешний президент США Р. Рейган также неоднократно считает нужным заявлять о своей решимости поддерживать Израиль. Примечательна его аргументация: необходимость и важность такой поддержки "не обусловлена в первую очередь ни какими-то особыми историческими отношениями, ни нравственным долгом, а основана главным образом на том, что в глобальной борьбе с Советским Союзом Израиль — стратегически важный союзник, который может помочь обезопасить жизненно важный стратегический район"[138].

Агрессивный, экспансионистский курс сионистских правителей Тель-Авива сформировался давно. Много десятилетий назад начали складываться и его "особые" отношения с Вашингтоном.

Здесь уже отмечалось, что сионистские лидеры видели в создании "еврейского национального очага" в Палестине предприятие, способное принести им весьма существенные выгоды. Вплоть до конца 30-х годов они довольно тесно сотрудничали в данном направлении с английской администрацией: с одной стороны, это объяснялось ведущим положением Англии в империалистическом лагере того времени, с другой — совпадением интересов правящих кругов Великобритании с интересами лидеров сионизма на Ближнем Востоке, личными связями их многих представителей.

Вскоре, однако, ситуация стала иной. Лондон усмотрел в сионистах опасных конкурентов в борьбе за политическое господство в регионе. Отношения между бывшими партнерами по колониальному предприятию серьезно ухудшились. Одновременно к концу второй мировой войны, изменилось соотношение сил между основными империалистическими странами: еще более укрепили свое ведущее место в капиталистическом мире Соединенные Штаты Америки. Именно на них и решили теперь делать основную ставку лидеры международного сионизма, верные своей практике всегда опираться на наиболее сильные в данный момент империалистические круги.

Известно, что в руководстве созданного в 1936 году формально "несионистского", а фактически являющегося просионистским филиалом ВСО Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) уже преобладали представители и агенты американских финансовых воротил. Затем могущественные сионистски настроенные бизнесмены США установили финансовый контроль над ВСО. И на 22-м сионистском конгрессе в Брюсселе (1946) проамериканская группировка устранила от власти проанглийское крыло X. Вейцмана и закрепила свое господствующее положение в руководящих кругах ВСО. Член Еврейского агентства М. Снэ отметил тогда: влияние Соединенных Штатов Америки в сочетании с давлением вооруженных сил палестинских евреев может "заставить Англию выполнить наши требования"[139].

С другой стороны, и правящие круги США начинают уделять сионизму все больше внимания. В Вашингтоне решили, что в условиях усиливающегося распада колониальной системы "еврейское государство" можно будет использовать в качестве своего регионального жандарма. Причем не прибегая при этом к непосредственному вмешательству американских вооруженных сил. Тем самым предоставление сионистам государственной самостоятельности, создание на Ближнем Востоке государства-сателлита становится для США важным моментом их политических усилий в Палестине[140].

Заручившись такой мощной поддержкой, сионисты резко усилили свои террористические действия на Ближнем Востоке. После окончания второй мировой войны, 1 октября 1945 года, Бен-Гурион, бывший тогда председателем исполкома Еврейского агентства, приказал полулегальной террористической организации "Хагана" (она представляла собой к тому времени настоящую армию численностью около 60 тысяч человек) начать активные вооруженные акции — как против арабов, так и против британских властей на территории Палестины. И, конечно же, прежде всего нападениям сионистских террористов подвергались различные арабские организации, политические деятели.

Руководители "Хаганы" создали комитет под названием "Институт "X", который фактически выполнял функции главного командования. Лишь за месяц существования этого координационного центра сионистских террористов его подразделения осуществили около 500 диверсионных актов.

Активизирует свою деятельность шеф террористической организации "Иргун" М. Бегин. Летом 1946 года он выдвинул идею: взорвать в Иерусалиме отель "Царь Давид", в котором находились канцелярия штаба британских войск в Палестине, штаб английской военной полиции, отдел уголовного розыска. 2 июля в 12 часов 37 минут раздался мощный взрыв и целое крыло гостиницы буквально разлетелось на куски. Было убито и ранено около 200 человек — преимущественно англичан, а также арабов, и — пятнадцать служащих-евреев…

Жестокость и наглость сионистских террористов вызвала возмущение мировой общественности. Даже некоторые раввины во многих странах Запада осудили это преступление. А Бегин остался доволен. Позднее он скажет: "Взрыв превзошел все ожидания"[141].

Сионистский террор против национально-освободительного движения арабского палестинского народа, против британских властей преследовал все ту же основную цель — захват Палестины, изгнание из нее коренного арабского населения. Как показывают факты, для сионистов это была не антиимпериалистическая, не антиколониальная война. Это был своего рода бунт колонов против своих опекунов, борьба за возможность самостоятельного колониального хозяйничания на чужой земле, против жителей этой земли[142].

Как известно, 29 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию № 181/11 об упразднении мандата на Палестину и создании на ее территории двух независимых государств — арабского и еврейского. Этой резолюцией предусматривалось, что в арабском государстве (территория около 11,1 тысячи квадратных километров) должны были проживать примерно 750 тысяч арабов и до 10 тысяч евреев, в еврейском государстве (площадь 14,1 тысячи квадратных километров) — немногим более 500 тысяч арабов и почти такое же количество евреев (499 тысяч), в интернациональной зоне Иерусалима — 105 тысяч арабов и 100 тысяч евреев. (Таким образом, из этих данных видно, что ни в одной из трех зон предполагавшегося раздела Палестины евреи не составляли тогда большинства). Английский мандат утрачивал силу 1 августа, провозглашение независимости двух государств намечалось на срок не позднее 1 октября 1948 года.

Сионисты, недовольные решениями ООН, встретили их усилением репрессивных и террористических акций, в первую очередь направленных против арабского народа Палестины с целью заставить его покинуть страну и не допустить создания на данной территории арабского государства. Это была настоящая необъявленная война.

Только на протяжении трех месяцев после принятия резолюции 29 ноября сионистские террористы из "Хаганы", "Иргуна", "группы Штерна", "Пальмаха" совершили около двух тысяч бандитских налетов на арабские города и поселки: Казаза, Яффа, Иерусалим, Саламех, Сарис, Касталь, Бийор Адес и другие. Были стерты с лица земли арабские поселки Вади Диоз, Пардес-Абу, Кфар-Тобиса. Жестокий, кровавый террор, поджоги и разрушения домов, уничтожение мирного арабского населения, в том числе женщин, стариков и детей, — все это привело к тому, что десятки тысяч беззащитных арабов стали покидать свои очаги, землю своих предков (уже к началу мая 1948 года число арабских беженцев превысило 300 тысяч человек).

Один из ведущих сионистских лидеров Д. Бен-Гурион впоследствии откровенно признал, что та часть Палестины, где "Хагана" имела возможность действовать, была почти полностью "освобождена" от арабов.

Весной 1948 года сионисты приступили к реализации стратегического плана "Далет", предусматривавшего поэтапный захват территории всей Палестины и постепенное изгнание из нее коренного арабского населения. Командование "Хаганы" и других террористических сионистских организаций получило приказ начать массированное наступление по всей стране.

Именно тогда, 9 апреля 1948 года, сионисты совершили чудовищное по своей жестокости преступление в небольшой арабской деревне Дейр-Ясин близ Иерусалима. За несколько часов две роты "Иргуна" и "группы Штерна" хладнокровно уничтожили почти все ее население — 254 человека, включая стариков, женщин и детей. Безоружных мирных жителей расстреливали из автоматов, раненых добивали ножами. Их дома были сожжены или разрушены. Трупы убитых в Дейр-Ясине арабов сфотографировали, снимки отпечатали в большом количестве экземпляров и стали распространять в арабских селениях с угрожающей надписью: "Вот что вас ждет, если вы не уйдете!" Радио сионистов открыто грозило арабам повторением побоища и требовало покинуть страну.

По признанию А.Кестлера, кровавая бойня в Дейр-Ясине явилась психологически решающим фактором в массовом изгнании арабов из Палестины[143].

Цинично выразился по этому поводу М. Бегин, писавший, что быстрое распространение слухов о расправе в Дейр-Ясине вызвало "невероятную панику среди арабов", что "политическое и экономическое значение этого события едва ли может быть переоценено" и что "вообще не было бы государства Израиль без победы (sic! — Л. Р.) в Дейр-Ясине"[144]. И список подобных побоищ и "побед" сионистов достаточно велик…

Таким образом, грубой силой оружия и посредством "психологического" террора сионисты не только обеспечили еврейское большинство в отводившихся ООН для "еврейского государства" районах Палестины, но и закрепились в ряде мест, предназначавшихся для арабского государства.

Фактически устранив Организацию Объединенных Наций от решения палестинской проблемы, воспользовавшись досрочным прекращением действий британского мандата на Палестину (о чем оно заранее было уведомлено), сионистское руководство решило поставить всех перед свершившимся фактом.

Форсируя события, в ночь с 14 на 15 мая 1948 года — на несколько месяцев ранее намечавшегося срока — так называемый "народный совет", контролировавшийся ВСО, в одностороннем порядке провозгласил создание государства Израиль. А уже 15 мая началась спровоцированная сионистами при прямом содействии империалистических сил и арабской реакции первая арабо-израильская война 1948–1949 годов.

Характерная деталь: за два дня до официального провозглашения Израиля, 12 мая 1948 года, руководство ВСО обсуждало "декларацию независимости" будущего государства. В этом документе правовой основой Израиля объявлялась не резолюция ООН № 181/11 от 29 ноября 1947 года, а некое "историческое право" евреев на Палестину, которая в "декларации" была названа "Эрец Исраэль" (в переводе с иврита "страна Израилева"). О палестинском арабском народе, на земле которого создавалось новое государство, в этом документе даже не упоминалось[145].

Особое значение сионистские лидеры придавали вопросу о границах. Решили: границ создаваемого государства не определять. "Ничто не обязывает нас упоминать о территориальных границах, — цинично заявил Д. Бен-Гурион. — Нация, провозглашающая свою независимость, не должна определять своих границ. Нам не следует ничего говорить о них, потому, что мы не знаем, какие они будут"[146].

Таким образом, агрессивная политика была заранее запрограммирована и "узаконена". (Кстати, и до сих пор, вопреки нормам международного права, Израиль остается едва ли не единственным в мире государством без четко установленных его правительством границ).

Воспользовавшись слабостью и недостаточной организованностью антиимпериалистического движения в Палестине и опираясь на прямую поддержку империалистических кругов, прежде всего США, власть в Израиле захватила крупная еврейская буржуазия, провозгласившая официальной идеологией государства сионизм.

Стремление реализовать аннексионистские планы предопределило основы внутренней и внешней политики сионистских правителей Израиля, которые с первых шагов своей деятельности взяли курс на агрессию против ряда арабских стран, на захват их территории.

В ходе первой арабо-израильской (Палестинской) войны 1948–1949 годов военщина Израиля захватила значительную часть территории (6,7 тысячи квадратных километров), предназначенной для арабского государства, сорвав тем самым выполнение резолюции об его создании. В результате оккупации арабских земель, изгнания с них коренного населения обострилась проблема палестинских беженцев, общее число которых к 1950 году достигло, по данным ООН, 960 тысяч человек.

Война 1948–1949 годов закончилась соглашениями о перемирии. Однако сионистские агрессоры и террористы и не думали успокаиваться. В конце 1949 года, выступая перед слушателями военной школы в Тель-Авиве, бывший тогда премьер-министром Израиля Д. Бен-Гурион изложил дальнейшую программу захватнической политики израильских правящих кругов. Вот некоторые выдержки из этой речи, столь же цинично-откровенной, сколь же безапелляционной и демагогической: "Наши успехи стали частью нашей истории. Но мы еще не достигли наших целей, то есть окончательной победы. Мы освободили только часть нашей родины. Что касается остальных ее частей, то нам предстоит это сделать… Нам непозволительно почивать на лаврах и довольствоваться победами, одержанными нашей армией, ибо мы не до конца выполнили нашу миссию". И далее: "…Да, мы сделаем войну своей профессией, и это будет до тех пор, пока мы не освободим всю нашу родину… которая простирается от Евфрата до Нила. Что касается меча, который мы вложили в ножны, то он там находится временно, и мы его извлечем снова…"[147].

В мае 1951 года израильские войска, нарушив перемирие, оккупировали демилитаризованную зону в Эль-Ауджа на севере Синайского полуострова и присоединили ее к Израилю. Затем Тель-Авив — также в одностороннем порядке — установил свой контроль над демилитаризованными зонами вдоль линии перемирия с Иорданией и Сирией. И в последующее время агрессор непрерывно провоцировал вооруженные столкновения с арабскими государствами на установленной в 1949 году демаркационной линии. Целый ряд этих инцидентов приобрел такие масштабы, что их по праву называли малыми войнами: например, с Сирией в октябре 1953 года в районе Кибии и в феврале 1955 года в районе Тивериадского озера, с Египтом в секторе Газа в декабре 1955 года.

Все это являлось воплощением той преступной политики, по поводу которой генерал М. Даян еще раз заявил в выступлении по израильскому радио 12 февраля 1952 года: "Народ должен был готовиться к войне, а армия — сражаться, имея конечной целью создание Израильской империи"[148].

Здесь следует сказать также и о роли Всемирной сионистской организации, чья реакционная идеология и практика нашли отражение в политике Израиля. Правители Тель-Авива с самого начала рассматривали ВСО в качестве своего рода "приводного ремня" между "еврейским государством" и "диаспорой". Израильский премьер-министр Бен-Гурион подчеркивал, что Израиль "сам превратился в главный и наиболее эффективный инструмент выполнения сионистской мечты", однако "власть государства за пределами его границ ограничена". Поэтому именно ВСО "имеет возможности и способности делать то, что государство не способно или не имеет права делать".

В ноябре 1952 года кнессет принял закон о статусе Всемирной сионистской организации — Еврейского агентства для Израиля, который определял цели и задачи деятельности ВСО — ЕА как орудия не только международного сионизма, но израильского государства, закреплял сионистский характер государственного режима в Израиле[149].

После создания государства Израиль была принята новая программа ВСО, несколько измененная на 27-м конгрессе этой организации в 1968 году. Цели сионизма были сформулированы там следующим образом: "единство еврейского народа и центральное место Израиля в еврейской жизни", "собирание еврейского народа на его исторической родине, в Эрец Исраэль с помощью алии (т. е. иммиграции)…"[150]

Данный курс поддерживался, как здесь отмечалось, реакционными империалистическими кругами, прежде всего США. За экономическую и политическую помощь Тель-Авиву, а также займы на "обеспечение безопасности" Израиля президент США Трумэн высказался еще в конце мая 1948 года.

С начала 50-х годов политические и экономические связи Вашингтона с Тель-Авивом становятся особенно активными. В мае 1951 года во время приезда израильского премьера Д. Бен-Гуриона в США был заключен договор о займе и подписано военное соглашение (оно сохранялось в тайне до 1961 года), согласно которому Израиль включался во все программы американской помощи. В 1952 году последовало новое соглашение Тель-Авива с Белым домом: правящие сионистские круги Израиля по сути обязались участвовать в любых агрессивных действиях США на Ближнем Востоке.

Таким образом, с первых шагов своего существования Израиль, это государство-агрессор, становилось американским плацдармом, превращалось в регионального жандарма американского империализма в данном районе, орудие борьбы против национально-освободительного движения арабских народов. Имея в виду свои захватнические цели, шаг за шагом расширяя пресловутое "жизненное пространство", сионистские правители Тель-Авива стремились одновременно и выполнять жандармские функции по защите интересов империалистических кругов, прежде всего США. Сионисты систематически организовывали вооруженные провокации против соседних арабских стран, пытались помешать укреплению прогрессивных антиимпериалистических сил в арабском мире.

Генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл, указывая на то, что империализм в 50-х годах прибег на Ближнем и Среднем Востоке к своему основному оружию — политическому и военному давлению и что основным местным инструментом для оказания такого давления на арабские страны стал Тель-Авив, писал: "Государство Израиль, финансируемое миллиардными подарками из Соединенных Штатов и других капиталистических стран, вооруженное до зубов… стремилось стать младшей региональной империалистической державой, расширяясь территориально и в смысле ресурсов за счет соседей — арабов"[151].

Когда летом 1956 года правительство Гамаль Абдель Насера национализировало компанию Суэцкого канала, много десятилетий грабившую египетский народ, правящие круги Англии и Франции при фактической поддержке Вашингтона стали готовить нападение на республиканский Египет, стремившийся покончить с политической и экономической зависимостью от Запада. Причем империалисты планировали не только вернуть контроль над каналом, но и расправиться с национально-освободительным движением, укрепить свое пошатнувшееся колониальное господство на Ближнем Востоке.

Большие надежды в реализации этих планов возлагались на Израиль, чьи правители охотно согласились выступить в качестве агентуры империалистов, рассчитывая на захват новых арабских территорий. В ночь на 30 октября 1956 года израильские войска напали на Египет. Через день начали военные действия в зоне Суэцкого канала Англия и Франция. Сосредоточив крупные силы, агрессоры намеревались одним ударом одержать победу. Однако египетский народ при поддержке Советского Союза и всех прогрессивных сил мира выиграл битву за независимость.

Провал суэцкой авантюры империализма не отрезвил израильских экспансионистов. Поддерживаемые империалистическими кругами Запада, сионистские правители Тель-Авива стали на путь подготовки к новым захватам. Продолжая всячески развивать и укреплять свои связи с Соединенными Штатами, израильское руководство в мае 1957 года приняло агрессивную так называемую "доктрину Эйзенхауэра", которая предусматривала возможность прямого вооруженного вмешательства США в дела Ближнего и Среднего Востока под пресловутым предлогом борьбы с "международным коммунизмом". И когда летом 1958 года Вашингтон и Лондон предприняли вооруженную интервенцию против Ливана и Иордана, Израиль поддержал ее.

Советский Союз, потребовав эвакуировать оккупационные войска, настоял на созыве чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи, которая высказалась за вывод иностранных сил из Ливана и Иордании. Англии и США пришлось убрать свои войска, так и не достигнув поставленных целей. "Доктрина Эйзенхауэра" провалилась.

В 60-х годах силы империализма, не решаясь уже на новую открытую вооруженную интервенцию, в стремлении подавить освободительную борьбу арабских народов сделали главную ставку на Тель-Авив. Так на Ближнем Востоке возник опасный заговор наиболее реакционных сил международного империализма, в первую очередь США, и сионистской верхушки Израиля, который был направлен, как отметил июньский (1967 года) Пленум ЦК КПСС, против одного из отрядов национально-освободительного движения, против передовых арабских государств, ставших на путь прогрессивных социально-экономических преобразований в интересах трудящихся и проводивших антиимпериалистическую политику; организаторы этого заговора рассчитывали также подорвать доверие между народами арабских государств и народами социалистических стран[152].

5 июня 1967 года Израиль, войска которого были вооружены империалистическими державами, прежде всего США, начал давно готовившуюся агрессию против соседних арабских стран — Египта, Сирии и Иордании.

В итоге "шестидневной войны", пользуясь внезапностью нападения и превосходством в силах, Израиль захватил сектор Газа, Синайский полуостров (вплоть до Суэцкого канала), Западный берег реки Иордан, Голанские высоты, восточную часть Иерусалима. Общая площадь оккупированных Израилем арабских земель составила около 70 тысяч квадратных километров, что почти в 5 раз превысило территорию, отводившуюся еврейскому государству по решению Генеральной Ассамблеи ООН 1947 года. А численность палестинцев, оказавшихся в положении изгнанников, превысила 1800 тысяч человек.

Интернациональная поддержка арабских стран Советским Союзом и другими социалистическими странами помешала агрессору добиться главных политических целей — разгрома освободительного движения на Ближнем Востоке и свержения прогрессивных правительств, проводящих антиимпериалистическую политику.

В острой борьбе против попыток навязать Совету Безопасности ООН решение, фактически санкционирующее захваты Израиля, 22 ноября 1967 года была принята резолюция № 242 об "установлении справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке". Она предусматривает вывод израильских войск со всех захваченных в ходе "шестидневной войны" территорий, прекращение состояния войны, уважение и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости всех стран региона, их право жить в мире и безопасных границах, а также обеспечение свободы судоходства по международным водным путям и справедливое урегулирование проблемы палестинских беженцев.

И в полном противоречии с этим Вашингтон по-прежнему поддерживал притязания Тель-Авива, который откровенно спекулировал на положении "ни войны, ни мира". Сионистские лидеры в расчете на "превосходство вооруженных сил Израиля" продолжали блокировать урегулирование, отказывались выполнять резолюцию № 242 Совета Безопасности ООН о выводе своих войск. Оккупанты эксплуатировали природные богатства захваченных территорий, сгоняли арабских жителей с родной земли и создавали там свои поселения.

Постоянные угрозы и непрекращавшиеся вооруженные провокации израильской военщины против соседних арабских стран, отсутствие всеобъемлющего политического урегулирования конфликта привели в октябре 1973 года к четвертой, на то время самой ожесточенной, арабо-израильской войне. Она закончилась провалом военно-стратегических планов Израиля, его политическим и моральным поражением.

Благодаря поддержке СССР и других социалистических стран к началу 70-х годов окрепли обороноспособность и международные позиции арабских стран, усилилась политическая изоляция Тель-Авива, серьезно дискредитирован империалистический курс поддержки израильских агрессоров. Военные действия в октябре 1973 года продемонстрировали возросшую боеспособность армий ряда арабских государств (Египта и Сирии).

Подводя итоги октябрьских сражений на Ближнем Востоке, лондонский журнал "Мидл ист" отмечал: "Война в октябре 1973 года нанесла самоуверенному военному руководству Израиля сильнейший удар. Арабские армии, которых израильские военачальники привыкли считать неспособными к ведению наступательных операций, крайне удивили их; впервые с 1948 года израильтянам пришлось вести отчаянные оборонительные сражения. Кроме того, они обнаружили, что тактическим доктринам, на которые они привыкли полагаться… нанесен серьезный урон…"[153]В ходе войны Тель-Авив потерял около 900 танков и более 200 самолетов, что составляло свыше 30 процентов этих видов боевой техники, которыми располагала израильская армия[154].

22 октября 1973 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 338 о прекращении военных действий с оставлением войск на занимаемых позициях и начале переговоров об установлении мира на основе резолюции 1967 года. Все это создавало благоприятные возможности для урегулирования. Тем более что выявилась полная несостоятельность проповедуемых сионистскими правителями Израиля концепций "обеспечения безопасности" страны за счет "выдвинутых далеко вперед границ" и удержания оккупированных арабских территорий. Однако Тель-Авив, опираясь на всевозраставшую поддержку Вашингтона, по-прежнему не собирался отказываться от своих экспансионистских планов в отношении арабских стран, продолжал делать ставку на военное решение проблемы.

Одновременно США вопреки договоренности о совместных с Советским Союзом действиях в рамках Женевской конференции по Ближнему Востоку взяли на вооружение "дипломатию малых или частичных шагов", то есть организации сепаратных сделок между Израилем и противостоящими ему арабскими государствами. Такая политика имела целью не только помочь агрессорам из Тель-Авива удержать захваченные территории, но и упрочить влияние империализма в арабских странах, подорвать их солидарность, изолировать их от прогрессивных международных сил, и прежде всего от социалистического содружества.

При этом ставка была сделана на консервативные арабские режимы и правые силы в ряде арабских стран; учитывалась позиция и отдельных арабских лидеров, с неприязнью относящихся к Советскому Союзу и уповающих на "единоличные возможности" США, которые демагогически обещали "оказать нажим" на Израиль. Одним из таких лидеров стал президент Египта А. Садат, предатель интересов арабских народов.

В сентябре 1978 года в Кэмп-Дэвиде состоялась трехсторонняя встреча. Ее участники — президент США Д. Картер, премьер-министр Израиля М. Бегин и А. Садат — подписали два документа — "Рамки мира на Ближнем Востоке" и "Рамки для заключения мирного договора между Египтом и Израилем", которые несмотря на содержащиеся в них ссылки на резолюции № 242 и № 338 Совета Безопасности ООН не решали и не решают в действительности ни одной из кардинальных проблем, лежащих в основе ближневосточного конфликта. Не случайно сразу же после завершения тройственной встречи в Кэмп-Дэвиде представители Белого дома подчеркивали, что "мирный договор между Израилем и Египтом может быть заключен даже в том случае, если переговоры о Западном береге реки Иордан и секторе Газа окажутся нереальными или окончатся провалом"[155]. Так в дальнейшем и случилось.

Кэмп-дэвидские соглашения не предусматривают ни вывода израильских войск со всех захваченных в 1967 году арабских территорий, ни обеспечения законных национальных прав палестинцев, включая право на создание своего суверенного государства. Они полностью игнорируют Организацию освобождения Палестины, без участия которой никакое справедливое урегулирование на Ближнем Востоке невозможно. Не упоминается в кэмп-дэвидских документах один из наиболее острых вопросов — об Иерусалиме, как ничего не говорится и о захваченных израильскими оккупантами принадлежащих Сирии Голанских высотах.

Бегин лишь дал согласие вывести израильские войска с Синая в два этапа и за период до трех лет, ликвидировать израильские военизированные поселения и военные аэродромы в этом районе. Однако суверенитет Египта над возвращаемой территорией существенно ограничивался. В соответствии с условиями соглашения Синайский полуостров (его протяженность с запада на восток около 200 километров) становился демилитаризованной зоной, за исключением 50-километровой полосы вдоль восточного берега Суэцкого канала, где разрешалось дислоцировать лишь одну египетскую дивизию.

Аэродромы, которые оставлял Израиль, могут использоваться только гражданскими самолетами (в том числе и израильскими).

В Кэмп-Дэвиде Садат обязался не прибегать к силе и угрозе применения силы в отношениях с Израилем, установить с ним дипломатические отношения, наладить с ним экономические и культурные связи, гарантировать беспрепятственный проход израильских судов через Суэцкий канал и т. п.

По замыслам организаторов кэмп-дэвидской сделки, она призвана служить моделью и для других арабских участников ближневосточного конфликта, которые должны вести сепаратные переговоры с Тель-Авивом по примеру Садата. В соглашениях прямо указывается, что подписавшие их стороны "признают данные рамки надлежащей основой мира не только между Египтом и Израилем, но также и между Израилем и каждым из его соседей". И далее: "Структура, в рамках которой будет заключен мирный договор между Египтом и Израилем, будет определяющей и для мирных переговоров" со всеми другими вовлеченными в конфликт сторонами.

Однако, кто предоставлял право участникам кэмп-дэвидской сделки выступать от имени арабских стран и народов, распоряжаться по собственному усмотрению судьбами арабов? Вашингтон, Тель-Авив и Каир демонстративно игнорировали этот факт[156].

Наконец, есть свидетельства, что, кроме официальных документов, принятых в Кэмп-Дэвиде, там была заключена целая серия секретных соглашений, направленных против национально-освободительного движения арабских народов, сил независимости и прогресса в регионе и за его пределами. Так, были предусмотрены дальнейшее расширение военно-экономической и политической поддержки Тель-Авива Вашингтоном, включая обязательства США вести дело к заключению договора о "совместной обороне" с Израилем; активное политическое и военное сотрудничество Тель-Авива с Каиром, их совместные действия против антиимпериалистических арабских правительств и Палестинского движения сопротивления; координация деятельности американских, израильских и египетских спецслужб ИТ. п.[157]

В рекламе сепаратной сделки в Кэмп-Дэвиде империалистическими и сионистскими кругами, садатовским режимом недостатка не было. Этот сговор преподносился ими как "краеугольный камень", "грандиозная акция мира", как начало некой "новой эры мира и сотрудничества" на Ближнем Востоке. Если же отбросить в сторону всю словесную трескотню и демагогическую шелуху формулировок, то становится совершенно ясно, что главной целью кэмп-дэвидского сговора было и остается упрочение военно-стратегических позиций на Ближнем Востоке и закрепление за Израилем оккупированных им арабских территорий.

На деле сепаратные кэмп-дэвидские соглашения глубоко враждебны интересам подлинного мира и безопасности в этом районе земного шара, не имеют ничего общего с интересами народов арабских стран, в том числе египетского народа и народа Израиля. Находящийся в вопиющем противоречии с известными решениями ООН по данной проблеме и нормами международного права сговор в Кэмп-Дэвиде сделал еще более неустойчивой и взрывоопасной обстановку на Ближнем Востоке.

Выражая принципиальное отношение Советского Союза к сепаратным действиям США, Израиля и Египта, член Политбюро ЦК КПСС, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко в своем выступлении на XXXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН в конце сентября 1978 года подчеркнул: "Весь накопленный опыт, особенно последнего времени, говорит: кардинальное и всеобъемлющее урегулирование на Ближнем Востоке может быть достигнуто только на базе совместных усилий всех непосредственно заинтересованных сторон. Сепаратные сделки за счет арабов только уводили и уводят в сторону от решения проблемы.

Именно таков характер договоренностей, достигнутых на недавней трехсторонней встрече в Кэмп-Дэвиде. Если смотреть на вещи реально, то нет никаких оснований считать, что они, как утверждается, приближают ближневосточное урегулирование. Наоборот, речь идет о новом антиарабском шаге, затрудняющем справедливое решение этой неотложной проблемы. Вот почему кампания искусственного, наигранного оптимизма не может никого ввести в заблуждение"[158]. Дальнейшее развитие событий полностью подтвердило справедливость этой оценки.

Антиарабский характер кэмп-дэвидской сделки был настолько очевиден, что от нее поспешили отмежеваться даже те арабские государства, которые поддерживали тесные отношения с Западом. Многие европейские союзники США также выразили скептицизм в отношении будущего этого соглашения.

А подписанный 26 марта 1979 года в Вашингтоне так называемый "мирный договор" между Израилем и Египтом вызвал новое осложнение обстановки на Ближнем Востоке. Ибо, с одной стороны, агрессор и его покровитель по-прежнему стояли на своем, а с другой стороны, Египет оказался фактически выключенным из общего антиимпериалистического и анти-сионистского фронта арабских стран в их борьбе за ликвидацию последствий израильской агрессии 1967 года. Это позволило Тель-Авиву обезопасить себя на юго-западе и сконцентрировать основные силы для активизации агрессивных акций против Ливана, Сирии и Палестинского движения сопротивления, а также ускорить аннексию арабских территорий.

29 июля 1980 года VII чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН подавляющим большинством голосов (112 — за, 24 — воздержавшихся, 7 — в том числе США и Израиль — против) приняла резолюцию в поддержку законных национальных прав арабского народа Палестины. Этим своим решением мировое сообщество вновь подтвердило право палестинцев на создание собственного независимого государства, право вернуться на родину, отнятую у них сионистами. Резолюция осудила Тель-Авив за его политику оккупации арабских земель, включая Иерусалим, и потребовала от Израиля полного "безоговорочного ухода со всех оккупированных им в 1967 году территорий".

Как же ответил Тель-Авив на эту резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН? Какой была реакция израильских правящих кругов на столь недвусмысленно выраженную волю мирового сообщества к справедливому урегулированию ближневосточного конфликта? Нет, они не прислушались к голосу разума, а вместо этого пуще прежнего пустились по опасной дороге агрессии и провокаций против арабских народов. Уже в ходе сессии Генеральной Ассамблеи израильский делегат И. Блюм цинично объявил этот авторитетнейший международный форум "нелепым и незаконным", а саму Организацию Объединенных Наций… "орудием агрессии". (?!!).

За этими наглыми заявлениями последовали не менее вызывающие действия. На заседании кнессета было принято решение о полной аннексии Иерусалима и провозглашении его "неделимой столицей Израиля на вечные времена". Один из депутатов, выступавших перед голосованием, Г. Хауснер, заявил: "Израиль не может позволить себе оставить без ответа наступление, которое ведется на него на международной арене. Закон о Иерусалиме и есть наш ответ". Однако совершенно ясно, что это не просто ответ, это — наглый вызов Организации Объединенных Наций, международному праву, арабским народам.

В конце 1981 года Тель-Авив совершил очередную аннексионистскую акцию. Кнессет решил распространить действия израильских законов на район Голанских высот, захваченных у Сирии в 1967 году. Фактически это означало аннексию части суверенного государства. "Только ненормальные могли думать, что Израиль уйдет с Голанских высот", — так цинично ответил Бегин на возмущение международной общественности.

Перечень многочисленных преступлений израильской военщины пополнился 7 июня 1981 года новым актом наглого разбоя — вероломным налетом ВВС Израиля на иракский центр ядерных исследований вблизи Багдада. В ходе этого разбойничьего нападения на страну, расположенную на расстоянии около тысячи километров от Израиля, было нарушено воздушное пространство еще двух суверенных арабских государств — Иордании и Саудовской Аравии.

Характерно, что бандитские действия израильской авиации были по сути санкционированы Соединенными Штатами. Администрация Рейгана, дав "добро" на бомбардировку невоенных объектов под Багдадом, пыталась путем устрашения арабов склонить их к сепаратным переговорам с Тель-Авивом.

В целом факты показывают: авантюризм, экстремизм и экспансионизм правящей верхушки Израиля во многом являются закономерным следствием той огромной политической, военной, экономической и финансовой поддержки, которая оказывается ему империалистическими кругами, в первую очередь США. Грубое и циничное попрание Тель-Авивом элементарных норм международного права и основополагающих принципов устава ООН, возведение террора и бандитизма в ранг государственной политики, циничное игнорирование прав арабских народов — дело рук не только Израиля, но и США, всячески поддерживающих тель-авивских захватчиков.

За кулисами преступлений

Разносторонняя помощь США оказывается Израилю на протяжении уже более чем трех с половиной десятилетий, буквально с первых дней существования этого государства. Так, еще во время первой арабо-израильской (Палестинской) войны 1948–1949 годов Вашингтон предоставил Тель-Авиву заем в 100 миллионов долларов. В последующие годы, по мере укрепления связей империалистов США с правящей сионистской верхушкой Израиля, эти суммы все более и более увеличивались. В 1960 году Тель-Авив получил заем в размере 500 миллионов долларов. С 1967 года половина всей помощи США Израилю стала предоставляться безвозмездно.

В целом в 1948–1983 годах Вашингтон предоставил Тель-Авиву свыше 25,6 миллиарда долларов, или около 10 процентов всей помощи, оказанной Соединенными Штатами за эти годы иностранным государствам.

В настоящее время американская военная и экономическая помощь достигает суммы 2,6–2,8 миллиарда долларов в год, что эквивалентно примерно 13 процентам валового национального продукта Израиля.

Займы, как правило, предоставляются на 30-летний срок с 10-летним льготным периодом и нередко добровольно погашаются самим правительством США (причем это происходит в условиях, когда администрация Рейгана под предлогом борьбы с инфляцией беспощадно урезает внутренние расходы на социальные нужды!).

Обращает на себя внимание целевое распределение ассигнованных Вашингтоном средств: на нужды вооруженных сил Израиля за 1948–1983 годы было выделено 17,4 миллиарда долларов, или более половины всей помощи, а на цели экономического развития почти в два раза меньше — 8,2 миллиарда. Кроме того, из общей суммы военной помощи 6,8 миллиарда долларов (или 39 процентов) было передано безвозмездно[159].

В целом на Израиль приходится около половины всей военной и экономической помощи, которую оказывает США иностранным государствам. Например, в 1978 году из американского бюджета Тель-Авиву было выделено 42 процента военной помощи, 48 процентов кредитов для закупки вооружений и 56 процентов всех безвозмездных военных субсидий, предоставленных иностранным правительствам[160].

Выступая летом 1976 года на заседании "совета раввинов Америки", бывший тогда израильским премьер-министром И. Рабин откровенно заявил: "Поддержка, оказываемая правительством Соединенных Штатов Израилю на международной арене, в поставках вооружения и в сфере экономической помощи, по существу не имеет прецедента. Разница между тем, что мы хотим и что мы получаем, весьма незначительна"[161].

В этой же связи орган сионистской организации Америки "Америкэн зайонист" не менее откровенно писал: "Мы действительно должны быть благодарны за абсолютно необходимую и неоценимую американскую помощь и понимание деликатного (sic! — Л. Р.) положения Израиля на Ближнем Востоке. Если бы Америка не поддерживала полностью Израиль, последний не смог бы добиться всего, чего он добился"[162].

В 1978 году в зарубежной печати появились сообщения о существовании некоего секретного плана под кодовым названием "Матмон" ("Сокровище"). Вскоре стало известно, что этот план является десятилетней программой оснащения израильской военной машины самым современным американским оружием (порой даже таким, которое не успело поступить на вооружение армии США).

План "Матмон" был подготовлен одновременно с подписанием кэмп-дэвидских соглашений. Белый дом взял на себя обязательство в течение десяти лет (т. е. к 1988 году) поставить Тель-Авиву вооружения и боевую технику на общую сумму около 22 миллиардов долларов. Бейрутская газета "Ас-Сафир" сообщала, что в соответствии с этой программой Израиль получит 250 истребителей F-15 и истребителей-бомбардировщиков F-16, такое же количество вертолетов, 2500 танков, 700 самоходных орудий, 8500 бронетранспортеров, пусковые установки "Ланс", большое количество зенитных ракет "Хок" и "Чапарэл", противотанковых ракет, ракетные катера и т. д. Кроме того, Тель-Авив получит в свое распоряжение фактически всю новейшую военную технологию США.

Как отмечают зарубежные обозреватели, реализация программы "Матмон" предусматривает далеко идущие цели агрессивных кругов Соединенных Штатов. И прежде всего — создание американского арсенала на Ближнем Востоке, оружие из которого в случае первой же необходимости может быть использовано против арабских народов. Предполагается также расширение (разумеется, при помощи Вашингтона) собственного производства Израилем новых образцов оружия и боевой техники, совершенствование организационной структуры израильской армии, усиление боевой подготовки войск.

С другой стороны, как сообщал американский еженедельник "Тайм", в обмен на огромную военную и экономическую помощь Израиль предоставляет Соединенным Штатам "уникальную возможность" испытывать в боевых условиях их новейшее вооружение и военную технологию. Тем самым Тель-Авив выполняет не только функции жандарма и плацдарма США в борьбе против национально-освободительного движения арабских народов. Он выступает еще и в роли испытателя американского оружия. Американский генерал Киген в интервью израильской газете "Джерузалем пост" откровенно заявил: "На каждый доллар помощи, который Америка дала Израилю, мы получили выгоду в тысячу долларов, а если говорить о вооруженных силах США, то эти выгоды проста неисчислимы"[163].

Нарастающие поставки Израилю новейшей боевой техники, увеличение его финансовой и экономической поддержки, постоянные угрозы в адрес арабов сопровождаются неизменной политической и дипломатической поддержкой Тель-Авива Вашингтоном. Давно уже не секрет — абсолютно беспринципная политическая игра Белого дома направлена отнюдь не на достижение справедливого ближневосточного урегулирования, а на осуществление тех же захватнических планов сионистских правителей Израиля при помощи самых изощренных и вероломных средств и методов.

По мере обострения конфликта на Ближнем Востоке Совет Безопасности ООН вынужден все чаще обращаться к этой проблеме. И непременно Соединенные Штаты занимают позицию, препятствующую принятию эффективных мер, которые положили бы конец попыткам израильских захватчиков закрепить плоды агрессии и способствовали бы решению палестинского вопроса. Одновременно при помощи самых различных маневров и махинаций Израиль и США блокировали работу Женевской мирной конференции по Ближнему Востоку — этого авторитетного международного механизма, созданного для ликвидациц сложного узла мировых противоречий, каким стал ближневосточный кризис.

XVII съезд Компартии Израиля, говоря о значении всесторонней помощи Соединенных Штатов для Тель-Авива, подчеркнул: "Без финансовой и политической поддержки США израильские правящие круги не смогли бы проводить политику "с позиции силы". Правда заключается в том, что националистическое высокомерие израильских правящих кругов основывается не столько на силе Израиля, которая в конечном счете зависима и ограничена, сколько на силе империалистической поддержки США"[164].

Отмечая причину "особых отношений", сложившихся между Израилем и Соединенными Штатами, нельзя обойти стороной деятельность сионистского, произраильского лобби в США. Здесь, как известно, находится один из главных центров международного сионизма[165], действуют многочисленные сионистские и другие еврейские буржуазно-националистические (формально несионистские) организации. Сила и влияние сионистских кругов в США определяются прежде всего тем, что монополистическая буржуазия еврейского происхождения — составная часть правящего класса в стране — занимает весьма важные политические и экономические позиции, играя видную роль в банковском деле, различных отраслях промышленности, в том числе военной.

Таким образом, сионистское лобби в Вашингтоне представляет собой, с одной стороны, один из политических инструментов монополистического капитала Соединенных Штатов, а с другой — важную составную часть организационной структуры международного сионизма. Совпадение интересов реакционных кругов американского империализма и сионизма в их борьбе против стран социализма, международного коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения определяет основное направление и специфику деятельности сионистского лобби в США. То есть, если в Израиле сионистски настроенная крупная еврейская буржуазия непосредственно находится у власти, то в Соединенных Штатах сионисты могут действовать только в рамках общей империалистической идеологии и политики правящего класса Америки[166].

Важным рычагом политического влияния сионистских кругов США на администрацию является так называемый избирательный блок. Сионистские лидеры весьма успешно используют в своих интересах то сложившееся положение, что еврейское население США сосредоточено преимущественно в крупных штатах, играющих важную роль при выборах президента. Например, евреи составляют 14–20 процентов избирателей в таких штатах, как Нью-Йорк, Калифорния, Мэриленд, Нью-Джерси, Массачусетс, Коннектикут, Пенсильвания и Флорида. Практика показывает, что на выборах может победить в первую очередь кандидат, располагающий поддержкой выборщиков этих штатов, а без голосов избирателей еврейского происхождения это весьма и весьма непросто.

Одновременно, по данным английской "Гардиан", в 70-х годах сионисты США обеспечивали около 60 процентов всех предвыборных фондов демократической партии и примерно 40 процентов — республиканской. Газета отмечала, что "взносы никогда не даются кандидатам, которые выступают против Израиля, независимо от того, за что еще выступает кандидат". Не случайно политические деятели США, ведущие борьбу за президентское кресло, стремятся заручиться поддержкой сионистских кругов. Не явились исключением в этом смысле и избирательная кампания 1980 года, которая порой превращалась в соревнование между демократом Д. Картером, республиканцем Р. Рейганом и "независимым" кандидатом Д. Андерсеном под девизом: "Кто больше сделает для Израиля?", и избирательная кампания 1984 года.

Таким образом, сионистское, произраильское лобби в США является одной из наиболее мощных и эффективных организаций в стране. Во главе его находится так называемый "Комитет по американо-израильским общественным отношениям", официально зарегистрированный в 1954 году как лоббистская организация в обеих палатах конгресса. В состав комитета входят лидеры крупнейших сионистских и просионистских организаций: "Объединенный еврейский призыв", "Американский еврейский комитет", "Сионистская организация Америки", "Бнай Брит", "Американский еврейский конгресс" и других.

Произраильское лобби имеет немалое влияние в законодательных и исполнительных органах США. Известно, например, что около 80 процентов сенаторов и до 60 процентов членов палаты представителей в той или иной мере поддерживают интересы сионистского лобби и практически все меры, играющие на руку экстремистам из Тель-Авива.

Оказание лоббистского давления на Белый дом и госдепартамент США является задачей и "Конференции президентов крупнейших американских еврейских организаций", объединяющей более тридцати сионистских и просионистских организаций.

Большое значение имеет влияние сионистски настроенной крупной еврейской буржуазии на средства массовой информации США, включая три основных телекомпании — Эн-би-си, Эй-би-си и Си-би-эс, а также газеты "Вашингтон пост", "Нью-Йорк таймс", журналы "Тайм" "Ньюсуик" и некоторые другие. А это — "киты" американской пропагандистской индустрии. Кроме того, сионисты контролируют сотни местных газет, журналов, радио- и телестанций по всей стране.

Все это позволяет сионистам дезинформировать общественное мнение США относительно ближневосточной проблемы и истинного положения дел в регионе, подогревать антиарабские, укреплять произраильские настроения. Бывший сенатор Д. Абурезк отмечал, что американские органы массовой информации постоянно демонстрируют "готовность писать, публиковать и выпускать в эфир материалы, которые показывают Израиль в самом благоприятном свете и выставляют арабов в самом неприглядном виде"[167]. В этом смысле не будет особым преувеличением высказывание того же политического деятеля, назвавшего как-то "большую печать США пропагандистской машиной Израиля".

Имея в виду силу влияния сионистского, произраильского лобби в Вашингтоне, самого мощного из всех лобби в столице США, американские сионисты отнюдь не блефовали, когда устами одного из своих вожаков, X. Букбайндера, заявили: "Учитывая нашу малую численность в стране… мы добиваемся довольно хороших результатов и прекрасно пользуемся нашим весом, мы используем наши ресурсы эффективно…"[168].

Это мнение подтверждает и Д. Абурезк: "Я не могу представить себе какое-нибудь законодательство или сумму денег, которые конгресс бы отверг, если бы они предназначались Израилю. Они (т. е. представители сионистского лобби. — Л. Р.) могут заставить миллионы американских евреев делать то, что они пожелают. Через свои газеты и синагоги они устанавливают "линию поведения", обличают неугодные им решения правительства и политических деятелей, организуют "почту ненависти" в адрес того или иного законодателя. Они подавляют инакомыслие и критику, шельмуют людей, навешивая на них ярлыки "антисемитов" без всяких на то оснований"[169].

Но — еще раз подчеркнем — было бы, конечно, неверно считать, что сионисты подчинили своему влиянию и контролю законодательные и исполнительные органы США. Их возможности зависят от того, насколько цели сионизма совпадают с интересами американских правящих кругов. И определяющим моментом в конечном итоге являются интересы и выгода монополистической верхушки Соединенных Штатов Америки. Как отмечала газета "Вашингтон пост", "настроения еврейской общины в США оказывают заметное влияние на внешнюю политику нашей страны, но только в той степени, в какой не сказывается различие между этой политикой и какой-либо другой, которая лучше отвечала бы интересам Соединенных Штатов"[170].

С приходом к власти в Вашингтоне президента Р. Рейгана начался новый этап в развитии американо-израильского альянса. Нынешнюю администрацию США называют самой произраильски настроенной за многие годы, хотя, как известно, и прежние американские президенты неоднократно подчеркивали существование "особых отношений" между Вашингтоном и Тель-Авивом, постоянно выражали готовность сделать (и делали) все для "обеспечения безопасности" Израиля.

Это было убедительно продемонстрировано во время встречи Рейгана с Бегином в Вашингтоне в сентябре 1981 года. Президент Соединенных Штатов, всегда считавший Израиль одним из основных оплотов американского империализма, решил открыть некую "новую эру" в американо-израильских отношениях. Белый дом объявил — между Вашингтоном и Тель-Авивом достигнуто соглашение о "стратегическом сотрудничестве". А Бегин на встрече с журналистами объяснил, что "новые стратегические взаимоотношения" предусматривают: размещение в Израиле американского вооружения для "сил быстрого развертывания"; готовность израильской военной авиации обеспечить прикрытые транспортных самолетов США, осуществляющих переброску войск и техники; предоставление американским вооруженным силам израильских портов и аэродромов; проведение совместных сухопутных и морских маневров[171].

Стремясь же ввести арабский мир в заблуждение относительно своих подлинных целей, Вашингтон и Тель-Авив прибегли к испытанному трюку: стали усиленно муссировать тезис о том, что они-де пошли на более широкое сотрудничество в военной области, дабы… противостоять "особой угрозе — советскому экспансионизму".

Однако этот лживый тезис, использованный с целью замаскировать явную антиарабскую направленность новых договоренностей, мало кого ввел в заблуждение. "Подавляющее большинство арабов… считают, — писала иорданская газета "Джордан таймс", — что главная опасность арабскому региону — это не воображаемая "советская угроза". Эта опасность исходит скорее от Израиля, а также является результатом его поддержки со стороны Соединенных Штатов"[172]. Президент Сирии X. Асад в телеграмме на имя советских руководителей по случаю первой годовщины со дня подписания Договора о дружбе и сотрудничестве СССР и САР подчеркнул: "Договоренность о "стратегическом сотрудничестве" между США и Израилем является закономерным итогом растущей агрессивности политики США и Израиля и практическим воплощением проводимого ими курса на гегемонию и подавление освободительного и прогрессивного движения в этом районе и во всем мире"[173].

30 ноября 1981 года в дополнение к достигнутым договоренностям министры обороны США и Израиля подписали в американской столице "меморандум о взаимопонимании в области стратегического сотрудничества". Этот документ юридически оформил военный союз между Вашингтоном и Тель-Авивом. В целях более тесной увязки своих военно-стратегических планов стороны договорились о создании специального "военного координационного совета" и "рабочих групп", о планировании и проведении совместных учений военно-воздушных и военно-морских сил в восточном Средиземноморье, об участии израильской армии в интервенционистских операциях, планируемых Соединенными Штатами на Ближнем Востоке. По данным арабской печати, в секретных приложениях к упомянутому меморандуму содержалось обещание Белого дома оказать непосредственную помощь Тель-Авиву в разработке ядерного оружия.

Таким образом, дальнейшее укрепление оси Вашингтон — Тель-Авив свидетельствовало, что США открыто взяли под свою защиту сионистских правителей Израиля, продемонстрировав всему миру, кто является опекуном и покровителем израильских экспансионистов, кто несет прямую ответственность за опасное развитие событий на Ближнем Востоке. Еще раз подтвердилась справедливость утверждения, что только всесторонняя поддержка Израиля со стороны Соединенных Штатов позволяет тому нагло попирать все нормы международного права, возводить методы открытого разбоя в ранг государственной политики.

Углубление же военно-стратегического союза США с Израилем, будучи продолжением кэмп-дэвидской сделки, еще более разожгло захватнические аппетиты сионистских правителей Тель-Авива, явилось преддверием дальнейшего обострения обстановки в регионе. Соглашение о "стратегическом сотрудничестве", отмечала в те дни алжирская газета "Аш-Шааб", означает "объявление войны всем арабским странам, отвергающим путь капитулянтства и предательства".

Так, по сути дела, и произошло. Заручившись полной поддержкой своих заокеанских покровителей, официальный Тель-Авив усилил эскалацию военных приготовлений, приступил к непосредственной подготовке широкомасштабного вторжения на территорию суверенного Ливана.

Ливанская трагедия: "стратегический альянс" в действии

Правящие сионистские круги Тель-Авива давно вынашивали планы оккупации части ливанской территории и присоединения ее к Израилю на положении так называемой "автономной провинции". Одним из непосредственных объектов происков империалистической реакции и сионизма Ливан стал примерно с середины 70-х годов. К тому времени здесь оказалось сосредоточенным большое число палестинских арабов, изгнанных Израилем с родных земель. Примерно тогда же, в 1975–1976 годах, Ливан превратился в арену всячески разжигавшегося извне кровопролитного конфликта между правохристианскими силами, с одной стороны, и Национально-патриотическими силами (НПС) и Палестинским движением сопротивления (ПДС) — с другой.

Секретные службы США и Израиля, бесцеремонно вмешиваясь во внутренние дела суверенного государства, стремились как можно больше осложнить обстановку в Ливане, расколоть эту страну и создать на ее территории еще один плацдарм для наступления Тель-Авива на арабский мир. Были задействованы многочисленные шпионско-диверсионные группы, правохристианским силам оказывалась военная и финансовая помощь.

Вскоре это вмешательство переросло в настоящую "необъявленную войну" на южных границах Ливана. Лагеря палестинских беженцев, как и многие ливанские города и селения этого района, превратились в объекты постоянных военных провокаций израильской военщины, применявшей здесь тактику выжженной земли. Сионисты стремились запугать ливанцев, заставить их покинуть родные места, а палестинцев — физически уничтожить. И уже тогда под предлогом борьбы с "арабскими террористами" правители Тель-Авива фактически уже приступили к "очистке" пресловутого "жизненного пространства" в Южном Ливане.

В марте 1978 года Израиль совершил открытое вооруженнное вторжение в пределы Южного Ливана. В результате варварских бомбардировок и обстрелов десятки населенных пунктов и многие лагеря палестинских беженцев были стерты с лица земли, погибло большое число мирных жителей, а около 270 тысяч ливанцев и палестинцев оказались без крова.

С тех пор земля Ливана на знала покоя. Почти ежедневно израильская дальнобойная артиллерия обстреливала позиции Палестинского движения сопротивления и Национально-патриотических сил Ливана, лагеря палестинских беженцев, ливанские города и селения. Часто в дело вступала израильская авиация. В результате почти полмиллиона человек оказались вынужденными бежать с юга Ливана в центральные и северные районы страны.

С заключением американо-израильского "стратегического альянса", как уже отмечалось, — обстановка в Ливане еще более обострилась. Летом — осенью 1982 года бесчинства и преступления израильской военщины на ливанской земле достигли своего апогея.

6 июня Тель-Авив обрушил свой бронированный кулак на многострадальную страну: началось широкомасштабное вторжение на территорию соседнего суверенного арабского государства, началась пятая ближневосточная война, которую сионистские правители Тель-Авива цинично назвали операцией "Мир для Галилеи"… По данным агентства Ассошиэйтед Пресс, агрессор бросил в наступление до зубов вооруженную более чем 100-тысячную армию, имевшую 1300 танков и 1300 бронетранспортеров и бронеавтомобилей. На ливанском театре боевых действий были сосредоточены основные силы артиллерии, почти вся авиация и флот Израиля.

Какие же цели преследовали одержимые духом шовинизма и расизма правящие сионистские круги Израиля, развязав в июне 1982 года новую войну?

Во-первых, разгромить Организацию освобождения Палестины, ее вооруженные формирования в Ливане, попытаться положить конец самому национальному существованию палестинского арабского народа, физически уничтожив тысячи палестинцев, чтобы похоронить палестинскую проблему.

Во-вторых, уничтожить ливанские Национальнопатриотические силы, превратить Ливан, установив там "новый порядок", в израильско-американский протекторат, используемый в качестве центра заговоров и диверсий против арабского национально-освободительного движения. Одновременно Тель-Авив был не прочь передвинуть северную границу Израиля за счет ливанской территории.

В-третьих, нанести удар по Сирии, ослабить это государство, которое играет все более активную роль в борьбе против израильского экспансионизма и терроризма, против агрессивных планов империализма на Ближнем Востоке.

Израильское вторжение в Ливан явилось логическим и закономерным звеном в общей цепи агрессивного курса Тель-Авива. Вместе с тем оно стало истребительной войной, сопровождавшейся страшной вакханалией жестокости. Кровавая бойня, устроенная сионистами в этой стране, превзошла все их прежние злодеяния. В результате военных действий сильным разрушениям подверглись ливанская столица Бейрут, древние Тир и Сайда, другие города и селения. От рук израильских вандалов, прибегших к тактике выжженной земли, погибли сорок тысяч и были ранены десятки тысяч палестинцев и ливанцев — в основном мирных жителей (примерно 80 процентов жертв в Ливане пришлось на беззащитных гражданских лиц). Около 800 тысяч человек лишились крова, покинули родные места, спасаясь от гибели.

Агрессор широко применял самые варварские виды оружия, предназначенные прежде всего для поражения мирного населения — вакуумные, кассетные, фосфорные бомбы и снаряды, ядовитые вещества, обрекавшие людей на смерть в страшных мучениях. Вандализм израильских сионистов откровенно напомнил гитлеровские изуверства времен второй мировой войны.

"По своей жестокости развязанная правительством Бегина война не имеет себе подобных за всю историю ближневосточного конфликта, — заявил тогда председатель исполкома Палестинского общества Красного Полумесяца Фатхи Арафат… — Иначе, чем геноцидом, это не назовешь, и как врач я решительно осуждаю чудовищные злодеяния"[174].

По характеру своего назначения это варварское оружие с американского конвейера смерти направлено против больших скоплений войск. Таковых в Ливане просто-напросто не было (даже по данным израильской печати, соотношение численности армии вторжения и оборонявшихся ливанских Национальнопатриотических сил и палестинцев составляло 12:1; армия Ливана в войне не участвовала). В данных условиях именно мирное население городов и селений, палестинцы и ливанцы, стар и млад, буквально людское море стало для израильских генералов полигоном, на который был безжалостно обрушен град из американских шариковых бомб и снарядов — это оружие сионистского массового террора и геноцида.

Кроме фосфорных и шариковых снарядов и бомб, сообщало агентство ВАФА, израильские агрессоры применяли и другие варварские средства убийства мирных жителей. Это снаряды с бесцветным нервно-паралитическим газом, которые бесшумно взрываются и начинают оказывать свое действие через десять-пятнадцать минут на протяжении двух суток[175].

— Память людская хранит горькие символы беспощадной жестокости захватчиков, как Герника, Лидице, Хатынь, Сонгми… — рассказывал известный пакистанский поэт, лауреат международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами" Фаиз Ахмад Фаиз, в июле 1982 года вырвавшийся из осажденного Бейрута. — Соберите их неописуемые страдания воедино и перенесите на ливанскую землю — возможно, так будет легче воссоздать картину того, что творят сейчас израильские оккупанты… Их злодеяния есть не что иное, как самый настоящий геноцид. Они не щадят никого, стремясь физически искоренить участников палестинского сопротивления и его лидеров…

Тель-Авив заявляет, что его мишенью являются боевые формирования палестинского сопротивления. Это наглая ложь!.. Подавляющее большинство жертв израильской агрессии — мирные беззащитные жители. Мне удалось посетить одну из бейрутских больниц: ранеными забиты коридоры, лестничные площадки, весь двор. Не хватает лекарств, перевязочных средств, медикаментов. Не хватает врачей, медицинских сестер, санитаров. Пытаясь задушить город и принудить его к сдаче, Израиль не пропускает в него транспорты с медикаментами, которые направляются туда Международным Красным Крестом и Красным Полумесяцем, другими международными организациями, дружественными Ливану странами. В Западном Бейруте разрушены электростанции, прервано водоснабжение. А окопавшиеся в Восточном Бейруте фашиствующие фалангисты — пятая колонна Израиля в Ливане — прекратили подачу электроэнергии и воды в западную часть города…"[176].

Агрессор сжал ливанскую столицу стальными тисками и методично уничтожал ее. На мирных жителей и их защитников изо дня в день обрушивался шквал огня. Более двух месяцев Бейрут содрогался от израильских бомб, ракет, снарядов, мин.

В ходе бомбардировок и обстрелов были серьезно повреждены здания 23 иностранных дипломатических представительств. И что же официальный Тель-Авив? Командующий израильскими войсками в районе Бейрута нагло заявил по этому поводу, что посольства зарубежных государств, расположенные в западной части ливанской столицы… "не обладают правом дипломатической неприкосновенности". Так есть ли предел циничности и словесной эквилибристике? И это ли не еще одно доказательство того, что сионистские правители Израиля возвели международный терроризм в ранг государственной политики!

По оценкам экспертов в результате израильских бомбардировок и обстрелов было разрушено свыше 10 500 и серьезно повреждено 16 000 зданий и строений Бейрута, на восстановление которых потребуется около 15 миллиардов долларов! Использование Тель-Авивом варварских средств массового поражения, направленных на физическое уничтожение садистски-изощренными способами больших групп людей, привело к тому, что в условиях большого города число мирных жителей, ставших жертвами бесчеловечной осады, составило 90 процентов всех жертв.

— Особенно невыносимо было видеть смерть, боль и страдания детей, — говорит Линда Матер, председатель Лиги прав ливанских женщин. — Сионистские изуверы разбрасывали всюду, и не только в Бейруте, а и в Южном Ливане, взрывные устройства замедленного действия, выполненные в виде игрушек. Я видела девочек и мальчиков с оторванными конечностями, ставших жертвами этих дьявольских изобретений…[177]

Кровавые расправы над беззащитным гражданским населением в Бейруте и других городах и селениях Ливана, учиненные озверелой израильской солдатней, перед всем миром разоблачили преступную сущность сионистского режима. Израильский поэт И. Лориа заявил: "Мои соотечественники в военной форме уподобляются нацистам, превращаясь в монстров и убийц". Генеральный секретарь ЦК Компартии Израиля М. Вильнер, выступая в те дни в кнессете, подчеркнул: "Доктрина, согласно которой по мере увеличения числа убитых палестинцев усиливается безопасность Израиля, — это преступная доктрина, граничащая с каннибализмом"[178].

Характерно, что тель-авивские поборники "свободы информации" и "прав человека" всячески пытались и пытаются скрыть от мировой общественности свои преступления против человечности. Сионисты тщатся уверить мир, как это сделал, например, бывший посол Израиля в США М. Аренс (с февраля 1982 года он стал министром обороны), что их агрессия в Ливане — якобы "самое гуманное (?! — Л. Р.) вторжение в современной истории". До такой степени цинизма, лжи и демагогии доходило разве что фашистское ведомство Геббельса!

Как показывают факты, израильское вторжение в Ливан явилось очередным этапом в реализации агрессивного курса Тель-Авива. И, безусловно, именно на его правящие сионистские круги ложится ответственность за кровавые злодеяния израильской военщины. Но, конечно, не только на них. Правители Израиля явно не решились бы вести себя столь нагло и вызывающе, не осмелились бы пуститься в очередную кровавую авантюру, не будь на их стороне могущественного патрона — империалистов США, не будь их политической, экономической и финансовой поддержки. Варварская агрессия Израиля против ливанского и палестинского народов была заранее спланирована и согласована в Вашингтоне и получила полное одобрение американской администрации. Есть немало свидетельств тому, что США дали "зеленый свет" израильскому вторжению в Ливан, поощрили и подтолкнули Тель-Авив к кровавому преступлению.

Американский журнал "Форин полиси" весной 1983 года писал об этом: "Вашингтон прекрасно знал, что может произойти. Он в избытке располагал информацией о намерениях Израиля и его оперативных планах, касающихся Ливана…" С другой стороны, Тель-Авив "был уверен в том, что США будут приветствовать военную операцию, если она нанесет удар по Организации освобождения Палестины и сирийским силам в Ливане… Поэтому, в конечном счете, так же, как в войне 1973 года, когда Соединенные Штаты предоставили Израилю в изобилии военную помощь, Вашингтон стал более чем посредником между воюющими сторонами в Ливане, воспользовавшись плодами военной операции Израиля даже в большей мере, чем сам Израиль".

Посетивший Вашингтон в начале августа 1982 года, т. е. в самый разгар преступлений сионистов на ливанской земле, министр иностранных дел Израиля И. Шамир (затем премьер-министр), подчеркнув "необходимость тесных контактов между США и Израилем", имел все основания откровенно заявить: "Наши цели в отношении Ливана одинаковы".

Оказываемая Соединенными Штатами Тель-Авиву безоговорочная политическая поддержка, в том числе с использованием вето, чтобы не допустить осуждения агрессора в Организации Объединенных Наций, не говоря уже о применении в отношении него предусмотренных Уставом ООН санкций, снабжение израильской армии в неограниченных количествах новейшим вооружением, в том числе варварскими средствами массового уничтожения людей — все это убедительно подтверждает тот факт, что США являются прямым соучастником агрессии Израиля в Ливане, соучастником геноцида, чинимого сионистами в отношении палестинского и ливанского народов.

Именно в Ливане американо-израильское "стратегическое сотрудничество" обрело плоть и кровь — в буквальном, чудовищном смысле этих слов. На совести участников сговора тысячи ливанцев и палестинцев, погибших под гусеницами танков американского производства, под разрывами ракет и снарядов с клеймом "сделано в США", под бомбами, сброшенными с самолетов, изготовленными за океаном. В самый разгар израильского вторжения Пентагон объявил о решении предоставить Тель-Авиву дополнительные танки, самоходные орудия, бронетранспортеры, откровенно подталкивая интервентов на продолжение разбоя.

Здесь следует отметить, что, как признала "Нью-Йорк таймс", использование Израилем американского оружия, включая оружие массового поражения, вызвало серьезную озабоченность и у определенных кругов общественности США. Так, сенатор Пелл заявил: "Гибель каждого ребенка, разрушение каждого здания, превращенного в кучу щебня и мусора, — результат применения американского оружия". Председатель же комиссии по иностранным делам палаты представителей США Заблоцки сказал, что у него нет сомнений — это оружие было использовано в нарушение американских законов[179]. Однако администрация Рейгана своей позиции не изменила.

Под аккомпанемент разрывов бомб и снарядов на многострадальной ливанской земле президент США принимал в Белом доме премьер-министра Израиля. Рейган, фактически одобрив бесчинства, творимые израильской военщиной на оккупированной территории Ливана, благословил правителей Тель-Авива на то, чтобы те и дальше продолжали распоряжаться в суверенном государстве, как им заблагорассудится, абсолютно пренебрегая нормами морали, нормами международного права. По завершении визита в Вашингтон Бегин заявил о "полном совпадении точек зрения" израильского и американского руководства относительно происходящих в Ливане событий[180].

Итак, на Ливан Тель-Авив бросил мощную военную машину с современным оружием. Перед Израилем были широко распахнуты арсеналы Пентагона и американская казна. Интервенты имели огромное превосходство в живой силе и технике: стотысячная армия вторжения состояла из 11–12 дивизий, из которых 8 были стянуты непосредственно для осады и штурма Бейрута, тогда, как в ливанской столице оборонялись не более 8 тысяч палестинских бойцов, 1,2 тысячи солдат и офицеров из сирийского контингента, находящегося в Ливане по мандату Лиги арабских государств, и около 2–3 тысяч бойцов ливанских Национально-патриотических сил.

И все же "блицкриг" не получился. Сионистские "ястребы" и их американские покровители просчитались. Они не учли, что им противостоят ливанский и палестинский народы, отстаивающие свою свободу и независимость, свои законные национальные права, будущее своих детей. Планы "молниеносной войны", к которой тщательно готовился Израиль, рассчитанные на несколько дней, столкнулись с возросшей боевой и организационной мощью Палестинского движения сопротивления и его ливанских союзников. По словам корреспондента Би-би-си, палестинцы "сражались до последнего человека и патрона".

Каждый шаг вперед давался захватчикам ценой больших потерь. Каждый дом, бугорок, каждая воронка превращались в опорный пункт, труднодоступную для врага крепость. Презрев смерть, палестинские и ливанские патриоты, вооруженные гранатами, обычным стрелковым оружием, грудью вставали на пути интервентов, останавливали лавины израильских танков и бронемашин.

В августе 1982 года 20-летний палестинский боец Биляль рассказал журналистам о подвиге, совершенном его другом — Халедом Аббасом под местечком Дамур, что в 18 километрах от Бейрута:

— На позицию, которую занимала наша группа, вела атаку рота танков и бронетранспортеров врага. Несколько из них были подбиты из гранатометов, однако сионисты продолжали лезть вперед, стремясь захватить господствующую над местностью высоту. Один за другим загорелись еще два израильских танка. У нас на исходе были боеприпасы, осталось немного гранат. Халед, который командовал группой, принял решение задержать продвижение противника с тем, чтобы дать возможность отойти оставшимся в живых бойцам на новую позицию. Собрав оставшиеся патроны и гранаты, он прикрывал отход своих товарищей из пулемета, а когда кончились патроны, обвязал себя гранатами и бросился под израильский танк, подорвав его…

Завидную стойкость проявили защитники крепости Бофор. Артиллерийскими снарядами, бомбами, ракетами пытались интервенты уничтожить защитников этой древней цитадели, десятки раз предпринимали ее штурм. Однако безуспешно. Атаковавшие Бофор израильские части, в том числе и танковые, несли тяжелые потери. Крепость была взята лишь после того, как сионистские варвары применили химическое оружие.

Так же мужественно и героически сражались палестинские бойцы при обороне городов Тир, Сайда, Набатия, лагерей палестинских беженцев Рашадия, Айн аль-Хильва и Аль-Бас. За 80 дней осады оккупантам так и не удалось сломить сопротивления защитников Западного Бейрута.

В конце августа — начале сентября 1982 года палестинские отряды покинули Бейрут. Они ушли непобежденными, с оружием в руках. Своей храбростью и стойкостью бойцы Палестинского движения сопротивления вынудили израильских "ястребов" пойти на значительные уступки и в конце концов согласиться со многими условиями плана эвакуации, предложенного палестинскими руководителями.

— Мы приняли решение уйти из Бейрута, — говорил в те дни генеральный секретарь Демократического фронта освобождения Палестины Н. Хаватма на пресс-конференции для советских журналистов, — и прежде всего потому, чтобы не подвергать дальнейшей опасности гражданское население блокированной части ливанской столицы. Уход палестинцев не означает конца революции. Пока жив хотя бы один из нас, революция продолжается. Борьба с Израилем не окончена…[181]

Как писала в сентябре 1982 года иорданская "Ад-дустур", "эвакуация ООП из Бейрута не умаляет той героической роли, которую Организация освобождения Палестины сыграла в провале израильской военной кампании в Ливане"[182].

А тем временем сионистские правители Тель-Авива, пользуясь поддержкой своего североамериканского патрона, пошли на совершение еще одного чудовищного преступления…

Весь мир потрясла трагедия лагерей палестинских беженцев Сабра и Шатила, где в ходе кровавой бойни убийцы не щадили никого — ни женщин, ни стариков, ни детей. Вопиющий факт: массовая резня была совершена несмотря на то, что Соединенные Штаты через своего эмиссара Ф. Хабиба дали письменные гарантии (!) обеспечения безопасности и неприкосновенности палестинских беженцев и жителей ливанской столицы в Западном Бейруте после выхода оттуда отрядов Организации освобождения Палестины.

Чем обернулись американские гарантии, показали последующие события…

10 сентября 1982 года израильскими оккупантами были доставлены в Шатилу и Сабру отряды бандитов, уничтоживших и ранивших в течение трех суток почти все население обоих лагерей — около семи тысяч человек. Поначалу бандитам приказали не стрелять, только резать. Чтобы не было шума. Грудных младенцев — головой об стенку. Раненых заваливали грудами обломков разрушенных домов. Связанных юношей — закапывали живыми в братских могилах. Резня продолжалась днем и ночью.

Сразу же после этой кровавой вакханалии сионистская пропаганда попыталась представить дело так, что израильская военщина, мол, не имела к ней никакого отношения, что уничтожали беззащитных людей лишь члены ливанских правохристианских формирований. Однако факты убедительно показывают — это наглая и циничная ложь!

Организаторы и исполнители этого кровавого преступления старались сделать все, чтобы не оставить в живых ни одного свидетеля их злодеяний. Никто из палестинцев не должен был избежать страшной смерти. Но всех жителей Сабры и Шатилы им уничтожить не удалось. Чудом оставшиеся в живых очевидцы этой резни рассказывали, что накануне налета израильские подразделения окружили плотным кольцом лагеря беженцев. Израильские самолеты на низких высотах непрерывно носились над ними, словно готовясь к бомбежке, и тем самым загоняли жителей в подвалы. Израильские снайперы, расположившиеся на крышах соседних домов, вели прицельный огонь по каждому, кто пытался выйти. По лагерям стреляла израильская артиллерия, в том числе и фосфорными снарядами. Задача их всех была ясна — не выпустить из Сабры и Шатилы ни одного человека. Известно, что группы женщин и детей, бежавших от убийц, просили защиты у израильских солдат и офицеров, оцепивших место кровавой расправы, но те безжалостно отгоняли людей назад, на ножи озверевших от крови садистов. Ночами место бойни израильтяне освещали ракетами, чтобы легче было отыскивать и уничтожать тех палестинцев, которые пытались скрыться в развалинах. А когда все было кончено, стремясь замести следы страшных преступлений, израильская солдатня взрывала в лагерях беженцев уцелевшие дома, утюжила их бульдозерами.

Позже стало известно и то, что убийцы каждые полчаса информировали израильское командование о ходе "чистки" Сабры и Шатилы, называя количество уже растерзанных ими жертв. Но прямую ответственность за это злодеяние, конечно, несут не только те, кто непосредственно руководили кровавой акцией в Бейруте.

Резня под названием "операция по чистке палестинских лагерей" планировалась и осуществлялась при самом непосредственном участии бывшего тогда министром обороны Израиля Шарона. И с личного одобрения Бегина. Как сообщила в октябре 1982 года лондонская "Дейли телеграф", официальный Тель-Авив не только был в курсе этой "операции", но и принял соответствующее решение за несколько часов до того, как началась бойня. Господа министры, оказывается, даже высказывали "предположения о возможных последствиях" принятого ими решения, которое мотивировалось необходимостью… "очистить район Сабры и Шатилы от палестинских террористов"[183]. Какой кощунственный предлог для осуществления акта международного бандитизма — расправы над мирными жителями на территории другого суверенного государства! Причины этой трагедии, конечно же, в другом. Член Исполкома ООП Т. Наджи в октябре 1982 года имел все основания заявить: "Теперь уже ни для кого не секрет, что резня в Бейруте предпринята исключительно по политическим соображениям, прежде всего в расчете на то, что горы тел невинно погибших стариков, женщин и детей вновь сведут на нет возможность мирного урегулирования арабо-израильского конфликта"[184].

Не секрет теперь и другое. По словам той же "Дейли телеграф", Шарон обсуждал данный вопрос и с представителем американского президента на Ближнем Востоке М. Дрейпером. Следовательно, США знали о предстоящих кровавых событиях, хотя, как уже отмечалось, незадолго до этого дали гарантии обеспечения безопасности палестинских беженцев. "Соединенные Штаты должны разделить бремя ответственности за то, что они не помешали массовой расправе", — приводя эти слова представителей Организации освобождения Палестины, американский журнал "Тайм" процитировал высказывание одного официального американского лица: "Говоря откровенно, у них есть основания для таких утверждений"[185].

Это чудовищное преступление сионистов стало кульминацией далеко еще не закончившейся ливанской драмы, вошло трагической страницей в историю человечества и легло несмываемым пятном на кровавые деяния сионизма…

Освенцим, Хатынь, Орадур, Лидице, Сонгми, Сабра, Шатила… Когда произносятся эти слова, разум человеческий закипает гневом, сердце обливается кровью. Потому что эти слова постоянной болью напоминают людям о том, что там были совершены зверские преступления, имя которым — геноцид. Гитлеровские эсэсовцы, американские "зеленые береты", сионистская солдатня не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей.

Мировая общественность, израильское общественное мнение были настолько потрясены происшедшим, что в Тель-Авиве оказались вынужденными пойти на создание в конце 1982 года специальной комиссии по расследованию кровавых событий в Сабре и Шатиле. Но, конечно же, сионистские правители Израиля сделали все возможное, чтобы устроить инсценировку "расследования". В итоге хотя полностью замести следы страшных преступлений не удалось и в докладе комиссии представлены факты, проливающие свет на трагедию лагерей палестинских беженцев, выводы ее были явно "спущены на тормозах".

Израильские военные преступники (прежде всего министр обороны Шарон и начальник генерального штаба Эйтан) отделались… отставкой, то есть, попросту говоря, легким испугом (причем Шарон был тут же назначен министром без портфеля).

Характерно, что запутавшиеся на заседаниях комиссии в противоречивых показаниях сионистские лидеры бросились топить друг друга. Бегин обвинил Шарона в поощрении расправы, заявил, что тот якобы дал разрешение убийцам войти в лагеря без ведома правительства (на самом деле израильский премьер был посвящен в планы министра обороны еще 14 сентября). Шарон пытался переложить всю вину на тогдашнего начальника генерального штаба Эйтана. Тот в свою очередь заявил комиссии, что он проинформировал правительство и лично премьер-министра. Бегин, отвергнув данное заявление, сказал, что не помнит ничего и все это "выдумка военных, которые хотят спасти свою репутацию"…

Летом 1982 года была создана авторитетная Международная комиссия по расследованию преступлений Израиля против ливанского и палестинского народов. В ее состав вошли видные политические и общественные деятели, коммунисты и социал-демократы, представители профсоюзов, академических и религиозных кругов и известные юристы — ученые и практики. В ней были представлены не только различные регионы мира, но и различные течения общественной мысли. В августе 1982 года в Никосии (Кипр) прошла ее первая сессия, весной 1983 года в Женеве (Швейцария) — вторая.

Члены Международной комиссии, опираясь на показания очевидцев, то есть свидетелей событий и иные доказательства, давая им юридико-политическую квалификацию, пришли к заключению: израильские агрессоры виновны в преступлениях против мира, военных преступлениях против человечности, творимых в Ливане, а также действиях, направленных на лишение палестинского народа права на самоопределение.

В чем же конкретно заключаются эти преступления?

I. Преступления против мира.

Подвергнув бомбардировкам и артобстрелу, а затем захватив значительную часть Ливана, Израиль не просто нарушил общее запрещение применения силы в международных отношениях, содержащееся в статье 2 параграфа 4 Устава Организации Объединенных Наций. Израиль совершил агрессию в том смысле, как это сформулировано в Определении этого преступления, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 года.

Государство Израиль и его правители обвиняются в совершении следующих актов агрессии:

а) применение вооруженных сил государства для нападения или вторжения на территорию другого государства; военная оккупация, ставшая результатом этого нападения или вторжения; аннексия силой территории другого государства или части этой территории;

б) бомбардировка вооруженными силами одного государства территории другого государства или применение одним государством любого оружия против территории другого государства;

в) блокада прибрежных портов одного государства вооруженными силами другого государства.

Израиль совершил предумышленную агрессию и оккупацию территории независимого суверенного государства, члена — основателя ООН и осуществляет прямое вмешательство во внутренние дела Ливана, пытаясь установить там "новый порядок", служащий своим собственным интересам.

II. Преступление против человечности.

Совершив беспрецедентный акт агрессии против независимого Ливана, государство Израиль и его правители начали осуществление политики геноцида против арабского народа Палестины.

Согласно определению, содержащемуся в статье II Конвенции о предупреждении геноцида и наказании за него, подписанной 9 декабря 1948 года, под геноцидом понимают действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

Израильтяне совершили действия против палестинцев в таком масштабе, что они могут квалифицироваться как геноцид. Израильские руководители не скрывали, что главная цель их действий состоит в ликвидации Организации освобождения Палестины и уничтожении или рассеянии палестинского народа как исторической и этнической общности. В результате осуществления этой политики геноцида палестинские жители Ливана поставлены в положение, угрожающее самому их существованию.

III. Военные преступления.

а) преднамеренное ведение военных действий против гражданского населения; бомбардировка и артобстрелы мирных городов и селений;

б) применение кассетных, фосфорных, шариковых и других бомб, т. е. чудовищных средств массового уничтожения, подавляющее большинство жертв которых составили мирные гражданские лица;

в) бомбардировки госпиталей и больниц, защищенных эмблемами Красного Креста и Красного Полумесяца;

г) перекрытие снабжения водой, продовольствием, электричеством и медикаментами, жизненно необходимыми для гражданского населения;

д) акты насилия и угрозы насилия, имеющие целью главным образом терроризировать гражданское население;

е) отказ гарантировать статус военнопленных палестинским комбатантам, что также является нарушением;

ж) жестокое обращение с палестинцами, комбатантами и гражданскими лицами, захваченными израильскими силами;

з) создание препятствий для исполнения властями оккупированных территорий своих функций;

и) систематические и целенаправленные обстрелы и разрушения израильтянами расположенных в Бейруте дипломатических представительств СССР, Чехословакии, Болгарии, Франции, Алжира, Канады и всех арабских посольств, хотя все эти миссии традиционно пользуются правом неприкосновенности во времена вооруженных конфликтов;

к) нарушение других традиционных правил ведения войны (в частности, акты вероломства, связанные с многократным нарушением соглашений о прекращении огня и т. п.).

IV. Отрицание права палестинского народа на самоопределение.

Израиль и его правители своими действиями, и прежде всего путем применения силы, систематически отказывают палестинскому народу в праве на самоопределение и создание собственного государства, а оккупировав территории, принадлежащие этому народу, они фактически совершили преступление. Тем более что Генеральная Ассамблея ООН приняла в 1974 году резолюцию, которая официально подтверждает право палестинского народа на самоопределение.

Члены Международной комиссии установили ответственность и виновность за геноцид и другие преступления, учиненные Израилем на ливанской земле. Они констатировали, что израильская армия, совершившая агрессию против суверенной страны, вела и продолжает вести войну против безоружного гражданского населения. Прямую ответственность за это несут Бегин и Шарон, все израильские политики и военные (они поименованы в материалах комиссии), совершившие чудовищные преступления против ливанского и палестинского народов.

Вместе с тем комиссия пришла к выводу, что соучастником израильских преступлений являются Соединенные Штаты. Они несут международную ответственность за нарушение Израилем международного права ввиду той поддержки, которую они оказывают Тель-Авиву в совершении ими перечисленных преступлений.

Расследование Международной комиссией преступлений сионистских правителей Израиля на ливанской земле явилось частью борьбы за всеобъемлющее урегулирование ближневосточного кризиса, за справедливое решение палестинской проблемы[186].

Каковы же последствия израильской агрессии в Ливане? Каковы уроки ливанской трагедии?

Используя огромное численное превосходство в живой силе и технике, агрессору удалось оккупировать треть территории этого суверенного арабского государства, вынудить бойцов Палестинского движения сопротивления покинуть Западный Бейрут. Воспользовался сложившейся ситуацией Пентагон, стремившийся к тому, чтобы прочно и надежно обосноваться на ливанской земле[187]. Вместе с американскими морскими пехотинцами в состав так называемых "многонациональных сил" в Бейруте вошли подразделения войск союзников США по НАТО — Франции, Англии, Италии.

Под угрозой израильских штыков, в условиях американского военного присутствия, используя беспрецедентный нажим и давление, Тель-Авиву и Вашингтону удалось в мае 1983 года навязать Ливану так называемое ливано-израильское "мирное соглашение". Как показали факты, с подписанием этого документа США и Израиль вновь предприняли попытку направить ход событий в регионе в кэмп-дэвидское русло, вырвать Ливан из рядов арабских стран, превратить страну в экономического и политического вассала Тель-Авива, в базу для дальнейшего расширения империалистической и сионистской экспансии на Ближнем Востоке, для нанесения новых ударов по национальным интересам арабских народов.

Да, все это было так. Вместе с тем агрессия Израиля против Ливана со всей очевидностью показала: любые попытки сионизма и империализма "решить" палестинский вопрос "хирургическим путем", решить так, как "решали" нацисты "еврейский вопрос" в ходе второй мировой войны, обречены на провал.

Главные политические и стратегические цели, реализацию которых по замыслам Тель-Авива и Вашингтона должно было обеспечить израильское вторжение в Ливан, остались неосуществленными. Миллионы снарядов и патронов, ракет и бомб не уничтожили Палестинское движение сопротивления. Отравляющие газы, средства массового уничтожения не выжгли в сердцах арабов ненависть к агрессору, не сломили у них дух борьбы. По-прежнему на антиимпериалистических позициях остается Сирия, противодействие которой является одной из главных преград на пути реализации планов сионизма и американского империализма в регионе. Кроме того, и в самом Ливане не прекратилось вооруженное сопротивление израильским оккупантам.

Многое из этого вынуждены были признать некоторые средства массовой информации и даже отдельные представители официальных кругов Тель-Авива. Так, например, газета "Давар", отражая точку зрения Партии труда, в этой связи в январе 1983 года отмечала: "К сожалению, неоднократные заявления правительства о том, что Организации освобождения Палестины в Ливане нанесен смертельный удар, остаются пустыми словами…" Газета "Джерузалем пост" 2 января 1983 года также писала, что события в Ливане не привели ООП "к его политической кончине" и не сняли "с повестки дня палестинский вопрос". Бывший начальник генерального штаба армии Израиля, депутат кнессета М. Гур сравнил агрессию в Ливане с попытками разогнать воду в пруду, которая стекает обратно в пруд. Бывший министр иностранных дел, депутат кнессета А. Эбан заявил: "…Правительство проявило полнейшую безответственность, решив, что ООП можно ликвидировать военным путем"[188].

Таким образом, замысел сионистских правителей Тель-Авива положить конец борьбе палестинского народа с помощью вторжения в Ливан, зверств на оккупированных территориях, без сомнения, обречен на провал. Факты убедительно показывают: ни сепаратные сделки, ни военные авантюры не принесли и не принесут подлинного и прочного мира народам Ближнего Востока. Конфликт в этом регионе может быть урегулирован только политическими средствами на всеобъемлющей основе, только коллективными усилиями всех заинтересованных сторон.

В этом один из важнейших уроков ливанских событий. Это подтвердилось и тогда, когда американская администрация, поддерживая Тель-Авив, пошла на применение в Ливане крайних методов[189].

Против ливанских сил, оказавших упорное сопротивление сепаратному ливано-израильскому соглашению и, как показали дальнейшие события, представлявших преобладающее большинство населения страны, с осени 1983 года были задействованы американские морские пехотинцы, которых поддержали сотни боевых самолетов, огромная военно-морская армада; заговорили — впервые после Вьетнама — 16-дюймовые орудия линкора "Нью-Джерси". И это была не просто "демонстрация силы". Соединенные Штаты, сбросив лицемерные маски "честного посредника" и "миротворца", фактически вступили в гражданскую войну в Ливане, поддерживая правохристианские формирования и подвергая обстрелам горные деревни и предместья Бейрута, населенные мусульманами — шиитами и друзами.

Одновременно совершались прямые вооруженные вылазки США и Израиля против сирийского контингента, находящегося в долине Бекаа, усилились прямые удары по Национально-патриотическим силам Ливана и шиитской организации "Амаль", что еще более дестабилизировало обстановку.

Однако — в который уже раз! — сказалась недооценка Вашингтоном возможных масштабов сопротивления их имперской политике. Борьба ливанцев против агрессоров приняла поистине всенародный характер. Важную роль в этой борьбе сыграл созданный в стране летом 1983 года Фронт национального спасения во главе с известными политическими деятелями — бывшими президентом С. Франжье и премьер-министром Р. Караме и председателем Прогрессивно-социалистической партии В. Джумблатом — при поддержке движения "Амаль", возглавляемого Н. Берри. В результате в феврале — марте 1984 года Соединенные Штаты и их союзники по НАТО были вынуждены вывести свои войска из Ливана. В марте же президент Ливана А. Жмайель объявил о расторжении навязанного стране ливано-израильского соглашения.

Его аннулирование не означает, конечно, окончания внутриливанского кризиса, сложного и многостороннего; к тому же Израиль продолжает оккупировать Юг Ливана. Но шаг этот — большая политическая и моральная победа ливанского народа, серьезный удар по планам Вашингтона и Тель-Авива не только в Ливане, но и на всем Ближнем Востоке.

В тисках расовой дискриминации и геноцида

"Народу без страны — страну без народа…" "Убивайте арабов и уничтожайте все арабское…" "Палестинского народа вообще не существует…" "Палестинские арабы — раковая опухоль в теле израильской нации…" Перечень подобных демагогических, провокационных, преступных высказываний и лозунгов сионистских вожаков можно продолжать и продолжать. И политика правящих кругов Тель-Авива в отношении арабов вот уже на протяжении более чем трех с половиной десятков лет по своему существу является продолжением политики геноцида и апартеида, проводившейся сионистами с самого начала колонизации Палестины.

Арабское национальное меньшинство в Израиле подвергается жестоким формам дискриминации и угнетения буквально во всех сферах экономической, социальной и политической жизни, находясь по вине сионистского руководства в самом низу этнической пирамиды общества. Более того, в расистской концепции сионистов палестинские арабы вообще рассматриваются как незванные гости на своей собствоенной родине[190].

Да и сам факт, что арабское население в Израиле является национальным меньшинством, — также результат осуществляющейся в течение многих десятилетий политики геноцида и террора, проводимой сионистами в отношении арабов. Так, в 1919 году еврейское население Палестины составляло лишь около 57 тысяч человек, или 9,7 процента всего населения, арабское — 533 тысячи человек, или 90,3 процента. Но уже к началу 1948 года относительная численность арабского населения на территории будущего Израиля (в границах до 5 июня 1967 года) уменьшилась до 69, а осенью того же года — до 22 процентов[191]. В конце августа 1983 года численность арабского населения в Израиле составляла 689 тысяч человек — около 16 процентов общего населения страны.

Как уже отмечалось, пытаясь реализовать свои экспансионистские замыслы, правящие круги Тель-Авива делали и делают все возможное, чтобы изгнать из Израиля как можно больше арабов и аннексировать как можно больше арабских земель, предназначенных для создания палестинского государства[192].

Такая политика, например, предусматривала установление военного управления в районах, населенных арабами. Этот режим, практиковавшийся в государстве Израиль почти 16 лет с момента его образования, наделял военные власти широкими полномочиями, в соответствии с которыми можно было депортировать арабских жителей, ограничивать их передвижение, смену места жительства, лишать права поездок на работу, подвергать домашнему аресту, а также административному заключению без суда и следствия, вводить комендантский час и объявлять тот или иной район закрытой зоной; большие земельные участки в пределах таких военных закрытых зон передавались еврейским поселениям[193].

Одним из проявлений шовинистической антиарабской политики сионистского руководства Израиля была и до нынешнего времени остается систематическая конфискация арабских земель. Как отметил палестинский исследователь Б. Хадер, такая политика вылилась, по сути, в "методическое ограбление" палестинцев[194]. При этом, какими бы предлогами ни обставлялось присвоение земельных участков арабов, "цель всегда была одна и та же: принудить арабов уйти со своих земель для того, чтобы обосновать там еврейские колонии [195].

Дабы реализовать данную цель, сионистские правители Тель-Авива приняли ряд драконовских законов, носящих явно расистский характер: в 1948 году ордонанс о покинутых районах; в 1949 году — закон о предоставлении министерству обороны полномочий объявлять любой район Израиля "зоной безопасности" и эвакуировать из него всех арабских жителей, в 1950 году — закон о землях отсутствующих владельцев, в соответствии с которым любой палестинский араб, самовольно покидавший хотя бы на сутки место своего поселения, начиная с 29 ноября 1947 года объявлялся "отсутствующим" и его земельный участок мог быть конфискован властями, в 1953 году — закон о приобретении земли, в 1969 году — закон о землях.

И если в 1952 году, согласно официальным данным, арабам в Израиле принадлежали наделы общей площадью 1 миллион 250 тысяч дунамов (10 дунамов — 1 гектар), то к середине 70-х годов власти Тель-Авива насильственным путем экспроприировали около 80 процентов данных территорий [196]. При этом подавляющую часть отобранных площадей составили орошаемые участки, дающие богатые урожаи. Кроме того, если в 1948 году в Израиле насчитывалось 585 арабских деревень, то к концу 70-х годов их осталось всего немногим более 100[197]. Большинство арабских деревень исчезло с лица земли: население изгнано, дома и постройки снесены бульдозерами, а земельные участки попали в руки израильской администрации. Характерно, что из 370 еврейских поселений, основанных за период 1948 — начало 1953 года, 350 (т. е. подавляющее большинство) располагалось на территориях, ранее принадлежавших палестинским арабам, которые имели несчастье подпасть под категорию "отсутствующих". М. Даян, принимавший активное участие в организации подобных антиарабских акций, однажды откровенно признал: "Еврейские поселения построены на местах арабских деревень… Нет ни одного поселения… где бы прежде не проживало арабское население[198].

Ликвидация земельной собственности у арабов — одна из основных задач так называемого "Еврейского национального земельного фонда", который был создан на основе "вечной собственности еврейского народа на землю" и призван — об этом прямо говорится в законе о нем — "приносить выгоду людям иудейского вероисповедания и еврейского происхождения". В соответствии с данным законом израильская администрация предоставляет находящиеся в ее распоряжении экспроприированные у арабов наделы только евреям, на которых батрачат палестинцы.

Кроме того, согласно специально принятому законодательству, еврейские поселенцы или фермеры не могут сдавать свою землю в аренду арабским крестьянам, а также разрешать им работать в качестве издольщиков или каким-либо иным путем предоставлять арабам в том или ином виде для использования "еврейские национальные земли" (заметим — ставшие таковыми после экспроприации их у палестинцев). Любой еврейский поселенец либо фермер, нарушивший это предписание, может быть лишен "Еврейским национальным земельным фондом" права на аренду земли.

Вопиющим нарушением элементарных политических прав арабского народа в Израиле является отказ сионистских властей Тель-Авива в предоставлении гражданства значительной части арабов. Известно, что так называемый "закон о возвращении на родину" предоставляет каждому еврею право выезжать в Израиль и поселяться там. "Закон о гражданстве" (1952) автоматически предоставляет любому въезжающему в страну еврею, в соответствии с "законом о возвращении на родину", израильское гражданство. Однако этот закон содержит положения, которые автоматически лишают гражданства большое число арабских жителей Израиля, несмотря на то, что они родились в этой стране и имели палестинское гражданство до образования государства Израиль. Даже дети арабов, родившиеся в Израиле после его возникновения, не получают автоматически израильского гражданства.

Арабам запрещено создавать политические партии, организации, объединяться в профсоюзы, лишь часть арабов имеет право участвовать в выборах в кнессет. Дискриминация по отношению к арабам проявляется и в искусственном сдерживании развития системы местного самоуправления в тех населенных пунктах, где арабское население составляет большинство (свыше 75 процентов палестинцев в Израиле проживает в поселках, деревнях и городах, сохраняющих исключительно арабский характер[199], — это тоже результат политики расовой сегрегации). К концу 70-х годов лишь треть арабских поселений имела разрешение на создание муниципалитетов и органов местного самоуправления с очень урезанными правами. Арабские деревни в Израиле не получают практически никаких ассигнований на свои нужды. Между правительственными ассигнованиями на благоустройство еврейских и арабских селений существует огромная разница.

Следует привести и другие факты в отношении дискриминационной политики сионистских правителей Тель-Авива в отношении арабского меньшинства в государстве Израиль. Хотя арабы к рубежу 70—80-х годов составили 32 процента от общего числа фермеров страны и обрабатывали более 20 процентов культивируемых пахотных земель, на их долю приходилось всего около 2 процентов ирригационных сооружений. И если в еврейских деревнях и поселениях орошается 50 процентов всех возделываемых земель, то в арабском секторе всего лишь 8 процентов. Что касается оснащенности сельского хозяйства современными машинами, то арабские фермеры имеют только 7 процентов от всего оборудования, применяемого на еврейских фермах. В 60 арабских деревнях (из 120) отсутствует медицинское обслуживание, в 40 деревнях к началу 80-х годов все еще не было электричества[200].

Израильские власти устанавливают дискриминационные цены на рынке сельскохозяйственной продукции. В итоге, хотя арабы производят около 20 процентов сельскохозяйственной продукции страны, их доля в национальном доходе от сельского хозяйства составляет всего 5 процентов.

Сионистская политика национального угнетения в этой сфере также самым прямым образом влияет на усиление процесса обезземеливания арабских жителей. Крестьяне-арабы, теряя свои клочки земли в результате конфискации или бросая их, будучи не в состоянии получать от них достаточный доход, направляются на заработки в города, еврейские поселения, где становятся объектом жестокой капиталистической эксплуатации. Характерно, что в так называемом "еврейском сельском хозяйстве" арабы в конце 70-х годов составляли более 60 процентов наемной рабочей силы, а еще в середине 60-х годов около 80 процентов арабских рабочих зависели от нанимателей-евреев[201].

Вот лишь несколько примеров. Рассказывает Абу Али Мохамед, мэр арабской деревни Умм эль-Фахм:

— В нашей деревне практически нет ни одного крестьянина. Израильские власти конфисковали всю пригодную для обработки землю, и потомственные крестьяне превратились в пролетариев. Они строят дома для тех, кто конфисковал нашу землю. Возникает вопрос: почему Умм эль-Фахм с населением в 22 тысячи человек называется деревней? Населенные пункты со значительно меньшим количеством жителей евреев стали городами. Будь Умм эль-Фахм городом, властям пришлось бы увеличить бюджетные ассигнования на его развитие. Но власти этого не хотят, и мы получаем сущие гроши…

Как известно, дискриминации в Израиле подвергается и крупный арабский город Назарет. Его бюджет составляет не более 20–30 процентов тех средств, которые получают другие города с таким же количеством жителей евреев. Узкие улицы древнего города с ветхими домами — таков облик нынешнего Назарета, в котором нет ни одного промышленного предприятия. А рядом на конфискованных арабских землях ускоренными темпами сооружается Верхний Назарет, где селятся евреи. Пятидесятитысячное арабское население Назарета сосредоточено на территории в пять раз меньше, чем территория Верхнего Назарета, в котором проживает менее двадцати тысяч жителей. В Верхнем Назарете, который даже по своему названию воспринимается как "элитарный" город, построены машиностроительный завод и текстильная фабрика, современные пятиэтажные дома, виллы, отели[202].

Правители Тель-Авива используют арабское меньшинство Израиля прежде всего как источник дешевой рабочей силы. Сионистскому деятелю Лубрани, в конце 50-х годов возглавлявшему ведомство по арабским делам при премьер-министре, принадлежит откровенный и циничный лозунг, которым и ныне руководствуются правящие круги Израиля: "Пусть арабы всегда остаются разносчиками воды и дровосеками!"[203]

Условия найма и работы трудящихся-арабов отличаются жестокой дискриминацией. Подрядчики зачастую нанимают арабов в деревнях, не предоставляя им "социальных гарантий", что исключено при трудоустройстве евреев[204]. Рабочие-арабы, занятые вдали от своего места жительства, вынуждены ночевать в бараках, хижинах либо под открытым небом, поскольку предприниматели-евреи отказываются сдавать им жилье в аренду. При очередном появлении кризисных явлений в израильской экономике, а они очень часты, — рабочих-арабов увольняют в первую очередь, причем безработным арабам, как правило, отказывают в пособии по безработице.

Постепенно увеличивается разрыв в доходах арабов и евреев, занимающихся аналогичным видом деятельности. Статистические данные свидетельствуют, что если в начале 70-х годов израильский араб в год зарабатывал в среднем 62 процента того, что получал еврейский рабочий, то к концу этого десятилетия — уже не более 40 процентов. Контраст разительный, если учесть, что за то же время в Израиле неудержимо продолжается рост цен, стоимости жизни в целом.

Стремясь увековечить положение арабов в качестве людей "низшего сорта", Тель-Авив всячески препятствует экономическому развитию районов сосредоточения арабского национального меньшинства в Израиле, развитию его социального обеспечения, а также росту материального благосостояния и культурного уровня.

Сионистские правящие круги Израиля делают все возможное, чтобы не допустить арабов к образованию. Лишь 20 процентов арабских детей поступают в среднюю школу. Несмотря на введение в начале 50-х годов обязательного обучения для мальчиков и девочек в возрасте от 5 до 13 лет, до сих пор около 17 процентов детей арабов (против 1 процента еврейских) школы вообще не посещают. Бедность вынуждает арабскую молодежь в самом раннем возрасте устраиваться на работу, пусть самую низкооплачиваемую, лишь бы хоть как-то помочь своим семьям.

Постоянно ощущается острая нехватка средств, классных помещений (а существующие зачастую являются маленькими каморками без окон), учебников, лабораторий, библиотек, квалифицированных учителей.

Во второй половине 70-х годов в арабских районах было всего три профессиональных школы, тогда как в еврейских их насчитывалось 318. Из 40 преподавательских колледжей Израиля учителей для арабских школ готовит лишь один.

Следствием сионистской политики в области просвещения явился тот факт, что в 70-е годы арабские дети в возрасте 14 лет учились в школе в среднем 5,9 года, а еврейские —9,о года. Не случайно, что среди арабов неграмотных в несколько раз больше, чем среди евреев.

Поскольку арабские школы находятся в ведении департамента арабского образования министерства просвещения Израиля, им навязываются учебные программы, нацеленные на воспитание молодого поколения арабов в духе покорности сионистским правителям государства. В арабской истории (на изучение которой, кроме всего прочего, в арабских школах программами отводится меньше часов, чем на штудирование истории евреев) замалчивается все, что способно разбудить у арабских школьников чувство национальной гордости. С другой стороны, в учебниках подробно излагаются библейские легенды и всячески превозносятся деяния сионистов.

Весьма затруднено для арабов получение высшего образования. В начале 80-х годов им принадлежало лишь 3 процента мест в израильских университетах. Студенты-арабы вузов Израиля также подвергаются дискриминации. Они не могут претендовать на освоение ряда специальностей (например, электроника, атомная энергетика и т. п.). Даже после успешного окончания вуза специалисты-арабы вновь сталкиваются с преградами — на этот раз при устройстве на работу. Арабы практически не могут устроиться преподавателями в высшие учебные заведения.

Жестокая дискриминация арабов в Израиле распространяется и на другие социальные сферы. Если, например, затраты из госбюджета на социальные потребности населения в целом по стране на рубеже 70—80-х годов равнялись 4000 израильских фунтов на человека, то в арабских селениях они не достигали и 1000 фунтов.

Очень тяжелыми являются жилищные условия арабского населения. В городах арабы сосредоточены в полуразрушенных гетто, как правило, в непригодных для жилья домах. Правительство выделяет мизерные средства на расширение жилой площади для арабов: так, в 70-х годах доля бюджета министерства жилищного строительства, предназначавшаяся на эти нужды, равнялась… одному проценту. Только 15 процентов арабских семей (по сравнению с 51 процентом еврейских семей) живут в более или менее сносных условиях. Часто власти прибегают к такой варварской мере, как снос арабских домов. Нередко эти акции сопровождаются нападениями войск и полиции на мирных жителей, что приводит к жертвам.

Характерный факт: власти в Израиле, официальные публикации попросту не упоминают таких понятий, как "арабы" и "арабское население" применительно к палестинцам, живущим в Израиле. Население страны делится по религиозному признаку, причем допускается прямая фальсификация и демагогия. В отношении арабов употребляется расистский термин "неевреи" — в смысле "неиудеи". Одновременно — опять-таки вопреки лживым утверждениям сионистской пропаганды о "религиозной свободе в стране" — усиливается дискриминация мусульманской религии и культовых учреждений[205].

Как отметил XVIII съезд Компартии Израиля, такая политика направлена на то, чтобы держать арабов в тисках жестокого бесправия, расовой дискриминации и национального угнетения. Она заключается в подавлении национального самосознания арабского населения, лишении его человеческих условий существования и преследует далеко идущую цель — в конечном счете принудить всех арабов покинуть страну[206]. К началу же 80-х годов, как подчеркнул XIX съезд Коммунистической партии Израиля, политика дискриминации и угнетения арабского населения Израиля еще более ужесточилась[207].

Самым жестоким образом проявляется расистский характер идеологии и практики сионистских правителей Тель-Авива в отношении арабского народа Палестины на оккупированных территориях. Проводимая здесь сионистами политика геноцида направлена прежде всего на создание невыносимых условий жизни для целого народа, лишение его возможности осуществить свое право на самоопределение и национальную независимость и изгнание его с родной земли. Сионистская политика экспансии, прикрывавшаяся лозунгом создания "еврейского национального очага", обернулась трагедией для миллионов палестинских арабов.

Вице-президент Лиги защиты прав человека и гражданских прав в Израиле известный общественный деятель Фелиция Лангер с гневом писала:

"Столько времени, сколько длится оккупация, израильские власти делали все, чтобы подавить и унизить палестинцев на захваченных землях, ограбить их, сломить их национальные устремления и самосознание"[208].

Эта политика, имеющая поистине угнетательский и расистский характер, отмеченная самыми бесчеловечными репрессивными и дискриминационными мерами, бесчисленными фактами самого жестокого обращения захватчиков с коренным арабским населением, осуществляется сионистами по следующим основным направлениям:

а) планомерное изгнание палестинского арабского народа за пределы линий перемирия;

б) методическая экспроприация земель, находящихся в собственности арабов, и колонизация;

в) жестокие репрессии и попрание национальных прав и прав человека, организация коллективных наказаний и создание невыносимых условий в тюрьмах;

г) экономическая эксплуатация;

д) установление колониального режима и попрание национальных прав[209].

…Под "звездой Давида" намалевана надпись на иврите: "Арабы, вон отсюда!". Этот наглый расистский лозунг часто можно видеть на стенах домов палестинцев на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, в Восточном Иерусалиме. Израильские расисты стремятся изгнать с родных мест не только сотни тысяч палестинцев, проживающих в Израиле, но и около 1,3 миллиона арабов на территориях, оккупированных Тель-Авивом в 1967 году. Напомним, что в результате четырех предыдущих арабо-израильских войн (1948–1949, 1956, 1967, 1973) в Израиле и на Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа из общего числа четыре с лишним миллиона осталось лишь 1,8 миллиона палестинских арабов[210]. Свыше двух миллионов были насильственно вытеснены за пределы своей исторической родины. Значительные по размерам палестинские общины образовались в Иордании (1,1 миллиона человек), Ливане (400 тысяч), Сирии (250 тысяч), Кувейте (180 тысяч), ряде других арабских стран.

Отметим, что средства для изгнания палестинцев применялись и применяются самые разнообразные, самые изощренные и бесчеловечные. Это конфискация имущества, произвольные аресты, ссылки и прямое выселение, убийства, разрушение домов, уничтожение дефолиантами с самолетов посевов и садов арабов.

Все чаще и чаще раздаются голоса экстремистов, требующих еще более "радикального" решения проблемы. Например, как полагает профессор Бар-Иламского университета Эгидельберг, все можно сделать очень просто: "переселить (т. е. изгнать со своих родных земель. — Л. Р.) всех мусульман Иудеи и Самарии в соседнюю Иорданию". Ученому мужу вторил депутат кнессета от ультрареакционной партии "Техия" Порат, который предложил погрузить всех палестинцев на грузовики и вывезти их за пределы страны.

Насильственное вытеснение палестинцев с территории бывшей Палестины путем агрессии, оккупации и создания невыносимых для них условий на захваченных Израилем землях было и остается одним из главных стратегических направлений политики сионистских лидеров Тель-Авива. Эта цель, без сомнений, во многом и определила агрессивные действия Израиля в Ливане.

Как свидетельствуют многочисленные факты, агрессия Тель-Авива привела к разрушительным социальным последствиям, до максимума осложнившим условия жизни в Ливане для 400 тысяч палестинских арабов. Известно, что каждая вторая палестинская семья там лишилась кормильца. В ходе боевых действий на юге страны и в Бейруте было уничтожено до 80 процентов жилищ палестинцев. По самым приблизительным подсчетам, к зиме 1982/83 года без крова осталось около 300 тысяч палестинцев и примерно полмиллиона ливанцев. Совершенно очевидно, что, всемерно затягивая интервенцию в Ливане, израильские оккупанты стремятся вынудить палестинцев покинуть обжитые места, бежать в соседние арабские страны.

Длительное время сионисты и империалисты пытались навязывать мировому общественному мнению выгодное для них представление о палестинской проблеме как о проблеме беженцев. Однако эти усилия оказались тщетными. Палестинцы — народ, имеющий такие же права, как и любой другой народ нашей планеты. Осенью 1974 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, подтверждающую неотъемлемые права арабского народа Палестины на возвращение на родину, самоопределение и создание независимого национального государства.

В планируемом и уже осуществляемом процессе "деарабизации" Палестины важнейшее место сионистскими правителями Тель-Авива отводится "деарабизации" Иерусалима.

Не успела еще Генеральная Ассамблея ООН принять в 1947 году резолюцию об интернационализации Иерусалима, как сионисты — вопреки этому решению — стали изгонять из города арабских жителей (мусульмане-арабы составляли тогда около трех четвертей его населения, а евреи — одну четверть). После первой арабо-израильской войны израильтяне (опять-таки вопреки решениям ООН) заняли Западный Иерусалим. Восточная, или старая, часть города отошла к Иордании, полностью сохранив свой арабский характер. В 1950 году сионистские правители Тель-Авива, вновь поправ решение ООН, объявили Западный Иерусалим своей столицей. В результате агрессии Израиля в июне 1967 года восточная часть города была оккупирована захватчиками.

В последнее время путем насильственного "воссоединения" с Западным Иерусалимом арабской части правители Израиля пытаются окончательно "решить проблему" этого города. Причем дело здесь не ограничивается "юридическими решениями" (как уже отмечалось, в июле 1980 года кнессет принял решения о "вечной столице" Израиля в "неразделенном" Иерусалиме). Тель-Авив систематически оказывал и оказывает все более возрастающее давление на арабское население, пытаясь вытеснить его из города. В итоге с 1967 года по 1980 год численность арабских жителей здесь сократилась на одну треть[211].

Еще в 1970 году специальный комитет по расследованию нарушений Израилем прав человека на оккупированной территории указал на эту преступную практику израильских правящих кругов. Комитет, заслушав 133 свидетеля, в том числе евреев — граждан Израиля, сотрудников международных организаций, изучил документы и заявления израильского правительства, пришел, в частности, к выводу: "Оккупирующая держава (т. е. Израиль. — Л. P.) преднамеренно и сознательно проводит политику выселения с оккупированных территорий арабских жителей"[212].

Захватив палестинские территории — Западный берег реки Иордан и сектор Газа — сионистские экспансионисты с первых дней взяли курс на закрепление результатов своей агрессии. Как удав, кусок за куском Тель-Авив стал заглатывать арабские земли. Начиная с января 1968 года израильские власти взялись экспроприировать огромные участки находившихся в руках арабов земельных наделов, их владельцы депортировались. В конце 70-х годов оккупанты произвели самую широкую конфискацию земель на захваченных территориях: около трети всех обрабатываемых земельных участков на Западном берегу реки Иордан были конфискованы под различными предлогами с использованием оккупационными властями методов полицейского и военного насилия. К июню 1984 года уже около 69 процентов земли, в основном плодородной, были незаконно отняты у арабов на Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа, на сирийских Голанских высотах[213].

Жестоко разрушаются жилища арабов, их селения. Так, например, из 755 арабских деревень на захваченных Израилем в 1967 году территориях уже к 1970 году осталось 90.

Сразу же после "июньской" войны началась колонизация оккупированных территорий. При этом в Тель-Авиве не скрывали своего намерения создать условия для их аннексии. Была создана и методично расширяется сеть поселений. Этот противоречащий международному праву курс арабы назвали "поселенческим колониализмом".

Бывший министр обороны и министр иностранных дел М. Даян как-то сказал, что границы Израиля определяются расположением его поселений. Ему же принадлежит и такое признание (в котором он, кстати, вольно или невольно, ставит под сомнение один из основополагающих постулатов сионистской пропаганды, будто поселения на захваченных арабских территориях являются "составной частью национальной безопасности Израиля"): "Не думаю, что с точки зрения безопасности поселения на этих землях имеют какое-то особое значение. Я оцениваю это заселение как самый важный и самый весомый фактор, поскольку исхожу из предположения… что с того места, на котором построены наши поселения или военные укрепления, мы уже не сдвинемся"[214]. А бывший заместитель премьер-министра генерал И. Аллон вскоре после войны 1967 года заявил о необходимости заселения захваченных территорий: "…Тот, кто ставит под сомнение эту истину, тот ставит под сомнение всю сионистскую концепцию"[215].

Новые поселения на оккупированных землях так же, как и ранее созданные в Палестине, а затем в той ее части, на которой возникло государство Израиль, строились и строятся на расистской основе. Как отметил председатель израильской Лиги защиты прав человека и гражданских прав И. Шахак, "несмотря на то, что поселения считаются израильскими, в действительности они еврейские… ни один израильский гражданин, не являющийся евреем, не имеет права жить в этих поселениях, и, напротив, еврей, независимо от того, откуда он родом (даже если он прибыл из-за границы) может обосноваться там же на жительство"[216].

Уже в период с "июньской" войны 1967 года до середины 1977 года, когда у власти стоял блок "Маарах", было создано 76 различных поселений на оккупированных территориях: большинство из них в долине реки Иордан, на Голанских высотах и в секторе Газа[217]. После прихода к власти блока "Ликуд" его глава М, Бегин возвел "поселенческий колониализм" в ранг государственной политики. В одном из первых же своих выступлений премьер-министр Израиля определил Западный берег реки Иордан "освобожденной территорией", назвав ее "Иудея и Самария" (затем распространение этого библейского названия на захваченные арабские земли в данном районе было зафиксировано правительственной директивой). Тель-Авив устами своего премьера заявил также, что он "никогда не выведет свои войска за границы 1967 года, не вернет аннексированную у арабов восточную часть Иерусалима и не позволит создать палестинское государство в Иудее и Самарии, а также в секторе Газа". Бегин и его окружение назвали эти оккупированные арабские территории "неделимой" частью "Великого Израиля", а арабский народ Палестины "арабами земли Израиля".

Кэмп-дэвидская сделка дала "зеленый свет" политике заселения евреями всех захваченных Тель-Авивом земель. Участники этого сговора, отказав палестинцам в праве на создание самостоятельного государства, специально опустили в подписанных ими документах вопрос об израильских поселениях. Это позволило министру иностранных дел Израиля цинично заявить: "В кэмп-дэвидских соглашениях нигде не указывается, что Израиль должен воздержаться от создания поселений на этих территориях… Создание поселений является выражением нашего права утверждать свое присутствие…"

Поставив таким образом точки над "i", правительство Бегина резко форсировало строительство новых и расширение старых поселений. Даже такая газета, как "Нью-Йорк таймс", которую никак не заподозришь в недоброжелательности к Тель-Авиву или симпатиям к арабам, в 1980 году была вынуждена признать: "Под прикрытием кэмп-дэвидских соглашений и нагнетаемой напряженности между Западом и Востоком Израиль продолжает произвольно изменять законный статус и демографические условия на Западном берегу реки Иордан…" Газета назвала это "ползучей аннексией". Официальные израильские источники признают, что только на Западном берегу реки Иордан к началу 1983 года существовало 103 поселения, в которых проживало примерно 25 тысяч человек (наряду с этим за время оккупации на Голанских высотах к 1982 году Тель-Авивом было создано 30 военизированных поселений, в которых размешено около 7 тысяч жителей). Всего же, по данным на август 1984 года, на оккупированных арабских землях существовало уже 189 израильских военизированных поселений. Из них 135 — на Западном берегу, 15 — в секторе Газа и 39 — на Голанских высотах[218].

Но планы колонизаторов простираются дальше. По сообщениям израильских газет, правительство наметило строительство на Западном берегу реки Иордан еще 79 поселений различного типа, из них 35 городского типа, рассчитанных на 70 тысяч жителей, арабам в них не будет разрешено жить. Одновременно предполагается довести к 1987 году общее количество поселенцев до более чем 100 тысяч человек. Один же из высокопоставленных сотрудников ВСО призвал к тому, чтобы к концу 80-х годов число поселенцев-евреев достигло здесь 400 тысяч, а к 2000 году — 1 миллиона 400 тысяч (sic! — Л. Р.)

Заселяя исконно арабские земли евреями, сионистские правители Израиля стремятся таким образом снять с повестки дня палестинскую проблему, "закрыть" ее. Начальник отдела расселения ВСО М. Дроблес, например, истерически провозглашал: "Ныне нам необходимо бежать наперегонки со временем. Наступил самый удобный момент создать широкую и всестороннюю инерцию строительства поселений, особенно на холмах Иудеи и Самарии… Мы провели беспрецедентную кампанию по созданию поселений. Это — лучшая гарантия того, что там не появится палестинское государство". Сказано сколь цинично, столь же и откровенно.

Логическим продолжением такой политики является и курс на постепенную "израилизацию" восточной арабской части Иерусалима. Уже к весне 1980 года конфискация участков и вытеснение палестинцев в северном пригороде завершила окружение Иерусалима еврейскими кварталами, в которых обосновалось к тому времени 54 тысячи израильтян. Кольцо таких пригородов душит Иерусалим.

"Ползучая экспансия" Тель-Авива, сооружение поселений на оккупированных арабских землях расширяются. В противоречие элементарным нормам международного права, вопреки протестам мировой общественности. По данным американской газеты "Вашингтон пост" (номер от 12 сентября 1982 года), на это строительство Израиль ежегодно тратит 200–400 миллионов долларов (а по данным газеты "Вашингтон стар" — номер от 19 июля 1981 года — до 600 миллионов долларов).

Смог бы Израиль, по меткому выражению одного корреспондента агентства Франс Пресс, — "государство, живущее в кредит", тратить такие колоссальные суммы на проведение политики "поселенческого колониализма" только за счет своего бюджета? Нет и еще раз нет! Большая часть расходов на эти цели покрывается финансовой помощью Вашингтона[219] и сионистских международных организаций. Например, как сообщило в январе 1983 года агентство Франс Пресс, руководство Еврейского агентства приняло для Тель-Авива бюджет в размере 485 миллионов долларов, которые в значительной мере используются для финансирования строительства новых поселений на оккупированных арабских территориях.

Следует, кстати, заметить, что в Белом доме не делают особой тайны из своей политики попустительства "освоению" сионистами захваченных земель. Курс Тель-Авива на увековечение оккупации арабских территорий пользуется полной поддержкой Вашингтона. Так, после возвращения в Израиль осенью 1981 года с очередных переговоров в США М. Бегин с энтузиазмом приветствовал заявление президента США Р. Рейгана о том, что "еврейские поселения на оккупированном Западном берегу не являются незаконными".

В конце ноября 1983 года в Вашингтоне завершились переговоры президента Рейгана и других высокопоставленных представителей американской администрации с израильским премьер-министром Шамиром и министром обороны Аренсом. О полном взаимопонимании партнеров свидетельствуют договоренности, достигнутые в результате визита.

Основная из договоренностей предусматривала создание специального американо-израильского военнополитического комитета. Он разрабатывает конкретные меры, направленные на расширение и углубление американо-израильского "стратегического сотрудничества" в регионе. Президент США сообщил, что задача комитета — вопросы военного планирования, проведения совместных военных маневров и размещения на израильской территории боевой техники и снаряжения.

Предусмотрено использование израильских портов кораблями 6-го флота США. Значительно увеличены размеры американской безвозмездной военной помощи Израилю. Возобновились поставки шариковых бомб и снарядов и других особо варварских видов оружия массового уничтожения.

Переговоры в американской столице были отмечены также "полным единодушием" сторон в том, что касается проблемы Ливана.

Таким образом, принятое в ходе американо-израильских переговоров решение о расширении "стратегического союза" направлено на то, чтобы силой оружия обеспечить безраздельное господство США и Израиля на Ближнем Востоке.

Подобная позиция, естественно, поощряет сионистскую верхушку Тель-Авива продолжать свою преступную практику. Министр обороны Израиля М. Аренс, выступая в августе 1983 года в одном из сионистских поселков недалеко от Наблуса, на оккупированном берегу реки Иордан, нагло заявил, что Тель-Авив никогда не позволит ликвидировать уже существующие поселения.

Процесс создания на захваченных арабских землях израильских колониальных поселений ведет к фактическому поглощению этих земель Тель-Авивом. "Организация поселений на оккупированных территориях, — отметил в своих материалах XVII съезд Компартии Израиля, — преследует явно политическую цель — создание обстановки "свершившихся фактов" для аннексии территорий"[220].

Что же представляют собой эти израильские поселения? Поскольку процесс их создания весьма напоминает методы колонизации, применявшиеся сионистским руководством до образования государства Израиль, многие из этих поселений с самого начала создавались как военизированные сельскохозяйственные поселения НАХАЛ (территориальные войска Израиля). Поселенцы, являвшиеся по сути военнослужащими, подготавливали соответствующие земельные участки, необходимую жилищную и общественную инфраструктуру, после чего на этой территории организовывались колонии гражданских поселенцев (киббуцы или городские центры)[221].

Ныне же практически все колониальные поселения на захваченных землях являются военизированными. Например, корреспондент агентства Франс Пресс писал, что поселения вокруг арабской части Иерусалима "состоят из стандартных бетонных домов, огражденных колючей проволокой", которые планируется защитить и "минными полями", а их жители будут "обеспечены собственной артиллерией и противотанковым оружием".

Вот типичная картина на Западном берегу Иордана: в небольшой долине находится арабская деревушка, а вокруг на холмах, ощетинившись колючей проволокой, расположились израильские военизированные поселения. Они, как сторожевые вышки, стоят по всему Западному берегу, который сионисты превращают в гигантский концлагерь для арабов.

"Каждый житель поселения — воин армии обороны Израиля" — такой лозунг выдвинула израильская военщина. Все дни поселенца расписаны по часам. С утра — работа в поле, обнесенном колючей проволокой и находящемся под охраной солдат, вечером — строевая и боевая подготовка — патрулирование улиц киббуца. За каждой семьей закрепляется определенная огневая точка, которую ей нужно занимать в случае боевой тревоги.

За политикой строительства поселений, направленной на обеспечение границ "великого Израиля", четко прослеживается пресловутая теория "об ограниченном жизненном пространстве", которой в свое время правители "третьего рейха" пытались оправдать агрессивные планы нацистов. Что из этого получилось — хорошо известно.

…"Сначала мы возьмем землю, закон придет потом", — цинично выразил кредо израильских оккупантов бывший в свое время советником мэра Иерусалима по арабским делам М. Пальмон. Землю у палестинцев сионисты, действительно, отбирают. А закон так и не пришел…

Председатель исполкома комитета Красного Полумесяца Газы X. А. Шафи рассказал корреспонденту итальянского журнала "Панорама":

— На оккупированных Израилем арабских землях действуют те же самые чрезвычайные законы, какие действовали на английской подопечной территории в 1945 году. На основании этих законов военные власти ограничивают передвижение граждан, арестовывают, депортируют… Коллективные наказания, разрушение домов, введение комендантского часа — все это здесь повседневные явления[222].

Однако израильским захватчикам, поставившим целью сделать невыносимыми условия для жизни арабского народа Палестины, английских колониальных законов оказалось недостаточно. В дополнение к ним сионистские оккупанты издали более 1100 военных приказов, регламентирующих всю жизнь арабов на Западном берегу Иордана.

На захваченных территориях оккупанты пытаются создать некий "политический вакуум": запрещены различные общественные организации, сурово карается любое проявление симпатии к Организации освобождения Палестины. Именно за эти симпатии девять мэров-палестинцев были смещены со своих постов, а ряд муниципалитетов разогнан[223].

Сионистские оккупанты широко применяют практику насильственной депортации как метод борьбы против патриотически настроенной палестинской интеллигенции. К осени 1983 года за пределы оккупированных территорий было выселено более 1,5 тысячи человек — видных политических и общественных деятелей, писателей, журналистов, художников[224].

Примеры преследований арабских профсоюзов на Западном берегу реки Иордан привел английский журнал "Мидл ист". Общая численность членов этих профсоюзов составляет примерно 40 тысяч человек. "Хотя они обладают относительно небольшими правами и не представляют… трудящихся района, которые работают в Израиле, их влияние намного превосходит их численность, — отмечал журнал. — Профсоюзы видят свою главную задачу в политическом противодействии оккупации территорий, захваченных в 1967 году, и стремятся создавать фабрики и заводы, создавать рабочие места, чтобы закладывать основы будущего палестинского государства… Военные власти систематически запугивают профсоюзы, проводя аресты, высылая за пределы родины их членов и разгоняя демонстрации". Так, например, заместитель генерального секретаря профсоюзов Западного берега реки Иордан Джордж Хасбун провел год в тюрьме, хотя никаких формальных обвинений ему предъявлено не было[225].

Грубой дискриминации сионистскими властями подвергается арабская пресса. Ни одна арабская газета не может быть доставлена на оккупированные территории (в то время как издательские и типографские органы арабской печати здесь были разгромлены или закрыты) без разрешения военных властей. Запрещено сообщать в газетах о создании новых еврейских поселений на оккупированных территориях, о захвате у арабов земельных участков, о сопротивлении оккупационному режиму, о демонстрациях, забастовках, арестах и т. п.[226]

Об обстановке, царящей на захваченных арабских территориях, красноречиво рассказала в 1980 году швейцарская "Вэнт-катр эр". Арабские города и селения, пишет газета, напоминают огромный концентрационный лагерь. На перекрестках улиц и дорог днем и ночью действуют контрольно-пропускные пункты и заставы. Вооруженные солдаты и полицейские "с пристрастием" обыскивают прохожих и автомашины. "Подозрительных" задерживают и немедленно отправляют в ближайший полицейский участок. Полиция на оккупированных землях имеет "право" держать арестованных две недели без предъявления обвинения и без переписки. В каждом городе и крупном селении есть полицейское управление с развевающимся над ним израильским флагом и окруженная колючей проволокой тюрьма.

Так, по данным информационного центра Организации освобождения Палестины, за период лета 1967 — весны 1982 года более 230 тысяч арабов испытали мучительную процедуру израильских допросов. Каждый, на кого пало подозрение в том, что он сочувствует ООП и выступает за создание независимого палестинского государства, оказывается за решеткой.

Своеобразным "фирменным знаком" израильской оккупации стали так называемые коллективные наказания, строго запрещенные Гаагской и Женевскими конвенциями. Такие наказания налагаются на целые города и селения, причиняя страдания всем их жителям, подвергающимся оскорблениям, издевательствам, арестам, избиениям[227].

"…Я служил в районе Дженин-Наблус. Наше подразделение выполняло следующий приказ: "Когда вам говорят, что происходят волнения, оцепляйте улицу или целый район города. Потом вытаскивайте из домов всех мужчин в возрасте 11–18 лет. Часть подразделения следила за тем, чтобы в оцепленный район не попали журналисты или общественные деятели. При этом мы всегда обрезали линии телефонной связи. Когда арабские парни сгонялись все вместе, один или два следователя усаживались перед ними за стол и начинали допрос. Из строя вытаскивали первого попавшегося и спрашивали: ты швырял камни? Конечно, ответ был отрицательный. Тогда следователь приказывал солдатам переходить к кулакам. Того, кто старался сдерживать крик, избивали сильнее…"

А вот свидетельство еще одного из израильских военнослужащих.

"…Я проходил службу в районе Хеброна. Когда мы прибыли в этот район, военный администратор из Кирьят-Арба (поселение сионистских колонизаторов на оккупированном Западному берегу) прочитал нам лекцию на тему: "Кто такие арабы". Главная ее мысль заключалась в том, что арабы не "люди в нашем понимании, а дрессированные животные, к которым нужно соответственно и относиться"[228].

Бывший депутат кнессета Ури Авнери заявлял: в его распоряжении есть прямые доказательства того, что высшие офицеры израильской армии отдают приказы своим подчиненным зверски обращаться с палестинцами.

Весной 1983 года в Совете Безопасности ООН достоянием гласности стал приказ для израильских новобранцев, проходящих службу на Западном берегу Иордана. "Любого (араба, — Л. Р.), — говорится в нем, — кто попадется на улице, надо сначала избить дубинками. Не давай никаких объяснений. Прежде всего избивай. А когда закончишь, можешь объяснить, почему ты это сделал"[229].

И, получая подобные распоряжения, израильская военщина и сионистские фанатики-террористы из числа поселенцев бьют, жгут, разрушают, убивают… Даже израильская газета "Гаарец", которую никак не заподозришь в симпатиях к палестинцам, вынуждена была признать, что "поселенцы часто осуществляют акты насилия, пытаясь запугать арабское население. Эти акции не могут быть оправданы…"

Утром 11 апреля 1982 года сионистский фанатик ворвался в одну из мечетей в Иерусалиме и открыл из автомата огонь по верующим. В результате два человека убиты, тридцать пять ранены.

Это кровавое преступление вызвало взрыв возмущения во всем Восточном Иерусалиме, населенном главным образом арабами. Однако израильская армия и полиция со всей жестокостью разогнали демонстрацию палестинцев, применив при этом слезоточивый газ и без малейшего колебания пустив в ход огнестрельное оружие. Автоматными выстрелами было ранено несколько арабов, в том числе четверо подростков.

Президент исламского совета Иерусалима шейх Саад эль-Дин, заклеймив "бесчеловечный и жестокий акт насилия", заявил, что подобные действия — часть общей кампании террора и запугивания, с помощью которой арабов пытаются принудить к тому, с чем они никогда не согласятся, — с установлением израильской администрации на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа[230].

Летом 1983 года сионисты совершили очередную наглую вылазку — в городе Эль-Халиль вооруженные поселенцы и резервисты напали на исламский колледж, в результате чего три человека были убиты и более тридцати ранены. Как отметил постоянный наблюдатель Организации освобождения. Палестины при ООН 3. Л. Терази, "террором оккупанты стремятся превратить в кошмар повседневную жизнь палестинцев и изгнать их"[231].

Издевательства и террор на оккупированных территориях приняли настолько широкие масштабы, что даже была создана комиссия членов кнессета для расследования действий военной администрации. Вот только один пример. В день памяти жертв фашизма арестованных палестинцев заставили писать себе на руках номера, как это было когда-то в фашистских концлагерях. Затем их жестоко избивали. Подобные издевательства, как свидетельствует этот доклад, регулярно проводятся над палестинцами, проживающими на оккупированных территориях[232].

— Да, наши солдаты убивают арестованных палестинцев, и начальство знает об этом. Но что здесь особенного? Это же — обычное дело… Каждый, кто отслужил на Западном берегу реки Иордан, может сказать то же самое. Это практикуется годами. — Так капитан израильской армии М. Арци говорил от имени защиты в начале февраля 1983 года на суде над семью израильскими военнослужащими, обвинявшимися в зверском обращении с арабским населением Западного берега реки Иордан. — Задача нашей армии — железной рукой сокрушать сопротивление, — продолжал цинично Арци. — Солдатам приказывают арестовывать местных жителей за антиизраильские демонстрации. Нам было приказано хватать по 150–200 человек, всех, кто подвернется под руку.

— Когда старшие офицеры приказывали нам "заняться" арестованными, мы знали, что это означает: мы должны избивать схваченных нами палестинцев! Один из советников министерства обороны передал мне, что министр обороны А. Шарон (затем министр без портфеля. — Л. Р.) приказал "задать жару палестинским смутьянам!" — вторил капитану Арци помощник военного коменданта города Эль-Халиль майор Д. Морфаз, когда судьи хотели было доказать, что он убивал и пытал палестинских арабов "самовольно" и никто "сверху" не приказывал ему этого делать.

Морфаз, как в свое время и гитлеровские преступники, оказавшиеся перед судом, оправдывался тем, что он "всего лишь солдат" и выполнял приказания командования. После показаний обвиняемых военный суд, задачей которого было восстановить "честь мундира" израильской военщины и доказать, что пытки и избиения, убийства палестинцев — лишь "отдельные нарушения" некоего "морального кодекса" армии Тель-Авива со стороны "отдельных" недисциплинированных элементов, вынужден был прервать заседание и отложить его.

Конечно, сионистской верхушке вообще не хотелось бы доводить дело до суда. Но это оказалось невозможным после того, как в октябре 1982 года после резни, организованной Бегином и Шароном в Сабре и Шатиле, три израильских офицера публично выступили с обвинениями своих коллег в зверских расправах над арабским населением Западного берега реки Иордан и сектора Газа[233]. Хотя, конечно, подобные "суды", когда виновные в чудовищных злодеяниях отделываются, как говорится, легким испугом, мало что меняют.

Как известно, в Израиле существуют и активно действуют крайне правые экстремистские террористические организации. Это прежде всего "Техия", "Гуш эмуним", "Ках" и "Шлом Цион". У "Гуш эмуним" и "Шлом Цион" есть собственная "секретная армия", у всех есть высокопоставленные покровители в сионистской верхушке Тель-Авива.

Подпольные вооруженные группы, ставшие ударной силой проводимой сионистами оккупационной политики, имеются, как правило, в каждом израильском поселении на том же Западном берегу реки Иордан, а также в секторе Газа, на Голанских высотах. Они-то и выполняют роль своего рода штурмовых отрядов, при помощи погромов и "устрашающих акций" терроризирующих коренное арабское население и стремящихся навсегда изгнать его с родной земли. Как заметил один из израильских чиновников, "это форменный ку-клукс-клан"[234].

Таким образом, жесточайший террор в отношении населения оккупированных территорий, издевательства и глумления над ни в чем не повинными людьми все шире входят в повседневную практику израильских оккупационных властей.

Произвольное заключение под стражу без суда и следствия, бесчеловечное обращение с арестованными, невыносимые условия в израильских тюрьмах и концлагерях — все это вновь и вновь свидетельствует о грубейшем нарушении сионистами прав человека, прав целого народа.

На оккупированных арабских территориях царят произвол и беззаконие — к такому выводу пришла завершившая в марте 1980 года свою работу в Женеве очередная сессия Комиссии ООН по правам человека. Выступившие на ней делегаты, многочисленные свидетели, эксперты приводили вопиющие факты жестокого обращения оккупационных властей с палестинскими патриотами, применения зверских методов истязания политических заключенных. Только одно их перечисление, заявил журналистам представитель ООП на сессии Ш. Армалли, вызвало у членов комиссии ужас.

Осенью 1981 года в бюллетене Народного фронта освобождения Палестины был опубликован трагический рассказ Абдаллы аль-Аджрами, находившегося в лапах сионистских палачей с декабря 1967 года.

Как только он был схвачен в городе Рамаллах, рассказывал Абдалла, израильский полковник заявил ему:

— У тебя есть только пять минут на то, чтобы ты выдал твоих людей вместе с оружием. Иначе я отправлю тебя в военную тюрьму, и ты узнаешь, что там с тобой сделают. Может быть, ты упрям? Тогда через пятнадцать дней мы встретимся и посмотрим, будешь ли ты к тому времени все еще похож на человека!

С этого и начались истязания, которые продолжались целых четырнадцать лет. Сначала его бросили в застенок военной тюрьмы Сарафанд, которую палестинцы называют "домом смерти" и которая, по словам английской "Санди таймс", занимает "особое место" в длинном списке израильских тюрем и концлагерей. В ее камерах применяются наиболее изощренные пытки, а жестокость ее властей не имеет себе равных.

Доставив Абдаллу в эту тюрьму, палачи сначала подвесили его за руки и стали избивать, пытать электрическим током. Затем следующий этап; руки патриота привязывали веревками к противоположным дверям, которые тюремщики резкими рывками распахивали одновременно. Ничего не добившись, они стали опускать лицо пытаемого то в ведро с кипятком, то в ведро с ледяной водой…

Затем Абдаллу аль-Аджрами перевели в тюрьму Рамле, где один из палачей заявил ему:

— Мне ничего от тебя не надо, кроме того, чтобы ты сдох в моих руках.

Узника в течение сорока пяти дней избивали палками, угрожали расправиться. Потом его бросили в подземную камеру-одиночку, где два месяца он не видел света. У сионистских жандармов все это называлось следствием.

Наконец был разыгран фарс суда и объявлен приговор: 60 лет за решеткой. И пошли многолетние скитания по тюрьмам. В Наблусе, в Бейт-Лиде, где патриоты объявили голодовку против бесчеловечных условий, в которых они содержались. Отсюда Абдаллу "как зачинщика" перевели в тюрьму с еще более зверским режимом в Ашкелоне, где самой из "легких" пыток считалось избиение заключенного сразу пятнадцатью палачами, перебрасывавшими его от одного к другому. А затем патриота бросили в страшную тюрьму Нафка, где в раскаленной пустыне содержатся "самые опасные", по мнению сионистских заправил из Тель-Авива, борцы за права арабского народа Палестины.

В 1980 году у Абдаллы, истерзанного пытками, появилась тяжелая болезнь сердца. Многие месяцы его перебрасывали из одного тюремного госпиталя в другой. Наконец решили, что он долго не протянет. Лишь тогда, пытаясь отмежеваться от еще одного почти уже совершенного ими убийства, палачи открыли перед ним тюремные ворота[235].

Но это только один из тех случаев, о которых стало известно. А сколько подобных трагедий остается в тайне…

По данным на январь 1983 года, даже по признанию израильских властей, 7 тысяч палестинцев томились в застенках. А всего за период с июня 1967 года по апрель 1982 года через израильские тюрьмы прошло не менее 200 тысяч жителей Западного берега Иордана и сектора Газа[236].

К лету 1983 года израильские оккупанты бросили 17 тысяч палестинцев и ливанцев в концентрационные лагеря. Около 6 тысяч палестинцев и ливанцев томились за колючей проволокой концлагеря особо строгого режима Ансар, самого большого на Ближнем Востоке, располагающегося в районе города Сайда на захваченном сионистами Юге Ливана.

Хотя над Ансаром не дымят трубы крематориев, он мало чем отличается от нацистских концлагерей. Те же невыносимые условия, те же издевательства, жестокие пытки, то же унижение человеческого достоинства, то же стремление низвести людей до уровня животных. Свидетельства людей, побывавших в аду сионистского концлагеря, подтверждают родство сионизма и нацизма. Об этом, в частности, рассказал летом 1983 года в книге "Сто дней в концлагере Ансар" ливанский журналист С. Хусейн.

Ансар окружен рядами колючей проволоки и минными полями, на сторожевых вышках круглосуточно с пулеметами дежурят израильские солдаты. Среди узников было много стариков, женщин, детей, немало больных и раненых. Но медицинская помощь им не оказывается. На все просьбы позвать врача у охранников — один ответ: "Подыхайте, скоты".

Допросы проводились ежедневно, некоторые длились по многу часов подряд. В книге описываются издевательства, которым подвергались узники: побои, пытки электрическим током, лишение пищи и воды. Непокорных помещали в железный ящик, установленный на солнцепеке, и били по нему палками. Многие после такой пытки теряли рассудок. А между тем власти привозили из Израиля на автобусах туристов, чтобы те поглазели на узников Ансара, как на зверей в зоопарке…

Тысячи заключенных находятся в концлагерях на территории Израиля и также подвергаются изощренным истязаниям. Вот выдержки из рассказа одного ливанца о том, что ему пришлось испытать в израильских лагерях, в частности в Аль-Джуре:

"…Нас встретили дубинками. От заключенных мы узнали, что лагерь Джура подчинен особой части израильской армии и что здесь нас ожидают специалисты по допросам.

Однажды солдаты натравили на нас собак. Тех, кто защищался или пытался убежать, избивали. Молодые заключенные, прежде всего пятнадцати-, шестнадцатилетние, стали плакать: Они прижимались лицом к земле и старались закрыть голову руками. Но и их избивали. Это было как в фильме ужасов.

Каждый день приносил нам новые мучения. Многих из нас били металлическими прутьями. Кроме того, нас били плетьми — по спине, по груди, по пяткам. Однажды они подвесили меня за ноги и использовали вместо боксерской "груши" для отработки удара.

Они часто стремились подавить нашу психику тем, что на несколько ночей оставляли с нами трупы погибших заключенных. Часто нас, словно скот, подгоняя дубинками и плетьми, гоняли по лагерю. При этом приказывали все время повторять: "Турецкий горох, бобы, лук, картофель".

Нас заставили целую неделю находиться в сидячем положении (часть этого времени мы сидели, сомкнув руки над головой)…

Самыми тяжелыми днями были для нас пятница и суббота, так как суббота у них день отдыха и уже в пятницу после захода солнца израильские солдаты начинали пьянствовать. Выпив, они хватали попавшихся им под руку заключенных и начинали с издевательским хохотом избивать их…"[237].

Итак, террор, насилие, геноцид в отношении арабов, истребление местного населения, пытки и издевательства, создание концлагерей — таковы черты курса сионистов, стремящихся закрепиться на захваченных территориях.

Закономерным результатом террористической, человеконенавистнической политики сионистской верхушки Израиля, направленной на военно-политическое закрепление на оккупированных территориях, на подавление борьбы арабского палестинского народа за свои права, является и сионистская экспансия, проявляющаяся в экономической и культурной форме.

Все больше фактов говорят о растущем экономическом закабалении Западного берега Иордана и сектора Газа. В условиях оккупации они лишены возможности нормального хозяйственного развития. Правители Тель-Авива стараются усилить их зависимость от Израиля. Попытки местного населения улучшить существующую экономическую структуру наталкиваются на сопротивление оккупационных властей.

Наиболее характерными чертами "экономического освоения" Тель-Авивом оккупированных территорий являются: насильственная переориентация основной отрасли экономики Западного берега и сектора Газа — сельского хозяйства — на производство необходимого для израильской промышленности сырья; установление израильского господства на рынках оккупированных территорий; эксплуатация дешевой рабочей силы[238].

Палестинцы, живущие на захваченных территориях, все чаще и чаще вынуждены отправляться на поиск работы в Израиль. Их уделом становится тяжелый низкооплачиваемый труд. Арабские рабочие, в подавляющем большинстве сезонники, получают зарплату ниже официально установленного уровня. Около 100 тысяч человек работают в Израиле, но на ночь они вынуждены возвращаться назад, т. к. им запрещено ночевать на территории Израиля. Широко используется труд детей-арабов, в том числе в возрасте 12–13 лет.

Как указывал летом 1980 года журнал "Мидл ист", "существует реальная опасность, что в конечном счете эти районы будут низведены до роли общежития для неквалифицированной рабочей силы".

С тревогой говорят об экономической экспансии Тель-Авива ливанцы. И для этого есть все основания.

Ливанский юг, воды реки Литани давно были предметом вожделений сионистов. Перебросив воды этой реки в Израиль, Тель-Авив намерен решить свои проблемы питьевой воды, орошения и промышленных нужд.

Вслед за израильскими танками на Юг Ливана проникли израильские банки, которые открыли здесь свои филиалы. В Ливан хлынули израильские товары ширпотреба. На оккупированном юге свободно обращается израильская валюта — шекель. Постепенно бизнесмены из Тель-Авива захватывают южноливанский рынок, пользуясь монопольным положением, которое им предоставляет оккупационный режим.

В то же время захватчики начали вырубать на Юге Ливана фруктовые сады, сжигать посевы. Уничтожив тысячи гектаров сельскохозяйственных угодий, разорив сотни предприятий, они оставили без работы и средств к существованию огромное число ливанцев. Израиль стал ввозить на Юг Ливана рыбу. А тысячам ливанских рыбаков оккупационная администрация запретила выходить в море. Специалисты заявляют, что экономика южных районов Ливана разрушена на 70 процентов[239].

Сионисты делают все, чтобы уничтожить палестинскую культуру, вырвать с корнем вековые традиции палестинского народа, вытравить у палестинцев национальное самосознание. Еще в 1958 году М. Бегин, обращаясь к своим единомышленникам, вещал: "Вы, израэлиты, не должны быть сердобольными, когда убиваете своего врага. Вы не должны сочувствовать ему до тех пор, пока мы не уничтожим так называемую арабскую культуру, на развалинах которой мы построим собственную цивилизацию".

Что касается этой "цивилизации", то мы уже видели, чем она характеризуется. Арабскую же культуру сионистские захватчики действительно разрушают. Варварски. Цинично. Методически.

Оккупанты сжигают книги, уничтожают и грабят памятники старины. Арабских детей лишают возможности учиться: с 1967 года на оккупированных территориях не построено ни одной новой школы. Старые же здания производят самое удручающее впечатление, многие разрушаются.

В последнее время израильские власти все более бесцеремонно вмешиваются в дела арабских университетов на Западном берегу Иордана и, в частности, Палестинского университета в городе Бир-Зейт, расположенном неподалеку от Иерусалима. Данное высшее учебное заведение, где обучается около 2 тысяч студентов, является одним из немногих, где школьники оккупированных территорий могут продолжать образование. Но фактически этот университет не может нормально функционировать из-за хронической нехватки средств и постоянных притеснений. Власти Тель-Авива исключили из учебных программ, подлежащих их цензуре, три тысячи наименований "запрещенной политической литературы", читаемой во всем цивилизованном мире.

Принят закон, по которому каждое назначение в арабских университетах должно быть санкционировано израильской военной администрацией. Любой преподаватель, когда-либо задержанный и подвергнутый допросу оккупационными властями, может быть уволен даже без предъявления формального обвинения. По данному же закону палестинцам из сектора Газа и всем проживающим не на Западном берегу Иордана вообще запрещено поступать в университет. И все это для того, чтобы не допустить объединения палестинцев, воспрепятствовать созданию единой палестинской общины, заглушить национальное и социальное пробуждение арабской молодежи.

Экспансионистская, расистская политика сионистских правителей Тель-Авива вызывает растущее сопротивление арабского палестинского народа, возмущение прогрессивной мировой общественности.

В сентябре 1983 года в Женеве завершила работу международная конференция по вопросу о Палестине. В этом форуме, созванном по решению Генеральной Ассамблеи ООН, приняли участие делегации около 140 стран, ООП, а также представители различных органов ООН и более ста международных и национальных общественных организаций[240].

Конференция приняла женевскую Декларацию по Палестине, в которой выражается глубокая озабоченность всех государств и народов в связи с сохраняющейся в течение нескольких десятилетий напряженностью на Ближнем Востоке. Основной причиной такого положения, говорится в документе, является "отрицание Израилем и тем, кто поддерживает его экспансионистскую политику, неотъемлемых прав палестинского народа". Декларация подчеркивает, что справедливое урегулирование вопроса о Палестине — ключевой элемент в деле восстановления мира на Ближнем Востоке. Законные требования палестинского народа должны быть обеспечены на основе резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 3236 от 22 ноября 1974 года, подтвердившей право палестинцев на самоопределение и создание собственного независимого государства.

…Уже третье поколение палестинских арабов растет на чужбине, на оккупированных захватчиками территориях. Именно за его свободное счастливое будущее ведут сегодня бой с израильским агрессором палестинские патриоты. И их не сломить. Как писал парижский журнал "Африк — Ази", сионисты "посеяли слишком сильный ветер, чтобы не пожать рано или поздно бурю".

Ближневосточному кризису — справедливое урегулирование

К чему может привести нынешняя практика сионистских правителей Тель-Авива в обозримом будущем?

— Это самоубийственная политика, особенно если оценить ее не в текущем, а в длительном плане, — вынужден был признать израильский журналист А. Капелюк, член "левосоциалистической" сионистской партии МАПАМ. — Израиль продолжает восстанавливать против себя народы Арабского Востока. В таком конфликте он выиграть не может. Бросая вызов арабским соседям, авантюрно втягиваясь в агрессивную политику, чреватую эскалацией войны, Израиль подвергает опасности себя как государство… И увы, Запад, прежде всего США, пытаясь хозяйничать в этом районе, будто в своем заповеднике, не подводит его к мирному урегулированию, а толкает к новому и чрезвычайно опасному обострению противоречий, толкает Израиль на самоубийство…[241]

Израиль. Агрессия. Разбой. Насилие. Геноцид… В последнее время, а в периоды крайнего обострения обстановки на Ближнем Востоке особенно, эти слова не сходят с полос мировой прессы. Вместе с тем всякому непредвзятому наблюдателю ясно и другое: Израиль, верный союзник американского империализма в борьбе против национально-освободительного движения арабских народов на Ближнем Востоке, не первый год переживает глубокий политический, экономический и социальный кризис. Он является прямым результатом милитаризации страны, политики агрессий, территориальной экспансии, проводимыми правящей сионистской верхушкой Тель-Авива.

Безудержно растущая инфляция, рост цен и стоимости жизни, огромная внешняя задолженность, ожесточенная борьба сионистских лидеров за власть, стремление одних политических группировок возложить ответственность за создавшееся в стране кризисное положение на другие — характерные черты внутренней обстановки в Израиле.

Так, ливанская авантюра сионистских правителей Тель-Авива обошлась израильским налогоплательщикам более чем в 3 миллиарда долларов, а каждый день продолжающейся оккупации южных районов Ливана увеличивает эту сумму еще на один миллион. К началу 1984 года дефицит платежного баланса Израиля превысил 5,3 миллиарда, а внешний долг составил около 28 миллиардов долларов. Уровень инфляции за 1983 год достиг рекордной отметки — 190 процентов, общие военные расходы, включая затраты на содержание в Ливане оккупационной армии, составили 2/3 государственного бюджета. Наряду с этим резко сокращаются расходы на социальные нужды. В результате такой политики число израильтян, живущих ниже "официального уровня бедности", достигло полумиллиона человек. В стране нарастает забастовочное движение. Спасаясь от кризиса, все большее число израильтян спешит покинуть "сионистский рай"[242].

"Безусловно, — отмечалось в Отчетном докладе ЦК Компартии Израиля XIX съезду партии, — израильская экономика больна и даже очень больна… Причина ее — политика оккупации и агрессии, военные расходы, расходы на колониальные поселения, предоставление привилегий и громадных субсидий крупному капиталу, подчинение иностранным монополиям, прислужничество империализму в различных районах земного шара[243].

Резкой критике политический курс Тель-Авива, приведший к кризису израильской экономики, был подвергнут на пленуме ЦК Коммунистической партии Израиля, состоявшемся в январе 1984 года. В резолюции пленума подчеркивалось, что для оздоровления экономики необходимо прежде всего вывести израильские войска из Ливана, прекратить подготовку войны против Сирии, отказаться от стратегического сотрудничества с Вашингтоном, перейти к политике справедливого и всеобъемлющего мирного урегулирования ближневосточной проблемы[244].

Расистская, человеконенавистническая политика сионистских заправил Тель-Авива вызывает гнев и возмущение среди арабского населения оккупированных Израилем территорий. Арабский народ Палестины, не желающий мириться с произволом оккупантов, мужественно борется за свою свободу и независимость, законные права.

За годы своего существования Палестинское движение сопротивления (ПДС) выросло и окрепло, превратилось в самостоятельную силу. Возглавляющая его Организация освобождения Палестины пользуется большим авторитетом на международной арене: она имеет статус наблюдателя в ООН, является полноправным членом Лиги арабских государств, членом движения неприсоединения. Уже к началу 80-х годов ООП была признана 117 странами мира (кстати, это в полтора раза больше, чем число государств, имеющих дипломатические отношения с Израилем).

Конечно, новые условия, сложившиеся после израильской агрессии в Ливане, вызвали трудности в положении ООП, Палестинского движения сопротивления в целом, которое подверглось массированному натиску вражеского лагеря, включая арабскую реакцию. Но главное не вызывает сомнений: патриотическая борьба палестинского народа за национальную независимость продолжается, и продолжается на многих фронтах — политическом, дипломатическом, экономическом, военном. И никакие драконовские меры и репрессии оккупантов не в силах снизить ее накал. Арабское население отвечает на разгул террора дальнейшим усилением борьбы против израильских захватчиков.

Вместе с тем "убежденность в возможности преодоления переживаемой арабским национально-освободительным движением полосы испытаний, в правильности своего стратегического курса не только не отрицает, но, напротив, предполагает постоянное совершенствование и изыскание новых тактических средств, методов деятельности, чтобы они соответствовали изменяющейся обстановке, — отмечал член Политбюро ЦК Палестинской Компартии Наим Ашхаб… — Нынешняя сложная опасная обстановка требует безотлагательных, согласованных энергичных действий всех, кому дороги мир, демократия, социальный прогресс"[245].

Председатель Национального совета Палестины (парламента в изгнании) Халед аль-Фахум подчеркнул в своем выступлении в ноябре 1982 года, накануне Международного, дня солидарности с борьбой арабского народа Палестины:

— Мы хотим мира, но справедливого и всеобъемлющего, при восстановлении наших неотъемлемых законных прав. Мы ничего не хотим для себя за счет других. Но никто не должен отнять и наши права. Защищая их, Палестинское движение сопротивления ставит задачами укрепление своих рядов, упрочение связей с арабскими странами, в первую очередь с Сирией, непосредственно противостоящей израильской агрессии, сотрудничества с Советским Союзом и другими социалистическими государствами, с национально-освободительными движениями[246].

Сложное положение сохраняется в Ливане. Значительная часть территории страны находится под израильской оккупацией. Военный кулак Вашингтона и Тель-Авива по-прежнему занесен над Ливанской республикой. И тот и другой ведут себя крайне бесцеремонно. Потерпев поражение в открытой попытке превратить Ливан в свой протекторат, империалисты и сионистские правители Израиля действуют по тому же принципу — чем хуже, тем лучше. Они не прочь вновь ввергнуть ливанский народ в пучину гражданской войны. Им выгодно иметь расчлененный, ослабленный Ливан. Израильские каратели бесчинствуют на ливанском юге и терроризируют остальную часть страны, провоцируют Сирию. Корабли 6-го флота США с морской пехотой на борту готовы в любое время совершить новый бросок на ливанский плацдарм.

Решение ливанского кризиса прежде всего связано с прекращением израильской оккупации и империалистического вмешательства, с осуществлением коренных политических реформ. Такова позиция Ливанской компартии, Национально-патриотических сил. Ливан не может и не должен быть игрушкой в руках Тель-Авива и натовских держав.

На состоявшейся 28 апреля 1984 года встрече Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР К. У. Черненко с Генеральным секретарем ЦК Коммунистической партии Греции X. Флоракисом обе стороны "решительно осудили экспансионистские амбиции Вашингтона на Ближнем Востоке, бесцеремонное вмешательство американского империализма в дела суверенных государств и народов, применение против них военной силы. Была выражена поддержка принципиальной позиции Сирии, ливанских национально-патриотических сил, противостоящих американо-израильской агрессии, и подчеркнуто, что единство арабских антиимпериалистических сил, в том числе Палестинского движения сопротивления, было и остается основополагающим условием успеха их борьбы"[247].

В июне 1984 года арабский палестинский народ отметил знаменательную дату — 20-летие создания Организации освобождения Палестины, которое ознаменовало начало нового этапа в его борьбе за самоопределение и создание своего независимого государства. В приветствии Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР, направленном исполкому ООП, в частности, говорится: "ООП по праву заняла видное место в рядах арабского и мирового национально-освободительного движения, завоевала высокий авторитет в качестве политического авангарда и единственного законного представителя палестинского народа. Справедливое дело палестинцев получило международное признание.

За истекшие годы ООП не раз подвергалась тяжелым испытаниям. Она их успешно выдержала благодаря сплоченности всех палестинских патриотов на основе принципиальной антиимпериалистической платформы, глубокой вере в правоту своего дела, тесному сотрудничеству с арабскими прогрессивными силами, постоянной поддержке истинных друзей. В этом — залог успеха ООП и в дальнейшей борьбе против анти-палестинских планов и действий США и Израиля, за полное осуществление национальных чаяний арабского народа Палестины"[248].

Палестинских и ливанских патриотов не сломить. На их стороне историческая справедливость. На их стороне все прогрессивное человечество.

Совершенно ясно и другое: упорное стремление Тель-Авива увековечить свой контроль над оккупированными арабскими территориями — политика бесперспективная и опасная. Она таит угрозу прежде всего для самого государства Израиль, которое не может бесконечно продолжать оккупацию чужих земель, превышающих его собственную площадь, земель, на которых живет мужественный и свободолюбивый народ, исполненный непреклонной решимости отстоять свои законные права, несогласный ни на что, кроме создания собственного независимого государства.

Гегемонистская, экспансионистская политика сионистских правящих кругов Тель-Авива вызывает все более растущее недовольство в самых различных слоях израильского общества. Прогрессивные силы, наиболее дальновидные политики, общественные деятели понимают всю пагубность для государства того внешне- и внутриполитического курса, который упорно проводит израильское руководство, осуждают его и требуют коренного изменения.

В Израиле продолжается процесс изменений в настроениях общественности по ближневосточной проблеме. С 1973 года действует Комитет за справедливый мир между Израилем и арабскими странами. В его состав входят видные общественные деятели различной политической и идеологической ориентации, как евреи, так и арабы. Всех их объединяет стремление к справедливому мирному урегулированию, признанию независимости, суверенитета и территориальной целостности Израиля и арабских стран, национальных прав арабского палестинского народа, включая его право на самоопределение и создание собственного независимого государства, требование вывода израильских войск с территорий, оккупированных в ходе "июньской" войны 1967 года.

Широкий протест в Израиле вызвала агрессия, организованная сионистской верхушкой Тель-Авива против Ливана. Заместитель Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Израиля Тауфик Туби отмечал, что эта война привела к беспрецедентной поляризации сил в стране[249]. Все крайне правые силы объединились на основе ярого шовиниза, расизма и военной истерии. С другой стороны, чем глубже правители Тель-Авива влезали в болото агрессии, чем больше становилось жертв, тем яснее проступала истина, что грязная война в Ливане не имеет ничего общего с обеспечением безопасности Израиля, тем громче стали звучать голоса протеста.

"Политика нынешнего израильского правительства — иудео-нацистская политика. Мы сделали то, что Гитлер сделал после шести лет пребывания у власти". Так оценил политику блока "Ликуд", все то, что было учинено в Ливане после израильского вторжения, профессор И. Лейбовиц, видный израильский ученый-химик[250].

Уже в первые дни израильской агрессии прогрессивные, миролюбивые силы провели демонстрацию в самом центре Тель-Авива. "Комитет против войны в Ливане" собрал 20 тысяч человек для проведения демонстрации 26 июня 1982 года. Ее успех позволил движению "Мир сегодня" организовать через неделю, 3 июля, манифестацию, в которой приняли участие около 100 тысяч демонстрантов. Среди тех, кто сказал тогда "нет" войне, были представители различных партий, различных слоев общества.

А 25 сентября 1983 года в Тель-Авиве состоялась еще одна, на сей раз самая значительная по размаху и силе антивоенная манифестация, какой до того не знала история государства Израиль. Около 400 тысяч израильтян, людей самых разных по убеждениям, социальному положению, но единых в порыве прекратить войну и начать переговоры с ООП, убедили правящие круги, что не считаться с ними уже невозможно. Именно после этой демонстрации израильский премьер-министр вынужден был дать согласие на создание специальной комиссии по расследованию кровавой бойни в Сабре и Шатиле.

Волна протестов — также впервые — затронула и ряды армии, той самой армии, которую сионистская верхушка так усиленно пестует, муштрует и подкупает. Для движения протеста в вооруженных силах стали характерны отказ от службы в армии, уклонение от выполнения боевых действий, дезертирство, уход в отставку офицеров, в том числе высших.

Так, в среде израильских резервистов выступила организация, называющая себя "Есть предел". Летом 1982 года около 400 офицеров и других военнослужащих направили премьер-министру и министру обороны петицию, отказавшись служить в армии на территории Ливана и арабских территориях, оккупированных с 1967 года. Другая группа военнослужащих, называющая себя "Солдаты против молчания", провела пресс-конференцию, на которой призвала народ протестовать против войны и разоблачила лживые официальные заявления о "гуманном" характере ведения войны.

— Как израильтянин я испытываю чувство стыда за свое правительство, за свою страну, — сказал в интервью западногерманской газете "Тат" известный публицист, коммунист Ганс Лебрехт, выражая точку зрения прогрессивных кругов общественности государства. — Дальнейшее движение по прежнему пути есть дорога к пропасти, к национальной катастрофе. Поэтому всякий честный человек должен сказать "Нет!" авантюристам… сделать все возможное, чтобы вытащить Израиль из кровавого болота, в котором он увязает все глубже и глубже…[251]

Общественное мнение в Израиле, хотя оно и подвергается постоянной и усиленной "промывке мозгов" со стороны правительственных институтов, сионистской пропаганды, отдает себе отчет в том, что решение палестинской проблемы — необходимое условие мира на Ближнем Востоке. Но только находящиеся в меньшинстве левые силы ясно представляют себе путь к этому миру, который лежит через признание прав арабского народа Палестины на самоопределение и создание независимого государства.

Следует заметить, однако, что в целом борьба за справедливый мир на Ближнем Востоке среди израильской общественности не носит массового и устойчивого характера. Например, движение "Мир сегодня", являясь организатором многолюдных выступлений против агрессивной политики сионистской верхушки Тель-Авива, призывая к израильско-палестинским переговорам, не выдвинуло четкой политической программы борьбы за политическое урегулирование ближневосточной проблемы и не всегда последовательно в своих действиях. Так, не дается точного определения, кто должен представлять палестинский народ, не выдвигаются конкретные предложения, ведущие к преодолению арабо-израильского конфликта.

Как отметил заместитель Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Израиля Тауфик Туби, годы усиленной обработки населения в духе расизма, шовинизма и милитаризма, годы безудержной политической и социальной демагогии не прошли даром. Газета "Едиот ахронот", например, в июле 1982 года провела опрос, в ходе которого 68 процентов опрошенных высказались против вступления в Бейрут, но в то же время 83 процента сочли израильское вступление в Ливан вполне оправданным. Эти цифры говорят о том, что не следует питать иллюзий по поводу возможного резкого изменения баланса внутриполитических сил. "Но, — подвел итог Тауфик Туби, — мы считаем, что опыт масс — главный учитель"[252].

Характерные результаты дал в этом смысле опрос общественного мнения, проведенный газетой "Гаарец" в самом конце 1983 года. Он показал, что 48,5 процента опрошенных выступают против колонизации Тель-Авивом арабских земель и 36,9 процента — поддерживают ее. Как отмечала газета, всего лишь два года назад картина была прямо противоположной. Причинами ее изменения остаются резкое ухудшение политико-экономического положения в Израиле и пессимистические прогнозы на будущее [253].

В начале июня 1984 года в Тель-Авиве состоялась еще одна массовая демонстрация. По улицам города прошли более 50 тысяч человек, в руках которых были плакаты, призывавшие к немедленному прекращению оккупации Ливана, террора и экспансионистской политики в отношении арабского населения, проживающего на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

Подлинные национальные интересы Израиля, интересы еврейского и арабского народов страны представляет Коммунистическая партия Израиля — партия марксизма-ленинизма, пролетарского интернационализма, отметившая в 1984 году свое 65-летие.

Будучи одним из отрядов международного коммунистического движения, целиком и полностью поддерживая его генеральную линию, она борется против реакционной идеологии и практики сиониза, за мир, независимость народов, за демократию и социализм. Коммунисты Израиля занимают истинно патриотическую, интернационалистскую позицию, выступают за подлинную политическую и экономическую независимость страны, против антинародной внутренней и агрессивной внешней политики правящих сионистских кругов, которая не только противоречит интересам израильских трудящихся, но и ставит под угрозу само существование государства.

"Решение внутренних и внешних проблем Израиля, — отмечал в интервью газете "Юманите" Генеральный секретарь ЦК КПИ Меир Вильнер, — может основываться лишь на переориентации его политики, которая сегодня полностью подчинена американскому империализму. Этого нельзя добиться, действуя заодно с империализмом против арабских народов. Это можно сделать, лишь действуя вместе с арабскими народами против империализма"[254].

Коммунисты идут в авангарде классовой борьбы в Израиле, ведут решительную борьбу против всех форм социального угнетения, национальной и расовой дискриминации, за равноправие арабского населения страны. Компартия, объединяющая на основе дружбы и братства как евреев, так и арабов, своим собственным примером доказывает лживость утверждений сионистской пропаганды о "невозможности" существования нормальных отношений между арабами, проживающими в Израиле, и евреями в рамках одного государства, между народами и государствами.

Член Политбюро, секретарь ЦК Компартии Израиля Давид Хенин в статье "Уметь быть революционером" писал: "В стране, где значительные массы населения находятся в плену сионизма, где вся атмосфера отравлена ядом антирабочего национализма и антисоветизма, вопросы формирования подлинного интернационалистического и патриотического сознания особо значимы для коммунистов…

Интернационализм важнейшая черта нашей партии, объединяющей евреев и арабов. Не обладая достаточно массовой поддержкой, коммунисты сумели привлечь на свою сторону примерно половину арабского населения страны. КПИ — единственная израильская партия, в которой евреи и арабы обладают равными правами, сплочены идеологически, сообща разрабатывают политическую линию. Они ведут совместную борьбу за претворение в жизнь программы партии и торжество ее идеалов.

Еврейско-арабское единство КПИ, покоящееся на прочной политико-идеологической и организационной основе, представляет собой большую силу. В нашей стране компартия — знаменосец идей еврейско-арабского братства, которые не может захлестнуть волна господствующего национализма и шовинизма…"[255].

Компартия твердо и последовательно выступает за создание в стране самого широкого фронта миролюбивых сил, объединение их вне зависимости от идеологических позиций и партийной принадлежности. В условиях, когда сионистские правящие круги пытаются всеми средствами изолировать коммунистов, важным успехом КПИ явилось создание в 1977 году в соответствии с решениями XVIII съезда партии Демократического фронта за мир и равноправие. Кроме коммунистов, он объединяет часть организации "Черные пантеры", выражающей интересы евреев — выходцев из стран Азии и Африки, а также левых социалистов, глав арабских муниципальных советов, руководителей Союза арабских студентов, другие прогрессивные силы еврейского и арабского населения, представителей рабочих, крестьян, интеллигенции.

Как было сказано на XIX съезде КПИ (февраль 1981 года), "опыт работы Демократического фронта в течение почти четырех лет оказался позитивным и имел большое значение. Инициатива нашего XVIII съезда оправдала себя, явившись важным вкладом в борьбу за сплочение сил мира, демократии и прогресса в Израиле, евреев и арабов, на основе программы, указывающей путь к решению основных проблем, стоящих перед Израилем". Эта программа включает следующие главные пункты: план всеобъемлющего, справедливого и прочного мира; защита прав и интересов трудящихся; ликвидация политики дискриминации и угнетения арабского населения Израиля; устранение общинной дискриминации евреев — выходцев из стран Азии и Африки; обеспечение демократических прав[256].

"За единство в борьбе против оккупации и опасности фашизма, за справедливый мир, за демократию и равноправие, в защиту интересов трудящихся" — такой лозунг на двух языках — иврите и арабском — был начертан на стене зала "Шавит" в Хайфе, где проходил XIX съезд КПИ. Этот девиз в сжатой, лаконичной форме отражает политический курс партии израильских коммунистов, подошедшей к своему очередному форуму еще более окрепшей, закаленной в борьбе, неизменно демонстрирующей мужество, верность истинным интересам трудящихся масс.

Борьба за мир, против превращения страны в плацдарм агрессии на Ближнем Востоке, против превращения ее в регионального жандарма американского империализма является одной из самых насущных задач коммунистов Израиля. Известно, что КПИ была единственной политической силой в государстве, которая выступила против агрессивной войны, развязанной сионистской верхушкой Тель-Авива в 1967 году. Коммунисты первыми потребовали ухода агрессора со всех оккупированных территорий, обеспечения прав арабского народа Палестины на самоопределение и созда-ние собственного независимого государства, а также признания Организации освобождения Палестины в качестве единственного законного представителя палестинского народа.

КПИ с первого же дня вторжения израильских войск в Ливан решительно осудила израильско-американскую агрессию против Ливанской Республики. Коммунисты потребовали и продолжают требовать немедленного вывода без всяких условий всех израильских войск из Ливана, уважения суверенитета и территориальной целостности этой арабской страны.

Коммунистическая партия Израиля, как и все прогрессивные и патриотические силы в арабских странах и во всем мире, отвергают так называемый "план Рейгана", базирующийся на кэмп-дэвидских соглашениях и направленный не на то, чтобы решить палестинский вопрос или урегулировать ближневосточный кризис, а на то, чтобы насадить в этом районе "порядок по-американски".

Политбюро ЦК КПИ в своем заявлении от 5 сентября 1982 года отметило, что такая "мирная программа" Вашингтона таит в себе опасность дальнейшего продолжения агрессии против народов Ближнего Востока, используемой Соединенными Штатами для достижения целей, враждебных делу мира во всем мире.

Коммунисты Израиля вместе с другими участниками Демократического фронта за мир и равноправие в конце 70-х годов выдвинули план мира, направленный на справедливое и всеобъемлющее решение ближневосточной проблемы. Основные положения этого плана нашли свое подтверждение и в совместном заявлении Палестинской коммунистической партии и Коммунистической партии Израиля, которое было оглашено на пресс-конференции Генеральным секретарем ЦК КПИ М. Вильнером и членом Политбюро ЦК ПКП С. Наджабом 23 декабря 1982 года. В нем говорится:

"Обе партии считают, что всеобъемлющий, справедливый и прочный мир должен основываться на следующем:

1. Уход Израиля со всех арабских территорий, оккупированных с 1967 года, и ликвидация всех израильских колониальных поселений на оккупированных территориях.

2. Уважение права палестинского арабского народа на самоопределение и создание независимого государства на Западном берегу реки Иордан, включая арабскую часть Иерусалима, и в секторе Газа. Решение проблемы палестинских беженцев в соответствии с резолюциями ООН.

3. Уважение права всех государств региона, в том числе будущего независимого палестинского государства и государства Израиль, на независимое существование и мирную жизнь в безопасных и признанных границах при международных гарантиях".

Обе партии, КПИ и ПКП, выразив в своем заявлении поддержку позиции Советского Союза по урегулированию данной проблемы, потребовали созыва международной конференции по Ближнему Востоку с участием на равноправной основе всех заинтересованных сторон, включая ООП, и с участием Советского Союза, США и других заинтересованных государств.

Советский Союз, верный делу мира и свободы народов, последовательно проводит курс, направленный на подлинное всеобъемлющее ближневосточное урегулирование. Исторический опыт показывает: дать мир народам и государствам этого региона способно лишь именно всеобщее урегулирование, а не политика "большой дубинки", диктата и сепаратных сделок, которая еще туже затягивает ближневосточный узел, накапливая все больше и больше взрывоопасного материала. Ясно, что такому развитию событий необходимо положить конец в интересах народов Ближнего Востока, всего человечества. Где же выход из, казалось бы, заколдованного круга противоречий? Можно ли распутать этот тугой узел сплетенный в данном районе годами ненависти, недоверия, вражды?

Да, заявляет Советский Союз, — путь к миру на Ближнем Востоке есть. Наша страна ведет борьбу за кардинальное решение этой проблемы, что нашло отражение в Программе мира, разработанной XXIV–XXVI съездами КПСС.

Позиция СССР, заинтересованного в справедливом разрешении арабо-израильского конфликта, изложена в опубликованном 30 июля 1984 года документе — "Предложения Советского Союза по ближневосточному урегулированию". В этом документе обобщены в представлены в суммарном виде инициативы, с которыми выступала наша страна на отдельных этапах развития конфликта, намечены принципы и конкретные пути его ликвидации.

1. Должен быть строго соблюден принцип недопустимости захвата чужих земель путем агрессии. Соответственно арабам необходимо вернуть все оккупированные Израилем с 1967 года территории — Голанские высоты, Западный берег Иордана, сектор Газа, ливанские земли. Границы между Израилем и его арабскими соседями должны быть объявлены нерушимыми.

2. Необходимо на практике обеспечить неотъемлемое право палестинского народа, единственным законным представителем которого является Организация освобождения Палестины, на самоопределение, на создание собственного независимого государства на палестинских землях, которые будут освобождены от израильской оккупации, — на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Палестинским беженцам должна быть предоставлена предусмотренная решениями ООН возможность возвратиться к своим очагам или получить соответствующую компенсацию за оставленное имущество.

3. Должна быть возвращена арабам и стать неотъемлемой частью палестинского государства восточная часть Иерусалима. Во всем Иерусалиме нужно обеспечить свободу доступа верующих к почитаемым местам трех религий.

4. Должно быть реально обеспечено право всех государств района на безопасное и независимое существование и развитие разумеется, при соблюдении полной взаимности, ибо нельзя обеспечить подлинную безопасность одних, попирая безопасность других.

5. Должно быть прекращено состояние войны и установлен мир между арабскими государствами и Израилем. Это означает, что все стороны в конфликте, в том числе Израиль и палестинское государство, должны взять обязательства взаимно уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность друг друга, решать возникающие споры мирными средствами, путем переговоров.

6. Необходимо выработать и принять международные гарантии урегулирования — роль гаранта могли бы взять на себя, например, постоянные члены Совета Безопасности ООН или же Совет Безопасности в целом. Советский Союз готов участвовать в таких гарантиях.

В качестве инструмента достижения справедливого урегулирования СССР предлагает созвать международную конференцию с участием арабских стран, граничащих с Израилем, — Сирии, Иордании, Египта, Ливана, — Организации освобождения Палестины, а также самого Израиля. Участниками конференции должны стать, разумеется, СССР и США как государства, играющие в силу сложившихся обстоятельств важную роль в ближневосточных делах, и некоторые другие страны[257].

Такова последовательная и конструктивная позиция Советского Союза. Речь идет о пресечении политики территориальных захватов, восстановлении мира в регионе, расположенном в непосредственной близости от южных границ СССР, и события в котором не могут не затрагивать наших интересов. Естественно, что советский план отвечает интересам всех народов Ближнего Востока.

Ясно, конечно, что для осуществления этой программы предстоит сделать немало. Со своей стороны Советский Союз, как и в прошлом, прилагает большие усилия, чтобы сдвинуть, наконец, с мертвой точки ближневосточное урегулирование, нормализовать на прочной и справедливой основе обстановку в этой неспокойной части планеты.

ПОД ПРИЦЕЛОМ ТЕЛЬ-АВИВА

Государство, поставленное под ружье

Вот уже более трех с половиной десятилетий правящие сионистские круги Тель-Авива продолжают беспрестанно форсировать милитаризацию страны, лихорадочно наращивают свой военный потенциал. Французская газета "Монд" имела все основания подчеркнуть: "Война стала основой внешней политики Израиля, главным фактором, определяющим и всю его внутреннюю жизнь"[258].

Любому непредвзятому наблюдателю, бывавшему в Израиле, резко бросается в глаза, насколько сильно милитаризована обстановка в стране. По существу, израильская армия определяет жизненный ритм общества, его облик. Все это в конечном итоге превратило израильтян в постоянных солдат, а Израиль в громадную казарму, в гарнизонное государство. Решающую роль в его милитаризации играет военно-промышленный комплекс, представляющий собой зловещий союз военной касты, фабрикантов оружия, богатеющих на изготовлении орудий войны, и их ставленников в правящих кругах страны. Не случайно поэтому М. Даян как-то сказал: "Существование Израиля зиждется на армии"[259].

Государство постоянно находится в воинствующем угаре. Около 50 процентов (!) рабочей силы Израиля поставлено на службу захватнической политике сионистской военщины: так, 25 процентов трудоспособного населения страны являются кадровыми военными либо проходят военную службу, 11 процентов служат в полиции, 15 процентов — более половины промышленных рабочих — заняты на предприятиях, непосредственно подчиненных министерству обороны. Две трети государственного бюджета и около трети валового национального продукта Израиля тратится на военные нужды, с учетом выплаты долгов. Ежегодные военные затраты страны превышают 1 тысячу долларов на каждого из жителей: это в 4 (I) раза больше, чем аналогичный показатель у государств — членов НАТО[260]. Заместитель начальника бюджетного отдела израильского министерства финансов А. Нойбух в 1980 году заявлял: "После каждой войны расходы на оборону (то есть на агрессию и оккупацию. — Л. Р.) увеличивались, причем они не уменьшались, когда в регионе царило спокойствие… Численность армии выросла с 1965 года втрое, тогда как количество занятых в экономике — лишь на 40 процентов [261].

Слова бывшего министра обороны Израиля А. Шарона "армия должна иметь все и даже чуть больше!" — являются девизом, программой действий сионистского руководства в Тель-Авиве, какой бы политический блок не находился там у власти.

Официально израильские вооруженные силы именуются "армией обороны Израиля" (ЦАХАЛ). Однако вся их история, факты сегодняшнего дня показывают, что это — агрессивная, захватническая армия, это армия разбоя. Сионистская верхушка Тель-Авива использовала и использует ее как для достижения главной своей цели — создания "великого Израиля", так и для выполнения карательно-полицейских функций внутри страны. Кстати, и создавалась ЦАХАЛ в 1948 году из подразделений террористических сионистских организаций "Хагана", "Пальмах", "Иргун цвай леуми", "группа Штерна". Численность израильских вооруженных сил постоянно росла: в 1948 году — 50 тысяч, к 1949 году — уже 110 тысяч человек.

Ныне на военной службе в Израиле занят самый высокий в мире процент населения. Численность регулярной армии, состоящей из сухопутных войск, военно-воздушних и военно-морских сил, составляла на 1 июля 1981 года, по данным зарубежной печати, около 172 тысяч военнослужащих. Корпус резервистов уже насчитывает свыше 450 тысяч человек[262].

Регулярная армия Израиля предназначена обеспечивать подготовку военнообученных резервов, мобилизационное развертывание войск и ведение боевых действий в период войны. Мужчины призываются в вооруженные силы в возрасте 18–29 лет, причем отсрочек от военной службы практически не существует В 1968 году срок службы был увеличен до 3 лет. Наряду с этим существует система вербовки по найму.

Израиль — одно из очень немногих в мире государств, где существует воинская повинность для женщин и где они обязаны проходить срочную военную службу даже в мирное время. Женщин (если у них нет детей) призывают в армию в возрасте 18–26 лет. В 1974 году решением правительства срок обязательной службы для женщин был продлен с 20 до 24 месяцев.

Офицерский корпус ЦАХАЛ в подавляющем своем большинстве состоит из представителей наиболее реакционных, экстремистских кругов израильского общества. Он является надежной опорой и рьяным защитником интересов правящей сионистской верхушки Израиля, проводником ее политики и идеологии в вооруженных силах, полностью поддерживает ее агрессивный, экспансионистский курс. Офицерский корпус комплектуется с учетом не только классовых, но и расовых признаков. Так, евреи, выходцы из афро-азиатских стран — так называемые "восточные евреи", не могут рассчитывать на высокие звания и должности в израильской армии.

Воспитание агрессоров начинается в Израиле со школьной скамьи. На военную подготовку в школах отводится четверть учебной программы. Кроме того, как известно, в течение восьми лет израильские школьники штудируют — в соответствии с учебным курсом — так называемые "священные книги", в которых "обосновывается" некое "историческое право" евреев на земли Палестины, популяризируются бредовые идеи об "исключительности" евреев, разжигается ненависть к арабам и т. п. Десятки тысяч учащихся, а также юноши и девушки в возрасте 14–18 лет сведены в подразделения молодежной военизированной организации "Гадна". Главное ее назначение — солдатская муштра и воспитание еврейской молодежи в сионистском духе. Тем самым еще до того, как стать под ружье, еврейская молодежь в Израиле отравляется ядом крайнего шовинизма, расизма, ядом ненависти к арабским народам, народам социалистических стран.

Из числа юношей и девушек в возрасте 18 лет и старше, прошедших через "Гадну", подбираются добровольцы для комплектования батальонов территориальных войск НАХАЛ. Личный состав этого корпуса, являющегося одной из форм подготовки резервов для ЦАХАЛ, находится на казарменном положении, живет в военных поселениях и проходит боевую подготовку параллельно с выполнением сельскохозяйственных работ.

Наряду с интенсивным наращиванием потенциала вооруженных сил, боевой подготовкой войск, которая прежде всего подчинена агрессивным, захватническим планам сионистской верхушки Тель-Авива, правящие круги Израиля большое внимание уделяют усиленной и изощренной идеологической обработке личного состава армии. Ее основой является сионизм. Солдатам, из которых стремятся подготовить послушных исполнителей агрессивных планов и замыслов, постоянно вдалбливается, что евреи — "богом избранный народ", "высшая раса", что они защищают не только свои интересы, но и интересы "мирового еврейства".

Усиленно муссируя тезис об "арабской угрозе", израильская пропаганда клеветнически обвиняет арабские народы во "враждебности, несговорчивости и неуступчивости в достижении мира". Палестинцев, ведущих справедливую борьбу за право возвращения на свою землю, за создание своего государства, официальная израильская пропаганда называет террористами. В армии, как и во всей стране, настойчиво насаждается культ силы и жестокости, нетерпимости в отношении арабов.

Все эти и подобные им призывы сопровождаются демагогическими ссылками сионистской пропаганды на необходимость обеспечения "безопасности" Израиля, который-де является "родиной всех евреев". Как не вспомнить в связи с этим слова В. И. Ленина, в свое время подчеркивавшего, что империалисты "кричат и вопят о патриотизме, о культуре, о родине, о мире, о прогрессе, — и все это ради оправдания новых затрат… на всяческие орудия истребления…"[263].

В идеологической обработке личного состава армии одно из ведущих мест занимает антисоветская и антикоммунистическая пропаганда. На все лады перепеваются злобные измышления антисоветчиков всех мастей, грубо искажается внутренняя и внешняя политика Советского Союза, распространяется злостная клевета о положении советских евреев, о якобы имеющей место их дискриминации, "бедственном положении", "избиениях и преследованиях" и т. п.

Не последнюю роль здесь играют усиленное распространение вымыслов об "агрессивности" СССР, о "советской военной угрозе", а также поднятая шумиха вокруг насквозь лживого тезиса о некой "причастности" Советского Союза к "международному терроризму". Цель сионистских лидеров ясна — обосновать свои военные приготовления, курс на милитаризацию страны, подавление национально-освободительного движения.

Так, например, в 1980 году один из ведущих парижских ежемесячников "Монд дипломатик" писал: чтобы оправдать свою позицию в вопросах ближневосточного урегулирования, как блок "Ликуд", так и оппозиционная Партия труда ссылаются на "смертельную опасность" русских пушек и самолетов, "угрожающих израильским городам уничтожением". Тем не менее, продолжал ежемесячник, начальник израильского генштаба Р. Эйтан (ныне бывший. — Л. Р.) настроен "оптимистически": "Если русские на нас нападут, ЦАХАЛ возьмет верх" (sic! — Л. Р.). Нелегко сразу определить, какая из этих двух фантасмагорий чудовищнее и одновременно нелепее и смехотворнее, — предположение, будто СССР собирается напасть на Израиль, или заявление о том, что "непобедимое" израильское воинство способно "взять верх" над Советскими Вооруженными Силами![264]

Вместе с тем немало внимания уделяется пропаганде той огромной поддержки, которой пользуется Израиль со стороны международного сионизма, реакционных империалистических кругов, и прежде всего США. Это придает израильским агрессорам наглость, самоуверенность, воспитывает чувство безнаказанности в захватнических действиях.

Стараясь довести военнослужащих до такой степени моральной деградации, при которой они бездумно выполняли бы любые преступные приказы командования, правящая верхушка Израиля стремится к неуклонной активизации религиозной обработки в армии. Насаждение в вооруженных силах, как и во всей стране, порядков средневекового религиозного мракобесия, необузданный шовинизм и оголтелый расизм раввинов, использование мифов иудаизма для обмана солдатских масс — все это тоже прямо поставлено на службу агрессивному курсу сионистских правителей Тель-Авива.

Одурманенные шовинистическими, расистскими и антикоммунистическими лозунгами, отравленные религиозным ядом, солдаты и офицеры армии Израиля не останавливаются ни перед какими преступлениями и злодеяниями против арабских народов.

Характерно, что окончание службы в вооруженных силах вовсе не означает полного возвращения израильтян к гражданской деятельности. Все военнослужащие, увольняемые в запас, автоматически зачисляются в резерв, в котором мужчины состоят до 55-летнего возраста, а женщины — до 34-летнего. Они приписаны к определенным частям и подразделениям. Резервисты ежегодно призываются на сборы, причем военное командование может их призвать в любое время и на неограниченный срок. Нередко в составе своих частей они участвуют в учениях или маневрах, используют их и в других целях — например, для охраны военизированных поселений на оккупированных арабских землях.

Таким образом, Израиль — это государство, поставленное под ружье, государство, подавляющее большинство работоспособного населения которого находится на казарменном положении, а милитаристская подготовка является для этого большинства своего рода нормой[265]. Военная верхушка — привилегированная каста, наравне с крупной буржуазией процветающая в сегодняшнем Израиле. Не удивительно, что в подобных условиях она принимает самое непосредственное участие в формировании внешней и внутренней политики государства, превратившись в крупнейшего "поставщика" кадров: высшие офицеры демобилизуются обычно в относительно молодом возрасте и затем нередко занимают ключевые посты уже на гражданской службе, продолжая столь же ревностно служить милитаристской политике Тель-Авива[266]. По данным западногерманского журнала "Шпигель" на лето 1982 года, около двух тысяч высших офицеров и генералов в отставке находились у рычагов управления государством — работали в правительственных и научных учреждениях, были заняты в различных отраслях промышленности, в сфере финансов и просвещения. И, конечно, же в политике.

Вот лишь самые известные примеры: премьер-министром Израиля в первой половине 70-х годов был генерал И. Рабин, ведомство иностранных дел Тель-Авива в разное время возглавляли генералы М. Даян, И. Аллон. Генерал А. Шарон занимал кресла министров сельского хозяйства, обороны, затем был министром без портфеля.

Среди ведущих деятелей израильской Партии труда — три бывших начальника генерального штаба вооруженных сил Израиля: упоминавшийся выше И. Рабин, а также X. Барлев и М. Гур. И независимо от той или иной партийной принадлежности между израильскими политическими деятелями — бывшими военными — сохраняются прежние тесные связи и личные контакты. Понятно, что их объединяет общность взглядов прежде всего в области военной политики и положения армии в стране.

Весной 1983 года президентом Израиля стал X. Герцог — генерал-майор в отставке, бывший начальник разведки генерального штаба израильской армии, генеральный директор оружейных заводов в Тель-Авиве, военный губернатор оккупированного Западного берега реки Иордан.

Французская газета "Монд" писала: "Военные в Израиле контролируют все. Система снабжения, транспорт, людские ресурсы, государственные учреждения — все это находится под гласным и негласным контролем армии"[267]. Во многом именно поэтому, конечно, в израильской армии широко процветают коррупция, особенно в среде высших офицеров и генералов.

…Преуспевающий делец Б. Мизрахи, используя свои обширные связи в командных кругах вооруженных сил и шпионских службах Израиля, подкармливая генералов и обер-шпионов кругленькими суммами, стал крупнейшим торговцем израильским оружием в Латинской Америке. Известно, что он занимается не только официальной торговлей, но и широко практикует нелегальную торговлю орудиями смерти, наживая на тайных сделках колоссальные прибыли. Вместе с тем отделу израильской полиции по борьбе с организованной преступностью давно известен также другой подпольный бизнес Мизрахи — торговля наркотиками. Но сведения эти хранятся за семью печатями, ибо кто же захочет прирезать курицу, подбрасывающую золотые яйца?

Подробно знал о преступных махинациях этого дельца и недавний начальник израильской военной полиции бригадный генерал Б. Арбель. Более того, Арбель прекрасно знал — Мизрахи является "крестным отцом" израильской мафии. И что же? Использовал Арбель свой высокий пост и свои немалые возможности для борьбы со всерастущей организованной преступностью в стране? Использовал, только для совсем другого: пил на брудершафт с Мизрахи и другими главарями мафии, устраивал для них грандиозные приемы, которые они с величайшим удовольствием оплачивали.

Да и вообще Арбель, что говорится, был "парень не промах". Сдирал огромные взятки с преступников за все: за надежное "алиби" и свидетелей защиты, когда те попадали под суд, или за создание комфортабельных условий в тюрьме, если дело все-таки доходило до этого.

Приторговывал он и оружием, сбывая его за бешеные деньги мафиози. Арбель дошел до того, что при содействии мафии создал официальный "фонд вспомоществования военной полиции", который использовал для личных нужд.

А когда у его милейшего друга и коллеги по финансовым махинациям Б. Мизрахи прибывшие к тому домой чиновные лица из министерства финансов потребовали внесения в казну громадной суммы утаенных налогов, Арбель мгновенно пришел на помощь — послал к нему трех генералов, обративших в паническое бегство "зарвавшихся" государственных служащих.

Естественно, напрашивается вывод: можно ли удивляться, что армия, воспитываемая в расистском, человеконенавистническом духе, армия, которой командуют погрязшие в коррупции, братающиеся с уголовным миром генералы, являет собой расплясавшуюся орду убийц и мародеров? И все это — во многом результат вопиющей безнаказанности и вседозволенности, особого положения армии, на котором она находится в государстве Израиль.

Тесные связи, переплетение взаимных интересов военной верхушки, руководства военно-промышленных фирм и лидеров сионистских партий усиливаются с каждым годом. Военно-промышленный комплекс, являясь ядром реакционных, экспансионистских кругов Израиля, рьяно выступает за проведение агрессивного внешнеполитического курса, постоянно проводит военные приготовления.

В союзе с монополистическим капиталом Запада и прежде всего американским (финансовая и техническая помощь, предоставление новейшей технологии и т. п.), опираясь на поддержку международных сионистских организаций, Тель-Авив сумел создать в стране современную военную промышленность, развернуть военное производство, в котором в настоящее время непосредственно участвуют 800 различных предприятий с общим числом занятых около 100 тысяч человек. Эти предприятия выпускают до 600 различных видов оружия, военной техники и снаряжения, боеприпасов[268].

Как отмечал XIX съезд Компартии Израиля, состоявшийся в феврале 1981 года, военная промышленность в стране "очень развилась за последние годы. Базой для этого послужили американские капиталовложения и технологическое сотрудничество с США, а также использование основных узлов американского оружия в дополнение к деталям, производимым в Израиле"[269].

Израильская промышленность производит до 60 процентов вооружения, необходимого ЦАХАЛ, — от стрелкового оружия до танков, боевых самолетов и ракет различных классов. А по отдельным видам вооружения — стрелковое оружие, боеприпасы, гранаты, индивидуальные средства защиты — собственное производство почти полностью удовлетворяет потребности израильской армии. (Например, по боеприпасам на 90, а по стрелковому оружию на 95 процентов). В целом на рубеже 70—80-х годов около 25 процентов промышленной продукции Израиля составляли товары военного назначения. Так, если общая стоимость произведенной в 1978 году продукции различных отраслей промышленности оценивалась в 150 миллиардов израильских фунтов, то военной — в 35 миллиардов[270].

Ключевые позиции в военной промышленности страны занимают израильские фирмы, в той или иной степени и форме находящиеся в зависимости от американских военно-промышленных монополий и имеющие тесные связи с крупным капиталом США и Западной Европы. Это прежде всего "Исраэл эйркрафт индастрис" (ИЭИ), "Исраэл милитэри индастрис" (ИМИ) — единственная военно-промышленная компания, полностью принадлежащая министерству обороны, "Солтан", "Элбит компьютере", "Кур индастрис", "Гадиран Исраэл электронике индастрис" и другие фирмы[271].

Военно-промышленное объединение "Исраэл эйкрафт индастрис" со своими филиалами является ведущей в авиационно-ракетной промышленности Израиля. Одним из наиболее крупных ее достижений зарубежные специалисты считают создание многоцелевого тактического истребителя "Кфир", сконструированного на базе французского самолета "Мираж — ЗС". Большая часть установленного на истребителе "Кфир" вооружения и аппаратуры изготовлена в Израиле, за исключением двигателей, которые поставляются из США. Кроме модификаций этой боевой машины, предприятия ИЭИ ныне выпускают военно-транспортные самолеты "Арава" и "Уэстуинд", реактивные двигатели для американских "Фантомов", различные механизмы управления для французских "Супер-Миражей" и другую авиационную технику.

Одновременно израильско-американское военное сотрудничество вступает в новый этап: предоставление Вашингтоном своему союзнику щедрых кредитов на закупку вооружений дополняется совместными проектами разработки и производства новых видов смертоносного оружия, что в конечном итоге подчинено единой цели — дальнейшему укреплению военной машины Тель-Авива. Так, между США и Израилем достигнуто соглашение о совместном производстве на предприятиях ИЭИ с помощью американских фирм "Макдоннел-Дуглас" и "Нортроп корпорейшн" модификаций новейшего американского истребителя, бомбардировщика F-18. Специалисты из Вашингтона полагают, что к середине 80-х годов ИЭИ (естественно, с американской помощью) сможет построить и передать на вооружение ВВС Израиля около 200 таких боевых машин[272]. А в начале 1981 года в иностранной печати появились сообщения об острой конкурентной борьбе, разгоревшейся между тремя ведущими американскими авиастроительными компаниями ("Дженерал дайнэмикс", "Макдонелл-Дуглас", "Нортроп корпорейшн") за право принять участие в разработке нового израильского истребителя-бомбардировщика "Лави", являющегося модификацией самолета "Кфир". Согласно предварительным оценкам, стоимость этого проекта составит не менее 1,1 миллиарда долларов. Первый полет опытного образца "Лави" запланирован на 1985 год, а серийное производство — на конец десятилетия[273].

Находящаяся под контролем ИЭИ фирма МВТ выпускает противокорабельные ракеты "Габриэль" — класса "поверхность-поверхность". При непосредственном участии американских авиакомпаний МВТ производит ракету класса "воздух-воздух" "Шафрир", разработанную на базе американской управляемой ракеты "Сайдуиндер", а также оперетивно-тактическую ракету "Иерихон" класса "земля-земля" (дальность стрельбы 500 километров). Разработана и пущена в серию управляемая ракета "Лус-1" класса "воздух-земля".

Ряд фирм в стране занимается модернизацией старых, разработкой и производством новых видов бронетанковой техники. Еще в 1972 году в части израильской армии поступили первые легкие танки "Сабра" местной постройки, а в 1978 году была завершена разработка основного ныне танка "Меркава" (за исходный тип был взят американский танк М-60). Немаловажную роль в его создании, кроме израильских предприятий и частных американских фирм, сыграло правительство США[274].

Таким образом, факты показывают, что Тель-Авив при непосредственной помощи империалистических стран Запада с каждым годом все активнее развивает собственную военную промышленность. Тем не менее, несмотря на это, он по-прежнему вынужден в значительной мере рассчитывать на получение из-за рубежа таких основных видов вооружения, как боевые самолеты, танки и тяжелые орудия, поставки которых ему вот уже на протяжении нескольких десятилетий практически гарантированы Вашингтоном.

Форсирование сионистскими правящими кругами курса на безудержную гонку вооружений, милитаризацию страны включает и программу разработки ядерного оружия. Эти планы вынашивались Тель-Авивом буквально с первых лет существования Израиля. Уже в 1952 году учреждается государственная комиссия по атомной энергии и создается первый центр атомных исследований (второй такой центр функционирует с 1956 года). В проектировании и строительстве их принимали участие — наряду с израильскими — специалисты из США, Франции и ФРГ. Сейчас планируется сооружение третьего, наиболее крупного центра.

В 1974 году президент Израиля впервые публично признал, что Тель-Авив обладает ядерным потенциалом. По данным иностранной печати, Израиль ежегодно получает такое количество плутония, из которого можно создать два-три атомных заряда общей мощностью 20 килотонн (взрывная сила этих зарядов равна силе атомной бомбы, разрушившей в конце второй мировой войны Хиросиму). Более того, в западной прессе не раз появлялись сообщения о том, что Израиль уже имеет в своем распоряжении атомное оружие. Так, американский журнал "Тайм" писал, что в октябре 1973 года в обстановке строжайшей секретности израильтяне собрали 13 атомных бомб, которые хранятся в тайных арсеналах в пустыне. Летом 1975 года, со ссылкой на данные ЦРУ, сообщалось, что Израиль имеет уже до 20 таких бомб. И наконец, в июне 1982 года агентство АДН, со ссылкой на книгу "Две минуты над Багдадом" американского профессора А. Перлмуттера, долгое время работавшего в израильском ядерной центре, сообщило, что вооруженные силы Израиля располагают 200 ядерными зарядами. Параллельно указывалось, что Тель-Авив, кроме того, ведет интенсивную разработку нейтронного оружия и средств его доставки[275].

Известно, что Израиль обладает и носителями ядерного оружия. Это ракета "Иерихон" и самолет "Кфир" собственного производства, американские ракеты "Ланс", штурмовики А-4 "Скайхок", истребители-бомбардировщики F-4 "Фантом".

Многочисленные факты, таким образом, убедительно свидетельствуют: США и другие западные государства помогают Тель-Авиву в его ракетно-ядерных приготовлениях оснащением современной ядерной технологией, необходимым оборудованием и материалами, щедрым финансированием. На XXXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН прямо говорилось о том, что преступное сотрудничество в ядерной области с Израилем ведущих империалистических держав, и в первую очередь Соединенных Штатов, ускорило реализацию Тель-Авивом программы создания атомного оружия.

Ядерный шантаж сионистов, являющийся составной частью агрессивной политики правящих кругов Израиля, отказ Тель-Авива от подписания заключенного в 1963 году Договора о нераспространении ядерного оружия (его подписали более 100 государств) — все это вызывает законное беспокойство и справедливое возмущение не только у арабских народов, но и у всей прогрессивной общественности мира.

Террор на экспорт

Объявление в издаваемом в Лондоне ежегодном авиационном справочнике гласило: "Вы переоснащаете свои ВВС? Увеличиваете их? В этих случаях обращайтесь к компании "Исраэл эйркрафт индастрис"[276].

Другой проспект этой же фирмы не менее заманчиво предлагает: "Дружественным иностранным государствам — проверенные в боях военные материалы и снаряжение для обеспечения безопасности, бронемашины, корабли, приборы радиолокационного обнаружения, ракеты класса "корабль-корабль", системы ведения огня и контроля вооружений, все, начиная с пластмассовых магазинов до сверхзвуковых многоцелевых боевых самолетов"[277].

Международная общественность давно уже обратила внимание на тот факт, что, производя избыточное вооружение, Тель-Авив все активнее выступает в роли торговца оружием. Израильский экспорт в этой области возрастает поистине гигантскими темпами. Если в 1966 году Израиль продал оружия и военных материалов на сумму в 10 миллионов долларов, в 1970 году на сумму 38 миллионов, то уже к концу 1979 года — 600 миллионов. В 1980 году объем поставок за границу продукции израильских "фабрикантов смерти" составил, по данным "Нью-Йорк таймс", около 1,3 миллиарда долларов. Согласно сообщениям арабской прессы, в 1981 году Тель-Авив экспортировал оружия на 2 миллиарда долларов, а к 1985 году израильское министерство обороны планирует довести объем продажи вооружений до 3-х миллиардов[278].

Все это наглядно свидетельствует о возрастающей роли Израиля как мирового поставщика оружия. К началу 80-х годов по экспорту вооружений Тель-Авив занимал пятое место в мире — после США, Франции, Англии и ФРГ[279]. На зарубежных покупателей рассчитана примерно треть выпускаемой в стране военной продукции.

Примечательно, что израильский экспорт оружия увеличивается пропорционально росту американской военной помощи сионистским правителям Израиля. Эта зависимость, конечно, не случайна. Ведь большая часть израильского товара — это модифицированные образцы американской военной техники, собранной на израильских военных заводах по американским лицензиям. Таким образом, Тель-Авив использует гонку вооружений одновременно и как предлог для выколачивания дополнительных субсидий от США и как источник получения больших экспортных доходов.

Примечательно и другое: вооружение с клеймом "Сделано в Израиле" продается прежде всего государствам с самыми реакционными, террористическими режимами в Латинской Америке, Азии, Африке. Это правители ЮАР, Чили, Гватемалы, Сальвадора, Гондураса, Парагвая, Южной Кореи, а в недавнем прошлом — шах Ирана, никарагуанский диктатор Самоса, военные правители Аргентины. И, конечно же, дело не ограничивается лишь поставками вооружений. Как отмечал английский журнал "Мидл ист", вместе с оружием иностранные покупатели приобретают "знания Израиля в области ведения противопартизанской войны и подавления местного населения"[280]. Что и говорить — опыт Тель-Авива в этих вопросах для диктаторов весьма ценен: ведь закупаемое оружие им нужно не для обороны от внешних врагов, а для борьбы против собственных народов.

И именно к такого рода сотрудничеству все больше и больше стремятся сионистские правители Израиля и их партнеры по зловещим альянсам.

Несмотря на то, что военная экспансия Тель-Авива развертывается в основном на Ближнем Востоке, сионистская верхушка Израиля одновременно проявляет активность и в других районах мира. Ее политика там осуществляется при помощи типично неоколониалистских методов. Опираясь на поддержку реакционных кругов империализма, и прежде всего США, а также международного сионизма, Тель-Авив сумел занять определенные позиции в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки, добиться там известного экономического, политического, военного и идеологического влияния, став фактически тайным посредником империалистических держав в этих регионах.

Вместе с силами империалистической реакции сионистские правящие круги Израиля стремятся затруднить борьбу народов за достижение подлинной независимости, изолировать арабские страны, превратить многие африканские, азиатские и латиноамериканские государства в поставщиков сырья и рынок сбыта своей продукции, направить освободившиеся страны по капиталистическому пути развития, усилить в них прозападное влияние.

Используются для этого разные средства, в том числе и экономического давления. Известно, например, что в 70-х годах только в Африке вели деловые операции 120 израильских фирм, многие из которых финансировались американскими и западноевропейскими корпорациями. Характерно и то, что в погоне за сверхприбылью израильские дельцы не брезгуют и явно преступным бизнесом. В иностранной печати неоднократно сообщалось, что многие компании Израиля оказывались замешанными в нарушении порядка получения кредитов, в сбыте негодной продукции, во взяточничестве, контрабанде и других незаконных операциях.

Следует также особо отметить, что сионистская верхушка Тель-Авива придает большое значение пропаганде на страны Азии, Африки и Латинской Америки, идеологической обработке их граждан. Практически все средства массовой информации, контролируемые сионистами, нацеливаются на всяческое приукрашивание, оправдание агрессивной, террористической внешней политики Тель-Авива, рекламу так называемого "израильского сионизма". Наряду с этим систематически пропагандируются антикоммунизм и антисоветизм, искажается советская внешняя политика, направленная на поддержку национально-освободительной борьбы народов, оказание разносторонней помощи развивающимся странам. Целям сионистской, антисоветской и антиарабской пропаганды служат также дипломатические, военные и торговые представительства Израиля за рубежом, молодежные, спортивные, религиозные и прочие организации, торгово-экономические и культурные выставки и т. п.

Но при всем при том одна из основных ставок сионистской верхушки Израиля — на террор, подрывные операции, бесцеремонное вмешательство во внутренние дела суверенных стран, шантаж.

На протяжении вот уже не одного десятилетия Тель-Авив стремится расширять масштабы своей подрывной деятельности на африканском континенте. Известно, что сионистские правители Израиля всячески поощряли и поощряют реакционные сепаратистские движения в Африке. Так, Тель-Авив активно помогал Чомбе, выступившему против П. Лумумбы и пытавшемуся в начале 60-х годов отделить от Конго богатую медью провинцию Катанга; поддерживал тех, кто стремился отделить от Нигерии Биафру — район, богатый нефтью, в 1968–1971 годах открыто стоял на стороне сепаратистов в Южном Судане. Власти Израиля всячески поддерживали феодальный режим Хайле Селассие в Эфиопии, а также САС — реакционную организацию французских офицеров в Алжире, боровшуюся против предоставления этой стране независимости[281]. В 1966 году Тель-Авив способствовал свержению правительства К. Нкрумы в Гане, в 1971 году содействовал установлению в Уганде режима И. Амина, в 1973 году поддержал попытку свержения прогрессивного правительства в Гвинее[282].

С начала 80-х годов Израиль вновь активизирует деятельность на африканском континенте, пытаясь пробить брешь в создавшейся вокруг него международной изоляции. Благоприятные условия для этого возникли в результате подписания в ноябре 1981 года американо-израильского "меморандума о взаимопонимании в области стратегического сотрудничества", который дал "зеленый свет" не только расширению агрессии на Ближнем Востоке, но и военно-политическому проникновению сионистов в Африку с целью попытаться установить контроль над странами данного континента. Именно для этого планировалось, в частности, широко использовать продажу им вооружения и другие виды военной помощи[283].

В конце 1981 года бывший тогда министром обороны Израиля А. Шарон неофициально посетил Либерию, Центральноафриканскую Республику, Берег Слоновой Кости, Малави, Габон и Заир. Всем им была обещана военная помощь, которую Тель-Авив намерен осуществлять в форме поставок своего оружия, но в счет американских кредитов. И везде Шарон заявлял о повышении "военной роли" Израиля на континенте, о необходимости включить в сферу его стратегических интересов районы Северной и Центральной Африки. Подражая и подыгрывая своим заокеанским партнерам, визитер из Тель-Авива разглагольствовал о "советской угрозе", что-де требует вмешательства "спасителя" (конечно же, Израиля), готового сражаться на "передовых рубежах".

С пониманием отнеслись к позиции Тель-Авива в Киншасе: Заир и раньше не прекращал сотрудничества с Израилем, в том числе в военной области. После восстановления дипломатических отношений между этими странами весной 1982 года их военное сотрудничество приобрело открытый характер. В январе 1983 года было подписано военное соглашение, в соответствии с которым Израиль обязался провести реорганизацию заирской армии по своему образцу, оказать содействие в обучении ее личного состава, наладить снабжение оружием и боевой техникой.

Как сообщалось в зарубежной печати, основным полем военной деятельности Израиля в Заире является провинция Шаба, имеющая, как известно, общую границу с Народной Республикой Анголой. Именно с этой территории в 1975–1976 годах против народа Анголы действовали контрреволюционные банды ФНЛА, координировавшие операции с войсками ЮАР. Кстати сказать, тогда Тель-Авив тайно помогал бандам ФНЛА. Таким образом, Израиль стремится и сейчас оказывать давление на соседние с Заиром страны[284].

Логичным следствием такой экспансионистской политики явилось участие Тель-Авива в империалистической агрессии в Чаде, развязанной Францией и Соединенными Штатами в 1983 году. Еще в начале 80-х годов сообщалось о том, что мятежные силы бывшего министра обороны Чада X. Хабре получали широкую помощь оружием от США, Франции, Египта, Судана и Израиля, а в составе его воинства действовали иностранные наемники и военные специалисты из США, Египта, некоторых западных стран и того же Израиля[285].

А весной 1982 года, сообщала французская "Матэн", "США обратились к генералу Шарону, в то время министру обороны, с просьбой помочь Хабре завоевать власть. Шарон не только дал "зеленый свет" этой операции, но в июне 1982 года сам тайно отправился в Нджамену". Дело было сделано. Тель-авивские власти осуществили программу по оказанию помощи Хабре, а израильские военные советники были направлены в Чад, чтобы подготовить там его отряды. К началу же новой вспышки конфликта в Чаде Израиль направил туда новую группу специалистов и советников, которые, в частности, вошли в состав заирских войск, также принявших участие в интервенции, в кровавых акциях против чадского народа. "Матэн" прямо подчеркивала, что важнейшая цель, которую поставили перед собой тель-авивские правители, вмешиваясь во внутренние дела Чада, состояла в том, чтобы создать плацдарм для подрывной борьбы против Ливии[286]. Известно, что в обмен на помощь Хабре США и Израиль добились разрешения совместно использовать военные базы на юге Чада и в самой Нджамене.

Вот уже в течение многих лет Тель-Авив занимает "почетное" место среди самых близких друзей Претории. Растущая близость между ними олицетворяет собой самые агрессивные и реакционные устремления империализма, их приверженность расизму, террору и геноциду, оголтелому антикоммунизму и антисоветизму. Внешняя политика обоих режимов — и это подтверждается многочисленными фактами — основывается на применении грубой силы, захвате и аннексии чужих территорий, исходит из человеконенавистнических принципов обеспечения пресловутого "жизненного пространства" за счет соседних стран и народов.

Правящие круги Израиля и ЮАР являются ярыми врагами национально-освободительного движения, всегда выступали и выступают на стороне самых темных сил реакции и неоколониализма. Выходящая в Кейптауне газета южноафриканских расистов "Ди бюргер" еще в 1971 году откровенно писала об основах "оси" Тель-Авив — Претория: "Израиль и Южная Африка занимают не только совершенно одинаковые позиции, но также нуждаются друг в друге. С южноафриканской точки зрения, Израиль охраняет северные ворота Африки, с израильской — ЮАР охраняет южные ворота[287]. Оба эти партнера являются опорными пунктами империализма, региональными жандармами Вашингтона.

В целях развертывания и расширения экспансии в районах Южной Африки и Ближнего Востока, усиления агрессии против африканских и арабских народов, борющихся против колониализма и неоколониализма, Тель-Авив и Претория постоянно укрепляют политические, экономические и военные связи между собой. А когда осенью 1977 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию о наложении эмбарго на поставки оружия ЮАР, бывший тогда министром иностранных дел Израиля М. Даян открыто заявил, что "ЮАР всегда была хорошим другом и Израиль не бросит ее"[288].

Между партнерами ведется самая широкая торговля оружием и военным снаряжением. Уже к концу 70-х годов Претория превратилась в крупнейшего покупателя израильского оружия: в ЮАР направляется около 70 процентов экспортируемых Тель-Авивом вооружений. Причем прежде всего это наступательное оружие, которое используется обоими государствами в агрессивных целях.

В ЮАР ныне находится около 5 тысяч израильских военных инструкторов, передающих опыт расправ над мирным населением. Израильские летчики участвуют в налетах южноафриканской военщины на гражданские объекты Анголы. Военные советники из Тель-Авива совместно с офицерами армии Претории принимают активное участие в подготовке провокаторов и диверсантов из раскольнической группировки УНИТА, которая бесчинствует в южных провинциях народной Анголы. Много израильских наемников входит в состав печально известного 32-го специального "батальона Буффало", цель которого убивать мирных жителей на территории Анголы, разрушать народнохозяйственные объекты, вести борьбу против патриотов СВАПО в Намибии, окулированной ЮАР[289].

Израиль и ЮАР тесно сотрудничают в рамках программы, предусматривающей создание ядерного оружия. "Разделение труда" в этой сфере проводится таким образом: Тель-Авив предоставляет специалистов и технологию, Претория — сырье (ЮАР занимает сейчас второе место в капиталистическом мире по добыче урана, владея 25 процентами запасов этого сырья). Вашингтон с самого начала одобрил эту сделку, оказывая партнерам вместе с рядом других западных стран негласную помощь, без которой Тель-Авив и Претория никогда не смогли бы достигнуть своего нынешнего уровня ядерных исследований, нынешнего ядерного потенциала, стремясь использовать его как "фактор устрашения", направленный против национально-освободительных движений.

Ядерные амбиции Израиля и ЮАР, не подписавших договор о нераспространении атомного оружия, справедливо вызывают серьезное беспокойство народов Африки и Ближнего Востока, всей международной общественности.

В стратегических планах израильского неоколониализма и стоящих за ним реакционных империалистических кругов важное место отводится Азии. И здесь милитаристы из Тель-Авива не остаются в стороне[290].

Так, усиленно разыгрывается "тайваньская карта", которая считается козырной. Причем развивая отношения с тайваньским режимом, Израиль преследует не только собственные цели, став своего рода доверенным агентом США в этом районе. Тель-Авив продает Тайбэю истребители-бомбардировщики, ракеты, другое вооружение. Кроме того, партнеры активно сотрудничают в области разработки межконтинентальных крылатых ракет.

Как известно, в широких масштабах координируется империалистическая агрессия против суверенного Афганистана. В этих планах значительная роль отведена и сионистам. Военные инструкторы из Израиля в зарубежных лагерях обучают афганских контрреволюционеров сеять смерть и разрушения. Летом 1980 года в американской печати появились сообщения, что ЦРУ закупает израильское оружие, которое затем перебрасывается к границам Афганистана для вооружения душманов.

Верные своей политике — сеять недоверие и вражду между народами — сионистские правители Тель-Авива делают все возможное, чтобы как можно дольше продолжался ирано-иракский конфликт. Израильские военные специалисты обучают методам "борьбы с партизанами" армию Таиланда, которая по-прежнему организует вооруженные провокации на границе с Народной Республикой Кампучией.

В последнее время резко увеличилась многосторонняя активность Израиля в Латинской Америке[291]. При этом правители Тель-Авива пытаются решить (так же, как и в других регионах мира) двуединую задачу: с одной стороны, укрепить и расширить военно-стратегические и экономические позиции империализма в Латинской Америке, а с другой — обеспечить свои собственные интересы, включая укрепление местных сионистских организаций, приобрести рынки сбыта, найти союзников.

Латинская Америка, как уже отмечалось, превратилась в один из наиболее прибыльных рынков сбыта военной промышленности Тель-Авива (по данным английской газеты "Файнэншл таймс", около половины военного экспорта)1. Адрес получателей этой продукции тоже хорошо известен.

Так, широко использовалось израильское оружие в борьбе против революционных повстанческих сил войсками Сомосы. В последний период его правления в Никарагуа, в тот момент, когда Вашингтону под давлением общественного мнения пришлось приостановить военные поставки диктатору, за счет израильского экспорта покрывалось до 98 процентов всех потребностей вооруженных сил режима в военной технике и снаряжении. С помощью этого оружия сомосовцами было уничтожено 50 тысяч мирных никарагуанцев.

Пришел Тель-Авив на помощь своему североамериканскому патрону и в Гондурасе. В декабре 1982 года он подписал с хунтой военное соглашение, по которому принял на себя роль поставщика оружия для гондурасской армии и находящихся на территории этой страны банд никарагуанских контрреволюционеров[292]. Появились в Гондурасе и израильские военные инструкторы. Как показывают события, Израиль все более и более выдвигается на передовые позиции и в подготовке агрессии против Никарагуа, пытаясь — с благословения и по указке Вашингтона — ввязаться в новые авантюры в Центральной Америке. По сообщению испанского информационного агентства ЭФЭ, секретное соглашение с Гондурасом о безвозмездном предоставлении ему значительного количества израильского вооружения было заключено прежде всего с целью "не допустить, чтобы никарагуанский революционный процесс окреп и стал необратим".

Об этом же свидетельствуют и связи сионистских правителей Тель-Авива с фашистским режимом Гватемалы, который является еще одним объектом милитаристских забот Израиля. Уже с рубежа 70—80-х годов Тель-Авив является главным поставщиком пехотного и другого оружия гватемальской хунте. По сообщению газеты "Интернэшнл геральд трибюн", Израиль оказывает помощь и силам безопасности Гватемалы[293], которые наряду с армией несут ответственность за уничтожение многих тысяч мирных жителей.

С 1972 по 1979 год аппетиты сальвадорской военщины в области вооружений более чем на 80 процентов удовлетворялись поставками из Израиля. Как признал советник израильского посольства в Вашингтоне, в 1981 году Тель-Авив по требованию Рейгана предоставил сальвадорской хунте 21 миллион долларов, которые сам, в свою очередь, получил от США.

"Израильское военное присутствие в районе Центральной Америки, — отмечала в декабре 1982 года газета "Гранма", — служит целям сионизма и империализма, связанных между собой тесными узами. Тель-Авив благоприятно относится к призыву Вашингтона оказать содействие в обеспечении его центральноамериканских интересов. Сообща они надеются создать новые зоны влияния, которые помогут сдержать растущую силу революционных движений в Западном полушарии".

Весьма тесные связи на латиноамериканском континенте установились у сионистских правителей Тель-Авива с режимом Пиночета. Израиль поставляет чилийской военно-фашистской хунте современное оружие (второе место по поставкам после США), направляет туда своих военных инструкторов. Налажены контакты и между спецслужбами этих стран.

Известно также, что, действуя рука об руку с жандармами целого ряда латиноамериканских государств, сионисты подвергают нападкам и репрессиям прогрессивные еврейские организации, тяготеющие ко всем демократическим силам. Прилагаются одновременно немалые усилия по укреплению на континенте позиций "пятой колонны" крупнейших сионистских организаций США и правящих кругов Израиля.

Народные массы, прогрессивная общественность государств Азии, Африки и Латинской Америки все более усиливают отпор сионистской экспансии. В этих условиях и правительства большинства государств данных регионов в своей внешнеполитической деятельности занимают соответствующую позицию, включая осуждение в ООН, других международных организациях агрессивного курса Тель-Авива, его преступлений против арабского народа Палестины, против Ливана. Известно, например, что только в Африке 30 государств не имеет с Израилем дипломатических отношений.

В конце 1983 года в Гаване состоялся международный семинар "Сионистское вмешательство в Латинской Америке", в котором приняли участие представители 40 политических организаций Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Участники семинара гневно заклеймили реакционный американо-израильский блок, служащий опорой для самых непопулярных антинародных режимов на латиноамериканском континенте, призвали антиимпериалистические силы к сплочению в борьбе против сионизма, к решительному разоблачению американо-израильского сговора, призванного остановить нарастание освободительных движений в регионе.

Подрывная политика сионистских правителей Израиля представляет серьезную угрозу народам Азии, Африки, Латинской Америки, делу мира во всем мире. Сорвать опасные планы сионистов — задача прогрессивных сил современности.

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДИВЕРСАНТЫ: демагогия, ложь, провокации

Стремясь остановить шествие идей научного социализма, силы империализма и реакции, как уже отмечалось, разворачивают "психологическую войну" против социалистических стран, и прежде всего СССР. "Не гнушаясь ложью и клеветой, — подчеркивается в постановлении июньского (1983 года) Пленума ЦК КПСС, — буржуазная пропаганда стремится очернить социалистический строй, подорвать социально-политическое и идейное единство нашего общества"[294].

Кроме того, всякий раз, когда реакционные круги на Западе хотят осложнить международную обстановку, отвлечь внимание общественности от собственных опасных планов и действий, они также вновь и вновь прибегают к развязыванию грубых и оголтелых антисоветских и антикоммунистических кампаний, не останавливаясь ни перед чем.

Стремясь к подрыву социалистического мира, ратуя за конфронтацию с реальным социализмом, особую роль империализм отводит в своих грязных махинациях международному сионизму. Поскольку основным содержанием идеологии и политики международного сионизма является поистине зоологический, граничащий с истерией антикоммунизм и антисоветизм, империализм активно использует его как одно из орудий в глобальной борьбе, в подрывной идеологической и политической деятельности против СССР, против всей мировой социалистической системы.

Показательно в этом отношении выступление будущего первого премьер-министра Израиля Д. Бен-Гуриона, который в 1946 году, вскоре после пресловутой речи Черчилля в Фултоне, содержавшей призыв к борьбе с СССР, заявил: "Если Англия согласится на создание еврейского государства в Палестине, то мы готовы гарантировать ей, что оно будет базой против России…" [295] Один из идеологов современного сионизма Н. Гольдман в свою очередь откровенно подчеркивал, что его "волнуют две проблемы, которыми надо заняться в первую очередь: это растущее влияние стран советского блока и рост сил коммунизма во всем мире"[296]. Именно после образования государства Израиль международный сионизм резко активизировал свою проимпериалистическую, антикоммунистическую и антисоветскую деятельность.

Как уже отмечалось, лидеры международного сионизма, и в частности правители Тель-Авива, сделали основную ставку на поддержку империалистов США, которые после окончания второй мировой войны развернули "холодную войну" против социализма и усилили борьбу против растущего национально-освободительного движения. Тогда Д. Бен-Гурион прямо заверил государственного секретаря США Д. Ф. Даллеса в готовности помочь Вашингтону защитить "свободный мир" от "международного коммунизма"[297]. Этот фактор явился, как уже отмечалось, одной из причин установления между сионистскими правителями Израиля и правящими кругами Соединенных Штатов "особых отношений", сохраняющихся по сей день. И в "холодной войне"; и в "войне психологической" против Советского Союза и других социалистических стран сионисты в Израиле и за его пределами всегда выступали и выступают единым фронтом с самыми реакционными кругами империализма. Характерно, что как составная часть империалистической идеологии и пропаганды, сионистская идеология и пропаганда с каждым новым обострением общего кризиса капитализма приобретает все более реакционный характер.

Руководимый сионистскими лидерами Израиль и ныне является одним из ведущих антикоммунистических и антисоветских центров. Несколько лет назад американский сионист Браверман откровенно писал: "Политика Израиля — ясно выраженный союз с Западом, его главный враг — Советский Союз, его лидеры — убежденные антикоммунисты"[298].

Характеризуя сущность антисоветской и антикоммунистической деятельности международного сионизма, израильские коммунисты на своем XVI съезде отметили, что "сионистская, антисоветская пропаганда… является частью общей антисоциалистической политики сионистских руководителей, стремящихся "освободить" советских евреев от социализма, точно так же, как международная империалистическая реакция заинтересована в "освобождении" всех народов СССР от социализма…"[299].

Сионисты неуклонно предлагали и предлагают своим сторонникам "проводить постоянный нажим на власти" в социалистических странах, привлекая "нееврейские силы". Что это значит, показали чехословацкие события, когда империалистическая реакция в тесном контакте с международным сионизмом попыталась осуществить свои далеко идущие замыслы. Как отмечается в документе "Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после ХШ съезда КПЧ", принятом на пленуме ЦК КПЧ в декабре 1970 года, "значительное влияние в борьбе против социализма в ЧССР оказывали силы, активно выступавшие с позиции сионизма — одного из инструментов международного империализма и антикоммунизма"[300].

Используя кризисную обстановку, сложившуюся в чехословацком обществе и в КПЧ в 1968–1969 годах, ставленники сионизма действовали нагло и неприкрыто, они захватили ряд руководящих постов, особенно в средствах массовой информации. Международные сионистские организации и их активные деятели в ЧССР оказались в числе главных организаторов антипартийной, антисоциалистической и антисоветской кампании. Их представителями были Ф. Кригель, И. Пеликан, Э. Гольдштюкер, К. Винтер и другие.

Сионисты поддерживали контакты с другими антисоциалистическими силами в Чехословакии и за ее пределами. Этой же цели служил и созданный в Тель-Авиве так называемый "Центр координации борцов за свободу в Чехословакии".

Свое положение в партии, государственных и общественных организациях, средствах массовой информации деятели сионистского охвостья в ЧССР использовали для дискредитации социализма, разложения партии и органов власти, для травли граждан, сохраняющих верность социалистическому строю. Гольдштюкер и его единомышленники прямо объявляли, что для них в ЧССР важнейшим вопросом должен стать вопрос "о взятии власти", что речь идет не о реформе, а об уничтожении социалистического строя и востанов-лении капитализма[301].

А затем, сбросив камуфляж, вчерашние "борцы за свободу" открыто сомкнулись со злейшими врагами социализма. Пеликан, например, вместе с троцкистами из так называемого "IV интернационала" выступает с антикоммунистическими и антисоветскими речами у микрофона подрывных радиостанций, вещающих на СССР и другие социалистические страны. Винтер, ярый сионист, бывший главный редактор чехословацкого телевидения, работает в штате Би-би-си[302].

С подобных антисоциалистических позиций выступали и сионистские агенты в Польше, осуществлявшие провокационно-клеветнические акции против социалистического строя, руководящей роли ПОРП. Налицо то же стремление поглубже внедриться в различные государственные и общественные организации, средства массовой информации. Все это им было необходимо для того, чтобы расшатывать, разлагать социалистическое общество изнутри, а при первой возможности использовать занятые позиции как плацдарм для решительной атаки на социализм. Еще в 1977 году варшавский еженедельник "Жиче литерацке" писал о "пятой колонне", сложившейся из ревизионистов всех мастей и сионистов[303].

Известно, что антисоциалистические силы в Польше в течение многих лет действовали в соответствии с планами подрыва социализма, которые были разработаны за океаном. Речь шла о реставрации капитализма в Польше, о том, чтобы вырвать страну из социалистического содружества, и прежде всего из Организации Варшавского Договора. Экстремистские силы "Солидарности" вкупе с контрреволюционными группировками КОС — КОР и "конфедерации независимой Польши", в руководстве которых окопались также и сионисты, длительное время готовили в стране государственный переворот, использовали различные контакты с Западом для того, чтобы получить политическую, пропагандистскую и финансовую поддержку.

Главным координатором деятельности всего этого антисоциалистического сброда стал мюнхенский центр ЦРУ, функционирующий под прикрытием радиостанций "Свобода", "Свободная Европа", с которым активно взаимодействуют лондонское "правительство Польши", давно уже взятое на содержание ЦРУ, парижский центр польской эмиграции, сионистские группы эмигрантов из ПНР, объединенные в США вокруг журнала "Анекс", а в Израиле — вокруг газеты "Новины и курьер"[304]. Все они активно поддерживали любые подрывные акции противников социализма Польши.

Известно также, что сионисты проникли в так называемое "Общество борьбы за права человека", которое официально зарегистрировано в ФРГ. Как отмечала польская газета "Жолнеж вольности", организация эта, развернувшая широкую антипольскую пропаганду и подрывную деятельность, была создана Центральным разведовательным управлением США и является филиалом спецслужб Вашингтона в Европе. В "общество", по словам польской газеты, вошли видные сионисты, в том числе ректор университета в Мюнхене Н. Лобкович. С целью проведения антипольских диверсионных акций "общество" объединяется в самыми реакционными организациями, включая группы неофашистов, реваншистские землячества[305].

Начало контрреволюционного переворота в Польше намечалось на 17 декабря 1981 года. Однако 13 декабря путь контрреволюции был прегражден.

Таким образом, действуя в русле империалистической стратегии, сионисты активно попытались выступить против социалистических завоеваний в Чехословакии и Польше. И сейчас они рьяно участвуют в развязанной мировой реакцией кампании антикоммунистической и антисоветской истерии.

Одним из главных направлений в деятельности международного сионизма являются, как уже отмечалось, провокации против Советского Союза. Это, во-первых, попытки дискредитации советского общественного строя, ленинской национальной политики КПСС, стремление разжечь в нашей стране "цепную реакцию национализма", подорвать единство и сплоченность советского народа, клевета на социалистическую демократию; это, во-вторых, грубая фальсификация миролюбивой внешней политики Советского Союза.

Вместе с другими силами реакции сионисты муссируют злостные инсинуации о "преследованиях", "дискриминации" советских евреев, об "ущемлении" в нашей стране гражданских прав и свободы личности, о "государственном антисемитизме" и т. п.

Что можно сказать по этому поводу? Практика социалистического строительства в СССР, нынешняя наша действительность полностью опровергают подобные измышления.

Силу и торжество ленинской национальной политики Коммунистической партии, полное равноправие советских граждан различных национальностей наглядно демонстрирует Конституция СССР — подлинный манифест развитого социализма.

Статья 36 Конституции Союза ССР устанавливает: "Граждане СССР различных рас и национальностей имеют равные права.

Осуществление этих прав обеспечивается политикой всестороннего развития и сближения всех наций и народностей СССР, воспитанием граждан в духе советского патриотизма и социалистического интернационализма, возможностью пользоваться родным языком и языками других народов СССР.

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав, установление прямых или косвенных преимуществ граждан по расовым и национальным признакам, равно как и всякая проповедь расовой или национальной исключительности, вражды или пренебрежения — наказываются по закону"[306].

Именно в СССР советские граждане-евреи обрели подлинную Родину. Преданность ей они доказали доблестным трудом в годы мирного строительства и героической борьбой на фронтах гражданской и Великой Отечественной войн. Более 340 тысяч советских граждан еврейской национальности за ратные и трудовые подвиги награждены орденами и медалями СССР, а около 200 евреев удостоены звания Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда.

Общеизвестным является и тот факт, что тысячи советских граждан еврейской национальности избраны депутатами Верховного Совета СССР, Верховных Советов союзных и автономных республик, местных Советов народных депутатов. Советские евреи, составляя менее одного процента всего населения СССР, достойно представлены в области искусства и культуры, литературы и юриспруденции. Их удельный вес в общей численности специалистов этих сфер деятельности в среднем достигает 6,5 процента. Среди евреев есть немало видных ученых, деятелей культуры и искусства, знатных производственников.

Как подчеркивалось в Обращении инициативной группы, предложившей создать в СССР добровольную организацию — Антисионистский комитет советской общественности, ко всем советским гражданам, "советские евреи с презрением отметают попытки сионистских пропагандистов вмешиваться в их жизнь, гневно осуждают ложь и клевету на социалистическое Отечество. Граждане СССР — евреи — неотторжимая часть советского народа. Единой многонациональной семьей мы строим новое прекрасное общество — коммунизм, ведем борьбу за мир и дружбу между народами, даем отпор любым попыткам подорвать интернациональную общность советских людей…"[307].

Таким образом, сионистская кампания "в защиту советских евреев", будучи насквозь лживой и провокационной, является составной частью идеологических диверсий империализма, нацеленных на подрыв единства советского общества.

И характерный факт. Сионистские организации, которые настойчиво ищут мнимые нарушения прав советских евреев, намеренно не хотят видеть грубого попрания человеческого достоинства, новой волны антисемитизма в целом ряде стран Запада, и прежде всего в США, где насчитывается около 6 миллионов лиц еврейской национальности.

Напомним, что в Соединенных Штатах издается 90 газет и журналов антисемитского направления. В 46 штатах 700 деловых клубов не допускают в свои ряды евреев. С 1980 по конец 1983 года число проявлений антисемитизма в стране возросло со 120 до 947, нападений или угроз физической расправы с евреями — со 172 до 350. Как сообщала "Джуиш пресс", 75 процентов американцев еврейской национальности испытывают на себе давление расовых и моральных предрассудков[308].

Куклуксклановцы и неофашисты открыто объявляют евреев "заклятыми врагами белой Америки". Сборища американских расистов, проводимые не только с ведома, но часто при покровительстве властей, публично призывают к "священной войне против черных и евреев". "В Америке не должно быть места евреям!" — выкрикивают погромщики-мракобесы в белых балахонах с факелами в руках, устраивающие свои расистские оргии у пылающих костров.

И какую бы сторону жизни пресловутого американского "общества равных возможностей" ни взять, будь то экономика, культура или образование, — всюду антисемитизм глубоко пустил свои ядовитые корни.

Однако идеологические диверсанты из лагеря сионистов, закрывая на все это глаза и не считаясь с реальными фактами, усиленно продолжают муссировать миф о "преследованиях" евреев, в том числе о так называемых "гонениях на еврейскую культуру" в нашей стране, об "угасании" еврейской литературы, о "преследовании" тех, кто хочет писать на языке идиш. Так, бывший министр иностранных дел Израиля И. Аллон в выступлении в кнессете утверждал, что в СССР-де "наносятся удары по еврейской культуре" и что, дескать, "государство Израиль и его правительство не обойдут молчанием происходящее в Москве".

Но что же происходит в действительности? Еврейская советская литература, начало которой положила Великая Октябрьская социалистическая революция, является составной частью многонациональной советской литературы, социалистической по содержанию. В СССР массовыми тиражами издаются книги еврейских писателей на языке идиш и в переводе на языки других народов нашей страны. Только с 1955 по 1978 год у нас издано более 500 книг еврейских писателей на 15 языках народов СССР общим тиражом свыше 50 миллионов экземпляров, а за 1974–1983 годы — более 270 книг. За 1955–1978 годы на идиш издано более 60 наименований книг. Среди них — уникальная "Антология современной еврейской прозы", которая детально знакомит с произведениями еврейских советских писателей. В последние годы на языке идиш и в переводах на русский язык вышло более 30 книг еврейских писателей, которые проживают на территории Советской Украины[309]. Миллионными тиражами на многих языках народов СССР выпускаются у нас произведения классиков еврейской литературы — Шолом-Алейхема, Менделе Мойхер-Сфорима и других.

В Советском Союзе на языке идиш выходит ежемесячный литературно-художественный журнал "Сове-тиш Геймланд", в котором печатаются произведения более чем ста еврейских писателей, живущих в разных городах страны. Только за последние 20 лет в журнале опубликовано 55 романов, свыше 1100 повестей и рас. сказов, 88 пьес, поэм, более 5000 стихотворений[310]. В Биробиджане на идиш выходит газета "Биробиджанер штерн". У нас в стране имеется несколько еврейских театральных и музыкальных коллективов. Их выступления ежегодно посещают около полумиллиона человек.

Кроме того, в местах, где имеется значительное еврейское население, действуют коллективы художественной самодеятельности, созданные местными органами культуры и профсоюзами.

Весьма показательным является и высокий образовательный уровень евреев в СССР: 25 процентов их имеет высшее и среднее специальное образование. Такого уровня образования у еврейского населения нет ни в одной другой стране мира, в том числе и в Израиле.

В области культуры и образования, таким образом, евреи в Советском Союзе имеют абсолютно те же права, что и представители всех других национальностей, населяющих нашу страну.

Вот что говорят туристы из Лос-Анджелеса (США) супруги Сюзанна и Пол Розенберг, побывавшие весной 1983 года в Советском Союзе и посетившие ряд наших городов, включая Одессу.

— Средства массовой информации США пытаются навязать американцам искаженное, как в кривом зеркале, представление об СССР, — заявили С. и П. Розенберг, — а когда приезжаешь сюда, то видишь правду. Мы просто потрясены высочайшим уровнем культуры… В частности, огромный интерес представляет этнографический музей народов СССР, где видно, как бережно относится государство к национальной культуре народов, населяющих страну. В вашей стране мы увидели справедливую национальную политику в действии, равноправие всех народов. Как евреи, мы поинтересовались положением евреев в СССР, так как в США сионистские организации много кричат об антисемитизме в СССР. Мы убедились, что все это ложь, и евреи в вашей стране имеют такие же права, как и другие народы, и с фактами антисемитизма мы не встречались[311].

А каково же положение в области культуры и образования в Израиле и других капиталистических странах?

Даже буржуазная газета Тель-Авива "Едиот Ахронот" вынуждена была признать, что "в плане культурной политики государство потерпело гигантский провал". "Наша культура, — с горькой иронией писала эта газета, — стоит на первом месте в правительственных планах уменьшения бюджетных расходов: для властей она — враг номер один".

И не случайно в начале 80-х годов бывший тогда начальником генерального штаба израильской армии генерал Р. Эйтан объявил неотложной задачей… борьбу с неграмотностью! Оказалось, что среди новобранцев 1981 года около 40 тысяч человек не умели читать и писать. Эйтан, по его словам, был шокирован, узнав, что 100 тысяч юношей и девушек призывного возраста в Израиле окончили лишь четыре класса[312]. Так обстоит дело в действительности.

О том, как понимают сионисты "еврейскую национальную культуру", можно судить по заявлению директора отдела культуры Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) И. Гаркави: "Что касается нужд еврейской культуры, то они должны удовлетворяться лишь в том случае, если эта культура нужна Израилю"[313].

Теория "единой еврейской культуры", взятая на вооружение всеми еврейскими националистическими партиями, в свое время была разоблачена В. И. Лениным. Он указывал, что культура носит классовый характер, что при капитализме в "каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная) — притом не в виде только "элементов", а в виде господствующей культуры. Поэтому "национальная культура" вообще есть культура помещиков, попов, буржуазии"[314]. В. И. Ленин учит: "Есть две нации в каждой современной нации… Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве, — но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышевского и Плеханова. Есть такие же две культуры в украинстве, как и в Германии, Франции, Англии, у евреев и т. д."[315].

В то время как сионисты и другие еврейские националисты, иудейские клерикалы ратовали и ратуют — под лозунгом "единой" — за антидемократическую националистическую, антинародную еврейскую культуру, марксисты-ленинцы защищают "великие всемирнопрогрессивные черты в еврейской культуре: ее интернационализм, ее отзывчивость на передовые движения эпохи…"[316]. Указанные черты получили развитие в социалистической культуре.

В борьбе против СССР, других социалистических стран сионисты не брезгуют самыми грязными приемами "психологической войны", не гнушаются никакими идеологическими диверсиями и провокациями.

Следует особо отметить, что сионистская пропаганда самым тесным образом связана с подрывной деятельностью империалистического лагеря против мировых революционных сил. По сути, трудно провести какую-то разграничительную линию между деятельностью сионистских пропагандистских центров и спецслужб Израиля и международного сионизма. И все они находится в самом тесном контакте с ЦРУ и разведками ряда других стран НАТО.

Для засылки в Советский Союз и страны социалистического содружества своих эмиссаров сионистские организации используют каналы туризма, торгового, научно-технического и культурного обмена. Например, один из членов просионистского "Американского еврейского конгресса" Ф. Баум издал так называемый "Краткий путеводитель по СССР", который, являясь откровенным пособием по антисоветской пропаганде и вербовочной деятельности, раздается бесплатно. Другой факт: по признанию бывшего лидера "Бнай Брит" С. Джовтеса, представители этой организации регулярно давали "соответствующие задания" американским евреям, ездившим в Советский Союз.

Особенно разнузданную антисоветскую кампанию развернули идеологические диверсанты во время подготовки и проведения XXVI съезда КПСС. В дни его работы отмечалась повышенная активность зарубежных враждебных центров, в том числе и сионистских, по засылке в нашу страну под видом туристов своих эмиссаров с заданиями инспирировать антиобщественные акции, а также по сбору и вывозу за границу клеветнических материалов для их последующего использования в целях разжигания антисоветской кампании на Западе. Особую активность проявили сионистские организации США, Англии, Франции, Голландии. Например, было выявлено, что прибывшие в феврале 1981 года в Москву в составе туристской группы из одной западноевропейской страны сионисты Э. Люлен и М. Баер собирали клеветнические сведения о работе различных советских государственных учреждений. В том же месяце с аналогичным заданием из США в СССР направлялась функционерка "Национальной конференции в защиту советских евреев" К. Смуклер. В результате принятых мер указанные материалы были обнаружены и изъяты при выезде этих эмиссаров из СССР[317].

Для сбора клеветнической информации о Советском Союзе, разжигания националистических настроений, распространения сионистской литературы прибыли в нашу страну весной 1983 года два туриста из Сан-Франциско: Д. Ханеке и Л. Шелдон. В каждом городе, где они побывали (Ленинград, Минск, Харьков, Одесса), туристы находились по два раза. Но напрасно думать, что их интересовали достопримечательности, музеи. У них, выполнявших задание весьма определенных кругов, было другое занятие. Ханеке и Шелдон, отвечая на вопрос о цели их поездки в СССР, признали, что, помимо чисто туристических интересов, они имели особую цель — "посещение некоторых наших друзей", т. е. отдельных отщепенцев, антиобщественных лиц, оказание им "моральной поддержки" и материальной "помощи"[318].

Известно, что сионистские шпионские службы и подрывные центры стремятся создать внутри Советского Союза сеть националистических кружков и групп, придав их деятельности антисоветский характер. Участники этих кружков занимались отнюдь не изучением древних манускриптов, а размножением антисоветских писаний, сбором шпионских сведений, организацией антиобщественных выступлений. Так, в Одессе существовал "лингвистический кружок по изучению древнееврейской литературы". В действительности же его участники собирали сведения о гражданах-евреях, которых можно было бы спровоцировать на выезд в Израиль.

Организуются сионистами и открыто враждебные выпады против советских людей за рубежом, в частности против советских моряков. Так, во время стоянки теплохода "А. Вермишев" в порту Лос-Анджелеса группа студентов, подстрекаемая "Лигой защиты евреев", пыталась совершить провокацию на советском судне. Пять студентов хотели приковать себя цепями к трапу судна "в знак протеста" против выдуманных буржуазной пропагандой "преследований евреев в СССР".

Советские моряки, узнав о намерении студентов, пригласили их к себе. Группа моряков во главе с первым помощником капитана показала студентам судно, рассказала о советской действительности, привела конкретные факты о положении евреев в Советском Союзе, об их равноправном участии во всех сферах жизни.

Встретив такой прием и услышав рассказы моряков, студенты отказались от своего намерения. Провокация была сорвана, о чем и было отмечено в местной газете "Лос-Анджелес таймс"[319].

Следует отметить, что деятельность так называемой "Лиги защиты евреев" служит одним из ярких примеров сотрудничества ЦРУ с сионистами на антисоветском и антикоммунистическом поприще. Как отмечал американский журналист Э. Джонсон, "главари этой шайки поставили целью помешать процессу нормализации советско-американских отношений…" Одновременно "лига" стала инструментом спецслужб США и Израиля в осуществлении террора, разного рода антисоветских провокаций. О целях и методах ее деятельности достаточно красноречиво говорит ее программа, выдвинутая в конце 1982 года, в соответствии с которой "лига" должна действовать "методами бойкотов, преследований, психологической обработки, физической расправы"[320].

Сионисты из "лиги" стремятся любыми путями не допускать контактов между американским и советским народами. Они неоднократно пытались сорвать выступления мастеров искусств из СССР в Нью-Йорке, других городах США. Причем преступники, как правило, не привлекаются к ответственности.

Очередную наглую выходку совершили сионистские молодчики, например, в конце февраля 1984 года, — и вновь при полном попустительстве официальных властей Соединенных Штатов. На сей раз их мишенью стали американские граждане и организации, выступающие за развитие взаимовыгодного культурного обмена между США и СССР.

Террористы из "Лиги защиты евреев" намалевали лозунги антисоветского содержания на домах жителей Гримбэрга (один из пригородов Нью-Йорка) Р. Трюделла и М. Готмэна. Первый из них — директор местной библиотеки, другой — руководитель комиссии Грим-берга по делам искусств и культуры. Ненависть сионистов вызвало то, что две организации выступили инициаторами культурной программы, направленной на ознакомление жителей города с русским и советским оперным и балетным искусством. Актам вандализма предшествовала разнузданная кампания запугивания Р. Трюделла и М. Готмэна, от которых в ультимативной форме требовали отказаться от их планов. А один из главарей "лиги" некий Катц нагло заявил представителям прессы, что члены его организации готовы пойти на "чрезвычайные меры"[321].

К нагнетанию антисоветской и антикоммунистической истерии, ведению подрывной деятельности причастны многие сионистские организации. Так, на заседаниях 29-го конгресса Всемирной сионистской организации, проходившего в Иерусалиме в феврале 1978 года, активно обсуждались вопросы борьбы против марксистско-ленинской идеологии, практики мирового социализма. Среди участников конгресса числились "авторитетные" специалисты-антисоветчики, идеологические диверсанты из США, Англии, Канады и других западных стран. А незадолго до открытия конгресса один из лидеров международного сионизма А. Пинкус призвал "усилить нажим на правительство СССР"[322].

На международных конференциях сионистских организаций — в Англии, состоявшейся в сентябре 1978 года, и во Франции, проходившей в марте 1979 года, и последующих — обсуждались проблемы "вовлечения советских евреев в движение международного сионизма". На сионистских сборищах было принято решение — активизировать антисоветские настроения среди граждан СССР [323].

В декабре 1982 года в Иерусалиме состоялся 30-й всемирный сионистский конгресс, который от начала и до конца прошел под знаком ярого антикоммунизма и антисоветизма. Участники сборища приняли провокационное решение "о плане действий по спасению евреев от ассимиляции". В качестве главной была поставлена задача — "проявить действия, воплощающие любовь к Сиону и преданность государству Израиль"[324]. На одном из заседаний ВСО А. Дульчин заявил, что "сионист — это не только тот, кто сам репатриируется в Израиль, но и тот, кто помогает репатриации".

В директивах по идеологическим вопросам, принятых еще на 26-м конгрессе ВСО, особо подчеркивалось, что развертывание и совершенствование пропаганды сионизма с помощью радиовещания являются "делом первостепенной важности и срочности".

На радиостанции "Голос Америки" создана специальная группа по подготовке передач для советских евреев. Такое ж подразделение имеется на радиостанции "Свобода", действующей против Советского Союза и других стран социалистического содружества с территории ФРГ. К работе на этой радиостанции привлекаются еврейские националисты, выехавшие из СССР. Различные сионистские организации завербовали и направили на работу в другой американский центр идеологических диверсий — радиостанцию "Свободная Европа" антисоциалистически настроенных лиц еврейской национальности, бежавших из Польши и Чехословакии[325].

Радиостанции ФРГ, Англии, Канады при подготовке и ведении передач на Советский Союз и другие социалистические страны также широко пользуются услугами сионистов и просионистов.

За период с 1950 по 1980 годы в несколько раз увеличила объем иновещания радиостанция "Голос Израиля". Она постоянно усиливает свои радиопрограммы, направленные на "улучшение (sic! — Л. Р.) сионистского воспитания" среди еврейского населения СССР и других стран социалистического содружества. "Голос Израиля" с 1978 года передает провокационную программу "Сионизм в СССР". Сообщая о цели этой передачи, радиостанция заявила: "Наш моральный долг — построить мост между теми, кто находится в СССР, и нами"[326].

Характеризуя антисоветскую и антикоммунистическую пропаганду данной радиостанции, XVI съезд Компартии Израиля отметил в своей резолюции, что пропаганда эта всегда являлась согласованной совместной кампанией центров антикоммунизма в США, ФРГ и ряде других империалистических государств и сионистских правителей Израиля.

Все эти "голоса", другие средства массовой информации, находящиеся под сионистским контролем и влиянием, порочат социалистическую действительность, на все лады превозносят пресловутый сионистский "рай" на "земле обетованной" и западный образ жизни, распространяют провокационные слухи, пытаются посеять рознь между народами СССР и стран социалистического содружества.

Сионистские организации располагают достаточно сильным пропагандистским аппаратом. Кроме радиостанций, под их влиянием находится немало американских и международных западных информационных агентств; большую активность проявляет орган ВСО — Еврейское телеграфное агентство. Сионистские центры издают в десятках государств мира сотни газет и журналов. В их распоряжении находится практически вся пресса американской еврейской общины, включающая три еврейские ежедневные, примерно сто еженедельных газет, несколько десятков журналов, сотни бюллетеней и ежемесячников. Одним из ярых антисоветских рупоров стали журналы "Комментари", издаваемый "Американским еврейским комитетом", и "Америкен зайонист".

Сионистов поддерживают и такие влиятельные газеты и журналы в США, как "Нью-Йорк таймс", "Вашингтон пост", "Нью-Йорк пост", "Тайм", "Ньюсуик" и другие.

Не последнюю роль в распространении антисоветских измышлений играет так называемый "Академический комитет в защиту советских евреев", созданный еще в конце 60-х годов. Комитет разрабатывает различного рода "идеи" для осуществления идеологических диверсий и политических провокаций. Он объединяет сионистски настроенную буржуазную "элиту" еврейской общины США, занимающую видное место в американском истэблишменте.

Антисоветскую пропаганду ведет и целый ряд других сионистских организаций, специально созданных для этой цели. В данной области специализируются "Комитет за репатриацию советских евреев", "Комитет за освобождение порабощенных советских евреев", "Студенты, борющиеся за советских евреев" и другие. Каждая из них имеет свое направление антисоветской деятельности. Так, например, "Комитет за репатриацию советских евреев" занимается подстрекательством к выезду из СССР, распространением сионистской литературы. "Студенты, борющиеся за советских евреев" устраивают всевозможные провокации против групп советских граждан, посещающих США в рамках' культурного обмена.

Подобной деятельностью занята и так называемая "Национальная конференция в защиту советских евреев". Она была создана в 1970 году на базе слияния тридцати четырех более мелких сионистских организаций. Ее председателем стал ярый антисоветчик С. Лоуэл, которого сменил матерый сионистский лидер Т. Ман, отличающийся крайне реакционными взглядами. Некоторые его посланцы, пойманные в СССР — с сионистской литературой, адресами и фамилиями лиц, интересующих американские спецслужбы, инструкциями для отщепенцев, согласившихся за подачку поставлять клеветнический и тенденциозный материал, — поведали об этом диверсионном центре.

Штаб-квартира "Национальной конференции" располагается в Нью-Йорке. Разработанная ею программа подрывной деятельности против Советского Союза включает: сбор клеветнических материалов, дискредитирующих внешнюю и внутреннюю политику Советского государства, проведение массовых антисоветских акций в США, в том числе провокационных демонстраций "протеста" против заключения торговых сделок с нашей страной, продолжения переговоров о сокращении вооружений, а также оказание давления на сионистское лобби в конгрессе и правительстве США. Лидеры "Национальной конференции" тесно сотрудничают с другими правыми силами США, выступая с ними единым фронтом за ужесточение политики в отношении СССР. Программа "Национальной конференции" определяет и главную задачу по засылке в Советский Союз сионистских эмиссаров — раздувать среди советских евреев националистические настроения[327].

Следует отметить, что присваивая себе право "защитников" советских евреев, сионистские лидеры преследуют, кроме всего прочего, и весьма прагматические цели.

Как известно, на протяжении более чем трех десятилетий из Тель-Авива раздаются призывы к евреям из различных стран мира переселяться в Израиль, на "землю обетованную". И сионистская пропаганда делает упор на призывы к иммиграции именно граждан еврейской национальности из стран социалистического содружества. "Наша главная ставка в деле освоения новых (т. е. оккупированных. — Л.Р.) земель, — открыто заявляют сионистские лидеры, — это евреи из социалистических стран"[328].

Подлинная задача этой кампании ясна. Сионистский режим Тель-Авива постоянно нуждается в пушечном мясе для агрессивных войн и беспрерывных кровавых налетов, в заселении оккупированных арабских земель, в новых контингентах дешевой рабочей силы.

Вместе с тем правители Тель-Авива и руководство международных сионистских организаций хотят при. крыть антисоветской пропагандой политику дискриминации и национального угнетения арабского населения в Израиле и жестокого гнета на оккупированных арабских территориях, отвлечь внимание народных масс от постоянно растущего кризиса в Израиле.

Одновременно в подрывной идеологической деятельности сионистов против СССР немалое место занимает искажение сущности советской внешней политики. Сионистские пропагандистские службы пытаются убедить мировую общественность в том, что внешняя политика СССР подчинена якобы не интересам всеобщего мира, а "эгоистическим государственным интересам Советского Союза".

Грубо фальсифицируя советскую Программу мира, сионистские идеологи, как и империалистические лидеры, объявляют ее пропагандистским лозунгом, якобы используемым Советским Союзом из тактических соображений с целью "скрыть свои агрессивные планы".

Сионистская и просионистская печать постоянно твердит, что "русским доверять нельзя", пытается дискредитировать разрядку международной напряженности, утверждая, что она, мол, выгодна только для СССР, неся ему "ощутимые экономические выгоды", а Западу — "идеологическое разоружение". Одновременно, как и вся мировая реакция, международный сионизм рьяно распространяет злобную антисоветскую клевету в связи с событиями в Афганистане и Иране.

Пытаясь вбить клин в дружеские отношения Советского Союза с арабскими государствами, сионистская пропаганда прилагает максимальные усилия к тому, чтобы фальсифицировать суть политики СССР на Ближнем Востоке, утверждает, будто СССР не заинтересован в мире в этом регионе, а затянувшийся там конфликт — следствие "экспансионистских планов СССР, связанных с проникновением на Ближний Восток и стремлением захватить нефтяные источники Персидского залива"[329]. Таким образом, все ставится с ног на голову. Почему? Как отметил Генеральный секретарь Компартии США Г. Холл, говоря о позиции сионистских правителей Тель-Авива и их заокеанских покровителей, "антисоветизм связывается с ролью Советского Союза на Ближнем Востоке. Помощь Советского Союза сделала возможной для арабских народов борьбу за свое освобождение, против агрессии Израиля, подстрекаемого Соединенными Штатами"[330]. Во многом именно поэтому истерические антисоветские кампании направлены и против этой помощи.

Включившись в "крестовый поход" против коммунизма, против разрядки напряженности, сионисты блокируются с любыми реакционными силами, в том числе и с украинскими буржуазными националистами, злейшими врагами украинского народа, прислужниками империализма.

Альянс сионизма и украинского буржуазного национализма прежде всего выражает общность их платформы в апологетике капитализма, единую их практику — ярый антикоммунизм и антисоветизм. И сионисты, и украинские буржуазные националисты создали свои идеологические постулаты с помощью однотипных по сути реакционных буржуазных доктрин, имея целью "подкрепить" традиционную для буржуазной идеологии догму "классового солидаризма" мифом о "всенациональном единстве", воплощенным в выдумках типа "всемирной еврейской нации", "мировой украинской нации" и т. п[331].

Несмотря на некоторые тактические особенности антисоветской деятельности, как украинские буржуазные националисты, так и сионисты всегда выступали и выступают единым фронтом против классовых интересов всех трудящихся, независимо от национальной принадлежности, отстаивали и отстаивают материальные выгоды эксплуататорской верхушки. Главное для них — враг классовый, враг социальный, а отнюдь не национальный. В этом корень смычки сионистов и украинских буржуазных националистов, прислужничества националистов международному сионизму[332].

Махровый антикоммунизм и антисоветизм — лейтмотив всех совместных сборищ и вылазок сионистов и украинских буржуазных националистов. На страницах многочисленных газет и журналов, периодических изданий, через микрофоны подрывных "радиоголосов" звучат их призывы к "совместной борьбе", выдвигаются общие "идеи" и намечаются "общие" стратегические и тактические задачи идейно-диверсионной, провокационной, подрывной деятельности.

Вожаки сионистов и украинских буржуазных националистов все чаще разглагольствуют о своей "общей судьбе", "общих врагах за железным занавесом". Украинские буржуазные националисты, например, усиленно поддерживают клеветническую версию сионистов о якобы существующей в СССР "дискриминации" еврейского населения. Так, они заявляют, что-де на Украине "пропаганда возбуждает среди населения примитивный антисемитизм" и т. п.[333]. Сионисты в свою очередь поднимают шум по так называемому "украинскому вопросу", по поводу "нарушения прав человека" в СССР, и в частности в УССР. Фактов, конечно, нет никаких, но разве это обстоятельство когда-нибудь смущало профессиональных антисоветчиков?!

Типичным примером "совместной работы" провокаторов стали проводящиеся в США печально известные "конференции круглого стола", а также деятельность так называемого "Международного исследовательского центра", созданного в Мюнхене для легального прикрытия организаций, в которых активно сотрудничают сионисты и украинские буржуазные националисты. Этот "центр" занимается сбором антисоветских материалов, изданием и распространением антикоммунистической литературы. В ряде городов США действуют комитеты "украинско-еврейского сотрудничества", участники которых обмениваются "опытом" антисоветских провокаций, вырабатывают "совместную платформу" борьбы против прогрессивных организаций.

За всемерное сближение и сотрудничество с украинскими буржуазными националистами выступает сионистская печать. Так, тель-авивский реакционный журнал "Неделя в Израиле" в сентябре 1977 года с удовлетворением отметил, что руководители буржуазнонационалистической "миграции "делают все возможное, чтобы установить хорошие отношения с международным еврейством".

С другой стороны, в националистических газетах "Українське слово", "Вільне слово", "Гомін України", издающихся во Франции и Канаде, постоянно звучат призывы к проведению совместных с сионистами антисоветских акций. Журнал "Український самостійник", например, предлагает своим сторонникам "лучше ознакомиться с организационными формами деятельности", с "достижениями и успехами" сионистов, заверяя, что каждый шаг в их сторону "оплатится сторицей в будущем".

Сионисты постоянно призывают украинских буржуазных националистов верно служить интересам правителей Израиля. Об этом прямо написал некий И. Клейнер в упомянутом журнале "Український самостійник". "…Если украинцы (речь идет об украинских буржуазных националистах. — Л. Р.) хотят добиться взаимополезного сотрудничества с еврейской общественностью (читай: с правящими сионистскими кругами Израиля. — Л. Р.), они должны доказать, что… готовы содействовать Израилю и международным еврейским организациям… в эмиграции евреев с Украины в Израиль"[334].

И украинские буржуазные националисты действительно тщатся "содействовать" в этом деле. На страницах украинской буржуазно-националистической печати систематически появляются заверения в солидарности с агрессивной политикой Тель-Авива на Ближнем Востоке, живописуются кровавые злодеяния израильских захватчиков на оккупированных арабских землях, содержатся призывы "оказывать всяческую моральную и материальную помощь Израилю". Украинские националистические лидеры в своих планах обсуждают возможность "совместной борьбы на Украине", а для ее осуществления предлагают "усиление совместных действий".

Сионистами, которые в свое время выехали с Украины на Запад, в Израиле создан так называемый "еврейско-украинский комитет". "Бюллетень" этого комитета публикуется на иврите, английском, русском и украинском языках[335]. Это издание, так же, как и все остальные, характеризует патологический антисоветизм и антикоммунизм.

Примечательную в этом смысле статью опубликовал в феврале 1982 года в канадской националистической газете "Український голос" член так называемого "Общества еврейско-украинских связей" Амран, который прямо потребовал, чтобы националисты еще больше сосредоточили свое внимание на борьбе с "общим врагом — коммунизмом", ибо именно это и является "первоосновой сближения"[336].

Как известно, особая роль в осуществлении антисоветских идеологических диверсий принадлежит радио-центру "Свобода", который субсидируется ЦРУ. В его штате насчитывается около полутора тысяч сотрудников, почти 200 из них — белоэмигранты и их потомки, фашистские прихвостни, другие отщепенцы. Эта радиостанция транслирует передачи на многих языках народов Советского Союза, в том числе и на украинском. И здесь также можно увидеть наглядные примеры "взаимопонимания" и "сотрудничества" сионистов и украинских буржуазных националистов.

Активное "кооперирование" сил сионистов и украинских буржуазных националистов проявляется в осуществлении ими совместных подрывных действий против советских учреждений и представительств за границей, творческих коллективов и отдельных советских граждан за пределами нашей страны. Провокаторы делают все, чтобы помешать распространению правдивой информации о Советском Союзе, странах социалистического содружества.

Зная, например, что империалистические диверсионные центры и международные сионистские организации широко поддерживают подрывную, провокационную деятельность пресловутой "Лиги защиты евреев", украинские буржуазные националисты на все лады восхваляют сионистских штурмовиков из "лиги" и особенно "мужественную, принципиальную позицию" их вожака раввина М. Кахане. Об антикоммунистической деятельности этой бандитской группировки с воодушевлением писали и филадельфийская "Америка", и торонтский "Гомін України", и мюнхенский "Шлях перемоги". А жена нынешнего босса "Организации украинских националистов"-бандеровцев (ОУН-б), упоминавшегося уже Я. Стецько, — секретарь мюнхенского центра так называемого "Антибольшевистского блока народов" (АБН) С. Стецько — после встречи с М. Кахане в Нью-Йорке и поездки в Израиль — неоднократно призывала националистов "брать пример" со штурмовиков "неусыпного реббе"[337].

В феврале 1983 года в Канаде побывала советская делегация (в ее составе были и представители Одессы). Михаил Лукач — президент общества "Канада — СССР" с гневом рассказывал членам делегации о чрезвычайно активной антисоветской деятельности не так давно созданной организации "Дружба советских и канадских евреев". Их провокации, шантаж, антисоветские выпады не знают границ.

— Активисты нашего общества, — сказал Михаил Лукач, — находятся под постоянным обстрелом сионистских молодчиков, которые запугивают телефонными звонками, письмами, листовками и даже поджогами и физическими избиениями, рекламируют свою безумную идею — только война может объединить евреев.

Ганна Полева, председатель Ванкуверского отделения общества "Канада — СССР", рассказала советской делегации об объединении всех реакционных эмигрантских элементов. Бандеровцы, сионисты, власовцы, члены польской антинародной организации "Солидарность", предатели из Прибалтийских республик и другие отщепенцы создали организацию под названием "Мир". Их программа крайне реакционна и античеловечна: "не ждать мира, а завоевать его в ядерной войне…"[338].

А глава ОУН-б Я. Стецько, этот военный преступник, слуга многих господ, начиная с бесноватого фюрера, бывший "премьер" марионеточного "правительства" Украины в начале фашистской оккупации, не устает восхвалять президента Рейгана, призывая его "порвать всякие отношения с Советским Союзом", утверждает, что "самый большой враг — это стабилизация отношений в мире, равновесие сил, разрядка и разоружение", ставит задачу "разжигать вражду различных сил в мире к России". Одновременно Стецько, словно забыв, что он когда-то ратовал за "тотальное истребление евреев", откровенно восхищается агрессивным курсом сионистских правителей Израиля, выступает за продолжение и углубление конфликта на Ближнем Востоке[339]. От подобных заявлений за версту несет ярым человеконенавистничеством и пещерным антисоветизмом.

В докладе члена Политбюро ЦК КПСС, первого секретаря ЦК Компартии Украины товарища В. В. Щербицкого на собрании актива республиканской партийной организации 25 марта 1983 года говорится: "В попытках подорвать сплоченность народов нашей страны, стран социалистического содружества империалистическая пропаганда делает ставку прежде всего на национализм, на подогревание националистических пережитков. Вот почему необходимо уделять неослабное внимание разоблачению антинародной сущности националистической идеологии, подрывной деятельности зарубежных центров украинского буржуазного национализма, униатства и сионизма… Надо настойчиво утверждать у людей глубокую идейную убежденность, острое классовое чутье, политическую бдительность…"[340].

Попыткам буржуазных националистов всех мастей усилить антикоммунистическую пропаганду и деятельность советские люди противопоставляют коммунистическую сознательность, основанную на принципах социалистического патриотизма и пролетарского интернационализма.

Идеологические диверсии и провокации сионистов, украинских и любых других буржуазных националистов, поддерживаемых реакционными силами империализма, и в первую очередь США, получают твердый отпор со стороны граждан Советского Союза.

* * *

Разоблачение реакционной сущности идеологии и практики международного сионизма, его подрывной антикоммунистической и антисоветской деятельности, агрессивного курса, направленного против национально-освободительного движения, позволяет, таким об. разом, вскрыть его роль как орудия агрессивных империалистических кругов, одного из ударных отрядов на службе мировой реакции.

Сионизм концентрирует в себе крайний национализм, шовинизм и расовую нетерпимость, авантюризм и терроризм, политику территориальных захватов и аннексии, культ вседозволенности в международных отношениях, идеологические диверсии и провокации, демагогию и ложь. Международный сионизм, сионистские правители Израиля по-прежнему являются опасными и коварными противниками всех прогрессивных сил, борющихся за разрядку международной напряженности, за мир во всем мире.

Лихорадочные усилия с целью подчинить арабские народы своему политическому, военному и экономическому господству продолжает предпринимать американский империализм, стремящийся использовать этот регион в своих планах, направленных против социализма, сил национально-освободительного движения. Неотъемлемой частью империалистических происков являются настойчивые попытки Тель-Авива увековечить оккупацию обширных районов Ливана, не говоря уже о Западном береге реки Иордан, секторе Газа, Голанских высотах и Иерусалиме, активизировать "освоение" захваченных территорий, усилить террор на них.

Авантюристическая, безрассудная политика израильских сионистов несет беды и страдания не только арабским народам. Она в корне расходится с целями установления прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке, а тем самым и с жизненными интересами самого Израиля.

Борьба против сионизма, разоблачение его идеологии и политики является одним из важных звеньев нашей идеологической работы. Никакие покровы лжи, демагогии и лицемерия не в силах скрыть подлинное лицо сионизма — одного из ярых врагов мира, социального прогресса, дружбы народов.

Рецензенты:

Л. Е. Беренштейн, доктор исторических наук, профессор;

Р. М. Бродский, доктор исторических наук, профессор;

Л. Я. Дадиани, кандидат юридических наук, доцент, заведующий сектором Института социологических исследований АН СССР

Ответственный редактор Ю. И. Римаренко, доктор философских наук, профессор

Редактор Ю. П. Коновалов.

Художник В. Т. Миненко.

Художественный редактор А. М. Карпушкин.

Технический редактор Т. II. Молчанова.

Коррекюр Н. И. Крылова

Информ, бланк № 1841

Сдано в набор 09 07.84. Подписано к печати 22 08 84. БР 02145. Формат 70Х1001/32. Бумага типографская № 2. Гарнитура литературная. Печать высокая. Усл. печ. л. 11,05. Усл. кр. — огт. 11, 21.

Уч. — изд. л. 12,04. Тираж 25 000 экз. Зак. № 4837. Цена 50 к.

Издательство "Маяк", 270001, Одесса-1, ул. Жуковского. 14.

Одесская книжная фабрика РПО "Полиграфкнига". 270008, Одесса-8, ул. Дзержинского, 24.

Примечания

1

Черненко К. У. Народ и партия едины: Речь на встрече с избирателями Куйбышевского избирательного округа г. Москвы 2 марта 1984 г. — М.: Политиздат, 1984, с. 22.

(обратно)

2

Пленум Центрального Комитета КПСС, 14–15 июня 1983 г.: Стеногр. отчет. — М.: Политиздат, 1983, с. 29–30.

(обратно)

3

XXVI съезд Коммунистической партии Советского Союза, 23 февр. — 3 марта 1981 г.: Стеногр. отчет.—М.: Политиздат, 1981, т. 2, с. 232.

(обратно)

4

Цит. по кн.: Актуальные вопросы современной идеологической борьбы. — М.: Политиздат, 1980, с. 403.

(обратно)

5

Жаботинский В. Избранные статьи. — СПб.: 1913, с. 14.

(обратно)

6

О 80-летии Второго съезда РСДРП: Постановление ЦК КПСС, 31 марта 1983 г.—М.: Политиздат, 1983, с. 3.

(обратно)

7

Цит. по кн.: Модржинская Е. Д. Ленинизм и современная идеологическая борьба.—М.: Мысль, 1972, с. 272.

(обратно)

8

Искра, 1903, I июля.

(обратно)

9

См.: Искра, 1903, 15 мая; 15 июня.

(обратно)

10

Die Geschichte der Juden in Deutschland. — Frankfurt am Mein: 1966, S. 115.

(обратно)

11

Искра, 1901, 6 дек.

(обратно)

12

Заславский Д. Зубатов и Мария Вильбушевич.—М.: 1923, с. 59.

(обратно)

13

Цит. по: Вопросы истории, 1973, № 3, с. 25.

(обратно)

14

См.: Идеология и практика международного сионизма. — М.: Политиздат, 1978, с. 207.

(обратно)

15

Центральный государственный исторический архив УССР (ЦГИА УССР), ф. 386, он. 1, д. 192, л. 97; Одесский облгосархив (ООГА), ф. 16, д. 113, л. 47.

(обратно)

16

Революция 1905–1907 гг. на Украине: Сб. док. и материалов. — Киев: Политиздат Украины, 1955, т. 1,с. 62.

(обратно)

17

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 174.

(обратно)

18

См.: Искра, 1903, 15 июня.

(обратно)

19

Листовки революционных социал-демократических организаций Украины. 1896–1904 гг. — Киев: Госполитиздат УССР, 1963, с. 427–428.

(обратно)

20

Искра, 1903, 15 июля.

(обратно)

21

Листовки революционных социал-демократических организаций, с. 292.

(обратно)

22

См.: Модржинская Е. Д., Лапский В. Ф. Яд сионизма. — М.: Педагогика, 1983, с. 18–21.

(обратно)

23

Знамя коммунизма, 1984, 7 февр.

(обратно)

24

Центральный государственный архив Октябрьской революции СССР (ЦГАОР СССР), ф. 102, он. 229, д. 801, л. 95.

(обратно)

25

См.: Вопросы истории, 1973, № 3, с. 26.

(обратно)

26

Одесский курьер, 1911, 7 сент.

(обратно)

27

Одесский курьер, 1913, 15 февр.

(обратно)

28

Л е н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 23, с. 376.

(обратно)

29

2 Еврейская жизнь, 1915, № 16, с. 3.

(обратно)

30

3 ЦГИА УССР, ф. 385, on. 1, д. 2259, л. 66.

(обратно)

31

Там же, л. 49; Еврейская жизнь, 1916, № 5,-с. 29.

(обратно)

32

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 74.

(обратно)

33

Еврейская жизнь, 1917, 27 марта.

(обратно)

34

Еврейская жизнь, 1917, 18 июня.

(обратно)

35

Sokolow N. Geschichte des Zionismus. — Wien; 1922, Bd. 2, S. 371–372.

(обратно)

36

Известия Одесского Совета рабочих депутатов и представителей армии и флота, 1917, 2 авг.; 11 авг.

(обратно)

37

Рассвет, 1917, 27 окт.

(обратно)

38

2 Книга о русском еврействе. 1917–1967.—Нью-Йорк: 1968, с. 17–18.

(обратно)

39

Еврейская неделя, 1917, 19 нояб.

(обратно)

40

Россия и евреи. — Берлин: 1924, сб. 1, с. 212.

(обратно)

41

Рассвет, 1918, 9 июня.

(обратно)

42

Russian Jewry. 1917–1967.—N. Y.: 1969, р. 411–413.

(обратно)

43

Пасманик Д. С. Русская революция и еврейство — Париж: 1923, с. 177–178.

(обратно)

44

Цит. по кн.: Шехтман И. Б. Погромы Добровольческой армии на Украине. — Берлин: 1922, с. 98–99.

(обратно)

45

См.: Вопросы истории, 1973, № 3, с. 33.

(обратно)

46

См.: Семенюк В. А. Националистическое безумие. — Минск: Беларусь, 1976, с. 190–191.

(обратно)

47

Центральный государственный военно-исторический архив СССР (ЦГВИА СССР), ф. 2087, on. 1, д. 195, л. 23; Еврейская хроника, 1917, № 15, с. 15.

(обратно)

48

Рассвет, 1918, № 19, с. 24.

(обратно)

49

ЦГАОР СССР, ф. 412, on. 1, д. 36, л. 121; ф. 3156, on. 1, д. 27, л. 29.

(обратно)

50

2 Одесские новости, 1918, 16–17 марта.

(обратно)

51

Там же, 15 марта.

(обратно)

52

Одесские новости, 1918, 14, 15 марта.

(обратно)

53

Центральная рада была разогнана германскими оккупационными властями в конце апреля 1918 года. Инсценировав переворот, генерал-фельдмаршал Эйхгорн поставил во главе нового "правительства" бывшего флигель-адъютанта Николая II, крупного украинского помещика генерала П. Скоропадского.

(обратно)

54

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 322.

(обратно)

55

Одесские новости, 1918, 12 мая.

(обратно)

56

Там же, 11 авг.

(обратно)

57

Там же, 17 авг.

(обратно)

58

См.: Летопись революции, 1923, № 5, с. 172 Известно, что когда в ноябре 1918 года войска Антанты высадили первые свои десанты в Одессе и ряде других городов Юга Украины, в состав депутаций для торжественной встречи "союзников" вошли и представители сионистов (Одесские новости, 1918, 16 нояб.)

(обратно)

59

Одесские новости, 1918, 16 дек.

(обратно)

60

Там же, 1919, 16 янв.

(обратно)

61

Дмитрук К. Є. Жовто-блакитні банкроти.—К.: Дніпро, 1982, с. 248.

(обратно)

62

См.: Лихолат А. В. Разгром националистической контрреволюции на Украине (1917–1922). — М.: Госполитиздат, 1954, с. 168.

(обратно)

63

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 120.

(обратно)

64

См.: Солодарь Ц. Дикая полынь. 2-е изд. — М.: Сов. Россия, 1981, с. 3–8.

(обратно)

65

Известно почти 500 документов, свидетельствующих о прямой причастности Петлюры к организации массовых еврейских погромов (Гай Ю. І. З ким і проти кого.—К.: Молодь, 1980, с. 32–33).

(обратно)

66

Євреї та Українська Республіка. — Камьянець на Поділлі: 1919, с. 3–6.

(обратно)

67

Одесские новости, 1919, 4 окт.

(обратно)

68

Там же, 15 дек.

(обратно)

69

Между тем даже один из активных американских сионистов Д. Шуб признавал, что "антибольшевистские армии почти всюду устраивали антиеврейские погромы, в то время как Советское правительство не только не преследовало евреев, но железной рукой подавляло всякое открытое проявление антисемитизма" (Шуб Д. Политические деятели России. — Нью-Йорк: 1969, с. 375)

(обратно)

70

Бубнов А. С. О Красной Армии. — М, Воениздат, 1958, с. 179.

(обратно)

71

Известия Одесского Совета рабочих депутатов, 1919, 14 мая.

(обратно)

72

См.: Коган А. В., Табачников В. И. Отравленное оружие. 2-е изд. — Днепропетровск: Промінь, 1981, с. 26; Бродский Р. М. Сіонізм і його класова суть. — К.: Політвидав України, 1973, с. 11.

(обратно)

73

Партийный архив Института истории партии при ЦК Компартии Украины, ф. 1, on. 5, д. 198, л. 22.

(обратно)

74

См.: Римаренко Ю. И. Антикоммунистический альянс. — Киев.: Наук, думка, 1981, с. 112; Гай Ю. І. З ким і проти кого, с. 19.

(обратно)

75

См.: Дмитрук К. Є. Жовто-блакитні банкроти, с. 249.

(обратно)

76

В. И. Ленин, КПСС о борьбе с национализмом: Документы и материалы. 2-е изд.—М.: Политиздат, 1975, с. 188–190.

(обратно)

77

См.: Идеология и практика международного сионизма, с. 186–187. В 1896 году, т. е. до создания ВСО, Т. Герцль издал книгу "Еврейское государство" — своего рода "манифест" сионизма. Идея создания нового центра, так называемого "ядра диаспоры", выставлялась в нем в качестве "единственного способа решения "еврейского вопроса". "Диаспора" (по-гречески — рассеяние) — в данном случае термин, означающий еврейское население — сначала вне Палестины, затем вне Израиля.

(обратно)

78

Encyclopedia of Zionism and Israel. — N. Y.: 1971, p. 114.

(обратно)

79

См.: Никитина Г, С. Государство Израиль: Особенности экономического и политического развития.—М.: Наука, 1968, с 11–21.

(обратно)

80

Sokolow N. History of Zionism. — London: 1923, vol II, p. XLVII.

(обратно)

81

Goldman N. Autobiographic. — Paris: 1971, р. 299.

(обратно)

82

Haam Achad. Am Scheidewege. — Berlin: 1923, S. 107.

(обратно)

83

Герцль T. Еврейское государство. — СПб., 1896, с. 33.

(обратно)

84

См.: Азия и Африка сегодня, 1984, Ws 3, с. 10.

(обратно)

85

Против сионизма и израильской агрессии. — М.: Наука, 1974, с. 13.

(обратно)

86

Sokolow N. Geschichte des Zionismus. — Wien: 1921, Bd. I. S 302.

(обратно)

87

Weizmann Ch. The Trial and Error: The Autobiography.—N. Y.: 1949, p. 149.

(обратно)

88

Одесские новости, 1918, 16 нояб.; 1919, 3 яив.

(обратно)

89

См.: Вопросы истории, 1973, № 11, с. 78.

(обратно)

90

Её руководителем с 1943 года стал будущий премьер-министр Израиля М. Бегин.

(обратно)

91

Возглавил "Пальмах" ставший позднее министром обороны Израиля М. Даян, известный своей ненавистью и жестокостью по отношению к арабам.

(обратно)

92

См.: Идеология и практика международного сионизма: Сб. науч, тр. — Киев: Наук, думка, 1981, с. 112.

(обратно)

93

Jabotinsky V. An Answer to Ernst Bewin.—N. Y.: 1946, p. 27.

(обратно)

94

Palestine and the Middle East. Vol. XVIII, N 7–8, 1941.

(обратно)

95

См.: Программные документы коммунистических партий Востока. — М.: 1934, с 195–198.

(обратно)

96

Эмери Л. Моя политическая жизнь.—М.: Госполитиздат, 1960, с. 496.

(обратно)

97

Жаботинский В. Еврейское государство, — Харбин: 1938, с. 65.

(обратно)

98

I. Al-Abid. A Handbook to the Palestine Question. — Beirut: 1971, p. 49.

(обратно)

99

Международная жизнь, 1970, № 1, с. 122.

(обратно)

100

Коммунистический Интернационал в документах. 1919–1932 гг,—М.: 1933, с. 129.

(обратно)

101

The Communist International. 1919–1943. Documents. — London: 1956, vol. I, p. 366.

(обратно)

102

Здесь, кстати, не лишним будет напомнить: сионизм не только никогда по-настоящему не боролся против антисемитизма, но, по существу, в определенной мере является его союзником. Широко известны заявления Т. Герцля, В. Жаботинского, других "отцов сионизма" о необходимости использовать антисемитизм для осуществления сионистских целей. Например, один из сионистских деятелей А. Руппин в начале нашего столетия прямо отметил: "Антисемитизм — сильнейший агитатор за сионизм". (См.: Критика национализма — реакционной идеологии современной буржуазии. — Киев: Наук, думка, 1981, с. 240).

(обратно)

103

Цит. по кн.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 16.

(обратно)

104

Например, рассматривая вопрос о взаимоотношениях гитлеровцев с сионистскими вожаками, современный буржуазный публицист из ФРГ Г. Хёне отмечал: "Так как сионисты и национал-социалисты возвели расу… в мерило всех вешей, то между ними неизбежно должен был возникнуть общий мост" (Der Spiegel, 1966, № 52, S. 72).

(обратно)

105

См.: Людина і світ, 1967, № 9, с. 34.

(обратно)

106

Как известно, один из сионистских лидеров в США Н. Принц, приветствуя приход Гитлера к власти в 1933 году, прямо заявил, что установление фашистской диктатуры в Германии является тем фактором, который "возвращает еврея к еврейству (читай: к сионизму. — Л. Р.)". А. В. Жаботинский в 30-х годах руководил демонстрациями варшавских сионистов, которые провозглашали: "Германия — Гитлеру! Италия — Муссолини! Палестина — нам!" (См.: Реакционная сущность сионизма. — М.: Политиздат, 1972, с. 187; Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса. — Мл Политиздат, 1973, с. Б7—58).

(обратно)

107

Цит. по кн.: Оганисьян Ю. Два цвета ненависти.—М.: Мол, гвардия, 1972, с. 53.

(обратно)

108

См.: Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 31–32.

(обратно)

109

Der Spiegel, 1966, № 52, S. 74.

(обратно)

110

Kimche 1. and D. The Secret Roads. — London: 1955, p. 27.

(обратно)

111

Shonfeld M. The Holocaust Victims Accuse. — N. Y.: 1977, p. 25.

(обратно)

112

См.: Помории Ю., Юнге Р., Биман Г., Бордиен Г. Кровавые следы (Возрождение СС). —М.: Прогресс, 1983, с. 165.

(обратно)

113

Encyclopedia of Zionism and Israel, p. 385, 391.

(обратно)

114

Drobisch K., Goguel R., Мullеr W. Juden untern Hakenkreuz. — Berlin: 1973, S. 30.

(обратно)

115

См.: Новое время, 1983, № 45, с. 16–17.

(обратно)

116

Horizont, 1970, Nr. 3, S. 29.

(обратно)

117

Валихновский Т. Израиль и ФРГ. — М.: Прогресс, 1971, с 127–128.

(обратно)

118

См.: Правда, 1983, 5 июля.

(обратно)

119

См.: Солодарь Ц. Темная завеса,—М.: Мол. гвардия, 1979, с. 75; он же Дикая полынь, с. 38–41.

(обратно)

120

См.: Бродский Р. М., Шульмейстер Ю. А. Сионизм — орудие реакции. — Львов: Каменяр, 1976, с. 91–98.

(обратно)

121

Беляев В. П. Я обвиняю! — М.: Политиздат, 1980, с. 104.

(обратно)

122

См.: Комсомольская правда, 1983, 6 марта.

(обратно)

123

Цит. по: Юность, 1968, № 11, с. 104.

(обратно)

124

См.: Сионизм — отравленное оружие империализма. — М.: Политиздат, 1970, с. 288.

(обратно)

125

См.: Левит И. Э. Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР. — Кишинев: Штиинца, 1981, с. 268–270.

(обратно)

126

См.: Браславський 3. Б. Реакційна войовничість сіонізму, — Ужгород: Карпати, 1978, с. 67.

(обратно)

127

Гольденберг М. А. Сионистские глашатаи антисоветизма. — Кишинев. Картя Молдовеняска, 1983, с. 10.

(обратно)

128

Мануільський Д. 3. Українсько-німецькі націоналісти на службі у фашистської Німеччини. — К.: 1945, с. 16.

(обратно)

129

См.: Дмитрук К. €. Жовто-блакитні банкроти, с. 260–261.

(обратно)

130

См.: Бродский Р. М., Шульмейстер Ю. А. Сионизм — орудие реакции, с. 100–101.

(обратно)

131

American Jewish Conference.—N. Y.: 1945, p. 310–320.

(обратно)

132

Цит. no kh.: Солодарь Ц. Дикая полынь, с. 38–39.

(обратно)

133

Maariv, 1966, Apr. 24.

(обратно)

134

Lilienthal A. What Price Israel, p. 33–34.

(обратно)

135

Information Bulletin Communist Party of Israel. Special Number. Theses for the 16th Congress of the Communist Party of Israel. — Tel Aviv: 1969, p. 79.

(обратно)

136

См.: США: экономика, политика, идеология, 1980, № 1, с. 37; Холл Г. Энергетическое мошенничество, — М, Прогресс, 1984, с. 107–118.

(обратно)

137

Цит. по: Правда, 1980, 7 февр.

(обратно)

138

За рубежом, 1981, № 12, с. 68.

(обратно)

139

Palestine Year-Book.—N. Y.: 1947–1948, vol. ПІ, p. 326–327.

(обратно)

140

См.: Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 48–49.

(обратно)

141

См.: Боровічка В. Шпигуни з Тель-Авіва.—К.: Політвидав України, 1982, с. 18–22.

(обратно)

142

Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 91.

(обратно)

143

См.: Идеология и практика международного сионизма, с. 113.

(обратно)

144

The Jewish Newsletter, 1960, Oct. 3.

(обратно)

145

См.: Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис. — Киев: Политиздат Украины, 1981, с. 48.

(обратно)

146

Цит. по: Международная жизнь, 1976, № 10, с. 49.

(обратно)

147

Цит. по кн.: Покормяк Н. В. Армия Израиля — орудие империалистической агрессии, — М.: Воениздат, 1977, с. 16–17.

(обратно)

148

Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис, с. 54.

(обратно)

149

См.: Рокотов С. М. Сионизм — орудие агрессивных империалистических кругов. — М.: Междунар. отношения, 1983, с. 56.

(обратно)

150

См.: Сионизм в системе империализма: Очерки критики теории и практики сионизма. — Киев: Политиздат Украины, 1981, с. 69.

(обратно)

151

Холл Г. Энергетическое мошенничество, с. 217–218.

(обратно)

152

См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК.—М.: Политиздат, 1972, т. 9, с. 283–284.

(обратно)

153

Middle East, 1977, Sept

(обратно)

154

См.: Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца. — М.: Наука, 1980, с. 222.

(обратно)

155

The New York Times, 1978, Sept. 19.

(обратно)

156

См.: Захаров А. М., Фомин О. И. Кэмп-Дэвид: политика, обреченная на провал. — М.: Междунар. отношения, 1982, с. 99— 103; Международная жизнь, 1981, № 1, с. 76–83.

(обратно)

157

Jeune Afrique, 1978, Oct. 2; Newsweek, 1978, Oct. 23.

(обратно)

158

Правда, 1978, 27 сект.

(обратно)

159

См.: Международная жизнь, 1983, № 12, с. 68; Покормяк Н. В. Израиль: курсом милитаризма и агрессии.—М.: Воениздат, 1982, с. 13–15.

(обратно)

160

The Christian Science Monitor, 1978, May 22.

(обратно)

161

Jewish Week and the American Examiner, 1976, Oct. 10–16, p. 12.

(обратно)

162

Идеология и практика международного сионизма, с. 59.

(обратно)

163

Цит. по: Новое время, 1978, № 34, с. 6.

(обратно)

164

XVII съезд Коммунистической партии Израиля. — М.: Политиздат, 1973, с. 11.

(обратно)

165

Ныне у международного сионизма два главных центра — израильский и североамериканский, два второстепенных — западноевропейский и латиноамериканский и два периферийных — в Австралии и Южной Америке (см.: Государство Израиль: Экономика и политика.—М.: Наука, 1982, с. 27).

(обратно)

166

См.: Сионизм в системе империализма, с. 105; Под знаменем ленинизма, 1982, № 8, с. 67–68.

(обратно)

167

Abourezk I. The American Public’s Perception of the Middle East. — Freedomways, 1976, vol. 16, Ns 3, p. 173.

(обратно)

168

Правда против демагогии и лжи.—М.: Политиздат, 1983, с. 208.

(обратно)

169

См.: Комсомольская правда, 1982, 25 сент.

(обратно)

170

Цит. по Международная жизнь, 1975, № 1, с. 116.

(обратно)

171

The Washington Post, 1981, Sept 15.

(обратно)

172

Цит. по кн.: Кровавые следы американского империализма. — М.: Мысль, 1982, с. 82.

(обратно)

173

Правда, 1981, 8 окт.

(обратно)

174

Цит. по кн.: Кровавые следы американского империализма.

(обратно)

175

См… За рубежом, 1982, № 28, с. 6.

(обратно)

176

См.: Литературная газета, 1982, Ns 30, с. 15.

(обратно)

177

См.: За рубежом, 1982, № 50, с. 12.

(обратно)

178

Цит. по: Известия, 1982, 12 июня.

(обратно)

179

См.: За рубежом, 1982, № 27, с. 8. Несколько позже в одном из своих октябрьских номеров американский журнал «Тайм» вынужден был признать, что у тех, кто утверждает, что Соединенные Штаты «несут бремя ответственности» за массовые расправы, есть на то все основания (см.: Известия, 1982, 23 окт.).

(обратно)

180

См.: Проблемы мира и социализма, 1982, № 8, с. 68.

(обратно)

181

Цит. по: Литературная газета, 1982, № 34, с. 9.

(обратно)

182

За рубежом, 1982, № 36, с. 4.

Здесь же следует отметить, что потери израильской армии во время преступной агрессии против палестинского и ливанского народов к началу 1983 года составили около 3 тысяч человек убитыми и ранеными (см.: Зарубежное военное обозрение, 1983, № 5, с. 80).

(обратно)

183

Цит. по. Известия, 1982, 28 окт.

(обратно)

184

Цит. по: Советская Россия, 1982, 3 окт.

(обратно)

185

См.: Правда. 1982. 3 дек.

(обратно)

186

См.: Сионизм — правда и вымыслы: Сб. статей. Вып. 3.—Мл Прогресс, 1983, с. 50–63; Правда, 3 дек.; Литературная газета, 1983, № 16, с. 10–11.

(обратно)

187

Следует подчеркнуть, что всесторонняя поддержка Тель-Авива наряду с демонстрацией силы на Ближнем Востоке окончательно' стала одним из наиболее "любимых" средств давления Вашингтона на расположенные там государства. Не случайно один из известных американских ястребов — бывший начальник штаба ВМС адмирал в отставке сионист Э. Замуолт прямо заявил о характере израильского вторжения в Ливан: "В самом правительстве (США. — Л…. уже с самого начала операции было налицо признание того, что стратегические цели Израиля в этой войне во многом параллельны американским интересам (The New York Times, 1982, Nov. 19). А министр ВМС Соединенных Штатов Д. Леман столь же бесцеремонно отметил: "Мы находимся на Ближнем Востоке для того, чтобы остаться. Мы намерены применить военную силу, если необходимо…" (U. S. News and world Report, 1982, Aug. 2, p. 23).

(обратно)

188

См.: Международная жизнь, 1983, № 6, с. 31–32.

(обратно)

189

См.: Правда, 1984, 1 апр.; Международная жизнь, 1984, № 4, с. 91–95.

(обратно)

190

Можно привести высказывание одного из лидеров сионизма X. Вейцмана: "Палестина должна стать настолько же еврейской, насколько Англия является английской" (Weizmann Ch. The Trial and Evror, p. 244).

(обратно)

191

См.: Государство Израиль: Экономика и политика, с. 120, 122; Идеология и практика международного сионизма: Сб. науч. труд., с. 100–101.

(обратно)

192

В 1946 году, например, в Палестине проживало свыше 1,2 миллиона арабов, в собственности сионистских организаций находилось тогда не более 6 процентов палестинской земли (From Haven to Conquest. — Beirut: 1971, p. 841; Hirst D. The Gun and the Olive Branch. — London: 1977, p. 132).

(обратно)

193

Сионизм — правда и вымыслы: Сб. статей. Вып. 2. — М.: Прогресс, 1980, с. 83.

(обратно)

194

Khader В. Anatomic du Sionisme et d’Israel. — Alger: 1974, p. 233.

(обратно)

195

Weinstock N. Le Sionisme contre Israel. — Paris: 1969, p. 375.

(обратно)

196

3 Halev I. Sous Israel la Palestine. — Paris: 1978, p. 68–69.

(обратно)

197

См.: Государство Израиль: Экономика и политика, с. 121.

(обратно)

198

Menuhin М. The Decadence of ludaism in Our Time. — Beirut: 1969, p. 135; Hirst D. The Gun and the Olive Branch, p. 221.

(обратно)

199

Zureik Е. The Palestinians in Israel. — London: 1979, p. 111.

(обратно)

200

См.: Сионизм — правда и вымыслы. Вып. 2, с. 88, 90; Journal of Palestine Studies, 1978, Issue 27, p. 34; Statistical Abstract of Israel 1978, № 29, p. 474.

(обратно)

201

Zureik Е. The Palestinians in Israel, p. 126; Weinstock N. Le Sionisme contre Israel, p. 386.

(обратно)

202

Известия, 1983, 30 мая.

(обратно)

203

См.: Сионизм — правда и вымыслы. Вып. 2, с. 90.

(обратно)

204

Медицинское страхование предоставляется не более чем 40 процентам рабочих арабской национальности, в то время как им охвачено 97 процентов еврейских рабочих. Доля трудящихся-арабов, на которых распространяются услуги фонда страхования здоровья, составляет 33 процента против 70 процентов среди евреев.

(обратно)

205

См.: Идеология и практика международного сионизма: Сб. науч, труд., с. 104–109; Государство Израиль: Экономика и политика, с. 123, 129.

(обратно)

206

См.: XVIII съезд Коммунистической партии Израиля. — Мл Политиздат. 1977, с. 77–78.

(обратно)

207

См.: XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 40.

(обратно)

208

Цит. по: Азия и Африка сегодня, 1984, № 1, с. 11.

(обратно)

209

См.: Сионизм — правда и вымыслы. Вып. 2, с. 98.

(обратно)

210

Только со времен "июньской" войны 1967 года к началу 80-х годов число новых беженцев достигло более полумиллиона, из них около 175 тысяч было изгнано во второй раз, а численность арабского населения на Западном берегу сократилось на 32 процента. Одновременно из 140-тысячного населения Голанских высот с родной земли было изгнано 110 тысяч арабов (см.: Новое время, 1981, № 33, с. 29: Известия, 1983, 3 апр.).

(обратно)

211

См.: Новое время, 1980, № 33, с. 12. Примаков Е. М. Истоки трагедии в Ливане. — Октябрь, 1983, № 3, с. 178.

(обратно)

212

См.: Идеология и практика международного сионизма: Критический анализ, с. 172.

(обратно)

213

Известия, 1984, 28 июня; The Arab People of Palestine Under the Heel of Israel Occupation. — Supplement to "Information Bulletin. Communist Party of Israel", 1979, № 213, p. 7.

(обратно)

214

Цит. по кн.: Государство Израиль: Экономика и политика, с. 138.

(обратно)

215

The Jerusalem Post, 1968, Apr. 18.

(обратно)

216

lorni, 1978, Apr. 5.

(обратно)

217

XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 85–86; Сионизм-правда и вымыслы. Вып. 2, с. 102.

(обратно)

218

См.: Аргументы и факты, 1984, № 34, с. 7.

(обратно)

219

Как подчеркивалось на заседании Совета Безопасности ООН в феврале 1983 года, на покрытие расходов, так или иначе связанных с колонизацией Западного берега реки Иордан, сектора Газа и Голанских высот, в целом идет около половины американской военной и экономической помощи Израилю.

(обратно)

220

XVII съезд Коммунистической партии Израиля, с. 103.

(обратно)

221

Middle East International, 1978 № 9, р. 10.

(обратно)

222

Цит. по: Известия, 1983, 26 мая.

(обратно)

223

См.: Новое время, 1983, № 16, с. 2.

(обратно)

224

См.: Зарубежный мир: Социально-политические и экономические проблемы. Вып. 5.—Киев. Наук, думка, 1983, с. 92.

(обратно)

225

См.: Под прицелом — профсоюзы: Хроника, свидетельства, факты. — М.: Профиздат, 1983, с. 43.

(обратно)

226

См.: Зарубежный мир: Социально-политические и экономические проблемы. Вып. 5, с. 95.

(обратно)

227

См.: Азия и Африка сегодня, 1984, № 1, с. 12.

(обратно)

228

Цит. по: Известия, 1981, 11 янв.

(обратно)

229

Там же, 1983, 26 мая.

(обратно)

230

См.: За рубежом, 1982, № 16, с. 7.

(обратно)

231

Правда, 1983, 30 июля; 4 авг

(обратно)

232

См.: Международная жизнь, 1983, № 2, с. 96.

(обратно)

233

См.: Известия, 1983, 8 февр.

(обратно)

234

См.: Литературная газета, 1980, 9 июля, с. 9; Правда, 1984, 14 мая.

(обратно)

235

См.: Известия, 1981, 16 сент.

(обратно)

236

См.: Правда, 1982, 26 апр.; 1983, 21 янв.

(обратно)

237

За рубежом, 1983, № 24, с. 16.

(обратно)

238

См.: Государство Израиль: Экономика и политика, с. 139.

(обратно)

239

См.: Известия, 1983, 19 сент.; За рубежом, 1984, № 11, с. 13.

(обратно)

240

Весьма характерно, что Израиль и его покровитель — США отказались участвовать в конференции, а ряд западных стран (Англия, Франция, ФРГ, Япония и другие), идя на поводу у Вашингтона, ограничили свое участие в столь важном и представительном форуме ролью "наблюдателей".

(обратно)

241

Литературная газета, 1982, 15 сент., с. 14.

(обратно)

242

См.: Мировая экономика и международные отношения, 1984, № 4, с. 59–60.

(обратно)

243

XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 33.

(обратно)

244

См.: Поавля. 1984. 5 янв.

(обратно)

245

Проблемы мира и социализма, 1984, № 3, с. 23.

(обратно)

246

См.: Правда, 1982, 28 нояб.

(обратно)

247

Правда, 1984, 29 апр.

(обратно)

248

Правда, 1984, 2 июня.

(обратно)

249

Комсомольская правда, 1982, 13 авг.

(обратно)

250

Цит. по: Литературная газета, 1983, 20 июля, с. 10.

(обратно)

251

Цит. по: Комсомольская правда, 1983, 12 мая.

(обратно)

252

Комсомольская правда, 1982, 13 авг.

(обратно)

253

См.: Известия, 1983, 13 авг.

(обратно)

254

Цит. по: Правда, 1979, 21 июля.

(обратно)

255

Проблемы мира и социализма, 1982, № 6, с. 40.

(обратно)

256

См.: Проблемы мира и социализма, 1982, № 6, с. 38.

(обратно)

257

Правда, 1984, 30 июля.

(обратно)

258

Цит. по: Комсомольская правда, 1983, 12 мая.

(обратно)

259

За рубежом, 1982, № 35, с. 47.

(обратно)

260

См.: Гура В. К. Соціальні міфи сіонізму. — К.: Політвидав України, 1982, с. 8–9; Зарубежное военное обозрение, 1978, № 4, с. 21.

(обратно)

261

См.: XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 32.

(обратно)

262

См.: Покормяк Н. В. Израиль: курсом милитаризма и агрессии.

(обратно)

263

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 61–62.

(обратно)

264

См.: Гольденберг М. А. Сионистские глашатаи антисоветизма, с. 44.

(обратно)

265

См.: Покормяк Н. В. Армия Израиля, с. 104–130; он же. Израиль: курсом милитаризма и агрессии, с. 54–76.

(обратно)

266

Подробнее см.: Звягельская И. Роль военной верхушки в формировании государственной политики Израиля. — М.: Наука, 1982, с. 106–130.

(обратно)

267

Цит. по: комсомольская правда, 1983, 12 мая.

(обратно)

268

Государство Израиль: Экономика и политика, с. 81.

Известно, что еще задолго до создания государства Израиль Д. Бен-Гурион, возглавлявший в 20-е годы сионистские подпольные военизированные группы в Палестине, организовал нелегальную доставку из ряда западных стран оборудования для изготовления холодного и легкого стрелкового оружия на местных кустарных предприятиях. В 40-х годах на таких предприятиях, открывшихся под прикрытием многих киббуцев (сельскохозяйственных артелей), выпускались пистолеты, пулеметы, ручные гранаты, легкие минометы и боеприпасы к ним. Это оружие широко использовалось сионистскими полулегальными террористическими организациями, которые впоследствии стали основой для создания израильской армии.

(обратно)

269

XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 97. Следует отметить, что военную отрасль израильской экономики активно поддерживают финансово-промышленные воротилы, "столпы" международного сионизма. Так, например, руководимая сионистом Шидловским французская компания "Тюрбомека", производящая реактивные двигатели для бомбардировщиков, после установления Францией эмбарго на поставку оружия в Израиль построила около Тель-Авива завод по производству авиационных двигателей, которым владеет совместно с фирмой "Исраэл эйр-крафт индастрис".

(обратно)

270

The lerusalem Post, 1979, July 1.

(обратно)

271

Подробнее см.: Государство Израиль: Экономика и политика, с. 83–95; Покормяк Н. В. Израиль: курсом милитаризма и агрессии, с. 91–98; Нагайчук В. I. Ставка на розкол. — К.: Політвидав України, 1982, с. 62–65.

(обратно)

272

The Jerusalem Post, 1979, July 7.

(обратно)

273

См.: Красная звезда, 1981, 28 янв.; 16 февр.

(обратно)

274

The Financial Times, 1977, July 23.

(обратно)

275

См.: Известия, 1982, 21 июня.

(обратно)

276

Fortune, 1978, March 13, р. 73.

(обратно)

277

Новое время, 1981, № 49, с. 17.

(обратно)

278

См.: Сионизм — правда и вымыслы. Вып 3. — М.: Прогресс, 1983, с. 98; Красная звезда, 1979, 31 марта; Известия, 1982, 14 дек.

(обратно)

279

Afrique-Asie, 1982, № 263, р. 26–28.

(обратно)

280

Цит. по: Правда, 1981, 1 сент.

(обратно)

281

См.: Сговор против африканских народов: Кто и почему поддерживает расистов ЮАР. — М.: Прогресс, 1983, с. 77.

(обратно)

282

India Quarterly, 1975, vol. 31, № 4, р. 365.

(обратно)

283

См.: Зарубежное военное обозрение, 1983, № 7, с. 75.

(обратно)

284

См.: Новое время, 1983, № 6, с. 28–29; Зарубежное военное обозрение, 1983, № 7, с. 75.

(обратно)

285

См.: Правда, 1981, 26 дек.; Красная звезда, 1982, 16 янв.

(обратно)

286

См.: Известия, 1983, 27 авг.

(обратно)

287

Die Burger, 1971, Junie, р. 12.

(обратно)

288

Цит. по кн.: Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империализма. — Минск: Беларусь, 1981, с. 133.

(обратно)

289

См.: Белый дом и черный континент. — М.: Прогресс, 1984, с. 120–121.

(обратно)

290

См.: Савцов В. Я. Злочином І облудою. — К-: Політвидав України, 1983, с. 137–152.

(обратно)

291

См.: Международная жизнь, 1983, № 4, с. 121–125; За рубежом, 1983, № 17, с. 16. Известия, 1984, 15 мая.

(обратно)

292

Хачатуров К. А. Латинская Америка: идеология и внешняя политика.—М.: Междунар. отношения, 1983, с. 285.

(обратно)

293

International Herald Tribun, 1982, Dec. 18–19.

(обратно)

294

Пленум Центрального Комитета КПСС, 14–15 июня 1983 г.: Стеногр. отчет, с. 189.

(обратно)

295

См.: США: экономика, политика, идеология, 1973, № 3, с. 48.

(обратно)

296

2 Международный сионизм: История и политика.—М.: Политиздат, 1977, с. 149.

(обратно)

297

Bar-Zohar М. Ben-Gurion. The Armed Prophet. Prentice-Hall. — N.-Y.: 1968, p. 241–242.

(обратно)

298

Критика национализма — реакционной идеологии современной буржуазии. — Киев: Наук, думка, 1981, с. 265–266.

(обратно)

299

Цит. по кн.: Против сионизма и израильской агрессии.—М.: Наука, 1974, с. 20.

(обратно)

300

Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после ХПІ съезда КПЧ. — М.: Политиздат, 1971, с. 27.

(обратно)

301

См. подробнее: Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империализма, с. 88—100.

(обратно)

302

См.: Большаков В. Над пропастью во лжи,—М.: Мол. гвардия. 1981, с. 152.

(обратно)

303

См.: Дадиани Л. Я. Сионизм — идеология расизма и антикоммунизма. — В кн.: Критика национализма — реакционной идеологии современной буржуазии, с. 266.

(обратно)

304

См.: Правда, 1981, 25 дек.

(обратно)

305

См.: Модржинская Е. Д., Лапский В. Ф. Яд сионизма, с. 30.

(обратно)

306

Конституция/Основной Закон/ Союза Советских Социалистических Республик. — М.: Политиздат, 1978, с. 17.

(обратно)

307

Правда, 1983, 1 апр.

(обратно)

308

См.: Под знаменем ленинизма, 1984, № 7, с. 55.

(обратно)

309

См.: Беренштейн Л. Е. Обреченность политики и практики сионизма. — Киев: Наук, думка, 1980, с. 177; Полянкер Г. Слушать время, воспевать человека. — Литературная газета, 1981, 15 апр., с. 2.

(обратно)

310

См.: Пода Н. Г. Несостоятельность сионистских измышлений о положении евреев в СССР. — Под знаменем ленинизма, 1984, К" 7, с. 56.

(обратно)

311

Знамя коммунизма, 1983, 12 мая.

(обратно)

312

См.: Азия и Африка сегодня, 1983, № 5, с. 18.

(обратно)

313

См.: Критика национализма — реакционной идеологии современной буржуазии, с. 254.

(обратно)

314

См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 120–121.

(обратно)

315

Там же, с. 129.

(обратно)

316

Там же, с. 122.

(обратно)

317

См.: Коммунист, 1981, № 14, с. 97.

(обратно)

318

См.: Знамя коммунизма, 1983, 14 июля.

(обратно)

319

См.: Сафронов В. Д. Лицом к лицу с идеологическим противником. — М.: Политиздат, 1981, с. 10.

(обратно)

320

Аргументы и факты, 1983, № 49, 6 дек.

(обратно)

321

См.: Правда, 1984, 15 марта; Известия, 1984, 3 марта.

(обратно)

322

См.: Актуальные вопросы современной идеологической борьбы. — М.: Политиздат, 1980, с. 395.

(обратно)

323

См.: Баннов Б., Вачнадзе Г. Чужие голоса в эфире.—М.: Мол" гвардия, 1981, с. 179–180.

(обратно)

324

3 См.: Литературная газета, 1983, 9 марта, с. 10.

(обратно)

325

См.: Актуальные вопросы современной идеологической борьбы, с. 391–392.

(обратно)

326

Сазонов А. А. Критика буржуазных фальсификаций внутренней и внешней политики КПСС. Киев: Вища школа, 1981, с. 149–150.

(обратно)

327

См.: Правда против демагогии и лжи: Сб статей.—М.: Политиздат, 1983, с. 261–262.

(обратно)

328

Цит. по кн, Большаков В. Над пропастью во лжи, с. 143.

(обратно)

329

Цит. по ки.: Сионизм в системе империализма. — Киев: Политиздат Украины, 1981, с. 146.

(обратно)

330

Холл Г. Революционное рабочее движение и современный империализм. — М.: 1975, с. 172–173.

(обратно)

331

См.: Римаренко Ю. И. Антикоммунистический альянс. — Киев: Наук, думка, 1981, с. 7–8.

(обратно)

332

См.: Чередниченко В. П. Анатомия предательства, — Киев: Политиздат Украины, 1983, с. 272.

(обратно)

333

Lewitzkyj В. Die Ukrainische SSR. — Кoln: 1971, S. 16; Politische Studien, 1976, № 230, S. 608.

(обратно)

334

Цит. по кн.: Шевцов В. Д. Український буржуазний націоналізм у коричневій уніформі. — К.: Наук, думка, 1981, с. 134.

(обратно)

335

См.: Чередниченко В. П. Анатомия предательства, с. 280.

(обратно)

336

Пост імені Ярослава Галана. Книга дванадцята. — Львів: Каменяр, 1983, с. 72.

(обратно)

337

См.: Пост імені Ярослава Галана. Книга дванадцята, с. 69.

(обратно)

338

См.: Вечерняя Одесса, 1983, 17 авг.

(обратно)

339

См… Известия, 1983, 23 ноя б.

(обратно)

340

Коммунист Украины, 1983, № 4, с. 34.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • В ОРБИТЕ РЕАКЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
  • РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЖАНДАРМ ИМПЕРИАЛИЗМА США
  • ПОД ПРИЦЕЛОМ ТЕЛЬ-АВИВА
  • ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДИВЕРСАНТЫ: демагогия, ложь, провокации
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке