Мир, где мне немного рады (fb2)

- Мир, где мне немного рады [СИ] (а.с. Мир, не оправдавший моих ожиданий-7) 1.27 Мб, 372с. (скачать fb2) - Кирико Кири

Настройки текста:



Мир, где мне немного рады

Часть сорок шестая. Дела семейные.

Глава 211

Это было подземелье, классическая темница, в коих в своё время сама Констанция не раз загоняла пленников и преступников. А чуть позже и своих врагов, врагов Эви и вообще всех тех, кто стал им неугоден. В их замке очень редко кто из пленников выбирался из таких подземелий — это практически всегда была дорога в один конец.

И как говорил её учитель по фехтованию, если не быть аккуратным, в один прекрасный момент ты сам можешь оказаться на месте твоего противника.

Слова оказались для неё пророческими. Теперь Констанция сама сидела на деревянной скамье, грубо сколоченной из досок в тёмной камере из чёрного камня, который слегка порос мхом в некоторых местах и блестел влажной поверхностью в свете редких факелов.

Но было здесь значительное отличие от подземелий её замка - подозрительная тишина.

Здесь не кричали от безысходности пленники, не шумели цепи на оковах, не слышался плачь или мольбы умирающих, крики тех, кого пытают и стоны тех, кто уже прошёл свои круги ада в этот день. Нет, здесь было подозрительно тихо. Так тихо, что можно было услышать, как капают капли воды с потолка и разбиваются о каменный пол.

И Констанцию это нервировало больше, намного больше, чем если бы здесь было полно пленников, которые бы стонали, кричали и плакали. Ведь если нет никого, то это лишь значит, что...

А вот именно что это значило, Констанция предпочитала не думать. Слишком уж много вариантов могло быть. Но два основных всё же оставались следующими:

Здесь тихо, так как никого не сажают в темницу.

Здесь тихо, так как тех, кто мог бы шуметь, в живых нет, и они надолго здесь не задерживаются.

Хотелось бы верить в первый вариант, но в мысли упорно долбился именно второй, так как Констанция, прожив столько в этом мире, не сильно верила в такие «чудесные» истории. Да и Патрик, коего она видела в комнате, не сильно подходил под доброго жреца, который несёт свет и добро в этот мир.

Единственное, чему она могла быть благодарна, так это тому, что её дочь сейчас рядом с ней.

Констанция прижала поплотнее к себе Фемию, которая была у неё под бочком, словно таким образом хотела согреть, несмотря на то, что здесь и так было тепло. Одно ощущение её тепла и тела успокаивало Констанцию. Пока её ребёнок рядом, ничего ещё не кончено.

Хотя и так было понятно, что ничего не кончено, иначе бы их сюда не перетащили. Именно перетащили, так как после того, как она принесла свою часть клятвы (так кощунственно использовать это!), клятва последовала и за Фемией. А потом они обе приняли какие-то гранулы на подобии кусочков соли, однако с непонятным травяным вкусом и отключились.

Проснулись здесь.

И в тот момент сердце Констанции замерло в холодных оковах, пока её рука не нащупала посреди холодного, слегка сырого камня тельце спокойно спящей дочери. Одни из самых долгих томительных секунд в её жизни.

- Ма, что с нами будет? - тихо спросила Фемия, сидя у матери под боком. Она приподняла голову, пытаясь заглянуть ей в глаза, но Констанция лишь смотрела на противоположную стену.

Тишина подземелья и на неё действовала угнетающе.

Буйная дочь с шилом в мягкой точке и замашками парня превратилась в напуганную девчонку, жмущуюся к матери. Первый раз оказавшийся в подобной ситуации, вся её спесь была сбита, и теперь под боком у мамы ютилась обычная девушка.

- Не знаю. Но ничего плохого или хорошего. - ответила совершенно спокойно Констанция, не давая страхам просочиться в голос.

- То есть вообще ничего?

- То есть с нами ничего не сделают. Сделают с другими.

- С другими? С тёть Эви что ли?

Но Констанция промолчала. Не было желания у неё отвечать на подобные вопросы, как и не было желания вообще говорить на подобные темы. И так на душе было больно и темно; поднимать подобные вопросы вообще не стоило.

Но вот Фемия не была готова замолчать. В её голове было много вопросов, вызванных не совсем понятным для неё разговором между матерью и Мэйном. Разговором, который создавал иллюзию, что они друг друга знают. И слегка придя в себя после подобного поворота событий, она начала доставать мать.

- Ма, ты говорила, что я его дочь. Что ты имела в виду? - через несколько минут тишины вновь задала вопрос Фемия. Её голос неуверенно звучал в камере, оттого что она боялась услышать довольно грубый ответ от матери. - Разве мой отец не погиб много лет назад ещё до моего рождения?

Но реакция той была диаметрально противоположной ожидаемой. Констанция вздохнула, прижала к себе дочь, рукой погладив по голове, чувствуя её волосы под ладонью, и поцеловала Фемию в макушку.

- Погиб. Но не окончательно, - у неё промелькнула мысль, что лучше бы он вообще не воскрешался. С одной стороны она злобно соглашалась с этой мыслью, но с другой ей становилось грустно оттого, что к этому она пришла. Да и Патрик был скорее другом для неё, с которым можно было перепехнуться, чем чем-то большим.

Даже после дочери он оставался таким, хотя отношение у неё к нему слегка изменилось. Констанция была даже по своему благодарна Патрику за то, что он подарил ей такого ребёнка.

Другое дело Эви; она питала к нему тёплые чувства, сродни романтическим, однако Констанция никогда этот вопрос не поднимала, видя, как та расстраивается, стоит ей упомянуть об их отношениях.

- Это значит... этот парень...

- Твой отец, всё верно, - подытожила Констанция.

Фемия замолчала. Не на долго. Чего-чего, а её дочь была ещё той болтушкой.

- Он... быть не может... - буркнула она недовольно.

- Ну почему же, - улыбнулась тепло Констанция. - Вы характерами похоже. И манера говорить у вас похожая. Я, честно говоря, глядя на тебя, иногда вижу его прежнего.

- Этот... парень... придурок... мой отец? С ума сойти...

- О-о-о... он ещё и антигерой, хочу заметить. Но ты это и так поняла.

- Мой отец... мой ровесник... Знаешь, - Фемия подняла голову и посмотрела матери в лицо со слабой улыбкой, - я ожидала увидеть воина. А он скорее похож на злобного библиотекаря, который кидается книжками в людей.

Констанцию повеселило такое сравнение.

- Ну да, выглядит как злобный дрыщ-алхимик, - улыбнулась она. - Что есть, то есть. Однако это всего лишь на вид... - улыбка пропала с её лица. - Но он сильно изменился с последнего раза.

- Очень?

- Я... не скажу тебе, доча. Просто раньше он был куда более добрым и спокойным. По крайней мере от взгляда на него не становилось жутко. Я сомневаюсь, что он прежний бы стал делать подобное.

Картина того, как он приставил к голове её дочери смертоносную штуку, заставило Констанцию вновь почувствовать ярость и злость на него.

Нет, Патрик сильно изменился. Раньше это был обычный хитрый паренёк, который умудрялся устраивать хаос на ровном месте. Теперь же это был хладнокровный циничный человек, готовый пойти по трупам. Она не видела в его глазах в тот момент ничего святого, никаких границ, норм, принципов или банальной человечности. Чудовище. Лишь холод и пустота в его глазах.

И Констанции было интересно, что он пережил, из-за чего стал таким. С чего он превратился в такое.

«Если бы мы нашли его раньше, до того, как его так потрепало... Эви была бы счастлива, а он бы не стал таким», - с грустью подумала Констанция.

Хотя она не отменяла факта того, что ей это могло привидеться от неожиданности и страха за дочь. Да, лучше будет, если это ей привиделось.

Хотя это не отменит факта, что он сильно изменился.

- И как получилось, что ты с ним... ну... вы это... того... вместе... - неуверенно поинтересовалась Фемия, краснея.

- Как сделали тебя? Ну... - Констанция вернулась к тому вечеру, когда она, Эви и Патрик набрали выпивки и хорошенько напились, после чего втроечка устроили небольшой марафон. - Просто однажды нам было очень весело и хорошо, отчего не имело значения, кто и с кем.

- Хочешь сказать, что зачала меня по пьяни? - возмутилась Фемия. - И после этого ты мне читаешь нотации о том, как себя вести?! Сама то вон какой была! А мне: то не делай, это не говори, так себя ве... ай!

Констанция несильно, но чувствительно стукнула её костяшками пальцев по голове.

- Не тебе обсуждать, как и с кем я сплю, Фемия. Ещё со мной дочь моих мужчин не обсуждала. К тому же раньше и время было другое. Я не хочу, чтоб такая идиотка как ты повторила мой путь и мои ошибки.

- Это я ошибка?! - возмутилась обиженно Фемия. - Мне двадцать! Я сама могу решить, что правильно, а что нет!

- Была бы ты ещё не такой дурной... - вздохнула Констанция. - Двадцать лет, а мозгов ни на грамм.

- Ну и ладно! - буркнула обиженно Фемия, но из-под руки Констанции вылазить не спешила. И потом чуть тише продолжила. - Просто ты не сильно-то и рассказывала о том, как и когда я появилась.

- А ты не сильно спрашивала, - парировала Констанция, при этом мысленно признаваясь, что в другой ситуации не стала бы открывать и таких вещей своей дочери.

- Будто бы ты ответила мне честно, - недовольно хмыкнула Фемия. - И кстати, он назвал тебя фомкой. Почему?

- Не фомкой, фемкой.

- Так почему? - настойчиво спросила Фемия.

- Не знаю, с чего он меня так зовёт. Хотя мне говорили, что это типа укороченного обозначения свободной женщины, - хотя зная его, она могла предположить, что Патрик вполне мог вкладывать туда и другой смысл.

- Свободной женщины? И ты оттого меня так странно назвала? Типа в честь того, как он тебя звал?

- Да, - кивнула она. - Мне понравилось твоё имя, которое я придумала.

- Ужасное и... ай! Да хватит! Голову проломишь!

- А ты научись вести себя как подобает девушке.

- Кто бы гово... ай! Да ма! Прекрати!

- Оставь свои пацанские замашки, Фемия. Иначе не быть тебе невестой.

- Как будто после этого у нас есть какие-либо шансы на подобное, - пробормотала Фемия тихо.

И в отличие от Констанции она не сильно верила, что их отпустят. Просто потому что она не знала всех тонкостей и думала слишком прямо в отличие от той же Констанции. То ли опыта не хватало, то ли мозгов.

Констанция же знала, что не будь они нужны, сейчас бы их трупы кормили бы червей или остывали после огня, светя костями.

Патрику они были нужны.

Она была нужна, так как имела доступ к Эви и многим её секретам. И пока она будет ему нужна, их никто не тронет. Её не тронут, а вот насчёт дочери она была не уверенна.

Эти долгие минуты ожидания переходили в часы, в то время как для них двоих это время стало вечностью. Сидя на скамейке, они ждали исхода.

И через некоторое время они его дождались.

По подземелью раздались тяжёлые твёрдые шаги нескольких человек, эхом прокатываясь по коридору. Они становились всё громче и отчётливее, приближаясь к их камере. Фемия под рукой Констанции вся напряглась. Последняя же выпрямилась, вернув себе самообладание и строгий властный вид.

Даже при таких переговорах многое зависит оттого, как ты себя ведёшь. И Констанция хотела подать себя той, которой её все знали — неприступной сильной женщиной, которая была твёрже стали.

По крайней мере со слов других.

Но к её разочарованию, к ним пришёл не Патрик. Не тот, кого бы она хотела видеть даже просто потому, чтобы понять, настолько ли он сильно изменился или у её страха слишком буйное воображение.

Нет, к решётке их камеры подошёл не Патрик; молодая девушка с чудовищно давящей аурой.

Одетая в чёрное платье с коротким рукавом, с чёрными длинными волосами, спускающимися за её спиной, она внимательно смотрела на них своими тёмно-красными глазами. И несмотря на её вежливую улыбку, на её кроткое поведение, Констанция чувствовала от неё угрозу куда большую, чем от тех же стражников за её спиной со странными дубинками, соединёнными с железными трубками.

Правда и она сама сталкивалась множество раз с подобными личностями, отчего тёмная девушка не произвела на неё сильного эффекта. Констанция лишь вытянулась, показывая всем видом, что подобным её не проймёшь. А вот Фемия невольно спряталась за матерью.

Однако одно то, что теперь в окружении Патрика водятся такие личности, как бы нескромно намекает, он значительно изменился.

- Госпожа Констанция, полагаю, - вежливо произнесла девушка. Её голос был лёгким, молодым, приятным и неприятно пробирающим до костей. Не Констанцию, но её дочь.

- А ты кто? - дерзко бросила Констанция в ответ.

- Моё имя не имеет значения, - ответила она. - Пройдёмте за мной и... - она очень красноречиво приподняла голову, словно смотря на неё свысока. На её губах улыбка стала сильнее, - я бы советовала не совершать глупостей. Мы же не хотим, чтоб мой господин потом лично разбирался со всем этим, верно?

Констанция, так же гордо вздёрнув голову, встала, дёрнула за собой не такую смелую дочь, и нарочито медленно вышла из камеры. Никто ей не сказал и слова, терпеливо дожидаясь.

Там её ждало ещё человек семь с одним магом (магов вообще было легко отличить от других по их одежде). И практически все с дубинками, соединёнными с железной трубкой. Констанция предположила, что эффект у них такой же, как и у той маленькой смертоносной штуки в руках Патрика.

А если напрячь память, то оно по звуку было подозрительно похоже на то оружие, которым он пользовался ещё двадцать один год назад. Возможно, он умудрился воссоздать его. А глядя на его людей, можно не сомневаться, что ресурсы и возможности у него были.

Они двинулись из этих подземелий по узким каменным коридорам через запутанную цепь проходов. Проходя мимо одного из коридоров, Констанция услышала уже знакомые звуки любой темницы. Видимо ту часть расчистили специально для неё.

Пройдя по темнице, они попали на большую круговую лестницу, уходящую вверх. Перед ней, спокойно шла тёмная девушка, но даже несмотря на то, что она не оборачивалась, Констанция буквально на физическом уровне чувствовала за собой слежение. Не радовало и восемь человек за спиной, семь из которых были вооружены тем оружием. Если оно стреляет так же, то здесь увернуться у неё не было ни шанса. Особенно с дочерью. Да и маг задачу не облегчал. Даже со своим уровнем она могла спокойно умереть, получив болт в голову или в сердце. Может не сразу, но очень и очень скоро.

Кстати, что касается повреждений, Констанция не сразу заметила, что нога её уже и не болит. Видимо, пока она была в отключке, её по-быстрому исцелили. Хоть на этом спасибо, не заставили хромать её по ступеням.

Они поднимались всё выше и выше по круговой лестнице, пока наконец не упёрлись в массивную деревянную дверь, что имела небольшое окошко, в данный момент закрытое. Стоило им подойти, как дверь тут же открылась, и там их ждало ещё человек пять с таким же странным оружием, что и у её конвоиров.

Вместе они двинулись уже по нормальным, прилично отделанным помещениям, чьи стены украшали всевозможные портреты разных людей. Никого из них Констанция не узнала, хотя вот герб графства она заметила за их спинами.

Это был герб графства Анчутки.

Быть может Патрик работает на этого хмыря?

Констанция видела его и слышала о нём. Однако она ни разу не замечала, чтоб тот как-либо метил выше собственной группы. Неужели решил рискнуть на подобное? Или её хотят заставить думать, что это виноват Анчутка?

Как бы то ни было, они поднялись ещё на несколько этажей административного здания (в этом она была уверена), после чего остановились напротив кабинета мэра.

Тёмная девушка без стука открыла дверь, вошла внутрь и отошла в бок, показывая, что они могут проходить. Что касается стражи, то та осталась за дверью.

«В любом случае им здесь делать нечего. С клятвой я никуда не смогу деться», - мрачно подумала Констанция, оглядывая кабинет. Самый обычный вычурный кабинет, который пытался показаться богатым за счёт ковра, дорогой мебели и картин, подобранных без вкуса и стиля, скорее для вида.

И за большим столом, читая какую-то книгу, сидел Патрик. Сидел с таким видом, словно книга была интереснее, чем посетители, что зашли к нему.

И первым желанием у Констанции было подойти и ударить его. Хорошенько влепить ему пощёчину, чтоб потом вся пятерня на его щеке светилась.

Она даже не подумала, что это будет слишком по-женски; куда логичнее было бы влепить с её стороны ему кулаком.

Глава 212

- Привет фемка, привет Фемия... - он замолчал, посмотрел из-за книги на них, вздохнул, откладывая её на стол. - Бля, и назвала же ты дочь, пиздец просто. Вместо там Лилии, Александры или Кипарисы Фемией... дурной пример этого мира заразителен. - Он кивнул на кресло, что стояло у стены. - Садись уж, чего как не родная, поговорим немного.

- А нам есть о чём, родной? - холодно осведомилась Констанция.

- Конечно, - удивлённо захлопал он глазами. - Или, например, я могу заставить тебя раздеться и танцевать перед нами стриптиз. Мне то похуй, но дочке как в глаза смотреть будешь?

Констанция недовольно цыкнула и села на предложенное кресло. Фемия скромно села рядом с ней поближе, словно ища какой-то защиты. Прямо само изящество и скромность — спинка ровная, ручки на коленках. Патрик же с диким скрежетом, оставляя на лакированном полу царапины и задирая ковёр, подтащил другое кресло и сел напротив. Тёмная девушка осталась стоять между ними словно рефери.

И вновь молчание. Патрик буквально сверлил их взглядом, сложив пальцы домиком и облокотившись на спинку кресла. В его глазах было пусто, его лицо ничего не выражало, и вокруг него чувствовалась какая-то холодная сосредоточенная аура человека, привыкшего действовать. Констанция ощутила неприятное давление с его стороны, словно оказалась под грудой камней.

Тишина продлилась не долго. Констанция не собиралась сдаваться просто так; это были тоже своего рода переговоры, от которых зависело её положение. Даже здесь она хотела показать себя непокорённой, полной чести и достоинства, чтоб не вызывать у него желания лишний раз воспользоваться собой. Ведь даже в рабском положении ты можешь диктовать свои условия.

Она не разрывала зрительного контакта с его пустыми глазами, как делала это много раз во время других переговоров, зачастую заставляя своих собеседников отвернуться.

Но только не его. Патрик совершенно спокойно смотрел ей в глаза, словно хотел найти там что-то интересное.

Он действительно вырос над собой, пусть и в не самую хорошую сторону. Стал сильнее, увереннее, прибавил себе мужественности, при этом не сильно изменившись. «Да и стального стержня в нём стало больше», - нехотя призналась сама себе Констанция. А за признанием последовала оценка — как его способностей, так и общая.

- Так чего ты хотел?

Констанция едва сдержалась, чтоб не дать подзатыльника дурной дочери. И её глаз едва заметно дёрнулся оттого, что идиотка полезла со своими вопросами.

Но Фемия была другого мнения о ситуации. В отличие от матери она была практически впервые на таких переговорах, и больше всего на неё действовала вставшая недалеко от неё Клирия. Она несколько раз неуверенно поднимала взгляд, и тут же встречалась им с тёмной девой, у которой в глазах играли адские огоньки. Вздрагивала, отводила, чувствуя на себе взгляд и вновь, словно загипнотизированная поднимала взгляд.

И так по кругу.

Под конец она так извелась, что едва сидела, чувствуя на своих плечах жуткое давление, когда сердце билось с чудовищной частотой у самого горла. И вопрос, который она выпалила, был своеобразной разрядкой для неё, так как терпеть такое напряжение она была не в силах.

Казалось, что с вопросом она стравила и своё давление, накопившееся внутри.

- Чего я хотел? - задумчиво повторил за ней Патрик, которого она знала как Мэйна. - Да в принципе твоя маман уже догадалась, чего именно, не так ли? - он перевёл взгляд на Фемию, а потом вновь на Констанцию.

- Шпионить за Эви, - холодна сказала Констанция, показывая всё своё отношение к этому.

- Верно, - кивнул он. - Всё лучше, чем предавать, верно?

- А есть разница?

- Естественно! - воскликнул он. - Я бы мог попросить тебя отрубить её голову и принести мне, но я же подобного не прошу.

«А ведь мог бы», - невольно подумала Констанция и содрогнулась от картины, которая промелькнула у неё в голове.

- Так значит ты действительно мой отец, - уже не спрашивая, сказала Фемия и Констанции внеочередной раз захотелось стукнуть ту. Если они отсюда выберутся, то ей надо будет поговорить с дочерью по поводу этого.

- Ну... получается, что так, - пожал он плечами. - Сам в шоке если честно. До последнего не верил, что это правда, пока фемка не сказала.

- Из-за этого ты возился со мной? - буравила Фемия его взглядом. - Домашка, экзамены, лекции?

- Если по чесноку, то да. Знаешь, стоило о тебе мне узнать, как сразу подозрения на подобное пали. Особенно твоё «чо». Это вообще тихий ужас. Как быдло с района говоришь, а не как девушка.

Констанция бросила на неё взгляд победительницы, словно говоря: «я же тебе говорила, что так говорить неприлично. Вон даже кто тебе об этом говорит».

- Кто бы вообще говорил!

- Я говорю, - спокойно ответил он. - Или хочешь опуститься на мой уровень?

Фемия открыла рот, чтоб что-нибудь ответить... и ничего не сказала. Ни единой мысли, что она бы могла ему сказать в ответ на это, не возникло.

Патрик повернулся к Констанции.

- Пиздец же ты нашу дочу воспитала, - вздохнул он.

- Молчал бы, не помню тебя во время её детства.

- Естественно, я был мёртв, дура, - возмутился он. - И угадай, по чей вине?

- Никто не просил тебя спасать мою жизнь! Ты убил там больше сотни человек!

- Меньше тысячи?! Это просто ужасно, в следующий раз буду лучше стараться. Хотя кто бы мне этого вообще говорил, помощница главы фракции Ночи, что помогла развязать гражданскую войну!

- Мы воевали за свободу!

- Ага, что не мешало тебе за ту же свободу мочить до этого тех, за кого ты воевала. Чот двойными стандартами воняет.

- Я боролась за справедливость!

- Ага, да как же! Как только саму прижали к стене, так сразу взвыла. А до этого за милую душу крошила ту же нечисть, разве нет?

- Не тебе меня судить!

- Да кому ещё, как не мне? Что одна идиотка, что другая. Дочь в мать, ничего удивительного! По своему образу и подобию воспитала!

- Ничего подобного!

- Я не идиотка! - воскликнула обиженно Фемия.

- Идиотка! - в ответ синхронно рявкнули Констанция и Патрик, после чего вновь начали буравить друг друга взглядом. А Фемия вся сжалась от такого давления сразу с двух сторон.

- Я не просила меня спасать, - чуть ли не прорычала Констанция.

- Тогда я могу всё вернуть назад, - в ответ с угрозой ответил Патрик. - Может мне заставить твою дочь выпрыгнуть в окно?

Повисла тишина. Констанция продолжала буравить его взглядом, хотя ничего на подобное и не ответила.

- Так что, приказать? - спросил с нажимом Патрик.

- Нет, - нехотя, пылая гневом, ответила она.

- Я провалялся в земле сраных двадцать лет, закопанный у чёрта на куличиках и не просил, чтоб меня воскрешали, - вздохнул он. - И если вы действительно, как ты говорила, хотели меня воскресить, могли бы и поискать хорошенько.

- Мы искали.

- Хуёво искали! Нашли меня почему-то совершенно другие люди. И из-за этого... - он хотел было ещё что-то сказать, но остановился. Сделал глубокий вдох, выдох и вновь облокотился на спинку кресла. - Плевать. Клирия, чай, пожалуйста.

- Слушаюсь, - поклонилась девушка и отошла к шкафу напротив.

- Что касается вас... Вернее тебя, Констанция, то мне нужно, чтоб ты вскрыла для меня всю свою группу слежки.

- Какую группу? - включила дурочку Констанция, хотя и так прекрасно понимала, что ему всё известно.

- Оставь это, неужели думаешь, что я пропустил бы подобное мимо? - вздохнул он. - Например то, что за группой нелюдей следит чудесная тина?

Констанция промолчала.

- Я хочу, чтоб ты глушила все сообщения от своей сети. Чтоб Эви на стол попадало только то, что всё хорошо, просто замечательно и никто ничего не видел и не слышал. Словно всё идёт просто отлично.

- Ты думаешь, что я пойду на это? Что она поверит?

- А ты сделай, чтоб поверила, - с нажимом произнёс он. Его взгляд красноречиво скользнул по Фемии. - Можешь попытаться сделать иначе, стукануть Эви, например, и так далее, но во-первых: ты сдохнешь сама ещё до того, как скажешь что-либо. Поверь, в такой ситуации договор задушит тебя ещё до того, как она поймёт что-либо. Во-вторых, в след за тобой сдохнет твоя дочь.

- И после этого ты называешь меня своей дочерью, - с ненавистью глянула на него Фемия.

- Да, - совершенно спокойно ответил он.

- Но ты мне не отец. Особенно после этого.

- Пф-ф-ф... да всем насрать, чо ты там думаешь. Так что молчи, а то могу заставить запихать твои же носки тебе в рот вместо кляпа.

Фемия замолчала, вполне понимая, что такой приказ он может отдать. И не было у неё желания так унижаться перед ним. Даже несмотря на такую новость, что её отец этот парень со смешным именем, от которого теперь не хотелось смеяться, она всё равно не могла воспринять его как родного человека. Для неё он, скорее всего, так и останется обычным парнем, с которым она познакомилась во время учёбы.

Некоторые ушедшие вещи уже не вернуть.

Констанция с грустью посмотрела на свою Фемию и на человека, что стал отцом её дочери. Ведь не погибни он тогда, вполне возможно, что всё сложилось бы иначе. Она никогда не стремилась трахаться со всеми подряд и ей бы вполне хватило и такого человека как он. Человека, который пытался её защитить в своё время.

Даже со всеми недостатками они могли бы быть вместе, и ей бы не пришлось растить дочь одной. Не пришлось бы рожать её на поле боя в грязи, пропитанной кровью солдат, под проливным дождём, хватаясь за руку своей единственной подруги. Она бы смогла бы больше уделять внимания дочери и воспитать её настоящей девушкой, а не оставлять на попечительство своих подчинённых, не имея времени даже рассказать той сказку на ночь.

Они были бы действительно обычной семьёй и может войны бы никогда не было...

Некоторые вещи не вернуть.

В этот момент тёмная девушка подала им чай. Каждый молча взял свою чашку. И когда все начали пить, Патрик неожиданно произнёс:

- Козявка!

Реакция была незамедлительной — Фемия тут же прыснула от смеха, и весь чай хлынул у неё через нос на одежду. Попутно она буквально выдула наружу смехом половину кружки, оставив на ковре тёмное пятно.

Вот уж точно её отец. У них даже повод для шуток один и тот же.

- Кстати, мне нужны ещё списки всех дел, которые ведёт Эви, - добавил Патрик, опорожнив свою кружку. - Абсолютно все дела, с которыми она связана и которые она собирается вести. Так же нужна вся доступная информация и компромат на каждое графство. Что угодно, всё что только есть. Плюс компромат на все страны, которые существуют на этом континенте.

- Зачем тебе? - нахмурилась она.

- Мне нужно знать, чего они хотят, их цели, их желания, предметы их зависти, их тёрки и всё-всё-всё. Даже если они не поделили сраный толчок на границе, мне нужно это знать. Ещё мне нужна вся возможная инфа по горной империи вплоть до того, сколько они там раз молятся своим духам и по каким часам. И чтоб Эви была абсолютно глуха в плане происходящего вокруг. Чтоб вокруг неё была информационная блокада, ты понимаешь?

- Я примерно догадываюсь, чего ты хочешь, но... зачем тебе столько? - нахмурилась Констанция, душой чуя неладное.

Но Патрик не ответил, лишь покачал головой.

- Тебе знать это не нужно. Как и Эви. Поверь, чем больше она будет в неведении, тем выше шансы, что она переживёт это. Ты ведь хочешь, чтоб с ней ничего не случилось?

Констанция медленно кивнула.

- Она простит тебя. Она слишком добрая. Если она выживет и узнает, что ты делала всё, что в твоих силах, чтоб сохранить ей жизнь, Эви простит тебя. Особенно когда узнает, что твоя дочь была под прицелом. Поэтому в твоих интересах оставить её в неведении. Я и сам не хочу трогать её, не хочу, чтоб с ней что-то случилось, поэтому буду всячески избегать подобного. Но... - он внимательно посмотрел в глаза Констанции, - если потребуется, я сделаю всё ради победы.

Констанция, скрипя сердцем, ещё раз кивнула.

- Отлично. Передашь через дочку все документы по горной империи первым делом. Всё, что сможешь нарыть и узнать. Вплоть до диагнозов каждого солдата у них. А потом уже по остальному, сначала графства, потом другие страны. И самое главное, напомню, чтоб твоя секретная служба ни о чём не доложила Эви. В её же интересах. И кстати, чо за дела у вас с королём? Я примерно понял ваш замысел, но хотелось бы получить информацию из первых уст.

- Из первых уст? Твоя дочь выходит замуж.

- Спасибо, капитан очевидность, ваша наблюдательность поразительна, - съязвил Патрик. - Конкретно, что дальше вы хотите делать после свадьбы? Мне нужна информация.

- После свадьбы? Торговый союз, - нехотя ответила Констанция.

- Типа всем нужны деньги, и они готовы продать свои идеалы за это?

- Ты и сам понял, что королевство может распасться. Это укрепило бы всё.

- И никаких действий против своих? Никаких репрессий? Ничего? - казалось, что Патрик удивлён.

- А ты предлагаешь всех на плаху? - злобно усмехнулась Констанция.

- Я ничего не предлагаю, я лишь спрашиваю и интересуюсь.

Интересуется? Констанция буквально видела, что он бы сделал на их месте. Его подходы, можно было вспомнить и тогда, в прошлом. Если не получалось по тихому, он шёл с размахом по громкому. Она бы не удивилась, если он бы всё тут сжёг. А возможно то, что произошло в графстве Крауса, было как раз его рук дело. Ведь он был любителем жечь всё, стоит просто вспомнить ту же самую деревню.

Но она рассказала ему всё. Даже не потому, что хотела, а из-за клятвы. Он сказал ей отвечать, и клятва стрельнула болью в сознание. Не имело смысла молчать, так как он всё равно получит правду. Да и её дочери могло достаться, так как она так же скручена клятвой, и если будет врать Констанция, Фемии тоже достанется.

Да, и она лелеяла надежду, что ей удастся потом вырваться из этих оков. Пусть она способа не знала, но быть может он существует. И пока она не будет ему сопротивляться, получит достаточно времени, чтоб решить этот вопрос.

А если нет, то сотрудничество было лучше сопротивления. Если всё пройдёт гладко, Патрик не должен будет тронуть Эви, по крайней мере Констанция на это надеялась. Ведь Эви ничего ему плохого не делала и всегда хорошо к Патрику относилась. И если от неё сопротивления не будет, то и причин убивать её не будет. К тому же сам Патрик раньше хорошо к ней относился.

Хотя, глядя на него нынешнего, сказать что-либо точно было тяжело. Быть может он вообще от них всех избавится под конец, сказать точно было невозможно.

Он расспрашивал их до вечера. Констанция сухо отвечала на все его вопросы, не вдаваясь в подробности без необходимости, и иногда он не задавал нужных вопросов, узнавая не всё.

А иногда влезала эта тёмная сука, задавая как раз-таки то что нужно и заставляя отвечать Констанцию на то, что Патрик и не заметил. За это время Констанция всей душой возненавидела эту слабую улыбку и горящий взгляд, поклявшись, что при первой же возможности сгноит эту суку в темнице, будет пытать её вечно до скончания её дней.

Под конец, Патрик махнул рукой на выход, сказав, что их отведут переночевать в комнату, а завтра уже перенесут в обратно в универ.

- И без глупостей, Констанция, окей? - сказал он ей в спину. - Я знаю, что ты рассудительная девушка, но предупреждаю на всякий.

- Девушка? Мне уже почти пятьдесят.

- А выглядишь так, словно и не старела, - усмехнулся он. - Хорошо сохранилась.

Она ничего не ответила. Не было ни сил, ни желания. Эти все вопросы вымотали её морально. Отвечая на каждый из них, её внутреннее «Я» кричало о том, что она не должна этого делать. Каждый вопрос давил её морально, заставляя переступать через себя. И под конец она была уставшей, словно разгружала мешки с песком.

За дверьми её встретила всё та же стража, на которую Констанция не обратила никакого внимания; лишь позволила сопроводить себя до комнаты, где их ждала большая широкая кровать.

Едва дверь за ними закрылась, Констанция просто рухнула на кровать, не раздеваясь.

- Мам, ты как? - тихо спросила Фемия, садясь рядом.

- Чувствую себя предательницей. Кем в принципе и являюсь в данный момент, - ответила она, едва не расплакавшись.

- Но это не твоя вина. У тебя не было выхода, - попыталась утешить мать Фемия, прекрасно понимая, что та чувствует.

- Не совсем верно, доча, не совсем верно, - пробормотала она. - Проблема в том, что как раз-таки выход был. Был, но мне сил не хватило его выбрать.

Фемии не надо было объяснять, о каком выходе говорила её мать. Она была не настолько глупа, чтоб не понять подобного.

- Но это не слабость, ма, - сказала она, ложась рядом и обнимая Констанцию. - Наоборот, ты нашла силы выбрать... выбрать тех, кто дорог тебе.

- Боюсь, что в этом мире подобное не работает, - ответила та тихо, в ответ прижимая дочь к себе под бочок, словно пряча от чего-то. - Здесь отсутствие силы пожертвовать всем, что у тебя есть, является слабостью, как бы это не было мне противно. И в этом Патрик, к моему сожалению, действительно прав.

Глава 213

Стоило двери закрыться, как я испустил громкий продолжительный выдох, который длился минуты две. Стравливаю давление внутри себя по всем фронтам.

А всё из-за того, что встреча, которая должна была проходить по принципу «Я бог-король молчать салаги», прошла несколько иначе, больше основываясь на принципе «боже, хоть бы прилюдно не обосраться и не упасть в их глазах».

Не знаю, вышло ли у меня показать себя суперкрутым и опасным парнем без принципов в их глазах, но давление фемки было сродни катку, который раз за разом проезжал по мне. Я еле удержался, чтоб не отпустить какую-нибудь шутейку или глупый комментарий, чтоб разрядить самого себя от такого напряжения. И ещё её дочь…

Блин, я конечно не питал к ней чувств как к родному ребёнку, но понимание того, что кровь то моя в ней, не давало мне по крупной разойтись. И меня стал мучить вопрос, который звучал примерно так: если выбирать между Фемией и будущим других, что выберешь?

Действительно, а что мне выбрать? Благополучие других или же жизнь дочери, которую я не видел двадцать один год?

Печалька… Такие моральные дилеммы, куда бы деться…

Поэтому тот факт, что они наконец свалили отсюда, меня очень радовал, хотя и не принёс облегчения. От всего этого мне было слегка не очень.

- Всё прошло удачно, не так ли? – высказалась Клирия, через несколько минут, внимательно наблюдая за мной.

Блин, харе пялиться, Клирия! Ты даже не представляешь, какое влияние оказываешь на меня своим жутким взглядом! У меня против тебя святой воды нет, но зато есть кислота, которой я могу воспользоваться, имей в виду. Уверен, эффект будет тем же.

- Ну… - протянул я, пытаясь взять себя в руки, - ну…

- Очень красноречиво, Мэйн, - похвалила меня Клирия. – Вижу, что на вас всё-таки они произвели впечатление.

- Всё-таки? Да тут… ну…

- Я понимаю, - кивнула она.

Бля, чо за «ну». Пиздец просто.

- Короче, стержень в ней ещё остался, - наконец сформулировал я основную тему своего беспорядочного потока в голове. – Чот я ожидал увидеть её более сломленной.

- Не думаю, что она бы смогла стать тем, кто есть, не имей стержня внутри.

- Это да, но… ну… - Блять, да хватит меня дрочить со своим «ну» мозг! – Я ожидал другого. Ещё и эта Фемия… Ух… проблемы…

Я облокотился на кресло и посмотрел в потолок. Сил не было, хотя я ничего и не делал особо. Общение с Констанцией действительно выматывало даже потому, что уровень наш был разным. Ей не надо было притворяться в отличие от меня.

- А ты что скажешь, Клирия?

- А что вы хотите услышать, Мэйн? – задала она встречный вопрос.

- Хоть что-то. Просто, чтоб разбавить тишину. Скажи, например… всё ли мы спросили? Что стоило ещё ей приказать сделать?

Секундное молчание.

- Вы не считаете, что стоило её попросить начать разбираться с графами из группы Эви и других групп? Готовить почву для будущего, чтоб потом перманентно всё решить? – предложила она вариант.

- Думал, - ответил я, пялясь в потолок с лицом конченного дебила. – Действительно думал, но откинул пока подобное.

- Почему, позвольте спросить?

- Последствия, Клирия. Такое лучше делать перед самым финалом, когда всем остальным будет не до этого.

- Но и сейчас мы можем это сделать, разве нет? Сразу взять всё под контроль без лишней крови и криков.

Я оторвался от увлекательного потолка и посмотрел внимательно на Клирию. Мне кажется, что она не совсем догоняет размах проблем и оттого не понимает, что меня так поёбывает.

- Я-то думал, что ты хороший стратег.

- Боюсь, что ваши ожидания завышены, - улыбнулась она и слегка поклонилась. – Я умна в одном, глупа в другом и не ведаю ничего в третьем.

- По тебе этого не скажешь, - нахмурился я, вспоминая, как меня развели на графство.

- Я никогда не была сильным стратегом. Я неплохо планирую, предсказывая последствия тех или иных действий. Но, к сожалению, всё-таки я больше тактик чем стратег.

- А разница в чём?

- Тактик мыслит здесь и сейчас, принимает решения в данный момент. Стратег мыслит в долгосрочной перспективе, Мэйн. Одни выигрывают битвы, другие могут проигрывать каждый бой, но выиграют войну.

- Окей… и каковы последствия того, что я начну мочить их сейчас, мой тактик? – поинтересовался я, желая понять, как она видит ситуацию.

Клирия улыбнулась.

- Один из вариантов тот, который предложили вы - нас раскроют. Второй, более вероятный, тот, где всё пройдёт гладко. Сейчас они слишком увлечены своими делами, очень возможно, что готовят новый тест на стойкость для графини Эвелины. К тому же они не ожидают от неё такого хода. Оттого и сейчас затишье; наш ход будет весьма неожиданным. И третий вариант – нас раскроют и начнётся нешуточная борьба.

Ну… по крайней мере, она тоже видит минус такого варианта. Однако упускает главную проблему всего предприятия.

- Ты только что назвала одну из причин моих беспокойств. Я тоже думал об этом. Вся проблема в том, что открытая разборка внутри фракции может спровоцировать этих рогатых засранцев на активные действия. А есть ещё и другая проблема, если что-то пойдёт не так.

Она задумалась на пару секунд, прежде чем ответить.

- Шпионы, - наконец выдала она.

- Верно, - вздохнул я. – Даже если мы уберём подружек Эви сейчас, займём её место, начнём быстро зачищать других, и даже если всё пройдёт отлично, совершенно не факт, что об этом не узнают рогатые. В этот момент, графства без графов, без нормального центрального управления… захватывай не хочу. Плюс на место графов наверняка есть претенденты в самих графствах, будет делёжка, будут внутриусобные войны.

Короче, пытаться сейчас всё менять слишком опасно. А фракция Ночи помимо всего прочего ещё граничит со страной демонов, что не есть айс. С Констанцией мы можем всё это провернуть быстро, перешагнув постепенный захват всех графств, тупо уничтожив всех в одном месте, но я боюсь отнюдь не этого.

Последствия… это прекрасное и ненавистное многим слово.

Первое – другие страны. Я практически уверен, что они держат руку на пульсе, и без приготовлений начинать операцию – открыть им ворота и сказать: welcome! Что может быть лучше, чем графства без графов с делёжкой за власть и сопротивлением центральному управлению.

А вылавливать шпионов вражеского государства, которые, скорее всего, обитают у Эви в городе будет вообще тихим ужасом. Просто вспомнить, каким образом мы выяснили про шпионов Эви, и сразу понятно, насколько здесь всё зависит от случая.

Окей, допустим, что они не заметят этого, допустим, что шпионов нет (а они суки есть, стоит просто вспомнить посох в Шмаровии) или мы всех выловим. Но есть же фракция Дня. Мне кажется, что неожиданная смерть всех графов не станет секретом для тех. Будет та же самая история, только уже с фракцией Дня.

Так что, если и устраивать тотальный пиздец, то с размахом, чтоб все охуели и никому дела ни до чего не было.

- Значит… вот как вы хотите всё обернуть, - произнесла она, садясь напротив меня на место, где до этого сидела Констанция с дочкой, с чашкой чая.

- Считаешь, что погорим?

- Не думаю, Мэйн. Всё имеет шанс и всё может провалиться, - легко пожала она плечами и отпила.

- А про меня? Если ты тактик, то со мной с какого момента решила действовать? - внимательно посмотрел я ей в глаза. Сучка только улыбнулась.

- Вы же понимаете, что я вам не отвечу, не так ли? Часть моего плана получилась, часть провалилась, если вы об этом. Там, в горящем городе всё… пошло несколько иначе, чем я ожидала. И потом тоже. Вы правы, я тактик, мне легче ориентироваться на конкретной задаче, а не глобально.

Ну, судя по твоим косякам, который ты допускала, это объясняет некоторые моменты, хоть и не расставляет все точки над «и».

- С такими вопросами вам лучше обращаться к Элизи или Мамонте, Мэйн. К моему сожалению, они лучше меня в подобном разбираются, хотя… - она специально красноречиво упёрлась в меня своим жуть-взглядом, что я до самой сраки прочувствовал её внутреннее «я», - вы и сами более-менее смыслите в подобном. Конечно, когда у вас есть время подумать.

- Ага, спасибо… - промямлил я и вновь начал изучать столь интересный потолок с самым дегенеративным видом, на который был способен.

Несколько минут мы сидели в полной тишине, которую нарушала только Клирия со своим стуканьем чашки о блюдце. Прямо блять дзиньк! Дзиньк сука в полной тишине! Вот иногда бывает, что самый простой звук, а раздражает хлеще какого-нибудь скрежета вилки по тарелке. Я едва сдерживался, чтоб не отобрать у неё кружку и не запустить её в стену.

Чот я какой-то нервный. Хотя не надо быть мозгоправом, чтоб понять причину. Только вчера этот пиздец свалился на голову мне, и я не сильно рад такому вороху проблем и возможностей с возросшей ответственностью. Я слишком… беспокойный, чтоб хладнокровно и спокойно принять это всё.

Есть люди, который любое происшествие воспринимают с холодной логикой. Так вот, я буду паниковать до усрачки. Снаружи может и буду выглядеть спокойным и уверенным, но внутри всё будет гореть и рушиться. То ли не дорос до холодной логики, то ли не дано.

Как сейчас.

Неожиданно появившееся Констанция с дочкой стали слишком большим сюрпризом, которого я бы предпочёл избегать всей душой. К тому же колено ей прострелил, угрожал жизни дочери, ошейник повесил... Мда, немного некрасиво вышло, как не крути.

Так ещё из-за этого ввязался в дела куда более серьёзные. Конечно, круто, что у нас появился свой человек у Эви под боком, но я, как оказалось, был совсем не готов к такому повороту событий. Это как ждать экзамена, чтоб он поскорее прошёл, и ты отмучился, а потом обнаружить, что он уже завтра.

Я же думал постепенно втягиваться, одно, второе, третье, а тут на голову свалилось. Можно сказать, сразу к финишной черте скакнули, не дав морально подготовиться, собраться мыслями и всё обмозговать. И теперь в голове сумбур.

Оттого у меня лёгкая апатия. Лёгкая до такой степени, что я как дебил пялюсь в потолок. Это сравнимо с тем, что до этого тебе рассказывали, как управлять огромной машиной с кучей кнопочек, ты даже успел порулить ей, а сейчас тебя посадили в ней и сказали - езжай. Всё мигает, всё работает, и ты даже знаешь, что где, но всё равно в ахуе и в лёгком шоке сидишь растерянный, пытаясь собрать мысли в кучу и выстроить последовательность действий.

И чем больше думаешь, тем сильнее чувство, что с этим пиздецом ты не справишься.

- Вас что-то беспокоит, Мэйн? - наконец прервала тишину Клирия, видимо закончив пить свой сраный чай.

Я нехотя скосил на неё взгляд.

- Эй, Клирия-тян, ты хоть раз сомневалась в себе?

- Простите?

- Ну… сомневалась, что тебе всё удастся? Даже то, что ты делала; сколько раз ты останавливалась на мысли, что «нет, я не справлюсь».

Она не ответила сразу, отложив чашку с блюдцем на соседнюю тумбочку и задумавшись над чем-то.

- Это из-за госпожи Констанции и Фемии, Мэйн? – сразу поинтересовалась она.

- Практически. Меня и до этого мысли подобные посещали, но сейчас меня ебёт апатия с криками «ты не пройдёшь».

- Я догадывалась, что на вас может так подействовать общение с ними, но не думала, что настолько сильно.

- Я оказался слабаком, да? – слабо улыбнулся я.

- Я не хочу назвать вас слабаком. Со временем вы привыкнете.

- Год прошёл.

- Люди привыкают к роли командующего десятками лет, начиная с обычного солдата, - парировала она. – Никто не приходил и не чувствовал себя уверенным, идя против всех. И если вы надеялись, что за год, из которого большую часть вы не часто сталкивались с проблемами, станете непробиваемым как госпожа Констанция, то я хочу вас расстроить. Никто не становится сразу генералом всего и вся, холодным и уверенным в себе, будучи совсем недавно обычным человеком. И даже генерал боится. И ваши чувства понятны – старые знакомые, неожиданно свалившиеся проблемы, лёгкий шок. Для вас чувствовать страх и неуверенность нормально.

Она встала с кресла, прошла мимо меня куда-то за спину. Послышался лёгкий тонкий звон посуды для чая, журчание воды, постукивание ложки о фарфор.

Надеюсь, ты мне в кружку сейчас не ссышь.

Через минуту она стояла передо мной и протягивала чашку чая.

- Ага, спасибки, Клирия.

- Не за что, Мэйн. Вы говорите, что боитесь, но забываете, что это не важно, - продолжила она.

- А что важно? – спросил я, после чего отхлебнул чай. О, малинка, прикольно.

- То, что видят другие в вас, Мэйн. А кого они видят, знаете? – она вновь села напротив меня.

- Ебанутого парня, который всё рушит?

- Это слишком грубо по отношению к вам, Мэйн. Вас уважают, если вы этого не видите. Или боятся, как некоторые. Если что-то происходит, то смотрят именно на вас в первую очередь, на вашу реакцию, на ваше отношение и мнение. И потому, что вы смогли сделать, многие уважают вас.

- И много ли я сделал? – скептически хмыкнул я.

- По тому, что они видели, вполне достаточно, чтоб сложить о вас мнение, Мэйн, так, например, - Клирия начала загибать пальцы, - около города Мидкока вы спасли своих людей, не убив никого из них. Прилежно тренировались и слушались своих наставников, доверяя им делать свою работу. Дело в Шмаровии, когда вы пошли в одиночку вызволять нас. Не самый умный поступок, однако показывающий, что вы уверены в себе и не бросаете своих. Жизнь этих людей зависит от тех, на кого они полагаются, оттого они критично относятся к другим. И вас они оценили хорошо. Немного странный, немного своеобразный, но опасный и уверенный в себе человек. Свой человек.

- Я сейчас растекусь от такой похвалы.

- Не важно, что внутри, Мэйн, важно, что снаружи. Даже Констанция вас остерегается несмотря на то, что вы её боитесь и чувствуете себя виноватым из-за содеянного. Она считает вас хладнокровным убийцей. Чего говорить о других. Многие хорошо к вам относятся, оттого улыбки в вашу сторону: слухи быстро распространяются между людьми. Поэтому не важно, что вы чувствуете внутри, важно, как вы выглядите снаружи. Не теряйте самообладания и лица, а всё, что внутри, придёт само.

Какая поучительная речь. Меня оказывается уважают. А я-то думал, меня дрочат ради прикола, а это оказывается они так показывают своё доверие подъёбками, какая прелесть. Но всё же Клирия ушла от вопроса. Не думай, засранка, что я забыл, с чего начал.

- Так ты хоть раз сомневалась в себе, Клирия? – повторил я вопрос, внимательно сверля её взглядом.

- Да, Мэйн. Однажды мне пришлось сомневаться в себе. Несколько раз. Много раз. – Как-то количество растёт, не? – И в какие-то моменты я сдавалась, смотрела в одну точку, думала, а потом вставала и шла дальше. Я не была уверена даже в завтрашнем дне, но потом узнала много нового, узнала, что есть шанс. И мне этого было достаточно.

- И откуда ты узнала, что шансы есть? – поинтересовался я.

- Я взглянула на ситуацию иначе, поняв, что есть иные пути, Мэйн.

- И тогда ты стала злой жрицей?

Клирия тихо и мелодично рассмеялась.

- Злой жрицей? – она прикрывала рот ладошкой, смотря на меня своими искрящимися от смешинки глазами. - Давать такие названия очень похоже на вас, Мэйн. Но да, вы правы, в тот момент я стала злой жрицей.

- И ты ни разу не жалела об этом?

- Иногда приходится идти на не самые благовидные меры ради благого будущего. Поэтому могу сказать вам с уверенностью – впадать в смятение под тяжестью всего, что сваливается на вас, нормально. Просто не забывайте, что вы не один, и пройдёт время, всё само собой разберётся и станет понятным.

- Хотелось бы, чтоб это наступило поскорее, - пожаловался я. – Чем больше смотрю на это всё, тем меньше верю в то, что смогу всё сделать. Смотрю на то, что хочу сделать и говорю себе: бля, не потяну я это, что может изменить один человек? Что он может сделать в одиночку?

- Ничего, - ответила Клирия. – Не буду врать, это всё чушь про то, что один человек может изменить мир. Для этого нужен определённый человек в определённое время в определённом месте. И надо заметить, что вы один из тех людей.

- Ты льстишь мне.

- Естественно, - не моргнув глазом, кивнула она. – Просто стараюсь вас поддержать. По-настоящему вы один из многих, кто пытается что-то исправить. Не думайте о том, что будет потом. У вас есть цель, идите к ней. Появится следующая, идите к следующей, не сильно заглядывая в будущее, если этого не требуют обстоятельства.

Она бросила взгляд на окно.

- Я думаю, что мы засиделись здесь, Мэйн. Нас ещё ждут дела, поэтому советую лечь пораньше.

- Не смогу уснуть.

- Могу спеть вам колыбельную.

- А сможешь? – поинтересовался я.

- Естественно. Ради вас – всё что угодно.

- Даже секс? – выпалил я.

- Если вы так хотите, Мэйн, я буду не против, - не моргнув глазом ответила Клирия.

- Наверное я погорячился насчёт секса, - струхнул я, представив её голую рядом. От одной мысли дрожь пробивает, чего говорить о стояке. – Но насчёт колыбельной ловлю на слове, идём, посмотрим, как могёшь в пении.

Глава 214

Теперь я знал, как звучит загробный реквием в чёрных тонах от Клирии. Неудивительно, что после песни, в которой были такие фразы, как «закапаю тебя в саду», «топор скользнул на шею тихо», «висят спокойно мертвецы, их души варятся в котле» и «спят в могиле мирно трупы», мне снились сплошные кошмары с этими самыми трупами и мертвецами, которые пытались меня затащить в гроб.

А когда я проснулся, Клирия всё продолжала убаюкивающе петь этот кошмар. Неудивительно, что я нихуя не выспался. Тут даже маньяк-рецидивист, видавший многое, не уснёт нормально.

- Надеюсь, ты никогда не будешь петь колыбельную детям, - пробормотал я, зевая и подтягиваясь.

Она выглядела несколько сонной, но не более. Такое ощущение, что она может держаться в два раза больше, чем обычный человек.

- Это было грубо, Мэйн.

- А ты хочешь детей? – с интересом бросил я на неё взгляд, вставая с кровати.

- Не исключаю такой возможности, - спокойно ответила она. – Всё-таки я девушка.

Я едва удержался чтоб не сказать: «Кто?! Ты!?». Мне кажется, что Клирия может обидеться на подобное и потом ебать мой бедный мозг, а я знаю, что она умеет это делать, причём самыми нестандартными и извращёнными способами.

- Серьёзно? Клирия хочет ребёнка? Тебе детей не жалко?

Клирия бросила на меня странный взгляд. Блин, кажется, она всё-таки обиделась.

- Я не говорила, что хочу. Я не исключаю такой возможности.

- Для тебя не исключать возможность означает хотеть. К тому же не льсти себе. Девушка блин…

- Хотите сказать, что я не девушка? – в её голосе скользнули холодные нотки. Но Клирия, меня этим не испугать, я готов раскрыть тебе правду в полном объёме.

- Да как бы тебе ответить, чтоб и не соврать, и не обидеть одновременно, - задумчиво пробормотал я, быстро одеваясь.

Накинув свои шмотки на себя, я поспешил выскочить из комнаты подальше от взгляда Клирии, которым она безустанно сверлила меня. Не, ну а чо? Пусть сначала ауру свою подкрутит и перестанет людей до икоты доводить, а потом уже говорит о том, что она девушка.

Пройдя по коридорам административного здания, так любезно предоставленного Анчуткой (не дурак я палить нашу настоящую базу) вышел к дверям под охраной шести человек.

- Констанция ещё дрыхнет? – спросил я одну из стражниц.

- Ага, господин. Никто ещё не вставал там.

- Откуда знаешь? – прищурился я.

- Маг, - коротко ответила другая.

А, вон аж как, ну окей-окей, хорошо подготовились.

- Наружу не рвались?

- Всё тихо, господин.

Понятненько, видимо смерилась со своей участью, что не могло не радовать.

Я молча открыл дверь и вошёл в комнату, попав в личные покои мэра, которого переселили на время нашей небольшой операции. Там на кровати в центре комнаты, мило обнявшись, лежала Фемия и Констанция. Вернее, это Констанция своими стальными объятиями прижала к себе Фемию, словно боялась, что её украдут, пока она спит.

Прямо картина «Тигрица и тигрёнок», я сейчас помру от такой милоты. Нет, я реально говорю, это сука так мило, что на душе становится слишком ми-ми-ми и ня-ня-ня. Хочется прямо подойти и присоединиться к ним. Хотя Констанция меня скорее всего просто удушит нахуй.

И стоило мне зайти, как глаза Констанции тут же раскрылись и недобро блеснули в лучах восходящего из-за туч и горизонта солнца. Всегда на стрёме.

Я тихо подошёл к кровати, сопровождаемый её взглядом и сел на край, всё так же наблюдая за ними. Блин, это реально мило. Иногда хочется, чтоб тебя так же кто-то обнимал. Не в порыве дикой ебли, а так, потому что тебя любят. Вот как мама меня обнимала в своё время, но только чтоб это был другой человек, не связанный с тобой кровью, увидевший в тебе что-то хорошее.

Сжёг несколько городов, убил овер тысячи человек –> что-то хорошее.

Блин, чот как-то не сходится.

- Чего тебе? - тихо спросила Констанция, поглаживая по голове вошкавшуюся дочь.

- Скоро вы отправитесь со мной обратно в университет. Сделаете вид, что ничего не произошло и будете жить дальше своей жизнью. Все документы передашь через Фемию.

- Я ненавижу тебя, просто хочу, чтоб ты знал, Патрик, - тихо сказала она мне.

- Меня все ненавидят, такова уж моя судьба, - пожал я плечами, скрыв всё под безмятежной улыбкой. – Сделай всё правильно и как надо, тогда никто не пострадает, ни ты, ни Эви, ни твоя дочь.

- А другие? Все люди, кто погибнет?

- Опять за старое? А ты не думала, сколько людей погибает сейчас, пока вы радуетесь иллюзии мирной жизни? И сколько погибнет, когда эта иллюзия рухнет? Дети в рабстве, используемые как корм. Люди в роли рабочей бесправной силы, чья жизнь дешевле гроша. Погибшие от рук разбойников. Изнасилованные и избитые в подворотнях. Расизм… Я могу привести тебе целый список. Могу поспорить, что за год наберётся целый небольшой городок. Ты об этом думала?

- Ты ничего не исправишь.

- Но я хотя бы постараюсь, а не буду ныть. И ты недооцениваешь этих людей. Они – не люди из моего мира. Здесь ещё можно всё исправить. А теперь подъём, вам принесут завтрак сюда, после чего перенесёмся ко мне в комнату.

- Как?

- Не твоё дело, - отрезал я и вышел из комнаты.

Ещё я своих тайн не раскрывал.

Вскоре солнце уже поднялось над городом, который в прошлом сотрясали убийства и разборки, где я принимал посильное участие и в которых терял своих людей. Позавтракал в аляпистой столовой мэра и прогулялся по городу, в котором до этого перемещался ночью.

Сразу обратил внимание, что контингент города успел к этому времени несколько поменяться, что не удивительно – почти год прошёл. Он не стал чище, но горожане стали более разнообразными. Помимо расы Анчутки добавились люди и разнообразная нечисть. Я даже видел здесь арахн, которых обычно все стремались. Их здесь тоже все стремались, но не так сильно.

Практически мультикультурный город. И вроде никто не пытается прирезать другого. Конечно, напряжённость есть, но со временем она тоже пройдёт.

Насколько я знаю, за это время мои люди уже успели навести порядок и за стенами города, разогнав этот сраный рынок и запретив торговлю детьми в принципе. К сожалению, работорговлю просто отменить было очень проблемно, отчего людьми всё же торговали, пусть теперь и в специальных местах. Но прогресс явно был, и как говориться, не всё сразу.

Да-да, кто-то продолжал промышлять торговлей детей, но ничего так не мотивирует, как жестокие казни - сдирание кожи, поджаривание на костре, отправка их самих на корм животным и так далее. Закон будет нарушаться, но это можно потом свести на нет.

Ещё я даже не поленился прогуляться на безымянные могилы моих бывших товарищей по оружию. До сих пор немного грустно, вспоминая, в каком состоянии мы нашли Тихоню. Блин, а я даже имени её не знал.

Так что вернулся я только к обеду. Там меня уже ждала Клирия.

- Смотрю, люди привыкают к нечисти.

- До этого люди жили в мире практически со всеми. Ничего удивительного в этом нет, Мэйн, - сказала она.

- И чо, никаких недовольных?

- Первые несколько месяцев были. Сначала погромы, драки, поджоги. Позже всем это надоело и всё сошло на нет не без помощи солдат и наказаний. Недовольные и до сих пор есть, просто стали более терпимыми друг к другу. Они привыкнут через несколько лет, всегда привыкали ко всему и к этому привыкнут.

Ну да, деваться некуда, привыкнут, а там уже нормой считать начнут.

Отобедав здесь же в мэрии, мы спокойно накормили снотворным Констанцию и Фемию, которых после этого через зеркало аккуратно перенесли в мою комнату в универе. Нечего им знать, какими ресурсами мы обладаем, крепче спать будут потом.

После этого я распрощался с Клирией, которая пожелала мне удачи.

- Надеюсь, что всё будет с вами хорошо, Мэйн.

- А что может случиться, - усмехнулся я. – Если только трамвай на голову не свалится.

- О-о-о, с вами я бы такому исходу не удивилась, - улыбнулась Клирия.

- В смысле, со мной? Хочу заметить, что за мной косяков не наблюдается, что бы там кто не говорил, оттого не надо мне тут заливать. Лучше насчёт нашего будущего путешествия определитесь: что, куда и как будет.

- Всё под контролем, Мэйн. Мы вам даже свадебный наряд приготовили.

- О боже, мне уже страшно, - я попытался представить, как в горной империи он должен выглядеть. Ничего хорошего в голову не пришло.

- Уверена, что вы будете удивлены, - добавила Клирия.

Ну точно какой-нибудь звиздец приготовили мне, вот просто уверен. В голову невольно полезли не очень хорошие мысли о каком-нибудь розовом платьице, которое такой же как у баб, но только для мужчин. Или розовые трико на два размера меньше, которые обтягивают тебя подобно латексному костюму. А может сам латексный костюм. Да, латексный костюм был бы худшим вариантом, но буду надеяться, что там традиции бусидо и так далее, где не место подобному.

- Ага, при этом ты не говоришь, как именно. Оттого у меня подозрения, что там какой-то пиздец подготовлен.

Вместо ответа она лишь коварно улыбнулась.

- Мы будем ждать от вас документов для разведки, - перевела она стрелки. – Надеюсь, что вы скоро нам их доставите.

- Звучит так, словно я какой-то служащий. Кстати, раз речь зашла о разведке, как там поживает наша беременная няша Лафия?

- Хорошо, - кивнула Клирия. – К вашему возвращению из универа вас будет встречать ещё один ваш подданный, пусть и совсем маленький.

- Какой ужас…

- Вам не нравятся дети? – поинтересовалась она.

- Нет, дети-то нравятся. Причём очень. Эти маленькие чистые существа, ни разу не испорченные миром и далёкие от его пороков вселяют в меня надежду на светлое будущее. Просто то, что ребёнок появился именно у главы разведки, меня несколько смущает.

- Не забывайте ещё о Мамонте, - посыпала мне соль на рану Клирия. – К вашему возвращению, по моим подсчётам, у неё уже будет ребёнок.

- А когда она залетела? – поинтересовался я.

- Лафия – где-то шестьдесят пятый день зимнего периода. – Это же практически сразу после моего отъезда! Вот же сучка! – Мамонта в пятнадцатый день промежуточного периода, примерно.

- Ты им что, свечку держала? – поинтересовался я, прикидывая это на наше летоисчисление. Значит Мамонта залетела в середине марта? А ребёнка ждать нам в середине ноября. А от Лафии в где-то в начале октября. Блин, это значит, что я практически теряю двух сильнейших людей! Практически на год или два они будут не способны к боевым действиям (просто детей без матерей оставлять я не очень хочу).

Сука… ненавижу. Не знаю что, но точно ненавижу.

- Нет, я не из тех людей, что любят наблюдать за данным процессом, - покачала головой Клирия. – Просто я многое вижу, работая в поместье, оттого считаю своим долгом запоминать подобное и следить за этим, чтоб избежать проблем в будущем.

Я уже не стал спрашивать, какие проблемы она имеет в виду. Просто кивнул ей, бросив на прощанье «Ладно тогда, пока» и Клирия скрылась в зеркале.

Не сильно церемонясь, я перетащил дрыхнущую Констанцию и Фемию на кровать Мачо, после чего уселся и принялся читать книги.

Какой же я батан, пиздец просто. На дворе лето, а я сижу и читаю книги. И не какие-то, а «управление водной стихией»! Ну это типа будет у меня в следующем триместре. Неплохо было бы позаниматься, чтоб быть во все оружии.

Констанция с Фемией проснулись где-то ближе к вечеру. Видимо дозировка была слишком большой и у обоих не было сопротивляемости отравлению. Значит уровень без соответствующих способок не спасает от этого, и живучесть не влияет на то, уснёшь ты или нет. Интересно, а живучесть на отравление влияет?

Вот у меня, например живучесть относительно неплохая для среднестатистического человека.

Имя: Патрик.

Фамилия: Козявкеев.

Возраст: 24.

Раса: человек.

Уровень: 40.

«Параметры»

Сила – 50.

Ловкость – 49.

Выносливость – 54.

Здоровье – 39.

Мана – 31.

Интуиция – 39.

«Дополнительные параметры»

Рукопашный бой – 33.

Одноручное оружие – 44.

Двуручное оружие – 27.

Оружие дальнего боя – 40.

Щиты – 15.

Лёгкая броня – 36.

Тяжёлая броня – 29.

Устойчивость к ядам и токсинам – 50.

Устойчивость к болезням и заражениям – 50.

Мелкий ремонт – 8.

Медицина – 12.

Рукоделие – 23.

Взлом – 9.

Выслеживание – 25.

Охота – 27.

Шитьё – 5.

Торговля – 27.

Красноречие – 39.

Верховая езда – 25.

Скрытность – 31.

Единственное, что не очень здесь, так это мана. Я её не сильно вкачал до того, как упёрся в потолок из сорокового лвла, что несколько печально. Видимо всё-таки не магия моё основное направление, хотя пиздец я ещё могу устроить.

А вообще я довольно сильный хлопец, если смотреть на всё серьёзно.

Мой лвл по оружию уже на уровне нормального воина, так что отпор я могу дать многим. Конечно, эпические замесы типа один против троих и более отменяются, но обычные наподобие один на один или даже один против двух я смогу потянуть. Добавим сюда магию и вообще будет форменный пиздец.

Для врага.

Констанция и Фемия очнулись практически одновременно, слегка сонным взглядом окинув комнату с таким лицом, словно пытались понять, приснилось им всё это или нет.

Хотя Констанцию подобным не проведёшь, она сразу поняла, что есть что.

- Значит мы вернулись, - подытожила она.

- Да, теперь дело только за тобой, Констанция, - ответил я безразличным голосом. – Помни, что от тебя зависит теперь, кто пострадает, а кто нет, так что…

Я не договорил, так как и так всё ясно. Сделает всё нормально и всё будет хорошо. Если нет… как бы мне не хотелось, будет просто больше ненужной крови. Надеюсь, Констанция достаточно хладнокровна, чтоб понять это.

Она встала, бросив на меня недобрый взгляд, который не говорил в мой адрес ничего хорошего.

- Тебе когда-нибудь всё это аукнется, Патрик.

- Несомненно, - без тени издёвки ответил я. – В конечном итоге в этом мире всё удивительным образом возвращается.

- Ты бы мог отказаться от этого и присоединиться к нам, - сказала она с нажимом. – Пока не поздно. Я могу тебя ещё простить за содеянное и закрыть глаза на то, что ты сделал. Просто одумайся и откажись от всего.

- Констанция, - вздохнул я, - скажи, ты хочешь, чтоб твою дочь повесили?

- Что?

- Повесили. Это когда надевают петлю на шею и…

- Я знаю, что это такое, - раздражённо перебила она меня.

- Отлично. Так вот, когда-нибудь недовольство народа выйдет из-под контроля из-за того, что вы не можете примирить их и разделяете, практически давая возможность графам натравливать людей друг на друга. Добро и зло… Ночь и день… Эта постоянная борьба без возможности объединиться. Надо ли мне говорить, кого будут вешать, когда это всё случиться, и народ наконец найдёт виноватых в своих бедах? Когда они захотят отомстить?

Констанция не ответила. Прекрасно всё поняла, но гордость не позволяет согласиться. Ничего, я понимаю, иногда сложно перешагнуть через себя. Но рано или поздно это придётся сделать.

- Можешь идти Констанция. Не надо меня сейчас буравить таким взглядом.

Она ничего не ответила. Лишь хмыкнула, крутанула головой так, что её волосы слегка подлетели, словно она всегда тренировалась над этим, и вышла из комнаты. За ней последовала и Фемия, не удостоив меня и взглядом. Хотя она выглядела скорее подавленной, чем гордой.

Ну да, ссоры родителей всегда тяжело детьми переносятся, я-то знаю это.

Оставшись один, я наконец смог выдохнуть.

Устал.

Заебался.

Надоело это всё.

Вечно какие-то проблемы. Хотя с другой стороны я надеюсь, что мои слова смогли подействовать на Констанцию, и она примет мою сторону. В конце концов, она всегда была по ебанутому правильной и должна будет понять, что здесь правда на моей стороне.

Если не поймёт… ну чтож, иногда приходится делать неприятно детям ради их же блага, если те этого не понимают, сопротивляются и плачут. В конечном итоге я не ставлю задачу убить Эви и Констанцию. Лишь хочу действительно спасти их от той угрозы, что они создали, радикально решив всю проблему.

Мне не нужна власть и сила, мне не нужно уважение и любовь народа. Я не хочу быть хозяином мира или каким-нибудь другим мудаком, чьё место хотят занять другие. Я это всё не умею и не буду лезть туда. Просто сделаю своё дело и буду жить где-нибудь спокойно.

Да, домик в деревне рулит.

Глава 215

Сказать, что мой мир сильно изменился после произошедшего, я не мог. Конечно Констанция меня сильно расстроила, да и Фемия теперь держалась от меня подальше, однако это не значило, что мир рухнул, свет потух. Нет, я просто смахнул скупую мужскую слезу с лица, взял себя в руки и позвал к себе Юми, чтобы выебать.

Конечно, пришлось сходить к ней и позвать на сегодняшний вечер, но ради такого я был готов сделать исключение и протопать весь путь до неё. Просто пришёл, постучался и мне открыла… кто-то из них. Ну и просто сказал, что приглашаю Юми сегодня вечером.

Кто-то скажет – а сука! Девушек используешь! Они тебе не шлюхи! Сексист!

Ничего подобного! Если бы мне подошла девушка и сказала – давай так, я тебя трахну и с меня услуга, то я, скорее всего, бы согласился. Это бизнес, ничего личного. К тому же, мы скоро типа муж и жена – общая мозгоебля, так что имею право! К тому же из-за неё (ну и не только) я влипаю в очень нехорошую историю, от которой дурно пахнет, так что всё равноценно. Более того, я выкладываюсь больше, чем она.

Однако забавная тема, ты как не поверни, девушка всегда будет казаться жертвой. Ей нужна от тебя услуга, вынудил. Она сама предлагает тебе секс – быть не может такого, ты просто вынудил, а она вынуждена.

Хотя чо я оправдываюсь? Ваще плевать, сегодня кого-то будут драть, так что не мне париться надо, а Юми, которая бы лучше смазки для себя прихватила, а то тугая, как… э-э-э… просто тугая, короче, размер маленький.

Когда в дверь постучались, я тупо лежал на кровати и читал книжку. Услышав стук, просто крикнул:

- Дверь открыта!

Лёгкий скрип, шаги, лёгкий хлопок, говорящий, что дверь закрыта, щелчок замка, вновь тихие шаги, и передо мной вытянулась Юми. Совершенно спокойная, не выражающая ничего кроме… кроме ничего. Она просто смотрела на меня, ожидая дальнейшего продолжения банкета.

Интересно, она хоть иногда бывает инициативной? Или она всегда пассивна в постели? А то стоит, смотрит на меня, вообще не предпринимая никаких действий.

Блин, это даже немного не интересно. Иногда хочется, чтоб девушка проявляла хоть немного инициативности. Сорвала с тебя одежду, оседлала, сама отрахала… Эта же скорее как кукла. Нет, свой кайф в этом есть, типа доминировать над ней и всякое такое, но всё равно приедается.

- Чего стоишь, - глянул я на неё поверх книги.

- Надобно тебе меня, тебе и брать бразды правленья.

- Как сказанула-то, бразды правленья… - усмехнулся я. – Слушай, Юми, такой вопрос…

- Говорить сюда собрались или делом заниматься? – недовольно спросила Юми.

- Не, можем сразу и делом конечно заняться, но всё-таки вопрос хотелось бы задать с твоего позволения.

Она недовольно посмотрела на меня и кивнула.

- Ты как к подобному относишься? Ну, то, что спишь со мной?

- Отвратительно, - без промедления ответила она.

- Ясно-ясно… - пробормотал я, садясь на край кровати и снимая штаны. – Тогда действуй, раз отвратительно.

Меня побуравили взглядом ненависти, одарили аурой отвращения, однако я даже взглядом не повёл. Юми просто встала на колени между моих ног, взяла в руки член и не умеючи принялась делать минет.

- И кстати, насчёт отвращения, разве то, на что ты меня подписываешь, не вызывает у тебя отвращения? Война за престол, смерти там и так далее…

- М-м-м, - недовольно промычала Юми, стрельнув в меня глазами.

Ах да, я же ей на макушку руку положил, не давая отстраниться. Ну окей, можешь высказаться.

- Мы просто приедем, сыграем свадьбу, и я займу престол, - ответила тут же она, освободив свой рот.

- Ебать ты дура, - выдохнул изумлённо я. И не знаю зачем, но я стукнул её хуем по лбу, чем вызвал открытую агрессию – зубы щёлкнули в каком-то сантиметре от моего сокровища. Видимо, потому что иначе выразить, какая она дура, раз думает, что так и будет, я не мог.

- Откушу, - рыкнула она.

- Ага, попробуй. Лучше продолжай сосать, это у тебя лучше получается, чем думать.

И чтоб помочь, я схватил её за голову и буквально насадил её по самое не могу, уткнув её носом в свой лобок. Правда тут же случилось непредвиденное обстоятельство – её вырвало. На меня. Кажется, я слегка перестарался, заставляя её делать с заглотом.

Буквально гейзер из какого-то супа с морковкой и салата, оказались на моей промежности.

Юми отпрыгнула, прикрывая рот ладонью со слезящимися глазами, и бросила на меня гневный испепеляющий взгляд.

- Ненавижу.

- Ага, взаимно, - пробормотал я. – Но ты реально дура, если думаешь, что всё будет так просто.

Ну вот, теперь ещё и весь обблёван.

Прикинув, куда бы нам теперь деться, я решил отправиться в мужскую купальню, которая находилась на первом этаже, да и ближе была. Сейчас всё равно все уехали и вряд ли кто-то будет там сидеть. А вот у девок в общаге люди остались. И всё бы ничего, если бы сейчас Юми не была вся обблёвана. Аж с подбородка капает и из носа вытекает.

Сколько ты там сожрала?

- Ладно, царевна-грязнуля. Кажется, сегодня всё отменяется, оттого идём мыться.

- С тобою? Изволь.

- Или пойдёшь вся обблёванная в общагу? Глянь на себя в зеркало, - указал я пальцем на него.

Нехотя она последовала моему совету, после чего, смутившись, обернулась.

- Ужасен ты, довёл меня до состояния подобного.

- Неправда, ты просто плохо выполняешь свою работу. - Я вытащил два полотенца из чемодана. – Идём, помоемся.

- Вернусь к себе я и…

- Там у тебя народу дохрена. Не позорно ли так идти? – кивнул я на её грязную одежду.

- А ты предлагаешь в мужскую идти мне?

- А у нас общага пустая, никого нет. Или ты этого не заметила? Давай, может там и отработаешь.

Я специально ей капаю на мозги, выбирая самые обидные фразы. Вот такое я говно и поделать ничего с собой не могу, к сожалению. Просто нравится играть на её нервах, смотреть на её злость, на то, как она бессильно бесится.

Юми хмурилась долго, минуты две решала, что лучше – сейчас отработать или идти и позориться перед другими. Но в конце концов, самоуважение и гордость взяли своё. Она нехотя потянулась за полотенцем.

Вообще мужская купальня не представляла из себя ничего интересного. Большая отделанная кафелем комната, которая чем-то отдалённо напоминала турецкую баню. Куча душевых кабинок по стенам и общая большая ванна типа бассейна по пояс.

Я просто уверен, что это не совсем правильно, строить такую ванную комнату в общаге, но кого волнует мнения такого человека как я. У них тут свои понятия о правильной чистоте, так что и флаг им в руки.

Мы с Юми быстро смыли всю мерзость с себя под душем, после чего начали стирать её одежду. Эта дура всячески сопротивлялась, но я силой отобрал у неё часть одежды, сказав ей, что так будет быстрее. Досталась мне её школьная юбка, один чулок и трусы. Ум-м-м… кружевные, розовенькие… так ещё и прозрачненькие…

После этого я без зазрений совести затащил её в ванную.

Нет, не трахаться, трахаться в воде девушкам может быть очень и очень некомфортно, не говоря о том, что неполезно. Просто посидеть, хули там. Ну ладно-ладно, ещё сиськи ей мну для душевного удовлетворения. Ну ещё сую пальцы куда не следует, на что она в ответ ноги скрещивает, не даётся.

Да ладно, давай я тебе потеребонькаю, пар спустишь, нервишки расслабишь, не ломайся, где там твоя заветная кнопочка. Однако Юми так мне и не дала подёргать её за «кнопочку». Ну как хошь, я хотел как лучше.

Правда спокойно понежиться мне всё равно не дали. Юми видимо не знает, когда надо открывать рот, а когда закрывать, поэтому в тот момент, когда я отправлялся в нирвану на попутках, она грубо вырвала меня в реальность жестокую вопросом.

- Сказал ты мне, что дура я, ибо не ведаю последствий. Но ты не прав, я вижу кровь, что будет на руках моих.

- На моих руках, Юми. Эта кровь будет на моих руках, что меня не радует. И её будет очень много. Скажи, почему ты считаешь, что всё пройдёт гладко?

- Честь и верность в империи нашей с рожденья заведена. Нас с колыбели обучают, что верность не купить деньгами, и честь дороже жизни. И духи рода моего, да и других следят за этим словно стражи. Не пользуемся мы и клятвами навязанными, присягая роду на верность.

- Без клятв? – я столько прожил в этом мире, что принять то, что здесь живут без клятв мне немного тяжело, если честно. Быть верным без клятвы – теперь мне это кажется странным и ненадёжным.

- Без клятв живём мы, честь имеем и верность не пустой нам звук. Духи верность наши видят и за верностью следят. Это знают все в округе, это помнит каждый член. Все увидят, кто сильнее и за тем они пойдут.

- А конкретно – ты, верно?

- Верно мыслишь, это я. Священное животное будет моим и избранной я стану сразу. А с мужем император примет меня. И не местным ты там будешь, что избавит от предательства меня.

- А другие семьи примут тебя? Не убьют?

- Одни присоединяться ради выгоды ко мне. Другие будут слишком трусливы, чтоб против нас идти.

- А не думаешь, что тебя грохнут по пути и отберут утконоса? Или просто устранят, когда ты уже почти станешь императрицей. Или когда уже станешь?

- Честь императора убрать не позволит. А когда почти я стану, уже всё решено же будет – часть за нас, часть будет молчать, а часть трусливо выжидать. А по пути никто не тронет, мы тихо въедем все туда. И объявим лишь тогда, когда под охраною семьи окажемся.

- То есть считаешь, что тебя не грохнут?

- Риск лишь при переезде будет, но стоит на территории дружественной оказаться, как мой род и союзники возьмут всё под контроль. К тому же там уже всё поделено.

- Поделено? – удивился я.

- Верно, - кивнула она. – Две половины борются теперь. Моя и враждебная нам. Мой род уже к себе притянул других, как самый ближний к престолу желанному. Естественно, за выгоду потом. Другая часть против нас. Но союзники заступятся за нас и дадут защиту нам, так что бояться нечего. А враги, увидев тщетность, по большей части примкнут к нам.

Нет, смысл есть в этом. В нашем мире точно так же было. Дворяне не сильно летели к самому престолу – не было прав, да и желания тоже. Они обычно проталкивали туда своих претендентов-наследников, которые потом им уступки всякие делали. В империи у них похожий случай. Пусть всё решают связи и деньги, но традиции есть, и они просто не имеют прав на место императора. Оттого им выгодней просто протолкнуть Юми на престол и всё. А она потом им отплатит.

Получается даже борьба не самой Юми, а родов, которые проталкивают сейчас своих претендентов на престол. Если брать с этой точки зрения, то всё просто – мы приедем с утконосом, наша половина тут же получит силу и нас водрузят на трон. Семьи только плюс получат от этого – победу к ним принесли.

- Уверена, что у вас честь на первом месте? Что рода, что присоединились к вам, потом вас же и не кинут?

- Соглашения уже есть, мне стоит лишь вернуться. И меня не уберут, так как я ближе всех к победе из кандидатов. Меня выгоднее протолкнуть, чтоб потом получить моё расположение.

То есть Юми уверена, что её не тронут, так как она претендент типа президента на выборной компании, которого будут проталкивать и которым потом могут управлять? Ну… она в этом плане права, конечно, но меня что-то смущает. Что-то… не могу сказать, так как сам не понимаю, но что-то точно есть.

Мы продолжали нежиться в ванне, наслаждаясь тишиной. А я со скуки начал вновь домогаться к Юми.

- Считать ли мне это за ночь? – наконец спросила она меня, расслабив ноги.

- А разве мы типа не почти муж и жена?

- Наша свадьба в рознь от плотских отношений.

Не, ну тогда это не интересно. А как же брачная ночь?

Я даже расстроился.

Но продолжил домогаться, аккуратно скользнув по складочкам к её переключателю. Так… сейчас… О! Она аж вытянулась, когда я его включил! Говорю же – женщины не люди! Они какие-то киборги!

- Да ладно, тебе разве неприятно?

- С тобой – нет!

- А вот и не правда.

Увеличим мощность!

- А чего вытянулась?

- Организма реакция.

- Ой да ладно, приятно же! Пиздишь же!

- Грязно, может и приятно, но мне такое неприятно.

- Какая страшная тавтология.

В конечном итоге её передёрнуло, словно шибануло током, и она со вздохом опустилась по шею в воду.

- Согласись же, расслабляет.

- Грязно.

- Ты слишком близко к сердцу это воспринимаешь, - отмахнулся я. – Считай это как приём пищи – ты никому не должна, просто ради себя родной и любимой используешь.

- Успокоить вдруг решил меня после содеянного? – нахмурилась она, повернув ко мне голову.

- Ну… да, - кивнул я. – Идём, я сделаю тебе приятно.

- Неприятен ты мне, Мэйн.

- Что не отменяет факта, что я могу делать приятно, - усмехнулся я. – Я сделаю приятное тебе, ты мне. Нам даже не обязательно при этом быть друзьями.

- Девушка любит душой.

- Чем блять?

- Душой.

- Ага, только каждая чото оргазм получить хочет и расстраивается, когда его нет.

Я потянул её из бассейна.

А потом мы голышом устроили забег до верхнего этажа. Конечно же инициатором был я, так как эта слабачка хотела надеть мокрую одежду, против чего я был категоричен. Нахрен, если никого нет? Стесняшка блин.

Поэтому, чтоб промотивировать её побегать голенькой на радость моим глазам, я подхватил всю одежду и бросился бежать наверх, слыша, как шлёпают её мокры ноги по полу за моей спиной.

Таким странным образом мы добрались до моей комнаты, где и заперлись.

- Ты самый мерзкий человек, коего я встретить только могла. Ты противен мне, имей в виду.

- Так, молчать и слушать команду, мокрая! – скомандовал я. – Ну ка легла на кровать!

- Я тебя ненавижу, - злобно прошипела она, даже не пытаясь подчиниться мне. Пришлось хватить Юми и силой толкать на кровать. А она ещё и сопротивлялась. Правда легла в конечном итоге на живот, но это ничего страшного, можно и так.

Я пристроился к ней, подтянул её худую задницу к себе, и аккуратно вошёл. Она и не сильно сопротивлялась этому, даже не пытаясь что-то сказать. Комнату наполнили влажные шлепки двух похотливых существ, которые радовали друг друга ровно так же, как и ненавидели. И очень скоро оба мы уже лежали на кровати. Вернее, она лежала на кровати, а я на ней.

- Только не говори, что было неприятно, - выдохнул я.

- Мерзкий ублюдок, - выдохнула она расслаблено. Не сильно похоже на голос человека, который был недоволен процессом.

- Да-да, давай, переворачивайся на спинку, я люблю и классику.

Она не сильно сопротивлялась, позволяя себя перевернуть. И не сильно сопротивлялась, когда я играл с её грудью ртом, сама иногда прижимая меня к себе. Да и целоваться Юми была не против.

На этот раз я не стал её мучить или как-либо издеваться, чтоб не породить в мире внеочередную мужененавистницу, которая ненавидит секс. Не стал её приобщать в этот раз к практикам орала или анала, чтоб не портить её настрой. Вкусов Юми я так и не понял, но решил сделать всё по классике. Ну и со способкой, чтоб разрядить девку.

Мы спокойно трахались, то увеличивая темп, то уменьшая, на время позабыв о своих недовольствах друг другом, обильно обмениваясь слюнями, обнимаясь и одновременно вздрагивая, когда оргазм пробивал нас обоих.

Хрен знает, когда мы взяли перерыв; было относительно темно. Я притащил нам попить, и теперь мы тупо лежали обнявшись.

- Ненавижу я тебя, имей это в виду, - сказала она. – Неприятно признавать, но было сие приятно. Однако иллюзии не строй, ты до сих пор не мил мне.

- Да пох, главное, что оба время провели нормально, - ответил я, прижав её посильнее к себе. Как будто мне важно, нравлюсь я ей или нет, главное, что получил желаемое. – У меня ещё четыре ночи, имей в виду, успею ещё тебя погонять.

Я не строю иллюзий на счёт неё. Возможно, Юми поняла главное – секс сексом, дела делами, любовь любовью. Необязательно любить, чтоб просто перепехнуться ради удовольствия; это не делает никого шлюхой. Я не говорю о тех, кто в отношениях, там другая песня.

Правда всё это время, во время бурного процесса в зеркале мелькала одна любопытная моська нечисти, которая прямо заглядывалась на нас. Нет, она мне не мешала ни капельки. И я, конечно, не стал палить её прямым взглядом, а она не стала стоять, нагло уперевшись в нас глазами, однако Кстарн кажется сидеть там очень скучно.

Почему-то мне кажется, что смотрела она не потому, что решила там потеребонькать себе переключатель режимов, а из-за того, что ей тупо одиноко там. То с бандитами она в зеркале сидела, то сейчас сидит там одна. И мне показалось, что в глазах я у неё видел грусть, зависть и одиночество.

Это… печально. Надо будет как-нибудь с ней поговорить и показать, что про неё никто не забыл, и что она такой же член команды, причём очень нужный и важный. А то смотрю сейчас, как она грустными глазками на нас выглядывает, и больно за неё становится.

Часть сорок седьмая. Возвращение.

Глава 216

Каникулы прошли, люди вернулись обратно в универ и потекла обычная, привычная каждому студенту жизнь. Мы учились, узнавали что-то новое, становились сильнее.

Время в универе летело быстро. Типичное положение дел – сегодня лето, завтра уже первый день осени. И первая мысль: какого… вроде бы недавно только каникулы были! Может потому, что мы всегда были чем-то заняты, а может из-за того что затишье перед бурей всегда протекает быстрее, словно следуя закону подлости, чтоб всё хорошее проходило быстро.

Как бы то ни было, я учился, изредка бухал с друзьями в вечеринках, ходил в город и ещё два раза трахал Юми, которая хоть и получала от этого удовольствие, но ко мне относилась холодно. В принципе меня это не сильно трогало, так как всем мил не должен был быть, поэтому всё норм.

Ну и утконос, естественно, жил своей весёлой жизнью, не сильно спеша возвращаться. Иногда я ходил в лес проведать Маленького Пожирателя Человеческой Плоти, где мы занимались всякой хернёй, типа катания на нём по лесу или простых тисканий. Он же всё равно сука пушистым остаётся, поэтому потискать такую большую тёплую и мягкую тушку было за милое дело. А ещё мне кажется, что он стал больше с последней нашей встречи.

А моя спокойная жизнь двигалась к тому моменту, когда придётся выполнять свою часть договора. Довольно резво и неотвратимо. Пусть я и не волновался по этому поводу, ощущения, что всё пройдёт гладко, тоже не было.

Однако это не значит, что в универе ничего не происходило. Как раз-таки и там было много чего интересного. Чего стоило одно общение с Кстарн.

Милаха Кстарн так неудачно решила выглянуть однажды из зеркала, чтоб разнообразить свои будни, что довела до визга Мачо посреди ночи. В тот момент я сначала подумал, что у него припадок или он только что узнал, что у него теперь всегда будет вставать только на парней.

От его ультразвука проснулся весь этаж и к нам начали ломиться парни, с криками: «Что у вас происходит?!» Бля, мне бы в тот момент прийти в себя, чтоб дать на это ответ.

От его крика в первые секунды меня просто вырвало из сна, и я буквально подлетел на месте, сам закричав от испуга, с ужасом оглядываясь, словно в следующую секунду меня вот-вот грохнут. И я ожидал увидеть кого угодно – от демонического исчадия, которое его насилует, до портала в иной мир, откуда лезут души мёртвых. Но естественно, ни того, ни другого в комнате не было. Был только визжащий Мачо и кричащий я.

Этот дебил сидел на кровати, вжавшись в угол, и буквально исходил на визг, спрятавшись под одеялом.

- Блять, да что происходит!? – я вскочил и сдёрнул с него одеяло. - ЭЙ! ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?!

Ноль реакции; он только испуганно округлил глаза и кричал, не помня себя. Его гримаса ужаса даже на меня произвела впечатление, отчего я на секунду застыл. Но одна несильная оплеуха смогла заткнуть его и привести в чувство. Мачо, мёртво бледный настолько, что даже ночью это видно, показал пальцем на зеркало.

И мне стало всё сразу понятно. Я угрюмо посмотрел туда, куда он показывает, осознавая причину его безудержного крика.

- И? Что там?

- М-м-мон-нстр… - только и пробормотал он.

Вздохнув, я подошёл к двери, в которую ломились наши соседи, и открыл её. И меня чуть блять не затоптала толпа, которой было очень интересно, кто и отчего визжал. Парни, словно стадо баранов, влетели в комнату, напором меня просто затолкнув обратно. Наперебой полетели вопросы.

- Что произошло?

- Кто-то напал на вас?

- Кто кричал?

- Что случилось?

И, чтоб прекратить обстрел вопросами, мне пришлось практически перекрикивать их всех.

- ДА ВСЁ НОРМАЛЬНО! ЭТОТ ИДИОТ УВИДЕЛ НОЧНОЙ КОШМАР! – крикнул громко я.

После этого все на мгновение тут же умолкли, переводя взгляд с меня на него. Они словно оценивали правдивость моих слов.

- В смысле, злого духа? – наконец спросил один из «пришедших на помощь».

А чо, и такое в этом мире есть?

К тому моменту все уже ввалились в нашу комнату и мне пришлось отойти к самому окну. Практически каждый квадратный сантиметр нашей комнаты был занят любопытствующими.

- Нет. Просто сон увидел, - отмахнулся я. – Я думал, что сам душу богам отдам от такого крика.

- Эт-то н-не с-с-сон… т-т-там п-призр-рак, - подал голос Мачо и указал вновь на зеркало.

От такого заикания он был сейчас очень похож на заику Ависию. Приходилось немного напрячься, чтоб понять, что он говорит.

Все парни проследили взглядом до зеркала, в котором не было ничего кроме отражения нашей комнаты и толпы народа. Про себя я молился, чтоб идиотка Кстарн сейчас не вылезла и всё не испортила, перепугав парней до чёртиков. А ведь может, я знаю. Тогда просто ничего не останется, как разбить это зеркало и купить новое.

- Ты увидел душу мёртвого в зеркале? – спросил Мартин, внимательно всматриваясь в зеркало и даже тыкая в него пальцем. – Может это проклятое зеркало?

- Ага, увидело, как он в леопардовых стрингах разгуливает и прокляло само себя, - усмехнулся я, вызвав бурю смеха и улыбок у всех, кроме мачо.

- Н-но я в-видел там. Девушка с ч-чёрными г-глазами… Он-на смотрел-ла на м-меня…

- Так разве ты не должен был пригласить её к себе в койку? Вдруг ей там было просто скучно? – пошутил кто-то из толпы, подняв волну одобрительного гула. А я в этот момент подумал, насколько он сейчас прав по этому поводу. Я так-то и не поговорил с Кстарн с того раза, она до сих пор сидит там в одиночестве, изнывает.

Чот мне стыдно.

- А м-м-мне не см-мешно! – постарался прикрикнуть Мачо, но его голос сорвался на писк.

- Да ладно, это был плохой сон, ничего больше. Такое иногда случается, - попытался успокоить его Кащей. – Однажды я тоже проснулся и увидел монстра, но оказалось, что это Белеандр в комнате переодевается. - Послышались смешки по комнате. – Спросонья и не такое привидеться.

- Но я в-в-видел… - уже не так уверенно пробормотал Мачо.

Его можно было понять. Все так уверенно говорят о том, что это привиделось. А ещё и спросонья так вообще не скажешь, что реальность, а что нет. Слава богу, что есть куча народу, которая в это не верит и поддерживает правильные рациональные мысли.

Этот шабаш длился ещё минут десять или двадцать, где каждый высказал своё мнение. Среди которых, кстати говоря, прозвучали и довольно правильные мысли на подобие той, что это мои проделки, а зеркало вообще портал в другой мир. Конечно, никто не поверил в это, уже весело обсуждая варианты, рассевшись у меня на полу, однако тот чувак даже не подозревал, как был близок к правде.

Так, хорошенько посмеявшись, вспомнив всё странное, что происходило с нами до этого момента, все в конечном итоге разошлись по своим комнатам.

Мачо тоже решил сегодня не ночевать здесь.

- Сорян, Мэйн, не смогу я спать сегодня здесь. Буду в зеркало это теперь смотреть и ждать, пока оттуда кто-нибудь выглянет. Я лучше у Кащея с Белеандром переночую сегодня.

- Не парься, - хлопнул я его по спине. – А то так говоришь, словно без тебя я спать не смогу.

Ещё как смогу, но для начала мне надо будет поговорить кое с кем насчёт таких выходок. И твоё отсутствие, визгун, будет очень и очень кстати.

Вскоре комната опустела, оставив лишь меня и зеркало, в котором пряталась любопытная мордаха. Я предварительно закрыл дверь на замок, проследив, чтоб за ней никто не прятался, задёрнул шторы на окне и уже после этого подошёл к зеркалу.

Постоял, поприглядывался, стараясь поймать взглядом присутствие Кстарн. Нет, нету, видимо она не рисковала прятаться в отражённом помещении, предпочитая больше серое зазеркалье. Хоть в этом проявляла осторожность, и на том спасибо.

Костяшками я отбил необходимый ритм и стал ждать. Недолго. Буквально через десять секунд из-за края зеркала выглянула одним глазком черноглазая нечисть с милым, испуганным и виноватым лицом. Она виновато посмотрела на меня глазом, после чего вышла вся и встала напротив меня с покорным видом, протянув руку через зеркало.

Я взял её дрожащую ладошку и потянул на себя, приглашая к себе в комнату. Выходи, любопытная ты наша, бить тебя будем. Кстарн, естественно, молча проследовала на эту сторону.

- Ну здравствуй, Кстарн, как у тебя дела? – спросил я, садясь к себе на кровать.

Она посмотрела на меня виноватыми глазами и вновь начала рассматривать столь интересный пол.

- Мне… мне очень ж…

- Нет-нет-нет, меня не интересует, что тебе жаль, а что нет. Я спрашиваю, как у тебя дела.

Она поджала губы и выдавила из себя:

- Нормально, мой господин.

- Хочешь печеньку? – неожиданно предложил я и вытащил из-под кровати небольшую лакированную коробочку.

Это нас Чмоня угощал, привёз из своего графства знаменитые печеньки. Что может быть лучше печенек? Естественно только нашествие печенек-зомби! Печенькоаппокалипсис! Зомби-печеньки атакуют мир! А плодятся они почкованием! Гип-гип-ура зомби-печенькам! Кстати, классная идея, надо будет подумать над этим.

- На, держи печеньку, Кстарн, и садись рядом. Это приказ.

Та неуверенно взяла из протянутой руки печеньку и села рядом со мной.

- Ну, рассказывай, милаха Кстарн.

- Рассказывать что? – неуверенно пробормотала она, глядя на меня.

- Ну как что? Не зря же ты выглядывала на меня из зеркала, пока я госпожу Юми ебал, верно? И сейчас бедного мальчика довела до истерики, он аж спать здесь не может теперь.

- Мне… мне очень…

- Да плевать, жаль тебе или нет. Что беспокоит тебя? Давай, говори, я выслушаю тебя.

Я вообще и сам знаю, что её беспокоит, но лучше пусть она сама расскажет. Иногда лучше выговориться самому, чем из тебя будут тянуть это по ниткам.

Кстарн, всё так же держа печеньку в руках, грустно смотрела в пол, не стремясь особо что-то рассказывать. Мне так и хотелось схватить её за плечи, начать трясти и произнести: «да говори ты уже, хули тянешь?!», но вряд ли такой подход поможет. Я скорее вгоню её в депрессию ещё глубже. А депрессивного телепорта нам нужно меньше всего.

Поэтому мне пришлось тупо сидеть минут десять рядом с ней и ждать, пока Кстарн чего-нибудь родит там из себя. В конце концов, она выдавила из себя.

- Мне там одиноко.

Ну что и требовалось доказать. Какой я психолог! А! Видели, да!? Сказал же, что ей там одиноко!

- Просто… просто всё время я там провожу, в зазеркалье и не могу выйти. И никто ко мне не приходит в гости, не поговорит, не выслушает, не трахнет, не…

Я кивал головой ровно до того момента, как она сказала «трахнет», после чего мои мыслительные процессы слегка замкнуло. Она… это сказала? Нет, в смысле, мне сейчас не послышалось? Просто она выглядит не как человек, который скажет нечто подобное.

Оттого я слегка удивлённо посмотрел на неё.

- Прости пожалуйста, но ты не могла бы повторить то, что сказала до этого?

- Сделает мне ребёнка? – недоумённо повторила она.

Так ты ещё и это успела сказать?! Бля, я чот не такую тебя представлял. Нет, дети конечно же вполне естественно, но… но… ну… Ты же милаха Кстарн! И этим всё сказано!

- Нет, ещё раньше.

Она задумалась.

- Трахнуть? – наконец повторила она. Значит не послышалось.

- Да, это… - но увидев её вопросительный взгляд, который словно спрашивал, что в этом не так, я понял, что только меня это слово смущает.

А вообще, я осознал, что это у меня такой бзик. Типа если девушка скромная, тихая и милая, то она никак не может быть той, которая как нехер делать раздвинет ноги для того, чтобы провести хорошо время. Нет, это обязательно целомудренная девушка, которая это слово знает только как «секас» и сразу смущается, произнеся его.

Вот Кстарн, я думал, что она вообще девственница. А оказалось, что она и слова такие знает, и что, скорее всего, у неё парни уже были не смотря на скромность и зажатость.

- Раз уж ты упомянула про потрахушки, Кстарн, а у тебя были до этого парни?

- Да, - совершенно спокойно ответила она.

Чувствуя себя бабкой сплетницей, я, слегка смутившись, спросил:

- И… сколько?

Кстарн задумалась на мгновение, запихнула в рот печеньку и принялась считать на пальцах, бормоча…

- Раз, два… три… Трое.

Ну, не так уж и много, если так судить. Правда…

- И кто, если не секрет? Не пойми неправильно, просто ты описывала свой род как не самый привлекательный, и что никто не смотрит на тебя, а тут у тебя партнёры были оказывается.

- Я… - она была как помидор. Ну… да, лезу в личную жизнь, чего поделать, но это интересно! Плевать, что подумают злопыхатели и что они скажут, каждому интересно послушать о чужой жизни! – Мы жили в деревне, далеко на юге у моря. Там был мальчик… мы по молодости вместе были… и… он умер от кашлянки.

Кашлянки? Это типа… туберкулёз? Или рак лёгких? Или пневмония? Ну точно что-то с лёгкими. Интересно только, что именно.

- Потом перед войной был орк… но я о нём ничего не слышала потом. И у бандитов был один. Он любил… особенных девушек, необычных. Он ко мне иногда приходил.

Какая… небогатая история. Так, а у меня были… ой, да у меня много кого было, вспоминать лень.

Пока я пытался вспомнить имена всех, с кем я был и при каких обстоятельствах, Кстарн так скромненько из коробки печенье хрум! А потом ещё раз хрум! А потом ещё и ещё Хрум-хрум-хрум! И к тому моменту, когда я вернулся на землю бренную, всё печенье поразительным образом просто исчезло.

Моему разочарованию не было предела.

Я с болью в глазах посмотрел на пустую коробку, посмотрел на Кстарн, которая замерла под моим взглядом, съев печеньку на половину, и вздохнул. Блин… а печенье было вкусным! А его сожрала Кстарн… Точно, она же любит печенье! Блин, надо было подумать об этом раньше.

Кстарн, видимо правильно поняв мою боль, скромненько протянула мне кусочек отгрызенной печеньки.

- Да нет, кушай солнышко, - погладил я её по голове с болью в душе выжимая из себя улыбку. Пусть порадуется, чего уж там. А я голодный… холодный… без печенья… Сука, но печенье то за что!?

В голове сразу всплыла картинка со съеденным тортом, которая преследует меня в кошмарах наравне с недельными пытками. Я каждый раз открываю дверь в холодный светящийся рай, а там лишь ад и пустота – тарелка без куска торта.

- П-простите, - пробормотала Кстарн, не глядя мне в глаза. – Я… случайно, мне очень жаль.

- Да забей, - вздохнул я и запихнул коробку обратно под кровать. – Потом ещё попрошу у него. Наелась хотя бы?

- Да, спасибо… - смутилась, отвернулась.

- Ладно, раз уж тут сидим, давай чай что ли заворганю тебе.

А я умею! Нет, реально, я умею делать чай магией! Налил воды в стакан с помощью магии из бутылки, прямо в воздухе попутно вскипятил огоньком, бросил заварки, бросил сахара и вуаля! Чай! Правда с меня пот сейчас градом стекает, так как управлять водой и огнём для меня просто верх мастерства. Я почти всю ману просрал, так аккуратно и точно управляя двумя стихиями и выёбываясь. Но это того стоило.

Эх, был бы в своём мире, девок бы кадрил так…

Я обернулся к Кстарн и чуть не выронил стакан. Сейчас маленькая миленькая онрё пародировала мне супермена. Только если тот на своей груди распахивал рубашку, под которой был костюм с буквой «S», то у Кстарн там была маленькая грудь с тёмными ареолами и маленькими торчащими сосками. Не то что я не видел сисек, но это было слишком неожиданно.

Настолько, что я не нашёлся, что сказать и просто отпил чай, который делал для неё. А Кстарн ещё с таким видом смотрит жалобным, типа: «я такая несчастная, я тебе не нравлюсь?» или «я настолько некрасива для тебя? Не разбивай мне сердце».

Бабы такие разные, а приёмы одни и те же – или на ЧСВ играют, или на жалости.

И тут мы сталкиваемся с одной фишкой. Послать её сейчас будет… проблемно. Я боюсь, что она просто расстроится, обидится и всё. Хотя прекрасно понимаю, что Кстарн-то не промах, знает, на что давить и как вымогать то, чего хочет.

Девушка поела, девушка хочет трахаться, всё просто и доходчиво. От одной радости к другой.

Вот же головная боль…

- Ладно, Кстарн, раздевайся, раз уж начала, - вздохнул я, стягивая с себя одежду. - Переночуешь сегодня у меня, раз никого нет в комнате. А завтра… а завтра, раз уж ты здесь, пойдём тырить посох.

Глава 217

Умению Кстарн обольщать могли бы позавидовать многие.

В плохом смысле этого слова.

То есть даже заигрывания у неё ограничивались тем, что она тупо показывала сиськи. Ни фраз, ни жестов, ни каких-либо действий. Тупо расстегнула свою одежду и показала грудь, словно шлюха на улице, показывающая товар и завлекающая к себе клиентов. Это было слишком мощно. Хотя в такой странной и неумелой попытке было что-то притягательное и милое, вынужден согласиться.

Но на этом её полное неумение в подобном деле не заканчивалось, как выяснилось.

После моих слов «раздевайся» Кстарн начала как-то лихорадочно расстёгивать своё платье служанки, пытаясь побыстрее от него избавиться, но тем самым только ухудшив ситуацию. Я уже в трусах стою, а она никак справиться с пуговицами на груди не может; пальцы дрожат и заплетаются, то ли от волнения, то ли от возбуждения. А может всё сразу.

- Ну тише, милашка Кстарн, чего так волнуешься, - присел я перед ней и сам помог ей расстегнуть пуговицы до пояса, где начиналась юбка. – Вот и всё, видишь?

- Я… с-сейчас…

Только вот не пойму, это она боится или реально перевозбуждена. Как бы то ни было, Кстарн довольно оперативно стянула с себя платье служанки, оставшись в трусах, после чего стянула и их, отбросив куда-то на пол.

А потом… встала на колени, открыла рот, закрыла глаза.

Бля, это что, стесняюсь спросить?

- Эм… Кстарн? – вопросительно позвал я её. Та открыла один глаз, слегка смутившись. – Ты что хочешь делать, поведай мне, пожалуйста.

- Ну… э-э-э… как госпожа Юми. Она брала в рот на коленях ту штуку… и… и вот. Надо же положить её в рот, верно? Положите мне её в рот.

Штуку? Серьёзно? Я уже и не помню, когда слышал нечто подобное от других. Кто член ещё называет штукой, да причём в этом мире, где секс такое же обычное явление, как и рукопожатие? Если только девственница, которая ни слухом, ни духом.

К тому же…

Я присел около неё, и аккуратно раздвинул губы, обнажая её зубки. Ебать у неё там набор хищника…

У Кстарн были ряды острых зубов, которые по форме были как у акулы. Маленькие, остренькие, словно созданный, чтоб рвать мясо. Я… я не уверен, что хочу класть или засовывать туда свой член или какую ещё другую штуку. Меня учили его не совать туда, куда пальцы не засунешь. Так вот, пальцы я бы точно туда не засунул. А то не дай бог сомкнёт их… не думаю, что переживу подобное. В психическом плане.

- Нет, давай тогда, милашка Кстарн, обойдёмся без этого.

Она немного озадачено посмотрела на меня. Но спорить не стала и перебазировалась на кровать. Тупо легла: типа я готова, можешь трахать. Вся вытянулась, ноги вместе, руки по швам. Позиция – бревно обыкновенное. У неё точно был кто-то? А то чот по поведению не видно. Скорее похоже на человека, который знает, что должно произойти, но не более.

И с ней мне сейчас придётся возиться… Нет, была бы кто-то из не очень любимых мне, загнул бы и без зазрения совести использовал, но тут же нормальная девушка как бы. Я присел рядом с напрягшейся Кстарн и пальцами пробежал по её коже, вызывая армию мурашек на поверхности.

От груди к лобку… хм… а у Кстарн на лобке волос почти нет, скорее как щетинка такая. Я даже пальцами несколько раз провёл, от чего та немного задрожала. Немного необычно, так как у всех представительниц прекрасного пола там обычно волосы разной степени длины. Сомневаюсь, что она бреет там что-то, скорее просто такая особенность.

Ну чтож… приступим.

Пошло ли всё по маслу?

Пф-ф-ф… конечно… с самого начала прямо.

Аккуратно целуясь с Кстарн, чтоб мне язык не откусили, я начал входить в неё… и понял, что получалось слишком туго, конкретно туго. И сухо. Словно я пытаюсь пропихнуть член в дырку, которая для этого не предназначена; мне даже пришлось приложить усилия. Сама же Кстарн аж ходуном подо мной ходила: извивалась, выгибалась, дрожала и вообще, показывала, что заходит у неё плохо. И вместо того, чтобы просто сказать, она грустно скулила, словно щенок, которого бьют.

И тут я вспомнил, что отнюдь не все девушки разгоняются с полуоборота. Это все те, что были у меня до этого, довольно свободолюбивые и ебливые, а эта… ну было у неё три парня, однако для неё слишком были важны прелюдии для нужной кондиции. Однако чего она меня не остановила, хотя сама чувствует, что не готова?

- Кстарн, - тихо позвал её я, оставив попытки. – А, Кстарн, малышка, а как раньше ты занималась сексом со своими мужчинами?

Мне просто очень и очень интересно, как это должно со стороны выглядеть. Ведь сейчас я просто вижу, что она не то, что не готова – не умеет подобным заниматься.

- Я… ну… меня обычно хватали и отводили куда-нибудь в сторону, - ответила она спокойно. – Загибали или клали на спину и сразу входили.

- И?

- У них тоже с трудом получалось засунуть свою штуку, было больно и неприятно, было даже немного крови иногда было, но это же нормально для девушек. Это все так чувствуют. Так что не беспокойтесь, входите, я потерплю.

И вновь зажмурилась.

Бля, ну теперь то мне всё понятно…

- Кстарн, это называется изнасилованием, а не занятие сексом, - ответил я и поцеловал тупую дуру в лоб. - И нет, это не должно быть больно и так туго.

Мда… вот так кадр попался мне… Придётся повозиться теперь.

- Ну ничего… - я поцеловал её в шейку, от чего милашка Кстарн зажмурилась и улыбнулась. – Сейчас, моя красавица, всё будет аккуратно и приятно.

Пришлось вернуться назад, к прелюдиям, чтоб бедняга там по швам не разошлась подо мной. Начал её заводить покусываниями, посасываниями, пальчиками у неё в сокровенных местах работать, чтоб у девочки была более бурная мокрая реакция. Сначала она немного сжимала ноги, но потом втянулась и расслабилась, слегка раздвинув их и позволяя мне теребонькать ей там. Целовал в шею, кусал за ушко, сосался с ней, мял нежно её практически отсутствующую грудь. Шептал, какая она необычная, чудная и очень милая, как её хочу и что с ней сделаю, отчего она хихикала и под конец начала тяжело дышать и течь.

На второй раз всё пошло куда лучше; раздвинул её ножки и, пусть и немного туго, но всё же скользнул медленно в неё, от чего Кстарн вся напряглась. Про анал можно забыть, если здесь так туго, то там вообще хер застрянет. Сам же я не переставал целовать Кстарн и шептать всякие приятные нежности. В губы, в носик, за ушко, в шейку, за сосочки, рукой у неё между складочек. А сам тем временем скользил в ней, медленно и аккуратно, позволяя ей привыкнуть к ощущениям.

После этого я наконец смог хорошенько натянуть милашку Кстарн, которая вся прямо изнемогала подо мной. Не сразу, но со способкой я медленно, позволяя ей насладиться новым для неё процессом и ощущениями, довёл до самой грани и немного держал её так, чтоб Кстарн успевала хорошенько поизнывать от чувства, что вот-вот будет, но... нет. При этом я постоянно играл с ней, шептал ей пошлости и всячески заводил, не давая милой нечисти понизить градус томления.

А потом пух! И дал ей бурно кончить, буквально резко загоняя её до конца.

Девушки вообще очень интересные личности. Каждая из них обладает своими особенностями как в жизни, так и в постели. И не хочу хвастать, но я уже успел повидать девушек и их забавные реакции на оргазм.

И если, например, у одних были писки как от мышей, то у других какое-то рычание, у третьих гортанные звуки, четвёртые матерились и так далее.

Кстарн в этом деле оказалась самой-самой. Она не пищала, не визжала, не кричала. Нет, она молотила зубами так, словно ей холодно. Это было настолько странно и не обычно, что я даже пришалел немного от такого. От такой трещётки я даже забеспокоился, что нас могут услышать.

К тому же она выгибалась дугой так сильно, что даже умудрялась приподнять меня. А я, хочу похвастать, не мелкий парнишка, подкаченный, все дела, уж точно больше семидесятника вешу теперь. И выворачиваясь дугой в обратную сторону, она умудрялась меня поднимать.

Но было приятно видеть её изумлённое лицо в первый раз, как результат своей трудной работы. Видеть, как округлились её глаза, как она буквально начала выгибаться, стуча зубами от переполняющего её маленькое тельце чувства оргазма. Как она буквально билась подо мной. А под конец расслабленно счастливо улыбалась, глядя своими чёрными жуткими глазами мне в лицо. Абсолютно мокрая от пота и собственной жидкости, но счастливая до ужаса от чего-то новенького.

Правда я немного почувствовал себя проституткой – ко мне приходят ради секса, и я им даю. Докатились. Но с другой стороны, Кстарн действительно хорошая девушка, помогает нам, сидит в зазеркалье месяцами, чтоб у нас была связь. Чего бы её и не порадовать тогда? Конечно, с ней таких марафонов не поделаешь, даже с Юми я был активнее, но в данный момент и не для себя этим занимаюсь.

Поэтому я вёл себя как джентльмен: никаких экспериментов, только то, что хочет девушка. А она хочет ласки, доброты и тепла, чтоб её любили и с ней были нежны. Оттого я всё делал так, словно трахал не девушку, а мешок с нитроглицерином, который того глядишь и ёбнет.

Я её прижимал к себе, целовал, нежно аккуратно входил, доводил до бурного окончания, давал милашке Кстарн время передохнуть, после чего вновь принимался за дело.

Уже к середине ночи, по моим прикидкам, Кстарн тяжело дышала, с какой-то радостной блаженной улыбкой обнимая меня руками и ногами, вся мокрая, как после душа. Я же даже не вспотел, хотя подзаебался конкретно. Блин, словно работал.

Я уже не стал выгонять её, хоть мне было и неудобно с ней мокрой лежать на одноместной кровати. Под бочок под одеяло, да рукой к себе поближе прижал, чтоб милашка Кстарн чувствовала тепло.

Просто иногда, когда одиноко, хочется даже не секса, нет. Хочется, чтоб тебя просто кто-нибудь обнял и прижал к себе. Обычное объятие, это может решить так много. Достаточно просто чувствовать рядом с собой человека.

Так мы и уснули. Правда ночью Кстарн ещё раз жалобно на меня смотрела, прося продолжения банкета. Понимая, что сегодня мне нормально не спать, я не стал показывать ей своё недовольство. Лишь шепнул, улыбаясь: «красавица хочет ещё немного?», на что она радостно закивала головой. Так что пришлось ещё поработать, пока наконец в ней запас выносливости не кончился. Милашка Кстарн, так и быть, ты это заслужила, всё же я могу понять твоё одиночество, отчего и не могу тебе просто отказать.


Следующим вечером настал тот момент великого ограбления, когда пришёл наш час. Мой час и час Кстарн.

Не сказать, что это было пиздец как необходимо, однако отказаться от посоха на витрине, что когда-то принадлежал одной из жриц, было глупо. К тому же я очень сильно сомневаюсь, что их как-либо охраняют. Нет, конечно, их охраняют, но навряд ли как-то сильно.

Вечером, когда все ложились спать, я по своему обычаю спокойно разделся и уже ложился спать, когда вдруг вытащил из-под кровати, где мы хранили свои вещи, бутылку с вином.

- Эй, Мачо, хошь попробовать? – протянул я ему бутылку.

- А что это?

- Родня дальняя прислала. Путешествует по зверолюдским землям. Там, может в курсе, виноградники на севере?

Естественно он был в курсе. Все были в курсе насчёт тех виноградников. Дикий вид, морозостойкий, при этом находился в районе гейзеров, оттого получалось странное сочетание. И вино из тех виноградников получалось очень и очень вкусным, оттого дорогим. Да-да, я подготовился.

- Это… те, что растут у гейзеров? – сразу встрепенулся он.

- Ну… вроде да, - кивнул я. – Типа на севере там какие-то виноградники, плодородные земли, туда-сюда… Ты пил то вино?

- Естественно пил, - сказал он немного возмущённо. – А ты… нет?

- Не-а, не приходилось, - я с сомнением посмотрел на бутылку. – Только я не уверен, что это именно то вино. На, попробуй!

И не задумываясь, чтоб у него не было никаких возможностей отказаться, кинул ему бутылку. Тот рефлекторно поймал её. С сомнением посмотрел на меня, словно спрашивая, уверен ли я, после чего откупорил бутылку и отхлебнул.

- Ну чо, оно? – спросил я.

- Да вроде оно, - ответил он, слегка причмокнув. – Да, оно. Только привкус слегка странный. - Он вернул мне бутылку. – Это… если что, заделишься потом? Ну, если останется.

- Без проблем, - ответил я.

Ну ещё бы был он не странный, я туда снотворного вбухал.

Оттого через пол часа Мачо было не разбудить даже оркестром ровно до утра. Как же бывает полезна алхимия, особенно когда ты знаешь, что к чему и можешь много чего наделать.

Так обезопасив себя со стороны возможного свидетеля, который теперь не проснётся и не спалит моё отсутствие, я выключил свет, подождал около часа, пока шум в коридоре не стихнет и… нет, не вышел в коридор, выкинул верёвку на улицу и спустился вниз через окно.

Выходить через всё здание куда более рисково, когда можно встретить случайно идущего в туалет, чем спускаться через окно ночью в темноте, когда нет ни уличного освещения, ни луны (да-да и я дождался, когда луны не будет). К тому же у меня за спиной была сумка со всеми необходимыми принадлежностями, оттого встреть кого-нибудь в коридоре и хрен объяснишь, куда с сумкой посреди ночи пошёл.

Оказавшись на земле, я воровато оглянулся и, естественно, никого не увидел. Без луны на улице было точно также светло, как и в чулане при тлеющей спичке. И хоть звёзды давали слабый свет, его было просто дичайше недостаточно для того, чтобы нормально что-то увидеть. Лишь контуры зданий на звёздном небе да общие очертания.

Я ещё раз оглянулся и полной грудью вдохнул приятный прохладный осенний воздух. Совершенно один я бы задержался здесь, если честно, в тишине под россыпью звёзд, когда вокруг полнейшая темнота. Это было реально по-своему волшебно, особенно звёздное небо, полное таких ярких звёзд, что они даже казались искусственными. Типа тех, что на фотошопе делают. Однако долг звал на подвиги.

Да и сейчас ко мне мог подобраться абсолютно любой человек, и я хуй бы его заметил, поэтому не стоило медлить. Ориентируясь по контурам зданий, я в полуприсед, как боец коды, пробежал весь участок. Пришлось немного покопаться в мозгах, пока в голове не всплыл план расположения построек, и я не стукнулся носом в нужное здание.

Здание, которое мне было нужно, являлось тем самым, в котором началась драка, переросшая в открытые столкновения с охраной. И самым главным плюсом в нём было то, что здесь была дверь, ведущая наружу сразу из коридора музея! Правда нихуя невидно…

Пришлось на ощупь идти вдоль стены, пока руки не нащупали доски ворот.

Ай блять… заноза… сука… Едва не ойкнув, я отдёрнул руку, губами нащупал занозу в пальце и вытащил зубами.

Блин… сука… ну ладно, хотя бы дверь нашёл.

На этот раз я аккуратно прошёлся по ней пальцами. По вертикальным доскам, чувствуя стыки и трещины в древесине, пока не нащупал замок.

Так-с… а вот и наша замочная скважина…

Вообще, уровень взлома у меня всего девять, однако и не мне нужно было взламывать этот замок. Ещё раз оглянувшись вороватым взглядом (хотя смысл? Нихуя же не видно), я достал из сумки… зеркало! Парам-парам-па! Какой я молодец! Зачем взламывать, если можно предоставить это дело профессионалам?

Поэтому, отстучав нужный ритм той стороне, где уже ждали нужные люди, я почти вплотную приблизил зеркало к двери. Из зеркала через пару секунд высунулись две тонкие ручки и быстро-быстро заработали отмычками. За это время у меня по волосам только ветер пробежал, стихнув так же быстро, как и возникнул. Секунд десять, и старый замок громко щёлкнул, известив округу о том, что его открыли.

Вот же… хотя хули кипишевать? Ночь на дворе, если охрана и есть, она будет ходить с факелами, и я её тут же замечу.

Руки спрятались обратно в зеркало, и я упаковал его в сумку. Вообще и зеркало то было не моё, я его у Юми взял, так как большое тащить на себе было мало того что тупо, так и не удобно. А через моё маленькое зеркальце только рука и пролезала, да и вряд ли через него поместиться посох. Поэтому у Юми я одолжил более крупное зеркало, через которое даже голова могла протиснуться при желании.

Расчистив себе путь, я потянул дверь на себя и скользнул уже в знакомый зал. Закрыл за собой дверь и оказался в абсолютно тёмном зале, где я даже вытянутую руку не видел. Но я же умный! Я и это предусмотрел! Достал доисторический фонарь, который мне выковали и передали через зеркало, со тёмно-фиолетовым стеклом и всего одним окошком. Этакий узконаправленный фонарик с фильтром, чтоб яркий луч в глаза не бросался.

И с таким приспособлением я двинулся по коридорам, в одной руке держа лампу, а в другой довольно дорогую игрушку в виде всё того же кристалла, который должен был реагировать на магию. Только на этот раз он был специально настроен на магические ловушки, если такие здесь имеются (в чём я сомневаюсь). Таким всякие профи воры пользуются при взломах.

Но чот здесь не жизнерадостно как-то. Не то что я боюсь, но… жутко, если честно.

Здесь огромные чёрные коридоры, в которых скрывается хрен знает что. Естественно здесь никто не скрывается. Просто из-за темноты ничего не было видно и казалось, что кто-то за мной наблюдает. И когда тусклый луч света вылавливает картины людей, которые жутко смотрят на тебя, статуи и прочую лабуду, становится не по себе. Особенно когда тебе кажется, что они за тобой наблюдают…

Так, стоп.

Я резко обернулся на эти самые статуи, что прошёл, чувствуя, как сердце выдаёт за двести. Мне казалось, что все портреты и статуи смотрели до этого в тот коридор, из которого я пришёл, а сейчас они повёрнуты на меня. Это же… не глюки, да? ДА?!

Нет, это глюки.

И уже уверовав, что у меня просто глюки, я обернулся и чуть не обосрался. Не обосрался, потому что обоссался. И мне нихуя не стыдно, так как стоило мне обернуться, как я лицом к лицу столкнулся со статуей.

Это была скульптура из белого камня, сильно смахивающая на статую Давида.

Я мог поклясться, что не видел её перед собой, иначе бы обошёл. Но сейчас статуя стояла ровно передо мной. На её лице замерла гримаса какого-то кровавого торжества: рот оскален и похож больше на звериный, глаза полные плотоядного желания, какое-то безумное счастье в мимике.

Сказать, что я испугался, это не сказать ничего.

Едва не взвизгнув, я бросился бежать, лишь заметив, что все статуи и картины в коридоре смотрят исключительно на меня с лицом полным кровожадного желания. Женщины на картинах были с открытыми ртами, с уголков которых капала кровь, некоторые буквально истекали чем-то чёрным на полотнах, а у части вместо глаз были чёрные провалы. Статуи открывали рты словно вампиры из фильмов ужасов или пациенты из одной лечебницы.

Лучик тёмного света выхватывал широкие коридоры корпуса, всякие музейный экспонаты и прочую лабудень, но я даже не обращал ни на что это внимание. Мне казалось, что ровно за моей спиной сейчас стоит эта статуя, у которой на этот раз место глаз будут огромные чёрные впадины.

И в моей голове крутился лишь план помещений и постоянное повторение: налево, направо, здесь прямо и так далее.

Таким бешеным кроссом я добрался до нужного коридора сам того не заметив, несколько раз едва не упав.

В свете фонаря наконец сверкнула рукоять нужного мне предмета, и я притормозил, сразу же разворачиваясь назад.

За спиной было пусто.

Пока пусто.

Не знаю, то ли глюки, то ли система безопасности такая, но… мне кажется, что где-то в глубине коридоров я слышу шаги. Сердце едва не лопалось от ужаса, мочевой пузырь уже давно пуст, тело едва не парализует от ужаса. Другого вида ужаса. Это не страх смерти, это хуже – страх неизвестности, чего-то паранормального и нереального. Будь это что-то обычное, то я бы просто испугался, однако сейчас меня окутывал животный трепет, который кричал мне, чтоб я ушёл подальше.

И только то, что я уже успел набить себе хоть какую-то броню на психику, помогло мне не свихнуться от страха и сохранять хоть немного здравого смысла и рассудительности. Оттого я не бежал сломя голову куда попало и не забывал следить за ловушками, хотя большую часть сознания буквально заволокло страхом.

Как сейчас – лишь малая часть думала о том, что надо делать и как красть, в то время как остальная буквально забилась ватой ужаса и не принимала участия в процессе. Просто ни о чём не думала.

Я ещё раз глянул в коридор, откуда слышались странные нечеловеческие шаги, после чего принялся вскрывать эту тумбу с посохом. Шаги далеко ещё, а посох вот он, рядом.

Сам посох был наподобие рогатины – палка, на конце которой было разделение как у рогатки. Там, между ними находился камень, сильно смахивающий на жемчужину, блеклый и выцветший. Посох был сделан из какого-то розоватого металла, а сама рогатка на конце из голубого. Там ещё были символы…

Но боже, как же мне дичайше насрать на то, что там блять написано и нарисовано, как он выглядит и так далее! По скорее бы эту залупу оттуда вытащить!

Так, теряя катастрофически присутствие духа, я лихорадочно пытался спиздить посох.

Эта хрень стояла в таком стеклянном кубе (или витрине) с задней деревянной стенкой на тумбе. Сами стёкла, как я уже успел посмотреть, не были единым целым между собой и держались за счёт того, что крепились на… э-э-э прищепки между собой… я в душе не ебу, как это называется, кажется, зажимная фурнитура... зажимной профиль…

Блять, меня скоро ебать прибежит сраная статуя Давида, а я тут вспоминаю, как эта залупонь, на которой крепится стекло, называется. Главное то, что я мог приподнять это сраное стекло к верху, чтоб появилась щель между тумбой и им. Стекло разбить было не вариант – во-первых, как я выяснил, если разбить его, сработает сигнализация, а во-вторых, это будет куда заметнее, а так пусть гадают, как я спиздил его.

Вытащив что-то типа линейки, я просунул её в щель между тумбой и стеклом, после чего подставил калено и, используя любимый закон физики «рычаг», с трудом приподнял его.

Где-то сверху затрещали доски, из которых был сделан потолок этой витрины.

Ещё немного, ещё чуток и… да, готово.

Трясущейся от страха рукой я выудил зеркало из сумки, отстукал нужный ритм и просунул его в щель под посох, который крепился к задней деревянной стенке. Рамки с зеркала были сняты, так что щель могла быть и не самой большой. Да и размер был как раз под витрину, в крайнем случае я бы просто заказал мне нужного размера зеркало.

Засунув туда его, я тут же схватил фонарик и посветил им в проход огромного коридора.

Никого.

Поправка, пока никого, так как шаги я слышу, как и слышу голоса, шёпот, тихий смех и прочую хуйню, которую слышать совершенно не должен. И дёрнуло же посох спиздить. Сейчас тут не просто опасность, кошмар с собственной персоной пришёл решать проблемы со мной.

Тем временем появились руки из зеркала - они схватились за посох и аккуратно потянули его на себя, снимая с зажимов. Через несколько секунд весь посох ушёл в зеркало, словно его никогда там и не было.

С трудом оторвав взгляд от прохода, я перевёл своё внимание тумбу с пустой витриной. Всё было практически сделано, оставалась мелочь – просто вытащить это зеркало, что я собственно и сделал. Опустил аккуратно стекло на место, после чего витрина стала ровно такой же, как и до вторжения.

А шаги были уже близко, очень близко. Слишком близко, чтоб быть где-то в другом помещении.

Трясущейся рукой я с трудом поднял фонарик, который весил теперь целую тонну, и провёл тусклым лучом по помещению.

И вновь в голове, пусть и на мгновение, стало пусто из-за ужаса, что сковал меня. Всё внутри буквально замёрзло, органы сжались в комок, а мошонка втянулась по самое не хочу. Тело просто замерло не в силах пошевелиться, словно боясь выдать себя движением. Ведь ничто не пугает так, как паранормальное и необъяснимое.

Сраная статуя Давида стояла посередине прохода в другой зал, своей белизной отсвечивая в тусклом свечении моего фонаря.

Чтоб тебя, сраная статуя…

Глава 218

Всё так же не спуская с неё глаз, я медленно тронулся… головой… Ладно, шучу, шутейки от Патрика в страшную минуту. Обретя возможность двигаться и хоть немного соображать, я быстро засунул все вещи в сумку и двинулся в её сторону, так как единственный известный выход из этого рассадника кошмаров был за спиной жуткой скульптуры.

И вообще, что это за хуйня необъяснимая?! Что это за рассадник демонических сил?! Может этот мир совсем с катушек слетел?

Хотя если брать методом исключения, то это точно не души умерших, так как они уходят на перерождение, как я знаю. А во множестве историй ходят слухи о всякой злой силе. Так вот, или это какие-то твари, либо паранормальный сгусток злой энергии.

Твари навряд ли, так как их бы уже спалили, а вот злая энергия, злые духи прочий кошмар вполне возможны. И легко сказать не бойся, ведь у меня в этом тёмном помещении единственным источником света является очень и очень блеклый фонарик, и за его лучом начинается беспросветная тьма. То есть жизнь возможна только в его луче и хрен знает, может там с боку сейчас меня другие твари окружают.

И стоило мне об этом подумать, как тело среагировало быстрее чем мозг. Оно тупо побежало. Побежало, действуя на автомате, вылавливая из мозга мой маршрут, которым я сюда пришёл.

Хочешь жить, умей быстро бегать.

Я в мгновение ока проскочил рядом со статуей и напоследок бросил на неё взгляд. Это был пиздец… Широко раскрытая пасть с огромными зубами и клыками, и чёрные бездонные впадины вместо глаз, в которых терялся даже луч моего фонаря.

Ну нахуй… я бежал так, что только топот моих ног разносился по коридорам, и меня совершенно не смущало, что кто-то может услышать меня. Да и отсутствие сигнализации меня теперь особо не удивляло – нахуй она нужна, когда сюда только долбоёб сунется…

А, ну да, точно…

И ладно бы это были обычные враги, я бы знал, против кого бороться, но здесь сраная статуя и картины. Что-то неосязаемое в самом воздухе. Я боюсь не тьму, я боюсь то, что прячется в ней и во что оно обернётся.

И в беге от статуи пусть я и преуспел, но где-то свернул не в ту сторону. Сраные коридоры вытянулись в хуй знает какой коридор, бесконечный и… бесконечный…

Ебать меня в жопу.

Я обернулся, уже наплевав на безопасность и стянув тёмное стекло с фонаря. Зашипел оттого, как оно обожгло пальцы, но всё равно стерпел. Зато яркий луч света ударил в коридор, который терялся далеко во тьме, давая нормальный обзор.

Здесь не должно быть таких длинных коридоров без конца и края. От слова совсем. Это вообще не музей, если так брать. Да, экспонаты, да картины, но это не коридор музея университета и здесь нет больших окон, что должны освещать эти коридоры. Я в музее часто бывал, выучивая повороты, уж узнал бы его.

Да и картины… тоже были так себе. Например, передо мной сейчас было полотно, изображавшее жриц и героев от богов, висевшая около выхода (которого не было!). Только сейчас на ней было что-то неправильное и до ужаса жуткое – жрицы-посланницы от богов нападали на других жриц и рвали их зубами и когтями. Их пасти были широко раскрыты, как у каких-то животных, и они жрали перепуганных девушек, что пытались убежать, живьём. Воины-посланники с дьявольским лицом рубили в фарш других солдат, разрубая тех на части. И все они были залиты кровью с ног до головы.

Это не та картина, которую я видел. От неё веяло злом.

Да и другие не были оптимистичными – женщина, которая кормила младенца грудью, сейчас рвала его зубами, растягивая его в руках и жуя его органы. Девочку с собаками, сейчас эти же собаки рвали её на части, пока она визжала от ужаса и боли.

Бля, это просто… прикольно. Хочу вон ту и вон ту картину!

Я вновь двинулся по коридору, освещая себе путь фонарём. Если что и произойдёт, то я, в крайнем случае, просто превращусь в тварь и пизда всем. А если…

Это если подбило меня достать зеркало, о котором я забыл. В груди колыхнулась надежда, когда я выбил нужный стук.

И обуял ужас, когда моё лицо в отражении поплыло, искажаясь в отвратительную нечеловеческую рожу.

- Надежда мертва… Надежда убита…

Я, вздрогнув, засунул зеркало обратно. Нет, это не вариант.

Я вообще слышал о таких местах, что-то типа портала в другой мир, в преисподнюю и так далее, но не думал, что встречу это там, где преисподняя в принципе уже по всюду. Не думал, что в нереальном мире может быть что-то ещё более нереальное. И где кроме богов есть другая сила.

И кажется-то, ну другой бог, ну и ладно, ну энергия зла, да вот только в абсолютно пустом помещении это не успокаивает.

Это… это никуда не приведёт меня. Это как в искателях на жопу приключений, нет ни конца ни края, есть лишь абсолютное зло и параллельный мир. Как бы странно это не звучало, но я уже в параллельном мире, но оказался в параллельном параллельному миру. И вообще, я тут антигерой блеать!

Да! Я антигерой, такой маленький и незаметный, отпустите меня пожалуйста…

Просто это… это просто жуть, это всё неправильно и страшно. Никакая поебень не сравнится с этим.

Но если ничего не помогает, можно кричать!

- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!!! – закричал я что есть сил, выпуская из себя весь накопившейся страх и напряжение. - ЭЙ! ЕБОТНЯ ПОДЗАБОРНАЯ! ТУТ ТОЛЬКО ОДНО ЗЛО МОЖЕТ БЫТЬ И ЭТО ТОЧНО НЕ ТЫ! ВЫПУСКАЙ МЕНЯ НАХУЙ ИЛИ Я НАЧНУ ГРОМИТЬ ЗДЕСЬ ВСЁ! – я орал что было сил так громко, как мог, вкладывая в это силы, чтоб мой голос не дрожал.

Не, ну а чо, меня выпускать не собираются, а так от собственного злобного крика мне даже легче стало. Удивительно, что мой голос ещё довольно уверенный в себе.

- Я АНТИГЕРОЙ ЭТОГО МИРА! ВЫЙДИ НА ВСТРЕЧУ СО МНОЙ, СУКА! Я ПРИКАЗЫВАЮ ТЕБЕ ИЛИ В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ Я ВЫЙДУ ТЕБЕ НА ВСТРЕЧУ!!!

Так как я уже обоссался, главное теперь не обосраться, когда это самое выйдет мне на встречу.

А оно вышло! Ебаная статуя появилась в лучике фонаря, с тем же безумно раскрытым ртом и огромными клыками. Только теперь она улыбалась, а её шаги… их даже слышно не было. Он словно скользила. И глаза, тупо чёрные провалы. Ебать, что я позвал…

Но по крайней мере я вижу то, чего надо бояться. Это уже не неизвестность, что в сто раз лучше. Ты по крайней мере уже будешь знать, против чего или кого борешься, а это не так страшно, иметь врага. Неизвестность всегда страшнее. Да и… лучшая защита, нападение, верно? Если боишься паранормального, то напади на это. Пойми, что его можно почувствовать, а если можно почувствовать, то можно как-нибудь и победить.

Я отложил фонарь в сторону подальше так, чтоб он светил на тварь, после чего шагнул к ней на встречу. Главное не думать. Вот он враг и плевать, что за ним стоит, главное просто побить супостата. Самое страшное неизвестность, а я уже знаю врага, так что всё норм, так что всё…

Я на дрожащих ногах, да и вообще весь дрожащий, шагнул навстречу твари, как вдруг та просто резко нагнулась ко мне с широко открытой пастью. Будь это фильм, то последним кадром была бы приближающаяся пасть твари, которая закрывает собой всё.

Да вот только я не фильм. Успел шагнуть назад, инстинктивно закрывшись рукой и наблюдая, как тварь вцепилась в неё, сомкнула челюсти и дёрнула на себя. Что-то хрустнуло, что-то порвалось, но от страха и адреналина я даже этого не заметил, оказался повисшим в пасти у твари.

В ответ со всей дури ударил кулаком… и конечно же сломал просто в говнище его. Каменное ебало блять. Кулак просто сломался, разбрызгав кровь по белоснежной голове. Сука, а как тебе моя нога тогда!?

Хитро извернувшись на переломанной руке вниз головой, я со всей дури ударил пяткой в подбородок твари, словно хотел её раздавить. И каменная голова, не выдержав удара, отвалилась.

Я рухнул спиной на пол, но смог быстро подняться и отшатнуться от каменной фигуры, которая, оказавшись без головы… просто упала и раскололась на несколько кусков с чудовищным грохотом. Правда его голова так и весела на моём сломанном предплечье.

Страшен не враг, страшна неизвестность и пустота.

Я быстро оглянулся в поисках новых врагов, пока адреналин зашкаливал и бил в висках, глуша страх и неуверенность.

Были ли ещё враги? Конечно были! Вон, картина какого-то чувака, который страшно похож на Дракулу, пытается сюда вылезти. Его голова буквально становилась объёмной, вылезая наружу, широко открыв рот. Хочешь попробовать меня?! Ну иди сюда уёбок, я тебя сейчас сам помогу!

Я подбежал к картине, сдёрнул её на пол и начал что есть силы избивать рукой, на которой повисла голова скульптуры. Один удар каменной головой, второй, третий… полотно лопнуло, кровь хлынула наружу, лицо на картине исказилось, а я избивал эту суку. Я хотел больше крови, я хочу искупаться в ваших страданиях, твари! Думаете, вы тут самое страшное зло?! Я блять самое страшное зло в этом мире, суки, не лезьте на мою территорию!

В тот момент, когда каменная голова уже начала биться об пол, пробив картину и расхуярив вылезавшего из неё Дракулу, я резко обернулся. Не потому что кого-то почувствовал, просто меня так учили – не зацикливайся на одном противнике.

И это, наверное, спасло мне жизнь.

Передо мной стояло… няшко… Няшко – бледное стесняшко. Такое высокое бледное существо с ужасно длинными конечностями и тремя дырами. Напомнил он мне чудика из искателей приключений на задницу - тот тоже был любителем растишки. Вместо пасти чёрная дыра, вместо глаз чёрная дыра, носа нет, хуя нет…

ТАК ВОТ ЧЕГО ТЫ ТАКОЙ РАССТРОЕННЫЙ СЦУКО! НУ ИДИ СЮДА, Я ТЕБЯ ЩА КАМЕННОЙ ГОЛОВОЙ ПОГЛАЖУ, ПЕРЕРОСТОК!!!

Я, преисполненный духа, пока ещё с адреналином и безумием в крови, бросился на стесняшко, ловко увернувшись от его загребущей лапы, проскользил прямо под ней на коленях… и со всей дури головой статуи ударил ей в коленный сустав.

Нога ублюдка подогнулась, и он рухнул на одно колено, развернул голову на сто восемьдесят градусов за мной… И получил каменной головой по морде. Со всей дури. Голова твари дёрнулась и слегка смялась, однако стесняшко вскочил, схватил меня за тело, открыл пасть и…

А как тебе горяченькое?

Я зажёг на пальце свечку и со всей дури ебанул магией тому прямо в пасть. Конечно, с маленькой свечи сильного огня не получится. Однако прочистит ему рот вполне хватит. Это было дико жутко и забавно наблюдать, как пламя буквально полыхало внутри него. Как его глаза и рот превратились в филиал ада, словно он сам чёрт из ада пришёл за грешником.

Это нечто закричало, то ли от боли, то ли от обиды. И не криком, а каким-то басом, словно сабвуфер проглотил…

И тут же получил по голове.

И ещё раз.

И ещё, сцуко!

Ещё один удар, пока его череп не хрустнул, и он не упал. А потом ещё два удара каменной головой по черепу этой твари, пока голова стесняшко не лопнула и не смялась, словно спущенный мяч, забрызгав всё чёрной кровью. Я с лицом победителя выпрямился над поверженным врагом и оглянулся в темноту.

- НУ ЧО, СУКА?! ТЫ ХОЧЕШЬ СЫГРАТЬ СО МНОЙ?! ТАК ДАВАЙ СЫГРАЕМ ТЕПЕРЬ, ТВАРЬ!

Я разжёг огонь на пальцах рук.

- У ТЕБЯ ЕСТЬ ВЫБОР – ВЫПУСКАЙ ИЛИ Я УСТРОЮ ЗДЕСЬ ФИЛИАЛ АДА! МНЕ ТЕРЯТЬ НЕЧЕГО, НО ТЕБЯ СУКА СОЖГУ К ХЕРАМ, ТВАРЬ! УЙДЁШЬ ВМЕСТЕ СО МНОЙ ВЕСЁЛЫМ ПОЖАРОМ!!!

И ведь реально, что так меня убьют, что так, но с поджогом я унесу нахуй это место с собой в пустоту. Будем вместе веселиться.

Я стоял, безумно улыбаясь и чувствуя уверенность, которая стучала у меня в висках, чувствуя, как мне жарко и как мышцы готовы работать, выдавая двойную норму. Прямо сейчас я смогу бежать несколько километров без особых проблем.

Адреналин в крови творит чудеса.

Но ничего не изменилось, лишь голова разжала челюсти, упала на пол и рассыпалась на белое крошево похожее и порошок.

Это словно был сигнал к тому, что я победил.

Кровь медленно стекала по руке, поэтому я тупо прижёг рану пальцами. Пиздецки больно, можно получить заражение крови, но оставлять на полу следы я не собирался. Забрал все свои вещи, поднял фонарь и на всякий случай поставил тёмный фильтр. Если что… во мне ещё была стальная уверенность, так что пизды пропишу и заберу с собой в ад любую тварь, что рискнёт против меня пойти.

А пока что пора уходить. Куда-нибудь…

Водя фонарём по стенам, где висели каннибалистические картинки, на которых безобидные люди творили вакханалию, я шёл по бесконечному коридору, изредка слыша то смех, то завывания, то плачь, то голоса…

- Ты идёшь ко мне? И идёшь за мной? Хи-хи-хи…

- Да блять, за тобой иду, тебе нравиться гриль, блядь?! – злобно рявкнул я в темноту. – Или тебе тушёного больше надо?!

- Загляни… загляни к нам… поиграй с нами…

- Допиздишься, ведь реально поиграю, - оскалился я. – Вы не существуете, вы отражение реальности, другое измерение. Но огонь… Огонь есть, огонь реален, и он уничтожит всё вокруг. Готова ли ты пойти на это? К тому же… к тому же, я тварь пустоты. Я не один из вас. Я не вы. Я намного хуже. Готова пожрать меня, а? Антигерой против злой силы, и чья верх возьмёт, м?

Боль, состояние аффекта, адреналин, злость… Сборная солянка для человека, который готов получить неприятности или который готов драться до конца. Сейчас я ничего не боялся. Сейчас, если надо, я схлестнусь с ними. Через пол часа я буду трястись как осенний лист и бояться темноты, бояться даже отойти поссать, но сейчас я ничего не боюсь - защитный механизм организма, как я его обожаю.

Да и антигерой я. Зло этого мира как бы. Так что… если не выиграю, то точно утащу за собой.

- Так что… сыграем… зло?

- Антигерой, один против всех, воплощение человеческого зла, так хотел этот мир, хи-хи-хи. Но мы не отсюда, мы просто пусты… мы просто есть… мы тысяча голосов, тысяча эмоций, мы есть эмоции и сила…

- Мне плевать, хоть Саша Грей, но предлагаю разойтись. В противном случае я буду выходить силой и будь уверен или уверена, я разнесу здесь всё и унесу тебя в никуда.

Смех маленькой девочки улетучился, словно она уходила всё дальше и дальше, растворяясь в темноте.

Я слышал, что любое зло, любое злое место – это там, где было много эмоций, много боли, много негативной энергии. Это даже не души, это просто злая энергия из эмоций, которой стало слишком много. Возможно здесь раньше был отнюдь не универ с музеем.

Больше не слыша голосов, я вновь двинулся дальше, среди кровожадных картин и монументов, которые провожали меня злым и голодным взглядом, однако не рискуя нападать.

Вскоре я вышел к первому Т-образному перекрёстку на своём пути. Первый встретившийся мне за время, что я шёл. И здесь были окна! Через которые ничего не было видно. Но тоже прогресс, верно? Да и статуи здесь не смотрели мне вслед, и картины были нормальными…

Я посветил себе за спину, но там был самый обычный зал с экспонатами – какие-то старые артефакты, статуи, та самая статуя Давида, как я её назвал, что преследовала меня. Короче, всё было целым и невредимым. И никакого бесконечного коридора.

Бля… слава богу я вышел…

В голову начал вновь стучаться страх и грудь буквально забило ватой ужаса. Мой запал начал спадать. Я как можно быстрее двинулся к выходу. Прошёл дальше, попал тот зал, где висела та самая картина с жрицами и воинами, но теперь она была нормальной. Подошёл двери, предварительно затушив фонарь, и быстро выскочил на улицу, даже не оглядевшись по сторонам. На мгновение я услышал шёпот.

- Помоги нам… не уходи… молю…

- Ага, знаю я этот трюк, - пискнул я и закрыл дверь.

И услышал через неё смех девушки, полный веселья… и чего-то чёрного и страшного. Куда страшнее чем я сам и всё зло вместе взятое. Смеха становилось всё больше, я буквально чувствовал, как там клубится что-то типа дыма: чёрное как пустота и в то же время густое как мазут. Такое лучше никогда не видеть и то, что я там встретил – хуйня собачья по сравнению с этим густым дымом.

И это меня отпустили, а не я сам ушёл. Возможно, за мою дерзость или настойчивость, хрен знает…

Я вытащил дрожащей рукой зеркало, отстучал окровавленными пальцами ритм и поднёс к замку. Высунулись уже знакомые руки и когда они ковыряли замок, закрывая его, я буквально почувствовал, как дверь начали толкать. Сильнее, ещё сильнее. Я всей тушей упёрся в неё. Что есть сил толкал её, держа зеркало. Если дверь откроется, то меня затянут туда, я просто уверен в этом. И пизда мне мокрая.

Но сил мне не хватало. Дверь начала потихоньку сдвигать меня, отворяясь и…

Замок спасительно щёлкнул, заперев этот ад внутри.

Я едва не выронил зеркало от облегчения. Мне потребовалось несколько секунд, чтоб прийти в себя, в течение которых я тупо смотрел на дверь, что удерживала за собой какой-то первобытный необъяснимый ужас.

Немного отдышавшись, я тупо запихнул зеркало в сумку, куда отправил и лампу, после чего закинул за спину и на дрожащих от бессилия и страха ногах двинулся к своему корпусу в абсолютной темноте. Теперь мне ночь не казалась классной, несмотря на прохладный приятный ветер.

Глава 219

Прогулка по музею на меня повлияла… никак. Просто я теперь понял, что в этом мире тоже есть гиблые места, в которых скапливается нехорошая энергия. И лучше туда даже такому как я не соваться.

Ну ещё писать в туалет стало страшно ходить.

Что касается меня любимого раздербаненного, то пришлось лезть из кожи вон, чтоб забраться. Обратно. Вернее, меня затащили: я постучался в зеркало и сказал, чтоб они вошли в мою комнату и затащили меня обратно в окно на верёвке. Благо у нас Мачо спал под моими препаратами, так что его хуй разбудишь.

На вопросы, что произошло, почему я весь в крови и чего мёртво-бледный, я ничего не ответил, лишь сказав, что потом как-нибудь расскажу. Мне по-быстрому исцелили все коцки, включая руку, забрали окровавленную и грязную одежду вместе орудиями взлома, после чего скрылись в зеркале.

Ну а я лёг спать. В ту ночь мне снились одни кошмары.


Больше меня особо ничего в универе не держало кроме повышения уровня, который у меня появился на сто семнадцатом дне промежуточного периода или примерно двадцать седьмого октября. В тот момент я просто проснулся и чекнул просто так стату. Несмотря на моих товарищей, которые проверяли стату каждый день, я забил на это хуй, зная, что она рано или поздно перескочит на следующий уровень.

И она перескочила на сорок первый, в то время, когда мои товарищи сообщали о перескоке, когда основные параметры только начинали набираться. Короче, я прошляпил тот момент, когда получил первое очко в основные параметры, свидетельствующее о том, что я перешёл барьер.

Да пох, главное есть.

Но в конечном итоге я решил доучиться до конца. Как из-за внезапно проснувшейся любви к учёбе (я не шучу), так и из-за того, что Юми не собиралась валить из универа раньше времени, оттягивая своё возвращение. Она сваливала это на то, что хочет получить образование, но я-то видел, что она тупо боится возвращаться. Видит, что там ей не рады и будут всячески пытаться её отправить к предкам на свидание.

Ну… рано или поздно нам всё равно придётся туда отправиться, так что… я её понимал. Обожаю откладывать на завтра то, что можно сделать завтра. А лучше так вообще на годик вперёд, чтоб потом просто забыть.

Да, годик отлично подходит для таких дел. Кто уж любит забивать на всё и вся, так это я. За базар отвечаю, год идеально подходит.

То же самое я пытался вталдычить Юми, но она меня не слушала. Типа никакого года, как закончится, так сразу едем и бла-бла-бла…

Что касается посоха, то конечно же его пропажу заметили, и вот неожиданность, днём это совершенно обычный музей! Какая прелесть! Так вот, взлома не нашли, стекло не тронуто, а посоха нет! Ужас то какой!

После пропажи нас собрали в зале и начали давить стандартными фразами, когда не знают, кто это сделал. Нам говорили, что лучше сознаться, что вынести мы его не сможем, что, если артефакт перенести через забор, сработает защитная магия и пометит вора (а это правда, я об этом уже узнавал, ввели после попыток воровства. Вроде можно обойти, но рисковать так глупо я не стал), что это драгоценная вещь и так далее и тому подобное. Нас так долго держали, что я не выдержал и поднял руку.

И когда меня спросили, я заявил:

- Я предлагаю обыскать комнаты всех. Мы здесь все уважаемые и честные люди, нам нечего прятать и скрывать. А тот, кто трусливо прячется за нашими спинами и прикрывается нами, должен быть наказан! А то получается, какой-то кхм… кхм… не очень умный человек, подставляет нас и теперь всех подозревают! Кто считает, что легче просто провести обыск и найти этого человека, чем сидеть здесь, поднимите руки!

И все подняли. Как говорит народная мудрость: возмущается громче всех тот, кто нафунял. И я взял на вооружение эту мудрость, возмущаясь громче всех и призывая обыскать комнаты. И начать с моей как с человека, который предложил это.

Естественно, я сначала посмотрел на реакцию людей, чтоб не получилось так, что меня не поддержат или посчитают подлизой. Но все уже были согласны показать комнаты, чтоб только от них поскорее отстали, так что я в глазах других просто высказал всеобщее мнение. Всё норм.

Так что мы обыскали комнаты, начав с моей и, естественно, ничего не нашли, ведь зеркало не уловишь просто так, не зная прикола. Да и на меня никто не подумал. К тому же мне позволили досматривать комнаты других и особое внимание я уделил комнате Юми.

Со мной был ещё Крепыш, две девчонки и два препода. Вот такая официальная беспристрастная команда досмотра личных вещей.

- Так, а это что у нас тут такое… - достал я кружевные трусы розового цвета и растянул их так, чтоб все видели, заставляя краснеть Юми. Эх, нет ничего приятнее, чем досаждать человеку и раздражать его!

- Может… не стоит. Вы же ничего не нашли у них, - предложил смущённый препод.

- Вы просто не знаете их. А вдруг они его разобрали по частям и спрятали, а? Мы всё обыщем здесь! Это наш долг!

И с этим долгом я хорошенько так накапал на мозги Юми и Юи, заставив их краснеть до корней волос, обыскав всю их комнату и вытаскивая все их секреты, от прокладок и тампонов аля-средневековье (привет из современности, уверен что девушки из нашего мира научили их этому) до развратных поясов для чулок разных цветов. Так получилось, что обыск их комнаты занял у нас в семь раз больше времени, чем другие.

И как это не странно, посох так и не нашли. Увы. А мы так старались.

Кстати, насчёт универа я тоже немного выяснил. Вернее, на счёт музея.

Раньше то место было не музеем. Это была тюрьма для допросов при старых королях, которые… отличались особыми интересами, включая предпоследнего короля. На которого совершенно случайно упал рояль. С кем не бывает.

Но эта тюрьма стала музеем давно. Лет так пятьдесят назад. И губили здесь раньше не душегубов и прочих уебанов, а служанок, девушек, коим не повезло приглянуться прежним королям, пастушек и прочих дев. Их там ради развлечения прошлые короли пытали, насиловали, рвали на части, сжигали, расчленяли живьём и делали прочие прелести. И ни одна девушка оттуда живой не ушла.

Не хочу знать, сколько девушек там погибло, как и не хочу знать, сколько они там страдали. Я сам убил немало, да и пытать тоже приходилось, но это не значит, что подобное поддерживаю, особенно ради забавы. И такая… такое… теперь объяснимо. Единственное, что приходит на ум – уничтожить здание, чтоб развеять этот пиздец. Чтоб всё дерьмо, что там осталось, эта мазутная чёрная энергия, впитавшаяся в камень, развеялась. А пока здание стоит, будет вот такой весёлый и зубастый писец.

А ещё после той ночи у меня на память осталось звание:

«Встретивший кошмар – вы видели то, отчего другие теряют рассудок. Теперь вы знаете, что такое необъяснимое и страшное зло. Вы побывали там, где лучше никогда не оказываться, и каким-то чудом смогли вернуться обратно, побывав за гранью всего нормального и ненормального.

Условия получения – побывать в обители зла и вернуться обратно.»

Побывал за гранью… звучит эпичненько. Хотя ради такой ачивки я бы не стал туда соваться, если честно. Иногда до сих пор слышу этот смех, вижу эти картины каннибалов и бесконечный коридор без окон.

Ну и раз зашла речь об ачивках, то у меня появилась и другая:

«Ученик героя – герой стал вашим наставником! Возрадуйтесь, ибо это такая редкость, что люди даже не могут оценить того счастья, что свалилось на них. Вы обретёте могущество, которое многим и не снилось, благодаря вашему наставнику.

Условия получения – стать учеником героя. Бонус – снятие ограничения на сороковой уровень.»

Точно такой же был и у Мамонты, если я не ошибаюсь. Ну что, могу лишь порадоваться за себя, что смог добраться до вершин, о которых раньше даже не мечтал. Ещё бы чувствовать какую-нибудь принципиальную разницу и вообще было бы идеально.

Кстати, помню, как в первый раз услышал, как у кого-то повысился уровень. Это была одна из девушек, что на первом занятии взорвала себя и подругу. Мы смешивали всякие жидкости и готовили с Фиалкой напалм массового производства… ну или хотя бы, чтоб можно было производить нормально понемногу, когда одна из девчонок начала чуть ли не вслух что-то радостно говорит соседке, буквально светясь счастьем.

Старая леди таким поведением сразу же заинтересовалась, что случилось и не поделиться ли девушка с нами радостной новостью. И девушка поделилась; святясь от счастья, она сказала, что перешагнула барьер и мы все, включая препода аплодировали ей, поздравляя. Она была первой. Ну а потом это стало обыденностью и этому радовались только те, кто получал повышения. А остальным было плевать.

Так мы и жили до первого снега, который на этот раз выпал раньше, на сто шестьдесят пятый день промежуточного периода или на пятнадцатое ноября. И пусть его было немного, температура почему-то так же поспешила показать нам свой минус и заставить одеться потеплее.

И вроде всех снег особо не трогал кроме Капли, которая замерзала и которую мне иногда приходилось тащить на своём горбу, однако Юми приуныла. Приуныла заметно, как бы понимая, что скоро ей возвращаться.

Ох, ты бы знала, как я волнуюсь… нет, вру, вообще насрать на всё. Пока насрать. Я всей душой надеюсь, что будет ровно так, как она сказала, но… Это борьба за власть. И судя по всему, довольно жёсткая борьба, оттого бескровной она вряд ли будет. И я буду тем самым иностранным наёмником, кто испачкает руки и возьмёт гнев людей на себя.

Я бы очень хотел верить, что всё будет гладко, но я не верю. Не могу. Моё «Я» и ответственность за людей не позволяет верить в это. А ещё в уме копошатся нехорошие мысли насчёт кидалова и несостыковок, отчего это дело становится ещё более тухлым и кровопролитным.

Оттого хуже в плане того, что мне эта страна необходима, и если мне придётся сократить её население, то я это сделаю. Не из-за того, что я зверь. Просто моё население ближе ко мне чем они, и в первую очередь я буду защищать своих людей, даже ценой жизни их.

Грустные мысли лезут в голову в преддверии этого пиздеца, если честно. Может трахнуть хорошенько Юми?

Но, как бы то ни было, в конечном итоге мы дожили до тридцатого дня зимнего периода, когда университет был официально закончен. Ну… не совсем закончен: если быть честными, мы могли продолжить учиться, однако кому это было нужно? Из нашего потока только единицы остались, включая Фиалку, а остальные разбредались по своим домам к мамам и папам принимать активное участие в семейных делах и качаться дальше.

Не было ни парада, ни торжественного прощания; видимо оно предназначалось только для поступающих. А на наше место уже завтра приедут новые люди…

Забавно, как быстро пролетели эти полгода. Хотя по большей части, наверное, из-за того, что особо и ничем они не были насыщены. Учёба да друзья, если их можно такими назвать. Честно говоря, для меня друг – нечто более глубокое, чем парень, с которым можно побухать. Это человек, которому я могу доверить спину. Даже Юми я могу доверить спину, что её, сучку некрашеную, считающую меня уёбком, делает ближе, чем парней, которые мне улыбаются. Ну может ещё Фиалка.

У ворот, где уже расстилали ковёр для завтрашних гостей, я встретился с Юми и Юи, которые ждали меня. Или нет. Нет, судя по взглядам, они как раз-таки меня не ждали и хотели отдельно доехать. Но нихуя, я карету на нас всех нанял, буду дальше вас своим присутствием расстраивать.

А рядом с ними была целая гора чемоданов. Эх бабы… пиздец просто. Вот у меня же всё уместилось в два чемодана, не считая большого зеркала. В одном утконос, в другом шмотки. И никаких гор чемоданов.

- Нахрена вам столько шмоток? Вы же даже не надевали половину, я уверен, - кивнул я на гору.

В ответ они синхронно вздёрнули вверх носы и отвернулись. Вы чо, тренировались так делать?

Здесь же дежурили преподы и охрана в тщетной попытке поймать того, кто спиздил посох. Уже почти полгода прошло, а они всё хотят поймать вора, вот лохи. Стоят в снегу, мёрзнут почём зря.

Помимо нас и охраны с преподами здесь дождались своих экипажей ещё несколько человек, однако их было немного, так как большинство предпочло уехать пораньше, чтоб оказаться дома к обеду или хотя бы к полднику, если успеют доехать до телепортов вовремя.

Ещё утром я распрощался с Фиалкой, который предпочёл остаться; с Митсуо Такахаси - он с подозрением на меня смотрел, насколько я понял, ему светило сейчас бежать и спасать со своей командой бедную деревню от нашествия монстров; с Тугодумом - не уверен, что он меня запомнил; с Чмоней и Педиком, чьих имён я так и не узнал и которые чуть не устроили прямо передо мной драку из-за того, что не поделили, кто первый пожмёт руку мне; с Оптимистом – как он ещё не повесился; с Похуистом – этому ваще похую всё; с Крепышом, который наряду с Фиалкой остался учиться дальше; с Мачо – этот уехал со своей девушкой, кстати; с Диего – на моих глазах его карета слетела в кювет, вот уж точно невезунчик; с Кащеем кое как распрощался, этот вообще заткнуться не может; с Мартином – этот уехал со своей девушкой Сью, которая кажется всё-таки залетела, судя по выпячивающемуся пузу даже сквозь шубу; ну и с Белеандром – этот как правильный пацанчик с района пожал мне руку, обнял и утопал без лишних слов.

Я даже не ожидал, что знаком со столькими людьми.

Ужас какой, я даже руки им устал пожимать.

- Так чо, со всеми попрощались? – спросил я Юми.

- Изволь спросить, настолько важно тебе вопросы задавать нам. Иль мы можем насладиться тишиной?

- Не можете, - категорично ответил я. – И лучше бы тебе быть более сговорчивой теперь, Юми. Путь у нас далёкий, опасный и возможно кровавый. Поэтому мне хотелось бы, чтоб наши отношения были более мягкими и тёплыми на это время. Я не прошу меня любить и лелеять, - тут же быстро произнёс я, видя, что она уже собирается мне высказаться по этому поводу. – Просто чтоб не раздражать друг друга и нормально работать за общее дело. Окей?

Я миролюбиво протянул ей руку.

Юми внимательно посмотрела на неё, потом посмотрела в мои глаза, и вздохнув, пожала её.

- Вот и отлично. Добро пожаловать в команду, Юми, - улыбнулся я.

- Плохой человек ты, - высказалась Юи.

Вот кого-кого, а её я боюсь, не дай бог больной идиотке чего в голову придёт, хуй отобьёшься.

- И тебе, Юи, добро пожаловать. Только не вздумай рукоприкладствовать. На твоей сестре клятва и на ней плохо скажется твоё непослушание.

Юи странно посмотрела на меня, но я так и не смог интерпретировать её взгляд. Не понимаю я… таких особенных людей со своим мировоззрением.

Вскоре подъехала наша карета и оттуда выскочили рыцари, которые сразу же начали загружать наши чемоданы (уже не её и мои, а наши) на крышу кареты и в специальное место за кабиной, приматывая их верёвками. Этих рыцарей, кстати говоря, прислала Клирия. Они, если не ошибаюсь, были скрытниками, что лучше обнаруживают опасность, чтоб в случае чего помочь нам уйти.

Вообще мы могли пройти через зеркало, но вот незадача – Юми не знает о таком волшебном способе, так как я её туда перекидывал в бессознательном состоянии. И обратно тоже перекидывал ровно так же: отрубил, быстро перенёс на улицу, и уже когда она очухалась. Конечно, она догадывается, что зеркало замешено в телепортации, но не более.

А все секреты я раскрывать ей был не готов. По крайней мере пока. А может вообще никогда не раскрою. К тому же, как объяснить, что девушки тупо пропали, так и не выйдя с территории универа?

Уезжал я от стен, с которыми успел породниться так же как и с поместьем, а может ещё больше, (я здесь провёл, в отличие от поместья, весь год) скрипя сердцем. Было немного грустно, даже несмотря на музей ужасов.

Когда стены универа скрывались за сугробами, что были достаточно глубокими к тридцатому дню зимнего периода, я уже настраивал себя на то, что здесь моя спокойная жизнь кончается и начинаются вновь приключения. Вновь путешествия, хотя и не могу сказать, насколько захватывающими и безопасными они будут.

Приятно было провести так мирно и по-человечески время, без убийств, трагедий и особых моральных выборов. Без постоянных драк, борьбы и боли утраты. С товарищами и подружками, с весёлыми посиделками и прогулками по городу. Посмеяться, поговорить и почувствовать себя обычным человеком.

Блин, я вновь вроде как стал обычным человеком. Словно и не было свержения графов и бега от армий короля. А теперь…

Последний край стены скрылся за сугробами, окончательно попрощавшись со мной и напомнив, что теперь до той обычной спокойной жизни мне будет очень далеко.

Глава 220

Мы двигались по заснеженной дороге, которая была неожиданно почищена магией (ох уж эта магия), всё дальше и дальше уезжая от оплота моих приятных деньков. Но я всё так же смотрел в ту сторону, где скрылся универ и моё спокойствие. Из меня даже один раз вздох вылетел, хотя я вроде и держал себя в руках.

- Словно на похороны ты едешь друга, - сказала Юми, смотря на меня.

- Если имя у товарища «жизнь обычного человека», то я скорее уже еду с его похорон, оставляя его могилу на долгие годы если не навсегда.

- Быть может дом тебе не в радость, коль возвратиться не желаешь?

- А тебе в радость? – задал я встречный вопрос. – Твоя сестра не может вернуться из-за того, что там что-то стряслось, и её ждёт вышка, верно?

Да-да, было дело, когда обсуждали план, она об этом рассказывала.

- Верно молвишь, так и есть, - кивнула она.

- Тогда теперь скажи, хочешь вернуться туда, где твою сестру ждёт смерть?

- Не ждёт смерть там её! – гневно подняла голос Юми.

- Ждёт. Если ты оплошаешь, то ждёт, Юми. Я постараюсь сделать всё как надо, но… сама понимаешь. Оттого вопрос, рада ты возвращению?

- Мой дом это…

- Я не спрашиваю, твой дом это или нет. Я спрашиваю, рада ли ты возвращению туда? – спросил я с нажимом.

Юми мялась, мялась, до наконец произнесла тихо, словно сама боялась этих слов.

- Нет.

Я вздохнул.

- Вот тебе и ответ, Юми.Тебе тоже нравилась спокойная жизнь, пусть и с заморочками. А теперь ты возвращаешься обратно. И как бы ты не пыталась убедить себя, всё равно в душе понимаешь, что твоей спокойной жизни конец. Ничего там гладко не будет.

- Неправда, - промямлила она.

- Правда. И ты это знаешь. Но мне кажется, что ты что-то недоговариваешь. Только не пойму, что именно, - я внимательно посмотрел на неё.

Но Юми и глазом не повела, оставаясь всё такой же спокойной.

- Я расскажу тебе потом, как приедем мы к поместью. Покажу причины действий, что ведут меня вперёд.

- Ладно, будь по твоему, - кивнул я.

Тем временем карета петляла по дороге, приближаясь к городу. Как и в прошлый раз, мы сначала проезжали отдельно стоящие дома, иногда бедные, иногда целые виллы. Потом количество домов становилось всё больше и больше, а они сами всё выше. И пусть район выглядел бедным, однако ни в какое сравнение с бедностью в моём графстве он не шёл.

Углубившись в город, очень скоро мы уже рассекали улицы, заполненные людьми, пробиваясь медленно через толпу, словно ледокол. Весёлый народ, несильно богатый, но и не бедный, тот что живёт в прослойке между центром и окраинами, метался туда-сюда, создавая целый океан людей. Сюда так и просился air strike, чтоб срубить фрагов.

Чуть погодя мы выехали к центру города. Здесь карета несколько раз петляла между домами по улицам, широким и узким, где повсюду были люди. Счастливые люди, которые разговаривали, смеялись, что-то покупали и продавали, что-то делали. Городская размеренная жизнь продолжала жить своей жизнью, как и год назад, когда я только сюда приехал.

Вон кстати и отель, в котором я останавливался. Значит где-то рядом должны быть улицы для учеников…

Через пол часа мы наконец остановились около огромнейшего здания, где происходила телепортация из столицы в другие части страны, включая наш город.

Юми и Юи, взявшись под руки, гордо выпрямившись и задрав свои коротенькие носы, двинулись по ступеням вверх. Я шёл за ними следом, а мои наёмники быстро-быстро разгружали чемоданы и вперёд нас заносили их в здание.

Внутри нас встретил всё тот же огромный холл, где было многолюдно.

- Господин, ваш телепорт крайний правый второй ряд, - шепнул один из наёмников.

- Ясно, - кивнул я, после чего нагнал Юми с Юи и шепнул, куда им надо двигаться. К тому моменту как мы подошли, все наши вещи уже были сложены в телепортационном кругу, и двое чуваков в мантиях уже ждали нас.

- Просим вас, становитесь в круг, ваше время уже настало.

- Звучит так, словно мы сейчас сдохнуть должны, - пошутил я.

Кажется… неудачно пошутил. Чот все напряглись, чуваки в мантиях побледнели, Юми с Юи занервничали, как и рыцари за спиной. Видимо здесь что-то типа правила, что в самолётах нельзя говорить слова «бомба».

Какие вы не юморные люди.

Ну что же…

Я, больше решив не шутить, так как истинных ценителей моих шуток здесь не оказалось (если они вообще в этом мире есть), встал в круг рядом с другими. И через мгновение меня ослепила яркая вспышка. Мы телепортировались домой.


Не сказать, что мой край произвёл сильное впечатление на Юи и Юми. Скорее наоборот, судя по их рожам, мой город-деревня им показался очень неуютным. Это я ещё мягко сказал, так как на их лицах отчётливо читалось: «Что это за говно?!» Какое неуважение, пиздец просто.

Зато я мог оценить всю красоту города-деревни. Она за время моего отсутствия знатно разрослась. Не было уже того деревянного забора вокруг деревни, в том месте выстраивались дома, каменные и деревянные. Там, где был раньше лес, тоже ничего не было – теперь там возвышались другие дома с каменным низом и деревянным верхом, покрытым штукатуркой. Только центр остался неизменным – аккуратные домики и аккуратная ратуша, однако теперь здесь было не протолкнуться.

Ещё одно изменение деревни касалось берега. Раньше с одной стороны деревню от берега отделял небольшой лесок, с другой же к реке подходила тропинка. Она шла ровно к небольшому заливу, где можно было купаться или отдыхать.

Сейчас же многое изменилось.

Нет, тот залив для купания так и остался, как я понял, однако леска с другой стороны дороги не стало. Теперь город-деревня практически вплотную подходил к реке, попутно отстроившись вплоть до самого моста вдоль дороги, которая О ЧУДО была каменной.

Не доходя около двух десятков метров до реки, дома заканчивались и вместо них начинались деревянные склады. А сам берег уже был выровнен, отделан камнем и сделан под пристань, чтоб можно было швартоваться.

Забавно, что раньше это была обычная деревня, вокруг которой был лес. А теперь это настоящий город. Там, где я помнил лес вдоль дороги, теперь стояли дома вплоть до моста. Уверен, что и в ширь она знатно разрослась и теперь там всё в домах. Нехило они так развернулись тут.

Однако не только здесь – на другой стороне реки, прямо около моста начинались дома нечисти, причём довольно приличные, каменные, аккуратные, некоторые с деревянными резными крышами. Кажется, каждый вид нечисти пытался следовать своим традициям. И он всё так же располагался под кронами деревьев среди стволов, что сразу напоминало волшебный лес.

И деревня с прошлого раза разрослась. Домики теперь стояли даже вдоль дороги. Что ещё интереснее, так это люди, что жили среди нечисти. Значит всё-таки после града бед люди вполне могут мирно сосуществовать с другими видами. Вон, живут, работают вместе, я даже человеческих детей вижу, которые гоняют мяч с орчатами, одной онрё и арахной.

Это мило. Мило и спокойно. В этом мире люди действительно добрее и мягче. И более чувствительны к переменам – если всё плохо, то они сами становятся тем ещё быдлом, если всё хорошо, они сама миролюбивость. Своеобразный индикатор.

Конечно, они враждуют с другими видами, но как показывает практика, они вполне могут жить и мирно, стоит их просто «склеить» вместе.

И самое интересное, что стоило одному заметить меня, как он тут же поклонился. И это была волна – вся нечисть, а вслед за ней и люди поклонились мне, приветствуя. Мне даже чото неловко. В ответ я лишь кивнул головой.

Кстати, когда я проходил около домов, случайно увидел женщину с ребёнком на руках; там, наверное, годик малышу. Дитё было завёрнуто в толстый плед конвертом, и разглядеть я его не смог, однако женщину узнал – это была та самая официантка, которую я шуганул тогда с орком, чтоб она не смела его кидать. Как вижу, она уже успела детей от него заиметь.

Вот и чудно.

За год всё действительно очень изменилось.

Мы спокойно добрались через лес к воротам поместья, которые встретили нас уже открытыми. Там нас дожидалась и стража. Блин, в броне не определишь, бабы это или…

- О, господин, вы вернулись! – воскликнула одна из них.

Бабы! Обожаю их. Привык к дурындам за это время уже, и с ними как-то спокойнее, а наёмники мужики… ну я с ними только один раз виделся, да и тот как-то не очень вспоминается.

Перед глазами сразу появилась картина, как я их током и огнём бью, пробиваясь к холлу собраний. Ну чтож, не сложились наши отношеньки.

- Здравствуйте, - кивнул я, улыбнувшись.

- А что пешком? – начала другая. - Мы же могли карету завами послать. Вы бы только сказали! Охрана должна…

- Не парся, всё окей. Мне просто хотелось пройтись и посмотреть, как изменилось всё вокруг. Я смотрю, там всё отбабахали в городе.

- Ага, госпожа Элизи с госпожой Клирией постарались.

- А Мамонта где? – поинтересовался я. – И Лафия?

- А они… э-э-э… - начало одна.

- Ну… эм… сейчас же обед… - замямлила другая.

Так… Мамонта и Лафия родили. А раз эти говорят про обед, значит кормят детей?

- Детей кормят что ли?

- Ну… да, - как-то нехотя ответила одна из них. – Но обычно она всегда здесь.

Понятно, ей зарплату платят, а она в это время личными делами занимается – вот что они думают. Оттого и сдавать не хотят. Вообще я с этой мыслью согласен, хули, не за это Мамонте платят. С другой – блин, ребёнок же, дело такое, а она пытается и там, и там быть. А, ну ладно блин, чо там, никто кроме меня не успеет сдохнуть за пару минут, пока она там его кормит.

- Ладно… Клирия у себя сейчас?

- Мы не знали, что вы уже здесь. Госпожа Клирия и госпожа Элизиана лично бы вышли вас поприветствовать.

- Всё норм, я сам хочу к ним зайти, сюрприз сделать. Ладно, давайте, работайте на совесть.

- Да! (2х)

Как бы странно не казалось, но на территории поместья было очень и очень пусто. Только стража вдоль стен виднелась иногда.

Кстати, они неплохо так и вход в поместье отстроили, смотрю. Он стал немного больше и красивее, с резными колонами из камня, фигурками на них. Тут они даже подъездную дорожку к нему организовали. Интересно, как там внутри?

Как выяснилось, внутри ремонт уже был закончен. По крайней мере там, где я успел пройти. Первый этаж был отделан выравненным тёмным камнем, пол был заделан гранитными плитами.

Второй уже представлял собой более жилой этаж: камень был уже скорее облицовочным, более тёплого коричневого цвета. Стены были словно заштукатурены. Здесь даже было светлее.

А ещё слышались иногда крики маленьких детей. Да чего уж, я даже видел некоторых женщин с детьми, которые встречали меня испуганно и виновато, при этом кланяясь.

Вот только отвернулся, а они уже нагулять успели себе животы! Что за люди… А если война? А ведь где-то здесь водятся засранка Мамонта и засранка Лафия, которые решили подорвать нашу обороноспособность, если их Клирия вниз не переселила. Засранки…

Третий этаж, где я выпустил гулять утконоса под полными обожания взглядами Юми и Юи и взглядами ужаса стражниц, вообще никак не изменился, если не считать, что дорога на другой край стала аккуратненькой.

Два последних этажа были ровно такими, какими я их видел в последний раз при ремонте: светлые стены, выстеленный камнем пол, люстры у потолка. Только сейчас уже всё было отремонтировано. Оттого в воздухе не висел запах пыли. Да и запахов плесени и затхлости стало меньше.

Не уж-то вентиляцию починили?

- Ладно, здесь пока мы разойдёмся, - сказал я. – Отведите гостей в их комнату, а я пока сгуляюсь к Клирии, надо будет перетереть кое-что, посмотреть чо да как сейчас, да и просто поздороваться.

- Есть, - кивнула одна из наёмниц.

- И это, Юми, насчёт нашего разговора. Чуть позже я обязательно к тебе загляну, - напомнил я ей, на что она кивнула.

Свернув в один из коридоров и ориентируясь исключительно по своей памяти, я двинулся дальше. Почему исключительно по памяти? Да просто всё так изменилось, так стало светло, красиво и непривычно, что я вряд ли найду сейчас комнату Клирии; лишь по памяти – поворот налево, поворот направо…

В конечном итоге я нашёл её комнату, но не сам.

Случайно заглянул на кухню, где меня тут же бросилась проводить Мэри.

- А что ты делала на кухне? – поинтересовался я, когда мы отошли.

- Помогала! – сказала чуть ли не радостно она. Первый раз вижу человека, который радуется тому, что его припахали. Однако то, что она не сидит без дела, Мэри явно радовало.

- Так ты же можешь и не работать. Моя гостья как-никак, верно? – напомнил я.

- Ну так же некрасиво! – возмутилась она. – Я живу здесь, но ничего не делаю, это… немного становится неприятно оттого, что чувствуешь себя нахлебницей.

- Это тебе кто-то сказал? - скосился я на неё.

- Я сама это чувствую, - покачала Мэри головой. – Я так много хлопот доставляю, хотелось бы и помочь.

- Ты уже сделала в своё время достаточно, - сказал я.

- Достаточно? – вопросительно взглянула она на меня.

- Ага, может ты и не помнишь, но мы знатно в своё время вершили дела, крушили врагов и так далее. А знаешь, почему ты именно здесь?

- Почему?

- Ты полезла меня спасать. Полезла спасать, тебя приняли за шпиона и… случилось нечто неприятное. К сожалению, ты после этого потеряла память. Но всё это, - я развёл руки в стороны, - так же благодаря и тебе, Мэри. Ты очень помогла мне и сделала не меньше, чем я, чтоб это место стало таким как сейчас.

- И ты продолжаешь работать дальше, а я нет, - вздохнула она.

- Я? Работать?

Я задумался, вспоминая, как выглядит моя работа: хаос, смерть, разбой, пытки, разрушения, поджоги, похищения… Как-то… не очень работа, не?

Просто, например, Клирия и Элизи со своими людьми вытаскивают графство из ямы, строят город, находят людям дома, обеспечивают снабжение пищей. Вот у них работа. Мамонта и Лафия обеспечивают безопасность и порядок в наших мини войсках – это тоже работа.

Я же просто разрушаю. Это тоже можно назвать работой, но как-то становится грустно от подобного, если честно.

- Поэтому, - продолжила Мэри, - я попросила госпожу Клирию найти мне работу в поместье, и она помогла мне. Теперь я работаю на кухне, помогаю Сиианли, (это тёмная эльфийка) и она довольна моей работой.

Кажется Мэри горда своими успехами.

- А ещё я подрабатываю у госпожи Шенсассель (а это вроде арахна), она держит магазин с тканями. Сначала было страшно, она была такой жуткой, словно съесть хочет тебя, но потом я привыкла, и она оказалась очень мудрой женщиной, хотя и занудой.

Теперь Мэри уже рассказывала мне, как она проводит день, как работает, что там делает, с кем дружит и с кем общается. Рассказывала, как провела с подругами выходные и куда они ходили. Мне она напомнила восторженного школьника, который в первый раз поработал на настоящей работе и ему понравилось.

Не могу винить её в подобном, она довольно долго сидела здесь, оттого увидеть мир куда приятнее, чем продолжать прозябать в подвале, пусть и роскошном. А если вспомнить, чем она вообще занималась, торговала наркотой и работала наркокурьером, так её восторг тем более понятен.

Так мы дошли до кабинета Клирии, где Мэри поспешила распрощаться со мной.

- Боишься Клирию? – спросил я, глядя на Мэри.

- Нет, но… ты же по делу к ней, верно? Я там буду лишней. Поэтому… ещё увидимся! – она сделала шутливый реверанс и ушла.

Проводив её взглядом до ближайшего поворота, я вздохнул и без стука вошёл в комнату Клирии.

Почему без стука? А нехуй! Моё поместье, могу ходить где и как хочу. От меня не должно быть секретов!

Только вот Клирия не была удивлена мне.

- Вас было слышно из-за двери, как вы разговаривали с Мэри, - сказала она, вставая, но я лишь махнул рукой, показывая, что можно упустить эти поклоны. – Мне не докладывали, что вы уже здесь.

- Сам пришёл. Хотел прогуляться. Ты тут такой город отбабахала, я был приятно удивлён и хотелось самому поглядеть на всё.

- Не я. Люди. Удивительно, какими сильными они могут быть, если в них теплится ещё надежда на лучшую жизнь.

- Вижу, эта мысль тебя немного веселит, - заметил я.

- Радует. Меня это радует. Приятно видеть, что всё идёт… нормально. И я рада видеть, что вы окончили своё обучение. Могу поздравить вас с повышением уровня?

- Да, можешь, - кивнул я, не сильно радуясь этому факту.

Почему? Да потому что для меня это лишь значило будущие проблемы, ради которых уровни и поднимались. Как сказал умный человек, оружие не может спасти жизнь, оно создано для того, чтобы отбирать её. Боюсь, что про уровень можно сказать ровно то же самое.

Глава 221

В горную империю было решено отправиться первым же днём весны. Такое решение было обусловлено безопасностью, а именно способом добраться до горной империи без приключений на задницу.

Через море.

И если около порта прибрежного города Анчутки проходило тёплое течение, отчего он работал даже зимой, то на северных берегах, что принадлежали зверолюдям, всё было скованно льдом. А именно через зверолюдей было безопаснее всего попасть в горную империю. Высадиться в порту и окольными путями выйти к границе, где можно будет пересечь её в нескольких местах.

Поэтому, дождавшись схода льда, мы смогли бы спокойно достигнуть тех берегов, высадиться и домчать до территории семьи Юми и Юи.

Был ещё проход через горы, однако на той стороне он выходил ровно к врагам её стороны, отчего надеяться, что её не грохнут, было глупо. Да и места мало для манёвра, если нам надо будет срочно уйти и залечь на дно – слишком такой узкий проход хорошо охранялся.

Однако вопрос повышенной безопасности всплыл не просто так.

Я вообще тот ещё уёбок – дай волю и буду говнить до потери пульса: строить козни, засыпать песок в шестерёнки и гадить в тапки. Отсюда мне всегда кажется, что другие люди ровно такие же. И каждый их поступок или решение, которое мне кажется подозрительным, зачастую проходит через оценку на говнистость. А именно, как бы я поступил на их месте.

И после разговора с Юми мне показалось, что проблема куда шире, чем просто их сторона с наследником против вражеской стороны с наследником. И если не шире, то явно не такая, какой описывает её Юми.

А всё началось, когда я пришёл к ней в комнату, которую Юми и её сестре выделили.

- Привет. Смотрю, устроилась здесь, - я окинул взглядом комнату, которая у них была. Практически комната люкс с паркетом, картинами, стенами, покрытыми тканью и мебелью, если не дико дорогой, то точно очень качественной. – Всё норм?

- Благодарю я за приём, - кивнула она, слегка поклонившись, и дёрнув свою хмурящуюся сестру-аутистку. Та буквально сверлила меня взглядом. Недобрым взглядом. – Пришёл ты к нам по делу, осмелюсь предположить.

- История того, что произошло с тобой и сестрой, - напомнил я. – Я хотел бы узнать всё до того, как уже окажусь там.

- Считаешь важным это очень? – спросила Юми. – Настолько важным, что память разворошишь?

Юи в этот момент хотела уйти, но Юми удержала её за руку, довольно грозно взглянув на неё. Видимо взглядом приказывая оставаться рядом.

- Да. Я слишком сомневаюсь в адекватности твоей оценки опасности, чтоб полностью довериться твоим суждениям.

- Живу я этом обществе уже не первый год. И знаю я довольно много, чтоб оценку дать им верную.

- Ага-ага, и именно поэтому ты заливала мне, что тебя никто не посмеет тронуть, пока у тебя утконос. И честь у вас там чуть ли не в крови.

- Сомневаешься в словах моих? – прищурилась она.

- Сомневаюсь в людях, о которых ты такое говоришь, - ответил я. – Давай, вещай уже.

Юми вздохнула, словно вынуждена что-то объяснять необразованному быдлу, однако возмущаться не стала.

- Стоит ли мне объяснить, как выбирают императора среди наследников многочисленных? – сразу решила уточнить она.

- Если ты имеешь в виду то, что им становятся по старшинству и самые близкие по крови, то нет, - ответил я.

- Очень хорошо, - кивнула она. – Получилось так, что кровные мы родственники императору нашему. И враги наши не желали подобного, хотя своих людей на трон поставить. Так хотели, что не гнушались действий подлых и бесчестных.

Она шагнула к своей сестре. Та напряглась, но Юми мягко сказала, коснувшись пальцами её щеки:

- Тс-с-с, сестра, всё хорошо, нет злого умысла у меня. Просто дай увидеть ему, - после чего повернулась ко мне. – Людская подлость сделала её такой. Сделала другой, простой и странной, безобидной и опасной, умной и глупой.

Она обошла Юи, обхватила сзади, словно хотела со спины обнять, но вместо этого одним движением скинула с неё юкату. Не полностью, до бёдер, где её удержал на теле девушки пояс. Юи вздрогнула, покраснела, но ни слова не сказала, ни с места не сдвинулась. Даже не пыталась прикрыться.

- Что ты видишь, глядя на неё, Мэйн?

Что я вижу? Ну… она копия Юми. Почти копия. Сейчас я могу полностью рассмотреть её сверху и оценить разницу между сестрой.

- Что я вижу? Э-э-э… ну у неё сиськи больше, чем у тебя.

- Не это! – вспыхнула красным Юми.

- Стой, погоди, а разве у близняшек не должно всё быть одинакового размера?

- Не отвлекайся! Видишь ты разницу между мной и ней?!

- То есть сиськи не подходят?

- Нет!

- Тогда… ты толще, я угадал?

- Да нет же! И худее я немного, чтоб ты знал!

- Ну… эм… это… у неё ареолы вокруг сосков светлее?

- Куда ты смотришь!?

- На сиськи, - невозмутимо ответил я.

- Не туда смотришь, не то видишь!

- А, понял-понял, куда ты клонишь. Она, когда испытывает оргазм, не похрюкивает и не повизгивает как свинюшка, верно?

- Да совершенно не это, бестолочь неотёсанная! – воскликнула Юми, вся красная до корней волос, как и её сестра, которая вообще поджала губы и хотела провалиться под землю, хотя куда ещё глубже. – Шрам увидь на теле её!

- Сестрёнка, мне стыдно, - прохныкала Юи.

- Тихо, сестра, тихо, - погладила она её по голове. – Так что, увидел ты-ль то, что должен был?

Вообще… да, увидел. Колотый шрам чуть левее сердца, практически рядом. Возьми атакующий чуть правее, и передо мной сейчас бы стояла только одна Юми. Ещё шрам в районе печени, словно кто-то там полоснул её. Ещё один в районе шеи, прямо по правой стороне, словно кто-то хотел перерезать ей горло или отрубить голову. Ну и ещё несколько рубцов на теле, что как бы намекает.

Вот так красиво хотела мне Юми всё объяснить с примерами, а я взял и всё испортил, испошлил.

- На твоём теле шрамов нет, - припомнил я. – Она с кем-то дралась и кого-то убила?

- Верно, - кивнула Юми. – Убить нас хотели, до неё добрались и ранили сильно. Пойди сюда, Мэйн, взгляни.

Она нежно взяла голову испуганно хлопающей глазами сестры, слегка наклонила и повернула в бок. Прямо на виске под волосами, если их раздвинуть, виднелся шрам, причём конкретный. Только благодаря длинным волосам его не видно.

- Так вот чего она такая ебанутая, - догадался я. – Её ударили по голове.

- Не ебанутая, особенная просто, - нахмурившись, поправила Юми. - Я примчалась сразу и увидала, как лежит в крови она, держа в руках катану. Защитила меня ценой жизни своей.

- А нападавшие? – тут же спросил я.

- Ушли они, покинули дом, испугавшись напора сестры и шума, что они создали. Родители были мертвы уже, остались только мы теперь.

- В смысле убиты?

- Погибли раньше от случая несчастного.

Не нравится мне это всё. Потому что я так прикинул немного, и у меня появился очень и очень важный вопрос.

- Скажи, а кто из вас старше?

Юми слегка удивлённо посмотрела на меня.

- Я.

Я вздохнул и сел на ближайшую кровать. Чот это всё складывается… не очень хорошо, если честно. Нет, серьёзно, слишком всё странно и при этом гладко получается.

- Юми, ты говоришь, что вас хотели обеих убить, но Юи их остановила, так? Что вы боретесь за власть и что вы там одна из сторон, верно?

- Да, - кивнула она.

- Но если всё не так? Что если всё, что произошло с вами с самого начала, было подставой? - посмотрел я на неё. – И что, если вы не боретесь за власть, а являетесь ей самой?

- О чём ты молвишь? – не поняла она.

- Что если никто не хотел убивать вас. Что если они пришли убивать только Юи.

- Зачем? Я тоже…

- Борешься за власть? Но если и без утконоса ты уже победила? Что если ты и есть наследница, а не одна из претенденток? И тогда тот, кто женится на тебе, тоже будет иметь власть, разве нет? К тому же, разве не император главный в империи? Не императрица, а именно император, а? Не зря власть от мужчины к мужчине передаётся.

Юми удивлённо моргнула глазами, в то время как Юи пребывала в нирване, оказавшись в руках своей сестры.

- О чём… я не совсем тебя понимаю Мэйн, - наконец ответила она.

- Юми, как ты думаешь, кто имеет больше шансов на трон между тобой и сестрой?

- Я, - сразу ответила она. – Пусть на несколько минут, но родилась я раньше. И значит, что старше.

Во-о-от, я об этом же подумал, но отнюдь не потому, что знаю, какой у неё возраст.

- Ты говорила, что на вас напали и они ранили Юи, после чего ушли, верно?

- Она убила одного из них, и отступили они, - поправила она меня.

- Ага, но тебе не кажется странно, что когда они убрали последнюю преграду, чтоб разобраться с вами, то сразу неожиданно отступили? Не стали добивать вас, хотя имели все шансы?

- Они подняли шум и разбудил он всех. Не ушли бы, от стражи рук погибли.

- Ага, допустим, но как ты думаешь, кому нужны две абсолютно одинаковые девки, которых можно подменить друг на друга в любой момент? Зачем людям нужно два выигрышных билета, где будет пятьдесят на пятьдесят, если нужен один и стопроцентный?

- Но…

- И тогда получается, что если утконос тебе не нужен, так как ты единственная наследница и другим это известно, то они просто убрали копию. Да и власть передаётся от парня к парню, а не от девушки к девушке. Любой парень сразу же захватит власть при желании, не оставив тебе ничего. И так ты станешь ключиком, не более. И если ты уже победила изначально, то возможно, что им важно наличие только одного официального претендента. Добившись этого, они будут пытаться просунуть своего парня к тебе в мужья.

Это очень логично. Не точно, но такое может быть. Если Юми уже является наследницей, то ей не нужно бороться за власть. И это многое объясняет.

Например то, что оппозиционная сила понимает, что бороться за трон с бесконечным числом претендентов, которые будут сменять друг друга, будет очень сложно. Куда выгоднее захватить девушку, которая вполне станет императрицей, как самая ближайшая по крови, а её муж императором.

Как ближайшая родственница к императору, она может помочь добиться оппозиционной силе власти. Убираем родителей, что смогут их защитить. Правда тут две одинаковые девушки и пойди разбери, кто есть кто, поэтому ещё убираем одну из них, чтоб вторая уже стопроцентно была императрицей.

И всё, теперь противники Юми точно знают, кого красть и могут не бояться, что её сестру близнеца политически оппоненты будут пропихивать как оригинал.

Да и зачем убивать её, если будет потом полная путаница и непонятки насчёт того, кто и как станет императором? Слишком неопределённо всё получится и шансы всех пробиться к власти одновременно снизятся. Никому это не нужно. Куда проще уже точно знать, кто есть цель и за кого надо бороться.

А теперь они знают, кто им нужен и уже конкретно знают, к чему должны стремиться. Она может быть вполне официальным способом стать властью в империи. Можно сказать, что официальный сертификат. Если что случится, они сразу ткнут пальцем, что вот, наш сын её муж, он официальный правитель.

Учитывая это, вполне возможно, что, не добравшись до Юи, они просто обвинили её в убийстве, чтоб вычеркнуть из игры. И всё, теперь надо просто захватить Юми и использовать её. Если предположить, что Юми имеет все права на трон, это вполне обоснованно.

Уверен, что попади она к вражеской группировке, те её пальцем не тронут, просто выдадут за своего парня и всё. И когда он станет императором, её выкинут как мусор, предварительно получив ребёнка наследника. И она ничего не сделает, так как вся власть у императора.

Короче, стоит Юми вернуться, как её тут же может попытаться похитить вражеская команда, если не сделает это по дороге. Юми, наверное, даже и по официальному законодательству не сможет претендовать на управление страной, оттого угрозы не представляет.

Принимая во внимание это, остаётся надежда только на её союзников, которым выгодно, чтоб она пришла к власти и дала им плюшки за сотрудничество. Если только они сами не хотят женить своего человека на ней и так же использовать. А это тоже исключать нельзя, как и нельзя проверить сейчас толком. Они вполне могут улыбаться ей в лицо, а потом раз и всё.

Если только род… Он может поддерживать её, так как им в принципе побоку, кто захватит их Юми, всё равно она править не будет. Даже более того, им выгодно, чтоб именно Юми победила и сама была властью.

Остаётся тупо надеяться, что люди, что стоят за Юми, действительно такие, какими она их описывает и они не попытаются нас кинуть. И что нас по пути не похитят оппозиционные силы. Или что вообще она не наследница и ей действительно будет необходим утконос для победы; это будет наиболее хорошим вариантом.

- Юми, - спокойно сказал я. – Вполне возможно, что тебе не нужен утконос, чтоб победить. И ты не борешься за власть. Есть вероятность, что ты уже победила и осталось лишь найти тебе мужа. Тогда получается, что вас не хотели убить, это была подготовка к похищению именно тебя. Они просто убрали Юи из кандидатов, найдя причину, чтоб кандидаткой была только ты. И если ты кандидат на трон, то они просто хотят похитить тебя, лишив твоих союзников возможности победить. Правит император, а не императрица, оттого ты им не помеха. Если всё так, то ты лишь возможность прийти к власти и не являешься угрозой. Вполне возможно, что оппозиционной силы и не считают тебя врагом, для них ты лишь приз, который надо выкрасть.

- Намекаешь ты мне, что я им и не враг, а вещь, что использовать они смогут?

- Верно. Ты считаешь себя одной из претенденток, той, кто борется за власть, но может быть так, что это за тебя обе стороны борются.

Я вздохнул и встал с кровати. Подошёл к ней и положил руки на плечи.

- Пока подумай над этим всем. Наш единственный выход – добраться до императорского дворца и там просто официально укрепить наши отношения перед императором.

- Мои союзники помочь смогли бы нам добраться, просто стоит попросить…

- Лучше не стоит. Если ты действительно приз, а не один из участников, то возможно, что твои союзники так же тебя используют. И хотят выдать тебя за муж за своего, чтоб захватить власть.

- Естественно они хотят использовать меня, ведь… - начала было она, но я покачал головой.

- Нет, ты не поняла. Что, если для тебя враги и те, и те? Что, если твои союзники хотят тебя точно так же использовать и потом отобрать у тебя власть?

- Исключено, - тут же ответила она с уверенностью. – Они поддерживают меня и не посмеют власть забрать. Мы союзники, и верить я им могу спокойно. К тому же я не прямой родственник императору, пусть и ближайший. Оттого имею я шансы пусть и чуть выше, но отнюдь не полные, стать императрицей. Но поможет мне в этом животное священное.

Если всё так, то проблем нет. Мы просто приедем в горную империю, спокойно доедем до императорского дворца. Никому дела не будет до обычной кандидатки без особых шансов. Там Юми предоставит утконоса, что будет ластиться к ней, и сразу станет избранной на трон. Там же мы поженимся и всё, победа.

Но если нет… если Юми изначально была прямой наследницей на трон, тогда проблема стоит острее. За ней будут следить, её будут выслеживать и стоит Юми появиться им на глаза, как её тут же скрутят, увезут и насильно выдадут за муж, после чего грохнут или кинуть гнить в темницу.

К сожалению, всё оказалось сложнее…

Как обычно.

Блин, пусть она будет обычной кандидаткой, это решит все проблемы разом.

- Подумай над этим, Юми. Это очень важно, - сказал я напоследок и вышел.

Может у меня паранойя, а может действительно она является наследницей, хрен знает. Однако это совсем не значит, что нам не надо подготавливаться к походу.

И именно с этого момента вопрос повышенной безопасности всплыл на поверхность. Стоило обдумать этот вариант, сразу решив, что делать, если всё обернётся в самой худшей форме. Хотя я ответ и так знал – ничего. Придётся лишь делать то, что делал я обычно, а именно прорываться до последнего, пока кто-то не сложит свою голову ради победы другого.

Пора точить топор.

Глава 222

Я кратко пересказал Клирии всё, что услышал от Юми, и все свои подозрения по этому поводу. Она, как обычно, спокойно выслушала меня, отложив все бумаги в сторону. Мне иногда казалось, что Клирия даже не слушает меня, но стоило мне остановиться, как она кивала, предлагая мне продолжать дальше.

Помимо неё здесь же с кружкой чая сидела Элизи. Я вообще заметил, что они много времени проводят вместе. Нет, я не против. Наоборот, мне приятно, что Клирия нашла себе друга. Возможно оттого она становится более человечной. А то стоит вспомнить её до этого – холодная, спокойная, непроницаемая от слова «вообще».

Дослушав мои подозрения и переживания до конца, Клирия задумчиво покрутила в руке ручку.

- И что вы предлагаете, Мэйн?

- В смысле, я предлагаю? Это за советом я пришёл к вам, а не наоборот! – возмутился я.

Да и вообще, они тут сидят обе, одна за столом, другая на диване, а я стою. Стою, словно какой-то подчинённый, пришедший с отчётом. Непорядок.

Поэтому я, не заморачиваясь и следую своим быдловским корням, сел прямо на стол Клирии. Та даже глазом не повела, задумчиво постукивая ручкой по нему.

- Я думаю, что стоит сменить немного план.

- Хочешь пройти по морю? - подала голос Элизи, с полуслова поняв, что хочет её подружка.

- Верно. На море достать нас будет сложнее. К тому же мы не обязаны высаживаться прямо в порту. Мы можем высадиться на побережье и лесами дойти до границы, где, пройдя её, сразу двинемся к родовому поместью Юми.

- Хочешь сказать, что там будет безопасно?

- Верно, - кивнула задумчиво Клирия.

- В принципе верно, - немного подумав, согласилась Элизи. – Им будет куда выгоднее, если Юми станет тем, кто сможет держать власть, чем этим кто-то станет чужой человек, которому они будут вынуждены подчиняться.

- А что насчёт союзников? - напомнил я. – Избегаем?

- Не совсем… - протянула Клирия. – Они уже знают о том, что Юми у нас. И предлагают свою помощь. И их помощь уже в нашем городе в составе двадцати человек.

- Свою помощь? Стой, погоди, а откуда они… - я не договорил вопрос. Красноречивый взгляд Клирии как бы уже отвечал на него. – Юми уже рассказала им, верно? – вздохнул я.

- Она безоговорочно доверяет им. Видимо сообщила перед отъездом.

- Но в этом есть и резон, верно? - заметила Элизи. – Если бы они действительно хотели Юми использовать, то уже бы всё сделали, а не отпустили сюда в королевство, где она могла легко затеряться. Держали бы всегда рядом с собой, словно на поводке. К тому же, будь она наследницей, они бы отдали замуж за своего человека с самого начала. Это говорит о том, что они на её стороне или о том, что она не является наследницей.

Как я ненавижу, когда все вот так могут оказаться предателями. Ты только роняешь мыло в душе и тут раз, уже можешь сниматься в гей-порно. Буквально на каждом шагу могут кинуть и присунуть, засранцы. Но в словах Элизи есть логика – смысл им было тянуть, если она была бы наследницей? Сразу бы и сдали замуж за своего. Тут только два объяснения – или она не наследница, или они действительно её верные союзники, которые знают, что такое честь. А может и то, и другое.

- Окей… я, наверное, соглашусь с Элизи насчёт того, что они бы её давно использовали, будь она наследницей. Или будь они её врагами.

- Тогда хотите принять их помощь?

- Верно, - кивнул я головой. – Мы примем их помощь, но вместо Юми поедет Юи. Они всё равно не отличат их друг от друга, пока Юи рот не раскроет.

- Зачем? – спросила Элизи. Вот Клирия, кажется, уже поняла всё. Хорошая девочка.

- На всякий, - ответил я и объяснил своё видение ситуации.

Я предполагал несколько вариантов.

Первый - Юми не наследница и мы спокойно доезжаем.

Второй - Юми наследница, но её союзники нормальные, и мы доезжаем.

Третий - Юми наследница, но её союзники уебаны и на нас по пути нападают.

Четвёртый - Юми наследница, но её союзники нормальные. Однако на нас с целью похищения Юми нападают её оппоненты.

Если первый вариант будет, то мы приедем, передохнём и двинемся во дворец императора, где с помощью зеркала перетащим безопасно утконоса. Это будет чистая и бескровная победа.

Второй вариант такой же, как и первый.

Третий может стать проблемой и тут нам поможет подмена Юми на Юи, чтоб лишить тех преимущества, если её захватят. Но я сильно сомневаюсь в этом варианте.

Куда реалистичнее выглядит четвёртый с единственным отличием – там уже оппоненты делают решительные шаги. Но и в этом случае при самом плохом раскладе им достанется Юи. А значит, что приз всё равно будет в наших руках.

- Я поеду с вами, - тут же подала голос Клирия, но я покачал головой.

- Нет, не едешь. Вернее едешь, но не со мной. Мы делимся на две группы. В первую, проверочную, берём меня и Юи вместе с рандомными солдатами, коих, если что, не жалко. Нельзя, чтоб Юми досталась им. К первой же группе присоединяться и сопровождающие. Вторая группа будет тайной и о ней никто не будет знать. Она пойдёт за первой, в ней будет Юми и ты, - кивнул я на Клирию, – плюс доверенные люди. Мы будем приманкой – будем проверять путь. Ваша же задача добраться целыми до родового поместья или императорского дворца. Если всё будет гладко… то утконоса передадим через портал в зеркале.

- Почему тогда сразу не отправить того, кто создаст портал на ту сторону через зеркало? – спросила Элизи.

- Потому что я не хочу палить наш личные телепорт кому бы то ни было. Ни Юми-болтушке, никому либо ещё. И к твоему сведению, нашей милой нечисти Кстарн тяжело перекидывать много народу на большие расстояния. Она может ненароком скопытиться или потеряться. Плюс я хочу посмотреть на реакцию других, когда мы поедем туда. Будет ли охота на Юи со стороны противников, со стороны союзников или вообще никто не обратит внимания на нас. Это многое объяснит. Она станет своеобразным детектором положения дел в империи. Хотя по большей части я хочу проверить, является ли она наследницей и не говнюки ли её союзники.

При этом никто не отменял того факта, что даже добравшись до императорского дворца, семьи могу вставлять нам палки в колёса и мешать бракосочетанию. Так что возможно нам придётся пройтись тиранией по семьям, чтоб убрать противников.

- Они могут вас убить, - нахмурилась Клирия.

- Естественно могут, - кивнул я. – Но это естественный риск. А пока они будут за мной бегать и пытаться убить, вы под шумок дойдёте до сэйвзоны.

- Может стоит поставить на твоё место кого-то другого? – спросила Элизи.

- Ага, я прямо вижу, как Юми соглашается, чтоб её сестру использовали как наживку.

- А с тобой она согласится?

- Да, - кивнул я. – Она будет знать, что я рискую так же, как и её сестра, отчего будет уверена, что мы её не просто на смерть посылаем как отмычку. И что мы её не бросим. Правда Юми куда ценнее Юи, так что… Если что и пойдёт не так, то мы сохраним Юми по крайней мере.

- Довериться будет слишком опасно, - высказалась Клирия. – Особенно не зная, кто есть Юми.

- Будем узнавать походу дела, – пожал я плечами. – Для того и нужна приманка. Если нами заинтересуются по дороге, то она наследница.

- Боюсь, что в этом плане есть необходимость, - вздохнула Элизи. – Будет плохо появиться там неожиданно и слишком поздно понять, кто к чему. А наживка сможет показать, кто есть кто. Но если Юми уже решённая наследница, то у нас проблемы.

Это точно. Надо будет как-то прорваться с ней до дворца, где мы сможем в присутствии императора и там всяких духов обручится. Только там можно провести бракосочетание. После этого все уловки других будут бесполезны – мы станем полноправными неоспоримыми кандидатами на трон.

Но вот если нет, если она обычная девка, то тогда можно, не парясь, доехать до дворца, не парясь предоставить им утконоса и так же обручиться. Когда все схватятся, мы уже будем у руля.

- И всё же я не согласна, - покачала головой Клирия. – Вы не можете рисковать собой. На вас всё завязано. Если погибнете вы, то это будет крах.

- Ничего не крах, - ответил я.

- Я против.

- Какая жалость, что твоего мнения здесь никто не спрашивает и никому оно не интересно, Клирия, - усмехнулся я. – Если я помру, то вы вполне и без меня справитесь, верно? Все договоры завязаны на тебе в первую очередь. Только при твоей смерти все передохнут и наступит крах. А при моей… Хотя и с моей смертью мы можем подстраховаться.

Не то что я не боюсь смерти или хочу сдохнуть. Просто выбор не сильно велик. Юми не позволит использовать Юи с такой целью. А вот со мной уже, пожалуй, и разрешит, видя, что я буду практически грудью сестру прикрывать. К тому же у меня шансов выжить больше всех, так как у меня и «тварь пустоты» есть, и «четыреста десятый» тоже. И таким способом мы сможем выявить полноту угрозы.

Но если что… если я помру… короче, не очень-то и хочется, чтоб всё отстроенное таким трудом рухнуло. Да, я сдохну и мне уже точно будет плевать, но остальным то нет. И будет дико обидно, что вслед за нами помрут все наёмницы и зависимые от нас люди, а графство, которое только-только смогло подняться, вновь отправится в бездну.

- Короче, мой приказ, скидывай все клятвы на Элизи, чтоб в случае смерти ничего не рухнуло, - сказал я уверенно. Ну ещё бы, рассуждать о смерти в светлом тёплом помещении куда проще, чем на поле боя под градом стрел в куче трупов. Будь я на грани жизни и смерти, вряд ли бы так уверенно пел соловьём. – Оставим на ней клятву подчинения, чтоб в случае чего… короче без обид Элизи, но контроль на тебе останется.

- Ничего страшного, - покачала головой Элизи.

- Вот и отлично. Оставь клятву на Элизи, но в случае смерти чтоб она просто слетела. Что касается тебя самой… снимай свою клятву, Клирия.

Клирия бросила на меня удивлённый взгляд, моргнув глазами, словно не поверив в услышанное.

- Мэйн?

- Снимаем клятву, Клирия, - протянул я руку. – Если помру я, то помрёшь и ты, что не есть слишком хорошо. Ты так же важна для всего этого, а я… - я сделал неопределённый знак второй рукой, - так, что есть, что нет, разницы не будет.

- Я… я не понимаю…

Вот тут уже моё время было удивляться. Клирия смотрела на меня в таком глубочайшем шоке, что с трудом связывала слова. Словно моё предложение снять клятву само по себе являлось чем-то непостижимым в её мозгу. Даже Элизи обеспокоенно вытянулась с тревогой поглядывая на неё.

- Клирия, я потопаю первый и, если вдруг что пойдёт не так естественно, я свалю живым и здоровым. Но не дай бог я помру… Это будет тотальный пиздец и цепная реакция. Сначала ты и Элизи, а за вами наёмницы, наёмники, служащие и так далее. Весь план сдохнет вместе со мной, что не есть хорошо.

- Я не буду отзывать клятву, - упрямо ответила Клирия.

- Будешь.

- Вы не можете отдать такой приказ, он не снимется без согласия обеих сторон или пока договор не будет выполнен.

- Снимай его Клирия, иначе изнасилую.

- Могу сама раздеться, если хотите, - упрямая Клирия встала в позу.

Окей… сменим тактику.

- Ты действительно хочешь положить на плаху свой план ради меня? – прищурился с подозрением я.

- Мой план? – кажется сама Клирия удивилась.

- Только не говори мне, что всё только ради меня, - отмахнулся я. – Ты же добиваешься чего-то, верно? Мести? Нового мира? Того, что исправит всё, что случилось в прошлом? Ты же делаешь это не ради меня. Ты хочешь отказаться от этого из-за упрямства, когда победа так близка?

Клирия буквально сверлила меня взглядом, в котором читалось недовольство и злость, словно я делаю ей больно.

- Клирия, если я помру, то тебе быть может будет больно, в чём я сомневаюсь, но ты всё равно сможешь идти дальше к нашей цели, - слово «нашей» я особенно выделил, положив ей руки на плечи. – И я хочу, чтоб наш план двигался и жил, даже если придётся сдохнуть. Но если ты не отменишь… всё рухнет. Ты, я, Элизи и всё-всё-всё. Ты действительно пойдёшь на это из-за упрямства?

Нет, я не хочу умирать ни в коем случае; буду жить всем на зло и травить людям жизнь своим присутствием. Но мой план, который я хочу осуществить, к сожалению, подразумевает, что мне придётся рисковать жизнью ради этого. План требует от меня рисковать жизнью. Если я хочу действительно жить счастливо и чтоб дорогие мне люди были счастливы, мне придётся идти на это.

Или жить до старости, надеясь, что очередной пиздец не накроет меня, что меня не будут преследовать или вообще не сдохну раньше времени. Но я слишком далеко зашёл, что сказать: «Ой, да в пизду» и согласиться с таким вариантом.

Ни-ху-я.

Идём до последнего, стараясь избегать опасностей.

И меньше всего мне хочется, чтоб после моей смерти всё рухнуло. Нет уж, раз я сдох, то пусть этот мир шатает уже графство, которое стало моим маленьким детищем.

Чтоб все мучались от меня даже после моей смерти.

Ну и людей, которые помрут из-за меня, мне банально жалко, если на то уж пошло.

- Клирия, хватит ломаться. Я не собираюсь сдохнуть или свалить. Но необходима подстраховка. Мне хочется верить, что даже после моей смерти наш план дойдёт до конца. Что мы добъёмся того, ради чего боремся и мои люди продолжат терроризировать этот мир мне на посмертную радость.

Правда после смерти мне будет похуй… ну зато перед самой смертью я буду знать, что мстя будет страшна. Так-то!

- Давай, Клирия, это всего лишь безопасность. Не обязательно снимать клятву полностью, можешь сохранить себе неподглядывание, отказ от рабской печати и прочее и прочее. Просто чтоб при моей смерти тут все не передохли.

Она ломалась очень долго, а я очень долго капал ей на мозги, подключив Элизи к делу. Я не собирался сдыхать, но перестраховаться необходимо. На всякий случай, как страхуют свою жизнь люди ради своих близких. Близких людей у меня здесь нет, но есть те, кто как бы мне не безразличен.

И если помрёт Клирия ко всему прочему… Элизи молодец, но Клирия тоже не маловажная персона, оттого её выживание куда важнее, чем, например, моё. Я могу только разрушать, но Клирия и Элизи вместе могут создавать, планировать и действовать. Без них графство бы не существовало.

По истечению часа Клирия сдалась.

Сдалась, сняв все свои клятвы с меня. Даже на рабство. Я сейчас мог бы спокойно сдёрнуть амулет, если он на ней есть, и посмотреть её звания, но я не сделаю так. Я уважаю её желание и мнение. Мы многое прошли вместе и пусть у неё есть свои планы, я не хочу становиться тем, кто первый разрушит наше доверие друг к другу.

- Довольны, Мэйн? – весьма угрюмо спросила меня Клирия. – Не боитесь меня, когда я получила свободу? Ведь я могу чего и натворить.

От неё немного веяло чем-то нехорошим. Более того, сейчас она выглядела, словно действительно могла потрепать мне нервишки. Просто потому что может.

Но слишком я к тебе привык!

- Ну да ладно тебе морщиться, Клирия-тян, - растянул я ей щёчки. – Ну чего ты расстроилась? Всё нормально же. Чуть позже перекинешь клятвы на Элизи и сама возьмёшь клятву с неё, а пока давай сходим на кухню, я попрошу испечь тебе чесночных булочек с сыром.

Хмурится. Дуется. Ах ты моя хмурая чернушка.

- Ну ладно-ладно, давай ещё разграбим наши запасы и вытащим немного спиртного. Чего тебе, спиртовухи?Медовухи? Или ту слабую алкогольную жижу с ягодами?

Клирия буквально сверлила меня взглядом, сверлила, сверлила…

- С ягодами, - нехотя выдавила она.

Какая прелесть! Клирия прямо как обиженный ребёнок, когда речь заходит о чесноке с луком и алкоголе.

- Ну идём, - обхватил я её за плечи, - посидим, поговорим, выпьем.

- Вы меня хотите подкупить, не так ли? – недовольно осведомилась она.

- Уже подкупил, Клирия, - щёлкнул я её по носу. – Давай, я видел там связки твоего любимого чеснока. Сегодня разрешаю наесться и травить всё поместье чесночным зловонием.

- Это звучит оскорбительно.

- Ага, конечно.

Оскорбить Клирию? Да я всего один раз смог её до слёз довести, и то, случайно. Такие, как она, практически непробиваемые!

Но всё же хорошо, что всё решилось. Пусть я и не собираюсь просто сдыхать где-нибудь в канаве с перерезанным горлом, дело пахнет дурно и лучше бы перестраховаться. И мне меньше всего хотелось бы, чтоб вот такие вопросы насчёт будущего потом висели надо мной как дамоклов меч.

Но помимо всего прочего нам ещё надо к свадьбе готовиться, к церемонии там какой-то… Ух! Свадьба в горной империи, звучит страшненько. Не страшнее того, что там может нам встретиться, включая двуногих засранцев. Но где я не пропадал…

Там пропадали люди и целые графства.

Часть сорок восьмая. Большое путешествие.

Глава 223

Лёд действительно сошёл с первыми днями весны, которые на этот раз выдались в самом деле очень тёплыми. По крайней мере у нас на территории поместья снег, которого навалило не мало, активно таял и теперь лежал белыми островками то тут, то там, оголяя землю. Кое-где уже зеленела трава. Птиц стало заметно больше, повсюду слышалось их пение, как слышалось и журчание вездесущих весенних ручьёв, которые стекали в ближайшую речку. Словно природа пыталась долбить тебя в уши с криками: «Весна! Весна, ты чо, не видишь?!»

Воздух символично наполнился свежестью и запахами сырой земли, чтоб даже с закрытыми глазами ты понял, какой сейчас сезон. Наверное, этот запах ассоциировался у людей с новым летом и уходом довольно опасного периода года для них. Всё-таки в средневековье голод никто не отменял, а тут хотя бы траву покушать можно.

Обитатели поместья, а именно наёмницы и наёмники, коих было большинство, тоже реагировали на весну слегка характерно. Чем теплее становилось, тем веселее становились они и тем больше заигрываний я замечал, которые сразу же прекращались, стоило парочке меня заметить. И если мужчины приветствовали меня по стойке смирно, отдавая честь, то девушки хихикали, говорили «привет, господин» и вели себя как дурынды. Милые дурынды. Меня они вообще не раздражали, скорее умиляли, несмотря на то, что все они были убийцами.

То же самое делали и служанки, часть из которых были рабами, часть наняты. Они улыбались первым тёплым дням весны, были бодры, веселы и энергичны. Часть из них выглядели слишком воодушевлённо. Меня они тоже встречали улыбками, пусть и более сдержанно, чем те же наёмницы.

Но меня самого весна не сильно радовала, если честно. В отличие от остальных этот весь дух весны, жизни, размножения и прочей хрени, действовал на меня скорее угнетающе, как бы нескромно намекая, что пришла весна и настало время путешествий.

Это ощущение приближающегося большого путешествия хрен знает куда действовало на меня слишком двояко – с одной стороны я был в нетерпении оттого, что скоро поеду. Само чувство приключений и новых открытий придавало мне не радость, или скорее возбуждённость, как у ребёнка перед большой поездкой. С другой стороны…

С другой стороны я прекрасно понимал, что это пиздецки опасно, и что мне, скорее всего, не раз придётся ещё прогуляться по грани. Мне бы на жопе сидеть да дрочить, а тут приходится рисковать шкурой.

Эти шестьдесят дней зимы, что я был в поместье, не прошли зря для меня. Всё это время я неустанно качался, где только мог, начиная с тренировок, и заканчивая всевозможными охотами на разбойников, которых стало значительно меньше в последнее время. Кажется, всех их уже успели истребить.

Но не только тупой кач интересовал меня. Кач всегда хорош, но только когда он подкреплён умениями. В противном случае это будет похоже на здоровенного сильного, на медленного и неповоротливого амбала.

Поэтому я без устали тренировался магии, фехтованию и стрельбе из… нет, не лука, пистолетов. Учился стрелять по-ковбойски, сразу от бедра, едва вытаскивая пистолеты из кобуры. В первый такой раз я случайно прострелил себе ногу.

Я расходовал на это столько свинца и пороха, что можно было спокойно сконструировать огромную осколочную бомбу, которая смогла бы взять даже стены замка короля. Но несмотря на это я смог хорошо вкачать свой скилл и даже получить звание с бонусом.

«Ковбой – иногда скорость решает всё. Вы отточили свои навыки настолько что можете метко стрелять от бедра, едва выхватив дальнобойное оружие. Мало кто устоит против такого.

Условия получения – попасть в двадцать целей подряд, стреляя от бедра. Бонус – меткость от бедра увеличена на тридцать процентов.»

Я бы сказал, что это не плохо, но, по правде говоря, это просто охуительно! Нет, серьёзно, это очень и очень сильно! Конечно, стрельба от бедра не заменит нормальную прицельную стрельбу; например, из мушкета при нормальном прицеливании я куда чаще попадаю на большие расстояния. Но в ситуации, когда враг близко, расстояние маленькое и огромную роль играет скорость, это просто спасительный круг.

Ебать, да я просто бог! Батька в деле, всем на землю, сучки! Но правда мне сейчас до сих пор припоминают простреленную ногу, что как бы не очень. Неловко вышло.

Насчёт магии всё было стандартно. Я владел всеми основными стихиями и под конец мог с помощью магии заниматься некромантией. Например, поднимать мёртвых мышек без камня с энергией. Закидывая туда немало энергии собственной. До поднятия нормальной нежити мне было ещё очень и очень далеко.

Насчёт стихий всё было немного неоднозначно. Если требовалось что-то мощное и неконтролируемое, тогда проблем не было. Хоть меня и опустошало за минуту на весь день, но создать прикрытие я был вполне способен. Однако если требовалось что-то точное и аккуратное, типа управления двумя стихиями или искусное управление чем-то одним, магия уходила с той же скоростью, что и при обычной мощной залповой атаке.

Помимо всех этих тренировок и овладений новыми умениями у меня были занятия с Юми. Эта чучундра японской наружности с завышенной самооценкой и широкими познаниями в культуре своего народа пыталась меня учить этикету и правилам поведения в их обществе. Она без устали припералась ко мне, объясняла традиции, правила поведения, местность, животных, всякую опасную дрянь, опасные явление и много чего ещё, что могло как помочь мне, так и выбить мне перед глазами «конец игры».

Особенно много внимания она уделяла традициям и правилам поведения в то время, как меня, собственно, интересовала живность, опасная дрянь и паранормальные явления типа духов.

Ну ладно-ладно, отдам должное ей – Юми спокойно разжёвывала мне всё и отвечала на мои вопросы.

Достала она конечно меня знатно, но я слова не сказал по этому поводу, так как понимал, что может именно эта информация может стать для меня жизненно необходимой. Уже в который раз получалось, что именно благодаря знаниям и убийственной смекалке я выживал.

А ещё меня неплохо так мотивировала Юи, которая иногда приходила с ней и смотрела на меня довольно кровожадным взглядом. То ли план с приманкой ей не нравился, то ли я ей не нравился, то ли то, что я трахаю её сестру, ей не нравится… хуй знает, если честно.

Хотя насчёт секса, хоть я и зову Юми к себе, та приходит без особых сопротивлений и не чурается получить удовольствие от процесса, иногда засиживаясь у меня до утра. Может это и бесит Юи – её сестра меня вроде как и ненавидит, но в то же время приходит довольно добровольно.

Что касается плана отправить Юи вместе со мной на разведку как приманку, то после долгих препираний, споров, скандалов, криков, обид и прочего я смог убедить Юми в правильности моего подхода ударом по морде… В смысле, я привёл убедительный и твёрдый аргумент. А потом мне привели убедительный аргумент по морде когтистой пятернёй. Короче, хорошая драка и мы наконец решили вопрос. Юми согласилась, что я тоже рискую очень сильно, и мой план вполне оправдывает такой подход. А потом мы скрепили наше согласие хорошей еблей.

Правда с тех пор Юи смотрит на меня с явным намерением, считая, что я не имел права трогать её сестру во всех отношениях. И от ещё одной драки, но уже с ней меня спасала только Юми, которая вразумила аутистку. Или держит её на поводке.

Был ещё один важный кадр, с кем мне пришлось повидаться, и кто мог стать ключевым персонажем в нашем спасении, если настанет пиздец-конец.

Четыреста десятый.

Я его не вызывал почти два года. Блин, я в этом мире буду скоро два года! Охренеть время идёт, если честно. И это два года с момента моего воскрешения, не считая ещё месяца, когда я только появился в этом мире. Блин, я уже к нему так привык, что мой мир мне кажется сказочным и далёким, а не этот. Не представляю себе то, что там нет системки перед глазами с твоей статой.

Но я отвлёкся.

В прошлый раз с автобусом я поговорил более-менее конструктивно, поняв, что этот металлический монстр советского производства живой и имеет свои секреты. А ещё я понял, что с ним можно договориться, что весьма важно для меня.

Поэтому, оставив всех своих людей, которые в любом случае бесполезны, в поместье, я отправился туда, где в прошлый раз встречался с ним. На лесное поле, огороженное от города лесом.

Правда теперь я там обнаружил несколько домов селян, что жили около города и выращивали здесь какие-то культуры. Офигеть, город так далеко разросся, что это место, где мы копали в прошлый раз яму для автобуса, теперь заселено и это место считается чем-то вроде пригорода.

Прикольно.

Но как бы то ни было, я ушёл ещё дальше и ближе к вечеру нашёл другое место. Где и вызвал четыреста десятого.

Его приближение огласил чудовищный рёв двигателя, который для меня, отвыкшего от таких звуков, звучал как рык какого-нибудь монстра, что решил меня сожрать. Ебать я пересрал в тот момент. Помимо этого его пароходный гудок, заставлявший вибрировать мои внутренние органы, внушал страха не меньше.

Я молча стоял и вглядывался в лес перед собой, ожидая появления этого титана одиночества. Его красное свечение фар, наполненное нечеловеческой кровожадностью, мелькало в темноте вечернего леса между стволов, становясь всё ярче.

И вот ЛиАЗ появился, буквально взорвав кусты у небольшой поляны, вырывая их с корнем и разбрасывая множеством сломанных веток по округе. Небольшой сугроб, в который он врезался, взорвался, словно морская волна долбанула о бетонный берег.

Я стоял ровно, показывая, что не боюсь его (нет-нет, не из-за этого я стою около дерева, чтоб туда взобраться в случае чего), и ожидаю, когда он приблизится.

- Здравствуй, четыреста десятый, - громко сказал я…

И еле увернулся от злобной залупы. Ну чтоб тебя!

- Слушай, ты заебал с этой хуйнёй, серьёзно! – возмутился я его вероломному нападению. – Хочу заметить, что в прошлый раз мне даже стало стыдно (нет) за то, что я сделал! И я вернул тебе куклу! А сейчас ты сука вновь за старое!

Автобус сделал резкий разворот с дрифтом своего огромного зада, поднимая кучи грязи и рыча дьявольским движком на весь лес. Но остановился. Внял голосу разума… надеюсь. А то ещё мне пол часа от него бегать, пока смогу отозвать засранца обратно.

- Слушай, - примирительно поднял я руки, - чего ты хочешь, четыреста десятый? Серьёзно, я не воевать припёрся и не делать тебе плохо, лишь найти общий язык. Даже ловушки не рыл.

Рычание двигателя. Кажется ЛиАЗ решил всё же не убивать меня сразу.

- Окей-окей, я не смеюсь, чувак. У нас мир пока что. Я предлагаю просто кое-что обсудить, - хоть я и говорил о мире, всё равно не сильно спешил отходить от дерева, на которое могу запрыгнуть в случае чего.

ЛиАЗ зарычал.

- Что за дело? Просто я отправляюсь в одну страну и… мне могла бы понадобиться твоя помощь, ЛиАЗ. Просто может получиться так, что тебе придётся нас спасать. И я бы хотел попросить тебя помочь, если возникнет такая необходимость.

Рёв двигателя.

- Да, ты не обязан это делать, но пожалуйста. Тебе это не будет ничего стоить. Чего тебе мешки с костями, ведь ты железный! Ты действительно можешь спасти нас. Я просто прошу оказать мне услугу.

Автобус замолчал. Вернее, перестал газовать, его двигатель сейчас урчал на холостом ходу. Не долго, лес вновь наполнил рёв двигла, но уже куда тише.

- Что будет тебе за это? – я задумался. – Я вряд ли смогу тебе что-то предложить, четыреста десятый. Это не тот мир, где есть автопром.

Рычание двигла.

- Слушай, я просто прошу помочь, не больше, не меньше. Тебе труда это не составит. К тому же ты сам говорил, что убиваешь, чтоб чувствовать себя живым. И там придётся, скорее всего, убивать.

Вновь рычание двигателя.

- Ладно тебе ломаться. Хотя я, честно говоря, не совсем понимаю, зачем тебе чувствовать себя живым. Нет, серьёзно, зачем? Ты же машина.

ЛиАЗ недовольно взревел.

- Просто, но я не сильно в этом разбираюсь. В моём мире машины не чувствуют, они просто машины, так что ты первый такой на моей короткой жизни.

Он что-то недовольно прорычал двигателем, но я так и не понял, что именно.

- Ладно, я ещё хотел спросить – а внутри тебя можно ездить?

Рык двигала в ответ.

- Блин, откуда мне знать, можно в тебе ездить или нет! Да, ты автобус, но при этом слишком отличаешься от знакомых мне твоих собратьев. У них внутри салона нет этой жуткой дымки!

Негромкий, но твёрдый рёв двигателя.

- Откуда мне знать, безопасна он или нет. Такое явно не обычное явление. А всё что необычно, чаще всего убивает.

ЛиАЗ очень опасно сверкнув фарами и утробно угрожающе зарычав, медленно поехал ко мне. Я хоть и стоял на месте, строя из себя спокойного человека, сам был готов нырнуть за спасительное дерево в любую секунду.

Автобус медленно подкатился ко мне и повернул налево, подставляя мне бок с дверьми. Остановился в тот момент, когда средняя дверь оказалась напротив меня. Она приветственно и нарочита медленно распахнулась. Точно также, я просто уверен в этом, распахиваются врата в ад. Серьёзно, даже внутренний туман начал сползать наружу, жутковато спускаясь по ступенькам вниз.

Это… точно безопасно? Нет, серьёзно, это безопасно? А то я чот сомневаюсь в этом. Но с другой стороны, не залезть будет равносильно оскорблению ЛиАЗу, который снизошёл до простого меня и разрешил попасть во внутрь.

Поэтому, спокойно, даже не сделав последнего вдоха грудью, я вошёл в автобус. Сейчас бы шутку про это отпустить, но мне не очень смешно.

Однако… однако…

Честно говоря, я немного удивился, оказавшись внутри. А всё потому, что туман просто исчез, словно его и не было. Остался лишь большой салон ЛиАЗа, за окнами которого простирался лес.

Это был самый обычный салон с рядами кресел для двоих вдоль обоих бортов, небольшой площадки в районе середины около входа с аппаратом для чеков. Ну и кабины водителя, где сейчас было пусто. Обычный чистенький салон, что можно было, наверное, увидеть только в автобусе из магазина.

И честно говоря, я почувствовал ностальгию по своему миру. Раньше как-то было не до этого, а сейчас пробило. Я даже заскучал по нему. Поэтому, с лёгкой улыбкой прошёлся по салону и сел на одно из сидений, почувствовав относительно мягкую, но в то же время всё равно твёрдую спинку. Хотя для меня это было верх мягкости, так как очень часто я сидел тупо на стульях, лавках, табуретках или скамьях из дерева.

Блин, это сложно описать. Можно лишь сравнить с тем, что ты возвращаешься после многих лет в тот самый класс, когда учился в школе, за ту самую парту, за которой сидел. И если её не заменили, ты может даже увидишь то, что писал на ней.

Вот что-то подобное чувствовал и я.

- Классно… я уже и забыл, что такое цивилизация, - пробормотал я.

Хотя не будет лишним отметить, что в этом новом салоне я то и дело замечал всякие вещи на сиденьях: игрушки, заколки, какие-то ещё советские авоськи и прочие вещи обихода, что можно было бы увидеть у среднестатистического жителя СССР. Или в параллельном мире, похожем на Союз.

Я уже не стал спрашивать у ЛиАЗа про них, чтоб не рушить наши хрупкие отношения случайно сказанной фразой, которая может всё испортить.

- Так что, ЛиАЗ, могу ли я на твою помощь рассчитывать в случае необходимости? – спросил я.

Автобус рыкнул с такой интонацией, словно делал мне величайшее в этом мире одолжение.

Ну и ладно, пусть. В конце концов, он согласился, а это самое главное и важное. Теперь у меня будет прикрытие и, если что, способ эвакуации.

- Кстати, а куда ты отправляешься, если я тебя отзываю? – поинтересовался я.

Автобус прорычал в ответ низким рыком.

Понятно… Очень странно… «Куда придётся» вообще не отвечает на мой вопрос, хотя, судя по словам ЛиАЗа, он в конечном итоге не исчезает в никуда, словно магия, а находится где-то. Надеюсь, это где-то мне не придётся испытать на себе.

И надеюсь, что это не ад, если всё же я на нём прокачусь.

Глава 224

- Вы уверены, мой господин? – Клирия уже в который раз спрашивала меня этот вопрос, поправляя на мне одежду, словно мама, отправляющая сына первый раз в школу одного. – Не обязательно…

- Харе, Клирия, - выдохнул я устало и взъерошил ей волосы на голове. Я заметил, что такое ей не сильно нравится, оттого стремился делать так как можно чаще. – Всё будет путём и это единственный правильный ход, чтоб уберечь Юми от опасности. Она может быть даже важнее чем я сам.

Нет-нет, я тоже очень важный! Я тут самый главный и на мне всё держится, но… но в плане она занимает иную ступень, чего уж хитрить.

Я всегда считал, что самое главное в планировании – взглянуть на ситуацию непредвзято. И меня всегда бесило, когда герои не могут взглянуть хладнокровно на всё, поняв, где они не правы.

Однако сказать всегда проще чем сделать. Куда проще. Сейчас я был на их месте и, взглянув на ситуацию под таким непредвзятым углом понял, что я нахуй не нужен. Нет, я конечно неслабая ударная сила и так далее, но… я нахуй не нужен. Юми нужна для плана, Клирия важна для управления графством и планирования. Элизи тоже. Наёмницы, служанки, все-все-все.

Но вот я что есть, что меня нет…

Единственное, что успокаивает – я нужен как двигатель всего этого. Я задаю идею и направление, как когда-то думал об этом. Капитан задаёт направление, помощники высчитывают и прокладывают путь, ниже рангом этот путь преодолевают.

Клирия до сих пор была не согласна с планом и всячески это показывала. Она не хотела ехать в запасе под прикрытием наших людей. Она хотела быть на передовой. Однако если Юи я мог ещё вынести при необходимости с поля боя, то вот с Клирией это станет в два раза сложнее.

Потому что выносить мне придётся с поля боя сразу двоих! Удивительно, правда?

- Клирия, всё уже решено, я в разведке, вы сторожите груз. Нельзя, чтоб Юми даже случайно попала им в лапы.

- А что будет, если Юи попадёт?

- Ты знаешь, что будет, не надо прикидываться идиоткой. Им нужна Юми, и они будут вынуждены торговаться.

Клирия пыталась воздействовать на меня. Даже притворялась конченной дурой, откровенно тупя, лишь бы меня отговорить. Создаётся ощущение, что клятва была для неё очень важна. И не в плане того, что я могу поработить её или посмотреть стату. Нет, для неё это словно значило, что я ещё рядом. Странно, но именно так мне казалось.

- Вы уверены, что не хотите взять с собой Рубеку?

- Нет. Обсуждали же это ещё зимой, мы не можем раскидываться целителями, они слишком нечасты в этом мире, - покачал я головой. – А то потом ещё искать нового, да и… короче нет.

Клирия потыкалась в меня своим злым взглядом, после чего вздохнула.

- Боюсь, что мне вас не переубедить, мой господин. Тогда…

Она махнула рукой и двое наёмников притащили мне большой чемодан, больше похожий на миникомод.

- Тогда возьмите это. Возможно вам понадобиться. И пообещайте, что будете им пользоваться постоянно и везде.

- А что там? - с интересом спросил я.

- Увидите, - коварно улыбнулась Клирия. – Я желаю вам счастливого и удачного пути без происшествий, мой господин, - она сделала полный реверанс.

Пожалуйста, путь это не будет снова утконос.

Служанки и служащие в поместье девушки, что провожали нас и сейчас стояли на улице, повторили синхронно за ней в то время, как наёмники, коих было здесь немало, все как один вытянулись и отдали честь.

- Ладно, Клирия-тян, нам пора. Юми!

Я махнул рукой Юи, которая сейчас была как сестра, словно две капли воды. Она даже разговаривала так же. По крайней мере старалась ради любимой сестрёнки, так как иногда в ней проскальзывала… не тупость, а скорее своеобразное состояние, словно она под кайфом.

Нас будут сопровождать какие-то левы наёмники в обычных латах без огнестрелов. Я не собирался терять своих людей и использовать их словно наживку в плане, где они, в случае подтверждения моих подозрений, все погибнут. Нет, пусть лучше гибнут чужие люди, как бы это цинично не звучало. Их я, не моргнув глазом брошу, а вот за своих потом совесть замучает.

- Давай Юми, - подставил я локоть, - нас ждут.

- Презираю, - тут же выдала она.

- Э! Ну настолько копировать сестру не надо, окей? И не смотри на меня так. Веди себя, словно ты беспристрастная девушка, выходящая за муж. Давай, всё как тебя учили.

Юи вернула своему лицу холодное спокойствие, взяв меня под локоть. Хотя я чувствовал, как её рука напряжена, того глядишь, по почкам ударит.

Люди из горной империи в составе двадцати человек, что припёрлись сюда от союзников и хотели нас сопроводить, ждали Юми и меня за воротами поместья. Мы не стали их впускать внутрь, чтоб не палить контору. Там же ждали нанятые телохранители, в размере сорока человек с каретой. Все они были одеты в нашу броню, чтоб не отличались от моих наёмников и не вызывали вопросов. Словно ничего и не замышлялось.

Вообще, карету могли подогнать и сюда, но я не мог отказать себе в удовольствии прогуляться по территории своего дома перед отправкой.

- Позвольте вопрос задать нам, великая СайшиноОдзи Юми СуГои и не сочтите за дерзость и неуважение наше к вам, - тут же подошёл один из воинов горной империи, видимо самый главный, стоило нам выйти за ворота. – Сестра ваша изволит с нами ехать иль останется она здесь?

- Она изволит здесь остаться, - спокойно ответила Юи, едва не пустив слюну, из-за чего, мне пришлось поторопить её.

- Прошу, карета ждёт. Мы и так задержались, - сказал я и потащил её от этого хрена.

В отличие от наших воинов, люди из горной империи имели совершенно другую броню, как по виду, так и по типу создания. Если у нас были классически доспехи средневековья, состоящие из разных частей, которые можно было надевать по отдельности, то у воинов горной империи, судя по всему, броня была одним целым.

Это доспехи были сделаны из множества маленьких прямоугольных пластинок, что создавали вид чешуи. Этот цельный костюм из такой чешуи имел короткие рукава и длинную юбку, прикрывающую всё до колена, чем напоминал платье. Так же у них были наплечники, такие изогнутые под плечо металлические блины, перчатки до локтя, снаружи прикрытые металлической пластиной, и шлем как у японцев. Большинство имело оружие, похожее на нагинату (спасибо, стратегия про Японию) или глефу. И только у командира была катана.

Оказавшись в карете, я наконец мог вздохнуть спокойно. Ненадолго – ровно до портала, который перекинет нас в графство Анчутки. Всё это время мы ехали в окружении нанятых охранников. Перед и за колонной шли люди из горной империи, словно боялись, что наша колонна сейчас ломанётся в лес и убежит.

Добравшись до здания, где был портал, сопровождаемые множеством заинтересованных взглядов, мы юркнули в здание. Через несколько минут, мы уже были в городе Анчутки. Здесь нас уже ждали телохранители, что отправились вперёд на всякий случай.

Стоило выйти на улицу, на небольшую площадь, как нас сразу ждал дилижанс.

- Готова, моя любимая жёнушка? – улыбнулся я Юи.

- Готова, - кивнула она, а потом добавила. Чтоб эти слова услышал только я, - отрезать тебе пенис.

Блин, ещё и слово подобрало такое, «пенис». Юи, ты странная, лучше просто молчи. Хотя надо признать, её угроза звучит довольно сильно.

- Помни о сестре, милая. Помни и не забывай. А то глядишь, расстроится и откажется от тебя.

- Откажется… от меня? – она неожиданно остановилась. В этот момент через двери дома с порталом начали выходить люди из горной империи.

- Блин, харе тупить! Давай, двигай жопой, иначе действительно на тебя сестра обидится, - шикнул я на неё. – Хочешь, чтоб она обиделась?!

- Нет. Не хочу сестрёнку расстраивать я, - тут же залепетала Юи и быстро-быстро засеменила за мной. – Любит она меня.

- Тогда делай что говорят, дурная голова.

Да и мне надо язык за зубами держать, а то сам от неё недалеко ушёл.

Дилижанс был рассчитан на то, что в нём можно будет ночевать. Длинный, вмещающий в себя полноценную кровать и стол с раскладными креслами для приёма пищи, мы на нём могли даже путешествовать в кругосветке. На подобном я ездил с Элизи на бал к Эви, когда надо было проехать от нашего поместья до Шмаровия.

- Прикольно. Мне даже… э-э-э… Юи? А ты чего делаешь?

Я слегка удивлённо уставился на то, как Юи выстраивала баррикады на кровати.

- Защититься должна я от вторжения.

- От вторжения? Да больно нужна, - фыркнул я. – К тому же неправильно строишь – ты должна вдоль кровати его строить, а не поперёк.

Она озадаченно посмотрела на свою конструкцию, словно пытаясь понять, что я сказал. Пиздец она затупонька, ужас просто. Мне страшно представить, как Юми с ней вообще справляется. Надеюсь, мне не придётся ей жопку подтирать после туалета, такое будет вообще чистой формой издевательства.

- Ненавижу.

- А?

Я честно говоря и не слушал её, поэтому последняя фраза оказалась для меня слегка неожиданной.

- Ты чего-то сказала, милая? – уставился я на неё.

В этот момент дилижанс слегка дёрнулся, качнулся, подпрыгнул на кочке, и мы тронулись под цоканье копыт о камень.

- Эй, Юи, чо говорила-то? – уже в третий раз повторил я, так как до неё, судя по всему, слишком туго доходит.

- Я сказала, что ненавижу тебя, - повторила она.

- Как неожиданно, но ты же вроде недавно это говорила.

- Почему тебя сестра выбирает?

- Выби… чо?

Вот этот вопрос застал меня врасплох, так как я не совсем понял, что она имеет в виду. В смысле, выбирает меня?

- Ты о чём, Юи? – спросил я, удивлённо взглянув ей в глаза.

Юи смотрела на меня конкретно волком.

- Она к тебе уходит. Вынуждена уходить, так говорит она, но возвращается всегда обратно.

- Ну и? Возвращается и что? Не должна?

- Возвращается так, словно и не вынуждена она, словно идёт к тебе сама. Словно воля её, а не твоя. Что с сестрою моей ты сделал, ирод? Что нашла она в тебе, что ненавидит, но всё же ходит?

- Ты чо, ревнуешь? – удивился я.

- Я… не ревную я! – обиженно, словно маленький ребёнок, ответила она, шмыгнув носом. – Что нашла она в том, кого душою ненавидит?!

- Боюсь, тебе не понять, - усмехнулся я.

- Почему? – спросила она с лицом ребёнка, который словно увидел, как мать и отец трахаются, а теперь хотела получить объяснение, чего мать на отце прыгает.

- Ну… это сложный вопрос, Юи. Просто есть отношения, а есть выгода.

- Выгода?

- Ага, - кивнул я.

- Какая?

- Например… она получает удовольствие от встреч со мной. Да-да, ты сейчас скажешь, что она меня ненавидит. Однако можно ненавидеть человека, но получать от него удовольствие.

Юи забавно прижала палец к подбородку, задумавшись.

- Массаж?

- Да, массаж, ты раскусила нас, - тут же согласился я. – Внутренний массаж.

- Умею и я массаж делать так-то, - сказала она полным подозрения голосом.

- Такой ты вряд ли сможешь. Хотя…

Я представил как эти близняшки вместе друг другу массаж делают, как двумя пальцами радуют свою сестрёнку, попутно целуясь. Эх, как эротично… да уж, инцест - дело семейное.

- Нет, не получится, - под конец вынес я вердикт. – На такое девушки вряд ли способны. Вернее способны, но лучше парня точно не сделают.

- Ты про секас говоришь?

Чего? Секас? Тебя чо, кто-то из учителей моей школы укусил? Я вообще не помню, когда в последний раз говорили это слово. Разве что учитель ещё советской закалки из моей школы. Да и те предпочитали такое тупое слово заменять на что-нибудь другое.

- Да, Юи, про секс, - кивнул я, чувствуя себя тем, кто сейчас извращает какую-нибудь малолетку. Ведь по развитию Юи как раз была где-то на таком уровне. – Только ты ещё мала, чтоб говорить о подобном.

- Я большая! Мне уже можно!

- Я знаю, что тебе можно, я стату твоей сестры видел.

Да-да, смотрел стату её сеструхи, но ничего интересного там не увидел. Были некоторые странные звания, типа «Мыслитель» и «Любимая сестрёнка», но не больше. Вообще, я надеялся увидеть там звание типа «Наследница императора» или что-то в этом духе, однако облом, ничего подобного. Зато лвл глянул её. Пятьдесят третий. И это она сказала, что не сильно качалась.

Эй! У меня сорок второй! Это не честно, ведь я сильно качался!

Но ладно, забудем это унижение и боль.

- Но даже с твоим возрастом тебе ещё рано.

- Мне так-то двадцать, я стара! – воскликнула Юи.

- Стара? Двадцать? – усмехнулся я. – Тогда с меня вообще песок сыпется. Причём дело не в возрасте, а в…

Я постучал Юи пальцем по лбу.

- Дело в моём лбу? – округлила она глаза.

- Нет.

- В коже?

- Да нет же!

- Кости? Что-то с моими костями?! – ужаснулась она искренне.

- Да боже! Нет! Потому что ты дура, вот почему! – не выдержал я этот троллинг тупостью. Теперь понимаю, что чувствуют люди, которых я дрочу похожим образом.

Но с высказыванием я всё же погорячился. Юи по-детски округлила глаза, которые наполнились слезами, её губы задрожали, и она посмотрела на меня с видом побитого щенка.

- Я не дура.

- Бля… - выдохнул я. – Ну ладно, ты не дура, это так, случайно вырвалось.

- Я не глупая, - продолжала она жалобно бормотать.

- Совсем неглупая, - с готовностью согласился я, абсолютно не готовый слушать её нытьё. – Ты совсем неглупая, но немного особенная.

- Почему я особенная? – тут же спросила она, глядя на меня.

Потому что тупая с умным видом.

Естественно ничего такого я ей не сказал, лишь отмахнулся и выглянул в окно за которым только что проплыли стены города.

Мы неспеша двинулись на север.

Путь до портового города занял у нас всего полтора дня езды. За это время нам пришлось проехать огромное многокилометровое поле и густой лес, между стволами которого бегали страусы-людоеды. Они матерились, кидались в нас камнями и бегали вокруг нашей колонны, напрягая наёмников. Нет, серьёзно, эти страусы пробегали табуном в голов пятьдесят около нас и кричали «Лох, пидор». Это даже не смешно, так как этот ор просто бесил. Конечно, может это они так кричат и звуки похожи на такие слова. Но чот я сильно в этом сомневаюсь после того, как они начали кидать в нас камни и обзывать сраными гомиками.

Это длилось до тех пор, пока мы не выехали к основному торговому тракту, что шёл от торгового порта на юг. Там они отстали и убежали куда-то вглубь леса под крики «хуй соси – губой тряси». Сука, я уже и забыл, что мир бывает таким ебанутым, если честно. И он словно пытается напомнить это при каждом удобном случае.

Тракт представлял из себя, наверное, трёхполосную грунтовую дорогу, по которой в разные стороны двигались повозки и телеги. Иногда нам на пути не попадался никто и мы двигались одни одинёшеньки. Иногда мы встречали целые вереницы торговцев, которые создавали столько шуму, что казалось, словно мы попали в город.

Но посмотреть на торговцев со всего материка было действительно интересно. Так, например, я видел немало эльфов, демонов, фурри, зверолюдей, дварфов…

Вот дварфов я в первый раз видел, если честно. Они на моём пути ещё ни разу не встречались. Я, конечно, знал, как они выглядят, но в живую видел вроде впервые. Это были очень низкие, но широкие и крепкие люди с густыми бородами. Не все, но, как минимум, половина.

Ещё я видел повозки… немного отличающиеся строением. Пусть у них и было четыре колеса, однако, например, борта были словно оббиты медью или схожим по виду металлом. Покрывали борта таких телег довольно интересные рисунки, представляющие собой различные геометрические узоры. Были ещё и повозки без лошадей. Такие имели на крыше трубу, из которой шёл пар. Наверное, те самые паровые повозки, о которых когда-то рассказывала мне Констанция.

Видимо это были торговцы из той самой страны на западе, где уже процветали паровые технологии. Видеть такие механизмы было довольно удивительно в этом мире, где магия являлась главной составляющей абсолютно всего, чем и тормозила прогресс.

Что касается лошадей, то я бы сказал, что основным тяговым животным были не только они, так как у эльфов, например, была не лошадь, а странное животное похожее небольшого голубого чешуйчатого дракона с длинными узкими ногами, длинным хвостом и острой драконевидной головой, на которой красовались ещё и остроконечные уши.

- Мистирд это, - ответила Юи, когда я спросил её. – У эльфов животное ездовое.

- А чо не лошадь?

- Леса густые дом их, и там мистирд лучше двигается чем лошадь наша.

Интересно… Хотя мистирд было не единственной диковинкой; здесь были и вараны, и минислоники, и даже великан, который был ростом с большую телегу. По виду он мне напоминал великанов из одной северной страны, где суровые мужики любили кричать друг на друга, доводя своим визгом врагов до смерти. Только ростом по меньше, хотя лицо у него было такое же необременённое умом.

Просто удивительно, какая же живность здесь водится. Ведь по сути, дальше королевства я ещё не заходил, так что, скорее всего, ещё насмотрюсь различных странных и страшных тварей. Однако из уже увиденных я бы выбрал… нет, не мистирда.

Великана!

Сел бы ему на плечи, вооружил дубиной, топтал бы вражин и отправлял бы супостатов в небеса ударами дубины. Было бы реально классно. Ездовое животное – великан. Как по мне, это довольно круто. Если будет возможность, надо будет купить их к себе в мини армию, такие всегда пригодятся. Ещё можно было бы татухи им набить, чтоб выглядел страшнее…

Глава 225

Портовый город можно было почувствовать ровно так же, как и увидеть. Это была не шутка – я почувствовал запах этого человеческого улья ещё до того, как мы перевалили через склон. Запахи рыбы, соли, гниющих овощей и фруктов, и хуй знает чего ещё буквально окутывали место и разносились по окрестностям. Словно эти запахи, что стали одним целым, пропитали не то что постройки – землю вокруг.

А потом перед нами предстало это чудо.

Этот грязный и сырой, пропахший рыбой город располагался на побережье моря, окружённый крутыми, заросшими лесом сопками, чьи вершины прятались в дымке тумана или низколетящих облаков. И так как места ему было, по-видимому, мало, он потихоньку осваивал и их склоны, очищая те от леса.

В отличие от остальных городов, где я был, этот… это убожество окружала очень невысокая, хоть и толстая стена. Мне кается, что при должной ловкости и сноровке даже человек сможет запрыгнуть на неё, цепляясь за выступы одними руками. Но даже не стена отличала его в худшую сторону от остальных городов. Проблема была в том, что сам город был похож на трущобы.

Да, это были трущобы, причём в самой худшей их интерпретации. Мне они фавелы напомнили, если честно, где-нибудь в Венесуэле или Рио-де-Жанейро. Деревянные, грязные, вонючие, кривые, стоящие друг на друге в несколько этажей. Казалось, что их строили стихийно и на скорую руку. Они буквально выстраивались в три, четыре этажа, иногда даже соединяясь между собой над проходами. Мне становилось жутко оттого, как некоторые из домов буквально нависали над узкими проходами между ними. И по всюду были натянуты многочисленные сушильные верёвки, словно паутина, в некоторых местах буквально затмевая небо.

А ещё дороги… как же без этих чудесных дорог, где главным строительным материалом выступает дерьмо и грязь. Глядя на эту кашу, мне стало очень интересно, куда они свои отходы сливают, сразу на улицу? Если да, то как это всё уходит, ведь, судя по всему, город вообще не просыхает. Постоянная пасмурная серая погода, скорее всего обусловленная расположением, никак не располагает к этому.

Что касается людей здесь… могу сказать, что это жители чисто средневекового города, ничего больше и не скажешь. Только рас было очень много – от дварфов, что дрались в грязи, до конкретно забухавших эльфов, которым приходилось упираться на стену, чтоб идти. Весь этот люд мельтешил туда-сюда, протискиваясь по узким улочкам между грязными, буквально чёрными от грязи, домами. Тут же в этом же говне бегали дети, настолько чумазые, что мне даже стало интересно, как они тут все от эпидемии какой не померли. Я уже не говорю про блюющих, сущих или дерущихся граждан великого королевства. Чтоб такое место сделать нормальным, наверное, придётся для начала сжечь город.

Можно было посчитать за счастье, что нам не надо было углубляться в эти трущобы. Широкий тракт шёл прямо к порту через весь город, видимо специально давая возможность приезжим, которые разительно отличались от жителей, не углубляться в эту помойку. Но бля, даже не углубляясь в него, город производил своё извращённое впечатление. Чего стоили только трущобы, кривые и несуразные, что выстроили стеной по обе стороны дороги, по которой ездили повозки и телеги.

Вдоль этой же дороги я видел бары, около которых очень часто стояли шлюхи разной степени потрёпанности. Самых лучших из них, коих я видел, можно было оценить как потрёпанных. Про худшие варианты вообще лучше не заикаться.

И естественно приезжие, которые не рисковали соваться в сам город, однако облюбовали все заведения вдоль основной дороги. Их можно было сразу выявить по их чистоте и свежести. Они бухали, щупали местный товар, смеялись и дрались на улице. И всё это под ужасную вонь города. Мне кажется, что пробудь я здесь сутки и сам начну вонять так же.

Мы проехали практически через весь город к самому порту, который резко контрастировал с остальной частью. В какой-то момент трущобы просто обрывались и начинались бесчисленные склады по несколько этажей высотой, иногда соединённые переходами.

Здесь везде мельтешили работники, кто-то в утеплённых куртках, кто-то в ватниках и плотных брюках с высокими сапогами. В отличие от гула толпы в городе здесь основным звуком был стук молотков, жужжание пил, грохот металлических конструкций и деревянных ящиков. Это был просто один большой гул, словно жужжание улья. И по всюду ездили гружёные телеги, из одного склада в другой, поперёк дороги, наискосок, вдоль стен складов.

Мы медленно продвигались дальше по широкой дороге, пока не свернули в узкий проезд между двумя трёхэтажными складами. Здесь наша карета едва-едва помещалась, наёмники были немного напряженны из-за такого не очень удобного проезда, люди из горной империи буквально не спускали рук со своего оружия.

Но вот мы проехали, попали на небольшую улицу между складами, где всё провоняло этим запахом города. Двинулись налево, протискиваясь и разъезжаясь с другими повозками, на которых рабочие недовольно смотрели на нас. Из окон складов и открытых ворот тоже выглядывали любопытствующие, которых заинтересовало обилие солдат.

Ещё десять минут, несколько поворотов, и мы оказались перед дощатым причалом, уходившем дальше по воде метров на пятьдесят и частично заставленным ящиками и бочками.

Карета остановилась прямо перед причалом, позволяя нам нормально спуститься, а не топать по грязи.

- Ну наконец-то, - выдохнул я, стараясь не обращать внимание на запах. Хотя здесь он был куда слабее благодаря ветру с моря, который нёс морской и влажный воздух. – Ну-с жена, прошу на выход.

Выскочив первый на деревянный пол, я галантно протянул руку Юи, помогая ей спуститься. И наша парочка выглядела довольно странно. Почему?

Да потому что Юи была в таком белом плотном, словно шуба, кимоно с узорами сакуры или какого-то подобного дерева, вся такая элегантная и желанная, а я был в… доспехах.

Да-да, я был в доспехах. Причём в не обычных, а в массивных и чёрных.

Это были такие брутальные чёрные как уголь доспехи, судя по всему, являющиеся своеобразным прообразом костюма джаггернаута. Мне кажется, что они даже из мушкета выстрел в упор выдержат. Такие доспехи точно были созданы для того, чтобы топтать черепа врагов и ломать им кости тяжёлой поступью, выжимая из вражеских душонок поросячий визг.

Они были массивны и брутально эпичны, чтоб враг срался и ссался ещё до того, как встретиться с их хозяином и поймёт, насколько тот хуёво дерётся. Своеобразный деморализатор. Я, казалось, даже стал в них больше. Всегда мечтал о подобном костюме, однако сейчас чот как-то стесняюсь, уж слишком выделяется он. Со стороны, наверное, выглядел как властелин тьмы или мудак в чёрных доспехах.

Шлем был похож чем-то отдалённо на череп и мне казалось, что нечто подобное мог носить один ювелир из вулкана. Но особой фишечкой шлема были прорези для глаз. За этими прорезями начиналась темнота, так что сказать, кто внутри, было невозможно.

А ещё там были два камня, по каждому над прорезью, которые могли светиться и создавалось впечатление, словно из-под шлема светятся красные кровожадные глаза.

Ну а так как такой весёлый взгляд мог демаскировать, камушки отключались. Надо было просто стукнуть в район их расположения, и они тухли. Так же они включались; я успел поэкспериментировать в дилижансе, стуча по шлему и любуясь как дьявольские глазки в прорезях загораются.

Чувствовал себя дебилом, который камень о камень бьёт и радуется искоркам… Но блин, они загораются и шлем выглядит так, словно там чья-то голова!

Так что тайна всех красноглазых в чёрных доспехах раскрыта!

Оттого наша парочка выглядела странно – хрупкая девушка в кимоно и чувак в чёрных доспехах, с таким же чёрным мечом.

Это, кстати говоря, мне Клирия дала перед отъездом, с недовольной миной, сказав, чтоб теперь я этим пользовался, раз Рубеку не взял с собой. Так что в пути у меня было чем заняться.

Сам костюм, кстати, не был огромным, может чуток больше обычных доспехов. При своих размерах он не был неповоротливым или тяжёлым: все движения были плавными, сочленения подвижными и не сковывающими движения; я мог двигаться в нём очень быстро. Конечно он имел вес, но самый обычный для такого вида брони и к нему вполне можно было привыкнуть.

Думаю, через сутки другие я уже и не буду особо его чувствовать – свыкнусь.

Правда под него приходилось надевать очень плотную куртку, а на башку что-то типа балаклавы, чтоб не стереть себе всё до костей металлом. Это помимо кольчуги, которая надевалась под броню. Оттого я боялся, что при солнечной погоде может стать жарко. Это здесь, на берегу моря ранней весной прохладно, а там у них хуй знает, как бы не изжариться к чертям.

Зато как эпично выполз из дилижанса! Даже наёмники немного расступились, чего говорить об обычных рабочих. К тому же, судя по всему, тут подошва увеличена, чтоб я повыше был. Прикольно, ничего не скажешь, Клирия явно заморочилась по этому поводу. Это же надо было ещё найти того, кто скуёт нечто подобное.

Мы прошли по пирсу, вдоль которого причалило несколько кораблей. Это были обычные парусные суда, выглядящие немного пузатыми. Одно из них как раз полагалось для нас. Выглядело как обычное типичное грузовое судно, однако было полностью выкуплено под наши нужды.

Мы дошли до трапа, зашли на борт и я потянул Юи на нос. Она вопросительно глянула на меня.

- Пойдём, поглядим, - прогудел я. Из-за шлема мой голос слегка изменился и звучал так, словно я чайник на голову надел. – Бывала около моря?

Она покачала головой.

- Отлично, как раз посмотришь на него.

Сам-то я видел море неоднократно. Прикольно смотреть на бесконечную гладь, уходящую к самому горизонту. Правда тут нихера не гладь, волны поднимаются довольно высоко, образовывая барашки. Кстати, а я не знаю, страдаю ли морской болезнью или нет. Что касается Юи…

А что касается Юи, то она уже перегнулась через перила и проблевалась, едва не свалившись сама в воду; я успел схватить её за пояс.

- Ну как тебе море? - прогудел я из-под шлема.

- Верни на землю ты меня, - жалобно посмотрела она на меня.

- Юми, помни, что тебе говорила сестра, - тихо сказал я, воровато обернувшись. – Веди себя как положено.

- Хорошо, - закивала она. – Но можно мне на землю обратно?

- Нет. Скоро привыкнешь. Причём мы даже ещё не отчалили.

Вот именно, мы ещё не отчалили, а Юи уже палится своим туповатым лицом, что даже незнающий может догадаться о её… особенности. Поэтому я подхватил её и потащил прятать в каюте, по пути попросив какого-то матроса показать нам наши места.

Нам досталась каюта у кормы. Обычная маленькая комнатка с небольшим окошком, которое нельзя было открыть, и двуспальной… полтораспальной кроватью. Даже шкафа не было. А ещё я постоянно слышал стоны и скрипы дерева, словно судно вот-вот развалится. Это нормально? Просто не хочу сдохнуть лишь из-за того, что судно хуёвое.

- Юми, ты как, - заботливо спросил я, сняв шлем.

- Хчу…

- Чего? – не понял я.

- Хочу…

- Чего хочешь?

- Блевать… Буэ-э-э-э-э…

Блять, и прям мне на ноги. Ну отлично просто… Спасибо что хоть не в тот момент, когда я к тебе наклонился.

- Крепись Юми. Нам ещё здесь несколько дней плыть.

- Убей меня… - простонала она вся бледная.

- Не могу, ты мне живой нужна.

- Садист… - пробормотала Юи и закатила глаза.

Ага, как же, садист. А потом твоей сестре кто отчитываться будет о том, что её любимая сестра сдохла? Боюсь, что Юми в гневе может быть довольно страшной, и проверять насколько, мне совсем не хочется.

Отчалили мы тем же вечером, и в тот момент я сам понял, насколько плохо переношу качку. Чего говорить о Юи, которую буквально штормило, да так сильно, что уже через час после отплытия она начала скулить как собака, которую побили. Я не то что из-за жалости, скорее из-за страха того, что нас спалят, нахимичил ей слабенькое снотворное из того, что нашёл на корабле.

Я бы и себе нахимичил, но боюсь, что довериться людям на корабле не могу. Конечно я не думаю, что на нас прямо сейчас нападут, но… Просто но. Не могу доверить Юи неизвестным наёмникам, как и не могу позволить контролировать ситуацию на корабле тем, кого даже не знаю и кому вообще не доверяю.

Поэтому, чтоб хоть как-то отвлечься от тошнотворного чувства я практически полностью перебрал всё, что взял с собой, включая сразу четыре кремнёвых пистолета, и одно ружьё с двумя стволами.

Не сказать, что ружьё было каким-то супер технологичным – мастера тупо приделали второй ствол с синхронным механизмом взведения курка, отчего оно стало заметно тяжелее и шире. Зато два выстрела, хоть дуплетом, хоть поочерёдно.

Что касается пистолетов, то для них полагались ещё и четыре кобуры. Чтоб можно было делать сразу четыре выстрела. Правда они не были двуствольными – получались слишком громоздкими и неудобными. Да и деревянная рукоять становилась слишком хрупкой и трескалась при выстреле. Короче прогресс пока не позволял сделать нормальный двуствольный пистолет.

Но я, честно говоря, уже был рад тому, что даже до такого они смогли додуматься. Это уже чудо, что в этом мире создали нечто подобное. Хотя стоит вспомнить паровую телегу… Да похуй, это вообще на другом конце континента находится.

Помимо нового меча у меня ещё был порох, пули, отмычки, огниво и прочая мелочь, что может пригодиться в походе и которую можно было держать рядом. Всё это я рассовал по карманам на ремне, который можно было закрепить на броне.

Уже ночью, закончив с ещё одной внеочередной инвентаризацией, я выбрался на палубу подышать воздухом, заперев Юи в каюте и напоив её слабеньким снотворным, чтоб недалёкая уснула легче и не мучилась.

Отойдя от берега, мы наконец смогли выбраться из-под облаков и теперь взору открывалось огромное чёрное небо, которое буквально было залито звёздами. Правда теперь меня таким видом было удивить сложно, уже успел насмотреться на подобное за время своего пребывания в этом мире. Однако это не значило, что я против полюбоваться такой красотой. Да и луна была полной, отчего палуба была неплохо освещена.

Я подошёл к борту судна и, облокотившись на перила, стал просто тупо наблюдать за морем. Я даже не снимал броню – теперь я был вне территорий графства. А это значило, что опасность может быть где угодно. И это была не паранойя, это была неприятная реальность, учитывая тот факт, что Юи сейчас рядом со мной, и люди в горной империи если следят за ней, то точно знают, где мы находимся.

А ещё в ней было тепло, чувствовал себя как в танке и можно было своим грозным видом шугать матросов и наёмников. Просто охуительные ощущения!

- Тихая светлая ночь, - проскрипел справа от меня голос.

Рядом, так же облокотившись на перила и наблюдая за морем, пристроился старик с сигаретой в зубах. Довольно крепкий на вид старик с коротенькой бородой и в тёплой куртке, капитан этого судна, который всем своим видом говорил, что он старый морской волк.

Даже не шуганулся меня, раз рядом пристроился.

- Да, тихая, - прогудел я, искоса наблюдая за ним, не поворачивая головы. Под шлемом, особенно в темноте он всё равно моих глаз не видел, а мне было интересно, чего он пристроился тут.

- Сейчас луна высоко, хорошо всё видно, удобно, - продолжил он. – Всегда любил такие ночи.

- Ясно, - ответил я, всё пытаясь понять, чего он хочет. Никогда не понимал людей, которые не могут прямо сказать, чего хотят. Что это за такие обходные манёвры?

- Вы же важные гости, верно? – спросил старик.

- Если мы вас наняли, то можно догадаться, не так ли? – ответил я. – У вас каждый день нанимают целое судно?

- Нет, не каждый, - покачал он головой. – Просто хотел узнать, надо ли нам опасаться чего-либо.

- Смотря чего, - насторожился я.

Он внимательно посмотрел на меня, однако вряд ли что-то увидел в прорезях шлема.

- Идёмте. Я хочу, чтоб вы глянули как самый главный и дали свою оценку.

Он оттолкнулся от перил, слегка покачнулся и двинулся к корме судна. Доски уныло скрипели под его ногами.

Дойдя до кормы и поднявшись на пристройку, он остановился и, дождавшись меня, указал пальцем куда-то на горизонт. Только вот ночью даже при звёздах и луне хер чо разглядишь. Просто море в свете луны и ночное залитое звёздами небо.

- Видите? – спросил он хрипло.

- Что именно? – ответил я вопросом на вопрос, вглядываясь в темноту. Нихуя не вижу.

- Судно. Оно плывёт за нами, чуть правее. И, судя по всему, пытается нагнать нас.

От его слов у меня пробежал холодок по спине. Я постарался заметить это сраное судно, на которое он показывал, однако тщетно, только тёмная даль как в жопе негра.

- И? – хотя чего «и». И так понятно, что у нас проблемы на горизонте вырисовываются.

- Сигнальные огни, - объяснил старик. – Они должны гореть на судне, чтоб в ночи другие суда их заметили и не столкнулись. У него они потушены. А для этого обычно есть только одна причина.

- Преследует нас, - пробормотал я, понимая причину такого поведения. – Значит мы всё-таки кому-то понадобились.

Глава 226

Судно мирно покачивалось на волнах, поскрипывая деревом, в окружении тёмной воды, подсвечиваемой луной на многие километры. Под постоянный аккомпанемент шума волн иногда слышалось, как разбивались о корабль особо крупные волны, брызги от которых долетали даже до палубы. Ветер тоже не стихал, буквально пропитывая всё холодной влажностью и запахом моря, то налетая, то вообще исчезая, словно полный штиль вокруг.

Всё это было аккомпанементом к той тишине, пока я пытался различить очертания корабля на фоне звёздного неба. И в результате мне это удалось. Очень слабые и очень нечёткие, но очертания, которые ничего хорошего для нас не значили, едва выделялись на фоне неба.

Я был вообще удивлён, что капитан их заметил. Я же, например, даже не мог сказать, как далеко корабль был, как и не мог сказать, как скоро он нас догонит – на море, особенно в темноте, такое хуй поймёшь, тем более когда с морем раньше ничего общего не имел.

- Как скоро они нас нагонят? – спросил я.

- Если пираты, то в течении получаса. Если обычное судно, то в течение часа, может больше.

- Пираты догонят быстрее?

- Суда отличаются от торговых. Более скороходные, облегчённые, но хуже бронированные.

- А вы не сильно встревожены, - заметил я.

- Потому что это очень навряд ли пираты. Да и навидался я много в водах, чтоб пугаться. Страха нет, есть лишь чувство проблем, решать опять их надо… - он выплюнул за борт сигарету.

Реально, он выглядел так, словно ничего и не происходило. Это немного странно, так как я, например, чувствую опасность и меня это несколько напрягает. Как и его спокойствие, к слову.

- Так с чего не пираты?

- Они не стали бы нападать ночью, куда проще днём. Всё равно их суда зачастую быстрее многих. И тем более пираты не стали бы нападать при яркой луне, когда их можно заметить, если они действительно хотели подобраться к нам очень близко и незаметно. А другой причины нападать ночью нет.

- А если их наняли?

- Может и наняли, - пожал он плечами.

От часа до получаса, говорит?

- Какие оружия у вас на корабле? – задал я самый важный вопрос.

- Как обычно, пять стреломётов и две баллисты с каждого борта, - пожал он плечами.

- И всё? А чо так негусто?

- Так торговые мы птицы, а не демоны морские, чтоб оружий иметь много, - пожал он плечами. – Самое то, чтоб кракена спугнуть иль чудо-рыбу, а больше обычно и не надо.

- Порох у вас есть?

- Порох? Зачем? - вскинул он бровь. – Такое на судне опасно перевозить.

- Ясно, ладно. Поднимай всех, шуганём ублюдков.

Не сказать, что все обрадовались ночной побудке. И ещё меньше они обрадовались тому, что нас преследуют. По лицам мужиков, которые собрались здесь, я мог сказать, что им подобное точно не впервой, однако и радости от такой встречи я не видел. Все были напряженны так, что я через броню это чувствовал. Казалось, что прямо сейчас они бросятся что-нибудь делать, дай им приказ.

Ну ничего, я направлю их энергию в мирное русло. В почти мирное.

Своих людей я тоже поднял, хотя пятерых оставил сторожить каюту с Юи на всякий случай. Остальные же пригодятся у нас здесь.

- Сколько пиратов обычно? – спросил я капитана, стоя на корме и наблюдая за кораблём. Тот действительно неспешно нас догонял, но уже точно в пол часа не укладывался. Что значило, что не пираты это, а обычные наёмники на судне.

- Полтинник, не меньше. Этих же может быть и сотня добрая только одних воинов.

А у нас сорок наёмников, двадцать гостей из горной империи и двадцатка матросов вместе с капитаном. В любом случае проигрываем. Но это и не важно.

- Ладно, тащите сюда стреломёты, штуки две. Масло есть или ещё что-то горючее?

- Масло есть, есть жир, есть замазка для щелей, она жирная горит неярко, но долго и сильно.

- Ладно, тащите сюда всё что есть.

- Есть для стреломётов и обычные зажигательные у нас, - сказал капитан. – Можем так стрельнуть.

- Нет, нам нужно что-нибудь посильнее, чем обычная зажигательная. Давайте, пошевеливайтесь, не хочу их на борту встречать.

Уже через десять минут два увесистых стреломёта были на корме, развёрнутые в сторону преследователей. Нам пришлось изрядно повозиться, чтоб поднять их на пристройку на корме по лестнице. Я знаю, что мужики меня проклинали за это, но никто не рискнул мне сказать что-либо в лицо. К тому же не меньше моего приказа их мотивировало судно, которое всё сильнее и сильнее отчерчивалось на горизонте на фоне звёздного неба. Иногда даже можно было увидеть корпус судна в лучах луны.

- Нагоняют, - напряжённо пробормотал один из матросов. – Морские падальщики, чтоб их кракен в пучину утащил, привязались же.

- Нечего трындеть, давайте, готовьте стреломёты, - приказал я и тыкнул пальцем в одного из чуваков. – Тащи сюда любую стеклянную тару, что найдёшь – бутылки, горшки, банки, всё что угодно, что бьётся. Ты и ты, будете наполнять их.

Работа закипела и уже через пять минут стреломёты были взведены. Попутно мы потушили сигнальные огни, чтоб не облегчать задачу по своей поимке. Парни быстро-быстро принялись наполнять банки смазкой и всякой горючей дрянью, после чего привязывали их к самому концу стрелы. Как воткнётся во вражеское судно, так вспыхнет всё ярким пламенем.

И в то мгновение, когда я хотел отдать следующий приказ и уже повернулся к капитану… он просто исчез. В смысле, он только что был здесь, а через секунду его просто снесло, забрызгав меня кровью.

Внушительная стрела вражеского стреломёта пробила его и улетела в нос судно, оставив в капитане внушительную дыру в груди и отбросив его с пристройки на корме вниз на палубу.

Все слегка в шоке замерли, а через секунду в корму ударила ещё одна стрела, и ещё. Стрелы пробили корпус, и я буквально слышал, как они переломали перегородки и поломали утварь внутри кают, которые были снизу и среди которых…

Вот же блять… Юи.

- Сука! – я схватил за плечо одного из наёмников и тряхнул его. – Моя жена снизу, быром блять вывели её в нос! – и оттолкнул.

Не дай бог её прибьёт.

Тем временем ещё одна стрела, объятая пламенем, пролетела над нами, попала в парус и, пробив его, воткнулась где-то у носа судна. Благо парус не вспыхнул, а то было бы стрёмно. Хотя расчёт их был понятен.

- Давайте! Всем быстро по местам! Вы пятеро, тушите огонь, вы, стреляйте, только обычной зажигательной! Вы, давайте, обматывайте подарочек топливом и готовьте ещё одну такую стрелу! – я без зазрения совести тыкал пальцами в людей, говоря, что делать. Иначе мы с места не сдвинемся, люди без командования ничего не пытаются даже сделать.

Нет, это не была эпичная битва, не летели щепки, не стучали градом стрелы по корпусу и его не разносило на куски попаданиями врага. Трупы не заваливали палубы и не было той динамики, что показывают в фильмах. Однако попадания четырёх таких дур мне вполне хватило. Вообще, для подрыва спокойствия этого вполне хватит, так как ты знаешь, что в следующий раз такая дура может воткнуться уже в тебя.

За то время, что мы телились, ещё две стрелы прилетели. Одна воткнулась вниз кормы, застряв в стенке, другая попала в матросов, что спускали все паруса на максимум. Или чего они там на мачтах делали. Ещё одна стрела пролетела буквально в метре от меня, оторвав голову наёмнику, что поднимался сюда и воткнулась в мачту. На ней была натянута верёвка.

Я, не раздумывая, перерубил её, но через секунду в корпус воткнулось ещё две таких стрелы, а в парус попала ещё одна горящая стрела, и тот нехотя начал вспыхивать.

Мог начать вспыхивать. Я поднял к появляющемуся пламени руку, словно хотел схватить его, и резко сжал ладонь в кулак. Огонь тут же потух. Нехуй тут, пидоры ебаные. Потом вытащил два пистолета, перегнулся немного через перила и, помолившись, выстрелил, предварительно прицелившись. Верёвки, уже натянувшиеся, лопнули и упали в воду. От хлопков все подпрыгнули, но никто не сказал ни слова.

- Готово?! Блять, сколько можно натягивать?! – рявкнул я на матросов, суетящихся у стреломёта, засовывая пистолеты обратно в кобуру.

- Уже готово, - испуганно отрапортовал какой-то матрос, который был старше меня лет на десять.

- Так блять стреляйте! Знаешь, что такое пристрелка?! – тот кивнул. – Наводи, нам нужны мачты где-то посередине! Вторую на самый нос, где должны быть пушки!

Сам я обернулся к поднимающемуся наёмнику.

- Увели?

- Унесли на нос в склады. – За моей спиной раздался крик, зажигай и через пару секунд два громких щелчка. – Там наши парни и эти косоглазые.

- Чтоб глаз не спускали, - рыкнул я ему в лицо и обернулся. Вообще нихуя не могут без командования, что за дебилы. Даже я умнее, что как бы показатель.

В этот момент ещё одна стрела разнесла в щепки перила, оторвала ноги ещё одному матросу, и улетела в нос. Один из осколков угодил мне ровно в лобешник, но кроме стука особо ничего не почувствовал, спасибо шлему.

Судя по всему, они использовали разные стрелы. Одни были просто огромными и тяжёлыми, ломающими даже перекрытия (страшно представить, чо там за натяжение должно быть, если пушки не пороховые), другие лёгкими, втыкающимися спокойно в дерево. Чаще всего они были или с верёвкой, или зажжённые.

Ещё два щелчка и две стрелы отправились во врагов, но я даже не заметил, чтоб хотя бы одна угодила в цель или упала рядом.

- Вы чо, дрочите?! – чуть не закричал я на долбоёбов. – Пошли нахуй отсюда!

Нет, реально! Нас тут ебать плывут, а они даже прицелиться не могут.

- Вы! – я тыкнул пальцем в наёмников. – На зарядку! Вы трое! На другую устано…

В этот момент ещё одна стрела к херам снесла стреломёт, разнеся его на куски. Одного отбросило обломками механизма, другой получил лопнувшей тетивой по голове и ему буквально сорвало пол лица, оторвав челюсть. Куски самострела даже до меня долетели.

- Тащите новую! – крикнул я, а сам начал прицеливаться.

На этом сраном самостреле не было прицела, оттого надо было наводиться на глаз. Но даже так, я примерно помнил, куда упала стрела. Прицеливание, выстрел… прямо по левому борту. Чтоб не терять правильного положения, я тут же сдвинул его на нужный один градус.

- Зарядка! Быстрее, парни!

Наёмники бросились заряжать в то время, как по корпусу застучали снаряды. Они вспыхивали, стремясь поджечь дерево, попадали в парус и людей. Хотя как раз-таки с парусом проблем и не было, я его пока успешно тушил благодаря магии.

Вновь зарядив стреломёт, я выстрелил.

Стрела не угодила в мачту, однако пробила парус, не поджигая его, и воткнулась куда-то в корпус корабля.

- Всё! Зажигательные быром на зарядку!

В этом переполохе, когда моряки и наёмники тушили огонь от стрел и рубили верёвки, другие пытались затащить новый самострел, а люди около меня заряжать этот, вообще не чувствовалось, что это морской бой. Больше казалось, что мы тут на башнях перестреливаемся.

- Готово?! Давай! – отдал я команду.

Один из наёмников поднёс небольшой факел к стреле, наконечник которой был буквально обмотан бутылками и горшками, и тот вспыхнул. Слабенько так, но вспыхнул. А в следующее мгновение я нажал на рычаг, и стрела улетела огоньком на вражеский корабль. Секунда другая после того, как она скрылась на корабле, и я увидел очень слабенькое зарево на его борту.

- Давай вторую! – крикнул я, едва-едва сместив стреломёт в бок.

В ответ в нас полетели стрелы, которые ломали всё на своём пути. Одна из таких стрел воткнулась в мачту, прибив к ней так неудачно попавшего под огонь наёмника.

Ещё один снаряд лёг в самострел в тот момент, когда новый агрегат поставили, и он сделал свой первый выстрел. Стрела ушла далеко в бок.

- Поджигай! – дал я команду и, дождавшись, когда наконечник вспыхнет, дёрнул рукоятку.

На этот раз сами звёзды сошлись на небе – стрела угодила в мачту где-то у нижней части паруса. Я буквально увидел появившейся огонь, который растёкся вниз по мачте. Он не собирался тушиться, более того, он попал на паруса, отчего те вспыхнули. Огонь медленно, но верно начал подниматься по ним, словно нехотя сжигая им парус. Наверное, их паруса чем-то были пропитаны, что горели так херово, но сейчас это им не помогло.

Вдогонку в них отправилась ещё одна стрела, совсем чуть-чуть не дотянув до корабля и упав перед его носом.

- Ещё одну! – крикнул я.

В ответ на наше удачные попадание в корабль начали врезаться тяжёлые стрелы, дырявя бедное судно, но не так уж сильно. Дальше задней стенки они не уходили и застревали уже во второй перегородке. Всё-таки это не ядра и не пушки, которые могли дырявить судно в говно. Хотя, судя по запаху дыма, нас всё же смогли поджечь.

- Поджигай! – я вновь отправил им пламенный привет. Пидоразы блять, сзади решили пристроиться.

На этот раз стрела угодила куда-то вскользь по борту, отчего тот вспыхнул, ярко подсвечивая нам мишень. Туда же отправилась стрела с соседнего стреломёта, угодившая ровно в нос.

После этого мы сделали ещё выстрелов десять, четыре из которых прошли мимо, так как судно врага стало маневрировать. Честно говоря, я ожидал вызвать у них настоящее пожарище, и у меня это получилось - передняя мачта полыхала настоящим адом. Однако сам корпус горел локально и пока не было видно, чтоб он весь собирался сгореть нахуй.

Но даже с этим нам уже было достаточно – с одной мачтой, которая полыхала как факел, у них не было шансов догнать нас. Судно начало конкретно отставать и уже вскоре они были просто ярким пятном на горизонте.

Позволив себе вздохнуть от облегчения, я оглянулся.

Корабль был весь потрёпан, завален щепками и кусками разрушенных конструкций, кое-где валялись тела тех, кому не повезло. Но учитывая, что было, если бы в нас летели ядра, корабль был едва-едва покоцан. В принципе судно было на ходу, все мачты целы и вообще, я жив. Можно сказать, что обошлись малой кровью.

Правда все на меня сейчас таращились со слегка испуганным видом, но на это плевать. Пусть бояться, слушаться лучше будут.

- Полный вперёд. Надо уйти как можно дальше. И приберитесь здесь немного, - прогудел я из своей кастрюли на голове и спокойным шагом спустился на палубу с пристройки.

На глаза сразу попался труп капитана с огромной дырой в груди и с искажённым, удивлённым лицом. А ещё наёмник, который безжизненно повис на мачте, прибитый к ней стрелой.

Жаль немного, но скорее как потраченный ресурс, а не как людей. Вот были бы это наёмницы, которых я почти поголовно знаю… Да, там уже лёгкая привязанность, и я бы уже грустил.

И именно поэтому я отказался брать с собой кого-то из своих, чтоб не терять вот в таких глупых сражениях и не чувствовать потом сожаления, которые бы мешали трезво думать. Одно дело, погибнуть сражаясь за что-то великое, а другое – уже в заранее проигрышном плане.

Нижняя палуба ничего из себя особенного не представляла. Тут не было видно ни следов боя, ни каких-либо ещё признаков недавнего сражения. Только вот стоило дойти до кормовой части, как сразу же стали попадаться на глаза пробитые стены, застрявшие тяжёлые стрелы с металлическим наконечником, щепки, доски, разрушенная мебель и побитая посуда.

В той комнате, где мы размещались, особо ничего не пострадало, если не считать, что по касательной сюда вошла одна из стрел и оторвала от стены несколько досок, через которые теперь задувал холодный ветер. Куски этих самых оторванных досок валялись на кровати и полу мелким крошевом.

Чот судно какое-то ненадёжное и хрупкое.

Что касается другой части кормы, то тут явно бушевал пожар: всё было обуглено, в некоторых местах ещё тлели доски и куски мебели, часть стены была буквально вырвана, словно её выдернули наружу одной из тех стрел на верёвке. В воздухе летали листы бумаги, видимо из какого-нибудь разрушенного шкафа. В стенах в некоторых местах ещё торчали различные стрелы вражеского судна.

Здесь же, тяжело дыша, работали наёмники и матросы, нося воду и туша пожар. Увидев меня, они все замерли, словно испугавшись.

- Работайте, - махнул я рукой, разглядывая новый интерьер.

Мда… а будь здесь ядра? Они бы, наверное, вообще бы весь корабль на сквозь пролетали как нехер делать. Хотя может раньше в моём мире именно так и было, кто знает.

Оставив слегка напуганных работников в кормовой части, я двинулся к носу, где в несколько рядов охрана караулила фальшивую Юми, состоящая из моих наёмников и людей горной империи.

И если мои наёмники безо всякого расступились, то вот горноимперцы, так и стояли ровным строем. Мне даже пришлось подойти поближе, чтоб хоть как-то воздействовать на них.

- Мне перешагнуть через ваши трупы к своей жене или вы сами разойдётесь? - с угрозой произнёс я главному в лицо.

Тот может и струхнул, но вида не подал.

- Мы защищаем великую СайшиноОдзи Юми СуГои, - произнёс он, гордо задрав голову.

- Вот и защищайте её, а не мешайтесь под ногами, - ответил я и грубо протиснулся между ними.

На мгновение мне казалось, что меня не пропустят. Даже наёмники за спиной зашевелились, положив руки на мечи, в то время как горноимперцы напряглись, сжимая крепче свои нагинаты. Несколько секунд в воздухе витало напряжение, однако высокомерные ублюдки всё же уступили свои позиции, недовольно пыхтя и подвигаясь в стороны.

В конце концов, я был прав, и Юми их по голове бы не погладила за это. Уёбки это прекрасно понимали.

А ещё я понял, отчего меня все стремались – всё это время камни в шлеме были активированы и казалось, словно мои глаза из шлема горят красным. Видимо, когда по лбу дощечкой получил, они и включились. Забавно…

Глава 227

Раскачиваемое на весёлых бурных волнах несчастное побитое судно позволяло нам насладиться настоящей морской качкой и почувствовать себя действительно в аду. В водном аду, где шансов выжить и не заблевать корабль было так же много, как если бы я вдруг перестал быть долбоёбом.

Устранив кое-как все поломки, а именно никак, мы продолжили путь дальше, оторвавшись от преследователей. Благо ни одно из повреждений не носило серьёзный характер и оттого не сильно влияло на подвижность корабля. Пока не влияло. Попади мы в шторм и у судна могли бы возникнуть действительно крупные проблемы из-за конкретной дыры в корме, через которую даже сейчас весело заливалась вода, смывая оттуда остатки обугленной мебели и щепки.

В данный момент матросы пытались заколотить дыру, но это скорее было временной мерой, чем действительно решением проблемы. Оттого каждый скрип на этом судне вызывал у меня подсознательный страх и дрожь.

Юи я исправно кормил, поил, водил в туалет, не давая приближаться горноимперцем, и накачивал снотворным. Однако со снотворным скорее её воля была, чем моя, так как она просто не могла переносить подобное. Юи стонала как раненое животное, заставляя с подозрением коситься на меня горноимперцев. А меньше всего мне нужен замес с этими горноимперцами, которые хоть и не были сотого уровня, но вполне могли оказаться семидесятого. Некоторые из них. А меньше всего мне нужна была кровавая бойня на судне между моими людьми и людьми горной империи вперемешку с оставшимися матросами.

Всё это время погода была промозглой и сырой. Казалось, что вот-вот ударит сильный дождь, так как облака были чудовищно низкими. И эта погода очень хорошо характеризовала положение дел на корабле.

Наши отношения с горноимперцами становились всё напряжённее и напряжённее. Не знаю почему, но горноимперцы слишком волком смотрели на меня, словно что-то подозревая. То ли что СайшиноОдзи то ненастоящая, то ли просто антипатия к чужаку. И чем больше мы проводили времени на этой посудине вместе, тем сильнее чувствовалась вражда. Уже через три дня я просто не смыкал глаз, так как боялся, что меня просто прирежут и скажут, что так и было. Или в море сбросят и скажут, что сам выпал.

Но на четвёртый день наши мучения сошли на нет. В тот момент, когда неожиданно выглянуло полуденное солнце, наконец давая насладиться чем-то ещё кроме сырости, холода и запаха соли, на горизонте появилась земля. Сейчас самое время кричать – земля на горизонте.

Честно говоря, я действительно радовался этому, так как нет ничего хуже, чем быть запертым с теми, кого начинаешь искренне ненавидеть. Например, высокомерных, смотрящих с высока на тебя как на говно и пытающихся гнуть свою линию людей.

Место капитана занял старпом, мужик средних лет с оторванным пальцем, который он потерял во время ночного боя с преследователями. Изначально он намеревался пришвартоваться в порту, однако я отказался от этой затеи, как только взглянул на берег.

Это был сраный лабиринт из складов, в которых можно было затеряться и который словно кричал – здесь можно сделать просто отличнейшую засаду!

И если тогда мы были на своей территории, то здесь другая страна, и я просто не могу быть уверенным, что нас в этих складах не прирежут. В этих лабиринтах слишком просто устроить засаду, слишком просто похитить или убить Юи и слишком просто скрыться. Три «просто» намекают, что нам не стоит пользоваться услугами этого города.

Поэтому я отдал приказ бросить якорь как можно ближе к берегу и сбросить шлюпки.

Косоглазые были не сильно довольны, и мне опять пришлось играть в драку петухов, когда двое мужиков стоят, приподняв свою грудь, вплотную друг к другу, словно хотят засосаться. В итоге своё решение я отстоял, сказав, что они могут плыть в город и оттуда уже искать нас. А когда они сказали, что заберут Юи с собой, я вытащил меч и тут же направил его на говнюка-командира. Мои наёмники сделали так же.

Как это сделали и горноимперцы.

И надо заметить, что они были несколько быстрее нас. Так, например катана их главного была одновременно с моим мечом поднята, хотя я начал раньше.

Но я даже не испугался, что удивительно. Обычно я сыкую, а сейчас был спокоен и раздражён из-за придурков, что припёрлись и пытались теперь диктовать свои условия в моей команде. Может из-за чувства защищённости в броне? Или потому что уже все такие уебаны достали? Кто знает…

На самое забавное в другом, уёбки вы сраные - как вы доспехи своими палками ковырять будете?! А?!

Съели, суки?!

У нас мечи, у нас толстая броня и кольчуги, нас в два раза больше и у нас есть щиты. А у вас какое-то платье, удар по которому даже просто мечом обеспечит вам как минимум переломы и ушибы. Мы просто вас стесним дружным строем за борт, если понадобиться.

Понял это и главный, после чего предложил спросить Юи. Юи естественно сказала, что только её муж может решать, как им двигаться и куда.

Поэтому через двадцать минут мы на шлюпках уже плыли к берегу. Я даже обдумывал отправить горноимперцев к берегу, а самому с людьми отплыть подальше, но потом отказался от этой идеи. Отказался, так как Юми им полностью доверяла и из-за одного уебана портить отношения со всеми её союзниками мне совершенно не хотелось. Может так случиться, что именно от них потом будет зависеть моя жизнь.

Мы высадились несколькими смешанными группами на берег, и не обнаружив врагов, распрощались с поредевшей командой корабля. Теперь там было всего двенадцать человек. Моих наёмников остались тридцать семь.

И вот удивительно! Все двадцать горноимперцев! Ах да, они же охраняли всем отрядом Юи! Как же я мог забыть. Ведь там десятью людьми не обойдёшься.

- Слушать мою команду! – пробасил я через свой чайник на голове. – Все теперь подчиняются исключительно мне, включая вас, воины горной империи. Если есть какие-то претензии или возражения, я разрешаю вам уйти прямо сейчас.

Они буквально пытались испепелить меня взглядом, но в конечном итоге просто промолчали.

- Отлично. Как только пересечём границу, управление нашей командой ляжет на тебя, - кивнул я на их главнокомандующего. – С того момента вся ответственность за великую СайшиноОдзи Юми СуГои ляжет на твои плечи. Рассчитываю на тебя.

Естественно я подмаслил чувака, показал, что я уважаю его, и попытался немного сбросить напряжение между нами, дав его гордости немного свободы. И он ей воспользовался, ответственно кивнув. Конечно, это не исправит ситуацию, но по крайней мере он знает, что совсем не пустое место, и мы потом будем тоже зависеть от него. Пусть потешит самомнение.

- Отлично, а теперь я рассчитываю на вас! Рассредоточиться! Вы, в авангард на расстояние видимости в лесу, пятьдесят метров – дорога, вы в тыл двадцать метров. Вы…

Так я расставлял людей вокруг себя и Юи. Откуда знал, как правильно? Учебники, друзья мои. Это всё учебники. За то время, что я помогал своей дурной дочке решать проблемы с успеваемостью, успел сам начитаться всего этого. От тактики малых отрядов, до концентрированного лобового нападения. Знания действительно сила. И пусть у меня мало реального опыта, однако теория была уже одной второй успеха.

Таким построением мы двинулись через лес. И нашей целью была ближайшая деревня. Пока мы шли, я вновь заряжал пистолеты и ружьё, так как на время путешествия разрядил их, чтоб порох внутри не отсырел.

Через пол часа мы углубились в классическую тайгу, раскинувшуюся на прибрежных сопках. Невысокая редкая засохшая трава, оставшаяся с прошлого лета, мелкие хвойные деревца, похожие на маленькие ёлочки, высокие хвойные деревья, названия которых я не знал, уходящие на десяток, а может и выше верх и закрывающие заслоняли своими лапами даже небо, частые островки ещё не растающего снега. Они вскоре стали заслонять и море, стоило нам подняться на сопку и отдалиться от берега. Это даже было к лучшему – нас не увидят с моря.

Поднявшись выше на сопку, нам открылся чудесный вид на огромные лысые горы с заснеженными вершинами по левую сторону от нас, которые отделяли королевство от этой части мира. Они располагались где-то там, вдали, но даже с такого расстояния эти склоны выглядели по истине огромными. А впереди нас бесконечно далеко уходил лес. Блин, это прямо море леса! И выглядит прикольно, словно такой бархатный покров.

Вытащим позаимствованную на бесконечное пользование подзорную трубу (увеличение слабое, но хоть так чем никак) я осмотрел просторы, которые открылись перед нами. Дальше, если спуститься с этой сопки, начинались чуть ли не бесконечные леса, изрезанные речками. Иногда виднелись обширные поля, иногда пятна поселений. Ещё дальше мне уже ничего не было видно, но там должна располагаться страна эльфов.

Если брать вдоль гор, то там, у самого горизонта, располагалась горная империя. Или же это была ещё страна зверолюдов… А, похуй, по ходу дела разберёмся…

Нам потребовалось около трёх часов, чтоб спуститься с холма и ещё около двух, чтоб выйти на дорогу. Однако идти по ней дальше мы не сильно рискнули, отчего вернулись обратно в лес, чтоб скрыться от посторонних глаз, и встали на ночлег.

Пока все раскладывались и готовились к ночёвке, я быстро обошёл округу и заприметил озеро, в которое с удовольствием нырнул прямо в броне.

Да, удовольствие купаться при такой температуре в холодной воде… Ум-м-м… обожаю…

Блять, конечно же нет! Сука, холодно как в могиле, а может и ещё холоднее.

И нет, не нырнул — это слишком громко сказано. Вошёл по пояс и резко присел, уйдя с головой под воду, после чего встал и точно так же вылетел наружу. После этого началась большая стирка.

Нарвал ту самую правда прошлогоднюю траву, которую когда-то нарвали женщины для сбития запаха, когда мы вылезли из канализационной трубы… Да, было же время. Сейчас вспоминается то всё довольно… странно. Словно нереалистично.

Короче, нарвал ту траву и вперемешку с песком немного потёр броню, снимая едва заметный слой соли с некоторых участков и сбивая запах соли и пота. После этого кое-как, используя магию воды, постирал плотную одежду под броню и собственно обычную одежду, которые воняли так, что ими травить людей можно было. Выжал, повесил сушиться, разжёг костёр не без помощи магии, чтоб дать тепла на вещи, и принялся очищать меч.

На всё ушло минут двадцать, когда я был вновь готов. Но возвращаться я не спешил. Вместо этого достал зеркальце, что захватил с собой и отстучал нужный ритм. Вскоре перед глазами возникло практически родное лицо тёмной девы.

- Привет, Клирия, - сказал я, на всякий оглянувшись.

- Здравствуйте, Мэйн. Вы давно не выходили на связь, что-то произошло?

- Горноимперцы, вот что произошло. На корабле было не спрятаться, так как твари были практически везде. Вы сейчас где?

- Мы примерно в трёх днях от порта, Мэйн, - ответила она.

- И… всё в порядке? Никаких проблем? – спросил я слегка настороженно.

- Нет, - глаза Клирии упёрлись в меня и даже через зеркало я чувствовал от них лёгкое давление. – У вас были?

- Напали. Мы потеряли троих.

После этого я кратко описал случившееся, стараясь предоставить ей полную картину произошедшего и попутно высказывая собственные подозрения. Клирия всё это время слушала меня очень внимательно, не проронив ни слова, пока я не закончил.

- То есть считаете, что это они? – спросила Клирия.

- Верно, - кивнул я. – Будь то пираты, как мне сказали, нас бы не пытались взять так неумело. Скорее всего враги Юми, которые пытались взять нас там, где преимущество будет на их стороне. И на вашем месте я бы остерегался порта. Вы говорили, что там деревушка на берегу, но чот нихуя. Слишком он… застроенный.

- Вы высадились около него?

- Не доплывая кинули якорь и высадились. Я не стал рисковать. Но… ты же понимаешь, о чём я думаю.

- Юми проболталась кому-то.

- Даже не Юми, а люди, которым Юми доверила тайну, спалили её. Может за деньги, может случайно. А может стукач у нас под носом. Но будьте осторожны.

- Что будете делать дальше?

- Возьмём дилижанс и будем разведывать дорогу дальше, собирая на себе ловушки. Скорее всего подобные будут на границе. А уже на их территории… - я присвистнул. – Как грибов после дождя. Однако берегитесь там. Мы вроде сбили тот корабль, может он даже нахуй сгорел, но чем чёрт не шутит.

- Мы будем внимательны. Не забывайте, что у нас все вооружены мушкетами. У нас хватит сил дать отпор им.

- Лучше, если вы вообще никому отпора давать не будете и никого не встретите, - вздохнул я. – Ладно, берегите себя. Лучше к городу не подплывайте близко. Передай Юми привет и скажи, что её сестра хорошо держится.

- Я обязательно это передам. Когда вы свяжетесь с нами?

- Не знаю. Как получится. Так что давай, до созвона.

С этими словами спрятал зеркальце и обернулся, однако у озера я был один.

Забрав свои почти высушенные вещи и одевшись, я вернулся в лагерь, где уже развели костёр и расстелили спальные мешки. Наёмники с горноимперцами делились на группы, что будут сторожить нас ночью.

Все они проследили за мной взглядом, словно опасаясь. Или пытаясь понять, почему у меня под шлемом глаза светятся. Короче, они все не сразу ещё вернулись к делам, следя за мной взглядом. И даже после этого, я чувствовал, как они продолжали коситься на меня.

Но мне похуй, я пристроился к своей жёнушке.

- Юми, любимая, мыться будешь? – спросил я заботливо.

- Я… мыться? А вода холодная? – захлопала она глазами, выдавая себя туповатую.

- Могу подогреть. Локально, - усмехнулся я, зажигая на пальце огонёк.

- Локально? Ты мне волосы подпалишь. И не только на голове.

- Ну… бритые девушки довольно привлекательны, - высказался я.

- Почему? Разве не проститутки этим занимаются обычно?

- Ну… может и они, - пожал я плечами.

Я даже знаю, почему. Например, лобковые вши или запах, который въедается в волосы. Да там вообще причин много.

- Но это всё равно сексуально.

- Сестра убьёт меня за это, - тихо пробормотала она, словно действительно раздумывала над моими словами.

- Да забей, нет так нет.

А то Юи уже палиться начала насчёт того, что она и не совсем Юми. Вернее, что она совсем не Юми.

Уже ближе к вечеру, когда стемнело, мы пожарили бедного рогатого кролика, и легли спать под чётким взором наших наёмников. Не сказать, что я им доверял, но горноимперцам я доверял ещё меньше.

Правда всю ночь я спал довольно нервно, так как вокруг нас кольцом легли горноимперцы. Они чо, боятся, что мы убежим? Я понять не могу такого тупого поведения. А ещё мне казалось, что они нихуя не спят, что слегка меня накаляло. Такое даже наёмников напрягало, так как слишком уж обособленно горноимперцы вели себя. Естественно, что таким, как они доверять будет сложно.

А вот Юи спала без задних ног. Она вообще скоро в суслика превратиться – только ест, спит и гадит.

Под утро, когда небо только-только начало светлеть, мы двинулись опять в путь. Правда для Юи такое оказалось слишком тяжёлым испытанием, так что мне пришлось тащить её на себе. Конечно, мне предлагали помощь, если помощью можно назвать чуть ли не приказной тон, но я отказался.

Наш спор мог бы затянуться, но Юи проснулась на пару секунд и махнула рукой, после чего они отстали.

На дороге, что шла через эту тайгу двумя узкими колеями с прошлогодней травой посередине, оставленной телегами, мы двигались куда быстрее. Не приходилось перепрыгивать через брёвна и канавы, следить за тем, куда ступаешь и бояться. Что под ногой может оказаться берлога тех же самых бритоногих медведей.

Несколько раз мы даже видели диких зверей, которые несколько отличались оттого, что я привык видеть. Нет, вараны здесь тоже встречались, как и летающие слоны. Но также встречались и какие-то большие насекомые типа комаров, шестилапые подобия обезьян и даже динозавры. Да-да, такие небольшие красные динозавры, ростом с меня на двух задних мощных лапах с двумя передними маленькими.

Я бы сказал, что они милые, но вспомнил парк юрского периода и рука сама по себе потянулась к мечу. Хотя с другой стороны, чего их бояться? Я в броне, они меня хуй раскусят. Да и заверили меня, что они на людей не особо любят охотится - фурри отучили их от этой вредной привычки. Отучили единственным возможным способом, и я даже подозреваю, каким именно.

А к полудню мы прибыли в деревню.

Глава 228

Это была такая классическая фэнтези деревня, что располагалась практически вплотную к лесу. Её как-нибудь бы описать, но блин! Она такая уютная и обычная, что и описывать то нечего! Аккуратные домики жителей, небольшие участки, чистая главная дорога (в плане того, что не сраная грязь), дом старосты, что слишком выделялся на фоне всех остальных и, скорее всего, являлся попутно залом собраний. Он больше походил на какой-то круглый шалаш, если честно.

И даже понимая то, что мы сейчас технически на территории зверолюдов, население деревни всё равно произвело на меня впечатление. Сильное впечатление, так как до этого я всегда находился на территории королевства и привык, что меня там окружают по большей части люди или нечисть, которой к слову не везде было много.

Здесь же не было ни нечисти, ни людей, никого ещё из других рас, что были более-менее привычны глазу. Абсолютно все были или фурри – антропоморфные животные, или зверолюдами – люди, но больше походившие на зверей, чем на людей из-за ушей, усов, глаз, лап, хвостов и множества прочих мелочей. Даже несмотря на то, что лица вроде и были человеческими, все эти атрибуты сводили человеческое на нет.

Хотя чего я мог ожидать в какой-то глухой деревне, что расположена в стороне от основного тракта? Тут не то что представители других рас редко бывают, мне кажется, что некоторые из них и людей впервые-то видят.

Встретили нас ровно так, как встретили бы огромный отряд вооружённых солдат под предводительством чувака в чёрных жутких доспехах и прекрасной девушки в кимоно. Хотя насчёт прекрасной девушки можно было поспорить, так как у зверолюдей и фурри вкусы могут быть диаметрально противоположные нашим. Женщины со звериными рожами повыскакивали, похватали детей и позапихивали их к себе домой. Те дети, что остались, глазели на нас с опаской из-за заборов, углов домов и амбаров, из окон.

То же самое делали и другие жители. Хотя мужское население явно поспешило выйти на улицу. Мужчины – волки, олени, тигры, медведи и даже зайцы, все они словно старались продемонстрировать себя. Кто-то показательно поблёскивал когтями, кто слегка показывал свои клыки, распушивал хвосты и шерсть.

Самой они агрессии не проявляли, просто наблюдая, поэтому мне было плевать на них. Более того, я понимал жителей деревни и не собирался нервировать своим присутствием, задерживаясь больше чем нужно.

Мы углубились в деревню, после чего я позвал одного из наёмников.

- Подойди и спроси, где тут таверна или что-то в этом роде, где можно заказать дилижанс или хотя бы брать на время лошадь.

Понятие как прокат у них отсутствовало, поэтому говорили «брать на время», если ты платил за использование деньги и потом возвращал обратно. Взять на время уже было или одолжить, или спиздить. Вот разницы блять в словах особой нет, а скажешь не так и всё. Какие-то нерусские все здесь…

Через минуту наёмник вернулся.

- По дороге направо будет таверна с гостиным двором. Не думаю, что мы там найдём лошадь или дилижанс.

- Посмотрим, - прогудел я.

Мы углубились в деревню, где зверолюди продолжали на нас таращиться. Правда теперь они уже более смело выходили поглядеть на нас, а не прятались в домах. Хотя мужчины вели себя всё равно надуто. Самок защищают, видимо. А кому из нас самки нужны, если…

Хотя тут вижу кошечку-фурри, вот прямо как человек, но лицо кошачье… на половину кошачье – оно плоское как у человека, но покрыто шерстью, нос вздёрнут как у животного и рот более животный, чем человеческий. Словно скрестили человека и кошку вместе. А ещё эти большие глаза. Я не зоофил, но и они не животные, так что… Нет, реально мило выглядит и даже есть что-то в них привлекательное.

Кажется японцы в своих аниме-рисовалках ближе всех подошли к тому образу, который действительно походит на настоящих фурри.

А вон и зверолюд, лицо человеческое, но усы, лапы, хвост, клыки, уши, губы немного не совсем человеческие, насколько могу судить. Видимо последствия скрещивания фурри и людей. А может и последствия магии, кто знает.

В полной тишине, словно на параде, где нас можно порассматривать, мы дошли до таверны.

- Вы двое со мной, - позвал я главного среди наёмников и обычного чувака. - Остальные ни звука, ни единой реакции на провокации, - с угрозой произнёс я и шагнул в таверну. А то мало ли чо могут выкинуть как мои, так и зверолюди.

Таверна была самой обычной, если не считать особого звериного запаха, который характерен в квартирах, где есть животные. Здесь за столами сидели видимо местные жители: быки, лошади, опять же волки и другие виды зверолюдей. Между столами носились две девушки фурри: довольно приятная девушка собака с зелёными глазами и девушка тигрица.

Девушка собака имела вытянутую форму лица как у настоящей собаки, однако при этом большие человеческие глаза и длинные волосы, из которых торчали повисшие длинные уши. Правильнее может называть её сукой? Девушка тигрица же имела практически человеческое лицо, пусть и в шерсти, с вздёрнутым животным носиком и глазами с вертикальным зрачком.

Увидев нас в дверях, они просто замерли. В след за ними к нам начали поворачиваться другие животные…

Как бы описать ощущения… они все абсолютно выглядят как животные, особенно мужчины, но при этом они антропоморфны. В одеждах, с мимикой и вообще, словно это маски. Ещё хуже то, что из-за своих звериных корней они выглядят куда более опасно, особенно хищники. Хорошо, что на мне толстая броня – зубы себе сломают об меня.

Не замедляясь ни на шаг, я подошёл к барной стойке, где нас встревоженно ожидал зверолюд волк лет шестидесяти.

- Я могу помочь вам? – спросил он напряжённо, когда мы подошли. Его голос словно лаял.

- Да, - прогудел я из-под шлема. – Мы бы хотели брать на время дилижанс и лошадей.

- Боюсь, что у нас нет такого, - как-то нервно ответил он. – И у нас не говорят лошадей. Ездовое существо.

- Прошу прощения. Ездовое существо, - не моргнув глазом согласился я. – Так что, даже одного нет?

- Мы не даём брать ездовых существ на время, господа.

- Хорошо… купить? Одно или двух?

- Это можно, господа, но надо поспрашивать людей в деревне. У кого-то да есть, если сумму предложите нужную.

- Благодарю, - кивнул я. – Тогда такой вопрос, нам надо остановиться где-нибудь и еды купить.

У нас были конечно запасы, но я хотел бы пополнить их на всякий. Да и переночевать в деревне куда безопаснее чем в лесу. На засаду здесь я даже не рассчитывал, так как мы слишком ушли в сторону от первоначального маршрута, на который могли рассчитывать потенциальные враги.

- Сколько вас, господа?

- Пятьдесят девять.

Трактирщик выпучил глаза, словно в первый раз слышал о таком количестве людей.

- Я боюсь, что у нас нет стольких комнат, господа. Их всего пять, каждая на двоих. Но остальных мы можем поселить… на складе. Там не очень холодно и места должно хватить.

Пять на двоих? Хм… я не стал даже оборачиваться на наёмников, так как они всё равно ничего дельного не придумают. И комнат всё равно не хватит на всех, будут потом разборки и делёжка. Поэтому пусть ночуют на складе.

- Давайте одну. Остальных на склад, - я положил несколько монет на стол. – Где продовольствие можно взять?

- Закажите здесь, я всё доставлю.

Всё это время на нас смотрели фурри, и я буквально видел, как они вытащили когти, зловеще поблёскивающие на свету. Или лошадь-фурри, который со своей лошадиной мордой поглядывал на нас, постукивая двойным копытом по столу. Интересно, как он кружку держит?

Оставив заказ на провизию, я вышел на улицу.

Там, не сдвинувшись с места, стояли мои люди, среди которых скучала Юи. Кажется, она единственная не понимала, насколько обстановка… напряжённая. Нет, не то что сейчас мы бросимся друг друга убивать, а скорее общее напряжение, которое витает в воздухе из-за того, что никто не чувствует себя уютно.

- Отведи своих людей на склад, пусть отдыхают. Стражу в три человека к комнате. Что касается вас, - я повернулся к горноимперцем, - так же три человека. Мне не нужна армия, которая будет стоять под дверью.

- Мы будем охранять… - начал было их главный, но я без зазрения совести его перебил.

- Вы только угрожаете безопасности моей жены. Таким количеством вооружённых людей вы только заставляете нервничать других, и боги знают, что они выкинут, если вы продолжите их пугать. Поэтому только три человека. Или я попрошу Юми, и она отправит вас домой одних.

Перспектива вернуться без своей госпожи их явно не радовала: то ли позор их чести, то ли по головке не погладят. Но главный только и мог пыхтеть, чтоб я видел его недовольство, но всё равно принимая мои приказы.

Пидоры блин, только на нервы и могут капать, хуесосы позорные.

Разослав людей, я отправил Юи в комнату, сказав, чтоб она оттуда носа не показывала, а сам с ещё одним наёмником пошёл покупать лошадей… ездовых существ. Ведь, по сути, для них это звучит, что я их людей покупаю, а ни животное.

Эх… толерастия…

Хотя чего это я. Толерантность – то, что помогает людям сосуществовать. Конечно, перегибы палок есть, но и без неё всё будет хуёво. Это прям как проклятие – и с ней плохо, и без неё не лучше.

Деревня не была очень большой, поэтому найти конюшню не было проблемой. По крайней мере это место было похоже на конюшню, а вот животные внутри вызывали вопросы.

Я ещё мог узнать, например, варана, страуса или мистирда, но как называется… что-то типа богомола? Или такое динозавр ездовой с капающей зелёно-розовой слюной? Мне не очень хочется везти на таких тварях наши вещи и уж тем более садить на них Юи.

- Могу… помочь… - начавший было бодро, но, увидев нас, закончивший бормотанием, спросил петух, который вышел из боковой пристройки, вытирая… перья? Руки? Короче, вытирая крылья полотенцем.

- Можете, - кивнул я, шагнув к нему. Он отшагнул назад. – Мы хотели бы брать на время ездовое существо. Нескольких, при возможности.

- Боюсь, что таких услуг не оказываем, - довольно грубо и быстро ответил петух, явно не обрадовавшись нам.

Блин, это так забавно, что он петух. Я могу называть его петухом, но при этом это не будет оскорблением. Но мы-то знаем правду.

Так вот, этот петушара дал заднюю, сразу свой хвост припрятав и возвращаясь в свой петушарий, откуда он распетушившийся изначально вылез.

- Понятно. Тогда я хочу купить ездовое существо, а лучше два, - спокойно сказал я и вновь шагнул к нему.

- Нету, - начал петушиться петух, отступая. Не, ну реально петух.

- И те животные, - я указал на стойла. – Не продаются, верно?

- Не животные, а существа! И нет, не продаются, - ответил ещё грубее он.

Кажется, он стал превращаться в боевого петуха. И боевой петух не оценил моих стараний найти компромисс. Петух блять… Это же надо было, что в мои собеседники попал петух. Так ещё не просто петух, а петух петух.

Тут из их петушария вышел ещё один петух. Но этот петух был более боевым и по виду больше маленького боевого петуха. И видимо первый совершенно не боевой петух, а так, петушок. А вот этот с мощным гребнем и большими красными серьгами, и ноги у него с внушительными шпорами и когтями, на которых были стальные наконечники. Этот большой петух был даже больше меня в доспехах, что как бы нескромно намекало. Вряд ли уровень высокий, и как следствие, сила, но вполне возможно, что она будет больше, чем у меня.

- Какие-то проблемы? – звонко осведомился петух, давая петуха.

- Да, - согласился я. – Проблемы. Я хочу купить ездовое существо.

- Понятно… - он посмотрел на петушка и кивнул в сторону петушария, после чего тот быстро-быстро ушёл. – Ездовое существо… мы обычно не обслуживаем людей.

- На это есть какие-то причины? – тут же спросил я.

- Да, есть, - кивнул он. - Мы не любим людей. Логично почему и думаю, что это взаимно. Поэтому иногда наше отношение может быть грубым и предвзятым.

- Ясно. Но мне это не интересно, куда больше меня волнует ездовое существо.

- Ездовое существо… - протянул он, потерев серьги. – Ладно, думаю, возможно и найдутся ездовые животные для вас. Надеюсь, вы не будете здесь задерживаться?

- Естественно. Я не вижу смысла нервировать и портить будни нашим присутствием. Лишь переночуем и, если получим ездовое существо, завтра же двинемся дальше.

- Очень хорошо. Раз завтра вы покинете нас, тогда я могу вам помочь. Идёмте, - он кивнул в сторону амбара.

Надо заметить, что петух то распушился. Грудь колесом, широченная, руки слегка в сторону. Если учитывать их антропоморфность, то этот явно страдал синдромом широкой спины. Его когти на ногах щёлкали при каждом шаге и мне кажется, что боевой петух вполне мог порвать ими даже обычную броню.

Зайдя в конюшню, он кивнул на существ, что здесь стояли.

- Выбирайте любые. Всё за ваши деньги.

- Мне нужно выносливое и спокойное существо, на котором можно что-нибудь везти или самому ехать.

- Спокойное? – петух задумчиво (у него мимика есть… этот мир удивителен) огляделся. – Возьмите… папатоса.

Он указал рукой на животное, очень похожее мордой на муравьеда. При этом тело было куда шире, да и сам он был по высоте с пони. Его лапы так вообще словно от медведя были.

- Он не помрёт по дороге у нас и нам не придётся возвращаться обратно к вам? – спросил я, разглядывая тварину.

- Мы не люди, - неожиданно сухо ответил он и плюнул на землю около моих ног. – В нашем селении мы не имеем привычки обманывать.

- А я не человек, - совершенно серьёзным низким голосом ответил я. Спасибо шлему, который так преломлял звук.

Петух даже не нашёл что ответить. Он лишь смотрел на меня, пытаясь понять, дрочу я его или нет, но сквозь прорези шлема он мог видеть только темноту. Около десяти секунд он всматривался мне в глаза, после чего кивнул на тварину.

- Он спокойный и выносливый, даю своё слово.

Видимо моя шутка про «я не человек» была воспринята всерьёз. Ну чтож, пусть, мне то что.

- Тогда по рукам. Две… два папатоса. Называй цену.

Не сказать, что для нас это дорого вышло, да и вообще, для меня это и не было большой суммой, графство оплачивало, однако мне казалось, что с нас содрали больше, чем они стоили.

Ну и пусть. Если больше, хуй с ними, уверен, что в деревне деньги нужнее.

Но на этом день встреч не закончился. Стоило мне выйти, как мне на встречу вышел… нет, вскочил фурри волк. Даже не сильно разбираясь в них и не будучи любителем фуррий, я мог сказать, что это был очень молодой волк синеватого оттенка с копной синеватых волос между ушей, огромными серыми глазами и довольно жизнерадостной рожей.

Нет, реально, японцы точно заглядывали в этот мир.

- Чего тебе, волк? – спокойно осведомился я, но из-под шлема мой голос был слишком глухим и низким. И вообще, я едва сдерживался от слов «чо», «блять», «ебать», «сука», «нахуй», «э-э-э», «ну-у-у», «пиздец» и прочего. Я старался соответствовать тому, на кого похож, исключая бэ, мэ и кукареку, но бля, как же это тяжело.

- Я… это… может, подумал…

- Ближе к теме, волк, - вздохнул я, видя в нём буквально себя.

Волчонок сделал глубокий вдох и уверенным тоном произнёс:

- Вам не нужны люди?

- Не нужны, - ответил я. – Если только эти люди действительно не умеют чего-то особенного. Чем похвастаешь, волк?

- Я… ну это… скрытник.

- Скрытников много. Какой именно?

- Я следопыт, - ответил волк. – Я неплохой следопыт.

- Естественно, ты же волк. У вас в инстинктах должно быть выслеживание. Чем удивишь-то?

- Удивлю? – удивился он сам.

Я вздохнул.

- Ты хочешь наняться, если я правильно понял. Тогда докажи, что ты тот, кто может пригодиться.

Глава 229

Было видно, что волк настроен решительно. То ли сидеть в такой жопе не хотел, то ли насмотрелся на героев и наслушался сказок про путешествия, после чего решил стать авантюристом.

- Ну… от вас пахнет травой, - сделал он попытку.

Не сказать, что от меня воняло травой. От меня вообще никак не пахло. Но то, что он почуял траву, которой я сбивал запах, ничего ещё не говорит. Все животные имеют хороший нюх. Пусть покажет ещё чего помимо этого.

- Окей, хотя и не поразительно. Давай дальше.

- Ну… - он задумался, пытаясь принюхаться ко мне. – Если от вас пахнет травой, вы пытались сбить другой запах.

- Это гениально, - поразился я его чудовищной догадливости. Нам не нужен Патрик номер два в команде. Меня с головой хватает. – Что ещё скажешь?

- Ну… вы человек. Скорее всего из королевства, так как не видно, чтоб вы были с запада. Об этом говорит и то, что вы шли с севера, плюс пытались сбить запах. Возможно, вы плыли через море и пытались сбить запах соли и грязи, так как на корабле особо не помыться. Вы двигаетесь в горную империю, так как с вами узкокосые люди. Вы вполне возможно прячетесь от кого-то, так как предпочли эту дорогу главной.

- Окей… - с дедукцией у тебя всё нормально. – Насколько далеко ты чувствуешь запах?

- Довольно далеко, но чем сильнее запах, тем легче. Например, сейчас… - он начал принюхиваться, закрыв глаза, приподняв голов и дёргая носом. – Сейчас, судя по всему, готовят много продуктов. Как вяленой мясо, например. Да, его много, очень много. А ещё я чувствую запах… запах… запах самки. Но не наши, людская самка. - Мог и увидеть. Так что это не в счёт. – Ещё… ещё… пахнет солью. Откуда-то с центра улицы и от вашего товарища.

Неплохо. На каком расстоянии они могут унюхать, три километра, если я правильно помню? Такое обоняние куда сильнее, чем у людей и значит засады куда легче устраивать и избегать. Такой вполне может пригодиться нам в путешествии, чтоб вылавливать засады.

- Ладно - я махнул наёмнику, чтоб он отвёл к нашим ездовых животных и оставил нас вдвоём. – Теперь вопрос, чем умеешь драться?

- Лук! – с готовностью ответил он.

- Докажи.

Его просить два раза не нужно было. Волк подхватил камень и бросил его в небо. После этого выхватил лук из-за спины, натянул тетиву и выпустил стрелу. Послышался характерный удар металла о камень.

- Неплохо, какой уровень стрельбы?

- Пятьдесят два, - с гордостью ответил он. А у меня ровно пятьдесят, недалеко ушёл.

Ясно… Кстати, а куда стрела улетела?

Словно в ответ на мой невысказанный вопрос послышался крик.

- А-а-а… Сука!!! Стрела!!! Из меня торчит стрела!!! Я ранен!!! Ранен!!!

Да ты сука снайпер… в худшем его проявлении. Ты случайно не охотник, который никогда не промахивается? Пиздец просто.

Волк явно смутился такому повороту событий, быстро спрятав лук за спину.

- Окей… с чего ты решил наняться к людям? – задал я другой вопрос.

- Ну… он с неловкостью на лице посмотрел куда-то в бок и почесал затылок. – К нам просто герой как-то заходил. Зверолюд, он был призванным и у него было много зверолюдок и фурри. И даже человеческие девушки. И лоли. И я подумал, что тоже так могу. Но вырваться отсюда сложно.

- С чего вдруг?

- Ну вот так бросить всё и идти куда глаза глядят? А ведь деньги нужны, да и одному идти… это как-то нереально выглядит. Тупо идти по лесу несколько дней, чтоб прийти в никуда…

Ну да, это как если бы я у себя в мире неожиданно решил тупо пойти пешком в другую часть континента. Я конечно мог так сделать, но зачем? Я же помер бы по дороге от голода и вообще, это как-то нереально. Идти куда-то… Тут у них, смотрю, та же проблема.

- А гильдия авантюристов?

- Так она не здесь. А идти одному… А тут свои…

Ясно… Нужен толчок. Ну ладно, считай, ты его получил.

- Клятву, - коротко сказал я. – Клятва на… на время моего путешествия и последующего возвращения обратно, что ты будешь верен мне. Я оплачу тебе труды. Взамен полное подчинение и хранение моих секретов и секретов моих людей. Но имей в виду, это не увеселительная прогулка. Я беру тебя как разведчика, а это значит, что ты будешь рисковать и разведывать. Это значит смертельную опасность.

Но кажется до него не сильно дошли мои предостережения.

- Да?! – у него даже уши с хвостом торчком встали. – В смысле да, конечно! Я готов!

Я снял перчатку и, воспользовавшись одной из стрел, мы скрепили договор пожатием руки и лапы. Кажется, он ещё не сильно догоняет, что его ждёт, но это его уже проблемы.

- Отлично, как звать тебя?

- Вулфи. Меня зовут Вулфи.

- Отлично, Вулфи, кидай стату и иди к моим людям. Скажи, что ты новый следопыт у нас и нанят мной.

- К… вашим? – пробормотал он как-то неуверенно. Видимо быть в составе маленькой армии его не сильно радовало. Я знаю его чувства – то же самое чувствовал, когда в первый раз попал в таверну с уголовниками.

- Да, давай, топай.

- Да, хорошо, - взял он себя в руки и чуть ли не бегом двинулся к таверне. Уж моих людей он точно найдёт без проблем. Даже просто по запаху. От нас шлейф, наверное, остаётся.

Но стоило мне отойти, а меня уже опять останавливают. Я чо по-вашему, день открытых дверей объявил или ярмарку вакансий?

Второй раз меня, кстати говоря, остановила фурри. В смысле, на этот раз это была девушка, а не парень. Тоже антропоморфное животное. Такая фурри лисичка, ниже меня, с огромными ушами и пушистым хвостом.

- Извините… извините… а… а вам не нужна помощница… слегка запыхавшись спросила она.

- Нет, у меня уже есть команда, - покачал я головой.

- А… ну ладно… - протянула она расстроено и попёрлась куда-то обратно.

Пока ко мне тут очередь из фурри не выстроилась, я поспешил слинять отсюда подальше.

У таверны вся моя миниармия уже рассосалась. Судя по всему, они перебазировались на склады за таверной, так как именно там я видел наших ездовых животных. Что касается жителей, они тоже рассосались, хотя некоторые до сих пор бросали на меня опасливые взгляды.

Но я даже не обратил на них внимание. Просто я чуток заебался разбираться с проблемами, общаться с людьми и отдавать приказы. Просто заебался, не моё это командовать армиями, эх…

Внутри всё так же продолжали сидеть фурри, и все они проводили меня настороженным взглядом, словно дикие животные, которые замерли на месте и смотрят на тебя. Я же, чтоб никого не провоцировать, просто прошёл до задней части таверны, где была дверь в коридор. Там располагались комнаты. Одну из них сторожило шесть человек.

Пройдя мимо них, я спокойно открыл двери и… первым делом почувствовал, что пахнет дерьмом. Просто такой лёгкий аромат скользнул по ноздрям, словно Юи, пока меня не было, где-то насрала.

Я ещё никогда не был так близок к истине.

Юи действительно насрала. Так мало этого, она обосралась на кровати и растёрла это по простыням. И сама ещё в говне измазалась. При этом она забилась в угол, где сосала подобно маленькому ребёнку большой палец и что-то мычала.

Ебануться…

Это… что за хуйня?!

Я в лёгком шоке наблюдал эту картину, но вовремя опомнился и захлопнул за собой дверь. Не хватало, чтоб её в таком состоянии ещё видели.

- Юи, срань болотная, ты чо натворила?! – подскочил я к ней.

Бля, вся уделалась… К тому же она смотрела на меня большими ничего не осознающими глазами, словно ей сейчас годик ли два. Это чо за откат в развитии?! Вряд ли она вообще что-то понимала, просто мычала и сосала большой палец.

- Юи! – я слегка тряхнул её за плечи, но она лишь замычала громче в ответ.

Нет, Юи и до этого была… особенной, но такие особенности ни в какие ворота не идут. Мало того, что аутистка, так ещё и копрофилка! Какая мерзость…

Но такое состояние вряд ли нормально для неё. Даже будучи милой ебанушкой, она держала себя в руках, а тут прямо свободу почувствовала. Поэтому я полез за зеркальцем.

- Клирия, Юи ебанулась, - тут же сообщил я, когда она появилась передо мной.

- Простите?

- Юи ебанулась. Она говно по стенам размазывает. Что мне делать?!

- Покажите мне её, Мэйн, пожалуйста.

Я повернул зеркало так, чтоб Клирия могла взглянуть на это чудо.

- Да, с ней что-то не то.

- Ты гонишь?! Естественно с ней что-то не то! Она ножку кровати грызёт как бобёр! Юи, не грызи её… - мне пришлось постараться, чтоб оттащить рехнувшуюся аутистку от многострадально деревянной ножки. – Может её бобёр укусил?

- Можете привести её в чувство?

- Как?

- Попробуйте сделать ей больно, - предложила она.

- Я могу ей колено прострелить, так подойдёт? – достал я из кобуры пистолет.

- Нет, не стоит, Юми не обрадуется, - покачала головой Клирия. – Я сейчас спрошу её саму, подождите меня.

- Давай быстрее, а то она вырывается… Юи, не лижи стену!

Клирии понадобилось около десяти минут, чтоб вернуться в то время, как я боролся с Юи. В конечном итоге я сделал ей погремушку, насыпав несколько свинцовых пуль в мешочек и затянув его, с которым она сейчас игралась.

- Юми говорит, что у неё приступ.

- Какой?

- Плохой.

- Что это за троллинг?! Естественно он плохой! Императрица гадит под себя и грызёт мебель, нас же спалят ещё до того, как мы до горной империи доедем. Да те же горноимперцы нас спалят!

- Не волнуйтесь, это проходит со временем, - попыталась она меня успокоить.

- Клирия, что тебе из нашего плана не понятно? – поинтересовался я. – Мы в пути, мы движемся на юг, а она… она поехала! У нас нет времени! Нас раскроют!

- Я ничем не могу помочь, Мэйн, прошу прощения за это, - поклонилась она, на мгновение скрывшись из виду. – Мне очень жаль, но я могу только посоветовать напоить её алкоголем. И Юми сказала, что теперь за ней надо глаз да глаз, так как её умственные способности в купе с силой являются страшной смесью.

- Да я уже это понял, - ответил я, лихорадочно вспоминая все рецепты, что учил в универе. – Ладно, возвращайся к команде. Чуть позже я свяжусь с тобой, а то Юи опять стену лижет.

Отложив зеркало, я оттащил Юи от стены. Она вся в говне, кровать в говне. Это значит, что надо её мыть и менять бельё. А ещё это значит, что нужен ещё один человек, который будет только следить за ней и ухаживать по необходимости.

Твою мать…

Схватив простынь с другой кровати, я молча и быстро связал Юи и запихнул ей в рот кляп, так как она уже начала ныть как ребёнок. Времени было мало, так что следовало поторапливаться.

Взяв ключ, я вышел и запер за собой дверь.

- Чтоб ни одна живая или мёртвая душа не смела заходить, иначе я захороню её вместе с вами, - рыкнул я угрожающе наёмникам.

Я вообще не злился и не бесился, просто нагнал на них немного страха, чтоб они лучше исполняли свои обязанности. И у меня это получилось. Те закивали испуганно головой и подтянулись. Даже горноимперцы.

Первым делом я сразу узнал, где в этой богом забытой деревне располагается травница, которая нам могла понадобиться, спросив об этом у трактирщика. Сразу после этого я выскочил на улицу и направился в ту сторону, где у меня спрашивала работу лисица. Я не хотел набирать на работу людей, но… вряд ли наёмники смогут с этим справиться, тут нужна женская рука, как не крути.

Найти её не составило труда, стоило просто спросить у ближайшего прохожего, который очень быстро указал мне направление, желая от меня поскорее избавиться.

Девушка, как оказалась, работала у кого-то на грядках, сейчас орудуя тяпкой с такой силой, словно земля её чем-то обидела или тяпка ей не нравится.

- Эй, что вам от нас нужно?! - выскочил зверолюд с ослиными ушами и копытами на ногах.

- Не вы, она, - я указал на девушку, которая стояла к нам спиной, пальцем.

- Зачем она вам?

- Не твоего ума дело, - отрезал я. - Зови её или я сейчас прямо по твоим грядкам сам дойду к ней.

Сельских жителей вообще легко запугать. Драться не умеют, статы низкие, противопоставить ничего не могут другим. Им куда легче просто сделать что просят, если в просьбе нет ничего плохого, чем пытаться что-то доказать. Короче, сельские жители были слабым звеном, которое всем всегда должно. И сейчас я без зазрения совести этим пользовался.

Стоило зверолюду позвать её, а девушке увидеть меня, как она тут же в несколько прыжков оказалась рядом.

- Оставь нас, - бросил я мужику, который молча поспешил ретироваться. – Что касается тебя, у меня появилась работа, которая требует женского участия.

Щёки девушки вспыхнули, хотя… стоп, как? У неё же морда в шерсти!

- Я приличная девушка!

- А я не зоофил. Мне требуется сиделка для одной особы, пока мы будем путешествовать. Охрана, зарплата, пища прилагаются. Взамен беспрекословное подчинение на время похода и неразглашение секретов.

- Вообще-то я фурри, - обиженно сказала девушка-лисичка. – Так что это не зоофилия.

- Но выглядишь как животное.

- Но я не бессознательное животное, а фурри! Это значит, что не животное!

- Но похожа, - заметил я.

- Вы, люди, тоже похожи!

- Мне плевать. Не для этих целей нанимаю. Поэтому спрашиваю второй и в последний раз – нужна сиделка. Интересует?

- Да! – тявкнула обиженно лисичка. – И я не животное. Я фурри! Нас многие герои любят.

- И у этих героев как у ваших южных соседей узкие глаза верно? – догадался я.

- Да!

- Даже не удивлён.

Я провёл клятву прямо здесь, только на этот раз меня, да и себя за руку тяпнула лисица. Мечом только руку я мог отрубить, а кинжала не было.

- Я могу собрать свои вещи? – спросила лисица, потирая руку.

- У тебя их много?

- Нет, сов…

- Завтра соберёшь. Сейчас за мной.

- Хам, - тявкнула она мне в спину, но послушно последовала.

Ага, сидела бы у тебя сейчас в комнате обосранная ненастоящая императрица с сознанием ребёнка, ты бы тоже не сильно бы сюсюкалась. Не дай бог кто увидит или заметит, в каком она состоянии… Нет, мои наёмники ещё ладно, но если горноимперцы, то это будет пиздец.

Мы вернулись к нашей комнате. Стоило лисице подойти к моим людям, как она свой пушистый хвост прижала к груди, словно боялась, что его спиздят. Наёмники же немного странно посмотрели на меня и на неё, однако ничего не сказали. Да-да, знаю, о чём вы подумали. Но нет, не угадали, не для этого. Хотя она права, это не зоофилия, у них раса другая, поэтому это был бы межрасовый секс. Ведь раньше и негров животными считали.

- Фу! – прикрыла она своим хвостом свой нос. – Так это из твоей…

Я запер дверь, как только она пересекла порог.

- Вашей, - тут же сказал я грозно. Не хватало, чтоб при других она ко мне на ты обращалась. Мне-то плевать, но вот репутация… - Это та, с кем ты будешь сидеть. И сейчас её надо помыть.

- Она вся в какахах, - ужаснулась лисичка.

- Было бы легко, я бы не нанимал сиделку. Кстати, как к тебе обращаться?

- Стримисицу.

- Будешь Стрими, ко мне только на вы или господин. А теперь распутывай её, нам надо будет помыть это чудо-юдо.

С явным отвращением Стрими принялась распутывать эту имбицилку. И стоило ей освободить её, как Юи тут же схватила хвост лисички… и запихнула его кончик к себе в рот, после чего принялась жевать. Бля… это дикое палево.

Лисичка выдернула свой хвост из рта Юи, махнула перед её лицом, самым кончиком проведя у той под носом, отчего Юи чихнула и свалилась на спину. Но тут же вновь села и принялась ловить её хвост руками. Смотрю, с координацией у Юи тоже крупные проблемы.

- Какая милая дебилка, - восхитилась Стрими. – Никак головой в детстве роняли на пол.

- Не совсем, но ты близка к истине, - вздохнул я и сдёрнул простынь с чистой кровати. – Раздень её пока и ототри простынёй то, что на ней ещё не засохло. Потом обернёшь чистой простынёй и поведём её мыться.

Стрими кивнула, а я вышел в коридор.

- Слушать мою команду, - сказал я низким голосом, придав ему угрожающие нотки и предварительно включив свои дьявольские глаза. – Пошли строем к трактирщику и сказали ему топить баню или где они тут моются.

- Мы должны… - начал было один из горноимперцев, но я буквально навис над ним.

- Или делаешь, что скажешь, или пойдёшь на корм в местный свинарник. Это я тебе гарантирую.

- Я… - не договорив, он бросился исполнять приказ.

Вот почему никто не понимает простых слов? Всегда приходится заставлять всех. Как же я заебался…

Чуть позже, обмотав Юи простынями, мы быстро-быстро отвели идиотку в такой добротный сарай, который, судя по всему, был баней. Внутри стояло несколько бочек с холодной водой, бадья с тёплой, черпаки, что-то типа мочалок и печь, видимо расположенная обратной стороной сюда, от которой исходил дикий жар. Там же к этой стороне печи была приделана небольшая ванночка, в которую наливалась вода.

Сейчас она кипела и поднимала клубы пара в воздух из-за чего влажность и температура здесь была овер дохуя. Уж точно не мне здесь в своей броне находиться.

- Ух! - Лисичка втолкнула сопротивляющуюся бессвязно мычащую Юи с хитрой улыбкой. – Мыть мы будем свинушку сейчас. - И принялась стягивать с сопротивляющейся Юи простынь.

- Эу-муэ-у-у-у-э-э-эаму-у-у… - Юи что-то довольно бодро промычала, явно не сильно обрадованная тому факту, что её сейчас оставят в этой духовке и будут оттирать.

- Только три хорошо, чтоб у неё желания потом ещё раз здесь оказаться не возникло, - мстительно ухмыльнулся я, хоть этого под маской никто и не видел, после чего вышел.

Последним, что я видел, было то, как лисичка тащит за ноги по полу Юи к лавке, а та тянет ко мне руку, что-то бессвязно мыча. Главное, чтоб в сиськи заноз не набрала с пола, а в остальном похер. Копрофилка обдолбанная.

Часть сорок девятая. Дорога скрытых истин.

Глава 230

Обожаю утро. Не потому что это новый день, новая жизнь и прочий бред, который можно услышать от других. Нет, просто именно утром можно застать картину, когда весь мир, пусть даже самый ущербный, выглядит по сказочному красивым. Как, например, вид уютной деревушки в лучах восходящего солнца, который настраивал на хороший лад и положительное настроение.

Когда я выглянул из окна, практически все поверхности, от земли до крыш домов были покрыты инеем, который жизнерадостно поблёскивал. На мгновение мне даже показалось, что выпал снег, что не было бы удивительным – первые дни весны. В лесу до сих пор валяются островки снега, которые не спешат таять, а температура не редко опускается в минус, из-за чего лужи покрыты льдом. А ещё лучи солнца, которые делились на множество нитей из-за ветвей деревьев, и падали на землю.

Блин, я замотивирован! Плюс сорок к хорошему настроению, плюс двадцать к умилению и тридцать к желанию кого-нибудь обнять! Правда кроме голенькой Юи и такой же голенькой лисички, которая буквально всеми лапами обхватила аутистку, не давая ей сбежать, никого в комнате не было.

Чёрт… ну ладно, обниму свою броню, чего уж делать.

К тому моменту, когда мы выбрались на улицу, вся деревня, расположенная в лесу и окружённая плотным строем деревьев, бодро просыпалась. Все жители поселения уже встали и принимались за повседневную рутинную работу. Стоило просто выглянуть и увидеть, как мужчины уходят в лес или работают на грядках, а женщины орудуют метёлками, выливают воду на улицу из вёдер или кормят живность.

Хм-м-м… интересно, а как тот петух из конюшни относится к тому, что его противоположный пол в виде куриц, которые не попали под радиацию и не мутировали, используют как домашний скот и потом съедают? Что куриц сейчас кормят с земли фурри, а может быть этим вечером уже зажарят на семейный ужин?

Мне вообще интересно, как фурри относятся к тому, что они сами едят своих собратьев младших и не таких умных. Это же каннибализмом слегка попахивает, разве нет? Ну да ладно, их дело.

Мы покинули эту недружелюбную деревню, как и обещали до этого. Перед этим я напоил Юи лёгким снотворным, которое сворганил ночью на скорую руку. От него она была в не совсем вменяемом состоянии: слегка заторможённая, сонная, молчащая и тупо оглядывающаяся по сторонам. Но такое состояние было куда лучше, чем до этого.

Лисичка Стрими, как и положено няньке, была рядом, поддерживая эту аутистку под руку. Их обеих мы вогрузили на одного папатоса – Юи спереди, Стрими сзади, чтоб та поддерживала её. Лисичка сразу обернула свой хвост вокруг Юи, прижимая к себе и не давая упасть. Идти Юи была не в состоянии.

Естественно, странное поведение Юи не осталось незамеченным. Однако я решил первым сделать шаг, подойдя к горноимперцам. Всё по принципу: лучшая защита – нападение.

- Надо быстрее двигаться, - сказал я главному. – Моя жена Юми заболела и чувствует себя не очень хорошо. Ей даже идти сложно. Боюсь, что простудилась после помывки вчера. Поэтому чем быстрее доберёмся, тем лучше.

Тот лишь ответственно кивнул и вроде как всеобщее подозрение спало. Видимо такое объяснение её состояния всех убедило.

На второго папатоса мы загрузили всю свою амуницию и провиант, который приобрели здесь или несли с собой. Тащить на своём горбу… это всё было бы издевательством. Тогда бы вся наша охрана стала бы грузчиками, и их эффективность сошла бы на нет. А теперь можно было не волноваться по поводу того, что нам не хватит припасов. По моим прикидкам, нам столько еды хватит вплоть до горной империи, если мы нигде не задержимся.

Мы выдвинулись под сопровождение заинтересованных и недоверчивых взглядов консервативных местных жителей и через пару минут уже скрылись за ближайшим поворотом, где нас от них отделила стена леса.

Наша колонна была самой обычной. Часть людей сзади, основная часть посередине, вокруг провианта, часть спереди. А самым первым шёл естественно Вулфи как тот, у кого чутьё лучше всех. Да и если честно, доверять я ему мог больше, чем остальным.

Горноимперцы вообще хрен знает кто и на кого работают. Мои… кто знает, насколько они хорошие и опытные наёмники. А вот этот самое то.

- Эй, Стрими, а что тебя подбило пойти с нами? – спросил я, когда мы углубились в лес. Это была такая классическая тайга, где дорога являлась единственным признаком жизни. Взгляд влево, взгляд вправо и дикая природа.

- Мир, - как-то мечтательно произнесла она.

- Мир? – переспросил я.

- Ну… мир повидать, денег заработать, а потом найти работу в столице и осесть там. Найти мужа и… Ну а дальше и так всё ясно. Но сначала мир повидать, да! – она сжала кулачки и прижала их к груди, словно говорила «йес!». - А шансов выбраться от сюда не так уж и много. Леса кругом, тех, кому нужна помощь, мало проходит через деревню. А деньги, что заработаешь здесь, тут же на еду и уходят.

Ну а про «самой добраться» можно даже не заикаться. Скорее всего, она просто не умеет выживать в диких землях.

- А Вулфи? Объединилась бы с ним. Ты же знаешь Вулфи?

- Естественно. Сыкло этот Вулфи. Мог бы сто раз мир объездить, если бы не боялся и не сидел дома у мамы-волчицы на шее. Небось до сих пор сиськой его кормит, - фыркнула она. – Грязной работой он не занимается, видите ли. За каждую монетку вкалывать не хочет. Ему приключений подавай.

В этот момент она кончиком хвоста пощекотала под носом у Юи и та чихнула. Мило чихнула и туманным взглядом посмотрела на хвост, после чего словно маленький ребёнок обхватила его руками и…

И уснула. Какая же она сука милая сейчас, я просто поражаюсь. Так и хочется потискать эту аутистку. Хорошо, что я горноимперцев разделил на две группы спереди и сзади. Поэтому никто из них не маршировал рядом с Юи и не видел её состояния.

- А ближайший город где? – спросил я.

- Ой, мы далеко находимся. Дня три пути беспрерывного на юго-запад, - махнула она рукой в том направлении.

- А на востоке что?

- Горы. Лес и горы. Ну ещё кто-то там водится, но я даже и не скажу, кто именно, - пожала она плечами. – Вулфи спросите. Он вроде как хвастал своими познаниями и умениями.

Я так и сделал, нагнал Вулфи и спросил у него, что там находится.

- Живность всякая: волки, медведи…

- Говорящие? – тут же уточнил я.

- Не, самые обычные, - покачал он головой. – Ну так вот, медведи, виверны иногда попадаются, ещё могут встречаться драконы, но те мелкие, не чета старым монстрам. И зверолюди-уголовники, которые там прячутся.

- Сам там был?

Волчонок смутился.

- Ну давно ещё, один раз, волчонком был… просто иногда… ну там кто редкий проедет да и расскажет… А! У меня дядька, волк бывалый, был. Он со мной на охоту ходил в те края. Вот это времена были… - он мечтательно глянул на небо. – Мой дядька всем дядькам дядька был, это точно. Быстрый, как ветер; тихий, как журчание ручья.

- Но журчание ручья не тихое, - заметил я.

- Нет? – удивился тот.

- Нет, - покачал головой я.

- Блин… но он был очень тихим. И охотником был знатным. Мы там видели и виверн, и маленького дракона… Но тогда мы далеко зашли и долго там бродили. Месяц или боле, я не помню. Видели много живности всякой. Но там ничего нет. Лес кончается, идут поля в склон огромные и там уже скалы начинаются.

А у нас лес сам по себе плавно в горы уходит, где редеет. А тут у них прямо альпийские луга.

- То есть из хищников никого тут нет страшного?

- Ну… люди попадаются иногда. Мерзкие твари, стаей нападают. Их только и… - тут он посмотрел на меня и кажется вспомнил, с кем идёт и на кого работает. Быстро оглянулся на других и продолжил. – Ну так вот, есть, но мы от них быстро отобьёмся.

- Понятно… - я покосился на лисичку, которая играла с Юи тем, что щекотала той под носом кончиком хвоста, а та чихала и следила за ним глазами, словно ребёнок. – А что о Стрими скажешь? Той лисе.

- Лиса, - фыркнул волк. – Что с неё взять. Вертихвостка и до денег жадная. Ей монетку дать, надавить немного и она лапы-то и раздвинет. Любой работой займётся, если даже это низкая работа, как себя продать. А всё из-за того, что хочет многого, включая денег.

- А ты уже пробовал Стрими купить?

- Делать мне нечего, денег на лис тратить, - высокомерно бросил он, бросив на лисичку презрительный взгляд.

- Невысокого ты мнения о ней, - усмехнулся я, хоть он этого и не видел.

А вообще забавно, лиса гонит на волка, а волк на лису. Как в той сказке прямо.

Тем временем мы продолжали двигаться дальше. Буквально на наших глазах таёжная местность сменилась солнечным лесом. Практически все еловые деревья сменились обычными деревьями, которые уже спешили зарасти, отчего их почки показывали едва появившиеся зеленоватые листочки.

Казалось, что мы тупо пересекли какую-то грань. Нечто подобное я чувствовал в лесу кусающихся тортиков. И так же, как и там, здесь буквально чувствовалось что-то сказочное. Тяжело описать, но увидишь и сразу всё становится понятно.

Снег хоть и встречался, но всего лишь островками. Деревья пусть и чуть-чуть, но уже зеленели. В некоторых редких местах пробивались первые ростки зелёной травы или уже во всю радовали глаз весенние цветы.

Всё это под журчание многочисленных вездесущих весенних ручьёв и пение птиц.

Настроение у меня подняло на несколько пунктов, отчего я сорвал один из цветков, замедлился и, поравнявшись с Юи, протянул его ей.

- Держи, милая жёнушка.

Сделал я это… просто потому, что хотел. Не более. Настроение хорошее.

Юи посмотрела на цветок огромными глазами, словно в первый раз видела такую красоту, после чего взяла его в руки и… и съела.

Варвар ебаный, чтоб тебя… такую красоту испортила, пиздец просто.

Пришлось сорвать другой цветок и протянуть его ей. Хотелось посмотреть на её реакцию. Юи что-то замычала, начала его мять и пытаться запихнуть в себе в нос. От попыток закупорить дыхательные пути её остановила лисичка, ловко отобрав остатки цветка и дав той поиграться с хвостом, чтоб не плакала.

Блин, быть беде, если она не придёт в себя. Сейчас пока ещё вроде не палимся, но долго это продолжаться не может.

А тем временем мы вышли к камню с двумя дорогами, которые расходились в разные стороны от него. Естественно, на нём были три надписи. Что-то мне это напоминает…

Когда все остановились, я с интересом подошёл посмотреть, что там все читают.

«Налево пойдёшь – перо под рёбрами найдёшь, прямо пойдёшь – гонорею подцепишь, направо пойдёшь – мудаков сыщешь.»

Так, я не помню ничего про гонорею. Или это уже местный Минздрав предупреждает? И про мудаков ничего не было, хотя предупреждение довольно полезное, если честно. Про перо под рёбрами так вообще шедевр. И вообще…

Я внимательно посмотрел налево, но никакой дороги там не увидел. Я не настолько туп, чтоб не увидеть дорогу в глухом лесу. Тут всего две дороги, одна прямо, другая направо.

Эй, ау, две дороги! А где третья!? Мир, ты меня слышишь?!

- Вулфи? Это что за хуйня? – спросил я, подойдя к нему поближе.

- Это указатель, - спокойно объяснил он.

Я чо, тролля нанял?

- Я вижу, что указатель. Где дорога налево? И что это за «прямо пойдёшь – гонорею подцепишь»?

- Он давно здесь стоит, - пожал он плечами. – Налево дороги отродясь не было.

- Окей, куда две оставшееся дороги тогда ведут?

- Прямо дорога – глухая. По ней не ходят. Заброшена давно. Направо город.

- Насколько большой? – тут же спросил я.

- Ну так… человек тысяча, примерно. Я там всего раз или два был, караван из деревни охранял. Через него тракт основной проходит, что к эльфам и горной империи ведёт.

Для средневековья тысяча человек — это средний город. Для королевства скорее что-то типа маленького городка. Значит что-то типа промежуточного пункта, живущего за счёт дороги и обеспечивающего товарами округу?

- Это вам с него основные поставки?

- Верно.

Ну как и говорил. Значит осталось ещё одна дорога. Одна прямо, одна перпендикулярно направо, и одна, по которой мы пришли. Если только…

Задумавшись над нехитрой задачкой с расстановкой дорог и камня, я подошёл к нему, встал в центр небольшого перекрёстка лицом к городу.

А, ну всё верно, я так и думал. Теперь прямо пойду, гонорею найду, налево пойду – перо под рёбрами найду, направо пойду… не хочется говорить про тех жителей гадости, но камень врать не будет.

В принципе сходится. Сейчас прямо передо мной проездной город. Вполне возможно, что для уставших путников там найдётся и девушка на ночь, если деньги есть. Направо… ну их поведение действительно может обидеть, так что тоже логично.

А вот меня левая дорога интересует. Я не удивлюсь, если там какой-то пиздец завёлся. Как и не удивлюсь, если под бронёй мы просто найдём обычное птичье пёрышко. Тут вообще что угодно возможно вплоть до…

Я посмотрел на антропоморфных животных с мимикой и так похожих на людей, после чего вспомнил тортики и тварей из канализации.

Нет, уже меня ничем особо не удивить.

- Вулфи.

Волчонок тут же оказался около меня.

- Куда дорога прямо ведёт, можешь точнее сказать?

- Ну… она вроде идёт вдоль гор и подходит к городу на границе с эльфами. Но дорога нехорошая, говорят, - я заметил, как волк внимательно посмотрел вдаль, словно хотел там что-то рассмотреть.

Нехорошая ещё не значит плохая. А вот город для нас плохой вариант, который стоит избегать. Нам, конечно, придётся проходить города, но при возможности я бы хотел избежать подобного. Есть значительная разница быть приманкой и тупо лезть на рожон. Ведь самая главная задача, являясь при этом приманкой – не потерять саму Юи.

И если при нападении в лесу или в поле у нас есть хорошие шансы, то в том же городе, среди бараков, домов, многочисленных построек, которые создают лабиринт… Там просто спиздят Юи, выскочив из-за угла и заскочив за другой, и всё, даже драки не будет. Мы естественно узнаем, что ищут Юми, но терять Юи так тупо совсем не хотелось, да и с её сестрой после этого ещё разговаривать.

Поэтому ни я, ни Клирия, ни Элизи, ни Юми не хотел давать поблажек ублюдкам в нападении. Пусть нападают там, где мы сможем легко отбиться. Мы специально выстраивали план путешествия так, чтоб избегать таких мест. А если они хотят захватить Юми, то точно нападут, даже там, где преимущество будет у нас.

К тому же…

Я покосился на горноимперцев.

Если, петляя по таким дорогам на нас нападут, это лишь будет значить, что среди нас стукачи. А тут гадать не надо, от кого избавляться. Я конечно не уверен в этом, да и Юми за них горой вставала, но проверить стоило.

- Отлично, идём прямо, - распорядился я.

- Решили через глухую?

- Нет желания проезжать через город, - махнул я рукой.

Мы вновь двинулись дальше. Каждый из наёмников бросил встревоженный взгляд на камень, который выглядел словно снятый с чьего-то надгробия. Да и лисичка не обрадовалась этому, прижав Юи к себе посильнее. Только горноимперцы не сильно кипишевать, видимо не воспринимая это всерьёз.

Я, если быть честным, тоже не почувствовал ничего такого. Ну камень, ну надписи. На заборе тоже написано.

Мы углубились в лес на несколько километров.

- А ты ходил этой дорогой? – спросил я Вулфи.

- Ходил. Не далеко, но ходил.

- И как? Было что-то подозрительно?

- Не-а. Но старики говорят, что недобрая дорога.

Недобрая. Для нас теперь любая дорога недобрая. А впереди ещё город, который надо будет обойти, так как через него проходит основная дорога в горную империю. Как раз для этого я и закупился, чтоб избегать городов. Нечего нам там бывать, пока не доберёмся до союзных территорий.

Весь оставшийся день мы шли через самый обычный лес, который только можно было себе представить. Он не становился ни темнее, ни страшнее. Мне не казалось, что за нами кто-то наблюдает, а тени не вытягивались как в фильмах ужасов. Некоторые страшные истории остаются просто историями.

Глава 231

- Господин! Господин! – Стрими звала меня со легка обеспокоенным видом, ясно показывая, что случилась беда. Вот я даже подозреваю, какая.

Я замедлил шаг, пока не поравнялся с папатосом.

- Только не говори… - начал я шёпотом, но меня уже перебили.

- Она не удержалась. По маленькому, но кажется скоро будет и по большому. И сейчас она начнёт плакать.

Да это и так видно. Она уже не обращала внимания на хвост, начиная потихоньку хныкать. Блин, Юи, вернись в тело, я всё прощу! Я даже пытался связаться с Богиней Безумия, но куда там, никто трубку не берёт.

Я взмахнул рукой, останавливая колону.

- Давайте быстрее, - после чего повернулся к остальным. – Привал пять минут!

Но не успел я отойти, как тут же подлетел главный горноимперцев.

- Что с великой СайшиноОдзи Юми СуГои?

- Хуёво моей жене, - слегка агрессивно и раздражённо ответил я. – Простудилась, а сейчас… сейчас у неё проблемы с желудком. Вообще, какая вы блять охрана моей жены, если не знаете, какие у неё проблемы?! Почему я не от вас это узнал, а сейчас, во время похода?!

- Не надо обвинять нас! Мы…

- Даже не хочу слушать эти оправдания, - отмахнулся я.

Этот говнюк попытался было пойти за мной, но я его остановил, подняв перед ним ладонь.

- Никто не смеет смотреть на мою голую жену кроме меня и её сиделки. Посмеешь её оскорбить, и я убью тебя, клянусь. Вулфи! – волчонок тут же подпрыгнул ко мне. – Следи, чтоб ни один из этих не проскочил за нами. Если почувствуешь, тут же скажешь, я укорочу им ноги, чтоб не бегали туда, куда не положено.

Как же заебали.

Все заебали.

Юи, горноимперцы, трусы, которые лезут в жопу, броня, в которой не почесать яйца. Аж просто до белого каления выводит. Но больше всех, конечно, меня нервировала Юи, которая так не вовремя впала в своё состояние.

Я уже связался с Клирией и спросил, как долго это будет и почему именно сейчас. Через некоторое время Клирия пересказала слова Юми. Как та говорила, причина, скорее всего, в стрессе. Без сестры, с незнакомыми людьми, претворяется другим человеком, преследующая опасность – психика девушки просто не выдержала и дала трещину.

Подобное уже происходило, когда они приехали в институт, и когда Юи побила меня и ей пришлось прийти и просить у меня прощения (вот из-за чего во второй раз Юми пришла одна). Но тогда может так совпало, а может благодаря тому, что Юми рядом была, у Юи прошло всё быстро. Теперь же оставалось только ухаживать за Юи и ждать, когда она придёт в себя.

Ну хоть не навсегда, и на том спасибо.

Я дошёл до Стрими, которая вытирала нашу Юи, приговаривая: «хорошая дурочка, хорошая, веди себя хорошо» при этом маша над ней хвостом, который Юи пыталась поймать с радостным лицом.

Пиздец просто.

- Всё, она сходила в толкан?

- Да-да, - лисичка принялась пеленать её. – Сейчас закончим, сейчас…

Неожиданно она замерла.

Уши Стрими мгновенно встали торчком, пытаясь уловить какие-то звуки в то время, как хвост стал дико пушистым, от чего Юи весело засмеялась. Но вот лисе было не до смеха, она закрыла той рот ладонью.

- Тс-с-с-с… - тихо сказала она, вглядываясь в лес.

Да и я, сам того не заметив, уже держал двуствольное ружьё в руках, отведя курки и готовый стрелять. Ох уж эти рефлексы.

Мы оба секунд тридцать вглядывались в лес. Стрими хуй знает куда смотрела, а я смотрел в ту сторону, куда повёрнута была её голова.

- Стрими, где? - коротко бросил я, вглядываясь в лес. Руки буквально сдавили ружьё.

- Прямо перед нами.

- Что именно.

- Не знаю. Не вижу, но слышу. Как… тихое повизгивание.

Я сделал пару шагов вперёд, заслоняя собой девушек. Продолжая держать правой рукой ружьё и целиться в лес, другой я выудил бутылёк и бросил лисичке.

- Пои и уходим.

Уже через минуту мы двигались с сонной Юи обратно к колонне. За это время я ни разу не повернулся спиной к лесу. Наёмникам тоже не пришлось объяснять по сто раз. Когда они увидели нас, послышались звуки мечей, который вытащили из ножен.

- Вулфи, ко мне. Пятеро наших, пятеро из империи, ко мне, - я бросил быстрый взгляд на главного. – Ты тоже со мной.

С ним и шансов победить то, что там, больше, да и оставлять я его с конвоем не собирался. После этого обратился к главному наёмников.

- Услышите грохот как на корабле или крики, да любой шум боя, тут же бежите дальше, не останавливаясь. Мою жену защищать ценой своих жизней. Доберётесь до города, и там будете ждать. Мы вас нагоним. Всё, пошли.

Да-да, фильмы ужасов с этого и начинаются, но мне надо знать, чего Стрими испугалась. Было это просто зверьё, или тварь, которая будет нас преследовать. Я-то в любом случае выживу, но вот иметь на хвосте что-нибудь не очень хотелось. Особенно когда мы встанем на ночёвку.

Ну ладно, ещё мне было любопытно, пусть и страшно.

Наша группа двигалась чуть ли не приставными шагами и кучковалась конкретно за мной. Только Вулфи шёл первым и явно не был рад этому, спрятав хвост между ног, как это делают собаки. Очень скоро мы дошли до места, где Стрими пеленала Юи. И вдруг Вулфи замер, слегка присев.

Я же наоборот вытянулся, прицелившись.

Прошло секунд десять, прежде чем он осмелился пошевелиться и указать направление чуть правее себя.

Я, стараясь не шуметь, приблизился к нему и шепнув, «за мной шаг в шаг» двинулся дальше. Волчонок явно не возражал. Мы прошли ещё десятка два метров, прежде чем я услышал те повизгивания, о которых говорила лисица. Только это не повизгивания, куда больше похоже на плач или дикий смех больной бабульки.

У меня мурашки по коже побежали, а палец нервно коснулся курка, словно проверяя, есть ли он на ружье, после чего, как и положено, вернулся чуть выше, что ненароком не шмальнуть. Другие тоже услышали это, от чего теперь уже вся команда сралась как детский сад после отравления.

Шаг, ещё шаг… Я подбадривал себя, что надо быть смелым и не стоит сраться, хотя в голове сразу всплывала картина музея, и даже солнечный лес не сильно то и спасал от таких мыслей. Плевать, где ты будешь, тьма не боится света.

Ещё несколько метров и эти повизгивания стали отчётливее и более неживыми. А через секунду…

- Ебать… - выдохнул я.

Облегчённо.

Опуская ствол ружья чуток ниже, хотя прятать его я не спешил, а то мало ли чо тут ещё выскочит.

Среди стволов приветливо поблёскивал металл. Довольно тусклый, в некоторых местах тронутый ржавчиной металл, который буквально свисал с деревьев. Я даже уже стал догадываться, что это и приуспокоился, когда мои люди наоборот, очканули не по детски. Они буквально сбились в кучу, словно это могло их как-то спасти. Только было бы от чего спасать.

- Не ссать, это неопасно, - сказал я уверенно, опуская ствол в землю и позволяя себе расслабиться.

- Не опасно? - подал голос один из моих людей.

- Нет.

Меня так и подмывало сказать: «не опасно так как мы уже прокляты и в ближайшую ночь жнецы заберут наши души», но передумал.

В конечном итоге тем металлом на деревьях был самолёт. Это была вторая находка из другого мира за время моего пребывания здесь, если считать танк.

Видимо в этот мир иногда может что-то прорываться из других. Может порталы, может нестабильности между мирами, может ещё что, кто знает? Ведь как-то герои появляются здесь, да и я здесь появился. Следовательно, грань вполне проходима, просто надо знать как.

Одно точно ясно – между мирами можно путешествовать, просто неизвестно, как именно.

Причём не только между моим и этим, но и между другими, так как самолёт такой на моей памяти никогда в моём мире не существовал.

Это было что-то типа... Хе-хе, а как объяснять то, что у нас не существовало? Это типа описать слона. Нарисовать, да, но как описать? Длинный хобот? И какой хобот человек, не знающий, как тот выглядит, представит?

Если бы меня попросили объяснить, что вижу, то я бы описал как корпус самолёта типа бомбардировщика второй мировой по типу B-29, но при этом его перед полностью стеклянный. Крылья… словно взяли тарелку и разделили пополам, после чего приделали к корпусу. То же самое было и с хвостом - перекрестье из дисков. Получалось два вертикальных и два горизонтальных стабилизатора. И это всё при том, что самолёт выглядел футуристическим. Скорее как крылатая торпеда даже, чем самолёт.

Правда надо заметить, что половину правого крыла оторвало, в районе хвоста самолёт переломился, от чего хвостовая часть осталась в ветвях деревьев. Перед уткнулся носом в землю, а задняя часть в месте слома осталась на дереве. Рядом валялся двигатель, как я предположу, и, судя по всему, что-то типа тех, который на гражданских. Ну и крылья помяты спереди после немягкой встречи с деревьями.

Ну и по мелочи типа шасси, кусков обшивки, закрылков и так далее в округе.

Старый самолёт, частично застрявший в деревьях – это выглядело одновременно красиво и жутко.

И что более важно, что лежало внутри. Нет, это очень важно. Ведь кто знает, что я найду там.

- Мы… мы пойдём туда? – спросил испуганно один из наёмников.

- Можете ползти, если хотите, - ответил я.

- Моя бабка волчица рассказывала об этом, - зашептал заворожённый зрелищем Вулфи. – Тут жили драконы когда-то. И в те времена, когда моя мать волчонком несмышлёным была, летал один, сверкая чешуёй и рыча. Искал, чем бы поживиться. Все тогда спрятались, а дракон, видимо так и не заметив добычи, улетел.

- Так спит быть может сейчас дракон? Нам же не надо его будить, я прав? – спросил уже горноимперец. Видимо им тоже сыкотно, а строят не пойми что из себя.

Я подобрал один из камней и бросил его в самолёт. Тот с металлическим звоном ударился об обшивку и отлетел на землю.

Надо было видеть, как все замерли. Словно зайцы в свете фар. Хотя хули, для них это скорее всего выглядит ровно как чудовище из другого мира. Всё, что непонятно, всегда выглядит магией или чудовищем.

- Мертво чудовище, иначе бы вы уже бы все сдохли, - сказал я и указал пальцем на одного из своих. – Сбегай к нашим, скажи, что всё в норме, пусть ждут. Остальные за мной.

Выбранный гонец выдохнул с видимым облегчением и унёсся, словно его из ада выпустили, а остальные обречённо попёрлись за мной.

Уже подойдя ближе, я стал замечать жертв авиакатастрофы. Одна из них весела без головы на тропах парашюта, что запутался в ветвях деревьев. Его голова валялась ровно под ним. И нет, ему никто её не отсёк – это был уже скелет, голова, по-видимому, просто отвалилась.

За моей спиной, увидев труп, люди зашептались. Как выяснилось, они молились своим богам, кто кому.

Подойдя ближе, я смог заглянуть и в кабину самолёта через разбитые стёкла, которые за всё время покрылись засохшей коркой грязи.

Прямо на переднем сиденье, где видимо сидел капитан судна, упёршись в руль, сидел скелет в шлеме, как у пилотов, только полностью закрытом. Руль самолёта вошёл ему в грудную клетку где-то наполовину. Второго пилота не было на сидении рядом, но предположу, что тот висящий на дереве и есть он.

Был ещё третий чувак, что сидел за аппаратурой боком, но тот хуй знает от чего сдох. Просто висел, в своём костюме, прикреплённый к сидушке ремнями.

Я с интересом, диаметрально противоположному по размеру чувству собственной безопасности, пролез внутрь навстречу приключениям на пятую точку. Блин, ну интересно посмотреть на технику другого мира!

Вся аппаратура уже успела покрыться пылью и прошлогодней листвой. В углах кабины забилась земля, и там вовсю пыталась прорасти трава и грибы. В некоторых местах, вылезая из щелей и стыков обшивки, мох во всю начинал покрывать участок за участком. Рули управления, множество рычагов в полу и над головами пилотов. Стрелки на многих индикаторах уже давно покоились в мёртвой зоне. Я даже стёр пыль с одного из приборов, чтоб увидеть, как стрелка покоится на нуле.

Различные экраны напротив третьего пассажира самолёта так же покрылись пылью, словно грязные стёкла окна. Судя по всему, это были показатели двигателя, радары и прочее вспомогательное оборудование. Как и приборная панель, на которой через щель между кнопок прорастала одинокая зелёная травинка.

Тут я заметил фотографию, вставленную между панелью и экранном, как иногда вставляли в нашем мире люди. На сильно выцветшей, пожухлой и хрупкой, но прикрытой от дождя и света обшивкой, она сохранила изображения двух человек. То был ребёнок и женщина, на чьих руках он сидел. Лица были практически не различимы, однако общая стилистика всего была похожа на стиль сороковых годов. Да-да, что-то отдалённо похожее было.

Я молча вставил фотографию обратно между экраном и панелью, где она была всё это время.

Грустно всё это было. Ведь погиб чувак вообще хуй знает где на краю другого мира. При этом его родные даже не знают, что случилось. А он тут, не упокоенный и потерянный навеки.

Хуёво.

Пройдя чуть выше, я прошёл через переборку и попал в грузовой отсек. Там я наткнулся на множество разных ящиков, часть из которых была открытой, часть закрытой, часть сломанной. Судя по трухе внутри, в них по большей части были какие-то продукты и вещи из ткани, что со временем тупо стлели или сгнили.

Блин, даже не полутаться особо… хуёво… Хотя…

Мой взгляд замер на коробке, которая висела на стене. Язык был мне не понятен, но там явно что-то вкусненькое для меня лежит!

И вкусненьким… оказались противогазы. Да уж… Хотя надо заметить, что противогазы с каким-то механизмом типа ребризера. То есть выдохнул, вдохнул, выдохнул, вдохнул, при этом контакта с внешней средой нет. Прикольная вещица. Можно даже под водой дышать. Если это ребризер естественно. Надо будет проверить, а пока приватизируем.

Второй находкой стал сигнальный пистолет с двумя ракетами, обе в герметичной упаковке, что радует. Они не должны были отсыреть или как-нибудь испортиться, после чего рвануть как тот патрон в руке.

И последним лутом стал армейский добротный нож с ножнами. Немного ржавчиной поеденный, но это поправимо. А так у него на обратной стороне мини пила, тут специальная хрень, чтоб из ножен самого ножа делать ножницы, открывашка, хоть и в душе не ебу, что я открывать здесь буду.

Ну это лучше, чем ничего, пусть сувениром будет.

Больше ничего интересного я не нашёл. Куда бы самолёт не летел, и чьим бы ни был, вёз он снабжение, а не оружие. Хотя будь здесь оружие, не уверен, что оно бы было в пригодном состоянии. Я до сих пор помню, как мне пол ладони пулей оторвало. Это было очень неприятно, хочу заметить.

Ни подрочить, ни сиськи помять. Это истинная боль, с которой физическая просто не может сравниться.

Я ещё раз огляделся в этой части самолёта, которая в конце надламывалась. Обычное грузовое помещение, ничем не примечательное. В некоторых местах слезала обшивка, где-то её вообще оторвало. Тут можно ещё огнетушитель снять, если уж на то пошло, но такое будет перебором.

Им только что в Юи пшикать, но она и так пока безвредна.

Поэтому, не найдя ничего интересного, я вылез через разбитое лобовое окно на свежий воздух. Все припасённые вещи закинул в небольшую личную походную сумку.

Да уж, странная техника… И висит так живописно в ветвях деревьев. Сразу вспоминаются картины самолётов, которые упали в джунглях.

- Ладно, - махнул я рукой. – Уходим, ничего интересного.

- А что это? – спросил с божественным трепетом один из наёмников.

- Телега. Только в отличие от наших она летала по небу, оттого такая большая и с крыльями, - отмахнулся я.

Не знаю, поверили ли они мне или нет, но желания проверять или оставаться, чтоб исследовать его, у них не было. Стоило мне отойти от самолёта, как они чуть ли не вперёд меня поскакали отсюда. А что касается скрипа…

Я бросил взгляд на кусок обшивки, что раскачивался на креплении и тёрся об борт этого чудолёта. Но издали реально звучит как визг или плач. Ночью бы я точно не рискнул проверять источник такого звука.

Глава 232

Все ждали нас с замиранием сердца, и когда я вернулся, мог лицезреть то, как они буквально сдуваются от облегчения. Только меня самого никто не рискнул спросить, что произошло в лесу и кого мы нашли. Вместо этого они насели на своих товарищей, которые довольно красноречиво описывали монстра, одетого в броню и то, как я забрался внутрь него.

Ещё через пол часа история выглядела так, словно мы нашли умирающее животное, и я забрался к нему в пасть. А потом люди удивляются, откуда такие легенды появляются. И ведь спроси кого, они сука клясться будут, что именно так оно и было.

- А что там было? – спросила меня лисичка, явно не поверив в россказни других.

- Летающая телега.

- Летающая… а такие бывают?- удивилась она.

- Теперь ты знаешь, что бывают. А скрипела обшивка металлическая, которая тёрлась о борт.

- То-то мне показалось, что звук механический, - кивнула она сама себе.

Блин, то есть ты знала, что звук механический, но не сказала мне? Бля, а ты в курсе, что надо о таком предупреждать?! А если бы там действующий танк с экипажем стоял? Или зенитка какая-нибудь?! Да нас бы в дерьмище переработали всех. Вот же… А, ладно, плевать. Чего взять с получеловека, которая, наверное, покинула деревню в первый раз.

Дальше нам ничего подобного не попадалось. На всякий случай я всех предупредил отходить даже поссать по двое, сообщая остальным о таком и мне в первую очередь. Мало ли какая хуйня встретится.

Хотя быть может здесь слишком тонкая грань между мирами, и в лесу можно найти ещё много чего интересного, включая танки, машины или даже летающие тарелки. Конечно, это всё мечты, но блин, мало ли! Самолёт же нашёл, пусть и не из нашего мира.

Однако на протяжении остальных пяти дней, в течении которых мы только и делали что бодро двигались по дороге, ничего необычного или не из этого мира, не считая меня самого, нам не попадалось. Лишь дорога, выглядящая как две слабо протоптанные колеи, заросшие сухой прошлогодней травой, деревья да голые кусты. И так каждый день, словно один повторял другой.

Правда, чем глубже в континент мы заходили, тем сильнее чувствовалась разница как в климате, так и в природе. Так, например, когда мы только начали идти по этим землям, вокруг были острова снега, а травы и в помине не было. Там вообще тайга была. Сейчас же едва-едва ростки травы пробивались абсолютно везде, при этом снега было так же немало, словно он просто не успевал таять. Плюс деревья пытаются опериться листвой.

Странная природа, хотя можно предположить, что горы с двух сторон закрывают это место от холодных ветров, а солнца здесь точно в избытке. Ну по крайней мере не холодно, хотя при моей броне это скорее минус, чем плюс.

Так, протопав уже пять полных дней, мы вновь встали на привал, оттого что шли в добром темпе, стараясь преодолеть этот участок быстрее. А то хер знает, что тут ещё через грань проскочит.

Просто со слов как лисички, так и волчонка, историй об этом месте было море. И каждая интереснее другой. О драконе том же самом, о демонах, что из леса выходили, о стальных монстрах, съедавших жителей, о лесном духе, который светил своими глазищами меж стволов или об огромном призраке, что летал когда-то там и пугал людей своим рёвом.

И меньше всего мне хотелось случайно попасть под такого гостя из другого мира.

Ну а другой причиной было тупо моё желание поскорее добраться до нужной точки. Причём вторая причина была куда более приоритетной, так как я не особо верил, что именно сейчас на нас выкатит какой-нибудь абрамс и наглядно продемонстрирует силу демократии. А вот топать по лесу недельку другую желания не было.

Наша группа встала на привал спокойно, собрано, не стремясь отходить далеко от лагеря и даже просто боясь потерять своих из виду. Стальной монстр неплохо промотивировал всех держаться вместе, отчего мне не приходилось бегать за каждым и говорить «далеко не отходить». Хоть на этом спасибо.

Вот только…

- Вулфи? – я спокойно встал сбоку от волчонка, который стоял, не двигаясь и всматриваясь в лес. Словно дикое животное, которое замерло на охоте или заметило человека. – Что видишь? – совершенно спокойно спросил я.

- Мне кажется… мне показалось…

Он хотел было уже отвернуться, но я остановил его.

- Не показалось.

- Вы тоже заметили? – удивился он, бросив на меня взгляд.

- Нет, мне достаточно, что ты что-то заметил. Что именно и где, можешь сказать?

Естественно я нихера не заметил. У меня нет ни перков, не прокаченной интуиции, ни чего-либо ещё, что помогло бы мне заметить преследование или какое иное проявление друзей на хвосте. Да и вообще, будь у меня подобное, я бы не нанял Вулфи. Однако, как научили меня всевозможные книги как в этом мире, так и в своём – если кажется, то пятьдесят процентов, что так оно и есть.

Это имеется ввиду чувство преследования, если чо.

Поэтому просто отмахнуться от этого было бы слишком чревато. Я хотел услышать, что он увидел или что ему показалось.

- Да просто… - Вулфи замялся, - ну это… мне казалось… - он сделал вдох. – Я же хорошо чувствую запахи, верно?

А чо меня ты спрашиваешь? Тебе лучше знать!

- Верно, - тем не менее кивнул я.

- Ну вот, а я чувствую сейчас странный запах, которого не должно быть.

- Как давно? - сразу спросил я.

- День… два… Два, я два дня чувствую его, но сначала не обратил на него внимания.

Сейчас можно было сказать: «так какого хуя ты не сказал?!», но и так ясно, что он не нашёл изначально в этом ничего странного. Иначе бы я первый об этом узнал.

- Что за запах? – спросил я.

Я ожидал услышать любой ответ – от дерьма динозавра, до духов Шанель номер пять. Но волчонок меня слегка удивил.

- Такой же, как и от вас.

- Как от меня? В смысле… кажется я понял, о чём ты, - кивнул я наконец, осознав, о чём талдычит он. Мне стало немного холодно и боязно, глядя на вечерний лес перед нами. Не знаю, усну ли сегодня.

- Просто до этого я чувствовал его от вас, вы же натёрлись им. Но потом ветер подул с другой стороны, и я вновь его почувствовал. А сейчас стою, ветер дует на нас, но я не должен был его почувствовать, так как вы находились до этого сзади.

Речь шла от запаха травы, которой я натёрся до этого, чтоб сбить запах.

- Но травы много, - подумав, предположил я.

- Но эта растёт около воды. И пахнет только если её размять. А здесь очень тонкий запах, который едва не теряется среди остальных. Но ему здесь не место.

Кто-то шифруется. В пределах трёх километров максимум, так как вроде волки как раз чувствуют на этом расстоянии. То есть следят, но стараются держаться в пределах видимости или обнаружения, чтоб не потерять, и сбивают свой запах, из-за чего возможно их и не обнаружили раньше. Ведут нас, короче.

Я даже знаю кто, ебать я гений… Хотя тож не факт, что вражеские горноимперцы. Однако они наверняка должны держать нас в поле видимости, чтоб постоянно следовать за нами. То есть один или два человека точно сейчас наблюдают за нами. Может запах травы как раз с них.

- Не показывая рукой…

- У нас лапы, - поправил меня волчонок.

- Ты блять дрочишь? Нашёл время уточнять, - шикнул я на него, заставив Вулфи слегка сжаться. – Скажи словами, какое направление?

- Ну… примерно…чуть правее нас… только чуть левее…

Нет, так дело не пойдёт.

- Знаешь, как выглядят часы? – спросил я.

- Не-а.

Ну и дебил.

- Окей… знаешь, что такое круг?

- Не-а.

Ну ты реальный дебил.

- Ты можешь сказать, примерно, в каком направлении и на что мне смотреть?

- Видите там голый кустик с розоватыми цветами? – спросил он, бросив туда взгляд. Спасибо, что пальцем не показал, умный парень.

- Да.

- Около семи шагов вправо от него. Оттуда запах идёт.

Естественно, сколько бы я не смотрел, нихуя там никого не увидел, хотя это и логично – те, кто следят не будут сидеть в розовых футболках, надушенные духами, которых за километр чувствуется, по принципу – шлюха на охоте.

- Ясно… - протянул я, стараясь что-нибудь придумать. – Окей, не смотри в ту сторону и веди себя нормально. Они зла нам не хотят, раз мы живы, - сказал я уверенно.

Но я естественно соврал, чтоб идиот не спалил то, что их заметили. Потому что будь я на его месте ещё будучи тем, кто попал в этот мир, спалился бы сразу своим встревоженным поведением.

Я вернулся к костру и сел около группы наёмников, которые травили всякие истории о том, как трахали девиц под носом у предков, где и как сражались, как выживали, когда шансов не было и так далее. Весёлые посиделки людей, которые любят провести время у костра за историей другой. Среди них был и глава наёмников.

Ну сейчас я вам разрушу атмосферу.

- Не дёргаемся, - сказал я спокойно, садясь около них и начав ковырять палкой костёр. – У нас хвост. Сейчас вы делаете вид, словно ничего особого не происходит и особо не кипишуете. Количество патрулирующих не увеличиваете, чтоб не давать знать им, что говнюков спалили. Однако сегодня ночью небольшой рейд, поэтому ложитесь спать как обычно, но оружие рядом и глаза открыты. Передайте потом между делом остальным, но без шума. Кто спалит нас, я лично отрежу ему голову.

Я дал довольно точные инструкции. А насчёт угрозы… ну блин, лучше всегда подкрепить угрозой слово, чтоб важность подчеркнуть, а то есть те, до кого туго доходит.

Но никто сильно не дёрнулся, никто не подал вида, что что-то происходит, словно я им ничего и не сказал особенного. Парни видимо не раз бывали в подобном положении и отреагировали совершенно спокойно.

- Отлично, тогда продолжайте травить байки как ни в чём не бывало, - кивнул я. – И горноимперцам ни слова.

А то вдруг они за одно, и те просто выдадут нас.

Так мы дождались глубокого вечера, когда солнце, послав всех бренных тварей на земле, скрылось за горизонтом, уступив место луне. Но не просто луне, тут ещё и тучки вылезли, отчего вообще хуёво видно становилось. Но нам это даже в плюс в плане того, что не будет видно, чем мы заняты.

Зато нам будет известно, кто где и как. Каким образом?

Рояль! Ладно, может и не рояль, так как множество животных имеют такую особенность, тем более те, кто ночью охотятся. Однако… ВВС, благослови тебя Бог Скверны за то, что тебя крутили по телику долгое время. Особенно про всякую дикую природу. Например…

То что лисы - ночные хищники и очень неплохо видят в темноте, особенно хорошо замечают любые движения. То есть у нас есть ночной визор, который среагирует на движение.

Именно движение было очень важным фактором, который сослужит нам добрую службу и поможет лисе заметить их.

Я очень сомневался, что преследователи будут ставить своих караулить нас всю ночь. Это как минимум будет значит то, что те будут уставшими весь следующий день во время перехода. А усталость будет копиться и, в конце концов… Короче, тут даже идиоту ясно. Поэтому я сомневался, что разведчики будут загонять своих людей до потери пульса, снижая у тех результативность и осторожность.

А значит, ночью те обязательно сменятся. А сменяются – значит двигаются, и мы сможем засечь их точное положение, так как они обязательно должны как минимум видеть нас. Следовательно, мы сможем видеть их тоже.

Поэтому я с вечера пришёл проведать Юи, которую напоил снотворным, после чего объяснил, чего хочу от лисички-сестрички. Не сказать, что Стрими была рада, но стать чей-нибудь шубой её тоже не прельщало, поэтому она быстро согласилась на моё предложение и без приказа.

Мы расставили охрану так же, как и в прошлый раз, после чего якобы легли спать с открытыми глазами. При этом лисичка рядом с Юи была повёрнута в сторону предполагаемого противника, внимательно высматривая супостата. Ну а я по своему обычаю спал в доспехах и рядом с ней, но уже держа ружьё наготове.

Спорим, что наблюдающих двое? А у меня два ствола – вот так удачное совпадение. К тому же что может быть лучше, чем…

Барабанная дробь.

Картечь.

Что может быть лучше, чем старая добрая картечь в задницу какой-нибудь суке? Верно, два заряда картечи. Но так как у нас скорее всего две цели будет, значит обойдутся по выстрелу в каждого.

Хотя я не уверен, что у меня картечь, так как это может быть и дробь, судя по размеру. Я её вечером делал, расплавив свинцовые шарики, после чего накапал их в обычную воду маленькими капельками, где они приобрели примерно нужный мне размер. Спасибо, старый добрый двор и ребята, что плавили кастеты за гаражами – вы так много мне позволили узнать… хоть потом побили и ограбили меня на десять рублей. Но всё же, теперь я не жалею потраченных денег, ведь знания - сила.

Так что у меня была… пусть будет дробь. У меня была дробь в обоих стволах, так что в темноте, при практически нулевой видимости она будет куда предпочтительней пули. К тому же она может и не убить, что будет весьма кстати.

Так же дробью я зарядил все пистолеты, чтоб устроить настоящую бойню, перебив всех, кого только смогу найти в этом сраном лесу. Я надеялся переловить всех, хотя понимал, что, скорее всего, кто-то да уйдёт.

Тут ещё мучил меня вопрос, насколько я правильно поступаю. С одной стороны, мы могли бы не показывать, что заметили их, и двигаться дальше, будучи готовыми к неприятностям. А в нужный момент быть готовыми и дать неожиданно сильной и дружной пизды. С другой стороны – можем их переловить или просто спугнуть, что даст нам время быстро свинтить подальше. Это усложнит им жизнь, не давая чётко контролировать наше передвижение и подготовить нормально ту же засаду.

Что лучше?

Я решил рискнуть, так как мне надо хотя бы знать, кто на нас ведёт охоту. И кого нам надо остерегаться. Вдруг это вообще зверолюди-разбойники, а я кипишь поднимаю? А так сегодня и посмотрим.

Ночь была действительно тёмной и того света, что давала луна, нам просто не хватало, чтоб видеть нормально. То же самое можно было сказать и про противников, которым приходилось наверняка трудно.

В обнимку с ружьём я лежал прямо около Стрими и Юи, уже сразу повернув ствол в примерном направлении. В принципе я могу даже с позиции лёжа на боку выстрелить, это была не проблема для меня с моей силой, ловкостью и меткостью. Главное знать, куда стрелять.

Никто не спал.

Ощущение времени естественно исказилось и теперь казалось, что оно вообще остановилось. А каждый шорох, каждая тень от костра теперь казалась тем самым засранцем, что хочет словить пулю.

Не буду скрывать, что я нервничал и вёл себя несколько дёргано. Да чего уж там, коленки тряслись в моей любимой манере, да и по телу пробегала дрожь, просто в броне этого не видно. Даже пальцы слегка дрожали. А вот наёмники были спокойны. Или может со стороны они так выглядят, а внутри чувствуют то же самое, что и я…

- Вы спите? – едва слышно спросила лисичка. Её голос практически сливался с треском костра.

- Ты видишь их? – тут же насторожился я. Сердце начало учащённо биться, и я буквально чувствовал, как пульсирует голова.

- Не уверена. Едва-едва какие-то движения, - зашептала она.

- Где именно? – я пытался вглядеться в темноту, примерно зная, что где находится, но из-за костра, который создавал около нас своеобразную сферу света, нихера ничего не было видно. Свет в таких ситуациях всегда зло – нас все видят, мы же за границей света никого.

- Он… вот тот куст, потом правее было дерево, большое и широкое такое. В верхних ветвях иногда проскальзывает что-то, закрывая свет луны.

Блять, нихуя не видно. От слова совсем, сколько бы я не присматривался…

Делать было нечего.

- Лежи смирно и не двигайся, - сказал я, вставая, после чего направился в сторону леса медленной походкой человека, который только что встал отлить.

Подошёл к одному из караульных, начал типа снимать броню, для сброса балласта. Тот и глазом не повёл, это было вполне нормальным теперь явлением, встать рядом с караульным и поссать. Все понимали, что это безопасность и вынужденная мера. Но я не для этого сюда подошёл.

- Через пол часа отходишь и толкаешь другого на смену себе. Сам посиди около костра между делом типа перед сном, и притуши его хорошенько, чтоб так ярко не светил.

- Но моя смена… - начал было он.

- Скажешь, приказ, - отрезал я, надевая броню и возвращаясь.

Сейчас станет немного темнее… сейчас я поохочусь…

Глава 233

Я вернулся к лисичке, ложась уже перед ней, чтоб прикрыть собой её и Юи. Мне в моём экзоскелете никакие стрелы и небольшие клинки не были страшны. Но при этом я лёг чуть ниже, чтоб Стрими из-за меня могла как бы выглядывать, видеть обстановку вокруг и направлять меня.

Ружьё привычно оказалось в руке. Люди не знали, что это такое, оттого для них ружьё выглядело словно дубинка, оббитая железом или что-то в этом роде. Поэтому я мог не бояться, что вызову у них подозрения, странно перехватывая эту дубинку в руках, заставляя их заволноваться и свалить. Конечно, что-то заподозрить могут, но это будет максимумом их действиям.

Ебаные минуты для меня превратились в часы, пока я лежал и всматривался в темноту через щели своего шлема, пытаясь что-либо разглядеть. Для меня прошло не менее нескольких часов, когда свет от костра стал заметно слабее и ночной лес во всей красе смог открыться нам. И за эти несколько часов я умудрился хорошенько поволноваться и потрепать себе нервы, буквально сгорая от волнения.

- Стрими, направляй меня, - шепнул я едва слышно, но для её слуха достаточно громко.

- Направлять?

- Скажи, где они сейчас.

- А-а-а…

А ты о чём подумала?! Стрими, твою мать, что за мысли в такой момент?!

Она смолкла. Смолкла на минуту где-то, если не больше.

- То же самое дерево, видите?

В едва пробивающейся луне через тучи я не сразу смог найти то дерево. Меня спасало только то, что сегодня я не поленился изучить местность вокруг себя, оттого примерно знал, что где находится. Например, дерево, о котором говорила лисичка, было в метрах десяти от куста с розовыми цветочками.

- Я вижу дерево, - прошептал я напряжённо.

- Вторая ветвь с правой стороны, что в ветвях прячется. Там в метре от ствола иногда мелькает тень, которая перекрывает свет луны.

Я пытался всмотреться в эти самые лучи луны, которые должен был перекрыть противник, но найти их было уже проблемой. Как бы я не пытался…

Луна вновь выглянула из-за туч, освещая лес своим мягким холодным светом. Едва заметное движения ровно там, куда я смотрел. Едва заметное движение среди ветвей, но мне было достаточно и этого.

На одного покойника в этом мире станет больше.

Даже не пытаясь шифроваться, я резко сел, прижимая приклад к плечу и прицеливаясь в то место. Главное не видеть цель сейчас, главное знать, что она там. Благодаря дроби мне не надо целиться прямо точно туда, разброс сделает работу. А нам достаточно будет ранения, чтоб дальнейшем выследить ублюдков даже по запаху крови.

Выстрел был оглушительным и заставил всех буквально подлететь на месте. Абсолютно всех – наёмников, лисичку с Юи, горноимперцев и Вулфи. Практически сразу послышался негромкий шум со стороны леса, словно мешок картошки падал вниз, ломая ветви деревьев.

Но мне было плевать – я подскочил и бросился к тому месту, где по идее должны были быть наши разведчики. Перед самым выстрелом я просто зажмурился, отчего меня сейчас не мучило ослепление от выстрела или работы кремнёвого курка.

Буквально в несколько прыжков я оказался около того дерева и тут же ударом приклада отправил в аут пытающегося встать с земли человека…

И едва не пропустил второго, что валялся около самого ствола. Не заметил в темноте. Его клинок, чиркнул по моей броне в районе пояса. Вряд ли бы он достал меня этой ковырялкой, но всё же.

В ответ засранец получил прямой удар кулака в морду и рухнул на землю.

С ума сойти…

Дробью.

Сразу двоих.

За выстрел.

Кто там говорит про двух зайцев?

Но это было только начало.

- Вулфи, - уже не шифруясь позвал я. – Искать лагерь, быром! Горноимперцы – за мной. Мои люди: пятеро - вяжите их и к костру, ещё пятнадцать - вокруг Юи и Стрими в живой щит! Остальные за мной!

Мне было плевать, как они поделятся, главное было не оставлять горноимперцев рядом с Юи и не потерять разведчиков. Выстрел по любому сообщил всем в округе, что что-то пошло не так, но пока преследователи поймут размер пиздеца, свалившегося им на голову… Короче, у нас ещё был шанс всех поймать.

Больше не теряя ни секунды, я бросился за Вулфи, который ломанулся в лес, поудобнее перехватывая ружьё.

- Вулфи, укажешь место лагеря как засечёшь и сразу в обход, - отдал я приказ на бегу, тяжело дыша от такого чудовищного темпа, что тот взял. - Все мои люди так же в обход брать в клещи, горноимперцы за мной.

Горноимперцев я отпускать не собирался от себя далеко на случай, если они предатели и подстроили это. Если попытаются меня остановить, то им придётся постараться взять меня своими ковыряльниками. А вот пять снарядов в ебальник они точно получат.

Мы ломились через лес, сметая на своём пути всё подряд. Единственное облегчение – весна. Ни высокой травы, ни зарослей кустарника, ни листвы, которая перекрывала бы единственный свет с луны. Поэтому нам было примерно видно, куда ломиться и никто ещё не протаранил собой дерево, хотя мы неслись словно табун озверевших школьников, рвущихся в столовую на пятиминутной перемене.

- Впереди! – выдохнул Вулфи и ушёл в сторону.

Я напрягся, всматриваясь в темноту перед собой и заприметил едва заметные движения среди стволов деревьев.

- Берём их! Двадцать метров! – я махнул рукой, отдавая приказ на клещи. – Горноимперцы! Давить!

Надеюсь, что они понимают, к кому я обращаюсь, говоря «горноимперцы».

Сам же я остановился. Не потому, что струхнул, просто мне в лоб попала стрела, и я решил устранить угрозу, даже не пытаясь рисковать. Буквально пропахав сырую землю ногами из-за резкой остановки, я прицелился, зажмурился и выстрелил. Когда открыл глаза, фигура уже исчезла, но я не сомневался, что попал.

Закинув ружьё за спину, я выхватил пистолеты и ринулся вперёд… но уже и бежать то некуда было. Тех разведчиков, что мы окружили, крутили наши и горноимперцы. Остальные…

Я пересчитал количество спальных мешков.

Восемь штук.

Два на дереве. Одного убил.

- Сколько скрутили?! – крикнул я.

- Четверо!

Значит ещё один должен быть по идее. Восьмой.

- Вулфи! Искать ещё одного! Быстро! – и уже ныряя в лес я крикнул. – Этих пидоров крутите, шмот забирайте и в лагерь! – после чего буквально вломился в не обросший листвой кустарник, проламываясь за юрким волком, который иногда не был прочь и на четырёх лапах побежать.

Мы неслись через лес и едва замечали, куда наступаем. Этот бег был не только за разведчиком, но и со здоровьем. Неровен час, споткнёшься и сломаешь в корнях себе ногу. Бежишь чисто как по минному полю, где-то в глубине надеясь, что тебе повезёт и ты ничего не сломаешь себе.

Мы не то что пробежали, пролетели эти триста метров как спортсмены на стометровке. В броне так вообще одно удовольствие так нестись. Ещё бы видеть, куда именно.

- Сверху! По ветвям скачет! – неожиданно вскрикнул Вулфи.

Я лишь придал газу.

- Вперёд! За ним!

Мне нужен момент. Тот самый момент, когда мы сможем решить всё. Два пистолета с дробью, так что две попытки или одна большая.

Ещё триста метров, которые я пробежал, задыхаясь, но при этом ни на секунду не сбавляя обороты. Более того, поднажав ещё немного. Мне просто нужно…

Лес перед нами расступился, открывая лысую поляну, залитую лунным светом. И прямо перед нами грациозно спрыгнула тень, бросаясь через неё на другую сторону.

Что хорошо в дробовиках? Разлёт. Можно не сильно целится, так как после десяти метров, если верить людям, разброс становится внушительным. Оттого прямо на бегу я выхватил оба пистолета.

- Вулфи, в сторону!

Тот грациозно нырнул с линии огня, и я, тупо направив на тень оба пистолета, выстрелил. Тут если попадёт хоть немного дроби, считай конец. Мы выследим тварь, даже если мне придётся несколько ночей её преследовать.

Но нет, не придётся. Залпа вполне хватило, чтоб остановить цель. Она запнулась, упала и всё было кончено.

Для неё.

Когда убегающий попытался встать, я уже был рядом и одним ударом отправил его на преждевременную встречу с Морфеем. Оставалось надеяться, что мы никого не упустили.


Чем проходимее машина, тем дальше бежать за трактором – такая поговорка ходила в своё время в нэте. К охоте это тоже можно применить – чем живучее дичь, тем дальше тащить её обратно. Даже если эта дичь – сраный эльф.

Да-да, эльф, который пытался от меня убежать. Но не на того напали, суки. Я много тренировался, оттого бег для меня даже в полной экипировке не был проблемой (спасибо Ухтунг). Однако теперь мне пришлось топать обратно, перекинув его через плечо, так как добивать было жалко, а тащить по земле тяжело – говнюк цеплялся за всё подряд, даже находясь в отключке.

Потребовалось минут десять, чтоб вернуться обратно.

Там, около ярко горящего костра с завязанными за спинами руками на коленях сидело уже шесть человек. Пардон, не человек, а эльфов, одетых в лёгкие одежды с плащами. И теперь уже семь с моим за плечами. Ушастые ублюдки, что зачем-то решили следить за нами. Уж очень я сомневаюсь, что это было сделано в каких-то благих намерениях, например, чтоб выдать нам купон на получение какого-нибудь графства.

А учитывая заброшенность и непопулярность дороги, сразу отметался вариант случайности. Ну или им очень сильно не повезло. Тут уж извиняйте, ничего личного.

- И так, господа эльфы, - обратился я вежливо к пленным, которые смотрели на нас как на говно. - Сразу хочу внести ясность во избежание недопониманий. Вы честно отвечаете, и я не буду мучить вас, хотя вы всё равно умрёте. Зато безболезненно.

Да-да, я могу усыпить их и всё. Ничего не почувствуют во сне. Ни страха, ни боли.

- Или же молчите, но я вас пытаю, узнаю то, что хочу, и вы всё равно умираете. Я бы предпочёл не пачкаться в крови, но это не значит, что рука моя не поднимется на вас. Вопросы?

Молчат. Значит понятно.

Сейчас передо мной было две девушки и пятеро мужчин. Трое из парней подстрелены дробью, остальные все целы, не считая небольших синяков.

- И так, - я присел около первого эльфа. Подтянутого приятного эльфа, у которого проблем с девушками точно не было. – Будешь говорить?

В ответ мне плюнули в лицо. При всех. Мда… Вот же суки, чо за мания…

- Ты же понимаешь, что себе делаешь хуже? – спросил я, отрывая от его одежды лоскут и вытирая шлем. – Я предлагаю тебе не мучиться и помереть с достоинством.

- Гори в аду, исчадие ада! – выкрикнул он. – Слава лесному царству!

Исчадие ада? А, у меня, наверное, из-за попадания в лоб стрелы глазки дьявольские включились.

- Гореть в аду? Это неплохая идея… Парни, суньте его голову в угли, раз уж он про ад заговорил.

- Будь ты проклят! Проклят! Проклят! – зашёлся на визг эльф, когда его подхватили и потащили к костру. А вскоре его визг огласил округу, когда его голову засунули в угли. Он кричал, дёргался, и я буквально видел, как краснеет его кожа на голове, как она начинает гореть и плавиться, как горят волосы, как появляются волдыри и лопаются, выпуская наружу жидкость. Его крик затихал, тело пробирало предсмертные судороги.

Через минуту говнюк уткнулся, перестав шевелиться. Высокомерное хуйло. Всегда такие бесили, смотрят на остальных свысока как на говно.

С одним покончено.

- Так… следующий. Может ты чего скажешь? – присел я около другого эльфа.

В отличие от первого этот был задохликом. Явно уступал абсолютно всем здесь. Скажем даже так - этот парень, которому мало что светит от красивых девушек. Он выглядел ровно так, как выглядел бы человек, над которым остальные будут издеваться и унижать. И у него так конкретно был подбит глаз. Причём он был единственным, кто имел такой синяк под глазом. Я аж невольно глянул на своих.

- Это чем вы его так?

Не знаю, как звучал мой голос, но наёмники слегка отстранились.

- Было у него так ещё до нас. Синяк старый.

Старый? Ну да, я бы дал ему суток двое на вид…

Я внимательно оглядел всю команду. Все такие подкаченные, высокие, приятные на лицо, благородные. Девушки тоже красивые, не модели, но тоже ничего, не обделённые объёмами. Он явно выделялся из всех своей... простотой. И у меня конкретные подозрения, что глаз подбили ему свои же просто потому, что он, по их мнению, мог быть никчёмным.

- Слава лес-с-ссному ц-царству! – не так патриотично и смело выкрикнул он и попытался плюнуть в меня, однако слюни повисли у него на подбородке.

Мда… мне даже жаль его.

- Ну-ну, не стоит так утруждаться, - вытер я ему подбородок. Слабое звено обнаружено. – Ты пока подумай, а я перейду к следующим.

Следующий уже хотел что-то выкрикнуть мне, но я его ударил кулаком, выбив ему зубы.

- Без моего приказа здесь рты никто не раскрывает, - с угрозой произнёс я. - Парни, сдерите с него кожу в назидание остальным.

Эльфа с охуевшим лицом оттащили от остальных. Он начал что-то кричать, пытаться сопротивляться, и маска благородства тут же спала, показав нам чистый ужас и страх за собственную шкуру. Вот и всё благородство, вот и вся сила.

Несколько следующих минут ночной лес наполнился чудовищными криками боли и ужаса.

Жестоко? Ещё бы. Но взглянем правде в глаза, они не гладить по голове нас пришли, прирезали бы при первой же возможности и всё. А может и пытали бы, будь у них возможность и необходимость. Ведь я уже на собственном опыте убедился, что здесь пытки являются нормальной практикой. И я не чистоплюй, чтоб не приобщиться к ней ради своих целей.

К тому же, скорее всего, на нас уже готовят ловушку благодаря их сведениям. Так что с хуя ли я должен проявлять милосердие? К нам его проявят? Чот сомневаюсь. Нет, реально, то есть нас ебите как хотите, а к ним женевскую конвенцию применяйте? Все пытают, а мне нельзя? Пф-ф-ф… Я хочу выиграть, оттого готов идти на что угодно, как и они.

И когда кто-то говорит, что так нельзя… Был бы это мой мир, то я бы согласился. Но здесь, где такое является нормой, уж извините. Я не лицемер и я не другой. Я абсолютно такой же, как и они. А может и хуже. К тому же я по себе знаю, что такое сдирание кожи и многое другое, и действительно могу говорить, насколько всё это хуёво.

Хотя сейчас я не испытывал особой тяги к издевательствам, настроение не то; видимо ремиссия. Поэтому мне такое даже было слегка неприятно. Но это не значит, что я отступлюсь. Мне нужна информация и я её получу, если даже придётся их по косточкам разбирать.

В конечном итоге, содрав у того со спины кожу, мы просто убили его. Не так уж и жестоко, в моём мире монголы так вообще некоторых врагов в котле с кипящей водой сваривали живьём.

Из пленников осталось две девушки и двое мужчин.

Следующей была девушка эльфийка.

- Скажешь что-нибудь? – спросил я, даже не надеясь на нормальный ответ.

- Слава лесному царству! – выкрикнула она.

Да вас блять что, замкнуло?

Окей… я перевёл взгляд на ещё одну девушку. В принципе… в принципе… можно устроить показательное наказание для этой, чтоб ту расшатать. А что мы можем сделать и чего боятся гордые благородные девушки чаще всего? Правильно, изнасилования. Психологическая пытка, так сказать, когда ты показываешь на примере. И вторая девушка, которая уже плакала, вполне могла сломаться от одного вида изнасилования подруги.

- Окей, будь по-твоему, - пожал я плечами и повернулся к наёмникам. – Можете забрать её на время. Только руки не развязывайте.

Не знаю, на что рассчитывала девушка, но кажется то, что её сейчас обесчестят куча наёмников, её совсем не радовало. Она начала кричать, сопротивляться, плакать, но в конечном итоге наёмники с радостными лицами утащили её на другую сторону костра, где порвали на ней одежду, растянули в разные стороны ноги и начали по очереди пристраиваться, пока эльфийка беспрерывно ревела и проклинала нас.

Осталось трое, не считая хлюпика. Я сразу, не отходя от кассы, сел напротив плачущей девушки.

- Ну, а ты скажешь? – спросил я эльфийку, которая, кажется окончательно надломилась. Её губы дрожали, из глаз лились слёзы, голова была опущена, словно она боялась смотреть на меня. Я приподнял её голову к себе за подбородок, чтоб взглянуть ей в глаза.

Но не успела сломленная эльфийка открыть рта, как мне ответили.

- Мы следили за вами!

Ответ пришёл совсем не оттуда, откуда я его ожидал получить.

Задохлик, злобно сверкая глазами, таращился на нас. Вернее, не на нас, а на этого эльфа, буквально источая ненависть.

- Зачем? – спросил я, но меня тут же перебил этот мачо.

- Заткнись, сын шакала и грязной шлюхи! Заткнись, опущенный ублюдок, ты не смеешь говорить! Не смеешь! Ты…

Один удар прервал его буйную речь, раскидав белоснежные зубы по округе. А я тем временем подошёл к эльфу и присел напротив него.

- Так зачем? – спросил я, глядя на него.

- Из-за наследницы.

Он окинул взглядом наше место привала, но, так и не найдя девушку взглядом, вновь посмотрел на меня. В его глазах, когда он со мной говорил, читался страх, однако смелости ему было не занимать.

- Мы следим за ней, чтоб захватить. Она ключ к решению множеству проблем, - ответил эльф, и мне даже слегка не поверилось в услышанное, настолько он напрямую это сказал.

- Вы поддерживаете чью-то сторону? – чот у меня холодок по шее побежал.

Дальше уже можно было не слушать, мои руки сами легли на рукоятки пистолетов, в то время как за спиной послышался звон вытаскиваемых мечей. И всё же я услышал его ответ.

- Их сторону, - эльф кивнул мне за спину.

Отпрыгивая в сторону, я уже вытаскивал пистолеты.

Какой ужас, вокруг одни пидорасы.

Глава 234

Стрельба от бедра бесценна.

Два выстрела в ближайших ко мне горноимперцев, которые занесли свои нагинаты над моей тушкой, и воздух наполняется кровавой пылью и кусками черепа нерасторопных придурков. С такого расстояния двоим просто сносит головы. Вот лохи, от дроби не увернулись.

Я едва уворачиваюсь от третей нагинаты, отпуская разряженный пистолет и хватая другой.

Выстрел и ещё один фарш из мозгов. Ещё один труп.

Я сделал бодрый кувырок назад, выхватил последний заряженный пистолет и выстрелил в главного этих ебаных говноимперцев. Считай самый опасный из противников. Тот по гениальному попытался отразить пули катаной…

Вот только пистолет был заряжен дробью, дебичь.

Минус командир.

Я не стал даже заморачиваться, пытаясь засунуть пистолет обратно, отбросил в сторону и выхватил меч. Ещё одна нагината полетела в меня, но взмах меча, треск древка и отрубленное лезвие отлетело в сторону. Один быстрый шаг вперёд к уже обезоруженному противнику, и меч вошёл нападающему в шею, пробив её насквозь.

Кровь хлынула на броню уёбка, когда я выдернул меч. Тот медленно, практически театрально упал на колени, хватаясь за горло и пытаясь закрыть свой брандспойт.

Резки разворот, голова с плеч боковому, который был повёрнут ко мне спиной и дрался с кем-то из наёмников. Возможно я только что спас кому-то жизнь.

Драка превратилась в кучу мала.

Тот, кто трахал девку, спустив с себя броню, получил удар в спину, который пробил как его, так и эльфийку, убив, судя по всему, обоих. Досталось и тем, кто хотел или уже поучаствовал в этом. Любому, кто снял хотя бы шлем. Говноимперцы вырезали таких сразу дружным нападением и…

И всё.

Остальные в броне и такие зубочистки просто не могли взять кольчугу с доспехами, если только лезвие не попадало в стык на шее, как это случалось с некоторыми. Как, например, один наёмник получил точный удар между нагрудником и шлемом, откуда на доспехи хлынул целый поток крови, стекая ручьём вниз.

Все свалились в общую кучу и спасало только то, что у нас броня разная. Но даже так, было совсем не просто разобрать, кто есть кто при свете луны, когда вокруг движение, нихера не видно, звенят мечи, кричат поверженные и все вокруг толкаются, дерутся, теряются среди других. И конечно же кровуха и кишки, гуда же без этого.

Однако изначально у говноимперцев не было шанса. Они бы выстояли вполне против нас, будь между нами приличное расстояние, которое позволило бы им наносить нормальные удары их длинными нагинатами и отгонять нас. На ближней дистанции – без шансов.

Вновь я резко разворачиваюсь, стараясь заметить опасность. В такой куче мала непонятно, кто с кем сражается, и кто кого на себя взял. Но вот один из косоглазых делает тычок в мою сторону, и я отпрыгиваю в бок. Лезвие бьёт по броне, пытаясь попасть в стык, но мимо. Лишь скрежет, и клинок соскальзывает. В ответ я уже не оставляю шансов нападавшему, шагнув и опуская меч тому на плечо. Броню я его не пробил, но треск костей даже в шуме боя был отчётливо слышен. Ноги говноимперца подкосились, и он рухнул, крича от боли и хватаясь за сломанное плечо.

Я шагаю к следующему и чуть не получаю по шее с разворота откуда-то сбоку. Может он бы и не отрубил мне голову, но проверять не хочется. Я просто успел поднять руку, словно ставя блок в боксе рукой, и лезвие ударилось о броню на предплечье. Оно треснуло, отломившийся осколок блеснул в свете луны и исчез в темноте. На броне осталась едва заметная вмятина.

Я же с разворота, держа меч на вытянутой руке крутанулся как юла и достал нападающего, полоснув его по шее самым остриём.

А завершающим шагом был финт мечом - перехватив его обратным хватом, я со всей силы воткнул его сзади в шею противнику, пробивая позвоночник, лёгкие и загоняя меч ему по самые кишки сверху вниз.

Это был последний.

Бой закончился так же быстро, как и начался, при этом наш лагерь окутала мертвецкая тишина, разбавляемая только стонами раненых. Ну и плач эльфийки с возмущениями одного из оставшихся эльфов.

- Ублюдок, грязный человечески выродок, шлюхин сын, ты по…

Я просто снёс голову уёбку, чтоб не слушать весь этот бред. Да и не нужен он был нам. В конце концов, мы узнали что хотели, пусть и получили немного пиздюлей. А я хоть теперь и горел желанием на ком-нибудь отыграться, решил не давать волю чувствам. Не лучшая идея в данный момент. Ещё успею нарубить кого-нибудь в фарш.

В конечном итоге мы потеряли ещё десятерых наёмников и из команды осталось двадцать семь человек. Одного прибили на эльфийке, ещё пятерых прирезали там же, так как на них не было брони. Плюс во время боя погибло четверо, которые получили свой критический удар.

Небольшая цена, учитывая, что на нас напали в спину, и ещё более небольшая цена, если учесть, что нас могли предать вот так в ещё более неподходящий момент, но… потери были потерями, как ты тут не крути. Не то что я грустил, совсем нет. Просто обидно, что потратил людей. Это типа как ты мог пройти без единого ранения, но под конец тебя всё же коцнули.

- Эй! – позвал я главного, которой тоже осматривал поле боя, держа в руках окровавленный меч. – Собирай наших раненых, остальных добивайте. Кроме их командира, если он выжил. Забирайте трофеи и так далее, а потом свалим отсюда.

- На ночь глядя? – недовольно посмотрел он на меня.

- А хочешь остаться? – развёл я руки, показывая поле боя. – А если здесь и другие есть?

- Но мёртвые, похоронить…

- Надо уходить, - покачал я головой. - Иначе мы можем присоединиться к ним.

Я оглянулся на чёрный лес, который буквально нависал над нами и ярко горящим костром. Хер знает, где сейчас находятся те, кто хотел на нас напасть. Может быть далеко, а может быть совсем рядом. Оттого надо было как можно быстрее свалить отсюда.

- А пленные?

Блин, пленные, я и забыл о них… Хотя чего ещё делать? Надо избавиться от балласта.

Я глянул на трёх притихнувших эльф, что бросали на нас испуганные взгляды. Но один нам ещё понадобиться для ответов, тот, что задохлик, а остальные только мешаться будут.

- Собирайтесь, - бросил я главному наёмников, подходя к эльфам.

Молодой эльф гордо выпятил грудь.

- Я тебе ничего не скажу, гря… - начал было эльф, но один взмах и меч на половину вошёл ему в череп, оборвав на полуслове.

- Больно нужно, - ответил я, выдёргивая с хрустом меч обратно.

Совершенно никакого чувства у меня это не вызвало. Скорее я был несколько раздражён и ему повезло, что он так легко отделался. Я перевёл взгляд на эльфийку, сделал шаг к ней…

И допустил ошибку, на секунду замешкавшись, когда эльфийка разревелась на весь лес. Надо было сделать всего одно движение, а я замешкался, увидев слёзы.

А эльфийка буквально взорвалась. У неё началась настоящая истерика; она кричала, что не хочет умирать, что это всё неправильно, что я не могу её убить. Эльфийка умоляла сохранить ей жизнь, говорила, что она уйдёт и больше никогда с нами не встретиться. Причитала, что не увидит своих сестёр и так далее.

Это был тотальный пиздец. Я сильно пожалел, что не начал добивать пленников именно с неё. В этом акте насилия, по итогу, не было жестокости, просто реальность положения и необходимость. Тащить их за собой опасно, оставлять или отпускать нельзя – это подвергать себя и своих людей практически стопроцентному риску. Но от этого как бы легче и не становилось. Буквально секундная заминка, и я дал возможность капнуть на что-то ещё человеческое в себе. Да и то, что она девушка, сыграло свою роль. Ведь девушек зачастую жальче, чем парней.

Конечно, легко убивать тех, кто плюёт в тебя, кто тебя ненавидит; сложнее убивать тех, кто безразличен ко всему или просто плачет, понимая, чем его жизнь закончилась. А убивать тех, кто молит тебя этого не делать, кричит, что не хочет умирать…

Блядство.

Ненавижу.

Ненавижу себя, ненавижу их, ненавижу такие моменты, когда хочется сделать одно, но понимаешь, что правильно сделать совершенно другое. Ненавижу, когда кто-то пытается играть на чём-то человеческом в тебе.

Я не первый год жил здесь и поступил естественно правильно. Научился перешагивать через чувства ради цели. Но это нихера не значило, что на меня такое не действует и меня это не тронуло.

Крики смолкли, девушка медленно осела на землю, так и не дождавшись милосердия от меня.

Я отвернулся от её тела, грубо обратившись к своей команде:

- Всё, уходим! – крикнул я, трусливо отводя взгляд от трупа.

Иногда я жалею, что не стал конченным отморозком и на меня действуют подобные фокусы. Или не стал таким брутальным убийцей демонов, которого не трогают ни кишки, ни трупы, ни смерти. Вроде стольких загубил и стольких убил, а не могу научиться отчуждаться от подобного. Вернее могу, но когда это где-то там, а не где-то здесь, передо мной. И даже понимание правильности поступка не сильно спасло меня от неприятного чувства в груди. Как был дрыщом, так им и остался.

Хорошо это, плохо, хрен знает, но я выучил новое правило.

Никогда не мешкать, расправляясь с пленными.


Мы загрузили всё, что могло пригодиться, на папатосов и двинулись в путь в абсолютной темноте, доверив свои жизни глазам Стрими и нюху Вулфи. На этот раз мы двигались очень быстро, чуть ли не бегом, стараясь покинуть как можно быстрее место бойни, если вдруг туда примчатся друзья эльфов. Всё-таки сказать точно, все ли это разведчики или нет, мы не могли.

После бойни я лишь мог порадоваться тому, что нанял лисичку, которая ухаживала за больной Юи. Во время драки она уволокла идиотку подальше от бойни за деревья. В противном случае её или затоптали, или бы убили случайно. Правда Вулфи тоже спрятался от бойни за деревьями вместо того, чтобы помочь, но…

Я считал, что он поступил верно, не влезая в эту драку. Вооружённый одним луком и кинжалом, без брони и не умеющий драться, его бы просто нашинковали. Тупая и ненужная смерть, которая принесла бы нам только вред.

К тому же я считал, что Вулфи сейчас был важнее чем те же наёмники. С ним мы можем избежать многих проблем, так как его чутьё уже показало, насколько оно полезно. Однако я подошёл к нему и сразу расставил приоритеты, подкрепив их золотом и обещанием, что он получит ещё больше потом, после задания. Ничто так не мотивирует как золото. Что касалось приоритетов, то сначала шла по ценности жизнь наёмников, потом его, Стрими и в конце Юми. Короче он должен был ценой собственной шкуры спасать Стрими и Юми.

- А вы? – спросил он.

- А я в любом случае выживу, - пожал я плечами. – Наверное это удача, а может проклятие.

Я не лгал, я в любом случае имел несколько козырей, чтоб спастись в отличие от той же Юи.

Наш изматывающий кросс продлился вплоть до утра, когда мы, быстро перекусив, вновь бросились вперёд, подальше от этого место. Уж точно, пророческая надпись про перо под рёбрами… Особенно если учесть, что перо символизирует не только заточку, но и истину.


- Не надо говорить тебе, что я хочу, верно? – спросил я у эльфа вечером на привале, когда мы наконец остановились. Солдаты с трудом переводили дух после марш-броска. Завтра нам ещё раз предстояло такое геройство.

- Вы меня убьёте, верно? – вздохнул он.

- Естественно, - не стал кривить я душой. В глазах вспыхнула та рыдающая эльфийка, и я поморщился. - Можем ещё накормить тебя по-царски и напоить. После чего снотворное, и ты спокойно уснёшь, без боли или мучений умерев. Однако за информацию. Достойный уход, согласись? В противном случае повторишь судьбу остальных и вряд ли так быстро отделаешься от нас.

В конечном итоге он принимал свою судьбу спокойно, пусть и с сожалением. И убивать мне его было так же неприятно, как и эльфийку, которая молила сохранить ей жизнь. Но реальность… чувства не должны мешать здравому смыслу. Мне жаль его лишь потому, что он передо мной. Я так-то сгубил куда больше людей своими делами, и разница была в том, что это было там. А сейчас это здесь.

Ну да, делать грязное дело всегда противнее своими руками, чем с трибуны, так как воспринимается чужая боль и жизнь иначе. Но я не хочу быть лицемером, не хочу сейчас вести себя по одному, а там по другому, вести так как мне удобно, лишь бы чувствовать себя чистеньким. Или будь полностью уёбком, или полностью героем. Никакого компромисса. И я уже как бы выбрал путь.

- Я бы предпочёл избежать этого, эльф. Но ради своей цели я пойду до конца, ты должен меня понимать.

- Я понимаю, всё во имя своего народа, - вздохнул он. – Что вы хотите знать?

- Всё, что знаешь, - кратко ответил я.

И эльф рассказал всё, что знал.

Сколько было там правды? Вполне логичный ход, притвориться другом и соврать потом, но… смысла сдавать тогда своих до этого вообще не было.

Если брать кратко, то те люди, что нас сопровождали, как бы и не были никогда союзниками Юми. Людей, посланных союзниками, перебили по пути. Эти же тупо переоделись и представились ими, чтоб потом контролировать нас и завести туда, куда нужно. По идее ловушка должна была быть… короче где-то, потом по карте посмотрю. В этой ловушке на нас нападают, и эти хуесосы бьют нас в спину в этот момент. Конец. Вот такой план.

Эльфы же должны были проконтролировать нас и передать, куда мы движемся, для расстановки новой ловушки, так как мы сильно отклонились от маршрута.

При чём тут вообще эльфы в разборках горной империи? А при том, что они поддерживают противников Юми. Эльф не знал, почему, но я предположил, что это просто борьба за сферу влияния. Может нынешнее правительство не даётся эльфам и не идёт на уступки. А может из-за пути к королевству, кто знает. Там же проход через горы ведёт, а это торговля, налоги и так далее.

Короче, эльфы заинтересованы в проэльфийской власти, союзники Юми и я - нет.

И самое главное – Юми была действительно наследницей. Она была призом, который попадёт тому или иному человеку, и тот сможет взять власть в свои руки. Её избранник – император горной империи. И стать таковым можно только во дворце, где она должна объявится с будущим мужем и заявить в присутствии духов о своём намерении.

Нам просто надо добраться до дворца и уже ничего не остановит мой план.

После того, как я узнал всё интересующее нас, выполнил своё обещание. Это лишь война, ничего личного. Я лишь отстаиваю интересы себя и своего народа. Отстаиваю всеми доступными способами. И эльф, как бы он меня не ненавидел, понимал это, о чём сам и сказал.

Да и поступили бы они иначе с нами? Сомневаюсь в этом, убили бы и всё. Или пытали, если хотели бы вызнать наш план. Я просто опередил их в этом.

А почему эльф предал своих? Я задал этот вопрос, и он не смог на него ответить нормально, однако… учитывая синяки под его глазами, то, что его назвали опущенным, и ненависть, которую он питал к своей команде, я подозреваю, что это была месть. Жестокая масштабная месть за хуёвое отношение.

Да… униженные люди – самые опасные.

Самые жестокие и самые мстительные, готовые разрушить планы миллионов просто за то, что с ними так поступили. Вот как этот эльф.

Я вздохнул, глядя на бездыханное тело эльфа. Вздохнул и отвернулся – моя жизнь продолжалась.

- Вулфи, сегодня ты с лисичкой дежурите вместе. Парням надо выспаться перед завтрашним марш-броском. Завтра отоспитесь на папатосах. Выдержите?

- У фурри буст к выносливости, - немного хвастливо ответил волк и Стрими кивнула подтверждая.

- Тогда отлично.

Завтра мы по идее должны будем выйти к городу, что является вроде как последним на пути к горной империи. Пройдём его и там уже через десяток другой километров будет небольшой участок другой страны, за которым будет наша цель.

А там уже дело за малым – дойти до дворца нашего великого императора, дождаться Юми, сказать в его присутствии клятву и всё! Остальное будет лишь формальность, не более. И уже хуй кто что сможет сказать, если только переворот делать. А как Юми уверяла, до такого никто не опустится. Ну-с… будем надеяться, что ещё остаётся в таких ситуациях?

Часть пятидесятая. Город зверолюдов.

Глава 235

- Ебануться… - пробормотал я, глядя на открывшийся мне вид.

- Красиво, не так ли? – спросила Стрими, глядя на город широко раскрытыми глазами.

- Не в этом проблема, идиотка, - грубо ответил я, прикидывая, что нам делать.

Просто вышли мы из леса значит, вышли на опушку, что располагается на холме, а тут оказывается эта старая дорога уходит вниз, в поля, которые простираются… далеко простираются. До самых лесов на юге и где располагается страна эльфов. И в этих полях стоит город, который является последним на пути нашего следования по территории зверолюдей.

И меня смущает дичайшая открытость этого места, где блин ни камня, ни оврага, чтоб спрятаться. Другими словами, куда не глянь, сразу заметишь путников. Да чего уж там, вон, я сам вижу на главной дороге людей, хотя она хрен знает на каком расстоянии от нас! Я-то рассчитывал на лес, где можно скрыться от чужих глаз, но поле…

Ебаное голое поле…

Да даже просто те же противники залезут на холм, который справа находится и с которого спускается главная дорога, и сразу заметят нас. Особенно когда мы будем пытаться обойти город стороной. Сложно не заметить отряд, марширующий через голое поле.

И тут ещё как всё получается - слева поля вплоть до гор. Справа так же, насколько глаз хватает, идут поля, но там вроде лес начинается вдалеке. Однако ебашить аж до туда… Да у нас провизии банально не хватит!

Вот и думай – пытаться рискнуть и преодолеть всё поле, избегая главной дороги или…

Ха, а варианта то и нет! Можно ещё по дороге идти, но нас всё равно легко спалят, пока мы будем спускаться с этого холма, если за этим местом следят. А за ним наверняка будут следить, так как обнаружить нас будет просто. Да и на дороге, будь я на их месте, выставил бы людей, которые палили всех проезжающих и проходящих. К тому же, они, скорее всего, уже знают наше примерное местоположение и будут нас искать.

Можно попробовать добраться до города, купить шмота и затеряться с теми, кто едет к границе. А как до леса доедем, так сразу прятаться. Но соваться в город…

Я даже связался с Клирией и объяснил ей ситуацию, попутно рассказав, что я выяснил про Юми и эльфов. Её ответ был интересным.

- Я думала, что вы знаете, чего хотите, - недобро улыбнулась она, глядя через зеркальце мне в глаза.

- В смысле? - не понял я.

- Мы будем приманкой – будем проверять путь, - передразнила она меня.

Ах ты дрянь! Да ты, сучка, злорадствуешь! Обиженная Клирия теперь будет тыкать мне это постоянно! Вон как улыбается, типа «я же говорила»! Ой бля, иди в попу, наглая хамка!

- Разве ваша задача не собрать на себе всё внимание, отвлекая его от основной группы? От нашей группы? С чего вдруг вы захотели спрятаться? Вас напугал тот бой? – буквально поливала она своим ядом слова.

- Знаешь, что?!

- Что?

- Я… Я… Да ты…

- О-о-о… - протянула она с улыбкой. - Я так и поняла, мой господин. Вы, как всегда, так многословны и красноречивы.

Когда Клирия начинает говорить «мой господин» при отсутствии других, это значит, что она залупилась.

- Знаешь что, Клирия-тля, я пройду это сраное поле!

- В вашем глупом упорстве я даже не сомневаюсь, мой господин. Только пожалуйста, когда придёте в город, не надо его тоже сжигать. По крайней мере постарайтесь этого не делать. Я верю, что у вас это получится. Нет, даже не так, мой господин. Мы все будем верить в вас.

Она символично подняла кулачки, что типа поддерживает меня.

Да она дрочит меня по чёрной! Сучка! Чтоб у тебя жопа от чеснока потом горела!

- Ты!

- Я, - кивнула она. – Хотите изнасиловать меня? Мне уже раздеваться?

- Я… сучка! – да она уже предугадывает ответы! Это нечестно, дрянь мазутная!

- Полная. Я дрянь и мразь, мой господин. Грязная тёмная шлюха и просто нехорошая девушка. И мне так не стыдно, что вы, мой господин, даже представить не можете насколько. А знаете почему?

Я промолчал, боясь лопнуть и забрызгать всё дерьмом. Клирия-тролль нещадно играла на моих нервах своим смычком и переходила в активную атаку.

- Потому что я была права. Вы слышите это слово? Права. – Да она даже выделила его! – Я же вас предупреждала, верно? Я была против, мой господин, а сейчас по вашим пятам бегает, скорее всего, эльфийская разведка. Я пыталась вас остановить, но нет, вы же не послушали меня. Даже не попытались прислушаться к моим словам. Не пытались понять, что бегать они будут не за кем-то, а за вами. Клирия, я хочу посмотреть на реакцию других; Клирия, я хочу проверить Юми; Клирия, это естественный риск, пусть бегают за мной; Клирия, твоего мнения никто не спрашивал; Клирия, я отказываюсь от нашей клятвы. Клирия, Клирия, Клирия…

Последние слова она сказала странной интонацией, но я так и не разобрал, с какой.

- И теперь вы сообщаете, что за вами гоняться и хотят убить. Но не этого вы ли хотели?

- Я не говорю, что не хотел этого. Я до сих пор не отказался от своего плана. Просто спрашиваю совета, - злобно сказал я.

Но Клирия издевательски продолжила меня пилить.

- Поделитесь, что вы предпримите? Я вся в предвкушении.

- Я придумаю.

- О-о-о… - протянула она. – Звучит многообещающе. А результат будет столь же сокрушительным что и сейчас, когда вас окружили? Или вы ошарашите меня ещё сильнее?

- Слушай! Ты! Выдра! Я просто спросил у тебя совета!

- Зачем вам мой совет? Разве не это было вашей целью? Не вести за собой врага как за приманкой, страшно рискуя, чтоб мы прошли целыми? Нет? А теперь, когда у вас есть шанс отвлечь их на себя и увести как можно дальше, вы спрашиваете у меня, как бы пройти незаметно. Зачем? Зачем вам проходить незаметно, если ваш план в другом?

Я бы сказало, что думаю о ней, но… но она права. Я хотел заманить их и отвести за собой, а теперь хочу спрятаться и проскочить незаметно. Как-то логически не состыкуется ситуация с тем, чего я хотел.

- Просто я хочу безопасно добраться до города, - буркнул я. – Я не отказываюсь от плана.

- Простите, что? Не отказываетесь? Тогда зачем вам незаметно проскакивать? Наоборот, вам надо идти с шумом, чтоб за вами увязалась вся разведка эльфов, мой господин. Вы что-то путаете в своём плане. Позвольте я ещё раз напомню, чего вы хотели и говорили мне тогда, когда я пыталась вас остановить. Повторить, мой господин? Не стесняйтесь, все мы что-то забываем. Позвольте мне повторить, а?

Клирия не злилась. Она бесилась по чёрной. Или раз она чёрная, то бесится по белой? В самую крайнюю противоположность? В конечном итоге, Клирия с таким же успехом могла бы сейчас бить посуду и скандалить.

- Я хотела вас остановить, но я же глупая. Я глупая и не понимаю гениальной задумки. Простите меня, пожалуйста. А это тоже ваша гениальная задумка? Я что-то недопонимаю. Не просветите меня, глупую, беспокоящуюся по мелочам дуру? Ой-ой, прошу прощения, ведь на моё мнение всем плевать. Как же я забыла…

- Хочешь сказать, что ты сразу знала, что мне в конечном итоге придётся прятаться, так как они окажутся слишком близко? – как-то устало и неуверенно спросил я.

- А вы думали, что это будут как догонялки? Что враги всегда будут позади вас, а вы просто будете махать хвостом и каждый раз убегать? Или они будут ставить ловушки, которые будет просто обойти? Мой господин, вокруг не одни идиоты. О чём вы думали, когда вообще это планировали? А я же пыталась вас отговорить!

Клирия разносила меня как глупого ребёнка, и мне даже было неловко смотреть ей в глаза. Потому что она была права. Отчасти, но права. И мне нечего было сказать на этот счёт.

Почему отчасти? Ну потому что мы смогли выяснить главное – кто есть Юми. И заодно увести от неё фальшивых союзников.

И права в том, что я слишком легкомысленно отнёсся к тому, что нас будут ловить, и делать это они будут умеючи.

- Я буду молиться, мой господин, чтоб в скором будущем у меня была возможность лично сказать вам в лицо, какой же вы иногда идиот, глядя при этом в ваши наглые бесстыжие глаза.

Может показаться, что она хотела меня обидеть, обозвать дебилом или ещё что, но это не так. Клирия таким образом выразила свои мысли и чувства. Таким своеобразным способом сказала о том, что она будет молиться, чтоб я выжил.

Повисло неловкое молчание, во время которого Клирия внимательно смотрела на меня с другого конца зеркала, а я, словно тупой ученик, отводил взгляд в пол. Наконец Клирия спокойно заговорила, словно буквально несколько минут назад не отчитывала меня.

- Вам ничего не остаётся, как нестись со всех ног к городу, где вы будете в относительной безопасности, но это и вы уже поняли наверняка. Это территория зверолюдей. В лесу у них развязаны руки и рано или поздно эльфы на вас выйдут. Но в городе они не смогут использовать все свои ресурсы. Зверолюди не позволят эльфам хозяйничать у себя в городе. К тому же зверолюди и эльфы враждуют отчего, у тех будут проблемы даже с тем, чтоб попасть в город большой группой, которая сможет вас захватить. Оттуда с крупными караванами зверолюдей до границы горной империи.

- Но они смогут пройти в горную империю, разве нет?

- Нет, - покачала Клирия головой. – Судя по тем разведданным, что предоставила нам госпожа Констанция, нынешний император не позволит им даже пересечь границу. А они не захотят портить с ним отношения, так как даже их союзники при нарушении мгновенно отвернутся от них. Но есть и другая проблема.

- Дай вспомню географию… нам, чтоб попасть в горную империю, надо для начала пересечь границу с эльфами?

- Верно, территория эльфов отрезает горную империю от страны зверолюдей. Небольшой участок, но для вас очень рискованный, так как они будут ждать вас именно на нём и попытаются остановить именно там, до того, как вы попадёте на территорию горной империи.

- Ясно, я понял…

- Но вам пока необязательно этого делать, верно? – Клирия посмотрела на меня внимательным взглядом.

- Хочешь создать портал? – догадался я.

- Да. Придите в город и создайте портал, откуда сможете перенестись как сами, так и Юи. И уже здесь мы спокойно всё обсудим.

- А вы где сейчас?

- Мы уже высадились, Мэйн. Я не могу не согласиться с эффективностью плана – нас никто не преследовал, так как они гонятся за вами. Однако я не одобряю то, что там находитесь вы.

- Спасибо, - кивнул я.

- И… Мэйн. Хочу попросить вас об услуге, - спокойно попросила она, протянув руку через зеркало сюда.

- Какой?

- Добавьтесь в группу.

Это звучало так странно и тупо, типа добавься в катку, что я даже не сразу понял, о чём она. А когда дошло…

- Нахер?

- Так я буду знать, когда начинать скорбеть по вам и устраивать поминки, Мэйн.

- В тебе проснулось чувство юмора, смотрю, - усмехнулся я, открывая вкладку в четвёртом столбике. – Но зачем руку сюда тянешь?

- Чтоб вы знали, нужно присутствие рядом того человека, которого вы добавляете, - ответила она.

- Окей, знай, когда надо оплакивать меня.

В моём абсолютно пустом столбце команды появилось имя Клирии. Её рука спряталась обратно в зеркало.

- Будьте осторожны, Мэйн. Я уверена, что с вами будет всё хорошо, но будьте всё же осторожны. И ради всего святого, не снимайте своей брони ни при каких условиях.

С этими словами она исчезла из зеркала, оставив меня один на один с собственным отражением.

Ох уж эта Клирия…

Усмехнувшись, я спрятал зеркальце и двинулся обратно к своей команде. Разговор с ней меня слегка успокоил.


План был прост – мы тупо бежим что есть сил до города, молясь, чтоб нас не поймали. До этого я внимательно осмотрел границу леса на наличие врагов, но никого не увидел. Однако жопой чую, что они точно там есть. Я бы точно караулил это место.

Так что вопрос лишь в том, как много людей бросится нам на перехват. Если эльфы не дружат со зверолюдьми, что в принципе и не удивительно, то нам главное оказаться около ворот, а дальше те просто уже не рискнут за нами ринуться. Другое дело, что на мне броня как мишень, и когда они попадут в город, не заметить меня будет ну очень сложно. Да и бежать сейчас до города куда сложнее в броне чем без неё.

А Клирия говорит, что броню снимать нельзя. Но Клирия просто говорит, а реальность выдвигает требования.

Ладно… посмотрим.

- Готовы? Вулфи, ты чуешь?

- Чисто, никаких запахов.

Ветра не было, и мы прошли на километр в разные стороны от старой дороги, плюс примерно на три километра он чует. Следовательно, в районе четырёх километров никого нет. Конечно, рассчитывать именно на это глупо, так как есть и магия, а возможно есть и другие вещи, что сбивают запах без другого подозрительного душка.

А те эльфы, наверное, просто не ожидали увидеть волка среди нас и воспользовались первым попавшимся веществом, чтоб сбить запах.

Как бы то ни было, берём под расчёт, что до нас врагу не менее четырёх километров. До города по виду километров десять. У нас (людей) выносливость относительно неплохая, но в броне мы будем двигаться куда медленнее. Мы в среднем как тренированные люди без брони сможем десяток преодолеть за пол часа бегом (не говорю о последствиях такого забега).

Теперь встаёт моральный вопрос – кто едет на папатосах. Эти ленивые суки то же бегут около двадцати километров в час, как мне сказали…

Наверное, на одного аутистку со Стрими, на другую броню…

В конечном итоге получилось так. Я бегу в броне с ружьём и луком. Наёмники налегке с максимальной скоростью. Вулфи так вообще своим ходом. На одном папатосе вся броня и обмундирование, на другом лисичка и аутистка.

Почему я в броне? А у меня стволы есть, отчего я могу прикрывать их весёлой пальбой. Да и хуй меня пробьют, так как Клирия, моя милая чесночница, потратилась, и броня покрепче остальной будет.

Нет, пизды я вполне прохвачу от тех же кирок, клевцов, кистня, булавы, боевого молота… Бля, да всё, что пробивает или продавливает, может всыпать мне пизды по самое не хочу и не буду. Но всё же эта броня будет крепче обычной, а у эльфов вряд ли под рукой в данный момент, даже у разведчиков, найдётся что-то подобное. Надеюсь.

Ещё есть надежда, что эльфы не будут устраивать вакханалию под стенами замка, но… если речь идёт о таком факторе, как захват страны, они могут рискнуть даже посраться с зверолюдьми. Плюс, у самых стен вряд ли они станут лезть на нас, так что…

- Так, раз все готовы… - я оглядел команду. – Бежим что есть сил. Те, кто с луками, - кивнул я на наёмников. – Стреляйте по лошадям, если эльфы начнут приближаться верхом.

Это банально, но я решил уточнить.

- Ну… Побежали!

Не знаю, как это будет смотреться со стороны и как воспримут такую картину зверолюди, когда увидят человек тридцать бегущих к ним, а ещё и эльфов, что будут их преследовать, но нам бы до ворот стены добраться, где стража, хотя бы и уже не так страшно будет.

Марш-бросок начался довольно бодро. Быстро спускаясь с холма из леса, мы преодолели, наверное, около километра и никто даже не выдохся. Даже я не запыхался и бежал в броне наравне со всеми. Нет, реально! Очень даже легко бежать.

Я так думал до того, как добежали до равнины. Мои мысли сменились на: «Ох бля, а бежать так сложно!». Здесь я начал уже конкретно отставать от остальных, не в силах поддерживать такой темп.

Солдаты же вместе с папатосами бодро неслись дальше, всё ближе к спасительному городу, всё дальше от сраного леса. И всё это время из леса ни слуху, ни духу сраных эльфов, которые мечтали нам испортить жизнь. Бля, неужто счастье свершилось?!

Я даже на мгновение подумал, что вот оно, чудо явило мне себя.

Ага, хуй там. Чудо видимо ебётся где-то с моей удачей, так как от леса отделилось десять точек, и ещё две от дороги двигались наперерез. Так ещё и не пешком бегут за нами, бодрые хуесосы, а на своих странных тварях.

Но их всё же двенадцать. Ну… могло быть и хуже. Только чот мне кажется, что не все это, но на такой крайняк у меня есть четыреста десятый.

Вообще, можно было бы попробовать и им воспользоваться, но…

Бля, выбирая между тем, кто может отвезти меня в ад и теми, кто меня в него отправят… я даже не знаю, что выбрать – столько соблазнительных вариантов.

Да и желания влезать в него у меня нет. Он слишком… сам по себе, и оттого ему я не очень-то и доверяю, хоть и поговорил с ним, и залез в него. Оттого полезу внутрь, если только нужда припрёт. А она припрёт только если я буду подыхать и выхода банально не будет.

Да и ЛиАЗ пошлёт нас, скорее всего, если внутрь попросимся. Плюс если мы из него выберемся перед воротами, то в город нас точно не впустят. А ЛиАЗ же ещё может разбуяниться и передавить всех, включая моих же наёмников. Так что он скорее как крайний выход, полезный и опасный.

Поэтому сейчас между эльфами и ЛиАЗом я выберу эльфов, к тому же я быстрее с ними расправлюсь сам.

Глава 236

Я уже значительно отстал от команды, когда эльфы стали приближаться на расстояние прицельного убойного выстрела. И скакали они конкретно на меня. Возможно, как на отставшего, но грызут меня подозрения, что хуесосы уже знают, кто главный. Значит разведка успела доложить о нас.

Где подкрепление тогда их дрочит?

Я быстро обернулся на бегу, тяжело дыша и пытаясь высмотреть остальных, но нет, только двенадцать. Значит ещё не успели… ох… блеать… что-то я слишком высоко оценил свои беговые возможности…

Понимая, что такими темпами всё равно не убегу, а только загоню себя, я перешёл на шаг, стягивая с себя ружьё и экономя как выносливость, так и силы. В любом случае от наездников мне не убежать, так не лучше ли силы пока сэкономить. Обернулся, не останавливаясь… нет, ещё далеко. Продолжил идти, стараясь взять себя в руки. И непонятно, отчего сердце бьётся – от страха или нагрузки.

Через десяток секунд я ещё раз обернулся на преследователей.

Ну… норм расстояние. И бегут ровно на меня. Целиться будет удобнее.

Я остановился, приседая на одно колено и целясь. Да, бежал, да устал, но на радость мне в этом мире многое зависит от системы, включая мои физические способности. Поэтому даже после кросса я могу пока спокойно целиться, мушка ружья не гуляла из стороны в сторону.

Выстрел грохнул, отдача толкнула в плечо и одного из эльфов выбросила из седла. Перевёл в сторону и второй выстрел – вроде бы это был эльфийка и она, получив свой свинцовый подарок и схватившись за плечо, начала крениться, отклоняясь назад пока просто не свалилась с мистирда на землю. Несколько раз кувыркнулась по земле и замерла.

Однако ни один из оставшихся так и не остановился, словно их не впечатлили мои способности по убийству. Или же у них был чёткий приказ не дать нам дойти до города любой ценой.

Сразу же после выстрелов я бросился перезаряжать ружьё, на что у меня ушло около двадцати секунд. За это время те хорошенько сократили до меня расстояние. В тот момент, когда я вновь перезарядил ружьё, они были в метрах ста от меня.

Вскочив, я быстро прицелился и выстрелил ещё два раза. Один раз попал в мистирда и тот рухнул, кувыркнувшись через голову на всём скаку и утягивая под себя седока. Вторая пуля попала в голову эльфу. Его несчастная черепушка взорвалась словно арбуз, устроив кровавую хлопушку с костями, кровью и мозгами вместо конфетти.

Перезаряжать стволы времени не было, поэтому я схватился за пистолеты и шагнул на встречу ублюдкам. Шесть здесь и ещё двое скачут с дороги. Время есть разобраться с шестью до того, как те двое доберутся до меня и усложнят жизнь.

Я вскинул пистолеты, прицелился – один выстрел, то ли ранил, то ли убил, но мистирд вместе с наездником сильно отклонились и поскакали куда-то в бок. Второй выстрел – эльфийка дёрнулась назад, после чего легла на шею своему скакуну, и они тупо проскакали мимо.

Я едва успел схватиться за пистолеты, когда оставшийся четверо приблизились ко мне. И всё-таки стрельба от бедра рулит. Два выстрела и минус два эльфа, один из которых свалился со скакуна, но зацепившись за стремя, продолжил волочиться. И второй который тупо свалился, кубарем прокатившись по земле.

А в следующую секунду мне пришлось кувырком уходить от удара меча. Не думаю, что такое хрупкое говно меня бы ранило, но узнать, что этот меч вдруг имеет плюс сорок пробиванию металла на собственной шкуре, мне вообще не хотелось. Увернувшись от смертельной опасности, я вскочил, уже вытаскивая лук из-за спины. Как меня и учили, выхватил, оттянул, отпустил. Два очень быстрых выстрела в шею мистирдам противника… бля, один раз промахнулся…

Но зато второй упал на землю. Я бросился к наезднику добивать в тот момент, когда второй на своём скакуне бросился мне наперерез. Наши мечи ударились друг об друга, и мне с чудовищной силой отдался удар прямо в руки. Меч чуть ли не вылетел из ладоней. Что касается эльфа, то он чуть сам не свалился с лошади.

Больше не теряя ни секунды, я в несколько прыжков оказался около придавленного скакуном эльфа. Тот скорее инстинктивно, чем специально, поднял над собой руку, словно защищаясь, и я снёс ему её вместе с головой. Развернулся, стягивая лук, прицелился… Выстрелил.

На этот раз я попал. Попал прямо в яблочко, а если быть точнее, то в глазное яблочко ублюдку, который выронил меч из уже занесённой руки, отклонился назад и проскакал мимо меня, едва не задев стременем.

Правда радовался я недолго, так как к тому моменту ко мне уже домчались ещё двое эльфов.

И я стал свидетелем такого приёма, который можно было увидеть только в фильмах Голливуда про какого-нибудь избранного воина.

Один из ездоков вскочил на своего мистирда и встал на сидушку ногами. Выхватил лук, вытащил ловким движением стрелу, натянул тетиву, подпрыгнул подогнув ноги в коленях, словно стремясь перепрыгнуть таким образом высокий забор… и выстрелил.

Правда в отличие от действительно шедеврального прыжка со стрельбой в воздухе, выстрел был косоват. Да и я не стоял на месте, что, наверное, тоже сказалось. Стрела скользнула буквально в сантиметрах от брони и попала в сумку на поясе, где я хранил всякую походную хрень. Пробила насквозь и воткнулась в землю.

Эльф же приземлился словно бравый десантник, кувыркнулся, выхватывая сразу сука два меча… тебе одного мало?! Просто в этом мире – орудуют сразу двумя мечами так, как у меня никогда бы не смогли. И если берут два меча, то значит чувак обладает. Причём так обладает, что тебя в капусту порубят.

Вот ща я очкую.

Вытащил свой меч, который вроде как и тяжелее стал, встал в стойку, буквально не спуская с него глаз…

Ай сука!

Я едва успел поднять руку, прикрывая самое уязвимое место – щель между шлемом и нагрудной бронёй, в которую как-то едва не ухитрился попасть тот, что остался в седле. Щёлкнул металл о металл, и в предплечье очень ощутимо прошёл удар, согнув доспех.

И тут же отскакиваю, махнув мечом подальше от шинковальщика с двумя мечами. В этот момент он буквально успел три раза ткнуть мне в сочленения доспехов, пока я отскакивал. Но клинки там наткнулись лишь на кольчугу. Однако даже с ней, мне кажется, от таких тычков на теле останутся кровавые синяки.

Уёбок заходил на своём скакуне на второй круг, а шинковальщик уже выдаёт финты своими мечами. Какой у него там лвл? Наверное, за семьдесят.

И он, понимая, в чём его преимущество, буквально побежал на меня сука, размахивая своими мечами. И я… со своим одним…

Первый удар меча о меч. Второй третий четвёртый без передышки на одной волне. То правый, то левый поочерёдно лупят, и мне хватает реакции едва-едва, чтоб отбивать их. Отвёл, отвёл, парировал.

Клинок проносится в сантиметрах от шлема, остриё бьёт в сочленение, отбил, отбил, опять остриё бьёт в кольчугу. Я уже и не пытаюсь отражать удары в тело, защищая только шею. Удар, удар, отбил, отбил, отбил, вновь взмах откуда-то сбоку, и я опять отпрыгиваю, но удар меча приходится в шлем и меня нехило так пробивает…

Бросаю меч, от которого пользы, когда в глазах всё кувырком, как от порванного презика во время ебли. И ебут здесь меня. Я просто закрыл руками шею. Без специального оружия они меня не пробьют, так как в этой броне я как танк…

Как танк против их ковыральников.

Когда два меча вновь устремляются на меня, чтоб провести финт «ножницы», я просто их отбиваю тыльной стороной рук, где броня толще всего, разводя в стороны. Удары такие, что у меня руки отнялись, и не удивлюсь, если таким образом схватил себе трещины в костях. Про броню… там бы надо теперь выправлять.

Но главное, что больше он просто не может сделать ударов, так как я слишком близко.

Эльф попытался отпрыгнуть, увеличив расстояние, но я не позволил этого сделать. Схватил его за обе вытянутые руки, которые он не успел убрать после нанесённого неудачного удара. Что есть сил дёрнул на себя и тут же просадил ему быка.

Хрустнули кости, брызнула кровь, и эльф охерело пошатнулся. А я, отпустив одну из рук, со всей дури ударил его по лицу кулаком. Железные перчатки словно кастеты, и тут не нужна скорость, здесь нужна сила, которая у меня всё же есть. Он рухнул, а я что есть сил наступил ему на голову, которая разлетелась на куски как дыня.

Остался последний, который крутя мечом вышагивал рысью вокруг меня…

А как тебе такое, хуйло?!

Я поднял руку и что есть дури ебанул молнией. Хуесоса вместе с его хуесоской пародией на настоящую лошадь буквально парализовало, и они оба свалились на землю. А я побежал на эльфа, разогнался, подпрыгнул и со всей дури приземлился ему на грудь. Ноги ушли в грудную клетку полностью и оттуда хлынула кровь, заполняя её, подобно какой-то чаше, в которой были мои сапоги.

Вообще можно было магией и до этого стукнуть, но во-первых, я не додумался в пылу сражения. Во-вторых, надо всё равно вытягивать руку, а тут можно и получить по ней. Как бы сразу станет понятно, что ты маг и твою культяпку сразу попытаются нах, отчего её даже в моей броне могут сломать.

А так… я быстро оглянулся, но вроде… вроде никого на сопках. А здесь двенадцать трупов общими МОИМИ усилиями. А всё потому, что разведчики в лёгкой форме. Были бы рыцари, запиздили бы меня. Или будь у них что-нибудь помощнее простого меча, который туго берёт броню. Особенно мою броню.

Я молча и очень быстро стал собирать свои вещи, включая оторванную выстрелом сумку. И с замиранием сердца увидел, что потерял в бою одну и очень важную штуку. Зеркальце было разбито метким выстрелом, переломившись на две части. Его осколки рассыпались блестящими на солнце кусочками, сверкая на земле в лучах солнца.

- Блеать… блеа-а-а-а-ать… - выругался я, крутя в руках его останки.

Целый год было со мной и так бесславно пало в бою… это реально боль… Ладно, не боль, просто меня волнует теперь, как переговариваться с Клирией. Теперь в зеркале не было магии Кстарн.

Ладно, успею подумать позже над этим.

Я закинул куски зеркала в сумку, собрал выпавшие пузырьки, и всякие другие мелочи, после чего подобрал своё оружие. Со стрелами я заморачиваться не стал, ещё куплю, если надо будет. Сейчас куда важнее скрыться в городе, который, к слову, не маленький. Тем даже лучше, затеряемся.

Закинув ружьё за спину, а пистолеты в кобуру, я подошёл к одному из мистирдов, на котором замер труп со стрелой в глазу. Бежать отсюда до города я не собирался.

А зачем, если можно доехать?

Поэтому без зазрения совести я сбросил труп на землю и залез сам на необычного скакуна.

Мне ещё ни разу не приходилось на таком кататься. И пусть я знал, как на лошади ездить, на этом... Короче мне пришлось хорошенько лупануть ладонью по заднице этой твари несколько раз, чтоб заставить двигаться. Уверен, что можно заставить её ехать и по-другому, но сейчас разбираться в этом я не собирался.

Нехотя и очень лениво, но всё же быстрее чем я бегом, мистирд двинулся по направлению к городу, уводя меня с места преступления. В принципе на меня могли и не обратить внимания, если здесь всем похуй так же, как и в королевстве. Но блин, в чистом поле нас точно не заметить было невозможно.

Уже через несколько минут, с трудом разогнав лошадь, я подъехал к воротам и понял что совершенно не в курсах как тормозить это чудовище. Из-за этого я чуть не врезался в толпу людей, что выстроились здесь в небольшую очередь. Пришлось тянуть поводья этой твари так, что я чуть ей шею не свернул нахуй.

Оттого моё появление было ещё более эффектным, что люди… пардон, фурри со ржанием, рычанием, шипением и визгами просто разбежались в стороны, при этом бросая на меня самые кровожадные и злобные взгляды.

Хотя, скорее всего, моя драка с эльфами ну никак не была не замечена ими, так как, когда я наконец остановил мистирда и слез с него, никто ко мне не подошёл и не предъявил претензий. Хотя здесь помимо котов, волков и прочих фурри были внушительные размером экземпляры - медведи, быки, слоны, буйволы, широкоплечие тигры. Причём выше меня головы на две. Но и они ничего мне не сказали.

А я скромненько взял мистирда и встал в конец очереди.

Почему?

Бля, а кто в нормальном уме полезет вперёд них? Нет, серьёзно, может они меня ещё и простили, что я их чуть не протаранил, но вряд ли они будут молчать, если я ещё и полезу в наглую.

К тому же, как я понял, к людям здесь не очень хорошо дышат. Оттого, даже если я и пролезу к воротам, меня стража просто пошлёт нахуй из принципа как борзого, не соблюдающего даже элементарные правила в чужой стране чужака. Я бы точно такого ублюдка послал.

Поэтому надо отстоять очередь и показать себя воспитанным человеком, который соблюдает нормы приличия. Вот появятся на горизонте эльфы, тогда и будем лезть, а сейчас стоим и не возмущаемся. Попутно я обнаружил, что глазки мои то горят, отчего поспешил их выключить. Но на меня мирняк всё равно таращился.

В результате я всё же отстоял очередь до самых ворот, а эльфы на горизонте так и не появились, к моему многочисленному облегчению и радости. Хотя я не исключал, что они могли следить за мной из леса, не рискуя лезть на рожон прямо под носом у зверолюдов, у которых на территории они уже устроили охоту.

Но зеркальце… вот же блядство… Клирия меня убьёт… интеллектуально задушит своими речами. Это даже хуже, чем просто побить. Она настоящее зло, знает, как мучить людей. Надо будет несколькими связками чеснока закупиться по дороге… нет, куплю сразу бочку. Чтоб наверняка. И алкоголя бочки две.

И противогаз тоже.

Да, так и сделаю, думаю, что смогу отбиться после миссии.

Тем временем очередь подобралась уже ко мне.

На страже стояло четыре фурри волка в полных доспехах, два огромных бизона с щитами и булавами, и два зверолюда тигра и кошки с арбалетами. И чот как-то у них подозрительно арбалеты легли в руки при моём появлении. Да и буйволы перестали вальяжно стоять…

- Добрый день, - кивнул я, остановившись перед ними.

Мне никто не ответил. Ебаные грубияны блять… Лишь смотрят на меня, осматривают напряжённо. Кстати, насчёт фурри я поспешил. Один из буйволов и один из волков – это практически чистые прямоходящие животные. Они даже до фурри не доросли.

Через минуту такого разглядывания мне наконец задали вопрос.

- Зачем пожаловали в город, - это спросили даже без вопросительной интонации.

- Я проездом.

- Могли обойти город.

А мог тебя и нахуй послать.

- Мне надо закупиться продовольствием прежде, чем двинуться дальше. Не более. И переночевать, и помыться. Хочу хотя бы одну ночь нормально провести.

- Зачем? - задал вопрос один из волков.

- Хочу хотя бы одну ночь нормально провести.

- Для чего?

- Хочу хотя бы одну ночь нормально провести

- Ты издеваешься?!

- Зачем тогда один и тот же вопрос задавать у меня? – я хотел ещё сказать им кое-что, но передумал. Уж слишком много зависит от них.

- Мы видели, как ты отобрал мистирда у покойника. Мы конфискуем его, так как это не твоё, - сказал один из фурри.

- Естественно, - без всякого сожаления я перебросил ему поводья, из-за чего буйволы сделали ко мне шаг, стрелки схватились за арбалеты, а вот волки отшагнули. Но ненадолго, через пару секунд они вновь шагнули вперёд, чувствуя за собой поддержку.

- И всё что подобрал тоже.

- Конечно. Оно всё там, в поле, - кивнул я.

- То, что на тебе, - кивнул волк на пистолеты и сумку.

- Это со мной было, - покачал я головой. – Так что боюсь, что это я вам не отдам.

- Откуда нам знать, что это твоё?!

- Оттуда, что это моё.

- Тогда мы вас не можем пропустить, - улыбнулся он. – Воров в город не принимаем.

Вот вам и синдром вахтёра. Стоит любой твари, будь то человек или кто-либо ещё, почувствовать власть будучи ничем в нигде, как он тут же пытается поставить себя выше других. Куда не глянь, везде одно и тоже. И ведь прижми эту псину в углу, и она будет скулить и прятать хвост между ног. Потому что такие понимают только две вещи – страх и боль. Словно скот, которым по сути они и являются.

Глава 237

Я вздохнул, сделав классический фейспалм, и слегка стукнув пальцем по лбу, включая чудесные глазки. Другой рукой полез в один из карманов, что крепились на мне, откуда достал десять золотых монет, зажав их в кулак.

И после того, как я убрал руку от лица, позволяя им полюбоваться моими глазами, мог наблюдать чудесную реакцию любого, кто болен синдромом вахтёра и встречает настоящий противовес своей мнимой силе.

Все они вдесятером отшатнулись, явно потеряв уверенность в товарищах за спиной.

Ну чтож вы такие неуверенные в своих товарищах, друзья, где ваша смелость?

Более того, мне об грудь ударилось сразу два болта, но те отскочили со звоном и хрустом, оставив на броне лишь небольшие вмятины. Я бросил взгляд на доспехи и невзначай стряхнул с них пыль. Какая хорошая броня, хотя… по идее они и не должны были пробить её.

- Хорошо, - низким голосом, полным угрозы произнёс я (не зря тренировался), похрустев красноречиво костяшками. – Я пройду мимо вашего города, ведь меня ничего тогда не держит. Как ничего не удерживает от глупых поступков. Да и ворота далеко… от нас, - я красноречиво заглянул им за спины. – И стражи там не видно. А мне действительно не обязательно идти через него, но…

Я вытянул медленно руку вперёд и раскрыл кулак.

- Может быть стража решит пропустить меня, и я сразу стану тем, кому не нужны неприятности, и кто чтит закон. И само собой налог на вход чуть больше за неудобства.

Их глаза свелись на золоте, но кажется теперь подобное их не интересовало.

А мне хотелось…

РАЗЪЕБАТЬ ИХ НАХУЙ И ТОПТАТЬСЯ НА ИХ КИШКАХ, ПОКА ОНИ ЕЩЁ ЖИВЫ, УБИВАТЬ ИХ, РВАТЬ НА ЧАСТИ ЗУБАМИ, ЖРАТЬ ЖИВЁМ СУКИ, ВЫРЕЗАТЬ ВСЕХ БЛЯДЕЙ, ЧТО ПОРАДИЛИ ТАКИХ УЁБИЩ!!!

Короче, они меня раздражают, и я их бы с удовольствием замочил. Но нельзя, мир, дружба, мокруха.

Кажется мой довод со стенами, которые далеко, и золотом поставил их немного в тупик.

Однако жадность и тупость лечатся очень редко и чаще всего интенсивной терапией, чего, к сожалению, я предложить не могу. По крайней мере, после моей терапии мало кто выживает.

Так и с ними, нихуя их этот момент не выучил. В итоге они просто взяли золото и буркнув, что я обязан благодарить их за терпимость и великодушие, проваливал и не буянил в городе. Ещё бы блять поджопник дали, сыкуны ебаные, хотя именно трогать физически они меня просто не рискнут.

Ну а я, поблагодарив, прошёл дальше через ворота, где меня встретил город.

Архитектура другой страны на лицо. Если в королевстве зачастую меня встречали каменные дома, постройки из досок и брёвен, иногда и то, и другое, то тут архитектура была…

Э-э-э… ну такие, ну эти… дома с деревянными балками. В германии такие зачастую строили (только позже я вспомню, что их называют у нас фахверкными домами). Короче, это были красивые дома. Они выстраивались вплотную друг к другу, вдоль улицы, образуя кварталы.

Пройдя по городу, я понял, что зачастую между ними встречаются маленькие скверы, растут деревья, сделаны клумбы. Иногда эти дома соединялись между собой воздушными переходами над такими участками. Практически у большинства под окнами висели горшки и ящики с рассадой, в которых пока только начинали цвести цветы и расти трава.

И под травой я подразумеваю наркоту, так как уж больно на коноплю похожа она.

И шла тут одна большая дорога через весь город, от которой словно капилляры между домов уходили более мелкие, протискиваясь между домиками. И все эти улицы были забиты по большей части зверолюдьми и фурри.

Практически через несколько домов в одном из таких скверов я нашёл свою команду. Несколько человек сторожило папатосов с барахлом, остальные оккупировали лавки или же стояли рядом между домами, прячась от толпы на улице, но при этом собирая взгляды от местных жителей из окон.

Подойдя к ним, я кивнул головой на дорогу.

- Уходим.

- Всё закончилось? – слегка напряжённо спросил главный из наёмников.

- Для эльфов, да. Но надо валить, так как их тут немало.

Судя по всему, через этот город шли основные поставки эльфийских товаров на север и в королевство, так как уж больно много торговых караванов эльфов проходило по улицам. Все они, в отличие от братьев ушастых, что пали жертвой злого Патрика в поле и в лесу, были одеты куда проще. Никакой зеленоватой брони и плащей. Лишь лёгкие куртки поверх походных рубах со штанами или платьев. В одежде была какая-то простая красота, которую сложно было описать.

А если верить тому, что я слышал, у себя девушки эльфы так вообще предпочитают чуть ли не топики с короткими шортиками, иногда заменяя их мини-юбкой и плащами. Или любую другую одежду, что открывает как можно больше частей тела. Парни же одеваются в леггинсы, рубашечки и накидки. Это просто здесь для такой одежды холодно. Хотя потеплее чем у моря, если так брать.

Но похуй на моду, среди них могут быть и разведчики засланцы. Поэтому надо сваливать с главной улицы.

- Стрими, - позвал я лисичку. – Как там моя жена?

- Она… ей нравится слюнявить мой хвостик, - погладила как какое-то милое животное она Юи, которая с завидным сосредоточением жевала хвост лисички. – Ей нравится всё совать в рот.

- Это звучит пошло, - поморщился я и начал быстро скидывать с себя броню.

В принципе наёмники меня видели уже без неё, хотя я наверняка выгляжу сейчас для них непривычно. Очень непривычно, словно другой человек. А вот для двух фурри, которые видят меня впервые, это так вообще как перерождение.

По крайней мере волчонок смотрел на меня, разинув рот, словно не мог поверить своим глазам. Как и Стрими, которая буквально не сводила своих широко раскрытых глаз.

Бр-р-р… Без брони то в обычной одежде холодно! Пиздец я привык к ней, она была для меня как вторая кожа, а теперь в буквальном смысле чувствую себя голым и незащищённым. И как-то слишком уж легко без неё ходить. А пахну… ух, душок! Короче, надо бы помыться ещё.

Но зато меня теперь хуй найдут! Чего там, какой-то умный на вид парень, они искать будут настоящего монстра, ломающего кости одними грудными мышцами. Главное теперь нам одеться подобающе…

- Всё, руки в ноги и уходим, - кивнул я на толпу.

Мы можем раствориться в толпе. Могли бы, если нас не было бы тридцать человек. Это толпу мы растворяем в себе. Хоть и стараемся идти не кучей, чтоб не привлекать много внимания, однако вереница людей всё равно палится в толпе фурри и зверолюдей как ни крути. И это для нас слишком непредпочтительный вариант из-за того, что сунься сюда эльф разведчик, и нас найдут за считанные минуты.

Поэтому я стремился увезти людей с основного тракта куда-нибудь в сторону, где на нас будут обращать меньше внимания.

В конечном итоге мне удалось найти то, что требовалось. Довольно неплохая гостиница на одной из боковых менее проходных улиц с конюшней и множеством комнат, где мы все вместе могли бы разместиться. Я думал ещё про то, чтобы разбить команду на несколько гостиниц, чтоб искать было нас сложнее, однако отказался от этой идеи.

Найти-то нас при желании найдут и так же по частям вырежут - по отдельности мы не представляем угрозы. Однако все в куче мы дадим отпор и поднимем шумиху. А вот шумихи эльфам меньше всего надо.

Поэтому я снял практически целых два этажа, расплатившись с администратором за стойкой – зверолюдкой белкой, судя по кисточкам на ушах.

- Мне бы ещё провизии заказать. Занимаетесь таким? – я пробежался глазами по девушке. Ничего так, нормальная зверолюдка.

- Да, мы занимаемся подобным. Вы можете оставить нам список с необходимым и завтра мы вам всё предоставим. Интересует?

- Да, пожалуйста. – Я кивнул главе наёмников. – Организуй, что нам нужно, и кинь список ей.

- Понял.

Видно, что ему слегка неловко подчиняться такому как я. Явно младше и более… смазливый для него, хотя до этого буквально топтал врагов. Представляю, какой у него диссонанс сейчас.

- Вам больше не требуются… услуги? – спросила зверолюдка, красноречиво подперев грудь рукой.

- Услуги? – я бросил взгляд на Юи, которая грызла угол стойки, и Стрими, которая пыталась её от него оторвать. Нет, у меня ебли и так достаточно. – Нет, я откажусь.

- Отлично, - кивнула она и передала ключ.

Уже поднимаясь наверх, я слышал, как мужики заказывают себе услуги в номер. Кто-то сегодня будет работать не покладая задницы. А я думал, это приличная гостиница.

Хотя… чего плохого в этом? Все так ругаются, типа шлюхи, шлюхи. Но их работа ничем от других не отличается. Они работают пиздой, кто-то работает ногами, кто-то руками, кто-то мозгами. Такие же девушки как и массажистки, только массажируют другим местом. Но массажистов никто шлюхой не назовёт, верно?

Да и пользы сколько – они помогают людям расслабиться, почувствовать тепло и предложить то, что те не могут получить у других. Если верить статистике, то изнасилований стало меньше с приходом проституции, так что… ничего не имею против таких девушек.

Мы поднялись на самый верх. Конечно, это не пентхаус как в той же гостинице в столице, но я и не рассчитывал тратиться сильно. Деньги конечно же есть, но всё-таки экономия и все дела. Да и не бесконечные они у меня, а мало ли что нам потребуется купить там или подкупить кого. Поэтому будем по скромному пока.


Я огляделся, рассматривая достопримечательности нашего номера, которые были… скромными.

Небольшой зал с камином, обычные окна, выходящие на противоположный дом. Коврик в центре, три кресла, стол, тумбочка, шкаф. Слева туалет с ванной и унитазом… вау, у них тут водопровод есть. Не то что я сильно удивлён, уже видел подобное в этом мире. Но видимо герои свои знания и руки далеко проложили.

В другой комнате была самая обычная двуспальная кровать и шкаф.

Так… я кажись ночую на диване. Или же Юи толкнуть на диван? Нет, она его сожрёт чего хорошего. Стрими? Тоже нет, ведь потом мне придётся ебаться с Юи… как двусмысленно, но суть отражает. В лучшем случае не высплюсь или меня обслюнявят. В худшем, она обосрётся и размажет своё говно по мне.

Так что нет, пусть они спят вместе, а я на диване перекантуюсь.

Что касается Вулфи, то он будет кантоваться с наёмниками. Я бы и Стрими выгнал, но с Юи кто-то обязательно должен возиться. А то…

- Бля, Стрими! – позвал я лисицу, которая слишком увлеклась рассматриванием комнаты. – Юи пытается проглотить пепельницу.

Лисичка тут же подскочила к больной дуре.

- Фу, глупая Юи, фу, брось каку! – она с трудом вытащила уже наполовину засунутую пепельницу из рта Юи, после чего принюхалась. – Юи, тебе надо идти мыться! Давай, идём…

И начала подталкивать её к ванной комнате, позволив той жевать свой хвост.

Я не пойму, что там с хвостом у Стрими? Может тоже пожевать его? Вдруг реально вкусно.

- Давайте быстрее ток, я тоже хочу помыться.

- Можете с нами, - спокойно предложила лисичка.

- Ага, тогда кто-то точно из нас туда не влезет. Давай… блин, тащи её отсюда, я даже тут чую, что она в туалет по большому сходила.

Жопа… Чож так долго она в себя приходит? Уже прошло больше недели, а Юи вообще в ауте полном. Хуже того, она неплохая боевая единица и могла бы помочь нам, но сейчас это просто мёртвый груз на шее.

Вылезли девушки из ванны где-то через час. Обе красные и распаренные, обмотанные полотенцем. Лиса так вообще пушистая, хотя всё её тело по большей части покрывала очень короткая мягкая шерсть, похожая на велюр. Юи… эта вообще с широко раскрытыми глазами была. Словно ей в жопу пробку засунули. И осматривалась по сторонам испуганными глазами, как будто не понимала, где находится.

- Что с ней?

- Воды не любит, - рассмеялась Стрими. – Идём, глупая, расчёсывать тебе шерсть.

И увела её в комнату с кроватью. А я занял их место в ванной.

Пришлось хорошенько постараться, чтоб смыть с себя недельную грязь. К тому же пришлось отмывать броню от грязи, крови и пыли. Потом пошёл чередом поддоспешник, который провонял потом, балаклава и моя повседневная одежда, которая так вообще задубела из-за пота. И только после всего этого я сам смог залезть в ванную и полежать в ней, чтоб отмокнуть на радость уставшему телу.

Бли-и-и-ин, тёплая ванная рулит… Что может быть прекраснее, чем горячая вода в тёплом помещении после тяжёлого холодного и грязного перехода в купе с боем.

Правда…

Я лениво оглядел своё тело. В тех районах, где были стыки доспехов и которые прикрывала кольчуга, красовались яркие кровавые синяки. В районе шеи так вообще были царапины, видимо, когда меня чуть не достали и не обезглавили. Но я вроде как жив и здоров в отличие от них, так что малая плата, можно сказать.

Если девушки провели в ванной комнате около часа, то я там проторчал, наверное, часа два, пока полностью всё не оттёр и не замочил. Надо будет потом ещё повесить сушиться не забыть. Так что довольный и укутавшийся в полотенце я выбрался в зал, где… Лиса расчёсывала волосы Юи, которая радостно жевала её хвост.

Вам чо блять, мало целой комнаты, наглые сучки?! Ну пошли от сюда!

- Эй, Стрими, вы чо тут забыли? – кивнул я на их посиделки.

- Мы сушимся, - с важным видом ответила она. – Надо чтоб шерсть хорошенько просохла, тогда грязниться медленнее будет.

- Но у Юи нет шерсти.

- Есть, - лисичка подняла её волосы. – Вот она.

- Это волосы.

- Та же самая шерсть, - отмахнулась она.

- Тогда может вылижешь её сразу? – усмехнулся я, садясь на диван.

- Мы НЕ животные. Мы фурри! – возмутилась лисичка искренне. Мы не вылизываемся, а моемся в отличие от вас!

- Вы похожи на животных, - тут же подлил масла я. – Разницы не вижу.

- Вы тоже! Но вы не зовёте себя животными!

- Но у вас и морда похожа, и шерсть есть, и уши. Я сейчас назову кучу схожестей, что подтвердит мои слова.

- И у вас уши! И шерсть! А воняете иногда ещё хуже! А у нас лицо меняется! – она продемонстрировала свою мимику, скорчив несколько рож. – И губы есть! – она сделала губы трубочкой. – И ходим мы на двух лапах. И говорим тоже! Так что хватит смеяться!

Нет, она права, просто такая раса, я даже не сопоставляю её как животное. В начале я, конечно, не мог избавиться от ощущения, что передо мной живность говорит, но блин, и мимика, и разговор, и вообще, среди них попадаются милые экземпляры.

- И хватит тут лыбиться! Дразниться не очень-то и умно! – Наконец раскусила она меня и принялась расчёсывать Юи так, что та аж замычала.

- Волосы не повырывай ей, - усмехнулся я. – Мне не нужна лысая жена.

- Люди. Правильно о вас говорят, высокомерия через край, а мозгов и на донышке не наскребётся.

- И кто так говорит? - поинтересовался я.

- Великий фурри герой Ахуваши Распздне Хуевоче Сраску Еби.

- Ты даже не представляешь, что сейчас я услышал, - восхитился я чудесному имени. Или это была фамилия? И то, и другое? А, плевать, но это точно круче чем Педро и Хулио.

Через пол часа лисичка наконец уложила Юи дрыхнуть. Та беспокойно ворочалась, мычала, хныкала и сосала палец. Короче, вела себя как ребёнок, которому одиноко и страшно. Будет ещё страшнее, если она не придёт в себя.

- Можно лишь порадоваться, что она не бегает и не рубит всех катаной, - вздохнул я, глядя как лисичка гладит Юи по волосам, сидя рядом на краю кровати. Такая доброта объяснима, я ей знатные по их меркам деньги за такую заботу отстёгиваю.

- А она может? – удивилась Стрими.

- Ты даже не представляешь, насколько она ебанутая и опасная. Хоть и по-своему реально добрая. Просто… - я постучал себя по голове. – Вот отсюда у неё и сбиты понятия друга и врага, из-за чего она может быть опасна. Для неё нет серого, лишь или абсолютно плохое, или абсолютно хорошее.

- Люди. Неудивительно, что вы такие странные. Всегда знала, что за нами будущее. Кстати, а после… АЙ!

Пока эта лиса говорила, я схватил её за хвост и потянул на себя.

- Ай-ай-ай! Мой хвост! Отпусти, изверг! – затявкала она.

Но я лишь потянул его на себя сильнее.

- Прикольный хвост, пушистый.

- Да, только…Ш-ш-ш-ш-ш!!! – она зашипела на меня. – Не гладьте против шерсти! Я же вас за член не дёргаю!

- А хочешь подёргать? - улыбнулся я.

- Я не людофилка, - поморщилась она. – С людьми не сплю.

- А ещё меня обвиняла в том, что я себя зоофилом не считаю, - возмутился я такому лицемерию.

- Потому что я не АЙ! Ай-ай-ай-ай!!! Не тащите за него! Хватит!!!

Ага, щас. Схватив за хвост это проходимку, я потащил её из комнаты. Естественно ей ничего не оставалось, как пойти за мной, шипя и хватаясь за пятую точку, откуда хвост и рос. Вытащив Стрими за собой к двери, я тупо толкнул её в комнату. Она неловко крутанулась, едва не упав и как-то испуганно посмотрела на меня.

- Вы… вы чего? – она аж отшатнулась от меня.

- Раздевайся давай, проведём время вместе.

- Я не людофилка, - пробормотала она неуверенно.

- Да снимай одежду уже! – рявкнул я, и лисичка, вздрогнув, принялась растягивать пуговицы на груди, с опаской поглядывая на меня.

Вообще… вообще просто я вспомнил слова Вулфи про надавить на неё и решил попробовать. Нет, ну а хули, вечер, есть тёплая мохнатая девушка. Почему бы и да?

Причём если раньше я считал таких людей больными ублюдками, то сейчас я вижу этих фурри совершенно иначе. Вот от слова вообще. Те же почти люди, просто застрявшие на середине развития. И почему бы не попробовать что-то новенькое и пушистое? Сегодня кому-то засадят под хвост.

Глава 238

(Дальше будет чернушка-порнушка, секс с фурри, извращения. Кому такое неприятно можете смело пропустить. Здесь нет сюжета. Имейте в виду, секс с фурри у некоторых может вызвать отвращение.)

Зачем жить, если боишься принять что-то новое? Особенно когда живёшь в это мире, где в принципе вообще всё новое. Надо, раз уж пошёл во все тяжкие, попробовать всё, что не противоречит тебе и твоей морали. Например, секс с животными противоречит моей морали. Или гомосексуализм, уж не встаёт у меня на свой пол, оттого это для меня противно. Но в остальном…

Вот Стрими, у неё даже черты лица человеческие. Этакая помесь человека с животным, так что почему бы и не трахнуть мохнатую? Попробуем, что из этого выйдет.

Стрими всё так же испуганно глядя на меня, расстегнула верхние пуговицы и через голову сняла с себя лёгкую рубаху с коротким рукавом. И стыдливо прикрыла грудь руками.

- Точно не хочешь потрахаться? – спросил я. – Я-то заставлять тебя не буду…

- Вы уже заставляете! – возмутилась она.

- Не-а. Просто сказал раздеться. Было интересно, сделаешь ты так или нет. Ты не сказала «нет», так что разделась по своей доброй воле.

- Это не честно! Вы можете приказывать!

- Но я не сказал, что приказываю. Ты сама это сделала. Так что давай, снимай уже штаны, раз на половину разделась, - кивнул я, стягивая с себя одежду.

- А… - она неуверенно посмотрела на мой стояк, когда я стянул штаны. – А мне за это заплатят?

Она спросила это тихим полным стыда голосом.

- Кто-то мне говорил, что она приличная девушка, - припомнил я её слова.

- Я приличная! Я… просто спросила, - буркнула она.

Я подошёл к ней поближе.

- Зависит от тебя. Заплатить? Не за секс, естественно, это же дело добровольное. А так, за… за то, что хорошо помогаешь Юи.

- Ну… - Стрими стыдливо убрала руки от груди, показывая мне свои прелести. Немаленькие, довольно плотные и не висящие.

Правда была и особенность всего этого – она была шерстяной. Вся. Абсолютно.

Я протянул руки и схватил её за грудь, привыкая к не совсем обычным ощущениям. Если описывать то, что я чувствую, то сказал бы, что щупаю сиськи через велюр. Такая очень-очень короткая в несколько миллиметров, но мягкая шерсть. Кстати говоря, вся грудь у Стрими в шерсти, а ареолы и сами розовенькие соски ею не покрыты. Причём соски довольно большие и бодро торчащие. Куда больше, чем у девушек. Может у Мамонты такие были ещё, но тут как бы у неё размеры поменьше.

Блин, но классная шёрстка по телу у неё расходится. Я наслаждался ощущениями, теребя её соски, пока сама Стрими опустив голову, стыдливо смотрела в пол. Или мне на член.

- Ну, снимай штанишки, стесняшка.

Стрими сделала шажок назад и как-то неловко начала распутывать шнурок на штанах.

- У тебя же уже было? – спросил я на всякий случай, припомнив Кстарн.

- Да, я уже… ну, у меня было.

- Так же за деньги?

- Каждый крутится как может! – пискляво тявкнула она. Именно тявкнула, словно реальная лисица. Я даже услышал в её голосе это классическое «ВА!», которое слышно при тявканье лисицы.

Наконец справившись со своими штанами, она быстро стянула их на землю, прикрывая ладошкой своё ненаглядное.

- Ну ты и стесняша, - усмехнулся я.

- Есть, что скрывать! – пискнула Стрими в ответ.

- Ну… в этом ты права.

Шаг к ней, она отшагнула, шаг опять к ней, она отшагнула. Так мы дошагали то стены, пока она не упёрлась в неё. Тогда пропустив хвост между ног, прикрывая свою… хм, а у неё там как у людей или просто дырка? Чот интересно даже. Короче, упёрлась она руками в меня, не давая мне подойти ближе.

- Всё, хватит, не надо ближе!

В ответ я схватил её одной рукой за розовый сосок, а другой за большое ухо. Тонкое и такое приятное мягкое ушко, что я даже сжал его, от чего она заскулила. Кстати да, кто трогал уши животным, вот такой шерстью покрыто всё тело у фурри.

- И как мне тебя трахнуть, если ближе не могу подойти? - поинтересовался я, играя с её большим соском, дёргая его и мня между пальцами.

- Я… я сама! Не надо тут!

Я хватил её обеими руками за ушки и поднял голову к себе.

- Так, хвост убрала, я хочу глянуть тебя голую, - безапелляционно заявил я и…

И Стрими вновь испуганно подчинилась. Блин, да её можно тупо задоминировать! Заставлять делать то, что хочешь!

Её хвост скользнул за спину, и она, краснея, продемонстрировала свою киску.

В чём было отличие? Ну у неё половые губы практически не пухлые. Просто щель на коже, которая покрыта всё той же мелкой шёрсткой, как и тело, и уши…

Я нарочита разглядывал её нижнюю часть от чего лисичка не знала куда себя деть. Переступая с ноги на ногу, Стрими смотрела то в один угол, то в другой, словно там было что-то интересное.

- Всё? – пискнула она смущённо.

Ну… почти… Насмотревшись на неё голую, я слегка нагнулся и обхватил губами сосок. Необычное ощущение - губы шёрсткой щекотит, плюс сама кожа на соске слегка плотная и немного шершавая. А ещё её большие, чуть ли не огромные горячие соски в буквальном смысле пульсировали в моих губах.

Но на этом я не остановился, моя правая рука скользнула к ней между ног к щели.

Пальчиками развёл складки кожи и аккуратно второй рукой начал исследовать там всё. Шёрстка кончалась ровно за складками, и там начиналась уже очень гладкая, нежная, как и у обычных девушек в том месте, кожа. Ещё чуть-чуть… а тут у нас… пупырышек. Большой пупырышек.

Стоило мне его коснуться, как вся лисичка аж на носочки встала, прижав моё лицо к груди. Я только активнее начал пощипывать губами и сосать его.

- Ак… ак… аккуратнее…

Я уже так обхватил губами её грудь, словно хотел всосать её всю, активно орудуя пальчиками снизу, буквально не давая ей покоя. Там за время моего проникновения стало так влажно, что пальцы были все мокрые.

Закончил ли я?

Нет! Продолжим наступательную операцию! И я только усилил свои наступательные движения, заставляя её всю течь, и попискивать, и погавкивать. Её хвост уже обвил меня, а руки обхватили голову, словно мяч. Казалось, что теперь уже она не хочет отпускать меня. И когда по телу её начали пробегать судороги…

Она вцепилась мне в плечо своими острыми зубками!

- Блять!!! – я аж отпрыгнул, обхватив своё раненое плечо. Там на коже виднелась россыпь маленьких кровоточащих дырочек.

Но лисичка на своей волне, она вся согнулась, уже сама запустив пальцы между ног, заканчивая начатое, пока наконец просто не села, тяжело дыша.

- Это… это чо такое?!- ужаснулся я.

- А не надо пальцы свои мне в письку совать! – запищала Стрими.

- Я тебе туда сейчас другое засуну.

Безапелляционно я подошёл к мелкой кусачей дряни, схватил за ноги и дёрнул на себя. Та грохнулась на попу и попыталась вырваться, шипя, но куда там. После этого я оттащил её от стены за ноги в центр комнаты, отчего она вытянулась в полный рост, грубо перевернул, а сам встал на колени сзади. Намотал её хвост на кулак и подтащил вёрткую задницу к себе.

- Больно! Хвост оторвёшь!

Ага, конечно. Взяв управление членом в свои руки, я подтащил её за хвост поближе и головкой медленно скользнул по её мохнатой щели. Ощущения были прикольные. Её ворс довольно приятно щекотал, отчего хотелось водить вот так ещё и ещё.

Но не для этого мы тут, верно? Поэтому хорошенько прицелившись во влажную щель, я дёрнул её за хвост на себя. Стрими вскрикнула, дёрнулась назад и сама же насадилась мне на член. Тут же дёрнулась вперёд, но вместо того, чтоб вырваться, вместе со мной растянулась на полу. Она снизу, а я сверху, причём во всю длину войдя в неё.

Было приятно чувствовать под собой мягкую, плотную и велюровую задницу лисички, которая попискивала подо мной. Освободившейся от члена рукой, я схватил её за ухо, во второе вцепившись зубами и слегка жуя его. Та начала уже даже не пищать, а тявкать.

А я… Хорошенько начал трахать эту лисичку сестричку, загоняя ей от души. Каждый раз входя в неё, её задница забавно мягко дёргалась, словно наполненная желе. Из-за этого, отпустив её хвост, я начал мять её классную упругую задницу, словно пытаясь что-то выдавить из её булок. От этого лисичка дёргалась подо мной всем телом. Раз, два, три… под конец я вгонял ей что есть силы, словно хотел просадить ей до упора, пока она билась и извивалась.

Кончили мы благодаря способности одновременно. Она даже встала подо мной на четвереньки, проявив недюжинную силу. Но после этого просто обессилено легла на пол. Вернее, я её придавил. Из под меня только её руки с ногами и торчали.

- Ва! Ва! Ва! – это она сейчас тявкала подо мной.

- Чего ты.

- Ва! Ва!

Предположив, что она хочет ещё, я медленно встал и глянул на эту фурри. Бедная, растянувшаяся на полу, словно шкура какого-то существа, она лежала с раздвинутыми ногами на животе с обессиленно упавшим хвостом.

- Ещё по одной? – спросил я учтиво.

- Угу, - кивнула она.

Поэтому, аля джентльмен, я поднял её на руки и положил на диван, после чего сделал из полотенца кляп. Это чтоб она меня не укусила.

- Будь хорошенькой девочкой, - погладил я её по волосам и поцеловал в губы. Как таковых губ у неё не было, но был рот.

Я хотел всунуть ей кляп в рот, но вместо этого лисичка меня конкретно засосала.

Она сама обхватила меня руками. Мне в грудь упёрлись её большие твёрдые и горячие бугорочки, в то время как хвост обвил мою ногу. Её маленькая пушистенькая ручка скользнула вниз, взяв моего маленького друга в заложники. Она не спешила давать себя трахать, водя головкой по своей мокрой щели. При этом сама буквально засасывая меня до такой степени, что мне не хватало воздуха. Её мокрый кожаный нос постоянно тыкался мне в щёку.

Стоило ей закончить, как она стала водить своим мокрым носом по моему лицу. Странное ощущение. Ещё более странно ощущение было, когда она мне начала лизать лицо и уши, вылизывая меня своим наждачным мокрым языком.

Было ли это противно? Может в обычной жизни и да, но не когда ты ебёшся с представителем другой расы.

После минут десяти таких игр, она наконец направила в себя мокренькую и готовенькую. Было приятно почувствовать тепло внутри неё, то как там всё ходуном ходит, словно предвкушая еблю. И я её не разочаровал, драл как шлюху, отчего она тявкала не умолкая. Ещё раз небольшой, но горячий кросс, во время которого я запихнул кляп ей в рот.

- Просто чтоб не укусила, детка, - поцеловал я её в нос, потом в глазик, который она закрыла, а потом покусал её кожаное ушко, пока внизу нас всё хлюпало от её обильной смазки. Мне особенно нравилось мять её задницу, велюровую мягкую задницу, которая так податливо ходила под моими пальцами.

Вообще, как и с другими, было что-то с ней необычное. Например, прижимаешь её велюровое тельце к себе, такое мягкое и пушистое, и душа радуется, оттого что она такая прямо вся классная, словно игрушка.

И на этот раз Стрими не кусала меня от оргазма, хотя полотенце скрипело в зубах.

Как и в следующие разы, когда мы уже меняли позы на более классические. Например, на её более привычной собачьей, когда я мог от души подёргать её за уши да и просто закопаться пальцами в её густые волосы, помять сиськи и задницу.

Под конец то и разницы особой не было, кто она, так как мимика, глаза, эмоции, всё было как у существа далёкого от простого животного. И какая разница, как выглядит она, если сука милая, да и ебётся классно.

Даже в задницу пробовали.

- Не пролезет! – запищала она, когда я попытался пробиться к ней.

- Давай не ёрничай, лисичка, - усмехнулся я, медленно и туго входя в её розовенькое колечко заднего прохода. С удовольствием наблюдал как оно с трудом растягивается под моим напором, и как головка члена потихоньку утопает в нём, растягивая колечко всё шире и шире. Я даже использовал какой-то увлажняющий гель, но член в её попку входил с трудом и по чуть-чуть. Вот прошли головку, потом ещё немного… Лисичка начала дрожать и тявкать... Слишком туго и мало места.

Но я человек упрямый, и её страдания меня лишь заводят. Оттого я лишь силы прибавил, входя к ней в жопу. По чуть-чуть. Вот уже её розовенькая попа достаточно разошлась, и я смог войти полностью, с удовольствием наблюдая, как член погружается в неё всё глубже до самого лобка. После чего принялся нещадно насиловать её туда. Долбил так, что лисичка лишь дёргалась и тявкала на высоких нотах.

Она скулила, словно раненная, а потом… А потом, как я кончил, у неё случилась судорога, и член застрял у неё в заднице. Парам-парам-па! Мы минуть десять отделаться не могли друг от друга. Так себе опыт.

Ну… лучше отказаться от такого.

В конечном итоге самой лучше оказалась именно собачья поза – может от природы дано, может просто профи в такой позе, но ебалась лисичка отменно, стоя на четвереньках и тявкая. Своей задницей она буквально вплотную прижималась к моему животу и с хитрой плотоядной улыбкой щекотала хвостом мне под носом, отчего я без зазрения совести её хватал за него и дёргал в разные стороны. Иногда даже кусал его, но, честно говоря, такого восторга, что получала от данного процесса Юи, не чувствовал.

Но самой сильной её стороной стало то, что она меня потом вылизала. Бля… это божественно…

Когда я, уставший и довольный лёг на спину, тяжело дыша, она на четвереньках подползла ко мне, махая хвостом, и принялась лизать моего друга. Просто схватила рукой и очень аккуратно вылизала своим шершавым язычком. После чего сделала мне с заглотом. Иногда у меня замирало сердце, когда я чувствовал её зубы, но всё обошлось. Отличный слюнявый минет с заглотом.

После этого Стрими ещё минут пять его вылизывала, словно полировала. Но минетом дело не ограничилось - грязная сучка и по яйцам прошлась, и по заднице моей. Язычок аж чуть внутрь не входил мне. Она лизала меня так, словно хотела вымыть, ноги вылизала, ступни, каждый палец с каким-то сосредоточением.

Я лишь позволил заниматься Стрими тем, чем она хочет прежде, чем вновь схватить её и трахнуть в позе наездницы. А потом и в миссионерской, запихав всё то же полотенце вместо кляпа от укусов, чтоб она не дай бог ничего мне не отгрызла.

После этого мы вновь лежали обнявшись. Классная пушистая девушка. И глаза пиздецки большие и действительно красивые. И нос… в нос мне больше всего нравилось её целовать, так как он был влажным и таким кожаным, таким приятным, что… что я продолжал её в него целовать.

- Ну чо, пушистая, как тебе?

- Я людофилка.

- Ага, получается что так, - я схватил её за задницу и хорошенько сжал, губами сжав сосок, который быстро каменел. Моя активка действовала на обоих.

- Сегодня я какая-то…

- Ебливая?

- Да. Хочется ещё… лень двигаться… Можешь сам? А я полежу.

- Хитрая какая… - но я всё же трахнул её хорошенько, засандалив ей так, что Стрими потом дёргала на себе свои пышные волосы. А я мял её грудь и, наслаждаясь чувством полноты в руках, кусал за её большие соски. Кожа отпад, мягкая и велюровая, так бы и мял их.

Закончил ли я на этом?

Пф-ф-ф… Я ей ещё и под хвост заглянул в прямом смысле слова, разглядывая её мокрую щёлку.

- Ч-что ты там ищешь?! - возмутилась она, когда я просто двумя пальцами раздвинул губки, разглядывая её строение.

- Ничего, просто интересно, - пожал я плечами. – А ты лежи и не возникай.

- Эй, но…

- Умолкни, - шыкнул я на неё, и она тут же сдалась. Какая податливая.

А я там всё ей тыкал, рассматривал, изучал, мокренькую нашу. Хотя по сути строение было такое же, как и у обычных девушек. Разве что бутончик был, если так можно выразиться, поглубже и куда больше. Большой, пульсирующий и очень нежный.

Я его пальцами взял, нежно помял, потыкал, пока лисичка вздрагивала и скулила. Пальчиком потеребонькал этот блестящий бугорок, поводил по нему. А под конец…

Несильно дёрнул и ущипнул, чтоб не расслаблялась. Уже пыхтящая, вся напряжённая и предвкушающая оргазм лисичка, мокрая как из душа и текущая, как тающий лёд в тёплом помещении, такого не ожидала. Она взвизгнула, словно собака, которой наступили на хвост, с ошалелым лицом отпрыгнула, приземлилась на четвереньки и зашипела, распушив хвост. Я же…

Я же бросился за ней. Стрими попыталась убежать, нырнув в сторону, но в последний момент я схватил её за хвост и дёрнул на себя, отчего она тявкнула на высокой ноте. Дёрнув на себя, я тут же навалился на лисичку, придавливая её брыкающуюся пушистую всем телом.

- Ну ладно тебе, я же немного…

- Ва! Ва! ВА! ВА! Сам себя дёрни!

- Да не бейся ты… - я кое-как развёл ей ножки и рукой, чтоб не промахнуться прицелил ей пятиочковый, после чего хорошенько вошёл. Скользкая и влажная, она получила свой подарок по самые гланды. Более того, внутри всё сжалось, словно всасывая в себя всё, что ей туда всунут. В отличие от пищащей Стрими, организм её был куда радостнее и честнее.

Оттого драл я её безбожно даже когда она уже на четвереньках не могла стоять от моей способки, которая довела её до состояния овоща. Только пищала, тявкала и дёргалась, прося остановиться в перерывах, когда не задыхалась. А я вгрызался в её ушко, дёргал за хвост и соски. И долбил до потери пульса. Потом переворачивал и снова трахал. Её так приятно обнимать! Она такая мягкая и пушистая!

Не сильно то Стрими была и против того, чтоб её выебали. Не против того, чтоб её ебали всю ночь, драли как шлюшку, используя её дырочки как того душа пожелает. Она была вся мокрая внутри и текла, словно намекая, что организм готов ещё поработать. Да и пососаться Стрими была не против. Настолько не против, что когда она была ко мне лицом, только этим и занималась.

Так что сегодня я не выспался. Зато…

Зато…

Когда солнце начало пускать лучи в окно, я поднял дремлющую Стрими.

- Чего… - зевнула она.

- Полижешь меня напоследок?

- Так утро же, - устало пробормотала она, на что в ответ я тыкнул её мордочкой в свой пах.

- Давай, за работу, лисица-сестрица.

Так что да, пока я лежал в полудрёме и кайфовал, меня вылизывали в буквальном смысле везде с такой тщательностью, что любой позавидует. Но всё же чаще всего я возвращал её мордаху к промежности. Чтоб всё там блестело и было чистым, включая задницу, куда мне приходилось её тыкать носом, так как ей, видите ли, не нравится.

- Может не надо, - выглядывала она на меня между ног. Её жалостливое лицо только пуще разжигало моё желание заставить её всё сделать на славу.

- Надо, давай, делай дело, - ткнул я её носом в задницу. От её кожаного мокрого носа ощущения были забавными. И совершенно неописуемые ощущения, когда её влажный язычок полировал мне попу.

И она отлично справилась, вылизывая мне всё. От очка до кончика члена, пройдясь там своим языком. А после я просто загнул её раком, схватив за хвост, и трахнул напоследок, помяв её мохнатые сиськи и потеребонькав ей её сокровище, отчего у Стрими шерсть дымом встала.

Жаль, что только не выспался.

Глава 239

В конечном итоге Стрими стала людофилкой. Интересно, а я не стал зоо…

Нет, выбросить это из головы! Она не животное, а фурри! Раса здесь такая. А межрасовый секс, это немного другое, чем зоофилия. По такому принципу, если эльфов трахать – тоже заниматься зоофилией, что в корне неправильно. Наше дело – укреплять отношения между расами и нести мир…

Пф-ф-ф-ф-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха… Боже, ну и бредятина. Даже звучит смешно. Какая нахуй дружба? Война только сможет всё исправить. Война и страх этой самой войны. Чтоб каждый знал, что он сдохнет первым в случае битвы и никто не сможет уйти живым. Чтоб никакому долбоёбу королю не пришло в голову подобное, и он знал, что его детки первыми сдохнут на фронте. Или чтоб народ боялся настолько этой войны, чтоб слал короля нахуй с такими запросами.

Обычно войну хотят те, кто в ней никогда не участвовал. Они просто даже примерно не понимают, что такое война, и какие последствия после неё будут.

Такие вот мысли мирового масштаба лезли мне в голову, пока мы завтракали. Но не у всех в голове протекали столь милитаризованные мысли.

В это время, например, немного сонная, но расслабленная Стрими кормила Юи. Та отчаянно не хотела есть, и половина еды вытекало у аутистки из рта наружу. Зато Юи с радостью засовывала себе в рот хвост лисички, словно тот был её любимым деликатесом. В принципе, о него она и вытерла рот, из-за чего Стрими потом пришлось отмываться.

Я отчётливо слышал, как она шипела на Юи от злости, из-за того, что её хвост был теперь словно мочалка. Можно сказать, утро было добрым и тёплым. Даже солнце в окно заглядывало нам на радость. Но если бы все дни были такими прекрасными и добрыми, а утро всегда миролюбивым и приветливым, как сейчас… то я уверен, что мир бы стал куда более добрее.

Но это из разряда сказок, так как даже в такое утро умудряются некоторые люди всё испоганить.

Первое правило в таких делах – никогда никому не верь, если вокруг не пойми кто.

Второе правило – всегда проверяй всё всеми возможными способами.

Третье правило – будь на стрёме, но я его естественно проебал.

Как например сейчас, к нам постучались, а я что? Я потащил за собой Стрими. Дело в том, что это я должен спуститься к наёмникам, а не они подняться. Так как это я говорю, когда вставать и когда двигаться дальше. Они вообще никому не должны дверь открывать. Но чтоб они сами ко мне пришли… это значит, что что-то произошло. Или это вообще не они.

Поэтому, когда мы подошли к двери, я громко спросил:

- Вы кто такие?!

- Уборка комнат, - тут же оперативно сообщил мне женский голос.

Уборка комнат. Утром. Я никогда не был в отеле и не могу сказать, насколько правильна уборка комнат в отеле утром, однако…

Я покосился на Стрими, кивнув головой, мол, ну как? Кто там?

Дело в том, что Стрими, в отличие от меня, могла услышать куда больше, чем я. Как и почувствовать носом. Оттого я её приволок, чтоб узнать, кто за дверью. Уж фурри она точно учует.

Та принюхалась, подёргала ушами и… покачала головой, показав один палец.

Значит не фурри, но там она услышала только одного человека.

Это слегка подозрительно.

Нет, конечно в отеле могут работать не фурри, а, например, те же эльфы, которые здесь застряли и которым требуется бабло. Но всё равно такое несоответствие настораживает. Может у меня и просыпается паранойя, но лучше перестраховаться всегда, верно?

- Я вас не звал, идите нахуй! – ответил я отчётливо и снова прислушался.

В ответ… тишина. Ни звука удаляющихся шагов, ничего. Только…

Стрими навострила уши, которые забавно дёрнулись в сторону двери и тут же показала мне два пальца… три… пять. С каждым новым пальцем её лицо становилось всё испуганней и испуганней.

Значит уборка комнату утром впятером? Это так мило…

- Хотя погодите, уборка может и понадобиться. Одну секунду, только натяну на себя что-нибудь...

Например, портупеи.

Я быстро толкнул Стрими в комнату, где Юи пыталась надеть походную одежду шиворот на выворот, после чего схватил ремни с пистолетами, схватил ружьё и двинулся к двери. Благо зарядил их на ночь на всякий.

Ещё же броню… но броню надо надевать. Надевать долго и мучительно, затягивая лямки, чтоб не свалилась. А для этого требуется время, которого может не хватить. Накину кольчугу. Правда кольчугу на голое тело надевать ещё то удовольствие, она слегка трёт кожу под весом, но я уж как-нибудь потерплю.

А ещё мне этот момент сейчас напомнил случай в другой гостинице, где я перебил четырёх лоль. Давно же это было, от них сейчас только кости остались. Мда… было дело конечно… Это не пришло в голову потому, что сейчас у меня страшное дежавю. Вот прямо пиздец какое сильное. Только… в прошлый раз для меня всё кончилось плохо, что несколько печалит меня сейчас.

Вытащив из кобуры пистолет, я подошёл к двери и нацелил его на дверной проём.

- Вы ещё здесь? – крикнул я, чтоб на той стороне меня услышали.

- Да, я…

И в этот момент я просто выстрелил на голос.

Ни сомнений, ничего того, что может помешать и усложнить мне жизнь. Обстоятельства не для сомнений. Просто выстрел по голосу, словно всё так и должно быть. Было бы забавно, если Стрими ошиблась и там сейчас стояла обычная уборщица, однако…

После такого грохота повисла тишина. Я быстро-быстро принялся заряжать пистолет, отходя на противоположную сторону комнаты, так как потом такой возможности не будет. Если кто влетит в дверь сейчас, то я просто отброшу его и схвачу заряженный. Но пока…

Уже действуя на автоматизме, я засыпал нужное количество пороха, запихнул туда кусок тряпки со свинцовым шариком. Протолкнул его внутрь до упора, сыпанул на пороховую полку немного, всё закрыл, взвёл…

Готово!

Только заряженный пистолет я убрал и взял вместо него ружьё. Если кто вломится сейчас, в чём я уверен на пятьдесят процентов, ружьё просто прошьёт засранца. Но если подберутся ближе, ружьё будет не так сподручно. Поэтому лучше сразу разрядить его и потратить патроны на двух противников, а потом уже воспользоваться пистолетами.

Где-то в соседней комнате я услышал подобие плача Юи, который быстро смолк. Видимо ебанушку напугал хлопок. Меня бы он то…

В этот момент дверь с грохотом влетела в комнату. И одновременно с тем, как мне в левое плечо попала стрела, я выстрелил сам.

И сука стрела пробила кольчугу! Вы чо, бронебойным стреляете?! Еб вашу мать, больно то как!

Зато первый же мой выстрел из ружья убил сразу двух эльфов, который были в проходе: лучницу и придурка за ней – пуля пробила той шею и попала эльфу за её спиной в голову. Его откинуло на стену за спиной, по которой он сполз, оставляя кровавый след. Эльфийка схватилась за горло и рухнула на колени, мучительно помирая.

Не теряя равновесия от попадания, я ещё раз выстрелил в толпу, которая завалилась в комнату, проделывая немаленькую дыру в груди у ещё одного чувака, после чего откинул ружьё и от бедра открыл стрельбу по уёбкам из пистолетов.

На такой дистанции у них не было шансов. Как и у меня увернуться от ещё одной стрелы, которая частично скальпировала висок, чиркнув по черепу. И то лишь не убила потому, что стрелявшего я заметил и пристрелил первым. И тот, падая с пулей в голове, промахнулся.

Ещё три выстрела нашли свою цель. Те, кому не повезло, падали, получив свой контрольный или останавливаясь, словно поражённые тем, что их всё-таки таких быстрых подстрелили.

И после такого отстрела ушастых в комнате остался всего один эльф. От такой бойни он слегка замешкался, и я просто бросился на него. Ещё двое были в проходе, явно не рискуя нападать. Были бы у них лучники… но кто будет брать лучника в захват комнаты, где узкие пространства?

Я атаковал первым, сразу шмальнув в тех двух фаерболом. Я не стал смотреть, попал в кого или нет; просто бросился к эльфу, что был в комнате и сократил половину расстояния, когда он пришёл в себя и поднял меч. Но ему в лицо полетел пистолет.

Эльф проявил хорошую реакцию, отбивая его. Но тем самым открылся и пропустил удар ногой в живот, из-за чего отлетел назад.

В комнату влетел ещё один эльф с мечом наизготовку, с опалёнными волосам, и я поднял правую руку, стреляя в него молнией.

Я уже говорил, что, когда вытягиваешь руку, тебе обязательно попытаются её отрубить?

Во-о-от, тут мне тоже попытались её отхуярить. Причём уёбку ушастому не хватило всего сантиметров, чтоб отчекрыжить ручонку мою шаловливую, когда молния ебанула в него и парализовала.

Ему не хватило отчекрыжить руку, зато до мизинца сука дотянулся и того как не бывало. Единственное, что можно было сказать, так это спасибо адреналину, из-за которого боли я и не почувствовал. В ответку я наступил тому на шею, с удовольствием услышав, как хрустнули позвонки под ногой и как захрипел урод.

Развернулся к тому, что вставал, зажёг на ладони огонь и…

- Подавись нахуй.

Визг урода наполнил комнату, да и не только её, скорее всего. Этому крику вторил крик Юи из соседней комнаты. Дуэтом их, наверное, было слышно даже на улице. Ещё интереснее, что никто не пришёл на шум, что как бы намекает не в лучшую сторону о том, где моя ебаная команда.

Жарил я урода всего секунды три-четыре, но крика было на целую минуту, пока он сам не отключился от боли. Но перед тем, как добить обугленного, я поднял меч одного из павших и выглянул в коридор, где были трупы пристрелянных эльфов и… живая эльфийка, в которую угодил фаербол.

Она стонала, пытаясь уползти, но куда там ей. Половина лица обуглена, вся одежда на груди сгорела, грудь обожжена до мяса. В глазах шок и непонимание того, что произошло сейчас и как так обернулось, что численное преимущество в десять раз было так быстро нивелировано.

А я знаю – будь они хоть семидесятыми, но пулям то похуй. Никто из них не быстрее чем пуля из мушкета. Вбежать толпой действительно действенно, если против вас человек с мечом. В закрытой комнате один взмах, максимум два с его стороны, и вы его свалите на землю. Но не против огнестрельного оружия.

Я не стал слушать, что она пыталась мне сказать, когда навис над ней. Прошлый опыт меня научил действовать быстро. Поэтому, не слушая этот жалостливый лепет, я молча рубанул ей по шее мечом, отрубив голову, после чего так же быстро прошёлся по телам добивая всех. Последним я добил обуглиша, который к тому моменту так и не пришёл в себя. Ожоги на нём были красноречивыми, но вряд ли смертельными. Скорее уродство на всю жизнь.

Как бы то ни было, десять - ноль хуесосы, далеко вам до меня. Хотя тут не моя заслуга, а пистолетов. Плюс стрела в плече жутко болит, словно мышцы вырывают. И обрубок на месте пальца дико жжётся. Хотя надо сказать спасибо, что это всего лишь часть мизинца. Про висок вообще молчу.

Прямо на ходу перезаряжая пистолет, я пнул дверь в спальню, где, обняв скулящую Юи, сидела Стрими и испуганно водила своими слуховыми локаторами из стороны в сторону. Когда я открыл дверь, она всем телом вздрогнула, а Юи, почувствовав это, заплакала уже вслух.

- Уходим, быстро, - бросил я.

Правда перед этим…

- У тебя стрела из плеча, - ужаснулась Стрими.

- Да я как бы заметил, - поморщившись, я потрогал стрелу.

Эта хрень вообще пробила плечо на вылет! И спереди пробила кольчугу, и сзади пробила кольчугу. Охереть… пиздец просто… Пришлось обломать стрелу, после чего я просто вытащил её со стороны наконечника. Сука… больно… А говорили мне броню не снимать… Хотя это тоже бред, постоянно в броне ходить, не помыться, не почесаться…

- Перемотай мне плечо, быстрее.

А сам я быстро-быстро перезаряжал другие пистолеты.

У неё заняло на всё около минуты. За это время я, побив собственные рекорды, перезарядил все пистолеты и один ствол ружья.

- Отлично, собирай Юи, быстрее.

Я выскочил в зал, где лежали мои вещи. Времени было мало. Может мы перебили всех, а может эльфы уже поднимаются по лестнице за нами. Но как бы там ни было, мне нужно было надеть броню с одеждой. Положив пистолет рядом с собой на тумбочку, я начал быстро натягивать на себя комплекты, как меня учила в поместье Мамонта с Ухтунгом. Быстро, без разговоров и каких-либо заминок, словно опоздаю на секунду и мне крышка.

А может так оно и есть.

Одежда, поддоспешник, балаклава, под которую я запихнул тряпку на кровоточащую рану, перевязать обрубок пальца потуже на скорую руку, броня…

Когда я надевал шлем, в комнату заскочил взъерошенный Вулфи, весь запачканный кровью. Она даже стекала с его пасти, и я подозреваю, что своими зубами он пользовался по прямому их предназначению.

- Там снизу… - начал он, запыхавшись.

- Трупы и эльфы. Всех перебили?

- Да, но…

- Умойся, Вулфи, нам ещё надо покинуть город.

Тем временем выскочила Стрими, таща за собой Юи. Увидев трупы, она буквально подпрыгнула на месте и быстро отвернулась, зажимая рот ладонью. Юи так вообще было похуй. Не думаю, что она понимала что-либо.

Я тут же шагнул к ним, вытаскивая бутылёк. Пришлось немного повозиться, но Юи выпила свою порцию и прямо на глазах стала более сонной и спокойной. Отрешённой от остального мира.

- Мы готовы, - отрапортовала Стрими, стараясь не смотреть на трупы.

- Да я уже заметил это, - пробормотал я, заряжая последний ствол на ружье. – Вулфи! Ты скоро?!

- Я… - он выскочил с мокрой мордой. – Я всё, готов!

- Отлично, уходим.

Я бросил беглый взгляд на апартаменты, но кроме трупов здесь больше ничего не было.

- Ладно, уходим.

Я вышел первый, повесив ружьё за спину и взявшись за меч. Здесь в такой броне меня хер достанут. Не знаю, какой уровень был у тех хуесосов, но при моей броне им и семидесятый не поможет. Я задавлю массой. В этом и проблема любого уровня – ты можешь быть сколько угодно сильным, но ты всё равно человек.

- Где остальные, сколько осталось? – спросил я, выглянув осторожно на лестницу.

- Десять. Эльфы заходили в комнаты и убивали всех. Мы заметили их слишком поздно.

Мы начали спускаться по лестнице на нижний этаж.

- Они заходили всей кучей в номер и убивали всех внутри. Но когда они постучались ко мне, я поднял вой и мы… мы подрались, но часть погибла.

Я бы хотел спросить, сколько погибло, но взгляд на коридор передо мной дал исчерпывающий ответ.

Здесь лежало около двадцати тел. Голые, но с щитами и мечами наёмники против эльфов, которые валялись тут же. Тут же уже суетились другие, наспех одеваясь.

- Сколько вас осталось? - тут же спросил я ближайшего.

Тот вздрогнул, увидев меня.

- Десять. Мы потеряли семнадцать. Среди них был главный.

Главный? Хуёво…

Я быстро прошёлся по комнатам, заглядывая в них. Практически везде были трупы наёмников, которые располагались в комнатах по трое. Голые, изрубленные, некоторые из них были ещё в кровати. Иногда в комнатах я видел зверолюдок, чей сервис они использовали. В одной из комнат я даже увидел голую зверолюдку белку, что стояла на ресепшене, с колотой раной в районе сердца. Она сидела в собственной крови, облокотившись на противоположную от входа стену, и стеклянными глазами, полных безразличия, смотрела в проход.

Не задалась у неё смена. Вообще, кто бы их не убил, я или эльфы, мне всегда было немного жалко мирняк, когда я видел его трупы. Совсем немного, но жалко, так как не будь меня или их, они бы жили своей обычной скучной, но жизнью.

- Ладно, все собрались?! – громко позвал я, и из комнат, наспех затягивая доспехи, появились наёмники. Растрёпанные, слегка сбитые столку, они быстро затягивали ремни и помогали друг другу.

- А что делать с телами? – спросил один из них.

- Ничего. Сейчас Вулфи побежит к страже и скажет, что в гостинице эльфы убивают постояльцев. Усложним жизнь ушастым. А мы пока собираем доспехи и всё, что может сказать, что постояльцы были наёмниками и работали, после чего в конюшню и выводим папатосов.

- А дальше? – спросил другой.

- А дальше… - я задумался. – А дальше будем выбираться. Так что за дело.

Мы спустились на первый этаж, так и не встретив ни единой живой души. Только на ресепшене с перерезанным горлом на стуле сидела девушка-кошка.

Честно говоря, меня слегка напрягла пустота в здании, и когда я открывал дверь, то боялся, что там за дверьми ничего и никого не будет, кроме пустынных покрытых туманом улиц, по которым подобно перекати полю будет летать мусор. Но мои тупые страхи развеялись, стоило дверям открыться.

В лицо тут же ударила шумная наполненная прохладой улица, по которой ходили зверолюди и фурри, спеша по своим делам. Земля и небо по сравнению со зданием, из которого мы вышли.

- Вулфи, ты знаешь, что делать. Вы двое, за папатосами. Ведите их в тот сквер, где я вас видел в последний раз. Мы же… - я обвёл Стрими, Юи и ещё восьмерых наёмников, - пойдём искать повозку с рабами. А лучше несколько повозок.

- Зачем? – просила на меня встревоженный взгляд лисичка.

- Будем шифроваться.

Глава 240

План снова прост как дважды два…

Должен был быть, если честно.

Просто в самом разгаре поиска нужной телеги, в которой мы могли бы затесаться, до меня вдруг дошло: если они нашли нас здесь, то что мешает им найти нас и потом? На том же самом выезде? Уж рабов, которых везут, они точно будут проверять, так как это вполне логично и очевидно. А Юи палится своими раскосыми глазами даже без вооружённого взгляда.

То есть, они явно будут высматривать людей, и встреть таковых, тут же начнут приглядываться и заметят, что мы случайно так похожи…

Сомневаюсь, что они отмахнутся и скажут: не, не похожи, мы ищем людей в броне, а эти без. Я может в чём-то и умён, но после вполне доходчивого разговора с Клирией и событий сегодняшнего утра понял, что эльфы тоже не тупы. Я как бы и до этого знал, но сегодня утром прочувствовал на себе, насколько они проворны и как быстро могут отыскать нас в большом чужом городе. И единственное, что их останавливает сейчас нас быстренько найти и отъебать, так это то что страна не их и город тоже не их.

А теперь…

Я с интересом наблюдал издалека, как четверо просто тупо терминатора, облачённых в броню так, что к ним хуй подберёшься, с такими чудесными саблями подошли к испуганным эльфам и давай их расспрашивать, наезжать, проверять вещи. Видимо бойня в гостинице стала достоянием общественности.

Но не только эльфов они ищут, подсказывает мне моя душонка. Тут и без гениальных мыслителей ясно, что искать помимо всего прочего они будут и людей, что завалили тех эльфов в отеле. Даже забрав военное обмундирование и пытаясь выставить всё так, словно это было просто устроенное эльфами нападение, становилось ясно, что дело куда сложнее. И что как минимум стоит найти людей, которые трусливо бежали оттуда, оставив тела товарищей.

Ведь если бегут, то значит есть причина.

И найти их будет не так уж и сложно в городе зверолюдов.

Но судя по всему, больше зверолюдей всё-таки интересовали эльфы, так как ныряя между разными проулками, я неоднократно видел, как стража ловила именно ушастых.

Однако вскоре я понял - если мы хотим уйти, нам придётся бросить папатосов со всеми вещами, что мы и сделали. Идти по главным улицам с гружёнными животными очень палевно и только благодаря Вулфи, который нас предупреждал заранее, мы избегали встреч со стражей вовремя сворачивая на другие дороги. Но долго так продолжаться не могло. Поэтому в конечном итоге, скрипя сердцем, я всё же приказал оставить живность с нашими вещами и двинуться узкими дворами в сторону конюшен.

Никто мне слова не сказал по поводу этого, однако я прямо видел, как они с сожалением бросали взгляды на вещи, которые там остались. Да чего уж там, я сам так делал. А это ещё о провизии речи нет, которая осталась в отеле.

Блин, пиздец как обидно…

Но взглянем с болью правде в глаза – даже если мы дойдём до конюшен, вряд ли сможем покинуть город со всем этим открыто, нас тупо задержат на воротах.

А если каким-то невъебенным чудом мы его и покинем, то я просто уверен, что там нас будут ждать эльфы, от которых мы точно не уйдём с папатосами. И вряд ли там будет человек десять, как в прошлый раз.

Однако даже по дворам мы гладко не могли пройти.

- Юи нехорошо, - позвала меня Стрими, придерживая аутистку, которая согнулась словно от боли в животе. – Она, кажется, идти не может.

- В смысле блять не может? – обернулся я. Мы как раз дошли до тех районов, которые можно было назвать не самыми безопасными, но и не гетто. – Чо с ней?

- За живот держится, - ответила Стрими, придерживаю ту.

А Юи только и делала, что мычала, да скулила, хватаясь за живот. Она ещё что-то бессвязно пыталась лепетать, но дальше эуэ, аэа и уэи дело не уходило. Так что узнать что-то по истине важное от Юи о её состоянии мы, к сожалению, не могли. Может ударить её? Ну мало ли, вдруг поможет, у меня комп иногда после хорошего удара переставал лагать.

- Вы двое, - кивнул я на наёмников. – Тащите её. И идём…

Я замолчал, обратив внимание на несколько зверолюдей довольно крупного телосложения, вышедших с одной и другой стороны двора. Их было всего пять, но размеры заставляли меня нервно сглотнуть.

Двое из них были тиграми переростками таким накаченным торсом, что вряд ли бы протиснулись в обычную дверь. Я бы сказал, что в их росте все два с половиной метра. Ещё двое были медведями таких же размеров и один довольно крупный волк метров двух в холке. Причём волк был явно главным и имел вид как бывалого чувака, так и самого умного.

- Вы что-то забыли в этой части города? - учтиво спросил волчара у нас, бросив холодный взгляд на Вулфи. Тот, опустив взор, как бы между делом отошёл назад, зажав хвост между ногами.

Взгляд волка успел прогуляться по всем нам, на несколько секунд красноречиво задержался на Стрими, после чего остановился на мне.

- Мы направляемся в конюшню, - сказал я, выступив вперёд к нему. – Вы чего-то хотели?

Волк выступил навстречу. Прямо как два альфа-самца тут выступаем друг перед другом. Но смех смехом, а всё сводится к самым первоначальным инстинктам. И иначе как встречу альфа-самцов двух стай это не назвать.

- О, ничего особенного, ничего особенного, - покачал он головой.

Высокий, подкаченный, глаза были жёлтыми, внимательными и слишком умными, как по мне. Очень чистоплотный и опрятный волк тем не менее имел ауру дикого зверя, от которого опасность исходила буквально волнами. Его лицо было аккуратным и без шрамов, что не свойственно тем, кто не раз дрался за свою жизнь. Вон, его дружки, например, вообще все исполосованы, словно дикие звери.

- Раз ничего особенного, тогда… как мне воспринимать то, что ваши люди нас окружили? – спокойно осведомился я из-под своего чайника низким голосом.

- Никак, лишь подстраховка. А вообще вы правы, мне кое-что нужно от вас.

Меня так и подмывало спросить, похож ли я на бюро вакансий или что-нибудь подобное, но сказал совершенно иное:

- Значит, вы можете нам помочь, верно? Если так, то я могу протянуть руку помощи в пределах разумного тем, кто любезно помогает нам.

- Верно, - кивнул волк и спокойно обошёл меня со стороны, подойдя к нашей команде.

Я повернулся боком, чтоб в любую секунду иметь возможность вышибить мозги и ему, и его дружкам.

- Я вижу, что уровни у вас откровенно малы, что меня бы в другой ситуации бы расстроило. Да и команда… - он красноречиво глянул на волка, - не самая. Хотя и плохой не назовёшь.

При этих словах он провёл пальцами (да-да, у этого зверолюда были пальцы, пусть и с чудовищными когтями) по щеке Стрими, словно оценивая её красоту. Та даже побоялась дёрнуться, испуганно хлопая глазами.

Значит волк видит уровни? Или чувствует их? А может просто умение оценивать противника по одному его виду? Ведь тут только Юи может похвастаться кое-каким уровнем, но и то, не в данный момент.

- Однако то, что ваша команда устроила в отеле, меня заставляет думать, что вы не так уж и просты. По крайней мере один из вас, - он глянул на меня смеющимся взглядом. - Конечно, немало решило там и массовка. Однако не все ушастые померли просто потому, что их задавили числом и щитами.

- Ближе к делу, кого надо устранить, - поторопил я его.

- Сразу к делу? – он оскалился. – Отлично, как я люблю. Есть кое у кого противник в этом городе. И тот противник не хочет понимать зверолюдский язык, предпочитая быть агрессивным существом. И кое-кому нужен тот, кто существо… устранит. Быстро и надёжно закроет этот вопрос.

- Почему тогда вы этим не займётесь, чтоб помочь кое-кому?

- Ха, а как ты думаешь, всё так просто? Стал бы я обращаться к непонятно кому с таким предложением, если мог бы сам это сделать? Я, к сожалению, из-за некоторых моментов ничего не могу предпринять в этом вопросе. Вот просто ничего. Ни я, ни мои люди. Всякое бывает. И просто так никого не пошлёшь. Однако твоя рекомендация завалила коридоры в отелях, разбрызгав по стенам кровь.

- Странный способ находить работника. Даже не зная, кто он.

- А мне и не нужно этого знать. Меньше знаю, крепче сплю. К тому же будет тот, на кого можно будет всё свалить. Помимо того, что я не могу решить тот вопрос, мне бы не хотелось, чтоб меня с ним связывали. Я ни хочу никого злить в этом городе, но и не хочу подводить кое-кого. А так как ты проездом и, как я вижу, с этим проблем не возникнет. Сегодня ты здесь, а завтра даже не в этой стране.

- Значит мне надо устранить ту личность?

- Да. Его охраны с ним не будет много. Я бы и сам справился, но… сам понимаешь всё, - он провёл по голове Стрими лапой, прижав её уши на мгновение к голове, после чего они вновь встали торчком. - А так я не причём, покажусь так, чтоб они точно знали, где я был. Все будут думать на странного чувака, кое-кто будет доволен, шерсть мою не выщиплют.

- Что взамен?

- Кроме того, что я не приведу к вам стражу?

Я поморщился. Вот каждый пытается насрать тебе на голову и с улыбкой уйти, говоря, что это я ещё должен быть благодарен. Что люди, что животные, а поведение одно и то же.

- Волк, такое надо говорить аккуратно, потому что я в силах сделать так, что некому будет звать стражу, - с угрозой сказал я. – Как и в силах это сделать, если по завершению задания за мной придёт стража. Я не поленюсь сжечь этот город в поисках предателя.

- Ты уверен в этом, человек? – сверкнул он глазами и улыбнулся, хотя появившиеся клыки передавали суть положения.

- Я не кидаю слов на ветер, волк, - ответил я. – Однако я хочу получить за работу мне причитающееся и идти своей дорогой. Потому предпочёл бы не притрагиваться к напряжённой теме мести и кровной вражды.

Он несколько секунд молчал, вглядываясь в щели моего шлема в то время, как я напряжённо сжимал ружьё. И так как я был повёрнут боком, дула так невзначай были нацелены именно на него. Всего одно неверное движение, и я отправлю его нахуй первым же поездом.

- Ты прав, мне тоже не нужна месть, так что я просто помогу вам. Но я и не заинтересован, чтоб ты здесь остался. Поэтому помогу, например… выехать незамеченными из города. Чтоб ни стража, ни эльфы, коих стало много вокруг города и которые, судя по всему, из разведки, не запалили тебя. Довезут до леса. Идёт?

Я задумался. В принципе, ничего мне больше и не нужно. Главное сейчас, выехать налегке подальше от города и стражи, которая, судя по всему, меня ищет. Поэтому его предложение было нужным, хоть мне и претило работать киллером.

- Тогда клятва, верно?

- Клятва? – по морде его было видно, что он не сразу понял, о чём речь.

- Клятва, что ты не сдашь меня кому-либо и вывезешь из города как обещал. Что твои люди не тронут моих.

На лице волка появилось понимание.

- Ах да… клятва… я и забыл, что вы, люди, не можете без этих клятв. Это даже оскорбительно.

- Мы оба понимаем, насколько мир прогнил и насколько опасно довериться кому бы то ни было.

Я старался аккуратно подбирать слова, чтоб не оскорблять его напрямую, но и донести основную мысль. Но это всё равно звучало оскорбительно.

Волк недовольно щёлкнул зубами.

- Ты слишком борз, человек.

- Да или нет, волк, - лишь ответил я. – Мне просто нужен ответ.

Повисла тишина, нарушаемая лишь естественным шумом города. Повисла ненадолго, так как вскоре блохастый улыбнулся и, тяпнув себя за руку, протянул лапу.

- Тогда пусть будет так, поклянись, что цель не выйдет из указанного места живым.

- А кого именно мне надо устранить? – решил уточнить я.

- Это имеет значение?

- Предлагаешь мне вырезать весь дом? – задал я встречный вопрос.

- Было бы слишком шумно, - покачал он головой. – Нам нужен только глава.

Убить человека, может и ни в чём не виновного? Да, это ужасно, но я смотрел на ситуацию не с человеческой точки зрения. Лишь с точки зрения выгоды, выбирая наименьшее из двух зол. По крайней мере, я старался.

Вслед за волком я тоже снял перчатку, после чего протянул её Стрими.

- Тяпни за руку.

Та послушно куснула её, после чего я пожал руку волку.

- Ты не сдашь меня или моих людей, не кинешь и довезёшь до леса в сохранности. Сделаешь так, чтоб нас не засекли. Не будешь говорить, куда увёз нас кому бы то ни было. Я же убью всех, кого ты сейчас назовёшь.

- Согласен, - оскалился волк.

Клятва состоялась. Каждый раз, заключая её, я невольно думаю, а что будет, если я не смогу, например, выполнить её. Вот возьму и не смогу, что тогда? Сдохну же. Хотя это глупая мысль. Я бы не брал её, не будь у меня хоть какой-то уверенности в том, что я смогу победить.

Довольный волк выпрямился.

- Не часто встретишь тех людей, кому нравятся фурри. Предположу, что ты её нанял.

- Верно предполагаешь, - кивнул я, чувствуя себя не в своей тарелке.

- Может она… - он нагнулся к её лицу. – Согласится работать у меня?

- Д-да нет… спасиб-бо, - пробормотала Стрими, отшатнувшись от оскалившегося волка. Чот он слишком много скалится.

- Ну чтож, как хочешь. Только имей в виду, что с такими как он, - волчара кивнул в мою сторону, - опасно находиться, и добром для тебя это не закончится. А теперь… думаю, что твои люди могут пока подождать где-нибудь, не мельтеша перед глазами у стражи. А то им очень хочется побеседовать с людьми, что были в отеле.

- Если так будет лучше для них, - спокойно ответил я.

- Будет. А что касается тебя… то тебе лучше отправиться вечером. Как бы стражи много на улицах не было, в темноте легче раствориться. Да и ночью легче пробраться до туда, не привлекая взгляда случайных свидетелей. И… - он демонстративно принюхался. – Тебе надо будет сбить запах крови, его за километр учуешь.

- Постараюсь.

- Чтож… тогда идём.

Нас отвели в какой-то старый грязный дом, который явно был притоном. А может быть и сейчас это притон, просто закрыт ради важных гостей. В любом случае, здесь, по заверению волка, мы могли остановиться со спокойной душой и не бояться ни стражи, ни эльфов. Клятва ему не позволит нас сдать или кинуть, поэтому я старался не волноваться по этому поводу.

Куда больше меня интересовали эльфы. Конечно, участвовать в разборках государств мне не очень хотелось. Но и попасть под эльфов сразу за воротами у меня тоже не было никакого желания, так как они наверняка меня там ждали. Оставалось надеяться, что волк нас действительно сможет вывезти до леса.

- Ты действительно это сделаешь, - тихо спросила Стрими, когда мы ждали вечера. – Действительно убьёшь человека?

- Как по-твоему, стал бы я заключать клятву, если бы не смог? - поморщился я.

- Но… это же неправильно.

Она так говорит, словно я этого хочу. Словно есть безопасный выход, которым бы я не воспользовался, чтоб только не влезать в это.

- Да, неправильно. Но вряд ли это невиновный человек, раз связался с ними, - хотя слово человек по отношению к ним не совсем корректно. – Так что без разницы.

- Но…

- Отвали, Стрими, - бросил грубо я.

Ещё мне мозг не ебали. Словно я сам хочу помочить людей и считаю это правильным. Но вот так сейчас мне капать на мозги этим… это вообще форменное издевательство. И так самому тошно от этой мысли.

К тому же я выбрал из двух зол наименьшее. По крайней мере я так себя оправдывал. Или риск потерять Юи, и как следствие, риск людьми и всем планом. Или одна жизнь. Одна жизнь против десятка другого. Чужая жизнь против жизни тех, кто мне дорог. Если обезличить, то выбор вполне понятен и логичен. Вся проблема лишь в том, что люди зачастую не могут выбрать нужный вариант из-за эмоций. Готов ли я положить на плаху одну чужую жизнь ради множества других?

Да. И кто бы за этой жизнью сейчас не стоял, я не изменю ответ.

Единственное, что могло меня порадовать, так это то что цель не ребёнок, потому что… Потому что я бы всё равно сказал да.

К тому же, скажи мне кто-то, что этот человек издевается над животными, издевается над своими служанками и людьми, а его работники конченные садисты и ублюдки, то уже не так жалко его, верно? И его убийство не будет выглядеть таким уж и ужасным. Многие люди скажут, что так ему и надо. И их уже не будет смущать, что это жертва может быть отцом нескольких детей, единственным кормильцем и так далее. Пусть даже и жертва заказного убийства, которая в принципе смерти и не заслуживала.

Это лишь показывает, что зачастую всем важна лишь эмоциональная окраска, а не реальность. То, что чувствуют они, а не то что есть на самом деле. Однобокая правда сразу приобретает столько сторон.

Глава 241

Волк провёл меня туда этой же ночью, как мы и договаривались. Вернее, не он сам, а его человек. Сам волк же попрощался со мной, оставшись в притоне.

- Я буду ждать тебя здесь. Сделаешь дело, вернёшься, мы тебя перекинем к лесу.

- Предашь меня…

- В любом случае умру, - показал он мне свои зубы. – Но смелости тебе не занимать мне это говорить.

- Люблю конкретику, - ответил я.

Стражи было куда больше, чем днём, однако провожатый словно знал, где и как надо проходить. Он ловко проскакивал мимо стражников, словно тень, находил такие проулки, которые я бы в жизни не заметил, выжидал нужные моменты, словно умел предсказывать будущее, и вообще, оказался мастером скрытности.

Что касается меня, то я просто следовал за ним не отставая ни на шаг. К тому же меня обтёрли уже знакомой травой, сбивая запах. И пусть этот запах чувствовался, но куда слабее, чем человеческий запах. По крайней мере мне так сказали. Что касается крови, то я просто сменил повязки и их обильно полили спиртом с примесью каких-то трав и посыпали табаком. Типа запах собьёт.

Мы ныряли из одного двора в другой, из одной подворотни в другую, выйдя из не самых обеспеченных районов в довольно престижные. Не супер-люкс, где живут сливки, но обычные добротные богатые дома. Может в таких даже прислуга имеется.

Здесь стражи, что примечательно, было меньше, но и места, где можно было спрятаться, практически отсутствовали. Дома располагались сплошной стеной вдоль улиц, создавая своеобразные кварталы. Нам приходилось передвигаться бегом вдоль стен, прячась около лестниц, в тени карнизов, в кустах клумб.

- У них есть охрана? - тут же спросил я, когда мы пришли к назначенному месту.

- Внутри точно есть, - сипло ответил проводник, которым был зверолюд с кошачьим хвостом и ушами. – Как есть и слуги. Тебе нужно справиться побыстрее, после чего мы поднимемся на крыши и пройдём по ним подальше отсюда и вернёмся обратно.

- Ты пойдёшь со мной?

- Я всё проконтролирую.

Как будто с клятвой это нужно, но я не стал возражать.

Мы стояли перед достаточно зажиточным домом, который абсолютно ничем не отличался от остальных. Такой же ухоженный, аккуратный и по-своему стильный с множеством всяких горшочков и контейнеров под окнами.

- Тогда идём. Кстати, как зовут главу семейства?

- Крайстернац Виолд.

Я, воровато оглянувшись, перешёл улицу и постучал в дверь. В добротную дубовую дверь, которую и не сломаешь с ноги, если ты там не танк ходячий. Хотя я знал одного чувака, он бы её точно проломил.

Сейчас у нас было времени всего лишь до следующей стражи, что наворачивала здесь круги с подозрительной пунктуальностью. Несколько минут на то, чтобы открыть сраную добротную дверь перед собой.

Следящий остановился позади меня, не предпринимая никаких попыток вмешаться или что-то сказать. Словно так и должно быть.

Дверь нам открыли через минуту после того, как я постучал. Вернее, не открыли, а громко спросили.

- Кто беспокоит? – раздался женский голос.

- Личное письмо от мэра для Крайстернаци Виолда! – громко и уверенно сказал я. - Срочное. Он требует получить ответ на него немедленно!

Послышался шум, топот ног (или копыт) и уже мужской голос спросил меня.

- У вас письмо к Крайстернаци Виолду?

- Да! – громко ответил я. – Мэр требует от него ответ немедленно!

Дверь слегка приоткрылась и показалось лицо какого-то быка с красными глазами. Его ноздри буквально расходились от его выдохов. Казалось, ещё немного и оттуда как в мультиках пар пойдёт.

Однако стоило ему увидеть нас, как он тут же попытался закрыть дверь. Но слишком поздно.

Я уже целился в щель и просто нажал спусковой крючок. Свинцовая пуля вошла быку глубоко в череп. И хоть она не пробила её насквозь, но откинула ему голову, и тот завалился на спину. Хлопок разнёсся по всей улице, извещая стражу о том, что здесь что-то происходит, и ещё долго эхом расходился, словно гром, по городу. Значит наше время начало очень быстро тикать в обратку. Вообще, быка можно было убить и мечом, но я сомневался, что мне хватит реакции, если у него там семидесятый, что вполне возможно.

По ту сторону раздался визг, будя весь дом и извещая всех о том, что на них напали. Я попытался толкнуть дверь, но практически сразу в ответ на мои потуги в дверном проёме блеснула цепочка, весело и издевательски звякнув. Но вряд ли она способна спасти этот дом от вторжения.

Без лишних церемоний я тут же что есть сил пнул дверь, и та приветливо раскрылась нараспашку. Лопнула даже не цепь – вырвало кусок дерева, к которому она на двери крепилась.

Не теряя времени попусту, я тут же вскочил в коридор, с одного удара отправляя служанку, что визжала, в аут. Я всё понимаю, но честно сказать, меня всегда бесили визжащие бабы. Ну вот просто бесили, визжат они по делу или нет. А ещё меня бесят визжащие и кричащие дети. Кажется, что они входят в личный топ самых ненавистных мной звуков.

Оказавшись в довольно богато обставленном коридоре, я закрыл за собой дверь и быстро оглянулся – один дверной проём вёл на первый этаж и лестница, что была передо мной, шла на второй.

- Где его кабинет?

- Не знаю.

Не знает… Блять, хуёво, что не знает. Но предположу, что всё самое важное всегда находится на втором этаже.

Быстрым шагом я начал подниматься наверх, сжимая в руках пистолеты, и целясь от бедра. Честно говоря, их тяжесть вселяла в меня уверенность. Твёрдость рукоятей словно служила для меня сигналом: «всё ништяк, всё путём, я всё ещё самый сильный». Хотя последнее было явным преувеличением.

Мы поднялись на второй, и практически сразу грохнул выстрел – труп ещё одного охранника, зверолюда зайца, упал к моим ногам. Его меч со звоном ударился о пол. Если бы, допустим, у меня был меч, то мне могло бы и не хватить скорости отбить удар. А тут просто крючок нажать.

Предположив, что он выскочил из комнаты, где живут охранники… я бы построил свою комнату подальше от помещения охраны. Рассудив немного странно, я двинулся в противоположную сторону. Каждую дверь я раскрывал с пинка, ломая обычный замок-защёлку.

Две комнаты были пусты. В одной, вжавшись в стену, закрыв глаза и что-то шепча, словно молясь, стояла зверолюдка-служанка с ушами спаниеля.

- Не убьёшь? – спросил меня наблюдатель.

- Я не нанимался карателем, - бросил я с лёгким презрением.

Тот ничего не ответил, словно ему было плевать. Может ему и было плевать, кто знает.

Мы шли очень бодро, да и дверей было немного, всего пять. И удача мне улыбнулась на пятой.

За ней находился большой кабинет, где…

Весёлый звон и не сильный толчок в грудь. В ответ выстрел на рефлексах, и у ещё одного охранника зверолюда взрывается верхняя часть головы. Его тело отбрасывает к стене, где он врезается в картину и вместе с ней падает на пол.

В комнате остался только такой слегка полноватый мужчина фурри похожий на волка с длинными ушами. Женщина зверолюдка кошачьей расы и их ребёнок, которым была девушка лет четырнадцати. Все трое, они забились в угол обнявшись и буквально дрожа.

Когда я вошёл в комнату, мужчина вскочил, закрывая собой семью. Возможно, он хотел повести себя как герой, а может действительно хотел защитить свою семью, но его слова пришлись очень кстати.

- Не смейте, убейте лучше меня, но…

Сказано – сделано. Причём это было не моё желание, а его.

Через секунду он получил пулю в сердце навылет, так и не договорив, лишь забрызгав стену позади себя кровью, и свалился на свою семью, которая безумно закричала. То ли от горя, то ли от ужаса.

Но мне было фиолетово.

- Уходим, дело сделано, - бросил я, обернувшись и возвращаясь обратно в коридор мимо наблюдателя.

- А они?

- В договор не входили.

- Но они свидетели, - сказал он, словно стремясь меня заставить убить всех в этой комнате.

- Хорошо, - я стянул с плеча ружьё. – Тогда я убью абсолютно всех свидетелей, включая тебя, ты не против?

Он промолчал, но на его лице не мелькнуло ни единой эмоции. Не нравятся мне такие типы, не поймёшь, что у них в голове. Может им похуй, а может они хотят тебе глотку перерезать, кто знает.

Мы вдвоём вышли в коридор, оставив за собой кричащих мать и дочь. Но едва мы дошли до лестницы, как на первый этаж ворвалась стража. Всего двое человек, но зато в полном комплекте доспехов, с мечами и щитами, словно группа захвата.

- Стража Зоофурия! Никому ни с места!

Они слишком поздно посмотрели на лестницу, где нас к тому моменту уже не было. Да и если бы заметили, им бы вряд ли это что-то дало хорошее кроме пули. А так мы просто проскочили дальше в коридор, свернули направо и упёрлись в тупик. После этого мой проводник проворно подпрыгнул, схватившись за ручку на потолке, и дёрнул на себя. Послышался хруст древесины; вниз вместе с пылью и грязью посыпались щепки и защёлка, которая видимо запирала чердак с обратной стороны. Тогда… как туда попасть, если он с обратной стороны запирается?

Подпрыгнув, проводник ловко подтянулся и скрылся в темноте чердака. В свою очередь мне, чтоб подтянуться, потребовалась неслабо так поднапрячься. Всё-таки доспехи не весят сто грамм, да и рана на руки не способствует. Но…

Когда я почти поднялся, кто-то схватил меня за ногу и дёрнул вниз. Может в другой ситуации я бы смог отопнуться и вырваться, но сейчас моё раненое плечо дало слабину - рука просто разогнулась обратно. Чувствуя напоследок, как пальцы срываются с края, я полетел вниз и чуть ли не плашмя упал грудью на пол. От такого удара у меня спёрло дыхание, а по голове словно молотком ударили.

Хотя нет, это меня действительно ударили…

Я попытался встать, но на меня буквально навалились, не давая подняться.

- Один есть! – раздался за моей спиной бас. – Сюда! Один есть!

Я среагировал на столь неудачное обстоятельство моментально. Тут же выругался: «сука блять», а это самое главное, словно волшебные слова на любое неожиданное и неприятное обстоятельство. После чего долбанул магией воздуха прямо под себя. Если бы я стрелял в кого-то, то его бы отбросило, словно напором сжатого воздуха, если приложить много сил.

Здесь же я выстрелил из обеих рук во всю дурную силу прямо под себя. Получился эффект вылетевшей пробки. Нас обоих подбросило в верх, мы врезались в потолок и грудой металла рухнули обратно на пол с чудовищным скрежетом и грохотом. Действуя быстро, я схватил ружьё, которое валялось передо мной, перекатился на спину и выстрелил прямо в забрало стражника, что поднял с пола ко мне голову.

Но не стал вскакивать. Секунда, другая, по полу слышалось тяжёлое топанье и…

Выстрел сразу в тот момент, когда появился второй бронированный стражник. Выстрел прямо в голову. Тот запнулся, но по инерции пролетел дальше и врезался головой в стену. Та согнулась под диким углом и до меня долетел хруст позвонков.

Так что если его не убила пуля в голову, то точно убил перелом шеи.

Я быстро поднялся, закинув ружьё за плечо. На первом этаже послышались крики и топот стражи, и там их было куда больше, чем два. Поэтому, больше не тратя времени, я подпрыгнул, с трудом подтянулся и попал в тёмный пыльный чулан. На другой стороне виднелось окошка света, через которое синеватые лучи попадал в чулан.

Я несколько раз пометил лбом деревянные балки, прежде чем добрался до этого окошка, которое оказалось дырой в крыше. Под ногами захрустела вырванная черепица. Снаружи меня уже ждал проводник. Он не задавал вопросов, что я делал и не пытался выяснить, чем я убил как охрану, так и стражу.

Ему было похуй. Хороший человек.

- Готово, - кивнул я. - Уходим?

- Да, идём.

Очень быстро, слегка пригнувшись, мы двинулись по крышам подальше от дома. Сейчас главное было не сверетениться с крыши вниз, так как она была покрыта классической черепицей, которая прямо вот намеревалась скатиться вниз кому-нибудь на голову вместе с тобой. Помимо этого она крошилась и хрустела под каждым моим богатырским шагом.

А там внизу было на кого падать – стражи набежало человек пятьдесят, словно со всего города собрались. Там было просто море факелов, который двигались волнами и отсюда сверху немного завораживали. Красиво, ничего не скажешь.

- Почему мы с самого начала не прошли через крышу? – спросил я, аккуратно идя за ним и изредка бросая вниз взгляд.

- Потому что меня никто не спрашивал, - ответил проводник.

- А сказать, что знаешь проход, нельзя было?

- Я не выполняю чужую работу, - не оборачиваясь бросил он.

Хуесос.

Мы уходили всё дальше и дальше, пока внизу не осталось никого. Но даже тогда мы продолжали идти по крышам, пока не достигли конца квартала. Спустились по выступам (под конец я наебнулся, опять же из-за руки) и ринулись переулок меж домов в тень. Ещё один забег через город подальше от стражи, которая сбежалась на стрельбу, ближе к району, где никому ни до чего нет дела.

Как же быстро я переквалифицировался в киллера, ужас какой. Говорят же, у каждого человека свой талант. Кто-то хорошо пишет, кто-то хорошо играет на пианино, кто-то хорошо мочит людей. Таланты не выбирают, хотя и очень хочется… Блин, я бы предпочёл иметь талант рисовать. Рисовал бы аниме хентай и дрочил на собственные картинки, вот это жизнь была бы…

Возвращались куда дольше, чем шли на задание. Всё теми же тёмными переулками от дома к дому, пока не пришли к притону. Однако прошли в него мы не через главные двери, а через окно в подворотне. В принципе, мы и выходили из него так же.

Там нас, сидя на скамьях по углам, слегка напряжённо сжимая мечи, ждали наёмники. На одной из скамей сидела и поскуливала в полусонном состоянии Юи, облокотившись на Вулфии. Но одного персонажа явно не хватало.

Так… где Стрими?

Я вопросительно оглядел свою команду, и пусть лица моего они не видели, однако мои телодвижения перевели правильно. Один из наёмников показал пальцем вверх, и я уловил едва слышимые тявкающие звуки.

Так, если оглянуться, то можно заметить здесь четыре верзилы, но не волка. Отсюда можно предположить, с кем она сейчас работает.

Ну чтож, каждый зарабатывает как может. Уж точно не мне судить или осуждать её. И чтоб не сбивать заработок лисичке, я спокойно сел на скамью и стал ждать.

Недолго.

Минут через пять она спустилась, поправляя на себе длинную юбку. В след за ней по лестнице спустился и волк.

Стрими, как-то виновато глянув на меня, быстро юркнула к Юи в то время, как волк с самодовольной улыбкой подошёл ко мне.

Чувак, если ты думаешь, что меня как-то заденет то, что вы трахались, то глубоко заблуждаешься. Мы не состоим с ней в отношениях и мне глубоко похуй, чем она там занимается. Мы лишь так, по разику и нормально.

- Я сделал всё. Твоя очередь, - сказал я, шагнув к нему.

- Так сразу, ни спасибо, ни по…

- Оставим это. Дело. Твои слова, что ты любишь без всяких церемоний переходить сразу к делу.

- Да, мои, - кивнул он, после чего перевёл взгляд на сопровождающего. – Всё сделано?

Тот ответил кивком.

- Отлично, отлично… ну чтож, нет смысла тебя удерживать в этом городе после произошедшего. Тогда ждите здесь. Я договорюсь и перед этим домом утром проедет несколько возов. У них будет двойное дно, там и спрячетесь.

- Туда не поместится провизия, которую мы с собой возьмём? – спросил я.

- Слушай, я сказал, что вывезу тебя, а не склад вещей. Только ты, твоя команда и всё. Тебя это не устраивает?

- Устраивает, - кивнул я.

- Ну вот и отлично, - с этими словами он вышел, оставив нас с двумя своими людьми в притоне.

Не знаю, что чувствовали остальные, но мне было глубоко похуй. Я устал. Нет, серьёзно, мне плевать на убийства, я ничего не чувствую зачастую. Но потом, через некоторое остаётся такой неприятный говнистый осадок на душе, который нехило так выматывает.

- Я… я это… просто ради денег…

Я нехотя открыл глаза и медленно повернул голову в сторону Стрими. Она с виноватым видом стояла около меня, словно что-то натворила.

- Стрими, ты моя жена? – спросил я.

Та, явно удивившись вопросу, покачала головой.

- У нас с тобой отношения?

Тоже покачала.

- Тогда смысл извиняться? Ты просто зарабатываешь как можешь. Ты мне ничего не должна и не обязана кроме нашего договора. Мы с тобой просто как работник и работодатель, и я не буду обвинять тебя в чём-либо.

- Просто я не хочу, чтоб меня считали шлюхой, - сказала она с ноткой упрямства в голосе. Словно её уже обвинили в этом.

- Никто и не считает тебя таковой, - ответил я. – Ты просто работаешь, ни больше ни меньше. И твоя работа куда лучше, чем у некоторых.

Например, чем у меня.

Часть пятьдесят первая. Дети духов хранителей.

Глава 242

Волк не обманул.

Уже к утру около притона поочерёдно остановились три повозки. Каждая из них проезжала мимо, на несколько минут останавливалась, ожидая, пока туда заскочат люди, после чего вновь двигалась дальше, как я понял, получать груз.

Как выяснилось, все повозки имели небольшое второе дно, которое со стороны было не видно. Однако лечь в него можно было только плашмя и вчетвером. Ну или впятером, если очень постараться. Меня так вообще по дикой утрамбовывали туда, так как я не помещался, а снять броню отказался. Со мной легла ещё Юи, Стрими, Вулфи и один из наёмников. Остальные загрузились в другие повозки, что подъехали раньше.

- Ну удачи, чего ещё могу сказать, - улыбнулся волк, прощаясь со мной перед загрузкой и протягивая руку. Я молча пожал её. – Если что, заходи, для таких как ты всегда работа найдётся. И не только. Девушки на любой вкус, деньги… имей в виду.

- Поверь, остановись я здесь на недельку, и ты бы отдал мне все свои деньги, лишь бы я уехал как можно дальше отсюда, - беззлобно ответил я.

Волк несколько секунд вглядывался мне в глаза, после чего хохотнул.

- Да, ты прав, ты прав… Да это и чувствуется от тебя. Запах крови и боли. Словно зловоние, которое преследует иногда некоторых из нас. Знай, с такой аурой слишком редко живут в радости и счастье, умирая в кровати рядом с женой. Мы заканчиваем все одинаково зачастую. Без обид, просто наблюдение.

- Никаких обид, - покачал я головой. – Не имею привычки обижаться на правду.

- Вот и славно, - он повернулся к Стрими, которая в это время помогала засыпающей Юи лечь на своё место. – Будь аккуратной, лиса, слишком опасных попутчиков ты выбрала, не доведёт тебя это до добра. Да и как освободишься, загляни. За целую ночку сможешь себе до столицы заработать.

- Я… я подумаю.

Уверен, что Стрими согласилась бы, если я бы не платил ей столько денег. А так она свободно может позволить себе доехать докуда угодна с такими деньгами. Правда, судя по всему, лишний раз она точно не против заработать.

Да и волк… тот ещё философ попался, хотя говорил он действительно правду. Такие как он… такие как мы видим мир иначе, видим только плохое и редко хорошее. Всё пропускаем через призму цинизма, сдабривая это ещё и своим, зачастую не самым хорошим опытом.

Как бомжи, которые по стене говно размазывают, в конечном итоге даже белую стену делая коричневой. Любую картину говном сдобрим.

Я улёгся в потайной отсек, после чего нас накрыли дощатым плотным полом, который не имел щелей между стыками. С этого момента наше путешествие в роли груза началось.

Телега, не имеющая даже намёков на амортизаторы, подскакивала на каждом камне своими деревянными, оббитыми железом колёсами. Эти удары напрямую отдавались в наши несчастные спины и уже через несколько минут мне казалось, что всё тело само по себе вибрирует. А это мы даже из города не выехали!

За деревянными стенками телеги я слышал множество голосов фурри, криков детей, то, как зазывают к себе торговцы. Вскоре за стенками телеги слышались уже мат и крики рабочих, стуки молотков и грохот ящиков.

- Эта телега? Чо так долго? – я буквально слышал блеяние овцы или барана в возмущённом голосе.

- А я чо? Я ничо. Как смог, так привёз. Давай, чо за груз?

- И за тя мы задерживаем других, мать твою за хвост, - потом обычный гул склада во время работы и вновь голос. – Так, по накладным у тя двести единиц табака и триста единиц перца. Эй, бараны, загружайте!

И в течении получаса мы лишь слушали, как скрипит телега, как бьют по доскам сверху копыта, как переговариваются рабочие и бросают мешки сверху. Меня не покидало стойкое ощущение, что это сейчас всё нам на голову свалится. Более того, здесь было непроглядно темно и у меня возникало стойкое чувство того, что меня захоронили заживо.

Скажу так – после этой мысли мне было вдвойне стрёмно.

- Всё, двести единиц табака и триста единиц перца, уезжай. Следующий! Давай, быстрее! Быстрее!

Телега вновь двинулась по дорогам, уже не так рьяно и весело подскакивая на каждом камне. Она стонала, скрипела и, казалось, разваливалась под тяжестью груза, заставляя моё сердце замирать от страха при любом подозрительном скрипе.

Вновь слышался шум толпы и жизнь города, которая шла свои чередом, не глядя и может даже не задумываясь, сколько за последние сутки произошло и как на них это отразиться в будущем. Хотя может такое количество смертей не было чем-то из ряда вон выходящим.

Мы ехали ещё где-то пол часа иногда останавливаясь, иногда двигаясь очень медленно, а иногда наоборот, мчась вперёд. И всё под грохот колёс, скрип телеги и весёлый рокот города.

И вот мы вновь остановились. Потом двинулись вперёд и вновь остановились. Это была, скорее всего, очередь на выезд.

- Так, всем заткнуться и даже не пердеть. Даже дышите тихо.

Можно было и не говорить этого, но куда без предупреждения, верно?

Ещё несколько раз так остановившись, подъехали к самим воротам.

- Стоять! Чо вывозишь, где накладные?

- И те не хворать, Цзурки. Чо, не с того копыта встал?

- Да, после того как начальник нашу группу выебал, - ответил он недовольно.

- Надеюсь, ты не на полном серьёзе, - со смехом ответил извозчик.

- Не совсем. Он Чику выебал, вон сидит, плачет.

- Так она же баба, а баба-стражник – быть беде.

Ум-м-м… сексизм… услада для моих ушей. Нет ничего забавнее, чем слышать конкретный сексизм из уст обоих полов, узнаешь много нового. А иногда и много смешного. Хотя то, что начальник в прямом смысле слова выебал свою подчинённую не так уж и смешно.

- Так чо тут у тя? Перец и табак? Ничо, если мои парни глянут?

- Да без проблем, давай. Мне помочь или сами мешки двинете?

- Сами, не щенки.

Послышался скрип телеги, шум передвигаемых мешков и… чиханье. Постоянное чиханье фурри двух-трёх. Казалось, что у них началась страшная аллергия.

- Твою же… Эй, чо он везёт?! – раздался новый голос над нами.

- Перец и табак, триста и двести единиц!

- Бля, да тут же хрен проверишь! Вонь стоит… Ачхи! Да твою… Ачхи! Мать за хвост…

- А чо происходит? – поинтересовался извозчик. – Такая проверка прям…

- Да… эльфы резню устроили. Перебили четырёх зверолюдок и семнадцать человек. Зато трупов самих эльфов аж двадцать. А ещё до этого какой-то человек в чёрных доспехах в целях самообороны порубил десяток эльфов у ворот северных. Короче эльфы с людьми обезумели. Ёбаные существа, давно пора их истребить.

- Так отбросы рубят друг друга, зачем мешать? Мир чище сделают.

- Да, но… - стражник перешёл на шёпот и мне едва удавалось услышать его. - …убили… …в дом… …вёл дела против местных… …стольких переловил… …был непробиваемым… …дочь с женой дома…

Проходили только отдельные фразы через постоянное чихание и скрип телеги, на которой дёргали мешки. Но даже по ним было понятно, кого я отправил на тот свет. Пока они говорили, стражники, которые по гавкающему говору, судя по всему, были собаками, успели даже пол обстукать и поскрести. Наверное, пытались найти, какая из досок может сниматься. Однако суть в том, что тут весь пол надо было снимать вместе с бортиками, чтоб до нас добраться.

- Вроде… Ачхи… чисто, пусть валит уже со своим табаком… Ачхи!

- И перцем, - ответил извозчик шутя. – Всё? Могу ехать?

- Да, проезжай, - ответил стражник, что был в самом начале. – И поаккуратнее. Там ушастые до каждой телеги доёбываются. Мы скоро спустим на них внутреннюю армию, но… сам знаешь.

- Если они не собираются скурить мой табак, мне всё равно.

- Может и хотят. Ты когда в обратку?

- Через недельку думаю. До ближайшей деревни справа, там скину и обратно.

- Окай, жена звала тя в честь рождения второго.

- Конечно, моя Руни будет рада. Она как раз навязала вам уже одёжек.

- Забились, - в явно хорошем настроении ответил стражник. – Всё, бывай.

- Ага.

Телега, к моему облегчению, тронулась дальше, весело подпрыгивая по кочкам. А через секунду она словно на стиральную доску попала. Так вибрировала, что мне казалось, руки с жопой онемевать стали. То ещё удовольствие.

- Проехали, - вздохнула облегчённо Стрими.

- Почти, сейчас ушастые нагрянут. Как проедем ублюдков, тогда вздыхай облегчённо.

- Они нас найдут?

- У меня уши длинные? – спросил я.

- Нет, - слегка растерянно ответила Стрими.

- Ну а чего ты меня спрашиваешь? Вулфи, ты как, от аллергии не помер?

- Нет. Доски плотные, сюда не попадает, но запах… от него глаза слезятся.

- Тебе повезло, у меня яйца чешутся, а рукой достать не могу.

Ух… пиздец… Проблема мировых масштабов!

Тем временем вокруг ничего не было слышно кроме грохота телеги, стука камней об днище, что вылетали из-под колёс, да ветра, который завывал.

Так мы двигались около часа, прежде чем телега вновь остановилась. Я даже знал, почему.

- Чего вам надо на нашей земле, ушастые?

- Тише, зверолюд, не за тобой мы тут, нечего грубить, - спокойно ответил мелодичный голос юноши. – Что везёшь?

- Не твоё дело, - кинул ему извозчик. – Ты кто по праву, чтоб расспрашивать ме… Эй, а ну-ка ты, свалил от груза!

- Табак и перец, - раздался другой уже голос, что был около зада телеги.

- Вали оттуда и не трогай груз!

- Потише, зверь, иначе голову тебе не носить, - бросил всё тот же голос позади телеги.

- Ты уверен в этом сосунок?! Сейчас сюда уже из города армию выдвигают из-за вас. Побежишь как плачущий импотент с прищемлённым яйцом и порванной жопой от сюда! Так что рот закрой!

- Руинеел, замолчи. А ты, зверолюд, езжай отсюда.

- Не указывай мне, чо делать на моей земле, и я не буду указывать тебе, что делать на твоей, ушастый! – дерзко бросил извозчик и телега вновь завибрировала, катясь по грунтовой дороге.

Я ещё долго потом слушал, как извозчик бормотал, что они пидоры ебаные, ведут себя как бабы и точно в жопу долбятся, когда никто не видит.

И я с ним полностью согласен! Некоторые выглядят как бабы, и не удивлюсь, если в пьяном угаре они путают друг дружку и долбят в пердушку, членососы ушастые блять. Все их ненавидят, что в принципе не сильно-то и удивительно. Похожи на мелкую школоту в интернете – гонору дохуя, мозгов нихуя, при личной встрече ссутся.

Но на этом можно было сказать, что наша попытка выбраться за пределы города закончилась более чем удачно. Они ещё долго будут караулить тот город, в то время как мы доберёмся до горной империи.

А что касается второй группы, то они точно не дуры, по крайней мере Клирия. И она уж точно догадается, что надо будет обойти этот сраный город десятой дорогой, чтоб не попадаться на глаза эльфам. Я не знаю, что им известно конкретно о нас, но рисковать и проверять не очень хочется. Куда лучше свинтить под шумок подальше. К тому же мы отвлекли их уже достаточно.

Я не знаю, сколько мы ещё ехали, так как моё тело от такой жёсткой тряски онемело, и я просто потерял счёт времени. Вулфи и Стрими спорили насчёт того, как долго нам ехать, потом рассуждали, куда потратят заработанные деньги, а позже играли в их версию городов.

Теперь я знаю, что в этом мире есть город Нига. Но это только то, что я понял, многие были явно не на моём родном великом и могучем, и не на местном не очень великом и не самом могучем. Но ставлю сотню, что половина из названий значат непристойности.

Вскоре очень нескоро наша телега остановилась и по дереву постучали.

- Приехали, сейчас я вас выпущу, ждите.

- Поскорее бы, - пробормотал наёмник с нами. – Я сейчас обосрусь.

- А я обоссусь, - поддержал я разговор.

- Я… наверное, и то, и другое, - кивнул волчонок.

- Боги, вам больше обсудить нечего?! – воскликнула Стрими. – Юи просыпается, она… Ай… за ухо меня кусает! Юи! Прекрати! Юи! Ай! Не кусай меня!

Вся Стрими забилась, видимо Юи нашла ещё одну часть тела у лисички, которую можно засунуть в рот.

Нас откупорили только через минут десять или пятнадцать. К тому моменту я уже слышал, как пришли наёмники, что выехали раньше нас. Они помогли быстро разгрузить мешки, чтоб наш извозчик снял верхнюю часть телеги.

Не описать, как было приятно вдохнуть свежего прохладного воздуха, который ворвался в этот гроб, когда крышка была откинута. Наёмник с Вулфи буквально выпрыгнули в придорожные кусты прямо оттуда, даже не пытаясь насладиться моментом освобождения. Ну как знают, их проблемы.

А вот я с удовольствием подтянулся, похрустел шеей и хорошенько вдохнул полной грудью лесной вечерний воздух. Причём этот лес отличался оттого, что был до этого. В отличие от прошлого леса, здесь деревья уже успели выпустить листочки, которые только-только начали становиться больше. Да и трава куда бодрее росла, хотя ещё и не закрыла собой всю землю, которая просвечивала между ней.

- Наконец… А то как в могиле, - я выпрыгнул из телеги на землю и слегка пошатнулся. Ноги вибрировали и до сих пор словно чувствовали дрожь. – Как доехали, не было проблем?

- Нет, - покачал один из наёмников головой. – Проехали город, проехали эльфов. А потом нас точно так же высадили в лесу.

- А где другие извозчики?

- Они двинулись дальше, и наши, и их, - кивнул наёмник на ещё четверых.

- И я двинусь дальше, - сказал извозчик. - Когда вы на место поможете всё загрузить.

- Ага, парни приступайте, я ща отойду, потом помогу вам.

Когда мы закончили загружать обратно повозку, был уже вечер, и солнце давно спряталось за горизонтом, подсвечивая небо розоватым оттенком. Невежливый урод даже не сказал «до свидания», оставляя нас одних на дороге. Нашу конкретно поредевшую команду, в которой осталось всего тринадцать человек, не считая меня.

Честно говоря, глядя на нас сейчас, я чувствовал какую-то грусть. Словно приехал обратно в родной городок и увидел запустение и облупленную краску на месте, где раньше всё процветало. Ведь нас было так много, сорок человек. А осталось десять наёмников, Юи двое зверолюдов и я.

Так негусто, что мне кажется теперь наша команда теперь пустынной. Словно мы оказались в большой комнате, рассчитанной на сто человек в составе десяти.

- Двигаем в лес, на километр от дороги. Вулфи, на охоту шагом марш, возьми одного из наёмников. Найдёшь нас потом?

- Естественно, - кивнул он.

- Вот и отлично.

Мы углубились в уже зеленеющий лес, который куда больше походил на весенний, чем тот, что был до города. Здесь было ещё темнее, чем на дороге (логично, да?), оттого голые кусты и ветви деревьев иногда выстраивали перед нами жутковатые фигуры, создавая иллюзию того, что кто-то в лесу есть. Неприятное ощущение.

Мы нашли место около ручья, где кто-то попил, кто-то умылся, кто-то помылся.

Я же промыл все раны, что были у меня. Обрубок пальца (сам палец я похоронил в земле), рану на виске, плечо. Смыл кровь с тела и головы, после чего с помощью Стрими наложил новые чистые повязки. К счастью, раны больше не кровоточили.

С костром мы тоже не горячились – сделали маленький скромный костерок, используя бездымные породы деревьев. Вернее, я использовал их, выбрав из этого разнообразия то, что знал. Слишком сильно отличались деревья здесь от тех, что были у нас, но Ухтунг хорошо меня обучил, так что…

Уже через час мы в полной тишине к