Воскрешение поцелуем (СИ) (fb2)

- Воскрешение поцелуем (СИ) (а.с. Любовь без памяти-1) 552 Кб, 152с. (скачать fb2) - Елена Воронина (Рейвен)

Настройки текста:



Елена Воронина Воскрешение поцелуем

Пролог

Стоял жаркий октябрьский день, а в Луизиане даже в это время года стоит тридцатиградусная жара. Придя домой после похорон, Элен Кроу стащила с себя черное платье, и залезла в душ. Прошло несколько минут, и девушка поняла, что плачет. Вода стала соленой, а она съехала по стенке кабины на пол и, обхватив руками колени, заревела в голос. Проплакав с полчаса, Элен, наконец, вышла из душа. Завтра её ждал ещё один тяжелый день, а в этом доме всё напоминало об отце, каждая картина, каждая книга на резных полках, даже зашпаклеванные стены и те, напоминали об умершем хозяине.

«Нужно валить от сюда! Больше не будет романа, не будет друзей! Ничего не будет так, как прежде» — с этими мыслями девушка забралась в постель, накрылась с головой простынёй.

С утра следующего дня поток людей в доме не иссякал, а у Элен раскалывалась голова, глаза резало, будто в них песка насыпали.

— Милая, ты как? — Николь почти не отходила от Кроу, за что, девушка была ей благодарна.

— Я их всех ненавижу, Ник. Они ходят здесь, будто сочувствуют, но я вижу алчные взгляды. Они стервятники, — Элен обвела взглядом присутствующих, поймав пару лживых и лицемерных улыбок. — Я хочу на необитаемый остров, Николь! — голос девушки прервался, и она схватила платочек, протянутый подругой.

— Знаешь, мы с Алексом ездили в свадебное путешествие.

— Николь, прости, но я не в том настроении, да и состоянии, чтоб слушать о ваших романтических отношениях.

— Ты дослушай, — перебила её Ники. — Так вот, мы были в горах, там есть маленький домик и, насколько я знаю, на многие мили вокруг не души. Мы нашли этот дом по объявлению, и думаю, его ещё сдают. Там есть все удобства, и даже «клинекс», — попыталась пошутить девушка, но Элен только шмыгнула носом.

— Думаешь, это хорошая идея? — она уже представляла, как она отдыхает от людей. — Да, наверное, это отличная мысль.

— Вот и славно, дорогая. Думаю, ты хорошо там отдохнёшь…

Я пришел к мудрецу и спросил у него:
«Что такое любовь?» Он сказал «Ничего»
Но, я знаю, написано множество книг:
Вечность пишут одни, а другие — что миг,
То опалит огнем, то расплавит как снег,
Что такое любовь? «Это все человек!»
И тогда я взглянул ему прямо в лицо,
Как тебя мне понять? «Ничего или все?»
Он сказал улыбнувшись: «Ты сам дал ответ!:
„Ничего или все! Середины здесь нет!“»
Омар Хайям

Глава 1

Остановившись возле очередной сосны, Элен вытерла пот со лба рукавом куртки и перевела дыхание. Она уже минут сорок пять поднималась вверх по крутому склону к маленькому коттеджу «True Love» затерянному в горах на севере штата Нью-Йорк. Кроссовки мягко ступали по опавшей листве, делая её шаги почти беззвучными, а рюкзак оттягивал плечи, немилосердно врезаясь лямками в плоть, но даже это не могло заставить её повернуть назад, и в очередной раз вздохнув, девушка продолжала идти вверх.

Всего какую-то неделю назад она была полностью счастлива, в своей маленькой квартире, в солнечном городке на юге Америки, занимаясь своим романом и веселясь с друзьями. Но всё внезапно изменилось после смерти отца, так хорошо налаженный мир полетел ко всем чертям, когда она лишилась своего главного советчика и соратника. Элен не смогла продолжать работу над книгой в той невыносимой и гнетущей обстановке, что царила теперь дома, и именно поэтому ей нужно было срочно сменить место пребывания. А идея убраться к черту на кулички, от всех этих бесполезно сочувствующих кивков и взглядов, и, скрывающих свое ликование за скорбными словами, людишек, оказалась отличной.

И вот она здесь, где на многое километры нет ни одной живой души, стоит на тропинке среди мохнатых веток сосен и рассматривает склоны гор Адирондак, где на многие мили вокруг нет ни одной живой души. Осталось подняться ещё немного, и покажется «сказочный домик». Именно этот коттедж посоветовала ей Николь, но подруга приезжала сюда совсем с другой целью — на медовый месяц. Для Элен же, этот «Настоящая любовь» станет отдушиной в её тёмной и безвыходной тоске, в попытке убежать от самой себя и людей. Вот уже показалась узкая тропинка, которую описывала Николь, ещё сто метров и девушка увидит дом. Но свернув на эту тропу, Элен резко остановилась.

— Что за чёрт? — выдохнула девушка.

Возле этой самой тропы, в небольшой насыпи пожухлых листьев, лицом вниз лежал мужчина. Темные волосы были грязные и сбились в грязные сосульки, а когда-то широченные плечи, теперь напоминали анатомический скелет из лаборатории средней школы, которого она боялась, как огня, и поэтому ненавидела входить в класс. При огромном росте мужчина выглядел ужасно, истощенным до невозможности, но это всё, что она смогла рассмотреть. Мужчина не шевелился и, казалось, даже не слышал, что к нему кто-то приблизился. Элен подкралась на цыпочках ещё на пару шагов и, схватив с земли первую попавшуюся палку, ткнула ею в спину незнакомца. Никакой реакции.

«Может, он мертв» — подумала девушка. Обойти его и продолжить путь ей не позволило дурацкое чувство жалости, которое приковало её к этому несчастному и даже, несмотря на возможные проблемы, связанные с полицейскими разборками, которых ей очень хотелось бы избежать, Элен всё-таки полезла в карман за мобильником, сбросив свой рюкзак на землю. Пока она открывала телефон и набирала номер, «мертвое» тело шевельнулось.

— Господи! — девушка со страху выронила телефон в листву на земле, но даже не пыталась наклоняться за ним и искать. Она уставилась в его темно-синие глаза, опушённые длиннющими и густыми ресницами, которые смотрели на неё, как на пустое место. Она встречала такой взгляд раньше, такими глазами смотрели люди, которые прошли через Ад на Земле. Элен стала пятиться назад, пока не зацепилась ногой за какой-то корень и не грохнулась на задницу, как мешок с мукой, умудрившись при этом ещё и удариться головой о ствол дерева. Отбросив со лба свои каштановые волосы и потирая ушибленное место, девушка опять взглянула на мужчину, но тот больше не шевелился, только следил за ней своими синими глазами. Она резко вскочила на ноги и начала судорожно разгребать ворох листьев пытаясь найти свой телефон, теперь точно с намереньем звонить копам и сообщить о своей находке.

Всё это время Тормент не был в отключке, но мечтал о ней, как о блаженном спасении, чтоб остаться на этой земле, когда солнце поднимется над горами и он найдет свой конец. Появление постороннего человека нисколько его не волновало. Как и ни что уже в этой жизни не будет иметь значение. Но, раздавшиеся над головой, шепот и восклицание «что за чёрт?», показали, что его обнаружили. Голос принадлежал женщине, а значит, это ещё больше всё усложняло. Тогда он решил прикинуться пьяным в надежде на то, что она обойдет его, не желая связываться с незнакомцем, и продолжит свой путь, но этот номер не сработал. Сначала его ткнули в спину, а потом рядом с головой приземлился увесистый рюкзак, заставив его повернуться, дабы избежать раздавленной башки, и из последних сил открыть глаза. Девушка, а это была, несомненно, молодая особа, что-то сосредоточенно искала в телефоне.

«О, нет», — мысленно простонал Тор. Она собирается вызвать подмогу. — Чёрт!

— Что вы собираетесь делать с телефоном? — раздался еле слышный голос.

— Собираюсь вызвать полицию, чтобы меня потом не подозревали в убийстве, если ты вдруг здесь помрёшь.

— Я не могу убить себя, но у меня совершенно не осталось сил, чтоб подняться и убраться отсюда.

Девушка закусила губу, оглядываясь по сторонам и прикидывая, куда его можно быстрее доставить. Выход был очевиден, но ей так не хотелось пускать незнакомца в домик, где она собиралась отдохнуть от людей. Тяжело вздохнув, она наклонилась к мужчине и потянула его на себя.

Как только она оказалась достаточно близко от носа Тора, его инстинкты пересилили немощь тела, он резко дернул головой в сторону, чтоб спрятать от неё свои удлинившиеся клыки. Но девушка этого, кажется, даже не заметила и продолжила тянуть его на себя, отрывая от земли, пока не перекинула его правую руку себе через плечо. Потом наклонилась за рюкзаком, пытаясь удержать вес здоровенного, пусть и истощенного, мужчины на себе. И так же, вместе с ним, снова, шмякнулась на траву, умудрившись при этом оказаться сверху Тора. В этот же самый момент выдержка изменила ему. Из горла вырвался звериный рык, а руки сами собой обхватили стан девушки, и даже попытайся она вырваться, ей бы это не удалось. Но как оказалось, она и не собиралась освобождаться.

Элен во все глаза уставилась на зубы мужчины. И подумала, что очень сильно ударилась головой при первом своём падении. Этого просто не может быть! Все эти фантастические рассказы, которые она, как истинная луизианка, любила читать в молодости, все фильмы о сверхъестественном, просто не могли воплотиться в жизнь. У этого парня из приоткрытого рта выступали два белоснежных клыка. Клыки!

— Я не могу себя сейчас контролировать, — сказал мужчина, таким голосом, как будто ему в горло засадили нож по самую рукоять. — Чтоб продолжать идти, мне нужно немного твоей…

— Стоп! — крикнула Элен. — Не смей даже произносить слово «кровь». Мой мозг сейчас просто превратится в блендер от мыслей, которые в нем крутятся.

— Окей, не скажу, но если ты не собираешься меня тащить по земле за волосы, мне нужно немного подкрепиться.

Они продолжали лежать на земле, а девушка пыталась решить какой из двух вариантов предпочтительней для неё. Вот, только, перспектива тащить этого парня по земле, хоть и была заманчива, но она понимала, что это будет так же сложно, как и нести на себе, ведь даже несмотря на худобу, мужчина был для неё очень тяжёлым. Но дать ему свою кровь… это за гранью разумного.

«Ну, черт возьми, один раз живу!» — пускай выпьет.

Тор же смотрел в золотисто-зеленые глаза девушки и молился, чтоб она его просто бросила здесь и убралась ко всем чертям. Но она продолжала молча разглядывать его. А проклятый нос почувствовал целый букет ароматов исходящий от неё. Это была ваниль и корица одновременно, с примесью зеленого яблока. От девушки пахло, как от рождественского пирога. Тор мысленно усмехнулся, напомнив себе, что Рождество было в его прошлой жизни, а в нынешней не существовало чудес, но дернулся всем телом, когда девушка задала свой вопрос.

— Откуда тебе будет удобно, ну, понимаешь, пить?

Тор не верил своим ушам, этого не могло случиться в реальности, как и девушка пахнущая Рождеством, это, скорее всего, была галлюцинация, вызванная голодом.

Видя, что он уставился на неё, как на циркового уродца, она попыталась слезть с него, но не тут-то было. Руки сжались сильнее, не давая даже сделать полноценный вдох.

— Я хотел бы сказать, что достаточно запястья, но боюсь, это окажется не совсем правдой.

— Тогда откуда? — почти выкрикнула она, потому что мужчина продолжал сжимать руки на её теле. — Ослабь хватку, я не убегу.

— А стоило бы, — прошептал мужчина. — Для быстрого эффекта мне нужна твоя артерия, там кровь более всего насыщенна кислородом, а поскольку ты всего лишь человек, то из запястья не пойдет.

«Ничего себе», — подумала Элен. — «Она, видите ли, человек, и её кровь недостаточно хороша для него».

— Нет, — сказал он, будто прочитав мысли. — Дело не в том, что она хуже, а в том, что я очень ослаблен, и мне нужна самая чистая кровь.

— Окей. — Девушка приподнялась, чтобы расстегнуть молнию на куртке и оттянуть воротник вязаного джемпера.

Как только она наклонилась, Тор, словно оказался на пути, несущегося на полной скорости, тарана, вышибающего из легких весь воздух. Её аромат заставлял кончики клыков болезненно пульсировать, и желать того, чего он желать категорически не хотел. Но шея девушки с неумолимостью приближалась, и он сдался. Открыв рот, Тор приподнял голову и укусил.

Глава 2

В момент проникновения зубов, Элен непроизвольно дернулась, ощущая жжение в месте прокола кожи. Но стоило только расслабиться, хватка мужчины стала походить на объятья любовника. Одной рукой он нежно поглаживал её спину, успокаивая, как будто Элен испуганное животное, а вторую запустил ей в волосы, окончательно растрепав несчастный хвостик. Он совершал глотательные движения, а девушка пыталась побороть в себе внезапно вспыхнувшее желание. Элен хотела ощутить его глубоко в себе всеми возможными способами, а не только зубы. Пытаясь принять более удобное положение, она наткнулась на его эрекцию, и сердце пропустило пару ударов. Девушка замерла, но незнакомец, кажется, так увлекся питанием, что даже не замечал, что возбужден.

Как только первые капли крови попали в рот, Тор потерял ощущение реальности. Это была амброзия! Напиток богов! Он никогда в жизни ещё не пробовал подобного. Конечно, он не был гурманом, перепробовав сотни вариантов и до Вэлси, была только пара женщин, да и то, только когда нужно было питаться кровью, без всякого сексуального подтекста. То, что происходило с ним сейчас, невозможно описать, ни на английском, ни на древнем языке. Он чувствовал, как его член оживает, и мечтал протянуть руку, чтоб оторвать его к грёбанной матери. Но вдруг, девушка вздохнула и расслабилась, и вместо того, чтоб отрывать часть от себя, его ладонь вновь опустилась ей на спину, поглаживая, как кошку, которая просит ласки. Вторая же рука потянулась вверх к затылку. Тор на самом деле просто хотел убрать волосы, чтоб они не мешались, но его конечность решила по-своему… да кому он врет?! Хотел почувствовать, так ли мягки её волосы, какими кажутся, вот и запустил ручищу в каштановую массу. Внезапно девушка передвинулась на нем, зацепив бедром его эрекцию. Тор замер на мгновение, пытаясь сохранить хотя бы толику самообладания, а потом с удвоенной силой впился в шею несчастной.

У Элен было такое ощущение, как будто её сейчас изнасилуют зубами, словно он хочет отгрызть ей голову или перекусить шею пополам. Но, не смотря на давление в районе яремной вены, руки мужчины продолжали гладить её по спине и затылку. От контраста болезненного укуса и нежных, но в то же время крепких, объятий девушка почувствовала, что больше не может сопротивляться накатывающим волнам возбуждения и застонала. Как только звук страсти сорвался с губ, руки незнакомца резко разжались, и она очутилась на холодной земле. Не понимая, что случилось, она вопросительно взглянула на своего визави, и в этот момент ей стало действительно страшно. Мужчина стоял в метре от неё, но не шевелился, рот приоткрыт, на темной бороде капли крови, а глаза горят диким синим пламенем. Элен сжалась, поджав под себя ноги, и приготовилась к неминуемой грозе, крепко зажмурив глаза. Как она могла настолько потерять над собой контроль, чтоб забыть, что здесь происходит.

Она Кормила Вампира! ВАМПИРА! Видимо у неё действительно не всё в порядке с головой. Но, боже! Как же ей было хорошо в колыбели его на удивление сильных рук. К своим двадцати пяти годам у неё было достаточно любовников, но не один ещё не дарил таких испепеляющих ощущений. Когда прошла ещё пара минут, и слышно было лишь, как мужчина пытается восстановить дыхание, Элен отважилась всё же приоткрыть один глаз. Он стоял к ней в пол оборота, запустив руки в волосы, и медленно раскачивался из стороны в сторону.

Для Тормента, раздавшийся стон был подобен ведру ледяной воды вылитой на голову и одновременно выстрелу из пушки — глаза резко распахнулись, и он сорвался с места, скинув при этом девушку с себя. Тор не мог поверить, что дошло до этого. Пытался дышать через рот, чтоб немного успокоить свои легкие и сердце, мечтая чтоб кто-нибудь, наконец, оторвал его дурацкую башку, которая продолжала выдавать эротические картины, одна жарче другой. Опустив взгляд на девушку, Тор похолодел. Она сидела в старой и пожухлой траве, свернувшись в комочек и зажмурив глаза, воротничок свитера уже пропитался алой кровью. О, боже! Какой же ты осёл, Тормент! Бесчувственное животное, вот ты кто. Должно быть, он ещё сильнее поранил её, когда скинул с себя, на что, кстати, сил уже хватило. Мужчина запустил руки в волосы, пытаясь выдернуть хоть часть, чтоб почувствовать боль и вернуться к реальности.

— Почему ты остановился так резко? — позвучал еле слышно вопрос. — Я думала, что тебе тоже хорошо…

Он обернулся к ней. Сидя на земле, и глядя снизу на него, она напоминала маленькую девочку, у которой отобрали конфетку. Но вот глаза горели совсем не по-детски, в этих зелёных них озерах пылала угасающая страсть женщины. Как он мог допустить такое? Как мог настолько забыться, чтобы едва не трахнуть её на этой сырой земле? Ответ прост. Он был чертовски голоден. Причем во всех смыслах этого слова, как оказалось.

— У тебя до сих пор идет кровь, — сказал он вместо ответа на вопрос. — Позволь помочь, я могу остановить её.

— Ну да, я заметила, что у тебя тут припрятана аптечка, «доктор Хаус».

Тормент поморщился от её слов, но не стал комментировать, понимая, что заслужил такую реплику.

— Нет, аптечки нет, но есть кое-что получше, — он подошел к ней ближе и присел на корточки.

— И что же это за чудесное лекарство? — Тор заметил, что девушка попыталась отстраниться от него подальше, и это вызвало вспышку раздражения. О! Ещё одна эмоция из прошлой жизни. Просто замечательно, он провел два месяца, как в коме, ничего не чувствуя, а эта девица, заставила его столько всего испытать за какие-то двадцать минут. Сегодня просто день чудес.

— Мой язык, — ответил он резче, чем собирался.

— Прошу прощения?! — девушка аж подавилась от возмущения. — Ничего не скажешь, очень оригинальный способ склеить девицу.

— Кровь продолжает течь из раны, и если ты не хочешь умереть от обескровливания, то позволишь мне помочь.

Конечно, он бы не позволил ей истечь кровью после того, как она спасла его, но немного надавить иногда полезно.

Девушка продолжала, молча смотреть, поджав губы и сузив глаза, и теперь напоминала кошку, которая раздумывает, стоит ли доверять ему или нет.

Пока она так сидела, Тор придвинулся ещё ближе, опять ощутив чудесный запах рождества, и, глядя ей в глаза, отодвинул свитер от места укуса. Девушка не шевельнулась, словно загипнотизированная его глазами. Он не стал растягивать «удовольствие» и, наклонившись, лизнул место укуса. Как только его язык коснулся нежной кожи девушки, она подпрыгнула там, где сидела, и словно очнувшись, откинула голову, открывая больше пространства для маневров. Только этого ему и надо было, Тор принялся вылизывать рану, которая действительно выглядела так, как будто он жевал шею несчастной спасительницы, запечатывая слюной.

Но внезапно характер движений изменился кардинально, и теперь не только язык, но и губы прикасались к шее девушки, то поднимаясь к подбородку, то опять спускаясь до самых ключиц. Она тихо вздохнула и откинулась назад, увлекая его за собой на траву. Легко уложив её на землю, Тормент навис над девушкой, глядя голодными горящими глазами на полные губы, и тут до него дошло, что он собрался заниматься сексом в лесу, на земле, с незнакомкой. До чего же докатился!

— Как тебя зовут? — спросил он, из последних сил удерживая желание в узде.

— Что?

— Я. Спросил. Как. Тебя. Зовут, — по словам проговорил он, продолжая пялиться на её губы.

— Эм… Элен, — выдохнула девушка.

— Замечательное имя, — пробормотал Тор и остановился, так как тело под ним начало сотрясаться. Сначала он решил, что это от потери крови её начало знобить, но тут раздался первый звук истерического хохота, а потом мужчина очутился словно в эпицентре землетрясения.

Элен продолжала содрогаться от смеха, пока у неё не потекли из глаз слёзы, но даже это не могло остановить истерику. Слишком много за такой короткий промежуток времени произошло в её, когда-то размеренной и спокойной, жизни. Шок. Укус. Опять шок. Вожделение. Снова шок. Возмущение и, наконец, страсть до последнего вопроса, который просто сорвал крышу своей простотой. Как она прилежная дочь своих, пусть уже покойных, родителей разлеглась, и собирается отдаться первому встречному? Пусть даже он и не самый обычный мужчина, но его имени она тоже не знала. В итоге, спустя время Элен перестала смеяться и начала плакать, горюя о своих родителях, о своей прежней жизни, вновь жалея себя. Она всё плакала и плакала, пока внезапно ей не закрыли рот жестким и требовательным поцелуем.

Тормент уставился на девушку, как на сумасшедшую, не понимая, почему обычный вопрос привел к такой странной реакции. Сначала смех, теперь слезы. В конце концов не найдя, что бы такого сказать, и не ухудшить ситуацию ещё больше, он просто наклонился и сделал то, что и хотел до потопа. Язык ворвался в рот девушки, как захватчик в покоренный замок, она даже не успела среагировать и отстраниться. Женские руки, поднявшись, ухватили его за плечи и Элен, выгибаясь всем телом к нему на встречу, ответила на поцелуй. Язык девушки встречал его на полпути, и начинал свой страстный танец. Тор прикусил зубами её нижнюю губу и чуть потянул. Элен застонала ему в рот и руки схватились за отвороты теплой куртки, пытаясь стащить её, не прерывая поцелуя. Ладонь же Тормента забралась под свитер девушки и опустилась на упругую грудь, слегка надавливая, обводя большим пальцем моментально напрягшийся сосок. Она снова застонала и, раздвинув ноги, чтобы ему было удобней устроиться, прошлась руками по его спине, которая стала более мускулистой, чем час назад, до самых ягодиц. Сжала их, что в свою очередь вызвало стон у Тора. Его член стремился вперед, туда, где ему обещали райское блаженство, даже через одежду чувствуя жар плоти девушки. И вот уже обе руки мужчины оказались под одеждой, подтягивая свитер вверх. Элен же схватилась за молнию на штанах, пытаясь как можно скорее избавить их обоих от одежды.

Вдруг над их головой раздалось какое-то фырканье, прервавшее момент страсти на самом волнующем моменте. Свидетелем их лесных ласк стал олень, который смотрел, как показалось любовникам, с осуждением на их действия посреди чащи. Прервав их, гордое животное развернулось и ускакало между деревьями. Они же, взглянув друг на друга, зашлись в хохоте.

— Нас только что отчитали за неприличное поведение? — спросила Элен, пытаясь сделать вдох и остановить очередной приступ смеха.

— Похоже на то, — ответил мужчина. — Мы нарушили моральные устои рогатых обитателей здешнего леса.

И они опять засмеялись. Позже, когда смех стих, в глазах Тормента опять зажглось пламя страсти, которая немного поостыла после вопроса девушки.

— А как твоё имя?

— Тормент, — он всё же скатился с неё, давая возможность Элен нормально вздохнуть. — Но можешь звать меня просто Тор.

— Ммм… как бог грома?

— Что-то вроде того, — уклончиво ответил мужчина.

Он помог ей подняться с земли, отряхивая прилипшие листья с одежды. Их взгляды снова встретились, и напряжение опять увеличилось, став почти болезненным.

— Далеко до дома?

— Пойдем отсюда.

Одновременно сказали они и пошагали по тропинке к коттеджу «True Love»…

Глава 3

Тропинка последний раз вильнула, и перед их глазами предстал двухэтажный деревянный домик с небольшой террасой, огибающей его по всему периметру.

«Какая красота, — подумала Элен, рассматривая коттедж, — просто райский уголок».

— Согласен, — сказал Тор. — Здесь красиво.

— Я сказала это вслух?

— Нет, но тебя выдало выражение лица, — он провел тыльной стороной ладони по щеке девушки, заставив её задержать дыхание.

Потом Тор отодвинулся, волшебство рассеялось, а Элен просто улыбнулась.

— Ты похож на Тарзана из Джунглей, — мягко сказала она, — нужно подстричь и побрить тебя, надеюсь, здесь есть хоть что-нибудь, что можно использовать.

Но его эти слова, как ни странно, не расстроили, наоборот, мозг выдал очередную порцию эротики. В очередной раз мысленно дав себе пинка, Тормент посмотрел на дом, рассматривая темные окна, и представляя, как он… она… О! Проклятье!

Элен заметила, как напрягся мужчина, поспешила открыть дверь, и очутиться внутри коттеджа, при свете ламп, а на тропе под луны. Они зашли в домик и разошлись в разных направлениях, исследуя дом и зажигая везде свет. Как ни странно, но встретились они прямо возле ванной комнаты. Улыбнувшись друг другу, зашли в эту комнатку, на полочках возле душа было множество всякой всячины, как для мужчин, так и для женщин. Усадив Тормента задницей на стиральную машину, она взяла с полочки бритву и пену, встав перед ним.

— Я сам могу управляться с бритвой, — запротестовал он.

— Так, мне лучше видно, поэтому, сиди молча и не шевелись, а то могу ведь и резануть, — она старалась воссоздать строгий тон отца, которым тот пользовался, чтобы утихомирить саму Элен.

Тор изобразил на испуг, затем расставил ноги в стороны, чтоб ей было максимально удобно брить его лицо. Может ведь оказаться, что она не шутит.

Элен выдавила себе на руку пену для бритья, разделила её и принялась намазывать на щеки и подбородок мужчины. Потом она взяла бритву и строго взглянула на Тора.

— Не шевелись.

— Да, мэм, — ответил он, пытаясь не улыбаться.

Она приступила к действу, чуть сдвинув брови и закусив нижнюю губу зубами, а Тор вспомнил какая она мягкая была, пока он целовал Элен. И это опять вызвало болезненную эрекцию. Да что с ним происходит такое?! Он, никогда, даже в мыслях, не изменял своей шеллан, а тут, как с цепи сорвался. Тор попытался чуть отодвинуть бедра, чтоб не смущать её, но ничего не вышло. Девушка стояла вплотную, а его задница упиралась в стиральную машину, не позволяя сдвинуться и на миллиметр. Но слава Деве, Элен закончила бритьё, не сделав его похожим на Джокера из комиксов. Она передала ему полотенце, а сама начала рыться в ящиках в поисках ножниц. Не найдя их на полке и в шкафу, Элен вышла из ванной и отправилась искать в других комнатах. Оставшись один, Тор попытался остудить свои мысли. Он старался думать о Вэлси и ребенке, которых у него забрали, о братьях, которых он сам оставил так неожиданно. Всё это срабатывало, пока не вернулась девушка, победно неся ножницы.

— Последний штрих, — сказала она и взяла в руки плоскую расческу.

На стрижку ушло больше времени, чем на бритьё, и на протяжении всего процесса Элен старалась думать о чем угодно, кроме полуголого мужчины, сидящего перед ней. Она и из ванной свалила на пару минут, чтоб остудить голову и не запрыгнуть на него сверху с поцелуями. Теперь, когда кошмарная борода исчезла, и стало видно лицо, у Элен засосало под ложечкой от желания ощутить на себе эти красиво и четко отчерченные губы, ведь она уже знала, насколько они мягки.

Закончив стричь, она отошла к полке, чтоб вернуть бритву на место и затем обернулась к Тору.

— Тебе надо принять душ, — сказала Элен. — И сменить одежду, обязательно.

— А ты? — ляпнул он, не подумав, и готов был вырвать себе язык, когда девушка замерла, уставившись на него.

Потом Элен тряхнула головой, словно ей что-то показалось, и ответила:

— А я пойду на кухню и придумаю, что там можно найти, чтоб съесть.

«Я хочу съесть тебя» — подумал Тор. И тут же врезал мысленно себе по башке.

Элен улыбнулась, как будто прочитала его мысли и вышла из ванной, оставив его разглядывать себя в зеркале. Из отражения смотрел незнакомец, но со знакомыми чертами лица. Плюнув на свое отражение, Тормент разделся и залез в кабинку, чтоб смыть с себя всю грязь и боль, сопровождавшие его на протяжении двух месяцев скитаний. Он и забыл, какой это кайф, стоять под горячими струями чистой воды, и ощущать, как она стекает по телу. В пещере не было душевой кабинки, да и воды горячей не было, поэтому всё, что он мог, это умываться в ручье неподалеку. Взяв в руки мочалку, он быстро намылил себя и смыл, но всё продолжал стоять, наслаждаясь, ласкающими кожу потоками воды.

Элен тем временем нашла в морозилке отбивные с логотипом «Walmart», а в шкафу пару пачек фетучини. Включив газовую печку, она занялась поздним ужином, поджаривая мясо до состояния «с кровью». Ха-ха-ха. Поставила маленькую кастрюльку и закинула в кипящую воду лапшу. Через пятнадцать минут поздний ужин был готов. Когда она накрывала на стол, в комнату вошел Тор, выглядя настолько нелепо в мешковатом халате до середины бедер, который трещал на мощных плечах, что она не удержалась и начала хихикать.

— Больше там ничего не нашлось, — чуть более прохладно, чем собирался, отозвался он.

— Тебе идёт, — продолжая улыбаться, отозвалась девушка.

Он скорчил рожу, затем потянул носом аромат от готовой еды, и его желудок громогласно сказал «ДА!»

Элен опять улыбнулась.

— Садись за стол, — сказала она. — Я тем временем пойду тоже искупаюсь.

И опять в голове внутренний голос закричал: «Я с тобой!». Но Тор смиренно сел за стол взял вилку в руку и начал жевать мясо.

Элен могла поклясться, что он собирался спросить возьмёт ли она его с собой в душ, и она бы сказала «Да» без раздумий. Тело ещё ныло от неудовлетворенности, но делать нечего — он сел ужинать, а девушка поплелась в ванну. Там, скинув с себя окровавленный джемпер и джинсы, а так же бельё, залезла в душевую кабинку и открыла воду.

Тор старался делать вид, что сосредоточенно жует отбивную, пока девушка не вышла из комнаты. Затем, отбросив остальную часть ужина, он начал мерить шагами кухню, периодически посматривая на выход в коридор, который вел к ванной комнате. И не выдержав ожидания, направился к ней. Не подумав постучать, Тор вошел в ванную. За запотевшими стенками кабинки был виден только силуэт девушки, но воображение дорисовало всё остальное, заставив ноги передвигаться ближе к ней.

Скинув с себя этот кошмарный халатик, он открыл дверцу и шагнул внутрь.

Элен из-за шума воды не слышала, как открылась дверь, но зато отчетливо почувствовала мужчину у себя за спиной. Она не обернулась, продлевая удовольствие от его присутствия и ощущая горящий взгляд на своем теле. А потом руки мужчины потянулись к её телу, опустившись сначала на плечи, медленно пробежав пальцами вниз и вверх. Всё это время, он только ласкал нежную кожу, заставляя хотеть большего. Его ладони поднялись и обхватили грудь, лаская соски, при этом Тор придвинулся к спине девушки, и Элен почувствовала прижимающийся к пояснице член, а от манипуляций, которые его руки творили с сосками, она гортанно стонала и прогнулась в спине, прижимая свою попку ещё теснее к нему. Но тут он оставил грудь и опустил ладонь вниз по животу к самому чувствительному месту. Элен начало трясти от возбуждения и ожидания того, что последует за этим.

Сначала он просто легонько провел пальцами по краю, а затем его средний палец нырнул внутрь и коснулся клитора, обводя его. В этот самый момент Элен кончила в первый раз.

Тормент подождал, пока девушку перестанут сотрясать волны оргазма, но руку не убрал, продлевая её удовольствие. Как только она немного пришла в себя, он возобновил круговые движения пальцев, при этом добавив ещё большой и указательный. И два из них оказались внутри неё, касаясь чувствительной точки в глубине тела Элен. Она продолжала извиваться, требуя большего, а Тор всё тянул время, пытаясь сдерживать себя и доставить ей максимум удовольствия.

Девушку накрыл второй оргазм и в этот момент он вошел в неё сзади до самого основания, почти насадив её на свой член, и достав, казалось до самого сердца. Элен закричала, он же от её крика зарычал и, притормозив на пару секунд, давая ей несколько мгновений, чтобы вздохнуть, начал двигаться в ней, постепенно наращивая темп. По их телам стекала вода, делая их скользкими, но любовники ни на что не обращали внимания кроме слияния тел. Продолжая двигаться в эротическом танце, они дошли до очередного конца.

Когда по телу девушки прокатились судороги очередного освобождения, Тор мощно кончил, выстреливая струями в глубину тела Элен.

Не выходя из неё, мужчина откинулся на стенку душевой. Чёрт! Он уже был в состоянии повторить.

Элен не могла поверить, что это может происходить не один раз, ну хотя бы в час, а подряд и в течение двадцати минут. Она тяжело дышала полностью лежа спиной на груди Тора, при этом чувствуя внутренними мышцами его полную готовность к продолжению. Он чуть качнулся и Элен снова застонала. Его голова наклонилась, и зубы царапнули уже зажившую шею, посылая по всему телу восхитительную дрожь наслаждения. Одна рука сжала грудь, чуть потянув сосок большим и указательным пальцами, другая же опять обвела чувствительный комочек внутри лона. Как только Тормент укусил её, продолжая ласкать руками и совершая, возобновившиеся поступательные движения внутри, Элен потеряла связь с реальностью и хрипло закричала. Такого экстаза у неё никогда в жизни не было. И её желание, что появилось в первый же момент их встречи в лесу, исполнилось, он был в ней полностью: его клыки, эрекция и руки. Всё это дарило несказанное наслаждение, вознося Элен на новый виток ощущений.

Её крик послужил спусковым крючком и Тор содрогнулся от сокрушительного оргазма, внутренние мышцы девушки сокращались, доводя его до грани сознания и усиливая ощущения. Немного придя в себя, он вышел из неё, почувствовал, как Элен вздрогнула ещё раз.

— О Боже, это было невероятно, — прошептала девушка. — Со мной такое в первый раз.

— Со мной тоже, — сказал Тор.

Элен натянуто улыбнулась.

«Ну да, конечно, а я Мария Антуанета».

То, что он творил с ней не может делать неопытный мужчина.

Тормент заметил, что его слова не прокомментировали, и какого-то черта раскрыл рот:

— До сегодняшнего дня у меня была всего одна женщина — моя шеллан, — он замолчал, боль воспоминаний вторглась в этот волшебный момент, как ядовитые иглы в мозг, но Тор чувствовал, что должен разъяснить и прозвучавший вопрос подтвердил догадку мужчина.

— Кто это — шеллан? — вроде невинный вопрос, но ожидание ответа наполняло непонятной тревогой.

Она высвободилась из его рук, открыла дверь душевой, вышла и быстро завернулась в полотенце. Тор вышел обнаженным и уже без эрекции. Но всё равно его размеры произвели на неё впечатление. Он тоже взял полотенце, обернул вокруг бедер, и великолепие скрылось с глаз.

Тормент видел, что она всё поняла по своему, отдаляясь от него, и поспешил объяснить.

— Шеллан на моем языке зовут женщину являющуюся чьей-то женой, — начал он.

Элен после его слов казалось, что грудь стянуло стальным обручем, она занималась сексом с не свободным мужчиной. Вот до чего скатилась! Ощущение эйфории быстро сходило на «нет».

— Понятно.

— Да ничего тебе не понятно! — взорвался мужчина, воспоминания приносили дикую боль, но рассказать ей всё казалось крайне необходимо. Он даже себе не мог объяснить эту нужду, но пытался выговориться поскорее.

Элен, пытаясь вытереть волосы, после этого крика опустила полотенце и уставилась на него в немом изумлении, стараясь понять, из-за чего он наорал на неё. А Тор начал говорить:

— Мою беременную жену убили несколько месяцев назад, а я сбежал из дома, и сам не понял, как очутился в лесу, — Тор перевел дыхание, и продолжил: — Я не ощущал ни холода, ни голода пару месяцев, потом организм начал требовать свое и заставил меня охотиться на животных. Радует то, что в лесу их полно. Я пытался охотиться ночью, а все дни проводил в пещере без сна, пытаясь отрешиться от своих мыслей. В момент, когда ты меня нашла, я не смог уже поймать оленя, и лежал, ожидая рассвета, чтобы, наконец, умереть и быть вместе с семьёй.

Во время своего рассказа Тормент смотрел на пустую душевую кабинку, а закончив, обернулся, так как не было слышно звуков. Мужчина сначала решил, что Элен вышла из комнаты, и он распинался сам перед собой, но она стояла возле вешалки. Огромные глаза девушка были наполнены слезами, которые катились по щекам, а рот зажат ладонью, чтоб заглушить рыдания.

— Я никогда не изменял своей Вэлси, а до неё у меня не было других женщин, — закончил он. — Так что для меня сегодняшний день полон сюрпризов, так же, как и для тебя.

— О, боже! Прости меня, я действительно не могла даже предположить такие события, — девушка всхлипнула и попыталась утереть ладонью катившиеся по щекам слезы.

— Т-ш-ш… откуда ты могла знать, — он подошел к ней, мягко притянув к себе её голову, поглаживая по волосам и спине.

Когда он только начал свой рассказ, Элен была настроена скептически, думая, что все мужики рассказывают одни и те же сказки. Но слова про смерть беременной женщины, просто оглушили её, и на протяжении всего повествования она представляла эту женщину. Сначала, счастливую и довольную, видела, как вампирша ходит по дому и в магазины, хвастаясь своим животиком. Потом мысли приняли эротический оборот и перед глазами оказался Тор, целующий в живот свою женщину, а потом всё это исчезло в крови и боли. Элен откуда-то знала, что его жену застрелили, и под конец девушка представила, чтобы было, не найди она его сегодня. Тор притянул её в объятья, поглаживая и успокаивая, но плотину уже прорвало чуть раньше, и теперь Элен заливала слезами его грудь.

— Ну, всё, мне уже становится холодно от влаги на груди, — попытался пошутить он.

— Прости, — она шмыгнула носом, как маленькая.

Тор приподнял её лицо и поцеловал, собирая губами слезы с ресниц, целуя мокрые щеки и дрожащие губы девушки. Поцелуй начинался как нежный и успокаивающий, но очень быстро перерос в эротический. И она ответила на него, ухватив мужчину за шею и притягивая к себе.

— Я, конечно, не против коридора, — сказал он, отодвигаясь от девушки. — Но, неплохо бы, для разнообразия очутиться в постели.

Глава 4

Пока они шагали к комнате, где есть кровать, не переставали целоваться. Дойдя до спальни Тор потянул махровое полотно скрывавшее тело девушки, она в сою очередь протянула руку и сорвала его полотенце. Оторвавшись от её рта, Тормент окинул девушку взглядом, увидел, как соски напряглись и затвердели, его член мгновенно напрягся ещё сильнее. Элен протянула руку и обхватила его, проведя ладонью по всей длине, и так несколько раз, пока мужчина не выгнул спину и не застонал от наслаждения. Его тяжелое дыхание и хриплые стоны подвигли её пойти дальше. Она поцеловала его в подбородок, опустившись ниже, укусила легонько за ключицу, заставив мужчину вздрогнуть, потом обвела языком один сосок, за ним другой. Тормент заурчал от удовольствия и, подняв руку, провел пальцем про её соску, слегка потянув его, но Элен отстранилась от ласки.

— Нет! — сказала девушка. — Сначала ты.

— Как скажешь, — усмехнулся Тор и тут же вздрогнул, когда маленький язычок прошелся по его груди.

Она проложила дорожку из поцелуев по его животу и, наконец, опустившись перед ним на колени, взяла в руки член и провела языком от головки до основания. У него начала кружится голова и, опустив руки, он запустил пальцы Элен в волосы, притягивая её к себе. Наклонившись, девушка взяла в рот его член, и из горла Тормента вырвался рык. Этот звук подстегнул Элен пойди дальше, и она начала энергично сосать, стараясь не задохнуться во время процесса. Пока у него хватало сил, Тор терпел, но как только почувствовал покалывание в головке предвещавшее оргазм, резко поднял девушку с колен, прервав её увлекательное занятие. Сначала Элен запротестовала, но ей не дали высказать возмущение, прервав глубоким поцелуем, заставившим потерять все связные мысли.

Стоя перед ним на коленях девушка чувствовала, что управляет этим огромным мужчиной, как кукловод марионеткой. Любая её ласка посылала дрожь удовольствия по его телу, и Элен ликовала и чувствовала себя всемогущей. Когда судороги мужчины стали частыми, она ждала, что он кончит прямо ей в рот, но этого не случилось — её подняли с колен и запечатали рот поцелуем. Тор проник языком так глубоко, что ей почудилось, будто он достал до миндалин, его язык ласкал её, и проводил в ласке по зубам. Элен застонала прямо в губы мужчины и почувствовала, что её куда-то подталкивают. Времени сориентироваться не осталось, девушка оказалась на кровати, лежа на спине, поцелуй прервался, и теперь уже Тор смаковал её тело.

— Ну вот, теперь ты попалась, — прорычал он, девушка усмехнулась, но тут же застонала.

Его губы захватили сначала один сосок, ритмично посасывая, вызывая ноющую боль внизу живота, потом легко подув на него, Тормент перешел к другой груди. Элен извивалась, требуя большего, он же, коварно улыбаясь, продолжал терзать её грудь и продлевая болезненное наслаждение. Девушка следила за его движениями, и от увиденного заводилась ещё сильнее. Тор тем временем медленно обвёл языком сосок, потом захватил его в рот, как ребенок, и начал посасывать, что мгновенно отдалось тянущим ощущением глубоко внутри Элен. Она выгибалась, прижимаясь к нему всем телом, запустив пальцы в мягкие волосы, и притягивая его голову к себе, раздвинув ноги, Элен потерлась об него, задевая его горячую плоть, от чего мужчина дернулся и застонал, но не перешёл к тому, что так хотелось получить ей.

— Ещё не время, — выдохнул он, не отрываясь от её груди. — Потерпи, налла, дальше будет просто волшебно.

— Не могу больше терпеть, — почти прорыдала девушка. — Я хочу тебя внутри!

От её слов Тормент едва не кончил, но заставил себя сосредоточиться на том, чем занимался, а именно, ласкать Элен до умопомрачения. Оставив грудь, он поцеловал её живот и провёл языком вокруг пупка, опустился ниже. Она дернулась и попыталась сдвинуть ноги, но Тор ей не позволил, зафиксировав её бедра на своих плечах, и опустил голову, раздвинув нежные складочки, провел сначала рукой, а потом сменил ладонь на язык и губы. Элен корчилась и рыдала от нетерпения, но мужчина не спешил закончить и утолить голод, он ощущал себя нищим на пиру, упиваясь её нектаром и ароматом, обводя языком маленький чувствительный бугорок, потом потягивая его губами, а язык перемещался ниже и проникал внутрь её. Это продолжалась до того момента, пока Тор не почувствовал первую судорогу и, быстро сменив язык на свой член, вошел в неё. Элен забилась в судорогах, хрипло выкрикивая его имя, он вторил ей гортанным стоном. Девчонка пробралась ему под кожу, своими криками, смехом и командами. Да сделала это так лихо, что и осознать не успел до конца, какой черт его дернул назвать её возлюбленной? Позже будет время подумать об этом. Сейчас же Тор купался в волнах экстаза, настолько мощного, что почти ослеп и оглох. Осталось только осязание, мягкое женское тело под ним, которое всё ещё дрожало. Но не думает же красотка, что на этом всё закончится. У него ещё целая уйма идей, как он её хочет и сейчас, самое время перейти к следующей.

Тор приподнялся с Элен, поцеловав её в приоткрытый рот, затем перевернул на живот, чуть приподняв ноги. Прошелся рукой по спине, затем поцеловал кожу вдоль позвоночника и вошел в неё сзади, притягивая бедра девушки к себе. Врываясь в неё настолько резко, что спинка кровати ударялась о стену, мужчина наклонился, протянул руки, ухватив её грудь и не сильно сжимая, поглаживал соски. Элен, уткнувшись головой в подушку, стонала с каждым толчком всё громче и громче, он наклонил голову и прикусил кожу на шее, не проникая клыками, а просто немного оттягивая зубами. Разрядка последовала незамедлительно, и девушка, вскрикнув, обмякла на постели, а через пару секунд, с громким стоном Тор последовав за ней. Мужчина упал на Элен сверху, содрогаясь всем телом, его плоть сокращалась внутри, посылая последние волны наслаждения. Но девушке не было тяжело, скорее его тяжесть приносила чувство защищенности.

Немного отдышавшись, Тор откатился в сторону, чтоб не раздавить её. Он лёг набок, легонько чертя пальцами узоры на спине девушки и раздумывая о том, какого дьявола из его рта вырвалось слово «возлюбленная». Но в тот момент, именно это, ни какое другое, слово пришло ему в голову. До этого момента Тормент считал себя однолюбом, он и до сих пор был уверен в своих чувствах к Вэлси, ощущая себя так, будто только что изменил своей любимой женщине, пусть она и умерла. От всей низости ситуации он почувствовал тошноту. Мужчина перевернулся на спину и закрыл глаза рукой, чувствуя, как его опять поглощает черная дыра под названием «Боль».

Элен лежала и нежилась, чувствую легкие касания мужской руки по спине, но вдруг резко тепло исчезло, и девушка повернула голову к вампиру. Тор лежал на спине, закинув руку на глаза, медленно и глубоко дышал через рот. Девушка не рискнула поцеловать его в губы, но и промолчать не смогла, отчего-то чувствуя, что произошло резкое охлаждение между ними.

— Тебе что-то не понравилось из того что я делала? — тихо спросила она.

Тормент вздрогнул от звука голоса, как будто вообще забыл, где находился последние пару часов, но руку с глаз не убрал.

— Нет, всё было великолепно, — ответил мужчина, по-прежнему не открывая глаз, и тяжело сглотнул.

— Тогда почему ты не смотришь мне в глаза? — спросила девушка, начиная накручивать себя. — У меня ощущение, что ты просто воспользовался телом, чтоб утолить свой плотский голод.

Эти слова заставили Тора убрать руку с глаз, и она увидела слёзы. Элен тут же забыла, что ещё хотела сказать. Её рот открылся и закрылся, но слова застряли в горле. Она совсем не понимала, по какой причине мужчина может плакать после умопомрачительного и крышесносного секса.

— Я повторяю, всё было великолепно, — сказал он севшим голосом.

— Да, для меня впервые такая ситуация, — резко ответила девушка. — Никогда ещё мужики не рыдали после секса со мной, даже не знаю, как себя чувствовать. Униженной или наоборот польщенной.

Тормент резко поднялся с кровати и, пытаясь сдержаться, бросил ей:

— Я в душ, надеюсь, когда вернусь, ты уже перестанешь источать яд, и мы спокойно поговорим.

— Конечно, милый, я буду лаской, мне же так приятно ощущать себя использованной. — съязвила Элен. — Мечта всей моей жизни сбылась.

Тор ничего на это не ответил, а просто поднялся и вышел за дверь, даже не закрыв её за собой, и чудом увернулся от вазы, полетевшей вслед и разбившейся об стену в коридоре.

Как только он скрылся из виду, то мгновенно переместился в ванную комнату. Теперь он чувствовал, что ещё пара мгновений и его стошнило бы при девушке. Быстро закрыв за собой дверь, он включил воду, создавая шум, и кинулся к унитазу, где его вытошнило. Проклятье! Не нужно было так быстро набивать живот. Вот и поплатился за своё чревоугодие, желудок планомерно избавлялся от остатков ужина. Хорошо, что девушка не застала этого, потому что Тормент не знал, как бы он объяснил своё состояние. А имея такую поразительную способность делать ошибочные выводы, Элен бы истолковала по-своему и неизвестно, чем бы это кончилось. Когда его перестало тошнить, Тор поднялся и прополоскал рот, потом закрутил воду в раковине и забрался в душ.

Глава 5

«Как он только посмел сначала использовать меня, а потом откинуть в сторону, как ненужную резиновую куклу из секс-шопа!!!» — бушевала девушка, вышагивая голышом по комнате, и каждый раз, когда её взгляд падал на кровать, Элен распаляла себя ещё сильнее. А ведь она почти поверила в чудо… но, как оказалось, чудес с ней не может происходить. Опять те же грабли. Девушка сделала последний круг по комнате и, замерев, прислушалась — в душе включилась вода. А это значит, у неё есть немного времени, чтоб остыть.

Она спустилась в гостиную, достала из рюкзака шелковую синюю рубашку отца, в которой обычно спала, и отправилась босиком на кухню. Попав в комнату, Элен начала открывать все подряд шкафчики, пока не нашла то, что искала.

— Да-а-а…

Запечатанная бутылка Джека, оказалась как нельзя кстати. Дальше не заботясь о стакане, она открутила крышку, сделала большой глоток и тут же закашлялась, согнувшись пополам. На глазах выступили слёзы, а горло горело, словно она глотнула жидкий огонь. Только это не остановило Элен, и она отхлебнула ещё один глоток, в этот раз всё прошло лучше чем сначала. Прихватив с собой открытую бутылку, она пошлёпала обратно в гостиную, нашла возле шкафа стереосистему и врубила на полную мощь динамики, из которых зазвучала «Rihanna-Whos That Chick».

Тор как раз намыливался мочалкой, когда душевая кабинка впервые содрогнулась от басов. Проигнорировав звуки, мужчина продолжил спокойно мыться, размышляя о своих сегодняшний поступках. А именно — о действиях в спальне и словах сорвавшихся с языка в момент экстаза. Он пытался не очень глубоко копать в себе, ища причину, столь несвойственного ему поведения, и всё же — назвать малознакомую девушку возлюбленной? Вообще ни в какие рамки не лезет! У него была и останется только одна возлюбленная, его сердце, его душа, его половинка и шеллан. Ни какая другая женщина не займет это место. Тогда откуда взялась эта потребность в ненормальной девчонке, которая шатается ночью по лесу, кормит без опаски вампира, дарит ему незабываемый секс, а потом кидается, чем под руку попадется? Вспомнив, как она запустила в него вазой, Тор усмехнулся. Да, эта девица точно чокнутая. Но как не странно, именно разбитая о стену ваза вернула его из черной дыры, в которой он находился после секса. Покончив с самобичеванием, Тормент вышел из душа и почти оглох от музыки, звучавшей за дверью гостиной. Он обмотал себя полотенцем и пошел выяснять, не оглохла ли девушка от такой громкости, потому что лично у него закладывало уши.

Подойдя к комнате, Тор замер на пороге, как парализованный, и уставился на Элен, решив, что она окончательно спятила. Девушка прыгала на диване и танцевала под кошмарные биты Дэвида Гетты, умудряясь при этом периодически прикладываться к бутылке с виски, которая была уже почти пустой. Тор подошел к аппаратуре и вырубил музыку, Элен качнулась в последний раз и упала на диван. Дева Славная, как она сексуальна в этой рубашке, прикрывавшей её ноги только до середины бедра. Но тут до него дошло, что она мужская, и из глубины сознания поднялось чувство собственника, которое озадачило вампира ещё больше. Элен, наконец, обратила на него пьяный взгляд.

— О, вы почтили меня присутствием, после своих омовений, — она прищурилась и продолжила. — Смыл с себя весь запах секса?

Тор проигнорировал пьяный вопрос и наклонился, чтоб поднять её с дивана и проводить до кровати.

— Не смей прикасаться ко мне! — закричала девушка, отскакивая на другой конец, подальше от него. — Я ещё не принимала душ и не смыла с себя твой запах. Он повсюду меня окружает, словно вывалялась в грязи.

Мужчину начало раздражать, что Элен шарахается от него, как от прокаженного, и, резко выбросив руку, он поймал её за предплечье и потянул на себя. Но Тор совсем не ожидал, что после этого из глаз посыпятся искры от пощечины.

— Я же сказала, не трогай меня своими лапами! — крикнула Элен. — Мне противно.

Она обхватила себя руками за плечи и медленно побрела в ванную. Тор очнулся только от громкого хлопка закрывшейся двери.

Тормент остался стоять в комнате, а в голове билась последняя её фраза:

«Не трогай меня лапами! Мне противно».

Тряхнув головой, прогоняя жужжащие мысли, он пошагал прямиком к душевой, но, не дойдя, услышал подозрительные звуки, и это была не льющаяся вода. Элен тоже тошнило.

«Вот и допилась», — подумал он, качая головой. — «Не умеешь пить, не начинай».

Открыв дверь, Тор вошёл в комнату, взял с вешалки махровое полотенце и намочил его, а затем присел возле девушки.

Когда Элен, наконец, добралась до ванной комнаты, у неё было ощущение, словно она с завязанными глазами улетела в космос, забыв пристегнуться, в итоге её разболтало в невесомости. Но никакого космоса не было, не считая звезд перед глазами во время сумасшедшего секса. А об этом ей думать не хотелось.

В итоге, она облокотилась об раковину, и в этот самый момент желудок решил освободиться от лишне выпитого алкоголя.

«Только этого не хватало!» — успела подумать девушка, прежде чем первые спазмы скрутили её, заставив опуститься на пол возле унитаза.

Её ужасно рвало минут пять, а потом всё это переросло в кашель со слезами на глазах. И в этот самый момент, нежные руки мужчины убрали прилипшие ко лбу волосы. Тормент обтирал лицо влажным полотенцем, и она была настолько рада этому влажному уходу, что непроизвольно прижалась спиной к Тору. Теперь же, Элен начало знобить, а во рту стал отчётливо ощутим ужасный привкус, она снова наклонилась к раковине, на этот раз, чтобы прополоскать рот. Мужчина поднялся вместе с девушкой, и пока она пила воду прямо из под крана, Тор придерживал её волосы, не позволяя намочить их.

Погоняв жидкость зубной щеткой в последний раз, Элен попыталась оттолкнуть от себя мужчину. Вот только после таких экзекуций, её организм объявил бойкот, и сил не хватило не то, чтоб оттолкнуть его, а даже, чтобы сдвинуть с места ребенка. В итоге она опустила руки и голову и уставилась на мраморный узор пола.

— Ну и что мне с тобой делать? — спросил Тор и добавил шёпотом: — Кроме того, что уже сделано.

— Ты не мог бы отойти в сторону, чтоб я спокойно дошла до кровати и прилегла? — слабо спросила девушка. Сил на крики не осталось, да и понимала сейчас всю бессмысленную идею закатывать истерики. Элен не имела никакого права устраивать сцену. Поэтому девушка попыталась обойти его, но внезапно тело стало невесомым.

Тор поднял Элен на руки и понёс в спальню, там он медленно и бережно уложил её на смятые простыни, укрыл одеялом, потому что её тело продолжало трясти, подошел к окну закрыл деревянные ставни изнутри, а затем плотно задвинул темно бордовые тяжелые шторы. Потом Тормент вернулся к кровати, разделся и залез под одеяло, обнимая девушку за талию, притянул её ближе к себе, не смотря на слабое сопротивление, да и то, которое продлилось ровно до момента, пока она не согрелась в его объятиях. Перестав бороться и пригревшись, Элен уткнулась носом во впадинку между шеей и плечом и засопела. Тор удобнее устроился на спине и, глядя в потолок, улыбнулся.

«Вот это ночка», — подумал он.

Впервые, за много месяцев, вампир почувствовал себя настолько расслабленным, как будто именно здесь было его место. Мужчина опять нахмурился, не понимая, почему его голову посещают такие неуместные мысли. Он знал эту девушку всего одну ночь, но она уже успела перевернуть его мир с ног на голову. Пока Тор размышлял, девушка шевельнулась и скользнула губами по яремной вене, отчего у него опять встал, но вампир заставил себя лежать неподвижно, глубоко и медленно дышать.

Медленно приближался рассвет, и Тормент почувствовал, что смертельно устал и уже проваливается в бездну сна. Последней связной мыслью было — я поговорю с ней, когда она проспится и протрезвеет. Но всё вышло совсем иначе.

Глава 6

Тормент выключил мотор и вышел из своего Ровера, прошел через гараж и оказался на кухне.

— Лилан, я дома, — крикнул мужчина, чувствуя замечательных аромат домашней еды.

— Хорошо, — отозвался родной голос. — Как раз к последней трапезе успел.

Тор вошел на кухню, обнял сзади свою шеллан и поцеловал в шею. Она засмеялась, уворачиваясь от него.

— Если будешь мне мешать, ничего не получишь, — попыталась приструнить его Вэлси, на что Тор только коварно улыбнулся, его рука стала подниматься от округлившейся талии к груди, да там и осталась.

Женщина вздохнула и откинулась назад, на него. А пальцы вампира начали ласкать круговыми движениями её сосок, слегка надавливая на напряженную вершинку.

— Я могу пережить ужин из ресторана, — горячо зашептал он ей на ушко. — Если предложишь съесть с твоего тела десерт, — она застонала и бросила помешивать соус для «Болонезе».

— Пойдем наверх, — продолжал искушать Тор, не прекращая ласки.

— Да, — выдохнула Вэлси. И, выключив плиту, позволила увести себя в спальню.

Опустившись на кровать, Тормент стал раздевать Вэлси, а она в свою очередь снимала с него футболку, при этом, не переставая целовать каждый дюйм его натренированного и совершенного тела. Ему всегда особенно нравилось, как она целует его живот вокруг пупка и спускается ниже. Что она сейчас и делала, расстегнув ремень на джинсах и потянув собачку вниз. Её одежда полетела на пол с удвоенной скоростью, а Тор скидывал с себя остатки, не снятой ею, одежды. Раздевшись окончательно, он улегся на кровать, заключив любимую в объятия, начал медленно целовать её губы, подбородок, за ушком, вызвав тихий смех жены, и, наконец, шею. Он провел языком по всей белоснежной колоне шеи, заставив женщину задрожать от удовольствия и предвкушения. Она раздвинула ноги, приглашая его пойти дальше поцелуев, чем Тор и воспользовался, удобно устраиваясь между бёдер своей любимой. Он вошел в неё резко, с размаху, заставив выгнуться всем телом ему на встречу, и застонал. Вэлси повернула голову в сторону, предлагая ему шею и мужчина, наклонившись, проколол тонкую кожу клыками, продолжая двигаться внутри неё, но, почувствовав на языке вкус, оторвался от шеи и взглянул затуманенными страстью глазами на неё. Что-то было не так, как всегда. Но он не мог понять что именно. Вроде бы, те же зеленые глаза, та же густая грива рыжих локонов на подушке, но его не оставляло ощущение какой-то неправильности. И пока он пытался разглядеть и понять, что же изменилось, женское тело под ним начало исчезать.

— Не-е-е-е-ет! Нет! — закричал Тор. — Останься! Не оставляй меня здесь одного, останься! Я не смогу жить без тебя! Если уйдёшь, забери и меня с собой!

Его крик перешел в хриплые рыдания, но она только грустно улыбнулась и покачала головой.

— Ты должен жить, за нас троих, — тихо сказала она, её волосы начали обесцвечиваться. — У тебя всё ещё будет, и любовь, и дети, я уверена в этом.

— Нет, я не смогу быть ни с кем, кроме тебя, я люблю тебя и только тебя, лилан, — рыдал мужчина, но это не помогало. Он видел, как медленно исчезают черты лица, как плоть, которую он совсем недавно ласкал руками и губами, растворяется в воздухе, становясь прозрачной. От, разрывающей сердце, боли он закрыл глаза и заревел.

— Тор! Тормент! — он разлепил веки, на него смотрели зеленые глаза.

— Ты вернулась за мной? — прошептал он, поднимая ладонь к её лицу.

— Я никуда не уходила, — сказала Элен, не понимая спросонья, о чем он говорит.

Тор нахмурился, внимательно разглядывая её:

— Почему ты изменила цвет волос, мне больше нравились твои огненные локоны, — он перебирал пальцами шоколадного цвета пряди.

— Тор! Очнись! — затрясла она его. — Это был сон! Тебе приснился кошмар.

Его взгляд прояснился, и Тормент скинул её с себя с такой силой, что Элен упала с кровати.

— Нет! — крикнул мужчина. — Это не может быть лишь сон! — он коснулся лица и почувствовал влагу. Проклятье! Он словно хлюпик рыдает в объятьях чокнутой девчонки! Разозлившись на себя за это проявление слабости, он резко развернулся и, даже не взглянув на девушку, выскочил из комнаты.

Элен подпрыгнула на кровати от страшного крика. Не понимая, где находиться, она сначала озиралась по сторонам, пока справа не раздался второй крик. Элен повернула голову и увидела, как мужчина, крепко зажмурив глаза, рыдает. Подползя к нему на карачках, попыталась сначала потихоньку разбудить его, но Тор не реагировал и продолжал плакать. Тогда Элен встряхнула за плечи и закричала: «ТОР! ТОРМЕНТ», он открыл глаза, и в них было столько боли, что девушка почувствовала на своем языке горечь. Мужчина что-то пробормотал на счёт её волос, и она поняла, что он всё ещё находиться во власти сна. Когда девушка с ним заговорила вновь, его глаза прояснились, и Тор сбросил её с себя на пол. За его перемещением она не смогла бы уследить, даже сидя напротив него — вот только он лежал и рыдал, а в следующую секунду, уже выбежал за дверь, даже не взглянув на неё. Элен медленно поднялась с пола и подошла к окну. Как предусмотрительно — закрыл окна от дневного света шторами и деревянными ставнями. Но она могла поспорить, что сейчас он и не подумал, что на улице может быть день. Но открыв ставни, Элен увидела, что солнце давно зашло и на небе правит балом луна. Она так и осталась стоять у открытого окна, смотря на звезды, пока снизу не раздался грохот.

Девушка выбежала в коридор, намереваясь найти его внизу лестницы со сломанной шеей, но тут же замерла, глядя на деревянные щепки, что усыпали ковёр в коридоре. Тормент стоял в проходе в гостиную, и с его руки на пол крупными каплями капала кровь. Вампир тяжело дышал, но, казалось, не обращал никакого внимания на кровопотерю. Она подошла ближе и только тут заметила, что дверь, ведущая в комнату, исчезла. А именно превратилась в труху на ковролине.

— Что здесь произошло? — Элен задала этот вопрос, хоть и понимала всю его тупость.

— Я всё исправлю, — сказал Тор голосом, который она услышала у него впервые на тропе в лесу, когда он спрашивал её про телефон. Девушка напряглась внутренне и сделала пару осторожных шагов в его сторону, стараясь не нарваться на грубость.

— У тебя идет кровь, — сказала она, указывая на окровавленную кисть.

— Действительно, — он безразличным взглядом скользнул по своей руке, потом по лужице на полу, и так же спокойно вытащил пару щепок из кулака.

— Пойдем на кухню — нужно промыть раны и там есть чистые полотенца, — Элен приблизилась ещё на шаг и, боясь спугнуть его, медленно протянула к нему руку. Тормент посмотрел на её ладонь, затем в глаза и, неожиданно схватив её за руку, прижал к стене, настолько сильно, словно хотел оставить трафарет из девичьего тела. А его губы начали осыпать бешенными поцелуями лицо и шею девушки.

Выскочив из спальни, Тор материализовался в первую попавшуюся комнату, и захлопнул за собой дверь, боясь, что Элен последует за ним. Но по прошествии пяти минут тишины, пока он метался по комнате, не раздалось ни единого звука. Немного придя в себя и восстановив дыхание, Тор попытался рассортировать свои мысли, которые разбегались, как тараканы от света. Итак, это снова случилось с ним — кошмар вернулся, стоило только заснуть. И после пробуждения, он еле смог отличить реальность от грёз. Тормент сделал ещё пару кругов по комнате, но это не принесло долгожданного спокойствия, наоборот, будто с каждым шагом он распалял себя ещё больше. Разозлившись не на шутку, Тор размахнулся и впечатал кулак в деревянную поверхность двери, напрочь высадив её из петель, раскрошив в мелкие деревяшки на полу. Он замер в проёме разглядывая хаос и, полный щепок, проход. В конце коридора, из спальни выскочила Элен, и вид у неё был такой, как будто она собиралась спасать его из завалов разрушенного дома. Но тут же девушка остановилась, глядя на Тора с опаской, как на дикое животное. Правда потом, стала медленно приближаться и остановилась лишь в паре метров от мужчины. Указав ему на раны, Элен преодолела разделявшее их расстояние и остановилась, протягивая ладонь к нему. Тор в свою очередь внимательно разглядывал девушку, а затем опустил свой взгляд на эту маленькую ручку, и внезапно ему нестерпимо захотелось овладеть Элен прямо здесь и сейчас. Вампир поднял глаза к её лицу и встретил настороженный взгляд. Она хотела его, боялась, но по прежнему хотела. Проклятье, это какое-то наваждение, совершенно неправильное, и одновременно с тем невероятно волнующее. Всматриваясь в её нежное лицо, мужчина видел, как в зеленых глазах, от легких касаний к женской ладони, разгорается пламя. И он решился. Потянув её за руку, Тор схватил девушку в объятия и, прижав к стене, набросился с дикими поцелуями, почти сминая губы, раня их до крови. Она не сопротивлялась, позволяя ему себя целовать.

Элен, сначала, опешила от такого напора, но потом сдалась и расслабилась. Она опять была близка к оргазму, который этот мужчина вызывал в ней, одним лишь своим поцелуем. Хотя поцелуй — это слабо сказано, скорее он трахал языком её. Но, как только, Тор почувствовал, что девушка расслабилась, позволив ему быть главным, его руки, крепко зажав полы рубашки, подняли её выше талии Элен, и поскольку сам он был до сих пор обнажен, долго возиться ему не пришлось. Тормент приподнял её за талию и опустил на себя, глубоко проникая, заставляя почти задохнуться. Она обхватила руками его за плечи, а ногами обвила бедра, и застонала, когда он толкнулся в неё, проникая глубже. Продолжая прижимать девушку к стене, Тор убыстрял движения, и через какие-то десять минут Элен содрогнулась от оглушительного оргазма. Он присоединился к ней спустя доли секунды. Подождав, когда последние спазмы стихнут, мужчина медленно поставил девушку на ноги, продолжая обнимать и прижимать к себе.

— Что это было? — голос всё ещё не слушался Элен, и казалось, словно она вместо звуков выдыхала воздух.

— Тебе не кажется, что глупо об этом спрашивать? — Тор растянул губы в идиотской ухмылке, но тут же поморщился от удара в плечо.

— Я серьёзно! И спрашивала не про секс, а про твое поведение, которое меняется, как у беременной, по триста раз за ночь.

Тормент стал серьёзным.

— Я не могу тебе всего объяснить, скажу только, что когда я тебя вижу, я хочу быть глубоко в тебе, ощущать, как ты сжимаешь мой член, испытывая оргазм.

От этих слов девушка покраснела, слава богу, что в коридоре не включен свет.

— Ну конечно, а после ты рыдаешь! — не удержалась она, хотя тут же пожалела о своей несдержанности.

— Нет! Дело не в сексе с тобой, а в воспоминаниях о ней.

Элен оттолкнула его и прошла на кухню, сказав по пути:

— Мне сразу стало легче.

«Чёрт! Это было больно. Знать, что когда мужчина спит с тобой, он представляет другую, или после раскаивается, что переспал».

Тор догнал её на кухне и резко развернул к себе, схватив за руку.

— Ты чего-то особенного ожидала? Сама же кинулась на шею, — пока он это говорил, то уже понял, что выбрал неверный набор слов, и удар в лицо это подтвердил. Элен со всего размаху врезала ему свободным кулаком в нос, на его грудь и её руку брызнула кровь.

— Ты ублюдок! — она трясла рукой, пытаясь облегчить боль. — Это не я залезла к тебе в душ! Да, хотела тебя, но смогла справиться с собой. А что сделал ты? Ты прокрался, как вор ко мне и…

— А ты не очень и сопротивлялась, — зло улыбнулся он, перебивая девушку, а Элен задохнулась от таких слов.

— Да я не противилась, как уже говорила, я хотела тебя, но не появись ты там, всё было бы по-другому. А потом? В спальне? Ты даже не представляешь, что я чувствовала, когда ты сбежал в ванную. У меня было ощущение, как будто оказалась использованной и брошенной после. Но теперь я вижу, что мне не почудилось. Ты получил желаемую разрядку, и пока ты трахал меня, то не думал о своей покойной жене! Ты стремился к финалу, не меньше меня, Тор, и не смей отрицать! А теперь отпусти мою руку, ты мне кости переломаешь.

Тор разжал пальцы, выпуская её ладонь. Он даже не заметил, что хватка усиливалась, пока Элен продолжала свою обличительную тираду. А её последние слова почти заставили его потерять контроль и, впервые в жизни, захотеть ударить женщину. Но он сдержал себя всё той же силой воли, которая в присутствии этой девицы уже не один раз давала сбой. Она отодвинулась от него, видя, как Тормент хищно скалит зубы, затем повернулась к нему спиной и полезла в холодильник за едой.

А Тор стоял, прислонившись к столешнице возле раковины, и размышлял, как ей удалось довести его почти до полной потери самоконтроля. Ответ оказался прост. Слова Элен били по самым чувствительным точкам его психики, вскрывая все раны и опасения, которые он старался забыть и похоронить глубоко в подсознании. И самое ужасное, каждый её упрёк был правдой. Он хотел её, стыдился своих чувств и желаний, и всё равно продолжал хотеть. А после, его услужливая совесть давала ему отличный повод помучить себя, а заодно и её. Тор увидел, что Элен поставила на плиту сковородку, на которой разлегся цыплёнок — табака, и, подойдя к столу, медленно сел на стул, молча наблюдая за девушкой.

Глава 7

Глядя, как она гремит посудой, как режет на сковородке цыплёнка, без сомнения представляя его шею, Тор невольно улыбнулся и, протянув руку, погладил её по спине. И тут же отдернул ладонь, потому что девушка с размаху ударила его лопаткой. Он засмеялся, но Элен не отреагировала на заигрывания, продолжая молча жарить птицу. Тормент перестал смеяться, но не собирался так легко отступать от разгневанной красотки.

— Элен, — позвал он, никакой реакции, только посудой громче застучала, — Эле-е-ен.

— Отвали, — ответила девушка сквозь зубы. Тор поднялся со стула, подошел к ней и, отобрав лопатку, заключил в объятия, несмотря на сопротивление. На что Элен перестала вырываться и окаменела в его руках. Что же, это было неприятно, но преодолимо.

Готовя еду, она пыталась отключить голову, но у неё слабо получалось. Теперь ясно, что он о ней думает! Считает её легкодоступной! Ну так, сама виновата, дура! Нечего было так быстро позволять ему овладеть собой. Пока она разрезала цыплёнка, чтобы выпустить жидкость, на спину опустилась рука и приласкала, как кошку! Вот же мерзавец! Посмел трогать после своих предъяв. А вот дудки теперь. Элен резко развернулась, стукнула с размаху его по руке, и опять отвернулась, чтоб не смотреть, как вампир поморщился, но оказалось, зря она надеялась, что Тор отстанет. Пока у неё не лопнуло терпение, Элен собиралась молчать. Но мужчина продолжал свое «ЭЛЕ-Е-ЕН», и она клюнула на провокацию, резко ответив, даже не оборачиваясь. И тут же ножки стула проскребли по полу, а значит, он встал. На секунду она подумала, что Тору надоело, и он собрался выйти из комнаты, но сильные руки обвились вокруг талии и отняли единственное оружие. Теперь осталась только её растоптанная гордость. Как только он обнял её, Элен окаменела, она не собиралась больше «кидаться на шею», хватит с неё унижений, сыта по горло.

Тормент попытался соблазном растопить ледышку в руках, целуя в шею и кусая за мочку уха. Но не добился ровным счётом ничего, кажется, даже сделал хуже, поскольку девушка начала яростно вырываться, и чтоб не поранить её, Тор разжал объятия. Она быстро отскочила к другому концу стола.

— Что, в слове «отвали», тебе не понятно? — хрипло спросила девушка, следя за ним настороженными глазами.

Тор тяжело вздохнул.

— Я пытаюсь извиниться за свои необдуманные слова, — начал он.

— Да плевать мне теперь на твои извинения, Тор! Знаешь, предел моего сострадания и сочувствия тебе наступил минут пятнадцать назад, и если, всё-таки, хочешь поесть, оставь меня в покое или свали куда-нибудь из кухни! — с этими словами она опять направилась к плите.

На протяжении всей её речи Тормент молчал, но теперь его терпение тоже лопнуло.

— Что ты хочешь, чтоб я сказал тебе?! — холодно начал он.

— По-моему, я уже достаточно понятно объяснила, что хочу, чтобы ты сейчас свалил отсюда.

— А если я не сдвинусь с места? — заартачился Тор.

— Тогда уйду я! — резко ответила Элен. — А ты можешь становиться к плите и готовить себе еду. Но на твоём месте я бы всё-таки оделась, мы не пещерные люди.

— Ну, я самый, что ни на есть, пещерный человек, — съязвил он. — Несколько месяцев провел в пещере.

— Да-да, я уже слышала эту историю, — с этими словами, Элен развернулась и направилась вон из кухни.

Она не пошла наверх, в спальню, а свернула в гостиную и, прихватив свой рюкзак, пошагала в душ. Тор остался на кухне, что давало её нервам передышку. Её эмоции сейчас зашкаливали, не позволяя адекватно реагировать на любые его слова. Наскоро приняв душ и быстро одевшись в свитер из ангоры фисташкового цвета и вельветовые брюки, она, открыв дверь, шагнула в коридор только для того, чтоб наткнутся на стену.

— И куда это ты собралась, на ночь глядя?

Всё время, что Тормент находился на кухне, его слух, позволял следить за ней, не преследуя девушку по пятам, но вот вода в душе выключилась, а Элен всё не выходила, и мужчина испугался, что она может что-то сделать с собой и рванул к душевой. Тор схватился за ручку, и в этот момент дверь открылась, а девушка повалилась прямо в его объятия.

Как удачно!

Но, минуточку! Элен была полностью одета.

— Тебя не должно это волновать! — резко ответила Элен. — Жалей себя дальше, а мне нужно пройтись и проветрить голову, иначе мой мозг взорвется. И да! Я не желаю, чтобы ты шёл со мной.

С этими словами, она демонстративно обошла его, и, пройдя по коридору, вышла на свежий вечерний воздух. Так же, не оборачиваясь, Элен спустилась по ступенькам и пошла по тропинке, которая через сотню метров, вывела её к ручью. Там девушка села на траву и задумалась, глядя на воду.

Сколько разных событий произошло в её жизни за последнюю неделю и, особенно, за последние сутки. Теперь она более посвященная и знает, что книжные персонажи существуют в реальности. Размышляя о поведение Тора до и после секса, она понимала, что в его голове происходит проекция отношений с женой на секс с ней, Элен. Но блин, как же всё-таки больно и горько осознавать, что занимаясь любовью с ней, он думает о своей погибшей супруге. А потом, его слова на кухне, конечно, они, скорее всего, были продиктованы испугом. И боялся вампир почувствовать что-то кроме боли потери. Отсюда и вся его агрессия.

Тут за спиной Элен раздался хруст сухих веток.

— Я же сказала, что не желаю тебя видеть сейчас, — сказала девушка, не оборачиваясь. Ей в ответ прозвучал глухой рык.

По спине прошел холодок, и Элен резко подпрыгнула, развернувшись на сто восемьдесят градусов, но, не удержав равновесия, угодила своей пятой точкой прямо в ледяной ручей.

В тот же момент над головой раздался смех мужчины.

Он отправился за ней следом, наплевав на её желание об уединении. И видел, как девушка присела на траву и уставилась на воду. Понаблюдав минут пятнадцать, Тор решил всё — таки подойти к ней, посчитав, что достаточно времени уделил для её «одиночества». Но тут ветка хрустнула под ногой, а Элен, даже не обернувшись, попыталась прогнать его. Ну, уж нет, так не пойдет. Решив немного разыграть девушку, Тор зарычал, подражая пуме. Её реакция была несравнима ни с чем. Сначала девушка выпрямилась и замерла, потом подскочила на ноги, и, развернувшись, она поскользнулась и шмякнулась прямо в воду. Тут он уже не выдержал и начал смеяться.

— Маленькая девочка! — веселился Тор. — Такая храбрая.

— Если бы я не потеряла равновесие, тебе не избежать расплаты, — обижено проворчала она.

Продолжая смеяться, Тормент протянул руку и вытащил девушку из ручья.

— Будешь знать, как шататься по лесу ночью, — ответил Тор, уже не смеясь, но продолжая улыбаться. — Будь на моем месте хищник, ты была бы уже мертва.

На последних словах Тормент заметил, что девушка побледнела.

Вот и отлично, меньше будет строить из себя амазонку, петляя по тропинкам ночью.

Тут девушка в его руках задрожала, а её зубы начали стучать.

— Иди сюда, — проговорил он, притягивая Элен к себе. — Снимай одежду.

— Чт-т-то? П-пря-ямо зд-д-д-десь? — она уже не могла внятно выражаться. — Тут ка-а-ак-то не жар-р-рко.

Тор, не слушая её лепет, стал расстегивать сначала мокрую куртку, затем джинсы и, наконец, стянув с неё всё это, снял с себя рубашку и завернул в неё девушку. Взяв Элен за руку, мужчина повел её к дому, захватив испорченную одежду.

Дойдя до коттеджа, Тормент проводил девушку в гостиную и усадил её в кресло, потом разжег огонь в камине и отправился в спальню за одеялом. Достав из шкафа шерстяной клетчатый плед, вампир спустился в гостиную, не забыв, зайти на кухню и прихватить графин с коньяком из мини-бара. Со всем этим добром он вошел в комнату, где возле камина съёжилась и дрожала девушка. Элен залезла с ногами на кресло и, обхватив себя руками, пыталась согреться. Чувство вины кольнуло его — вдруг она заболеет? Ведь люди не имеют иммунитета, чтоб противостоять простудным заболеваниям. Теперь, раскаиваясь за свой глупый розыгрыш, Тор подошёл к девушке и, развернув плед, закутал Элен в теплую шерсть. Затем, пододвинул журнальный столик, поставил на него графин с коньяком и пару бокалов. Подойдя к креслу, мужчина поднял её, сам уселся в кресло, а девушку усадил себе на колени. Продолжая обнимать одной рукой женскую спину, другой он налил в бокалы янтарную жидкость. Передав один Элен, Тормент взял свой и отхлебнул. Крепкий алкоголь обжег горло и разлился теплом внутри. Но Элен просто вертела стакан в руках, даже не коснувшись губами.

— Выпей, тебе сразу станет теплее, — мягко сказал он.

— Ты забыл, что со мной было вчера после спиртного, — попыталась пошутить она. — Хочешь представления на бис? Просто из меня плохой собутыльник.

— Ну, вчера ты приговорила почти всю бутылку в одиночку, а сегодня я составлю тебе компанию и мы, наконец, сможем поговорить.

— Мне не хочется ни о чём говорить, — попыталась отвертеться Элен.

— Но при этом, ты просто обожаешь делать неправильные выводы из моих слов, — возразил Тор.

Она развернулась к нему лицом и уставилась широко открытыми глазами на мужчину. Говорить, что либо, на такое заявление, было излишне, и он это тоже понял, так как продолжил.

— Да-да, я понял, и за это ещё раз хочу извиниться, — опять отхлебнул коньяк, и в этот раз жидкий огонь плавно согрел внутренности. — А теперь выпей, нужно чтоб ты согрелась, и перестала трястись, а то кресло может поломаться.

Она скорчила ему рожицу и отхлебнула из бокала. Моментально спиртное обожгло язык и горло, заставив Элен закашляться. Отдышавшись, она сделала ещё пару глотков, и, как и вчера, последующие порции прошли намного легче.

— Я хочу, чтоб ты понимала, что я чувствую, и не торопилась обвинять меня в том, в чем нет моей вины.

— Я и так знаю, что ты чувствуешь, это ты, Тор, не понимаешь, что чувствую я, — ответила девушка, вертя в руке пустой бокал. Он взял графин и наполнил её стакан.

— Как ты можешь понять меня, ведь ты ни кого не теряла.

— А вот тут ты ошибаешься, — сказала девушка. — Ты ведь совсем ничего обо мне не знаешь.

Тор от неожиданности поперхнулся коньяком, и у него в голове моментально сложилась картина: девушка, одна, ни за что не пойдет в горы. Она отчего-то бежала, и это что-то, такая же боль потери, как и его. У неё действительно кто-то умер. И Тормент даже не хотел думать, что это был мужчина, в чьей рубашке она щеголяла по домику. Но Элен продолжила свой рассказ, и Тормент ощутил, что его разъедает глупое чувство ревности. Мужчина не решался копать в себе и выяснять, откуда оно взялось.

— Он был моим помощником и моим личным критиком на протяжении всей моей работы над романом, но полгода назад у него обнаружилась злокачественная опухоль мозга, и в считанные месяцы он умер, при этом испытывая адские боли.

— Ты любила его? — выдавил Тор, его горло сжалось, но промолчать он не мог, и затаил дыхание в ожидании её ответа.

Элен отхлебнула ещё из бокала, она уже согрелась и теперь просто наслаждалась вкусом коньяка на языке. Такими темпами она скоро станет алкоголичкой. Мысли её улетели, и пришлось переспрашивать.

— Что, прости?

— Я спросил, любила ли ты его? — нервно повторил свой вопрос Тор, а она никак не могла понять, почему он стал так напряжен.

— Да, мы понимали друг друга без слов, и этой гармонии мне будет очень не хватать, — она замолчала, так как Тор опять издал этот рычащий звук. — Да что с тобой такое?

— Ничего, продолжай, — сказал он, проигнорировав её вопрос.

— Так вот, после его смерти я не смогла оставаться в доме, который построил он для нашей семьи, когда ещё мама была жива.

— Мама?! — воскликнул мужчина.

— Тор, я не понимаю твоей реакции на мой рассказ и поэтому лучше я замолчу.

— Нет, я хочу узнать о тебе побольше, только спросить хотел, кто это, он?

— А разве я не сказала? Он — это мой отец, — она опять замолчала, так как мужчина под ней начал смеяться. Элен обиделась и попыталась сползти с колен, но сильные руки не дали ей такой возможности.

— Куда это ты?

— Я тебе рассказала, что ощутила, когда умер мой отец, а ты рассмеялся мне в лицо, — воскликнула девушка. — Знаешь, что? Я тебя ненавижу! — со слезами на глазах, закончила девушка.

Тормент не мог сам себе описать то облегчение, что он почувствовал, узнав, что «соперником» был отец, а не парень или муж. Но видя, как она на него смотрит, попытался успокоить свой смех.

— Прости, налла, это облегчение так на меня подействовало, и я смеялся над собой, а не над твоим горем потери.

— И всё равно, не вижу ни чего смешного в моем рассказе.

— А ты подумай, — мягко намекнул он, но Элен непонимающе уставилась на него, и пришлось пояснить. — Я ревную тебя к мертвому мужчине.

— Я не понимаю, — промямлила она.

— Что тут не понятного, я тебя ревновал и чуть все зубы не сточил скрепя ими, а оказалось, что это твой отец.

— А какое ты имеешь право ревновать меня к кому бы то ни было? — начала опять заводиться Элен. — Сам-то ты всё время твердишь, что для тебя нет других женщин, кроме покойной жены.

— Но у меня уже есть ты.

— Нет у тебя меня, — по-детски заартачилась девушка.

— Есть, — возразил Тор, начиная разматывать плед. — Хочешь, докажу?

— Нет, — пискнула она. Но было уже поздно…

Глава 8

Не дав ей и секунды на размышление, Тормент крепко прижался губами ко рту девушки, заглушая все возможные протесты. Но, как оказалось, это не понадобилось, потому что, только он прикоснулся к ней, Элен обвила руками его шею и притянула к себе, страстно отвечая на поцелуй. Он потянул девушку вниз, опускаясь на пол и бережно уложив её на шкуру возле горящего камина.

Элен убеждала себя, что она очень зла и обижена на его слова и смех, но, как только губы мужчины прикоснулись к её рту, по телу девушки прошла волна наслаждения, впрочем, так было всегда от его касаний. Тут же, забыв все свои обиды, она стала жадно целовать его в ответ. Губы Тора проложили дорожку от её рта к уху, затем к шее, что вызвало стон в груди. Элен выгибалась под ним, хныкала и стонала, прося больше, но всё в пустую — создавалось впечатление, что Тор просто мучает её, не давая самого необходимого. Наконец, когда она уже потеряла веру в исполнение желания, он приподнялся и, накрыв её своим телом, медленно и глубоко проник, вызывая дрожь и очередной вскрик.

Тормент сам не понимал, почему ему было важно в этот раз сделать всё медленно и нежно. Может из-за её рассказа об отце, а может из-за того, что предыдущие разы были полны дикого секса, или чтобы у неё остались воспоминания именно об этом разе… но, какой бы ни была причина, он не торопился и, даже проникнув в неё, сдерживал свой напор, продлевая наслаждение. Его движения были медленными, и это сводило с ума их обоих. Продолжая вторгаться в Элен, Тор поднял голову, чтоб взглянуть на неё. Она была великолепна, в пламени камина её кожа казалась золотистой, каштановые волосы отливали красным, в глазах, что смотрели на него, плясали огоньки, а губы казались более красными и припухшими от поцелуев, словно просили ещё ласки. Он наклонился, проведя языком по её нижней губе, Элен приоткрыла рот, приглашая его пойти дальше, что Тор и сделал, накрывая её губы своими. Затем опять взглянул на девушку и опешил, увидев в глазах слёзы.

Он остановился и погладил по щеке.

— Что случилось, налла? Неужели я сделал тебе больно? — спросил он, хотя и не мог припомнить, чтобы где-то был груб. Девушка покачала головой продолжая смотреть на него, как будто теряет его навсегда и хочет запомнить каждую черточку.

— Ничего не случилось, — прошептала она. — Просто не останавливайся ни на миг, я хочу всюду чувствовать тебя, чтоб ты был по всему моему телу, снаружи и внутри.

Мужчина зарычал и накинулся на неё, целуя всё тело от макушки до пальчиков ног.

Элен пыталась, как могла сдерживать себя, но слёзы продолжали течь из глаз. Она чувствовала, что в этот раз, он действительно был с ней, только с ней. А призрак жены оставил их на этот вечер, пока они дарили друг другу ни с чем несравнимое наслаждение. Но девушка так же ощущала, хотя ещё не знала, что этот секс станет их последним в этом райском уголке.

Они любили друг друга, то медленно и нежно, то страстно и дико, но во всех случаях Тормент в эти моменты принадлежал ей, и это делало их незабываемыми. В этот раз они занимались именно любовью несколько часов к ряду. И Тор очень существенно доказал, что он видит рядом с собой именно Элен, а не свою жену. Наконец, уставшие, но счастливые, поднялись в спальню, и просто лежали в кровати, пока руки мужчины укачивали её, словно в колыбели. А вскоре Элен погрузилась в безмятежный и сладкий сон.

Дождавшись, когда девушка крепко уснёт, Тормент, выбрался из постели, оделся и вышел из дома. Ему нужно было серьёзно подумать о своих поступках и словах, а ещё решить, что же, наконец, делать с девушкой. Да, в последнее время он уже подумывал вернуться к братству, а ещё его не оставляло чувство вины за то, что он так резко, не сказав ни слова, оставил Джона одного. Но все эти вопросы отходили на второй план, когда он думал о чокнутой девчонке. Мысли об Элен в постели опять возбудили его, заставив быстрым шагом прошагать несколько десятков метров. Тор представил, как сейчас вернётся и сожмёт в объятиях её теплое ото сна тело. Мужчина так ушёл в свои мысли, что не заметил, как дошёл до дороги. Постояв немного на обочине, Тормент думал, куда его самого приведёт «дорога», которой он сегодня пошёл. Так ничего и не надумав, развернулся и побрёл обратно в лес, не заметив серебристый Бентли, который резко затормозил на повороте.

Мужчина не спешил возвращаться в коттедж и погулял по лесу ещё минут двадцать. А когда ноги принесли его, наконец, к дому, Тор не поверил своим глазам. На крыльце возле дома, прямо на ступеньках, сидел Джон Мэтью, вот только выглядел он теперь, как сильный и здоровенный мужчина, а не подросток, каким Тормент его запомнил. Широкие плечи обтягивала дорогая кожаная куртка, а длинные ноги казались ещё мускулистее в фирменных джинсах. Тор продолжал разглядывать парня, а тот в свою очередь уставился на него.

Это бред какой-то!

Как Джон здесь оказался, если даже сам мужчина не мог точно сказать, где это здесь находится. Он зажмурился и потряс головой, решив, что парень ему просто почудился, потому что сегодня занимал его мысли. Но взглянув на это видение из прошлого, он уставился в синие-синие глаза своего приёмного сына. У Тора затряслись руки, голос предательски дрогнул.

Ну и к черту это!

— Это действительно ты? Или это мои галлюцинации? — только и смог из себя выдавить, а парень смотрел на него, как показалось Тору, целую вечность, затем отойдя, чтоб было видно руки, показал на амслене:

— Мы искали тебя всё это время! Я искал тебя! А ты прохлаждался здесь?! С этой красоткой, что спит наверху! — Джон был так зол, что движения рук выходили смазанными, но Тормент всё равно уловил самую суть. — Скоро здесь будет Роф и остальные, так что приготовься отвечать на вопросы.

— Прости меня Джон, за то, что я не смог находится с тобой рядом, за то, что не думал, ни о ком, кроме себя, — он перевел дыхание и внезапно понял, что скоро вернётся домой. — А как вы вообще смогли найти это место? Оно находится в такой глуши, что я бы сам заблудился, если бы не знал куда идти.

— Нам позвонил Преподобный, сказал, что видел тебя полчаса назад на дороге, и вот мы здесь.

— Мы? Кто ещё с тобой? — спросил Тор, ни с того, ни с сего напрягшись.

— Да, только я, Рейдж и Куин.

В этот момент парень с разными глазами вышел из-за угла дома.

— Там пусто, Джон… — увидев Тора, он прервался, а потом улыбнулся. Куин так же, как и Джон Метью стал огромным мужчиной.

Интересно, сколько же меня не было на самом деле дома?

— А, вот ты и нашёлся, мы тебя домой заберём.

Но если двое из них здесь, то где тогда Рейдж?

Не успел он подумать об этом, как сверху послышался испуганный возглас и Тор кинулся в дом.

Элен просыпалась медленно, наслаждаясь слабостью, разлившейся по телу. Она как будто вообще не ощущала костей, но почувствовав на себе пристальный взгляд, попыталась лечь посексуальнее.

Тор вернулся…

— Прости детка, ты конечно секси, но я женат.

У девушки распахнулись глаза и, вскрикнув, она натянула одеяло до самого подбородка. Элен уставилась на ослепительного красавца, который стоял в дверном проёме, скрестив руки на груди, и словно заполнил собой всю комнату.

— Так ты есть та малышка, которая похитила нашего брата? — протянул он, продолжая рассматривать её, как диковинную зверушку. — Хмм… наверное, я бы тоже с такой потерялся, — и секси-блондин растянул губы в обворожительной улыбке.

— Что? — только и успела произнести девушка, прежде чем красавчик исчез из поля зрения.

Послышались звуки борьбы и хриплое дыхание, а потом голос, который, несомненно, принадлежал Тору, сказал:

— Только попробуй ещё хоть раз подкрасться к ней и пялиться своими зеньками, и клянусь могилой родителей, я вырву их тебе.

Элен быстро поднялась с постели, накинула халат, который раньше носил Тор, и выглянула в коридор.

То, что она увидела, заставило замереть на месте.

Тормент сидел верхом на огромном блондине, сжимая ему горло, наклонив голову к самому носу красавчика, и выдавливал слова сквозь стиснутые зубы. Но вот блондина это, походу, не напрягало совершенно, мало того, что он не испугался, так его глаза сияли неподдельной радостью.

А потом этот громила начал смеяться. Ну, насколько позволяли это сжимающие горло пальцы.

— Как же я рад видеть тебя, брат, здоровым и невредимым, — просипел он сквозь сдавленное горло. — Отпусти, я к ней и пальцем не прикасался, — и добавил на свою голову:- Даже не смотря на то, что она пыталась меня соблазнить.

Руки Тора сомкнулись сильнее, из горла вырвался рык, улыбку сдуло с красивого лица.

— Да тише ты, я шучу, — уже серьёзно сказал блондин. — Где твоё чувство юмора?

— Ещё раз так пошутишь, Голливуд, и не сносить тебе головы, — ответил Тор, но руки с шеи убрал, и в то же мгновение очутился в сдавивших рёбра объятиях. Позволив Рейджу пообниматься тридцать секунд, Тор поднялся с тела и взглянул на девушку.

Элен смотрела в эти глаза и понимала, что она его уже никогда больше не увидит. Его нашли свои, и теперь он вернётся к своей прошлой жизни, а она вернётся к своей.

Сказка кончилась.

Девушка на негнущихся ногах вернулась в спальню и стала одеваться, чтоб не выставить себя на ещё большее посмешище.

Тор помог брату подняться с пола, развернулся и пошёл следом за ней в комнату, на ходу бросив:

— Жди меня внизу вместе с остальными, приду, как только разберусь с ней, — но когда Рейдж уже открыл рот, Тормент не дал ему договорить: — Не парься. Я знаю, как нужно поступить.

Он вошёл в комнату, когда Элен уже натянула футболку и джинсы, и теперь застёгивала ремень, её движения были нервными и резкими, а сама девушка избегала смотреть ему в лицо. Тор подошёл к ней и остановил безуспешные попытки застегнуть пряжку, взяв за руку. Она, наконец, подняла на него свои глаза, в которых было столько противоречивых эмоций, что ему стало тошно, но самое главное это была грустью.

— Элен… — начал он и замолчал, не зная, какие нужны слова, чтоб смягчить расставание.

— Не говори ничего, не надо обещать ничего. Всё было волшебно, выражаясь твоими словами, — она горько усмехнулась и продолжила. — Я ни на что не претендую, ты подарил мне кусочек рая в этом домике, который я никогда не забуду.

На её последних словах Тор побледнел, он собирался отнять у неё именно эти воспоминания, все до единого, и это просто заново убивало его.

— Я слышала, как ты сказал, что позаботишься обо мне, что именно ты собираешься делать?

Тормент набрал в лёгкие побольше воздуха, обхватил ладонями лицо Элен и, взглянув ей в глаза, заговорил тихим голосом:

— Я сотру тебе все воспоминания обо мне. Ты ничего не вспомнишь, и будешь спокойно доживать здесь свой оставшийся отпуск.

— Нет, нет, нет, — шептала девушка и по её щекам покатились слёзы. — Не делай этого, я хочу помнить…

Тор еле проглотил ком в горле, но всё равно продолжил стирать память.

— Ты будешь помнить, только, что очень устала и решила провести здесь несколько дней, ходила гулять в лес, к реке, и отдыхала в доме. Я никогда не попадался тебе на тропе, и ты никогда в жизни не встречала вампиров. Как только я выйду отсюда, ты забудешь даже, как я выгляжу, и никогда об этом не вспомнишь.

Он вытер с её щёк влагу, наклонился и поцеловал в губы, страстно и жарко, потом, развернувшись, вышел из комнаты. С каждым сделанным шагом было ощущение, что он умирает заново.

Но это ведь бред, не так ли? Нельзя умереть дважды.

Однако, закрыв за собой дверь, мужчина прислонился к деревянной панели и зажмурил глаза, почувствовав жжение под веками. Пришлось потратить несколько минут, чтоб восстановить дыхание и спуститься вниз к братьям.

Тор вышел на террасу, где его ждали почти все братья, уже успокоив своё сердце.

— Ну что, потащите меня домой? — спросил он пустым голосом и пошёл вперёд всех, даже не оглянувшись на дом.

Она сквозь слёзы наблюдала, как он удаляется, когда мужчина взялся за ручку, ноги перестали держать Элен. Она опустилась прямо на пол и, спрятав лицо в ладонях, разрыдалась. Послышался звук захлопнувшейся двери в комнату, потом закрылась входная, но девушка продолжала сидеть на полу и рыдать. Прошло, наверное, не меньше получаса, когда она вытерла слёзы со щек, не понимая, что заставило сидеть на полу комнаты и рыдать, будто она потеряла кого-то.

Точно! У неё же умер отец, и поэтому она оказалась здесь. Элен медленно поднялась с пола, и вышла из комнаты. Спустившись вниз, она прошла на кухню и сделала себе чашку кофе, ведь ещё в детстве, бабушка говорила ей, что кофе лучший антидепрессант. Поставив чашку на стол, она уселась на табурет и, отхлебнув глоток, чуть не поперхнулась, увидев, что в раковине лежат две тарелки.

— Что за чёрт? — пробормотала Элен. Она попыталась осмыслить, почему там две, а не одна тарелка, когда из подсознания всплыл образ мужчины. Но вместе с этим накатила такая головная боль, что заставила Элен отбросить любые попытки думать. Быстро допив оставшийся кофе, девушка прошла в гостиную и резко остановилась на пороге, снова неясный образ мужчины всплыл в голове, и опять виски прострелила адская мигрень.

Может я напилась до чертиков и это просто похмелье?

Она направилась в душ за аспирином, но и там наткнулась на улики — мокрое полотенце, которое пахло мужчиной, а возле раковины на полу лежала прядь волос тёмного цвета. Элен наклонилась и подняла прядку, разглядывая её, пока в голове опять не забилась боль, но даже сквозь неё прорвался образ темноволосого мужчины, который значил для неё очень много.

Что за чёрт? Я никогда не встречала его.

Но тревожное чувство не исчезало, как и головная боль. Девушка достала из аптечки аспирин и направилась в спальню. Выпив сразу две таблетки, она легла в постель, но и тут её окутал запах мужчины, который исходил от подушки и от простыней.

Я схожу с ума, наверняка это последствия стресса.

Аспирин начал действовать и Элен, наконец, удалось заснуть, но таинственный незнакомец продолжал преследовать её и во сне. Он пришёл неясным образом, и любил её страстно и нежно.

Элен проснулась утром с таким ощущением, будто и правда занималась сексом всю ночь.

Она вылезла из кровати и отправилась на кухню. Начался ещё один из оставшихся трёх дней её отпуска.

Глава 9

Где-то на севере штата Нью-Йорк…

Всё осталось так, как он помнил — стены особняка, газон, засыпанный желтыми и красными листьями, гравий, что хрустел под ногами, пока Тор шел рядом с Джоном к дому. Но, не доходя до дома, мужчина остановился возле выключенного фонта, что располагался прямо возле центрального входа в особняк. В этом доме буквально каждый камень напоминал ему о потерях в жизни. Всё случилось слишком быстро, и это просто опустошило Тора. Сначала он потерял брата, и не успел оправиться от этой потери, как случилась главная трагедия в его жизни. Тормент очнулся от своих мыслей, только когда Джон свистнул, привлекая его внимание.

— Ты в порядке? — показал парень на амслене.

— Да, конечно, — заявил Тор, но через мгновение поменял свою точку зрения. — Постой, нет, я совершенно не в порядке. Всё здесь… не знаю… всё, словно кричит о тех, кого я… — горло сжалось, но продолжать и не стоило. Лицо Джона Метью застыло, а синие глаза стали почти черными, и только сейчас до Тормента стало доходить, насколько эгоистичным ублюдком он был. Всё эти месяцы он лелеял свою боль, совершенно не думая о том, что Джон тоже потерял родных. Собственно, они потеряли одних и тех же.

— Прости меня, Джон, — мужчина уже готов был рухнуть коленями прямо на гравий, так на него давило чувство вины, но парень просто развернулся и широкими шагами направился в особняк. И Торменту ничего не оставалось, кроме как последовать за ним, тем более что Куин и Рейдж уже вошли в дом.

Когда же Тормент попал в просторный холл, воспоминания вновь нахлынули на него. Каждая плитка на полу, каждая ступенька лестницы, даже запахи, исходящие из бильярдной, где Ви постоянно курил свой турецкий табак, или столовой, куда, безусловно, направился Голливуд, чтобы подкрепиться, как он любит выражаться, всё напоминало ему о прошлой жизни, которая уже никогда не будет прежней. Подняв голову, Тормент увидел Рофа. Король стоял на самой верхней ступеньке, скрестив руки на груди, размером с бампер Эскалейда Ви.

— Иди за мной, — прорычал мужчина, но Тор и так бы последовал за ним. Он всегда следовал за Рофом, и в этом не было ничего удивительного, потому что помимо своего царственного происхождения Слепой Король был ещё и воином — Братом Черного Кинжала.

— Господин, — Томент поклонился, едва переступив кабинет, но дальше не смог ничего сказать, потому что оказался в медвежьих объятиях друга и брата.

— Сукин сын! Ты заставил нас всех пройти через Ад!

— Прости, — только и смог выдавить из себя мужчина. Горло сдавил спазм, не позволяя даже сделать полноценный вдох.

Роф отступил, так же резко, как и минуту назад притянул его в объятия.

— Я рад, что ты вернулся живой, — он замолчал, видимо, и без зрения чувствуя ту разруху, что окружала Тора последние несколько месяцев.

— Господин… — начал Тормент, но король прервал его.

— Мы ждали только тебя, — сказал Роф.

— Зачем, — спросил Тормент, хотя уже начал понимать, что именно от него требуется.

— Надо похоронить её, — сказал король.

— Нет! Я не вынесу! — схватившись за голову Тор заметался по кабинету, пока не уперся в стену, возле окна.

— Это необходимо сделать, чтобы Вэлси обрела покой! — в тоне короля не было и намека на мягкость, на сочувствие, только сухие указания.

— Почему вы не сделали это до моего возвращения? Почему дождались этого момента?

— Потому что ты её хэллрен! — резко сказал Роф и тряхнул мужчину, схватив за плечи.

— Я не могу, не могу, — шептал Тормент. — Не могу снова пройти через это.

— Ты должен! И если дружеская поддержка не действует, значит, это будет мой приказ, который заставит тебя подчиниться.

— Не заставляй меня, — Тор чувствовал, как кровь отливает от лица, как онемели скулы, превращая его фейс в маску.

— Брат, — командный тон исчез, когда король обхватил лицо мужчины, заставляя смотреть прямо на него. — Ты должен проститься с ней и отпустить Вэлси, иначе будешь мучиться всю свою жизнь.

— Не могу, — из горла вырвался хрип. — Не могу я увидеть её снова.

— Сможешь, — прервал причитания Роф. — И сделаешь. Всё! Сейчас отправляйся в комнату, нужно отдохнуть, перед тем как мы начнём церемонию.

Через два дня, Тор, одевшись в черную шелковую накидку, подпоясанный ремнём, стоял рядом с братьями и пытался удержать своё тело на месте, не позволив ему рухнуть на мраморный пол. По традициям вампиров, мертвого представителя расы обматывали льняными лентами шириной около пяти сантиметров. Мужчина наблюдал, как Элена и Джейн обматывают его шеллан, сперва руки, потом ноги, потом всё остальное и последнее, что исчезло — была её голова и огненные волосы. Не в силах наблюдать это исчезновение он зажмурился, но запах трав, что пропитывали эти полоски ткани, просачивался через нос, взрывая гигантские петарды у него в мозгу. Чья-то рука опустилась на плечо и, подняв взгляд, Тормент встретился с темно-синими глазами своего приёмного сына. Положив свою ладонь поверх его, Тор сжал сильные пальцы Джона. Глаза парня были, как два сапфировых блюдца на побледневшем лице, а губы плотно сжаты в полоску.

— Спасибо, — одними губами прошептал Тор, Джон Метью кивнул, и его взгляд метнулся к двум медикам и Вэлси. Перебарывая тошноту, Тормент тоже взглянул, как раз в тот момент, когда его шеллан заворачивали в черный саван.

В последний момент Тор качнулся вперёд, но не для того, чтобы растянуться на полу. Два широких шага и он опустился на колени возле стола, на котором лежало тело Велисандры. Хотя сейчас уже ничего не напоминало его любимую шеллан. Только замотанное лентами и черно-белым саваном тело. Обхватив обеими руками её скрытую ладонь, он наклонился, прижимаясь лбом к ней. Вокруг раздавались голоса, кто-то сжал его плечо, а после всё стихло. Подняв голову, Тормент понял, что его оставили одного, дав возможность проститься.

— Прости меня, лилан, что не смог уберечь тебя. Прости, что не был в состоянии отомстить сразу, но сейчас я тебе клянусь нашим народившимся ребенком, эти твари поплатятся за всё.

Тормент почувствовал влагу на щеках, но поскольку сейчас он был один в комнате, не было нужды прятать слёзы. Так же сидя на коленях, Тор словно вошел в некий транс, и мужчине действительно показалось, что он видит её счастливой и довольной. Видит, как она весело спускается по склону холма, проводя рукой по колосьям пшеницы, а её рыжие локоны развеваются на легком ветерке. Грудь сдавило от воспоминаний — именно такой он впервые увидел её. Счастливой и довольной жизнью. Вэлси обернулась, словно взглянула именно на него, и помахав рукой побежала вниз с холма.

Когда Тормент очнулся, у него было ощущение, что он действительно попрощался. Но боль не утихла, просто стала менее острой. Вот только теперь он вспомнил о девушке, что осталась в горах, в полном одиночестве.

Чёрт!

Но дальше ему додумать не дали. Вернулись братья и всё продолжилось. Все они читали молитвы, а потом отправились в гробницу.

Когда всё было кончено, все вернулись в особняк, и Тор направился в свою комнату, но на ступеньках остановился.

— Ви? — брат остановился. — Ты не мог бы найти одну девушку?

— Без проблем, — он достал из заднего кармана самокрутку и старинную зажигалку. — Мне нужно немного данных.

Тор и сам не понял, зачем именно сейчас ему понадобилась эта девчонка, о которой он не вспоминал с момента, как покинул маленький коттедж в лесу.

— Потом я тебе всё расскажу, а сейчас я пойду прилягу.

— Я рад, что ты снова с нами.

Взгляд Вишеса на мгновенье потеплел, но это быстро исчезло, словно и не было. Тор стал подниматься, чувствую на себе несколько взглядов. Домашние боялись, что именно сейчас он слетит с катушек и натворит дел.

Два месяца спустя…
Новый Орлеан, Луизиана.

— Элен, ты дома? — голос подруги она услышала, спускаясь по лестнице.

— Да, в клинику собираюсь, — девушка поцеловала Николь в щёку, и прошла на кухню сделать кофе себе и миссис Хоупвел.

На восемь часов у неё было назначено посещение врача и операция. Тяжело убивать своего ребенка, но ещё больше Элен пугала неизвестность. Ни одного намека на отца малыша, а при каждом воспоминании голова раскалывалась на части.

— Ты всё окончательно решила? — спросила Ник. — Ведь это, всё-таки, маленькая жизнь.

— Николь, я до сих пор не могу вспомнить, с кем была, а при каждой попытке напрячь память, у меня начинается дикая мигрень, будто мой мозг не желает выдавать мне эту тайну, — Элен опустилась на стул и, уставившись в окно, продолжила бесцветным голосом. — А рожать ребёнка, не зная его отца, я не могу.

— Ладно, ты же знаешь, что можешь на меня рассчитывать.

Элен оглянулась на подругу.

— Спасибо тебе за поддержку, — кофе закипел, и она налила напиток в две чашки.

Потягивая ароматную жидкость, Элен думала о том, что уже прошло два месяца с её возвращения из коттеджа в горах. С этого времени в её жизни наступили значительные перемены. Она продала дом родителей и переехала в Новый Орлеан, а пять недель назад она обнаружила, что ждёт ребёнка. Но, при любой попытке вспомнить, с кем была, девушка получала, образно выражаясь, удар молотом по голове. Смирившись с тем, что не может вспомнить своего любовника, до сегодняшнего дня она решала, оставлять этого ребёнка или нет. Наконец решилась сделать аборт, поскольку тянуть дальше было опасно.

— Ты подвезёшь меня до клиники? — спросила Элен подругу, отбросив эти пустые мысли.

— Конечно, дорогая, — ответила Ники.

На душе кошки скребли, и не оставляло ощущение, что она совершает самую огромную ошибку в жизни. Но, заставив ноги идти вперёд, Элен запретила себе испытывать чувство вины перед не рожденным ребёнком. Потому что лучше сейчас, чем потом, когда малыш родится, и она увидит живое существо. Тогда девушка не сможет просто так отдать ребенка.

До клиники они доехали, молча, поскольку каждая думала о своем. И войдя в фойе клиники, Элен почувствовала, как на неё накатывает паника.

Что я здесь делаю?

Она оглянулась на подругу, и та сжала ей руку, в знак поддержки.

Они прошли к стойке регистратуры, за которой сидела миловидная шатенка.

— Меня зовут Элен Кроу, я записана к доктору Чемберсу на восемь часов. — Обратилась она к медсестре за стойкой.

— Сейчас посмотрю, подождите минуту, — она просмотрела записи в компьютере. — Да, ваша запись есть. Но сейчас доктор занят, и вам придётся подождать в приёмной.

— Да, конечно, — отозвалась Элен, а в голове билась одна мысль: «Не делай этого!», но девушка уселась на диван, а подруга, на всякий случай, принесла ей стакан воды. Трясущимися руками она приняла стакан и сделала глоток.

— Элен, если ты сейчас передумаешь, мы ещё можем уйти, — Николь взглянула на подругу, на руки, что комкали ручку сумки.

— Нет! Я не могу родить этого ребёнка, — но слова прозвучали скорее для самой себя, чем для Николь.

Они просидели в приёмной минут двадцать пока её не позвали.

— Элен Кроу, доктор ждёт вас, — позвала девушка за ресепшн.

Элен вскочила с места и в панике начала оглядываться в поисках спасительного решения, но ничто не могло вернуть её прошлую жизнь. И в этот самый момент девушка решила убить в себе зарождающуюся жизнь.

Сейчас или никогда!

Она глубоко вздохнула, расправила плечи и прошла в смотровую.

Глава 10

Где-то на севере штата Нью-Йорк.

Тормент просто ввалился в фойе особняка: рука выбита, на ноге рваная рана от ножа. Сегодня братья проредили очередное сборище лессеров. На протяжении уже нескольких недель, Тор только качался и охотился. Можно даже сказать, что теперь вся его жизнь посвящена уничтожению врагов, и всё же, в данный момент он мечтал, наконец, оказаться у себя в комнате, принять ледяной душ, упасть на постель и думать о ней. Вот уже два месяца, как мужчина попросил Ви найти её адрес, но до сих пор никакого результата. Девушка, как сквозь землю провалилась.

Он уже поставил ногу на ступеньку, когда из столовой, после последней трапезы, вышел Вишес.

— Брат, у меня для тебя новости, — сказал он.

Тор так резко развернулся, что едва не потерял равновесие — всё таки зря он отказывается питаться от Избранной.

— Где она? — выдавил он.

— Это не очень приятные для тебя новости, и я бы предложил зайти в библиотеку, чтоб нам не помешали.

Тормент побледнел, но кивнул и отправился в комнату с книгами. Ви зашёл следом и закрыл за собой дверь.

У меня ощущение дежавю? — подумал Тор. — Это со мной уже было, только тогда всё братство было в сборе.

Ви прошёл к мини-бару и плеснул себе водки в стакан, выпел залпом и повернулся к Тору.

— Не желаешь выпить для начала? — спросил брат.

— Говори, что с ней! — Тор не мог позволить себе расслабится, потому что предчувствие беды поглотило его с первых слов Вишеса.

— Ладно, ладно просто хотел немного ослабить напряжение, ты хреново выглядишь, — Вишес попытался улыбнуться, но увидев глаза мужчины, отбросил всякие шуточки и совсем другим тоном продолжил:

— Её медицинская страховка всплыла два дня назад в Новом Орлеане, она посещала там врачей, — Ви опять бросил странный взгляд на Тора. — Ты точно не желаешь выпить?

— Говори! — прорычал Тор.

— Ну, как хочешь, — брат налил себе очередную порцию Гуза. — Так вот, она была у врачей, среди которых фигурировал гинеколог, — Вишес замолчал, давая время, чтобы до Тормента дошла эта информация, но судя по виду того, ему придётся всё сказать в лоб. Ви тяжело вздохнул и, набрав в грудь побольше воздуха, выпалил, — она беременна, брат! Уже восемь недель.

Тормент просто качал головой, пытаясь заглушить слова Ви, которые теперь бились в мозгу.

Этого просто не может быть! Это не мой ребёнок! Я не вынесу этого снова.

Но внутренней голос шептал, что всё так и есть. Его опять посетило это проклятие.

— Бедная девочка, она должно быть с ума сходит от непонимания, что с ней произошло, — спохватившись, бормотал он себе под нос.

Вишес дожидался, когда Тор, наконец, примет эту новость, чтоб оглушить его следующей, но последние слова поторопили его всё сказать до конца.

— Брат, она записалась на аборт, завтра в восемь вечера.

На этих словах Тор резко повернулся к Ви, его глаза зло сверкнули, и Вишес увидел перед собой прежнего сурового и справедливого брата, а не эту его пустую оболочку.

— Что ты сказал? — прорычал Тор, наступая на него.

Но чёрт! На Ви подобный тон не произвёл ровным счётом никакого впечатления, допив остатки водки в бокале, он повторил:

— Она собирается избавиться от этого ребёнка, завтра записалась на аборт.

Мой собственный ребёнок… снова этот кошмар повторяется.

Тормент потряс головой, пытаясь таким образом упорядочить мысли, но ничего не вышло, и тут до него дошёл весь ужас происходящего.

Элен записалась на аборт и хочет уничтожить моего ребёнка! Я не могу этого допустить!

Он резко рванул к двери, но тут его перехватили сильные руки.

— Куда это ты собрался? — прохрипел Ви. Ему пришлось прикладывать немало усилий, чтоб удержать Тора на месте.

— Пусти меня! Сейчас же! — прорычал мужчина. — Я не могу позволить ей совершить эту ошибку, я привезу её сюда, я…

Тормет замолчал, поняв, что сейчас сказал. Он — великий блюститель порядка — собирался привезти человека в особняк братства.

А-а-а, плевать на правила. Главное, чтобы Элен была рядом и в безопасности.

Его сводила с ума мысль, что она совершит это преступление по отношению к маленькому существу, и если он в силах ей помешать, то Тормент сделает всё в своих силах, лишь бы спасти девушку.

Но хватка Вишеса не ослабела, и над ухом раздался его гневный голос.

— Ты совсем рехнулся, придурок? — шипел Вишес. — Взгляни на часы! Через семь минут взойдёт солнце.

— Пусти! Я успею, должен успеть, — Тор как будто не слышал, что ему говорили.

Вишесу надоела эта мышиная возня и, приложив чуть больше усилий, он оттащил брата от двери.

— Ты не поможешь ни ей, ни себе, если выскочишь сейчас за дверь. До Нового Орлеана больше двух тысяч километров. Такое расстояние не преодолеть, — он взглянул на часы, — теперь уже за пять минут.

Тормент тяжело дышал, пытаясь побороть в себе потребность спасти и защитить свою женщину.

Да, что за бред? Она не моя женщина, я просто трахался с ней несколько дней.

Но, в глубине души, он понимал, что врёт сам себе. Если бы это был просто секс, то он бы легко забыл о ней и не приставал каждый день к Ви, требуя отчет о поисках.

Наконец, сделав полноценный глубокий вдох, он сказал:

— Ладно, подожду до завтра и прошу тебя, не говори никому об этом, по крайней мере пока я сам не решу, как с ней быть.

С этими словами Тормент вышел из библиотеки и отправился к себе.

На следующий вечер, как только солнце зашло за горизонт, Тор рванул на юг.

* * *

Новый Орлеан. Луизиана.

Николь ждала подругу уже несколько часов, сидя на маленьком диванчике в приёмной. Она перечитала и перелистала все журналы, что были в приёмной, пока среди персонала началась какая-то суета. Девушку посетило нехорошее предчувствие. Расширенными глазами, она наблюдала, как в смотровую вбежали доктора, а затем из дверей на каталке быстро выкатили её подругу. Элен была без сознания, ей к лицу приложили кислородную маску, и из всего хаоса голосов она разобрала только «отслоение плаценты». Элен быстро закатили в другие двери, над которыми зажглась табличка «Идёт операция». Николь плюхнулась обратно на диванчик, ноги и руки у неё тряслись со страшной силой и девушка начала молится за подругу, милая шатенка с ресепшен принесла ей стакан воды. Ники поблагодарила её и сделала глоток. Прошло около полчаса, когда из операционной вышел хирург. Николь тут же подбежала к нему, стараясь как можно спокойнее спросить:

— Как она? С ней всё в порядке?

Док взглянул на неё.

— А вы родственница?

— Нет, я близкая подруга, — ответила девушка. — У Элен не осталось родных.

— Ваша подруга не смогла сохранить ребёнка. Когда мы начали приготовления к аборту, она вдруг передумала, и в этот момент произошло ужасное стечение обстоятельств. Слезая с кушетки, она промахнулась и сильно ударилась животом о стол, а дальше нам пришлось в срочном порядке оперировать, чтоб спасти жизнь хотя бы ей. Сейчас она под наркозом и спит, вы сможете…

Он замолчал, так как в этот самый момент двери приёмной распахнулись, и внутрь ввалился мужчина с большой буквы «М». Таких Ник никогда в жизни не видела, разве что в кино про супер героев. Он подбежал к регистрации:

— Я ищу Элен Кроу, — его голос был глубокий и низкий, тягучий, как мурчание, подумала Николь.

Эй, очнись девочка, он сказал Элен Кроу, значит это и есть тот самый загадочный мужчина, о котором Элен не говорит, — мысленно дала себе пинка Ник.

— Простите, — голос больше походил на шёпот, но она прокашлялась и попыталась снова. — Простите, вы ищите Элен?

Мужчина обернулся к ней, и Ники попала в плен этих голубых глаз. Сердце пропустило пару ударов, прежде чем она поняла, что он обращался теперь к ней.

— Вы знаете, где она сейчас? — поскольку Николь, совершенно лишилась дара речи, она просто кивнула, как болванчик.

Мужчина подошёл к ней.

— И где же? — вкрадчиво спросил он.

Николь, наконец, вернула себе самоконтроль и, сурово посмотрев на виновника всех несчастий подруги, спросила:

— А вы кто, вообще, такой?

— Я её близкий друг и отец ребёнка, от которого она пытается избавиться.

Ник тяжело вздохнула.

Эх, вот достаются же кому-то такие мужики.

— Уже, — только и сказала она.

— Что, простите? — от резкости его тона, Николь немного опешила, но повторила свой ответ.

— Я сказала, что уже нет ребёнка, — она замолчала, так как мужчина начал ругаться, обзывая Элен разными неприличными эпитетами.

— Прошу прощения! — от возмущения её голос поднялся на пару октав. — Но какое вы имеете право, являться сюда и оскорблять мою подругу, в то время, как она лежит в после операционной палате без сознания!

На последних словах, Николь увидела, что мужчина побледнел.

— Но… но почему она там? — в его голосе больше не осталось гнева, только усталость и страх.

— Осложнение при аборте, а если точнее, при попытке сбежать, — девушка тяжело вздохнула и, вернувшись к диванчику, опустилась на него, тихим голосом пересказывая то, что сказал врач. — Упала, ударилась о стол, открылось кровотечение, удалось спасти только её, но не малыша.

— О боже, — прошептал мужчина, плюхаясь на диван рядом с Ники.

Глава 11

Тормент просто не мог смириться с мыслью, что судьба опять над ним посмеялась. Вот он, здесь и, наверное, он бы успел, не случись эта трагедия. Его опять лишили ещё не родившегося ребёнка и опять всё вышло, как трагическое стечение обстоятельств. Наверно, ему не суждено познать радость отцовства, но почему так? Ведь даже у Зи родилась прелестная дочка, на которую Тор первое время вообще смотреть не мог, без того чтоб не вспомнить, что у него тоже мог быть малыш. И вот Ви сообщает, что Элен беременна. Но насмешка судьбы — его опять лишили ребёнка.

— Простите, что вмешиваюсь, но кто вы вообще такой? — Тор поднял глаза и взглянул на мужчину задавшего этот вопрос. По униформе и пятнам крови он понял, что это был врач, и что именно он оперировал его девочку.

— Я близкий друг Элен, — прохрипел он. — Скажите доктор, как она?

— Операция прошла нормально, и мы смогли остановить кровотечение, — проговорил доктор, внимательно разглядывая Тормента. — Но она потеряла много крови, и когда мы собрались сделать ей переливание, наше оборудование не смогло определить её группу крови, и в итоге ей перелили первую положительную, чтобы попасть наверняка.

В этот момент из дверей реанимации быстрым шагом вышла ещё доктор и, подойдя к ним, прошептала на ухо хирургу:

— Её тело отторгает кровь, у неё начались судороги и девушка впала в кому.

Для Тора не составило труда расслышать каждое слово, сказанное врачом.

— Что вы сказали? — он вскочил с дивана и бросился к врачам. — Повторите, Элен в коме?

И опять процесс с ответом затянулся, пока его рассматривали с головы до пят. И это начало уже порядком раздражать Тора. Наконец, после минутного осмотра, док ответила:

— Да, девушка сейчас без сознания, и её жизнеспособность поддерживает аппарат.

Дальше он не стал слушать.

— Я должен её увидеть, — и направился прямо к дверям реанимации, но ему тут же перегородили дорогу.

— Вам нельзя туда! — сказала женщина.

Он остановился, обжигая её гневным взглядом, и прорычал:

— Отойдите.

— А я сказала, что вы не войдёте в реанимацию в таком виде.

В каком ещё виде, — подумал Тормент и внимательно осмотрел себя. Он оделся, более или менее, по-человечески: куртка, джинсы и футболка.

— Давайте мне ваш чёртов халат и пустите к ней!

Доктор ещё раз злобно глянула на него, зашла в комнатку рядом с регистратурой и вернулась с халатом.

— Пожалуйста, только ведите себя тихо. Там есть ещё больные.

Тор выхватил у неё халат, стащил с себя куртку и накинул на плечи, поморщившись, когда тот затрещал в рукавах, и направился в палату.

Николь осталась в коридоре на диване и во все глаза смотрела на мужчину, который так рвался к её подруге, что она даже немного ей завидовала. Вот Алекс так себя не поведёт, он будет как истинный южанин — вежливым и культурным, и никогда не будет так к ней прорываться. Ещё раз вздохнув и посетовав на судьбу, она проводила мужчину взглядом, пока он не скрылся за дверьми.

Тормент тихо проскользнул в палату, не спуская глаз с Элен. Девушка лежала на больничной кровати, вся нашпигованная трубками, лицо такого же белого цвета, как наволочка, на которой покоилась её голова. Видеть её в таком состоянии было невыносимо. Он придвинул кресло и уселся рядом с её кроватью, держа Элен за руку и чувствуя её пульс. Это было лучше всяких приборов.

Тор не знал, сколько просидел в таком положении, думая о своей несчастливой судьбе. Вторая женщина, к которой он что-то чувствовал, была близка к смерти.

За что жизнь меня так наказывает?

Спрашивал он сам себя и не находил ответа. Из тягостных раздумий его отвлёк телефонный звонок, стараясь соблюдать тишину, он выпустил руку Элен и вышел из палаты.

Взглянув на дисплей, он увидел, что звонит Ви, Тор нажал «Принять».

— Алло.

— Ты где, брат? — голос Ви был взволнован.

— Там, куда я свалил этим вечером, в Новом Орлеане.

— Что? Ты на часы хоть смотришь? Или ты так увлекся примирением со своей красоткой, что потерял счёт времени? — Вишес хохотнул. — Такая аппетитная детка?

Это разозлило Тора, и он даже не заметил, что начал рычать.

— Эй, что с тобой? Я же шучу.

— Она потеряла ребёнка. — Резко отозвался Тормент. — А теперь в коме, — он сделал глубокий вдох, пытаясь успокоить нервы. — Так что не вижу ничего смешного в этом.

На том конце провода повисло молчание, а потом Вишес уже другим голосом проговорил:

— Извини, Тор. Я не хотел причинить тебе боль, просто был не в курсе о её состоянии.

Тормент сжал пальцами переносицу, закрыл глаза, медленно вдохнул и так же медленно выдохнул.

— Проехали, ты мне лучше подскажи, что сделать, чтоб она очнулась, я не могу смотреть на неё в таком состоянии.

Опять молчание. И потом Ви начал задавать вопросы по существу.

— Скажи, ты поил её своей кровью? — деловой тон, без намека на шутки.

— Нет, это же запрещено.

— Не заморачивайся, я должен был спросить. А её кровь ты пил?

Тор замялся, думая, что когда его нашли он не походил на голодающего вампира.

— Да, несколько раз.

— Понятно, — только и был ответ. За это он и любил Ви, что тот никогда не задавал лишних вопросов. И мог дать ответ почти в любой ситуации.

Тормент держал трубку возле уха и с ужасом ждал, что скажет брат. Наконец, Вишес проговорил:

— Брат, у тебя шансов пятьдесят на пятьдесят. Ты должен вернуться к девушке и взывать к её крови внутри себя, если она очнется, значит, очнется, а если нет, то я не берусь ответить, насколько затянется её кома.

Тор глубоко вздохнул.

— Спасибо, Ви. Я попробую.

— Не за что, пока. Крепись!

— Да, пока.

И Тор отключился и направился обратно в палату, готовясь вывести Элен из комы. Сев обратно в кресло, в котором провел последние восемь часов, Тормент закрыл глаза и начал долгий процесс зова крови, мысленно призывая Элен открыть глаза.


Элен чувствовала себя прекрасно, ей было спокойно и легко. Всё вокруг было нежных светлых тонов от белого до кремового. Она наслаждалась пением птиц, сидя на краю фонтана, и в какой-то момент почувствовала, что не одна и, подняв голову, увидела фигуру в черном.

— Приветствую тебя, дитя. Как ты оказалась здесь?

Почему-то она не опасалась этой женщины, несмотря на её черные одежды леди не внушала опасения, скорее наоборот.

— Я не знаю, просто шла и шла. И вот набрела на этот фонтан, — фигура подплыла ближе, и у Элен возникло навязчивое желание поклониться ей.

Что за чушь, ради чего мне кланяться ей?

Фигура покачала головой, и у девушки появилось твердое убеждение, что женщина улыбнулась, как будто прочитала мысли.

— Очень интересно… — её слова заставили Элен напрячься. — Ты здесь не случайно, но твое время ещё не пришло, и тебя ждёт мой воин.

Она подняла руку и прикоснулась ко лбу.

— Открой глаза, дитя моё.

Девушка распахнула глаза и тут же зажмурилась от яркого и резкого света больничной палаты.

— Элен…

О, боже, этот голос, я опять сплю.

— Элен, девочка моя, открой глаза.

Она лишь покачала головой, ещё сильнее зажмуриваясь.

— Нет, не хочу, если я открою глаза, ты исчезнешь, и я так и не узнаю, кто ты.

— Элен! Открой глаза! Я здесь и не собираюсь исчезать в ближайшее время.


Тор потерял счет, сколько раз он призывал её ответить, но в один момент её рука в его ладони сжалась и, открыв глаза, мужчина увидел, что она очнулась и тут же зажмурилась.

О, Дева славная, спасибо!

Но потом Элен начала рассказывать что-то о том, что он исчезнет.

Идиот! Ты же стёр ей память, она не узнаёт тебя!

Но Тор продолжал настаивать на своем, ведь для того чтоб вернуть ей воспоминания нужен зрительный контакт.

И вот она уставилась на него, потом упала на кровать, схватившись за голову и стоная.

Элен не могла проигнорировать такой командный тон и, раскрыв глаза, несколько секунд смотрела на мужчину, который преследовал её во снах.

Я знаю эти глаза, знаю эти губы и его седую прядь.

И в этот момент черепную коробку взорвала головная боль. Элен упала на кровать, сжимая виски. Это было нестерпимо, такой силы боль вызвала на глазах слёзы. Но даже сквозь неё она подчинилась его команде.

— Посмотри на меня, — этот голос словно резонировал в комнате, отражаясь от стен, и Элен подчинилась, взглянув ему в глаза.

Горы. Коттедж TrueLove. Тор на тропе. Тор! Секс. Ссоры. Опять секс. Его братья. И уход Тора с воспоминаниями.

Головная боль исчезла без следа. На её место пришла ярость такой силы, что у Элен свело челюсть.

— ТЫ?! — всё, что она смогла выдавить сквозь зубы, и это больше походило на шипение.

Глава 12

Тор был так счастлив, что она пришла в себя, что сперва даже не обратил внимания на тон. Но зато отчетливо почувствовал удар по лицу.

— Ублюдок! Мерзавец! Последняя скотина! — Элен кричала на всю палату. — Как ты посмел явиться сюда?! Ты?! Я ненавижу тебя! У меня чуть было не поехала крыша, и все из-за тебя!

Тормент лишь хлопал глазами, слегка ошарашенный её напором.

— Тише, Элен. Тебе нельзя волноваться, — он пытался говорить спокойно, пытаясь урезонить девушку.

— Волноваться?! Ты смеешь мне говорить о волнении? — она уже почти слезла с кровати, но сильные руки заставили её лечь обратно. — Отвали от меня! Не смей прикасаться, чертов сексуальный маньяк! Не желаю тебя видеть! Убирайся!

На её крики прибежала медсестра и доктор.

— Элен, девочка милая, успокойся, — не часто ему приходилось иметь дело с женской истерикой. Да, наверное, никогда в жизни — Вэлси всегда была уравновешенной, а до неё… с ничего он вспомнил девушку, которую они с Ди спасли когда-то, очень давно. Тогда у неё был приступ, но и в тот раз с ней возился Дариус. А Тора просто отослали к повозке.

— УБИРАЙСЯ! — он вздрогнул, а Элен разрыдалась.

Тор растерялся, не зная, что ему в этой ситуации делать. Медсестра отодвинула его, подходя к девушке, чтоб сделать ей успокоительный укол, но Элен больше не кричала, только по щекам продолжали катиться слёзы. После того как мисс «белый халат» отошла, Тор опять присел на край стула и попытался поймать руку девушки в свои. Она отдернула ладонь и отодвинулась, настолько, насколько позволяла больничная кровать. Мужчина смиренно вздохнул и опустил свои руки на колени.

— Элен, послушай… — начал Тор и замолчал, потому что появилась докторша, сверля его неодобрительным взглядом.

Он тоже посмотрел на женщину, и она проиграла игру в гляделки, так как он внушил ей пойти проверить других пациентов. Врач вышла, и Тор повернулся к девушке.

— Элен…

— Что ты сейчас с ней сделал? Опять промыл мозги на этот раз ей?

— Элен….

— Заканчивай уже Эленкать! — снова взвилась она. — Я уже двадцать пять лет Элен. Зачем ты пришел, Тор?

— Я хотел помешать тебе, сделать аборт, — у неё округлились глаза, и Тормент быстро продолжил. — Я искал тебя, малышка. Все эти два месяца я искал тебя. Но ты продала дом, и мы потеряли след. А вчера мой брат обнаружил, что твоя страховка всплыла здесь. И вот я… — Тормент замолчал, потому что продолжать дальше у него не было сил.

Она долго смотрела на него, потом из её груди вырвался то ли смех, то ли всхлип. И Элен начала смеяться, вот только, как всегда, реакция девушки поставила его в тупик.

— Не вижу здесь ничего смешного, — проворчал он.

— А мне это кажется забавным, — сквозь слезы на глазах попыталась выговорить она. — Ты лишил меня возможности помнить все, что между нами было. Когда я узнала, что беременна, думала что сойду с ума от неизвестности. И вот все-таки решилась на аборт, приехала сюда и уже прошла в палату, но не смогла. Понимаешь, я просто не смогла убить в себе эту маленькую жизнь. — Тор побледнел, но ничего не сказал, и она продолжила: — Но судьба распорядилась иначе и, как видишь, тут от тебя ничего не зависело. Да и вообще, какое тебе дело, оставила бы я этого ребенка или нет? Ведь ты бросил меня в том коттедже, и не просто бросил, а унес с собой память.

— Это не так, — его голос звучал глухо, как будто он страдал.

Как интересно, ведь это я потеряла ребенка.

Элен смотрела на мужчину, который причинил ей боль и подарил наслаждение, и не могла решить, как поступить.

Я так устала.

То ли подействовало успокоительное, то ли она действительно вымоталась, но девушка откинулась на постель и закрыла глаза.

— Я не хочу тебя видеть, Тор. Никогда больше не хочу видеть. Оставь меня и возвращайся к своим.

К нему, наконец, вернулся дар речи.

— Не надейся, ты сейчас просто устала и переволновалась. Я подожду здесь, пока ты поспишь, а потом мы поговорим.

— Тор, опять ты за своё. Разговоры, разговоры… и ничего толкового из этого не выходит. Делай, как пожелаешь, мне плевать.

Услышав это, мужчина позволил себе улыбнуться, прекрасно зная, что она не увидит. И устроившись поудобнее в кресле, возле кровати, откинул голову и тоже закрыл глаза.

Спустя несколько часов, Элен проснулась и лежала на больничной койке и пыталась осмыслить, что же ей делать дальше. Она уже почти решила, что это был очередной сон, но когда хотела пошевелиться, поняла, что её руку чем-то придавило. Открыв глаза, девушка увидела темные волосы мужчины. Тор спал, опустив голову на кровать, не выпуская её ладонь из руки.

И почему он не свалил, пока я спала? Что ему действительно нужно теперь, когда ребенка больше нет?

Но заморачиваться на всех этих вопросах у неё не было никакого желания, а вот подумать о том, что делать теперь, очень даже стоило.

— Ну да, что мне ещё остается? — прошептала девушка, продолжая рассматривать спящего мужчину. Руки прямо зудели, так их хотелось запустить в эту темную шевелюру, даже, не смотря на все его поступки и слова, Элен поняла, что до сих пор хочет именно его. Наверное, это было какое-то особое наказание за её проступки. Она всю свою жизнь кидала мужчин, без какого либо сожаления, когда понимала, что её пытаются использовать. А этот спящий образчик мужского пола, почти раздавил её психику своими «Играми разума», но даже не смотря на всю боль, что она пережила, он по-прежнему вызывал у неё сексуальный интерес.

— Какая же ты дура, Элен! — в сердцах проговорила девушка, но тут же пожалела о своей не сдержанности. Тор проснулся от её голоса, и теперь синие глаза уставились в зеленые. Он молчал, а она не собиралась облегчать его муки совести ни одним словом.

Тормент долго сидел в кресле откинув голову назад, пока не почувствовал, что шею в таком положении может заклинить надолго. Поэтому он пододвинул кресло к кровати и, взяв руку Элен в свою, опустил голову на кровать, наблюдая за девушкой. Девушка спала, через приоткрытые губы с тихим сопеньем проходил воздух. Ресницы отбрасывали тени на щеки, которые так и не порозовели до сих пор. Она выглядела бы счастливой, если бы не морщинка на лбу, которая даже во сне не разгладилась.

Это всё ты виноват, идиот! Из-за тебя она думала, что сходит с ума.

Тор даже сам не заметил, как заснул, так и не выпустив её ладонь, а проснулся от голоса, в котором звучали гневные нотки. Открыв глаза, он всматривался в девичье лицо, пытаясь определить, в каком она настроении, и пострадает ли его лицо ещё раз. Элен тоже рассматривала его и по запаху, распространившемуся по палате, стало ясно, что девушка возбужденна. Тормент даже немного опешил от такой новости, и тут же на его лице начала появляться ухмылка.

Никуда ты от меня не денешься, девчонка.

Его улыбка вызвала подозрение у Элен, но вместе с этим, где-то глубоко внутри расцвел уже начавший увядать цветок надежды. Хотя даже он не смягчил её по отношению к Тору.

— Что ты скалишься? — и после секундной паузы ещё вопрос, который заставил его задуматься: — И вообще, почему ты до сих пор в палате?

— Ну, на улице сейчас три часа дня, и солнце ещё высоко, — пряча улыбку ответил мужчина.

Ах, вот в чем причина задержки.

Странно, но эти мысли, почему-то вызвали ноющую боль в области сердца, вместо ожидаемого облегчения, что с наступлением темноты он покинет её. Элен отвернулась, чтоб Тор не заметил в её глазах разочарование.

Тор внимательно наблюдал за её реакцией и, конечно, не мог пропустить глубокий вздох девушки, мысленно потирая руки, он закончил фразу:

— К тому же, ты так потрясающе пахнешь.

Девушка дернулась и попыталась отодвинуться от него.

— Забудь, Тор. Я больше не поведусь на твои штучки.

— Штучки? Я всего лишь хотел сказать, что мне нравится твой запах. — Тормент понизил голос, сделав его проникновенным. — Ты пахнешь, как Рождество, — девушка напряглась ещё сильнее, и попыталась заткнуть уши руками.

— Замолчи! Я больше не хочу участвовать в твоих развлечениях. К тому же мне надо поправляться, а ты этому не способствуешь. Так что будь добр, выключи своего чертового соблазнителя и оставь меня в покое.

Он лишь задумчиво гладил пальцем подбородок, а затем резко и неожиданно наклонился к ней. Но в этот раз Элен не отшатнулась, только во взгляде появилась настороженность. Тор обхватил рукой её подбородок, удерживая голову Элен в одном положении, и прошептал, едва касаясь её губ:

— Я скучал по тебе, чокнутая девчонка. И у меня есть одна идея, которую я бы хотел опробовать на тебе.

Затем он прижал свои губы к её рту. Тело предало Элен… или это его слова так раззадорили её либидо? Девушка не смогла сдержаться и, застонав ему в губы, обхватила руками шею, позволив, наконец, пальцам утонуть в темном шелке волос.

Как только его губы коснулись девушки, Тормент почти слетел с катушек. Ему пришлось трижды напомнить себе, что она после операции, и что они находятся в больнице. Но это, нисколько не избавило его от болезненных ощущений в паху. Элен почти повисла на нем, и эта маленькая победа наполняла его обжигающим чувством триумфа, который, правда, продлился не долго. Спустя несколько секунд, девушка начала активно вырываться, и Тору не оставалось ничего другого, кроме как отпустить её.

Что я делаю? Этот мужчина меня бросил, наградив ребенком. При этом он поиграл с моей памятью, сделав так, как было удобно ему. А теперь я целую его, как ни в чём не бывало? Наверное, я и правда сошла с ума.

Такие мысли пронеслись в голове Элен за считанные секунды их поцелуя и, разозлившись на себя за эту минутную слабость, она попыталась отпихнуть от себя мужчину. Но, как и всегда, это было легче придумать, чем воплотить в жизнь. Только спустя какое-то время Тор отодвинулся от неё, Элен подняла на него глаза и чуть сама не кинулась на колени мужчины. Его глаза горели неутоленной страстью, красивые губы приоткрыты, и он, так же, как и она, тяжело дышал.

— Нет, не делай так больше. Я не желаю наступать на одни и те же грабли дважды. Мне хватило одного раза, после которого я не могу оправиться даже сейчас.

Томент побледнел, но благоразумно отодвинулся и сел в кресло. Девушка следила за ним настороженными глазами. Его быстрое отступление разозлило Элен ещё больше.

Значит, если бы я позволила, он бы завалил меня прямо здесь и трахнул, как девку? А теперь, когда ему обломилось, он очень быстро отступил, словно она ничего дня него не значила. Как все мужики, несмотря на то, что вампир! Ненавижу!

Видимо её лицо выдало бушующий внутри гнев, потому что Тор сказал:

— Я всё ещё хочу тебя, но не собираюсь насиловать. Если ты мне позволишь, я попробую помочь тебе поправиться. Я знаю, что однажды один из моих братьев проделал такой фокус с другим моим человеком. И возможно, только возможно, это поможет и тебе.

— И что же это? — Элен откинулась на подушки, скривившись от боли. — Я не соглашусь ни на какие твои извращенные мысли.

Тормент поморщился от её слов, но не стал цепляться к ним.

— Для этого ты должна сказать, что доверяешь мне…

Он не успел закончить, как его прервал горьких смех девушки.

— Доверяю тебе? ТЕБЕ? Да как ты смеешь требовать от меня такого к себе отношения? Ты, тот, кто превратил мою жизнь в ад. С момента твоего появления в моей жизни, я даже себе не могу доверять, в чем, только что убедилась, — она на секунду замолчала, чтобы перевести дыхание. — А ты просишь довериться тебе. — На глазах Элен опять выступили слезы, но она зло их смахнула. — Я тебя ненавижу, за всю боль, что ты мне причинил, Тор, и ни о каком доверии не может быть и речи. Говори, что собирался и уходи из моей палаты и моей жизни.

С каждым её словом, он бледнел всё сильнее, и в конце не выдержал.

— Ты думаешь, я наслаждался жизнью, стерев тебе память? Думаешь, я не догадывался, как ты себя чувствушь? Единственное, о чем я не знал, так это о беременности, и если бы ты не пряталась, я бы намного раньше приехал и развеял все твои сомнения.

Его тон всё повышался, пока в конце он не начал кричать. И опять он недооценил гнева девушки — её кулак попал точно в ухо, заставив зазвенеть черепную коробку.

— Ах, ты, ублюдок! Ты смеешь упрекать меня, после того как покопался своими мерзкими пальцами в моей голове?

— Это были не пальцы, а менталь…

— Заткнись! Теперь я скажу! — Тор ошарашено захлопнул рот, и она продолжила распалять себя, — Неважно, как ты это называешь — промыл мне мозг, чуть не свел в дурку, а теперь я, видите ли, сама виновата, что не осталась сидеть, глядя в окошко, как Элли и ждать когда же приедет мой принц на алых парусах.

— Если бы ты не продала дом…

— Я СКАЗАЛА — ЗАТКНИСЬ! — закричала девушка. — Значит, это моя вина, что ты не смог меня найти? А теперь я хочу знать, какого дьявола тебе на самом деле надо? Только не начинай рассказывать, что беспокоился о не родившемся ребенке, я в эту сказку ни на йоту не поверю. Ты использовал меня, как первую попавшуюся подстилку, как бледную замену твоей несравненной жены.

На последних словах она увидела, как лицо Тора окаменело, в глазах на смену страсти пришел арктический холод. И решила, что в своей обличительной речи, зашла на запретную территорию. Но поскольку она не считала себя хоть в чем-то виновной, то и страха перед ним не испытывала.

— Да, ты, безусловно, права, — холодно сказал Тор. — Тебя нельзя сравнивать с Вэлси.

Девушка ощутила себя так, будто он ударил её со всего маху. Краска отлила от лица, и она даже сама себе удивилась, насколько спокойно прозвучал её голос.

— Убирайся! И не смей больше ко мне приходить. Не смей никого присылать, проверяя, как живу, где и с кем, иначе, клянусь Господом Богом, я задамся целью спрятаться от тебя. И если ты искал меня два месяца, когда не скрывалась, то могу ручаться, ты не найдешь меня, когда я захочу исчезнуть с ваших радаров.

— Как же меня достали твои нападки! — голос Тора опять набирал обороты. — Опять ты делаешь свои дурацкие выводы, не дослушав до конца.

— Мои выводы не дурацкие! Иди, поищи в другом месте замену своей безупречной погибшей жене! — она знала, что этими словами ставит точку в их запутанных отношениях, но не смогла остановить себя. — А я выйду замуж за какого-нибудь фермера, рожу ему пару детишек и больше никогда не вспомню о тебе и не потому, что ты опять сотрешь мне память, а потому, что ты для меня ничего не будешь значить.

Тормент так резко вскочил, что кресло опрокинулось с грохотом.

— Прекрасно, именно это мне и нужно было — увидеть тебя снова и убедиться какая ты сука.

Он развернулся и выскочил за дверь, не дав ей сказать и слова, да она и не смогла бы произнести ни одного звука. Горло сжалось от сдерживаемых рыданий, и как только дверь палаты с грохотом захлопнулась, Элен опустилась на кровать. Плотину, наконец, прорвало.

Выбежав из палаты, Тор затормозил, когда на глаза попались часы, которые показывали всего полчетвертого дня.

Проклятье!

Но возвращаться к этой ведьме, он ни за какие коврижки не собирался. Резко сменив направление, Тор прошел в больничное кафе. Усевшись за стол, заказал кофе и стал ждать наступления темноты, прикидывая хватит ли у него сил добраться до дома не вызывая подмогу.

Элен плакала, пока не кончились слёзы, и только после того, как ей сделали очередной укол, она забылась беспокойным сном. Когда девушка проснулась, в её палате сидела Николь, и у подруги были красные глаза. Она комкала в руках салфетку и напряженно следила за Элен. Девушка приподнялась на койке.

— Николь, что случилось? — голос больше походил на карканье.

Подруга встрепенулась и протянула ей скомканный клочок бумаги.

— Он оставил тебе это и ушел, как только часы показали восемь вечера, — Ники шмыгнула носом. — Извини, я прочитала.

Элен трясущимися руками расправила салфетку.

«Я хочу извиниться за свои последние слова. И впредь, больше не стану тебя беспокоить. Живи нормальной человеческой жизнью, о которой ты мне и говорила. Я лишь желаю, чтобы ты была счастлива в своей новой жизни без меня. И не буду следить или преследовать тебя.

Всего хорошего.

«

Слезы опять закапали из глаз, размывая слова на салфетке.

Только он мог написать такое обезличенное письмо, а нет, не письмо, записку.

Ники подсела и обняла подругу, а Элен разрыдалась сильнее, но в этот раз её было кому утешить.

Глава 13

Несколько месяцев спустя.

— Ты беременна?! — Элен подпрыгнула на стуле и половина посетителей в кафе обернулись.

— Тише ты! — шикнула на неё Николь. — Я даже Алексу ещё не сказала.

Подруга покраснела, а у Элен в груди вновь защемила боль. Бывали моменты, когда ей хотелось выть на луну от мыслей, что она потеряла, но девушка каждый раз засовывала их в самый дальний ящик сознания, чтобы можно было нормально жить. Она пыталась не думать о Торе и о том, что она упустила тогда, в больнице. Наладила свою жизнь, даже вернулась к написанию романа, а ещё прикупила квартиру в Французком квартале, в пяти минутах ходьбы от парка Джексона. Каждый день Элен гуляла в парке, благо погода на юге Америки позволяет не мерзнуть даже зимой. Часто под её окнами по вечерам пели свои песни афроамериканцы. Всё это отличалось от дома их семьи в Батон-Руж. Наверное, именно по этой причине она выбрала именно место для своего жилья здесь, а не какой-то респектабельный район с бутиками, паковками и детскими площадками. Где бы она каждый день смотрела на детей и думала…

— Элен, вернись ко мне, — голос подруги вернул её из своих собственных невеселый раздумий, как раз вовремя, но лишь за тем, чтоб опять вернуться к теме детей.

Такое впечатление, что все буквально помешались на детях.

— Да я здесь, просто задумалась, — ответила Элен, улыбка Николь потускнела.

— Ты думала о нем, да?

— Нет, я думала, как же прекрасна новая жизнь на новом месте.

— Конечно, как скажешь…

— Хватит обо мне, расскажи, как ты себя чувствуешь? — любое упоминание о Торе, до сих пор приносило острую боль. И только поэтому, Элен перевела разговор на более безопасную тему.

Пока Николь расписывала свои ощущения, Элен опять вернулась мыслями в события полугодовой давности. И сколько она не пыталась решить, как всё могло быть иначе, не один придуманных из вариантов не подходил. Ну, кроме последнего развития событий. Элен отмахнулась от этих мыслей и как раз вовремя.

— Смотри, Элен, — шепотом проговорила Ники. — Тот парень не сводит с тебя глаз, с момента нашего появления здесь.

Элен обернулась и столкнулась взглядом с темно-карими глазами.

Ну, не голубые, и то славно.

Парень улыбнулся, поднимая стакан в шутливом тосте. Губы Элен сами собой сложились в смущенную улыбку, но она отвернулась, пряча за волосами покрасневшие щеки.

— Он тебе понравился, — зашептала Николь, поглядывая в сторону незнакомца.

— Ничего подобного, — так же шепотом ответила Элен.

К их столику подошел официант и поставил ведерко с дорогим шампанским перед ними.

— Вам передали с соседнего столика, — он указал на незнакомца.

— Ого! — присвистнула Ники. — Какой шустрый парень.

— Я не возьму это, — сказала Элен официанту. — Верните, пожалуйста, обратно.

— Ты чего? Это же просто знак внимания.

— Я не желаю сейчас никаких знаков внимания, тем более с намеком на то, что мне хотят залезть под юбку.

— Блин, если бы твой Тор был здесь, я бы сама ему по башке настучала, — проворчала Николь.

— Он не мой, и никогда не был моим, — прошептала Элен, сам звук его имени ранил, как сто кинжалов. — И мы же с тобой договорились ещё тогда, что не будем обсуждать эту тему.

Николь опустила глаза, и тихо ответила.

— Да, прости меня. Просто мне не выносимо видеть, как ты отказываешь всем парням во внимании из-за того нереального красавца, который так хладнокровно оставил тебя.

— Николь!

— Да, прости ещё раз, больше не слова.

Они замолчали, каждая думала о своем.

— И чем же вам не понравилось шампанское? — раздался бархатный мужской голос возле уха Элен.

Девушка замерла, потом медленно повернулась. Парень с соседнего столика теперь стоял рядом с ней, вежливо рассматривая с высоты своего роста, но как не странно не подавлял им.

В отличие от Тора, — подсказало подсознание.

Она отмахнулась от этих мыслей. Молодой человек улыбнулся, и первой в себя пришла Николь.

— Ой, ваше шампанское замечательное, но я не пью, а Элен за рулем.

— А как же зовут вас прекрасная незнакомка? — сладкий и тягучий акцент, выдавал в нём жителя юга.

— А это Николь, — вставила своё слово Элен, гневно глядя на подругу за то, что та так просто выдала её имя.

— Вы разрешите присоединиться к вашей компании, — и опять взгляд карих глаз обжег Элен, заставляя почувствовать неловкость за своё поведение.

Но к чёрту!

— Ой, конечно, — опять встряла в разговор Ник. — Как невежливо с нашей стороны.

— Меня, кстати, Шон зовут, — парень опустился рядом на свободный стул.

— Очень приятно, Шон.

Николь как с цепи сорвалась.

Никогда ещё подруга так не вела себя с парнями.

Элен же сидела и смотрела куда угодно, только не на него. А в голове крутилась одна мысль:

— Где же ты был раньше?

Парень откинулся на спинку стула и обратился к Николь.

— Почему ваша подруга такая грустная? Надеюсь, не я навеял на неё такую печаль.

— Нет, что вы. Это из-за другого мужчины, — простодушно отозвалась миссис Хоупвел.

— Николь! — воскликнула Элен, пораженная болтливостью подруги. — Давай прогуляемся в дамскую комнату, — она уже не знала, куда девать себя от смущения.

Ники поднялась и чуть раскраснелась.

— Конечно, — и обратилась к парню, — мы ещё вернемся.

Элен, схватив её за руку, потащила её от столика.

Зайдя в дамскую комнату, она тут же набросилась на подругу.

— Ты что творишь, Ник? Я не желаю заводить новый роман.

— Да кто говорит про роман, просто ты совсем от мужчин отгородилась. Подруга, ты стала почти дикаркой.

— Ничего подобного, — возмутилась девушка.

— Да? А почему ты до сих пор отшиваешь Анри?

Элен аж задохнулась от возмущения.

— Он тебе что, жаловался?

— Нет, но я вижу, как он смотрит на тебя.

— Ники, он мой редактор и всё. Между нами ничего не может быть.

— Да, потому что ты любишь другого. Ну а сейчас чем ты оправдаешь свою отчужденность с Шоном?

— Нет, не поэтому, и я не отчужденна. Просто я не могу, так как ты, сразу завязывать знакомства.

Ну да, а вот заниматься сексом с вампиром, это как раз про тебя, — тут же подсказало подсознание.

— Ну, хоть попытайся быть ласковее с ним. Ведь он ни в чем не виноват и не знает о твоих заморочках.

— Ладно, но ничего не обещаю.

Они сделали все свои дела и вернулись к столику. Шон сидел там же, где они его оставили. Проходя к своему стулу, Элен улыбнулась парню.

А что? Он довольно симпатичный — может и стоит попытаться.

И как только она призналась сама себе в этом, общение с парнем сразу пошло довольно легко. Выяснилось, что он является одним из владельцев крупнейшей в США сети магазинов парфюмерии, а девушка рассказала, что пишет приключенческий роман. И дальше пошло поехало. К концу вечера они уже смеялись шуткам друг друга, а Николь потихоньку сидела и улыбалась. Ну, пока у неё не зазвонил мобильник.

— О, это Алекс! Наверное, потерял меня.

— Алекс? Кто это? — спросил парень, разглядывая Элен.

— Это муж моей болтливой подружки, — ответила девушка, пока подруга глупо улыбалась.

— Ой ли! Кто бы говорил о болтливости. Я, последние полчаса, только вас и слушаю, — и она сняла трубку. — Привет, сладкий… да, я с Элен… уже? Хорошо, я жду, — она дала отбой.

Элен выжидательно смотрела на Ники.

— Алекс заберет меня через десять минут. Так что я поеду устраивать мега-ужин своему мужу в связи с новостями и оставляю вас, голубков, общаться дальше.

Как и было говорено, Алекс приехал даже раньше названного Николь времени.

— Привет Элен, — поздоровался он и вопросительно уставился на парня.

— Привет Алекс, а это мой знакомый Шон.

Мужчины пожали друг другу руки, и Алекс обратился к жене.

— Ну, что? Поедим домой?

Ники раскраснелась, и стала заправлять волосы за уши. Жест, который сразу выдавал её волнение.

— Элен, пожелай мне удачи.

— Дорогая, Алекс будет счастлив, и всё у вас будет замечательно, — на последних словах на глаза Элен навернулись слезы. Она крепко обняла подругу.

— Я верю, что у тебя всё тоже будет отлично, и ты найдешь своего мужчину, — прошептала Николь и, взяв мужа под руку, пошла к выходу из кафе.

— Почему у вас так резко испортилось настроение? Может мне тоже пора? — он начал подниматься, но девушка поймала его за руку.

— Нет, Шон. Я не желаю сегодня оставаться одна.

— Отлично, — сразу расслабился парень. — На это я и рассчитывал. Тогда чем же мы займемся сегодня? И давай уже на «ты» перейдём?

— Давай, — засмеялась она. — И я предлагаю прогуляться в великолепном парке Джексона.

А потом может и в квартиру зайти, — опять вставило своё слово подсознание.

Но девушка снова отмахнулась от этой мысли.

— Ну, тогда пошли, — и он подозвал официанта, расплатился по счету, выдержав спор по поводу того, кто платит.

У Элен было ощущение, что она пила, хотя за весь вечер ни капли в рот не взяла.

Откуда же тогда такая легкость в общении?

Она улыбнулась парню и поднялась, а затем они вместе покинули кафе.

Глава 14

Они гуляли до тех пор, пока в парке на алее не начали загораться фонари. А потом Шон вызвался отвести девушку домой. Проводив Элен до двери квартиры, парень замялся на пороге. Она тоже остановилась и уже вставила ключ в замок, но повинуясь какому-то внезапному порыву, развернулась к Шону.

— Не хочешь кофе? — спросила она, глядя куда-то за плечо парня.

— Как бы мне не хотелось зайти, но, к сожалению, мне завтра рано на самолет. Возвращаюсь в Даллас. Но… — он замолчал.

— Да… — прошептала Элен, интуитивно догадываясь и понимая, что она хочет продолжения сегодняшнего вечера. Давно ей не было настолько легко и свободно в компании мужчины, а может даже никогда.

Шон поднялся ещё на две ступеньки и, наклонив голову, нежно коснулся её губ своими. Девушка не отпрянула, наоборот, пыталась определить, что чувствует. Выяснилось, что от его прикосновений не было огня, как от поцелуев Тора, но её тело отозвалось. Девушка подняла руки и, обхватив его за шею, углубила поцелуй. Мужчина не растерялся и, сжимая её за талию, притиснул к запертой, двери. Неизвестно сколько они целовались, и чем бы это закончилось, если бы им не помешал мужской голос с сильным акцентом:

— Элен, ma chere, что это ты делаешь?

Элен замерла и, прервав поцелуй, взглянула на Анри из-за плеча Шона. Как всегда француз выглядел потрясающе — костюм с иголочки сидел на идеальном теле словно влитой, рубашка светилась в темноте белизной, уложенный и ухоженный, как денди. Но, как ни странно, на неё не производила впечатления его импозантная красота. Надо признать иногда она об этом жалела. Шон тоже обернулся и стал пристально рассматривать незнакомого для него мужчину. Анри же, сузив глаза, уставился на Элен.

Такое впечатление, что он ревнует.

— Салют, Анри. Какими судьбами? — она не хотела знакомить мужчин, почему-то опасаясь склоки.

— Я принёс тебе отличные новости, касающиеся твоего романа. Но вижу, что не вовремя.

— Да, не совсем уместное время для посещения… — начал Шон.

— А вы вообще кто такой? — взгляд француза переключился на нового знакомого.

— Анри, это Шон, он мой друг — начала Элен, но её перебили.

— Друг? С каких пор ты облизываешь малознакомых друзей у себя перед дверью?

— Послушайте мистер, мне кажется, вас не должно касаться, с кем Элен проводит своё свободное время, и с какой стати вы тут предъявляете претензии?

Элен сама хотела бы это знать, но поспешила разрядить обстановку, пока парни не вцепились друг другу в глотки.

Непривычно оказалось, чтоб мужчины соревновались за внимание. До Тора такого не было.

— Шон, Анри мой редактор и хороший друг, — она сделала ударение на последнем слове и заметила, как у француза сжались губы. Ему явно не понравилось такое положение.

Ну, прости, Анри, я большего не обещала.

Шон расслабился и, ещё раз поцеловав Элен, скорее всего, чтоб утвердиться в статусе «больше, чем друг», прошептал:

— Мне, правда, пора, я позвоню тебе из Далласа. И надеюсь на следующей неделе увидеться вновь.

— Хорошо, я буду ждать, — сказала Элен, не переставая краснеть под его горящим взглядом.

— Пока, красавица, — ещё раз попрощался Шон. Спускаясь по ступеням, он старался держаться подальше от Анри, который занял свой пост на тротуаре.

— Пока, красавец, — рассмеялась Элен. Но взглянув на Анри, улыбка поувяла. — Ну и что за новости у тебя?

Он провожал пристальным взглядом Шона, и когда повернулся к Элен, в его глазах мелькнула такая боль, что девушка забыла, о чем спрашивала. Французу понадобилась всего несколько секунд, чтоб вернуть себе невозмутимость.

— А? Да, точно. У меня для тебя хорошие новости. «Рендом Хаус» одобрили твою книгу, и через два месяца она выйдет в массовую печать.

Элен сначала решила, что ослышалась, но взглянув на своего редактора, увидела, что его глаза светятся триумфом. Взвизгнув и подпрыгнув на месте, она кинулась к нему на шею. Анри тоже обхватил её, но скорее чтоб удержаться на ногах и не упасть вместе с ней на тротуар.

— Тише, chere. Ты меня на тротуар свалишь, — голос был строгий, но он улыбался.

— Ой, прости, — она отодвинулась, и Анри неохотно отпустил её.

— Да, всё в порядке, просто не хотелось бы костюм от «Tommy Hilfiger» вывалять в пыли.

— Вот пижон! — она шутливо стукнула его в плечо. Темные глаза француза остановились на её губах, и Элен внезапно стало неловко, чтоб перевести разговор на более важную тему, она, отвернувшись, сказала:

— Это событие надо отметить. Надо будет закатить супер вечеринку.

— Ну, я хотел предложить тебе сегодня уже отметить пока не наткнулся на твоего нового близкого друга.

— Ой, Анри, прекрати. Ведешь себя, как ревнивый муж.

Он промолчал, и Элен почувствовала себя так гадко, как будто отобрала у мальчика любимую игрушку и попыталась быстро сменить тему.

— И чем же мы будем отмечать? — спросила она, открывая, наконец, дверь квартиры.

— Ну, я захватил бутылку LouisRoederer, думаю, её нам хватит для начала.

Он зашел следом за девушкой в квартиру.

— Где кухня ты знаешь, открывай бутылку, а я пока переоденусь.

И она ушла в спальню, так и не заметив, какими голодными глазами на неё смотрел француз.

Неделю спустя.

— Анри, иди сюда, — Элен стояла возле барной стойки и махала ему рукой.

Красавец француз обернулся и, улыбнувшись, стал проталкиваться к ней сквозь прохожих.

— Ты очаровательна, ma chere, впрочем, как и всегда, — Его взгляд прошелся по лицу и дальше он окинул взглядом бирюзовое короткое платье и длинные загорелые ноги.

Элен покраснела от такого пристального внимания, но три бокала шампанского придали бравады её поведению. Крутанувшись вокруг оси, она дерзко взглянула в глаза Анри.

— Тебе нравиться то, что ты видишь? — спросила девушка, не понимая, что вопрос её прозвучал двусмысленно и, наклонившись к нему, взяла его под руку. — Это платье стоит целое состояние, но я рассчитываю разбогатеть, — шампанское кружило голову, успех кружил её ещё больше, почти лишив девушку сдержанности. Она кокетливо улыбалась Анри, прижимаясь к его руке.

— Да, это того стоило, — взгляд француза опалял и до Элен, наконец, стало доходить, что это игра с огнем. И как удачно, что именно в этот момент к ним подошел Шон. Молодой человек обнял Элен рукой за талию и по-хозяйски прижал к себе.

— Привет, красавица.

— Шон? — она развернулась, чтобы взглянуть на мужчину. — Как ты здесь оказался? Я думала, ты в Далласе будешь до конца месяца. — Элен даже растерялась от такого обращения и вообще самого присутствия Шона на этой вечеринке. Глаза Анри превратились в обсидианы, а Элен ничего не оставалось, кроме как отпустить руку своего редактора. Как только она это сделала, мужская ладонь на талии немного расслабилась.

О-го-го! Вот это тестостероновая атака.

— Я не мог пропустить твою вечеринку, поэтому позвонил тебе домой, но трубку никто не взял, потом позвонил твоей подруге, Николь, и она рассказала, что у тебя сегодня вечеринка. И вот я здесь, — он, наконец, повернулся к другому мужчине, до сих пор молчавшему. — Здравствуйте, Анри.

— Салют, Шон, — затем француз взглянул на Элен. — Я отойду нужно переговорить с несколькими коллегами по поводу ТВОЕЙ книги, — он специально сделал ударение на слове «твоей», чтоб подчеркнуть, что он работает за Элен. Но девушка была в веселом настроении и не повелась на провокацию. Вывернувшись из объятий Шона она подошла к французу и, обхватив его за шею, наклонила голову Анри и поцеловала его.

Отодвинувшись от его щеки, она прошептала ему на ухо:

— Спасибо тебе за всё, я век это не забуду, — ещё раз чмокнув его, она отошла к Шону, ноздри которого раздувались, как у боевого коня.

Анри глубоко вздохнул, прежде чем ответить ей. Её поведение застало его врасплох и, судя по тому, какие взгляды бросал на него Шон, не только его одного.

— Ты же знаешь, я всё для тебя сделаю, — ей снова почудился скрытый подтекст в его словах. — А теперь мне действительно надо поработать. Где-то здесь должны быть люди из «Рендом Хаус», — он словно кого-то искал, обводя глазами толпу. — Посему я откланиваюсь.

— Спасибо ещё раз, Анри, — и когда француз отошел, повернулась к своему спутнику. — Поубавь пыл, горячий техасский парень. Я же тебе уже говорила, мы с ним просто друзья.

— Но он ведет себя с тобой совсем не как друг, я могу отличить желание от дружеской симпатии.

— Шон, я тебя умоляю. Я же сейчас здесь, рядом с тобой, что ещё нужно сделать? — Элен начала уставать от этих соревнований самцов.

— Прости, пожалуйста, — он расслабился и немного повеселел. — Так, когда же твоё детище увидит свет?

— В конце июня я подписываю контракт на публикацию десяти тысяч экземпляров, а ещё через пару месяцев её напечатают, — она тоже повеселела. — О, Шон! Я до сих пор не верю в удачу.

— Это не удача, — он поцеловал её волосы. — Это ты такая молодец.

Она развернулась и подставила свои губы для более взрослого поцелуя, который не замедлил последовать. Элен застонала, обхватив его за шею и запуская пальцы в темные шелковистые волосы. Шон, обняв её за талию, сильнее прижал к себе, заставляя кровь закипать в жилах, а бедра слабеть от желания. Наконец, они оторвались друг от друга, чтоб глотнуть воздуха.

— Элен, я скучал по тебе, — его горячие дыхание обжигало шею, посылая приятные мурашки вдоль позвоночника, когда он шептал: — Когда мы сможем остаться вдвоем?

— Я тоже держусь из последних сил, — так же шепотом ответила девушка, не отрывая взгляда от его губ, покрасневших от поцелуев.

— Прошу прощения, — голос Анри вернул их с обрыва страсти на твердую почву. — Я хочу познакомить вас с мисс Стефанией Ди Пьеро.

Элен отодвинулась от Шона, судорожно поправляя своё платье, и обернулась к своему редактору уже с улыбкой, но продолжая жутко краснеть. Секунду спустя девушка, наконец, смогла обратить внимание на ослепительную спутницу Анри. Красотка тоже окинула взглядом её и Шона, дольше чем положено, задержав взгляд на молодом человеке. Элен тут же вцепилась в руку своему спутнику, на что Стефания только брови приподняла и чуть улыбнулась. Но когда она посмотрела на Анри, в её глазах Элен заметила тоску неразделенной любви.

— Элен, мы со Стефанией вместе учились в Нью-Йорке. Она является тем представителем «Рендом Хаус» в Новом Орлеане, о котором я тебе говорил, — затем он повернулся к своей спутнице. — Стеф, это та самая девушка, о которой я рассказывал, она просто волшебница пера. А её спутника зовут Шон.

Шон первый пришел в себя, обняв Элен за талию, он ослепительно улыбнулся красавице блондинке.

— Очень приятно с вами познакомиться, надеюсь ваше с Элен сотрудничество продлиться долго.

Как всегда учтивый.

Наконец, девушка взяла себя в руки.

— Да, мне тоже очень приятно, но Анри не говорил мне, что водит знакомство с руководством крупнейшего издательства в Нью-Йорке, — и она притворно строго взглянула на своего редактора, который просто пожал плечами.

Блондинка рассмеялась и сразу стала ещё более привлекательной. Если такое вообще возможно с её внешностью. Она положила руку на предплечье Анри и улыбнулась ему.

— Мы с Ри знаем друг друга уже много-много лет. И думаю, что он не воспринимает меня, как большую шишку в издательстве.

Француз тепло улыбнулся, пожав её ладонь, но всё-таки убрал со своего рукава руку мисс Ди Пьеро. Улыбка блондинки стала грустной, но не исчезла. Она отодвинулась от него на безопасное расстояние, а Элен было больно смотреть на тоску в глазах этой красивой женщины.

— Анри, ты не принесешь нам ещё шампанского? — Элен улыбнулась французу.

Он же покосился на Шона, но молодой человек сам решил устраниться. Ну, или так получилось, что в этот момент ему позвонили. Он поцеловал Элен в щеку отошел в холл, чтобы поговорить. Оставшись вдвоем с красивой блондинкой, Элен попыталась выведать побольше информации. У неё созрел план, как одним выстрелом убить двух зайцев.

И если уж у меня не вышло счастливого конца с тем, кого люблю, то я помогу этим двоим несчастным.

— Вы встречались с Анри?

— Простите? — ответила блондинка.

— Я спросила, были ли вы с Анри парой? — Элен терпеливо повторила свой вопрос, но взгляд её стал цепким, не смотря на выпитый алкоголь, улавливал малейшие изменения в поведении Стефании.

— Нет, мы не были парой, — ответила блондинка.

— Но… — Элен растерялась. — Вы так смотрите на него, как смотрят только несчастные влюбленные. Я знаю, потому, что сама прошла через это.

— Вообще это вас не касается. К чему такой интерес моим отношениям с Анри. Вы ревнуете? Или он и вас тоже поматросил и бросил?

Стефания даже сама не заметила, как проболталась. Элен же разозлилась на своего горе-влюбленного редактора.

— Вот же негодяй! — она взглянула на блондинку. — Нет, Стефания, у нас с Анри ничего никогда не было. И быть не может.

— Он вас любит… — женщина произнесла это с такой грустью, что у Элен слезы навернулись на глаза.

Долбанное шампанское, вечно я реву от него!

— Нет, он только думает, что любит, — устало проговорила Элен.

Ох, Анри, ты будешь мне должен, если дело выгорит.

Мужчины вернулись почти одновременно. И на этом разговор двух девушек прекратился.

— И о чем вы здесь шушукаетесь? — Анри как всегда интуитивно угадал, что тишина наступила вынужденно.

— Ни о чём таком, то вас может касаться, — Элен не собиралась открывать все карты.

Она приняла бокал с шампанским из рук редактора. Отпивая, она продолжила улыбаться и придумывать, как бы их свести вместе. И, наконец, придумала. Шон улыбался и шутил и, в конце концов, покорил Стефанию. Она опять начала улыбаться и смеяться, а вот у Анри наоборот испортилось настроение. Элен про себя только хитро улыбалась.

Вот ты и попался, мой дорогой друг! Ревнуешь? Отлично.

Они провели замечательный вечер, выпивая и смеясь вчетвером. Шон был просто очарователен и сам не подозревая, играл Элен на руку. Стефания расслабилась и тоже веселилась, и только Анри всё сильнее пожимал губы и молчал. А потом пришла пора ехать домой. Поскольку Элен пила, домой её вызвался отвезти Шон, и всё так удачно сложилось, что Анри и Стефания тоже не могли сесть за руль. Клейтон вызвался подвезти, но в ответ получил категоричный отказ.

— Мы вызовем такси и так поедем домой, — француз даже не заметил, что сказал домой, а не по домам. Но девушка заметила оговорку и покраснела. Элен же радовалась про себя и, распрощавшись со своим редактором и его спутницей, пошла к машине Шона.

Глава 15

Такси остановилось возле дома номер 8021, по Кэмп стрит, и девушка потянулась открыть дверь, но загорелая мужская рука накрыла её ладонь.

— Подожди, Стеф, — проговорил француз.

— Но, Анри, уже поздно, и мне на самом деле пора домой, — слабо возразила Стефания. Его прикосновения сводили её с ума. Впрочем, так было всегда. Анри даже не обратил внимания, что голос девушки задрожал. Или обратил?

— Стеф, не сбегай от меня снова. Нам нужно поговорить.

— Мне казалось, мы всё обсудили на вечеринке Элен?

— Ты прекрасно понимаешь, что я хочу поговорить не об этом.

— Мисс, вы выходите или едите дальше? — вмешался в их диалог таксист. — Просто счётчик тикает.

— Да, она едет дальше, — ответил Анри и, повернувшись к девушке, которая открыла уже рот, чтоб возразить, добавил: — Ты едешь дальше. Ривер Роуд, 201, пожалуйста.

Такси тронулось, Стефания откинулась на сиденье и закрыла глаза. Она никак не могла успокоить себя — так давно за неё не решали, что делать. Может именно поэтому, он и привлек её в далёкие студенческие годы. Стефания всегда была самостоятельной, но иногда так хотелось быть просто слабой женщиной, чтоб не решать, а следовать. И француз, как никто, мог взять на себя решающую роль.

Она даже сейчас не могла вспомнить, что же случилось в тот злополучный вечер пять лет назад. Но от этого почему-то становилось только хуже.

— О чем ты думаешь? — голос Анри вернул к реальности.

— Я думаю, что ты самый деспотичный и самоуверенный мужчина из всех моих знакомых.

— Но я был не просто твоим знакомым, и тебе когда-то нравилась моя пагубная страсть командовать.

— Да, Ри, но это было давно. Я тогда была молодая и наивная, а ты отлично научил меня смотреть на жизнь более реалистично, сорвав розовые очки.

Такси остановилось возле нужного дома, и француз вышел, открыв дверь своей спутнице. Как только машина отъехала, Анри уже не смог сдерживать себя.

— Но ведь это ты меня оставила, при этом даже не объяснила причину разрыва. А я как последний дурак названивал тебе, писал, но всё осталось без ответа.

— Да, ты, безусловно, прав. Во всём виновата именно я.

— Стеф, давай зайдем в дом, мне не хочется развлекать соседей.

Она замолчала и гордо прошествовала в дом. Анри зашел следом и тихо закрыл дверь.

Стефания прошла вглубь и присела на диван в гостиной, так и не проронив не слова. Анри же, сходив на кухню, вернулся с бутылкой красного вина и двумя бокалами.

— Выпьешь?

— Зачем ты привез меня к себе, Ри?

— Как и говорил, я хочу, наконец, получить ответ на один единственный вопрос. Почему? Ответь мне Стефания, почему ты ушла?

Она даже растерялась от его горячности и, кивнув, приняла бокал из его рук. Девушка очень долго крутила его в руках, пытаясь вспомнить, что же произошло в тот вечер. Но у неё как будто выпал кусок мозаики из памяти.

Вот они вместе целуются после удачной сдачи экзаменов, вот придумывают, чем займутся после окончания университета, вот занимаются любовью. И вот она уже сидит в своей комнате и рыдает от того, что они уже не вместе.

Но сколько она не пыталась, так и не смогла вспомнить, что же случилось в тот далекий вечер.

Она взглянула на Анри.

— Но я не помню, Ри. Я, правда, не помню.

— Не помнишь?! Ты издеваешься надо мной Стефания?

— Не смей повышать на меня голос! И с какой стати ты вообще пытаешься докопаться до того, что было давно, когда сам смотришь на эту молоденькую девушку, как на самый любимый десерт. — Она так разозлилась, что вскочила с дивана. — Я поймаю такси, не провожай меня.

Анри направился вслед за девушкой к дверям. На всём протяжении их общения он даже не вспомнил об Элен. И это было очень странно, ведь мужчина думал, что влюблен в неё. Но сегодня, когда Стефания веселилась и смеялась вместе с этим золотым мальчиком из Техаса, он сходил с ума от ревности. И ревновал Анри не свою писательницу, а Стефанию, что приводило его в ещё большее смятение. Боне, за свои тридцать лет привык, что вся жизнь строго расписана и распланирована. И так было, пока вновь не появилась эта женщина, посылая весь его план в тар-тарары.

— Не так быстро, — он догнал её уже у самой двери и, схватив за руку, развернул лицом к себе.

— Отпусти меня, Анри, — Стефания пыталась говорить спокойно, но, как и прежде, тепло его пальцев сводило с ума. Однако мужчина только смотрел на неё, ничего не говоря. — Ты, должно быть, шутишь? Весь вечер ты любовался своей девчонкой, а теперь притащил меня к себе и пытаешь на предмет наших бывших отношений? Я не желаю ничего обсуждать и мне осточертело, повторяю, осточертело, быть твоей палочкой выручалочкой, когда с другими не везёт! — она уже кричала на последних словах, окончательно потеряв самообладание.

— О чем ты говоришь? Какие ещё другие?

— Ты забыл, да? Как удобно, — она внезапно замолчала. Память выдала забытые кадры их расставания.

Анри в коридоре кампуса опирается на стену, а к нему жмется эта стерва, лучшая подруга, Лиза. Вот она прижимается и целует его. Дальше Стеф не могла смотреть, и убежала к себе в комнату, куда через пятнадцать минут зашел Анри, как ни в чем не бывало. Но не для неё.

Все эти события яркой вспышкой пронеслись в её памяти, заставив выступить слезы на глазах.

— О чем забыл? Я опять не понимаю, о каких других кроме Элен, ты говоришь?

Упоминание имени девушки опять резануло по сердцу, но Стеф справилась с болью и ответила:

— А как же моя лучшая подруга, Лиза? С ней тебе тоже не везло, так же как с Элен? Ты поэтому стал встречаться со мной? Чтобы быть поближе к ней?

— Лиза? — Анри нахмурился, словно хотел вспомнить кто это. — Ах, Лиза…

— Да! Ах, Лиза!

Он начал смеяться, заставив Стефанию замолчать, и смеялся до тех пор, пока она не врезала ему кулаком в плечо.

— Так вот в чем была причина твоего ухода? Ты поверила своей шлюшке подруге, но не мне.

— Да ты не был против её навыков.

— О чем ты? — нахмурился он. — Я никогда не был с ней. Ни до тебя, ни когда мы были вместе, ни даже когда расстались.

— Ты целовался с ней! — выкрикнула девушка. — Я всё видела!

— Ты бредишь, Стеф. Я её никогда не целовал. Она пыталась соблазнить меня и даже однажды, застала врасплох в коридоре кампуса. — Стефания поджала губы, и до него дошло, что именно это она и видела, — Да, она поцеловала меня, но я популярно объяснил ей, что люблю тебя и не собираюсь крутить шашни на стороне.

— Ну, а она рассказала совсем другое, и ты пробыл с ней долго.

— Да я гулял во дворе, а не с ней был! — вскричал француз.

— Хватит, Анри. Пусти, я поеду домой.

— Нет.

— Что? — она ошарашено уставилась на мужчину, которого несмотря ни на что продолжала любить.

— Я сказал, что не отпущу тебя. И ещё, я считаю, что заслужил второй шанс, раз уж ты лишила меня его тогда.

На протяжении всей тирады он подходил всё ближе и ближе, и вот оказался на расстоянии нескольких дюймов от неё. Стефания напряглась. От него пахло дорогим одеколоном, мылом и мужчиной. Этот запах просто сводил с ума, а когда Анри наклонился ещё ближе, она не смогла удержаться и медленно вдохнула. Он самодовольно и торжествующе улыбнулся, что опять вывело девушку из себя, она попыталась оттолкнуть его, но проще было сдвинуть с места грузовик.

Анри напал неожиданно, ну или не совсем неожиданно. Его губы запечатали её рот, не давая более двигаться. Руки обхватили бедра, притягивая к себе ещё ближе и притискивая к стене. О, она помнила, как это быть с ним. Ни один мужчина в её жизни так и не смог заменить Ри. Он углублял поцелуй, уводя их обоих от двери. Стефания, наконец, сдалась. И как только это произошло, вся нежность мужчины исчезла, на её место пришел дикий животный голод. Не переставая целоваться, они начали срывать одежду друг с друга, и на пол полетели пуговицы от дорогущей рубашки француза. Анри стянул её платье через голову. Захватив руки в плен, задержав платье над головой, он опять стал целовать её, сначала губы, потом шею, потом запустил пальцы в чашки бюстгальтера, оттянул их, выпуская грудь на волю. Но лишь для того, чтоб тут же поймать в плен губами и языком. Стефания стонала и хныкала, продолжая тереться об него, словно кошка. Высвободив руки из платья и заведя их за спину, она расстегнула и сбросила лифчик на первую попавшуюся поверхность. Рубашка Анри тоже чудесным образом исчезла. И они сами не заметили, как оказались в спальне. Упав на кровать, любовники продолжали целоваться, как сумасшедшие. Руки француза погладили её по шее, спустились к груди, потом на живот, и потянули ткань трусиков вниз. Она приподняла бедра и последняя преграда исчезла. Анри зарычал и, опустив голову, провел губами по нежной коже живота девушки. Стефания задрожала и запустила руки в его волосы, опуская Анри ниже. Она уже знала, что будет потом и от этого заводилась ещё сильнее. А когда его язык и губы коснулись самого интимного места, девушка вскрикнула. Мужчина ласкал её ртом и руками, заставляя стонать и извиваться на постели. Почти доведя девушку до края, он поднялся с кровати и скинул с себя оставшуюся одежду. Стеф приподнялась на локтях, рассматривая совершенную фигуру француза, её глаза ласкали его плечи, накаченный пресс и, спустившись ниже, там и остались, заставив Анри рассмеяться.

— Я хочу тебя, Ри, — она еле оторвалась от созерцания его обнаженного тела. — Скорее.

— Ты такая ненасытная, испорченная девчонка, — сказал он, но всё же опустился рядом и погладил рукой грудь, чуть касаясь чувствительных сосков. Девушка выгнулась, пытаясь прижаться ещё теснее, но он отдернул руку. — Нет, не так быстро. Сначала, я хочу насладиться тобой.

Анри отодвинулся и, наклонив голову, захватил один из сосков в рот, посасывая и облизывая его. Девушка вскрикнула, а он повторил то же действо со второй грудью. Затем, оставив полушария в покое, опустился ниже, провел языком до пупка, чуть прикусив нежную кожу, и наконец, нырнул вниз, удерживая Стефанию за бедра. Продолжая ласкать её руками и ртом, он, наконец, подарил ей освобождение, и в тот момент, когда она спрыгнула с обрыва страсти, Анри приподнялся и резко вошел в неё. Девушка обхватила его ногами, притягивая к себе ещё ближе, а он, перехватив её руки, завел их ей за голову и начал врываться в неё. Стефания потерялась в водовороте страсти. С ним так было всегда, и сколько она не пыталась, не могла восстановить контроль над собой. Всегда всё было, как он хотел. Они достигли разрядки вместе, затем Анри скатился с неё, но не выпустил её из объятий. Гладя её по спине, он улыбался каким-то своим мыслям, но не долго, поскольку Стефания тоже вернулась в реальность.

— Что мы сделали? Как же я теперь посмотрю в глаза этой девушке? — Анри прижал палец к её губам, заставив замолчать.

— Мы занимались любовью, так же как и раньше. И знаешь, я ужасно скучал по всему этому, — она уже открыла рот, чтоб возразить, но француз покачал головой. — Элен действительно мой друг, и я люблю её.

Девушка в его объятиях напряглась и попыталась отодвинуться от него.

— Вот об этом я и говорила, ты всё ещё…

— Замолчи, наконец, глупая женщина, — он прижал палец к её губам. — Дай мне закончить предложение. Да, я люблю эту девушку, но как оказалось совсем не той любовью, которой мужчина любит женщину, а как старший брат свою маленькую сестричку. Тем более, что она уже столько пережила на своем веку.

Он поцеловал её и Стефания опять сдалась на милость этого неутомимого мужчины.

Глава 16

Остановив машину перед домом, Шон выключил зажигание и повернулся к девушке на соседнем сиденье — Элен тоже смотрела на молодого человека, и от предвкушения удовольствий по коже пробегали мурашки. Она хотела секса и, возможно, лучшего партнёра ей сейчас не найти. Сколько прошло времени с её последнего раза? Почти девять месяцев минуло. Да, это было в её мечте, в маленьком горном коттедже «True Love», с мужчиной который не мог просто остаться в её жизни. И она, наконец, решила, что Ники права. Элен не должна хоронить себя из-за того, что с Тором ничего не вышло. Её отвлекло прикосновение мужских пальцев, когда Шон заправил ей прядь волос за ушко и погладил шею.

— Ты опять грустишь, — в его карих глазах было столько нежности и тепла, что девушке стало не по себе.

— Нет, Шон. Просто устала на вечеринке, к тому же у меня ужасно горят ноги от каблуков, что я надела.

Она приподняла ногу, показывая ему высоту шпилек, и пальцы парня погладили её от щиколотки до бедра. Девушка только вздохнула и откинулась на сиденье, давая, тем самым, ему полное право продолжать ласки. Рука мужчины поднялась, ещё выше задирая подол её платья. Элен задержала дыхание, наслаждаясь легкими прикосновениями, а Шон дойдя туда, куда его рука так стремилась, замер на мгновение и уставился на девушку.

— Элен? А где же…

— Ну, — она покраснела. — Это платье слишком узкое, их было бы видно.

— Хорошо, что я не узнал об этом раньше, иначе бы так просто не ушёл с той вечеринки, а нашел какой-нибудь укромный уголок и не выпускал тебя оттуда до самого конца приёма.

Элен рассмеялась.

— Вот поэтому, я и не сказала тебе, но ведь и сейчас не очень удобно. Мешает рычаг коробки передач, да и стекла у тебя не тонированные, — она взялась за ручку двери. — Пойдем уже отсюда поскорее, иначе мне тоже станет всё равно, увидят мою попку голой или нет.

Шон улыбнулся и убрал руку, вернув подол на место.

Они покинули салон машины, и пока Элен открывала дверь, он обхватил её сзади, прижимая к себе, и, целуя в шею, позволил в полной мере ощутить его желание. Элен хихикнула и, открыв дверь, затащила парня в квартиру. Как только дверь захлопнулась, они даже не стали включать свет в коридоре, а просто сразу набросились друг на друга. В темноте раздавался треск ткани и частое дыхание, вперемешку с влажными звуками поцелуев. Наконец, Элен нащупала у себя за спиной выключатель и, щелкнув им, осветила коридор мягким светом бра. Шон тяжело дышал, опираясь по обе стороны от её головы руками, его лицо было напряжено, а губы приоткрыты и слегка припухшие. Она улыбнулась и мягко прикоснулась к его рту пальцем.

— Здесь не очень удобно, — и, взяв парня за руку, повела в гостиную.

— Мне всё равно, где. Даже на заднем сиденье машины, лишь бы ты была со мной.

Элен улыбнулась, его обожание было, как волшебный бальзам для её истерзанного сердца.

— Ты такой милый, Шон.

— Даже не знаю обижаться или нет на твое заявление. Я не хочу быть милым, я хочу быть желанным.

— Но ведь, так и есть, — она улыбнулась и подсела к нему на софу. — Я хочу тебя.

— Докажи, а то мне иногда с трудом вериться в свою удачу.

Элен развернулась к нему и, взяв в ладони лицо Шона, поцеловала в губы. Так, не разрывая поцелуя, она перебралась к нему на колени, обхватив ногами талию мужчины. Он тоже накинулся на неё, целуя не только губы, но и щеки, шею. Элен откинулась назад, обхватив его за плечи, руки мужчины прошлись по её телу, лаская грудь и спускаясь ниже. Ладони девушки тоже спустились ниже и попытались расстегнуть ширинку, но ничего не получилось. Шон рассмеялся и, перевернув Элен, уложил её на софу. Ещё раз поцеловав, он быстро поднялся и, скинув с себя всю одежду, вернулся к Элен. Перевернул девушку на бок, он взялся за «собачку» и очень медленно расстегнул молнию платья, целуя каждый открывающийся сантиметр кожи. Наконец, освободив её от наряда, Шон прижал Элен к себе, снова крепко целуя губы и шею. Девушка тяжело дышала, внутри всё ныло от желания ощутить твердый ствол глубоко в себе. Парень отодвинулся и, усевшись на софе, поднял девушку, обнимая за талию и усадив её к себе на колени, медленно вошел в неё. Он заполнил Элен до основания, так глубоко, что она даже почувствовала некоторое болезненное ощущение.

Это от того, что у меня давно никого не было.

Эта мысль уплыла куда-то, когда Шон начал двигаться. Элен стонала и помогала ему, стремясь скорее встретить его и полностью отдаваясь ощущениям. Он целовал грудь, чуть-чуть прикусывая соски, посылал искры наслаждения по всему телу, заставляя бедра дрожать. Почти доведя девушку до оргазма, Шон вышел из неё, заставив почти зарыдать от отчаянья, но лишь затем, чтоб ещё более ярко ощутила его возвращение в себе. Как только он опять вошел в неё, Элен вскрикнула от переполнявших её ощущений. Он же стал резко врываться в неё, удерживая девушку на коленях и наращивая амплитуду. Элен сотряс оргазм и Шон догнал её через полминуты, хрипло застонав. Он упал на спинку софы, а она улеглась на него сверху. Они оба пытались восстановить дыхание и замедлить бешеный стук сердца. Элен ещё дрожала, когда он поднялся с софы и, держа девушку на руках, огляделся вокруг.

— И где же твоя спальня, а? Для разнообразия не плохо бы и в кровать попасть.

Его слова воскресили почти забытое воспоминание. Когда-то ещё один тёмноволосый мужчина спрашивал про спальню, и она отдала всю себя без остатка этому мужчине, а он ушел, оставив её саму разбираться с трудностями своей порушенной жизни.

Чтобы Шон не заподозрил, что она опять вернулась мыслями к другому мужчине, Элен обняла его за шею и, поцеловав, указала направление. Мужчина, либо не заметил смены настроения, либо не обратил внимания.

Войдя в комнату, он опустил девушку на постель, устроился рядом и руки сами собой потянулись к ней, лаская тело девушки. Элен опять начала заводиться и, опрокинув его на спину, оседлала Шона. Хитро улыбнувшись, она проложила дорожку поцелуев по его телу, опускаясь ниже и ниже, пока не дошла до его внушительного достоинства. Продолжая ласкать Шона ртом и руками, Элен сама почти дошла до края. Наконец, потеряв терпение, она медленно ввела его член в себя. Шон застонал сквозь зубы, откинув голову на подушку. Элен начала опять медленно подниматься и опускаться, успела испытать ещё один оргазм и, вскрикнув, упала ему на грудь. Мужчина последовал за ней спустя несколько мгновений, пара резких толчков, и в тишине комнаты раздался стон.

После они лежали в смятых простынях — Шон медленно ласкал спину и бедра девушки. А Элен гладила его грудь и думала о том, что теперь ей делать со своей жизнью. И, надо признать, что новые варианты были более оптимистичными, чем слепое ожидание мужчины, которому она оказалась не нужна. И как только Тор смог справиться со своей болью утраты, он спокойно покинул её, оставив безликую записку с пожеланием, чтоб она забыла о нем. Но вот только всё это случилось слишком поздно. И теперь, спустя время, Элен поняла, что её любовь к вампиру никогда до конца не исчезнет.

Но это не помешает мне жить своей жизнью и наслаждаться ею. И то, что сегодня произошло, доказывает мою правоту — я смогу жить без тебя. Смогу выйти замуж и родить ещё детей. Прощай, Тор!

Видимо, Элен сама не заметила, как всхлипнула, но мужчина рядом с ней шевельнулся.

— Что случилось, милая? Я тебя обидел?

— Нет, Шон, — она приподнялась и поцеловала его, ещё раз шмыгнув носом. — Я просто счастлива, что ты вошел в мою жизнь.

— Да, детка, я тоже рад, что зашел в то кафе выпить чаю.

Он притянул её поближе к себе и Элен, опустила голову ему на грудь, слушая, как бьется сильное сердце.

Два месяца спустя.

— Элен, если ты через пять минут не спустишься, я сам поднимусь в комнату и вынесу тебя оттуда, в чем бы ты ни была, — Шон стоял внизу лестницы, уже одетый, а рядом с ним стояли два больших чемодана.

— Уже иду, — прокричала девушка из спальни. — Я просто искала сережку.

Элен спустилась по лестнице, подошла к парню и, обняв его за талию, поцеловала.

— Не ворчи, малыш. Я же девушка, а у нас в крови немного опаздывать.

Он ответил на поцелуй, крепче прижимая Элен к себе. Затем отстранил её и осмотрел от ступней до головы. Темно-синий сарафан и серебристые босоножки, создавали летящий эффект вокруг ног.

— Ты потрясающая, я до сих пор не верю, что мы вместе.

— Милый, хватит уже сомневаться и, кажется, ты говорил, что мы опаздываем. Я здесь и готова идти.

— Да, конечно, — он подхватил чемоданы и пошел к выходу. — Идём.

Элен шла следом и, когда закрывала дверь своей квартиры, у неё вдруг появилось странное чувство, словно она прощается с родными.

— Бред какой-то, — пробормотала девушка и, щелкнув замком, спустилась с крыльца.

— Что, любимая?

— Ничего, просто я уже скучаю по Новому Орлеану.

— Да ладно, ты уезжаешь всего-то на неделю. Даже не заметишь, как пролетит время.

Они сели в машину и отправились в аэропорт. И только пройдя контроль и регистрацию, Элен стала вертеть головой.

— Где же Анри? Он тоже должен быть уже здесь.

— Я забыл тебе сказать, — Шон был явно смущен. — Анри звонил и сказал, что они встретят нас в Нью-Йорке.

— Они?

— Да, твой редактор улетел вместе со Стефанией сегодня утром.

— Вот как? Ну, что же, в Нью-Йорке, так в Нью-Йорке.

— У нас посадка через тридцать минут, пойдем ближе к терминалу, — хотя Элен и была с ним, но парень чувствовал, что девушка привязана ещё к кому-то. И, поскольку Анри стал встречаться с блондинкой, Шон, наверняка, думал, что он и есть предмет страданий Элен. Если бы он знал, как ошибается.

Спустя два часа и сорок пять минут они приземлились в аэропорту Кеннеди. Выйдя из здания, Элен увидела Анри и, помахав ему, стала приближаться, на ходу восторгаясь перспективами совместного времяпровождения. Здесь столько всяческих мест, которые она не прочь посетить.

— А потом мы пойдем в центральный парк на Манхеттене… — продолжала девушка, направляясь на парковку аэропорта.

— Сhеre, ты как будто в Дисней Ленд попала, — рассмеялся Анри. — Идем, машина ждёт.

Они приехали в «Уолдорф Астория» и, зайдя в номер, Элен оставила сумку у двери и подбежала к окну во всю стену.

— Шон! Взгляни! Отсюда видно весь Манхеттен! — она почти повизгивала от восторга. Мужчина рассмеялся и, обняв Элен, развернул к себе лицом.

— Да, ты сделала это, детка. Завтра презентация твоей книги в этом шикарном отеле, но сегодня мы будем только вдвоем.

— Да, — прошептала девушка, погладив его по щеке. — Только вдвоем.

Приподнявшись на цыпочки, она обхватила его за шею и поцеловала. Шон застонал и ответил ей, обхватив девушку за бедра, он понес её в спальню.

— Пожалуйста, подпишите здесь, — у Элен уже рука отваливалась от очередного автографа, но она никому не могла отказать.

Её успешная презентация подходила к концу, когда появился этот странный человек.

— Да, конечно. — Элен взяла ручку, а мужчина наклонился к ней поближе.

— Я читал рецензию на ваш роман, — он странно посмотрел на девушку. — Как должно быть, захватывающе, сочинять такие интригующие истории — вампиры, охотники, эльфы. И как у вас только хватает фантазии? — он говорил всё это, а его глаза очень внимательно следили за реакцией Элен. Она натянуто улыбнулась. Этот мужчина вызывал у неё странное беспокойство.

— Спасибо, — она отложила ручку. — Моя фантазия у некоторых людей вызывает беспокойство. Но ведь это вымысел, — она натянуто рассмеялась. — Вампиров не существует в реальной жизни. Это сказки на ночь.

— Конечно. — Мужчина ещё раз улыбнулся, и у неё мурашки побежали по спине. Это больше походило на оскал. — Желаю успехов.

Он забрал книгу с её подписью и отошел. А Элен, так и осталась сидеть с ощущением, что её впереди ждут большие неприятности. Этот странный покупатель вызывал у неё неконтролируемый страх.

На плечо легла мужская рука и девушка вздрогнула.

— Что с тобой? — Шон выглядел обеспокоенным. — Ты бледнее стен.

— Наверное, мне не стоило приезжать сюда, — Элен взглянула на своего мужчину. — Книги можно было подписать и в Новом Орлеане.

— Ты шутишь, Элен? Это же твой звездный час! — он поцеловал её волосы, и отошел, подпуская нового фаната с романом на подпись.

Элен продолжила подписывать, через час уже не осталось ни одной книги на её столе. Когда они закончились, девушка поднялась, чувствуя, что её вымотали на недели вперёд.

— Я хочу прогуляться и проветриться. Меня утомил этот вечер.

— Конечно, я пойду с тобой, только заберу бумажник из номера. Подожди меня.

— Ок. Я буду возле стойки регистрации внизу.

Они разошлись в разные концы отеля — Элен спустилась вниз и присела на диван в холле. Последние полчаса её не покидало ощущение, что за ней наблюдают. Но когда девушка обернулась, то ничего подозрительного не заметила.

Но, как оказалось, нужно доверять своей интуиции, потому, что мужчина наблюдавший за ней, перешел на другую сторону улицы и набрал номер.

— Да… это я… она говорит, что ничего не знает… да, я уверен, что она связанна с вампиром. Есть, сэр.

Он закончил разговор и пошел дальше по улице, думая как сделать, то, что нужно.

Глава 17

Элен вышла из отеля вместе с Шоном, было тепло и светло, но параноидальное ощущение не покидало её всю прогулку, и в конце она так извелась, что даже Шон заметил её дерганость.

— Милая, что с тобой?

— Ничего, просто устала, вот и мерещится всякое, — она ещё раз оглянулась на темную аллею. — Пойдем в кафе, выпьем и отметим успех, — девушка свернула с темы, чтоб не показаться психованной истеричкой.

Они направились к кафе, и сами не заметили, как заблудились, увлекшись разговором, и зашли на какую-то улочку без опознавательных знаков.

— Шон, куда ты меня завел? — рассмеялась Элен, но не смогла скрыть напряжение в голосе.

— Я? Это ты руководила нашим походом, — он осмотрелся. — Здесь довольно жутко, прям как в твоем романе.

— Ты абсолютно прав, красавчик, всё так, как в романах, — раздался холодный голос за их спиной.

Шон развернулся, прикрывая девушку собой.

— Элен, беги, — произнес он, отпихивая её от себя. — Быстро!

— Нет! — она во все глаза смотрела на мужчину, с которым разговаривала на презентации. — Я не брошу тебя.

— Элен! Ты что? Я сказал, уходи! — было видно, что Шон нервничал, и присутствие девушки только отвлекало его от возможности надрать задницу этому ублюдку.

— Не так быстро, красавчик. Нам как раз она и нужна, — блондин оскалился, вызывая жуткое чувство внутри живота.

— Кому это нам? — выкрикнула Элен.

Мужчина кивнул в сторону, и оттуда вышла ещё парочка таких же альбиносов. Все они были одеты в темные костюмы и поэтому их невозможно сразу заметить. Девушка начала отступать к выходу из переулка и в этот момент её схватили, сдавив грудную клетку так, что она начала задыхаться. Шон кинулся так неожиданно, что её захватчик разжал руки, что бы обороняться от парня. Техасец дрался, как профессионал — кикбоксер, но силы были не равны. Проситель автографа в это время уже тащил Элен из переулка. Она брыкалась, дралась и ей почти удалось сбежать, по крайней мере девушка кинулась к Шону. Напав на одного из уродов, которые окружили её парня, она отвлекла её внимание. Последовавший удар был неожиданностью. Шон рухнул, как подкошенный. Элен приземлилась возле него на колени, и обхватила его руками за плечи, защищая, как мать дитя. Но посидеть ей не удалось, похитители оторвали её от земли и потащили вон из переулка. Пока девушка боролась, она стукнулась головой о какой-то ящик и провалилась в темноту.

Элен приходила в себя медленно — голова кружилась и болела, во рту привкус метала, а руки затекли от кожаных ремней. Наконец, сумев разлепить глаза, она увидела Шона — его привязали цепями к потолку и избили до полусмерти. На глаза девушки навернулись слёзы от невозможности помочь и спасти, но тут перед её лицом появилась физиономия похитителя.

— Очнулась, шлюшка? Давай мы с тобой побеседуем. Ну-ка, расскажи, откуда ты знаешь о вампирах такие подробности, о которых написала в своей книжке?

— Я не понимаю о чем вы! Я всего лишь писала фантастику… — последовавший удар, заставил её до крови прикусить язык.

— Ты лжешь! И каждый раз, когда ты будешь лгать, твой бойфренд будет страдать.

В подтверждение своих слов белобрысый кивнул кому то и в поле её зрения появился второй урод, который ударил Шона цепью. Молодой человек только вздрогнул, так и не открыв глаза. Элен не могла видеть, как его избивают, и хотела отвернуться, но её голову развернули, вынуждая наблюдать.

— Смотри, сучка. Это только начало, и если ты не начнешь говорить. Где ты встречалась с вампиром? Сколько их всего? — он снова ударил её по лицу. — Отвечай!

— Я не знаю, о чем вы говорите! — Элен рыдала в голос, наблюдая, как Шона опять полоснули цепью. Молодой человек вздрогнул и открыл, наконец, глаза. Элен, взглянув на него, заплакала ещё сильнее.

— Задаю вопрос в последний раз, и если ты не ответишь, я убью его у тебя на глазах, — мерзавец достал огромный зазубренный нож и покрутил его перед глазами Элен. — Где обитают вампиры?

Девушка молчала, и ублюдок подошел к Шону, провел лезвием по груди так, что сквозь рубашку моментально выступила кровь.

— Не лги мне. Иначе можешь попрощаться с ним.

— Я не знаю где вампиры, ясно?! Была с одним, но не у них дома! Опустите его, умоляю! Возьмите меня, лучше!

— Нет, Элен, — голос Шона был больше похож на хрип.

— Прости, меня, — прошептала девушка, уже не обращая внимания на потоки слез, что смешивались с кровью на лице и щипали ранки. — Это всё моя вина.

— Ну, раз он нам больше не нужен… — похититель размахнулся и всадил нож по самую рукоятку Шону в грудь.

— НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!!!! — Элен забилась в своих оковах, надрывая горло от крика — Боже! Шон!

— То, зачем заставлять его мучатся, — закончил урод.

Тело словно онемело, а в груди появилась огромная дыра размером с Техас. Его убили из-за неё! Проклятье! Это только её вина!

— Он мертв, шлюшка. И скоро ты к нему присоединишься, — он опять ударил её, голова Элен дернулась и девушка снова начала терять сознание. Последнее, что успела заметить, так это то, что её похитителей что-то отвлекло.

— Привет, девочки. Не ждали? — она не знала говорившего, но вот эти ублюдки знали, потому, что схватились за оружие. Началась стрельба, а Элен потеряла сознание, с четким ощущением, что она последует за Шоном.


Девушка очнулась в тот момент, когда ей отвязывали руки. Мужчина, что снимал её, был просто огромным, и естественно, с легкостью разорвал веревки.

— Осторожнее, у неё может быть сотрясение, — Элен услышала новый голос, но никак не могла понять, кто же это. Она никогда не видела этих парней. Когда её передали с рук на руки, девушка опять провалилась в беспамятство. Она опять пришла в себя, когда машину тряхнуло на кочке и попыталась определить где же сейчас находится.

— Тише парень, а то если мы не довезем её живой, Тор нам головы поснимает, — послышалось с переднего сиденья.

От звука этого имени Элен вздрогнула и наконец, смогла разлепить глаза.

— Тор? — прохрипела она. — Тормент?

В поле её зрения появился молодой человек. Элен напрягла зрение и память, но всё равно не смогла вспомнить этого парня. Из всех знакомых Тора она видела только лишь блондина красавца, но этот парень был черноволосый.

— Да, мы отвезем тебя в особняк. Тебе нужен врач.

— Откуда вы знаете Тора? — Элен думала, что судьба не на её стороне и теперь её похитили очередные козлы, чтоб поквитаться с Тором.

Парень улыбнулся, став просто красавцем, но у Элен так болела голова, что она этого почти не оценила.

— Мы вместе сражаемся, и это он направил нас по этому адресу.

— Чего? — девушка перестала вообще что-либо понимать.

— Постарайся отдохнуть, — он убрал её волосы от лица, повторив любимое движение Шона. Подумав об этом, Элен опять начала плакать.

— А где… — она не смогла договорить, но как ни странно он её понял.

— Мы везем его тело в багажнике, чтобы похоронить его.

— Спасибо, — Элен опять заплакала. С переднего сиденья раздалась ругань.

— Черт! Куин! Не можешь ты обращаться с девушками. Объясни, почему она опять плачет?

— Кто бы говорил, — огрызнулся парень по имени Куин. — Ты сам то, когда последний раз общался с девушкой?

— Не твоё дело.

Её спаситель рассмеялся.

— Так я и думал, а теперь заткнись и дай мне успокоительное, ей нужно сделать укол, иначе Тор решит, что это мы её довели до истерики.

— Постарайся не промахнуться мимо вены, — ему передали ампулу.

— Да пошел ты, Блей, лучше езжай ровнее.

Они продолжали обмениваться колкостями, которые больше походили на подколы старых друзей, одновременно несясь куда-то на бешенной скорости и пытаясь уколоть её.

После лекарства Элен провалилась в беспокойный сон, находясь на границе между реальным кошмаром, где её пытали и воспоминаниями последних нескольких месяцев.

Глава 18

Глаза слепил яркий свет и чтобы избавить себя от дискомфорта, Элен попыталась накрыться одеялом с головой, но руки были утыканы трубочками от капельницы, лишенные возможности двигаться.

— Не шевелись.

Элен напряглась. Этот голос. Боже, она думала, что никогда больше не услышит его. Чтобы убедиться, что это не бред, девушка попыталась открыть глаза и приподняться на кровати. Первое ей удалось совершить, хоть и с трудом. А вот со вторым ничего не вышло — тело будто свинцом налилось.

— Элен, я прошу тебя, не вставай, — он сидел в кресле рядом с кроватью.

— Где я? — она было не в палате — судя по обстановке это была спальня.

— Ты в надежном месте, и после того, что с тобой случилось, я думаю, тебе лучше остаться здесь.

— Где Шон? — девушка не хотела думать, что его похоронили, пока она была в отключке. Тор отвернулся и посмотрел в окно. Хотя, что там можно было увидеть при закрытых шторах? Но видимо, вампиры могут рассмотреть.

— Твоего парня ещё не похоронили, потому что у нас это другой обряд.

— Его тело надо отправить в Даллас к родителям, — Тор продолжал разглядывать узор на ткани штор, и только поэтому Элен схватила его за руку. — Обещай мне, что его отошлют домой!

Тор вздрогнул от прикосновения, отчего девушка решила, что ему противно её касание. Отдернув руку, она отвернулась от него.

— Хорошо, — казалось спустя вечность, ответил Тормент. — Завтра Ви займется транспортировкой тела.

— Спасибо, — ответила Элен, не оборачиваясь и не представляя, кто такой этот Ви.

Между ними повисла неловкая тишина, и, наконец, Тор не выдержал.

— Ты любишь этого парня? — его вопрос заставил повернуть голову к нему.

— Не понимаю, какое тебе до этого дело, — отозвалась она, избегая смотреть в глаза.

— Да, ты, безусловно, права. Извини, — Тор поднялся. — Пойду, принесу тебе, что-нибудь поесть.

Девушка промолчала, когда мужчина вышел из комнаты.

Элен осталась в этой шикарной спальне, сражаясь со своими мыслями и демонами. Она никогда в жизни не скажет ему, что не может любить никого другого. Это была бы катастрофа. Сколько прошло времени с их ужасного расставания в больнице? Полгода, не меньше. И всё это время её сердце обливалось кровью. А он сидит тут и спокойно спрашивает, любит ли она погибшего мужчину. Элен опять начала злится, а значит она уже не при смерти. Почему она всё время так на него реагирует? Почему стоит им побыть вместе больше пяти минут, как она начинает беситься? Девушка не могла объяснить свое поведение в присутствие Тора, потому что он вызывал у неё противоречивые чувства. С одной стороны она, как и всегда безумно хотела его, даже спустя полгода, но с другой, она не могла простить ему его слова, что её не сравнить с его погибшей женой. Это доказывало, что он её действительно пытался сравнить и искал в ней подмену, а это для любой живой и дышащей женщины было бы не выносимо слышать. Поэтому она не собиралась задерживаться здесь. И ещё у неё имелась парочка вопросов, как вампиры нашли её. Молодой парень, сказал, что это Тор послал их в ту убогую хибару, но вот как он узнал? Вопрос на миллион. Она продолжала ломать голову в ожидании возвращения Тора с едой.


Тормент не мог больше находиться с ней в одной комнате. Глядя на синяк, украшавший её скулу, мужчина испытывал чувство вины. Это он наговорил ей гадостей в последнюю встречу, из-за него она была избита и, наконец, из-за него убили её парня. При мыслях о том, что Элен с кем-то спит, смеётся, разговаривает и живёт, он страдал, как от ножевого ранения. Всё время с момента его возвращения в Колдвелл из Луизианы, Тор не переставал думать о её словах, о том что он просто ищет замену Вэлси. И хотя в глубине души понимал, что девушка права, но он уже дал ей обещание не преследовать и позволил жить своей жизнью.

А теперь она здесь, избитая этими вонючими мразями.

Молодец, Тор! Ты герой, который держит своё слово, не смотря ни на что!

Вечером он почувствовал, что ему внезапно стало трудно дышать. Грудную клетку словно сдавил стальной обруч, перекрывая доступ кислорода. Чувство тревоги взорвалось в мозгу, как здоровенная петарда, очень ясно давая понять, что кровь его посылает сигналы надпочечникам и заставляет его метаться по дому. Именно сегодня он остался дома из-за небольшого ранения, и при всём желании не успеет найти её. Но в городе был патруль из троих парней, и уж они в любом случае подоспеют раньше. Тор набрал номер и пока шли гудки он описал пару кругов по ковру в бильярдной.

— Слушаю, — резкий голос Зи прозвучал, как выстрел. На заднем плане раздавался вой сирен и было слышно, как подошвы ботинок мужчины стучат по асфальту, пока он куда-то направляется.

— У меня к тебе просьба, — не стал тянуть валынку Тор. — Девушку, что я искал… не знаю, мне кажется она в опасности.

— Кажется, — удары об асфальт прекратились, значит брат остановился. — И что мы должны сделать по твоему? Прочесать весь город, чтобы найти девушку?

— Я чувствую её, Зи. Чувствую дикий страх и отчаяние.

— Где? — всего одно слово, но оно так много в себе несло.

— В районе портов, на севере города.

— Мы посмотрим, как только разберемся с местной вонючей шпаной.

— Спасибо, брат, — из Тора будто выпустили воздух.

Они с Зейдистом никогда не были близкими друзьями, но каждый из них понимал, что значит потерять любимую. И ещё, Зи знал, каково это, когда твоя женщина страдает, а ты не можешь ничего сделать. Наверное, в этом плане ему повезло, что именно этот брат был сегодня в городе.

Через двадцать минут, показавшиеся Торменту вечностью, телефон опять ожил.

— Мы на месте, но тут ничего нет, кроме тухлой рыбы и грязи… — в этот момент раздался приглушенный крик. — Наберу позже, — сказал брат и отключился.

Это она, точно она. Славная Дева, почему Элен приехала сюда? Почему именно сейчас?

Зейдист набрал через несколько минут, заставив Тора пройти через Ад на Земле.

— Мы везем девушку в больницу, — пауза, в которую он, видимо, помогал снять Элен. Были слышны возгласы типа «осторожнее» и «быстрее, режь веревки». — С ней ещё парень, похоже совсем плох.

— Везите сюда обоих, — коротко сказал Тор. — С парнем разберемся, а она останется здесь.

— Как скажешь, — коротко отозвался Зи. — Рофу доложишь сам.

И новое ожидание, но теперь он знал, что Элен уже под защитой, что она скоро приедет к нему. И пускай у неё был, судя по всему, парень, но Тор больше не отпустит её от себя. Ещё одну смерть он просто не переживёт.

Вот только согласится ли она жить с ним? И что это за парень, который был с ней?

Тормент почувствовал, как удлинились клыки и в груди родился рык собственника.

Моя.

Однако он сам отпустил её и обещал держаться в стороне, и даже сдержал своё обещание, и победил свой собственнический инстинкт. Страх за девушку пересилил всё остальное. Но это, не шло ни в какое сравнение с его чувствами, когда Куин вынес девушку из Хаммера. Её состояние вызвало такую злость, что Тор зарычал, чем привлек внимание парня.

— Тор? Ты в порядке? — видеть, как другой мужчина обнимает Элен было не выносимо, поэтому он подошел к парню.

— Отдай мне её, я сам отнесу девушку, — он понимал, что ведет себя в несоответствие со своим обычным поведением, но Тору было плевать на удивленные взгляды.

Куин без лишних вопросов передал девушку на руки Тору и тот понес её в дом.

Зайдя в спальню, мужчина бережно уложил Элен на кровать. Она застонала во сне, бормоча что-то на счет спасения.

— Тише, девочка, тише. Ты теперь в безопасности, — Тор погладил её по волосам.

Услышав его голос, Элен судорожно вздохнула и перестала хмуриться. Когда же она очнулась, он не смог удержаться и не спросить о погибшем парне, и её ответ причинил ему боль.

А чего ты, собственно хотел? Сам же свалил из её жизни, — Тор приказал своему внутреннему голосу заткнуться.

Спускаясь на первый этаж, он продолжал злиться на себя за то, что она пострадала из-за связи с ним. Набрав на кухне всевозможной еды, Тор вернулся в комнату. Элен лежала на кровати и настороженно следила за ним.

— Я не знал, что ты захочешь, поэтому принес всё, что нашел, — он должен был нарушить гнетущую тишину.

— Я не голодна, — он чувствовал её присутствие, как будто она прикасалась к нему.

— Ты должна есть, чтобы поправится.

— И быстрее свалить, да? Зачем меня сюда привезли? И самое главное, как ты нашел меня?

— Нет, я не отпущу тебя теперь. В этом доме ты в полной безопасности и так и останется.

— Как благородно, Тор. Особенно учитывая то, что эти… они пытали меня, хотели узнать, где вы живете. Именно поэтому они убили Шона.

Тор побледнел, но ничего не сказал. Да и сказать особо не чего, кроме признания своей вины.

— Что же ты молчишь? Как узнал, где я? Ты всё же следил за мной?

— Нет, не следил. Я держу своё слово, — Элен только хмыкнула на это и тут же поморщилась, видимо от боли. — Твоя кровь во мне и я знаю, когда с тобой что-то происходит, особенно так близко от меня. Поешь и отдыхай, Элен, тебе надо набраться сил.

Он поставил поднос на кровать и уселся обратно в кресло, наблюдая за девушкой.

Глава 19

С момента её прибытия в особняк прошло уже три недели, и хотя Элен поправилась, но стала скучать одна в комнате. Временами она пыталась вспомнить, что же произошло с Шоном, но сколько не старалась, так и не смогла воссоздать в памяти события того, что случилось. Девушка подозревала, что с её памятью опять поиграли.

В комнате она никого кроме Тора не видела, а с ним разговор не клеился. Они либо молчали, либо Элен язвила, а он злился и уходил. Мужчина не разрешал ей выходить из комнаты, как будто она здесь заложница. Тор объяснял это тем, что она ещё слаба, вот только, в конце концов, ей надоело сидеть в четырех стенах. Повернув ручку двери, девушка обнаружила, что она не заперта.

Элен выскользнула из комнаты и, осмотревшись по сторонам, убедилась, что одна в коридоре. Поскольку она не знала в какую сторону идти, то побежала наугад и, к как удачно! Впереди показалась огромная лестница. Девушка остановилась, раскрыв рот от изумления, и уставилась на фреску, что украшала пол — изумительная цветущая яблоня. Она спустилась поближе, чтобы лучше рассмотреть. За этим занятием её и застали.

— Привет, красавица, — раздался тягучий, словно мед голос. — Смотрю, ты уже окрепла на столько, что можешь ходить по коридорам, — Элен вздрогнула, её поймали слишком рано. Она уставилась на красавчика блондина.

Того самого, кто вечность назад, застал её голой в постели. Но теперь была возможность более пристально рассматривать его.

— Я тебя помню… — проговорила девушка.

— Если бы это было не так, я бы был в глубокой печали, — он ослепительно улыбнулся и, достав леденец, закинул его в рот. — Меня невозможно забыть, особенно после того, как узнаешь получше и поближе.

У Элен глаза округлились от таких откровенных заигрываний. Он же вроде тогда сказал, что женат.

Интересно, как его жена смотрит на подобное поведение?

— Рейдж, поубавь свое никчемное обаяние, пока Тор тебе задницу не надрал.

— Да он тоже без ума от моего обаяния, так что мне не страшен серый волк.

— Посмотрим, что будет, если ты не угомонишься, — хмыкнул второй.

Элен с любопытством разглядывала говорившего. Он был так же огромен, как и все, кого она успела повстречать здесь, включая парня, что привез её сюда. Но этого отличали татуировки на лице, почти спрятанные черными волосами, и такие светлые глаза, что они казались почти белыми, выделяясь на смуглом лице. Когда он взглянул на девушку, она неосознанно сделала шаг назад.

— Тор знает, что ты шатаешься по особняку?

— Нет, — Элен не понравился тон, которым этот громила задал вопрос. — И буду очень благодарна, если он и впредь не узнает. Да и ему плевать, скорее всего.

Парень достал из кармана самокрутку и зажигалку, прикурил, сделав глубокую затяжку. Выпустив дым, он пронзил её взглядом брильянтовых глаз. Да-да, именно такое определение больше всего подходило под их описание, и не только из-за цвета. Взгляд был жестким и цепким, словно он пытался напугать её, заставив вернуться в комнату.

— Плевать? Да откуда ты можешь знать, смертная, через что он прошел? — мужчина сделал шаг к ней.

Элен начала отступать обратно к лестнице. Этот мужчина пугал её, но девушка не собиралась, молча, поджать хвост и бежать. Остановившись возле первой ступеньки, она расправила плечи и, вскинув голову, взглянула на мужчину.

— Ну, так скажи мне, чтобы я лучше понимала вас, мужчины! Расскажи, как страдал бедный Тор, от того, что бросил меня после выкидыша! Ему же было так тяжело справиться со всем этим, — Элен тяжело дышала и даже сама не заметила, как перестала бояться этого мужчину.

Он сначала настороженно смотрел на неё, а затем хмыкнул.

— Кажется, я начинаю понимать, чем ты зацепила Тора. Ты ведь боишься меня до усрачки, но всё равно дуром прёшь. И не понятно, то ли это врожденное бесстрашие, то ли у тебя отсутствует инстинкт самосохранения.

— Чего? — девушка совсем растерялась.

— Ви, ты совсем её запутал, — Рейдж отпихнул его в сторону. — Прости, красотка, он хотел сказать, что надо просто предупредить Тора, и ты можешь ходить.

— Он не разрешает мне выходить из комнаты, как будто я пленница.

— Он просто боится за тебя, — Рейдж подошел ближе. — И он винит себя за то, что случилось с тобой и парнем.

— Но это не значит, что я должна сидеть в четырех стенах!

— Хочешь, я проведу тебе экскурсию по особняку, — подмигнул блондин.

— Голливуд, ты что, не понял? Оставь свое обаяние для других, — Ви подошел к девушке. — Ты здесь не пленница, но предупреждать о своих передвижениях желательно.

— Ок. Я могу предупредить вас, потому, что понятия не имею, где шляется Тор.

— Он у тебя за спиной, — раздался холодный ответ.

Элен обернулась, Тормент был одет в кожаные брюки, черную рубашку, ботинки и куртку. Она как-то раньше не обратила внимания, что он потерял свою болезненную худобу. И сейчас, видя, как он спускается по ступенькам, девушка не могла оторвать глаз от движения мышц под черной кожей и курткой.

Как так получилось?

Но подумав, Элен решила, что не хочет знать ответ на этот вопрос.

Войдя в комнату девушки, Тор вначале запаниковал, решив, что она сбежала от него. Но выйдя на лестничную площадку, увидел и услышал, как она наезжает на Вишеса. Понаблюдав немного за перепалкой, он объявил о своем присутствии.

— Я пленница? — Элен уже была на взводе.

— Нет, просто оставляй хотя бы записку, — ответил Тор, стараясь избегать смотреть на неё, и повернулся к остальным. — Ну что, я готов, можем идти.

— Записку?! — прошипела девушка, встав у него на пути. — Такую же, как ты оставил мне?

— Элен, мне сейчас не до разборок, нужно идти на дежурство, — она уже открыла рот, но Тор покачал головой и взглядом указал, что они не одни.

И в самом деле, в холе собралось больше трёх человек. И здесь же был парень, который спас её от похитителей.

— Отлично, иди на свое дежурство.

— Я развлеку девушку, — Куин улыбнулся ей. Элен тут же попала под обаяние паренька, даже не заметив, что лицо Тора превратилось в маску, и он оскалил клыки, но парень заметил. — Да я просто покажу ей дом и всё, успокойся.

— А даже если не только дом? — Элен решила проверить, что он ответит.

— Делай, как пожелаешь, не мне тебе указывать, — и мужчина, обойдя её, пошел к выходу, оставив девушку стоять с открытым ртом от возмущения.

— Ненавижу его, — прошипела Элен, когда двери за вампирами закрылись.

— Он просто бесится от ревности, и не хочет показывать этого, — парень предложил ей руку. — Ну что? Откуда начнем экскурсию?

Такой милый.

Элен пожала плечами и, взяв его под руку, позволила увезти себя вглубь дома, показывать и рассказывать где что находится.

Глава 20

Элен прекрасно провела время. Куин оказался веселым и остроумным парнем, и он почти заставил её забыть, что она пленница в этом потрясающем и огромном доме. Парень отвёл её на кухню, накормил всякими вкусностями из запасов дворецкого и показал почти все комнаты, кроме кабинета короля и спален войнов.

Наконец, Элен начала уставать и они завершили прогулки по дому, возле её персональной спальни.

— Если хочешь, завтра я покажу тебе сад и бассейн, — он опять улыбнулся и губы Элен сами собой сложились в ответную улыбку.

— Это было бы здорово.

— Значит, увидимся в девять вечера. А сейчас мне пора идти, да и ты утомилась, я же вижу.

Он попрощался и пошел по коридору, а Элен зашла в комнату, которую занимала с момента своего пребывания здесь. Сняв с себя джинсы и футболку, она залезла в постель и накрылась прохладным одеялом. Усталость взяла своё и Элен провалилась в сон.

Девушку разбудил шум, который раздался внизу. Она резко села на постели, не до конца понимая, что послужило толчком к её пробуждению. Вокруг было темно и тихо, но тут раздались громкие шаги в коридоре. Поднявшись на ноги, девушка натянула на себя одежду и вышла из комнаты. Элен спустилась по лестнице, и как раз в этот момент главные двери распахнулись — двое парней внесли сначала блондина, а потом появился Вишес, почти неся Тора на руках.

У Элен подкосились ноги и девушка опустилась на ступеньки. Рейджа сразу же увезли куда-то, положив на каталку. Она подняла глаза на Ви, но вампир только покачал головой и унёс почти бессознательного Тора в том же направлении.

Элен не знала, сколько просидела на ступенях, обхватив себя руками. Её обняли за плечи и заставили встать со ступенек, подняв голову, она встретилась взглядом с разноцветными глазами Куина. Девушка была несказанно благодарна за поддержку. Парень отвел её в библиотеку и всучил в руку стакан с виски. Элен почти бездумно сделала глоток и тут же закашлялась. Он похлопал ей по спине.

— Допей всё, тебе надо согреется, — очередной глоток и уже стало лучше. — Не волнуйся, Тор в хороших руках.

— Но… его кровь… там всюду его кровь…

— Ему помогут, уже позвали Избранных, — Куин захлопнул рот, но было уже слишком поздно.

— Кого? — Элен почувствовала, что сердце сжимается в очередной раз.

Парень начал мяться и отвел глаза.

— Договаривай, Куин. Кто такие эти ваши Избранные?

— Ну, — он смотрел куда угодно, только не в глаза девушке, и от этого чувство неизбежности затягивало её всё сильнее. — Это девушки нашего вида, которые дают нам свою кровь, если у кого-то из нас нет пары, или эта пара человек, как Мэри у Рейджа или Джейн у Ви.

Элен почувствовала, как у неё из под ног уходит почва, парень кинулся к ней и успел подхватить её..

— Тебе плохо? — Куин усадил её на софу и когда девушка кивнула, он поднялся на ноги. — Я позову кого-нибудь.

— Нет! Уже лучше. Не беспокой их, пусть помогут раненым.

Так вот почему Тор в такой отличной форме? Он нашел себе вампирочку и попивает её кровь. И много, наверное, ещё что делает.

Она тут же вспомнила, как впервые дала ему свою кровь в лесу и к чему это привело.

Как он смеет осуждать меня за то, что я встречалась с парнем, если сам здесь трахает этих Избранных!

Она резко поднялась и направилась к выходу из библиотеки, как раз в этот момент, в холл вошли две девушки — блондинка и рыженькая. Они были по-настоящему прекрасны, а Эден почувствовала, что её начинает уже тошнить от любых упоминаний о вампирах.

Пора валить отсюда к чертям собачим.

Девушка стала быстро подниматься по лестнице, но Куин всё же догнал её на середине подъема.

— Ты куда собралась?

— Мне здесь делать нечего и я не понимаю, зачем меня держат в этом доме.

— Он страдал без тебя, — но Элен лишь хрипло рассмеялась. — Не вижу ничего смешного.

Парень стал серьёзным, она тоже перестала смеяться и взглянула на него.

— Вот скажи мне, как вампир, ты, когда питаешься кровью, чувствуешь возбуждение?

Куин улыбнулся, сверкнув клыками, но отвел глаза.

— Я почти всегда чувствую его.

— Не юли, а ответь на вопрос.

— Да.

— А судя по его форме, он часто принимал вашу живительную силу, — Элен было больно. Внутри, как будто образовалась огромная глыба льда. — И теперь докажи мне, что он страдал.

На это парню нечего было возразить, да она и не стала бы слушать жалкие оправдания. Девушка отвернулась от него и продолжила свой подъём в спальню. Зайдя в комнату, она достала свои босоножки и сумочку, проверила, есть ли у неё деньги на дорогу, и взялась за ручку двери, но та повернулась без какой либо помощи с её стороны. В дверном проёме, шатаясь и держась за косяк, стоял бледный Тор. На нем уже не было рубашки, а всю грудную клетку покрывали белые бинты.

— Куда это ты намылилась?

Девушка только смотрела на него, видела, как на бинтах с левой стороны груди выступила кровь. Вампир медленно вошел и закрыл за собой дверь.

Элен обреченно села на кровать. Она-то хотела по-тихому свалить, но спасибо Куину, Тор резво добежал до спальни. В том, что парень рассказал ему, что она собралась уйти, Элен не сомневалась. Мужчина прислонился спиной к двери и, молча, смотрел на неё. Девушка не могла спокойно видеть окровавленные бинты на его груди и, в конце концов, не выдержала этой игры в молчанку.

— Зачем ты пришел? — она подняла на него глаза. — Тебе надо было ещё лежать под присмотром.

Тор, наконец, отодвинулся от двери и неровной походкой направился к кровати.

— Куин сказал, что ты собралась уйти отсюда.

— Да, — Элен замолчала. Не могла же она озвучить причину. Только похоже, ему и не надо было ничего говорить.

— Ты ревнуешь, Элен? — он попытался поймать взгляд девушки, но она отвернулась.

— Нет. С чего такие выводы?

— Тогда почему ты собралась сбежать, как преступница? — Элен обернулась к нему и поняла, что совершила ошибку. Он всё прочитал у неё в глазах.

Тор улыбнулся, даже не смотря на боль.

— Ревность, девочка? — его будто забавляло, что она страдает.

— НЕТ! Я просто ненавижу тебя за твое лицемерие! Ты устроил мне допрос с пристрастием по поводу моих отношений с Шоном. И надо же, я почти чувствовала себя виноватой. Почти! Но сегодня, Куин подробно объяснил причины, почему ты больше не выглядишь истощенным бомжом. Ты питаешься от них! Я видела двух девушек, — Элен перевела дыхание, а взгляд Тора превратился в лед. — Как можно устоять перед такими красавицами? Я же помню, что даже я, смертная, завела тебя в самый первый раз.

— Ты другая… — начал он, но Элен не дала ему продолжить. Обида и боль душили, не позволяя даже вздохнуть спокойно.

— Да! Я не вампир! Я всего лишь человек, который имел глупость… — она вовремя прикусила язык.

Вот всегда с ним так! Тор своим непробиваемым спокойствием просто вынуждает на эмоциях болтать лишнее.

— Какую глупость, Элен? — мужчина, наконец, позволил себе опуститься на постель, правда, держа дистанцию от неё.

— Я… я… не твоё дело, Тор! Просто мне противно от того, что ты меня осуждаешь, а сам здесь с этими… этими… как у тебя язык поворачивался, упрекать меня в связи с Шоном?

— Я не спал с ней! — не выдержал он. — Ни разу с нашего расставания я не спал с женщиной. Поэтому, я считаю вправе чувствовать себя преданным из-за того, что ты встречалась с другим.

— Да хватит мне лапшу на уши вешать. Ты почти трахнул меня на той поляне, когда пил кровь, и теперь говоришь, что просто попивал кровушку, завязав свой член на узел!

Тор застонал.

— Боже, я почти забыл, какая ты мегера! — он растянулся поперёк кровати, сделав глубокий и осторожный вдох. И даже в темноте спальни было видно, как на его лицо возвращаются уже нормальные краски.

— Вот именно поэтому я и хочу покинуть этот шикарный особняк! — она смахнула слёзы. Его слова опять достигли цели, хотя он даже не повышал голоса. — Зачем ты держишь меня здесь, как домашнего питомца?

— Боже, женщина! Почему тебе удается так быстро вывести меня из себя? — Тор опять сел, развернувшись лицом к ней. Элен же подтянула к себе колени и уткнулась в них.

— Я не собираюсь бесить тебя, просто хочу домой, — жалобно проговорила девушка, не поднимая головы.

— Ты не сможешь больше вернуться в Новый Орлеан. Те твари, которые пытали тебя и убили парня, они теперь знают, что ты со мной…

— Я не с тобой! Ты бросил меня! ДВАЖДЫ! — Элен уже чувствовала приближение истерики.

— Я думал, что поступаю так ради тебя.

Девушка подпрыгнула на кровати и оказалась с ним нос к носу.

— Ради меня?! — она горько рассмеялась. — Ты хочешь сказать, что стер мне память в том коттедже и оставил беременную ради меня? Или потом когда притащился в клинику. Там ты тоже бросил меня, ради МЕНЯ же? Ты лживый, трусливый лицемер, Тор! Ты дважды бросил меня потому, что тебе страшно! Ты так сильно цепляешься за свои воспоминания, что просто существуешь, а не живешь!

— Ты права, — Элен замерла на полуслове, даже рот забыла закрыть. — Я боялся, но сейчас речь не об этом. Вне стен этого особняка ты в опасности.

— Ты тоже.

— Я быстро излечиваюсь… — он замолчал, увидев, как глаза девушки заблестели от слёз.

— Да, конечно. Вампирская кровь творит чудеса.

— Элен, прошу не надо…

— А что? Это же правда. И я не пригодна для того, чтоб помочь тебе излечится, — она опять сболтнула лишнее, но это хоть не признание в любви.

— А ты бы хотела этого? — взгляд Тора стал цепким. Он, как будто замкнулся на ней и не отпускал.

— А сам ты, как думаешь? — прошептала девушка.

— Ох, девочка, — он погладил её по щеке, а Элен закрыла глаза, наслаждаясь прикосновением. Как же она скучала по нему. Даже сама себе не хотела признаваться до этого момента, что без Тора тоже существовала, а не жила.

Глава 21

Элен сидела на кровати с закрытыми глазами и, когда её губ коснулись его, глаза девушки распахнулись. Она отпрянула, испуганно глядя на мужчину.

— Нет, Тор. Прошу не мучай меня снова.

— И в мыслях не было, я скорее себя мучаю. Каждый час, день и месяц с того злополучного дня в клинике Нового Орлеана, я не переставал себя спрашивать, почему ты так на меня действуешь.

— Как так? Ты не поверишь, но я иногда занималась тем же.

— Элен, — Тор тяжело вздохнул. — Почему мы с тобой грыземся, как кошка с собакой? Я устал от постоянных упреков.

— Тогда отвали от меня, я хочу домой! — Элен соскочила с постели. Она схватилась за ручку двери, но в этот момент замок щелкнул, и они оказались заперты. Девушка начала остервенело дергать ручку двери, пока её не обхватили за плечи и не развернули. — Пусти меня! Я не хочу находиться не то, что в одной комнате с тобой, а даже в одном… — договорить у неё не получилось. Тор обхватил её лицо, и заткнул рот своими губами. Элен сжала зубы, и уперлась ему в грудь. И только благодаря тому, что Тор был ослаблен ранением, ей удалось отпихнуть его от себя. Она вытерла губы, сверкая на него глазами.

— Никогда так не делай больше! Это насилие.

— Но тебе нравились мои ласки. Или после того, как ты потрахалась с человеком, я стал вызывать отвращение у тебя?! — с каждым словом голос Тора повышался. Элен побледнела и стала отступать от него, пока не уперлась спиной в запертую дверь.

— Как ты можешь такое говорить… — прошептала девушка.

— А что я такого сказал? Разве всё не так? Ты трахалась с этим золотым мальчиком, и вот я тебе уже противен.

— Не говори о том, чего не знаешь! — она тоже начала кричать. — Ты не представляешь, через что я прошла! Ты свалил, оставив мне пожелание счастливо поживать и разбитую жизнь!

— Ты сама этого хотела, как ты сказала тогда? Выйду замуж за фермера, рожу ему детей, и забуду о тебе, так кажется? — он уставился на неё, тяжело дыша. Элен только покачала головой.

— Тор, ты как ребенок, который и сам не играет в песочнице и других детей разгоняет, кидаясь во всех песком. Тебе я не нужна, но и строить отношения тоже не могу, чтобы ты не огорчился.

— Я никогда не говорил, что ты не нужна, — он убавил тон, но всё равно в голосе слышались стальные нотки.

— Но делал всё, чтобы это стало очевидно. — Элен закрыла глаза. Она устала, перенервничала и хотела просто лечь и уснуть на неделю.

— Это ты меня прогнала! Ты, Элен, всё время кричишь, как ненавидишь меня! А я не привык ползать в ногах у женщины, пусть даже она мне не безразлична, поэтому я и ушел тогда…

— Что??? — его слова словно нанесли ей неожиданный апперкот, нокаутировав нервную систему девушки.

— Ты оглохла?! Я сказал, что не буду больше унижаться. Делай, что хочешь! Езжай куда хочешь! Я устал… — Элен кинулась к нему, обхватив лицо, и Тор замолчал.

— Нет, что ты сказал после? Ты не равнодушен ко мне?

— Это не важно, — он попытался вывернуться, но девушка вглядывалась в его глаза, не отпуская лица.

— Глупый, глупый мужчина, — Элен улыбнулась сквозь слёзы. — Когда ты научишься расставлять приоритеты? — девушка всматривалась в его глаза, пытаясь найти хоть намек на обман, но видела только гнев и обиду. — Скажи ты это сразу, возможно всё было бы по-другому, но нет, мужская гордость заставила вести себя, как последний придурок.

— Да какая разница, когда я бы это сказал? Ты отшила… — Элен привстала на цыпочки и потянула его голову к себе.

Она легко провела губами по его рту, Заставляя мужчину ответить на поцелуй и секунду спустя, он накинулся на неё, как голодающий. Девушка позволила себе на несколько мгновений потеряться в водовороте страсти, наслаждаясь его страстью. Наконец, она оторвалась от него, глядя затуманенными глазами на Тора. Элен облизала губы и он проследил за этим движением, тяжело дыша.

— Ты всё ещё думаешь, что я равнодушна к тебе? — Элен начала подталкивать его к кровати. Тор сделал шаг, потом ещё один и уселся на постель. Элен опустилась перед ним на колени, глядя в глаза. — Скажи же мне, Тор всё что надо. Потому что, сейчас я перед тобой почти ползаю на коленях, и если ты захочешь, то можешь запросто растоптать меня морально. Поэтому не молчи, иначе я… — но мужчина просто смотрел на неё, так и не говоря ни слова. У девушки появилось такое чувство, что от его молчания с каждой секундой она умирает. Ей даже казалось, что сердце перестало биться на какое-то время. Она попыталась вздохнуть, но горло сжалось, и Элен отпустила его колени, на которые опиралась, поднявшись на ноги. — Мне всё ясно. Ты опять боишься, Тор. Но я больше не могу бороться за тебя, с тобой же. Не могу заставить человека сделать и сказать то, что он не хочет или по каким-то причинам не может признаться, — закончила она, уже стоя на ногах и глядя сверху вниз на мужчину, что разбил ей сердце и душу.

— Нет! Не уходи! — в его голосе прорвались нотки паники. Это напомнило ей ту ночь, когда она в первый раз узнала о его кошмарах, но тогда он произносил эти слова, будучи во сне. Теперь же он смотрел на неё так, что у Элен ком встал в горле.

— Назови мне причину, Тор, — она даже боялась начать надеяться.

— Спустя всё это время, я, наконец, осознал, что ты мне необходима.

— Скажи, зачем? — прошептала девушка.

— Потому, что я…

— Ну… — девушка затаила дыхание. — Тор, прошу, скажи это.

Он схватил её за плечи.

— Да, простит меня Славная Дева, я люблю тебя, Элен Кроу.

Она ожидала услышать всё, что угодно. Например, что ему нравится её кровь. Что он её хочет, и даже питала слабую надежду, что она ему немного нравится, но не это. Эти слова просто вывернули наизнанку все эмоции девушки, и Элен всхлипнула, зажав ладошкой рот.

— Вот я и сказал, — он отпустил её руки и откинулся на кровать. — Даже объяснить не могу, когда это случилось, — он взглянул на Элен. — Почему же ты теперь плачешь?

— Да потому, что я тоже люблю, — Тор напрягся, но именно это она и хотела увидеть, после чего Элен закончила фразу. — Люблю тебя, тебя, Тор.

Он сжал её руку, притягивая к себе на колени.

— Повтори.

— Я люблю тебя, Тормент. Только тебя.

Дальше он не мог сидеть спокойно и, опрокинув девушку на себя, завалился на спину. Тор набросился на неё, почти кусая губы до крови. Но Элен в этот момент было всё равно, она впивалась ногтями в его плечи, царапала шею и кожу головы, притягивая любимого к себе ближе. Он развернулся, уложил Элен на кровать, продолжая целовать и начал расстегивать пуговицы на рубашке. Когда горячие губы сомкнулись на напряженной вершине, посасывая через кружево сосок, девушка застонала и обхватила его ногами. Оторвавшись от груди, Тор вернулся к её шее, целуя её и чуть-чуть прикусывая зубами. От каждого поцелуя, девушка вздрагивала и только громче стонала.

— Боже, как же я хочу тебя, — Элен стянула свою рубашку и снова притянула, Тормента, целуя его в плечо, потом прошлась языком по шее.

— Не больше, чем я тебя, — он не мог оторвать глаз от её тела, проведя рукой между грудей девушки.

Взявшись за штаны, Тор в мгновение ока скинул их и так же быстро избавил Элен от джинсов. Затем опять опустился на неё, прижимая девушку к себе. Она с радостью встретила его на полпути, осторожно обнимая за талию.

Бинты не дали забыть, что и он не бессмертен, хоть и вампир. И она едва не потеряла Тора навсегда, не успев обрести.

Они любили друг друга со страстью изголодавшихся любовников, в принципе, так оно и было. Это было соединение двух влюбленных, которые пробыли в разлуке друг от друга слишком долго.

Глава 22

Элен разбудил поцелуй в плечо и, не открывая глаз, она повернулась к Тору и нашла его губы. Мужчина погладил её по спине, прижимая к себе. Девушка выгнулась в объятьях и скользнула ему в рот языком, лаская, пока Тор застонал, крепче сжимая руки. Она толкнула его на спину, оседлав крепкие бедра, и он позволил ей покомандовать, лаская руками бедра и грудь. Элен целовала его всюду: губы, шею, грудь и живот, заставляя Тора смеяться. Наконец, девушка добралась до цели, и ему стало не до смеха — каждое касание её языка, вызывало молнии в теле Тора. А она, наконец, добилась своего, он был в её власти и это пьянило. А кому бы это не польстило? Такой гордый и сильный мужчина стал зависим от прикосновений слабой женщины.

Но это длилось не долго. Руки Тора обхватили её за талию и, приподняв Элен над собой, развел её ноги, медленно погружаясь в неё. Девушка выгнулась, легонько царапая его грудь. Сжав её талию, Тор приподнял Элен над собой и опять опустил, проникая глубже. Девушка вскрикнула и закусила нижнюю губу, а он повторил свою манипуляцию, один раз, второй, третий. Элен тяжело дышала, постанывая каждый раз, когда он оказывался глубоко внутри. Она опять наклонилась и захватила зубами его сосок, провела по нему языком, а Тор на мгновение сбился с ритма. Девушка воодушевилась и сотворила то же со вторым соском. На этот раз, он был готов и, как только зубы Элен сомкнулись на чувствительной горошине, Тор проник глубже, вынудив её оторваться от столь увлекательного занятия и гортанно простонать его имя. Переведя дух, девушка продолжила ласкать мужчину губами, языком и зубами. И так, сантиметр за сантиметром, она добралась до его шеи. Сначала Элен провела языком по сонной артерии, чувствуя бешеный ритм пульса, и когда Тормент ускорил темп, она укусила его за шею. Конечно, прокусить кожу девушка не смогла и, всё же, Тор содрогнулся. Он обхватил её бедра и, опрокинув девушку на спину, стал быстро и дико врываться в податливое тело. Элен потеряла связь с реальностью, выгибаясь ему на встречу, пытаясь ещё глубже вобрать плоть любимого в себя. И спустя пару секунд, она рассыпалась на миллиарды и миллиарды ярчайших звезд, закричав от поглотившего её наслаждения. Тор кончил, хрипло вскрикнув, и упал на девушку, тяжело дыша.

Немного восстановив способность дышать, Элен поцеловала его в плечо.

— Милый…

— М-м-м…

— Тор, я хочу… — она замолчала, не зная как продолжить.

— Чего, налла? Скажи, — он скатился с неё и, повернувшись, погладил по бедру, скользнув пальцами по чувствительному местечку.

— Когда ты так делаешь, — Элен часто задышала, чувствуя очередное приближение оргазма. — Я теряю мысль разговора.

Его пальцы скользнули внутрь неё, заставив Элен застонать, а Тор продолжал неумолимо доводить её до пика страсти.

— Так чего же ты хочешь, Элен? Этого? — его палец, скользнувший внутрь, помассировал эрогенную точку внутри неё, а девушка всхлипнула.

— Нет, остановись хоть на секунду, — попросила она, стараясь отодвинуться и сжать бедра.

— А может этого? — большой палец начал гладить клитор и, сквозь её тело прошло освобождение. — Да… — он поцеловал приоткрытый рот Элен. — Именно этого ты хотела?

— Нет, но и это тоже неплохо.

— Неплохо? — Тор даже привстал, глядя на неё.

— Какой же ты, всё-таки, мальчишка, — она погладила его по щеке и поцеловала в губы. — Тебе уже не одно столетие, но иногда ты ведешь себя, как маленький мальчик.

Он перестал гладить её и отодвинулся, но Элен теперь не купилась на показную суровость. Тормент по все видимости опять решил, что она сравнивает его.

— Ты ревнуешь, любимый? — он промолчал, а Элен подкралась к нему под бок, лаская рукой его грудь и живот. — Или тебе просто надо, чтоб я воспевала твои потрясающие сексуальные таланты? — рука поползла ниже по животу, но в одно мгновение была перехвачена.

— Не так быстро, красотка, — Тор отпустил запястье девушки.

— Ну что я должна сказать и сделать, чтобы ты перестал подозревать меня в каких-то надуманных грехах? — Элен наклонилась и поцеловала его в плечо.

— Просто я… — он замолчал, потом выругался. — Чёрт! Элен, просто я ревную тебя даже к твоему отцу, не говоря уже о твоём бывшем парне.

— Но я ведь с тобой и люблю тебя, — она приподнялась и взглянула Тору в глаза. — И не оставлю, разве что, ты сам захочешь избавиться от меня, — последние слова она прошептала.

— Нет, милая, никогда, — он прижал девушку к себе. — Так чего же ты хотела до того, как я тебя отвлек таким волшебным образом.

Девушка облизнула губы, глядя на его шею, а Тор напрягся.

— Я хочу попробовать…

— Нет! Ни за что! — Тор вскочил с кровати.

— Но почему? Ведь ты же…

— Это другое. Твое тело может не принять кровь. Я даже не представляю, какие могут быть последствия.

— Успокойся, милый. Я же просто спросила, ну и признайся, тебе пришлись по вкусу мои зубы у тебя на шее.

— Это к делу не относится, — он вернулся в постель. — Я не могу рисковать тобой. И ещё, меня до сих пор мучает один вопрос. Почему, ты впала в кому в больнице? Врачи сказали, что не смогли определить твою группу крови.

— Не знаю, я никогда до этого не сдавала кровь.

— Надо будет попросить Вишеса разузнать, что и как. Но я всё равно не дам тебе свою кровь.

— Но…

— Я сказал, нет! — мужчина улегся на спину, закинув руки за голову. — Я боюсь, Элен. Это почти ни разу не делалось, кроме единственного раза, и опять это делал Ви.

— Тогда я хочу поговорить с ним, — она попыталась встать, но сильная рука опрокинула её назад.

— В таком виде, тебе место только подо мной, — и он навис над девушкой.

— Ты маньяк ненасытный, — Элен улыбалась, гладя его по спине и бокам. — Но я всё равно люблю тебя.

Она обхватила его голову, притягивая к себе, и поцеловала. Тор подался бедрами вперед, проникая в неё. Девушка развела ноги шире, чтобы он оказался ещё глубже, и обняла его за плечи. В этот раз они не торопились.

Глава 23

Спустя два месяца.

— Элен, ты где? — Тор стоял в дверях, глядя на пустую кровать. Свет в комнате не горел, вода в душе не шумела и его окружала тишина. Он занервничал, и быстрым шагом вышел в коридор, чтоб найти хоть кого-нибудь и узнать, может кто-то видел, куда она делась. Но все, как будто сговорившись, попрятались, в итоге он дошел до лестничной площадки и резко затормозил. Со стороны бильярдной раздавался мужской смех и свист, а так же он услышал голос Элен. Тор зарычал и стал быстро спускаться по лестнице, но в дверях бильярдной опять замер, пытаясь успокоить собственнический инстинкт.

Элен наклонилась над столом и, отведя руку, ударила по шару, отправив его в лузу.

— Коп, похоже, ты уже не самый крутой мастер бильярда, — Ви хохотнул и отпил из стакана.

— Дай мне время, брат. И ты убедишься, что мне нет равных в этой игре, — в этот момент, Элен загнала ещё три шара, отсалютовала стаканом и рассмеялась. Лицо Бутча вытянулось, он смотрел на стол и никак не мог понять, как обычная девушка обыграла его за десять минут. Тор бы и сам посмеялся, но в данный момент он был слишком взвинчен. Элен же чокнулась с Ви и отошла к дивану. В этот момент она и заметила Тора. Немного покраснев, она улыбнулась и взглядом предложила ему присоединиться к ней на диванчике. Братья тоже заметили его.

— Здорово, Тор, — Вишес похлопал его по плечу, и продолжил: — Ты пришёл посмотреть, как Элен уделала копа в бильярд?

— Заткнись уже Ви, — Бучт всё ещё не мог осознать, что он проиграл.

Элен рассмеялась.

— Может реванш, Бутч? — она взглянула на Тора пытаясь определить его настроение, и холодные глаза мужчины не предвещали ничего хорошего. — Или боишься ещё пасть? Я могу поддаться. — Она опять засмеялась, но уже не так задорно.

— Давай, ещё партию, — достал шары из лузы. — И если, ты Ви, будешь меня опять отвлекать, я тебе, в твои самокрутки, вместо табака закатаю латук.

— Иди, опозорься ещё разок, коп. А мы с Тором посмотрим на это, — он повернулся к Торменту, и сказал в полголоса. — Ты какой-то неразговорчивый, у нас проблемы в городе?

Тор наблюдал, как коп выкладывает шары в треугольник, затем отходит, предоставляя девушке возможность, ударить первой на правах победителя. Элен загнала три полосатых шара в лузы.

— Нет! Я не верю своим глазам! Ты, мухлюешь, как-то? Кто научил тебя так играть? — голос Бутча почти заглушил вопрос Ви, или это девушка отвлекла мужчину, потому что брат повторил свой вопрос более громко. Тор, наконец, оторвался от столь соблазнительной картины, как Элен, склоняющаяся над столом в этих обтягивающих джинсах.

Черт! Не надо было позволять ей устраивать поход по магазинам вместе с Беллой!

Ви как-то странно посмотрел на него. Тор напрягся, думая, что он опять рычит, поскольку ему штаны уже стали жать.

— Что?

— Брат, ты не слышишь сам? — глаза у Вишеса сделались круглые. — Запах.

— Ну да, ты надымил тут своим табаком.

— Брат, это не я, а ты, — Ви был потрясен, не меньше самого Тора, когда до того дошло, что это. — Как такое возможно?

Тормент резко поставил стакан с виски, который крутил в руках.

— Это невозможно! Я никогда не слышал, чтоб вампир мог связаться дважды. А моя связь умерла вместе с Вэлси.

— Но…

— Ты ошибаешься, брат, — Тор не знал, что ему и думать. — Я не связан.

Элен забила ещё шар и, пританцовывая, направилась к нему.

— Что случилось? — она перестала улыбаться, увидев, какими глазами на неё смотрит Тор. — Что с тобой?

Он покачал головой и направился вон из комнаты, так ничего и не сказал.

Элен проследила взглядом за его уходом, не понимая, что она сделала и чем заслужила очередную волну холода.

— Не переживай, он просто растерян метаморфозами, происходящими с ним сейчас, — рядом появился Ви.

— О чем ты?

— Пускай Тор сам тебе расскажет, — он замолчал, так как от стола с шарами раздалось победное восклицание.

— Йехуу! Я выиграл! — Бутч расправил плечи и выпрямился в свой не малый рост, — Справедливость восстановлена.

Но Элен уже было не до игры, странное поведение Тора не выходило из головы, заставляя ломать голову над причинами. Она на автомате допила сок и, извинившись, направилась следом за своим мужчиной. Бутч в шутливом боксерском поединке подбежал к Ви.

— Ну, что, неудачник? Сыграешь последний раз с королем бильярда?

— Шел бы ты, коп. Я тебя уделаю, — Вишес допил остатки водки и пошел к столу, заняв место Элен.

Девушка нашла Тормента в кабинете в тренировочном центре. Он сидел спиной к столу и рассматривал кошмарную трещину вдоль всей стены, как уродливое дерево. Она была уверена, что он слышал её приход, но даже не пошевелился, не то, что не повернулся.

— Тор? Всё в порядке? — она подошла к столу, и оперлась бедром о столешницу.

— Да, почему ты спрашиваешь?

— Просто ты себя сегодня странно ведешь. И ещё, Ви сказал, что ты сам всё расскажешь, — Тор выругался, а у Элен сердце ушло в пятки. — О чем он говорил?

— Ви, чтоб тебя! Прежде чем сказать тебе, я хочу быть уверен в сказанном, — у Элен закружилась голова, и она ухватилась за кресло.

Это конец! Точно конец!

— Тор, я и ты… мы всё ещё вместе? Или мне лучше уйти? — она сама удивлялась, как спокойно звучит её голос.

— Что? Нет. Просто мне надо время, чтобы подумать.

— Я поняла, я перенесу вещи в другую комнату и предоставлю тебе времени столько, сколько надо.

— Я не это имел в виду! — он, наконец, развернулся к ней лицом. — Почему ты всегда предполагаешь худшее, налла?

— Потому, что такова моя жизнь. И лучше ожидать, чем получить неожиданный удар.

Они замолчали, потому что каждый думал о своем. Затем Тор вытянул руку и придвинул девушку к себе.

— Да, ты, безусловно, права, — он указал на треснувшую стену. — Я был здесь, когда её убили. Работал, а Джон сидел рядом в кресле, — Тор указал на трещину. — Это сделал я. И ни разу не заходил сюда с момента возвращения в особняк.

— Тогда зачем сейчас? — голос девушки был еле слышен. Тор опять вспоминает свою жену. Её призрак никогда не отпустит его. И её, Элен, тоже.

— Сегодня, когда я пришёл в бильярдную, кстати, я уже говорил, чтобы ты предупреждала о передвижениях? — она скорчила рожицу, а он только покачал головой. — Неисправимая девчонка. Так вот, Вишес обратил моё внимание на одну деталь, которая, по моему мнению, просто невозможна. И я сидел в этом кабинете, пытаясь осмыслить и понять, что мне с этим делать.

— Тор, ты пугаешь меня.

— Да я и себя пугаю, но ты не бери пока в голову. Сначала, надо выяснить, возможно ли вообще такое, чтоб вампир связался повторно, да ещё, чтобы это произошло с человеком?

— Кстати о человеке, — Элен набрала полную грудь воздуха и выдала всю информацию. — Ви сказал, что он попытается выяснить, почему моя кровь не имеет общеизвестной группы и поможет мне.

— Чёрт, Элен! Мы уже это обсуждали. Я сам во всём разберусь.

— Но ты не торопишься, ты даже не подходил к нему.

— Да, с этим спешить не надо, — он опять включил своё рассудительное эго. Элен поняла, что тянуть дальше не имеет смысла. Она поднялась с его колен и отошла, на всякий случай.

— Теперь есть причины поторопиться. Я сегодня была у Джейн, она сделала несколько тестов. И у меня есть для тебя новость.

— Ты беременна? Снова? — тут его лицо превратилось в холодную маску, и тон изменился. — И какой срок? Это от меня ты забеременела?

Девушка на мгновение лишилась дара речи, но быстро взяла себя в руки.

— А ты сам, как думаешь? Джейн сказала срок пять недель, — выдержка изменила девушке, и она хрипло крикнула. — Как ты можешь сомневаться, да ещё в таком важном вопросе? — и расплакалась.

Тор долго молчал потом, наконец, встал с кресла и подошел к ней, притянув девушку в объятия.

— Прости меня, девочка. Я ещё не совсем избавился от сомнений в себе, а не в тебе.

— Иногда, возвращаясь в прошлое, мне бы хотелось не приезжать сюда. Тогда Шон был бы жив, я родила бы ему детей, ну а ты бы жил своей жизнью. Но всё так, как есть и, наверное, так даже лучше… — она замолчала на полуслове. — Боже, я жестокая! Парень умер, а я заявляю, что так лучше, может у меня нет сердца?

Девушка опять всхлипнула.

— Нет, любимая. Ты не жестокая и сердце у тебя есть, просто именно эта цепочка событий привела тебя ко мне. И пусть я тоже покажусь жестоким, но я рад, где-то глубоко внутри себя, что он погиб. Потому что, только так, я смог вернуть тебя сюда и к себе, в противном случае, я не знаю, что сделал бы, чтобы избавится от парня. И, наверное, тем самым потерял бы тебя навсегда.

— О, Тор. Я не могу ненавидеть тебя. И ты не потеряешь меня никогда.

— Но… — она приложила палец к его губам.

— Ш-ш-ш… я знаю о риске, и я тоже боюсь, но ни за что не отступлюсь, — она поцеловала его, Тор ответил. — У нас в роду никто не умирал во время родов за последние двести лет.

— Пойдем отсюда? — сказал он, оторвавшись от губ девушки. — У меня от этого места мурашки по коже. Я не смогу пережить, если с тобой что-то случится.

Элен обняла его, и они вместе покинули кабинет, оставляя воспоминания в этом мрачном месте.

Глава 24

— Элен? Можно войти? — Белла приоткрыла дверь и заглянула в комнату.

— Да, конечно, заходи. Я тут со скуки помираю, — Элен сидела в кресле и читала, когда пришла вампирша. Положив книгу на столик, девушка поднялась. Спина ужасно болела, и с каждым днем ходить становилось всё труднее. Она улыбнулась Белле. В последние месяцы девушки сблизились, наверное, от того, что только шеллан Зейдиста понимала её. Сама, пройдя через беременность и роды, девушка поддерживала, как могла Элен в её часто переменчивом настроении. И пыталась развлечь, когда Тор отсутствовал.

— Что читала? — Белла присела на кровать.

— Ты будешь смеяться, — Элен покраснела.

— Клянусь, что нет, — Белла подняла руку, как будто произносила клятву говорить только правду.

— Я читала про мальчика-волшебника, — она взглянула на вампиршу, но та действительно не стала смеяться.

— О! Гарри Поттер? Моя Налла очень любит сказки об этом парне. И получается, что я тоже читаю такие книги, — она улыбнулась. — И, кстати, их читаем не только мы. Моя дочь заставляет каждого, кто сидит с ней, читать приключения Гарри, — подмигнула Белла. — И обсудить эти книги можешь почти с каждым, ну, наверное, за исключением королевской семьи.

— Твоя дочка, просто прелесть, Белла.

— Да, я знаю, но и у тебя скоро появится малыш, который станет светом для тебя и Тора, — она улыбнулась, но Элен не разделила позитивного настроения.

— С каждым днем меня всё больше охватывает паника, Белла. Тор отдалился от меня, к нему опять вернулись кошмары.

— Могу его понять, ведь он потерял свою первую жену беременной…

— Но ведь это не во время родов случилось.

— Это не важно, просто у него ассоциации беременности со смертью. Да и мои роды прошли, мягко говоря, неспокойно. Зи, наверняка, рассказывал ужасы, которые пережил, а ты ведь знаешь, какие мужчины впечатлительные.

Они рассмеялись.

— Я пришла позвать тебя прогуляться до столовой. Сама помню, как было тяжело сидеть в четырех стенах.

Элен замялась, тут она была согласна с Тором. Было страшно выходить из комнаты, но и сидеть тут с каждым днём становилось всё невыносимее.

— Не знаю, Белла.

— Но ведь сегодня сочельник, ты не можешь просидеть тут совсем одна, когда внизу соберутся все братья и их шеллан. Пойдем, думаю, Тор не будет против нашей компании.

— Ладно, только дай мне одеться приличнее.

Элен переоделась в светло-зеленое платье, которое расходилось широкими складками от груди и скрывало её огромный живот, и вместе с Беллой спустилась вниз. В столовой собралось много народу. Вампиры, несмотря на отличие в религии, всё же любили с размахом праздновать Католическое Рождество. В столовой был накрыт огромный стол всем, что душа пожелает, рядом стоял поменьше с напитками. Белла подошла к своему хеллрену, прижимаясь к нему, а Элен пока искала Тора, заметила, что её подзывает Джейн, и направилась к доктору Братства.

— Привет. Что-то случилось? — она продолжала искать глазами Тора, но его не было видно.

— Да, я хотела бы ещё раз сделать УЗИ. У меня есть кое-какие подозрения… — доктор замолчала, и внимательно взглянула на девушку. — Элен, тебе нехорошо?

Элен казалось, что мир начал рушится, как только она подошла к Джейн, у неё какие-то проблемы с ребенком. Может от этого она чувствует себя такой усталой.

— Что с моим ребенком, Джейн?

— В этом всё и дело. Я не уверенна, что с ребенком. Поэтому, давай завтра ты придешь ко мне, и мы ещё раз сделаем ультразвук.

— Джейн, я тебя не понимаю, — Элен начала нервничать не на шутку. — Со мной не в порядке?

— Ты только не волнуйся, — Джейн понизила голос, — если это тебя успокоит, то пойдем прямо сейчас в смотровую.

— Да, сейчас.

Они, потихоньку, улизнули.


— Двое??? Как такое вообще может быть? — Элен решила, что она спит и это очередной кошмар.

Док убрала аппарат для ультразвука и улыбнулась.

— Представляю себе физиономию Тора, когда он узнает об этом.

— Он свалится с сердечным приступом и тебе придётся откачивать ещё и его. Теперь мне понятно, почему на шестом месяце я неповоротливая, как слон.

— Элен, тебе надо ещё усерднее беречь себя. И беречь все свои силы для рождения этих малышей.

— Джейн, можно тебя попросить? — Элен слезла с кресла.

— Конечно.

— Не говори Тору о результатах УЗИ. Он и так немного не в себе, а если узнает, что ребенок не один, то я даже подумать боюсь, что с ним будет. Он отказывается пить кровь, даже от Избранных.

— Но Элен…

— Пусть для него это будет сюрпризом. Так сказать, двойной бонус, — доктор нахмурилась и Элен удвоила попытки уговорить её. — Прошу тебя, Джейн. Хотя бы повремени с этим.

— Ладно, обещаю сама не говорить ему об этом. Но, — она строго посмотрела на девушку, — если он спросит, я скажу всё, как есть.

Элен опустила плечи.

— Спасибо хоть на этом, — она поправила свою одежду, нацепила на лицо улыбку. — Идем дальше отмечать?

Доктор сняла халат и перчатки.

— Да, а то нас отправятся искать.

Они вернулись на вечеринку, как нельзя кстати, потому, что появился Тор. Элен направилась к нему, переваливаясь, как уточка, с ноги на ногу и, подойдя, поцеловала его.

— Здравствуй, любимый, — он только слегка скользнул по её губам. Элен уже привыкла, что Тормент сдержан на публике.

— Привет, как поживают мои девочки? — он погладил живот, и маленькая ножка толкнула его в ладонь. Глаза Тора широко распахнулись. — Это… это…?

— Да, — рассмеялась Элен. — Мы тоже рады видеть тебя и так здороваемся.

Глаза Тора были широко открыты и в них читался благоговейный ужас смешанный с восторгом. Он положил вторую ладонь на живот девушки и, опустившись, прижался ухом.

— Тор, ты что, решил выйти на связь? — Бутч подошел к ним. — Алло, алло, малыш! — Элен рассмеялась. — И как? Есть обратная связь?

Тор поднялся с колен.

— Вообще, это тебя не должно касаться, но есть.

— Просто, наш коп, морально готовится к будущему отцовству, — хохотнул Рейдж, пытаясь выбрать между ножкой ягненка и куском вишневого пирога. Потом взглянул на копа и закончил, под общий смех. — Не волнуйся Бутч, ты тоже дозвонишься.

Марисса покраснела, а остальные опять рассмеялись. Элен встретилась глазами с Джейн, док улыбнулась ей и подняла бокал. Она подняла свой и отпила сок, глядя, как Тор шутит и смеётся с братьями. Он опять начал худеть, но, сколько она не просила, он категорически отказывался пить кровь. Рядом возник Вишес.

— Элен, разреши я украду твоего мужчину, надо поделиться секретами мальчишек.

Девушка улыбнулась и отпустила руку Тормента.

Мужчины вышли из комнаты, и лицо Ви изменилось. Исчезла непринужденность, на её место пришла напряженность и даже немного опаски. Тор тоже стал серьёзным.

— Что случилось?

— Я, наконец, нашел совпадение в ДНК Элен с ещё одним человеком, вернее с вампиром.

— Кто? — Тор задал всего один вопрос.

— Я, когда увидел совпадение, сам не поверил своим глазам, — он достал самокрутку и, прикурив, затянулся.

Должно быть, всё дело в её аномалии с кровью. Иначе, почему человеческие врачи не смогли вывести её из комы? А если она на какую-то долю вампир, значит, она может умереть во время родов!

— Кто это, Вишес?! — мужчина уже не мог сдерживать себя. Все страшные подозрения подтвердились. Брат на него посмотрел сквозь клубы выпущенного дыма. — Говори уже!

— Мёрдер.

— Что???

Тор решил, что Ви его разыгрывает. Но тот смотрел абсолютно серьёзно.

— Это невозможно. Он же давно погиб, или нет?

— До этого, я тоже так думал. Но я проверил всё трижды. Совпадение девяносто шесть процентов.

У Тора голова шла кругом.

Элен потомок Мёрдера? И в какой, интересно, очередности?

— По анализу выходит, что она его дочь, — сказал Ви.

— Я вслух, что ли сказал?

— Нет, ты просто очень громко думаешь, как бы мне не оглохнуть.

— Да иди ты из моей головы, Ви! — мозги Тора заработали в усиленном режиме. — Но ведь Элен осталась человеком. После Хэллуина ей исполнилось уже двадцать шесть.

— Да, она не проходила через изменение. — согласился Вишес. — А вдруг, это из-за беременности? Отсрочка, так сказать?

— Я не знаю, брат, — Тормент потер ладонью лицо, пытаясь хоть так снять напряжение. — Даже не знаю, что думать.

— Нам остается только ждать рождения малыша. Ладно, давай меняй выражение своего лица, а то тебя не только Элен испугается, но и Рейдж, а ему такие потрясения вредны.

Тор хохотнул и Вишес расслабился, но перед самым выходом к остальным, Тор поймал его за руку.

— Ви, но если она не совсем человек, то возможна ли связь?

— Брат, я тебе уже говорил, что подобного не встречал, но ведь и я не всемогущ.

— Прибедняешься? — Тор рассмеялся, и они вернулись в столовую.

Элен смеялась над шутками Рейджа, поднимала тосты за Рождество, но начала чувствовать, что устает и уже не против прилечь в кровать. В этот момент, как раз и вернулись мужчины. Любимый подошёл к ней, глядя обеспокоенными глазами.

— Что-то случилось, милая? — он притянул её к себе, поцеловав волосы девушки.

— Нет, я просто устала.

— Тогда нам пора вернутся к себе, — Тор обернулся к остальным собравшимся. — Мы желаем вам счастливого Рождества, но нам всем пора отдыхать.

Элен только и успела, что помахать рукой, и рассмеялась, услышав, свист и подколы остальных.

Глава 25

Элен проснулась от ужасной боли, что скрутила всё тело. Было такое ощущение, что монстр будто разрывает её на части. Ещё со вчерашнего вечера девушка чувствовала себя плохо. Спину нещадно ломило и ужасно тошнило — в итоге Элен еле уснула. Сейчас же, взглянув на часы, она поняла, что спала всего четыре часа. Очередной приступ боли заставил её резко сесть на постели и застонать сквозь стиснутые зубы. Тор проснулся моментально.

— Что с тобой, Элен? — он зажег свет в комнате.

— Мне кажется, это схватки… — прохрипела девушка.

Мужчина так быстро сорвался с места, что Элен не успела даже проследить за ним.

— Я позову Джейн, не двигайся.

— Это будет не сложно выполни-и-и-и-и… — очередная схватка не дала ей договорить, да и не кому стало говорить, Тор уже скрылся за дверью.

Добраться до Ямы для мужчины не составило труда, а вот чтобы разбудить хоть кого-то, из здесь живущих, оказалось почти непосильной задачей. Он уже решал, чем бы вынести двери, когда замок щелкнул, и появилась заспанная физиономия копа.

— Какого черта…Тор? — Бутч замолчал на полуслове. — Что случилось?

— Мне срочно нужна Джейн, — он протиснулся в комнату, отодвинув копа плечом. — Кажется, у Элен начались роды.

— Господи!

— Да, именно так, — сказал Тор, направляясь к комнате Ви, но не успел он дойти, как дверь распахнулась, и Джейн выскочила ему на встречу, на ходу застегивая халат.

— Как…?

— Я слышала тебя, идем скорее, надо помочь появится детям на свет.

— Постой Джейн, — он догнал её у дверей. — Ты сказала ДЕТЯМ?

— У Элен двойня.

— Славная Дева! — Тор ухватился за стену, Джейн обернулась на него, и крикнула. — Вишес, ты мне нужен.

Её хеллрен выглянул из комнаты, Джейн кивнула на Тора.

— Позаботься о нём, у меня нет времени на мужские обмороки. И готовься, нам предстоят чертовски сложные роды.

— Не беспокойся, я позабочусь о Торе и приду в операционную, подготовлю всё.

— Хорошо, — она побежала через туннель в особняк.

Пытаясь лечь поудобнее, чтобы хоть немного облегчить боль, Элен проклинала всех мужчин, с их потребностью в продолжении рода своего. Схватки стали чаще, теперь у неё на передышку было всего несколько минут.

Дверь распахнулась и Элен позвала:

— Тор!

— Нет, это всего лишь я, — Джейн быстро зашла в комнату, а девушка заплакала от облегчения, которое правда продлилось ровно до очередной схватки.

— Как часто у тебя сейчас схватки? — док осмотрела её. — Чёрт! Воды уже отошли.

— Я не считала время, но мне кажется часто.

Джейн сама засекла время.

— Так, уже раз две минуты, надо тебя скорее переносить в операционную, — Джейн поднялась. — Я сейчас найду кого-нибудь, чтобы нам помогли.

— А где Тор? — простонала Элен.

— Твой мужчина плохо себя почувствовал, когда узнал, что ты родишь ему сладкую парочку.

— О-о-о, нет.

— О да! И я тебе ещё устрою за то, что ты тянула до последнего. — Джейн взялась за ручку двери. — Но не сейчас, я скоро, — и док выскочила в коридор.

Джейн вернулась через три минуты, приведя с собой Голливуда.

— Рейдж, мне надо её срочно перенести в операционную. — Мужчина замер на пороге, в ужасе глядя на Элен. — Эй! — док пощелкала пальцами перед идеальным лицом блондина. — Земля вызывает Рейджа!

— А? Что?

— Я сказала, бери девушку и бегом в операционную.

— А где Тор? — Рейдж повторил вопрос Элен, на что Джейн только закатила глаза. Не получив ответа на него, Голливуд подхватил Элен, но тут же чуть не выронил её из-за очередной схватки.

— Пошевеливайся, если не хочешь, чтоб она родила у тебя на руках, — Джейн пошла вперед. — А Тормент с Ви.

Последний аргумент был решающим, Рейдж припустил по коридору. И через минуту Элен уже укладывали на стол.

В её поле зрения появился Вишес.

— Как ты? — его было не узнать — Маска марлевая скрывала бородку, придавая глазам какой-то блеск, а все его кожаные шмотки сменились на хирургическую форму.

— Хотела бы партию сыграть, — она через силу улыбнулась, а Ви рассмеялся.

— Значит, сыграешь, как только живот исчезнет.

Элен опять застонала, вцепившись в металлические бортики стола, и ей на лоб положили влажную салфетку.


Роды длились уже шестнадцать часов, девушка почти выбилась из сил, чтобы тужиться. Внезапно её рука оказалась в мужской ладони, а родной голос прошептал:

— Потерпи, девочка моя, давай ещё чуть-чуть, — Тор, видя, как её корчит на столе, стал думать, что раньше он не испытывал таких страданий. Каждый раз, как Элен кричала, он сходил с ума.

Ни за что в жизни не будет больше детей.

Она в полубреду слышала его голос. Но говорить, что-либо или ободрить любимого сил не осталось.

— Так не должно быть. — Джейн наклонилась над девушкой. — Не переставай тужиться, Элен.

— Джейн, мне кажется, её нужно оперировать, — голоса доносились, как сквозь вату.

— Нет, ещё рано, — она посмотрела на Тора, который держал Элен за руку и шептал ей что-то. — Давай подождем ещё.

— Джейн, ты же понимаешь, что с каждой минутой она слабеет.

— Ви, я сказала, что мы подождем, и сделаем кесарево, если схватки прекратятся, — её прервал очередной крик Элен и проклятие Тормента.

Прошло ещё два часа, прежде чем Док сдалась.

— Вишес, готовь всё для операции, — они все уже вымотались к следующему утру. — Будем кесарить.

На время операции Тора выгнали из палаты, и он нарезал круги по коридору, когда услышал первый детский писк, за ним через минуту раздался более громкий плач. Тор заглянул в окошко двери. Джейн укладывала второго малыша на стол, обтирая его, а Вишес готовил дефибриллятор. Док обернулась к своему хеллрену и кивнула.

— Разряд! — скомандовал Ви, и тело Элен выгнулось дугой.

Тор почувствовал, что у него немеет тело, и он, схватившись за ручку, просто ввалился в операционную. Джейн обернулась.

— Тор, у неё просто короткая остановка сердца.

— Разряд! — опять девушка дернулась и, наконец, в палате раздалось попискивание приборов.

Тор опустился на колени перед столом, на котором лежала любимая.

— Элен! Ты клялась мне! Не смей уходить! — холодные пальцы коснулись его руки.

— Кто у нас? — прошептала она пересохшими губами.

— Мальчик и девочка, — Джейн улыбалась, подкатив второй стол, на котором в отдельных отсеках лежали двое младенцев.

Элен повернула голову и протянула руку к детям.

— Мои маленькие, — она обернулась к Тору. — Посмотри на них, любимый. Они такие хорошенькие и такие крошечные.

— Да, милая, как ты себя чувствуешь? — ему совершенно не нравился серый цвет её лица.

— Не беспокойся обо мне, я просто устала, — она закрыла глаза. — Я так устала.

По палате опять пронёсся монотонный писк. Ви быстро отпихнул Тора в сторону, опять хватаясь за дефибриллятор.

— Не-е-е-ет, Элен! ЭЛЕН!!! Не смей опять оставлять меня! — Тормент тряс любимую, как тряпичную куклу, но она так и не открыла глаза.

— Отойди Тор, ты мешаешься, — Брат отпихнул его, и стал чередовать удары током с непрямым массажем сердца. Двойняшки плакали, Джейн, что-то говорила ему, а сам Тор просто сполз по стене на пол.

Мужчина обхватил голову руками, раскачиваясь на полу. Это точно его проклятье. Бывают черные вдовы, а он черный вдовец. Второй дорогой для него человек покинул его. Может он был маньяком в прошлой жизни и сейчас расплачивается за прошлые грехи? Или Дева — Летописица настолько невзлюбила его, что второй раз отбирает любимую? Но Тормент не мог припомнить, что он успел натворить.

Наконец, в операционной настала тишина, и Тор поднял голову, увидев, как Элен накрывают простынёй.

— Нет! Она не могла умереть! — он вскочил на ноги. — Ви, почему ты перестал делать фибрилляцию сердца?

— Брат…

— Продолжай, мать твою! Или дай я продолжу!

— Тор…

— Я сказал, дай сюда эти чертовы штуки! Я сам всё сделаю! — Тормент схватил дефибриллятор.

— Тор! Уже слишком поздно! Мы продолжали больше десяти минут! Мозг столько не живет.

— Нет, нет, нет. Элен, как ты могла соврать мне?! Ты клялась, что всегда будешь со мной! — горло сжалось, не позволяя даже сделать вдох.

— Тор, — это была Джейн, — у тебя осталось двое здоровеньких малышей.

Он резко обернулся к ней, сверкая безумными глазами.

— Я их ненавижу, Джейн! — прошипел мужчина. — Это они отобрали у меня Элен. Делайте с ними, что хотите, — он опять склонился над мертвой девушкой, убирая со лба прилипшие влажные прядки темных волос. — Можете даже отдать их. Но только не пытайтесь подсунуть мне это Зло.

— Тор, ты не в себе! — Док ударила его по лицу. — Это твои дети, дубина.

— Я сказал, убери их с моих глаз, — прорычал Тор. Руки Ви сомкнулись на нем. — Отвали!

Он вырвался из хватки Вишеса и выскочил из операционной.

Спустя полчаса, Джейн вышла из операционной, следом за ней вышел и брат. Тор сидел в коридоре на полу, опустив голову между колен и пытаясь понять бьётся ли его сердце или он превратился в ходячий труп.

— Где вы оставили Элен?

— Её тело в холодильнике, когда ты будешь готов, мы назначим церемонию.

— А где эти…?

— Тор, «эти» — это твои дети! Теперь часть Элен живет в них и тебе повезло дважды.

— Я самый счастливый, блин! — он горько и с надрывом рассмеялся.

Джейн покачала головой и пошла переодеваться, а Тормент поднялся на ноги и отправился в операционную. Зайдя, он увидел два маленьких человечка, которые кряхтели и пищали. Подойдя ближе, он стал рассматривать их. Дети не отличались друг от друга ни чем, кроме разных пеленок. Тор наклонился ближе, на него смотрели две пары голубых глазок.

— Привет! — он и сам не понял, как это произошло, но в одно мгновение, эти шевелящиеся комочки стали центром его жизни. И мужчина понял, что, отныне, так будет всегда…

Глава 26

Элен опять стояла здесь — её окружала тишина и спокойствие этого странного места. Возле белоснежного фонтана, прямо на дереве, пели птички.

— Приветствую тебя, дитя.

Элен обернулась, опять та же фигурка в черном парила возле фонтана.

— Здравствуйте. А я вас помню.

Женщина засмеялась, и её смех походил на звон серебряных колокольчиков.

— Приятно это слышать, но и я тебя не забыла. И благодарна за то, что ты подарила нам двух замечательных детей.

— Мои малыши, — спрятав лицо в ладонях, Элен упала на колени возле фонтана и всхлипнула. — Я их оставила, и Тора тоже, хотя и клялась ему быть рядом.

— Ты принесла себя в жертву, ради продолжения жизни двоих детей и я понимаю тебя, потому что однажды я тоже пожертвовала всем ради своего ребёнка. И именно поэтому я подарю тебе новую и долгую жизнь.

— Вы смеётесь надо мной? Я умерла. О какой долгой жизни мы говорим.

— Твоя кровь говорит мне о многом, и ты ещё поживешь со своими детьми.

Женщина откинула капюшон, являя своё лицо. Она была прекрасна, как и те избранные, которых Элен видела в особняке. Светлые волосы и идеальные черты лица, делали женщину в черном похожей на неземную фею.

— Да, они тоже мои дети, но сейчас мы поговорим о тебе. Впервые встретив тебя здесь, я удивилась, как человек смог попасть сюда, но теперь я знаю, что ты тоже моя дочь.

— Леди вы ошибаетесь, моих родителей зовут Анжела и Эрик Кроу.

— Нет, дорогое дитя, это ты ошибаешься, — капюшон вернулся на прежнее место без всякой помощи рук. — Может мать твою зовут и Анжела Кроу, но вот отец у тебя совершенно другой.

Элен вскочила на ноги.

— Зачем вы так со мной? Зачем пытаетесь запутать меня, сочиняя странную историю?

— Дитя, я пытаюсь объяснить тебе, что ты одна из нас, и всегда была.

Элен рассмеялась, поражаясь упорству черной фигурки.

— Ну да, я вампир, как же.

— Ты не веришь мне? Тогда взгляни на себя, — и она указала на воды фонтана.

Элен перегнулась через бортик и в шоке уставилась на своё отражения, которой расходилось рябью по воде, но когда девушка открыла рот, то увидела клыки. Она опять посмотрела на женщину, широко распахнув глаза.

— Это всё на самом деле?

В ответ ей раздался смех.

— Как и говорила, я подарю тебе новую жизнь, Элен.

— Но постойте, вы так и не сказали, кто же мой отец, если не Эрик.

— На этот вопрос тебе ответит твой воин.

— Но… — Дева прикоснулась ко лбу Элен и девушка вздрогнула.

Открыв глаза, она поняла, что на неё была накинута тонкая простынка и было ужасно холодно и темно. Элен попыталась перевернуться, но ничего не вышло, тело словно одеревенело. Внезапно дверь открылась и девушка почувствовала знакомый и родной запах.

Тор!

Мужчина выдвинул её каталку из камеры и, откинув простынь, рухнул на колени, прижав её руку к лицу, и, закрыв глаза, заревел в голос. В его плаче было столько боли, что Элен не смогла сдержаться, наблюдая его горе. Девушка протянула другую руку и погладила его по волосам, пытаясь заставить себя сделать вдох через сжавшееся, от жалости, горло.

— Тор, — голос звучал странно, тембр стал ниже, словно она простыла.

— Ты обещала, что не покинешь меня, — от его слов разрывалось сердце. — А сама умерла.

— Нет, милый. Я здесь и останусь с тобой, — но он не открыл глаза, только покачал головой и прижался губами к её руке.

— Я согласен на всё, Элен. Умоляю, будь со мной, хотя бы как призрак…

Терпение Элен лопнуло и, запустив пальцы в его волосы, она потянула, вынуждая поднять голову и взглянуть на неё.

— Открой свои глаза, Тор. Я живая и здесь.

Он распахнул глаза и уставился на неё, как на пришельца.

— Но как? — любимый быстро вытирал тыльной стороной ладони слёзы.

— Дева, — просто сказала Элен.

Тор на мгновение замер, а потом схватил девушку с каталки и, не переставая целовать, перенёс на больничную кровать. Бережно уложив её, мужчина уселся рядом, не выпуская её руки.

— Я люблю тебя, моя девочка, — Элен была так счастлива вернуться к нему и детям, что сама не заметила, как улыбнулась, и он на мгновение замер, глядя на её рот. — Это… это…?

— Да, она сказала, что ты расскажешь мне, кто отец.

— Я всё для тебя сделаю, только поцелуй меня, — Тор притянул её ближе к себе, осыпая поцелуями. — Иначе я так и буду думать, что это лишь сон.

Девушка рассмеялась и исполнила его желание.

Три года спустя.

— Дариус, малыш, не дергай сестру за хвостик, — Элен наклонилась, подхватив Веллисандру на руки. Они прошли по дорожке к своему дому. Особняк сверкал огнями, а значит, Тор уже вернулся и ждёт их дома. Взяв темноволосого малыша за руку, она открыла дверь и вошла внутрь. Закрыв дверь, Элен опустила Сандру на пол, выпрямилась и оказалась в объятиях мужа. Губы Тора прижались к её губам, лишая воли, заставляя сходить с ума от одного только касания. Элен застонала.

— Мама, тебе пвохо? — Дариус внимательно смотрел на неё своими голубыми глазами. Оторвавшись от мужа, она рассмеялась.

— Нет, малыш, твой папа снова и снова заставляет меня возвращаться к жизни одним своим поцелуем, — она взглянула на Тора. — Как в тот первый раз на земле, в горах Адирондак.

— Фу-у-у… — малыш скривился. — Это же ховодно и неудобно.

Тор рассмеялся и, подхватив Дариуса на руки, понёс в комнату. Элен взяла девочку и направилась следом до самой детской.

— Когда я выласту, у меня тоже будет такой, как папа, — Элен рассмеялась.

— Да крошка, по-другому и быть не может, — она взглянула на мужа, который что-то рассказывал сыну, с таким уморительно смешным выражением лица, что девушка еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. — Только такой, как папа.

В своих мечтах, Элен уже представила свою дочку, которая будет гордо стоять со своим женихом, пока король совершает обряд бракосочетания.

— Мы готовы, — послышалось впереди, прерывая мечтания. — Мне надо кое-что доделать, ты сама справишься?

— Конечно, думаю, я быстро уложу их, мы сегодня устали, — Тормент кивнул и вышел из детской.

Она уложила детей за двадцать минут, только и успела, что искупать их и переодеть в пижамы. А затем спустилась к мужу в столовую, успев заметить, как Тор зажигал свечи.

— Что за праздник? — Элен подошла к любимому, обняла его со спины и поцеловала его в шею.

— День моего воскрешения, — Тормент обхватил её, притянув в объятия.

— Но ведь это я…

— Ты меня воскресила, лилан, когда вернулась ко мне три года назад, а ещё раньше, вернула к жизни из ада, в котором я находился, — приподняв её подбородок, Тор поцеловал девушку, едва касаясь губами. — Сегодня ровно пять лет с нашей первой встречи.

— Знаешь, я согласна умереть ещё раз, лишь бы ты смог воскресить меня своим поцелуем.

— Я и так буду тебя целовать, — он сжал её лицо, и в этот раз поцелуй был таким, словно мужчине было невыносимо больно. — Не смей больше говорить про смерть, потому что я не вынесу этого снова! Ты поняла меня, Элен!

— Мы всегда будем вместе, — она прижалась к нему, словно хотела раствориться в любимом муже. Его строгий тон больше забавлял, но глаза сказали больше чем все слова на всех языках мира. Он не сможет пережить ещё одну потерю. Просто сломается. — Я безумно люблю тебя, Тор. Всегда буду любить.

— А я тебя ещё больше, моя любимая чокнутая девочка.

Эпилог

Элен зашла в кабинет мужа, чтобы взять листы А4, потому что нужно было напечатать очередную главу, а Сандра изрисовала всё, что было у неё в принтере. Не найдя на столе Тора ни одного чистого листа, она уже повернулась чтобы открыть новую пачку, когда взгляд упал на папку на столе с пометкой «секретно». Проклиная своё любопытство, из-за которого очень часто она попадала в неприятности, девушка всё-таки взяла папку и открыла её. На стол выпала фотография того, кого она совершенно не ожидала увидеть. Внизу на снимке стояла дата, поскольку он был сделан с записи видеокамеры, а они всегда проставляют даты. Снимок был сделан всего полгода назад.

— О, боже! — Элен медленно опустилась в кресло, прижимая руку ко лбу и рассматривая парня на снимке, которого долгое время оплакивала в тайне от Тора. А оказывается, он не умер, и кого же, спрашивается, она тогда оплакивала?

— Что ты делаешь? — раздалось от двери. Подняв голову от папки и снимка сверху неё, девушка взглянула на Тормента. Мужчина был внешне спокоен, но она уже прекрасно знала, что чем спокойнее он казался, тем большая буря её ждала впереди.

Но не в этот раз!

Медленно поднимаясь из-за стола, она потянула папку за собой, и, подойдя ближе к мужу, кинула в него файлы.

— Как это понимать? — Элен сама удивилась, насколько хладнокровно прозвучал её голос, но Тор молчал. Так же, молча, он сложил обратно в папку все снимки, и это как всегда сработало. — Отвечай! — взвизгнула девушка.

Муж поднял с пола последний снимок, положив его в папку, обошел Элен и направился к своему столу.

— Отвечай, чёрт тебя дери! — она стукнула его по спине. — Почему у тебя хранятся снимки Шона, и как они оказались полугодовой давности, если он погиб пять лет назад?

— Успокойся Элен, ты напугаешь своими криками детей.

Девушка размахнулась и уже хотела влепить ему пощёчину, но Тор перехватил её руку.

— Я сказал, успокойся! — прорычал он, толкая её в кресло напротив стола. Сам сел на край стола, чтобы она не стала кидаться в него, чем попало.

— Тор, ответь мне, почему у тебя в папке под грифом «секретно» хранятся снимки Шона. — Элен чувствовала себя на грани истерики.

Сколько прошло времени, как она видела, что его проткнули ножом, но ведь после того она его не видела. Вишес сказал, что они отправят тело назад в Техас, но ей так и не дали попрощаться, продержав под успокоительными несколько дней. И теперь становилось совершенно ясно, почему так произошло. Муж молчал, глядя в окно, и это затянувшееся молчание, подтверждало её догадки, о том, что Тор манипулировал ей, как ему было нужно.

— ТВОЮ МАТЬ!!! Ты скажешь мне или нет?! А может мне за тебя ответить?

Когда Тор увидел жену за своим столом, разглядывающую снимки бывшего любовника, он почувствовал, как им вновь овладевает ревность. Давно он не испытывал этого чувства. Наверное, ещё с тех пор, когда Элен была человеком. После перехода, она всецело посвятила себя семье. Но в последнее время снова начала писать и публиковалась под псевдонимом. Ви помог всё организовать, а сам Тор не противился её увлечению, понимая, что Элен таким образом не теряет связь с внешним миром, в то время, как в их мире всё далеко не спокойно. Но это чувство из прошлого, совершенно выбило его из колеи. Снова в душу закрались сомнения.

А что, если она всё ещё любит бывшего? А что, если она с ним, только потому, что была уверена, что Шон мертв? И теперь, узнав, что парень жив, захочет ли она вернуться к нему? Нет!

Тор не мог отпустить её, она стала его спасением, его ангелом-хранителем. Нет, он, конечно, любил Велси, но в этот раз всё было по-другому. Он уже дважды терял её, сначала, когда отпустил и ушёл, а второй раз, когда Элен умерла, давая жизнь детям. Вот этот второй раз и заставил его осознать насколько сильно он любит её и не может потерять. Вернувшись в настоящее, Тор взглянул на жену, она же смотрела на него, сощурив свои ореховые глаза, и поджав губы. Элен была бледна, что говорило о крайней степени волнения у неё.

— Элен… — начал он, еле слышным голосом, потом Тор откашлялся и повторил: — Элен, я могу объяснить всё это, но ты должна ответить мне всего на один вопрос.

Девушка насупилась и откинулась на кресле, скрестив руки на груди. Он внимательно всматривался в неё, боясь упустить любое изменение.

— Ты до сих пор любишь его? — тихо проговорил он. Элен раскрыла рот, потом так же закрыла. Сердце в груди Тора замерло и сжалось.

Славная Дева, неужели она действительно любит этого человеческого парня?

Тор же настолько сильно любил жену, что даже был готов отпустить.

— Если ты захочешь вернуться к нему, я не стану удерживать насильно тебя.

— Ты идиот! — девушка вскочила с кресла и ударила его в грудь, заставив поморщиться. — Хочешь избавиться от меня, так бы сразу и сказал, а не мусолил тут тему «люблю — не люблю»! Я живу с тобой, я родила тебе детей, а ты думаешь, что я влюблена в Шона? Трус! — она отвернулась от него и пошла к выходу, но, остановившись на пороге, обернулась.

— Если бы я любила Шона, у тебя ни за что в жизни не получилось бы попасть ко мне в постель, Тор. Подумай об этом хорошенько, — и, хлопнув дверью, скрылась из виду.

Оставшись в одиночестве, мужчина прокручивал в голове последние семь лет своей жизни. Начиная с того момента, как он встретил Элен в лесу и заканчивая сегодняшним скандалом. Ведь на протяжении всего этого времени, она ни разу не дала повода ему подумать, что её сердце занимает другой мужчина, кроме него. А он и правда идиот, сколько страданий причинил любимой, пока наконец они не нашли точки соприкосновения и смогли жить настоящей полноценной семьёй. И вот опять человеческий мир врывается в их рай. Но ведь она не сказала, что любит этого человека. Правда, в голове тут же всплыли слова, сказанные ею пять лет назад в больнице.

А я выйду замуж за какого-нибудь фермера, рожу ему пару детишек и больше никогда не вспомню о тебе. Но не потому, что ты опять сотрешь мне память, а потому, что ты для меня ничего не значишь!

Нет, он, конечно, понимал, что она сказала это будучи сильно обиженная на него, но эти слова словно яд, медленно убивали его изнутри. И позже, когда он узнал, что она встречается с этим парнем, Тор едва не лишился разума от ревности. Но опять же это были его и только его проблемы. Элен ни разу не сказала, что любила Шона, это он, Тор, сделал такой вывод и снова обидел свою жену. Поднявшись из-за стола и прихватив папку, он отправился на поиски Элен. Тор нашел любимую в спальне, она сидела на их кровати и рассматривала фотографии детей.

— Элен, — тихо позвал он от двери. Жена подняла на него лицо, и Тор поморщился, увидев влажные дорожки слёз на её щеках. — Прости меня, любимая. Я, как всегда, предполагаю самое худшее.

— Да, и мне кажется это никогда не изменится. Но ты так и не сказал, зачем хранишь фотографии Шона, — она не сдвинулась с места, даже когда он зашел в комнату и тихо прикрыл за собой дверь. — Господи! Ты заставил меня чувствовать свою вину все эти пять лет! Как ты мог, Тор?!

— Я понимаю, что должен был ещё тогда сказать, что его спасли… — девушка перебила его.

— Но, как это возможно? Шону проткнули грудь ножом, я видела.

— Нет, Элен, нож прошел по касательной и упёрся в ребро, тебя заставили поверить, что грудь его приняла весь удар на себя, пытаясь таким образом спровоцировать тебя на откровенность. Но они не успели больше ничего сделать. Куин помог парню, после того, как отнёс тебя в машину. Его залатали, а позже Фьюри прочистив ему мозги, отослал парня в Даллас. Всё это время я продолжал следить за ним, боясь, что память вернётся к нему, и он приедет, чтобы забрать тебя у меня, — мужчина замолчал и протянул ей папку. — Здесь есть всё, что нам известно о нем. Он женился на девушке, которая очень похожа на тебя, а я боялся, что у него такие сильные чувства к тебе, что он всё вспомнит. Я хотел тебе сказать, но потом всё так завертелось. Беременность, роды и превращение, дети и суета, и позже это вылетело из головы. Недавно Ви принёс мне папку, которую я просил его создать и следить за парнем, чтобы он не смог раскрыть нас. Ведь Лессеры видели его и теперь знают, что он как-то связан с Братством. Я так же боялся, что и у тебя были чувства к нему. Поэтому посчитал за лучше, чтобы ты не знала об этом. Раз прошло столько времени, и всё у нас было хорошо, я не собирался вообще говорить тебе о нём, и сегодня уничтожить все материалы.

— Я не могу поверить, что после всего, что с нами было, ты до сих пор сомневаешься в моей любви. Сколько ещё испытаний должно случиться с нами, прежде чем ты перестанешь обвинять меня в том, в чём я не виновата? Я любила и люблю тебя, глупый, неуверенный мужчина. Я родила тебе двоих прекрасных малышей. Шон мне нравился, но при всём желании он не смог заменить тебя.

Она встала на колени, сминая папку с файлами, и протянула ему руку. Тор в тот же момент оказался рядом, заключая её в объятия.

— Прости, любимая, я больше никогда не буду сомневаться в тебе.

Элен покачала головой, но всё равно притянула его к себе, целуя крепкий подбородок. Он уложил её на кровать, подминая под себя, и одновременно стаскивая одежду.

Позже, лёжа в объятиях друг друга, они разговаривали о том, что было с ними за это недолгое время. Она рассказала, как встретила парня, как он помог ей справиться с депрессией, как поддержал в написании романа. Тор слушал не перебивая, но лишь до того момента, как любимая не дошла в рассказе о том, что было с Шоном у неё.

— Ты моя! — прорычал он, и любимая, улыбнувшись, погладила его по груди, удобнее устраиваясь в объятиях.

— Конечно, я твоя, — она поцеловала его в грудь. — А ты только мой! — так же рыкнула она, заставив его рассмеяться.

— Так и есть, и я тебя никому не отдам, — он сильнее прижал её к себе. — Ты простишь своего непутёвого супруга?

— Я люблю тебя, Тор, а остальное не имеет значения.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Эпилог