Мир, где мне очень не очень рады (fb2)

- Мир, где мне очень не очень рады (а.с. Мир, не оправдавший моих ожиданий-3) 1.41 Мб, 408с. (скачать fb2) - Кирико Кири

Настройки текста:



Мир, где мне очень не очень рады

Часть шестнадцатая. Лучшая команда и безумное спасение. Глава 42

Боль, боль, уходи.

Это, если не ошибаюсь, фразочка из Японии. А ещё книга, которая заставила меня взгрустнуть своим сюжетом. Если не ошибаюсь, тот же автор начёркал «три дня счастья», что, по моему скромному мнению, было одним из самых грустных и счастливых произведений. Сука, три дня депресняк крутил на пальце.

Ну так вот, смысл этой фразочки был в том, что надо потереть или подуть на ушибленное место, чтоб боль ушла.

Сейчас мне требовалась, как минимум, толпа, которая бы хором кричала мне: «Боль, боль, уходи» и дула подобно какому-нибудь вентилятору из аэротрубы. Или тёрла меня по всей поверхности тела. Потому, что пидарасило меня нещадно. Кожа словно рвалась, кости ломались, мышцы… там было вообще весело, но боль не супер-сильная, когда ты теряешь сознание. Я вполне мог думать и оглядываться.

В одно мгновение я почувствовал, как ботинки стали мне малы, а через секунду верные сапоги, снятые со скаута, у носков лопнули и из них появились мои не самые сексуальные пальцы ног, на которых росли коготки. Да и тело начало расти ввысь, рубашка тут же порвалась, как порвались и рукава. Руки росли в длину и обзаводились когтями…

Бля, даже сквозь адскую боль я не могу всосать одну фишку - хули мои части тела удлиняются!?

Кстати… враги.

Увидев мой метаморфоз, пятеро охранников отшатнулись. А вот семеро желтоглазых насторожились, приняв странную позу: руки в стороны, спина чуть согнута, голова словно вперёд вытянулась, ноги присогнуты. Аля оборотень в человеческом обличии… Стоп, они и есть оборотни!

- Он оборотень! – закричал их главный. – Превращайтесь!

Какой-то ты тупой и долгий для главного. Хотя… Я уже где-то на половину изменился и происходило это очень быстро, так что не такой уж и долгий.

Секунда и его лицо, да и само тело начало меняться. А вслед за ним меняться начали и остальные шестеро.

И тут я сделал свой ход – бросился на него, даже не обратившись полностью, хотя по ощущениям я стал заметно выше, а конечности длиннее. А ещё мой рывок был слишком сильным с непривычки, и вместо того чтобы подпрыгнуть к нему я врезался в него. Но собрал я не только его, но и ещё одного человека за ним. Мы кучей улетели дальше и, кувыркаясь, приземлились на землю.

Не теряя времени, я тут же воткнул в него кинжал, после чего прыгнул вперёд и… моя одежда лопнула и второй кинжал остался за поясом. Но по крайней мере один потратил. Вот не знаю, есть ли у оборотней устойчивость к ядам, но жизнь ему точно попортит.

А моё тело кажись уже изменилось окончательно. Мой круг обзора… увеличился. А ещё я вижу всё до мельчайших деталей даже на расстоянии. И слух… улучшился. Вон, слышу, как убегают мои подчинённые и даже вижу, как они оглядываются в испуге и ужасе на меня. Охранники, что держали их, повыхватали щиты и мечи.

Я чувствую их запахи… пахнет псиной.

Да и тело моё изменилось… кости торчат, оно самом стало длиннее, худее, бледнее и острее… Ноги и руки длинные. Чот мне оно тело вендиго из одной игры напомнило.

Противник, которого я повалил и воткнул нож, медленно встал, выдернув клинок и отбросив его в сторону. Главного заметно пошатывало, но дохнуть он не собирался. Шестеро уже превращались, их броня спала с тела на землю, руки становились длиннее, кожа отваливалась лоскутами, выставляя на обозрение шерсть, лицо превращалось в морду зверя.

Я быстро коснулся лица рукой. Череп слегка вытянулся, у меня появился конкретный частокол зубов, а носа кажись вообще нет. Ясно, значит зубами орудовать можно.

Интересно получается – вендиго против оборотня. Вернее, против семи оборотней…

А какой у них прирост к статам? Хотя какая уже разница? У меня лапы когтистые, будут как мечи. Что-нибудь да придумаю.

Так, что там по моей стате?

Сила – 222.

Ловкость – 124.

Выносливость – 121.

Здоровье – 200.

Мана – 20.

Интуиция – 29.

Ну… неплохо, есть шансы. Тогда погнали.

Вся эта проверка заняла секунды, к тому моменту звери успели только окончательно обратиться.

Ну чо, устрашающий рёв?

Я упал на все четыре конечности и заорал.

-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!

Только вот покинули мою глотку звуки отнюдь не человеческие. Это был до усрачки дикий рёв с нечеловеческими нотками.

- Чо за…

Но вместо этих слов меня покинуло бездушное рычание твари.

В ответ все семеро оборотней выпятили грудь, развели лапы с длинными когтями в стороны и заревели. Не так страшно, как я, но тоже внушительно… ну да ладно, время идёт, пора жрать и убивать. Знать бы, насколько сильным стал.

Ладно, устроим блицкриг.

Я бросился первым. Но уже не на двух, а на всех четырёх лапах, так как двигаться на них было быстрее и удобнее. Наверное, со стороны это выглядит так, словно я паук с телом человека. Оборотни бросились на встречу.

В последний момент я сменил траекторию и прыгнул в сторону. Прыгнул так сильно, что просто оказался от них в стороне. К телу ещё привыкать и привыкать, я уже не говорю о чудовищной непривычной скорости. Ещё прыжок и я врезаюсь в оборотня с края.

Несколько кувырков, я оказываюсь сверху, хватаю тварь за морду и отвожу в сторону, после чего вцепляюсь в горло и начинаю его рвать. Кто-то набрасывается сзади, вгрызаясь в плечо и не давая закончиться начатое. Боль прострелила от затылка до копчика. Пиздец как больно!

Я резко отталкиваюсь, всё же вырывая клок мяса у ублюдка и вскакивая на ноги, оборачиваюсь. Ещё одна тварь прыгает на меня, но я выставляю руку вперёд, и она вцепляется зубами в предплечье. Третью я просто бью ногой, и та отлетает в даль.

Я резко крутанулся на месте, пытаясь сбросить тварь, но мне в ноги уже вцепилась ещё одна. Нет две, сука ещё и в плечо, сейчас до шеи доберутся. Кажется, моё сознание занимает теперь только боль, парализуя даже движение.

Подпрыгиваю что есть сил вверх и…спиной падаю на тварей. Вой, писк, я дёргаю ногой, высвобождая её, резко дёргаюсь вперёд и бью по морде твари, что кусала ногу, лапой, выбивая кровавый фонтан с ошмётками мяса.

Тварь на другой ноге отпустила меня, попыталась цапнуть за харю, но я рукой ловко перехватываю пасть и сам кусаю суку за нос, вырывая его вплоть до кости. Вновь падаю на землю, придавливая тварь на руке, и ударами лап начинаю ломать грудную клетку. А на спину вновь набрасываются и начинают меня рвать, даже в шею вцепились…

Вновь резкий рывок в сторону что есть сил, и мне удаётся сбросить с себя их. Однако мне словно кожу сорвали… возможно так оно и есть. Я бы от боли заплакал, но слёз нет.

Мои раны… они медленно затягиваются. Но время…

Я бросаюсь в сторону. Моя скорость явно выше их, но я пока плохо с ней управляюсь. Достигаю стражника. Он пытается взмахнуть мечом, но слишком медленно. Одним ударом сношу голову, которая улетела вдаль, хватаю тело и запрыгиваю на клетку с рабами, после чего начинаю буквально срывать доспех и жрать. Жрать очень быстро, проглатывая плоть кусками, так как времени на перерыв мало.

Они берут кучей. Слишком много сук, но я могу взять живучестью и силой, которой, судя по всему, у меня значительно больше. Значит…

Я отбрасываю обглоданный частично труп. Звери окружают меня с опаской, понимая, что я не типичный противник. Какая наблюдательность. И я…

Естественно бросаюсь в кучу. Врезаюсь в тварь по центру и через несколько кувырков по земле просто хватаю её и отбрасываю подальше. Резко разворачиваюсь, встречаю сильнейшим ударом прыгнувшую на меня тварь. Её отбрасывает, летят ошмётки плоти с её морды… это сейчас её глаз пролетел?

Пусть их удары и не самые сильные, но кажется, что оборотни тоже не обделены как живучестью, так и ловкостью.

Другой твари, что прыгнула на меня бью снизу вверх прямо в челюсть, но не кулаком, а скрюченной лапой, пробиваю пасть с низу и просто вырываю нижнюю челюсть, которая оказывается на пальцах. Её язык просто вываливается наружу.

Ещё две твари валят меня на землю, но не могут дотянуться так как я схватил их за шею, зато одаривают меня градом ударов, кромсая мою кожу на ремни. Резко упираю ноги в них, разгибаю и откидываю вверх. Кувырок назад через голову, вновь разворот, прыжок вперёд и перехватываю тварь в полёте, что отбросил ранее.

На этот раз я полностью на всей шее смыкаю челюсть и буквально жру её живьём, глотаю и жру. Два быстрых укуса и зубы чиркают об её позвоночник. Резки прыжок вперёд и вновь разворот.

Только одна тварь цела, и это главный, его размеры выдают… У одной грудь подрана, но кажись она регенерирует уже. Пусть удар у меня за двести силы, но живучесть и регенерация со временем сводят всё на нет. Ещё четыре ранены, но кажись не смертельно, хотя без челюсти явно коньки отбрасывает. Я тоже подран и любое движение отзывается либо болью, либо ощущением, что там ожог. А на левой погрызенной руке вообще плохо слушаются пальцы. Ну хоть сама рука двигается. И ещё моё время… хз где.

Я вновь издаю рёв, упав на конечности. Мне отвечают недружным рычанием. Страх теперь гуляет между ними. Кстати, я этот страх полностью разделяю. Я бы ща сказал: расходимся с миром, но вот незадача – у меня вместо голоса только рык. Кстати, регенерация всё хуже и хуже работает. То ли ем мало, то ли время заканчивается.

Ладно, хватит соплей, погнали.

Я резко бросаюсь на них, но в последний момент останавливаюсь и все шестеро оказываются передо мной. Пролети я ещё немного, вместе бы накинулись на меня. И я тут же, не глядя, начинаю молотить своими лапами их, после чего просто отпрыгиваю от ответных ударов и бросаюсь к страже.

Ловлю четыре болта от арбалетов, но боль по сравнению с укусами незначительна. Врезаюсь в строй из четырёх человек. Одного смял, двух других располосовал ударами когтей… Хотел убить, но броня выдержала, а их просто оттолкнуло. Плевать.

Положил руку на шлем, резко придавил к земле, и тот прогнулся словно консервная банка, выплёскивая мозги. Резко схватил руку, несколько раз дёрнул и вырвал из сустава и вновь отпрыгнул, но уже на крышу, где руку и сожрал. И вновь в бой.

Приземляюсь на рыцаря, ломая его как игрушку. Бросаюсь на зверей, врезаюсь в одного, поднимаю над собой и, аля борец, бросаю на землю. Пятеро набрасываются на меня, но я добиваю на земле ублюдка, растоптав ему голову.

Начинаю крутиться волчком, сбрасывая двух вместе с кожей и мышцами, в которые они вцепились, не давая им добраться до шеи. Боль такая, что я реву от боли на всё округу. Дёргаю руку на себя, вырывая из пасти и тут же бью острым локтем в морду, ломая твари кости. Жаль часть мышц оставил у неё в пасти и она в локте теперь практически не двигается.

Хватаю за шкирку другую тварь и швыряю насколько есть сил. Бросаюсь в сторону, унося с собой на спине последнюю. Срываю со спины, словно пиявку (эта сука порвала мне там все мышцы, как я ещё руками управляю!?) бросаю вперёд, после чего прыгаю сам на неё, рву к хуям челюсть. Запихиваю руку в глотку, пробивая череп с низу и рву лапой мозг. И в это же время не переставая жру суку вместе с шерстью, кожей, костями, мышцами… Время, мне нужно время.

Их осталось четыре и один отравлен, один без носа, один без челюсти и один слеп на глаз. Моя регенерация вроде как что-то там возвращает, и левая лапа вновь движется.

Вновь бросаюсь в бой.

Не пойму, почему мне ещё глотку не порвали? То ли меткости не хватает, то ли скорости? А может они так задрать пытаются? Хотя кто-то вроде пытался, но я тогда сбил его.

Твари бросаются все разом, и я ухожу в сторону ударом снося пол морды всё тому же несчастному ублюдку, но теперь он слеп на оба глаза. Разворачиваюсь и все трое валят меня на землю. Прикрываюсь руками, которые дерут и отталкиваю одну ногами, отправляя в полёт главного. И тут же резко перекатываюсь боком, ещё раз и ещё, после чего отпрыгиваю.

Не даю шанса и прыгаю на одну из тварей, что без носа, придавливаю к земле. Левой рукой прикрываюсь от второй твари, что рвётся ко мне сбоку. Хуй с рукой, ей не привыкать. Свободной, несмотря на удары лап по телу я бью в грудь придавленной твари. Удар, удар, удар, треск, ещё удар, рука проходит через рёбра, и я вырываю сердце.

После этого валю тварь, что дерёт зубами руку, на землю, запихиваю пальцы в глазницу руку, всё глубже и глубже, пока не добираюсь до мозга. Осталось две. Отравленный и без глаз. Безглазый пытается унюхать меня, но…

Бросаюсь на вожака, и мы отлетаем, несколько кувырков и я сверху. Руки в пасть. Его острые зубы протыкают ладони, но срать уже, я просто раскрываю ему пасть до максимума и… Резкий рывок, потом встаю на него ногой, ещё один рывок и срываю верхнюю челюсть вместе с черепом. Осталась на теле только нижняя. После этого спокойно добегаю до слепой и ловким движением выкручиваю голову в обратную сторону. Только скулёж тот и выдавил.

Теперь те двое охранников. Они жмутся около барака и, как увидев, что я направляюсь к ним, сразу прячутся в нём. Но мне не нужны двери, стенки слишком хлипкие. Я просто вламываюсь внутрь через неё и бросаюсь на них. Удары мои их броня выдерживает, поэтому я просто рву их. Отрываю ноги руки, головы, пока всё тут не заливает кровь и никого в живых не остаётся.

Подхватив одно из тел, я выбираюсь на улицу и, пожирая его, оглядываюсь, не остался ли ещё враг, но… нет, пусто. На мгновение мне показалось в дальних кустах что-то есть, но приглядевшись я увидел лишь лес.

Всё… бой закончился, хотя я бы не сказал, что он был очень долгим. Возможно я в десять минут уложился. А может и в пять…

Не знаю, каким чудом я их уделал. Вроде дрался как обычно, как мог, как привык, следуя самой логичной тактике. Хотя подозреваю, что прирост статы у оборотней просто меньше. После подобного меня слегка подтряхивает как от страха и адреналина, так и от боли. Но сука, как же всё болит, словно меня пожарили на сковороде и до сих пор рвут куски плоти.

Хавая ногу обмудка, я оглядываю себя.

Ну что могу сказать… Чудовищно… Только одно слово, это чудовищно. Всё тело истерзано, порвано, где-то целые куски плоти вырваны. Меня как будто тащили по гравию на машине, от чего меня всего вот так порвало. Хотя надо признать, всё это регенерирует с болью, на которую я даже не обращаю внимание. А ещё всё тело, где идёт регенерация, щиплет и чешется.

Ужасно…

Кстати, жру я не просто так, надо чтоб тело полностью отрегенилось до обратного изменения, иначе хуй такие раны залечишь. А то страшно представить, что будет, если всё это перенесётся на моё тело. Кстати… а человечина не такая уж и плохая, по вкусу похожа на жёсткую говядину, особенно ноги. Меня бы от подобного бы вырвало, наверное, но сейчас это всё воспринимается так, словно я ем что-то обычное типа курицы или свиных рёбрышек. Видимо психику тоже изменения цепляют, если я до этого не был ещё психом.

Эх… какой же я больной обмудок, лишившийся капельки человечности… Пойду, рабов попугаю, что ли…

Хотя подходить было необязательно, я и отсюда видел перекошенные от страха рожи. Мужчины, женщины, дети, все они сжались в кучу в углу клетки и дрожат. Наверное, кирпичный завод открыли.

Мои раны с болью и превозмоганием заросли лишь к тому моменту, как я закончил доедать труп пятого рыцаря. Мда… регенерация слабовата, хотя с другой стороны тело выдержало столько укусов, что просто поразительно. Ах да… живучесть то там за двести… ну тогда понятно… Хотя нет, нихуя не понятно.

Я медленно обошёл залитую кровью поляну, выискивая своих неверных товарищей, что попрятались в кустах. И надо сказать, что я их сразу заметил. Вон в тех… чувствую как запах, так слышу и звуки.

Кстати, на счёт запаха, кто-то из вас явно напрудил в штаны… негодницы.

Глава 43

Это был отходняк... Нет, не так…

- О-О-О-О-Т-Т-Т-Т-Х-Х-Х-Х-Х-О-О-О-Д-Д-Д-Н-Н-Н-Н-Я-Я-Я-Я-Я-К-К-К-К!!!!!!!!!

Так вот чо бабы при родах орут так, реально легче… но не намного. И не стоит удивляться, что я даже согласную «К» умудрился протянуть в крике. Когда тебя так пидорасит, ты открываешь в себе новые потрясающие возможности! Вот, например, я уже взрослый, а от боли справил позорно всю нужду под себя, так как такого сука я ещё не чувствовал. Вообще, какого хуя так больно то? Разве не наоборот должно быть?

Продолжая орать, как лев, которому прищемили дверью яйца, я, в конце концов…

Отключился. До победного момента от боли удержать сознание я, увы, не смог.

Боль, боль, молю, уходи, я не переживу такой пиздец. Даже в отключке я чувствую, как меня просто штормит, как сердце захлёбывается, и как рвётся сознание… От такой боли я поеду… Нет, Патрик, держись, раз, два, три, четыре…

Я пытаюсь абстрагироваться и не чувствовать того, что происходит со мной, хотя это невозможно. Нельзя умереть от боли, можно умереть от сопутствующих повреждений. А вот свихнуться вполне. Но… кажется я уплываю… Как бы не старался… я плыву…

Сколько я пролежал в отключке? Ну… не знаю, однако если учесть, что я до сих пор на траве и не слышу, как меня спасают, то явно недолго. Почему я уверен, что меня спасут? Ну так Дара с ними, я ей необходим, и она меня не бросит. Надеюсь только, что её не попытаются с испуга кинуть другие, чтоб изгнать меня из команды.

Я с трудом приоткрыл глаза, которые буквально резало светом звёзд. Не помню, чтоб был таким чувствительным к свету… Но сука, как же слепит… не буду их открывать, ну нахрен.

И где этих шлюх носит, когда голый обоссавшийся, обосравшийся воин-победоносец так нуждается в помощи!? Пиздец просто, ни на кого положиться нельзя. А ведь я первый раз оказался в таком уязвимом положении. Всегда я сохранял план для отступления, а тут рискнул буквально всем, положившись на кого-то и сжигая все мосты за собой.

- Где вы, ёбаны вашу мать в рот… - прохрипел я.

Кажется, связкам пиздец. Ну ладно, я в любом случае не любитель петь.

Где-то справа я услышал шаги по траве. Повернуть бы голову, но… Во-первых, двигаться адово больно, во-вторых, всё равно смотреть не могу.

- Дара… это ты? – голос хрипел, как волочащийся по земле деревянный ящик.

- Д-да. Мэйн, это ты?

Нет блять! Не я! Пройди мимо! Сука, ты чо блять такая тупая!? Не видишь, что я!?

- Не я.

- Но… ты же говоришь со мной.

- Дура, я это! Я! Помоги мне уже!

- Как?

- Отсоси у меня! – не выдержал я. – Дара-дура, я двигаться не могу, смотреть не могу, мне адски больно! Хули ты тупишь!?

- Но что я могу сделать? – испугано пискнула она.

- Естественно, сделать для нашего зверя носилки, - промурлыкала Лиа.

Ну слава богу, хоть есть кто-то… АЙ! Больно!

- Ты чо творишь!?- воскликнул я.

- Да у тебя кожа во многих местах порвана. Вот я туда и тыкаю пальцем. Кстати, руки и ноги у тебя тоже не совсем под правильными углами. Смотри...

Сучка схватила меня за руку и О БОЖЕ БЛЯТЬ КАК БОЛЬНО!!! СУКА ГНЁТ ЕЁ В ОБРАТНУЮ СТОРОНУ!!!

- Отпусти, блядина потасканная! – захрипел я. – Иначе я перепревращусь и порву тебя нахуй.

- Ладно-ладно, - ответила она, но её голос не говорил о том, что она собирается останавливается.

- Ты лучше скажи, член на месте? – спросил я о самом главном волнующем предмете на моём теле.

- Ага, - я почувствовал, как на упомянутый орган легла её ладонь, мягко сжала, разжала, будя его и дразня. – Он даже рабочий.

Ну слава богу, самое ценное в порядке! Тогда можно не беспокоиться.

- Отлично, там Мэри у вас?

- В красной шапке?

- Да.

Послушался скулёж, плач, звук удара.

- Й-йя здесь, - всхлипнула она где-то рядом.

- Чо она плачет?

- Они меня…АЙ!

Вновь звук удара.

- Да она тут убежать собралась.

- Не собиралась! Клянусь, пожалуйста, не над…АЙ (звук удара) Стой! (звуки удара, писк) стойте…(плач, звуки удара)

- Лиа, харе пиздить мою собственность, - прохрипел я.

- Ладно, ладно.

Я с трудом открыл глаза. Свет от звёзд уже не был таким ярким, так что я вполне мог оглядеться. И что вижу? У Мэри разбит нос, губа, глаза все красные и заплаканные. Она в испуге жмётся от Лиа, которая держит… кнут? От куда ты его достала?

- Лиа, будешь чудить, не поленюсь перевоплотиться обратно и порвать тебя, - пригрозил я.

Конечно же я блефую, но они-то не знают. А без блефа никуда. Нельзя, чтоб они поняли, что власть и сила утекает из моих рук. Блин, как же бесит быть главным, сплошной гемор.

- Да ладно, ладно, я просто охраняю нашу собственность.

- Й-йя не собственно… АЙ! Пожалуйста-А-А-А!!!

Лиа хлестанула этой плетью Мэри. Та попыталась прикрыться, но рука от плети не сильно спасла. Красная шапочка взвизгнула, попыталась отползти, но получила по спине, от чего скрючилась в три погибели и, ревя, сжалась в комок.

Лиа кажется дорвалась, и теперь вся её натура рвётся наружу, а именно на Мэри, чья задница не прикрыта ни кем. Уверен, оставь я охранника, она бы сейчас его пытала. Наверное, так и надо было сделать.

- Лиа, прекращай, не зли меня. Дара, делайте сраные носилки. Мэри, приказываю помогать Даре и вести нас в эту проклятущую деревню.

Блин, пиздец команда.

В прошлый раз была зомби, алкаш и извращенка. Сейчас садистка, дура и плутовка. Мне страшно просто от того, что сама по себе команда ебанутая. А приписать туда неудачника в роли меня и вообще финальный штрих. Правда несмотря на то, что в прошлый раз команда была разношёрстной, она явно была адекватнее, чем эта. Чего стоит Лиа, которая… только что пнула Мэри и та теперь, свернувшись в калачик, стонет.

- Лиа, чо ты творишь!?

- Она пыталась украсть клинок, что здесь валяется, - она показала мне кинжал, который я обмазал ядом.

Вот же дрянь, грохнуть нас хотела!

- Ладно, влепи ей несколько раз, чтоб уяснила своё положение.

Послышались вскрики, стоны, звуки ударов, свист кнута, опять крики и визги. Скажу честно, мне жаль Мэри: она просто хотела заработать, а её сделали рабом, сейчас избивают, заставляя подчиниться. Но… такова жизнь. Мэри нам ещё понадобится и скорее всего, не один раз, от чего придётся сразу расставить все точки над «и». Вон, Лиа поняла уже, да и Дара примирилась. И ей придётся, иначе в следующий раз она нас просто перережет ночью.

- Лиа, помоги Даре и выпустите рабов.

- Зачем?

- Просто выпусти, - сказал я с нажимом. - Нечего им здесь сидеть в клетках.

- Ладно, ладно…

Слава богу она меня слушается. А то я боялся, что, завидев парня, сразу или прирежет, или пошлёт. Хоть от такого её скорее всего останавливает именно то, что я могу превратиться в тварь обратно и сожрать её. По крайней мере, она в это верит.

- Мэри, ползи сюда.

Я с трудом опустил взгляд, вылавливая в темноте Мэри.

Она, вся красная, стонущая и слегка прихрамывающая медленно шла ко мне, обнимая себя.

- П-пожалуйста, не бейте меня, - всхлипнула она. – Я же ничего…

- Ты хотела взять кинжал, так? – перебил я её.

- Я з-защититься от н-наших врагов…

- Пиздишь же, - проскрипел я. – Вот чую, что пиздишь. Короче, слушай, если будет всё хорошо с твоей стороны, я тебя отпущу с деньгами, ты мне не с боку припёку здесь. Если нет… Лиа будет рада поизмываться над молодым телом.

Мэри вновь задрожала. Блин, пиздец мы довели её. От жизнерадостной плутовки не осталось и следа. Но с другой стороны, сломай и управляй. Прости детка, я не положительный парень в этой истории. И у меня есть отговорка – меня заставляет Дара.

А ведь если так брать, тогда меня хотели убить, и я просто пытался выжить. Сейчас от меня требуют невозможного и мне приходиться идти к этому невозможному всеми путями, даже самыми радикальными. Моя вина? Сомневаюсь… Слишком легко обвинить. Это не делает меня хорошим, но и плохим тоже.

- Ты же врёшь мне? – тихо спросила она.

- Естественно. Просто будешь себя плохо вести, отдам тебя Лиа. Она тебя по кусочкам захоронит.

И меня, если я на ноги не встану. Мне неспокойно быть беспомощным, когда рядом она. Ослабь поводок, и такая бойцовская собака, как Лиа, тут же начнёт всех есть. Или пытать. Не могу осуждать её, но и не хочу становиться объектом её игр. И Мэри тоже не хочу отдавать ей: она нам нужна и меня слегка совесть мучает от того, на что я её обрёк.

Через пол часа подогнали Дара с Лиа, таща на себе импровизированные носилки простыни и двух длинных палок. Ну пусть так хоть, правда между двумя палками надо было крепления вставить. На тот момент я думал, что ничего страшного. Но я даже не подозревал, насколько всё будет страшно.

- Отлично… Теперь освободите рабов, если ещё не освободили и обыщите это местечко. Лиа, будь аккуратна в том домике. Там вроде никого нет, но мало ли. Дара, твой рюкзак у меня в сумке, достань свою пращу и прикрывай её. Тащите любые драгоценности и золото. Они нам понадобятся.

Они кивнули и ушли на обыскивать местность.

- Мэри, рабов они выпустили? Мне от сюда не видно.

- Да, - хлюпая носом, ответила она.

- Далеко от сюда топать до деревни?

- С грузом… около суток.

Отлично, я груз. Хотя ничего не имею против, ибо это правда.

- А там надо будет договориться с паханом, так?

- Да, - шмыгнула она носом. – Заплатить пахану, а потом заплатить знахарке.

- Вещами платить пойдёт?

- Да… но там и продать можно их.

Минут через десять пришла окровавленная и счастливая Лиа с Дарой. В том домике они нашли главного, который прятался под кроватью. И Лиа, как она выразилась, «провела профилактическую беседу». Дара же сказала, что она тупо отрезала ему всё, что торчит, кинжалом. Честно говоря, плевать. Может так она успокоит свою садистскую натуру хотя бы на мгновение.

Добычей же стали шмотки как на парня, то есть на меня, так и на них. Сорок две золотых, шесть серебряных и семнадцать медных монет. Вообще, я ожидал, что золото будет редким металлом, но оно так часто здесь используется, что вызывает некоторые вопросы. И по весу оно… лёгкое. От этого у меня возникают подозрения, что это не чистое золото, а сплав, где его всего половина, а может и одна треть, если не меньше.

Упаковав все вещи, собрав всё имущество, включая моё и забрав с собой, мы двинулись в путь.

Начнём с того, как они меня хотели положить на носилки. Просто взяли меня переломанного словно мешок с картошкой!

- Твою мать! Больно, суки! Вы чо творите!?

- Мы же тебя поднять хотели, - начала неуверенно Дара.

И тут голос подала Мэри.

- Может стоило под него носилки подсунуть? Слегка перевернуть, просунуть, потом на другую сторону…

Блять, да она гений! Трусливый гений!

- Завались! – и Лиа, отпустив меня, стеганула кнутом Мэри, ловко попав ей по заднице и заставив визжать, корчиться и плакать.

А МЕНЯ ВЫРОНИЛА! КЛУХА ЕБАНАЯ!

И я упал спиной на землю, ломая своё переломанное тело ещё сильнее.

Кажется, я только что увидел бога боли… А нет, просто затылком ударился.

Сил не было даже материться на тупость моих последователей.

Со второй попытки уложить меня на носилки им всё же удалось, хотя Мэри старалась держаться как можно дальше от Лиа. Но когда я подумал, что хуже быть не может, то они подняли носилки… И ПОШЛИ В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ! Сука естественно они вырвали у друг друга носилки, и я уебался на землю! Мало этого, дёрнув их на себя, они потеряли равновесие и попадали на меня! Я когда-то видел видео с футбола с подобной ситуацией и меня это знатно повеселило. А сейчас вообще не смешно, только больно.

-А-А-А-А-А-А-А-А!!! – крики боли известил об действиях имбецилок весь лес. Я думал, что только Дара дура, но я ошибся, они повсюду! Как можно было умудриться переломанного меня уронить на землю!? Так ещё и плашмя!?

- По крику ему больно, - тяжело дыша сказала Лиа. И дышала она так не потому, что устала!

- П-прости! – Дара бросилась мне помогать сесть… и сделала только больнее, выбивая из меня новый стон боли.

На этот цирк шапито, который сейчас бесплатно давал представление, смотрели перепуганные рабы, где по большей части (естественно, это же классика жанра!) были бабы. Но это в нормальных гаремниках и историях они бы прыгали мне на хуй. Здесь они просто с сочувствием наблюдали, как меня раз за разом роняют на землю дуры, которые не могут определиться, в какую сторону им идти.

Кое-как разобравшись, мы зашагали в указанную Мэри сторону. И когда я подумал, что ад уже позади, я даже не подозревал, что для меня ад только начинался.

Подойдя к лесу Дара неожиданно чихнула и… отпустила одну сторону чтоб носик ёб твою мать почесать! А Лиа, как герой, бросилась меня подхватывать и… тоже отпустила эту же сторону. Как лежал я плашмя переломанный и подранный, так и уебался, упоровшись мордой в землю. Просто охуительно, ничего не скажешь.

Меня принялись укладывать обратно на носилки, и я уже просил этот мир дать мне способку отключить боль, так как такого ада я не выдержу.

Как оказалось, меня легко сломать. Как? Армия? Не-е-е-е… Головорезы и герои по мою голову? Не-е-е-е… Катакомбы с чудовищами? Не-е-е-е…

Две дуры с носилками?

Да! Вот это подход! Кажется, мир долго колупал мою защиту и нашёл самое слабое звено – мою команду. Причём не саму команду, а её тлетворное влияние на мою задницу. Какой ужас, надо брать на заметку её тактику и использовать против врагов, иначе…

Иначе в голову пришло не сразу, так как меня хорошенько уебали бревном по спине, через которое дуры перелезали.

- Да аккуратнее вы, - жалостливо прохрипел я. – И вообще, накройте меня, я стесняюсь. Мэри, приказываю накрыть меня чем-нибудь.

- А что такое? Неужели любительница ходить голышом смущается реального тела?

- Вот именно, это было не моё тело, а это моё. К тому же не самое сексуальное, а теперь рот на замок и неси меня аккуратнее. Пожалуйста.

Мэри, отворачиваясь и краснея, накинула на меня плащ. Чо, парней не видела голых?

Подумал я, сам краснея и отворачиваясь. Боже, какое позорище, удавите меня кто-нибудь.

- Кстати, Мэйн, а каков наш следующий план? – спросила Дара.

- Меня вылечить.

- Нет, я имела ввиду потом?

- Вообще без понятия. Может отправим в ад каменоломню, может изнасилую Мэри. Я пока ещё не решил.

От последней фразы Мэри сжалась. Обожаю пугать дру… АХТЫЖ БЛЯТЬ. Меня уебали в ещё одно бревно. Это словно карма, что нельзя издеваться почём зря над другими. Жалко, что другим надо мной… АЙ БЛЯТЬ!

- Да аккуратнее! Я и так двигаюсь с трудом!

- Да неужели? – улыбнулась Лиа. – А вот твой член двигается нормально.

- Какая жалость, что на нём бегать нельзя! Но если хочешь…

- Прости, персик, ты не в моём вкусе. Но вот в женском обличии что-нибудь да устроим.

Ага, хуй тебе, там тоже пидорасит на части при перевоплощении.

- Дара, а тебе я тоже не по вкусу?

- Прости… - виновато ответила она. – Я мечтаю о герое с мужественной внешностью, чтоб подбородок был квадратным…

Понятно. Мэри я даже спрашивать не стал, так как та сразу покрутила головой, как только на неё глянул. Печаль тоска.

- О-о-о, а тебе нравятся накаченные мужчины? – неожиданно заинтересовалась её предпочтениями Лиа.

- Ну… если лицо приятное…

- И брутальное? Квадратное, с щетиной или бородой?

- Если только аккуратно всё? Я в принципе не против волосатости, они делают мужчину… мужественней.

- Ого, да ты у нас… девушка со вкусом. Может прошвырнёмся как-нибудь по барам, отловим мужика себе, оторвёмся?

- Но… свадьба же должна быть. В первый раз по любви.

- Ой да ладно! В рот и задницу не считается, ведь в таком случае ты не теряешь девственность и сможешь заниматься классической «любовью» с любимым.

- Но ведь…

- Да ладно, говорю со знанием дела. Пока тебя в задний проход драть будут, пошликаешь себе и такое же удовольствие.

Ч-что это за охуительные истории? Блять, что я вообще слушаю? Что за пиздец? Почему моя команда всегда такая… искромётная? Одна на сексе помешана, и вторую такой же делает. И если Дара хочет себя сохранить для любимого, то пусть хранит полностью, а не по частям.

А ещё каждая их фраза забивает гвоздь в гроб моего самоуважения. Эх не вешаются на меня бабы… Как знал, что аниме и ранобе про всратых ОЯШей с гаремом пиздели.

Глава 44

Подстава! Повсюду подстава! В чём она заключается? А в том, что моя стата нихера не изменилась! Я там значит нарубал, жрал, доминировал, унижал, прохватывал пиздюлей, а ничего толком не изменилось!

Нет, конечно кое-что изменилось. Я добил девятнадцатый и теперь у меня гордый двадцатый уровень! Причём, судя по моему расчёту, у меня ровно двадцать. Это всё благодаря двум очкам, которые я получил на живучесть.

Но остальные статы не поднялись!

Ни сил! Ни ловкости, ничего! Я так подозреваю, что они не суммируются, когда ты пользуешься не своим телом. Как тогда со скверной, так и сейчас. И это слегка несправедливо, так как пизды я отхватывал лично. А живучесть поднялась лишь потому, что я тут переломан в говно. Ну как переломан. Пока меня несли и изредка роняли эти… девушки, я успел попробовать подвигать конечностями.

Именно попробовать. Кстати, они вроде целы, по крайней мере те, которыми я могу двигать, остальные… хз. Сухожилия порваны практически на всех конечностях в разных местах. Кости повырывало из суставных сумок, хотя вроде не все: левая что-то до локтя двигается и нога правая вроде как что-то могёт. Шея, слава богу, не повреждена, иначе быть мне инвалидом, хотя с исцелением…

Ах да… в десять раз хуже… как и лечение… Ну что, пиздато живём.

- Мэри, как далеко нам?

- Нам… мы же только отошли.

- Мы уже прошли около полутора километров, - заметила Дара.

- Ну так и деревня – свет не близкий. Сейчас где-то впереди начнётся река. Но лучше может переночевать?

- Тебя забыли спросить, хотя… - перебила её Лиа, и я поймал её взгляд на себе. И нет, не вожделенный, к сожалению, а обычный. – Привал?

- Да… вам отдых нужен. Да и мне не помешае… АЙ БЛЯТЬ! СУКА!

Эти шлюхи (да простит меня женский род) просто бросили меня как картошку. Вернее, они меня положили, но с размахом, от души, так, что я охуел и мне в спину воткнулись камни. Как же больно! Из глаз от обиды, бессилия и боли брызнули слёзы.

- Ой, тебе больно? – спросила Лиа, улыбаясь.

- Слушай сюда, Лианора, - угрожающе захрипел я. - Ещё раз такая хрень, я перетерплю боль, но перевоплощусь в чудовище и буду медленно срывать с твоего личика кожу, обгладывать твои сиськи и задницу, после чего тебе живой в задницу и пизду всуну свои когтистые лапы и выебу ими. И после этого просто трахну твоё полуживое тело. Ты поняла?

- Кажется, я всё уяснила, - улыбнулась она, но вот как во взгляде, так и в напряжённой улыбке читалась насторожённость и намёк на страх.

- Вот и хорошо. Люблю тебя.

- Да неужели? – наигранно удивилась она.

- Ну а хули я жопу рвал там против семерых? Не ради себя родимого. И тех десятерых не ради забавы накрошил.

- Так это ты их убил? – вскинула она бровь.

- В бараке? Я, – Чо? Моего геройства не заметили? Надо сразу заявить о себе тогда! - Или ты не видела?

- Ну знаешь, когда тебя трахают во все дыры на протяжении нескольких часов два десятка человек, мир вокруг… уже не так важен. В голове лишь мысль, когда это всё кончится. Хотя против тех семерых… Знаешь для такого жалкого и хиленького вида ты держался молодцом.

- Да я порвал их!

- Да-да, - она похлопала меня по лбу пальцами и встала. – Пойду костёр разводить.

Костёр? Я покосился на Лиа, которая, что-то шепнув Мэри, ухватила её за задницу и повела в лес. Ага, щас, не дам над Мэри измываться, ей и так уже досталось.

- Мэри, быстро ко мне! Лиа, пожалуйста, хватит мучить её.

Мэри чуть ли не радостно, стирая слёзы бросилась ко мне.

- Так я просто… хворост собрать. Девочку научить взрослому. Может быть напомнить, кто тут главный…

- Ага, знаю я, что ты делать собралась. Одна иди хворост собирать, а она меня тут покараулит.

Лиа недовольно цыкнула и удалилась. Ну да, обломал её, а так бы и изнасиловала, и попытала бы бедняжку.

Так прошла наша ночёвка. Я – ломаный-переломанный, рваный-перерванный спал хуёво не в силах нормально перевернуться, так как тело сразу отзывалась острой и жгучей болью. Кормили меня до жути позорно. Мэри сидела и кормила меня с рук, пока Лиа служила спинкой с божественной подушкой из грудей для головы. И всё бы зашибись, если бы таз не болел. Кажется, я что-то там повредил, хотя сидеть мог.

Что касается Дары и Лиа, то те легли по другую сторону костра и посреди ночи я проснулся от тихого стона. Надо сказать, что Лиа добилась своего и теперь учила Дару на себе искусству, которым радовала нас тогда в палатке. Извращенка развращает глупую девушку. И вот как блять заснуть, когда они друг другу на другой стороне костра куни делают!? У меня чуть член от стояка не лопнул.

Что касается Мэри, то она вполне спокойно устроилась у меня под боком. Почему? Да потому что, по её мнению, я, как её хозяин, был теперь единственной защитой от Лиа, которая нещадно её пиздила непонятно от куда раздобытым кнутом и всячески измывалась. Бедняжка сжалась под моим боком и всё ночь то стонала, то плакала во сне.

Короче пиздец, что я тут набрал в команду.

Утро добрым не бывает, в сортир сразу прибивает.

- Эм… Лиа… подойди пожалуйста.

- Что такое? – с плотоядной улыбкой спросила она.

- Эм… тут такое дело…

- В туалет хочешь? – её улыбка стала ещё шире. – Подержать тебе?

Меня от злости перекосило.

- Да, подержать мне! И спровадь мелких, не могу при них в туалет сходить.

Я не помню, когда ещё так унижался. Ведь даже руки не двигаются нормально! Это настоящее наказание. Особенно когда такая как Лиа придерживает тебе, пока ты ссышь. Пиздец, мне оставалась только плакать от унижения, чувствуя её пальчики. А ещё её голосок, который мне капал на нервы, нашёптывая: «пись-пись-пись». Как отлечусь, я ей блять сифонную клизму сделаю и пробкой заткну, чтоб суке неповадно было. Кстати, я клизму и Даре обещал, так что обоим влетит.

После пережитого позорища, терпя этот липкий насмешливый взгляд, мы отправились в путь.

- Ты говори, если что, я тебе обязательно помогу. И попку подотру, если понадобиться, - шепнула она мне, когда поднимала носилки.

Ух и допиздишься же ты, Лиа.

Моя харя должна была быть сейчас такой же красной как кровь на ранах, которые расчерчивали моё тело в местах разрывов. Наступит момент и… АЙ!

Сучки-криворучки уебали меня ещё раз об какое-то поваленное бревно. Пиздец, если бы в моём мире так эвакуировали людей, то у нас бы до больницы никто бы не доживал. И это благо, что кости и позвоночник не переломаны, иначе бы каждый такой удар вышибал бы из меня дерьмо похлеще учителя начальных классов, который пробивал мне пизды с завидной частотой.

- Мэри… Долго мне ещё терпеть этих криворуких? – простонал я, не в силах даже потереть ушибленное место.

- Сейчас мы выйдем к речке. Она протекает прямо около деревни, так что нам просто надо будет идти вдоль неё.

Речка? Не нравится мне речка. Почему? Ну… я вспоминаю медведей, вспоминаю сломанную ветку, полёт, ебало в воду буквой Г. Ох… даже воспоминания болью отдают. Короче, речки зло, особенно, когда ты в руках ненадёжных друзей. Хотя друзьями их язык не поворачивается назвать. Одна маньячка, которая слушается лишь под страхом смерти, другая обычная девка, которая тупо пинает меня на смерть. И перепуганная дурында, которой прописывают пиздюлей.

Положиться то не на кого. Будь я свободен, съебался бы уже от греха подальше путешествовать в какой-нибудь пати. Да даже тогда, двадцать лет назад, с эльфийкой гонял бы и не парился. А может потом бы осели с этой плоской ушастой и детишек бы делали, а там бы и дом отстроили, и жили бы нормально… Или гарем бы собрал и путешествовал.

Но нет, вместо спокойствия я жру людей, мочу их налево и направо, сжигаю города и делаю диверсии. Кстати да, мне выпала уже знакомая ачивка.

«Людоед – вы испробовали человеческой плоти и не раз. Вы узнаете этот вкус из тысячи, по запаху, по вкусу, по мягкости. Пусть людишки знают, что для вас они всего лишь закуска.

Условия получения – съесть человека.»

Какая прелесть. Я прямо реальный антигерой теперь. Люди для меня закуска… Если бы они при виде этого звания ещё и разбегались в страхе, вообще бы идеально было. А так только убить попытаются.

Лес тем временем плыл вокруг меня красивыми нежными зелёными оттенками и удивительно голубым для этого места небом, которое виднелось сквозь кроны деревьев. Всё в зелени, деревья, земля, кусты. Казалось, что мы просто плывём в ней, где не видно ни конца, ни края. Иногда этот лес сменялся высокими стволами деревьев, чьи верхушки, словно зонтики, закрывали собой небо, а вокруг была лишь короткая зелёная трава. Объяснить такую резкую смену природы я мог только одним словом.

Поебень.

Вот как! А!? Видели!? Одним словом описал всё! Боже, да я просто гений!

Тем временем шум листвы на ветру, пения птиц и звука гнущихся ветвей начало разбавлять едва заметное шелестение. И это шелестение превращалось в однообразный шум по мере нашего приближения туда. Очень скоро я уже без проблем различал характерный шум воды в бурном потоке, который свойственен для горных речек. Обожаю, как речки такие шумят.

Очень скоро взору открылась… почти открылась речка. Как оказалось, мы были сейчас на небольшом возвышении, и она текла где-то внизу. Со своей позиции, я мог видеть только склон, уходящий вниз.

- Мэри, долго ещё?

- Ну… эта речка…

- Протекает около деревни, знаю. Как долго, я спрашиваю.

Она задумалась, стараясь держаться подальше от Лиа.

- Ну сейчас мы спустимся с холма и будем на одном уровне с рекой. А там уже надо просто идти вдоль, пока деревня на другом берегу не покажется.

- А там мост есть на другую сторону то?

- Нет, но есть мелководье. Через него пройдё…

Мэри отпрыгнула от Лиа, которая попыталась её пнуть.

- Лиа, какого хера? – прохрипел я.

- Эта сучка насыпала мне камушков в ботинки.

- Ты меня бьёшь постоянно! – обиженно заявила Мэри, чуть не плача. – Так тебе и надо!

Она вообще пыталась держаться рядом с Дарой, которая относилась к ней вполне нейтрально. Не разговаривала, но и пизды не пыталась прописать.

- Спуск, - объявила кстати недавно упомянутая особа.

- Да, там водопады будут, - шмыгнула носом Мэри.

- Кстати, Мэри, сразу приказываю, не сметь сдавать нас. Скажешь наткнулась случайно в лесу после заказа. Мы мол заплатить обещали, если поможешь. Поняла?

Она тут же закивала головой. Ну да, Лиа способствовала быстрым ответам этой мелкой. А вообще, я бы дал Мэри лет четырнадцать по развитию. Весёлая, когда всё норм, плачет или грустит, когда пиздец точит над ней зубки. И эта смена характера происходит ну очень быстро. Чую, натерпимся мы ещё с ней.

Спуск с холма начался довольно бодро. Дара шла спереди, Лиа сзади. Мэри шла где-то сбоку, стараясь держаться от Лиа подальше. Судя по всему, мы спускались с довольно крутого склона, раз здесь такой уклон. Честно говоря, я не особо заметил, чтоб мы поднимались куда-то, но по-видимому до этого мы просто шли на лёгкий подъём, который даже не заметили.

Однако такой угол наклона меня всё равно смущает. Тут слишком круто. Может стоит сказать, чтоб искали другой путь? А то вон они идут, медленно переставляя ноги, чтоб не оступиться…

И одна из них оступилась. Вспомнишь говно, вот и оно. Ну кто бы сомневался.

А оступилась, если конкретнее, Дара: её нога съехала в бок, она начала крениться в сторону обрыва, утягивая за собой Лиа и…

И ОНИ МЕНЯ ВЫРОНИЛИ!!!

Уронили словно сранный мешок с картошкой! Просто отпустили носилки, хватаясь за деревья, чтоб самим не упасть и не укатиться по склону вниз. Зато мне было заебись рухнуть на землю и катиться как какому-то бревну со склона, собирая телом все неровности ландшафта по пути и подпрыгивая на неровностях как на трамплинах.

- А-А-А-А-А!!! НА ПОМОЩЬ!!! А-А-А-А-А-А-А!!!

Я катился, пытаясь хоть как-то остановиться, используя несчастный кусок левой руки и что-то могущую ногу, но кроме как порций боли мне это не принесло. Я извивался как червь на сковородке, спасая себя, но всё мелькало и крутилось, а мои спутницы отдалялись всё дальше от меня. В последний момент, я увидел, как красное пятно метнулось ко мне по склону и…

СХВАТИЛА!

ЗА ЧЛЕН! БЛЯТЬ, КАК ЖЕ БОЛЬНО!!!

Прямо на самом краю Мэри остановила меня, уцепившись не за что-то, а за самое дорогое, чуть не вырвав! Но кажется до неё дошло, за что ей приходится держать, так как её взгляд опустился вниз… и она, взвизгнув, отпрянула и отпустила меня!

Ой да иди ты нахуй, не целованная девка! Ты же меня почти спасла!!!

- А-А-А-А-А-А-А!!!

И я, как желе с костями, уебался в воду. Благо тут совсем не высоко, что однако не спасло меня от разбитой губы. Но это было наименьшей проблемой теперь.

Мир наполнился множеством пузырьков, холодом, круговоротом воды и нехваткой воздуха. Плевать на боль! Надо спасаться! Я задёргал в безмолвном отчаянии всеми конечностями, которые мотались как тряпки, скрипя зубами от боли. Всё в голове заволокло пеленой от боли.

Вынырнул на каком-то пороге и тут же набрал воздуха. На мгновение я увидел девок, которые втроём столпились у обрыва и смотрели на меня…

А потом я ушёл подводу! Сука, не кричим, не выпускаем кислород из лёгких, иначе не всплывём. Отчаянно молотя своими культяпками я раз за разом выныривал, понимая, что к хуям утону! Сил не хватит так держаться!

И тут мимо меня проплыло спасение! ЕБ ТВОЮ МАТЬ Я СПАСЁН!!!

Деревяшка!

Блять, деревяшка! Вот моё спасение! Эта дубина неслась рядом со мной и я, тратя все свои силы, дёрнулся к ней и… вцепился в неё зубами. Сука, пиздос! Держась за неё зубами, я хоть как-то мог удержаться на поверхности и дышать, хотя мы постоянно ныряли под воду. Попытался закинуть левую культяпку, но хуй там, сил не хватает.

Так, спокойно. Спокойно. Я на плаву. Так, ещё порожек…

Всё уходит под воду, шум, пузыри, по всюду вода.

Но я выныриваю из этого бурного потока, едва дыша. Стоит выпустить весь воздух из лёгких, как я превращусь в простую грушу, которую тянет на дно! А я не хочу на дно, я вообще не хочу тонуть! Божечки! Спасите, люди добрые!

Захлёбываясь водой и собственным страхам, я перепуганными глазами оглядываюсь, когда это вообще возможно. И иногда на моё великое счастье перед ними появляется моя команда, скачущая резво через камни по берегу. Хоть не бросили меня на произвол судьбы и на том спасибо. Но поскорее бы им уже спасать меня идти, а то я после таких порогов зубы в бревне оставлю.

И тут я заметил одну хуйню – Дара раскручивало что-то на верёвке! Блять, что там за снаряд! ЭЙ! ПОГОДИ ДУРА!

- Я сейчас! – закричала она, раскручивая какое-то полено на верёвке!

Сука нет! Не кидай блядь! Сука!!!

И эта дура бросила. И она попала…

МНЕ В ЕБАЛО!!!

Несколько передних зубов так и остались в деревяшке, а меня выбило с неё. Отбросило к хуям и в следующее мгновение помимо воды мне рот наполнила собственная кровь. За что мне всё это!?

В те редкие моменты, когда я бывал на поверхности бурного потока, молотя своими культями и давясь слезами от боли, мой взгляд отчаянно искал, за что бы ухватится. И… Да! Там какое-то бревно! Сука, слава яйцам!

Я отчаянно заработал всем, чем можно, уже и думать забыв, что тело после подобных нагрузок ещё неделю сращиваться будет. Плевать на тело, главное выжить любой ценой. И даже если эта цена будет запредельно высокой, я просто обязан выжить! Меня там, в отличии от других, перерождение не ждёт!

Кажется, удача была на моей стороне, так как это бревно так удачно вильнуло в мою сторону в том месте, где порогов не сильно много было и я, напрягшись, дёрнулся в сторону него…

Каким-то неведомым чудом я умудрился дёрнуться всем телом, а бревно в этот момент поднырнуть под воду. И вот оно всплывает прямо подо мной. Я оказываюсь ровно по середине этого неровного шершавого дерева, причём так, что уже не рискую свалиться в воду, если не будет сильных порогов.

А ведь если посмотреть, то холм закончился, и река дальше идёт довольно спокойная, разделяя лес на две части. Можно сказать, что кризис позади.

Фух… осталось дождаться пока меня выловят или же пока это бревно само не прибьётся к берегу. А пока можно выдохнуть спокойно, пока бревно двигается…

Так, стоп. Бревно двигается!

Глава 45

Чего блять!? Что за поебень!? П-почему оно двигается!?

Я с трудом и перемогой перевернулся на бок и посмотрел на «бревно», которое так «удачно всплыло» передо мной. Ну, во-первых, со страху и адского приключения я не заприметил странную на ощупь поверхность, которая как бы намекала, что бревно-то и не бревно вовсе. Об это свидетельствовали до ужаса симметричные отростки во всю длину.

Но окончательно меня в этом убедил такой миленький жёлтый глаз с вертикальным зрачком, который открылся, чтоб посмотреть на нарушителя спокойствия. Он тут же упёрся в меня взглядом и что я сделал?

- Э-э-э… здрасте.

Глаз охуевши моргнул, потом ещё раз, а следующий момент эта хуйня под названием аллигатор (или крокодил, а может вообще ёбаный бескрылый дракон) раскрыла пасть и…

Завизжала.

На пару со мной.

Я прижался к телу этой хуёвины, а та с перепугу давай блять своими лапками дёргать, словно плавать не умеет и верещать.

- НА ПОМОЩЬ! НА ПОМОЩЬ! – позорно закричал я, понимая, что пиздец не окончил свои игры.

Я, обсыкаясь от страха в прямом смысле слова, оглядывался и кричал. Где-то там, на одном из берегов появилась моя команда из трёх человек с бревном на перевес. Лучший снайпер команды вновь собирался пульнуть его мне.

О боже, только не опять!

- ЛОВИ! – закричала Дара, раскручивая его.

БЛЯТЬ ЧЕМ!? У МЕНЯ РУКИ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ДВИГАЮТСЯ, ДУРА БЛЯТЬ!

- НЕТ! НЕ КИДАЙ, СУКА!

Но поздно, Дура пульнула снаряд в меня. Я молился, чтоб она промахнулась, но у Дуры слишком хорошо был прокачан навык оружия дальнего боя, да и праща была её основным оружием, так что с этой задачей она справилась на ура. Справилась бы, если по привычке целилась не в цель, а чуть вбок от неё. Боевой снаряд «полено» перелетел через половину реки и…

- НЕ-Е-Е-Е-И-И-И-И-И-И-И!!!!

Я без проблем взял и вторую октаву, и третью… А раньше не получалось. Хотя теперь, чую, буду брать их без проблем, так как самое дорогое и больное мне только что отбили поленом.

Дёргающаяся хуйня наконец поняла, что можно просто уплыть и подобно змее, начала изворачиваться, скользя по водной глади, неплохо разгоняясь и вторя мне своим визгом. Спасибо, что мы ещё не ныряем под воду. Просто пиздец, мальчики-зайчики устроили концерт на весь лес. Надо ли говорить, что где есть концерт, там будут и восторженные зрители?

А ими оказались какие-то зелёные индейцы куки-маки. Хуй знает, от куда какие-то нататуированные длинноволосые хуй знает что выскочили толпой в человек десять и с шоком уставились на двух визгунов которые плавали кругами, уворачиваясь от спасительных полений Дуры, которая с завидным упорством хотела спасти меня, но на деле просто пыталась убить.

И как изменилась ситуация? Да никак! Толпа индейцев что-то начала кричать. Мои бабы что-то начали кричать. Индейцы повытаскивали верёвки и принялись кидать в меня лассо. Вот заебись то! Теперь я плавал на визжащем аллигаторе по кругу, а в нас летели лассо и поленья на верёвках. Попутно я слышал, как мои бабы и индейцы переругивались, и там отчётливо слышались слова: шлюхи, членососки, наш, бляди и так далее.

Ох заебись то теперь, но чего-то не хватает!

И это что-то всплыло прямо перед нами. Аллигатор с размаху стукнулся в него носом, останавливаясь. На мгновение стало тихо, потому, что все в шоке смотрели на то, что родилось из-под воды. И это нечто было…

Бегемотом.

- Ох ебать нас в сраку… - пробормотал я, глядя на это.

Тварина была размером с полноценный танк, который мог закатать нас как консервы, хоть и выглядел обычным бегемотом. Даже аллигатор остановился, понимая, что пизда нам. Но вся опасность ситуации показалась нам через мгновение, когда эта тварь открыла пасть и зарычала на нас. Нас даже потоком воздуха назад сдуло. Но ещё хуже вони из рта было количество зубов явного хищника. Не те бивни у бегемотов в моём мире, а полноценные острые зубы, как у динозавра, в четыре ряда, загнутые во внутрь…

- Газуй нахуй! – среагировал я первым. - Газуй от сюда, оно нас сожрёт нахуй! ДАВАЙ БЛЯТЬ ГАЗУ-У-У-УЙ!!!

И аллигатор разделил мои страхи, давая дёру. Но не так, как я ожидал. Это нечто под названием аллигатор расставил в разные стороны лапы, словно хотел взлететь, открыл пасть и… ДЫХНУЛ ОГНЁМ!!!

БЛЯТЬ КАК ИЗ СОПЛА ЖАРИТ!!!

- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!! – выдал я своё мнение, когда под такой тягой мы понеслись по реке.

Что за феерический пиздец! И почему я вновь в центре этого!?

Но и бегемот не собирался нас так просто отпускать. Продолжая реветь, он бросился вперёд подобно какому-то судну, норовя нас сожрать. Попутно по обеим сторонам бежали наши сопровождающие, не отказавшиеся от идеи накинуть на нас лассо или полено, что-то визжа и крича.

Что это, блять!?

С одной стороны бегут ебаные разноцветные индейцы с луками и копьями, скачут через препятствия и орут, с другой - ебаные дуры, тоже бегут и тоже что-то орут; попутно обе команды кидают в нас лассо и поленья! А за нами огромнейший бегемот танк с целым рядом зубов хочет сожрать!!! И от этого пиздеца я ухожу на аллигаторе с огненной тягой, как на лодке с реактивным двигателем, скользя по водной глади!

- ДАВАЙ!!! БЫСТРЕЕ!!! БЫСТРЕЕ НАХУЙ!!! ОНО СОЖРЁТ НАС!!!

Словно услышав мои истерические мольбы, аллигатор поддал газку, спасая наши тушки. Зубы щёлкнули в сантиметрах от нас. Кажется, бегемот даже не заметил пламени, что жахнуло в тот момент ему прямо в пасть.

Чтоб самому не слететь с этого болида, я уцепился в твёрдый нарост оставшимися зубами. А наша свита по берегам стала отдаляться. Тягаться с реактивным аллигатором им явно не грозит.

Охуительная поездка по водной глади не длилась слишком долго. Очень скоро у аллигатора то ли топливо кончилось, то ли решил сменить тактику, но прямо на воде, резко крутанувшись головой вперёд и всё так же расставляя лапы в сторону, блинчиком заскользил по водной глади к берегу. Добравшись до него он с охуительной проворностью и скоростью, орудуя лапами, бросился бежать, начав дико верещать.

Да ещё как! Это существо бежало, подняв тело над землёй и переставляя лапы с замахом, словно крутя ими по кругу, а от её крика закладывало уши! С дичайшим проворством оно неслось по лесу, через кусты, траву, под поваленными деревьями… От сука бегемота, который, как танк, сносил перед собой всё или вообще сминал!

Наверное, это заебись выглядит – голый чувак на аллигаторе, бегающем как варан, уносится прочь от бегемота, размером с танк, через лес. Я бы курнул такую забористую травку, если бы она существовала.

Но не время для стонов, надо спасать свою шкуру! А именно, посредством моего любимого лазанья по деревьям. И одно такое уже было на нашем пути, суля нам пусть и временное, но спасение.

Всего на мгновение разжав зубы, я закричал:

- БЫСТРЕЕ НА ТО ДЕРЕВО! НА ТО ОГРОМНОЕ ДЕРЕВО ЛЕЗЬ!

И тут же вцепился зубами в этот нарост, пытаясь покрепче уцепиться своими вырванными из суставов руками и ногами. Кстати, от такого пиздеца, у меня даже голос прорезался, что можно считать чудом.

Не снижая скорости, она бросилась забираться на здоровенный баобаб. Давай блять, быстрее нахуй, оно уже близко!

Этот танк-бегемот врезался в дерево, заставив то лишь содрогнуться. Но нам и этого было достаточно – аллигатор заскользил вниз, оставляя борозды на коре и чуть не угодил в зубастую пасть хвостом. Я же чуть не лишился оставшихся зубов, которыми впился в отросток. Благо, руку в пасть твари засунул, и та прикусила её, держа меня. Да, пиздецки больно, да идёт кровь и кажется там до кости зубы вонзились, но я сука не упал и жив, так что остальное в пизду!

Мы ползли вверх с упорством студента, который пишет курсач за два дня до сдачи. Правда иногда мы слегка скатывались вниз от того, что это хуйло било по дереву, но не сильно.

И очень скоро мы достигли верха, от куда я могу рассмотреть округу, пока моё временное ездовое животное, охуевшее от меня и дичайшей погони, передыхало.

В принципе я могу сказать только одно - мы хуй знает где. Вон там просека и, скорее всего, там проходит река. А вон холм, и ещё один… и ещё… Да там много холмов! Есть низенькие, есть высокие… Ага, вон вижу клубы дыма. Не густого, но заметного на фоне неба; видимо до сих пор город там догорает. Так, по городу, накладывая карту мы примерно…

Я обернулся в другую сторону. И чуть не свалился с аллигатора, так как кроме как правой ноги удерживать равновесие я не мог.

Там вдалеке поднималась целая горная цепь, которая, если верить картам, никому не принадлежала. Её вершины, да и не только, были засыпаны снегом и это действительно захватывающая дух зрелище уходило в обе стороны. Один её конец скрывался вдали, другой заканчивался где-то там. Точнее описать не могу.

Так, получается, если гора за спиной, а горящий город где-то на два часа, то…

Моя голова повернулась влево.

Получается деревня там. Где-то там вдоль просеки, которая уходит к морю. Там и холмов меньше кстати…

Блин, и что делать?

Я глянул на ездовое животное, которое тяжело дышало подо мной. Хуй знает, что оно меня ещё не сожрало, хотя может и травоядное вообще, но сидеть верхом на аллигаторе голым… к этому жизнь меня не готовила, если честно. Да и класть яйца на хрень зубастую, что в моём мире является хищником, то ещё удовольствие. Как и к зубастому бегемоту, который продолжает упорно таранить дерево.

Как вообще до подобного можно дойти? Гонять на аллигаторе по лесу от зубастого бегемота. А там в лесу ещё индейцы бегают.

Жизнь – дерьмо. И за что на мою голову такие испытания? Ведь мог бы найти пати и путешествовать… Никогда не устану рассуждать на эту тему и мечтать о ней. Но увы, это делу не поможет.

Нам надо в ту сторону, к морю, которого не видно. Если верить Мэри, то надо идти вдоль просеки, где течёт река. И мы выйдем к деревне. Думаю, что ждать они меня будут там… или будут искать здесь. О том, чтобы сбежать, я даже не думал, так как одна такая мысль сразу выбила у меня боль и слёзы. Так что никаких побегов и даже мыслей о них, а то без анальгина моя голова от боли лопнет.

А тем временем бегемот устал таранить наше дерево и начал что-то нам кричать. Я особо не прислушивался, но слышал что-то про пидоров, зоофила ебаного, жопу, вазелин и сексуального раба. Даже если просто соединить все эти слова, то получится не самое радужное будущее, которого мне не надо. Так что сейчас нам оставалось просто ждать, пока бегемот не отступит.

- Есть два типа людей. Те, кто идёт вперёд, не смотря на препятствия, и те, кто сидит в доме и боится высунуть нос из норы. Это всегда сложно, покинуть место, где тебе уютно. Ты в своей зоне комфорта, но попробуй выйти из неё. Ну давай же, как говорят, сделай шаг на встречу своему будущему. Если ты попробуешь выйти из зоны комфорта и приложишь усилия, то всё сложится. Ты сможешь изменить свою жизнь. Она заиграет яркими красками, и ты добьёшься новых вершин. А ведь стоит просто выйти из неё.

- Бегемот, отъебись, мы не слезем с дерева, - крикнул я ему сверху.

Уже второй час бегемот играл в психолога и предлагал нам слезть, говоря всякую ересь, в которую кто-нибудь другой да и поверил бы, но не я. К тому же от такого нехило так отбивал его кровожадный вид, который без тонких намёков говорил, что лучше задержать свою задницу на верху.

- Вот я не считаю, что нам надо слезать, правильно, аллигатор? – спросил я у своего товарища.

- Арарарар, - ответил он мне.

- Вот-вот! Пусть из зоны комфорта выходит кто-то другой. А нам это не требуется, мы уверены в себе и нам это не нужно.

Аллигатор утвердительно прорычал, подтверждая мои слова.

Нет ничего удивительного в том, что бегемот и аллигатор со мной разговаривают, причём один вполне себе человеческим голосом. Я вообще перестал чему-либо удивляться в этом мире. То ли у меня крыша едет, то ли мир ещё не до конца мне показал все свои фокусы. И самое плохое то, что сейчас я не могу точно сказать, реально это или нет.

Но валить нам точно надо. И причём, как можно быстрее и как можно дальше от этого бегемота. А то у меня от таких забегов разрывы на коже кровоточат сильно, и чешется всё. Меня бы перебинтовать по-хорошему надо.

- Та-а-а-ак, аллигатор, ты готов? – спросил я, похлопав по его кожаному боку.

- Арарарара, - дал мне он утвердительный ответ.

- Отлично, тогда, раз ты отдохнул, как договаривались, на реактивной тяге.

- Арарарара.

- Нет-нет, нам надо вырваться сразу. Если ты спустишься на когтях и потом побежишь, он нас догонит. А так ща отлетим нахуй куда-нибудь, а конкретнее, в сторону реки, и всё ок будет. Главное, жарь на полную.

Аллигатор что-то пробурчал и встал хвостом по направлению к реке. Я как можно крепче, насколько это возможно, попытался закрепиться у него на спине, используя и зубы, и культяпки. Надеюсь, меня не снесёт к хуям, так как желания лететь потом ещё и вниз в неведомы дали навстречу неведомым приключениям нет желания ну вот просто никакого, как бы это удивительно не было.

- Ну… погнали? - спросил я неуверенно и тут же вцепился зубами в загривок.

- Эй, что вы там делаете!? – крикнул бегемот.

Но увы, ему никто не ответил, потому что аллигатор, прыгнул задом вперёд, широко расставив лапы и… жахнул из пасти огнём, словно ракета.

Как тебе такое Илон Маск? Летящий голый чувак на аллигаторе-драконе, который использует пламя из пасти как ускоритель? Куда тебе до нас со своими ракетами!

Хотя признаться честно, я просто обсирался от страха. Лететь над лесом на выхлопе аллигатора то ещё удовольствие. Особенно когда ты медленно спускаешься вниз. Тяги ему явно не хватало для того, чтобы лететь подобно ракете, но по крайней мере мы двигались по снижающейся траектории над зеленью, пока…

В поле зрения не появилась река.

Аллигатор резко захлопнул пасть, и тяга пропала. Всего какое-то мгновение тишины и спокойствия, после чего мы начали постепенно набирать скорость, падая вниз. Ух, ща ёбнемся в воду. Остаётся надеяться, что аллигатор всё правильно высчитал и мы не упадём на деревья. Ох и пиздец же в этом мире происходит, кто-нибудь, приведите мне психиатра.

Посадка была не то, чтобы мягкой… скорее наиболее безопасной, так как первым вошёл аллигатор в воду, и потом только я. Собой, можно сказать, он разрядил воду для моего входа, но это не спасло меня от другой проблемы. Сопротивлением воды меня отбросила в сторону и… мои зубы остались в том наросте.

Пиздец, я второй раз зубы теряю.

Но это хуйня по сравнению с тем, что я вновь оказался в воде.

В моей нелюбимой воде, когда из конечностей только пол руки и пол ноги. Чтож за хуйня то такая происходит!? И всё же, как бы я её не любил, это не отменяло того факта, что надо выбираться. И я, скрипя зубами от боли, начал дёргать ручками и ножками к милой поверхности, молясь про себя о том, чтоб к хуям не задохнуться сомам и ракам на радость.

Каждое движение отдавалось адовой болью, если учесть, что кости конечностей просто болтались из стороны в стороны, удерживаемые только связками, мышцами и кожей. Больно, но жить то хочется больше. И в тот момент, когда я вынырнул, чтоб захватить побольше воздуха…

НА МЕНЯ НАКИНУЛИ ЛАССО! ДА ЧТОЖ СУКА ЗА ДЕНЬ ТАКОЙ!? ПОЧЕМУ МНЕ ТАК НЕ ВЕЗЁТ!? ИЗ ОДНОЙ ЖОПЫ ПЕРЕБРАЛСЯ В ДРУГУЮ!!!

Эта петля затянулась прямо на моей шее (как символично) и, перекрывая как кислород, так и ток крови в голову, потянуло в сторону берега, где меня уже дожидались какие-то зеленокожие индейцы с длинными волосами. Скорее всего, те же самые, что тогда меня преследовали вдоль речки. К сожалению, рассмотреть их получше не удалось, так как где-то на половине пути всё перед глазами прошлось тёмными пятнами и реальность растворилась в чёрном болоте бессознанки.

Бля, пожалуйста, пусть меня не сожрут. Не хочу я умирать так…

Правда эти мысли потухли вместе с моим сознанием так же быстро, как и возникли.

Глава 46

Удар по моему многострадальному ебальнику. Да такой, что я не то, что очнулся, я обратно отрубился, хотя в принципе был во тьме. Что это значит? Верно, лучше не очухиваться и лежать в отрубе, так как стоит проснуться и меня будут пиздить. Да и боли в отрубе не чувствуется. Уж лучше так лежать; пусть пока там с моим телом забавляются…

Нет, не получится, следующий удар привёл меня в чувства. Ну не сли…

Охж бля… Ещё один удар, но по яйцам… Пиздец, меня привод… Кто-то пнул под дых…

С каждым новым ударом, сознание возвращалось. Правда возвращала его только боль, которая резала меня вдоль и поперёк с каждым ударом. Этот ад из боли и страданий никогда не закончится, кажется. Я уже не знаю, сколько перетерпел, но судьба останавливаться не собирается.

С трудом я разлепляю глаза, пытаясь понять, чей гнев на этот раз вызвал. И буквально краем уха услышал чей-то молодой голос. Судя по всему, голос девушки.

- …так, иначе не придёт же в себя!

И сразу за этими словами мне так не хиленько ударили в солнышко.

В глазах потемнело, а моё возвращающееся сознание застопорилось, явно раздумывая, идти к реальности или вернуться туда, от куда пришло. Пиздец я согнулся в три погибели пытаясь высрать хотя бы вдох из своих сжавшихся лёгких.

- Нет! Надо по-другому! – это уже был голос молодого парня. – Надо так!

И, судя по всему, обладатель этого голоса уебал мне в морду.

Сознание, которое, казалось, вот-вот вернётся, показало средний палец, послало всех нахуй и свалило на задворки моего мозга, а я так и остался в темноте. Это же пиздец, моё тело там пинают! Только… за что? Я вроде от работорговцев спас людей. Никто не знает, что город сгорел по моей вине. От сюда вопрос – за что сейчас то мне пизды прописывают?

Хотя это глупый вопрос. Здесь мне зачастую прилетает просто потому, что.

Не долго мне пришлось радоваться пустоте и спокойствию.

Сознание вновь возвращалось рывками, так как боль простреливала меня раз за разом. Только на этот раз, кто-то хлестал меня по щекам, да так, что кажется мне разбили в говно губы.

Удар, ещё один. Каждая из следующих пощёчин было словно новой каплей в огромной луже, через которую открывался мне этот бренный мир.

- Он не очнётся. Может по яйцам стукнем ещё раз?

- Нет, моя очередь приводить его в сознание! Дайте ту палку, затолкаю ему в задницу.

- Ты уже пинала его! Я сейчас буду!

- Ты тоже его бил! Мафка, заканчивай уже, твоё время вышло!

Блять, судя по голосам они даже моложе меня и их тут явно много! Что это за гитлерюгенд тут собрался!? Дети в подвале играли в гестапо, они бойко пытали деда Потапа? Хотя судя по всему, я не в подвале, и я точно не Потап.

Наконец мне удалось окончательно открыть глаза. Правда всё передо мной кружилось и виляло, словно норовило прыгнуть в сторону, но это не помешало мне рассмотреть садиста… пардон, садистку, которая воодушевлённо била меня по лицу ладонью.

Увидев мой взгляд на себе, она вскочила и вскинула руки в победном жесте.

- Я привела его в сознание!

Галдёж разошёлся со всех сторон. Я медленно оглянулся.

Что могу сказать? Это были… люди. Нет, не совсем люди, скорее кто-то из лесных жителей, типа духов, как их там называют… мавки, лесавки, сыновья лешего и прочая нечисть. Парни и девушки от семнадцати до двадцати. Некоторые были зелёного цвета с зелёными волосами, как та девчонка, которую я видел; некоторые нормального цвета, но в каких-то знаках на коже. У одних в волосах были листья от водных растений или сами растения; у других, листья от деревьев или ветки; у третьих цветки, словно они специально вплетали всё это.

И они все были абсолютно голые.

Красивые стройные голые тела у девушек и подкаченные стройные тела у парней. Их можно было бы назвать эталоном правильного тела молодого человека. Сейчас они все галдели и тыкали в мою сторону пальцем, словно я был… врагом?

- Эй ты, - пнул меня в ногу какой-то белобрысый паренёк в зелёных и коричневых татухах. Та согнулась под неправильным углом в районе сустава, выдавливая из меня стоны. – Мы знаем, что ты не один в этих лесах, где твои люди!?

Судя по всему, видя моё состояние, тварёнок решил поиграть в героя-дознавателя и построить из себя крутого. Особенно, когда руки мои за спиной связаны. И вообще, что за хуйню он несёт?

- Какие блять люди? Ты о чём, парень? – выдавил я из себя, пытаясь закинуть боль куда-нибудь на отшиб сознания.

- Солдаты! Ты пришёл с солдатами, мы точно знаем! – накинулся он на меня. - Где они!?

- Какие в жопу солдаты? От куда ты взял, что я их привёл?

- Потому что вы их всегда приводите!

- А с чего ты вообще взял, что я – один из них?

Я попытался привести его к логичному пробелу в его доводах, сразу поняв, что тут происходит и за что они устроили мне такую побудку.

Из этих нескольких вопросов я сразу смог воссоздать картину. Солдаты наведываются сюда и гнобят их. Детишки их боятся и ненавидят, отчего дают отпор. И сейчас они думают, что я из солдат и мы готовимся к новому нападению. Увидели, приняли за врага по ошибке. Я всё понимаю и готов их простить… Если они сейчас меня распутают и помогут. Все мы ошибаемся, и я бы тоже относился ко всем с подозрением.

- Да врёт он всё! – раздался голос из толпы. – Они девок в рабство уводят, а парней на работы землю копать! Он один из них, точно говорю!

Ну как и предполагал. Правда то, что те уводят людей в рабство, никак не вяжется с тем, что я враг. Разряд людей, которые просто ищут виноватых. Всегда таких ненавидел.

- Да с чего вы взяли то это? – спросил я.

- Ты человек!

- Бля, вы тоже на людей похожи. Например, вон тот, - кивнул я на парня, у которого татух не было практически кроме той, что шла наискосок через грудь, - похож, но это же не значит, что он из солдат.

Опять тишина и недоумённые взгляды. Они явно прониклись к логическим выводам, которые я привёл им.

Можно порадоваться, что местные жители леса ещё могут подумать над словами и найти пробелы в своей теории. Того глядишь, и изви…

В это же мгновение голове всё вспыхнуло яркой белой вспышкой. А потом ещё раз и ещё… Я не сразу понял, что произошло, однако кажется лишился всех оставшихся во рту зубов и теперь мне точно нечем жевать. А ещё гул в голове, который, словно колокольный звон, эхом отдаётся по всей многострадальной черепной коробке, сотрясая и без того ушибленный головной мозг.

Кажется, мне только что прописали троечку в морду.

- Он лжёт! Видите, как он заговаривает нам зубы? Пытается нас убедить в том, что он не человек!

Выплюнув зубы вместе с кровью, я зло посмотрел на уёбка, что только что мне настучал. Знавал я таких, если не знают, что сказать, начинают сразу бить.

- Я не гофорил, что я не челофек, - возразил я, с трудом соображая головой, после такого комбо по морде. – Я гофорю, что не солдат. Просто шёл череж этот лес в дерефню.

- Вот! Я же говорю, что он солдат! Он шёл в деревню, - воскликнул парень, тыча в меня пальцем.

- Блять, а я по-тфоему должен в лесу жить!? Конечно, я шёл в дерефню! Но в дерефне помимо солдат жифут и обычные люди!

Но момент был упущен. Доводы-инвалиды этого парня-долбоёба убедили массу в том, что я один из работорговцев и солдат. Они возмущённо тыкали в мою сторону пальцами, что-то кричали, а некоторые даже кидались камнями. И больно, надо сказать! Про обидно вообще молчу.

Сейчас переубеждать их в чём–либо было бессмысленно. Куда разумнее молчать, чтоб не вызвать на свою задницу ещё больший гнев. Хотя куда больший, я уже не знал.

Хотя… нет, знаю, меня могут вздёрнуть, что крайне плохо скажется на моём самочувствии.

Несколько неудачно брошенных камней угодили мне в грудь, что было весьма больно. Ещё больнее было, когда они попадали в мои ноги, выдернутые из суставов. Особенно больно зарядил камень, который попал мне в колено. Пиздец, какие ощущения я тут же пережил от подобного. По кости вообще мало приятного получать, а когда ещё и по вывернутому суставу, так вообще жопа.

- Так что, подонок, будешь говорить, где солдаты!? – встал в победную позу, уперев руки в бока, парень, светя передо мной своим членом.

- Нахуй иди, мудак ебаный. Ты же не понимаешь, что я тебе гофорю, - прошипел я ему в ответ.

Кажется, не это он хотел услышать перед множеством взглядов восхищённых его тупой логикой девушек, так как лицо его скривилось.

- Как это, не пойму?

- Я ещё раж гофорю, что я не солдат и шёл в дерефню. Но ты же тупой и не понимаешь смысл скажаных слоф.

Вспышка. Слава богу, что уже зубов нет, вылетать нечему, хотя боль никто не отменял.

- Я умный! – взвизгнул он.

Ой бля… вот после этих слов всё абсолютно ясно.

- По хуям дежурный, - парировал я.

Из толпы послышались смешки. От этого рожа парня стала только краснее.

- Где солдаты, скот? – его голос уже был как у свиньи, которую режут. Вот-вот и он сорвётся.

- Мамка тфоя скот, когда я её раком трахал, - улыбнулся я кровавой беззубой улыбкой.

Вспышка. Кажется, ща я отрублюсь. Тем лучше.

- Где вы остановились!?

- У мамки тфоей.

И вновь вспышка.

А потом была ещё вспышка. И ещё одна. Уверен, что он продолжал спрашивать меня свои тупые вопросы, но я успел свалить в бессознанку, где боль меня практически не доставала. Боже, ну и дегенераты. Я раньше думал, что только в телевизоре и тупых русских сериалах подобное встречается. А нет, вот, пожалуйста. Логика как решето, мышление как… тоже решето. Ни мозга, ни логики. Зато фанатичная уверенность в своей правоте.

Знаете, мне вас даже не жалко.

Сознание вернулось… с трудом, однако без посторонней помощи на мою безграничную радость. Всё тело откровенно болело, начиная от вырванных из суставов конечностей, заканчивая лицом и животом, в который успели попинать мои злые новые друзья. Он буквально стонал о том, что ему срочно нужно подлечиться. Я уже не говорю о коже, которая и так была порвана, а сейчас так вообще кровоточила и жгла.

Руки как были связаны за спиной вокруг дерева, так и оставались. Хотя по моему скромному мнению это было лишнее, я всё равно толком двигаться ими не могу.

Вот же сучары, это надо так влипнуть то! Самим бы им руки с ногами к дереву привязать, и потом бы пиздить по почкам, чтоб кровью ссали. Это же надо так отпиздюлить меня! И ладно бы, за дело. Так нет, просто из-за своих тупых подозревалок без доказательств, пытаясь сделать виноватыми тех, кто вообще не причём.

Эх… жизнь – тяжёлая штука.

Ещё хуже то, что я даже не представляю, что делать теперь.

Я очень медленно открыл… глаз. Второй, судя по всему открываться не собирался, от чего стало немного грустно. Скорее всего, я превратился по виду в типичнейшего представителя собутыльника дяди Васи. Интересно, сколько меня тот даун пиздил? Обязательно, как доберусь до него, порежу на ремни. Вот прям возьму и буду резать суку на части, после чего утоплю в деревенском сортире. Ненавижу таких уёбков.

Как только в единственном глазе всё стало более-менее чётко видно, я даже смог различить, что происходит в округе.

А происходило следующее: мы располагались на какой-то поляне посреди леса, наступила ночь, и эти дети леса водили хороводы вокруг такого не хиленького костра. Прямо как в картинках про древнюю Русь, где молодёжь всякие обряды проводит. Взялись за руки и ходят то в одну сторону, то в другую. Зелёные и нормального цвета, девушки и парни. Они что-то поют, причём довольно красиво, иногда из хоровода выходят несколько человек и…

Трахаются прямо на краю этой же полянки, не отходя далеко. Их место занимают другие, видно уже кинувшие палку. Вот не знаю, как описать это, но выглядит их секс каким-то чистым, что ли. Без всякой пошлости, лишь искренние чувства радости и наслаждения. Трутся друг об друга в разных позах, смеются, стонут, весело разговаривают, аж завидно становится.

Я же… вообще на самом краю поляны на границе видимости у самых деревьев и к одному из них, кстати, привязан. Меня, наверное, то и не видно.

В этот момент хоровод распался. Послышалась флейта… нет, несколько флейт, что играли довольно весёлую мелодию, под которую все начали прыгать, танцевать и смеяться. Вот такая своеобразная дискотека. Умудрялись они тут же и потрахаться, от чего мне стало немного обидно. Девушки, пусть и зеленоватые, но красивые!

Так, ладно, хватит жалеть, у меня всё не так уж и плохо, просто я обездвижен, всё болит… конечности вырваны из суставов… часть мышц и связок вообще порвана…

Блять, не об этом думаю. Надо бы их всех разогнать и дать знак, по которому моя тима сможет меня найти.

В голове у меня тут же созрел нехороший и самый очевидный план, от чего на лице расползлась очень злобная улыбка. Сейчас они у меня поскачут. Ох поскачут, суки. Изжарю к хуям всех. Конечно, баб жалко, их бы отодрать, но сейчас явно не об этом надо думать. Заодно дам сигнал таким огнём своим и меня спасут. Уверен, что Дара меня до сих пор ищет.

Я сосредоточился на огне и мысленно поддал в него энергии. И…

Ни-ху-я.

Вот просто нихуя не произошло! Так, попытка номер два!

Я вновь сосредоточился на этом сраном костре и попытался его распалить. Даже голова загудела от напряжения. Но тот как горел, так и горит.

Так… Надо срочно понять, в чём проблема. Я быстро вызвал стату, но кроме поднявшейся живучести на одну единичку больше ничего не изменилось. Манна как была на двадцатке, так и осталась. Значит проблема не в этом. Может от удара мне вышибло что-нибудь? Не, тоже мало вероятно. Значит… глушат? Ни разу не слышал о таком, но я и не особо долго в этом мире жил. И если есть маги, то есть и способ их блокировать.

Я с трудом оглядел себя и… Ну естественно, блокируют. Этот ёбаный мир на каждую плюху имеет противовес. И вот сейчас на моей шее висел какой-то кулончик в форме листика. А раньше его точно не было. Ради эксперимента я напрягся, направляя свои силы на костёр, но вместо этого кулончик загорелся мягким зелёным цветом.

Понятненько. Ни разу такого не видел, даже в тюрьме. Хотя там, наверное, просто в самих стенах стоят подобные заглушки.

Печалька… и что делать?

- Правильно мы сделали, что повесили её на тебя. А ведь хотели просто связать.

Девчачий голос… ну как девчачий, молодой. И он раздаётся откуда-то слева, однако моя голова просто не в состоянии на такой угол повернутся, все мышцы словно отбиты. А может и не словно.

- Это… если не сложно, встань передо мной, пожалуйста, - хрипло попросил я.

В поле моего зрения плавной походкой, мягко ступая по траве, вышла лесная дева. Примерно такая же, как и те, что плясали у костра. Зелёные, но довольно объёмные волосы с вплетёнными туда длинными… водорослями с листиками. И лотос у лба сбоку, как любят девушки цветы в волосы на голове засовывать. Хм… а волосы то абсолютно везде зелёные.

Девушке на вид было лет восемнадцать. Малолетка, мне то уже двадцать три! И почему это звучит так жалко? Приятная внешность, зелёные любопытные большие глаза, грудь второго размера (может чуть больше) с тёмно-зелёной ареолой и слегка втянутым соском. Правда смотрела она не на моё хозяйство (насмотрелась уже, наверное, у других и скорее всего уже пробовала), а на моё лицо, словно я был каким-то удивительным видом живности.

Сев на траву, обхватив колени и, оперевшись на колени подбородком, она смотрела на меня своими большими зенками и улыбалась, словно ситуация её веселила.

- Ты кто? – спросила она.

Дура, что ли?

- А как сама считаешь? Лучше скажи, кто ты.

- А ты угадай! – встрепенулась она и её улыбка радостно растянулась до ушей.

- Ну… может мавка или русалка?

- А почему не дриада? Или лесавка?

- У тебя в волосах водоросли. Так ты… русалка?

- Мавка! – она щёлкнула меня по носу, но даже такого касания мне хватило, чтоб скривиться от боли. – Ой! Прости, я не хотела…

- Делать больно? – косо посмотрел я на неё, сдерживая слёзы. - Дрочишь что ли? Вы, недавно созданный филиал гитлерюгенда, меня пару часов назад пиздили безбожно.

- Так мы хотели услышать правду! – воскликнула она, пытаясь оправдать свои поступки.

- И как, услышали? – поинтересовался я.

- Не-а, ты так и не сказал правду, - вздохнула мавка. – Ты должен был признаться…

Еба-а-а-а-а… Пиздец они тупы и упороты, я словно разговариваю с пеньком от дуба.

Ты должен сказать правду. Если правда не совпадёт с тем, что мы хотим услышать, то это неправда. Пробелы в своей логике и логичность доводов подозреваемого пропускаем мимо ушей. Это лишь значит, что пизды мне будут прописывать ровно до того момента, пока я не признаюсь в том, что не делал. Что может быть лучше?

Правильно, только в два раза больше ада.

Часть семнадцатая. Кошмар и его реальность. Глава 47

Я молча наблюдал за пляшущими жителями леса, а за мной, в свою очередь, наблюдала одна из этих жителей, зелёная мавка. Приятная девчушка, но, если честно, меня она нервировала. Жаль, способка в откате, сейчас бы перевоплотиться и порвать всех парней нахуй, а баб скрутить и вытрахать каждую в особо жёсткой форме, используя не только собственное тело, но и шишки, круглые камушки, ветки.

Вот бы я оторвался… Да и тёмненькая сторона моей душонки нашла бы себе развлечение по вкусу, хотя для некоторых оно бы стало бы довольно болезненным.

Плюс, мне тут на мозг стало давить характерным таким зудом. Но самое странное, что я вполне понимаю, от чего это неприятное ощущение сейчас идёт.

Дара.

Она меня потеряла и сейчас пытается достучаться или почувствовать этой способностью. А поводок намекает, чтоб я уже предпринимал попытки вернуться к хозяйке. Какой ужас. Благо, что он не болью мне в мозг стучит, а то я бы такого вообще не пережил.

Кстати, очень интересно то, что я могу по этому зуду или боли понять, что от меня требуется. В опасности Дара или же хочет меня видеть. Это как… как слова, которые ты слышишь и понимаешь их смысл, вот.

И сейчас меня ищут. Хотят видеть. Блин, как я хочу видеть их, словами не описать! И если Даре может ещё и повезёт, то Лиа точно распиздос будет ждать. Хотя нет, будет ждать обеих. Свяжу и сделаю клизму. А Мэри трахну, чтоб в следующий раз не пугалась по чём зря. Что касается поводка, то думаю и здесь есть обход, так как делать я это буду исключительно в интересах самой Дары, чтоб обезопасить её, привив принципы осторожности.

Так, но что делать вот с этими аборигенами? Двигаться не могу, единственная способка в откате и будет только через шесть дней. Превратиться в бабу? Но там все ранения сохраняются. «Завтрак туриста»? Нет, я даже убежать не смогу, к тому же в первую очередь из-за способки сожрут именно меня. «Взгляд убийцы»? Не вижу маленьких девочек. Ну про трусливую душонку и говорить, наверное, не стоит. Вдруг мне она понадобится в течении двенадцати часов?

«Весёлая ночка»? Блин, было бы неплохо… если бы я не был инвалидом! Да мне даже трахаться больно будет!

- Эй, мавка, как звать тебя то?

- Меня? Сенька.

Сенька. Блин, как классическое русское имя. Наверное.

- Ты тут всю жизнь живёшь?

- Если ты про лес, то да.

- И подобные «праздники», - я с трудом кивнул на сходку хиппи, - вы постоянно устраиваете?

- Как только девами становимся и можем дать жизнь, в каждый свободный момент, - кивнула Сенька. – Для нас это как обычное развлечение и способ поговорить.

- И… вам… вот так заниматься сексом… нормально с кем попало?

Просто я заметил, что вот девушка трахалась с парнем и уже через десять минут трахается с другим, а он с другой. Прямо как свингер-пати.

- А что не так? – удивилась она.

- Эм… ну это же… ну… секс… - бля, как объяснить то такое?

- А что такого? Это же приятно! И дарить жизнь ещё приятнее! Так Богиня Лесов и Бог Рек и Озёр завещали делать! Нас ведь мало осталось уже.

- Мало насколько?

- Ну… - она обвела взглядом поляну. – Они и ещё одна группа. Нас уже переловили всех почти. Девушек продали, парней копать отправили. Правда в последние разы и девушек и парней отправляли копать, так как яма, где они работают увеличивается.

Пытается восполнить пробелы в казне после пожарища и наращивает производства? Думаю, если нужно выполнить миссию Дары, то следует поскорее там всё к хуям спалить.

Кстати, она мне так спокойно подобное рассказывает. А вот если бы я был реально их врагом? Вот же бестолочь дубовая.

- А я?

- Что ты?

Меня трахнешь? Но нет, я такого не скажу, я стесняюся… Боже, уебите меня кто-нибудь, почему я такое ничтожество!?

- Что со мной будет? – решил я сменить вопрос.

- Мы отведём тебя к старшему, - ответила Сенька.

- Старший? Леший, что ли?

- Да, верно! – непонятно чему обрадовалась она. – Так ты уже знаешь это.

- Ну так отведёте, и?

- И он умеет видеть истину и сможет сказать, правду ты молвишь или пиздабол ебаный, у параши дранный.

Вот последнее слово никак не подходило ни к манере речи этой девушки, ни к обстановке, взятой словно из фольклора старой Руси, где плясали и давали жизнь духи леса. От куда она вообще это взяла!?

- Эм, позволь спросить, от куда это слово? Последнее, что ты сказала. От куда ты его взяла?

- Ну… - она как-то странно закрутила волосы пальцем, искоса глядя на меня, словно понимая, что ляпнула. – Однажды по речке вниз плыла, купалась, и там были люди. Не солдаты, а… такие… особенные…

- Герои?

- Да-да, они! Ну один назвал старейшину той деревни так. Паханом старейшину звали. Они говорили про лут какой-то, дамаг, ништяки, плюшки, скилы, абилки и ещё много чего.

Герои? Герои это и хорошо, и плохо. С одной стороны, могут помочь, с другой – завалить, так как я отнюдь не положительный персонаж в этом жестоком и беспощадно мире.

- И как… давно ты их видела?

- Когда маленькой была ещё.

Фу-ты ну-ты, а я-то думал…

- Ладно, молвит он, что я правду говорю и что дальше?

- Ну… мы попросим прощения, подлечим тебя и отпустим, - Сенька смотрела на меня так, словно сама в это не верила. – Но ты врёшь, поэтому тебя Леший просто убьёт.

Ага-ага. Если всё так, как ты говоришь, и он умеет отличать правду от вранья, то мне в принципе можно уже не беспокоиться. Просто подождать и всё. Если меня ещё раз конечно не отпиздят, ведь так можно и душу богу отдать, а моя вообще склеит ласты.

- А чтож вы парню не поверили? Ведь он так обвинял меня.

- Правила, - пожала мавка плечами.

- А сидишь ты рядом, потому что сторожить меня надо?

Она грустно вздохнула, посмотрела завистливым взглядом на костёр, на танцующих, на трахающихся, а потом на меня… После чего показала короткую ветку.

Смотрю, даже здесь есть игра в соломинку. Глядя на эту немаленькую пати, я уверен, что в её голове крутится только одна мысль: как же я могла оказаться такой неудачницей.

- Раз ты тут сидишь… может чем-нибудь займёмся? – сказанул я, нагло смотря на неё.

- Чем-нибудь? – хлопнула она ресницами.

- Ты же туда танцевать хотела идти, а потом исполнять «наказы матушки природы»…

- Богини Леса.

- Да-да, Богини Леса. Так вот, танцев не обещаю, но второе можно устроить.

Вот такой я наглый хрен. Ну а хули ещё делать? Не сидеть же здесь просто так и смотреть, как другие радуются жизни.

Сенька критично осмотрела меня.

- Да ты просто…

- Побитый и некрасивый?

Она кивнула.

- Тогда глаза закрой и всё.

- Но… я же сторожу тебя. Если другие увидят, могут на меня рассердиться…

- И кто-то подошёл или хотя бы посмотрел в нашу сторону? – Она покачала головой. – Кто-то обладает способностью видеть в темноте? – Она вновь покачала головой. – Мы сидим на самом краю поляны, куда свет еле добивает, все там увлечены собой. Никто не заметит. Да и к тому же, засранцы бросили тебя, хотя могли бы и подменить!

- Да-да! Я тоже так думаю! – закивала она головой, явно чувствуя обиду на своих. Боже, вот дуболомка.

- Поэтому зачем отказывать себе в удовольствии? Это же просто удовольствие. Как массаж, например.

- Да-да, я полностью согласна!

Меня одного смущает, насколько быстро некоторые девушки соглашаются? А как же… там… э-э-э… чувства? Хотя похуй, секс без обязательств – наше всё.

- Тогда может быть я составлю тебе компанию? – спокойно предложил я.

И не только я. Мой маленький друг тоже был к труду и обороне, мягко намекая девушке присоединиться к нам.

Сенька задумчиво посмотрела на меня, потом посмотрела на моего дружка... схватилась за него! (блин, что ты делаешь!?) Пощупала задумчиво, вновь посмотрела на меня.

- Ну… пойдёт.

Пойдёт? Пойдёт!? Блять, а ты на что рассчитывала!? На двадцать пять плюс!?

У меня от такого аж стояк начал спадать и пришлось «Весёлую ночку» подрубать.

- Ладно, всё равно никто не смотрит, а мне обидно! – пожаловалась она.

- Только аккуратнее, мои кости… слегка вывихнуты, - предупредил я.

Видимо вняв моему предупреждению, она аккуратно начала опускаться и… хоп, я в ней. Довольно приятное необычное ощущение тепла, которое я чувствовал ещё в прошлой жизни двадцать лет назад. Были же деньки…

Сенька же счастливая, как обожравшийся сметаны кот, сверкала глазами и пялилась на меня. А после начала медленно двигаться. Быстрее и быстрее пока под конец не начала жмуриться и улыбаться, словно её щекотали. И…

Поцеловала меня в губы, попутно что-то мыча. Правда вот наслаждение смешалось с болью, так как милаха бухнулась на меня, явно расслабившись. И вкус у неё был… леса. Тяжело описать, я бы даже назвал это не вкусом, а запахом леса: шишки, трава, полевые цветы.

- Это… Это было изумительно! – сверкая глазами сообщила она. – Спасибо!

Спасибо чему? Хотя…

Я сам тяжело дышал. Сказывалось как общее состояние, так и…

Эй-эй-эй! Стой! Погоди!

Поздно. Меня ещё раз трахнули. Эта зелёная бестия со сверкающими глазами даже не парилась особо. Просто попрыгала и вновь…

ОБЛОКОТИЛАСЬ НА МЕНЯ! БЛЯТЬ! МОИ КОСТИ! МНЕ БОЛЬНО!

- Эй… моё тело. Мне так-то больно, ведь все мои кости… чего? Опять!?

Она радостно кивнула головой, но на этот раз прижала моё лицо к своей груди, а сама плавно двигала бёдрами, явно смакуя ощущения. Если учесть, что я чувствовал будучи бабой и сейчас помножить на мою способность… Да там должно вообще башню срывать от ощущений!

От девушки пахло рекой. Чистой рекой, этой мокрой свежестью, которую сложно описать словами. Вообще от каждой девушки пахнет по-разному, и я спокойно собираю в голове все запахи, словно какой-то извращенец. Но этот запах… я его помню, такое не забудешь.

Закончив в третий раз, она так и не удосужилась слезть. Я бы отключил способку, но показать, что у меня упал было бы… слегка унизительно для моего неокрепшего ЧСВ.

А за третьим был четвёртый. Она с каким-то диким азартом насиловала меня не в силах угомониться, становясь всё радостней и радостней. После последнего забега она сбегала в сторону костра и вернулась с тарелкой, наполненной какой-то зелёной жижей и деревянным стаканом с прозрачной жидкостью.

- Это что? – покосился я на принесённые ништяки.

- Это наша еда. Уверенна, что тебе понравится!

По её виду могу сказать, что она просто хочет посмотреть, смогу ли я это есть или нет. Вообще, если учесть, что они тоже живые, то это должно быть, как минимум, съедобно. А так как я не ел с утра, то любая пища мне просто необходима.

- Ладно… Давай попробуем, что тут у вас готовят, - вздохнул я и нехотя открыл рот.

Кашей оказалась… оказался суп. По вкусу он был словно из капусты.

- Это капуста? – спросил я.

- Мы не занимаемся каннибализмом.

- Ты чо блять, капуста что ли? – чуть не подавился я.

- Нет! – просто мы рождаемся из капусты.

- Гонишь, что ли?

- Что? – захлопала она глазами.

- Обманываешь меня? Какая капуста? Людей женщины рожают.

- Кого-то из нас женщины, а кого-то лес. Вот я, например, рождена лесом. И нашли меня в капусте! В зелёном большом кругляше.

Так, спокойно, это просто мир, который сбежал из психушки. Здесь и не такое может быть, пытался я себя успокоить, слушая это. Родилась в капусте… Ох уж этот пиздец. И когда же он успокоится?

Пока я раздумывал над этим вопросом, Сенька покормила меня и напоила (жидкость оказалась берёзовым соком), за что я был ей искренне благодарен. Эх… вот же жизнь была бы. Потрахался, поел, поспал, а утром в поле… Сейчас бы поспать, но боль просто не даёт такого шанса. А трахаться не хочется. Да и Сенька вроде как успокоилась и наигралась, поэтому я просто выключил способность.

Бурная ночь продолжалась ещё пару часов. Я глядел на эти танцы, улетая мыслями в те времена, когда сам ездил в лагерь. Девчонки, мальчишки, время, когда всё было по детскому. И были эти воспоминания чем-то светлым и добрым. Подобно светлому пятну в тёмной и пакостливой душонке, которая в своё время нарубила дров по самое не хочу. И как бы старательно воспоминания не были вырезаны, заменены и забыты, стоит просто копнуть глубже и сразу откроется мой красивый и неповторимый мир, который я заменил другими эпизодами и любовно забыл, засыпав пылью. Поэтому даже не собираюсь это говно тревожить.

В конце концов, я просто хотел счастливой жизни и лучиков счастья. Поэтому был готов отстоять это право не самыми этичными методами. Ведь не будь у меня противников, которые хотели бы вытереть об меня ноги, я бы и не стал ничего делать такого. Когда мог – убегал, когда надо – улыбался и подстраивался под течение, чтоб сопротивление было меньше. Иногда унижался, лишь бы всё прошло хорошо и мягко. Много чего делал, чтоб просто не сталкиваться. Но некоторым просто необходимо обидеть, сделать больно и просто самоутвердиться, поэтому мои способности подстраиваться под стадо и ситуацию не всегда помогали.

От того и не судить другим меня. Я делал что мог.

И после всего этого вот такие яркие пятна как летний лагерь, где у меня были летние друзья, хранились в специально деревянной лакированной коробочке на отдельном пьедестале в моей душонке.

Да уж… были времена же. Речка у старых деревянных домиков, которые каким-то чудом сохранились и дожили до моего детства. Да вообще чудо, что тот лагерь, осколок прошлого государства, сохранился, затесавшись между берёзок. Помню поляну, где все гоняли мяч и не было тех, кто оставался в стороне. Весь лагерь был друзьями, а вожатые – добрыми наставниками.

А охранники… это что-то типа старых дедков, которые дают втихаря внуку самогон попробовать. Только там нам позволяли сбегать и купить сигарет или банок пива, чтоб в первый раз (а для кого-то и не в первый) попробовать взрослые развлечения.

Кажется, там я понял, что есть кое-что ещё кроме постоянного подстраивания и борьбы с другими. Есть просто беззаботность. И тот запах, который я почувствовал от мавки Сеньки был запахом той самой речки. Чистой речки без камышей, которую неплотным строем по обе стороны окружал берёзовый лес. Светлый и чистый, который можно было увидеть в сказках. Но это не была сказка, это была реальность.

Я потом ещё вернулся туда, но уже вожатым. Не знаю, везло мне или так оно на самом деле, но все дети, что мне попадались, были нормальными, весёлыми, буйными дьяволами. Делали всё тоже, что и я в их возрасте. Ну а я закрывал глаза, как делали это мои вожатые. И ни разу не было такого, чтоб кто-то кого-то побил или грязно домогался.

Может мне везло, а может место было таким… Но тот запах речки, свежий, сырой запах с утра, когда ты встаёшь с первыми лучами, а туман движется с неё… Спасибо, мавка Сенька, давно я эту шкатулку не открывал и давно не заглядывал в что-то светлое. Обычно в пиздеце копошусь и из одного вылезаю в другой. Вот как сейчас. Только лагерь расчистил, а уже в плену у лесных жителей, которые весело проводят время. Надо будет сделать заметку, что не все лесные жители мудаки и ублюдки. Достаточно просто по ебальнику дать нескольким и всё.

Я продолжал разглядывать фотографии и видеоплёнки того лагеря, вспоминая, что у меня таких шкатулок ещё целый стадион есть. Везде есть свои счастливые моменты, которые надо обязательно глянуть.

Но глянуть я не успел. К сожалению… или к счастью.

Из сна, в который я провалился случайно, даже не смотря на боль в теле, меня вывели крики. И они принадлежали отнюдь не весёлым детишкам леса. Хотя и их там были.

Я с трудом разлепил глаз и увидел, как на поляну со всех сторон влетают люди в доспехах. Много людей, могу без проблем различить в них солдат графа.

Но это была не просто бездумная атака на людей. Нет, они действовали очень умело, расположившись вокруг поляны в лесу. Об этом свидетельствовали множественные факела, что горели во тьме и ровный строй, который сужал круг. Из этого строя выскакивали солдаты, которые валили на землю и крутили детей леса. Кто-то пытался драться, в основном парни, и получали в морду, кто-то пытался убежать, и их тупо ловили и связывали.

Сенька, видя всё это, попятилась. Её било крупной дрожью. Пусть мы и находились в стороне, но до нас тоже очередь дойдёт. Можно быть уверенным.

- Эт-то солдаты, - тихо и испуганно защебетала она.

- Ты не поверишь, но я это заметил.

- Они пришли за нами. Хотят отправить копать!

- Не самая страшная учесть для девушки, - заметил я.

Тем временем, скрутив уже практически всех детишек, в нашу сторону направлялись четыре рослых говноря. Чую, надо готовиться к новым приключениям.

Глава 48

Надо сказать, что все четверо были довольно крупного телосложения, крупнее той стражи, что я видел. Видимо для ловли набирали тех, кто мог просто тупо навалиться на жертву, тем самым обездвижить её. Или перегородить собой проход. Хорошая тактика, ничего не скажу, я бы, наверное, сам к такой пришёл. Причём, если мне не изменяет зрение, то там в кольце стоят более стройные. Скорее всего ловчие, которые должны догнать вырвавшихся.

Сенька прижалась ко мне.

- Ты чего?

- Мне… мне страшно.

- Да ты не переживай так. Мне тоже страшно, будем бояться вместе.

- Защитишь меня? – с мольбой в глазах спросила она.

- Нет, - честно признался я. – Боюсь, что ты сама по себе.

Как бы это неприятно не было, но я просто сказал правду. Не люблю дарить ложные надежды, когда их просто-напросто нет. Плюс, тут просто невъебенная вероятность, что опиздюлят конкретно меня. Всё как обычно.

От моих слов Сенька заплакала.

Когда четверо подошли к нам, Сенька начала отползать спиной назад, но её грубо схватили за руку и потащили к центру поляны.

- Нет! Нет-нет-нет!!! Помогите! Кто-нибудь!!!

Её просто тащили по земле, не особо церемонясь. Она тянула руку ко мне, но я лишь отвернулся. Нет, я не жестокий, просто в душе, глядя на неё, появляется неприятная боль и желание сделать героический и глупый поступок, который обязательно мне аукнется. А боли мне и в теле достаточно.

Так её утащили к другим, где ревущую и связали. А я остался с тремя дружелюбными амбалами, которые имели за душой, наверное, не меньше десятка душ каждый.

- И чо это такое? – спросил один другого, глядя на голого меня с неестественно вывернутыми ногами.

- Хули у меня спрашиваешь? Спроси его, - ответил другой и пнул меня слегка в ногу.

Но этого слегка было достаточно, чтоб нога, не сдерживаемая суставом и связками, согнулась в обратную сторону ещё сильнее. Я заскулил, пытаясь сдержать слёзы. Пиздец, как же больно то!

- Эй ты, дрыщ-кузнечик, кто таков будешь?

- Путник, - выдавил я из себя, стараясь не смотреть на эти чудесные неправильные ноги.

- Путник? – он так удивился, словно такого слова не знал. - Так какого хуя ты тут делаешь, привязанный к дереву и голый?

Блять, ты дебил? Скрутили меня! А если включишь фантазию, то можешь представить, что ещё и пытали! Сука, какие же долбоёбы. Мне уже страшно.

- Поймали, связали, били, пытались выбить из меня информацию, не работаю ли я на вас.

- А работаешь?

Можно было бы сказать да, но проверить такое очень легко. А за обман по головке не погладят. Да и легенда моя уже сказана.

- Нет.

- Тогда чего они тебя пытали и ты к дереву привязан?

Бля-я-я-я… Какие же дегенераты… Сука, что лесные жители, что вы, реально не от людей появились. И даже не из капусты. Из дуба вас выстрогали.

- Я шёл, на меня напали, побили, привязали к дереву, побили ещё раз, искалечили, пытались выяснить, кто таков. Я сразу признался, что путешествую, но они думали, что я привёл солдат и не верили мне. Поэтому раздели, забрали все вещи и продолжили бить, после чего устроили здесь обрядные танцы.

Мне пришлось повторить всю историю, чтоб этим тупым дегенератам, страдающим прогрессирующим Альцгеймером, не пришлось сшивать всю информацию в одно полотно.

- Ясно, - сказал один из них и повернулся к товарищу. – Слушай, я нихуя не понял.

Пиздец… точно пизды прохвачу.

- Я понял, - сказал третий, что до этого молчал. – Раз так, то тебе нечего бояться. Но нам в любом случае надо забрать тебя с собой, чтоб тебе задали несколько вопросов и может… - он посмотрел на мои конечности, - помогли.

А вы хотели оставить меня здесь одного привязанного? Да вы чо блять, охуели?

- Да, конечно, - кивнул я. – Только я не смогу ходить.

- Это не проблема, - они кивнул одному из своих головой на меня. – Развязывай и тащим его.

Здоровяк послушно кивнул и уже через секунды путы на руках спали. Я бы потёр натёртые и перетянутые верёвками запястья, но вот незадача – руками то не подвигать особо. Печалька.

Не сильно церемонясь, меня закинули на плечо. Все мои конечности отправили протест болью до самого затылка, и я не смог удержаться от стона, однако это было не так уж и плохо. Хотя признаюсь честно, быть голым чуваком, которого тащит через плечо здоровяк то ещё удовольствие.

Я бросил прощальный взгляд на детишек леса, которых повязали как гусениц и свалили в кучу. Среди них я выцепил взглядом Сеньку. Она заплаканными перепуганными глазами котёнка посмотрела на меня… и я отвернулся. Не надо тут мне на душу капать, своих проблем полно.

И зная мисс удачу, их может стать в несколько раз больше.

К деревне мы вышли только к утру. Возможно, если бы я гнал по реке на реактивном аллигаторе или шёл бы со своей командой, то мы бы управились быстрее, но вот не задача, я шёл со своими новыми конвоирами.

Сначала меня вели через лес. Было не очень удобно, так как живот передавливало оббитое железом плечо, и мы постоянно то перешагивали ямки, то перелезали поваленные деревья.

Помимо меня и солдафона шли и другие люди, которые охраняли небольшой конвой из лесных жителей. Тем навязали верёвки на шеи, на руки, на ноги, соединили вместе и теперь вели, окружив мощной стражей. Пока мы шли, я внимательно всматривался в лица этих бугаев и у двоих в свете факела заметил отблески жёлтых хищных глаз. Эти личности не были самыми большими или худыми; обычные люди. Но я-то знаю, стоит им стать оборотнями, их размер… увеличивается.

По выходу из леса нас ждало несколько повозок. Три было с клетками и одна простая. Меня как мешок бросили в простую, где лежало множество вещей, от сетей и верёвок до кирок и лопат. Остальных разогнали по клеткам.

- Короче, слушать команду! Отряд два, три, четыре и серые идут к каменоломне. Проследите, чтоб всё было в порядке, и никто из заключённых не свинтил. Сейчас туда будут завозить ещё продукты, так что всё проверьте. Серые, это я вам говорю. Остальные рассредоточатся по каменоломне, надо усилить охрану. Отдых по расписания, вам скажут смены. Группа один, топает за мной в деревню. Отведём калеку в штаб и получим указания по действиям. Всё, разошлись!

Группы послушно разделились. Три повозки уехали вперёд нас в сопровождении охраны, моя же повозка с солдатами двинулась чуть позже.

Дорога, судя по всему, шла параллельно реке и только потом мы сделали поворот в бок. К тому моменту уже начинало светать. А когда мы подъехали, так вообще солнце уже выглядывало.

- Всё, приехали! – крикнул солдат непонятно кому. Ведь даже я понял, что приехали, стоит просто повернуть голову.

Деревня была довольно интересной, на мой не изысканный взгляд, планировки. Она располагалась на небольшом возвышении, окружённая частоколом. На самой верхушке располагался довольно красивый двухэтажный домик, отдалённо напоминающий классический беленький домик из штатов с верандой и вторым этажом.

От этого дома до самых ворот в частоколе вела такая широкая утоптанная дорога, вдоль которой стояли дома. Чуть в стороне стоял небольшой двухэтажный каменный… хуй знает что. Просто прямоугольное строение, которое, скорее всего, служило как тюрьмой, так и административным зданием.

А вообще, хочу сказать, что деревня то не маленькая. Далека не маленькая, хотя на карте она была отмечена скромной точкой. По сравнению с той, где выкрали Лиа и Дару, она значительно больше и зажиточнее. Видимо поднялась за счёт каменоломни и рабовладельческого рынка.

Мы остановились около небольшой дороги, которая шла между домами к тому самому каменному двухэтажному строению. В телегу запрыгнул тот самый солдат, что тащил меня, после чего, не церемонясь, закинул на плечо, выдавив из меня ещё одну порцию слёз от боли и скулёж.

Блин, и так позорно же! Свечу своей волосатой задницей на всю округу. Вон, люди смотрят на нас. Пиздец, стыдоба. Кстати, есть и хорошая новость. Это же та самая деревня, где есть знахарка-целитель. Возможно меня полечат и просто так, хотя я не сильно верю в это. Но вполне возможно, что на официальном уровне без всяких паханов я смогу полечиться за деньги, что вполне неплохо.

Я и солдат в сопровождении главного и ещё двух бойцов направились в административное здание. Стоило нам войти, как в нос ударил запах сырости и плесени. Влажные валуны, которыми было выстроено здание, кидали отблески от ламп. Этот мрачный коридор освещался скудными масляными лампами, которых хватало едва на то, чтобы просто было видно. Потолок укрепляли деревянные балки, которые придавали этому месту вид подземелья. Уверен, что здесь есть и настоящее подземелье.

Пройдя коридор, мы тут же попали в большую комнату с камином, где было несколько стульев, один большой добротный стол, за которым сидел чувак с хитрожопым лицом, и несколько шкафов. На верху висела ржавая люстра с несколькими одиноко горящими свечами. У самого потолка были зарешёченные окна, света из которых едва ли хватило на полное освещение этой комнаты.

Не сказав ни слова, меня посадили на стул напротив стола. Сам стул до жути напоминал мне те, на которых в американских тюрьмах производили казни посредством электричества.

Все четверо солдат встали за моей спиной, мне даже поворачиваться не надо было.

Не надо гадать, чтоб понять, зачем я здесь. Будут расспрашивать. Скорее всего, смотреть звания. Так что я уже придумал ответ на все возможные вопросы. Конечно, такие звания как «Пироманьяк» и «Огнепоклонник» вызовут немало вопросов, но по идее они не смогут увидеть, за что мне их дали, если я сам не покажу. Так что на всё это я смогу дать более-менее нормальный ответ, который если и вызовет подозрения, но не приведёт меня в казённый номер.

Душегуб, как я мысленно его назвал, с улыбкой садиста-маньяка посмотрел на меня. Я не говорю про его глаза, в которых играло безумие. Вытянутое и худое бледное лицо только дополняло картину.

- Добрый день, молодой человек.

- Добрый день, эм…

- Римб, - подсказал он.

- Добрый день, господин Римб, - кивнул я ему.

Могу поспорить, что он уже просканировал меня. В этот момент к нему подошёл главный и что-то зашептал душегубу на ухо, иногда бросая на меня косые взгляды. Тот только кивал, посматривая на меня.

Сразу по окончанию этих шептаний он сказал:

- Солдаты, можете быть свободны, дальше мы сами справимся.

- Так точно, - ответили они хором и ушли.

Зато из противоположной двери вышло два таких чувака с голым торсом, в шортах и колпаках на голове, что мне стало жутко. Вот прямо палачи из сказок. И они встали прямо за моей спиной.

- Итак, ваше имя?

- Ким, - соврал я.

Ни своё настоящее имя, которое вызывает смех у окружающих, ни второе настоящее имя, под которым меня знаю другие, я говорить не собирался.

- А фамилия?

- Синь-синь, - тут же выдал я.

Не знаю, зачем. Просто первое что на ум пришло, а раздумывать над собственной фамилией было бы странно.

- Отлично, Ким. Сейчас мы поговорим с вами и отправим к целителю, так как судя по вашему виду, вам это необходимо.

Вот именно в этот момент я почувствовал, что что-то неладно. Не знаю, как объяснить. Просто наложилось множество факторов. Его странная интонация, эта елейная фразочка, его недобрая ухмылка и просто интуиция. Холодок пробежал по спине, как бы намекая быть более осторожным, вот только к чему именно я должен был готовиться, было не совсем понятно.

- Первое, что я хочу спросить, так это как вы оказались в том лесу?

Я вежливо пересказал всё сказанное солдатам, уточнив место где шёл (а именно, что я шёл по дороге). Рассказал про лассо, про избиение и вывернутые конечности (уж извините, что наговариваю на вас), про то, что забрали вещи, про их подозрения и про то, как меня спасли. Душегуб лишь улыбался и кивал головой.

- Понятненько. Нам уже поступали сообщения, что они воруют людей, но раньше это делали около реки. А этот медальон, он у вас от куда?

- Мне повесили. Сказали, что магию блокирует.

- А вы обладаете магией? – спросил он, внимательно смотря на меня.

- Да, - кивнул я.

Он то вполне мог просмотреть все мои данные. Способки вряд ли, а вот статы очень даже может быть. Поэтому я решил не врать на счёт этого.

- И… какой магией вы обладаете?

- Воды, - соврал я.

- Понятненько. Вы говорите, что путешественник?

- Всё верно, - кивнул я.

- А из какой деревни?

- Эсхоль.

- Не ближний свет, - слегка задумался он, глядя на меня. – Вы прошли через многие графства и повидали, наверное, многое.

- Да, было дело.

Он смотрел на меня со своей хитрожопой тёмной улыбкой, но вот глаза были серьёзными и даже какими-то холодными. Я не могу понять, чего конкретно от меня хотят услышать и в чём подозревают, но ощущение петли на шее становится всё более чувствительным.

- Ваши звания… Они довольно разнообразны.

- Да, жизнь потрепала меня слегка, - кивнул я. – Хотя большинство были получены ещё в детстве.

Если учесть, что моё детство по идее должно накладываться по возрасту на то время, когда шла война, то такие звание имеют место быть в реале. Война, бандитизм и так далее.

- Нелёгкое детство у вас было, я смотрю. Голодное и холодное, - его улыбка говорила о том, что его такое ни капельки не смутило.

- Когда родители хотят, чтоб дети выжили, они иногда готовы идти на крайние меры. А когда хочешь выжить ты, чтоб спастись от разбойников, то готов что-нибудь спалить, даже если это твой дом.

- Ясно-ясно, - закивал он головой. – У вас очень богатая история, но к сожалению, у нас есть несколько вопросов к вам.

- Ну… хорошо, - пожал я плечами. – Задавайте.

- Вы знаете господина Анчутку?

Повисло молчание. Он пялился на меня, я пялился на него. Анчутка? Или как его там? А я должен такого знать? Или не должен? Предположим, что простой странник вообще ничего не знает, поэтому будем отталкиваться от этого.

- Э-э-э… чего? Кто это?

Честно говоря, я даже слова такого не знаю. Это имя или фамилия? И моё удивление было искренним. Но вот кажется душегубу это имя или фамилия о чём-то точно говорит, так как он кивнул головой, а в следующее мгновение…

Мне на головы надели мешок и стукнули по затылку.

Пиздец, приехали, называется. Как жопой чуял.

Честно говоря, я не совсем понял, за что мне прописали дозу снотворного в затылок, так как вроде отвечал всё правильно и особо не где не палился. Ну кроме Анчутки, так как вообще хуй знает, что это такое. Правда, судя по всему, я должен был знать его. По крайней мере, прохватил пизды я ровно после того, как не узнал его. Из чего следует, что я облажался.

Ой, да ладно! Я просто физически не могу всех знать!

Хрен знает, сколько был я в отрубе, который стал для меня вторым способом отдохнуть. Теперь меня отключают ударом чаще, чем я ложусь спать, что чревато кровоизлиянием в мозг. Будет херово если меня инсульт схватит.

Привели в сознание меня совсем не оригинально, пусть и неприятно. По всем старым добрым традициям, которые были унаследованы из средневековья.

Облили холодной водой.

Сука, как же бр-р-р-р… холодно. Но холод, не самая главная проблема, с которой я столкнулся. Потому, что стоило мне открыть глаз, как взгляду открылась чудненькая уютненькая тёмненькая комнатка пыток.

Прямо из какого-то подземелья замка скопировали. Большая тёмная комната из камня, где единственным светом был большой камин прямо передо мной. В стенах оковы и к одним из них, кстати, приковано тело. Именно тело, так как понять, девушка это или парень, я не в состоянии. Тут же на крюках висят хирургические наборы, спизженные со скотобойни. Отличный стол, на котором разложен набор начинающего дантиста-хирурга. Треугольное бревно, на которое так любят сажать женщин, стол, который заляпан кровью, фигня, на которой вытягивают человека, крестовая хрень, на которой ломают суставы и несколько чудных стульчиков, на одном из которых сейчас я. И к которому кто-то ремешками заботливо привязал мои култяпки.

Думаете мне смешно? Нет, я сейчас от ужаса кричать буду, и попытка взглянуть на комнату с такого позитивного взгляда помогает мне держать себя в руках.

На против меня с живодёрской улыбкой и двумя подручными стоял душегуб Римб. Он прямо светился от счастья, что в его скромную обитель кто-то попал и готов весело провести с ним время… Так, что там у вас за железные пруты в камине!? Эй, чот мне уже орать захотелось, хотя мы ещё не преступили!

Глава 49

(Внимание, глава содержит сцены насилия и пыток)

- Э-э-э… пока наш весёлый диалог не начался, - нервно начал я, - хотелось бы спросить, за что?

Улыбка душегуба стала шире.

- А сам ещё не понял?

Я покачал головой, хотя подозрения есть. Причём подозрения конкретные. И мне не хочется слышать, что я прав.

- Дело в том, что наш граф получил информацию об убийце.

Вот же! Всё-таки прав был! Сдали суки! Так блять и знал! Неужели тот членосос из города успел напиликать про меня!? Это же значит, что от сюда только одна дорога! Ёбаны в рот, и чо…

- И послал этого убийцу граф Анчутка.

…мне делать, ждать, пока откат… Так, стоп, какой граф?

Я слегка удивлённо глянул на него.

- Эм… прошу прощение, а можете повторить всю историю полностью? – увидев его нежелание, я тут же поспешил добавить. – В любом случае, времени у нас будет предостаточно поговорить, поэтому минута другая погоды не сделают.

Он немного задумался, после чего кивнул головой.

- Да, дружок, ты прав. Так и быть, расскажу ещё раз. Разведка нашего великого графа выяснила, что подослал к нему убийцу граф Анчутка. И этот убийца должен был идти как раз с границы зверолюдей через Мидкок. И тут нам попадаешься ты. Я уже не говорю про твои звания, которые очень похожи на звания убийцы. Само твоё появление подозрительно. Но сдало тебя то, что ты якобы не знаешь Анчутку.

- И… как меня это должно было сдать? – не выдержав, спросил я.

- Любой убийца, которого я допрашивал, всегда говорил: «такого я не знаю». А потом выяснялось, что он всё прекрасно знал и с удовольствием раскрывал нам свои планы. Вот скажи, как можно не знать этого графа?

Да вот так! Просто не знать! Пиздецки уёбищная и железная логика. А ты не думал, что они могли действительно не знать!? Вот как я!? Блять, да меня пытать будут даже не за то, что я сделал!

- Я вижу, что ты что-то скрываешь. Это моё чутьё. И эта подсознательное желание преступника сразу сказать, нет… не знаю, словно попытка отнекаться от опасной связи.

Что за чушь ты несёшь!? Конечно, я кое-что скрываю, но не то, что ты хочешь знать!

- Вот смотри, дружок, твоё звание «Весёлый шалопай-трансгендр»…

От такого названия мои щёки невольно покраснели.

- …лишь доказывает, что ты уже перевоплощался. Обычному человеку это не нужно. Если только ему не надо скрыться, изменив свою внешность. А как известно, наш граф очень любит девушек. Совпадение? Не думаю.

Знаешь, в моём мире тоже есть чувак один, думаю, вы бы сошлись.

- Я уверен, что твои звания высоки, чтоб незаметно прокрасться к нашему графу, сменить пол, стать одной из горничных, а потом…

Он провёл пальцем по горлу.

- Хорошая маскировка. Не удивлюсь, если я увижу в твоих показателях совершенно другое имя и фамилию.

- Но это не так! –сказал я самую банальную фразу. – Ведь будь я убийцей, как бы меня схватили эти дети мира!?

- Все иногда ошибаются. И ты тоже ошибся. Бывает.

Вот значит, как ты объяснил сам себе ситуацию. Я пришёл, такой тихий и незаметный, но случайно попал в руки лесным жителям. И тут вы удачно меня находите… Что за бред!? Да эта логика хромает как одноногий пират во время качки! Тут изъянов и проколов столько, что даже такой, как я их видит! Ты там случайно с лесными жителями не дружишь? Логика у вас похожа.

- Послушайте, вы ошиблись. Я просто путешественник и меня просто поймали. Звания такие потому, что я просто хотел выжить в трудные времена. И мне приходилось давать отпор противникам. Моя стата такая же, как у обычного человека…

- Именно это и сказал бы убийца, - улыбнулся душегуб, а один из воротил достал из камина кочергу с каким-то клеймом. – К сожалению, здесь не установлены подавители магии, поэтому мы ставим печать, которая не позволит вам пользоваться ей. Старый, но действенный способ.

Ох ебать, ох блять, ох-хо-хох. Моё дыхание, как и пульс, дали такой скачок, что я даже задыхаться стал. И чем ближе была эта раскалённая хуйня, тем сильнее меня колошматило. А потом…

- М-М-М-м-м-м-м-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!

…охуительные и незабываемые ощущения. Сложно описать, когда тебе раскалённый метал прожигает кожу, прожигает нервы, когда тебя сначала дико обжигает, потом вдруг становится холодно, словно лёд приложили, потом ты ничего не чувствуешь и вновь жжёт по-адски. Сдержать крик, как бы я не пытался вытерпеть, было явно выше моих сил.

Когда от меня с лёгким «чавк» оторвали печать, меня не хиленько знобило, а в голове летали сумбурные мысли, основной из которых была: когда это всё закончится? Но и ответ я знал – это только началось. И выбраться смогу… лишь когда закончится откат способки. А откат закончится… ох бля… ещё шесть дней. Да смилостивится боженька над душой моей и тушкой жалкой.

- Так-так-так… - душегуб нагнулся, рассматривая печать. - Прямо ровненько над сердцем поставили, просто идеально!

- Я рад за вас, - простонал я, пуская слёзы.

- Спасибо, мои подчинённые совершенствуются с каждым днём, - он сорвал с меня медальончик, который мне был уже не нужен. - Итак, твоё настоящее имя и уровень? Жаль, что я могу просмотреть только звания, но ты ведь и сам нам расскажешь всё, так?

- С удовольствием… Ким Синь-Синь, двадцатый уровень, путешественник.

- Мда… не то, что я собирался услышать, если честно, - покачал он головой.

Один из верзил подкатил столик с инструментами. Смотришь на них и ух! Дух захватывает. Особенно, когда ты представляешь, как ими будут пользоваться. Мои руки без особых церемоний отцепили от подлокотников, и приковали к подтащенному столу, на котором ещё сохранилась старая запёкшаяся кровь.

- А разве не будет там начальных стадий, - жалобно спросил я.

- Начальных стадий?

- Ну… Пытки водой?

Нет, я не самоубийца и не самомазахист. Просто я хочу оттянуть самый тяжёлые пытки на потом, так как вряд ли их переживу. А водные… скорее пытки психики, которые намного легче тех же ампутаций. Короче из двух зол я выбрал наименьшее. Надеюсь.

Душегуб хлопнул в ладоши, явно обрадовавшись чему-то.

- А я смотрю, ты знаток! Пытки водой? Ох, давно их не делал, заключённые говорят, что ощущения незабываемые. Думаю, что у нас времени много и мы можем растянуть удовольствие, верно?

Я с кривой усмешкой кивнул. Просто выбираю из двух зол наименьшее. Наименьшее, мне просто надо продержаться ещё шесть дней, шесть ебаных дней и не лишиться рассудка… Бля-я-я… Когда-то мне сказали, что трудности закаляют характер. Глядя на все эти чудо-трудности по выдавливанию правды, я могу сказать с уверенностью только одно – они как закаляют характер, так и ломает человека.

Ох… ща будет весело…

Нечего не заставляет любить и ненавидеть жизнь так, как пытки. Любить, потому, что, выбравшись от сюда, ты поймёшь, что всё остальное лишь пустая хрень. Если твои сломанные пальцы смогут срастись, а ноги в состоянии пройти ещё пару километров, ты поймёшь, как хорошо просто жить.

Или возненавидишь жизнь, потому, что тебя пытают. Неописуемое ощущение – захлёбываться и не в силах утонуть. Умирать, но не в силах лишиться жизни. Орать от боли и даже не подозревать, что это даже не конец.

Здесь не было окон, чтоб я мог понять, сколько времени прошло. Сколько минут или часов я захлёбывался под бесконечным потоком ледяной воды. И даже понимание того, что я всё равно не утону, что это просто обман ощущений, не помогало убедить организм в отсутствии опасности. Я всё равно захлёбывался и тонул, так говорили мои рецепторы.

И этим самым они давили на сознание.

- Ну как ощущения? – спросил душегуб, которого я поклялся сожрать.

- Противоречивые… - выдохнул я, стараясь отдышаться.

Мой разум слегка объяло пеленой, поэтому мне было тяжело понимать, что мне говорят. Приходилось сильно напрягаться. Этот день ещё не закончился, а мне уже хотелось сдохнуть, даже если моей душе наступит пиздец. Всё, что угодно, лишь бы не тонуть.

- Ну так что, скажешь нам что-нибудь интересно? – спросил он в который раз.

- Я родился в Эсхоле, - повторил я то, что повторял уже неоднократно.

Дыхание было тяжёлым. Казалось, что внутри застрял острый комок, который дерёт горло и лёгкие. Хотелось откашляться, но вряд ли это поможет.

- Ну бли-и-и-ин, - протянул он расстроено, словно я не оценил его гостеприимства. А возможно, что я действительно его не оценил и сейчас допрос будет идти по-другому. – Вода у нас не бесконечная, приходиться носить её из колодца, знаешь ли.

- Теперь знаю, - кивнул я.

- Ладно, парни садите его обратно на стул и руки к столу.

Даже несмотря на то, что разум твердил, что пиздец начнётся именно сейчас, всё моё тело вздохнуло с облегчением. Просто не могу ничего с собой поделать, так как пытки водой только кажутся хуйнёй, но на деле…

Так, ладно, всё пока ещё в порядке, верно? Всё в порядке.

Я пытался повторять себе это как мантру, пока трое моих новых друзей готовили свои орудия пыток. Главное не отчаивайся, надо просто потерпеть, не отчаивайся чувак, всё будет хорошо! Я просто уверен… О БОЖЕ БЛЯТЬ ВОТ ЭТО РАСКАЛЁННЫЕ КЛЕЩИ!!! Чувак отчаивайся, нам жопа, чувак отчаивайся, это просто пиздец!

Ко мне поднесли раскалённые клещи, от которых прямо разило теплом, добротой и лаской. Вопрос лишь в том, что ими будут делать. Главное, чтоб до члена не добрались.

- Итак, давай я задам тебе ещё раз вопрос, а ты попытаешься ответить мне на него, хорошо?

Я кивнул головой.

- Отлично, мой друг! Отлично! Итак, твоё настоящее имя?

- Ким, - выдохнул я, пытаясь расслабиться.

Не очень-то получилось. Хотел закрыть глаза, но сзади мне обхватили голову и силой разомкнули веки, чтоб шоу не прошло даром.

- Нет-нет-нет, друг мой, шоу только начинается, - улыбнулся он. – Мы были очень добры к тебе и дали просто испить воды, но ты решил проигнорировать это. Придётся идти по-другому.

Он схватил один из моих пальцев клещами. Ощущения… божественные. Я орал так, что мог криком стёкла полопать. И ведь действительно, когда орёшь, легче становится.

- О да, эта симфония страха и боли… - протянул он, закрывая глаза. – Но знаешь, что может быть ещё приятнее?

Как бы мне хотелось сказать нет, но я знаю. И он знает. Поэтому, держа мой палец щипцами, он резко замахнулся кулаком и опустил его на её ручки…

Моё сердце ёкнуло так, что аж в уши отдалось. Не удержался и вскрик, который покинул меня раньше, чем ампутировали мне таким образом палец. Но… нет, кулак остановился прямо перед ручками клещей.

- Ты чувствуешь это? – посмотрел этот безумный долбоёб мне в глаза. – Чувствуешь этот порыв в душе, когда тебе вот-вот отсечёт палец, но в последний момент этого не случается? Словно ложная тревога срабатывает?

Я знаю это под другим названием - инсценировка казни. Только здесь уже в более локальной форме, всего лишь палец. Могу сказать, что ощущения… незабываемые и неплохо так давят на рассудок. Но я уверен, что мне его отхерачат, но вопрос лишь в том, когда именно.

Он вновь замахнулся, я вновь дёрнулся напрягся, а сердце выдало один глухой удар, подняв давление крови до максимума. И это всё под сопровождение страшной боли от раскалённого металла.

В конце концов, он мне отхерчил палец. Неописуемая жгучая и острая боль, которую просто невозможно терпеть, в том месте, где туповатые хлещи отрезали мне палец. Да и как вообще можно подобное описать? Просто достаточно хорошенько укусить себя за палец, а потом представить эту боль в десяток раз сильнее. Вот что-то подобное я и чувствовал. Она прошла по всей руке и затмило моё сознание, выдавливая другие мысли. Есть только боль.

Правда ещё хуже досталось моему разуму. Как… объяснить то, что ты видишь собственный отрезанный палец? Видишь… собственные кости? Видишь, как тебе отрезают часть тела. В голове словно что-то перещёлкивается в этот момент. Словно пробегает холодок по сознанию.

Не знаю, сколько мне пришлось возвращаться в нормальное состояние после помутнения. Этот будущий завтрак твари смотрел на меня и лыбился, крутя в руках мой палец, после чего… засунул его в рот и начал жевать.

- Хочу сказать, что ты не вкусный, - высказался он, но всё равно сожрал мой палец. Я же просто извивался от боли, которая будет ещё долго преследовать меня. – Хочешь повторить?

- Да, - брякнул я.

Всё равно повторит, сука. Меня, как и в прошлый раз, схватили сзади и силой заставили смотреть на это. И вновь море незабываемых ощущений и боли. На втором пальце я сорвал себе глотку и мог только хрипеть.

Теперь я понимаю, почему люди сходят с ума от боли и ломаются. Потому что это невозможно терпеть. Хоть обосрись, ты всё равно не сможешь терпеть боль, которая заставляет сворачиваться трубочкой мозг и сжигает болью конечность. Единственный способ как-то ослабить её – орать благим матом что есть сил.

Мне весело, мне весело, мне весело… боль словно напильником проходит по моему сознанию. Я слышал, что единственный способ спастись от подобного, занять себя. Например, считать: раз, два, три, четыре…

Тем временем лишив меня двух пальцев, безымянного и мизинца, душегуб притащил набор зубочисток… Ох, ебать… Вот ща пиздос будет… Один, два, три, четыре… ПЯТЬ! ШЕСТЬ! СЕМЬ! ВОСЕМЬ!!!

Попутно крича и считая в голове цифры, я чувствовал, как под ноготки левой руки вводят иглы. И не только чувствовал, но и видел.

- Я не пойму, почему ты не скажешь правду, - вздохнул он.

- ДА ПОТОМУ ЧТО Я НЕ ЗНАЮ ДРУГОЙ ПРАВДЫ!!! – это я кричу не на душегуба, а потому, что вогнав три иглы, он начал их поднимать и тем самым отрывать мне ноготь.

- Знаешь, а я же говорил уже, что могу чувствовать ложь? Это как лёгкий ветерок летом. Вроде бы его нет, но всё равно ты его чувствуешь. Тут так же, вроде бы и правда, но я всё равно чувствую ложь.

Отпустив иглы, он схватился за клещи и вырвал мне поднятый перпендикулярно ноготь… К тому моменту я уже дошёл до пятидесяти. Я слышал, что нежелание получать боль толкает человека на поступки, которые даже противоречат ему самому. А когда боль нескончаема, случается… слом. Начинает что-то казаться, появляются панические атаки, сознание работает слегка иначе, лишь бы защититься от боли. Именно поэтому я слышал, чтоб не свихнуться, надо на чём-то сосредоточиться и ни в коем случае не отпускать из мыслей.

Как сейчас…

- Ну дружок, - похлопал меня по лицу душегуб. У него в руке был нож. – Хочешь, я тебе помогу?

- И чем же, - сорванный голос хрипел как старая скрипучая телега. – Только не говори, что глаза вытыкать собрался, а то я расстроюсь и расплачусь.

- Нет-нет-нет, ты что!? – возмущённо ответил он, словно я оскорбил его. – Глаза, очень важный инструмент! Ими ты можешь видеть моё искусство и тем самым…

- Пытать самого себя ожиданием и страхами, - закончил я.

- Верно! – хлопнул он в ладоши. – Ты такой умный, жаль, что по другую сторону баррикад оказался.

Нет, я не умный. Просто я такой же. Мне кажется, что каждый садист в глубине души знает сразу, что и как надо делать.

- Пока не бойся.

С этими словами он тыкнул мне в лицо кинжалом в район опухшего глаза. Была резкая боль, но не так, как от отрезанных тупыми клещами пальцев. После этого душегуб надавил на опухшие веки. Потекла кровь и… через минуту я смог видеть вторым глазом. Своеобразный и не гигиеничный способ снять кровавый отёк, но довольно действенный.

- Итак, мой друг, я бы рад с тобой поговорить, но думаю, надо предоставить слово другим.

Оно отошёл в сторону и передо мной встал верзила в колпаке. И тут же я прохватил по ебалу…

Ох…

Ох бля…

- Только челюсть не ломайте, а то говорить не смогу, - попросил я.

- А ты прав! – закивал головой душегуб. – Слышал? Аккуратнее с нашим гостем.

А потом меня начали пиздить. Пиздить странно. Вроде и бьют, вроде и больно, но от ударов по морде я никак не отключался, хотя очень хотелось. То ли магией поддерживают сознание, то ли бьют как-то по-особенному, чтоб не отключился. В любом случае это было больно. Но лучше, чем вырывать ногти и отрезать пальцы, хочу заметить.

Сколько меня били? Хуй знает, я просто считал цифры в голове, понимая, что мне ещё сидеть здесь и сидеть. Можно сколько угодно плакать и кричать, но меня не отпустят и это не закончится, пока они не услышат правду. А если и услышат, то не факт, что меня просто убьют. Могут продолжить пытать.

К тому же, если он реально чувствует ложь, то это шанс прожить эти пять ночей и шесть дней. Они не убьют меня, пока не узнают правду, а мне то всего надо продержаться. И я продержусь… надеюсь.

А тем временем хуй знает через сколько минут битья, ко мне вернулся мой любимый душегуб с молотком в руках.

- Ну… продолжим?

Как же я ненавижу молотки. Особенно когда его тыльная сторона нависает над моими пальцами…

ОДИН!

Глава 50

Нет окон. Просто нет окон. Нигде.

Меня волокли по тёмному каменному коридору, где единственным светом были уже даже не светильники, а факела. А ещё тут сыро и до ужаса холодно, что сильно сказывается на моём состоянии. Были бы зубы, они бы друг на друга не попадали.

Тащили меня, не особо парясь и заботясь о моих вывихнутых конечностях. А я уже практически не обращал на боль внимание, особенно после той, что испытал недавно. Стоит просто посмотреть на пальцы рук…

Красота то какая. Окровавленные, неестественно согнутые не только в суставах. Я уже не говорю про жгучую, ноющую боль. Она заполняет сознание, заставляя меня конкретно тупеть и ни о чём не думать. А ещё цифры… Кажется я перестарался, так как они до сих пор крутятся в моей голове. Они всё идут и идут, словно другая часть мозга продолжает это страшный отсчёт. Кажется, у меня едет крыша. Это всё, как молоток буквально ломает пальцы, брызгает кровь, хруст… каждый раз это всё повторяется в моей голове.

Да и боль… она действительно тупит, мне с трудом удаётся держаться в голове, чтоб не уступить обычной туманной пустоте, наваливающейся при боли. Чую, если отпущу, то обратно вряд ли вернусь.

Вернусь собой…

Мы дошли до туда, где были камеры. Обычные типичные камеры с решётками. Ничего нового. В одних сидели какие-то деревенские пьяницы и кричали, чтоб их выпустили и что они уже трезвы, в других, какие-то уголовники, в-третьих, такие же голые и несчастные, как я. И судя по всему часть уже отправила свою душу в путешествие.

Но я не могу сдохнуть. И не сдохну.

Меня закинули в одну из самых дальних камер, не сильно парясь о том, что я калека. Просто швырнули на каменный пол. Сил не было даже стонать от боли. Если учесть, что пытки закончились, то вполне возможно, что это уже вторая ночь. Осталось пять дней…

Я пытался отделить себя от боли, всячески откидывая из сознания пелену. И в какой-то момент мне наконец это удалось.

- Удалось что?

- Откинуть боль, - простонал я.

Глаза слипались, но вот нихрена не отрубало. Холодный пол отлично мешал спать, принуждая к бодрствованию.

- На это и расчёт. Без сна людей легче ломать.

Знаю я, знаю. Холод и сырость не убьют, а магия излечит болезнь. Зато жертва не сможет уснуть и сломается.

С трудом перевернувшись, я уставился в потолок. Пальцы… просто ныли болью. Ну конечно, когда по трём фалангам и двум суставам пальца прошёлся молоток, причём обратной, более узкой стороной, тут блять не только ныть они будут. Я в шоке, как выдержал это…

Хотя чего в шоке то? Деваться не куда, выдерживай, не выдерживай, а всё равно не сдохнешь и их тебе сломают. Это просто неизбежно. Кажется, что пережить такое невозможно… Но ты переживёшь. И боль, и слёзы, и крики. Всё переживёшь, потому что это единственный выход, к которому тебя притащат, как бы ты не сопротивлялся.

И теперь я это знаю. Могу говорить авторитетно.

И о чём я вообще мечтал раньше? И когда это раньше было?

- Для тебя, около двух месяцев назад. Для других уже более двадцати лет. Напомнить?

Напомнить что?

- Как всё начиналось?

Я помню. Помню, просто…

- Просто что?

Просто это был риторический вопрос. Я хотел приключений, а не этого. Не такого ада и непрекращающегося кошмара, который медленно крутит мне мозги.

- А чего ждал? Верную команду слезливых самочек, прыгающих на хуй просто потому что и убер-плюшек с приключениями?

Чего-то подобного, да. Думал, что буду путешествовать как в тех историях. Встретил, она дуется, потом влюбляется просто потому, что я такой. Мы трахаемся. Потом ещё и ещё… Получаю убер-плюшки, качаюсь в убер-воина. Хожу по грани, но всегда выигрываю.

- Ну и бред. Извини, что мир не оправдал твоих ожиданий. Хотя часть же ты получил. Ходишь по грани и… почти выигрываешь. Сколько приключений… Или тебе не понравилось, как отрезали пальцы?

Очень смешно. А ещё меня не считают за мужчину девушки, я не могу им доверять, мои приключения состоят из ожившего кошмара, который сменяется другим кошмаром и так без остановки. А под конец меня пытают и у меня медленно едет крыша. Особенно, когда я слышу тебя.

Я посмотрел в глубь тёмной камеры. Там облокотившись на стену и закинув руку на руку, на меня смотрел черноволосый парень с белоснежной улыбкой.

Ебать меня глючит. Значит крыша всё-таки тронулась.

- А ты как хотел?

Не так. Только не сраные галлюцинации.

- От куда ты это взял, что я галлюцинация?

- Потому, что ты сдох, - сказал я хрипло.

Где-то в тёмном углу в ответ на мою фразу послышалось шуршание. Значит я здесь не один? Как мило, ещё изнасилований в камере не хватало.

- Эй ты! – раздался довольно грубый, низкий и хриплый голос, который несомненно принадлежал девушке. – Ты кто такой? С кем тут трындишь?

И по голосу она гопница. Ну заебись, что могу сказать.

- Скажешь, что это не удача? В одной камере с девушкой…

Уголовницей. Отлично просто.

- Я Ким, - завёл я старую шарманку, обращаясь к девушке, – только сегодня привели. А ты кто?

- Я здесь задаю вопросы!

- А я на них отвечаю, - парировал я. – А могу не отвечать.

- Уверен в этом?

В свет дальнего факела, топая босыми ногами по влажному полу, вышла женщина. Тощая, без груди, с угловатым широким лицом и мужественным квадратным подбородком. Я бы дал ей лет сорок. Да и такая внешность пошла бы больше бойцу. У неё были светлые грязные волосы и шрам через левый глаз, которого, судя по всему, не было. Она обнимала саму себя, словно стараясь согреться.

Варварша. Дева-воительница.

В прошлом.

Возможно раньше она была более накаченной и мужественной, но голод и, наверняка, пытки с изнасилованиями выбили из неё все силы и мышцы. К тому же мне открывался от сюда довольно интересный вид.

- Встань! – её приказной тон, пусть и не громкий, но всё-таки давящий может быть из заставил меня подняться, но не после пыток. Да и голос был у неё ослабшим и хриплым. К тому же…

- Не встану. Да и не смогу если даже захочу. У меня конечности из суставов вырваны.

Она нахмурилась, словно не это хотела услышать, однако всё равно присела около меня и холодющими пальцами ощупала сначала руки, потом ноги, словно хотела убедиться в сказанном мною. Блин, приятно то как.

- Не помню, чтоб они так сразу рьяно приступали к допросу, - пробормотала она, оглядывая меня. И уже более спокойно, хоть и грубо спросила: - За что тебя схватили?

- Думают, что я шпион. И надеются, что я неожиданно рожу им план и подельников, - усмехнулся я опухшим ебальником.

- Ясно… И с кем ты говорил?

- Со своей галлюцинацией. Кажется, у меня поехала крыша после пыток.

Варварша усмехнулась.

- После таких пыток любой с ума сойдёт. Думаю, ты им приглянулся, раз так рьяно взялись за тебя.

- Приглянулся? Мне неожиданно не нравится это слово.

- Чувство юмора осталось? Ну тогда тем более в психическом плане ты ещё более-менее.

Она подхватила меня под руки и оттащила в свой угол. Удивительно, но здесь было сено. Хотя бы не голый пол и то хорошо. Аккуратно положила меня туда и сама пристроилась рядом, прижавшись к моей спине своей костлявой грудью. Ого, меня ещё ни разу так не принимали.

- Как-то быстро, - тихо сказал я. – И какое неожиданное пугающее дружелюбие.

- Это лишь способ выжить, не обольщайся, - хрипло ответила она. – Встреть я тебя на дороге, получил бы между глаз за свою дерзость в лучшем случае. Но здесь… Эти камеры – ещё один способ пытки. Холод и влажность делают своё дело, но тебе не заболеть и не сдохнуть. Вдвоём мы ещё как-то сможем согреться, обнявшись, и немного поспать. Это даст сил. Но по отдельности без шансов.

- Ясно. А до этого ты как спала?

- До этого были другие заключённые. И они показали мне этот способ, до того, как их запытали до смерти.

- Как мило. И охрана об этом не знает?

- Возможно, это тоже способ издевательства. Унижение и так далее. Думаю, ты уже познакомился с господином, - в словах слышалась грустная усмешка.

- Душегуб? Да, милый малый, - согласился я. – Мы отлично провели время.

- Да, заметила по пальцам и отсутствующим ногтям.

А завтра мне пообещали поработать с предплечьями обеих рук. Так что…

- Получаешь по заслугам? – послышался насмешливый голос моего старого знакомого.

По каким же?

- По каким? Ты ещё спрашиваешь? – он рассмеялся. Рассмеялся тем смехом, который я запомнил. Это вызывало только боль, которую я поспешил запихнуть туда же, куда и все остальные мысли – в жопу. – Города, посёлки… Да даже последний город, разве ты не заслужил за это наказания?

Не пизди. Я хочу просто жить. Просто выжить и жить своей жизнью, стать счастливым.

- Выстроив счастье на костях других?

Или они выстроят на моих. У меня не остаётся выбора, и мы играем на равных.

- Выбор есть.

- Сдохнуть или нет не является выбором. Особенно для меня.

- А? – это уже спросила женщина уставшим голосом, видимо начиная засыпать. – Тише будь, если общаешься со своей галлюцинацией. А то за мной скоро придут.

- Пытать?

- Насиловать. Но это тоже своеобразная пытка. А может что-то позасовывают мне внутрь. Так что закройся, я не хочу слышать от тебя и слова. Молчи и грейся, пока есть возможность. Мы тут надолго.

- Почему это?

- Это камера… для особых гостей, - нехотя сказала она. – Наш господин… сюда засовывает тех, кого не ждёт ничего хорошего. Можно сказать, это камера станет твоей последней комнатой. Другие заключённые или подозреваемые находятся в других камерах.

Понятно. Очень мило.

- Кстати, почему ты называешь его господином? – поинтересовался я.

Женщина неожиданно сдавила меня руками. А силы то остались ещё у неё!

- Заткнись. Не смей спрашивать меня о подобном. Я свободная женщина, гордая воительница… и… И пройди ты тоже самое, что я, сам бы стал называть его так. Потому, что он умеет ломать. А я… не хочу быть сломанной. Лучше подчиниться… но это не то значит, что…

Короче, она запуталась. Как герой, я поспешил ей на помощь.

- Это тактическое отступление. Дать видимость победы, но потом сокрушить врага. Смеётся тот, кто смеётся последним.

- Да! Да! Именно так! Я просто жду момента! Жду его и коплю силы.

Она сама себя убеждала в подобном. Это было видно невооружённым глазом. А я не спешил её раскрывать, потому что и так знал правду – она начала ломаться. Признала его господином и называет его так даже за глаза. Он её уже подломил, увы. А это… просто отмазка и болеутоляющее для совести и гордости, без которой она окончательно сломается.

- Да ты прямо психолог, - усмехнулась фигура.

Иди-ка нахуй. Я любил психологию и изучал её. Это и помогает мне иногда не чувствовать себя говнюком.

- И оправдывать поступки?

Верно.

- Как тогда в школе?

Я плыл по течению. Не высовывался, против других не лез, подстраивался под сильнейших и просто сгладил кое-что, что мешало мне жить. А теперь я тебя не слышу.

Я начал усиленно про себя считать с одного, заглушая этого трепача. Всего лишь галлюцинация, но блин, какого хера передо мной возникла не сексуальная блондинка, а вот такое чудо-юдо?

Уже после ста пятидесяти я остановился открыл глаза, порыскав взглядом по камере. Парня с белоснежной улыбкой не было. Значит глюки меня отпустили. Ну ничего, осталось пять дней. Мне главное продержаться, а там уже будь, что будет. Способку активирую, отрегенюсь и сожру всех к хуям. Но пока надо держаться.

Держаться…

Позже стража забрала женщину. Просто выволокли её в центр камеры, таким образом будя. Пусть она и старалась выглядеть смелой, но я видел, как испуганно бегают её глаза. Могу только посочувствовать, так как мне самого скоро ждёт очень увлекательное путешествие в мир боли.

И кстати, она права: оставшись один, я не мог согреться. Сырой холод облепил меня со всех сторон, заставляя трястись как лист на ветру. Уснуть просто невозможно и это очень неслабо капает на мозги, особенно когда ты не понимаешь, день сейчас или ночь.

Интересно, Дара меня ищет? По идее должна, но сигналов из головы я не чувствую. То ли метка глушит на груди, то ли из-за безвыходности ситуации магия понимает, что не в моей власти что-либо сделать.

- Или не хочешь.

Опять двадцать пять. Неужели психика у меня такая слабая, что я не могу даже такого одиночества выдержать и всего суток пыток?

- Всего? Не смеши! Некоторые даже и нескольких часов не выдерживают!

Я вновь громко начал считать про себя, глуша голос. Тот пытался пробиться через искусственные помехи, но, в конце концов, затух. Зато цифры начали отсчитываться сами по себе моим голосом, от чего сводили меня с ума. Это слегка отличалось от тех ощущений, что я испытывал в тюряге.

Там на меня давили стены и создавалось ощущения, что я тупею. Словно напился. Но здесь это безумие пёрло изнутри. Хотя безумием это вряд ли можно назвать, скорее так, признаки шизофрении, зацикливание, голоса. Возможно в скором времени ещё что-нибудь прибавится, и я вряд ли смогу такое просто уломать, как сейчас.

Не знаю, сколько не было женщины, но вернулась она бледной, с опухшими глазами и весьма потрёпанным видом. Но я всё равно видел в ней какую-то ещё целую жилку, которая отчаянно не давала женщине сломаться.

С её появлением у меня появился страх, потому что следующая очередь моя. Сердце учащённо забилось, живот заболел, дыхание участилось, а мне захотелось уползти. Ощущение, словно собирался коллоквиум сдавать.

Затолкнув её внутрь, двое верзил обратились ко мне:

- Эй ты, чмо! Быстро на выход!

- Очнитесь, я ходить не могу. Как я, по-вашему, должен выйти?

Один из них, вздохнув, зашёл внутрь, оттолкнув женщину с пути, перекинул меня через плечо и вынес, попутно ударив об решётку головой, от чего у меня брызнули слёзы. Больновато… Но скоро будет больнее. Пока меня несли обратно, я без устали повторял себе, что осталось всего четыре дня, не считая этого. Сказать по правде, не сильно помогало.

Единственное, что пыточную выгодно отличало от камеры, было тепло и отсутствие сырости. Правда я всё равно бы предпочёл остаться в камере. Не нужно мне такого счастья.

Там меня уже ждал любезный душегуб, который мне очаровательно улыбнулся.

- Итак, готов говорить?

- Меня зовут Ким, - устало повторил я.

Душегуб с грустью хмыкнул, расстроившись моему ответу.

- Жаль, я так надеялся, что мы сможем поговорить. А потом бы ты пошёл своей дорогой…

Я посмотрел на него и усмехнулся.

- Признайтесь, вы бы меня продолжили пытать и дальше, даже если бы я признался в том, чего не делал.

- А ты молодец! – похвалил он меня. – В корень зришь! Верно, тебя отпускать не имеет смысла. Тебя и так казнят за покушение.

- Без доказательств?

- Как это, без доказательств, - возмутился он. - Они есть! Мои слова раскрыли твой план. Было бы лучше, если ты бы конечно в слух признался, но и так пойдёт. К тому же, у меня есть право допрашивать человека столько, сколько потребуется. Другими словами, до самой смерти.

- Вау, - только и выдавил я. – Это просто чудесно. Столько общения рядом с вами, я просто сгораю от нетерпения.

- Ну… сгорать тебе ещё рано, успеется. А пока… - он достал клещи. – Я бы хотел проверить твои зубки.

- Зубов нет, - ответил я и раскрыл рот, подтверждая слова. – Выбили их уже до вас. Но можно начать это чудесное утро… или вечер… похуй, можно начать с классического мордобоя. Он так отрезвляет.

И нет, я не мазохист, просто мордобой наименьшее из всех зол. Всё лучше, чем ломание пальцев и кистей рук. К тому же, это займёт время, а значит, что меньше времени останется на прочие пытки. Я, по крайней мере, на это надеюсь. В конце концов, пока надеюсь, не сломаюсь.

На это тоже надеюсь.

- Ну ладно-ладно, - потёр душегуб с радостной улыбкой руки. – Раз ты так просишь… Но потом!

Он вытащил такой небольшой обруч, в который бы смогла поместиться моя нога. Твою же мать, кажется я знаю, что это…

- Потом я познакомлю тебя с этим чудом: труба – «крокодил»! Ты даже не представляешь, как долго я его не доставал. Но ради тебя готов на всё.

Охуительное приспособление. Закрывается эта хуйня на ноге и протыкает её, потом нагревается и мне становится очень весело. И чем же я приглянулся этому засранцу, что он так ради меня старается?

С этой счастливой улыбкой душегуб отошёл в сторону и его место занял верзила.

Я посмотрел на здоровяка, который сделал замах. Ну что же…

«Раз», - уже не так уверенно начал я.

Глава 51

(Внимание, глава содержит сцены насилия и пыток)

Раз, два, три, четыре, пять, вышли клещи погулять…

- Я думал, там будет слово «зайчик», - улыбнулся парень, который стоял в углу комнаты пыток.

Ебаная галлюцинация стала постоянно мельтешить передо мной, но в тоже время спасала от окончательного засыхания мозга, так как с ней я мог хотя бы пообщаться. Пусть вымышленный, но зато собеседник. Помимо женщины варварши.

И нет, там в стихе клещи… Ненавижу клещи… Ненавижу молотки, ненавижу напильники, ненавижу шило, ненавижу множество инструментов, что испытал на себе. Кто бы мог подумать, что ложка окажется таким грозным оружие.

Я с трудом поднял взгляд на душегуба, который щёлкал передо мной пальцами. Сейчас я был в этой тёплой комнате. Но это не отменяло того, что меня трясло. Ведь все эти раны не перестают болеть за несколько минут или часов, про ожоги я вообще молчу.

- Дружок, что-то ты раскис, - улыбнулся он мне как старому другу.

Да, есть такое… когда тебе отрезали пальцы как на руках, так и на ногах, то самое время раскиснуть. К тому же мне настолько насрать, что даже насрать на то, что мне насрать. Какой же я похуист, пиздец просто.

- Не думаю, что ты сильно изменился, - сказала галлюцинация.

Ну если учесть, что мне до этого было похуй на других, а сейчас уже вообще похуй, то нет, я изменился. Кстати, мы оба знаем, что мне не похуй. Например, Констанцию я спас и мне было явно не похуй тогда. Так что ложь, пиздёж и провокация.

- Оба?

Да, оба. Ты знаешь всё, что знаю я и говоришь всё, что я бы сам себе сказал. Совпадение? Не думаю. Поэтому не пытайся пиздеть мне, я тут главный. А теперь вернёмся к нашему душегубу, которого ждёт моя мстя… через неопределённый промежуток времени.

- Я не раскис, - пробормотал я. В отличии от моих бегущих и с трудом удерживаемых мыслей, рот был вялым. Сказывались отбитые мышцы и боль при движении. – Просто жду новую порцайку интересных вещичек.

После этого глупо и глухо захихикал. Я старался поддерживать в себе положительный настрой даже сейчас. Особенно сейчас, так как он служил опорой для моего сознания и для него были причины. Ад не может длиться вечно и когда-нибудь это всё закончится. Главное, просто пережить. Одна пытка прошла, значит, будет другая, а за ней третья. Но никто не хочет работать сутки напролёт, поэтому меня закинут в камеру. Это значит, что день прошёл и осталось ещё… несколько.

К тому же нас, судя по всему, пытают так, для развлекаловки. Я понял это по той причине, что уже и вопросов то не задают, просто раз за разом тушку дербанят. Это лишь значит, что когда я стану куклой, то меня убьют. А так я представляю интерес для товарища, который получает наслаждение скорее не от того, что сломал человека, а от самого процесса.

- Ну-с, давай тогда, выбирай, какую пытку хочешь, - отошёл он в сторону, показывая инструментарий.

Это у нас игра такая. В какой-то момент он сказал, мне что очень рад моей выдержке и тому, что я ещё не поехал, поэтому предложил вот эту игру. Один раз выбирает он, один раз я.

Я оглядел все его игрушки и кивнул на какой-то агрегат для ломания костей.

- Его давай, мне он явно подмигивает.

Душегуб улыбнулся и поднёс ко мне весёлый агрегат, сделанный из двух досок , соединённых петлями, с кольями между ними. Он напоминал аппарат для колки орехов, но мне кажется, что им колют суставы. И я не ошибся.

- У вас хороший вкус, мой друг! Этот механизм ломает коленные суставы!

Ой блять! Какой счастливый то! Я так рад! Пиздец просто, ща ещё раз обосрусь и обоссусь от радости! И боли…

Так, Патрик, крепись. Не теряй надежды, представь лагерь, представь друзей из лагеря, считай циферки…

Ко мне поднесли агрегат.

…и главное, кричи. Крик помогает… так, вдох-выдох, вдох-выдох.

После этого его закрепили там, где по идее должен быть мой сустав. Хз, что там будут давить, так как сустав и так разрушен, но будет точно больно.

Так, ещё один рывок, ещё одна боль, но мне не привыкать. К боли невозможно привыкнуть, и я не буду этого делать. Просто перетерплю.

Механизм начал сдавливать порушенный сустав. А через минуту комнату огласил вой меня любимого. Боли было очень много… Но я выдержу… Просто надо потерпеть…

Сколько прошло? А хуй знает, время летит очень странно, то быстро, то медленно. Да и отходняк от этого омута происходит всё дольше и дольше. Эта пелена пустоты в голове с каждым разом разгоняется всё хуже, словно становится более густой. Не уверен, что смогу её в следующий раз разогнать. К тому же появилась и другая проблема. Теперь, уходя в воспоминания, сложнее вернуться обратно. Словно само сознание не хочет возвращаться в переломанное и изувеченное тело.

Да и галлюцинация стала более настойчивой. Цифры… сами бегут уже в голове. Это я не говорю о мерещащихся звуках, фигурах и спутанности в реальности. Вот кажется вспомнил что-то, а потом вновь ты здесь и теряешься, что реально, а что нет. Может и звучит нестрашно, но когда реальность выглядит как сон, а мысли как реальность, это уже довольно жутко. Особенно когда ты не можешь вернуться в настоящую реальность или определить её.

А ещё несколько раз я чувствовал посылы от Дары, но дальше этого ничего не происходило.

Поэтому пришлось отказаться от желаний вспомнить старое и жить сегодняшним адом, иначе не выберусь.

Интересно, сколько я уже здесь?

И вновь я в камере после пыток и меня обнимает варварша. Грубая и в тоже время единственный источник тепла и общения, который помогает мне не свихнуться в тишине и хоть немного поспать. А то в сырости и холоде пиздецки холодно, а тут какое-никакое, а тепло. Я уже успел это понять, когда её выводили и я оставался один. Хуй уснёшь.

Она не питает ко мне жалости, но всё прекрасно понимает и не пытается вести со мной как стерва. Мы были просто вынужденными союзниками.

- Эй… ты сколько уже сидишь? – спросил я её.

Всё та же поза – я, переломанный, и она, прижавшаяся к моей спине грудью или спиной в зависимости от того, что надо погреть.

- Я? Месяц уже… вроде...

- И… как ты сюда попала?

- Тебе поговорить не о чем!? – рыкнула она на меня. Нервы у неё ни к чёрту.

Я её понимаю, здесь всё давит и раздражает, особенно когда нервы тебе каждый день выкручивают.

- Прости… просто… я с ума схожу. И мне бы поговорить, чтоб сознание удержать.

- А не лучше ли просто свихнуться? Покинуть этот мир? Смерть – единственный выход и чем быстрее, тем лучше. К тому же ему не нравятся свихнувшиеся, их пытать не так интересно.

- Нет, - я даже не покачал головой, мышцы не двигались. – Мне нельзя.

- И почему это?

- Я… смогу уйти от сюда. Просто надо продержаться.

Женщина затихла. Не сразу ответила мне, словно пыталась что-то для себя понять.

- У тебя есть способность, которая даст тебе свободу? – она спрашивала это довольно уверенным тоном.

- Даст нам свободу, - сделал я ударение на слове «нам».

Я тот ещё уёба, но не настолько, чтоб оставить в этом аду кого-либо. Особенно ту, что так отчаянно борется за не самую счастливую жизнь.

- И… сколько нам ждать? – спросила она тихо, от напряжения сжимая меня.

- Не знаю. Я потерял счёт времени. Но осталось немного.

Столько же немного, сколько и живого места на моём теле.

Вновь тихо. Только слышу плач из соседней камеры. Вроде там девушка, которую подозревают в воровстве и сегодня к ней заходили верзилы в колпаках. Насиловали её довольно долго. А эта не плачет. То ли слёз не осталось, то ли она действительно очень стойкая.

- Я здесь месяц, - сказала она. – Я… из девушек-воительниц. Мы наёмницы и в наших рядах ни одного мужчины. Месяц назад согласилась сопровождать одного торговца за неплохие деньги. Но здесь нас схватила стража. Я не знаю, где теперь мой наниматель, но меня закинули сюда. Когда я оказалась в этой камере голой, побитой и изнасилованной стражей, то думала, что меня и тут изнасилуют. Была готова драться с сокамерниками, но…

Она вздохнула.

- Им было не до меня. Сначала я не могла понять, что шесть голых мужиков жмутся к друг другу. Но провела одну ночку и поняла, что это единственный способ согреться и уснуть. Трудно поверить, но ко мне не домогались. Просто сбивались в кучу там, где сейчас мы лежим, и грелись друг об друга.

- И… всех их казнили?

- Нас уводили по очереди. Их тоже пытали, но я не знаю, за что. Не спрашивала.

- Но тебя нет.

- Нет, меня насиловали постоянно, иногда в особо грубой форме и не самыми стандартными методами и предметами. Издевались. Но не пытали, возможно от того я и жива. Нас становилось всё меньше и потом осталась только я. Ко мне подселили человека и всё началось снова – его уведут, меня уведут. Но его пытали, а меня просто насиловали и… и…

Она всхлипнула.

- Иногда давали поесть из собачей миски, словно какое-то животное. А иногда… и вообще… из туалета… есть… это…

Снова всхлип. Я улавливаю, что она имеет ввиду и примерно понимаю, что чувствует. Её гордость свободной женщины-воительницы. Кушать из туалета или миски. В каждом ломают то, что даёт ему силу. Конкретно в ней ломают гордость, унижая чем могут. И сейчас она просто выговаривается, чтоб было легче идти дальше.

- Потом он ушёл с концами, а я ещё жива. И лишь потому, что им надо над кем-то издеваться и кого-то насиловать. Девку в соседней камере отпустят, но не меня. И умереть мне не дадут. А после него через время пришёл ты.

- Так вот ты чего меня потащила сразу в угол… Греться стала?

- А ты думал от большой любви? Единственное, что в камере меня волнует, это как найти тепло. И пока ты жив, я буду греться об тебя. Придёт другой, я буду греться об него.

- Не придёт, - сказал я, вложив всё свою уверенность в голос, словно это уже было решённым вопросом. – Я стану твоим последним сокамерником, а потом… потом это просто станет воспоминанием.

- Ты прав, - хриплым, но уверенным тоном сказала она через некоторое время. – Я переживу эту хрень. Я ещё не полностью сломлена и моё тело… всего лишь тело.

- Просто удивительно! – душегуб смотрел на меня с какой-то радостной улыбкой, словно я выиграл приз. Который раз я уже здесь? Который раз мне так весело? Им ему весело? Я уже сбился со счёта.

Возможно я и выиграл приз, так как рядом с ним в ошейнике стояла эта голая и худая женщина с квадратным подбородком, угловатым лицом и шрамом через левый глаз. Реально, подстриги её, одень в парня и не скажешь, что женщина. Хотя возможно именно худоба даёт ей эти квадратные очертания лица.

И мне кажется, я знаю, почему нас собрали. Я же не тупой, мне уши на мозг теперь не давят, как говорили учителя. А всё потому, что их отрезали! Учителя бы были в восторге, ведь я поумнел и их мечта сбылась.

Я глупо хихикнул ещё более глупой шутке.

Их отрезали, как и мой бедный нос, которому перед ампутацией сделали и крабика, и сливку, и всё, на что фантазии хватило. Я уже не говорю, что мне отрезали щёки и по доброте душевной дали полюбоваться в зеркало. Теперь у меня улыбка от уха до уха… которых нет. Можно девок пугать. Да много чего отрезали у меня.

И скальпик частично сняли. Мой скальпик! Я буду скучать по тебе. Хи-хи-хи…

Я не говорю про обугленную кожу, про раздробленные кости, выжженный один глаз. Про галлюцинацию, что постоянно что-то говорит, цифры, дошедшие уже до квадрильонов, туман в сознании, который уже занимает половину моей черепушки, постоянные слуховые галлюцинации и прочую ересь, которой не может быть.

Передо мной крутятся картины, как меня пытают, водоворотом, и я слегка теряюсь… Мне хочется смеяться от того, что я видел и хочется кричать от того, что творится теперь в моей голове. Словно внутри что-то ползает, прямо в мозгах. И то, что со мной до этого произошло… мне кажется, что это происходит со мной снова и снова.

Короче, мне очень весело! Особенно, когда я слышу голос, рассказывающий несмешные анекдоты и не дающий мне спать.

Бог Скверны, ты меня слышишь?

Абонент выключен или находится не в зоне действия.

Ага, бросил своего послушника? Ну-ну… Потом ещё попроси что-нибудь у меня, я тебе припомню.

А мой друг тем временем продолжил.

- Знаешь, мы столько прошли вместе, всего ничего ты здесь, а испытал на себе столько вещичек! Обычно я стараюсь выловить информацию, но ты… с тобой так весело! – он хлопнул в ладоши. – Признаюсь честно, мне не нужна правда! Мне просто нравится проводить с тобой время!

Какой няшка!

- Мне тоже, - кивнул я.

Вернее, мои уста покинуло нечто похожее, так как без щёк и губ говорить не очень удобно. А голова просто дёрнулась. Но все поняли мною сказанное.

- Я рад! Ты прямо ветеран! Конечно, были и те, кого я пытал дольше, но через столько предметов пыток и с таким упорством ещё никто не проходил, гордись собой!

- Очень горжусь! – гаркнул я и захихикал, чем вызвал сочувствующий взгляд женщины.

Меня кстати покормили. И ни чем-то, а мясом. Варёным! Ещё и с бульончиком. Правда срезали это мясо с моей ноги, но это хуйня. Всё хуйня. Только время не хуйня. Время-время-время… оно не стоит на месте и скоро я увижу, что мой час настал.

- Итак, моя милая шлюха, - он взял её за подбородок и повернул лицо к себе, - пришло время для прояснения ситуации. Или смерть или…

Ей помогают усвоить урок. Если она станет ручной и повторит закреплённый урок, то жизнь, если нет, то смерть. Даже мудло как я это понял. Не зря её ебали и издевались на протяжении месяца.

- На колени.

И наша несломленная воительница, поджав губы встала на них. Видимо всё-таки сломалась. Какая досада!

- А теперь… кто ты?

Она ещё плотнее сжала губы, а из глаз потекли слёзы. Ну да, так унижаться перед человеком, которому ты говорила о том, что не сломаешься. Это весьма и весьма печально.

- Ж-животное… - сказала она хрипло и заплакала.

- Чьё?

- Ваше.

- И что должно делать моё животное?

- Подчиняться… - тише выдавила из себя она и уставилась в пол.

Парам-парам-па! Она сломалась! Её опустили, и она приняла судьбу! А речи были так громки! Хи-хи-хи-хи… боже я уезжаю! На паровозике в страну безумия! Так, стоп-кран, ещё рановато, хи-хи-хи-хи… сначала бойня! После отката правда, но… Бойня!

Бойня-бойня-бойня-бойня!

После этого я наблюдал, как верная собачка выполняла приказы. Встала на четвереньки, лизала сапоги моему лучшему другу, пока те не заблестели, жрала словно собака из его руки, а потом из миски. А в конце…

- А теперь, мой дружок, за столь долгое сопротивление пыткам и несломленность я дарю тебе подарок!

Подарок был довольно необычный и в тоже время обычный.

Новоиспечённая животинка, сломленная воительница и так далее, поджимая губы и молча роняя слёзы унижения, отсосала у меня. Перед этим она посмотрела своими глазёнками, полными боли, но… извини, одним глазом я не могу оценить твою печальку. Зато могу оценить твою натренированность. Могу ещё отдать должное, кое-какую разгрузку моей нервной системе это дало.

После этого мой друг решил похвастаться мне (он так и сказал: хочу тебе похвастаться) тем, как хорошо он приручил её. Она лаяла, бегала на четвереньках высунув язык, лизала ноги, потом сосала, её драли во все дыры, потом засовывали в неё всякие предметы, показывая её растянутость…

Короче демонстрировали мне успехи по дрессировке. Могу только сказать спасибо ей, так как в этот день меня пытали поменьше. Бля, а я-то хотел попробовать вон тот агрегат, который раскаляется и поджаривает в себе кисти рук… правда у меня теперь всего одна кисть, ну да похуй. Хочу-хочу-хочу-хочу…

Если в этом мире есть Бог Милосердия, Бог Добра, Бог Удачи и так далее, то при встрече я им ебальники порву, если силёнок хватит. Это же надо, мне не дали испытать ту весёлую хуёвину с шипами! Я так и не понял, что это, но… Но бля, выглядела классно!

Похихикав в полной темноте, я молча посмотрел в потолок. Женщину за примерное поведение перевели в другое место, а я остался один! Холодно, сука! Вот прямо очень холодно! Ко мне приходила лекарша и магией снимала с меня всякую дрянь типа заразы и болезней. Мой друг сказал, что я нужен ему здоровым.

- Ха-ха-ха-ха-ха! – мой слегка безумный смех огласил подвалы этого жуткого подземелья.

Я нужен ему здоровый! Бля, да я просто бык! Медведь, ёпта! Попавший к браконьерам.

Всего-то не хватает зубов, одного глаза, ушей, носа, скальпа, губ, бровей вместе с кожей, кожи на некоторых участках тела, пальцев где только можно, кистей, ступней, мышц на левой икре ну и там по мелочи. Переломы я просто заебаюсь перечислять, как и всевозможные ожоги. А про пытки, которые не оставляют следов, но приносят море боли… Ух! Я прямо знаток теперь!

Жаль только бабу перевели. Теперь и холодно, и поговорить не с кем. А то галлюцинация настырная, что-то пиздит, так ещё и не одна, вот там моя мамка появилась, а там друг жиробас и ещё уйма народу. Кстати! Я дошёл в уме уже до квинтильонов и не знаю, как эту хуйню остановить.

Как и не знаю, как моё имя… Нет, знаю, но не помню… Туман в голове… Туман… Мгла… Пиздец… Время…

ВРЕМЯ! Бля я забыл о нём. Сегодня же надо проверить его!

Я открыл статку-матку-хатку… о боже, какой же я дегенерат, надо мозг свой похватать и всунуть в одну банку, чтоб не расползался, так как овощем я не стану, а вот безумным вполне.

Так, статка… О, мой имя Патрик, о боже, какой пиздец просто, почему меня так зовут… Фамилия… о господи… глядя на неё, начинаю невольно приходить в себя.

Так, способки…

Посмотрев на нужный пункт, на моём лице… уже есть нужная улыбка до ушей.

А в след за ней по коридорам раскатился мой смех, безумный и не предвещающий ничего хорошего. Ведь очень скоро мы будем жрать. Вот я вам действительно покажу, что такое настоящий кошмар и реальность, которая кроется за ним.

Глава 52

Это был последний раз, когда меня пытали. Последний. ПОСЛЕДНИЙ. ПОСЛЕДНИЙ ЁПТА!

И сейчас я пытаюсь разогнать всё своё безумие и галлюцинации по углам, включая этот божественный отсчёт, который мирно тикает в моей голове.

Я спасён и всех сожру.

Всё в порядке? не умру.

Всех, кого найду – убью.

Жалко, здесь нет очков за стихоплётство, я бы уже стольник вкачал. Зато есть живучесть, которую, благодаря пыткам, я поднял до двадцати восьми и взял двадцать первый уровень. Можно сказать, я перешагнул границу обычного человека, который вкачивается до двадцати только, а дальше при условии, что он борется или ходит по грани.

Короче, всё не так уж и плохо, не считая моего выпотрошенного тела. Осталось дождаться утра и окончательно не сойти с ума. Почему утра? Да просто вдруг решётку не вырвать? Вдруг заколдована? А так всё равно меня вынесут как обычно и там… Будет весело! Главное не пожрать кого-нибудь не того по случайке.

И вновь я рассмеялся. Как же уёбищно жить, пиздец просто! Как я ненавижу свою жизнь! Мне кажется, что я в самой глубокой жопе. Знаю, что немало людей чувствовали тоже самое и возможно проходили подобное, но не уверен, что из призванных хоть один может подобным похвастаться.

А это значит, что раз мне хуёво, то и другим должно быть хуёво! Испорть жизнь другим, сделай свою лучше. Сделай гадость – сердцу радость. Я знаю много такой хуйни для уёбков, которые чувствуют себя лучше, делая другим плохо и сейчас, судя по всему, становлюсь одним из них.

Да и похуй!

Смерть, угар и содомия! Буду жрать всё, что попадётся под руку, исключая мирняк. Я же не конченный мудак ещё. Ну если только сильно не захочется.

Осталось дождаться…

Уже жду не дождусь, когда смогу посмотреть на их испуганные рожи, после чего смогу сорвать их зубами и сожрать. Кажется, я пристрастился к мясу людей…

Как и положено, за мной пришли хуй знает когда. Словно по часам сверялись, где на циферблате есть пометка «хуй знает когда». Двое верзил по обычаю зашли в клетку и один из них молча направился ко мне. Знают, что я обездвижен и любезно несут меня до комнаты пыток.

- Эй, парни, а где баба? – хрипло спросил я.

- Баба? - усмехнулся тот, что собирался меня поднять. – Собачка на поводке в комнате господина Римба, туфли ему вылизывает.

Они рассмеялись. Я тоже рассмеялся.

Нет, ну а чо? Реально смешная шутка! Записываем дополнительное задание: спасти бабу.

- Ну ты дал! – похвалил я завтрак.

- Ну ещё бы. Её долго ломали. Стойкая дрянь оказалась.

Вот так, весело смеясь над удачной шуткой, мы вышли из камеры, оглашая это помещение таким несвойственным звуком как смех. Искренний и, можно сказать, добрый смех. Смех, который вскоре звучал только у меня, так как эти двое неожиданно заткнулись.

А я смеялся. Смеялся, заливая это место смехом.

Весёлым, безумным, злым, ненавистным, жутким, угрожающим, который становился подобным рычанию по мере моего превращения.

Почувствовав то, как ходят под его руками на плече мои кости, верзила колпаке тут же поспешил меня выпустить из рук. А я корчился от боли и смеялся. Что мне эта жалкая боль, когда мне резали ножницами крылья носа? Когда отхерачивали пальцы и ломали кости? Да боль, но она ни в какое сравнение не идёт с тем, что я пережил.

Верзилы стояли, не в силах пошевелиться от страха и смотря, как я, и так довольно жуткий и уродливый, превращаюсь в нечто более жуткое и уродливое. Руки удлиняются, связки регенятся, и я вновь могу ими хоть как-то двигать. А вот ноги… Да и хуй с ногами!

Я не полностью обратился, не хватает сил, а часть тела так ещё и не отрегенилась. Для этого потребуется значительно больше времени. Но мне и нынешнего достаточно. К тому же, поев, я ускорю всё это дело. Поэтом оттолкнувшись что есть силы одними руками, я прыгнул в их сторону.

Очень быстро и метко для двух неповоротливых долбоёбов. Вытянув руки вперёд, я воткнул свои обрубки, на которых ещё не успели вырасти пальцы, им в глотки. Хотя нет, не воткнул, но точно сломал им всё и завалил обоих на землю, где они захрипели и забулькали со своими сломанными гортанями.

А я… А что я? Естественно жрать! Не одна сука не уползёт. Я очень зол, и я очень голоден. Я хочу искупаться в их крови, и я хочу напиться их страха. Никто не уйдёт обиженным и обделённым.

Моё тело как раз к этому моменту преобразилось, и я обзавёлся новыми острыми торчащими зубками. Правда пальцы, кисть и большая часть костей ещё не успела отрегениться, но с такой закуской процесс пойдёт точно быстрее. Поэтому я впился в глотку одному из верзил и вырвал гортань зубами, проглотил, не пережёвывая и дальше. Я жрал и жрал, пока мои конечности восстанавливались. И даже когда я зарегенился, всё равно жрал.

Справился я очень быстро, кости просто мололись в моих зубах. А потом настал черёд другого тела. Я управился довольно быстро, могу сказать с гордостью. Я не чувствовал отвращения, так как моим монсторским искорёженным сознанием воспринималось всё это как обычное мясо, не хуже варёной говядины или курицы. Правда только одежду и кое-какие органы я не стал есть, и то по этическим соображениям.

Закончив с телами, я оглянулся. Напротив клетки, где я закусил завтраками, сидел какой-то парень и в испуге пялился на меня, не в силах пошевелиться. А я не стал его пугать ещё больше и просто пошёл дальше. Именно пошёл на задних ногах. Я должен явить себя во всей красе. Няшка будет очень рад!

На мгновение на меня надавило чувство. Довольно странное… хотелось заплакать от облегчения, что наконец этот ад закончится, но я поспешил затолкать это желание подальше. Будет ещё время, а пока надо закончить все дела здесь.

И только подумать, шесть дней пыток… Мне казалось, что прошло намного больше. По крайней мере, меня таскали чаще шести раз. Возможно это было связано с тем, что мной занимались за день по несколько раз.

Тем лучше, я без проблем нашёл эту комнату, которая кажется повернула мне психику не в ту сторону, перещёлкнув во мне несколько тумблеров.

Не долго думая, я открыл эту ненавистную деревянную и очень тяжёлую дверь. Криков слышно точно не будет.

- Что так долго? Где мой… друг… - последние слова он пробормотал, увидев меня.

Его улыбка спала с лица, сменившись ужасом.

Мне пришлось нагнуться, чтоб зайти внутрь. Я бы улыбнулся, но вместо слов у меня вырвалось только рычание, а улыбка лишь стала оскалом. Дверь закрылась, отсекая нас от внешнего мира.

Я уверен, что ему понравилось. Уверен, что он смеялся от счастья, когда я жрал его ноги и руки. Ведь я смеялся, когда жрал его же внутренности на его глазах. Думаю, он оценил моё стремление показать ему настоящее чудо. Я тоже умею делать больно, только жаль, что времени маловато, не смог я ему удовольствие продлить. Закинув ненужные органы и одежду в камин, я вновь встал на четыре лапы и двинулся в коридор, не сильно шифруясь. А зачем? Всё равно всех сожру при надобности.

Дошёл до коридора, что шёл из комнаты, где меня встретил душегуб в первый раз, глубже к темницам. Здесь же была спиральная лестница наверх. Узко… Я чуть ли не между стен полз.

Практически на самом верху мне встретился охранник в одном нагруднике. Движение рукой и мои пальцы пробивают его шею насквозь, выходя с другой стороны. Ни крика, ни шума.

Опускаю тело на пол, попутно хорошенько покусав мясистую ногу. Второй этаж представлял из себя небольшой коридорчик, где переодевались. Здесь же я одним укусом перегрыз ещё одному горло. А дальше… был зал с кроватями, что стояли спинками к стене и где было немало стражников.

Немая сцена: они смотрят на окровавленное чудовище, то есть меня, а я смотрю на них и думаю, за сколько уложусь.

- Убьёшь их? А ведь не все говнюки здесь. У некоторых есть дети, отцы, жёны, - парень усмехался, сидя на одной из кроватей.

Выживают сильнейшие, слабейшие лишь покорно принимают свою участь. Так ты сказал однажды и мне эта мысля понравилась. Тогда я и понял, насколько ты был прав. Особенно в плане того, что сильнейший не всегда самый сильный физически. А теперь, пройди нахуй, товарищ, я занят, буду кушать.

- Чудовище.

И мне это нравится. Я хочу еды, я хочу рвать глотки, это… весело! Смешно! Да, я хочу убить кого-нибудь.

Больше с глюком я не намерен разговаривать, мне достаточно отсчёта, который продолжался в моей голове, и несмешных шуток, сыпавшихся хуй знает от куда на моё сознания. Я не говорю, про туман и желание дико рассмеяться. Чую, если сделаю так, то потеряю контроль над собой, что нежелательно.

Я нырнул в этот продолговатый зал первым, ударом когтистых лап обезглавив двух самых близких воинов, и ногами врезавшись в третьего. Правда я его пробил к херам, и вошёл в бедолагу по пояс, но хуй с этим, просто схватил и порвал на две части. Кто-то попытался ударить меня мечом, но я схватил его и ударом другой лапы снёс пол головы. Меч всего-то порезал меня…

А вот другой вошёл в тело на половину. Но это уже я решил проверить, насколько всё с живучестью у меня хорошо. Чувак, который это сделал, тут же сдох от удара в грудь. Ещё двое попытались бежать, но я прыгнул на одного и раздавил его и тут же лапой убил другого, оторвав засранцу голову.

Оторвав от одного из них ногу, я быстр обглодал её и… подумав, съел два тела. Ну а чо добру пропадать? К тому же они довольно вкусные, прямо как нежный ягнёнок.

- Монстр.

- Нахуй иди, - ответил я и показал средний коготь галлюцинации. Правда вместо слов вновь из меня вышло только рычание.

Вытащив из себя меч, я двинулся к двери в конце этого зала. Видимо кабинет душегуба.

Я подошёл и молча попытался почувствовать все свои ощущения, которые были весьма богатыми. Так… два, шесть, три, семь, восемь, девять, четыре, шесть… Бля, не то, это так в моей голове квинтильоны пытаются посчитаться. Другие ощущения… Вот чую запахи, но все они перебиваются запахом крови, слышу звуки… но всё равно не могу ничего понять. А, ладно…

Я постучал и очень медленно стал открывать дверь. Да, как и думал, там сидит наша сломленная воительница, бледная как смерть, испуганная как заяц, в ошейнике на поводке, что привязан к ножке кровати. А перед ней ещё и миска, только пустая… Мда…

Она смотрела на меня с каким-то непередаваемым ужасом, словно ждала, что я её тоже сожру. Нет уж подруга, спасать пришёл, чего тебе здесь оставаться?

Поэтому я очень медленно сел на корточки под её взглядом. Потом медленно приложил лапу к сердцу, после чего так же медленно протянул ладонь к ней, но так, словно хотел коснуться её сердца. Думаю, это выглядело миролюбиво. После этих знаков, я так же медленно другой рукой рукоятью вперёд протянул ей меч.

Она испуганно смотрела на него, но должен отдать должное – женщина не кричала, не падала от страха без сознания. Она стояла и пусть со страхом, но смотрела на меня. А как протянул меч, она медленно протянула руку и взяла его.

- Ты тот парень из камеры? – спросила она.

Несмотря на испуг её голос не дрожал и был всё тем же, с лёгкой хрипотцой, низкий и грубоватый.

Я два раза кивнул головой.

- А госп… ублюдок?

Я провёл пальцем по горлу, потом медленно три раза щёлкнул зубами.

- Ты съел его?

Я кивнул два раза.

- Это твой способ выбраться?

Я вновь кивнул два раза.

На её лице появилась улыбка. Женщина изменилась. Теперь на меня смотрела именно боевая воительница, уставшая, худая, но с неровной уверенной улыбкой и взглядом человека, который готов идти дальше.

Может я был и не прав. Может она и не сломалась, а всего лишь сделала тактическое отступление, чтоб выжить и потом отпраздновать победу. Потому что все эти пустые идеи – лишь слова и сотрясание воздуха, когда нет людей, что смогут их нести.

- Сними с меня это дерьмо… пожалуйста, - показала она пальцем на поводок и ошейник.

Пусть она и знала теперь, что это я, но всё равно её движения выдавали испуг. Поэтому я действовал медленно. Аккуратно подошёл и когтями буквально перерезал этот ошейник на шее. От моих касаний она не удержалась и вздрогнула. После этого мы вышли из комнаты.

Увидев этот фарш, она присвистнула. Но не более, видимо кровью и кишками её было не напугать.

- Я пороюсь тут, хорошо? Мне нужны деньги и вещи, чтоб вернуться домой.

Я лишь кивнул и принялся хавать. Она бросила на меня слегка испуганный и наполненный отвращением взгляд, после чего начала перебирать вещи. Ну а чего? Время то скоро закончится, надо его продлить. Кто знает, что ещё меня может ждать дальше? К тому моменту, как я доедал трупак у лестницы, появилась женщина.

В доспехах, с щитом, мечом, плюс походная сумка через плечо и шлем. Довольно оперативно. По моим цифрам в голове, оделась за пять минут. Она посмотрела на недоеденный труп, что я откинул в сторону и поморщилась.

Ты бы сама попробовала сначала, прежде чем морщиться. Хотя признаюсь сразу, стоило мне подобное представить ещё человеком будучи на носилках, потянуло сразу блевать. Видимо предпочтения меняются с изменением тела.

Оставляя кровавые следы за собой, я спустился вниз в коридор, потом в комнату… где бросился на двух солдат, что зашли сюда с мечами наизготовку. Прыжок на одного, разворот, удар по горлу когтями и потом удар ногой по шлему. Тот смялся в блин и во все стороны брызнули мозги и кровь.

Значит ли это, что нас там ждут?

- Нас там ждут, - словно прочитала мои мысли и продублировала их женщина.

Я, оторвав руку у одного из них и, грызя словно шашлык на вертеле, направился к дверям. И у самой двери махнул рукой, показывая ей остановиться. Лучше сам сейчас посмотрю и если что, разберусь.

Открыл дверь, выскочил и тут же закрыл за собой, отпрыгивая в сторону, не давая возможности засранцам попасть внутрь своими стрелами и болтами. Прыжок вверх, когти без проблем находят выступы, за которые можно зацепиться, и я быстро оказываюсь на крыше.

Ох, хорошо так как, ляпота… Ночь…

Ночь. Так, стоп, а хули ночь!? Разве не день должен быть? Или… а, похуй… С этими пытками я вообще потерял счёт времени. Зато снизу то народу ух! Нет, не так.

УХ!

Вижу обратившихся оборотней, вижу солдат с щитами, вижу обычный народ с вилами и мечами… Даже бабы среди них есть. Вся эта дорога, ведущая к тюрьме утыкана людьми и факелами, хотя и без света я их отлично вижу. Кстати, люди с опаской смотрят на оборотней, которых всего двое. Не привыкли ещё или в первый раз видят? Хотя какая разница? Все, кто пришёл – враги!

- Ты уверен в этом? – спросил парень с извечной белоснежной улыбкой и мечтой рекламщиков из колгейта.

А как объяснить то, что сюда всё больше и больше людей стекается?

- Может причина в том, что они хотят защитить свой дом?

А я свою жизнь. Опять столкновение интересов. И что теперь, мне надо сдохнуть в пыточной, чтоб они смогли сохранить свой дом? Или прыгнуть на вилы!?

- Ну ты конечно же собираешься их вот так сразу убивать, верно? – с усмешкой спросил он.

Они могу убежать, могут спрятаться и держать оборону дома, могут отпустить нас, но они этого не делают! Они стекаются сюда и, судя по их целеустремлённым рожам, отпускать они нас не собираются! Так какого хуя тогда я должен сдохнуть!? Сдохнуть только ради того, чтоб они выжили!? РАДИ ТОГО ЧТОБ ОНИ ПОТОМ УЛЫБАЛИСЬ НАД МОИМ ТРУПОМ И ГОВОРИЛИ, КАК МОЧИЛИ МЕНЯ!?

- Хочешь сказать, что твоя жизнь ценнее их?

ДА, БЛЯТЬ! ОНИ НИКТО ДЛЯ МЕНЯ! ЭТО ИХ ВЫБОР! ОНИ НЕ ЖЕРТВЫ, ОНИ ТЕ, КТО САМИ ИДУТ УБИВАТЬ ИЛИ БЫТЬ УБИТЫМИ!!! ТАК ЧТО ИДИ НАХУЙ, ЕБАНАЯ ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ!!! Я ПРОШЁЛ ВЕСЬ ЭТОТ АД НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ СДОХНУТЬ В КОНЦЕ!!! И ЕСЛИ ПОНАДОБИТЬСЯ, Я ВЫРЕЖУ КАЖДУЮ ЖИВУЮ ДУШУ, ВСТАВШУЮ НА МОЁМ ПУТИ В ЭТОЙ БЛЯДСКОЙ ДЕРЕВНЕ!!!

ОНИ ХОТЕЛИ НАЙТИ ЗЛО, ОНИ ЕГО ПОЛУЧАТ! СО ВСЕМИ ВЫТЕКАЮЩИМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ!

Я заревел на всю округу, оглашая всех о том, что охота началась.

Сейчас я действительно тварь в худших её проявлениях…

И мне это нравится!

Я прыгнул на одного из оборотней. Они мне не помеха, слишком слабые и никчёмные. Одного оборотня просто раздавил так, что его кости ног вышли из плеч, и он ударил кровавым фонтаном внутренностей. И тут же резкий удар по второму, что прыгнул на меня. Бросаюсь вперёд и отгрызаю голову, заливая всё кровью.

Осталась лишь никчёмная толпа людей, что пришли сюда… зачем? Ладно стража, но люди? Дружина по охране порядка? Или решили поиграть в героев!?

Хотя имеет ли это значение?

Я прыгнул в толпу, вытянув лапы вперёд, и вклинился в этот фарш. Удары налево и направо. Они слишком глупо решили дать отпор, встав кучей и не рассредоточившись. Я просто как газонокосилка – куда не ударь, заденешь человека. Иногда смертельно, иногда всего лишь ранение.

Рыцари пытаются пробиться через толпу, которую я успеваю хорошенько проредить, а иногда и скушать кого-нибудь. Вон, откусил женщине плечо вместе с рукой, после чего ударом от паха до подбородка вскрыл её, выпустив органы наружу. Если я правильно помню, их здесь было всего четыре.

Кто-то начинает убегать. А я разворачиваюсь в сторону стражи и врезаюсь в их ряды. Их доспехи спасают от когтей, а щиты блокируют неплохо удары, но мне это не помеха. Бью в сочленения доспехов, бью по суставам, сминаю шлема. Когда нужно, отпрыгиваю к павшим, чтоб подкрепиться быстренько.

Простых людей уже не осталось, кто выжил после этой мясорубки, разбежались, хотя и тех немного. А вот стража собралась со всей деревни.

Но… я взревел в ночное небо.

С таким количеством жратвы я ещё долго смогу здесь орудовать. И на этих меня точно хватит. Так что кто не в домике… я не виноват.

Часть восемнадцатая. Пересекая тонкую грань. Глава 53

Ох бля… Постарался я на славу! Дайте мне скорей медаль! Да ладно цифры в голове, можете завалиться нахуй уже, всё закончилось.

Погрызывая ногу какой-то девки, что пыталась меня пырнуть вилами, я открыл дверь и махнул женщине рукой. Теперь нам надо уходить, пока ещё кто-нибудь не привинтил. А то знаем мы: где два, там двадцать два. И несчастья ну просто обожают сыпаться на мою голову.

Да и сам я… слегка позиции сдаю. Ведь ощущение радости от свободы, радости от мести и боевой раж прошли, оставляя на душе пустоту. И это место сейчас заполняет тяжесть и боль перенесённого, что хочет найти выход. Короче, я, как истинный нытик, хочу поплакаться и попричитать. Иначе это всё меня раздавит. Я не супер-терминатор, который пытки выдержит без последствий для психики. Я просто… я.

Хрен знает, когда обращусь обратно, но пока что съем ещё кого-нибудь и го к реке на ту сторону. Если что, попрошу помочь найти своих эту милую женщину.

Кстати о женщине, она сейчас оглядывает поле боя слегка шокированным видом. Ну ещё бы, тут половина просто порвана мной на части. Ну да! Это всё я! Пробежался по всей деревне, играя в игру «кто не спрятался». Подрал несколько женщин и мужчин. Короче, теперь кровь, кишки и трупы, ну или части трупов, можно найти по всей деревне, что разбросаны словно конфетти. Мстя моя была страшна, мстя моя была кровава.

Подхватив чьё-то тело, я быстро сожрал его вместе с одеждой и костями, чтоб продлить время ещё. Мои то десять минут уже вышли. После чего махнул рукой женщине и указал на выход из деревни. Но не тот, через который мы въезжали, а другой – он выходил к небольшой поляне, по другую сторону которой была река. Сейчас он, как и главный въезд, был пуст. Все, кто не мог держать оружия, могу поспорить, заперлись дома и высунутся даже не утром, а днём. Или когда другая стража придёт. Так что проход свободен.

Мы резво двинулись дальше, оставляя за спиной дорогу, заваленную трупами, целые ручьи и лужи крови. Я постоянно оглядывался, ища противника, но никто даже в окно не смел выглянуть. Видимо мой рёв и картина бойни дала хорошо понять, что мне они не ровня.

Выйдя из деревни, под светом луны, мы быстро дошли до неё. По дороге я ещё съел какую-то собаку, что лаяла на нас, поэтому времени то теперь точно хватит.

Как и говорила Мэри, на другую сторону можно было спокойно перебраться и вброд. Правда женщине здесь было аж по пояс, так что не представляю, как девки бы меня несли здесь на носилках. Утопили бы ведь! Я просто уверен в этом.

Пока мы переходили её вброд, я успел смыть с себя всю кровь и кишочки, что ровным слоем успели облепить меня. Нет желания превращаться с дерьмом всяким на коже. К тому же у меня будет вновь порвана кожа и будет велик риск схлопотать заражение, что мне совсем не нужно. Да и с сопротивлением гарантии, что этого не произойдёт, никто дать не может.

Перейдя на другую сторону, я указал направление вверх по течению и двинулся туда. Женщина лишь молча последовала за мной. Ещё ни слова не сказала. То ли ссытся, то ли просто не хочет со мной разговаривать после увиденного. Плевать, главное, чтоб не прирезала после того как обращусь в человека.

Блин, самая хреновая часть в этой абилке именно превращение обратно, так как я становлюсь просто овощем, который ничего сделать не может. Хочешь, пинай, хочешь, топчи. Вроде бы и мощная, но в то же время зависимая от команды.

Пройдя достаточно далеко от деревни, чтоб нас не было видно, но в то же время не так далеко, чтоб потом топать обратно хрен знает сколько, я остановился. Нашёл ветку, запихнул в зубы и сел у берега. Женщина слегка удивлённо посмотрела на меня, но я лишь похлопал по земле, чтоб садилась рядом. И она села.

А кишка то не тонка, раз не ссытся меня. Мне нравится эта тётка! Вот бы в моей пати была вместо… Вместо всех остальных. Ну может кроме Мэри. Она меня ещё не заебала до той кондиции, когда всё начинает бесить.

Момент, которого я ждал с замиранием сердца, начался так же неожиданно и весело, как и в прошлый раз. Это… пиздец.

Хотя по сравнению с пытками, когда мне даже не давали отключиться, это было… примерно так же. Не больнее, но и не слабее. Однако намного короче. К тому же, это была просто боль, в отличии от того, когда само моё сознание срезалось вместе с моими щеками и ушами. Это боль тела – то было болью моего рассудка.

Деревяшка в зубах слегка треснула, но не развалилась, когда я сжал челюсти, сдерживая крик, который вот-вот вырвется наружу. Кости буквально трещали, как и мышцы, и сухожилия. Тело возвращалось в норму, сопровождая данный метаморфоз болью.

И я кажется опять отключился…

Меня привела в чувство женщина, обрызгав лицо холодной водой. Спасибо, что не стала дёргать за руки или ноги. Как и в прошлый раз ни открыть глаза сразу, ни шею повернуть я не мог. Чтож, придётся подождать немного.

- Я очнулся, - ах да, ещё и голос вновь хрипит. – Только не трогай мои конечности… они вырваны из суставов после превращения обратно.

- Я поняла.

Повисла тишина.

- Спасибо, что спас. Я твоя должница, - сказало она.

В её голосе не было мягких ноток, когда пытаются вложить душу или показать свою признательность; он не был лилейным, как у некоторых. Она говорило чётко, ровно, в её словах чувствовалась сила, словно недавно не она сидела на поводке.

- Ловлю на слове.

- Значит таков был твой план? Стать монстром и убить всех?

- Поправка, не убить. Съесть. Живьём. Хи-хи-хи-хи-хи… Няшки стали вкусняшками… Хи-хи-хи-хи-хи…

- Кажется, на твой разум превращения действуют не лучшим образом.

Я приоткрыл глаза, решив, что теперь светочувствительность будет более-менее. Она смотрела на меня с лёгким прищуром, словно пытаясь понять, насколько я сейчас опасен.

- Боюсь, что не в этом дело… Я тронулся ещё в темнице. Верно?

- Верно, - кивнула галлюцинация.

- Вот. Вон там галлюцинация говорит, что я прав. А раньше её не было. К тому же в голове словно туманом часть сознания закрывает, в мыслях крутятся те кадры из темницы, где меня ломают и режут. А ещё кто-то бубнит в голове, числа считаются… птички поют…

Так, кажется, я поехал. Надо взять себя в руки, а то крыша пытается надеть коньки и ускользнуть из моих рук.

- Ладно, я почти в порядке, просто нужно время. Такое… не прошло мимо для моей головы.

- Я поняла, можешь не объяснять. Так ты теперь не способен двигаться?

- Вообще нет.

- И… что ты будешь делать? – спросила она.

- Что делать? Ну… подрочил бы. Поможешь?

Женщина скривилась, и я буквально увидел у неё в глазах желание разъебать мне хлебало. Не убить, а именно разбить его, так как до смертельного оскорбления мои слова не дотягивали.

Я рассмеялся. Не знаю, почему, но рассмеялся, просто захотелось. Я даже сам слышу в своём смехе какие-то безумные нотки. Кажется, крыша то тронулась конкретно. Бля, я болен, что делать? Болен-хуёлен! Ахахахахаххаахахахаахаххахахахаха!!!

Кстати! А я помню, как ты сосала у меня как грязная портовая шлюшка! Может повторишь? Чмоки-чмоки моему маленькому другу!? Вон, над этим даже люди смеются! Все смеются… Деревья, и те смеются… Почему у меня так много голосов и смеха в голове?

Так, ладно, надо успокоиться… Блин, я до сих пор смеюсь.

Взять себя в руки мне удалось со второго раза… Ну как удалось… После смеха я начал рыдать… Ведь я сука вырвался из этого дерьма. Шесть суток пытали! ШЕСТЬ ЁБАНЫХ СУТОК! Так и не по одному разу за день! Да с меня всё что можно срезали и всё что можно сломали! Блять, конечно я тронулся слегка! Шесть… дней… Сука… я не могу описать это всё. Для меня это словно месяц длился… Просто месяц пыток, хотя прошло шесть дней. Так изуродовать… Постоянная боль и постоянный туман в сознании от нескончаемых мучений, который заволакивали собой весь разум. Эти ампутации, это ожидание новой порции боли, страх… Картины в голове, которые теперь не покидают её, это чувство, когда тебя режут… Желание кричать даже сейчас, чтоб освободить память от воспоминаний.

Шесть… дней…

Я с трудом открыл глаза, понимая, что сейчас уже утро, хотя вроде был… вечер? Отключился пока рыдал? Да, скорее всего, хотя на душе стало явно полегче, да и цифры… нет, эти суки считают в моей голове. Чтож такое. Ну хоть уже и не так громко, как раньше и на том спасибо. И галлюцинации того человека, которого бы я предпочёл не видеть, тоже нет. Хотя это не значит, что он не появится в ближайшее время.

Жизнь однако налаживается!

Передо мной ещё тлел небольшой костерок. А к спине прижимались чьи-то рёбра. Значит всё-таки решила не бросать меня. Тепло то как, даже мокро; она то накинула на нас обоих какую-то одёжку. И ещё сверху какими-то ветками обложила. Короче, своеобразный спальный мешок, чтоб не замёрзнуть ночью.

Так, ладно, надо кое-что сделать.

Эй, Бог Скверны, я знаю, что ты, хитрый засранец, меня слышишь!

Спизданёшь то же самое, если я тебя к себе телепортирую?

Естественно нет! Ты же пизды мне прописать сможешь! К тому же ты не помог мне!

Долбан, я тебе уже говорил, что помогать не могу тебе больше.

Ладно, ладно. Но весточку передай Даре, пожалуйста, а то мы разминулись слегка. Пусть ищет меня на обратной стороне реки от деревни вверх по течению. Я больше ничего не прошу. Это ведь можно?

Ладно, ладно, а то заебёшь же… И кстати, тут короче тебе в гости могут заглянуть.

Не нравится мне это… А кто?

Узнаешь. И постарайся не облажаться!

Так, божественное задания. Подъехала классика жанра и баян. Видимо поднимаюсь по карьерной лестнице, не иначе. И всё же, это хуёво заканчивается во всех книгах. Не нравится мне это.

Речь не идёт о том, нравится тебе или нет. Сделаешь, получишь плюшку, не сделаешь – пизды.

Женской?

Физической.

Бля, тогда не интересно. И вообще, почему ко мне обращается кто-то и, если я откажусь или провалюсь, сразу пропишет пизды?

Потому что ты никто, смирись с этим.

Заебись поговорили. Чую, что теперь на мне будет кататься любой, кому что-то нужно. А если откажусь, сразу угрожать убить будут. И хули? Где справедливость? Это даже не люди, которым пизды можно прописать! Ну мы ещё посмотрим…

Так и запишу, найти способ прописать пизды богам. Но пока остановимся на чём-нибудь более приземлённом… например, на графе. К тому же теперь у меня есть личные счёты к нему. Ведь поймали меня не за что-то, а просто потому, что. Конечно, в другой ситуации я бы плюнул на месть и дал по съебам, но тут так удачно совпало, что завалить его мне жизненно необходимо. Вот и совместим приятное с полезным.

- Эй… Ты проснулась?

- Да.

Я почувствовал, как она выскользнула из под нашего укрытия. Судя по её телу и волосам, она уже успела помыться… какой интересный вид открывается мне от сюда. Не сильно смущаясь моего взгляда и давая лицезреть свои небритые прелести, она облачилась в свою одежду и броню, одолженную у поверженных врагов.

Блин, надо было подумать чем-нибудь ещё и захватить и для себя одежду… Хотя нахуя? Я всё равно не могу двигаться.

- Я пойду, поймаю завтрак. Подождёшь?

Блять, я не пойму манию людей спрашивать тупые вопросы. Нет блять, убегу сейчас.

- По-твоему у меня есть выбор? – скривился я. – Но всё равно спасибо, что не бросила на берегу реки и сейчас помогаешь. И за то, что сказанул… тоже прости.

Она только хмыкнула, подняла миниарбалет, что, наверное, нашла в той тюряге, и скрылась за ближайшими деревьями. Кстати, а оставлять меня здесь одного безопасно? Ну там… дикие звери или ещё какая-нибудь неведомая хуйня меня не сожрёт?

Хотя вряд ли эта женщина бросила бы меня, будь здесь опасно. Вон, например, сумки то оставить не побоялась, значит бояться нечего, и она точно вернётся. А там выйдем к речке… Хотя чего выходить? Вон, её от сюда видно! Ну тогда вообще можно не париться. Дара, Лиа и Мари точно меня найдут. Особенно Даре с её специализацией следопыта не составит труда нас найти.

И тут я прямо жопой почувствовал чужое присутствие. Вот хоть стой, хоть падай, но за моей спиной кто-то был. Об этой пиликнула как интуиция, так и неожиданно забившееся ускоренно сердце. Ведь как известно, иногда организм реагирует на опасность раньше, чем ты успеваешь её заметить.

Я аккуратно и медленно перевернулся на спину, чтоб посмотреть, что за жопа там пристроилась за моей спиной и…

- Ой, иди те вы все… - пробормотал я и тут же попытался съебаться, притворившись большой гусеницей.

Терпя боль в конечностях, пополз подальше от угрозы, которую несла мне эта особа. Знаю же, зачем она явилась. А тут как с военкоматом – не получил повестку, не предупреждён и, как следствие, никому ничего не должен.

- Не думай, что сможешь уползти от меня далеко, антигерой, - молвила гостья и наступила на меня ногой, придавливая к земле и тем самым лишая возможности спастись. – Ты же понимаешь, что не сможешь от меня убежать таким способом, зачем тогда пытаться?

- Я никогда не теряю надежды спасти свою жопу, - честно ответил я.

Блин! Вот же хрень! А я ведь надеялся до последнего убежать от этой шняги типа «божественный квест». Потому что дай прокатится на себе один раз, на тебе прокатятся десять раз, причём каждый из богов. А ещё тебя будут подгонять, запихивая в жопу страпон для пущей резвости. А страпон мне уж точно не нужен.

Но и послать теперь я точно не могу.

- Не в этот раз, смертный, - улыбнулась дамочка.

Ногой она бесцеремонно перевернула меня на спину, и я наконец смог разглядеть её нормально. И сразу видно, что она другая. Явно отличается от обычного человека. Я не говорю про внешность - длинные волосы где-то по пояс, заплетённые в косу, кожаная мини-юбка и топик красного цвета. Плюс, обувь – сапоги по самое колено на шпильке. И конечно же красные стринги. Пусть это несколько и выбивается из местного общего стандарта, но в пределах нормы.

Сама она… странная. Вроде женщина, но в тоже время девушка, возраст трудно назвать. И аура… вот просто чувствуешь её присутствие, даже если глаза закроешь. Точно богиня.

- Так вот значит, кого тут Скверна растит… - она наклонилась надо мной и с интересом начала рассматривать, словно какое-то неизведанное животное. Главное, чтоб как дети, в глаза пальцем тыкать не начала. – Мда… ожидала я… несколько большего.

Это обязательно было говорить!? А!? Вот чего ты добилась этими словами, кроме моего разбитого достоинства!? Но кажется такие мелочи как моё самолюбие её не сильно волновали.

- Итак, раз мы ещё не знакомы, позволь представиться. Я, - она коснулась своей груди, - Богиня Жизни.

- Очень приятно, - с готовностью кивнул я и осторожно продолжил. – И чем такой никчёмный человечишка может вам помочь?

- Никчёмный? Ну-ну, не сильно то тебе это помешало спалить храм в городе с не самым приличным названием, - усмехнулась Богиня.

- Мне… очень стыдно, простите, - вообще срать, но вам этого я точно не скажу.

- Прощаю, - великодушно приняла она мои неискренние извинения. – И в знак твоего раскаяния ты выполнишь для меня кое-какую работёнку. Есть у меня одна последовательница, которая… попала в неприятность. Найдёшь ты её в той деревушке, что рядом. Спросишь, чем помочь, поможешь и можешь быть свободным.

- А ништяки мне за работу? – возмутился я.

- Зачем это? – выгнула Богиня Жизни бровь.

- Я же вам помогать буду! А так где мотивация, которая заставит меня делать это?

- Смерть, как мне кажется, очень хорошая мотивация, - спокойно попыталась придать она мне желание поработать. Ну уж нет, мне нужно что-то ценное.

- Прошу прощения, но угроза смертью… несколько сбавляет стремления. К тому же я не ваш последователь, чтоб беспрекословно слушаться.

Ох и гуляю же я сейчас по острию лезвия… Но с другой стороны, как ещё выбить для себя плюшку? Да и вряд ли она убьёт меня. Смысл валить того, кто просит заслуженную награду и который нужен для выполнения определённой работы. Максимум, припугнёт и ничего не даст. А так может чего и выбью.

Она несколько секунд смотрела на меня после чего усмехнулась.

- Ну ладно смертный, так и быть. Я дам тебе… - она призадумалась. - Две возможности божественного исцеления.

- Всего два!?

- Или ни одного, - пожала она плечами. - Выбирай.

Вот уверен, что меня покупают по дешёвке. Но с другой стороны… Божественное исцеление наверняка проигнорирует моё ухудшенное исцеление. И сейчас бы оно ой как бы мне пригодилось. К тому же, вдруг она сейчас даст заднюю и ничего не предложит, а меня в любом случае заставят?

- Два, - нехотя кивнул я.

- Вот и хорошо, - кивнула она. – Тогда… может тебе использовать сейчас одно?

- Давайте.

Она улыбнулась, убрала с груди сапог и коснулась её пальцами. Довольно необычное чувство от её касания, словно электрофорез прохожу. И это странное ощущение вместе с волной тепла и, как бы это странно не звучало, прохлады, прокатилось по телу. Словно ментола тело ёбнуло. Не было ни боли, ни каких-либо других ощущений, кроме волны тепла и прохлады. В тех местах, где были повреждения, было особенно тепло и холодно.

А потом это всё пропало. Я снова мог двигаться нормально.

Глава 54

Богиня Жизни отошла в сторону, позволяя мне встать.

- Прикольно… - пробормотал я, садясь и рассматривая свои руки. – Интересная способность… А вы Богиня Жизни, значит… дарите жизнь?

- Нет, - покачала она головой. – Я дарю исцеление и лечение. Меня ещё знают, как Богиню Целительства и Лечения, но… это не звучит так эпично, как Богиня Жизни.

Эпично? Серьёзно? Такой бог как ты заботится об эпичности?

Меня так и подмывало спросить, а почему такая важная богиня одевается как последняя потасканная шлюха, но решил, что такой вопрос будет не слишком уместен. Ещё чего доброго расстроится и обидеться, чего мне не надо.

- Тогда можно ещё один вопрос?

- Давай, смертный.

- Почему вы меня выбрали? Есть же более… подходящие кандидаты, чем тот, кто ничего не умеет. Да и уровнем ещё недалеко от обычного человека ушёл.

- Почему, спрашиваешь… - она задумалась, решая, ответить такому смерду как я или нет.

Я ожидал услышать что угодно, от избранного и того, что в твоих глазах я вижу потенциал, до случайно под руку попался или Бог Скверны задолжал. Но нет, вариант оказался ну самым уёбищным, который мог только быть.

- Ты наиболее дешёвый вариант.

Чего!? Я дешёвка!?

- Смотри, если бы я обратилась Богине Мести или Богу Войны, то их люди бы наверняка потребовали артефакта или особого снаряжения. А этот человек… не стоит этого. Но и бросить его не могу. Поэтому я нашла… бюджетный вариант. Обратилась к тому, кто хотел бы стать повыше и готов предоставить дешёвую силу.

Блять, да это оскорбление!

- Так что… удачи! – она подмигнула, хлопнула в ладоши и растворилась в облачке зеленоватого дыма, оставляя на своём месте какое-то зелёное яйцо.

Я ещё несколько секунд смотрел на место, где стояла она, после чего буквально выплюнул:

- Сучка.

Неожиданно мне на плечо легла рука, заставляя меня замереть.

- Я всё слышу. И помни, перед начальством надо показывать себя во всей красе и тогда есть шанс… что начальство повысит тебя.

Её присутствие за моей спиной исчезло, позволяя мне вздохнуть свободно. А то, когда она рядом… словно яйца в кулак зажали.

Вот же блядство! Ну чо за хуйня! Я знаю, один раз дал катнуться на спине, так потом постоянно будут на тебе как на лошади ездить. Все эти божественные квесты и прочая хуйня… просто попытка нагрузить человека своей работой. Это как на работе у меня было, когда нагружали нижестоящих своими обязанностями. А потому это становилось уже твоей второй работой.

Ща её выполню квест, потом ещё кого-нибудь и поедет… А мне ещё с Дарой ебаться. И если бы ебаться просто, но нет, ебать мозги, нервы и прочее. А ща ещё кто-нибудь решит рабсилу использовать, чтоб решить проблемы, на которые выделены ограниченные средства.

Ладно, вернёмся к яйцу. Я так понимаю, что этот маленький артефакт – и есть восстанавливалка, которую мне дали. Хм… очень и очень полезная вещь, которая пригодится мне при последующих нападениях на предместья графа. Превращусь в тварь пустоты, замочу, перевоплощусь обратно, вылечусь и съебусь. Вопрос лишь в том, как правильно применять.

Ладно, решу по ходу дела.

Засунуть бы его куда-нибудь… Но вот кроме жопы больше ничего на ум не приходит, а на такие… методы переноса инвентаря я не согласен. Ладно, в руке подержу.

Стоило ещё заглянуть в звания чтоб понять, что мои страдания были замечены миром. Боже, я так польщён, что аж плакать хочется (нет).

«Несломленный – иногда жизнь поворачивается нам спиной и всё вокруг становится адом. Как ни вам это знать. Но даже если весь мир попытается вас сломать, пусть он знает – ему не выиграть. Вы выстоите всем назло, чтоб в следующий раз была уже ваша очередь пробовать на прочность этот мир.

Условия получения – пережить пытки и выбраться на свободу.»

Ну спасибо, что ещё звание нормально выглядит, а то обычно даёт такое, что хочется просто удавиться. Или удавить того, кто его дал.

Женщина вернулась минут через двадцать после исчезновения Богини Жизни с рогатым кроликом за плечами. Бля, какая только живность здесь не водится. Сколько гуляю, а удивляться не перестаю.

- Ожил? – бросила она на меня косой взгляд.

- Есть такое, - кивнул я. – Что это за… животное?

- Не знаешь что ли? Рогатый заяц.

Интересно, а рогатые мужья здесь водятся? Ну так, для справки. А то было бы забавно… Нет, не забавно. Совсем.

Позавтракав зайцем, который по вкусу… был обычным, в душе не ебу, как описать ещё эту хрень. Мясо как мясо.

- Ты сейчас куда двинешься? - спросил я варваршу.

Она косо посмотрела на меня, словно не желала говорить. Странная… Я что-то не так сделал? Или же у неё просто само по себе отношение ко всем такое?

- На юг. К сёстрам по оружию. Там меня ждёт… дочь.

- Дочь? У тебя есть дочь? Серьёзно?

- А у тебя какие-то проблемы? – смерила она меня взглядом.

Но что для такого долбоёба как я взгляд этой женщины, если буквально всю неделю до этого меня методично разбирали по кусочкам? Вот пытки, это да, страшно. А взгляд… тьфу, мелочь, не более.

- Просто ты выглядишь как мужененавистница.

Она смотрела на меня, словно решая, проломить голову мне или нет, после чего оскалилась.

- Ха, ты почти прав. Но это не значит, что я против хорошо провести ночь. К тому же, я рада, что у меня есть дочь. Она вырастет настоящей воительницей. - Мужененавистницей, ты имела ввиду? – Мы довольно лояльны к мужчинам, но видеть вас среди нас… нет уж, извольте. Не в обиду тебе. Живём своей общиной, никого не трогаем, зарабатываем наёмничеством. Мужики вообще не нужны кроме того, как одолжить на время свой агрегат.

- Да ничего. Слушай, а ты там говорила что-то про бабскую армию…

- Женскую, - с нажимом проговорила она.

- Да-да, так там у вас типа миниармии из одних девушек?

- Да. Мы наёмницы и самые сильные воины, несущие честь и славу в битву против тех, на кого покажет наш наниматель.

Кого не спроси, а пиздёж один и тот же. Мы самые сильные, мы самые лучшие, мы самые-самые. А кончается всегда одним и тем же – кто-то обязательно допиздится и сдохнет.

- Даже если это мужчина?

- Деньги не пахнут, - парировала она.

Ясно, амазонки практически в чистом виде. Так и запишем. Феминистки, дорвавшиеся до оружия и силы, которых надо опасаться.

- А сам то? Разве не этим ты занимаешься, получив силу? – усмехнулась галлюцинация, стоящая в тени деревьев.

Ну опять ты, сука. Я защищался. Это разные вещи, так что иди нахуй, пока тебя не грохнул.

После этого я не смотрел в ту сторону, стараясь не замечать его слов. Пусть пиздит, всё равно ничего больше не может.

- Опять галлюцинации? – нахмурилась женщина.

- Жить не мешают и ладно, - отмахнулся я.

- До хорошего не доведут. Это как печать на душу на всю оставшуюся жизнь, - сказала она. – Была у нас одна… потеряла дочь. Потом всю оставшуюся жизнь её видела. И это свело её с ума.

Бывает, что ещё могу сказать. Буду надеяться, что меня эта участь обойдёт, иначе… А что иначе? Не сдохнуть же? Придётся так вот жить с этим кошмаром. Хотя моя медицина то научилась подобное лечить кое-как (не во всех случаях, но упустим это), так что справлюсь как-нибудь.

Пришли мои примерно к обеду. К тому моменту я успел уже распрощаться с женщиной, попутно поинтересовавшись её возрастом и именем.

- Женева, - гордо ответила она. – Мне сорок пять.

Ох, ебать тебе… А ты очень и очень неплохо сохранилась для такого возраста. Я-то думал, в средневековье долго не живут, а тут сорок пять. Этот мир действительно удивительный, если выкидывает такие выкрутасы. Без нормальной медицины и прочих благ дожить до сорока пяти и выглядеть лучше, чем в моей стране люди, которым за тридцать… Это дорогого стоит.

- Ясно, меня Мэйн, - мы обменялись рукопожатиями. – И спасибо, что присмотрела за мной, пока я был в не самом лучшем состоянии.

Она покачала головой.

- Это тебе спасибо, Мэйн. Ты дал мне новую жизнь, сам пройдя через такое, что другим было бы не под силу пережить. И дочь я увижу благодаря тебе, - она улыбнулась. Не по-женски, скорее, как боевая подруга. – Я твоя должница, так что если вдруг увидимся и тебе понадобится мой меч…

Она многозначительно замолчала, подхватила вещи, развернулась и ушла, оставив эпичную тишину. Да-да, именно так уходят хорошие воины. Не досказав и загадочно промолчав. Надо будет так же научиться потом делать.

Я остался один. Голый. С яйцом в руке. Даже не знаю, как можно выглядеть тупее. Конечно, Женева предлагала мне там оставить вещичек, но я благородно отказался. Так как сейчас мои дурынды подкатят и там у них будут мои шмотки.

Свою неверную команду я заметил минут через сорок после отбытия Женевы-воительницы идущими вдоль берега реки, успев вдоволь надрочиться. В отличии от остальных, Дара заметила меня практически сразу. Даже не смотря, что нас разделяли довольно густые кусты. И только после того, как она толкнула остальных, моя искромётная команда наконец увидела меня.

- Мэйн! – Дара, словно маленький бульдозер прорвалась сквозь кусты. – Мэйн я так… Ты голый!!!

Покраснела и отвернулась. Ну вот тебе и встреча. Так ты меня рада видеть, что даже не можешь взглянуть на голого? А до этого и не сильно смущалась… А, так у меня стояк! Тогда понятно. А вот Мэри, которая выскочила за ней вообще не смутилась. И по её внешнему виду я даже догадываюсь, почему. Разбитая губа, фингал под глазом, кровоподтёки на открытых участках тела. Кажется, Лиа не было скучно.

- Мэйн! – чуть ли не плача, она бросилась ко мне и обняла, не обращая внимания на то, что мой агрегат упёрся ей в живот. – Мэйн! Ты нашёлся!

- Ага, я нашёлся, - похлопал я её по голове.

И последней выползла Лиа. Со своей обычной улыбкой, полной коварства, хищными бесстыдными глазами и лицом человека, который хочет кому-нибудь сделать больно. Так вот что Мэри так рада мне, и ей уже плевать, голый я или нет.

- Мэйн, вот и ты. А мы уже волновались! – облизнула она губы.

- Ага, как же. Чот я не особо увидел у вас желания найти меня.

Пока я это говорил, Мэри плавно переместилась мне за спину.

- Так мы не знали, где ты, иначе бы сразу пошли спасать или выкупать. Кстати, смотрю, ты рад нас видеть? – глянула она на меня «готовому к труду и обороне».

- Тебя – очень. Уже представляю, как буду драть тебя в задницу.

- Я же говорила, что ты…

- Просто заткнись, Лиа, пока я тебя реально не изнасиловал, - устало бросил я на её ответ.

Даже смущения не чувствую. Кажется, что-то во мне слегка переклинило после всего этого. Не знаю, что именно, но чую, ещё множество вот таких приколов обнаружу за собой. Как например отсутствие стеснения перед бабами. Но что главное, навязчивые мысли пока в голову не лезут.

А Лиа тем временем пыталась заглянуть за мою спину. Ищет свою игрушку, больная идиотка.

Бедная Мэри, мне реально тебя очень жаль. Судя по всему, Лиа над тобой измывалась очень и очень долго. Мне даже кажется, что она не постеснялась над тобой и надругаться. Пиздец, не тима, а сборище девок, сбежавших из зоны. Хотя такую атмосферу создаёт только Лиа.

- Так, ладно, слушай команду, сейчас доставайте шмотки, в которые я могу переодеться и топаем в деревню.

- Зачем? Ты же цел, – спросила Дара поглядывая своими зенками на меня сквозь пальцы.

- Задание появилось… побочное. Пока вы тут сиськами трясли, мне уже успели задание выдать… Хули вы бродили по округе и не помогли мне?

- Так мы же не знали, где ты! – начала оправдываться Дара. – Мы обошли оба берега ниже деревни, думая, что тебя снесло вниз. А потом ещё лес обходили. Нашли дерево, на котором прятался какой-то зверь, нашли поляну с кострищем. Но тебя… Мы честно искали. И вот Бог Скверны намекнул, где ты можешь быть.

Блин, как же мне хочется просто накричать на них. Заорать, что они даже не представляют, что мне пришлось пережить, пока их не было. Что все эти ёбаных шесть дней меня или пиздили, или пытали до потери сознания. Я бы многое хотел сказать и сорвать на них злость, но… как обычно. Виноватых нет. А кто виновен, уже мёртв.

Однако…

Мой рот сам по себе растянулся в коварнейшую улыбку.

- Дара, давай сюда вещи. А ты, Лиа, детка, повернись ко мне спиной.

- Зачем? - отступила она от меня на шаг.

- Или я сам тебя сейчас разверну. И Дара к тебе это тоже относится. Я хочу кое-что попробовать. Не бойся, это не опасно.

Дара лишь удивлённо посмотрела на меня, однако повернулась спиной. Вот поэтому она и Дура, что головой не думает. А вот Лиа сделала это нехотя, готовая в любую секунду отпрыгнуть.

Я же спокойно порылся в их вещах и достал верёвку.

Сучки, сейчас вы у меня попляшите.

Естественно, первой я скрутил Дару, так как она могла приказать мне остановиться. Всё это время мою голову наполнял гул, а когда она приказала развязать её, то и боль до слёз, но я успел сделать начатое, после чего заткнул её рот кляпом. Всё это время я неустанно твердил, что это для её же блага, так как пойдёт ей на пользу. В следующий раз умнее будет. И такой самообман проканал. А она, не имея возможности отдать мне прямой приказ, была бессильна. Ну что она там мычит, кто поймёт? Убивать то я её не собирался, да и опасностью подобное не назовёшь.

Скорее, лечебная процедура. И это будет очень полезно для неё.

Так что я не нарушил главных правил: не собираюсь сбежать, не собираюсь причинить вред, не оставляю в беде. Всё ок. Пока что…

Дара только испуганно хлопала глазами, не понимая, что я собираюсь делать.

А вот Лиа даваться сначала не хотела, однако после угрозы, что в противном случае я её просто покалечу и сожру, она сдалась.

- Мне нравятся жёсткие игры, но… надеюсь на твоё благоразумие, - слегка нервно улыбалась она мне.

- Будь уверена, - улыбнулся я в ответ, связывая её руки за спиной. – Клянусь, что не буду делать тебе больно или что-то плохое.

И я не соврал.

А после этого началось самое интересное.

- Итак, милые дамы, думаю пришло время наказаний.

- Наказаний? За что!? – вот Лиа это явно не понравилось. Да и Дара попыталась упрыгать, но я ловко завалил обеих на землю. – Ты же говорил, что не будешь делать нам больно.

- Не буду, - кивнул я. – Это будут лечебные процедуры.

- Лечебные… процедуры?

Я улыбнулся.

- Мэри, девочка моя, достань всю посуду, куда можно залить воду или засунуть в задницу.

Обе дурынды встрепенулись, почуяв упомянутым местом опасность. Пусть боль в голове усилилась, но не настолько, чтоб я прекратил. Ведь я собираюсь делать лечебные процедуры! Это очень полезно. Заодно напомнить, кто здесь главный.

- Стой, что ты собираешься делать!?

- Я, - моя улыбка теперь была от уха до уха. - Сифонную клизму. Для непосвящённых – это когда тебе в задницу для промывки кишечника вливают десять литров воды.

- Десять литров!? – ужаснулась Лиа. – Нет, я люблю что-то необычное, но десять литров – перебор. И почему Мэри не рядом с нами!?

- А она мне ничего не делала плохого пока, - погладил я упомянутую особу по голове, и та, в первый раз за всё время с момента порабощения, лучезарно улыбнулась. – А вот ты… пись-пись-пись, говоришь? Будет тебе пись-пись-пись. А ещё нехрен моих людей трогать. Кстати, Мэри, хочешь поучаствовать?

- Да! – с готовностью отозвалась она.

- Умница, выбирай пациента.

Ну естественно она указала пальцем на Лиа.

- Не смей! Я тебя предупреждаю, Мэри!

- Это только я здесь могу предупреждать, - сел я у её головы. – Пиздить её надо меньше и за языком следить нужно было. А сейчас ты рискуешь получить что-нибудь более серьёзное, чем десять литров воды анально. Кстати, Дара, отвечу и на твой невысказанный вопрос – тебя ждёт это наказание по той простой причине - ты дура. Я давно тебя хотел наказать за твою тупость и теперь время настало. В следующие разы будешь думать головой, что делаешь. Кидать полено она собралась…

Дара только и могла, что испуганно хлопать глазами и мотать головой.

- Не бойся, - погладил я её по голове. – Это не больно. Может даже тебе понравится.

После этого я стащил с обеих штаны, оголив их напрягшиеся жопы.

- На вашем месте я бы булки расслабил, так как в противном случае может быть больно, - после чего шлёпнул ладонью по жопе Дары. Та испуганно замычала. – Да не ссы, я не буду тебя насиловать, просто сделаю промывание, чтоб следующий раз, когда решишь сделать глупость, вспоминала это незабываемое ощущение.

А Мэри тем временем радостным лицом достала воронку. Не знаю, от куда у нас воронка, но она была весьма кстати.

- Мэри ты бы…

Мэри, не дослушав, воткнула эту воронку с радостным лицом Лиа в задницу, заставив ту всю напрячься, вытянуться, и слегка застонать. Видимо, очень туго вошло.

- …смазала сначала воронку, - закончил я чуть тише, наблюдая как Мэри радостно убежала к речке с кастрюлей.

Ну чтож, Лиа сама заслужила это. Будет думать в следующий раз, против кого руку поднимает.

Глава 55

Стало легче.

Нет, серьёзно, после этого наказания мне стало немного легче, словно часть своей душевной боли я влил в их задницы.

Ну или я конченный садист, что тоже верно.

Вещички, что я смог найти, были все… не то, что бы женские, но близко к этому. Не привык я ходить в обтягивающих штанах и курточке в притирку. Однако звенеть яйцами на всё округу тоже не очень-то и хотелось. Да и обуви не нашлось, от чего пришлось топать босым. Радовало то, что в деревне можно будет по скорой отовариться, да сбагрить ненужное, а то такое ощущение, что натянул на себя всё на два размера меньше.

После водных процедур мы двинулись вниз по реке ко входу в деревню с обратной стороны, через который мы в прошлый раз с Женевой вышли. Двигались мы довольно забавно. Мэри прямо светилась от счастья, Лиа шла… возбуждённой. Она чуть ли не паром дышала, бросая томные взгляды на всех подряд. Даре… просто было весело: она жмурилась, напрягалась, чуть ли не на цыпочках шла, стараясь удержать в себе пробку.

Да-да, именно пробку. После того, как мы залили им по десятке литров, Мэри сделала добротные пробки и заткнула ими соответствующие отверстия, чтоб дамы прочувствовали на себе всю мощь наказания. И я сразу предупредил, что кто самовольно вытащит её, получит вторую порцию, но уже в пятнадцать литров.

Правда, пока Мэри заливала воду мычащей Даре в жопу, мне пришлось конкретно помучиться, до слёз и крови из-под носа, но миссию мы выполнили. Видимо магия всё-таки расценила это как опасность, а не как оздоровительные процедуры. Правда вот на Лиа это подействовало несколько иначе, чем я предполагал.

ЕЙ ВКАТИЛО!

Она даже предложила мне перепихнуться, сказав, что хочет испытать новые ощущения.

Нет, ты наказана пока. Может в другой раз. Сейчас же мы идём… мочить. Хочу убить кого-нибудь. Зарубить к хуям и выпустить ебаные кишки. Вырезать всю злоебучую деревню, чтоб нахуй никого не осталось. Всех, от детей до…

И тут я заметил странный взгляд Мэри на мне.

- Чего?

- Да ты просто… - начала неуверенно она, - бормотал что-то… С тобой всё в порядке?

- Спасибо конечно за заботу, но всё в порядке, - улыбнулся я.

Надо бы придержать себя в руках. Хм… а на сколько я тронулся? Обычно психическое состояние можно определить только со стороны. Для тебя твоё поведение всегда будет правильным и логичным, когда другие будут видеть изменения. Проблемка…

Ладно, вернусь к столь важным вопросам позже.

Уже дойдя до переправы, Дара с жалостливым лицом подёргала меня за рукав.

- Я больше не могу!

- Я тоже, - похлопал я её по плечу. – Будем немочь вместе. А теперь руки в ноги и через реку, пока я тебе дозу в два раза не увеличил.

Деревня нас встретила… мрачной атмосферой траура, которая висела в воздухе подобно туману. Это чувствовалось даже на физическом уровне, словно на нас что-то давило. Это ощутил каждый из нашей команды. Однако если у других это вызвало насторожённость, то я лишь улыбнулся.

Пахло кровью… Пахло смертями… Пахло возмездием…

Я сам не заметил, как рука легла на тот самый меч с работорговцев, что я ношу с собой. Что-то меня клинит…

- Кто-то поехал, - улыбнулся парень.

Да, меня клинит.

Отвернувшись от этого уёбка, я огляделся.

Отсюда было видно, как в телеги загружают тела, некоторые завёрнуты в простыни, а некоторые… части… просто закидывали во внутрь. Там даже лопатами работали, от сюда я видел, как они закидывали туда внутренности. Неужели я вчера так на славу поработал? Вроде же не сильно дрался…

- Ч-что здесь было? – испуганно пробормотала Мэри.

А вот Лиа что-то заподозрила, покосившись на меня.

Косись сколько угодно, всё равно ничего на меня ни у тебя, ни у них нет. А если есть…

- Мэйн? – Дара, придерживая в жопе затычку, настороженно косилась на меня. – Ты слишком напрягся и твоя улыбочка…

Улыбочка?

Тут я поймал себя на том, что оскалился, словно… словно больной ублюдок. А ещё рука вцепилась в меч так, что пальцы побелели. Мне стоило некоторых трудов разжать их. Что блять со мной такое? Надо брать задание и съёбывать подальше от сюда.

- Идёмте, поскорее закончим дела. Мэри, где обитает местная… знахарка?

- С другой стороны деревни, - сказала она и повела нас по дороге.

Дом, к которому мы подошли был самым обычным. Сделанный из брёвен по типу: классическая русская изба. Единственное, что выдавало не наш формат в этом строении – фигурки, что были вырезаны на коньке крыши.

Слоны с крылышками. Как это мило.

Помимо всего прочего, стоило приглядеться, как тут же можно было найти ещё несколько отличий как от нашей избы, так и от остальных, что стояли на этой улице. А именно, всевозможные иероглифы на стенах, какие-то игрушки по типу вуду, травы сушёные и прочая муть. Сразу видно – этот житель отличается от остальных.

- Нам обязательно идти с твоим заданием напрямую к ней? – спросила Мэри, нервно оглядываясь. – Нам бы к пахану бы сначала зайти.

- Мне сказали прямо к ней топать, - пожал я плечами.

Уж кого я боюсь, так это бога, который может мне сраку порвать. Что мне пахан, если тут проблемка по серьёзнее.

Подойдя к двери я, как воспитанный и ответственный чело… да шучу я. Просто подошёл и открыл, заходя внутрь.

- Здрасте, - крикнул я на всю избу, оповещая о своём прибытии. – Есть кто дома?

- Мэйн! Нельзя так, - зашептала Мэри, заглядывая внутрь.

- Можно, - громко ответил я. – Эй! Давайте быстрее! Я здесь по очень важному заданию, о котором вы, видимо, просили недавно одну нашу общую знакомую. Она прислала меня!

Это подействовало лучше, чем мои прежние обращения. Послышалось топанье и из дверного проёма, занавешенного тканью, вышла женщина весьма потасканного вида с толстым слоем разноцветной штукатурки на лице. Вид прямо как аля портовая шлюха не первой свежести на охоте.

Правда вся это облицовка не могла скрыть её заплаканных глаз.

- О, слава Богине Жизни, что вы пришли в мой дом. Я знахарка местная, Прошта Тутка зовут меня.

- Как… символично... – искренне восхитился я её имени и фамилии. – Я Мэйн, пришёл принять заказ от нашей общей знакомой.

Просто не очень хотелось говорить при своих, что меня навещала Богиня Жизни и схватила за яйца.

- Отлично, я очень рада, а то так получилось, моя дочь ушла от меня. Тут и…

- Дальше, - попросил я.

- Мы были счастливы, пока…

- Дальше.

- И вот отправилась она…

- Дальше.

- И только надежда на вас…

- Дальше.

- Найдите её и приведите обратно, - закончила Прошта Тутка. – Начините поиск в таверне, где скорее всего она остановилась. Таверна находится на дороге между нашей деревней и каменоломней.

- Отлично, я берусь, - кивнул я.

- Буду ждать от вас новостей, - поклонилась она мне.

Получив квест, я принялся выталкивать свою тиму на улицу. Конечно, можно было расспросить её по подробнее, но зачем? Дочь свалила – надо вернуть. Тут и так всё ясно.

- Не слишком ли ты грубо её обрывал? – спросила меня Мэри.

- Пойдёт, - отмахнулся я. – Я просто проскипал ненужную чушь.

Но не может же всё пройти заебись и без приключений, верно? Стоило выйти из домика и тут же столкнулся со случайным квестом, который не сулил мне ничего хорошего.

И выглядел он как пятеро мужиков или, если более понятно, вышибал. В широких штанах, свободных рубахах со шнуровкой у шеи на груди и самыми бандитскими рожами, что можно представить в этой миленькой залитой кровью деревне. И дубинками на поясе. И пусть вид их оружия не сильно внушал страх, но я отлично понимал, что орудовать ими намного легче, чем мечом и в случае проблемы преимущество будет на их стороне.

Да вот только они что-то не горели желанием подходить близко. Стояли, наверное, в метрах пяти от нас и нервно переминались с ноги на ногу.

Так что логично рассудив, что лучше следовать за ними я…

- Мэйн, - едва слышно позвала меня Лиа.

- М?

Она глазами кивнула на мою руку, в которой…

Был меч.

Честно говоря, я сам с удивлением посмотрел на него. Когда я вообще успел его вытащить? С моей-то реакцией и скоростью движения, я бы ещё умудрился бы с ним запутаться в этих верёвках. И сейчас непонятно, кто напугался больше – вышибалы или я сам. Просто нету радости в том, что ты не можешь сам за собой уследить.

Закинув меч в петлю на поясе, я обратился к этим обормотам.

- Чем можем помочь?

- Не ты, дрыщ, - как-то неожиданно смело для того, кто сейчас жался, ответил центральный. – Красная шапочка. Тебя и твоих друзей пахан видеть хочет.

- Бабушка? – Мэри нервно сглотнула. – Я же всё ей отдала и все деньги заплатила.

- Меня это не касается. Хочет тебя видеть и сказала тащить к ней.

Я невзначай подтолкнул Мэри к ним. Не стоит сейчас нам ещё с местным бандформированием бодаться. И так проблем выше крыши. Окружив нас со всех сторон, вышибалы повели нас к домику в центре. Пока мы шли наверх, я мельком оглядывался, оценивая обстановку. Стражи, по крайней мере в латах, я не видел. В основном на улицах были женщины и бабки. Мужиков было мало, что как бы намекает, кого вчера я рвал на части у ратуши. Детей тоже не было, видимо попрятали в домах своих чад.

Что касается криминальных личностей, то таковых я заметил ещё четыре штуки. Плюс двоих увидел, когда мы подошли к дому пахана. В этот момент Дара подёргала меня за рукав.

- Мэйн, я больше не могу, - чуть ли не плача зашептала она. – Сейчас всё выйдет из меня.

- Но из Лиа не выходит же.

- Так ей, судя по всему нравится! А я ещё и размерами меньше!

- Терпи. Сейчас не до тебя вообще. Могу только пробку поглубже протолкнуть.

Что за хрень, то одна жопа, то другая.

- А ты не думал, что всё это сейчас из-за тебя? – спросил парень.

- Думал, именно поэтому ты сейчас и спрашиваешь это.

Все удивлённо посмотрели на меня, явно спрашивая, что за хуйню я сейчас несу.

- Мысли в слух, - как можно спокойнее пожал я плечами.

Почти мысли… Вот уёба, подставляешь меня.

- Они вас не чай пить позвали, - сказала галлюцинация.

Да догадался уже. Остаётся понять, чем всё закончится. Бойней или просто базаром. Если первое, то ух как всё хуёво.

А то ведь кинжалы я в сумках оставил, что Дара и Лиа несут. Как и арбалет. С собой только меч. Кстати, после исцеления метка пропала, так что наверняка магия вновь мне подвластна. Так что плюс ещё одно оружие, но всё равно маловато.

Зайдя во внутрь, мы попали в неплохо освещённый коридор. Ну прямо дом из Америки! Небольшой столик, на котором стоят ужаснейшие рамки с кошечками. Картины всяких полевых цветов на стенах, небольшие лампы, что сейчас, к моему сожалению, затушены. Прямо в коридор выходила лестница, что вела на второй этаж.

Пятеро верзил направились вместе с нами наверх. Там мы попали в ещё один небольшой коридорчик с одной единственной дверью. В которую и постучался главный из пяти вышибал. Дверь приоткрылась и оттуда выглянула миловидная девушка с конкретно кошачьим видом.

И это не те девочки-кошки, которых рисуют с человеческим лицом, но с ушами и хвостом. Это была именно девушка-кошка. Что-то между человеком и кошачьими. Зелёные глаза со зрачком веретеном; довольно милый, вздёрнутый слегка вверх носик-кнопка; небольшой ротик, что-то между человеческим и кошачьим. Ну и естественно ушки. Лицо покрывала ну очень короткая шёрстка, похожая очень на велюр. Хочу сказать, что даже не смотря на свой весьма и весьма специфический вид она была очень красивой.

- Мы к Бабушке, - кивнул он.

Она отошла в сторону открывая нам дверь, и мы вошли внутрь. И то, что я там увидел, останется в моём бедном тронутом мозге на всю жизнь.

Бля…

Ебать…

Охуеть…

Туша. Нет, не так.

Огромнейший мешок жира… Нет, тоже не так, это просто не описывает того, что я вижу.

Большая двуспальная кровать, которую полностью занимает гигантский мешок жира. Так ещё и в высоту этот кусок жира как сама эта кровать. Если приглядеться, то можно увидеть в этом жире очертания жирнейших рук и ног. Пиздос… Я думал, что видел жирных людей, но это даже ни в какое сравнение не идёт с этой тушей. Мануэль Урибе просто неровно курит в сторонке и иногда плачет от зависти.

К тому же эта туша абсолютно голая, что логично, так как она, наверное, так потеет, что топит нижние этажи. Оттого здесь довольно прохладно.

Но ещё больше шока вызвала голова этого чудовища.

- Подними меня, кошка, - раздался противный, слегка писклявый голос хозяйки этого.

Кошка тут же с готовностью подошла к рукояти, приделанной к барабану, на который наматывалась верёвка и принялась её с трудом крутить. Этот механизм, как выяснилось, поднимал спинку кровати, так как такое, естественно, уже не могло сесть само. И стоило кошке поднять спинку до середины, как два огромнейших мешка жира с огромнейшими сосками с мой кулак, что именовались сиськами, разъехались в стороны.

Пиздец… кажется, мне уже не нравятся большие сиськи… у меня травма…

Ещё хуже стало, когда я увидел это еблище. Самое забавное, что голова оказалась адекватных размеров, которая могла бы принадлежать обычной жерухе. Короче, пропорции просраны дико.

Это была конкретная щеканка, дочь сенбернара и шлюхи, судя по отвисшим щекам и дичайшем макияже, который, казалось, сейчас будет отваливаться просто пластами, как засохшая краска в подъездах. Напудренное белым ебло с красными румянами, яркие розовые тени на глазах и жёлтыми, словно саньё, кудрявыми короткими волосами. И просто вырви глаз красные большущие губы.

Теперь мне будут кошмары сниться.

Интересно, а как с такой трахаться?

Хм… Хотя с другой стороны, что не тронь, всё сиська. И зимой спать заебись…

БЛЯ! ЧТО ЗА ХУЙНЯ! Я УЖЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ, КАК ТРАХАЮСЬ С НЕЙ!

Пиздец… Вот сейчас меня пробрало конкретно.

Эта Бабушка обвела нас взглядом, после чего обратилась к Красной шапочке.

- Мэри, девочка моя, где твоё уважение?

Мэри тут же поклонилась и подошла к этой туше поближе, после чего из туши выплыла рука, подхватила бедную девчушку и буквально утопила в своём жиру, поднося поближе к голове. Мэри чмокнула ту в щёку как любимую бабушку и… получила свободу.

Фу, ну и мерзость, лучше покажу себя ублюдком, не знающим норм поведения в гостях, чем повторю подобное.

- Итак… мне тут неожиданно сообщили, что вы заходили к нашей знахарке. Это так?

Так, кто ответит? Я оглянулся, но все девчонки смотрели на меня. Ну я так я.

- Да. У нас было… послание от Богини Жизни к ней.

Я до последнего сомневался, говорить ей об этом или нет, но решил всё-таки сказать правду. Не хочется затевать бой с этой мафией. А то, что дело связано с богами вполне может отбить желание лезть к нам.

- Миссия от богини? – приподняла она одну бровь. – И что это за миссия?

- Я не могу сказать вам, так как это поручение богов. Не хочется вызывать их гнев на себя и присутствующих здесь.

- Ясно-ясно… так значит вы у нас здесь проездом, так?

- Да, мы проездом.

- А почему с вами Красная шапочка?

- Она проводник. Я нанял её, чтоб она провела нас по этим местам, так как они ей знакомы.

Бабушка внимательно посмотрела на Мэри, глянула на меня и вновь уставилась на неё.

- И с каких пор Красная шапочка решает, что ей брать, а что нет? Мэри, ты вроде на меня работаешь и только с моего разрешения берёшь чужие заказы, разве нет?

- Так… Бабушка… Но ты же разрешила мне брать заказы.

- По доставке, но не проводником. Или эти два слова так похожи?

- Нет, Бабушка, - тихо ответила Мэри, глядя в пол, словно провинившийся ребёнок.

- И почему у тебя разбито лицо? – скривилась жиробаска.

- Я упала, Бабушка.

Не нравится, что кто-то пользуется её игрушками? Или чего она хочет добиться?

Я стоял, взглядом быстро обегая комнату. Она была довольно большой, но здесь было всего три вышибалы и все они за нашими спинами. Кошка с другой стороны кровати. Двое вышибал караулят с другой стороны двери и ещё двое на улице. Может ещё кто есть в доме, но я больше никого не заметил. Огня здесь нет, так что магия отменяется.

Не самое лучшее место для нас. Не думаю, что что-то произойдёт, но лучше быть готовым ко всему, так как этот мир очень не рад мне и готов подкинуть хуйню в любой самый неподходящий момент. Вот как сейчас.

А ещё здесь нестерпимо стало пахнуть потом и чем-то слегка протухшим, словно рыбой. Блять, ну и пиздец… А ещё с этой бабки градом начал пот литься.

- Упала говоришь? Ну ладно тогда… Однако то, что ты тут занимаешься этим без моего разрешения… Это провинность, девочка моя. Придётся тебе поработать на одного человека, ему как раз нужен посыльный. Надо отработать провинность, так?

Мэри кивнула, глядя в пол.

- Отлично, девочка моя. Так, а теперь вы, молодые люди. Раз вы выполняете задание богини, то думаю, что и не имеет смысла вам больше здесь задерживаться. Можете идти.

Можно идти? Отлично! Только…

- А наша проводница? – кивнул я на Мэри.

- А что она? Она же довела вас. Дальше сможете идти по дороге, куда вам там нужно.

- Да но… деньги, - замялся я. - Мы же ей заплатили.

- Ну так… - Бабушка усмехнулась. – Часть договора она выполнила, часть идёт как штраф.

- Штраф?

- Штраф за то, что вы использовали её без моего разрешения. Она работает на меня и ей дали чёткую инструкцию работать только курьером. Но она ослушалась. Видимо хотела присвоить деньги, часть которых должна отдавать мне. Так что…

Она махнула рукой показывая, что мы можем идти.

Глава 56

Я вздохнул с облегчением. Всё хорошо, что хорошо кончается, особенно, если бескровно. Да и денег я-то не отдавал ей, так что можно спокойно уходить. Ничего не теряем, а то, что надо, уже получили. Сейчас свалим…

- Ты уверен? – посмотрел на меня этот тёмный парень, стоящий у кровати. Опять эта тень прошлого. – Ты вот так просто уйдёшь?

Не ты ли был противником подобных методов? К тому же мне сейчас похуй на всё. Мы целы, нас просто отпускают, ничего не забирают.

- И всё?

А что ещё?

- Ты просто уйдёшь?

Но это был уже не его голос… это был голос… мамы?

Я посмотрел на Лиа… нет, эта была теперь моя мама. Единственный человек на свете, который любил меня. Она никогда меня не предавала и всегда была на моей стороне, но сейчас…

- Ты просто так уйдёшь? Оставишь эту жирную суку жить? – указала она пальцем на эту тушу.

А смысл мне её убивать?

- Убей её, сынок, - ласково сказала она мне, пытаясь давить на нужные клавиши моей души.

- Убей её! – раздался позади меня голос. Это говорил верзила… Нет, не верзила, а мой павший жирный друг. – Убей жирную свинью. Кровь течёт, визг раздался!

Ох… ебать меня понесло… крыша совсем ни к чёрту. Надо что-то делать, например, жрать успокоительное, чтоб окончательно не двинуться. Хуже то, что всё это выглядит слишком реально. Настолько, что не знай я о собственных глюках, мог бы и поверить.

Я закрыл глаза. Закрыл их плотно, отсчитывая до десяти.

Даже и если я наброшусь на них, то как убью?

Ну допустим, вытаскиваю меч левой рукой и взмахом отрубаю голову тому, кто позади меня. Дара низкая, меч пройдёт прямо над ней. Завершаю замах и тут же тычок в шею другому. От такой неожиданности никто не успеет сообразить, что твориться. Последний, допустим, попытается схватиться за дубинку вместо того, чтоб броситься на меня, и я просто подскочу к нему и тыкну ему в шею. Даже если он вытащит дубинку, она слишком короткая, чтоб достать меня.

Всё, трёх нет, что дальше? Бабка начнёт визжать и сюда тут же ворвутся двое, что караулят у двери.

Я отскачу и?

Ну если только в этот момент обосрётся Дара, заливая дерьмом и теми литрами воды, что уместились в ней (уж десять литров в её тушке точно не уместятся), весь пол, делая его скользким, и эти двое просто наступят туда. Тогда можно сделать ложный замах поперёк перед ними, они попытаются отойти от него и поскользнутся. А там рубануть по одному сверху, и потом рубануть по-другому.

Останутся двое снизу.

К тому же как жируху мочить? У неё же блять жира как брони, хуй прорубишься к ней. Да и к тому моменту те двое поднимутся уже. А если они поднимутся, что делать?

Ну… можно затаиться около входа. Прямо напротив него встать, направив остриё на выход. Они же простые вышибалы-деревенщины. Конечно и я не мастер рубания куском железа, но кое-что могу. Скорее всего, ввалятся двое сразу с дубинками на изготовку. Я брошусь сразу вперёд на обоих: вгоняю меч в первого, на второго наваливаюсь всем телом. Ну… получу может дубинкой, но вряд ли по голове, слишком близко окажусь. По плечу, наверное.

Если уж мочить их, то надо всегда делать упор на натиск, особенно когда против тебя обычные дуболомы, которые страшнее куриц не били. Это сбивает с толку, это заставляет их отступать и защищаться. Лишает шанса нанести превентивный удар.

И уже после этого второму просто вытыкаю глаза пальцами.

Всё!

Там просто достаю из сумки нож и перерезаю горло ублюдку.

Готово!

Вот если бы так бой проходил, то я бы всех уделал. Конечно, где-нибудь до получил бы по щщам. Но такой план был бы идеальным.

Но вот незадача, нахуя мне так делать? Они мне ничего не сделали, чтоб я тут устраивал филиал мясного комбината пятницы тринадцатого. Это проблемы Мэри и Бабушки. Вот пусть и разбираются.

Я мысленно дошёл до одного и раскрыл глаза, чувствуя себя долбоёбом. Просто представить, как перед тобой закрывает глаза и стоит так, ни на что не реагирую. Боже, какой же я больной обмудок, какая печалька.

Правда все эти мысли вылетели в тот же момент, как я увидел ёбаную кровавую баню перед собой. В прямом смысле этого слова, кровавую баню…

Причиной которой, кажись, был я сам. Стоило просто оглядеть самого себя: кинжал в руке, весь в крови, словно извалялся в ней.

Всё вокруг до жути было похоже на то, что я представлял себе в голове, отсчитывая до десяти.

Три трупа лежали в крови и дерьме вперемешку с водой; ещё трупы в проходе и трупы в коридорчике. В одном из них торчал мой меч. Бабка, тяжело дышащая, вся мокрая, как после душа, и не спускающая с меня глаз. Служанка-кошка, которая испуганно жалась в углу…

И моя неверная команда, которая жалась в углу не хуже кошки, явно опасаясь меня. Лиа, как самая смелая, буквально прикрывала собой этих двух недоросликов, одна из которых ко всему прочему обосралась, направив на меня безобидный кинжальчик. Вряд ли бы он стал даже для меня помехой. Хотя с её ловкостью…

Но хуй с ней. Когда я вообще успел подобное сотворить?

Или вернее, как не заметил этого?

Хотя не заметил ли? В тот момент, когда представлял себе эту картину в голове, не была ли она слишком реалистичной? Настолько, что её можно спутать с реальностью.

Чот не слишком это всё хорошо. Настолько, что мне слегка жутко теперь представить ещё что-либо, так как сейчас ещё окажется, что представил – исполнил. Не хватало мне в придачу расстройства деперсонализации к галлюцинациям.

Я несколько секунд стоял и думал, что делать. Спросить, я ли это сделал или нет? Боже, да они поймут, что я рехнулся и могут меня кокнуть от греха подальше! Нет, не стоит им знать, что я слегка путаю реальность. Пусть лучше думают, что я больной обмудок, который мочит всех, кто против него. Тогда… надо закончить начатое? Бабушка то жива, и она свидетель.

Засунув кинжал за пояс, я подошёл к трупу и вытащил меч. В теле чувствовалось весьма странное онемение и… ощущение, словно я управляю не своим телом.

- Эй ты, не смей! – завизжала бабка, почувствовав неладное. – Не смей! Ты не знаешь, кто я. Ты не посмеешь!

И в тот момент, когда я подошёл к ней, её жир потёк. В прямом смысле этого слова.

Наверное, у многих в детстве был лизунчик. Такое желе, напоминающее сопли, что не приставало к руке, но если уронить в тот же песок, то заебёшся его выковыривать обратно.

Так вот, сейчас я видел перед собой именно лизучника, сделанного из жира. Только из которого торчали руки, ноги, сиськи и голова. Что за мерзость!

Недолго думая, я ебанул по ней мечом. Тот разрезал кожу, обнажая жёлтый, блестящий жир с красными крапинками разрезанных капилляров. Бабушка завизжала, но всё равно текла в мою сторону. Что за… ужас. Она как будто из фильма ужасов «Капля» приползла. Сюда срочно надо инквизицию со священным ледяным огнём.

Медленно отступая от неё, я не переставал рубить тушку, а она не переставала кричать, медленно перетекая ко мне. Во многих местах её кожа была уже разрезана, да вот только это всё был ебаный жир, который толстым слоем закрывал её тело. Что за пиздец просто, это выглядит не столь эпично как … бредово. Вместо того, чтоб сражаться с монстрами и драконами, я сражаюсь с куском жира, словно какой-то одичавший от бесполезных попыток фитнес-тренер.

- Убью! Убью тебя! Сукин сын, как ты посмел сотворить это в моём доме!?

- Ага, попробую, жира кусок.

И что это блять такое? Магия управления жиром? Ведь стоит попасться к ней, уверен, что затянет как трясина и задушит сиськами. Или утону в её поту. Что за мерзкое создание, заслуживающее смерти. В этом мире вообще есть что-то нормальное, не противное и не вызывающее отвращение или вопроса о психике того, кто это всё создал?

В какой-то момент я изловчился и умудрился ёбнуть мечом по её ноге, отрубив ту нахуй, и выбив из жирухи крик. Надеялся, что без ступни сука истечёт кровью, но… Жиробаска тут же втянула ногу в жир, тем самым и остановив кровотечение! Чо!? Магия блять, да и только.

Туша уже выдавила меня к лестнице, и я поспешил быстро спуститься вниз, так как со ступеней она стекала довольно бодро.

Так… нужно что-то другое. Что-то длинное…

Я выскочил в зал, озираясь. Мне нужно что-то длинное, в идеале – копьё, но в данном случае – всё, что может проткнуть. Что-то такое, чтоб достать эту жирную хуету сквозь жир. Да вот только нихуя длинного здесь не было, не считая кочерги! А эта туша уже медленно втекает сюда, словно магма из жерла вулкана. Сука, какая же криповая Бабушка.

И тут мне на глаза попалась вполне интересная вещица. Карниз, на котором висели внушительные противные красные шторы с котиками. Длинный, деревянный, толстый, круглый; обломай конец и будет копьё. Что мне и требовалось, так как подобное существо из жира можно ещё только выжечь, но палить дом я пока был не намерен. Никогда не думал, что буду использовать подобное в качестве оружия.

Подбежав к окну, я дёрнул шторы на себя и… естественно карниз уебал меня по башке, выбивая не только дурь, но и навязчивые голоса, которые предлагали мне здесь устроить фаершоу. Дёргая на себя эту дуру, я попутно сторонился растекающейся по залу туши. Конечно, растечься далеко она не могла, но это не мешало занимать ей приличное пространство.

Сдёрнув занавески, я отошёл на от неё к стене. Несколькими ударами ноги обломал один из концов карниза, получив хорошее такое заострение. Копьё примерно в два метра длиной было готово. И тут началось самое нудное – тыканье в бабку палкой. Не думаю, что в неё часто тыкают чем-то длинным, так что подобное ей явно не понравилось.

- Сучонок! Я задушу тебя! Ты умрёшь в муках! Тебе не жить!

Ну да, попади тебе в жировые объятия и точно в муках помрёшь. Но я этого делать не собираюсь.

Изредка оглядываясь и пятясь, я не уставал тыкать в неё палкой, стараясь попасть как можно ближе к центру. Её голова так вообще находилась где-то там, в складках, от чего мне было её просто не видно. Интересно, как она ориентируется в пространстве? По тактильным ощущениям и знаниям дома? Или же магическое зрение?

Хитро извернувшись, мне удалось запрыгнуть на внушительное кресло, после чего перепрыгнуть жировой эпицентр и выбраться из западни в виде угла комнаты, после чего продолжил монотонная тыканье. Удар, другой, третий, десятый…

Вот уже деревяшка покрылась кровью, значит где-то попал в нужное место. Вытер об штанину и вновь несколько ударов. Туша вскрикнула, а копьё опять в крови. Значит в том месте у нас часть тела, жаль только непонятно, какая.

- Эй, жирная шлюха, ты там дохнуть не собираешься?

- Поговори у меня сучонок! Думаешь, я тебя не достану!?

- Тебя вообще кто-нибудь когда-нибудь ебал? Или твоя пизда – жировой бруствер, через который ещё перебраться надо?

- Убью!!!

Визжит как свинья. Но по голосу я примерно смогу определить, где её голова. А теперь просто посмотрим, где была кровь, когда я бил, накинем туда примерное строение тела и… Примерный схематичный план, куда бить сразу начёркался в моей голове. Заодно наложился на эту тушу. Оставалось теперь лишь монотонно бить в неё. Удар, ещё удар, визг, кровь, вновь удар…

Я устало выдохнул, глядя на это море жира, что буквально растекалось подобно лизунчику по полу всей гостиной, истекая кровью, жиром и прочими не самыми приятными выделениями. А в центре всего этого торчало копьё. Победу одержала пика точёная с рукой дрочённой. Пиздец, как же я заебался…

Самое забавное, что, убивая эту тушу я прокачал себе охоту на четыре пункта, хотя до этого у меня его не было. Пиздец, что за мир…

Много времени убийство этого у меня не заняло. Однако я с опаской поглядывал на дверь и в окно. Как никак, эта жирная тварь визжала и кричала, чем могла привлечь излишнее внимание к нам. Этого бы мне не хотелось, особенно без каких-либо нормальных способностей, которые бы позволили дать отпор врагу. Хотя почему нет? Огонёк то остался. Но всё равно…

Отряхнув руки, я медленно поднялся наверх, где базировалась моя команда. Все три рожи испуганно выглядывал из дверного проёма и стоило мне появиться на лестнице, как сразу же все попрятались.

Та-а-а-ак… там вроде была ещё кошечка? Вот кого бы я в тиму взял, так это её.

В комнате всё так и осталось, если не считать огромной пустой кровати, всей мокрой от пота жирухи, что покоится на первом. Кошечка… лежала в углу. Её руки держались за шею, спина выгнута, рот приоткрыт, глаза закатились. Мда… видимо была привязана к бабке рабской печатью, так ещё и летальным исходом, если та умрёт. Жаль, жаль…

А вот моя тима продолжала испуганно жаться в углу. Даже Лиа, больная извращенка-садистка, смотрела на меня с едва различимым испугом и целеустремлённым лицом, словно я был жутким монстром.

- Вы так и будете в углу сидеть? – спросил я, делая к ним шаг.

- Не подходи, Мэйн, - как-то неуверенно сказала Лиа, направляя на меня кинжал.

Э… чего?

- Предательница, - прошептал мне знакомый голос на ухо. – Она хочет убить тебя.

Вот пиздёжь же. Хотела бы, не тыкала своим ковыряльником мне в лицо. Тут что-то другое.

- Она плохая девушка, - сказала моя мама, что стояла слегка в стороне. – Я не хотела такую спутницу для моего сына. Надо избавиться от неё.

Слушай, маман, ты осталась в том мир, так и сиди там. А лучше, иди-ка нахуй, так как ты не моя мать, тупая галлюцинация. Моя мама не желала никому смерти.

- Но они тебя предадут, ты же и сам знаешь, - её лицо искривилось, стало хищным и совсем не похожим на то родное.

- Они тебя предадут! – это уже хор из голосов подъехал.

Ох, ебать меня несёт… Всё плохо, очень плохо. А ведь я же могу сейчас шагнуть к ним. Вряд ли это даст что-то, так как Дара наверняка выскочит вперёд и попытается приказом остановить меня. Только… получится ли? Да, будет больно, мне даже кажется, что я чувствую эту боль, но у больных на голову повышена резистентность практически на всё.

Нет, стоп, мне реально больно! Но при этом я буквально вижу в своих мыслях, как даже через боль шагаю…

Стопэ! А если я сейчас представляю, как шагаю к ним с мечом, значит ли это, что так есть и на самом деле!? Типа отчуждённого наблюдения за самим собой!?

Стоило мне об этом подумать, как стало жутко, так как в моих мыслях даже через боль, которую я чувствую частично сейчас, моё тело продолжает двигаться к ним с мечом, заставляя Дару отступать испуганно в угол. Боль, боль…

Приходи?

Стоило мне об этом подумать, как сознание буквально захватила сраная мигрень. Жуткая, сраная мигрень, которая обычно появлялась, когда я хотел пробить пизды Даре. Ну отлично, ну приехали… Ладно бы, обычные галлюцинации, но эта хуйня с отчуждением от собственного «Я» пиздато обходит блокировку и меня самого. А это крайне хуёво.

Запуганные до усрачки девки вжались в угол, словно я был воплощением их кошмара. Не уж-то я такой страшный?

Мой взгляд скользнул на туалетный столик с зеркалом у стены. Оттуда на меня пялился забрызганный кровью парень с щетиной, заострёнными чертами лица, и буквально звериным оскалом чудика, который собирается убивать и мучить. Что-то в этом отражении было… нечеловеческим, присущим только больным людям.

Пиздато, очень. Можно детей ночью пугать. И ещё меч в руке. А я ведь даже не помню, что доставал его.

- В следующий раз думай, в кого тыкаешь своим ножиком, идиотка, - сказал я и, честно говоря, не узнал собственный голос. Тот был низким, слегка хриплым, словно говорил какой-то прокуренный рокер.

- Мэйн? Это ты? – испуганно пискнула Дара.

- А ты кого-то ещё видишь, засеря? – развёл я руками.

Всё втроём вновь сгрудились в кучу, так как я случайно взмахнул мечом. Пиздец, какие же они трусихи… Хотя сказать по правде, меня самого мой внешний видок напрягает. Мышцы на лице напряжены, слегка меняя его очертания. Действительно жутко в виду обстановки вокруг.

- Ладно, Мэри, приказываю, найди что-нибудь выпить. Желательно водки.

- В-воды? – испуганно пискнула она откуда-то из-за спины Лиа.

Ах да, у них же нет слова «водка».

- Спиртовуху ищи. Давай, faster, faster, - кивнул я на дверь, вешая меч обратно на пояс.

Надо сбросить напряжение, иначе эта поебенька набирает обороты. Конечно, есть более… интересные способы (мой взгляд упал на Лиа, и она нервно сглотнула), но нужно что-то сиюминутное. Наркоту вряд ли найду здесь сейчас, хотя… Ладно, пока остановимся на алкоголе, а там посмотрим. Не поможет, будем идти в сторону усиления.

Будем искренне надеяться, что из-за стресса после пыток она само пройдёт, иначе помимо графа мне ещё придётся бороться и с самим собой.

Глава 57

Водка… я никогда особо не прикладывался к подобным напиткам, хотя врать не буду, пробовать доводилось. Но я больше предпочитал что-нибудь сладкое и вкусное, типа колы, так как потребности отлучиться на мгновение из реальности у меня вроде как и не было. Но сейчас…

- Мэри, масло есть?

- Масло?

- Да, пойди на кухню, если таковая здесь имеется, и притащи сюда.

А то на голодный желудок ёбну, так сдохну не от врагов, а от интоксикации. Заебись же будет!

Пока Мэри бегала искать жирный закусон, я оглянулся на ещё двух дур.

- Лиа, ты до сих пор с затычкой в жопе?

Та молча кивнула. Вот это выдержка, стойкая девка, столько держаться и даже в состоянии испуга не пустила поток. Думаю, с неё пока хватит.

- Иди в туалет и просрись, после чего возвращайся.

- А… мы повторим?

Я даже в таком мутном состоянии поперхнулся собственными слюнями. Твою же мать, что это за чудо-юдо она? Неужели так вкатило?

- Я подумаю, а теперь топай.

Она кивнула и скрылась за дверью. Осталась только Дара, нервно переступая с ноги на ногу в своих мокрых штанишках. Ссытся меня даже зная, что поводок работает? Или же теперь не уверена в том, что он действует? Хотя судя по её перепуганной, но в тоже время целеустремлённой роже вряд ли она согласится отказаться от цели. Жаль… очень… Может попробовать в том состоянии кокнуть её?

Хотя стоп.

Мой взгляд сместился на кошечку.

Я могу повторить её судьбу, если трону её. Убежать не могу, вред… даже с промывкой мне ёбнуло. Если только случайно смотаться, но здесь мне такая случайность стоила рассудка и здоровья.

- Они знают, кто я?

Дара замотала головой. С чего вдруг…

- Лиа стала такой агрессивной из-за внешки моей?

Дара закивала головой.

- Ты чо, язык проглотила?

- Нет, - замотала она головой. - Просто… ничего. Ты выглядел слегка не в себе, словно духи в тебя вселились злые.

- Ясно. Когда я начал бойню, можешь описать… как это началось с твоего взгляда?

- Ну… Она сказала, что мы можем идти. Ты закрыл глаза. Она спросила, слышишь ли ты её. Ты вновь открыл глаза и в этот же момент выхватил меч и обезглавил того человека, - указала она пальцем на труп без головы. – А потом… начал убивать остальных. У тебя лицо было пустое, словно у куклы. Потом ты убежал с Бабушкой вниз. А позже вернулся, весь в крови, увидел нас и… стал странно улыбаться. Я пыталась тебя остановить, ну а потом ты пришёл в себя.

Ясненько… Так и запишем: стараться ничего не представлять в голове и не закрывать глаза для успокоения в стрессовых ситуациях, чтоб иметь зрительный контакт с реальностью.

- Мэйн… А что с тобой случилось, когда нас не было? – прервала мои рассуждения серунья.

- А что?

- Ну просто ты был ранен, а когда мы появились, твоё тело было уже в порядке. Тебя же неделю мы искали вдоль берега и в лесу. Даже один раз в деревню заходили, спрашивали нескольких местных о тебе. А тут у них траур, горы тел. Да и ведёшь ты иногда странно, словно сам не свой. Бормочешь что-то, оглядываешься…

- Всё в порядке, - махнул я рукой.

Решил я не рассказывать ей о том, что пережил. Незачем ей это знать. Ни хрена не изменится, а вот взглядов ненужных точно прибавится. Да и ещё просьб женского мудрого совета у другой женской особи, что делать, никто не отменял.

- Но…

- Иди подмойся, серунья.

Она покраснела, схватилась за штаны, словно вспомнив, что устроило собственножопно потоп и, продолжая пародировать запрещающий знак светофора, убежала. Зато сразу после неё вернулась Мэри с маслом. Так себе конечно жрать масло, но на голодный желудок я ёбнуть водку не рискну.

Так, ладно, пока меня не обкатал раслабон, надо бы прошерстить домик на предмет бабла и прочей нужной хуйни, так как деньги лишними не бывают.

- Мэри, у нашей бабки есть здесь заначки? - спросил я.

- Деньги и драгоценности?

- Да, они. Есть?

- Я не знаю, - пожала она плечами. – Но Бабушка была осторожным человеком, так что… сомневаюсь, что мы много найдём в доме.

- Ладно, тогда давай по скорой тут осмотримся и это… стой смирно.

Она непонимающе замерла, а я наклонился и поцеловал её, хорошенько схватившись обеими руками за её задницу. Маленькую, тощенькую, но задницу. Приподнял её за зад к себе повыше, так как гнуться вниз к ней было неудобно, впившись ещё сильнее в её попку руками. Хорошенько так пальцами прямо впился, синячки, наверное, будут. А сам устроил ей французский поцелуй. Она отвечала неуверенно, смотрела мне в глаза испуганными большими глазами, своим язычком аккуратно отвечая мне, словно боялась, что я укушу её.

Забавно, когда целуешься с открытыми глазами, чувствуешь себя… странно.

Так же неожиданно начав это представление для организма, я столь же быстро его разорвал. Почему? Да потому что моей целью было не потешить своё эго или поиграть с ней.

Таким странным способом я попытался перебить собственные мысли. Уж лучше думать, какие у неё сиськи и каково натягивать такую малявку, чем просматривать в голове произошедшее в темнице, так как, глядя на эту кровь и говно, именно о ней я и вспомнил. И этот кинофильм ужасов возвращался, сейчас буквально вламываясь в моё сознание. От этого меня слегка… откидывало, словно всё становилось нереальным. А там, боюсь, недалеко и до нового приступа безумия.

И надо сказать, что организм отреагировал ровно так, как положено. Мысли крутились о том, каково ей засаживать в вареник или в задницу, насколько там узко, вытесняя из головы страхолюдские картинки моего недавнего прошлого.

Мэри смотрела на меня слегка испуганным взглядом, но не спешила давать по съебам. Явно что-то хочет узнать.

- Не парся, - похлопал я её по голове.

- Не париться? – недоумённо переспросила она. - Что?

- Не беспокойся, имею ввиду. Просто мне надо отвлечься.

- Отвлечься? То есть ты меня целовал не потому… - она покраснела.

- Потому, что нравишься? Не совсем. Заняться сексом я-то с тобой не против, но на счёт нравишься или нет вопрос довольно… запутанный. Так что чтоб не было недопонимании – этот поцелуй и жамканье твоей задницы ничего не значат. Просто расслабиться и успокоиться.

Да-да, знаю, что для бабы это звучит очень и очень оскорбительно, как будто она вещь какая-то и её использовали. А ещё она может обидеться. Но боже, мне так насрать сейчас на то, что она там думает, своих проблем с головой хватает. Просто чтоб потом не было всяких недопониманий, обид и попыток претендации на звание девушки я решил сразу внести ясность и расставить все точки над «и». Конечно, с моей стороны это слишком смело звучит, но лучше перестраховаться.

Она смотрела на меня слишком внимательно, от чего мне даже стало слегка некомфортно, после чего заявила:

- От твоих слов… мне обидно стало.

- Не удивлён, но тебе лучше знать причину моих поступков, чем неправильно трактовать их. Сейчас Лиа вернётся, я и её засосу.

- А я не подхожу для этого?

- А ты этого хочешь? Если да, тогда не вопрос, прямо здесь потрахаемся.

Она покачала головой.

- Ну вот. Ко всему прочему, я тебе что, нравлюсь?

- Ну… не очень. Я предпочитаю другой тип парней.

И здесь облом, хотя если учитывать то, что я ей сказал, это обоюдный ответ. Так что норм. Обязательств нет и отлично.

Продолжая фантазировать на тему, как бы классно было бы засадить ей, мы отправились лутать Бабушку. Заглянули под кровать, где нашли всякую золотую бижутерию. Нашли кошелёк с пятьюдесятью пятью золотыми, восемью серебряными, и семнадцатью бронзовыми. С трудом верю, что главная по району держала так мало денег, но больше мы не нашли.

Спустились вниз, где Мэри бросила косой взгляд на растёкшийся в прямом смысл этого слова трупак, после чего прошла в зал и принялась внимательно осматривать обстановку на наличие ништяков.

- Кстати, Мэри, а как тебя угораздило на эту чепушилу работать?

- Бабушку?

- Да.

- Ну… - она замялась. – Я же беспризорницей была. А тут меня раз попросила отнести, второй раз, вот я и зазнакомилась с ней. Раньше она была в разы меньше и, сидя на крыльце, увидела меня. Сказала, что надобно ей посылку отнести и не могла бы я ей помочь. Она уже тогда паханом была, вот я и не отказалась. А там вторая просьба, третья. Мне она платила за помощь, пусть и мало. Другие тоже не трогали, так как знали, под чьим началом работаю. Ну… вот. Лучше, чем шлюхой работать, но хуже, чем на саму себя или стать авантюристом.

- А у беспризорницы есть история до того, как она стала таковой?

- Ну… Меня мама ещё во время войны родила, когда зло и добро воевали. Отец был, с её слов, неизвестным насильником. Проходил их отряд, напал на деревню, мужчин порезал, женщин изнасиловал. Она меня родила, да и оставила у себя. Но как мне семь исполнилось, она умерла. Просто легла и не проснулась. Мы и до того жили бедно, а тут так вообще всё забрали у меня. Ведь что кому-то чужой ребёнок.

- И тогда ты познакомилась с Бабушкой, - сказал я, скорее утверждая, чем спрашивая.

Она кивнула.

Пока мы шастали по Бабушкиному дому, иногда просто шагая по её всеобъёмному телу, смогли найти ещё десять золотых, спрятанных в потайном ящичке тумбочки.

К тому моменту вернулась Лиа с мокрой Дарой. Слава богу, что Дара была мокрой не потому, что пришла с Лиа, хотя кто знает… кто знает…

- Ну, просралась? – заботливо спросил я.

- Ага, - сказала Лиа с какой-то счастливой улыбкой.

- Надеюсь, мылись не на улице.

- Бочка с питьевой водой, - сказала Дара. – На кухне была.

Ну слава богу, додумались не светиться на улице. А то я уже начал беспокоиться.

- А я смотрю, вы не сильно волнуетесь на счёт усопших, - усмехнулась Лиа, глядя как мы тут по трупу гуляем.

- Это вынужденная мера, - ответил я, – иначе не пройдёшь.

Оставив Мэри искать ништяки дальше, я подошёл к Лиа.

- Что там с округой? Бабкины крики должны были быть слышны на всю деревню.

- Никого, - пожала плечами она. - Да и не на улицу я ходила, тут у них в доме туалет есть.

- Ясно… Тогда топай еду собирать, мы скоро свинчиваем от сюда.

Набрав жратвы, среди которой был и алкоголь, включающий водку, мы обшманали быстро дом как профессиональные домушники. И самое печально, что ничего особого здесь и не было. Пока мы рыскали по дому, я поднялся наверх, где лежала мёртвая кошка. Зачем? Спалить дом. Надо избавиться от улик и дать по съебам. Если повезёт, то и вся деревня сгорит. То, что здесь живут люди, меня как-то не сильно колыхало. Не я, и ладно.

К тому же это в их деревне меня пытали, так что тем более похуй на них. А так, если сгорят все дома, то это лишит графа ещё больше денег, так как это место завязано на каменоломне. Кстати о ней, неизвестно, когда припрутся люди оттуда, так что нам следовало поскорее свалить из деревни, пока не пришла случайная подмога.

Я сдёрнул шторы и сложил их в куче, после чего наломал из туалета и нескольких стульев дрова, сделав настоящий походный костёр.

- Персик, ты здесь? – поднялась ко мне Лиа. – А что ты тут делаешь? Играет с трупом кошечки? – она по-садистски улыбнулась. Должен признать, что это слегка заводит меня.

- Не ревнуй. С тобой тоже поиграю скоро. - Причём я не шучу. В голову настырно лезло то, что вроде как было откинуто с помощью Мэри. Что за поебень… Никогда не думал, что психические отклонения так будут ебать мозг. К тому же, желание трахнуть Лиа стало как никогда сильным.

- О-о-о, но ты…

- Да плевать, - отмахнулся я. - Глаза закроешь и дело с концом.

- Я тебе не шлюха, персик, которая ножки раздвигает, - покачала она головой, а в голосе вместе с шуткой я слышал явное предостережение.

- Я не говорил этого. Но глянь-ка на меня, кого ты видишь перед собой?

Я посмотрел ей в глаза.

Она внимательно, ровно так же, как и в момент моего лёгкого безумия, рассматривала меня, словно пытаясь увидеть во мне ту тень. Но улыбнулась, ничего не заметив.

- Тебя.

- А теперь вспомни то, что видела до этого.

- Угрожаешь?

- Предупреждаю. Пока вы там ноги по дороге волочили, я веселился как мог. Так что мне требуется разрядка. Вопрос в том, поможешь ты мне с этим или нет. Силой не буду принуждать… а может и буду. На твоём бы месте я бы не сопротивлялся.

Я шагнул к ней. Она молча смотрела на меня, после чего улыбнулась и хмыкнула.

- А ты изменился.

Ну ещё бы. Начнёт у тебя крыша ехать, так и смелым станешь, чтоб сраку спасти.

Ведь взглянем в лицо правде. Если бы не мой страх перед глюками и тем, что я могу наломать дров, то никогда бы на подобное не пошёл. Застеснялся, раскраснелся и съебался бы. Но как к стенке прижмёт, как смерть на пороге завиляет хвостом, так сразу приоритеты меняются. Жить то хочется сильнее и такие мелочи, как стеснение уже не заметны. Это как горькое лекарство, которое в здравом уме ты не съешь, но присмерти будешь уплетать за обе щёки, лишь бы выжить. А жить я очень хочу и готов на всё, что угодно, лишь бы не помереть. Особенно сейчас. Вон, от говна было противно, а жить захотелось, сразу в него полез, так и ещё искупался с головой.

К тому же, способствует то, что мы в одной команде и уже знаем друг друга. Скажем так, знакомые, причём довольно близкие. Конечно, как меня отпустит, может и продолжу свои реакции нецелованного мудака, но пока… Надо разрядиться, чтоб перескочить этот пиздец.

Поэтому, пока там внизу Дара и Мэри собирались, я шагнул к Лиа.

Она как-то странно смотрела на меня с улыбкой человека, который вынужден что-то делать, слегка грустной и натянутой, но даже не пыталась уйти. А я-то думал, ты у нас та ещё нимфоманка, а оказывается принуждение тебя так нехиленько задевает.

Признаться честно, она не была эльфийкой, с которой я чувствовал себя спокойно. Но других способов разрядить нервную систему я не видел. Мэри трахать… может потом. Дара не вариант, может использовать приказ. Как бы это не звучало, Лиа была самым доступным вариантом. Плюс, желание выебать именно её как бы намекало и подталкивало к действиям.

По идее, в идеале сейчас надо бы антидепрессанты и транквилизаторы ебашить, чтоб пиздец в голове кинуть на тормоза и убрать с видимого горизонта, да вот только в этом мире вряд ли такое водится. По крайней мере транквилизаторы. А вот антидепрессанты можно попытаться заменить. Но пьяным постоянно ходить точно не вариант, а наркотики… всё сложно с ними. Есть ещё время… но бля, надо ещё как бы дожить до того момента. Как ещё остаётся расслабиться? Верно, трахнуть кого-нибудь.

Я подошёл к ней вообще без какого-то стеснения. Алкоголь и понимание, что нужно расслабиться, толкали меня не хуже паровоза, руша все психологические барьеры. Оттого я обхватил её голову рукой и притянул к себе встретив её губы своими. Она не сопротивлялась. И я не встретил ответную реакцию её настырного языка как в прошлый раз, когда она буквально пыталась оплести мой. Не было в поцелуе искренности. Лишь нейтральный ответ.

Вот так, обмениваясь слюнями, мы слились вместе, пока моя свободная рука залезала под её рубаху и мяла грудь. Соски не торчком? Значит всё-таки принуждаю? Ну… плевать. Я плавно толкал её пока не прижал к стене, после чего отпустил её голову, не боясь, что она отвернётся. Мои ручки скользнули вниз, освобождая её от штанов. Да, она не хотела такого, я чувствовал, как она всячески сопротивляется, пусть и пассивно.

Ладно, возиться будем долго, надо бы побыстрее управиться. Потому ловко сделав подножку, я уложил её прямо на пол, придерживая руками и не давая упасть. После чего схватился за штаны и сдёрнул с неё, оголяя нижнюю часть.

Она смотрела на меня с той же лёгкой, слегка грустной улыбкой, от чего мне хотелось её лишь больше. Сделать больнее и лишний раз плюнуть в её и без того загаженную, изуродованную и запачканную другими душу. Сделать больно, вот что я хотел.

Грубо раздвинув ноги и спустив до колен штаны, я навалился на неё. Так уж получилось, что головой она лежала на трупе кошечки. Весьма странное место для секса, но… в этом неправильном что-то есть.

И вот я вошёл в неё. Без сопротивлений, она приняла меня. Эти ощущения заметно отличались от Сеньки или эльфийки. Было словно просторнее, не так давяще и суховато. Посмотрел ей в глаза и увидел всё тот же взгляд, словно я не оправдал её ожиданий, подорвал её доверие.

Ну и ладно!

Я сделал толчок, второй, третий. Буквально вгонял до упора в неё, словно хотел сделать больно и надломить её извращённую душу, которая стала такой не по собственной воле. Сильнее и сильнее, пытаясь сделать ей больнее. Её тело лишь слегка колыхалось от каждого толчка, но это было лишь потому, что я сам её толкал телом. Сама Лиа и не двигалась, давая мне полную свободу над её телом. Уверен, что сейчас разверни её и начни драть в задницу, она бы ничего не предприняла, засунь в неё руку или бутылку в задний проход, она бы даже не шелохнулась и не пикнула. Заставь её отсосать, она бы это сделала без единого слова.

Потому, что ей было плевать. Плевать на меня. Делай что хочешь, мне всё равно, только не лезь в душу где и так насрано. Вот как я это видел. И кажется, в тот момент я осознал, кем был для неё и почему она до сих пор следовала за мной. Человеком, которому можно доверить тыл.

И сейчас этот человек драл её в этот тыл. Волнует меня это? Нет.

Да больная на голову, да садистка и любящая издеваться над другими. Но всё же человек с чувствами, который доверял и чьё доверие я сломал. Такая же больная, как и все здесь собравшиеся.

- Мэйн, мы…

Мэри застыла, заворожённо глядя, как я трахаю на полу, практически на трупе кошки, Лиа. Вся красная как рак и при этом словно загипнотизированная.

- Чего тебе, - пропыхтел я, даже не пытаясь остановиться.

- Я… подожду вас внизу, - брякнула она и выскочила из комнаты.

Я продолжил долбить Лиа, пока, в конце концов, не получил то, что хотел.

А она… усмехнулась.

- Закончил?

И кажется в этот момент меня слегка повело. Я ударил её по лицу кулаком, чувствуя садистское наслаждение. Её голова дёрнулась в сторону. Ощущение было подобно удовлетворению, когда ты почесал зудящее место. Только…

Какого. Хрена. Теперь. Я. Творю?

Лиа медленно повернула ко мне голову всё с той же улыбкой. Из уголка её губ стекала струйка крови. Но лицом она не изменилась.

- Какой же пиздец… - выдохнул я и просто лёг на неё сверху.

В голове всё плавало, и хоть я чувствовал удовлетворение и относительное спокойствие, вместе с этим я чувствовал множество противоречивых чувств и желаний, вызванных тем, что чёрная часть моей душонки наконец начала обретать свободу. Пусть меня наконец отпустило, но… зато я дал волю другому.

- Какой есть, - ответила она, смиренно лёжа подо мной.

Часть девятнадцатая. В объятьях безумия. Глава 58

Стало ли мне легче?

Да, стало. Это можно сравнить с экзаменом, о котором ты постоянно думаешь, но как только сдашь, так сразу все мысли выветриваются. Вот примерно то же самое я и чувствовал. Лёгкую усталость, приятную пустоту и… укол совести.

Проснулась хуйня подзаборная когда не ждали.

Правда галлюцинации остались, продолжая мне нашёптывать, но по крайней мере теперь сознание не пыталось уплыть, оставляя тело ломать дрова и головы. А это самое важное.

Что касается деревни, то сейчас, идя по дороге, я мог просто обернуться, чтоб увидеть, как за спиной поднимается густой чёрный дым. Довольно большой для одного дома, так что смею предположить, что там сейчас во всю полыхает. Минус ещё одна деревня и прибыль для графа.

Было решено бросить все тяжёлые вещи, что мы набрали из лагеря работорговцев. Тащить их за собой теперь не имело смысла, когда у нас было более шестисот золотых. Попутно в доме я нашёл более широкий костюм на себя взамен этих прилегающих… тряпок. Так что сейчас я выглядел как среднестатистический путешественник в мешковатой одежде.

Что касается команды, то среди нас царила… весьма странная обстановка, я бы сказал, натянутая. Мэри шла первой, потом Дара, потом Лиа и я в конце. Лиа не смотрела в мою сторону, хотя продолжала отпускать всякие типичные для неё комментарии. Дара иногда что-то говорила, Мэри отвечала… и чувствовалось, что это всё по большей части спектакль, чтоб не возвращаться к произошедшему.

Плохо конечно… но ещё хуже было бы, если я вновь потерял контроль, впав в это странное безразличие, когда весь мир словно через грязное стекло аквариума проплывает мимо меня и я словно не управляю собой.

Может стоило объяснить это Лиа? Объяснить, почему мне это надо? Я уверен, что она бы поняла, но… больной ублюдок в команде, который может потерять контроль… от такого могут избавиться, и Дара тут не спасёт. Всё-таки, как бы мне тут люди не доверяли, не стоит забывать, что одна маньячка и садистка с не совсем уравновешенной психикой, другая готова на многое ради спасения сестры, а третью я поработил и у неё появится лишний резон меня грохнуть.

- Оглянись, они же все хотят твоей смерти, почему ты этого не видишь? – спросила меня мама. И как у неё получается не идти, но при этом оказываться передо мной? Я тоже так хочу! - Стоит тебе отвернуться, как они всадят тебе нож в спину.

- Она права. Ты же и сам это чувствуешь. Чувствуешь волнение, страх. Смотришь на них с подозрением.

- Обманщицы, шлюхи, те, кто чужими руками делают грязную работу…

- Косятся на тебе. Особенно после того, что ты сделал. Она перережет горло при первой же возможности.

Боже, как же вы заебали! Один блять сдох, так пусть не вылезит из своей ебаной могилы и не ебёт мне мозг! Вторая пусть тоже завалится и сидит у себя в мире. Я уже не говорю о гномиках-гомиках, которые мне мерещатся под каждым кустом. Это же надо так!

А ещё непонятный страх, который иногда буквально сковывает меня, сердце пытается выбраться через рот, а дышится так, словно я тут бегал целый день. Интуиция молчит, а страх как из ведра на голову льётся. Пиздатое добавлении к галлюцинациям, не так ли? Это не считая паранойи, которая теперь мне упорно утверждает, что деревья хотят меня зарезать, сговорившись с моей командой. А Дара так вообще хочет нас сдать графу.

Самое хуёвое, что это всё так реалистично выглядит, словно я сам в это верю. И я верю, хотя умом понимаю, что что-то не так. Так как одно радостно напоминает мне паранойю, а другое панические атаки. И от куда такая поебень пошла?

- Мэри, у тебя наркотики?

Да-да, мы всё же нашли наркоту у Бабушки. Какой-то лёгкий порошок, который, со слов Мэри и Лиа, расслабляет. Вот и посмотрим, насколько, а то меня уже трясти начинает.

- Мэйн… а ты уверен? Просто…

- Просто давай уже, - вздохнул я, едва сдерживаясь, что не начать размахивать мечом и не нарубить галлюцинационных гномиков-гомиков, которые словно собачки пытаются оттрахать мою ногу. Вряд ли другие поймут.

- Мэйн, ты подсел на наркотики? – усмехнулась Лиа. Не персик. Залупилась видимо, да и хуй с тобой. – Решил удариться во все тяжкие?

- Завались, - попросил я.

- Или что, повалишь на землю и снова заставишь потрахаться?

Не знаю какого хуя я сделал. Вот просто не знаю, так как это слегка не вписывалось в то, что я хотел сделать. В следующее мгновение, ещё даже, не дослушав фразу до конца, я шагнул и попытался её ударить. Естественно разница в ловкости дала о себе знать, и она просто ушла от удара. Поэтому с кулаком я просто прыгнул на неё. И она вновь отскочила.

Прыгаешь сука? Я метнулся рукой за пояс и выхватил…

- Мэйн, нет! – взвизгнула Дара, но поздно.

Я прострелил Лиа ногу из арбалета. Она попыталась отпрыгнуть, но не успела – стрела пробила голень, Лиа запнулась и упала.

Я молча смотрел, как она хватается за ногу с гримасой боли, пока я ватными пальцами перезаряжаю арбалет. Пристрелю её и дело с ко…

Так-так-так! Стоп, что блять такое!? Она же просто хуйню сказала, от куда такая ненависть!? Ну дура, ну провоцирует, но уж точно не стрелу в ногу заслужила! Я бы точно до такого не дошёл!

Однако ненависть к этой особе не спешила затухать, буквально задавливая все мои аргументы одной простой фразой…

- Она должна сдохнуть…

ВОТ ЖЕ БЛЯДИНА!!!

Я поднял арбалет и выстрелил в фигуру собственной матери, что стояла на краю дороги. Болт прошёл сквозь неё, рассеяв галлюцинацию в туман и воткнувшись в дерево позади.

Сука… это даже не мои мысли. Собственные галлюцинации уже замещают мне настроение. И ощущения в теле какие-то странные, ватные, притупленные, чуждые…

Опять накрывает?

С пропажей этой подстрекающей хуйни пропал разом и весь гнев на Лиа. Пришло только раскаяние за содеянное. Нельзя стрелять в сокомандников, какими бы они долбоёбами не были. Наказать, но не калечить.

Тишину нарушал только шум листвы и пение птиц.

Лиа смотрела на меня хмурым взглядом, явно не зная, чего ожидать, приготовившись как принять ещё один болт, так и попытаться спасти жизнь бегством. Но мы то знаем, что со стрелой в ноге не убежишь далеко.

- Дара, - вздохнул я, – прошвырнись по округе. Найди место для ночёвки. Сегодня встанем пораньше на привал. Желательно поближе к реке, если таковая имеется рядом.

Дара нервно кивнула и скрылась в кустах, пока Мэри нервно переминалась с ноги на ногу, оказавшись со мной практически наедине, не считая подстреленной Лиа.

- Лиа, поднимай задницу, нам надо свалить с дороги, чтоб не напороться на кого-нибудь.

Ей хотя бы хватило ума не раскрывать свой ебальник, не ухудшая и без того напряжённую ситуацию. А я тем временем искренне боролся с гномиками-комиками, как бы невзначай поднимая выше ноги и давя маленьких тварей с характерным плюх. Я, наверное, как долбоёб выгляжу. И теперь понимаю, что ощущали люди в психушке, убивая невидимых насекомых на себе и не встречая понимания у других.

Уходя чуть глубже в лес, я забрал у Мэри этот странны порошок, на всякий случай спросив, сколько нужно, чтоб не уйти в аут, а слегка расслабиться.

- Совсем чуть-чуть, - показала она пальцами маленькую горсть. – Просто в рот закинуть и всё. Но не глотать первые несколько минут.

Эта хрень, которую я бы при удобном случае обошёл за тридевять земель, была по вкусу похожа на смесь сахарной пудры, лимонной кислоты, чёрного горошка и… зелёного лука? Какой странный набор вкусов. И через минуты три я почувствовал эффект. Довольно странный эффект, если честно.

Детали стали более чёткими, и я стал обращать внимание на то, что раньше бы и не заметил – на насекомых, на то, как движется и раскачивается мой меч, капельки пота на шее Мэри… Всё стало словно более замедленным, ярким и захватывающим. Словно гамму и яркость кто-то выкрутил на полную мощность.

А в голове пропали все посторонние мысли. Ни голосов, ни счёта этих бесконечных чисел… в первый раз с освобождения в голове было просто пусто. Конечно, стоит мне подумать о чём-либо, как эта мысль возникает в голове… но такое ощущение, что она подобна человеку, оказавшемуся в огромном ангаре, где никого нет. Словно эхо в голове проходит.

Я чувствовал приятную расслабленность по всему телу и лёгкое онемение, движения были словно более заторможены.

Дару я заметил ещё до того, как она показалась. Звуки, с которыми она ломилась к нам казались, мне оглушительными и мешали наслаждаться этим светопредставлением под аккомпанемент песни леса.

- Я нашла… - начала было она, но я поднял руку.

- Не кричи так, - чуть ли не шёпотом попросил я.

- Прости, - уже тише ответила она. – Там есть небольшое место. И до реки там тоже близко. Остановимся там, никто нас тогда с дороги не заметит.

Место, куда она провела нас, было действительно уютным. Просто можно порадоваться нашей способности находить уютные места.

- Раскладывайтесь, Дара на тебе жрачка и костёр. Мэри, доставай бинты, спиртовуху и бутылку с красной жидкостью. Будем штопать эту дуру.

- С чего я дура то? – улыбнулась она с натяжкой.

- Завалить варежку-у-у… не можешь… Бля… моя… речь…

Она стала длинной, растягивающейся, с паузами и какой-то томной. Но зато движения пусть и были медленными, зато очень точными.

Мне пришлось постараться, чтоб лишний раз не сделать дуре больно, хотя очень хотелось. Просто потому, что весь пиздец, что кипит во мне должен свалить обратно на закромки души и там оставаться, как он делал до этого. И лишний раз давая ему волю, я просто лишаюсь возможности контролировать ситуацию.

Да, мне нравится боль других, я получаю удовольствие причиняя им боль, я чувствовал бы душевное удовлетворение, убивая людей и заставляя их страдать. Я бы ловил людей, особенно девушек, красивых и полных стремлений, надежд и незримого счастья, после чего пытал бы их, ломал, заставляя гаснуть в их ещё живых глазах свет. Я ещё то уёбище где-то внутри.

Но я знаю, что это ненормально. Знаю, что не хотел бы подобного по отношению к себе. Поэтому я всегда себя контролирую, чувствуя иногда странное ощущение. Смотреть на человека, искренне радоваться вместе с ним, но в то же время представлять, как скидываешь его в бездну отчаяния и несчастий.

Сейчас должен прибежать какой-нибудь даун и сказать, что нет, я не прав. Если я хочу это делать, то должен! Если моё сердце просит этого, то значит в этом нет ничего неправильного. И тогда бы я с удовольствием запытал бы мудака. Просто бы показал, куда такая логика может завести.

Нет ничего хорошего в убийствах. Нет ничего хорошего в том, чтобы делать больно другим без причины, как и убивать. Пусть другие считают иначе, тогда я с радостью продемонстрирую на них правильность своих доводов.

Я так долго это топил в себе, прятал и закрывал, носил маску, что уже сам стал нормальным и только изредка мои наклонности как-то да проявлялись. А тут с поехавшей крышей всё дерьмо как из пробитой трубы рвануло. Пиздец? Пиздец.

Теперь, когда я уже привык быть нормальным и уравновешенным, такая хуйня, вылезшая изнутри и являющаяся такой же неотъемлемой частью моего «Я» словно делит меня теперь пополам.

С одной стороны, я садист и любитель делать больно, с другой – в принципе более-менее нормальный человек со своими заскоками. И эти две хуйни конфликтуют внутри меня. Можно на фоне этого жизнерадостного пиздеца появляется и такая агрессия.

- Держи, - протянул я ей последний пузырёк с жиськой, как я её называю.

После этого достал кинжал, медленно отрезал одну часть стрелы и вытащил за наконечник с другой стороны. Хорошо, что ногу пробило насквозь, вытаскивать легче. Да и кость вроде как не задета. Потом я залил всю рану водкой и забинтовал. Вроде как всё, красная хрень даст иммунитет и по идее заражение должно как бы пройти мимо.

- Готово… - я отряхнул руки.

- Ага, спасибо конечно… но было бы неплохо, если бы ты не стрелял в меня больше.

- Не провоци-и-и-ируй… больше… - пропыхтел я. Ох… и ведёт же меня…

Вставая и слегка покачиваясь, я направился в сторону реки, ориентируясь по шуму.

- Ты куда? – спросила Дара, провожая меня взглядом.

- Умыться… надо… - пробормотал я. – А то чот… несёт нехило.

Да… речь тоже так себе стала… Зато как спокойно! Как тихо, как ярко, как красиво! Никаких галлюцинаций или бредовых видений! Ради такого стоит жить. Хотя, признаться честно, я не рад, что попробовал наркоту. Нет, это прикольно, но жопой чую, как эффект закончится, сразу появится желание ещё раз принять, чтоб убрать всю хуйню. А потом ещё раз… и ещё…

Блин, уже хочу!

Какой же пиздец… С каждым разом только хуже… И жопа только глубже…

Река была… рекой. Правда удивительно? Хотя теперь у меня появилась некоторая боязнь воды, так как вдруг сейчас оттуда бегемот выйдет? Это пиздец будет! Хотя на бегемоте я ещё не катался.

- Хахахахахахахахаха…

Я истерично рассмеялся и лёг прямо на берегу, раскинув руки. Ох… заебись… Ни голосов, ни гномиков, не этого мёртвого уёбка, ни матери. Я наконец один, жаль что только до конца действия этой хуйни.

Пока я лежал и смотрел на небо, которое плавно сменяло свой цвет на более розоватые тона, рядом заскрипел песок.

- Мэйн, ты как?

О, заслали парламентёра! Мэри, девочка моя, хули ты нарушаешь мой покой, когда он мне так нужен? Проявите уважение! Хотя я подозреваю, что она уже его проявила и долго стояла там до того, как выдала себя.

- Чего тебе, Мэри?

- Ну… Меня послали узнать, как ты. Просто в последнее время ты ведёшь себя подозрительно странно, - она умолкла на мгновение, после чего уже не так уверено добавила. – Это началось после твоего недельного отсутствия. С тобой что-то… случилось? Тебя изнасиловали бритоногие медведи?

Я аж сел и окосел.

- Чего? И такие существуют!? – ужаснулся я.

- Ну… я слышала о них. Часть водится в лесах на юго-западе. Часть в горах здесь. Иногда они спускаются сюда… пошалить.

- И… как они шалят? – решил я уточнить.

- Рушат постройки, грабят дома… насилуют дровосеков.

Какой ужас. Я сразу вспомнил стишок: «В лесу раздавался топор дровосека, он им отбивался от гомосека. Но силы иссякли, упал дровосек. Над ним, ухмыляясь, ходил гомосек».

Помянем дровосека и запомним, что неведомым образом детский глупый стишок в том мире является довольно неприятной реальностью здесь, которая может обрушиться на мою нежную и неподготовленную жопу.

- Ладно, парламентёр…

- Кто?

- Не бери в голову. Кто тебя послал? Дара? Лиа?

- Э-э-э… Лиа, - нехотя ответила она.

Лиа значит. Послала ко мне. Такая забота, которая не свойственна для неё. Что это значит? А то, что она спровадила лишние уши и теперь давит на Дару, пытаясь выяснить, кто я, пока рядом меня нет. Видимо почувствовала беспокойство за свою задницу и теперь хочет понять, с кем имеет дело.

Стоит ли ей знать правду? Не знаю, зависит от того, насколько я могу доверять ей. Дара то ясно, но Лиа? Конечно, она с нами прошла уже многое, что как бы говорит о её преданности, но мы то знаем правду. Сегодня предан, завтра нет. И раскрытие карт может как укрепить нашу команду, так и закопать её до основания. Сейчас бы варианты действий не помешали.

- Ладно, пойдём к ним обратно, пока не стемнело, - нехотя начал вставать я.

Эх просрал такой момент… Так было спокойно, пока не припёрлась Мэри. А теперь, зная правду, я просто не могу закрыть на это глаза. Пришлось пробираться обратно, стараясь удержать равновесие, так как кажется наркотик в организме дошёл до самого пика и теперь меня плющит. И плющит забавно, всё качает, всё несётся, всё бросается в глаза, но в тоже время нет ни желания смеяться, ни желания плакать… эмоции отпали все.

Как и чувство самосохранения. Ох… не к добру это…

И что я увидел, когда вернулся обратно в лагерь? Естественно то, что и ожидал - Лиа уже придавила Дару к земле, одну руку запустив ей в штаны, а другой держа за шею. И стал невольным свидетелем её вопроса.

- Ну же, Дара, детка, кто он такой? – спросила она милым, добрым и очень томным голоском.

- Может меня об этом спросишь? – поинтересовался я.

Лиа медленно повернула голову в мою сторону с застывшей улыбкой, словно боялась увидеть источник голоса. Ну хоть боится и то хорошо. Я сделал шаг в её сторону, а Лиа, в свою очередь, быстро встала на ноги, словно кошка, которая готова бросится на меня… или от меня.

Её лицо было напряжено так, что даже улыбки не было.

- Ну так что, спросишь или… будешь жаться здесь?

Она сглотнула, словно готовилась прыгнуть в пропасть и спросила. От напряжения её голос был каким-то писклявым.

- Мэйн, кто ты такой? Или… что ты такое?

Кажется, мой рот растянулся в очень нехорошей улыбке.

Глава 59

Что такое быть грязной? Что другие понимают под этим? Да и вообще, что они знают об этом?

Когда я была мелкой, мне в первый раз показали, какого быть взрослой, давать и брать. Мне было тогда всего-то одиннадцать. Неприятный опыт, хоть я, к счастью, его и не помню. Помню, что было мерзко, больно и страшно.

Маме повезло не так сильно, как мне, если такое можно назвать везением. Трахнули и отдали солдатам. А те звери, война только шла и здесь шли пусть и не ожесточённые, но довольно агрессивные войны. Именно в этот район посылали много героев из-за обилия оборотней, которые здесь концентрировались.

Поэтому не надо говорить, как пришлось ей, когда несколько сотен уставших солдат получили её и ещё нескольких баб как игрушки. Тогда я и видела её в последний раз. Меня же поимели, всё порвали, да и толкнули на дорогу, где меня подобрали…

Кто?

Герои! Вот так ирония судьбы. Подобрали, привели в город и вручили бате. Он не был идиотом, хотя иногда я именно так и считала. Понял, через что я прошла, особенно когда сидеть не могла, а ходила, только растопырив в разные стороны ноги, словно инвалидка (кто бы мог подумать, что такой способ перемещения я буду ещё не раз использовать).

Время шло, город рос и был… ну не самым прекрасным местом в стране. Особенно я это понимала, когда несколько раз меня изнасиловали путники, проходившие через город. В городе нашем изнасилования были такой же обыденностью, как и воровство с пьянками. Дальний город на границе, что с него взять? Стражи тогда было ещё меньше, чем гробовщиков.

Ну изнасиловали, ну и чёрт с ним. Женщины повздыхают, вернут юбку на место да пойдут дальше. Это было практически нормой в городе. К этой норме пришла и я, стараясь воспринимать это как телесный контакт, не принимая близко к сердцу. Наверное, каждая была изнасилована в то непростое время хоть раз.

Отец жил, мечтал, что сможет отомстить, строил планы, пытался отомстить путникам, что изнасиловали тогда меня.

Жизнь прекрасна!

В пятнадцать я поняла, что от этого можно получать удовольствие. Просто случайная встреча, просто интересный разговор, просто отвёл, просто нежно обнял и пошло дело. И я поняла, что не так уж это и плохо. Я вообще быстро привыкала ко всему. А когда этого не было… я поняла, что сама хочу этого. Ходила по подворотням и получала между булок, но естественно добровольно.

Вообще мне нравился секс, если меня не принуждали. Я ходила по барам и тавернам, искала партнёров на ночку, те меня кормили, поили и давали хорошенько размяться и развеяться. Что может быть приятней? Знал бы отец, какой была я блядью, удавился бы, наверное. Хотя кому меня судить то!? Сам он трахался налево и направо, может даже чаще чем я! Кто ещё блядь подзаборная, вопрос ну очень спорный. Я по крайней мере выбирала себе приличных партнёров, а не… пьяных бездомных бабок.

А в восемнадцать я поняла, какого это, держать в руках чужую жизнь.

Тогда надо мной надругался какой-то авантюрист. Он был очень неплох, я даже получила удовольствие. Если бы он просто предложил, то, наверное, ничего бы не случилось, но он предпочёл взять силой. За что, после ебли, когда натягивал штаны, получил камнем по голове. Испугавшись, что убила его, я утащила тело в какой-то подвал дома и связала, после чего… решила сама изнасиловать его.

Раздела, связала, и как он проснулся, выебала в задницу ручкой от его же топора. Боги, он плакал как ребёнок! Что за ничтожество! Я и то в мелком возрасте так не плакала от унижения и боли как он.

И знаете что? Мне понравилась его боль. Понравилось видеть, что в моих руках здоровье и жизнь человека. Он так забавно ругался, пока не почувствовал в жопе ручку. Сломался. И как он плакал ещё два дня, когда я возвращалась в тот подвал и проводила кое-какие опыты. А потом просто убила.

Игрушка была потеряна, плак-плак. Но вот новое изнасилование и новая игрушка!

Мужчины такие ничтожества! Просто поразительно, как они становятся из насильников жертвами. Вот насилует меня, а вот насилую его я. Как собой, так и продолговатыми предметами. Рыдал как ребёнок. Хорошо, когда появляется собственная ебабельная игрушка. Ещё веселее оказалось его шинковать прямо во время секса. Это было как-то неправильно и очень возбуждающе… Правда не долго он прожил после такого.

Время шло дальше, я трахалась в барах и попутно пытала засранцев, что нападали или пытались напасть на меня. Да и изнасилования стали просто сексом. А я продолжала совершенствоваться, перейдя уже к отрезанию ненужных частей тела.

А потом меня попыталась обворовать какая-то девчонка, молодая ещё, неопытная в таких делах, глупая.

Хлопала глазёнками, когда я прижала её, боже это так мило! Такая плачущая, молящая отпустить, клянущаяся, что так больше не будет. Боги, эта невинная девка, ступившая на такой грязный путь с голода была прекрасна. Тогда меня и потянуло на новое. Ведь девушка, в отличии от мужчин, пахла иначе, она была нежной, гладкой, трепещущей от моих касаний. Покрывалась такими маленькими мурашками, что невольно вызывала у меня смех.

Я опробовала очень много на ней. Я узнала многое о сексе с девушкой, заставляя её подчиниться, и пришла к выводу, что с девушками по-своему прекрасно. Её красное личико, её перепуганное дыхание. Было очень интересно рассматривать её со всех углов и сторон, открывая для себя что-то новенькое. Там потыкать, там открыть…

Правда, как и любая игрушка, она мне надоела, от чего пришлось от неё избавиться – а именно продать. Ведь она была не порчена мужиками, да и на лицо смазливой.

Так что я открыла для себя новую сторону мира. Потом отец умер, и я смогла перенять его бизнес, а заодно и получить место для своих игрищ. Были насильники, были грабители, каждый хотел получить от меня порцию ласки.

Дело в том, что я была одинокой. Рано или поздно в этом городе каждую да изнасилуют, но мне везло больше. Наверное, потому, что я не боялась ходить одна, провоцировать и искать беду, зная, что после этого будет игра. Я очень любвеобильная и широкая душа, мне не лень раздвинуть ноги, как и вам спустить штаны. Только вот расплачиваться вы будете… по-особенному.

Отец умер, так и мечтая о пустом плане мести. Я жила, просто мечтая, что вдруг там смогу убить графа. Убивала, пытала, насиловала, убивала. Это было весело! Попробовала в качестве пищи тех, кого сама убивала и надо сказать вкус был специфическим, но приятным. Так что иногда я баловалась таким блюдом.

Я довольно далеко продвинулась в выбивании нужной информации. Я очень терпеливая и усердная девушка! Даже звание получила. Так я тешилась и игралась с людьми, которые попадались мне в руки. А в моменты, когда было безрыбье, сама заманивала их. Открыла для себя совсем юную кровь, которую было приятно совращать и опускать в разврат. Другими словами, жила скромно и не высовывалась, занимаясь своим хобби.

И какова была моя радость, когда ко мне вошла аж ТРИ девушки! Правда одну я тут же вычеркнула, уж слишком от неё веяло опасностью, а вот с двумя я бы развлеклась. Особенно с той, что сиськи имела большие, а то такие бидононоски мне не попадались ещё. Сразу было видно, что пришли по мою голову.

Но… все мы иногда ошибаемся. Они выглядели как те, кто знает, чего хочет. Они говорили не очень убедительно, но выбора мне не оставили. Да и не жалела я о том, что смогла с ними прогуляться.

Да, потеряла таверну, но зачем она нужна, когда вокруг столько всего крутится!? Там попытать, там побегать на грани жизни и смерти через дерьмо, там совратить молодую кровь. И какого было моё удивление, когда я узнала о невинности этой особы. Так что показать ей мир под другим углом с новыми ощущениями было для меня в десяток раз приятнее.

Что я чувствовала рядом с ними? Ну… меня стукали иногда, заставляли подчиняться под угрозами, которым я вняла. Не хочется быть убитой, если честно. Но я и не собиралась их предавать уже с того момента, когда мы пошли пытать! Смысл идти против них, когда мне так хорошо!? Я видела, что они готовы действовать. Это была весело! Боже, как было забавно смотреть на выпученные глазки той свинки, когда спица протыкала его яйца. Я еле сдержалась от смеха!

Но это ушло на второй план, когда я почувствовала себя своей.

Да-да, пусть это звучит странно, но я чувствовала себя своей в этой группе. Всегда была одна, а тут верные боевые подруги, это так классно! Прямо как сёстры, которые тебя не бросят. Милашка Дара, которая была глупенькой и невинной. Как приятно было её совратить! Жаль, что не малолетка, но её вкус всё равно был свежим. И Мэйн… Невинная сискастая тушка, это так приятно было доставить им удовольствие и смотреть на их реакцию. Спать в обнимку в тепле где-то в лесу. Уютно как!

К тому же мне не надо было ничего решать, всё решала за меня Мэйн. Словно знала, что делать. Так что знай себе, что путешествуй и слушай её. Можно было ни о чём не волноваться, так как она всё решала.

Да, была чёрная полоса. Я вспомнила, что такое быть изнасилованной, что такое боль. Но я верила, что меня рано или поздно спасут. Так что просто терпела, пока через меня проходили эти ублюдки.

И меня спасли, правда…

Эм…

Мэйн… оказался парнем. Не то, что я против, но… он не удовлетворял моих вкусов. Не воин или гибкий лучник, а… а… больше похож на учёного. Или алхимика. Так что желания трахнуть отпадало сразу, как и возбуждение. Я знаю тех, кого такие заводят, но в их число не вхожу. Я ему так и сказала это.

Однако мы всё же были командой и это грело душу. Я знала, что могу довериться и что мою слегка тёмную натуру знают и принимают. Этот дрыщ вернулся за мной и продемонстрировал несколько… жутких фокусов. Тем самым лишний раз показав, что силой он как раз-таки не обделён. Так что я не сильно волновалась, зная, что меня всегда прикроют и спасут.

Конечно, потерять такое тело было грустно, но осталась Дара. Что касается Мэйн, то меня на него не тянуло от слова совсем.

Но вот мы его потеряли на неделю. Рыскали по всей длине реки, пытаясь отыскать нашего не сексапильного плывуна. Никто не собирался его бросать, ни я, ни Дара. Мэри не спрашивали, эта девка вызывала у меня раздражение и желание лишний раз сделать больно, что я и делала.

Однако, найдя его, я сразу спросила себя, а что я о нём знаю? Кто он вообще такой?

До этого меня такие вопросы не волновали, потому что он был адекватным. Но прошла неделя, он явился весь целый, что в принципе невозможно, что-то бурчит под нос, смотрит в стороны, словно кого-то видит.

Мэри предположила, что его выебали в задницу бритоногие медведи и его ранимая душа то ли теперь страдает без их ласк, то ли наоборот, страдает от того, что через его задницу прошло. Но он сам говорил, что может перевоплотиться в ту тварь в любую секунду, от чего такой вариант частично отпадает.

А потом мы пришли в деревню. Запах смерти витал в воздухе. Совпадение? Или Мэйн наведывался сюда? Если конечно у него были на это причины, то ладно… я и сама не против поделать людям больно, но а если просто так?

А с Бабушкой? Нас отпустили, а он… перебил всех. Стал неуправляемым, безумным, жутким. Я думала, что Мэйн убьёт и нас, потому что он даже выглядел как другой человек.

И опять странности: Дара приказывала ему, словно имела какую-то силу типа рабской печати. Тогда… почему она на него не действовала? Кто он вообще такой и почему Дара с ним?

Эти вопросы кружились у меня в голове.

До тех пор, пока он меня не поимел.

Кажется, за много лет мне не было на душе ещё так противно. Да, меня силой не ломали; да, не рвали задницу; не били. Но дали понять, что возьмут, если не дамся добровольно. Я словно из соратницы стала вещью. Меня практически изнасиловали и не кто-то, а тот, кому я доверяла. От этого вдвойне больно … как бы от такой, как я, это странно не звучало. А теперь моего мнения не спрашивают, раздвинь ноги и всё.

Конечно, такую как я это не сломает, но осадочек остался. Даже для такой мрази как я это неприятно.

А сейчас я думала меня вообще убьют. И за что? За фразу? За неаккуратное слово? После всего того, что мы прошли? Да, сменились с сестёр на сестёр и брата, но… Болт в голову за простое глупое слово? Словно я уже и не часть команды?

Кто он? Словно сорвавшийся с цепи человек, который получил волю и Дара, пытаясь приказать ему, лишь толкает меня к этой теории. Словно она утратила власть и теперь перед нами во всей красе предстаёт сам Мэйн. А может его и не так зовут. Мне плевать, пусть трахает меня, но… я чувствую себя преданной. Поэтому я хочу всю правду.

Всю дорогу мы негромко переговаривались, хотя той обстановки, что была раньше уже не было. Мэйн, так вообще вёл себя странно и немного жутко. Часто моргал, взгляд бегал, иногда он вздрагивал, хотя причин на это нет. Я не говорю о том, что он иногда что-то бормочет про себя, но что именно не слышно.

В какой-то момент он вообще схватился за меч, словно кого-то увидел, но потом успокоился. А другие, Дара и Мэри, которые были скрытниками, ничего так и не заметили. Но они бы точно заметили врага. Мне было слегка не по себе, когда он шёл за мной. Словно специально так встал, чтоб воткнуть мне между лопаток меч. Я уж точно помирать не хочу.

Вообще, его поведение меняется очень странно. После того как Мэйн поимел меня, он стал спокойнее что ли, словно дорвался, но… уже в дороге его вновь стало пробирать, пока он не шырнулся. Жаль только, что после того, как прострелил мне ногу. Хотя могло быть и хуже. Мне казалось, что ещё немного и стрела будет торчать у меня из глаза. Совершенно безумным взглядом смотрел он на меня, после чего с трудом смог взять себя в руки.

Может что-то произошло за те шесть дней? Что-то не совсем хорошее и он тронулся умом?

Раньше я не замечала, чтоб он пил и принимал наркотики. К тому же, не хочется признавать, но под наркотиками он стал более-менее собой. Спокойный, правда слишком заторможённый.

Он перевязал мне ногу, аккуратно, я бы даже сказала, нежно, но… Всем неспокойно. И мне, и Даре, и Мэри. Мы уж не дуры, видим, что он не в себе. Или был всегда таким, но только сейчас показал своё лицо…

Хотя с приёмом наркотиков он точно успокоился и у меня возникла мысль подмешивать ему их, чтоб он не буянил. А то не сильно хочется становиться его личной шлюшкой, которая будет раздвигать ножки по первому требованию. Не то, что для меня это впервой, нет, привыкла уже, но… мы же команда. Если ему так нужно, попросил бы, а не заставлял.

- Готово… - отряхнул он руки, перебинтовав довольно профессионально ногу.

- Ага, спасибо конечно… но было бы неплохо, если бы ты не стрелял в меня больше, - сказала я в шутку.

- Не провоци-и-и-ируй… больше… - как-то странно растянул он слова, словно уже поплыл. Его зрачки были расширены настолько, что даже от сюда я это видела. Кажется, мальчик пошёл по стране розовых снов.

Он встал, слегка покачиваясь, и побрёл в сторону ближайших кустов.

- Ты куда? – спросила Дара, уже порываясь встать, но я ухватила её за одежду.

- Умыться… надо… - невнятно промямлил он. – А то чот… несёт нехило.

Мы втроём вздохнули с облегчением. Казалось, что с ним ушла и эта безумная аура. Более того, меня успокаивало то, что теперь он где-то там. А то чего доброго станет тварью и реально трахнет меня. Я абсолютно за новые ощущения и техники, но при условии, что меня не будут травмировать и мучить. Вот самой – да. Порезала бы кого-нибудь сейчас… кого-нибудь миленького, хорошенького, маленького.

Взгляд сам собой упал на Мэри.

Та, словно почувствовав, посмотрела на меня. Да, ей почему-то мне хочется сделать больно. Ну вот не знаю, почему. Просто смотришь на неё и прямо хочется сдавить её пальчики, чтоб они захрустели, вывернуть ручку, надругаться, довести до слёз… Но нельзя, мы команда. К тому же сейчас, боюсь, его реакция может оказаться куда более бурной на мои действия, чем раньше.

Да и вообще, отошлю я её ка подальше, нам поговорить с Дарочкой надо.

- Мэри, иди и проследи, чтоб он никуда там не делся. А то в таком состоянии ещё утонет в реке.

В этот момент мы все услышали истерический смех, который ну никак не мог принадлежать нормальному человеку. У меня от него мурашки пробежали по телу. Да и Мэри с Дарой сжались, почувствовав себя явно некомфортно. А ведь это ещё день, светло.

- А может… тут его подождём, - глянула на меня Мэри.

- Детка, или я тебя изнасилую бутылкой, после чего сломаю твои пальчики, или ты идёшь и смотришь, чтоб Мэйн там ничего не учудил, - улыбнулась я ласково.

Мэри слегка пробрало, и она молча юркнула в кусты за нашим «мужчиной». Пусть ещё спасибо скажет, что я её не покарала за то, что воронку в задницу мне воткнула, так ещё и без смазки. Ну да ладно.

Я повернулась к Даре.

- Дара, милая, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Глава 60

Мне кажется, я понимаю, почему он её зовёт дурой. Она действительно делает иногда глупые вещи и не догоняет простых истин. Интересно, что он успел с ней пережить до того, как встретил меня?

Я не имела удовольствия разговаривать о прошлом Дары и того, что её связывает с Мэйн, но кажется пришло время лезть в чужие дела. Иначе может оказаться, что в следующий раз меня не просто трахнут, а ещё и придушат за просто так. Я спокойно отношусь к убийствам и смертям, если это никак не связано со мной.

- Лиа? – хлопнула она глазками, строя из себя дурочку, только на этот раз специально.

И кого ты пытаешься обмануть? Я же также из себя дурочку строила, когда людей заманивала в свои подвалы. Поэтому я вижу неискренность, дурочка.

- Дарочка, детка, ты прекрасно понимаешь, что я имею ввиду, - сказала я сладко, подползая к ней на четвереньках.

Она спокойно смотрела на меня, однако реакция на моё приближение и на определённые интонации моего голоса у неё появлялись практически сразу. Дышит чуть чаще, губки облизывает, глазки стыдливо бегают, пальчиками одёжку перебирает. Покраснела вся. Могу сказать, что покраснели у неё не только щёчки. Какая… грязная девочка.

Вообще, я поняла, что многие люди уже привыкают к чему-нибудь и на что-нибудь реагировать. Я успела проделать несколько интересных опытов над теми несчастными, что имели глупость прыгнуть ко мне в объятия. Они все привыкали к множеству звуков и движений. Одни возбуждались, когда я говорила грубости, так как привыкли, что после этого всегда было приятно. Другие чуть ли не плакали, когда я их кормила и разговаривала ласково, так как потом от них отрезались кусочки.

И множество реакций было ещё до того, как я начинала себя так вести или говорить. Лёгкое движение, лёгкий вздох и они словно слышали музыку, под которую нужно танцевать так или иначе. Вот, например, одна девчушка-ворушка на мои дёрганые движения обычно сразу текла ещё до того, как сама понимала это. Ведь мы с ней так хорошо проводили время. Или начинала ёрзать, когда я двигалась плавно, так как после этого ей наглядно показывали, что организм иногда можно очень сильно растянуть.

И Дара… такая же. Ещё сама не понимает, а уже мокренькая везде, где только можно.

- Ну же, сама скажешь или мне… достать из тебя это? – я сделала характерные движения пальцами, от чего она заморгала, поняв, что будет.

- Я… я не понимаю, о чём ты. Мы просто путешествием вместе! Вот как с тобой.

- Врёшь же, негодная девчонка. Хочешь, чтоб я спросила иначе?

- Нет, - пискнула она.

- Вижу, что хочешь.

Какая же она… ненасытная. Словно дорвалась наконец до сладкого. С ней очень интересно проводить время наедине. Схватывает всё на лету и в отличии от некоторых не только получает ласки, но и сама может поласкать. Пошленькая душонка в теле невинной на вид девушки.

- Итак… - моя рука коснулась её шеи, пока вторая, не встречая сопротивления, пробиралась к ней в штаны. – Кто такой этот Мэйн?

- Он… партнёр… мой, - вздохнула она, когда я почти добралась рукой до места.

- Партнёр говоришь? Тогда… почему партнёру ты приказывала так, словно он твой раб?

- Я не… - она вздрогнула всем телом. Ого, да ты уже готова трудиться… девочка, тебе бы мужика.

Я придавила её к земле, продолжая аккуратно играть с ней.

- Ты-то знаешь, что он не самый обычный человек. Я бы назвала его чем-то типа оборотня, раз он умеет превращаться в такое.

- Я сама… удивилась, - выдохнула Дара. – Я не знала о том, что он на подобное способен.

- Значит ты знаешь, какие у него звания?

- Нету… званий… Лиа, хватит, я сейчас… я… перестань!

Забавная реакция. Довести до точки и… отпустить. Довести до точки и… отпустить. Её прямо судорогой сводит.

- Нет уж, хочешь конфетку, ответь на вопросы. Мне не хочется получить меч в череп или стрелу в глаз. Он слишком странно себя ведёт, в чём проблема, ты потеряла контроль над ним?

- Да! Ой, нет! Я имела ввиду… Стой! Ой Лиа… Стой, ост… хватит!

Она уцепилась своими ручками в мою грудь. Ну да, она всем нравится.

Значит потеряла контроль? Всё-таки он у тебя на поводке… Ха, а выглядит наоборот! Видимо даже с поводком у вас обозначился лидер. Или же он просто обладает подобным? Вон, город он жёг вполне бодро, не задумываясь о жертвах. Словно имел уже опыт. Интересный опыт…

Ухуху… внешность так себе, но вот что он ещё умеет? Довольно интересная личность вырисовывается. Возможно даже душеньки то наши рядом лежат.

- Давай же, Дара, ты же хочешь… конфетку? – я наклонилась к ней так, что могла почувствовать её тоненькое и горяченькое дыхание. – Ты же знаешь, что я могу иногда делать очень приятно?

Она судорожно кивнула.

- А я могу тебя радовать и радовать. Ну же, скажи мне, кто он.

- Я… я не могу! А вдруг он убьёт меня?

Убьёт? Так, что-то я запуталась. Она же под контролем его держит. Если даже неполный контроль, коряво наложенный как на Мэри, то он всё равно есть. Можно ограничить даже таким.

- С чего ты взяла?

- Он… он же не слушается меня. Ты сама видишь, что он теперь сам не свой. А вдруг на…

И тут же плотно сжала губы. Ну же, ты почти сказала. Я шевельнула пальчиками, и она начала выгибаться.

- Ну же, Дара, детка, кто он такой? – спросила я, заставляя её гулять на границе наслаждения.

- Может меня об этом спросишь? – раздался тягучий, но при этом жутковатый голос из кустов…

Я нехотя посмотрела в его сторону. Вот же… Слышал меня. И Мэри, сучка, стоит с виноватым видом. Удержать там ещё немного? Тебе уже восемнадцать! Не могла отсосать ему!?

Он сделал шаг в мою сторону, а я, в свою очередь, быстро встала на ноги, готовая юркнуть в кусты, если ему захочется сделать во мне ещё одну дырку. Да вот только успею ли? Уже который раз он вроде и выглядит как какой-то дрыщ, а потом вытворяет такое, что на голове волосы шевелятся. Сейчас быть выебанной не так уж и плохо, если учесть, что останешься целой.

- Ну так что, спросишь или… будешь жаться здесь? – спокойно спросил он, склонив голову в бок.

Спросить? Ну ладно, спрошу, раз ты так хочешь.

- Мэйн, кто ты такой? Или… что ты такое? – последнее как-то само собой вырвалось.

В ответ он улыбнулся жуткой улыбкой от уха до уха. Это не тот человек, что был. Или же под влиянием чего-то. Дара не боялась его до этого, я точно знаю, а теперь боится. Вон, села, даже не смотрит на него, голову в коленях спрятала. А его руки уже тянутся к мечу…

- Я ничего ей не сказала! – пискнула она, словно нашкодивший ребёнок.

- Да я это понял. Тебе вообще в последнюю очередь надо, чтоб другие знали.

Дара с видимым облегчением от того, что её оправдали, вздохнула.

Мэйн в последнее время слишком часто тянется к мечу.

- Что я такое? Звучит так, словно я какой-то монстр.

- Но в него ты точно превращаешься.

- Ой, да ладно тебе…

- Именно поэтому ты так вцепился в меч?

Он слегка выгнул бровь, после чего посмотрел на свою руку, словно в первый раз её видел, после чего вздохнул и отпустил рукоять.

- Хочешь знать, кто я? Ну ладно… Тогда я свяжу тебя перед этим, идёт?

И опять эта жуткая улыбочка. Она возбуждает… Умеет же произвести хорошее впечатление, когда хочет. Но пока речь о другом.

- Связать? Зачем?

- Ты же мне веришь?

- После такой улыбки… как-то не очень, - улыбнулась я, стараясь держаться спокойно. Хотя по сути мне хотелось сжаться и забиться куда-нибудь, чтоб меня не нашли.

Какой-то он жуткий. Страдает тяжёлой болезнью недотрахуса?

И всё же, он хочет меня связать. Игра в доверие? Я могу спокойно попытаться уложить его и даже убить, пока он не превратился, по ловкость он точно ниже меня. Но… если на это и расчёт? Если он этого хочет? Или же даёт выбор? Мне нравится наша группа, но сделаю я что-то не то и всё, пока Лианора. Вот же… привязалась к ним… Беда-беда.

Но с ними так интересно, они похожи на меня и мне удаётся иногда… поиграть. Так что…

- Ладно, хорошо, связывай меня, - повернулась я спиной.

- Дара.

Я почувствовала, как её пальцы сплетают не самые простые узлы. Она не та тёмная личность, которую Мэйн избил, но тоже умеет что-то.

- По ногам?

- Да, чтоб не сбежала.

Вот так меня связали. Это уже во второй раз, когда это происходит. Не везёт мне…

- Ну так, ты ска…

Меня небрежно толкнули на землю. И ещё спиной то ударилась об камень! Больно…

Я аккуратно перекатилась на удобную позицию и посмотрела на него.

- Я связана.

- Я заметил. Ладно, давайте кушать.

- Эй, а сказать!? – возмутилась я.

- Про это уговора не было. Скажи спасибо, что я из тебя ужин не сделал.

Обманщик. Долбаный скользкий червяк. Я бы с удовольствием тебе бы поотрезала все выступающие части тела. Уёбок.

После этого они сели и начали ужинать без меня. Нет, я кушать не очень хочу, просто… немного это обидно. Хочу кого-нибудь попытать после такого. Например… Мэри! Добраться до неё… пальчиками её похрустеть, попку разработать, огоньком подпалить…

Эти мысли принесли мне душевное спокойствие. Чуть позже ко мне подошла Дара и покормила, пока Мэйн… Блин, вообще спать готовится.

- Эй, так ты расскажешь, голубчик или нет?

- Я искренне подумаю, только не капай на мозги, договорились? Дай поспать.

- О! А давай я составлю тебе компанию, а ты мне расскажешь?

- Ты мне и так составишь компанию, если мне захочется, - ответил он, и не сильно заморачиваясь бросил вещи около костра, после чего лёг там же.

Вот это… было обидно. Словно вещь. Нет, будь чужой человек, то плевать, но мы команда же… нет? Или я слишком близко к сердцу это восприняла? Когда я вообще успела стать такой тряпкой, которую тянет к людям? Раньше мне хватало общения в подвале с теми, кто попадался мне под нож. А сейчас вдруг команда, сёстры… обида… Это неприятно. И вряд ли он понимает это; вроде и мозг имеет, но в тоже время тупой как пробка.

Несмотря на то, что Мэйн лёг спать, девчонки продолжали сидеть и трещать о своём. А именно, о прошлом Мэри, как она здесь оказалась, кем были её родители, от куда приехали и как она попала в руки Мэйну.

Хочу сказать, что ей просто не повезло. Я вообще заметила за пареньком то, что он просто использует всё и вся ради цели. Сжечь город? Пожалуйста. Положить стражу? Да как угодно. Вырезать деревню? (я уже уверенна, что это его рук дело) Вообще не вопрос. Да, я пытала людей, которые делали мне больно. Насильники, воры и прочие, но не трогала обычный люд. У него же вообще нет границ.

Он словно валун всех давит.

Когда начало темнеть, мы разделили дежурство. Я, потом Дара и под конец Мэри. Парня мы решили вообще не трогать, а то на утро ещё все лишней дыркой на шее очнёмся или чувством порванной задницы.

Меня никто так и не рискнул распутать, боясь, что на их голову свалится кара не совсем адекватного Мэйна.

Договорившись, что в случае чего я толкаю Дару, мы легли спать.

Ночь медленно опускалась на лес. Люблю лес. Некоторые не любят, так как он полон шорохов, теней и прочего, но мне нравится. Не знаю, просто он такой тёмный… как и я внутри. И пока я следила за местностью и радовалась темноте, с меня медленно начали стягивать штаны. Маленькие и нежные ручки Дары. Маленькая извращенка.

Очень скоро между моих ног была её щёлоковая голова и её язычок начал своё путешествие по моим сокровенным местам. Не слишком умело, но больше удовольствия доставляло, что делает такая милашка. Приятно осознавать, что я сделала из правильной недотроги такую грязную девчонку.

Иногда она слишком сильно и неаккуратно проводила своим язычком, заставляя меня вздрагивать. Ей ещё учиться и учиться. Быстрее, медленнее, везде, где только можно… Иногда пальчиками поможет, погладит, губами пощиплет и вновь язычком.

Это было классно. Я бы вскрикнула, но боюсь, что Мэйн с перепугу нарубит нас. Хотелось бы схватить её за голову и ткнуть туда носом, как делала до этого, но увы, связана. Поэтому ограничилась дрожью. Как расслабляюще.

- Это типа «прости»? – выдохнула я с трудом.

- Он не хочет говорить, но я считаю, что он не прав, - тихо сказала Дара.

- Если считаешь, что лучше не стоит, то и не говори. Нам ещё его буянящего не хватало. Поубивает же.

- Но мы … команда, верно? – тихо спросила она. - Мы должны доверять друг другу, иначе… мы станем просто врагами. А недоверие поражает страх и ненависть.

Вот наивная дурочка, верящая в светлое будущее. Будь я слегка другой, будь все слегка другими, и эта логика довела бы её до могилы. Однако я хочу того же, как это не странно. Иногда просто хочется быть не одной.

- Ну Мэйн так и делает. В его взгляде я вижу только то, что он не верит нам. Опасается, готов в любую секунду дать отпор, словно мы и не вместе.Конечно, я не ромашка-добряшка, но…

Дара перелезла через мои ноги и поцеловала меня в губы. С язычком! Ух, а ты ещё та засранка, мужика бы тебе…

- Я схожу с ума, - пробормотала Дара, закончив поцелуй. Мне кажется или она плачет? – Я… устала от всего этого. Устала от смертей, от трупов. Я знала, что этим всё закончится, но не в таких же количествах. Я дура и трусиха, толкнула его на этот путь и теперь сама жалею об этом. Он предупреждал, что весь путь будет залит кровью, но… я схожу с ума?

- У нас уже есть один, - тихо ответила я. – Не нужна нам вторая.

- Я целуюсь и сплю с женщинами, пью, участвую в массовых убийствах. Я словно в пучину упала, от куда нет выхода.

- Выход есть, - ответила я. - Он будет, когда ты спасёшь сестру. Вы уедите и забудете всё. А всё остальное… это грязно и неправильно, если только ты так считаешь. Не вижу ничего плохого целоваться с девушкой.

Она молчала, вытирая слёзы о моё плечо, после чего продолжила.

- Он был мёртв. Я воскресила его несколько недель назад.

Э? Мэйн нежить!? Вот тут меня пробрало. Все знают нежить как тварей, что ненавидят живое. А тут нечто подобное лежит рядом.

- Он… был… мёртвым, но я вернула его к жизни, сделать из нежити человека. Не совсем удачно и вместо парня он стал девушкой. Он был спокойным и довольно рассудительным. Я чувствовала какое-то спокойствие рядом с ним, знала, что найдёт выход. Но сейчас мне страшно. Он плохо реагирует на приказы, он пугает своими действиями. Он словно… озверел. Я знаю, что это он устроил бойню в деревне. Если верить тому, что я слышала из историй – устроить резню для него плёвое дело.

- Но… если ты его воскресила, то сколько он был мёртв?

- Двадцать лет.

- И… кем был он? – не нравится мне это. Она словно плывёт против течения, отвечая на вопросы.

- Он… он был антигероем, - нехотя пробормотала она, словно боялась, что Мэйн услышит.

Сказанное не сразу усвоилось в моей голове. Потому что я знаю только одного антигероя. И такое громкое заявление - словно шишки на голову в поле.

- Это…

- Тот, что был двадцать лет.

Я не знаю, что думать. В голове просто пусто. Что я могу вообще сказать? Если только «Вау». Хотя чего думать? Рядом спит чудовище, которое разрушило два города и целую деревню положив немало героев и солдат! Боги, да за то, что я сказала, он же сожрёт меня, глазом не моргнув!

Мне стало душно, мне стало страшно. Мне хотелось кричать. Куда я полезла… Зачем я вообще его провоцировала?

- Я хотела сильного союзника, думала он был сильным. Но его сила была в другом. В том…

- Чтобы сеять хаос и разрушения по всему миру, - закончила я за неё, но скорее уже для себя.

Мой взгляд скользнул на парня. Такой хлипкий и странный, однако с чем-то нехорошим внутри. Появилось противоестественное желание убить его. Убить скорее, чтоб он не убил нас. Но… вопрос ещё, кто кого убьёт. Нельзя первой начинать это. Иначе перевариваться мне в желудке той твари, в которую он превращается.

- Я боюсь его. Особенно сейчас. А что, если он сейчас и есть тот, кем был до этого? Что, если он получил свою силу обратно? И сейчас его даже рабская печать не удержит? Я просто не знаю, что думать.

Я чувствовала страх Дары. Да и самой мне становилось страшно. Я многое слышала об антигерое. О его силе, о его возможностях. Я даже игралась с собой, представляя, как меня берёт этот антигерой силой. Однако реальность оказалось куда более… необычной.

И что, если под таким хиленьким тельцем кроется жуткая сила, которая может всё разрушить? Ведь этого не проверить и не узнать. Об антигерое ходило много слухов и историй и все они… обнадёживающие. Поверить сейчас, что антигерой – обычный человек… Блин, бред же! Это тоже самое, что сказать: героев нет, а боги – обычные люди! Антигерой был чудовищем и это всем известно. Ему плевать на людей и на сопутствующие жертвы. Город тому подтверждение.

- А его уровень?

- Был пятнадцатым. Но… многое в нём не то. Он мог и вырасти с того момента, а мог изначально как-нибудь изменить, чтоб уменьшить. А ещё то, что он перевоплощается, этого не было.

Получил потом способность? Возможно, но скорее всего имел в прошлом. Говорили же, как он превратился в тварь скверны и перебил не один десяток человек, включая героев. Тот город после него вымер. И сейчас вот он опять превращается в тварь скверны. Значит что-то типа второй сущности?

А уровень… ну он не попал тогда кулаком по мне, но мог просто притворяться. А может ему и не требуется это, когда он может руками рвать всех тварью. Но есть только один способ выяснить, что он за… существо.

- Я знаю, что делать, - сказала я.

- Что?

- Я… поговорю с ним. Возможно он стал таким из-за того, что произошло за шесть дней, пока он был один. Возможно сможем понять, с чего он стал таким… дёрганым.

- А если он и есть такой?

- То тогда хуже не будет, - ответила я, и Дара прижалась ко мне.

Такое ощущение, что я собираюсь потыкать веткой в дракона.

Глава 61

Антигерой, накачанный рельефный воин, может волосатый, а может и нет, но обязательно в шрамах и с огромным хуем, которым он трахал своих рабынь и заложниц. Его верные спутники и спутницы. Способный порвать героя голыми руками и один выступить против целого города. Он должен был быть воплощением зла.

Реальность куда более прозаичная. Худощавый паренёк, больше похожий на библиотекаря, который своим видом вызывает угрозы столько же, сколько и ромашка в поле. Он уж точно у женщин стойкого желания наброситься на шею не вызывает, как не вызывает и чувства угрозы. Ему бы ещё очки…

И всё же именно это, как теперь мне кажется, и является самым страшным. Он словно зараза, словно эпидемия просачивается и уничтожает всё. Разрушить город своими руками? Пф-ф-ф… Да он просто спалит его с жителями! Освободить рабов? Ну тогда он просто сожрёт всех, чтоб свидетелей не осталось. Отдать своего раба? Зачем, если можно убить тех, кто его забирает.

Да, он не страшен. Но именно то, что мы не чувствуем от него опасности, делает его более смертоносным. И он не стесняется идти по трупам, не стесняется убивать и вообще сам себе на уме.

Это… возбуждает. Опасность вызывает у меня желание попробовать её на вкус. Если это меня не убьёт. А убить то он может. Да и быть снова использованной не хочется, хотя теперь, если только этим и обойдётся, можно будет вздохнуть с облегчением.

Встали мы под утро. Дара так и уснула на мне, уткнувшись в мои сиськи. Хорошая девчонка, хоть и дура, в этом Мэйн прав. Нельзя верить, нельзя привязываться, нельзя думать о других, выступая на такую авантюру. Но мы все люди и у всех есть слабости.

Ну к Мэйну это не относится, он на своей волне, ему не впервой убивать десяток другой человек.

Все вставали медленно, и я поспешила толкнуть Дару, поднимая её с меня. Только вот Мэйн не спешил просыпаться. Может умер? Хотя глупая надежда, такие не дохнут. Зло вообще очень живучее.

Мэри подошла к нему и аккуратно потрясла за плечо.

Мэйн медленно поднялся и оглянулся, словно пытаясь понять, где он. Его рука тут же легла на меч. Взгляд забегал и остановился на дереве, не знаю, что он там увидел, но с него взгляд переместился на меня. Внимательный и нехороший. Потом Мэйн посмотрел на Дару… Которая тут же спалилась, отвернувшись и покраснев, и вновь на меня. Понял, он всё понял.

- Дара, Мэри, идите там… воды наберите или ещё чего…

- Но у нас есть вода… - начала была Дара.

- ПИЗДУЙТЕ НАХУЙ, ПОКА Я ВАС НЕ ПОЗВАЛ, ТВАРИ! – гаркнул он неожиданно, заставив нас троих вздрогнуть. И если Мэри ещё не знает, с кем свела её судьба, то вот мне стало страшно.

Перед смертью хочу потрахаться, только ласково и нежно.

Две девчонки юркнули в кусты, спасая свои плоские задницы от неоправданного гнева и на поляне остались только мы.

Мэйн посмотрел на меня. Иногда его голова едва заметно дёргалась, глаза моргали так, словно ему туда что-то попало. Лицо искажалось разными гримасами, словно он не мог подобрать нужную для этой ситуации. И всё же его взгляд буквально сверлил меня, словно пытался что-то нащупать. Нащупать так же, как нащупали и вытащили его пальцы меч. Которым теперь Мэйн им угрожающе покачивал.

- Значит Дара рассказала, - сказал он тихо. Видимо спрашивать он не видел смысла.

- Да.

- И? Что думаешь по этому поводу?

- Ну… мне с тобой теперь жутковато, - честно призналась я.

Он зашагал ко мне, и я невольно выпрямилась. Уж как-то подозрительно кончик меча смотрел на меня.

- Слушай, мы же можем решить вопрос иначе, верно? – попыталась откупиться я. - Как тогда на втором этаже, не обязательно применять насилие.

Да-да, я вот такая я шлюха, как до жизни дошла речь, так торгую собой. Ну уж извините, жизнь дороже.

- Всегда ненавидел шлюх, - улыбнулся он. Его лицо сейчас было каким-то неправильным. Не тем, что было раньше, словно передо мной был другой человек.

- Погоди-погоди-погоди! Мы же вроде неплохо уживались, - уже паниковала я, выговаривая всё скороговоркой. – И я тебя не трогала, и ты меня… Погоди!

Он остановился прямо передо мной.

- Шлюхи должны сдохнуть, - пробормотал он, скалясь как больной ублюдок в подворотне, пытая детей.

- Да за что!? Чем я тебе не угодила!?

- Я тебе не верю, - оскалился он ещё сильнее.

- Но… мы можем решить вопрос иначе. Поговорить или…

- Твоей тушкой? Если надо он и так возьмёт.

- Но… Стой, кто, он? – выпалила я до того, как мне выпустили кишки.

Мэйн замер. Просто замер, словно замёрз на месте. Секунду другую стоял, после чего покосился на меч в руке. Вздохнул, задрал голову к верху и пробормотал:

- Крыша едет у меня, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла. Боже, когда же этот пиздец закончится…

Мэйн откинул меч к моему огромнейшему облегчению и радости. Честно говоря, меня так сильно за задницу хватают впервые. Ещё бы немного, и мне бы кишки выпустили. Чем не веселье? И воздух теперь кажется слаще.

Подойдя к одной из сумок, он выудил бутылку спиртовухи и сразу жахнул оттуда, после чего вернулся ко мне.

- Допизделась? – присел он рядом на корточки.

- Я молчу, - поспешила я заверить его.

- А пиздела… - Мэйн потёр виски. – Чтож за пиздос… И почему вы такие тупые… Ну и? Знаешь, что я антигерой, что дальше? Зачем тебе это нужно было?

- Ну… я просто думала… - сказать правду или отговориться? Скажу правду, а то вдруг ложь ещё чувствует. – Ты странно себя ведёшь. И тогда, когда меня заставил… мне было обидно. Ты изменился, вот я и подумала, кто ты и что происходит. Меня твой поведение пугает и хочется знать, что ещё мне ждать. Не хочу… проснуться с перерезанным горлом.

Мэйн задумчиво посмотрел на меня, потом протянул руку и ухватился за грудь и начал ритмично её сжимать. А мне то что, не жалко. Главное, что кишки не выколупывает из меня.

Он разминал свою руку на протяжении минуты прежде чем вновь нарушил тишину.

- Это… ты прости, что я тебя тогда… заставил. Просто мне необходимо было слегка расслабиться и… короче, ты была… ближе всех. Короче прости, - он похлопал меня по голове, словно маленького ребёнка.

Честно говоря, было странно слышать извинения от того, кто только и делает, что убивает всё и вся. И всё же, хотя бы на мгновение я смогла выдохнуть спокойно. Вроде как кризис немного отступил и надо мной теперь не висит топор палача. Значит можно продолжить разговор, так?

- Мэйн… получается, ты антигерой. И это ты разрушил двадцать лет назад те города? – не удержалась я и спросила.

- Ну да, было дело, - почесал он затылок.

Было дело? Это так звучит, словно случайно по пути ногой задел и разрушил. То есть тебя вообще не трогает, что погибли тысячи? Хотя кого я спрашиваю, он же антигерой; тот, кто поднял восстание.

- А что случилось, когда нас не было? Мы тогда потеряли тебя на шесть дней, и ты вернулся другим.

Он внимательно посмотрел на меня, но уже своим нормальным взглядом, без этого безумия и странной мимики, после чего подошёл и развязал узел на руках.

Вот так просто.

- Скажем так, мне досталось. Досталось… неслабо.

- Ты сошёл с ума? – брякнула я до того, как сообразила, что вообще несу.

Он покосился на меня и вздохнул.

- Да, я сошёл с ума. Вижу людей, которых не существует, слышу голоса, которые шепчут и от которых нет покоя. Цифры в голове, подстрекающие фигуры. Вот сейчас она, - он указал на дерево пальцем, - говорит, чтоб я тебе ничего не рассказывал. Говорит, что надо тебя убить. А он, - Мэйн указал на другое дерево, - говорит, что ты меня точно убьёшь и надо сделать это первым.

Он схватился за голову и помассировал виски. Он ходил из стороны в сторону, словно отсчитывал шаги.

- Эти голоса сводят с ума. Я и так тебе несильно доверяю, но они… Это всё из-за того, что едет крыша: паранойя, необъяснимые страхи, агрессия… Тогда я выстрелил тебе в ногу… не случайно, конечно, но и не специально. Просто словно мой взгляд поменялся на секунду на тот, что нашёптывают эти голоса. Типа ты враг. И… вот. Но иногда я полностью теряю контроль над собой. Тело орудует само по себе. Тогда в доме… я отключился, а очнулся уже когда вокруг были одни трупы. Но я видел это… только словно со стороны. Как сейчас.

- Но… там в деревне…

Он посмотрел на меня, потом посмотрел на лес. Минуту стоял, куда-то всматриваясь, словно задумавшись. Когда он снова обернулся, то я впала в ступор.

У него из глаз текли слёзы.

Вот так просто. Антигерой, убийца тысяч плачет. Словно маленький мальчик…Я в шоке. Теперь то я всё видела. Мне нравится смотреть на слёзы людей, мне нравится видеть их боль. Но не боль команды, к которой я чувствую привязанность. И не на боль того, кто может меня убить. Особенно того, кто может меня убить, потому, что вдруг ему поднимет настроение моя смерть? С Мэйном я вообще подобному не удивлюсь.

Может его принуждение было лишь последствием такого состояния? Попыткой найти успокоение? Я мягкая, во мне и на мне можно найти успокоение. Вон, Дара не жалуется.

Вообще, забавная ситуация, передо мной плачет мальчишка. Первый раз вижу мужчину, что плачет передо мной и готов раскрыть некоторые тайны. Это интересно. Очень интересно.

- Ты можешь выговориться, - поманила я его рукой. – Я не злюсь за тот случай. Честно. У тебя едет крыша, ты пытаешься найти успокоение у женщины. Я всё понимаю.

Я говорила как можно тише и ласковей, так как не хотелось его спугнуть… и потом почувствовать на себе, каково получать мечом по голове.

Он сделал глубокий вдох, раздумывая над моим предложением. А я ждала. Сейчас он или согласится, или уберёт ненужного свидетеля мимолётной слабости. Но кажется, сегодня был мой счастливый день – Мэйн с убитым видом подошёл и сел рядом. Ну а я прижала его голову к сиськам. Не сильно то он и сопротивлялся. Ничего не лечит лучше, чем чужое тепло. Могу сказать это по своему опыту.

- Меня выловили лесные жители… - начал он.

Чем дальше шёл рассказ, тем более безэмоциональным становился Мэйн.

Честно, я не понимала, как можно свихнуться, до того момента, когда он дошёл до темницы.

Ну… Это было довольно жёстко. Даже для меня. Нет, я бы так же попытала с удовольствием, но самой через такое пройти… извольте. Да и не подвергала я таким увечьям своих жертв. Всё-таки должна быть граница. Но её не было у того чудика.

С его слов, Мэйн провёл там шесть дней, прежде чем смог наконец вырваться. Почему не раньше? Он не сказал, а я не спрашивала. Но одно то, что он не сломался и сохранил свой рассудок хотя бы в таком состоянии после всего этого, уже говорит о многом. Какого приходится, когда тебе методично ломают пальцы, и не сразу, а предварительно попугав? Как ломают суставы и кормят собственной плотью? Отрезают щёки, нос, уши… медленно, мучительно. Ломают все части тела, заливая разум болью. Я знаю, что такое боль и могу сказать, насколько трудно держаться.

Тут бы любой тронулся. А он вроде как ещё и борется, и вырваться смог, и перебить уйму народу.

Хотела бы я сказать, что ему просто не повезло, но такое невезением язык не поворачивается назвать. Кажется, после этого рассказа я стала проявлять к нему… симпатию? Серьёзно!? Меня растрогала его история!?

Я немного сама ошалела от такого откровения. Но сердечко то бьётся быстрее. Да и обнять его хочется, желание немного почудить с ним появляется. Прямо как Дару прижать, но скорее более сильно, чтоб прям прочувствовать его всего.

Хотя меня привлекла не его история, а его попытка выжить. Обожаю тех, кто грызёт глотки другим и всячески выживает. Как говорят, стержень, сила внутри человека, несломленность и непоколебимость, это действительно прекрасно. Да, мне нравятся люди, что готовы бороться до потери пульса. И тот, кто заливает город кровью, меня тоже возбуждает. А он так вообще съел половину своих обидчиков. И меня может съесть… Ух… мне это нравится, словно сидишь рядом с драконом и каждое твоё неловкое движение может его разбудить. Это возбуждает.

Крепким оказался, несмотря на свой нескладный вид. И держался долго… Эх ты… сказал бы, что всё так плохо, дала бы сама. Хотя сейчас… попробуй он меня взять, я бы, наверное… согласилась. Посопротивлялась бы для приличия, но дала бы. Потому что в данный момент я вижу уже другого человека.

Антигерой… Кажется я понимаю, почему он стал антигероем. Интересный мальчик, опасный мальчик, желанный мальчик… Стоит только представить, что меня берёт вот такая тихая невзрачная личность, убивающая тысячи людей. Тебя трогает тот, кто сложил головы не одного героя. Человек, что несёт такую опасность, сейчас рядом с тобой. Тот, кто изменил мир… Тот, кто может меня порвать…

Горячо становится.

Когда он закончил свой рассказ, я просто сидела, прижимая его к сиськам. Хочется попробовать его. С новыми знаниями он уже не выглядит как обычный хлипкого вида парень, способный на решительные действия. Скорее, как чудовище. Да… именно чудовище, решительное и готовое грызть других. Как нечто опасное, что скрыто в этом теле.

Не буду врать, что я его теперь боюсь. Смысл нападать или сопротивляться, если он может или прирезать, или просто сожрать? Лучше просто договориться. Но это не отменяет того, что мне хочется с таким чудовищем покувыркаться.

И кажется…

Он уснул. Пф-ф-ф-ф… Вот и всё. Я вообще-то рассчитывала на продолжение! Горячие ласки там, поцелуйчики, секс… Не? Не интересно теперь?

Разочарование и лёгкая обида словно холодная вода вылилась мне на голову.

Хотя у меня смутное чувство, что за мной следят. Кажется, я теперь тоже буду страдать галлюцинациями после таких рассказиков. Может втихушку его раздеть, связать и трахнуть? Нет, ну а что? Ему можно, мне нельзя? Да и раньше же делала такое и не член же отрезать собираюсь.

Помучившись с моральным выбором, я решила, что безопасней не трогать его. Так-то он вроде как успокоился и не пытается никого грохнуть. А сейчас растормошу и проснётся блин то перекорёженное существо. Бэ-э-э…

Аккуратно убрав Мэйна с себя и положив его голову на сумки, я встала и размяла затёкшие плечи.

Жизнь прекрасна! Кризис преодолён и мне хочется жить с необычайной силой. Как же иногда хорошо подвергаться опасностям, ты прямо чувствуешь силу после них идти дальше. Особенно когда выжила. Сейчас правда у меня есть стойкое желание кому-нибудь сделать больно. Вот прямо с милым лицом вывернуть несколько пальцев.

На ум пришла Мэри… но нет, нельзя! Команда и прочая муть! Пусть меня она бесит, но вот Мэйн уж точно относится к ней мягко. А то только кризис преодолён, а я дам ещё одну трещину по нашим нежненьким отношенькам.

И всё же, когда я вышла к реке, где мирно сидели Мэри и Дара, не удержалась и пнула ту в бок.

- За что!? – взвизгнула она, свалившись.

- Ты мне просто не нравишься, - пожала я плечами. – Напоминаешь такую скользкую и мерзкую лягушку, к которой в душе сразу же чувствуешь отвращение и хочется тут же ударить. Что я и делаю.

- Да что я тебе сделала!?

- Лицом смазливым вышла.

Ну вот не могу объяснить чувство. Просто она мне не нравится. Вижу и сразу же хочется сделать ей больно. Пнуть ещё раз?

Пока я раздумывала над столько сложным вопросом, Дара подёргала меня за штаны.

- Как Мэйн? - посмотрела она на меня вопросительно.

Рассказать или нет? Хотя… мы же как команда. Нет, я не дура, знаю, что все тут на нервах и верить никому нельзя и ля-ля ля-ля, и ля-ля ля-ля. Но мы команда и пока что мне хочется надеяться, что мы вместе ещё. Ну кроме Мэри, ей мне только сделать больно хочется.

- Мэйн… - подобрать бы ещё слова. – Ну… его попытали немного.

- Попытали немного? – задумчиво пробормотала Дара.

- Попытали немного? Лиа, ты знаешь, как звучит попытали немного? Словно он споткнулся и пошёл дальше. То, что его пытали… - Мэри, которая пыталась задвинуть мне тут грозную тираду, увидев мой взгляд осеклась. Молодец, есть правильная реакция.

- Я имею ввиду, что его пытали. Не более, не менее. И он слегка не пришёл в себя.

- Он свихнулся, - тут же брякнула Мэри, от чего получила пинок в живот и теперь вновь скуля, скрутилась в калачик.

- Можно и так сказать, но он пока держится, значит будем считать, что просто не в себе. Он довольно спокоен, если не трогать его.

- А он… не опасен? – озвучила наши страхи Дара. – Если вдруг обезумеет, мы точно не справимся. Тут и герои не все справились, а нас он просто не заметит.

- Но нам же не обязательно доводить до такого состояния его, - пожала я плечами.

- Да тебя просто заводит сидеть рядом с ним! – всхлипнула Мэри. – Ты же получаешь удовольствие от одной мысли, что он может всех нас перебить. Изварщенка!

Ну… она права. Будь он простым парнишкой, меня бы такое не завело. А тут прямо как на потухшем вулкане, готовом в любую секунду разразиться, сидеть и трахаться.

- И что нам делать? – вот нравится мне Дара, спокойная, не выёбывается как Мэри. Тихоня, одно наслаждение с ней общаться.

- А что можем? Мэйн же всё тут планировал. Вот ему и флаг в руки. Остаётся только ждать, пока сам проснётся и скажет, что делать.

- А сами? – спросила Мэри, медленно вставая.

- Нет, если ты такая умная у нас, то пожалуйста! – махнула я ей рукой в сторону лагеря. – Иди к нему, буди или тащи нас. Но только потом не реви, когда тебе он задницу порвёт.

Она поджала губы и злобно посмотрела на меня. Я же в свою очередь гордо выпятила грудь. Знает же, что я права, тогда хули сопротивляться? Как маленький ребёнок. Вот бы ты мне попалась раньше, когда я могла затащить тебя в свой подвал. Вот бы я оторвалась… Да… оторвалась бы я на тебе, и ты бы у меня хранилась до конца, чтоб я могла раз за разом возвращаться к такой сучке как ты.

Мечты, мечты…

Но остановимся на них.

- Ладно, идёмте в лагерь что ли, займёмся чем-нибудь.

- Своими непристойностями займёшься, - тут же брякнула эта не знающая страха идиотка.

Я подошла к ней, присела и обняла, прижав к груди. Хорошо так прижала. Она пыталась вырваться, но не сильно то у неё получилось.

- Ты даже не представляешь, какими непристойностями я могу заниматься. И заниматься не только с Дарой, но и с тобой. Так что… хочешь стать взрослой девушкой?

- Я и маленькой себе нравлюсь, - пискнула она и попыталась вырваться.

- Этот вопрос только с одним правильным ответом, - начала медленно я её вдавливать лицом в грудь.

Однажды я поняла, что сиськи – страшное оружие. Случилось это давно, когда меня насиловал какой-то ублюдок, пока второй обчищал комнату. Я прижала его к груди и… задушила. Второму повезло меньше, умирал неделю.

Всё сильнее и сильнее, пока она не начала истерично дёргаться, пытаясь вырваться из моей хватки. Вскоре она брыкалась всем телом, её ножки разбрасывали землю и песок на берегу, а ручки пытались дотянуться до моего лица. Ещё минута и Мэри дёргалась так, словно её било молнией. Дёргалась хаотично и…

Я её отпустила.

Мэри с круглыми глазами, словно рыбка на берегу, хватала ртом воздух, валялась на моих коленках, пытаясь прийти в себя. Она такая милая, когда мучается или находится в таком состоянии. Я даже невольно провела кончиками пальцев по её лицу и волосам. Нежно, практически с любовью.

После чего нагнулась к самому уху и прошептала:

- Не зли меня, иначе я тебя действительно изнасилую и пропущу через такой же ад, что тебе и не снился.

Глава 62

Увы, не все люди сильны.

Это я уяснил ещё в начальных классах, когда среди нас были как большие мальчишки, так и совсем мелкие как я. Кто сейчас скажет, что в первых классах всё не так страшно, как в старших, я… соглашусь.

Пиздец начинается уже во вторых, в третьих и так далее, когда вы уже более менее знакомы и начинаются выяснения отношений. Дети – не взрослые. У детей нет границ, нет морали, нет принципов. Самые жестокие твари, которых я знаю. Для них всё игра, для них всё просто так. Они не понимают, что делают.

В моём детстве я знал девочку, которая сожгла бомжа, просто потому, что хотела посмотреть, как он горит. Весело же? Вообще пиздец, оборжаться.

Это лишь показывает, насколько детство становится опасным, если его не контролировать. И у меня оно не контролировалось. Поэтому, предоставленные сами себе, мы выживали кто как мог. Были те, кто давал отпор, были те, кто пытался, но становился изгоем. И были те, кто подлизывался, притирался и искал защиты у сильнейших, чтоб не прохватить порции пиздюлей. Уважение и глупый смех в поддержку глупых шуток взамен на защиту от других.

Я был тем, кто подлизывался. Но даже это не всегда спасало от драк и унижения. Кто-то стойко переносил их, а кто-то, как я, ревел в сортире, размазывая сопли по лицу.

Сейчас надо набежать всяким тру-альфачам и сказать, что мужчины не плачут и прочую хуйню. Но мы то понимаем, что пидорам дай попиздеть о «настоящих» мужчинах, они мозг прополощут, но как дойдёт до дела, завалятся.

К сожалению, мне не хватало ни силы духа, ни силы характера перенести все радости счастливого детства. Ну не все могут с гордо поднятой головой идти вперёд, не обращая внимания на крики в спину или на то, что над тобой смеётся весь класс. Некоторые это выдерживают, некоторые пропускают мимо, а некоторые копят в себе.

Поэтому иногда мне было жизненно необходимо просто выплакаться кому-нибудь в жилетку, пожаловаться на жизнь и выпустить всю боль из себя. Как давление из котла сбросить, чтоб не взорваться. Поплакал, пошёл дальше. Своеобразный способ пережить трудности, которые даются нелегко. Ведь какая разница, как ты преодолеешь проблему, если итог будет положительным? Плакать, сраться, убиваться, наносить телесные повреждения... Не все могут пройти с каменным лицом трудности. Некоторым требуется выпустить пар, чтоб не взорваться. Другое дело, делать это на людях, плакаться кому-нибудь или убиваться наедине.

Давно же это было…

Уже и не помню, когда мне хотелось просто поплакать и выговориться. Да, плакал от боли и от обиды, да рассказывал то, что беспокоит. Но именно выплакаться и выговорить всё, что накипело… Да, я слаб. Не быть мне тру-героем. Но я и не хочу. Не всем быть героями, не всем быть суперсильными доминаторами-нагибаторами-культиваторами-ебаторами, которые плевать хотели на остальных.

Крыша окончательно поехала, и я чуть не прибил Лиа. Да, она сучка, да, маньячка, но по сравнению со мной она просто невинная овечка. Как это не прискорбно, самое худшее зло то, что готово идти к своей цели любыми способами. Не обязательно, что цель будет плохой. Просто любая цель требует определённых затрат. И то, готов ли ты затратить подобные ресурсы на цель, определяет то, кем ты являешься.

Голоса, тени прошлого, те кого я любил и те, кого предал, они шептали мне, они приказывали, угрожали, умоляли выпустить ей кишки и потом просто отпустить сознание, в которое я вцепился. Даже моя бывшая девушка затесалась. Их стало слишком много, а туман стал просто непробиваемым. И ведь почти получилось у них. Безумие такое безумие…

Что меня остановило?

То, что я говорил о себе в третьем лице. Это резануло слух, это было неправильно. Да и галлюцинации казались уж через чур умными, словно их уже рисует не моё сознание, а кое-что покруче. Оно и выдернуло меня из аквариума, заставив взять контроль обратно. Я ведь даже не заметил, как потерял его. Жутковато немного, когда понимаешь это.

А потом… потом, словно заноза, вытащенная из тела, дающая наконец покой измученной плоти, всё, что накипело во мне, хлынуло потоком наружу. Просто сил уж не было держать в себе. Хотелось говорить, плакаться, жаловаться. А Лиа, сучка, выглядела такой понимающей и внимательной, что я не выдержал и раскололся.

Чтоб идти дальше, надо избавиться от груза.

Я говорил, рассказывая, что произошло, что со мной делали и что я чувствовал. Рассказывал, как я боялся, как ждал и как мучился каждый день. Мою боль и обиду за то, что меня пытали вообще по ложным обвинениям, тем, что я не делал. Говорил и жаловался на все эти сраные дни, пока наконец не понял, что меня начало отпускать.

Становилось легче.

Естественно, всё я рассказать не мог. Про то, как мне обидно было получит звание антигероя и спасаться от неоправданной жестокости. О том, что мне приходилось делать, и как всё в итоге получалось. Терпеть издевательства этого мира как физически, так и морально. Да много чего я не рассказал ей, так как не стоит рушить и без того подмоченную репутацию антигероя-нытика. Однако за эти все шесть дней я от души выговорился.

Стало как-то пусто.

Так всегда, когда тебе плохо и слёз уже нет, становится просто плевать на всё. Единственное, что хотелось, так это спать. Галлюцинации, что мучали меня всё больше и больше вместе с голосами стали тонкими и призрачными. Словно выпуская из себя накопившуюся боль, я делал их слабее.

Так я и не заметил, как просто уснул.

Это был бред.

Это была галлюцинация. Маленький мир, что я хотел видеть всей душой. Куда хотел вернуться. То место, где мне были рады.

Это был мой дом.

Я был в старой квартире, где раньше жил.

Как я понял? Очень просто – в отличии от сна я могу соображать здесь своими мозгами. Скорее всего это последствия моего лёгкого безумия.

Этот запах, что можно почувствовать в старых квартирах, нельзя было ни с чем спутать. Старый и добрый, говорящий, что ты дома.

Старые железные полки с обувью, которые не изменились по прошествии стольких времён. Те, которые я запомнил когда-то давным-давно. А вон коробка с игрушками, что я вытаскивал на улицу. Старая, от посылки. И вешалка с одеждой. Кажется, я сдал в росте, так как не могу дотянуться до неё.

Зал… Такой типичный советский зал. Я в шоке, как мать умудрялась поддерживать его даже после того, как прошло столько времени. А сейчас он вообще выглядел как с картинки – красный ковёр, вездесущий советский диван, шкаф, который был во всех квартирах, покрытый лаком. Интересно, были вообще другие модели этого шкафа?

И конечно же телевизор, тот старый бегемот. Мать купила китайского представителя с японским названием позже, когда я поступил во второй класс. А этот старый, добротный, созданный для того, чтоб его можно было сбрасывать с окна на голову незадачливым пьяницам.

И запах. Не запах смерти или стариков. Это был запах того мира, той культуры и той атмосферы. Кто хоть раз чувствовал этот запах, сразу поймёт меня, так как теперь его уже и не почувствуешь нигде.

Но меня интересовало другое.

Кухня.

Там было светло, очень светло. Точно такая же, как я себе её запомнил.

Этот белый кафель, обеденный стол у стенки, шкафы и кухонные столики вдоль другой стены, которые до сих пор были заставлены кружками, тарелками и прочей кухонной утварью. Подвесные шкафы с посудой и всякими вкусняшками, которые при таком росте мне недоступны.

И там, за этими столами копошилась моя мама.

Я не спутаю её ни с кем. Да, девка, залетевшая в пятнадцать, да, ведущая шлюховской образ жизни, пока в её жизни не появился я. Но теперь заботливая, вечно уставшая, любящая и родная. Кто бы мог подумать, что она породит такого как я?

Знала ли она, что в будущем где-то там я буду убивать людей сотнями?

- Мам? – спросил я по своему обычаю, как делал это раньше.

Мой голос был тонким и тихим.

- Ты вернулся? – обернулась она.

Всё тот же человек, прикрытые глаза, уставшие от такой жизни, улыбка, которую она выдавливала из себя нам. И лицо, которое было на всегда худым.

Но это не она.

Мы оба знаем то, что знаем. Её голос пусть и похож, но едва заметные интонации выдают качественную подделку. Если не вслушиваться, ты никогда не заметишь их. И всё же…

Я просто подошёл и уткнулся лицом к ней в живот. Я был действительно мелким. Приятная галлюцинация, добрая и тёплая. Не чета кошмару, который меня преследует. Хотелось бы остаться здесь.

- И ты можешь, - погладила она меня по голове, прижимая к себе.

- Мы оба знаем, что нет, - вздохнул я и отстранился.

Это не моя мать, она улыбается так, как не улыбалась моя. Я вижу её острые зубы, её тёмный взгляд, пусть всё остальное и повторяет её вплоть до запаха.

- Садись, сейчас будет обед, - кивнула она на стол.

Ну… обед есть обед. Я занял место у входа на кухню. Форточка на улицу была открыта, и я мог слышать шум ветра, детские крики и смех, едва заметный гул машин. Но, к сожалению, ничего не было видно. Свет с улицы был настолько ярким, что окно буквально заливало белым. Мне это невольно напомнило врата в рай.

Мама, как и обычно, поставила передо мной тарелку моего любимого горохового супа, после чего села напротив и, уперев руки в подбородок, смотрела на меня.

Вкус был действительно старым и добрым, таким, каким я его запомнил. Хотя уверен, что чувство насыщения было ложным. Хотя кого это волнует?

- Спасибо, - улыбнулся я, вставая из-за стола, после чего подошёл как маме и обнял за шею.

- Ты знаешь, что я ненастоящая, - напомнила она мне.

- Да.

- Тогда почему обнимаешь? – она не вырывалась из объятий.

- Ну не бить же мне тебя.

- И то верно, - усмехнулась мама и развернулась ко мне.

И вот старая как мир картина. Я сижу у неё на коленях, и она обнимает меня, прижимая к себе. Вечная и красивая картина. Сколько мне сейчас? Шесть? Пять? Скорее всего в этом диапазоне. Может даже меньше.

- Ты не боишься меня?

- С чего вдруг?

- Я не та, за кого выдаю себя. Многие, понимая это, злятся, ругаются, пугаются. Кричат, чтоб я не смела осквернять своим присутствием и копированием их любимых, - было в этой усмешке что-то тёплое, материнское. Словно мать, усмехающаяся над глупым поступком несмышлёного и злящегося ребёнка.

Я пожал плечами.

- А мне приятно. Приятно видеть тебя, пусть и ненастоящую. Так что… спасибо, что пришла ко мне в этом бреду. Я действительно благодарен. За то, что смог вновь увидеть это всё. Старый дом, старую кухню. Тебя. Потому что вряд ли мне выпадет возможность ещё раз узреть те маленькие и тёплые воспоминания, что остались у меня. Всё стирается, всё теряется и ломается.

- Ты можешь остаться, - тихо сказала она. – Остаться здесь, со мной. Жить этой жизнью.

- В иллюзии?

- Отпусти реальность, и иллюзия станет реальной. Как… виртуальный мир. Отпусти то, за что держишься и забудешь. Это станет реальным для тебя. И ты сможешь играть во дворе, становиться старше, жить… и я буду заботиться о тебе. Заботиться, как делала бы это твоя мать. Обычно люди не замечают смены. Это как сон, когда ты уснул, но во сне не можешь понять, что спишь. Однако… твоё отчаянное сопротивление и постоянная борьба… дали свои результаты. Однако всё можно вернуть.

Я прижался к ней сильнее. Приятное чувство. Слышать её стук сердца. Чувствовать родной запах. Её мягкость.

- Но это нереально. Это иллюзия, это галлюцинация… - неожиданная догадка заставила посмотреть в её чёрные глаза. – Ты богиня снов?

Она усмехнулась. Грустно, прямо как моя мама.

- Нет, я Богиня Безумия.

- Безумия? То есть все те галлюцинации… твои? Ты их послала?

- Правильнее сказать, ты меня позвал. Моя сила и твои мысли создали их. Люди хотят спрятаться, хотят найти место, где будут счастливы, и я прихожу, постепенно заполняя собой их разум. Предлагаю выход, и они соглашаются… в большинстве своём.

- Не слишком ли добрая? – недоверчиво выразил я своё мнение.

- А должна быть злой? – она улыбнулась и поцеловала меня в лоб. Приятно. Действительно, знает, как вести себя со мной. - Я дарю мир людям, что не смогли выжить в своём. Они сходят с ума и попадают в мои объятия. Я дарю им спокойствие, дарю то, что они потеряли или то, что хотят приобрести. Пока их тело там, пока они пускают слюни и творят глупости, веселя людей, их души и сознания со мной. Они приходят ко мне, когда боль невыносима и я просто избавляю их от неё. Как тебя.

- Прости, но мне не нужна такая реальность, - сказал я виновато.

Она погладила меня по голове, вглядываясь в мои глаза, словно желая там что-то увидеть.

- Но тебе здесь будет лучше. Я смогу позаботиться о тебе. Там тебя будет ждать лишь боль и разочарование.

Заманчиво. Очень заманчиво. Я вылез из её объятий и подошёл к окну, от куда так нестерпимо светило. И стоило мне оказаться рядом, как свет наконец отступил, позволяя взглянуть на этот мир своими глазами.

Там была небольшая площадка между пятиэтажными хрущёвками, залитая солнцем. Вокруг зелёные деревья и такая же яркая зелёная трава. Картинка была такой, словно кто-то выкрутил контрастность, яркость и жизнерадостность.

Там, на середине площадки бегали дети, среди которых я увидел одну девчонку. Помнится, мне она очень нравилась, но вместо того, чтоб признаться, я дёргал её за волосы. Её все звали вороной из-за чёрных волос, но я упорно называл её сорокой, показывая тем самым свою симпатию. Правда потом она уехала с предками и не стало у нас возможной свадьбы. Эх-х-х… Дети такие дети, что аж затылок чешется.

Сейчас это выглядит как маленький рай, очень старый и добрый мирок, что живёт где-то внутри сердца.

- И ты можешь жить здесь тоже, - положила она мне руки на плечи. – Можешь вырасти, завести семью и умереть. Когда это случится, твоя душа покинет и твоё реально тело, так что не о чем волноваться.

- Но… это не то. Это не реально. Это всё ненастоящее кроме тебя и меня. Так что… мне здесь не место. Даже несмотря на то, что я тебя люблю.

- Я не твоя мама. Почему ты повторяешь, что любишь меня?

- Плевать мне на это, - я обернулся. - Ты выглядишь как она, ты пахнешь как она и поведение у тебя такое же. Может… мне хочется на мгновение поверить в это всё, а может ты моя вторая мама, кто знает. Нянчишься же со мной.

- Это звучит странно. Первый раз меня называют мамой, при этом зная, кто я.

- Всё бывает в первый раз. Так что притворись, что ты не знаешь, что знаю я. А я притворюсь, что не узнал правды. Пусть на это мгновение, но я хочу представить, что моя жизнь сложилась иначе. Не было никаких съеденных тортиков, оставивших отпечаток в моей душе. Ни на кого не нападали белки и дрозды, никто не умирал от рака, никто не писал в цветочные горшки из вредности, и никто не калечил других. Мы просто представим, что этого никогда не было, что мир остановился в этом момент, стал вечным, ярким и добрым, где дети всегда счастливы, а родители всегда любят.

Потому, что этот момент станет ещё одним кусочком, что я сохраню в лакированной коробочке на пьедестале. Я ничего не помню об этом времени, поэтому это была возможность вновь увидеть то, что я забыл. Мне ничего не остаётся, как собирать свои счастливые моменты в коробочки, пока мир пытается вырыть мне могилу.

- Хорошо, сынок.

И вновь мы обнимаемся. Чем старше становишься, чем дальше дом и страшнее мир, где ты живёшь, тем больше хочется обнять человека, которого возможно ты больше никогда не увидишь, и не отпускать. Такая гениальная мысль, но так поздно пришла. Хотя… не до того тогда было.

- Ты ещё…

- Погоди, - перебил я её. – Давай ещё немного постоим.

- Хорошо.

Здесь так светло. Так красиво, несмотря на то, что это просто квартира. Яркое воспоминание. Не чета как моему реальному миру, так и миру, где мне все нихрена не рады. Я бы действительно хотел остаться здесь навсегда. Но жить в иллюзии… Нет уж, я лучше выберу реальность, суровую и беспощадную, но ту, где все настоящие и живые.

Минут пять мне понадобилось, чтоб наконец понять – всё хорошее надо заканчивать, иначе можно подсесть. Как например на мир, которого не существует.

- Я думаю, что мне пора, - вздохнул я, отстраняясь.

- Я вижу это, сынок. Твоё упорство, твоё желание выжить… Оно заслуживает уважения. Ты так отчаянно сопротивляешься мне, не хочешь обрести покой и счастье, которые можешь получить.

- Прости уж, мама. Лучше реальная боль, чем приятная иллюзия.

- Зовёшь меня мамой, даже зная, кто я. Ты очень странный.

- А нельзя?

- Можно, просто… удивительно это, антигерой.

- Знаешь уже мои достижения?

- Мне всё равно на них, - она провела по моим волосам пальцами словно гребешком. - Я Богиня, мне подобное не важно. Просто ожидала я увидеть… что-то более злое.

Я усмехнулся.

- Самое страшное зло – человек, который готов добиться своей цели.

- Чьи-то слова?

- Нет, только что придумал. А теперь… я вернусь?

- А сможешь? - улыбнулась она.

- Естественно, - я встал на цыпочки и напоследок поцеловал её в щёку. – Прощай ма, я рад, что ты меня навестила напоследок.

После чего развернулся к окну. Всегда есть выход и этот выход – окно. Девиз любого потенциального самоубийцы.

Я разбежался и прыгнул в него головой вперёд. С таким ростом я по идее не должен был допрыгнуть, но иллюзия есть иллюзия. Она изменяется, стоит тебе захотеть этого.

Тёплый и свежий, пахнущий утром, поток воздуха в лицо. Детские крики, которые становились всё громче и громче, после чего я коснулся лицом асфальта. Мягко и нежно.

Со стороны это мягко и нежно должно выглядеть как арбуз, который сбросили с верхнего этажа, но мне это уже и не видно. Потому что…

Я проснулся.

Часть двадцатая. Таверна упокоенных. Глава 63

«Познавший безумие – вы знаете не понаслышке, что такое безумие. Вы были в её объятиях, вы слышали её голос и чувствовали её тепло, но нашли в себе силы вернуться обратно. Вы познали то, что другим никогда не будет дано узнать.

Условия получения – победить безумие. Бонус – сопротивление негативным воздействиям на сознание.»

Да ладно…

Я протёр глаза, чтоб лучше разглядеть надпись, которую сейчас видел. Она слишком отличалась от тех, что я видел до этого. Потому не сразу верилось в то, что мне её дали.

Нет, ну серьёзно! Не сумасшедший, не мудло, не больной дегенерат, а познавший безумие. Звучит? Звучит! Это даже не стыдно показать другим, хотя делать такое, наверное, не надо. Мало ли что подумают. Я бы вот решил, что передо мной посетитель психлечебницы.

Но надо сказать, что эта абилка знатно упростила мне жизнь. Как? Да очень просто! Теперь никаких голосов и никаких галлюцинаций! В голове тихо и спокойно! Не думаю, что обычный человек сможет это оценить, но на мгновение просто представьте, что находитесь в шумной комнате где все вас зовут и всячески достают. А потом хоп – и вы оказались на природе.

Хотелось просто рассмеяться, покричать и побегать на радостях.

Однако… в след за разрешением одной проблемы поспешила припереться другая.

А именно, Лиа.

Хули она на меня пялится? Вот блять не нравится мне этот взгляд.

Просыпаешься ты посреди ночи, темно, костёр и только его свет хоть как-то даёт видимость. И сидит около костра девка, что прямо глаз с тебя не спускает. Конечно видеть, что я проснулся, она не может, мои глаза совсем чуть-чуть приоткрыты. Но легче от этого ни на каплю не становится. Жуть, да и только.

Может после того, как узнала хочет меня прирезать? Ведь я такого там наговорил… Будь я на её месте, точно бы прирезал. А она то маньячка, ей подобное вообще как нефиг делать.

Хорошая теория, но…

Она бы тогда меня сейчас прирезала. Судя по времени, я спал довольно много, с утра до ночи, часов двенадцать, если не меньше. За это время она бы успела и удушение сделать, и ещё что-нибудь придумать, чтоб спихнуть на несчастный случай. Так что в сторону эти версии ничего не говорит.

Тогда хули она пялится?

- Хули ты пялишься? – так и решил я спросить её прямо в лоб.

Лиа вздрогнула так, словно ей в задницу кол вошёл.

- Т-ты не спишь!? – она моргала как сломанный светофор, пытаясь взять себя в руки.

- Как видишь, - вздохнул я, вставая.

Лиа лихорадочно стала оглядываться, словно в поисках оружия или поддержки, после чего поспешила слегка отодвинуться. Боится? Серьёзно? Хотя… возможно именно её страх сейчас держит её в узде и не даёт меня прирезать. Плюсуем сюда её знания о том, кто перед ней, и в её глазах я выгляжу подобно ядерной бомбе, готовой к детонации.

Хм… отличный способ держать её в узде…

- Как ты?

- Как я? Хм… - я прислушался к своим внутренним ощущениям, садясь с ней рядом. – Хочется кому-нибудь сделать больно. Хочется убивать, хочется разрушать и заставлять плакать.

И это я не вру. Такие желания действительно летают в моей душе. То ли затолкать в задницу тёмную сторону не получилось, то ли остаточный эффект, то ли эти изменения уже окончательны. Ладно, поживём, посмотрим чо да как.

Тем временем я внимательно посмотрел на Лиа. Рука сама собой потянулась к её лицу. Пальцы скользнули по её приятным, хищным очертаниям, по губам, щекам к её глазам.

- Э-э-э… Мэйн? – а мне нравится испуг в твоём голосе.

- Знаешь, хочется действительно сделать кому-нибудь больно. Вот прям очень. Не знаю, с чего такое желание, - мои пальцы начали сдавливать её лицо, но она, испуганно смотря и выдавливая из себя улыбку, даже не отодвинулась.

- Но… не мне же?

- Почему?

- К-как почему!? Мы же в одной команде! – а страх творит с людьми чудеса. – Причём мне нравятся некоторые виды боли. Может стоит всё это сделать по-другому?

Хитрая сучка облизнула заманчиво губы, и её рука легла мне на ноги.

- Можешь даже взять силой, можешь связать... – она ускорила темп речи, - и… высечь меня. Я не против таких игр. Можешь взять меня как угодно, - последнее она уже тараторила. - Я хорошая девочка… послушная… только не выдавливай мне глаз!

Мой палец методично вдавливал её глазное яблоко внутрь, а она даже не пыталась вырваться. Лишь откупиться.

Страх действительно интересная штука.

Я отпустил её лицо и с удовлетворением отметил, как она выдохнула от облегчения, потирая свой глазик.

- Ладно, иди спать, я покараулю пока.

- Спа-а-ать?

Вот же неугомонная извращенка с садистскими наклонностями. Стоило отпустить, а она пытается ко мне прильнуть. Хули тебе надо?

- Я мог-м-м-м… - что она там может, я не стал дослушивать, просто удерживая её за лицо.

- Спать, иначе я тебя сам уложу.

- Можешь уложить меня силой, если тебе станет легче. А можешь прямо здесь… - она опустила голову и взглянула на меня своим блестящим взглядом исподлобья, попутно обеими руками сдвигая одежду с плеч, и грозя вывалить свои груди на моё обозрение, - взять меня.

- Пошла. Вон, - отчеканил я.

- Но ты же…

Я схватил её за руку и, не сильно церемонясь, подтащил к остальным, где просто бросил на землю.

- Спать. Мои слова не обсуждаются… хотя… может быть ты хочешь развлечь меня? - я оскалился той самой улыбкой, которой пугал их до этого. Только на этот раз специально.

- Да нет… как-то передумала. Я-то что? Спать, так спать.

И юркнула к Даре.

Вот и всё. А то заебала меня. Я не против почесать об кого-нибудь хуй, но граница то должна быть. К тому же мне сейчас подобного ну вообще меньше всего хочется. Ни желания, ни сил.

И что на неё нашло? Решила таким образом выбить для себя безопасность? Типа я ножки раздвину, а ты меня не трогаешь? В принципе, будь я сам бабой, так бы и поступил, но… чот не то. Не похоже было на то, что она так хочет выбить моё расположение. Тогда же я её спать отправил, а она всё равно лезла, словно сама хотела меня. А может…

Да ну нахуй, бред же! Сама говорила несколько раз, что я не в её вкусе. Да и тогда, когда я её взял силой, тоже была не в восторге. В жизнь не поверю, что она так быстро изменилась. Значит где-то есть подвох. Все пиздят, а если не пиздят, то уже напиздели. Сучка явно что-то задумала… Надо будет провести воспитательную работу.

Или может избавиться от неё? Хм… ну… есть резон, однако… нет. Пока нельзя. Замочить сокомандников я всегда успею. А резать их без причины у меня рука не поднимается. Надо было делать подобное, пока был в безумии. А сейчас уже поздно. Да и подрывать доверие остальных таким поступком не очень хочется.

Как же всё сложно!

Хотя когда было легко?

Мы вышли только к обеду.

Так уж получилось, что пришлось наказывать Лиа. Как говорил, надо показать, кто главный.

- Стой! Погоди! Я же ничего не сделала! А мы ведь в одной команде!

- Ничего-ничего, - приговаривал я, завязывая узел на её руках. – Одно другому не мешает.

Она валялась на земле и испуганно улыбалась, пытаясь найти поддержку у других, пока я её с любовью запутывал, предварительно стянув с неё штаны. Сначала я не мог понять, чему она радуется, но как почувствовала верёвки на руках, её лицо стало меняться в обратную сторону.

- Ты же не будешь меня убивать? Я же ни разу тебя не предала.

- Это типа угроза? – поинтересовался я.

- Нет! – тут она уже перепугалась, когда я потянулся к мечу. Да и Дара, и даже Мэри, которая не любит Лиа, напряглись. Кого вы во мне видите. Но мне их страх нравится. – Я не угрожаю! Мне нравится наша маленькая команда. Просто ты… Погоди!

Я взял меч и задумчиво оглядел его. Сколько же времени прошло с тех пор, как я его забрал… Не сказать, что много, но кажется, что столько воды утекло.

- Мэри, держи, отрежем ей пальцы на ногах, - похлопал я по голой заднице Лиа.

- Стой! Да за что!?

- Не верю я тебе, - пожал я плечами.

- Но… мы можем же договориться! Я могу доказать тебе свою верность!

- Окей, что ты удумала?

Повисла тишина, которую нарушал только шум леса. Дара и Мэри пялились на Лиа, пытаясь понять, о чём я говорю. Сама же Лиа… пялилась на меня, пытаясь понять, что говорю я. Её рот забавно открывался и закрывался, словно она пыталась найти оправдание, но не могла. Так, я ошибся? Слишком уж правдоподобно выглядит её удивление. Или надавим?

Конечно надавим! С такими маньячками лучше держать ухо в остро. Пусть знает, что лучше даже подозрений не вызывать.

- Ну чтож, пожалуй… отрежем тебе ножки. Нет, сначала мы будем срезать кожу с твоей наглой и вёрткой задницы.

- Стой! Погоди! Да не знаю я ничего! – теперь она без штанов пыталась от меня уползти. – Клянусь, я ничего не замышляла! Мэйн, погоди! Ты же опять обезумел! Одумайся!

Как же забавно она пищит, когда боится, как пытается уползти. Блин, прикольно! Мне нравится пугать людей, кажется я понимаю полтергейстов и призраков.

Я шёл с коварнейшей кровожадной улыбкой, помахивая красноречиво мечом, пока она, перепуганная и связанная пыталась меня образумить. Хм… а мне нравится, когда меня умоляют сохранить жизнь. Нравится играть ей как шариком в руке. Нет, это не значит, что нравится убивать, просто запугивать и чувствовать власть.

- Прошу тебя, хватит… - уже всхлипнула она, уперевшись в дерево.

- Так ты мне ничего не хочешь сказать?

- Я просто не знаю, что сказать, так как никогда не думала о предательстве.

- Не верю.

- Женщины милые и пушистые! Они никогда не врут!

Ебать загнула. Ты ещё скажи, что все мужики предпочитают товарищей, а не баб.

- Ну… в некоторых местах вы действительно пушистые. И очень даже милые. Правда это никак не связывается с верностью, - я направил на неё меч. – Ну так что?

Кажется, я довёл Лиа до точки кипения. Губы дрожат, глаза распахнуты до максимума, вся сжалась. Интересно, урок усвоен?

Думаю, да. Но потом же опять будет хрень пороть.

- Мэйн, - меня неуверенно подёргали за одежду. Мэри стояла и смотрела на меня щенячьими глазами. Блин! Милаха! – Может, если она заслужила наказание, обойтись клизмой?

Мэри, ты чо, защищаешь её? Неужели я действительно так похож на зверя!?

- Да-да! Можно обойтись и этим! – обрадовалась Лиа предложению. – Ведь необязательно мне отрезать что-нибудь!

Короче, порешили на клизме. Промыли мы Лиа до самого не хочу, накачав водой так, что у неё даже живот начал выпирать. Ну и классическая пробка в задницу. Она молчала, покорно принимая наказание, несмотря на то, что слегка кривилась лицом.

Надеюсь, выебоны её на время закончатся и Мэри она перестанет трогать.

И вот, после воспитательного процесса мы двинулись дальше. Путь не должен был быть долгим, однако каменоломня находилась ближе к горам. А нам ещё предстояло посетить таверну, местный перевалочный пункт, где отдыхали люди. Где-то здесь ещё была деревня, но это надо было сворачивать с основного тракта, чего делать весьма не хотелось.

Вообще по-хорошему нам надо раздобыть лошадок, а то чот я заебался ходить пешком. К тому же наши рожи в скором времени могут подать в розыск. Учитывая местный уровень информативности, такими темпами нас будут ещё несколько лет искать, но рисковать всё же не очень хотелось.

Я посмотрел на свою пати. Те, увидев мой взгляд на себе, поспешили отвернуться и сделать самое безобидное и милое лицо, на которое были способны. Бояться? Отлично, значит показательная порка Лиа подействовала на них благосклонно. Боятся, значит уважают. Хотя наказывал я Лиа не ради них. Просто сама извращенка меня слегка напрягает. Не могу понять, что она хочет и о чём думает. И как следствие – боюсь её.

А если боишься кого-либо, то заставь его бояться тебя, что я активно и делаю. А то не хватало мне тут разбушевавшейся маньячки. Ведь если она почувствует, что я не могу дать ей отпор, что сделает? Правильно, будет гнуть свою линию. Нам это надо? Нет. Вообще, было бы проще поставить печать…

И тут меня осенила гениальная идея.

Можно же поставить на неё печать и дело с концом! Прошлую пати я опечатал и поэтому мог не волноваться на счёт предательства. Сейчас можно сделать точно так же… Но имеет смысл тратить её на Лиа, бесполезную девку, которая и так запугана?

Нет, прибережём на потом. А то Лиа как персонаж вообще не сильно нужна. Я её держу, потому что она там знала какую-то шлюху и имела выходы на каких-то там людей, с которыми общалась. А ещё её можно использовать как разменную монету. Не в плане смерти, а как подкуп: заставить перепихнуться с кем-либо за инфу, если такая необходимость возникнет.

А вот драгоценную печать я потрачу, пожалуй, на кого-нибудь сильного, типа силовика. Или ходячую аптечку. Хм… может поставить на целительницу? Хотя… нет, слишком блядовато выглядит. Это уже на крайняк если всё плохо будет.

Дорога шла скучно. Единственное, что служило мне развлечением, так это мучения Лиа. В неё я влил на этот раз под самую завязку. Конечно, десять литров разом не поместятся в кишечник, их просто заливают в него частями, вымывая всё. Но это не помешало мне влить в неё несколько небольших кастрюль. Теперь она словно бочка, слегка покачиваясь, шла с весьма болезненным лицом.

- Ты как? – похлопал я её по животу. От такого у неё глаза выпучились, и она рукой схватилась за пробку.

- Я… осознала свою ошибку. Может хватит?

- Тебе же нравилось.

- Ну… не в таких количествах. Живот тянет и болит.

Я ещё раз похлопал её по животу заставляя кривиться и буквально одной силой воли удерживаться от того, чтоб не лопнуть.

- Ничего, тебе на пользу. Подумаешь о своём поведении. Научишься кроткости.

- Уже научилась, - заверила она меня.

- Ничего, ещё поучись.

Пока я радовался мучениям маньячки, которая сама теперь испытывала на себе все прелести пыток, меня позвала Дара.

- Мэйн! Там бревно поперёк дороги!

Ну блин, нельзя же просто так дойти до пункта назначения.

Вздохнув, я прошёл вперёд.

Ненавижу бандитов. Особенно тех, которые встречаются именно на моём пути.

- Так, Мэри, драться умеешь?

- Ну… если только под «Контрольным рывком».

- Отлично, так, Дара, дай сумку. Мэри, топай вперёд. Как дам команду, под способку и в атаку, но сначала найди этих засранцев, которые не спешат появляться. Дара, в кусты, будешь снайпером. И тоже их ищи. Убирай тех, кто будет прятаться. Лиа, со мной.

Вроде всех распределили.

Раскидав указы, я двинулся вперёд, пока Мэри бодрым бегом направилась к бревну. План прост. Увидят Мэри, Лиа и меня, вылезут. И тут Мэри их всех чик-чик, я магией бах, Дара пах-пах. Ну а Лиа, надеюсь, не обосрётся.

Но вот незадача, мы уже подошли к дереву, а никого нет! Вообще никого; что Мэри, что Дара молчат. Да и моя трусливая жопа не спешит бить тревогу. От сюда вопрос, где враги? Я вижу, что дерево срублено, вижу вон пенёк, щепки, что говорит о свежести постройки этой баррикады. Значит они должны быть здесь.

Чот мне это не нравится.

Подхватив Лиа под локоть, я утащил её в ближайшие кусты.

- Ты… ты меня хочешь прямо здесь?

- Ты чо, дура? Мы прячемся.

В этот момент к нам запрыгнула Мэри.

- Ну как, увидела кого-нибудь?

- Неа.

- Тогда марш к Даре и быстренько осмотритесь. Если не найдёте врагов, просто валим подальше. Ты же… выдёргивай свою пробку. Если что, налегке побежим.

- Прямо здесь?

Ты чо, Лиа, покраснела? Неужели стесняешься?

- Да, здесь. Я в своё время насмотрелся на срущихся и сущихся людей. Так что давай быром.

И она, закрывая красное от жгучего позора лицо руками, принялась за нехитрое дело. Ничего, унижение тоже способ воспитания. Меня больше интересует, что за хрень тут происходит. Потому, что если нет разбойников и грабителей, то есть те, кто их убил. И хорошо, если там благодарный рыцарь, а если интерпретация той же Клирии? Да нас всех покрошат тогда.

Глава 64

Мэри и Дара вернулись через пять минут. Довольно спокойно и расслабленно, словно и не пиздец вовсе. Я, глядя на их вид, сам расслабился; значит всё в порядке.

- Ну как? – поинтересовался я вставая.

Их взгляды тут же скрестились на красной Лиа, которая отворачивалась и просто была не в силах смотреть ни на кого. Кажется, я нашёл её слабое место.

- Ну… разбойники мертвы, - сказала Дара, косясь на Лиа.

- Да не смотри ты на меня! – не выдержала та.

- А что случилось? – заинтересовалась Мэри.

- Да обосралась она, - махнул я рукой. - Давай лу…

- Я не обосралась! Ты сказал при тебе справлять нужду!

- И?

- И!? За что ты так со мной!? Я девушка! Я же тебе ничего плохого не делала!

- Слушай, Лиа, - решил я сыграть в доброго полицейского. – Ты красивая девушка, которая своим одним видом возбуждает у людей обоих полов нездоровый сексуальный интерес. Как ты думаешь, за кем бы ринулись разбойники в первую очередь?

- Эм… за мной?

- Верно, - погладил я её по голове. – И ты бы далеко не убежала. А отпускать тебя, чтоб ты там случайно на кого-нибудь наткнулась, я тоже не могу. Поэтому пришлось так поступить. Случись что, я бы тут же порвал бы засранца… - Или бы порвали меня. - …и защитил тебя.

Пиздец на словах я герой, но на деле хуй простой. Но показуха – наше всё.

- Хочешь сказать, это типа ради меня?

- А по-твоему, почему я отправил их вдвоём? Чтоб прикрывали друг друга. Прибило бы меня в туалет, я бы так же тебя попросил покараулить меня. Так что…

Не знаю, насколько хорошо она уяснила мои слова, но я сказал, в первую очередь, главную причину такого решения. Конечно, мне было приятно её унизить, но это лишь последствие. А так не дай бог она бы наткнулась на засранцев. Это был бы пиздец.

- То есть ты это сделал не для того, чтоб унизить меня?

- Нет, мне было приятно посмотреть на твою красную моську, - не стал скрывать я, - но сделал это для того, чтоб тебя не убили в кустах и я смог бы прикрыть тебя.

- Ну… если так…

Пока она обдумывала мои слова, я вернулся к прерванному разговору.

- Так что там? Разбойники мертвы?

- Ага! – кивнула радостно Мэри. – И мы встретили ту, кто эта сделал!

Так… мне это не нравится. Почему? Да, во-первых, «ту», то есть баба. Я люблю баб, но я уже их боюсь блять. Больные, шизанутые, пизданутые. Тут нормальные девушки перевелись что ли? Во-вторых, что там за культиватор? Ненавижу всех, кто сильнее меня – они могут пробить мне пизды, что плохо скажется на моём здоровье.

- И вы сразу вернулись ко мне, как заметили её, верно?

- Да, - закивала Мэри, - сразу же…

Ну слава богу.

- …как поздоровались с ней.

БЛЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я!!!!!! НАХУЯ!?!?!?!?

Кажется, реакция была очень красноречива на моём лице, от чего все как-то бочком-бочком и подальше от меня.

- Так, клухи мои любимые, кто сделал столь необдуманный шаг?

Мэри с дрожью подняла руку. Боится? Правильно делает.

- Мэри, милая моя девочка, что получит своё наказание в ближайшем будущем, скажи-ка мне, нахуя? – спросил я ласково.

- Ну… она вроде как герой.

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!! ЕЩЁ ХУЖЕ!!!!!

- Ясненько, ещё что-нибудь сказать можешь?

- Ну… она ещё там больше сотого уровня.

Нет, ну тут вообще грех не покричать.

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Просто чудесно.

Я подошёл и обнял Мэри, эту маленькую дуру, которая решила занять почётное место Дары. Та слегка растерянно хлопала ресницами, не понимая причины моей реакции, пока… я не начал любовно сдавливать её в моих объятиях.

Вот так, плюща её в руках, я встал. Та только ножками дрыгала.

- Итак, она нас ждёт, верно?

Дара опасливо кивнула.

- Ясненько, - сказал я, сдавливая сучку ещё сильнее. – Лиа, тебе нужна Мэри?

- Ну… давай, а то, ты её скоро убьёшь.

Я отпустил Мэри, позволяя упасть ей на землю. Ну? Твои действия, Лиа?

И та… подошла к ней, когда я повернулся спиной и тихо, едва слышно спросила:

- Ты как?

Ну слава богу. Наконец вы хотя бы по женской солидарности сошлись блять. А то заебали друг друга пиздить. Хоть какой-то толк от наказаний. Значит смог разбудить хоть какое-то чувство уважения и сопереживания к товарищу, и то хорошо.

- Ладно, давай, веди нас к этой машине смерти. Убежать мы не убежим, но притворимся нормальными людьми.

- А почему не убежим? – спросила Лиа, помогая Мэри встать. От меня не укрылось как она как бы невзначай пнула ту под зад. Значит всё-таки свои разборки между собой вы не оставите. Ну хоть помогаете друг другу.

- А если она решит догнать нас? Подумает, что мы плохие. Ведь если убегаешь, то значит есть что скрывать. А у неё там стольник лвл, значит ну совсем не проста дрянь. У неё по минимуму по сто двадцать в каждом показателе.

Лиа присвистнула. Да-да, вот на столько всё плохо. Я ещё просто невольно вспоминаю рыцаря-долбоёба без страха и упрёка от которого мурашки по коже пробегают табуном. Не дай бог там такая же будет, вообще пиздец тогда.

Мы выдвинулись к месту, где засела эта валькирия стоуровневая. Я ещё раз подумал о варианте свалить нахрен, но она может вполне нас догнать. И тогда доверия к нам точно не будет. Герои вообще пугали меня своей недалёкостью, словно воспринимали это всё как игру или просто были тупыми. А возможно и то, и другое. А тут сами придём, поклонимся, скажем спасибо, да свалим. Ведь если не убегаешь, значит и скрывать нечего.

Буквально через пять минут Дара привела нас на небольшую поляну с костром в центре.

Уютная такая, с палатками, окружённая с трёх сторон густыми кустами и одним высоким деревом на самой поляне в середине, на котором построили навес. Сразу видно, что отстроились они знатно. Правда вид портила гора трупов разбойников, но нам не привыкать. Куда важнее и страшнее была девушка, что стояла у костра.

Ох ебать, я еле удержался чтоб просто не свернуть и не уйти обратно в лес. Сыкло я, что ещё сказать.

Это была девушка, моя ровесница, наверное, с короткими и красными волосами. В красном платье с корсетом, длинными рукавами, красными перчатками и такой интересной бронеюбкой с рюшечками, которую в нормальном бою никто бы одевать не стал. Видимо, чем легче и красивее наряд, тем лучше защищает.

Но платье, должен признать, красивое. С ремешками, всякими блестяшками золотыми.

За её спиной, чтоб ты не спутал её с простыми плебеями и мусором, развевался красный плащ, внутри обшитый белой тканью. Хули он развивается!? Здесь блять ветра нет! Ну и красные сапоги на шпильках, чтоб было удобнее бегать по грязи и камням.

А оружие…Конечно же две катаны. Ну без катан некуда. Если нет катан в мире, где все одеваются в броню от танка, то ты не герой и не воин. Ведь против меча и щита, где ещё и кольчуга есть, катана так важна, что просто пиздец. Но чтоб ты понял, насколько перед тобой герой, у неё было две катаны. Видимо, по каждой на руку.

Эпичность зашкаливала так же сильно, как и температура у больного гриппом. Вынужден признать, что столь броский и неудобный наряд очень впечатляет.

Скрашивает это всё её красивое, серьёзное личико.

Я уже успел обдумать вариант поставить на неё печать и решил не рисковать. Сотый уровень не хухры-мухры. Поставит то поставлю, но я же опять накосячу и у неё вполне останется время, чтоб меня грохнуть. А может вообще сопротивление есть, ведь сотый уровень.

- Добрый день, путники, - поздоровалась она с нами и слегка поклонилась. Её голос как у какой-то бизнес леди, вежливый, но строгий и уверенный. Естественно она не из этого мира. Особенно палится она по одежде. Ни один нормальный человек не будет одеваться так.

- И вам доброго дня, - поклонился я и вслед за мной моя недокоманда. – Приятно видеть дружеское лицо в этом невзрачном и негостеприимном мире.

- Спасибо. Мне тоже приятно видеть дружеские лица в этом месте.

- Эм… а вы не местная? - спросила Мэри, мило хлопнув глазами.

Та перевела взгляд на Мэри и улыбнулась. Так и запишем, милую Мэри и Дару ставим в ударную группу по героине.

- Нет, я с графств, что поддерживают фракцию Дня.

- Тогда почему вы здесь? – спросила Дара.

- Нам, героям, разрешено ходить по всей стране. Нам нельзя нарушать законы графства, однако в остальном мы свободны.

- А здесь вы почему? – спросила вновь Мэри.

- Мой долг требует от меня вмешаться в ситуацию в этом графстве.

И пока кто-то не спизданул какой-нибудь хуйни, а они могут (в чём я никогда не сомневаюсь, так это в своей команде), голос подал уже я.

- Это очень хорошо, - выдохнул я, сделав жалостливое лицо и показав на нём облегчение. – В последнее время такое твориться… такое твориться…

Говорил я с придыханием, словно какая-то бабка, весь из себя такой никчёмный перец, что аж блевануть хочется.

- То город сгорит, то там вновь что-то на горизонте полыхает. И ведь никто народу не помогает более. Моя жена, - я положил руку на Лиа, - и я потеряли таверну. Благо деньги успели забрать, да что-то по мелочи.

При слове жена, Лиа немного странно на меня посмотрела, но остальные не подали виду. Лиа, сучка, не пались так!

- А вы пришли найти виновников этого? – спросил я, вкладывая надежду в голос. Надежду, что она свалит сейчас.

- Да, - кивнула она, вздёрнув подбородок вверх и выпятив грудь. – Я, герой маренового клинка, Кэйт, ловчая душ. Услышав о бедах этого графства, я поспешила предложить свой клинок графу, на что он с радостью согласился.

Говорила она спокойно, твёрдо, но в тоже время женственно. Кто хоть раз общался с бизнеследи, сразу поймёт, о чём я говорю. Это голос лишь показывал, насколько она уверена в себе и не привыкла спорить с кем-либо. Опасная личность.

- Но он же из фракции Ночи.

- Когда горе спускается на земли, не имеет значения, какая фракция. Мы одна страна. И если графу этих земель нужна помощь, то я просто обязана предоставить её.

Боже, как же вы любите заливать про долг и прочую хуйню. Этого пафоса хоть вёдрами отгружай. Что ещё хуже, так это то, что она тут ща шастать будет. Ещё хуже станет, если она припрётся к графу и там засядет. Тогда вообще хуй знает, что делать.

- И… кого вы здесь ищете? – поинтересовался я.

- Монстра! Ужасного монстра, что терроризирует это место! Я слышала, что это огненный демон! Он спалил тот город, а потом его видели в лагере работорговцев. Вернее, видели, что от них осталось. И сейчас деревня. Поэтому я надеялась его перехватить, однако… наткнулась на этих подонков. Не могла позволить им дальше грабить и убивать людей.

Ну и хорошо. Нам проблем меньше, а то хрен знает, какой у них уровень вообще. Вдруг там сороковник, а у нас тут средний по команде двадцать пять.

Но теперь мы знаем, что появился ещё один охотник за головами по мою душу, так ещё и сотня лвлов. Хотя…

- А правда, что у вас сотый уровень? – спросил я, придавая своему лицу мимику восхищения. Талант, приобретённый в школе, не пропьёшь.

- Да, - улыбнулась она как-то скромно, потупив взгляд. – Действительно сотый, правда я стараюсь не распространяться об этом.

Пиздец, лицемерие. Старается не распространяться, но об этом рассказала двум незнакомым девкам из леса.

- Тогда я просто уверен, что скоро эта тварь поплатится за свои злодеяния, - сказал я уверенно. – Благодарю вас, герой, что вступились за нас, простой люд, так как немного помощи было от графа. Спасибо вам большое.

Поклонился я и моя команда повторила манёвр за мной.

- Но теперь нам надо идти, а то скоро закат, а мы планировали найти место для ночлега.

Кстати да, мы шли с обеда, а уже ближе вечер. Надо бы успеть и пожрать приготовить, и место найти, чтоб в потёмках этого не делать. А завтра уже встать пораньше и двинуть дальше. По моим прикидкам, если выйти спозаранку, то к обеду вполне доберёмся до таверны. А там уже двинемся в сторону каменоломни, которая пусть и показана на картах близко, но по сути надо топать к самым горам.

И когда мы уже собирались дать по съебам от ходячей тяпки для прополки сорняков, она бросилась нас останавливать.

- Погодите, я не могу вас просто так оставить! – Можешь! - Дороги опасны, и я, как герой, не могу вас просто так оставить на произвол судьбы, - её голос был таким твёрдым, что пиздец просто. Если откажемся, то свяжет и бросит рядом.

- Но…

- Я не могу здесь оставаться, - пришла на помощь Лиа. Я даже был немного благодарен. – Я беременна и вид этих трупов вызывает у меня тошноту!

Забираю слова на счёт благодарности обратно. Ты чо сказала щас, дура? Ты понимаешь, что если она герой, то сразу же скажет…

- Тогда я точно не могу оставить вас на произвол судьбы! - Вот именно это она и скала. Как с языка сняла. – А трупы… сейчас.

Героиня практически мгновенно переместилась к телам, подхватила одно и…

Просто швырнула в лес как какой-то камушек!!! Это же пиздец сила! Уже меньше чем через минуту ни одного трупа не было.

Теперь то нам точно от неё не отвертеться! Блин, так и хочется тебе вмазать, Лиа. Судя по всему, тупость заразна до ужаса. Стоит одной тупить, как другая подхватывает эту неизвестную науке болезнь и начинает ею страдать.

- Готово, - сообщила нам она официальным тоном, словно мы тут сделку подписываем. – Теперь располагайтесь. Я сегодня буду караулить и могу заверить, что ни одна мышь к вам не подберётся.

Даже не знаю, хорошая это новость или нет. Но делать было нечего, пришлось нам под надзором этой девицы расположиться на ночлег прямо здесь. Я ещё на всякий случай прогнал её через свою способку и выяснил что она не врала.

Честно говоря, тут я откровенно забеспокоился за свою жопу и жопы своих товарищей. Было два звания, которые как бы говорили про сотый уровень и не несли угрозы.

«Выдающийся воин – вы прошли несколькими навыками порог в сто очков. Не все могут похвастаться подобным. Вы действительно выдающийся воин.»

«Легендарный герой – легенда. Это то, что можно сказать про вас. Вы достигли сотого уровня. О ваших силах будут петь в песнях и слагать легенды. Ваши достижения не забудутся и через века.»

А вот другое как бы намекало, что наша героиня не простая девчонка.

«Пожиратель душ – вы поглощаете души врагов, что даже хуже смерти. Для вас не существует норм и правил, вы плюёте на чувства и жизни других людей. И даже после смерти им не обрести покой.»

Пиздец, да и только. Нет, у неё в званиях есть «Доброе сердце» и «Защитник слабых», что говорит о её правильности и доброте, но «Пожиратель душ»… Это пугает, если честно.

Вот и всё, у нас на жопе сидит тянка с сотым уровнем и жутким званием. Хотя в остальном типичный представитель семейства «яжгерой». Добрая, верная, справедливая и так далее, но пиздецки опасная. Надо будет выяснить, от куда такое у неё звание взялось.

Что делать? Думаю, если дойдём до таверны, то там и распрощаемся. Не думаю, что ради четырёх занюханных странников она будет тут жопу рвать. Хотя героизм их поражает, если честно. Одни конченные мудаки, другие - испившие пафоса высокомерные придурки, думающие, что весь мир у их ног. Ну и чокнутые фанатики.

Один я такой весь правильный и нормальный. Прям не придраться.

Улёгшись на свою импровизированную кровать около костра, я напоследок огляделся. Дара, Лиа и Мэри пристроили рядом со мной. Героиня же наша… её нет, но интуиция шепчет, что… а нет, вон она, из кустов выходит, юбку на место возвращает. Ну чтож, приятно знать, что герои не лишены человеческих нужд.

Ну всё, спать, а то я чот заебался уже. Хочется уже по скорее закрыть глаза и забыться. Вообще ничего не хочу. А тут ещё и тепло, хорошо, со всех сторон тела, что защитят меня от ночного холо… Так, я не понял, кто ко мне тут сиськами жмётся!?

Я развернулся и практически нос к носу оказался с Лиа.

Пиздец. Ночью её хищные черты лица только сильнее выделяются. Особенно глаза кошки. Они сука свет отражают.

- Тебе чего, радостная моя жёнушка, - спросил я.

- Я подумала, что может муженёк встревожен и требуется помощь? – она хищно улыбнулась.

- Нет. Не встревожен и пока спокоен как кит, выброшенный на берег. И вообще, разве не жена мне говорила, что такой тип не в её вкусе?

- Жена решила, что мужу требуется помощь и решила предоставить её, - она протянула руку и чуток стянула с себя рубаху, оголяя грудь.

- А произошедшее в доме?

- Ну, теперь то я в курсе. Бояться выйти из-под контроля и натворить бед, навредить команде… И ты же извинился. Теперь я всё понимаю и не в обиде. Если бы знала, сама бы предложила.

- Тогда чего тебе сейчас от меня надобно? – вздохнул я.

- Вдруг тебе ещё раз надо пар сбросить.

- Нет, спасибо, я ценю твою заботу, но не сегодня.

И не завтра. Вообще, я спать.

Перевернулся на другую сторону и чуть не придавил Мэри, что хлопала глазками и пялилась на меня.

- А тебе чего?

- Ну… я могу тебе помочь успокоиться, - тихо прошептала она, заливаясь краской.

Так, я всё понял.

- Герой! – позвал я её, вставая. – Я сегодня с тобой дежурю!

Глава 65

Выдвинулись мы с первыми лучами солнца. К сожалению, у героини не было лошади, а то я надеялся попроситься проехаться на ней, а то ходить заебался. А ещё лучше, сесть и ускакать нахуй. Но вряд ли Дара даст мне это сделать… Нет, схвачу Дару и ускачу к хуям с ней. В рассвет нового дня, словно с возлюбленной.

В голове тут же предстала картина как я с ней на руках уезжаю в рассвет, словно рыцарь на белом коне. Но тут она выпадает у меня из рук и к хуям разбивает башку о придорожные камни. Мда… некрасиво бы вышло.

Ну а так как герои с какого-то хуя предпочитают передвигаться исключительно пешком, двигали мы на втором номере.

На наше счастье, один раз на нас напали ещё какие-то бандиты, явно ошибившись с целью. Почему на наше счастье? Да потому, что я смог увидеть, на что девица эта похожа. Начнём с того, что это был пиздец. Бегает она как обычный человек, но судя по всему, обычный бег просто и во время боя различается. Стоило ей добежать до них на определённое расстояние, как она начала двигаться рывками, да так, что я даже не успевал уследить за ней взглядом. Про удары я вообще не говорю.

А потом она продемонстрировала нам свою способку, скорее всего боевой навык. Дальний из бандитов, что избежал радости встретиться с ней, бросился на нас, словно хотел отомстить за товарищей хоть так. Не получилось.

Она вытянула руку и катана исчезла. Практически сразу, как оружие исчезло у неё из руки, оно появилось прямо перед бандитом, остриём к нему. И тут же полетело в руки к своей хозяйке, пробив того насквозь. Героиня ловко схватила катану быстрым движением, сбросив кровь на землю, засунула её в ножны.

Ох ебать, как она может. Типа телепорта перед врагом оружия и возвращения в руку… Опасненько.

- Эй, Мэри.

- Что?

- Будет что говорить, тут же заваливай её вопросами о способностях, кем была и так далее, ясно?

Мэри кивнула. Вот и чудно. Героиня явно относится к Мэри как к миленькому ребёнку. Так что, если нас будут расспрашивать, уверен, Мэри сможет её отвлечь. Обычно показушники обожают рассказывать, кто они и какие крутые у них есть плюшки.

Но тревога была ложной. Героиня то и не сильно говорила… до поры, до времени, пока Дару не потянуло за язык. А так как сучка стояла далеко от меня, я не мог незаметно прописать ей волшебного пендаля, чтоб заткнуть.

- Госпожа Кэйт. Раз вы герой, то из другого мира?

Она смерила её строгим взглядом, после чего кивнула. Ну ни дать ни взять, строгая учительница или деловая бизнеследи. Её поведение уж слишком официальное, хотя иногда и проскальзывает что-то человеческое.

- И… какой ваш мир?

Все сразу навострили уши.

- Другой. Более современный, более безопасный и без магии.

- Без магии? – удивилась Дара.

- Безопасный? – это уже удивилась Лиа.

- Современный? – надо ли говорить, что это была Мэри?

- Да, - ответила она на все три вопроса. – У нас нет магии, но есть технологии, как… как ваши паровые машины. Только более модернизированные. И таких технологий у нас очень много. У нас есть полиция и армия, которая ловит преступников. У нас есть технология, через которую можно их позвать, и они вас защитят, где бы вы ни были.

Ага, а если это наши полицаи, то могут и отпиздулить тебя заодно.

Дара и Лиа как бы невзначай бросили на меня взгляд.

- А войны? У вас воюют?

- Да, у нас воюют. Однако наши войны намного страшнее чем у вас. У нас есть оружие, которое может убивать миллионы людей.

- Миллионы? – удивилась Дара. - А это сколько?

- Это тысяча тысяч. Или сто по десять тысяч.

- Это же огромное количество людей, - выдохнула Лиа. – И вас столько живёт?

- Есть крупные города, где живёт ещё больше.

- Вау… и вы оттуда? – захлопала глазами Мэри, словно увидела чудо.

- Естественно, - выпятила грудь героиня.

- Класс… А этот меч, который вы не достаёте, он тоже из вашего мира? – показала пальцем на него Дара.

- Нет. Это я его здесь получила, - погладила она его по рукояти.

Я присмотрелся к нему. А ведь действительно, он слегка отличался от другого. Рукоять из красного дерева обёрнута золотыми нитями, оставляя только ромбики, гарда (или что там у катаны) тоже из золотого металла. А от красных ножен идёт словно мареновый дымок.

Как я понял, что дымок именно маренового цвета? Да просто я гений… Ладно, шучу, она так назвалась. Я вообще не ебу, как этот цвет выглядит и описал бы его как слегка тёмно-красный. Однако именно этот дымок как бы намекает, что клинок пиздецки опасен и завернёт тебе собственную залупу в задницу, если тебе посчастливиться встретиться с подобной хренью.

Он мне напоминал всякую светящуюся жутким зеленоватым светом хрень. Просто чувствуешь, что хуйня опасна.

- А что это за клинок? – Мэри с интересом рассматривала его. Ты ещё пальцем потыкай, чтоб наверняка.

- Это, - Кэйт хоть и говорила всё так же спокойно и официально, но в её голосе неприкрыто звучала гордость, - клинок «Ловчий душ».

- Ловчий душ? – удивилась Лиа. – Магический артефакт?

- Верно. Он позволяет забрать душу противника. Стоит просто проткнуть врага и нажать на этот выступ на рукояти, - она указала пальцем на небольшой бугорчик, расположенный на самом конце рукояти.

- А куда душа помещается?

- Она помещается в тебя, - коснулась она сердца. – Запечатывается внутри и, если надо, ты можешь к ней обратиться.

- Зачем это нужно?

- Если, например, надо найти базу бандитов. Так ты сможешь убит бандита, забрать его душу и держать при себе, так как она хранит воспоминания. Сможешь спрашивать дорогу, после чего отпустить. Или же умирает твой товарищ, ты забираешь себе его душу и потом переселяешь в другое тело, где нет души или подселяешь к другой.

Знаешь, что жутко в этом всём?

Да то, что ты это рассказываешь совершенно посторонним людям! Вот был бы среди нас подонок, который бы решил завладеть этим мечом, прикинь, как было бы плохо? Вдруг он бы захотел забрать твою душу ради эксперимента, потому, что он боится героев, а так иметь одного под рукой, который в случае чего подскажет, весьма полезно? И выглядит он совершенно невзрачно, так что ты бы даже не заметила его.

Хорошо, что среди нас таких нет.

Хм… как бы скомуниздить этот клинок…

- А в тебе есть сейчас чья-нибудь душа? – спросила Лиа.

- Нет, я всех отпускаю, - отрицательно покачала головой Кэйт.

Ясно. Теперь, по крайней мере, мы знаем, от куда такого звания и что происходит с душами.

- Герой, а уровни привязаны к телу или к душе? – неожиданно спросил я. Знаю, что подозрительно, но этот вопрос требует прояснения.

- А зачем тебе? – сразу же покосилась она на меня.

- Я с женой спорил, - обнял я свою «жену» Лиа, - что если умру, то обязательно переселюсь в другое тело и буду защищать её, на что она мне ответила… что?

- Что? (х2) - спросила Лиа и Кэйт.

Блин, Лиа, нахуя ты-то спрашиваешь и палишь меня!?

- То, что я буду первоуровневым слабаком, за которым ей придётся ухаживать.

И поцеловал я её в лоб, словно любимую женщину. Та аж раскраснелась.

Блять, да она возбудилась! Лиа, что с тобой, я же не в твоём вкусе!

- Ну… боюсь, вы проспорили жене, - ответила та, расслабившись. – Все навыки и уровни привязываются к телу. Даже если останется от него один скелет и некромант возродит его, то тот сохранит уровни и способности, хотя может получит и сильные штрафы на статы. Так что да, вы возродитесь первоуровневым человеком без способностей в новом теле. Ну или если в чужом, то у вас будет уровень и способности того тела.

Вон оно как… Ясно-ясно… Надо взять на заметку, а то мои сокомандники имеют плохую привычку иногда дохнуть в самый неподходящий момент. Мало ли…

Где-то к полднику мы поднялись на небольшой холм. Отсюда вниз убегала дорога, где проходила мимо таверны, что расположилась на полянке, окружённой лесом. От сюда же было неплохо видно горы вдалеке, которые возвышались над миром своими заснеженными пиками. Казалось, что за этими горами уже ничего нет, так как там светло-голубым красовалось небо. Они были высокими и величественными и даже от сюда чувствовалось, насколько они огромны.

Потрясающий вид, ничего не скажешь.

Таверна представляла из себя два здания. Одно – типичнейшая таверна, которую можно только представить, а другая – трёхэтажный дом, в котором, судя по всему, жили люди и который соединялся с таверной коридором. Там же между ними располагался двор с конюшней и прочей нужной утварью для дома: от колоды и всяких вёдер с тазиками до корыт и поленницы.

Я тут же увидел конюшню, где располагалось как минимум десяток очень даже хороших лошадей. Мы все понимаем, о чём я уже думаю. Как же низко может человек пасть, стоит его просто прижать. Хотя будем честными, я просто говно, вот и всё. Меня все заебали, так что пусть идут лесом. Чо хочу, то ворочу.

Ещё с горы я заметил необычно большое количество людей, которое здесь было. И только спустившись, смог понять кто это и примерную причину такого количества.

Солдаты. К тому же не простая стража или солдаты, судя по неплохой броне. Тут были и рыцари в тяжёлых доспехах; и солдаты в нагрудниках, кольчуге, шлемах, наручах и поножах; и арбалетчики в лёгкой кожаной броне. Я даже видел человека в довольно дорогих на вид доспехах, который сильно выделялся из числа остальных. Предположу, что он как раз-таки и ездит на тех лошадях, что я видел в конюшне.

Кто может подобное себе позволить? Правильно, наёмники, у которых жизнь зависит от брони и оружия. Зачем здесь наёмники? Естественно их пригласили и единственный оставшийся человек, который мог это сделать – граф.

Всё просто и понятно. Теперь же надо решать эту проблему. Как? Вот хуй знает, но если подобная гвардия дойдёт до графа, то я могу банально не пробиться. Вдруг там семидесятый уровень затесался или того хуже, сотый. Они уязвимы как раз сейчас, когда в походе и не ожидают нападения. Уверен, что граф такую стражу для себя любимого в поместье заказал, а не для люда простого.

Кажется, об этом подумал не я единственный, так как Дара заволновалась и что-то всё пыталась мне сказать.

- Наёмники, - сухо прокомментировала Кэйт. – Граф, трусливый шакал, к себе на защиту их пригнал, а на ловлю людей героев и свою стражу отправил.

Ну в этом есть логика. Герои бы этого монстра на раз два зарубили… если бы он существовал.

- Мы остановимся здесь? – Мэри смотрела на них слегка нервно, когда мы шли ко входу через эту небольшую толпу. Здесь, кстати, было видно и их лагерь: небольшие палатки, расположившиеся рядками.

- Не беспокойся, девочка, - спокойно сказала Кэйт. – Они вряд ли будут сейчас делать что-то. А если и будут… то познают правосудие.

Ох… вот это пафос.

- Кстати, вы говорили о героях. А вы случайно не знаете такого огромного рыцаря, который кричит слово «фраги», прыгает с неба и бегает, тараня всех щитом.

- Знаю. А он вам попадался?

- Да, один раз. Он убил одну из девушек, избавив её от мучений.

Она вздохнула, прислонив два пальца ко лбу.

- Да уж… Он то человек не плохой, но боюсь ещё в своём мире слегка тронулся… из-за игр. И здесь ему кажется, что это новая игра. Он довольно сильный, играет роль защиты, однако уровнем меньше меня, так как значительно позже появился. Правда его не поймаешь, он вечно где-то бродит и кого-то убивает. Постарайтесь больше с ним не встречаться.

Уж поверь, специально к нему никто никогда не подойдёт.

Внутри было народу не меньше. По моим прикидкам, если брать и тех, что на улице, и здешних, то в сумме около сотни наёмников. Вполне неплохо. Хватит, чтоб удержать оборону. А если учесть их бронирование, то для меня даже в виде твари возникнут проблемы.

- Так, мы с женой пойдём и узнаем, есть ли свободные места, а вы займите пока столик, - кивнул я Даре и Мэри, а сам утащил Лиа через толпу к стойке.

- Женишок то что-то удумал, - усмехнулась недобро она.

- Верно. Но для тебя есть задание.

- Задание? – нахмурилась Лиа.

- Да. Идёшь, охмуряешь одного из солдат и узнаешь, куда они идут, когда прибудут, от куда, сколько отрядов всего, сколько их здесь и так далее.

- И как мне это узнать?

- Мне не хотелось бы подобное озвучивать, но, думаю, и сама поймёшь.

Она вздохнула и оглянулась.

- Выбора у меня нет, так?

Я обворожительно улыбнулся.

- Выбор есть всегда.

Кажется, она восприняла это слегка по-своему, от чего сразу отшагнула.

- Ладно, пойду, поищу кого-нибудь.

- И не попадайся на глаза нашей героине, а то не хочется мне объяснять, что моя беременная жёнушка гуляет по мужикам.

Отпустив Лиа, я подошёл к трактирщику.

- Добрый день, есть номера?

- Естественно, - кивнул он.

- Естественно? – я слегка удивлённо оглянулся. При таком количестве народа странно, что места есть.

Видя моё недоумение, трактирщик внёс ясность.

- Так они не в номерах спят. Видели палатки? Так вот, это их. В номерах только главные их спят.

- Они надолго?

- Не волнуйтесь, они только вчера приехали. У них тут что-то типа привала. Ждут что-то; то ли приказа, то ли просто караулят. Издалека пришли.

- Наверное сложно их прокормить, да воды столько найти, чтоб все напились.

- А чего сложного? Вон, из колодца воду таскают, если надо. И еды у нас пока хватает.

- И не пьют? Не дебоширят? Алкоголем не балуются?

- Можете не волноваться. Если и заказывают алкоголь, то разбавленное вино.

- Ясно-ясно… - я примерно начёркал план, который вырисовывался у меня в голове. – Ладно, давайте мне комнату на четверых если есть. Или два на два. И еды на пять персон за тот столик, - указал я пальцем туда, где сидели мои товарищи и героиня.

- Будет сделано, - кивнул он.

Отдав за весь заказ золотой и пять серебряных, я вернулся за стол, примерно прикидывая дальнейший план действий.

Он был довольно прост и должен был пройти идеально, если всё удастся. Конечно, будут и сторонние жертвы ну тут уж ничего не поделаешь. Да-да, я уёбок, знаю. Однако это не моя вина. И не их. Самое страшное, что в этом нет ни чей вины. Почему? Потому что мы все что-то делаем, чтоб выжить. Я пытаюсь разобраться с угрозой, которая может меня убить, люди пытаются жить дальше после всего кошмара, граф пытается удержаться на своём месте.

Мы все боремся и все пытаемся что-то сделать. И если одни не замечают и не отдают отчёт, как своими действиями убивают или делают хуже, я всё прекрасно понимаю. И мне плевать. Плевать, потому что или я, или они. Дай им возможность, и они бы меня сдали, потому что боятся меня. Но я такой возможности им не дам.

Увы, как бы это не было печально, но такова жизнь. Кому-то всё равно придётся умереть.

Сев рядом со своей командой, я улыбнулся:

- Скоро принесут еду.

- А где ваша жена, - тут же спросила Кэйт.

Не верит мне? Или просто её «герой» того требует?

- Её тошнит, и она отправилась в снятую комнату. Вам есть, где остановиться, герой?

- Да, у меня есть деньги, так что я сниму себе место или переночую в лесу. Это не страшно.

- Отлично, а пока я заказал нам еду. Кстати, Мэри, помоги мне с вещами, пожалуйста. А вы подождите нас, скоро мы вернёмся.

- Я могу… - уже было поднялась Кэйт, но я поспешил её успокоить.

- Не стоит. Мэри хорошо ладит с женой и во время таких приступов ей лучше побыть с ней. Остальные почему-то доводят мою жену в таком состоянии до бешенства. Так что Мэри придётся ещё и посидеть там с ней. Прошу, не обижайтесь и поймите.

- Ничего страшного, я понимаю, - кивнула она спокойно, хотя я прямо видел её желание бежать и помогать.

Мне вот кстати интересно, а плохие герои здесь есть? Ну конченные подонки? Я встречал задротов, придурков и фанатиков, но вот гнилых ещё пока ни разу. Значит ли это, что призывают только нормальных? Или же я просто таких не встречал?

Раздумывая над этим вопросом, я подхватил сумки и вместе с Мэри двинулся к нашему номеру. Пора было готовиться сеять зло и хаос.

Глава 66

- А где Лиа? – спросила Мэри, когда мы уже вышли из таверны в коридор, соединяющий её с жилым домом.

- Она у мужиков. Выпытывает информацию.

- А они её не… - Мэри не закончила, так как было прекрасно понятно, что она имеет ввиду.

- Не знаю. Но это в принципе ожидаемо, так что думаю, для Лиа это проблемой не станет. А вот для нас неведение может стать таковым. Так что пусть пожертвует своей девственной чистотой и поможет.

- А зачем ты меня позвал?

- Сейчас узнаешь.

Мы поднялись на второй этаж из трёх и нашли свою комнату в середине коридора. Обычная не очень толстая дверь и столь же обычная комната. Только вместо четырёх кроватей было всего две, но большие, двух спальные. Посередине был стол. И всё, мебели больше не было. Какой-то слишком бюджетный номер. Он выглядит самым голым из тех, что я видел.

Закрыв за собой дверь, я бросил все наши сумки на кровать.

- Так, теперь…

Я нашёл свой рюкзак, что купил в той деревне до похищения Дары и Лиа. Внимательно начал оттуда всё вытаскивать и… бинго. Бутылка с ядом.

Ну вот в принципе и всё, что нужно для плана. Правда… Я достал свои кинжалы, что были куплены ещё до этого, смазал их ядом на всякий. Достал арбалет и, зарядив, повесил на пояс. Огниво, флягу со спиртом внутри… ну и всё. Остальное пока не нужно.

- Так, Мэри, слушай внимательно. Сейчас тебе надо будет спуститься вниз и как бы невзначай спросить, наливают ли они из бочек вино или оно в бутылках. Это важно.

- Ясно, спросить про вино, - кивнула она ответственно.

- Да, правильно. Дальше, тебе надо будет узнать, когда ужин и когда все садятся за столы и заказывают. Если что, скажешь, что просто мы хотим поесть до или после основного застолья, когда клиентов слишком много. Любим тишину. И про солдат спроси, когда жрать начинают.

- Ясно, - кивнула она.

- Отлично. Ещё, ты же слышала про задание? Нам девчонку надо найти.

Она кивнула.

- Отлично, расспроси трактирщика об этой девке. Узнай, как выглядит и где она сейчас. Ну или куда собиралась. Это важно. Как только будет ужин, я тебе скажу, возьмёшь эту банку и разольёшь её по бочкам с вином. После этого выльешь почти всё оставшееся в колодец, ясно?

А вот тут у неё глаза расширились.

- Но это же яд! – тихо воскликнула она.

- Я знаю, - кивнуло я.

- Люди умрут!

- Не люди, а наёмники. Они уж точно не хорошие парни. Пришли из чужих земель убивать людей за деньги. Я их не осуждаю, но и не жалею.

- А посетители?

Я пожал плечами.

- Если эти сто воинов дойдут до графа, то тогда будет действительно жопа. Мы не сможем прорваться и убить его, понимаешь? Сейчас мы своими диверсиями выводим его из себя. Заставляем бояться и забиваться глубже в нору. И в конце мы просто там его и удавим. Но если эти наёмники дойдут, то мы хрен его достанем, даже если я буду тварью. Так что…

Мэри не знала, что сказать. Её взгляд бегал, а она сама, плотно сжав губы, не спешила тянуть руки к этой бутылке.

- Мэри, послушай. От этого графа помрёт ещё больше людей, чем от яда, если его не остановить. И не обязательно, что посесители помрут.

Я лгу. Я хочу отделаться от Дары, а единственный способ – грохнуть графа. Ну и отомстить за себя. Не факт, что при нём сдохнет ещё больше народу, но действовать придётся жёстко.

- Нальёшь во все бочки по чуть-чуть, после чего выльешь почти всё в колодец. Оставь немного и принеси ко мне. Потом мы поднимемся в номер и… всё в принципе. Я бы сам это сделал, но у меня нет той скрытности, что у тебя. Да и у Дары нет.

Мэри продолжала молчать, плотно сжав губы и смотря на эту банку. Минута, другая… И когда я собирался её растормошить, она протянула руку и взяла её к себе под плащ.

- Хорошо, - глухо ответила она, понурив голову.

- Отлично. Я пока спущусь вниз к ним. Приходи минут через тридцать, я постараюсь их там удержать за столом. Старайся до ужина не попадаться Кэйт на глаза. Для неё ты с Лиа. Вечером как разольёшь всё, иди в комнату сюда. И ещё, - вспомнил я самое главное, – найди Лиа и предупреди ничего не пить. А ещё не показываться до вечера в таверне. Отдашь ей ключ, я сам вечером за вами зайду перед ужином.

- А героиня? – спросила она.

- Боюсь, нам с ней не по пути.

- Но она же за добро!

Я скептически хмыкнул.

- Знаешь, однажды я попросил помощь у героя и его спутницы. Мне тогда была она просто необходима. Но в ответ они решили меня убить. Подумали, что я разбойник и даже слушать не стали. Поверь мне на слово – герои, что приходят из того мира, на деле могут оказаться ещё теми подонками. Для них ваш мир не более чем игра, вот они и играют в добрых. Но прижми к стене… и ты увидишь их реальное лицо.

- Но не все же такие… - тихо пробормотала она.

- Не все. И на их несчастье я не самый добрый человек.

Закрыв за собой дверь, я пошёл вниз. Там уже вовсю радовались жизни солдаты. Нет, они не буянили и не дрались, но чувствовался рядом с ними дискомфорт. Словно в клетке с дикими обезьянами, которые держат палки, сидишь.

Однако к нашему столику благодаря Кэйт никто подходить не рисковал. Еду уже принесли, и они мирно кушали.

- С вашей женой всё в порядке? – поинтересовалась Кэйт.

- Да, только сейчас я отнесу Мэри и моей жене поесть.

Подхватив тарелки, я отнёс их в комнату, где всё ещё сидела Мэри. Она тихо поблагодарила меня. Видимо для неё подобное дастся тяжело. Я бы мог ей посоветовать не брать все эти жертвы на свой счёт, как делаю это я, но пусть лучше сама до этого дойдёт. Если же будет всё плохо, сам поговорю с ней. А пока надо бы поговорить с Кэйт, отвлечь от мира сего.

Разговор был практически односторонним. Дара что-то спрашивала и с неподдельным интересом слушала разнообразные истории этой девушки. Начнём с того, что этой девушке так-то тридцать пять. Ну так, к слову. А сохранилась она потому что… магия! Вот неожиданность! Кто бы сомневался. Заебись же все несостыковки списывать на магию и случайность.

Здесь Кэйт уже обитала лет пять. Она выполняла всякие поручения, убивала монстров и по различному фармилась. В конечном итоге ей удалось случайно в одном из подземелий найти этот древний артефакт. Говорила, что для этого ей потребовалось пробиться через орды монстров и какого-то там босса локации. Наверное, какого-нибудь сторожа дядю Васю забила камнем.

После этого она много путешествовала и вершила добро со справедливостью. Мочила разбойников, спасала деревни от монстров и творила прочую общественно полезную работу.

- А вы за континент выбирались? – поинтересовался я.

- Нет, - покачала она головой. - Здесь интересных вещей не меньше. Я была у эльфов, у демонов, у зверолюдей, была в государствах, что находятся за эльфами. Там прогресс скакнул чуток сильнее чем у вас. Была у гномов, что обитают в своём подземном царстве.

Короче, есть, где размяться. Нет, я не про хаос и разрушение. Просто будет классно попутешествовать там. Больше меня заинтересовало государство, что за эльфами было. Паровые технологии? Обожаю стимпанк.

Пока мы сидели, количество людей в зале всё увеличивалось и увеличивалось. А Кэйт всё говорила и говорила, спокойно, словно презентацию своей фирмы показывает, но в то же время довольно интересно. Однако все её рассказы сводились к культивированию и превозмоганиям. Хорошие истории, чтоб послушать один раз.

Однако время не ждёт и, кажется, уже пора.

Отлучившись от них и объяснив это необходимостью проверить состояние моей дорогой жены, я отправился к нам в номер. Добрался без особых приключений, не считая случайных посетителей, что шли в зал ужинать. Ох, пиздец же сколько их тут…

Меня начало не хиленько гложить так сомнение, чувство вины и понимание неправильности моего поступка. В конце концов, я же не конченный ублюдок, тоже сохранил в себе человека. Но это чувство я тут же постарался удушить на корню. Или так, или никак. Да, жалко, но иначе может стать только хуже. Для меня.

В комнате меня уже ждали Лиа и Мэри. И обе, судя по лицам, были недовольны.

- Итак, прежде чем вы начнёте меня грузить, Мэри, ты сделала то, что я просил?

- Я всё узнала. Сейчас ужин будет. Всё вино в бочках, даже то, что разливают. И судя по всему, его тоже разбавляют водой из колодца. Воины зайдут примерно в тоже время, но едят они на улице у своих палаток. Так что в зале будет относительно пусто.

- Про ту заблудшую девку?

- Спросила, сказали, что была тут одна странная девица. В ней узнали дочь лекарши, которая довольно популярна в округе. Сказали, что она ушла дальше, в сторону каменоломни. Что-то там про любовь.

- Опять любовь, - фыркнул я. – Ладно, по крайней мере, не здесь, уже хорошо. Будет где развернуться. Тогда заказываем еду сюда. Лиа, как ты?

- Да как бы сказать… когда тебя в два ствола сразу… - она вздохнула. – Недотраханные все до ужаса, думала, не отпустят. И чуть ещё не получила, пока возвращалась сюда. Но в принципе ничего нового и страшного, так что я в порядке.

- Ясно, спасибо, что помогла, - правда спасибо в карман не положишь и она наверняка что-нибудь да попросит. – Попозже расскажешь мне всё, что узнала от них. А теперь…

Я достал из сумки все бутылки, что мы скомуниздили у Бабушки, и принялся открывать каждую по очереди, пробуя содержимое. Мне нужно было то, от чего не откажется наша героиня. И в конце я нашёл приемлемый вариант. Бутылка с какой-то жидкостью… настойка, судя по всему. На вкус она была довольно приятной, с травами и… молоком. Да, ликёр напоминает. Туда я и капнул яда. Хорошо капнул, чтоб наверняка, после чего взболтал содержимое. Вылил немного на пол, чтоб она выглядела уже початой и забрал себе.

- Так, держи банку Мэри и трави всё, что есть. Я пока пойду и закажу еду, заодно приглашу людей.

- А что будем с героиней делать нашей? – поинтересовалась Лиа.

- Ща увидишь. И переоденься, а то помятой выглядишь.

Честно говоря, меня уже подзаебало ходить туда-сюда, но увы, дело требует усилий, как это не прискорбно. Я вышел с Мэри и, та, ловко скользнув около меня, практически на глазах растворилась в тени между факелами. Нет, её видно, но если не приглядываться или стоять боком, то и не заметишь.

Коридоры уже были пустыми; все, кто хотел уже спустились вниз. Честно говоря, у меня слегка сосало под ложечкой от того, что я хочу тут устроить. Ещё сильнее, чем в городе, так как тут я практически напрямую прикладываю руки.

Ладно, выживает сильнейший, а мы так… следуем этому правилу. Так себе оправдание, если честно. Да, я и до этого убивал, но сейчас уже это выглядит иначе. Там были диверсии и борьба, а тут тупо убийства по принципу «трупом больше, трупом меньше». Или может только сейчас меня слегка пробило, и я понял, что собираюсь устроить. Чувствую от этого какое-то отвращение к себе.

Ох, и пробило же меня на пиздострадания так не вовремя.

Зал действительно опустел и выглядел теперь весьма… заброшенным. Солдат, не считая нескольких офицеров, не было. Бармен спокойно что-то там делал, официантки разносили еду, люди сидели за столами.

Я сразу подошёл к бармену и заказал как можно больше еды со спиртным. Нет, спиртное мы пить не будем, просто будет странно, если не закажем. И пока они готовили заказ, я подошёл к столику.

Дара продолжала увлечённо слушать Кэйт, которая с явным удовольствием рассказывала о своих похождениях. И не надоело же.

- Мэйн! – обрадовалась Дара непонятно чему. – А Кэйт оказывается однажды спасла женщин и детей, когда тех увели орки к себе в пещеры! А ещё спасла деревушку на юге, когда там все болели! Представляешь, ходила и работала как медсестра!

- Да чего там, это долг любого, кто наделён силой, - отмахнулась она, слегка смутившись и покраснев.

Это блять специально, да? Чтоб я прочувствовал, какое же говно на самом деле. Вот просто не нахожу объяснения такому! Ну и похуй.

- Я очень рад, что вы оказались рядом с нами, - улыбнулся я ей. – Если бы не вы, то кто знает, что было бы снами тогда, встреть мы разбойников. Поэтому мы собираемся поужинать в номере. Составите компанию?

Я как можно милее улыбнулся, как делал это раньше, выпрашивая хорошие оценки у преподов. Талант не пропьёшь.

Кэйт несколько секунд смотрела на меня, после чего улыбнулась.

- Я буду благодарна.

Ещё как… ещё как…

А вообще, было удивительно видеть на её лице улыбку, так как её стиль общения и манера держать себя никак не совмещались с такой простотой.

Поднявшись из-за стола, мы направились в сторону номеров. Попутно я захватил поднос с едой и передал его Даре. Тот не был тяжёлым, так что она без проблем его донесёт. И тут же по пути перед нами появилась Мэри. Просто выскользнула откуда-то между столов.

Но бля… Её лицо было таким напряжённым и встревоженным, что это мог заметить даже слабовидящий. Тут не хватало надписи – что-то происходит, внимание! Естественно это увидела и Кэйт, от чего нахмурилась.

Блин, Мэри! Сделай лицо попроще!

- Мэри? Что с тобой? – тут же спокойно спросила она.

Взгляд Мэри забегал от вопроса так, что тут блять всё сразу стало ясно. Она что-то скрывает. И это что-то ну очень важное.

Блять, Мэри, ну ты пиздец конечно! И хули делать!? Как мне объяснять твоё ёбнутое поведение!?

Ладно, ща придумаем.

- Кхм-кхм, - нарочито громко произнёс я, привлекая внимание Кэйт и остальных. - Дара, иди с Мэри, успокой её. Госпожа Кэйт… на два слова.

Когда они достаточно далеко ушли, я заговорчески наклонился к Кэйт.

- Вы не пугайтесь. Тут такое дело… женское дело… у Мэри… в первый раз… - я не закончил, нагоняя на себя краску и стараясь выглядеть смущённым.

- В первый раз… - она посмотрела на меня. – Месячные?

- Верно, но… я не знаю, - я как бы нехотя кивнул. – Просто у неё сейчас это началось. Ну где-то дня два назад. В первый раз она аж чуть не кричала. Думала, что страшно ранена и истекает кровью. Жена еле успокоила её и смогла объяснить, что всё в порядке, у девушек такое случается. И вот… у неё это происходит сейчас, и она такая перепуганная. Всё-таки кровь… молодая девушка, первый раз.

Боже, ну и залил я сейчас хуйню. Да даже по её внешнему виду видно, что такое должно было уже давно начаться. Однако Кэйт это не смутило, и она вняла моим словам и с ответственным видом кивнула.

- Я понимаю, у меня было так же. Но если хотите, я могу поговорить с ней.

Вот бы я удивился, если бы у тебя такого не было.

Я осветил своё лицо счастьем и схватился за ей руку, после чего начал её трясти.

- Огромное спасибо. Я был бы так вам благодарен. Возможно вы сможете её успокоить и объяснить всё. А то тут такой стресс, город сгорел, она потеряла родственников. И… всё это… Мы стараемся держаться вместе, но сами понимаете… семья…

- Да, я понимаю, - кивнула она. - И могу заверить, что больше такого не повториться. Монстр будет повержен!

Я вздохнул с облегчением и кивком предложил идти дальше.

- А откуда вы узнали, что это монстр? – спросил я. Просто мне дико интересно, от куда такой слух пошёл.

- Очевидцы. Они сказали, что видели, как огонь накинулся на стражников и съел всех. Возможно это была магия, но никто бы не стал жечь город и нападать на стражу. А потом было нападение на работорговцев. Я считаю, что они заслужили это, но… там явно поработал зверь. Хотя были следы простого боя, но это уже скорее всего рабы попытались вырваться. И тут его тоже видели, в соседней деревне. От того я здесь. Просто раньше уже нападали огненные твари, но на юге. Картина была похожа – выжженные поселения, порванные тела жителей…

Ясно, они просто гребут всё под одну гребёнку. Было уже такое? Значит это тоже самое. Зачем раздумывать и разбираться, если можно послать героев и войска, которые рано или поздно уничтожат угрозу? Да и, наверное, сыграл тот факт, что никто и подумать не может, что это всё против графа. Видимо они тут не страдают паранойей и уверенны в собственной безнаказанности и неприкосновенности.

Забавно…

Уже подходя к нашей комнате, я вновь позвал Кэйт.

- Слушайте, погодите, тут такое дело, я бы хотел попросить вас об одной услуге. Если можете, - виновато посмотрел я на неё.

- И какая?

- Вы бы не могли мне помочь… с кое-чем. Моя жена просто иногда любит чуток расслабиться и ей нравятся алкогольные настойки. И я тут приобрёл одну…

Я вытащил заготовленную бутылку и показал ей.

- Она с травами, ягодами и молоком. Сладкая, но как по мне, слишком не крепкая. Мне, как мужчине, трудно судить о таком. Поэтому, как девушка, не могли бы вы попробовать и сказать, понравится такое женщине или нет?

- Но ваша жена беременна, - с сомнением произнесла она. – Ей лучше не пить алкоголь.

- Я знаю. Но время такое, стресс… Я знаю, что ей нравится примерно, вот и хочу порадовать хотя бы сейчас, а то столько навалилось. Но для меня как мужчины этот напиток не очень. Хотя заверяли, что женщинам нравится. Мэри слишком мала, как и Дара, спросить некого. Поэтому…

Вот я бы не согласился.

Кэйт смотрела на бутылку, явно не горя желанием пробовать это, но бросив взгляд на мою жалобную рожу, вздохнула. Бутылка перекочевала из моих рук в её. Всё что мне теперь осталось, смотреть, как она делает один единственный глоток. Если судить по тому, сколько я туда капнул, то даже этого будет много.

Глава 67

- Очень приятный и мягкий вкус, вас не обманули, - она вернула бутылку. – Только чуть-чуть горчит.

- Ясно.

Я толкнул дверь, пропуская героиню внутрь.

- Прошу, заходите, - улыбнулся я.

Вернее, выдавил улыбку. На душе как-то противно было от содеянного, но исправить я теперь ничего не мог. Да и не собирался.

В комнате уже нас ждали.

Мэри со легка встревоженным видом, абсолютно спокойная Лиа, и всё так же улыбающаяся Дара, которая до сих пор не отошла от рассказов и не знала, что за пиздец скоро будет.

- А вот и мы, - объявил я, закрывая за собой дверь.

- Ну наконец-то, - обрадовалась Дара. – Кэйт, а можете рассказать, как вы… Кэйт?

Она замерла, непонимающе смотря на героиню. А та словно застыла. Её руки потянулись к шее.

- Мне… мне нехорошо…

Теперь, уже схватив шею руками, словно пытаясь себя задушить, она рухнула на колени. Не знаю, какое у Кэйт было выражение лица, но от такого вида даже Лиа встревожилась. Про остальных вообще молчу.

- Меня… меня душит… Ч-что… что это!? - Голос Кэйт сменился. Стал испуганным и тонким, как у девчонки. – Что происходит!?

Происходит? То, что и должно. Устраняются угрозы.

Я спокойно вытащил меч и ударил навершием её по голове. И знаете что?

Ничего! Она просто слегка завалилась вперёд, оперевшись руками в пол и закашливаясь, после чего тут же попыталась встать. И Кэйт бы встала, если не яд, который теперь гулял по организму, от чего её скорость явно была меньше, да и закашливалась она во всю. А вот руки тут же скользнули к мечу. Ничего не скажешь, хорошая сноровка.

Но и я ожидал подобного.

Поэтому сразу второй удар навершием, третий… И всё это время она отчаянно пыталась или отползти, или встать.

Только с шестого удара героиня рухнула на землю. Нормальному человеку хватило бы и одного, но на неё ушло шесть, причём довольно сильных удара. Как ей голову то не проломило? Но даже после этого она не умерла и не успокоилась. Она пыталась встать! Вот же живучее создание.

Я, не сильно церемонясь, наступил ей на спину, после чего вытащил «Ловчий душ» из ножен.

Ох ебать… стоило мне его вытащить, как он стал до пизды тяжёлым. Кило десять, наверное, не меньше. Таким особо не помашешь. Кажется, я теперь понимаю и чувствую ограничения на оружия, о которых рассказывала мне Дара.

- Нет! Нет! Не смей! – хрипела наша неудавшаяся героиня.

Кэйт пыталась встать или уползти. Но силы покидали её. Не сдохла, наверное, лишь потому, что есть какое-нибудь сопротивление отравлению. Да попробуй она, наверное, вино из отравленных бочек, с ней бы ничего не случилось. Но здесь концентрация была конкретной, я не собирался рисковать.

Я ногой перевернул её на спину.

Наша героиня и спасительница мира плакала, осознав всю тщетность своих попыток и незавидную судьбу. Её строгая внешность спала. Сейчас передо мной была обычная девчонка, плачущая, продолжающая бороться за жизнь и непонимающая, из-за чего с ней так обошлись.

- Кто ты? – спросила она.

- Я? – не знаю, почему, но я усмехнулся. – Я та тварь, на которую ты охотилась.

Она поджала губы… и разревелась пуще прежнего.

А я поднял с трудом тяжёлый клинок и опустил остриём вниз ей на живот.

Стоило ему проткнуть её, как по лезвию побежали мареновые потоки чего-то похожего на языки пламени.

- Не-е-е-е-т!!!! Не смей!!! – испуганно захрипела она, схватившись за клинок и пытаясь его вытащить.

Поздно.

Я нажал на выступ на рукояти меча. По лезвию пробежала едва заметная красноватая вспышка и она успокоилась. Теперь на полу лежало ещё живое тело с безразличием смотрящее в потолок.

А в душе стало тоскливо. Я попытался прислушаться к своему небогатому внутреннему миру. Я должен был поглотить душу. И сейчас она заперта внутри…

Вся моя команда смотрела на меня слегка испуганным взглядом, переводя его иногда на тело, которое всё ещё дышало.

Хм… а сиськи у неё нормальные были?

Оставив клинок, я помял её грудь. Ну так… размерчик второй наверное. Не очень, короче.

- Ч-что ты делаешь!? – это уже Дара подала голос.

- Заткнись, пока не заняла её место, - спокойно ответил я, получив разряд в голову. – Я делаю то, что ты хотела. Пробиваюсь к графу. Она была угрозой и теперь я её устранил.

- Какой угрозой!? Она была героем!

- Героем, которого попросил о помощи граф. Спорим, что она бы тут же прискакала нас убивать, когда бы мы пошли на штурм твоего графа? Или ты предпочтёшь её жизнь жизни своей сестры?

Она поджала губы. Да, я уверен, что Дара бы хотела многое сказать, но именно из-за её сестры такое и происходит. И мы оба об этом знаем. Так что её чистые ручонки приложились к этому всему не слабее, чем мои. И всё же мне от этого ни холодно, ни жарко. А на душе так вообще погано.

И радостно.

Боже, какой же я уёбище.

Кстати, новое звание получил.

«Пожиратель душ – вы поглощаете души врагов, что даже хуже смерти. Для вас не существует норм и правил, вы плюёте на чувства и жизни других людей. И даже после смерти им не обрести покой.

Условия получения – поглотить душу.»

Странно, что не дали антигероя за убийство. Хм… Не то, что я прям жажду его, но всё-таки интересна причина отсутствия этого звания. Ведь я, как и в прошлый раз, убил героя.

Я оглядел присутствующих.

- Так, Дара, Мэри и Лиа, собирайтесь, будем убивать народ. Вернее, я буду убивать, а вы прикрывать.

- Убивать? – Дара то ещё не в курсе.

- Сейчас большая часть народу в округе перемрёт. И нам надо перебить всех рыцарей, что есть. Они двигались к графу, - посмотрел на Лиа. – Верно?

- Да, граф нанял их для охраны поместья и деревни рядом, – кивнула она.

- Ну вот. И нам надо лишить его такой силы. Поэтому собирайтесь и валим. Заодно сейчас обзаведёмся лошадьми.

Я вытащил катану из тела, после чего засунул её в ножны. Её вес, стоило ей там оказаться сразу стал обычным! Чудеса, да и только. Так что с транспортировкой проблем у нас возникнуть не должно было. Тело, после раздумий я всё же убил – воткнул меч в сердце, обрывая мучения бездушного тела. Всё равно её душа уже не там.

И тут же за убийство мне капнуло сразу по единице на каждую характеристику, и я перескочил на двадцать второй. Неплохо. Значит уровень убитого существа так же влияет на всё это, как и тренировки.

Попутно я обшарил её карманы и выловил несколько сумочек с золотом. Восемьсот двадцать три золотых! И ещё восемь серебряных и тринадцать медных. Охуеть, вот это куш! В сумме у меня вышло тысяча четыреста тридцать две золотых, семь серебряных и две медных. Это очень и очень неплохо.

Плюс, кинжал, не чета моим. А остальное… неплохие трусы. Кружевные красненькие. Но боюсь, не для меня.

- Ладно, кому что надо, осмотрите её.

- Но… она же… - начала Мэри.

- Мертва. Ей это не нужно, а вот нам может понадобиться.

И пока они там собирали всё, что успели разложить, я заглянул в себя.

Как мне найти эту душу? Так…

Я попытался сосредоточиться на себе. Прислушаться к внутренним порывам и прочей белиберде. Попытался мысленно найти ту часть, которая отвечала за душу Кэйт. И после нескольких минут ворочаний внутреннего мира, я наконец услышал её. Это было похоже на внутренний голос, который хоть раз каждый слышал у себя в голове.

Сейчас это был очень тихий плач какого-то перепуганного ребёнка.

«Эй, ты меня слышишь?» – тихо позвал я её.

Плач прекратился, остались только всхлипы.

- Это ты? Тот, кто поместил меня сюда? Ты! Подонок! Как ты мог! Я же поверила тебе!

«Верит надо меньше незнакомым людям.»

- Ненавижу тебя! Отпусти меня! Сейчас же!

«Не-а. Прости, но теперь тебе придётся быть со мной.»

- Нет! Я хочу свободы!

«Свободы говоришь?»

Во мне появилось довольно жестокое чувство кинуть эту душу ещё в большее отчаяние. Тот, кто сопротивляется, может принести проблемы, особенно когда внутри тебя, поэтому ломать, ломать и ещё раз ломать.

«Ты получишь её», - сказал я как можно честнее.

- Да? - в голосе послышалась надежда.

«Ага. Знаешь, а ведь душа не умирает. Если ты умрёшь, то полетишь на перерождение, точно тебе говорю, однако…» - я зловеще замолчал. – «К тебе это не относится.»

- Почему!?

«Потому что, если душу расщепить, от неё ничего не останется.»

- НЕТ!!!

«Да. Думаешь, зря я тебя взял? Твои крики и угрозы ничего не значат. Ты не переродишься. Ты просто исчезнешь и вся твоя показная гордость – лишь мусор на дороге.»

- НЕТ!!! НЕ СМЕЙ!

«Поздно. Так что сиди там в темноте и жди своего часа.»

- Прошу тебя, нет! Не надо! Отпусти меня! Отпусти меня сейчас же!

«Счастливо расщепиться», – сказал я ей весёлым голосом.

В ответ мне раздался крик с плачем и какими-то мольбами, но их обрубило, стоило мне перестать сосредотачиваться на них.

Вот я говно, пиздец просто, сам себе поражаюсь.

Честно говоря, мне было как приятно, так и дичайше погано на душе. С одной стороны, я делал человеку больно, можно сказать, помучил его и оставил в темноте наедине с мыслью о неминуемой гибели. С другой стороны, хотелось успокоить и сказать, что всё будет в порядке. И вот эти два чувства, сталкиваясь создавали странное третье чувство, которое сложно описать. Оно было как приятным, так и отравляющим душу.

Возможно из-за этого чувства люди и мучают других людей. Это странное чувство, когда ты хочешь помочь, но пинком отправляешь человека в бездну отчаяния.

Противоречивость действий. Злобные действия вопреки добрым желаниям.

Да уж. Но мучил я не просто так её. Мало ли, когда она понадобится. Пусть пока маринуется в ожидании своей казни. Станет покорнее, авось и место найдётся для её душонки.

- Готовы? - оглянулся я.

Мэри с задумчивым видом крутила ремешок, стянутый с героини, а Лиа стянула с той трусы и рассматривала их, прикидывая, как бы они смотрелись на ней. Даже Дара приложила руку к мародёрству, взяв себе какую-то перевязь.

- Так, Мэри, дуй в таверну и посмотри, насколько там всё плохо. Дара и Лиа со мной. Дара идёт первой и смотрит путь. Мэри, сразу возвращайся к нам. Мы спустимся на первый и, если будет там выход, подождём тебя около него. Если нет, найдёшь сама.

Как только Мэри выскочила из комнаты, мы двинулись следом.

Было тихо, ни разговоров за дверьми, ни шума или чего либо-ещё. Всё вокруг просто вымерло.

На лестнице первого этажа нам встретилась первая жертва – мужик, который облокотился на стену спиной, держась за шею. Глаза раскрыты и выпучены, мышцы лица напряжены. Умирал явно в муках.

Мы прошли в противоположную сторону от коридора к таверне. Здесь проход заканчивался окном. Ну тоже неплохо, через него и выберемся. К этому моменту к нам из теней выскользнула Мэри.

- Там… там много тел. Есть живые, есть мёртвые… Там… словно с ума посходили. Те, кто выжил, насиловали разносчицу. Остальные разбежались. Кто-то трупы обкрадывал. Я…

Я глянул на её руку. Та была забрызгана кровью и держала такой же запачканный кинжал.

- Ты помогла разносчице?

Она кивнула.

- Молодец, - похлопал я её по плечу. – Серьёзно, молодец. То, что там происходит, это всё из-за меня, так что не бери в голову. Если бы ты не пошла, пошёл бы я и всё бы повторилось.

Так себе утешение, но пусть лучше на меня валит всё, иначе мозгами как я погорит. Человеку просто надо найти козла отпущения, на которого можно свалить всю вину, чтоб на душе стало легче. И я великодушно поспешил ей предоставить такого козла.

- Ладно, давайте уходить. Если солдат осталось мало, то мы перебьём их. Если много, то просто свалим. К тому же, там были лошади. Нам не помешает транспорт.

- А я не умею ездить на лошади, - тут же сказала Лиа.

- И я не сильна в этом, - тут же поспешила сказать Мэри.

- Нам и не надо много. Лиа, сядешь с Дарой, Мэри со мной. А теперь погнали.

Я вытащил меч и ударом разбил грязное окно. С весёлым звоном то осыпалось на землю, оповещая о вредителях, но никто не поспешил прийти. Мы ещё минуту постояли, ожидая случайных свидетелей, после чего вылезли на улицу.

Было уже темновато, зато отлично видно костры, которые горели вокруг палаток. Отсюда я даже видел, как поблёскивали доспехи солдат, что окочурились там. Как видел и тех, кто ходил и обчищал их.

- Так, мочим всех, кого можем, - сказал я.

- А сможем? – закусила Лиа губу, разглядывая то место.

- Да, будь уверена. Нам нужны в первую очередь лошади, поэтому Дара, сейчас идёшь в конюшню. А то вдруг выжившие решат перехватить наши средства передвижения. Отведёшь двух лошадей в лес и потом пулей к нам.

- Как? – не поняла она.

- Быстро. И если понадобится помощь – не стесняйся кричать. Мэри, ты у нас ударный отряд, держи кинжал и режь всех. Если что, мы поможем.

Разделившись, мы двинулись каждый по своим делам. Мэри сейчас было лучше видно, чем раньше, так как её перк на скрытность прошёл. Однако даже так, со своей вкаченной скрытностью она неплохо шкерилась по углам и кустам. Мы же двигались чуть позади, чтоб не выдать её своим присутствием.

Палатки находились практически на краю поляны, где располагалась таверна. По краям этого городка горели костры, однако караульных нигде не было видно. Хотя…

Стоило нам подойти, как тут же увидели несколько трупов. Видимо те, что решили испить водицы. Их руки, как и руки мужика на первом этаже, тянулись к шее. Уверен, что их гримасы столь же красноречивы. Пройдя дальше и не встретив сопротивления, мы вышли к палаточному городку. Я зарядил болт и приготовил кинжалы. Здесь орудовать мечом будет неудобно, да и навык у них будет, скорее всего, выше моего. А вот перерезать глотку – пожалуйста.

Первая же жертва, которую мы устранили был солдат тащащий на себе целый мешок вещей. Увидев нас, он тут же бросил его, хватаясь за меч… Но в этот момент Мэри выпрыгнула на врага из темноты, куда не добивал свет установленных факелов. Бросилась на спину словно кошка, обвив его ногами, одной рукой обхватив голову, а другой принялась бить с остервенением в шею. Фонтаны крови ударили в разные стороны. Охранник попытался кричать, но вылетело только бульканье. Она остановилась, когда он рухнул на колени, после чего завалился в бок.

Стоило мне подойти, как я заметил дрожь в её руках.

- Я… я убила его, – Мэри трясло так, что клинок ходил ходуном.

Даже меня не трясло так, когда я в первый раз убил в этом мире… хотя. Ну да ладно.

Я подошёл к ней и очень нежно взял забрызганные кровью руки.

- Ты просто сделала то, что сделал бы он.

- Меня сейчас вырвет… - она посмотрела на меня глазами, в которых собирались слёзы.

- А ты не плоха, - усмехнулась за моей спиной Лиа и подошла к мешку на земле. - Просто порвала его.

От её слов Мэри только расплакалась и уткнулась в меня лицом. Боже, какой же ты ребёнок ещё.

- Но ты же и раньше убивала, - тихо сказал я.

- Но… но только при самообороне. А тут столько мёртвых… И всё это я…

- Не ты, - я присел и оказался ниже Мэри. Но так хотя бы видел её глаза. – Ты просто вылила яд. Помни об этом. Я так решил и сделал бы так сам, но попросил тебя. Ты лишь выполняла. Твоей вины здесь нет. Все эти смерти на моей совести. Вот у тебя увеличилось что-либо от убийства в статистике?

Она покачала головой.

- Вот… А мир не ошибается, - или ошибается, но не с тобой. – Это потому, что ты никак не причастна к их смерти. К тому же, все они убили бы тебя и изнасиловали, будь у них возможность. Поэтому…

Я многозначительно промолчал.

Она внимательно смотрела мне в глаза, пуская слёзы и о чём-то думая.

- Мне всё равно больно в душе.

- Как и многим из нас, - коснулся я её груди рукой. Не сисек, груди. – Потому что здесь ты ещё человек, которому это противно. И это хорошо.

- А тебе противно? - тихо спросила она меня, словно спрашивала страшную тайну.

- Мне? – я попытался прочувствовать всё внутри себя. – Да, чувствую, хотя зависит от ситуации. А когда перестану чувствовать, то стану ещё одним монстром, что не видит больше лучиков света, - улыбнулся я и щёлкнул её несильно по носу. – Убивать плохо, но и не бороться за своё будущее тоже плохо. Особенно, когда другие готовы перерезать тебе глотку.

Она внимательно смотрела мне в глаза, после чего едва заметно приблизилась. И ещё немного. И ещё… в свете огня было прекрасно видно, как она сомневается и краснеет. И я не дурак, поэтому просто потянулся вперёд и поцеловал её. Просто один не совсем долгий поцелуй, но в то же время уже взрослый и несущий в себе определённый посыл.

Я не пытался схватить Мэри за филейные части, просто обняв её.

После чего отпустил, и она отстранилась, дёргая себя за одежду и не смотря мне в глаза.

- Я пойду разведывать, - тихо сказала она, скрываясь в темноте.

Зря я сделал это. Потому, что дал ей какую-то надежду и мысль. А ни то, ни другое не доводят до добра. И остаётся надеяться, что в нужный момент я смогу помочь.

Глава 68

Могло показаться, что лагерь спал. В какой-то мере так оно и было, но мы то знаем правду. Он спал особенным сном, устроенным покорным слугой этого мира, который стал таким же убийственным, как и чума в средневековье. Где бы я не появился, горели костры и гибли люди. Я как сраная эпидемия.

Но скоро это всё закончится.

Осталась долбаная каменоломня, а потом поместье графа с его окрестностями. Я даже уже решил, как буду устраивать пиздец. Рискованно, но довольно действенно. Если удастся, то всё будет в шоколаде. Если нет… ну… конец есть конец.

Однако я не теряю надежды. И даже сейчас, крадучись передвигаясь по лагерю, я методично с компаньонами вырезаю остатки. А их и не так уж и много. Видимо, в не такой сильной концентрации яд начал действовать не сразу, и люди успели конкретно покушать, прежде чем всех прихватило. Некоторые даже успевали уйти куда-нибудь, прежде чем помереть.

В той сумке, что мы нашли, было немало денег, целых сто тринадцать золотых семь серебряных и три медных. Видимо засранец обокрал всех, до кого успел дойти, попутно собирая у них кольца. Но кроме денег и жрачки мы больше ничего не нашли. Здесь же мы обнаружили шесть померевших командиров. Их выдавала хорошая броня и отличнейшие мечи.

Вернее, только троих отличала хорошая броня, на других троих она просто отсутствовала. Как я понял, что они главные? Это только предположение, но будь они простыми солдатами, стали бы раздевать их, когда рядом вон сколько трупов?

Из трёх, что сохранили на себе одежду, двое были обворованы частично. И только один цел и не обобран.

Правда из всех мечей, что мы нашли у командиров, я смог поднять только один. Вернее, и те я мог поднять, однако орудовать ими не позволяли мои статы. Ситуация схожа с той, что была с катаной.

Этот же меч не казался мне тяжёлым и не тянул вниз. Принадлежал он командиру девушке, обладательнице сисек третьего размера и ушей с хвостом. Нет, не кошка, а девушка с кошачьими ушами. Она относилась к тем, кто был частично обобран. Кстати говоря, кто-то ещё и надругался над её телом, судя по спущенным штанам и раздвинутым в стороны ногам.

Мда, о времена, о нравы, как говорил кто-то. Хотя что я лезу в эту мораль; другой мир, другие правила. Это для нас подобное выглядит омерзительно, а здесь может быть вполне нормальным явлением. Вон, у нас сейчас люди могут пол менять и ничего, мир живёт.

Но вернёмся к мечу. Гарда у него была заострённой, чтоб было удобнее бить ею. Как и заострённое навершие. А сам клинок от гарды опоясывала золотистая змея, раскрывающая пасть у кончика.

Выглядело классно, как и ножны, но пришлось обмотать их тряпкой, чтоб не бросались в глаза. А обидно, хотелось бы попонтоваться такой находкой.

Чуть позже к нам прибилась Дара, и они уже на пару с Мэри прочёсывали лагерь. В этом проблемы не было – немногочисленные выжившие наёмники, увидев своих товарищей мёртвыми, поспешили по-быстрому свинтить, подхватив всё, что плохо лежит. Это было видно по раздетым частично товарищам и разбросанным вещам. Поэтому мы ещё встретили раза два три по наёмнику, но их укладывали ещё до того, как те успевали что-либо сделать.

Там же в лагере я нашёл арбалет. Вернее, их было много, но только сейчас я заметил, что они выгодно отличаются от тех, что я видел в этом мире. Наёмники знали толк в этом деле. Зарядка была у него рычагом. Потянул на себя - закинул тетиву. Такой и в моё мире встречался. Здесь же была такая подставка, куда вставлялись стрелы. Выстрелил, взвёл и тут же вставил, а не лез в колчан.

А ещё у него были сошки… Ну всё, теперь точно всех уделаю! Ещё бы нож с сошками найти и вообще полный класс. Считай, сотый уровень.

Палатки командиров уже были разворованы. Практически полностью вытряхнуты наружу и переворошены. Засранцы уже успели добраться и до сюда.

- Как ты думаешь, сколько их ушло? – поинтересовался я у Лиа.

- Ну… может около двадцати, наверное. Сколько охраны было вокруг, столько и выжило.

- Постовые скорее всего не ели, - кивнула головой Мэри… пристроившись подозрительно рядом со мной. Мэри, не пугай меня. Я боюс. Именно боюс, без мягкого знака. Так как твои действия подозрительны. Меня вообще пугают отношеньки, так как они суки непрочные и у меня травма профессионального ОЯШа.

К тому же, отношеньки значат и ответственность! Ох, ебать, как я ненавижу ответственность! И вообще, я всегда боюсь, что сначала понравлюсь, а потом девушка разочаруется и такая: «я думала ты другой». Или ты думаешь, что нравишься, подходишь, а она такая: «прости, но ты не в моём вкусе». Последнее я вообще чаще всего слышу.

Вот столько внутренних терзаний вызвало то, что Мэри оказалась рядом со мной. Можно смело спросить, кто ещё кому нравится. Теперь каждый должен понять глубину моих проблем и комплексов. Это блять я трахаюсь, взял один раз силой и вообще с левыми иногда ебусь. А всё один хуй. Такое не лечится.

Ладно, шутки шутками, сейчас есть дела поважнее…

Например!

У меня новая способка!

Правда… название обнадёживает.

«Четыреста десятый спешит на помощь – ты сам выбрал этот путь. Ты показал себя беспощадным жнецом, и этот товарищ поможет собрать тебе кровавый урожай, спеша на твой зов из пучин ада. Пусть визжат враги под его рёв, пусть бегут союзники, видя его пыл. Потому что с ним вы отправляетесь устраивать ад.

Способность вызывает четыреста десятый на страх и риск призывателя. Возможна утеря четыреста десятого. Времени на восстановления может потребоваться больше, чем неделя. Нельзя отозвать раньше, чем через пол часа. Перезарядка – неделя.»

Чот жутковатенько… Но звучит эпично!

Правда на страх и риск призывателя как бы намекает. Плюс, пункты типа времени на восстановление говорит о том, что если его коцнут, то ему может понадобиться больше времени, чем неделя. Похоже на то, что это что-то живое. И, скорее всего, одушевлённое.

Но главный вопрос – что за четыреста десятый? Я знаю только одну хуйню с таким названием, и пиздец как мне не внушает это доверие! Особенно в этом мире. Тот же просто… ай да ладно, решу по ходу действий. В крайнем случае использую в каменоломне и посмотрю, что будет.

А пока…

Оглядываясь, я скользнул взглядом по округе и заметил приближающуюся проблему.

Со стороны таверны к нам двигались люди. Они были ещё далеко, да и немного их, человек десять…

Нет, чот дохуя их. И с мечами идут ещё… Никак по нашу голову топают. Так, один из них командир, сразу видно по броне, которая даже ночью сверкает в свете звёзд. Любой бы культиватор обзавидовался. Что касается остальных… есть люди в простых повседневных шмотках, а есть наёмники в броне. Объединились? Может быть, но сути проблемы это не меняет. Надо устранить угрозу.

Я присел, и остальные повторили за мной. Все их взгляды остановились на приближающихся людях. Не нравятся они мне. Да мне вообще мало кто нравится, так как каждый угрожает моей жопе.

- Кто это? – спросила Лиа.

- Вестимо, что враги. Может из таверны топают проверить, что да как здесь. А может знают каким-то образом, кто тут диверсию устроил. Но сути не меняет. Так, Дара, уходи и прячься, будешь стрелять в них со стороны, твои цели те, что без брони. Лиа и Мэри со мной. Берите арбалеты, будем класть гондурасов с расстояния.

Дара кивнув, бросилась в сторону и скрылась за палатками. Я же передислоцировался чуть ближе к краю лагеря, где залёг и взял на прицел из нового арбалета фигуру в центре. Да здравствуют сошки, ща будем снайперить.

Лиа и Мэри залегли по бокам от меня. В отличии от бывалого компьютерного вояки, они толком и не знали, как стрелять, судя по их неуверенным лицам. Но будем надеяться, что кто-нибудь да попадёт.

Припав к прикладу, я навёлся на командира, что шёл впереди, выдохнул… и выстрелил.

Да вот только не попал. В какой-то момент, он махнул едва заметно мечом, и я буквально услышал удар метала о метал. Отбил? Да ну нахуй…

Я бросился перезаряжать арбалет. Две мои подруги естественно промахнулись и теперь не знали, что с этим агрегатом делать. А у меня времени не было показывать.

Зарядил, прицелился и тут же выстрелил.

Ещё один взмах и стрелы как не бывало. Понятненько… С ним мы разберёмся потом. Тогда план «Ц». Отходим и устраиваем засаду в густо застроенном месте, лишая их возможности маневрировать. А заодно повышая боевую мощь меня любимого.

- Лиа, Мэри, за мной, - тихо сказал я и скользнул между палатками.

Вполне возможно, что суки нас увидели, но пока преимущество на нашей стороне, так как…

- Бегите дальше, я вас догоню, - сказал я девкам и, не мелочась, лёг прямо в центре прохода между палатками.

Будем играть в «испугай-разбей-убей». Тактика, старая как мир и надёжная как презерватив. То есть, иногда даёт проколы. Ну без риска никуда.

Я ждал, припав к прицелу, чувствуя, как жопа срочно консервирует единственный проход из страха в надежде спастись от опасности. Ну ничего, сейчас всё будет…

Прошла минута. Моё волнение достигло пика. Враги явно не торопились явит себя под стрелы. То ли осторожничают, то ли не видят угрозы. И мне ничего не оставалось, как напряжённо вглядываться в проход между палатками, ожидая появления этих десяти друзей Оушена.

И вот они появились. Все вдесятером. Значит всё-таки не чувствуют угрозы. Могу поспорить, что из-за главного, который ловко отбивает стрелы. Возможно в этом и причина такой вальяжной походки и кучкованности группы. Его способность отбивать стрелы покрывает определённый радиус, и они держатся кучей, а пойдут быстрее, то ли способка собьётся, то ли ещё что. Но это всё предположения и это мне это на руку.

Вот главный дёрнулся в сторону, взмахнул мечом и что-то с металлическим лязгом улетело в сторону. Скорее всего, снаряд Дары. Значит он прикрывает всех… А как тебе такое!?

Один из костерков, который они проходили, неожиданно взвился адским пламенем вверх. Я ловко направил языки пламени прямо в толпу, подпитывая огонь всеми силами. Там сейчас должна быть такая температура, что любой попавший под него сразу станет недееспособным.

Толпа мгновенно развалилась.

Главный сразу ушёл в сторону и его практически не зацепило, а вот те, кто кучковался за ним, попали под огонь толпой. Крики, вспыхнувшие одежды, обожжённые тела, разбегающиеся в разные стороны противники. Это было божественно.

Но я не отвлекался, получив возможность нанести удар – тут же одного из наёмников пробила стрела. Его не спасла и броня. А я тем временем уже перезаряжался, дёргая за рукоять двумя руками. Закинул стрелу, лёг на землю, навёл, выстрелил. Ещё один схватился за живот и упал, но то был вроде не наёмник. Значит порушив строй, главный не может теперь их прикрыть. Вполне возможно, что ему нужно определённое состояние или радиуса способности не хватает.

Вообще, я не особо целился. Просто наводил примерно на глазок и стрелял. Куда попадёт, туда попадёт. Куда важнее вывести из строя как можно больше людей. К тому же я попутно жарил врагов огнём и тушил ненужные очаги возгорания магией, что неплохо отнимало как силы, так и концентрацию.

Вон, ещё один свалился с разбитой головой.

Так, всё, валим.

Подхватив арбалет, я поспешил спрятаться между палатками. По моим подсчётам, осталось ещё трое человек, один из которых главный и два наёмника. Если получится, буду гонять их по всему этому городку, выбивая по очереди, и потом уже налягу на этого перекаченного засранца.

И уже когда думал, что скрылся между палатками, я обернулся… И чуть не получил по ебальнику мечом. Лишь желание обернуться спасло меня от смерти или крайне нежелательных ранений. Отшатнулся и вспышка резанула рядом, выбивая арбалет и буквально разрубая его на половинки. Пидорас оказался проворнее, чем я думал и нагнал меня.

Не теряя присутствия духа, я шагнул назад, выхватывая уже маленький арбалет. И тут же ударил в него пламенем, заставляя съебаться в сторону. Благо костры здесь натыканы повсеместно. Выстрел… уёбок умудрился отбить и эту стрелу. Вновь метнулся ко мне, но пламя не дало ему приблизиться.

Я выжигал территорию, создавая круг огня и понимая, что время истекает. Я не смогу так долго его сдерживать. Но это и не нужно. Есть одно очень действенное средство против любой брони. Вернее, против человека внутри.

Я сбросил рюкзак и вытащил бутылку водки. Плевать на запал, тут везде костры, изжарится как в печке. После этого просто опустил стену огня. Главный стоял за ней, не торопясь подходить ко мне. Но при этом он довольно вальяжно держал меч. Даже не пытался встать в стойку, что лишь показывает его самоуверенность.

А это значит…

Я размахнулся и бросил в него бутылку.

Это значит понты. Человек, который чувствует силу, всегда стремится её продемонстрировать. Отсюда его ленивые взмахи мечом. Стреляйте сколько угодно, моя реакция такая, что я отбиваю всё подряд. Но не в этот раз, дружок.

Бутылку он, как я и предполагал, разбил мечом. Да даже если бы не разбил, то она бы сама разбилась. Единственный его шанс был увернуться, но станет ли человек, который может всё отбить стрелу, уворачиваться? Самоуверенность – она убивает также беспощадно, как и воспаление лёгких. Ты думаешь, что всё норм, но когда понимаешь, что происходит, уже слишком поздно.

Не знаю, понял ли он, или говнюку было не до этого, но я отпрыгнул и шмальнул со всей дури огнём в его сторону. Да, он увернулся, но языки пламени всё равно успели до него дотянуться. И он проиграл. Я дал силы на пламя, что теперь питалось спиртом. Да, спирт выгорает быстро, но жара будет достаточно, чтоб хорошенько пропечь ублюдка. Магия, ёпта.

И он заорал. Заголосил на всю округу, пытаясь сбить пламя руками, после чего упал на землю. И только ухудшил всё. Трава загорелась и пламени стало больше. Я быстро перезарядил миниарбалет, после чего вытащил меч и, выцепив момент, ударил засранца в щель между шлемом и нагрудником.

Хрип, дёрганья, попытка ударить меня. Пришлось отскочить и вновь нанести удар, добивая ещё живого командира. Просто охуительная живучесть.

Выдохнув и затушив огонь, я оглянулся. Победил. Хитростью, магией, удачей и интуицией, которая спасла от удара в тыл, я смог одержать победу над превосходящем количеством противником. Почему? Да потому, что самоуверенность и глупость. Мне казалось, что наёмники должны быть опытными в таких делах, но на деле всё оказалось прозаичнее. Может в бою они и хороши, но не в таких ситуациях, когда требуется в первую очередь думать.

И ведь один против… ах да, ещё двое…

Я развернулся в сторону лагеря, не спеша прятать меч. Ещё двое где-то шастают. Чую, скоро он вновь понадобиться.

С чувством выполненного долга, мы шли к лошадям, которых Дара отвела в лес. С последними двумя вообще не возникло проблем. Я отвлёк, Мэри под способкой «Контрольный рывок» их убила. Быстро и красиво.

Было бы ещё лучше, если бы я не споткнулся после всего этого и не разбил себе нос.

По пути мы заглянули в таверну. И… там были все убиты. Теперь я понимаю, что они шли сюда. После такого они видимо решили, что кто-то из постояльцев отравил всех и пришли убивать. Убили, вернулись и увидели нас. На своё горе. Что касается таверны, то там перебили всех, даже разносчицу, которую спасла Мэри.

Весьма и весьма печально. Я ща не шучу, чувствуется слегка подавленное настроение от того, что произошло. Хуй с наёмниками, но мирняк валить было лишним. Это лишь доказывает, что наёмники были уёбками. И несмотря на то, что я заварил эту кашу, не моя вина была в смерти посетителей.

Когда мы уходили, Дара, наша командная совесть, оставила табличку напротив колодца с предупреждением, что вода отравлена. Попутно устроив потоп в таверне и вылив всё вино на пол.

Благородно. Я, честно говоря, даже не подумал об этом.

- Как ты думаешь, когда граф догадается, что его солдаты мертвы?

- Это надо у Лиа спросить, - я повернулся к ней. – Когда они собирались отчалить?

- Послезавтра. Тут у них что-то вроде пункта ожидания было. Им должны были сказать, куда идти дальше – к графу или на каменоломню.

- И куда они выдвигались?

- К графу, - ухмыльнулась она. – Естественно, своя шкура дороже бизнеса.

- Да в каменоломне, наверное, и без них просто охраны хватает, - ответил я.

Мы подошли к лошадям, что привела сюда Дара. Это были самые обычные скакуны. Я быстро оглядел их, но не заметил вещей, которые бы сильно выделялись. Обычное седло, типичная уздечка, без всяких там вшитых золотых нитей и прочей лабуды. То, что надо для обычной езды, чтоб не выделяться.

- Ты уверен, что нам нужны лошади? - спросила Дара. - Тут до каменоломни…

- Далеко, - перебил я. – Чёрт знает, кто карту составлял, но она точно не близко, так как расположена ближе к горам. А горы вон там аж, - кивнул я на вершины подсвеченные звёздами и луной. – Так что на лошадях за день, думаю, доберёмся.

- А дальше? – поинтересовалась Мэри.

- А дальше… - я улыбнулся, от чего все как-то бочком от меня отступили. Боятся? Правильно делают. Боятся, значит уважают. – А дальше будет бойня, Мэри. Всё как обычно, ведь иначе мы не умеем.

А может быть и не хотим. В этом вопросе стоит разобраться по подробней.

Часть двадцать первая. Создание из ада. Глава 69

Покидал я таверну с чувством выполненного долга, чувствуя себя героем.

Ну ладно, ладно, я возможно совсем капельку перестарался, отправив на тот свет помимо наёмников ещё и немногих путников, что здесь останавливались. Ну вышла небольшая ошибочка, ну дал косяка слегка. Но они-то, в отличии от меня, переродятся. Я, когда сдох, сначала боялся, а потом кайфовал. Становясь душой, ты даже не жалеешь, что умер. А потом перерождение и вуаля!

Другими словами, здесь грустно только тем, кто скучать по ним будет.

Так что я практически одолжение им сделал! Освободил от оков бренных…

Говорю, как тот полоумный рыцарь. Может он тоже сечёт фишку?

Что касается другой, неблагодарной части команды, что не хочет порадоваться нашей молниеносной и решительной победе, они все какие-то преунылые.

Да ладно вам. Неужели вы расстроились? Ну ладно Мэри, она сама по себе плакса, а Лиа? Она же ёбнутая на всю голову! Ей такое по кайфу должно быть.

А сейчас едет по дороге рядом, и косится в мою сторону.

- Эй, Лиа, - позвал я её.

Она так встрепенулась, что чуть с лошади не свалилась.

- А я что? Я ничего, еду просто. – И тут же с завидным средоточием принялась вглядываться в дорогу.

И как понять, что с ними происходит? Она так дёрнулась, словно её током ударило.

Дара тоже косится с опаской на меня.

Блять, да что с вами!? Хули вы все какие-то пришибленные напуганные!? Аж бесит! Бесит-бесит-бесит-бесит! Ещё больше бесит, что никто не сказал, насколько я невъебенно расправился с теми людьми!

Боже, да я был охуенен! Срочно, скажите, что я охуенен! Блять, да кто-нибудь! Ну похвалите меня, суки! Я же блять почти десятерых завалил!!! Сука… Почему меня никто не похвалит… Вот мне обидно! Мне тоже хочется услышать доброе слово типа: а ты был неплох, спасибо и так далее. Я их так редко слышу. Ну как в тех книжках про героев, где девки текут и прыгают ему на шею.

А у меня ситуация… Нет, не диаметрально противоположная. Она какая-то изгибистая, что ли. То меня боятся, то неожиданно домогаются и тут же опять боятся. Короче, всё сложно. Настолько, что даже я сам не могу разобраться в этом.

Из-за этого моё хорошее настроение чередовалось откровенным унынием, глядя на эти рожи. И что прикажете делать?

Ладно, наведаюсь в душу, найду Кэйт, может чо скажет интересного.

Я закрыл глаза и погрузился свой богатый мир… Пиздец он у меня богат, напоминает пыльный чердак с паутиной. Почему напоминает? Потому что именно его и представил. Ну да ладно. Я напрягся и послал мысленный сигнал в глубину самого себя.

«Эй, Кэйт, Ты меня слышишь?»

Прождал секунд десять, но ответа не последовало. Пусто? Ладно, попробуем так.

«Просто я хотел сказать, что настало твоё время расщепляться. Не бойся, ещё минут десять ты будешь мучиться в адской боли, а потом успокоительное расщепление.»

- Ты не посмеешь! Не смей! Ты не имеешь права! – раздалось из темноты.

Её писклявый перепуганный голос вызвал у меня улыбку.

«Тогда отвечай, когда с тобой говорят. Я спрашиваю ты тут же даёшь ответ.»

- Я тебе не рабыня!

«Нет, ну дело то твоё, конечно. Но десять минут чудовищных мук перед расщеплением, думаю, тебе пойдут на пользу.»

Послышался плачь, стоны, всхлипы и, в конце концов, мне тихо ответили.

- Чего тебе надо?

«Скажи-ка, какой твой мир?»

- Мой мир? Зачем тебе?

«Хочу сравнить со своим.»

- Так ты тоже не из этого мира!? Ты призванный герой?

«Не совсем. Я погиб и очнулся здесь. Без способностей, ускоренного роста, да без всего. Пришлось с нуля раскачиваться. Но мы отвлеклись. Вернёмся к твоему миру: какой он? Машины там, дома, какая эра, есть ли компьютеры?»

Как оказалось, её и мой миры отличались. Не то, что прямо очень сильно, отличительные особенности были. У них уже летали в космос, колонизировали соседние планеты. Была компьютерная реальность, когда, надев шлем, ты просто перемещаешься в игру и там всё практически так же, как и в жизни. Есть андроиды и киборги, но как я понял, уровень там у них ну не самый качественный.

Послушав её рассказ, который становился всё живее и живее от того, что она там уже конкретно ностальгировала, я понял, что её мир не сильно утопал от нашего. Где-то сильнее, где-то слабее. Да, у них были космические корабли, но про атомную энергию они даже не слышали. У них есть искусственные интеллекты, суперкомпьютеры, андроиды, роботы. Но с её слов у них до сих пор ламповые экраны. Пузатые, как те, что были в двадцатом веке у нас.

Короче, развитие где-то сильнее, где-то слабее, хотя по космическим разработкам они ушли явно дальше.

Как я понял, общение теперь для неё было единственным способом развеется. Спать она не могла, вокруг темно и пусто, ничего нет и только мой голос являлся единственным источником как информации, так и развлечением.

«Сколько ты уже здесь? В этом мире?»

- Я? Ну… лет пять.

«Пять лет? И всего сотый уровень!?»

- Я никогда не ставила себе целью раскачаться! – возмутилась она. – Я больше путешествовала.

«И тебя призвал… Король?»

- Нет. Вернее, да, он. Но не лично. Есть специальная комиссия, которая устраивает обряды и призывает героев. Нас призывают с определённой периодичностью, когда мы необходимы. Меня призвали пять лет назад и отправили сразу помогать на южных территориях. А потом я отправилась в путешествие.

«Вот так сразу?»

- Я быстро прокачалась до приемлемого уровня. И когда заданий от короля нет, мы можем заниматься своими делами при условии, что не нарушаем законы или интересы страны.

«А в других странах призывают героев?»

- Да. Практически все страны призывают героев. Это довольно трудоёмкое занятие, как я слышала. А ещё запрещено под страхом смертной казни призывать кому-нибудь ещё кроме короля.

Пять лет здесь пробыла. И только недавно докачалась до сотого уровня.

«Слушай, а есть кто больше двухсотого уровня?» - поинтересовался я.

- Я ни разу о таких не слышала, - честно призналась она. – Но один раз десяток героев собирали, чтоб убить героя сто пятидесятого уровня.

«За что?»

- Ну нам сказали, что он стал отступником и попытался захватить власть в королевстве. И ещё одного, кажется, сто пятьдесят второго уровня убивали, но я в том рейде не участвовала. Говорили, что он обезумел и стал убивать всех подряд.

«Значит больше ста пятидесяти никого нет?»

- Я не слышала.

Не кажется ли это странным? Ну, то что двоих героев убили, когда они были примерно сто пятидесятого уровня? Я вообще человек мнительный, всех подозреваю, многим не доверяю. Поэтому моя душонка требует теории заговора по этому поводу, так как что-то здесь не то.

Я был здесь двадцать лет назад. И могу поклясться, что видел перед смертью героев, которым было лет двадцать. Да даже взять того героя, что линчевал Эви, он был совсем молодым. Сейчас им было бы по сорок, пятьдесят лет. В принципе, нормальный возраст чтоб ещё побегать и покрошить монстров. И за двадцать лет уж можно было докачаться до двухсотого. И таких монстров все бы знали.

Но их нет.

Я бы ещё поверил, в то, что человек может их не знать, если бы мне рассказывал это какой-то задрыпанный герой-чмошник двадцатого уровня, призванный совсем недавно. Но уж точно не героиня сотого уровня, которая здесь уже пять лет. Она просто обязана была знать героев в лицо. Но она не знает, а значит, что их и нет.

А если нет, и никто не докачался даже по прошествии стольких лет, это значит, что их убирают.

Вот как Кэйт убивала того сто пятидесятого. Вполне возможно, что таким образом эта царство-государство не даёт возникнуть угрозе, которая сможет составить королю конкуренцию. Забавно.

Конечно, это теория, но я больше не вижу причин, почему нет двухсотых, если только они не умирают от переизбытка сил при его достижении. Хотя стоп, это тоже вариант.

От столь важных размышлений меня оторвала личность, что трясла моё плечо.

Нехотя я открыл глаза и моему взору предстала Мэри, сидящая передо мной на лошади и трясущая меня за плечо.

- Ну чего тебе, мелкая? – вздохнул я.

- Прости, что я тебя буж…

- Не будишь, - перебил я её. - Я думал. Думал над очень важной мыслёй. Так чего тебе?

- Мы будем останавливаться на ночлег? Мы уже довольно далеко ушли от той таверны и может нам стоит встать на привал?

Я оглянулся. Ебаный тёмный непроглядный лес, окружающий нас стеной. Вот вообще никакого желания нет лезть туда. Я темноты боюсь. Особенно я её боюсь после Клирии, которая в ней бродила. Мне сразу кажется, что она там в кустах сидит и караулит меня. А интуиция шепчет, что эта сучка готовит неплохую такую подлянку, чтоб прижать меня к стене. Я уж не знаю, какую, но стоит быть настороже.

- Эй, Дара, сгоняй и найди нам место для ночёвки.

Дара кивнула, спрыгнула с лошади и была такова.

Уже через пол часа мы вставали на привал в кромешной темноте где-то в лесу. Вообще, мне это место не сильно нравится, но Даре, как никак, виднее будет. В прямом смысле этого слова. Пока я стоял и тупил, ничего не видя, она уже разжигала костёр, давая немного спасительного света. Тот сразу заиграл своими жутковатыми тенями на деревьях, создавая причудливые фигуры, словно это танцевали дикари.

- Так… долго мы ехали? – сразу спросил я, раскладывая вещи.

- Около часа без остановки, - сказала Лиа, привязывая лошадей к дереву, чтоб те не дали по съебам.

Блять, мне время вообще ни о чём не говорит, если честно. Ну вот вообще. Мне бы расстояние сказать, чтоб понять, насколько близко мы сейчас к каменоломне. А ещё же план придумать надо, как его штурмовать.

Я-то план один придумал, но он относился чисто к штурму поместья графа. Там ух… пиздец сотворю. Всё в лучших традициях. Но вот каменоломня… На ум сразу приходили всевозможные поджоги, отравления, тихое устранения и тупо прорыв тварью на территорию и последующим уничтожением всего.

Да вот только нам надо найти по заданию там девчонку. Тварь ещё пока в откате, прошло вроде пять дней с того момента, как я использовал её. Да и использовать её сейчас… Я рассчитывал на поместье графа, так как лечилка осталась одна. А так бы я пробился туда, всех съел, освободил, вылечился и получил бы свободу, после чего рванул на все четыре стороны, имея неплохой золотовалютный запас, оружие и спутницу в лице Мэри. Про Лиа хз-хз… стоит ли оставлять или послать куда подальше.

Может обратиться за помощью? Я присел перед разгорающимся костром и закрыл глаза.

Так, нырок во внутренний мир…

«Эй, Кэйт, ты тут.»

- Ты просто бросил меня! – тут же выдала она заплаканным и обиженным голосом.

«Чего?»

- Ты говорил, говорил со мной, а потом ни привет, ни пока. Просто исчез!

Да ты чо блять, жена моя, чтоб такие предъявы кидать!? Хотя понять её тоже можно.

«Так получилось. Мир требовал вмешаться, поэтому надо было срочно переключиться на реальность.»

Она не ответила, зато я отчётливо услышал, как она шмыгнула и высморкалась во что-то. Эй! Ты там не в мою душу высмаркиваешься, а!?

- Ясно, - уже более спокойно ответила Кэйт. – Но в следующий раз говори, когда уходишь, пожалуйста. Мне тут в темноте… не сильно уютно. Просто темно, просто ничего нет.

«Окей, если будет время, сообщу сразу. Но я тут по другому вопросу. Ты хоть раз была на местной каменоломне?»

- Каменоломня, что близка к границе этого королевства?

«Да.»

- Я там была один раз. Когда искала тебя! Тебя искала, сукин ты сын! Взял и поглотил меня! Как ты мог!?

Ну началось… Стоило вспомнить, с кем она так мило общается, как посыпались на меня шишки.

«Так, спокойнее будь, а то твоя задница в моих руках, не забывай об этом. Я могу переселить тебя в тело, потом пытать, потом забрать опять твою душу и переселить в другое. И так гонять по кругу, не давая тебе покоя. А теперь опиши мне эту каменоломню. Накидай примерный план.»

Она обиженно молчала. Я прямо слышал, как она дуется на меня, но, понимая, в чьих руках её сиськи, ответила.

- Если брать план сверху, то она выглядит как неправильный круг. Типа овала, что уходит в глубь горы. Такая большая яма, что вгрызается в гору и уходит вниз. Со стороны горы практически никем не охраняется, так как там ни спуститься, ни подняться нельзя. Со стороны выезда стоят два барака, где живут солдаты. Бараки рабов, что работают там, находятся на дне этого карьера.

«Как этот карьер выглядит?»

- Видел хоть раз обычный карьер? Вот так и выглядит, только, естественно, масштаб меньше.

«А охрана?»

- Охрана? Я не могу судить, но…

Но было ещё много каких но. Забор по периметру - добротный частокол и вырубленная полоса перед ним, чтоб можно было увидеть, если кто-то подбирается из леса. Ночью, естественно больше охранников, чем днём. Есть ещё баллисты (я тупой, первый раз такое слово услышал, пришлось просить объяснить, что это), но их всего три. Думаю, даже если я буду тварью, стрела из такой дуры меня укокошит.

Точно количество стражи я так и не выяснил. Примерное, тоже. Она описывала всё как: «ну там они есть, ну не десять, и не двадцать, ну примерно пять или шестнадцать. Они как бы есть перед глазами, но их вроде и нет, а так смотришь вот они». Это я процитировал, если что. Короче, их там чуть меньше чем много, но намного больше чем мало. Значит между много и средне.

Ухудшало это всё то, что она была там вообще хуй знает когда. Ну то есть была она там три месяца назад, когда в этих лесах завёлся вепрь-людоед. Эта хрюша жрала людей, скотину, деревья, камень, да всё подряд. Ну и солдат, естественно. Даже двоих героев сожрала, которые были слабоваты уровнем. Удалось убить его только магу. Тот её просто сжёг.

В принципе, если ты маг, то тебе вообще похую всё. Особенно, когда огнём обладаешь. Тут главное, чтоб дождь не шёл.

Так, возьмём на заметку, здесь есть опасные дикие звери.

Что же касается этой каменоломни, три месяца, это дохуя с учётом последних событий. За это время могло измениться всё. Не удивлюсь, если там сейчас вторая стена возведена. Спорим, там ещё и оборотни есть?

«Ясно… Ладно, я возвращаюсь в свой мир, та что пока.»

- Ты уже уходишь!? – то ли испуганно, то ли возмущённо воскликнула Кэйт.

«Ага. Пока-пока.»

- Но я тут одна буду!

«Обещаю, что ещё раз загляну,» - сказал я нечестно и вынырнул в реальность.

Задерживаться с ней мне не очень хотелось, так как такие разговоры отдавали шизофренией, когда ты сам с собой разговариваешь. А мне такого было не надо. Хотя с пассивкой мне такое и не страшно, наверное, теперь.

Я вынырнул в свою реальность и открыл глаза. И первое, что заметил, так это… Кто-то проявил ангельскую заботы и накрыл меня пледиком. Блин, а это пиздецки мило! Ведь я как сидел перед костром, так и сижу. Это значит, что кто-то обо мне думает! Приятно… Блин, реально приятно, я сейчас прослезюсь от такого. Я бы сказал спасибо тому, кто мне это сделал, но тут есть загвоздка.

На меня облокотились сразу две головы.

С одной стороны мне на плечо облокотилась Мэри, мило уткнувшись в руку лицом и пуская слюни на мою не самую чистую рубашку. С другой – Лиа, которая ещё подложила под голову ручки и мило сопела, словно невинная девушка. Интересно, ей спать удобно в такой позе? Напротив же сидела Дара и что-то хомячила.

- Эй, Дара, давно они в отрубе лежат? – спросил я, кивая на тушки.

- Ну как ты уснул сидя… час, наверное, - спокойно ответила она, хотя её взгляд меня буквально сверлил. Не верит, боится. Остерегается.

- Ясно… А что на мне? И кто плед накинул?

- Ну так они думали, что ты того… опять… уплыл. А накинули обе. На тебе два пледа.

Охуеть, какая забота. Я сразу почему-то ищу подвох. Естественно потому, что пизды прохватываю постоянно. Это нормальная ответная реакция на любую непонятную и необъяснимую ситуацию.

Но в тоже время я был безмерно им благодарен за это. В душе появилось чувство давно забытой нежности к тем, кто тебе дорог. Не скажу, что девчонки прям дороги мне, но всё же такое чувство к ним проклюнуло не за просто так.

Глава 70

Аккуратно, чтоб не разбудить девушек, я, медленно двигаясь, подхватил их и опустил на землю, после чего расстелил импровизированную постель с сумками вместо подушек и положил их туда. Вот такой я заботливый. Ну а чего? Мне добро делают, и я добро делаю.

Уложив обеих и посмотрев, как Лиа и Мэри практически одновременно обнялись, ища тепла у друг друга, я накрыл их вторым пледом.

- Дара, можешь поспать, я покараулю.

Она слегка недоверчиво посмотрела на меня.

- Чего?

- Нет, ничего, просто лучше я…

Я вздохнул.

- Спать иди. Я уже понял, что вы меня боитесь, и ты тут скорее не нас охраняешь, от меня их. Но я пока в порядке и вырубаться неожиданно, как это делал, не собираюсь. Давай, присоединяйся к лёжке тюленей.

- Тюленей?

- Вот этих, - кивнул я на Лиа, которая буквально вдавила себе в грудь Мэри. Та в свою очередь с каким-то детским лицом ничего не имела против. – Давай, а мне хочется одному посидеть.

Дара сомневалась. Очень сильно сомневалась, и я понимаю причину таких сомнений, но против меня она идти тоже боялась. Как я понял, она теперь вообще не уверена в поводке, а все они втроём считают меня настоящим чудовищем. Чудовищем, которое скромно прячет свои навыки. Пусть будет так.

- Давай, Дара, - щёлкнул я её нежно по носу и улыбнулся. – Пиздуй спать, всё в порядке.

Она, видя мою приветливую улыбку, скромно улыбнулась и ушла к двум другим тюленихам спать. Хотя сказать по правде, я с таким же милым лицом мог бы отрезать пальцы, и моя мимика ни в край не обозначала моё настроение. Уметь притворяться очень важно для тех, кто умеет подстраиваться. Но делать подобного я был и не намерен.

Наблюдая, как Дара забралась к ним под плед, я подкинул ещё дровишек и сел на её место. Сейчас мне больше всего хотелось просто посидеть и подумать о вечном. То есть ни о чём. Просто с пустой головой сидеть, так как в последнее время она то и дело была чем-то занята.

То Богиня Безумия в мою маму играет, то героиня Кэйт появляется, то таверна или ещё какая-либо неведомая хуйня, готовая оторвать мне яйца, завернуть в уши запихать в жопу, вытащить вместе с кишками и на них же повесить. Постоянно о чём-то волнуюсь, скоро так нервную систему пожгу.

Вот так сидел я, ни о чём не думая и подкидывая дровишки в костерок, пока ночь гуляла по миру, радуя темнотой подростков и преступность.

Но вот спокойную ночь нарушила интуиция. Такая маленькая тварь, которая начала нагонять на меня необъяснимый страх, как волнение перед чем-то важным. Что это значит?

Верно, или пиздец уже начался, или только готовится начаться. Если учитывать то, насколько интуиция слабенькая у меня, то скорее всего пиздец уже где-то близко.

Я, не делая резких движений, начал крутить головой, выискивая угрозу и попутно вытаскивая свой новенький, сверкающий, меч, с выгравированной змеёй, который был сделан на заказ. Если хотите приобрести такой же меч, звоните прямо сейчас и получите второй под рёбра совершенно бесплатно!

Короче, вытащил я свой меч, и медленно развернувшись в сторону леса, попытался найти угрозу. Найти в темноте. Без ночного зрения. Без прибора ночного видения. Какая же это тупая затея…

Ладно, разбужу своих. И только я обернулся, как чуть не обосрался от страха.

Передо мной сидел лемур. С таким похуистическим видом, как на интернет картинках, он сейчас смотрел на меня своими красными глазами и явно не спешил сыковать или творить хуйню. Пиздец он жуткий!

- …………………………!

Только и смог сказать я. По идее там должно было быть «ДАРА, ЛИА, У НАС ГОСТИ!», но рот открывался и закрывался, не выдавив и звука.

И тут лемур меня окончательно добил – вытянул лапу с похуистическим видом и произнёс:

- Узбогойся, всё в борядке.

БЛЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я!!!!!

Визжа немым криком как баба, я замахнулся мечом, занося его над головой, и… Тот нахуй выскользнул из моих рук, улетев куда-то в лес. Вот и всё. Пиздец-приехали.

- Збогойствие, только збогойствие, товарищ. Нервные гледки воззтанавливаюдся очень медленно.

Сука! Да как тут успокоишься, ты блять себя видел!?

- Товарищ, я от Богини Жизни.

От богини жизни? Где блять она таких работников набирает?

Я не проникся тут же доверием к этой твари, которая коверкает слова, но если он от богини, это многое объясняет. НО БЛЯТЬ НЕ ТО, ЧТО ОН ИЗ-ЗА СПИНЫ ВЫТАЩИЛ ДВЕ СТОПКИ И НАЛИВАЕТ В НИХ ИЗ БУТЫЛКИ! ТЫ БЛЯТЬ ОТ КУДА ЭТО ДОСТАЛ!? ИЗ ЖОПЫ!?

Видя мой шок, он вновь вытянул лапу и совершенно спокойно произнёс.

- Збогойно, друг мой. Боговорим, выпьем, обзудим. Зегодня я угощаю.

Я недоверчиво покосился на склянку с жидкостью, припоминая то, как сам травил людей несколько часов назад. А если это месть? Хотя блять кто мог прислать ещё ко мне говорящего лемура, как не богиня? Да и отказаться такому гостеприимному гостю, как бы странно это не звучало, было некрасиво, особенно когда он разливает.

Ладно, допустим я ему поверю. Допустим…

Я аккуратно присел напротив этого индивида, готовый в любую секунду ёбнуть куда-нибудь в кусты, спасая тушку, заодно прожаривая окрестность магией. После палаточного городка у меня как раз там что-то осталось. На божественного лемура надеюсь хватит.

- Итак, товарищ, Богиня Жизни везьма обезбогоена твоим бозтупком.

Моим? Я указал на себя пальцем, состроив удивлённое лицо.

- Да, твоими.

А каким? Блять, как спросить то? Я тут уже столько успел натворить, что даже не знаю, за какой именно. Недовольно тем, что я к хуям отравил всех в таверне? У неё там был любимчик?

Кажется лемур смог понять мой немой вопрос.

- Она не довольна тем, что ты зжёг деревню. Её не замая важная позлушница выжила, но больше Богиня Жизни так бопрозила не делать. Двоё здоровье, товарищ.

Он взял свою стопку и протянул мне. Ну что делать? Невежливо, наверное, отказываться. Я взял другую, чокнулся и выпил. Не сразу конечно, проследил, чтоб он сначала опустошил свою. А то мало ли.

- Так вот, товарищ. Богиня Жизни хочет тебе зделать одолжение и зказать, кого тебе требуется изкать. А то ты-то и не знаежь, наверное, а целительница и не зказала, скорее всего.

И точно. Я чот и не подумал над этим… Нет, вру, подумал, но надеялся действовать по принципу: «Ты дочь целительницы, нет? А ты дочь целительницы?»

И как ты мне поможешь? И вновь лемур проявил чудеса дедукции.

- Зейчас я всё объезню, товарищ. У неё на шее езть обязательно гулончик в форме золнца.

Солнца? Я знаю, как солнце выглядит, но можно ли картинку?

Лемур посмотрел на меня, потом кивнул головой, словно услышал мои мысли и пальцем ноги начертил… квадрат. Обычный квадрат. Я посмотрел на рисунок, после чего посмотрел на лемура. У меня на лице так и было на писано: Что это за хуйня.

- Не збрашивай меня. Сам в шоке. Но это золнце.

Ладно, окей, ты меня убедил. Может, выпьем за правильное солнце?

- Не вопроз, товарищ.

Он разлил из бутылки по стаканам, и мы ещё раз выпили.

Вообще, я ожидал, что этот алкоголь будет как водка, но ошибся. Вкус был мягким, кофейным с какими-то слегка кислыми ягодами и совсем немного отдавал алкоголем. Он приятно грел и в то же время не спешил опрокинуть сознание в бездну опьянения. В общем, классная штука.

Итак, значит…

Позади меня гаркнула птица. Так неожиданно, что я даже вздрогнул. Я обернулся и увидел какое-то подобие вороны, что сидела на ветвях. Она была тёмно-синего цвета, а под светом так вообще отливала красноватым. Красивая, если бы не её крики. Она ещё раз противно гаркнула. Это было похоже на дебильный смех из видео про повара с хрипотцой. Бесило безбожно.

Ладно, так о чём я? Мне, получается, надо будет найти её в лагере? Она хоть как выглядит то?

- Волозы рыжие, морда безтыжая, с тебя розтом, – тут же описал лемур.

Не уж-то реально читаешь мысли?

- Вижу, что зпросить хочешь. Я же не обычный лемур.

Да я уже заметил.

Ворона вновь открыла свой ебальник, разрывая тишину своим противным криком. Блять, уебал бы.

Но даже если бы я захотел бы это сделать реально, то всё равно не успел. Меня опередил лемур. Как? Думаете, он стал мучиться всякой хуйнёй типа стрел, миниарбалетов и прочей хуйни? Нихуя. Лемуры, как оказалось, поцыки правильнее.

А именно, вытащил ЙБАНЫЙ ХРОМИРОВАННЫЙ DESERTEAGLE!

Блять, что я удивляюсь? В этом мире подобное в порядке вещей. Лемур со стволом пятидесятого калибра. Я просто уверен, что они все с такой ручной пушкой разгуливают.

Лемур лениво, но довольно резво его вытащил, и даже не особо прицеливаясь, выстрелил. Грохот был такой, что я чуть к хуям не оглох. Когда я обернулся, от птицы только ноги и остались.

Так, запомним, с лемурами не ругаться. Поцыки с понятиями, но опасные.

- Заебала, - прокомментировал лемур, пряча пистолет, у которого из ствола шёл дымок, за спину.

Пиздец, она меня конечно тоже заебала, но ты же девок побудишь!

- Збогойствие, они не проснутся.

Блять, ты их случаем не завалил!?

- Взё под готролем, на них магия сна, - протянул он ладошку, успокаивая меня.

Значит под магией сна? Стой, если под магией сна, то чего я говорить не могу?

- Збогойствие.

Понятно, значит, чтоб спокойно было. Окей, тогда ладно. Ещё по одной?

- Без проблем, товарищ.

И мы накинули. Стало вообще тепло и хорошо. Причём тепло не так, что становишься мокрым и весь в поту, а именно приятное тепло. Ништяк.

- Таг, за косяк Богиня Жизни хочет, чтоб ты выболнил доболнительное здание.

Э-э-э… Как ещё, за какой косяк!? Я же не убил целительницу!

- А мог.

Блин…Ладно, окей, что требуется?

- А это она ботом зкажет. Когда придёт время.

- И ты ради этого пришёл?

- Нет, згазать, как девга выглядит. Ещё по одной?

Я с сомнением посмотрел на это чудо-юдо. Уж больно это походило на проверку инвестиций, типа: а как там поживает мой работничек?

Ладно, плевать на это. Всё равно ничего не изменишь, так что можно и не беспокоиться.

Мы ещё раз хряпнули. А потом ещё. А потом я подкатил закуску с водкой, и мы хряпали уже земную водицу. Короче было неплохо.

Однако вот то, что меня начинают использовать боги, мне совсем не нравится. Я становлюсь мальчиком на побегушках. Типа выполни-ка это, выполни-ка это, сбегай за тем, сбегай за тем. И не откажешься! Это нормально? Нет, серьёзно, это теперь в порядке вещей? Типа ты раб, мы господа.

Где справедливость!? Я не марионетка так-то. Я вообще не из этого мира! С чего я должен выполнять их условия!? Пролетариат! Надо объединиться и низвергнуть злобных господ с наших шей, ибо нехуй на них кататься!

Короче, я нажрался в щи под конец.

А потом было весело! Да-да, лемур умел отжигать!

Мы короче начали расстреливать лесных птиц из desert eagle. Лемур показал класс, стреляя сразу из двух стволов, и ни разу не промахнувшись. Там же в лесу мы обнаружили бритоногого пидараса-медведя и гнали его санными тряпками до посинения. Подгоняли его выстрелами. Ибо нехуй тут разгуливать.

После этого напоролись на дикого вепря. Я попытался его подстрелить из одолженного пистолета, но отдачей расхуярил себе нос и долго плакал, попутно жалуясь лемуру на жизнь. А потом мы нашли озеро, купались, стрелял по рыбам, гоняли русалок, пиздили у них лифчики и всячески развлекались.

Я уже и не знаю, где кончалась реальность и начинался бред моего больного мозга. Потому что потом кажется… я пришёл в лагерь… Да, кажется в лагерь… Побудил там всех, буянил…

Что-то было ещё… очень важное… что-то связанное с алкоголем… и тем, что мы все нажрались под конец… С лемуром? Был он тогда ещё или раньше свалил?

А, похуй…

Проснулся я с тяжёлой головой и полным нежеланием вставать. Нет, не то что вставать, двигаться не хотелось. Хотелось лечь и сдохнуть. Голова практически не болела, был лишь лёгкий зуд. К тому же, тело было в таком состоянии, словно я принимал расслабляющий массаж. Двигаться не хотелось от слова совсем, так как я сейчас представлял из себя больше вату, чем человека.

Я аккуратно привстал и… моя рука нащупала маленькие сисечки. По телу пробежала какая-то странная волна возбуждения и вины.

Опля… А вот это я попал. Вернее, засадил.

Моя голова нехотя повернулась в сторону и… увидела Мэри. Ох, ебать капать сосать и бегать, я что, трахнул Мэри? Бля… я же нихуя не помню! Или же…

Я оглянулся. Уже было позднее утро, Лиа и Дара что-то готовили и щебетали между собой, сидя спиной к нам, так что моя побудка оказалась незамеченной. Что касается Мэри, то та спала, светя своими маленькими и невзрачными, но довольно милыми сиськами. А так как мы были укрыты, то мне было просто не видно, голая она снизу или нет.

Ну я же джентльмен, я… просто обязан проверить!

Поэтому, не заморачиваясь я поднял одеяло. Та-а-ак, а что тут у нас такое…

Да, всё верно, она голая. Честно говоря, не смотря на треугольничек густого волосяного покрова на лобке, что говорило о её половозрелости, выглядело там всё слегка маловато. Не уверен, что она сможет принять меня. Хотя судя по тому, что я голый, вполне возможно, что она это и сделала ночью. И пока наша девочка спала, я не поленился её всю оглядеть.

Красота. Ничего не скажешь. Девственная красота. Хотя возможно, что уже и не девственная. На эти две аккуратных складочки, которые всё прячут за собой, я бы смотрел вечно. Ещё бы поближе там всё рассмотреть… но это потом.

Я ещё раз оглянулся. Если учесть, что бутылок не видно, всё цело, а Дара и Лиа не караулят меня, вчера всё было в пределах допустимого. Следовательно, волноваться мне пока не о чем. Поэтому, не раздумывая, я укрылся по самую шею, обхватил это практически игрушечное, живое тело руками и прижал к себе. Хоть и плоская, но ощущения неописуемы. Такая миниатюрная, тёплая и нежная, я бы обнимал её тушку вечно.

Правда такие обнимашки разбудили и Мэри. Она сонно открыла глаза. Но стоило ей увидеть, в чьих объятиях она оказалась, как глаза стали просто огромными, а лицо красным то ли от возбуждения, то ли от стыда. Но вырываться она не спешила. Только хлопала своими зенками, не зная, как реагировать.

- Ну? Признавайся, как так получилось, что мы с тобой голые рядом лежим.

- Я… так ты же сам ко мне пришёл.

Та-а-ак… Чот мне это напоминает один фильм. Ты ещё скажи, что не виноватая.

- Ну ка, напомни мне вчера, что было.

- Ну… ты был пьян, что-то начал громко говорить, и пить спиртовуху прямо из горла. Дара и Лиа стали аккуратно тебя успокаивать. А ты начал злиться и грозиться, что перебьёшь всех. А потом… - она покраснела ещё сильнее, хотя я даже не думал, что это возможно. – Ты стал приставать ко мне. Говорил, типа раздевайся… ну и… я разделась… А ты говоришь, что сейчас мне будет хорошо… и сам разделся, начал целоваться… и… занялся сексом с Лиа.

Э!? Так, а каким образом там Лиа затесалась!?

- Погоди-ка, если я приставал к тебе, то как Лиа между булок засандалил?

- Ну… ты это… целовался со мной. Лиа сказала, что сейчас кто-то станет женщиной. И ты ответил «не завидуй». А она, «было бы чему». Ты сказал, что ты умеешь доставлять удовольствие… ну она говорит, что не верит. Ты её и завалил тут же, после чего вы пол ночи занимались сексом. Она так кричала, что всех зверей, наверное, перепугала. И ты её, не останавливаясь, так… гонял. Она под конец вообще что-то бессвязно говорила.

Ох бля… я что, способку свою использовал на ней. Так, а если я Лиа трахал, хули Мэри расстроенная?

- Мэйн, я тебе не нравлюсь? – неожиданно лупанула она мне в лоб, тем самым отвечая на вопрос. – Моё тело слишком непривлекательно?

Глядя на её слезливое лицо, я сразу почувствовал себя слегка неудобно.

- Да дело и не в теле, Мэри. Более того, твоё тело очень и очень милое.

- Это значит детское?

- Это значит милое. Тебя сразу хочется обнять и прижать, что я и делаю. У тебя пусть грудь и отсутствует практически, зато эти маленькие холмики мне очень нравятся. Пусть ты и обделена попой, но меня очень даже устраивают твои булки. – Я схватился за упомянутое место пятернёй и хорошенько помял. Так, судя по вставшим соскам, процесс у неё пошёл. - К тому же для тебя это в первый раз?

Она кивнула.

- Ну вот. И какой кайф тебе заниматься сексом с человеком, который даже не вспомнит того, как ты отдала ему свою чистоту. Не вспомнит твоего лица, когда ты становишься женщиной. Тебе разве понравится, что тебя трахнут и забудут?

Она покрутила отрицательно головой.

- Ну вот, - кивнул я. - Поэтому лучше заниматься этим на свежую голову в более романтичной обстановке после вина, лёгкого ужин на кровати при свете свечей.

- И ты займёшься со мной этим?

Я даже… не знаю, что сказать.

- А я тебе нравлюсь настолько, что ты готова со мной переспать?

Она смутилась, но всё же кивнула. Блин, чувствую себя засранцем, который портит ей жизнь, забирая её чистоту. И всё же она сама выбрала, её никто не принуждал. Правда надо будет ещё наставить её на путь истинный. А то не тот я человек, с которым будет ей норм. Хотя то, что я ей нравлюсь, мне ужасно льстит. Хотя кому-то нравлюсь.

- Тогда настанет момент всё будет, - тихо сказал я и поцеловал её в губы.

Глава 71

Мы вновь выдвинулись в путь, надеясь, что доберёмся до каменоломни где-то к полднику. Или к ужину. То, что на карте было расположено относительно недалеко, на деле оказалось в глубокой жопе.

Пока мы ехали, Лиа поглядывала на меня своими чуть ли не искрящимися глазами, полными желания продолжить ночной марафон. Причём продолжить где угодно. Стоило нам встать на коротенький привал, как она тут же оказалась рядом.

- Тебе… не хочется чем-нибудь заняться?

- Чем именно? - покосился я на неё.

- Ну, например, сбросить пар, - сказала она, покачивая бёдрами. – Я могу помочь тебе.

- Нет, спасибо.

- Ну почему? Можно прямо здесь тихонечко всё сделать. Можешь взять меня силой, если хочешь.

Вот и всё. Она попробовала, ей понравилось, она хочет добавки. И вопрос не стоит, трахну я её или нет. Ничего подобного. Он стоит так – трахнет ли она меня или нет.

И так постоянно. Нахуя, спрашивается, я использовал на ней «Весёлую ночку»? Чего хотел добиться? Выебнуться? Ну выебнулся, а теперь она глаз с меня не сводит, пытаясь буквально принудить к потрахушкам. Я-то не против, но просто сейчас как-то не хочется. А вот ей хочется и очень, судя по всему.

Я уже успел перетереть с ней то, что произошло ночью, и если описать наш разговор в дух словах, то получалось следующее – ни о какой обиде речь не идёт. Её ещё никто так долго не трахал, никогда ещё она так часто и так сильно не испытывала оргазм и ещё никогда ей не хотелось, чтоб он не заканчивался.

Плюс в первый раз её довели оргазмом до такого состояния, что она даже поплыла. И теперь Лиа готова предоставить себя в любою секунду, если мне понадобиться отвести душу.

Пиздец, да и только.

Только вот не она готова предоставить себя, а это я должен предоставить себя как её ебабельную игрушку.

Плюс, тут ещё Мэри косится на меня. С чего вдруг? Я же был не в её вкусе. Когда она успела так поменяться? Или вернее, сменить мнение обо мне. Боже, да посмотрите на меня – худощавый, слегка вытянутое лицо, надень очки и стань батаном. Я не урод, но в этом мире точно не занимаю место красавчиком. Конечно, мне льстит то, что она в меня втюрилась, но мне бы ещё и причину этого понять.

Ну и под конец задание от Богини Жизни. Боюсь, если я попытаюсь его отвергнуть, то вернётся лемур и прострелит мне башку из той пушки. А распрощаться с мозгами мне чот не очень хочется.

Кстати, этот пушистый ублюдок оставил мне весьма неприятный подарок. Сегодня я обнаружил, что мне тут подогнали бонус. Просто бонус.

«Бонус – любое слово с корнем «спокой» теперь будет произноситься на манер лемура!»

Хуй знает, к чему это относится, к какому навыку или званию, но я попытался сказать слово успокойся, а из моих уст вылетело слово «узбогойся». Это пиздец просто. Мир извращается как может и спешит меня затянуть.

Как я и предполагал, мы приехали к каменоломне где-то к полудню. По пути мы никого так и не встретили, и причина крылась в одной простой вещи. Здесь была ещё одна дорога. В отличии от нашей она была шире. Скорее всего, по ней и возили камень с каменоломни, а наша выполняла роль служебного проезда, по которому можно было провозить продукты или быстро доезжать до основного тракта.

То-то мне дорога слегка заросшей показалась.

Однако въезд на территорию этого миленького концлагеря был один как это не печально. Ещё хуже, так это то, что мы как бы находимся не на холме. Будь здесь сопка, мы бы могли забраться на неё и осмотреть вражеский стан врага сверху, но единственная ближайшая сопка – та, в которую вгрызается этот карьер и которую я сейчас вижу.

Если забираться на неё, это надо огибать каменоломню через лес и есть шанс встретит лохматых друзей. Да и чтоб заглянуть с этой сопки, надо будет подойти к самому краю, что как-то не очень и круто, если учесть, что нас самих увидят.

Вопрос – как узнать, что там да как.

Ответ – никак.

Обожаю квесты со слепым исполнением. Ещё больше мне доставляет, когда от него зависит твоя жизнь.

- Итак, подруги-разведчицы, что делаем? - спросил я, сидя на верхушке какого-то дерева и смотря на чудеснейший частокол, на котором дежурили люди. Нас они-то вряд ли увидят.

- Сжечь? – предложила Дара.

- Съесть? – выдвинула вариант Лиа.

- Отравить? – высказала свою идею Мэри.

- Пиздец вы звери… - выдохнул я. – Вас матери не учили, что жестокость до добра не доводит?

Они каким-то странным взглядом смерили меня, что мне даже неуютно стало.

Ладно, вернёмся вновь к вопросу методом исключения.

Так, нам для начала надо пробраться туда, но вот незадача – там наверняка есть оборотни. Я не эксперт в них, но они же как волки, а значит обоняние хорошее. Нас могут вычислить по запаху, если мы попытаемся пробраться в телеге. Да и если переоденемся, тоже смогут вычислить по запаху. По крайней мере есть такой шанс.

Пробиться? Да, это можно, но без подстраховки… Мне до твари ещё… два дня. Не очень хочется использовать её, так как тогда на графа лечилки не останется. И как это будет выглядеть? Убил графа, а свалить не можешь и тебя берут тёпленьким. Нет, меня могут и спасти мои товарищи, но лучше бы полагаться только на свои силы.

Что ещё остаётся? Диверсия? Ну отравы у нас практически и нет. Я оставил его ровно на клинки. Для воды не хватит. Поджёг? Да, это уже ближе к реальности. Поджечь стену с двух сторон, после чего аккуратно проникнуть с третей стороны.

Ну подкоп и разрушение грубой силой не считаются. С боем точно не пробьёмся…

Четыреста десятый. Можно попробовать эту способку, но я в душе не ебу, что должно явиться на мой зов. У меня есть смутные подозрения, но они такие же нереалистичные, как и моя счастливая жизнь. Скорее всего какой-нибудь воин или того хуже. Он может воевать до бесконечности, но отозвать я его не могу и судя по ахтунгу, он может и меня самого уебать, что очень нежелательно.

- Так, дамы, сейчас короче становимся на ночлег. Будем ожидать подходящего момента, - сказал я, не желая признаваться, что у меня способка в откате.

- А чего ждать? - поинтересовалась Лиа, сидя на ветке снизу.

- Чуда, блин. Короче не спрашивай и жди.

Я ещё раз бросил взгляд на тот лагерь. От сюда было ужасно видно, не хватало бинокля, чтоб нормально рассмотреть стену. Однако я сразу заметил, что стражи на стенах немного. Где все? Я думал, тут через каждые десять метров стражник будет стоять.

Я хорошенько обдумывал весь план действий. По крайней мере, пытался, молясь, чтоб звёзды сошлись на небе. Конечно, в большинстве своём стража тупая. Но этого не скажешь о тех, кто ей управляет. С тем, что я придумал, тут вообще пиздец-конец будет, хотя всё просто как дважды два. А раз так, нужна подстраховка в виде твари, ведь не дай бог, что-то пойдёт криво. Да и ждать осталось не долго - сегодня уже пятый день, получается осталось, не считая этого два дня подождать и получу откат. И если что пойдёт не так, я им воспользуюсь.

Поэтому, спустившись вниз, я первым делом отвёл нас чуток подальше. Вернее, отвела нас Дара, но под моим чутким руководством. Без меня ну просто никуда!

Остановились подальше, чтоб обратно дорогу найти, но и чтоб не заметили наш костерок.

- Мэйн, ты как? – очень томно и очень тихо спросила Лиа, пока я сидел и постигал искусство разжигания костра с помощью огнива. Вот подстава, на вид разжечь искрами так легко, а тут ну нихуя не получается! Полюбас, сырая хрень.

- Погоди немного, Лиа… Дара! У меня костёр не разводится! Всё мокрое, видимо.

Подошла Дара, взяла огниво, чиркнула, искры полетели на сухую траву и…

Ой, да идите вы все нахуй. Мне прям расстройство взяло, когда я увидел, как костёр весело разжёгся. А так всегда – выглядит пиздец как легко, берёшься сам и нихрена не получается.

- Так чего ты спрашивала? – повернулся я к ней.

- Мэйн, ты как? – мня её томностью чуть не смыло.

- Я норм, - тут же сказал я.

- Тогда может… поможешь мне собрать хвороста на ночь?

- Так и скажи, может пойдём и потрахаемся?

- Может пойдём и потрахаемся? – тут же спросила Лиа.

- Нет, мы пойдём собирать хворост, - похлопал я её по плечу.

Пусть мучается. Пусть хочет, пусть течёт, пусть желает. Я слышал, что воздержание помогает формировать стойкость и внутренний стержень. А ещё меня забавляет, как она изнемогает. Мне то чо, я не сильно хочу, а вот у неё и крыша течёт, и другое место течёт. Прямо как бочка. И вид у неё такой, словно она жрать хочет.

К тому же вон там копошиться в вещах Мэри, но зенки то золотистые с меня не спускает.

Ну да ладно. Кстати, что у нас там… забавная способка восстановилась значит…

- Ладно, Дара, ты на стрёме, Мэри, распаковывайся, Лиа со мной за хворостом и поиском воды.

- Может я с тобой на поиски воды? – тут же спросила Мэри.

- Нет, распаковывайся.

Серьёзно, я если и трахну её, то не в таких условиях. Молодая девушка, у которой ничего не было. Уж точно не диким сексом в лесу ей заниматься. Не знаю, от чего, но хочется мне, чтоб у неё впечатления о первом сексе были положительными, а не в кустах с комарами на жопе. Подобное вон, Лиа больше подойдёт. Потому что она скорее как парень к этому относится.

Углубившись в лес, я наконец посмотрел на Лиа. Та ну просто выжидающим взглядом смотрела на меня, словно какая-то охотница, поджидающая добычу. Вот прям дай отмашку, вцепится в тебя. Что я и сделал.

Остановился, тут же шагнул, прижимая её к дереву и целуя. И её ответ был иным, чем в прошлый раз. Радостный, активный… слюнявый. Тут же её язык уже касается моего, оплетает, скользит глубже, по зубам, по моему рту, словно она пробует какое-то блюдо. Да, у меня стойкое ощущение, словно меня пробуют на вкус. И судя по тому, как она пробует, мой вкус ей нравится.

Попутно она уже сбрасывала с себя куртку, рубаху, обнажая её хорошую добротную грудь. Тут же стягивала с меня одежду, помогая мне. Я переместился ниже, к её груди. К её задорно торчащим соскам, попробовал их губами. И пока мой рот был занят одним, рука играла с другим под аккомпанемент её тяжёлого дыхания.

Я говорил, что мне не очень хочется? Аппетит приходит во время еды! Теперь мне хочется. Хочется запихнуть в неё так глубоко, чтоб она охренела. Хочется долбить её тело и целовать, сосать, обмениваться слюной. Это не любовь, это просто секс, животный инстинкт.

Мне это довольно быстро надоело, поэтому я поспешил стянуть с неё брюки. Да и с себя тоже, после чего просто положил её на одежду. Её лицо… Бля, оно смешное, всё такое красное, возбуждённое, словно сейчас она взорвётся. И когда я только начал входить, сразу остановился.

Реакция была шедевральная. Сначала ожидание, потом тут же удивление: она захлопала глазами, словно не поняла, а что за остановка, посмотрела на меня, посмотрела вниз, на предмет как их либо препятствий… И возмущение… нет, гнев с полным непониманием происходящего и немым вопросом: «Это что за хрень!? Почему мы остановились!?»

Увидев мою усмешку, у неё бомбануло.

Нет, она не пиздила меня.

Обхватила руками и ногами, прижимая к себе, после чего чуть ли не сожрать пыталась. Ртом и так, и так пытается обхватить мои губы, пока её через чур длинный язык обследует всю мою ротовую полость, словно мороженое и щекочет нёбо.

Мы перекатились и… я оказался уже не на лесном настиле. В спину не очень приятно кольнули старые ветки и камушки, лежащие на земле. А Лиа продолжая буквально присасываться ко мне, второй рукой схватилась за член, чтоб тот не попал куда не следует, и приняла меня. После чего начала очень быстро и агрессивно двигаться, словно кричала своим телом: «Хочешь, да!? Получай, получай, ещё сильнее, ещё глубже!» Возможно, если бы тела имели голоса, именно это её тело и кричало.

И естественно первый же оргазм пробил её до самой макушки при включённой «Весёлой ночке». Она просто очень громко промычала, наконец дав мне вздохнуть ртом.

- П-п-потрясающе… Боги… Это… это потрясающе… к-как тебе удаётся? Ты случаем не приспешник Богини Похоти и Страсти? – она с трудом дышала, не спеша слезать с моего большого друга. Я прямо чувствовал, как у неё там всё пульсирует и это только раззадоривало меня. Забавная способность позволял ну очень быстро нам обоим перезарядиться и быть готовыми к следующему раунду. Словно силу эту мы делили на двоих.

Поэтому минуты не прошло, как он уже начал в ней увеличиваться.

- Стой, погоди… - я грубо перевернул её на спину. Моя очередь тебя трахать. – Да стой же ты… Дай хотя бы…

Что там дать, я уже не слушал, но сейчас точно что-то да дам. Вцепившись в её грудь пальцами, я сдавил их, наслаждаясь тем, как те мягко мнутся под моей рукой. Сдавливал их сильнее и сильнее, делая соответственно больнее Лиа. Она зажмурилась, губы поджала… и я начал второй раунд. Да ей было больно, но было и приятно. Боль иногда бывает приятной, особенно когда ты возбуждён и сам этого хочешь. Оттого я дёргал её за грудь, не спеша отпускать.

За этим раундом был практически сразу третий и четвёртый. Да, я намеренно её вводил в такое состояние. Она только и могла уже повизгивать и что-то говорить. Вся мокрая, она дёргалась от каждого моего толчка, её грудь колыхалась, а мне хотелось ещё больше.

Уже после пятого я переместился выше, использовав её рот не по назначению. Ощущения были очень и очень, так как опыт у неё явно имелся, причём хороший. Видимо, практиковала навыки с заглотом. Было ли мне это достаточно? Не-а.

Я не поленился встать, поднять эту бестолочь за волосы и ещё разработал её ротик, двигая её голову руками, так как сама она уже была делать это не в состоянии.

Закончив с нетрадиционной техникой, я поспешил ещё раз выебать эту ненасытную женщину, которая приходила в себя.

- Ты… ты меня так затрахаешь, - сказала она тяжело дыша. – Ты мне чуть глотку не порвал.

- Не порвал бы, - ответил я, долбя её. – Скажи-ка мне, с… с чего такая смена отношения… ко мне?

Говорить было тяжело, отдышка мешала.

- Опасность… Я обожаю всякие опасные вещи и опасных личностей. И тех, кто является сам по себе… грозным оружием. Да давай уже глубже. Хочу глубже!

Глубже? Не стану ей говорить о том, что девушка по большей части чувствует на входе, так как там концентрируется большинство нервов. А в глубине то можно боль только почувствовать, так как кажется я упираюсь уже. Но ей, судя по всему, это и нужно. Больная извращенка.

Я гонял её по всем кругам райского ада. А один раз она попросила укусить её за грудь. Просила всё сильнее и сильнее. В конце концов, у неё чуть ли не везде были следы укусов, некоторые ещё и кровоточили. Ей нравилась боль, ей нравилось быть сумасшедшей. А мне просто нравилось.

Мы испробовали несколько поз, ну ладно, не несколько, но мне всегда хотелось их испробовать: мы и дельфинчика сделали, и можжевельник попробовали (пиздец неудобно, но пиздецки возбуждающе), на коленях прогнал сучку ненасытную, в японском стиле опробовал, в наездницу сыграли, в героя, крест-накрест…

А под конец я долбил её в задницу, рукой играя с её бутончиком. Разработал до такого состояния, что после меня её попка ещё и не могла захлопнуться, а сама Лиа голая и мокрая лежала, тяжело дышала и смотрела на меня.

- Поиграй со мной ещё, а? – попросила она меня.

- Сама же можешь. Да и ты не устала от этого?

- Устала… Натрахалась. Знаешь, с тобой и другие уже не нужны… А самой себе. Когда кто-то это делает, совершенно по-другому воспринимается.

Ну… я сегодня добрый. Поиграл, погладил, ущипнул, заставив её прихуеть и выгнуться. И в конце она вздрогнула и опала, словно листва.

- Давай, вставай, надо ещё хворост собрать, - сказал я одеваясь.

- Ничего не хочу…

- А надо. Хворост сам себя не соберёт. Давай, будь добра поднять красивую, аппетитную задницу и поработать.

Нехотя, очень медленно, но с лицом человека, который наконец получил того, чего хотел, она встала и принялась одеваться. Ну да, работа - не ебаться, удовольствия мало приносит.

Глава 72

Эти два дня на удивление пролетели довольно быстро. Казалось бы, вроде сидим в лесу, ждём на море погоды, а тут раз и нужный день. О нём я узнал и по тому, что способка перезарядилась. Горела ярче, как бы намекая, что кушать подано. Но использовать её – использовать свой шанс на спасение в доме графа, если что-то пойдёт не так.

Да и рассчитывал я по большей части на товарища четыреста десятого, который должен был нести кровь, боль и анальную кару любому живому существу, которое только могло появиться на нашем пути. Только надо сразу взять на заметку, что использовать подобный пиздец стоит только при условии имеющегося отхода или безвыходной ситуации.

Все эти два дня мы только и делали, что спали, разговаривали, играли в какие-то странные игры по типу домиков, где меня обували все три валькирии, трахал несколько раз Лиа, чаще всего раком, и ел. Научился более-менее сносно стрелять из арбалета, хотя просрал десяток другой стрел и просадил запас на половину.

Зато охоту ещё вкачал, что было полезно, учитывая наш образ жизни. Правда на четыре пункта, всего, но это тоже дело. Всё лучше, чем было. И, честно говоря, день нашей атаки я встретил с гулко бьющимся сердцем и дрожью в коленках. Однако по виду, я был единственным таким, так как все остальные вполне спокойно собирались и не подавали виду, что боятся. От чего мне приходилось строить из себя не пойми кого, раздавать приказы и ходить с таким видом, словно мы уже победили. Положение требует.

Мы пробирались сквозь кусты, сразу оставив лошадей в заранее заготовленном месте, чтоб потом сломя голову валить отсюда.

Честно говоря, я даже не знал, что делать. Ну найти девку, это понятно. А ещё? Разрушить каменоломню? Ну не засыпать же карьер?

Я несколько раз обращался к Кэйт, которая встречала меня с радостью и обидой. От неё ответа нормального я так и не получил. Она говорила, что там есть всевозможные агрегаты для колки камней, дома, отвалы, склады и прочая муть, включая склад с порохом. Обожаю склады с порохом, ручки уже чешутся. А на вопрос, где можно наговнить, она предлагала просто ломать всё подряд.

Героиня помогает антигерою сеять зло – вот так ирония судьбы.

Вариант ломать всё подряд был конечно очень даже ничего, но вот долго это и силы нужны соответствующие. Поэтому я остановился на общем плане. Сжечь всех солдат в бараках, выпустить рабов и свалить.

Ну или сжечь всех рабов, выпустить солдат и свалить – зная самого себя, я не исключаю и такой вариант.

Первой шла Мэри как та, у которой самая высокая интуиция и скрытность. Если что, она должна была первой заметить пиздец и маякнуть нам. За ней с пращей на изготовку шла Дара. Её функция – разъебать череп любому, кто появится перед нами до того, как он поднимет тревогу. Потом шла Лиа. Я просто поставил её перед собой, так как эту маньячку ебанушку лучше держать перед глазами.

Ну и собственно главный долбоёб и источник хаоса – я.

Я экипировался по полной. Коктейли Молотова, огниво под рукой. Тряпка, наспиртованная для фаершоу. Клинки в яде, арбалет за спиной, миниарбалет за спиной на поясе и оба заряжены отравленными стрелами. Остальные так же отравлены, чтоб творить смерть, хаос и ужас.

Двигались мы к лагерю ближе к вечеру, когда ночная смена должна поменять дневную. Я так полагаю, что ночная смена – оборотни, логично почему. Дневная – люди. Я несколько раз оглядывал стены лагеря как днём, так и ночью. Но забавно то, что стражи, казалось, становилось только меньше.

Крадясь через лес, Мэри подняла руку, и мы резко сели, даже не смея дышать. Просидели так минуту, прежде чем она махнула рукой. Ложная тревога. Мы договорились… ну как договорились, я заставил всех выучить знаки, по которым мы могли бы общаться. Двигаться, стоп, враг, осторожно и так далее. Знаков не много, нормально не поговорить, но и этого было достаточно. Плюс, я закинул Лиа к себе в команду и теперь видел её имя в четвёртом столбике, где были все участники нашей пати.

Мы ещё и всякими травами обмазались, чтоб запах сбить. Кожу, одежду, лицо. Теперь от нас несло лесной травой, так что можно надеяться, что нас не унюхают.

И вот сквозь листву начала появляться стена – добротный частокол, за которым, судя по всему, были установлены подобия строительных лесов, по которым могли ходить стражники. Только они крепились к стене. Я подобные видел в деревне, где всех сожрал.

Мэри вновь остановила нас, вглядываясь в стену. Тут с ней уже поравнялась Дара. Два глаза хорошо, четыре глаза лучше. Мы же, как самые шумные и невнимательные, оставались сзади. И в этот момент случилось то, что я никак не мог ожидать.

- Прпрппрпррпрпрпрпрпрпрпрпрпррппрпрпрпрпрпрпрпрпрпрп…

В этот момент в абсолютной тишине кто-то конкретно пёрнул.

Так блять не просто пёрнул, «пук» и всё. Этот диверсант из нашего отряда проперделся с оттяжкой, сука, словно сирена просвистела. Так, что меня чуть не сдуло. Продолжительно, секунд пять очком пел. Нас не то что унюхать, нас со стены услышать можно. Да блять, о чём речь!? Оборотни задохнуться нахуй, если унюхают нас…

Блять, да я задохнусь первее!

Оперативно закрывая пропитанной спиртом марлей нос, я злобно огляделся.

- Какая сука это сделала? – зашипел я.

Пока Лиа пыталась справиться с этим слезоточивым газом, в нашу сторону повернулась Мэри с тёмно-бордовым виноватым лицом.

Блять, так это ты сделала!? Ты чо нахуй!? Такая маленькая, а воняет так, словно бомбу сбросили!

- Я… я случайно, - едва слышно выдавила она. – Я грибочков съела.

Каких нахуй грибочков!? Каких грибов надо было нажраться, чтоб устроить такое!? От тебя даже Дара съебалась подальше!

Злобно пропыхтев, но не рискуя открывать рот из-за газа, я лишь стрельнул глазами и махнул рукой, чтоб все смотрели на забор. Притаившись, мы ждали, если вдруг кто-то решит проверить, что за воздушная тревога тут поднялась. Но прошла пара минут, а было пусто. Значит на этот раз повезло, и мы могли продолжать.

Теперь Даре и Мэри надо было вдвоём обойти лагерь и поджечь в нескольких местах стену. Одна прямо у въезда и две по краям. Лезть я решил недалеко от входа, так как там, скорее всего никто нас ожидать не будет. Плюс, Кэйт сказала, что там рядом с проездом находится склад, который может прикрыть нас.

Крутанув пальцем и показав растопыренные пальцы, Мэри и Дара вместе двинулись жечь стену. Можно было разделиться, но это была бы плохая идея. Все проблемы происходят, когда люди разделяются, а так Дара своей пращей вполне сможет её прикрыть. На прощание Мэри бросила виноватый взгляд и скрылась в кустах. Пердунья.

Мы же с Лиа затаились.

Прошла минута.

- Ты нравишься Мэри, - неожиданно шепнула она мне на ухо.

Блин, нахрена мы знаками пользуемся, если ты говоришь и палишь!?

Но вопрос животрепещущий.

- Я уже заметил и надеюсь, что последняя химическая атака была не проявлением симпатии в их народе, - ответил едва слышно я. И прибило же её поговорить. – Только не пойму, чем я ей вкатил.

- Потому что дура впечатлительная. Ты что-то сделал, и её ещё каким-то неведомым образом не повзрослевшее осознание решило, что ты не такой уж и плохой.

- Ясно, - в голове всплыли случаи, когда я её просто целовал в губы без причин. – А зачем ты мне это говоришь?

- Она смотрит на меня волком, а на тебя с обидой и непониманием, почему её ты предпочёл такой шлюхе как я.

- Твоя самокритика поражает.

- Ну так она думает. Поэтому лучше бы тебе не разбивать ей сердце и засадить по самые почки.

- Зачем тебе советовать мне? Разве она не твоя соперница по партнёру на ночь.

- Ну… для меня ты как секс-товарищ. А для неё как предмет возможной любви. И мне не хочется, чтоб… - она покраснела, что было весьма удивительно для неё, - чтоб наша команда развалилась.

Значит… вот как ты это видишь? Команда? Вместе?

- Ты ради команды с нами?

- Ну… мы многое прошли, не так ли? Мне приятно ощущать себя частью чего-то. Мне с вами хорошо, интересно. А приключения приятно щекочут нервы. Поэтому мне бы хотелось сохранить команду.

Так… я тут единственный моральный урод? Единственный, кто не верит другим и воспринимает всех как потенциальных врагов, которым нельзя доверять? Хотя сказать по правде, я не совсем такого мнения о них и готов помочь в случае чего, но вот доверием полным точно не обзавёлся.

А они… Да даже Лиа, которая явно на дуру в отношениях не тянет, считает нас командой.

Что-то неприятное скользнула по душонке.

- Ладно, я понял. Но я не хочу становиться объектом собственности. Обычно такое кончается тем, что девушка начинает претендовать на человека.

- Ну будет ревновать, однако ей придётся делиться. Главное, чтоб она думала, что предпочтение будет ей отдано.

Странная логика. Не так строятся отношения в моём мире… но это и не мой мир.

Однако то, что Лиа, сучка и больная дрянь, воспринимает нас именно так. И даже Мэри, которую она с любовью ненавидит. Кажется, что мир ещё не на столько прожжён чёрствостью и злобой, как я думал. Или же это я прожжён этим.

Где-то с боку начал подниматься дым. Добротный дым растопки, словно кто-то развёл костёр. Предположу, что сейчас они уже устремились к другой части территории. Помолюсь за них.

- Есть один.

- Вижу.

- Думаешь, купятся?

- Думаю, что если у них хороший командир, то тот сразу допрёт, что это разбивка внимания и будет ждать нападения откуда дыма нет. Поэтому полезем рядом с пожаром.

- А дальше?

- Склад с порохом. Будет большой бум. Отвлечёт внимание. Он находится где-то в середине. После этого отпускаем рабов, устраиваем давку и панику. Сами же рушим всё, до чего сможем добраться.

- От куда знаешь его расположение?

- Не знаю, просто предположил. Кто станет располагать порох близко к стене, где его можно достать или же близко к рабам, которые могут им воспользоваться.

- Получится, думаешь?

- Каждый план – это лишь надежда на удачу с надбавкой на вероятность положительного исхода.

Самый классный план может обломаться, потому что что-то может пойти не так. Любая мелочь. План даёт лишь вероятность и последовательность действий. Да и вероятность такая штука… У тебя может быть семьдесят процентов на удачу, но это не помешает постоянно выпадать тридцати процентам.

Вскоре дым поднимался уже с другой стороны. Значит скоро будет гореть главный вход. Если уже не горит.

Девушки прискакали, когда дым ещё даже не поднимался.

- Как? – одними губами спросил я.

- Горит ярко, но вот солдат как-то на стенах не видно, - так же ответила Мэри.

Не видно солдат?

За этим сразу следует логичный вариант – засада?

Если да, то лезть туда верх тупости. А если они просто большую часть отправили к графу, так как своя голова важнее чем бизнес, от того людей мало? Вопросы, вопросы, вопросы… Но у меня есть способка, так что риск не велик. Нет, он велик, но если что, я смогу всех вытащить оттуда.

Поэтому…

- Мэри, поехали. И это… ты не пали нас так больше.

Мэри покраснела до корней волос и, ничего не ответив, юркнула первой. Она оглядела забор и, не заметив стражи, которая смогла бы её спалить, нырнула вплотную к стене.

После этого кинула лассо, закрепила его на одно из заточенных брёвен. Дара тем временем внимательно следила за забором и в случае опасности должна была чирикнуть. Именно чирикнуть, как птица.

Мэри довольно ловко и резво начала забираться на частокол. Добралась до вершины, замерла, вслушиваясь и не спеша высовывать любопытную мордашку. Кстати, свой красный плащ она сменила на зелёный. Теперь она у нас Зелёная шапочка. Провисев секунд десять, она наконец рискнула выглянуть.

Приподнялась, крутанула головой в разные стороны, после чего указала рукой в сторону ворот, подняла кулак и начертила круг, потом показала ножницы и махнула рукой два раза. Значит там есть люди. И эти люди со стороны ворот; дальность до них, относительно средняя. Можно спросить, как это, но ответ прост. То есть они не очень далеко, но заметить тебя не смогут, если специально в твою сторону не повернуться.

Остался ещё один знак.

И… она показала козу, после чего показала в левую сторону.

Это значит, где находится ближайший к забору амбар, за которым можно спрятаться. И находится он довольно удачно, так как слева она людей не показывала. То ли они очень далеко, то ли вообще нет.

Ещё раз оглянувшись, она подтянулась и перемахнула через забор.

Всё, наш выход.

Первой бросилась Дара как скрытница. Она ловко запрыгнула на верёвку и через мгновение уже была у верха. Быстро оглянулась и перемахнула через стену. Следующей была Лиа. Не так резво, как девчонки, но всё же ей удалось забраться. И последним был я.

Побежав к верёвке, я умудрился растянуться прямо на вырубленной полосе во весь рост. Просто удача всегда на моей стороне. Быстро поднявшись, я принялся карабкаться. Не так быстро, как Дара и Мэри (они лоли, живут рядом с эльфами, лазить наверняка у них в крови), но тоже неплохо.

К тому же все тяжёлые вещи мы оставили с лошадьми.

Добрался доверху и наконец смог оглянуться и понять, что здесь за территория такая.

Это было огромное вытоптанное до земли поле, которое уходило в разрытый холм. Там же прямо у разрытого холма была огромнейшая яма. Конечно, не тот карьер, что были в наших мирах, но тоже внушал уважение.

Два барака, где скорее всего жили охранники, стояли около въезда на территорию вдоль въездной дороги. Они были своеобразными стенами, удлиняя проезд внутрь. Ещё один барак стоял вдали по правой части этой вытоптанной площади. Один левее нас и целый набор всяких амбаров, сараев и прочих технических построек в центре.

У края карьера я видел какое-то деревянное сооружение, но не мог понять, его назначение. Но было оно большим и с колесом в центре.

Что касается стражи, то естественно большую часть я видел около пожара: они что-то там суетились и толкались, несколько выделяющихся людей отдавали команды и что-то кричали. Ещё часть вываливалась из бараков, но они были какими-то не резвыми, словно плохо себя чувствовали.

Да и хуй с ними.

Я перебрался через забор, прихватив с собой верёвку. После чего, сыкуя как последний сыкун (как сказал то!) спрыгнул на землю, молясь, чтоб не сломать себе лодыжки. А то мало ли. Тут как бы не высоко, но не в том случае, когда ты стоишь на краю.

Но всё обошлось.

Сделав не самый удачный перекат по земле и набив себе внеочередную шишку, я нырнул как можно ближе к забору, прячась в тени. Оглянулся и чуть ли не бегом бросился к амбару, где меня ждали остальные.

- Так, пол дела сделано, что у нас внутри, кто-нибудь уже заглянул? – кивнул я на постройку.

Все покачали головой.

- Ясно, Мэри, ты, как самая скрытная, пробей, что там, ну и сожги естественно. Мы же двинемся к тем застройкам в центре. Дара, отдай ей своё огниво. Если тут порох, то возьми его в руки и выведи дорожку на улицу, после чего подожги. И не вздумай его поджигать внутри! Даже не вытаскивай огниво, поняла?

Она кивнула.

- Отлично. Дара, ведущая. Погнали.

Я стащил со спины арбалет. После того разрубленного я скомуниздил другой и теперь уже бегал с ним. Заодно стрелы пропитал ядом.

Большая часть солдат теперь бегала вокруг пожаров, пытаясь их затушить. Остальная половина поднималась на стены, смотря исключительно на лес. Вестимо, что нападение, так что решение было правильным. Но вот спохватились они слишком уж поздно. Да и теперь вылезти будет проблемно.

Дождавшись, когда пробежать можно будет относительно безопасно, Дара махнула рукой и мы бросились, пригибаясь, к постройкам в центре. В принципе, там могут оказаться и дома рабов. Добежав, тут же нырнули в спасительную тень и затаились. Здесь они стояли довольно плотно, создавая своеобразный лабиринт, напоминающий постройки каких-нибудь беженцев, возведённых незаконно.

Я глянул на амбар, от куда мы пришли. Оттуда как раз выбралась Мэри и очень резво бежала к нам. Стража же на заборе вообще в нашу сторону не смотрела, вглядываясь в лес.

- Что там?

- Всякие продукты. Мешки с крупой, овощи, ящики с какими-то зёрнами, вяленое мясо, бочки с водой. Я подожгла мешки с зерном, так что скоро будет дым.

А дым значит, что обратят уже внимание на эту сторону.

- Дара, Мэри, ищите порох. Песок, чёрный или серый. Не пропустите. Как найдёте, сразу меня зовите, а то ненароком нас всех на тот свет отправите.

Я с Лиа остался ждать, пока девчонки быстро и планомерно прочёсывали эти застройки.

И всё же кое-что мне не нравится. А именно стража. Какая-то она… больная… Не, в смысле не на голову, а по здоровью. Словно все разом тут заболели. И охраны возможно мало, что все отлёживаются. Странно, очень странно… Я человек мнительный и мне кажется, что к не добру это. Но причину… хуй знает. Я знаю тупость стражи, куда берут явно не самых умных, но…

- Мэйн, мы нашли, - тихо шепнула мне на ухо Мэри, заставив меня вздрогнуть. Чот я отвлекаюсь.

- Отлично, веди.

Мы нырнули в тень этих бараков и, плутая между маленькими и не очень сараями, вышли…

Вышли к абсолютно не отличающемуся от других сараев. Пиздец, их история с Дастом ничему не научила?

Я сильно не мелочился, взял мешок, который сшила мне Дара, зашёл внутрь и засыпал его полностью. Вышло где-то килограмм пять, наверное. Это на всякий, если вдруг пригодиться бум. После этого сделал аккуратную дорожку на улицу.

- Ну-с, девушки, готовы большому буму? – усмехнулся я, доставая огниво. Да будет бабах.

Глава 73

Дав искру на порох, мы бодренько бросились бежать. Пробегая между построек, я мельком бросил взгляд на склад продуктов. Оттуда уже поднимался дымок, но он не привлекал ничьё внимание, так как все смотрели на лес, а остальные тушили заборы.

Бегая между этих построек, мы выбрались с другой стороны. Но на этот раз я даже останавливаться не стал, просто толкнул в спину Мэри.

- Бежим к карьеру, иначе тут ща так ёбнет, что нас в фарш переработает.

Она лишь кивнула, и мы бросились бежать. Благо расстояние было не самое большое. Часть мы пробежали от забора к этим постройкам, часть пробежали между ними. И осталась ещё одна треть до карьера. Так вчетвером мы ринулись через поле, даже не оглядываясь. Важно добраться до карьера до того, как там ёбнет, потому что тогда всё внимание будет на этом месте. И привлекать к своей персоне внимание мне ой как не хочется.

Добежав до края карьера, я быстро окинул его взглядом… и тут же лёг. Прицелился и выстрелил в цель. Расстояние было не маленькое, но я уже набил руку в лесу. Человек, что стоял в одиночестве на одной из вышек, видимо исполняя функцию сигнализации, получил стрелу в поясницу. Схватился за неё, упал на колени, его начало скручивать и, в конце концов, он завалился на пол. Яд по кровотоку добрался до сердца меньше чем за минуту.

Второй получил свою стрелу на другом конце карьера. То ли спал он, то ли смотрел в сторону, но смерть товарища осталась для него незамеченной. Да и тут даже было важно не убить, а просто попасть, так как яд распространялся очень быстро. Так что я молодец.

И в этот момент за спиной прогремел взрыв.

Такой, что на жопе волосы у меня зашевелились.

- Ложитесь! – крикнул я, но те уже лежали. Легли вместе со мной, когда я целился.

Этот взрыв можно было сравнить с тем, когда рядом раздаётся раскат грома и его звуковые волны буквально проходят через тебя. Попутно нас обдало тёплым ветром, песком, щепками и даже досками. Можно радоваться, что никакая дура не упала мне на череп, хотя со своим везением я бы не удивился такому.

- Так всё, быстро сползаем через край вниз, - скомандовал я.

Карьер имел примерно такое же строение, как и в нашем мире. Здесь была дорога, что шла, как резьба по кругу, вниз. Стены хоть и были круты, но по ним можно было вполне соскользить вниз, а вот подняться… очень сомневаюсь. Этот карьер даже уходил немного вбок, словно здесь хотели сделать пещеру под гору. А на самом дне были постройки. Предположу, что там жили рабы. А раз так, то надо их освободить!

- Дара, Мэри, спускайтесь вниз и освободите людей, после чего жгите всё подряд и поднимайтесь. Держите бутылки. Лиа, за мной, будем держать оборону.

- Смеёшься? Мы вдвоём против армии?

- Не армии, а группы солдат. Во-вторых, не недооценивай меня, - я ей лучезарно улыбнулся, от чего она так же неуверенно и напряжённо улыбнулась.

Видимо, её радовало то, что я, с моих слов, смогу дать отпор. И совсем не радовало то, как я улыбаюсь, так как такая улыбка не значила ничего хорошего для окружающих. Ну а я… Я естественно надеялся на авось, свои способки и магию. Пусть у них перезарядка и была большая, но сейчас они были готовы и смертоносны.

Правда одна хуй знает как работает, да и похуй. Обожаю метод тыка.

Взрыв образовал маленький миленький грибок. Конечно не те пылевые грибы, как при сбросе тяжёлых бомб, но нормальный для этого мира. С неба до сих пор продолжали сыпаться мелкие щепки, камушки и песок. Всё было в пыли, по всюду были разбросаны куски сараев, амбаров и прочих построек. И где-то за всем этим уже поднимался дым от пожара склада.

От сюда мне было видно, как бегут в ту сторону люди. Они что-то метались, что-то кричали, что-то тащили… Хм… А где баллисты? Я ни одной здесь не увидел. Перенесли? Или убрали? Ладно, плевать. Я залёг прямо на дороге, которая спускалась по кругу вниз на дно карьера. Лёг так, чтоб только арбалет и торчал. Рядом лежал Молотов на случай, если понадобиться стену огня сделать.

- Что делать будем? – тихо спросила Лиа. – Нам же надо ещё вывести людей.

- Плевать на людей, - ответил я. – Мы их отпустили, остальное их забота. Нам надо найти будет девчонку с квадратным кулоном, наглой рожей и рыжими волосами. Бьём по морде и вытаскиваем, если решит сопротивляться.

- Но как выбраться?

- Есть мысля.

- Превратиться в монстра? – покосилась она на меня

- Нет, есть более странный и… небезопасный способ разобраться со стражей.

Вот тут Лиа уже смотрела на меня с опаской. Да чего уж там, я сам опасаюсь этой способности, чьё описание не тонко намекает о пиздеце космических масштабов, который обрушится на наши головы. Но это не значит, что я не буду его использовать.

Буду, ещё как! Хочу глянуть, что же это такое.

Вот из пыли показалась часть солдат в составе десяти человек, что побежали в нашу сторону. Я тут же нашёл среди них желтоглазых. Их глаза словно фары машины пятнами выделялись, словно были флуоресцентной жёлтой краской покрашены. Два человека – две первоочередные цели.

- Лиа, будешь помогать перезаряжать миниарбалет, - сказал я, целясь из него.

Не такой мощный, как большой, но с ядом на болтах это и не важно, главное попасть.

Я положил его на руку, затаил дыхание, нажал на крючок… лёгкая, едва заметная отдача. Судя по тому, за что схватился желтоглазый, я ему угодил в самый край ноги. Его товарищи приостановились, явно не понимая, что происходит, как я уже припал к большому арбалету, отдав маленький Лиа. Мгновение, выстрел… и попадание в плечо другому.

Всё, они покойники, так как вряд ли успеют превратиться. Можно вспомнить того оборотня в лагере рабов, но тогда он уже превращался и успел стать оборотнем до того, как яд дошёл до сердца. Здесь же… помянем блохастых ублюдков.

Я встал и принялся перезаряжать большой арбалет, оттягивая ручку на себя, пока солдаты пытались понять, откуда стреляли. И они поняли. Однако я уже ещё два раза выстрелил и сократил их до шести. Два отравленных оборотня попытались переродиться в волков, но померли в середине процесса, так и оставшись полулюдьми-полуволками.

Ещё два выстрела, и я даже не стал перезаряжать, просто бросился с Лиа по дороге вниз. Против четырёх человек мне никаких навыков не хватит. Надо бы слегка отступить назад. Чуть спустился вниз, поджёг Молотов, развернулся и кинул в одного из них. Ну естественно тот разбился об нагрудник. Брызнул спирт, который тут же подожгло пламя, немного магии, и карьер огласил крик поджариваемого человека. Попутно пламя ёбнуло ещё в двоих, подпаливая им рожи.

Ещё один…

Я забрал уже заряженный миниарбалет у Лиа, присел и выстрелил в него.

Всё! Десять человек как не бывало. Хотя будем честны, они чот тормозят сильно. Вытащив меч, я оборвал мучения тех, кто был опалён. Правда один попытался дать отпор, но его взмах даже школьник бы отбил. Или же у меня скилл более-менее поднялся до начального. Как-никак одноручный поднял до двадцати девяти.

Ну… первая волна кризиса преодолена.

Я поспешил перезарядить большой арбалет, после чего закинул его за спину. Снизу уже собиралась толпа, которая стекалась к единственному винтовому подъёму из карьера. Разные сооружения, предназначение которых я затруднялся определить, уже начинали гореть. Значит осталось… Всего лишь выйти и найти девку. Не хочется мне богиню то расстраивать.

Вернувшись на исходную позицию, от куда я вёл стрельбу по супостатам, мне с сожалением пришлось констатировать, что трупы уже давно замечены и солдаты несутся сюда целенаправленно ебать нас в сраку. Бегут разрозненно, не кучей, спереди единичные фигуры, за ними уже толпа. Словно каждый хочет первым принести наши головы. Пусть они ещё, где пылевое облако, но минута и они уже будут здесь на подъёме.

- Лиа, короче слушай, - начал я, не поворачиваясь к ней. - Какой бы пиздец ты не увидела, что бы не услышала, дождись Мэри с Дарой и бегите к забору. Там дождитесь, пока стража стечётся сюда и ищите в бараках девку. Рыжую, с квадратным значком на цепочке, с меня ростом. Делайте что угодно, но вытащите её живой.

- А чем ты займёшься?

- Тем же, чем и всегда, Лиа, попробую посеять смерть.

У меня в голове заиграла соответствующая песня о гении и тупице.

Она кивнула и, одарив меня улыбкой, бросилась вниз. Верит мне? Вот бы мне её веру. Потому что, глядя на толпу, у меня трясутся коленки. Пиздец как страшно. Ладно, если что, есть «Тварь пустоты».

Ну… погнали.

Я вышел на встречу солдатам, что мчались на меня. Обычно способка активируется рядом или на самом человеке, но я никогда не выполнял призыв. Возможно эта хуйня появится рядом или где-то в стороне поэтому, чтоб не призвать её случайно в карьер, откуда ей ещё выбраться надо будет, я вышел на поляну.

Активировал мысленно способку и…

И…

И чо блять? Где тварь? Я оглянулся в поисках четыреста десятого, но кроме стражи никого не увидел. А люди всё ближе и ближе. Мечами сверкают, рожи скалят, они проявляют ко мне явно не симпатию. Вот сейчас мне вообще сыкотно. Ладно, тогда переходим к запасному плану.

И когда я уже хотел активировать вторую способность, округу огласил звук трубы.

Звучал он подобно пароходному гудку, словно корабль огромных размеров затаился в ближайших кустах и говорит нам: «Surprise Motherfucker!» Я блять прямо слышу этот голос весёлого негра.

Такой инородный звук, что прокатился громовым раскатом по округе, заставляя вибрировать кишки внутри тела, ну никак не мог оказаться незамеченным. Тут не то, что я перепугано замер, смутно догадываясь, что за пиздос только что провёл в этот мир, сами солдаты остановились, озираясь, сбиваясь в кучу и ища источник таких звуков.

Вслед за этим корабельным гудком раздался страшный рёв…

Нет, не так…

РЁ-Ё-Ё-ЁВ!!!!

Словно толпы сракеров открыли портал в этот мир и теперь передислоцируются сюда, чтоб заявить на весь лес о том, как заебись приварены у них глушаки. Хотя вру, этот рёв был благородным, доисторическим, злобным и кровожадным. А ещё он так неслабо заставлял открыть кирпичный завод.

Это неведомое миру зло ревело с стороны частокола и солдаты, трезво оценив угрозу, повернулись мне спиной. Их было немало, поэтому они вполне смогли встать стеной, выставив перед собой щиты. Оборотни, что были среди них, уже перевоплощались, готовясь дать бой неведомому зверю, который жаждет крови.

Ага, удачи вам, а я пока нахуй съебаюсь.

Не обращая внимание на приближающийся рёв, я по широкой дуге обежал стену из стражников и бросился к баракам, где, по моему скромному мнению, должна была затаиться девица выше обозначенная.

И когда я достиг уже середины пути, двигаясь вдоль стены, нам явил себя он.

Он вышиб ворота и, оглашая своим пароходным гудком округу и сминая незадачливых стражников, словно одуванчики, влетел на территорию каменоломни.

Гордый, красный доисторический ЛиАЗ. Гроза невнимательных пешеходов и провожатый навечно потерянных в ад, собирающий за проезд частички их душ.

Если я не ошибаюсь, но это ЛиАЗ шестьсот семьдесят седьмой. Красный, как и кровь тех неудачников, которых только что он смял вместе с воротами. Потрескавшиеся, но каким-то неведомым чудом не разбившиеся, лобовые стёкла. Колёса, большие, словно снятые с какого-то камаза, чтоб удобнее было давить черепушки незадачливых неудачников. Но самое жуткое, что было в нём, так это фары.

Они светили абсолютно красным светом, словно заливали этот мир кровью. Такой насыщенный