Красавица и Чудовище. Заколдованная книга (fb2)

- Красавица и Чудовище. Заколдованная книга (и.с. Уолт Дисней. Нерассказанные истории) 1.39 Мб, 168с. (скачать fb2) - Дженнифер Доннелли

Настройки текста:




Дженнифер Донелли


КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ

Заколдованная книга


Перевод с английского Екатерины Сурской


Jennifer Donnelly

BEAUTY AND THE BEAST. LOST IN A BOOK


Доннелли, Дж. Красавица и Чудовище. Заколдованная книга: роман / Дженнифер Доннелли; пер. с англ. Е. Сурской. – М.: Издательство ACT, 2017. – 336 с.


Добрая нежная Белль живет в мире собственных фантазий. А еще она очень одинока, ведь девушка – пленница в заколдованном замке страшного Чудовища. Белль мечтает когда–нибудь вырваться на свободу, а пока пытается подружиться с необычными обитателями ее нового дома и часами проводит в огромной библиотеке, с упоением читая все новые и новые истории.

Однажды среди тысяч томов Белль находит один, непохожий на все, что она видела прежде. Необычная книга открывает девушке дверь в волшебный мир, о котором она всегда мечтала и от которого ей пришлось отказаться. Но чтобы получить желаемое, Белль должна будет оставить все, что было для нее дорого. Что же выберет девушка?


ПОСВЯЩАЕТСЯ КАЖДОЙ ДЕВОЧКЕ,

КОТОРАЯ САМА ПИШЕТ СВОЮ ИСТОРИЮ


ПРОЛОГ


ДАЛЕКО–ДАЛЕКО на краю земли, в одном древнем полуразрушенном замке две сестры, Любовь и Смерть, коротали время в огромном зале за своей вечной игрой. Хозяйкой замка была Смерть, поэтому никто, когда–либо заходивший за ржавые ворота ее обители, не возвращался домой. Лицо Смерти было бледным, как саван, а волосы черными, как ночное беззвездное небо. Она носила темное платье и ожерелье из звериных когтей, клыков и человеческих зубов.

Прищурившись, Смерть задумчиво разглядывала шахматную доску.

– Твой ход, – сказала Любовь.

– Прекрасно знаю, – ответила Смерть.

– Время вышло.

– Только дураки торопят Смерть.

Вздохнув, Любовь поднялась из–за стола. У нее были такие же темно–зеленые глаза, как и у сестры, а лицо обрамляли серебристые волосы. Белое платье оттеняло смуглую кожу. Шею также украшало ожерелье, но оно было сплетено из ивовых веточек, которые, словно драгоценными камнями, были унизаны живыми блестящими жуками, яркими бабочками и мохнатыми пауками.

На противоположной стене зала висело высокое зеркало в серебряной раме. С годами рама потускнела и покрылась пятнами. Любовь провела рукой по зеркальной поверхности, и на ней появилась картинка: большая гостиная, некогда роскошная, а теперь запущенная. Снаружи, за венецианскими окнами, тихо падал снег, по гостиной металось измученное существо – наполовину зверь, наполовину человек. Он мерил шагами комнату, не отрывая взгляда от дверей. Яростно сверкали его глаза, но в их глубине скрывалась обеспокоенность.

Смерть взглянула на картинку.

– Как там твой зверь? – вкрадчиво спросила она.

– Все еще крушит мебель? Бьет посуду? Ломает окна?

– У меня впервые появилась надежда на него,

– ответила Любовь, коснувшись зеркала.

– Откуда бы ей взяться? Как был зверем, так им и останется.

– Ты во всем стараешься найти только плохое, – укоризненно заметила Любовь.

– И нахожу, – ответила Смерть, переводя взгляд на доску.

Она нахмурилась и нервно забарабанила по столу пальцами, унизанными перстнями. Затем, бросив взгляд на сестру, стоявшую к ней спиной, сделала ход.

– Бедная пешка. Какая жалость, – процедила она, легонько подтолкнув своего коня.

Фарфоровые шахматные фигуры были раскрашены, словно придворные на маскараде. Лицо рыцаря на коне скрывал бронзовый шлем, пешка носила костюм Арлекина. Фигурки двигались и дышали, хотя и были сделаны из фарфора. Конь приблизился к пешке. Та воздела руки, умоляя о пощаде, но рыцарь на коне остался глух к ее просьбе – выхватил меч и снес голову. Осколки разлетелись во все стороны, и хорошенькая головка пешки, моргая, покатилась к краю доски.

Услышав звон фарфора, Любовь обернулась. При взгляде на доску ее глаза полыхнули гневом.

– Эй, ты что делаешь? Твой конь и рядом не стоял с моей пешкой!

Смерть жеманно сложила руки на груди.

– Я тут ни при чем, – покачала она головой.

Любовь окинула ее испепеляющим взглядом.

– Ты права, я сама виновата. – Она снова уселась за стол. – Пора бы запомнить, что с тебя нельзя спускать глаз даже на секунду. Ты ненавидишь проигрывать.

Смерть откинулась на спинку кресла и принялась накручивать ожерелье на палец, едва сдерживая ухмылку. Ожидая, пока сестра сделает ход, она рассматривала комнату: над мраморной каминной полкой висели оленьи рога, стены украшали головы диких кабанов и волков, в их стеклянных глазах плясали отблески огня, горевшего в камине.

Внезапно изменившаяся картинка в зеркале привлекла внимание Смерти – теперь там отражалась великолепная библиотека. Совсем молодая девушка в простом деревенском платье разглядывала корешки книг. Ее густые темные волосы были перехвачены лентой, а теплый взгляд карих глаз выдавал веселый нрав и цепкий ум. Смерть следила за девушкой, словно лев за газелью.

– Белль, – прошептала она. – Столь же прекрасна, как и ее имя.

Любовь посмотрела в зеркало.

– Знаешь ее?

– Когда–то знала. В то время она была еще младенцем на руках у матери.

Смерть наблюдала за тем, как Белль взяла с полки книгу и, улыбнувшись, показала Чудовищу. Тот покосился на обложку, пытаясь прочитать название. Белль открыла книгу на первой странице и склонила голову, погрузившись в чтение. Она не заметила, как грусть в глазах Чудовища уступила место радости.

– Эта девушка станет той самой, запомни мои слова, – сказала Любовь. – Она храбра, упряма, даже упрямее Чудовища, и у нее золотое сердце.

– Дело не в том, какое у девушки сердце, – возразила Смерть.

Сморщив лоб, Любовь задумалась над очередным ходом и почти не слышала сестру. Не заметила она и жука–рогача, который покинул ее ожерелье и приземлился на зеркало.

– Нас интересует сердце Чудовища, – продолжила Смерть. – Разве ты забыла, что он делал, когда был принцем? В тот самый день, когда его заколдовали, он потратил милостыню для бедных на новую карету, потешался над заикающимся поваренком и затравил оленя собаками. Я бы превратила этого болвана в червя и тотчас раздавила, но ты была против. До сих пор не пойму почему.

– Потому что он заслуживает второго шанса, – сказала Любовь. – Каждый заслуживает. Мое заклинание изменило его снаружи, чтобы изменить внутренне. Страдания научат его быть добрее, и он вновь обретет свое сердце.

– У него нет сердца, сестра! – раздраженно воскликнула Смерть. – Нельзя заново обрести то, чего у тебя никогда не было!

Взгляды Любви и Смерти скрестились.

– Ты не права. Я наблюдаю за ним е детства и знаю, что с ним произошло, как жестоко обращался с ним отец. Ему пришлось закрыть свое сердце на замок, иначе он бы не выжил!

Смерть пренебрежительно махнула рукой, но Любовь не сдавалась. Сдаваться вообще было не в ее правилах.

– Ты когда–нибудь видела, как на деревенской площади ради потехи травят медведя? – спросила она. – Видела, как он рычит и огрызается? Боль и страх... они могут превратить тебя в кого угодно. Я верю, Чудовище изменится.

– Тогда ему лучше поспешить, а то твоя роза плоховато выглядит. – И Смерть кивнула на зеркало.

Сейчас оно показывало стол в замке Чудовища. Свечи освещали одинокую красную розу, подвешенную под стеклянным колпаком. Головка цветка поникла. Увядшие лепестки лежали под ней. Пока Любовь и Смерть рассматривали ее, слетел еще один.

– Если Чудовище не добьется любви Белль до того, как упадет последний лепесток, оно навсегда останется таким, – произнесла Смерть. – Ты рискнула человеческим сердцем, сестренка, и это была глупая ставка. А что я? Я ставлю миллион луидоров, что Чудовище ждет провал.

– Миллион золотых? – удивилась Любовь. – Ты, верно, и в самом деле богата, раз можешь позволить себе потерять такую сумму.

Она снова уставилась на шахматную доску. Смерть покровительственно улыбнулась.

– Понятно, – снисходительно произнесла она, – ты не хочешь спорить. Ставка слишком велика. Ты боишься...

– Ничего я не боюсь. Тем более тебя, – парировала Любовь. – Ставлю два миллиона.

Глаза Смерти загорелись. Больше всего на свете она любила азартные игры. Только вчера она слышала, как юная баронесса верхом на лошади кричала: «Спорим, я перепрыгну через этот забор!» Потом крестьянский мальчишка хвастался: «Спорим, я переплыву эту реку!» Смерть с легкостью выиграла оба спора.

Любовь была такой же азартной. Чем выше риск и безрассуднее затея, тем с большей готовностью она поднимала ставку. Только в этом две сестры и были похожи.

– Считай, золото уже мое, – сказала Смерть.

– Люди слишком самовлюбленные. Их глупые поступки гак легко просчитать. Хочешь, расскажу, чем закончится эта история? Чудовище напугает Белль, она сбежит, последний лепесток упадет. Занавес.

Любовь вскинула голову.

– Ты понятия не имеешь, каким может быть конец. Не ты пишешь эту историю. Иногда добро побеждает.

– Иногда и единороги по радуге скачут, – фыркнула Смерть.

Любовь впилась в нее глазами:

– Три миллиона.

– Идет! – радостно закричала Смерть. – Я выиграю наш спор, сестренка. Просто наберись терпения и наблюдай.

– Что ж, посмотрим. По крайней мере, эту игру ты проиграла. – И Любовь передвинула свою королеву через всю доску.

– Шах и мат.

Улыбка сползла с лица Смерти. Белая королева стояла прямо перед ее королем.

– Что? Не может быть!

Тем временем королева склонилась к королю и поцеловала его. Обрадовавшись, король обнял белую королеву, а мгновение спустя рухнул на доску с кинжалом, торчащим из спины.

– И это я безжалостна! – воскликнула Смерть.

Победно улыбаясь, Любовь поднялась и поцеловала сестру в холодную щеку.

– Не провожай меня! – сказала она. – Пойду к себе.

Смерть сидела не шелохнувшись, со злостью глядя на фигурки. Черный слон увидел ее взгляд и затрясся. Его колени подкосились, по лицу прошла трещина. Подув на доску, Смерть смахнула фигурки на каменный пол, и они разбились вдребезги. Затем она встала и подошла к зеркалу. На ее лице застыло угрюмое выражение, когда она увидела, что Белль и Чудовище наслаждаются своими книгами и компанией друг друга.

«Поначалу она его боялась, – думала Смерть, – да и кто бы не боялся? Но сейчас ее страх прошел. Эта девушка – редкостное создание, она видит сердцем. Сестра права, она может стать той самой. И это плохо». Резко повернувшись, Смерть бросилась к возвышавшемуся в углу книжному шкафу. Ее пальцы пробежали по книгам на полках.

– Вот ты где, – прошептала она, доставая одну из них.

Старинная книга в черном кожаном переплете была вся в пыли. Ее корешок потрескался, но название еще можно было прочесть: «Страна Грез».

– Мушар! Трюке! – рявкнула Смерть. – Ко мне!

Два грифа – огромные, черные, как уголь, с мощными клювами – слетели с насеста на каминной полке. Еще дюжина таких же восседала по всей комнате.

– Возьмите эту книгу и отнесите в замок Чудовища, – приказала Смерть. – Оставьте в библиотеке да следите, чтобы вас никто не заметил.

Один из грифов пронзительно крикнул.

– Нет, Мушар, это не обман, дерзкое ты создание. Мы просто слегка поменяем расклад карт. Думаешь, сестра не делает того же самого? Как будто ты ее не знаешь! Она лишь притворяется мягкой и нежной, будто соткана из росы и лунного света, но на самом деле она беспощадна. Маленький монстр с лицом ангела. Она пойдет на все ради выигрыша.

Второй гриф что–то прохрипел, потом потряс головой и захлопал крыльями. Бледные щеки Смерти вспыхнули от негодования.

– Я знаю правила, Трюке! Знаю, что не могу прийти к девушке раньше времени. Но что, если она сама придет ко мне? Что, если мне удастся удержать ее здесь? Это совсем другое дело, не так ли?

Гриф склонил голову, обдумывая слова хозяйки, затем схватил книгу когтистой лапой. Смерть распахнула окно, и обе птицы ринулись в темноту ночи. Она проводила их взглядом и вспомнила слова сестры: «Ты понятия не имеешь, каким может быть конец». Губы Смерти скривились в злой усмешке.

– О, я–то знаю, – проворковала она. – Потому что собираюсь написать его сама.


ГЛАВА ПЕРВАЯ


Белль стояла перед закрытой библиотекой с ведром в одной руке и шваброй в другой, и широкая радостная улыбка освещала ее лицо. Позади нее выстроились несколько предметов: сверкающий позолоченный канделябр в виде фигурки человека, бронзовые каминные часы, круглый фарфоровый чайник, маленькая чашка с отколотым краешком, метелка для смахивания пыли с ручкой в виде петушиного гребня и пуфик на четырех ножках, отделанный бахромой.

Первым заговорил канделябр.

– Дорогая моя девочка, ты похожа на воина, который готов вступить в бой, – улыбнулся он. – Будто в руках у тебя не швабра, а меч!

Вместо рук у канделябра были горящие свечи, и он театрально взмахнул ими, словно вызывая Белль на поединок.

– Конечно, я готова к бою, Люмьер, надеюсь, ты тоже. Ты же не знаешь, что нас ждет за дверьми, – смеясь, ответила Белль.

Люмьер скривился.

– Вообще–то знаю. У мессира много качеств, достойных восхищения, но аккуратность не входит в их число.

– Ерунда! – воскликнули каминные часы, проталкиваясь вперед. – Ты забываешь, что я участвовал в осаде Йорктауна вместе с графом де Рошамбо!

– Что ты, Когсворт, mon ami, ни на секунду. – Люмьер закатил глаза.

– Мы разбили англичан наголову и отправили их восвояси! – продолжал вещать Когсворт. – Такой старый солдат, как я, идеально подходит для борьбы с паутиной!

Он толкнул массивные двери. Петли заскрипели, створки медленно отворились. Расхрабрившийся было Когсворт умолк и осторожно шагнул в просторную комнату. Остальные последовали за ним и замерли в ужасе при виде сцены, открывшейся перед ними. Все, кроме Белль.


ГЛАВА ВТОРАЯ


Радостно вскрикнув, Белль бросила ведро и швабру, выбежала на середину комнаты и завертела головой, с изумлением разглядывая обстановку. Казалось, здесь были собраны все книги на свете. Романы и пьесы. Стихи о любви. Легенды и сказки. Тома по философии, истории, физике, математике. В то утро, едва открыв глаза, она испугалась, что библиотека с этими сокровищами ей всего лишь приснилась. Но нет, она была настоящей. Она была здесь!

– Боже... боже мой! – заикаясь, произнес фарфоровый чайник.

– Разве здесь не чудесно? – воскликнула Белль.

Mon Dieu, – с ужасом прошептала метелка, – я никогда не видела такого... такого...

– ...Удивительного, невероятного, волшебного места! – закончила за нее Белль. – Полностью с тобой согласна, Плюметт!

Больше всего на свете Белль любила книги. Она читала их запоем. В Вилльнёве, ее родной деревушке, тоже была библиотека, но вся она умещалась на одной полке в церкви падре Робера, и Белль прочитала там каждую книжку. Дважды. А в этой библиотеке было столько книг, что жизни не хватит прочесть их все, разве что прожить тысячу лет. Она разглядывала убранство комнаты, и ее взгляд упал на огромный мраморный камин. Воображение тут же нарисовало картину, как она будет сидеть возле него с чашкой чая и стопками книг, громоздящимися вокруг.

– С чего же начать? – громко поинтересовалась она. – С древних греков? Классических трагедий?

– Я бы предложил тебе начать с окон, – сказал Люмьер, многозначительно показав на тряпки.

Белль смущенно улыбнулась. Его слова вернули ее на землю. Высокие изящные окна были покрыты серым слоем въевшейся грязи, портьеры напоминали лохмотья, с подоконников свисала паутина. Белль закатала рукава, подобрала ведро и швабру и решительно направилась к ним. Дут же следом за ней бросился пуфик, на котором восседала маленькая чайная чашка.

– Вперед, Фру–Фру, быстрее, быстрее! – кричала чашка тонким мальчишеским голоском.

– Хватит, Чип, здесь и без тебя полный разгром, – прикрикнула миссис Поттс. – Как вообще хозяин тут работает?

Она ткнулась носиком в угол и громко чихнула. Слой пыли покрывал пол, лежал на массивном позолоченном столе возле дверей, на креслах и каминной полке. Когсворт провел пальцем по плинтусу и побледнел.

– Пыль? – задрожал он, нервно отряхивая свой корпус. – Никто не говорил мне о пыли! У меня очень чувствительный механизм!

– Шестеренки, валики, колесики... Попадет одна песчинка – и поминай как звали! – Люмьер сморщил нос. – Столько всего нам нужно знать...

– Давайте я буду следить за уборкой издалека, – предложил Когсворт. – По мне, «пыль» – это... слово из четырех букв [То есть ругательство (примеч. ред.)].

– «Пыль» и есть слово из четырех букв, – сказал Люмьер.

– «Труд» – тоже слово из четырех букв, – пробурчала себе под нос Плюметт. – Может быть, поэтому монсеньор его так избегает?

Когсворт взвился во весь свой рост – на полные двенадцать дюймов.

– Я все слышал, мадемуазель! – прогрохотал он.

Плюметт только расправила перышки и принялась смахивать пыль с кресла. Люмьер похлопал по спине возмущенного Когсворта.

– Послушай, дружище, библиотека, конечно, в ужасном состоянии. Лично мне тоже кажется, что отмыть ее практически невозможно. Но все, что нам нужно сделать, это приступить к работе. Остальное получится само собой. Путешествие длиной в тысячу миль начинается с одного шага.

– Ты совершенно прав, – пошел на попятную Когсворт, продвигаясь бочком к двери. – Предлагаю для начала совершить путешествие на кухню, найти уютное местечко возле камина и обдумать все еще раз.

Но Люмьер разгадал его маневр и загородил дорогу. Он взял Когсворта под руку и повернул назад.

– Белль не справится одна, ей нужна помощь, – сказал он. – Она в таком восторге от этой библиотеки, а ведь мы хотим, чтобы она была счастлива!

Когсворт вздохнул.

– Мои пружины будут уже не те, – пробормотал он.

Белль услышала их разговор и вдруг почувствовала укол совести. Слуги вызвались помочь ей за завтраком, но они не знали, во что ввязываются. Хоть библиотека не так обветшала, как остальная часть замка, ей все равно не помешала бы хорошая уборка, а Когсворт явно был к ней не готов: его шестеренки то и дело застревали, маятник падал.

Белль подбежала к двум слугам и опустилась на колени.

– Люмьер, Когсворт, не нужно мне помогать, – взволнованно начала она. – Вам и без того есть чем заняться.

Когсворт, механизм которого в очередной раз забарахлил, принял смущенный вид и тотчас попытался внести ясность.

– Дорогая, была бы ты счастлива, если бы могла пользоваться этой библиотекой? – спросил он.

– Очень, – кивнула Белль.

– Так же, как в своей деревне? – с надеждой продолжил Когсворт.

– В моей деревне?

Белль уселась на пол, озадаченная его вопросом.

– Что ж, я не... в общем, не могу сказать, что там я была...

Как же признаться им? Ей тяжело было в этом признаться даже самой себе.

– В чем дело, дитя? – спросил Когсворт.

Его услышала миссис Поттс.

– Все в порядке? – спросила она, подлетев.

За ней, шурша перышками, подбежала Плюметт. Даже Чип и Фру–Фру перестали носиться и подошли ближе. Сначала Белль хотела, что-нибудь наплести или отделаться шуткой, но, когда увидела в их глазах тревогу, неподдельную и глубокую, поняла, что не может лукавить.

– Честно говоря, я не была счастлива в деревне, – начала она. – Хотя не совсем так. Я была счастлива дома, с отцом, но и только. Дом и страницы книг – вот весь мой мир.

– Почему, Белль? – спросила миссис Поттс.

Белль вздохнула.

– Наша деревня очень маленькая. И люди... ну, большинство там ни о чем не мечтает. Мне было трудно найти друзей. Почти никто меня не понимал. Кроме отца, конечно. И падре Робера – это священник, у которого я брала книги. Еще нищенка Агата, и все. Остальные считали меня чудачкой.

Она слегка покраснела.

– Ты и есть чудачка, Белль, – тоненько прозвенел Чип. – Но мы не обращаем внимания!

Все засмеялись, и Белль тоже. Одна миссис Поттс даже не улыбнулась, а лишь приподняла нарисованную бровь.

– Но, мама, так и есть! – упорствовал Чип. – Она носит сапоги с платьем. И читает по–латински. И скачет на лошади, как разбойница!

– Чип... – В голосе миссис Поттс прозвучало предостережение.

– Это не так уж и плохо, мама. Знаешь, мы все немного странные. Я, например, говорящая чашка!

Струйка пара вырвалась из носика миссис Поттс.

– Ничего, ничего, миссис Поттс, – успокоила ее Белль. – Полагаю, я на самом деле казалась людям из деревни странной. Потому что хотела уехать оттуда. Хотела путешествовать по всему миру. – Она горестно улыбнулась и добавила: – А еще потому, что книги я любила больше, чем Гастона.

– Кто такой Гастон? – Удивление мелькнуло на позолоченном лице Люмьера.

– Местный задавала, – ответила Белль и раздраженно тряхнула головой, вспомнив самодовольного и хвастливого красавчика, который не давал ей проходу и требовал, чтобы она вышла за него замуж, а потом чуть не расшибся в лепешку, услышав ее отказ.

– Чтение было моим убежищем, – продолжила она. – Столько нового я узнала из книг! Я нашла истории, которые вдохновляют. Стихи, которые восхищают. Романы, которые бросают вызов...

Белль запнулась, внезапно смутившись. Она опустила взгляд и задумчиво произнесла:

– Но самое главное – я нашла там себя.

Когсворт, еще недавно жалобно хныкавший, шагнул вперед и взял Белль за руку.

– Ты снова обретешь себя, дитя, в этой библиотеке, вот мое мнение! – горячо заявил он, выпятив грудь.

Белль с удивлением взглянула на него.

– Ты разбудила в старом солдате боевой дух! – продолжал тот. – Мы обязаны отвоевать библиотеку у полчищ пауков и мышей! Друзья, еще раз в прорыв! Пусть никто не смеет утверждать, что полковник Когсворт из Четвертого ее королевского величества гусарского полка уклоняется от сражения!

Он схватил тряпки и с гордо поднятой головой ринулся в бой с грязными окнами.

– Теперь уже полковник? – улыбнулся Люмьер. – На прошлой неделе он был капитаном, а на позапрошлой – лейтенантом. Так он скоро себя до бригадного генерала повысит.

Он повернулся к Плюметт:

– Приступим, cherie?

Та одарила его кокетливой улыбкой, и вдвоем они набросились на темные углы: Люмьер освещал их, а Плюметт подметала. Миссис Поттс помогала Когсворту мыть окна. Она обдавала стекла паром из носика, а Когсворт яростно тер их тряпкой, причем его маленькие латунные ручки двигались весьма проворно. Помогали даже Фру–Фру и Чип: по совету Чипа Когсворт обмотал тряпками четыре ножки пуфика, и два неугомонных сорванца вновь принялись носиться наперегонки по всей комнате, сметая пыль с половиц.

Белль смотрела на них, а в горле стоял комок. Они были так добры к ней. Так внимательны. Они хотели ей помочь. Доставить радость. Быть ее друзьями. И рядом с ними – Чудовище. Когда она думала о нем, буря противоречивых чувств поднималась в душе. Из–за него она томилась пленницей в темном глухом замке. Но также из–за него она сейчас была в этой удивительной библиотеке.

Чудовище не был похож на остальных обитателей замка. Миссис Поттс, Люмьер, Плюметт... они были добродушные и забавные. Неунывающие, веселые. Зверь был неуживчивый. Угрюмый. Загадочный. Отшельник. Но все же он, хоть и по–своему, тоже хотел ее порадовать. И доказал это вчерашним вечером. Когда Белль подумала о том, что он сделал... Это было невероятно. Невозможно. Даже сейчас ее сердце учащенно забилось при одной мысли об этом. Кто–то другой, возможно, позволил бы ей взглянуть разок на свою коллекцию. Одолжил бы пару бесценных книжек. Но Чудовище был другим.

Она окунула швабру в ведро, выжала тряпку и принялась усердно работать. В отличие от Чудовища, она не могла ни читать, ни вообще что-либо делать, когда кругом такой беспорядок. Белль не думала о том, что, возможно, закончит лишь в полночь. Она не обращала внимания на боль в мышцах, ломоту в спине и дрожащие ноги после бесконечной беготни по лестницам с ведрами воды. Она думала только о той радости, что ждала ее после уборки. Ибо прошлой ночью Чудовище преподнес ей неожиданный подарок – более ценный, чем его замок и земли, более дорогой, чем золото и драгоценности. Прошлой ночью Чудовище подарил ей свои книги.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Белль запомнила тот вечер в мельчайших подробностях. Надвигались сумерки.

– У меня сюрприз для тебя, – как обычно, ни с того ни с сего начал Чудовище.

Белль только что вернулась из конюшни, где кормила Филиппа, свою лошадь, и теперь отряхивала накидку от снега возле черного хода, что вел в кухню. Она мельком взглянула на него – угрюмое лицо, сжатые кулаки, неуклюжая поза – и сказала:

– Нет, спасибо.

Чудовище отшатнулся и заморгал. Лицо его потемнело еще больше.

– Я сказал, у меня сюрприз для тебя!

– И я это слышала. Но у меня было столько сюрпризов за последнее время, что хватит на всю оставшуюся жизнь. Холод, темницы, своры волков, вспышки гнева...

– Гнева? Гнева?! – задохнулся Чудовище. – Поверить не могу... как ты можешь так говорить... Не было никакого гнева! К тому же ты сама виновата! Я приказал тебе не ходить в Западное крыло. Я приказал...

Белль покосилась на него.

– Ты прав. О чем это я? Ты же никогда не злишься. А теперь, если позволишь, я пойду.

Отношения между Белль и Чудовищем были напряженными с тех пор, как в поисках ответов она забрела в Западное крыло и нашла там одинокую розу. Цветок никак не выходил у Белль из головы, ей очень хотелось узнать его тайну. От слуг она смогла добиться лишь уклончивых ответов, а от Чудовища вообще ничего. «Прекрасно, – решила она. – Если никто не хочет мне рассказать, я сама все узнаю».

В Западном крыле располагались личные покои Чудовища. Он раз и навсегда запретил Белль появляться там. Для большинства людей вполне хватило бы столь строгого приказа, да еще от столь страшного создания, чтобы повиноваться без лишних вопросов. Но Белль была особенной. Она все подвергала сомнению и повиновалась только одному – своему сердцу.

В покоях Чудовища было темно, но глаза Белль скоро привыкли. Она шла по некогда прекрасным комнатам и обводила взглядом сломанную дорогую мебель, разорванный в клочья балдахин над ложем, разбитые зеркала в позолоченных рамах.

– Это сделал Чудовище, – прошептала она.

Ей приходилось наблюдать его в ярости, она знала, что Чудовище может запросто опрокинуть стол или швырнуть кресло через всю комнату. Белль было очевидно, что все эти разрушения вызваны гневом Чудовища, но сердце подсказывало ей истинную причину такого поведения – отчаяние, причиняющее ему боль.

В поисках ответов Белль тронулась дальше по комнатам Чудовища, осторожно обходя обломки мебели и осколки зеркал. «Что я здесь делаю? Одна в глухом замке, в лесу, где вечная зима... – думала она. – Разговариваю с часами, шучу с подсвечником и играю с пуфиком. Вот и все мои занятия, вот и вся моя жизнь. Должна же быть какая–то причина, почему здесь все такое странное...»

На стене висели исковерканные картины, и среди них портрет семьи: надменный мужчина рядом с креслом, в котором сидела голубоглазая миловидная женщина. Она добродушно улыбалась, взгляд же мужчины был холоден и презрителен. Рядом с женщиной стоял маленький мальчик – ее точная копия. На другом портрете угадывался молодой человек с такими же голубыми глазами, как у мальчика. Белль решила, что это он и есть, хотя полотно было сильно разодрано и глаза оставались единственным, что можно было разглядеть.

«Кто же ты?» – подумала Белль. Разочарованно вздохнув, она повернулась, чтобы уйти – ей не удалось найти ответы на свои вопросы. И тут Белль увидела ее –– одинокую красную розу. Та покачивалась в воздухе над столиком, укрытая хрупким стеклянным колпаком. Роза увядала, ее лепестки опадали. Белль подошла ближе. Еще один лепесток бесшумно слетел. Зачарованно разглядывая розу, Белль осторожно сняла колпак. В этот момент за ее спиной, словно ветер, возник Чудовище.

– Что ты здесь делаешь? – зарычал он. – Что ты натворила?

– Ничего, – спокойно ответила Белль, но сердце ее забилось чаще.

– Ты понимаешь, что ты могла всех нас погубить! Убирайся вон! – разбушевался Чудовище.

Он так напугал Белль, что девушка бросилась со всех ног из Западного крыла и прочь из замка. Она забежала в конюшню, накинула уздечку на Филиппа и вскочила в седло. Миг – и конь вылетел за ворота, унося ее все дальше и дальше в чащу, где их окружила стая волков. Кровожадные твари, без сомнения, растерзали бы Белль, если бы Чудовище не подоспел ей на выручку. Сначала она пыталась отогнать их, но быстро поняла, что обречена: волков было слишком много. Лишь когда надежда на спасение покинула ее, из-за деревьев выскочил Чудовище и бросился на хищников. Он раскидывал их в разные стороны, но те нападали на него снова и снова. В конце концов ему удалось обратить их в бегство – ценой собственных глубоких ран.

На Филиппе Белль осторожно отвезла Чудовище обратно в замок, перевязала ему раны и уложила в постель. Обида и возмущение до сих пор клокотали в ней, и когда наконец Чудовище успокоился и заснул, Белль спросила миссис Поттс, почему слуги продолжают верно служить хозяину, который так себя ведет.

– Потому что у него доброе сердце, – ответила миссис Поттс.

– Мы говорим об одном и том же существе? – недоуменно спросила Белль.

Миссис Поттс невесело усмехнулась, усадила Белль рядом и рассказала историю Чудовища. Он был принцем, сыном богатого и могущественного повелителя. Его добрая и кроткая мать умерла, когда он был ребенком.

– Это они изображены на картине? – спросила Белль. – В Западном крыле?

– Да, это они, – ответила миссис Поттс.

А дальше она поведала, что отец Чудовища был очень жестоким и издевался над собственным сыном. Потрясенная девушка вдруг почувствовала искреннюю жалость. Ее мать тоже умерла, когда она была совсем маленькой, но отец, в отличие от отца Чудовища, был добрейшей души человек.

– Как же ему, наверное, было одиноко и страшно... Бедный мальчик, лишенный материнского тепла, в лапах безжалостного тирана, – тихо произнесла она.

Миссис Поттс кивнула, потупив взгляд.

– После стольких лет издевательств принц превратился в такого же черствого, безрассудного и эгоистичного человека, каким был его отец, – продолжила она. – И однажды принц устроил роскошный бал, созвав первых красавиц королевства. В самый разгар праздника в замок вошла нищенка и попросилась на ночлег. Но принц рассмеялся и велел охранникам прогнать ее. Только это была не простая нищенка, а настоящая волшебница. Она заколдовала принца, превратив его в Чудовище. Нас она тоже заколдовала, и с тех пор мы такие, какими ты нас видишь. Мы не можем вернуть себе наш былой облик.

– Мне так жаль, миссис Поттс, – с горечью промолвила Белль.

– И мне, дитя, и мне...

– Неужели ничего нельзя сделать?

Миссис Поттс бросила быстрый взгляд на Чудовище. Когда она заговорила снова, ее голос звучал глухо.

– Тебе о стольком хочется спросить, да и кому бы не хотелось. Позволь ответить по крайней мере на первый: мы остались с хозяином, потому что не могли предать его дважды.

– Предать дважды? Как это?

– Мы видели, как отец с ним обращается, и молчали, – удрученно призналась миссис Поттс. – Его отец – вот кто был настоящим чудовищем, но мы слишком боялись его и не заступались за мальчика. Мы нужны хозяину сейчас так же, как были нужны тогда, только на этот раз мы его не подведем.

– Я хочу помочь вам! – горячо воскликнула Белль. – Должен же быть какой–нибудь способ снять заклинание!

Чудовище зарычал во сне, и миссис Поттс поправила его одеяло.

– Не стоит забивать себе этим голову, милая, – сказала она. – Мы заварили кашу, нам ее и расхлебывать.

После того случая с волками Белль и Чудовище не перемолвились ни словечком – вот почему она была не в настроении, когда Чудовище заявил ей о сюрпризе. Белль двинулась к выходу из кухни, а он замер у черного входа. Когсворт и миссис Поттс обменялись озабоченными взглядами, а Кюизиньер, плита, так разволновался, что начал дымиться. Люмьер подлетел к Чудовищу. Приложив палец к губам, он тихо сказал:

– Позвольте совет, мессир: вам лучше улыбнуться и добавить в голос дружеские нотки, дабы показать, что это приятный сюрприз, а не прогулка, скажем, на эшафот.

Как ни старался Люмьер говорить тихо, Белль все равно его услышала – в просторной кухне под сводчатым потолком звуки разносились очень быстро. Чудовище прокашлялся.

– Белль! – позвал он. – Я приготовил для тебя замечательный, чудесный, просто великолепный сюрприз!

Его голос звучал так радостно и ясно, так непохоже на его обычный грубый тон, что Белль остановилась и обернулась удостовериться, что это говорит Чудовище. Конечно, это был он. Он стоял там, где она его и оставила, и улыбался ей – или пытался улыбнуться. Выражение больше походило на гримасу и делало его еще свирепее на вид. Но самое главное – он явно подготовился к встрече: на нем была льняная сорочка, широкий галстук и шелковый сюртук. Густая шерсть покрывала лицо и тело, длинные волосы падали на спину, как грива льва. На голове высились черные рога, из пасти торчали острые, длинные клыки. Он был высок и крепко сложен. Но больше всего Белль поразили его глаза. Они не были желтыми, как у тигра, или темно–карими, как у медведя. Они были пронзительно–синего цвета, глубокие, словно горное озеро, и такие же непроницаемые. Как и все дикие звери, Чудовище избегал пристального взгляда, словно боялся открыть душу.

– Это будет приятный сюрприз, Белль, – сказал он. – Может быть, ты все–таки посмотришь?

Он смотрел на нее с надеждой и выглядел так беспомощно, что Белль смягчилась.

«Он старается, – подумала она. – Они все стараются. Стоит ли мне?..»

– Не рычать и не кричать, – предупредила она.

Чудовище торжественно кивнул и протянул лапу.

Белль еще немного подумала, а потом кивнула в ответ и накрыла ее своей ладонью.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


– Глаза закрыла?

– Спрашиваешь в пятый раз.

– Обещаешь не подсматривать?

– Обещаю.

Чудовище вел ее по длинному коридору, а потом наверх, по каменной лестнице. Наконец он остановился и поставил канделябр на столик около дверей. Белль стояла перед высокими арочными дверями.

– Позволь, я завяжу тебе глаза своим галстуком.

Девушка кивнула.

– Постой здесь немного, – сказал Чудовище, закончив. – И никуда не уходи.

– Уходить? – засмеялась Белль. – По лестнице? С завязанными глазами?

Чудовище перебирал связку ключей, Белль слышала, как они бренчали. «Чего он возится так долго? – удивилась она про себя. – Неужели забыл, как открываются двери в его замке?» И тут она поняла: он нервничал. «Ему хочется, чтобы сюрприз мне понравился. Он пытается мне угодить!» Но мысль о том, что Чудовище хочет кому–то угодить, была столь нелепой, что Белль тут же ее отмела. Наверное, причина в другом. Может быть, там темно... может быть, он не находит нужный ключ...

– Ага, вот он, – наконец произнес Чудовище.

Белль услышала, как ключ повернулся в замочной скважине и заскрипели петли. На нее пахнуло затхлостью, старой кожей и типографской краской.

– Сюда... осторожно, Белль... еще немного вперед... стой!

Белль повернулась к нему. Никогда раньше она не слышала в его голосе то, что звучало сейчас: предвкушение, волнение и радость.

– Где это мы? – спросила она, горя желанием узнать, что за место может вызвать у него такие чувства.

– Потерпи, узнаешь. Для начала добавим немного света.

Чудовище принес оставленный на столике канделябр.

– Готова? – спросил он.

– Кажется, да.

Он снял с ее глаз повязку.

– Ну вот, Белль, – тихо сказал он. – Можешь посмотреть.

Она открыла глаза. И замерла от удивления. При свете свечей она увидела их: книги. Сотни книг. Тысячи. Чудовище привел ее в библиотеку. Это была темная и пыльная комната, которая нуждалась в хорошей уборке, но все же она была одной из самых невероятных комнат, которые когда-либо видела Белль. Потолок уходил вверх, вдоль стен выстроились огромные шкафы, перед которыми стояли деревянные лестницы, достигающие самых верхних полок. У дальней стены темнел мраморный камин с двумя глубокими кожаными креслами по бокам.

– Понравился сюрприз, Белль? – спросил Чудовище.

– Не просто понравился. – Голос девушки дрожал. – Я в восторге!

Белль не видела, как Чудовище улыбнулся, услышав ее слова, и не заметила его взгляда, настороженного, немигающего, в котором теплилась робкая надежда. Белль достала с ближайшей полки первую попавшуюся книгу и смахнула пыль с обложки. Переплет из телячьей кожи был мягким, как бархат, форзац красочно расписан узорами, напоминающими мрамор, а текст на плотных страницах напечатан хорошей черной краской. Неудивительно, что она почувствовала запахи кожи и краски, когда вошла сюда. Все вместе они придавали книге этот своеобразный аромат. Чудовище подошел ближе.

– «Королева фей» [Автор – Эдмунд Спенсер], – прочитал он название. – Поэма, написанная для королевы Елизаветы. Одна из моих любимых.

– Моя тоже! – воскликнула Белль.

– «Ничто не исчезает на Земле: утерянное здесь морской прибой пригонит к берегу иных морей», – начал Чудовище.

– «Здесь нет потерь», – подхватила Белль.

– «...все обретешь, коль ищешь!» – закончили они вместе.

Карие глаза Белль заискрились радостью. Она любила книги с детства. Ей нравилось разглядывать обложки, вдыхать их запах, ощущать тяжесть пухлых томов. Каждый раз, когда она открывала книгу, удивительное чувство захватывало ее – будто целый мир оживал в руках. Она поставила «Королеву фей» обратно и прошлась вдоль шкафов, перебирая корешки. Достав еще одну книгу, она прочла название – «Расцвет Ренессанса в Венеции».

– Замечательная у тебя библиотека, – сказала она. – Спасибо, что показал.

– Рад, что тебе понравилось. Я каждый день прихожу сюда, это мое самое любимое место во всем замке. А книги начал собирать еще мой прапра-прадед. Самое ценное его приобретение лежит вот здесь. Это старинное издание «Гамлета».

– Шекспир! – воскликнула Белль. – А есть еще что–нибудь у него? «Буря», например? Ой, а как я люблю «Ромео и Джульетту»!

– Конечно, есть! Весь Шекспир! И не только он, есть величайшие поэты: Данте, Чосер, Мильтон... – Он запнулся. – Постой, зачем я тебе все это рассказываю? Ты же сама можешь посмотреть, вместо того чтобы слушать меня.

Это все, что Белль хотела услышать. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди, когда она ходила от шкафа к шкафу, оставляя следы на пыльном полу. «Что за истории здесь обитают! – думала она. – Истории триумфа и падения, любви и предательства, горестные истории и радостные». Под обложками билась жизнь, яркая, блистательная, со страниц манили заморские страны и сказочные города. Стоило Белль открыть книгу, как она превращалась в Жанну д’Арк при осаде Орлеана, Марко Поло, открывавшего Шелковый путь, или Клеопатру, плывущую в Таре на встречу с Марком Антонием. Возможно, она и была пленницей в замке, но здесь, в этой комнате, она могла вздохнуть свободно.

– Приходи в любое время, Белль, – мягко сказал Чудовище. – Читай все что захочешь. Эти книги отныне твои. Я дарю их тебе.

Белль усмехнулась. Чудовище, конечно же, пошутил, по–другому и быть не могло. Эта коллекция – она бесценна. Во всем мире едва ли найдется человек, готовый расстаться с таким сокровищем.

– Если можно, я взяла бы на время одну или две книги... – сказала она, разглядывая верхние полки.

Но ей никто не ответил. Белль обернулась и обнаружила, что разговаривает сама с собой. Чудовище исчез.


ГЛАВА ПЯТАЯ


Белль стояла, задумчиво уставившись на закрытые двери. Дар, который преподнес ей Чудовище, был столь великодушным, что она до сих пор не верила своим ушам. Казалось, Чудовище, доставивший ей немало огорчений, теперь готов на все, чтобы загладить вину. Кроме того, чтобы отпустить ее на свободу.

– Кто же ты? – прошептала она.

Был ли Чудовище всего лишь грубым животным, заточившим ее отца, а потом и ее в темницу? Или же он был глубоким знатоком литературы, цитирующим поэтов XVI века? Враг он ей? Или друг? Или в нем каким–то образом перемешалось все перечисленное? Как всегда, у Белль было множество вопросов. На некоторые ответила миссис Поттс в ту ночь, когда Белль попыталась покинуть замок, но среди тех, что требовали ответа, остался самый важный: зачем она здесь? Белль была уверена, что узнай она ответ – и будет свободна. Что ж, пока она не нашла его, книги станут ее убежищем.

Громкий лай прервал воспоминания Белль и вернул в настоящее. Фру–Фру и Чип продолжали играть в догонялки, только теперь Чип повязал на свой ободок тряпку, будто пиратский шарф, и угрожал Фру-Фру килеванием [Килевание (от слова «киль») – наклон судна с целью осмотра и ремонта его подводной части]. В конце концов они так расшалились, что опрокинули ведро с водой и залили весь пол.

– Немедленно вытри пол, Чип! – прикрикнула миссис Поттс на сына. – А затем найди книжку и тихий угол для чтения, чтобы тебя не было слышно. Иначе отправишься на кухню помогать Коку с ужином!

– Ну уж нет, я тебе не мерный стакан, мама! Я капитан Кидд, гроза морских просторов!

– Скорее гроза чайных приборов, – насмешливо произнес голос за дверью.

Это был Чудовище. Все слуги тут же бросили свои дела и поклонились. Даже Чип и Фру–Фру сбавили обороты.

– Нет–нет, пожалуйста, продолжайте, – сказал Чудовище. – У вас отлично получается. Библиотеку теперь не узнать.

Белль заметила, что он чувствовал себя неловко, словно незваный гость в этом бойком, оживленном месте, где кипела работа. Слуги вернулись к своим делам, а Чудовище потрепал Фру–Фру и нагнулся к Чипу:

– Я... э–э... не знаю, будет ли тебе интересно, но вон там есть книжка про пиратов. Справа. В шкафу у окна.

Чип расплылся в улыбке, глаза его заблестели.

– Спасибо! – И он умчался прочь, забыв вытереть пол.

Чудовище заложил лапы за спину и принялся прохаживаться по библиотеке, одобрительно кивая.

– Люмьер, ты пропустил пятно, – указал он на угол.

– Благодарю вас, мессир. – Люмьер бросился вытирать крошечное пятнышко пыли.

Чудовище кивнул, довольно улыбнувшись.

– Когсворт! – крикнул он мгновение спустя, постучав по столу из красного дерева.

– Да, мессир?

– Тут разводы от воска.

– Сию минуту, мессир, – стиснув зубы, ответил Когсворт.

Чудовище вновь улыбнулся.

– Миссис Поттс, а эта дверная ручка какая–то тусклая.

– Как любезно с вашей стороны отметить это, хозяин, – пробурчала миссис Поттс, выпуская пар из носика.

Белль, отмывая пол возле шкафов, мельком взглянула на Чудовище. Тот остановился в задумчивости, а потом вдруг закатал рукава и схватил тряпку с ведром. «Ой–ой», – мелькнуло у Белль в голове. Люмьер, Когсворт, Плюметт и миссис Поттс, замерев, наблюдали, как Чудовище направляется к окну. Постояв перед ним какое–то время, он помочил тряпку в воде и принялся тереть запачканные сажей стекла.

– Вот так! Что думаешь, Люмьер? – спросил он пару минут спустя, разглядывая плоды своей работы.

Белль закусила губу, чтобы не засмеяться: окно стало еще грязнее, чем было до этого.

– Что я думаю? – замямлил Люмьер, подыскивая слова. – Полагаю, мессир, что вы... что ваш...

Когсворт покашлял, прикрыв рот.

– Энтузиазм, – тихонько подсказал он.

– ...энтузиазм – это пример всем нам! – воскликнул Люмьер, и его свечи вспыхнули.

– Отлично! – просиял Чудовище. – Помою-ка еще одно!

Не успел Люмьер произнести и слова, как откуда-то из-за шкафа выскочила Фру-Фру, а следом за ней Чип:

– А ну стоять, жалкая собачонка! Твоя очередь пройтись по доске!

Чудовище заулыбался, затем подобрал швабру и направил ее на Чипа.

– Защищайся, негодяй!

Чип вскочил на Фру-Фру.

– Живым не сдамся! – крикнул он.

Размахивая шваброй, Чудовище надвигался на друзей. Фру–Фру зарычала, припала к полу и бросилась вперед. Притворившись напуганным, Чудовище поспешно отступил. Он пятился спиной, обороняясь шваброй от наседавших пиратов... и совершенно не заметил кусочка мыла, лежавшего на полу в луже воды.


ГЛАВА ШЕСТАЯ


Это случилось так быстро, что Белль и глазом моргнуть не успела. Нога Чудовища поехала по скользкому мылу. Падая назад, он замахал руками, как ветряная мельница. Другая его нога поддела ведро с грязной водой, и оно взлетело в воздух. С грохотом Чудовище рухнул на шкаф. Деревянные полки раскололись. Книги посыпались на пол. Швабра треснула пополам. А ведро приземлилось ему прямо на голову. Ошарашенные слуги не могли вымолвить ни словечка. Белль бросила свою швабру и подбежала к Чудовищу.

– С тобой все в порядке?

Он сидел на полу. Белль опустилась на колени и сняла ведро с его головы. Он на мгновение зажмурился, весь промокший, взъерошенный и взбешенный. Грязная вода стекала с его шкуры. Ни минуты не раздумывая, он вскочил и шумно отряхнулся. Белль была так близко, что ее обдало фонтаном брызг.

– Ах! – только и смогла произнести она, растерянно глядя на слуг.

Они выглядели не лучше. Когсворт фыркал и отплевывался. Плюметт отряхивала свои перышки. Миссис Поттс и Чип морщились, вытирая серые разводы на своих фарфоровых боках, а свечки Люмьера потухли, пустив тонкие струйки дыма.

Чудовище зарычал. Это был низкий, пугающий рык, предвестник новой вспышки гнева. Улыбчивый хозяин, еще пару минут назад как ни в чем не бывало игравший с Чипом и Фру–Фру, исчез, явив разъяренного зверя, отчаянно пытавшегося сохранить чувство собственного достоинства. Слуги ощутили надвигающийся шторм. Люмьер поспешил предотвратить его. Он нацепил сияющую улыбку, соединил пальцы домиком и заявил:

– Мессир, ваша помощь неоценима. Мы под впечатлением. Но спрашивается, не лучше ли вам проводить время за чтением римских стоиков? Или освежить в памяти древнеперсидскую поэзию? Перечитать греческих философов, наконец?

Чудовище зарычал еще громче. Он уже открыл пасть, чтобы рявкнуть на Люмьера и остальных, но в этот момент послышался другой звук, мелодичный, как колокольчик, изредка прерывающийся странным фырканьем. Это была Белль. Она сидела на полу, поджав под себя ноги, положив руки на колени, и умирала со смеху. Чудовище обернулся к ней.

– Прекрати! – гаркнул он. – Сейчас же прекрати смеяться надо мной!

– Я смеюсь не над тобой, –– ответила она, опешив от его тона.

– Неужели? – язвительно спросил он. – Но ты точно не смеешься вместе со мной.

– Ты прав, не смеюсь, – покачала головой Белль, и в ее голосе мелькнула нотка раздражения. – Я бы посмеялась с тобой, но не могу – ты же не смеешься.

– Потому что это не смешно, Белль.

– Да брось! Мы все целы и невредимы. Посмотри на меня. Волосы слиплись, платье мокрое и грязное. Остальные тоже выглядят плачевно. А видел бы ты себя, когда катился по полу...

Она снова начала хихикать, но грозный рык Чудовища оборвал ее. Белль была так близко, что ему не удалось спрятать свой взгляд, как обычно. Она заглянула в его глаза, ожидая увидеть злость. Но вместо этого заметила лишь крайнюю беззащитность. «Он думает, что это я со зла, – пришла ей в голову мысль. – Думает, я насмехаюсь над ним». Она вдруг вспомнила, какие разрушения обнаружила в его покоях. Вспомнила про отчаяние, должно быть, овладевавшее им. И эта история о его детстве, рассказанная миссис Поттс. Его раны были еще так глубоки, так свежи.

«Почему тебя это так тревожит? – спросил голос в ее голове. – Разве Чудовище волновался о твоем отце, заперев его в темнице? Или о тебе?» Белль не нашлась, что ответить этому голосу. Она вдруг вспомнила случай с отцом. Однажды, когда она была маленькой, они гуляли по лесу и нашли лису, угодившую лапой в стальной капкан. Отец попытался ее освободить, но бедное животное, обезумевшее от боли, не подпускало его к себе и норовило укусить. Снова и снова он протягивал руку, и каждый раз лиса бросалась на него. «Хватит, папа! – в страхе закричала Белль. – Она тебя укусит!» – «Тише, Белль, не кричи. Лиса просто не может изменить свою природу, но я–то тоже не могу изменить свою». Медленно, терпеливо он подбирался к ней снова и снова, пока наконец измученный зверек не повалился на землю. Тогда он смог раздвинуть капкан и освободить лисью лапу.

«Так почему тебя это беспокоит?» – повторил голос. В ответ Белль полезла в карман и достала чистую тряпку, приготовленную для уборки. Она была сухой – вода, замочившая платье, не достала до кармана. Белль принялась вытирать лицо Чудовища. Ее прикосновение было мягким, однако он вздрогнул, как от удара.

– Что ты делаешь? – спросил он, и в его голосе больше не было злости.

– А как ты думаешь? Вытираю тебе лицо.

– Не нужно. Совсем не обязательно, – запротестовал он. – Больно. Ой, хватит! Шкуру сдерешь. Эй, осторожнее, это мой нос! Ай–ай! Уши, уши!

Белль не обращала внимания на его возгласы.

– Так Лучше? – спросила она, закончив.

– Может быть... отчасти, – скрепя сердце ответил Чудовище. – Только сюртук весь испачкался и сорочка промокла. Мне нужно переодеться... а потом заняться переводом. Я тут работаю над трудами Эпиктета... некогда мне с вами прохлаждаться.

Он поднялся и двинулся к дверям. Немного замешкавшись возле них, он обернулся и окинул долгим взглядом библиотеку. «Он не прочь остаться здесь! – подумала Белль. – Ему приятнее мыть полы с нами, чем сидеть одному в своих комнатах».

– Шапо! – проревел Чудовище. ––Живо принеси мне чистую одежду!

Послышался мерный стук, и в дверях показалась вешалка для верхней одежды, прибежавшая на зов.

Увидев, в каком состоянии наряд его хозяина, Шапо драматично прижал две руки–перекладины к тощей груди, а остальные воздел к небу.

– Полно тебе, Шапо, не принимай близко к сердцу, – произнес Чудовище. – Над всеми неприятностями, несчастными случаями и катастрофами надо просто посмеяться. – И он демонстративно посмотрел на Белль. – По крайней мере, так мне сказали.

Шапо поторопил Чудовище, и слуги с Белль наконец остались одни. Белль принялась собирать книжки, упавшие на пол, когда Чудовище налетел на шкаф.

– Нужно найти пустые полки для этих томов, – сказала она. – Кто–нибудь здесь видел такие?

Никто не ответил. Удивившись, Белль обернулась. Все слуги стояли как вкопанные и глазели на закрытые двери. Никто из них не шелохнулся, с тех пор как Чудовище покинул библиотеку.

– Плюметт? Миссис Поттс? Что случилось? – спросила Белль.

– Мессир был зол... – начал Люмьер.

– Но он не кричал, – задумчиво продолжила Плюметт.

– Он не бушевал, – добавил Когсворт.

– И не разбил ни единой вещи, – изумленно добавила миссис Поттс. –– Наверное, потому что...

Она запнулась и поглядела на Люмьера и Когсворта. Слова повисли в воздухе.

– Почему? – живо спросила Белль, надеясь узнать хоть что–нибудь.

Но миссис Поттс лишь пожала плечами.

– Потому что ему нужно было возвращаться к работе, видимо, – смущенно произнесла она.

Разочарование захлестнуло Белль. Она хотела было надавить на миссис Поттс, но поняла, что это бесполезно. Миссис Поттс вернулась к окнам. Вот так всегда. Все они сразу находят какие–то дела, стоит ей задать странный вопрос. Белль вдруг почувствовала щемящее одиночество. Чудовище ушел, слуги вернулись к своим обязанностям. Она вспомнила об отце, и острая тоска сжала ее сердце. Если бы она могла поговорить с ним! Хотя бы часок. Но она знала, что этого не будет. Ни сегодня. Ни завтра. Никогда.

Отогнав прочь мрачные мысли, Белль сложила книги на стол и сказала себе, что теперь ее жизнь стала гораздо лучше. Теперь библиотека Чудовища в ее распоряжении. Конечно, ей тоскливо, она пленница в этом странном замке, где всегда зима. Но она уже не одна. С ней Шекспир, Мольер, Данте, Руссо. Она узнает правду. Может быть, не сегодня и не завтра, но однажды это случится. А пока книги станут ее утешением. Как это было всегда.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


– Похоже, я растянул пружины, – пожаловался Когсворт, потирая корпус. – Боюсь, больше никогда не смогу правильно играть мелодию.

Было четыре часа. На замок надвигались сумерки. Слуги и Белль отмывали библиотеку целый день с одним небольшим перерывом.

– Отдохнешь в мягком кресле перед камином и будешь как новенький, – сказала миссис Поттс. – Я оставила тебе немного масла для смазки механизмов и взбила подушку.

– Ты просто моя спасительница!

Морщась от боли, он нагнулся подобрать с пола тряпку и заковылял к дверям.

– Когсворт, постой! – окликнула его Белль.

– Только не говори, что я пропустил пятнышко!

– Не скажу. Можно вместо этого я скажу тебе спасибо? – спросила Белль и поцеловала его в щеку.

Когсворт расцвел.

– Всегда пожалуйста, моя дорогая! – ответил он, погладив ее по руке.

– И вам тоже огромное спасибо, миссис Поттс, Плюметт, Люмьер, – добавила Белль, поворачиваясь к остальным. – Я одна не справилась бы и за месяц. Вы мне так помогли, словами не передать!

– Мы это сделали с превеликим удовольствием, –– улыбнулся всегда галантный Люмьер.

– Допустим, удовольствия было не так уж и много, – проворчала Плюметт. – Но зато теперь здесь стало действительно хорошо! – добавила она, оглядывая библиотеку.

Когсворт, охая и вздыхая, тихонько поплелся на кухню. Плюметт и Люмьер последовали за ним. Миссис Поттс остановилась в дверях и окинула взглядом Белль.

– Видела бы ты сейчас себя, – хохотнула она. – Выглядишь так, будто весь день чистила печные трубы!

Белль рассмеялась и сунула тряпку в карман.

– Спустишься к нам? – спросила миссис Поттс. – Я заварю чай.

– Через минуту, – ответила Белль.

Миссис Поттс улыбнулась:

– Все понятно. Для книжного червя «чай с печеньем» звучит, конечно, не так заманчиво, как все эти истории. И все–таки тебе нужно поесть. Хозяин сегодня ужинает в своем кабинете, так что у нас ничего особенного не будет, но мы найдем, чем тебя накормить. После таких–то трудов!

Белль заверила миссис Поттс, что скоро придет, и, как только та ушла, обвела глазами библиотеку. Ее библиотеку. Пол сверкал. Дрова потрескивали в камине. На полках не было ни пылинки. Паутина исчезла. Окна сверкали. Она взяла свечку и пошла вдоль шкафов, пробегая пальцами по корешкам и читая названия. Она чувствовала себя богатейшим человеком на Земле. Дойдя до конца ряда шкафов, она увидела банкетку, обитую бархатом. На ней лежала открытая книжка – про пиратов.

– Чип... – покачала головой Белль.

Она подняла книжку и вдруг наткнулась взглядом на узкую деревянную дверь, зажатую между двумя шкафами сбоку от банкетки. Она была слегка приоткрыта. Белль не успела добраться до этой части библиотеки во время уборки и впервые обнаружила эту дверцу. Интересно, видел ли ее кто–нибудь еще?

– Отлично, – вздохнула она. – Только не говорите, что мы пропустили целую комнату.

Держа свечу прямо перед собой, она шагнула к дверце и взялась за ручку. Странное ощущение тревоги – тяжелое, пронизывающее и пугающее, словно туман в зимнюю ночь, – охватило ее. Она почувствовала холод и отдернула руку.

– Эй, перестань, трусиха! – громко сказала она, рассерженная из-за своего глупого страха. – Держи себя в руках!

Толкнув дверь, она вошла в маленькую темную комнату. Здесь было еще больше пыли, чем в библиотеке. Посветив свечой, она увидела, что ничего зловещего в комнате нет – только старенькая конторка, на которой стоят пустая чернильница и баночка с высохшим клеем, лежат гусиные перья, кипа бумаг, тряпка и пухлая папка, набитая записями о приобретении книг. Комнатка, судя по всему, служила своеобразной библиотечной картотекой и местом для реставрации старых книг. Наверняка когда–то в замке был свой библиотекарь. Белль улыбнулась, подумав, что теперь им стала она. Она дала тожественное обещание превратить свое детище в образцовую библиотеку, такую, какой мог бы гордиться падре Робер.

Белль раскрыла старые записи. Последней строкой значилось первое издание «Божественной комедии» Данте, купленное в книжном магазине в Венеции за кругленькую сумму. Сердце Белль учащенно забилось – она сможет прикоснуться к этому бесценному экземпляру! Но только завтра – сейчас у нее не осталось сил даже на то, чтобы просто открыть книгу, не говоря уж о том, чтобы ее искать. Она отложила папку, и в то же мгновение за ее спиной что– то скрипнуло, и послышался протяжный заунывный вой. Вздрогнув, Белль обернулась, но не обнаружила ничего ужасного. Просто единственное окно распахнулось, и ветер со свистом ворвался в комнату, заметая снег на подоконник.

Белль закрыла окно и поежилась. Она подумала о том, как чудесно было бы сейчас оказаться возле камина на кухне с чашкой чая и в компании друзей, и уже повернулась, чтобы уйти, но что–то привлекло ее внимание. На небольшом столике слева от окна лежала толстая черная книга.

– Как странно, – громко произнесла Белль. – Почему, интересно, ты не на полке?

Еще удивительнее было то, что на кожаном переплете книги не было ни пылинки. Может быть, кто–то приходил сюда читать ее? Или Чудовище оставил эту книгу для Белль? Она посмотрела вниз, но единственные отпечатки на пыльном полу были ее собственные. Нахмурившись, Белль наклонилась к книге. На обложке золотыми буквами было отпечатано название.

– «Страна Грез», – произнесла девушка. Заинтригованная, она взяла ее в руки.

Книга была теплой. Белль почувствовала слабый пульс под обложкой. Словно там билось сердце. Словно книга была живой. Испугавшись, Белль выронила ее. Книга упала на столик с глухим стуком. А потом поднялась вертикально.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Белль попятилась. Она уже привыкла к предметам, которые двигались и разговаривали, но никак не думала, что книга может быть такой же. Чудовище предупреждал, что в библиотеке есть несколько волшебных книг и что некоторые из них могут быть непослушными. Что, если она именно такая? И что эта книга собирается делать?

– П–прости, я потревожила тебя, – запинаясь, произнесла Белль. – Я не хотела...

Книга не ответила. Она двинулась на своих нижних уголках к краю стола и спрыгнула на пол. Белль бросилась к двери, но обо что–то запнулась, потеряла равновесие и упала. Ей показалось, что «Страна Грез» стала чуть больше. «Это оттого, что я лежу и смотрю на нее снизу вверх», – подумала она. Но, присмотревшись внимательнее, девушка поняла, что ошибается. Книга росла.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Белль смотрела на книгу округлившимися глазами, а та продолжала увеличиваться. Она становилась все выше и выше, нависая над девушкой, как башня. Почти коснувшись потолка, книга остановилась. Ее первая страница слегка приоткрылась, и комнату наполнили вырвавшиеся оттуда звуки: женский смех, музыка, громкие мужские голоса, ржание лошадей и звон бокалов. Белль не знала, бояться ей или восторгаться. А затем она увидела, как нечто похожее на маленького черного паучка притаилось в тени между обложкой «Страны Грез» и ее страницами. Оно выпорхнуло из книги и поползло вверх по стене. Другое, похожее, засеменило по столу. Третье запрыгнуло на конторку.

Белль, все еще сидевшая на полу, поспешно отползла подальше от существ. Кто они? Жуки? Мыши? Книга распахнула страницы шире, и целая туча этих созданий повалила оттуда. Белль вскочила на ноги и приготовилась топтать их, если они нападут. Но когда одно из них приблизилось, ее боевой настрой сменился любопытством. Она нагнулась рассмотреть странное создание и наконец поняла, что это такое. Это были не грызуны и не насекомые. Это были слова. Она опустилась на колени и протянула раскрытую ладонь.

УСЕРДНЫЙ запрыгнул на нее. ПРОСТОФИЛЯ перескочил через ее ботинок. НЕОСПОРИМЫЙ гнался за СОМНИТЕЛЬНЫМ, а ДРА– ЕОЦЕННЫЙ и ИЗЫСКАННЫЙ толкались и пихались. Комната наполнилась словами. Они выливались из книги широкой волной, растекались по полу, разбрызгивались фонтанами. Они бурлили у ног Белль, подпрыгивали и дергали ее за подол юбки.

Белль выпустила УСЕРДНОГО обратно на пол. «Страна Грез» распахнулась полностью, ее страницы начали переворачиваться, сначала медленно, потом все быстрее, пока поднявшийся ветер не растрепал волосы Белль, а юбка не вздулась колоколом. И вдруг все замерло. На открывшейся странице Белль прочитала всего три слова: «Графиня дает бал». Страница медленно перевернулась, и Белль задохнулась от изумления. На странице не было слов, лишь картинка, занимавшая ее целиком. По мере того как Белль всматривалась, картинка оживала. По залу кружились пары. Оркестр играл вальс. Белль почувствовала аромат роз, вина и духов.

«Люди», – подумала она. Глубокая тоска нахлынула на нее – она вдруг поняла, как соскучилась по человеческим лицам, смеху и разговорам. Девушка шагнула к странице и прикоснулась к ней. Мелкая рябь пошла от ее пальцев, словно по поверхности озера запрыгали солнечные зайчики. Зачарованная, Белль погрузила руку в страницу по локоть и вынула обратно. Серебристые, похожие на воск капельки покрыли ее кожу. На воздухе они затвердели, и когда она стряхнула их, запрыгали по полу, как бриллианты.

– Кто же ты? – прошептала Белль.

Словно отвечая, страница снова заискрилась. Казалось, книга звала ее. Что, если Белль войдет в нее? Возможно ли такое? С рукой же ничего не случилось... Сердце Белль екнуло при мысли, что можно прогуляться по страницам «Страны Грез», где звучали музыка и смех, но что–то остановило ее. Что ждет ее внутри этих страниц? Понравится ли ей это? Сможет ли она вернуться? И каким образом? Она вспомнила, что говорил Чудовище о волшебных книгах. Большинство из них безвредны, но одна или две... могут оказаться непослушными.

«Если уж я смогла приструнить Чудовище, с непослушной книгой точно справлюсь», – подумала Белль. Она глубоко вздохнула. И шагнула в повесть.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


– Мадемуазель, осторожно! – крикнул кто-то.

Белль повернулась и вскрикнула. Прямо на нее из темноты неслась карета, запряженная четверкой могучих серых коней. Белль отскочила в сторону, влетев в кусты живой изгороди. Карета прогрохотала мимо и исчезла. Дрожа от испуга, Белль прижала руку к груди, пытаясь унять колотившееся сердце. Крикни кучер на секунду позже, она непременно оказалась бы под колесами.

– Где это я? – прошептала она, оглядываясь. «Страна Грез» все так же стояла неподалеку, но библиотека исчезла. «Книга – это ворота в другой мир, – догадалась Белль. – Вход из библиотеки прямо сюда. Понять бы еще куда».

Здесь сумерки уже сменились ночью. Когда глаза Белль привыкли к темноте, она различила усыпанную гравием дорогу, проходящую, вероятно, через большое поместье. Свет редких фонарей, освещавших ее, трепетал от налетавшего ветерка; по бокам росли пышные розы, а вдали смутно виднелись раскидистые дубы, высились ряды стройных тисов и темнели кустарники, подстриженные в виде фигур животных. Белль посмотрела налево и увидела высокие кованые ворота, распахнутые для кареты. Старинный герб венчал их – две перекрещенные косы и слова: omnia vinco.

– «Я побеждаю все», – произнесла Белль.

«Должно быть, поместье принадлежит какому– нибудь генералу или влиятельному аристократу», – решила она. По бокам от ворот на высоких каменных опорах стояли две статуи, одна изображала бога подземного царства Аида, другая – его супругу Персе– фону. Дальше за воротами лежала густая, чернильная темнота. А далеко впереди, за деревьями, в этой темноте мерцал золотистый свет.

Загрохотала еще одна карета, на этот раз запряженная четверкой белых лошадей. При ее приближении Белль благоразумно отступила на обочину. Карета также скрылась за воротами. Девушка бросила неуверенный взгляд на волшебную книгу. Два желания боролись в ней – вернуться обратно в замок Чудовища или остаться и разузнать, куда это так спешат кареты и что там светится вдали. Как всегда, любопытство победило, и Белль вошла в ворота.

Дорога петляла и кружила, то ныряя в низину, то забираясь на пригорок. Белль шла через густые рощицы акаций, мимо зарослей ежевики и терновника, слышала журчание ручьев и плеск воды в прудах. Порой деревья скрывали от нее тот мерцающий свет, и тогда девушка со страхом думала, что заблудилась, но упорно продолжала идти вперед. Прошла добрая четверть часа, прежде чем она остановилась в гуще деревьев, и перед ней возникло то, от чего у нее захватило дух, – величественное шато, залитое светом сотен свечей, настоящий шедевр в стиле барокко. Нарядные кареты запрудили площадку перед широкой лестницей, кучера сидели, выпрямившись, на облучках, лошади качали головами. А гости, выходившие из карет! Белль никогда не видела столь ослепительной публики. Лица напудрены, губы ярко накрашены, крохотные мушки виднелись у некоторых на щеках. Платья дам переливались всеми цветами летнего сада, мужчины щеголяли в шелковых фраках и узких кюлотах, подобранных в тон, на жилетах сверкали пуговицы из драгоценных камней.

Лакей в ливрее объявлял прибытие коронованных особ и высокопоставленных иностранных гостей. Белль увидела, как по лестнице поднимаются японская принцесса, персидский шах, посол Англии и русский князь. Они были так прелестны! Белль не терпелось побеседовать с ними, расспросить о жизни в их странах, ведь она ни разу не выезжала за пределы Вильнева, не считая замка Чудовища. Киото, Шираз, Лондон и Санкт–Петербург – разве может ее крохотная скучная деревенька сравниться с этими прекрасными далекими городами?

Быстро оглядевшись по сторонам, Белль осторожно подкралась ближе. Никто не давал ей права проникать в чужие владения, но остановиться она уже не могла – так ей хотелось рассмотреть все до мельчайших деталей. Держась в тени деревьев у самого края дороги, она слышала, как гости приветствуют друг друга, видела, как мужчины кланяются дамам и целуют их руки. Словно загипнотизированная, Белль подошла еще ближе. Спрятавшись в зарослях вишневых деревьев, разросшихся вблизи шато, и прислонившись щекой к тонкому стволу, она стала разглядывать людей.

– Какие они элегантные в отличие от меня, – грустно прошептала она, бросив взгляд на свою одежду. – Это убогое платье, эти грязные...

«Ботинки», – хотела произнести она, но слова застряли в горле. Прямо на ее глазах старенькое голубое платье исчезло, а вместо него появился сверкающий бальный наряд.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


– Как... как это произошло? – запинаясь, пробормотала Белль.

В испуге оглянувшись по сторонам, она дрожащей рукой дотронулась до платья, и шелк зашелестел под ее пальцами. Оно было настоящим! Белль взглянула на ноги. Вместо кожаных ботинок теперь на них красовались атласные бальные туфельки. Она прикоснулась к голове – волосы оказались уложены в высокую замысловатую прическу, дотронулась до шеи – ее украшало колье из драгоценных камней.

– Сапфиры, – прошептала Белль, разглядывая камни. – Сапфиры!

Никто в Вилльнёве и в руках-то не держал сапфиров, не говоря уж о том, чтобы носить их гроздьями на шее! От всех этих превращений голова у Белль пошла кругом. Она зажмурилась и досчитала до десяти в полной уверенности, что, когда откроет глаза, снова окажется в своей неказистой одежде. Но нет, этого не случилось. Тогда Белль шагнула из зарослей вишни на свет, льющийся из окон шато, чтобы получше себя разглядеть. Она подошла так близко к лестнице, что могла бы погладить одного из каменных львов, сидящих на нижних ступенях.

Группа смеющихся гостей прошла мимо. Одна из дам, совсем юная, скользнула по ней взглядом.

– Изумительное платье! – остановившись, воскликнула она. Затем, подлетев к Белль, она взяла ее под руку и потянула вверх по лестнице.

– Вы непременно должны познакомить меня со своим портным! – защебетала она.

– Моим... портным? – бормотала Белль в растерянности, не зная, что на это ответить.

К счастью, разговор на этом и закончился. К юной леди подошел молодой человек и что–то прошептал на ухо. Та расхохоталась, легонько шлепнув его веером по руке, отпустила Белль и, казалось, тут же о ней забыла, позволив молодому человеку увлечь себя в фойе. Там уже толпились бесчисленные гости. Сквозь их голоса и смех прорывалась веселая музыка. Яркий свет заливал роскошное убранство зала. В воздухе витал опьяняющий аромат роз. Из фойе наверх уходила еще одна лестница, справа и слева от которой располагались дверные арки, ведущие во внутренние покои. Белль замерла среди толпы гостей. Легкая паника охватила ее – она совершенно не знала, что ей делать и куда идти.

– Мадемуазель, позвольте? – произнес чей–то голос совсем рядом.

Белль обернулась и увидела молодого человека, сероглазого, улыбающегося, может быть, на год или на два старше ее. Он был одет в бледно–зеленый фрак, а его убранные в хвост густые темные волосы были перевиты черной лентой.

– Для меня будет честью сопровождать вас, – сказал он.

– Сопровождать? Куда? – ошарашенно спросила Белль.

– Конечно же, к графине!

– Но... где я?

– На летнем балу, который графиня дает ежегодно в своем поместье под Парижем.

– Под Парижем? – воскликнула Белль, не веря своим ушам. – Так я в шато на окраине Парижа?

Молодой человек склонил голову.

– Все верно! Разве это не то, что делает любая хорошая книга? Она тебя захватывает и больше не отпускает.

Он протянул Белль руку.

– Графиня Терр-де-Мор хочет встретиться с вами, – сказал он. – А она не из тех, кто прощает опоздания.

Белль опешила, услышав имя графини.

– Терр-де-Мор... Земля мертвых? Не уверена, что хочу с ней встречаться!

Молодой человек рассмеялся.

– Согласен, имя ужасное. Его взял себе один далекий предок графини, когда выиграл какую–то очередную кровавую битву. Но это всего лишь имя, уверяю вас.

– А что это вообще за место?

– Немного волшебное, как все хорошие книги. Отдушина. Место, где можно забыть все свои заботы и печали. – Молодой человек улыбнулся. – По крайней мере, пока читаешь пару глав. – И он снова протянул Белль руку.

Она кусала губы, глядя на блеск вокруг. Еще не поздно было уйти. Еще не поздно было убежать из шато вниз по дороге, туда, где осталась «Страна Грез», и вернуться через нее в замок Чудовища. Но там она сможет только читать истории, а здесь, похоже, ей удастся прожить одну из них.

– Мне пора к графине, – сказал молодой человек, опуская руку. – Переверните страницы «Страны Грез», если желаете, или закройте ее – выбор за вами.

Он поклонился и повернулся, чтобы уйти.

– Подождите! – окликнула его Белль.

Она заглянула в его красивые глаза – загадочные, с озорным блеском. «Париж. Огромный особняк. Таинственная графиня. Приятный кавалер. История началась слишком заманчиво», – подумала она.

– Так мы идем? – спросил молодой человек.

Белль глубоко вздохнула.

– Да, – ответила она. – Идем.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ


– Кстати, мое имя Анри, – сказал молодой человек.

Он вел ее через длинную анфиладу, уставленную статуями и с картинами на стенах.

– Просто Анри?

– Вам нужен мой полный титул? – спросил он с лукавой улыбкой. – Извольте. Анри, герцог де Шоз-Пассе, к вашим услугам.

Белль заморгала. Не каждый день ей доводилось посещать бал во дворце в предместье Парижа и прохаживаться под руку с герцогом. Анри вздернул бровь:

– О, простите, я вас разочаровал. Вы ждали принца.

– Нет, вовсе нет! – залепетала Белль.

– Ждали, признайтесь. Он должен быть смелым, красивым и богатым. Должен принести хрустальную туфельку, естественно, и жениться на вас после первого танца.

Белль поняла, что он подтрунивает над ней.

– Ты просто невозможен!

Усмехнувшись, Анри простер руку к высокому своду.

– Только представь! Ты живешь в роскошном дворце в окружении сотни слуг, на завтрак ешь пирожные, на обед торты и проводишь все дни в постели. У тебя есть попугаи, мартышки, ежики...

– Вот это уже соблазнительно, – подыграла ему Белль. – Обожаю ежиков.

– А еще у тебя куча прелестных маленьких принцев и принцесс, штук двадцать.

– И это все?

– А что, мало? Ну, хорошо, пусть тридцать. У вас с принцем чудесная жизнь – шашки, вязание... Вы раздаете милостыню бедным, правите миром...

– И все это в постели?

– Конечно, придется приделать к ней колеса.

Белль рассмеялась, представив принца и принцессу, отдающих приказания, сидя на кровати с колесами.

– Вы будете счастливы до конца своих дней. Ничего, кроме любви и всяких сладостей. Разве не так происходит во всех этих историях?

– Во всех этих историях – да, именно так. Но не в моей.

– Значит, ты не ждешь прекрасного принца? Того отважного рыцаря, который прискачет на белом коне и спасет тебя? Что ж, я не удивлен. Я слышал, ты из тех девушек, что предпочитают спасать себя сами. Так, как ты освободила своего отца из темницы в замке зверя.

Белль застыла на месте.

– Откуда ты знаешь? – спросила она, вдруг почувствовав себя неуютно: Анри был остроумный и занятный, но она его так мало знала.

Он не ответил. Тем временем они подошли к открытым дверям, за которыми сверкал бальный зал. Там играл оркестр, а грациозные пары танцевали менуэт.

– Готова, Белль? – спросил Анри.

– Ты и мое имя знаешь? – с нехорошим предчувствием спросила она.

– Мне про тебя рассказала графиня. Она тобой очень интересуется.

– Неужели? Почему? И как она обо мне узнала?

Но взгляд Анри блуждал по залу.

– Пойдем, – сказал он. – Пора.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ


В кресле, обитом алым бархатом и больше напоминавшем трон, восседала высокая темноволосая женщина. Царственная осанка, пронзительный взгляд, волосы, убранные в прическу с помощью гребешков такого же цвета, колье с рубинами на шее – все выдавало в ней хозяйку бала. Черное шелковое платье оттеняло белоснежную кожу без единой морщинки. Но в глазах, изумрудно–зеленых, словно океанские волны, светилась мудрость, такая же глубокая, как и сам океан.

Анри и Белль направлялись к женщине, гости провожали их любопытными взглядами, дамы перешептывались за разноцветными веерами. Анри отвесил хозяйке шато глубокий поклон.

– Госпожа графиня, позвольте представить: мадемуазель Белль из Шато де ля Бет [Франц. Chateau de la Bete – «убежище зверя»], – выпрямившись, произнес он. – Мадемуазель, графиня Терр–де–Мор.

– Для меня честь познакомиться с вами, графиня. – Белль присела в реверансе.

Тысяча вопросов крутилась у нее на языке, но она чувствовала, что пока не время и не место их задавать. Графиня окинула Белль проницательным взглядом.

– Это честь и для меня, мадемуазель. Я счастлива, что вы присоединились к нам. Нам нужно о многом поговорить...

Заигравшая музыка прервала ее. По первым нотам Белль узнала знаменитый испанский танец пассакалию.

– О, мой любимый танец! – воскликнула графиня. – Для начала потанцуем, моя девочка, а поговорим позже, когда обе устанем!

Словно по команде, рядом возник высокий мужчина с орденами на груди. Он поклонился графине и повел ее в центр зала. Анри, следуя его примеру, протянул Белль руку, но она колебалась. От нереальности происходящего у нее закружилась голова. Анри ободряюще улыбнулся.

– Не ты ли всегда твердишь, что хочешь вырваться из своей провинциальной жизни? Не каждый день можно оказаться внутри захватывающей истории. Пользуйся моментом, Белль.

Танцующие пары выстроились в два ряда напротив друг друга. Щеки гостей горели. Музыка заиграла громче и быстрее, и Белль, не выдержав, поддалась всеобщему веселью. Следующие несколько минут напомнили ей гонку на дикой лошади сквозь чащобу леса. Прикосновение рук, кружение тел, стук каблуков по паркету – все это действовало опьяняюще. Сердце Белль билось в такт с музыкой. Она почувствовала необычайную легкость и свободу. Когда танец закончился, Анри отвел запыхавшуюся Белль в уголок. Там они столкнулись с известным лондонским актером.

– Эдвард и его труппа ставят в Париже «Гамлета», – объяснил он, когда представлял его Белль.

– Правда? – взволнованно спросила она. – Я бы с удовольствием посмотрела. По–моему, это лучшая пьеса Шекспира. Лучше «Макбета» и «Отелло».

– Интересно, что столь хорошенькая девушка знает из Шекспира? – Эдвард снисходительно посмотрел на нее. – Дайте–ка угадаю. «Быть или не быть: вот в чем вопрос», верно?

Белль покоробила его грубость. В ее родном Вилльнёве встречались подобные позеры, так что она знала, как обращаться с ними. Мило улыбаясь, она вдруг громко произнесла:

– Кто здесь?

– Простите? – заморгал Эдвард.

Белль вскинула голову.

– Неужели вы не узнали начало первого акта, месье? – с вызовом спросила она. – Почему бы вам не продолжить? Предлагаю читать по строчке до тех пор, пока кто–нибудь из нас не собьется.

Волнение прокатилось по окружившей их вмиг толпе. «Пари! Словесная дуэль!» – зашептались дамы.

– Глупости! – презрительно бросил Эдвард. –– Я лучший специалист по Шекспиру, знаменитый актер. Вы опозоритесь!

В глазах Анри запрыгали чертенята.

– Идем, Белль, – вкрадчиво произнес он. – Похоже, месье Эдвард боится.

Тот фыркнул.

– Это абсурд! – Он повернулся к Белль. – Что ж, мадемуазель, когда вы проиграете и будете всхлипывать в свой платочек, не говорите, что я вас не предупреждал.

– Не скажу, обещаю.

Эдвард глубоко вздохнул, театрально приложил пальцы к вискам и продолжил низким голосом:

– Нет, сам ответь мне; стой и объявись! [Уильям Шекспир "Гамлет, принц датский" (перевод М. Лозинского)]

– Король да здравствует! – ухмыльнулась Белль.

– Бернардо?

– Он.

– Вы в самое пожаловали время.

– Двенадцать бьет; иди ложись, Франсиско.

Белль отвечала без промедления. Самоуверенность Эдварда испарилась, сменившись беспокойством. Реплики следовали одна за другой, быстрые и точные, как стрелы метких лучников. Толпа сгрудилась вокруг них, с восхищением слушая, как Эдвард и Белль без запинки переходили от одной строчки к другой, от одного героя к другому.

Вторая сцена сменила первую. Пот выступил на лбу Эдварда. Щеки Белль раскраснелись, а улыбка стала еще шире. «Гамлет» был любимой пьесой падре Робера. Сколько раз бесконечными зимними вечерами или хмурым дождливым утром они читали ее вслух! Иной раз падре Робер был Гамлетом, размахивая метлой вместо меча. В другой раз он изображал Гер– труду с кухонным полотенцем на голове. Белль могла в один день быть Офелией, в другой – Лаэртом. Разбуди ее ночью, она бы с легкостью процитировала любой отрывок.

Они перешли к третьей сцене. Эдвард начал монолог Лаэрта, в котором тот поучает Офелию, и запнулся. Белль подхватила строчку, закончила монолог и присела в реверансе. Гости разразились аплодисментами.

– Вот, месье, что хорошенькая девушка знает из Шекспира, – бойко заявила она.

Эдвард едва склонил голову, признавая поражение, и ретировался.

– Браво! – воскликнул Анри. – Давно надо было поставить на место этого заносчивого болвана!

– Анри! – одернула его Белль.

– Прости, пожалуйста, но так и есть!

Индийский махараджа в костюме, украшенном драгоценностями, подошел к ним и с поклоном пригласил Белль на следующий танец. Она танцевала с ним, потом с другими гостями. Весь следующий час она не присела ни на минуту. Менуэты следовали за польками и кадрилями, а те сменялись контрдансами и англезами, и всякий раз Белль была приглашена. В коротких перерывах между танцами она беседовала с художниками и профессорами, шутила с философами и писателями. Она познакомилась с марокканским принцем, исследователем из Перу, венецианским скульптором. Вдова китайского императора пригласила ее в свой дворец в Запретном городе. А когда она наконец полностью выдохлась, чья–то рука подхватила ее под локоть.

– Ну, как твои туфельки, дорогая? Протерлись до дыр? – Глаза графини искрились весельем.

Белль слегка приподняла подол платья и посмотрела на свои ступни. Большие пальцы проглядывали сквозь ткань. Она опустила подол, покраснев.

– Замечательно! Вот доказательство того, что бал удался! – Графиня потянула Белль на террасу. – Давай выйдем, дитя мое. Мне нужен глоток свежего воздуха.

Она обмахивалась веером, и аромат ее духов, густой и пряный, волнами наплывал на Белль. «Какой знакомый запах! – подумала Белль. – Откуда я его знаю?» Высокий крючконосый лакей в черной ливрее с широким рифленым белым воротником раскрыл перед ними двери на террасу. Он поклонился графине, сверля Белль своими глазами–бусинками.

– Я так много слышала о тебе, Белль, – начала графиня, когда они вышли. – Я знаю, что ты очень любишь книги, знаю, что хочешь путешествовать и...

Графиня пытливо посмотрела на Белль.

– ...Сейчас ты в крайне затруднительном положении. Очень надеюсь, вечер немного скрасил твое одиночество.

– Простите, сударыня, но откуда вы все это обо мне знаете? Мы же только что познакомились.

Странное, необъяснимое беспокойство снова кольнуло Белль, как тогда, когда Анри рассказывал о ней вещи, которые знать не мог.

– Это Париж, дорогая! – рассмеялась графиня.

– Земля слухами полнится. Ты же видишь, я знаю очень многих. Рано или поздно они все приходят познакомиться со мной. Они все открывают «Страну Грез».

– Но что такое «Страна Грез»? Как все это...

– Белль обвела рукой шато, мигающие фонари на дорожках, вишневые заросли. – Как это действует?

Графиня улыбнулась с напускной скромностью:

– С помощью магии повествования, конечно. Ведь это я пишу «Страну Грез». Это особая книга. В ней множество историй. Но есть одна, которую я написала специально для тебя.

– Но почему? Почему я?

Графиня, казалось, не слышала ее. Они дошли до края террасы, и что–то привлекло ее внимание.

– Ага, нам приготовили закуски! Наконец–то! – воскликнула она. – Умираю от голода! Посмотрим, что на этот раз сотворили мои повара.

Великолепные яства красовались на столиках, покрытых белоснежными скатертями. Розы и лилии украшали каждый столик. В серебряных ведерках со льдом охлаждались бутылки шампанского. В хрустальном графине искрился рубиновый пунш. На фарфоровых тарелках были уложены сладости, а засахаренные фрукты свешивались с круглых ваз на ножках. Графиня отпустила руку Белль.

– Разве это не божественно? – спросила она. – У меня лучший кондитер во всем Париже. Угощайся!

Белль показались аппетитными разноцветные французские пирожные «макарони», разложенные на серебряном подносе. Она выбрала шоколадное, откусила кусочек и зажмурилась от удовольствия. Но стоило ей потянуться за вторым, как на поднос с треском приземлился громадный страшный жук и зашипел на нее. Белль вскрикнула и отдернула руку. Насекомое было величиной с яблоко, черное и блестящее, с радужными крыльями и двумя заостренными рогами на голове. Два других жука ползали по пирогу с малиной, доставая из его начинки ягоды своими шершавыми лапками. Из этих ягод жуки выложили на скатерти слова. Белль наклонилась и прочитала их:


Три кусочка не глотай,

Вещи три не оставляй.

А иначе быть беде,

Разобьешь ты жизнь себе.


Графиня тоже увидела эти слова и вспыхнула от злобы.

– Паршивая нечисть! – взвизгнула она.

Сложив веер, она что есть силы треснула по подносу, метя в жука, но промахнулась. Блюдо перевернулось, и пирожные посыпались на пол.

– Мушар, ко мне! – закричала она.

Тотчас появился долговязый лакей в черном.

– Убей их! – приказала она. – Убей всех.

Мушар схватил серебряный половник для пунша, но умные жуки уже улетели со стола и скрылись в саду. Пока Мушар гонялся за жуками, другие слуги убрались на террасе и принесли свежие пирожные.

– Мне гак жаль, дорогая, что эти назойливые твари причинили тебе столько беспокойства! – сказала графиня. – Надеюсь, ты попробовала пирог? А может, хочешь кусочек торта?

Но аппетит у Белль пропал. Насекомые удивили ее, но хуже было то, что они вывели ее из равновесия.

– Никогда не встречала жуков, которые умеют складывать слова, – задумчиво произнесла Белль. – Странное послание. Интересно, что оно значит?

– Ничего. Полный бред, – быстро ответила графиня. – Их держит одна сумасшедшая. Живет тут неподалеку. Время от времени эти мерзкие насекомые от нее сбегают.

– Сумасшедшая? Здесь? – встревоженно переспросила Белль. – Она тоже часть истории?

– Боюсь, что да. К сожалению, она часть любой истории.

– Она опасна? – боязливо оглядываясь, спросила Белль.

– Более чем. Она абсолютно ненормальная. У нее светлые серебристые волосы и темная кожа. И обычно она вся в белом. Любой ценой избегай встречи с ней.

– Хорошо, – дрожа, пообещала Белль.

Слуга принес поднос со свежими «макарони».

– Хватит о плохом, дорогая. Возьми еще пирожных.

– О нет, сударыня, я не могу. Меня ждут на ужин. Мне пора возвращаться.

Здесь, на террасе, вдали от музыки и танцев, Белль вспомнила о времени. Миссис Поттс, должно быть, уже взялась за ужин.

– Как жаль, что ты уже уходишь, – произнесла графиня. – Мне было приятно общаться с тобой.

– Мне тоже, сударыня. Спасибо за волшебный бал. За то, что позволили стать частью «Страны Грез», пусть даже на один вечер.

– Ты всегда можешь быть частью «Страны Грез», дитя. Это твоя история. Возвращайся, когда захочешь.

Затем она притянула Белль к себе и крепко обняла, поглаживая по голове. Одно кольцо зацепилось за локон Белль.

– Ой! – вскрикнула Белль, когда графиня отпустила ее: кольцо вырвало небольшую прядь ее волос.

– Моя бедная девочка! Прости меня.

– Ничего страшного, не волнуйтесь, пожалуйста.

– Месье Анри проводит тебя, – сказала графиня, и герцог тут же появился на террасе.

Анри и Белль ушли, а графиня сняла с кольца прядь волос Белль и намотала на палец. Ее улыбка исчезла, а глаза странно заблестели. Анри проводил Белль до самых ворот поместья. Книга стояла там же, где Белль ее оставила, и ее страницы все так же искрились. Ей оставалось лишь переступить сквозь них, и она снова окажется в замке Чудовища.

– Жаль, что тебе нужно уходить, – сказал Анри. – Понравился вечер?

– Очень! – ответила Белль.

– Значит, ты вернешься к нам?

Было ли это приглашением или требованием? Белль не поняла – Анри не дал ей времени на размышления.

– У тебя здесь есть друзья, – сказал он. – Помни об этом. Я один из них.

– Спасибо, – промолвила Белль. – Спасибо за все.

И она переступила страницу. Белль оказалась на другой стороне так быстро, что не увидела улыбки Анри и не услышала, как он прошептал:

– Мы будем ждать тебя.


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ


– Белль! – звал чей–то тоненький голосок из библиотеки. – Белль, ты здесь?

Это был Чип.

– Иду! – крикнула Белль в ответ.

Она снова была в своем голубом платье и громоздких ботинках. Как только она вышла из «Страны Грез», книга захлопнулась и съежилась до своего обычного размера. Белль быстро положила ее обратно на стол и направилась к двери. Внезапно в комнате раздался тихий голос: «Это особая книга. В ней множество историй. Но есть одна, которую я написала специально для тебя». Легкий холодок прошелся по шее Белль, словно графиня стояла за ее спиной. Белль резко обернулась. В комнате никого не было. Она взглянула на «Страну Грез», лежавшую на столе. Повинуясь какому–то необъяснимому порыву, она вернулась, схватила книгу и сунула ее в выдвижной ящик стола.

– Белль, ну где же ты?

– Я здесь, Чип! – Белль поспешно вышла из комнаты.

Чип ждал ее у дверей в библиотеку.

– Я тебе везде ищу! Ужин готов!

– Я была вон там, в маленькой комнате, – показала Белль. – Я там нашла... – Она запнулась.

– Что ты там нашла?

«Волшебную книгу», – чуть было не ответила девушка.

– Вот что! – сказала она, доставая из кармана пыльную тряпку. – Пошли вниз, Чип.

Чип унесся вперед, а Белль побрела за ним, чувствуя себя скверно: ей пришлось солгать. Ей так не хотелось этого делать! Слова вырвались сами, и сейчас она поняла почему: она не хотела, чтобы кто–то еще знал о книге. Переверни страницы «Страны Грез» или закрой ее – выбор за тобой. Так сказал Анри.

Выбор... Его всегда так нелегко сделать. В последний раз, когда ей пришлось выбирать между своей свободой и свободой отца, она осталась пленницей в замке. Но это было только ее решение, и теперь уже ничего не изменить. А до того злополучного дня ни с каким выбором в своей жизни она вообще не сталкивалась. И вот появилась волшебная книга, в которой ее ждали прекрасные места, веселье и встречи с очаровательными людьми, и снова ей предстоит решить, возвращаться туда или нет. И снова решать будет только она, и никто другой.

– Белль, идем скорей! – крикнул Чип снизу. – Кюизиньер приготовил томатный суп и гренки с сыром! Все уже стынет!

Белль вдруг вспомнила, что не ела несколько часов и ужасно проголодалась, к тому же гренки с сыром были ее любимым кушаньем. А еще она почувствовала усталость и раздражение. Это был долгий день.

– Уже бегу!

Она закрыла тяжелые двери библиотеки и поспешила вниз в предвкушении горячего ужина в теплой компании и душевных разговоров. На некоторое время «Страна Грез» была забыта. Она осталась в ящике стола, в пыльной комнатушке. В темноте. Но если кто–нибудь подошел бы к столу, то непременно уловил бы аромат роз. И услышал бы женский смех.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ


В полном одиночестве Чудовище сидел за столом в своем кабинете. Ужин, который ему принесли, стоял нетронутым. Он вспоминал каждое мгновение, проведенное с Белль, как они завтракали, ее внимательный и живой взгляд. Вспоминал ее в библиотеке, растрепанную, с выбившейся из пучка волос прядкой, как она улыбалась его неуклюжести. Вспоминал ее нежный голос, когда она читала строчки из «Королевы фей». Этот голос уносил его прочь из проклятого замка в мир, где он был благородным принцем, а не уродливым зверем.

«Хорошо, что у меня есть эти воспоминания», – думал он, и эта мысль заставляла его сердце трепетать, а губы растягиваться в улыбке. Но как ни хотелось ему просто наслаждаться этими воспоминаниями, неизбежная тоска омрачала каждое из них, надвигаясь, словно грозовая туча. Он оглядывал свой заколдованный замок, и неуловимые секунды счастья испарялись. Конечно, он знал, что привычный мир разбился вдребезги исключительно по его вине. Это все его самовлюбленность и высокомерие! Стоило ему взглянуть на увядающую розу, как радость, всего лишь мгновение назад наполнявшая его сердце, сменялась мучительными страданиями, к которым он уже привык.

В дверь постучали. Это был Люмьер.

– Что–нибудь еще, мессир, прежде чем вы отойдете ко сну? – спросил он.

– Я хотел... мы хотели завтра покататься на коньках.

Люмьер вскинул бровь.

– На коньках? Вы? Мессир, вы же ни разу в жизни на них даже не стояли!

– Белль как–то упоминала, что раньше каталась. В своей деревне. Я подумал, может, она захочет попробовать здесь. Это, вообще, как? Трудно?

– Нелегко, учитывая, что вы будете кататься на пятой точке... – усмехнулся Люмьер. – Как бы то ни было, я все устрою. Что–нибудь еще?

– Нет, – ответил Чудовище и сбивчиво добавил: – Спасибо, что спросил.

– Рад служить, мессир, – с поклоном произнес Люмьер. – Спокойной ночи.

Он вышел, тихонько прикрыв за собой дверь. Не успела она захлопнуться, Чудовище окликнул его:

– Люмьер... постой!

– Мессир? – слуга вернулся.

– Вообще–то, я хотел спросить кое–что еще... – смущенно начал Чудовище.

– Чашку теплого молока на ночь, вероятно?

– Как Белль, счастлива? Она удобно устроилась? Библиотека... ей нравится библиотека?

– Не просто нравится! – засмеялся Люмьер.

– Если бы она могла, она бы перетащила туда свою кровать!

– Ты видел, как она улыбалась сегодня, когда я пытался отмыть окно? А как смеялась над ведром у меня на голове? – Он тряхнул головой, все еще конфузясь, но потом все–таки улыбнулся. – Я смотрю, вы с ней подружились. Ей нравится твоя компания.

– Но сегодня именно вы развеселили ее. Чудовище отвел взгляд.

– Я ждал, когда ты скажешь что–нибудь подобное, – пробормотал он. – Уж и не надеялся услышать...

Он посмотрел на Люмьера:

– Думаешь, когда–нибудь мы с ней станем друзьями? Смягчится ли она ко мне?

Люмьер потупился.

– Что ж, сегодня вы являли собой презабавное зрелище, – наконец выдавил он, имея в виду, что любой – нравится ему Чудовище или нет – посмеялся бы над представлением в библиотеке.

– Весьма тактичный способ сказать, что не станем, – с упавшим сердцем произнес Чудовище.

– Мессир, такие вещи не случаются по мановению пальца. Должно пройти время...

– А его–то у нас не так много, – вздохнул Чудовище, глядя на розу.

Несколько свечей не могли разогнать темноту в кабинете, и в их дрожащем свете цветок выглядел еще более хрупким, чем обычно.

– Очень мало, – согласился Люмьер.

Он изо всех сил пытался выдавить улыбку, и Чудовище вдруг понял, что заклятие все больше отдаляет Люмьера от человеческого образа. Раньше в позолоченном канделябре гораздо отчетливее просвечивали черты прежнего Люмьера, особенно когда он улыбался. Но постепенно его движения стали неловкими, механическими, и огоньки свечей уже еле теплились. Чудовище редко признавался в том, что очень беспокоился за Люмьера и остальных слуг. Он видел, как они превращаются в неподвижные предметы, становясь по–своему пленниками, как и Белль. И в этом тоже была его вина. Он, и никто иной, навлек проклятие на свою голову, на своих слуг, на свой замок. И только он должен все исправить – если сможет. Как же глубоко он раскаивался в том, что сделал! Он вспоминал нищенку, что постучалась в ворота замка во время веселого бала, вспоминал, как посмеялся над ней, когда она предложила ему розу в обмен на ночлег.

Чудовище смотрел сейчас на ту самую розу, ронявшую лепестки под стеклянным колпаком. Волшебница оставила ее, заявив, что заклятие будет снято, когда Чудовище встретит настоящую любовь и она будет взаимной, но только до того, как упадет последний лепесток. Если же этого не произойдет, он навсегда останется заколдованным, а те, кто волею судьбы обречены страдать вместе с ним, умрут. Уже много лепестков лежало на столе, но несколько еще держалось.

– Вы думаете, Белль узнает, как можно снять заклятие? – спросил Люмьер, следя за взглядом Чудовища. – Пока она не догадывается, а мы не можем ей рассказать. Волшебница наложила на нас запрет. – Люмьер вздохнул. – Мы бы и рады открыться ей. Так было бы намного легче.

Чудовище осторожно прикоснулся к стеклянному колпаку.

– Но что бы тогда поменялось? – глухим голосом спросил он. – Взгляни на меня. Белль такого никогда не полюбит. Она лишь испытывает ко мне жалость.

– Позвольте не согласиться, мессир. Любовь... – вздохнул он. – Настоящая любовь видит сердцем, а не глазами!

– Откуда ты это знаешь? – Чудовище скептически усмехнулся.

– Потому что я влюблен в женщину, а она выглядит как перьевая метелка для смахивания пыли! Вот откуда...

– Не понимаю.

– Да, не понимаете. Но надеюсь, однажды поймете. Вы заслуживаете этого. Каждый заслуживает.

– Ты считаешь, каждый заслуживает того, чтобы влюбиться в метелку?

Люмьер фыркнул от смеха.

– Покажите Белль, какой вы есть на самом деле, мессир, – сказал он. – Покажите ей свое сердце.

С этими словами он тихонько удалился. Оставшись один, Чудовище вернулся за стол. Разговор всколыхнул в нем целую бурю чувств. Он бы с радостью понес наказание один, если бы волшебница освободила обитателей замка от своих чар. А отпустить Белль значило бы разрушить все их надежды на возвращение к нормальной жизни. Когда-то давно, еще в самом начале своего звериного существования, Чудовище жалел себя и оплакивал то, что потерял. Сейчас он жалел других. Его слуги не были заносчивыми и жестокими, и все–таки они понесли незаслуженную кару. А Чип, крошка Чип? Он же еще ребенок! Неужели его жизнь оборвется, едва начавшись?

Чудовище застонал. Снова и снова его взгляд возвращался к розе. Ее призрачная красота сияла в темноте, и он приблизился к ней, пытаясь что–то найти в этом сиянии. Может быть, чуточку покоя. Прощения. Надежды.

Еще один лепесток слетел.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ


– Ой! – вскрикнула Белль, схватившись за лапу Чудовища.

Прямо перед ними из заснеженного куста, шумно захлопав крыльями, выпорхнула пестрая птица.

– Это всего лишь куропатка, – сказал Чудовище, улыбаясь.

Он сжал ее руку, и она быстро отняла ее, немного устыдившись своего испуга.

– На моих землях тебе нечего бояться. По крайней мере днем, когда волки не высовываются из леса.

Белль вспомнила, как Чудовище в одиночку расправился с целой стаей волков, и подумала, что с ним она будет в безопасности – всегда и везде. Зимнюю прогулку предложил Чудовище. После завтрака он зашел к Белль, заявил, что ему нужно немного размяться, и спросил ее, не желает ли она составить ему компанию и прогуляться до озера. Белль тут же согласилась.

– Нам необязательно уходить слишком далеко,

– сказал Чудовище, когда они взобрались на каменную ограду.

Белль огляделась вокруг. От вида захватило дух: суровый зимний пейзаж был ослепительно прекрасен. Казалось, поля, укрытые снегом, с разбросанными по ним одинокими дубами, безжизненны и пусты, но зоркий взгляд Белль уже заметил сокола и пару ястребов. Из-за пригорка выскочил заяц, за ним – ярко–рыжая лисица. Лоснящаяся норка шныряла вдоль замерзающего ручья.

– Последнее время ты выглядишь задумчивой,

– сказал Чудовище, оторвав ее от созерцания пейзажа. – Наверное, нашла хорошую книгу в библиотеке?

Белль вздрогнула. Конечно же, он не имеет в виду «Страну Грез»... или имеет?

– Я... да, нашла, – ответила она, быстро оправившись. – По правде говоря, не одну, а целую сотню.

Чудовище засмеялся, и Белль решила, что он никоим образом не мог узнать о волшебной книге графини Терр–де–Мор. Она надежно спрятала ее. Но ее удивила мысль, насколько ревностно она стала к ней относиться.

– Собираешься стоять здесь весь день? – спросил Чудовище.

– Почему бы и нет? Смотри, какой чудесный вид!

– Ну, тогда ты не увидишь пруд. А он еще красивее.

Белль хотела было спуститься, но вдруг замерла и принюхалась.

– Чувствуешь? Пахнет дымом.

– Точно...

«Это не из замка, – определила Белль. – Мы слишком далеко». Она глубоко вдохнула.

– И шоколадом...

– Неужели? – Чудовище прищурился.

Белль подозрительно покосилась на него.

– Что это ты задумал?

– Спускайся – покажу!

Он ухмыльнулся и протянул ей лапу. Как только они спустились на землю, Чудовище пустился бегом по равнине.

– Эй, подожди меня! – крикнула Белль. – Я же не могу так быстро!

– Вот и хорошо! Значит, мне достанется больше шоколада!

– Так нечестно!

И Белль помчалась за ним следом.

– Хорошо–хорошо, побегу медленнее, – сказал Чудовище и развернулся к ней лицом.

Он побежал задом, но Белль все равно не могла его догнать. А он строил ей рожицы, косил глаза и показывал язык. Белль засмеялась и остановилась, не веря своим глазам. Чудовище, увлеченный своими шалостями, не заметил запорошенную снегом ветку. Он перекувыркнулся через нее и ткнулся носом в большой сугроб. Белль расхохоталась. Она смеялась до тех пор, пока на глаза не выступили слезы. «Интересно, он опять разозлится? – думала она.

– Или уже научился смеяться над собой?» Чудовище сидел в сугробе и стряхивал снег с головы.

– Я специально упал! – прокричал он и усмехнулся.

– Ну конечно!

Сквозь редкие деревья Белль увидела замерзший пруд и бросилась бежать.

– Это я позволил тебе выиграть, имей в виду! – крикнул ей вдогонку Чудовище.

– Ага!

Голые ветки деревьев паутиной чернели на сером небе. Белль взобралась на пригорок перед самим озером и посмотрела вниз. Улыбка расцвела на ее лице – она увидела источник чудесного запаха. Издав восторженный клич, девушка побежала вниз по холму.


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ


На берегу замерзшего пруда под большой жаровней весело потрескивал огонь. Рядом стояли два плетеных стула, накрытых толстыми овечьими покрывалами. Поверхность пруда была расчищена от снега. Возле жаровни суетились три знакомые фигурки: они выставили на маленький складной столик чайник с горячим шоколадом, чашки, блюдца и тарелку с пончиками. В стороне виднелась корзина.

– Люмьер! Когсворт! Шапо! – радостно крикнула Белль.

Шапо обернулся, Люмьер помахал ей с улыбкой. Белль подбежала к слугам.

– У меня от холода полный разлад в механизме! – тут же начал жаловаться Когсворт. – Все застревает. Я уже на пять минут отстаю!

– Что вы здесь делаете? – спросила Белль.

– Взгляни сама, – Люмьер показал на корзину.

Белль заглянула в нее – там лежали две пары коньков.

– Ты говорила, что любишь кататься, – сказал, подходя к ней, Чудовище.

– Очень люблю! Спасибо!

Белль так обрадовалась, что неожиданно для самой себя подлетела к нему и повисла на шее. Медленно, неуверенно, словно опасаясь причинить боль, он обнял ее. Она тотчас отпустила его, схватила ту пару, что поменьше, и уселась на стул. Коньки были деревянными, с кожаными завязками и острым лезвием, загнутым вверх на носке. Белль привязала их к ботинкам и встала на лед.

– Лед гладкий, как стекло, – сказал Люмьер. – Идеально для катания.

– Мне тут вспомнилось... – начал Когсворт, подбрасывая дрова в огонь. – Я тебе рассказывал, как мы с генералом Монтгомери перебрасывали кавалерию через замерзшую реку Святого Лаврентия во время битвы при Квебеке?

Белль, рассмеявшись, оттолкнулась и быстро заскользила по льду, со свистом рассекая воздух. Чудовище засеменил на коньках следом. У самого края пруда он попытался остановиться, но коньки не слушались, и он грохнулся прямо на пятую точку. Попытался встать и снова упал. И еще раз.

– Тебе помочь? – крикнула Белль с середины пруда и подкатилась к нему, описав красивую дугу.

– Может бы, господин, вам привязать подушку к заду? – язвительно крикнул Когсворт с берега.

Чудовище сверкнул на него сердитым взглядом. Белль взяла Чудовище за лапы и медленно покатилась лицом к нему, ободряющее улыбаясь. Он двинулся вперед, все еще спотыкаясь, но уже увереннее.

– Отталкивайся! Вот так! Молодец! – поддерживала его Белль.

В конце концов он отпустил ее руки и заскользил рядом. Так они катались круг за кругом, смеясь и болтая. Щеки Белль разрумянились, глаза заблестели. Чудовище двигался ровно и ловко, его страх перед льдом отступал с каждым шагом. Слегка запыхавшись, они вернулись на берег полакомиться шоколадом и пончиками, а потом покатались еще немного. Так минуты сменили часы, пока на пруд не опустились сумерки.

– Пожалуй, нам пора возвращаться, – сказал Чудовище, когда последний солнечный луч, позолотив верхушки деревьев, скрылся за пригорком. – Оставаться дольше неразумно. Нужно вернуться в замок до темноты целыми и невредимыми.

С неохотой Белль доехала до берега и сняла коньки. Слуги быстро свернули пикник, и компания двинулась домой.

– Нет, так я никогда не окончу свой рассказ про Монтгомери и Квебек, – произнес Когсворт на обратном пути. – Может, хотите послушать сейчас?

Чудовище с отчаянием взглянул на Белль. Та закусила губу, еле сдерживая улыбку. Шало закатил глаза.

– Сделай одолжение, – рассеянно обронил Люмьер. – Правда, это не поможет скоротать время.

– Надеюсь, ты имел в виду «поможет», – проворчал Когсворт.

– А я как сказал? – поспешно спросил Люмьер.

Когсворт неприязненно глянул на него.

– Ах, да, именно это я и имел в виду! – ретировался Люмьер.

На пороге замка их встретила миссис Поттс. Белль едва успела расстегнуть пальто, как чересчур услужливый Шапо бросился его снимать.

Она резко повернулась, чтобы вытащить руку из рукава, и столкнулась с Чудовищем. Тот удержал ее, и они оба рассмеялись, глядя в глаза друг другу.

– Спасибо, – произнесла Белль. – Это был чудесный день.

– Идем, дорогая, – прервала ее миссис Поттс.


– Ты полдня провела на морозе! Горячая ванна – вот что нужно, чтобы согреть косточки.

Они двинулись вверх по лестнице, болтая без умолку. На самом верху Белль обернулась. Чудовище все еще стоял в прихожей, неподвижный, словно статуя, а по его лицу блуждала мечтательная улыбка.


ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ


– Белль, расскажи сказку!

– Чип, тебе давно пора спать, – укоризненно сказала Белль, ставя маленькую сонную чашку на полку в буфет.

Близилась ночь, а миссис Поттс была так занята, что попросила Белль уложить Чипа.

– Ну пожалуйста, расскажи!

Белль сдалась – невозможно было отказать этому милому фарфоровому личику.

– Хорошо, так и быть, расскажу. Какую сказку ты хочешь?

– Только не волшебную. Какую-нибудь другую, – сказал Чип. – Что–нибудь настоящее. Про твою деревню. На что она похожа?

Белль пожала плечами.

– Вилльнёв? Маленькая деревушка, самая обычная. Площадь, рынок, фонтан, всё как в других. В церкви небольшая библиотека. У нас очень тихо. И мило.

Она говорила, и сама удивлялась, почему вдруг начала хвалить Вилльнёв – и немного скучать по нему. Когда она жила там, ей, наоборот, не терпелось уехать.

– Все друг друга знают. Иногда это хорошо... иногда не очень, – с усмешкой добавила она.

– А люди? Какие они?

– Ну, падре Робер – наш пастор и библиотекарь. Еще там живет мой отец. Его зовут Морис. Он делает самые красивые в мире музыкальные шкатулки. Он очень умный. И у него настоящая душа художника. – Белль улыбнулась. – А еще он добрый. Очень добрый...

Сердце Белль заныло, как бывало всякий раз, когда она говорила об отце или просто вспоминала его. Слезы подступили к глазам. Она отвернулась и тяжело вздохнула. Чип заметил ее грусть.

– Скучаешь по нему?

– Очень...

– Мне так жаль, Белль.

– Мне тоже, Чип. – Сдержав слезы, она сменила тему: – А еще у нас живет продавец цветов.

У него всегда самые красивые букеты в округе! Торговка рыбой, которая за словом в карман не полезет. Булочник, зеленщик и... Гастон.

Белль поморщилась.

– А это кто? – спросил Чип.

– Божий дар всем женщинам.

– На самом деле?

– Ну, он так считает.

– Похоже, по нему ты не слишком скучаешь.

– Вообще не скучаю. А, кое–кого я забыла упомянуть! Агату!

– Кто это?

– Самый храбрый человек на Земле.

– А что она делала? – Чип распахнул глаза. – Сражалась с пиратами? Ловила грабителей?

– Я расскажу тебе, а потом мы выключим свет. Договорились?

– Договорились!

– У нас в Вилльнёве был сосед. Его звали Реми, – начала Белль. – Его сынишка умер от воспаления легких, когда я была совсем еще маленькой. Реми от горя чуть не сошел с ума. Он почти ничего не ел, высох, как скелет, не мылся, не стригся и в конце концов стал похож на дикое животное.

– Страшно!

– И никого к себе не подпускал, рычал на соседей и друзей, когда они подходили к нему слишком близко. Жена от него ушла. Родители не смогли жить рядом. Постепенно все жители деревни от него отвернулись. И только Агата не сдавалась.

– Кто же она такая?

– Просто нищенка, все в деревне знали ее. Однажды в воскресный день жители, как обычно, пришли на базар, чтобы заодно обменяться новостями. Речь зашла о Реми. Многие отзывались о нем плохо, и Агата не выдержала. Она редко с кем–то заговаривала, но в тот день ее словно прорвало. «Реми всегда был добр ко мне! – сказала она. – Он делился едой, предлагал ночлег. Пойду и поговорю с ним». Все принялись ее отговаривать. «Он непредсказуем!» – сказал мэр. «Он дикий зверь!» – сказал булочник. «Глупая, он накинется на тебя! – сказал Гастон. – Просто пристрелить его, да и дело с концом!» И знаешь, что она им ответила?

– Что?

– «Любовь не для трусливых».

Чип понимающе кивнул.

– Агата попросила немного хлеба и сыра в лавке, – продолжила Белль, – и пошла к дому Реми. Я побежала за ней до калитки и увидела, как она зашла во двор. Реми увидел ее, схватил вилы и заорал: «Вон! Пошла вон!» Я ужасно испугалась.

– И что ты сделала, Белль?

– Начала умолять ее уйти, но она не обратила на меня никакого внимания. Она подошла к Реми и стала что–то тихо ему говорить. Я не слышала, что именно, но видела, как он потихоньку успокаивается. А потом Реми бросил вилы на землю и зарыдал. «Мой сын! – стонал он. – Мой маленький мальчик! Смерть забрала его!» Ноги не держали его, и он повалился наземь. Агата присела рядом, отдала ему хлеб и сыр и сказала: «Послушай меня, Реми. Смерть побеждает, только если ты сам ей позволяешь». А Реми все плакал. «Как же можно одолеть смерть? – спросил он. – Я не могу даровать жизнь. Я не Господь Бог». Агата рассмеялась. «Жизнь, – сказала она, – слишком хрупкая штука. Она всегда имеет предел. Но любовь... любовь длится вечно». Реми опять зарыдал, как ребенок. Но с того самого дня он постепенно вернулся к нам. Любовь вернула его к жизни.

Чип немного помолчал.

– Ты права, – наконец сказал он. – Агата – очень смелая женщина.

– Да... – Она наклонилась и поцеловала его. – А теперь спать. Спокойной ночи, Чип.

Она уже почти закрыла дверцу буфета, как тоненький голос снова позвал ее.

– Белль!

– Что такое, Чип? Мы же договорились!

– Он совсем как Реми.

– Кто?

– Наш хозяин. Он такой, потому что тоже страдает.

Белль поразилась детской догадливости.

– Хочешь, скажу кое–что? – спросила она.

Чип кивнул.

– Тебе бы понравилась Агата. Очень. И ты бы ей тоже понравился.

Чип улыбнулся и закрыл глаза. Белль прикрыла дверцу буфета, задула свечку и вышла из кухни. Накатавшись на коньках, она чувствовала усталость, и ей не терпелось добраться до кровати. Девушка направилась через главный холл к лестнице. Ночью замок всегда казался ей еще более мрачным и заброшенным. Она знала, что из главного холла многочисленные коридоры вели к другим комнатам, и побывала в некоторых из них. Где–то на столиках лежали приглашения, подписанные и скрепленные печатью, но так и не отправленные. Где–то в массивных буфетах покоились серебряные приборы и фарфоровая посуда для званых обедов, которые все не могли состояться. В гардеробных Белль видела великолепные наряды, в детской – лошадку–качалку с маленьким кожаным седлом, игрушечный лук и колчан со стрелами.

Печальное запустение царило в замке. А сегодня Белль показалось, что и без того тяжелый воздух в пустых помещениях еще более сгустился. «В таком месте пригодилось бы мужество Агаты», – подумала Белль. Она вспомнила взгляд Реми, когда Агата приблизилась к нему. Она вспомнила боль в его глазах. Такую же боль она видела и в глазах Чудовища. Тому удавалось скрывать ее лучше, чем Реми, но были моменты, когда она прорывалась наружу.

Захочет ли он когда-нибудь поговорить об этом? Ей все еще не терпелось узнать, почему она здесь, познакомиться с ним ближе, но каждый раз Белль вздрагивала, когда вспоминала, к чему привело ее желание – его ярость в Западном крыле, стая диких волков в лесу, бешеная скачка сквозь заснеженную чащу, холод и страх... С той ужасной ночи они много времени провели вместе. Он сделал ей восхитительный подарок – библиотеку. Они катались на коньках. Может быть, узнали друг друга чуточку лучше. Может быть, чуть больше стали доверять друг другу. Но хватит ли ему этих крох доверия, чтобы открыть перед ней тайны своего прошлого? Есть ли хоть малейший шанс, что это когда–нибудь случится? Белль не знала. Она поднималась по лестнице в свою спальню и думала, а есть ли у нее столько же смелости, сколько у Агаты?


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ


Белль взбила подушку. Она помяла ее, перевернула и снова встряхнула, пока, наконец, не улеглась. Но все было бесполезно: сон не шел. Зевая, Белль повернулась на бок и уставилась в окно на противоположной стене. Тяжелые портьеры были распахнуты, и в темном небе виднелась далекая луна. «Интересно, ей так же одиноко, как и мне?» – подумала Белль. Она знала, чем вызвана ее грусть. Рассказывая Чипу о Вилльнёве, она вспомнила их всех: Агату, падре Робера, любимого отца. Белль гнала мысли об отце прочь – они причиняли слишком сильную боль. Но сегодня, как бы она ни старалась, воспоминания об их счастливой жизни захлестнули ее. Она дорожила ими, ведь только в них она и отец снова были вместе. Но как же мучительны были эти мысли! Они напомнили ей о том, что сердце и разум отказывались принять: ей никогда больше не суждено увидеть отца. Белль заключила сделку, темную, ужасную сделку, и должна сдержать слово. И все лишь потому, что отец сорвал розу. Одну–единственную розу. Для нее.

– Почему я не попросила ромашку! Или гвоздику, – скорбно шептала она, глядя бессонными глазами в потолок. – Тогда ничего этого не было бы...

Тот день стоял у нее перед глазами, словно это было вчера.

Отец уехал на рынок в соседнюю деревню продавать музыкальные шкатулки. Каждая из них была уникальна – сделана в форме замка, собора или дворца, и над каждой он трудился часами. Белль вспоминала, как кропотливо, под лупой, он наносил кисточкой позолоту на башенки миниатюрного Версаля или выкладывал крохотными цветными стеклышками витражи в окнах собора Нотр-Дам. «Что привезти тебе в подарок?» – спросил он тогда Белль, запрягая в повозку Филиппа. «Розу, папа», – ответила она в полной уверенности, что на дорогие подарки у него не хватит денег. Она развешивала выстиранное белье, когда вернулся Филипп – один, без повозки и без отца. «Отвези меня к нему!» – велела она коню, а в голове крутились ужасные мысли: может быть, с отцом случилось несчастье или его ограбили?

Филипп привез ее в старинный замок в глухом лесу. Она спешилась перед входом в главную башню и окликнула хозяина. Никто не ответил. Тогда, набравшись смелости, она вошла внутрь и принялась звать отца. Вскоре она нашла его, заточенного в темнице. «Папа!» – бросилась к нему девушка, просунув руки сквозь прутья решетки. «Белль? Как ты нашла меня? – Он схватил ее за руки. – Скорее уходи отсюда! Этот замок живой! Беги, пока он не нашел тебя!» Но она не успела – в тот самый момент он и появился. Чудовище. Яростный и рычащий. Поначалу Белль испугалась, но любовь к отцу поборола страх. Она потребовала, чтобы Чудовище отпустил его, предложив взамен себя. Мысль о том, что отец останется в этой темнице, была невыносима. Чудовище согласился и освободил Мориса. Белль видела его тогда в последний раз. Сколько она думала об отце, волновалась, тосковала! Всю жизнь они были вместе, а теперь? Кто присмотрит за ним? Кто сварит утром такой кофе, какой он любит? Кто проследит, чтобы он обмотал шею теплым шарфом в непогоду?

Глаза ее вновь наполнились слезами, как тогда, когда она рассказывала Чипу о жизни в Вилльнёве. Отчаявшись прогнать эти воспоминания, Белль откинула одеяло и встала. Надев шерстяное домашнее платье, она подошла к окну. Кружевные морозные узоры расписали стекла. Белый снег, устилающий пушистым ковром землю, мерцал в лунном свете. Белль смотрела на мелькающие снежинки, в этот момент большие старинные часы внизу начали бить, и их гулкие удары похоронным эхом разносились по всему замку.

– Полночь, – прошептала Белль с последним ударом. – Надо хоть немного поспать.

Она глянула на кровать, но без особой надежды – ей было ясно, что уснуть не удастся. Дома, в деревне, когда бессонница одолевала ее, отец всегда приносил ей чашку теплого молока и читал книгу, пока сам не засыпал в кресле. «Чашка молока будет кстати, – подумала она. – И хорошая книжка». Белль зажгла свечку от уголька из камина и вышла из комнаты. Она старалась ступать тихо, чтобы никого не разбудить. Угли в камине на кухне еще тлели. В котелке, подвешенном над ними, медленно упаривалась овсянка. На деревянном столе стояла большая бадья с опарой для хлеба, накрытая полотенцем. Корзины с яблоками, грушами и айвой для пирогов и компотов выстроились в ряд на полу.

Белль любила уютную кухню, после библиотеки это было второе ее любимое место в замке. Плита Кюизиньер сладко посапывал. Белль не хотела будить его, поэтому погрела молоко в маленьком котелке над углями. Осторожно, чтобы не разбудить миссис Поттс и Чипа, она достала из буфета кружку, налила молоко и добавила ложку меда. Потом помыла котелок и с чашкой в одной руке и свечкой в другой отправилась в библиотеку. Там было темно и холодно, но возле камина лежали дрова и щепки для розжига. Белль развела огонь в камине, пододвинула кресло – получился уютный уголок для чтения.

– Не хватает только книги, – шепнула Белль.

Мысль о «Стране Грез» мелькнула у нее в голове, но она не знала, который там час. Если время в книге совпадает с реальным, было бы неприлично стучаться в дом графини в полночь. Белль шла вдоль ряда книжных шкафов и чуть не наступила на открытую книжку, лежавшую на полу. Она подняла ее: «Всеобщая история пиратства» – значилось на обложке. Рядом лежали «Сказки Шарля Перро» и томик басен Эзопа.

– Ах, Чип, – покачала головой Белль.

Как и все дети, он отлично разбрасывал вещи, но вот вернуть их на место было для него куда более сложным делом. Белль поставила книгу про пиратов и сказки Перро на полку и подняла с пола басни. На обложке был нарисован лев, поднявший окровавленную лапу, а рядом с ним – человек, протянувший руку к страдающему животному. Белль завороженно смотрела на обложку.

– Андрокл, – пробормотала она.

История о том, как сбежавший раб помог раненому льву, была одной из ее самых любимых. Отец часто читал ей эту басню. Она рассматривала картинку – Андрокл смело глядел на огромного льва, а в глазах зверя читалась невыразимая боль. И ей вспомнились слова Чипа: «Он такой, потому что тоже страдает».

– Совсем как этот лев, – прошептала она. – Чип, ты гений.

Сердце Белль учащенно забилось – она нашла способ разговорить Чудовище, позволить ему выплеснуть свою боль и, возможно, найти ответы на мучившие ее вопросы. Иногда одних только слов недостаточно, ибо они воздействуют на разум. Но история, в которой слова переплетаются, как нанизанные на нитку жемчужины, – такая история способна растопить сердце. Если Белль удастся достучаться до сердца Чудовища, кто знает, может, он откроет ей свою тайну?

Белль вернулась к камину с книгой в руках. Теперь у нее есть план. Завтра она пойдет к Чудовищу. К утру она наберется мужества и спросит, знает ли он басню про Андрокла и льва. И тут она увидела, что ей не придется ждать до утра. В домашнем халате, с канделябром в лапе, Чудовище стоял в дверях и озадаченно смотрел на нее.


ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ


– Это ты, Белль! Я мог бы догадаться, – сказал Чудовище, и тревога на его лице сменилась облегчением.

– Что случилось? – спросила Белль.

– Ничего. Просто почувствовал запах дыма и спустился проверить, все ли в порядке.

– Мне не спалось, – объяснила Белль, – и я решила немного почитать. Хочешь присоединиться?

Чудовище кивнул и придвинул еще одно кресло. Они уселись друг напротив друга.

– Странно, что ты не спишь, – сказал он. – Я думал, ты будешь храпеть, как извозчик...

– Вот спасибо!

– ...после твоих подвигов на льду. Так в чем дело?

– Что–то меня разбудило, – не решаясь признаться в том, что ей грустно, слукавила Белль. – Сова, наверное...

Но Чудовище догадался сам.

– Белль, я знаю, это не совсем то, чего ты ожидала, – произнес он, взглянув на свои лапы. – Может быть, есть что–то еще, что мы могли бы для тебя сделать?

Белль замерла, а потом набрала в грудь воздуха и решилась:

– Да, кое–что есть. Моя жизнь изменилась навсегда. И все из–за какой–то розы. Я хочу, чтобы ты рассказал мне все.

Чудовище отвернулся к огню:

– У роз есть шипы, а они ранят...

Он произнес это так тихо, словно разговаривал не с Белль, а с самим собой. Но она услышала и почувствовала щемящую жалость, которая застигла ее врасплох. Она была готова ко всему: крику, гневу, но никак не к тихой печали.

– Раны заживут, если вытащить шип.

– Может быть.

«Сейчас или никогда», – подумала Белль.

– Слышал ли ты историю об Андрокле и льве? – начала она, протягивая ему томик басен.

Чудовище вскинул на нее умоляющий взгляд.

– Белль, не надо, – попросил он.

Она не послушалась. Она встала, подошла к нему и уселась на пол рядом с креслом, почти коснувшись его мохнатой ноги.

– Давным–давно жил на земле раб по имени Андрокл, – слегка дрожащим голосом начала она. – Его хозяин был очень жестоким, и Андрокл сбежал от него. Долго шел он по пустыне, а когда настала ночь, укрылся в пещере, голодный и уставший. Но пещера служила жилищем льву, и он вышел из глубины, рыча и скаля зубы.

Белль перевела дыхание и взяла Чудовище за лапу.

– Бедный Андрокл! – воскликнула она. – В ужасе прижался он к стене, понимая, что пришел его смертный час. Но вдруг лев, вместо того чтобы броситься и загрызть его, поднял лапу.

Медленно Белль перевернула лапу Чудовища ладонью вверх.

– Андрокл увидел, что лапа льва распухла и кровоточит, – продолжила она. – Преодолев страх, он приблизился и заметил шип, торчавший из лапы. Он осторожно вытащил его, а лев в благодарность раздобыл ему еды. Но спустя несколько дней Андрокла схватили и бросили в тюрьму. Его заставили сражаться с дикими животными на арене в угоду римскому императору...

– И вот как–то раз одним из тех животных оказался тот самый лев, которому он когда–то помог, – прервал ее Чудовище. – Зверь узнал его и покорно лег у ног. Император был так потрясен увиденным, что даровал Андроклу свободу, и тот счастливо прожил свою жизнь. Совсем как в волшебных сказках. Но жизнь – не волшебная сказка, Белль.

– И эта история тоже, – ответила она. – Это басня. А у басни есть мораль. Есть мысль. Мысль о том, что друзья могут помочь друг другу.

Чудовище вырвал лапу из рук Белль.

– Ты мне ее рассказываешь... зачем?

– Затем, что ты напоминаешь мне того льва. В твоем сердце застрял шип. Он причиняет тебе сильную боль и заставляет...

Чудовище так резко вскочил с кресла, что оно с грохотом опрокинулось. Белль вздрогнула.

– Осторожно, Белль, – ощетинившись, прорычал Чудовище. – Не всем удается подружиться со львом.

Белль поняла, что задела за живое. Ее слова снова вызвали у зверя гнев, но теперь она не отступит. Он тоже разозлил ее: она так старается, а он не хочет сделать даже небольшое усилие!

– И что ты сделаешь? – поднявшись, спросила она. – Снова накричишь на меня и выгонишь, как тогда, в Западном крыле?

– Нет, лучше уйду сам. Не собираюсь продолжать этот разговор. Хватит глупых историй и еще более глупых сравнений.

Он повернулся к выходу, но Белль опередила его и встала в дверях.

– Никаких сравнений. Никаких символов или метафор. Что ты скрываешь? О чем недоговариваешь? В твоем замке таится что–то еще... И если мне суждено провести здесь остаток своих дней, я должна узнать правду!

Чудовище зарычал, буравя ее свирепым взглядом. О, она знала, что такое гнев! Словно злобный и жестокий демон, он вырывался наружу и крушил все на своем пути. «Остановись, – сказал ее внутренний голос. – Не дразни его, не надо. Ты не знаешь, на что он способен». Но Белль не стала слушать.

– Я знаю про твое детство. Знаю про бал и колдунью. И про то, что с тобой произошло. Но это не означает, что тебе придется жить так всю жизнь.

– Пожалуй, у меня тоже есть пара вопросов, – прищурился Чудовище. – И первый из них: зачем твой отец пришел сюда? Зачем пришла ты? Я не звал его. И тебя я тоже не звал. Я ничего этого не просил!

– А я просила? – крикнула Белль в ответ.

Чудовище сжал кулаки и отвернулся:

– Ты даже не представляешь, о чем спрашиваешь...

– Так расскажи, чтобы я представила. Пожалуйста. Чудовище поднял глаза, и Белль увидела в них столько боли, что ее сердце сжалось.

– Я бы все рассказал тебе, если бы мог, – прерывисто, изменившимся голосом произнес Чудовище. – Я бы дал тебе все ответы, все ключи от всех дверей заколдованного замка. Я открыл бы тебе секреты своего сердца. Если бы мог. Но я не могу. Пожалуйста, попробуй понять. Я не могу.

И он ушел, мягко отодвинув Белль от дверей. Она осталась одна. Опять.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ


Белль застыла в дверях библиотеки. Сердце ее ныло. Ей было жаль Чудовище. Жаль себя. Она боялась, что все будет как в прошлый раз: он накричит на нее и прогонит. Но этого не произошло, и сейчас она думала, что тихие страдания гораздо хуже гнева. Тяжело вздохнув, она без сил рухнула в кресло. Итак, еще одна попытка. И снова бесплодная. Чудовище не хочет или не может дать ей ответы. Она взяла басни Эзопа, раскрыла на первой попавшейся странице, но вскоре поняла, что ей совсем не хочется читать. Молоко в чашке остыло. Огонь в камине угасал. «Все, пора спать», – подумала она.

Белль сгребла тлеющие угли в кучу. Чашку она отнесет на кухню утром. Ей осталось лишь положить на место книгу и подняться к себе. И в тот самый момент, когда она ставила книгу на полку, она услышала низкий грудной смех. Он доносился из другого конца библиотеки, где была маленькая комната с архивом. «Это оттуда. Из “Страны Грез”», – догадалась Белль. Смех напомнил Белль роскошный дом графини и пышный бал. Она вспомнила, как танцевала с принцами, махараджами, султанами.

Было поздно, но, возможно, графиня, как и она, не спит? Это же ее смех? Может, Белль стоит навестить ее? Там, в «Стране Грез», она не будет одинока. Ей не будет грустно. Там графиня. И Анри. «У тебя здесь есть друзья. Помни об этом. Я один из них». Это были его слова. «Друзья, – подумала Белль. – Люди, которым можно доверить свои сокровенные мысли. Которые открывают сердца, а не запирают их на замок». Белль сделала шаг в сторону потайной комнаты. Пусть ей придется всю жизнь провести рядом с этим жестоким зверем, так и не узнав причины, зато у нее есть «Страна Грез» – чудесное спасение от всех бед. На ее страницах она сможет ненадолго отвлечься. Найти утешение. Покой. На ее страницах она сможет забыть весь этот ужас.

Белль ускорила шаг. Ее домашние туфли мягко заскользили по деревянному полу библиотеки. Ближе к заветной двери она уже бежала.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ


– Белль, моя дорогая! Ты вернулась! – обрадованно воскликнула графиня.

Она сидела в изящном открытом экипаже, запряженном четверкой вороных. Кони фыркали и били копытами. Экипаж стоял перед особняком. Ярко горели фонари по обе стороны лестницы, разгоняя темноту ночи.

– Ты как раз вовремя – я собираюсь в Париж, в Пале–Рояль, – сказала графиня. – Поедешь со мной?

– Париж? Но как? Это невозможно... это всего лишь история.

– Одна из историй, которые пишу я сама, если помнишь. – Графиня направила сложенный веер на Белль. – Так ты хочешь, чтобы в твоей истории был Париж?

Белль молча кивнула – о большем она и мечтать не могла. Графиня улыбнулась.

– Значит, так и будет. А сейчас садись, дорогая, лошади устали ждать.

«Пале–Рояль!» – повторила про себя Белль, и ее сердце запело. Она уже слышала об этом месте. Да и есть ли такие, кто не слышал про самый красивый дворец Парижа? И кто мог остаться равнодушным, глядя на него? Там собирались все сливки парижского общества – писатели и философы, профессора и особы, приближенные к королевскому двору, актрисы кабаре и оперные певицы.

Всего лишь мгновение назад Белль снова переступила страницу «Страны Грез». Как и в прошлый раз, она попала во владения графини. Луна заливала светом гравийную дорожку. Белль поспешила к особняку и по дороге заметила, что во время ее отсутствия розовые кусты разрослись еще пышнее, а раскидистые тисы вытянулись еще выше. В некоторых местах они росли так тесно, что почти соприкасались стволами и образовывали сплошную живую изгородь.

Мушар открыл перед Белль дверь экипажа и помог забраться внутрь. Они с графиней расцеловались, и Белль села напротив, расправив пышные юбки платья. Снова наряд Белль преобразился, вполне соответствуя случаю: сейчас на ней было небесно-голубое платье с узором из белых цветов. Тонкие кружева белоснежной пеной окутывали ее плечи, а волосы, собранные в высокий хвост, каскадом струились по спине. Графиня была в черном, шелковая накидка с искусной вышивкой дополняла ее атласное платье. Несколько ниток безупречного черного жемчуга обвивали шею. «Она всегда в черном, – подумала Белль. – Должно быть, недавно овдовела».

– Едем! – крикнула графиня, стукнув по дверце кареты тростью с серебряным набалдашником.

Мушар уселся рядом с кучером, и экипаж понесся вниз по дороге. Вскоре предместья Парижа остались позади, и они оказались в самом центре оживленного города. Карета ехала мимо ярко освещенных уличными фонарями элегантных особняков, величественных зданий и широких дворцовых площадей. Нарядная публика прогуливалась по бульварам. Огни ресторанов и кафе манили прохожих, из открытых дверей лилась музыка.

Несмотря на поздний час, Париж бурлил, шумел, завораживал. Водоворот огней, звуков, ароматов французской кухни и духов увлек Белль, и вскоре она позабыла и грусть, и одиночество, и досаду на Чудовище.

– Париж... – мечтательно произнесла графиня. –– Самый прекрасный город на земле, правда?

– Он бесподобен, – кивнула Белль. – Я вам так признательна за эту поездку. Вы слишком добры ко мне.

«Почему? Почему она так добра ко мне?» Она уже собралась задать этот вопрос вслух, но графиня словно прочитала ее мысли.

– Я радуюсь, если радуешься ты. Я счастлива, когда могу доставить тебе удовольствие, – сказала она. – Уверена, сегодня в Пале будет замечательное представление. Говорят, приехал пожиратель огня из Дели и глотатель шпаг из Будапешта. Они непременно тебе понравятся. Ты бывала там раньше?

Белль отрицательно покачала головой.

– Нет, я... – начала она, но графиня ее перебила.

– Как нет?! – воскликнула она в притворном ужасе. – Дорогая, надо почаще выводить тебе в свет. Ты получишь море удовольствия.

Графиня с улыбкой кивнула на мелькающие за окном огни.

– Пале–Рояль раньше был королевским дворцом, – продолжила она, – а сейчас там чудесный сад, театры, магазины и кафе. На центральной площади всегда выступают актеры, акробаты, музыканты. Это феерично! А, вот мы и приехали!

Экипаж остановился, Мушар соскочил с облучка и помог дамам выйти. Пале–Рояль раскинулся перед Белль во всем своем великолепии. Изящные колонны, мраморные фронтоны, просторные галереи поражали воображение. Они вошли в арочные ворота и двинулись вниз мимо длинной колоннады. По обе стороны сверкали витрины модных лавок, предлагая все что душе угодно, от туфель, украшенных жемчугом, до пирожных в золотой фольге, от затейливых шляпок со страусиными перьями до книг с обложками, усеянными драгоценными камнями.

Графиня склонилась к Белль и зашептала на ухо:

– Видишь женщину вон там? Это богатая вдова из Вены. Поговаривают, она шпионит для австрийской королевы и носит револьвер на своем ордене подвязки.

Глаза Белль загорелись.

– И мы сможем с ней познакомиться?

– Думаю, я смогу это устроить.

Затем она кивнула на престарелую даму с черной повязкой на одном глазу и с обезьянкой на плече.

– А вот это одна из богатейших француженок. Сколотила состояние на контрабанде рома!

Графиня привела Белль в уютное кафе. Они уселись на открытой веранде, уставленной декоративными китайскими яблонями в больших терракотовых кадках. Через секунду возле их столика возник официант с подносом, на котором стояли чашки из тончайшего, словно яичная скорлупа, фарфора. Он разлил по чашкам кофе и водрузил на стол тарелку сладостей. Чего на ней только не было! Маленькие пирожные, облитые розовым сиропом, с карамельными лепестками сверху, сердечки из разноцветного марципана, засахаренные орешки, профитроли, крохотные тарталетки с заварным кремом. «Такую красоту даже жалко есть», – подумала Белль.

– Божественно! – воскликнула графиня, и ее пальцы запорхали над тарелкой. – Белль, тебе придется съесть все, чтобы этого не сделала я.

Белль взяла одно пирожное.

– И все? – удивилась графиня. – Дорогая, так ты совсем исхудаешь. Съешь еще.

Сама она выбрала «наполеон». Ломкие пласты тонкого теста хрустнули, обсыпав крошками подбородок графини, и она зажмурилась от удовольствия. Облизав губы, она кивнула в сторону элегантного господина в дорогой одежде, пальцы которого были унизаны перстнями с огромными драгоценными камнями.

– Видишь того мужчину? Итальянский граф. Из рода Борджиа, между прочим. Дьявольски красив, но никогда не принимает приглашений на ужин. А женщина рядом с ним... вон та, вся в красном...

Белль в немом восторге слушала удивительные подробности из жизни этих людей, полной интриг и тайн. Упоительная ночь, величественный Пале, изысканное угощение – все это очаровало бесхитростную девушку. Да, Париж и ее маленький провинциальный Вилльнёв не имели ничего общего!

– Как приятно вот так посидеть и поболтать! – сказала графиня. – Надеюсь, ты тоже не скучаешь?

– Что вы, мадам, я счастлива!

Графиня откинулась на спинку стула и залюбовалась звездами в ночном небе.

– Твои родители жили здесь, когда были молодыми. Ты знала об этом? В крохотной квартирке на чердаке. Я познакомилась с ними много лет назад... G тобой я тоже встречалась.

– Со мной? Когда?

Белль была уверена, что непременно запомнила бы встречу с такой важной и эффектной дамой, как графиня.

– Это было давно. Ты тогда была еще младенцем на руках своей матери.

– Вы дружили с моей мамой?

– Именно! Я горячая поклонница музыкальных шкатулок твоего отца и нередко покупала их за эти годы. – Улыбка графини потускнела, голос задрожал. – Ты знаешь, я ведь была возле твоей матери в тот день ее смерти. Последнее, что она увидела, было мое лицо.

– Но как...

– Твоего отца я тоже видела. Мельком. Но мы не были знакомы.

– Отец не любит говорить о маме, – произнесла Белль, отводя взгляд. – Это слишком болезненно для него.

– Ты очень по нему скучаешь?

– Очень... мы были друг для друга целым миром.

– Твоя мать говорила то же самое. Она очень его любила, – добавила графиня.

– Моя мама... расскажите, какая она была?

– Добрая. Смышленая и красивая. Совсем как ты. Мне она нравилась. И я знаю, она бы обезумела от горя, если бы увидела, что с тобой произошло.

Графиня взяла Белль за подбородок и посмотрела в глаза.

– Вот потому я это сделала.

– Сделали что? – заморгала Белль.

– Послала тебе «Страну Грез».


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ


– Так это вы! – воскликнула пораженная Белль. – Я думала, это одна из книг Чудовища.

– Я велела слуге пробраться в его замок и положить книгу в библиотеке в надежде на то, что ты ее найдешь. Я хочу помочь тебе. Я хочу расширить границы твоей истории.

– Но как?

– Очень просто: я дам тебе шанс сбежать из тюрьмы. Увидеть мир и людей. Путешествовать по великим городам и учиться в лучших университетах. Здесь, в Стране Грез, возможно все.

Потеряв дар речи, Белль уставилась на графиню. То, что она предлагала... это была не просто мечта. Увидеть не только Париж, но еще и Прагу, Венецию, Мадрид и дюжину других не менее прекрасных городов? Учиться в Сорбонне или Оксфорде? Белль даже представить себе не могла, что когда- нибудь это станет возможным. И снова в ее голове возник тот же вопрос, что и по приезде в Пале-Рояль. Графиня была слишком добра к ней, слишком щедра. Это уже перебор.

– Почему? – не выдержала Белль. – Почему вы все это делаете для меня?

Графиня сжала ладони Белль в своих:

– В память о твоей матери, дорогая. Я знаю, что твое счастье было смыслом всей ее жизни. Ну так что? Хочешь немного попутешествовать? Поедешь со мной?

Белль вскочила со стула и обняла графиню:

– С вами куда угодно, госпожа! Благодарю вас!

– Не стоит, дитя мое, – произнесла графиня, отстраняя ее. – Единственное, чем ты можешь меня отблагодарить, – это быть счастливой.

– Но как мы это сделаем? – спросила Белль, усаживаясь обратно. – Как мы попадем туда?

Графиня погрозила пальцем.

– Оставь автору его секреты, – с улыбкой сказала она.

Возле графини появился Мушар. Он склонился к ней и что–то прошептал на ухо. Глаза графини потемнели, улыбка исчезла.

– Что? Ей здесь нечего делать! – воскликнула она. – Ты точно ее видел? Где?

Мушар кивнул в сторону соседнего кафе.

– Все в порядке? – обеспокоенно спросила Белль.

– О да, не волнуйся! Похоже, одна моя дальняя родственница здесь. Ты меня извинишь, если я ненадолго отлучусь? Нужно пойти поздороваться...

– Конечно, конечно...

– Я скоро вернусь, – сказала графиня, поднимаясь. – Доешь сладости, Белль. И подумай, куда нам отправиться для начала.

Белль с готовностью кивнула. Счастье переполняло ее, голова кружилась. Ей хотелось вскочить и танцевать от радости. Чтобы немного успокоиться, она потянулась к тарелке с пирожными. В этот момент с ветки яблони свесился огромный мохнатый паук. Застыв над тарелкой, он шлепнулся прямо в самую ее середину.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


Любовь смотрела, как Смерть, нахмурившись, шагает к ее столику.

– Добрый вечер, графиня! – язвительно улыбаясь, промурлыкала она.

На ней был приталенный жакет из белого шелка и пышная юбка. Шею обвивало жемчужное колье, серебристые волосы были собраны в пышную прическу. Смерть уселась напротив Любви.

– Это мой мир, и я не припомню, чтобы отсылала тебе приглашение посетить его, – сказала она. – Зачем ты здесь?

– Затем, что ты жульничаешь, дорогая сестренка. В очередной раз. И тебя нужно остановить.

Смерть изобразила саму невинность:

– Что заставило тебя так обо мне подумать?

Любовь пропустила вопрос мимо ушей:

– Ну что, не осталось больше трюков в рукаве? Все карты разыграны? Пышный бал, красавчик герцог, обещания путешествий, престижная учеба. Ты приплела даже воспоминания о ее матери! У тебя просто нет совести!

– Я лишь пытаюсь помочь несчастной девочке, – небрежно бросила Смерть. – Чего нельзя сказать о тебе. Как же скучна, должно быть, ее жизнь! Однообразные дни в заброшенном замке с этим ужасным Чудовищем и его говорящей рухлядью!

– Ты лжешь. Я прекрасно знаю, что ты задумала.

Смерть самодовольно усмехнулась:

– Неужели?

– Даже несмотря на все твое могущество, ты не можешь забрать жизнь раньше времени, – сказала Любовь. – Поэтому ты и пытаешься удержать Белль в Стране Грез.

Смерть вытянула руку перед собой и принялась разглядывать острые красные ногти.

– Не понимаю, о чем ты...

– Ты решила использовать «правило трех», которое нам дали богини судьбы! Если Белль съест в Стране Грез три лакомства и оставит здесь три своих вещи, она никогда не сможет покинуть этот мир.

– Это становится утомительным, –– сказала Смерть. – Если я признаю, что это так, ты уйдешь?

– Я так и знала! – Любовь встряхнула головой.

– Разве можно меня обвинять? Согласись, правило красивое. Начало, середина и конец, развязка. У каждой жизни они есть, и у каждой истории тоже. Правда, должна признаться, я сама часть этой развязки.

– На сей раз ты проиграешь, – сказала Любовь. – Белль ничего не оставила в Стране Грез.

– Ты уверена?

– Абсолютно. И почти ничего не съела на балу, несмотря на все твои ухищрения. Мои жуки предупредили ее.

– Не страшно. Съест сейчас.

Глаза Любви вспыхнули.

– Этому не бывать! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь Белль!

Смерть вскочила.

– Но ты не имеешь права никому помогать здесь! – крикнула она. – Это моя история. Тебе здесь нечего делать! Уходи. Сейчас же! Или я прикажу Му– шару выкинуть тебя.

Черная фигура прихвостня Смерти маячила у двери. Любовь взглянула на него, и ее передернуло.

– Как ты можешь держать это пугало рядом с собой? – спросила она с отвращением. – От него несет могилой.

– Так уж вышло, сестренка, что это мой любимый запах! – рассмеялась Смерть и сделала знак слуге.

Но Любовь опередила его. Взметнулся белый шелк ее юбки, мелькнул пронзительный взгляд зеленых глаз ––– и она скрылась за дверями кафе.

– Мне проследить за ней, мадам? – спросил Мушар.

– Да, убедись, что она ушла, – велела ему Смерть. – Держи ее отсюда подальше. И скажи остальным, чтоб были готовы, если понадобится помощь.

Мушар кивнул и исчез. Смерть осталась за столиком, задумчиво барабаня пальцами по его поверхности. Безусловно, было крайне неприятно, что Любовь разгадала ее замыслы. И конечно же, Любовь не внемлет совету Смерти держаться подальше от ее истории. Что ж, придется Смерти удвоить усилия. А Мушар и остальные грифы позаботятся о том, чтобы помешать Любви. Как бы то ни было, Смерть знала, что ей следует поторопиться.

– Ах, сестренка, ты ошибаешься, – прошептала она. – Впрочем, как всегда. У меня осталась еще одна карта в рукаве. Самая лучшая.

Она посмотрела в окно на сверкающую площадь. Она не видела Белль, но знала, что та сидит за столиком и любуется всем вокруг.

– И я непременно разыграю эту карту.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ


Белль отпрянула от стола. Она не очень боялась пауков, но, чтобы они ползали по еде – к такому она не привыкла. Она смотрела, как паук, перебирая лапками, карабкается по пирожным, протаптывая в глазури дорожку. Как только он приблизился к краю тарелки, на стол приземлился блестящий черный жук. Белль узнала его – он летал вокруг нее на балу, она помнила его радужные крылышки. Некоторые посетители кафе поморщились, заметив происходящее, но продолжили есть. Белль поискала глазами графиню. Той нигде не было видно.

– Может, ты... хочешь попробовать? – спросила Белль, робко протянув кусочек пирожного жуку.

Жук поднялся на задние лапки и смахнул лакомство с ладони Белль своими черными рогами.

– Глупая девчонка! – прострекотал он. – Тебя кормят пустыми обещаниями! Вокруг тебя один обман!

– Ты умеешь разговаривать?

– Как видишь! Тебе нельзя ничего есть в Стране Грез. Это опасно.

– Что за глупость! И чем же опасны все эти вкусные штучки? Они отравлены?

Она уже хотела рассмеяться, но по спине пополз какой–то холодок. Уже второй раз этот жук пытается предостеречь ее от еды. Тем временем жук с опаской посмотрел по сторонам и сбросил на пол тарталетку. Паук сделал то же самое с профитролями.

– Прекратите! Что вы делаете? Жук, это неприлично!

– Люцианос, – высокомерно произнес он, спихивая со стола засахаренные орешки. – Меня зовут не «жук», а Люцианос. А это Арана.

– Так почему мне нельзя здесь что–то есть? – нахмурилась Белль.

Она вспомнила слова графини о сумасшедшей и ее насекомых. А вдруг это они и есть? Неужели они добрались сюда из пригорода Парижа? А может, эта сумасшедшая сама принесла их и теперь бродит где– то поблизости? Белль нервно огляделась.

– Кто вас послал?

– Кто нас послал, совершенно не важно. А важно то, что против тебя действует «правило трех». Если ты что–то съешь здесь или оставишь...

Жук внезапно умолк, с ужасом уставившись на что–то позади Белль. Девушка медленно обернулась, ожидая увидеть сумасшедшую, но за ее спиной была всего лишь графиня.

– Скорее, Арана! – крикнул Люцианос.

Вдвоем они быстро перевернули еще одно блюдо со сладостями. Оно грохнулось на пол и разбилось вдребезги. Люцианос улетел. Арана поспешно скрылась за кадками.

– Ну и ну! – воскликнула графиня. – Кто же устроил этот погром?

Белль рассказала ей.

– Вот мерзкие насекомые! Хорошо, что они убрались восвояси.

Графиня испытующе посмотрела на Белль.

– Та сумасшедшая... она ведь не приходила сюда? – осторожно спросила она.

– Нет, – покачала головой девушка.

– Вот и хорошо! – с облегчением выдохнула графиня. – Запомни, Белль, она способна на все. Даже не думай оставаться с ней наедине.

Белль кивнула.

– Вы нашли свою родственницу? – спросила она.

– О да, мы замечательно поболтали. Я бы познакомила вас, но к сожалению, она очень спешила по делам.

Графиня позвала официанта и оплатила счет.

– Мне пора возвращаться, – сказала она. – Уже поздно, нужно отдохнуть. И тебе тоже. У нас впереди еще много дел! Кстати, Рим в это время года бесподобен. А может, посмотрим Флоренцию?

Болтая, графиня взяла Белль под руку, и та с упоением стала слушать ее рассказ об итальянских городах, о росписях в Сикстинской капелле, о магазинах на Понте-Веккьо. Слова Люцианоса и его странные предупреждения об опасности тут же были забыты, как и мысль о том, каким образом она и графиня будут путешествовать.

Шагая к карете, они остановились на площади Пале–Рояль, где выступали акробаты из Шанхая, африканские шаманы и заклинатель змей из Стамбула.

– Только взгляни туда! – Графиня указала на середину площади. – Сам месье Трюке! Он дает лучшие представления во всем Париже! Белль, будет большой ошибкой, если пропустишь это!

Она потащила Белль к полосатому шатру, увешанному фонариками. Они вошли внутрь, где уже собралась толпа. Все внимание было приковано к трем застывшим фигурам в центре. Один мужчина сидел, склонив голову, за клавесином. Другой, с короной на голове, застыл в поклоне перед женщиной, изображавшей королеву, которая тоже присела в реверансе.

Только когда Белль подошла ближе, она увидела, что это были не живые люди, а механические куклы. Голова, тело и конечности у них были из папье–маше, улыбки нарисованы, а глаза сделаны из стекляшек.

– Трюке! – зашептались в толпе. – Смотрите, это Трюке!

Чуть правее, слегка ссутулившись, стоял высокий худой человек в длинном темно–сером сюртуке. Он скрестил руки на груди, и Белль заметила белоснежные манжеты рубашки, выглядывавшие из-под рукавов. Он кого–то ей напомнил: лысый череп, цепкий взгляд желтоватых глаз, косая ухмылка... Мужчина обвел взглядом толпу и прищурился, а затем слегка кашлянул. В толпе зашикали, и когда последний шум стих, он достал из кармана огромный бронзовый ключ.

– Ключ к жизни! – хрипловато выкрикнул он, высоко подняв его над головой.

Он подошел к музыканту, вставил ему ключ куда–то в спину и повернул. Восхищенный возглас пронесся над толпой – руки музыканта коснулись клавиш, и в шатре зазвучал менуэт. Месье Трюке завел королеву. Ее грудь поднялась, словно она по– настоящему вздохнула. Она выпрямилась, подняла голову и улыбнулась. Настал черед короля. Он медленно протянул королеве руку. Пара начала танцевать, сначала немного неуклюже и дергано, но вскоре вполне грациозно.

– Представляю вам короля Отто и королеву Матильду! – провозгласил месье Трюке.

Публика зааплодировала.

– Удивительно, правда? – прошептала графиня на ухо Белль.

На какое–то время Белль почти поверила, что двигающие фигуры живые. Но тут музыка стала стихать, движения замедляться. Руки музыканта застыли над клавишами, голова поникла. Улыбка королевы застыла, а сама она словно одеревенела. Король, которого завели самым последним, еще немного потанцевал в одиночестве, но скоро и его завод закончился. Он остановился, поник и напоследок оглядел толпу. Его взгляд наткнулся на Белль, и она поразилась, сколько в нем было тоски. Рука Отто протянулась к ней и безжизненно упала.

– Бедный, бедный король! – пробормотала Белль.

– В чем дело, дитя? – Графиня повернулась к ней.

– Он такой грустный... словно он хочет быть живым... и не может.

– Так и есть, – глубокомысленно произнесла графиня.

Сквозь толпу продирался мальчишка с шапкой в руках, собирая монеты для месье Трюке. Увидев его, графиня открыла маленький шелковый кошелек на поясе и вытащила оттуда серебряную монету. Белль была так очарована представлением, что ей тоже захотелось отблагодарить месье. В тот вечер, когда она бросилась на поиски отца, она сунула в карман несколько су. Медные монетки были сущими грошами, но это все, что у нее осталось. Она держала их в кармане платья вместе с носовым платком, словно слабое напоминание о доме. Страна Грез превратила ее платье в прекрасный наряд, но вдруг монеты на месте?

Белль пробежала рукой по юбке, нащупывая карман. Вот и он! А вот и мелочь с платком! Белль достала пару монет.

– Это очень мило с твоей стороны, – одобрительно кивнула графиня.

– Жаль только, я не могу дать больше.

– Пустяки! Все, что ты дашь, бесценно. А вот и наш молодой человек! Подойдем поближе, моя дорогая.

Графиня шагнула навстречу улыбающемуся мальчугану и опустила монету в его шапку. Белль собралась сделать то же самое, как вдруг откуда ни возьмись мелсду ней и мальчуганом возникла странная женщина. Она оттолкнула Белль, выхватила шапку из рук паренька и скрылась. Все произошло так быстро, что Белль едва успела опомниться. На женщине была шляпа с вуалью, и девушка не разглядела ее лица. Она лишь увидела, как белый шелк юбки вихрем пронесся мимо нее.

– Держи воровку! – завопил Трюке.

Несколько человек метнулись вслед за женщиной.

– Лови! Лови ее! Уйдет! – ревели в толпе.

Но было поздно. Беглянка в мгновение ока оказалась на другом конце площади, прошмыгнула сквозь ворота и исчезла.

– Она... она украла у мальчика деньги! – Белль задыхалась от негодования.

Ее руки дрожали. Она положила монеты обратно в карман, боясь уронить.

– Возмутительно! – согласилась графиня, все еще высматривая воровку.

– Откуда она взялась?

– Похоже, пряталась где–нибудь в тени, дожидаясь подходящего момента, – злобно процедила графиня.

«Какая–то бессмыслица, – подумала Белль. – Разве Страна Грез не принадлежит графине?»

– Но как же так, госпожа графиня? Вы пишете эту историю. Почему же эта сумасшедшая смогла в нее проникнуть, если вы этого не хотели?

– Ах, Белль, это больная мозоль всех авторов, – вздохнула графиня. – Всегда есть беспокойные персонажи, которые ведут себя, как им вздумается, и ничего с этим не поделаешь!

Она взяла Белль за руку.

– Бедняжка, ты вся дрожишь. Пойдем, Мушар отвезет нас обратно в особняк, хватит на сегодня приключений.

Она повела Белль прочь от шатра Трюке и толчеи на площади. Вокруг них сновали акробаты, смуглый черноглазый красавец в алых шароварах извергал изо рта огонь, силачи перебрасывались огромными гирями, ловкий щуплый человечек в смешном котелке жонглировал острым топором, маленькой собачкой и ананасом. Засмотревшись на него, Белль не заметила, как графиня переглянулась с месье Трюке. Не заметила она и как тот кивнул ей в ответ. И похлопал неподвижного короля по спине. И улыбнулся.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ


Облака бежали по темному небу, заволакивая луну и звезды. Свежий ночной ветерок обвевал лицо Белль. Экипаж графини мчался обратно в предместья. Волнения вечера улеглись, и веки Белль отяжелели. К тому времени, как они подъехали к особняку, она еле сдерживала зевоту. Услужливый Мушар вновь был наготове, чтобы помочь им выйти.

– До свидания, госпожа графиня, – грустно сказала Белль. – И снова спасибо за все.

Графиня уловила меланхоличные нотки в ее голосе:

– Что такое, дорогая? Откуда эта грусть?

– Нет–нет, мадам, мне вовсе не грустно... Не хочу показаться неблагодарной, но... – Белль посмотрела в глаза графини. – Я бы не прочь остаться здесь. Навсегда. И чтобы Страна Грез была реальностью.

Графиня убрала прядку волос со лба девушки. Ее пальцы были холодны, как мрамор.

– Но какая разница, реальна Страна Грез или нет? Жизнь трудна, а в книгах всегда можно найти отдушину. Погрузиться в книгу с головой – это так естественно! Разве это не то, что ты всегда делала? А здесь твоя собственная история! Так что плохого с тобой может в ней случиться?

Белль кивнула. Графиня была права.

– Ты просто очень устала, моя дорогая. Хорошенько выспись и возвращайся ко мне сразу, как только сможешь.

Она прикоснулась ледяными губами ко лбу Белль и величественно поплыла вверх по ступеням. Двери особняка захлопнулись за ней. Белль услышала негромкое покашливание.

– Прошу, мадемуазель, вам туда. – Голос Мушара прозвучал как похоронный колокольный звон.

Белль пошла за ним через площадку перед лестницей к узкой тропинке, уводящей в рощу. С удивлением она обнаружила, что за то время, пока они с графиней были в Пале–Рояль, заросли деревьев, окружавшие особняк, превратились в сплошную чащу, а розовые кусты сплошь покрылись длинными острыми шипами.

– Выход... он все там же? У ворот? – спросила она Мушара.

– Выход там, где он всегда и был, мадемуазель, – ответил тот и протянул ей огарок свечи, с которой она пришла в Страну Грез в первый раз.

Белль вгляделась в темноту и поежилась.

– Я думала, вы дадите мне какую–нибудь лампу... на время. Или что-нибудь чуточку ярче этой свечи, – сказала она, поворачиваясь к Мушару.

Но тот исчез. Белль двинулась по тропе. То гнетущее и тревожное ощущение, что временами накатывало на нее в Стране Грез, вновь вернулось. Она шла, освещая себе путь дрожащим светом свечи, и видела, как розовые побеги тянутся к ней, словно длинные жадные пальцы. Шипы цеплялись за юбку, ветки деревьев лезли в глаза и хватали за волосы. Белль шла под покровом исполинских дубов, вершины которых терялись в сгущающейся темноте. Какая–то птица захлопала крыльями у нее над головой, в траве что-то прошуршало. Внезапно до ушей Белль донесся крик филина. Мороз прошел у нее по коже.

Она споткнулась о корни дерева, пересекающие тропинку, и чуть не упала. Впереди их было еще больше, они змеились по земле, вздымаясь друг над другом. Белль с трудом перешагивала через них. Вдруг на тропу выпрыгнула огромная, величиной с кота, жаба. Она уставилась на оцепеневшую Белль выпученными желтыми глазами. Осторожно, едва дыша, Белль пробралась мимо нее и ускорила шаг. Чем дальше она шла по тропинке, тем уже и извилистее та становилась. Немое отчаяние сдавило ее грудь.

– Что, если я не дойду до книги? – прошептала она.

В это мгновение прямо перед ней возникла высокая фигура. Это был человек... по крайней мере, он носил одежду, но длинная морда, острые зубы и торчащие уши были совсем как у волка. Сердце Белль куда–то провалилось.

– К–кто вы? Что вам нужно?

Он не ответил. Луна вышла из–за облака, осветив высокую фигуру. И тут Белль увидела, что это вовсе не человек, а декоративный куст, подстриженный в виде человеческой фигуры. Девушка двинулась дальше. Тропа повернула в сторону, потом в другую, и наконец Белль увидела ее – гигантскую книгу с мерцающими страницами. Она бросилась к ней и просунула руку. Странно, теперь страница казалась более плотной, словно Белль погрузила руку в миску с густой кашей. Она с трудом протиснулась через страницу и оказалась в библиотеке Чудовища. На ней вновь было ее голубое платье и домашние туфли, свеча оплывала в руке. Сердце, бешено колотившееся еще совсем недавно, успокоилось, но Белль все еще была напутана.

«Почему возвращаться в этот раз было так трудно?» – стучало в ее голове. Густые заросли, извивающиеся корни и длинные ветви, которые, казалось, вот–вот вцепятся в нее... похоже, Страна Грез не хотела ее отпускать. Люцианос говорил что-то об обмане. Вдруг он прав? Тогда стоит ли ей быть осторожнее с книгой?

Белль тряхнула головой, отгоняя эти мысли. «Не хватало еще, чтобы усталость взяла над тобой верх!» – раздраженно подумала она. Безусловно, графиня предупредила бы ее об опасности, если бы та угрожала Белль. И почему ей вообще нужно прислушиваться к какому–то жуку? Скорее всего, он такой же безумец, как и его хозяйка. Графиня права. Жизнь полна трудностей и частенько бывает тоскливой, она полна тревог, отчаяния, когда руки опускаются и ни на что не остается сил. Но только не в Стране Грез. Ничего этого там нет. Там жизнь кипит, она прекрасна и восхитительна. Она вдохновляет и удивляет. Она наполнена весельем и роскошью.

Слова графини отразились эхом в ее памяти: «Возвращайся ко мне сразу, как только сможешь».

– Я вернусь, госпожа, – прошептала Белль. – Как только смогу.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ


– Говорил же я вам, что коньки – ужасная идея! – ворчал Когсворт. – Что, если у него не простой насморк, а бронхит? Или воспаление легких? – Он понизил голос. – А может быть, черная оспа?

Люмьер, готовивший поднос с завтраком для Чудовища, вскинул глаза на Когсворта.

– Черная оспа? Та, которую в наших краях не встречали уже лет... пятьдесят? Ты ее имеешь в виду?

– Мистер Когсворт, это всего лишь простуда, уверяю вас! – не выдержала миссис Поттс. – Господин слегка замерз, пока катался на коньках. Отлежится в постели и через пару деньков будет совершенно здоров!

Белль завтракала за большим обеденным столом на кухне: овсянка с изюмом и сливками, булочка с вареньем и чашка горячего какао. Она чувствовала себя ужасно уставшей. К тому моменту, как она вернулась в замок, уже рассвело, и времени поспать совсем не оставалось. Белль сполоснула лицо водой, переоделась и спустилась вниз к слугам.

Шапо понес завтрак хозяину, Люмьер и Когсворт увязались за ним.

– Ему нужно как следует пропарить ноги, – продолжал бормотать Когсворт. – Горячая ванна лучше всего помогает предотвратить приступ малярии.

– Ага, теперь вы решили, что у нашего хозяина малярия, доктор Когсворт? – покачал головой Люмьер. – Ваше дикое воображение – единственное, чего на самом деле стоит опасаться.

– Я очень надеюсь, что это всего лишь малярия. Вообще-то, вполне может быть и проказа...

Плюметт занялась уборкой в музыкальной комнате. Клавесин – маэстро Каденца – жаловался, что от пыли у него заедает педаль. Фру–фру гонял мышей. Мадам де Гардероб – высокий комод с зеркалом в позолоченной раме – штопала передник Белль. Как обычно, все слуги занялись своими делами. Чип засел за чтение, а Чудовище лежал в постели с температурой. Еще один долгий день начал медленно отсчитывать часы. Делать было нечего, и с этим тоже ничего нельзя было поделать. Белль не терпелось вернуться в Страну Грез. Только она доела завтрак, вымыла посуду и собралась в библиотеку, как ее окликнула миссис Поттс:

– Дорогая, не поможешь Чипу покормить цыплят?

Белль улыбнулась и взяла у нее миску с раскрошенным черствым хлебом. Шапо ушел наверх, так что ей пришлось самой искать свое пальто в гардеробной. Она отдала миску Чипу, и тот убежал за дверь. В холле ее ждала миссис Поттс.

– У тебя есть минутка, Белль? – оглянувшись, тихо спросила она.

– Конечно, миссис Поттс, что–нибудь случилось?

– Нет–нет, просто не хочу, чтобы Чип нас услышал. Завтра у него день рождения, и вечером я хочу сделать ему сюрприз – небольшое представление. Может быть, ты поможешь с декорациями?

– С удовольствием! – воскликнула Белль. Что ж, ей придется отложить возвращение в Страну Грез на пару часов, но для Чипа она готова сделать что угодно.

– Спасибо, Белль! – просияла миссис Поттс. – Кюизиньер испечет нам праздничный пирог. А подарок я уже приготовила.

Белль и миссис Поттс вернулись на кухню, обсуждая детали праздника. Вдруг миссис Поттс пристально взглянула на Белль и нахмурилась.

– Деточка, ты выглядела такой бледной сегодня за завтраком. Смотри, какие у тебя темные круги под глазами! И зеваешь все утро... Ты, случайно, не простыла, как наш господин?

– Я в порядке, – вымученно улыбнулась Белль. – Просто немного устала. Не могла заснуть прошлой ночью и спустилась за горячим молоком.

– Но потом–то ты вернулась в постель?

Белль на мгновение смутилась.

– Нет... сидела в библиотеке, – призналась она.

Нарисованные брови миссис Поттс еще больше нахмурились.

– Ты ведь совсем недавно узнала про библиотеку, а уже проводишь там столько времени, Белль. В полном одиночестве...

– Я хотела немного почитать перед сном, – принялась оправдываться Белль, – но... хм, в общем, с головой ушла в одну хорошую книгу.

Белль ощутила угрызения совести оттого, что недоговаривает – она была уверена, что миссис Поттс расстроится еще больше, узнай она о Стране Грез и о намерении Белль посвятить все свое свободное время этой книге.

– Белль... – Миссис Поттс испытующе посмотрела на нее.

– Да, миссис Поттс?

– Я знаю, это трудно... жить здесь. С нашим господином. И со всеми нами. Я знаю, ты не выбирала такую жизнь... – Она запнулась, подыскивая нужные слова. – Читать чужие истории и погружаться в них, конечно же, чудесно. Но важно жить и своей жизнью, даже несмотря на то, что временами она бывает сложной. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

Дверь на кухню с грохотом распахнулась.

– Белль! – закричал Чип, набрав побольше воздуха в грудь.

– Господи, Чип! – вздрогнула миссис Поттс. – А еще громче можешь?

– Извини, мам! Белль, где ты застряла? Идем скорее!

Белль повернулась к миссис Поттс.

– Я все поняла. Не волнуйтесь, пожалуйста, со мной все будет хорошо.

Она поспешила за Чипом, вздохнув с облегчением. Наконец–то этот разговор закончился... Да, она проводит много времени в библиотеке, но вовсе не одна.

Миссис Поттс застыла возле кухонного окна, глядя, как Чип и Белль идут по двору к курятнику. Она вздохнула так тяжело, что ее крышка брякнула и на раскрашенном фарфоровом лице появилась еще одна маленькая трещинка.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ


– Мама говорит, хозяин чувствует себя ужасно, – трещал Чип, пока они шли к курятнику. – Говорит, у него жуткий кашель и насморк. И вообще у него слабое здоровье.

– Это у Чудовища-то слабое здоровье? Ни за что не поверю! – пошутила Белль.

Чип рассмеялся.

– Мы с Фру–фру хотели сходить к нему и как– то приободрить, развеселить, но мама не пустила. Сказала, у него... какой–то лазурит в комнате и нам туда нельзя. Кто это еще такой, Белль?

– Наверное, твоя мама имела в виду «лазарет». Вы могли сами заразиться простудой.

– А–а–а... – протянул Чип. – Но хоть что–то мы можем для него сделать?

Белль остановилась и задумчиво посмотрела на замок. Миска слегка накренилась в ее руках, и часть крошек просыпалась на снег. Тут же с ветки слетел маленький юркий воробей, за ним еще один и еще.

– Идея! – воскликнула Белль. – Скорее, Чип! Бежим!

Она повернула к Западному крылу, Чип бросился за ней следом.

– А как же цыплята? – крикнул он.

– Покормим их позже!

Они прибежали на западную лужайку, занесенную снегом. Окна комнаты Чудовища выходили как раз на нее. Белль сняла варежки и принялась сыпать крошки на снег аккуратными четкими линиями.

– Что ты делаешь? – спросил Чип.

– Пишу ему послание.

– Нет, Белль, так не получится. Хозяин ничего не увидит, крошки же совсем маленькие.

– Увидит, обещаю.

Чип недоверчиво покачал головой. Белль надела варежки и пошла к стене замка. С дерева слетел черный дрозд и начал клевать крошки.

– Белль, смотри, сейчас птицы все склюют!

– В этом и замысел! –– усмехнулась Белль. – Осталось только привлечь внимание Чудовища.

Она слепила снежный шарик и запустила им в окно владельца замка. Но ничего не произошло.

– Давай еще! – подстегнул ее Чип.

Белль слепила снежок побольше и изо всех сил швырнула его в окно. В этот момент оно распахнулась, показался Когсворт... и получил снежным снарядом прямо в голову.

– Ой, нет! – вскрикнула Белль, прикрыв ладошкой рот.

Чип поспешно спрятался за ее юбку.

– Поднять мост! Опустить решетку! – заорал Когсворт, отряхиваясь. – Нас атакуют!

Люмьер оттащил Когсворта от окна и выглянул наружу.

– Люмьер! – крикнула Белль. – Мы здесь!

Люмьер заметил их и помахал рукой.

– Скажи Когсворту, я прошу у него прощения!

– Ты считаешь, это обязательно?

– Да! И позови Чудовище, пожалуйста!

Люмьер кивнул и вернулся в комнату. Спустя мгновение в окне появился Чудовище – закутанный в халат и с шерстяным шарфом на шее. Вид у него был хмурый. Но, увидев розовощекую смеющуюся Белль, отчаянно махавшую ему рукой, он улыбнулся.

– Посмотри на лужайку! – крикнула она.

Чудовище высунулся из окна и приложил лапу к уху.

– Он тебя не слышит, –жалобно пропищал Чип.

Белль сложила ладони рупором.

– ПОСМОТРИ ТУДА! – что было мочи закричала она и показала на рассыпанные крошки.

Чудовище повернул голову и рассмеялся. Целая стая птиц – воробьи, кукушки, сороки, дрозды и голуби – слетелась полакомиться угощением Белль. Они расселись на снегу и образовали живые шевелящиеся буквы «ВЫЗДОРАВЛИВАЙ!»

– Хозяину понравилось! – ликовал Чип. – Смотри, как он смеется!

Белль тоже обрадовалась, услышав его смех. Она вдруг поймала себя на мысли, что скучает по нему. Без него в замке все было по–другому... «Почему? – спросила она себя. – Как можно скучать по этому вспыльчивому, раздражительному и вечно ко всем придирающемуся созданию?» – «Потому что он ко всему прочему веселый, заботливый и добрый», – ответил ее внутренний голос.

Увы, смех Чудовища вскоре перешел в сухой надсадный кашель. Когсворт появился рядом с ним и свирепо зыркнул на двоих внизу. Чудовище закатил глаза и притворился, что сейчас укусит Когсворта за маятник. Белль и Чип захихикали, но Когсворт и не думал улыбаться. Он оттащил Чудовище от окна и, едва тот успел в последний раз помахать Белль и Чипу, захлопнул окно.

– Ну что ж, Чип, если смех – лучшее лекарство, я уверена, мы его вылечили! – заявила Белль.

Они зашли в амбар и набрали в миску пшеничной крупы, затем накормили цыплят и вернулись на кухню. Миссис Поттс тут же усадила Чипа за таблицу умножения, выразив надежду, что «его не будет слышно по меньшей мере в течение часа». Чип тяжело вздохнул, но все–таки уселся за стол. Живая грифельная доска и кусочек мела помогали ему заучивать цифры, записывая его ответы. Белль с сочувствующей улыбкой потрепала его по ручке и вышла, чтобы не отвлекать. В холле Шапо принял у нее пальто. Она поднялась в свою комнату, размышляя о том, что нужно заправить постель, прибраться, а потом найти какой–нибудь материал – бумагу, лоскутки ткани, чтобы сделать декорации к представлению в честь дня рождения Чипа.

Она снова осталась одна. Не с кем было сидеть за столом. Не с кем было разговаривать. Но совсем скоро она встретится с графиней, и они будут составлять план их первого совместного путешествия. Ее сердце забилось при этой мысли. Куда они отправятся? В Лондон? Мадрид? Берлин? Афины? Всю свою жизнь она прожила в захолустной провинциальной деревеньке, но совсем скоро, буквально сегодня вечером, весь мир, со всеми его людьми, странами, новыми дворцами и древними развалинами, со всеми его музеями, университетами и библиотеками, будет в ее распоряжении. «Страна Грез» была больше чем просто книгой. Больше чем просто историей. «Страна Грез» олицетворяла собой все то, чего Белль никогда не знала. И то, что она всегда стремилась узнать.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ


Белль распахнула окошко легкой кареты и высунулась наружу. Пусть ветер растреплет волосы, а на носу появятся веснушки от жаркого солнца – ей было все равно. Она наслаждалась прекрасным пейзажем, раскинувшимся за окном, когда карета свернула с узкой дорожки и понеслась по зеленеющим холмам. Белль сбежала в Страну Грез полчаса назад. На этот раз она была одета для пикника: желто–голубое летнее платье и широкополая шляпа с лентами и страусиными перьями. Во дворе особняка ее встретил Мушар.

– Ее светлость графиня сейчас в летнем домике, в западной части поместья, – сказал он. – Она приглашает вас туда. Экипаж готов, прошу.

Белль с радостью приняла приглашение, и легкая карета быстро полетела по пыльной дороге, петлявшей по густому лесу. Прошло не менее получаса, а они все ехали по землям графини. «Здесь, должно быть, тысячи акров», – подумала Белль. Она напомнила себе, что нужно следить за временем, чтобы успеть вернуться в замок и приготовиться к вечернему представлению.

Наконец, леса и поля сменились подстриженными лужайками, а дорога нырнула в аллею цветущих каштанов. За аллеей темнел пруд, окаймленный ивняком, белые лебеди плавно рассекали водную гладь. Теплый ветерок принес аромат роз, закружил сорванными лепестками, словно разноцветными конфетти. Белль рассмеялась, глядя на этот цветочный дождь. Едва она подумала, что никогда не видела столь прекрасного места, как показался какой–то дом. Вытаращив глаза, Белль гак сильно высунулась из окна кареты, что ветер чуть не унес ее шляпу.

Экипаж остановился во дворе перед лужайкой с цветущими деревьями. За ней высился двухэтажный, построенный из желтого известняка дом с двумя башенками по бокам.

– Летний домик? – пробормотала Белль. – Да это настоящий дворец в миниатюре...

Она поскорее пригладила выбившиеся из–под шляпы волосы и потуже затянула ленты. Мушар уже открывал дверцу кареты. Белль выбралась наружу и увидела, как по лестнице спускается графиня, как обычно, вся в черном. Четыре великолепных борзых следовали за ней.

– Девочка моя! – воскликнула графиня. – Как же я рада тебя видеть!

– Ничто не могло помешать мне вернуться, сударыня.

– Войдем в дом, – сказала графиня, схватив Белль за руку. – Хочу тебя кое с кем познакомить. Это один мой старинный друг, только что прибывший из Италии.

Они поднялись по лестнице. Белль увидела, что летний домик, так же, как и шато, полон нарядных гостей. Мужчины и женщины пили чай в роскошных комнатах, парочки гуляли в саду, юные леди сплетничали на террасе, обмахиваясь веерами. Но графиня не стала знакомить Белль ни с кем из них. Она повела ее прямо в свой кабинет. Все четыре стены огромной комнаты были заставлены книжными шкафами под самый потолок. Белль увидела на полках множество шкатулок своего отца, и сердце ее наполнилось радостью. Забыв о предстоящем знакомстве, она подошла к шкафу и прикоснулась к одной из них. Это была маленькая шкатулка в виде деревенской хижины. Белль никогда не видела ее раньше – видимо, отец смастерил ее еще до рождения дочери. Белль представила, как он аккуратно вставляет стеклышки в окна, склонившись над верстаком, и слезы навернулись у нее на глаза. Как бывало всегда, когда она вспоминала отца.

– Белль?

Голос графини напомнил ей, где она находится. Белль прогнала слезы, поморгав, и с улыбкой обернулась.

– Позволь представить тебе профессора Армандо Труфаторе, – торжественно произнесла графиня. – Профессор, это мадемуазель Белль, моя очаровательная приятельница.

Белль присела в реверансе перед профессором, а когда поднялась, он галантно поцеловал ей руку.

– Профессор преподает классическую литературу в университете Болоньи, одном из старейших в Италии, – пояснила графиня. – Полагаю, синьор Труфаторе даст нам идеальный совет, как составить маршрут путешествия. – Она сделала паузу. – Конечно, если ты все еще этого хочешь.

– Очень хочу! – ответила Белль, пытаясь прогнать мысль о шкатулке.

– Присядем, синьорина, – пригласил ее профессор, указывая на диванчик в центре комнаты. Он говорил с очаровательным итальянским акцентом.

Графиня села в кресло напротив.

– Начать следует, конечно же, с Рима, – приступил к рассказу профессор. – Думаю, вам с белла контесса нужно задержаться в городе по меньшей мере на месяц. Затем я бы предложил нанять экипаж и отправиться на север – в Сиену, Флоренцию, Болонью и затем в Венецию...

Пожилой джентльмен перечислял все достопримечательности итальянских городов, музеи и театры, а Белль слушала, затаив дыхание, с трудом веря, что скоро будет стоять перед Колизеем и пройдет по мосту Вздохов. Этого почти хватило, чтобы на время забыть об отце. Почти. За разговором бежали минуты, часы. Мушар принес поднос с канапе. Профессор с удовольствием принялся за угощение, но Белль вежливо отказалась, вся в мыслях о предстоящем путешествии.

Увлекшись беседой, девушка не заметила, как графиня помрачнела, услышав ее отказ, и лишь мельком увидела, как та позвала Мушара и что–то прошептала ему на ухо. Спустя мгновение профессору пришлось прервать свой увлекательный рассказ, так как раздался громкий стук в дверь. Мушар открыл дверь, повернулся к графине и объявил имя нового гостя:

– Его светлость герцог де Шоз-Пассе!


ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ


– Месье Анри, дорогой! Какая радость, что ты заехал!

– Госпожа графиня! – Широким шагом Анри пересек кабинет и поцеловал ее руку. – И мадемуазель Белль здесь? У меня сегодня удачный день!

Он поклонился Белль, и графиня представила его профессору.

– Вас может заинтересовать, профессор, тот факт, что наш юный герцог тоже филолог. Он учится в Сорбонне.

Белль с удивлением вскинула голову. Она и не знала, что Анри учится в самом престижном университете Франции.

– Нравится ли вам учеба, месье Анри? – спросил профессор.

Анри кивнул. С гордостью, но в то же время немного смущенно. Белль тронула его скромность.

– Месье Анри изучает ко всему прочему и точные науки, – продолжала графиня. – Он мечтает научиться управлять своим имением так, чтобы простой народ на его землях жил в достатке.

– Весьма похвально! – сказал профессор.

– Мало того, он еще и лучший в своем классе, – многозначительно сказала графиня. – На днях я обедала с одним из его преподавателей.

Анри, слегка порозовев, опустил глаза:

– Мадам, вы вгоняете меня в краску!

– Ну что ты! Тебе очень к лицу скромность, жаль, что совсем немногие из нашего круга следуют твоему примеру. Почти все негодяи и прожигатели жизни!

Анри улыбнулся и бросил умоляющий взгляд на Белль, словно говоря: «Помоги мне!»

– Присядь с нами, Анри, – сказала графиня.

– Ты, должно быть, голоден? Я велела Мушару принести тебе что–нибудь поесть.

– С удовольствием! – ответил Анри. – Но на мне столько пыли после дороги, что я перепачкаю всю мебель. С вашего позволения, пойду переоденусь.

– У меня есть идея получше, – сказала графиня. – Предлагаю прогуляться в саду. Ты сможешь отряхнуть свое платье, а мы разомнем ноги.

Графиня поднялась с кресла.

– Идемте! – Она взяла профессора под руку.

– Посмотрим мои прекрасные грушевые деревья.

Анри предложил Белль руку, и компания вышла на залитую солнцем лужайку возле дома. Девушка была рада видеть Анри – приятно было поболтать с ровесником, к тому же таким обаятельным и остроумным.

– Чудесно выглядишь, Белль, – заметил он.

– Как вы с графиней провели утро?

– Спасибо, замечательно! Мы составляли маршрут путешествия по Италии. Нет слов, насколько это увлекательно! Так здорово иногда помечтать и... – Она запнулась. – Знаешь, это отвлекает от мыслей.

– Каких мыслей, Белль? – участливо спросил Анри.

– О моей... жизни... сейчас...

Она пожалела об этих словах, вылетевших некстати и повернувших разговор в печальное русло. Все из-за музыкальных шкатулок – они напомнили ей об отце. Ей просто невыносимо захотелось рассказать кому–нибудь о своих чувствах, излить душу.

– Все дело в моем отце... Уже долгое время мы не видимся, а раньше я была с ним рядом каждый день. Ах, Анри, я так по нему скучаю!

Она порывисто вздохнула и умолкла – в горле стоял комок слез. Анри накрыл ладонью ее дрожащие пальцы.

– Не надо оправдываться, я все понимаю, – сказал он. – Знаю, тебе пришлось нелегко.

Белль кивнула. Она была благодарна ему, что он выслушал, но еще более благодарна, что он продолжил разговор вместо нее.

– Должен признаться, я приехал в поместье не только для того, чтобы навестить графиню. Я надеялся увидеть здесь тебя.

Он сделал паузу, но девушка молчала.

– Белль, я скучал по тебе. Не каждый день встретишь человека, читающего наизусть «Гамлета».

– Сильно сомневаюсь, – ответила Белль, снова взяв себя в руки. – Анри, ты герцог. Живешь в Париже. Держу пари, у тебя уйма друзей, и наверняка все ужасно умные и занятные.

Анри посмотрел вдаль.

– Да, верно, – вздохнул он. – В этом–то и проблема. Вся моя жизнь – сплошные танцы и званые вечера, охота, лошади, собаки...

– Действительно ужасно! – съязвила Белль. – Как только ты все это терпишь, бедняжка?

Анри залился краской и сконфуженно улыбнулся:

– Считаешь меня напыщенным павлином? Какой глупец будет жаловаться на балы? Просто иногда... – Анри умолк, и его улыбка потухла.

– Что?

Он посмотрел в глаза Белль.

– Иногда хочется не думать о том, что говоришь. Не подбирать слова, не казаться умным. Просто быть самим собой и беседовать с другом о том, что действительно интересно. О Шекспире, об учебе. Или о том, что действительно беспокоит, например, о будущем моего поместья.

Взгляд его серых глаз был глубоким и теплым, и Белль показалось, что он заглянул ей прямо в сердце. Словно самый близкий друг.

– Или об отце, которого ты никогда не увидишь, – подхватила она, выдержав этот взгляд. – Потому что ты живешь в заколдованном замке, где все время идет снег. Со странным зверем, понять которого так трудно. И разговариваешь с чашками. И где под стеклянным колпаком медленно умирает роза.

Анри кивнул.

– Да, можно поговорить и об этом. У меня тоже с ними большие проблемы, с чашками.

Белль покосилась на него:

– Анри, я серьезно.

– И я! В моем заколдованном замке абсолютно те же проблемы, только еще хуже. Видишь ли, мой ночной горшок болтает без умолку. Всю ночь. И танцует, даже когда я пытаюсь им воспользоваться. Крайне неудобно, уверяю тебя!

Белль не выдержала и расхохоталась.

– Да что с тобой говорить! Ты просто невыносим!

– Согласен, я такой, – усмехнулся Анри. – Но мне удалось тебя рассмешить. Трудности наполовину повержены, если ты научился смеяться над ними. Мгновение назад ты была такой грустной, я просто не мог на это спокойно смотреть. А теперь ты снова улыбаешься!

Белль благодарно посмотрела на него. Какое счастье, что нашелся человек, способный разделить ее чувства и поделиться своими! В отличие от Чудовища, который отвергал даже мысль об этом.

– Я считаю тебя своим другом, Белль, и надеюсь, ты думаешь обо мне то же самое. А друзья делятся друг с другом всем – не важно, хорошим или плохим.

– Спасибо, Анри...

– Белль! Месье Анри! – позвала их графиня. – Где вы?

Она и профессор уже углубились в сад. Белль не заметила, как они с Анри тоже зашли под сень деревьев.

– Мы идем! – крикнул Анри в ответ.

Белль взглянула на стройные ряды идеально подстриженных груш, сверкающих глянцевыми листьями. На них не было ни одной сухой ветки, ни одного пятнышка или гнили. Этот сад не был похож ни на один из виденных ею ранее. Он был прекрасен и совершенен, как все в Стране Грез.

– Поищем их? – предложил Анри. – А по пути нарвем груш, хочешь? Я проголодался!

Но Белль стояла в нерешительности.

– Анри?

– Что?

– Странное это место, Страна Грез. Тебе так не кажется?

Анри приподнял бровь.

– А твой заколдованный замок... он самый обыкновенный, да?

– Едва ли, – призналась Белль. – Но здесь все по–другому.

Она обвела рукой сад.

– Здесь все такое красивое, такое идеальное. Даже слишком. Иногда я боюсь, что все это исчезнет. Боюсь, что однажды захочу вернуться, а ничего этого не будет. Я постоянно напоминаю себе, что «Страна Грез» – всего лишь волшебная книга. Но ужасно хочу, чтобы она стала реальностью.

– Месье Анри! Белль! Скорее идите сюда, иначе профессор съест все груши до одной!

Голос графини теперь раздался чуть дальше. Белль заметила, как среди деревьев мелькнул черный шелк ее платья и красновато–коричневый сюртук профессора.

– Пойдем, Белль, – сказал Анри. – Забудь все свои тревоги. Сейчас ты здесь, с нами. С друзьями, которые заботятся о тебе. Нет ничего реальнее этого.

И он бросился в сад, крикнув графине, что непременно отыщет самую большую и спелую грушу. Белль подумала, что ей следует послушаться его. Она не будет думать о проблемах. По крайней мере сейчас. Она побежала за ним следом, но он уже был далеко. Ни профессора, ни графини гоже не было видно, лишь слышались их восторженные крики и смех.

– Анри? – позвала она. – Госпожа графиня?

Никто не ответил, но чуть впереди за деревьями мелькнул чей–то силуэт.

– Белль? Где ты? – донесся издалека голос Анри.

– Я здесь! – крикнула она в ответ.

– Синьор профессор! Анри! Куда вы запропастились? – звала графиня.

Они все потерялись в этом огромном благоухающем саду. Белль поспешила туда, где заметила движение. Вскоре она увидела фигуру, мелькнувшую за деревьями. Женщина в белом льняном платье и переднике стояла возле дерева спиной к Белль.

На сгибе локтя у нее висела корзинка. Голову женщины прикрывала невзрачная соломенная шляпка. Женщина потянулась к груше, срезала ее маленькими серебряными ножницами и положила в корзинку. «Должно быть, одна из служанок графини, – подумала Белль. – Собирает груши на кухню».

– Добрый день! – произнесла Белль, подойдя ближе.

Служанка повернулась. Поля шляпы скрывали ее лицо. Но тут она подняла голову и посмотрела на Белль. Та отшатнулась, непроизвольно сжав кулаки. Она узнала эти зеленые глаза. Белые волосы. Смуглую кожу. Это была сумасшедшая с площади Пале–Рояль.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ


– Белль, дорогая! Где ты? – кричала графиня.

– Я здесь, госпожа! – Белль сделала шаг назад, не спуская глаз с сумасшедшей и ее ножниц. – Она рядом. Они все рядом. Если я закричу, они сразу прибегут.

Сумасшедшая приложила палец к губам. Белль шумно втянула воздух. Что ей делать? Бежать? Остаться на месте? Если она побежит, ей придется повернуться спиной к этой чокнутой с ножницами в руках, а это не самая лучшая идея... Сумасшедшая поставила корзинку на землю.

– Посмотри сюда! – велела она.

Белль заглянула в корзинку, ожидая увидеть сорванные груши.

– Но... это не груши... это гранаты!

С трепетом Белль вспомнила, что гранат считается плодом смерти. С его помощью Аид обманул Персефону – та съела несколько зерен и осталась навечно в его подземном царстве.

– Белль, ты уже попробовала грушу? – Голос графини слышался ближе.

Сумасшедшая бросила тревожный взгляд в ту сторону. Она все еще сжимала маленькие ножницы в руке. Вдруг она резко подалась вперед, Белль не успела даже вскрикнуть. Но вместо того чтобы поранить ее, сумасшедшая схватила руку девушки, вложила ножницы и сжала пальцы.

– Спрячь их и сохрани! – прошептала она, глядя на Белль безумными глазами.

Белль застыла.

– Ты меня слышишь? Спрячь их в карман! Сейчас же!

Опешив, Белль исполнила просьбу. Сумасшедшая отошла, вновь приложив палец к губам. Глубокая печаль внезапно заволокла ее взор. В последний раз она взглянула на Белль и метнулась за деревья. Она скрылась из вида, как утренний туман, и Белль с облегчением выдохнула.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ


– Вот ты где!

Графиня подошла к Белль. Анри шел следом.

– Девочка моя, ты вся раскраснелась! Что случилось?

– Ничего, – выдавила Белль. – Все в порядке. Я... я бежала и слегка запыхалась, вот и все.

Белль сама удивилась, что утаила правду. Она хотела было рассказать графине о встрече с безумной женщиной, но вспомнила безысходную грусть в ее глазах – и остановилась.

Женщина явно не хотела, чтобы графиня узнала об их встрече. Почему? Почему она дала Белль ножницы и велела их сохранить? Почему она украла шапку того мальчугана на площади Пале–Рояль?

– Месье Анри, что за бега вы тут устроили! – пожурила графиня герцога. – Белль – юная леди, а не скаковая лошадь!

Но Анри не ответил. Он осматривал дерево прямо перед собой. Профессор тоже любовался ветками, сгибающимися под тяжестью спелых ароматных плодов. Сотни золотистых груш подставляли солнцу румяные бока. Одуряющий аромат с нотками ванили и меда разливался в воздухе.

– Вот я и нашел тебе самую лучшую, Белль! – сказал Анри.

Корзина, которую оставила сумасшедшая, стояла на том же месте. Белль заглянула в нее еще раз – никаких гранатов в ней не было, а лежали такие же груши, что росли на деревьях. «Может быть, я тоже схожу с ума?» – подумала Белль.

– Вот, держи!

Анри протянул ей крупный фрукт с гладкой кожурой без единого пятнышка. Белль взглянула на нее. Люцианос заклинал ее ничего не есть в Стране Грез. Но она уже съела пирожное на балу и еще одно в кафе Пале–Рояль. Ничего плохого с ней не случилось. Еще он что–то говорил о том, что нельзя ничего оставлять здесь – она ничего и не оставила.

– Ну же, попробуй, Белль, – вкрадчиво произнесла графиня. – Я сама сажала эти деревья и ухаживала за ними с тех самых пор, когда они были еще побегами.

Белль взглянула на грушу в руке, такую тяжелую, ароматную и такую соблазнительную.

– Ты должна ее попробовать! – подхватил профессор. – В жизни не ел ничего вкуснее! Хочу вторую! – И он сорвал с ветки еще одну.

– Вообще–то, синьор Труфаторе, это уже четвертая! – засмеялась графиня, глядя, как сок стекает по подбородку профессора.

Белль взглянула на Анри.

– Я тоже съем, если хочешь, – с вызовом сказал он.

«Он же мой друг, – подумала Белль. – Он не стал бы мне предлагать что-то опасное».

Они откусили одновременно. Груша была мягкая и сладкая, и ее вкус сначала понравился Белль, но вскоре показался слишком приторным, а от аромата в саду закружилась голова.

– Ну что, я права? Они превосходны. Скажи, ты такие пробовала раньше?

– Никогда, мадам, – ответила Белль, не желая показаться грубой.

С трудом она заставила себя доесть грушу и выбросила огрызок в траву. Анри сорвал еще одну, но Белль не смогла. Она смотрела, как графиня, профессор и Анри уминают сочные плоды, и необъяснимая слабость начала медленно разливаться по ее телу. Ноги отяжелели, сознание затуманилось. Ей захотелось лечь под дерево и заснуть навсегда. Неужели ей стало так дурно из–за груши? Она пыталась вспомнить слова жука. В них было предупреждение, но его смысл ускользал от нее. Что–то съесть, что–то разбить... Так? Или наоборот – не есть и не бить? Это на самом деле так важно? Как же трудно думать! Это так утомительно... пусть лучше другие подумают за нее...

– Дорогая, ты выглядишь уставшей. Хочешь немного отдохнуть? – спросила графиня.

Белль кивнула. Профессор заявил, что он ничуть не устал и желает осмотреть яблоневый сад графини. Было решено, что Анри пойдет с ним, а графиня отведет Белль в летний домик.

– Я бы тоже прилегла, – сказала графиня, когда они вышли из сада. – Вздремнуть перед ужином как раз то, что нужно.

Ужин! Сердце Белль екнуло. Она моментально очнулась. День рождения Чипа! И представление – оно должно состояться сразу после ужина. А она обо всем забыла!


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ


– Простите меня, госпожа, – взволнованно сказала Белль, – но мне нужно уйти прямо сейчас.

Она обещала быть на представлении в честь Чипа. Декорации сделаны, но нужно помочь их развесить. Успеет ли она вернуться или уже поздно? Сколько вообще она пробыла в Стране Грез?

– Уйти? Но зачем?

Белль объяснила.

– Понятно, – удрученно произнесла графиня, услышав причину. – Ты собираешься на званый вечер. К куску фарфора. А могла бы остаться здесь, со своими друзьями. Настоящими друзьями.

– Но Чип – тоже мой друг. И его мама. Они расстроятся, если я не приду. Пожалуйста, мадам, поймите. Я обещала.

– Какая глупость! – возмущенно бросила графиня. – Ты никому ничем не обязана в том замке!

Злость в ее голосе поразила Белль – раньше она ничего подобного не замечала. Но раздражение исчезло так же быстро, как: появилось.

– Прости меня, дорогая, – голос графини смягчился. – Я просто не могу сдерживаться, когда вижу, в каких невыносимых условиях вынуждена пребывать юная леди и ее любимый... и один старый друг...

Графиня внезапно замолчала, словно поняла, что сказала что-то лишнее.

– Мушар! – рявкнула она. – Карету мадемуазель Белль!

Слова графини встревожили Белль.

– Простите, госпожа, но что значит «старый друг»?

– Ничего, – ответила та, отводя взгляд.

Но Белль не отступила. Она поняла, что под «юной леди» графиня имеет в виду ее, а кто же тогда «любимый» и «старый друг»? Есть только один человек, который был любимым для Белль и старым другом графини.

– Мадам, вы говорили о моем отце? – спросила девушка, и в ее сердце закрался страх. – Если с ним что–то случилось, вы обязаны мне рассказать. Прошу вас.

Графиня тяжело вздохнула:

– Ну хорошо. Мы с твоим отцом были когда-то знакомы, но не виделись очень давно. Вчера я навестила его. И очень расстроилась.

– Вы видели моего отца? – еле слышно спросила Белль. – Как он?

– Он очень постарел, – графиня взяла ее за руку. – Медлителен, иногда рассеян. Это все от горя, я думаю. И от вины. Он чувствует вину за то, что ты осталась в замке Чудовища вместо него, и эта мысль грызет его.

Белль была не из тех, кого легко довести до слез, но слова графини сделали свое дело.

– Если бы я могла хоть что–то сделать, – с отчаянием произнесла она.

– Успокойся, дитя, не надо слез, – сказала графиня. – Я бы не стала тебе все это рассказывать, если бы не знала способ, как помочь твоему отцу.

Белль сжала ладонь графини.

– Что это за способ? – спросила она с робкой надеждой в голосе.

– Все просто. Я хочу привести его в «Страну Грез».


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


Белль не поверила своим ушам:

– Госпожа, это правда? Вы действительно можете это сделать?

– Я могу попробовать. На самом деле я уже пытаюсь, но пока безуспешно. Хоть мои силы и велики, но не безграничны.

– Но вы привели меня сюда, – умоляюще произнесла Белль.

Она уже смирилась с мыслью, что никогда не увидит отца, но сейчас графиня дала ей понять, что есть шанс. И Белль решила его не упускать.

– Мне помогла магия замка Чудовища. Она усилила мои чары и позволила тебе войти в этот мир через волшебную книгу. Но Вилльнёв... Скажем так, в этом месте не слишком много магии.

Белль сникла.

– Не падай духом, девочка моя. Я буду продолжать попытки.

– Если у вас получится... если я смогу повидаться с отцом еще разок... я буду так вам благодарна! Это все, чего я хочу.

– Мне бы хотелось, чтобы ты смогла не просто повидаться с отцом.

Белль удивленно взглянула на графиню.

– Я хочу, чтобы ты и твой отец остались здесь. Со мной. Навсегда.

– Но это невозможно. Страна Грез ненастоящая.

– Она может такой стать. Есть способ, поверь мне. Позволь твою историю написать мне, а не Чудовищу.

Горькое отчаяние охватило Белль. Она страстно хотела, чтобы получилось так, как говорит графиня, но знала, что это исключено.

– Даже если Страна Грез станет реальностью, я не могу остаться здесь навсегда, – сказала она. – Я обменяла свободу отца на свою. Что сделано, того не вернешь.

– Не стоит быть столь категоричной. – Графиня потрепала Белль по щеке. – Я в свое время много чего меняла в этой жизни.

Ледяной тон, которым были сказаны эти слова, покоробил Белль. Но что–то придало ей решимости. Вдруг графиня права и возможность остаться в Стране Грез с отцом существует? Ей гак хотелось в это верить. Словно прочитав ее мысли, графиня сказала:

– Верь мне, Белль.

– Постараюсь, – кивнула та.

– Постараешься? – Графиня вскинула бровь.

– Я... верю вам. – И Белль натужно улыбнулась.

Графиня улыбнулась в ответ. Белль обняла ее и поблагодарила, а затем села в поджидающую карету. Мушар закрыл за ней дверцу и взобрался на облучок. Кучер взмахнул хлыстом, лошади рванули с места. Полчаса спустя карета остановилась возле шато. Как обычно, Мушар помог ей спуститься. Он лишь мрачно кивнул, когда она поблагодарила его, потом вновь взобрался к кучеру, и карета укатила в сторону конюшни.

Опустились сумерки. Белль осталась одна со своим неизменным огарком свечи. Когда ее глаза привыкли к темноте, она увидела, что высокие тисы образовали что–то вроде лабиринта с узкими тропинками между стволами. Узловатые, корявые корни змеились по земле, как и в прошлый раз, заставляя Белль ступать осторожно. Едва она двинулась по тропе, как услышала тихое шуршание.

Слегка занервничав, она ускорила шаги. Девушка попыталась убедить себя, что это всего лишь мышь или другой маленький зверек семенит в свою нору, но звук усилился и стал громче. Белль остановилась, затаив дыхание.

– Кто здесь? – спросила она дрожащим голосом.

Казалось, шуршало не сзади и не впереди, а со всех сторон. Белль вдруг поняла, что этот звук издают ветви и побеги, сучья и стебли. Панический страх закрался в сердце – розовые кусты и тисы росли так быстро, что она это слышала. «Быстрее! – крикнул внутренний голос. – Беги к книге!» Белль бросилась вперед, но тут что–то схватило ее за лодыжку и дернуло назад. Она упала, больно ударившись локтем о землю. Девушка взглянула на свою ногу, с ужасом ожидая увидеть какого–нибудь монстра. Вокруг ноги обвились, словно щупальца осьминога, древесные корни. Белль принялась колотить по ним свободной ногой, и, съежившись, они отпустили ее. Только она попыталась подняться, как колючий терновник вцепился в ее рукав. Кое–как оторвав его, она побежала к книге с единственным желанием – выбраться живой.

Сверкающее серебро страниц в этот раз походило на поверхность не до конца замерзшего пруда – еще не твердый лед, но уже и не вода. Она продралась сквозь это густое крошево и упала на пол в библиотечной каморке. Сердце выскакивало из груди. Белль оглянулась – книга нависала сзади. Трясущимися руками девушка попыталась захлопнуть ее. Колючие ветки, скрученные корни – Белль была уверена, что они выползут со страниц за ней следом, но книга снова уменьшилась до своих обычных размеров, и девушка наконец спрятала ее в ящик стола. Внезапный град ударов, обрушившийся на двери библиотеки, заставил ее подпрыгнуть.

– Иду! – крикнула она, поспешно прикрывая дверь в маленькую комнату.

За дверями ждал Люмьер.

– Ну что, ты готова? – спросил он, заглядывая в библиотеку. – Стол почти накрыт и... бог мой, ну и темнота здесь! Ничего же не видно, Белль!

Он зажег свечи большого канделябра на столе.

– Так–то лучше! Теперь послушай... мессир тоже участвует в сюрпризе. Ужин готов, видела бы ты, какой пирог испек Кюизиньер! Мы собираемся... – Он замолчал, вглядываясь в ее лицо. – Что случилось, Белль? – спросил он, и его свечки вспыхнули. – Ты словно призрака увидела.

Белль выдавила улыбку.

– Стук в дверь меня немного напугал, – сказала она. – Я сейчас спущусь, Люмьер, только переоденусь.

Он кивнул и вышел из библиотеки. Белль приложила руку к груди, пытаясь унять бешено колотившееся сердце. Путь от шато к книге ужасно напугал ее. Эти ветки и корни... казалось, они тянутся за ней, хотят обвить ее и утащить в глубину своей чащи, где никто не услышит ее криков о помощи...

– Хватит! – громко сказала она. – Все это глупости. Деревья разрослись, только и всего. А ты уже напридумывала всяких ужасов!

Но Белль знала, что это лишь отговорка. «Страна Грез хочет, чтобы я осталась», – подумала она. Мысль напугала ее. Но еще больше ее напугало то, что она хотела того же.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ


Анри стоял у окна в кабинете графини и, не отрываясь, смотрел на цветущие клумбы за окном. Профессор Труфаторе развалился на диванчике с книгой на коленях и грушей в руке. По всему кабинету – на камине, книжных полках, столах – расселись грифы. Графиня вошла в кабинет, и один из них, слетев со своего места, уселся ей на плечо.

– Дела обстоят хуже, чем я думала, Мушар, – сказала графиня. – Белль по–настоящему привязалась к этой нелепой маленькой чашке. Подумать только, ради чего она покинула Страну Грез!

Графиня погладила птицу по черным перьям.

– Удивительно, но остальные слуги тоже вызывают у нее теплые чувства! Как и Чудовище. Она пытается подружиться с ним, несмотря на его отвратительное поведение. И он тоже пытается! Однажды кто–то из них может добиться успеха.

Гриф сверкнул глазами–бусинами и заклекотал.

– Знаю, Мушар, знаю. Этого нельзя допустить. Никоим образом! – сердито продолжила она, почесывая голый череп птицы. – Я разыграла последнюю карту, последний козырь, и он должен сработать. Белль начинает сомневаться в Стране Грез, я вижу это в ее глазах. Но она так хочет быть со своим отцом, что это желание должно взять верх над сомнениями. По крайней мере сейчас, потом будет поздно.

Гриф, сидевший на камине, расправил крылья и хрипло гаркнул.

– Ты прав, Трюке, мы почти заполучили ее. Если все пойдет как надо, последний визит решит дело, – графиня хитро улыбнулась, – и тогда я выиграю пари.

Махнув рукой, она позвала свою стаю.

– За мной, крошки! У нас полно работы.

Мушар и Трюке сорвались с мест, графиня прошуршала по комнате черным шелком, остальные грифы ринулись за ней. Профессор остался сидеть на диванчике. Анри продолжал смотреть в окно. Все было идеально, неподвижно и... нереально.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ


– Он еще не идет? – прошептала миссис Поттс.

– Не беспокойтесь, его нигде не видно, – ответила Белль, выглядывал из окна кухни.

– У нас все готово?

– Конечно! Как только я его увижу, побегу в столовую предупредить остальных, как мы и договаривались.

Чуть ранее Белль спустилась в столовую, где они с Чудовищем, как обычно, поужинали. Однако в этот раз они не стали долго засиживаться. Чудовище был слишком увлечен приготовлениями ко дню рождения Чипа, чтобы не спеша смаковать мясо по-бургундски, приготовленное Кюизиньером.

Миссис Поттс перемыла тарелки и отправила Чипа проверить, плотно ли закрыты на ночь конюшня и курятник. Едва он покинул кухню, она бросилась обратно в столовую и дала сигнал остальным. Все тут же засуетились – приготовления пошли полным ходом.

Чудовище развесил по всей столовой разноцветные гирлянды, которые смастерила Белль. На большом полотнище было выведено «С днем рождения, Чип!». Шапо принес спрятанный в буфете праздничный пирог, Люмьер расставил тарелки и разложил приборы. Белль сбегала за подарками, которые миссис Поттс держала в чулане.

– Он идет! – наконец воскликнула девушка и бросилась в столовую.

Она прикрыла за собой дверь и прильнула ухом к замочной скважине. Чип зашел и принялся отряхиваться от снега.

– Ну что, все в порядке? – спросила его миссис Поттс. – Амбар проверил? Лисы в курятник не проберутся?

– Я все двери плотно закрыл, – ответил тот, оглядываясь по сторонам в опустевшей кухне.

Миссис Поттс исподтишка наблюдала за ним.

– А где все, мам?

– Все уже ушли спать. Наверное, устали. Давай–ка закончим с посудой. А что такое, малыш? Что не так?

– Я думал... – начал Чип, – ведь сегодня мой день рождения, и я думал, мы все вместе... ладно, уже ничего...

Миссис Поттс улыбнулась с пониманием.

– Взрослые не всегда помнят дни рождения ребят. Но мы с тобой можем отпраздновать вместе, почитав какие–нибудь добрые сказки у камина, как думаешь?

Чип кивнул. Он был слишком хорошо воспитан, чтобы ныть или жаловаться.

– Но пока мы не начали, посмотри, пожалуйста, в столовой, всю ли посуду я оттуда принесла?

– Хорошо, мам.

Белль глянула в замочную скважину и увидела, как Чип понуро бредет к двери. Фру–фру кралась следом. Он не видел, что миссис Поттс тоже шла за ним. Белль отпрянула от двери.

– Приготовились! – громко прошептала она и встала рядом с остальными обитателями замка, столпившимися возле стола с пирогом.

Люмьер быстро зажег свечи, и тут Чип открыл дверь.

– Сюрприз! – раздался восторженный крик.

Чип замер в дверях, радостная улыбка расцвела на его фарфоровом личике.

– С днем рождения тебя! – начал напевать Люмьер, и все остальные с удовольствием подхватили старинную песню.

Когсворт сказал Чипу:

– А теперь, молодой человек, задуй скорее свечи, пока они не подожгли портьеры и не спалили весь замок!

– Но сначала загадай желание, – сказала миссис Поттс.

Чип закрыл глаза и на минуту задумался:

– Хочу, чтобы рядом всегда были мама и Белль, и все мои друзья, и хозяин тоже. И я хочу всегда быть таким же счастливым, как сейчас!

С этими словами Чип в одно мгновение задул все свечки на пироге. Все захлопали в ладоши и заулыбались, но Белль заметила оттенок грусти в их улыбках, будто слова Чипа всколыхнули воспоминания о былых временах – временах, которые сам Чип едва ли помнил, поскольку был еще младенцем.

Дым от свечей развеялся, и Люмьер с улыбкой подмигнул Чипу, кивая на скамью рядом со столом:

– Между прочим, я тут заметил парочку подарков!

С радостным воплем Чип бросился к груде свертков. Он развернул теплое лоскутное одеяло, сшитое миссис Поттс, и шарфик, который Белль связала ему лишь вчера. Фру–фру принесла обглоданную косточку, закопанную во дворе, а Люмьер и Когсворт приготовили пиратский костюм – треуголку, черную повязку на один глаз и красный пояс. Плюметт сняла со своей ручки круглое медное кольцо и повесила Чипу на ручку.

– Вот теперь у тебя, как и положено, пиратская серьга! – сказала она.

А Чудовище подарил ему резной деревянный сундук, обитый бронзовыми обручами и с замком на крышке.

– А что внутри, хозяин? – взволнованно спросил Чип.

– Открой и увидишь, – с улыбкой ответил Чудовище.

Шапо помог поднять тяжелую крышку, и все восторженно вскрикнули: в ящике лежали изумительной работы модели парусников – пять великолепных боевых кораблей с полным парусным снаряжением, четыре торговых судна и шесть бригантин с «Веселым Роджером» на реях. Еще там были фигурки капитанов, моряков и пиратов и ко всему прочему огромная карта мира со всеми морями и материками.

– Если ты пират, тебе нужно ограбить пару– тройку торговых кораблей и оставить позади королевские военные суда! – сказал Чудовище.

Чип, открыв рот, смотрел на это сокровище и не мог вымолвить ни слова.

– Чип, где твои манеры? –– громко прошептала миссис Поттс.

– О, спасибо, хозяин! – наконец вымолвил он.

– Всегда пожалуйста, парень!

– Они такие красивые... Откуда вы их взяли? – спросил Чип.

– Это мои парусники. Я часами играл с ними... в детстве. Надеюсь, тебе они тоже понравятся.

Белль отрезала по куску пирога для себя и Чудовища, а миссис Поттс налила две чашки чая. Заколдованные слуги не могли есть – они были предметами, хоть и говорящими. Тем временем Чудовище велел Когсворту и Чипу расстелить карту на полу и расположить на ней корабли. Началась шумная морская баталия: Чип управлял бригантинами, а Когсворт – военными кораблями.

– Это напоминает мне одно сражение Семилетней войны, – начал Когсворт, – когда мы, кавалеристы, наблюдали с берега, как адмирал Хок атаковал французскую эскадру в бухте Киберон.

– Это, конечно, очень увлекательно, Когсворт, – сказал Люмьер, – но лучше бы ты следил за бригом, а то он тебя сейчас потопит!

Миссис Поттс подошла к Белль.

– Спасибо тебе за праздник, Белль, – сказала она. – Чип так счастлив.

– Меня не за что благодарить, – ответила та, – совсем не за что.

– Для меня и моего сына это много значит... – Голос миссис Поттс задрожал. – Много, если не все...

Чудовище нечаянно услышал их разговор. Белль отвернулась поставить на стол пустую чашку и тарелку и не заметила, как, понурив голову, он побрел к двери, как обернулся и с тоской взглянул на Чипа и миссис Поттс.

Когсворт и Чип продолжали свой морской бой. Шало собирал тарелки. Фру–фру свернулась калачиком возле камина и посапывала, а Люмьер и Плюметт томно переглядывались. Наконец, миссис Поттс заявила, что уже поздно. Чип поблагодарил всех и отправился в постель, а Белль положила корабли обратно в сундук. Свернув карту, она вдруг поняла, что Чудовище ушел. Горькая досада шевельнулась в ее душе. Она так хотела поговорить с ним о празднике, о его роскошном подарке Чипу, спросить, понравился ли ему пирог, – словом, поболтать с другом об этом событии, чтобы заново прожить его. Так ведь делают все друзья... Но он ушел. Снова.

– Какой чудесный получился вечер! – промолвил Люмьер, глядя в глаза Белль. – А все благодаря тебе. Ты принесла надежду и оживление в этот мрачный замок. И не только для Чипа, хотя он и любит тебя, – для всех нас.

– Для большинства из вас, ты имеешь в виду,

– с досадой произнесла Белль. – Уверена, Чудовище не думает, что я принесла ему надежду или что– то еще.

– Но это не так! – горячо возразил Люмьер.

– Дружба с тобой важна для него. Поверь.

Белль покачала головой. Она подумала о том, как ей было легко с графиней и Анри.

– Но друзья общаются, Люмьер, – сказала она. – Они доверяют друт другу. Делятся секретами. И даже трудностями. Особенно трудностями.

– Иногда, Белль, трудности не высказать словами, – сказал Люмьер. – Но именно в такие моменты мы больше всего нуждаемся в друзьях.

– Люмьер! – раздался голос Плюметт из кухни. – Можешь подойти? Шапо открыл дверь, и ветер задул все свечи. Нам нужен твой огонь, чтобы снова их зажечь.

– Ну ни минуты покоя с ними! Спокойной ночи, Белль.

– Спокойной ночи, Люмьер.

Белль закрыла двери в столовую и поднялась к себе в спальню. Она умылась и облачилась в ночное платье, но вместо того, чтобы улечься в постель, присела на банкетку перед окном и уставилась в ночное небо. Никогда ее сердце так не рвалось на части. Люмьер сказал, что она небезразлична Чипу и остальным, что они счастливы с ней. Он сказал, что даже Чудовище ценит дружбу с ней и что она нужна ему. Но как это возможно? Все, что она делает, лишь раздражает или огорчает его. Сколько раз он просто уходил, когда разговор переставал ему нравиться? Сколько раз она ждала от него ответов, но в итоге вопросов становилось еще больше?

Этот Чудовище – он полон печали и терзается какой–то мукой, которую Белль не могла понять. Жизнь рядом с ним словно бесконечная зима за окном, и ни малейшей надежды на весну. Мор– талия обещала ей вечное лето. Люди там обворожительны. Жизнь прекрасна. Все прекрасно. Там графиня, Анри и профессор, и уж они точно хотят ей добра. И если задумка графини удастся, ее отец тоже окажется там. А ему она нужнее, чем кому бы то ни было. Белль смотрела, как за окном с темного неба валятся на землю крупные снежные хлопья. Если Белль с помощью графини покинет замок Чудовища, этим она разобьет сердце Чипа. И сердце миссис Поттс. Может быть, сердца остальных слуг. Может быть, даже сердце Чудовища. Но если она останется и упустит шанс воссоединиться с отцом, разобьется ее собственное сердце.

– Что я делаю? – прошептала она в темноту. Но темнота безмолвствовала.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ


Когсворт большим деревянным половником разливал на завтрак овсянку для Белль и Чудовища. Когда он наклонился к Белль, его рука дрогнула, скрипнула и застыла.

– Ох, святые угодники, это все мой расшатанный механизм! Надо бы смазать маслом.

Люмьер пытался раздуть огонь в камине. Услышав слова Когсворта, он обернулся. Шапо поспешил на помощь Когсворту, забрал половник из его руки и как следует натер маслом его сустав.

– Вот так значительно лучше. Спасибо, старина, – вздохнул Когсворт.

Он снова потянулся к половнику, полный решимости вернуться к своим обязанностям, но тут снова раздался ужасный скрип. Когсворт закряхтел и согнулся, схватившись руками за спину. Чудовище обеспокоенно взглянул сначала на Когсворта, потом на Люмьера. Он ожидал увидеть веселую усмешку на лице Люмьера или услышать очередное колкое замечание. Вместо этого глубочайшее сожаление отразилось в глазах слуги–канделябра. И сердце Чудовища заныло от боли. С каждым днем слугам становилось все хуже, он это видел. Скоро все их движения станут неуклюжими, а потом они разучатся ходить и разговаривать. Блеск их глаз угаснет. Они станут безжизненными канделябрами, часами, чашками и чайниками... и останутся ими навсегда.

– Мессир, подождите буквально минутку, мы сейчас, – сказал Люмьер.

– Старая боевая рана, – извиняющим тоном произнес Когсворт. – Получил в сражении при Хастенбеке, когда мы бок о бок с генералом Шевером должны были разогнать ганноверцев, но эти черти окопались...

– Не может быть! – воскликнул Люмьер. – Ступай на кухню, мон ами. Я уверен, Кюизиньер умирает от желания узнать, чем же кончилась эта история...

Чудовище проводил взглядом ковыляющего Когсворта и Люмьера, поддерживающего его под руку. Он посмотрел на Белль – заметила ли она? Но она уткнулась в свою тарелку, разглядывая кашу. Не ела, лишь вяло помешивала ее ложкой. Казалось, чужая боль еще больше вогнала Белль в ступор, хотя в обычной жизни ее апатия уже давно бы испарилась. Но сегодня что–то было не так. Чудовище это почувствовал.

– Белль, ты почему ничего не ешь? – спросил он. – Тебе нездоровится?

– Я в порядке, спасибо. Просто аппетита нет.

– Она натянуто улыбнулась и отложила ложку в сторону. – К тому же плохо спала прошлой ночью. Честно говоря, если ты не против, я бы пошла.

– Куда?

– В библиотеку.

– Может быть, вместо этого прогуляемся в окрестностях? Воздух такой свежий! Ты немного бледна, не заметила?

– Как бы я это заметила? – ответила Белль. – В замке нет ни одного зеркала.

– Это правда.

– Потому что ты все разбил.

Чудовище покряхтел.

– Тоже правда. По мне, книги лучше зеркал, – добавил он, пытаясь как–то поднять ей настроение.

– Зеркала лишь показывают, какие мы есть. Книги показывают, какими мы можем быть.

– Полностью согласна. Поэтому я и собираюсь в библиотеку.

– Но, Белль, слуги... они сказали, ты сидишь там целыми днями. Не думаешь ли, что нужно иногда прерываться? Так можно превратиться в отшельника и даже не заметить этого! Книги – это прекрасно, но ты не можешь жить чужой историей. Нужно жить своей.

В глазах Белль промелькнула боль. То, что она произнесла вслед за тем, второй раз за утро разбило его сердце:

– Ну а если мне не нравится моя история? Что тогда?


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ


Белль ждала, что Чудовище ответит. Он, как обычно, молчал. Осторожно он положил ложку на стол, отвел взгляд и закусил губу. Краска отхлынула от его лица, но он не произнес ни слова. Знакомое чувство досады пронзило Белль. Она убеждала себя, что совсем скоро ей станет не важно, захочет ли Чудовище вообще с ней разговаривать. Сегодня она покинет замок и уйдет в Страну Грез. Вполне вероятно, она уже не вернется оттуда. Она смотрела на того, с кем так отчаянно стремилась подружиться. Внезапная мысль пришла ей в голову – непременно нужно кое–что ему сказать, прежде чем она уйдет.

– Знаешь, один вопрос не дает мне покоя больше остальных. Помнишь ту ночь, когда ты нашел меня в Западном крыле? После того, как запретил мне там появляться?

Чудовище смотрел в окно. С самого утра разыгралась метель. Снова. Завывая, ветер гнал поземку по каменным плитам двора и швырял охапки снега в бойницы сторожевых башен.

– Ту ночь, когда ты сбежала? – наконец тихо спросил он. – И чуть не попала в лапы волков? Эту ночь? Да, я ее припоминаю.

– Тогда, если помнишь, волки и тебя чуть не убили. Тебе удалось их разогнать, но ты был сильно ранен. Мы с Филиппом отвезли тебя в замок.

– Белль, я все помню. Видишь ли, шрамы не дают забыть.

– Но вот чего ты не можешь помнить. Я смотрела на тебя, лежащего без сознания на земле. Кровь сочилась из твоих ран. И я почти решила тебя бросить. Потому что голос внутри меня кричал: «Беги!»

– Но ты не сбежала.

– Не смогла. Не смогла оставить тебя, беспомощного, истекающего кровью. Оставить умирать.

Чудовище отвернулся от окна и встретился с ней взглядом:

– Зачем это все, Белль? Зачем ты заставляешь нас заново переживать ту ужасную ночь?

– Потому что в ту ночь, хоть я не получила всех ответов, кое–что все–таки поняла. Хочешь узнать, что именно?

Чудовище тряхнул головой.

– Я поняла, что ты готов умереть за меня, а я не готова позволить тебе это сделать, – невесело усмехнулась она.

Воцарилась тишина. Она стояла между ними, словно стена, глухая и непроницаемая. Чудовище нарушил ее первым:

– У меня кое–что для тебя есть, Белль. Небольшая вещица. Я наткнулся на нее вчера вечером, когда разбирал ящик стола. Думаю, она тебе понравится.

– Ты уходишь от темы, – сказала Белль.

– Пытаюсь... – Он едва заметно улыбнулся.

– Что же это?

Чудовище поднялся, подошел к Белль, вытащил что–то из кармана и положил ей в ладонь. Стеклянное сердечко на золотой цепочке. Белль подняла его за цепочку, и оно, качаясь, засверкало прозрачными гранями, отражающими свет.

– Оно принадлежало моей матери, – сказал Чудовище.

– Очень красивое. Но я не могу его принять. Оно должно остаться в твоей семье. – Белль протянула ему украшение.

Но Чудовище покачал головой:

– Я хочу, чтобы оно было у тебя.

– Тогда поможешь мне его надеть?

Чудовище засмеялся.

– Боюсь, у меня не получится! – И он поднял свои огромные когтистые лапы.

Белль надела безделушку сама.

– Тебе очень идет, – промолвил Чудовище.

– Расскажи мне о своей маме.

– Она была умной. Красивой. Элегантной. А еще она была самым добрым созданием на земле, которое я когда–либо знал. – Он посмотрел на Белль. – Точнее, одним из них.

Взгляды Белль и Чудовища встретились.

– Что? Что это значит, Чудовище?

Он отвел взгляд.

– Знаю, знаю, – устало махнула рукой она. – Ты не можешь сказать.

Чудовище улыбнулся – это была самая печальная улыбка, которую Белль когда–либо видела на его лице.

– Только что я все тебе сказал, Белль.

– Не понимаю, –– нахмурилась она.

Чудовище кивнул на сердечко.

Белль опустила голову, разглядывая его, а когда подняла, Чудовище уже исчез. «Что все это значит?» Может быть, она что–то упустила в их разговоре? Он многого ей не говорил... Но сейчас – она вдруг отчетливо это поняла – есть слова, которые она сама никогда не сможет ему сказать.

– Прощай, – прошептала она, поднялась и направилась в библиотеку.


ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ


В этот раз Белль опередила Мушара. В одно мгновение она выскочила из кареты, прежде чем он успел спуститься с облучка. Перепрыгивая через ступеньку, она взлетела по лестнице летнего домика. Графиня поджидала ее в холле.

– Отец... он... – задыхаясь, начала Белль. Широкая улыбка графини была ответом. Белль прикрыла рот рукой и замотала головой, не в силах поверить. Отец был здесь. Он был здесь!

– Где он?

– Он сидел в беседке с карандашами и этюдником, но сейчас он, скорее всего, на террасе – любуется моими розами.

Белль бросилась через холл, но вдруг встала как вкопанная. В ее глазах заметалось беспокойство.

– Что такое, Белль? – спросила графиня.

– Я... немного боюсь, – ответила Белль. – Сейчас я увижу его, а потом... нам опять придется расстаться.

– Возможно, не придется, моя дорогая.

– Неужели это все–таки возможно?

– У меня почти получилось все устроить.

– Правда? Я смогу здесь остаться?

Белль подбежала к графине и схватила ее за руку:

– Госпожа, как; вы это сделали?

– Позже, дитя, позже. Беги к отцу, а потом я тебе все расскажу.

Белль отпустила ее и уже повернулась, но графиня легонько тронула ее за плечо:

– Еще минутку, дорогая...

– Что–то не так? – встревожилась Белль.

– Он не знает, что ты пришла. Я не стала ему говорить на случай... в общем, на случай, если ты вдруг передумаешь. Мне бы не хотелось его расстраивать. Просто сказала, что его ждет чудесное местечко. И ты будешь для него сюрпризом. Не удивляйся – возможно, он немного испугается. Будь с ним помягче.

Сердце Белль преисполнилось благодарности. Никогда не встречала она столь заботливого, бескорыстного, щедрого человека! Графиня отпустила Белль, но та, вместо того чтобы убежать, обвила руки вокруг ее шеи и поцеловала в щеку.

– Вы так добры, – прерывающимся голосом молвила Белль. – Ко мне, к отцу... Я никогда не смогу отблагодарить вас за все, что вы для нас сделали.

– Ступай, дорогая, – сказала графиня, высвобождаясь из ее объятий. – Иди к отцу. Он за теми дверями.

Она указала на стеклянные двери, за которыми виднелась терраса. Со счастливой улыбкой Белль взглянула на нее и скрылась за ними. Как только ее шаги стихли, в другом дверном проеме, ведущем вглубь дома, возникла чья–то фигура. К графине подошел Анри.

– Вы нашли правильный путь, – сказал он.

– Я его и не теряла... я его создала! – рассмеялась графиня. – Пусть побудут немного вдвоем, а потом сходи к ним. Ей нужно оставить в Стране Грез еще две вещи. Проследи, чтобы она это сделала. Не подведи меня.

Анри поклонился и покинул холл. Хищная улыбка скривила кроваво–красные губы графини, и ее зеленые глаза прищурились.


ГЛАВА СОРОКОВАЯ


Белль замерла, вцепившись в перила террасы. Совсем рядом, в паре метров, спиной к ней стоял ее отец. Он склонился к пышному кусту чайных роз, обвивающих террасу, и вдыхал их аромат. Белль не верила своим глазам. Неужели он и вправду здесь? Живой, настоящий... и здесь?

– Папа... – едва слышно позвала она.

Морис вздрогнул. Он медленно выпрямился и повернулся, озираясь вокруг. Графиня была права. Он постарел. От горя. От одиночества и тревог.

– Папа, я здесь! – крикнула она.

Морис обернулся. Его глаза отыскали ее, но ни радости, ни удивления в них не было. Лишь вежливое удивление, словно он не узнал ее. Разве она так сильно изменилась, пока они были в разлуке? Возможно, во всем виноват ее очередной модный наряд и изящная шляпка – «Страна Грез» вновь изменила ее одежду, хотя кристальное сердечко, подаренное Чудовищем, осталось на шее.

– Папа, это я... Белль, – чуть не плача, произнесла она, срывая с головы шляпку.

Морис заморгал.

– Белль? – тихо переспросил она. – Не может быть...

– О, папа! – Ее голос задрожал.

Лицо Мориса озарилось радостью, губы растянулись в улыбке.

– Белль, – промолвил он, – моя родная девочка. Это ты.


ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ


Позабыв, что она находится в поместье графини, что вокруг нее множество незнакомых людей, Белль бросилась к отцу и зарыдала в его объятиях. Морис крепко прижимал ее к груди, гладил по голове и успокаивал как мог.

– Тише, Белль, тише... все хорошо. Дай–ка мне тобой полюбоваться. – Он отстранил ее, держа за плечи. – Я уж думал, никогда тебя не увижу. Никогда. А теперь ты... стоишь прямо передо мной!

В его глазах светилась радость, и Белль тоже улыбнулась сквозь слезы. Смятение в ее груди улеглось. Она достала из кармана платок и вытерла слезы. Да, это ее отец.

– Как же я по тебе скучал, моя милая! – продолжал Морис. – И сейчас мне так отрадно видеть тебя! Как ты здесь оказалась? Ты сбежала?

Белль вспомнила: когда они виделись в последний раз, она находилась в той же самой темнице, где сидел отец, пока она не заняла его место.

– Он недолго держал меня взаперти, – сказала она. – Меня выпустил Люмьер, метрдотель замка. Сейчас я живу в отдельной комнате, и они ко мне очень хорошо относятся. У меня там друзья...

– Друзья? – Морис нахмурился. – В этом богом забытом месте? Они не друзья тебе, а надсмотрщики, и они опасны...

«Кто опасна, миссис Поттс? – подумала Белль.

– Или Плюметт?»

– Знаю, пап, возможно, они не показались тебе такими, но они в самом деле милейшие создания! – прервала его Белль. – Я так сильно привязалась к маленькой чайной чашке по имени Чип, и мы...

Но он не слушал.

– Этот зверь одевается, как человек, но ведет себя как животное, готовое наброситься на любого, – продолжал он. – Даже на мгновение нельзя допустить мысль, что он и его приспешники могут быть твоими друзьями!

Резкие слова отца удивили ее. Обычно он не отличался предвзятостью, всегда широко мыслил и был готов выслушать чужую точку зрения, даже если она была абсолютно противоположной.

– Поначалу я боялась Чудовища, – кивнула она. – Но мы общаемся, и он сделал мне столько приятных сюрпризов! Он может быть по– настоящему добрым.

Морис пропустил ее слова мимо ушей:

– Он до смерти тебя напутал, Белль. Это же очевидно. Ты говоришь о нем хорошо только из опасения, что всё может обернуться еще хуже.

Еще минуту назад Белль почти ненавидела Чудовище за то, что сначала тот пленил отца, а потом ее, но теперь она чувствовала, что должна его защитить. Эта перемена смутила ее. Разум говорил, что только сумасшедший будет пытаться оправдать его поступки, но сердце Белль видело дальше разума.

– Папа, помнишь Андрокла?

– Конечно. Наш... э–э–э, сосед.

– Сосед? – Белль заморгала и уставилась на него.

Пожалуй, графиня действительно была права.

Он сильно постарел. Попасть в темницу, а потом потерять единственную дочь – такие потрясения кого хочешь сведут с ума.

– Нет, папа, – мягко сказала она. – Андрокл из басни Эзопа. Помнишь, мы читали ее на ночь?

– Да–да, конечно, – поспешно ответил Морис.

– Чудовище совсем как тот лев с шипом внутри.

– Ты видела у него шип?

– Шип в его сердце, папа. С ним произошло что–то ужасное.

Но Морис был явно не в том настроении, чтобы проявлять снисходительность.

– Почему мы вообще тратим время на разговоры о Чудовище? – воскликнул он. – Мне совершенно нет до него дела. Я волнуюсь только о тебе! Лучше расскажи, как ты здесь очутилась? Как познакомилась с графиней?

Белль рассказала об обстоятельствах, что привели ее в Страну Грез.

– Говоришь, волшебная книга? – переспросил Морис.

– Да, графиня положила ее туда, где я могла ее найти. Она узнала, что с нами случилось. Она хочет нам помочь. Ведь она знала мою мать... так она мне сказала.

Воинственный настрой Мориса исчез, взгляд потеплел и стал мечтательным, как бывало всегда при упоминании его жены.

– Это очень на нее похоже, – сказал он. – Добрейшей души человек. Всегда такой была. Вот уж здесь, в ее поместье, я спокойно могу сорвать для своей дочки розу, и меня не схватят и не бросят в темницу!

С этими словами он протянул ей душистый белый цветок. Белль с наслаждением вдохнула его аромат, но тут заметила темные капельки на лепестках.

– Ой, папа, у тебя кровь! – воскликнула она, схватив его за руку. – Ты, должно быть, укололся шипом.

– Пустяки, пройдет, – ответил Морис, но капли темной, почти черной крови стекали на землю.

Белль все еще сжимала в руке платок.

– Давай палец, – сказала она. – Нужно перебинтовать.

Она осторожно обвернула ранку платком. Руки Мориса были холодны, как лед.

– Ты совсем замерз! – воскликнула она, пытаясь согреть их растиранием.

Холодные ладони, неуклюжие движения, его забывчивость – все это не на шутку встревожило Белль.

– Папа, кто же заботился о тебе все это время? – с горечью спросила она. – Ты принимал рыбий жир? А окно на ночь не забывал закрывать? Знаешь же, какие у нас сквозняки...

– Со мной все в порядке, Белль, – ободряюще заверил он ее. –А вот о тебе я беспокоюсь. Не хочу, чтобы ты возвращалась в замок Чудовища. Надо что–то придумать, чтобы ты осталась здесь.

– Мадемуазель Белль! – вдруг раздался чей–то радостный голос. – Ты ли это?

Быстрым шагом к ним направлялся улыбающийся Анри.


ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ


– Рад снова видеть тебя. – Анри поклонился Белль.

– И я рада, – просияла Белль. – Анри, позволь познакомить тебя с моим отцом, Морисом. Папа, это мой друг, герцог де Шоз-Пассе.

– Это честь для меня познакомиться с вами, сэр, – сказал Анри, снова кланяясь.

– Честь и для меня, молодой человек, – ответил Морис.

– Графиня высоко ценит ваше мастерство, – продолжал Анри. – Каждый раз, когда я приезжаю, она показывает мне ваши шкатулки, чтобы вызвать у меня чувство жгучей зависти. Могу вас заверить, ей это удается! Надеюсь, мне удастся приобрести одну из ваших чудесных поделок?

Морис зарделся от удовольствия и расплылся в улыбке. Белль мысленно поблагодарила Анри за комплименты ее отцу.

– Морис! Вижу, ты познакомился с нашим герцогом! – с этими словами графиня поднялась на террасу.

Морис вытянулся в струнку, завидев ее.

– Верно! Чудесный молодой человек! – сказал он.

– Госпожа графиня, вы совершили непростительную ошибку, пригласив меня сегодня, – насмешливо заявил Анри. – Мы с месье Морисом договорились: я покупаю его следующую шкатулку.

– Ты просто неблагодарный нахал! – Графиня легонько шлепнула Анри веером по руке, затем взяла Мориса под руку. – Идемте! Вернемся в беседку. Мушар принесет нам угощение. И Морис, я сделаю все, чтобы ты передумал относительно того, кому продать очередную твою шкатулку. – Графиня склонилась к его уху и громко прошептала: – Заплачу вдвое больше!

– Нечестно! – запротестовал Анри.

– Мальчик мой, в любви и на войне все способы хороши. Ну, и в приобретении музыкальных шкатулок тоже, – подмигнула графиня.

Анри улыбнулся и протянул руку Белль.

– Тебе нужно кое–что знать о нашей дорогой графине, – сказал он. – Она ненавидит проигрывать.


ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ


– Ну и теплынь сегодня! – произнес Морис.

– Выпей еще лимонаду, папа, – сказала Белль, подливая в его стакан освежающий напиток из кувшина, стоявшего на столе. Затем она поправила подушку за его спиной. Она все никак не могла успокоиться и суетилась вокруг отца, то и дело спрашивая, удобно ли ему, прохладно ли, не голоден ли, не хочет ли пить...

– Ты слишком добра, Белль, – сказал он, пожимая ей руку.

– Что ты, пап, пустяки.

Они сидели в тенистой беседке. Время летело незаметно – уже перевалило за полдень. Морис отложил этюдник, графиня обмахивалась веером, Анри читал вслух сонеты Шекспира.

Беседка была окружена вишневыми деревьями, а где–то совсем рядом журчал ручей. Мушар шнырял неподалеку, вынюхивая насекомых, готовый прихлопнуть любого залетного жука или паука.

– Мушар! Брось там свои поиски и сходи за бутербродами! – приказала графиня.

Анри захлопнул книгу, а Морис потянулся к этюднику.

– Отличная мысль, госпожа, – сказал он. – От этого чтения так есть захотелось! Может, заодно набрать вишен?

– Было бы неплохо, месье Анри. Но во что ты их соберешь?

– Возьми мою шляпу, – сказал Морис, не отрываясь от рисунка. Он машинально схватил с соседнего стула шелковую шляпку графини и протянул ее Анри.

– Сэр, графиня вздернет меня на ближайшем дереве, если я посмею набрать вишен вот в это! – замотал головой Анри.

Морис поднял глаза и уставился на предмет в своей руке:

– Ну и дела! Откуда она взялась? А моя где?

– У тебя на голове, – ласково произнесла Белль.

Она сняла с него широкополую шляпу с пером и поцеловала в макушку. Морис улыбнулся и склонился обратно к рисунку.

– Белль, хочешь прогуляться? – спросил Анри.

– Спасибо, я посижу здесь, – ответила она.

– Ладно тебе, Белль, пройдись немного, – сказал Морис. – Со мной все будет в порядке.

– Конечно, дорогая, прогуляйся, – быстро подхватила графиня. – А я с него глаз не спущу.

– Ну, если ты уверен... – Белль посмотрела на отца.

Он кивнул. Анри и Белль вышли из беседки и углубились в рощицу вишневых деревьев. Анри молчал. Это было необычно, и Белль не преминула сказать ему об этом.

– Ах, Белль, ты же хорошо меня знаешь! Если я молчу, значит, пытаюсь придумать, как сказать то, что мне нужно сказать.

Белль искоса глянула на него:

– Что ты имеешь в виду?

– Видишь ли... мне нужно вернуться домой. В мое герцогство на севере. Там случилась беда. Какой–то мор напал на посевы и уничтожает их. Нужно это остановить, иначе мы потеряем урожай, и все мои крестьяне, весь наш скот будут голодать.

– Анри, это ужасно. Мне так жаль... Когда ты должен уехать?

– Сегодня вечером.

– Так скоро? – опечалилась Белль.

Анри кивнул. Они остановились посреди сада.

– Белль... – Он взял ее за руку. – Могу я тебя кое о чем попросить?

– О чем угодно, Анри.

Он взглянул на нее – в его глазах светилась мольба.

– Дружба с тобой так много для меня значит. Я никогда не встречал человека, который был бы столь же внимательным и отзывчивым, как ты. С которым я мог бы так же просто и свободно беседовать. Мне бы хотелось иметь что–нибудь на память о тебе, пока я буду далеко...

– Конечно, Анри, – сказала Белль.

Она оглядела себя: чудесное летнее платьице, шелковые туфельки, шляпка... не может же она дать Анри на память туфлю!

– Но у меня совсем ничего нет, – обескураженно промолвила она.

Взгляд Анри упал на ее шею и сверкающее сердечко на цепочке.

– Наши сердца – мое, графини и всех остальных в Стране Грез – принадлежат тебе, Белль. Могу ли я быть столь самонадеянным, чтобы попросить твое?

Белль замялась. Это был подарок Чудовища. Оно принадлежало его матери, и Белль не хотела с ним расставаться. Даже будучи обыкновенной стекляшкой, оно было бесценно.

– Я сохраню его и верну тебе, когда приеду в следующий раз, – уговаривал ее Анри.

– Не могу, – покачала головой она. – Это подарок одного... одного...

«Кого? – подумала Белль. – Чудовище – кто он для меня? Я бы хотела, чтобы он был мне другом. Иногда мне казалось, что и он этого хочет. Но я ошибалась».

– Того, кто что–то для тебя значит? – подсказал Анри.

– Да, – вздохнула Белль. Ей придется довольствоваться таким определением. Отныне и навсегда.

– Понимаю, – промолвил Анри, не в силах скрыть разочарование. Он тотчас улыбнулся, чтобы не подать виду, но Белль заметила.

– Может быть, у меня найдется что–нибудь другое?

Она сунула руки в карманы. В правом обнаружились маленькие ножницы, которые ей дала та сумасшедшая. Она совсем про них забыла и решила было отдать Анри, но подумала, что это будет не очень удачный сувенир. В левом кармане звякнули монеты – те самые, что она пыталась отдать месье Трюке на площади в Пале–Рояль.

– У меня есть су. – Она вынула монету. – Немного странно, хотя и для меня эта монетка была сувениром – напоминанием о доме и об отце.

– То, что надо! – оживился Анри. – Она такая маленькая, что я всюду смогу носить ее с собой.

– Держи, – сказала Белль. И отдала ему монету.

– Спасибо тебе большое!

Анри взял ее. Положил в карман. И в этот момент что–то треснуло. По красивым, гладким щекам Анри вдруг прошли две глубокие трещины.


ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ


Глаза Белль расширились от ужаса.

– Анри, что с тобой? Твое... твое лицо!

Она протянула руку и с опаской прикоснулась к его щеке. Вокруг рта обозначились глубокие надрезы, и челюсть Анри неожиданно отвалилась.

– Ха. Ха. Ха, – уставившись в одну точку, произнес он. – Ха. Ха. Ха.

Белль вскрикнула и бросилась прочь. Дергаясь и судорожно переставляя ноги, Анри двинулся вслед за ней.

– Госпожа графиня! Папа! – кричала она. – Скорее сюда! С Анри беда!

Заслышав ее крик, графиня поднялась и, шурша юбками, вышла из беседки. Ее гости застыли на своих местах – среди деревьев, у ручья, на лужайках. Страшный грохот послышался со стороны беседки, и Белль вздрогнула. Высокая развесистая смоковница в терракотовом горшке рухнула на землю. Но когда Белль подбежала ближе, она увидела, что никакой смоковницы нет и в помине, а на земле лежит лишь разрисованный каркас дерева. Белль ошарашенно озиралась вокруг.

– Что здесь происходит? – прошептала она, и слезы выступили у нее на глазах.

– Девочка моя, что не так?

Это графиня. Какое счастье! Белль поспешно утерла слезы.

– Не знаю, но что–то явно пошло не так. Взгляните на Анри. – Ее голос дрожал. – Нужно уходить. Прямо сейчас. Страна Грез... она не то, чем кажется! Она рушится. Где мой папа? Нужно позвать его и вернуться в реальность!

– Мне так жаль, моя дорогая, мне искренне жаль. Но пути назад нет. Его нет для тебя.

– То есть как? – смутилась Белль. – Что вы имеете в виду?

– Ты же съела здесь три лакомства, так? – улыбнулась графиня.

– Разве? – Белль лихорадочно пыталась вспомнить, что и когда она ела и какое это вообще может иметь значение.

– Пирожное «макарони» на балу, – подсказала графиня.

– Тарталетка в Пале–Рояль, – прошептала Белль.

– Что же было третьим? – Графиня наморщила лоб. – Вспомнила! Груша!

Белль охватила паника. Графиня – ее друг, разве нет? Почему же она пытается загнать ее в ловушку?

– А еще ты оставила здесь три вещи, – продолжила графиня. – Так что теперь ты навсегда останешься в Стране Грез. Таковы правила.

– Постойте, я ничего вам не давала! – решительно заявила Белль.

Анри неуклюже качнулся вперед. Белое, как у клоуна, лицо, зубы из мелких кусочков фарфора, яркий сюртук весь в заплатках – теперь Белль увидела, что обаятельный и остроумный молодой человек, который почти вскружил ей голову, на самом деле всего лишь ярмарочная марионетка. Он показывал су, которое она ему дала, ухмыляясь, цокая языком и грозя деревянным пальцем.

Дурнота подступила к горлу Белль, в сердце заполз страх. Она собралась с силами – нельзя поддаваться панике, нужно сохранять спокойствие.

– Это лишь одна монетка. – Она повернулась к графине. – Вы говорили о трех вещах.

– Все правильно. Вот вторая.

Она подняла руку. На запястье красовался браслет из прядей волос – каштановых волос. Прядки были сплетены в тонкую косичку и скреплены золотой застежкой.

– Это не мое, – покачала головой Белль. – Я не могла вам это отдать, потому что первый раз в жизни вижу эту вещь.

– Тем не менее я получила ее именно от тебя. Это твои волосы, запутавшиеся в моем кольце тогда, на балу. Не помнишь?

Сердце Белль похолодело.

– Пусть так. Все равно это лишь две вещи.

– Морис! – позвала графиня.

Из беседки вышел отец Белль.

– Папа... – с облегчением выдохнула она.

Уж отец точно знает, как выбраться отсюда, и спасет их! Морис улыбнулся ей. В нагрудном кармане его сюртука торчал платок. Он достал его и протянул графине. Белль увидела на нем пятна и узнала собственный платок – тот самый, которым она перевязала палец отца, когда он укололся шипом розы.

– Вот теперь три, – сказал он.

– Папа... что ты делаешь? Я... я не понимаю...

Ее предал родной отец? Она отказывалась в это поверить. Морис не ответил. Он замер с вытянутой рукой, опустив голову. Неожиданно его волосы сползли с головы и упали на траву. Белль уставилась на лысый череп.

– Мушар! – крикнула графиня.

Слуга не замедлил явиться. В его руках был большой бронзовый ключ. Он походил на те, которыми заводят каминные часы, только значительно больше.

Мушар вставил ключ в спину Мориса и несколько раз повернул. Морис выпрямился. Белль с ужасом увидела, что ничего общего с ее отцом это создание не имело.

– Король Отто! – воскликнула она. – Механический манекен из Пале–Рояль!

Манекен сунул платок в карман, поднял парик с травы и нахлобучил обратно на голову.

– Он совсем не похож на моего отца! Как я могла поверить, что это он?

– Внешность может быть обманчива, – ехидно заметила графиня. – Результат особенно поразителен, если превращать марионетку в благородного герцога или делать камердинера из грифа, а не создавать их из ничего. Это экономит мне магию, знаешь ли.

– Так все это магия... то есть иллюзия?

– Безусловно! Как любая хорошая книга, – графиня усмехнулась. – Белль, ты же это знаешь и так.

– Но мне она казалась настоящей!

– Потому что ты этого хотела. А сейчас ты сама уже стала частью истории. Страна Грез держит тебя, и ты не сможешь уйти, как я и говорила.

Она кивнула на руки Белль. Та взглянула на свои ладони: сквозь тонкую кожу начали проступать слова, словно она стала книжной страницей.

– Прекратите! Умоляю вас!

– Слишком поздно. «Страна Грез» пишет конец истории. Твой конец, Белль.

Белль задрожала всем телом.

– Почему? – едва не выкрикнула она. – Почему вы это сделали?

– Потому что я заключила пари. И я ненавижу проигрывать.

– Моя жизнь для вас всего лишь игра?

– У тебя был шанс все понять. Я оставила столько подсказок! Черные платья, косы на моем гербе. Аид и Персефона на воротах. Нет? Ах, ну да, люди любят отрицать очевидное. Особенно когда приходят ко мне.

– Так в чем же заключалось ваше пари?

– Смерть всегда побеждает любовь.

– И с кем вы поспорили?

– С самой Любовью, конечно. Скажи спасибо, что она обошла тебя стороной. Она не знает пощады. Она неимоверно жестока.

– Более жестока, чем вы? – спросила Белль.

Графиня склонила голову. Она притронулась к стеклянному сердцу на шее Белль.

– Ты же совсем ничего не понимаешь, дитя мое, – произнесла она. – Любить, по–настоящему любить другого человека не дано малодушным и слабым. Я видела, как муж вытирает лоб своей жены, страдающей чумой, совершенно не опасаясь, что сам заболеет. Видела, как мать убийцы рыдает перед виселицей, а голодный мальчишка отдает последний кусок хлеба сестре. Любовь настолько сильна и ужасна, что путает даже меня. Меня, Белль. Ту, что гуляет по полям сражений и больницам и распивает чай с палачами.

В душе Белль поднимались злость и бунт, придя на место страха. Она подумала об отце. Вспомнила Чипа, Люмьера, миссис Поттс. И Чудовище.

– Любовь все еще может выиграть пари, – дерзко заявила она. – И выиграет! Я не собираюсь здесь задерживаться.

– Вряд ли, девочка моя, – с притворным сожалением произнесла графиня. – Ты можешь не волноваться, ждать осталось недолго.

– Я выберусь из Страны Грез, вот увидите, – не сдавалась Белль. – Я найду способ.

– Знаешь, мне даже немного жаль, что наша игра была такой короткой, – призналась графиня.

– Ты крепкий орешек – пожертвовала собственной свободой ради того, чтобы отец вернул себе свою. Это похвально. Даже смело. Впрочем, любить того, кто совершает лишь правильные поступки, довольно легко, согласна? Любить того, кто доставляет неприятности, все–таки немного труднее.

В этот момент на перила беседки опустился огромный черный гриф. Он расправил крылья и пронзительно крикнул.

– Иду, Мушар. – Графиня повернулась к Белль. – Прощай, моя дорогая. Я наслаждалась нашей игрой, но теперь меня ждет работа. Мне пора вернуться в особняк и собираться в дорогу. Уезжаю на рассвете. Меня ждут войны, эпидемии, голод – все как обычно. – Она игриво улыбнулась. – На меня большой спрос!

Она повернулась и зашагала в сторону сада, а Мушар принялся описывать над ней круги. Напоследок графиня обернулась.

– Не злись на меня, Белль, – сказала она.

– В конце концов, я дала тебе то, что ты хотела – возможность сбежать из замка Чудовища. Тебе совсем необязательно туда возвращаться. И клятву свою ты тоже не нарушила. Я сделала это за тебя. Ведь я та, кто избавляет людей от всех клятв и обещаний.

Несмотря на солнечный день, за вишневыми деревьями клубилась вязкая темнота. Графиня шагнула ей навстречу, и этот непроглядный мрак поглотил ее.


ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ


Белль чувствовала, что задыхается. Страх сковал ее, сердце готово было выскочить из груди. Она жадно ловила ртом воздух.

«Я умру здесь, – думала она. – Отец, Чудовище, Люмьер, все остальные...они даже не узнают, что со мной случилось».

«Ты непременно умрешь, если ничего не предпримешь! – сказал голос в ее голове. – Дыши. Вдох–выдох, вдох–выдох. Вот так».

Постепенно дыхание пришло в норму.

«Хорошо. Итак, ты застряла здесь. Теперь думай, Белль. Хорошенько думай».

– Я сама пришла в «Страну Грез», – сказала Белль вслух. – Значит, смогу и уйти. Но как?

«Может быть, тем же путем?»

– Ну, конечно! Книга! Ворота в этот мир!

Ей нужно вернуться к шато, но на этот раз никакой кареты не будет. Придется идти пешком, путь неблизкий, но она справится. Роскошный наряд, шляпка и шелковые туфельки снова превратились в старенькое голубое платье и грубые ботинки.

Белль приободрилась. Теперь осталось найти дорогу, ведущую к особняку. Она огляделась вокруг.

Из–за пережитого она не сразу разглядела, как изменилась Страна Грез. Теперь она видела, что вместо беседки торчит покосившийся курятник; летний домик, напоминавший миниатюрный дворец, оказался заброшенным.

Поломанные ставни свисали с окон, по растрескавшимся стенам полз плющ, захватывая все на своем пути, сквозь половицы на террасе пробивались сорняки.

Бывшие гости графини – механические куклы, марионетки и манекены – бесцельно бродили по лужайкам и тропинкам.

Некоторые забрели в кусты и беспомощно дергались, застряв в зарослях. Один угодил в ручей. Другой со всего размаху врезался в дерево и лишился головы – она скатилась в траву и теперь лежала, вращая глазами, пока туловище блуждало поблизости, беспомощно размахивая руками.

За ручьем росли хилые кривые деревца. Их шишковатые темные стволы образовали узкий проход, ведущий на открытое пространство.

Вдалеке виднелись высокие деревья, Белль они показались знакомыми. Приложив руку козырьком ко лбу, она старалась их разглядеть.

– Каштаны! – воскликнула она. – Я видела их из окна кареты! Это же дорога к особняку!

Быстрым шагом она поспешила к аллее, а потом бросилась бежать. Внезапно бесцельно слонявшиеся куклы, манекены и марионетки повернули головы в ее сторону, ища глазами беглянку. Бряцая и громыхая, они двинулись ей наперерез, преграждая путь к спасению.

Белль попыталась обойти толпу стороной, но их было слишком много. Они окружили ее, шаг за шагом приближаясь и оттесняя к летнему домику.

– Пустите! Дайте пройти! Прочь с дороги! – кричала Белль, распихивая кукол. Она повалила одного манекена на землю, оттолкнула другого, третьего...

Вдруг откуда–то из самой середины толпы навстречу Белль вышел Анри.

Он смотрел на нее холодными, безжизненными стеклянными глазами, в которых больше не было ни теплоты, ни озорства.

– Анри, пожалуйста...пропусти меня, – попросила его Белль.

Голова Анри качалась из стороны в сторону, веки бессмысленно хлопали. Потеряв терпение, Белль шагнула вперед.

Рука Анри внезапно взлетела вверх, словно кто– то дернул ее за невидимую нитку, и Белль увидела сверкнувший меч. Она не была уверена, что меч настоящий, скорее, он напоминал деревянную палку, покрытую серебряной краской, но все равно выглядел угрожающе.

– Анри, – твердым голосом сказала она. – Отойди.

Он бросился на нее, едва не задев острием меча горло девушки.

Вскрикнув, Белль отшатнулась и попятилась назад. Летний домик был всего в паре шагов за ее спиной. Не раздумывая, Белль побежала к нему.

Как только она оказалась внутри, тяжелые двери со зловещим грохотом захлопнулись за ней.


ГЛАВА СОРОК ШЕСТАЯ


Хай перистасис эйсин хай тууш андрас деикниуса , – по слогам читал Чудовище, осторожно водя лапой по куску древнего пергамента.

Почесав затылок, он нахмурился.

– Трудности – это вещи... – медленно начал он. Затем обмакнул перо в чернила и записал слова на листе бумаги.

– Трудности – это вещи... Кажется, понятно! Трудности раскрывают истинную природу людей!

Вдруг возле двери раздался громкий шепот:

– Мы должны ему сказать!

Чудовище вздрогнул и выронил перо, разбрызгав чернила по всему листу.

– Конечно! – продолжали шептаться у двери. – Вот сам ему и скажи!

– Но почему я, а не ты?

Чудовище поднял глаза от пергамента. В дверном проеме на полу шевелились три тени.

– Он не велел его беспокоить!

– Но это важно!

– Правильно. Он бы сам захотел узнать.

– Так скажи ему!

– Сам скажи!

– Нет, ты!

– Нет, ты!

Чудовище прикрыл глаза и потер виски. Переводить древнегреческого философа Эпиктета и в тишине–то было нелегко, а уж когда за дверью спорят упрямый чайник, громыхающий канделябр и вспыльчивые часы – и подавно.

– Тихо! Господин работает! – это шепот Когсворта, такой громкий, что он мог бы с успехом командовать кавалерией. – Нельзя его отвлекать!

Чудовище открыл глаза.

– Уже поздно, – сказал он. – Входи, Когсворт. И вы, миссис Поттс и Люмьер.

Трое слуг тихо вошли, мрачно поглядывая друг на друга.

– В чем дело? – спросил Чудовище, промокая кляксы.

– Мы не знаем, – промолвила миссис Поттс.

– Вы не знаете? – удивился Чудовище.

– Это все Белль, – сказал Люмьер. – Она в библиотеке...

– Белль всегда в библиотеке, – буркнул Чудовище. – Почему эго вдруг стало чем–то необычным?

– Просто, похоже, сейчас ее там нет, – ответил Когсворт.

И трое заговорили одновременно.

– Мы точно не знаем, там ли она, – произнес Люмьер.

– Как и не знаем точно, что ее там нет, – добавил Когсворт.

– Но сырные лепешки остались! – совершенно неожиданно заключила миссис Поттс.

Чудовище поднял лапы.

– Пусть скажет кто–нибудь один, пожалуйста! Спокойно, медленно и, главное, внятно.

Миссис Поттс глубоко вздохнула.

– Мы не видели ее с самого завтрака, хозяин, а сейчас уже шесть вечера, – сказала она. – Она не спускалась на обед, как обычно.

– Я тоже не спускался. Может быть, она так же увлечена чтением, как я переводом.

– На нее непохоже. Она всегда обедает, особенно если Кюизиньер готовит ее любимые сырные лепешки, – покачала головой миссис Поттс. – Когда Белль не пришла, я решила отнести ей еду в библиотеку, но мне никто не открыл дверь, хоть я и стучалась, и звала ее...

– Наверное, она не слышала. Надо было просто войти и оставить поднос.

– Хозяин, так я и хотела сделать. Пыталась открыть дверь. Но не смогла – она заперта!

– Это еще почему? – удивился Чудовище. – Двери в библиотеку никогда не запирались.

– Не знаю, хозяин. Поэтому мы и пришли к вам. Мы волнуемся. Белль сама не своя в последнее время.

Чудовище забеспокоился.

– Это все Шекспир виноват, – пробубнил Когсворт. – У нее совсем в голове помутилось от этого бесконечного чтения. Держу пари, она сейчас лежит без сознания на полу с открытым томиком «Ромео и Джульетты» рядом.

Миссис Поттс нахмурилась.

– А еще, я слышал, у некоторых людей бывает смертельная аллергия на типографскую краску, – продолжал Когсворт. – Так что в этот момент, возможно, последний вздох слетает с ее губ.

Миссис Поттс побледнела.

– Дружище, это ты зря, – Люмьер указал глазами на дрожащую миссис Поттс.

Но Когсворт его не слышал и продолжал.

– Или ещё хуже, на нее упал книжный шкаф и раздавил всмятку...

Миссис Поттс начала шмыгать носом.

– Случилось что–то ужасное! Я чувствую! – заголосила она. – Белль никогда бы не отказалась от сырных лепешек!

– Ну все, прощай, Эпиктет, – вздохнул Чудовище.

Он был уверен, что беспокоиться совершенно не о чем. Но он также был уверен и в том, что никто в замке не приступит к работе, пока миссис Поттс, Люмьер и Когсворт не убедятся воочию, что с Белль все в порядке.

– Наверняка она свернулась в кресле возле камина и спит себе с книжкой на коленях, – заявил Чудовище. – Если и есть в замке место, где мы можем за нее не волноваться, так это наша библиотека.

Он вышел из-за стола.

– За мной!

Слуги поспешили за Чудовищем в библиотеку. Чип, Фру–фру и Плюметт, услышав их голоса, тоже примчались туда. Чудовище нажал на ручку двери – действительно, было заперто.

– Белль! – позвал он и несильно постучал.

Она не ответила.

Шерсть на загривке Чудовища встала дыбом. Неужели слуги правы? Белль была такой бледной за завтраком...

Вдруг она действительно потеряла сознание?

– Белль! – взревел Чудовище, молотя в дверь. – Ты там?!

Никто не ответил.

За дверью стояла тишина.


ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ


Белль сидела, обняв колени, на полусгнившем подоконнике в комнате на втором этаже летнего домика. Толпы кукол и марионеток остались внизу. Они ввалились следом за ней в холл, но подняться по лестнице не смогли. Хотя кое–кто из них и доковылял до половины пути, но, не удержавшись, опрокинулся через перила; другие, столкнувшись, устроили кучу малу ещё на нижних ступеньках.

И все же они не сдавались. Услышав грохот и треск, Белль нервно взглянула на дверь. Девушка бесстрашно бросила в лицо графине, что вырвется из Страны Грез. Только вот как, если она не может вырваться даже из летнего домика.

Тяжело вздохнув, она выглянула в окно.

Обманная красота Страны Грез постепенно улетучивалась. Чары графини, превратившие ее в райский уголок, рассеивались. Зеленые холмы и цветущие лужайки ее поместья были всего лишь нарисованными декорациями, ручей – высохшей канавой.

Сама Белль тоже угасала.

Ее платье ярко–голубого цвета выцвело, коричневые ботинки были в пыли. И только буквы на коже проступали все отчетливее. Они покрывали теперь не только ладони, но и запястья, быстро появляясь и чернея.

– Графиня права. Я останусь здесь навсегда и умру, – прошептала Белль.

В комнату залетела муха и принялась кружить вокруг Белль. Назойливое жужжание сводило с ума. Белль попыталась прихлопнуть муху, но застыла в удивлении.

Не спуская глаз с мухи, она неловко соскользнула с подоконника. В угасающих глазах вновь появился огонек. Насекомое показалось ей ужасно знакомым.

– Люцианос, – робко позвала она.

Жук пытался ей помочь. Дважды. И оба раза она его не послушала. Но сейчас она не будет такой легкомысленной.

– Люцианос, где ты? – чуть громче произнесла она.

Молчание.

– Прости меня! Ты был прав тогда!

Белль всматривалась в обветшалые стены и потрескавшиеся оконные рамы.

– Я не хочу здесь погибнуть! Не хочу, чтобы Смерть выиграла! Помоги мне, прошу тебя!

Белль вертела головой, прислушиваясь.

– Бесполезно...

Но тут вдалеке послышалось знакомое жужжание, и спустя минуту большой рогатый жук с гудением влетел в окно и приземлился возле нее.

– Люцианос! – радостно воскликнула Белль.

– Он самый, – отряхиваясь, ответил жук и аккуратно сложил крылья. В этот момент на подоконник вскарабкалась Арана. Они переглянулись.

– Должен сказать, ты попала в ужасную передрягу! – заявил Люцианос.

Арана что–то прошипела, указывая лапкой на Белль.

– Да–да, Арана, – нетерпеливо кивнул жук, – я в этом полностью уверен. Она именно та девушка, что видит сердцем.

Все восемь глаз паучихи округлились от удивления. Она снова пренебрежительно зашипела, а затем скрестила две лапки и покачала головой, неодобрительно глядя на Белль.

Та съежилась под ее взглядом и боязливо спросила:

– Что она говорит?

– Говорит, твоему сердцу не помешали бы очки.

– Я совершила ошибку, Люцианос. Ужасную ошибку.

– Это мягко сказано, дорогая моя.

– Я ничего не видела дальше своего носа. Страна Грез казалась такой красивой и чарующей, а графиня и Анри были так добры и говорили лишь то, что я хотела слышать. Но еще сильнее я хотела увидеть отца! И поверила бы любому, кто пообещал бы мне встречу с ним.

Белль зажмурилась, но слезы все равно брызнули у нее из глаз.

– Что же я наделала! – всхлипнув, промолвила она. – Да, я хотела сбежать. Из замка Чудовища. Из своей жизни. А сейчас все, что я хочу, – оказаться дома. Но где мой дом теперь? Я не знаю...

Она зарыдала.

– Даже если я смогу выбраться отсюда, куда мне идти? Где он, Люцианос? Где мой дом?

Жук вздохнул. Он подлетел к Белль и тронул лапкой стеклянное сердце на цепочке.

– Посмотри сюда. Это сердце. Твое сердце. Вот твой дом, глупая девчонка! Дом там, где твои близкие. В тех местах, где ты любишь бывать. Там, где хранятся твои любимые вещи. Дом в твоей памяти. Ты всюду носишь его с собой. Теперь тебе понятно?

Белль закрыла глаза. Слова Люцианоса вихрем кружились в ее голове. Она представила своего отца. Вспомнила его музыкальные шкатулки и книги. Вспомнила, как гладит морду Филиппа, а тот шумно фыркает. Вспомнила аромат роз в саду, звон церковного колокола и журчание воды в фонтане на площади Вилльнёва. И многое другое. Рассвет над заснеженной равниной, смех Чипа, подтрунивание Люмьера над Когсвортом, добродушную улыбку миссис Поттс. Замерзшее озеро и Чудовище на коньках.

– Теперь понятно, – выдохнула она, распахивая глаза.

– Мы все совершаем ошибки, – сказал Люцианос. – Но опасны не они. Опасно то, что они с нами делают.

– Что же это?

– Они заставляют нас поверить в то, что ничего уже не исправить. Они лишают нас надежды. Они вынуждают нас сдаться.

Жук в упор посмотрел на Белль.

Она утерла слезы.

– Я хочу выбраться отсюда. Ты поможешь?

– Боюсь, это будет не так–то просто.

– Почему? Что это за место? Одна большая иллюзия?

– Страна Грез гораздо больше, чем просто иллюзия, дитя. Она вполне реальна.

– Но графиня говорила...

– Она лгала. Многое из того, что ты здесь видела – развалины домов, глухие чащи, механические куклы, марионетки – было заколдовано, чтобы сбить тебя с толку. Но сама Страна Грез – это ее царство. Царство Смерти. Воплощение хаоса, разрухи и тлена.

Дрожь прошла по телу Белль, но она быстро взяла себя в руки. Люцианос подметил это.

– Так–то лучше! А сейчас давай подумаем, как тебя вызволить из этой беды. Нам понадобится смелость, быстрота и сообразительность, ведь против нас вся эта толпа бездушных чурбанов и кое–кто еще.

– Спасибо, что не бросил меня, Люцианос, – сказала Белль. – И тебе спасибо, Арана.

– Поблагодаришь нас, когда окажешься дома, – криво усмехнулся он.

Белль уселась на подоконник, жук и паучиха взобрались ей на колени. И все трое начали обдумывать план побега.


ГЛАВА СОРОК ВОСЬМАЯ


– Белль! Ты там? Ты в порядке?

Чудовище кричал. Но ответа не было.

– Ох, как же я волнуюсь, хозяин! – сказала миссис Поттс, звякнув крышечкой.

– Я тоже, – хмуро ответил Чудовище.

Миссис Поттс была права, говоря, что в последнее время Белль сама не своя, но он знал, что она никогда бы не заперлась в библиотеке, заставив других беспокоиться, ведь девушка была слишком деликатна и внимательна.

– Всем отойти в сторону! – скомандовал Чудовище, делая шаг назад.

Слуги немедленно отскочили. Чудовище разбежался и попытался вышибить дверь плечом. Тяжелая дверь дрогнула, но устояла.

Он повторил попытку, не обращая внимания на пронзившую боль. Снова безуспешно. Отчаявшись, он отскочил от двери, а затем, с оглушительным ревом, налетел на нее в третий раз. Наконец та поддалась.

Он разнес дверь в щепки и с громким рыком ввалился в библиотеку.

Нутром Чудовище почувствовал что-то неладное. Он метался по всей библиотеке, громко выкрикивая имя Белль, в надежде, что они не опоздали.


ГЛАВА СОРОК ДЕВЯТАЯ


Люцианос стоял на задних лапках на коленке Белль. Две лапки он скрестил на груди, а еще двумя бурно жестикулировал.

– Я предупреждал тебя, что нельзя ничего есть в Стране Грез. Но ты ослушалась меня и съела все эти лакомства, да еще и грушу в придачу. Кстати, должен тебя огорчить, на самом деле это был гранат.

– Фрукт мертвых, – дрогнувшим голосом произнесла Белль. – В греческой мифологии Персефона съела гранатовые зерна и осталась в загробном мире. Я обречена, Люцианос.

– Мы все обречены, – сухо ответил тот. – Все мы окажемся здесь рано или поздно. Но не сегодня. Я постараюсь не допустить этого.

Арана зашипела. Люцианос кивнул.

– Что она сказала? – встревоженно спросила Белль.

– Она сказала – что съедено, то съедено, нечего даже и обсуждать!

– Хорошо, а как насчет трех вещей, что я оставила здесь? Может, попытаться их вернуть, и тогда чары графини развеются?

– Вопрос интересный, – задумчиво протянул Люцианос. – Вполне вероятно!

– А если заклятие ослабнет, возможно, я смогу пройти сквозь волшебную книгу обратно в замок.

– Но ты должна забрать платок у короля Отто, монету у Анри и браслет у самой графини, – мрачно произнес Люцианос.

– Все правильно.

– Значит, нам придется обвести вокруг пальца не кого-нибудь, а саму Смерть.

Белль кивнула.

– Саму Смерть, Белль, ты понимаешь?

– Признаюсь, план нельзя назвать идеальным, – сказала она, – но лучшего у меня нет.

– Тогда ладно, – ответил жук, разглядывая слова на руках Белль, которые уже добрались до локтей. – Хватит возиться. Время работает против нас. Пойдемте–ка поболтаем с королем.


ГЛАВА ПЯТИДЕСЯТАЯ


Белль осторожно спускалась по лестнице. Люцианос и Арана примостились у нее на плече. Она прошла мимо заводного человека, сидевшего у перил. Он таращил пустые глаза и дергал ногами, пытаясь подняться.

– Куклы замирают, – прошептал Люцианос. – Это хорошо. Значит, чары графини ослабевают. Если сумеешь проскользнуть мимо них, то наверняка сможешь сбежать.

Внизу им пришлось обойти груду сломанных, копошащихся марионеток, с разбитыми головами, скрученными конечностями – они преследовали Белль и в бестолковой суматохе передавили друг друга в холле. Ни короля Отто, ни Анри среди них не было.

– Но они наверняка где–то поблизости, – тихо произнесла Белль.

Пока они пробирались к выходу, в глубине дома кто–то нестройно бряцал по клавишам пианино. Странная, режущая ухо музыка доносилась из другой части летнего домика. В углах были свалены в кучу марионетки, на видавшей виды кушетке развалилась старая кукла; сквозь расходящиеся швы из ее туловища сыпались опилки. Борзые графини теперь превратились в каменные статуи и неподвижно сидели возле камина.

Куда бы Белль ни посмотрела, всюду открывалось истинное лицо Страны Грез. Гниль ползла по стенам. Зеркала затянулись паутиной. С потолка, обнажая дыры, сыпалась штукатурка. Портьеры и ковры были изъедены молью, а хрустальные люстры и высокие канделябры потускнели.

Белль была в ярости. Графиня все время лгала ей. Манипулировала и играла ее чувствами. Подавляла ее волю. Это подло. Если графиня и есть Смерть, тогда Смерть – просто-напросто обманщица.

Девушка прошла мимо открытой двери в кабинет графини и внезапно остановилась. Она вспомнила, как беседовала с профессором в этой комнате. Теперь книжные шкафы покосились, а книги на полках покрылись пылью и плесенью. Рядом с ними кучами лежали ржавые шестеренки, пружины, какие–то колесики, скобы и валики. Белль в изумлении смотрела на этот хлам – тогда она была уверена, что это музыкальные шкатулки ее отца! От этих воспоминаний ей стало плохо.

Взгляд Белль блуждал по кабинету: поцарапанная мебель, стул без ножки, разодранная обивка на диванчике, камин весь в трещинах... Вдруг сердце замерло, а потом бешено забилось – в глубине комнаты лицом к окну стоял король Отто. Белль указала на него Люцианосу и неслышно вошла. Механический манекен не двигался; большой ключ по–прежнему торчал в его спине. Рука Отто была поднята над головой, и маленькая желтая бабочка медленно расправляла и складывала крылышки на его ладони.

– Кажется, у него закончился завод, – прошептал Люцианос. – Вот так удача!

Белль подкралась поближе к Отто и заметила кончик своего платка, выглядывающий из нагрудного кармана. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Еще пара шагов, и она заберет его!

– Хватай его! Скорее! – Люцианос подпрыгивал на плече, потирая лапки. – Нет времени ждать!

Белль кивнула и протянула руку. Ее пальцы почти коснулись платка, но в этот момент бабочка вспорхнула с ладони манекена.

Отто резко повернулся и злобно уставился на Белль.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ


– Ты напугала ее! – сердито воскликнул манекен, шагнув к Белль. – Она как раз рассказывала мне, каково это – летать!

– Я...я...я не хотела, – начала заикаться Белль. – Простите меня...

– А теперь я никогда этого не узнаю! – завопил Отто, топая ногами.

Напуганная Белль попятилась. Она подумала, что он схватит ее, но манекен сделал несколько неуверенных шагов и вдруг разразился слезами. Масляные ручейки текли из его глаз, оставляя на щеках темные полосы, а он утирал их платком.

Белль глазела на него, приоткрыв рот. Люцианос зашептал ей на ухо:

– Не шевелись. Бэвори тише. Оно злится...

– У меня тоже есть уши...между прочим, – заявил, всхлипывая, манекен. – И я не «оно», меня зовут... О–От... Отто!

Его слезы растрогали Белль, и она несмело подошла ближе.

– Можешь меня не бояться, – грустно произнес Отто. – Даже если бы я хотел тебя схватить, все равно не смог бы. Так тяжело двигаться, все суставы одеревенели! Графиня получила, что хотела, мы ей больше не нужны. Все рушится... Сады, клумбы, аллеи – все уже исчезло, и скоро все заводные куклы тоже сгинут...

Раздался шум – по стене поползла очередная трещина. Отто глянул на нее, сморщился и снова залился слезами.

Белль тронула его за плечо.

– Не надо, не плачь...

– Мне так нравилось быть живым! – заголосил Отто и спрятал лицо в платок. Плечи его вздрагивали.

– Белль, у нас нет времени слушать его рыдания, – предупредил Люцианос.

Но Белль не обратила на него внимания.

– Меня сделали в Париже, – заговорил Отто, комкая платок и убирая его обратно в карман. – Графиня увидела представление и купила меня у мастера. Как же я завидовал людям, приходящим на меня смотреть! А сейчас я сам почти стал живым, я почти научился понимать, что вы чувствуете. Почему плачете или смеетесь. Я почти познал то, к чему всегда стремился... я почти научился любить...

Он умолк и улыбнулся, но улыбка вышла горькой.

– Я видел, как люди могут любить, – продолжил он. – Это удивительно. Однажды хозяин укладывал меня в фургон после представления, и на моих глазах человек спас своего сынишку. На того неслась карета, отец оттолкнул мальца, а сам попал под колеса. Он спас его ценой своей жизни...

Отто покачал головой.

– Какой же сильной должна быть любовь, чтобы заставить человека совершить такое!

– Ты прав, Отто, – сказала Белль, и в ее памяти возник образ отца.

– Жаль, что я так и не узнал, что значить любить.

Он сунул руку в карман, вытащил платок и протянул его Белль.

– Это лучшее, что я могу для тебя сделать. Знай, я пытался любить тебя, когда притворялся твоим отцом.

Отто дотронулся до ее щеки.

– Я пытался, но у меня не вышло. Наверное, чтобы любить, нужно иметь сердце, а его-то у меня и нет.

– Ах, Отто! – воскликнула Белль и порывисто обняла его.

Когда она разжала объятья, ее взгляд упал на окно позади Отто. С карниза свисали лохмотья ярко–красных портьер. Белль задумчиво смотрела на побитый молью шелк; рука нащупала в кармане маленькие ножницы.

– Подожди–ка, – сказала она манекену, и ее глаза загорелись.

Она подбежала к портьере, сорвала ее и расстелила на полу. Присев на корточки и бережно расправив складки, Белль принялась что–то вырезать.

– Вы беспокоились о времени, – сказал Отто. – Не волнуйтесь, у нас его уйма! Смерть еще не скоро покинет свой особняк, чтобы сеять хаос в мире, так что молено не торопиться.

Однако задача оказалась не из легких – маленькие ножницы с трудом справлялись с тканью. Отто, Люцианос и Арана молча наблюдали за работой Белль. Наконец она шумно выдохнула и поднялась с колен, держа в руках произведение своего труда – потертое шелковое сердце.

– Арана, поможешь? – попросила она паучиху.

Та недовольно фыркнула, но все–таки взяла сердце и взобралась на грудь Отто. Манекен вопросительно глянул на Белль, она молча кивнула ему.

Арана приложила сердце к левой стороне груди Отто и принялась пришивать его к сюртуку с помощью своей паутины. Закончив, она похлопала сердце всеми своими лапками и спрыгнула на пол.

Отто склонил голову и разглядывал шелковое сердце, затаив дыхание. Щеки порозовели у него от восторга. Он поднял голову и улыбнулся.

– Вот теперь я знаю! – воскликнул он. – Знаю, что значит быть живым! У Любви своя магия! И сильная! Очень сильная!

Он закружился, раскинув руки в стороны.

– Я люблю тебя, Белль! Я люблю тебя, паучок! И тебя, жук, тоже!

Сердце Белль запело. Она улыбнулась в ответ.

Люцианос закатил глаза.

– Замечательно, Отто, я рад за тебя. Честно, рад. Но если мы не заберем монету у Анри, Белль... в общем, она умрет.

– Я помогу вам! Обожаю помогать! – Отто продолжал вертеться.

– Если хочешь нам помочь, остановись наконец и скажи, где Анри! – не выдержал Люцианос. – Ты знаешь, как вернуть монету? Нам придется что–то придумать, ибо я очень сомневаюсь, что Анри так расчувствуется, глядя на твое вырезанное сердце, что сам отдаст ее Белль!


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ


– Белль! – ревел Чудовище, рыская по библиотеке в уверенности, что найдет ее здесь. – Белль! – он остановился посередине комнаты и сжал кулаки.

Остальные тоже разбежались по углам, выкрикивая ее имя.

Но она не отзывалась.

– Мессир, ее здесь нет, – сказал Люмьер.

Когсворт, миссис Поттс и Плюметт подошли к Чудовищу.

– Мы везде посмотрели.

– Значит, она ушла от нас, – Чудовище наконец произнес то, что боялись сказать остальные. – Сбежала в свой Вилльнёв.

– Но, хозяин, волки... – испуганно начала миссис Поттс.

– Принесите пальто, – хмуро приказал Чудовище. – Пойду ее искать.

– А вдруг уже поздно? – жалобно пискнула Плюметт, и ее перышки задрожали. – Что, если волки...

– Молчи! – набросилась на нее миссис Поттс. – Не смей даже думать об этом!

Чудовище почесал затылок.

– Подождите. Получается какая–то ерунда. Как Белль могла уйти? Двери в библиотеку были заперты изнутри.

– Через окно! – воскликнул Когсворт. – Она выпрыгнула из окна в сугроб. Точно так же я сбежал из прусской тюрьмы, куда угодил после сражения при Фелинггаузене...

Все бросились к окнам, не дослушав историю Когсворта.

– Из этого окна она не могла выпрыгнуть, – крикнул Люмьер. – Оно закрыто!

– Это тоже! – откликнулась миссис Поттс.

Чудовище в замешательстве смотрел на нетронутый снег за окном.

– Если бы она сбежала через окно, на снегу остались бы следы. Но их нет! Где же она? Куда она могла исчезнуть?

В этот момент из глубины комнаты донесся громкий отчаянный лай. Секунду спустя из-за шкафов вылетел запыхавшийся Чип. Фру–фру неслась впереди него.

– Сюда! – кричал он. – Скорее!

– Ты нашел ее? – всполошилась Миссис Поттс.

– Нет, но идемте за мной! Скорее! – в нетерпении подпрыгивал он. – Мне кажется, я знаю, куда она ушла!


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ


– Белль, я люблю тебя, – радостно промолвил Отто.

Белль обернулась и приложила палец к губам.

– Я тоже тебя люблю, Отто, но можно чуть тише? – прошептала она.

Отто энергично закивал.

– Я люблю тебя, Арана! – громко прошептал он и неуклюже побежал за Люцианосом, летящим рядом с Белль.

– И тебя я тоже люблю, добрый черный жук!

– Боже праведный, приятель, возьми же себя в руки! – Люцианос дрожал от возмущения.

Отто схватился за грудь.

– Твои слова разбили мое сердце, – произнес он.

– У тебя будет разбито не только сердце, но и все остальное, если Анри найдет нас раньше, чем мы его! – зашипел Люцианос.

Отто сердито глянул на жука.

– И можешь еще так не громыхать? – раздражительно спросил жук.

– Не могу, – проворчал Отто. – Мои суставы совсем...

– Тише! – Белль обернулась и сделала им знак глазами.

Они вышли из кабинета и отправились на поиски Анри. Где–то в доме кто–то продолжал играть на клавесине.

– Не уверен, что он нас услышит сквозь эту ужасную музыку! – заявил Отто.

Они подошли к оранжерее, и нестройные звуки зазвучали громче.

– Может, это Анри играет? – спросил Люцианос.

– Есть только один способ проверить, – ответила Белль.

Огромные двери, ведущие в оранжерею, были распахнуты. Белль спряталась за одной из них и тихонько заглянула внутрь.

Анри сидел за клавесином, судорожно поднимая руки и со всего размаха опуская их на клавиши. Белль отступила за дверь.

– Это он? – спросил Люцианос.

– Он, – прошептала Белль. Она прислонилась к двери; легкая дрожь пробежала по ее плечам. – Как же мы заберем монету?

– Нет ничего проще! – сказал Отто. Люцианос вытаращил глаза.

– И что ты предлагаешь? Задушить его в объятиях?

– Нет, перерезать его нитки. Он же марионетка? Значит, у него должны быть нитки.

– Отто, это гениально! – прошептала Белль.

– Если ему перерезать нитки, он не сможет погнаться за нами!

Отто ухмыльнулся.

Люцианос подполз к дверям, посмотрел на Анри и вернулся.

– Я не вижу никаких ниток, – сказал он.

– Это не значит, что их нет, – ответил Отто.

– Когда графиня заколдовала его, она сделала их невидимыми. Подкрадемся и покончим с ним!

– Да уж, неплохо придумано, – задумчиво произнес Люцианос и бросил тревожный взгляд на двери. – Если только он...

– Если только он что? – нахмурился Отто.

– Если только он не покончит с нами первым.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ


Белль стояла в дверях оранжереи, зажав в руках ножницы.

Сердце у нее в груди стучало так громко, что она была уверена – Анри наверняка услышит.

Глубоко вздохнув, собрав волю и мужество в кулак, она шагнула за порог. Еще шаг. Пауза. Еще. Люцианос и Арана бесшумно ползли за ней. Отто остался за дверями, чтобы ненароком не скрипнуть. Так, крадучись, замирая и вздрагивая, они пересекли комнату.

Анри продолжал свою жуткую нестройную пьесу. Белль молилась, чтобы он и дальше был так же поглощен музыкой и не заметил ее. Подойдя ближе, она увидела, как над ним что–то подрагивает. Нитки! Отто был прав!

Магия графини рассеивалась, теряя власть над Анри. Нитки становилось видно все отчетливее. Они тянулись от его головы, челюсти, плеч и запястий, но больше всего ниток было прикреплено к ногам. Белль проследила за ними взглядом –– они исчезали где–то в вышине.

«Какие перерезать сначала? – думала она. – Те, что двигают руками, чтобы он не схватил меня? А вдруг он вскочит и погонится за нами? Тогда лучше отрезать нитки от ног...»

Белль вспомнила злобную ухмылку Анри, когда тот заполучил ее монету. Вспомнила, как он загнал ее в летний домик. Пальцы предательски задрожали, и она чуть не выронила ножницы. Что если Анри заметит ее раньше, чем она перережет нитки? Или они настолько прочные, что она вообще не сможет их перерезать?

Страх и отчаяние чуть не заставили ее бросить эту затею и бежать прочь, но усилием воли она принудила себя остаться.

«Просто обрежь их все разом, – уговаривала она себя, – и монета твоя!»

Расстояние между ней и Анри медленно сокращалось. Четыре метра, три, два... Наконец она встала прямо за ним так близко, что можно было разглядеть каждую криво пришитую заплатку на сюртуке, каждый волосок взлохмаченного парика и каждый винтик в деревянных суставах его пальцев.

Давай, Белль. Смелее!

Она широко раздвинула лезвия ножниц.

В этот момент Анри резко обернулся.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ


Анри сверкнул на Белль безумными глазами, и его губы скривились в хищной улыбке.

– Нравится моя пьеса, Белль? – спросил он. – Я сам ее сочинил. Называется «Прелюдия к Смерти».

С этими словами он вскочил и выбил ножницы из рук Белль. Они отлетели в сторону.

Белль вскрикнула и дернулась за ними, но Анри крепко схватил ее за запястье.

– Отпусти! – крикнула Белль, пытаясь вырваться.

Но он так сильно сжал ее руку, что от боли Белль рухнула на колени.

– Что такое? – издевательски спросил он. – Тебе больше не нравится эта история?

Отто, прижимая к груди свое шелковое сердце, ворвался в оранжерею.

– Держись, Белль! Я уже бегу! Я спасу тебя!

Он бросился к ножницам, но не добежал – споткнулся, упал и так и остался лежать. Одно его ухо оторвалось, левая нога вывернулась назад.

– Отто, ты ли это? – презрительно спросил Анри. – И что ты здесь забыл?

– Я помогаю друзьям, – ответил манекен, пытаясь сесть.

– Дурень, ты же просто механическая кукла. Какие друзья? У тебя их нет.

– Нет, есть, – упрямо заявил Отто и показал на сердце. – Смотри, что мне дала Белль. Она любит меня.

Анри засмеялся, демонстрируя фарфоровые зубы.

– Любит? Ты не можешь знать, что такое любовь, ты, говорящая куча хлама!

– Ну да, я не знал этого до того, как меня полюбила Белль, – честно признался Отто.

– Она тебя любила только тогда, когда думала, что ты ее отец!

– А сейчас она любит именно меня. Настоящего Отто. Который грохочет, еле ковыляет и плачет масляными слезами.

Анри фыркнул.

– И какая тебе польза от этого? Посмотри на себя – ты старый, сломанный, никому не нужный манекен, ты даже встать не можешь!

Он покачал головой.

– Из всех никчемных человеческих чувств, – продолжил он, – самое никчемное – это любовь. Согласна, Белль?

Белль посмотрела на Отто. Тот попытался выпрямить ноги, а когда это не получилось, пополз, дюйм за дюймом, к лежащим на полу ножницам. Тот самый Отто, который плакал, спотыкался, скрипел и громыхал, но который все равно не сдавался.

Она вспомнила, как миссис Поттс заваривала ей чай и приносила сырные лепешки. Как Люмьер, Когсворт и Плюметт помогали убираться в библиотеке, а Чип рассыпал крошки на снегу.

Они делали это, потому что любили ее. Потому что были ее настоящими друзьями.

А еще она вспомнила Чудовище. Он катался с ней на коньках, хотя ни разу в жизни этого не делал и наверняка набил себе кучу шишек, но он хотел, чтобы ей было весело. Он подарил ей все свои книги, когда узнал, что она любит читать.

Он спас ее от смерти, рискуя своей жизнью в схватке с волками.

«Может быть, я ошиблась, – подумала она, – и Чудовище мне все–таки друг. Не самый покладистый, конечно, но все–таки...друг».

А затем в ее сознании возникли образы падре Робера, Агаты и отца.

И тогда она поднялась с колен.

– Нет, Анри, я не согласна, – сказала она. – Любовь вовсе не никчемная. Она может быть безжалостной, сумасшедшей и чудесной одновременно. Любить тяжело...но это единственное, что имеет значение. Неужели ты не понимаешь?

– Ммм... –Анри изобразил сожаление, – боюсь, что нет.

– Отпусти меня. Пожалуйста.

Неожиданно он именно это и сделал.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ


Деревянные пальцы марионетки разжались, и руки бессильно опустились в стороны. Длинные нитки, со свистом рассекая воздух, упали на пол.

– Спасибо, Анри, – с радостным облегчением произнесла Белль.

– Что происходит? – завопил он. – Я ничего не делал! Я не собирался тебя отпускать!

Анри задергал плечами, пытаясь поднять руки, но не смог. Он задрал голову, Белль тоже посмотрела наверх. На нитке, спускающейся к плечу Анри, висел улыбающийся Люцианос и приветственно махал лапкой.

– Пока вы тут разглагольствовали о чувствах, мы с Араной забрались вверх, – заявил он. – Арана перекусила нитку от твоей правой руки, Анри, а я – от левой.

Едва он договорил, правое колено Анри дрогнуло и подкосилось, и он неуклюже завалился набок.

– Что за черт? – взвизгнул он, в бешенстве озираясь по сторонам.

За его спиной, пошатываясь на вывернутых ногах, стоял Отто. В его руках сверкнули ножницы.

– Отто, нет! Остановись! – кричал Анри. – Что ты делаешь? Раздави жука и хватай девчонку!

Отто перерезал нитку, удерживающую левое плечо марионетки.

– Ты ответишь за это! Перед ней ответишь, запомни!

Анри накренился вперед, опираясь на правую ногу, и крутанулся вокруг себя.

– Ко мне! – что было мочи заорал он. – Эй, вы, снаружи! Все ко мне!

Белль обернулась к дверям.

– Отто, скорей режь нитку от его челюсти! – крикнула она, но было поздно.

Толпа кукол услышала Анри. Оставшаяся в них магия ожила, заставила подняться, и Белль услышала, как десятки шаркающих ног двинулись к оранжерее.

Отто быстро отрезал одну нитку за другой. Голова Анри свесилась, туловище зашаталось. Когда Отто перерезал все нитки, марионетка свалилась на пол, превратившись в груду деревяшек.

Тем временем куклы начали протискиваться сквозь двери.

– Нам не пройти! – воскликнул Отто. – Они повсюду!

Белль окинула взглядом всю комнату – у дальней стены виднелись три двустворчатые застекленные двери.

– Бежим туда! Скорее, Отто!

Она пошарила в карманах Анри и нашла монету. Сунув ее в карман, она бросилась к дальним дверям.

Арана взобралась повыше на стену и побежала за Белль, Люцианос взлетел почти к самому потолку. Белль схватилась за дверную ручку – та не поддалась; она попробовала открыть другую, третью – то же самое. Все двери были заперты.

– Схватите их! – кричала голова Анри. – Убейте их!

Белль оглянулась. Отто изо всех сил хромал к дверям, но куклы были уже близко. Вывернутая нога волочилась за ним, он отчаянно размахивал руками, хватая воздух ртом, а в глазах застыл ужас.

– Прочь от него!

Белль бросилась Отто на помощь, взвалила его руку себе на плечо и потащила к дверям. Там она прислонила его к сломанному столу, и Отто, тяжело дыша, оперся о треснутую крышку, чтобы не упасть.

Армия Анри приближалась. Он продолжал выкрикивать бессвязные команды, а его глаза так бешено вращались, что один из них выскочил из орбиты и повис на грязной нитке.

Белль схватила канделябр и запустила в стекло. Просунув руку сквозь разбитую фрамугу, она принялась дергать и крутить ручку с другой стороны, но все было напрасно.

Куклы надвигались на нее, вытянув руки с растопыренными пальцами. Белль прижалась к дверям, лихорадочно вертя головой в поисках хоть какого– нибудь способа спасти себя и друзей.

Ее взгляд упал на стул, валяющийся рядом с Отто. Не раздумывая, она метнулась к нему.

– Белль, куда ты? – закричал Люцианос. – Они схватят тебя!

Белль поволокла стул к двери.

– Время писать свою собственную историю, Люцианос, – сжав зубы, процедила она.

Девушка набрала воздух в грудь, подняла тяжелый стул над головой и со всего размаха обрушила его на дверь.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ


Деревянные рамы треснули и разлетелись в щепки, стекло осыпалось на пол.

Вместо двери зиял широкий проем.

– Вперед! – Люцианос устремился туда, Арана засеменила за ним.

Белль взглянула на Отто.

– Оставьте меня, – вздохнул он. – Я буду только обузой.

Но она покачала головой. Аккуратно приподняв нижнюю часть его поврежденной ноги, она попробовала повернуть ее, но манекен чуть не упал. Качнувшись, он вцепился в крышку стола.

Медлить было нельзя – шаркающая толпа кукол приближалась. Некоторые из них попадали, запнувшись, у других подкашивались ноги, и они с размаху садились на пол, но это лишь чуть задерживало остальных. Они продолжали наступать, бестолково глядя на Белль глупыми глазами.

Она зажмурилась и с силой вывернула ногу Отто в другую сторону, а затем вставила металлический шарнир обратно в коленный паз.

Манекен разинул рот от изумления.

– Побежали! – Белль дернула его за руку.

Они протиснулись сквозь разбитую дверь, а уже через секунду десятки деревянных рук вытянулись вслед за ними, хватая пустой воздух.

Люцианос и Арана ждали их у входа.

– Скорее, что вы возитесь? – заворчал Люцианос. – Ждете, когда они доберутся и сюда?

– Это было так увлекательно! – воскликнул Отто.

– Да, Отто, ты прав. Я бы даже сказала – слишком увлекательно. Как твоя нога?

– Превосходно! Видишь?

– Хорошо. Нам нужно спешить. Ты можешь бежать?

– Я могу, –– бодро сказал манекен. – Обожаю бегать. И сбегать – обожаю сбегать от кого–нибудь!

Люцианос резко взмыл под потолок.

– Еще немного, и я точно его убью! Или себя!

Отто потер лоб.

– Я знаю, от кого мы сбегаем, – задумчиво произнес он. – Но куда мы бежим?

– К особняку графини, – ответила Белль, и в ее голосе зазвучала решимость. – Я не позволю ей вмешиваться в мою историю. Свою историю я буду писать сама!

Белль проверила карманы – платок и монета были на месте. Она посадила Арану себе на плечо, кивнула Отто и Люцианосу и со всех ног бросилась прочь из летнего домика по тропинке вдоль аллеи чахлых вишен к пыльной дороге, ведущей к жилищу Смерти.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ


– Сюда, скорее, скорее! – кричал Чип, петляя между шкафами.

Чудовище и остальные бежали за ним.

Чип завернул за угол и замер перед небольшой дверцей между двумя шкафами. Она была чуть приоткрыта.

– Я и не знал, что здесь есть еще одна комната! – воскликнул подбежавший Люмьер.

– Это кабинет для библиотекаря, – пояснил Чудовище.

Он медленно вошел внутрь, слуги столпились за ним, выглядывая из–за спины.

Сразу было понятно – Белль в комнате нет. Зато там было кое–что другое.

Возле окна стояла огромная книга, раскрытая на странице с изображением заросшего сада. Казалось, картинка закрыта толстым стеклом.

Шерсть на загривке Чудовища поднялась, он грозно зарычал. Он знал, что в библиотеке водятся волшебные книги, но он видел впервые. Чутье подсказывало ему, что книга чужая, а ее магия темная и злая.

– Что это, хозяин? – спросила миссис Поттс.

– Заколдованная книга. Только я ее здесь раньше не видел. Не уверен, что она безопасна.

– Никому не приближаться! – приказал Когсворт.

Он схватил линейку, лежащую в углу, и ткнул ею в книгу. Послышался звук, словно линейка погрузилась в раскрошенный лед.

– Белль внутри, – сказал Чип.

– Откуда ты знаешь, малыш? – спросил его Люмьер.

Чип указал на пол. Прямо перед книгой лежала голубая лента – лента Белль.

– Она сбежала от нас. Ушла навсегда, – упавшим голосом произнес Чип.

Чудовище понимал, что означает это уныние в голосе. С уходом Белль слуги теряли последнюю надежду, что заклятие когда-нибудь спадет. А значит, они останутся в своем виде навсегда.

Миссис Поттс старалась не подать виду, но Чудовище все равно услышал вырвавшийся у нее тихий всхлип. Он понял, что горюет она не о себе и не о нем. Предметом ее страданий был Чип, маленький мальчик, чья жизнь завершится в этом заколдованном месте, так и не успев начаться.

Когсворт молча положил линейку обратно. Свечки Люмьера потухли, он с горечью смотрел на опечаленную Плюметт.

Чудовище поднял с пола голубую ленту и отвернулся от книги.


ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ


– Теперь направо или налево? – спросил Люцианос, когда они выбежали к пыльной дороге.

– Налево! – задыхаясь, крикнула Белль в ответ. Она бросилась было по дороге, но замедлила шаг и оглянулась. Манекена сзади не было.

– Отто, где ты? – Белль вошла обратно в аллею. Вскоре она увидела его. Он лежал прямо возле дороги и неподвижно глядел в небо.

Белль помогла ему встать.

– Что ты делаешь? Сейчас не время валять дурака. Нам еще столько идти!

– Я... я упал, – сказал Отто. Пошатываясь, он побрел к дороге, но у самого края тропинки словно наткнулся на невидимую стену и снова очутился на земле.

– Ничего не понимаю, что происходит? – громко спросила Белль и взяла его за руку. – Мы пройдем вместе, держись.

Она сделала шаг на дорогу, потянув Отто за собой. Но ничего не помогало. Белль могла ступить на дорогу, а Отто нет.

Люцианос опустился к ней на плечо.

– Похоже, работа графини, – мрачно произнес он. – Она сделала так, что он не может отсюда выйти.

– Все верно, – кивнул Отто. – Поэтому остальные куклы и марионетки и не гонятся за нами. Они не могут выйти из летнего домика. Вы должны идти без меня.

– Ну уж нет! – воскликнула Белль. – Должен же быть способ вызволить тебя отсюда!

– Нет никакого способа, – сказал Отто. – Ты теряешь время. Ступай, Белль. Уходи.

– Но что будет с тобой? Вдруг графиня узнает, что ты мне помог? Она же накажет тебя!

– Непременно! Но она не может ничего со мной сделать, если у меня закончится завод, – Отто подмигнул Белль. – Поэтому я тебя прошу...вынь ключ из моей спины и выбрось в пруд. Или в ручей. Или спрячь куда–нибудь, где она его не найдет.

– Но это значит... ты тогда... умрешь…

– Ничего страшного, Белль, – спокойно произнес Отто. – В свой последний час я жил и любил по–настоящему, и испытывал столько чувств, что иной человек не испытывает и за всю жизнь.

Белль крепко обняла его.

– Прежде, чем ты уйдешь, обещай мне одну вещь, – прошептал он. – Будь и дальше автором своей истории. Никому впредь не позволяй ее переписывать за тебя.

– Обещаю, – еле слышно ответила Белль.

Отто прижал ее к груди и отпустил. Его улыбка исчезла, взор потух. Он схватился за пришитое сердце.

– Отто, что с тобой? – вздрогнув, спросила Белль.

Он в замешательстве взглянул на нее.

– Это...разве это тоже любовь? Вот эта невыносимая боль?

Белль кивнула.

– Как же тяжело! Я и не знал, что может быть так тяжело... Неужели любовь стоит этих мук?

– Конечно, Отто. Она того стоит.

– Тогда прошу тебя...если мне суждено умереть, я хочу, чтобы в этот момент со мной рядом были друзья... и любовь.

Белль собралась с духом и вынула ключ из Отто. Он медленно опустился на землю, прислонился к дереву и закрыл глаза. Перед Белль сидел простой манекен.

Сердце ее заныло. Она вспомнила слова Агаты: «Любовь не для трусливых».

– Ты был очень смелым, Отто, – прошептала она.

– Особняк в получасе езды отсюда, – произнес Люцианос, все еще сидевший у нее на плече. – Но это в карете, а у тебя ее нет. Надо торопиться.

Белль кивнула.

– Тогда вперед.

Жук расправил крылья и взлетел, но Белль успела заметить блеснувшие в его маленьких черных глазах слезы.


ГЛАВА ШЕСТИДЕСЯТАЯ


Обессиленная Белль смотрела на особняк графини не в силах отдышаться. Ее платье было забрызгано грязью, подол изорвался и вымок, когда она пробиралась мимо заросшего ряской пруда, куда выбросила ключ Отто.

Ей понадобилось два часа, чтобы добраться до шато. Некогда широкая дорога заросла по бокам колючим шиповником и ежевикой. Девушке приходилось продираться сквозь спутанные плети сухой виноградной лозы и низко торчащие ветки осин.

Заколдованный мир графини наконец–то показал ей свое истинное лицо. Грушевые деревья с идеальной изумрудной листвой, стройные яблони и раскидистые вишни оказались хилыми гранатовыми деревцами. Пале-Рояль стал ни чем иным, как большим амбаром, сложенным из выщербленного камня. Его колонны превратились в деревянные бревна, подпирающие покосившиеся стены, а рядом выстроились полусгнившие телеги, которые графиня замаскировала под роскошные экипажи. Дорога, якобы ведущая в Париж, на самом деле была все той же грязной колеей, по которой сейчас пришла Белль.

Уставший Люцианос приземлился на раскрытую ладонь девушки.

– Я почти не вижу особняка, – сказал он.

Широкая площадка перед лестницей теперь заросла деревьями, и эта чаща скрывала шато. Уже стемнело. Луна выглянула из-за облаков, освещая гравийную дорожку, ведущую ко входу. Отдохнув, Белль направилась по ней.

Подойдя к особняку, она увидела, что почти все окна в нем разбиты. Старая черепица сползла с крыши, еле держась у карнизов. Каменные львы заросли мхом, ступени, когда-то сверкающей мраморной лестницы раскрошились.

Белль остановилась перед ней и посмотрела на окна верхнего этажа. За одним из них блуждали призрачные огни, словно кто–то ходил со свечой по комнате.

– Она там, – прошептала Белль.

Нахмурившись, девушка стала подниматься по лестнице.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ


Перед дверями, ведущими в жилище графини, Белль замерла в нерешительности. Ей казалось, они затеяли абсолютно невыполнимое дело. По дороге в особняк девушка с Люцианосом попытались придумать план, но оказалось очень трудно планировать, когда понятия не имеешь, как все это может обернуться.

– Ну и как мы это сделаем? – шепотом спросил жук. – Как добудем браслет?

– Вежливо попросим графиню его снять, как же еще? – невесело усмехнулась Белль.

Она толкнула дверь. Петли негромко скрипнули; сердце Белль бешено забилось.

«Лишь бы никто не услышал!»

Она медленно кралась по холлу, вслушиваясь в тишину. Кто–то ходил по комнатам со свечой, она видела свет мгновение назад. Кто бы это мог быть?

Ответ не заставил себя долго ждать.

В конце холла показался Мушар, снова в человеческом обличии. В руках у него был большой канделябр с горящими свечами и ворох одежды. Рядом с ним семенила молоденькая служанка.

На верхние этажи вела широкая винтовая лестница. Белль, Люцианос и Арана успели за ней спрятаться.

Мушар остановился в паре метров от друзей.

– Госпожа удалилась на покой, – сказал он служанке. – Ее нельзя беспокоить. Скажи остальным слугам, чтобы не смели появляться на третьем этаже.

Он передал одежду девушке.

– Вытряхни дорожный плащ госпожи, почисти ее обувь и трость, – наказывал он. – Утром все должно быть готово. На Венецию напала очередная эпидемия, госпожа отправится туда на рассвете.

Служанка быстро кивнула и шмыгнула в сторону. Мушар ушел в другую.

– Я знаю, что нам делать! – торопливо зашептала Белль, когда они оба скрылись из вида.

– Что ж, дорогая, я весь во внимании.

– Графиня легла спать. Она должна снять все свои украшения и куда–то сложить – на столик или в шкатулку. Все, что нам нужно сделать, это проникнуть в ее комнату и забрать мой браслет!

– Отличный план! – презрительно фыркнул Люцианос. – Все, что нам нужно сделать, это ограбить Смерть. Всего-то делов!

Белль покосилась на него.

– У тебя есть идея получше?

– К сожалению, нет, – скривился жук.

– Тогда идем. Спасибо Мушару – подсказал, где спальня графини.

Троица бесшумно поднялась на третий этаж. Широкий коридор расходился направо и налево от лестницы. Правая сторона тонула в темноте, а левая была ярко освещена свечами в настенных канделябрах. Еще больше свечей заливали светом массивную дверь в конце коридора.

Люцианос указал на нее.

– Чутье мне подсказывает, что это и есть комната графини, – сказал он.

Они медленно подошли к двери. Белль приложила к ней ухо, но ничего не услышала. Тогда она тихо повернула ручку и открыла дверь. Яркий свет сотен толстых восковых свечей ослепил ее. В воздухе висел тяжелый пряный аромат. Белль узнала его – так пахли духи графини. Но теперь она вспомнила, откуда он был ей знаком – так пахло в церкви Вилльнёва, когда в ней отпевали покойника. Мирра, масло корицы и гвоздики – этими веществами умащивали мертвые тела. Она задрожала, в очередной раз осознав, с кем ее угораздило связаться.

В комнате было холодно. Высокий потолок напоминал заостренный купол. Из всей обстановки была лишь огромная кровать под балдахином, на которой спала графиня. Четыре мраморные колонны по бокам кровати были высечены в виде скелетов. Изголовье украшено еще одним, сидящим на троне, с лавровым венком на черепе. Ложе графини напоминало могилу.

Ее глаза были закрыты. Правая рука покоилась на груди, левая была вытянута вдоль тела. Отчаяние охватило Белль, когда она увидела, что графиня не сняла ее браслет – он по–прежнему обвивал ее запястье. Как же теперь его снять, не разбудив графиню?

Белль шагнула к кровати, но тут Арана подняла одну из лапок, останавливая ее.

Паучиха бесшумно пробралась к изголовью и принялась опутывать плечи графини своей липкой паутиной.

«Отлично придумано!» – мелькнуло в голове Белль.

Арана работала быстро и аккуратно, стараясь не задеть ни браслет, ни лицо графини. Спустя четверть часа все ее тело было привязано белой паутиной к деревянному каркасу кровати.

– Спасибо тебе, Арана! – прошептала Белль, когда паучиха спрыгнула на пол.

С замиранием сердца Белль подкралась к неподвижной фигуре. Глубоко вздохнув, она склонилась над графиней и осторожно расстегнула золотую застежку. Та поддалась, тихо щелкнув. И в этот момент графиня открыла глаза.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ


– Ты, – совершенно невозмутимо произнесла графиня.

Она попыталась встать, но не смогла. Равнодушно осмотрев свое тело, она перевела взгляд обратно на Белль.

– Существуют тысячи способов умереть, моя дорогая, – ледяным тоном произнесла графиня. – Некоторые из них легкие, другие же весьма и весьма мучительные. Обещаю, что твоя смерть попадет в разряд последних, если ты попытаешься его забрать.

Дрожащими пальцами Белль сорвала браслет с запястья графини и со всех ног бросилась прочь из комнаты.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ


Прочь из спальни графини, по коридору, вниз по лестнице – Белль неслась сломя голову, насекомые мчались следом.

Едва она сбежала вниз, топот ее ботинок услышал Мушар. Он выскочил в холл и, хрипло гаркнув что–то нечленораздельное, кинулся ей наперерез.

Увернуться от него было невозможно, слишком быстро двигался этот огромный гриф в человеческом обличии. Белль отчаянно озиралась, ища хоть какую–нибудь лазейку. Люцианос спикировал на пол между ней и Мушаром и крикнул:

– Браслет! Брось мне браслет!

Белль послушалась, он схватился за один конец, а другой швырнул Аране. Они успели натянуть косичку перед приближающимся Мушаром.


Зацепившись за нее ногой, он рухнул на каменный пол.

– Беги, Белль! – крикнул Люцианос, бросая украшение ей обратно.

Она поймала его и выскочила за дверь. Сбежав по ступенькам, она заметалась в поисках гравийной дорожки. Но той больше не было – она исчезла под буйно разросшимися розовыми кустами.

Люцианос вылетел из–за двери и закружил над розами, обессиленная Арана вновь забралась к Белль на плечо.

Белль нырнула в колючие заросли, пытаясь определить направление. Длинные шипы размером с ее большой палец торчали во все стороны, а распустившиеся розовые бутоны размерами напоминали обеденные тарелки. Они поворачивались вслед за Белль, когда та продиралась мимо, и ей отчетливо слышалось их перешептывание.

Наконец она вырвалась из розовых зарослей, чтобы уткнуться в другую преграду – сплошную стену зелени. Стволы и ветки тисовых деревьев тесно переплелись, образовав непроходимый лабиринт. Узкие тропинки вились между зелеными стенами, разбегаясь вправо и влево.

– Куда теперь? – спросил Люцианос.

– Не знаю, – растерянно произнесла Белль.

Оставалось надеяться на удачу.

– Давайте направо, – сказала она.

Лунный свет заливал тропинку, по которой двинулась троица. Вскоре они наткнулись на стену – это был тупик.

– О, нет! – отчаянно воскликнула Белль. Она ударила кулаками по шершавым стволам, развернулась и замерла.

На пути сидела огромная жаба. Белль уже видела ее раньше, но тогда она была величиной с кошку. Теперь это был отвратительный пучеглазый монстр размером с пони. Желтые глаза уставились сначала на Белль, а потом заметили насекомых. Жаба приоткрыла пасть, из уголка которой потекла тягучая слюна.

Арана задрожала и прошипела что–то Люцианосу.

– Да, я вижу, что это жаба! – нервно ответил он. – Ия прекрасно помню, что жабы едят!

Жаба медленно двинулась к ним, переваливаясь на коротких лапах. Ее отвисшее белое брюхо волочилось по земле.

– Даже не думай! – предупредила Белль, заслоняя Арану и Люцианоса.

Монстр не остановился.

Не растерявшись, Белль быстро отломила тисовый сук.

– Последнее предупреждение! – грозно произнесла она и наставила острый конец на жабу.

Та высунула липкий бурый язык. Тогда Белль глубоко вонзила сук в ее раскрытую пасть. Жаба взвыла, затрясла головой и ринулась куда–то под разрытые корни деревьев. Путь был свободен.

Белль продолжала брести по лабиринту. Где–то резко и тревожно закричала ночная птица. Какая–то живность копошилась под землей, в траве шуршали то ли змеи, то ли ежи.

Белль шла и сворачивала, а потом возвращалась и сворачивала в другую сторону, но каждый раз тропа упиралась в тупик.

Руки ее покрылись царапинами, в волосах застряли веточки и листья, испарина покрыла лоб. После очередной тщетной попытки Белль остановилась.

«Тебе никогда не выбраться из этого лабиринта!», – в страхе кричал ее внутренний голос.

Но Белль не собиралась сдаваться – она знала, что, если поддастся панике, точно погибнет.

Выйдя на новую тропу, она зашагала вперед с удвоенной силой, и тут вдалеке раздался низкий рокочущий звук, словно кто–то ворочал мельничные жернова или сдвигал тяжелую могильную плиту.

– Это еще что? – спросил Люцианос. – Напоминает чье–то рычание...

Звук повторился, на этот раз ближе. Казалось, он исходит из-за соседней стены.

Внезапная ужасная догадка пронзила Белль.

– Надо бежать, – еле слышно прошептала она. – Немедленно!

– Бежать? Почему? Что происх...

Он недоговорил. Белль схватила его, крикнула Аране «Держись!» и ринулась вперед по тропе, молясь про себя, чтобы на этот раз та не закончилась тупиком.

Звук, который они услышали, мог принадлежать только этим существам. И Белль поняла кому.

Так могли рычать только каменные львы графини.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ


Спотыкаясь, Белль бежала по тропе, цепляясь подолом за низкие ветки и оставляя на острых сучках обрывки ткани.

– Объясни наконец, от кого мы бежим! – ворчал Люцианос. – И выпусти меня, я сейчас задохнусь!

– Львы! – крикнула Белль. – Статуи, сидевшие на лестнице!

Страшный рык разорвал тишину ночи. За ним последовал еще один. Они слышались с разных сторон.

– Львы разделились и окружают нас!

Белль завернула за угол – тропа уходила дальше и снова поворачивала.

«Где же выход?» – стучала единственная мысль в ее голове.

Может быть, за следующим поворотом? Он был уже близко. В душе Белль затеплилась смутная надежда, которая мгновенно исчезла, когда девушка увидела, как из-за поворота показалось огромное белое существо.

Она застыла на месте.

Мраморная шерсть на загривке льва сверкала в лунном свете. Нагнув мощную голову и грозно рыча, зверь двигался навстречу Белль. Она видела, как под шкурой перекатываются бугристые мускулы, а в глазах вспыхивает холодный синий огонь.

Лев выпустил острые когти. Белль попятилась и оглянулась. Второй зверь выпрыгнул на тропу позади нее, загородив проход. Белль оказалась в ловушке.

Они медленно подкрадывались к ней, рассекая воздух хвостами, как плетьми. Белль прижалась к тисовым зарослям.

– Нет...пожалуйста...не надо... – Глазами, полными ужаса, она смотрела на разъяренных хищников. Она взглянула на Люцианоса, зажатого в руке, и выпустила его.

Жук взлетел и завис в воздухе рядом с ней.

– Все кончено, Белль, – упавшим голосом произнес он. – Выхода нет... графиня победила...

– Нет, Люцианос! – воспрянув духом, решительно заявила Белль. – Я не позволю ей победить. Выход есть всегда! Если я не могу идти направо или налево, я пойду вверх!

С этими словами она схватилась за толстый сук, запрыгнула на дерево и принялась проворно карабкаться. Арана слезла с ее плеча и побежала по веткам, Люцианос полетел рядом.

Львы бросились к дереву.

– Скорее, Белль! – кричал Люцианос.

Ветки хлестали Белль по щекам, острые сучки впивались в плечи и царапали ноги. Шершавая кора обдирала кожу. Она не обращала внимания на боль и через пару мгновений была уже высоко.

Львы метались под деревом, сотрясая тишину оглушительным рыком. Один попытался забраться на дерево. Как все львы, он мог лазить по деревьям, но, в отличие от своих живых собратьев, этот был сделан из камня, и тисовые ветки ломались под его весом, словно спички.

Белль тем временем забиралась все выше. Вдруг сук под ее ногой надломился, и она чуть не рухнула вниз на тропу, едва успев крепче схватиться за верхние ветки. Девушка повисла, а львы прыгали и лязгали зубами, пытаясь схватить ее за ноги.

Наконец Белль нащупала крепкую опору. Цепляясь дрожащими руками за ствол, осторожно, шаг за шагом, она добралась до самой верхушки дерева.

Белль заглянула по другую сторону зеленой стены, и вздох облегчения вырвался из ее груди.

За стеной, внизу, стояла книга – выход из Страны Грез.

Значит, скоро она будет дома.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ


– Еще чуть–чуть... держись, Белль, осталось немного, – уговаривала она себя.

Девушка спускалась на другую сторону стены, туда, где заканчивался лабиринт. Оглядываясь через плечо, она видела книгу – та стояла на том же самом месте, где и прежде. Через минуту она пройдет сквозь нее и навсегда покинет Страну Грез.

Наконец Белль спрыгнула на землю.

– Спасибо вам, друзья! – повернувшись к насекомым, произнесла Белль. – Просто не знаю, как вас отблагодарить. Если бы не вы...

Она заметила, что Люцианос не слушает ее, а пристально смотрит куда–то в сторону. Белль проследила за его взглядом – он смотрел на книгу. Ее страницы не мерцали как раньше. Они вообще не двигались. Поверхность была абсолютно неподвижной и гладкой, словно застывшее на морозе озеро.

Белль медленно подошла к книге и положила ладонь на страницу – та была твердой и холодной, как лед. Она смотрела сквозь нее, ожидая увидеть пустую комнатку библиотекаря и конторку с чернильницей.

Но вместо этого она увидела Чудовище. Он держал в лапе голубую ленту – ее ленту. И смотрел на страницу «Страны Грез».

При свете свечей в комнатке Белль разглядела остальных слуг. Но во владениях графини стояла кромешная тьма, поэтому ее они не могли увидеть.

Она смотрела на Чудовище. Что он собирается делать? Снова рычать, метаться и крушить все вокруг?

Вдруг Белль поняла, что на самом деле Чудовище убит горем. Всматриваясь в его опечаленное лицо, она увидела, что действительно ему небезразлична.

В этот момент к Чудовищу подошел Когсворт.

– Кто–то ее выкрал! – заявил он. – Нам нужно вооружиться и догнать этих мерзавцев! И вернуть Белль!

Чудовище покачал головой.

– Ты не понимаешь, Когсворт. Никто не крал Белль, она сама туда ушла. Она так хотела. Я бы пошел за ней, но это невозможно. Таков ее выбор.

Чудовище окинул слуг угасшим взглядом.

Белль вглядывалась в их лица. Все они выглядели подавленными. Кто–то всхлипнул. Умолк и всхлипнул снова. Это был Чип.

– Нет, Чип, пожалуйста, – прошептала Белль, – не плачь...

– Почему Белль захотела уйти, мам? – спросил он. – Неужели ей было с нами так плохо?

Миссис Поттс обняла сына.

– Не думай об этом, сынок. Не надо нас жалеть. Что сделано, то сделано.

– Да нет, мам, я не нас жалею. Мне жалко Белль... Она была такой потерянной.

Белль прижалась лбом к холодной странице, ее сердце защемило. Она причинила боль Чипу и остальным и чувствовала себя ужасно, еще и потому, что Чип был прав.

– Да, я была несчастна там, – грустно призналась себе Белль. – Я хотела сбежать. А сейчас единственное, чего я хочу, это быть рядом с вами...

Чудовище бережно положил ленту на конторку.

Боль пронзила ее сердце, словно полоснула ножом. Это был конец. Необратимый. Роковой. Словно на крышку гроба бросили горсть земли.

«Лучше бы я никогда не видела «Страну Грез»! – подумала она.

Она вспомнила, с каким волнением впервые ступила на ее страницы. Та девушка, что отважилась проникнуть в неизвестный мир, прельстилась легкой возможностью сбежать от действительности. Она поверила в сказку, прекрасную и совершенную, которая казалась предпочтительнее суровой реальности. Но сказка обернулась кошмаром.

Белль мучительно скучала по своей прошлой – реальной – жизни. По тем, кто ее окружал. Она смотрела на лица слуг и думала, что недостатки в той же мере, что и достоинства, делают людей особенными.

Не будь у Чипа его трещинки, разве был бы он таким Чипом? Этот отколовшийся кусочек делал его еще обаятельнее. А Когсворт? Иногда его вечное кряхтение, поскрипывание и заламывание рук откровенно раздражало, но именно так он проявлял заботу о тех, кого любил.

И Чудовище...

Теперь Белль видела, что за грубым, устрашающим видом прячется доброе и преданное сердце. Если бы он мог, то отдал бы жизнь ради спасения Белль – она это знала.

– Чудовище... – прошептала она.

Словно услышав ее, он шагнул к «Стране Грез». Его взгляд пытался проникнуть сквозь страницы в надежде уловить мимолетный проблеск, малейшее движение, хоть какой–то признак того, что Белль там. Он положил ладонь на твердую поверхность. Белль сделала то же самое с обратной стороны.

– Я здесь...услышь меня, пожалуйста...

Слезы хлынули у нее из глаз. Она хотела вернуться – к Чудовищу, ко всем остальным. Но было поздно. Она забрала браслет, платок и монету, только это ни к чему не привело. Проход в замок из владений Смерти был закрыт.

В отчаянии Белль замолотила кулаками по странице. Силы покидали ее, а черные буквы проявлялись на коже все ярче. Они полностью покрыли ее руки, шею – «Страна Грез» почти дописала ее историю.

Из последних сил Белль колотила по книге.

– Не шуми так, дорогая, он все равно тебя не слышит, – произнес чей–то голос.

Белль похолодела, а внутри у нее что–то перевернулось. Этот голос она узнала бы из тысячи.

В нескольких метрах за ее спиной стояла графиня.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ


Обрывки липкой паутины свисали с черного платья графини. Черты ее мертвенно–бледного лица заострились, глаза горели холодным огнем, а напускная добродушная улыбка превратилась в кривую ухмылку.

Графиня вышла из лабиринта, львы следовали за ней по пятам. Они начали медленно приближаться к Белль.

– Игра стала утомительной, – сказала графиня и вытянула вперед руку с острыми загнутыми ногтями. – Отдай мне браслет, платок и эту дешевую побрякушку, что у тебя на шее. Сейчас же.

Белль сжала кулаки и покачала головой.

Графиня громко расхохоталась. Ее смех разнесся по округе, отразился эхом где–то в глубине лабиринта, взметнув опавшую листву, словно кладбищенский ветер.

– Дорогая, я знаю, что ты не хочешь разозлить меня еще больше, чем ты это уже сделала. Поверь мне хотя бы на этот раз.

Белль отчаянно попыталась проломить страницу плечом.

– Миссис Поттс! Люмьер! – закричала она. – Помогите! Я здесь!

Снова и снова она бросалась на книгу, до боли молотила ее кулаками, пыталась пробить пяткой.

Тем временем графиня подходила все ближе.

– Благодаря тебе игра оказалась сложнее, чем я предполагала, – сказала она. – Но с другой стороны, что интересного в игре, если в ней нет вызова? Воображаю лицо своей сестры, когда я объявлю ей, что выиграла!

– Когсворт! Люмьер! Кто–нибудь! Вы меня видите?

Краем глаза Белль заметила какое–то движение справа и, вздрогнув, резко повернулась. Но это была не графиня. На Белль летел Люцианос.

– Сердце, Белль! – кричал он. – Используй сердце!

О чем он? Графиня была уже в шаге. Как сердце Белль защитит от нее?

– Твое сердце! Ну же, Белль!

Люцианос едва не врезался в грудь Белль. Он задел висящее на цепочке стеклянное сердце и взмыл вверх.

Белль взяла украшение и обомлела. Сердце, которое подарил ей Чудовище, сияло огнем, лунный свет играл на гранях, распадаясь на миллионы искр. Никогда прежде в тенистом лабиринте или в замке Чудовища, в саду при свете дня или в кабинете графини она не замечала, что скромное сердечко – это не просто стекло или кристалл. Это алмаз.

И ничего прочнее его нет! Белль вспомнила, как отец проводил алмазным резцом по стеклу, и оно раскалывалось – так он делал крошечные окошки для своих музыкальных шкатулок.

Сорвав украшение с шеи, она с силой провела длинную черту по застывшей странице. Поверхность дрогнула, зарябила, и перед Белль открылся глубокий разрез.

Сзади раздался душераздирающий вопль. Даже не оборачиваясь, Белль чувствовала, что графиня вот–вот ее схватит.

– Люцианос! Арана! – сдавленно крикнула она.

– Беги, глупая! – заорал Люцианос.

– Спасибо... спасибо вам за все...

Графиня бросилась вперед, но ее скрюченные пальцы поймали лишь воздух.

Белль исчезла в проеме.


ГЛАВА ШЕСТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ


Белль открыла глаза, поначалу она видела все как в тумане. Потом перед глазами появились перья. Пузатый бок фарфорового чайника. Позолоченная нога. И пара бархатных ножек.

«Получилось! Я дома!»

Белль с такой силой ринулась через щель в «Стране Грез», что не удержалась и кубарем ввалилась в комнату, уткнувшись носом в плюшевый ковер.

– Белль! Ты вернулась!

– Как мы волновались!

Белль почувствовала, как сильные лапы подняли ее. Пошатываясь, она оперлась о конторку и заметила стоявшую книгу.

– Закройте ее! Прошу вас! – дрожащим голосом взмолилась она.

– Конечно, Белль, только не волнуйся. – Люмьер подскочил к книге и с треском захлопнул ее. Она моментально съежилась до своих обычных размеров.

Белль взглянула на свои руки – строчки, покрывающие их, исчезли.

– Я здесь! Я жива! – она крепко обняла Люмьера. – Я думала, что больше никогда вас не увижу!

По очереди она обняла всех остальных: Когсворта, миссис Поттс, Плюметт. Подняла Чипа, поцеловала его и погладила Фру-фру.

– А где... – вдруг запнулась она, ища глазами Чудовище.

Она обнаружила его стоящим в нерешительности поодаль.

Белль шагнула, остановилась и вдруг бросилась к нему на шею, зарывшись лицом в густой мех.

– Я не могла выбраться оттуда, – сбивчиво зашептала она со слезами на глазах. – Твое сердце... то, что ты мне подарил...только оно меня спасло. Без него, без тебя... я бы погибла!

– Ш–ш–ш, Белль, не надо. Все хорошо. Ты нашла дорогу обратно, это самое главное, – сказал Чудовище, прижимая ее к груди.

Белль кивнула и обняла его еще крепче, словно боялась, что он окажется таким же ненастоящим, как Страна Грез. Так они стояли, пока Белль не убедилась, что Чудовище никуда не исчезнет, и не отпустила его.

Слезы текли по щекам Белль. Тогда Чудовище, не удержавшись, вытер их косматой лапой. Белль вскрикнула, отпрянув назад, и схватилась за щеку – ощущение было такое, словно по коже провели щеткой для обуви.

Кто–то деликатно кашлянул.

– Позвольте предложить. – Люмьер протянул Белль носовой платок. Она с улыбкой взяла его и вытерла слезы.

– Думаю, чашка горячего чая и пара сырных лепешек – как раз то, что мадемуазель сейчас нужно, – продолжил Люмьер. – Принесу их в гостиную. А Когсворт растопит камин. Да, Когсворт?

– Я вообще не понимаю, что за переполох вы тут устроили! Она вернулась, и всем понятно, что...

Миссис Поттс дернула его за руку.

– В смысле...да, конечно, уже бегу! – засуетился Когсворт.

Слуги поспешили покинуть библиотеку, оставив Белль и Чудовище одних.

– Это ж надо додуматься! – возмущалась вполголоса миссис Поттс, спускаясь по лестнице.

– Ободрать нежную щечку нашей девочки своей лапищей!

Она вздохнула.

– Иногда я просто впадаю в отчаяние! Неужели мы никогда не научим хозяина хорошим манерам?

– Ну, по крайней мере, он не лизнул ее в нос! – прыснула Плюметт.

– И нам остается надеяться, что он не потащит ее в гостиную в зубах, как щенка! – рассмеялась Миссис Поттс.

– Надежда есть! – усмехнулся Люмьер. – Для Белль и мессира. И для всех нас.

– Надежда есть всегда, – глубокомысленно заявил Когсворт. – Разве я не рассказывал вам, как Фердинанд, принц Брауншвейгский, пытался выдворить маршала де Брольи из Вестфалии? Это было во время сражения при Брегене. Положение было аховое, скажу я вам! Гессенские наемники взяли нас в кольцо...

Миссис Поттс и Плюметт одновременно подняли глаза к потолку и ускорили шаг. Чип, Фру-фру и Люмьер поспешили за ними, а Когсворт, не заметив, что его аудитория сбежала, продолжал разглагольствовать.

Чудовище смотрел на Белль. Она слегка поежилась и отвела глаза.

– Пойдем в гостиную? Или ты не хочешь лепешек? – спросил он.

– Я тебе словами не могу передать, как я их хочу! Но сначала мне нужно кое–что сделать.

Она подняла «Страну Грез» с пола и вышла из комнатки в библиотеку. Там она распахнула окно, в которое тут же ворвался ледяной ветер.

Белль смотрела на книгу в своих руках, и все, что с ней произошло, пронеслось у нее перед глазами. Она мысленно поблагодарила Люцианоса и Арану, где бы те ни были. Она пообещала Отто, что никогда его не забудет. Наконец она вспомнила, как близко графиня Терр–де–Мор была к победе, и то, что она сама чуть не позволила ей себя погубить.

Взглянув в последний раз на книгу, Белль вышвырнула ее в окно. Налетевший порыв ветра подхватил ее, перелистал страницы и разодрал в клочья. Обрывки «Страны Грез» закружились вихрем и пропали в вышине.

Белль захлопнула окно и повернулась. Волосы ее растрепались, щеки горели румянцем.

Чудовище достал из кармана ленту, которую Чип нашел на полу перед книгой, и протянул ей.

– Спасибо, – произнесла Белль. Дрожащими руками она пыталась перевязать волосы, но не могла.

Чудовище заметил это и мягко взял ее ладони в свои теплые лапы.

– Может, расскажешь, что случилось?

– Эта история такая странная, что, боюсь, ты не поверишь.

– Я попробую! – засмеялся Чудовище. – Знаешь, когда дело касается чего–то «странного», у меня богатый опыт!

Белль смущенно опустила глаза.

– Я сказал что–то не то? – испуганно спросил Чудовище, и улыбка сползла с его лица.

– Нам не всегда удается вежливая светская беседа, не правда ли? – усмехнулась Белль.

– Это точно, – кивнул Чудовище. – Я совсем не умею поддерживать разговор. И быть идеальным другом у меня тоже не получается. Да и просто другом тоже...

Белль вспомнила своих «идеальных» друзей из Страны Грез: графиню и ее элегантных гостей, профессора Труфаторе, Анри.

– У меня тоже, – призналась она. – Может быть, ты не идеальный друг. Но ты настоящий. И я рада, что ты есть.

Чудовище улыбнулся и сжал ладони Белль.

– Ну что, продолжаем учиться? Дашь мне еще один шанс?

Белль улыбнулась.

И решила, что это хорошая идея.


ЭПИЛОГ


Под дуплистой старой ивой, возле торопливого журчащего ручья, две сестры, Любовь и Смерть, коротали время за своей вечной игрой.

Хозяйкой ивы была Любовь, поэтому каждый, кто когда-либо отдыхал под зеленым пологом ее ветвей, обретал покой и умиротворение, каким бы изнуряющим и безнадежным ни был его путь.

Любовь и Смерть сидели в плетеных креслах. Огромный мухомор служил им столом. Над их головами, разгоняя темноту ночи, плясали светлячки.

В этот раз шахматная доска была сделана из обсидиана и слоновой кости, а фигурки выточены в виде насекомых.

– Твой ход, – сказала Смерть, барабаня пальцами по ручке кресла.

– Знаю, – ответила Любовь.

– Всю ночь так просидим?

– Ты не можешь понукать любовью.

Через мгновение ее королева – черный богомол – сожрала одну из пешек Смерти, толстую желтоватую гусеницу.

– Как твоя поездка в Венецию? – спросила Любовь, пока Смерть склонилась над доской.

– Весьма продуктивно, – ответила та. – Могу с радостью сообщить, что вспышка эпидемии была достаточно сильной. Десять тысяч смертей в неделю

– мой личный рекорд. Я привезла тебе кое–какие сладости.

Любовь улыбнулась.

– А ты привезла мне три миллиона луидоров?

– Нет. Почему я должна была это сделать? Ты не выиграла пари.

– Но я близка в этому.

Смерть нахмурилась. Она подтолкнула своего коня–кузнечика, и тот снес голову ночной бабочке – черной ладье.

– Я всегда выигрываю, – уверенно сказала Любовь.

Смерть откинулась на спинку кресла и посмотрела на сестру.

– Тебе кто–нибудь говорил, что хвастать неприлично?

– Чудовище учится проявлять заботу о других, – продолжила Любовь. – Он сожалеет о своем прошлом поведении. Он учится любить, а Белль ему помогает. И за нее он отдаст жизнь.

– Правда? Это я могу устроить!

Любовь проигнорировала язвительную остроту.

– Чудовище полюбит и будет любим до того, как последний лепесток упадет с волшебной розы. Просто жди и наблюдай.

Смерть покачала головой.

– Снова ты не в состоянии задать более серьезный вопрос: а Белль сможет полюбить Чудовище?

– Непременно. Они уже стали друзьями. Это первый шаг.

– Я бы на твоем месте не была так уверена. История не окончена. Многое еще может пойти наперекосяк. А уж когда в истории замешаны людские сердца, так непременно и случится.

– И все же я надеюсь на лучшее.

– Дураки всегда надеются. – Смерть кивнула на доску: – Твой ход.

Любовь сосредоточилась на игре, и в ее глазах засветилась решимость. Прищурившись, Смерть выпрямилась в кресле. Атаки и ответные выпады, ловушки и окружения, отвлекающие маневры и взаимные уколы следовали друг за другом.

Так текли часы – под покровом темноты и в розовых лучах рассвета, при ярком дневном свете и сгущающихся сумерках.

Вечная игра Любви и Смерти, начавшаяся в далеком прошлом, уходила в необозримое будущее.


Литературно–художественное издание

Для широкого круга читателей


Дженнифер Доннелли


Красавица и Чудовище. Заколдованная книга


Перевод с английского Екатерины Сурской