Мир. Луна. Человек. Знанье их, что утратили мы (pdf)

-  Мир. Луна. Человек. Знанье их, что утратили мы  9.45 Мб (скачать pdf)  (читать)  (читать постранично) - Олег Владимирович Ермаков

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



АЗБУКА БЕССМЕРТИЯ ● THE ABC OF IMMORTALITY

Олег Ермаков

Мир. Луна. Человек
Знанье их, что утратили мы
Oleg V. Yermakov. – Universe. Moon. Human.
The knowledge we lost about them

Луна, наша Мать, нам пуста,
ведь пуст взор бренный наш
Киев – 2019

Все парадоксы, творимые Луной
в умах людей, обусловлены царящей
в нашем познании атеистичной доктриной
космогенезиса, начало зримой Вселенной
в которой кладет вспышка-Рознь — Большой Взрыв.
Луне в этом абсурде нет места. В генезисе истинном,
Корень чей Бог, Луна — sine qua non (столп, ось)
миропорядка: звено между Вечностью и порождаемой
ею, как тень огнем, бренной вселенной — родник
Любви: точка, отколе идет зримый мир и все очи его.

2

ЭПИГРАФ 1
Тоннель между тем всѐ круче уходил в глубь Луны. Скоро Незнайка уже
не скользил по льду, а просто-напросто падал в какую-то пропасть.
Вокруг уже не было так темно. Казалось, что свет проникал откуда-то
снизу. Вместе с тем стало значительно теплей, а через несколько минут
уже было и вовсе жарко. Яркий свет резал глаза. Незнайка решил,
что ему суждено погибнуть в огне, и уже мысленно прощался с жизнью,
но неожиданно стены пропасти разошлись в стороны и пропали.
Ещѐ минута, и Незнайка увидел, что над ним простиралось во все
стороны светлое, словно покрытое волнистыми облаками небо.
А внизу… Незнайка старался разглядеть, что было внизу, но внизу
всѐ было словно в тумане. Прошло немного времени, и сквозь рассеявшийся
туман Незнайка разглядел внизу землю с полями, лесами и даже рекой.
— Так вот что здесь такое! — сказал сам себе Незнайка. — Значит,
правильно говорил Знайка, что Луна — это такой шар, внутри которого
есть другой шар, и на этом внутреннем шаре живут лунные коротышки,
или лунатики. Что ж, подождѐм капельку, может быть,
скоро и с лунными коротышками встретимся.
Из книги Николая Носова «Незнайка на Луне»
http://www.testpilot.ru/espace/bibl/fant/nosov/nezn-na-lune-1967/02.html

3

ЭПИГРАФ 2
Средняя плотность Луны равна 3,34 г/см3, в то время как плотность
планеты Земля составляет 5,5 г/см3. Что это означает? В 1962 году
Гордон МакДональд, доктор наук НАСА, заявил: вывод из полученных
астрономических данных состоит в том, что внутренняя часть Луны —
это, скорее всего, полая, а не однородная сфера. Доктор Гарольд Урей,
лауреат Нобелевской премии, объясняет такую ее низкую плотность
тем, что значительная внутренняя область Луны представляет собой
обыкновенную впадину. Доктор наук Син К. Соло|мон пишет: исследование
орбиты позволило нам больше узнать про гравитационное поле Луны
и подтвердило наше опасение, что Луна может быть полой. В своем
трактате «Жизнь во Вселенной» Карл Саган замечает на этот
предмет: «Природный спутник не может быть внутри полым».
Луна вовсе не спутник?
http://ufo.ck.ua/

Лунная мистика фрагмента:
урей — атрибут царской власти Египта, идущей с Луны, МЕНы (греч.)
чрез Гермеса и МЕНа, царя его первого; Син — бог аккадский Луны,
пустота ее бренныым нам (sine — без (лат.)); «Соло|мон»
в сути — «соло Монады»: Единого глас из Луны.

4

САКРАЛЬНАЯ ЛИНГВИСТИКА:
ДРЕВНЕЕ ЗНАНЬЕ НА СЛУЖБЕ ЛЮДЕЙ

In vino veritas
Истина — в вине (лат.)

Все открытья мои — плоды
Вакхова метода жома, давящего
Истину, Я Мира, как сок из я’God,
из Слова, которое есть ее дом и сосуд*.
Сок Ра — Бога, Огня всех живущих,
она Глубь сердец наших, кою
познать звал Сок-Ра-т.
_____________________________________________________
* В мире нашем лик Истины — Иисус Христос, Бог Слово, Логос (греч.),
Себя зовущий «Лозой Виноградной». О том сообщается:
Спас Лоза Истинная — редкий иконографический тип, изображающий Христа в соответствии с евангельскими словами:
«Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь» (Ин. 15:1), «Аз есмь лоза, вы же гроздие» (Ин. 15:5). В ранних
вариантах (XV век) Христос окружѐн лозой, в ветвях которой изображены Богородица, Иоанн Предтеча и апостолы (то есть
евангельская фраза передаѐтся буквально). В более поздних (XVII – XVIII века) вариантах усиливается евхаристическое
содержание, на лозе, вырастающей в руках или из прободѐнного ребра Спасителя, виноградная гроздь, которую Христос
отжимает в потир. Из символико-аллегорической композиция превращается в дидактически-назидательную.
В греческом варианте икона подписывается «Αμπελος», что, собственно, и означает «виноградная лоза».

URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Православная_иконография_Иисуса_Христа

…ЛОГОСЛОГОСЛОГОС…
5

Иначе как чрез Слово Мир постичь нельзя: ведь Сл’OVO — OVO, Мир, Яйцо всего.

WORD IS WORLD

Luna * Oleg * Vladimirovich * Ermakovv

In the beginning was the Word, and the Word
was with God, and the Word was God.
John 1 : 1

Get to the root of all!
Kozma Prootkov
https://ru.wikipedia.org/wiki/Козьма_Прутков

Dear Friends!
My name is Oleg Yermakov. I was born in Russia, graduated from Kyiv National University
of T. Shevchenko (Ukraine), I live in Ukraine. In April 2009 I created the Unified Field
Theory which I would like to offer to your attention. The work is written in Russian.
Its meaning is that Einstein, creating his theory, was mistaken: he created
this work as a physical theory, but it is a LINGUISTIC theory,
because the Word is the Truth, Root of everything.

Your sincerely,

Oleg Yermakov
e-mail: nartin1961@gmail.com
6

«П

ознай самого себя — и ты познаешь Вселенную и богов».
Так рек оракул Дельф, глас Аполлона, мать чья была
Грекам Луна, Ис|то|к наш. О Луне и была речь сия.

Роль ее в нашей жизни, заглавную, знали мы úздревле, зная реальный
генезис Вселенной. Бог в нем — Созидатель ее.
Как Плод Бога, Вселенная — Вечность: П|рост|ранство как Всѐ, что,
делясь вглубь, творит тень свою — сферу вре|мен|и, бренный мир сей.
Скрепа этих миров, Тьмы и Света как Сердца с Умом, есть Луна, Мена
(греч.). Таковая, Луна есть sine qua non* сущего: нет ее — рухнет,
разъ|я|тый, мир в прах.
Вечность — Не|бо, мир бренный — Земля. Человек, дитя Вечности, с
Небом исконно един, с тем — с Луной как душой своей. Тело его, ею
сущее — Небом живая Земля. Посему людям древним Луна и Земля
были телом одним (войны «Махабхараты» сынов Луны (Мах (авест.)) с
Со|лн|ца сынами (с Умом — Сердца) шли посему на Луне и Земле
наравне). Пав очами с Небес, человек, тем отпав от Луны, зрил начально
ее Центром неба как люком в Иное. Так писано в Ведах; и Делом людей
был воз|в|ра|т в Луну, Родину их. Но разъяв Землю с Небом в умах —
Ум над Сердцем подняв, над Истоком реку, — Аристотель скрыл нам
эту Цель, Полноту подменив пустотой как дырой, и на ней возвел
зданье науки. С тем пуст нам Познания храм, и Луна, сосуд Неба и Бога
в нем — шар есть пустой, что открыл в свой полет «Аполлон».

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ЛУНА, ЗНАНЬЕ ЕЕ И ЗАБВЕНИЕ
1. Бог, Создатель Всего, творит Всѐ — Мир, иль Вечность.
2. Мир волей Творца созидает в себе бренный круг и Луну, скрепу с
ним, как врата бренным в Высь.
3. Из Луны в бренный мир сходят люди, гонцы Неба, помня о ней,
Лоне их, и возвратно стремясь в сей Исток.
4. Аристотель и многие с ним крадут знанье Луны у землян,
Полность — полостью сделав в очах как дырой от нее.
_____________________________________________________________
* «Без которого нет» (лат.), необходимое условие.

Разъясненья сему — в Дополнениях и Приложениях.
7

Дополнения

Мы и Гости:
Антропный Народ из Луны

8

Тайна Встречи миров:
вся — в единственном слове
Мудрость сущего есть Простота. Мир земной наш
погряз в пересудах о том, кто такие Пришельцы —
но пуст его труд! А меж тем, постичь их — есть всего-то
непраздно взглянуть на английское имя их ALIENS.
LIE — Ложь; А-LIE — Не-Ложь: ИСТИНА,
Мать всех живущих. Визиты Гостей к нам —
поход ее в Ложь: Сути — в тень свою, в мир
бренный — Вечности ради Вселенной,
ткань чья — два сих, слитые: тьма и Огонь.

9

Истины о Мире и Гостях
1. Вселенная, Мир, есть единство двух циклов — Вечности,
или Вселенной реальной, и бренного мира — вселеннойиллюзии, тени реальной Вселенной, Огня. Скрепа циклов —
Луна, единящая нас и Разумных Того в моНОЛитный
Антрóпный по качеству ряд. Вечность — НОЛь, Не-Число;
бренье — Два, в розни НОЛь как ОДНО, Глубь Сего.
2. В бренном мире глаз наших Луна — ц’entr его
и дверь в То. Чрез нее входим мы в Не|бес|а, Ис|То|к
свой; чрез нее Гости наши, антропы Иного, вступают
в мир наш, и других врат им в зримости нет.
3. ПОЛ антропов Иного — суть Мир: ПОЛность,
Дом их как Лоно, Жена жен — сверхПОЛЫЙ гинандр,
Жено-Всѐ; пол же наш — ПОЛовина как ПОЛость:
осколки Единого, Два без него.
4. РЯДа цельного ради антропы Иного, нагие в Залуньи
как чистые души, РЯДятся в тела как костюмы. В костюмах
Иного зрим их мы Иными, чем мы, люди бренья; в костюмах
Сего, телах наших, не зрим как Иных мы их вовсе:
неузнаны, ходят под маской мирскою они среди нас.

10

Кто такие Пришельцы
Гости наши — гонцы из Луны, люка в Вечность —
Дом их, Исток наш, — в мир Земли ради цельности
Ряда, чьи части есть мы и они. Так Семьú
цельной ради жмет длань брату брат.

Что такое Контакт
Контакт есть акт Любви, Клемма Космоса:
радость Антропов двух сущих миров Ряду
их, Луной цельному волей Творца.

РЯДУ РАД ЛУННЫЙ БРАТ

11

ИНОПЛАНЕТЯНЕ — ЭТО МЫ
На вопросы Марины Попович о том, видел ли он инопланетян
и каковы они, шестой посетивший Луну человек Эдгар
Митчелл ответил: «Инопланетяне, Марина — это мы!»

Космиты, которых зовем мы
Пришельцами — Гости Земли
как Иного гонцы. Но пришельцы —
и мы, искры душ, с Неба павшие
в мир сей чрез створы Луны, чтоб
вернуться однажды назад. Им и нам
есть одна лишь Планета родная —
Мир. Целое зря сие, чтят они Родину
эту; мы, частью слепимые — нет,
и песчинка Земля есть Всѐ нам.

12

Луна — Земля: зеркало
Мира как суть славной Встречи*
Мы отправляемся в космос приготовленные ко всему, то есть к одиночеству,
борьбе, страданиям и смерти. Из скромности мы не говорим этого вслух, но думаем
про себя, что мы великолепны. А на самом деле, на самом деле это не всѐ и наша
готовность оказывается недостаточной. Мы вовсе не хотим завоѐвывать космос,
хотим только расширить Землю до его границ. Одни планеты пустынны, как Сахара,
другие покрыты льдом, как полюс, или жарки, как бразильские джунгли. Мы гуманны,
благородны, мы не хотим покорять другие расы, хотим только передать им наши
ценности и взамен принять их наследство. Мы считаем себя рыцарями святого
Контакта. Это вторая ложь. Не ищем никого, кроме людей.
Не нужно нам других миров. Нам нужно зеркало.

Станислав Лем. Солярис

Встреча нас и Гостей — бренья с Вечностью —
встреча Лжи, LIE (англ.) с A-LIE, Истиной
как плóти с голой душой. Луна — Alien, То;
Земля — Это: зеркальное ей от-Ра-жень-е**
Огня как В-селен-ной, Жены сущих жен:

Луна, ALIEN

NEIL|Armstrong, Земля

MOON

NEIL ARMSTRONG

* Число Мира (Вселенной) есть Три: Тьма и Свет, Богом цельные как Клеем их.
** Жень (кит.) — че’LOVE’чность: Вселеная, Мать как Людей
сущих Суть, Корнь Женезиса их.

13

Антрóпный ряд
Сущностные черты человека Земли и космита
Земляне, отвергающие бытие во Вселенной иных Людей,
тем отрицают не их, но себя чрез свой корень,
Антропный ряд Вечности, часть чья есть мы.
Ряд сей ограничен столпами Очей: слева — Сердцем, Причиною, справа — Умом, Следствьем.
Сердце есть Целое: в очах — Луна, Глубь, огнь Вечности как Трансцендентное; Ум сам в себе —
часть пустая: покров, солнце брения как Имманентное. С тем, все антропы Вселенной есть
сущности Сердца, Единства, и Розни, Ума, как Того и Сего: по столпам сим — их очи и плоть.
Сéрдца сущности пóлны Очьми и есть «дхиан коган» — «владыки созерцания»1. Глаз их есть
цельный зрачок, око-сердце как мозг, из глазниц зрящ2. Ходить и летать им — одно: Стезя их —
Мир, Пространство. Они автотрофны, питаясь впрямую огнем двух солнц: Ума, зеленого как лист,
и Сердца, как куколка серого3; цвет кожи их монохромен согласно: зелѐн или сер. В мире сем, где
царь Ум, сути Сердца — владыки его как квадратные, сиречь прямые по вертикали и горизонтали.
Прям есть столб их тела, лишенный изгиба покорства среде, нам присущего; свода лишѐнна, пряма
их стопа: не она применяется к тверди в ступаньи, но та — к ней, в сем мире обманная 4. Сердце
у них — не изгнанник в груди, но, как дóлжно, над телом царит в голове их: ведь мозг — сердце,
учит Египт5. Ума сýти — есть мы, чтящи солнцем его один, в черном бессердьи своем
гнущий зрячих — в слепцов, вольных — в пленных, прямых — в горбунов.

Способ восприятия и конституциональные особенности Антропов Вселенной
определяемы двумя столпами созерцания — Сердцем, Единством, и Умом, Рознью.
Купное действие их творит строй всех Людей Мира — Антропный ряд.
___________________________________________________________________
1 О таких полнозрящих речет в своем Откровении Иоанн Богослов как об «исполненных очей спереди и сзади» (4:6).
2 Глаз этот не тело отдельное, шар, — мозг, что зрит напрямую их черепа; мыслить и зрить сему оку — одно. См. здесь.
3 Сердца цвет, серый (сірий (укр.)) есть цвет царенья: сер — сир, царь. Зеленый — служения цвет:
Сердца Ум, его ратник. Цвет красный — суть рознь, эгоизм: Ум Ума, нарцисс злой.
4 «Не стоит прогибаться под изменчивый мир — // Пусть лучше он прогнется под нас», — рек о том Макаревич.
5 Родник мысли, Египт рек, есть сердце — не ум, шкафом чьим есть мозг наш. Ум-вершина — явь умного, ложного
плана строения тела; план истинный Сердца есть должное людям: мысль в действии там, где родится она.

Anthropic order of the Universe.
The essential particularities of Earthman and Аlien
The Anthrops of the Universe, to which belong the anthrops of the Earth humans,
constitute a single order. This article of mine tells about principles of its composition.

14

Ряд Антропный есть Вечность и бренье
как пара Разумных: Космит, в ликах мног,
и Землянин, единые скрепой, Луною.
Единство их в том, что Антропы есть оба,
а рознь в том, что первый есть Вечность
во плóти: Единство различного, Корнь-Явь;
второй — в плóти брение: рознь
Одного, втайне Корнь.

15

Столько имеется обитаемых миров и великих живых тел
и превосходнейших божеств, сколь бесчисленными кажутся
и являются миры, не многим отличные от того,
к которому мы принадлежим.

Джордано Бруно

В

селенная — Мир, дом глаз горних — очам бренным скрыта в
Луне, вратах в То как портале миров1. Житель Мира с очьми
его, Тьмою, космит из Луны посему входит к нам. Чтó есть он?
Гость по виду, хозяин по сути, в сем мире, где властвует часть, он —
посол Полноты Мировой. С тем, и тело его — в сути Целое, Мир;
тело наше — безмирие: часть в розни с Целым, Началом своим.
Часть — рознь, Полность — Единство. С тем, бренная плоть наша — в розни с собой и с
душой, сутью: Два — не Одно; Гостя плоть (ведь космит — Гость землян) — розни чýжда: Одно
без Второго себе, Да без «нет». Часть (она ж половина) и Целое — мы, дети бренья, и Гость, во
плотú Космос, Мир: с Землей Небо, Высь с Долом, единые, как рек Гер|мес: что вверху — то
внизу2. Часть без Целого — гибель: без Сердца Ум; в Целое части возврат, Ума в Сердце как Корнь
свой — SPACE’нье ее. Цель|ность — Цель; поло|вина — вина: зов святой Целым стать, коим
гордый (англ. pride) — Pridé’т в Цель сию.
Половые клетки (гаметы) антропа Земли Homo sapiens своим хромосомным набором являют
не половинность, как мним извращенно мы, а полноту, Единицу, от коей диплоидный пул
хромосом, мнимый нам полнотой — половина. Это ясно из того, что в отношении своих родителей
земное человеческое дитя есть полу-отец и полу-мать, тогда же как мать и отец его, стоя над ним,
есть монады антропности, завершенные в себе как истоки его плоти 3. Корнь не есть частью древа
— он полность его, древо всѐ, как ни зрился бы. Отсюда следует, что поскольку диплоидность
клеток плоти Homo sapiens есть половинность (Однó множить — вглубь разделять: 1 × 2 = 1 : 2), —
антроп цельный, полный собой как образчик телесной гармонии, должен быть сложен не
соматическими, а половыми клетками (гаметами) и только ими, — тогда как у зрелой особи
антропа-землянина 2 типа клеток — телесные и половые. Во-вторых, односущный составом,
гаметой есть и весь антроп как единая плоть. В этом и состоит разгадка странного, на взгляд
наш, вида космита, антропа Вселенной как Полности сущих, с большой головой и субтильным
туловищем: униплоидный, он есть с|пер|мий, с хвостом как придатком своим голова (рис.).
Однократное, тело сие монолитно как Мир, с тем — и видит сей Камень оно: Миру парное —
Очи; плоть наша, рознь, смотрит: без вúденья зрит. Сущность клетки плотú бренной сей —
имманентность, покой как лишенность С|еб|я, половóй суть — трансцензус: шаг в То, Переход
как стяжанье Себя. Им есть Гость, Тьмы г’ONE’ц. И как спермий стремим в яйцеклетку, так
16

Гость наш, космит, стремим в Бога антропной стезею: га|мéта — метá, цель (укр.): Бог, сущих Я, в
Кое все мы идем (зная то или нет) как в Себя Самое.

Космит, Гость, как спермий, копье в То: в Утробу, Тьму-Мать, что Вселенной зовем мы.
Пропорции Гостя как спермия — детские: дитя и спермий — одно.

Зрящий в Мир оком Розни — Двух, бренья, — антроп Земли мнит Полнотой часть-себя,
рознь — Единством; Единое ж — мнит в розни он: половиной — Одно. В онтогенезе землянина в
плоти его начально есть лишь соматические, диплоидные клетки, и лишь позднее, с ее
созреванием, являются половые, имущие гаплоидный набор телец преемства. Так Истина с Неба в
мир сей прорастает чрез ложь, его стенку, зрясь младше (позднее) нее. Так Царицы богов лик,
Афина исходит из Зевса главы, мнясь второй, — но боясь ее, страхом своим тот речет: младший —
он. Так год солнечный, первый для бренных, на месяцы Луной делúм: Сердцем, Истиной — Ум,
ложь. Для лжи, бренья, мнящего первым себя, Истина есть Второе как Спутник: Ума —
Сердце, Земли — Луна; в мире сем ложь хозяин, а Истина — Гость ей. С тем, Двойка меж числ
— лик Ноля как Пред-первого: Тьмы, Не-Числа, кое, как Сердце Ум, за собой Единицу кладет и
ряд числ. Ноль есть Хаос, начальный вещам с зримым косм|осом их, им косма|тым; так корень
материи, зримой очьми, Единицы — эфир как Ноль, Тайна их (с тем, Мен|дел|еев — Луны, Мен|ы
муж, раз|дел|ивший Мон|аду сию в хор частей, в бренье Вечность, — таблицу как это деленье
творя, зрил эфир ей началом как пред-водород: Ноль как Пред-Единицу. Монадой, Луною как в
капле Водой, в части Целым зрил ген Гре|гор Мен|дел|ь). Нол|я, Лон|а лик есть космит, Гость
Земли. Его целостность — суть камнь Вселенной, чей есть э|мис|сар4 сей антроп. Число Мира
есть 10, ДеХада, огонь Пифагора. Наличное в смертной, дискретной плоти человека, оно есть
Дехада неравноразъятая, 46 как кариотип наш, явь чья — суть земная стезя человека5:
внеисторическое, райское его Прошлое, Златой Век (4 части), и историческое настоящее — 6
частей по единству Серебряного (3 части), Медного (2 части) и Железного (1 часть) веков6. В
плоти антропа-Гостя, собою являющей Мир (так капля — лик океана), Дехада эта делима по17

сократовски — поровну (деленье это, срединный разрез мудрецов как число 22 — не раскол: им
Единство условно делимо, себя не теряя7), давая число 55. Таков пул хромосом у космита.
Делимое пополам без разъятья себя (на разряды свои — не на числа), число это обличает нам
способ воспроизводства космита, как Мир андрогинного (по Пифагору, 10, Мир = 1 + 0 = Муж,
Ум + Жена, Сердце), родящего особь-дитя без участья стороннего — деленьем надвое плóти, как
клетка в митозе как родах ее. Особь Гостя, собою являя гин|андр — женский андрогин как
единство мужского и женского начал на основе начала женского, — в некий мо|мен|т
разделяется надвое: был один Гость — стало два. Родов этих особенность: особь-дитя и родитель
ее неразличны очам как две капли воды: водой, каплею как ко|пием, буром в Тьму Мирову (капля
— бур, камнь упорством т|оча|щий), и есть антроп в сути (с тем, мы из воды состоим в основном:
душа, суть наша — Тьмы капля, рек Де|мокр|ит), и вселенной корнь Хаос, Тьма тем — Во|да
горня: во Да, Бога вход.
Роды эти вершимы Воглубь — не вовне, как у нас; родить так — по П|латону, «родить в
К|р|а|соту»: в Мать, Коров|у-Тьму, Крóв наш, что úздревле людям — Луна, части чьи есть
космиты, Тьмы капли, Луна от Луны. Луна — сущего Ма|ть; плоть космитова, лунна — суть
Матерь, Луны Матерь|ял. С тем, космит нам по сути не б|ра|т (как он назван в заглавьи в дань
Мужу, Сему), а сест|рá: цикл без внешнего, Розни-Вражды, Лон|о-Нол|ь. То и дóлжно: из сущих
полов автономен, довлея себе, Женский, Мужа, как Фаллос из Лона, творя из себя внутрь себя, как
творим Сердцем Ум. О том сказано:
Сила… этого духовно-телесного творчества в человеке есть только превращения или
обращение внутрь той самой творческой силы, которая в природе, будучи обращена наружу,
производит дурную бесконечность физического размножения организмов.
В.С. Соловьев. Смысл любви

Роды наши есть Лона утрата, отпад от него: из Луны — в мир земной, из Тьмы, Тайны — в
свет, явь, из Любви во Вражду, в смерть из Жизни, во Зло из Добра, из Единства в рознь. Роды
космита есть в Лон|о возврат безутратный: в Лун|у из Луны, из Тьмы в Тьму, из Любви во
Любовь, из Добра в Добро то ж, из Единства — в него ж.
Капля Матери, Гость — Любви лик: Мать, Длань Божья — Любовь, че’LOVE’чности
Суть, ведь Любовь — Бог, с Кем слитна Она как с антропом рука8. Капли Бога — Любви, Тьмы, —
космиты планеты единой (миров же таких — тьма) тож|дес|твенны видом своим, и любой из них
есть дитя-взрослый: расти — не стареть им, совечным. Быть Гостю р|ебен|ком и спермием — в
сути едино: дитя — спермий Лона, исшедший вовне (рис.).
Довленья космита себе знак — его автотрофность: прямое питание Духом, Огнем,
Пищей сущих. Гость наш, из Луны в мир входящий наш так, как родимся в нем мы (Полность,
Мир — в Луне скрыта как Клад за дверьми), есть лист-куколка, пьющий огнь двух: солнца брения

18

— в яви глаз наших, и Солнца Того, кое Всѐ, Луны — в тайне их. Куколке, в росте своем пьющей
огнь Изнутри, — тень мила посему: огнь Того — тень Сего.

В отличие от человеческого, к своему пребыванию в Космосе
тело космита защиты не требует, ведь односущно ему. Космос
зря пустотой, плоть землян им крушима в контакте прямом,
ведь пуста сама; тело космита — не знает вреда, ибо Космос ему
Полнота (коей истинно есть он) и пóлно оно. Мира явь, в пустых
наших очах оно — полость: ткань фалла, пещериста плоть.
Отношения, связывающие землян и космита, представлены ниже таблицами 1 и 2:

Таблица 1

Сущностные отношения антропа Земли,
человека, и антропа Вселенной, космита
Землянин

Космит

диплоидия, 46 хромосом

униплоидия, 55 хромосом

гетеротрофия

автотрофия

Ум: смотренье, лишенность Очей

Сердце: вúденье, Очи

Рознь, Вражда

Единство, Любовь

часть

Целое

смерть, брение, солнце

Жизнь, Вечность, Луна

искривленность (горбатость)
по вертикали (позвоночник)
и горизонтали (стопа)9

обоюдная прямизна

Утробный генезис младенца
как та|ин|ство бренных очей

Генезис плода безутробный:
очей зрячих явь

19

Таблица 2

Соотношение между земным животным,
человеком и космитом
Существо

Местообитание

Духовно-телесный статус

Животное

______________

Земля,
Розни-Вражды дом

Дух и плоть
как Два, Рознь

Человек

Космит

Луна,
дом Единства-Любви

Групповой дух,
сторонний плотú:
царь над ней как
безгласным рабом
Дух, отдельный
в плотú как
в тюрьме:
в рабстве царь

Дух и плоть как Одно:
неотдельная капля Всего,
царь вполне

Опираясь на эти простые посылки, я вывел когда-то Антропный ряд — ряд антропных
разумных Вселенной, часть чья человек, антроп Земли. Монолитный, Луною един этот ряд.
_____________________________________________________________________________________
1 Подробно о том — в моей книге «Планета Любовь».
2 О сем-то единстве сказал Гераклит: «Бессмертные — смертны, смертные — бессмертны; смертью друг друга они живут, жизнью
друг друга они умирают».
3 Обстоятельство половинности, т.е. ущербности, тождества человека с каждым из своих родителей делает праздным вопрос о том,
с кем из них он схож больше: в действительном, самодовлеющем смысле понятия он похож лишь на себя самого в имманентности,
а трансцендентно — на Бога, чей образ он есть.
4 Само слово это являет Оплот свой: Вселенную, Мир — самоплодное Лоно как Мис|сис-и-Мис|с, Сис|ьку (Грудь) нам.
5 Деленье стези сей — пространственно: времени нет в однократноcти Мира; д|лить Мир — лить как Реку-Пространство его.
6 Этанол, субстрат Вакха, как сердце вина в пути нашем попутчик, по этой причине имеет молекулярную массу 46 у.е. Al-koh-ol,
спирт — Любви (укр. кох|ання) друг, Сути людской, бренных Сна, с ней единый. О нем Пушкин рек:
Злое дитя, старик молодой, властелин добронравный,
Гордость внушающий нам, шумный заступник любви!

(«Ион Хиосский»)

7 Серединный разрез есть деление первое как единство делимых, деленье иное — второе как рознь их, раскол. Делением первым от
Бога, Творца, есть пространство — дом роста, Свободы чертог, а вторым — время, бремя людей и тюрьма. С тем, «секунда» идет
от латинского secundo divisio — второе деленье; секу|нда — секу, без Единства делю.
22, число мудреца, оно же число Солнца, в нерасчлененной своей основе есть 4, Тетрада, число бренья («всей тьмы вещей»).
Делимое пополам, оно есть 22, «Мир и зрячие очи» (по сумме Десяти, числа Вселенной, и Двенадцати, числа видящих, зрячих,
очей); в разделеньи неравном оно есть 13 (1 : 3), «раскол глаз» — взор бренный, для Мира слепой: брень|е — боренье, брань (рознь,
вражда). Так в глазу нашем стоят рецепторы зрящей ячейки его: 1 палочка (сумеречное, черно-белое зренье) : 3 колбочки (зренье
дневное, цветное). В субстрат бренный зренья сам Бог посему внес раскол.
8 Лик Единства сего — анх, египетский крест, Бог в котором — кольцо как вершина его, Мать — Т (тау) под ним. Слитно Оба для
ока — антроп в полноте естества своего.
9 Горб — грóб, смерть как бренье. Могила исправит его: в Пр|ям|изну — Я|м|а вход, в То дыра.

20

Человек есть
частица-волна
Суть Антропного ряда Вселенной

Мы и звездные Люди в едином строю

21

15 февраля 1989 года автор этой работы выступил в Институте
кибернетики им. В.М. Глушкова (Киев, Украина) с докладом
об открытом им Антропном ряде Мира, частью чьей есть мы.

Мы не одиноки во Вселенной. Жизнь
в ней кипит всюду, ведь Жизнь — есть
она самое. Мы, Земляне, как Сутью
своей ею пóлные — часть ряда Божьих
Разумных. Знать наше в нем место —
Мир, Дом сущих, знать.

22

Человек есть не отдельное существо,
каким себя воображает, а волна,
проходящая по единому океану жизни.
Виктор Пелевин

Все в мире есть поток и волна, и человек — тоже.
Крайон

На первых ступенях своего развития тело человека является частью
параллельными, частью перекрещивающимися под различными углами
волнообразными направлениями первоначальной органической материи.
Подобно тому и тело взрослого человека мы можем сравнить с волною.
А.К. Горский. Огромный очерк

Ц

арящая ныне в науке дуальность «частица-волна» —
Мира истинный знак. Суть его такова:

1. Царь частиц сущих — Мир, Лоно лон, Дом всему. В действьи
его в себе, в частях — Целого, Мир есть Во|лна.
2. Господь Бог, Мира Автор — Единство Един|ого: Одно без
Двух, Простота; Мир (В|селен|ная, Вечность) есть Многость
Единого — Одно с Двумя как слугой, Цельность; бренье,
тень Мира, есть многость себя — Рознь, Единого нуль.
3. Как Одно, Мир есть Огнь: Дух сверх качеств, Суть; как Два,
он есть х|ор частиц, разных качеством; из них одна есть
Антрóп. Мы, Земляне — аспект ее как Дома глаз наших,
меньшего Мира, как фор|ма* меж форм сущих — Сути,
опорной ей **.
4. Люди Сего и Иного, Антропности страны, едины Луной,
скрепой их, и в единстве сем есть они Ряд.
5. Как частица, антроп есть душа, г|орний огнь; как волна —
тело он, душú тень, чья длина — тéла рост, суть ан|троп
как тропа — к Богу, Я сущих, путь. К|орнь их, Бог — Цель
(Метá) чад Его. Душа — качество, тело — ко|лич|ество, в
Мире раз|вер|тка его: вечность с бреньем, Луною
сплоченные. С тем, к|орпускулярно-волновой дуализм в
горней, ист|ин|ной сути своей — дуализм антропноростовой, Луной сущий (табл.). Число его — Пи, створ глаз
как зрачков (сколь миров с очьми их — столь Пи разных);
раз|мер|ность его — метр нам, данный Всевышним чрез
Случай, личину Его.

23

Человек есть частица-волна: душа-тело как
Вечность-и-бренье, То-Это. Антроп-Ряд —
таков же: мир душ без иного — и душ
во плотú как во тьме огнь. И рядный
антроп и Антроп-Ряд едины, как скрепою
Божьей, Луною. Сие означает, что
Братья Антропы, Иные — вовеки средь нас
как Гонцы и Свидетели, скрытые масками тел
наших, кои несут ради Тайны, скрепляющей Ряд.

Таблица

Антроп как волна и частица, единые скрепой — Луной
Антроп
как частица

как волна

душа, качество:
огнь от Огня, Мира, вечная суть

тело, количество:
тень от огня, бренный слепок души

* For|ma — «для Матери [сущее]»: со|суд — для Сути с|во|ей.
** Дом этот есть всѐ, что зрим в Мире мы, с тем — всѐ, в чем сущи как в лоне глаз — домене их меж
доменов иных, тайных нам, в Мире всѐм: зриться — быть (esse — percipi (лат.)). Явь сему — сущий
ныне антропный (антропоцентристский) принцип, по коему Мир в очах — плод их,
творящих, в себе же — ничто. См. о том: https://ru.wikipedia.org/wiki/Антропный_принцип

24

Приложения

25

Человек в сути — Мир. Речь
людская — глас Мира в устах
наших. Речь нам познать —
познать Мир как Себя,
вняв Оракула зов.

Все мои труды:
https://univ-kiev.academia.edu/OlegYermakov

РЕЧЬ
РЕКА
ДУША
ЛУНА

26

I
ВЫСШИЙ БОГ, ЦАРЬ НА ТРОНЕ ЛУНЫ
Лунное божество Каабы: Бог богов
Вас не удивляет то, что символом ислама есть полумесяц?
Что полумесяц венчает мечети и минареты?
Что полумесяц изображен на флагах исламских государств?
Что мусульмане постятся в течение месяца, который начинается
и заканчивается появлением полумесяца в небе?
Что мусульмане молятся в направлении черного метеорита Каабы?
Макам, находящийся рядом с Каабой, увенчан символом Лунного Божества.
Каждая мечеть увенчана символом Лунного Божества,
и флаги арабских государств несут на себе этот знак.
В прошлом — идол языческого пантеона, а ныне — бог ислама:
такова удивительная судьба Лунного Божества Каабы.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛОВА АЛЛАХ
Слово «Аллах» происходит от составного арабского слова «Аль-Илах». Аль — определенный артикль, а Илах — арабское слово
«Бог». Мы тотчас видим, что:
1. Аллах — не имя собственное, а родовое название, подобное слову «Эль» в иврите, использовавшееся для обозначения любого
божества.
2. Аллах — не иностранное слово (заимствованное, например, из Библии), а чисто арабское.
3. Также не следует сравнивать слово Аллах с ивритским или греческим словом Бог (Эль или Теос), потому что «Аллах» — чисто
арабское слово, используемое для обозначения арабского божества.

Аллах был божеством языческих арабов задолго до ислама.









«Аллах — это доисламское имя, относящееся к вавилонскому Беллу» (James Hastings).
«Имя Аллах найдено в арабских доисламских надписях» (Encyclopedia Britannica).
«Арабы еще до Мухаммада поклонялись божеству по имени Аллах» (Encyclopedia of Islam).
«Аллах был известен доисламским арабам; он был одним из божеств Мекканцев» (Encyclopedia of Islam).
«Илах фигурирует в доисламской поэзии. При частом использовании Аль-Илах был сокращен до ‘Аллах’» (Encyclopedia of
Islam).
«Имя Аллах появилось до Мухаммада» (Encyclopedia of World Mythology and Legend).
«Происхождение имени Аллах возвращает нас к доисламским временам. Аллах — не общее имя, обозначающее Бога, поэтому
мусульманин должен использовать другое слово, если хочет сказать о каком либо ином божестве» (James Hastings, Encyclopedia
of Religion and Ethics).
Ученый из Гарвардского университета, Генри Смит, констатирует: «Аллах уже был известен арабам» (The Bible and Islam).

Доктор Кеннет Крагг, бывший редактор академического журнала «Muslim World» и выдающийся ученый исламовед, пишет: «Имя
Аллах присутствует в археологических и литературных памятниках доисламской Аравии» (The Call of the Minaret).
Сезар Фарах в книге по исламу пишет: «Нет причины принимать идею, согласно которой Аллах пришел к мусульманам от христиан
и евреев» (Islam: Beliefs and Observations).
Согласно востоковеду Э.М. Вэррай, чей перевод Корана используется поныне, доисламский культ Аллаха, как и культ Ваала,
является астральной религией, в которой фигурировали солнце, Луна и звезды. В древней Аравии бог солнца был женским
божеством, а Луна — мужским.
Согласно многим ученым, среди которых Альфред Гуиллам, бог Луны имел разные имена, и одним из них было имя Аллах.
«Имя Аллах использовалось как личное имя лунного бога в дополнение к другим титулам. Лунный бог Аллах был женат на богине
солнца, вместе они породили трех богинь: Аль-Лат, Аль-Узу и Манат, — которых называли дочерями Аллаха. «Дочерей Аллаха,

27

наряду с самим Аллахом и богиней солнца, считали высшими богами. Они располагались на верхнем уровне аравийского
языческого пантеона» (Robert Morey, The Islamic Invasion).
Хорошо известен факт, что в доисламские времена полумесяц был символом культа лунного бога как в Аравии, так и повсюду на
Ближнем Востоке. Археологи обнаружили многочисленные статуи и иероглифические надписи, в которых полумесяц помещен над
головой божества, что в символической форме обозначает лунного бога. В то время как на всѐм древнем Ближнем Востоке Луне
поклонялись как женскому божеству, арабы рассматривали еѐ как мужское божество.
В Месопотамии шумерскому богу Нанне, названному аккадцами Сином, особенно поклонялись в Уре, где он был главным богом
города, а также в городе Харран в Сирии, который имел близкие религиозные связи с Уром. Тексты угаритов показывают, что там
лунному божеству поклонялись под именем Ур. На памятниках бог обозначен символом полумесяца. В Хацоре, в Палестине, в
маленькой святыне хананеев позднего бронзового века была обнаружена базальтовая стела, изображающая две поднятые к
полумесяцу руки, указывая, что святыня была посвящена лунному богу. Культ лунного божества, в противовес религии Яхве, был
также постоянным искушением израильтян.
«Племя Курайш, в котором родился Мухаммад, было особенно предано лунному божеству Аллаху и трем его дочерям,
выступавшим посредницами между людьми и Аллахом. Культ трех богинь, Аль-Лат, Аль-Узы и Манат, играл важную роль в Каабе
в Мекке. Имена первых двух дочерей Аллаха являются женскими формами имени Аллах. Отца Мухаммада звали Абд-Аллах, дядю
Мухаммада звали Oбейд-Аллах. Эти имена говорят о личной преданности, которую семейство Мухаммада питало к культу лунного
бога» (Robert Morey, p.51).
История показывает, что прежде чем возник ислам, в Аравии поклонялись лунному богу Аллаху, который был женат на богине
солнца. То, что Аллах был языческим божеством в доисламские времена — неопровержимо. Мы должны ответить на вопрос:
почему Мухаммад назвал бога ислама именем языческого божества?
В доисламские времена идол Аллаха вместе с другими идолами стоял в Каабе. Язычники молились по направлению к Мекке и
Каабе, поскольку там находились их боги и главный среди них — Аллах.
Востоковеды признают, что культ лунного бога простирался далеко за пределы Аравии. Весь плодородный полумесяц был вовлечен
в лунный культ. Можно понять, почему ранний ислам имел успех среди арабских племен, которые традиционно поклонялись
Аллаху как лунному богу. Можно также понять, что использование полумесяца как символа ислама,

фигурирующего на флагах исламских государств и венчающего минареты, является возвратом к
дням, когда в Мекке поклонялись Аллаху как лунному богу.
В отличие от большинства христиан, образованные мусульмане знают об этом факте. Роберт Мюрей пишет об этом: «В одной из
поездок в Вашингтон я беседовал с водителем — мусульманином из Ирана. Когда я спросил его, почему ислам использует символ
полумесяца, он ответил, что это древний языческий символ, широко используемый на Ближнем Востоке, и что этот символ помог
мусульманам привлечь к себе множество людей. Когда я заметил, что слово Аллах использовалось в культе лунного бога в
доисламской Аравии, он согласился с этим. Когда я сказал, что ислам и Коран можно объяснить в понятиях доисламской культуры,
он также согласился с этим. Он рассказал мне, что закончил университет и всю жизнь пытался понять ислам. В результате он
потерял веру. Значение доисламского происхождения имени Аллах не может быть переоценено».
Что особенно интересно, так это параллели между развитием ислама и католической церковью. Обе абсорбировали языческие идеи,
чтобы привлечь новообращѐнных. Мухаммад не был одинок в своем плагиате из других религий.

РАЗНЫЕ РЕЛИГИИ ПОД РАЗНЫМИ ИМЕНАМИ
ПОКЛОНЯЮТСЯ РАЗНЫМ БОГАМ
Главный результат моих исследований состоит в том, что все религии имеют разные концепции божественного. Яхве, Аллах,
Вишну и Будда — это не одно и то же. Разные религии не поклоняются одному Богу под разными именами, поэтому использование
слова Бог в описании божества является некорректным и мы должны использовать конкретное имя бога. Игнорирование
существенных различий, отличающих мировые религии, есть оскорбление их уникальности.
Яхве (бог Библии) не является Аллахом (богом Корана), и не является Вишну (богом Вед), и не является богом Буддистов и т. д.
Есть фундаментальные различия между Яхве и Аллахом — в личных признаках, богословии, морали, этике, эсхатологии и
теократии. Они представляют два разных духовных мира. И когда мы обнаруживаем дальнейшее раскрытие Яхве через Иисуса, мы
видим ещѐ бóльшую пропасть меж Библией и Кораном.

АРХЕОЛОГИЯ ЛУННОГО БОГА
Мусульмане поклоняются божеству по имени Аллах и утверждают, что в доисламские времена Аллах был библейским богом Яхве,
богом патриархов, пророков и апостолов.
Ахмед Дидат, известный мусульманский апологет, утверждает, что слово Аллах является именем Бога Библии и происходит от
слова «Алелуйя», которое трансформировалось в «Аллах-луях» (Ahmed Deedat, What is His Name). Это утверждение показывает, что
Ахмед Дидат не знает иврита, поскольку слово «Алелуйя» является глаголом «восхвалим», стоящее перед именем Яхве оно
буквально означает «восхвалим Яхве». Другие «библейские» аргументы Дидата также абсурдны. Он утверждает, что слово «Аллах»
никогда не осквернялось язычеством. «Аллах — уникальное слово для единственного Бога, вы не можете произвести женское из

28

Аллаха», — говорит Дидат. Но Дидат умалчивает о том, что одну из дочерей Аллаха звали «Аль-Лат», и что она была женской
ипостасью Аллаха. Проблема здесь в мусульманских претензиях к непрерывности: от иудаизма к христианству, а затем к исламу, а
также в их стремлении исламизировать евреев и христиан. Если Аллах — часть потока божественного откровения в священном
писании, то он является следующим шагом библейской религии: мы все должны стать мусульманами. Но если Аллах был
доисламским языческим божеством, то мусульманские претензии на священное наследство не имеют оснований.
Религиозные претензии часто рушатся в результате археологических свидетельств. Археологи обнаружили храмы лунному богу
повсюду на Ближнем Востоке. От гор Турции до плѐсов Нила самой широкораспространенной религией
древнего мира был культ лунного бога. Он был даже религией патриарха Авраама, до того как Яхве раскрыл себя и
приказал ему оставить дом в Уре халдейском и перебраться в Ханаан.
Шумеры, первая грамотная цивилизация, оставили множество глиняных табличек, описывающих их религиозные верования. Как
показано Сьѐбергом и Халлом, древние шумеры поклонялись лунному богу, который имел много различных имѐн. Самыми
популярными были Нана, Суен и Асимбаббар (Mark Hall, A Study of the Sumerian Moon-God).
Его символом был полумесяц. Учитывая количество артефактов, относящихся к культу лунного бога, ясно, что это была
доминирующая религия в Шумерии. Культ лунного бога был самой популярной религией повсюду в древней Месопотамии.
«Ассирийцы, вавилоняне и аккадцы преобразовали слово Суен в Син — их любимое божество» (Austin Potts, The Hymns and Prayers
to the Moon-God). Профессор Поттс пишет на сей счет: «Имя Син, по существу шумерское, было заимствовано семитами».
В древней Сирии и в Канне лунный бог Син обычно изображался Луной в ее возрастающей фазе. Иногда полная Луна помещалась
внутри полумесяца, чтобы подчеркнуть все фазы Луны. Богиня солнца была женой Сина, а звезды были их дочерями. Например,
Иштар была дочерью Сина (Ibid., p.7).
Символ полумесяца обнаруживается повсюду в древнем мире: на оттисках, стелах, глиняной посуде, амулетах, глиняных табличках,
цилиндрах, весах, сережках, стенных фресках и так далее. В Тель-Эль-Обейде был найден медный теленок с полумесяцем на лбу.
В Уре, на стеле Ур-Намму символ полумесяца помещен над богами, потому что
пекли в форме полумесяца, как акт преданности лунному богу (Ibid, pp.14-21).

лунный бог был главою богов. Даже хлеб

Жертвы лунному богу описаны в текстах Рас Шамры. В текстах угаритов, лунного бога иногда называли Кусу. В Персии, так же как
и в Египте, лунный бог изображался на стенных фресках и в заголовках уставов. Он был судьей людей и богов.
Ур халдеев был столь привержен лунному богу, что в табличках того периода его иногда называли Наннар. Храм лунного бога был
раскопан в Уре сэром Леонардом Вуллей, им было найдено много артефактов лунного культа, которые сегодня демонстрируются в
Британском Музее.
В 1950-х годах главный храм лунного бого был раскопан в Хацоре в Палестине. Были найдены два идола лунного бога, каждый
является статуей человека, сидящего на троне с полумесяцем на груди. Сопровождающие надписи поясняют, что они являются
идолами лунного бога. Несколько статуй меньшего размера были идентифицированы по надписям на них, как дочери лунного бога.
В 1940-х годах, археологи Катон Томпсон и Карлтон Кун сделали несколько удивительных открытий в Аравии. В течение 1950-х
годов Уэнделл Филлипс, В. Олбрайт, Ричард Бауэр и другие раскопали участки Катабан, Тимна и Мариб (древняя столица Сабы).
Были собраны тысячи надписей со стен и скал в северной Аравии, обнаружены барельефы и жертвенные чаши, используемые в
культе «дочерей Аллаха». Три дочери, Аль-Лат, Аль-Уза и Манат, иногда изображались вместе с Аллахом, лунным богом,
обозначенным полумесяцем над ними.
Что же касательно Аравии? Профессор Кун пишет о том: «Мусульманам ненавистны традиции доисламского язычества, поэтому
они стремятся исказить доисламскую историю» (Carleton S. Coon, Southern Arabia).
В течение XIX столетия Арно, Алеви и Глайзер прошли южную Аравию и раскопали тысячи сабеянских, минеанских и
карабанеанских надписей, которые впоследствии были переведены. Археологические находки демонстрируют, что доминирующей
религией в Аравии был культ лунного бога. Ветхий Завет постоянно осуждал культ лунного бога. Если Израиль впадал в
идолопоклонство, то это обычно был культ лунного бога. Во времена Ветхого Завета (555-539 до н.э.) Набонид, последний царь
Вавилона, построил Тайму в Аравии как центр лунного бога. Берт Сегаль пишет: «Звездная религия южной Аравии всегда была
во власти лунного бога с различными вариациями» (Berta Segall, The Iconography of Cosmic Kingship). Многие ученые также
отмечают, что имя лунного бога Син является частью таких арабских слов как «Синай», «дикая местность Син» и т.д.
Когда в других местах популярность лунного бога ослабла, арабы по-прежнему оставались верными ему, утверждая, что лунный
бог является самым главным из всех богов. Они поклонялись 360 богам в Каабе в Мекке — и лунный бог был главным среди них.

Мекка фактически была построена как святыня лунного бога, именно это сделало Мекку священным
местом аравийского язычества.
В 1944 году Катон Томпсон в своей книге «Гробницы и лунный храм Нурейда» рассказала что открыла храм лунного бога в южной
Аравии. В этом храме были найдены символы полумесяца и 21 надпись с именем Син. Был также обнаружен идол, являющийся,
вероятно, самим лунным богом. Это позже было подтверждено другими известными археологами (See: 1. Richard Le Baron Bower Jr.
and Frank P. Albright, Archaeological Discoveries in South Arabia; 2. Ray Cleveland, An Ancient South Arabian Necropolis; 3. Nelson
Gleuck, Deities and Dolphins).

29

Открытия показывают, что храм лунного Бога использовался даже в христианскую эру. Свидетельства, собранные в северной и
южной Аравии, демонстрируют, что культ лунного бога был активен и в дни Мухаммада, и он той порой был доминирующим.
Согласно многочисленным надписям, имя лунного бога было Син, а его титул — Аль-Иллах, «божество», указывая, что он был
высшим среди богов. Кун пишет: «Бог Ил или Иллах, первоначально, олицетворял лунного бога» (Coon, Southern Arabia).
Имя лунного бога Аль-Иллах было сокращено до «Аллах» еще в доисламские времена. Языческие арабы использовали слово
«Аллах» в именах, которые давали своим детям, примером являются имена отца и дяди Мухаммада. Тот факт, что имя Аллах
использовалось в именах людей, свидетельствует, что культ лунного бога Аллаха был активным и при жизни Мухаммада.
Профессор Кун говорит: «Благодаря Мухаммаду относительно неизвестный Илах стал Аль-Иллахом, богом Аллахом, высшим
существом».
Этот факт отвечает на известный вопрос: «Почему слово Аллах никогда не упоминается в Коране?» — потому, что языческим
арабам было известно, кем является Аллах.
Мухаммад был воспитан в религии лунного бога Аллаха. Но он пошел на один шаг дальше, чем его языческие соплеменники. В то
время как те полагали, что лунный бог Аллах является самым главным богом их пантеона, Мухаммад решил, что Аллах будет
не только самым главным, но и единственным.
В действительности он сказал: «Слушайте, вы уже верите, что Аллах является самым главным из всех богов. Все, что я хочу, чтобы
вы согласились с тем, что он — единственный бог. Я не убираю Аллаха, которому вы поклоняетесь — я только убираю его жену,
его дочерей и всех других богов». Это видно из первого пункта мусульманского кредо, где говорится, что не «Аллах великий», но
«Аллах самый великий», то есть является самым великим среди богов. Мухаммад сказал, что Аллах самый великий, аннулируя тем
самым других богов.
Языческие арабы никогда не обвиняли Мухаммада в проповедовании Аллаха, отличного от того, которому они уже поклонялись.
Иными словами, Аллах уже был их языческим богом; о том же свидетельствует и археология.
Мухаммад, таким образом, пытался пойти двумя путями. Язычникам он сказал, что все еще верен лунному богу Аллаху, а евреям и
христианам — что единый Аллах является также и их богом. Однако евреи и христиане, которые поклонялись Яхве, знали, кто
такой лунный бог и отвергли Аллаха как ложного бога.
Аль-Кинди, один из ранних христианских противников ислама, указывал, что ислам и его бог Аллах пришли не из Библии, а из
язычества Сабеян. Сабеяне поклонялись не богу Библии, а лунному богу и его дочерям Аль-Узе, Аль-Лат и Манат (Three Easly
Christian-Muslim Debates).
Доктор Ньюмен заявляет: «Ислам проявляет себя как отдельная и антагонистическая религия, возникшая из идолопоклонства».
Исламский богослов Сизар Фарах заключает: «Нет никакой причины, принимать идею, согласно которой Аллах пришѐл к
мусульманам от христиан и евреев» (Caesar Farah, Islam: Beliefs and Observances). Языческие арабы поклонялись лунному божеству
как высшему, но это не было библейским единобожием. Несмотря на то, что Аллах был главнее других богов и богинь, он оставался
божеством языческого пантеона.

Теперь вас не удивляет то, что символом ислама является полумесяц?
Что полумесяц венчает мечети и минареты?
Что полумесяц изображен на флагах исламских государств?
Что мусульмане постятся в течение месяца, который начинается
и заканчивается появлением полумесяца в небе?
Использование в исламе символа Лунного Божества отражает, как языческое
прошлое арабов, так и языческую преемственность ислама.

Источник: Investigate Islam
http://islamic.narod.ru/proish18.htm
(материал содержит ряд бесценных визуальных иллюстраций
древнейшей природы Лунного Божества, не представленных здесь)

30

II

МАТЬ СЕЛЕНА:
пещера, таящая Мир
Луна в небе — пуста и полна
как вселенская Женщина: Лоно,
Пещера с Плодом — Полнотой,
прорвой глáз внешних, Тайною их.
Тайна наша есть Мир, Полность в нас,
Пустота бренных глаз, пустых рознью
(так пуст космос им), как в Селене
Вселенная: в Чреве — Дитя.
Луна, Лоно, Жена-Мать — пуста:
полна Миром. То — истина древня.
Наука не знает ее, фигуральностью мня.
Но глаз мудрых фигура одна—
Мир, лик Бога. Подборкой статей
и цитат покажу я сейчас, что Луна
есть Пещера, Огня сего пещь*.
______________________
* Печь (стар.-рус.)

31

I
САКРАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ ПЕЩЕРЫ
Фрагмент 1
Пещера говорит о помещении, включении или укрытии чего–либо. По
Юнгу, это что–то неприступное и тайное, например, бессознательное*, что
характеризует Луна. Пещера также достаточно часто фигурирует в эмблемах
и мифологической иконографии как вместилище образов богов, архетипов,
предков, что характерно для лунного знака пещерного жителя, Рака**.
Оккультно-мифологический Зодиак
http://www.sunhome.ru/magic/14840/p2

________________________________________________________________________________
* Коллективным Бессознательным Юнг называл Мир, Вселенную как Тайну бренного большинства.
** Панцирь, раком носимый, есть также пещера ему.

Фрагмент 2
Невозможно найти равнодушных к пещерам людей — даже среди тех, кто
никогда в них не был. Возможно, трепет в груди при слове «пещера»
объясняется памятью предков. (…) // В древнем мире именно в пещерах
происходили посвящения, истинные таинства, о которых, по словам Гомера,
«ни расспросов делать не должен никто, ни ответа давать на расспросы...». С
незапамятных времен в пещерах высекались монастыри и святилища. Ведь
именно пещера являла собой образ мира, уподоблялась и сердцу, и чреву, а
потому считалась местом перехода в мир иной, была местом встречи с Богом.
Что скрывают пещеры?
http://www.liveinternet.ru/users/3184308/post135585204

32

Фрагмент 3
Луна как пещера с растущим в ней Мировым Древом —
ядро мифов древних индейцев; поход в нее — их игра в мяч.
Забить гол в Мир, Суть голую, Голову всех — слиться с ним:
вступить в матчей Финал — Луну, Мать; поход в Мир
как Луну — труд близнечный Себя обрести: каплям — Воду,
Мать нам (Water — Матерь): Тьму, Сущность всего.

Игра как обряд инициации
Фабула мифа о героях-мстителях. Близнецы эпоса киче навлекают на себя гнев
владык преисподней-Шибальбы тем, что целые дни играют в мяч на дороге в
Шибальбу, над головами ее владык; боги смерти принимают это за прямой вызов и
желание покорить их (в мифе тотонаков карлики-громы так же воспринимают игру
героя на флейте, искусством которой не владеют). Боги приглашают близнецов на
соревнование, чтобы завладеть их экипировкой и убить братьев. Герои прячут
снаряжение и спускаются в Шибальбу без него. Ночью близнецы подвергаются
смертельной опасности в «Домах испытаний», а днем играют в мяч с богами смерти.
Герои терпят поражение, и боги смерти убивают их на игровой площадке.
Младшая пара близнецов, обнаружив атрибуты для игры в мяч погибших отца и
дяди, расчищают площадку и снова топотом и стуком мяча приводят в ярость богов
смерти. Владыки Шибальбы вызывают юношей на состязание. Благодаря
находчивости и магическим способностям — как собственным, так и своих
помощников, — герои проходят испытания, умирают, оживают, убивают главных
правителей Шибальбы, а остальных ее владык лишают могущества, божественного
сана, а также их привилегии и любимого занятия — игры в мяч. Вслед за этим братья
превращаются в Солнце и Луну.
Миф о героях-игроках, из самой структуры которого априорно следует, что он
отражает ритуал игры в мяч, — реконструирован Ю.В. Кнорозовым и исследован
Ю.Е. Березкиным как миф на сюжет обряда инициации: испытания близнецов в
преисподней, ведущие к смерти героев и их последующему возрождению (первой пары
— в своих детях, второй — в светилах) восходили к инициационным обрядам. Это
соответствует данным этнографии, согласно которым повсюду в Америке, где игра
имела важное значение в ритуальной жизни и были распространены мифы об игроках
(в первую очередь в Мезоамерике, низменностях Колумбии и Венесуэлы, в Мату-Гросу),
игра была связана с инициационной обрядностью.
33

Действующие лица мифа ки|че. Команды в «Пополь-Вух» представлены тремя
парами близнецов, носящими календарные имена; они выступают либо соперниками,
когда близнецы в каждой паре играют друг против друга, либо младшая пара (Нun
Ahpu, «I Владыка», и Xbalaque, «Маленький ягуар», дети близнецов Hun Hun Ahpu, «I
Владыка», и Vucub Hun Ahpu, «VII Владыка») играет против своих братьев-обезьян («I
Обезьяна» и «VII Мастер»). Последние — точные аналоги богов-Обезьян у науа —
почитались как покровители ремесел и прекрасных искусств, в том числе игры в мяч.
Соперниками старшей и младшей пар игроков выступает также команда богов
Шибальбы, представляющая двух ее главных владык (судя по именам — «I Смерть» и
«VII Смерть» — еще одна близнечная пара).
Юным героям мифа киче, «проглоченным» пещерной пастью, предстоит днем
играть в мяч с богами Шибальбы, а ночью проходить через пытки в пяти «Домах
испытаний», каждый из которых — метафора мировой пещеры. Испытания герои
проходят ночью и начинаются они в Домах мрака и холода (чему соответствуют
мотивы сотворения мира во мраке и холоде первоначального пещерного лона и
строительства карликами городов в темноте — до рождения первого Солнца).
Название пещеры в древнем языке, ak'-nga (Т504:23), созвучное одному из имен ее
хозяйки — великой богини Луны (лак. Ak'-na), означало «темный дом» (ak' —
«темнота», «темнота при дожде», «пещерная темнота», «ночь», перен. «пещера»; ср.
ст. actum — «каменный дом», «пещера»). Дом Мрака в мифах горных майя, как и
дворец владыки преисподней Миктлантекутли у науа и священная пещера Votan
(«Место входа [в пещеру]») у цельталей и мамов, описывается как огромный темный
дом, в котором таятся неисчислимые опасности, но в котором одновременно — залог
возрождения (Вотан — третий день календаря горных майя, соответствовал дню Ак'
у майя низменностей; имя Вотан и эпитет «сердце народов» носил Хозяин пещеры).

(…)
Богиня Луны — покровительница «лунной игры». Знак in («семя», «дождь»),
изображенный на мячах, нередко стилизован под знак женщины или вписан в лицевой
знак женщины: «Женщиной» в Мезоамерике именовалась владычица ночи, Луна. Этот
знак, по общему мнению, изображает молодую богиню Луны (она, согласно II реформе
календаря, заменила в роли хозяйки неба Луны старую богиню Чак Кит); он показан
первым в блоке ch'up-haa, стоящем в «формуле возрождения» в позиции сказуемого
(«бывшая женой»); второй знак (в данном блоке суффикс) — знак воды, древнейшая
общемезоамериканская пиктограмма Облачной пещеры и ее главной хозяйки у
ольмеков, владычицы вод Луны. Боги и богини, связанные с Луной, изображались
сидящими в полном знаке Луны-пещеры, на полумесяце или с полумесяцем за спиной.
Гротом/полумесяцем окружает Пернатый Змей сидящую в пещере Великую богиню
Луны ольмеков на стеле 19 в Ла-Венте; в пещере-преисподней, полуокруженный
изогнутым в виде полумесяца знаком земли, показан главный бог дождя в рукописи
(Д59а2). К богине могла иметь отношение надпись на мяче, на который рукой
опирается победитель в сцене на сосуде: «VII Женщина»; она же в другой надписи в
той же сцене названа «хозяйкой входа». «Входом» именовалась пещера-преисподняя. В
надписи над мячом между соперниками упомянут «очищающий большой путь» по
преисподней. Видимо изображенная на сосуде игра была посвящена поминанию
владычицы, а на мяче — имя ее покровительницы, богини Луны.
В нескольких поминальных текстах дата возвращения призрака на землю дана и
по солнечному, и по лунному календарю (например, в надписи на упомянутом сосуде из
Наранхо — J8). Лунная дата показана в блоке, главный знак которого изображает
черный диск Луны перед началом лунного цикла, в новолуние, с которого начинался
34

счет дней в лунном месяце. Диск Луны, подобный черному мячу, вписан в знак воды —
пиктограмму пещеры, хозяйкой которой с древнейших времен, как мы упомянули
выше, считалась повелительница вод, покровительница женщин, рожениц и женских
занятий — Луна. Она в новолуние «уходила в свой колодец» — поэтому приобрела на
Юкатане имя «Та, что в глубине колодца»; здесь она наполнялась водами и начинала
расти — как плод в утробе матери (Луна универсально связывается с зачатием и
развитием плодов живой природы), чтобы потом пролиться на землю
оплодотворяющим дождем. Это в ее лоне-пещере, служившем поэтической
метафорой женского лона, очищались и реинкарнировались души, совершалось
«второе рождение» инициируемых подростков.

(…)
Эпоха ольмекской цивилизации, когда во главе пантеона ольмеков стояла
Великая богиня Луны, была временем господства лунного календаря (в нем основной
единицей был «полугод», приравненный к сезону и состоящий из шести лунных
месяцев). Поэтому все виды обрядности, в том числе ритуал игры, были связаны с
лунной календарной символикой. Богиня могла выступать как главная
покровительница игры в мяч.

(…)
…мяч во время поминальных игр воспринимался как символ плода —
реинкарнирующейся души, от которой, как считалось, беременела женщина. Мяч
служил также символом Луны и богини Луны, участвовавшей в процессе
реинкарнации: это в ее лоне — мировой пещере — плод очищался для последующего
воплощения в лоне женщины, которой покровительствовала богиня. Поэтому имя
богини появляется на мячах и в надписях, сопровождающих игры.

(…)
Кровопролитие на поле стадиона. В мифе и ритуале жертвоприношение
совершается в центре стадиона — в самой сакральной точке мироздания, в месте
«входа в пещеру» и отправления культа богов дождя и предков. Это место на
стадионах отмечено кругом, лункой или круглой плитой. Здесь изображается мяч с
черепом — головой бога смерти на нем, посланник со вскрытой грудью, сидящий на
алтаре, или бог смерти, поднимающийся из тела жертвы. На мировое дерево,
растущее в центре игрового поля, как в ритуале игры у криков, или у стадиона, как в
мифе киче, вешается отрубленная голова игрока, и дерево покрывается плодами. Бог
астеков Уицилопочтли обезглавливает сестру над лункой («местом черепа») в центре
Теotlachсо, «Площадки бога для игры в мяч»; из лунки начинает бить вода, заливая
поля вокруг и неся благоденствие. Согласно другой версии Уицилопочтли
обезглавливает сестру и сбрасывает ее расчлененное тело с вершины Змеиной горы к
ее подножию — лунке на поле Теотлачко.

(…)
Стадион — модель мировой пещеры. Игры, как и другие сакральные сцены,
разворачиваются в широко раскрытой пасти Облачной рептилии или маркируются
символами пасти. На рельефе из Веракруса боги-Обезьяны, покровители игры в мяч,
трубят в змеиные горны, перекрещенные между собой в виде сакрального знака k' ах —
символа центра мира и Облачной пещеры, стоя на ступенчатой платформе стадиона
— символе горы с пещерой внутри; в пещере — голова Облачной рептилии; перед ней
35

— две головы Летучих мышей, охраняющих вход в пещеру. Посланник сбрасывается
вниз по ступеням стадиона в зубастую пасть пещеры, он обезглавливается в пещерной
пасти.
Все приведенные выше тексты убеждают нас в том, что стадион моделировал
пещеру. Первоначально «расчищенная от леса огнем площадка для игры» в центре
селений была по длине ограничена двумя параллельными платформами (концы
оставались «открытыми»): они не давали мячу уходить за пределы поля и служили
для зрителей. Позже стадион — уменьшенная копия площади — оказался на дне
гигантского колодца, каким представала главная площадь города, со всех сторон
окруженная храмами на пирамидах. В древнем языке майя понятия пещера и стадион
также восходили к одной морфеме — ngom (Т 1016); свидетельства этого сохранились
во многих языках майя: kom/hom/hem — «отверстие», «пещера», «площадка для игры»,
«погребение», «колодец», «ущелье», «межгорная долина» (иероглиф n gom изображает
голову бога долин, олицетворявшего пещеру). Важно отметить, что омоним ngom
(букв. «спешащий») означал и самого посланника, отправляемого к богам пещеры на
площади-стадионе.
Стадион представал моделью знаково организованной Вселенной: каждый его
элемент, как и все целое, семиотически воспроизводил мировую пещеру. Иероглиф
майя, изображающий план «закрытого» стадиона (К531/Т727 b), включает основные
семиотические точки пространства: лунка в центре и кружки, отходящие цепочкой к
каждому из четырех углов стадиона, являют «карту» мира; статуи «атлантов» —
воинов-знаменосцев и игроков с чертами бога дождя Тлалока, установленные в
четырех концах поля на стадионе в Толлане, воспроизводили идею мировых «угловых»
деревьев.
Стадион как путь. Стадион моделировал пещеру и одновременно служил
дорогой в нее, что особенно наглядно на стадионах «открытого» типа. Через центр
поля проходила вертикальная ось мира — ствол мирового дерева, обвитый Змеем.
Игровая аллея aссоциировалась с горизонтальной осью мира, также Облачным Змеем,
и ориентировалась, следуя ольмекской традиции, как правило, по линии север-юг.
Скульптурное изображение этой оси представлено на стадионе в Ушмале в виде двух
Облачных Змеев, вытянутых вдоль стен по обоим краям поля.
Можно с уверенностью говорить о том, что идея пути была одной из
центральных в концепции игры: двумя главными в семиотическом плане
структурными элементами стадиона были аллея поля — проход, дорога (bе, Т301) и
лестница платформ (е b, Т843). Эта концепция получила свое архитектурное
оформление в конце П тыс. до н.э. у ольмеков на побережье Залива. Возможно
вытянутая площадь-стадион, ориентированная строго на север, и послужила
моделью для организации ритуальных центров ольмеков. Это не замечено
исследователями из-за гигантских масштабов сооружений, вполне объяснимых в
контексте ольмекской обрядности.
Узкое игровое поле, расположенное между двумя ступенчатыми платформами,
воспроизводило проход по дну ущелья, ведущий к пещере (др. hо, Т17, — «вход»,
«пещера», ст. hol, holol — «отверстие», hol tun — «пещера». hom — «темное, глубокое
ущелье»; ср. также becan — «ущелье», «ров», от bе — «дорога»). Согласно мифу, этот
проход возник, когда правитель тольтеков, учреждая игру, провел линию поля первого
стадиона, и по ней «разверзлась земля».

(…)
Лунка, кольцо, диск — проникновение внутрь пещеры. Целью игры и было это
проникновение: игроки старались прогнать мяч через кольцо («самое сердце игры»); на
36

«открытых» стадионах игроки, возможно, метили мячом в маркеры на стенах так,
чтобы мяч, отскочив, вернулся к центру поля. Кольцо и его аналоги — диск на столбе,
лунка и круглая плита в центре поля — ассоциировалось с входом в пещеру и на
языковом уровне: ul — «отверстие» [отсюда — улей, дом с дыркой — О.Е.], «вход»,
«расщелина», «ущелье», омон. «кровь», «душа», «мяч»; знак с/chi — «вход», «пасть»,
«пещера», представляет изображение сведенных в знаке отверстия пальцев руки; син.
ho (Т 18), ст. hol, — «вход», «отверстие», «входить», «пещера» (ст. holtun — букв.
«отверстие в камне»), изображает дорогу, ведущую к отверстию со знаком ul внутри.
Все символы входа в пещеру (itzompan, «место черепа» у науа) ассоциировались с
головой жертвы, мячом и плодом, с водным резервуаром под корнями мирового дерева
(«колодец воды» внутри itzompan).

(…)
В некоторых сценах ступеней на стадионах — шесть. На этот факт впервые
обратили внимание Л. Шиле и Н. Грубе, не дав ему объяснения. Мы полагаем, что
шесть ступеней стадиона, согласно одной из древнейших версий строения Вселенной,
символизировали шесть сфер пещеры — слоев мироздания (после П календарной
реформы ранняя и поздняя версия деления пещеры-преисподней на девять миров
сосуществовали). В виде шести ступеней представлены фасады Храма Кецалкоатла в
Теотиуакане, с четырех сторон украшенные головами Пернатого Змея и КайманаТлалока — владык пещеры. Вероятно, теми же представлениями было продиктовано
и количество маркеров на стадионах «открытого» типа. Шесть карликов богини
Луны у ольмеков, «шестерки» богов у майя, в том числе шесть «демонов» пещеры,
шесть держателей неба, шесть струй крови, бьющих из отрубленной головы и тела
игрока и т.д., были связаны с символикой лунного календаря.

(…)
Путь в пещеру — дорога на север. Стадион зримо воплощал идею пути в страну
предков: перелетая с южного конца поля в северный или спускаясь по ступеням к
центру поля, мяч прокладывал путь в страну предков на севере. Север у ольмеков — об
этом говорят культ и ритуал — считался основным направлением в связи с
представлениями о приходе предков из северной прародины.
По этому пути — покрытой известковым раствором «белой», по символике
цветов северной, дороге, по «холодной» и потому ведущей на север «лестнице», как и
близнецы мифа и души умерших, отправлялись вслед за мячом в пещеру. Все это
подтверждает нашу идею о том, что оба понятия, связанные с конструкцией
стадиона, — лестница и игровая аллея, — были связаны с идеей пути на север.
Бог смерти в виде скелета, владыка царства мертвых на севере, поднимается из
сосуда, стоящего на стадионе в символе пасти-пещеры, наполненной водой и
окруженной облаками (рельефы в Эль-Тахине). Герой мифа, стоя перед деревомКайманом, держит шест, поднимающийся из сосуда (рельеф стелы 25 в Исапе); шест
обвивает Змей, голова, которого показана на сосуде. Этот последний символ, как и
сосуд, стоящий в пасти, служит указанием на место действия — северную прародину
в пещере: иероглиф в виде сосуда с водой, передавал морфему ха m, «сосуд», и по
омониму означал «север», т.е. являл собой один из символов наполненного водами лона
северной пещеры предков. «Север» приобрел значение «древний», «предок», в связи с
тем, что этногонические легенды майя указывали на север как на местонахождение
прародины (ср. ст. xam xib — букв. «исчезающий позади», «человек с севера», «предок»;
хib — «призрак», «предок» — корень в названии пещеры, Xibalbа).
37

«Белой (северной) дорогой», «Ледяным путем», — майя называли и Млечный
путь. Он мыслился продолжением мировой реки (цоц. — «Путь воды»), текущей в
ночном небе — по потолку пещеры. Оба направления Млечного пути связывались с
этногонической традицией: проходя по широте он воспринимался как путь на запад,
куда от перекрестка четырех дорог в Шибальбу вела «черная дорога», и как «черный
вход» (блок в надписи на мяче перед летящим вниз посланником), куда садилось
Солнце; наиболее важным и значимым, видимо, было прохождение Млечного пути по
оси север-юг, когда он вел прямым путем в пещеру предков на севере.
Млечный путь именовался также цоц: «Путь крови», «Путь ребенка», «Дорога,
по которой отходят родильные воды», «Живая веревка», «Пуповина», «Молочная
дорога», — и связывался с кровью, водами первоначального лона, с грудным молоком
(им наполнено в мифах науа Молочное дерево, кормящее молоком души младенцев в
раю бога дождя). Толстая «Живая веревка», наполненная кровью, она же «Белая
дорога», согласно юкатанскому мифу, тянулась в небе с востока на запад в начале
времен (в конце первого «творения» вытекшая из обрезанной пуповины-веревки кровь
превратилась в воды потопа). По «Дороге воды» текли пещерные — «священные»,
«девственные» воды, которыми очищались для реинкарнации души умерших и
инициировались подростки. По этой универсальной дороге, связующей миры,
циркулировали души, млечный сок, вода, кровь — жизненная субстанция, соединявшая
каждое живое существо с породившим его лоном пещеры.
Семь — число мифической прародины. Кровь из обезглавленных игроков бьет
семью струями в виде змей; одна из струй на стадионе в Чичен-Ице показана как
цветущая ветвь. Так закодировано имя одной из древнейших мезоамериканских богинь
— богини вод, растений, плодородия и любви, позднего варианта великой богини Луны
с календарным именем «VII Змея» («Семь Змей»). Богиня почиталась как хозяйка
пещеры и олицетворяла пещеру: в Чичен-Ице ее платье изображалось как панцирь
черепахи, из которой поднимается мировое дерево.
«Семь Змей» не только передавало имя богини: так кодировалось одно из
названий мифической страны предков — указывалось место, куда направлялся
посланник. В этногонических легендах науа и горных майя эта страна именовалась
«Семь пещер», «Семь ущелий».
Число 7 (uuc, омон. «древний»), по нашему мнению, было символическим числом
мировой «змеиной» пещеры в именах ее владык: это упоминаемая на сосудах богиня
Луны «VII Женщина» — вероятно, та же богиня «VII Змея», она же — «Семь
початков»; бог Солнца «VII Попугай»); хозяин лесных животных, бог-Олень «Семь раз
гоняющий [дичь]»; бог и богиня Пекари, она же богиня радуги «VII Пекари»; «Владыка
Семи Земель» (бог Ицамна); бог дождя и творец Кецалкоатл VII Еhecatl («VII Ветер»);
герой эпоса киче «VII Владыка»; бог Летучая мышь VII Zotz и многие другие. В
принципе любой из богов в образе зверя или птицы, предок, родоначальник и
«очиститель», воплощение одного из созвездий Зодиака (пещеры — «дома» светил и
планет), мог быть обозначен цифрой 7. Все природные объекты, которые увязывались
с числом 7 (семь горных вершин, рукавов в дельте рек, звезд в созвездии и т.д.)
приобретали сакральный смысл и ассоциировались с мировой пещерой.

(…)
Игроки как культурные герои. В юкатанском мифе говорится, что карлики —
колдуны, мудрецы и знатоки священных книг, участники ритуалов прорицаний в
сценах на сосудах — входили в пещеру и играли в мяч, «когда приходило время» (курсив
мой — А.Б.). Время для игры, как мы показали, приходило в самые важные моменты
жизни общества и каждого его члена: во время сева и обрядов инициации,
38

поминальных церемоний и охотничьих ритуалов, на празднике подтверждения власти
владыки, при отправлении посланников к богам и др.
Опасной, изнурительной, искусной игрой игроки завоевывали право при жизни
проникнуть в мир духов и богов, к источнику изобилия, вечной жизни и сакрального
знания, они раскрывали путь в пещеру. Этот мотив прокладывания дороги в пещеру
прыжками, топотом и стуком мяча аналогичен универсальному мифологическому
мотиву пробивания героем преграды, отверстия в дереве/скале с тем, чтобы добыть
спрятанные там жизненно важные объекты (воду, огонь, кукурузу, светила), навыки и
знания. Герой мифа тотонаков, победив в игре владык пещеры, учит людей лепить
курильницы, танцевать, петь и играть на музыкальных инструментах, а
поверженных громовников — посылать дожди на поля. Герои киче, победив богов
смерти, утверждают новые ранги в божественной иерархии и превращаются в
Солнце и Луну, начиная тем самым новый цикл жизни мира — новое «творение».
Целью игры в широком смысле было проникновение в пещеру. Именно поэтому
миссия игрока почиталась аналогичной миссии культурного героя, а гол у астеков
отмечался как геройский подвиг. Выдающиеся игроки, подобно древнегреческим
атлетам, победителям олимпийский игр, становились героями и покровителями
сограждан, посредниками между ними и богами; они восстанавливали мировое
равновесие, отводили от народа беды и способствовали его процветанию; им
поклонялись после смерти как полубогам.
Из статьи А.А. Бородатовой «Игра в мяч как путь в пещеру предков»
(к вопросу о семиотике ритуальной игры в мяч
в древней Мезоамерике)
http://deja-vu4.narod.ru/Ballgame.html

II
ЛУНА ОКОМ ФАНТАСТА
Фрагмент 1
…Подземный шум прекратился, и некоторое время слышался только шорох
быстрорастущих растений. Затем внезапно шум снова возобновился, более резкий и
громкий, чем раньше. Несомненно, он шел откуда-то снизу. Инстинктивно мы плотно
прижались к почве, готовые при малейшей опасности прыгнуть в чащу. Каждый удар,
казалось, отдавался в нашем теле. Грохот и стук становились все громче и громче,
порывистая вибрация усиливалась, словно весь лунный мир мерно содрогался и
пульсировал.
— Прячьтесь, — шепнул Кейвор, и я повернулся к кустам. В это мгновение раздался
оглушительный удар, напоминающий орудийный залп, и произошло то, что еще и
теперь пугает меня во сне. Я повернул голову, чтобы взглянуть на Кейвора, и протянул
руку вперед. Рука моя ткнулась в пустоту! Под ней зияла пропасть!
Моя грудь опиралась на что-то твердое, а подбородок оказался на краю
разверзшейся бездны. Моя окаменевшая рука тянулась в пустоту. Вся эта плоская
круглая равнина оказалась гигантской крышкой, которая теперь сдвигалась в сторону,
в приготовленную для нее выемку, открывая находившуюся внизу яму.
Если бы Кейвор не поспешил ко мне на помощь, я, наверное, так и оцепенел бы
на краю пропасти, пока не упал бы вниз. Но Кейвор, к счастью, не растерялся. Когда
39

крышка начала отодвигаться, он находился немного дальше меня от края и, заметив
мое опасное положение, схватил меня за ноги и оттащил прочь. Я отполз от края на
четвереньках, привстал, шатаясь, и побежал вслед за Кейвором по звонкому, зыбкому
металлическому листу. Крышка быстро сдвигалась, и кусты, к которым я бежал,
уносились в сторону. Я еле успел. Скоро спина Кейвора исчезла в густой чаще, и пока я
карабкался вслед за ним, чудовищная крышка со звоном задвинулась. Долго мы лежали,
затаив дыхание, не смея подползти к краю бездны.
Наконец, осторожно мы решились заглянуть вниз с безопасного места. Заросли
вокруг трещали и колыхались от ветра, дувшего снизу. Сначала мы не увидели ничего,
кроме гладких отвесных скал, уходивших в непроницаемый мрак, но потом разглядели
внизу движущиеся во всех направлениях огоньки.
Таинственная пропасть так захватила нас, что мы позабыли даже о своем
шаре. Когда глаза наши освоились с темнотой, мы разглядели крохотные призрачные
фигурки, двигавшиеся между тускло светящимися точками. Мы молча смотрели вниз,
не находя слов от изумления. Мы не могли понять, что делают эти копавшиеся на дне
пропасти создания.
— Что это может быть? — спросил я. — Что это может быть?
— Инженерные работы. Они, очевидно, проводят ночь в этих шахтах, а днем
выходят на поверхность.
— Кейвор, может быть, они... вроде людей?
— Нет, это не люди.
— Не будем рисковать…

Из романа Герберта Уэллса «Первые люди на Луне»

Фрагмент 2
— Я смотрю сейчас на Луну и поражаюсь.
— Поражаешься чему, Голан*?
— Ее размерам. Мы привыкли игнорировать спутники, Джейнав. Они такие
маленькие, даже если и существуют вообще. Этот, впрочем, нечто иное. Это —
целый мир. Ее диаметр — около 3,5 тысяч километров**.
— Мир? Наверное, ты не должен называть ее так. Она не может быть пригодна для
жизни. Даже такой диаметр слишком мал. У нее нет атмосферы. Я могу
утверждать это просто глядя на нее. Нет облаков. Край диска — резкий, как и линия
терминатора.
— Ты становишься опытным космическим бродягой, Джейнав, — кивнул Тревайз. —
Ты прав. Нет воздуха. Нет воды. Но это означает только, что Луна необитаема
снаружи. Но как насчет подземелий?
— Подземелий? — с сомнением переспросил Пелорат.
— Да. Подземелий. Почему бы и нет? (…) Представь, что Луна — гигантский
космический корабль.
— С экипажем внутри?
— Да. (…) Подумай, Джейнав, разве это лишено здравого смысла?

Из книги Айзека Азимова «Основание и Земля»
________________________________________________________________________________
* Го|л|ан — мистичное имя: гол-лан — Луна го|лая, Господа Поле (лан — укр.), Истина без пелен.
** Азимов не единственный, отметивший эту чрезмерную крупность Луны, чуждой правилу: спутник размером своим много
меньше владыки его.

40

III
ЛУНА ОКОМ МИРСКИМ
Фрагмент 1
На Луне обнаружена гигантская пещера
Сотрудники японского аэрокосмического агентства JAXA сделали открытие,
которое позволит землянам создать космическую станцию на Луне. Ученые нашли на
поверхности этой планеты вертикальное углубление, которое, согласно расчетам,
ведет в гигантский лавовый туннель.
Воронка диаметром около 60-70 метров отвесно уходит вглубь спутника Земли
примерно на 90 метров. По предварительной оценке японских ученых, ширина самой
пещеры составляет около 400 метров, высота — 20-30 метров, а длина может
достигать нескольких десятков километров.
Это пространство, надежно защищенное от перепадов температур,
метеоритов и космического излучения, можно будет использовать для размещения
там в будущем обитаемой лунной станции, сообщает сегодня газета Tokio Simbun.
Соответствующие расчеты японские астрономы сделали на основе снимков,
полученных с японского лунного зонда Kaguya.
Ученые склонны считать, что эта пещера имеет лавовое происхождение —
раскаленный поток двигался под поверхностью планеты, оставляя за собой пустоту.
До сих пор ученым не приходилось находить на Луне образований с такими
характеристиками.
По материалам NEWSru.ua
http://sovershenstvo.by/publication/view/blog/64/

Фрагмент 2
Странное поведение NASA выдает истинное намерение запуска им бомбы
на Луну: еще раз ударить в нее, чтобы посредством установленных
на ней сейсмометров послушать звон этого колокола
NASA ещѐ раз жестоко прикололось над общественностью и американскими
налогоплательщиками. Проект LCROSS, приведѐнный в действие сегодня днѐм, имел
целью удостовериться, есть ли на Луне вода в виде льда. Наличие воды теоретически
позволяет добывать горючее и строить инфраструктуру в виде лунных баз. Идея
неплоха, и вовсе не так абсурдна, как многие считали поначалу. Запускать спутники и
корабли с Луны в разы дешевле, чем жечь мегатонны дорогостоящего горючего, чтобы
поднять ракету с земли, согласитесь.
Теперь о технической части проекта. К поверхности Луны отправился
наблюдательный
аппарат,
к
которому
была
пристѐгнута
специально
сконструированная бомба. Эту бомбу планировалось сбросить на кратер Cabeus, что
на лунном южном полюсе. По задумке, детонация должна была поднять столб
обломков и пыли высотой 6-10 километров, в связи с чем NASA приглашали всех
41

астрономов-любителей понаблюдать за облаками пыли, поднимающимися невдалеке
от южного полюса.
Вот как это должно было выглядеть по задумке инициаторов проекта.
На отделяемой ступени LCROSS была установлена куча регистрирующей
аппаратуры: камера, инфракрасная камера, всевозможные датчики. Обещали, что
весь процесс будет показан вживую с близкого расстояния.
Вся эта операция транслировалась сегодня по интернет-телеканалу NASA.
Первый вопрос, который возник у зрителей трансляции: что случилось с центром
управления полѐтами?? Все знают, что это огромный зал, похожий на биржу, с
сотнями мониторов, тремя огромными экранами на фронтальной стене и где
работает уйма персонала. Здесь же мы увидели какую-то офисную комнатѐтку с
людишками, которые уставились в мониторы лаптопов. Сокращение бюджета?
Тем временем я сам (и ещѐ пару миллионов человек в мире) с интересом ждали
крупных планов лунного ландшафта, разрушаемых исследовательской бомбой, красиво
сияющие на солнце осколки льда, ну или, на худой конец, большое и красивое облако
пыли. Ну ладно, пусть маленькое. Но — снятое вблизи.
Увидели мы, однако, совсем не то. Под монотонное бубнение ведущих передачи,
перемежающееся переговорами членов центра управления полѐтом, чѐрно-белое
изображение Луны приближалось со скоростью один кадр в пять секунд. Когда
поверхность на картинке стала совсем близкой, изображение вдруг исчезло и кто-то
из техников сообщил, что «сигнал вдруг переключился на другую камеру». На какую
именно, он не сказал. Не сказал никто также, почему вообще ни одна камера или
датчик не засняли никаких изменений в кратере Луны. Никакой вспышки, никакого
облака. Ноль!
Через пару секунд NASA уже показывает, как люди в центре управления встают
с мест и ведут себя как-то странно: одни собираются вроде как уходить домой (так
быстро? — удивились в этот момент многие, в том числе я). Обратите внимание, как
один техник-диспетчер радостно подставил ладошку другому, типа «давай пять, всѐ
ок», но тот быстро и озадаченно вышел из помещения, словно ему передавали что-то
в наушник. (Не хлопнуть по ладошке «дай пять» вообще в американском этикете
довольно неуважительный жест, и означает, что человеку очень не до того). Кто-то
суетился, кто-то показывал странные двусмысленные взгляды коллегам. Уже на
нескольких форумах обсуждают сейчас это странное поведение диспетчеров. Что-то
явно было не так.
В студии после этого руководитель проекта сухо и натянуто заявляет:
«Миссия завершена успешно». NASA заявило, что пока что не собирается публиковать
каких бы то ни было изображений. Почему? Это хороший вопрос.
Обсерватория Хаббл не засекла никакого облака, ничего. Другие крупные
обсерватории тоже ничего не видели. В данный момент в интернете уже крутится
масса спекуляций и подозрений, причѐм не только среди любителей. Многие
медиаресурсы подозревают, что людей, мягко говоря, водят за нос (опять).
Другая версия: зачем был нужен проект LCROSS
Сегодня всплыла информация о том, что проект LCROSS был устроен с целью
уничтожения, а не исследования. Детонацией якобы планировалось уничтожить
колонию находящихся на Луне посетителей. Сделать это не удалось, и проект,
задуманный под вывеской NASA, был попросту сорван контрмерами других
заинтересованных сторон. Самой ракеты и зонда LCROSS больше не существует: они
42

были уничтожены как раз в момент «выключения» траслируемой картинки. Именно
поэтому диспетчера NASA вели себя так странно.
Как бы там ни было, для американцев самое смешное (и трагическое), что за всѐ
это сомнительное «научное» действо они заплатили из своих карманов ни много ни
мало 79 миллионов зелѐных чижиков.
NASA бомбит Луну: 79 миллионов долларов исчезают в темноте
http://the-insider.ru/2009/nasa-бомбит-луну

43

III

Луна звенит
Миссия «Аполлон»:
главное открытие землян

44

Мнящие, что богатство достигшей Селены Америки
есть пыль и камни с нее, заблуждаются. Главное
достояние миссии «А|пол|лон» есть открытие
физической пустоты Луны: пустоты урны Истины,
Sat, и ворот в Небеса, какой знал ее Пра|щур. То —
полость как Полность: Жизнь, Лон|о. Летя на Луну
за Иным, привезли мы оттуда Себя позабытых —
вот Камень, что нам достал с неба гигант «Сат|урн-5*».

* В древнем Знании Пять есть число Человека: звезда, устремленная в Высь.

45

Пещера говорит о помещении, включении или укрытии чеголибо. По Юнгу, это что-то неприступное и тайное, например
бессознательное1, что характеризует Луна.

Оккультно-мифологический Зодиак
http://www.sunhome.ru/magic/14840/p2
С незапамятных времен в пещерах высекались монастыри и
святилища. Ведь именно пещера являла собой образ мира, уподоблялась и
сердцу, и чреву, а потому считалась местом перехода в мир иной, была
местом встречи с Богом.

Что скрывают пещеры?
http://www.liveinternet.ru/users/3184308/post135585204

П

ланета Луна — пуста. Факт этот есть основное открытие, совершенное в
ходе серии полетов американских кораблей «Аполлон» к Луне в рамках
одноименной программы НАСА (1969 – 1972). По итогам сейсмических
изысканий,

осуществленных

в

ее

рамках,

Луна

есть

пустой

металлический шар.
Открытие этого факта произошло 20 ноября 1969 года в 4 часа 15 минут при ударе о
лунную поверхность использованной взлетной кабины корабля «Аполлон-12». Придя в
колебание, Луна, точно гигантский гонг, дрожала свыше 55 минут, что было
зафиксировано оставленным на ее поверхности сейсмометром.
Амплитуда колебаний вначале росла. Максимум ее пришелся на восьмую минуту с
момента удара, затем она стала снижаться, сойдя на нет. В тот же день руководитель
Института сейсмологии США М|орис Юн|к (Un’к) в послеобеденных новостях объявил
эти поразительные факты. В частности, он сказал: если образно охарактеризовать
зафиксированное дрожание Луны, оно напоминает удар в колокол в церкви.
Сейсмическая

волна,

рожденная

падением,

распространялась

от

эпицентра

в

поверхностном слое Луны во всех направлениях, кроме одного — вовнутрь, целиком
отражаясь от тайного взору зеркального барьера.
Открытие НАСА настолько потрясло и заинтриговало американцев, что, изменив
ход программы, во все дальнейшие полеты они толкали к Луне параллельным курсом
последнюю ступень носителя «Сатурн-5», прежде отбрасываемую за ненужностью по
завершении ее работы, чтобы ударить в Луну и послушать звон этого колокола.
Гигантская бита, врезаясь в планету на скорости в 2,5 км/с, рождала могучий ответ Тайны.
Так, при ударе ступени «Аполлона-13» (пункт столкновения был избран в 87 милях от
сейсмометра, установленного экипажем «Аполлона-12») звон Луны длился 3 часа 20
минут, причем сейсмоволна, не идя вглубь, перемещалась в границах 25-километровой

46

толщи

пород.

По

итогам

всех

испытаний

наибольшая

зарегистрированная

продолжительность лунного звона составила свыше 4 часов.
В СМИ писалось о том: «В соответствии с различными исследованиями, у ученых
напрашивается вывод, что Луна непременно должна быть полой. В своей книге 1982 года
«Moongate: Suppressed Findings of the U.S. Space Program» («Скрытые результаты
космической программы США») инженер-ядерщик, исследователь Уильям Брайан II
пишет, что информация, представленная сейсмическими экспериментами «Аполлонов»,
свидетельствует, что «луна полая и относительно жѐсткая». Кроме того, ряд астрофизиков
были настолько смелы, что стали утверждать: полость внутри Луны имеет искусственное
происхождение».
Открытие это — опорно науке: з|вон лунный есть блáговест Тьмы, Пустоты
тленных глаз:

ЛУНа вне — НУЛь внутри
Глубью горней звеня, Луна — колокол Бога, звонящий по нам: по бессутности Суть,
по пустой части Целое, Мать2 по ди|тяти с|леп|ой. Т|айн|ы го|нг, то — глас Сердца, стезя
нам в Корнь наш. Знал мир древ|ний: Луна пуста — ибо По|лн|а она. Отождествляя ее с
Великой Бо|гин|ей как Космосом, Лоном всех, бывшем Ко|ров|ою, go (санскр.) в’star’ь
(Египту — Нут), П|ращу|ры зрили, что плотски она — пол|ый шар: Пол|ность, Дух —
очам бренным пуста, ведь пусты есть они. Само слово Л|ун|а кажет полость ее
слогом дырности un, без [всего], в середине. UN (лат.) = EN (г|реч.). Лун|а — лун|ка:
выемка Тьмы, Нут|ра в ней. Так зрил Лон|ом (Пещ|ер|ой) ее К. Г. Юн|г. По-сан|с|крит|ски
Луна — Чан|дра: чан (бак) — дыра, полость: в Сем — То. Мать всех как Лю|бо|вь самое,
у Ин|дий|цев она — Глас как Речи богиня Вак. Вак|х, он же Бах|ус, бог М|EN’ы, Луны
(греч.), мен|а|д во|ждь — суть Бак с Пус|то|то|ю в нем (отсюда — Бах: му|зык|ант — душ
зв|она|рь), Vo|id (англ.), что взывает: во|йд|и!; Аполлон, Луны сын и связной с ней (ведь
Лето, Латона — Луна) — Бак|хий: п|лю|щ, к Луне вьющийся, в сути — Вакх сам; Пан
(греч. Всѐ), лик В|селен|ной (При|род|ы: при Род|е, Творце (стар.) второго), родня Вакха —
Pus (инд.-евр.), в Ведах — Pus|han, Пут|и ст|ра|ж. Глубь Луны, Мun|dus (Мир), Хор душ, в
Moon, Суть звеняща — в сем пан|цир|е, moon’дире Ра|к (в Зодиаке — знак лунный), глаз
бренных Дыра. Как Селен|а, Сок|Ра|т-Силен Миром pus’ат, им силѐн как познавший Себя
Пустотой3. Ось (Кол) глаз, кóла (круга — стар.) их Центр, Цель наша — вот Кол|о-Кол
горний, Луна, з|рачок в оке людском: Мир и очи — одно. C|enter — enter: центр — вход в
То; сред|ина — инá как в|Ра|та в Бога нам, и Ему в нас — врата ж; глас — глаз: Кол|око|л
— Око Творца, коим зрит Он в мир сей: в свитках древних — Луна.
47

Звон ее — в сердце свят. Арм|стронг4, первый землянин на ней, рек о том: «Я
уверен, что число сердцебиений каждого человека сочтено еще при рождении. Я не хочу
знать, сколько сердцебиений у меня в запасе. Я лишь хочу прожить жизнь, в которой
каждый удар сердца — это удар колокола». По воспоминаниям моей матери, первым
произнесенным мной в жизни словом было «Луна», а первым ярким впечатлением —
песня «Колокольный звон» о жертвах Бух|ен|вал|ьда. Услыхав ее двухлетним малышом, в
молчании я долго переживал услышанное, вслед за чем потребовал у родителей бумагу и
карандаш и воскликнул: «Я нарисую колокольный звон!».

____________________________________________________________________________
1 Коллективным Бессознательным Юнг называл Мир, Вселенную, Тайну глаз бренных.
2 C Богом Мать сущих, Луна-Корова едина как Д|лан|ь Его, Власть, слог чей — go|v, зримый в словах «говядина», «говенье»,
«go|v|er|n|men|t». Блá'gov'ест — голос Ее: установленный сейсморазведкою периодичный сигнал Недр, велящий планете звенеть (по
оценкам ученых, источник его залегает на глубине порядка 900 км).

3 Речь идет о великом Сократовом изречении «Я знаю, что ничего не знаю»: знать незнанье свое бренным нам — ведать Мир, Пустоту как
Себя Самое.

4 Фамилия эта переводится с английского как «сильная рука»: Луна, Мать, Кем жил Нил. Египтянам и Грекам была она сердцем Того,
Подземелья, отколь текла к нам кровь Жены этой — Нил, «река черная»: То, Луна — Тьма.

IV
48

Пустая Луна:
хор свидетельств открытия НАСА
Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...)
Поистине Луна — это врата небесного мира.
Каушитаки-упанишада, I, 2

1. В исламе Луна, МЕСяц флага его, есть трон Бога, центРАльный для сущих как
МЕСто Его, ЗвЕЗДЫ душ:

2. Луна ГРЕКам есть МЕНа: иМЕН сущих ИМ|Я, ОГОнь ЭЛ|ЕВ|СИН|ИЙ; Дух,
Корень МЕНтальности нашей — MENs (лат.): Луна, мира сего Голова,
MOTH|ER-МОЗг1. Дух, Луна — СИЛа наша; СЕЛ|ЕНою, Корнем СИЛ|ЕН
человек — SEL’овек, его плод.
3. Знак Луны в Зодиаке есть РА|К: имя Бога, РА (египт.) и Мира — творенья Его: К РА
— ВТОрое, ДИ|ТЯ. Мир с Творцом сопрЯжен шагом рачьим, пОПЯТным: сходясь с
Богом им, им отходит назад он походкою лунною сей. Такова, свЯзь их, вечно живая
— Единство-и-Рознь как РоДИТель с ДИТятей Его, К-РА-СО-той (ЛЕПотой
(стар.): Мир ВЫ|ЛЕПлен Богом как ОБ|РАз Его). Пары этой пеРВИчной сосуд,
Луна есть: К РА, Творцу — трон Его; к Миру, РАКу-Всему (PAN (греч.)) —
ПАН|ЦИРь, С|К|ЛЕП (грОБ) ЦИРкулярный:

…РАК|РАК|РАК…
РАК и З|РАК (стар.), Мир с ВЗ|ОРом — Одно, ПаРА-Суть. CAN|CER, Рак —
S’G|IN’уть: КАНуть в Мать, СЕРдце — в Луну, IN’ым став.
Рак — Мир, гЛАЗ бренных ГлУБь, О|М|УТ их, чья ПЕЩ|ЕРа — Луна; Рак —
НОРы, Глуби стРАж: ДиоНИС, аккад. СИН2, МЕНАд вождь. ВАКх — ВАК, Речь
(санскр.): Луна, ВИНОГРАДина-СЛОВо; Мир — В ней ИН|О|ГРАД как В|ИН|О,
познать кое — В|ОН ВЫ|ДА|ВИТЬ: Сердце — в УМ, в МУжа — Жену. Рак, Луны,
РАКи Мира, знак — винный; ХайАМ, виНОЛюб — О|М|А|Р, РАК посему.
4. Бог Луны Чандра (др.-ИНд.) — вЛАДыка вселенной; Луна, Чандры дом — Центр ее
посему. Имя «ЧАН|ДРА» — ЛУНы явь как ЧАНа IN’ого, иль ЛУНки его, что
ТУда нам ДЫ|РА.

5. ЧАН|ДРа, СО|МА (СО МАтерью — страж) — царь вРЕМЕН и САН|САРы,
роЖДЕний-смертей колеса; душам чИСТым — вход в Вечность, ЧЕР|ТОг
нерожденных (минующих СЕ|МЯ). Тела наши бренные — СОМы (греч.): капли
Луны, МЕНы, тéла Любви, Сути нашей (ведь БОг есть ЛЮ|БОвь) как MA|Nkind
или MEN, че’LOVE’чество: следствья состав есть ПРИЧина, как дерЕВА — Корнь.
49

6. Бренных царь, Луна есть Жизнь и Смерть — СЕР|П, их жнущ (ЖНУ — ЖЕНУ,
Серп, являю). С тем, мертвых владыка, у Греков она Про’SERP’ина (ведь Высь —
Глубь, очей Подземелье3); град Силы, Тьмы — СЕРП|УХО|в; кóльца Ее же —
CER|N; МИССии НАСА к Луне, ДЕВЕ (МИСС), пик — CER|Nán: ЧЕРНоты,
ТАЙНы муж как ЛУНы, СЕРНы (ЛАНи) Творца (Артемида — для Греков она).
7. ЛУНа Древним — Мать сущих: Бо’GIN’я богов, ЛОНо лон, МИР, — ведь Лоно
всем он есть. С тем, оку мала, таит Луна в себе Мир как Целое и есть врата в него,
Неба пОРтал: Мир и НЕ|БО — одно4. Ц’ENTER — ENTER: вход в То, в оке
бренном — Бессмертья зРАЧОК. Мир в ЛУНе — в ЛУНке Шар, MUNdus в
MOON, Огнь в MOON’дире своем.
В Луне Мира знак есть его имя: В|СЕЛЕНная есть Мир В СЕЛЕНе, Луне.
В Мир врата, Луна есть дыра черная: Вечность за смерти чертой.

8. Небо, Мир в очах — СИНь; СИН, Луны бог — привратник его, Бога СЫН.
Полность вечных очей, в очах бренных Мир есть PUS’ТОта, VO|ID (англ.), Пана
(PUS (инд.-евр.)) лик, Тьмы Всего, что взывает: ВО|ЙДи!
Дом Истока, пУСТА, Луна есть УСТА Бога, зовущие нас в Я свое, кое Он.

9. По Древним, Мать есть Рука Бога: ДЛАНЬ всесозиданья. Фамилия пИОНера Луны
АРМ|СТРОНГ и переводится с английского как «сильная рука»).
10. Луна Грекам — ЛА|ТО|На иль ЛеТО, сын чей А|ПОЛ|ЛОН, СО|ЛНца бог как
У|МА при сем СЕРдце, при ЛОНе плода, ПОЛовины его верной. Его-то именем
назвал поход наш к Луне СИЛ|ВЕРсТАЙН: по фамилии — металл ее С|ЕР|ЕБро
(SIL|VER, MOON (англ.)): металл Тьмы (ЭРÉБ, М|РА|К (греч.)) и чаш
ПРИЧастья как СИЛа и ВЕРа, оплот чей Луна, МАХ в АВЕсте — КРЫЛá как
души нашей Мощь. СЕ|РЕБРО у Славян — СЕ (= ВОТ, ЭТО) РЕБРО: Ева в теле
АДама как в смертных Причина бессмертная их, Мать как Целое под маской
части. От нее, Жены — Муж сей, меньший ее как Ум Сердца, ведь сказано в Библии:
муж «да прилепится к жене своей» (Мф. 19 : 5): к Целому — ЧАСть, время — к
Вечности. С тем, человек пеРВЫй — ИН|ДИЙцам МАНу, Луны плод; АДАМ —
в корне ДАМ|А: ДАющая МАтерь, ЛУНа; Дух СвЯтой, Корнь Христа — РУАХ
(ивр.), имя ЖЕНское: ДВИ|ЖЕНье, РУХ (укр.) как ГОЛУБЬ, — ГЛУБЬ,
ЛОНо, ЛУНа, сущих Мать.
От Луны люди мы как Причины своей, из нее — состоим. ДО|КАЗать
нам Себя посему — ДО CAÚS’ы, Причины дойти как Луны в Небесах,
Глуби нашей — постичь нам Себя, как ОРАКул велел, с ним — СО-К-РА-Т,
на СИЛЕНа похожий как в сути своей — на СЕЛЕНу, Луну, п’EVE’ц коей
был он, с ним — ПЛАТОН, при нем сущий как при Сердце Ум.

50

V

Триумф Лунной Миссии:
Небо — патрон «Аполлонов»
Руками бессмертных оно помогло нам
прийти на Луну и вернуться назад

51

Знаки Неба в земной судьбе
нашей как Родины зов
The signs of Heaven in our earthly
destiny as the call of the Motherland

52

Вводное слово

Реальнее нас. О богах
Боги древние нынче забыты людьми, мнясь за выдумку их.
Но они — есть как прежде, и власть их все так же сильна.
Глуп безбожник, не чтящий Творца, ведь у Мира
есть, истинно, Автор. Причина всего, Бог — Одно,
но, родив Два, творит тем причины как многость
Себя: Бог — богов, мощь Свою (табл. внизу).
Мнить смешно их не сущим: бессмертные — вечны.
То — корни души, камни Я, что звал Юнг архетипами:
живы они — есть и мы. Без причин, как и Автора
их, мы ничто, и не мы их родили — они нас. С тем,
в жажде знать Мир не чурайтесь богов — чтите их,
корни ваши. И боги дадут Знанье вам.
Таблица

Бог и боги: их сущность и связь
Сущность

Бог, Господь Всевышний

боги

Чтó есть она

Причина как Одно

Причина
как многое

Ранг
в Бессмертии

Предвечный

вечные

Верить в Бога, Причину причин сущих —
верить в богов нам как многость Ее.

53

Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...)
Поистине Луна — это врата небесного мира.
Каушитаки-упанишада, I, 2
Полнота Мира, Дома всех сущих, как Цельность его есть
Harmonia praestabilita: решенность от века всего, чему быть.
Сакральная истина

Приход нас, Землян, на Луну — Небом был предрешен
как воз|в|ра|т к ней, Ис|то|ку нас, бренных. Ведь мы —
дети Неба, Луна же — в|ра|та в него: Небо же. Вернуться
к ней — есть войти в нее как в Сердце наше; но прежде —
приход на нее: спуск как в Ум, Сердца корку. Труд этот
и стал делом NASA и Миссии Лунной его, патрон коей
есть Небо само, куда путь наш лежит.
Вот тому ряд свидетельств:
1. В|к|лю|ченность державы, свершившей поход этот,
в имя Причины — Всевышнего Бога, храм чей есть Луна:

CAUSA.
2. Явь структуры, свершившей проект «Аполлон», в слове «нос» (санскр.):
бур смертных нас в Тайну, Луну — НОС в СОН, Вечность воткнýтый:

NASAA
NASA есть Буратино, проткнувший, как холст с ложью ока,
Луны каму|фляж к Тайне: Небу, Любви, в кою вход есть Луна.
3. Явь в имени Мерилин м|узы отца Лунной Миссии Кеннеди — имени

МÉРЛИН:
маг лунный и страж Cтези. Имя его наизнанку

НИЛРÉМ
— явь того, кому ради Любви ход к Луне
от|к|рыл он в час заветный. Фамилия музы

MON|ROE — в Луну, MOON (англ.) РОЕт:
в Любовь, Огнь и Лоно крылатых, грядет Ме|рил|ин, маг ее и poet.
4. Приданье программе стяжанья Луны имени Аполлона — стрелкá в Не|бо,
сына Ла|то|ны, Лу|ны, зримой древне как Гипер|борея — «над Cе|вер|ом»,
Бо|реем край — пункт над маковкой, верхом Земли.

54

А|ПОЛ|ЛОН
— суть пол-Лона при ЛОНе: при Цели, ЛУНе Путь,
при Сердце Ум, Муж при Жене.
Бог сей вéдом как Лок|сий — Кривой за д|вой|ны|е о|ра|к|улы;
знак его — локон, сиречь за’VIT’ок, как стезя наша в Ист|ин|у,
Жизнь сущих, в бреньи кривая как очи его (являть ее — рожать
как дитя по’VIVA’ньем, стезей витой). Ею и есть путь
к Луне как «улитка Шар|гея», к|ра|тчайшая нить:
крива — в зримости, в сути — прямая.
5. Сложѐнность фамилии мужа, придавшего Миссии имя сие,

СИЛ|ВЕР|С|ТАЙН*,
именами Луны СИЛа, ВЕРа и ТАЙНа и синтезом их, словом SIL|VER,
С|РЕБРОМ (англ.): металлом Луны и причастия ей, Жене, Еве как
ДАМЕ в А|ДАМЕ — Причине людей нас как Целому в части своей.
6. Имя первопроходца Селены

НИЛ АРМСТРОНГ – ЛУНА
всѐ как есть. Нил — Египта река, из Иного текуща в мир сей: царства
мертвых, Луны (серпом коей, нас жнущим, была Про’SERP’ина, царица его),
Солнца горнего (с тем Книга Мертвых в Египте звалась «Книгой выхода
в День»: Лунный, Тот)**. Арм|стронг — есть «рука сильная» (англ.): Луна,
Мах (авест.), Бога Длань как Крыло крыл, коим маги сильны. Крылом
сим как рукой наисильной был Армстронг крылат, им как птаха
махал, к ней летя, во|ин сей: в Высь как в Глубь — Лоно,
Инь, рыбой чьей как Воды Армстронг был.
7. Имя NASA как клич то|р|ж’EST’ва в гонке лунной США – СССР:

NASA – «НАША!»
— победы Америки клич в ней: в объятьях Луна.
______________________________________________________________
* Эйб Силверстайн. История говорит, что он выбрал имя этого бога, думая о названии
космического челна как об имени для собственного сына сидя дома и помышляя об Аполлоне,
летящем в своей колеснице к солнцу. Не знал он: огонь сего бога не со|лн|це — Луна!
** Нил земной есть плод Нила Иного, небесно-подземного, с коим он есть Нил един: Тайна-явь,

река черная по Тайне, Корню ее. Корень сей — Луна: Истина-Мать, Глубь-и-Высь,
что объемлет собой ложь, мир бренный, как сэн|дви|ч начинку с|во|ю. Учат Веды:
Оно [слово «сатиям», истина] трехсложно: са-ти-ям. «Са» — один слог, «ти» — один слог,
«ям» — один слог. Первый и последний слоги — истина, в средине — ложь. Эта ложь охвачена с обеих
сторон истиной: истина становится преобладающей. Тому, кто знает это, ложь не причиняет вреда.
Каушитаки-упанишада, V, 5, 1

55

Длани Неба*, помогшие
людям на Лунной стезе
Длань

Суть ее и роль в помощи сей

Луна

Мать богов, Длань Творца как Крыло сущих крыл

Аполлон

Бог яви как Света, связной меж Землей и Луной

Мерлин

Дух Любви, страж стези меж Землей и Луной
* Heaven — Нeavy: Небо — Груз: Истина, гуру Багаж.

56

VI

Единая Теория Поля
Олега Ермакова
Авторская презентация
The Unified Field Theory by Oleg Yermakov
Author's presentation

Дети Неба, с утратой его мы ослепли, утратив Луну,
его Огнь. Мир познать — вновь увидеть его.
This work examines a question of a true place of Moon
in the whole Universe. Meanwhile the contemporary atheistic
per se science considers it as a lifeless Earth captive
it is actually an axis of the Universe and the throne of God.
Being thought as a corpse the Moon is the Life itself.

57

Попытки созданья Теории Поля,
Вселенной живой — явь простой жажды
нашей познать свой Исток. Он — Луна,
сущих Мать, путь в него — Стезя наша.
Его сердцем зря, сóздал я этот труд.

Любовь к Луне, похожая на вызов,
Любовь к Луне, похожая на зов,
Вдруг ожила, тоской меня пронúзав
Погасших свеч, печальных образов.
Любви к Луне, мистической и странной,
В душе живущей с самых ранних лет,
Загадочны истоки и туманны,
Как прошлой жизни отраженный свет.
Но в этом свете, призрачном и зыбком,
Последний с тайны я сорву покров,
И сердцем опознаю без ошибки
Я лунный знак неведомых миров.
Мала она — но Мир в себя вмещает,
Бледна — но в зачарованной тиши
Лучами ярких истин ослепляет,
Луна, святой Огонь твоей души!
Юлия Мицар

58

Созданье Единой теории Поля —
возврат двух забытых людьми
и наукою их: душам — Бога,
очам нашим бренным — Луны.
В том работа моя.

59

О

Слово к Луне

святейшая, человеческого рода избавительница вечная,
смертных постоянная заступница, что являешь себя
несчастным в бедах нежной матерью! Ни день, ни ночь одна,
ни даже минута краткая не протекает, твоих благодеяний
лишенная: на море и на суше ты людям покровительствуешь, в
жизненных бурях простираешь десницу спасительную, которой рока
нерасторжимую пряжу распускаешь, ярость Судьбы смиряешь,
зловещее светил течение укрощаешь. Чтут тебя вышние боги, и боги
теней подземных поклоняются тебе; ты круг мира вращаешь,
зажигаешь солнце, управляешь вселенной, попираешь Тартар. На зов
твой откликаются звезды, ты чередования времен источник, радость
небожителей, госпожа стихий. Мановением твоим огонь разгорается,
тучи сгущаются, всходят посевы, подымаются всходы. Силы твоей
страшатся птицы, в небе летающие, звери, в горах блуждающие,
змеи, в земле скрывающиеся, чудовища, по волнам плывущие. Но я
для воздаяния похвал тебе — нищ разумом, для жертв
благодарственных — беден имуществом; и всей полноты речи не
хватает, чтобы выразить чувства, величием твоим во мне рожденные,
и тысячи уст не хватило бы, тысячи языков и неустанного красноречья
потока неиссякаемого! Что же, постараюсь выполнить то
единственное,
что
доступно
человеку
благочестивому,
но
неимущему: лик твой небесный и божественность святейшую в
глубине моего сердца на веки вечные запечатлею и сберегу.
Апулей. Метаморфозы, или Золотой осел

60

УВИДЕТЬ МИР. ПРОЛОГ
Я верен скромной правде. Только спесь
Людская ваша с самомненьем смелым
Себя считает вместо части целым.
Я – части часть, которая была
Когда-то всем и свет произвела.
Свет этот – порожденье тьмы ночной
И отнял место у нее самой.
Он с ней не сладит, как бы ни хотел.
Его удел – поверхность твердых тел.
Он к ним прикован, связан с их судьбой,
Лишь с помощью их может быть собой,
И есть надежда, что, когда тела
Разрушатся, сгорит и он дотла.
Гѐте. Фауст. Перевод Н. Холодковского
Этот мир придуман не нами,
Этот мир придуман не мной.
Леонид Дербенѐв
Автор верной теории, Ст|олп уст, не мы — Бог Всевышний: мы
в|нем|лем ее от Него. Само слово «те|о|р|ия», идя от Теос, Бог, и орис,
рот — есть «реченное Богом»*, явь истины сей. Но служа Аристотелю,
науки бренной отцу, мы не в|иди|м ее и, взыскуя Мир, тщимся возвесть
этот Храм из ничто как мираж из гордыни своей вместо с|часть|я признать
его, сущий, увидеть собою самим не творя Мир примысленный: к Истине
ложь, к Сердцу ум как Огня тень сего**. Ведь не мы, но Господь создал
Мир, Приз исканий людских. С тем, нужды нет творить то, что есть,
единить уж Единое. Зрить так — постигнуть Мир истинный:
вымысл не наш, но Творца и Владыки его.
_____________________________________________________________________
* Тогда как гипо|тез|а, суть понижение (греч. гипо) Бога (греч. Теос) — молвь наша: от Бога шаг вниз — мы, подобье Его.
** Это значит, что строгой теорией Мира, надежной картиной его есть лишенный иллюзии вз|ор. Очи — Истина,
Сердце; иное им — ум, ложь, коль Сердца лишен. С тем, мирянин-слепец опыт свой сообщает из уст в уста;
видящий, маг — из очей в очи: Мир, сущих Ма|ть (ибо он Лоно им) — Слово Божье не уст, но очей, не у|ма —
Сердца. В|е|да|я это, С|ок|рат, величайший философ истории, книг не писал: Мир был книгой ему, Богом данной.
Знал он: ведать Мир — быть единым очами с ним, с тем — Миром БЫТЬ.

61

Речь в книге — об истинном месте Луны во
Вселенной. В то время как нынешней, Бога
не чтящей науке Луна мертвый пленник
Земли, людям древним1 она — мира Ось и
Гос|под|ний престол; трупом мнима, на деле
Луна — Жизнь сама.

П

роблема созданья Теории Мира, Всего — дух мирской, царь
умов в наши дни: зло — не Благо, не Знанье — невежество.
Скверный побег не дает добрый плод, лживый рот не щедр

Ист|ин|ой. То — мир сей ныне. Бог, Мира Творец, чтим им праздным
глаголом; наука ж его, млат прогресса, не зрит Бога вовсе.
Слуг Розни с моралью двойной звал Христос «фарисеи»2. Науки
бессутней творец Аристотель — злой Áрес, арéст душ — был им:
чтивший Бога в речах, он отсек Главу эту от глаз, взяв опорой Всему
зримый мир — часть без Целого, бренье без Вечности. Сущая на сем
фундаменте как пустоте, дуб без Корня, наука мертва, с тем — бессильна
явить Мир нам, чье Колесо в розни с Осью, Творцом, не вертúтся — и,
мертвое, тайно для нас. Тайной было оно с тем Эйн|штейн|у: прозреть
Абсолютность



Мир,

Вечность



не

смог

он,

зря

лишь

относительность: бренный сей мир, Мира тень3.
Зная то, Миру я возвращаю Творца: Колесу — Ось его. То — воз|в|ра|т
очей от Сат|ан|ы, Розни, к Богу, Един|ому, от Аристотеля — к корню без
порчи, Платону, целящий в очах горний ток — реку Знанья разъ|я|тую.
Столп ее цельной — Луна, Ось очей и трон Бога. Мнясь
мертвым придатком Земли, в очах горних она — Мать ее: сателлит как
Sat, Истина (санскр.), сущих Жизнь4. Бренных глаз дыра, в вечных Луна
— Огнь-Лю|бо|вь, главный нам5, точка с|бо|рки Всего6: в небе — Центр
его, в оке — зрачок7. Знать Луну, Корень, нам — ведать всѐ.
62

Луна — Ось всего
Лунный корень MEN/MAN в именах,
главных нам — явь сей сути еѐ
● МЕНа — ЛУ|НА: ЛЮ|БО|вь, Сила МА|Н|ящая, СТОлп переМЕН 1,
сущих МАть, ДЕВА (гРЕЧ. КÓ|РА) — ЛОНО без розни,
Антрóпной КО|МАН|ды КО|РА|бль 2, чей есть БОг КаПИТан;
● AMEN — ИСТ|ИН|а (лат.): К’AMEN’ь душ, К|ОР|нь иМЕН, вещей Суть;
● MENs — Дух, РАзум (лат.): Огнь как МЕНтальнось, Я;
● МАНу — АН|ТРÓП Земли первый, Луны ДИ|ТЯ;
● MEN, MAN, huMANity, MANkINd (англ.) —
ЛЮ|ДИ Земли сей; мужи как умы Сердца бренных, ЛУны;
● РА|З|У|МЕН|ие: крепость Луной, Сердцем нашим, уМА как У|МЕН|ие знать;
● MANus — дЛАНь (лат.): ЛУНы ОРган зижДУЩИй 3;
● М|АН|НА — Дух, ПИЩА (САНскр. АННА) небеСНАя;
● МАНтия — Сути облатка благая: на Боге Луна;
● МАНтРА — Сила чрез звук, к Луне зов;
● MEANing — смысл (англ.): Луна в иМЕНАх;
● MEANs — средство, БОГатство (англ.): в действьи Луна;
● ОБ|МАН — тАЙНость Луны волей злой;
● МЕНь — муж Истины сущих, Любви, в мире сем глас Луны.

…NAMENAMENAMENAMENAMENAME…
1 Смерть и Время царят на земле, –

Ты владыками их не зови;
Всѐ, кружась, исчезает во мгле,
Неподвижно лишь солнце любви.
Владимир Соловьѐв
2 С тем — Ма|тка IN’ого челнов, НЛО, с ней
един|ых как капли с родящей Водой.
3 Мать богов в лике зримом своем, Луна есть Рука Бога.
Был ею Нил Арм|стронг, Луны пи’ONE’р (Приложение XXI).

63

Мир есть Сущее, Всѐ, ALL (англ.); Бог есть
Ось, AXis, его, ар. АЛЛ|АХ. Небо, SKY (англ.) —
Мир, ТО как ОТчизна людей, горня РОДИНа их.
В теле суща, SKY’лит и ТО’SKY’ет по ней душа
наша как Я без пелен: по Любви — че’LOVE’к.
Знанью МИРа в нас, С|МЕР|тных — П|РИЧ|ИНА оплот:
Бог, ЛУНОй данный нам как В|РА|тами в Него.

Жизнь — Вселенная, Мир: Божье Целое как Состав наш, Корень древ
сущих, капль Океан8. В своем «Логико-философском трактате» Лю|двиг
Вит|ген|штейн говорит о Вселенной и я|зык|е лю|дей, данном им Богом к
Познанью, как паре единых, в которой логическая структура языка
тождественна онтологической структуре Мира. С тем, Речь —
видность Мира и Мúр сам: от Бога, Истока, Река, Суть
РЕКУщих9; из Мира составлены, Речью составлены мы. О
том сказано: «Смерть и жизнь — во власти языка, и любящие его вкусят
от плодов его» (Прит. 18:21).
В речи — Мир, Пред|мет главный наш; речь — и есть Мир. С тем,
попытки созданья Единой теории Поля — Вселенной, Простора очей и
Стези душ к Творцу — тщетны в физике, знании трупном: Природе,
безглавой трудом Аристотеля, форме (санскр. рупа) бессутней10. Теории
сей Оплот — Речь: Мир в устах, Полнота.
_________________________________________________________
1 Древность, иль STAR’ина землян — Древа пора: Мира, зрячих Огня, Богом, Корнем живимого. Люди в ней видели Мир.
2 Завет дав нам:
…всѐ, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают… (Мф. 23:3).

Людям этим двойным Любовь, Мира Закон — AMOR’альность: Вражда — закон их, кою лживо Любовью зовут.
3 Ab-sol-ut — «от|решенное от [Всего]» (лат.): Бог, Иное иных; Абсолютность — Мир, Дитя Его. Относительность бренья — ход его от
Вечности, Мира, вторичность пред ней как Истоком себя.
4 О сей г’LAW’ности Луны Земле и земным нам Блаватская пишет:
Луна является спутником Земли лишь в одном отношении, именно, что физически Луна вращается вокруг Земли. Но во всех других случаях именно
Земля есть спутник Луны, а не наоборот. Как бы ни было поражающе это заявление, оно не лишено подтверждения со стороны научного знания. Оно
подтверждается приливами, периодическими изменениями во многих формах болезней, совпадающими с лунными фазами; оно может быть прослежено в

64

росте растений и ярко выражено в феномене человеческого зачатия и процесса беременности. Значение Луны и ее влияние на Землю были признаны каждою
религией древности, особенно еврейской, и были отмечены многими наблюдателями психических и физических феноменов. Но пока что наука лишь знает,
что воздействие Земли на Луну ограничивается физическим притяжением, заставляющим ее вращаться в ее орбите. И если бы возражатель настаивал,
что этот факт, сам по себе, достаточное доказательство, что Луна действительно является спутником Земли и на других планах действия, можно
ответить, задав вопрос — будет ли мать, которая ходит вокруг колыбели своего ребенка охраняя его, подчиненной своего ребенка или же зависящей от
него? Хотя, в одном смысле, она его спутник, тем не менее, она, конечно, старше и полнее развита, чем ребенок, охраняемый ею. // Следовательно,
именно Луна играет самую большую и самую значительную роль как в образовании самой Земли, так и в населении ее человеческими существами.
Лунные Монады или Питри, предки человека, становятся, на самом деле, самим человеком.

Е.П. Блаватская. Тайная Доктрина. Космогенезис
http://ezoteric.polbu.ru/blavatskaya_doctrine/ch11_iv.html
(выделения в тексте – мои)

5 Огнь и очи — единство, вне коего нет их: огнь сущ, дабы зриться очьми, очи — чтоб зрить его. Огнь глаз наших, Луна — Свет|оч их:
Лампа-Жизнь, Синема сущих нас.
6 Его Син|тез как Син, бог Луны, стези нашей Ма|я|к.
7 Глаз как цельный зрачок, без изъ|я|на Луна — око Гостя Земли сей, антропа Всего.
8 Подменивший Единое Общим как Сердце умом пустым, кучею Камнь, Аристотель дал часть за состав нам: обломок за Дом, — Мир
разъ|я|в тем в очах.
9 Мир — Река, куда, рек Гераклит, нельзя нам войти дважды: ведь в ней мы от века как капли ее.
10 От физики (фюзис — при|род|а (греч.): Мир при Творце, Роде (стар.)) как от корня идет вся наука дней сих и в ней вся как в истоке
поток.

65

Опорные пункты Теории
1. Единой теории Поля Предмет — Мир (В|селен|ная), Бога Дитя:
Лоно сущих, Простор их и к Богу Стезя.
2. Бог — Лю|бо|вь, Сила сил сущих; Мир — Сила эта как Плод.
3. Мир есть Всѐ, Абсолютность; мир сей — относительность:
бренье как Вечности — Мира, Огня — тень.
4. Ошибка Эйнштейна: Теорию Мира взыскуя, явил он труд мира
сего: без Огня тени как тьмы безлунной.
5. Единство Сего и Того, Мир, дано нам их скрепой, Луною как
ликом Творца в мире сем. Зримый мир — колесо на Оси, Луне;
Ось Мира полного — Бог.
6. Люди Мира — разумные Богом Ан|троп|ы Сего и Того как ряд
их, Луной цельный; Земли человек — часть его.
7. Мир без Бога, науки дней новых кумир — безголов; цельный
Мир — ныне Тайна. Лишь Слово, сосуд Всего, явит его нам.
Познанье — Любовь: Слово слов, душ LOV|E’ц, коим жив
че’LOVE’к.

66

VII

Не видим Вечность —
значит, не живем

67

Высшие проводники — жизненное тело, тело желаний и разум — могут быть увидены,
когда они покидают плотное тело, двигаясь по спирали и забирая с собой «душу» одного
плотного атома. Не сам атом, а силы, которые через него действовали. Результаты опыта,
накопленного в плотном теле в течение только что закончившейся жизни, запечатлены
на этом именно атоме. В то время как все остальные атомы плотного тела периодически
обновляются, этот остается постоянным. Он остается стабильным и не только в течение
одной жизни, но является частью каждого плотного тела, когда-либо использовавшегося
данным Эго. Он уходит в момент смерти лишь для того, чтобы вновь проснуться на рассвете
новой физической жизни и служить ядром, вокруг которого строится новое плотное
тело, пользоваться которым будет то же самое Эго. Этот атом
называется поэтому «Семенным Атомом».

Макс Гендель. Космогоническая концепция Розенкрейцеров

Как из всех составляющих тело корпускул
единственно истинен атом души, непричастный
ему как Иное, — так в хоре тел зримой
Вселенной одно лишь реально — Луна. Ею,
Центром всему, цел мир этот как тело душой.

68

Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...)
Поистине Луна — это в|ра|та небесного мира.
Каушитаки-упанишада, I, 2

Космос, SPACE (англ.) — SPACÉ’ние наше: ведь Целым
крепка часть. Так рек Константин Циолковский (Целковский
(польск.)1), зривший в освоении Вселенной не только
заглавную цель человечества, но и единственный шанс его
выжить, вырвавшись на волю из котла тленной Земли. Увы,
все наши пробы внять его завету — смерть нам, в слепоте
глаз не зрящим ни как устроен Мир, ни Кем он сотворен. Так
считает космолог Олег ЕРМАКОВ. Сегодня он наш
собеседник.

Редакция: Неужто обстановка столь критична?
Олег Ермаков: Да. Картина бездонной дыры, тьмы-могилы, какой мним мы
Космос, противна Реальности, вéдомой Пра|щурам. В Ведах В|селен|ная —
«в|ось|мер|ка»: единство циклов Вечности и бренного (преходящего) мира чрез
скрепу — Луну как порог трансценденции (рис.) 2. Поэтому Луна по Ин|дий|цам —
центр зримой Вселенной, очей смертных яви, и вход в горний край — Вечность,
Бога престол. Вечность — это Огонь: царство Истины, Солнца всех глаз; бренье
— тень его: мир лжи, санскр. «ма|й|я» — «не-Я»; Луна, Мен|а (греч.), скрепа —
пор|тал их. Поэтому в Ведах Луна — царь Сансары, кольца воплощений, Китаем
зовущегося Колесом Пере|мен, рáвно и приводящий его во в|ра|щение, и
подающий плененным плотью душам шанс взлета в их вечную Родину, где они
есть «минующие семя»: Дух без иного ему как Огонь в чистоте.
Грань Луны

Внелуние:
цикл-бренье,
Сила как Рознь

Внутрилуние:
цикл-Вечность,
Сила-Единство

Рис. Циклы Силы с Луной, скрепой их

69

Вечность — Истина, бренье — ложь: мать и дитя, огнь и тень. Слитность их как
причины и следствия чрез грань Луны означает, что время, субстрат сего мира,
возникло из Вечности — и с тем Луна как врата в нее стоит сверх вре|мен|и:
возраст ее — Вечность. В том — смысл старинного изречения «Ничто не
вечно под Луной»: мир наш тленный — подлуние, Вечность — Луна 3.

Ред.: Существует ли в нынешней, ложной картине мироустройства знак
истинного Мира?
О.Е.: Да: это число Пи, столп сущих констант. То — лик Мира: в нем Тройка,
часть целая — Вечность: Мир истинный, К’AMEN’ь; часть дробная — бренье, Мир
ложный: пещеристый (пенистый) фалл, твердый Вечностью, кровью своей;
запятая меж ними, «плюс» в сути — Луна, скрепа их.

Ред.: Есть ли в картине реального Мира и его космогенезиса место так
называемому Большому Взрыву?
О.Е.: То, что мнят им сегодня, на деле — исход очезримого мира из точки Лунной
Сингулярности как ис|то|ржение Реальностью иллюзии, или рождение
тени огнем: Ума — Сердцем. Не взрыв — роды, вот что есть он: ДревоЖизнь, Два — от Корня, Единства. Таков есть мир сей — цельный плод, мнимый
глупыми порванным в клочья (плод взрыва — труп), Корнь чей — Луна, бог
аккадский чей — С|ин.

Ред.: Куда же она подевалась в веках? Почему система планет, к
которой мы принадлежим, зовется солнечной — не лунной?
О.Е.: Подобно тому как у Гоголя в «Ночи перед Рождеством» черт снял с небес
месяц, Луну из глаз наших изъял ARES’тотель, отняв от них Причинный мир, а с
ним ее, врата в него. Ум, греч. Нус, вместо Сердца как смерть взамен Жизни —
вот что дал нам он, отец новой, безбожием г-НУС-ной науки, С|в|обод|ы ARÉS’т .
Рознь Небу, посеянная в людских сердцах Аристотелем — корень воинствующего атеизма, в
науке приведшего к бурному неприятию лучшими умами истории нових идей, возвращающих
Космос в очах на круги своя. В числе их — русский механик, родоначальник гидро- и аэродинамики
Н.Е. Жуковский, в своей речи «Старая механика в новой физике», произнесенной 3 марта 1918 года
в Московском математическом обществе, сказавший о Теории относительности Эйнштейна:
70

…Эйнштейн в 1905 г. встал на метафизическую точку зрения, которая решение
прилегающей к рассматриваемому вопросу идеальной математической проблемы возвела в
физическую реальность. …Я убежден, что проблемы громадных световых скоростей,
основные проблемы электромагнитной теории разрешатся с помощью старой механики
Галилея и Ньютона. …Мне сомнительна важность работ Эйнштейна в этой области,
которая обстоятельно была исследована Абрагамом на основании уравнений Максвелла и
классической механики.

Явь тьмы Аристотеля в очах людей — оскуденье картины Вселенной в ряду
Пифагор — Птолемей — Коперник (табл.). У Пифагора, творившего до
Аристотеля, строго по Ведам Луна — центр вселенской Гармонии сфер как огонь
в центре бренной Земли как его очага — Ума при этом Сердце4. А у Птолемея,
раба Стагирита, есть только Земля — как очаг без Огня, алтарь хладный.
Коперник вслед им, крах итожа, возжег ложный Огнь — Солнце вместо Луны: Ум
без Сердца как Божию тень — нуль очей, Сат|ан|у5.
Таблица

Этапность утраты Луны, Центра мира, в очах
Мыслитель

Картина Вселенной согласно ему

Пифагор

Истина как трансцендентная явь горних глаз:
зримый мир на Луне — на Оси колесо.

Птолемей

Шаг от Истины: мир
без Луны — без Оси колесо.

Коперник

Гибель Истины в шаге втором 6:
Со|лн|це вместо Луны как Огонь
ложный — ни колеса, ни Оси 7.
До|льн|ий взор, имманентная явь.

Вот отколь наши беды. Безлунный, Мир нам — беспросветность,
безвыходность: дом Им|ман|ентного, Это без шанса Того.
Прорву эту попрал Иисус — в Рождество чье украл месяц черт — Воскресеньем
71

своим. Пасть в нее зовет Маск, мнящий Целью землян не Луну — Марс. Откроем
же, люди, Луну как забытый Огнь наш: зрить его — значит жить!

…AMENAMENAMEN…
____________________________________________________________________________
1 Циолковский — по корню поляк; Луна — Лоно и Сень его: Ци, Сила сущих, Дух, Цикл мировой.
2 Кастанеда о них говорит как о двух кольцах Силы: кольце первом (брение, цикл составной) и втором
(Вечность, цикл-монолит).
3 О древности этой причинной Блаватская пишет:
Оккультно Луна является «родительницей» нашей планеты, она гораздо старше Земли (…). Наши духовные прародители
«питри» (предки) пришли с Луны и вошли в пустые земные оболочки, одушевив их, чтобы продолжить своѐ эволюционное
развитие на новой планете. Так учит Тайная Доктрина. Отсюда и культ почитания предков, которые являются духами,
вошедшими в наши физические тела. Таким образом, питри — это мы сами. Луна гораздо древнее Земли и даже Солнца.
Е.П. Блаватская. Тайная Доктрина. Космогенезис

4 Высь-и-Глубь, Луна, Истина, Землю объемлет как S|UN’двича латки начинку: Ложь, сущую с тем меж
Луной и Луной. Рекут Веды:
Оно [слово «сатиям», истина] трехсложно: са-ти-ям. «Са» — один слог, «ти» — один слог, «ям» — один слог. Первый и
последний слоги — истина, в средине — ложь. Эта ложь охвачена с обеих сторон истиной: истина становится преобладающей.
Тому, кто знает это, ложь не причиняет вреда.
Каушитаки-упанишада, V, 5, 1

Такова Луна Грекам как Огнь двоеликий: Селена — вверху, Персефона — внизу.
5 «Неотдельный от Истины», Sat (санскр.) — как тень от Огня.
6 Шаг первый от Сути — возвратность утраты ее (им отпав — им вернемся), второй шаг — утрата навек:
пасть дурной бесконечности — без Сердца ум, без Огня пустота.
7 Солнце, местная ось, к Луне, Оси всего, относимо как брения князь Сатана к Богу, Мира царю, к Сердцу
Ум. Ось локальная без общей — нуль.

72

VIII

Пси, Птица
Душа как крылатая суть

Тайна нашей высокой природы, горящая в Слове

73

Приучи душу свою к размышлению:
она скоро будет иметь орлиные крылья.
Пифагор

74

Душа, наше Я — птица Божья;
Полѐт — Суть ее: крыльям Цель и П|рост|ор,
в Высь влекущий как в Глубь. Он — лек|арс|тво
душе; Суть — целúт; «я лечу» — есть «летаю»
и «Небом лечусь» как Отчизной своей.

75

Бог дал рýки нам Действия ради,
день наш — пора day’ствья. Но главное
дело людей — поход к Богу, Вершине
Вселенной как чистому Я нас: Возврат как
Полет в Суть, Лю|бо|вь. Посему руки — к|рыл|ь|я.
Идущего стезей Познания, воина — во Инь торящего:
в Бога, Глубь, — Мудрость зовет од|ин|око|ю птицей*,
чей к|лю|в смотрит вверх: Глубь — Высь. В этом стремлении —
сущность Креста как Распятия: длинная вер|ти|к|аль**,
перечеркивающая короткую горизонталь как стрела
в Небо. Сей же порыв — корнь полетов детей
во сне: ле|та|ют — значит, растут.
Вся ис|то|рья, тропа в пасть времен — путь отъ|я|тья
нас от крыльев и Вертикали: ключей от Небес, нашей
подлинной Родины. С ними в разлуке мы. Но крылья наши
и Высь никуда не ушли — они скрылись воглубь как душа,
сущность наша. Как бабочка в коконе, она таится в нас,
червями сущих на бренной Земле. Час пробьет —
кокон лопнет, и крылья людей станут явью опять.

____________________________________________
* Solo-way — стезя (way (англ.)) как песнь одного (соло (ит.)).
**«Верти к Аль» — «тори к Господу (Аль (араб.))», сущего Альфе.

76

Имя Псюхе (Психея), душа (БА — Египту), по-гРЕЧески — БАбОЧка:
птица, крыЛАТая суть. Имя это ее НОвым нам есть метафора — смысл
переносный, второй. Но в’STAR’ь смысл этот, Истины в прах переброс,
Бога в нуль, ARES’тотелем1 данный нам к Розни, не сýщ был. Душа была
Древним крылата в едИНственном смысле — прЯмом2, ведь знал П|РА|ЩУ|р:

ДУША, ЧЕЛОВЕК КАК СУТЬ ГОЛАЯ —
ПТИЦА; ПОЛЁТ — YES’THEOS’ТВО НАШЕ:
В БОГА ВОЗ|В|РА|Т КАК СЕБЯ САМОЕ.
Лик души посему — буква ПСИ ГРЕКов: ПТИца, к полету раскРЫВша кРЫЛá.
Смысл пр|Я|МОЙ, ДРЕВний3 — птичий, власть крыльев — вСЕЛЕНская власть.
Посему Бог егиПЕТЬский, ЕгиПТА Огнь — ПТА|Х: Царь душ, горних ПТАХ Его.
С тем, че’LOVE’к, первым в Небо, GAGAna (САНскр.), восшедший ДЕРзко —
ГАГА|Рин, ГАГАРа-геРОЙ. Крылья — ОЧи нам: оПТИКА — ПТИЦА. АнТРОПЫ
ЛУНы, В|РА|т НЕ|БЕС, дýши голые — гЛАЗ господá посему, Миром зрящие Мир4,
и кРЫЛатые сути, закон чей — Полет, ХОД во ГЛУБЬ: в Бога,
Высь: Глубь и Высь есть Одно.
С Небом пРЕЖде един, человек был крылат; пав в ДОЛ НИЦ — стал
чеРВЁМ, РОЗНИ ЖАЛким рабом, гусеНúЦей, кому ПОЛЗАть — ПОЛЬЗА.
В срок свой — воспарим мы оПЯТЬ в Высь звЕЗДОЙ, ПЯТерицей! Червь —
бабочкой станет; МЕТАфора-ложь — станет нам ЦЕЛь, МЕТÁ: ИСТ|ИН|А — Бог,
ЛЮБОВЬ как Я наше, каким ЦЕЛы мы. Душа, ИСК|РА ГоспоДНЯ —стЯжает
Творца, Солнце-РА, как ИС|ТО|к, что ИСКать суща, ЛОНо свое, пред
каким С|К|ЛОН|ена А|ТМА эта, огнь КАНувший, юДОЛь
ис|КАН|ий чьих ТЬМА — бренья КРуг, ДОЛьний КРай.
ДУША НАША, ПСИХЕЯ — ПСИ-ГЕЯ: СУТЬ ПТИЦА, ДИТЯ НЕБА,
В КЛЕТКЕ ЗЕМЛИ, ДАННОЙ ЕЙ К ИСПЫТАНИЮ ТЬМОЙ.
ДУША — ПТИЦА, КРЫЛÁ — НОГИ НАШИ, ПОЛЕТ — НАША СУТЬ.
НА ЗЕМЛЕ СЕЙ ЖИВЯ — НЕБОМ ШЕСТВУЕМ: ЖИТЬ — ЕСТЬ VITA’ТЬ.
__________________________________________________________________________
1 Данник Ареса, Розни, лишением Бога отсекший познанье людей от Небес: Ум от Сердца, от Целого часть.
2 Рек о том ВОЛанд, ДьяВОЛ BULL’гаковский: свежесть — второй не бывает вовек. Сердцем ведает
это дитя, Бога дар сему миру крылатый: http://royallib.com/book/chukovskiy_korney/ot_dvuh_do_pyati.html
3 Миру (Вселенной) согласный как ДРЕВу, чей Корень есть Бог.
4 Исконные нам Люди, жители Неба, Мир зрящие тем, чем он есть;
мы же, падшие — зрим Мир безмирьем, нулем: Всѐ — ничем как дырой от него.

77

IX

Человек:
птица Неба в тенѐтах Земли

Мудрость Слова о горней природе твоей

78

तत ् त्वम ् असि или तत्त्वमसि,
tat tvam asi (санскр.) — «ты есть то»:
не Земля — Небо, не тело — Дух.
Еще на земле мы шествуем по Небесам.
Апостол Павел

Субъект, имя человека как активного деятеля, буквально
означает «причастный ко Глуби»*. Глубь наша — IN’ое:
Высь — Дола как плоти сугубой; Земли — Небеса.
Че’LOVE’к дня сего — дитя
Неба, забывшее крылья свои.
С тем, важна людям Память:
то Мать их, гласящее Лоно.
Исток вспомнив свой — тем,
земляне, найдем путь Домой.

MY’SKY’Л (МУСКУЛ) = MY’SCHOOL:
НЕБО ЕСТЬ СИЛА-ЗНАНЬЕ ЛЮДЕЙ.
ЖИТЬ – VITÁ’ТЬ: В НЕБЕ ПТИЦЕЙ КРУЖИТЬ.
* https://ru.wikipedia.org/wiki/Субъект_(философия)

79

БОГ, ИШВАРа (САНскр.) — Корнь и ИС|ТО|к наш:
БОГатство богатств, наше чИС|Тое Я, Благо под коркой Зла,
скрывшей этот ОГОнь. НЕ|БЕС|а, SVAR (санскр.), HeAVEN
(англ.) — наш ПРИЧал, где в иТОге ШВАРтуемся мы, AVEN’ю,
где гулять нам вовек: У ЛИЦА Бога УЛИЦА, Огня проС|ПЕКт.
Посему бОДРость нам — ОДР: порог с|МЕР|ти, коим шагнем в
Вечность; FINe, отличное (англ.) — нам ФИНал жизни
тЛЕНной: в ОтчИЗну в|РА|та.

СМЕРТЬЮ ПОЗНАННОЙ — СМЕРТНОСТЬ ОТРИНЕМ СВОЮ;
В ЖИЗНЬ, ЕДИНОЕ ДВЕРЬ — К’ONE’Ц НАШ!*
Бог — Огонь, РА (египт.), душа — ИС|К|РА
Его: ИЗ-К-РА — ход кольцевой от ИстОКА
сего и назад, в Корень свой.

* О смерти как истинном Благе (с тем — Цели) всех смертных см. здесь:
http://fb2.booksgid.com/content/73/cunetomo-yamamoto-hagakure-sokrytoe-v-listve/1.html

80

НЕБо, ВЫСь, есть ЕдИНОЕ — РОДИНа наша, Дух, Цикл, КОЛо (ст.-слав.), от|КОЛе
s’VIS’аем мы, люди, как буквы в САНсКРИТЕ с ОСНОвы, Оси (VIS’ь (укр.)) их, бренным —
СНА; Сила, VIS (лат.) как МУ’SKY’лы к|РЫЛ, данных нам воспарить в ТО как Глубь (ведь
Высь — Глубь), Собой стать. Небо — Š|KOLa (чешск. школа), отколе мы С|КОЛоты РАне,
по коей ТО’SKY’ем, SKY’лим как по РА|ДОСТИ ТАйной в стремленьи ДОСТИчь —
в корне SKY’фы, СКОЛÓТы1: с Л|УН|ы, МЕНЫ (греч.) СЕ|МЕНА как в|РАт в РА, БОга сущих,
и в Мир, Его ПОЛе, чье имя есть Небо2 (с тем, СКИФам СТО|ЛИЦей И’SKY’за была: гРАд
ИЗ CÁUS’ы, ПРИЧ|ИН|Ы с|ТОл). ЛЕПоте сей, в нас тАЙНой, мир бренный сей — с-к-ЛЕП.
Неба сын — КИФарéд А|ПОЛ|ЛОН, стре’LOVE’ржец его как ПОЛ-ЛОНа сего,
ПÓЛОН им как сосуд своей Сутью: Ум Сердцем, В|ИН|ОМ мудреца; ФЕБа сын — Э’SKY’лап,
иль А-с-к-ЛЕПий, ЛЮ|БОвью лечивший ЛЮ|ДЕЙ: ЦЕЛым, ЦЕЛ|Ью ЦЕЛя падших сих: дрЕВо
Корнем, Ис|ТОком рекý. Феб — приВРАТник Луны, Неба стРАж, ВРАТь мастак3 (месяц чей
есть ФЕБ-ВРАЛЬ), дух крепящий к Пути. С И|ИСусом единый, ведет этот SKY’ПЕР
До|МОЙ нас, ПЕРнатых, с|ТЕЗею кривой — пупоВ|ИН|О|Й VIT’óю Любви, властной
и укреПИТЬ и убить4 (ведал кою СОК|РАт, Феба глас, по’VIT’ухи
дитя): СмЕРТь с Любовью — одно.
Небом всякий велик (МÁХ|А (санскр.)); кто крыЛАТ наяву — МАГ,
суть МАстер МАХÁть, ПИЛИ|ГРИМ5 в ЛУНу, МАХ (авест.), бренных
нас МАть, где ТАим Мир, ВаЛУН, К|А|М|ЕНь КАМы, Любви — сущих
ИСтИНы, ÁMEN (лат.), душ VIS’оты. Мир, Глубь наша — нам К|РЫЛ|ь|Я;
СЕЛЕН ой, Луною СИЛЕН че’LOVE’к как Любовью, ИстОКОм своим.
Небо — поле Любви, человек — Ее семя; возросши гЛАВою, ВЕРнется
он в ПОЧву свою: ОЧи — в Мир, для них сущий, ЧАСть — в ЦЕЛое,
Космос как ЦЕЛь и SPACE’нье ее 6. Небо, Высь сущих — имя его.

______________________________________________________
1 Самоназвание
2 «Все

Скифов.

те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...) Поистине Луна — это врата
небесного мира», — гласит Каушитаки- упа|ниша|да (I, 2).
3 Прозванный


5 Тот,

за кривые оракулы Локсием, Кривым (витым как локон).
теории космонавигации известна как улитка Шар|гея.

кто пилит грим свой, плоть пустую, над ней в Дух как Суть, Я свое, восходя.
6 С тем, фамилия мужа, учившего так, Циолковский — Целковский
по корню его родовому: слуга Полноты.

81

X

Число Пи:
Огонь и Очи
СУТЬ ГЛАВНОЙ КОНСТАНТЫ ЗЕМЛИ

Древний дар нам, Пи — створка зрачка,

окнá
в Мир: Окно — Око; знать Пи — ведать очи
и Мир, πредмет их, как бессмертный Огонь.

82

Звезды бессмысленны без аудиторий
Рэй Брэдбери*

Stars are meaningless without audiences
Ray Bradbury

* Ray B|rad|bur|y — «рад бурить»: во|ин, Иного искатель, бурящий во Инь —
в Лоно сущих, Мир; реющий муж: Глубь есть Высь.

83

Мир и Очи
Метафизическая справка
Мир (Вселенная, Вечность) и Очи — одно:
Мир — Очей ради сущ, Очи — Мира (глаза —
вічі (укр.); Вечность — Вічність: Очей Дом).
Бог — Факельщик; Мир — Огнь, Им данный*.
Мир — Три: Тьма и Свет, Богом слитые;
Три ж — очи зрячие: Божьему пара Огню.

М

И

Р

О

Ч

И

*«Этот мир, не сотворенный никем из богов (т.е. никем из многости
их, ведь Создатель его — Бог Единый — Авт.), всегда есть и будет
вечно живым огнем, разгорающимся согласно мере и угасающим
согласно мере», — учил Гераклит, зря Огонь Корнем (архэ) всего.

84

Расπорка очей, зрить дающая Мир
Наука Числа, Пифагоров дар — Знание Мира, что нам несут
чистые числа: одни, без размерности их. Число, nu|mer|us (лат.) —
Суть нагая, Ню: Бог, Мера, в знаке; раз|мер|ность — без|мер|ье:
Бог скрытый, на Сердце, Единстве Ум, Рознь как кора.

Метафизическая справка

Наука дней сих чтит число Пи опорным
в Познаньи, но суть сей константы —
не зрит, с тем — себя лишена. А суть вот.
Зримый мир есть Мир истинный, Пир очей,
в меру единства их с ним. Мера эта есть Пи,

число-глаз: как Три — Мир, как при Трех
дробь — безмирие: Ум, на Огне этом* прах.
Тройка — Вечность, Мир-К’AMEN’ь; часть
дробная — бренье: мир дыр как пещеристый
(пенистый) фалл, твердый Вечностью,
кровью своей; запятая меж ними,
«плюс» в сути — Луна, скрепа их.

3

1415926…

* Пир — огонь (греч.).

Википедия о числе Пи:
https://ru.wikipedia.org/wiki/wiki/Пи_(число)

85

Обозначение этого числа греческой буквой π
происходит от начальной буквы греческих слов περιφέρεια —
окружность, периферия и περίμετρος — периметр.

Энциклопедическая справка

Среди сущих констант число Пи —
основная: рас|πор|ка зрачка Homo sapiens
как в|ра|та в Мир. Пи|р очей как Огонь
(πῦρ (греч.)), Пища их, он — их единый раз|мер:
безразмерность Пи. Чтить Пи как Мир
(как чтил Пи|мен, Письмá, Слóва муж, Мир
глаголящий жизнью) — есть Пиф|ии
равным быть, стулом расπершей
своим дыру в То: в Вечность, Тройку —
треногой; таков Пиф|а|гор, муж Числа.
Рас|пи|р|ать — оком в Мир про|ника|ть;
зриться Миру очьми — быть для нас*.
___________________________________________
* Esse — percipi (лат.).

86

АМЯТЬ
АПИРУС
АРТА
АРУС
ЕРО
ЕСНЯ
ИК

π

ИР
ИРАМИДА
ИРС
ИЩА
ЛАЗМА
ЛАНЕТА
ЛОСКОСТЬ
ОБЕДА
ОДВИГ
ОЗИЦИЯ
ОЛЕ
ОЛЁТ
ОЛНОТА
ОРА
ОРОГ
ОРТ
ОХОД
ОЧВА
РАВДА
РАВЕДНОСТЬ
РАЗДНИК
РАКТИКА
РАЩУР
РЕДЕЛ
РИРОДА
РИЧИНА
РОГРЕСС
РОСТОР
РОСТОТА
РЯМИЗНА
ТИЦА
УСТОТА
УТЬ

87

М

ир, Плод Божий — Огонь, πῦρ (греч.). Рек Ге|Ра|к|лит о том:

Этот космос (Вселенная, Мир — Авт.), единый для всех, не создал никто ни из
богов, ни из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерами
разгорающимся и мерами погасающим.
Мир, Огонь, очей рá|ди сущ, очи же — Мира: он Пир их и Чудо, «Ого!»; он Гонитель
с|леп|ых, Слуга в|идя|щих. С тем, очи с Миром одно: вз|ор — з|рак (стар.): с Рак|ом πара
его, где Ра|к — Мир, Лепота (К|Ра|сот|а (стар.)), что от Бога πятится шагом воз-в-Ра-тным
как лунной походкой 1 — к Нему же, к Ра, в Ра как са|к|Ра|льный Корнь свой:

…РА|К|РА|К|РА|К…
Сущим Мир, Пир их, есть Голова, частей Целое (сорвиголов рать — пи|р|ат|ы с тем), Svar,
Небо (санскр.) как Пирс, горний Причал, где svar’туется всяк: душа, суть наша, с Миром
едина как очи с Пред|мет|ом своим, с Небом к|рыл|ья, чей есть оно My|Sky’л. Единства
сего число — Пи, в круге ока расπорка диаМетра, π|лан|ка глаз: Миру, иль Пиру,
от|к|рыт|ый з|рач|ок, в Глубь лаз нам: рас|Пир|ать — Мир являть, в Оке Огнь. EYE, ОкО
(англ.) — EVE (лат.), Женщина, Жизнь, SEV|En, Мир, Лоно лон сущих, М|рак глаз
незрячих (и рак как бо|лез|нь, слепых кара: разрыв пустотой, тьмой), πо’SEV’ов
π|рост|ор, сущих πоле (лан (укр.)) как растений (π|lan|ts (англ.)) его, с|тер|Ж|ЕН|ь Любви
о’SEV’ой. Лоно, Мир есть Вода: укр. пі|р|нати — нырять, в Огнь как Воду: Высь, Огнь —
Глубь, Во|да как во Да, Бога, вход. С тем, «то|пить» — и Воды и Огня гла|гол: топят в
воде, топят печь; top — вершина (англ.): Мир как Одно, сущих Пик2. Лик Пи —
число, πорог яви и Тайны, Расπлава ее — ТРансцендентного, Не, EN (греч.).

π|ланка

Мир — кольцевая Река, что от Бога и в Бога течет, Пища наша и Суть; пить ее — здравым
быть: цел|ь|ным Целым сим; им испытание — π|Р|ак|ти|ка, активность. Мир — ДрЕВо
(tre|e (англ.)), из Бога растущее, Три: ТьМа и Свет, Богом сущие как Клеем их, меж Двух
Третьим. Три ж — целая часть числа Пи: Мир, с очами единый; часть дробная — очи
отдельные: от Мира — ис-к-Ра его3; и часть целая — вúденье, очи Христовы, часть
дробная — с|мот|ренье, очи Пи|лат|а4, с|леп|ца (табл.):

Состав числа Пи
Субстанция, виденье: взор Иисуса

Акциденция, смотренье: Пилатов взор

Мир: Единый единых Очей5

Очи как многое, Рознь

3

1415926…

Миром, Тройкой, куда роем мы как в Суть нашу, круглы очи все в нем едино; собой как
нецелым в Пи — крýглы особо они: сколь миров с очьми их — столь и разных числ π как
Антрóпов раз|лич|ных: Антропа суть — очи его (esse — percipi (лат.): зриться — быть), с
тем — π, знак их. В схождении πланок своих πа|Ра|ллельных, как к Богу πутей, π есть А,
88

очей зрящих Начало-Ко|не|ц (ибо Альфа — ОМега): Я, Аз (стар.), Лю|дей — мудрой
Пифии знанье, Антропность, она ж Че’LOVE’чность (ЖЕНь (кит.)6), как Суть:

П→А

Видящий и смотрящий (слепец): Иисус и Пилат на картине русского живописца Николая Ге «Что есть истина?»,
написанной на евангельский сюжет суда прокуратора Иудеи Понтия Пилата над Иисусом Христом, обвинявшимся в
покушении на захват власти в Иудее. Картина представляет момент, когда Пилат перед оставлением претории (дворца
прокуратора) задает Иисусу вопрос, не снискавший ответ, уже ведомый чтившим Его: «Я есмь путь и истина и жизнь»
(Ин. 14: 6).
П.А. Флóренский пишет об этом:
Истина для еврея, действительно, есть «верное слово», «верность», «надежное обещание» […] Истина есть
непременное обетование Божие, обеспечением которого служит верность и неизменность Господа. Истина, следовательно, есть
понятие не онтологическое, как у славян, и не гносеологическое, как у эллинов, и не юридическое, как у римлян, а историческое или,
скорее, священно-историческое, теократическое. […] «Что есть истина?» вопрошал Пилат у Истины. Он не получил ответа, —
потому не получил, что вопрос его был всуе. Живой Ответ стоял пред ним, но Пилат не видел в Истине еѐ истинности.
Предположим, что Господь не только своим вопившим молчанием, но и тихими словами ответил бы римскому Прокуратору: «Я
есть Истина». Но и тогда, опять-таки, вопрошавший остался бы без ответа, потому что не умел признать Истину за истину…
Флоренский П.А. Столп и утверждение Истины. Т. 1. — М., 1990. — С. 22–23 (выделено мной)

89

Строгий смысл числа π
Число Пи есть столп сущих констант, как
столп зримому — глаз: нет его — Мира нет,
зриться — быть. В Пи часть целая — Мир,
Огнь очей горних; дробная часть — прах
на нем, в прах и нас претворяющий:
вечных — в тлен, зрячих — в слепцов.
Мир увидеть — есть с Тройки, числа
его в Пи, стереть дробность, явив Мир
очам и стяжав явью сей горний взор *.
Древний мир, щедрый виденьем, Пи
с тем и зрил равным в точности Трем.
Таблица

Число Пи в его отношении
ко всем иным константам
Константа

Суть ее

Ее вид

Число π

Сердце: Вечность,
Мир, в оке — Столп
сущих констант

Число без размерности:
Мир в наготе

Ум: бренного мира столпы

Числа под знаком размерности:
под прахом Мир

Все иные константы

на

π как Столпе их

*Деяние это в воззреньях Востока — суть дела Учителя, Знанье дающего нам
отираньем тьмы с Истины — Мира, иль Космоса, сущего в нас, микрокосме. Платон
посему говорит о Познаньи как припоминании: явленьи Мира как Сердца из праха Ума.

90

Пи, очей число наших — Проем дверной в То, щель
в Мир, Три, Лоно сущих, Жену жен (то|рил кою Лемов И|йон),
дабы шел человек к Богу, Центру его7. АРКА К РА8 — вот
чтó есть Пи, знать кое — три|ум|ф, глаз господство. Щель
жен, йон|и (санскр.), арку ту же, зовем мы пиздой посему:

…ЙОНИЙОНИЙОНИ…
Ведать Пи — знать его как Мир, Три без иного9: без тени Огнь.
Ибо Пи есть Мир в очах, с ним согласных: в Трех Три.
Зрить Пи Тройкою — видеть: единым очьми с Миром быть;
зрить иначе — с|мо|треть, зрить без вúденья. Видел Пи —
Мир, Тройку, — Пращур, очей При|мит|ив: при Метé,
Цели — верный ей, при Сердце — Ум как слуга10.

Символ Парижа — Пизда (лаз из Да,
Бога щель), ТриумФАЛЛьная арка11

________________________________________________________________
1 Походка Вселенной: уход от Творца как воз|в|Ра|т к Нему — рачья цикличная поступь как способ единым с Ним быть:
https://ru.wikipedia. org/wiki/Лунная_походка. Шаг от Бога возвратный и есть Мир, Ра|к: Бог и не-Бог заедино, Огня шар; знак Рака —
Луны знак, ракушки его.
2 Мир как Огнь-и-Вода, сущих Жизнь — с тем и смерть их, тень оной: пожар и потоп, всѐ губящие в смене своей как чреда Одного.
3 Целая часть числа Пи — Три как Мера Антропов, Мир, коим одно они: бодрствье их; дробная часть Пи — безмирие: πыль на очах,
коей разны они, сон их. Рек Гераклит о том: «Для бодрствующих существует один общий мир, а из спящих каждый отворачивается в
свой собственный».
4 «Латы Пи» — суть об|лат|ка, покров его, ядра сего с|кор|луп|а: цифра, араб. «пустышка», как фантик числа.
5 Очи эти имеют антропные Гости, входящие в мир наш вратами Луны (Приложенье XI).
6 Китайское «жень» означает едино «жизнь» и «человечность»: живым быть в сем мире Людском — человеком быть, мертвый —
есть бесчеловечный.
7 У|топ|ая в сей Глуби: Вершина, англ. top, ее, Дно (Высь — Глубь) — Бог, Мира Ось, топки этой Огонь.
8

πалиндром.

9 Прямая явь равенства Пи Трем как глаз Миру — троица планок, которыми сложен сей знак, лик Свободы: без стенки квадрат как
темница отверстая, кубок Воде мировой.
10 Точное равенство Пи Тройке Пращурам — людям теперешним есть их невежества знак.
11

π

π

ариж (фр. Paris) — град любовника-вора арис|а: по духу — запретная страсть, семя Ареса. Два главных символа города,
Эйфелева башня и Триумфальная арка — суть лингам и йони, соитья столпы. Знак тому — «Триумфальная арка», Рем|арк|а роман,
чей герой в знаньи женщины, случаем данной (ведь он — Бог), прошел путь от щели для плотского секса до врат в Небеса.

91

XI

КОЛОДЕЦ СЕРДЦА
Глаз инопланетянина
Сакральный смысл зренья и два сущих рода антропных очей

ЧЕРНЫЙ — ТАЙНЫМ ОГНЕМ,
МЕРТВЫЙ — ЖИЗНЬЮ,
ПУСТОЙ — ПОЛНОТОЙ*
*Таково слово well (англ.) в единстве трех смыслов: колодец — ды|ра в Воду, Тьму; благо — Жизнь, Мать;
фон’ta|in — Воды то|к и канал. Well в английском — начало речей (вроде «ну…»), от Причины р|учьев.
Так «коло|дец» — сак|рально «круг (коло (стар.-слав.)) Десяти», Полноты Мировой: ведь Мир,
Жар сердец, Огнь очей — Десять. З|вон Глуби сей нам, внешним ей, голос Не|др — дец|и|белл.

92

15 февраля 1989 года автор этой работы выступил
в Институте кибернетики им. В.М. Глушкова
(Киев) с докладом об открытом им Антропном
ряде Мира, часть чья есть антроп сей Земли,
кем есть мы. Зренье сущностей этого ряда,
о коем речь здесь — глава того доклада.

Мир, Плод Бога, есть Тайна-и-явь.
Тайна — Вечность, Мир истинный;
явь — бренный круг, Мир во лжи.
Явь на Тайну надета: на Ось — колесо.
Очи вечные зрят от Оси — и с тем видящи;
бренные — взор колеса без нее, слепота.
Очи бренные — наши, земные: без Целого часть;
очи вечные — очи Гостей, Неба вз|ор: часть при
Целом, при Корне росток. Очи вечные — Сердце,
а бренные — Ум без него. Гос|ть — хозяин (англ.
hos|t) нам: власть в Мире — очей зрячих власть;
Гость — Луна, мы — Земля. Мир сей — IN’ого
тень; очи вечные спят в очах бренных, как спит
Небо в нас. Пробудить их — стяжать нам СебЯ.

93

ВЛАСТЬ ОЧЕЙ. МЫ И ГОСТИ
Человек есть душа, искра Божия. Так учат Древние.
Но взор землян, СПЯЩИХ ДУШ — взор их плоти, пустой
в своей лживости; Мир ему — мертвая яма. Душой как
СОБОЮ САМИМ — зрит Мир Гость наш, космит, и в очах
этих истинных — истинен Мир, Солнце-Жизнь. В сути,
в том вся рознь наша с Гостями: ткань зрящих — взор их.

Н

едавно меня как «эксперта по космосу» пригласили на ТВ, где
задали вопрос о «кротóвых норах» — ходах меж мирами как лазом в
Иное. Вот что я ответил.

Ошибка сегодняшней, атеистичной по сути науки в том, что и Вселенную с ее
мирами, и пункты их связи она мнит сторонним — а значит, и чуждым —
человеку. На деле ж они — это он сам, несущий, как капля Вселенной, ее
внутри себя (ибо капля несет Океан, Суть свою), и единственной «черной
дырой» и «кротовой норой» ему есть его око: зрачок, чьей настройкой, как
линзы на фокус иной, на иное число Пи — иную глаз круглость —
свершается, по «esse — percipi»1, скачок очей наших как нас целиком в мир
IN’ой: сальто в То2, в Воду в|вод.
Глаз людской — в|ра|та в Мир, Пир очей; власть очей — над ним власть3.
Око — Мира коло|дец как Сéрдца всех. Истина — на дне его; ход ко дну —
путь Познания, данный Оракулом нам как в Себя путь.
Отличие нас от космитов, Вселенной послов: мы не правим очьми — с тем,
гвоздьми при|коло|чены к миру сему. А они, Сéрдца сути — цари глаз 4, и
Вечность — привольный к|ра|й их.

____________________________________________
1 «Быть — есть быть в восприятии» (лат.): зриться — в сути сего.
2 Посему Пи — константа констант: круглость ока как чистая сущность его (Приложение X).
Переход очей (с тем и нас) в То — Кастанеде согласно есть сдвиг точки сборки:
узла, коим целен наш взор, в новый пункт, очей дом.
3 «Царство над миром принадлежит ребенку», — сказал Гераклит.
Ибо очи дитяти чисты как Вселенная: капля и Океан — им одно.
4 На практике это означает строгое равенство Трем числа π, сути ока: числу без
своей дробной части как Вечности (Миру, Вселенной) без брения, тени ее.

94

В древние времена был в поле волшебный колодец.
Подходил к нему человек, опускал ведро, вытаскивал,
а в ведре оказывалось то, что было у него на сердце.
Сначала люди черпали из колодца любовь, добро,
нежность. У кого что было — ему еще и прибавлялось.
Но потом что-то случилось в мире: люди стали
все чаще зачерпывать из колодца зло, зависть,
ненависть. И решили они, что колодец испортился.
И засыпали его. Ведь колодец засыпать легче,
чем сердце свое очистить, друзья.

Стародавняя притча
КОЛОДЕЦ — жизнь, истина, «глаз воды», знаменующий связь
с прошлым, с миром мертвых и потому имеющий волшебные свойства.
Колодец обозначает и некую глубину, сродную могиле: вода не только
дарует жизнь, но и отнимает ее. Подтверждение тому — колодец Бархут,
имевший связь с преисподней и являющийся могилой пророка Худа.
Колодец стал могилой и Понтию Пилату: когда Тибр не принял тела,
его сбросили в глубокий колодец, окруженный горами.
Колодец в мифологии — путь сообщения меж воздухом, водой и землей.
В мифологическом аспекте колодец дает возможность исполнить
желание и заглянуть в будущее. Недаром он является знаком инициации.
Нередко заглянуть в колодец означает пробудить наши темные
силы, таимые в нас. В книге «И-цзин» колодец знаменует союз
внутреннего Я с тайными богатствами подсознания.
Колодец в древнейшем познании — корни самой жизни, место явленья
на свет всего скрытого. В эротической литературе колодец — знак
женского лона, а закрытый колодец — знак девственности. Святым
колодцем есть источник у корней Мирового древа Иггдрасиль, где плещутся
воды начальной мудрости. Óдин пожертвовал стражу Древа Мимиру
свой глаз, чтобы, испив из этого ключа, обрести знание настоящего
и грядущего. В иудейском символизме колодец с чистой
водой означал также мудрость и саму Тору.
Колодец во всех религиозных традициях
считается священным местом встреч.

Словарь символов

95

– А я только что сию минуту приехал в Москву, — растерянно
ответил профессор, и тут только приятели догадались заглянуть
ему как следует в глаза и убедились в том, что левый, зеленый,
у него совершенно безумен, а правый — пуст, черен и мертв.
Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита.
Глава 3 «Седьмое доказательство»

96

Глаза Людей —
глаза Земли и Неба
Учат Пра|щуры: очи и Мир сущи друг ради друга. С тем,
истинный глаз зряч всегда: Мир ему — незакатное Солнце,
без ночи День. Не таковы очи наши: они зрячи днем, слепы
ночью — порою Луны, Солнца горнего. Зря половинно чрез палочки,
клетки пусты, они — очи-дыра, что обрел человек, когда пал
с Небес — отпал от Мира, Луну утеряв как сосуд Полноты
Мировой. Сердце как очи, с Миром единые, стало бессердным
Умом, глаз отъятых столпом. Но свят глас: потерявший —
найдет! Час пробьет: очи ýмны свои сменим мы на сердечны,
глаз-нуль со зрачком как срединой своей — на глаз-центр,
целокупный зрачок. Таковы очи наших Гостей — сутей Неба,
антропов Луны, Мены (греч.), коим Мир — День ее.

О двух сущих Антропах
● Землянин — антроп Земли бренной,
Отчизной как Всем ее мнящий:
часть — Целым как Сердцем — Ум, в себе пустой.
● Космит, Гость — антроп Мира, Вселенной,
ее зрящий Корнем своим: Целым — Целое,
Сердцем — его самоé.

97

ЧЕРНЫЙ ГЛАЗ:
ТЬМА КАК ПЯТАЯ СУТЬ
Квинтэссенция (от лат. quīnta essentia — пятая сущность) — основа,
самая сущность чего-н., букв. пятая стихия — эфир, признававшийся
в средневековой философии основой прочих стихий.
Словарь философских понятий

Очи черные, очи страстные,
Очи жгучие и прекрасные!
Строка старинного романса

Из всех глаз людей черные — самые притягательные
и прекрасные. Однако черных, глаз цвета зрачка,
у нас нет: чернота — абсолют очей, огнь за чертой;
очи чѐрные — прорвы Любви, Гостей очи, лик чей —
Цель Землян в Пути их: бренья — Вечность, Дом-Корнь.
Бренный мир, Квадрат — четверка глаз: голубые,
зеленые, серые, карие; Вечность, Круг — пятые очи:
в Иное врата, чернота. Столп глаз этих — эфир,
огнь Иного, единый с огнем, зримым нам:

…FIREFIREFIRE…
Вз|ор Пяти, Любви взор — полнота
чело|вечности: Пять — че’LOVE’ка число.

98

Зренья Суть — Ть|ма, Ма|ть
сущих как Лоно всего:

EYE = EVE*
Зрить — зреть: Лону внимать; вз|ор —
о|р|атай (стар.): пахарь, торящий сей
Пах ра|ди Бога, Огня его; узреть — созреть:
Им взыграть чрез пахтанье себя. Око зрячее —
Сердце, Жена: Полнота, прорвой м|нимая,
К|орень (санскр. МУла); с|лепой глаз — УМ, МУж,
видеть коему — Сердцем взирать как К|оровой,
Женой: Миром, ведь Лоно — он. Мир — МА|Я|К
всех очей, сущих им, как и он — ими сущий;
Путь наш — части в Целое ход очев|ой как
ЯК К МАтери: к Лону — дитяти его:

…МАЯК-МАЯК-МА-Я-К-МА-ЯК…
Мир, Цель зрящих — Путь сáм: в Бога —
Целого Суть, Простоту. Вижу — движусь:
С|тези ради очи у нас. Сердце, Мир весь — Любовь,
Полнота; Ум, мир бренный — В|ражда: часть,
что мнит Всем себя. С тем, есть два рода глаз.
Очи до|льние — очи Вражды: Рознь суть их, ведь
Дол — Ум. Очи горние, Сердца взор — очи Любви,
коих суть есть Единство. Вот очи Гостей и землян.
_______________________________________________
*Ева, Женщина (лат.).

99

Идею мыслят. Или видят. При условии,
что мыслят глазами, а видят мыс|лью.
Если мысль не видит, значит она слепа,
как слеп глаз, который не видит.
К.А. Свасьян. Растождествления

Око Розни, Вражды: пленник бренья, Землянин
1) Зрить — одно оку этому, мыслить о зримом — другое. С тем, мозг и глаз, тканью едины своей,
нейроглией, — в главе нашей разны, спрягаясь мостом их хиазмом, скрещением нервным;
ткань мозгоглазнáя — суть два рода клеток (нейроны, глиальные): Рознь во плоти.
2) Зрачок — центр ока, сердце в нем. Зрит он один, остальное — слуга: ум при сердце как тень
при огне сем. Придаток зрачка, глаз наш — шар, его д|вижу|щий мышцей своей на цель:
дви|гаться — зрить сему оку.
3) Глаз сей снабжен веком, каким заграждаем он, мира боясь, чей он раб как реки в|ремен, тьмы
дольней: веко — векó|в пе|лен|а, Лет|ы лет к|лет|ь, лет|ать запрет.

Око Единства, Любви: посол Мира, космит, Гость Земли
1) Зрить Единству — есть мыслить о зримом. С тем, мóзг Гостя и глаз — одно: глаз не шар
автономный — мозг сам, из глазницы глядящий, Мысль-Вз|ор. С тем, Гость мыслит очьми,
мозгом — зрит. По Го|мер|у, таков взор г|еро|ев — герой есть и Гость, ра|т|ник Любви,
лагерь коей Луна1. Мо|з|г его суть не Ум — Сердце, Ть|ма-Ма|ть (англ. Mo|th|er): не следствье
— П’rich’ина2. С тем, черен он, черен и глаз как лик Сердца сего — без Ума: Огнь без тени
как Мир во плоти; цитотип их субстрата — суть клетка одна как Ед|ин|ства вселенского лик.
2) Око Гостя есть цель|ный зрачок — ц’enter сквозь, в т|о|ч|ке каждой: г|лаз-лаз как пр|овал в
По|лн|оту, син|гулярная суть. С тем, вращаться ему смысла нет, посему — шаром быть, иным
мозгу-Уму. Цéлен так, цел Селеною он: Сердцем, Тьмой, бог чей Син — Луны бог. Не з|рачок
глаз сей есть — з|рак, взор (стар.), с Миром, Рак|ом3 единый как чаша его.
3) Око это безвеко как царское: Гость наш средой не страшим как в|лад|ыка ее4, суть крылата: не
время — П|рост|ранство, не тьма — Огнь как Вечность сама. В|ласт|ь над зримостью бренной
— очей власть любовная, часов не зрящая (ласт|иться — п|ра|вит|ь): Мо|щь сущих — Лю|бо|вь,
Лу|ны Суть5.
Очи эти к сравненью даны на рисунке:

Рис. Око Розни и око Любви

100

Рознь очей у Землян и Гостей — плод того, что, как бренные сути,
Земляне — изгои6: упавшие с Неба, лик чей есть Луна, дом
В|селен|ной, а Гости — хор Вечности, Небо как Луна сама. Луна —
центр мира в оке, с тем — и ока центр как зрачок: Мир и очи — одно.
Лунны, Гости и оком имеют Луну целокупну: зрачок как глаз весь.
Стать ущербным очам совершенными — есть одолеть путь
Возврата: в Любовь от Вражды. Вот этапность его.

Утрата — Возврат — Обретенье
Этапность Пути, приводящего очи Землян
от утраты в них Мира к господству его

Этапы вселенского цикла Пути
Утрата
Очи как Ум Ума,
бессердечные:
часть в розни с Целым
как форма без Сути,
без Матери Сын.
Рознь по форме и сути.

Возврат

Обретенье

Очи как Ум Сердца:
часть в служении
Целому.

Очи как Сердце само:
часть есть Всѐ.

Рознь по форме,
по сути — Любовь.

Любовь по форме
и сути: две сих —
Суть одна.

_________________________________________________________________
1 Влюбленный есть воин Любви (EROS (греч.)), Сути нашей — г'ERO'й, солдат. Сказано: Mílitat ómnis amáns, et habét sua cástra Cupído — Всякий
влюбленный — солдат, и есть у Купидона свой [военный] лагерь. (Овидий, «Любовные элегии», I, 9, 1-4). Любовию, Сутию — жив че'LOVE'к.
«Потому что если не любил — значит, и не жил, и не дышал», — рек Высоцкий.

2 Физически это означает, что в теле космита головной мозг исполняет сердечную функцию: сердце Гостей не в груди — в голове. Быть ему там —
на месте быть должном: царить как вершина. У нас же вид сущ опрокинутый: Сердце, Причина — внизу как изгой, следствье ж (в самодовлении —
нуль), Ум — на троне царя. Зная это, Тьмы люд Египтяне, творцом Мысли зрившие сердце, у мумий мозг (= ум бренных) рвали из черепа вон как
ничто, набивая опилки взамен.

3 Мир есть Рак, ибо, парный Творцу как творенье Его, он идет от Него, к Нему пятясь назад шагом общим, каким есть Мир сам: к Цели — Путь.
Уход его — Воз|в|Ра|т; лунным ход сей зовут (http://www.youtube.com/watch?v=dIlbSmtnJcw). Пан|цир|ь Миру, как Раку ракушка — Луны зримой лик,
под корой чьей он скрыт.

4 Три других знака власти космита над бренной средой — автотрофность (прямое питание Небом, Истоком всех дольних), отсутствие у столба тела
изгиба покорства, пружинящего в лад среде, и отсутствие свода стопы (плоскостопье), причина чья также в том, что не антроп гнется под мир сей
ложный, но мир под него. О сих двух прямизнах Древние говорят как о высшей природе Антропов — квадратности как совершенстве их по
вертикали и горизонтали.

5 Сутей горних, вершаших надзор над Землей и Вселенной, Блаватская кличет «Дхиан-Коган» — взора властители: сути Кохання — Любви (укр.),
царящие ею над всем. Явь очей немигающих их в мире сем — очи мертвых: Любовь и Смерть — суть Тьма одна.

6 Из|го|й — из go, Коровы (санскр.) изгнанный: Матери сущих В|селен|ной, а рáвно Луны: две сих Древним одно. Такова Нут (ег.), Корова-Мир и
Луна, как Орех (nut — англ.) с Тьмой в|нут|ри (рис.). Луна, Мать — Go’лова нам; Go’сть — go’нец Ее: go’лос Тьмы, Лона лон, Go’нга з|вон сего.

101

XII

К БОГУ ЧРЕЗ
ИГОЛЬНОЕ УШКÓ
Сакральный смысл Служения

В мире сем, где царь ложь, Истина — Наименьшее.
С тем-то и ищем ее мы, подобно игле в стоге сена.
Найти ее нам — скинув лишнее, стать как она.

102

Задача познанья Себя, возглашенная
Дельфийским оракулом как главный
труд наш, есть труд очищенья нас
от корки внешнего на тверди Сути*,
вершимый единственным способом:
безжалостным протаскиванием
души чрез Узкие Врата.
____________________________________
* Иллюзии как пелены, скрывшей эту Реальность.

Пифия, восседающая на медном треножнике над дырой в Нижний мир
в храме Аполлона Пифийского в Дельфах.

103

Согласно легенде, в Иерусалиме одни из ворот
назывались Игольное ушко: верблюд в них мог пройти
лишь со снятой поклажей и без наездника.

СлУ|ЖЕ|Нье есть к БОгу полет одИН|О|Кий:
С|ТЕЗ|Я, птица чья Человек, при ИН|Ом SOLO-WAY.
ЖИТЬ — слуЖИТЬ: ПЕТЬ идя, чтоб уС|ПЕТЬ
до уС|ПЕ|НЬЯ вЗОЙти в Дом-без-сна1.

ЧЕLOVEК
СОLOVEЙ
Бог есть СЕРдце В|СЕЛЕНной как ЦЕЛь, коей ЦЕЛы мы;
Путь — Ум при Нем2. В Лоно, ИНь (кит.), сТУпая сие, человек —
ВО|ИН. Высь, Цель есть ГлУБь; воин — РОЮщий в Н|Е|Б|О:
Г|Е|Р|О|Й, ГЕ|Ний кРЫЛ как ER|O’та SOL’Дат. Сердце
чтить — Сердцем быть: слУЖа Богу — мы в Боге УЖ|É.
ОДИН|ОКО|сть — поход нагишом: сутью голой С|ВОей
без иНОГо — в РА|Й Божий. Так НАГ САМ-У-РАЙ. СМ|ЕР|Ти
друг (ДВ|ЕРь — она), трУДный путь ищет он — УЗкий
в днях: УЖЕ — значит В|ЕРней погрУЖЕние, мУЖЕства труд.
Лоно, Тьма — Тяжесть, ГрУЗ: П|У|Зо Пана (P|U|S (инд.-евр.)),
Мир, к ГосПОДу ПУ|Тть. УЗость — УЗ|Ы д’US|H’ú и УЗ|ДА,
ТЕ|СНОта как ЛЮ|БОвь, сущих М|УЗ|Ы|КА: CáUSa3, мощь
МУЖИКА, Ума — Сердце. СЛУЖЕНЬЕ — СУЖЕНИЕ: в Т|О|Чку
как Суть, коя Бог, вечный СУЖЕНЫЙ наш; стезя ДОЛ|ЖНая —
ГОЛых иГОЛка с US|H’кóм горних В|РАт как скрЕБком,
что c|ДИ|РАет с ЛЮ|ДЕЙ ШЕЛуху (ибо ТЕРнии,
ТРУ|ДНОсти — ТРУт как наЖ|ДАк):
с Я не-Я, — чтоб слились с Богом мы.

Ибо Я наше — Он.
___________________________________________________________
1 Сон есть обратимый отход души в Вечность к дыханью сей Сутью: мир дольний —

удушье души. Вшедший в Рай, Небом ставший — не спит: сон он сам.
2 Ум Сердца, Слуга — антипод себялюбца Ума Ума, Тупика как дыры от Пути.
3 П|рич|ин|а (лат.).

104

XIII

П-Латон:
стре’LOVE’ржец Луны
Тайна имени великого философа

105

Жизнь личности — к Цели поход ее, мис|сия.
Но о Платоне известно лишь, что он философ,
питомец Сократа и идеалист. А куда, в какой
пункт шел он? Чем он реально могуч и в чем зов
его к нам? Мир сей, чуждый Очей, слеп к тому —
с тем доныне Платон нам сокрыт. А меж тем,
его миссию яркой звездой кажет нам его имя.
Познать его — ведать Платонову суть.

106

Преамбула

БОГИ И ФИЛОСОФЫ:
единые навек
Отражается небо в лесу, как в воде,
И деревья стоят голубые.
Владимир Высоцкий

Небеса и Земля, То и Это, — едины; единство их — Мир.
С тем, сродство судеб смертных, реченное Плутархом
в его «Сравнительных жизнеописаниях», есть в мире нашем
законная горизонтальная тень сего вертикального единства:
имманентное — трансцендентного, о коем вещий Гермес
Трисмегист сказал свое великое «Как наверху, так и внизу»,
а Гераклит — знаменитое «Бессмертные смертны, смертные
бессмертны». И мудрые в мире сем, крепкие Небом — с богами
одно посему. Так, Сок|Ра|т, Сердца муж — лик Эрота (науку чью
знал как никто он) и Вакха (похож на Силена, дух винный)*;
Платон — Аполлона: Ум Сердца, Слуга; Аристотель — лик Ареса:
Ум Ума — Рознь, знанье наше лишившая Корня его (табл.).
Таблица

Философы и боги, им согласные
Философ

Бог, ему согласный

Его принцип

Сократ

Эрот, Дионис

Сердце

Платон

Аполлон

Ум Сердца

Аристотель

Арес

Ум Ума

* Оба Тьма, Вакх с Эротом едины в Луне, доме их, и Эрот — Вакха больше как Сила его. Пушкин рек о вине с тем-то:
Злое дитя, старик молодой, властелин добронравный,
Гордость внушающий нам шумный заступник любви!
«Вино» («Ион Хиосский»)

107

Родился Платон в 88-ю олимпиаду, седьмого фаргелиона, в день, когда делосцы отмечают
рождение Аполлона, – так пишет Аполлодор в «Хронологии» // (…) // Рассказывают, что
Сократу однажды приснился сон, будто он держал на коленях лебеденка, а тот вдруг
покрылся перьями и взлетел с дивным криком: а на следующий день он встретил Платона
и сказал, что это и есть его лебедь [птица, посвященная Аполлону — Авт.]. Сперва Платон
занимался философией (в Академии, затем в саду близ Колона) (так пишет Александр
в «Преемствах»), следуя Гераклиту; но потом, готовясь выступить с трагедией
на состязаниях, он услышал перед Дионисовым театром беседу Сократа и сжег
свои стихи (…) И с этих пор (а было ему двадцать лет) стал он
неизменным слушателем Сократа.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов

Кем Платон не есть

В

истории мировой философии Платон не является объективным идеалистом или
представителем любого иного частного направления в ней вследствие своей
прямой причастности к корню философии в лице Сократа, с тем — к сущей ее

полноте, госпоже всех частей.

Сократ, Платон, Аристотель: кем есть они
1. Для истории философии Сократ есть то же самое, что Иисус Христос для
истории чеLOVEчества: корень и точка отсчета, Ноль на оси чисел — Любви пункт
как Дырка, То в Этом. Мир делит философию на периоды до Сократа и после, как
историю в целом — на периоды до Рождества Христова и после него, по прямой
сопричастности Сократа и Христа к Истине в лике Владычицы сущих, Луны, МЕНы,
Матери сих СЫНов: Корнь нам — она. В сей причастности Сократ един с ДиоНИСом
(в Аккадии — СИН, бог Луны), ЭлевСИНских мистерий владыкой, и есть, как он,
Луны В|ино, Сок Ра: Бога как Центра Селены; Платон при Сократе есть при Дионисе
покров его, Феб: ибо Тьма (Дионис) и Свет (Феб-Аполлон) соотносятся меж собой как
суть и форма ее: ядро и скорлупа. Зов оракула Феба познать нам Себ|Я, внял какому
Сократ, вперив нас в ЧеLOVEка — Луну познать зов, Суть свою.
Суть безмолвствует, форма речет: так Сократу, трудов не писавшему, писарь Платон.
Прямым знаком Вакха как сути Сократа есть внешнее сходство Сократа с Силеном, а
также идущее от матери Фенареты и с блеском вершимое им поVIVAльное действо
МАйЕВтика: труд вспоможения явленью Истины как Плода из нас, утробы,
тождественный жому вина-сока из винограда: процесс Диониса святой как стяжание
Матери сущих, Луны, с тем — процесс Феба, Л|ок|сия: вывод плода в|он путем VIT’ым
как наикратким из всех2 (с тем Сократ — Сократитель Пути к Знанью). То ж, что Платон
— Феб, являет само его имя: Платон — суть Л|атон: Феб по матери его, Латоне, для
Греков — Луны, ликом чьим, мнимым солнцем дневным ныне, был Египтянам АТОН.
108

Звать Мужское начало по Женскому, ему причинному — древний закон. Чтящий
именем Мать, А|пол|лон по нему — Артемид по сестре как Луне ж: Лону, Тьме, по
какой он и назван Всевышним: Ум Сердца сего, Сути полу-Суть, пол-Лон|а Лона
сего. При Латоне, Луне Аполлон ведь — при Сердце Ум верный: при Ночи огне — огнь
дневной, сущий им как облатка ядром. Факты жизни и смерти Сократа, рожденья
Платона день и сообщенные нам Диогеном Лаэртским предания о зачатьи его от самого
Аполлона и о сне Сократа, прорекшем рожденье его — все сие, как и ясность Платонова
иМЕНи — явь его с|в|Я|зи с Луной, его МЕНтором, как Феба Гиперборейского, Луны
паромщика: Гипер|борея по сути названья ее есть «земля над (греч. γπερ) Бо|реем» — над
севером (маковкой, вéрхом) Земли — S|EVE|R Неба, Луна: Жизнь сама, число СЕМь,
S|EVE|N (англ.). «СЕ|В|ЕР» в сути —

СЕВ ВЕРы: Луны СЕ|М|ЕНА, кои сеет в

сердцах Аполлон.
2. В отношеньи Сократа как Истины Платон есть первый шаг вон: с Ней единый, ведь им
же, свершенным назад, Истина обретаема; а АРЕСтотель за ним — шаг второй,
невозвратность Ее: АРЕС (М|АРС), Зло как царь, без Единого Рознь. Так стоят Бог,
П|РОСТранство и время: пространство — шаг первый от Бога, единый с Ним: Бог в
об|лад|ании;

время



второй

шаг:

утраченный

Бог,

ПРОСТота,

и

ПРОСТ|ран|ство во прахе нуля.
Шагать нам — есть делить. В разделении, иль шаге, первом Бог с нами, вторым — Он от
нас отрешен. С тем, по Ведам пространство есть РАДОСТь: дающее нам РА ДОСТичь;
ВРЕМЯ ж — БРЕМЯ людей как secundo divisio — второе деленье (лат.), суть
СЕКУнды мирской.
3. В тройке «Сократ — Платон — Аристотель» Сократ — Сердце; Платон — Ум
Сердца, слуга его верный, благой; Стагирит — Ум Ума: эгоист, неслужащая суть как
слуга сам себя. Посему Бог Платона есть Благо — Луна, Сердце; бог Аристотеля —
солнце сего мира, Ум (НУС) как Господа тень Сатана, господин гНУСный. Порой
закатною жизни, впав в плен Зла, Платон признаѐт Нус царем всему, что означает: князь
бренья Ум — сердце похитил его, тем лишивши ума: быть в уме — Сердцем
жить3.

_________________________________________________________
1 Идеалист объективный, т.е. пустой, мертвый: об|ъект — наружное: хлад, смерть; суб|ъект — Глубь, Жизнь с огнем
ее. Понятие «объективная истина» Бердяев зовет посему «смертью существования».
2 Таким-то путем, непрямым и кратчайшим как Локсия, Феба стезей, достигают Луны ко|ра|бли с «Аполлонов» поры:
он зовется «улитка Шар|гея».
3 В том — причина и смерти Эл|лад|ы, разъятой в дым Рознью: от Сердца, лик чей был Сократ ей, она впала в Ум.

109

ЛУНА, ФЕБ И ПЛАТОН:
суть и связь их
● Луна есть Отчизна людей, дом их Я,
куда в тайне глаз бренных стремятся они;
● Аполлон, Феб — паромщик Луны,
их влекущий Домой;
● Платон есть длань его в мире сем.
При Сократе он есть Феб при Вакхе —
стрелок в То, стяжатель Луны.

110

XIV

Адамово племя:
потомство Луны
От нее в мир наш бренный сошел Человек

111

Что земной чеLOVEк — дитя Неба,
являет рожденье первочеловека Адама
от Бога. Не Отче Небесный зачал нас,
а Мать: Муж — неплодная суть, Лона тень.
С тем, в би|блей|ской главе о рожденьи
людей Бог не назван Отцом нигде. Скрыта
в Писаньях злым Мужем — Умом-Сатаной,
Козлом, Женщина — Явь очей видящих,
Злу неподвластная. Мать, людям давшая
жизнь, с неба светит нам: это Луна,
лик Любви в дольней тьме.

112

Человек — дитя Луны
Божественная их смычка
как суть Элевсинских мистерий
Тайный смысл Эл|ев|син|ий, явь чья есть возврат Персефоны
из царства Аида, есть спуск Человека — души, искры Божьей —
в мир сей от Луны как Причины своей и единство их. Ведь
Подземелье, Глубь наша, у греков — Луна; Персефона же,
иль ПроSERPина*, — богиня ее, с тем — и лик души нашей.
С тем, имя «менада» в течении — Мена, Луна, и Адам,
человек-корнь, в их смычке: Причины и Следствья
единство чрез А — АЗ, Я: Бога, Причину всего:

АДАМЕНАДА…

…МЕНАДАМЕН

Адам есть ветхий Сын, Христос — новый,
и оба есть дети Луны, бог чей Син —
Дионис для землян.
_________________________________________________________________

* Причина, Луна есть для смертных Серп, жнущий их плоть к сходу в То.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Элевсинские_мистерии

113

XV

Скифы:
племя с Луны
Корневой народ и корневой язык Земли
Жизнь на Землю пришла из В|селен|ной:
часть Целым жива, мир сей — Всем. Племя
первое нашей Земли — Скифы, люди с Луны,
Мены Греков: врат в То, отколь пали они —
Вечность в тлен; их язык, корневой
земным — лунная молвь, душ нагих имена.

Scythians: the tribe from the Moon
The root people and the root language of Earth
The life to Earth came from the Universe: the part is alive due to the Entire,
this world is alive thanks to the Whole. The first tribe of our Earth were
Scythians, people from the Moon; their selenic language was the root
to earthly languages — the heart of human language.

СЕЛЕНА — СЕЛЕНИЕ П|ЕРВОЕ НАШЕ:
ПЕРНАТЫХ ГНЕЗДО (ДУША — ПТИЦА), ДОМ-КОРНЬ

…NAMENAMENAMENAMENAMENAME…

114

Скифы — первые люди
и первый народ на Земле
Scythians are the first people
and the first people on Earth
________

Чуждый времени мира сего — миру этому чужд:
время — он, бренный дом наш*. Всецелая рознь
взглядов на возраст Скифов Геродота, их
зрившего младшими в хоре Землян, и Помпея
Трога, зрившего их наидревними — в сути
своей есть рознь Скифов Земле как
Адамов, нисшедших с Луны.

* Бренье, сфера вещей — в’REM’я, дýш бремя;
Вечность — Пространство, круг душ, ядр вещей, как Свобода их.
Вещи есть то, что вещает о душах: о сути — ко|ра ее.
Пространство — Истины храм; время — врет как утрата Ее.

115

ЛУНА: ПИР
ЗРЯЧИХ ГЛАЗ
Лишь в бренных, смотрящих очах Луна
мертвое тело, Земли sat’еллит; в зрячих,
вечных она — Жизнь как Ист|ин|а, Sat
(санскр.), Исток-Цель. Увидеть Луну тем,
чем есть она подлинно — очи благие
стяжать как Похода залог (табл.).
Таблица

Луна и Земля в очах сущих
Небесное тело

В бренных,
смотрящих очах

В очах вечных,
видящих

Луна

безжизненный
спутник Земли

Тело-Жизнь:
Центр Сего, в То в|ра|та

Земля

наделенное жизнью
(отколе — незримо)
центральное тело

сосуд жизни, нисшедшей
с Луны, Луны паж

116

MOON = SKY

Scythians, the lunar
(heavenly) people as the
founder of the earthly
humanity, the people-Adam
+ its language as the source
of all earthly languages

EARTH*

* Земля, Это — искусство Того: сосуд Жизни, устроенный ею себе, трон внизу.

117

Знает мудрый: вершина горы
не горы — Неба часть. Сущность Скифов
не знать — ставить их в ряд ис|то|рии.
Скифы ж — внерядны, истории бóльшие
как корнь Землян: древа их Полность,
мнимая частью его. Племена бренны —
плоть; Скифы — Вечности люд, души
голые: без очага огнь, Луна без Земли
как стезя кочевая — скитанье как Суть.

118

Цивилизация Homo sapiens произошла от людей, сошедших
на Землю с Луны*. Имя сему у Мудрых — падение Человека:
утрата им Неба, Отчизны, врата чьи Луна. Селениты
Земли — Скифы, корнь племен сущих. Свидетельство тому
есть мнимая рознь между справкою грека Геродота, что
Скифы есть младший народ Земли, и взглядом римлянина
Помпея Трога, что они наидревний народ ее, старший самих
Египтян. Иллюзорна, рознь эта — раскол наших глаз, зрящих
Двойку, di’ру там, где Пра|щур Одно зрил: Мир, Суть. Ясно,
Трог, чтивший труд Геродота святыней (муж сей — светоч
Древних), с ним спорить не мог, — правда ж в том, что
РЕАЛЬНЫЙ народ, сущий в мире сем как рáвно младший
и старший, таков, ведь ЗЕМЛЕ НЕ ПРИЧАСТЕН ОН
ВОВСЕ. Он — Неба гонец, в мире сем НИКАКОЙ —
с тем, в нем он есть Омега и Альфа едино: дитя и star’ик
как Эрот — Лю|бо|вь, Вечность под маской ребѐнка,
держащего в длани послушный Олимп**.

* Че’LOVE’ка исход от Луны, Мены — истина речи людской. Корнь Луны в ней есть Man: Любовь, Цель,
что целúт нас и манит к себе; человек — man (англ.); первоантрóп земной — Ману (др.-инд.); рука — manus
(лат.): длань Луны, автор наш, данная нам созидать.

** Ол|имп есть им|п|ер|ья Эрота, НОля, коей царь он. Эрот есть Орел, гений Крыл, боги — перья его, ему
верные. Стрел его раб был и Феб, сын Луны (ведь Латона, его мать — она), стре’LOVE’ржец. Связь их вот:
Эрот — суть Причина, Луна; Феб — суть Следствье, Земля. Эрот целится в Землю как в брение Вечность,
Феб целит в Луну: бренье в Вечность, Исток свой. Стрельбой этой парною Небо и Землю в Единство
спрягают они.

119

LUNGUAGE (АНГЛ.)
SKY (АНГЛ.)
SKIES (АНГЛ.)
SKYTHIANS (АНГЛ.)
SKI’ФЫ (РУС.)

120

ОМЕГА ЕСТЬ АЛЬФА
Скифы как Последние и Первые,
Младенцы и Старики
Владыки Олимпа, могучие, были бессильны
пред луком Эрота — крылатого
озорника-мальчугана, пострела горы сей:
Эрóт в сути — Эрос, исконная Дева,
Ть|ма-Ма|ть, мощью высшая Зевса.
Так горний STAR’ик, дух Любви, правил
хором бессмертных одевшись в дитя.
Скифы, по Геродоту позднейший народ, — Эрот
тот же. Они младше всех, ведь под маской их
детства скрыт первый, старейший народ Земли,

корнь землян. Народ с Луны, в Небо врат, народ-рай.
Явь сего — имя СКИфы, дар Греков, англ. SCYthians:
SKY’фы, гонцы Неба — нашей Отчизны, Того,
по какому то’SKY’ем мы; Мира послы, SKY’льптор
коего — Бог вечный. СКОЛÓТЫ, самоназвание
их — в сути СКÓЛОТЫЕ: Богом — с Луны
в мир бренный к СКИтанию в нем.

121

Как душа, ис|к|ра Божья1, из Бога и в Бога ступая по кругу — из-к-Ра
(Корня по|иск — Воз|в|Ра|т), — в плоть нисходит с Небес для явленья,
так племя землян — в сути дýши, скиталицы горни, сошедшие
в мир сей как в до|льнее лоно им. Т и Ф в речи — одно: Теос — Феос2.
Отсюда «скит» — Скиф: имя общее душ, сшедших Свыше
в скит3 бренья — народ к|очевой4, Ть|ма:

СКИФ — SKY’Ф, С НЕБА ГОСТЬ
Не|беса — Исток наш: очам зрячим — Луна, ки|от Бога, Причины,
иль sky’Ра (рус. шкура, укр. шкіра) Его. Сел|ена — наш Пращур,
Над|землье, Корнь горний5, столп вер|ы нам, бренным. От|сел|ь
(панспермии уча, рек Вер|над|ский) сошли в мир наш Скифы: в Дол
с Выси. Слог лунный есть Ци, Ки: Ки|таю — Энергии слог: Духа,
Тьмы, коей Луна полна. С тем, «с-Ки-ф» — «с Ки»: с Луны племя,
гонец коей Феб, сын ее6, ки|фаред. Скифов царь есть Ски|лур,
а столица — Ишкуза: «из Caus’ы» — с Луны, Причины Земли.
Искра Божья, душа — Любви огнь, Земли высший: ведь Бог есть Любовь.
Ею сущ чеLOVEк! С тем, Любовь, бог чей Кама — мираж в мире сем,
на In’ом камуфляж: Лоне, Инь. Так под маской пострела Эрота,
малейшего из олимпийцев, скрыт Эрос, древнейша суть (рек Гесиод),
и сам Зевс не сильней его стрел. Вино, Любви посол в бреньи, Пу|ш|ки|н
зовет посему «молодым стариком». Камуфляж тот же — Скифов
черта: Геродот зрит их младшим народом из всех, Помпей Трог —
наистаршим7, что значит: народ сей — под маской младенца Дух
древний, Star’ик Огнь, Земле не причастный как корнь всех землян
с Неба, Почвы своей. Быть в сем мире враз младшим и старшим —
суть быть ника|ким как Иное: под бренья лич|иной — Тьма, Дух.
В земном древе племен Скифы есть предки всех, а в преемстве
прямом Корня — Русичей: дух рода их. Скифы, горни — лик Целого
в части: в сѐм Всѐ. Таков есть и язык их: корнь всех земных,
старший санскрита как Сердце Ума, древа корень, слуги
господин8. Он науки Господней оплот: стези лунной,
скрыл кою очам Стагирит за наукой своей:

SCI|ЄNCE — SKY’ENCE:
наука — Неба п|о|сев о|сев|ой: в Slove Бог,
Жизнь-Семь (S|EV|E|n) как Сем|я святое, Луна на устах.

________________________________________________________
1 Душа есть я наше: живящая капля Огня в строгом, собственном смысле понятия — смысле прямом. Это, по
Кастанеде, «огонь Изнутри», не опасный для плоти в разъятости с ней трансцендентным барьером — субстратом
разъемлющего нас с Истиной понятия «переносный смысл», порожденного Аристотелем как способ кривить душой.
Созидательный прорыв сей грани влечет вспышку и исчезновение человека в сем мире — его Уход, восхищение

122

(стар.) в Небеса с восставленьем исконной духовно-телесной цельности как обретенье Себя. Прорыв грани
губительный, редкий в миру, именуем «спонтанным самовозгоранием человека» (spontaneous human combustion, SHC):
взятье плоти огнем как утрата ее, или смерть. Посему излиянье Огня как сожженье Вовнутрь — Радость,
губительное ж — наружу: по|жар как жор Зла, гóре нам.

2 Оба знаменуют человека: Т — с|Тоящего раскинув руки в с|Тороны, Ф — подбоченившегося, сиречь стоящего
фертом как буквою сей.

3 Скит — юдоль отшельника, дом отрешенья людей от всего. Такова нам Земля, сфера бренья, в сакральной традиции
— «могила духа».

4 Очей ради — скитания: в сущности — Мира, Предмета их: видеть — ступать нам Путем, Миром, к Цели, Творцу, в
Я свое.

5 Жизнь ее, Древним явна, в дальнейшем пропала в утративших Мир очах дольних, в Луну отойдя. Не Жизнь
скрылась: как Истина, Дух, вечно явна она, — очи наши ослепли, престав ее зрить.
О начальности Луны Земле и земным нам Блаватская пишет:
Луна является спутником Земли лишь в одном отношении, именно, что физически Луна вращается вокруг
Земли. Но во всех других случаях именно Земля есть спутник Луны, а не наоборот. Как бы ни было поражающе
это заявление, оно не лишено подтверждения со стороны научного знания. Оно подтверждается приливами,
периодическими изменениями во многих формах болезней, совпадающими с лунными фазами; оно может быть
прослежено в росте растений и ярко выражено в феномене человеческого зачатия и процесса беременности.
Значение Луны и ее влияние на Землю были признаны каждою религией древности, особенно еврейской, и были
отмечены многими наблюдателями психических и физических феноменов. Но пока что наука лишь знает, что
воздействие Земли на Луну ограничивается физическим притяжением, заставляющим ее вращаться в ее орбите. И
если бы возражатель настаивал, что этот факт, сам по себе, достаточное доказательство, что Луна
действительно является спутником Земли и на других планах действия, можно ответить, задав вопрос — будет ли
мать, которая ходит вокруг колыбели своего ребенка охраняя его, подчиненной своего ребенка или же зависящей
от него? Хотя, в одном смысле, она его спутник, тем не менее, она, конечно, старше и полнее развита, чем
ребенок, охраняемый ею. // Следовательно, именно Луна играет самую большую и самую значительную роль как в
образовании самой Земли, так и в населении ее человеческими существами. Лунные Монады или Питри, предки
человека, становятся, на самом деле, самим человеком.
Е.П. Блаватская. Тайная Доктрина. Космогенезис
http://ezoteric.polbu.ru/blavatskaya_doctrine/ch11_iv.html
(выделения в тексте – мои)

Оккультно Луна является «родительницей» нашей планеты, она гораздо старше Земли (…). Наши духовные
прародители «питри» (предки) пришли с Луны и вошли в пустые земные оболочки, одушевив их, чтобы
продолжить своѐ эволюционное развитие на новой планете. Так учит Тайная Доктрина. Отсюда и культ почитания
предков, которые являются духами, вошедшими в наши физические тела. Таким образом, питри — это мы сами.
Луна гораздо древнее Земли и даже Солнца. Именно Луна управляет Землей, взять хотя бы приливы и отливы,
рост растений, менструальный цикл у женщин — все эти жизненные явления связаны с влиянием Луны.
Тот же труд
http://demonhost.info/807-tajny-vselennoj.html
(выделения в тексте – мои)

Здраво видя в Луне столп Земли, Е.П.Б. мнит ее лишь пассивным звеном чреды Жизни, что, Огнь сей отдав, гаснет.
Нет: Луна — жизни Исток, Огнь навек: нет его — нет реки, им творимой. Лик хладный Луны — явь обманная: ложь
очей бренных, не зрящих Огонь, с тем — пустых без него.

6 Латона, мать Феба — у Греков Луна.
7 Трог пишет о том:
Скифское племя всегда считалось самым древним, хотя между скифами и египтянами долго был спор о
древности происхождения. Египтяне хвалились, что при начале мира, когда одни страны пылали от чрезмерного
солнечного жара, а другие коченели от ужасного холода, так что не могли не только первыми произвести людей, но
даже принимать пришельцев... в это время Египет обладал климатом настолько умеренным, что ни зимние холода,
ни летний солнечный зной не причиняли страданий его обитателям, а почва его была настолько плодородной, что ни
одна страна не производила более продовольствия на пользу людям; поэтому-то первоначальной родиной людей с
полным правом должна считаться та страна, где люди легче всего могли прокормиться. // Напротив, скифы вовсе не
признавали умеренность климата доказательством древности... Насколько климат Скифии суровее египетского,
настолько выносливее там тела и души... Египет... мог и может быть возделываем только под условием
заграждения Нила и поэтому кажется последней страной в отношении древности обитателей, так как он и

123

образован, по-видимому, позднее всех стран посредством царских плотин или иловых наносов Нила. Такими
доказательствами скифы одержали верх над египтянами и всегда казались народом более древнего происхождения.

8 Ближайшим по сути и строю к сему языку есть воцерковленный (исполненный Духа Святого) славяно-российский
язык.

Ономастические свидетельства
горней начальности Скифов у Геродота
По рассказам скифов, народ их — моложе всех. А произошѐл
он таким образом. Первым жителем этой ещѐ необитаемой
тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями
этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки
Борисфена. Такого рода был Таргитай, а у него было трое
сыновей: Липоксай, Арпоксай и самый младший — Колаксай.

Геродот. История. IV,5
Тар|ги|та|й: в сути — «тар-гита-тай». Гита — песня (санскр.):
дар Неба смертным как бодрственным — Сна;
«тай» — суть Тайна: Иное — Сему, Небо — бренной Земле.
Липок|сай, Арпок|сай, Колак|сай: «ксай»,
конец имен этих — суть СКАЙ, НЕБО (англ.);
«сай» — суть Саи: Господь, Неба Царь*:
Саи — это Сам Ишвара (Владыка Свар, Неба — Авт.), …это Аватар
нашего времени, живой Бог, действующий Бог, Сам Всевышний Господь.

http://scriptures.ru/sssg.htm

* Саи в повторе, течении (Речь — Река) — Иса: пророк мусульман, Иисус наш — Бог-Слово, Бог-Сын:

…САИСАИСАИ…
В фильме «Белое солнце пустыни» сам Бог хранит Сухова дланью Своей под личиной Саида.

124

XVI

ЗВЁЗДНЫЕ ВРАТА
Холл Небес в центре зримой Луны

В центре поля Луны Бог возвел портал
Вечности — кратер Укерт. Люд Небес к нам
идет им. В срок свой лазом сим войдем мы.

125

ЛУНА: ВРАТА И ЦЕЛЬ,
НЕЗРИМЫЕ СЛЕПЦАМ
Мир сей бренный, раб смерти,
по ДрЕВним — тьма нОЧ|И; Бог,
ИстИНа — Огнь в ней МАНящий: ЛуНа,
МЕНА (греч.), бренных ЦЕЛь и В|РА|та.
Со|ЛН|цем бренья, Умом пЛеНены, мы в Луне,
зря ее, не зрим ГосПОДа: Сердца как Цели,
с тем — Врат в хРАм Его. В том рознь
с Древними наша: Суть, МАть всего,
с формой Ее были Суть им едИН|АЯ;
нам FOR’МА всѐ, Суть — ничто. Так
Луна: Древним — Бог, в top’ке Огнь,
нам — ОЧаг без Огня, шар пусТОй.

…MENAMENAMENA…

126

Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...)
Поистине Луна — это врата небесного мира.
Каушитаки-упанишада, I, 2
В начале XX века в Южной Африке был найден самый большой в мире алмаз массой 3106,75 карата —
Куллинан. Из-за его высокой цены покупателей долго не находилось. Тогда в 1907 году правители
Трансваальской республики выкупили алмаз за 150 000 фунтов стерлингов (сегодня он стоил бы
несколько миллиардов долларов) и преподнесли королю Великобритании Эдуарду VII ко дню
рождения. Этот подарок должен был знаменовать примирение после Англо-Бурской войны. //
Встал вопрос — как доставить ценнейший груз из Африки в Англию. Стоимость его была
такова, что оправдала бы любое нападение. С большой помпой под усиленной охраной
муляж алмаза был доставлен на океанский лайнер, идущий в Англию.
Сам же алмаз отправили по почте обычной посылкой.
https://pikabu.ru/story/esli_khochesh_chtoto_spryatat_spryach_yeto_na_samom_vidnom_meste_1089629

«Бог хитер, но не злонамерен», — рек Альберт
Эйнштейн. Хитрость-благо Творца, Ра,
нам данная — мес|то в|Ра|т в Не|бо,
Отчизну людей: Луна, бренной земли
SAT’еллит*, Огнь как Центр тьмы ночной.

СКРЫТЬ ВПОЛНЕ — НА ВИДУ ПОЛОЖИТЬ
Тайну эту святую Бог дал, чтоб открыть очи
людям. Луною сошли в бренный мир мы, пав
в бренье — Луной и вернемся назад, в Дом
родной шагом лунным, попятным**,
как нам велит знак Луны Ра|к.

SELENA * ХИТ|РОСТ|Ь * EXIT * EXIST
ЦЕНТР * CENTER * ENTRANCE
_______________________________________
* Sat — Истина (санскр.), сущих Суть.
** См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Лунная_походка

127

Все ясней нынче факт, что посланцы Земли, в веке
прошлом придя на Луну, с нее изгнаны были как тать.
В том причина — взор мертвый на Мир, Луну мнящий
лишенною Жизни, а с тем — и ничьей как землею пустою.
На деле ж Луна — Жизни дом, ее сути — Антрóпы, как мы 1;
и, ступив на нее, мы в незнаньи сего грубо вторглись в их
в|отчи|ну. Есть лишь один пункт Луны, данный Небом нам
как область наша. То — к|Ра|тер Укерт, центр ее. Остров
средь земль чужих, он есть лунный ковчег Homo sapiens:
область, где быть до поры дóлжно нам как владыкам
и пленным 2, дверь, коей войдем в хор Антропный чрез
встречу с Иным как Собою самим, имя коей — К|онт|акт3.
В ней — цель жизни земной, и строг факт: Бог Луну людям дал,
чтобы зрили они в|Ра|та в Небо, Я их, коим есть им Луна.
С тем, Луна в небесах — наиблизкое и наивидное нам в них;
Укерт, центр ее — наиблизкое и наивидное на ней:
в То лю|к, что призывно торчит в очи нам.
______________________________________________________________________
1 Ан-троп: в сути слова — "единый с тропой": к Богу, Истине нашей стезей, тьмой к Огню, коим а-тма
(душа, сущность наша) идет; жизнь ей — Путь. С-тез-я — с Теосом я: с Богом — мы как с Истоком река.
2 Поскольку Дух, правящий всем видя всѐ, есть Намеренье и Братья наши, Антропы Луны, с ним едины, условием
безопасности достижения земным челном Луны и пребывания на ней есть твердое намерение, достигнув ее, сесть
в границах Укерта и быть в них всечасно. Наличие этого намерения не только снимает риск пасть от Иного,
но и создает по всей трассе полета к Луне тоннель Силы, х|ра|нящей ко|ра|бль, дабы он совершил свою миссию
(сход на Луну и вход в Глубь ее — мис|сия нам: воз|в|ра|т в Мать, Деву (Мис|с), с тем — в хор Братский:
стяжанье Себ|я). Тоннель этот по Силе своей есть стез|я Любви: Сила — Она.
3 К-онт-акт — к Бытию (ontos) акт: шаг в Глубь, в люк Ее. Взгляд на Контакт как на акт преходящий, со-Бытие —
тень Бытия как Огня, — чужд Контакта, каков есть соитие с Глубью, Любовью; войти в Нее — стать Ею нáвек.
Сакрально C (cи) = S (эс). С тем, Con|tact есть Sоn’такт: акт Любви как Сна бренных, огнь чей есть огнь ночи Луна.

128

Кратер Укерт
Справка

Кратер Укерт расположен в районе, именуемом Синус Медиа, в центре лунного диска
в ближайшей точке Луны к Земле, имеет форму равностороннего треугольника со стороной
около 25,7 км и внутри представляет собой опрокинутую усеченную пирамиду: нисходящие
откосом высокие стены, плоский пол и множество трещин-рвов. Качественные
фотографии этого объекта до сих пор засекречены.
На фотоснимках в районе кратера виден гигантский холм, поднимающийся на высоту
до 11 километров. Такое высокое образование является редкостью даже для Луны
и пока не имеет сколь-нибудь внятных геологических объяснений.
Поражает форма этого холма. Он состоит как бы из нескольких башен и напоминает
гигантский замок или город, обнесенный крепостной стеной с башнями. Компьютерный анализ
распределения света на поверхности «башен» выявил фантастический факт: наиболее
освещенными оказались участки, находящиеся не снаружи этих образований, а внутри.
Ученые считают, что феномен может быть объяснен только при условии, что «башни» целиком
состоят из прозрачного материала наподобие горного хрусталя или алмаза. Трудно поверить
в существование таких гигантских кристаллов. Но не менее фантастической выглядит
и другая версия: «башни» — искусственные сооружения, построенные
неведомыми существами миллионы лет назад.

URL: http://x-files.org.ua/articles.php?article_id=2089

129

Ч

тя Луну как врата в Небеса, какова она Ведам, знать дóлжно: Луна —
грань Всего с ничем, Вечности с брением. Бренье — вне, Вечность —
Внутри: сущих Ра|й, Глубь под коркою лунной. В то время как мы мним
Луну ничьей, сути Подлунного Мира — Вселенной как Глуби Луны —
населяют ее Изнутри, с тем — снаружи как горний Антропный народ: Глубь,
IN’ое — есть Высь.
Лишь один пункт поверхности волен от Глуби: то — область Землян, слепых
к Сущему, данная им по закону Любви, телом чьим есть Селена. Где дóлжно ей
быть? На лице лунном Бог, нас любя, поместил ее как наизримое и наиблизкое
нам: в центре зримой Луны, — ибо зрим мы от центра к краям, и центр зримости
лунной — ближайшее нам (в корень зрить звал Козьма посему: корень — центр, от
него — очей ход как ног нам). Таково место Т|айн|ы в миру: скрыть вполне —
положить на виду (Бог хитер, но не зол, рек об этом Эйнштейн). Дверь из Этого в
То, Луна есть цен|тр вселенной глаз наших, с тем — центр их, зрачок: Мир и очи
— одно. Center — enter: вход в То, Луны Глубь. Центр Луны, Укерт, Вход —
центр зрачка: ока чистая суть как зеница зеницы его — люк как look, лаз как
г|лаз, зрящий Суть (взор — от вз|ор|ывать, вс|пах|ивать (стар.): к|ор|ку рвать,
входить в То как Провал — Or|is (лат.), Ноль как Рот). На сем люке сидеть дóлжно
нам не|от|луч|но: про|зреем — со|зреем — Войдем; Глубь, Высь — Vis, Сила (лат.):
Vis’уальность, очей зрелых Дом.
Что есть очи сии? Взор, Мир видящий, не разделяет его как Предмет зрячих
глаз и глаза эти. Миру согласны они, ибо в храме Ед|иного Очи есть Мир.
Отношение Мира и ока согласно их зонам дано мной внизу (табл.).
Таблица

Глаз и Мир: согласье зон
Зона глаза

Согласная ей зона Мира

Глазная периферия

Внелуние

Центр глаза, зрачок

Луна

Центр зрачка

Укерт, дверь в Глубь Луны

Чтó есть область Укерт? В ней Земля и Луна, Ложь и Истина слиты ма’саu|s’ка
к ма|куш|ке; единство их — се|йд лопарей, людей Се|вер|а, мá’cou’ки глаз: мен|гир
Мен|ы, Луны, камнь на камне как Вечность на бреньи, Луна на Земле, Шар на куб|е,
гнезде (куб|лó — укр.) бренных, над тьмой Огнь (фото).
130

Вставка 1

КОНТАКТ
Истинное его определение
Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества.
Нил Армстронг о шаге, каким он ступил на Луну

Контакт есть связь с Иным. Он — не внешность,
не действо лежачих: IN’ое — Глубь: Лоно,
ТьМА, ИНь. С тем, Контакт — СТОлп Любви:
вертикальная* с|в|Я|зь Сути с коркой своею как
Сердца с Умом к знанью им, чтó он есть и отколь.
К|ОНТ|АКТ есть К БЫТИЮ, ONTOS, АКТ:

шаг, чтоб истинно Быть.
Гости наши, Пришельцы — есть Пращуры наши:
Народ из Отчизны, Луны; Контакт с ними —
ветвей с корнем связь, дабы жить древу их.
__________________________________________
*Верти|к|аль — «верти к Аль»: к Богу (Аль (араб.)), в Корнь.

131

Вставка 2

Укерт: лаз миров
Глаз наш есть лаз, врата: чрез
него зрим мы в Мир, а Мир в нас.
Esse — percipi (лат.): зриться — быть.
Око наше согласно Вселенной, зрим кою
мы: поле его — небосводу, зрачок же —
Луне: как зрачком ею зрит в нас Мир
сам. Центр Луны как зрачка ее —
пункт Звездных Врат, лаз меж
Тем и Сим: к|ра|тер Укерт.

Селена — Щель в То: Врата Узкие,
трещина в Троицу, Мир.

ТРЕУГОЛЬНИК. УКЕРТ. ВСТРЕЧА. СМЕРТЬ

132

Вставка 3

Что находится
в Звѐздных Вратах
Волей Божьею в них есть:
1) гримѐрка, где Гости эфирные наши,
входя в плотный мир, на|дева|ют тела
как костюмы — на дух плоть: одни,
странны нам, чтоб явить тем Иное,
другие, по зримости наши — как
маску, чтоб быть меж нас тайно;
2) ангар НЛО двух родов: из огня и металла.
Огонь — суть эфир, Гостей сущность;
металл — суть врата, отколь Гости к нам
входят: Луны матерьял орихалк.

…FIREFIREFIRE…

133

Фото. Сейд, менгир северян

Каков сей район видом? Раз в нем сошлись бренье и Вечность, грань плоская
куба и Сфера, — он есть треугольник: фигура сия, трианук у Индийцев, есть первой
единой им (одноугольник же, ану, или квазиточка, и двуугольник, двианук, сущи
только на сфере, на плоскости ж — нет). С тем, провалы Земли, льющи То в бренный
круг, треугольны всегда; дух Бермуд с тайной их — Неба дух.
Славен Бог: треуголен и есть центр Луны, зримый оку — Укерт! Тем Творец
указал место наше. Здесь, грань его чтя, можем быть без помех. Здесь мы
встретимся с Братьями. Здесь будем мы до прозренья единства с Антропами Мира,
чрез кое как Мир обретем Lu’ну всю, в Lu’к войдя. Само имя Укерт — знак тому.
Her, Ker — корень П|рич|ины, всему Го|лов|ы: her|ma — ка|мен|ь (греч.): Мир,
Столп всех, статуя Бога; кер|мáн|ич — г|лава (укр.): Мир, Суть. С тем, У-кер-т —
есть «у Her»: «у Столпа», Мира — люк в По|лно|ту, коя он, Луны Глубь.
Поскольку фигурой, единой для плоскости и сферы,
есть треугольник, он есть форма лаза, сопрягшего
бренье и Вечность — куб (плоскость, грань его) и Шар.
Про Укерт, меж иным, говорится:
В течение десятилетий ученые тщетно пытаются разрешить загадку лунного кратера Укерт в
районе «Синус медиа» Центрального залива, который имеет форму равностороннего треугольника.
Более того, Укерт расположен в центре лунной поверхности — ближайшей к Земле точке. В 1967 году
HАСА запустило в космос спутник, который должен был произвести фотосъемку Луны перед реализацией
программы «Аполлон-11». Черно-белые снимки были сделаны в районе кратера Укерт. Hа одном из них
запечатлена гигантская насыпь, возвышающаяся над поверхностью на три километра. Внешне насыпь,
названная специалистами британской организации «Экспедиция на Марс» («ЭHМ») «Hадкрыльем»,
походит на башню города. Каково же было удивление ученых, когда они обнаружили на снимке, сделанном
неподалеку от «Hадкрылья», гигантский холм, поделенный на несколько «башен», вздымавшихся на 11
километров над поверхностью Луны. Получив в свое распоряжение сразу два феномена, «ЭHМ» решила
провести компьютерный анализ светораспределения на «Hадкрылье» и «Башнях». «Подробный анализ
башенных структур выявил, что наиболее освещенными оказались районы не снаружи формирований, как
это должно было бы быть, если бы они являлись естественными горами, а внутри, — объяснил Р.
Хоугленд. — Это свидетельствует о том, что мы имеем дело с хрусталеобразным кристаллическим
прозрачным материалом или неким подобием стеклопластика, огромный слой которого покрывает
значительную территорию и имеет специфическую геометрию». Согласно секретным исследованиям

134

HАСА и Пентагона, стеклопластик этот по своей структуре похож на сталь, а по своим качествам в
плане прочности и долговечности не имеет земных аналогов. Хоугленд полагает, что вертикальные башни
на Луне были покинуты миллионы лет назад и с течением времени метеоритные ливни полностью
разрушат их. Кто и почему возвел эти города — на этот вопрос ищут ответ многие ученые.
«Древнейшие города на Луне?». Журнал «Аномалия. Экология непознанного», №1-2 (35), 1997
(выделено мной)
http://anomalia.kulichki.ru/text2/681.htm

Выводы
1. Поскольку Луна — в|ра|та в Небо из бренья,
к какому причастны мы плотью как тленною частью
своей, и, по Древним, врата в То есть центр Сего (center
есть enter: центр — вход, entrance), — Луна, люк в То, есть
центр мира бренного: точка Любви, бог чей грекам Эрот.
2. Точка в|ра|т на сем центре
есть центр его: к|ра|тер Укерт.
3. Формой люка сего должен быть треугольник —
фигура единая Вечности (Сфера) и брению
(плоскость) как встречи их пункт.
Треуголен — Укерт.
4. Кратер сей — вход всех входов, двойной: сущим
в теле и духе. Он нам — дверь в СебЯ, а IN’ого
гонцам — выход в мир сей к Контакту с людьми.

135

XVII

Безглавый Мир
Гибельный смысл атеизма

Не чтящий Причину — лишен головы

136

…Тотчас и подлетел этот трамвай, поворачивающий по новопроложенной линии с Ермолаевского
на Бронную. Повернув и выйдя на прямую, он внезапно осветился изнутри электричеством, взвыл и наддал. //
Осторожный Берлиоз, хоть и стоял безопасно, решил вернуться за рогатку, переложил руку на вертушке, сделал
шаг назад. И тотчас рука его скользнула и сорвалась, нога неудержимо, как по льду, поехала по булыжнику,
откосом сходящему к рельсам, другую ногу подбросило, и Берлиоза выбросило на рельсы. // Стараясь за чтонибудь ухватиться, Берлиоз упал навзничь, несильно ударившись затылком о булыжник, и успел увидеть
в высоте, но справа или слева — он уже не сообразил, — позлащенную луну. Он успел повернуться на бок,
бешеным движением в тот же миг подтянув ноги к животу, и, повернувшись, разглядел несущееся на него
с неудержимой силой совершенно белое от ужаса лицо женщины-вагоновожатой и ее алую повязку. Берлиоз
не вскрикнул, но вокруг него отчаянными женскими голосами завизжала вся улица. Вожатая рванула
электрический тормоз, вагон сел носом в землю, после этого мгновенно подпрыгнул, и с грохотом и звоном
из окон полетели стекла. Тут в мозгу Берлиоза кто-то отчаянно крикнул — "Неужели?.." Еще раз, и
в последний раз, мелькнула луна, но уже разваливаясь на куски, и затем стало темно. // Трамвай накрыл
Берлиоза, и под решетку Патриаршей аллеи выбросило на булыжный откос круглый темный предмет.
Скатившись с этого откоса, он запрыгал по булыжникам Бронной. // Это была отрезанная голова Берлиоза.
Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита. Глава 3

Тверди «мед» хоть вовек — во рту сладко
не станет. Так люди Земли сей. С поры Аристотеля,
корня науки бессердной, устами они славят Бога,
руками — безбожны. И с тем, чýжды с Ним, не зрят Мир.
Мир есть Тело, в себе безголовое, Бог — Голова его. Богом,
Главой, Мир есть Мир. Нет Ее — нет его, а с ним нас,
миросущных. С тем, в книге о Мастере Воланд лишил
Берлиоза главы за над|мен|ный его атеизм:

отнял в явности то, чем пуста была суть.

Атеизм наш людской есть безглавость.
Корнь ей в днях мирских — Аристотель, дух Зла
в смерть народы ведущий. О черной
работе его — дале речь.

137

XVIII

ПОСЕЯВШИЙ ЗЛО
Главный жизненный труд Аристотеля

Иисус, порицая дела фарисеев,
учил нас не жить по Аристотелю

138

Qui seminat mala, metet mala.
Сеющий зло — зло пожнет (лат.).

С давних пор мир людской
живет в умственной тьме
Аристотеля. В коконе Лжи —
розни с Небом, Истоком.
А древо без корня — мертво.

139

…всѐ, что они велят вам соблюдать, соблюдайте
и делайте; по делам же их не поступайте,
ибо они говорят, и не делают.
Иисус о фарисеях. Мф. 23 : 3

Читая труды Аристотеля, чтим мы в них
Истину, Корень наш. Но не по ней муж сей жил.

В

клад в Познанье его — главный бренной науке, ведь ей
Аристотель отец. Ей с ее мутным взором, судящим про Мир
как возможность, фантом, Яви в рознь; с умной логикой,
рýбящей Жизнь, как мечом, мрачным «или»: Одно — в Два как труп1,
Всѐ — в ничто.
Слово в Древности было звучащей рукой — гласом Действья,
единым с ним. Рек Иисус о том:
…истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и
скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет;
и ничего не будет невозможного для вас (Мф. 17 : 20).

Первым встарь Стагирит бросил Слово на ветер, лишив сил его.
Отъяв мир от Истока, чья тень он, муж этот нарек тьму Огнем как
безмирие Миром, — и в тьме этой затхлой живем мы.
Бог, Мира Начальник, есть Сердце; Диавол, Огня сего тень — Ум.
Служáщий Творцу, он — Ум Сердца; служащий себе в розни с Ним
— Ум Ума2, эгоист (табл.). Сей вольный от Корня Ум, Разум
пустой, «чистый» Канту, воспел Аристотель как Нус, Зла топор. Им
рубя, главным учеником обрел он не философа — воина, чтившего в
нем палача3.
ARES’тотелев дух — А|РЕС-М|АРС, его мен|тор: бог-резатель,
Рознь. С тем философ сей черный — кумир Карла МАРкСА,
насилья певца; боен наших кошмар — перст его.
Явь Вселенной как Лона лон, Вéденье — Тьма; тьма — неведенье,
очи слепца. Первой есть Гераклит, Миром темный4, второй —
Аристотель, мастак Мир темнить. С тем, тьма Тьме, пенял он
Гераклиту за Тайну: бельмо — Оку5.
Вот каков сей человек.
140

Таблица

Три ментальных столпа Древней Греции
Мыслитель

Закон жизни
Сократ
Единство
тождества
и различия

Сердце

Противоречие

Платон

Аристотель

Ум Сердца:
от Сердца шаг первый,
воз|в|ра|тность

Ум Ума:
шаг от Сердца второй,
невозвратность
(дурная бесконечность)

1 Форму, рупу (санскр.) в лишеньи Сути своей.
2 Дьявол как абсолютное Зло — чистый Ум, Зло без Блага — плод Средневековья, возросший как
из архетипа из Ареса чрез Аристотеля, звено сему, в лоне Пап; и ад, трон его, Древним неведом:
славянское «пекло» есть Пра|щурам «Рай».
3 Александра Македонского.
4 Клитос (греч.). «Ге|ра|клит» с тем — «Огонь (Ра) как Тьма»: Вечность, тайная нам.
5 Сердце, Мир Гераклита — Мир истинный — мнил Стагирит Умом: тьмою — Огонь. С тем и был
Гераклит ему темен, неумный как Мир.

141

XIX

АРИСТОТЕЛЬ:
СОКРЫВШИЙ ОГОНЬ
Мрачный вклад Стагирита в Познание

Тяжкий грех совершил Аристотель: Луну, мира
Ось, скрыл от нас. И мир стал мертв и пуст.

142

Мир славит мужей философии, реки святой,
за их жажду возвысить нас. Но есть меж
них муж, схвативший Познанья стрелу,
стезю в Высь, и воткнувший во прах нам
на гóре*. Им есть гений зла Аристотель:
ум-меч, подменивший Единство, огнь
душ, розни тьмой, смертью — Жизнь.
_________________________________
* Преломив тем хребет свой в горб: Феба (египетски —
Гора) клеймо и Луны, сын чей он.

143

Между тем черт крался потихоньку к месяцу и уже протянул
было руку схватить его, но вдруг отдернул ее назад, как бы обжегшись,
пососал пальцы, заболтал ногою и забежал с другой стороны, и снова
отскочил и отдернул руку. Однако ж, несмотря на все неудачи, хитрый
черт не оставил своих проказ. Подбежавши, вдруг схватил он обеими
руками месяц, кривляясь и дуя, перекидывал его из одной руки в другую,
как мужик, доставший голыми руками огонь для своей люльки; наконец
поспешно спрятал в карман и, как будто ни в чем не бывал, побежал далее.

Николай Васильевич Гоголь. Ночь перед Рождеством

144

Всех народов умы признают: философии гвоздь,
боль ее как стези в Мудрость нашей — Платона разлад
с Аристотелем волей второго. Но чтó натворил
Стагирит рознью сей с нами — зрит редкий ум.
Он как вор скрыл от нас огнь Причины — Луну, Мену
(греч.), под|мен|ив со|лн|цем бренного дня, мнимым им без пятн:
Сердце — Умом пустым; и на дыре сей возвел дом науки, губящей
мир наш знаньем Как в тайне Чтó*. Сняв Селену с небес, Бога
он подменил Сатаною, дырой от Него: Корень — древом
бескорним как нулем Одно, — тем познанье лишивши
Морали, Основы своей. А|морально, оно с той поры —
казнь живым. Так черт Гоголев ночью святой спрятал
Мать, чтобы Сын не пришел спасти нас**.
Укравший Мать — украл тем Сына,
КАНуть Ей — пропасть ДВОИМ.
От|селе — дом ДВУХ БЕД ДИ-КАН-ька.
Платон, дав Аристотелю Огнь как Сократов дар, тяжко
ошибся: не Сердце — Ум, хладный расчетом, стоял пред ним.
Взяв Огонь в руки, его он с ухмылкой упрятал в мешок (табл. 1, 2).
__________________________________________________
* Персонаж Лема (мужа К|онт|акта, миров К|лем|мы) Снаут в «Солярисе»
рек о том: «Ты должен знать, что наука занимается только тем,
как что-то делается, а не тем, по|чему это делается».

** Го|го|л|ь — гонец Луны: Тьмы, Причины, всему Го|л|овы,

горней Матери
сущих, у Древних — Коровы, go (санскр.), коей мир сей из|го|й. ГОГОль —
Мать как ОГОнь, ЛОГОс: Слово живое в мешке князя мира сего. Стагирит,
Мать укравший — с тем Сына, Христа враг: анти|христ, в плоти Сатана.

145

Опоры Познания
● БОГ, РА, есть ИСТ|ИНа, чИСТое Я наше:
ДА без Нет, ЦЕЛь, коей ЦЕЛы мы;
● МИР — Бога Плод и СубстРА|Т как В|ИНо,
СОК РА: МудРОСТь-Мать, РОСТа ВО|ДА;
● ЛУНА есть БОга трон и Вина Его БОчка, из коей
пил Мудрость СОК|РА|Т, Вакха РАТник — Незнайка
Луны, БУР|РА|Т|ИНО ее как в ВИНо, ТАЙНу ВИНт;
с ним — ДА ВИ|Нчи, Иного искатель: Луну БУРить
нам — ДАВИть Сок ее, рек Λунит V’акх.

Три любви — как одна, всех их
Суть — нами движут:
● РЕЛИГИЯ есть люБОвь к Богу, Вселенной Творцу;
● ФИЛОСОФИЯ есть любовь к Миру (Вселенной)
как Мудрости — бренных Вину, Соку Бога;
● НАУКА — к БЕЗ|МИРью любовь: МИРажу, тени
Неба (= Луны, В|РА|Т его) на Земле сей: не к Господу,
Благу — КО ЗЛУ, Сатане как без Сердца Уму.
Любовь эта пустая — Вражды суть: Вражда есть
любовь к миражу, вера в зло и надежда на ложь.

146

Дьявол и Аристотель: отец и дитя
The Devil and Aristotle: father and child
Бог есть Солнце людей, Благо их; САТ|АН|а1,
DEVil (англ.) — тень его, Благо-Зло2. Благо —
он наш УЧИТЕЛЬ, Ум; Зло — ИЗ-ДЕВА-тель,
М|УЧИТЕЛЬ: лишающий Мира нас, ЛОНа
как Матери-ДЕВы — ЛУНы, царства СИНа.
Таков Аристотель, НЕ|БЕС, HEAVеn (англ.),
лишивший нас, спрятав Луну: Сердце, Истину —
в Ум как мешок, где она грех, SIN3, нам.
Бог и Мир — ПаРА Главных: Творец
и Дитя. Мир без Бога — Второй без
Причины его, тень как Солнце: без SAT
SATana, Ум без Сердца. Ум, Нус Богом мня,
ARES’тотель лишил Мир Начала — Истока
реку, — тем убив его в наших очах.
____________________________________
1 Неотдельный от Истины, SAT, коя Бог: от огня — тень его.
2 Двоесущный, ДИ|А|ВОЛ: о двух рогах бык.
3 Sin — грех (англ.).

147

Ослепивший Сову
Аристотель как Мудрости враг

Сова, символ Афин — птица-очи: взор Истины,
Сердца всего как Луны в ночи. Ночью бодра,
бренным днем спит она, безучастна к нему как Уму.
Философия — совья наука: к Софии, Сове
как Премудрости Божьей любовь; соф,
мудрец есть очами сова.
Умом Сердце, Огнь наш, подменив, Благо Злом,
Аристотель смежúл Сове очи, предав тем
науку ее и Афины, Совы стольный град.

148

Аристотель –
родитель абсурда
Восставленье Ума, бренья над Сердцем,
Вечностью и рознь в очах с ней как Корнем
его — Аристотеля дело, плоды чьи есть:

● Мир обезглавленный:
сущностный имманентизм, по какому
мир сей объ|я|сним лишь собой одним:

БРЕНИЕ, СМЕРТНЫХ ДОМ — ПЛОД СЕБЯ;

● Мир перевернутый:
следствием, миром сим, Вечности, Корня
его, объяснение: Сердца — Умом:

БОГ-СОЗДАТЕЛЬ ЕСТЬ ВЫМЫСЛ ЛЮДСКОЙ.

149

Философии смерть –
смерть Любви
И я всегда утверждаю, что, как говорится, я полный неуч во всем, кроме разве одной совсем
небольшой науки — науки любви. В этой же науке я заявляю себя более искусным,
чем кто бы то ни было из людей — как прошлых времен, так и нынешних.

Сократ
Я оберегаю ту, что обрела себя во внутреннем дворике своего дома, ведь и кедр
набирается сил, вырастая из семени, и расцветает, не переступив границ ствола.
Не ту, что рада весне, берегу я, — ту, что послушна цветку, который
и есть весна. Не ту, что любит любить, — ту, которая полюбила.

Антуан де Сент-Экзюпери
Исследуя последовательность, изучая отличия, что узнаешь ты о человеке?
О дереве? Семечко, росток, гибкий ствол, твѐрдая древесина — это ли дерево?
Чтобы понять, не члени. Сила, мало-помалу сливающаяся с небом,
вот что такое дерево. Таков и ты, дитя моѐ, человек.

Он же

Философия как любомудрье — Любви жаркий труд:
Мудрость сущих — Любовь. Из столпов стези этой
Сократ был Любовью самóй, Сердцем сущих; Платон,
ему верный — любившим: Ум Сердца сего; Аристотель,
преемник — любившим любить: Ум Ума, не любил —
занимался любовью он, Любовь — была секс ему,
труп безглав*. В ходе этом — коллапс философии
всей: смерть Любви как Предмета ее.
________________________________________________
* Сердце есть Суть; Ум Сердца — от Сути шаг первый, единый с ней: им и теряем ее,
и стяжаем, шагнувши назад; Ум Ума — шаг от Сути второй, первым с нею разъятый:
провал, безвозвратный путь в нуль — в прах ничто, бесконечность дурну.

150

ФИЗИКА:
СЛЕПОЕ ДИТЯ АРИСТОТЕЛЯ
Имя Физика главной из сущих наук происходит
от «фюзис» — При|рода (греч.): Мир Божий, при Роде,
Боге (стар.) дитя Его. Но сутью этой науки гордец
Аристотель, отец ее, взял, оскопив здравый смысл,
не Природу как Целое, а дольний круг, часть ее:
бренье, чуждое Вечности — Мира, Вселенной — как
без Солнца тень, Ум без Сердца. И часть объявил
Целым он1. Отъяв физики Корнь, Ares’тотель2
лишил ее трона науки наук, поместив рядовой
в ряд наук безначальный: как голову тела, отъяв,
внутрь его, — сделав Путь наш, чей перст она,
ходом бесцельным, стезей в никуда3.
___________________________________________________________________
1 Впав в конфуз тем. Деяние это точь-в-точь повторил чрез столетья адепт его Альберт Эйнштейн,

создав вместо теории Абсолютности, Мира, теорию относительности — брения, тени его.
2 Как Арес — бог-резатель, Рознь, из какого возрос в умах наших Диавол, дух Зла.
3 Явь бесцельности сей — геометрия Аристотелева раба Евклида, Мир в розни:

в ней векторы на параллельных прямых, не сходимых согласно ей в точку, зовут
сонаправленными, сиречь к цели единой стремимыми, а óной — нет.

151

Таблица 1 ● Table 1

Сократ, Платон и Аристотель:
Огонь, его хранитель и гаситель
Socrates, Plato and Aristotle:
Fire, its keeper and its quencher

Философ

Сущностный статус

Philosopher

Substantial status

Сократ

Сердце: Истина, Логос,
Учитель как Знание

Socrates

Платон
Plato

Аристотель
Aristotle

Heart: Truth, Logos,
Teacher as Knowledge

Ум Сердца: преданный
ученик, альтруист
Heart's Mind: a devoted disciple, altruist

Ум Ума: эгоист
как предатель обоих
и Истины, Сущности их
Mind's Mind: egoist as traitor of both
аnd of Truth, the Essence of them

152

Таблица 2

Как Аристотель скрыл Огонь
Личность

Божество,
ей согласное

Принцип ее

Вклад ее
в Познание

Моральный
лик ее

Сократ

Дионис

Сердце, Суть

К познанию Истины дал
людям метод Луны,
Слова слов

Простота самой
Истины, Огня очей

Платон

А|пол|лон

Ум Сердца, Слуга:
деление первое
от Сути — единство
с ней

Изложил метод сей
в «Диалогах»

Верность Огню

Арес

Ум Ума, себялюбец:
от Сути деленье
второе — отход
в бесконечность
дурную: дом Зла,
тленья ров

Трактовкой своею
его подменил пустотой:
Сердце — Умом пустым,
Сердце им взяв под арéст

Страх пред Огнем
и сокрытье его
в очах наших

Ares|to|tle

Гашение Истины, Светоча всех — Стагиритово зло:
Нус, царь гнусный взамен. Черен им, в философии:
1) Луну сокрыв, под|мен|ил он Ед|ин|ое — Общим (лат. communis): К|а|мен|ь —
обломками, С|ер|дце* — бессердным Умом, тенью С|часть|я сего («чистым
разумом» (Кант): солнцем, мнимым без пятн, ведь пятно — оно всѐ; жизнь под
ним — от Ума горе), тьмою — Огонь, Вечность — бреньем, корой ее, Истину —
слухами (смысл ее точный, прямой — подменив переносным, им созданным), душу
— пустой плотью, гробом ее** (табл. 3). С тем муж сей — корнь коммунизма,
тропы пустоты Маркса, Ареса, огнь чей — к|лип|пот, мир скорлуп (иуд.): ад, Н|из
Всего. Нас о Благе уча — Злу служа, был сей муж ф’ares’ей;
2) он разделил Учителя и Ист|ин|у, низведши его в друга («Платон мне друг…»),
разъяв тем Знанья цепь — чреду умов от Истины, Причины;
3) Учителя в очах людей темнила этот скрыл, писавши мутно: «Некоторые (т.е.
Платон — Авт.) утверждают...», «Учение об идеях ввели люди нам близкие» (молчит
— кто именно) и проч.;
4) ревнуя Истину, труды других он снес своей трактовкой: Огнь — во прах.
О стремлении Аристотеля свергнуть Учителя (= Истину) и занять трон его сказано:
Однажды, когда Ксенократ на некоторое время, чтобы посетить свой родной город, покинул Афины,
Аристотель в сопровождении учеников, фокейца Мнасона и других, подошѐл к Платону и стал его теснить.
Спевсипп в этот день был болен и не мог сопровождать учителя, восьмидесятилетнего старца с уже
ослабевшей от возраста памятью. Аристотель напал на него в злобе и с заносчивостью стал задавать вопросы,

153

желая как-то изобличить, и держал себя дерзко и весьма непочтительно. С этого времени Платон перестал
выходить за пределы своего сада и прогуливался с учениками только в его ограде. По прошествии трѐх месяцев
вернулся Ксенократ и застал Аристотеля прохаживающимся там, где обычно гулял Платон. Заметив, что он со
своими спутниками после прогулки направляется не к дому Платона, а в город, он спросил одного из собеседников
Аристотеля, где Платон, ибо подумал, что тот не выходит из-за недомогания. «Он здоров, — был ответ, — но,
так как Аристотель нанес ему обиду, перестал здесь гулять и ведѐт беседы с учениками в своѐм саду». Услышав
это, Ксенократ сейчас же направился к Платону и застал его в кругу слушателей (их было очень много, и все
люди достойные и известные). По окончании беседы Платон с обычной сердечностью приветствовал
Ксенократа, а тот с неменьшей его; при этой встрече оба ни словом не обмолвились о случившемся. Затем
Ксенократ собрал Платоновых учеников и стал сердито выговаривать Спевсиппу за то, что он уступил их
обычное место прогулок, потом напал на Аристотеля и действовал столь решительно, что прогнал его и
возвратил Платону место, где он привык учить.
Элиан. Пѐстрые рассказы. III, 19

Таблица 3

Ключевые подмены, свершенные
Стагиритом в Познании
Понятие
По Истине

По Аристотелю

Единое

Общее

Сердце

бессердный (пустой) Ум

Огонь

тьма

Вечность

бренье, облатка его

Трансцендентность

имманентность

душа наша как чистое Я

плоть бездушная: корка без сути ее

_________________________________________________________
* Имя это являет нам 10, Дехаду («дце» — «дец» — «деци»), Мира (Вселенной) число: Свет-и-Тьму, С|ер|ый шар.
** Мир не знать нам в незнании Истины, смысла прямого. Свершенная Аристотелем под|мена его переносным
смыслом, метафорой ложной, который есть перенос Истины в несуществование, Всего в ничто, — воровство, с коим
бьется дитя, глас Луны, в речах взрослых зря ложь как раскол, рознь с собой. О том сказано:
…период языкового развития, когда дети начинают примиряться с метафоричностью наших «взрослых» речей (…), насколько
мне удалось заметить, у нормальных детей начинается на шестом году жизни (Шесть — число в|ремен|и, брения — Авт.) и
заканчивается на восьмом или девятом. А у трехлетних и четырехлетних детей такой привычки нет и в зародыше. Логика этих
рационалистов всегда беспощадна. Их правила не знают исключений. Всякая словесная вольность кажется им своеволием.
Скажешь, например, в разговоре:

154

— Я этому дó смерти рад.
И услышишь укоризненный вопрос:
— Почему же ты не умираешь?
(…………….)
Бабушка сказала при внучке:
— А дождь так и жарит с утра.
Внучка, четырехлетняя Таня, тотчас же стала внушать ей учительным голосом:
— Дождь не жарит, а просто падает с неба. А ты жаришь котлету мне.
Дети вообще буквалисты. Каждое слово имеет для них лишь один-единственный, прямой и отчетливый смысл — и не
только слово, но порою целая фраза, и, когда, например, отец говорит угрожающе: «Покричи у меня еще!» — сын принимает
эту угрозу за просьбу и добросовестно усиливает крик.
— Черт знает что творится у нас в магазине, — сказала продавщица, вернувшись с работы.
— Что же там творится? — спросил я.
Ее сын, лет пяти, ответил наставительно:
— Вам же сказали, что черт знает, а мама разве черт? Она не знает.
(…………….)
Свежесть реакций ребенка на взрослую речь сказывается именно в том, что каждую нашу идиому дети воспринимают
буквально.
— С тобой голову потеряешь, ей-богу! — говорит, например, сердитая мать.
— Со мною не потеряешь: найду — подниму.
Про какого-то доктора большие говорили в присутствии Мити, что денег у него куры не клюют. Когда Митю привели к этому
богатому доктору, он, конечно, сейчас же спросил:
— А где у тебя твои куры?
Для взрослых всякая такая реализация метафоры является, конечно, сюрпризом. Тот, кто сказал про старуху, будто она
«собаку съела», даже не заметил, что упомянул о собаке. Тот, кто сказал о сварливых супругах, будто они «живут на
ножах», не заметил в своей речи ножей. Тот, кто говорил про богатого доктора, будто куры не клюют его денег, ни на
минуту не подумал о курах. В том и заключается огромная экономия наших умственных сил, что, оперируя готовыми
штампами речи, мы почти никогда не вникаем в их изначальный смысл. Но там, где для нас — привычные комбинации
примелькавшихся слов, стертых от многолетнего вращения в мозгу и потому уже не ощущаемых нами, для ребенка —
первозданная речь, где каждое слово еще ощутимо.

Корней Чуковский. От двух до пяти (выделено мной)
Подмена Истины, смысла прямого, подо|бьем ее, каков смысл переносный, есть то, о чем Воланд в романе
Булгакова рек как о свежести истинной, первой в подмене второй. Здесь читаем:
Ошеломленный буфетчик неожиданно услышал тяжелый бас:
— Ну-с, чем я вам могу быть полезен?
Тут буфетчик и обнаружил в тени того, кто был ему нужен.
Черный маг раскинулся на каком-то необъятном диване, низком, с разбросанными на нем подушками. Как показалось
буфетчику, на артисте было только черное белье и черные же остроносые туфли.
— Я, — горько заговорил буфетчик, — являюсь заведующим буфетом театра Варьете...
Артист вытянул вперед руку, на пальцах которой сверкали камни, как бы заграждая уста буфетчику, и заговорил с большим
жаром:
— Нет, нет, нет! Ни слова больше! Ни в каком случае и никогда! В рот ничего не возьму в вашем буфете! Я, почтеннейший,
проходил вчера мимо вашей стойки и до сих пор не могу забыть ни осетрины, ни брынзы. Драгоценный мой! Брынза не бывает
зеленого цвета, это вас кто-то обманул. Ей полагается быть белой. Да, а чай? Ведь это же помои! Я своими глазами видел,
как какая-то неопрятная девушка подливала из ведра в ваш громадный самовар сырую воду, а чай между тем продолжали
разливать. Нет, милейший, так невозможно!
— Я извиняюсь, — заговорил ошеломленный этим внезапным нападением Андрей Фокич, — я не по этому делу, и осетрина здесь
ни при чем.
— То есть как это ни при чем, если она испорчена!

155

— Осетрину прислали второй свежести, — сообщил буфетчик.
— Голубчик, это вздор!
— Чего вздор?
— Вторая свежесть — вот что вздор! Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя. А если осетрина
второй свежести, то это означает, что она тухлая!

Мастер и Маргарита (выделено мной)

156

XX

АД КАК ОН ЕСТЬ
Суть и устройство преисподней
Что жаждем мы, люди, свободы — перст Божий:
Свобода есть Бог, наше Я. Быть нам в Ней —
Дóма быть. Быть лишенным Ее — падать
в лоно страданья, чье имя есть ад.

157

Ад: трон Зла, взор как тьма, жизнь как смерть,
ум без Сердца, душа без Любви

158

Мир без любимого —
Солнце без тепла,
Птица без крыла.
Край без любимого —
Горы без вершин,
Песня без души.
Леонид Дербенѐв

Чтó есть ад? Он есть Ложь, тьма: за Истиной, первой Реальностью Мира —
вторая как Рознь без иного. К реальности глаз ад причтен как тлен
к Вечности Богом, Творцом их. Как в Тантре лекарство и яд, Ноль и Два1,
рай и ад в Сущем смежны как Тьма, Суть едина, и дом их — Луна: рай внутри
у нее, ад — вовне. Как дом ИстИНы, сатиям (санскр.), Луна есть Глубь,
IN'ое как Лоно, ИНь (кит.): рай, дом Бога — как Высь, ад — как Дно, в Глуби
кои одно2.Так, подземны, чрез стенку едины Элизий с Аидом, столп чей
Персефона — Луна в мифе. Бога престол, Луна с тем — и чертог князя тьмы:
Огнь и тень — суть Одно3. Тени явь, ад — примысленность (addition (англ.)):
зла к Благу, к Субстанции акциденции, к зримой Земле подземелья, тьмы
к Свету, ничто ко Всему. С тем ад — смысл переносный, второй за прямым
как за Истиной — в нуль ее вынос, тень. Смысл этот, Двойка — раскол
слова с делом, погибель людская. Мир древний не ведал его, с тем — и ада,
обители мук (слово «пекло», ад нынче, у древних Славян значит рай4),
и единственным смыслом тогда был прямой, Слово-Дело: единство как
Ноль, Монолит, Суть нагая, где дело — безмолвное слово, а слово — реченное
дело. То — магии корень, Всесилье5. Так Словом как Делом Творца создан
мир, так нелживо глаголет дитя. В мире сем грань сих смыслов — ПлатонAres’тотель, спад Истины в Ложь: от Луны, Солнца Вечности, в со|лн|це,
огнь бренья, от Сердца в пустой Ум, от райского Века Златого в Элладу
(англ. HELLas), корнь За|пад|а, Огня за|пáд|шего, от Выси к Дну6.

К

люч к познанию ада — деление Тьмы как Ноля без иного на Ноль и иное
ему: Двойку, Рознь. То — две Тьмы из одной: Тьма как Тайна, Субъектность,

и тьма как объектность, явь бренная наша. О них рек Паскаль как двух безднах,
меж коими сущ человек: Бесконечностью и Ничто. Первой Суть — Бог: Sat, Истина
сущих; второй — Сат|ана, тень Его. Поль Лафарг, рекший: «Ад мог быть придуман
только людьми и для людей, снедаемых ненавистью и жаждой мести», — прав в
том, что граница объектности, крайняя пад|шести степень, какой есть ад, с нами
едина: нет нас — нет ее. Но и зрить от нее — верно: в Двух (1 + 1) единица любая —
начало, коль чтем от нее.
159

Ад несведущим — вымысл, и мня его им, они, в сути, его соотносят с
ментальною (мысленной) сферою — миром свободы, по Канту. О нет! Тюрьма, ад
— не свобода (мнят ей его умники — адовы дети, мысль чья — Ум Ума, эгоист:
имманентность, ад чистый); не внутренен он — он вне нас, он не нумен —
феномен как то объективное, кое одно лишь и чтит атеист за факт (имя презренное:
чтить факт, облатку, за Суть — как феномен за нумен — вершить есть соитье со злом
как раз|врат в смысле строгом: фак|т = fuck, е…ля). С тем и зовет его Библия
«внешнею тьмой», «объективною истиною» по слепцу сему (ведь Бог есть Очи нам:
Его лишенный — слеп), а по Бердяеву — «смертью существования» (об Авичи как
аде дурной непрерывности, пытке Сансары, где люди, умерши, родятся немедля, без
отдыха в Том, — говорится согласно с сим, что место это «никогда не находилось в
А|мен|ти [посмертном Осириса царстве, Тьме-Сердце — Авт.] или в каком-либо другом
субъективном состоянии»; A|vic|i в сути — не-Тьма: Два — не Ноль; смерть — не Жизнь;
Ум бессердный, облатка-нуль). С тем-то, чем дальше от Глуби очами бежим мы вовне,
тем реальнее ад как плод личной, поистине нашей ошибки. Страданье и радость —
всѐ в нас, Мир вместивших. Понятие «ад вообще» ложно — есть лишь ад нáш, что и
есть в существе столь сурово клеймимая атеистами «субъективность» (то знал Лев
Толстой, о всех семьях сказавший, что счастливы они одинаково, а несчастливы — на
свой, особый манер. Книга Мертвых тибетская, рисуя ад, говорит: он — плод наш
(проявленье, «бардó»), и себе палачи — сами мы). Но ад наш — с тем и общий: ведь
сущее нам — суще в Мире как Доме всех сущих, сосуд (микрокосм) чей мы, часть
сего Целого. Ад — дом сбежавших от Глуби, и созданный бегством сим; древние —
ада не знали, быв с Глубью одно. Ад есть общее то, коим скрыл Аристотель Единое:
Сердце — бессердным Умом; но, таков, ад един как сама личность наша, из коей
как Мира (ведь Глубь — он) извергнут вовне мир сей злой: Ложь как корка
бессутня, на Истине слой.

Рай дает нам Господь, ад — мы сами как жизнь в розни с Ним.
Сатана — Бога тень, ад — тень Мира, творенья Его.
Ад зовем пре|испод|ней мы, сиречь под|дон|ом («ис|под» — дно (стар.)), дном
ниже дна очей бренных, — область онтологически-нижайшая. Но нуменально она
пребывает поверх плотной, или физической, сферы как крышка ее, грань меж
плотным и тонким мирами как оба сих разом и, с тем, ни один из них: чистое
мировое количество, тьма. Посему-то нетонкую и неплотную эту область зовут
160

«тьмой кром|ешною», сущей как кром|ка меж сими двумя, скорлупа для обоих —
К|лип|пóт, «мир скорлуп» без их сутей живых.

У ада, юдоли посмертных страданий людских,
есть конкретное мес|то, где сущ он — Луна. Рай и ад,
Бог и Дьявол едины в ней как Огнь и тень.
Для душ, в смерти стремимых в Свет (Тьму горню, Огнь-Мать), мир Дна есть
чистилище: фильтр к снятью тьмы, тяготящей полет их. Фильтр сей в Православии
— бес|ы различных родов, что мыт|арством от душ отмывают грехи (оставляя без
них: «бес» — лишенность, ничто) по родам сим в воздушной стихии, второй за
земной (князь сих орд, Сатана есть князь воздуха (Еф. 2:2), слуги его — поднебесные ж,
сиречь воздушные, духи (Еф. 6:12)), итог чему есть ч|ист|ота как согласие Ист|ине
(Орфики и Пифагорейцы зрили чистилище теневым конусом («бездной Гекаты», Луны,
бывшей Грекам одно с Персефоною и Артемидою — и, с тем, трехликой), влачимым
Землей точно ш|лей|ф, до орбиты Луны. Глуби, Тьмы тень, чистилище — Два пред Нолем
как врата в Чистоту, чрез какие про|ти|сну|ться — чистыми стать, Зло с|тес|ав о мечи:
пробудиться к Добру). То — порог горних сфер надтелесный склоненным пред
Богом, Единым; для тех же, царь чей Дьявол, мир сей — врата в подтелесный
возмездия мир, Дно Дна, склеп рабов Двух. Такова есть иллюзия, сýть его: в чистых
очах она то, чего в принципе нет; в мрачнозрящих — она принцип их всеохватный,
страна без границ.

161

Ад — дом смерти, ведь время со смертью одно (как пространство, огнь — с
Жизнью); число ж смерти — Восемь. С тем, учат Индийцы, он есть восьмерица
сфер истинных мук, именуемых также кругами. То — область отринувших Мир
эгоистов, влекомых в чертог сей подобьем ему (уму в розни его — Рознь и дом) и
остающихся здесь тем дольше, чем глубже (в понятии внешнем: глубь адска — неГлубь, нуль пред Глубью, Нолем-Тьмой) падение их. Находиться на Дне — есть
быть мертвым в понятии чистом, неведомо сколько (ведь смерть, как не-Жизнь, есть
не вечность — безвременье: время застывшее, забыв конечность свою); пребывать
выше Дна в бреньи — быть относительно-смертным: ко смерти причастным как
скрéпе меж жизней, единство каких — бренья крýг, управимый Луной: Тьмой —
тьма (смерти чужды (с тем — рожденья) лишь сути Духовного мира, в
бессмертности чýжды страданья, единого с нею).
Ад — область страданья, нуль радости: место, откуда изъята она как из плóти
душа. «Безрадостными называются эти миры, окутанные кромешной тьмой, // к
которым приходят, умерев, эти незнающие, неразумные люди» (Брихадараньякаупанишада, IV, 4,11). Сказано также: «Асуроподобными подобными демонам —
Авт. называют те миры, // Что окутаны кромешной тьмой. // Уходя из этого мира,
к ним приближаются те, // Кто убил свой атман» (Иша-упанишада, 3. Здесь
«убийство атмана» — убийство его в очах наших, над ними ж — бессмертен Атман).
Радость, с Богом едина, есть истинный О|пти|мум наш: в ней как пти|цы парим мы
легко. С тем, ад есть максимальность отшествия от сей Серед|ки — неважно, куда:
Серд|це, Бог — Центр, иное окольно ему; ад — окольности край, Ум Ума как в
утрате Господь. И не дивно, что холоден ад скандинавов, а ад христиан горяч: оба
они — ад один: ведь страданье есть то, что не знает середки себе — Меры, коей есть
Бог. Ме|ра-Ра|дость, Господь с Сатаною-ст|ра|дан|ьем едины как бублик с дырой от
него: тело — Бог, пустота от него — Сатана. Посему плод контакта плотú и с
чрезмерно горячим, и с хладным чрезмерно — един: то — ожог (ведь Тьма —
Огнь), омертвленная ткань.
Дом страдающих, материальный мир зовется «тюрьмой творения»; верх
матерьяльности (Дно — Высь навыворот) как абсолют ее, ад — тюрьма тюрем.
Господь-Абсолют — Всѐ, Единство; ад — нуль, анти-Всѐ, Рознь как суть. Он есть
тело особое: в зримости внешних глаз — целое, в сути ж — куски, не сплотимые
между собою как бомба в состоянии перманентного взрыва: взорванная, но не
распавшаяся цельность, коей есть ад: единица как нуль в существе. Ибо нет ничего
единящего ад изнутри. Мощь, храняща его, жмет извне, как вода на ту бомбу, что,
в глуби взорвавшись, не может распасться: то — длань Сатаны, свой крепяща
162

престол, в сути ж — Бога рука в роли сей (Сатана — Бога роль, маска): брения ось,
имманентный столп — ад как тюрьма, коей быть, доколь суще оно 7.

Ад — посмертье всех тех, кто поставил на часть презрев
Полность, на ум — изгнав Сердце, на знание — Веру поправ.
Ад есть Яд. Он — наш собственный выбор, и помни любой:
чуждый Неба при жизни — с концом ее рухнет во прах.
Расщепленность ее на фрагменты есть плод отсечения от Иерархии Мира,
вершимого Князем. Разъятая с целым, разъемлется часть тем в себе; части ее,
родясь так — друг другу враги. Бой их — битва бессердных, царь коим
сильнейший, покуда силен он. Согласия нет в мире Дна: где рознь правит —
Единый забыт.
Днá дух — дух отрешенности, коим пленен эгоист. Таков горьковский Сат|ин
из пьесы «На дне»: он, поющий хвалу человеку (Сат, Истина — Бог, Сут|ь) — поет
отрешенье: кумир сей безбожен, мня Богом себя. Таков Сатин сам. Пьяница, он
духом внешним пленен, Сат|аной, коим есть винный дух эгоисту (Бог — Глубь,
Дух-Внутри). Мятеж Сатина пуст: сей певец — принцип Дна воплощенный, на дне
— дома он. Дном и Горького мир был безбожный: мир-гор|ечь, юдоль гор|децов; и
писал он: «моя задача — пробуждать в человеке гордость самим собой, говорить
ему о том, что он в жизни — самое лучшее, самое святое». Но истинно свят — Бог
единый. Трагедия чистых людей как солдат революции, пиршества Двух — рознь
их плоти с душой, их губяща нередко чрез умственный либо сердечный разрыв
(как инсульт и инфаркт) либо пулею, пущенной ими в час рвущей сей муки в
главу (ум) иль сердце свое.
Обделенность свободою — главное, а в существе и единственное страданье
всех падших в ад. Ибо любое страдание — суть несвобода; плен адский — вершина
ее (посему «стенать», слово сей муки, идет от латинского stenos — узкий, суть тесный
(отсюда «стена» как помеха свободе, препона); слова «тесн|ота» и «стен|анье» едины
основой своей, коя — знак тесноты. Теснота повергает нас в ужас, что ведомо всем
застревавшим; боязнь безысходности — клаустрофобия, к коей толчок одиночество).
Страданье — то, от чего цепенеет плоть наша (о том в своих «Опытах» пишет
Монтень. Вспоминая сказание о Ни|обе|е, которая, потеряв семерых сыновей своих, а
затем семерых дочерей, обратилась в скалу — «Diriguisse malis», «Окаменела от горя», —
муж сей говорит: «И, действительно, чрезмерно сильное горе подавляет полностью нашу
душу, стесняя свободу ее проявлений; нечто подобное случается с нами под свежим
163

впечатлением какого-нибудь тягостного известия, когда мы ощущаем себя скованными,
оцепеневшими, как бы парализованными в своих движениях, — а некоторое время спустя,
разразившись, наконец, слезами и жалобами, мы ощущаем, как наша душа сбросила с себя
путы, распрямилась и чувствует себя легче и свободнее. // Et via vix tandem voci laxata
dolore est» — «И с трудом, наконец, горе открыло путь голосу»). Несвободным быть
хуже, чем умереть, ибо смерть мгновенна, а несвобода длительна. Смерть, переход,
нам свободу сулит; плен, коль полн — ничего. Несвобода — про|цес|с (Кес|арь,
Князь, — гéний чей) перманентной кончины, где всякая точка стези этой — смерть:
пленный — мертв много раз. С тем, нередок пожизненный узник, молящий о
смерти в замену тюрьме.
Пленным Дна — страдать дóлжно; сему служит тело их — тело страдания.
Суть его зрим из того, что страдания н|е|р|в есть душа, человечности суть. Если дух,
сущий в теле частицей Свободы, сверх уз и страданий чужд, — узы и бремя души
есть желанье, влекущая сила ее, чье свершенье есть действие. Плотный мир сей
разрешает его: мир трудов, для него он назначен, имея и место вершителю, и
инструменты ему. Донный мир — казе|мат, запретивший труды теснотою
пространства, где можно лишь быть — бытие ж есть покой, — и к тому
сотворенный. Вот сущность страданья души в аду: он ей покой-без-свободы,
насильственный, вяжущий по рукам и ногам. Покой этот противен неделанью
Духа-Свободы как плоду Его добровольного отказа от деяний (как многости,
Двойки: Свобода — Деянье Одно; от тьмы дел отрешась — творим Всѐ). И телá
душ, держимых в аду, есть тела пребыванья, к деяньям не годные. Они лишь в
жалком зачатке имеют конечности. Зренье их к свету — нуль, тьма: они слепы как
зрящие мрак, сердце ужаса, — к чему даны им глаза крота, чуждые света, зрачка не
имея ему, а для мрака — всецелый зрачок. Тела эти бесчувственны, мысля под тем
многость чувств (коих людям нам, сутям Пяти — пятерица дана); да и в мире сем
те,

кто

томим

в

склепе

тесном,

с

активностью

членов

теряют

за

невостребованностью и способность многоразлично ощущать, зная чувство одно
— плена гнет 8.
Так приходим мы к главной черте тел страдания, вот она. Если тело
привычное наше дано к ослабленью страданий души в мире сем как смягчитель
их, — адское тело, напротив, есть их проводник. Так ожечься об огнь не даст ручка
из древа, железная же — ожжет вмиг. Так на адских жаровнях стенают и корчатся
души в железных телах.
Телá ада — безликие. Лица их с ходом ко Дну размываются: Тьма есть Вода;
телá ж в целом, теряя привычную нам многовидность, стремятся стать шаром. То в
164

корне противно сферичности Духа как форм превышенью: безликость — запрет
лицам быть. Так, биясь друг о друга в волнах, камни брега стра|дают, стира|я в
покатость различья свои. Дух сверхформен, а пленник в аду — недо-формен как
формы лишенный (шар есть форма Мира — не наша как части пустой его: с
Миром разъятой очьми эгоиста), в чем адова кара: с утратою формы теряем мы,
люди, характер, огранку свою.

*
Ад — дом Розни. Но он есть и зданье, имущее клей свой. То в нем — смерть,
ничто, дом чей ад; утверждая, что нет ничего единящего ад, мы и мыслили это
ничто, кое есть как не-сущее. Клей этот чистым очам, кои видят на равных несущее с сущим как Бóг, их Основа, — реален как всяк сущий клей, и он есть
вещество. Мысля зорко (ведь мысль — очи нам), уясним это мы.
Возьмем ряд разных ядов, принятие чье влечет смерть. Сколь ни разны они,
есть одно, что роднит их: то — смерть, внесоставна конкретному яду как некая
примесь к нему — вещество, суть отдельное то, что во многом являет единый
эффект (так в тьме яств сахар — сладость едина). Представим процесс,
выделяющий эту добавку из сущих смертельных веществ. Итог его есть смерть как
субстрат — явь очей зрячих, как явны зрячему сахар иль соль.
Так вещественны в Мире идеи. Андреев в своей «Розе Мира» ведет речь о
похоти, что, оставляя наш мир, где явилась она, проступает с другой стороны, на
поверхности мира с ним смежного как маслянистая жидкость (в обилии,
созидающем реки, текущие, как и известные нам). Ибо всякое качество наше имеет
свой строгий субстрат, где идея — материя, суть тó, что есть. Знанье истины этой
— основа искусства приготовления ведовских снадобий, из коих любое, по сути,
являет собой некую целенаправленно выделенную — и истинно зримую (с тем —
осязаемую, обоняемую, вкушаемую) — магом модальность натуры людской.
А коль так, — мы, зря в Духе (ведь мысля так — в Нéм мы), должны
неизбежно признать, что таблица химических элементов, знакомая нам, далеко не
полна: кроме сущих теперь, там должны быть еще и особые клетки для зависти,
скупости, страха и прочего. Ибо чтó есть вещество? И с позиции химии (трупа
алхимии древней), оно есть простое, а с тем и отдельное в сей простоте. Но все
качества, что мы назвали — просты, ибо ясно отдельны от прочих. Таков есть салат
между яств с точки зрения нашего различителя, чувства вкуса. Последнее — кое не
купность, как мыслят обычно (сложения чуждо оно), но монада, состав не имуща —
не лжет нам: всяк род отстоящ, зримый так богодаденным чувством — монада;
165

физически слóжен, он истинно — прост простотой элемента: ведь Дух как Одно —
суть отдельности сей! Таковы в очах древних стихии Вселенной: огонь из них «то,
что сияет-печет», воздух — «то, кое веет», вода — «то, что течет», земля — «то, кое
твѐрдо»; отдельности эти, всеобщи, есть Мира столпы: элементы, тела. Ибо знала
Античность: телесным есть все, что телесны мы видим; различное это — едино в
основе своей, коя — Мир, Тело тел и очей наших Суть.
Элемент, тело, вещь — есть отдельное. Коль это так, — откровенья Индийцев
об океане самосущного, сиречь элементарного, молока, плещущемся на некой
райской планете вовек не сворачиваясь и без намека на стадо коров, произведших
его, о деревьях, родящих любые плоды — не нелепая сказка; словá Александра
В|ерт|ин|ского о ведре спермы, что дал Бог мужчине на жизнь, сей конкретною
малостью веля ее поберечь — не есть шутка. Ведь автор сей жидкости — Бог, а не
мы; молока не корова творец — Óн. С тем, сути сии — вне родителей ложных
своих, сущи в Нем. Будь то плоть, будь идея — отдельное материально, ведь Мира
Матер|и|Я — Дух; и коль так, то идеи как части Его — все телá есть; тела, все как
есть — иде|альны как данные в|иде|т|ь нам: очьми ступать (в переводе идея и есть
«то, что видно»). В «Тимее» Платон рек о том: «всему, что имело произойти,
надлежало, конечно, быть телесным, видимым и осязаемым». Вещи, идеи — телá
рáвно: то, кое зрится-и-есть (ибо зриться — быть: очей лишь ради сущ Мир, как
они — для него).
Смерть — есть, и притом есть отдельно, и с тем элемент она и вещество,
Мира клей небытийный: промежное Этого с Тем; грань меж Явью и Тайною —
смертная грань розни их и единства. Смерть — клей, адский мир единящий, с тем
— клей очезримых миров, от него производных и сутью имущих ад, тайный
питатель их. Страны тиранов земных — миры эти. Таков строй Советский,
стяжавший бытье гекатомбами боен военных, возросший на крóви безвинных
людей. Глуп, кто мнит войну эту злом внешним: война как добытчик смертей
пребывала в Системе с зачатья ее. Бывшая до того геноцидом как внутренней
бойней, — в миг, избранный Князем, она, выйдя вон, притянула Систему иную,
без коей идти не смогла бы. Война, кою Сталин и Гитлер свершили, была их
соитьем: любовью, взрастившею смерть. Такова злая стр|асть: в ней, губя все живое,
смерть стр|оит себя. Смертью — жив черный строй, она пища его, кою он без конца
добывает, лишившись же — гибнет, распавшись легко: смерть едящий — сам пища
ее.
Бомбе атомной, дабы взорваться, потребен

у|ран9

в массе

должной,

критической. Адской системе для жизни потребна критическая масса смерти.
166

Возникнув, творит она взрыв перманентный, «живящий» строй сей (ведь смерть
мертвому — жизнь), тем включая процесс поддержанья его: добывание смерти
враждою чрез войны и геноцид. Так кусок щелочного металла, упав на лед, плавит
его, добывая к реакции воду.

*
Таков в главном ад.
______________________________________________________________________________________________________

1 Тьма и тьма как Всеведенье и неведенье, Единство и Рознь: в существе — Тьма одна.
Служа Бытию-Единице причиной, Ноль-Небытие — Тьма, Вода Мира — огнь сей объемлет собой (как
причиной объемлемо следствие) и проникает, входя в сей сосуд Двойкой, парою Вражда-Любовь, кои — Тьмá суть.
Вторая за Богом, Тьма-Ноль, сущих Мать, есть причинная, вышняя Тьма; Тьма как Двоица — следствие, Тьма-в-Бытии
как вторая за ним. Зря меж ними Бытье как черту, дóлжно зрить в них две Тьмы, кои, сутью Одна 1, друг ко другу
взывают2. Чтя Тьму как Причинную Суть, ее дóлжно, в себе не деля, зрить как Ноль, с Единицей союзный, как слиты
они в Десяти, Мире. Тьма-Ноль есть Женская Суть (как Гинандр), и, последственна ей, Двойка — Женщина; Ноль —
Мать, а Два — д|щер|ь, что щер|ится оку провалом. Ноль, Дви|га|тель Двоицы, г|лад|ок, шер|шавы — Два. В женской
плотú оба — вульва, наружные коей уста как Диада (лик чей своей рознью являют) таят кольцевые врата — лик Ноля,
чей привратник к|ли|т|óр — в сути Фаллос-Покой, Единица-Свет, сущий при входе в Тьму-Ноль.
Ноль, как Тьма сверхбытийная, Двоицу, Тьму-в-Бытии, созидает чрез грань О|дно|го-Бытия. Не Одно сие —
Ноль творит Двойку; и, суща над ней, Единица объемлема Тьмой с двух сторон, точно молотом (0) и наковальней (2),
подвластная им3. Так-то Нут, Тьмы богиня, звалась Египтянами «матерью того, кто создал ее» — Нолем как Одного
матерью, как бы творящего Двоицу, коя — Тьма та же. Единство двух Тем утверждал Аристотель невольно (ведь
Тьмы, раб ее, слеп очьми под Очей сих пятóй, он не ведал), уча о единстве идей и вещей (на основе вещей, Э|том):
Тьма есть обеих суть; и по Платону, два царства сих Тьмой сплочены как Душой мировой (Тьмы не зря, сего Клея не
зрил Стагирит у учителя, Мир его Рознию мня как без Cвязи Двумя).
Ноль и Двоица, Тьма внебытийная с Тьмой-в-Бытии, относимы друг к другу как вéденье и невежество. Первое,
как Атман, есть по Сократу, незнанье, Питатель ума; по Кузанскому, оно есть ученое незнание; и сказано
Сурешварою, что Не-Атман, иль невежество, как плод незнанья — Атмана, как скажем мы — суть то ж незнание: Два
и Ноль — суть Ноль, Тьма. Как Тьмы пора, ночь являет невежество первою, дополуночною половиной, итожащей
сутки: в ней лживы сны наши; а вéдение — второй, зачинающей их, в снах правдивой: Второе очей бренных — Суть.
Ноль со Двоицей между собой соотносятся как древо Жизни и древо познанья добра и зла: оба растут в центре
рая как древо одно. Г|ре|х Адама и Евы есть в том, что открылись глаза их, пред тем к Миру слепы, явив тем
возможность увидеть единство сие, кою дал им Диавол, глас Матний, как шанс стать богами, открыв правду, кою
Отец хотел скрыть (Быт. 3:1 – 3:22).
В сем мире матерь|я, приемница форм по Платону, есть тьма-оттиск Тьмы: Два — Ноля, Тьма-покой — ТьмыДвиженья, пассивность — Активности, коей жива она как Дух в утрате и в кою преходит, стяжав этот Корнь. Так,
узнав в себе воду как суть, тает лед, не-вода.
Тьма-Ноль есть Очи Духа как Вéденье; Тьма-Двойка — очи плотú, что, отдельна, невежество есть, а открыта
Нолю — Тьма ко Тьме — мост, каким Тьма стяжает Себя как Одно-без-второго, мы ж — вúдим постольку, зря то, чем
мы Есть: Бог-и-Мир, Цель-и-Путь.
Тьму как суть двуединую зрим мы в Свободе: как выбор вершимый она — Два, как выбор свершенный — Ноль,
в Боге Свобода: ведь Бо|г — Вы|бо|р наш.
Тьма, Причина — Гр|уд|ь (греч. ma|s|tó|s) сущих. Ноль-Двойка: Свобода как Ноль, а как Двойка — Долг (mu|st —
англ.), в Свободу мост нам и Свобода сама тем, кто знает его, зря очами Ноля. В Долге зрящий Свободу — Ноль с
Двоицей слив в Тьму одну, Мáст|ер есть.
О единстве двух Тем учит Тантра-Мать нас: просветленье, иль освобожденье, по ней, достигается не
искорененьем страстей и желаний, но отождествлением их с трансцендентною Мудростью: Двойки — с Нолем,
Корнем-Тьмой. Стагирит, сведши в вещи идеи — Высь в Дол, — свел противно Ноль в Двоицу: в следствие — горню
Причину его, Полность — в нуль.

167

О двух Тьмах сущих, Двоице и Ноле в их единстве как Яви и Тайне Ксенофан говорит как о двух границах
Земли — верхней, подножной для нас, что касается воздуха, и нижней, úдущей в бесконечность (to apeiron). По
Аристотелю, нравственное воспитание есть воспитание неразумной части человеческой души — претворенье
невежества-Двойки в Ноль-Мудрость как разума Суть, мо|ментальное в Тантре: ведь то и то — Тьма4. У Я. Бѐме
Нолем есть Свобода, природа же — Двойкой (как парою Мула|пра|крит|и–Пракрити Индийцев); и первая
противоположна второй, от нее производной. Свобода-Ноль, Природа-Корень (санскр. му|ла) есть личности суть;
индивида — природа в Природе сей, Двойка5.
__________________________________________________________________________________________________________________
1 Так Хаос рождает Тартáр пред иным как свой внутренний полюс — второе себя, и два эти — одно, Хаос, суть (полюса, на кои
разделяется он — небеса есть, и Тартар есть нижнее небо, симметричное верхнему относительно средней меж ними Земли,
сиречь равноотстоящее с ним от сей срединной, — чему подтвержденье строка «Илиады», где Зевс отстояние это определяет
как «вниз от Аида, насколько земля от небесного свода»). Точно так, по учению Наг|ар|джуны (Индия, I — II вв.), Сансара — как
Двойка «рождение-смерть» — и Нирвана с позиции высшей, Нирваны-Ноля, есть всеполно одно.
2 «Abyssus abyssum invocat in voce cataractarum tuarum» — «Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих» — сказано в Библии
о Божьем величии (Пс., XL, 8). Тьма тьму зовет и питает собой. Так две бездны, разверзшиеся в эсхатологизме германской (почти
целиком философской) и русской (писательской в своем преимуществе) мысли — каких нету боле нигде той порой, — друг ко
другу воззвав, родилú две сестры-революции и две крупнейших в истории мира войны, где сошлись бездны эти в объятии
(«Предельные проблемы и предельные срывы раскрывались лишь в германской и русской мысли», — сказал Бердяев). Тому, что
как бездны они равномощны, знак ясный — оценка врага начальником австрийского генштаба времен Первой мировой войны
генералом Кон|рад|ом фон Гетцендорфом: «Русских победить невозможно, но и самим русским трудно стать победителями!».
3 Волей Божьей, словá «молот» и «наковальня» есть лик двух Тем: «молот» являет Ноль буквой Тьмы «м», в нем начальной;
ступание «н» беспромежно за «м» в алфавитном ряду — связь Причины, Ноля, с Двойкой, следствием. Мать как Ноль, на бумаге
начертанный — Двоица, зна|к как второй за Нолем; Ноль сáм, Я|вь вместо сна сего — брению Тáйна есть. Суща меж Мо|лотом и
Нако|вальней, Нолем и Двумя, Единица — в их власти, но с тем — и отдельна, как меж мощных стран — остров малый Мо|нако,
земля-ли|ли|пут.
4 Правота Аристотеля на сей предмет при иных заблуждениях в нем же — не дивна: Ложь, суть сего мужа, себе не верна.
5 О том сказано у Бердяева: «индивидуум есть категория натуралистическая и социологическая. Индивидуум рождается в родовом
процессе, принадлежит природному миру. Личность же есть категория духовная и этическая, она не рождается от отца и матери,
она духовно творится, осуществляя Божью идею о человеке. Личность есть не природа, а свобода, она есть дух».
__________________________________________________________________________________________________________________

2 Ибо Истина — Ложь окружает, объемля с обеих сторон. Таково само слово ее. Учат Веды:
Оно [слово «сатиям», истина — Авт.] трехсложно: са-ти-ям. «Са» — один слог, «ти» — один слог, «ям» — один слог.
Первый и последний слоги — истина, в средине — ложь. Эта ложь охвачена с обеих сторон истиной: истина становится
преобладающей. Тому, кто знает это, ложь не причиняет вреда.
Каушитаки-упанишада, V, 5, 1

Луна как дом ада — конкретный ответ на разящий вопрос атеиста о месте (физическом пункте) его,
посрамитель безверья: в Луне, центре зримости всей, Дух, Абстрактное, коего явь ад, — Конкретное: Два — есть
Одно.
Как престол князя тьмы, Луна — «Мастера и Маргариты» начальник, над действием книги царящ. Имя Воланд
— тому строгий знак: Сатана, Воланд — Во-Лун-д: в Луне сущий как ада царь.

3 Бога лунность — Луна как Корова-В|селен|ная, Мать сущих (Нут — Египтянам, Славянам — Зе|м|ун; и т.д.), Им
чр|ева|тая, сущим в|нут|ри у ней. Луна в Исламе — трон Господа: месяц при Нем как з|везде на штандарте зелен|ом.
Знак ада как лунности — тьмы лик Геката: по Грекам — Луна самоé (как с ней вместе — Селен|а с Латоною и
Артемидой).

4 Дом Всевышнего, Солнца, пекущего там. О земле райской Гиперборее писал посему Плиний Старший:
Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом; там неизвестны раздоры и всякие болезни…
«Естественная история», IV, 26; выделено мной

5 О нем рек Христос как о слове живом:
...истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и
она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас.
Мф. 17:20

168

6 В истории миропознания как стези мира сего Аристотель есть автор понятия «переносный смысл» — мета|фор|ы как
сноса Истины (Цели, Меты бренных нас), коей есть смысл прямой, в нуль: Ума муж, опершийся на пустоту; само
слово «метафора» — термин его. Воланд, рекший, что свежесть второй не бывает — о смысле прямом, первом рек;
переносный, второй — есть ничто. Аристотель трудами презрел Пара|М|пар|у, учительства Божию цепь, о Платоне,
учителе своем, писавший темно «некоторые утверждают».

7 Власть Дьявола — в сути есть Божия власть. И хотя Сатана говорит о себе Иисусу: «Тебе дам власть над всеми сими
царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее» (Лук. 4:6), — он, князь мира сего, лжет: последняя,
высшая власть — Бог, Царь Мира. Ложь князя вскрывает Мессия в словах Своих к фарисеям: «Ваш отец диавол, и вы
хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины;
когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Иоан. 8:44).

8 Касаемый всех атрибутов деяния и восприятия, в Ведах зовущихся ин|дри|ями. К ним относятся: пять
восприемлющих — глаз, ухо, нос, кожа, язык; и пять действующих, обращенных вовне — пищеварительный, две пары
двигательных, речевой и детородный. Полное число индрий, 10, согласно Декаде, числу мировому; по сумме ж своей
— единице, в которую десять сих плющит страдательный плен.

9 Небо (греч.). Промышленьем Творца, имя это металлу дано, что нам — лик топки адской как Неба лишенность,
У|рон.

169

XXI

Нил Армстронг:
дорывший до Луны
Горний смысл героизма и подвиг великого землянина

Руки цельных людей — крылья, к Цели несущи;
крыло — род лопаты: ход в Высь — рытье в Истину, Глубь.
Рыл так Армстронг Нил, англ. «рука сильная», махами
дланей дорыв до Луны, Мах (авест.), Глуби нашей святой.

170

Пять условий для одинокой птицы.
Первое: до высшей точки она долетает;
второе: по компании она не страдает,
даже таких птиц, как она;
третье: клюв ее направлен в небо;
четвертое: нет у нее окраски определенной;
пятое: и поет она очень тихо.
Карлос Кастанеда. Сказки о силе

SOLOWAY

171

Нил Олден Армстронг

172

ГЕРОизм, К|РЫЛья чьи есть Э|Р|О|Т1, в горнем
смысле – стЯжание ИстИНы, Глуби рытьем:
ГЛУ|Бь – ЛЮ|Б|Овь. С тем, ГЕ|РОЙ – ВО|ИН:
ВО ИНь, Тьму-ЛОНо идущий как К|РОТ, зеМ|ЛЕК|Оп:
ГЕю РОЮщий в ходе к ЛУ|Не, ТРОНу БОга
по Древним: ведь Глубь – Высь2. ЛУНа, Подземелье –
ЦЕЛь сМ|ЕР|Тных: В|РА|ТА3, К|ЛЮчник чей
П|ЕРсефона4; герой величайший – Нил
АрмсТРОНг, доРЫВший до Истины
ПЕ|Р|ВЫм, дойдя пРЕЖде всех до Луны.
Луна есть врата Неба. Взошел в них Христос в Воскресении 5.
С тем, восход наш на Луну — подвиг, равный по Выси
свершенью Его, Сына Неба — с той разницей, что Он вошел
в лунны створы, а АрмсТРОНг извне ТРОНул их.
Мах в Авесте, Луна — горний Maximum наш и мах крыльев,
нам данных обресть его как Глубь свою, Рука сильная
(arm strong (англ.)) Пращурам. Ею был Нил, Луны сын.
Сердца этого ум, слуга в|ЕР|ный, достиг он ее без
преград, тем почтенный Творцом за служенье свое.
________________________________________________________________________
1 Герой истинный с тем есть любовник, строй воинов лучший — любовников строй как Фиванский священный отряд.
2 Высь-и-Глубь, Луна, Истина, Землю объемлет как S|UN’двича латки начинку: Ложь, сущую с тем
меж Луной и Луной. Рекут Веды: «Оно [слово «сатиям», истина — Авт.] трехсложно: са-ти-ям. «Са» —
один слог, «ти» — один слог, «ям» — один слог. Первый и последний слоги — истина, в средине — ложь.
Эта ложь охвачена с обеих сторон истиной: истина становится преобладающей. Тому, кто знает это,
ложь не причиняет вреда» (Каушитаки-упанишада, V, 5, 1).
3 «Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...) Поистине Луна —
это врата небесного мира», — написано в Каушитаки-упанишаде (I, 2).
4 Греками и отождествлявшаяся с Луной, миром чьим было им Подземелье, героям имущее вход.
5 Луна есть те самые врата в Царство Небесное, войти куда, по Иисусу, богатому сложней,
чем верблюду пролезть чрез игольное ýшко (Мф. 19:23-26).

173

Альфа и Омега
Единство фамилий Гагарин и Армстронг*
Человек есть огнь Божий, душа («Я есть То» —
Веды); душа, ПСИхея есть ПТИца. ВЫСь
птиц, их ВЕЛичье (санскр. MAХAс) и Сила
(VIS (лат.)) есть ЛУНА, МАХ (авест.),
горний MAXimum, МАХАнья ЦЕЛь.
Арм|стронг (англ.) — рука сиЛЬНАя: крыло,
Луны стяг; Гагарин — гагара, крылатость.
В мужах сих она — человечности пик:
че’LOVE’чность — кРЫЛатость: сТРЕМленье
к ЛуНе, Любви соЛНцу, на крыльях его: МАХи
Ввысь как рытье Вглубь лопатами крыл.
ВЁСЕЛ сих в Мире, ТРОЙке как Божьей Реке,
есть гребцы, им ВЕСЁЛые — с ЮРОЮ Нил.
Путь к Луне от Земли — от Лжи к Истине
путь, Стезя наша. Гагарин есть Альфа ее,
Армстронг — ее Омега, единые: Два как Одно.

А

Л

Ь

Ф

А

О

М

Е

Г

А

174

Мне не нравится, что большинству людей я известен
как тот самый парень с Луны. Мне кажется, что
все мы глубоко внутри хотим, чтобы нас чествовали
не за какие-то яркие вспышки нашей биографии,
а за сумму всего, что было сделано, создано и сказано.

Нил Олден Армстронг

Подвиг — истинный смысл нашей жизни, соль дней: нет его —
жизнь пуста. Подвиг есть Восхождение. Многие люди шли ввысь
в жажде Неба, но есть лишь один человек, первым в мире
достигший вершины всех бренных, Луны. Превзойти его нам
не дано. Имя его — Нил Армстронг. Победы своей высотою
(как Ум Сердца — Сердцу, святыне — хранитель ее) муж сей
равен Христу: жизни вечной податель — Луна, сущих Мать.

С

вет щедрой, как солнце, улыбки его схож магично с гагаринским
светом. О Ниле, Селены ловце, знаю я что и все. Но единый Предмет
наш, Луна, сообщил мне о нем нечто большее. О том скажу.

Пращур ведал: Луна не придаток Земли — то Причина, сакрально спряженная с
нею как Истина с Ложью, Мать с До|чер|ью, Небо с нулем его. Истина есть
Апогей, Высь — Мы Сами; Ложь — Дол: Мы в утрате Себя как без Целого часть,
доля злая. Долг наш, с тем, — стяжанье Себя самих, зов к чему древний —
О|ра|кул, глас Феба благой. Посему в тайне глаз бренных, царь чей Ложь, рвемся
мы к Истине, чтобы обресть ее как Корнь свой горний, с тем — страстно
стремимся к Луне. Оттого беспримерная своим накалом борьба СССР и США за
первенство в Космосе есть в сути Лунная Гонка: под зримостью спора — поход
наш к Себе как к истоку река. Порыв сей — не случайность в понятьи безбожнопустом: случай — Истины луч, с ней случающий нас как Самими Собою. Им
движимы, люди рванулись к Луне, и наружный уход сей таил, как Ум Сердце,
Воз|в|Ра|т, в коем мы, вняв Оракулу, сыщем Себя.
Поход этот вершим людьми дважды. Сначала — как умный порыв к Луне
как тайной Цели землян. Он и был свершен NASA, чье имя — суть «НАША!»,
победы одержанной клич: ost’рый нос (санкср. nasáa), пробивший ход в Тайну,
канал носовой (nasal (англ.)), — как проткнул носом острым своим Бур-Ра-т-ино
таящий Дверь холст. Когда ж Цель, Луна явится людям,— вершим поход сей как
штурм Неба, Истока: стяжанье Себя как сердечный (моральный) поход. Два
движенья сих слиты друг с другом как фор|ма и Суть, Ум и Сердце, — и с тем
они есть ход один, чье свершенье — Победа лю|дей: обретенье СебЯ как возврат
в Я свое.
175

В знаньи верности сего смысл жизни посланца Земли Нила Армстронга
прост как поход к горней Цели живущих — Луне. Вот черты его.
1. Путь, как и Цель, пара ей, — монолитная суть, камнь. Коль так, то Гагарин
и Армстронг в походе их лунном — суть Альфа и О|мега, Первое и
Последнее, кои Одно. С тем, шаг первый Гага|рин|а в Высь и последний
шаг Армстронга на лунный стол — шаг один, как един есть путь их. Неба
(gaga|na — санскр.) дитя Юрий и Нил — оба рин|улись в Высь как один
человек. Сам Нил знал это — отсель слова его, сколь для людей велик шаг,
им свершенный: с Земли — на Луну, от Лжи — к Истине, в Сердце как Суть
— из Ума1. С тем, улыбка и лик сих безумцев, рискнувших главой — лик
один и улыбка одна как Шаг их.
2. Как Латоны, Луны Грекам, сын Феб родился в мир с луком — Пифона
убить, и в доспехах родúлась Афина, — так Армстронг пришел, снаряжѐн, в
мир сей ради Луны, кою рек стяжать Бог. Посему-то он — Арм|стронг, англ.
«сильная рука», — ведь Рукой рук творящей была Древним Мать: Жена
жен, Мир (Вселенная) как Лон|о сущих, Лун|а. Знак тому ж — имя Нил:
водный Египта столп, черный ток в край живых из Дуата, земли мертвецов
как Дня сущих, Луны2: Дня-Н|ол|я, Любви Дня3, чьим послом был Нил Ол|ден.
Вселенная, Мать всех, приемлет лишь тех и лишь тем Глубь являет
святую, кто чист как она. Верный долгу смельчак и враг лжи, Армстронг
— тот, кто, как Ист|ина ч|ист, был достоин Вселенной и чаши ее, Луны, с
тем — един с нею. Идя к Луне умным путем, муж сей был Умом Сердца,
Слугой — посему и достиг ее; Ум-эгоист, неслужащий — в пути б сгинул
сем под Селены мечом.
Свят владыка — слуга верный свят. Прямой знак тому — бум
ленинградцев в приезд в град их Нила. Не идола толп зрил народ в нем —
очьми душ зрил он человека, впрямую при|льну|вшего к Матери как
Богородице, русской Душе как Луне, Ее светом светящего: зря Нила, зрил
рос|сия|н|ин Ее, Суть свою, и Ее святость чтил. Посему День России 4
ноября — день иконы Казанской: Каза|н|ь — Causa, Луна как Мать, Тьмы
казан, слепых Казн|ь4; имя Mos|Cow столицы Руси в сути есть Mot|her Cow —
Мать Корова: у Древ|них (детей Мира, Древ|а, послушных) — Луна, Дух
(Cou (ег.)), Cow’знец форм.
3. Поскольку, рек Нил, вероятность успешной посадки на Луну NASA
оценивало в 50%, полет к ней был, истинно, жребием, в коем весы, где
176

равны жизнь и смерть, в жизнь склонить молим Бога. «Орел или решка!»
— рекли смельчаки, вверясь Богу впрямую, как дóлжно. И Бог внял им:
выпал орел. Так Рукою Господней, союзной с людьми, «Орел», челн
землян, сел невредим на Луну.
4. Сакральной причиною приезда Армстронга в СССР было не участие в
XIII-й ежегодной конференции Комитета по космическим исследованиям
(КОСПАР)

при

Международном

совете

по

науке,

прошедшей

в

Лениниграде, а встреча со вдовами павших героев Вселенной, двумя
Валентинами — Гагариной и Кома|ровой. Чрез них их мужьям Нил
принес весть: Луна, Цель одна их — взята. Прах погибших героев чрез то
обрел Мир, Кам|ы Ка|м|ен|ь, в Луне, Мéн|е скрытый.
Адепты безбожной науки мнят Космос за адский провал, зев ничто. Не таков
был Нил Армстронг. В Луне, своей Цели, зрил он т|вер|дь Всего — К|амен|ь
Божьей Любви, Мир как Суть. Полнотой этой, Нил, был ты сам, нам явивший
всей жизнью своей, сколь высок че’LOVE’к и сколь м|ног|о он может шагая.
Покойся же с Миром, герой.

________________________________________________________________
1 Я имею в виду слова Армстронга о вступлении землян на Луну: «Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для
всего человечества».
2 В сакральном познаньи Луна — равно и Надземелие, и Подземелье. Земля меж Луной и Луной — Ложь, объятая Истиной сверху и
снизу: второй, средний слог в слове «сатиям», «истина» (санскр.).
3 Тайный бренным День-Грань предыюльский, творящий год, клея из двух половин: без него год не сущ. С|часть|я кам|нь, зримый
оком Любви, он — П|рост|ранство без в|ремен|и: День-Миг, тождественный Вечности, День-год, объявший дни все как корнь их:
Жизнь — мгновенья свои. Таков Век Золотой, «век довечный», каким есть сей День, бренным скрытый в Луне. «Книга выхода в
день», Книга Мертвых египтска — о нем, херý (ег.); херу|вим — дух его. День сей — мост от Зла к Благу, к Луне от Земли как
влюбленных Стезя наикраткая: Лок|сия в Глубь за’VIT’ок, лок|он Тьмы, что у|лит|кой Шар|гея зовем; взошел ею в Высь Нил.
Незакатным Днем сим, где ни утра, ни вечера нет, солнце наше — Луна, Огнь повсюдный, горящий не в небе — везде. О Дне этом
снят фильм: http://kinofilms.tv/film/31-iyunya-tv/13731/.
4 Посему Мать в Руси испокон чтима выше, чем Сын, Жена больше, чем Муж, плод Ее.

177

XXII

Ноланец
Поэма о Землянине
и о его звездных Братьях

178

17

февраля 1600 года на Кампо деи Фьори (площади Цветов) в
Риме был сожжен по обвинению в ереси великий сын
человечества Джордано Бруно1. Приговор был подписан
Священной Конгрегацией, верховным органом Италии по
расследованию и пресечению преступлений против веры. В вину мыслителю
ставилось
нарушение
коренного
догмата
папской
церкви

материалистически истолкованной Птолемеем пифагорейской идеи о
центральности в миропорядке, «гармонии сфер», созерцателя-человека.
Место Духа, каков этот зритель по сути2, в доктрине церковной занял жалкий
в своем самовластии полый сосуд его, бренна Земля, и с ней плоть
земнородная наша. Зря истину, Бруно отрицал земные превосходство и
исключительность3. Миров, подобных Земле, мыслил он, — по дыханию
жизни, гармонии — множество, кое суть Воля Одна4.
Бог — во всем. Он сияет в вещах, меж каких нет презренных. Он светит
и в нас — и божественны мы, свет сей зная как Божий и свой.
Так утверждал Джордано, по-детски бескомпромиссно и жарко
веривший в Человека и его звездных Братьев. С верой сей он взошел на
костер.
Многие вещи, говаривал Кант, способны возбудить удивление и
восхищение, но подлинное уважение вызывает лишь человек, не
изменивший чувству должного. Таков есть навечно Джордано. Подвиг его,
нас волнуя поныне, пронзает века Простотой. Гений Света, явив Знанья луч
— как Христос, не с людьми он боролся, но с тьмой в них. Враг лжи, был он
Любящим в чистых очах. Он стремился с восторгом во Истину, и в храм ее
огнь костра стал вратами5.

179

Смерть в одном столетии дарует жизнь
во всех веках грядущих.
Джордано Бруно

1
Костер заложен честь по чести:
Вязанок хвороста, поди,
Хватило б человек на двести.
Но ожидается — один.
Час ранний. Кампо деи Фьори.
Мир слеп. До света два часа.
Людское цвета пепла море.
Рим ропщет. Немы Небеса.
Тень от распятия на лицах,
Ноздрей фигурный вырез вздут...
(голоса толпы)
«Сколь ждать еще?!» —
«Ужель свершится?» —
«Ах, сударь, скоро ль поведут?» —
«Великий Бог! Святая Дева!
Народ бунтует. Слышу звон
Точимых копий. Дети гнева
Идут, им имя — легион!
Знать, настает, по всем приметам,
Италии недобрый час.
Кровавым брезжит день рассветом...
За что караете вы нас?» —
«Довольно ныть! Не в храме, право!
Слов минул час — нужны дела,
Чтоб вольнодумия отрава
Не злей игристого была.
Оставить след сожженья б моду!
Ведь водам Тибра все равно:
Коль возжелал плебей свободу,
На шею камень — и на дно!
Запомни, чтоб не вторить дважды,
Будь ты купец иль духовник:
Свободолюбцев тьма, и каждый —
Всего лишь вшивый еретик!» —
«Да, чернь сегодня одурела,
Как от прокисшего вина:
Едва придушен Кампанелла6 —
Явился новый сатана!
И, верно, первого похлеще:
Твердит о множестве миров,
Мол, жизнь, она и в небе плещет,
Мол, Братья там нашли свой кров;
К мирянам руки простирают,
Хоть их призывы не слышны...» —
«Не суд — сам Бог его карает!» —
«В костер посланца Сатаны!» —
«Глупец! Обугленная туша
И из барана хороша.

180

Скажи мне, как изжарить душу —
Огнем не зыблема душа!» —
«Упрям. Как бился с ним Пинелли!»7 —
«Тот самый? Да неужто?» —
«Тот.
Рот раскрывает еле-еле,
Свое ж бормочет. Так-то вот...» —
«А говорят, ведь был священник,
Брат-проповедник, говорят?»8 —
«Был — что с того! Теперь — мошенник,
Теперь одна дорога — в ад!» —
«Эх, теснотища здесь, однако!
Со всех сторон клещами жмут!
Боюсь, когда пойдет, собака,
И плюнуть в рожу не дадут!» —
«Живьем, живьем его зажарить,
Греховный лопнет пусть живот!
Чем он — пусть лучше кучка гари,
Спокойней так...»
И вдруг — «Идет!»
«Идет!» Вмиг братия вскипела,
Темномантийный взвился спрут,
«Идет!» — в устах мирян гудело,
Но не кричал никто — «ведут!»
Толпы невидимые струны
До звона напряглись тотчас
И — лопнули:
Джордано Бруно
Шел по земле
В последний раз.

2
Он шел.
Поверх голов смотрящий,
Поверх — и каждому в лицо,
Тот самый Бруно,
Настоящий,
Один,
Пророк в плену лжецов.
Один —
но с Истиною вместе:
Так, верно, было решено,
Чтоб на жаровне фарисейства
Сожгли их нынче заодно.
Счастливец,
Баловень столетий
В халате стеганом рубцов.
Знаток премудрости и плети.
Друг всех друзей.
Враг всех врагов.
Для палачей непостижимый.
Предмет проклятий и любви.
Черним — но чище херувима,

181

В крови — но в собственной крови.
С душой загадочнее чащи,
Открытый, как морская гладь.
Прямой.
Ликующий.
Скорбящий.
Молчащий,
каменно молчащий.
Способный
многое
сказать.
Он шел
Средь факельного чада,
Шел в рубище,
но без заплат,
А вкруг него как будто ада
Вился нездешний маскарад,
Как будто именно сегодня
Вся демоническая грязь
Из подземелий преисподней
На эту казнь, шипя, стеклась.
Он шел,
а смерть в лицо дышала,
Огнем дышала,
но с оков,
С волос его лишь пыль сдувала,
Пыль казематов
иль веков.
Он шел.
Как будто без усилья,
Как на прогулку поутру,
И за спиной, незримы, крылья
Мятежно бились на ветру.
Толпа к лицу тянула пьяно
Рук-сучьев одичалый сад,
Но слышалось сквозь рев: «Джордано!»
И, словно эхо, тихо: «брат...»
Поóдаль от святейшей длани,
Живой, как ртуть, и свеж с лица,
Сын гончара, мальчишка Джанни
За локоть теребил отца.
«Жестоко дяди наказанье!
Злодей ли он?» — «Едва ль. Несхож!» —
«Что ж наказуют здесь?» — «Познанье.
Оно, мой сын, острей, чем нож!»
А день, заботлив и беспечен,
Небесноок, курчаво ал,
Вставал
И облачные плечи
Великой силой наливал.
Казалось, в солнца теплом ситце
Рос богатырь, учась ходить,
Креп, чтоб со злом и тьмой сразиться
Мечом Добра. И — победить.
Свет юный дивно занимался,

182

Земле и Мирозданью люб...
Джордано шел
и улыбался
чему-то
уголками губ.
Чему?
Быть может, в провиденьи
Себе он славу прорекал,
Ее овеян жаркой сенью?
О нет,
о славе он не знал!
Не знал:
шаги, что приближают
Его пути лихой конец,
По ветке лавровой вплетают
В терновый траурный венец.
Не знал он:
те, кто ныне, страхом
Обуреваемые, ждут
Его истерзанного праха —
Во прах Истории падут,
Что станет он героем Рима —
Того, чьим был сейчас рабом, —
Что, от случайностей хранимый
Людскою памятью,
потом,
когда-то
переплавлен будет
в костром не плавимую медь9.
Пускай о том никто не судит:
Он шел,
чтоб просто
умереть.
Из дум последних круговерти
Не отливал он пьедестал.
Не в том был смысл сей строгой смерти:
он
в простоте лишь
состоял.
Лишь в ней одной.
Как рук касанья,
Что материнскими зовем,
Как первого в любви признанья,
Как приглашенья в отчий дом.
Лишь в простоте.
Но эта малость
Была костра достойной тем,
Что не себе предназначалась —
Для всей планеты.
Людям.
Всем,
кто жизнь в мозолях рук лелеял,
Кто знал о нем
и кто не знал,
Кто сеял хлеб,
кто правду сеял

183

Иль, как клинки, ее ковал.
Всем,
кто из черных недр темницы
На небеса, дивясь, смотрел,
Кто к дню тому успел родиться
И кто родиться не успел.
Всем им.
Хоть, думой пламенея,
О том мечтать едва ль он мог,
По воле случая,
точнее —
По воле Божией
Пророк.
Не словом — подвигом предвидя
Звон дюз ракет и звон гитар,
Он шел,
блеск фальши ненавидя,
Как легкомысленный Икар.
Как он,
крылатый,
обретая
на камнях Вечности конец,
Как он,
в падении
взмывая
в высь человеческих сердец.
И — в высь иную:
ту, что Разум
В мерцаньи звездном перед ним
Открыл, необозриму глазом.
К грядущим дням.
К мирам иным.
Садились голуби на крыши,
Бриз каравеллы в море гнал...
А он
был с каждым шагом
выше,
хоть и Земли не покидал.
Согнулся горизонт дугою,
Метнулась вниз планеты грудь,
И говорящею рекою
Потек, сияя, Млечный Путь.
Полночным заревом акаций
Свет звездный в сердце разлился...
Он шел.
Средь волн цивилизаций.
С ним говорила Вечность вся.
«Кто ты, чей лик нам столь желанен,
Где, друг, отечество твое?
Чей ты посланник?» —
«Я Землянин.
Я к вам с Земли,
я сын ее.
Привет вам, солнечные Братья,

184

Благие Бога семена!
Сквозь смерть приемлю вас в объятья:
Идущим в Жизнь — страшна ль она!» —
«О да!
Путь прям,
взойди ж скорее
в хор солнц,
в круг Братский,
в дом Отца!»
Жжет пламя.
Кончено.
Слабею…
И все же Жизни нет конца!

3
Той ночью многие не спали,
Тревожил Рим неясный гул.
Жгли в плошках жир.
Чего-то ждали.
А Джанни не стерпел — заснул.
Укрывшись рванью, как парчою,
От бед на время отрешен,
Спал мальчуган.
И сам собою
Ему приснился дивный сон.

***
Фонарь луны.
Играют блики
На виноградных гроздьях звезд.
Но чу: веселый смех и крики,
А в небесах — хрустальный мост!
Что ж Джанни? Мальчик испугался:
Стрелою, бездну пополам
Расклинив, мост тот опускался,
А по мосту... шли люди там!
Шли, шли — несчетными рядами,
Бок о бок, рядом и вдали,
Над городами и садами,
К Земле — и дальше, от Земли.
Да люди ль? Пригляделся Джанни
(Ему был в помощь лунный свет):
Одни обличьем как земляне,
Другие — вовсе как и нет.
Но, разнолики, разнокожи,
Они — в том, верно, смысл был свой —
Между собою были схожи,
Как дети Матери одной.
Смеялись, а казалось — пели,
Сплетя мильоны крепких рук.
Куда б они ни посмотрели —

185

Иль друг на друга иль вокруг —
Глаза их, словно расцветая,
Цветами нежности цвели,
С любовью равной отражая
Цветенье Неба и Земли.
И чудилось, что раздавался
Легчайший шорох добрых крыл...
Нет, Джанни больше не боялся:
Средь них один — Джордано был.

***
Бывает так.
Костер пылает.
Ждет жертву огненный порог.
Все есть.
Лишь Бруно
не хватает,
что на него
подняться
мог.

КОММЕНТАРИИ
1. Бруно — уроженец города Нола, что на севере Италии.
2. Поистине, Дух, Центр гармонии сфер, — есть дух наш (и в сакральных трудах речено, что любой в Мире зрящий — центр полный его); земля,
Духа очаг — наша плоть, с ним согласная волей Творца; круг подлунный, Сансара — в нас бренье; путь к крайней из сфер — стезя нашего роста, в
каком преуспев, есть мы Мир.
3. Земля превосходит иные планеты лишь с тем, что центральному Солнцу, Огню есть покорный очаг (hestia); вне сего же она не выходит из ряда
планет.
4. О необходимости познанья единства Творца через множественность Его творений Бруно, в частности, пишет: «…величайших похвал
заслуживают те, кто стремится к познанию этого начала и причины для того, чтобы познать по мере возможности его величие, созерцая очами
размеренных чувств эти великолепные звезды и сияющие тела; и столько имеется обитаемых миров и великих живых тел и превосходнейших
божеств, сколь бесчисленными кажутся и являются миры, не многим отличные от того, к которому мы принадлежим; (…) они знают начало и
причину, а следовательно, и величие его бытия, жизни и действия: они показывают и проповедуют в бесконечном пространстве бесчисленными
голосами бесконечное превосходство и величие своего первого начала и причины».
5. «И долгая жизнь в бесславии, — рек Пьетро Помпонацци, — не предпочтительнее краткой похвальной жизни, так как жизнь человеческая, даже
самая краткая, предпочтительнее сколь угодно долгой жизни скота. Ведь Аристотель говорит в I книге «Этики»: «Долгую жизнь только при прочих
равных условиях следует предпочесть кратковременной жизни». // В таком случае оказывается предпочтение не смерти самой по себе, так как она
ничто, но праведному деянию, хотя за ним и следует смерть. Так что, отвергая порок, человек не отвергает жизни, которая сама по себе — благо,
но отвергает порок, следствием которого явилось бы сохранение жизни». Велик нам Ахилла пример, кто, при данном богами ему выборе меж
долгою, но пустой жизнью, и краткою, но полной славы — последнюю твердо избрал.
Впечатляющую панораму казни еретиков чрез сожжение, какой она была в Испании поры бесчинств инквизиции, энергичными красками рисует
Поль де Сен-Виктор в новелле, посвященной нравам двора Карла II. Аутодафе, пишет он в предварение этой картины, «при вступлении на
престол и свадьбах королей Испании заменяло фейерверк. (…) Инквизиция точно испытывала властителей, принуждая присутствовать их на
своих спектаклях; она короновала их пылающим углем Исайи. Прежде чем вступить на трон, они должны были пройти через ее пламя: это было
огненным крещением их царствования». Далее следует описание действа: «Огромный эшафот, над которым царила кафедра Великого
Инквизитора, был воздвигнут на Plaza-Major. В семь часов утра король, королева, гранды, посланники, придворные дамы, празднично разодетые,
заняли места на балконах, с которых был виден этот трагический театр. В восемь часов процессия началась. Сто угольщиков, вооруженных
пиками, шли во главе: это была привилегия поставщиков костра. За ними следовали доминиканцы, предшествуемые зеленым крестом, обвитым
крепом; герцог Медина Цели, наследственный хоругвеносец инквизиции, присные святейшей инквизиции в плащах, испещренных черными
крестами, и тридцать человек, несшие картонные изображения, из которых одни представляли бежавших приговоренных, другие — умерших в
тюрьме. Мятежные останки этих избежавших казни были влекомы в гробах, украшенных нарисованными языками пламени. За ними следовали
вереницей двенадцать осужденных с веревкой на шее и с факелом в руке; их картонные колпаки были расписаны шутовскими рисунками.
Инквизиция высмеивала своих жертв; она наряжала их как манекенов, прежде чем кинуть в свои потешные огни. За ними следовали пятьдесят
других приговоренных, одетые в желтые одежды с желтыми крестами. Это были евреи, которые, будучи взяты лишь в первый раз, подвергались
пока только бичеванию и темнице. Наконец появились morituri празднества, двадцать евреев и евреек, осужденных на костер. Они шли, одетые в
свое проклятие и в свою казнь. Их одежды и колпаки пылали. Те, которые раскаянием заслужили милость быть задушенными до костра, были

186

отмечены опрокинутыми языками пламени; но пламя тех, кого должны были сжечь живыми, стояло прямо, и нарисованные дьяволы, карабкаясь
по их одеждам, разрывали их. Рты наиболее упорных были заткнуты кляпами. // Зловещая толпа, влекомая веревками, проследовала под
королевским балконом, как гладиаторы перед ложей Цезаря. «Этих несчастных протащили так близко от короля, — говорит г-жа д’ Онуа
француженка, бывшая свидетельницею действа — Авт., — что он слышал их жалобы и стоны, потому что эшафот, на котором они стояли,
касался его балкона. Монахи, некоторые искусные, другие невежественные, с яростью вступали с ними в споры, чтобы убедить их в истинах
нашей веры. Среди них были евреи, весьма ученые в своей религии, которые с большим хладнокровием отвечали поразительные вещи». Была
отслужена заупокойная обедня; во время чтения Евангелия священник покинул алтарь и король Испании, с обнаженной головой, приблизился,
чтобы у колен великого инквизитора принести присягу святейшей инквизиции. В полдень началось чтение решений и приговоров, прерываемое
криками и мольбами осужденных. Между приговоренных к костру была семнадцатилетняя девушка «дивной красоты». Ребенок не хотел умирать;
она отбивалась, как бы уже чувствуя укусы пламени, и — обращаясь к королеве, молила о помиловании. «Великая королева, — говорила она ей,
— неужели ваше королевское присутствие ничего не изменит в моей несчастной судьбе? Взгляните на мою юность и подумайте, что дело идет о
религии, которую я впитала с молоком матери». «Королева отвратила взор, выражая сострадание, но она не посмела ничего сказать, чтобы спасти
ее». (Memoires de la Cour d’Espagne). Вероятно, она была уже очень порабощена страхом, если могла сдержать горькую жалость, переполнявшую
ее сердце. Кто знает? Быть может, одна из ее слез потушила бы пламя ужасного костра. // Чтение приговоров длилось до девяти часов;
прерванная месса возобновилась: тогда королю и королеве было дозволено удалиться. Но двор и народ сопровождали осужденных, привязанных
к ослам, за Фуенкаральские ворота, где был воздвигнут костер. Эта старая Испания была закалена в огнях инквизиции. Гидальго хорошего рода
бывал взволнован зрелищем еврея, жарящегося на костре в рубашке, пропитанной серой, не больше, чем римский патриций осмоленными
христианами, которых зажигал Нерон. В испанской Сицилии дамы во время аутодафе кушали щербеты, которые им подавали монахи, как туристы
пьют лакримакристи в траттории отшельника, глядя на дымящийся Везувий. // Казнь была ужасна. «Мужество, с которым приговоренные шли на
казнь, действительно необычайно, — говорит г-жа д’Онуа. — Многие сами кидались в огонь, другие сжигали себе руки, потом ноги, держа их над
огнем, сохраняя при этом такое спокойствие, что приходилось только жалеть, что души столь мужественные не были просвещены лучами веры. Я
туда не ездила; потому, что, не считая того, что было уже за полночь, я была так потрясена все виденным днем, что чувствовала себя дурно».

*
Путь в огонь Бруно зрит неотдельным от крестного в мире пути, коим Истина сходит от власти к безвластью, чтоб в пору свою вновь его осиять.
О сем — речь Трисмегиста к Асклепию в бруновском вещем труде «Изгнание торжествующего зверя»: «Видишь ли ты, о Асклепий, сии
одушевленные, полные чувства и духа статуи, кои творят множество столь славных деяний, эти статуи, говорю, предвещательницы будущего, кои
низводят, смотря по заслугам, болезнь и здоровье, горе и радость на души и тела людей? Разве ты не знаешь, о Асклепий, что Египет — подобие
неба или, лучше сказать, колония всех вещей, что правятся и делаются на небе? Воистину, наша земля — храм мира! Но увы! Придет время,
когда станут думать, будто Египет тщетно был верным поклонником божества: ибо божество, переселившись на небо, оставит Египет пустынным;
и это седалище божества пребудет вдовым, без всякой религии, лишенным присутствия богов, ибо сюда придут на смену племена чуждые и
варварские, без религии, без благочестия, без закона, без всякого культа. О Египет, Египет! только сказки останутся от твоей религии, сказки также
невероятные для грядущих поколений, у коих не будет ничего, что поведало бы им о твоих благочестивых деяниях, кроме письмен, высеченных на
камнях. И сии письмена будут рассказывать не богам и не людям; ибо люди умрут, а божество переселится на небо, но — скифам и индийцам или
прочим таким же диким народам. Тьма возобладает над светом, смерть станут считать полезнее жизни, никто не поднимет очей своих к небу, на
религиозного человека будут смотреть как на безумца, неблагочестивого станут считать благоразумным, необузданного — сильным, злейшего —
добрым. И — поверишь ли мне? — даже смертную казнь определят тому, кто будет исповедовать религию разума: ибо явится новая правда,
новые законы, не останется ничего святого, ничего религиозного, не раздастся ни одного слова, достойного неба или небожителей. Одни только
ангелы погибели пребудут и, смешавшись с людьми, толкнут несчастных на дерзость ко всякому злу, якобы к справедливости, и дадут тем самым
предлог для войн, для грабительства, обмана и всего прочего, противного душе и естественной справедливости: и то будет старость и безверие
мира! Но не сомневайся, Асклепий, ибо после того, как исполнится все это, Господь и Отец Бог, управитель мира, всемогущий Промыслитель,
водным или огненным потопом, болезнями или язвами, или прочими слугами своей милосердной справедливости, несомненно положит конец
этому позору и воззовет мир к древнему виду».
6. Томмазо Кампанелла (1568-1639) — итальянский философ, поэт, политический деятель; создатель коммунистической утопии; монахдоминиканец. В 1598 — 1599 г.г. возглавил в Калабрии заговор против испанского владычества, был схвачен, около 27 лет провел в тюрьмах, где
создал десятки сочинений по философии, политике, астрономии, медицине, в том числе — труд о Божьей земле «Город солнца».
7. Пинелли — кардинал, член руководства Священной конгрегации, один из палачей Джордано.
8. Бруно был монахом Доминиканского ордена.
9. 9 июня 1889 года на месте казни Дж. Бруно был открыт памятник.

187

Ермаков Олег Владимирович ● Oleg V. Yermakov
Биографическая справка ● Biographical information
Родился в 1961 году в г. Мичуринске Тамбовской области (Россия), там же окончил среднюю школу. В школьные годы —
победитель VII Всесоюзного конкурса школьных сочинений в жанре очерка (1975). Окончил Киевский государственный
университет им. Т.Г. Шевченко по специальности «химия» (1983). Около 10 лет работал в химической отрасли Украины,
далее — в журналистике, пройдя путь от репортера до главного редактора всеукраинского журнала. Автор ряда
изобретений и цикла трудов о Вселенной, работу над главным из которых, «Планета Любовь. Основы Единой теории
Поля», вел в течение 22 лет (1987–2009). Член авторского сообщества Википедии. Автор стихотворного сборника «Сила
Любви» (2001), профессиональный художник-карикатурист.
Исследование Вселенной — мое основное занятие. Предаюсь ему со студенческой скамьи и считаю его наследственным:
моя бабушка Надежда Зарецкая — конструктор антенного блока первого искусственного спутника Земли, запуск
которого ознаменовал начало космической эры человечества, автор ряда изобретений в области ракетно-космической
техники, а муж Надежды Георгиевны и мой дед Михаил Мамонтович — брат Нины Ивановны Королѐвой (урожденной
Котенковой), жены С.П. Королѐва, в КБ которого в подмосковных Подлипках работала бабушка, пришедшая по
рекомендации работавшей там Нины Ивановны, соседствовавшей с семьей Надежды Георгиевны в поселке Болшево
Московской области (ныне часть г. Королѐва). Покоряя Вселенную, в те нещедрые на житейские блага времена Надя
Зарецкая, бесконечно влюбленная в Землю, страстно мечтала обзавестись ее клочком, чтобы посадить на нем сад. Мечта
ее сбылась: хлопотами Сергея Павловича талантливая дочь России получила участок в Болшево, где вырастила
чудесный сад и построила дом для большого семейства.
Женат, отец взрослого сына и дед троих внуков. Сейчас живу в Киеве.
Born in 1961 in Michurinsk, a town near Tambov, Russia, where I finished school. During my school years, I won the 7th USSR National School Essay Competition
(1975). I graduated from the Kiev Taras Shevchenko State University with a Master’s degree in Chemistry (1983). After 10 years in chemical industry in Ukraine, I
decided to pursue a career in journalism, where I grew from a reporter to the editor-in-chief of a national magazine. I have a number of registered inventions. I am an
author of a series of works about the Universe. My most important work, Planet Love. The basics of the Unified Field theory, or the Introduction to sacral linguistics, took
me 22 years to write (1987 – 2009). Member of Wikipedia author community. Author of a published book of poetry Power of Love (2001). Professional caricaturist.
Researching the Universe is my primary occupation and a passion since college years. Passion for space runs in generations in my family: my grandmother Nadezhda
Zaretskaya designed the aerial assembly of the first man-made Earth satellite, the launch of which started the space era of the humankind, and holds credit for a number
of other space engineering inventions. Her husband, my grandfather Mikhail Zaretsky, is a brother of Nina Koroleva, wife of the great Sergey Korolev – it was in
Korolev’s Podlipki space design lab near Moscow that my grandmother worked. Despite her success conquering space, in those tough Soviet times, her biggest dream on
our planet was to own a piece of land to grow a garden. Her dream eventually came true: through Sergey Korolev’s patronage, the talented space engineer received a
piece of land where she was finally able to grow a beautiful garden and build a house for her big family.
I live in Kiev with my wife. I am a father to a grown son and a grandfather of three.

Мой телефон:
+ 38 (066) 561-21-20
Е-mail: hermakouti@ukr.net, nartin1961@gmail.com
Личный сайт, посвященный работе «Планета Любовь»:
http://www.ivens61.narod.ru

188