Святой великомученик и Победоносец Георгий (fb2)

- Святой великомученик и Победоносец Георгий (а.с. Детская православная библиотека) 723 Кб, 10с. (скачать fb2) - Наталия Владимировна Скоробогатько

Настройки текста:



Святой великомученик и Победоносец Георгий


Русский народ так любит святого Георгия Победоносца, что, подобно своему «любимцу», святителю Николаю, словно бы усыновил его. Даже греческое имя этого святого обрусело на нашей земле: Егорий, Юрий — так по-русски зазвучало имя «Георгий». Вот и получается, что в дни памяти Георгия Победоносца (9 декабря и 6 мая) празднуют свои именины и Георгии, и Юрии, и Егоры.

Грузины тоже считают его своим, родным святым — может быть потому, что просветительница Грузии, святая равноапостольная Нина — близкая родственница святого Георгия и родом из одних с ним мест. Даже само название «Грузия» произошло от имени «Георгий». Это особенно наглядно звучит по-английски — Джорджия, то есть Георгия.

А Москва? Вот ее герб: святой Георгий длинным копьем поражает огромного змея-дракона. Хорошо нам жить под таким гербом-иконой, покойно: сам Георгий Победоносец оберегает нас. И это не пустые слова, история подтверждает их правоту.

Взять хотя бы День Победы. Ведь 9 мая — не совсем точная дата нашей победы в Великой Отечественной войне. В этот день лишь было оформлено и закреплено то, что произошло тремя днями раньше: Германия капитулировала именно в день Георгия Победоносца, 6 мая, который к тому же пришелся тогда, в 1945 году, еще и на Пасху!

Разве это не указания Божии на Его особое благоволение к народу русскому и на чудесное предстательство за нас великого покровителя русского воинства и всей России — святого великомученика Георгия?

И вот что еще интересно: полководец-победитель маршал Жуков носил имя Георгий. Он был верующим православным христианином и возил с собою по фронтам Казанскую икону Богородицы. Названный при крещении в честь святого великомученика, он получил таким образом в его лице великого небесного покровителя и стал нашим «победоносцем» в той страшной войне.


…Святой Георгий жил очень давно, на рубеже III и IV веков в далекой Римской империи. Там царствовал тогда император-язычник Диоклетиан, жестокий гонитель христиан.

Семья Георгия принадлежала к богатому знатному роду. Родители его были христианами, а отец принял даже мученическую смерть за веру Христову, когда Георгий был еще ребенком. Овдовевшая мать воспитала сына в строгом христианском благочестии.

Когда Георгий вырос и стал стройным, сильным юношей, он поступил на службу в римское войско. Там он быстро прославился своим мужеством и вскоре стал старшим начальником большого воинского подразделения. Теперь Георгий должен был всюду сопровождать императора, и Диоклетиан очень ценил его и был с ним особенно милостив.

Однажды Георгий узнал, что Диоклетиан решил пойти в настоящее наступление на христиан и постепенно истребить их полностью. Тогда он понял, что не может и не хочет больше скрывать свою веру, и что настало время пострадать за Христа. Он раздал бедным оставленное ему родителями богатое наследство, отпустил на свободу всех своих рабов и направился во дворец императора.

Шел государственный совет. Царь сидел на троне, окруженный членами совета, такими же ярыми врагами христиан, как и он.

Георгий встал перед троном и сказал:

— Выслушайте меня и ты, император, и вы, советники! Все вы призваны трудиться на благо страны, а вместо этого вы сидите тут и решаете, как расправиться с ни в чем не повинными людьми! Так вот, знайте: я — христианин, и вас призываю отказаться от ваших ложных богов! Истинный Бог один — Христос!

Тут все советники зашумели, заволновались и выжидательно посмотрели на императора. Диоклетиан сперва побледнел, потом покраснел и, наконец, сказал:

— Одумайся, Георгий! Твои слова безумны. Слава, богатство, почет — чего тебе еще не достает? Будешь упорствовать — я лишу тебя всего этого и казню. Откажись от своих слов, и забудем об этом.

— Нет, император! Я даже рад буду пострадать ради Господа моего Иисуса Христа!

— Посмотрим! Стража! Схватить упрямца! Авось после пыток он одумается!

Палачи схватили Георгия, бросили в темницу и стали подвергать жестоким пыткам. Они заковали ноги святого в колодки, повалили на спину и придавили ему грудь таким огромным валуном, поднять который можно было только вчетвером. Лежа под этим камнем, Георгий горячо молился, и Господь хранил его.

На следующий день император пришел в темницу и сказал:

— Ну что, Георгий, что ты скажешь теперь? Надеюсь, ты образумился и уже раскаиваешься в своем вчерашнем поступке!

Георгий, придавленный камнем, еле слышно ответил:

— Напрасно ты надеешься сломить меня пытками, император. Разве ты не видишь, что Сам Господь помогает мне, укрепляя мои силы и терпение.

— Ах, так!

Диоклетиан приказал принести пыточное колесо для страшной казни, которая называлась «колесованием». Это ужасное колесо своими острыми зубьями и ножами изуверски, круг за кругом, режет тело того, кто к нему привязан.

Император со свитою расположился на высоком помосте, и пытка началась. Кровь мученика полилась рекой.

Рядом с императором сидела царица Александра. Лицо ее было белым, как полотно, на глазах блестели слезы. Она была тайной христианкой и с болью смотрела на все, что происходит.

Когда казнь кончилась и тело Георгия превратилось в сплошное кровавое месиво, император решил, что Георгий мертв. Глядя на изуродованное тело мученика, он сказал с торжеством:

— Где же твой Бог, Георгий? Почему же Он не спас тебя? — с этими словами он встал, собираясь удалиться.

Вдруг страшный громовой удар сотряс площадь. Это был поистине гром среди ясного неба! Перекрывая его раскаты, откуда-то с небес прозвучал величественный голос:

— Не бойся, Георгий, Я с тобой!

— Послышалось, что ли? — смутился Диоклетиан. — Нет, вот и другие, похоже, слышали эти слова. Что же это?

И тут яркий всполох молнии ослепил всех, и в этом сиянии все увидели лучезарного юношу — Ангела Господня. Он прикоснулся к Георгию и сказал:

— Радуйся!

И что же? Замученный, казалось, насмерть, Георгий целым и невредимым предстал пред всеми.

Люди словно в столбняке смотрели на это чудо, не веря глазам своим: уж не призрак ли это?

— Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! — произнес Георгий, крестясь.

В толпе было слышно, как люди с изумлением говорили друг другу:

— Велик Бог христианский!

Воодушевленная всем виденным, царица Александра отбросила свой страх и решилась последовать примеру Георгия.

Этот ее порыв заметил проконсул Магненций. Жалея царицу, он удержал ее от этого шага и велел слугам отвести ее поскорее домой, подальше от опасности.

Мученика Георгия снова бросили в темницу. Там святой продолжал постоянно молиться:

— Господи! Не оставляй меня Своими милостями! Укрепи меня, дай силы претерпеть все до конца и не дрогнуть!

В темницу к Георгию стали тайно, подкупая стражу, приходить люди. Он наставлял их в вере и творил чудеса Божии, исцеляя больных.

А тем временем Диоклетиан придумал для него новую жестокую казнь.

По его приказу палачи вырыли большую яму, наполнили ее негашеной известью, сжигающей тело до самых костей, и бросили туда подвижника — пусть известь разъест его тело, и он скончается в страшных муках!

Но и тут палачей ждала неудача — Господь хранил Своего верного молитвенника и облегчал его страдания. Когда через три дня Георгия откопали, он был радостным и невредимым.

Изумился император, узнав, что Георгий все еще жив. Однако он все же рассчитывал, что уж теперь-то ужасные пытки, должно быть, образумили «упрямца», и призвал его к себе.

— Ну, что, Георгий! Надеюсь, ты одумался, наконец!

— Нет, император, нет! Скорее ты устанешь от своих попыток «образумить» меня, чем я отрекусь от Иисуса Христа!

Тогда Диоклетиан решил сменить тактику. Он притворился, что жалеет Георгия, и сказал:

— Давай пойдем на мировую, Георгий! Я уже стар и хочу сделать тебя моим соправителем. Для этого тебе надо всего лишь принести жертву нашим богам…

— Ну, что ж! — не дал договорить ему Георгий. — Веди меня к ним!

…В храме Аполлона все было приготовлено для жертвоприношения. Георгий выступил вперед и встал напротив каменных истуканов. Воцарилась тишина. Все ждали, что будет дальше.

Георгий перекрестил истуканов и сказал:

— Как смеете вы, идолы поганые, оставаться здесь, когда сюда пришел служитель истинного Бога?

Тут бесы, обитавшие в истуканах, застонали и завопили на разные голоса. Статуи зашатались, рухнули на землю и разбились в прах. Сзади послышались ропот и крики изумления.

— Боже Георгиев! Помилуй меня! Ты один Бог истинный и всемогущий! — этот крик царицы Александры поверг всех в шок, все разом замолчали, и наступила напряженная тишина.

Диоклетиан отдал приказ обезглавить обоих, а пока бросить их до утра в темницу.

Перед казнью святой Георгий был утешен Самим Спасителем: Господь явился к нему, обнял и сказал:

— Крепись, Мой верный слуга! Завтра тебя ждет великая награда на небесах!

Наутро царицу и Георгия повели за город к месту казни. По дороге царица от всего пережитого ослабела, присела у стены, чтобы перевести дух, и потеряла сознание. Все решили, что царица скончалась. Но мученического венца она сподобилась позже, в 314 году.

Георгий дошел с палачами до места казни и с молитвою на устах подставил голову свою под меч. Было 23 апреля (6 мая) 303 года…

Чудеса святых не кончаются и после их смерти. Пребывая в небесных обителях у престола Божия, святые слышат наши молитвы, обращенные к ним, и могут подавать нам требуемую помощь.

На греческом острове Кипр был некогда священник. Служил он в храме Георгия Победоносца.

Однажды сын его, Филофей, попал в плен к сарацинам. (Сарацины — это арабы, а вера у них мусульманская). Проходит три года, Филофей служит у одного богатого сарацина и очень тоскует по родному дому. Вот как-то раз в бане, напарившись, хозяин Филофея просит, как было у них заведено, подать ему пить, и Филофей вдруг с испугом видит, что он забыл взять в баню вино. Он бросился скорее исправлять свою оплошность. Возвращаясь с забытым было кувшином к хозяину, он слышит: из раскрытого окна дома священника несутся знакомые ему с детства песнопения праздничных молитв Георгию Победоносцу.

Филофей вспомнил, что сегодня праздник, день памяти великомученика Георгия. Сердце юноши сжалось от щемящих воспоминаний, и он заплакал. Он представил себе как сейчас и там, на далекой родине его, отец-священник служит праздничную службу и поет те же молитвы и, конечно же, молит святого Георгия о спасении сына. Обливаясь слезами, Филофей воскликнул:

— Святой Георгий! Неужели тебе не жалко моего отца, неужели ты не слышишь, как он со слезами молится обо мне, бедном сыне своем, и умоляет Бога освободить меня от рабского плена?

Но вот и баня. Отерев слезы, Филофей поставил перед хозяином вино и взял в руки кувшин с кипятком, чтобы разбавить его по обычаю. Вдруг все поплыло перед его глазами, и он перестал видеть и кувшин, и хозяина, и баню… А когда он словно бы очнулся, то услыхал:

— Един свят, Един Господь, Иисус Христос во славу Бога Отца. Аминь.

«Тут зрение ко мне вернулось, — рассказывал потом сам Филофей, — и я вижу, что стою в алтаре родного храма, и мой отец просит алтарника подать ему кипяток для Святых Даров. Я протянул отцу свой кувшин с кипятком (он все еще оставался в моих руках), и отец с удивлением спросил у алтарника:

— Кто это? Как он сюда попал?

За три года я очень изменился, вырос, к тому же был одет и обрит по-сарацински — неудивительно, что отец не узнал меня.

Все, кто был в алтаре, смотрели на меня с испугом. Еще бы: какой-то сарацин откуда ни возьмись явился вдруг, словно из-под земли вырос!

— Отец! Не узнаешь меня? Это же я, Филофей, сын твой!

Что тут началось! Все разом заговорили, а отец заплакал и стал обнимать и целовать меня. Затем он поднял руки к небу и стал благодарить Бога и святого Георгия!»

А теперь перенесемся мысленно в Палестину. Там в городе Рамеле тоже был храм Георгия Победоносца, в котором произошло немало чудес. Вот одно из них.

Дело происходило также во времена нашествия сарацинов. Некий знатный сарацин гулял однажды с друзьями по городу, и вот проходя мимо храма святого Георгия, вся эта шумная компания ввалилась в церковь поглазеть, что там внутри. А там как раз в этот момент священник молился перед иконой святого Георгия.

— Посмотрите на этого глупца! — засмеялся сарацин, — он поклоняется размалеванной доске! Дайте лук, я прострелю эту доску!

Он так и сделал. Но что это? Пущенная в икону стрела, сделав в воздухе петлю, полетела назад и вонзилась в руку сарацина. Тот сразу закричал от боли и пустился наутек. Дома слуги вынули ему стрелу из раны, но рука вся распухла и продолжала ужасно болеть.

— Позовите ко мне скорей рабынь-христианок! — закричал он.

Христианок привели, и их незадачливый хозяин, наспех рассказав им, как было дело, спросил:

— Что, этот ваш Георгий, он и вправду обладает такой силой, что наказал меня из-за своей иконы?

— Да, господин, это так! Но спроси лучше об этом нашего священника!

Позвали священника, и сарацин его спрашивает:

— Какую силу имеет та доска, которой ты молился?

— Я молился не доске, а изображенному на ней святому Георгию, просил его о помощи и заступлении перед Господом Богом.

— А разве этот ваш Георгий не бог?

— Нет, Георгий не бог, он святой. Господь наш — Иисус Христос, Он любит Своего верного слугу Георгия и потому наказал тебя за кощунство перед его иконой.

— Что же мне делать теперь? Я не хочу умирать!

— Что делать? А вот что: прикажи принести икону к твоей постели, зажги на ночь перед нею лампаду, а утром помажешь рану освященным маслицем из этой лампады и попросишь святого Георгия исцелить тебя.

Сарацин все так и сделал и сразу выздоровел. Это чудо так потрясло мусульманина-сарацина, что он стал расспрашивать священника про святого Георгия. Священник рассказал ему все, что знал, о житии и страданиях святого. Услышав этот рассказ, сарацин прослезился и воскликнул:

— О, святой Георгий! Помолись обо мне твоему Христу, чтобы Он сподобил и меня быть Его рабом!

После этого он уговорил священника тайно от сарацин крестить его.

Утром он вышел из дома и заявил во всеуслышание, что он теперь христианин и что истинный Бог — Иисус Христос!

Сарацины тут же схватили его и изрубили своими мечами.

Так знатный сарацин, благодаря чудесам святого великомученика, стал исповедником Христовым, получил от Господа мученический венец и радуется теперь в Царствии Небесном вместе с другими святыми.

А хотите знать, почему на иконах святой Георгий чаще всего изображается на белом коне с копьем, поражающим змея?

…В большом озере недалеко от города Бейрута завелся некогда огромный змей, похожий на дракона. Повадилось это чудище нападать на горожан и пожирать их. Стон и плач стоял в городе. То в одном доме, то в другом оплакивали очередную жертву кровожадного змея-людоеда. Жители города были язычниками и потому пошли за помощью к жрецам и получили от них такой совет: чтобы умилостивить чудовище, надо отдавать ему в жертву по одному ребенку из каждого дома по жребию. Делать нечего — все согласились, тем более, что приносить жертвы идолам для язычников — дело привычное. Таким идолом стал для них теперь и этот змей.

Так и пошло: каждый день кто-то из горожан согласно жеребьевке сам приводил свое дитя на съедение змею. Дошла, наконец, очередь и до единственной дочери правителя города. Несчастный отец хотел выкупить ее у народа, но горожане не согласились.

Тогда правитель велел нарядить дочку в лучшее платье, и слуги повели ее к озеру. Из окон дворца он со слезами смотрел, как уводят на смерть его дорогое дитя. Слуги привели девушку к озеру и оставили ее на берегу, а сами отошли подальше. Издалека они видели, как бедняжка горько рыдает, дрожа от страха. Вдруг к девушке подъехал на белом коне прекрасный юноша и сказал:

— Не бойся! Именем Иисуса Христа я спасу тебя и весь ваш народ от поганого змея.

В это время змей выполз из озера за очередной своей жертвой, и девушка закричала:

— Беги, добрый человек!

Тогда святой Георгий (а это был, конечно, он) перекрестился и произнес:

— Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! Господи, помоги мне одолеть это порождение дьявола, чтобы все уверовали в Тебя!

С этими словами он проткнул своим тяжелым копьем горло змея.

— А теперь, — сказал он девушке, — накинь ему на шею свой пояс и веди его в город!

Видя страшного змея на поводке, горожане в ужасе стали разбегаться, но святой Георгий воскликнул:

— Не бойтесь! Иисус Христос прислал меня спасти вас от этого бесовского змея.

— Так спаси нас от него, и мы уверуем во Христа! — ответили ему.

Победоносец Георгий вынул меч и прикончил чудовище. А горожане уверовали во Христа и с радостью приняли Святое Крещение.

Чудеса святого Георгия совершаются и в наши дни. Вот и сейчас, в этот самый момент, кто-то молит святого Георгия Победоносца о помощи и получает ее…


Святый великомучениче Георгие, моли Бога о нас!


Оглавление

  • Святой великомученик и Победоносец Георгий