Большая семья [Леонид Конисевич] (fb2) читать постранично

- Большая семья (и.с. Библиотечка журнала «Пограничник») 631 Кб, 96с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Леонид Вацлавович Конисевич

Настройки текста:




Леонид Конисевич БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ

Леонид Вацлавович Конисевич родился в 1914 году в Харькове в семье рабочего. Рано потерял родителей и оказался беспризорным.

В марте 1929 года Комиссией по делам несовершеннолетних был доставлен в детскую трудкоммуну им. Ф.Э. Дзержинского. В коллективе воспитанников А. С. Макаренко началась новая жизнь. Учился, работал на производстве, имел специальность токаря и слесаря 5-го разряда. В 1930 году вступил в комсомол, активно участвовал в жизни коммуны. В 1933 году закончил рабфак и поступил Горьковский институт речного транспорта, затем переехал в Одессу учиться в Одесском мортехникуме дальнего плавания на судомеханическом факультете.

В 1936 году в составе экипажа «Курска» ходил в Испанию, выполняя особое правительственное задание. Был награжден за этот рейс орденом «Знак Почета».

В 1939 году принят кандидатом в члены ВКП(б).

В 1940 году Петропавловский гарком партии направил Л. Конисевича в штаб Камчатского укрепрайона капитаном вспомогательного флота. Здесь его застала война. В 1943 году Л. Конисевич стал заведующим Паратунским детдомом. Много пришлось потрудиться, прежде чем детдому присвоили имя А. С. Макаренко.

В 1945 году, в начале войны с Японией, Л.В. Конисевич добивается отправки на фронт в составе десантного с отряда моряков Охраны Водного района. Награжден медалью «За победу над Японией».

В 1954 году возвратился в Киев, где в течение 20 лет работал начальником пионерского лагеря Украинского геологического управления. С 1975 года на пенсии.

«Большая семья» — книга, воссоздающая страницы жизни коммуны им. Ф.Э. Дзержинского так, как видел своими глазами автор. Это книга о становлении молодых людей в трудные послереволюционные годы. О творце и воспитателе коммуны А.С. Макаренко.

Книга интересна для широкого читателя.

Коротко о книге

Знакомство с новым литературным произведением напоминает встречу с человеком в пути. Дорога кажется интересной, и время проходит полезней, когда собеседник не только много знает и видел, но и близок вам по жизненной практике.

Перевернув последнюю страницу книги Л.В. Конисевича «Большая семья», я невольно вспомнил свою суворовскую семью.

Многое роднит мою юность с тем, о чем я прочел в книге Л. В. Конисевича. Как и в первые годы Советской власти, в тяжелый период Великой Отечественной войны наша партия не оставляла без внимания детей. Для их воспитания направлялись лучшие люди.

Шли кровопролитные бои 1943 года, но с фронтов отзывали офицеров, чтобы доверить им воспитание подростков в суворовских военных училищах страны. Видимо, не случайно среди них оказались воспитанники коммуны им. Ф.Э. Дзержинского.

Роту нашего Ленинградского суворовского военного училища, состоявшую из сотни сорванцов, к коим имел честь принадлежать и я, принял офицер-чекист, получивший путевку в жизнь у А.С. Макаренко.

Много позже, прочитав «Педагогическую поэму» и «Флаги на башнях», я увидел в действиях нашего воспитателя живое продолжение принципов, которые утверждал в жизни А.С. Макаренко.

В книге Л.В. Конисевича описаны события, которые известны нам по вышеназванным произведениям. Вместе с тем она интересна тем, что мы смотрим на них как бы изнутри, глазами рядового воспитанника.

Не легким было становление нового человека. Передний край этой борьбы проходил через умы и сердца каждого человека. Разрушались духовные оковы, ограниченные узкими понятиями старого общества «я и мое», и утверждались новые, возвышенные — «мы», «наш», «мы новый мир построим».

«Чтобы воспитать борца-коммуниста, — говорил А.С. Макаренко, — содержанием воспитательной работы должен быть не метод уверенности и тишины, а организация коллектива, организация требований к человеку, организация реальных, живых, целевых устремлений человека вместе с коллективом».


Б.С.ГОЛЫШЕВ

Первая встреча

Холодный мартовский день 1929 года был на исходе. В Харьковской комиссии по делам несовершеннолетних люди в белых халатах с помощью картинок, шариков, палочек выясняли мои способности. Все это записывалось в толстые тетради. Затем меня водворили в другую комнату, к председателю комиссии, женщине. Она деликатно спросила фамилию, имя, возраст, о родителях, в каких детских учреждениях уже побывал и почему «выбыл». Вопрос — почему попал сюда? — заставил потупиться и долго, молча разглядывать щелястые половицы.

…Утренний поезд бесплатно доставил ораву юных путешественников на харьковский вокзал для вольного промысла. Свисток, короткая возня и — крепкие объятия милиционера. Кое-кто в сутолоке улизнул, а я вот — здесь.

— Больше не нужно бегать, — сказала женщина, — пойдешь в хороший детдом! — Взгляд теплый, ободряющий.

Вошел молодой человек в куртке и кожаной фуражке.

— Игнат Данилович, получайте путевку и доставьте этого молодого