Вопреки рассудку (fb2)

- Вопреки рассудку (пер. Мария Максимова, ...) (а.с. Техасская трилогия-1) 2.01 Мб, 289с. (скачать fb2) - Кэт Мартин

Настройки текста:



Кэт Мартин Вопреки рассудку

Внимание!

Текст предназначен только для ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала, кроме предварительного ознакомления, запрещено.

Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды.

Все права и исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Автор перевода: Мария Максимова

Русификация обложки: Анастасия Тимашенко

Перевод группы: https://vk.com/bestromancebook

Глава 1 Айрон-Спрингс, штат Техас

Уже во второй раз после своего возвращения в Айрон-Спрингс Карли Дрейк стояла на кладбище. С другой стороны гроба, между рядами гранитных надгробных плит сбилась в кучку семья Эрнандез: жена, рыдающая по мужу, дети, оплакивающие отца.

Карли опустила голову, потеря мужчины, которого она знала очень недолго, отзывалась сердечной болью. Она недавно похоронила деда и понимала горе родных Мигеля. Всего пять недель назад умер Джо Дрейк, человек, который ее вырастил, единственный отец, которого знала Карли.

Но в отличие от сердца, которое просто износилось, Мигель Эрнандез, лучший водитель дедушки Джо, был убит выстрелом в голову, а преступники, угнавшие фуру, все еще оставались на свободе.

За недели, прошедшие после смерти дедушки, Карли выкладывалась по полной, управляя «Дрейк Тракинг», чтобы сохранить компанию на плаву и выплачивать зарплату работникам. Она работала по двенадцать часов в день, но Мигеля убили в ее смену, и Карли считала себя ответственной.

Порыв техасского ветра пригнул траву перед гробом, покрытым ковром из кроваво-красных роз. Погода в конце сентября менялась быстро, в один день было жарко и влажно, а на следующий уже дождливо и пасмурно. Густые светлые волосы Карли норовили выбиться из тугого пучка на затылке. Она пригладила пряди и остановила взгляд на мужчине, стоявшем в стороне от скорбящих. Он был на голову выше мужчин-латиноамериканцев семьи Эрнандез, выше большинства водителей или любого другого мужчины в толпе, большой и широкоплечий, с темными волосами и поразительно красивым лицом.

Карли наклонилась к стоявшей рядом Бриттани Хаворт, стройной брюнетке, которая была ее лучшей подругой в старшей школе. Их дружба возобновилась в тот же день, когда Карли вернулась в Айрон-Спрингс, как будто прошли не годы, а всего несколько дней.

— Мужчина напротив нас... — тихо сказала Карли. — Высокий. Он был на похоронах дедушки Джо. Я помню, он подходил выразить соболезнования, но мне было так плохо, что я едва обратила внимание. Ты знаешь, кто он?

Бриттани казалась удивленной.

— Шутишь? Ты его не узнаешь? Сразу видно, что ты не читаешь желтые газеты. Он все время на страницах. Это Линкольн Кейн. Знаешь, мультимиллионер?

Взгляд Карли метнулся поверх гроба к крупному мужчине в идеально сшитом черном костюме и накрахмаленной белой рубашке.

— Это Кейн?

Он как будто почувствовал ее взгляд и поднял голову. Карли, казалось, не могла отвести глаз. В его дерзком изучающем взгляде ощущалась сила. Карли почувствовала, как ускорился пульс.

— Что Кейн делает в Айрон-Спрингс?

— У него тут ранчо. Он родился неподалеку... кажется, в Плезант-Хилле. Уехал, чтобы заработать состояние, несколько лет назад вернулся мегабогатым. Это занятная история. Тебе надо как-нибудь погуглить его.

— Я все еще не понимаю, почему он был на похоронах Джо и почему он здесь сегодня.

— Во-первых, он один из конкурентов Джо. «Тексас Американ Транспортейшен» — одна из крупнейших автотранспортных компаний в мире.

— «Тексам Транспорт», — кивнула Карли. — Я знаю, но...

— Кейн считает Джо Дрейка одним из людей, которые направили его на путь успеха. Газета Айрон-Спрингс публиковала пару статей про него и Джо.

Карли затопило чувство вины. Ее не было так долго. Десять лет назад она уехала в колледж Техасского университета в Остине, который оплатил дедушка, потом работала в Хьюстоне стюардессой.

Она всегда хотела посмотреть мир, поэтому, вместо того чтобы вернуться домой и помогать дедушке Джо, устроилась на работу в авиакомпанию «Дельта». Ее переводили с места на место, некоторое время она летала из Нью-Йорка, пару раз в год приезжала в Айрон-Спрингс, но ее визиты всегда длились не больше нескольких дней, а потом она снова уезжала, улетала куда-то еще, отправлялась навстречу новому приключению.

Шесть недель назад она уволилась, продала квартиру в Сан-Франциско и приехала домой, чтобы остаться. Состояние сердца Джо ухудшилось. Карли начала волноваться за него, решила вернуться и помочь ему управлять «Дрейк Тракинг», снять с его плеч часть ответственности и облегчить стресс, который он испытывал.

Она пробыла в Айрон-Спрингс всего неделю, когда у Джо случился обширный инфаркт. Он скончался в машине «Скорой помощи» по дороге в больницу. К тому времени как она получила звонок, выбежала из кабинета и как ненормальная домчалась до Мемориальной больницы Айрон-Спрингс, Джо уже умер.

Ее не было рядом, когда он в ней нуждался.

Как и много раз до этого, Карли подвела его.

— Карли...

При звуке голоса Бриттани она подняла глаза. Служба закончилась. Скорбящие расходились.

— Он идет сюда, — прошептала Бритт. — Линкольн Кейн.

Карли разглядывала его. По меньшей мере метр девяносто три, такого мужчину невозможно пропустить. Пока он шел к ним, она расправила плечи.

— Мисс Дрейк? Меня зовут Линкольн Кейн.

Он протянул большую ладонь. Карли вложила свою ладонь в его руку и почувствовала, как ее окутало успокаивающее тепло. Поскольку от утешений ей только хотелось плакать, она отняла свою руку.

— Мы мельком встречались на службе по вашему деду, — сказал Кейн, — но сомневаюсь, что вы помните.

У него зеленые глаза, поняла Карли. «Цвет денег, — подумала она, — с золотыми крапинками в центре». На подбородке была маленькая ямочка, а челюсть казалась высеченной из камня.

— Да, я видела вас. Но больше ничего не помню. Это был очень тяжелый день.

— Да, тяжелый.

Карли повернулась к Бриттани:

— Моя подруга, Бриттани Хаворт.

Кейн слегка наклонил голову:

— Мисс Хаворт.

— Приятно познакомиться, — сказала Бритт. Она всегда была застенчивой и теперь таращилась на Кейна, как будто их навестил самый сексуальный мужчина года. Карли очень удивилась, что ее подруга оказалась способна говорить.

Взгляд Кейна вернулся к Карли.

— Я понимаю, как тяжело проходить через все это снова так скоро. Еще раз выражаю свои соболезнования.

— Спасибо. Это тяжело. Но дедушка прожил долгую полноценную жизнь. Представляю, как ужасно все это для семьи Мигеля.

На скулах Кейна заиграли желваки.

— Может быть, поимка убийцы хоть немного облегчит их горе.

— Думаете, его поймают?

— Кто-то должен.

Было что-то в том, как он это произнес. Не собирался же он сам заниматься поимкой людей, убивших Мигеля?

— Я не знала, что вы дружили с дедушкой.

Его лицо расслабилось, словно от приятного воспоминания.

— Джо Дрейк был хорошим человеком. Одним из лучших. Он дал мне мою первую работу. Вы знали об этом?

Глаза защипало от слез. Это так похоже на Джо. Он никогда никого не учил жить, но всегда был готов протянуть руку помощи нуждающемуся.

— Я редко бывала здесь после окончания школы. Мне следовало чаще приезжать домой. Вы даже не представляете, как сильно я об этом жалею.

Его лицо изменилось, став непроницаемым.

— Мы все совершаем то, о чем потом жалеем.

Вблизи он выглядел еще лучше, чем она подумала сначала. Темные волосы подстрижены немного короче по бокам, возле рта тонкие линии, которые появлялись только иногда, не ямочки, а что-то более трудно уловимое, более интригующее.

— Ваш дедушка очень вас любил.

У нее в горле образовался ком. Она тоже любила его. Она никогда не осознавала, как мало у них было времени.

— Спасибо за ваши слова. — Ей нужно уходить. Она собиралась расплакаться и не хотела делать это перед Кейном. — Прошу прощения, но перед уходом мне нужно попрощаться с Кончитой, женой Мигеля.

Он кивнул.

— Мне нужно кое-что обсудить с вами. После смерти Джо я ждал. Хотел дать вам время погоревать, но после того, что произошло с Мигелем, больше откладывать нельзя.

Она попыталась представить, чего хотел Кейн. «Что-то, имеющее отношение к Джо», — подумала она.

— Хорошо. Вы можете связаться со мной в офисе. Я там каждый день.

— Я знаю номер. Буду на связи.

Он развернулся и пошел прочь, широкоплечий, узкобедрый, с длинными сильными ногами, широко шагая по траве, словно по важному делу. О чем может хотеть поговорить с ней один из богатейших мужчин Техаса?

Карли смотрела, как Кейн скользнул на заднее сиденье длинного «Лимузина», ожидавшего его у границы кладбища.

— Интересно, чего он хочет, — сказала Бриттани, озвучив мысли Карли.

— Он в перевозочном бизнесе, так что это, должно быть, имеет отношение к «Дрейк Тракинг».

— Наверное, ты права. Но «Тексам Транспорт» только малая часть его компании. Кейн владеет половиной «Тексас Американ Энтерпрайзис», а значит, это может быть что угодно. Или, возможно, что-то личное, что-то связанное с твоим дедушкой.

— Возможно. Полагаю, что скоро выясню.

Карли начала пробираться мимо надгробий. Впереди Кончита и остальное семейство Мигеля стояли на ступеньках церкви, принимая соболезнования. Карли расправила плечи и продолжила путь.

* * *

Она оказалась не такой, как он представлял. О, она была такой же хорошенькой, как на фотографиях, которые ее дедушка с гордостью показывал ему: ближе к тридцати, рост выше среднего, с большими голубыми глазами и волнистыми светлыми волосами ниже плеч. Джо показывал ему фотографию, на которой Карли играла в волейбол на пляже, так что Линк знал, как она выглядит в бикини, знал, что у нее сногсшибательная фигура.

Она не казалась озабоченной своим внешним видом, как он предполагал. Он думал, что она будет более надменной, занятой только собой, и не ожидал, что она станет так сильно горевать по своему дедушке.

Он был уверен, что она ему не понравится. Только не молодая женщина, которая принимала так много, а отдавала так мало.

И все же, наблюдая за тем, как она ведет себя с семьей Мигеля, видя ее печаль и глубокую обеспокоенность, он, к своему удивлению, был тронут. Она считала себя каким-то образом ответственной за смерть своего работника. Она винила себя, и он не мог позволить этому случиться.

Линк поклялся ее деду. Он пообещал Джо Дрейку, что присмотрит за Карли, удостоверится, что с ней все будет хорошо. Линк собирался сдержать эту клятву. И лучший способ позаботиться о Карли — отправить ее паковать вещи до того, как она окажется мертвой, как Мигель Эрнандез.

* * *

Карли завернула за угол и остановила белый пикап «F-150» у обочины. На дверях блестела темно-синяя надпись «Дрейк Тракинг» и логотип — стилизованный селезень в полете.

— Спасибо, что подвезла, — сказала Бритт, открывая дверь.

— Спасибо, что пошла со мной.

— Мигель был очень хорошим человеком. Поверить не могу, что его убили.

Карли охватила печаль. Какое жестокое убийство. Почему Мигель не пошел на сотрудничество с угонщиками? Оборудование, неважно насколько ценное, не стоило его жизни. Или, может, он дал им то, что они хотели, а они все равно убили его. Может, это были просто хладнокровные убийцы.

— Я позвоню шерифу Хаулеру, как только доберусь до кабинета, — сказала Карли. — Мне нужно знать, продвинулся ли он в расследовании.

— Надеюсь, они поймают того, кто это сделал.

Карли надеялась, что ублюдков отправят прямиком в ад, но она этого не сказала.

— Я тоже.

— Хочешь зайти на стаканчик чая со льдом или еще чего-нибудь? — спросила Бриттани.

— Мне нужно вернуться. У меня еще куча работы.

Включая зарплату. Не легко, когда тебе приходится жонглировать расчетами, позаимствовать у Питера, чтобы заплатить Полу, стараться удержать все мячики в воздухе, чтобы все чеки были оплачены.

— Ладно, я позвоню тебе позже.

Бритт захлопнула дверь пикапа, повернулась и пошла по тротуару к серому кирпичному домику, который снимала. Забор из белого штакетника, белые ставни на окнах и идеально ухоженная лужайка. На клумбах пышно росли желтые и фиолетовые анютины глазки.

Бритт всегда была домоседкой. Она работала учителем на замену в начальной школе Айрон-Спрингс и мечтала выйти замуж и завести семью. Пока этого не произошло.

Бритт была помолвлена пять лет, но как-то раз пришла домой пораньше и застала своего жениха — какой это юридический термин? — на месте преступления с пышнотелой соседкой, жившей дальше по улице.

Бритт была опустошена, но Карли не сильно удивилась. Будучи стюардессой, она встречалась с мужчинами по всему миру. По ее опыту, некоторое время с мужчинами хорошо, но как только ты влюбляешься в одного из них, он уходит в поисках следующего завоевания.

Внешне Бритт выглядела так, будто пережила это жестокое разочарование, но в душе все еще страдала. Карли не знала, сколько времени потребуется ее нежному сердцу, чтобы излечиться.

С ней такого не случится. Она была помолвлена дважды. Оба раза закончились катастрофой, когда мужчины, которые, как она думала, любили ее, находили кого-то на замену.

Несколько месяцев назад она решила завязать. Ей хватило разочарований на всю жизнь. Она не была готова снова окунуться в мир свиданий.

Один взгляд на Бриттани сказал ей, что она приняла верное решение. Добавьте к этому, что она унаследовала дедушкину перевозочную фирму, парк из пятнадцати тягачей «Питербилт» и множество прицепов. С компанией, которая ежегодно приносила миллионы валовой прибыли, и двадцатью восемью наемными работниками у нее просто не оставалось времени на свидания.

Думая о предстоящем дне и куче работы, Карли повернула на шестьдесят седьмое шоссе и направилась обратно к «Дрейк Тракинг».

* * *

Линк вернулся в Даллас, в штаб-квартиру корпорации «Тексам» — шестиэтажное зеркальное здание на автомагистрали Норт-Централ. Выходя из лифта на этаже для руководства, Линк расслабил галстук.

Секретарь, Лесли Бингхэм, сидела за глянцевым столом из тикового дерева, который сочетался с низкими деревянными столиками в зоне для посетителей. Теплое гладкое дерево с прожилками цвета ржавчины контрастировало с грубой тканью цвета овсянки на диване и креслах.

Линк прошел в свой личный кабинет.

— Добрый день, мистер Кейн.

Он отсутствующе улыбнулся, мысленно все еще находясь в Айрон-Спрингс.

— Добрый, Лес.

Она улыбнулась в ответ. Бойкая веснушчатая и рыжеволосая девушка чуть моложе тридцати лет обладала приятным характером и большими амбициями — именно тем, что ему нравилось в работниках.

На верхнем этаже здания находились только два кабинета: его и его партнера Бо Риза. У каждого был личный помощник, помощники работали позади стола секретарши. Остальной персонал работал в отсеках рядом.

Линк помахал рукой Милдред Уайтлоу, брюнетке лет сорока с небольшим, которая была одной из его самых ценных сотрудников. Эта леди организовывала его время с тех пор, как они с Бо начали строить компанию.

Он открыл дверь в свой личный кабинет и вошел. Его взгляд уперся в стеклянные стены, открывавшие вид на оживленные улицы Далласа.

Тема тикового дерева, которую он лично выбрал для этажа руководства, продолжалась и здесь, хотя диван и кресла были обиты не тканью, а кожей цвета карамели.

Линк снял черный пиджак, который надевал на похороны Мигеля Эрнандеза, повесил его на вешалку, стоявшую у стены, сел за стол и принялся за работу. На четыре часа была назначена видеоконференция с мэром Руидозо по вопросу проекта дороги на сорок восьмом шоссе к северу от Нью-Мексико. Работа только началась. Он не хотел никаких заминок, поэтому должен был подготовиться.

Он взял папку, которую Милли положила на его стол, но вместо того, чтобы открыть ее, мысленно вернулся к своей встрече с Карли Дрейк на кладбище. Он нажал кнопку интеркома:

— Милли, мне нужно, чтобы ты устроила встречу с Карли Дрейк из «Дрейк Тракинг». В идеале — завтра. Любое время, которое позволяет мой график, но чем скорее, тем лучше.

— Я все сделаю, — ответила Милли.

Линк вернулся к папке, но его мысли снова свернули к симпатичной голубоглазой блондинке, внучке Джо. Она не была стройной, но и не слишком пышной и имела достаточно изгибов, чтобы выглядеть женственной, но присутствовала в ней какая-то твердость, производившая впечатление силы.

Он вспомнил первый сердечный приступ Джо. Линк приезжал в больницу навестить его и удивился, каким хрупким выглядел суровый старик. Лежа на больничной койке, он прямо смотрел в лицо своей смерти, как делал все в жизни.

В тот день он попросил Линка об услуге, чего никогда не делал раньше, попросил присмотреть за внучкой, если с ним что-нибудь случится, убедиться, что Карли будет в порядке.

Заслужить доверие Джо было нелегко, а Линк не давал обещаний, которые не собирался выполнять. В день смерти Джо ответственность за Карли Дрейк легла на его плечи.

Он был должен Джо больше, чем мог когда-либо отплатить. Эта небольшая последняя услуга — самое меньшее, что он мог сделать.

Глава 2

Карли сидела за металлическим столом в кабинете дедушки Джо — простой комнате три с половиной на четыре метра, отделенной от открытого помещения, где составлялось расписание, велось делопроизводство и обслуживание клиентов.

В большом металлическом ангаре, примыкавшем к зданию, располагался отдел обслуживания грузовиков (там хранились расходные материалы и запчасти: шины, аккумуляторы, масло и все, что может понадобиться большой восемнадцатиколесной фуре), а также ремонтная площадка, где механики работали с транспортом. Огромный заасфальтированный двор, огороженный забором из металлической сетки, выходил на дорогу.

Карли вглядывалась в экран компьютера, просматривая бухгалтерские записи, прокручивая одну колонку цифр за другой, и пыталась найти достаточно денег, чтобы выплатить рабочим их двухнедельные чеки.

Когда она приехала в Техас, то понятия не имела об ужасном финансовом положении «Дрейк Тракинг». Джо всю жизнь был успешным бизнесменом. Он управлял компанией твердой рукой и следил за каждым долларом.

Но плохое здоровье определенно сделало свое дело. Джо был так занят походами по врачам и больницам, что бизнес пошел под откос. И хотя он имел право на бесплатную медицинскую помощь для пожилых, все равно приходилось оплачивать крупные медицинские счета.

Когда Джо умер, Карли пробыла в Техасе всего неделю, поэтому у нее не было достаточно времени, чтобы выяснить, что происходит, и начать попытки решить проблему. Не достаточно времени, чтобы спасти «Дрейк Тракинг» или дедушку.

Знакомая глубокая боль напомнила о потере человека, который ее вырастил. Она должна была вернуться раньше. Если бы она была здесь, то могла бы облегчить бремя Джо. Могла бы следить, чтобы он принимал лекарства, чтобы не пропускал визиты к врачу. Может, он прожил бы еще несколько лет.

Карли отогнала чувство вины. Сейчас на это нет времени. На ней лежит ответственность за людей и за компанию.

После полудня, отложив некоторые коммунальные платежи и выплаты поставщикам, счет за решение вопросов с недвижимостью от адвоката Джо, Уилларда Спирса, и прочие текущие задолженности, в которых еще не разобралась, она сумела наскрести достаточно, чтобы выплатить зарплату, и подписала все чеки.

Завтра она сядет на телефон и начнет обзванивать клиентов, чтобы оживить бизнес. Она сделает все, что потребуется, чтобы компания снова стала прибыльной.

Она уже подвела дедушку.

Больше она его не подведет, как бы тяжело ни пришлось работать.

После короткого стука дверь распахнулась, и вошла Донна Мелендез — латиноамериканка пятидесяти лет, уже давно работавшая у Джо офис-менеджером. Она обладала длинными черными волосами, которые начали седеть, и рабочей этикой, которую не купишь за деньги.

— Только что звонили из «Тексас Американ». Секретарь Линкольна Кейна хочет назначить встречу.

Карли вспомнила их встречу на кладбище. В памяти всплыло его высокое широкоплечее тело и потрясающе красивое лицо, и по ее собственному телу разлилось тепло.

Признав в этом тепле влечение, Карли решительно его задавила. Ее не интересует Кейн или любой другой мужчина. По крайней мере сейчас и в ближайшем будущем.

— Я видела его на похоронах. Он сказал, что хочет поговорить.

— Ну, он точно времени не теряет.

— Он не похож на мужчину, который теряет время.

Донна хохотнула.

— Я записала его на два часа дня. Сказала его секретарше, что перезвоню ей, если возникнут проблемы.

— Два часа подходит.

Тогда у нее останется все утро, чтобы заняться звонками и просмотреть бухгалтерские книги. Она много не понимала в ведении этого бизнеса — еще учиться и учиться.

Будучи подростком, Карли много времени проводила с Джо после школы и по выходным и многому научилась. Летом, когда ей исполнилось восемнадцать, он научил ее водить большую фуру, отчего она была в восторге, хотя никогда не выезжала дальше поля, которое они считали дорогой.

Тогда Джо хотел, чтобы она работала с ним, возможно, приняла дело после его смерти, но она не собиралась оставаться в Айрон-Спрингс. Но прошли годы, и многое изменилось.

Зазвонил телефон. Прямая линия Джо. Карли взяла трубку и услышала голос Эммета Хаулера, шерифа округа Хаулер.

— Шериф Хаулер, спасибо, что перезвонили.

— Не за что, юная леди. Я знаю, что вы озабочены поимкой людей, которые убили вашего работника. Мы все озабочены.

«Юная леди». Эти слова задели ее феминистскую жилку. Она не возражала против «мэм» — уважительного обращения, которым пользовалась половина Юга, но «юная леди», по мнению Карли, это уж слишком.

— Значит, до сих пор нет никаких признаков людей, убивших Мигеля Эрнандеза?

— Нет, мисси, никаких. Но полицейское управление контролирует ситуацию. Рано или поздно мы их найдем.

— А что насчет тягача и прицепа?

Конечно, они были застрахованы, но из страхового возмещения вычиталась весьма крупная сумма, которую Карли сейчас не могла себе позволить. Некоторое время в парке будет на одну фуру меньше.

— Никаких следов. Как я уже сказал, мы работаем над этим. Я обязательно дам вам знать, если появится что-то новое.

— Спасибо, шериф.

Карли положила трубку. Если появится что-то новое. Пока у копов не было ничего, только версия, основанная на ране от сорок пятого калибра в затылке Мигеля и исчезновении тягача и полуприцепа, которые он вел.

Дверь снова распахнулась, и Донна сунула голову в кабинет. Ее прямые черные волосы с проседью были аккуратно убраны в низкий пучок.

— И что шериф имеет сказать?

На самом деле Донну это не касалось. Карли определенно нужно будет установить несколько правил — хотя к черту, может и нет. До того как заболеть, Джо был чрезвычайно успешен. Он считал компанию одной большой семьей. Пока она будет придерживаться его испытанных на практике методов.

— На данный момент у Хаулера большой жирный ноль. Преступность здесь низкая. Думаю, это дело ему не по зубам.

— Слишком плохо, что убийство произошло в округе. — Который находился в юрисдикции шерифа. — О, Горди спрашивал, можно ли ему взять отгул завтра по каким-то личным делам. Что думаете?

Начальник мастерской работал на Джо двадцать лет и помогал Карли поддерживать бизнес на плаву.

— Он настоящий боец. Один день отгула не проблема.

— Тогда ладно.

Донна закрыла дверь и вернулась к работе.

А Карли вернулась к созерцанию экрана компьютера. Каким образом дедушка настолько запустил финансы? Она начала пролистывать старые бухгалтерские файлы. Нужно проверить каждый месяц за прошедший год. Если она так и не найдет ответа, то отмотает еще на месяц назад, и так до тех пор, пока не найдет.

Вздохнув, она вернулась к работе.

* * *

Пилот посадил один из двух вертолетов «Тексам» на площадку перед главным домом ранчо «Черная земля» — владений Линка к северу и востоку от Айрон-Спрингс. Винты замедлились, но не остановились полностью.

— Хороших выходных, мистер К, — пожелал пилот.

Линк отодвинул в сторону тяжелую дверь.

— И тебе, Диллон. Увидимся на следующей неделе.

Линк спрыгнул на асфальт и, пригнувшись, побежал к роскошному особняку.

Дом площадью в тысячу четыреста квадратных метров, возведенный полностью из камня, высотой больше двух этажей, с арочными окнами, окружали ровные зеленые лужайки, нарушаемые только длинной лентой подъездной дороги, ведущей от шоссе.

Линк терпеть не мог это место.

Памятник расточительному плохому вкусу, особняк был спроектирован его бывшей женой, Холли Спрингер, финалисткой конкурса красоты «Мисс Америка». Линк любил ранчо и считал, что постройка дома убедит Холли проводить больше времени на земле площадью более десяти квадратных километров, которые были его личным убежищем.

Строительство заняло два с половиной года — немногим меньше, чем их трехлетний, полностью неудавшийся брак.

Линк не стал заходить в особняк, просто обогнул его и подошел к гаражу на семь машин, по дороге миновав одного из садовников в бесформенной соломенной шляпе. Линк помахал ему рукой, и Педро помахал в ответ.

Стоя перед серым, под цвет дома, гаражом, он нажал код третьего бокса и стал ждать, пока поднимется дверь. Черный, полностью заправленный внедорожник «Sierra Denali 2500 GMC» с удлиненной кабиной сверкал в солнечном свете, падавшем через открытую дверь гаража.

Линк бросил портфель на заднее сиденье, открыл водительскую дверь, сел за руль и завел большой дизельный восьмицилиндровый двигатель. Ему не хотелось опоздать на назначенную на два часа дня встречу с Карли Дрейк.

Была пятница. После встречи он собирался все выходные работать с ранчо, что делал при любой возможности.

Линк нажал на газ и направился в сторону «Дрейк Тракинг» на окраине города, не слишком далеко. Он не знал, что именно будет говорить, только то, что даст Карли понять, что ее проблемы решены.

Линк был уверен, что она обрадуется.

* * *

Сидя за столом, Карли прижимала к уху телефонную трубку.

— Мистер Дженсен, вы всегда были надежным клиентом. Но я просматриваю договоры на перевозку за последние несколько месяцев и не обнаружила никаких поставок для «Дженсен Мэнуфэкчуринг». Если возникли какие-то проблемы, я бы хотела выяснить причину.

— В перевозочном бизнесе высокая конкуренция, — сказал мистер Дженсен. — Я нашел более дешевые расценки в другом месте, вот и все.

— И обслуживание такое же хорошее? Потому что вы же знаете, что можете рассчитывать на то, что «Дрейк» доставит ваши товары вовремя и в превосходном состоянии.

— Мисс Дрейк, времена сейчас непростые...

— Пожалуйста, зовите меня Карли.

— Карли, как я уже сказал, времена сейчас непростые. Мне пришлось делать выбор, и я не мог связаться с Джо.

— Ну, теперь я здесь и доступна в любое время. И мы можем предоставить все те же условия, какие были у вас в последнем договоре.

Повисло молчание. Карли закрыла глаза и скрестила пальцы.

— Сожалею о Джо. Он был по-настоящему хорошим мужиком. Вот как мы поступим. В начале месяца я ожидаю пару поставок. Посмотрим, справится ли «Дрейк» без Джо так же хорошо, как под его началом.

Карли улыбнулась:

— Спасибо, мистер Дженсен. Обещаю, вы не разочаруетесь.

В трубке раздались гудки, и Карли откинулась на спинку кресла. У нее дрожали руки и выступил пот. Над головой вращался потолочный вентилятор. Она подняла волосы с шеи, чтобы поймать прохладный воздух, глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

Она все утро просидела на телефоне и продолжила после обеда. «Дженсен Мэнуфэкчуринг» был ее первым реальным успехом.

Карли взглянула на часы. Черт, почти два часа. Она надеялась, что успеет забежать домой и переодеться во что-нибудь более профессиональное, чем джинсы. Но времени уже не оставалось.

Вместо этого она открыла «Гугл Хром», напечатала фамилию Кейна, нажала одну из множества ссылок и принялась читать, начиная с Википедии.

Линкольн Кейн, второго имени нет. Предприниматель, застройщик, инвестор, филантроп. Родился 4 июля в Плезант-Хилле, штат Техас. Тридцать пять лет, на шесть лет старше, чем Карли.

Совладелец «Тексас Американ Энтерпрайзис». Его партнера зовут Бомонт Риз. Она слышала о Бо Ризе, отпрыске богатой техасской семьи, известном своей разгульной жизнью и дорогим хобби — вождением гоночных машин класса «Формула-1», нечто вроде техасского Пола Ньюмана. Хотя теперь он водит только для собственного удовольствия. Когда у нее будет побольше времени, она погуглит и Риза тоже.

Карли просматривала страницу дальше. Про Кейна была гора информации. Взгляд упал на одно предложение: «По приблизительным оценкам его состояние превышает пятьсот миллионов». О. Мой. Бог.

Мать скончалась. Никаких упоминаний об отце. Карли вернулась к результатам поиска, нашла слово «тюрьма» и нажала ссылку. Это была статья в журнале «Пипл».

Читать ее целиком не было времени, так что Карли пролистала вниз и остановилась на середине. Целый раздел был посвящен юности Кейна, и там упоминалось пребывание в колонии для несовершеннолетних, когда он учился в одиннадцатом классе, и еще один срок, когда учился в двенадцатом.

В восемнадцать лет он был арестован за попытку вооруженного ограбления круглосуточного магазина с еще двумя юношами, всех троих задержали на месте преступления. Кейна, которому недавно исполнилось восемнадцать, приговорили к двум годам тюрьмы, а два других парня, которым было еще по семнадцать, получили меньшие сроки, и их судимости в период несовершеннолетия были засекречены. Кейн никогда не называл их имен.

Согласно статье, после тюрьмы Кейн изменил свою жизнь и взял курс, который и сделал его мультимиллионером.

Ее чтение прервал стук в дверь. Вместо того чтобы ворваться, как обычно, Донна ждала разрешения войти — значит, прибыл Линкольн Кейн.

Карли выключила компьютер и ответила:

— Войдите.

Донна открыла дверь. Ее щеки горели, а глаза блестели — тот же эффект этот мужчина оказал на Бриттани.

— Извините за беспокойство, мисс Дрейк, но к вам мистер Кейн.

Кейн прошел мимо Донны. Сегодня он был в угольно-черном костюме. Армани, Гуччи или какой-то еще столь же роскошный дизайнер. В «Дельте» она работала в салоне первого класса и разбиралась в дорогой одежде. Портфель у него в руке был из дорогой выделанной кожи.

Карли встала из-за стола в своих джинсах и футболке. И застыла, внезапно вспомнив, что именно написано на ее футболке. Зеленые с золотистыми крапинками глаза Кейна пробежались по надписи «Зверюга-шоферюга», и уголок его губ пополз вверх.

Карли не ожидала заряда тепла, который вызвала эта легкая улыбка. Она совсем не ожидала, что обратит внимание на его губы, их легкий изгиб, сексуальную усмешку. Боже, лучше бы она этого не делала.

Она опустила глаза на крупные белые буквы.

— Я... эм-м... пролила кофе на блузку, и один из парней одолжил мне футболку. Я думала, что успею переодеться, но... 

Она пожала плечами. Хватит тараторить. Это глупо. Она не обязана объясняться перед Кейном.

— Не нужно извиняться, — сказал Кейн. — Я не всегда ношу костюм с галстуком.

Карли подняла бровь:

— Только большую часть времени?

— Только по необходимости.

— Что бывает большую часть времени?

Его легкая улыбка стала шире. Появились эти слегка заметные скобки на щеках, и в животе запорхали бабочки. Ради Бога, он всего лишь мужчина. Привлекательный, ну и что? Он также богатый и могущественный, и без сомнения все контролирующий. Она встречалась с мужчинами вроде Кейна. И не была заинтересована в этом снова.

— Слишком большую, это точно, — сказал он.

Карли немного расслабилась. Может, у него и в самом деле есть чувство юмора.

— Почему бы нам не присесть?

Она подошла к круглому столу из пластика и складным металлическим стульям в углу, и они оба сели.

— Итак, мистер Кейн, что я могу для вас сделать?

— Меня больше устраивает Линк. Если я могу называть вас Карли. Мне кажется, что мы уже знакомы. Ваш дедушка много рассказывал о вас.

Она пожалела, что Джо не рассказывал ей про Линкольна Кейна. Почему? С другой стороны, у них, кажется, никогда не хватало времени поговорить по-настоящему.

— Хорошо, Линк, что я могу для тебя сделать?

— Как я уже говорил, мы с твоим дедом были друзьями. Он помог мне, когда я в этом нуждался. В ответ я здесь, чтобы помочь тебе.

Она вглядывалась в сильные, мужественные черты его лица, заметив начавшую пробиваться щетину на подбородке. Можно ли ему доверять?

— Каким образом?

Кейн открыл портфель, достал толстую стопку бумаг и положил ее на стол. 

— Это предложение о покупке «Дрейк Тракинг». Я ожидаю, что ты покажешь его своим финансовым советникам, а также адвокату, но ты увидишь, что предложение чрезвычайно щедрое, и эта сделка оградит тебя от любых проблем, как только мы ее заключим.

Карли не могла поверить. Линкольн Кейн приехал, чтобы купить компанию. Черт, она пожалела, что у нее не было времени прочитать о нем побольше.

— Почему ты решил, что я заинтересована в продаже?

Он выгнул темную бровь.

— Я предположил, что теперь, когда Джо умер, это будет твоей первоочередной задачей. Ты хочешь сказать, что не собираешься продавать?

Ей не нужно было думать об этом. Она знала почти со дня, когда умер Джо. 

— Именно это я и хочу сказать. Проблемы с дедушкиным здоровьем оставили «Дрейк» в весьма неидеальном финансовом положении, но при определенных усилиях...

— Зачем тебе все эти сложности? Если ты примешь мое предложение, то сможешь делать все, что хочешь. Ты переехала сюда из Сан-Франциско, как я понимаю. Работая стюардессой, ты путешествовала по всему миру. Не могу вообразить, что ты хочешь остаться здесь, в Айрон-Спрингс.

Он начинал ее раздражать.

— Тогда вам не хватает воображения, мистер Кейн. Потому что мой план именно таков. Я путешествовала. Я занималась тем, чем хотела. Теперь я готова к переменам. Мне нужен новый вызов, и я нашла его здесь. Я собираюсь восстановить «Дрейк Тракинг», сделать ее успешной компанией, которой она была раньше.

— Просто Линк. И это хорошее стремление, но сколько у тебя опыта в управлении перевозочной компанией?

Не достаточно, но речь не об этом.

— Я многому научилась у Джо. Кое-что я позабыла, но постепенно вспоминаю. Я быстро учусь и усердно работаю. Я справлюсь.

Кейн подвинул бумаги по столу:

— Хотя бы взгляни, посмотри, что я предлагаю.

Ее раздражение возросло. Карли встала со стула.

— Скажу прямо, мистер Кейн. «Дрейк Тракинг» находится на пути к банкротству. Она не стоит того, что вы предлагаете, и вы поймете это, как только посмотрите бухгалтерскую отчетность. Так что я сэкономлю вам много нервов, просто ответив «нет».

Кейн тоже встал, подавляя ее своим ростом.

— Покупка испытывающих трудности компаний и превращение их в успешные — это то, чем я занимаюсь. Я предлагаю тебе сделку, которая покроет долги и позволит уйти с половиной миллиона долларов.

Полмиллиона долларов! И все ее волнения закончатся. На одно безумное мгновение она по-настоящему задумалась над этим. Карли покачала головой.

— Спасибо, но нет.

У нее есть долг. И ей нужна цель в жизни. Она нашла ее здесь, в Айрон-Спрингс.

Его глубокий голос смягчился, словно лаской пройдясь по всему ее телу.

— Карли, дело не только в деньгах. Дело в дружбе. Моей и Джо. Посмотри бумаги, дай себе время подумать и позвони мне. Моя визитка в конверте.

Карли толкнула бумаги обратно к нему.

— Я не заинтересована. Я ценю то, что ты делаешь, но я не продаю. «Дрейк Тракинг» не продается.

Несколько долгих секунд он внимательно смотрел на нее.

— Ты не такая, как я ожидал, — тихо сказал он, вызвав у нее в животе прилив тепла.

Он убрал документы обратно в портфель и закрыл клапан. Потом достал визитку из внутреннего кармана пиджака и положил ее на стол.

— Если тебе что-то понадобится, позвони мне. Этого хотел бы твой дедушка.

Он сжал ручку портфеля, развернулся и вышел из кабинета.

Как только дверь за ним закрылась, Карли тяжело опустилась на стул. Руки дрожали. Она рвано выдохнула. Пребывание в одном помещении с Кейном заставляло ее нервничать.

Оставалось надеяться, что больше он не вернется.

Глава 3

Айрон-Спрингс был типичным маленьким восточно-техасским городком: длинная главная улица, перед магазинчиками парковка «елочкой», несколько боковых улочек длиной в несколько кварталов.

Бизнес располагался в основном в зданиях с плоской крышей и фальшивым фасадом, которые мало изменились за последние сто лет. Самым известным местом в городке было здание суда — массивное строение из серого и красного камня с башенками и арочными окнами, походившее на смесь викторианского особняка и чего-то из фильмов про Гарри Поттера.

Без особой причины проезжая мимо, Кейн почувствовал желание улыбнуться при виде фантастической архитектуры. Он остановился перед пешеходным переходом, пропуская двух седых женщин и парнишку на стареньком велике. Даже в такую рань субботним утром на улицах было оживленно.

Не испытывая радости от предстоящего разговора, Кейн проехал дальше и припарковал свой большой «GMC» перед простым одноэтажным строением бежевого цвета. Когда он заглушил двигатель, через несколько мест от него остановился белый «Форд-150» с темно-синим логотипом на двери.

Кейн узнал красивую блондинку, которая вышла из машины и направилась к зданию. Она была в джинсах и кедах, мягкая коралловая блузка обрисовывала очертания ее груди. Поскольку она была внучкой Джо, он постарался не замечать, как идеально они подходят к ее женственным изгибам или как облегающие джинсы притягивают взгляд к длинным ногам и идеальной попе.

Почувствовав, что возбуждается, он мысленно выругался.

Кейн нагнал ее как раз перед входной дверью.

— Доброе утро, Карли. Не ожидал снова увидеть тебя так скоро.

Она повернулась к нему и оглядела коричневые брюки и желтую оксфордскую рубашку. Он думал сказать ей, что оделся для видеоконференции, иначе был бы в джинсах, но не стал.

— Я думала, ты в Далласе. Ты же живешь там? Что ты делаешь в Айрон-Спрингс?

— В Далласе у меня квартира. Я люблю проводить выходные на ранчо как можно чаще.

— Понятно.

По неясной причине она казалась недовольной тем, что он находится так близко.

— Ты приехала встретиться с шерифом?

— Да. Я звонила ему раз десять, но он так и не перезвонил. Я подумала: если приеду лично, то, может, хоть это заставит его рассказать мне, что происходит.

Линк подумал про Эммета Хаулера, и во рту появился неприятный привкус.

— Может, если мы поговорим с ним вместе, он поднимет задницу и найдет тех, кто убил Мигеля Эрнандеза.

— Ты поэтому приехал? — спросила Карли, явно удивленная. Она была очень сексуальна, больше симпатичная, чем красивая, как многие женщины, с которыми он встречался. Несколько бледных веснушек на носу, брови чуть темнее, чем длинные светлые волосы, верхняя губа слегка изогнута, нижняя немного полнее.

В паху затвердело во второй раз за утро. Твою же мать.

— Да. Я приехал встретиться с Хаулером, как и ты.

— Ты был на похоронах. Мне следовало догадаться, что Мигель был твоим другом.

— Мигель был другом твоего деда. Джо хотел бы, чтобы его убийц привлекли к ответственности. Я планирую проследить за этим.

— Почему? Знаю, ты работал на него давным-давно, но...

— Твой дед дал мне работу, когда остальные отказались. Он поддержал меня, когда весь чертов мир ополчился против меня. Если бы не Джо... — Линк покачал головой. — Если тебе действительно интересно, можем как-нибудь поговорить об этом.

Прежде чем она продолжила расспросы, он открыл дверь и придержал ее, пропуская Карли вперед.

Проплывая мимо, она бросила ему взгляд, означавший «это еще не конец», и он чуть не улыбнулся. Она хотела побольше узнать про Джо. Ему это нравилось. Она действительно отличалась от того, что он ожидал.

Линк вошел следом за ней в офис, такой же простой, как и само здание. Просто стойка, пара столов за ней и несколько работников.

За основным помещением находился маленький кабинет, дверь в который была открыта. В дверном проеме Линк увидел пару поношенных ковбойских сапог, закинутых на деревянный стол, рядом с ними лежала видавшая виды ковбойская шляпа.

Хаулер был шаблонным провинциальным шерифом, с пивным животом и прочим. Он занимал эту должность двадцать лет. Прапрадедушка Эммета, Сайлас Хаулер, основал округ Хаулер, и это семейство до сих пор обладало большой властью.

К стойке подошла служащая, седая и немного сгорбленная. Дейзи Джонсон работала в офисе шерифа, еще когда Линк был ребенком.

— Кого я вижу. Линкольн Кейн, — сказала она. — Читала в газете несколько лет назад, что ты купил старое ранчо «Черная земля». Но слышала, что ты не лезешь в неприятности.

Линк широко улыбнулся. Старушка была живчиком.

— Стараюсь, мисс Дейзи. — Он повернулся. — Это Карли Дрейк, внучка Джо Дрейка.

— Здравствуйте, Дейзи, — сказала Карли. — Приятно познакомиться.

— Мне тоже. Твой дедушка был очень хорошим человеком.

— Да. Спасибо.

— Нам надо поговорить с шерифом насчет убийства Эрнандеза, — сказал Линк.

Морщинистое лицо Дейзи нахмурилось.

— Дурное это дело. Я скажу шерифу Хаулеру, что вы здесь.

Их внимание привлек шум шагов.

— Не нужно, Дейзи, у меня есть глаза. — Хаулер неторопливо вышел из своего кабинета и кивнул на дверь. — Если ты и юная леди хотите поговорить, проходите.

Линк заметил, как напряглись плечи Карли. Похоже, внучка Джо поладит с шерифом примерно так же, как ее дедушка и сам Линк. Если бы они пришли сюда не в поисках убийцы, он, наверное, улыбнулся бы.

Вслед за Хаулером они прошли в его кабинет. Шериф сел за свой стол.

— Чем могу помочь?

— Я хочу знать, что вы делаете, чтобы найти людей, которые убили Мигеля Эрнандеза, — начала Карли.

Хаулер подался вперед.

— Не волнуйтесь. Мы их найдем. Просто нужно время. Это вам не Сан-Франциско, юная леди. И не Даллас, — ехидно усмехнулся он Линку. — Мои помощники опрашивают людей, ищут ниточки, но никто ничего не видел. И никаких следов фуры.

— А место преступления? — спросил Линк. — Наверняка криминалисты нашли какие-нибудь улики там, где было обнаружено тело.

Хаулер покачал головой.

— Если ты сидел за решеткой, это еще не значит, что ты эксперт по расследованиям.

Линк проигнорировал вспышку раздражения. У них с Хаулером давняя история, к тому же не из хороших. Он перевел взгляд на Карли. В ее голубых глазах не было ни капли удивления. Она явно подготовилась перед их вчерашней встречей и знала, что он сидел в тюрьме. Но вместо осуждения она сердито смотрела на шерифа.

— Не нужно грубить, шериф Хаулер. Мистер Кейн задал вам вопрос, который заслуживает ответа. Я и сама хотела бы его услышать.

Хаулер хрюкнул.

— По правде сказать, мы мало что нашли. Эрнандеза обнаружили утром, а всю ночь шли дожди. Все следы ДНК смыло.

Линк подумал про детектива, которого нанял. Ему нужны ответы. Он полагал, что от Хаулера их не получит, и пока что был прав.

— Кто его обнаружил? — спросила Карли.

— Семейная пара возвращалась в Даллас после поездки к родственникам в Тексаркану. Они съехали на обочину, чтобы выгулять собаку. Пес, должно быть, унюхал тело через дорогу. К этому времени Эрнандез был мертв уже некоторое время.

Карли отвела взгляд.

— Что говорит судмедэксперт о времени смерти? — спросил Линк.

— Между одиннадцатью вечера и часом ночи. Если хотите, можете сами поговорить с доком Брэдшоу.

— Кончита сказала, что Мигель звонил ей около одиннадцати, — заметила Карли. — Он заправлялся на стоянке для грузовиков в нескольких милях к югу от Далласа. Сказал, что будет дома вскоре после полуночи.

— От Далласа до Айрон-Спрингс семьдесят миль, — сказал Линк. — В это время ночи дороги свободны. Похоже, судмедэксперт прав.

Шериф взял ручку со стола и начал закрывать и открывать колпачок.

— Я знаю, что вы хотите поймать этих ублюдков. Я тоже. Но стоять здесь и пережевывать одно и то же не поможет. Мне нужно возвращаться к работе.

Карли проигнорировала его.

— Вы с самого начала предполагали, что налетчик был не один. Почему?

— Перед телом обнаружились следы шин, там стояла машина. Мы думаем, что Эрнандез съехал на обочину позади машины. Кто-то притворился, что у него проблемы с двигателем. Эрнандез вылез и подошел к машине. Тот, кто находился там, застрелил его и угнал фуру. Поскольку машина тоже уехала, там должен был находиться еще кто-то, чтобы вести ее.

— Я бы хотел взглянуть на отчеты, — сказал Линк. — Судмедэксперта, помощников шерифа. На любые показания. Все, что у вас есть.

Шериф встал из-за стола:

— Этого не будет. Это не твое дело, таким и останется.

Линк стиснул зубы, чтобы не сказать чего-нибудь, о чем потом пожалеет.

Карли подошла к столу и подалась вперед, оказавшись нос к носу с Хаулером.

— Шериф, Мигель Эрнандез работал на меня. Поэтому его смерть — мое дело. Я хочу видеть эти отчеты.

Шериф скрипнул зубами:

— Послушайте, юная леди...

— Меня зовут Карли, или можете называть меня мисс Дрейк.

Огромные голубые глаза метали молнии. Линк почти видел, как по ее венам бежит кровь Джо.

— Если не хотите получить больше проблем, чем у вас имеется, — сказала она, — вы позволите мне посмотреть их.

Физиономия Хаулера покраснела, как свекла.

— Хорошо, ладно. В качестве любезности — и чтобы вы убедились, что там ничего нет, — я дам вам отчеты.

— Я могу заехать за документами или вы можете оставить их в моем офисе, когда они будут готовы. Просто позвоните и дайте мне знать. — Карли развернулась и пошла к выходу. — Хорошего дня, шериф.

Вместе они вышли из кабинета. Линк открыл дверь, затем проводил Карли к ее машине.

— Я знаю, что ты хочешь ответов, — сказал он. — Я тоже. Но убийство может оказаться опасным делом. Лучше, если ты не станешь вмешиваться.

— Я не верю, что Хаулер способен его раскрыть.

— Я тоже. Поэтому я нанял частного детектива. Его зовут Росс Таунсенд. Он уже работал на меня, так что я знаю, что он хорош.

— Он уже что-нибудь нашел?

— Пока нет, но он только начал. Позвони мне, когда получишь документы. Почитай их, а потом я взгляну. Может, один из нас заметит что-нибудь, что пропустил шериф.

— Хорошо. Но в обмен я жду, что ты расскажешь о том, что найдет твой детектив.

Линк покачал головой:

— Как я сказал, Карли, тебе лучше не вмешиваться.

Она уперла руку в бок и посмотрела на него снизу вверх.

— К этому времени ты уже должен был понять, что этому не бывать.

Раздражение боролось с весельем. Веселье победило.

— Да, полагаю, я понял.

Еще одна черта Джо: Карли оказалась такой же упертой. Джо не хотел бы, чтобы она вмешивалась, но упрямо стиснутая челюсть говорила о том, что даже Джо не смог бы ее остановить.

Линк открыл дверь ее пикапа, и Карли села за руль.

Двигатель ожил. Линк смотрел, как пикап выехал на дорогу и направился обратно в сторону «Дрейк Тракинг». Он посмотрел на часы. Осталось сорок пять минут до видеоконференции насчет завода по восстановлению шин, который он пытался открыть на восточной окраине Плезант-Хилла. У него не было времени думать о Карли Дрейк, да он и не хотел.

Он не мог отрицать, что его влечет к ней. Эти сексуальные светлые волосы и тело, заставлявшее мужчин желать раздеть ее и взять десятком различных способов.

Он знал, почему за эти годы Джо не упоминал о ней. Даже после тюрьмы Линк был возмутителем спокойствия. Ничего противозаконного, но он любил веселиться и любил красивых женщин. Их у него было много. И сейчас тоже.

Джо хотел для Карли кого-то особенного. Он не хотел, чтобы его внучкой воспользовался какой-то бывший заключенный.

Но теперь все по-другому. Джо доверил Линку благополучие Карли, а это означало оберегать ее.

Даже от самого себя.

Он сел в свой внедорожник. После видеоконференции он свободен до конца дня. Ему нужно время передохнуть. Он собирался встретиться со старыми друзьями и покататься на байках.

Линку не терпелось оказаться на дороге.

Глава 4

После управления шерифа Карли поехала домой. Она была на работе с утра и собиралась вернуться туда позже, но до возвращения ей не помешало бы пообедать. Да и дома ждала куча дел.

Мало-помалу она разбирала вещи Джо — сложная задача, даже не принимая во внимание все воспоминания и тоску, что сопровождали эту непростую работу.

Она завела принадлежавший еще Джо «F-150» в гараж и прошла в кухню небольшого дома с двумя спальнями и ванными комнатами. Здесь она уже все разобрала, разложив посуду и сковородки так, как ей нравилось. После многих лет голубая краска стен потускнела, и Карли перекрасила их в приятный бледно-желтый.

В покраске нуждался весь дом, но как только Карли начала работать, у нее не оставалось времени. Она планировала отремонтировать дом, купить новый ковер и шторы, обновить мебель, и обязательно займется этим, но сначала компания. Как только «Дрейк» снова начнет приносить прибыль, она сможет себе это позволить.

Карли вздохнула. Если она не вернет «Дрейк» в прежнее русло, у нее не будет денег, чтобы оплатить налог на собственность. Черт, такими темпами, как она тратила свои сбережения, ей скоро будет не на что покупать продукты.

Она сделала себе бутерброд с колбасой, полила его настоящим майонезом — чистое наслаждение — и, захватив стакан молока, направилась в гостиную.

Но как только она вошла туда, по спине поползли мурашки. Что-то было не так. Карли осмотрела потертый бежевый диван и стулья, латунные лампы на приставных столиках из клена, которые стояли в доме с тех пор, как дедушка Джо привез ее, десятилетнюю, жить к себе.

На первый взгляд все было в порядке, никаких признаков того, что что-то двигали. И все-таки неприятное чувство не проходило.

Оставив бутерброд и молоко на приставном столике, Карли тихонько прошла по коридору и завернула в спальню. Раздался какой-то звук, сердце пустилось вскачь, и она резко развернулась, уверенная, что на нее сейчас кто-нибудь набросится, но поняла, что это заработал кондиционер, и расслабилась.

Беспокоиться не о чем. Просто она давно не жила в частном доме и отвыкла от характерных скрипов и шумов.

В спальне никого не было, все на своих местах. Карли вернулась в гостиную, посмотрела на кленовый журнальный столик перед диваном. Последний номер «Овердрайва» — журнала для грузоперевозчиков, который выписывал Джо, — лежал рядом с газетой Айрон-Спрингс.

Напряжение вернулось, стало сильнее, отчего у нее вспотели ладони. Она могла бы поклясться, что оставляла журнал на другом краю столика.

У нее перехватило дыхание, когда она разглядела записку, написанную от руки на половинке желтого линованного листа из блокнота. Пульс участился. Трясущейся рукой Карли взяла записку и начала читать.

«Продашь «Дрейк Тракинг» Кейну, сдохнешь, как Эрнандез».

Карли задрожала. Нужно позвонить шерифу, но сотовый лежал в сумочке, которая осталась в кухне, и после встречи с Хаулером сегодня утром Карли не хотела нового столкновения.

Велев себе не паниковать, она решила, что, кто бы ни побывал у нее дома, он уже ушел, и побежала обратно в спальню. Подойдя к прикроватной тумбочке, она нажала цифровой код, который открывал металлический оружейный сейф, стоявший на тумбочке.

Подняв крышку, она достала полуавтоматический пистолет Джо — девятимиллиметровый «Глок», который Джо брал с собой в долгие рейсы. Она стреляла из пистолета, когда училась в старшей школе, и стреляла довольно хорошо. Джо настоял, чтобы она научилась обращаться с оружием и могла защитить себя, но это было много лет назад.

Она осмотрела оружие, нашла кнопку излечения магазина и нажала ее. Убедившись, что магазин полон, она вставила его обратно. Громкий металлический щелчок, отдавшийся в руке, успокоил ее.

Карли передернула затвор, дослав патрон в патронник и сняв пистолет с предохранителя, потом, на всякий случай, проверила ванную рядом со спальней. Обнаружив, что там пусто, она проверила шкафы и под кроватью.

В гостевой спальне она обнаружила место проникновения. Одно из окон, выходивших на задний двор, было разбито. Она осмотрела комнату, затем ванную в конце коридора и мысленно поставила себе заметку позвонить в стекольную компанию и заменить разбитое окно.

В маленьком городке вроде Айрон-Спрингс преступности почти не было. Джо никогда не задумывался об установке охранной системы, да в ней и не было необходимости. И хотя обстоятельства явно изменились, в данный момент Карли не могла себе ее позволить.

Она снова подумала о записке, и у нее возникла нелепая мысль позвонить Линкольну Кейну.

«Продашь «Дрейк Тракинг» Кейну, сдохнешь, как Эрнандез».

Поскольку она не собирается продавать компанию ни Кейну, ни кому-либо еще, то ей не о чем беспокоиться.

Но что значит эта записка? Почему кто-то пошел на такие сложности, чтобы доставить ее? Какое отношение имеет убийство Мигеля Эрнандеза к Кейну? И при чем тут «Дрейк Тракинг»?

Карли вернулась в спальню, нашла в одном из ящиков прикроватной тумбочки кобуру, которая цепляется к поясу, и сунула в нее «Глок». С этого момента она будет брать пистолет с собой на работу.

В конце концов она позвонила в офис шерифа и дождалась приезда помощника по фамилии Роллинс. Тот положил записку в пакет, насыпал порошок вокруг окна в спальне в поисках отпечатков пальцев и принял ее заявление.

— Вероятно, это шутка кого-то из детей, — сказал он. — Все знают про убийство.

— Шутка, — мрачно сказала Карли.

— Ну, она не очень смешная, но нынче некоторые дети так считают.

— Почему в записке упоминается Кейн?

Помощник шерифа только пожал плечами. В темно-коричневых брюках и бежевой форменной рубашке с эмблемой штата Техас на рукаве, он был худым как палка, из-под желто-коричневой фетровой ковбойской шляпы торчали уши.

— Кейн самый богатый парень в округе, — сказал он. — Может, детишки просто подумали, что раз Кейн тоже занимается перевозками и дружил с Джо, то он сделает вам предложение.

— Это бред. Ребенок ни за что не додумается до такого.

Помощник шерифа только еще раз пожал плечами.

— Может, получится снять отпечатки. Это может дать нам некоторое ответы. Мы сообщим вам, если что-то всплывет.

Помощник шерифа помог ей заколотить окно и уехал в своем белом пикапе окружного шерифа, как будто не произошло ничего важного.

Карли была так разочарована, что пожалела о звонке в полицию.

К двум часам дня она вернулась в офис. Она рассказала Донне про взлом, но попросила ее больше никому не рассказывать. Компания и так висела на волоске. Карли не хотела давать рабочим еще один повод для беспокойства.

Без пятнадцати восемь все уже разошлись по домам, а Карли была выжата как лимон. Она сделала еще несколько маркетинговых звонков, но суббота не лучший день для попыток раскрутить бизнес.

Она как раз собиралась уходить, когда зазвонил ее мобильный.

— Карли, привет, это Ро. Как дела, девочка?

Ровена Драммонд была ее второй школьной подругой. После возвращения Карли они снова стали общаться и быстро восстанавливали дружеские отношения.

Карли вздохнула в телефон:

— По правде говоря, бывало и лучше. Чувствую себя как отбитый стейк.

Ро засмеялась:

— У меня есть лекарство от этого. Моя смена в закусочной заканчивается через двадцать минут. Встретимся там, и я куплю тебе первый бокал пива.

Помимо работы библиотекарем на полставки — единственное, что она смогла найти в округе, — Ровена подрабатывала барменом в закусочной «У Джубала» — местном кабаке в нескольких милях от города.

— Мне правда не следует, — сказала Карли. — Завтра мне нужно работать, и я до сих пор не разобрала дом.

Это напомнило ей о взломе и окне, которое починят только в понедельник. Она проигнорировала легкий холодок.

— Давай, Карли. Нельзя же все время работать.

Она глубоко вздохнула и медленно выдохнула. Господи, ночь отдыха звучала заманчиво.

— Ты права. Сегодня суббота. Замени пиво на текилу — и я в деле.

— Ты уверена? — хохотнула Ровена. — Насколько я помню, после текилы с тебя слетает одежда.

Карли засмеялась.

— Это было только один раз и очень давно. Увидимся через двадцать минут.

Закусочная «У Джубала» была одним из любимых мест Джо. Многие водители приходили туда после работы, чтобы недорого поесть и попить пива.

Карли подумала о записке с угрозами. В закусочной иногда бывало шумно, и она находилась далековато от города. Но «Глок» лежал в пикапе под водительским сиденьем. Если ей станет совсем не по себе, она может пройти необходимые курсы и получить разрешение на скрытое ношение оружия.

Карли закинула сумочку на плечо. Неужели она и правда об этом раздумывает? Что случилось со стюардессой первого класса, которая слишком много тратила на шмотки, не выходила из дома без макияжа даже под страхом смерти и была постоянной клиенткой спа-салонов?

Многое изменилось с тех пор, как она вернулась домой, и все не в лучшую сторону. Джо умер. Мигеля Эрнандеза убили, в ее дом забрались и оставили сообщение с угрозами.

Но все это неважно. Она вернулась в Техас и не собирается уезжать. Карли глубоко вздохнула, подумала о пистолете в пикапе и вышла за дверь.

* * *

К тому времени как Карли добралась до закусочной, гул громкого смеха и разговоров набирал обороты. Она уселась на барный стул рядом с Ровеной, фигуристой рыжеволосой женщиной, которая всегда говорила то, что думает, и являлась полной противоположностью застенчивой стройной Бриттани, хотя они втроем были хорошими подругами.

Покинув гараж, Карли набралась смелости и заехала домой переодеться. Внутри никто не прятался. Она надела узкие темно-синие джинсы со стразами на задних карманах, красную майку, слегка показывающую декольте, и сунула ноги в красные ковбойские сапоги.

Это же субботний вечер в закусочной. Может, она и не жила в Техасе последние несколько лет, но ничто не меняется.

Карли взглянула на бармена — парня по имени Рикардо, симпатичного латиноамериканца с густыми черными волосами и сексуальной улыбкой. Он поставил перед ней шот текилы, который заказала для нее Ро, а перед Ро — виски с колой.

— Salud, — широко улыбнулся он. Испанская версия «Ваше здоровье». Он был как минимум лет на пять моложе Карли, но черные глаза, оценивающие ее грудь, говорили, что ему все равно.

Кари улыбнулась и подняла рюмку.

— Salud, — сказала она, решив насладиться вечером отдыха. Она выпила, не целый шот — она же не самоубийца, — слизнула соль с руки и закусила лаймом, который Рикардо положил на салфетку рядом с рюмкой.

Всегда готовая повеселиться, Ровена засмеялась над чем-то, что сказал ей сидевший рядом высокий ковбой, и сделала глоток своего коктейля.

Бар был заполнен наполовину, люди продолжила прибывать. Карли осмотрелась по сторонам, наслаждаясь хрустом арахисовой скорлупы на полу, стуком бильярдных шаров и песней Вилли Нельсона, игравшей в цифровом музыкальном автомате в углу. Она узнала своего бригадира, Горди Митчелла, и еще одного водителя, которые сидели в углу и смеялись над чем-то с парочкой других водителей.

Многие завсегдатаи водили пикапы и носили ковбойские шляпы. Перед входом была припаркована группа сверкающих мотоциклов. На бензобаке одного было нарисовано пламя, на другом — дракон, а третий был блестящий, черный как смоль, с черным кожаным сиденьем с серебряными накладками по краю.

Закусочная была таким местом, где ковбои и байкеры смешивались с местными и все хорошо уживались.

В основном.

За прошедшие годы Карли несколько раз приходила сюда во время своих визитов домой. В один из таких раз она немного перепила текилы и начала танцевать на столе. Следующее, что она помнила, что плавала голышом в бассейне какого-то парня. К счастью, с ней была Ровена, и даже пьяные они оказались достаточно умными, чтобы уйти до того, как потеряют голову.

Она почти не помнила поездку домой на такси, зато хорошо помнила, как плохо ей было утром. Карли улыбнулась и сделала еще глоток текилы. Больше никогда.

За одним из столов вдоль стены раздался взрыв смеха. Краем глаза Карли уловила черную кожу, парней в чапах и жилетах. Байкеры. Четверо мужчин. Один с блестящими черными волосами, второй темноволосый, высокий и мускулистый, третий чернокожий с бритой головой, и еще блондин с бородкой в форме подковы и слегка длинноватыми волосами. Все четверо были в отличной физической форме, с татуировками разных форм и размеров.

Взгляд Карли вернулся к крупному парню, хотя она видела только его профиль. Черная футболка обтягивала массивную грудную клетку и бугрящиеся мышцами плечи. Огромный левый бицепс охватывала татуировка в виде колючей проволоки. Руки двух других мужчин целиком покрывали цветные рукава.

Крупный мужчина засмеялся над чем-то, глубоким хриплым смехом. Он немного повернулся, и Карли заметила проблеск белых зубов на поразительно красивом лице. Она моргнула.

— Что такое? — спросила Ро.

— Ничего. — Карли покачала головой. — На мгновение мне показалось, что тот большой парень — Линкольн Кейн. Безумно, да?

Ро кивнула:

— Это Кейн. Боже, какой потрясающий мужик. Тело, как твердая сталь, и лицо, которое разбивает сердца по всей стране. И вот он, сидит в закусочной, словно обычный «Ангел Ада»[1].

— Не может быть.

— Ну, не совсем. Эти парни больше не байкеры. Раньше они ездили с «Демонами асфальта», но теперь один из них стоматолог, а два другие юристы. Они живут недалеко. И до сих пор собираются, чтобы покататься вместе.

Карли не могла перестать качать головой.

— Это... это не может быть Кейн.

Ее взгляд скользнул обратно через зал. И как раз в этот момент Кейн посмотрел на бар, и не успела Карли отвести глаза, как он заметил ее.

Яркие зеленые глаза остановились на ее лице, а она не могла перестать пялиться. С предельным усилием Карли заставила себя отвернуться обратно к Ровене.

— Никому из мужчин нельзя выглядеть так хорошо, верно? — сказала Ро.

Карли почувствовала, как запылало лицо. Соски под майкой затвердели. Господь милосердный. Богатый, дорого одетый Кейн-предприниматель — это одно дело, но Кейн-сексуальный татуированный байкер оказался совершенно невероятным. Он встал из-за стола и направился к ним, и ее пульс зашкалило.

Ро улыбнулась и помахала рукой.

— Отлично, он идет сюда.

Ее нервы готовы были взорваться. «Не отлично, не отлично, не отлично».

— Ты его знаешь? — спросила Ро.

— Мы... эм-м... встречались пару раз. Он дружил с дедушкой Джо.

— Да, знаю.

Ро развернулась на своем стуле и просияла, когда Кейн подошел к ним, абсолютный образец мужской красоты в черных чапах поверх черных джинсов. Чапы подчеркивали бугор под молнией, и неожиданно у Карли закружилась голова.

Ро улыбнулась:

— Линк, привет. Давно не виделись. Рада встрече.

— Я тоже, Ро.

С впечатляющей грудью и аппетитной фигурой, Ро была настоящим магнитом для мужчин, но взгляд Кейна скользнул мимо нее и прошелся по телу Карли, как будто он хотел исследовать каждый дюйм. Она заставила себя дышать.

— Могу я угостить вас? — Кейн посмотрел на бармена. — Рикардо, налей девушкам еще.

— Сделаю, мистер К.

Он не заказал ничего для себя, просто стоял и терпеливо ждал, пока их обслужат. Несколько женщин поглядывали в его сторону, им явно нравилось то, что они видели. Карли вынуждена была признать, что черная кожа ему идет.

— Итак, полагаю, один из «Харлеев» перед входом твой, — сказала она, силясь поддержать разговор.

— Точно. Мне нравится ездить на байке. Возможность глотнуть свежего воздуха.

Она изучала его лицо.

— Черный, верно? Он твой.

Его губы сексуально изогнулись, отчего в животе у Карли стало пусто. «Совсем не отлично».

— Точно. Как ты догадалась?

— Все в нем кричит о власти и контроле. Это про тебя.

Взгляд Кейна не отрывался от ее лица.

— Или, может, мне просто нравится черный цвет.

Он повернулся в сторону трех других мужчин, которые наблюдали за ними, как за актерами на сцене.

— Старые друзья, — сказал он. — Идем, я вас познакомлю. Ро уже знает их.

Карли соскользнула с барного стула и почувствовала большую ладонь Кейна у себя на талии, когда он повел ее по залу. Она пыталась не замечать жара, растекающегося по телу.

Кейн остановился перед видавшим виды деревянным столом.

— Блондин с бородкой — Рик Дуган. Если тебе понадобится вырвать зуб мудрости, он тот, кто тебе нужен.

Дуган отдал честь и сверкнул белозубой улыбкой, которая была ходячей рекламой его работы.

— Чернокожий парень с бритой головой — Делрой Эймс. Мы зовем его Дел. — Черный парень подмигнул. — Он адвокат по уголовным делам. Если попадешь в беду, он полезное знакомство.

Дел хохотнул.

— Парень с симпатичной мордашкой и глупой улыбкой — Джонни Бандуччи.

— Привет, сладкая, — сказал Джонни, явно самый большой дамский угодник в компании, хотя до Кейна ему было далеко, по крайней мере по мнению Карли.

— Парни, это Карли Дрейк, внучка Джо Дрейка.

Карли улыбнулась:

— Приятно познакомиться с вами. Теперь я живу в Айрон-Спрингс, так что уверена, что время от времени мы будем встречаться.

— Надеюсь, дорогуша, — сказал Джонни.

Карли хотелось, чтобы Кейн отошел из ее личного пространства, но вместо этого он придвинулся ближе. Улыбка пропала с лица Джонни.

Карли подняла глаза на Кейна:

— Мне нужно вернуться к Ро. Оставлю тебя твоим друзьям. Спасибо за выпивку.

— Не за что.

Карли подумала было рассказать ему о записке, но время было неподходящее. Может, она позвонит ему завтра. А может и нет.

Кейн проводил ее обратно к барной стойке, а потом вернулся к своим друзьям.

— Ого, — сказала Ро, когда Карли забралась на барный стул. — Это интересно.

— Что интересно? Что он подошел поздороваться? Он помогает шерифу с делом Эрнандеза. Сегодня утром мы оба оказались в управлении в одно время.

Ро покачала головой, темно-рыжие локоны разметались по плечам.

— Интересно, как он на тебя смотрит. У Кейна есть твердое правило: не связываться с женщинами округа Хаулер — и соседних. Ранчо «Черная земля» его личное убежище. Так он его называет. Он не желает никаких хлопот, а разозленная бывшая может стать большой занозой в заднице. Кейн встречается с женщинами в Далласе и везде, где хочет, но не здесь.

— Наверное, это разумно, — произнесла Карли, игнорируя глупый укол боли.

— Ага, такое у него правило. Но как он на тебя смотрел! Как будто подумывал нарушить свое правило.

Карли проигнорировала вспышку чего-то, в чем отказывалась признаться. У Кейна большой выбор женщин. Даже если она его заинтересовала, она ни за что не собиралась вставать в эту очередь. Она потянулась за своей текилой и допила шот, потом сделала глоток из шота, который купил Кейн.

— Нам лучше заказать что-нибудь поесть, иначе мы будем не в состоянии ехать домой, — сказала Ро. — Как насчет бургеров?

Карли мало ела днем и внезапно поняла, что дико проголодалась.

— Звучит отлично.

Потом она отправится домой, пока текила не начала действовать и не заставила ее думать о Кейне и о том, что могло бы случиться, если бы она оказалась без одежды.

Глава 5

Линку было пора домой. Он не пил больше двух кружек пива, когда катался с друзьями, и никогда не задерживался допоздна. Но Карли еще сидела у бара, и, учитывая водоворот проблем вокруг нее, он хотел удостовериться, что она благополучно доберется до дома.

Вчера во время встречи у нее в кабинете она огорошила его новостью о том, что «Дрейк Тракинг» угрожает банкротство. Джо Дрейк всю жизнь был очень успешным бизнесменом. Источником проблем, как предположила Карли, могли стать проблемы со здоровьем и медицинские счета. Может быть, поэтому Джо пришел к нему за помощью?

Но Джо совсем не упоминал о деньгах, и Линк подозревал, что старик понятия не имел, насколько плохи дела. Линк хотел знать, что произошло такого, чтобы так быстро разорить компанию, и собирался это выяснить.

Сделать это совместно с Карли будет легче, но может потребоваться убеждение. Она уже считает его могущественным и склонным все контролировать. Так и есть, но это не все его качества.

Ему нужно знать, что случилось с «Дрейк Тракинг», но сначала он немного покопает, поспрашивает вокруг, посмотрит, что сможет найти сам.

Он подумал, что за угоном фуры и убийством могут стоять финансовые проблемы. Завтра он позвонит Таунсенду, введет его в курс дела и посмотрит, что придумает его частный детектив.

А пока его друзья еще здесь. Джонни топтался на танцполе с Ровеной под медленную песню кантри из музыкального автомата. Карли привлекла внимание всех мужчин в баре, хотя, кажется, не замечала этого, или ей просто все равно.

Она была вежливой, но не слишком любезной, что по причинам, которые он не хотел рассматривать, вполне устраивало Линка.

— Завтра катаешься с нами? — спросил Дел.

Линк покачал головой. Один день он мог себе позволить, два уже нет.

— Нужно работать. Может, в следующие выходные.

— Я тоже не смогу, — проворчал Рик. — Обещал Эшли, что возьму ее на пикник.

Джонни потягивал пиво.

— Если бы у меня была такая же красивая девушка, как Эшли, я бы не возражал, — сказал он.

— Ага, только подумай, что произойдет на одеяле после того, как вы закончите с едой, — поиграл бровями Дел, и светлокожее лицо Рика покраснело.

Мужчины вернулись к разговору. Карли собиралась уходить. Он даст ей несколько минут, затем последует за ней. Постоит в тени, просто чтобы удостовериться, что она без проблем выехала на шоссе. Линк откинулся на спинку стула и глотнул уже теплое пиво.

* * *

Карли закинула на плечо свою кожаную сумку с бахромой и сказала Ровене:

— Было весело.

— Позвони мне.

Ро махала рукой, пока Карли шла к выходу. Она знала, что Кейн все еще там. Она изо всех сил старалась игнорировать его весь вечер, но получалось не очень. Она чувствовала его присутствие, словно большую нависающую тень.

Ей это не нравилось. Она намеревалась сделать «Дрейк Тракинг» снова успешной. Учитывая проблемы, с которыми она столкнулась, ей нужно оставаться в фокусе, сохранять способность ясно мыслить. Почему-то в присутствии Кейна это не получалось.

Карли вышла через старомодные вращающиеся двери в теплую техасскую ночь. Она спустилась с дощатого тротуара и направилась к своему пикапу.

Она стояла перед водительской дверью и искала ключи в сумочке, когда позади раздался какой-то шум и на ее рот легла чья-то ладонь. Мужчина рывком прижал ее спиной к своей груди, и Карли охватил страх. Она попыталась вывернуться, ударила мужчину локтем по ребрам и услышала, как он крякнул, затем со всей силы наступила сапогом ему на ногу. Мужчина выругался, но не выпустил ее.

Другой мужчина схватил ее и прижал к боку машины. Она заметила третьего мужчину, крупного смуглого латиноамериканца с прилизанными волосами и густыми усами, и ее сердце заколотилось чаще. Раздался резкий щелчок, и Карли увидела серебряный проблеск выкидного лезвия.

— Не дергайся, чика[2], а то будет больно.

Лезвие прижалось к ее шее, Карли выдохнула через нос и приказала себе не шевелиться, но ее сердце громыхало, пытаясь вырваться из грудной клетки.

— Ты получила наше сообщение утром? — спросил мужчина с усами.

Должно быть, это о клочке бумаги, который она обнаружила в своей гостиной. Она сумела кивнуть.

— Мы здесь, чтобы удостовериться, что ты понимаешь. Видишь, как легко мы можем тебя убить?

Когда она не кивнула, мужчина, державший ее сзади, усилил хватку, одна его ладонь скользнула вверх и накрыла ее грудь. Он похотливо сжал ее, и Карли окатила новая волна страха.

— Видишь? — повторил мужчина с ножом, и лезвие слегка дернулось, когда она сглотнула.

Она кивнула.

— Эль Хэфе хочет встретиться с тобой. Кто-нибудь позвонит, даст знать, где и когда. Ты будешь молчать про сегодня. Никакой полиции, поняла?

Она кивнула, что поняла.

— Иди домой, керида[3]. — Усатый мужчина погладил ее затянутой в перчатку рукой по щеке в интимной ласке, и к горлу подступила тошнота. — Скоро мы снова встретимся.

— Эй вы! Отвалите от нее!

Сердце Карли сбилось с ритма. Она знала этот глубокий голос, знала, что он принадлежит Линкольну Кейну, и в кои-то веки она была рада его видеть.

Мужчины побежали к шоссе, Кейн следом за ними. Он схватил ближайшего за воротник сзади и дернул. Мужик развернулся и нанес удар, но Кейн увернулся. Кейн выбросил вперед мощную руку и двинул нападавшему в живот, отчего тот согнулся пополам. Следующий удар откинул его назад, мужчина упал, перекатился, вскочил на ноги и побежал прочь, Кейн за ним.

Словно ниоткуда вылетел большой черный внедорожник. Из открытого водительского окна раздался выстрел. Кейн упал, и Карли закричала. Автомобиль замедлился, нападающие запрыгнули внутрь, а Карли бросилась к Кейну.

Он схватил ее за запястье, дернул вниз на себя и перекатился на нее, закрывая своим телом. Внедорожник рванул по шоссе, шины завизжали по асфальту, прозвучала еще пара выстрелов, и машина скрылась из вида.

Карли силилась вдохнуть, сердце лихорадочно колотилось под крупным телом, прижимающим ее к земле. Кейн встал, наклонился к Карли, поймал ее руку и вздернул на ноги рядом с собой.

— Я подумала... подумала, что они тебя застрелили. — Она еще ощущала отпечаток его большого твердого тела, слышала шорох черной кожи, когда он двигался, чтобы закрыть ее. — Ты в порядке?

Ее голос дрожал, как и все остальное.

Кейн грязно выругался.

— Я в порядке, мне-то хватило ума укрыться, а не бежать навстречу парню с пистолетом. Ты должна была оставаться на месте. Тебя могли убить.

Она подняла на него глаза.

— Тебя тоже, но ты все равно пришел мне на помощь. Я решила, что должна тебе то же самое.

Он просто уставился на нее, как будто она сошла с ума, потом его губы тронула слабая улыбка.

— Что тут произошло? Ты в порядке? Проклятье, тебя трясет.

Кейн притянул Карли к себе, и хотя она приказывала себе оттолкнуть его, но расслабилась у этой большой широкой груди и впервые почувствовала себя в безопасности.

— Они тебя не ранили? — спросил Кейн, приглаживая ее волосы.

— Нет, но я думала... думала, что они собирались.

— Теперь ты в безопасности. Просто успокойся.

Его тепло согревало ее, и дрожь начала стихать.

— Я только подошла к машине. Они как будто... как будто появились ниоткуда. Я пыталась сопротивляться, но у одного был нож. Он прижал его к моему горлу.

Кейн шепотом выматерился.

— У тебя до сих пор дрожат ноги. Можешь идти?

Карли посмотрела на него:

— Я не хочу возвращаться внутрь. Не хочу больше проблем.

Кейн взглянул на закусочную. Среди всего шума никто даже не слышал выстрелов.

— Дай мне твои ключи. Мы пойдем в тихое место, где сможем поговорить. Дальше по шоссе есть маленькое кафе. Оно принадлежит моей хорошей знакомой. Там нам никто не помешает.

Карли была слишком потрясена, чтобы спорить, поэтому просто достала ключи из сумочки и передала их Кейну, позволила ему посадить ее на пассажирское сиденье, пристегнуть и закрыть дверь. Адреналин в крови рассасывался. Она чувствовала себя полностью выжатой.

Карли закрыла глаза, пока Кейн выезжал со стоянки на шоссе.

* * *

Было одиннадцать часов вечера. Вывеска на кафе Лоретты сияла, как тусклая луна в темноте. Линк припарковал пикап Карли, обошел его и помог ей выйти, обнял за талию и повел внутрь.

— Лоретта, два кофе и немного уединения. Спасибо, милая.

— Без проблем, Ас.

Он слабо улыбнулся, лучшее, что смог в сложившихся обстоятельствах. Он должен был присматривать за Карли. Он обещал Джо. Сегодня мужчины напали на нее с ножом. Когда он увидел ее в беде, инстинкты защитника включились на полную, и ему захотелось разорвать их на кусочки.

В прошлом он попытался бы. Теперь он был другим человеком. Умнее. Сдержаннее. Теперь он больше сражался головой, чем руками, хотя до сих пор бил грушу и даже время от времени выходил на ринг с партнером.

Они сели за столик, накрытый розовой синтетической скатертью. Лоретта, блондинка пятидесяти с небольшим, поставила перед ними две фарфоровые кружки и молча ушла.

Линк повернулся к Карли, лицо которой было таким же белым, как кружка. Она рассказала ему не все. Он сделал состояние, читая людей. Она не лгала, но что-то не договаривала.

— Эти парни не уличные грабители, — сказал он. — Им нужно было больше, чем твое соблазнительное тело. Что-то происходит. Что именно?

Несколько мгновений она колебалась. Потом прошептала на выдохе:

— Сегодня утром, когда я ушла на работу, кто-то вломился ко мне домой. Когда я вернулась домой после шерифа, я нашла на журнальном столике записку. В записке было предупреждение. «Продашь «Дрейк Тракинг» Кейну, сдохнешь, как Эрнандез».

Его прошило раздражение.

— Почему ты не позвонила мне? Я же дал тебе визитку. Я же сказал, если тебе что-нибудь понадобится...

— Я позвонила шерифу. Его помощник Роллинс приехал и принял мое заявление. Он снял отпечатки пальцев вокруг разбитого окна. Также они проверят отпечатки на записке.

Линку захотелось встряхнуть ее, заставить понять, что он здесь ради нее. Он призвал на помощь свое легендарное самообладание.

— Откуда эти парни узнали о моем предложении?

— Не знаю. Люди видели тебя в гараже. Донна спрашивала меня. Я сказала ей, что ты хотел купить компанию. Поскольку я не планировала продавать ее, то не делала из этого тайны.

— Да, а слухи в Айрон-Спрингс разлетаются очень быстро. Как записка связана с тем, что случилось сейчас?

Карли обняла ладонями кружку, словно ей нужно было за что-то держаться.

— Мужчины на стоянке... они спрашивали, получила ли я их сообщение. Они сказали, что хотят, чтобы я поняла, как легко они могут меня убить. Сказали, что кто-то по имени Эль Хэфе хочет встретиться. Сказали, что сообщат, где и когда.

Его охватила ярость, шея напряглась.

— Как они узнали, что ты в «Джубале»?

Она подняла голову:

— Не знаю. Я не думала об этом, но... должно быть, они следили за гаражом и поехали за мной, когда ушла из офиса. Или они могли следить за моим домом. Я заезжала домой переодеться.

Линк вскочил из-за стола и начал расхаживать туда-сюда, пытаясь снять напряжение. В кафе было пусто, за исключением потягивающего кофе старика в вязаной шапке на дальнем конце прилавка.

Он сделал несколько глубоких вдохов, стараясь не кипятиться, и сел обратно.

— Жалко, что я не двинул ублюдку сильнее.

Карли еле заметно улыбнулась:

— Что насчет Эль Хэфе? Ты знаешь, кто он?

— Нет, но к завтрашнему дню буду.

Кружка дрожала, когда Карли поднесла ее к губам. Она сжала пальцы крепче и сделала глоток, потом поставила кружку обратно на стол. Линк заставил себя не потянуться к ее руке.

— Они предупредили, чтобы я не звонила в полицию.

Он вздохнул:

— Хаулер — бесполезный кусок... В общем, от шерифа никакого толка. Пока мы не поймем, что происходит, лучше не посвящать его в это.

Она сделала глоток кофе. Он был черным и к этому времени уже старым, но она не жаловалась.

— Карли, я хочу, чтобы ты знала, что можешь мне доверять. Твой дедушка доверял. Я навещал Джо в больнице после первого инфаркта. Я обещал ему, что присмотрю за тобой, если с ним что-нибудь случится. Джо хотел этого.

Она выпрямилась на стуле, ее голубые глаза остановились на его лице.

— Погоди минутку. Вот откуда твой внезапный интерес к покупке «Дрейк»? Ты делал это ради Джо?

— «Дрейк» — эффективная компания, она стоит моего времени. Но правда в том, что я обязан Джо, Карли. Когда я вышел из тюрьмы, для всех вокруг я был парией. У меня не было денег. Никто не брал меня на работу. Я даже в отлов собак не смог устроиться. Я услышал, что «Дрейк» ищет чернорабочего. В день собеседования я рассказал Джо правду: что я бывший заключенный и пытаюсь изменить свою жизнь. Он поручал мне разную мелкую работу в гараже. Когда мне исполнился двадцать один, он научил меня водить фуру. Я научился бизнесу, научился быть мужчиной, а не лузером.

— Почему я тебя не помню?

— Я работал на Джо всего лишь год с небольшим. Ты тогда была ребенком, училась в десятом классе, думаю. Вероятно, больше интересовалась одеждой и мальчиками, чем дедушкиным бизнесом.

Она кивнула:

— Тогда я была девочка-девочка. В сорванца я превратилась только через несколько лет.

Его взгляд метнулся к ее аппетитной груди. Сорванец? Едва ли.

— К тому времени как я вернулся в Айрон-Спрингс, ты уже выросла и жила отдельно. Но мы с Джо остались друзьями. Когда было трудно, я думал о Джо. Я знал, что он никогда не сдавался, поэтому и я тоже. Я обязан Джо Дрейку всем, и единственное, о чем он когда-либо просил меня, — это приглядывать за тобой.

— Я понимаю, что ты пытаешься помочь, но...

— Подумай о моем предложении. Мы обсудим подробности, придем к соглашению насчет цены. Чтобы ни происходило, я все улажу, а ты будешь в безопасности.

Карли вскочила со стула и, уперев руки в бедра, сердито уставилась на него.

— Мне не нужно, чтобы кто-то улаживал проблемы за меня, Кейн. Мне двадцать девять лет. Я много лет живу самостоятельно. И я тоже обязана Джо. Я собираюсь сделать «Дрейк» снова успешной и собираюсь сделать это сама. Мне не нужно никакой помощи от тебя.

Линку не верилось. Впервые на его памяти женщина ничего не хотела от него. Ни его денег, ни его влияния, ни защиты.

— Пожалуйста, сядь, — спокойно сказал он, хотя внутренне уже закипал. Карли Дрейк действовала на него как никакая другая женщина. Она злила его. Бросала вызов. Заводила. И ему это нравилось.

Карли села.

— У меня нет выбора. У тебя ключи от моей машины.

Он сумел сдержать улыбку.

— Вот что я тебе скажу. Может, объявим перемирие? Ты обязана Джо, и я тоже. Может, поработаем вместе, чтобы все исправить?

Она с подозрением посмотрела на него.

— И как это?

— Мы оба пытаемся найти убийцу Мигеля, так?

— Так.

— В записке, которую ты получила, упоминается его смерть. Сегодняшнее происшествие связывает убийство, проникновение, записку и Эль Хэфе.

— Да, но какое отношение это имеет к тебе и «Дрейк Тракинг»?

— Я пока не уверен, но поручу Россу Таунсенду поработать над этим. Если мы будем делиться информацией, то, возможно, сможем выяснить, что происходит.

Она задумалась.

— Ты поговоришь с Таунсендом завтра, верно? Может устроим видеоконференцию? Я буду работать в офисе. Ты можешь подключить меня. Я хочу услышать, что он скажет.

— Я сделаю кое-что получше. Я приеду к тебе в гараж, и мы примем звонок там. Так мы сможем устроить мозговой штурм.

Она не пришла в восторг от его предложения, но кивнула.

— Хорошо, годится.

— И последнее.

Она выгнула светлую бровь.

— И почему я не удивлена?

— Чтобы ни случилось, ты не можешь встречаться с Эль Хэфе в одиночку. Я знаю, ты не хочешь от меня ничего, и полагаю, сюда входит и моя защита, но...

Она потянулась через стол и накрыла ладонью его руку. Волна жара тут же метнулась к паху.

— Джо вырастил не дурочку, — сказала она, убирая руку, как будто тоже почувствовала это. — Я благодарна за то, что ты сделал... Я мало знаю мужчин, которые связались бы с тремя опасными типами из-за женщины, которую едва знают. Я дам тебе знать, как только Эль Хэфе свяжется со мной. Я поговорю с тобой, прежде чем что-то предпринимать, хорошо?

Он кивнул.

— Согласен. — Однако он уже решил организовать ей круглосуточную охрану. Просто решил не говорить. Он встал со стула. — Давай-ка отвезем тебя домой.

Карли просто кивнула.

Она тихо сидела в пикапе всю обратную дорогу до закусочной. Линку было интересно, о чем она думала.

Глава 6

Карли завела пикап в гараж, глядя на одинокую фару впечатляющего черного «Харлея» Линка, едущего следом за ней. Он настоял на том, чтобы проводить ее до дома. Она вышла из машины и махнула ему рукой, понадеявшись на то, что он поймет намек и уедет, но вместо этого он остановил мотоцикл позади пикапа и выключил двигатель.

Пока она доставала пистолет из-под сиденья, Линк подошел к ней.

Он забрал у нее пистолет.

— Стой здесь, а я пока проверю, все ли в порядке.

Карли не стала спорить. Теперь, когда она была дома, вся ужасающая череда событий вернулась с поразительной четкостью. Она следом за Кейном вошла в кухню, подумала про «Глок» и пожалела, что не держала его в руке, когда те мужчины напали на нее.

Она опустилась на стул в кухне, чтобы подождать, пока Кейн обойдет остальной дом. К глазам подступили слезы. Проклятье, она не хотела плакать. Джо учил ее быть сильной. Он знал, что не всегда будет рядом.

Но глубоко в душе она все еще оставалась испуганной десятилетней девочкой, которая вошла в ванную и обнаружила свою маму на полу, мертвую из-за передозировки.

Карли закрыла глаза и подавила всхлип. Она не осознавала, что плачет, пока не почувствовала, как Кейн поднял ее со стула и притянул к себе.

Она позволила ему обнимать ее несколько секунд, позволила слезам пролиться, просто обняла его мощную шею двумя руками и держалась. Потом она поняла, что делает, и почувствовала себя идиоткой, отстранилась и отвернулась.

— Извини, я не... не плакса. Обычно. Прости.

Она вытерла глаза, стыдясь, что он увидел эту ее сторону.

— Эй. Это был адски тяжелый день. — По его губам скользнула улыбка. — Может, это меня нужно было обнять, хорошо?

Она сумела улыбнуться в ответ. Не думала, что он может быть милым.

— Спасибо, что проверил дом.

— Без проблем. Ты уверена, что будешь в порядке?

Улыбка вернулась, на этот раз более настоящая.

— Ты крупнее меня, но у меня пистолет. 

Который теперь лежит на кухонном столе.

Кейн хмыкнул.

— Хорошо, если ты уверена, то увидимся утром.

Увидимся утром? Проклятье, она забыла, что завтра он должен прийти к ней в офис, чтобы позвонить его частному детективу.

— Спокойной ночи.

Кейн вышел из дома через гараж, перекинул длинную ногу через сиденье своего «Харлея» и завел двигатель. Бицепсы на его огромных руках вздулись, когда он схватился за руль. Карли нажала кнопку гаражной двери, он выехал задом, развернул байк и с ревом умчался.

Карли затопила усталость. Дотащившись до спальни, она разделась, натянула безразмерную темно-синюю футболку «Дрейк Тракинг», в которой любила спать, и заползла под одело. Пистоле лежал на тумбочке. Она должна была заснуть.

Но не смогла.

* * *

В воскресенье Линк встал на рассвете, загрузил рыболовные снасти в квадроцикл и отправился на одно из двух озер, расположенных на ранчо «Черная земля». Вчера поздно ночью он позвонил Таунсенду и рассказал о том, что произошло у закусочной. Он поручил детективу организовать круглосуточную охрану Карли Дрейк и выяснить все что можно про парня, называющего себя Эль Хэфе.

После этого Линк поспал, но мало. Он рано проснулся и решил, что ему нужно проветриться. Забросить удочку в воду, откинуться назад и ждать поклевки. Работало почти так же хорошо, как утренний секс.

Ну, не совсем. Черт, он не был с женщиной почти месяц, слишком долго для него. Надо бы позвонить Рене или Мелиссе, узнать, в настроении ли одна из его подруг с привилегиями хорошо провести время, когда он вернется в Даллас.

Что-то горячее шевельнулось глубоко внутри, и он начал возбуждаться. К сожалению, дело было не в Рене или Мелиссе. Огонь в его крови зажигала Карли Дрейк.

Линк откинулся на ствол дерева, поплавок дернулся. Он подождал следующего рывка, подсек и начал сматывать леску. Черт побери, когда бы он ни думал о Карли, он ощущал себя рыбой на этом крючке. Как эта маленькая блондинка умудрилась подсадить его на свой крючок? Как ей удалось так быстро разбудить его интерес?

Если честно, она даже не пыталась. Он знал женщин, знал, что нравится ей. Он также знал, что ей не интересно прыгнуть в постель ради пары ночей веселья.

И после своего катастрофического брака с Холли он был чертовски уверен, что не заинтересован в большем. Если бы Джо Дрейк знал, что он хотя бы думает о том, чтобы затащить Карли в кровать, старик перевернулся бы в могиле.

Линк закончил крутить катушку и вытянул добычу на берег. Он схватил рыбу, снял ее с крючка и сунул большого серебристого окуня в корзину.

— Ты супер, приятель. Особенно поджаренный до золотисто-коричневой корочки.

Настоящая еда, а не творение какого-нибудь пафосного шеф-повара.

Не то чтобы ему не нравилась изысканная еда. За годы у него выработались дорогие вкусы, но он все так же любил непритязательную южную кухню и время от времени не отказывал себе в удовольствии готовить самому.

Линк взглянул на свои тяжелые часы. Времени как раз хватит, чтобы почистить рыбу, принять душ и доехать до «Дрейк Тракинг» на встречу с Карли. Как только ее образ всплыл в памяти, в паху стало горячо. Он был известен своим самообладанием. И в следующие несколько дней ему понадобится каждая унция.

* * *

Карли откинулась на спинку стула. Большие белые часы на стене показывали девять сорок пять. Линкольн Кейн должен подъехать в десять, чтобы позвонить своему частному детективу. Карли все утро изо всех сил старалась не думать о нем, не вспоминать, как Кейн выглядел, когда бросился через всю стоянку ей на помощь.

Крупный, высокий, мощный, в облегающей черной коже, со стиснутыми кулаками и стальной челюстью. В этих глазах с золотистыми крапинками горела жажда убийства, смертельная угроза. Он сидел в тюрьме. Одно она знала теперь наверняка. Кейн был таким опасным, как выглядел.

Она подумала о напавших на нее мужчинах, вспомнила прижатое к горлу лезвие, волну страха. Мысленно она до сих пор слышала выстрелы, помнила ужас от мысли, что Кейна ранили или убили.

Боже, она не может так быстро влюбиться в него. Совсем в другом смысле, но он представлял для нее такую же опасность, как те мужчины, что напали на нее.

Она помнила вес его крепкого тела, прижимающего ее к земле, защищающего ее. Ее дыхание участилось, а кожа раскраснелась от жара. Она не помнила, чтобы ее когда-либо так сильно физически тянуло к мужчине. И, кажется, с каждой встречей это притяжение становилось только сильнее.

Слава Богу, завтра понедельник. Кейн вернется в Даллас. Если повезет, он будет слишком занят, чтобы вернуться в Айрон-Спрингс в следующие выходные или вообще в ближайшем будущем.

Донна постучала в дверь — сигнал, что он прибыл. Дверь открылась.

— Мистер Кейн здесь.

— Спасибо, Донна.

Карли приготовилась к его появлению, глядя, как он вошел в кабинет своей уверенной походкой, увидела жар в этих дерзких зеленых глазах.

Она нацепила на лицо улыбку.

— Доброе утро, Линк.

Он взглянул на нее и нахмурился.

— У тебя синяк на скуле. Это я?

Неосознанно она дотронулась до места.

— Может быть. Все в порядке, учитывая, что ты пытался спасти мне жизнь.

— Что? — ахнула Донна.

Проклятье, как только Кейн вошел, она совершенно забыла про Донну.

— Пустяки. Вчера вечером парочка парней доставила мне неприятности около закусочной. Линк тоже оказался там. Он... эм-м... все уладил.

Донна с обожанием уставилась на Кейна.

— Ого! Карли повезло, что вы были рядом. — Она повернулась к Карли. — Расскажете мне потом, хорошо?

— Конечно, — улыбнулась она. Донна нравилась ей все больше и больше. Она расскажет ей смягченную версию, умолчав об Эль Хэфе, пока они все не выяснят. Донна широко улыбнулась, вышла и закрыла дверь.

Взгляд Линка вернулся к синяку у нее на скуле.

— Ты в порядке?

Смутившись, Карли поправила хвостик, в который убрала волосы утром.

— Не сразу удалось заснуть, но я в порядке.

Его глаза сверкнули. «У меня есть идеальное снотворное», — говорили они. Она отогнала образ черных кожаных чап, обрамляющих бугор под его молнией.

— Мне не по душе было оставлять тебя одну вчера, — сказал он. — Надо было спать на диване.

Ни за что!

— Все нормально. У меня был пистолет Джо, помнишь? Мне нужно потренироваться в тире, но я знаю, как им пользоваться, если придется.

— Половина женщин в Техасе носят оружие. Мне следовало догадаться, что внучка Джо входит в их число.

Боже, сегодня он выглядел хорошо, в выцветших джинсах, которые облегали его длинные ноги, и зеленой футболке, которая очерчивала мышцы его мощной груди. Каждый раз, когда он двигался, Карли улавливала проблеск колючей проволоки, вытатуированной на его восхитительном бицепсе.

Она опустила взгляд на его старые ковбойские сапоги. Большие ступни. Большие ладони. Большое... все.

«Не думай об этом. Не думай об этом!»

— Во сколько будет звонок?

Ей нужно убрать его отсюда, и чем скорее, тем лучше.

— У нас есть минут двадцать. Я подумал, если ты не против, что мы могли бы еще раз пройтись по тому, что произошло вчера вечером. Вдруг ты вспомнишь что-то еще, что могло бы нам помочь.

Карли кивнула.

— Я много думала об этом. Наверное, я смогу опознать того, что с ножом.

— Мы позвоним Хаулеру, как только поговорим с Таунсендом, заставим шерифа пошевеливаться.

— Так что же между вами произошло? Совершенно очевидно, что вы двое не любите друг друга.

На его скуле дернулся мускул.

— Хаулер был шерифом, когда я еще был пацаном. Это он арестовал меня в ту ночь, когда я пытался ограбить круглосуточный магазин.

— Ты и еще два мальчика.

— Верно.

Это не вся история. Карли очень хотелось знать. С другой стороны, чем меньше она знает о Кейне, тем лучше для нее.

Раздался знакомый стук Донны. Карли подошла к двери и открыла ее.

— Что случилось?

— У нас проблема. Пит Санчез, один из новеньких, пытался припарковать тягач с прицепом и напортачил. Фура сложилась пополам, и он запаниковал. Боюсь, он что-нибудь испортит. Мы можем отцепить прицеп и толкнуть руками, но...

— Дай посмотрю, может, получится по-хорошему. — Карли повернулась к Кейну. — Сейчас вернусь.

Она поспешила к выходу следом за Донной, мысленно уже находясь во дворе. Через две недели после смерти Джо, когда ослепляющее горе поутихло и она поняла, что хочет сохранить бизнес, Карли записалась в школу для водителей грузовиков всех типов в Далласе на интенсивный двухнедельный курс обучения.

До возвращения в Техас она не задумывалась всерьез о получении прав категории В, но Джо научил ее основам, и во время обучения она поняла, что знает больше, чем думала.

Она не планировала лично водить фуры, но, работая с суровыми мужчинами и женщинами, хотела, чтобы ее уважали. И хотела в случае возникновения каких-либо проблем, как сегодня, быть способной прийти на выручку при необходимости.

Карли открыла водительскую дверь. Лицо Пита Санчеза покраснело, черные волосы стояли дыбом. 

— Пит, отдохни. Дай я попробую.

Пит со вздохом облегчения вылез из кабины, а Карли забралась на его место.

* * *

Линк вышел из кабинета, пересек металлическое здание и вышел на заасфальтированный двор. Большая фура крепко застряла между ремонтной мастерской и автомойкой.

Он почти не удивился, увидев за рулем светлый хвостик Карли. Фура двигалась. Карли старалась изо всех сил, но вытащить прицеп из таких клещей будет непросто.

Он смотрел, как она переключает передачи, едет вперед, выкручивает руль и сдает назад, потом опять вперед, пытаясь выровнять прицеп, не врезавшись в мастерские и не снеся автомойку. У нее получалось, но для решения проблемы этого было мало.

Линк пошел вперед. Он может справиться. Он еще помнил, как водить фуру. Черт возьми, ему принадлежит одна из крупнейших перевозочных компаний в стране. Почувствовав растущее раздражение Карли, он остановился.

Он мог бы сделать это для нее, но... Он начал немного узнавать ее, понимать, как сильно она ценит свою независимость. Решить проблему за нее совсем не то, что нужно.

Он подошел к открытому окну с водительской стороны.

— Сдай вперед где-то на метр, потом поверни до упора вправо.

Она посмотрела на него сверху вниз, обдумывая его указания, решая, знает ли он, что делает, или будет только хуже. Линк услышал, как она переключила передачу. Она проехала вперед, затем вывернула руль, насколько могла.

— Теперь сдай назад на полметра и поверни до упора налево.

Карли сделала, как он сказал, и фура немного освободилась.

— Еще раз.

Она проехала вперед, повернула руль, сдала назад и остановилась.

— У тебя почти получилось. Еще пары раз должно хватить.

На этот раз прицеп отъехал назад дальше, всего в нескольких дюймах от мастерских. Линк стоял там, где Карли могла его видеть, с поднятыми руками, чтобы показать ей, сколько места осталось. Она проехала вперед, сдала назад и снова вперед, на этот раз дальше.

— Получилось. Хорошая работа.

Прицеп выровнялся, Карли перегнала фуру через двор на стоянку и выключила большой дизельный двигатель.

Она спрыгнула с подножки и быстро пошла навстречу Линку, сияя улыбкой, ярче которой он у нее еще не видел. Его словно в живот ударили.

— Это было круто, — сказала она. — Спасибо. Мы с Питом оба еще учимся. Я очень благодарна за помощь.

— Без проблем.

Вместе они вошли обратно в здание, в ее кабинет, и закрыли дверь. Он поклялся оставить ее в покое, но его твердое намерение постоянно упиралось... «В молнию», — улыбнулся он неумышленному каламбуру.

Она взяла один из двух стульев перед столом и подтащила к своему, затем села на свое место. Линк заставил мысли вернуться к причине, по которой он явился сюда: убийство Мигеля Эрнандеза, записка с угрозами и нападение на Карли прошлым вечером.

Он набрал номер Росса Таунсенда на городском телефоне и включил громкую связь.

— Росс, это Линкольн Кейн. Тут со мной Карли Дрейк. Что у тебя есть?

— Прежде всего я позаботился о том вопросе безопасности, который мы обсуждали.

— Хорошо. Пришли мне детали по электронной почте.

— Сделаю. Что касается Эль Хэфе, вот что я смог найти по-быстрому. Парень появился ниоткуда и вырос от среднего до крупнейшего наркодилера. Его территория покрывает весь восточный Техас вплоть до Хьюстона.

— Почему он не в тюрьме?

— До сих пор никто не смог связать его с чем-то незаконным. Плюс о нем ни черта не известно. Никаких фото, никто не знает, где его искать. По крайней мере, никто не готов выступить добровольно. Те, кто решится, умрут.

Учитывая, что этот человек хотел встретиться с Карли, Линку это не понравилось.

— Или он платит им за молчание.

— Верно. Вероятно, он также приплачивает и некоторым служителям закона, так что осторожнее выбирайте, кому доверять.

Линк подумал о Хаулере. В здешнем округе законом был он. Линк не знал, продался шериф или нет, но, учитывая неприязнь между ними, в том, что касается Хаулера, он не мог полагаться на свои обычно надежные инстинкты.

— Что-нибудь еще? — спросил он.

— Пока нет, но я выезжаю в Айрон-Спрингс. Хочу немного покопать, послушать, что говорят местные про угон и про Мигеля Эрнандеза.

В голове Линка прозвенел тревожный звоночек.

— Что ты думаешь?

— Хочу знать, существует ли вероятность того, что Эрнандез не был таким белым и пушистым, как все думают. Возможно, он работал на Эль Хэфе и что-то пошло не так. Эрнандеза убрали, а угон всего лишь прикрытие.

— Я в это не верю, — заговорила Карли. — Мигель был семейным человеком. Дедушка полностью ему доверял. Он ни за что не стал бы работать на наркобарона.

— Мисс Дейк, ваша верность похвальна, — сказал Росс, — но моя работа — выяснить правду, какой бы она ни оказалась.

— Но...

— Можешь остановиться в доме, — сказал Линк. — Я предупрежу экономку, чтобы тебя ждали.

— Звучит отлично. Я прибуду завтра. Если ты не улетишь в Даллас, сможем поговорить.

— Я буду там. Завтра днем я представляю проект на заседании окружной администрации. — Линк посмотрел на Карли. — Хочешь что-нибудь добавить?

Она плотно сжала губы и покачала головой. Она все еще противилась мысли, что ее работник мог быть вовлечен в преступную деятельность. Но Линка уже редко удивляло то, что делали люди.

— Встретимся утром, — сказал он Таунсенду и положил трубку. — Ты в порядке? — спросил он у Карли.

— У Мигеля была жена и трое детей. Я не верю, что он связался бы с наркобароном.

— Надеюсь, ты права. Ради его семьи. Но работа Росса как раз выяснить это. Теперь, когда Эль Хэфе настаивает на встрече, это еще важнее. В связи с этим, я считаю, нам лучше отложить разговор с шерифом. Давай сначала посмотрим, что накопает Таунсенд.

— Ты не доверяешь Хаулеру?

— Мне не нравится он, а я не нравлюсь ему. Я не знаю, подкуплен он или нет, я просто не уверен в нем. Если Эль Хэфе ему платит...

— Ты прав. Нужно подождать. — Она подняла на него глаза. — Я думала, что ты возвращаешься в Даллас сегодня вечером. В том смысле, что ты управляешь крупной корпорацией, а понедельник — начало рабочей недели.

Надежда в этих больших голубых глазах взбесила Линка. С его-то деньгами женщины из кожи вон лезли, чтобы привлечь его внимание. А Карли большую часть времени пыталась избавиться от него.

— Извини, дорогая, но я пока не собираюсь возвращаться. «Тексам» открывает завод по восстановлению шин в паре миль от Плезант-Хилла, первый из целой сети. Завод принесет пользу населению, создаст рабочие места, привлечет деньги в регион. Но кучка защитников окружающей среды, не из местных, сопротивляются проекту.

— Иногда они приносят пользу, — сказала она. — А иногда им просто нечем заняться.

— Самое печальное, что мы действительно планируем восстановление, повторно использовать старые покрышки, а не просто свозить их на свалку или сжигать и выбрасывать токсичные отходы в атмосферу. Но пока нам не удалось их убедить. Поужинаем сегодня? — спросил он, только чтобы посмотреть, как Карли будет выкручиваться. — Можем обсудить дело.

Она поерзала на стуле, затеребив хвост, отвела глаза, потом посмотрела обратно на него.

— Спасибо, но я... эм-м... у меня уже есть планы.

— Жаль, — сказал он, нимало не удивившись ее отказу. Леди не дурочка. Держаться подальше от него — самое правильное решение. К сожалению.

Он поднялся со стула.

— Мне пора идти. Я позвоню, если Таунсенд найдет что-нибудь новое.

— Спасибо. — Она прошла вперед и открыла дверь. — И еще раз спасибо за то, что ты сделал вчера вечером.

Линк повернулся к ней.

— Помни, о чем мы говорили: ты не встречаешься с Эль Хэфе. И ты звонишь мне в ту же минуту, как он свяжется с тобой. Дай свой телефон. 

Мгновение она колебалась, потом взяла телефон со стола и передала Линку. Он вбил в контакты свой личный номер.

— Ты звонишь мне, поняла? И плевать, сколько времени.

Она неуверенно кивнула.

— Хорошо.

Он наклонился и легко поцеловал ее в щеку, услышав резкий вдох.

— Береги себя, Карли.

Не отдавая себе отчета, она дотронулась до места, которого коснулись его губы.

— До свидания, Линк.

Он оставил ее в кабинете. Но ему пришлось заставить себя выйти за дверь.

Глава 7

— Нам нужен кредит, — сказала Карли вслух, хотя и была одна в кабинете. За последние несколько недель она часами страницу за страницей просматривала счета на компьютере в поисках решения, но кредит казался единственным возможным выходом.

Было утро понедельника. Она уже сделала кучу звонков, сумела привлечь нового клиента, но партия деталей для бурильной установки будет готова к доставке только через две недели. Карли была убеждена, что сможет сделать «Дрейк» прибыльным предприятием, но ей необходимо время. Ей нужно достаточно денег, чтобы оставаться на плаву, пока не начнут поступать платежи.

Днем она собиралась в банк Джо. Он много лет был клиентом «Айрон-Спрингс Кредит Юнион». Она подаст заявку на кредит и получит его.

Раздался короткий стук, и дверь сразу же распахнулась.

— Только что заезжал помощник шерифа Роллинс. Он оставил для вас это, — сказала Донна.

Карли встала. 

— Это материалы по делу Эрнандеза. На самом деле я не думала, что шериф разрешит мне их увидеть. Он не слишком обрадовался.

— Наш ненаглядный шериф Хаулер. — Донна положила папку на стол. — Думает, что знает все на свете.

— Если он так много знает, то почему никак не поймает убийц Мигеля?

— Хороший вопрос.

И правда. Может, шериф действительно на содержании у Эль Хэфе? Маловероятно, но все-таки...

Донна вышла из кабинета, и Карли открыла папку с документами: рапорты техасского дорожного патруля, отчет помощника шерифа округа Хаулер, рапорт судмедэксперта, показания пары, обнаружившей тело.

Карли подумала о Кейне. Он хотел увидеть рапорты. Она позвонит ему, как только закончит читать. К тому времени он, наверное, вернется в Даллас. Она очень на это надеялась.

Этот мужчина ходячее сексуальное искушение. После его ухода вчера она вернулась и погуглила его еще раз, навела справки о его похождениях, о красивых моделях и молодых актрисах, с которыми он встречался. Он был женат на финалистке конкурса «Мисс Америка» — «Мисс Колорадо». Их брак продлился всего три года.

С тех пор никаких серьезных отношений, по крайней мере согласно таблоидам. Очевидно, он усвоил урок и больше не хотел жениться. Но ведь и ее брак не интересует.

На нее и так навалилось слишком много. Слишком многого нужно достичь, сдержать слишком много обещаний, заплатить слишком много долгов. К тому же она на самом деле не верила в «долго и счастливо». Ее мать забеременела еще подростком. Карли даже не знала имени отца.

Джо был женат дважды и имел двоих детей. Оба брака закончились разводами. Кроме матери Карли, от второй жены у него была еще одна дочь, но между ними была пропасть. Джо перестал общаться с дочерью за много лет до того, как ее убил пьяный водитель.

Карли подумалось, что, возможно, ей стоит просто переспать с Кейном и успокоиться. Она взрослая женщина и дико неравнодушна к нему. Она много лет имела дело с мужчинами и не сомневалась, что Кейн тоже ее хочет.

Может, пары ночей будет достаточно, чтобы удовлетворить ее любопытство, а также сильную страсть, что она испытывала к нему. И для Кейна тоже.

Но что, если нет? Что, если притяжение станет только сильнее? По крайней мере с ее стороны.

Она не готова идти на такой риск.

Карли открыла папку. Сверху была приколота записка: «Никаких отпечатков пальцев на записке из Вашего дома и на подоконнике в спальне».

Она перешла к документам, перебирая страницы. Может, она найдет ниточку, которую упустили из вида.

Спустя час она так ничего и не нашла. От жутких деталей убийства скрутило живот. Мигелю выстрелили в затылок, как будто казнили. Одного взгляда на копии фотографий с места преступления было достаточно, чтобы Карли затошнило.

Было похоже, что Мигель боролся с нападавшими, но, согласно рапорту, недолго. Почему он не попытался сбежать? Мог ли он их знать? Карли не хотела так думать, но, как сказал Росс Таунсенд, им необходимо выяснить правду.

Скорее всего Мигель не понимал, что угонщики действительно собирались его убить. Может быть, он решил, что если послушается их, то они просто заберут фуру и уедут.

Супружеская пара, мужчина по имени Энди Гранжер и его жена Мария, оба написали заявления. Они остановились на обочине, чтобы выпустить щенка. Животное уловило запах и рвануло через дорогу, где прямо возле дорожного покрытия лежало тело Мигеля. Супруги увидели дыру от пули в его черепе и лужу подсохшей крови и немедленно позвонили 911.

Карли стало больно за жену Мигеля, она понадеялась, что той не рассказали ужасные подробности. Надо ли кому-нибудь связаться с Гранжерами, на случай если они вспомнили что-нибудь позже? Кейн будет в Далласе. Может, он захочет побеседовать с ними.

Она закрыла папку, достала из верхнего ящика стола визитку Кейна и вышла из кабинета.

— Сделайте копии этих документов, — попросила она Донну, — и отправьте их в «Тексам» в Даллас. Его контакты на визитке. Это дороговато, но, думаю, лучше передать их с курьером.

— Я прослежу, чтобы он сразу же получил их, — сказала Донна.

Теперь, просмотрев материалы дела, Карли могла ехать в Айрон-Спрингс на встречу с банкиром. После возвращения в Техас она большую часть времени носила джинсы, но до переезда в Сан-Франциско в прошлом году, она жила в Нью-Йорке и летала по маршруту Нью-Йорк—Париж.

Каждый лишний цент она тратила на великолепные дизайнерские наряды, как ультрамодные, так и классические вроде этого. Эй, это же Париж! И она научилась вычислять все возможности для торга.

Сегодня она надела красно-коричневый костюм с кремовой шелковой блузкой, яркий платок от «Живанши», на который она разорилась на улице Фобур-Сент-Оноре в Париже, и туфли на каблуке от Джимми Чу.

Поскольку классика остается в моде годами, а она умеет сочетать вещи, ей вполне хватит, по крайней мере на какое-то время.

Захватив бежевую сумочку от «Шанель» и подготовленные документы, Карли отправилась подавать заявку на получение кредита.

* * *

Линк покинул заседание, призвав все свое самообладание, чтобы не взорваться. Он вышел из большого красно-серого каменного здания и принялся протискиваться сквозь толпу протестующих к своей машине. Небо потемнело и затянулось тучами. Похоже, позже пойдет дождь.

Ему хотелось, чтобы тучи разверзлись прямо сейчас, обрушив ливень и прогнав этих идиотов прочь.

— Сохраним Плезант-Хилл зеленым! — выкрикнул худой мужчина в очках с роговой оправой.

— Забирай свою грязную резину и возвращайся в Даллас! — Миниатюрная черноволосая женщина потрясала в воздухе табличкой с надписью: «Берегите Землю! Остановите загрязнение!»

Линк стиснул зубы и продолжил идти. Он не видел ни одного знакомого лица. Ему говорили, что почти все протестующие не местные. Чужаки, которые ни хрена не знают о том, что нужно здешним жителям, а только мельтешат вокруг, как сердитые пчелы.

На собрании он узнал, что их беспокоит процесс восстановления шин, резиновая пыль, хранение самих шин, растворяющее вещество, пары цемента, дополнительная нагрузка, которую завод может создать добровольцам пожарного отряда Плезант-Хилла.

Никто из них не видел пользы, которую завод принесет местным жителям, рабочие места, которые он создаст, деньги, которые придут в город в виде налогов и расходов. К тому же завод будет работать настолько чисто и исправно, насколько позволяют современные технологии.

Черт, он и сам присоединился бы к их делу, если бы они были правы. Он жертвовал многим организациям по защите окружающей среды. В данном случае они ошибались.

Если бы он знал, что разговор будет таким непростым, он отправил бы сюда команду ребят, натренированных успокаивать опасения защитников окружающей среды. В отличие от Линка, который едва подавил порыв ударить одного или двух наиболее назойливых членов группы.

Добравшись до машины, он сел в нее и завел двигатель. Он как раз выезжал задом со стоянки, когда зазвонил его сотовый. На экране появился главный номер «Дрейк Тракинг».

— Мистер Кейн? Здравствуйте, это Донна из офиса Карли. Вы еще в Айрон-Спрингс?

— Пробуду еще пару часов. А в чем дело?

— Я просто хотела сообщить вам, что шериф прислал материалы дела. Карли уже просмотрела их. Она попросила меня отправить их вам завтра с курьером, но я подумала, если вы еще в городе, то могли бы забрать их.

— Я недалеко. Буду через десять минут.

Он завершил звонок и посмотрел на часы. Вертолет должен прилететь на ранчо через два часа. Ему хватит времени, чтобы взглянуть на документы до возвращения в Даллас. А заодно он сможет проверить, как там Карли.

Он подумал, что она будет счастлива увидеть его, и улыбнулся собственному сарказму.

Он проехал через город, свернул с шоссе и через несколько минут въехал на двор «Дрейк Тракинг» и припарковался на стоянке. К сожалению, когда он вошел в здание, Карли там не оказалось.

— Боюсь, она на встрече в банке, — сказала Донна. — Я думала, что к этому времени она уже вернется. Сейчас принесу вам папку.

— Спасибо.

Он знал Донну Мелендез, офис-менеджера Джо. Она очень пригодится Карли. Если только он не убедит ее продать компанию. Он все еще не до конца оставил эту идею, хотя перспектива того, что Карли передаст бразды правления, таяла с каждым часом.

Донна передала ему папку:

— Вот.

— Думаю, я просмотрю их здесь. Можно, я воспользуюсь кабинетом?

Донна улыбнулась. В свои пятьдесят она все еще была привлекательна и абсолютно боготворила Джо.

— Да, конечно.

Линк занес папку в кабинет, сел за стол, смирившись с тем, что высота стула не подходит для мужчины его роста, и принялся за работу.

Прошел час, но он так и не заметил ничего полезного. Хотя стоило бы побеседовать с парой, обнаружившей тело. И он хотел еще раз пройтись по рапорту с описанием места преступления.

Он как раз закрывал папку, когда распахнулась дверь и вошла Карли. Большие голубые глаза удивленно распахнулись. 

— Что ты здесь делаешь?

Как видно, Донна ее не предупредила.

Линк встал со стула и позволил себе окинуть долгим внимательным взглядом дорогой красно-коричневый костюм и туфли на каблуках, не упустив красивые ноги и плавные изгибы под одеждой. 

— А вы отлично прихорошились, мисс Дрейк. И не скажешь, что вы водите фуру.

Она посмотрела на себя, словно забыла, что на ней надето.

— Спасибо. Наверное.

— Донна позвонила. Она сказала, что ты получила материалы дела. Я решил, что будет быстрее, если я взгляну на них до отъезда из города.

— О, нашел что-нибудь?

— Нет, но Росс Таунсенд должен приехать на ранчо. Я передам папку ему, посмотрим, может, он что-нибудь найдет.

Карли кивнула.

— Это твои копии. Я тоже ничего не заметила.

Он задержал на ней взгляд.

— Так что за повод? Горячее свидание?

Это должно было прозвучать в шутку, но, стоило словам сорваться с губ, Линк обнаружил, что ему совсем не смешно.

Карли засмеялась.

— Горячее свидание с банкиром, и он не впечатлился. — Она плюхнулась на свой стул и сняла туфли. — Как и другие четверо, с которыми я разговаривала в разных банках.

— В чем проблема?

Она подняла глаза на него.

— В деньгах. Тебе не понять.

— Было время, когда я прекрасно это понимал. И я не забыл. Я так понимаю, ты пытаешься взять кредит.

— Точно.

— Сколько тебе нужно?

Она наклонилась и размяла уставшую стопу. Линку потребовалась вся сила воли, чтобы не предложить свою помощь.

— Если хочешь правду, на прошлой неделе я едва смогла выплатить зарплату. Если мы не получим кредит немедленно, я не наскребу достаточно, чтобы выписать следующие чеки. — Она выпрямилась. — Знаешь, я думала, что получить деньги будет легче. Джо ни разу в жизни не задерживал выплаты. Он всегда возвращал свои долги. Я считала, что банк предоставит мне такую же возможность.

— К сожалению, ты не Джо.

Она вздохнула.

— Дело в том, что я знаю, что могу восстановить бизнес. Я делаю много звонков. Я уже вернула одного из старых клиентов Джо и подписала договор с новой компанией, с которой мы раньше не сотрудничали. Мне просто нужно время.

Он мог дать ей время.

— Вот что я скажу. Я дам тебе кредит. Мне нужно посмотреть на цифры, но я дам столько, сколько тебе нужно.

Она начала качать головой.

— Ни за что. Я не возьму у тебя деньги.

— Я не предлагаю тебе деньги. Я предлагаю тебе кредит. Я поручу составить необходимые документы и выдать деньги под залог бизнеса, как сделал бы банк.

Карли разглядывала его со смесью подозрительности и интереса.

— Это будет строго бизнес, да? Ничего личного. Просто кредит под залог «Дрейк Тракинг».

— Так точно.

— Что будет, если я не смогу вернуть деньги?

Он ответил не сразу. Он хотел, чтобы она согласилась, а она не сделает этого, если решит, что он играет не честно.

— Если ты не вернешь кредит в назначенный срок, я заберу контрольный пакет акций.

Она нахмурилась — ей это не понравилось.

— Если я не верну кредит в назначенный срок, ты получишь сорок процентов.

Он покачал головой.

— Прости. Это необходимое условие сделки. Ты не справляешься, за дело берусь я. У тебя останется сорок один процент, но ты не будешь управлять. Тебе нужны деньги или нет?

Она вздохнула. Он видел, что она готова.

— У меня нет выбора. Я попрошу Донну сделать для тебя копию отчета о прибылях и убытках, которую брала в банк, и перечень активов.

Он подумал о финансовых проблемах компании.

— Еще я хотел бы, чтобы мои люди посмотрели ваши бухгалтерские документы, чтобы удостовериться, что там нет каких-то непредвиденных проблем.

Теперь ему представится возможность выяснить, как Джо умудрился загнать компанию в такие долги.

Она подозрительно взглянула на него.

— Я доверяю тебе много коммерческих сведений. Откуда мне знать, что это не просто попытка найти способ заставить меня продать компанию?

Хороший вопрос, умный. 

— Если бы я был другим человеком, ты имела бы полное право сомневаться в моих мотивах. Но Джо был моим другом. Это делает моим другом и его внучку. Я хочу тебе помочь. Вот и все.

Она откинулась на спинку стула и внимательно смотрела на него несколько долгих секунд.

— Хорошо. Договорились.

Он улыбнулся и кивнул, потом протянул руку, и Карли вложила в нее свою маленькую ладошку. Его охватило желание защитить ее. Она доверяла ему. Он ее не подведет.

Линк взял папку.

— Мне нужно идти. Хочу поговорить с Таунсендом до отъезда. Покажу ему документы.

— Дай мне знать, если он что-то найдет.

— Полагаю, Эль Хэфе не звонил?

— Нет. Может, он передумал.

Линк выгнул бровь.

— Ты правда так думаешь?

— Нет.

— Я тоже. Оставайся на связи и держи пистолет под рукой.

Линк вышел из кабинета. Но чем больше он думал о записке и нападении на Карли около закусочной, тем больше не хотел покидать Айрон-Спрингс.

Глава 8

Карли переоделась в джинсы и симпатичную блузку с оборками, которые принесла с собой из дома. Рабочий день близился к концу, когда раздался вежливый стук в дверь. На этот раз не Донна.

— Войдите.

Дверь распахнулась, и в кабинет вошла Ровена. На ней были обтягивающие джинсы и топ без бретелек, темно-рыжие локоны рассыпались по плечам.

— Я проезжала мимо и поняла, что почти конец рабочего дня. Решила остановиться и узнать, не хочешь ли ты по дороге домой заглянуть куда-нибудь выпить.

Карли вздохнула.

— Было бы здорово, но я не могу. У меня работы еще часа на два как минимум. Но я очень рада, что ты зашла. Было что-нибудь интересное после того, как я ушла из закусочной в субботу? Вы с Джонни Бандуччи, кажется, хорошо проводили время.

Ро села на стул рядом со столом.

— Джонни хороший парень, но не в моем вкусе. А что насчет вас с Кейном? Он ушел через несколько минут после тебя. Я подумала, может, вы все-таки переспали.

От мысли о том, чтобы оказаться в постели с Кейном, внизу живота стало горячо. Карли вспомнила его вес на себе, о том, как его дыхание согревало ее шею.

— Я... эм-м-м... той ночью столкнулась с какими-то парнями на стоянке. Линк меня спас.

— Ого! Кроме шуток? Ты в порядке?

— Сейчас — да, но тогда меня трясло.

— Меня бы тоже трясло. Так что насчет Кейна? Он тебя спас. Ты провела с ним ночь?

— Конечно нет. Он угостил меня кофе, и мы говорили о случившемся. Он вел себя очень здорово.

Ро подняла рыжую бровь:

— Он выглядел очень заинтересованным в тебе. Он пригласил тебя на свидание?

Карли разглядывала подругу, против воли задаваясь вопросом, была ли Ровена одним из завоеваний Кейна.

— Мне казалось, ты говорила, что он не связывается с местными женщинами.

Ро уловила ее взгляд.

— Не связывается... включая меня, если тебе интересно знать, — понимающе улыбнулась Ро. — С другой стороны, в том, что касается тебя, полагаю... Кейн из тех мужчин, которые считают, что правила созданы для того, чтобы их нарушать.

Карли не должна была испытывать такое облегчение.

— Не стану отрицать, что он меня привлекает. Боже, он самый мужественный парень из всех, что я встречала.

— А тело. Я как-то видела его у закусочной без футболки, и чуть не испытала оргазм. Этот мужик просто ходячий секс. Если тебе выпадает шанс попробовать его, ты обязана это сделать. А потом вернуться и рассказать нам с Бритт все, чтобы мы косвенно тоже пережили это.

Карли рассмеялась:

— Он великолепен, но совершенно ясно разбивает сердца. Мне это не нужно.

— Ты прикалываешься? Тебе не обязательно влюбляться в парня только потому, что у вас был секс. Ты женщина. У тебя есть потребности. Ты просто позволишь Кейну позаботиться о них.

И, боже милостивый, Карли не сомневалась, что он отлично справится с задачей.

— В данный момент спорить бессмысленно. Он не звал меня на свидание, и не думаю, что позовет.

Ровена вздохнула.

— Очень жаль. Хотя бы одна из нас должна его попробовать.

Карли хохотнула и покачала головой.

Ро встала со стула.

— Мне надо идти. Позвони, если случится что-то волнующее, ты понимаешь, о чем я. 

Ровена открыла дверь, взмахнула пальцами над плечом и вышла.

Ро ушла, но ее слова все еще звучали в ушах Карли. «Ты женщина. У тебя есть потребности. Ты просто позволишь Кейну позаботиться о них».

Карли мысленно захлопнула дверь к этой идее и решительно вернулась к работе.

К тому времени как она закончила, офис опустел. Некоторые водители еще были на месте, сидели в комнате отдыха, потягивая «Колу» или кофе. Курить на территории запрещалось. Слишком много топлива и прочих горючих веществ. Некоторые ворчали по этому поводу, но таких было немного. Береженого Бог бережет.

Карли помахала Питу и Горди, села в свой пикап и завела двигатель. На землю упали первые капли дождя. Нужно добраться до дома, пока гроза не разыгралась не на шутку.

Мгновение она сидела, размышляя. Когда в субботу вечером она отправилась в закусочную, за ней следили. Кто-то наблюдал либо за офисом, либо за ее домом.

Карли осмотрела стоянку, огороженную высоким забором из металлической сетки, но никого не увидела. Было уже поздно и темно из-за густых туч. Включив передачу, она выехала со стоянки на дорогу, проследив, не выехал ли кто следом за ней.

Со стоянки выехал Пит и повернул в противоположную сторону. Впереди Карли машин не было, позади тоже. Она расслабилась и поехала по шоссе.

Она проехала всего пару миль, когда заметила в зеркале заднего вида две фары. Она сказала себе, что это совпадение, просто кто-то едет в ту же сторону, возможно домой, как и она, но ее пульс участился.

Вероятно, это ерунда. Карли не хотелось поддаваться паранойе, но она сбросила скорость, просто чтобы убедиться. Фары сохраняли ту же дистанцию. Карли поехала еще медленнее, вынуждая водителя приблизиться. По мере того как другая машина подъезжала ближе, свет фар становился ярче.

Наконец машина обогнала ее и поехала дальше по шоссе. Темный «Шевроле Малибу» не походил на машину наркодилеров, к тому же внутри сидел только один человек.

Со спокойной душой Карли поехала домой. Неплохо бы поесть супа. Может быть, она приготовит свой любимый картофель с луком. Но тут она вспомнила, что дома нет молока.

«Stop and Shop», небольшой местный магазинчик, был как раз по дороге. Карли съехала на стоянку и припарковалась. Она купила молока и упаковку суфле в шоколаде. Не самая здоровая пища, к которой она привыкла после того, как уехала из Техаса, но у нее был длинный день, а иногда можно себя побаловать.

Она расплатилась за покупки и пошла к выходу, но вдруг подумала о темно-коричневом «Шевроле». Понадобится меньше минуты, чтобы выглянуть сзади и посмотреть, нет ли поблизости этой машины. Карли прошла по ряду с крупами и толкнула дверь служебного входа, обрадовавшись, что не зазвенела сигнализация.

Небо затянули тучи, но дождь шел с перерывами, косой ливень сменялся легкой моросью. С боковой улицы вывернула какая-то машина, и на мгновение ее фары осветили плоскую, заросшую травой лужайку вокруг магазина. По спине Карли пробежал холодок, когда она заметила припаркованный на улице коричневый «Малибу» с выключенными фарами. Водитель сидел за рулем и ждал, пока она вернется на шоссе.

Карли даже не поняла, испугалась она или рассердилась, и решила, что и то, и другое. В машине сидел только водитель, а не три головореза, которые напали на нее раньше, так что ей стало немного лучше.

Она подумала позвонить 911, но как только парень увидит мигалки, он уедет, а потом рано или поздно вернется.

Вместо этого Карли вернулась к своему пикапу, оставила пакеты с продуктами на полу, достала из-под сиденья «Глок» и положила его в сумочку.

Через несколько мгновений она уже вернулась в магазин и шла к служебному входу. Парень за кассой был занят с покупателем и не обратил на нее внимания.

Карли достала пистолет, направила его стволом вниз, приоткрыла дверь, выскользнула в темноту и начала тихо обходить «Малибу» сзади. Дождь пошел сильнее, что помогло ей оставаться незамеченной.

Наконец она подобралась достаточно близко к автомобилю, чтобы разглядеть сзади номерной знак «BVX 72W».

Низко пригнувшись, она обогнула задний бампер, прошла вдоль бока и заметила, что стекло с водительской стороны опущено. Мужчина откинулся на спинку сиденья, положив голову на подголовник, его руки расслабленно лежали на руле. Продолжая пригибаться, Карли прошла вдоль машины и, резко выпрямившись, сунула дуло пистолета в лицо мужчине.

— Не двигайтесь или я стреляю!

Мужчина подпрыгнул на шесть дюймов.

— Боже правый! — Его взгляд метнулся к ее лицу, и в глазах мелькнуло узнавание. — Какого черта вы творите?

— Это вы какого черта творите? Почему вы меня преследуете?

Мужчина вздохнул.

— Успокойтесь, ладно? Вы меня напугали. Опустите оружие. Я не причиню вам вреда.

— Я задала вопрос. Почему вы меня преследуете?

— Господи, из-за вас меня уволят. — Он провел рукой по лицу. — Меня зовут Фрэнк Марино. Росс Таунсенд нанял меня и еще пару ребят, чтобы обеспечить вам круглосуточную защиту, следовать за вами и обеспечивать вашу безопасность.

Кусочки мозаики встали на места, и Карли охватил гнев. 

— А Таунсенд работает на Кейна.

Она убрала «Глок» обратно в сумочку, достала мобильник и набрала номер Кейна. Он ответил после первого же гудка.

— Кейн слушает.

— Ты с ума сошел? Из-за тебя мог умереть человек!

— Карли, успокойся. О чем ты говоришь?

— Я говорю о парне по имени Фрэнк, которого ты нанял, чтобы следить за мной. Несколько минут назад я целилась в него из своего девятимиллиметрового «Глока».

Кейн вздохнул.

— Ладно, послушай, я должен был тебе сказать. Я знал, что ты закатишь истерику. Я надеялся, что он окажется достаточно хорош, чтобы ты его не засекла. Кстати, передай ему, что он уволен. Если ты смогла к нему подобраться, то и плохие парни сумеют.

Карли не могла спорить с его логикой. Она повернулась к мужчине в машине, заметив, что у него рыжие волосы, бледное веснушчатое лицо и слегка искривленный нос.

— Кейн говорит, вы уволены.

Фрэнк тяжело вздохнул.

— Мне не нужна охрана, — сказала она Кейну. — Я уже подала документы на разрешение на скрытое ношение оружия. В выходные у меня занятия.

— Проклятье, Карли. Помнишь, что случилось у «Джубала»? Те парни не шутили.

По коже поползли мурашки. Она вспомнила, как гадкая лапища обхватила ее грудь. Поскольку она не хотела об этом думать, то сменила тему.

— Получается, ты уже говорил с Таунсендом? Твой детектив что-нибудь нашел?

— Мы разговаривали по телефону. Он отрабатывал пару вопросов, но пока ничего.

Карли помахала Фрэнку и пошла к своему пикапу, прижимая телефон к уху.

— Я не знаю, что еще мы можем сделать. Я еду домой. Спокойной ночи, Линк.

— Послушай, Карли, дай людям Таунсенда делать свою работу, хотя бы пока мы не получим больше информации. Хуже не будет, если один из них подежурит перед твоим домом. Это может отвадить тех, кто подумывает побеспокоить тебя.

— Мужчины сказали, что они позвонят. Я думаю, так и будет. Когда они позвонят, я тебе сообщу. Спокойной ночи.

Карли нажала отбой и пошла к своему пикапу. В ее жизни и так достаточно сложностей, чтобы переживать еще и о нанятых сторожевых псах.

Линкольн Кейн — огромная заноза в заднице. И все-таки приятно знать, что он волнуется за нее. За много лет мало кто, кроме Джо, хоть немного волновался за нее.

Ведя машину в сторону дома, Карли улыбалась. И лишь покачала головой, заметив фары в паре миль позади. Старина Фрэнк не сдается. Какого хрена? Пусть сидит снаружи дома, если ему так хочется.

Затем машина ускорилась, приближаясь к ней слишком быстро. Рядом взревела еще одна машина, большой черный внедорожник. Карли прошиб страх. Она знала, кто это, знала, что это те же самые мужчины, которые напали на нее около закусочной. Сердце бешено колотилось, кровь стучала в ушах. По венам побежал адреналин.

Она нажала на акселератор, и пикап рванул вперед, вильнув на скользком асфальте, затем набрал скорость. Машина сзади словно приклеилась к ее бамперу, а внедорожник сбоку продолжал прижимать к обочине.

Все три машины с ревом мчались по шоссе. От дворников не было никакого толка. На такой скорости ее может убить любая выбоина. Впереди поворот. Ей ни за что не вписаться на скорости девяносто миль в час, особенно в дождь.

Перед Карли стоял выбор: слететь с дороги на бешеной скорости и погибнуть в лучах славы или сбавить скорость и позволить им выдавить ее на обочину двухполосного шоссе.

Карли подумала про пистолет в сумочке, затормозила и съехала на обочину.

Глава 9

Линк мерил шагами пол огромного, заставленного книгами двухэтажного кабинета, обшитого деревянными панелями, в большом каменном особняке на ранчо. Он все еще был в Айрон-Спрингс. Выйдя из «Дрейк Тракинг», он позвонил пилоту своего вертолета и отложил полет в Даллас на завтрашнее утро. Весь день его грызло нехорошее предчувствие. За годы он научился прислушиваться к своим инстинктам.

Вместо отлета он вернулся на ранчо и позвонил своей помощнице, попросил Милли перенести его встречи со второй половины дня. Завтра ему придется вернуться: существуют дела, которые невозможно отложить. Но как только он их завершит, очистит календарь на весь остаток недели и будет работать удаленно на ранчо.

Когда он приехал, Таунсенда еще не было. Они коротко переговорили по телефону, но Росс прибыл только несколько минут назад. Экономка разместила детектива в апартаментах наверху, затем проводила его в кабинет.

Линк поднял взгляд на Росса, симпатичного парня тридцати лет, с коричневыми волосами и коротко стриженной бородкой.

— Извини, не смог приехать раньше, — сказал Росс. — Хотел проследить несколько ниточек. Решил, что это будет лучшим использованием моего времени.

Линк согласился. Он хотел, чтобы частный детектив делал свою работу. Когда Таунсенд подошел, он вышел из-за большого письменного стола красного дерева, и мужчины обменялись рукопожатием.

— Здесь что-нибудь происходит? — спросил Росс.

— Да, можешь также отменить те вопросы безопасности, что ты организовал. Карли засекла парня по дороге с работы домой и прогнала его. Маленькая ведьма считает, что может сама о себе позаботиться. Учитывая, что она сумела сунуть «Глок» ему в лицо и держать его на мушке, скажу, что, может быть, она и права.

— Дерьмо. Полагаю, он уволен?

— Возможно. С другой стороны, мужики, что напали на нее около «Джубала», из другого теста. Они не раздумывая прикончат ее, если она начнет сопротивляться.

— Это плохо.

Росс кивнул в сторону резного столика красного дерева в углу, на котором лежала открытая папка с документами, и они оба прошли туда.

— Нашел что-нибудь в деле? — спросил Таунсенд, когда они выдвинули по стулу и сели.

— Меня беспокоит один момент. Копы на месте преступления очень быстро закончили с парой, которая обнаружила тело, и не допрашивали их потом.

Росс закивал:

— Возможно, они что-то видели, но вспомнили только недавно. Стоит проверить.

— А ты? Нашел что-нибудь?

Росс рассказал, что беседовал с людьми в округе, копал, пытаясь выяснить, мог ли Мигель Эрнандез работать на Эль Хэфе. Пытаясь узнать как можно больше о наркобароне и его подручных, не вызывая пересудов.

— Пока мы не можем быть уверены, что смерть Эрнандеза связана с Эль Хэфе, — сказал Росс, — но не можем и исключить этого. А значит, угон может быть частью более крупной операции. Велика вероятность, что к этому времени фуру перекрасили и перегнали через границу в Мексику.

— Если в деле участвует Эль Хэфе, то это не просто угон. Парень, который гребет миллионы наркоденег, может позволить себе купить грузовую фуру, если захочет.

В этот момент зазвонил телефон Росса.

— Извини, нужно было поставить на беззвучный. — Он достал мобильник из кармана, чтобы выключить, и взглянул на номер на экране. — Это Марино. Наверное, хочет просить, чтобы ему вернули работу. Я ему перезвоню.

— Ответь, — сказал Линк. Его инстинкты снова врубились на полную. Марино был с Карли меньше часа назад.

— Я занят, — сказал Росс в телефон. — Слышал о твоем маленьком столкновении с клиенткой, так что если это не что-то важное...

Линк не слышал, что говорят на другом конце, но заметил, как Росс быстро взглянул на него, и увидел, что на шее у детектива забился пульс. Что-то случилось. Что-то, имеющее отношение к Карли.

— Включи громкую связь, — велел он.

— Кейн со мной, — сказал Росс Марино и положил телефон на стол. — Повтори с начала.

— Хорошо. Итак, после того как я получил сообщение от мистера Кейна о своем увольнении...

— Об этом позже, — сказал Росс. — Дальше.

— Я поехал обратно в Айрон-Спрингс. Потом подумал, что не помешает проводить леди перед тем, как закончить. Я не хотел, чтобы из-за меня с ней что-нибудь случилось, знаете.

— Фрэнк, переходи к главному.

— Я поехал к ее дому, думая, что она уже доедет к тому времени, как я туда доберусь, но ее еще не было. Я подождал несколько минут, потом решил вернуться и проехать по маршруту, по которому она поехала бы от «Stop and Shop», потому что я ехал другим путем. За несколько миль до магазина я обнаружил ее пикап. Он был припаркован у обочины, но мисс Дрейк в нем не было.

Линк склонился над столом.

— Где вы сейчас?

— Остановился за пикапом. Двери заперты, ключей внутри нет.

— Может, у нее сломалась машина, — предположил Росс, — она ее бросила и поймала попутку до города.

Линк вытащил свой мобильник и нажал кнопку вызова. Вызов сразу переадресовали на голосовую почту.

— Она не берет трубку.

— Думаешь, это Эль Хэфе? — спросил Росс.

Все инстинкты Линка вопили.

— Да.

— Мне позвонить 911? — спросил Фрэнк.

Звонок переведут на шерифа. Линк не доверял Хаулеру. В лучшем случае тот просто дурак. Но если шериф замешан в этом, Карли может умереть.

— Оставайтесь на месте. Мы едем. 

Линк нажал отбой, бросил телефон Россу, схватил со спинки стула ветровку и вышел из кабинета.

По дороге в гараж он снова набрал Карли. Ничего. Линк нажал код, и дверь гаража поползла вверх, а Росс сунул руку под куртку, проверяя пистолет в наплечной кобуре.

После тюрьмы Линку разрешалось только хранить оружие дома для защиты. Он был рад, что Росс вооружен.

Они запрыгнули в машину. Стоявший в другом боксе «Мерседес» был быстрее, но если они найдут следы Карли, то может понадобиться ехать по пересеченной местности, а у внедоожника полный привод.

Они надежно пристегнулись. Весь день дождь то лил, то прекращался, так что дороги были скользкими. Линк быстро выехал задом из гаража, развернулся и ударил по газам. Включились дворники, и машина рванула по длинной подъездной дороге в сторону шоссе. Росс запустил GPS приложение, чтобы определить местонахождение Фрэнка, который ждал их на месте похищения.

Линк не сомневался, что это именно похищение. Эль Хэфе захотел поговорить с Карли. Он ждал своего шанса и сегодня заполучил его.

Его охватил гнев на Фрэнка Марино. Он не любил некомпетентность. И еще больше не любил, когда в результате этой некомпетентности мог пострадать небезразличный ему человек.

Он отогнал эту мысль прочь и прибавил скорость, поехав по темной двухполосной дороге на максимальной скорости, которую мог выжать из внедорожника, не оказавшись при этом в кювете. Когда дождь утих, а затем и вовсе прекратился, он поехал еще быстрее.

— Почти приехали, — сказал Росс. — Вон за тем поворотом.

Линк снизил скорость, повернул и увидел на обочине встречной полосы белый пикап с логотипом «Дрейк». Позади стояла темно-коричневая «Шеви Малибу».

Линк резко затормозил большой «GMC», заглушил двигатель, вышел и перешел через дорогу к брошенному пикапу Карли. Когда подошел Фрэнк Марино, его кулаки непроизвольно сжались. Дни драк закончились, напомнил он себе.

— Мистер Кейн, мне очень жаль.

Линк поднял ладонь. Он не хотел слышать оправданий Марино.

— Хорошо, — сказал Фрэнк. — Я понял. Дело в том, что я обнаружил в грязи следы шин. Одна машина позади пикапа, и одна на соседней полосе. Думаю, они ее заперли. Она, вероятно, пыталась их обогнать. — Он слабо улыбнулся. — После встречи с ней могу сказать, что она ни за что не остановилась бы сама.

Гнев Линка поутих. Да, она попыталась бы сбежать. Пока версия Марино казалась точной.

— Продолжайте.

— Она видит поворот, понимает, что не впишется на такой скорости, поэтому тормозит и останавливается.

— Звучит правдоподобно. Нам надо выяснить, что случилось потом.

— У нее был пистолет, — сказал Фрэнк. — Вряд ли она просто села к ним в машину и дала себя увезти.

— А может дала, — заговорил Росс. — Может, она сунула пистолет в сумочку. Может, они ее не обыскали. Может, она все еще вооружена.

— Возможно, — сказал Линк, — но думаю, что она не поехала бы с ними без борьбы.

Он осмотрел место за пикапом, где останавливался чужой автомобиль, ничего не нашел, перешел дорогу и осмотрел другую обочину. Линк опустился на колено и поднял маленький лоскуток мокрого хлопка.

Он повернулся к Фрэнку.

— Помнишь, во что она была одета?

Фрэнк кивнул.

— Да, симпатичная блузка с оборками, вроде нежно-розовая с бледно-голубыми цветочками. Помнится, она облегала ее гр...

Суровый взгляд Линка оборвал слова. Он показал кусочек ткани.

— Такая?

Фрэнк кивнул:

— Розовая с голубым. Похоже на обрывок оборки.

— Итак, она пыталась сбежать, но они заставили ее сесть в машину. Вероятно, в тот большой внедорожник, который мы видели у «Джубала». 

Линк посмотрел на дорогу, проследил взглядом за следами шин в грязи, увидел, где машина выехала задом на правую полосу и поехала в сторону Айрон-Спрингс.

— Может быть, она оставила этот кусочек ткани специально. Если так, то она оставила след. Едем.

* * *

Карли сидела на стуле с прямой спинкой, на глазах у нее была повязка, руки связаны за спиной пластиковой стяжкой, а ноги стояли на грубом бетонном полу. Она понятия не имела, куда ее привезли. Щека до сих пор ныла в том месте, куда ее ударил один из мужчин, вытеснивших ее с дороги.

Она подавила мрачную усмешку. Чтобы отнять у нее пистолет, потребовалось четыре человека. Она трижды спустила курок, мужчины прыгали вокруг и ругались, но они прижали ее во время борьбы, и выстрелы ушли в никуда.

Прежде чем они завязали ей глаза, она узнала одного — урода, который лапал ее грудь около закусочной. Один из подельников назвал его Лопезом. Усатый громила тоже был здесь. Она услышала, как к нему обращались «Кучильо», что на испанском значит «нож». Но сегодня он и остальные вели себя хорошо, поскольку их босс, Эль Хэфе, ждал, когда ее привезут.

Карли услышала тяжелые шаги, когда их лидер вышел вперед. Она понимала, что ему что-то нужно от нее, иначе она уже была бы мертва. Это придало ей смелости держаться уверенно, хотя на самом деле она была напугана до смерти.

— Наконец-то мы встретились, сеньорита Дрейк, — сказал мужчина.

— А вы... должно быть, Эль Хэфе.

— Sí, верно.

Карли постаралась не обращать внимание на колотящееся сердце.

— Вы велели привезти меня сюда. Они сказали, вы хотите поговорить. Что вам нужно?

Мужчина взял ее за подбородок и приподнял ее голову. Она не могла видеть его, но почувствовала мозоли на пальцах.

— Я только хочу подружиться. Видите ли, скоро мы станем деловыми партнерами.

Карли покачала головой:

— Ни за что. Никаких шансов.

Из-под края повязки она разглядела пару черных кожаных кед с белыми резиновыми подошвами. Значок «Феррагамо» сбоку говорил о том, что стоить они должны около тысячи долларов. И довольно большого размера. Эль Хэфе оказался немаленьким мужчиной.

— Вы меня не слушаете. — Он дал ей пощечину, не сильную, но и не слишком слабую. С достаточной силой, чтобы наверняка привлечь ее внимание. — Так или иначе мы будем работать вместе. Вы можете сделать это сложным для себя или легким. — Он дал ей еще одну обжигающую пощечину, на этот раз сильнее. — Comprende, chica?[4] Ну, так как это будет?

Сердце Карли неслось вскачь. Дыхание участилось. Ей нужно успокоиться, взять себя в руки и начать ясно мыслить, пока он не причинил ей серьезного вреда.

— Я не понимаю, чего вы от меня хотите.

— Того же, что вы делаете каждый день. Вы будете предоставлять фуры, когда нужно, и отправлять их в указанное место. Их загрузят, и вы доставите товары туда, куда скажут. В обмен вы получите очень хорошее вознаграждение. Больше не будет проблем с деньгами, а? За три месяца вы заработаете больше, чем вся ваша компания за год.

Карли подавила порыв предложить ему засунуть свои требования туда, где не светит солнце. Она хотела остаться в живых, а Эль Хэфе явно был опасным типом.

— Заманчивая сумма. В чем подвох?

— Подвох? Подвох в том, что выбудете делать то, что я скажу. Вы не будете задавать вопросов. Вы будете следовать инструкциям. Вы будете делать все в точности, как вам скажут. Вот в чем подвох, чика. И выбудете держать свой красивый ротик на замке. Вы не будете обсуждать этот разговор или наше деловое соглашение ни с кем.

Карли не ответила. Она подумала про Линка, с неохотой признав, что он оказался прав: ей следовало согласиться на его защиту.

— Каково ваше решение?

Она прикусила губу, притворившись, что обдумывает сделку.

— Сколько у меня времени на раздумья?

Он ударил ее достаточно сильно, чтобы у нее треснула нижняя губа.

— Ваше время уже истекло.

Она почувствовала струйку крови в уголке рта.

— Тогда, полагаю, мой ответ «да».

— Очень мудрый выбор.

Он обратился к остальным мужчинам. Всего их было пятеро, скорее всего, та же шайка, что напала на нее возле «Джубала» или сидела в машине. Один из них Лопез.

— Отвезите сеньориту обратно к ее пикапу. — Эль Хэфе противно интимным движением стер кровь с ее подбородка, и Карли передернуло. — Мы скоро свяжемся с вами.

Он развернулся и пошел прочь, Карли слышала скрип его шагов по бетонному полу.

Двое мужчин схватили ее за руки и рывком подняли со стула.

— Пора ехать, чика, — сказал Лопез.

Карли не протестовала, когда они выволокли ее из здания и посадили обратно во внедорожник. Эти мужчины не причинят ей вреда. В данный момент она находится под защитой Эль Хэфе. К сожалению, как только он поймет, что она не собирается подчиняться его планам, ее ожидает очень внезапный и опасный конец.

Водитель завел двигатель, и внедорожник затрясся по грязной проселочной дороге обратно в ту сторону, откуда они приехали. Похоже, она по крайней мере переживет эту ночь.

Карли дрожала, стараясь не думать о том, что случится, когда ее отсрочка закончится.

Глава 10

Линк ехал по дороге, высматривая следы, где машина, везущая Карли, могла съехать с шоссе. Но дождь возобновился, превратившись в обложной ливень, и любые следы, которые еще могли остаться, смыло.

— Мы ее не найдем, — сказал Росс. — Нужно звонить шерифу, вызывать его помощников на поиски.

У Линка внутри все сжалось. Интуиция подсказывала, что подключать копов — ошибка. Но Росс прав. Нельзя просто бросить Карли. Нужно что-то делать, и делать быстро.

Линк сбросил скорость, развернул машину и поехал обратно к пикапу Карли. Фрэнк остался там на случай, если она вернется. Линк хотел осмотреть все вокруг в последний раз перед тем, как звонить Хаулеру — перед тем, как вручить жизнь Карли в руки человека, которому не доверяет.

Он нажал на акселератор, беспокойство съедало его изнутри. Нужно было поступить по-другому, найти способ убедить ее, что опасность серьезная. Он несет за нее ответственность. Он дал слово Джо.

— Притормози, — сказал Росс. — Кто-то идет по дороге впереди.

Линк немного снизил скорость и увидел одинокую фигурку, бредущую по обочине по направлению к пикапу, опустив голову и сунув руки в карманы промокших насквозь джинсов. Фары осветили женщину, которую он моментально узнал. Линк остановился позади нее, воткнул парковочную передачу, выпрыгнул из машины и побежал.

— Карли!

Она повернулась на звук своего имени, поняла, кто ее позвал, и побежала к нему.

— Линк!

Карли с разбега врезалась в его грудь, и он крепко обнял ее обеими руками.

— Карли. Милая, ты в порядке?

Его трясло. Он не понимал, от облегчения или от страха.

Она всхлипнула и вцепилась в нейлоновую куртку, которую он надел поверх футболки. Уткнулась лицом ему в грудь и просто держалась за него.

Линк гладил ее по голове.

— Все хорошо, милая. Все хорошо.

Карли подняла голову, посмотрела на его лицо и, кажется, впервые поняла, что происходит.

— Я... я мокрая и... и грязная. Я испачкаю твою одежду.

Он прижал ее ближе.

— Да плевать на одежду. Только скажи, что ты в порядке.

Она сглотнула и кивнула.

— Я... я в порядке.

Он не отпустил ее, просто подхватил на руки и зашагал к своей машине. Ее тело расслабилось в его руках, и он молился о том, чтобы она сказала правду и кто бы ее ни похитил, он не причинил ей вреда.

Росс сел за руль. Линк забрался на пассажирское сиденье, устроил Карли у себя на коленях и включил печку, надеясь, что это остановит дрожь, пробегавшую по всему ее телу.

— Это Росс Таунсенд, — сказал он, стараясь сохранять спокойствие. — Частный детектив, с которым ты говорила по телефону.

Росс коротко взглянул на нее.

— Рад, что с вами все хорошо, мисс Дрейк.

— Просто... просто Карли. — Она повернулась обратно к Линку. — Это был Эль Хэфе. Ты был прав. Я должна была послушать тебя.

— Я не хочу быть правым. Я только хочу, чтобы ты была в безопасности.

Несколько мгновений она позволила себе отдохнуть на его груди. Когда дрожь начала стихать, она села и скользнула с его коленей на сиденье рядом. 

— Мне нужно рассказать тебе, что произошло, но сначала я... Я должна добраться до своей машины. Она... она на дороге недалеко отсюда.

— Мы заберем ее завтра.

— Пожалуйста, я просто... я хочу домой, Линк, пожалуйста.

Он посмотрел на нее и заметил, что один уголок ее губ припух. Его окатила волна ярости. Он хотел знать, какого дьявола произошло, какого дьявола происходит. Он хотел быть уверен, что больше с ней не случится ничего подобного.

— Ты слышал леди, — сказал он Россу. — Отвезем ее к пикапу. Ты поведешь его к ее дому, а Фрэнк поедет следом за тобой. 

Он не стал говорить, что как только они туда доберутся, он останется с Карли, а Фрэнк отвезет Росса обратно на ранчо.

Росс завел «GMC» и поехал вперед по шоссе.

Через несколько минут после слабых протестов Карли была пристегнута на пассажирском сиденье его машины, а Линк вернулся за руль. Росс и Фрэнк ехали следом на «Форде» и «Шеви Малибу».

Дождь снова усилился и застучал по лобовому стеклу. Шорох дворников нарушал тишину в салоне.

Карли сохраняла молчание.

Обеспокоенный, Линк начал рассказывать, как они нашли ее, надеясь, что его слова как-то разрядят обстановку.

— После того как ты оставила Фрэнка около магазина, он решил проехать мимо твоего дома и убедиться, что ты благополучно добралась. Когда ты так и не появилась, он поехал обратно к «Stop and Shop», чтобы проследить твой путь оттуда. Он обнаружил твой пикап на обочине дороги, но тебя внутри не было, так что он позвонил Таунсенду, который остановился на ранчо. Мы с Россом вернулись к твоему пикапу и начали попытки выследить тебя оттуда.

Карли подняла глаза на него.

— Я рада, что ты не позвонил шерифу. Если бы там появились копы... 

Она не договорила, снова уставившись в окно.

— Поэтому я и не позвонил. Боялся, что так будет хуже для тебя.

Карли откинулась на спинку сиденья, продолжая следить за дождевыми каплями, стекающими по стеклу.

— Они отняли у меня пистолет, — тихо сказала она. — Мне удалось сделать несколько выстрелов, но их было четверо. Они прижали меня, и я никуда не попала.

Он подавил свой норов. Если она поймет, как он на самом деле зол, будет только хуже.

— Куда они тебя отвезли?

— Не знаю. Мне завязали глаза. Единственное, что я знаю об Эль Хэфе, что он носит высокие кеды за тысячу долларов и они как минимум двенадцатого размера.

— Значит, тебе не удалось посмотреть на него.

— Нет. Но у него глубокий хриплый голос, и он говорит с испанским акцентом. Я помню, что его ступни смотрели внутрь, как будто он немного косолапит.

— Он тебя ударил? — спросил Линк, стараясь, чтобы вопрос прозвучал спокойно, хотя испытывал совершенно противоположные чувства.

— Он ударил меня несколько раз, чтобы донести свою мысль.

Линк стиснул руки на руле.

— И что за мысль?

— Он хочет, чтобы «Дрейк Тракинг» начала работать на них. Мы должны перевозить его товары — какие бы они ни были — туда, куда он хочет. Не задавая вопросов. В ответ он платит кучу денег.

— А если ты не станешь этого делать?

— Он не сказал точно, но полагаю, он меня убьет.

* * *

Карли позволила Линку помочь ей выйти из машины и проводить в дом. Он проверил весь дом, а Росс Таунсенд припарковал ее пикап в гараже и уехал с Фрэнком.

— Никого, — сказал Линк. — И не похоже, что кто-то был.

— Думаю, они на время оставят меня в покое. — Карли прошла через гостиную к входной двери. Ей нужно, чтобы он ушел. Ей нужно взять себя в руки. — Я очень признательна за все, что ты сделал сегодня. Ты хороший друг, Линк. Дедушка Джо был бы очень благодарен.

Она начала открывать дверь, но Линк закрыл ее.

— Почему бы тебе не пойти в душ? Помойся и ложись в кровать. Я буду спать здесь на диване.

Она начала качать головой.

— Ты не обязан это делать. Те парни не вернутся сегодня. Эль Хэфе озвучил свое послание громко и четко. Ты можешь ехать домой. Я буду в порядке.

— Карли, я не уйду. Не сегодня. Я должен быть здесь. Должен быть уверен, что ты в безопасности.

Было в этих зеленых глазах что-то, чего она не могла разобрать. Возможно, беспокойство? Сожаление, что он не сумел ее защитить?

Она положила ладонь ему на щеку, почувствовав колючую ночную щетину.

— Я ценю все, что ты стараешься сделать, Линк, правда, но...

— Я остаюсь, — сказал он, и вся нежность, вызванная этими зелеными глазами, вылетела в трубу.

— Ты уходишь и точка.

Карли сделала пару шагов и рывком распахнула дверь.

Линк захлопнул ее.

— Я остаюсь. Утром мне надо возвращаться в Даллас. Сегодня ночью я остаюсь здесь.

Она уперла руки в бедра.

— Черт бы тебя побрал, я так не могу! Не сегодня! — К глазам подступили слезы. — Ты что, не понимаешь? Я не могу, чтобы ты был здесь, после того, что случилось!

Он схватил ее за плечи.

— Ты сказала, что он не причинил тебе вреда. Ты сказала...

— Он мне не навредил! Он просто напугал меня до чертиков! Я все еще боюсь! Вот почему ты должен уйти!

— Я тебя не понимаю.

У Карли вырвалось рыдание. Она отвернулась от Линка и прошла в кухню, глаза заволокло слезами. Линк подошел сзади и прижал ее спиной к своей груди. Ей захотелось развернуться и просто уткнуться в него, почувствовать, как ее обнимают эти большие крепкие руки, услышать, как он говорит, что она в безопасности.

— Что такое? — тихо спросил Линк. — Скажи мне.

Она повернулась и посмотрела на него, вытирая мокрые щеки.

— Ты такой сильный, такой чертовски большой и все можешь. Когда ты рядом, я превращаюсь в беспомощную плачущую женщину. Мне хочется просто передать тебе все мои проблемы, чтобы ты позаботился о них, позаботился обо мне. Я ненавижу себя за это. Я слишком много работала, чтобы научиться самой заботиться о себе.

— У меня широкие плечи, Карли. Мне не сложно снять немного груза с твоих.

— Мне сложно, Линк! Я не хочу зависеть от тебя или кого-то еще!

Он стиснул зубы.

— Если ты не собираешься вызвать шерифа, чтобы он выкинул меня вон, я остаюсь. Завтра я организую твою охрану, на этот раз настоящую. У тебя будет круглосуточный телохранитель. Я обещал твоему деду и не нарушу свое слово.

Карли охватило раздражение, и темперамент взял свое. Она размахнулась, но так и не ударила его слишком красивое лицо. Линк поймал ее запястье и не отпускал. Жар его пальцев, мозоли, которые Карли не ожидала почувствовать, заставили ее соски затвердеть. Он стоял так близко, что она видела золотистые ободки вокруг его зрачков.

Ноздри Линка раздувались, взгляд впился в нее, и дыхание Карли сбилось с ритма. Ей хотелось поцеловать его даже больше, чем ударить.

Он потянул ее к себе, пока их тела не соприкоснулись. Карли задохнулась от ощущения твердого бугра под его молнией, осознав, что он так же неистово возбужден, как и она.

— Мы... не можем, — прошептала она.

Несколько долгих мгновений они просто стояли и смотрели друг на друга, часто дыша. Затем Линк отпустил ее и сделал шаг назад.

— Иди в душ, — мягко сказал он. — Сними мокрую одежду и согрейся. Сегодня я буду спать на диване. Завтра мы что-нибудь придумаем, найдем компромисс, хорошо?

Карли сглотнула. Губу дергало, все тело болело. Ей снова захотелось плакать.

Линк коснулся ее щеки.

— Мы поговорим и найдем решение. Карли, можешь мне довериться.

Наконец Карли кивнула и, развернувшись, вышла в коридор. Это же Линкольн Кейн. Он сколотил состояние за столом переговоров. Он знает, как управляться с людьми, как получить то, что хочет. Он знает, что ее влечет к нему. И может использовать это влечение, чтобы манипулировать ею, подчинить своей воле.

И все равно она ему доверяла. Больше, чем любому мужчине, которого знала. Кроме дедушки Джо.

Карли подумала о нем в своей гостиной. Метр девяносто, больше девяноста килограммов чистых мужских мышц, охраняющих ее.

Что бы она ни говорила, было хорошо знать, что по крайней мере сегодня ночью она в безопасности.

* * *

Линк ударил по неудобной подушке, которую нашел в шкафу в коридоре, и сунул ее под голову. Он был слишком длинным для старого и, мягко говоря, неровного дивана. Посреди ночи он услышал тихие шаги и понял, что это Карли принесла одеяло и накрыла его, думая, что он спит.

Ему удалось урывками поспать несколько часов, но этого недостаточно. По крайней мере больше не было никаких происшествий.

Он думал о том, что она сказала: что отказывается становиться человеком, который нуждается в чьей-либо заботе, что она слишком много работала, чтобы научиться самой заботиться о себе

Он знал ее историю. Ее мать была наркоманкой и умерла от передозировки, когда Карли было десять лет. Джо забрал ее к себе и вырастил. Он говорил, что обе его дочери были слабыми женщинами, не способными справиться с жизнью. И обе уже умерли.

Джо научил Карли полагаться только на себя, идти по жизни без него или кого-либо еще.

Линк невесело улыбнулся. Когда дело коснулось Эль Хэфе, предусмотрительность Джо сыграла злую шутку. Карли нуждалась в помощи, но упорно отказывалась ее принимать.

Дождь закончился несколько часов назад. Сквозь шторы в тусклую гостиную пробивался серый свет. Линк скатился с дивана, натянул джинсы и тихо прошел в ванную в конце коридора.

Через несколько минут он вернулся в кухню, отыскал на столешнице кофеварку и заварил свежий кофе.

Ему нужно было ехать. Пилот прилетит за ним на ранчо меньше, чем через час. Кофе начал закипать и капать в колбу, распространяя крепкий аромат первой чашки.

Линк отыскал пару кружек и поставил их на столешницу. Подняв голову, он увидел идущую по коридору Карли в пижамных шортах, открывающих длинные сексуальные ноги. Майка мягко облегала полную грудь, а спутанные светлые волосы рассыпались по плечам.

Он подумал о том, что едва не случилось ночью, и в крови вспыхнуло желание.

Подойдя к кухне, Карли заметила его и вздрогнула, словно очнувшись от транса. Ее большие голубые глаза пробежались по его голой груди, по татуировке на бицепсе и опустились на бугор в джинсах. Ее взгляд показался Линку ударом электрохлыста и сделал его еще тверже.

— Я... Мне нужно в душ, — сказала Карли, развернулась и пошла по коридору в противоположную сторону.

Ему самому нужен душ, долгий ледяной душ, но сейчас не было времени. 

— Удели мне минуту. Я должен возвращаться в Даллас и был бы признателен, если бы мы могли поговорить, прежде чем я уйду.

Она глубоко вздохнула, повернулась, вошла в гостиную и плюхнулась на стул.

— Что?

Линк надел футболку, и Карли, кажется, расслабилась. Он сел напротив.

— Давно у тебя не было выходного?

Улыбка тронула ее губы.

— Ты имеешь в виду с тех пор, как я вернулась в Техас? Дай подумать... если считать дедушкины похороны, то один.

— Так я и думал. Мне нужно возвращаться в Даллас, но не обязательно оставаться там. Я подумал, может, тебе поехать со мной? Я летаю на вертолете, так что дорога занимает всего несколько минут. Как только я закончу с делами, мы можем вернуться сюда.

— И что я буду делать, пока ты работаешь? Я не могу отправиться по магазинам — у меня нет денег. Даже если и были бы, мне не нужна одежда. Кроме того, у меня много работы в офисе.

— Ты можешь взять часть работы с собой. Мы выделим тебе стол. Ты немного передохнешь от Айрон-Спрингс, и мне будет спокойнее знать, что ты в безопасности.

Она наклонилась вперед на стуле, и Линк заставил себя не пялиться на мягкие полушария под майкой. Пришлось сжать руки в кулаки, чтобы не потянуться к ним.

— А завтра, Линк? А послезавтра? Ты не можешь защищать меня каждую минуту.

— Может, и не каждую, но если...

Он замолчал, увидев, что она прищурилась, словно заметив приближающийся удар.

— Если что? — спросила она.

— Если ты поживешь на ранчо, то будешь в гораздо большей безопасности, чем здесь.

Она округлила глаза.

— Ты с ума сошел? Я не могу просто взять и поселиться у тебя.

— Карли, площадь дома тысяча четыреста квадратных метров. Это не будет выглядеть, словно мы живем вместе. Все спальни имеют собственные ванные. Нам даже не придется видеться. Дело в том, что ранчо обнесено забором, и там круглосуточная охрана.

Она замотала головой.

— Там живет куча людей. Вчера ночевал Росс Таунсенд. 

Линк взял ее за руку. Прикосновение послало новую порцию жара в пах. На лице Карли расцвел румянец и распространился по груди.

Линк отпустил ее руку, но продолжил говорить:

— Я прошу об этом в качестве услуги. Я дал обещание. Помоги мне его сдержать.

Он обвел взглядом тусклую, обшарпанную гостиную. В свое время Джо мог позволить себе отремонтировать ее, если бы хотел, но после отъезда Карли дом устраивал его и в таком виде.

— Там есть бассейн, — сказал Линк, надеясь заманить ее. — И пара бассейнов поменьше с теплой водой. В каждой гостевой ванной есть джакузи. Я приглашу повара приходить и готовить еду. Можешь считать это мини-отпуском.

Карли внимательно смотрела на него. Она выбросила из дома много хлама и перекрасила кухню, но даже отремонтированный, ее дом не сравнится с ранчо «Черная земля». Какая женщина откажется провести несколько дней, наслаждаясь безупречной роскошью?

— Но ты будешь работать в Далласе, да? — спросила она.

— Не на этой неделе. На следующей.

Если только не возникнет необходимости находиться рядом, но этого он не сказал.

— И я все равно смогу ездить на работу каждый день?

— Я бы хотел, чтобы у тебя была личная охрана, но да, ты определенно можешь ездить на работу или куда захочешь.

Карли вздохнула.

— Даже если я соглашусь, это не решает проблему. Что мне делать с Эль Хэфе? Этот человек ожидает, что я присоединюсь к его преступной империи. Один Бог знает, чего он от меня хочет. Что бы это ни было, если я это сделаю, то могу попасть в тюрьму. Если не сделаю, могу умереть.

— Поехали в Даллас. У меня есть парочка идей, но нам нужно их обсудить, а мне уже пора. Поедешь со мной?

Ему не понравилось, что Карли слишком долго колебалась, но наконец она вдохнула и медленно встала со стула.

— Хорошо, но мне нужно несколько минут, чтобы собраться. Как только ты вернешься в Даллас, то станешь горячим миллиардером Линкольном Кейном. Не хочу выглядеть бедной родственницей.

Линк хохотнул.

— Можешь не торопиться.

Ему нужно быть в офисе, но он найдет способ все уладить. Он не сказал Карли, что на утренней встрече будет губернатор.

Не хотел, чтобы она передумала.

Глава 11

Из окна Карли смотрела, как большой черный вертолет с красно-черным логотипом «Тексам», изображавшим штат Техас, завис, а затем сел на пустое поле рядом с домом. Поскольку они уже опаздывали, Линк позвонил своему пилоту и изменил место посадки.

— У меня встреча, которую я не могу пропустить, — сказал он Карли. — Пора идти.

Взяв сумку, которую она собрала, чтобы они могли сразу отправиться на ранчо, когда вертолет вернется в Айрон-Спрингс, он направился к двери.

Карли перекинула через плечо ремень сумки с ноутбуком, захватила бежевую сумочку от «Шанель», которая сочеталась с ее абрикосовым костюмом и темно-синей с абрикосовым принтом шелковой блузкой и торопливо вышла впереди Линка.

Она не врала насчет того, что ей не нужна одежда. Она была настоящей модной дивой, когда летала из аэропорта Джона Кеннеди в Париж. Кажется, впервые ее траты окупились.

Она спустилась с крыльца и пошла к полю. Было нелегко бежать по грязной неровной земле в туфлях от Гуччи. Когда она споткнулась, Линк ее удержал.

— Подожди здесь. Я сейчас.

Он снял с ее плеча ноутбук, отнес его и сумку в вертолет, потом вернулся и поднял Карли на руки, прижав к груди — большой, мощной груди, которая, как она теперь знала, была именно такой великолепной, как рассказывала Ровена.

Пронеся Карли под вращающимися лопастями, Линк посадил ее в вертолет, залез следом за ней и устроил свое крупное тело в кожаном кресле рядом.

Пилот снял наушники с микрофоном.

— Готовы, мистер К?

— Диллон, это мисс Дрейк.

Линк пристегнулся, и Карли сделала то же самое.

— Приятно познакомиться, мисс Дрейк, — протянул Диллон, привлекательный брюнет чуть младше тридцати.

Она открыла было рот, чтобы сказать, что предпочитает, чтобы он звал ее по имени, но взглянула на Линка и решила, что это плохая идея.

Линк только улыбнулся и сказал:

— Она предпочитает, чтобы ее называли Карли.

Одетый в крахмальную белую рубашку и черные слаксы, Диллон коснулся козырька фирменной бейсболки «Тексам», ослепительно улыбнулся и вернулся к управлению вертолетом.

Линк показал на наушники рядом с ее креслом, и Карли надела их, пока вертолет поднимался. От ощущения полета в животе стало пусто, но она не думала, что полет ее побеспокоит, особенно после всех полетов, что она совершила, некоторые в весьма сложных погодных условиях.

По дороге они немного поболтали, но, как и сказал Линк, полет чуть больше семидесяти миль до его офиса не занял много времени. Сверху поля вдоль дорог казались Карли лоскутным одеялом. Темно-зеленые посадки контрастировали с черной почвой и группами домов.

— Намного меньше пробок, — сказал Линк, когда вертолет достиг города и завис, а затем сел на крышу многоэтажного здания из зеркального стекла на севере Далласа.

Когда они вышли, один из парней, ожидавших на крыше, забрал ее ноутбук, а Линк взял ее за руку и потянул к матовой хромированной двери, которая оказалась лифтом. Карли заметила точно такую же на противоположной стороне крыши.

— Один ведет в мой кабинет, второй — в кабинет Бо.

Лифт спустился и открыл двери прямо во впечатляющий кабинет с большими окнами. Карли успела заметить только широкий стол тикового дерева и кожаные кресла карамельного цвета.

Линк потянул ее к двери в стене, на мгновение заколебался, потом открыл дверь и провел Карли внутрь.

— Где мы?

— В моих личных апартаментах. Гостиная, спальня и ванная комната. Если время поджимает, я могу принять здесь душ и одеться или поспать несколько часов. Поскольку мы уехали прямо из твоего дома, мне нужно переодеться. Дай мне несколько минут, и я вернусь.

Карли кивнула, и Линк скрылся в спальне, что дало ей возможность обойти компактную гостиную. Кожаный диван и стулья сочетались с мебелью в кабинете Линка, столы и встроенные книжные полки тоже были из тика.

Книги в кожаных переплетах: «Приключения Гекльберри Финна» Твена рядом с «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли и стихи лорда Байрона. Карли стало интересно, правда ли он читал их все, и интуиция подсказывала ей, что да.

На полках стояли фотографии, не много. Привлекательный мужчина с немного отросшими черными волосами и высокими скулами, в гоночном комбинезоне, стоял рядом с Линком, они обнимали друг друга за плечи и широко улыбались.

Наверное, Линк со своим партнером Бо Ризом.

Риз был широкоплечим, но более сухощавым, не таким мускулистым, как Линк, и на несколько сантиметров ниже, но все равно очень высоким и очень привлекательным мужчиной.

Карли перевела взгляд на другую фотографию, более молодого мужчины в камуфляжной форме. Она понятия не имела, кто это, но... Она рассматривала его удивительно красивое лицо и углядела маленькую ямочку на подбородке.

Она не знала, кто это, но была уверена, что они с Линком родственники.

— Это мой брат, — сказал Линк, подходя к Карли сзади. Она уловила едва заметный аромат одеколона. — Джош — морпех, служит в Афганистане.

— Я не знала, что у тебя есть брат.

— Единокровный брат.

В темно-синем костюме от Армани в очень тонкую полоску и белоснежной сорочке с запонками, Линк выглядел потрясающе. И совершенно недосягаемым. Больше не было байкера или сильного полуобнаженного мужчины, которого Карли видела утром в своей гостиной.

— Я тоже не знал, — сказал он, — пока пять лет назад Джош не прислал мне записку. Он писал, что знал обо мне некоторое время, но не был уверен, как я отнесусь к взявшемуся неизвестно откуда младшему брату. Уверен, Джош считал, что я подумаю, будто он охотится за моими деньгами.

— А что ты?

— Я, конечно, тщательно его проверил. Джош из хороших парней. Он снайпер спецназа, много лет служит своей стране. Наш старик был пьяницей. Он обращался с моей матерью, как с боксерской грушей, пока я не вырос достаточно, чтобы остановить его. Она заболела раком и умерла, и мой старик свалил. Очевидно, он задурил голову какой-то другой женщине, стал жить с ней и заделал ей ребенка. По крайней мере ему хватило мужества жениться на ней, прежде чем он снова свалил.

— Ох, Линк.

— Брат — единственное хорошее, что мой старик сделал для меня.

Ее сердце рванулось к нему. Сейчас у него есть так много, но рос он в бедности.

Линк взглянул на тяжелые золотые «Ролекс» на широком запястье.

— Послушай, мне нужно идти. Милли, моя помощница, знает, что ты здесь. Она устроит тебя за одним из столов, или можешь поработать прямо здесь. В следующие пару часов у меня сплошные встречи. Мы пообедаем, потом еще немного поработаем и поедем домой. Годится?

— Все прекрасно.

Он развернулся и вышел, вновь скрывшись в своем кабинете, а в груди Карли поселилась тяжесть. Здесь она чувствовала себя не в своей тарелке. Как будто она упала в кроличью нору и не может проснуться.

Ее пугало не богатство. Работая в первом классе «Дельты», она видела много состоятельных мужчин, с некоторыми даже встречалась.

Дело было в Линке, уверенном в себе бизнесмене, которого она только мельком видела на похоронах. В мужчине, который управлял многомиллиардной корпорацией. В мужчине, который так же комфортно чувствовал себя в костюме за две тысячи долларов, как и в джинсах.

Она еще никогда не была так благодарна за то, что на ней дорогой дизайнерский костюм.

Раздался тихий стук в дверь, которую она не заметила в гостиной. Карли подошла и открыла ее, на пороге стояла изящная брюнетка.

— Меня зовут Милли, — представилась она. — Добро пожаловать в «Тексам Энтерпрайзис».

— Я Карли Дрейк. Приятно познакомиться.

Милли улыбнулась.

— Линк обычно никого не приводит в свои личные апартаменты. Должно быть, вы особенная.

— Скорее особенные обстоятельства.

— Хорошо. Давайте устроим вас. Линк проводит встречи в своем кабинете. Мы поставим ваш ноутбук на один из столов, или, если хотите, можете работать здесь.

Карли предпочла бы посмотреть, что происходит в компании такого размера. Может, она даже научится чему-нибудь.

— Стол подойдет.

На самом деле это оказалась кабинка, просторная и почти открытая. Карли могла видеть, что происходит вокруг, и заниматься работой.

А вокруг кипела бурная деятельность, хорошо одетые мужчины и женщины быстро передавали информацию, входили и выходили из конференц-зала. Но во владения Линка не заходил никто.

Через час или около того дверь его кабинета открылась, и оттуда вышел мужчина. Карли моргнула, присмотрелась и снова моргнула. Мать честная, это же губернатор.

Определенно у Линкольна Кейна имеются очень могущественные друзья.

Она вернулась к работе, отправила несколько электронных писем Донне. Ее офис-менеджер собирала некоторую информацию, которую запросил Линк, чтобы выдать кредит, в котором Карли так отчаянно нуждалась.

Эта мысль ее беспокоила. Ей не нравилось быть обязанной ему любым образом. Ей также не нравилась идея, что в результате он может завладеть контрольным пакетом «Дрейк Тракинг».

Но поскольку кредит был необходим, у Карли не осталось выбора. Она открыла бухгалтерские записи «Дрейк» за последние пять лет и отправила их приложением по адресу, который ей дали в бухгалтерии «Тексам», потом вернулась к работе.

Она старалась не слишком задумываться о проблемах, с которыми столкнулась в «Дрейк». Она также старалась не думать об Эль Хэфе и нависшей над ее головой угрозой, но это получалось хуже.

В половине второго Линк вышел из своего кабинета. Их ожидал седан, чтобы отвезти в расположенный недалеко ресторан под названием «У Пьеро».

Черноволосый метрдотель просиял при виде Линка.

— Мистер Кейн, рад видеть вас. Ваш обычный столик готов. Прошу... следуйте за мной.

Он провел их в отдельную кабинку в дальней части, где Карли обнаружила белые скатерти и приличную виную карту. Но они не стали заказывать вино.

Еда была итальянской и очень вкусной, но одолеваемая тяжелыми мыслями Карли не ощущала голода. Поскольку она была не в настроении беседовать, говорил в основном Линк. Он рассказывал ей о встрече с губернатором, потом о проекте строительства дороги в Нью-Мексико, которым занималась одна из его компаний.

— Работы много. Ремонт и расширение шоссе к северу от Санта-Фе. На прошлой неделе «Тексам Констракшн» начала экскаваторные работы. Конечно, все работы проводятся при помощи мулов и телег, так что может потребоваться чуть больше времени.

Карли кивнула и выдавила улыбку.

— Это интересно.

— Знаешь, на самом деле я думаю, что строить скоростную автостраду при помощи мулов и телег было бы интересно... если бы было возможно, а это не так. Ты не слушаешь. Что происходит?

Карли покраснела. Она думала о кредите, но это было не самое важное.

— Я думаю про Эль Хэфе, пытаюсь решить, что делать.

— Я надеялся поговорить об этом позже, но позвонил Росс Таунсенд. За месяц до убийства Мигеля Эрнандеза на его банковский счет поступил вклад. Наличными, двадцать тысяч долларов. Похоже, он все-таки имел дела с Эль Хэфе.

Карли покачала головой.

— Этого не может быть. Он много лет работал на Джо. Дедушка полностью доверял ему.

— Тогда как ты объяснишь вклад? Он точно столько не зарабатывал.

— Да, но... Как Таунсенд узнал?

— Я не спрашивал. Информация — это то, за что я ему плачу.

— Хорошо, я поговорю с Кончитой. Может быть, она сумеет все объяснить.

— Мы поговорим с ней вдвоем. Если ты еще не поняла, в этом деле мы вместе.

— Хорошо, — нерешительно сказала Карли. Но она видела, что Линк убежден в виновности Мигеля. После ужасающего опыта с Эль Хэфе Карли подумала, что, возможно, у Мигеля просто не было выбора.

Глава 12

— Ты закончила? — спросил Линк, когда их обед подошел к концу.

Сидевшая напротив него Карли положила белую льняную салфетку на стол.

— Я все.

Во второй половине дня ресторан был почти пуст, всего несколько официантов убирали посуду и заново накрывали столы для вечерних посетителей.

Линк встал и выдвинул стул Карли.

— Мне нужно вернуться в офис. Еще пару часов работы, и я закончу.

— Мне тоже есть чем заняться, — сказала Карли.

— Я взял из материалов дела адрес пары, которая обнаружила тело Мигеля.

— Гранжеры. Помню, я видела их фамилию.

— Я подумал, что мы могли бы их навестить, прежде чем возвращаться домой. Иногда через некоторое время люди вспоминают что-то, что не показалось им важным раньше.

— Я и сама подумывала об этом.

— Росс может этим заняться, но я бы предпочел, чтобы он продолжал копать в Айрон-Спрингс.

Линк проводил Карли из ресторана на заднее сиденье машины. Она весь день казалась озабоченной, но и он тоже. Он решил, что она думает об Эль Хэфе и о том, что произошло ночью, беспокоится о том, что делать дальше.

Линку хотелось бы, чтобы она продала ему компанию и позволила разобраться с угрозой, но этому не бывать.

В офисе каждый вернулся к работе. К шести часам Линк закончил и проводил Карли к лифту на крышу.

— Что насчет Гранжеров? — спросила она. — Я думала, мы поедем к ним.

— Милли звонила им, чтобы назначить время. Их не будет в городе до завтра. Мы встречаемся в час дня. Думаю, сначала поговорим с ними, а потом устроим ранний ужин перед возвращением домой.

Карли не пришла в восторг от этой идеи, но в конце концов кивнула.

— Хорошо.

Вертолет отвез их обратно на ранчо. Карли закинула на плечо ноутбук, а Линк взял ее сумку.

Шагая рядом, он поднял сумку по широким каменным ступеням к внушительному входу и поставил ее на пол.

— Хочешь сначала экскурсию или отвести тебя в твои апартаменты?

Карли не ответила — была слишком занята, разглядывая две широкие лестницы на второй этаж, огромную хрустальную люстру над выложенным итальянским мрамором полом с розетками из черного и желтого дымчатого мрамора.

Она посмотрела направо, там находилась оформленная в бело-золотых тонах гостиная с тяжелыми золотистыми портьерами и позолоченным французским антиквариатом.

— И что ты думаешь? — спросил Линк, внимательно наблюдая за ней.

— Это... эм-м... не совсем... Просто...

— Просто что?

— Просто это... просто... как будто не подходит тебе.

Линк нахмурился.

— Тебе не нравится?

Все женщины, которых он сюда приводил, восторгались шикарным интерьером, впечатлялись зрелищем, которое представлял собой дом, и миллионами, потраченными на его строительство.

— Он красивый. Просто... я удивилась, вот и все.

— Ты удивилась, потому что считаешь, что он мне не подходит.

— Ну, не знаю, я не ожидала...

Линк подхватил ее сумку, развернулся и зашагал обратно к входной двери.

Карли поправила ремень ноутбука на плече и побежала за ним.

— Подожди! Я не хотела тебя обидеть. Дом очень хорош. Просто...

Линк остановился так резко, что, когда развернулся, Карли врезалась ему в грудь.

— Просто он мне не подходит, ты сама сказала.

И он снова пошел в сторону гаража.

— Куда ты?

Карли поспешила за ним.

Линк ввел код, и одна из дверей гаража поползла вверх. Он подошел к стоявшему в боксе черному «Джипу Ранглер», забросил сумку Карли на заднее сиденье, сел за руль и завел двигатель.

Выехал задом из гаража, развернулся и подъехал к Карли.

— Садись.

«Джип» урчал, как большой черный кот. Одна из любимых игрушек Линка, он был полностью навороченный: хромированные диски, широкие колеса, усиленная рама. Передние сиденья закрывала крыша, но остальная часть машины была полностью открыта. Мощный автомобиль, идеально подходящий для ранчо.

В узкой юбке Карли было проблематично вскарабкаться на пассажирское сиденье. Линк схватил ее за руку и подтянул вверх. Он забрал у нее ноутбук и положил назад. Карли пристегнулась, и Линк нажал на газ. Машина рванула вперед по проселочной дороге, ведущей в глубь ранчо.

— Так... эм-м... куда мы едем?

— В другое место.

Карли откинулась на сиденье. Линк вез ее туда, куда никогда не приводил женщину. Уже второй раз за этот день.

Он говорил себе держаться подальше от Карли, именно этого хотел бы Джо.

Но сам Линк хотел другого. Он хотел Карли в своей постели. Хотел ее с потребностью, которой никогда не испытывал к другой женщине. Он хотел ее больше, чем на одну ночь, хотя и не мог сказать, на сколько дольше.

Линк подумал о Джо и данном ему обещании. Но Джо Дрейк был очень умным мужчиной. Он знал Линка и знал свою внучку. Он должен был понимать, что может случиться. Карли не дурочка, а Линк больше не тот неуправляемый парнишка, каким был раньше.

Через несколько минут он остановился перед одноэтажным домом из красного кирпича. Вокруг на полях стояли хозяйственные постройки: сарай и то, что Линк называл своим гаражом с игрушками: там он держал пару квадроциклов, мотовездеход «Праулер» и прочую разнообразную технику для активного отдыха.

Карли последовала его примеру и спрыгнула на землю. Линк достал с заднего сиденья ее сумку, а она забрала свой ноутбук. Положив ладонь ей на талию, он повел ее в дом. В гостиной он поставил сумку на пол.

Карли положила ноутбук на приставной столик.

— Что это за место?

— Здесь я живу. Во время приемов я остаюсь в большом доме, но когда я один на ранчо, то живу здесь. Это мой дом.

* * *

Карли просто молча таращилась. Линк привез ее в свой дом. Свое святилище. Поскольку больше он ничего не сказал, она сбросила туфли на каблуках и начала обходить гостиную. Провела рукой по кожаному дивану винного цвета почти три метра длиной. В валиках подлокотников сияли медные заклепки, такие же на креслах и ножках отоманки.

Мебель стояла на плотном напольном коврике в индейском стиле перед большим каменным камином. Журнальный столик и боковые столики были из очень темного дуба, и, похоже, на них было какое-то клеймо.

— Это первоначальный дом, — сказал Линк. — А это наше клеймо. «ЧЗ» — Черная земля. 

Это объясняло выжженные метки на дереве.

Карли рассматривала картины на стенах, выполненные в стиле Дикого Запада: стада скота гонят на рынок, на одной ковбой прикорнул верхом на лошади. Отдельно висела яркая картина с изображением какой-то заштатной забегаловки, перед которой сидела на мотоциклах компания мужчин.

Карли прошла дальше и обнаружила стену с фотографиями. Бо Риз со своей гоночной машиной, фото одетого в кожу Линка на мотоцикле с парнями, которых она встретила в «Джубале».

Карли посмотрела на него. Все в нем привлекало ее: его размер, его сила, его ум.

— Я никогда раньше не приводил сюда женщину, — сказал Линк.

Карли замерла.

— Я не знаю, к чему это приведет, — продолжал он. — Никто из нас не знает. Я могу взять эту сумку и отвезти тебя обратно в большой дом. У тебя будут отдельные апартаменты. Я буду вести себя как джентльмен, и мы не станем спешить, узнаем друг друга, будем играть по правилам.

Карли облизала губы, но не смогла вымолвить ни слова.

— Или ты можешь остаться здесь. Тут есть еще две спальни помимо моей, но, кроме туалета, единственная ванная комната в коридоре. Здесь нет шеф-повара, который будет готовить, только я. Нет экономки, чтобы быть твоей дуэньей. Что ты выберешь, Карли? Хочешь остаться с мужчиной, который живет в большом доме? Или хочешь остаться с мужчиной, который живет здесь?

У нее перехватило горло. Сердце гулко билось в груди. Напряжение словно выжигало воздух между ними. У нее столько проблем, столько забот. Ей не стоит связываться с Линкольном Кейном.

Карли медленно вдохнула, разум сопротивлялся желанию, пульсирующему в теле. Один только взгляд на Линка рождал пульсацию между ног. Она никогда не хотела мужчину так, как хотела Кейна. Никогда не чувствовала такой потребности.

Карли взяла сумку, прошла по коридору и остановилась перед хозяйской спальней.

— В твою комнату или соседнюю?

— В мою, — сказал Линк, его горящий взгляд огнем жег ее кожу.

Карли поставила сумку за порог, вернулась к Линку и обвила его шею руками.

— Я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Ты даже не представляешь, как сильно.

Его взгляд прошелся по ее лицу и остановился на губах.

— Я не могу тебе ничего обещать. — Линк обхватил ее талию своими большими ладонями. — Я не знаю, что из этого выйдет.

— Мне не нужны обещания.

Он крепко прижал Карли к себе и обрушился на ее губы поцелуем. Она чувствовала вкус его голода, его желания. Поцелуй длился и длился, глубокий и властный, как будто Линк никак не мог насытиться. Как будто Карли не могла.

Она хотела его без одежды, обнаженным, чтобы кожа касалась кожи, чтобы между ними не осталось ничего, кроме жара. Она хотела, чтобы он трогал ее повсюду.

Карли стянула пиджак с широких плеч, и он упал на пол. Развязала галстук, вытянула его и начала расстегивать сорочку, затем распахнула ее и провела пальцами по красивым мышцам.

Линк снова поцеловал ее.

— Слишком много одежды, — сказал он и начал раздеваться. Стянул ботинки, расстегнул запонки, снял рубашку и остался в брюках, с голым торсом и восхитительными бицепсами.

Через секунду пиджак Карли исчез. Линк расстегнул застежку спереди на ее абрикосовом бюстгальтере и отбросил тот в сторону, расстегнул юбку, и она упала на пол.

На Карли остались только кружевные абрикосовые трусики. Ее белье было таким же дорогим, как и прочая одежда, на которую она тратилась в Париже. Когда Линк отошел на шаг, чтобы посмотреть на нее, когда она увидела блеск страсти в его глазах, то поняла, что цена того стоила.

Линк поцеловал ее, долго и глубоко, целовал, пока у нее не ослабли ноги и не начала гореть кожа. Все это время он ласкал ее груди, сжимал их, пощипывал соски.

Карли застонала и потянулась к пуговице на поясе его брюк.

— Слишком много одежды, — повторила она его же слова.

Линк перехватил ее руку. Его пальцы были большими и сильными, как и весь он. 

— Мы можем пойти в спальню и сделать все приятно и медленно. Или я могу взять тебя прямо здесь, так глубоко и сильно, как хочу. Выбор за тобой.

От этих слов ее охватила похоть. Грудь болела, тело пульсировало. Карли встала на цыпочки, зарылась пальцами в волосы у него на затылке и притянула его голову вниз, чтобы поцеловать.

— Здесь, — прошептала она. — Сейчас.

Его эрекция коснулась ее сквозь ткань. Линк захватил ее губы в поцелуе и прижал Карли к стене. Она услышала, как звякнула пряжка его ремня, потом звук расстегивающейся молнии, когда он освободил себя.

Линк спустил трусики по ее бедрам, дал им упасть на пол, нашел ее центр и начал поглаживать. Карли была влажной и дрожала.

— Я знал, что так будет, — сказал он. — Чувствовал жар через всю комнату.

Карли захныкала.

Линк достал из бумажника презерватив, надел его, приподнял ее и заставил обхватить ногами его талию. Карли ахнула, почувствовав его, он оказался даже больше, чем она представляла.

— Все хорошо, — сказал Линк, прижимаясь губами к ее шее. — Я не сделаю тебе больно. Просто будем двигаться медленно.

Он скользнул чуть глубже, и ее тело расслабилось, принимая его. Так хорошо. Невероятно хорошо. Но Карли хотела большего. Она хотела его целиком. Она начала извиваться, насаживаясь глубже.

— Пожалуйста, Линк.

— Проклятье, я не хочу сделать тебе больно.

— Пожалуйста...

Линк поймал ее губы в яростном поцелуе и подался вперед. Карли вскрикнула. Она так долго этого ждала, так сильно его хотела. Как только он погрузился в нее, она кончила. Мир вокруг расширился, под веками взорвались цвета. Линк двигался жестко и глубоко, а ее оргазм все длился и длился. Карли цеплялась за мощные плечи, пока ее тело теряло контроль.

Кажется, это мгновение длилось вечно. Карли начала приходить в себя, когда Линк наконец дал себе волю, достигнув собственной мощной кульминации, которая подарила Карли второй оргазм.

Долгие мгновения она парила над землей. Линк держал ее, тихо тикали часы на полке. Поцеловав ее в макушку, он медленно опустил ее на ноги, поцеловал и пошел выкинуть презерватив.

Вернувшись в гостиную, Линк поднял ее на руки, отнес в свою спальню и положил на огромную кровать.

Она следила, как он двигается по комнате: твердые мышцы, длинные ноги, широкая спина и узкие бедра. Он порылся в шкафу, снял с полки сумку, открыл молнию и вытащил упаковку презервативов.

— Это нам понадобится, — сказал он и бросил презервативы на прикроватную тумбочку. Значит, рядом с кроватью их не было. Он сказал ей правду. Он не приводил женщин в свой дом.

Когда он устроился на матрасе, Карли поняла, что он опять возбужден. Она судорожно вздохнула, тоже возбудившись от одного взгляда на него, желая касаться его повсюду.

Линк проследил за ее взглядом, и уголок его губ приподнялся в улыбке. Он навис над ней и очень обстоятельно поцеловал. Скользнув глубоко внутрь, он начал медленно двигаться.

* * *

Рядом с кроватью тихо завибрировал сотовый Линка. Он моментально проснулся, повернулся на бок и схватил телефон с тумбочки. Номер на дисплее принадлежал Хоакину Сантосу, его старшему работнику. Сантос не звонит по пустякам.

Линк ответил прежде чем телефон зазвонил снова. Скатившись с кровати, он взглянул на Карли, которая еще крепко спала. Спутанные густые волосы разметались на соседней подушке.

Несмотря на то, что он взял ее три раза ночью и еще один этим утром, его охватило возбуждение. Со смиренным вздохом он проигнорировал порыв забраться в постель и тихо вышел из комнаты в коридор.

— Хоакин, что случилось?

— Проблемы у ворот, сеньор Кейн. Мне позвонил охранник. Я уже тут. Вокруг маршируют люди с плакатами. Некоторые произносят речи, некоторые поют песни.

— Песни, — повторил Линк, добродушное настроение стремительно портилось. Должно быть, та же группа, что набросилась на него у администрации.

— Да, сеньор. Я пытался уговорить их уйти, но они не уходят. Хотите, чтобы я позвонил шерифу?

— Пока нет. Давай посмотрим, смогу ли я их уговорить. Сейчас буду.

Завершив разговор, Линк вернулся в спальню за джинсами и футболкой и увидел, что Карли сидит в кровати.

Несмотря на испорченное настроение, увидев ее, он улыбнулся.

— Доброе утро, сладкая.

Она откинула назад копну светлых волос.

— Что происходит?

— Вкратце? Протестующие, я про них рассказывал, столпились у ворот и пытаются помешать «Тексам» открыть тот завод по восстановлению шин, о котором я говорил.

— Мы все время пользуемся восстановленными шинами, — сказала Карли. — Это экономит деньги и позволяет перерабатывать резину, а не искать способы избавляться от нее.

— Вот именно.

Душ подождет... что, возможно, не так уж и плохо, если он сумеет уговорить Карли присоединиться к нему.

— Мне надо идти. Вернусь как только смогу.

— Дай мне минуту, и я поеду с тобой. Может, я смогу чем-то помочь.

Это была неплохая идея. «Дрейк Тракинг» существует в Айрон-Спрингс много лет. 

— Хорошо, но тебе лучше поторопиться. Если мы не появимся, они, наверное, снесут ворота.

* * *

Через пять минут они с Карли вышли из дома, сели в «Джип», и Линк проехал мимо каменного особняка к большим железным воротам, ведущим к шоссе.

Хоакин был прав. Двадцать с чем-то человек шагали туда-сюда вдоль дороги с теми же чертовыми табличками, что и перед зданием администрации. «Берегите мать-Землю». «Сохраните Плезант-Хилл». «Остановите загрязнение!» Линку потребовался лишь один взгляд на толпу, чтобы ощутить излучаемые ими волны враждебности и понять, что любая конфронтация сделает только хуже.

— Вызывай шерифа, — сказал он Хоакину. — Пусть Хаулер разбирается. Арестовать сборище кретинов должно быть ему по силам.

— Да, сеньор.

Они вернулись в «Джип», развернулись и поехали обратно под свист и новые песни. Один из парней играл на губной гармошке, наверное, считал себя Бобом Диланом.

— Люди бывают такими идиотами, — сказал Линк, останавливаясь перед домом.

— Может, они не идиоты. Может, они делают это, потому что хотят чего-то. Человек может устраивать проблемы, потому что как-то заинтересован.

Линк остановился перед входной дверью и посмотрел на Карли. Мозги она тоже унаследовала от Джо. 

— Возможно, ты права. Я скажу своим людям проверить, посмотрим, смогут ли они выяснить, кто их вдохновитель и какие у него мотивы.

— Завод принесет пользу Плезант-Хиллу. И Айрон-Спрингс тоже. Надеюсь, ты получишь одобрение.

— Я тоже, — улыбнулся Линк.

Они вошли в дом, и Карли направилась в спальню.

— Мне срочно нужно в душ, — сказала она.

Линк шел следом, и его глаза прошлись по ее сладкой заднице и облегающим джинсам.

— Да, мне тоже.

Карли обернулась и усмехнулась ему.

— Я видела размер твоего... душа. Полагаю, там хватит места для двоих.

Линк засмеялся и пошел следом за ней в ванную. Пока что он оставит протестующих шерифу. Проблемы у ворот могут и подождать.

Глава 13

Через час Карли была одета и готова сопровождать Линка в Даллас. Прошедшая ночь стала передышкой, полной потрясающего секса и беззаботного сна.

Линкольн Кейн оказался всем, о чем может мечтать женщина, — по крайней мере в постели. Остальное еще предстояло увидеть.

Секс был фантастическим, но утро вернуло их в реальность. Убийца Мигеля Эрнандеза все еще оставался на свободе, а Эль Хэфе, возможно ответственный за это, ждал, что она и «Дрейк Тракинг» присоединятся к его организации.

— Готова? — спросил Линк, выходя из домашнего кабинета в коридор. Сегодня он был одет свободнее: в темно-синие джинсы, белую рубашку с закатанными до локтей рукавами и черные ковбойские сапоги.

Дом, явно старше ста лет, был полностью переделан. Простой и мужской, но внутри все было современным и предельно первоклассным, включая кухню из нержавеющей стали, ванные комнаты, туалетную комнату, кабинет Линка и домашний спортзал.

И все в доме идеально ему подходило.

— Только возьму сумочку.

В джинсах и блузке без рукавов, Карли присоединилась к Линку в выложенной серой плиткой прихожей. Вчера она захватила с собой только небольшую сумку и, кроме вчерашнего костюма, не положила одежду для города. Поскольку после разговора с Гранжерами Линк хотел заехать к себе в офис, а потом они собирались поужинать, он согласился заскочить к ней домой, чтобы она переоделась во что-нибудь более подходящее.

И теперь, когда она, похоже, переезжает на ранчо — воспоминание о прошедшей ночи заставило ее покраснеть, — ей нужно принести больше своей одежды в его дом.

Линк перекинул через плечо ремень ее сумки с ноутбуком, и вместе с Карли они вышли из дома. Он помог ей сесть в «Джип», и они поехали к вертолетной площадке, где их ожидал вертолет, который за несколько минут пересек небольшое расстояние между их домами и опять приземлился на поле через дорогу от небольшого домика Джо.

Карли обошла дом и отперла заднюю дверь, но не успела войти, как Линк ее остановил.

— Дай я сначала осмотрюсь.

Это показалось ей перебором. Она не думала, что Эль Хэфе станет устраивать засаду в ее маленьком ветхом доме, но в сложившихся обстоятельствах осторожность не помешает.

Когда через несколько минут Линк вернулся с мрачным выражением лица, ее охватил страх.

— Что такое?

Карли прошла мимо него в кухню, и он не пытался ее остановить. Первым делом она заметила разбитое окно над раковиной, а потом ужасный разгром вокруг. Ноги отказались идти. Она не верила своим глазам. Сзади послышался хруст разбитого стекла — это Линк подошел к ней и притянул к своей груди.

— Это просто вещи, — мягко сказал он. — Их легко заменить.

Она обвела взглядом кухню, осколки кофейных чашек на полу, разбитые об стены картины, и к глазам подступили слезы.

— Это не просто вещи. Это мои вещи... и Джо.

Она ощутила, как Линк напрягся.

Карли прошла дальше. Кто-то достал из буфета всю посуду и побил ее. На полу в гостиной валялась набивка дивана.

Линк открыл дверь в гараж и включил свет. Вошел и вышел обратно. 

— Твой пикап в порядке. Должно быть, они не ходили в гараж.

На дрожащих ногах она прошла по коридору в спальню. Покрывало было сорвано с кровати, стоявшие на комодах флаконы с духами и фотографии — сброшены на пол.

— Но почему? — спросила Карли. — Я сказала ему, что сделаю то, что он хочет. Зачем ему громить мой дом?

— Мы не знаем наверняка, он ли это. Я не вижу никакой записки. Если это был Эль Хэфе, то он не оставил послания, как в прошлый раз.

На ватных ногах она прошла по ковру к шкафу и раздвинула дверцы. Часть одежды сорвали с вешалок, но большинство все еще висело на перекладине.

— Он уже устал, когда добрался до спальни, — сказал Линк, — его гнев в основном утих.

Карли смахнула слезу с щеки и опустилась в изножье кровати. Она подняла глаза на Линка, чье лицо было таким же мрачным, как ее чувства.

— Ты уверен, что не делал этого, чтобы мне пришлось жить на ранчо? — поддразнила она, пытаясь разрядить обстановку.

Линк посмотрел ей в глаза и слабо улыбнулся, сел рядом и притянул ее к себе на колени.

— Я рад, что ты сохранила свое чувство юмора.

Ее взгляд прошелся по испорченной фотографии в разбитой рамке. Она и Джо. Это был ее выпускной. В тот день Джо так гордился ею. Горло перехватило, и Карли накрыла новая волна горечи.

— Да.

— Я вызову кое-кого привести тут все в порядок.

— Ты не обязан это делать.

— Знаю. — В уголках его глаз появились морщинки. — Обещаю, что не стану делать настолько хорошо, чтобы тебе захотелось переехать обратно.

Она метнула в него сердитый взгляд.

— По крайней мере не слишком скоро.

Карли сумела улыбнуться.

— Скажу, чтобы упаковали твои вещи и перевезли в дом на ранчо. Мы сложим их в гостевой спальне, пока твой дом не уберут и ты не будешь готова переехать обратно. И еще попрошу одного из работников перегнать твой пикап на ранчо, хорошо?

Карли не хотела этого делать. Не хотела оказаться полностью под контролем Линка. Но боялась оставаться одна в доме, пока они не выяснят, что происходит.

— Ключи от пикапа висят на крючке рядом с дверью.

Он кивнул.

— Нужно позвонить шерифу. Они снимут отпечатки пальцев.

— Думаешь, они что-нибудь найдут?

— Не знаю. Вероятно, нет, если это Эль Хэфе.

Карли просто кивнула. Словно в оцепенении она прошла к шкафу и выбрала черное льняное платье без рукавов и подходящий к нему черный с розовым пиджак с короткими рукавами — комплект, который можно с легкостью превратить из дневного в вечерний. В ванной все было не так плохо, как в спальне. Карли переоделась и нашла в шкафу пару туфель «Феррагамо» с ремешками и на среднем каблуке.

Когда она подошла к Линку, он взял ее за подбородок, наклонился и нежно поцеловал.

— Пока что я довольно скверно справляюсь с задачей заботиться о тебе, — сказал он.

Губы Карл изогнулись в улыбке.

— Ну, не знаю... ночью ты все делал великолепно.

Развернувшись, она первая вышла из спальни.

* * *

Линк нетерпеливо ждал, пока прибудет помощник шерифа. Наконец приехал помощник Роллинс, с которым Карли общалась после первого взлома.

Войдя в дом и увидев погром, он поднял ковбойскую шляпу и почесал голову.

— Похоже, те ребятишки вернулись. Черт, ну и беспорядок они устроили. Мой папаша знатно бы меня поколотил за такое.

— Не думаю, что это сделали дети, — сказала Карли.

— Может и нет. У нас есть парень, который занимается отпечатками. Настоящий профессионал. Он уже едет сюда. А пока мне нужно принять ваше заявление.

Линк сидел рядом с Карли за кухонным столом, пока она рассказывала Роллинсу, что ее всю ночь не было дома и она вернулась только утром. И как они обнаружили погром.

Роллинс перевел взгляд на Линка.

— Значит, вы были вместе всю ночь?

— Верно, — ответил Линк.

— Но не здесь.

— Нет, — сказал Линк, подавляя раздражение. — Мы были у меня.

Роллинс с подозрением посмотрел на него.

— Вы уверены, что это не любовная ссора, вышедшая из-под контроля? В таком случае вам не выплатят страховку. Но, полагаю, вы об этом не знали.

В глазах Карли сверкнул гнев.

— Человек, которого вы обвиняете во лжи, — Линкольн Кейн. Возможно, он сам владеет чертовой страховой компанией. Нет, это не любовная ссора. Кто-то залез сюда и разрушил мой дом. И ваша работа — арестовать того, кто это сделал.

Под полями коричневой ковбойской шляпы лицо Роллинса стало красным.

— Извините, мистер Кейн. Мне следовало догадаться, что это вы, когда я увидел вертолет. Надеюсь, вы понимаете: добиваться правды — моя работа.

— Я понимаю. И в ответ на это понимание ожидаю, что вы и ваше управление сделаете все, что в ваших силах, чтобы найти виновных.

— О да. Можете на это рассчитывать.

— Хорошо. А теперь, если не возражаете, у нас с мисс Дрейк дела в Далласе. Надеюсь, вы ускорите процесс идентификации, если найдете отпечатки.

— Да, сэр, конечно.

Линк вручил Роллинсу визитку, но не личную, которую давал Карли. 

— Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в мой офис. — Он повернулся к Карли. — Ты готова?

Она кивнула. Он понял, что ей не понравились выводы помощника: что они провели ночь вместе в постели. К концу дня новость разлетится по всему Айрон-Спрингс. Ничего не поделаешь. И хотя Линк очень старался, чтобы его личная жизнь оставалась личной, на самом деле ему нравилась эта идея.

Карли принадлежит ему, по крайней мере сейчас. Чем быстрее люди это поймут, тем лучше.

* * *

На поле их терпеливо ждал Диллон. Они пристегнулись, взлетели и через несколько минут сели на крышу «Тексам», откуда собирались отправиться к паре, которая обнаружила тело Мигеля Эрнандеза.

С крыши они на лифте спустились прямо в подземный гараж. Парковщик помахал Линку и побежал за черным «Мерседесом». Линку принадлежала парочка «S550»: двухдверное купе в городе и четырехдверный седан на ранчо.

— Ого, горячая штучка, — сказала Карли, садясь в глубокое кожаное сиденье, и парковщик закрыл дверь.

— Они удобные, красивые и безопасны на скоростных автострадах.

Линк наклонился и ввел адрес Гранжеров в навигатор на приборной панели. Мягкий женский голос указал нужное направление.

— Гретхен, — назвал он имя, которое дал безликому дорожному гиду.

Карли не ответила. Он видел, что беспокойство давит на нее, как тяжелый саван.

— Мы поговорим с Гранжерами, — буднично сказал он, ведя машину по оживленным улицам в сторону автострады. — Если ничего не выйдет, попробуем что-нибудь другое. Я поговорю со своим другом, он работает в ФБР.

— Ты что! — Карли так резко подалась вперед, что ремень безопасности вдавил ее обратно в кресло. — Ты не можешь! Эль Хэфе предупредил меня, чтобы я ничего не рассказывала. Если он узнает, что я обратилась в ФБР, он меня убьет!

— Спокойно. Это будет строго конфиденциально, не официальный разговор. Я давно знаю Куина Таггарта. Он хороший мужик. Возможно, Куин сумеет нам помочь.

Карли покачала головой.

— Тебя там не было. Ты не знаешь, что за человек Эль Хэфе. Ему нравилось меня бить. Нравилось меня контролировать, нравилось, что я в его власти. Я должна найти способ его остановить, но не могу вмешивать полицию.

Линк перевел взгляд на синяк в уголке ее рта и стиснул руки на руле.

— Хорошо, милая. Я не стану делать ничего без твоего согласия. 

По крайней мере пока.

Но рано или поздно с Эль Хэфе придется разбираться. Карли не справится одна. У Линка есть связи, люди, которым он доверяет, но этого может оказаться недостаточно.

Они подъехали к многоквартирному дому, где жили Гранжеры, и Линк припарковался на улице. Он помог Карли выйти из «Мерседеса», они вместе вошли в здание и поднялись на лифте на третий этаж.

Линк постучал в нужную дверь, и она распахнулась. На пороге стоял Энди Гранжер, кудрявый блондин с дружелюбной улыбкой и слегка кривыми передними зубами.

— Мистер Кейн?

— Верно. А это Карли Дрейк. Она была боссом Мигеля Эрнандеза и его другом.

— Прошу, входите. Это моя жена Мария. 

Оливковая кожа и большие карие глаза. Всего на несколько сантиметров ниже мужа. Гранжерам было около тридцати.

— Приятно с вами познакомиться, — сказала Карли, и Линк провел ее в квартиру, скромно обставленную, аккуратную и чистую, с твидовым диваном, креслом и старомодным ворсистым ковром в гостиной.

Из дальнего коридора выбежал маленький щенок бигля и метнулся прямиком к Марии, которая взяла его на руки.

— Это Вальдо, — представила она. — Он нашел вашего друга. Нам с Энди очень жаль.

— Спасибо, — сказала Карли.

— Я рад, что вы позвонили, — начал Энди. — Вчера Мария убирала игрушки Вальдо и нашла вот это.

Энди передал Линку сложенный кусочек бумаги. Он был в пятнах от воды и засохшей грязи.

— Сначала Мария не могла понять, откуда он взялся. Потом она подумала, что, судя по следам грязи и воды, щенок мог утащить его в тот день с шоссе. Мы собирались позвонить шерифу, но тут позвонили вы. Мы решили отдать это вам.

Линк развернул бумагу, сморщенную от дождя и грязи. Ржавое пятно в углу походило на кровь. Он показал бумагу Карли.

— Похоже на наряд, — сказала она. — Грузовая декларация.

Сверху был оторван кусок с текстом. Остальное почти не читалось, но Линк смог разобрать последние четыре буквы: «…кинг».

— Думаю, это наш, — сказала Карли. — Похоже, тут написано «Дрейк Тракинг».

— Наверное, ты права. Значит, это часть места преступления. — Он повернулся к Гранжерам. — Мы проследим за этим, посмотрим, имеет ли бумага какое-то отношение к убийству. Спасибо, что отдали ее нам.

— Надеюсь, это поможет, — сказала Мария.

Они побеседовали с супругами еще немного, но тем больше нечего было добавить к своему первому заявлению. Тем не менее, бумага могла оказаться интересной. Он отправит коричневое пятно на экспертизу, чтобы проверить, не кровь ли это. И если все-таки кровь, то, может быть, им удастся выяснить чья.

Они попрощались с Гранжерами, и Линк повел машину обратно в офис. Ему предстояла короткая встреча, несколько звонков, и на сегодня он закончит. Потом они смогут поужинать и полететь на вертолете домой.

Линк коротко взглянул на Карли, и его прошило желание. У него были планы на нее ночью, и сон в них не входил.

«Мерседес» ехал по автомагистрали Норт-Централ, впереди блестели зеркальные окна «Тексам». Линк заехал в подземный гараж и вышел из машины. Парковщик открыл дверь для Карли, потом оббежал машину и сел за руль.

Линк забрал ноутбук Карли, и они поднялись на частном лифте в его кабинет. Наверное, следовало бы отдать бумагу шерифу для анализа ДНК, но Линк все еще не был уверен, что Хаулер не связан с Эль Хэфе.

Вместо этого он отправит их в городскую ДНК-лабораторию здесь, в Далласе, и посмотрит, что получится. Завтра он поговорит с Кончитой, посмотрит, что она скажет про банковский вклад на двадцать тысяч долларов.

Это будет интересный разговор.

Глава 14

Утром четверга Карли сидела напротив Линка за круглым дубовым столом на залитой солнцем кухне. Они пили кофе, как будто обычная пара обычным утром.

Как будто время не утекало сквозь пальцы, а опасность не давила со всех сторон, приближаясь с каждой минутой.

В окно Карли видела лошадей, игриво бегающих по заросшему травой выгону за небольшим двориком с фонтаном в центре. Здесь так мирно. Не удивительно, что Линк любит это место.

После вчерашнего разговора с Гранжерами они поужинали в элегантном, но тихом далласском ресторане под названием «Аббатство», потом вернулись на ранчо, и Линк отвел ее прямиком в постель. Мужчина оказался практически ненасытным, и когда она была с ним, то и сама становилась такой же.

Но наступило утро, и обоих ждали дела. Карли нужно было поехать в офис. Работая с ноутбуком, она решила некоторые вопросы, но требовалось оплатить счета и успокоить кредиторов, а это значило, что ей необходим кредит, который пообещал Линк.

Проклятье, ей не хотелось начинать этот разговор. Она только что вылезла из его постели, и ей казалось, что она как будто продает себя.

— Что тебя беспокоит все утро? — спросил Линк. — Я почти вижу, как у тебя в голове вращаются колесики.

Карли вздохнула.

— Мне нужно поехать на работу. Я уже пропустила много времени на этой неделе. Ты сказал, что мой пикап в одном из гаражей. Тебе не придется меня везти.

Линк сделал глоток ароматного, свежесваренного черного кофе и поставил кружку на стол рядом с пустой тарелкой и стаканом из-под апельсинового сока.

— Мне кажется, ты думала о том кредите, что я тебе обещал. Ты найдешь бумаги в офисе, когда приедешь туда. Подпиши документы, и уже днем деньги переведут на любой счет, который ты укажешь.

Как он это делает? Практически читает ее мысли. А может, дело в ее лице? Наверняка Линк круто играет в покер.

— Ты его вернешь, — сказал он, все еще настроенный на ее мысли. — Просто продолжай делать то, что делала до сих пор, и все образуется.

— Надеюсь, ты прав. — Одетая в узкие джинсы и белоснежную хлопковую блузку, она взяла с тумбы свою сумочку. — Мне пора ехать. Не мог бы ты открыть гараж, чтобы я...

— Твои пикап вот-вот будет перед домом.

Карли взглянула на него и, перекинув ремешок сумки через плечо, пошла к двери. Но едва открыла ее, как сзади подошел Линк.

— На пассажирском сиденье кто-то есть, — сказала Карли. — Что происходит?

— Это старина Фрэнк. Росс говорит, что он очень хорош в своем деле. Говорит, что в вечер вашего небольшого столкновения у «Stop and Shop» он был не в форме. Думаю, больше он не потеряет бдительность.

— Что? Он мой телохранитель?

— Ты не забыла нашу договоренность? Я говорил, что буду настаивать на защите. Я имел в виду не презервативы.

Если бы Карли не была сердита, то рассмеялась бы.

— И что он будет делать весь день, пока я работаю?

— Свою работу. Которая заключается в том, чтобы убедиться, что никто не попытается тебя увезти или застрелить.

Она опустила плечи. С этим сложно спорить.

— Ладно, хорошо. Я возьму с собой старину Фрэнка.

Она шагнула за дверь.

— Есть еще кое-что.

— Что? — развернулась Карли.

— Ты забыла поцеловать меня на прощанье.

Она округлила глаза.

— Серьезно?

Сексуальные губы Линка приподнялись в улыбке.

— Серьезно.

Что-то внутри Карли растаяло. Она вернулась к нему, встала на цыпочки и прижалась к его губам нежным поцелуем.

— Пока, Линк.

Когда она начала разворачиваться, чтобы уйти, Линк привлек ее к себе и перевел поцелуй на совершенной иной уровень.

— Я заеду за тобой ближе к обеду, и мы навестим Кончиту.

Игнорируя вспышку жара, Карли направилась к пикапу.

— Звучит неплохо, — крикнула она через плечо, затем села за руль и захлопнула дверь.

— Хочу извиниться за прошлую ночь, — сказал Фрэнк с соседнего сиденья. — По правде сказать, я недооценил вас и ситуацию. Этого больше не повторится.

— Приятно слышать.

Проезжая по грунтовке к главному особняку, она заметила пару мужчин, одетых в камуфляж и бронежилеты, на квадроциклах.

Карли сбросила скорость.

— Что происходит?

— Мистер Кейн не собирается рисковать. Пока мы не узнаем побольше о ситуации, он организовал охрану главного и старого домов.

— Ситуация с Эль Хэфе?

Росс Таунсенд знал про наркобарона. Они с Фрэнком Марино были на дороге в ту ночь, когда ее похитили.

— С ним. Или с той кучкой фанатиков, которые выстроились у ворот вчера утром.

Карли медленно выдохнула. Казалось, что их окружают сплошные проблемы.

— Полагаю, лучше перестраховаться, чем потом пожалеть.

— Совершенно верно, — сказал Фрэнк. Под легкую куртку он надел наплечную кобуру и позволил Карли вести машину, чтобы быть готовым на случай неприятностей.

Эль Хэфе может найти ее в любой день. Им необходимо во всем разобраться, и сделать этот как можно скорее.

* * *

Линк заехал за Карли в половине двенадцатого. Она выглядела раздраженной и всклокоченной, прижимая трубку к уху и пытаясь решить проблемы с клиентами.

Она подтолкнула к нему подписанные документы на кредит. Линк убрал их в свой портфель и щелкнул застежками, затем позвонил своим людям и велел перевести деньги на счет «Дрейк Тракинг» в «Айрон-Спрингс Кредит Юнион».

Карли положила трубку и откинулась на спинку стула.

— Я сказала ему, что чек придет сегодня по почте. Но, по-моему, он не поверил.

— Поверит, когда получит чек. Пока мы разговариваем, деньги переводятся. Ты готова ехать?

Карли встала из-за стола, взяла сумочку и перекинула ремешок через плечо. Линк придержал для нее дверь, и она вышла в главный офис, где остановилась переговорить с Донной.

— Все устроено. Когда я вернусь, чеки должны быть готовы мне на подпись.

— Без проблем, — улыбнулась Донна. — Я положу их на ваш стол.

Линк проводил Карли к выходу из здания и повел ее к своему пикапу мимо Фрэнка.

— Отдохни и пообедай, — сказал Линк. — Мы вернемся через пару часов.

— Да, сэр.

Они сели в «GMC», выехали с территории «Дрейк Тракинг» и направились по шоссе на другой конец города, где жила Кончита Эрнандез с тремя детьми.

— Она должна знать про деньги, — сказала Карли. — Когда у тебя на счете оказываются двадцать тысяч долларов, нельзя не заметить.

— Да, и, наверное, спросишь мужа, откуда взялись такие деньги.

Линк остановился у маленького желтого домика с обшитым досками фасадом и коричневой металлической крышей. Оба вышли из машины и пошли по дорожке к дому. Линк тихонько постучал в дверь. В это время дня дети должны быть в школе, но он позвонил заранее, так что Кончита их ждала.

Женщина открыла дверь и отошла, приглашая их в гостиную.

— Прошу, входите.

Она была миниатюрной, около тридцати лет, с блестящими черными волосами, заплетенными в длинную косу. Линк решил, что при других обстоятельствах Карли обняла бы ее, но вокруг клубилось слишком много интриг. Неизвестно, кому можно доверять.

— Как твои мальчики и дочка? — спросила Карли.

— Они скучают по отцу.

Кончита провела их дальше в гостиную, которая выглядела очень латиноамериканской: диван покрывал яркий плед, а в алькове в конце коридора стояла статуя Девы Марии.

— Пожалуйста, садитесь, — сказала Кончита. — Будете что-нибудь пить? Кофе или газировку?

— Спасибо, ничего.

Линк подтолкнул Карли к дивану, и они сели.

Кончита опустилась в кресло напротив.

— Вы сказали, что хотели встретиться со мной. В чем дело?

— Шериф до сих пор ищет человека, или людей, убивших вашего мужа, — сказал Линк. — Мы пытаемся ему помочь. Пару дней назад мы узнали кое-что, о чем нам нужно спросить вас.

— Sí, и что это?

— Судя по всему, вы с мужем недавно стали обладателями внушительной денежной суммы. Двадцать тысяч долларов. Вклад на ваш банковский счет был сделан наличными. Чтобы прояснить все, нам нужно знать, откуда эти деньги.

Кончита широко распахнула глаза и выпрямилась в кресле. Сцепленные на коленях руки задрожали.

— Я-я говорила ему не брать их. Я говорила Мигелю, что это неправильно, но он не послушал. — Из ее горла вырвалось рыдание.

— Не торопитесь, — успокоил Линк.

— Мигель, он боялся за нашу дочку. Нашу... нашу Анхелину... у нее астма. Один доктор мог помочь, но он хотел денег. Мигель был сам не свой. Он знал, что это неправильно, но он не мог... не мог видеть, как страдает его маленькая девочка.

Кончита уткнулась головой в подлокотник кресла и всхлипнула. Карли подошла и присела на корточки рядом с ней.

— Мы все совершаем поступки, о которых потом жалеем, — сказала она, напомнив Линку его собственные слова. — Мигель старался ради своей семьи.

Кончита подняла голову.

— Я найду способ вернуть деньги. Я нужна детям. Я не могу отправиться в тюрьму. Пожалуйста, умоляю вас. Скажите шерифу, что я найду способ.

Линк хорошо разбирался в людях. Эта женщина не была ни в чем замешана.

— Кончита, все хорошо. Не волнуйтесь о деньгах. Нам просто нужно знать, кто дал их Мигелю и что они хотели от него взамен.

Кончита вытерла щеки от слез.

— Я не знаю, сеньор Кейн. — Она сглотнула. — Мигель мне не говорил. Он сказал, что лучше мне не знать.

Линк откинулся на спинку дивана. Похоже, это правда. Латиноамериканские мужчины не любят посвящать жен в дела.

— Значит, у вас нет никаких идей насчет того, за что ему заплатили? — спросила Карли.

Кончита только покачала головой и посмотрела на нее.

— Вы думаете, его убили из-за этого? Может, ему заплатили, чтобы он что-то сделал, но он передумал? Может, поэтому они его убили?

Линк встретился глазами с Карли поверх головы Кончиты.

— Возможно, — сказал он. — Джо Дрейк доверял вашему мужу. Если Мигель согласился помогать угонщикам в обмен на деньги, он мог изменить решение.

По лицу Кончиты покатились новые слезы.

— Он был хорошим человеком. Хорошим мужем и отцом. Он никогда не делал ничего плохого. До этого.

Линк встал, и Карли присоединилась к нему.

— Я знаю людей, которые могут помочь вашей дочери. — Линк достал из бумажника визитку и быстро написал на ней телефон. — Скажите женщине, которая возьмет трубку, что это я просил вас позвонить. Она проследит, чтобы Анхелина получила все необходимое лечение.

— Вы не станете звонить шерифу?

— Нет. Просто позаботьтесь о своей семье.

Кончита схватила его руку и поцеловала, опустившись на колени у его ног.

— Благослови вас Господь, сеньор Кейн. Я никогда не забуду вашу доброту.

Лин только кивнул. Ему было неловко. Он вытянул свою руку и повернулся к Карли.

— Идем.

Через несколько минут они снова сидели в машине и ехали по шоссе к офису.

— Это был хороший поступок.

Линк пожал плечами.

— Скорее всего, это деньги от наркоторговли. Нет надобности, чтобы она их возвращала.

— Ты помогаешь ее дочери, хотя не обязан это делать.

— Я поддерживаю много благотворительных проектов. Они мне обязаны.

Карли только улыбнулась.

— Знаешь, а ты действительно начинаешь мне нравиться — не только в постели.

Линк засмеялся. Она ему тоже нравилась. Возможно, слишком сильно.

— Мы не узнали ничего нового, — сказала Карли, ее игривая улыбка растаяла.

— Не узнали. Может, грузовая декларация нам что-то подскажет. Или Таунсенд отыщет какую-нибудь ниточку. Я ему позвоню, когда вернемся в гараж.

— Может, шериф обнаружит отпечатки пальцев у меня дома.

— Возможно. Сейчас нам пригодится все что угодно. — Линк взглянул на нее, стараясь не позволять глазам опуститься на мягкие полушария, проглядывающие под белой хлопковой блузкой. — Как насчет пообедать? Я проголодался.

Карли многозначительно посмотрела на него.

— Что? — спросил он.

— Судя по тесноте твоих джинсов, я знаю, по чему ты изголодался.

Не было смысла отпираться. Он хохотнул.

— Жаль, что нам обоим надо работать. Кстати, к вечеру мне нужно ненадолго заехать в офис. Ты едешь со мной.

— Я не одета для поездки в город.

— Они уже видели тебя при параде. Я тоже не переодеваюсь, и эти сексуальные джинсы отлично смотрятся.

Карли улыбнулась, но покачала головой.

— У меня правда много дел.

— Просвети-ка.

Она вздохнула.

— Беру свои слова обратно. Ты мне совсем не нравишься. Только в постели.

Линк засмеялся, нажал на клаксон и свернул к автокафе «Бургер Кинг».

Глава 15

День клонился к вечеру. Карли устроилась со своим ноутбуком за тем же столом на этаже для руководства, как и в прошлый свой визит в здание штаб-квартиры «Тексам».

После разговора с Кончитой Линк отвез ее обратно в «Дрейк Тракинг». Она успела многое сделать, прежде чем он вернулся, чтобы забрать ее для короткого полета на вертолете в город, но дела, кажется, не кончались.

Весь последний час Линк провел за закрытой дверью своего кабинета. Карли занялась списком клиентов, проверяя, что необходимо сделать, чтобы убедиться, что все они довольны, и добавляя потенциальных новых клиентов.

Ее удивило осознание того, как приятно заполучить нового клиента. Где бы ни был Джо, он был бы доволен.

Поскольку Линк еще работал, а Карли нужен был перерыв, она решила поискать еще информации о нем. Он был интересным мужчиной, но не особенно откровенничал про себя. Карли вбила его имя в поисковик и принялась щелкать по интернет ссылкам.

Гул директорского этажа отошел на второй план, люди вокруг передвигались в быстром темпе. В «Тексас Американ Энтерпрайзис» все работали четко и эффективно.

После особенно интересной статьи Карли подняла голову, услышав неподалеку голоса. Высокая стройная женщина с волосами цвета воронова крыла разговаривала с Милли и показывала на кабинет Линка. На женщине было светло-серое платье с белой отделкой, без рукавов, с узкой юбкой до середины икры и широким поясом из того же материала, определенно дизайнерское. Платье идеально сидело на ее бедрах, а высоченные каблуки увеличивали рост до ста восьмидесяти сантиметров.

Женщина обладала превосходной фигурой и была потрясающе красива.

— Извините, мисс Айелло, — сказала Милли. — Линк занят весь день. Вы никак не можете его увидеть.

— Это нелепо. Пожалуйста, передайте ему, что пришла София. Мы должны обсудить раут на следующей неделе. Нам нужно поговорить, уточнить планы на вечер следующей субботы. Мне же нужно время, чтобы подобрать подходящее платье.

Милли покачала головой.

— Извините. Мистер Кейн дал мне строгие указания, чтобы его не беспокоили. Вы можете попробовать позвонить ему позже. Или, может быть, завтра.

Женщина скривила пухлые губы.

— Линк очень рассердится, когда узнает, что София была здесь, а вы не дали ей увидеться с ним.

— Извините, — твердо повторила Милли.

— Хорошо.

Женщина развернулась и элегантно прошла по ковру к лифту. Двери со звоном открылись, она вошла, нажала кнопку, двери закрылись, и женщина исчезла.

Карли просто сидела на месте. В животе бурлило, как будто она проглотила горсть камней. Дыхание застряло в груди. Безумие какое-то. Она не имеет никаких прав на Линкольна Кейна. Да, они переспали. Ну и что? Они оба взрослые люди. Она хотела его, а он хотел ее.

Если не считать этого, то он просто пытается ей помочь, оказывая услугу ее деду.

Карли откинулась на спинку стула и закрыла глаза, ощутив внезапно навалившуюся усталость. Конечно, она не думала, что это нечто больше, чем просто секс. Линк нормальный энергичный мужчина, а мужчины всегда думают о сексе. В данный момент он влюблен в нее, потому что она была для него чем-то новым.

Карли представила его с шикарной черноволосой женщиной. Он проведет с ней ночь следующей субботы. Карли стало интересно, какую отговорку он придумает. Или, может быть, просто скажет правду. Он никогда не утверждал, что их отношения будут исключительными.

Глаза защипало. Почему все всегда оборачивается так?

Потому что мужчины — козлы, и это не изменится. Несомненно, к этому времени она уже усвоила урок.

Услышав шаги, Карли подняла голову. Перед ней стояла Милли.

— Это не то, что вы думаете.

Карли расправила спину, смутившись из-за того, что ее поймали на подслушивании.

— Я-я не понимаю, о чем вы.

— Это София Айелло. Она снимается для обложки «Вог». В следующую субботу у них с Линком запланировано совместное посещение благотворительного мероприятия. Это просто пиар-ход, чтобы помочь собрать деньги. Линка не интересует София... хотя не стану отрицать, что она весьма заинтересована в нем.

Карли в этом не сомневалась. Она пожала плечами, как будто ей все равно, пытаясь заставить боль в груди успокоиться.

— Это не мое дело.

— Возможно. Но Линк никогда не приглашал женщин в свои личные апартаменты. Особые обстоятельства или нет, но он привел вас туда. Что бы ни происходило между вами двумя, я не хочу, чтобы эта злобная, избалованная... итальянка навела вас на ложные выводы.

Карли выдавила улыбку.

— Спасибо.

Но по правде говоря, выводы были верные. Со всеми закружившими ее проблемами Карли ослабила бдительность и позволила Линкольну Кейну проникнуть за свои защитные барьеры.

Она начала ему доверять. Верить, что он другой. Она переспала с ним. Больше того. Отдалась ему охотнее, чем кому-либо раньше.

Одни только мысли о том, что они делали в постели, заставляли ее краснеть от смущения. Ей хотелось затащить его обратно в спальню и снова заняться бездумным, жарким, совершенно потрясающим сексом.

Глупо. Глупо. Глупо.

Милли развернулась и пошла к своему столу, а Карли уставилась обратно на экран ноутбука. Она пыталась погрузиться в дела «Дрейк Тракинг» и не думать о Кейне, но это оказалось невозможно.

Так она просидела еще два часа, но, когда пришел Линк и спросил, не хочет ли она пойти поужинать перед возвращением домой, сказала ему, что у нее болит голова — что к тому времени было правдой — и ей никуда не хочется.

Он внимательно взглянул на нее.

— Хорошо. Вертолет ждет, когда мы будем готовы.

Карли просто кивнула, закрыла ноутбук, и они поднялись на крышу. Она надеялась, что головная боль станет достаточной отговоркой, чтобы Линк позволил ей спать в одной из гостевых спален. Завтра она скажет ему, что передумала, что хочет вернуться к себе домой, что признательна ему за помощь, но дальше позаботится о себе сама.

Обратный полет был быстрым и непримечательным. Всю дорогу Линк наблюдал за ней. К тому времени когда они добрались до дома, сердце Карли болело, а во рту пересохло от отчаяния, так что она едва могла говорить. Как только они вошли в дверь, она направилась в кухню, чтобы выпить воды и оказаться подальше от Линка.

Но Линк словно обладал каким-то настроенным на Карли радаром. Он последовал за ней и просто стоял, пристально глядя на нее. Карли допила воду, стараясь, чтобы рука не дрожала, и поставила стакан в раковину.

— Что случилось? — спросил Линк. Неестественное спокойствие в его голосе насторожило Карли. — Что-то изменилось между нами. Что это было?

Он поразительно догадлив. Карли подумала соврать, но это было бы бесполезно. С тем же успехом можно закончить все сейчас.

— Случилась София. Она напомнила мне о том, как обстоят дела на самом деле.

— София Айелло? — Линк нахмурился. — При чем тут София?

— Она пришла встретиться с тобой. У тебя не было на нее времени, но я уверена, что она тебя простит.

— Я никогда не спал с Софией.

— У тебя с ней свидание на следующей неделе. Ты собирался сказать мне правду или что-то придумать?

На его челюсти заиграли желваки.

— Это просто пиар-ход, чтобы собрать деньги. Мне не нравятся такие женщины.

— Да? Ты был женат на королеве красоты.

— Верно. Результатом стали три года мучений и этот ужасный дом. В одном можешь быть уверена: я учусь на своих ошибках.

Карли подняла глаза на него. Лучше бы они никогда не встречались. Лучше бы Джо никогда не просил его присмотреть за ней.

— Я хочу домой. Сегодня я буду спать в гостевой спальне, но завтра поеду домой.

Линк сильнее сжал зубы.

— Ты никуда не поедешь. Я не дам тебе подвергать себя такой опасности.

— Ты не можешь указывать мне, что делать.

— Думаешь? Вот что я тебе скажу: я не позволю какой-то избалованной, зацикленной на себе дамочке, на которую мне насрать, испортить то, что происходит между нами.

Карли подняла голову.

— Ничего не происходит. Это просто секс.

— Да ну?

Линк стремительно подошел к ней и схватил за плечи. Он был зол, взбешен. Карли не понимала, почему он так злится.

Линк притянул ее к себе.

— Я не знаю, к чему все идет. Но если София так сильно тебя расстроила, то я значу для тебя больше, чем просто секс. И мы посмотрим, к чему это приведет. Но не позволим другим людям решать исход.

Он сжал ее волосы в кулаке, чтобы удержать на месте, и обрушился на ее губы. Карли прошил жар и дикое, неконтролируемое желание. Она велела себе остановить его, убеждала, что он просто говорит то, что хочется услышать каждой женщине, что он устанет от нее и уйдет, как Гарт и Картер — мужчины, которые заявляли, что любят ее.

Но что, если она ошибается? Что, если Линк единственный мужчина, которому она может доверять? Единственный мужчина, который на самом деле является всем, чем кажется? Ей так сильно хотелось в это верить.

Карли сопротивлялась ему, но возбуждение и желание оказались слишком сильными. Ее тело подчинилось животным инстинктам, требовало сдаться Линку, позволить ему взять то, что он хочет. Карли ответила на поцелуй со всей жаждой, что испытывала к нему, скользнула пальцами в волосы у него на затылке, а языком ему в рот. Линк целовал ее, пока у нее не ослабли колени и она не могла думать ни о чем, кроме него. Когда он отстранился, она захныкала.

— И еще одно: я не гнушаюсь использовать секс, чтобы получить то, что хочу. Поскольку я знаю, как сильно тебе нравится секс со мной, то собираюсь напомнить тебе, почему ты изначально решила остаться.

Карли ахнула, когда его большие ладони обхватили ее за талию, подняли и посадили на кухонную столешницу. Линк нашел пуговицу на поясе ее джинсов, расстегнул ее, затем молнию. Ее туфли упали на пол. Линк приподнял Карли и стянул с нее узкие джинсы вместе с трусиками.

Карли не могла дышать. Внутри бушевал пожар. Каждая частичка ее тела горела. Линк подтянул ее к краю столешницы, поцеловал долго и глубоко, раздвинул ее колени и встал между ними. Ее блузка испарилась, и он наслаждался ее грудью, превращая соски в твердые бриллианты. Проложив дорожку поцелуев вниз от пупка, он сосал и пробовал на вкус, использовал руки и рот, чтобы подвести ее к оглушающей разрядке. Карли откинула голову, когда ее затопило удовольствие, мир опрокинулся, превратившись в смешение цветов и сладкие ощущения.

Расслабленная и удовлетворенная, Карли легла на столешницу, слишком слабая и онемевшая, чтобы протестовать, когда Линк расстегнул джинсы и освободил себя. Нависнув над Карли, он поцеловал ее и начал входить. Она захныкала.

— Тебе нравится? — спросил он.

— О да... — прошептала она. Ей нравилось, как он прикасался к ней, нравилось все, что он делал с ее телом.

— Я рад, потому что мы только начали.

Прижав оба ее запястья у нее над головой, Линк взял ее прямо там, на столешнице, взял жестко, как будто заявил свои права на нее.

На мгновение Карли охватил страх. Она все сильнее влюблялась в Линкольна Кейна. Рискуя своими чувствами, напрашиваясь на разбитое сердце. Мысль ускользнула прочь, когда Линк задвигался над ней, глубоко врываясь и подталкивая ее к следующему опаляющему оргазму.

Карли закрыла глаза и отдалась урагану страсти.

Глава 16

В окна слабым фиолетовым отблеском просачивался рассвет. Линк сидел в кресле напротив кровати и смотрел на спящую Карли.

Ночью он ее немного напугал. Черт, он и сам себя напугал. Он и не подозревал, что может быть таким собственником по отношению к женщине, что может так много требовать от нее. И тем не менее она приняла все, что он обрушил на нее, и ни на секунду не отступила.

Им было хорошо вместе. Больше, чем хорошо. Ему хотелось знать, действительно ли это так, правда ли происходящее больше, чем интрижка.

После неудачного брака он говорил себе, что не испытывает никакого желания заводить серьезные отношения с женщинами. Его все устраивало, и так было всегда.

За годы он встречался со многими женщинами и наслаждался ими. Но сейчас все было иначе, по крайней мере для него.

Линк принадлежал к тем мужчинам, которые добиваются желаемого. В данном случае проблема заключалась в том, что он и сам точно не знал, чего именно хочет. Если у них что-то не сложится, Карли может быть больно. Он этого не хотел. И всегда есть шанс, что больно будет ему.

Линк разглядывал спящую в своей кровати женщину, улыбаясь при виде копны спутанных светлых волос, рассыпавшейся по его подушке. Она важна для него. Он сделает все возможное, чтобы ей не пришлось страдать, но не позволит ей отдалиться, когда она явно тоже испытывает к нему чувства.

Пока у них не появится время, чтобы все выяснить.

Кроме того, она нуждается в его защите.

Вчера в Далласе он отправил грузовую декларацию «Дрейк Тракинг», найденную на месте преступления, в городскую ДНК-лабораторию и доплатил, чтобы ее исследовали побыстрее. Он попросил Таунсенда проследить за этим, но результаты все равно будут только через несколько дней.

Если пятно окажется кровью, а он предчувствовал, что так и есть, нужно узнать, принадлежит ли она Мигелю. Если кровь принадлежит другому человеку, у них может появиться подозреваемый. Если в лаборатории получится выявить образец ДНК, Таунсенд сможет прогнать его через Единую систему индексации ДНК.

Затянув пояс махрового халата, Линк встал с кресла и босиком прошел по коридору в тренажерный зал, примыкающий к кабинету. Переодевшись в футболку и темно-синие шорты, он некоторое время тягал железо, побил тяжелую грушу, потом полчаса провел на беговой дорожке.

Поскольку Карли еще спала, а Линк не хотел ее будить, он прошел в ванную в конце коридора и быстро принял душ. Снова надев халат, он сел за стол и заставил себя сосредоточиться на работе, начав с заметок по поводу завода по восстановлению шин.

Когда он поднял голову, в дверном проеме стояла Карли, хорошенькая и взъерошенная, напомнив ему о прошлой ночи, отчего он начал возбуждаться.

Она шла к нему в одной из его футболок, которая висела на ней мешком, но это ничуть не охладило его страсть. Карли села в кресло с другой стороны стола.

— Ты в порядке? — спросил Линк. — Я был несколько груб ночью.

На ее лице медленно появилась улыбка.

— Иногда грубость не повредит.

Уголки его губ приподнялись. Без сомнений вчерашняя ночь была великолепной.

Карли теребила золотистый локон.

— Итак... эм-м... сколько раз ты использовал секс, чтобы получить то, что хочешь?

Его охватило веселье.

— Считая вчерашнюю ночь? Один.

Она улыбнулась и расслабилась в кресле.

— Еще рано, — сказал он. — Почему ты не спишь?

— Я думала.

— Да? О чем?

— О тебе... Об Эль Хэфе. О шерифе.

— Звучит интригующе.

— Мы могли бы воспользоваться помощью шерифа, чтобы остановить то, что творится, но ты ему не доверяешь. Я знаю, что это как-то связано с той ночью, когда тебя арестовали. Ты много знаешь обо мне. Я же не знаю о тебе почти ничего, за исключением того, что прочитала.

Линк откинулся на спинку черного кожаного кресла.

— Что ты хочешь знать?

— Я хочу знать, что произошло в ночь ограбления.

— Попытки ограбления, — поправил он. Он не говорил об этом. Никогда. Это случилось с другим человеком, случилось в прошлом, и он хотел, чтобы там и оставалось.

Но вчера ночью он надавил на нее. Он надеялся, что они преодолели некий переломный момент.

— Нас было трое. Я и два друга. Одному из них в голову пришла идея. Я не хотел этого делать. Боялся, что мы загремим в тюрьму. Так и вышло.

— Что произошло?

— Мы всегда искали способы доказать, какие мы крутые. Дома у каждого были проблемы. У нас были только мы. Парни захотели ограбить круглосуточный магазин. Я не хотел их кидать, так что согласился. Двое из нас вошли внутрь, третий — водитель — ждал в машине. У нас были лыжные маски и пистолеты. Мы подошли к кассиру и потребовали деньги. Тогда хозяин достал из-под прилавка дробовик. У нас было три варианта. Убить его. Попытаться отнять ружье с риском, что он убьет одного из нас. Или сдаться. Мы были детьми. Мы не хотели убивать бедного старого мистера Лафферти и не хотели умирать, так что сложили свое оружие. Лафферти вызвал шерифа, а тот засадил нас в камеру.

— Этого мало, чтобы затаить обиду на столько лет. Кто были другие два мальчика?

Линк только покачал головой.

Карли задумчиво смотрела на него.

— Помнишь, во время поездок в Даллас я пыталась себя занять, пока ты работал? Я решила немного поискать, почитать о тебе побольше в сети. Думаю, я могу предположить, кто был с тобой той ночью.

Он замер, сердце замедлилось до глухого стука.

— Думаешь?

— Возможно. В старшей школе одним из твоих лучших друзей был Бо Риз. Я прочитала это в одной статье. Хобби Бо — гоночные машины, эта любовь появилась у него в подростковом возрасте. Думаю, той ночью Бо был за рулем.

Линк не произнес ни слова, что само по себе было ответом.

— Я задумалась о том, что может связывать тебя и шерифа Хаулера. Я и про него почитала, пока была в сети. Он уже давно является шерифом округа, так что про него и его семью много написано. Оказывается, у него есть сын почти твоего возраста. Я его погуглила. Ты родился в мае. А Кайл в июле. То есть он на несколько месяцев младше тебя, как и Бо.

Линк сидел, не шевелясь. Никогда за миллион лет он не поверил бы, что она может это вычислить.

— Не останавливайся. Становится интересно.

— Оказывается, что сын Хаулера учился в старшей школе Плезант-Хилла, закончил в том же году, что и ты, если бы ты не попал в тюрьму. Вы с Бо оба изменили свои жизни и стали чрезвычайно успешными, а вот Кайл стал наркоманом. Он на протяжении многих лет является пациентом реабилитационных центров. Думаю, это Кайл был вместе с тобой в магазинчике в ночь ограбления. Думаю, шериф винит тебя в том, что случилось с его сыном.

Линк откинулся назад, стараясь выглядеть невозмутимо. Любой мог прочитать статьи. Но никто не удосужился сложить все вместе.

— Зачем спрашивать меня, если ты и так уже все выяснила?

— Я знаю, что ты всегда молчал об этом. Но Мигель мертв. Я могу стать следующей. Наверное, я надеялась, что ты доверяешь мне достаточно, чтобы объяснить, что происходит.

Линк встал с кресла и обошел стол. Карли, кажется, удивилась, когда он поднял ее и заключил в объятия.

— Я рад, что ты знаешь. Наверное, я должен чертовски разозлиться на то, что ты копалась в моем прошлом, но я чувствую только облегчение.

— Со мной твоя тайна в безопасности, — ласково улыбнулась Карли.

Он верил ей. Понял, что доверяет ей. Линк точно не знал, когда это произошло, но никогда до этого он не чувствовал такого к женщине, с которой встречался. Им всегда было что-то нужно от него. Всем, кроме Карли.

— Хаулер винит меня, но правда в том, что это была идея Кайла. Думаю, он хотел поставить на место своего старика. Кайлу никогда не удавалось сделать так, чтобы его отец был доволен. Мы с Бо жалели его. Ограбление магазина должно было стать некой местью, тайным ударом по шерифу, который никому из нас не нравился.

— У вас с Бо все в порядке. Если бы Кайл был сильнее, он тоже учился бы на своих ошибках.

— Полагаю, это правда. — Линк наклонил голову и нежно поцеловал Карли. — Я рад, что мы поговорили, внесли ясность. Тайны могут быть опасными, особенно учитывая все происходящее. А теперь иди одевайся, пока я не утащил тебя обратно в кровать. У меня много дел.

Карли улыбнулась:

— У меня тоже.

Она поспешила к двери, а он смотрел, как ее задница плавно двигается под мягким хлопком его футболки.

— Спасибо за честность, — сказала Карли через плечо, выходя в коридор.

Линк успел возбудиться, пока смотрел, как она уходит. У него проблемы. Чертовски большие проблемы. Он только надеялся, что это взаимно.

* * *

В пятницу утром Карли сидела за своим столом, пока Фрэнк Марино дежурил в главном помещении. Время от времени он выходил наружу и обходил двор.

Карли не думала, что Эль Хэфе или его люди сунутся в «Дрейк Тракинг», когда вокруг бродят полдюжины здоровых водителей, не говоря уже о механиках и тех, кто работал внутри. И тем не менее Линк настоял, чтобы Марино ее сопровождал, против чего она на самом деле не возражала, покуда он ей не мешает.

Линк скрепя сердце отправился в Даллас, однако пообещал вернуться в Айрон-Спрингс до того, как она закроет офис на ночь.

— Я заеду за тобой, — сказал он, когда позвонил ей на работу. — Если придется задержаться, я позвоню.

— Хорошо. Я тут... подумала...

— О чем? О новых способах создать проблемы?

Она улыбнулась.

— Я надеялась, что после работы мы сможем заехать в закусочную. Ровена работает, и было бы здорово повидаться с друзьями.

— Почему нет? Пиво звучит заманчиво. Увидимся вечером.

Удивившись тому, что ее просьба не превратилась в спор, Карли вернулась к работе и была занята до полудня. Донна вышла купить сэндвичей, и они перекусили в комнате отдыха. После этого она начала обзвон потенциальных клиентов.

Карли только что положила трубку, гордясь собой: она устроила встречу с «Аякс Мебель», чтобы обсудить транспортные потребности компании. И тут зазвонила вторая линия. Личный номер Джо.

Карли подняла трубку.

— «Дрейк Тракинг».

— Сеньорита Дрейк. Приятно слышать ваш голос.

Живот сжал спазм. От слов Эль Хэфе кровь застыла в жилах.

— Что вы хотите?

— Пришло время назначить встречу. Очень скоро вы получите сообщение с указанием времени и места, куда должна прибыть ваша фура.

Карли облизала пересохшие губы и взяла себя в руки.

— Я передумала. Я решила, что мне неинтересно ваше предложение. Найдите кого-нибудь другого.

В трубке зазвучал хриплый смех, царапая ее нервы.

— Вы сделаете то, что вам скажут. Организуете перевозку и никому ничего не скажете. Даже богатому гринго, с которым развратничаете.

Карли стиснула трубку пальцами.

— Чем я занимаюсь не ваше дело.

— Спите с Кейном, мне плевать, пока вы делаете то, что говорят. Будете сопротивляться, и вы с Кейном оба умрете. Вам понятно?

О Боже.

— Да.

— Как я сказал, весточка прибудет очень скоро.

В трубке послышались гудки.

Трясущейся рукой Карли положила трубку и откинулась на спинку кресла. Она знала, что этот момент настанет, и все-таки в глубине души отказывалась в это верить.

Раздался знакомый стук в дверь, и она подняла голову. Когда дверь открылась и вошел Линк, волна облегчения накрыла Карли с такой силой, что у нее закружилась голова.

Линку понадобился лишь один взгляд на ее лицо, и он помрачнел еще больше.

— Что такое? Что случилось?

Ее голос дрожал.

— Только что звонил Эль Хэфе. У него есть груз для перевозки.

— Господи.

— Он не сказал, что это, куда он хочет его доставить и когда. Сказал, что я получу сообщение с информацией.

Линк взъерошил темные волосы.

— Что еще?

— Он знает, что мы вместе. Говорит, что убьет нас обоих, если я не буду делать, как он велит. — Глаза защипало от слез. — Мне не следовало впутывать тебя.

Линк взял ее за плечи и поднял с кресла.

— У тебя не было выбора. Я впутался с момента, когда Джо попросил меня присмотреть за тобой.

Карли закрыла глаза. Она говорила себе, что все будет хорошо. Линк поможет. Она медленно вдохнула, успокаивая колотящееся сердце.

— Что будем делать?

— Рассмотрим варианты, придумаем лучший способ справиться с этим. Одна из причин, по которой я ездил в Даллас, поговорить с Куином Таггартом.

Ее оглушила тревога.

— Таггарт? Ты говорил, Таггарт работает в ФБР!

— Верно.

— Ты сказал, что не будешь ничего предпринимать без моего согласия. Ты обещал!

— Успокойся. Я просто поговорил с ним, ничего больше. Упомянул Эль Хэфе, описал теоретически возможную проблему. Я не называл ему никаких имен, никаких подробностей.

— Ты не должен был этого делать, не поговорив со мной.

— Нужно что-то делать. Ты понимаешь это так же хорошо, как и я.

Она еще раз глубоко вдохнула, успокаиваясь.

— И что сказал Таггарт?

— Он знает об Эль Хэфе. Говорит, парень начал мелкой сошкой, наркота, вымогательство и тому подобное. В последний год или около того он стал более и более могущественным. Сколотил значительное состояние, и, согласно слухам на улицах, это только начало. ФБР очень хочет его поймать.

Внутри Карли расцвела надежда.

— Может, они арестуют его до того, как я получу вызов.

Линк покачал головой.

— У федералов ни хрена нет на этого парня. Они даже не знают, как он выглядит. Они отчаянно нуждаются в информации.

— Я ничего не знаю! Знаю только размер его обуви — и все!

Линк поднял уголок губ.

— Я знаю.

Карли пыталась удержаться за свое раздражение, но оно медленно ускользало прочь. В джинсах и обтягивающей торс футболке, Линк был так горяч, что на мгновение она забыла о звонке Эль Хэфе и просто наслаждалась видом. Затем ее мозг начал функционировать, и беспокойство вернулось.

— По крайней мере мы пошли на контакт, — говорил Линк. — Мы знаем, что федералы заинтересованы. Если Эль Хэфе сообщит тебе координаты места...

— Ты предлагаешь передать им информацию? Если я это сделаю, а они его не поймают, мы оба можем умереть.

— Я сказал тебе, что мы рассмотрим варианты. По крайней мере мы знаем, что ФБР будут более чем рады вмешаться, когда придет время.

Он прав. Единственный способ выбраться из этого — поймать человека, который им угрожает. Они должны помочь. Но от этого Карли не становилось легче.

Она достала свой сотовый. Никаких сообщений от Эль Хэфе. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем он отправит свои требования? Прежде чем наркобарон отправит ее по дороге к краху?

Или в ад.

Глава 17

Время близилось к закрытию, хотя в «Дрейк Тракинг» никогда не было по-настоящему пусто. Водители все время приходили и уходили, и ночной сторож уже заступил на дежурство.

Линк подождал, пока Карли соберется, и проводил ее из кабинета.

— Думаю, нам обоим нужно это пиво, — сказал он. — Фрэнк может вести твой пикап и ехать за нами к закусочной. Пара глаз снаружи не помешает.

Плечи Карли немного расслабились.

— Я боялась, что ты передумаешь.

— Как бы мне ни хотелось приковать тебя к своей кровати, где, я уверен, ты будешь в безопасности, наверное, это плохая идея.

Карли послала ему многообещающую озорную усмешку.

— Зато мог бы получиться интересный вечер.

Линк хохотнул, прогоняя образ, который сам же по глупости создал.

— Мы ненадолго.

Они вышли из здания, Карли достала из сумочки ключи и передала их Фрэнку. Затем Линк открыл свой большой «GMC», они забрались внутрь, и через несколько минут он уже въезжал на стоянку «Джубала», с удовольствием предвкушая пиво.

У Линка выдался такой же плохой день, как у Карли. Он встретился с Куином Таггартом в маленьком кафе, а не в штаб-квартире ФБР, просто на всякий случай. Он не стал рассказывать Карли, как сильно давил на него Куин, чтобы его анонимный друг помог ФБР поймать Эль Хэфе.

— Это может оказаться как раз та лазейка, на которую мы надеялись, — сказал Таггарт. — Твой парень может устроить что-то вроде встречи. Мы будем все время держать его за руку — образно выражаясь, конечно.

— Конечно, — съязвил Линк.

Таггарт, здоровый блондин с короткой стрижкой в типичном для ФБР темном костюме, заерзал на диванчике напротив.

— Слушай, на нем будет микрофон. Мы будем слышать каждое слово. Если он попадет в беду, мы его защитим.

Линк только покачал головой.

— Не выйдет, Куин. Но если появится что-нибудь полезное для вас, я прослежу, чтобы ты получил информацию.

Таггарт, явно недовольный, вздохнул.

— Ты совершаешь ошибку, Линк.

Возможно, но он ни за что не подвергнет Карли такой опасности. Расставшись с агентом ФБР, Линк вернулся в свой офис, а оттуда на вертолете на ранчо «Черная земля».

Без десяти семь он вел Карли через стоянку к закусочной, а Фрэнк незаметно прикрывал их.

Линк как раз дошел до вращающихся дверей, когда зазвонил его сотовый. Фрэнк беззаботно занял позицию снаружи, а Карли остановилась рядом с Линком, пока он доставал телефон и проверял, кто звонит.

Милли. Поскольку его помощница обычно писала сообщения, он решил, что вопрос важный.

— Что случилось?

— Звонит Глен Баркер. — Аудитор, проверявший бухгалтерию «Дрейк Тракинг». — Говорит, что ему нужно срочно с вами поговорить. Он на другой линии.

Линк быстро взглянул на Карли.

— Соединяй.

В трубке раздался знакомый голос Глена.

— Мистер Кейн, извините, что так поздно вас беспокою, но это касается отчетов, которые вы просили меня проверить.

— Что с ними?

— Кто-то ворует деньги, и уже довольно давно.

Линк закипел от гнева и стиснул зубы. Не удивительно, что компания Джо разоряется.

— Насколько давно?

— Почти два года. Тот, кто это делает, вносит получателя платежа в программу, как будто расчеты законны, но, если посмотреть настоящие чеки, получатель не совпадает с тем, что записано. Это простой, но эффективный способ, если этот сотрудник пользуется доверием. Никто не проверяет после него совпадение чеков и записей.

— Кому на самом деле идут деньги?

— Получателем стоит код банка. Деньги отправляются прямо на счет.

— О какой сумме идет речь?

— Почти двести тысяч долларов за последние два года.

Линк подавил новую волну гнева. Господи, только этого Карли не хватало. По крайней мере это объясняет, почему «Дрейк Тракинг» находится на грани банкротства.

— Спасибо, Глен. Благодарю за работу.

Линк завершил звонок.

— Что такое? — спросила Карли.

Он положил ладонь ей на талию и направил через вращающиеся двери в закусочную, нуждаясь в пиве еще больше чем раньше. В такое раннее время толпы еще не было, но за столами сидело достаточно людей.

Ровена помахала им из-за стойки и улыбнулась Карли, и Линк подтолкнул ее в ту сторону, стараясь оттянуть неизбежный разговор.

Ро откинула за спину свои длинные темно-рыжие локоны и широко улыбнулась.

— Привет, Линк. Привет, Карли. Рада видеть вас, ребята.

Карли забралась на барный табурет.

— И тебе привет, Ро.

Когда Линк сел рядом с Карли за стойку, Ро перевела взгляд с одного на другую.

— Итак... Не ожидала увидеть вас двоих здесь... вместе.

Ро послала Карли взгляд «И что ты за подруга после этого?» — и у той порозовели щеки. Иногда она была такой милой.

— Линк помогает мне с кое-какими проблемами, — сказала Карли.

— Не сомневаюсь, — усмехнулась Ро.

Борясь с улыбкой, Линк изучал ряд кранов за стойкой: «Буффало Байю», «Аламо», «Нью Репаблик», «Тэксиан».

— Как насчет пары пива? — спросил он. — Я возьму «Шайнер Бок». А ты, Карли?

— Я буду «Лон Стар».

— Принято. — Ро посмотрела на Линка. — За твой счет?

Он кивнул. Ро открыла две запотевшие бутылки и поставила перед ними.

— Пожалуйста.

К другому концу стойки подошел клиент, долговязый юноша в джинсах и потрепанной ковбойской шляпе из соломы. Он сел на табурет, и Ро пошла к нему. Линк слышал смех парня, видел, как его глаза бродили по полной груди Ро.

Ему стало весело. Он достаточно хорошо знал Ровену и сомневался, что ковбою повезет, но он хорошо проведет время, пытаясь.

— Давай сядем за столик.

Линк взял пиво Карли и свое, встал с табурета и направился к тихому местечку у стены. Оба сели за старый стол, на котором годами вырезались инициалы.

— Что случилось? — спросила Карли и сделала глоток из своей бутылки.

— Звонок снаружи? Это был Глен Баркер, аудитор, которого я попросил взглянуть на твою бухгалтерскую отчетность.

Карли побледнела.

— Он нашел ошибки? Линк, клянусь, я не пыталась ничего скрывать, чтобы заполучить кредит.

Линк потянулся через стол и взял ее за руку.

— Эй, я знаю. Кто-то ворует у тебя. На самом деле у Джо. Еще до того, как появилась ты.

— Что?

— Это так. Это продолжается почти два года, примерно с того времени, когда у Джо появились первые серьезные проблемы с сердцем.

— Поверить не могу. Сколько?

— Почти двести тысяч долларов.

— О Господи!

— Карли, кто подписывает чеки?

— Джо подписывал, но... — Она глубоко вдохнула. — Джо лично проверял расчетный счет, кроме последних двух лет. Когда у него начались проблемы со здоровьем, он передал полномочия. — Она посмотрела на Линка. — Пока я не начала работать там, счетами занималась Донна.

* * *

Они не сразу ушли из закусочной. Карли была слишком потрясена, чтобы встать со стула. Донна Мелендез почти два года ворует деньги у «Дрейк Тракинг».

— Ты должна сообщить шерифу, — сказал Линк. — Эта женщина вор, и она присвоила не мелочь. Самой тебе это не разрулить.

Карли кивнула, испытывая смесь гнева, обиды и грусти.

— Сначала я хочу с ней поговорить. Позвоню ей утром. Ей не нужно на работу, но я скажу, что мне нужна помощь в офисе. Посмотрим, придет ли она.

— Я хочу быть там. Попрошу Глена прислать то, что он обнаружил. Если она попытается отпираться, у тебя будут необходимые доказательства.

— Сложно поверить. Джо считал ее другом. Когда я начинала, ее помощь была бесценной. Не знаю, смогла бы я справиться без нее.

— Да, и все это время она присваивала твои деньги.

Гнев вернулся, на этот раз сильнее. За спиной послышались приближающееся шаги.

— Посмотрите-ка, кто здесь!

К ним подошел Делрой Эймс, мощный чернокожий друг Линка, байкер. В его ухе сверкала сережка. Джонни Бандуччи неторопливо подошел к нему и встал рядом, приглаживая волосы, как будто хотел убедиться, что ни одна блестящая прядь не выбилась.

В отличие от прошлого раза мужчины были одеты не в кожу, а в джинсы и футболки, и оба выглядели горячо.

— Рад видеть вас, ребята, — сказал Линк.

— Пригласишь нас сесть или как? — спросил Джонни.

Линк посмотрел на Карли.

— Мне не помешает еще одно пиво, — сказала она. Или пять. А потом еще парочка шотов текилы.

Линк расслабился. Карли видела, о чем он думал: он сообщил ей плохие новости, но она не запаниковала. Ее это не обрадовало, но она не сломалась. И он был почти прав. Она держала себя в руках, но едва-едва.

— Этот раунд за мой счет, — сказал Джонни. Он развернулся и пошел к бару, а Дел сел за стол.

— Слыхал, ты влип в неприятности, когда ушел отсюда последний раз, — сказал Дел Линку.

— Неприятности были у Карли. Я просто оказался в нужное время в нужном месте. Я рад, что смог помочь.

Дел откинулся на спинку стула, который заскрипел под его весом.

— Я слыхал, все было немного серьезнее. Говорят, это были парни Эль Хэфе.

Джонни вернулся к столу, рядом с ним шла Ровена. Она опустила поднос и поставила перед каждым по бутылке пива.

— Наслаждайтесь, — улыбнулась она. Пока она шла обратно к стойке, покачивая бедрами, Карли осенило. Она отложила идею и переключил внимание на мужчин.

Джонни развернул стул и сел лицом к столу, вступив в разговор, как будто ни слова не пропустил.

— Эль Хэфе. Он плохой парень, Линк.

— Да, я это понял, когда засвистели пули.

Дел заворчал.

— Говорят, Эль Хэфе наступает, расширяет свою империю. Тебе нужно держаться от этого типа как можно дальше.

— Если бы это было так просто. — Линк глотнул пива. — Что вы можете рассказать о нем? У меня сложилось впечатление, что чувак старается не светиться.

— Это так, — сказал Дел. — Но некоторые из его парней любят порисоваться, похвастать о своих делишках. Твое имя всплыло. Один из «Демонов» услыхал. Он пришел ко мне, решив, что ты захочешь знать.

Линк кивнул. Он с подросткового возраста катался с клубом.

Джонни сделал глоток из бутылки и поставил ее на стол.

— Парни просили передать тебе: если понадобится помощь, только дай знать.

— Спасибо, — сказал Линк. Переведя разговор в более легкое русло, они с Карли допили пиво, попрощались с Делом, Джонни и Ро и покинули закусочную. Фрэнк ехал следом в пикапе Карли.

— Ро упоминала, что ты раньше ездил с «Демонами», — сказала Карли. Фары освещали полосу асфальта перед ними.

— Я никогда не был официальным членом клуба, но в юности катался с некоторыми из них.

— С Делом, Джонни и Риком.

— Верно. И с некоторыми другими парнями. «Демоны» не относятся к незаконным клубам, как «Бандидос» или «Ангелы Ада», которые занимаются наркотиками и другой преступной деятельностью. Но в случае необходимости парни могут быть довольно опасными.

* * *

Пока машина ехала по шоссе, Карли вспоминала вечер. Дел, Джонни и Рик — бывшие члены «Демонов асфальта». Она знала их репутацию, знала, что члены клуба жесткие ребята. Хотя на первый взгляд друзья Линка казались веселыми и добродушными, в них чувствовалась сила.

В слабом свете кабины она изучала профиль Линка. Несмотря на всю его привлекательность, присутствовала в его чертах какая-то жесткость, говорившая о том, что его жизнь не всегда была легкой. Тень щетины на подбородке намекала на твердость. Препятствия, которые ему пришлось преодолеть, сделали его таким, каким он стал.

Ее взгляд опустился на мощную руку, сжимавшую руль. 

— Это тогда ты сделал тату? Когда катался с «Демонами»?

Он взглянул на колючую проволоку вокруг своего бицепса. 

— Я сделал ее, когда вышел из тюрьмы. Чтобы не забывать, каково чувствовать себя взаперти.

Карли замолчала. Линк совершил преступление, но он отбыл наказание и изменил свою жизнь. Жаль, что большинство людей не хотят или не способны на такое.

— Мне нужно заменить Донну, — сказала она. — Я собираюсь позвать Ровену на эту работу.

Линк перевел взгляд на нее.

— Я знаю, что Ровена работает по совместительству библиотекарем. Ты правда думаешь, что она сможет управляться с твоим офисом?

— Ро хороша почти во всем. Думаю, она станет грандиозным приобретением.

— Работать с друзьями не всегда удачное решение.

— И тем не менее вы с Бо, кажется, справляетесь.

— Справедливо, — сказал Линк. — Мы с Бо отличная команда. Я познакомлю вас на вечере.

— Каком вечере? — нахмурилась она.

Линк искоса взглянул на нее.

— О, я забыл упомянуть? София нашла другого спутника на благотворительный бал в следующую субботу.

— Да ну?

— Да. Оказалось, что она пойдет с Бо. Я буду перед ним в огромном долгу, но тут уж ничего не поделаешь.

— Не понимаю.

Линк выгнул темную бровь.

— Не понимаешь?

— Нет.

— Тогда позволь тебе объяснить. Меня не интересует София Айелло, я уже говорил тебе. Моя спутница сидит на пассажирском сиденье. Той ночью она будет спать в моей постели, как и сегодня.

Сердце Карли забавно екнуло. Линк изменил планы, чтобы быть с ней. Его не интересует потрясающе красивая София Айелло. Его интересует внучка Джо Дрейка, владелица почти разорившейся перевозочной компании. Она открыла рот, но ничего не произнесла.

— Полагаю, это значит «Да, Линк, я с удовольствием пойду с тобой».

— Эм... хорошо. Я с удовольствием пойду с тобой на бал, Линк.

— Так-то лучше. Тебе понадобится вечернее платье. Если что-то нужно...

— У меня есть кое-что. Даже несколько. Они сложены в те коробки, которые ты велел перевезти в дом на ранчо.

— Хорошо.

— Бал только в конце следующей недели. Полагаю, это означает, что ты не думаешь, что проблема с Эль Хэфе будет решена и я к тому времени вернусь к себе домой.

— Или, может, это означает, что, даже если она будет решена, ты все равно та женщина, с которой я хочу пойти на бал.

Что-то в ней изменилось. Ей захотелось улыбнуться. Затем беспокойство вернулось, и ощущение переросло в нечто похожее на страх. С каждым днем она сильнее привязывалась к Линку. Каждую ночь отдавала ему больше и больше себя. Когда все закончится, она будет очень страдать.

Зеленые глаза Линка остановились на ее лице, и в них была нежность, которой Карли не ожидала.

— Это просто вечер в городе. И все. Мы сходим на бал, переночуем у меня и следующим утром вернемся сюда.

Карли кивнула, чувствуя себя немного лучше. Это просто свидание, вечер с богатым, красивым, невероятно сексуальным мужчиной. Она выдержит свидание с таким мужчиной. За прошедшие годы у нее было много таких свиданий. Правда ни один из тех других мужчин даже рядом с Линком не стоял, но все-таки...

Она начала расслабляться.

Впереди показались высокие кованые ворота ранчо «Черная земля». С каждой стороны от входа стояло по охраннику. В отдалении несколько прожекторов освещали поля, двигаясь по сложным траекториям, это вооруженные охранники ездили на четырехколесных мотовездеходах.

Завтра она заявит в полицию на самого доверенного дедушкиного работника за воровство.

Впервые с того момента, как Карли решила не продавать «Дрейк Тракинг», она засомневалась, правильно ли поступила.

Глава 18

Погода в субботу стояла теплая и влажная, типичная для восточного Техаса в конце сентября. Линк привез Карли в «Дрейк Тракинг» на встречу с Донной Мелендез. Перед этим Карли позвонила ей и попросила прийти. Потом они собирались позвонить шерифу.

Хищение — это преступление. Ему нет оправданий, как и в случае с ограблением, которое пытался совершить Линк в юности.

Когда приехала Донна, Карли сидела за своим столом, Линк стоял чуть в стороне. Дверь кабинета была открыта, поэтому Карли крикнула:

— Проходите сюда.

Донна, улыбаясь, торопливо вошла в кабинет. Волосы с проседью были собраны в низкий хвост.

— Извините за опоздание. У моей внучки ветрянка. Ее мама в отчаянии. Я заезжала к ним, чтобы передать успокаивающий лосьон.

Заметив в нескольких футах от себя Линка, небрежно прислонившегося к стене, она замолчала. Его рост и телосложение пугали людей, и это одна из причин, по которым он находился здесь.

— Ой, мистер Кейн, я вас не увидела. Доброе утро. — Она перевела взгляд с него на Карли, разглядывая их серьезные лица. — Что случилось?

Карли, оставшись сидеть за столом, заговорила с Донной.

— Думаю, на этот вопрос должны ответить вы, Донна. Почему бы вам не присесть?

Сдвинув черные брови, женщина села на один из металлических стульев с другой стороны стола.

— Откуда мне знать, что случилось, когда я только что вошла? Вы говорите загадками. — Она посмотрела на Линка. — Скажите мне, что не так.

— Вам известно, что я предоставил кредит «Дрейк Тракинг», — сказал он.

— Конечно. Это очень любезно с вашей стороны.

— Это была деловая сделка. Вы передали мне отчет о прибылях и убытках, но я также попросил у Карли бухгалтерскую отчетность «Дрейк Тракинг» и поручил своему аудитору детально проверить бухгалтерию за последние пять лет.

Донна побледнела.

— Уверена, вы догадываетесь, что мы обнаружили, — сказала Карли.

— Я не... не понимаю, о чем вы.

Линк оттолкнулся о стены.

— Думаю, понимаете. Думаю, вы совершенно точно знаете, что мы обнаружили в этих отчетах.

Донна покачала головой, ее длинные темные волосы заметались по спине, а глаза наполнились слезами.

— Вы не понимаете.

— Я понимаю, что вы воровка, — сказала Карли. — Вы притворялись другом Джо, моим другом, а потом украли двести тысяч долларов и почти обанкротили компанию.

— Вы много лет работали на Джо, — вмешался Линк. — Он полностью вам доверял. Два года назад вы начали воровать у него. Что случилось? Или вас внезапно обуяла жадность?

Донна обняла себя руками и наклонилась вперед. Затем выпрямилась и прерывисто вдохнула.

— Я сделала это не ради себя... я сделала это ради Джо. Чтобы защитить его.

Донна разразилась слезами.

Когда Карли начала вставать, Линк метнул ей предостерегающий взгляд, велев оставаться на месте. Сейчас не время для мягкосердечия.

— Воровство есть воровство, — сказал он. — Вы брали деньги. Теперь вы отправитесь в тюрьму.

Донна подавила рыдание.

— Я не знала, что еще делать. Он хотел денег. Я знала, что Джо не станет ему платить. Я должна была что-то сделать. Вы не знаете, что это за человек.

— Кто? — надавил Линк.

— Эль Хэфе. Трое его людей пришли... пришли ко мне домой. — Донна судорожно вздохнула. — Они знали, что Джо болен. Они сказали, что Эль Хэфе позаботится о людях, которые здесь работают. Он будет следить, чтобы их грузы прибывали в сохранности. Чтобы водителям не... не причиняли вреда. Он обеспечит защиту, но это будет стоить денег. Джо был человеком принципов, я знала, что он не станет платить.

Карли наклонилась над столом.

— Поэтому вы приняли решение самостоятельно. Используя деньги Джо.

Донна вытерла мокрые щеки.

— Я не знала, что еще делать. Один из людей Эль Хэфе передавал мне указания. Я должна была открыть банковский счет. Каждый месяц я должна была переводить на него деньги.

— Что в итоге составило двести тысяч долларов, — сказала Карли.

— Почти.

— Как Эль Хэфе получал деньги? — спросил Линк. — Сомневаюсь, что он выписывал чеки.

Донна сглотнула.

— Банковский счет был лишь способом хранить перевод в тайне. Через несколько дней после перевода денег я шла в банк и снимала наличные. Я складывала деньги в бумажный пакет и оставляла возле урны в городском парке. Потом его кто-то забирал.

— Вы их видели? — спросила Карли.

— Нет. Они велели мне оставлять пакет и уходить, так я и делала.

— И вы никогда никого не видели, — давил Линк. — Вы отдали Эль Хэфе двести тысяч долларов и ни черта не видели.

Донна подняла голову, ее глаза блестели от слез.

— Не все деньги шли ему. Часть денег шла... шла мне. — Она сжала дрожащие губы. — Они настаивали, чтобы я брала деньги и таким образом молчала. Нравится мне или нет, но так я становилась соучастницей. Десять процентов от того, что я крала.

Линку следовало бы удивиться, но он этого не сделал.

— Значит, вы в этом деле не полностью невинны, так?

— Я их не тратила. Но я не знала, что еще делать. Я собиралась отдать их Джо, когда он выздоровеет. Но потом Джо умер, а малышка Мигеля заболела, так что я отдала деньги ему.

Линк только покачал головой.

— Господи...

Невероятно. Такого он точно не предвидел.

Карли встала из-за стола.

— Даже не знаю, что сказать. Я не знаю, какая часть из того, что вы говорите, правда. Я знаю, что на счету Мигеля появились двадцать тысяч долларов. Определенно, они пошли на оплату врача для Анхелины, так что хоть что-то хорошее из этого вышло. Если бы я вернулась раньше, может быть, смогла бы что-то сделать. Мы с Джо могли бы найти способ решить проблему, и, может, ничего этого не случилось бы.

Линк начал злиться.

— Не смей обвинять себя, — сказал он Карли и переключил внимание на Донну. — Какими бы ни были ваши причины, не вам было решать. Джо был умным человеком. Он много лет общался с такими же суровыми личностями, как Эль Хэфе. Он нашел бы способ управиться со всем.

Ему потребовалась вся сила воли, чтобы не перейти границы и не уволить женщину на месте. Бросить ее в тюрьму? Это другой вопрос. Велика вероятность того, что она действительно считала, что помогает Джо.

— Карли? — сказал он, надеясь, что она примет верное решение.

— Какими бы ни были ваши причины, Донна, вы больше не можете здесь работать. Я больше не доверяю вам, а в работе офис-менеджера это необходимо.

Донна снова заплакала.

— Я не хочу в тюрьму. Может, я найду способ вернуть деньги.

Карли взглянула на Линка, но он хранил молчание. Решать ей.

— Вам придется уволиться из «Дрейк Тракинг», но не думаю, что вы должны сесть в тюрьму. Вы делали то, что считали лучшим. Вы не потратила деньги, полученные от Эль Хэфе. Вы отдали их больной маленькой девочке. Джо, наверное, поступил бы так же.

Донна издала горловой звук. По ее щекам катились слезы.

— Спасибо вам.

— И последнее, — сказал Линк, вновь завладев вниманием Донны. — После того как дело перешло к Карли, платежи Эль Хэфе перестали поступать. Мигеля Эрнандеза убили из-за этого?

Донна перекрестилась:

— Диос мио, молюсь, чтобы это было не так, но я не знаю.

— Соберите свои вещи, — сказала Карли. — Я не хочу видеть вас в понедельник утром.

Донна только кивнула. Со слезами на глазах она встала со стула и вышла из кабинета, тихо закрыв за собой дверь.

Линк подошел к Карли и заключил в объятия. Он чувствовал, как она дрожит.

— Ты все сделала правильно. Я тобой горжусь.

Карли уткнулась лицом ему в грудь и расплакалась.

* * *

Линк вез Карли обратно на ранчо. Было только одиннадцать утра, а день уже казался ей адским.

Она перевела взгляд на сидящего за рулем Линка.

— Когда мы говорили с Донной, я вспомнила кое-что, что сказал Эль Хэфе.

Линк повернулся к ней.

— Что именно?

— Что-то про деньги. После того как я начну работать на него, у меня больше не будет проблем с деньгами. Линк, он знал, что компания в беде. Он знал, потому что высасывал прибыли, затягивая Джо в финансовую яму.

— Он пытался загнать твоего дедушку в угол, не оставить ему другого выхода, кроме как сотрудничать. По крайней мере таков был план.

— Дедушка Джо никогда бы не согласился. Он бы потерял бизнес, но не совершил ничего незаконного.

— Значит, ты веришь рассказу Донны. Думаешь, что большая часть денег, которые она присваивала, шла не ей, а Эль Хэфе.

Карли взглянула на него.

— Уверена, что твой детектив может это выяснить, но я знаю, каков Эль Хэфе, каким жестоким он может быть. Думаю, Донна говорит правду. Думаю, она верила, что Эль Хэфе убьет Джо.

— Мигель мертв, так что, может, она и права.

Карли вспомнила фотографии с места преступления, лужу крови под головой Мигеля, и ее прошила дрожь.

— Донна стоила тебе двести тысяч долларов, — сказал Линк. — Это не мелочь.

— Знаю. Можешь не верить, но это отчасти и моя вина. Если бы я вернулась, когда следовало, этого бы не случилось.

— Карли...

— Дело сделано. Теперь я здесь и начинаю с того места, где закончил Джо. С моей точки зрения, дело закрыто.

— За исключением Эль Хэфе.

Со вздохом она откинулась на сиденье:

— Да.

Линк сжал ее руку:

— Мы разберемся с ним вместе. Ты больше не одна.

Карли не стала спорить, несмотря на то, что в действительности это не было правдой. Пока что Линк ее союзник. Как только он исполнит то, что считает своими обязательствами перед Джо, он уйдет из ее жизни и она снова будет сама по себе.

Даже мысли об этом утомили ее.

Зазвонил ее телефон, и Карли, вздрогнув, торопливо достала его из сумочки. Играла мелодия звонка, а не уведомление о сообщении, значит, это не Эль Хэфе, по крайней мере она на это надеялась. Она посмотрела на экран, но не узнала номер.

— Карли слушает.

— Это шериф Хаулер. Есть новости насчет проникновения в ваш дом. Вам нужно приехать в управление.

Она прикрыла микрофон ладонью.

— Это Хаулер. У него появилась информация по проникновению. Он хочет, чтобы я приехала к нему в офис.

Линк сбросил скорость и съехал на обочину.

— Скажи ему, что мы едем.

— Мы скоро будем, — сказала она Халеру, пока Линк разворачивал внедорожник.

— Вы с Кейном? — спросил шериф.

В памяти всплыл рапорт помощника Роллинса, где упоминалось, что они провели ночь вместе.

— Верно.

— Думал, внучка Джо будет умнее. Увидимся, когда приедете.

Шериф повесил трубку.

Карли попыталась прогнать ощущение неловкости и неуверенности. Неужели она выставляет себя дурочкой? Неужели половина Айрон-Спрингс смеется у нее за спиной или жалеет ее?

Она так не хотела становиться одной из женщин Линкольна Кейна, и вот, спит с ним, пока весь город строит догадки, как долго продлится их связь.

Времени собраться не оставалось — Линк уже поворачивал на парковочные места перед Управлением шерифа Айрон-Спрингс. Вздохнув, Карли выбралась из машины, и вдвоем с Линком они вошли в здание. Седая Дейзи Джонсон работала на приеме.

— Шериф вас ждет, — сказала она, снимая очки для чтения и поднимаясь с офисного кресла за своим столом. — Я скажу ему, что вы здесь.

— Впусти их, — крикнул шериф из своего кабинета, почти не видимого в приоткрытую дверь.

Когда они вошли, Хаулер убрал ноги со стола и сел немного прямее.

— Присаживайтесь.

Они сели на деревянные стулья с прямыми спинками напротив него.

— Вы сказали, что у вас есть новости насчет проникновения, — сказала Карли. — Что вы выяснили?

— Мы получили отпечатки пальцев, — сообщил шериф. — Много. Парень не скрывался.

— Кто он? — спросил Линк.

— Рэймонд Джексон Арчер. Белый мужчина, тридцать шесть лет, арестован шесть дней назад в Остине по обвинению в домашнем насилии. Сильно избил свою сожительницу. Вышел под залог и сбежал. Проникновение в ваш дом — его первое появление в поле зрения полиции с тех пор, как он покинул город.

— Не понимаю, — сказала Карли. — Зачем Рэймонду Арчеру громить мой дом?

— Хороший вопрос, — заметил шериф. — Мы занимаемся этим, выстраиваем все факты. Я надеялся, что вы сможете добавить что-нибудь полезное.

— Например?

Он свысока посмотрел на нее.

— Может быть, Арчер ваш бывший парень. Или кто-то еще, кто затаил на вас злобу.

— Нет. Я никогда о нем не слышала.

— Дело в том, что такой разгром выглядит личным делом. Нужно выяснить, какая здесь связь.

— Говорю вам, я его не знаю.

Шериф повернулся к Линку.

— А ты? Похоже, ты теперь тоже в теме. Весь город говорит, что Карли живет у тебя. У тебя с этим парнем какие-то терки? Может, он вымещает зло на юной леди?

Карли пропустила мимо ушей раздражающие слова и сосредоточилась на новости о том, что о ней судачит весь город. Но с другой стороны, это она и так знала.

— У меня есть враги, — признал Линк. — Но никого по имени Рэй Арчер.

— Что ж, думаю, поживем увидим. — Шериф тяжело поднялся на ноги и подтянул брюки повыше на живот. — Если появится что-то новенькое, я дам вам знать. А пока, пока мы не найдем и не арестуем этого парня, лучше будьте повнимательнее.

Линк не ответил.

Не удивительно, что у такого успешного мужчины, как Линк, есть враги, но очевидно, что они есть и у нее тоже.

Карли показалось, что на ее плечи легла вся тяжесть мира. Кто такой этот Рэй Арчер? Действительно ли погром в ее доме имел личные мотивы? И если так, то почему его гнев был направлен на нее?

Глава 19

Линк вывел машину на дорогу и, пока «GMC» набирал скорость, нажал кнопку управления на руле.

— Позвонить Россу Таунсенду, — сказал он в микрофон. Телефон набрал номер, и послышались гудки.

— Таунсенд, — раздался голос Росса в динамике.

— Парня, который разгромил дом Карли, зовут Рэймонд Джексон Арчер. Он сбежал из Остина. Шесть дней назад был арестован по обвинению в домашнем насилии и не оплатил залог. Я хочу знать все, что ты сможешь на него найти.

— Принято, — сказал Таунсенд.

— Ты еще в доме?

— Я планировал днем поехать обратно в Даллас, но могу работать отсюда, если ты считаешь, что мне нужно остаться.

— Рассчитываю на это. Информация нужна мне как можно скорее. Поговорим, когда приеду.

Он завершил звонок.

Карли на соседнем сиденье ехала молча. Ей пришлось непросто, а еще только середина дня.

Впереди показались большие железные ворота ранчо «Черная земля» с охранниками на посту. Линк заворчал, заметив группу людей перед кованой оградой. Протестующие вернулись, они топтались на месте, маршировали, пели и размахивали плакатами.

— Только этого мне сегодня не хватало, — прорычал он. У него и без этой кучки психов дел по горло. — Ранчо огибает грунтовка, но она довольно ухабистая и объезд займет несколько миль. Но может, стоит воспользоваться ею?

— Мы уже здесь, — сказала Карли, констатируя очевидное.

Линк подъехал к воротам, и они медленно распахнулись. Пара протестующих попытались протиснуться на ранчо, но два парня на квадроциклах подъехали и преградили им путь.

Линк проехал в ворота под крики и улюлюканье, и створки за ними закрылись.

— С каждым разом твой вертолет нравится мне все больше, — сказала Карли.

Линк улыбнулся:

— У него есть свои преимущества.

Миновав особняк, он поехал по грунтовой дороге к старому дому. В гостиной он подошел к встроенному в стену бару и открыл шкафчик темного дуба.

— Хочешь выпить? Я налью себе на три пальца виски. Присоединяйся.

— Звучит прекрасно, — согласилась Карли. — Я пью чистый.

Линк почти не удивился, налил каждому «Stagg Kentucky Bourbon», свою любимую дорогую марку, и отнес бокалы туда, где Карли без сил опустилась на диван.

Вручив ей тяжелый хрустальный бокал, он сел рядом:

— Тяжелый день.

— Похоже, в последнее время они все тяжелые.

Он сделал глоток, наслаждаясь вкусом и жжением.

— Да.

Карли отпила свой виски.

— Я не знаю никого по имени Рэймонд Арчер. Понятия не имею, зачем ему громить мой дом.

— Иногда у нас есть враги, о которых мы не знаем. Может быть, ты пересекалась с этим парнем и не помнишь. Черт, может, он был просто пьяным пассажиром, который разозлился на то, что ты не налила ему еще.

Она откинула голову на спинку дивана.

— Может быть.

— Если связь есть, Таунсенд ее найдет. А пока я рад, что ты живешь здесь.

Карли села прямо и посмотрела ему в глаза.

— Почему? Потому что хочешь меня защитить? Или потому, что тебе нужна женщина и я оказалась под рукой?

Линк начал раздражаться.

— С чего такие мысли? Я думал, мы уже прояснили этот вопрос. — Он поставил тяжелый хрустальный бокал на журнальный столик. — Погоди-ка. Это из-за того, что сказал Хаулер? Что о нас говорит весь город?

Она пожала плечами, притворяясь, что это ее не волнует.

— Я знала, что так будет. — Карли сделала глоток. — Наверное, я просто глупая.

Линк забрал у нее бокал и поставил на столик рядом со своим. Потом взял Карли за подбородок, наклонил голову и очень нежно поцеловал.

— Карли, ты женщина, которую я хочу. Судя по нашему сексу, я делаю вывод, что и ты меня хочешь. Мы делаем то, что правильно для нас, а остальные пусть идут к черту.

Карли посмотрела на него, и часть туч, омрачающих ее глаза, рассеялась.

— Ты прав. Я трусиха. Дедушка не растил меня трусихой. Пусть остальные идут к черту. — Она встала и протянула ему руку. — Отведи меня в постель, Линкольн Кейн. Напомни мне еще раз, почему я с тобой.

Линк засмеялся. Встав, он взял ее за руку, и Карли повела его по коридору. Ему не понадобилось много времени, чтобы напомнить ей, но это не ослабило его беспокойства за нее.

* * *

Утром в воскресенье Карли работала в доме на ранчо. Ноутбук стоял на письменном столе в запасной спальне, которую она использовала как кабинет. Подумав, что Ровена, наверное, работала ночью в «Джубале», она подождала до девяти часов и позвонила ей. Поскольку Донна уволилась, Карли отчаянно нуждалась в том, чтобы кто-то взялся за работу офис-менеджера, но она хотела надежного человека, которому могла доверять. Она молилась, чтобы Ровена согласилась на эту должность.

— Ро, это я. Я тебя не разбудила?

— Нет, я вчера рано закончила.

— Хорошо. У тебя есть минутка?

— Конечно. Если ты собираешься посплетничать про Кейна, у меня есть все время на свете.

Карли засмеялась.

— Извини, но нет. Скажу только, что этот мужчина чертовски горяч.

Ро хохотнула:

— Тут я не собираюсь спорить. Так что же случилось?

— Я насчет работы на полную ставку, которую ты искала. Кое-что интересное, хорошо оплачиваемое и с дополнительными льготами.

— Как я могу забыть? Я уже почти год обиваю пороги.

— Что ты думаешь о работе в «Дрейк Тракинг»? Офис-менеджером. Донна только что уволилась.

— Что, ты прикалываешься?

— На полном серьезе. Я считаю, что ты будешь отличным приобретением. Если ты не против мне подчиняться.

— Я буду подчиняться самому дьяволу, если работа стоящая.

— Тогда ты принята. Но прежде чем ты согласишься, тебе нужно кое-что знать. Я предпочла бы не обсуждать это по телефону.

— Теперь я вся внимание.

Карли быстро взглянула на дверь спальни, думая, не будет ли Линк возражать, если она сегодня утром ненадолго уедет.

— Полагаю, сегодня у тебя нет времени? Мы могли бы все обсудить. Если ты все еще будешь заинтересована, мы можем за пару часов познакомить тебя с тем, как ведем дела, или обсудить идеи по изменениям, которые ты, возможно, захочешь ввести.

— Конечно, я могу. Скажем, через полчасика?

— Это было бы здорово. Увидимся.

Она закончила разговор.

— Я так понимаю, Ро согласилась.

Линк стоял в дверях. Метр девяносто три сантиметра мужского великолепия, которое украсило бы обложку любого спортивного журнала.

Карли заставила себя поднять глаза на его лицо.

— Я должна рассказать Ро об Эль Хэфе. Было бы нечестно держать ее в неведении относительного того, что может представлять серьезную опасность.

— Ты уверена, что можешь ей доверять?

— Мы знаем друг друга с десяти лет. Я абсолютно уверена.

— Хорошо. Ты понимаешь, что рискуешь вашей дружбой, если с работой не сложится?

— Это риск, на который я готова пойти.

Если все сложится так, как она надеется, у Карли появится союзник в компании, а также, она верила, очень компетентный работник.

— Я знаю, сегодня воскресенье, — сказала она, — но Ро согласилась встретиться со мной в офисе на пару часов. Сегодня будет спокойно, и мне нужно все устроить. Надеюсь, ты не возражаешь. Я могу вернуться к полудню или чуть позже.

— Сегодня прохладнее. Я думал, мы покатаемся на моем «Харлее». Если выедем по объездной дороге, никто не узнает, что нас нет. Но я понимаю, что тебе нужно решить проблему с наймом.

— Блин. Я бы очень хотела поехать. Может, получится покататься днем?

Линк кивнул.

— Хорошо, я могу это устроить. Поедем после того, как ты закончишь. Сегодня у Фрэнка выходной. Я отвезу тебя в офис, возьму с собой работу. Мне всегда есть что сделать.

— Ты уверен, что это необходимо? Сейчас день. Должно быть вполне безопасно.

Его взгляд был красноречивее всяких слов.

— Ладно, я поняла. — Карли вспомнила про Эль Хэфе и решила, что Линк прав. Она задумалась о сообщении, которое наркобарон собирался ей послать. И о том, что она будет делать, когда оно придет. — Я закончу собираться и присоединюсь к тебе.

Они приехали в «Дрейк Тракинг» за несколько минут до назначенной встречи, но старенький красный «Шевроле Камаро» Ровены уже был припаркован на стоянке. Солнечный свет блестел на ее темно-рыжих волосах, когда она вышла из машины и пошла к ним навстречу, покачивая бедрами, походкой, которая не изменилась со школы.

— Значит, ты привезла с собой большого парня, — сказала Ро и улыбнулась Линку.

— Он изображает телохранителя, — ответила Карли. — Долгая история. Как раз ее я и собираюсь тебе рассказать.

Ровена подняла темно-рыжие брови.

— Давайте зайдем внутрь, — предложил Линк.

Карли отперла дверь, и они вошли в главный офис. По соседству располагалась комната отдыха для сотрудников с отдельным входом, чтобы водители могли воспользоваться ею в любое время после возвращения из рейса.

На территории были припаркованы пара фур. Скоро они отправятся забирать и доставлять свои грузы.

Как только дверь закрылась, Ровена повернулась к Линку.

— Итак, полагаю, ты слышал новость: я скоро стану работать в «Дрейк Тракинг».

— Более того, — улыбнулся он, — офис-менеджером. Поздравляю.

— Спасибо. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы работать не хуже Донны.

Карли переглянулась с Линком.

— Кстати, почему она уволилась? — спросила Ровена. — Она много лет работала на Джо.

— Может быть, сейчас, когда он умер, она готова к переменам, — ответила Карли, придерживаясь версии, которую придумали они с Линком. Карли верила: Джо хотел бы, чтобы после многих лет верной работы Донне дали право на презумпцию невиновности. К тому же Таунсенд подтвердил, что все двадцать тысяч, поступившие на личный счет Донны, были списаны. Предположительно, Мигелю. Остальное определенно ушло Эль Хэфе, как Донна и говорила.

Линк подключил ноутбук и принялся за работу за одним из столов в главной части офиса, а Карли провела Ро в свой кабинет, и они сели за круглый столик в углу.

— Ладно, так что происходит? — спросила Ро.

— Как я говорила, есть кое-что, что тебе нужно знать, прежде чем ты согласишься на работу.

Глубоко вдохнув, Карли рассказала подруге про ночь, когда ее похитили, про угрозы Эль Хэфе и про то, что он мог стоять за убийством Мигеля Эрнандеза.

— Я не хочу, чтобы ты соглашалась на эту работу вслепую, — сказала она. — Это будет нечестно. Не думаю, что тебе, как офис-менеджеру, будет угрожать какая-либо опасность, но такая вероятность существует.

Ро откинулась на спинку стула.

— Ого. Поверить не могу, что это происходит с тобой. Ты здесь всего пару месяцев, а уже имеешь дело с угрозами и убийством. Тебе, наверное, кажется, что тебе на голову обрушился весь мир. — Она выпрямилась. — Можешь поверить, я никому ничего не скажу. Ты же это знаешь, да?

— Знаю. Мы с Линком пытаемся найти выход. Он нанял частного детектива, и у него очень влиятельные друзья, но всегда есть вероятность, что произойдет что-то плохое.

— Я доверяю Линку, а тебе доверяю еще больше. Я очень хочу эту работу и очень хочу помочь. Так что да, я принимаю твое предложение.

Карли ощутила волну облегчения. Все получится. У нее есть толковый и надежный помощник. Все, что ей осталось, — это найти способ справиться с Эль Хэфе. Да, точно.

— Когда ты сможешь начать?

— Как скоро я тебе нужна?

— Завтра, если сможешь. Если нет — мы потерпим, пока ты не будешь готова.

— Я должна уведомить работодателя и сократить часы в закусочной, но могу некоторое время совмещать. Я могу начать завтра, если нужна тебе.

Карли широко улыбнулась.

— Великолепно.

* * *

Пока женщины разговаривали, Линк сидел перед экраном своего ноутбука в главной части офиса, просматривая планы по заводу по восстановлению шин, первому в сети, как он надеялся. Черт, все было в порядке. Им нужно только разрешение окружного совета. Дело уже должно быть в шляпе.

Вместо этого на следующей неделе он отправляет команду для обсуждения уступок, на которые «Тексам» готова пойти ради разрешения начать рыть котлован. Он очень надеялся, что это сработает.

Услышав звук открывающейся двери кабинета, он поднял голову. 

— Мне пора бежать, — сказала Ро и помахала Линку, торопясь к выходу. — Карли, увидимся завтра.

— До встречи, — ответила Карли.

Линк улыбнулся. Похоже, Ро согласилась на работу. Карли нужен человек, которому она могла бы доверять, и судя по тому, что Линк знал о Ровене, она была надежной, а также умной и способной.

— Рад, что все получилось, — сказал он.

Карли улыбнулась.

— Я тоже.

Не успела дверь закрыться, как ручка повернулась, и один из водителей снова открыл ее. Он вошел, держа за шиворот какого-то мальчишку. Линк узнал Пита Санчеза — запомнил его с того дня, когда Карли освободила застрявшую фуру, — мужчину лет тридцати с примесью латиноамериканской крови.

— Что случилось, Пит? — спросила Карли.

— Я нашел этого парнишку в комнате отдыха. Похоже, он пробыл там всю ночь. Он ничего не говорит, только все время спрашивает Джо.

Мальчику было около десяти лет, слишком худой, голубоглазый и светловолосый. Линк заметил у него на скуле синяк, который из фиолетового уже превращался в желто-зеленый. Мальчик вырвался из хватки Пита и немного выпрямился.

— Я хочу видеть Джо Дрейка. Я не уйду, пока не поговорю с ним.

Карли посмотрела на Санчеза:

— Ты ему не сказал?

Пит покачал головой:

— Подумал, что это ваше дело.

Линк рассматривал мальчика, думая о том, что может связывать его с Джо, и грудь стеснило от сочувствия. Он помнил, как чувствовал себя, когда позвонил Джонни Бандуччи и сказал, что Джо умер.

— Откуда ты знаешь Джо? — ласково спросила Карли. Пит вышел из офиса и закрыл дверь.

Мальчик не ответил.

— Я должен его увидеть. Мне нужно с ним поговорить. Это важно.

— Как тебя зовут?

Мало кто игнорировал вопросы, которые задавал Линк. Мальчик всего лишь раз взглянул на него и ответил.

— Зак Арчер. Я не сделал ничего плохого. Я просто ждал его. Я... я его внук.

Линк глянул на Карли, чьи плечи застыли от такой новости.

— Зак Арчер. Твой отец случайно не Рэй Арчер?

Линк заметил, что Карли мысленно складывает кусочки мозаики, как и он. Арчер, парень, который разгромил ее дом.

— Он мой папа. Я должен увидеть Джо.

Мальчик достал из кармана грязных джинсов конверт, плотно сложенный и пожелтевший от времени. Карли взяла конверт из его маленькой дрожащей руки, аккуратно развернула и вытащила смятый листок бумаги.

Мальчик поднял глаза на нее.

— Мама сказала, если я когда-нибудь попаду в беду, то должен поехать в Айрон-Спрингс. Должен спросить Джо Дрейка. В письме были указания, как сюда добраться.

— Продолжай, — приободрил Линк, когда мальчик замолчал, но, похоже, ему было что сказать.

— Джо отец моей мамы. Она умерла, но оставила мне письмо. Она говорила, что Джо поможет мне.

Карли опустила глаза на записку. Закончив читать, она повернулась к мальчику.

— Зак, мне очень жаль, но твой дедушка умер почти два месяца назад.

Лицо мальчика побелело, отчего синяк на скуле стал еще заметнее. Он чуть не упал назад, схватился за стол, чтобы удержаться.

— Джо не может умереть. Он не может.

Линк положил ладони на худенькие плечи мальчика. Под клетчатой рубашкой тот дрожал. Линк осторожно сжал его плечи, привлекая внимание.

— Зак, Джо здесь нет, но есть я. Джо был моим другом. Значит, ты тоже мой друг. Это значит, если тебе нужна помощь, я помогу. Понимаешь?

— Поверить не могу, что он умер.

— Послушай меня, сынок. Джо не может тебе помочь, но я могу.

Мальчик моргнул, как будто только сейчас услышал слова. Потом его глаза наполнились слезами.

— Правда?

— Правда. Мы оба тебе поможем. Как ты сюда добрался?

Зак шмыгнул носом и вытер его тыльной стороной руки.

— На попутках.

— Когда ты в последний раз ел?

— Не знаю... может, вчера. Я снял деньги со своего сберегательного счета, но они закончились пару дней назад.

— Долго ты путешествуешь?

— Пять или шесть дней, наверное. Я не сразу уехал из города. Один из друзей прятал меня пару дней, и я пару раз заблудился в дороге.

Вероятно, он покинул Остин в ту ночь, когда его отец устроил дебош, догадался Линк. Загадка становилась яснее. Той ночью Арчер зверски избил женщину, с которой жил, и, очевидно, своего сына тоже.

Линк пристально смотрел на мальчика.

— Хорошо, Зак, вот как мы поступим. Первым делом мы тебя покормим, потом отвезем домой. Мы поговорим и что-нибудь придумаем.

— Кто вы?

— Как я сказал, я друг Джо. Меня зовут Линкольн Кейн. — Линк умудрился улыбнуться, несмотря на то, что ему хотелось взять Рэя Арчера за шею и душить, пока тот не поумнеет. — Ты можешь звать меня Линк. Эта леди — Карли Дрейк, она внучка Джо.

Мальчик перевел взгляд на Карли, которая сумела выдавить улыбку. 

— Думаю, наши мамы были сестрами. Я знаю, что у Джо было две жены и от каждой по дочери. Одна из них, должно быть, твоя мама. Значит, мы с тобой кузены.

Надежда смыла часть беспокойства в голубых глазах мальчика.

— Правда?

Улыбка Карли превратилась из вымученной в искреннюю.

— Да. Приятно познакомиться, Зак.

— И мне приятно. Вы правда мне поможете?

— Ты член семьи. Конечно, мы тебе поможем.

— Если ты готов, — сказал Линк. — Почему бы нам не отправиться подкрепиться?

Карли положила ладонь на спину мальчика, чтобы направить его к двери, и он поморщился. Линк поднял его рубашку, увидел воспаленные красные полосы и выругался про себя.

— Все будет хорошо, сынок, — сказал он. — Обещаю.

Мальчик сглотнул. Линк понял, что тот борется со слезами. Обняв Зака за костлявые плечи, он прижал его к своему боку. Зак судорожно вздохнул и на мгновение прильнул к нему.

Поверх головы мальчика Линк увидел, как Карли вытирает мокрые щеки.

Глава 20

Почему, когда думаешь, что хуже уже некуда, оказывается, что очень даже есть?

Карли сидела на переднем сиденье внедорожника, припаркованного на стоянке «Бургер Кинг». Сзади Зак Арчер, кузен, о существовании которого она не подозревала, уплетал воппер, двойную картошку и шоколадный коктейль огромного размера.

Сидевший за рулем Линк взглянул на нее:

— Ты в порядке?

— Просто пытаюсь переварить.

Она доела последний кусок куриного сэндвича и убрала обертку в бумажный пакет. Линк уже поел.

— Я помню, Джо рассказывал про свою вторую жену, — сказала Карли. — Я знаю, что она была намного моложе него. Джо говорил, что у них была дочь по имени Кэролайн, и я знаю, что она погибла в автомобильной аварии, но они с Кэролайн перестали общаться задолго до того, как это случилось. Очевидно, она вышла замуж за Рэя Арчера и родила ребенка.

— Думаю, Джо не знал, что у Кэролайн есть сын, — заметил Линк. — Если бы знал, то сказал бы.

— Да, я уверена, что он не знал.

— Значит, Арчер искал в твоем доме сына.

— Что? — раздался тоненький голос с заднего сиденья.

Карли развернулась к Заку:

— Ты знал, что твоего отца арестовали?

На лице мальчика промелькнула боль. Он был симпатичным ребенком, с изящными чертами лица и голубыми глазами немного светлее, чем у Карли.

— Он страшно избил Сьюзи, — сказал Зак. — Я пытался его остановить, но он разозлился и на меня. Я не знал, что делать. Сьюзи плакала, у нее шла кровь. Я позвонил девять-один-один, потом собрал вещи и убежал, пока они еще ругались.

— Ты правильно сделал, что вызвал полицию, — сказала Карли.

— Однако, сбежав от копов, ты мог пострадать, — добавил Линк.

— Но теперь ты здесь и в безопасности, — закончила Карли. — Вот что важно.

Она уловила веселый блеск в глазах Линка и беззвучно произнесла одними губами: «Что?» Он всего лишь маленький мальчик.

— Я думал, что папа в тюрьме, — сказал Зак, и его лицо посмурнело от беспокойства. — Вы сказали, он приехал сюда. Вы сказали, он меня искал.

— Твоего отца выпустили под залог, — объяснил Линк. — Знаешь, что это значит?

Зак кивнул:

— Видел по телеку. Ты вносишь деньги в доказательство того, что не сбежишь.

Карли потянулась через сиденье и взяла его за руку.

— Прости, Зак, но твой папа сбежал. Он приехал сюда искать тебя.

Мальчик побледнел и часто-часто задышал.

— Зак, он тебя не найдет, — пообещал Линк. — Мы сделаем все для твоей безопасности.

— Вы его не знаете. Мой отец может быть очень злым. У него может быть пистолет. Он может вас застрелить.

— У нас на ранчо есть охрана, — спокойно сказал Линк. — Там ему до тебя не добраться.

— Вы уверены?

— Сам увидишь, когда приедем.

— Хорошо.

Напряжение оставило худенькие плечи Зака.

Карли убедилась, что мальчик снова пристегнулся, затем Линк выехал со стоянки «Бургер Кинга» и повел машину обратно на ранчо.

К счастью, протестующие решили в воскресенье отдохнуть. Охранники стояли у ворот, а мужчины на квадроциклах патрулировали территорию. Карли испытала облегчение, когда Линк проехал мимо большого каменного особняка по грунтовке, ведущей к просторному дому из красного кирпича.

Она боялась, что Линк захочет оставить Зака с экономкой. Ее накрыла волна благодарности за его готовность привезти мальчика в собственный дом.

Линк припарковал «GMC» перед домом, и они вошли внутрь. Карли быстро провела Зака по дому, потом устроила его в пустой спальне и показала ванную комнату в конце коридора.

— Почему бы тебе не принять хороший горячий душ? Ты долго был в дороге.

— Вы уверены, что Линк не против? — спросил Зак. — Он реально большой. Я бы не хотел его разозлить.

Карли подумала о рубцах на спине мальчика, и ее сердце сжалось. Она попыталась ободряюще улыбнуться.

— Я знаю, что Линк большой, но он никогда тебя не обидит. Он поможет тебе, Зак. Мы оба поможем.

Зак, похоже, расслабился. Пока он принимал душ, Карли принесла в ванную одну из огромных футболок Линка. Она забрала грязную одежду Зака в прачечную и бросила в стиральную машину. Убегая из дома, он взял с собой запасную пару дырявых джинсов и еще одну выцветшую рубашку. Их Карли тоже постирала. По крайней мере теперь его одежда будет чистой.

Когда она вышла из прачечной, Линк ждал ее на кухне. Увидев ее, он раскрыл объятия, и Карли шагнула прямо в них.

Она положила ладонь ему на грудь.

— Поверить не могу.

Линк крепче обнял ее.

— Мы все решим.

Мы. Она редко использовала это слово. Кроме Джо, в ее жизни никогда не было «мы». Ее охватило чувство вины. Зак ее проблема, а не Линка.

— Я не могу просить у тебя еще помощи, Линк. Это нечестно.

Он поцеловал ее в макушку и слегка отодвинул.

— Ты ничего у меня не просишь. Даже если бы Зак не был внуком Джо, я бы сделал все, чтобы помочь ему. Я знаю, каково иметь такого отца, как Арчер. Я знаю, каково быть избитым ни за что. Ни один ребенок не заслуживает такого.

Карли отвернулась и подошла к окну, обняв себя руками, словно ей было холодно. В полях за домом паслись лошади, но она едва замечала их.

Она не может больше принимать помощь от Линка. Она не хочет быть обязанной ему еще больше, чем сейчас, не может позволить себе и дальше полагаться на него. Будет только больнее, когда они разойдутся.

А она знала, что так будет. Все мужчины уходят, раньше или позже. Первая жена Джо умерла прежде, чем он успел устать от нее, но он развелся со второй женой и оставил ее с маленькой дочкой. Конечно, он обеспечивал их финансово, но как же разбитое сердце его жены, когда он бросил семью?

Линк подошел к Карли, обнял ее талию и прижал спиной к своей груди. Она хотела развернуться и просто обнять его, позволить ему забрать все ее проблемы.

Но она была осмотрительна. Джо проследил, чтобы она понимала: единственный человек, на которого она может положиться, — это она сама.

Линк развернул Карли лицом к себе.

— Все будет хорошо, понятно?

Она просто кивнула. Она с трудом припоминала время, когда все было хорошо.

— Пока ты укладывала Зака, — сказал Линк, — звонил Таунсенд. Он раздобыл информацию по Арчеру, включая факт, что у того есть сын. Полиция ищет мальчика. Мы должны позвонить им, сообщить, что Зак в безопасности.

Карли дернулась, как будто он ее ударил.

— Мы не можем этого сделать. Они позовут органы опеки. Они отправят Зака в приют. Я знаю, каково это. Я знаю, как ему будет страшно.

— Карли...

— Мне было столько же лет, сколько Заку, когда умерла мама. Я помню, как полиция приехала к нам домой и забрала меня. Я помню, как страшно мне было, как одиноко. Я не хочу, чтобы это случилось с Заком.

В глазах Линка мелькнула жалость.

— Карли, это не одно и то же. У тебя никого не было. У Зака есть мы. Возможно, ему придется некоторое время пробыть там, но...

— Линк, он всего лишь ребенок... он уже достаточно страдал.

Линк приподнял ее подбородок, заставляя посмотреть на него.

— Милая, послушай меня. Это ненадолго. Всего несколько дней, пока я его не вытащу. Я попрошу своего адвоката сделать все необходимое, чтобы ты получила временную опеку. Я сам стану его опекуном, если понадобится.

Ее сердце колотилось. Душа болела от беспокойства за Зака. У Линка на все найдется разумный ответ. Но чем больше он брал на себя, тем больше она боялась.

— Ты не понимаешь, — сказала Карли, отворачиваясь. — Ты не можешь продолжать так и дальше. Не можешь продолжать решать мои проблемы.

— Почему нет?

Потому что рано или поздно ты уйдешь. Рано или поздно я опять окажусь сама по себе. Потому что, если меня затянет еще глубже, я полюблю тебя, и ты разобьешь мне сердце.

Глядя на Линка с Заком, видя, какой он мужчина, она начала желать то, чего никогда не имела. Боже милостивый, это же Линкольн Кейн! Она не посмеет влюбиться в него.

— Почему нет? — повторила она. — Потому что я должна сама заботиться о себе. Так было всегда, и это не изменится.

Линк помрачнел. Ему не понравились ее слова. Он привык быть главным.

— Хорошо, если ты так хочешь. Но, чтобы ты ни делала, мальчику нужна наша помощь. С этим ты не можешь не согласиться.

Карли вздохнула. Тут не поспоришь. Она должна поступать так, как лучше для Зака.

Ей хотелось просто убежать, оказаться как можно дальше от Линкольна Кейна. Хотелось найти способ защитить себя, отстраниться от всей этой притягательной, уверенной мужественности, от всех чувств, что Линк вызывал в ней.

Но она должна думать о мальчике, за которого теперь несет ответственность.

— Ты прав, — тихо сказала Карли. — Зак важнее.

Она отошла на несколько шагов от Линка и сразу же пожалела о дистанции между ними.

— Лучше проверю, как он там, все ли в порядке.

Линк ничего не ответил, и она вышла в коридор. Дойдя до спальни Зака, она обнаружила, что он свернулся клубочком поверх покрывала и уснул. Он выглядел таким невинным, таким беззащитным, что у нее сжалось сердце. Было время, когда она мечтала о детях, о семье. Она старалась не думать о том, чего хотел бы Линк. У него никогда не было детей. Захочет ли он их?

Эта мысль оглушила Карли. После двух неудачных помолвок и многолетних встреч с мужчинами, чьи действия убедили ее в том, что «долго и счастливо» не для нее, она оставила мечты о доме и семье.

Но у нее никогда не было мужчины, который действовал бы на нее так, как Линк, которому она доверяла бы так, как доверяла Линку. Независимо ни от чего, она не была готова сдаться.

Собрав все свое мужество, Карли развернулась и пошла обратно. Линк стоял в кухне и смотрел в окно, сцепив руки за спиной.

— Извини, — тихо сказала она. Линк повернулся. — Я никогда раньше не пускала никого в душу, никого кроме Джо. Я всегда рассчитывала только на себя. Мне трудно принимать помощь от тебя или кого-то еще. Прости меня, пожалуйста.

Его красивое лицо смягчилось. Линк шагнул к ней и притянул в свои объятия.

— Ты самая сильная женщина, которую я знаю. Я бы ни за что не изменил это.

У Карли в горле встал ком. Никто из мужчин никогда не принимал ее такой, какой она была. Может быть, Линк другой? Может быть, лучше позволить событиям развиваться своим чередом?

Карли задрожала. Она никогда не была рисковым человеком, но сейчас шла на большой риск.

Линк наклонил голову и поцеловал ее — и тут раздался сигнал входящего сообщения.

Карли отпрянула.

— Что, если это он?

— Давай выясним.

Линк подошел к столу, взял сумочку Карли и передал ей. Он смотрел, как она нервно шарила в сумке, выудила свой смартфон и прочитала текст внизу экрана.

— О Боже.

Линк забрал у нее телефон и прочитал сообщение вслух.

— Четверг. Час ночи. Место сообщу позже.

— Это он. Что... что мне делать?

Линк взял ее за плечи.

— Я знаю, что ты не желаешь моей помощи, но эти люди смертельно опасны, и они не успокоятся, пока их кто-нибудь не остановит. Мигель Эрнандез убит, и ответственность за это лежит, скорее всего, на Эль Хэфе. Есть вероятность, что ты станешь следующей.

— Я знаю, — ответила Карли дрожащим шепотом.

— Я позвоню Куину Таггарту и устрою встречу. Мы поговорим с ним, но не станем посвящать ФБР в подробности, пока не получим хоть какой-то план, который не закончится твоим убийством. Хорошо?

На этот раз Карли не стала спорить.

— Хорошо.

Линк достал свой мобильник и выбрал в контактах номер Таггарта. Фэбээровец ответил после второго гудка.

— Куин, это Кейн. Нужно поговорить о той проблеме, что мы обсуждали.

— Что случилось? — спросил Таггарт.

— Становится жарко. Эль Хэфе вышел на связь. Надвигаются проблемы, и нам нужна твоя помощь.

— Где ты хочешь встретиться? Я могу приехать к тебе завтра, или ты приезжай сюда.

— У этого парня повсюду глаза и уши. Встретимся в Далласе, в том же месте, где и раньше, если тебе подходит.

— Утром у меня дела. В одиннадцать нормально?

Линк повернулся к Карли:

— В одиннадцать утра в Далласе?

Она кивнула.

— Мы будем, — сказал Линк.

— Мы? — спросил Таггарт.

— Я привезу друга, про которого говорил. До завтра.

Линк завершил звонок и повернулся к Карли. Она не была хрупкой женщиной, но сейчас выглядела так, словно готова сломаться. Ему захотелось притянуть ее к себе и просто обнять, сказать, что все будет хорошо. Он боялся, что сделает только хуже.

— Я знаю, что ты не готова к этому, — сказал он, думая о Заке, еще одной проблеме, с которой ей пришлось столкнуться. — Есть еще один звонок, который нам нужно сделать.

Взгляд Карли метнулся к комнате, где спал Зак.

— Это нужно сделать, милая.

Когда ее глаза заблестели, у него в груди что-то сжалось.

— Зак уже слишком много страдал, — сказала она. — Мы можем подождать еще один день, дать ему шанс во всем разобраться? Нам нужно поговорить с ним, объяснить, что мы собираемся делать.

Линк не хотел ждать. Копы разыскивали мальчика, тратя время и силы на поиски ветра в поле, когда он был здесь и в безопасности. Но один взгляд на Карли, отчаянно старающуюся сдержать слезы, — и он принял решение.

— Проклятье, хорошо, он останется до завтра. Он хорошо выспится и поест, а завтра, когда вернемся, мы поговорим с ним, убедимся, что он понимает: мы его не бросаем. Пока мы будем в Далласе, я позвоню своему адвокату и запущу процесс. Ладно?

Беспокойство на лице Карли сменилось облегчением.

— Спасибо.

— Детка, все будет хорошо. Нам просто нужно решать проблемы по очереди.

Она расслабилась чуть больше.

— Пойду позвоню Бриттани. Она учительница и здорово общается с детьми. Если она завтра никого не замещает, то сможет приехать и побыть с Заком, пока мы будем в Далласе.

— Хорошая мысль.

Карли вышла, прижимая телефон к уху, и вернулась, улыбаясь. Самая несгибаемая женщина из всех, кого он знал.

— Бритт завтра не работает. Я сказала ей, что охранники у ворот будут в курсе, что она должна приехать, и пропустят ее.

Линк кивнул, чувствуя себя немного легче. Все начало выстраиваться. Он не любил хаос и всегда чувствовал себя лучше, когда у него был план. Завтра он поговорит с Таггартом, решит все с ФБР, найдет способ свалить Эль Хэфе.

Он посмотрел на женщину, околдовавшую его. Что бы ни случилось, он найдет способ уберечь Карли.

Глава 21

В понедельник с самого утра над Карли нависла темная туча ужаса. Где-то после полуночи ей приснился размахивающий ножом Эль Хэфе, и она с криком проснулась. Линк обнял ее и притянул к себе, после чего занялся с ней любовью, вымотав так, что она снова уснула.

Сегодня у нее встреча с ФБР. Завтра она должна забрать товар Эль Хэфе, и одному Богу известно, что там внутри. Карли понятия не имела, чем закончатся оба эти события.

Уставшая и в плохом настроении, она забрела на кухню на аромат жареного бекона. Линк готовил завтрак для Зака. Проигнорировав укол совести за то, что не встала раньше и не приготовила сама, Карли благодарно улыбнулась Линку:

— Пахнет восхитительно.

— Надеюсь, ты голодная, — улыбнулся он в ответ.

Как только яичница была готова, они втроем сели за темный дубовый стол и принялись за вкуснейшие яйца с беконом, сок, тосты и кофе. Заку налили большой стакан молока.

— Ты очень вкусно готовишь, Линк, — сказал мальчик. Карли подумала, знает ли он, как мало людей удостаиваются привилегии называть Линкольна Кейна по имени.

— Спасибо, Зак. Но кроме завтрака я мало что умею. Пицца моя палочка-выручалочка на ужин.

— Я люблю пиццу, — сказал Зак.

Что бы ни произошло этим утром между ними, мальчик выглядел менее напряженно.

Сытная еда и веселый разговор подняли Карли настроение, и в ней проснулся оптимизм. Она справится. К тому же маленькому мальчику нужна ее помощь. Если бы Джо был жив, он бы позаботился о Заке. Карли сделает то же самое.

Она сделала глоток кофе, наслаждаясь насыщенным горьким вкусом свежемолотых зерен, и легко сменила тему.

— Зак, нам с Линком сегодня надо съездить в Даллас на пару часов. Ничего важного, просто неотложные дела. 

Она не хотела уезжать, когда он так сильно нуждался в ее поддержке, но выбора не было.

Мальчик повернулся к ней. Светившее в окно солнце превратило его пшеничные волосы в серебро.

— Вам надо уехать?

На его тарелке не осталось ни крошки, так же как ни капли молока в стакане. Она подумала, не наедается ли он впрок, на случай если придется снова сбежать. От этой мысли больно кольнуло сердце.

— Мы ненадолго, — сказал ему Линк. — Вернемся после обеда. Здесь ты будешь в безопасности до нашего возвращения.

Карли заставила себя улыбнуться.

— Моя подруга приедет побыть с тобой. Бриттани учительница в начальной школе, так что знает много ребят твоего возраста.

Зак выпрямился на стуле и выпятил подбородок.

— Мне не нужна нянька.

Линк спокойно пил кофе.

— Ты прав. Парень, который смог самостоятельно добраться из Остина в Айрон-Спрингс, явно может позаботиться о себе. Нам просто не хочется, чтобы тебе было одиноко. Бритт возьмет тебя поплавать. Если ты умеешь, конечно.

Плаванье не входило в планы, но восторг на лице Зака говорил о том, что это отличная идея.

— Я хорошо плаваю, — сказал он. — Занимался в летнем лагере. — На его лице отразилось недоверие. — Я не видел тут бассейна.

— У Линка есть большой бассейн в главном доме, — сказала Карли. — Вы с Бритт можете плавать там.

Мальчик округлил голубые глаза и повернулся к Линку.

— Тот большой дом твой? Я думал, он принадлежит кому-то другому.

— Он мой. Я использую его для приемов, но жить предпочитаю здесь.

Зак посмотрел на него, как на сумасшедшего.

— Можно мне войти внутрь? Я никогда не видел таких больших домов.

— Вы с Бритт можете зайти внутрь, — сказал Линк. — Купальники в купальне. Там обязательно должно быть что-нибудь примерно твоего размера. Там есть полотенца и напитки, так что вам не нужно ничего брать с собой.

— Что такое купальня?

— Место, чтобы укрыться от солнца, — объяснил Линк. — Там есть туалеты и душевые, игрушки для бассейна, надувные матрасы и все такое.

— Ого.

Линк улыбнулся и повернулся к Карли:

— Я и забыл, каково быть ребенком.

— Вы с Бритт здорово проведете время, — сказала Карли, пожалев, что не сможет к ним присоединиться. — Я лучше позвоню ей. Наверное, она захочет взять собственный купальник.

Она уже в общих чертах рассказала подруге про Зака и его жестокого отца, кое-что про Эль Хэфе, сколько осмелилась. Бритт с Ро были ее лучшими подругами. Она полностью им доверяла и отчаянно нуждалась в их поддержке.

Двадцать минут спустя они подъехали к особняку, чтобы встретить Бриттани, которая выглядела красоткой в нежно розовом топе с рюшами и брюках-капри цвета хаки. Длинные темные волосы она убрала в хвост, а в руке держала ярко-оранжевую пляжную сумку.

— Зак, это моя хорошая подруга, Бриттани Хаворт. Бритт, это мой двоюродный брат Зак Арчер.

С детьми Бритт не стеснялась.

— Привет, Зак. Приятно познакомиться. Ребята в школе зовут меня мисс Хаворт, но ты можешь называть меня Бритт, хорошо?

Он только кивнул.

— Я слышала, мы идем плавать. — Бритт широко улыбнулась ему. — Я люблю плавать. А ты?

Зак опустил глаза на кончики своих поношенных кед. Бриттани была очень красива, и неожиданно Зак засмущался.

— Мне надо найти плавки в купальне.

— Хорошо, сделаем.

— Зак хочет посмотреть дом, — сказал Линк. — Миссис Делински, моя экономка, ждет вас. Она может показать вам дом перед тем, как вы пойдете к бассейну.

— Прекрасно, — сказала Бритт, и Зак просиял.

И они будут в безопасности. Фрэнк Марино будет находиться в доме, смотреть в оба, вместе с охранниками у ворот и вооруженными мужчинами, патрулирующими территорию. Если появится Рэй Арчер, то отправится обратно в тюрьму.

— Готов, Зак? — спросила Бриттани.

Взгляд Зака метнулся к большому каменному особняку. Парень практически подпрыгивал на месте.

— Я готов. Идем! 

Мальчик метнулся к входной двери, в своем восторге позабыв про их отъезд.

Карли могла только представить выражение его лица, когда десятилетний мальчик увидит широкую двойную лестницу и массивную хрустальную люстру.

— Я сто лет не плавала, — с сожалением сказала она. — Звучит очень весело.

— Да. — Линк обвел взглядом узкие темно-синие джинсы, синий пиджак и белую кружевную блузку, которые она надела на встречу с агентом ФБР, и в его глазах блеснуло золото, как будто на ней был всего лишь крохотный бикини. — Мы поплаваем вдвоем при первой же возможности.

Вдвоем? В животе запорхали бабочки. От образа Линка в плавках у нее зачастил пульс.

— Хорошо, — сказала она с придыханием.

После ранчо вертолет сделал остановку возле «Дрейк Тракинг», чтобы Карли могла устроить Ровену в ее первый день. Она рассказала Ро, как сразу после ее ухода появился Зак, о том, что его отец в ответе за разгром в доме Джо, и предупредила, что он может прийти в гараж.

— Он в розыске, Ро, — сказал Линк. — Не рискуй.

— Будь уверен. С меня хватает психов в закусочной. Я буду в порядке.

— Поблизости всегда есть водители, — сказала Карли. — Скажи людям, чтобы были повнимательнее.

— Хорошо.

Карли помахала Ро, и они вышли из кабинета. Она не упомянула ФБР или последнюю угрозу от Эль Хэфе. Есть предел тому, что может вынести нормальный человек.

* * *

В одиннадцать утра, пока не начала прибывать обеденная толпа, в кафе «Текс-Мекс» было немноголюдно. Линк открыл для Карли дверь и проводил ее между столиками к диванчику в самой глубине, где, склонившись над планшетом, сидел агент ФБР Куин Таггарт.

Услышав их шаги, Таггарт поднял голову и не сумел скрыть своего удивления от того, что друг, про которого говорил Линк, оказался женщиной.

— Садитесь, — пригласил Куин, но не встал. Чем меньше внимания они привлекают, тем лучше.

— Знакомьтесь, специальный агент Куин Таггарт, Карли Дрейк, — сказал Линк, пока они садились. — Она владеет «Дрейк Тракинг», это компания, о проблемах которой мы говорили.

Оценивающий ореховый взгляд переключился на Карли, и в нем зажегся интерес. Линк познакомился с Таггартом несколько лет назад, когда Куин расследовал несколько убийств в Далласе, с одним из которых была связана работница «Тексам Транспорт».

Линку понравилось, как Таггарт вел расследование, а Куин был признателен за то, что Линк предоставил ему доступ к записям компании. Специальный агент был умным, способным и более чем привлекательным. К счастью, он был счастливо женат и имел двоих детей.

— Мы с Линком обсуждали вашу ситуацию в очень общих чертах, — сказал Куин Карли, — но без подробностей. Я рад, что вы решили встретиться.

— Надеюсь, вы сможете мне помочь, агент Таггарт.

Линк взглянул на нее. Карли все еще не понимала, что в этом деле они вместе. Но судя по взгляду Таггарта на них обоих, Куин точно понял, что происходит.

Седая официантка подошла, чтобы подлить кофе в чашку Таггарта.

— Вы будете обедать или завтракать? — спросила она Линка.

— Только кофе.

Он перевернул тяжелую фарфоровую кружку перед собой и Карли сделала то же самое. Пожилая женщина наполнила обе кружки и медленно пошла прочь, оставив их беседовать.

— Почему бы вам не начать с самого начала? — предложил Таггарт. — А потом мы продолжим.

Следующие несколько минут Карли рассказывала про ситуацию с Эль Хэфе, начиная с убийства Мигеля Эрнандеза, про деньги, которые уводили из «Дрейк Тракинг», чтобы вынудить ее деда участвовать в криминальных делах, про свое столкновение с людьми наркобарона и встречу с ним самим.

— К сожалению, мне завязали глаза. Я понятия не имею, как он выглядит, кроме того, что у него большой размер ноги и легкая косолапость.

— Вы не одиноки, — вздохнул Таггарт. — Похоже, никто не знает, кто он, или если знают, то боятся сказать.

— Я, наверное, смогу опознать некоторых из его людей.

— Это будет полезно, — кивнул Таггарт. — Мы можем переслать фото на ваш компьютер. Не стоит приводить вас в штаб-квартиру, потому что мы не хотим, чтобы кто-либо знал, что вы работаете с нами.

— Стоп, — сказал Линк. — Она не работает с вами. Она дает вам информацию. Нам нужно, чтобы вы арестовали парня и прикрыли его бизнес.

— Именно это мы и пытаемся сделать. Но без помощи Карли у нас не получится.

— О какой помощи вы говорите? — спросила Карли.

Таггарт проницательно смотрел на нее.

— Вы рассказали мне о том, что происходит, но у меня такое ощущение, что вы что-то не договариваете.

Это правда, поскольку никто из них не упомянул о грузе, который «Дрейк Тракинг» должна забрать и доставить во вторник ночью.

— Прежде чем мы пойдем дальше, — продолжил Куин, — мне нужно, чтобы вы рассказали, что привело вас сюда сегодня. На прошлой неделе Линк говорил очень уклончиво. Сегодня вы оба здесь. Очевидно, что-то изменилось. Если вам нужна помощь ФБР, я должен знать, что именно.

Карли неуверенно посмотрела на Линка.

— Нам нужна твоя помощь, Куин, — сказал Линк. — Но прежде чем мы расскажем тебе больше, мы хотим знать, что ты ожидаешь в ответ.

Внимание Куинна сосредоточилось на Карли.

— Вы действительно встречались с этим парнем, который называет себя Эль Хэфе — босс. При правильных обстоятельствах он может захотеть встретиться с вами еще раз. Если это случится, у нас появится шанс вмешаться и арестовать его. До этого момента нам нужно, чтобы вы подыгрывали ему, в точности исполняли все, что он скажет. А пока мы заведем дело. Есть шанс, что вы сумеете достать нам доказательства. В обмен на вашу помощь мы обеспечим вам защиту.

— Нет. — Оба повернулись к Линку. — Она и близко не подойдет к этому ублюдку.

Куин смотрел на него с некоторым сочувствием.

— Ей нужно это сделать, Линк. Этот парень не побоится исполнить свои угрозы. Лучший вариант для Карли — помочь нам поймать его до того, как он убьет ее или кого-то еще.

За столом воцарилось молчание. Должен быть другой способ, план, который не подвергнет Карли опасности.

— «Дрейк» должна забрать груз для Эль Хэфе во вторник ночью, — сказала Карли, и Линк тихо выругался. — Я понятия не имею, что там будет. В сообщении, которое я получила, говорилось, что они пришлют нам координаты места. Полагаю, они скажут, куда везти груз, когда мы его погрузим.

От довольной улыбки Куина у Линка сжалась челюсть. Он не хотел, чтобы Карли ввязывалась в это. В первый раз он усомнился в том, стоило ли приводить ее сюда.

— Теперь мы сдвинулись с мертвой точки, — сказал Таггарт.

— Что я должна делать? — спросила Карли.

— Его ни за что там не будет, — перебил Линк, прежде чем Таггарт ответил. — Если ФБР вмешается, это будет мелкий улов, который вас ни к чему не приведет, а Карли станет мишенью.

— Я этого не предлагал. — Таггарт снова повернулся к Карли. — Я хочу, чтобы ваш грузовик забрал и доставил груз, как вам и велели. С этого момента вы делаете все возможное, чтобы завоевать доверие Эль Хэфе. Когда это произойдет, вы сможете устроить встречу, вот тогда мы и вмешаемся.

— И кого ты предлагаешь послать? — спросил Линк. — Последний водитель, вздумавший бодаться с Эль Хэфе, оказался мертвым.

— Мы предоставим водителя. Он может сесть в грузовик, когда тот выедет из гаража.

— Слишком рискованно, — сказал Линк. — Что, если за гаражом следят? Что, если один из людей Эль Хэфе увидит замену водителя?

— Я поведу фуру, — сказала Карли.

Линка пронзил ледяной страх.

— Ни за что. Этого не будет. Это слишком опасно. Я не позволю.

— Это не тебе решать, Линк, — ощетинилась Карли.

— Успокойтесь оба, — сказал Таггарт. — Мы что-нибудь придумаем. Может, получится внедрить агента под прикрытием в качестве водителя, который работает на вас. Если кто-то следит за гаражом, он увидит, как работник въезжает и выезжает, легко и просто, никаких проблем.

— Он будет новеньким, — сказал Линк. — Новичок, приехавший за таким грузом, может вызвать подозрения.

— Если бы это было в моей власти, он бы начал сегодня, — сказал Куин. — Новый работник не обязательно вызовет подозрения, верно? В компании такого размера работники время от времени меняются.

Карли посмотрела на Линка:

— Это может сработать. По крайней мере у нас есть план.

Это был план. Но его интуиция кричала, что плохой. К сожалению, лучших идей у него не было.

— Хорошо. Я только надеюсь, что парень, которого вы пошлете, умеет водить восемнадцатиколесник.

Глава 22

Гудели клаксоны, перед глазами мелькали стоп-сигналы машин, сексуальный черный «Мерседес S550» Линка петлял в потоке.

— Куда мы? — спросила Карли, заметив, что они едут не в сторону «Тексам».

— Ты потеряла пистолет. Мы едем покупать тебе новый.

Карли хотела сказать, что не может позволить себе новый пистолет, но Линк так глянул на нее, что слова застряли в горле. Учитывая все происходящее, с пистолетом ей было бы спокойнее, но оружие стоило недешево.

— Мне кажется, пора завести список сумм, которые я тебе должна.

— Ты ничего мне не должна. — Его большие руки сжимали дорогой деревянный руль, отчего казалось, что управлять мощной машиной в плотном движении легко. — Джо давно заплатил твои долги.

Карли откинулась на мягком черном кожаном сиденье. Она каждый день скучала по Джо. Эта рана никогда не затянется. Карли редко приезжала в Айрон-Спрингс, но они разговаривали по телефону как минимум два раза в неделю, ничего особенно важного, просто звонок, от которого теплеет внутри и чувствуешь себя любимой.

— Расскажи мне про него, — попросила она, — что-нибудь про вас с Джо.

Линк искоса взглянул на нее.

— Он спас меня от возвращения в тюрьму.

— Что?

— Именно так. Я отсидел срок, но Хаулер всегда пытался найти способ отправить меня обратно в тюрьму. Наверное, мне стоило переехать куда-нибудь в другое место, но Бо по-прежнему жил в Плезант-Хилле. И Дел, и Рик, и Джонни. И мне очень нравилось работать у твоего деда.

— Что произошло?

— Однажды ночью Бо с парочкой друзей напились. Мне предстоял ранний рейс, так что Бо знал, что я буду трезвым. Он позвонил мне и попросил забрать его с ребятами и отвезти домой. К сожалению, Хаулер в ту ночь работал. Он как раз остановил кого-то для проверки документов, когда я проехал мимо. Шериф засек люксовый красный «Мустанг» Бо, понял, что за рулем я, и поехал за нами. Велел мне остановиться, как только мы выехали из города.

— Как мой дедушка оказался связан с этим?

— Джо слушал полицейскую частоту. Он услышал по радио, что произведен арест и прозвучало мое имя. Джо явился в участок. Я сказал ему, что не пил, а только отвозил ребят по домам. Джо пригрозил Хаулеру, что лишит его значка, если тот выдвинет обвинения.

Карли подумала про дедушку и ощутила новый укол боли. Он был единственной постоянной величиной в ее жизни, а теперь его нет.

— Джо знал, что шериф меня отпустит. Твой дедушка был одним из немногих, кто знал, что сын Хаулера был со мной и Бо той ночью, когда нас арестовали.

Карли улыбнулась, не удивившись тому, что Джо заступился за человека, с которым несправедливо обращались.

— Ладно, полагаю, ты можешь купить мне пистолет.

Линк засмеялся.

Поскольку в Техасе нет периода ожидания, через два часа Карли вышла из «Оружейного магазина Друри» с симпатичным «Глок 19», который идеально ложился в ладонь. Позади магазина располагалось стрельбище, которым она воспользовалась, чтобы привыкнуть к пистолету. Она так и не получила разрешение на скрытое ношение оружия, но имела право хранить пистолет в машине, дома или на работе. Именно так она и собиралась сделать.

Они перекусили, потом отправились в «Мейсиз» купить Заку кое-какую одежду и пару кроссовок, которые, как надеялась Карли, ему подойдут.

После похода по магазинам Линк отвез их обратно в офис. Полчаса он разговаривал по телефону со своим адвокатом, давая указания, чтобы тот устроил для Карли получение временной опеки над Заком.

Ей было не по себе из-за необходимости отправить мальчика под защиту социальных служб, но она не могла прятать его от полиции, и это всего лишь на несколько дней. По крайней мере он будет знать, что его ждут те, кто не подведет.

Пока Линк проводил короткое рабочее совещание, Карли разговаривала по телефону с Ровеной, объясняя ей офисные порядки. Только ближе к вечеру они покинули здание «Тексам» и забрались в вертолет для короткого полета домой.

Домой. Эта мысль потрясла ее. Боже милостивый, она начинает думать о доме Линка как о своем, а этого нельзя допускать. Ей нужно вернуться в свой собственный дом как можно скорее, но учитывая угрозы Эль Хэфе и то, что Арчер до сих пор на свободе, это небезопасно.

Как бы ни было неприятно это признавать, она нуждалась в защите Линка. Кроме того, она хотела быть с ним. Оба противоречивых довода бесконечно крутились в ее голове. В итоге она решила наслаждаться временем, которое они проводят вместе, а о последствиях беспокоиться, когда все это закончится.

Карли откинулась на спинку кресла, ощущая вибрацию рассекающих воздух лопастей над головой, пока вертолет летел на восток. Они почти долетели до «Черной земли», когда на телефон Линка пришло уведомление. Тот достал мобильник из кармана и прочитал сообщение.

Через наушники он сказал, что это сообщение от Таггарта. Агент ФБР под вымышленным именем Марк Маккинли будет ждать их в «Дрейк Тракинг», чтобы приступить к «новой работе».

Пилот Линка скорректировал курс, вертолет завис и затем сел на заросшее травой поле через дорогу от «Дрейк Тракинг». Карли и Линк выпрыгнули из вертолета, зашли внутрь сетчатого ограждения и направились по асфальтовой площадке к большому металлическому строению.

— Твой новый работник здесь, — сказала Ровена, когда они вошли. — Марк Маккинли? Я не знала, что ты наняла нового водителя.

Карли ненавидела тайны. Но все-таки не хотела грузить подругу дополнительными проблемами. 

— Прости, так много всего происходит, наверное, я забыла сказать.

— Он пьет «Колу» в комнате отдыха. Сказал, что ты в курсе и вы скоро будете.

— Я позову его, — предложил Линк и отправился в ту сторону.

Сидя за металлическим столом, Ро посмотрела на Карли.

— Поверить не могу, что ты не сказала про этого парня. Он же красавчик.

Это был редкий комплимент от Ро, которая знала многих мужчин и редко связывалась хоть с кем-то из них.

— Ты так думаешь?

— Он больше похож на кинозвезду, чем на водителя.

Как будто в доказательство этого дверь распахнулась и вошел Марк Маккинли. Ро оказалась права. Агент под прикрытием был очень привлекателен. Не старше тридцати лет, со слегка отросшими черными волосами и внимательными карими глазами. Легкая щетина на подбородке создавала впечатление, что ему больше пошло бы ездить на «Харлее» Линка, а не работать в ФБР.

Ровена улыбнулась ему, но его ответная улыбка была совсем не дружелюбной. Мужчина явно был настроен по-деловому. Или, возможно, был женат. Мужчины редко игнорировали улыбку Ро.

Когда следом зашел Линк, такой же, если не больше, горячий альфа-самец, как Марк, концентрация тестостерона в воздухе возросла настолько, что у Карли слегка закружилась голова.

— Пойдемте в мой кабинет, — пригласила она.

Линк и Маккинли последовали за ней, и Линк закрыл дверь.

— Полагаю, у вас есть права класса Б, — сказала Карли.

— У меня есть все необходимые права, — ответил Маккинли. — Я три месяца водил грузовики на предыдущем задании, прежде чем мы собрали достаточно доказательств для ареста.

— Приятно знать, — сказал Линк.

— Как мы будем действовать? — спросила Карли.

— Просто. Сегодня ночью я выведу фуру, чтобы моя работа на вас выглядела официальной для остальных водителей и любого, кто может собирать сведения. Завтра ночью заберу груз и доставлю его. Если люди Эль Хэфе начнут давить, скажу, что вы платите мне в двойном размере, чтобы я не задавал вопросов. Надеюсь, для них этого будет достаточно.

— Звучит неплохо, — одобрил Линк.

— Я позвонила и поставила фуру в график на завтрашний ночной рейс, — сказала Карли. — Это «Питербильт», как и остальные наши грузовики, но одна из новых моделей. Не хочу проблем с двигателем, поломок и прочего.

— Можно дать ему эту же фуру на сегодня? — спросил Линк. — Он съездит куда-нибудь и вернется, познакомится с оборудованием.

— Без проблем, — согласилась Карли.

— Он может съездить в «Тексам транспорт» в Далласе. Там есть койки в комнате отдыха водителей. Он может поспать, потом приехать обратно сюда и быть готовым к завтрашнему рейсу.

— Меня устраивает, — сказал Марк.

Линк достал мобильник.

— Я позвоню предупредить, что ты приедешь.

— Горди должен еще быть на месте, — сказала Карли. — Я попрошу его провести экскурсию для Марка и показать фуру.

Она отвела Марка в комнату отдыха, где пожилой мужчина пил воду из бутылки, рассказала ему, что она хочет от Марка, и оставила агента в надежных руках своего бригадира.

Когда она вернулась в кабинет, Линк уже ждал.

— Ты закончила?

Она кивнула.

— Нужно возвращаться. Хочу проверить, как там Зак, все ли в порядке.

— Тогда поехали домой.

Звучало отлично, за исключением того, что по возвращении им придется передать Зака властям.

Усталость облепила ее, словно толстый слой нефти. Карли услышала тяжелые шаги Линка, когда он подошел и остановился перед ней, почувствовала, как он взял ее за подбородок, заставив поднять глаза к его лицу.

— Мы не подведем мальчика, — сказал он. — И убедимся, что он это понимает.

Ее сердце сжалось. Она знала, что Линк не подведет Зака. Часть усталости ушла. Линк не подведет Зака, и, чтобы ни случилось, она тоже.

* * *

Они вернулись в особняк. Вертолет поднялся с асфальтовой площадки, когда Линк вел Карли по ступенькам к большому каменному дому. Воспользовавшись ключом, он впустил ее и проводил мимо двойной лестницы по главному коридору. На мгновение он остановился в кухне, чтобы представить Карли своей экономке, Бетти Делински, затем проводил ее в свой кабинет, единственную комнату в доме, которая ему нравилась.

Это единственная комната, которую он обставил по своему вкусу, прекрасное помещение высотой в два этажа с мансардными окнами на потолке, полированной мебелью розового дерева и темной обивкой на диванах и стульях.

Вдоль обшитых деревянными панелями стен стояли книги в кожаных переплетах, а в дальнем конце располагался огромный камин.

В течение дня Карли периодически звонила подруге — Бритт и Зак все еще были около бассейна. Погода стояла теплая и немного влажная, но изнуряющая летняя жара начала спадать.

Линк сел за массивный стол и позвонил адвокату, Грэму Штейнеру, чтобы узнать новости по ситуации с Заком, а Карли с нетерпением ждала, когда они закончат. Он понимал, что ей не терпится увидеть мальчика, но им нужно было знать подробности, прежде чем говорить с ним.

— Работа кипит, — сказал ему Штейнер. — Согласно вашим указаниям, мои подчиненные сделали это первостепенной задачей. Я разговаривал напрямую с Департаментом по делам семьи и защиты. К этому времени они уведомили власти о том, что мальчик в безопасности. Но поскольку Арчер еще на свободе и против него выдвинуты новые обвинения в вандализме, они хотят взять мальчика под защиту.

— Вы настаивали, чтобы мальчика оставили с его двоюродной сестрой или со мной, пока мы все не уладим?

— Да, но сейчас это невозможно. Вы знаете, как у них все устроено.

Линк знал это по собственному опыту. Он подумал о вооруженной охране, патрулирующей ранчо. «Черная земля» — самое безопасное место. Но это не имеет значения для бюрократов, которые управляют социальными службами.

— Вы привезете его или хотите, чтобы я его забрал? — спросил Штейнер.

Линк посмотрел на Карли и прочитал тревогу на ее лице.

— Мы сами его привезем.

— Социальные работники в Айрон-Спрингс будут ждать, чтобы перевезти его в центр в округе Хант, — сказал Штейнер. — В какое время вас ждать?

— Сначала нам нужно поговорить с мальчиком. Мы приедем через час.

Линк завершил звонок и встал с кресла. Он посмотрел на Карли, зная, как она волнуется, и тихо сказал:

— Иди сюда.

Прерывисто выдохнув, она шагнула в его объятия, и он крепко прижал ее к себе. Он старался не думать о том, как это приятно, как идеально она ему подходит. Вспомнил день, когда привез ее в старый дом, как она сказала, что это место ему подходит. Вспомнил дикий, безудержный секс, которым они занимались в тот день. Поскольку сейчас не время для эротических воспоминаний, неважно насколько приятных, Линк немного отпустил ее.

— Идем. Пойдем к нему. Мы все объясним, убедимся, что он понимает.

Карли кивнула. Рука в руке, они прошли через дом и вышли через французские окна, которые вели на просторную веранду, к огромному бассейну, джакузи с разной температурой воды, купальне и раскинувшемуся почти на два акра пейзажу.

Бритт загорала в шезлонге, а Зак сидел перед ней, она мазала не до конца зажившую спину мальчика защитным кремом, стараясь не сделать ему больно.

— Эй вы двое! — крикнула Карли и помахала рукой. — Как водичка?

Зак вскочил и побежал им навстречу.

— Вода отличная! Берите купальники и поплавайте с нами.

— В следующий раз обязательно, — с трудом улыбнулась Карли. — Зак, мне нужно, чтобы ты оделся. Нам надо кое-что обсудить.

Широкая улыбка мальчика угасла.

— Это мой папа?

Он перевел взгляд с нее на Линка.

— Отчасти, — сказал тот.

Карли шутливо толкнула его.

— Иди одевайся, и мы поговорим.

Зак взял полотенце и нехотя побрел в купальню.

В сплошном белом купальнике с большими розовыми цветами и мокрыми зачесанными назад волосами, Бритт обернула бедра полотенцем и подошла к ним.

— Спасибо, что приехала, — сказала Карли.

Бритт улыбнулась.

— Мы здорово провели день. Спасибо, что разрешил воспользоваться твоим бассейном, Линк.

— Им все равно мало пользуются. Я рад, что вы повеселились.

— Вы должны посмотреть, как Зак плавает. Как рыба в воде. Ему нужно записаться в команду по плаванию.

— Отличная идея, — сказала Карли. — Как только мы со всем разберемся и я запишу его в школу, мы это сделаем.

— Значит, ты планируешь, что он будет жить с тобой?

Карли посмотрела на купальню, в которой исчез Зак.

— Не знаю. Все случилось так быстро. Я сделаю так, как будет лучше для Зака.

Линк подумал о своей холостой жизни после развода. Справится ли он с уже готовой семьей? Захочет ли Карли вообще жить с ним и с мальчиком?

Ему следовало бежать от этой мысли. Если Бо узнает, что подобное хотя бы пришло ему в голову, лучший друг запишет его к мозгоправу. И все же, когда Линк смотрел на Карли, когда думал о том, чтобы иметь сына, а может и собственных детей, что-то шевельнулось глубоко в его сердце.

— Зак милейший ребенок, — сказала Британи. — Поверить не могу, что отец так его бил.

Глаза Карли гневно сверкнули.

— Больше ему это не удастся. Это я обещаю.

Линк взглянул на купальню.

— Нет, такого с Заком больше не случится. Никогда.

* * *

Бриттани попрощалась с ними и пошла к машине, припаркованной снаружи, а Карли села напротив Линка и Зака за стол в тенечке рядом с бассейном. Миссис Делинкси принесла поднос с кувшином лимонада, и они молча потягивали его, пока она уходила.

— Что происходит? — спросил Зак, как только женщина скрылась в доме.

— С той ночи, как ты уехал из Остина, — сказала Карли, — полиция тебя разыскивает. Люди боятся, что с тобой случится что-то плохое.

— Тут я в безопасности. Это место похоже на военную базу.

— Да, но полиция этого не знает, — сказал Линк. — В твоих поисках задействовано много людей. Нечестно заставлять их продолжать поиски.

Зак вскинул голову:

— Вы им позвонили? Вы позвонили копам и сказали им, что я здесь?

Карли убрала со его лба влажные пряди пшеничных волос. Ей хотелось обнять мальчика, но она думала, что он не позволит.

— Зак, нам пришлось. У нас не было другого выбора.

Мальчик вскочил на ноги так быстро, что его стул опрокинулся на пол веранды. 

— Вы сказали, что поможете мне. Сказали, что я могу вам доверять. Сказали, что защитите меня.

— Ты в безопасности, Зак, — сказал Линк. — Но оставаться здесь — всего лишь временное решение. А нам нужно постоянное. Это мы и пытаемся устроить.

Зак осмотрелся по сторонам.

— Они приедут сюда? Копы приедут за мной?

Он был готов сорваться с места, и сердце Карли рванулось к нему.

— Они не приедут сюда, Зак, — сказала она. — Юристы Линка работают над тем, чтобы мне дали временную опеку над тобой, пока мы все не решим. До этих пор ты будешь под защитой органов опеки.

— Это значит в тюрьме! Я не пойду в тюрьму! Я могу о себе позаботиться!

Он развернулся бежать, но Линк в два длинных шага догнал его и обхватил руками. Мальчик вырывался, но Линк не отпускал.

— Полегче, сынок. Мы не позволим никому тебя обижать. Мы сделаем все возможное, чтобы помочь тебе, как и обещали.

— Зак, ты должен нам поверить, — сказала Карли, отчаянно желая, чтобы мальчик понял. — Моя мама умерла, когда мне было десять лет. Меня забрали в ту же ночь, когда я ее нашла, так что я знаю, что это такое. Я знаю, как тебе одиноко. А отец Линка бил его. Никто из нас не позволит этому снова случиться с тобой.

Зак перестал вырываться, опустил плечи и посмотрел на нее полными слез глазами.

— Что... что они со мной сделают?

Линк отпустил его, но положил ладонь на плечо.

— Они отвезут тебя в центр в округе Хант. Ты должен находиться в таком месте, где отец не сможет до тебя добраться.

— Твой отец неуравновешен, — сказала Карли. — Он опасен, и поэтому полиция хочет отвезти тебя туда, где они могут тебя защитить.

— Вы можете защитить меня здесь.

— Я знаю, — сказала она, — но у властей есть правила, и они не станут их нарушать.

Мальчик уставился на свои ноги.

— Мой папа не злой, когда не пьян. Когда выпьет, он вроде как сходит с ума.

Карли вскипела от гнева. Рэй Арчер больше никогда и пальцем не тронет сына. 

— Мы купили тебе кое-какую одежду, пока были в Далласе. По крайней мере тебе будет что надеть.

Зак округлил глаза.

— Вы купили мне одежду?

Карли улыбнулась.

— Надеюсь, тебе понравится то, что я выбрала. Я посмотрела размер вчера, когда стирала твои вещи. И еще мы купили тебе кроссовки. «Найк Леброн». Линк выбрал.

— «Леброн»? Вы шутите? Они стоят целое состояние. Где они? Хочу посмотреть.

— В кабинете Линка. 

Не успела она его остановить, как Зак открыл французские окна и исчез в доме. Карли только молилась, чтобы он не сбежал дальше.

Но Зак вернулся с двумя пакетами, набитыми джинсами, футболками и нижним бельем. Он вытащил обувную коробку, откинул крышку и уставился на красно-белые кроссовки стоимостью сто шестьдесят долларов, как будто это самый дорогой подарок в его жизни.

Очень осторожно он вытащил один кроссовок и внимательно осмотрел.

— Они точно моего размера. — Он продолжал вертеть кроссовок в руках. — Вау, они отличные. — Он посмотрел на Линка, и Карли заметила, как в его глазах блеснули слезы. — Спасибо.

— Не за что, — сказал Линк.

Зак схватил один из пакетов и открыл его, увидел джинсы и футболки.

— Круть! — Он принялся копаться в пакетах. — Я переоденусь в новое. Хотя бы буду хорошо выглядеть, когда меня посадят в тюрьму.

У Карли сжалось сердце. Она отвернулась, чтобы Зак не видел, что она плачет.

Глава 23

Отдать Зака органам опеки для Карли оказалось труднее, чем ожидал Линк. В них обоих текла кровь Джо. Может быть, поэтому они так быстро привязались друг к другу. Или, может, потому что Карли понимала состояние мальчика.

Линк еще раз пообещал, что пройдет всего несколько дней и Зака отдадут им, но из-за проблем с Эль Хэфе и все еще не найденного Арчера Линк был рад, что мальчика укроют от опасности.

Наступил вторник, день, на который Эль Хэфе назначил перевозку груза. Утром агент Таггарт переслал на ноутбуки Линка и Карли файлы со снимками преступников. Они просмотрели все, но не нашли фото большого усатого латиноамериканца по кличке Кучильо и других мужчин, напавших на Карли около «Джубала». Не оказалось там и мужчин, которые похитили ее и отвезли к Эль Хэфе.

Потом позвонил Росс Таунсенд. Из лаборатории в Далласе вернулись результаты исследования грузовой декларации, найденной на месте преступления.

— Ты был прав, — сказал Росс. — Ржавое пятно оказалось кровью, и она не принадлежит Эрнандезу.

— Они получили ДНК? — спросил Линк.

— Получили. Плохая новость состоит в том, что они прогнали результаты по базе ДНК, но совпадений не обнаружилось.

Линк тихо выругался. Он возлагал большие надежды на эту улику.

После завтрака Фрэнк Марино отвез Карли в «Дрейк Тракинг», а Линк остался работать из дома. Похоже, дело с заводом по восстановлению шин сдвинулось с мертвой точки. По крайней мере, члены окружной комиссии начали прислушиваться к команде экспертов по охране окружающей среды, которую он отправил, чтобы убедить их.

Звонок менеджеру по проектам ввел его в курс дела по строительству шоссе в Нью-Мексико, которое, похоже, шло без особых проблем.

Перед обедом пришло электронное письмо от Милли с напоминанием о благотворительном бале в конце недели. Учитывая все происходящее, Линк подумывал отказаться, но выручка от аукциона шла на исследования в области рака, а он очень поддерживал это направление. Ему было важно присутствовать там, и он отказывался подстраивать свою жизнь под требования Эль Хэфе.

В конце рабочего дня он забрал Карли из «Дрейк Тракинг», и они поехали в окружной исправительный центр для подростков в Гринвилле проведать Зака.

Поскольку мальчик находился там только ради защиты, его устроили отдельно от основного контингента в специальном здании, где жили дети, ожидавшие устройства в приемные семьи.

Зак казался более бледным и даже более худым, чем в день своего появления в «Дрейк Тракинг». Линк знал, что чувствует мальчик. Он попадал в центр для несовершеннолетних за прогулы, когда учился в средней школе, потом повторно за драку в старшей школе и один раз за употребление алкоголя до совершеннолетия.

Сотрудники центра очень старались держать Зака подальше от основной массы подростков, но ел он в столовой вместе с остальными и время от времени случайно сталкивался с ними на площадке. Мальчик явно был несчастен и немного напуган.

— Мне тут не нравится, — мрачно сказал он. — Зря я позволил вам сдать меня. Надо было сбежать.

Они сидели за белым пластиковым столом в маленькой комнатке для посещений. Карли взяла Зака за руку.

— Зак, это ненадолго. Только пока мы все не устроим.

— Зак, послушай, — сказал Линк. — Некоторые события невозможно контролировать. Такова жизнь. Но если ты знаешь, что это временно, если веришь, что потом будет лучше, то можно выдержать. Тебе нужно не падать духом, пока мы не вытащим тебя отсюда.

Карли сжала руку мальчика.

— Можешь сделать так, как говорит Линк?

Зак сел немного прямее и посмотрел Линку в глаза.

— Могу.

— Молодец, — сказал Линк.

Когда пришло время уезжать, Зак выглядел чуть получше. Линк думал, что Карли чувствует себя гораздо хуже. У нее чрезвычайно доброе сердце, и она уже полюбила мальчика. Он был ее семьей, на самом деле — единственным родным человеком.

— С ним все будет хорошо, — сказал Линк по пути домой. — Он сильный парень, иначе вообще не добрался бы до Айрон-Спрингс.

— Я знаю.

Разговор прервал телефонный звонок. Ранее Линк звонил своему адвокату, но тот был недоступен.

— Линк, у нас проблема, — раздался голос Штейнера по громкой связи.

— Вот это нам везет. Что случилось?

— Оказалось, что у мальчика есть еще родственники, кроме Карли. Органы опеки связались с ними и рассказали, что произошло, и они хотят взять мальчика к себе.

— Кто они? — спросил Линк.

— Его бабушка Аманда Уэллер и ее муж Том.

— Аманда, должно быть, вторая жена Джо, — догадалась Карли. — Джо никогда о ней не говорил. Я даже не знала, что она еще жива.

— Я немного покопал, — сообщил Штейнер. — Аманде Уэллер пятьдесят пять лет, Тому — пятьдесят шесть. Живут в Сан-Антонио. Том семейный врач с очень хорошей репутацией. До сих пор владеет собственной практикой.

— Я помню, что она была намного моложе Джо, — сказала Карли.

— Почему они объявились только сейчас? — спросил Линк. — Они должны были знать, в каких условиях живет Зак. Сдается мне, теперь слишком поздно.

— Очевидно, дочь Аманды вышла замуж против ее воли. Миссис Уэллер говорит, что до смерти Кэролайн они тесно общались, но потом Арчер переехал в Остин и не разрешал им видеться с мальчиком. До всего случившегося они не знали, насколько плохо он обращался с Заком. Они хлопочут о свидании.

— Интересно, почему Зак про них не говорил, — сказала Карли.

— Они написали прошение об опеке, — продолжил Штейнер. — В лучшем случае это замедлит наше дело.

— Я хочу вытащить мальчика оттуда, — сказал Линк. — Сделай все возможное.

— Ты же знаешь, что сделаю.

Линк завершил звонок.

— Я хочу с ними встретиться, — сказала Карли.

— Конечно. — Ему нравилось, что она готова защищать его. В жизни Зака очень не хватало человека вроде Карли. — Мы все решим, милая. А пока мы хотя бы знаем, что Зак в безопасности.

Насколько это возможно в месте, где могут оказаться педофилы и очень плохие ребята.

Когда они подъезжали к ранчо, на бескрайние просторы прерии опустились фиолетовые сумерки. Прохладный ветерок шелестел в густой листве вдоль ручьев, бегущих по дну оврагов.

Линк свернул на дорогу к старому дому в глубине ранчо и посмотрел на часы. Эль Хэфе назначил встречу на час ночи. Рассудив, что сегодня они долго не лягут, по дороге из Гринвилла домой Линк остановился у продуктового магазина и купил замороженную пиццу.

Карли сделала салат, и они поужинали. Линк проголодался, а пепперони была его любимой пиццей, но Карли ковырялась в тарелке и не доела даже один кусок.

Фиолетовый вечер плавно перешел в темную ночь. Над Техасом взошел тонкий полумесяц. Девять часов, а Эль Хэфе так и не позвонил. Агент Маккинли вернулся в гараж и был готов к рейсу, но не мог выехать, пока не придет сообщение с местом встречи груза.

Время текло мучительно медленно. Линк пытался читать, но ничего не вышло, и он принялся ходить из угла в угол, жалея, что нечем больше заняться, кроме беспокойства.

Карли отправилась в домашний спортзал, надеясь вымотать себя физической нагрузкой. Она была в отличной форме, это Линк заметил еще до того, как затащил ее в постель, ее тело было сильным и подтянутым. Ей нравилось оставаться в форме, она пользовалась его спортзалом, когда выпадало свободное время, а сегодня, похоже, его будет завались.

Без пяти десять Карли вернулась в гостиную, свежая после душа, улыбаясь по-женски очаровательно, и в нем вспыхнуло желание. Линк заставил себя думать о другом и мысленно приказал Эль Хэфе позвонить.

Ровно в половине одиннадцатого мобильник Карли просигналил о входящем сообщении. Линк прочитал поверх ее плеча: «Езжайте по 154 шоссе. После Харлтона сверните на север в сторону Бейкер. Потом прямо 7,2 мили до красного сарая по левой стороне».

Карли подняла глаза на него.

— Харлтон. Меньше двух часов пути.

— Ты звони Маккинли и сообщи ему место. А я позвоню Таггарту и потороплю его.

Они быстро позвонили и устроились в гостиной. Согласно плану, забрав груз и выехав в указанный пункт назначения, Маккинли позвонит Таггарту и доложит обо всем. Таггарт позвонит Линку и сообщит новости.

Маккинли не собирался сопротивляться людям Эль Хэфе, но все прекрасно понимали, что он подвергает себя смертельной опасности. На нем не было микрофона. Это слишком опасно. Если люди Эль Хэфе решат обыскать его на месте встречи или позже, в пункте назначения, и найдут записывающее устройство, то наверняка убьют.

ФБР будет отслеживать его передвижения по сигналу мобильника, и их сотрудники будут где-нибудь поблизости, но в случае опасности могут не успеть прийти ему на помощь.

И любое вмешательство ФБР подвергнет Карли еще большей опасности.

Стрелки часов двигались невыносимо медленно. Линк попытался посмотреть позднее комедийное шоу, но в таком мрачном настроении все казалось несмешным. Наконец настал час ночи. Поскольку никто не собирался спать, пока все не кончится, Карли пошла на кухню и заварила кофе.

Два часа ночи. Таггарт не звонил. Три. Половина четвертого — и никакого звонка.

Сражаясь с усталостью, Карли пила уже вторую кружку кофе.

— Агент Таггарт сказал, что Маккинли позвонит ему, как только товар погрузят и он выедет на дорогу. Уже пора бы.

— Зависит от того, сколько товара нужно погрузить и насколько быстро они начнут. Всякое может случиться.

— Думаешь, это наркотики?

— Вероятно.

Карли откинулась на спинку и закрыла глаза, но Линк сомневался, что она сможет уснуть. Не находя себе места, он прошел по коридору в кабинет и принялся просматривать электронную почту, но никак не мог сосредоточиться. Наконец он сдался и тихонько вернулся в гостиную. К его радости, Карли действительно заснула.

В половине пятого утра зазвонил сотовый Линка. Он схватил телефон с журнального столика. Карли распахнула глаза и рывком села.

— Это Таггарт.

Линк нажал кнопку громкой связи и положил телефон на столик перед ними.

— Люди Эль Хэфе так и не явились, — сказал Куин. — Маккинли ждал два часа, прежде чем сдался, развернул фуру и поехал обратно.

Плохо.

— Есть идеи насчет того, что случилось? — спросил Линк.

— Ни единой. Возможно, это была проверка, действительно ли фура приедет.

— А возможно, они знают, что мы связались с ФБР, — мрачно сказала Карли.

— Пока нет причин для подобных предположений, — ответил Таггарт. — Нам пришлось уведомить местную полицию, но таков протокол для подобных операций. Мы же не хотели, чтобы какой-нибудь коп наткнулся на место преступления и получил пулю.

— Хаулер в курсе? — спросил Линк, повышая голос.

— Ваши имена и «Дрейк Тракинг» не упоминались. Линк, у нас здесь мало полномочий. Мой начальник категорично заявил, что мы должны поставить Хаулера в известность о своем присутствии, а также шерифа округа Гаррисон, поскольку груз должны были забрать там. Есть причины, по которым им не следовало сообщать?

Десяток причин, но в основном личных. Их с Хаулером неприязнь еще не означала его нечестность. Линк не знал шерифа округа Гаррисон, но не имел причин его подозревать.

— Что бы там ни случилось, — сказал Куин, — скорее всего, Эль Хэфе или один из его людей свяжется с вами. Сразу же дайте мне знать.

Линк стиснул челюсти.

— Мы тебе сообщим.

Но он больше не был уверен в том, что привлечение федералов было верным решением. Он с самого начала не хотел вмешивать Карли. После этой ночи она может оказаться в еще больше опасности.

— Что думаешь? — спросила она после того, как он выключил телефон.

— Думаю, мы все узнаем, когда Эль Хэфе будет готов нам сказать.

— Я волнуюсь, — сказала Карли. — Жалею, что рассказала ФБР про груз.

Линк встал с дивана и помог подняться Карли. Зная, какой стресс на нее навалился, он весь вечер игнорировал пульсирующее в паху желание. Но для обоих напряжение только что поднялось до нового градуса.

— Уже почти утро, — сказал он. — Я забираю тебя в кровать.

Приподняв ее подбородок, он ласково коснулся ее губ своими. Поцелуй вышел быстрым и нежным, но обещал гораздо больше.

— Тебе нужно перестать думать об Эль Хэфе, и, если повезет, я тот мужчина, который может это устроить.

Впервые за ночь Карли улыбнулась. Обвив руками его шею, она привстала на цыпочки и поцеловала его. Всего лишь прикосновение губ, которое постепенно разгорелось в нечто большее. Когда ее мягкие губы приглашающе разомкнулись, язык Линка нырнул внутрь. Его тело напряглось, кровь прилила к члену. Он до боли хотел эту женщину, хотел почти с первой встречи.

Спальня показалась такой далекой. В кармане джинсов лежал презерватив, и, когда Карли потянула вверх его футболку и прижалась губами к мышцам, решение пришло само. Раздев ее, Линк сел на диван и притянул ее к себе на колени.

Красивая грудь качнулась, дразня его. Линк накрыл ее ладонями, погладил, наклонил голову и по очереди втянул соски в рот. Розовые вершинки превратились в твердые маленькие бутоны, он покусывал их зубами и успокаивал языком.

Карли захныкала. Линк взял ее лицо в ладони, поцеловал, проник языком между мягких губ. Проложив дорожку поцелуев по шее, вернулся к груди, покусывая и полизывая, пока она не начала тяжело дышать и ерзать на нем, умоляя о том, что он собирался ей дать.

Член болезненно пульсировал. Линк расстегнул джинсы, достал презерватив и раскатал по члену. Карли приподнялась, насадилась на него, и Линк хрипло застонал.

— Мне нравятся ощущения, которые ты даришь, — прошептала она. — Ты нужен мне, Линк.

Господи Иисусе, она тоже ему нужна. Эта женщина сводила его с ума.

Ее густые светлые волосы окружали их, словно полог. Опираясь на его плечи, Карли поднималась и опускалась, насаживаясь сильнее, облегая его как перчатка, вверх и вниз, объезжая его, превращая его член в сталь.

Линк позволил ей взять инициативу на себя, скрипя зубами от попыток сдерживаться, но скоро не мог ждать ни секунды. С собственническим рыком он схватил Карли за бедра, чтобы удержать на месте, и рванулся вверх, забирая то, в чем отчаянно нуждался, в обмен давая ей то, в чем нуждалась она.

Тело Карли напряглось, сжимая его, и она со стоном достигла пика, но Линк не останавливался, пока она не выкрикнула его имя и не кончила снова. Собственное освобождение обрушилось на него, дикая, неукротимая реакция на женщину, которая стала необходима ему как воздух.

Линк обнимал ее, пока они успокаивались. Все еще соединенные тела были скользкими от пота. Карли обнимала его за шею, положив голову ему на плечо.

Едва слышное глубокое дыхание. Уходящие секунды. С последним нежным поцелуем Линк снял Карли со своих колен и пошел в ванную избавиться от презерватива.

Вернувшись, он улыбнулся увиденному: все еще обнаженная Карли свернулась калачиком на диване, закрыв глаза, с легкой улыбкой на лице, такая чертовски сексуальная, что он снова захотел ее. И тут зазвонил ее телефон.

Линк тихо зарычал, пожалев, что не может проигнорировать звонок.

Карли натянула свою футболку, а Линк влез в джинсы и сел на диван рядом с ней. Дрожащей рукой она взяла сотовый с журнального столика и посмотрела на экран. Номер не определен.

Прикусив пухлую нижнюю губу, которую он так любил целовать, она поднесла телефон к уху и слегка наклонила голову, чтобы Линк слышал разговор.

— Карли слушает.

— Вы были очень непослушной девочкой, сеньорита Дрейк. — Знакомый мужской голос с испанским акцентом послал волну ужаса вдоль позвоночника. — Возможно, мне следует вас наказать, — сказал Эль Хэфе. — Да, думаю, мне понравится.

Руки Линка сами собой сжались в кулаки.

Голос посуровел:

— Я же говорил, никакой полиции.

— Я не знаю, о чем вы говорите, — сказала Карли.

— Не совершайте ошибку, считая меня дураком.

Карли посмотрела на Линка, и он кивнул. Смысла отпираться не было.

— Вы хотели, чтобы я совершила что-то незаконное, — сказала она. — Я не знала, что еще делать.

— Я скажу вам, что делать. Вы скажете ФБР, что больше не желаете сотрудничать. Что это было недоразумение. Вы избавитесь от них и будете в точности выполнять то, что я скажу. Если не будете, знаете того симпатичного маленького мальчика, который вам так дорог? Еще раз не подчинитесь моим приказам, и один из старших мальчиков в исправительном центре использует его как шлюху. Вы меня понимаете?

Карли побледнела.

— Вы меня слышите, сеньорита?

— С-слышу.

— А вы, сеньор Кейн? Я знаю, что вы там. Вы богатый человек. Вы знаете цену бизнесу, да?

Линку хотелось сказать ублюдку, что если он не оставит Карли и мальчика в покое, то заплатит намного большую цену, чем может себе представить. Вместо этого он сказал:

— Знаю.

— Избавьтесь от ФБР. Я дам вам время на это. Потом ждите вестей от меня. О, и еще, сеньорита. Вы внучка Джо Дрейка. В следующий раз фуру поведете вы.

В трубке раздались гудки, и Линк тихо выругался.

Даже если бы полиция отслеживала звонок, вряд ли они успели бы определить место. Скорее всего это одноразовый телефон. Парень не дурак.

От беспокойства глаза Карли потемнели до прозрачно-синего цвета.

— Все мы в опасности, — тихо сказал она. — И Зак, и я, и ты. Что будем делать?

Его охватил гнев. Он зацепился за него, использовал, чтобы очистить голову, как научился, чтобы сфокусироваться на проблеме, которую нужно решить.

— Будем делать то, что хочет от нас Эль Хэфе. Перестанем сотрудничать с ФБР. Без нас у федералов ничего нет. Они даже не смогли найти связь между Эль Хэфе и убийством Мигеля Эрнандеза. ФБР не тратит ресурсы на бесперспективные дела, а наше станет именно таким.

— Значит, все? Мы просто делаем все, что захочет этот ублюдок?

— Нет. Мы позволим ему так думать. ФБР обязано следовать правилам, процедурам. — Линк был полон решимости, направленной на одну-единственную цель. — Я не обязан следовать ничьим правилам, кроме собственных.

Глава 24

Несмотря на недостаток сна ночью, на следующий день Карли поехала на работу. Ее сопровождал Фрэнк Марино, а Линк на вертолете полетел в Даллас. Если они хотят разобраться с Эль Хэфе, обоим предстоит много сделать.

Вернувшись из города, Линк заехал за Карли и отвез ее в Гринвилл навестить Зака. По дороге они остановились у местного книжного магазина и купили несколько детских книг. Когда они с Линком вошли в комнату для посещений, Зак так просиял, что у Карли чуть сердце не разорвалось.

— Как дела? — спросила она.

Зак пожал плечами:

— Нормально, наверное.

Он поднял глаза на Линка, который сел за столик напротив него.

— Когда мне страшно, я вспоминаю твои слова о том, что если знаешь, что дальше будет лучше, то можно вытерпеть. Мне просто нужно потерпеть еще немного.

— Совершенно верно, — сказал Линк. — Я горжусь тобой, Зак.

Карли погладила мальчика по светлым волосам.

— Тебя хочет навестить бабушка.

Она не знала, что скажет Зак, и до сих пор пыталась свыкнуться с новостью, что в жизни мальчика есть кто-то еще. Хотя Карли и была счастлива за него, она еще не поняла, что это значит для нее.

Зак заинтересовался.

— Правда?

Карли кивнула.

— Почему ты не сказал мне про нее?

Зак завозился с верхней книгой в стопке.

— Я давно ее не видел. Решил, что она меня забыла.

— Она сказала, что твой папа не разрешал ей навещать тебя. Она не знала, что с тобой плохо обращаются, пока ей не позвонили из органов опеки.

Зак открыл обложку и принялся листать страницы.

— Временами, когда становилось совсем плохо, я думал разыскать ее. Но беспокоился о последствиях. Бабушка Уэллер очень хорошая леди, и я не хотел, чтобы папа сделал ей больно.

У Карли сжалось сердце. Она пожелала, чтобы полиция поскорее нашла Рэя Арчера и посадила его за решетку.

— А бабушкин муж? — спросил Линк. — Том тебе тоже нравится?

— Я помню, как он купил мне на Рождество модель самолета. Мы хотели собирать ее вместе, но потом умерла мама и все стало сложно.

— Они хотят тебя навестить, — сказала Карли. — Если ты не против.

— Правда? — просиял Зак.

Карли улыбнулась и кивнула:

— Не знаю точно когда, но скоро.

— Может, они смогут забрать меня отсюда?

— Может, — согласилась Карли.

— Мы все этого хотим, Зак, — сказал Линк.

Зак уставился на книгу перед собой.

— Папа никогда не любил их. Он даже злился на маму, когда мы ходили к ним в гости. Я не хочу, чтобы они пострадали.

— Полиция этого не допустит, — сказала Карли.

Зак поднял глаза на нее.

— Что, если они его никогда не поймают?

Карли подумала о мужчине, который бил своего сына и сожительницу, о мужчине, которого настолько переполняла ярость, что он разгромил ее дом.

Она посмотрела на Линка и произнесла слова, в которые верила:

— Тогда тебя защитит Линк.

* * *

Карли вернулась в «Дрейк Тракинг», поскольку ей нужно было поработать еще несколько часов, а Линк поехал на ранчо, поручив Фрэнку сопроводить ее домой.

Вечером Карли вела «Форд» домой, а Фрэнк сидел на пассажирском месте, готовый к любым неожиданностям. В наплечной кобуре под цветастой рубашкой с короткими рукавами у него был большой черный полуавтоматический пистолет. Рыжему и веснушчатому Магнуму[5] было далеко до симпатичного Тома Селлека, но он определенно серьезно относился к своей работе. На самом деле Карли даже полюбила его. Она была уверена, что сейчас ей не угрожает серьезная опасность. Она считала, что после ночного телефонного звонка Эль Хэфе объявится только через несколько дней, а может и на следующей неделе, что давало им немного времени.

Как он узнал об участии ФБР? Но похоже, у него шпионы повсюду, так что вряд ли получится выяснить.

Карли молилась, чтобы наркобарон не позвонил вообще, но она была реалисткой. Эль Хэфе твердо решил заставить ее сотрудничать, хотя она понятия не имела, почему он так зациклился именно на «Дрейк Тракинг». Почему не принудить другую компанию?

Но, учитывая затею с хищением денег, убийство Мигеля и ее похищение, Эль Хэфе уже вложил много усилий, чтобы прижать ее. Для человека вроде Эль Хэфе это может быть всего лишь демонстрацией его власти. Она продолжала упрямиться, а он этого не терпел.

К тому же и в глазах его людей отступление будет выглядеть не лучшим образом.

Какова бы ни была причина, Карли не могла поставить жизнь на паузу в ожидании его звонка. Ей нужно было управлять бизнесом, как и Линку.

Она вспомнила разговор за завтраком и план, который они придумали.

— Рано или поздно Эль Хэфе тебе позвонит, — сказал Линк. — И потребует, чтобы ты забрала груз и доставила его туда, куда он хотел в четверг.

— Знаю, — мрачно ответила Карли.

— Маккинли не мог надеть микрофон, но что, если установить аппаратуру в сам прицеп? Что, если камеры и прослушивающие устройства спрятать внутри и снаружи? Мы сможем записать все, что произойдет.

Карли просияла.

— О, да, это мне нравится.

— Хорошо. Тогда я все организую, пока буду в Далласе. Я знаю, кому позвонить, чтобы это устроить.

Не удивительно. И хотя оборудование фуры дорогой аппаратурой для наблюдения несомненно будет стоить целое состояние, Карли не стала возражать. Ей ни за что не переспорить Линка в вопросах денег. Он может себе это позволить, а на кону стоят их жизни.

Она глотнула кофе.

— Установка будет проходить в Далласе, верно?

— Верно. Мы обставим все как обычный рейс, но фура поедет не в указанное место погрузки, а в «Тексам Транспорт». Там мы сможем все провернуть.

— Как мы узнаем, кому из водителей можно доверять?

— Легко. Я поведу. Возьму фуру завтра поздно ночью. Составь расписание так, чтобы все водители вернулись из рейсов до полуночи. После этого приду я, отвезу фуру в гараж «Тексам», и на следующий день ребята все установят, пока я буду работать. Вечером я пригоню фуру обратно сюда.

— Звучит неплохо. После возвращения я не буду ставить эту фуру в рейсы, пока не позвонит Эль Хэфе. — Карли еще раз обдумала эту идею. — Думаю, это может сработать.

— Сработает. Возможно, нам придется сделать несколько рейсов для Эль Хэфе, прежде чем мы соберем нужные доказательства, но со временем у нас их будет достаточно, чтобы передать в ФБР.

Тревога вернулась. Эль Хэфе ждал, что во время этих рейсов за рулем будет именно Карли. Линк никогда не согласится. Она вздохнула про себя. Спорить будем, когда придет время.

— Мы получим доказательства контрабанды, — сказала она, — но как поймать Эль Хэфе? Его там не будет, и мы понятия не имеем, кто он такой.

— Узнаем. Те деньги, которые он платит своим информаторам, могут работать в обе стороны. За достаточно большую сумму рано или поздно появится человек, который знает, кто он.

— Я правильно понимаю? Ты хочешь объявить награду за его голову? Если Эль Хэфе узнает...

— Это рискованно, признаю. Но у меня есть друзья, которые готовы помочь. Им этот парень нравится не больше, чем нам.

— Кто?

Линк жестко улыбнулся.

— «Демоны асфальта». Сегодня вечером мы поедем в закусочную. Никогда не знаешь, кого там встретишь.

* * *

Перед самыми сумерками Линк позвал начальника охраны ранчо, Дика Логана. Ему было за сорок, раньше он служил в спецназе, по совместительству работал телохранителем и был отличным парнем. Линк предупредил Логана, что они с Карли поедут на «Харлее» по объездной дороге. Он не хотел, чтобы вооруженные, тщательно отобранные люди Логана приняли их за нарушителей и начали стрелять.

Для предстоящей встречи он надел черный кожаный жилет и чапы, мотоботинки и прошел по коридору в гостиную, где его ждала Карли. Она подняла голову и оглядела его своими большими голубыми глазами с головы до ног.

Ему был знаком огонек желания в женском взгляде, и когда эта женщина так смотрела на него, Линку требовалась вся сила воли, чтобы не утащить ее обратно в кровать, напрочь позабыв о «Джубале».

— Ого, — только и сказала Карли, но горящий взгляд не отвела.

Линка накрыло желание, и член под ширинкой джинсов превратился в камень.

— Сможешь приберечь эту мысль до нашего возвращения домой?

Она очаровательно покраснела.

— Не понимаю, о чем ты.

Линк засмеялся, он правильно прочитал ее. Ему нравилась ее чувственность, нравилось, что ее потребности отвечают его собственным.

— Готова?

Широкая улыбка на ее лице заставила и его улыбнуться.

— Еще как.

Линк бросил ей запасной шлем, который хранил в тренажерном зале. Карли поймала его и сунула подмышку.

— Я в восторге, — сказала она. — Не каталась на мотоцикле со времен учебы в колледже, да и то это был пожиратель риса, а не «Харлей».

Линк усмехнулся. «Пожиратели риса» — кличка японских моделей, вероятно придуманная обладателями «Харлеев».

— Дороги, выходящие на задворки ранчо, довольно плохие, так что нам придется ехать медленно, пока не окажемся на шоссе. Я не такой глупый, как в детстве, так что если ты предвкушаешь дикую скорость, то этого не будет.

— Я тоже больше не такая глупая. Предпочитаю добраться туда и обратно живой и здоровой.

Она выглядела милой с заплетенными в длинную косу золотистыми волосами, в обтягивающих джинсах, заправленных в те же красные ковбойские сапоги, которые Линк увидел на ней в первый вечер в закусочной.

В нем вспыхнуло желание, такое же, как тем вечером, когда он увидел ее в этих сапогах. Линк сумел подавить его и взглянул на часы на кожаном ремешке у себя на запястье.

— Пора.

Он уже вывел «Харлей» из гаража и припарковал его перед домом. Сделанный на заказ черный с серебром «CVO Street Glide» воплощал в себе все, что Линк любил в байках.

Он перекинул ногу через сиденье и подождал, пока Карли сядет сзади. Ее мягкая грудь прижалась к его спине, а бедра к бедрам, когда Карли обняла его за талию, и его стояк вернулся, что было не слишком-то удобно для поездки.

Линк вздохнул. Как бы сильно ему ни хотелось оказаться на дороге, поездка будет чертовски долгой.

— Готова? — спросил он, надевая черно-серебристый шлем.

— Конечно.

Карли надела шлем и затянула ремень под подбородком. Линк сделал мысленную пометку купить ей более подходящий. А заодно и кожаную одежду для езды. От этого образа снова стало жарко, и Линк мысленно застонал.

Он поднял подножку ботинком, завел двигатель, нажал на газ и покатил по грунтовой дороге.

Ветер засвистел в ушах, свет фары разрывал темноту впереди. Линку нравилась дрожь мощного мотора под ним почти так же, как прижимающееся к спине мягкое женское тело.

Несмотря на кочки грунтовки, которая вилась вдоль ручья, они довольно быстро добрались до асфальтовой дороги у дальней границы ранчо. Линк свернул на асфальт и поехал на восток, затем свернул на шоссе на юг, к закусочной.

Поездка оказалась вовсе не долгой. Линку хотелось проехать дальше, остановиться где-нибудь, расстелить одеяло, которое хранилось в кофре, и провести следующие несколько часов, глядя на звезды и занимаясь любовью с женщиной, что сидела за спиной.

Вместо этого, завидев освещенную вывеску «Джубала», он сбросил скорость. Несмотря на середину недели, больше половины стоянки было занято. От внимания Линка не ускользнул ряд байков, припаркованных справа от входа.

Он узнал «Харлей» Рика Дугана и байки Дела Эймса и Джонни Бандуччи, стоявшие рядом. Его друзья здесь, а также, похоже, полдюжины «Демонов». «Не бывает бывших «Демонов» — таков их девиз. Это относилось и к друзьям вроде Линка.

Пока они поднимались по деревянным ступенькам и шли по старым доскам крыльца, Линк приобнял Карли за талию. А когда они вошли внутрь через вращающиеся двери, он прижал ее еще ближе. Эти мужчины — друзья, но они остаются мужчинами. Линк не хотел, чтобы у кого-то возникли сомнения в том, что Карли принадлежит ему.

Музыкальный автомат играл песню Вилли Нельсона. Линк проводил Карли к барной стойке и совсем не удивился, увидев Ровену. Наряду с работой в «Дрейк Тракинг» та планировала работать барменом несколько вечеров в неделю просто ради удовольствия.

— Привет, Ро, — помахала ей Карли.

— Привет, босс, — улыбнулась Ровена.

Карли усмехнулась, услышав это обращение, и Ро усмехнулась в ответ.

— Твои друзья ждут, — сказала Ро Линку и кивнула на сидевших в дальнем углу бара суровых на вид, татуированных мужчин в коже. Серебром сверкали сережки и штанги пирсинга.

— Налей мне «Шайнер Бок», а для Карли «Лон Стар» и запиши на мой счет, — сказал Линк.

— Сделаю.

Ро открыла крышки пары ледяных бутылок и поставила их на стойку. Они забрали пиво и начали пробираться вглубь бара.

— Кейн, привет! Сюда! — Дел Эймс пинком выдвинул свободный стул. — Садись, девочка.

— Привет, Дел.

Карли села, а Линк развернул соседний стул и сел рядом с ней.

— Этих трех хулиганов ты знаешь, — сказал он, указывая на своих друзей, затем повернулся к остальным мужчинам. — Парни, это Карли Дрейк. Она владелица «Дрейк Тракинг». Карли, познакомься, это Тэг, Болди, Вульф, Ленни, Спейсмен и Бэт.

— Приятно познакомиться, — сказала она.

Мужчины кивнули в знак приветствия. Судя по порядку представления, Тэг был главным, метр восемьдесят восемь, мускулистый, с темным загаром и густыми темными волосами до плеч.

— Мы слышали, у тебя проблемы, — сказал Тэг. — Что мы можем сделать?

Следующие полчаса Линк рассказывал им про Эль Хэфе, угрозы, про необходимость найти его и положить конец ему и его организации.

— И что нужно от нас? — спросил Болди, сверкая бритой головой.

— Мне нужно, чтобы вы пустили слух, — сказал Линк. — Двадцать пять тысяч тому, кто назовет мне имя. Пятьдесят за имя и местоположение. Настоящие. Если так, назвавший получит награду.

Ленни, светловолосый парень с собранными в хвост волосами, присвистнул.

— Пятьдесят штук. Это расшевелит народ.

Линк сделал долгий глоток пива.

— Фишка в том, чтобы никто не узнал о нашем участии. Если это всплывет, скорее всего, один из нас или мы оба покойники.

Тэг выдохнул.

— Мужик, ты правильно понимаешь. На улицах говорят, что этот чувак жестокий сукин сын.

— Он занимается серьезными делами, — сказал Болди, — но похоже, никто не знает, чем именно.

— Если вы за это возьметесь, — предупредил Линк, — то вам нужно быть осторожными. Я не хочу, чтобы кто-нибудь из вас погиб.

Тэг взял свой шот и выпил текилу.

— Мы все обсудим, разработаем план. Мы не забыли услуги, которые ты оказывал нам все эти годы.

— Да, например, когда ты оплатил больничные счета Вульфа, когда он сильно разбился на автостраде.

— Или когда ты помог нам отремонтировать клуб, когда этот гребаный торнадо сровнял его с землей, — сказал Ленни.

— Нам потребовалось бы много лет, чтобы заработать деньги на восстановление, — согласился Вульф, — даже с учетом выплаченной страховки.

— Это было взаимно, — ответил Линк. — Вы были хорошими друзьями все эти годы. Я ценю это и ценю вашу помощь сейчас.

За столом раздались утвердительные возгласы. Линк наклонил бутылку и допил пиво, Карли сделала то же самое, затем они оба встали.

— Держите меня в курсе, — сказал он. — Тэг, у тебя есть мой номер?

— Есть, — ответил Тэг. Номер одноразового телефона, который никто не сможет проследить и связать с ним. Рик, Дел и Джонни тоже знают, куда звонить.

— Не рискуйте слишком сильно, — сказал Линк.

Тэг хохотнул.

— Мы рискуем каждый раз, когда садимся на байки. Некоторые риски стоят того.

Линк просто кивнул. Эти мужчины живут дорогой. Свобода необходима им, как другим людям — дыхание. Он это понимал, и даже некоторым образом завидовал, изредка наслаждаясь коротким глотком этой свободы, когда выводил свой «Харлей» на дорогу.

Дойдя до выхода, Линк осмотрел стоянку, но не заметил ничего необычного. Всего несколько людей знали о том, куда он уехал сегодня вечером, и он доверял им безоговорочно.

Он сел на байк, Карли устроилась сзади. Все шло как по маслу. Завтра он возьмет фуру и напичкает ее наблюдательной аппаратурой. Потом они станут ждать звонка Эль Хэфе.

А до тех пор он будет держать друзей близко, а Карли еще ближе. Поднимая подножку ботинком, он почувствовал, как ее руки скользнули вокруг его талии. Линк улыбнулся, представляя, что сделает, когда затащит ее в кровать, завел двигатель, и байк с ревом помчался по шоссе.

Глава 25

На следующий день Карли переделывала расписание погрузки и доставки, меняя время, чтобы все водители вернулись до полуночи. Ей пришлось задержать груз от производителя мебели в Тексаркане, но она решила, что одна дневная смена не доставит неприятностей.

Оставался только ночной сторож, но, если повезет, с ним проблем не будет.

Днем они с Фрэнком Марино поехали в Гринвилл повидаться с Заком. Аманда и Том Уэллеры позвонили, чтобы назначить встречу. Если они покажутся ей не идеальными для Зака или Зак захочет жить с ней, а не с Уэллерами, она будет бороться с ними за опеку до победного конца.

Глубоко в душе она уже думала о жизни с мальчиком. Рано или поздно ее интрижка с Линком закончится. Горькая правда заключалась в том, что как бы сильно он ни хотел ее, она для него лишь мимолетное увлечение. У нее никогда не было иллюзий на этот счет.

Для нее же все иначе. Она без ума от Линка, и, когда он уйдет, это разобьет ей сердце. Как только все закончится, присутствие ребенка в ее жизни облегчит боль. К тому же Айрон-Спрингс хороший город, и она верила, что сможет дать Заку любящую семью, которую он заслуживал.

Карли встретилась с пожилой парой перед одноэтажным зданием из красного кирпича, где располагался окружной исправительный центр. На флагштоках рядом с тротуаром слабо развевались на ветру звездно-полосатый флаг и флаг штата Техас. Линк поехал в Даллас, дав ей возможность справиться с этим самой.

— Я так рада с вами познакомиться, — сказала Аманда Уэллер. Привлекательная женщина с окрашенными в платиновый блонд волосами, она выглядела намного моложе своих пятидесяти пяти лет. Том Уэллер оказался красивым подтянутым мужчиной атлетического телосложения.

— Мы никогда не забудем того, что вы сделали для Зака. — Аманда шагнула к ней и крепко обняла. — Если бы не вы, с ним могло случиться что угодно.

— Зак — член семьи, — ответила Карли. — Единственный, кто у меня остался. Я счастлива помочь ему всем, чем могу.

— Мы теперь много общаемся по Скайпу, — сказала Аманда. — Он так быстро вырос. Он кажется очень рассудительным мальчиком.

— Да, думаю, это так, — согласилась Карли. — Учитывая его жизнь с отцом, он потрясающий ребенок.

— Он без умолку рассказывает о вас и мистере Кейне, — добавил Том. — Я надеялся встретиться с ним.

— Думаю, он хотел дать нам возможность узнать друг друга. Линк... поначалу он подавляет. Просто он такой... — Мощный? Энергичный? — Линк невероятный мужчина, — закончила Карли, не сумев подобрать лучшего слова.

Помахав Фрэнку, который стоял чуть поодаль, Карли следом за Уэллерами вошла в здание. Они обнаружили Зака в маленькой комнатке для посещений, в которой встречались всю неделю. Аманде хватило одного взгляда на внука, чтобы подавить рыдание и порывисто обнять его.

Когда Зак обнял ее в ответ, потом повернулся и обнял Тома, Карли расслабилась. Дав им пообщаться наедине, она отошла на несколько шагов. Из сумочки раздался звонок телефона. Карли достала его — звонил Линк — и отошла в дальний угол комнаты, чтобы ответить.

— Как дела? — спросил Линк.

— Уэллеры кажутся очень хорошими.

— Это хорошо, потому что мне звонил Грэм Штейнер. Рэя Арчера видели в Далласе. Он живет у школьного приятеля. Копы наблюдают за домом. Его ждут обвинения в нанесении телесных повреждений и вандализме. Штейнер считает, что к вечеру полиция его арестует.

Карли закрыла глаза от охватившего ее облегчения.

— Отличная новость.

— Арчер отправится в тюрьму, надеюсь, надолго, чтобы образумиться. Конечно, его еще не арестовали, но осталось недолго.

— Я скажу Уэллерам. Уверена, им станет спокойнее.

— Есть еще кое-что.

Карли уловила нотку неуверенности в его голосе.

— Что такое?

— Органы опеки хотят передать Зака Уэллерам. Если хочешь, мы можем побороться за опеку, но Штейнер говорит, что власти отказываются отдавать мальчика в руки двадцатидевятилетней одинокой женщины, которая до этого не имела отношения к Заку. Ведь они могут передать опеку над ним уважаемому врачу и его жене, которые приходятся ему дедушкой и бабушкой. Я готов сам подать заявление на опеку, если ты считаешь, что так лучше для Зака, но...

— Нет…

Она посмотрела через комнату туда, где Зак сидел рядом с Уэллерами, смеясь над чем-то. Бабушка крепко держала его за руку.

— Думаю, он нашел хорошую семью.

И горькая правда состояла в том, что с Уэллерами Заку будет лучше, чем с ней. Карли старалась удержать «Дрейк Тракинг» на плаву, много работая за небольшие деньги, и это вряд ли скоро изменится. Плюс проблемы с Эль Хэфе. С ней Заку не безопасно, по крайней мере сейчас.

— Надеюсь, он будет навещать меня как можно чаще, — сказала она, — но думаю, что он отправляется в правильную семью.

— Хорошо. Я передам Штейнеру твое решение. Если повезет, к завтрашнему дню Арчер будет в тюрьме и Зак сможет поехать домой с дедушкой и бабушкой.

Карли улыбнулась в телефон, счастливая за Зака, но одновременно вдруг загрустив от потери.

— Я передам им новость. Спасибо за все, Линк, — тихо сказала она.

— Солнце, не нужно меня благодарить. Для этого и существуют друзья.

Звонок завершился. Карли еще несколько секунд сжимала в руке телефон, потом развернулась и пошла обратно к столу.

* * *

А ночью разыгралась гроза. Низкие черные тучи висели над головой, ветер срывал с деревьев толстые ветки. Потоки дождя обрушились на стены старого дома.

— Мне кажется, тебе не стоит ехать, — сказала Карли. — Думаю, лучше перенести.

Был час ночи, и Линк собирался в гараж «Дрейк Тракинг» забрать одну из фур «Питербильт» и отвезти ее в «Тексам Транспорт», где завтра ее полностью нашпигуют ультрасовременной аппаратурой для наблюдения.

— Все уже устроено, — сказал он. — На дорогах полно других водителей. Я буду в порядке.

— Даже ведущий прогноза погоды не догадывался, что гроза будет настолько сильной, — заспорила Карли. — В некоторых округах предупредили о возможности торнадо.

— Только о возможности, а у нас и о ней не объявляли. До Далласа ехать меньше двух часов даже в такую погоду. Я доберусь туда до того, как гроза усилится. Переночую в городе, завтра поработаю, пока будут устанавливать аппаратуру, а ближе к ночи приведу фуру обратно.

— Я бы предпочла, чтобы ты подождал.

— Да, ну а я бы предпочел, чтобы ты сегодня ночевала в особняке, но этого явно тоже не случится.

Карли вздернула подбородок. Она ненавидела безвкусный особняк, напоминавший о королеве красоты, на которой был женат Линк.

— Мне и тут хорошо.

Линк провел ладонью по лицу.

— Тогда, полагаю, мы оба поступим так, как хотим.

Карли только улыбнулась.

— Если что-то случится, на всей территории ранчо дежурят вооруженные мужчины. Командует охраной Дик Логан. Он знает, что ты здесь. Фрэнк Марино тоже. Я внес в твой телефон номер Дика, а номер Фрэнка у тебя уже есть. Могу попросить Фрэнка переночевать здесь, если тебе будет спокойнее...

— У меня есть новехонький «Глок», благодаря тебе, и я умею из него стрелять. Это тебе будет угрожать опасность в такую грозу.

Линк слабо улыбнулся.

— Тут ничего не поделаешь, милая. К тому же я ездил и гораздо худшую погоду. — Он притянул ее к себе и так крепко поцеловал, что ее сердце растаяло. — Увидимся завтра ночью.

Карли проводила его к выходу.

— Ты знаешь, какую фуру брать и где она стоит, да?

— Ты уже раз пять повторила, так что да, знаю.

— Ночной сторож в курсе, что один из водителей отправляется в рейс, так что с ним проблем не будет.

— Это я тоже знаю. А теперь иди в кровать и поспи.

Решив привести свой план в действие, Линк шагнул под дождь. Его «GMC» погрузился в грязь до колесных дисков, когда Линк забрался в него, завел двигатель и поехал по дороге. Дождь барабанил по лобовому стеклу, затрудняя видимость, но он уже сталкивался с этим раньше.

Через полчаса он уже сидел за рулем фуры «Дрейк Тракинг» и вел ее в гараж «Тексам» на съезде с шестьсот тридцать пятого шоссе к востоку от Далласа. В такой поздний час и в отсутствие плотного движения он мог уложиться в полтора часа, но учитывая порывы ветра и мокрую и скользкую как стекло дорогу, он планировал ехать медленно.

Дворники ритмично сгоняли дождь с лобового стекла. Линк сбросил скорость, чтобы объехать лужу, обогнул ветки упавшего дерева и снова прибавил газа, слегка удивляясь тому, как приятно снова оказаться за рулем.

Он всегда наслаждался ревом мощного мотора, наслаждался, заставляя большую фуру подчиняться своим командам.

Он уже был недалеко от Далласа, приближаясь к съезду на дорогу, ведущую к «Тексам», когда услышал прогноз погоды. В округе Хаулер только что объявили о вероятности торнадо в следующие четыре часа. Во многих местах вырубило электричество. Весь Айрон-Спрингс остался без света.

Линк занервничал. Вероятность еще не значит, что торнадо придет, напомнил он себе. И все же ему не нравилась мысль, что Карли столкнется с торнадо в одиночку.

Ему следовало настоять, чтобы она осталась в особняке, там в подвале было оборудовано убежище с запасом еды и воды, койками, одеялами и медикаментами. В старом доме был только старый погреб, которым не пользовались много лет.

Линк заметил поворот к гаражу и у него не осталось времени позвонить Карли, чтобы уговорить ее доехать до особняка, пока гроза не разбушевалась. Он повернул фуру и въехал через главные ворота на асфальтированную площадку с рядом боксов для техобслуживания.

Он позвонил заранее, так что все было готово. Когда Линк подъехал, один из сотрудников выбежал наружу. Линк опустил стекло, и в кабину ворвался поток дождя.

— Мистер Кейн, дальше я сам.

Линк переключил фуру на нейтралку, нажал на тормоз и вылез из кабины.

— Она твоя, Монти. Утром приедет команда поработать над ней.

— Да, сэр.

Линк достал свой сотовый и нажал номер Карли. Гудков не было, телефон сразу переключился на голосовую почту. Линк позвонил снова, с тем же результатом. Он настоял, чтобы Карли зарядила телефон, так что знал, что дело не в батарее. Он попробовал набрать Фрэнка — ничего. Вероятно, сотовая вышка вышла из строя.

Линк набрал городской номер старого дома, затем особняка — тоже ничего. Электричество в районе вырубилось, значит могли вырубиться и телефонные линии.

Его тревога усилилась. Взгляд упал на пару черных «Шевроле» с красно-черным логотипом «Тексам» на дверях. На одном из них он планировал доехать до своей квартиры и переночевать там. Ключи должны лежать под передним сиденьем.

Линк подумал о Карли. Доехала ли она до особняка? Фрэнк ночевал там. Если погода ухудшится, охранники тоже укроются там.

Но его интуиция подсказывала, что Карли туда не поедет. Ей всегда было неуютно в особняке. Она забьется в старый дом, решив, что внутри безопасно.

Опустив голову, чтобы защититься от кусачего ветра и дождя, он пошел вперед. Несмотря на погоду, он может вернуться в Айрон-Спрингс меньше, чем за два часа. Линк открыл дверь пикапа и сел за руль.

* * *

Карли забыла, какой яростной может быть гроза в Восточном Техасе. Электричество вырубилось час назад. Вскоре после этого приехал Фрэнк Марино, но она сказала ему, что с ней все будет в порядке, и отправила обратно в особняк.

Старый дом надежно и крепко выстроен из кирпича. Он простоял на этой земле много десятилетий, прежде чем Линк купил ранчо. И сейчас он в гораздо лучшем состоянии, чем тогда.

Спать под завывания ветра и стук дождя по стенам было невозможно, и Карли устроилась на диване в гостиной, накрыла ноги пледом и свернулась калачиком, чтобы почитать.

Перед отъездом Линк оставил на кухонной столешнице радиоприемник на батарейках. Когда отключилось электричество, Карли включила радио, чтобы слушать новости о погоде.

Она перевернула страницу романтического триллера, который читала при свете старинной керосиновой лампы на приставном столике. В сочетании с мягким светом антикварной медной лампы на журнальном столике свет и тени создавали на стенах фантастические узоры.

Уже больше четырех часов утра. Линк должен был приехать в Даллас около трех. Она ожидала, что он позвонит, сообщит, что доехал без происшествий. Потом она обнаружила, что сотовый не работает. При отсутствии электричества дозвониться куда-либо по городскому телефону тоже было невозможно. Линк будет волноваться, но Карли надеялась, что он слушает сводки погоды и знает, что происходит.

В округе Хаулер объявили о возможности торнадо, не такая уж редкость в этом районе. Обычно такая гроза проходила без образования воронки и предупреждение не повышали до угрозы.

Карли не боялась. Она наслаждалась яростным грохотом дождя и свистом ветра в ветвях деревьев. Время от времени чернильную черноту разрывала вспышка молнии, а следом слышался раскат грома.

Должно быть, она задремала. Она не могла точно сказать, что именно ее разбудило, вероятно рев бури. Сонливость прошла, и Карли осознала, насколько усилился ветер, казалось, дом вздрагивает от каждого свирепого порыва.

Откинув плед, она поспешила на кухню, чтобы послушать радио. Сводка погоды заставила ее забеспокоиться. Предупреждение теперь сменилось настоящей угрозой торнадо. Нужно немедленно найти укрытие.

Сражаясь с волной паники, она заставила себя думать. Фрэнк сказал, что в особняке есть подвал. Они с Линком оба советовали ей переночевать там, на случай если гроза усилится, но она отказалась.

Теперь Карли поняла свою ошибку. Пульс зачастил. Она задула стеклянную керосиновую лампу, взяла медную и поспешила в спальню, чтобы одеться и взять плащ.

Ее пикап стоял перед домом. Дорога будет плохой, но у пикапа полный привод, и она еще успеет добраться до убежища.

Завывания ветра стали громче. Идя по темному коридору, Карли нервничала. Глядя на мерцающий свет лампы, она говорила себе, что не нужно паниковать, и почти убедила себя в этом, когда вошла в спальню. Лампа осветила комнату, и Карли застыла.

В темноте стоял мужчина среднего роста, с отросшими густыми темными волосами. Когда он вышел на свет, Карли узнала его лицо — тяжелые брови, близко посаженные глаза, — хотя видела всего лишь раз на фото.

Она заставила себя дышать, попыталась успокоить колотившееся сердце и держать себя в руках.

— Как вы вошли?

Когда ее рука задрожала, отчего свет замерцал, выдавая ее страх, она поставила лампу на комод.

— Это было нетрудно, — сказал Рэй Арчер. — В такую-то ночь. Электричества нет. Сигнализация вырубилась. Ты даже не слышала, как я разбил стекло. Где мой сын?

Карли посмотрела на острые края разбитого окна, куда заливал дождь. Вспышка молнии осветила небо снаружи, и гром сотряс дом.

— Вашего сына тут нет, — сказала она. — Вы поэтому пришли? Думали, что Зак здесь?

Он шагнул к ней, сжав руку в кулак.

— Я знаю, что мальчишка приходил сюда. Я следил за тобой. Несложно было выяснить, что ты спишь с богатеньким парнем, которому принадлежит это место. Где Зак? Что вы с ним сделали?

Карли не позволяла ему увидеть свой страх, умудрялась держаться.

— Он в Гринвилле, под опекой с целью защиты.

Ее охватил гнев, придав смелости.

— Может, вы помните, в последний раз вы его избили и он сбежал?

— Пацан не должен был вмешиваться в папочкины дела.

— Дела — это когда вы бьете женщину, с которой живете?

— Сучка это заслужила.

Карли хотела поспорить, сказать, каким паршивым ублюдком считает его, но она одна с ним. Нужно сохранять спокойствие, уболтать его.

— По радио сообщили об угрозе торнадо, — сказала она. — Нужно найти укрытие. В большом доме есть подвал. Мой пикап снаружи. Можем поехать туда вместе.

Арчер неистово рассмеялся, заставив холодок пробежаться по ее позвоночнику.

— Думаешь, я дурак? Мы переждем здесь. Завтра поедем за моим сыном.

В ночной сорочке Карли чувствовала себя беззащитной. Жаль, что она не надела халат, лежавший в ногах кровати.

— Рэй, они не дадут вам забрать его. Вы наверняка это знаете.

Когда он пошевелился, в свете лампы что-то блеснуло. Дуло пистолета, который он сжимал в руке. Ее взгляд метнулся к прикроватной тумбочке. Она оставила свой «Глок» в ящике, когда ушла в гостиную. Рэй стоял между ней и оружием.

Он поднял пистолет и повел им из стороны в сторону.

— Если они не отдадут его мне, я его заберу. Обменяю тебя на Зака.

Когда он пошел к ней, Карли подавила крик.

Заметив на лице Рэя злобную улыбку, она развернулась и выбежала из спальни. Сердце глухо стучало, пока она бежала по коридору, Арчер следом за ней. Схватив с консоли глиняный кувшин, она развернулась и огрела им Рэя по голове. Кувшин попал в руку, которой он прикрылся, и Карли услышала ругательство.

Она побежала дальше, увидела швабру, которой утром подметала пол, схватила ее, повернулась и ткнула ручкой в живот Рэя Арчера достаточно сильно, чтобы он отлетел назад и упал на спину в коридоре.

— Сука! Ты об этом пожалеешь!

Отчаянно сражаясь со страхом, Карли повернула замок, распахнула входную дверь и, не обращая внимания на впивающийся в лицо дождь и прочертившую небо молнию, сломя голову кинулась в ревущую бурю.

Глава 26

Из-за глубокой грязи пикап занесло на обочину, прежде чем Линк успел выровнять его и вернуть на дорогу, но он уже почти приехал. Впереди виднелась крыша старого дома. Он заберет Карли и вернется в особняк, где они будут в безопасности.

Зная Карли, он даже не подумал останавливаться в особняке, просто пролетел мимо, и направился прямиком к старому дому.

Он чувствовал: она там.

Теперь он уже видел входную дверь и на мгновение испытал облегчение от того, что доехал по скользкой грязной дороге. Чувство исчезло, когда входная дверь распахнулась и из дома выскочила Карли: босые ноги разбрызгивали грязь, промокшая под дождем тонкая хлопковая ночнушка облепила тело, волосы развевались на ветру.

Следом за Карли из дома выбежал мужчина и бросился вдогонку, когда она рванула к деревьям. Линк увидел вспышку, уловил эхо выстрела, едва слышное за ревом бури, и ярость волной прошлась по телу, как удар тока.

Он вдавил педаль газа в пол, заставив пикап рвануть вперед, так что машина завихляла в грязи, нагоняя мужчину. Когда тот бросился под деревья, куда пикап не мог проехать, Линк ударил по тормозам, выпрыгнул из машины и побежал под проливным дождем.

Гроза усиливалась, шквалистый ветер бросал в лицо ветки и листья. Молния когтями раздирала небо, следом гремел оглушительный гром. Линк продолжал бежать.

— Карли!

Ей ни за что не услышать его, а мужчине, который ее преследовал, похоже, наплевать. Линк лихорадочно соображал. Интуиция подсказывала, что это не Эль Хэфе или кто-то из его людей. Линк стиснул зубы. Рэй Арчер. Наверняка.

Уверенность окрепла, когда Линк разглядел его за деревьями впереди. Он побежал быстрее, поскальзываясь в грязи, но сокращая расстояние между ними. Прыгнув, он сбил Арчера на землю.

— У него пистолет! — крикнула Карли, пока двое мужчин катались по вязкой земле, борясь за оружие.

Линк услышал, как Арчер выстрелил, услышал, как закричала Карли, и почувствовал острую боль в ребрах. Он вцепился в пистолет, зажал запястье Арчера и смог отнять пистолет и отбросить его, но пистолет приземлился в нескольких дюймах от головы Арчера.

Линк отстранился и ударил Арчера, но тот успел дотянуться до рукоятки пистолета и направил ствол на Линка. Линк отбил его в сторону, и выстрел прошел мимо.

На мгновение Арчер подмял его под себя, пока они боролись за оружие, Линк перехватил запястье Арчера. Краем глаза он заметил, что к ним бежит Карли, размахивая толстой веткой. Ветка обрушилась на голову Арчера, сбив его на землю. Пистолет вылетел, а Рэй врезался в ствол дерева и не двигался.

Стиснув зубы от боли, Линк встал на ноги, увидел бегущую к нему Карли и прижал ее к груди, что вызвало новую вспышку боли.

Карли опустила глаза и, должно быть, увидела кровь.

— О Боже, он тебя ранил!

Она попыталась отстраниться, но Линк не отпустил.

— Я в порядке, — сказал он, надеясь, что это правда.

— Куда... куда он попал? Тебе очень больно?

— Думаю, не глубоко, просто царапина.

Мимо пролетела ветка, ветер дул с такой силой, что Линку пришлось наклониться вперед, чтобы устоять. 

— Нам нужно убираться отсюда. Найти безопасное место.

— А как же Арчер?

— Придется взять его с собой.

Он повернулся и увидел, что мужчина больше не лежит на земле, а поднялся и бежит в сторону леса. Небо разорвала вспышка молнии. Линк услышал ужасный треск огромного дерева и увидел, как оно повалилось на землю — прямо на Рэя Арчера.

* * *

Карли не могла заставить ноги двигаться. Сердце готово было вырваться из груди, дождь иглами впивался в лицо. Ветки и листья врезались в кожу, словно стальные щепки.

— Стой здесь! — крикнул Линк и, держась за бок, пошел к лежавшему на земле мужчине. Легкие горели от усилий вдохнуть, пока она ждала неизбежных слов. Дерево было тяжелым. Она видела только ноги Рэя Арчера.

Горло перехватило, когда она представила его раздавленные кости или ноги, отделенные от тела.

Линк стремительно возвращался, крича:

— Он мертв! Мы ничего не можем сделать! Нужно уходить!

Она просто стояла. Вокруг них валились деревья. Ветер словно опалял кожу. Она почувствовала, как Линк взял ее ладони в свою и дернул вперед, таща за собой. Они побежали по лесу обратно к пикапу, но, когда добрались до него, дорога стала уже совершенно непроходимой, грязные лужи доходили до бампера.

Карли подняла голову к темным нависающим тучам, молнии били все ближе и ближе. Им ни за что не добраться до особняка.

— Погреб! — крикнул Линк. Схватив ее за руку, он потащил ее за собой к сараю. С одной стороны в земле была деревянная крышка, которую Карли раньше не замечала. Линк с усилием потянул за нее, сражаясь с ветром и дождем. Крышка распахнулась, и он повел Карли вниз по деревянным ступенькам, с трудом закрыл за ними крышку погреба, потом запер ее тяжелым деревянным засовом.

В голове замелькали картины случившегося, и Карли начала дрожать. Безжизненное тело Рэя Арчера, придавленное деревом. Обрушившийся на них торнадо. Змеи и лягушки в подземном погребе.

Она слышала, как Линк двигается в темноте, затем чиркнула спичка. Карли уловила аромат серы, и сразу загорелась свеча, осветив помещение, напомнившее ей подземный склеп. Линк зажег вторую свечу, осветив маленькое пространство еще немного.

— Здесь не так плохо, как ты думаешь, — сказал он. — Это бетон, не земля. Предыдущие владельцы соорудили его еще до того, как я купил ранчо. Тут пахнет плесенью, но чисто. Есть койка, несколько одеял, запас воды. Как только самое страшное закончится, мы выйдем отсюда.

Линк притянул Карли к себе и обнял, и, хотя буря с каждой минутой становилась все сильнее, ее дрожь начала проходить. Он правильно сделал, что пришел сюда. Они никогда бы не добрались до особняка.

Она посмотрела на Линка, и ее затуманенный разум начал проясняться.

— Господи, Линк... дай посмотрю, насколько тяжело тебя ранило. — Она не стала ждать его разрешения, просто стянула его черную футболку через голову и увидела кровавую полосу вдоль ребер. — Боже.

— Я был прав, — сказал он, осматривая рану. — Просто царапина. Ребра целы. Я буду в порядке.

Карли сглотнула ком в горле. Боже милостивый, его могли убить! Ее затошнило, когда она вспомнила, как ей на мгновение показалось, что он может быть мертв, как сильная волна горя чуть не раздавила ее. В нем было столько жизни, столько силы. Она не представляла мир без него.

Отогнав эмоции, она заставила себя успокоиться.

— Нужно прочистить рану и забинтовать.

Линк взглянул на металлические полки у стены.

— Думаю, где-то тут есть аптечка.

Карли поспешила к полкам, нашла на одной из них металлическую коробку с красным крестом, открыла ее и достала бинты, пластырь, спирт и чистую марлю.

Линк взял одеяло, снял мокрую и грязную одежду, обернул одеяло вокруг бедер и сел на койку.

Игнорируя его великолепную грудь с манящими мускулами, завораживающими впадинами и тенями, прекрасными грудными мышцами и гладкую загорелую кожу, Карли марлей стерла кровь, сочащуюся из раны на боку.

Промыв рану как можно тщательнее, она наложила какую-то обеззараживающую мазь, обнаруженную в аптечке, и закрепила лейкопластырем толстую марлевую повязку. Удовлетворенная, что повязка продержится до тех пор, пока Линк сможет получить медицинскую помощь, Карли сняла мокрую одежду, завернулась в другое одеяло, закрепив его под мышками, и села рядом с Линком пережидать бурю.

Линк провел пальцем по ее щеке.

— Ты меня напугала. Когда я увидел, как этот гад гонится за тобой, стреляет в тебя, мне захотелось разорвать его голыми руками.

Карли снова подумала о том, насколько близко Линк оказался от смерти, и ее захватили эмоции.

— Я думала, он тебя убил.

Она сделала глубокий вдох, борясь со слезами.

Линк притянул ее к здоровому боку и нежно обнял одной рукой.

— Меня непросто убить, детка. Я узнал это в тюрьме. У Рэя Арчера не было шансов.

Она просто прижалась к нему, вдыхая его запах и стараясь не думать о том, как много он для нее значит, как сильно она стала беспокоиться о нем.

Она подумала о старом доме, который Линк так любит, и понадеялась, что тот переживет бурю. Подумала про лошадей на полях, наверное, там им безопаснее, чем в конюшнях, и помолилась о том, чтобы они нашли убежище.

Она подумала о том, что Зак потерял отца, и ее сердце преисполнилось сочувствием. Каким бы плохим ни был Рэй Арчер, он оставался отцом Зака.

Ее отвлек хриплый голос Линка.

— Знаешь, с нами все будет хорошо.

— Знаю.

Он обвел взглядом одеяло, прикрывающее ее наготу, и уголки его губ поползли вверх.

— Полагаю, сейчас не самое подходящее время, чтобы думать о сексе.

Несмотря на охватившую ее усталость, Карли засмеялась. Она была похожа на мокрую крысу, а чувствовала себя еще хуже, как будто каждая мышца в ее теле была отбита грозой.

Линк поцеловал ее в макушку.

— Солнце, почему бы тебе не прилечь и не попытаться заснуть?

Она ни за что его не отпустит, только не после того, как он чуть не умер. Не после того, как она чуть не потеряла его.

— Мне и так хорошо.

Он крепче обнял ее.

Карли никогда бы не поверила, что сможет уснуть, прислонившись к плечу Линка. Но когда она проснулась, они оба еще были живы, а ураган закончился.

* * *

Линк пошевелился, услышав грохот, который, как ему казалось, звучал в голове. Он сидел на койке, привалившись спиной к бетонной стене, под боком устроилась Карли. Он понял, что наступило утро и кто-то стучит в крышку погреба. Резкая боль в боку напомнила о прошедшей ночи, когда он осторожно отодвинул Карли, встал с койки и пошел к деревянным ступенькам.

Отодвинув засов, он откинул крышку, и свет ударил по глазам. Хоакин Сантос, его управляющий, стоял рядом с Фрэнком Марино, Диком Логаном и еще тремя мужчинами. Сзади их освещало утреннее солнце.

— Карли с вами? — спросил Фрэнк, его лицо омрачало беспокойство. Голову охватывала толстая белая повязка, заставляя рыжие волосы стоять дыбом.

— Она тут. Мы оба в порядке.

— Слава Богу.

— Что с тобой случилось?

— Когда объявили о торнадо, я поехал обратно к старому дому, чтобы забрать Карли в убежище. На полпути моя машина застряла в грязи. Когда я вышел, какой-то летящий обломок ударил меня по голове. Один из ребят нашел меня рано утром и перевязал. Мы вернулись в старый дом, но Карли там не было.

— Когда мы туда приехали, — сказал Дик, — один из моих парней заметил пикап «Тексам», так что мы догадались, что вы вместе. Мы начали поиски, но мало преуспели, пока не явился ваш Сантос и не привел нас сюда. Сказал, что вы знаете про укрытие.

— Чертовски хорошо, что знаю, — сказал Линк. К нему подошла Карли и встала рядом, подтягивая одеяло, чтобы оно не упало. Линк обнял ее за плечи и прижал ближе.

Каждый раз, глядя на нее, он вспоминал ужас, охвативший его, когда он увидел, как она выбегает из дома в смертельную бурю, когда увидел, что Арчер стреляет в нее.

Карли повернулась к Фрэнку.

— Мне следовало поехать с вами. Я очень сожалею, Фрэнк.

— Я просто рад, что с вами все хорошо.

— К сожалению, выжили не все. — Коренастый мужчина рядом с Фрэнком был одним из охранников, которые патрулировали территорию. Как и остальные, он носил оружие. — Его убило дерево.

— Мертвый мужчина — Рэй Арчер, — сказал Линк.

Мужчины знали, кто он такой, их предупреждали, что он может появиться.

— Он стрелял в Линка, — сказала Карли. — Линку надо в больницу.

— Всего лишь царапина. — Но на лицах мужчин снова появилось беспокойство. — Первым делом нужно вызвать шерифа.

— Сотовая вышка снова работает, — сказал Фрэнк. — Я позвоню шерифу и сейчас же вызову «Скорую».

Фрэнк отошел, чтобы сделать звонки.

Линку хватило одного взгляда на обеспокоенное лицо Карли, чтобы понять: бесполезно говорить ей, что с ним все будет в порядке. Кроме того, «Скорая» нужна, чтобы увезти тело Арчера. И проклятую рану на боку чертовски дергает, так что таблетка или две болеутоляющего не помешает.

Теперь, когда поисковый отряд нашел их в целости и сохранности и они составили план действий, мужчины уехали.

Через полчаса Линк и Карли вернулись в старый дом, который в основном пострадал только от дождя через открытую дверь и разбитое окно, но пережил бурю. Линк принял душ и надел джинсы и футболку, Карли сделала то же самое.

Она заново перевязала рану на его ребрах, затем они сели в гостиной, ожидая разговора с шерифом. Торнадо сформировал воронку на одном из дальних полей, но перепрыгнул старый дом, прежде чем продолжить свой разрушительный путь, к счастью обогнув город.

В прихожей было полно воды, постельное белье и ковер в главной спальне промокли насквозь. С сарая снесло крышу, но как сказал Сантос, лошади укрылись в овраге и утром снова щипали траву как ни в чем не бывало. Особняк не пострадал.

Для всех, кроме Рэя Арчера, жизнь пойдет без изменений. Теперь, когда Рэй мертв, Зака отпустят из исправительного центра с дедушкой и бабушкой. Линк знал, что Карли надеялась увидеться с ним до отъезда, но Уэллеры хотели рассказать Заку о смерти отца после возвращения домой в Сан-Антонио.

Они занялись подготовкой к похоронам, куда входила поминальная служба через несколько недель после кремации. Линк подумал, много ли человек потрудятся прийти.

Поскольку Уэллерам не терпелось попасть домой, Карли пришлось удовлетвориться разговором с Заком по телефону.

— Мы одна семья, — услышал Линк ее слова. — Это значит, что мы вместе, несмотря ни на что.

Он не слышал ответ мальчика, но Карли сказала ему, что любит и будет скучать, и утерла слезу.

Линк взял телефон.

— Зак, помнишь, что я говорил? Что бы ни случилось, мы друзья. А значит, если тебе что-то понадобится, звони мне. Хорошо?

— Как думаешь, можно я иногда буду приезжать к вам в гости?

Грудь распирало от эмоций.

— Обязательно. Карли только что узнала, что у нее есть двоюродный брат. Ты ее единственная семья. Она нуждается в тебе так же, как ты в ней.

Линк услышал облегчение в голосе мальчика.

— Я буду присматривать за ней, — сказал Зак, — обещаю.

— Молодец.

Они поговорили еще немного, потом пришло время Заку отправляться в Сан-Антонио.

Когда разговор закончился, Линк повернулся к Карли.

— Мы поедем навестить его при первой же возможности.

Она посмотрела ему в глаза, и что-то в ее чертах изменилось. После вчерашнего ранения она пристала к нему, как клей. Но после того как они покинули укрытие, он заметил перемену: скрытые попытки дистанцироваться. Буря была кошмаром. Смерть Рэя Арчера делала ужас еще сильнее. Линк сказал себе, что она не может не быть расстроенной.

— Ты не обязан, — сказала Карли. — Ты здорово отнесся к Заку, но...

— Подожди-ка. Я думал, мы согласились, что будем делать то, что лучше для мальчика.

Она глубоко вздохнула.

— Я лишь стараюсь быть практичной.

— Да?

— Да. Я думала... теперь, когда Арчер нам больше не угрожает, может быть, мне стоит вернуться домой.

Его охватило раздражение и еще одно чувство, которое он не хотел анализировать.

— А как же Эль Хэфе?

— Я не могу прятаться от него вечно. Рано или поздно мне придется иметь с ним дело.

Он хотел напомнить, что они будут иметь дело с наркобароном вместе, но, едва не потеряв ее прошлой ночью, понял, что спор — последнее, чего он хочет.

— Почему бы не отложить это обсуждение на день или два? Фуру закончат сегодня к вечеру. Я позвонил и попросил, чтобы один из моих водил пригнал ее обратно. Это значит, что мне не придется ехать в Даллас еще раз.

Она закивала.

— Это хорошо. Он сможет забрать пикап «Тексам» в город.

— Точно. Это решает наши насущные проблемы. Потом, если ты еще в настроении, завтра вечером мы посетим благотворительный бал, как и планировали.

Карли прикусила губу, но не возразила, что Линк воспринял как хороший знак. Поскольку в убежище им удавалось только на время задремать, как только шериф возьмет у них показания, он настоит на том, чтобы они отдохнули.

Он точно знал, как заставить ее забыть события ночи, а потом они смогут обняться и получить так необходимый сон.

Возбудившись от одной мысли об этом, Линк заставил себя думать о бале.

— Согласна?

— Я обещала, что пойду с тобой, — сказала Карли. — Я сдержу слово.

Слабая улыбка коснулась его губ.

— Знаешь, тебе может даже понравиться.

Она расслабилась, и выражение ее лица смягчилось.

— Знаешь что? Я собираюсь на официальный бал только для избранных с великолепным, потрясающе сексуальным мужчиной. Может, я просто буду получать удовольствие.

Линк улыбнулся. Он лично проследит за этим. За исключением работы Карли практически безвылазно сидела на ранчо. У него были планы на завтрашний вечер, грандиозные планы, и, несмотря на все, что произошло, ему не терпелось устроить для нее особенную ночь.

Линк наклонил голову и очень нежно поцеловал Карли, почувствовал ее ответ, сначала робкий, но потом она растаяла рядом с ним. Желание пульсировало внутри. Они очень подходят друг другу. Она не может этого не видеть.

Он неохотно отстранился.

— Нам нужно ехать. Шериф встретится с нами в особняке.

Карли вздохнула, на что он улыбнулся, и они пошли к двери. Хотя дорогу покрывала грязь, полноприводный внедорожник доставил их к особняку. Когда они приехали, «Скорая» уже была на месте, как и Эммет Хаулер.

Линк приготовился к неизбежной конфронтации, которой, он был уверен, шериф будет наслаждаться.

Глава 27

Пока медики обрабатывали рану, оставленную на ребрах Линка пулей Арчера, Карли ждала шерифа во внушительном кабинете, одном из немногих мест огромного каменного особняка, где ей было уютно.

Кабинет абсолютно подходил Линку, и здесь Карли чувствовала себя близкой к нему, тогда как сам особняк напоминал ей о его бывшей жене, о деньгах, которые он потратил, чтобы построить для нее дом, о власти, которую он имел. Особняк напоминал ей о том Линкольне Кейне, которым он был вне ранчо.

И усиливал все доводы, по которым она не могла позволить себе еще больше влюбиться в него.

Понимание того, насколько близко она оказалась к тому, чтобы влюбиться в него, обрушилось на Карли, подобно удару молнии, в тот момент, когда она услышала выстрел Рэя Арчера, когда поняла, что он попал в Линка.

В тот миг страх настолько овладел ею, что на несколько секунд почти ослепил. Это давало некоторое представление о том, каково будет потерять его, если она не позаботится о том, чтобы защитить себя.

Карли помнила, как потеряла свою первую любовь, Гарта Хантера, квотербека футбольной команды колледжа, который клялся ей в любви и просил выйти за него замуж, только чтобы месяц спустя бросить ее ради девушки из команды поддержки.

Или еще более болезненный внезапный уход Картера Бенсона через много лет, возвращение в реальный мир, которое погрузило ее в такие глубины страданий, что она не была уверена, сможет ли когда-нибудь оправиться.

По крайней мере так ей казалось в то время.

Ее чувства к Линку уже были намного глубже, чем то, что она испытывала к Гарту или Картеру. Если она позволит себе думать, что сможет быть частью будущего Линка, если позволит себе влюбиться в него, его уход ее уничтожит.

Ей нужно отступить, найти способ быть с ним так долго, сколько это продлится, но сохранить сердце.

Дверь кабинета распахнулась, и вошел шериф Хаулер, держа шляпу в руке. Его живот слегка нависал над кожаным ремнем. Он напоминал персонажа из комедии «Полицейский и бандит».

— Приветствую, юная... мисс Карли. Слышал, у вас выдалась весьма увлекательная ночка. Доказательством служит труп снаружи. Хотите начать с начала и рассказать мне, что произошло?

— Конечно.

Очень сжато Карли рассказала шерифу, что Рэй Арчер заявился после того, как охранникам пришлось спуститься в убежище, вломился в дом в самый разгар грозы и угрожал ей пистолетом.

— Он думал, что сможет использовать меня как разменную монету, чтобы заполучить сына.

— Где был Кейн? Я думал, вы живете там вместе.

Они с Линком обсуждали это. Линк не доверял шерифу. Она не собиралась рассказывать Хаулеру про их план оборудовать фуру «Дрейк Тракинг» устройствами слежения.

— Линк ездил в Даллас по делам. Он услышал про грозу и решил вернуться, на случай если станет хуже, что и произошло. Я просто благодарю Бога за то, что он появился до того, как стало слишком поздно.

Они разговаривали еще двадцать минут, Хаулер задавал одни и те же вопросы в разной формулировке, получая одни и те же ответы, поскольку Карли говорила правду — по крайней мере о том, что случилось во время грозы.

Потом Хаулер попросил ее выйти, пока он опрашивал Линка, который рассказал такую же историю.

Когда шериф позвал ее обратно в кабинет, Линк с хмурым лицом сидел за столом.

— Мы закончили, — сказал шериф. — Полагаю, вы также можете вернуться домой, поскольку Арчер больше не представляет угрозы.

Хаулер повернулся к Линку.

— Я знаю, что мисс Дрейк подавала заявление на опеку над мальчиком. Очень удобно, что его папаша появляется на вашей земле, а потом на него падает дерево и убивает.

Линк стиснул зубы.

— Уверяю вас, шериф, сколько бы денег у меня ни было, я не могу приказать Господу Богу обрушить дерево на человека, который мне не нравится.

Хаулер только что-то проворчал и собрал со стола бумаги.

— Могут появиться еще вопросы. Будьте там, где я могу вас найти.

Он неторопливо вышел из кабинета, и Карли накрыла волна облегчения.

— Я рада, что это закончилось, — сказала она.

Линк не отрывал взгляда от двери кабинета, которую только что закрыл за собой шериф.

— Арчер больше не проблема. — Он посмотрел на Карли. — Теперь нам нужно разобраться с Эль Хэфе.

Все облегчение как ветром сдуло.

* * *

Наступило утро субботы. Линк собрал вещи и был готов отправляться с Карли в Даллас на благотворительный бал. На ранчо работали команды, расчищая оставленные торнадо завалы и восстанавливая крышу сарая. Хорошая новость состояла в том, что из-за погоды протестующим стало не до них.

И фура, под завязку напичканная оборудованием для слежения, теперь вновь стояла в гараже «Дрейк Тракинг». Все шло своим чередом, но пока Эль Хэфе не подаст весточку или «Демоны» не выяснят его личность, больше он ничего не может сделать.

— Будет хорошо отвлечься на время, — сказал Линк. Карли подошла к нему, когда он вынес дорожную сумку и портплед с платьем из спальни в гостиную. — Когда приедем, можем немного расслабиться и подготовиться к балу.

— Наверное...

Остановившись в дверях, Карли осмотрелась кругом, как будто могла больше никогда не увидеть дом снова, и в голове Линка прозвенели тревожные звоночки.

— О чем ты думаешь? Мы пробудем в Далласе только одну ночь. Нервничаешь из-за бала?

Она пожала плечами.

— Не очень. Просто... там ты будешь другим. Не просто Линком. Ты будешь Линкольном Кейном.

Он поставил сумку на пол и подошел к Карли, положив руки ей на плечи.

— Я буду тем же самым мужчиной, с которым ты спала ночью. Тем же самым мужчиной, с которым будешь спать в Далласе. — Он наклонился и очень крепко поцеловал ее. — Тем же мужчиной, что и сейчас.

Карли сглотнула и вроде бы взяла себя в руки.

— Ты прав. Это глупо. — Она отвела взгляд. — Просто столько всего происходит.

Ему хотелось встряхнуть ее, заставить понять: неважно какой он мужчина, все равно она именно та женщина, которую он хочет. Но зазвонил его сотовый, и он отпустил ее.

Линк достал телефон из кармана.

— Кейн слушает.

— Агент ФБР Куин Таггарт. Нам надо поговорить, Кейн. Это важно.

Официальный тон Куина выдавал его раздражение.

Линку следовало позвонить, как ожидал Таггарт, дать ему что-то, даже если это была не совсем правда. Теперь выбора не оставалось.

— Мы будем в Далласе через час. Где ты хочешь встретиться?

— Может, вам с мисс Дрейк стоит прийти в штаб-квартиру ФБР? Может, там у нас лучше получится общаться?

Линка охватило нехорошее предчувствие.

— Ты же не думаешь, что это хорошая идея?

— Я думаю, мы должны обсудить вашу ситуацию. Мы ждали весточки от вас. Если вы придете, то, может, поймете, насколько все серьезно.

Не стоит злить ФБР. Ему следовало найти способ потянуть время. Как только они получат доказательства преступления, то смогут подключить федералов.

— Почему бы не встретиться у меня в квартире? — предложил Линк. Таггарт уже бывал там раньше. — Если ты припаркуешься в подземном гараже и поднимешься на моем частном лифте, тебя никто не увидит.

— Ладно. Даю вам полтора часа, чтобы добраться до города и устроиться.

— Хорошо. Увидимся там.

Линк повернулся к Карли, ненавидя то, что они не могут скрыться от проблем хотя бы на один день.

— Таггарт? — спросила Карли.

Линк кивнул.

— Встретимся с ним у меня на квартире. — Он вздохнул. — Я должен был ему позвонить, дать ему достаточно информации, чтобы задержать, пока мы не получим то, что нужно.

— Еще не поздно. Можем сделать это при встрече. Расскажем ему что-нибудь, только не о нашем плане. Ему не обязательно знать то, чего мы не хотим ему говорить.

Линк улыбнулся. Ему нравилась ее твердость, так контрастирующая с сексуальной, женственной ее частью.

— Ты права. Можем обсудить это по дороге.

* * *

Высотный многоквартирный дом на Перл-стрит в жилой части Далласа располагался рядом с районом художников, близко к парку. Карли много раз бывала в офисе Линка, но никогда в его квартире. Стоя рядом с ним в частном лифте, она ощущала, как с каждым этажом растет ее любопытство, а желудок подкатывает к горлу. Место, где человек живет, может быть зеркалом его души.

Впрочем, не в ее случае. После отъезда из Айрон-Спрингс она нигде не пускала корни. Дольше всего она оставалась на одном месте, когда жила в районе Парк-Слоуп в Бруклине, тогда она работала на рейсах Нью-Йорк—Париж из аэропорта Джона Кеннеди.

Поскольку аренда в районе была дорогой, она снимала квартиру вместе с еще тремя стюардессами, все они работали по разному расписанию.

Она познакомилась с Картером Бенсоном в маленьком местном кафе. Он был сыном известного архитектора, вырос в богатой семье. Картер учился в лучших частных школах, затем в элитном архитектурном колледже. Он работал во престижной фирме своего отца, «Бенсон и партнеры», и к моменту их знакомства уже начал делать собственное имя.

Она сильно увлеклась Картером, который обещал ей луну с неба, а вместо этого бросил. В то время боль и уязвимость от его потери были опустошительными.

Оглядываясь назад сейчас, Карли видела, что ее привлекли красота и обаяние Картера, яркие огни его успеха, а не реальные качества или что-то общее между ними.

Двери лифта открылись с тихим звоном, и Карли вышла в выложенный серой плиткой холл, а Линк с сумками шел следом. За впечатляющей стеклянной стеной простирались бескрайние виды города.

— Проходи осмотрись, — сказал Линк. — Я отнесу твои вещи в спальню.

— Хорошо.

Ей было приятно, что он так свободно приглашает ее в свое личное пространство. Карли прошла в открытую гостиную-столовую, уютную и современную, оформленную в темно-коричневой и сливочной гамме, со множеством столиков из темного дерева и предметов антиквариата. За красивым обеденным столом из темного ореха с легкостью поместилось бы восемь человек, а в разложенном виде, наверное, и все десять.

Дальше располагалась кухня: гранитные столешницы и ультрасовременные аксессуары из нержавеющей стали, включая морозильную камеру. Продолжая путешествие, Карли миновала еще одну гостиную, больше похожую на отдельную комнату, с коричневыми кожаными диванами и креслами и большим телевизором. Это явно была мужская пещера Линка.

Ей захотелось пошнырять тут, посмотреть, что она сможет узнать про него в этой комнате, но остальная часть квартиры манила. Дальше по коридору был обшитый деревянными панелями кабинет со встроенным в стену камином из черного гранита. На письменном столе стоял самый современный компьютер, а на стене висел большой экран для проектора.

Линка она нашла в главной спальне, он вешал портплед с платьем, которое она собиралась надеть на бал. Королевских размеров кровать покрывало элегантное одеяло из коричневого шелка, а кремовые и коричневые подушки заставили подумать о том, что будет позже, и внизу живота зародилось тепло.

Через приоткрытую дверь она увидела огромную мраморную ванную, прошла мимо комода, на котором стояли фотографии Линка и Бо и Линка с братом Джошем. Она взяла фотографию Линка с Джо, Линк обнимал Джо за плечи, и у нее перехватило горло. Фотография сказала ей, насколько важным был ее дедушка для Линка, отчего она почувствовала себя ближе к нему.

Шаги предупредили о приближении Линка. Он наклонился и поцеловал ее, взял за руку и потянул к двери спальни.

— Я возбуждаюсь от одного взгляда на тебя здесь, — сказал он с улыбкой. — Поскольку Таггарт прибудет в любую минуту, думаю, нам будет безопаснее в гостиной.

Карли засмеялась. Линк вывел ее из спальни и провел обратно по коридору. 

— Я купил эту квартиру после развода. Четыре спальни, каждая со своей ванной, великолепный вид из всех комнат. Но главной фишкой было вот что...

Он вывел ее через раздвижные двери столовой на прекрасную благоустроенную террасу.

— Тысяча шестьсот футов открытого пространства. Здесь я могу по-настоящему дышать.

Она осмотрела террасу.

— И отсюда тоже прекрасный вид.

— Плюс беседка с джакузи. Очень здорово, когда нужно расслабиться.

— У тебя чудесная квартира, Линк.

Он выгнул темную бровь.

— Думаешь, она мне подходит?

Карли подумала о мужской мебели, каминах, темном дереве повсюду, о красивой террасе с деревьями в кадках и пышными цветами.

— Да. Она определенно тебе подходит.

Он заключил ее в объятия.

— Это я и пытаюсь сказать тебе, Карли. Мужчина может наслаждаться разными вещами и оставаться собой. 

Наклонив голову, он поцеловал ее, сначала нежно, потом глубже. Он был крупным сильным мужчиной, и тем не менее, когда он обнимал ее, она ощущала скорее заботу, чем угрозу.

Внутри расцвело чувство намного большее, чем желание. Карли отстранилась.

— Таггарт придет в любой момент, — напомнила она.

Линк вздохнул.

— Ты права. Если повезет, он пробудет недолго.

Она не пропустила жар в его глазах, обещание того, что произойдет, когда они останутся одни. Он был таким невероятно сексуальным. Она возбуждалась от одного взгляда на него.

— Нет, если повезет, он не задержится.

Линк поцеловал ее в последний раз и отодвинул, как будто она была слишком большим искушением. В следующее мгновение зажужжал домофон, сигнализируя о прибытии посетителя.

Линк подошел и нажал кнопку.

— Полагаю, агент Таггарт?

— Верно.

— Я введу код, чтобы ты мог подняться.

Во время полета до города они выработали стратегию. Оба знали, что говорить. Карли надеялась, что этого хватит, чтобы удовлетворить ФБР до тех пор, пока они не добудут необходимые доказательства против Эль Хэфе.

Лифт прибыл, и элегантные двери из темного дерева разъехались в стороны. Карли набрала воздуха в грудь и медленно выдохнула.

«Шоу начинается», — подумала она и, бросив на Линка заговорщицкий взгляд, улыбнулась вошедшему Куину Таггарту.

* * *

Линк провел коротко стриженного светловолосого агента в комнату с диванами. Плотно сжатые губы Таггарта выдавали его недовольство. Линку нужно было, чтобы тот расслабился, почувствовал себя уютно и ослабил бдительность.

Подойдя к встроенному бару, Линк положил в три высоких стакана лед, открыл банку «Кока-колы» и налил пузырящуюся жидкость в стаканы, открыл еще банку и долил стаканы доверху. Таггарт при исполнении, он не станет пить алкоголь.

— Давай присядем и поговорим, — предложил Линк.

Они отнесли свои стаканы к дивану перед огромным телевизором с плоским экраном. Они с Карли сели на диван, а Таггарт — в глубокое кожаное кресло.

Не сделав ни глотка, Таггарт поставил свой стакан на кожаный подстаканник на журнальном столике. 

— Мы можем сразу приступить к делу, и даже не думайте говорить мне, что Эль Хэфе не звонил.

Линк откинулся на спинку дивана.

— Ты прав. Он позвонил вскоре после того, как мы разговаривали с тобой во вторник ночью... или лучше сказать в среду утром?

К счастью, наркобарону хватило вежливости подождать, пока они закончат раунд жаркого, очень удовлетворяющего секса.

— Вы должны были позвонить, — сказал Таггарт, — ввести нас в курс дела. Какого черта вы думали?

— Может быть, мы позвонили бы, если бы были уверены, что можем вам доверять. — Линк наклонился вперед и поставил свой стакан, лед звякнул о стенки. — Эль Хэфе знал, что мы связались с ФБР. Он знал, что его подставят, вот почему его люди не явились. Откуда он узнал, Таггарт? У вас утечка? Или вы просто проявили беспечность? Потому что в любом случае мы выходим из игры. Мы сказали это Эль Хэфе и говорим тебе.

Таггарт подался вперед, так что они оказались лицом к лицу.

— Ты не понимаешь, да? Вы в игре, пока Эль Хэфе в деле. Думаешь, он даст вам просто уйти?

— Ага, думаю. Видишь ли, мы заключили сделку. Он оставляет Карли и «Дрейк Тракинг» в покое, переносит свой бизнес в другое место, а мы говорим вам отвалить.

Таггарт сжал губы, молча глядя на Линка. Тот так же молча смотрел на агента.

— Это вы облажались, агент Тагарт, — сказала Карли, нарушив их молчаливое противостояние. — Если бы вы не разболтали половине двух округов о том, что происходит, все могло бы выйти по-другому. А в сложившихся обстоятельствах мы пас, как и сказал Линк.

Таггарт тихо выругался.

— Вам нужно хорошенько подумать.

— Мы уже подумали, — сказала Карли.

— И вы уверены, что хотите именно этого?

— Чертовски уверены, — сказал Линк.

Таггарт встал с кресла.

— Вы совершаете ошибку. Вы не можете этого не понимать. Дайте мне знать, когда одумаетесь. Я только надеюсь, что это случится до того, как убьют кого-нибудь еще.

Линк с Карли тоже встали. Они проводили агента к лифту, подождали, пока он войдет внутрь и двери закроются, скрывая его из вида.

— Похоже, наша стратегия действительно сработала, — сказала Карли с видимым облегчением.

— Мы только выиграли немного времени. Мы подключим федералов сразу же, как только получим необходимое.

По крайней мере таков был план. Но планы должны быть гибкими. Он научился этому много лет назад.

Самое главное — уберечь Карли. Это было его приоритетом с самого начала, и тут ничего не изменилось.

Но теперь он делал это не ради Джо.

Он делал это для себя.

Глава 28

Утро прошло. Они перекусили на террасе, наслаждаясь едой и солнцем, глядя сверху на город. Было чудесно ничего не делать, а только расслабляться и наслаждаться друг другом.

Когда подошло время бала, Линк удивил Карли, вызвав команду косметологов из ближайшего салона. Женщина по имени Хейди сделала ей восхитительный массаж, а седая леди, которую звали Бетти, — маникюр и педикюр.

Через двадцать минут прибыл Джонатан, визажист, и сделал ей макияж, следом за ним изящная парикмахер-стилист Мэнди помыла ей волосы и сделала прическу, завив локоны и зачесав их на одну сторону.

Таких ощущений Карли не испытывала со времен своих ежемесячных визитов в спа в Сан-Франциско, которые, кажется, были в прошлой жизни.

Мэнди помогла ей надеть шифоновое платье от Оскара де ла Рента насыщенного темно-синего цвета, расшитое синим бисером по тонким бретелькам и лифу. Платье облегало фигуру и струилось до самого пола простым, но элегантным силуэтом.

Карли скорее отрезала бы себе язык, чем призналась, что купила его в скромном комиссионном магазинчике на улице Сент-Оноре в Париже. Платье, которое первоначально стоило шесть тысяч долларов, продавалось там за три сотни евро.

— Теперь последний штрих.

Мэнди показала ей духи в красивых хрустальных флаконах, каждый из которых, должно быть, стоил небольшое состояние.

Карли выбрала аромат «Misia» от «Шанель» с нотками фиалок, потом вернула флакончик Мэнди.

Женщина только улыбнулась и покачала головой.

— Это подарок от мистера Кейна.

Глаза Карли защипало от слез. Она прижала дорогой хрустальный флакон к сердцу. Это чудесный подарок, он будет напоминать ей о Линке и об их элегантном вечере, и она всегда будет дорожить им.

Мэнди убрала остальные флаконы и тихонько покинула квартиру. Карли надевала темно-синие шелковые босоножки с ремешками, когда услышала тихий стук и к ней вошел Линк.

Он выглядел великолепно в черном костюме от Армани и белой сорочке с узкими складками спереди. Она возбуждалась от одного взгляда на него, пока любовалась тем, как его высокий рост и совершенное тело демонстрируют смокинг в самом выгодном свете.

— Боже, ты прекрасна. — Линк шагнул к ней, как будто только что очнулся от транса, а подойдя, поцеловал ей руку. — Спасибо, что согласилась пойти со мной сегодня. Я очень горжусь, что ты будешь рядом.

Сердце Карли забилось слишком быстро. Она попыталась сказать себе, что это всего лишь совместный выход и то, что он ее любовник, ничего не меняет.

— Спасибо за духи.

Линк наклонился и вдохнул аромат у нее за ухом.

— Это я буду ими наслаждаться. Ты пахнешь так же восхитительно, как выглядишь.

Ее лицо зарумянилось, хотя она не относилась к легко краснеющим женщинам.

— У меня есть для тебя кое-что еще.

Он протянул ей квадратный футляр синего бархата и открыл. На тонкой цепочке из белого золота блестел бриллиант огранки «Маркиз» по меньшей мере в четыре карата. Рядом лежала пара сережек, полоски бриллиантов поменьше.

Линк взял кулон, встал за спиной у Карли и застегнул замочек цепочки.

— Я видел твое платье, так что знал, что подобрать. Надеюсь, тебе нравится.

Карли коснулась бриллианта, лежавшего в ямочке на горле.

— Они великолепны.

— Я знал, чего хочу, — сказал Линк, пока она вставляла сережки. — Позвонил «Картье» и попросил прислать их.

«Картье». Ее охватило беспокойство.

— Бриллианты роскошные, но... Ты же не хочешь сказать, что это мое?

Она думала, что он взял их напрокат, как делают кинозвезды. С его связями это было бы легко.

— Конечно, они твои. Это подарок, как и духи.

Ее плечи напряглись.

— Линк, я их не приму. Как ты мог подумать? Если хочешь, я надену их сегодня, но ни за что не оставлю себе.

— О чем ты говоришь? Я могу позволить себе такой подарок и хочу, чтобы они принадлежали тебе.

— Неважно, что ты можешь позволить. Ты не понимаешь? Из-за этого я чувствую себя содержанкой. Я и так живу с тобой, по крайней мере временно. Ты дал мне кредит для бизнеса. Дорогие подарки превращают наши отношения в то, чем они не являются.

Карли видела, что он начинает закипать.

— Если я их оставлю, — упорствовала она, — мне просто придется продать их, чтобы выплатить деньги, которые я тебе должна.

Его лицо напряглось.

— Черт побери, женщина, ты самая... — Линк глубоко вдохнул. — Поскольку я хочу, чтобы этот вечер был особенным, то не буду спорить. Надень бриллианты сегодня, а завтра я их верну.

Карли испытала облегчение.

— Спасибо.

Он медленно улыбнулся.

— Ты удивительная. Если я еще не сказал этого, то говорю сейчас. А еще ты чересчур упрямая и чертовски независимая.

— А ты властный, подавляющий и слишком привык, что все должно быть по-твоему. — Подойдя ближе, она взяла его под руку. — Теперь, когда мы все выяснили, поехали на бал, прекрасный принц.

Линк рассмеялся.

Они спустились на лифте в подземный гараж. Карли не удивилась, увидев, что их ожидает длинный черный «Лимузин», чтобы умчать на благотворительный бал.

Если не считать неприятный разговор с агентом Таггартом, Карли наслаждалась каждой минутой этого дня. Но чем ближе они подъезжали к отелю, где проводился бал, тем больше она нервничала.

Это явно был важный для Линка вечер. Она познакомится с его партнером по бизнесу и лучшим другом, Бо Ризом. Ей хотелось понравиться Бо ради Линка. «Далласский вечер искусств», выручка от которого шла на исследования в области рака, был самым престижным балом в городе. Там соберутся самые сливки общества. Карли хотела, чтобы все прошло гладко, чтобы Линк гордился ею.

«Лимузин» подкатил ко входу в отель, лакей в белой ливрее открыл дверь и помог Карли выйти, следом за ней вышел Линк. Она взяла его под руку, и под сопровождение фотовспышек они пошли по красной ковровой дорожке к входу.

В животе то порхали бабочки, то его скручивало в узел. Ее жених, Картер Бенсон, зарабатывал очень большие деньги. Она встречалась с состоятельными мужчинами, но никогда не посещала настолько престижное мероприятие. Она никогда не была с мужчиной таким богатым или известным, как Линк.

Журналисты окликали Линка, когда они проходили мимо. Линк махал рукой и пару раз остановился, чтобы они могли сделать фото. У Карли душа ушла в пятки, когда она поняла, насколько он на самом деле публичный человек, и внезапно ей стало трудно дышать. Бриттани упоминала его появление в таблоидах, но до сегодняшнего вечера Карли не до конца понимала масштаб.

Она осознала, что это и есть настоящий Линкольн Кейн, а не мужчина в черной коже верхом на «Харлее». Этот мужчина носил смокинг с такой легкостью, словно простые джинсы.

Когда они вошли в фойе с мраморным полом, ее нервозность достигла нового уровня. «Адольф» — старинный далласский отель с пышным французским декором, обилием темного дерева, позолоты, широкой лестницей и картинами эпохи Возрождения на стенах.

По пути к главному бальному залу Линк несколько раз останавливался, чтобы представить ее своим знакомым. Карли улыбалась и с трудом запоминала имена, хотя всегда гордилась этим умением, когда работала стюардессой.

Сегодня она, похоже, не могла сосредоточиться, не могла успокоить свои бушующие нервы, а если она не сможет взять себя в руки, то вечер превратится в катастрофу.

Они дошли до бального зала, у входа в который стояла очередь из элегантно одетых мужчин и женщин. Карли вцепилась в руку Линка, надеясь, что он не почувствует, как она дрожит.

Линк оценивающе посмотрел на нее. Карли выдавила улыбку. Неожиданно Линк развернулся и пошел обратно по коридору, ведя ее за собой.

— Куда мы идем?

Он не ответил, просто шел дальше. На углу он свернул в другой коридор, прошел мимо женского и мужского туалетов, остановился у следующей двери и повернул ручку.

Карли ахнула, когда он затащил ее, кажется, в бельевую комнату со стопками белых скатертей, салфеток и кухонных полотенец. Чистый запах мыла и крахмала наполнил помещение, когда дверь тихо закрылась, оставив их в темноте. Линк обвил рукой ее талию и притянул спиной к себе, и Карли задрожала. Он отодвинул ее волосы в сторону и коснулся губами шеи.

— Что... что ты делаешь?

— Помогаю тебе расслабиться.

— Прямо... здесь?

— Прямо здесь.

Теплые губы прижались к ее обнаженному плечу, послав по телу волну жара.

— А как же твои ребра?

— Со мной все будет в порядке.

Он прикусил ее шею.

— Как... Откуда ты вообще знаешь про эту комнату?

Он сдвинул одну расшитую бисером бретельку платья с ее плеча.

— Я уже бывал в этом здании. — Его рука скользнула под ткань и сжала грудь, отчего в животе растеклось тепло. — Приводил ли я сюда женщину, которую хотел трахнуть? Нет.

О боже. Линк слегка сжал ее сосок, и Карли охватило желание.

— Обещаю, что не испорчу твой макияж.

Он поцеловал ее шею, сдвинул вторую бретельку и занялся другой грудью, сжимая и поглаживая ее, посылая волны удовольствия по всему телу.

Карли застонала.

— Обопрись руками на стопку белья перед собой, — мягко приказал Линк, продолжая играть с ее грудью, отчего внизу стало мокро и горячо.

В темноте она нащупала стопку скатертей и наклонилась вперед, почувствовала, как его большие руки поднимают платье вверх к талии. Линк сдвинул в сторону тоненькие серебристые трусики. Карли услышала, как он расстегнул молнию, звук разрываемой фольги, почувствовала, как в нее уперлась его твердость, и Линк оказался внутри.

Она горела от желания. Разум отключился. Она ничего не видела в темноте и могла только чувствовать. Линк схватил ее бедра, чтобы удержать на месте, и задвигался, сначала медленно, потом увеличивая ритм, подгоняя ее к оргазму. Сквозь стены просачивались далекие аккорды оркестра, и больше не существовало ничего, кроме них двоих в маленьком частном мирке.

Быстрее, глубже, сильнее. Наслаждение прокатывалось по ней пронизывающими волнами. Дыхание выходило короткими резкими вздохами.

Она услышала глубокий голос Линка в темноте.

— Ты близко. Отпусти себя.

Его слова толкнули ее через край, и Карли поглотило сладкое забытье, увлекая в блаженство. Линк последовал за ней, его тело напряглось, низкий рык прозвучал в полнейшей темноте.

Пока она успокаивалась, он притянул ее к своей груди и несколько секунд просто обнимал. Затем он натянул бретельки платья на место, опустил юбку и расправил ее на бедрах, и Карли услышала, как он застегнул молнию. Появилась узкая полоска света, когда он выглянул наружу, затем открыл дверь и вывел ее в коридор.

Ее тело было расслабленным, а разум до смешного пуст. Карли посмотрела на него. Линк нежно поцеловал ее в губы.

— Мы приведем себя в порядок, а потом войдем.

Она посмотрела на женский туалет.

— Хорошо.

Развернувшись, она скрылась за дверью.

Через несколько минут, когда она взяла Линка под руку и он повел ее обратно к бальному залу, ее больше не трясло. Все ее тело было полно энергии и в то же время полностью расслабленно.

Готовясь встретить лицом к лицу предстоящий вечер, она решила не обращать внимания на выражение легкого самодовольства на прекрасном лице Линка, пока они шли по коридору.

На ее губах играла загадочная улыбка. Может быть, он все-таки мужчина в черной коже.

Глава 29

Шесть сотен человек сидели за накрытыми скатертями столиками в элегантном бальном зале. В центре каждого столика на зеркальных подставках красовались белые с серебром цветочные композиции.

Линк вел Карли сквозь толпу, не удивляясь количеству голов, которые поворачивались ей вслед. Он знал, что она больше чем хорошенькая. Просто не понимал, что она не уступает самым красивым женщинам Далласа.

Но самое странное, что больше всего ему нравилась та Карли, какой она была на ранчо: сильная, смелая женщина, полная решимости добиться успеха в мужском мире.

Первый час еще не закончился. Взяв бокал шампанского с подноса проходившего официанта, он передал его Карли, потом взял один для себя.

— Я вижу возле нашего столика Бо. Хочу вас познакомить.

— С удовольствием, — сказала Карли. Легкий румянец после их приключения в бельевой комнате еще играл на ее щеках. Линк ощутил приступ чувства собственности, что было для него весьма необычно и немного настораживало.

Он нашел взглядом Бо, стоявшего рядом со столиком, который он выкупил. Десять мест всего лишь за тридцать две тысячи долларов. Он напомнил себе, что это на благотворительность, и повел Карли к Бо.

Его лучший друг был возмутительно красив, высокий и стройный, с густыми черными волосами и голубыми глазами. Если бы не тонкий шрам вдоль челюсти, полученный в драке со школьным хулиганом, когда они учились в средней школе, Бо выглядел бы слишком слащавым. Но и без того женщины всегда его любили.

Он вырос в богатой семье, к сожалению, совершенно неблагополучной. Мать-светская львица не обращала на него никакого внимания, отца больше волновало зарабатывание денег и его никогда не было рядом. Бо в знак протеста завел дружбу с местными хулиганами, в число которых входил и Линк.

После ограбления Бо исправился. Он только закончил колледж, когда умер его дедушка, оставив ему небольшое состояние, но не имел ни малейшего представления, что с ним делать.

Он пришел к Линку, потому что чувствовал себя виноватым, считал, что в долгу у Линка за то, что тот взял вину за ограбление на себя. Скоро их отношения босс-наемный работник переросли в партнерские. Вместе они превратили компанию в чрезвычайно успешную корпорацию, которой она была сегодня.

— Карли, это мой партнер Бо Риз. Бо, это Карли Дрейк.

— Приятно познакомиться, — улыбнулась Карли.

— Линк много о вас рассказывал, — сказал Бо.

От Линка не укрылось удивление на ее лице. Что? Она думала, что он не расскажет лучшему другу о женщине, с которой живет? Его охватило раздражение.

Бо сверкнул своей фирменной улыбкой.

— Не переживайте, только хорошее. Он говорит, у вас возникли некоторые проблемы с компанией, но вы справляетесь.

— У меня отличные работники. Мы все наладим. — Она подняла глаза на Линка, и ее лицо смягчилось. — Линк потрясающий.

Его раздражение испарилось. Карли считает его потрясающим? Она никогда не говорила ему этого.

Взгляд Бо остановился на чем-то поверх головы Карли, и Линк понял, что настал момент, которого он боялся. К Бо подошла София Айелло. Она пренебрежительно посмотрела на Линка и еще выше задрала нос, заметив Карли.

— София, познакомься с Карли Дрейк, — сказал Бо. — Карли, это София Айелло.

Та выгнула идеальную черную бровь.

— Значит, это ты. Ты работала в его офисе. Ты что, какая-то секретарша? Если думаешь, что сможешь забраться на вершину через постель, то ты глупа.

Карли сжала губы.

— Мисс Дрейк занимается бизнесом, — сказал Линк, надеясь разрядить обстановку до того, как злобная маленькая ведьма вонзит свои клыки еще глубже в Карли. — Она владеет «Дрейк Тракинг». Мы дружим несколько лет.

Более или менее.

— Я вижу.

Бо бросил на Линка многострадальный взгляд и взял Софию под руку.

— Почему бы нам не пройтись вокруг, посмотрим, какие лоты выставлены на аукцион?

София капризно фыркнула.

— Может быть, ты купишь что-нибудь для Софии, да?

— Может быть, куплю.

Бо взглядом дал понять Линку, что тот за это заплатит.

Линк только улыбнулся.

Когда они ушли, Карли, кажется, расслабилась. 

— Они продают несколько чудных картин, — сказала она, осматривая работы, выставленные в зале.

— Тема этого года — латинские легенды. Некоторые картины предоставлены для аукциона коллекционерами. Есть Диего Ривера, одна картина чилийского художника Роберто Матта, несколько картин других известных южно-американских художников.

Также были представлены керамика, скульптура и ювелирные изделия ручной работы.

— Согласно каталогу, — сказал Линк, — главный приз вечера — Ботеро, дар от фонда Велдсбурга. Оценен больше миллиона долларов.

— Ты будешь участвовать в торгах?

— Не за него. Это благотворительный аукцион, так что я куплю что-нибудь. — Он улыбнулся ей. — Может, поможешь мне выбрать?

Карли улыбнулась в ответ.

— Звучит заманчиво.

Она прогуливались по залу, приветствуя его знакомых и попивая шампанское. Линк представил ее Рэндалу Коннерсу и его жене, Андреа, которые должны были сидеть за их столиком.

Карли сказала что-то про путешествия, Андреа упомянула Париж, и через несколько секунд они уже трещали на французском, смеясь и закатывая глаза.

Линк никогда бы не подумал, что Карли знает французский, и вынужден был признать, что впечатлен.

— Я же летала из Нью-Йорка в Париж, помнишь? — объяснила она, когда он спросил. — Одной из причин, по которым меня поставили на маршрут, было знание французского.

Андреа, худенькая брюнетка, сказала что-то на элегантном языке и повернулась к мужчинам.

— Если джентльмены нас извинят, нам нужно припудрить носики. Мы скоро вернемся.

Линк улыбнулся. Карли только что была в туалете, но, как типичным женщинам, им просто необходимо пойти вместе. Он был рад, что Карли так отлично вписалась. Он на самом деле не ожидал этого, хотя по правде сказать ему наплевать. Но все равно хорошо.

Он немного побродил по залу, но не отходя далеко от столика, чтобы Карли могла найти его. Поскольку почти пришло время рассаживаться, он убедился, что их карточки находятся на другой стороне стола от Бо и Софии Айелло.

Линк подумал о повороте судьбы, который позволил ему прийти сюда с Карли, а не с испорченной итальянской моделью, и мысленно поблагодарил лучшего друга.

* * *

Через несколько минут Карли и Андреа вышли из женского туалета и направились к своему столу. Андреа Коннерс была на несколько лет старше, но совершенно не выглядела таковой, а ее золотистое атласное платье с открытыми плечами демонстрировало потрясающую фигуру. Она была веселой, и они отлично поладили.

Они почти дошли до своих спутников, когда Анди — как просила себя называть Андреа — заметила своих знакомых.

— Иди поздоровайся, — сказала Карли. — Увидимся за столиком.

Она шла сквозь блестящую толпу, на мгновение остановилась, чтобы сориентироваться и найти глазами столик Линка, когда услышала знакомый голос. Карли замерла, стараясь опознать его, глубокий, немного грубоватый, с легким испанским акцентом.

Она посмотрела на говорившего, пытаясь вспомнить человека с таким голосом, и заметила профиль незнакомого высокого черноволосого мужчины. Затем ее мозг заработал, а сердце в ужасе заколотилось о ребра.

Она знала этот голос. Произнесенные им угрозы выжжены в ее мозгу. Стараясь остаться незамеченной за группой гостей, она опустила глаза на блестящие черные лакированные ботинки. Большого размера. И носки были слегка повернуты внутрь.

Сражаясь с паникой, Карли проглотила страх и пошла, стараясь не бежать. Ей нужно получше рассмотреть его, но если он ее заметит, то поймет, что она его узнала, и это знание может привести ее к смерти.

Гости начали рассаживаться. Карли нашла глазами Линка, самого высокого мужчину около их столика. Оглядывая толпу в поисках Карли, он, должно быть, заметил ее тревогу, потому что его лицо напряглось. Он направился к ней и поймал ее руки как раз, когда она подошла к столику.

— Что? Что случилось?

Ее ноги дрожали.

— Он здесь. Эль Хэфе.

Его широкие плечи застыли.

— Ты уверена?

— Да.

Линк проводил ее на место, выдвинул стул и помог ей сесть, что было хорошо, поскольку она боялась, что ноги ее не удержат. Он сел на стул рядом с ней и взял ее за руку под столом. Из-за количества людей за столиком, они сидели очень близко и их разговор заглушал шум в зале.

— Он тебя видел?

— Нет. Не думаю. Я была осторожна. — Она глубоко вдохнула и постаралась оставаться спокойной. — Мне нужно получше рассмотреть его, чтобы мы могли вычислить, кто он.

Линк покачал головой.

— Слишком опасно. Не волнуйся, мы рассмотрим. По всему залу установлены камеры. Мы посмотрим записи, увидим, где ты стояла, когда заметила его, и все узнаем.

Ее охватило облегчение.

— Отлично.

— Мы не можем уйти прямо сейчас. Если уйдем, он может что-то заподозрить.

— Я знаю. — Она вздохнула. — Это будет самый долгий ужин в моей жизни.

Линк сжал ее руку под столом.

— Мы уйдем, как только сможем сделать это незаметно. Может быть, в конце ужина до начала аукциона. А пока я представлю тебя остальным гостям.

Карли просто кивнула. Нацепив улыбку на лицо, она повернулась к остальным сидевшим за столом, надеясь, что сможет запомнить их имена.

* * *

После ужина, пока не начался аукцион, Линк извинился, и они смогли ускользнуть. Как только они сели в «Лимузин» и поехали домой, Линк достал сотовый, открыл контакты и позвонил Россу Таунсенду.

Слушая гудки, он взглянул на Карли, которая все еще была немного бледной.

— Что случилось? — спросил Росс. Наверное, он еще работал, поскольку еще не было двенадцати.

— Сегодня Карли увидела Эль Хэфе на «Далласском вечере искусств». Нам нужно посмотреть на записи с видеокамер и узнать, кто он.

— Отлично, наконец-то нам повезло. Я поговорю с охраной отеля первым делом с утра, придумаю какую-нибудь историю, в которую они поверят, посмотрю, смогу ли провести вас туда.

— Годится. Мы ночуем в Далласе. Будем ждать твоего звонка. — Линк завершил звонок и повернулся к Карли. — Росс устроит нам просмотр видеозаписей. Мы найдем тебя на камере, опознаем Эль Хэфе, посмотрим, на каком месте он сидел, и выясним его имя.

Карли вздохнула и откинула голову на мягкое кожаное сиденье.

— Господи, я устала от этих махинаций. Разве я много просила? Всего лишь одну спокойную ночь.

— Нет, не много. — Линк обнял ее за талию и притянул к себе. — С другой стороны, если бы ты не пошла со мной на бал, то не побывала бы в бельевой комнате.

Карли засмеялась, звук окутал его, успокоив выброшенный в кровь адреналин. Когда она сказала, что Эль Хэфе там, Линку потребовалась вся сила воли, чтобы не подойти к нему, не схватить за атласные лацканы и не избить до бесчувствия. Без необходимых доказательств Линка бросили бы в тюрьму, а Карли, что еще хуже, убили бы.

«Лимузин» въехал в подземный гараж и остановился перед лифтом. После короткого подъема в квартиру, они вошли в холл. От Линка не укрылась усталость Карли и обеспокоенность на ее лице.

— Иди сюда, — мягко сказал он, и она шагнула в его объятия. — Мы найдем этого парня и остановим его. Мы с каждым разом все ближе.

Она кивнула.

— Я знаю. — Она подняла на него глаза, которые были еще голубее, чем всегда. — Отнеси меня в кровать, Линк. Не хочу думать об Эль Хэфе.

Линк нежно поцеловал ее.

— С удовольствием, солнышко.

Подхватив ее на руки, он пошел по коридору к спальне. Карли пустила голову ему на плечо, ее платье развевалось следом за ними, золотистые волосы легко, словно шелк, касались щеки. Он вдохнул тонкий аромат духов, которые купил для нее, единственный подарок, который она приняла.

Его сердце странно билось, сообщая нечто, что он не был готов услышать.

Он заставил себя сосредоточиться на настоящем, на том, что они узнали, и на том, что ждет впереди. Завтра они начнут сначала, возобновят свои усилия. Наркобарон попал к нему на мушку.

Линк был готов спустить курок.

Глава 30

Пасмурное небо рассеивало солнечные лучи. Утром в воскресенье, четвертого октября, Карли вместе с Линком вошла в отель «Адольф». В лобби их с нетерпением ждал Росс Таунсенд в брюках хаки и желтой рубашке-поло.

— Они без проблем согласились показать нам записи, — сказал Росс Линку, когда они подошли. — Оказалось, что глава их службы безопасности раньше работал в полиции Далласа. Он знает твое имя, сказал, что ты делаешь пожертвования в фонд вдов и сирот. Он все устроил.

— Отличная работа, — похвалил Линк.

Карли вместе с мужчинами прошла в помещение службы безопасности. Линк пожал руку дюжему рыжему мужчине, которого Росс представил как Марти О'Тула. Сотрудники службы безопасности сердечно поприветствовали Линка, вежливо поздоровались с Карли и оставили их просматривать видео.

— Я просмотрел все записи и определил те, на которых появляешься ты или Карли, — сказал Росс. — Большинство из них на одной камере. Марти подготовил все, чтобы мы могли просмотреть с момента открытия бального зала до окончания вечера.

Росс наклонился и щелкнул мышкой, запуская видео.

— Это надолго, — сказал Линк, придвигая пару стульев.

Карли села рядом с ним и сосредоточилась на экране. Встреча произошла вскоре после начала вечера, так что ей не потребовалось много времени, чтобы обнаружить черноволосого мужчину, называющего себя Эль Хэфе.

— Вот! Это он!

Линк нажал на «паузу» и показал на экран.

— Вот здесь ты остановилась.

— Я услышала его голос. Он показался мне знакомым, но сначала я не могла вспомнить, кому он принадлежит. Потом я вспомнила, где его слышала.

— Он стоит в нескольких футах от тебя. — Линк нажал «пуск», и запись включилась дальше. — Ты опустила голову, потом развернулась и пошла к нашему столику.

— Я смотрела на его ноги. Я ведь только их и видела. Большие ноги, слегка повернутые внутрь, как будто у него косолапость. Это точно он.

Они стали смотреть дальше. Линк увеличил изображение мужчины: густые иссиня-черные волосы, оливковая кожа, широкий лоб, длинный нос с легкой горбинкой. Он был весь в черном: черный смокинг, черная сорочка и черный галстук-бабочка.

Карли вспомнила ночь похищения, как он ударил ее, угрожал ей, его явное наслаждение этим, и ее кожа покрылась мурашками.

— Похоже, он тебя не заметил, — сказал Линк, не отрывая глаз от экрана.

Карли молилась, чтобы это было правдой. На мониторе Эль Хэфе сел за двадцать третий столик рядом с пышногрудой, одетой в черное платье блондинкой с пухлыми губами. Пока подавали ужин, Линк немного ускорил воспроизведение и замедлил, когда начались торги. Эль Хэфе ни разу не поднял табличку, но мужчина, сидевший напротив него, торговался за парочку лотов.

Линк перемотал дальше. Он следил за Эль Хэфе, когда объявили Ботеро, и, увеличив изображение, заметил, что тот заинтересовался. Когда начались торги, Эль Хэфе едва заметно кивнул, и мужчина напротив него, грузный, лысеющий, с маленьким ртом, поднял табличку. Каждый раз, когда Эль Хэфе кивал, мужчина поднимал ставку, пока картина не осталась за ним.

Как только лот объявили проданным, Эль Хэфе встал, блондинка поднялась следом, и они оба покинули бальный зал. До конца вечера их места оставались пустыми.

К тому времени как Линк выключил компьютер, Карли чувствовала себя выжатой как лимон. Они встали, и к ним шагнул Росс Таунсенд.

— Я выясню, кто купил Ботеро, — сказал он. — И узнаю имена тех, кто сидел за двадцать третьим столиком.

Линк кивнул:

— Чем скорее, тем лучше.

У входа они разделились. Парковщик подогнал «Мерседес» Линка, и они вернулись в его квартиру. Вообще-то они собирались обратно в Айрон-Спрингс, но Линк хотел дождаться нужную информацию.

Поскольку обоим нужно было заниматься бизнесом, сидеть без дела было некогда. Линк удалился в кабинет, Карли достала ноутбук, и оба принялись за работу.

* * *

Было сложно сконцентрироваться, когда в голове крутилось столько мыслей. Сидя за компьютером, Линк работал онлайн: просмотрел последние отчеты по проекту строительства шоссе в Нью-Мексико, внес пару предложений, потом ответил на электронное письмо Милли с напоминанием о предстоящем обеде с директором небольшого муниципального колледжа, который получал солидное ежегодное пожертвование.

Линк попросил Милли перенести встречу на следующую неделю и понадеялся, что ему не придется делать это еще раз. Но ситуация с Эль Хэфе накалялась, и он понятия не имел, выплеснется все через край или нет, и если выплеснется, то кто получит ожоги.

Он сделал звонок насчет завода по восстановлению шин в Плезант-Вилле, выяснил, что администрация округа будет голосовать по проекту до конца месяца. Он планировал быть там вместе с командой своих специалистов-экологов и надеялся получить необходимое одобрение.

Он разговаривал по городскому телефону, когда зазвонил его сотовый. Схватив его со стола, он увидел на экране имя Росса Таунсенда, закончил текущий разговор и приложил сотовый к уху.

— Кейн слушает.

— Я узнал все, что нужно, — сказал Росс. — Еду к вам.

Звонок прервался, и Линка охватило предвкушение. Таунсенд нашел Эль Хэфе. Теперь начнется движуха и понесется к окончательному решению, каким бы оно ни оказалось.

Всего через несколько минут зазвонил домофон, объявляя о прибытии детектива. Линк ввел код лифта и вышел в гостиную.

— Таунсенд пришел.

Карли встала с дивана, оставив ноутбук на журнальном столике.

— Он уже получил информацию?

— Определенно.

Двери лифта раздвинулись, и в квартиру вошел Росс. Он хмурился, не к добру.

Линк не стал терять время.

— Кто он?

— Его зовут Рауль Запата. Владеет отелями и сетью ресторанов фаст-фуда, все приобрел относительно недавно. Живет на участке площадью четыреста акров в безлюдном месте недалеко от Биг-Сэнди на восьмидесятом шоссе. Построил там дом около года назад. На гуглкартах выглядит как крепость. Также арендует апартаменты в Далласе.

— Это все?

— На виду немного. Он как будто появился из ниоткуда. Я узнаю больше, когда начну копать. Подумал, вы захотите знать. Я приехал лично, на случай если вы захотите принять какие-то решения.

— Хорошая работа, Росс. Вопрос в том, что нам делать с этой информацией?

Карли подошла ближе.

— Думаю, мы должны позвонить агенту Таггарту. ФБР может знать этого человека. Или, узнав его имя, они могут проверить его преступную деятельность. У них есть способы получить информацию, которых нет у нас.

— Она права, — сказал Росс. — Если вы собираетесь его остановить, вам потребуется помощь.

— Мне это не нравится. Мы уже обращались к ним, и это не закончилось ничем хорошим ни для нас, ни для них.

— Ты доверяешь агенту Таггарту? — спросила Карли.

— Таггарту — да. Даже после провала с грузом я думаю, что Куин честный человек. К сожалению, я ничего не знаю про остальных.

Наступило молчание.

Линк вздохнул.

— Хорошо, я ему позвоню. Посмотрим, получится ли передать ему информацию и не засветить нас.

Линк достал сотовый, открыл контакты и нажал номер Таггарта. Перенеся телефон в обеденную зону, он включил громкую связь, чтобы остальные могли слышать, и положил его на стол.

Фэбээровец ответил после второго гудка.

— Таггарт.

— Куин, это Кейн. У меня есть кое-что для тебя, но неофициально. Никто, кроме тебя, не должен знать об этом, ни шерифы, ни твой босс.

— Ты хочешь, чтобы я что-то скрывал от своего начальства? Ты знаешь, что это невозможно.

— Если хочешь получить информацию, то да. Я расскажу тебе, что мы узнали, но ты не должен упоминать меня или Карли.

— Это так не работает.

Линк не ответил, и Таггарт шумно выдохнул.

— Ладно, хорошо. Я найду способ не светить вас.

— Идет. Вчера вечером Эль Хэфе был на «Далласском вечере искусств». Карли его заметила. Утром мы просмотрели записи с камер наблюдения и вычислили его. Росс Таунсенд добыл имя.

Повисла долгая пауза. Слишком долгая.

— Мы уже знаем имя.

Кровь ударила Линку в голову.

— Так ты со мной играл? Вы с самого начала знали, кто он? Таггарт, я не люблю, когда меня используют. Больше не услышишь от меня ни слова.

— Подожди! Не вешай трубку! Линк, клянусь, я не играл с тобой. Мы узнали только сегодня утром. Агент Маккинли продолжает работать под прикрытием. Он сообщил имя.

— И как его зовут?

— Рауль Запата.

— Верно. Если вы знаете, кто он, то почему не арестовали?

— Потому что его личность не больше чем слух. Карли не может выдвинуть обвинения: у нее были завязаны глаза. В Техасе миллион мужчин с испанским акцентом и большим размером ноги. Кейн, чтобы арестовать его, нужны доказательства, а их у нас нет. Или ты забыл, что мы надеялись, что именно их вы поможете нам добыть.

Линк вздохнул, пытаясь успокоиться.

— Нам известно, что он владеет отелями и ресторанами. Известно, что у него в собственности земля недалеко от Биг-Сэнди и апартаменты в Далласе. Теперь скажи, что известно вам.

— Я не имею права обсуждать это дело, но скажу. На данный момент у нас нет ничего. Никаких следов криминальной активности, ведущей к Раулю Запате. Голяк.

— Тогда вам лучше поискать. Именно этим я и собираюсь заняться.

— Линк, ты не можешь этого делать. Это вмешательство в федеральное расследование.

— Хорошо, я постараюсь не путаться у вас под ногами. И советую вам сделать то же самое.

Линк нажал отбой.

— Поверить не могу, — сказала Карли. — Что нам теперь делать?

— То же, что и планировали. Вернемся в Айрон-Спрингс и будем ждать звонка от Эль Хэфе. Уверен, что ждать придется недолго.

— Мне поехать с вами? — спросил Таунсенд.

— На ранчо большая охрана. Мне нужно, чтобы ты продолжал копать. И постарайся делать это тихо. Мы не хотим, чтобы убили кого-то еще.

* * *

После полудня они отправились домой. Домой. Опять это слово. Оно заставляло Карли нервничать все больше и больше. Нельзя позволить себе считать ранчо «Черная земля» домом.

И то, что она не один раз ловила себя на таких мыслях, заставило ее осознать, насколько сильно ей нужно вернуться в собственный дом, в собственную жизнь.

Пока вертолет взлетал с площадки на крыше здания «Тексам», она думала о вечере с Линком. Помимо едва не случившегося столкновения с Раулем Запатой та ночь сделала кристально ясным еще одно: ее время с Линком ограничено.

Полдюжины женщин подходили к нему, пока они вдвоем прогуливались среди толпы, и хотя Линк обращал на них мало внимания, возможности для него найти какую-нибудь новую женщину, представляющую собой свежий вызов, никуда не денутся.

Он богатый и могущественный мужчина, красивый и умный, и потрясающий любовник. Кто откажется от такого?

Он сложный, властный и может быть да ужаса доминирующим, это правда, но она справлялась с ним. Значит, и другая женщина сможет.

Карли точно знала о мужчинах одно: с другой стороны забора трава всегда зеленее, их интерес к конкретной женщине живет не дольше, чем у мартовского кота.

Рано или поздно Линк устанет от нее и захочет заменить, и ей придется уйти.

Острая боль поселилась в области сердца. Карли опознала в ней страстную тоску. Линк был всем, что она хотела в мужчине, всем, чего никогда не находила в других. Его деньги не имели значения. Дело было в самом мужчине, который так сильно привлекал ее. В мужчине, которого она никогда не сможет получить.

И это делало его еще опаснее для нее, чем она могла представить.

Внутри разрасталась боль, которая станет только хуже, когда он уйдет. Нужно что-то делать, найти способ отыграть на шаг назад.

Карли глубоко вдохнула и усмирила эмоции. Пока ее переживания насчет Линка придется отложить. Учитывая все происходящее, ей нужно оставаться в настоящем, сосредоточиться на текущих трудностях. Покуда Эль Хэфе представляет угрозу, уйти от Линка не получится. Пока приходится иметь дело с Раулем Запатой, ей нужна защита Линка.

Карли проигнорировала тоненький голосок, который предупреждал, что глубоко в душе она просто не хочет уходить. Она хотела остаться с Линком навсегда, хотела чувствовать себя защищенной и в безопасности, как всегда рядом с ним. Как будто он ее любит.

Карли прогнала эту мысль и выглянула в окно вертолета. Они подлетали к ранчо. Обширные просторы пастбищ пересекались оврагами и извилистыми ручьями, заросшими зеленью.

Вертолет развернулся, задрожал, зависнув над асфальтированной площадкой, и винты начали замедляться. Карли вздохнула, когда дверь открылась, и они вылезли наружу.

Кроме проблем с Линком, ее ждал бизнес. Завтра понедельник. Ей позарез нужно побыть в офисе с Ровеной. Нечестно бросить подругу после всего лишь краткого инструктажа в надежде, что офис-менеджер как-нибудь сама во всем разберется.

Карли подошла к большому внедорожнику, и Линк открыл для нее дверь.

— Ты в порядке? — спросил он, вырвав ее из раздумий.

— Насколько возможно, — честно ответила она.

— Мы его достанем, — сказал Линк, пока Карли садилась на пассажирское сиденье. — Я не хочу, чтобы ты переживала.

Она не сказала ему, что Запата только одна из ее забот.

— Я знаю.

Глава 31

Сразу по возвращении домой Линк прошел в свой кабинет, сел за стол и открыл электронную почту.

Таунсенд отправил ему ссылку на гуглкарты с изображением земельного участка Рауля Запаты. Увеличив картинку со спутника, Линк заметил, что место действительно напоминает крепость, как и описывал Росс. Похожее на замок строение, еще более экстравагантное, чем придуманное его бывшей женой, стояло посреди большого участка земли, огороженного впечатляющей стеной. Вход закрывали высокие деревянные ворота.

Линк прекрасно понимал стремление охранять свою частную жизнь, но это как-то слишком. Он провел рукой по лицу. По крайней мере теперь им известно, где его искать.

Линк достал из портфеля одноразовый телефон и позвонил Тэгу Джойнеру.

— Тэг, это Кейн.

— Привет, мужик, что случилось?

— Мы кое-что нашли. Эль Хэфе зовут Рауль Запата. Что-нибудь слышал?

— Запата. Не, мужик, не слыхал. Ты уверен, что это он?

— Уверен. Живет на четырёхстах акрах недалеко от Биг-Сэнди. Владеет отелями и сетью фаст-фуда.

— Значит, отзываем награду?

— У меня есть имя и место. Деньги все еще в силе, если кто-нибудь сообщит полезную информацию.

— Хорошо. Звучит неплохо. Я пущу слух.

— Будь осторожен, дружище. Мы все еще недостаточно знаем об этом парне, чтобы предсказать его реакцию.

— Понял тебя. Будь на связи и береги себя.

— Ты тоже.

Звонок завершился. Чувствуя себя будто в клетке и раздражаясь от того, что не в силах ускорить события, Линк вышел из кабинета и прошел по коридору к открытой двери в гостевую спальню. Карли сидела за столом и работала на ноутбуке: разбиралась со счетами.

— Воскресенье еще не закончилось, — сказал Линк, привлекая ее внимание. — Не знаю, как ты, а мне нужно подышать свежим воздухом. Как ты относишься к рыбалке?

Ему бы и в голову не пришло спрашивать такое у любой из женщин, с которыми он встречался. Но это же Карли, и поскольку он любил рыбачить, попытаться стоило.

Ее лицо посияло, и она улыбнулась от уха до уха.

— Правда?

Он улыбнулся в ответ.

— Ты правда хочешь поехать?

— Конечно. — Она отодвинула стул и встала. — Джо всегда брал меня на рыбалку. Признаюсь, что не рыбачила с тех пор, как уехала из дома, и у меня не очень хорошо получается, но я с удовольствием сходила бы.

Линк посмотрел в эти прекрасные голубые глаза, и что-то внутри него дрогнуло. Он сказал себе, что это ерунда. Какой мужчина устоит против женщины, которая любит рыбалку? Но он не был дураком и знал, что все гораздо серьезнее.

Это чувство крепло с того самого дня, когда он увидел ее на кладбище, оплакивающую Эрнандеза, человека, которого она едва знала, и глубоко скорбящую по деду. Оно крепло с тех пор, когда он смотрел, как она села за руль восемнадцатиколесной фуры и заставила ее подчиниться.

Крепло каждый раз, когда он укладывал ее в кровать и погружался в ее сладкое отзывчивое тело.

Правда загорелась в его сознании большими неоновыми буквами. Карли Дрейк — его женщина.

Проблема заключалась в том, что она ему не поверит.

И пока они не разберутся с Эль Хэфе и Карли не будет в безопасности, он ни черта не может сделать, чтобы ее убедить.

Отогнав эту мысль, Линк пошел собирать снасти, а Карли — переодеваться. Она вышла из дома в джинсовых шортах с обтрепанными краями и футболке «Далласских ковбоев», волосы были заплетены в две длинные золотые косы, на ногах красовалась пара поношенных кожаных ботинок.

— Я готова.

Линк усмехнулся. Она напоминала ему Дейзи Дьюк[6] двадцать первого века и была такой хорошенькой, что ему захотелось закинуть ее на плечо, как пещерный человек, и отнести обратно в кровать.

— Ты так выглядишь, что будет чертовски сложно сосредоточиться на рыбалке, — проворчал он.

Карли засмеялась, и Линку пришлось заставлять себя думать о чем-то еще, кроме тесноты в джинсах.

— Мы возьмем «Джип», — сказал он, гадая, сможет ли найти достаточно уединенное местечко, чтобы охрана их не видела, и радуясь, что бросил в багажник одеяло.

Только они подошли к машине, как зазвонил сотовый Карли. 

— Подожди секунду. — Достав телефон из заднего кармана шорт, она прижала его к уху. — Карли слушает.

Когда ее лицо побледнело, Линк понял, что рыбалка отменяется.

* * *

— Мисс Дрейк. Приятно слышать ваш голос.

Все мышцы в теле Карли застыли. Это он. Рауль Запата.

— Полагаю, вы ждали моего звонка, — сказал он.

Дрожащей рукой Карли махнула Линку, который уже шел к ней, и повернула телефон, чтобы он тоже мог слышать.

— По правде говоря, — сказала она, — я надеялась, что больше никогда вас не услышу.

— Разве так разговаривают с партнером по бизнесу?

По ее спине пробежал холодок.

— Что вы хотите?

— У меня есть для вас груз. Инструкции, где и во сколько забрать его, получите завтра. Подготовьте машину к выезду.

— Откуда вам знать, что я не работаю с ФБР?

— Потому что вы знаете, что случилось с Эрнандезом, и достаточно умны, чтобы понимать: если не сделаете как я сказал, это случится снова.

И он отключился.

Внутри все дрожало, желудок крутило. На глазах выступили слезы и потекли по щекам.

— Я хотела поехать на рыбалку.

Линк забрал телефон из ее дрожащей руки.

— Пойдем в дом.

Когда они вошли, Линк обнял ее. Он всегда был таким надежным, сильным. Ее охватила дрожь, на этот раз от облегчения.

Линк поцеловал ее в макушку.

— Мы поедем на рыбалку, обещаю. Давай сначала успокоим тебя.

— Как думаешь... ФБР смогли бы отследить звонок, если бы их предупредили?

— Он слишком быстро отключился. Парень знает, что делает. К сожалению.

Она сглотнула и вытерла слезы. Линк отвел ее в гостиную и посадил на диван. Потом подошел к бару. Карли услышала, как он отвернул крышку бутылки, потом звук льющейся жидкости. Линк вернулся и вложил в ее руку тяжелый хрустальный стакан.

Кари выпила янтарную жидкость и ощутила, как тепло распространяется от желудка по телу. Со вздохом она откинулась на спинку дивана.

— Лучше?

— Нет. Ну, чуть-чуть. Спасибо.

Линк сел рядом.

— Ты же знаешь, мы ждали этого звонка. И контрабандный груз Запаты именно то, что нам нужно.

— Я знаю.

— Твоя фура готова. Все, что нам нужно, это убедиться, что аппаратура работает. Завтра ты, как обычно, отправишься на работу и будешь ждать звонка. Кто знает, может, Запата окажется достаточно самонадеянным и лично будет ждать в месте погрузки. Тогда мы прижмем его с первой попытки.

— Наверное...

Линк забрал из ее руки стакан, поставил его на журнальный столик и, к удивлению Карли, встал с дивана.

— А пока, раз ты одета для рыбалки, то поехали.

Она подняла голову.

— Правда?

— Да, детка, правда.

Господи, он самый потрясающий мужчина. Она подняла на него глаза и ощутила нежное, почти болезненное биение своего сердца. В этот момент она поняла, что совершила ужасную ошибку. Каким-то образом она ослабила бдительность.

И позволила себе влюбиться в него.

* * *

По крайней мере погода утром в понедельник выдалась хорошая. Солнце, низкая влажность, всего несколько облачков на ясном голубом небе. Линку надо было бы полететь в Даллас. Его ждал миллион дел, слишком важные встречи, которые нельзя отменить, разговор с Бо, совещания с сотрудниками, но слишком рискованно оставлять Карли на милость Эль Хэфе.

Запата хотел, чтобы фура «Дрейк Тракинг» выехала сегодня ночью. Именно это Линк и собирался сделать и сидеть за рулем. Это было опасно. Для Эрнандеза все закончилось смертью.

Но Запата знал, что они с Карли вместе и, может быть, даже ожидал, что Линк будет за рулем. Если следовать инструкциям Эль Хэфе, все будет в порядке.

У него не было выбора, разве что согласиться сотрудничать с ФБР и, возможно, потерпеть еще одну неудачу или рискнуть навлечь на Карли гнев Эль Хэфе.

Он поговорил с Фрэнком Марино и попросил телохранителя сопровождать Карли на работу. Линк хотел поехать с ней, но он слишком заметный человек и, поскольку они не знали наверняка, кому можно доверять, планировал подъехать после звонка Эль Хэфе или в конце рабочего дня.

А пока он сидел дома, нетерпеливо ждал и пытался работать, что оказалось невозможно.

В четыре часа дня зазвонил его сотовый. На экране появилось имя Росса Таунсенда, и беспокойство Линка только возросло.

— Нужно встретиться, — сказал Росс. — Это важно.

— Я планирую приехать в гараж «Дрейк» после пяти. Можем встретиться там.

— Годится. Я приеду, как только смогу.

У Линка оставалось больше часа, чтобы гадать, чего же хотел Росс. Определенно нечто такое, что детектив не хотел обсуждать по телефону. Но судя по тону Росса, явно нехорошее.

Без десяти пять Линк выехал с ранчо и поехал в «Дрейк Тракинг». К тому времени, как он приехал, рабочий день закончился и большинство работников разошлись.

— Линк, привет! — улыбнулась Ровена и подошла к нему, не зная о последних событиях.

— Привет, Ро, рад тебя видеть.

— Карли в кабинете. Я скажу ей, что ты здесь.

Пока Ровена ходила за Карли, Линк вышел поговорить с Фрэнком.

Телохранитель ничего не знал о звонке Эль Хэфе и усовершенствованиях фуры. Чем меньше людей в курсе, тем меньше вероятность утечки. Как только Карли получит сообщение или звонок с инструкциями, где забирать груз, Линк поведет фуру, а Фрэнк отвезет Карли на ранчо, где она будет в безопасности.

— Карли, наверное, будет работать допоздна, — сказал ему Линк. — Почему бы тебе не сделать перерыв?

— Звучит неплохо. Не помешает выпить чего-нибудь прохладительного.

Фрэнк направился в комнату отдыха водителей, а Линк вошел обратно в здание, как раз в этот момент Карли вышла из кабинета.

— На сегодня все, — сказала она. — Все хорошо?

— Росс Таунсенд едет из Далласа. Отвечу тебе после разговора с ним. А у тебя ничего нового?

Карли бросила взгляд на Ровену, которая разговаривала с одним из водителей.

— Пока нет.

— Как только все уйдут, я осмотрю прицеп. — Он показал стопку бумаг, которую принес с собой. — У меня есть подробные инструкции о том, как работает вся эта наблюдательная аппаратура. Надеюсь, что разберусь.

— Я тоже надеюсь. И надеюсь, что она хорошо спрятана и ее не заметят.

Еще бы, за такие деньги.

Когда все работники, включая Ровену, разошлись, Линк вышел и отыскал нужную фуру. К тому времени когда он убедился, что аппаратура будет работать как надо, во двор въезжал Росс Таунсенд.

Линк проводил его в здание.

— Что случилось?

— Я сам не уверен, по какой именно причине здесь. Мне нужно вам кое-что показать.

— Можем воспользоваться моим кабинетом.

Карли показала им дорогу.

Подойдя к столу в углу, Росс открыл коричневую папку, которую принес с собой. 

— Помните образец ДНК с грузовой декларации на месте преступления?

— Что с ним? — спросил Линк.

— Если помните, я прогнал ее через базу данных ДНК и ничего не совпало.

— И?

— Ну, и я подумал... если парень ввозит наркотики, то они, вероятно, поступают из Мексики или Южной Америки. Может быть, он международный преступник. Я попросил кое-кого об услуге, прогнал образец через базу данных Интерпола и бинго! Мы попали в точку.

— Значит, Запата в розыске... Где? В Мексике?

— Нет. Это кровь не Запаты. — Росс отодвинул один из листов и показал на фото. — ДНК принадлежит этому мужчине — Хассану Мохаммеду аль-Рази.

— Какого черта?

— Именно. Аль-Рази родился в Саудовской Аравии. Его отец был помощником саудовского посла в Мексике. Хассан с семьей переехал в Мексику, когда был подростком, и прожил там несколько лет до возвращения в Саудовскую Аравию. Пять лет назад аль-Рази исчез. Никто не знал, куда он делся, пока ты не нашел эту каплю крови. Понятия не имею, как он попал в Техас, но он разыскиваемый террорист, Линк. Его разыскивают за многое, начиная с взрыва грузовика на рынке в Пакистане, в результате которого погибли двадцать человек, и заканчивая взрывами на автобусной станции в Багдаде, где было шестьдесят пять жертв. Он в списке Интерпола.

— Поверить не могу.

Карли опустилась на стул.

Линк с трудом сохранял хладнокровие.

— Что за дела у Рауля Запаты с террористами?

— Это мы и должны узнать, — сказал Росс.

— Линк, мы должны позвонить в ФБР, — сказала Карли. — У нас нет выбора. Запата может переправлять террористов в страну. Наверное, именно их и придется возить «Дрейк Тракинг». Его нужно остановить до того, как это произойдет. Мы не можем рисковать жизнями других людей.

Линк стиснул зубы, чтобы не выругаться, потому что она была права. Кроме нападений одиннадцатого сентября и взрыва на Бостонском марафоне были еще теракты в Лондоне, Мадриде, Париже и Брюсселе. Чет возьми, да по всему миру.

И теперь у них есть доказательство, что в округе действует подозреваемый и, возможно, его целью являются жители Далласа или другого техасского города, а то и всей страны.

— Я позвоню Таггарту, — сказал он и повернулся к Кали. — Ты права, детка. У нас нет другого выбора.

Линк достал сотовый, но телефон Карли зазвонил первым.

«Господи, только не Эль Хэфе», — взмолился Линк. Не сейчас. Ему пришлось стиснуть зубы, чтобы не выхватить телефон у Карли и дать ей ответить на звонок.

* * *

Глядя на не определившийся номер на экране своего Айфона, Карли почувствовала, как сдавило грудь.

— Это Запата или один из его людей.

— Ответь на звонок, солнце, — сказал Линк. Выглядел он так, словно хотел схватить ее и унести прочь от опасности.

Она набрала воздуха в легкие и поднесла телефон к уху.

— Карли слушает.

— Добрый вечер, мисс Дрейк, — поприветствовал знакомый голос с испанским акцентом, хриплый, гортанный, который ни с чем не спутаешь. По спине пробежал холодок.

— Это ваш деловой партнер, — сказал Запата. — Вы готовы забрать первую партию нашего груза?

Дрожащими пальцами она сжала телефон, который держала так, чтобы было слышно Линку.

— Я не понимаю, почему вы так поступаете со мной. Почему вам так важно участие «Дрейк Тракинг»? Если вы так хорошо платите, как утверждаете, то найдутся и другие компании, которые с радостью станут выполнять ваши приказы, не задавая вопросов.

— Мне не нужны другие компании! Мне нужна «Дрейк Тракинг»! — Его голос зазвучал спокойнее. — Хотите знать почему?

Карли слышала, что ему стоит усилий держать свой нрав под контролем.

— Расскажите мне.

— Из-за Джо Дрейка! Ваш дед унизил меня. Когда я пришел к нему с простым деловым предложением, он рассмеялся мне в лицо. Никто не смеет смеяться над Эль Хэфе! Вы меня поняли? Никто!

Карли затрясло. Она почувствовала на плече большую ладонь Линка и глубоко вздохнула.

— Я поняла.

— Не уверен. Поэтому немного подстраховался.

В трубке послышалось шуршание, а потом новый голос, который полоснул по сердцу, грозя разрезать его на куски.

— Карли? Это я... Зак.

— Зак!

— Эти люди пришли домой к бабушке. Они избили Тома и заставили меня пойти с ними. Карли, мне страшно.

Она старалась говорить спокойно. Лицо Линка горело от ярости, все его тело напряженно застыло.

— Зак, все будет хорошо. Я сделаю все, что хочет Эль Хэфе, и он тебя отпустит.

«Боже, пожалуйста».

— Но...

Эль Хэфе вернулся.

— Значит, вы наконец одумались? Это хорошо. Стариков предупредили, чтобы молчали. Они ждут вашего звонка с заверениями, что с мальчиком все будет хорошо.

— Я сделаю все, что вы хотите. Только не причиняйте ему вреда.

— Слушайте внимательно. В половину седьмого вечера вы должны выехать из гаража. Лично вы, и никто другой. Поедете по девятнадцатому шоссе на юг до Уэйко, потом на юг по семьдесят седьмому до самой Виктории. Вы должны быть в закусочной «Биг Викс» не позже часа ночи. Понятно?

— Да.

— В закусочной к вам подсядет мужчина. Он скажет дорогу к нужному месту. Когда груз будет погружен, получите новые инструкции.

— А... как же Зак?

— Мальчик будет ждать в пункте назначения. Живой, если выполните все, что я скажу.

Линк вырвал у нее телефон, и Карли ахнула.

— Она не сядет за руль, — сказал он. — Фура может забрать груз и доставить его, но Карли не поведет, это сделаю я.

В ужасе от того, что из-за Линка Зака могут убить, Карли придвинулась ближе, чтобы слышать ответ Запаты.

— Думаете, сеньор Кейн, если вы богаты, то можете устанавливать правила? Машину поведет женщина — внучка Джо Дрейка. Или мальчишка вернется домой по кусочкам.

У нее скрутило живот. Она схватила Линка за предплечье, вонзив ногти в мощный бицепс, чтобы привлечь его внимание, и начала яростно кивать, чтобы он соглашался.

Когда на заднем фоне раздался крик Зака, Карли забыла, как дышать.

— Хорошо, — сказал Линк. — Фуру поведет Карли. Но я поеду с ней. Это не обсуждается. Я поеду с ней выполнять ваши поручения и верну мальчика домой.

Повисла долгая пауза, потом Запата хохотнул. Скрипучий звук прошелся по нервам, словно колючая проволока. Карли подумала, что он наслаждается тем, что такой влиятельный мужчина, как Линкольн Кейн, оказался в его власти.

— Как пожелаете, сеньор Кейн. Поездка долгая. Наверное, хорошо иметь запасного водителя. Вы с мисс Дрейк заберете груз, доставите его, куда скажут, и получите мальчика. Вы поняли?

— Да.

— Отклонитесь от плана хоть немного, и мальчишка умрет.

Запата завершил звонок.

Глава 32

Карли хотелось заплакать. Ей хотелось кричать. Бить кулаками в стену и рвать волосы на голове. Сделав вдох, она поборола эмоции и взяла себя в руки.

— Что будем делать?

Линк посмотрел на свои тяжелые часы.

— Если не возникнет проблем, дорога отсюда до Виктории займет чуть больше шести часов. Сейчас десять минут седьмого, так что время у нас есть, но немного. Первым делом надо позвонить Уэллерам, удостовериться, что они не обратились в полицию, и сказать, что мы вернем Зака.

Карли сглотнула.

— Они, наверное, в ужасе.

Дрожащей рукой она выбрала в списке контактов номер Аманды Уэллер. Горло перехватило при мысли о том, как испугался Зак.

Она посмотрела на Линка, и глаза защипало от слез.

— Можешь поговорить с ними? Я боюсь, что расплачусь, но не хочу напугать их еще больше.

Линк взял телефон, задержав ее руку в своей. Когда ответил Том Уэллер, Линк спросил, как он себя чувствует. Его избили до синяков, но в целом нормально. Линк сказал, что они собираются выполнить требования Эль Хэфе и вернуть Зака домой. Спокойным тоном он заверил их, что не позволит ничему случиться с Заком.

Карли знала, что он сделает все возможное, чтобы исполнить это обещание, но в такой ситуации нельзя быть до конца уверенным.

Она подавила подступившие к горлу истерические рыдания. Жизнь маленького мальчика оказалась под угрозой, потому что ее дедушка отстаивал принципы, в которые верил. Донна была права. Джо отказался бы платить деньги по требованию Эль Хэфе, как отказался участвовать в его преступной деятельности.

Карли судорожно вдохнула и взяла себя в руки. Для эмоций будет другое время, а пока слишком многое поставлено на карту.

До Виктории почти четыреста миль. Выбрав менее загруженный маршрут, который назвал Эль Хэфе, они смогут добраться туда к часу ночи, но пора выезжать.

— Подгоню фуру, — сказала она. — Если за нами следят, то увидят, что я за рулем, когда мы будем выезжать. 

Чуть ранее она рассказала про «Глок» под водительским сиденьем. Линк, похоже, не удивился.

— Я поговорю с Фрэнком, — сказал он. — Отправлю его к остальной охране на ранчо.

Линк пошел искать Фрэнка, а Карли заперла офис и пошла за фурой. Большой белый восемнадцатиколесный грузовик с логотипом «Дрейк Тракинг» на боку недавно помыли и заправили. Карли залезла в кабину, подвинула сиденье, чтобы ноги ровно стояли на полу и проверила «Глок» и запасную обойму. Она пристегнула ремень безопасности и завела дизель производства «Камминс», почувствовав, как взревел оживший мотор.

Коробка передач была механической. Джо был старомоден и любил дополнительный контроль над машиной. Как только Кали переключила передачу, ее охватило странное спокойствие.

Она справится. Вместе с Линком у них все получится. Они заберут груз Эль Хэфе, доставят его и вернут Зака домой. Камеры снимут хоть какие-то доказательства, необходимые, чтобы остановить угрожающего их жизням маньяка.

Она справится. И не допустит других мыслей.

Она подогнала фуру к зданию офиса, Линк открыл дверь с пассажирской стороны и запрыгнул в кабину. Ей не следовало замечать грозивший порвать рукав черной футболки огромный бицепс с татуировкой в виде колючей проволоки. Не следовало ощущать сексуальное влечение, но она ощутила.

В конце концов, она же еще не умерла.

Выезжая со двора и поворачивая на дорогу, Карли молилась, чтобы у них получилось спасти Зака и остаться в живых.

* * *

Из-за гнетущего страха за Зака первые два часа поездки показались Карли десятью. После первого часа и еще несколько раз после Линк предлагал сесть за руль. Карли сказала, что передаст ему руль в Уэйко, примерно на середине пути.

В кабине было темно, на приборной доске светились спидометр, тахометр, индикаторы топлива, температуры и масла. Они с Линком были слишком взвинчены, чтобы дремать на матрасе в спальном отсеке за сиденьями.

Может, позже...

Они проехали почти двести миль по грунтовым дорогам сельского Техаса и миновали десяток маленьких городков. После поворота на юг на семьдесят седьмом шоссе все будет примерно так же.

— Подъезжаем к Уэйко, — сказал Линк. — Впереди круглосуточный магазин. Мне не помешает чашка кофе, а тебе перерыв.

Карли кивнула.

— Определенно. От кофе тоже не откажусь.

Она притормозила, повернула на боковую улицу и въехала на заасфальтированную стоянку, достаточно большую, чтобы на ней поместилась фура.

Спрыгнув из кабины, она потянулась, разминая шею, плечи и поясницу, заперла фуру, и они с Линком вошли в магазинчик. Посетив уборную, они купили по сэндвичу, шоколадному батончику и большому бумажному стаканчику горячего кофе.

Когда они вернулись к фуре, Линк сел за руль, а Карли забралась на пассажирское сиденье. Они пристегнулись, и Линк завел двигатель. Пока фура выезжала со стоянки, они доели сэндвичи и направились дальше на юг. Линк свернул на семьдесят седьмое шоссе.

— Как ты, держишься? — спросил он, допивая кофе.

— Неплохо, наверное. Мне было бы гораздо лучше, если бы я не беспокоилась за Зака.

— У них нет причин вредить ему. Мы делаем то, что хочет Запата, и не собираемся доставлять ему неприятности.

— За исключением видеокамер и подслушивающих устройств в прицепе.

— Запата не ожидает аппаратуры слежения. Я проверял, она очень хорошо спрятана. Никто не заметит.

— Надеюсь, этот ублюдок на месте погрузки. Надеюсь, мы получим нужные доказательства, чтобы свалить его.

Линк хохотнул.

— Я тоже, но не слишком обольщался бы. Когда вытащим Зака, надо получить хоть какие-то доказательства для ФБР.

Карли вздохнула.

— Надеюсь. Линк, я хочу вернуть свою жизнь.

— Знаю, солнце. Мы это сделаем, обещаю.

К десяти вечера они уже достаточно удалились на юг от Уэйко, машин было мало, лишь изредка на встречной полосе появлялась пара фар или какой-нибудь автомобиль выворачивал на шоссе с боковой дороги.

— Ты уверена, что не хочешь поспать? — спросил Линк. — Хорошо бы отдохнуть до Виктории. Мы понятия не имеем, куда еще нам придется ехать до нужного места.

— Знаю. Может, попозже попробую, когда кофеин выветрится.

Но и через час сна не было ни в одном глазу, Карли волновалась за Зака и вряд ли заснула бы.

* * *

Миля за милей ложились под колеса фуры, а напряжение Линка все возрастало. После полуночи до Виктории оставалось еще тридцать миль. Они прибудут в точку встречи вовремя, но он не успокоится, пока не остановит фуру и не встретит человека Запаты.

Рядом дремала Карли, прислонившись головой к стеклу. Лучше бы она легла в спальном отсеке, но он не стал предлагать второй раз. Толку все равно мало, а так она хоть немного отдохнет.

Прошло еще полчаса. Впереди показались огни закусочной «Биг Викс». Линк начал тормозить, Карли шевельнулась и резко выпрямилась на сиденье.

— Мы уже приехали? Сколько времени?

— Мы даже на несколько минут раньше, — сказал Линк. — Поищи человека Запаты. 

Въехав на стоянку, он нашел место подальше от больших ртутных ламп, освещавших несколько акров асфальта, и заглушил мотор. К окнам никто не подошел, они вылезли из кабины, чтобы размять ноги, воспользовались туалетом внутри и вернулись к машине.

Из темноты вышел мужчина. Крупный, с прилизанными черными волосами и густыми усами. Линк узнал в нем того, кто угрожал Карли ножом, когда люди Запаты напали на нее у закусочной.

— Женщина поведет, чтобы я мог присматривать за тобой, — сказал латиноамериканец, направив пистолет на Линка.

— Тебе не нужен пистолет, — сказал Линк. — У вас мальчик. Мы будем слушаться.

Мужчина только хмыкнул. Линк вспомнил: Карли говорила, что его зовут Кучильо — нож — так она слышала в ночь, когда ее похитили.

Рывком открыв дверцу в спальный отсек, Кучильо залез туда и устроился на матрасе позади сидений. Линк забрался на пассажирское сиденье, а Карли села за руль, пристегнулась и завела мотор.

— Куда мы едем? — спросила она.

— Просто на юг. Я скажу, где повернуть.

Выехав на шоссе, она направила машину на юг. Через некоторое время мужчина пророкотал:

— Поверни здесь. В сторону Тиволи.

Карли повернула и поехала дальше. В Тиволи, оказавшемся не больше грязного пятна на дороге, Кучильо снова приказал повернуть, на тридцать пятое шоссе. Какое-то время они ехали по сельской местности, потом по безлюдным болотам. Хорошее место, чтобы грузить контрабанду. Или избавляться от тел.

Линк бросил взгляд на Карли. Ее тревога не уступала его.

Через двадцать миль после Тиволи Кучильо приказал свернуть на заболоченную дорогу. Линк ориентировался лишь приблизительно, знал только, что они на территории Национального заповедника Аранзас. В доказательство этому фары выхватили из темноты огромного удава длиной больше трех с половиной метров.

— Видел? — спросила Карли, когда они проезжали мимо.

— Ага. Тут полно змей. И крокодилов.

— Езжай дальше, — сказал Кучильо.

Дорога сошла на нет и уперлась в морскую бухту. Свет фар отражался от темной, мутной воды, тянувшейся далеко в ночь. Линк заметил на берегу большую резиновую лодку. Чуть дальше обратно в море уходил моторный катер.

Контрабандисты доставили свой груз. Чем бы он ни был.

— Подъезжай сюда и разверни фуру. И смотри, не застрянь в грязи.

Здесь была устроена временная круглая площадка для разворота. Карли въехала на твердую на вид почву и развернула грузовик кабиной в ту сторону, откуда они приехали. Она чертовски умело управлялась с фурой. Линк ею гордился.

— Включи огни и заглуши двигатель, — сказал Кучильо. — Москиты тут злые, как собаки, так что не открывайте окна и не вылезайте из кабины.

— Как скажешь, — ответила Карли.

Кучильо вылез из кабины, захлопнул дверь спального отсека и ушел к прицепу. Линк специально оставил подъемную дверь незапертой. Он услышал грохот, когда кто-то поднял ее, затем в прицеп закатили что-то тяжелое.

Карли наклонилась вперед и посмотрела в боковое зеркало.

— Они держатся позади прицепа, вне поля зрения. Как думаешь, что они грузят?

Линк глянул в зеркало и увидел только бок прицепа.

— Что-то тяжелое. Может, наркотики, а может еще что.

Погрузка закончилась быстро. Подъемная дверь вновь загрохотала, опускаясь, и Кучильо открыл спальный отсек. От его одежды пахло марихуаной. Он залез в кабину, держа в руках спрей от комаров, опрыскал кабину, прекратив жужжание надоедливых насекомых, и устроился на матрасе.

— Заводи машину.

Карли включила зажигание. Мотор ожил и мягко заурчал.

— Куда ехать? — спросил Линк.

— Откуда приехали. На семьдесят седьмом нет платного проезда, а значит и камер. В Ла Грейндже есть круглосуточный магазинчик. Там сможешь сесть за руль.

Кучильо зевнул.

— Я посплю. Разбудите, когда будем в Ла Грейндже. Оттуда я должен позвонить Эль Хэфе. 

Явно довольный тем, что Линк не собирается создавать проблем, он вытянул свое массивное тело на матрасе. А может, просто обкурился.

— Не делайте глупостей, иначе мальчишка умрет.

Линк встретился глазами с Карли. Они возвращаются в Даллас. Груз может быть каким угодно, от наркотиков до ядерной бомбы.

— Все будет хорошо, — тихо сказал Линк, когда Кучильо захрапел. — Мы заберем Зака и поедем домой.

Карли кивнула. Но оба знали, что могут никогда не увидеть дома.

Глава 33

В круглосуточном магазинчике Ла Грейнджа они все сходили в туалет, купили свежего кофе и вернулись в машину. Линк сел за руль.

— Езжай на север по тридцать пятому в Даллас, — велел Кучильо.

Даллас. Карли молилась, чтобы в кузове не оказалась какая-нибудь бомба.

Они не стали тратить время на заправку. Дизельного топлива хватит, чтобы доехать до города, до которого еще оставалось двести миль, и вернуться в Айрон-Спрингс. Если будет нужно ехать дальше, они могут заправиться по дороге.

Карли откинулась на спинку пассажирского сиденья. Вождение большой фуры стало привычным делом, но после двенадцати часов в дороге она вымоталась. Небо на востоке начало сереть, но Линк казался более встревоженным, чем в начале.

Карли поняла, что он готовится, мысленно настраивается иметь дело с тем, что произойдет, когда они приедут на место разгрузки.

— На развилке возьми вправо.

Кучильо опять улегся на матрас и через несколько секунд захрапел. Ужасная правда состояла в том, что, пока они не вернут Зака, им остается только выполнять его приказы.

Миля за милей Линк вел фуру к Далласу. Нервозность Карли все возрастала, прогоняя сон. До развилки осталось пара миль, половина восьмого утра, над горизонтом показалось солнце, и движение стало более оживленным.

Линк управлял фурой с легкостью опытного водителя, перестраиваясь из ряда в ряд, не снижая скорости. Учитывая плотность движения в Далласе, Карли была рада, что он за рулем.

Линк бросил взгляд на матрас за сиденьями, увидел, что Кучильо еще спит, и повернулся к Карли.

— Ты в порядке?

— Нервничаю.

Он кивнул и оглянулся на матрас.

— Лучше разбудить его. Не хотелось бы пропустить поворот к месту выгрузки. Черт знает, где оно находится.

Карли вздохнула.

— Может быть где угодно.

— Знаю. Будь осторожна. Помни, что у него пистолет.

— Поверь мне, я не забыла. — Карли повернулась на сиденье, наклонилась и слегка пихнула носком ботинка его ногу. — Кучильо... пора вставать.

Крупный латиноамериканец вздрогнул, выругался по-испански и сел на матрасе.

Он осмотрелся.

— Сверни на тридцать пятое. Не пропусти съезд.

— Было бы проще, если бы ты просто сказал, куда мы едем, — сказал Линк.

— В Ирвинг. Просто слушай и делай, что говорю.

После этого указания следовали одно за другим, грузовик съезжал с одного шоссе на другое. Благодаря плотному движению они прятались у всех на виду. Карли подумала, что именно таким и был план Запаты.

После очередной порции указаний Линк наконец-то въехал в район складов и транспортных терминалов с десятками фур. Поблизости находился аэропорт Даллас/Форт-Уэрт, поэтому в районе было много производственных площадей. Карли заметила вывеску завода компании «Фрито-Лей» и логистический центр «ЮПиЭс экспресс». Трудно поверить, что они везут контрабанду прямо в гущу всей этой активности.

Но очевидно так и было задумано.

— Поверни здесь.

Линк повернул фуру на асфальтовую площадку позади какой-то пищевой фабрики, окруженной забором из металлической сетки. Следуя указаниям Кучильо, Линк подогнал прицеп задом к погрузочной платформе и выключил двигатель.

— Пока идет разгрузка, оставайтесь здесь.

— Где мальчик? — спросил Линк.

— Я его приведу.

Огромный латиноамериканец открыл дверь спального отсека и спрыгнул на асфальт.

Карли слышала, как с грохотом открылась подъемная дверь. Через несколько секунд тяжелый груз со скрипом вытащили из прицепа. Взглянув в боковое зеркало, она заметила нечто неожиданное.

— Люди. Они вылезают сзади. Он возит нелегалов.

— И Бог знает, что еще.

Через мгновение дверь спального отсека распахнулась, и в кабину вскарабкался Зак.

— Зак!

Карли пролезла назад, чтобы обнять его. Зак вцепился в нее, и они несколько секунд держались друг за друга, пока Карли не отпустила его.

— Слава Богу, ты цел.

— Ох, как же я рад видеть вас, ребята.

У Карли перехватило горло.

— Мы тоже рады тебя видеть.

— Ты в порядке? — спросил Линк. — Они тебя не обижали?

— Я в порядке, но очень хочу домой.

— Мы тоже, — сказала Карли, зная, что, пока они не окажутся на дороге и подальше от этих людей, может произойти что угодно.

Чего она не ожидала, так это звука отцепления прицепа.

— О нет... они размыкают сцепное устройство. — В прицепе находились все собранные видео доказательства, необходимые для того, чтобы этот кошмар закончился. — Что нам делать?

Но она говорила впустую, поскольку Линк уже вышел из кабины и направился к Кучильо, который стоял в нескольких футах. Карли отстегнула ремень безопасности, сунула руку под водительское сиденье и придвинула «Глок» поближе к себе. Стекла были опущены, так что она слышала диалог.

— Вы не можете забрать прицеп, — сказал Линк. — Мы так не договаривались.

Кучильо поднял пистолет и направил его в широкую грудь Линка.

— Иди обратно в кабину. Ты можешь себе позволить купить своей женщине другой прицеп. Этот останется здесь.

— Эль Хэфе человек слова или нет? — давил Линк. — Прицеп наш. Мы забираем его домой.

С каждым враждебным словом сердце Карли колотилось все быстрее. Она хотела позвать Линка обратно, сказать ему, что они найдут другой способ.

Кабину немного тряхнуло, когда прицеп отцепили, и к ним подошел другой мужчина. Высокий, с очень темной кожей и узким носом с небольшой горбинкой. Карли узнала человека с фотографии, которую показывал Росс Таунсенд, и пульс зачастил еще сильнее, а в ушах зазвенело. Террорист. Хассан Мохаммед аль-Рази.

Должно быть, Линк тоже его узнал, потому что развернулся и пошел обратно к кабине.

— И куда это ты собрался? — спросил аль-Рази.

Линк не ответил, просто сел за руль и пристегнулся.

Когда он завел двигатель, аль-Рази подошел к окну.

— Думаешь, я дам тебе так просто уехать отсюда?

Линк не реагировал на него.

— Зак, держись за что-нибудь. Мы уезжаем.

Внутри Карли все дрожало. Радуясь, что пристегнулась, она выглянула в окно. С десяток мужчин окружили тягач, направив на кабину разнообразное смертоносное на вид оружие.

— Пора домой, — сказал Линк. Включив передачу, он начал отъезжать от платформы. Со всех сторон надвигалась стена людей, но Линк не останавливался.

Когда из ниоткуда вылетел пикап и перегородил дорогу, Линк врубил задний ход и вывернул руль, резко надавил на педаль, и тягач сдал назад. Глядя в боковые зеркала, Линк снова переключил передачу, тягач, набирая скорость, рванул назад, сбив одного из мужчин, остальные бросились в стороны. Раздались выстрелы, и металлические бока кабины прошили пули.

— Пригнитесь! — крикнул Линк, снова переключил передачу, и тягач с ревом понесся по асфальту. Автоматная очередь разбила боковые стекла, еще одна прошила спальный отсек в нескольких дюймах от головы Зака.

Скрючившись в нише для ног, Карли выдернула из-под сиденья «Глок», привстала и открыла огонь. Она ранила одного мужчину в ногу, второго в плечо, услышала, как колеса с глухим звуком переехали тело, но Линк продолжал разгонять тягач и на скорости тридцать миль в час задом прошиб ворота.

Выехав на улицу, он дернул желтый ручник и вывернул руль до упора, развернув тягач на сто восемьдесят градусов. Он отпустил ручник, снова переключил передачу, вдавил в пол педаль газа, и машина рванула по дороге.

Линк петлял по дороге, сбивая прицел преследователям, которые бежали за ними и палили как сумасшедшие. Пули били в кабину. Линк притормозил, завернул за угол и снова начал набирать скорость.

Впереди навстречу ехала автомобильная колонна. На мгновение Карли показалось, что аль-Рази вызвал подмогу, и ее снова охватил страх.

Буквы «ФБР» на боку промчавшейся мимо них машины стали самой желанной надписью в ее жизни. Колонна повернула за угол, из-за которого они только что выехали, и направилась к пищевой фабрике.

— ФБР! — закричал Зак. — Это ФБР!

Карли широко улыбнулась.

Линк не останавливался, просто ехал дальше по улицам складского района в сторону шоссе.

— Откуда они узнали? — спросила Карли.

— Понятия не имею, но чертовски рад их видеть.

Линк продолжал ехать. Они уже ехали по тридцатому шоссе в сторону Айрон-Спрингс, когда зазвонил его телефон. Линк достал сотовый из кармана и посмотрел на определитель номера.

— Это Таггарт.

Он нажал громкую связь и положил телефон на приборную панель, чтобы Карли тоже слышала.

— Вы в порядке? — спросил Куин. — Зак с вами?

— Мы в порядке, — сказал Линк. — Чертовски рад, что вы решили заглянуть на вечеринку.

— Мы бы приехали и раньше, но не знали ваш конечный пункт. Когда вы приехали, нам потребовалось несколько минут, чтобы отправить команду на место. Сейчас прибираемся. Мы взяли тринадцать мексиканских нелегалов, четверо раненых, двое убитых, включая Хассана Мохаммеда аль-Рази, который отстреливался и отправился к своим семидесяти двум гуриям. Также взяли еще двоих возможных террористов.

— Хорошая работа. Откуда вы знали, что происходит?

— Ты же не думаешь, что мы проглотили ваше дерьмо насчет расторгнутой сделки с Эль Хэфе? Мы следили за вами: Маккинли установил прослушку в офисе Карли и GPS-маячок на фуру, которую вы модифицировали. Отличная идея, кстати. Даст нам очень хорошую информацию. Еще мы поднял в воздух дрон. Тепловые датчики обнаружили людской груз в прицепе.

— Вы знали про Зака? — спросила Карли.

— Только после вчерашнего звонка. Мы понятия не имели, что его похитили. Рад, что вам удалось вытащить его оттуда. Я позвоню его опекунам и сообщу, что с ним все в порядке.

— Зак тоже им позвонит, — сказала она.

— Хорошо. Мы можем забрать его у вас сегодня днем и отвезти в Сан-Антонио.

— Круто, — сказал Зак. — Я прокачусь с ФБР.

Линк хохотнул.

— Похоже, у вас все под контролем. Долгая выдалась ночка. Мы едем домой.

— Строго говоря, нам нужны ваши заявления, но учитывая, через что вы прошли, можем разобраться с этим позже, когда приедем к вам.

— Спасибо. Кстати, что еще ввозил Запата, кроме мексиканских нелегалов и террористов?

— Извини, это секретная информация. Вопрос национальной безопасности.

Линк только хмыкнул.

— И последнее. Запата успел скрыться. Мы объявили его в розыск, но он пока на свободе. Будьте осторожны, пока мы его не поймаем.

— Хороший совет.

— Карли, вы с Заком держитесь поближе к Линку.

— Так и сделаем, — пообещала она, поскольку именно там и хотела находиться.

Тягач ехал домой, и Карли осознала, что ее неприятности с Эль Хэфе скоро закончатся. Как только это произойдет, обещание Линка ее деду будет выполнено.

Острая боль пронзила ее грудь. Сколько еще времени у них осталось? Когда он будет готов двигаться дальше?

Запретив уставшему мозгу думать об этом, она сосредоточилась на дороге в Айрон-Спрингс и мысленно возблагодарила Бога за то, что все они живы.

Глава 34

Линк настоял, чтобы на следующий день они оба взяли крайне необходимый выходной. Вчера вечером на ранчо заявились агенты ФБР, чтобы записать их показания. Таггарт конфисковал «Глок» Карли в качестве вещдока, поскольку она застрелила двух ублюдков.

К счастью, это была явная самозащита, так что обвинения ей не предъявят.

Репортажи о спецоперации были во всех новостях, пресса пела дифирамбы ФБР за предотвращение террористической атаки. Все газеты пестрели заголовками о смерти аль-Рази и аресте двух радикальных джихадистов. Поскольку расследование еще не закончилось, имена Линка, Карли и Зака не упоминались. Линк надеялся, что так будет и дальше.

Зак вернулся к бабушке с дедушкой. Таггарт организовал защиту для Уэллеров до тех пор, пока Запату не арестуют или федералы не будут уверены, что он больше не представляет опасности.

Ночь в дороге была длинной и изматывающей, день тоже оказался тяжелым. По крайней мере сегодня утром Линк мог спать допоздна. У него на груди сладко устроилась Карли, объятия привели к сонному сексу, за которым последовал совместный душ, который разогрел их с новой силой.

Теперь они оба были одеты, Карли хозяйничала на кухне, Линк в домашнем кабинете просматривал электронную почту. Работа в Далласе накапливалась, но после всего, что случилось, он не собирался уезжать. Он едва мог выпустить Карли из поля зрения.

В ту ужасную ночь в дороге что-то для него изменилось. Хотя глубоко в душе он уже знал правду, опасность, с которой они столкнулись вместе, заставила его признать, насколько Карли ему небезразлична.

Карли была сильной и упорной. Верной и смелой. Она была всем, чем он восхищался в женщинах, да и в мужчинах, если на то пошло. Карли была не просто подходящей женщиной, леди, которую он хотел видеть рядом с собой всю жизнь, он любил ее, глубоко и безоговорочно, той вечной любовью, которую не чаял испытать.

Теперь, будучи уверенным в своих чувствах, он начал строить планы. Осталось только убедить Карли.

Уловив аромат свежесваренного кофе, Линк босиком прошел по коридору, встал позади Карли и прижал ее к себе.

— Есть чашечка для меня?

Она повернулась в его объятиях и положила ладони ему на грудь.

— Возможно. Можешь попробовать подкупить меня поцелуем.

Он улыбнулся и с радостью подчинился. Тело напряглось, но время было неподходящее.

— К сожалению, нам придется вести себя хорошо, — сказал он, разрывая поцелуй. — Тэг приедет в любую минуту.

— Интересно, чего он хочет.

Ранчо все еще усиленно охранялось, поэтому охранники внешнего периметра только что позвонили. Они остановили Тэга Джойнера у ворот и спрашивали у Линка разрешения впустить его.

Взяв чашку кофе, которую налила ему Карли, он прошел в гостиную и посмотрел в окно. Тэг, который раньше бывал здесь, подъехал к крыльцу на своем красном «Харлее» с языками пламени, тяжелым мотоботинком опустил подножку и перекинул длинную ногу через сиденье.

Закинув черную кожаную седельную сумку на плечо, он поднялся на крыльцо навстречу открывшему дверь Линку.

— Рад видеть тебя, брат. — Мужчины похлопали друг друга по плечам в мужском объятии, и Линк пропустил Тэга в дом. — Что случилось?

— Есть кое-что для тебя. Если это правда, то тебе придется раскошелиться, но оно того стоит.

Карли вошла в комнату, когда Тэг открыл седельную сумку.

— Привет, Тэг, — улыбнулась она.

— Привет, Карли.

Он достал из сумки прозрачный пластиковый пакет с бумажным кофейным стаканчиком внутри и передал его Линку.

— Что это?

— Появился парнишка и заявил права на объявленную тобой награду. Ездит с «Бандитами». Хочет пятьдесят тысяч за то, что в пакете. Говорят, террорист, убитый ФБР в перестрелке, Хассан аль-Рази?

— Да?

— Говорит, Рауль Запата его брат.

Кали распахнула глаза.

— Да ладно.

Тэг показал на пакет.

— ДНК на этом стаканчике — доказательство.

Линк перевел взгляд на Карли, потом обратно на Линка.

— Где он его взял?

— В доме Запаты. Видимо, наш парень время от времени работал на него. В основном в охране, ничего незаконного, или так он говорит.

Линк поднял пакет.

— Если то, что он говорит, правда, он получит пятьдесят тысяч. Выяснение займет несколько дней, но, если это правда, он получит свои деньги.

— Я ему передам. — Тэг закрыл клапан седельной сумки и закинул ее обратно на плечо. — Думаешь, они его поймают?

— Лучше бы поймали.

Но с каждым днем Линка все больше беспокоило, что сволочь покинет страну и уйдет. Если так, над их головами всегда будет висеть угроза.

— Ну я погнал, — сказал Тэг. — Увидимся в «Джубале».

— Я должен тебе больше, чем пиво, — сказал Линк, провожая его к двери. — Подумайте, что вам нужно для клуба, и считайте, что все уже сделано.

Тэг улыбнулся и помахал рукой. Он перекинул ногу через сиденье мотоцикла, взялся за руль, завел двигатель и помчался по дороге обратно к воротам. Нечесаные темные волосы развевались за спиной.

— Думаешь, это правда? — спросила Карли.

— Это логично. Объясняет связь между ними.

— Знаешь, в голосе Запаты было что-то очень характерное. Грубый, гортанный звук, когда он произносил определенные слова. Вот почему в ночь бала я была уверена, что это он. Если его родной язык не испанский, а арабский...

— Это может все объяснить. Надо выяснить побольше о семье аль-Рази.

— Нужно позвонить Таггарту.

Он кивнул:

— ФБР получит результаты ДНК гораздо быстрее нас.

Линк взял телефон, нажал в списке контактов номер Куина и услышал знакомый голос агента.

— У меня есть кое-что для тебя, — сказал Линк.

— Нам не помешает передышка. Что случилось?

— Доказательство того, что Рауль Запата и Хасан аль-Рази братья.

— Боже.

— Именно. В обмен я хочу знать, что еще было в прицепе.

Тагагрт выругался.

— Не по телефону. Могу подъехать к тебе в середине дня.

— Хорошо. Можем встретиться в большом доме. Увидимся в полдень.

Линк завершил разговор.

* * *

Куин Таггарт прибыл в особняк ровно в двенадцать часов. Миссис Делински проводила светловолосого агента в кабинет, где ждали Карли с Линком.

— Итак, что у тебя есть? — спросил Таггарт, не теряя времени зря. Линк провел его к изысканному столику и стульям из розового дерева рядом с камином, и они сели.

Линк взял пластиковый пакет, который лежал на столешнице.

— Анонимный источник передал мне вот это. Говорит, это из дома Запаты. Утверждает, это докажет, что Запата и Хассан аль-Рази братья.

Лицо Таггарта застыло.

— Он может оказаться прав. После твоего звонка мы еще раз проверили отца аль-Рази. Похоже, у него было двое сыновей от разных матерей. Оба жили с ним в Мехико с первой женой. Со временем Хассан, старший сын, вернулся с родителями в Саудовскую Аравию, но младший мальчик, Барат, еще учился в старшей школе, у него были друзья. Он хотел остаться, и ему разрешили.

— Что с ним стало? — спросила Карли.

— Без понятия. Никаких сведений после окончания школы. Он как будто исчез.

— Значит, есть вероятность, что Барат вместе с дружками занялся наркоторговлей, — сказал Линк, — поднял немного денег, затем сменил фамилию на Запата и переехал в Техас, чтобы построить свою империю.

Куин поднял пластиковый пакет.

— Если это ДНК Запаты, это может связать его с Хассаном, доказать, что он Барат аль-Рази, и ваша версия верна. У нас нет цепочки доказательств, так что в суд с этим не пойти и идеального совпадения не будет, но это поможет понять, что мы на верном пути.

Линк откинулся на спинку, и стул скрипнул.

— Хорошо, теперь твой ход. Что было в прицепе, кроме людей?

Таггарт вздохнул.

— Это не для прессы.

— Заметано, — сказал Линк, и Карли кивнула.

— В самой глубине стояли три тяжелых деревянных ящика, каждый длиной больше пяти футов. В каждом лежал переносной зенитно-ракетный комплекс «Стингер» FIM-92 с тепловым самонаведением, ракета класса «земля-воздух», пусковое устройство, боеголовка — полный комплект.

Карли почувствовала, как кровь отлила от лица.

Линк тихо выматерился.

— Курсы самолетов из аэропорта Даллас/Форт-Уэрт проходят прямо над этой пищевой фабрикой, — сказал Куин. — Одна выпущенная с плеча ракета могла бы сбить «Боинг».

Карли стало дурно.

— Теперь, когда они контролируют богатые нефтяные месторождения на Ближнем Востоке, — продолжил Таггарт, — эти террористические группировки обладают невероятно огромными деньгами. Достаточно, чтобы снарядить армию новейшей техникой.

— И купить все что угодно от ракет до ядерных бомб, — добавил Линк, — если они смогут их достать.

— Точно.

— Как они собирались напасть? — спросила Карли.

— Множество работников этой фабрики мусульмане, часть программы переселения. Аль-Рази рассчитывал, что, если внедрить туда несколько радикалов, их никто не заметит. И это ненадолго. Судя по тому, что мы выяснили у одного из захваченных, нападение было запланировано на конец недели.

Линк медленно выдохнул.

— Аль-Рази больше не угроза, но, к сожалению, Запата все еще на свободе.

— Мы его ищем, поверь мне, — сказал Таггарт. — Через несколько часов после рейда в Ирвинге мы захватили его дом. Там была пустыня. Они вынесли все, что можно, а остальное сожгли, чтобы уничтожить любые возможные улики. Мы надеемся, что он до сих пор в Техасе, но полной уверенности нет.

Они поговорили еще немного, обменялись идеями и выразили надежду на скорое появление новой информации.

Удрученная мрачными перспективами, Карли обрадовалась, когда Линк предложил сделать перерыв и пригласил Таггарта остаться на обед.

Миссис Делински подала сэндвичи с курицей и салатом, жареный картофель, свежие фрукты и чай со льдом. Карли понятия не имела, как ей это удалось за столь короткое время, но еда оказалась изумительно вкусной.

Они ели на террасе с видом на голубую воду огромного полукруглого бассейна.

Наслаждаясь мягкой погодой начала октября, они почти закончили обедать, когда на них напали.

Глава 35

— Похоже на вертолет, — сказал Куин. — Собираешься в Даллас?

— Не сегодня.

Линк разглядел вдали вертолет, приближавшийся к ранчо с юга.

Он посмотрел на особняк и увидел, как в раздвинутые французские окна вбегает Дик Логан.

— На нас напали. Не знаю кто, примерно тридцать вооруженных мужчин.

— Запата, — сказал Линк, ни секунды не сомневаясь.

— Я вызову подмогу.

Куин достал телефон, но федералы слишком далеко. К тому времени как они сюда доберутся, бой может уже закончиться.

— Они зашли сзади, — сказал Дик. — Ранили пару охранников, патрулировавших дорогу. Эти ребята едут на армейских «Хамви». На одном установлен тяжелый пулемет. Черт, на другом миномет! Линк, я отзываю своих людей. Нам нужно организовать линию обороны.

— Где сейчас люди Запаты?

— Перестраиваются, готовятся к полномасштабному штурму. Черт, кто они?

— Возможно, ИГИЛ. Или «Аль-Каида», или другая организация. Оказалось, что Запата связан с террористами.

— Твою мать.

— Особняк из прочного камня. Почему бы не организовать оборону здесь?

Дик взглянул на роскошный каменный особняк.

— Ты уверен?

— Чертовски. Заноси своих раненых внутрь и спусти их в подвал. Миссис Делински раньше работала медсестрой.

Дик развернулся и побежал к своим людям. Линк повернулся к Карли и взял ее за плечи. Она выглядела бледной, но упрямо стиснула зубы.

— Карли, солнце, собери миссис Делински и остальной персонал и отведи их в подвал, чтобы не попали под пули.

— Поверить не могу.

— Давай, детка.

Она кивнула, развернулась и побежала в дом. Линк с Куином вошли следом. Они остановились в семейной гостиной. Линк слышал, как Карли отдает приказы, видел, как экономка бежит открывать дверь, чтобы впустить садовников.

— В кабинете стоит оружейный сейф, — сказал Линк Куину, шагая в том направлении. — У меня есть «Найтхок» сорок пятого калибра для защиты, маленький триста восьмидесятый и пара охотничьих ружей.

Куин достал пистолет из кобуры на ремне.

— Стандартный фэбээровский «Глок-23» сорокового калибра.

Он нажал защелку магазина, проверил его, вставил обратно и сунул пистолет в кобуру.

— ФБР в пути, — сказал Куин. — Шерифа предупредили. Через несколько минут должны подъехать несколько помощников.

— Хаулер идиот. Повезет, если его людей не перестреляют.

Они как раз выходили из кабинета, когда распахнулась входная дверь и мраморный холл заполнили люди в камуфляже и тактических жилетах с Диком Логаном во главе.

— Мендез, Коннерс, Уош и Циско, занимайте окна по фасаду. — Дик показал в ту сторону. — Эш и Кастильо, отнесите раненых вниз, потом с Брюстером и Финном прикрываете тыл.

Дик повернулся к Линку:

— Кейн, ты со мной. Займем столовую.

Линк не стал спорить. Логан бывший спецназовец, он знает, что делает, и ему платят за защиту ранчо и его обитателей.

— Встретимся там, — сказал Линк, пожалев о том, что дал Марино два выходных, хотя тот их заслужил. Войдя в кабинет, он открыл оружейный сейф и достал оружие, проверил магазин «Найтхока» и сунул его за пояс джинсов.

Когда вбежала Карли, он не стал говорить ей ждать в подвале с остальным персоналом, поскольку прекрасно понимал, что это бесполезно. Вместо этого он дал ей пистолет триста восьмидесятого калибра.

— Или это, или ружье.

Она взяла маленький пистолет, сунула его в карман джинсов и схватила ружье, старую модель калибра 30-06.

— Я возьму оба.

Линк улыбнулся и, не удержавшись, притянул ее к себе для короткого страстного поцелуя.

— Держись поближе, — сказал он, и Карли кивнула.

Линк схватил оставшийся винчестер, который хранился на ранчо с незапамятных времен. Таггарт отправился в гостиную, а они с Карли побежали в столовую, где Дик опрокинул на бок огромный стол из красного дерева и подвинул его к окну.

Карли, так же, как и Дик, оглядела роскошную отделку.

— Когда эти парни начнут стрелять, они разрушат твой дом.

Линк сверкнул улыбкой.

— Ага, какая жалость.

Карли засмеялась. Ему не верилось. На них надвигается армия Запаты, над головой кружит вооруженный Бог знает чем вертолет, а дом вот-вот начнет рушиться вокруг нее, а она смеется. Если бы он уже не любил ее, то сейчас влюбился бы по уши.

Они подтащили к окнам пару тяжелых деревянных стульев, опрокинули их и стали ждать.

— Готова? — спросил Линк.

— Нет. — Карли подняла ружье, выбила стволом стекло и устроила оружие на подоконнике. — Теперь готова.

Линк улыбнулся уголками губ. Ему захотелось признаться ей в любви. И он едва не выпалил слова, но тут застрочил пулемет и окно над их головами разнесла очередь. Осколки стекла разлетелись по всей столовой.

Дик открыл ответный огонь из полуавтоматической винтовки. Линк слышал, что по дому стреляют с разных сторон, слышал ответные выстрелы из гостиной, бильярдной, дамского салона и комнат в задней части дома.

Бой начался. Теперь им нужно только выжить до прибытия кавалерии.

Линк сел на корточки у окна и начал отстреливаться.

* * *

Ко времени прибытия ФБР дом превратился в груду руин. Из-за ограниченного количества патронов Карли тщательно целилась из ружья, сумела ранить одного из нападавших в плечо так, что его развернуло на месте, а другого в колено. Линк сбил вертолет парой прицельных выстрелов через каплевидное остекление в нижней части кабины, ранив пилота, который завалился на панель управления.

Плохо только, что перед взрывом вертолет врезался в особняк, разрушив несколько спален на втором этаже и устроив небольшой пожар.

— У этих ребят чертовски хорошее снаряжение, — сказал Дик, пригнувшийся у соседнего окна. — Но они не так хорошо натренированы, как мои парни.

Пригнувшись под пулеметной очередью, он по-пластунски пополз из столовой проверить своих людей.

В ходе боя залп из миномета разметал прачечную и разрушил заднюю стену кухни. Кто-то из людей Дика позаботился о «Хамви», на котором стоял миномет, быстро пристрелив водителя и стрелков и устранив угрозу дальнейших разрушений.

Второй «Хамви» взорвался, когда один из парней Дика бросил гранату в водительское окно.

Услышав шум винтов, Карли посмотрела наверх.

— ФБР, — сказала она, прочитав жирные буквы на боку. — Слава Богу.

Линк приподнял голову, чтобы выглянуть в окно. Кроме вертолета, к особняку с разных сторон приближались машины Иммиграционно-таможенной полиции и Управления по борьбе с наркотиками, окружая быстро тающую армию Запаты.

После этого все закончилось довольно быстро, сотрудники спецслужб взяли под контроль нападавших, которые попадали на колени, подняв руки. Карли молилась, чтобы Запата оказался среди них.

Шериф прибыл после боя, что Линк назвал подарком судьбы. Агент Таггарт присоединился к своим людям, а солдаты Дика, защищавшие особняк, сложили оружие и вышли к Дику и остальным охранникам.

Кто-то сообщил новости персоналу, они вышли из подвала через внешний выход и теперь собрались на бетонной площадке рядом с бассейном.

Приехала пара «Скорых». Пожарные тоже были в пути, огонь в дальнем торце особняка еще горел, и дым стелился вниз по лестнице.

Линк задержался в кабинете, чтобы забрать кое-что из дорогих ему вещей, а Карли осталась помочь.

— Не думаю, что огонь доберется так далеко, — сказал Линк, — но тут не угадаешь. Здесь парочка моих любимых первых изданий и фотографии.

Фото Бо, брата Джоша и несколько других памятных снимков, стоявших на книжных полках.

Линк сложил все в свой кожаный портфель.

— Пойдем отсюда.

Карли успела сделать лишь пару шагов в сторону двери, когда ее остановил знакомый голос. Резную деревянную дверь кабинета загораживал Барат аль-Рази, он же Рауль Запата, он же Эль Хэфе.

— Никуда вы не пойдете, — сказал Запата. — Вы с Кейном никогда не выйдете из этого дома.

* * *

Линк должен был это предвидеть, должен был догадаться, что парень вроде Запаты не сдастся без борьбы.

В черном тактическом жилете поверх армейского камуфляжа, Запата направил на них большой пистолет сорок пятого калибра, но Линка беспокоило не оружие. Его больше волновала маниакальная улыбка на лице преступника и граната, которую тот сжимал в руке.

— Вы умрете здесь — оба! Из-за вас, неверные собаки, я не справился с заданием, которое поручил мне Аллах. 

Он закашлялся, когда в комнату просочился дым и устремился к небу.

— Аль-Рази, у вас еще есть шанс, — спокойно сказал Линк, задвигая Карли себе за спину. — Если уйдете сейчас, сможете скрыться и попытаться снова.

Аль-Рази плюнул на пол.

— Вы сдохнете, а потом я уйду.

Линку следовало догадаться, что Карли тоже не собиралась сдаваться. Как только Запата выдернул кольцо и бросил гранату на пол, она выхватила свой маленький пистолет и выстрелила. Пуля пробила горло Запаты, он завизжал и схватился за шею.

Линк схватил гранату, отбросил ее прочь и, схватив Кали, бросился под прикрытие тяжелого письменного стола из розового дерева. Раздался взрыв, Карли громко закричала. Металлические осколки вонзились в оштукатуренные стены и стол, осыпав комнату смертельным дождем. От контузии у Линка зазвенело в ушах, но металл не пробил толстую столешницу.

Карли лежала под ним, дрожа и вцепившись в его плечи. Линк слез с нее, быстро проверил, не ранена ли она, краем глаза уловил кровавое месиво, когда-то бывшее Эль Хэфе, и встал на ноги.

— Он мертв? — спросила Карли. Дверь распахнулась, и в кабинет ворвались Таггарт и с полдюжины агентов ФБР.

— Он мертв. — Линк взял ее за руку, помог подняться и обнял. — А мы все еще живы.

Держа пистолет наготове, Куин осмотрел разрушения.

— Господи, что тут произошло?

Линк кивнул на кровавое пятно.

— Запата, аль-Рази, или как его еще звали, больше нас не побеспокоит. — Линк встал перед Карли, загораживая вид. Незачем ей такие жуткие воспоминания. — Пойдем отсюда.

Когда они выходили из кабинета, подъехали пожарные машины. Пожарные развернули шланги и забрались на крышу. Линк обнял Карли за талию и, прижимая к себе, вывел из задымленного и изрешеченного пулями особняка. Пламя лизало потолок гостиной. Поток воды из большого пожарного шланга врывался в окно, заливая бархатные драпировки, диваны и стулья.

Все кончилось, и им больше ничего не угрожало. А проклятый особняк пусть сгорит ко всем чертям.

Глава 36

После перестрелки в особняке прошло два дня. Утром Линк полетел в Даллас, а Карли поехала на работу. Было здорово обходиться без телохранителя.

Учитывая все сложности, Ровена великолепно справлялась с работой, управляя «Дрейк Тракинг» практически в одиночку. Сегодня утром они проверяли грузовые декларации, переделывали расписание и вообще возвращали все в обычное русло.

День пролетел быстро, и они с Ровеной много успели. После шести вечера Карли вернулась в дом на ранчо.

Линк еще не прилетел, что было ей на руку. Пришло время собирать вещи и возвращаться к себе домой. Это нужно сделать. Больше не было причин оставаться у Линка. Не было предлога каждую ночь спать в его постели.

Пора возвращаться в реальный мир, к собственной жизни. Чем дольше она будет тянуть, тем больше все усложнит, Линку будет неловко, если ему придется просить ее съехать.

Сердце сжалось от боли. Карли не представляла, что будет так трудно. Она уже собрала один чемодан и занималась вторым. Вдоль стены в гостевой комнате все еще стояли картонные коробки с одеждой, которые Линк велел перевезти сюда после того, как Арчер разгромил ее дом.

Она попросит отправить их ей, когда у него будет время.

Карли оглядела хозяйскую спальню. Все от мужской деревянной мебели до кровати королевских размеров напоминало о Линке. В воздухе витал аромат его лосьона, напоминая об их первой встрече, о том, каким невероятно красивым он выглядел в тот день, как сильно ее влекло к нему.

Она вспомнила, как они впервые занялись любовью, подумала о страсти, которая, кажется, всегда искрила между ними. Горло перехватило, когда она подошла к комоду и взяла хрустальный флакон с духами, которые он купил ей в ночь бала. Прижав духи к сердцу, она ощутила тоску.

В углу стояли его мотоботинки. На стуле висела черная футболка. Все в комнате напоминало ей о Линке, напоминало о том, почему она так безрассудно влюбилась в него.

Напоминало о том, почему ей давно пора уйти.

Карли услышала знакомые шаги в коридоре, и грудь словно придавило тяжелой плитой. Она надеялась закончить и быть готовой к отъезду до того, как он вернется, но ей еще оставалось уложить один чемодан и туалетные принадлежности.

— Карли? — позвал Линк.

— Я тут!

Она выпрямилась и напомнила себе говорить кратко, чтобы он не догадался, что ее сердце разбивается на кусочки.

Линк вошел улыбаясь. В темно-синем костюме, который надел на работу эти утром, он выглядел совершенством. Он увидел чемоданы на кровати, и улыбка растаяла.

— Что ты делаешь?

— Собираю вещи, — беспечно ответила Карли, молясь, чтобы он не уловил дрожь в ее голосе. — Пора мне возвращаться домой.

Его улыбка вернулась. Стряхнув пиджак, Линк отбросил его, расслабил галстук, подошел сзади к Карли и прижал ее к груди.

— Я не хочу, чтобы ты возвращалась домой. Хочу, чтобы осталась здесь со мной.

Она знала, что он станет возражать. Он хотел, чтобы она осталась... но надолго ли?

Когда она не ответила, он развернул ее лицом к себе.

— Карли, я хочу, чтобы ты осталась. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

Ее сердце сбилось с ритма. На мгновение она решила, что неправильно расслышала его.

— Что?

Она не ожидала от него таких слов.

— Я люблю тебя. И хочу, чтобы мы поженились. Я собирался сделать предложение как положено. Обещаю, что сделаю это позже, но не хочу больше ждать.

У нее кружилась голова.

— Ты... ты серьезно?

— Конечно серьезно. — Линк нахмурился. — Я думал, ты обрадуешься.

— Не знаю... я никогда не думала, что тебе в голову придет жениться на мне. — Она посмотрела в любимое лицо. — Ты Линкольн Кейн. Ты можешь заполучить любую женщину, какую захочешь. Я не королева красоты. Не модель с обложки «Вог». Я всего лишь внучка водителя грузовика из Айрон-Спрингс.

Его голос смягчился.

— Карли, ты женщина, которую я люблю. Женщина, с которой я хочу провести остаток жизни. — Линк провел пальцем по ее щеке. — Я видел тебя с Заком. Мы можем родить детей, создать семью.

Карли посмотрела в его прекрасные зеленые глаза с золотистыми крапинками, и волна любви накрыла ее с такой силой, что она едва устояла на ногах.

Взяв себя в руки, она покачала головой.

— Браки всегда распадаются. Тебе ли не знать. Посмотри, что случилось с тобой. Три года, и все закончилось. Посмотри на своих родителей. Я даже не знаю имени своего отца. Даже у Джо ничего не вышло.

— Брак зависит от людей, — возразил Линк. — Мы с тобой подходим друг другу. У нас все получится.

Карли дрожала. Ей так сильно хотелось поверить ему. Больше сего на свете она хотела выйти замуж за Линкольна Кейна.

Но что, если у них не получится? Что, если через несколько лет, или даже месяцев, он ее бросит? Она этого не переживет. Она слишком сильно любит его и не сможет вынести такую боль.

А если у них будут дети? Она не хотела растить ребенка одна. Она знала, каково жить такому ребенку.

Но если все получится? Что, если у них правда есть шанс быть счастливыми?

— Мне просто... мне нужно время. Я не ожидала, что ты сделаешь мне предложение. Я-я должна быть уверена, что это правильное решение, правильное для нас обоих.

Линк выпрямился и расправил мощные плечи.

— Тебе не нужно время, Карли. Это простой вопрос. Или ты меня любишь и хочешь выйти за меня, или нет. Достаточно простого «да» или «нет».

Карли подумала о Джо, подумала о Линке и королеве красоты, на которой он был женат раньше, подумала о Гарте Хантере и Картере Бенсоне, мужчинах, которые говорили, что любят ее.

— Я... все не так просто.

У него на скулах заходили желваки.

— Вообще-то просто.

Отвернувшись от нее, Линк направился к двери.

— Можешь оставаться здесь столько, сколько хочешь. Просто позвони Милли, когда уедешь, и сообщи ей.

— Линк, пожалуйста...

Он достал из кармана брюк голубую бархатную коробочку и положил ее на комод.

— Продай это. Используй деньги, чтобы оплатить часть своего займа.

Развернувшись, он вышел из спальни.

— Линк! — Карли побежала следом. — Линк, подожди!

Она бежала за ним по коридору, повторяя его имя, но Линк, не останавливаясь, вышел из дома, сел в свой внедорожник и завел двигатель.

— Линк! Подожди! Прошу, не уезжай!

Линк переключил передачу и выехал на грунтовку, из-под колес брызнул гравий. Сердце Карли болело и пульсировало, словно рана. Слезы градом катились по щекам.

— Линк... — прошептала она, когда автомобиль исчез из вида. — Я так сильно тебя люблю.

Из горла вырвался пронзительный крик, когда ее пронзила новая волна боли, разрывая на куски и охватывая все тело.

«Что я наделала? — подумала Карли. — Что же я наделала?»

Ей не пришло в голову поехать за ним. Она не могла сказать ничего, чтобы все уладить, чтобы заставить его понять.

Никак не могла бы объяснить ему, что она боялась выходить за него, потому что до смерти боялась его потерять. Боялась сильнее всего.

Глава 37

Бо Риз быстрым шагом вышел из лифта на этаже для руководства «Тексам Энтерпрайзис». Проходя через приемную, он помахал секретарше рукой, но не пошел в свой кабинет. Вместо этого он отправился искать Милли Уайтлоу, личную помощницу Линка.

Возле ее стола Бо остановился.

— Где он?

Из-за компьютерного монитора показалась темноволосая голова Милли. Ее обеспокоенное лицо сказало ему то, что он и так уже понял: случилось что-то плохое.

— Я знаю, что он в Далласе, — сказал Бо. — Разговаривал с пилотом, который его доставил. Но он не дома. Он не берет сотовый. Какого хрена тут происходит?

Милли встала из-за стола и отвела Бо подальше, чтобы не услышал никто из сотрудников.

— Бо, он в своих апартаментах. Уже целых два дня.

— Что за херня?

— Это из-за Карли. Он сделал ей предложение, а она отказалась.

Бо покачал головой.

— Я в это не верю. Я видел их вместе. Она без ума от него.

— Я знаю.

Глаза Милли наполнились слезами. Она заморгала, чтобы не расплакаться, что еще сильнее обеспокоило Бо.

— Я не знаю, что произошло, — сказала Милли. — Я никогда не видела его таким, за все время, что работаю у него.

Бо протиснулся мимо нее, открыл дверь в кабинет Линка, затем подошел к отделанной панелями стене, открыл дверь и вошел в прилегающие апартаменты.

В противоположном углу комнаты на кожаном диване карамельного цвета развалился Линк с пустой бутылкой бурбона в руке.

— Что за хрень? Последний раз ты напивался еще до тюрьмы.

Застонав, Линк сел на диван и поставил пустую бутылку на пол.

— Ты так сильно ее любишь? — спросил Бо.

Мятая белая рубашка была расстегнута до пояса, галстук пропал. Он явно не снимал темно-синие брюки несколько дней.

— Я люблю ее, — сказал Линк, при этом голос его звучал далеко не настолько пьяным. — Проблема в том, что она меня не любит.

— Чушь. Она тебя любит. Ты что-то сказал. Или сделал. Как-то накосячил.

Линк только покачал головой.

— Где она?

— На ранчо. Я сказал, что она может оставаться там, сколько захочет. Оно мне больше не нужно.

— Черт подери! — Бо развернулся и пошел к выходу. — Приведи себя в порядок. Нам надо работать.

Линк не ответил.

Бо оставил его сидеть, вышел из апартаментов и вернулся к столу Милли. 

— Думаю, худшее позади. Дайте ему двадцать минут, потом предложите принять душ и привести себя в порядок.

Она кивнула.

— Что вы хотите делать?

— Я собираюсь все исправить. Не знаю как, но сделаю все, что смогу.

Милли с надеждой посмотрела на него.

— Он так сильно ее любит.

— Я знаю.

* * *

Через час сорок пять минут на площадку ранчо «Черная земля» приземлился вертолет. Бо позвонил заранее, так что его уже ждал «Джип». Еще через десять минут он подъезжал к низкому кирпичному строению, которое Линк называл домом. По крайней мере еще два дня назад.

Бо надеялся, что Карли все еще там, очень надеялся, что сумеет найти способ исправить все между ней и своим лучшим другом.

Молясь, чтобы приехал не зря, Бо набрал в грудь побольше воздуха и вылез из «Джипа».

* * *

Карли открыла дверь и удивилась при виде стоящего на крыльце Бо.

— Можно войти? — спросил он.

Партнер Линка был потрясающе красив: черные волнистые волосы, ярко-голубые глаза. Он был высоким, стройным и спортивным, женщины по таким слюнки пускают. Однако для Карли ни один мужчина не мог сравниться с Линком.

Она отступила, чтобы впустить его.

— Если вы ищете Линка, то его здесь нет.

— Да, он в своих апартаментах в офисе... пьяный в доску.

— Что?

— То самое. А вы думали, ему будет плевать, что женщина, которую он любит, не достаточно любит его, чтобы выйти за него замуж?

Глаза Карли защипало. Она проплакала последние два дня и не думала, что у нее еще остались слезы, но по щекам покатились новые капли.

— Я люблю его. Я так сильно его люблю, что мне кажется, будто я умираю.

Бо вытер ее слезы.

— Господи.

Он отвел Карли в гостиную и сел ядом с ней на кожаный диван.

— Господи, Карли, если вы его любите, то почему не сказали «да»?

Она судорожно вздохнула. Сможет ли она объяснить Бо?

— У меня было много времени, чтобы это обдумать. Наверное, я пыталась защитить себя.

— Защитить себя? От Линка?

Она сглотнула.

— Дело в том, Бо, что я всего лишь женщина, такая же, как и другие. Рано или поздно Линк устанет от меня и захочет перемен. Так поступают все мужчины.

— Линк не такой. Он самый верный мужчина из всех, кого я знаю. Думаете, он не обдумал идею жениться второй раз со всех сторон, прежде чем сделать предложение? Линк стал богатым и успешным не потому, что принимал поспешные решения. Однажды он ошибся. Думаю, он женился на Холли, потому что считал, что пришло время, что так надо. Это другое. Он ни за что не сделал бы вам предложение, если бы думал, что ничего не выйдет.

Кали всхлипнула, но не ответила. Она понятия не имела, что Линк думал о браке. Они никогда это не обсуждали.

— Карли, Линк любит вас. Я знаю его лучше всех. Он любит вас... и нуждается в вас. Вы это понимаете?

Она покачала головой.

— Линк самый сильный мужчина, которого я знаю. Он ни в ком не нуждается.

— Вы ошибаетесь. Конечно, он может позаботиться о себе и почти обо всех остальных, но это не то же самое, что иметь кого-то, кто позаботится о нем, кто любит его. У него никогда этого не было. У вас не было семьи, но у вас был Джо. У Линка никогда никого не было.

Ее сердце сжалось. Она никогда не думала об этом. О том, что она может быть нужна Линку так же, как он нужен ей. Она вытащила из кармана салфетку и вытерла слезы.

— Вы правда верите, что мужчина может любить женщину вечно? Вы думаете, такое может быть?

Бо отвел взгляд, несколько мгновений смотрел куда-то вдаль и наконец снова посмотрел на Карли.

— Когда-то я любил женщину именно так, — тихо сказал он. — Ее звали Сара. Мы познакомились в колледже и были идеальной парой.

— Что случилось? — мягко спросила Карли.

— На последнем курсе Сара заболела раком. Мы вместе боролись. Думали, что сможем победить. Саре было ради чего жить. — Бо отвел глаза. — Но шансы с самого начала были против нас, и в итоге она умерла.

— Ох, Бо.

— Я так сильно любил ее, Карли, безрассудно. Для меня не существовало никого другого. И, наверное, никогда не будет.

Она накрыла ладонью его руку, лежавшую на диване.

— Бо, мне так жаль.

— Линк любит вас так же, Карли. Как я любил Сару. Если вы его любите, то должны пойти к нему. Вы должны ему сказать.

У нее перехватило горло. Есть ли у них шанс? 

— Мне не следовало отпускать его. Я звала его, но было слишком поздно.

Бо улыбнулся.

— Вы оба весьма упертые. Наверное, поэтому так подходите друг другу.

Карли встала с дивана и вытерла оставшиеся слезы.

— У меня почти собрана сумка. Я собиралась после обеда переехать домой. Дайте мне переодеться, умыться и пр