загрузка...
Перескочить к меню

Кошмар на раскопках (fb2)

- Кошмар на раскопках (пер. Елена Алексеевна Доронина) (а.с. Город призраков) 812K, 90с. (скачать fb2) - Селия Рис

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Селия Рис
Кошмар на раскопках



НЕЧИСТОЕ МЕСТО

Когда Дэви пересек мост и вошел в старую часть города, он почувствовал знакомую дрожь и ставшее привычным покалывание во всем теле. Странная, щекочущая волна поднялась по спине и разлилась но рукам. Предупреждение. Смесь страха и ожидания. Что-то должно произойти. Ему было интересно, испытывают ли его спутники что-нибудь подобное. Кейт, его сестра, была уже у самых Пушечных ворот, которые служили входом в Старый Город. Его двоюродные брат и сестра брели позади, болтали спокойно и счастливо. Итак, это ощущает только он, думал Дэви. У него и раньше были такие предчувствия, но он постарался выбросить их из головы. Он не хотел бы, чтобы весь день пропал из-за него.

Они направлялись в район археологических раскопок, которые велись где-то около собора. На материале этих раскопок Кейт хотела сдать зачет по истории. Она готовилась к нему уже несколько недель. Мистер Уотсон, ее учитель истории, как-то спросил, не хочет ли кто-нибудь из класс а во время пасхальных каникул побывать на археологических раскопках, которые велись на берегу реки. Кейт с таким восторгом приняла это предложение, словно оно было сделано ей лично. Том и Элинор тоже загорелись. Было бы неплохо заняться чем-то интересным, пока они будут гостить у Дэни и Кейт. С нетерпением ждал начала каникул и Дэви, и только сейчас он засомневался.

Он не был в центре города с Новою года, и когда переходил через мост, то старался не смотреть на Мемориальный сад. протянувшийся вдоль реки. Ему не хотелось вспоминать о том, что произошло здесь на Рождество. Он смотрел прямо перед собой на Старый Город. Место экскурсии «В поисках призраков», в которой они участвовали в середине прошлого лета. То, что случилось тогда, касалось всех: его самого, Кейт, Элинор и Тома. Они провалились в населенный духами и привидениями город, существовавший под тем городом, где они жили. Дэви остановился, пытаясь уловить, нет ли в самом воздухе запаха того, что они пережили тогда, но ничего не почувствовал. Воздух казался обычным, мир вокруг устойчивым, как всегда. Его сестра и кузены, ушедшие вперед, стояли и смеялись на весеннем солнышке, любовались блеском реки и ждали его, ничем не показывая, что их томят недобрые предчувствия.

Теплый день конечно же привлечет туристов. Несколько групп уже держали путь через Пушечные ворота - старинный каменный въезд в город. Они оглядывались по сторонам, входя в Старый Город, возбужденно разговаривали, решая, куда пойти и что посмотреть. Весной они каждый год возвращались сюда, как перелетные птицы.

Высоко на башне пробили часы, заставив Дэви вздрогнуть от неожиданности. Он откинул со лба темную прядь и велел себе не глупить. Никто, кроме него, ничего не чувствовал, да и что, скажите на милость, может произойти здесь обычным мартовским днем?

Справа от них возвышалось временное ограждение, на котором висело красочное изображение будущего Прибрежного квартала: -Проект, который сочетаем в себе старое и новое, прошлое и настоящее… С ним город войдет в новое тысячелетие». Работы начались еще на Рождество и должны были затянуться на многие месяцы. Стройка заняла обширную территорию от собора до самой реки. Времянки, возведенные после Второй мировом войны, снесли. Другие здания, мастерские и склады, долгие годы стоявшие заброшенными, реставрировали и перестраивали. Общественные места предполагалось использовать с большей пользой Планировалось возвести новый туристский центр, а старые корабельные склады превратить в Морской музей. Вдоль всего берега реки протянутся магазины и кафе, а также малоэтажные жилые дома. Центр ремесел и новый художественный комплекс.

Разглядывая картинки с элегантно одетыми людьми в темных очках, которые пили кофе со сливками, Дэви подумал, что здесь и впрямь будет неплохо, когда строительство закончится. Если только оно когда-нибудь закончится. Дэви посмотрел вниз на то место, где шла стройка. Именно туда они и направлялись. Оно выглядело единой огромной строительной площадкой. Вся территория представляла собой море грязи.

Проволочные заграждения окружали гигантские котлованы. Подъемные краны упирались в небо. Экскаваторы, всевозможные виды землеройных машин вгрызались в землю. Туристы спешили мимо: это было не то зрелище, которым они хотели бы полюбоваться. Они прилетели сюда на поиски заповедных местечек, которые все еще хранили печать старины, не тронутой временем, чем и был знаменит их город.

- Хорошо, что мы надели резиновые сапоги, - с кислой миной произнесла Элинор, когда они дошли до стройки. Кейт сразу же потащила ее по хлюпающей глине.

- Как мы сможем найти их среди всею этого? - спросил Том, когда они догнали Кейт.

Кент замялась с ответом, кусая губу. Это место выглядело совсем не так, как она себе представляла.

- Спросим у того здоровяка. - Дэви но казал на плотного мужчину, который стоял, прислонившись к забору. - Он, кажется. не очень занят.

Как, впрочем, и все остальные. Рабочие стояли группками или сидели на всех под ходящих для этого предметах. Очевидно, работы были приостановлены.

Кейт подошла к мужчине со сдвинутой на макушку каской и засученными рукава ми. Клетчатая рубаха едва не лопалась на его широкой груди, запачканные глиной джинсы наполовину сползли с представительного живота.

- Извините, - сказала она. - Мы ищем археологические раскопки.

- Вы имеете в виду эту птичку-археологичку из музея и ее компанию?

Кейт кивнула.

Мужчина ткнул в сторону пальцем:

- Вон там вы их найдете. - Он невесе-ло хохотнул. - Кроме них, никто и не работает.

- Да? - спросил Том. - Почему же это?

- Перерывы в работе. - Он сдвинул свои широкие брови под пластиковым шлемом. - Один за другим. Все дело в этих археологах, которые лезут во все, что бы мы ни выкопали, просто несчастье какое-то. И ведь ничего стоящего не нашли, одни мелочи, но и этого достаточно, чтобы застопорить все работы, а время идет. Они поднимают шум, все останавливается, моторы глохнут, генераторы отключаются. Мы уже на несколько недель отстали от плана, а строительство только началось. Если бы я не знал, что такое иногда случается. сказал бы, что тут дело попросту пахнет какой-то чертовщиной. - Он невесело засмеялся и в сердцах плюнул.

Дэви резко поднял голову, услышав последние слова. Он заметил, что несколько человек по соседству сделали то же самое.

- Посмотри на них! Испуганы, как девчонки-малолетки. Бормочут себе под нос и шепчутся о привидениях и гремлинах. Скорее всего, приняли лишку за обедом.

- Так где они находятся? - снова спросила Кейт.

- Вон там, я ведь уже говорил. - Он (косил на них глаза, его мясистое лицо неодобрительно сморщилось.

- Вообще-то говоря, вам нельзя находиться даже на этом месте. Здесь полагается носить каски. Это строительная площадка, а не парк развлечений.

- Мы здесь не просто так, - объяснила Кейт. - Нас пригласили на раскопки. У нас есть разрешение…

Она запнулась, испугавшись, не выгонит ли он их вон отсюда, невзирая на все разрешения.

- Хорошо, дорогуша, - сказал он, слегка смягчившись. - Я попрошу ОДНОГО из моих парней проводить вас чуда. Мик! - крикнул он и сторону группы парней, которые сидели неподалеку. - Иди сюда!

Молодой человек подбежал к ним.

- Проводи их к этой шайке, к археологам. да сам не потеряйся. - Поблизости заработал генератор. - Поднимайтесь. Пошевеливайтесь. бездельники!

- Не принимайте его всерьез, - сказа! Мик. - На самом деле прораб хороший мужик, душевный. Просто его бесит, когда работа останавливается. Люди, которых вы ищете, вон там. - Он показал на огороженный участок, где несколько человек, присев на корточки, ковырялись в земле. - Скажите им, чтобы дали вам каски. - Он откинул свой шлем назад. - Что бы там ни говорил прораб, многие считают, что эти раскопки не доведут до добра. Люди из-за них уходят с работы. Несчастные случаи и поломки техники - вещь, конечно, неприятная, но без этого на стройке не обойдешься. Однако некоторые слышат и видят такое…

- Какое «такое»? - спросил Дэви. В нем опять загорелось любопытство.

- Об этом не так-то легко рассказать. - Молодой человек потер руки. - Дело такое, что скажешь вслух - прозвучит глупо. Но… Вот у меня есть дружок, гак? Он в охране работает по ночам. Он клянется, что здесь происходят странные вещи. Он сам человек не робкого десятка, его не такого легко напугать, но он говорит, что несколько ночей назад здесь было такое, что нагнало бы страха на кого угодно. Говорю вам… - он снова передернул плечами и пугливо огляделся, словно ею могли услышать, - это место нечистое.

РАСКОПКИ

Дэви, увязая в грязи, шел к отдаленному участку огороженной территории В центре проволочной ограды была вырыта канава, которая, расширяясь, переходила в квадратную яму шириной в несколько метров. Вокруг нее на четвереньках сидело множество людей, которые кропотливо скребли маленькими лопатками землю, то и дело останавливаясь, чтобы рассмотреть находку и отложить ее в сторону, «и метить место, где она была найдена, небольшим колышком, после чего начали раскапывать следующий квадратный дюйм. Другие просеивали кучи вырытой земли, вынимая попадавшиеся предметы, отмывали их в ведрах, потом складывали на шаткий стол, сооруженный в одном из углов.

Они были так поглощены работой, что не заметили, как к ним подошли ребята. Кейт с волнением разглядывала согнувшиеся фигуры, разыскивая мистера Уотсона, своего учителя истории. Это он был виновником того, что они здесь оказались. Дэви было невмоготу от рассказов о нем. С тех пор как он начал преподавать в их классе в начале года, от нее только и слышно было: «Мистер Уотсон считает…», «Мистер Уотсон говорит…». Из-за него она раздумала становиться ветеринаром и теперь решила быть историком или археологом.

- Который из них? - спросил Том у Дэви.

- По-моему, вон тот, - ухмыльнулся Дэви. - Кейт от него без ума.

- Я все слышу! - повернулась Кейт к захохотавшим мальчишкам. - Это совсем не так!

Ее негодование еще больше рассмешило Дэви и Тома. Оба заметили, что она краснеет.

- Не обращай внимания, - сказала ей Элинор. - Это всего лишь глупые мальчишки.

- Эй! Кто там назвал нас глупыми? - Том набросился на свою сестру.

- Перестаньте, ради бога! - Кейт ужасно не хотелось, чтобы они привлекали к себе внимание. - Он нас увидел!

К ним подошел высокий мужчина чуть старше двадцати, одетый в блеклые хлопчатобумажные штаны и холщовую рубашку.

- Кейт! Рад тебя видеть! -Улыбка обнажила его безупречно белые зубы. Он снял шляпу, и пряди светлых пышных волос упали на его темно-синие глаза. - А это кто?

Кейт представила ему брата и кузенов.

- Привет, ребята! - Он снова улыбнулся, и даже Дэви пришлось признать, что он симпатичный. - Идите сюда и познакомьтесь с нашей группой. Потом мы дадим вам инструменты, и вы сможете влиться в наши дружные ряды. - Они пошл и к копошащейся команде археологов.

- Это Мэри. Доктор Мэри Джоунс. - Мистер Уотсон представил высокую серьезную молодую женщину в рабочих сапогах, комбинезоне и серой безрукавке. - Она здесь главная.

- Привет. - Она обтерли ладони о свои брюки. - Не могу пожать вам руки. - Улыбка смягчила строгое выражение ее лица. - Ричард говорил, что ждет гостей. - Ее улыбка стала шире - заулыбались зеленые глаза с коричневыми крапинками- Она сняла каску и отбросила назад свои блестящие каштановые волосы. Ее тонкая кожа была усыпана веснушками от работы на весеннем солнышке. - Чем больше, тем веселее.

А теперь давайте я объясню, что здесь происходит.

Она снова нахмурилась и посмотрела на своих сотрудников, которые ползали вокруг, как жуки. Место раскопок казалось Дэви простым островком грязи, утыканным колышками.

- То, что вы видите, - лишь малый уголок одной из частей огромного бенедиктинского монастыря, который называли просто Аббатство. Его земли простирались от собора до самой реки.

- Ого! - Дэви обвел глазами территорию. - Вот это была громадина! А куда все подевалось?

- До сегодняшнего дня мало что дошло, только соборная церковь. Монастырь был предметом множества споров и распрей и был закрыт во времена Реставрации, в период правления Генриха VIII. Монахов разогнали, а землю и здания конфисковали в пользу Короны. Здесь вы видите то, что осталось от монастыря. - Она показала на обломки камней, над которыми сейчас работали археологи и их помощники. - Но по старым рисункам и чертежам, а также по инвентарным описям и письменным свидетельствам мы довольно хорошо знаем, как здесь все выглядело, насколько обширны были монастырские владения.

- А что там такое? - спросила Кейт, заглядывая в грязный раскоп.

- Нам кажется, Кейт, - сказал мистер Уотсон, - что это остатки крытой галереи. Внутренняя стена проходит здесь, и вон там мы нашли дверной проем, который ведет в другое помещение, возможно в дом собраний капитула, который мог быть административным центром монастыря, где собирались монахи…

Пока он рассказывал, Дэви старался представить себе комплекс старинных зданий со снующими повсюду монахами. Если монастырь действительно занимал такую территорию, как сказала доктор Джоунс, то он. вероятно, напоминал целый маленький город.

- А вас не беспокоит, что вокруг идет строительство, которое может все разрушить? - спросил ее Дэви.

- Да нет. Стройка дала нам возможность вмешаться и посмотреть, что тут есть. Это первые раскопки в старой части города за многие годы. Если мы найдем что-нибудь действительно интересное, проектировщики сохранят это и сделают частью нового туристического центра. Хотите посмотреть, что мы нашли на сегодняшний день?

- Конечно, - кивнул Дэви.

- Идите сюда. - Доктор Джоунс повела их к столу в углу. - В течение дня мы складываем находки здесь, а вечером отвозим их в городской музей.

- Что это такое? - спросил Том, показывая на глиняные черепки и обломки, похожие на небольшие разбитые бутылки.

- Это паломничья ампула. Их использовали для перевозки святой воды. Рядом лежит паломничий знак. Паломники-пилигримы собирали подобные вещи в качестве сувениров, совсем как вы, например, покупаете шляпы с эмблемой Блэкпула, чтобы показать, что вы там были. Их, возможно, потерял кто-то из приезжавших к гробнице святого Вулфрика или кто-то из уезжавших оттуда.

- А где она находилась?

- В соборе.

- А кто такой святой Вулфрик? - спросил Дэви. - Почему у него была гробница и все такое?

- Он еще в седьмом веке основал первую в этих местах церковь и стал первым епископом. Он умер мученической смертью, и над местом его гибели возвели гробницу.

- Мэри, не могли бы вы подойти к нам на минутку? - прервал их один из ее помощников.

- Извините меня, придется оставить вас Ричардом, - сказала Мэри.

- Мистер Уотсон… - начала Кейт, когда Мэри отошла от них.

- Зовите меня Ричардом, - улыбнулся учитель. - Сейчас каникулы, и мы не в школе. в конце концов.

Дэви удивленно поднял брови. Нельзя былой вообразить, что такое возможно с его учителем, мистером Крэддоком. Он вдруг подумал, что даже и не знал, как его зов\т Может, имени у него и нет? А в свидетельстве о рождении вместо имени записано «мистер».

Ричард показал им еще несколько находок, которые сделали сегодня. - пару печатей, кольцо и фрагмент бронзового коло кола. Предметы были черными от ржавчины, но ребята смогли почувствовать радость открытия и разделить ее. Все-таки этим вещам было более четырехсот лет. Было интересно представить себе, кому они могли принадлежать, кто мог потерять их. Поэтому, когда Ричард предложил им самим принять участие в работе, они согласились.

Учитель дал им лопатки и каски. Как он объяснил, последние предписывалось носить по правилам техники безопасности. Каска Дэви была слишком велика для него. Она сползала на уши и нависала на самые брови. Он недовольно выглядывал из-под нее, решив снять при первой возможности. Что может на него упасть? Небо - единственное, что было над ним.

Четверо ребят сгрудились в той части траншеи, где работал Ричард, и с лопатками в руках ждали, когда он покажет, как правильно скрести землю, высматривая все мало-мальски необычное. Даже небольшое различие в структуре или цвете клейкой глины может оказаться важным.

- Если что-нибудь найдете, зовите меня или кого-нибудь из взрослых. Мы поможем вам извлечь находку. Никогда не угадаешь, как глубоко лежит тот или иной предмет.

А от времени или от сырости предметы, которые при обычных условиях бывают прочными, например дерево или металл, в земле становятся хрупкими, и их легко повредить.

Дэви не терпелось поскорее начать, но тут с другого конца траншеи Ричарда позвала Мэри.

- Ричард, можешь на секунду подойти сюда? - закричала она с другого конца рас кона. - Послушай-ка вот здесь.

Один из ее помощников раскопал каменную табличку и теперь легко постукивал по ней ручкой лопатки. Ричард пошел к ней. Кейт, Том и Элинор последовали за ним. Дэви оставался на месте, мечтая немного покопать самостоятельно, в тишине и без помех. Он присел на корточки, рассматривая землю перед собой. Вдруг послышался странный глухой, рокочущий звук. Под ногами появились трещины. Он испуганно поднял голову Ричард подпрыгивал со словами: -Думаю, ты права. Там внизу пустое пространство.

Ричард был крупным мужчиной. Высоким и тяжелым. Мэри закричала на него, велела остановиться, но тут раздался грохот, трещины разошлись, и Дэви исчез.

КОСТИ

Хорошо еще, что па нем была каска. Дэви провалился в пустое пространство, потом его увлек за собой поток устремившихся вниз крупных и мелких камней. Он приземлился у подножия широкой лестницы. Мальчик инстинктивно выставил перед собой руки, чтобы защитить себя от падающей земли, но тут обломок камня так к|х*п-ко ударил прямо по верхней части его каски, что целую минуту все вокруг него плыло и подрагивало. Он в замешательстве присел, подождал, пока в голове прояснится, потом осмотрелся, протирая глаза, в которые попал песок, и внимательно вглядываясь в пыльную темноту. Свет, идущий из неровной дыры над ним, позволил ему увидеть, что он находится в каком-то подземном помещении. Вокруг было сумрачно.


Всего на мгновение, на одну только секунду ему показалось, что он не один. Он вдруг понял, что в углу что-то двигается и шуршит, издавая звук, похожий на трение кожи о кожу или шорох кожистых крыльев. Потом ему почудилось, что кто-то смотрит на него: два зеленых огонька сверкали в темно-те, как глаза какого-то животного, потревоженного у своей добычи. Оно зашипело, и до Дэви донеслась волна зловонного воздуха затем все внезапно исчезло. Дэви пожал плечами, почти преодолев чувство страха и 01 вращения, но когда он снова посмотрел в п сторон), там ничего не было.

«Меня здорово ударило, - подумал он, -может быть, это последствия шока?»

Он покачал головой, силясь убедить себя что это просто галлюцинация, иначе пришлось бы признать, что существо, которое он только что видел, принадлежало иному мир

Он услышал голоса сверху, его спрашивали, как он себя чувствует. Он поднял голову, чтобы получше рассмотреть обеспокоенные лица, склонившиеся над ним

Дэви встал на ноги, колени подгибались но он полез наверх по разрушенным каменным ступеням. Когда добрался до вершины лестницы, множество рук протянулось ему навстречу, и его вытащили на свет.

Он смущенно выдал какую-то шутку, чтобы показать им, что ничего страшного не случилось.

- Что там внизу? - спросил Том. - Ты что-нибудь видел?

- Нет, - поспешно ответил Дэви.

Том и Кейт переглянулись, встревоженные тем, как он это сказал.

- Дэви, все в порядке? - спросила Эли нор.

Он выглядел бледным и испуганным Возможно, конечно, что это из-за падения побыло похоже, что он что-то увидел, ведь на это он был везучий - и раньше видел необычные, странные вещи.

- Ну… - начал Дэви, понизив голос до шепота, но не успел ничего сказать, пот‹му что подошел учитель Кейт, посмотреть как он себя чувствует.

Мистер Уотсон спрашивал, не болит ли у него голова, и. показывая пальцы, заставлял его считать их. Доктор Джоунс тоже стояла рядом и смотрела на него, скрестил руки и нахмурив брови.

- Все-таки его надо отправить в больницу, - сказала она. - Это моя площадка. Я отвечаю за любой несчастный случай…

- Ой, нет!

Дэви переполошился от одной этой мысли. Ему не нравилось, что вокруг него суетились и что он может пропустить что-либо интересное, если его сейчас увезут. Да и Кейт тогда придется ехать с ним, и он хорошо представлял себе, как она будет этим недовольна. Помимо всего прочего, мама закатит истерику, когда ей позвонят из больницы. Дэви тряс головой, не желая даже думать об этом.

- Я чувствую себя превосходно, - убедительно сказал он. - Честно. Ни ушибов, ни повреждений, - солгал он. - Только полетал немного.

- Хм-м… - Археолог опять нахмурилась, но потом ее озабоченное лицо прояснилось. - Одна из участниц наших раскопок - врач. Я совсем забыла. - Она взглянула на Ричарда Уотсона. - Пусть она осмотрит парня. Посмотрим, что она скажет.

Тот кивнул:

- Хорошая идея.

Дэви покорно ждал, пока прибежала врач. Он не любил быть в центре внимания и почти убедил себя в том, что уже хорошо себя чувствует.


* * *

Врач посмотрела глаза и уши Дэви, ощупала руки, ноги. Дэви с большим трудом вытерпел ее внимание, наблюдая, как другие один за другим, словно кролики, исчезают в дыре, которую открыл он.

Первой спустилась сама доктор Джоунс

- Крыша, кажется, достаточно проч пая, - сказала она, вернувшись наверх. Это цилиндрическая постройка. Ни входа, ни выхода. Попасть в нее можно только сверху. - Она подняла кусок сгнившего де-рева. - Похоже, здесь было что-то вроде деревянного люка, покрытого землей и более поздними наслоениями. Он сгнил и ждал только, когда Дэви придет и наступит на него, - добавила она. мельком улыбаясь ему.

- Л нам можно посмотреть? - спросил Том.

- Не возражаю, - сказала она, пожав изящными плечами и нырнув назад.

Остальные последовали за ней. взяв с собой все фонари и лампы, которые смогли найти, и оставив Дэви наверху отвечать на вопросы врача и сгибать и разгибать пальцы на ногах.

- Как вы думаете, что это такое? - с про сила Кейт, оглядывая подземелье. Оно ка зал ось пустым.

- Кто знает? Подземный склад? Подвал?

Это могло быть даже жилое помещение. Вы же знаете, какой у нас город: один уровень построен над другим.

- Как в Межевой слободе? - спросила Кейт. Прошлым летом она была в самом известном подземелье города. Она задрожала, когда прохладный воздух и запах камня напомнили ей об этом.

- Да, правильно, - удивилась археолог. - Откуда ты знаешь об этом?

- Мы были там прошлым летом. На экскурсии «В поисках призраков».

- А, вот в чем дело, - кивнула доктор Джоунс. - Они заканчивают свои туры совсем близко отсюда.

- А не может это помещение быть связно с теми туннелями и подземными ходами? - Кейт снова поежилась, вспомнив свой леденящий душу поход по ним, потом бросила быстрый взгляд на спутников, надеясь. что они отнесут ее дрожь на счет температуры под землей.

- Не думаю. Более вероятно, что это часть монастыря. Хотя трудно сказать наверняка. где начинаются и заканчиваются большинство подземных ходов.

- Мэри! - позвала из дальнего угла одна из се ассистенток. - Это может оказаться интересным…

Кейт тоже пошла посмотреть, что они нашли.

- Что это такое? - спросила она археолога, которая ходила вокруг небольшого выступа на полу.

- Пока не знаю…

Том был рядом с Кейт. Каменная плита, которую они разглядывали, выглядела та кой же, как и все остальные. Он никак не мог понять, что в ней такого особенного.

- Что в ней такого? - спросил он.

- Вот эта метка, видишь? - Мэри показа ла на какие-то царапины. Она вытащила из кармана кусочек мела и слегка провела по поверхности камня. - Там написано: «Аgnus Dei», агнец Божий.

- Что это значит?

- Буквально это значит «овца Бога» При этом изображали овцу, несущую крест или флаг, в нашем случае крест. Такое изображение считается символом Христа, а также Иоанна Крестителя. - Она внимательно осмотрелась. - Здесь больше нет ничего подобного. Все другие камни без надписей.

- Может, это средневековое граффити. Может быть, кто-то был здесь внизу, один из монахов например, и начертил это от скуки.

- Может быть. Или это своеобразная мелка…

- Как крест, которым помечают место, где что-нибудь спрятано? - Том внезапно почувствовал острый интерес. - Вы имеете в виду, ч то там внизу может быть что-то?

- Точно. - Археолог улыбнулась ему и начала ковырять неровный край каменной плиты швейцарским армейским ножом. - Стоит посмотреть, как ты думаешь? - Она встала, обтерла руки о свой комбинезон. - Надо позвать кого-нибудь, чтобы нам помогли поднять ее, и света нужно побольше.

Четверо человек с ломами в руках подняли камень в такое положение, чтобы его можно было легко отодвинуть. Мэри Джоунс опустилась на колени и заглянула в открывшееся отверстие, освещая его фонарем. Том присел на корточки рядом с ней, горя от нетерпения тоже заглянуть туда. Потом разочарованно выпрямился. Внизу была еще одна серая плита. Еще один уровень пола.

А Дэви после врачебного осмотра подошел к краю ямы. Он чувствовал себя отвратительно и с растущей тревогой следил за людьми, которые со всех концов площадки спешили к пролому в подземелье с инструментами и фонарями в руках.

Еще минуту назад ему отчаянно хотелось посмотреть, что гам такое отыскали, но сей час он не желал даже заглядывать вниз, откуда доносились возбужденные голоса, советы, предположения и вопросы, на которые отвечали такими же вопросами: «Как вы думаете, что мы нашли?», «Что это, как вы думаете?».

Дэви чувствовал, как растет их возбуждение, но его собственные дурные предчувствия росли еще быстрее и душили его словно ватное одеяло. Он встал на колени п осторожно заглянул вниз. Они работали как раз в том углу, где Дэви видел странное существо. Он старался не думать о нем, пытался убедить себя, что это был лишь плод его воображения. Может, после прилично го удара по голове у него просто случилась галлюцинация. Но на самом деле он в это не верил. Он уже видел подобные вещи и раньше. Это был Страж, Дэви почти н‹сомневался в этом. Стражами назывались страшные, сверхъестественные существа, которые носили развевающиеся черные рясы, скрывавшие их скелеты, и капюшоны. прятавшие их голые черепа. Стражи, Черные Стражи охраняли город призраков. наводя страх на его жителей. Он видел их в канун Середины лета в этом году. Но это было в их мире. Что они делали здесь, в его настоящем мире? За кем они охотились? И почему он смог увидеть их?

- Как ты себя чувствуешь, парень? - Том протянул ему свою грязную лапищу.

- Нормально. - Дэви принял помощь Тома и опустился в подземную дыру. Ему не хотелось, чтобы его двоюродный брат по думал, что он слабак. - Что гам у них?

- Нашли какой-то люк, - объяснил Том. - Здорово обрадовались. Но когда открыли крышку, оказалось, что гам еще один пол. Так может продолжаться до бесконечности. А по тому, как она к этому отнеслась, - он кивнул в сторону археолога, - можно подумать, что нашли сокровища. Подожди минутку.

В этот момент археолог поднимала серую плиту, которая, однако, выглядела тонкой и хрупкой, совсем не похожей на каменную…

- Ага, становится интереснее. - Том снова двинулся к тем. кто копошился внизу. -Ты идешь, Дэви?

Дэви опустил голову. То, что они сейчас найдут, приведет к беде, большой беде внезапно осознал он с абсолютной уверенностью. Но он не мог ничего сказать. Было похоже, что удар, обрушенный на его го лову, непостижимым образом обостри;! его телепатические способности и поднял их до такого уровня, что ему стало даже не хорошо и с непривычки затрясло. Лицо по крылось потом и во мраке подвала казалось абсолютно белым. Серовато-коричневыми пятнышками выступили веснушки будто грязные брызги на носу и щеках Обеспокоенный его видом, Том поспешил к нему, но Дэви успокаивающе махнул рукой.

- Немного кружится голова, - едва смог произнести он. - Наверное, из-за падения.

Все столпились вокруг доктора Джоунс Тому пришлось проталкиваться вперед, чтобы увидеть, что вызвало такую сумятицу.

- Что они там откопали? - спросил он у Элинор, которая стояла на коленях перед люком.

- Кости. Они нашли кости, Том. Ты только посмотри.

Она отодвинулась, чтобы ему стало видно. Кости лежали в раке - каменном ящике. Том впился глазами в проем, длина которого была чуть больше метра, а ширина полметра. Под полуистлевшими клочками ткани, аккуратно сложенные, лежали кости: длинные кости ног по бокам, череп между более коротких костей рук и ребер. Кому бы ни принадлежали эти останки, он конечно же был похоронен не здесь. Из этих костей даже нельзя было составить целый скелет. Ему явно не хватало значительных фрагментов. Том не представлял себе, как должны были выглядеть кости, после того как пролежат в могиле долгие годы, но эти были темно-коричневыми и глянцевыми, словно их отполировали специальным составом для чистки мебели.

Сколько бы им ни было лет, каким бы путем они ни попали сюда, можно было быть уверенным лишь в одном: они принадлежа-ли человеку, который умер мученической смертью. Череп Пыл проломлен, будто пасхальное яйцо. Чуть выше лба не хватало целого куска кости.

КРИЧАЩИЙ ЧЕРЕП

Том, Кейт и Элинор подошли к Дэви у входа в подземелье. Их оттеснили в сторону. Вокруг новой находки сосредоточились специалисты - для любителей места не нашлось.

Том никак не мог понять, почему они ж могут сразу же вытащить все наверх.

- Археологи так не делают, - снисходительно сказала Кейт. - Это кропотливая работа, связанная с необходимостью консервации находок и их изучением. Малейший кусочек найденного материала может рассказать целую историю знающему человеку. А сейчас они заняты тем что…

- Хорошо, хорошо. - Том нетерпелив» поморщился. - Избавь меня от лекций Что за штуку они вытащили первой? Вон гам? - Он показал на серо-белую пластину. изготовленную из какого-то тонкого материла.

- А, это свинцовая пластина. Она лежала на костях сверху. На ней есть надписи. Они считают, что на латыни. Но надписи очень нечеткие. Им придется взять их в музей и пригласить эксперта, чтобы прочитать.

- А почему она из свинца? - спросила Элинор.

- Не знаю, - пожал Том плечами. - Может. покойник был радиоактивным.

- Что они делают сейчас? - спросил Дэви. Теперь, когда нашли кости, он почему-то почувствовал себя лучше.

- Берут пинцетами небольшие образцы ткани и помешают и специальные контейнеры, которые уже готовы для консервации. Это очень важно.

- Почему?

- Потому, - Кейт наслаждалась взятой на себя ролью эксперта, - что это похоже на лен или другой органический материал, а это значительно облегчает определение возраста находки при помощи углеродного анализа. Сделав его, они смогут определить, когда его поместили сюда, а это позволит предположить, кто его мог похоронить. Своего рода исторический детектив. Это так увлекательно…

- Но подождите! - взмолился Том. - Мы можем провести здесь целый день и увидеть только, как люди тычут своими пинцетами. Если так оно и будет продолжаться, нам лучше уйти отсюда. - Он оглянулся на других. - Мы могли бы прийти еще раз завтра.

- Хм-м… в этом есть резон, - кивнула Кейт.

А Дэви резко замотал головой:

- Нет!

- Ты чего, Дэви? - мягко спросила Элинор. Его не было слышно с тех пор, как он побывал внизу. Он Гилл все еще очень бледным. - Ты ничего не повредил во время падения?

- Не в этом дело, - досадливо мотнул он головой. Он не мог найти подходящих слов, чтобы объяснить: то, что он чувствует. вовсе не связано с его физическим состоянием. - Нам непременно нужно остаться здесь до тех пор. пока кости не унесут.

Кейт обеспокоенно посмотрела на брата. Он выглядел очень слабым, но вел себя странно даже для Дэви.

- Давай-ка я отвезу тебя домой! - сказала она. - У тебя может быть сотрясение мозга, как в прошлый раз. когда тебя сбила машина…

- Не суетись, Кейт. Это совсем не то. поняла?

- А что же это тогда?

- Я не знаю. Я не уверен… мне трудно объяснить… Но я чувствую, что кости нельзя оставлять здесь на ночь. Их надо унести отсюда. - закончил Дэви, его голос звучал тихо, но настойчиво.

- Не понимаю, - нахмурился Том. - Какая разница, где они будут ночью?

- Я тоже не понимаю, но разница большая, очень большая. - Глаза Дэви, обычно ярко-карие, сейчас были тусклыми и мутными, его взгляд блуждал. - Огромная разница. Я… я кое-что видел, - добавил он через мгновение-другое. - Когда я упал, оно было там, в том углу. - Дэви передернул плечами. - Кажется, пряталось. - Он снова понизил голос. - Это был… Страж. Всего одну секунду. И не говорите, что это была галлюцинация. Я его видел. Он был настоящий!

Дэви бросил на всех свирепый взгляд, заранее злясь, что они не поверят ему. Они же сами видели Стражей. Знают, что это такое. Сами прошли через те же самые испытания, что и он, были в городе призраков. Они знают, что можно перемещаться из одного мира в другой. Дэви всматривался в их липа, в одно за другим Странно, но, казалось, только он один помнил все во всех подробностях. А другие каждый раз смотрели на него, как новички, и каждый раз приходилось убеждать их заново.

- Что? Здесь? - Том наморщил лоб. не веря ему. - В этом мире? Тебе, наверное показалось, Дэви.

- Или это из-за удара по голове, - опять встревожилась Кейт. - Может быть, тебе все-таки нужно в больницу, как и предлагала доктор Джоунс.

- А возможно, и даже очень возможно что он говорит правду, - вдруг подала голос Элинор. - Что, если он и вправду что то видел? Вы сначала никогда не верите ем\ пропускаете его слова мимо ушей. Так было и на Хэллоуин, но он, скажу я вам, оказывается прав чаще, чем вы оба.

Дэви посмотрел на нее с благодарностью.

- Хорошо, хорошо, - примирительно сказала Кейт. Дэви был из них самый чувствительный на всякую чертовщину. Она повернулась к нему: - Ты что-нибудь чувствуешь сейчас?

- Нет, но…

Кейт вопросительно посмотрела на Тома и добавила:

- Выкладывай! Уж на сей-то раз мы тебя послушаем.

- У меня было предчувствие… - Дэви остановился, собираясь с мыслями. - Оно касается найденных костей. Это только предчувствие. Нет. - Он задумался, потом продолжил: - Не просто предчувствие. Пожалуй, нечто большее. Кости не должны оставаться здесь на ночь. - Он показал глазами на археологов, работавших в углу. - Похоже, они заканчивают и готовы подняться наверх. А кости вполне могут оставить здесь.

- Ой, правда! - сказала Кейт. Такое вполне могло быть. - А как ты собираешься добиться, чтобы кости убрали отсюда?

- Ты скажешь им.

- И они меня послушают? - Кейт подняла глаза к потолку. - Ой, Дэви, вряд ли это случится.

- Ты должна…

- А если нет?

- Тогда произойдет что-то ужасное.

- Что, например?

- Не знаю… - Дэви пожал плечами. - Но я знаю, что так будет. Это все.

- Но почему я? Почему не ты?

- Потому что ты знаешь мистера Уотсона. -Дэви умоляюще посмотрел на нее своими карими глазами. - И ты старше. Они скорее послушают тебя, чем меня.

- Не забывай, что я тоже не взрослая, как и ты. - Кейт было четырнадцать, и она могла прекрасно вести себя, как взрослая, когда ей было нужно. - К тому же мистер Уотсон здесь не главный, так ведь? Придется попросить доктора Джоунс. А она-то точно меня не послушает. Да и зачем ей меня слушать?

- Ничего этого я не знаю. - Его убежденность крепла с каждой минутой. - Я знаю только одно: мы должны унести кости отсюда…

- Восхитительно! - Кейт сложила на груди руки. - Ты хочешь, чтобы я пошла туда и указывала куче взрослых экспертов, что им делать. И почему? Потому что V моего брата предчувствие…

- Но должен же быть какой-то способ убедить их, - вмешалась Элинор. Она доверяла предчувствиям Дэви больше других.

- Какой, например? - повернулась к двоюродной сестре Кейт.

- Скажи им. что это нужно ради того, чтобы надежнее сохранить находку. Скажи. что по дороге сюда мы встретили человека, который рассказал нам о воровстве, о фактах вандализма. Это же не будет ложью, только чуть-чуть, а они явно считают находку ценной, так что не захотят рисковать…

- Ну что ж, - улыбнулась Кейт, - эго может подействовать. Идемте со мной. Будете меня прикрывать.

Они пошли к группе, теснившейся вокруг костей, и Кейт вскоре подняла большой палец вверх: миссия выполнена. Ей даже не пришлось пускать в ход их выдумку: команда археологов и не собиралась оставлять находку на ночь в подземелье. Человеческие останки нельзя было отправлять па хранение в музей. В подобных случаях необходимо было информировать полиции) и коронера - чиновника, производившего следствие по факту насильственной смерти.

- Стандартная процедура, - объяснила доктор Джоунс. - Мы почти ожидали этого. В конце концов, на этом месте раньше находилась церковь, и мы уже находили одну или две могилы.

Но про себя она подумала: не совсем такие, как эта. Она уже хотела взять череп и поместить его в специально подготовленную коробку. Потом постояла минуту, разглядывая темное полушарие в окружении костей. Захоронение не было обычным. Кости аккуратно сложены, помещены в каменную раку и намеренно скрыты от мира. Череп с гладкой, отполированной поверхностью будто сделан из темного алебастра или старинной слоновой кости. Останки явно не простые. Они выглядели как реликвия, святыня. Она взглянула на свинцовую пластину, которая долгое время исполняла роль своеобразной крышки гроба. Покрывавшие ее латинские надписи были выгравированы нечет-ко и наспех. Здесь, в подземелье, было слишком темно, чтобы разобрать, что там написано, не говоря уж о том, что надо ведь еще и перевести надписи, но было ясно, что это какая-то молитва или благословение, чего и следовало ожидать. Мольба о Божьей защите, но кого требовалось защитить? И от чего?

Она подсунула свои длинные пальцы под округлый затылок черепа и стала поднимать его.

Том пошел, чтобы присоединиться к другим, но Дэви остался там, где был. Он все еще плохо себя чувствовал, его подташнивало, а когда доктор Джоунс дотронулась до найденного черепа, ему опять стало нехорошо.

Все глаза сосредоточились на ней, на том, что она делает. Поэтому никто не заметил, как Дэви свалился со ступеней, на которых сидел. Сейчас он стоял на коленях, крепко зажмурившись, лицо свело болью. Он заткнул уши и качал головой из стороны в сторону, пытаясь заглушить пронзающий его шум. Это началось, как только доктор Джоунс подняла череп. Вибрирующий звук, похожий на вой бормашины, проник в кости его собственного черепа. Взвинченным крик, состоящий, казалось, не столько из звука, сколько из голого чувства, и усиливающаяся вибрация раскалывали его голову пополам.

Больше никто в подземелье ничего не слышал, но на всей территории стройки посходили с ума собаки: они визжали, выли, лаяли, срывались с цепей.

Как только доктор Джоунс осторожно опустила череп в коробку, которую ей дали помощники, ужасный крик прекратился так же резко, как и начался. В голове Дэви тишину заполнили другие ощущения, целый ворох быстро меняющихся образов. Они мелькали у него перед глазами, но он не мог уловить в них никакого смысла: ярко-красная кровь, смешивающаяся с пылью, стекала на дощатый пол; украшенный драгоценностями гроб в клетке с каменными прутьями, лес поднятых в мольбе и молитве рук.

Потом послышались голоса молившихся монахов, множество кричащих голосов, звук стали, царапающей камень. В горле запершило от слабого запаха ладана, смешанного с дымом. Монахи двигались тор-жественной процессией, держа на руках драгоценную ношу. Потом темнота, струясь. как песок, заполнила его голову, и Дави упал на землю лицом вниз.

РЕЛИКВИИ

Дэви очнулся и увидел круг из склонившихся над ним лиц. Мэри Джоунс опустилась на колени рядом с ним. Он постепенно стал различать ее бледное лицо. Он почувствовал, как она холодными пальцами нащупывает его пульс. Она озабоченно нахмурила брони и не сводила с него темно-зеленых глаз.

- Как ты себя чувствуешь? - спросила она, когда увидела, что он пришел в себя.

- Как будто получше. - Голос прозвучал даже для него самого непривычно глухо и хрипло. - Я, кажется, потерял сознание.

- Да, - улыбнулась она, ее тонкие угловатые черты немного смягчились оттого, что ему стало лучше. - Давай я подниму тебя. - Она помогла ему сесть. - Наклони голову вперед прямо между ко-лен. Вдохни поглубже. Вот так. - Она положила руку ему на плечо. - Тебя все еще тошнит?

Дэви отрицательно покачал головой. Он глупо себя чувствовал: надо же, свалился в обморок, как девчонка.

- Не стесняйся. - сказала она. словно прочитав его мысли. - Ты же не мог предугадать последствия своего случайного падения. - Она покусала губу. - Нам надо было сразу же отправить тебя домой или в больницу. Это моя вина. Мне надо было настоять. Когда я на площадке и начинаются интересные находки, я ничего не вижу вокруг. Мне, правда, очень жаль…

- Не надо винить себя. Мне хотелось остаться. - Дэви посмотрел на нее, как бы извиняясь. - Скоро я войду в норму, честно. Ничего со мной не случится.

Ему пришлось и дальше притворяться, что его обморок - это последствия падения. Не мог же он сказать ей, что было с ним на самом деле. Он даже себе не мог объяснить случившегося. Он всегда знал, что чувствительнее других людей, обладает даром предвидения, чувствует вещи, недоступные другим. Эта способность была наследственной, его бабушка тоже могла предсказывать события. И он был Дитя Колоколом - то есть родился ровно в полночь, когда бьют часы на башнях, поэтому имел способность видеть привидения и фей. Так сказала мисс Малкин, а уж она-то знала, что говорит. Он встретил ее впервые в ее подлинном обличье под именем Леди - дочери Серого Старца - в середине прошлого лета. Она была не человеком, не призраком, а кем-то совершенно иным. Она относилась к тем, кого так и называют - Другие. С тех пор по ее милости он попадал во многие странные происшествия. Может быть, эти события обострили его телепатические способности. А сегодняшний удар по голове послужил фактором, который позволил им проявиться. Так оно, наверное, и было, подумал он, поскольку ощущения были новыми, ни на что не похожими.

- Что-нибудь еще? Хочешь еще что-то рассказать?

Дэви удивленно поднял голову. Все время, пока он думал, доктор Джоунс стояла рядом и со смешанным выражением любопытства, симпатии и понимания следила за малейшими изменениями его лица. Она была далеко не глупа и знала, что он что-то скрывает. Дэви не хотел лгать ей, но она была археологом, проверяющим прошлое физическими доказательствами, а не домыслами. не фантазией. Он не мог рассказать ей всего. Она могла бы воспринять его рассказ о кричащем черепе как истерическую чепуху. Или решила бы. что он сочиняет. или еще хуже - что он делает это для того, чтобы привлечь ее внимание.

Дэви вспыхнул под ее проницательным, изучающим взглядом и ответил на ее вопрос, отрицательно покачав головой.

- Что бы там ни было, - улыбнулась она ему, поправляя волосы, - будь осторожен. Мы лучше отправим тебя сейчас домой, - добавила она. - Я бы отвезла тебя сама, но мне надо закончить здесь. Может быть, Ричард…

Мистер Уотсон с готовностью согласился отвезти ребят, к большому удовольствию Кейт. Она уселась впереди рядом с ним. Теперь, когда они собирались ехать домой, ее беспокойство о Дэви отступило, и она откинулась на кожаное сиденье, слушая музыку, которая тихо играла в автомобильном магнитофоне. Дани сел сзади между Томом и Элинор. Мистер Уотсон то и дело спрашивал, как он себя чувствует. Кейт изучающе посмотрела на брата в зеркальце. Сейчас он выглядел уже не так плохо. как раньше.

- А можно, мы придем завтра? - спросила она. когда они поворачивали на Вессонскую пустошь. - Па раскопки, я имею в виду?

- Не знаю… Это будет зависеть… - Мистер Уотсон включил стеклоочистители и посмотрел в окно сквозь начавшийся дождь.

- От чего? - спросила Кейт. Хоть бы он не сказал, что все дело в Дэви, подумала она, но потом обвинила себя в эгоизме. - Мы не будем мешать. Мы будем очень осторожны.

Его лицо стало серьезным.

- После того что случилось с Дэви, нам придется подумать, можно ли позволить вам прийти снова. Во-первых, у вашей мамы может быть другое мнение на этот счет. Но Дело не только в этом. - Его лицо просветлело. - Все зависит еще и от погоды. - Он отрегулировал стеклоочистители: дождь полил сильнее. - Если будет сыро, то мы вообще не сможем копать.

Кейт с трудом могла скрыть разочарование.

- Вот что я вам скажу… - Ричард Уотсон на мгновение задумался. Ему нравилась Кейт. Она была одной из лучших его учениц и одной из немногих, кто серьезно интересовался его предметом. Ему доставляло удовольствие поддерживать ребят ее возраста никогда не знаешь, что из них может получиться. Ее кузены, кажется, тоже очень увлечены раскопками, а Мэри явно симпатизировала ее брату. - Мы спросим у вашем мамы. Посмотрим, что она скажет. А там если погода будет хорошей и она не будем возражать, вы сможете снова прийти на раскопки. - Он улыбнулся Дэви в зеркало. - Я уверен, что Мэри найдет вам какую-нибудь работу наверху, очищать глиняную посуду или что-нибудь еще, так что не расстраивайтесь.

- А что, если ее не будет? - Кейт посмотрела через лобовое стекло на дождь. - Xорошей погоды то есть…

- Если будет дождь, можно отправиться в музей. Посмотрите на закулисную работу.- Она столь же важна, как и сами раскопки, знаете ли. Так что, если вам интересно…

- О, нам интересно, - ответила Кейт, не спросив остальных. - В котором часу?

- Около двух, если вам удобно. - Он посмотрел в зеркало, обращаясь к сидящим сзади. Они все кивнули. - Отлично. Просто обратитесь к администратору и спросите Мэри, доктора Джоунс.

- А вы там будете? - спросила Кейт, внезапно застеснявшись.

- Не пропущу эту возможность ни за какие сокровища в мире. Для меня это самая важная и интересная часть работы. Может быть, мы даже сможем выяснить, кому принадлежали эти кости.

- А как вы думаете, кому они принадлежали? - спросил Том с заднего сиденья.

- Не могу поручиться, но я думаю, что это мощи святого Вулфрика.

- Того, которому приходили поклониться паломники?

- Да.

- Почему вы гак считаете?

- Во-первых, там не весь скелет, и вы видели, в каком состоянии кости. На ним специально улаживали.

- А этот святой Вулфрик? Что в нем такого особенного?

- Ну, Мэри, возможно, уже говорила нам, что он основал наш собор в седьмом веке. Честно говоря, он довольно загадочна» фигура. Некоторые даже считают, что его вовсе не существовало. Есть много историй, связанных с ним, но в основном это мифы и легенды. Очень мало исторических свидетельств. Именно поэтому наша находка может оказаться очень важной. Говорят, он мечтал построить церковь на холме, с которого был бы виден берег реки. Вся эта территория была покрыта лесами, и сюда его привела какая-то таинственная птица, но, как гласит легенда, глава его ордена приказал ему построить здание на противоположном берегу. Однако каждое утро строители обнаруживали, что камни чудесным образом оказывались на старом месте. Конечно, есть и другие объяснения этому. Некоторые говорят, что холм…

- … был местом, где встречались феи, -почти автоматически добавила Кейт.

- Да, - удивленно повернулся к своей ученице мистер Уотсон. - Откуда ты знаешь?

- Проходили н школе в прошлом году, - быстро ответила она и почувствовала, что краснеет.

- Да, ты права. Существует мнение, что ранние христианские храмы строились там. где прежде были языческие святилища, а потом посвящались наиболее сильным святым, таким как, например, Иоанн Креститель. Его день отмечается именно в середине лета - чтобы показать феям, кто главнее. - Он засмеялся, но пассажиры не разделили его веселья. - Это может объяснить и смысл надписи «Аgnus Dei», - добавил он, внезапно задумавшись. - В любом Случае, как я уже говорил, постройка церкви на месте языческих празднеств была Средством придать ей популярность среди местных жителей. Но архиепископу Вулфрику это сослужило плохую службу.

- А что с ним случилось?

- На него напала чернь. Его разорвали на куски в собственной церкви. А мозги выбили прямо на алтаре.

- Он! Как ужасно! - воскликнула Элинор сзади. - Дэви, правда же, это ужасно?

Она толкнула двоюродного брата в бок, но он ничего не сказал. Может, ему снова стало нехорошо. Он молчал всю обратим,, дорогу и только недавно начал подавать признаки жизни.

- Кто же это сделал? - спросил Том

- Одни утверждают, что викинги. Другие - что языческие соплеменники под предводительством своих священнослужителей. Но никто не знает наверняка. Его останки были собраны и сразу же стали творить чудеса. Очень быстро возвели гробницу. До тысячи паломников в месяц приходили к ней в лучшие времена ее существо вания.

- И куда же она делась?

- Была разрушена во времена Реформации, кости оттуда вынесли то ли для тою чтобы уничтожить, то ли дли того, чтобы спрятать, никто точно не знает.

- А эта гробница. - поспешно спросил Дэви, - как она выглядела?

- Конечно, сейчас ее уже нет, но я мог рискнуть и представить ее себе. Я видел подобные здесь и на континенте. Сами кости должны были храниться в особом камеи ном гробу. Но он мог быть из слоновой кости или из какого-либо дорогого металла, украшенного драгоценными камнями

Затем его помещали внутрь искусно сделанной гробницы, высеченной из камня.

Дэви больше ничего не спрашивал и обрадовался, когда учитель остановил машину перед их домом. Он вышел и:» автомобиля. как в тумане, через силу прислушиваясь к тому, что говорил мистер Уотсон. Он помнил, что после ужасного крика, перед самым его обмороком, в его голове, подобно кадрам фильма, пронеслись картины, которые тогда не имели для него никакого смысла, - от убийства святого и до того, как были спрятаны его мощи. И вот Ричард Уотсон как бы прокомментировал те кадры. То, о чем он рассказывал, не было для Дэви новостью. Он уже видел это.

ДОКТОР МОНКТОН

Элисон Уильямс, мама Дэви, была очень благодарна мистеру Уотсону за заботу о сыне. Она никого ни в чем не обвиняла, потому что знала, что Дэви вполне мог попасть в любую передрягу и без посторонней помощи. Тем не менее она считала, что в больницу сводить его было бы нелишним и Дэви быстро отправили в травматологический пункт, а потом пораньше уложили спать.

Все следующее утро мама следила за ним как ястреб за добычей, пока не решила, чти с ним все в порядке. Она сомневалась, не пускать ли его снова на раскопки, но с утра зарядил дождь, так что ей не пришлось об этом беспокоиться. Небо было по-армейски серым, моросило мелко и противно и понятно было, что это по меньшей мерена весь день. Кейт и остальные разочарованно смотрели в окно, но Дэви был толь ко рад плохой погоде. Они наконец-то увидят, что происходит в запасниках музея а он чувствовал, что сейчас там быть безопаснее, чем бродить по темным уголкам Старого Города.

Городской музей располагался на Передней улице, по правой стороне, сразу за городской ратушей и новым зданием суда. Это было внушительное сооружение, квадратное и громоздкое. Когда-то здесь размещался суд, проводились разбирательства и вы носились приговоры. Здание выглядело неприветливым, угрюмым и внушало невольные опасения. В стенах из гранита испещренного серыми пятнами, поблескивали в отдалении друг от друга немногочисленные окна, а в нише над входом, как и в прежние времена, стояла фигура Правосудия с завязанными глазами.

Кейт толкнула большую вращающуюся дверь, которая вела в просторное, гулкое фойе с мраморным полом. Они. как и многие другие. конечно же бывали здесь и раньше, в такие дождливые дни. но тогда они приходили только для того, чтобы побродить да поглазеть, а теперь явились по делу. Большой полукруглый стол администратора стоял в середине холла.

Дэви, Том и Элинор посторонились, пропуская Кейт вперед. Она была старшей, и ей пришлось приблизиться к устрашающего вида женщине, сидевшей по ту сторону полированной столешницы. Они держались на почтенном расстоянии, делая вид, что разглядывают рекламные плакаты с видами городских достопримечательностей и афиши предстоящих празднеств.

- Извнните…

Да? Чем могу помочь? - На лацкане бутылочно-зеленого костюма женщины был прицеплен значок: «Миссис Мэрилин

Марчмонт, городском совет по туризма и отдыху».

- Мы пришли. чтобы взглянуть…

- Путеводители и рекламные брошюры - вон в той стопке, - быстро проговорила женщина, не дожидаясь, когда Кейт закончит фразу, и снова уткнулась в рас писание дежурств, которое лежало пере,! ней. Она явно считала себя слишком важной персоной, чтобы отвечать на вопросы ребят.

- Нет, - снова начала Кейт. - Нас интересует не сама экспозиция. Мы пришли к.

- Рекламные листки бесплатно, официальный путеводитель - три пятьдесят, детский развлекательный журнал - один фут

- Да нет же, - махнула головой Кейт. Мы пришли к…

- Минуточку, дорогая. А, доктор Монктон…

Кейт сделала своим спутникам круглые глаза. Это было безнадежно. Женщина перестала обращать на нее внимание и обратилась к высокому худому мужчине, который стоял за Кейт. На нем был черный длинный почти до земли, плащ. Он улыбнулся Кейт его глаза понимающе прищурились. Грива седых волос, падавшая на плечи, должна была бы старить его, но лицо у доктора Монктона было молодое. Его кожа была темной, смуглой, а щеки покрывала короткая щетина. Выражение его лица было пытливое, будто вопрошающее, а усмешка - озорная, почти проказливая, и это впечатление усиливали высокие скулы и острый подбородок. Густые черные брови почти сходились на переносице над глубоко посаженными глазами. Он перевел глаза с Кейт на других ребят, остановившись под конец на Дэви. Мальчик неловко поежился, отводя глаза от столь пристального взгляда. Он никогда раньше не встречал этого человека, но у него было странное чувство, что доктор Монктон знает, кто он такой.

- Ничего, ничего, миссис Марчмонт, я могу подождать, - сказал он со слабым шотландским акцентом, его голос звучал глубоко и мягко. - Узнайте все же, что хотела эта юная леди.

Женщина улыбнулась ему и повернулась к Кейт с плохо скрываемым нетерпением.

- Ну, что тебе нужно?

- Ми пришли к доктору Джоунс, - решительно объявила Кейт. - Она нас ждет.

- Да? - Женщина подозрительно посмотрела на них. покачивая головой. Ее лицо выражало крайнее сомнение. - На моем столе нет никакой записки…

- Но мы договорились! - воскликнула Кейт, не в силах больше сдерживаться. Она нас ждет!

- Видно, эта старая летучая мышь думает, - сказал Том достаточно громко, чтобы она услышала, - что мы собираемся утащить груду бесценных экспонатов.

«Старая летучая мышь»! Это сработало Краска залила напудренные щеки женщины, она поджала топкие, накрашенные коралловой помадой губы так, что они совсем исчезли. Ее глаза скользнули в сторону одетого в форму охранника, который стоял в углу. Кейт бросила на Тома «благодарный взгляд: теперь их всех, очень похоже, просто вышвырнут вон.

- А давайте-ка я провожу их, - вдруг ска зал мужчина. - Раз уж Мэри ждет их. Беру всю ответственность на себя.

- Очень хорошо, доктор Монктон, произнесла женщина ледяным тоном. Если вам у годно.

- Нет проблем, - кивнул он им. - Ребята, следуйте за мной.

Доктор Монктон вытащил огромную связку ключей, выбрал голубую пластиковую карточку системы безопасности и открыл дверь с надписью: «Посторонним вход воспрещен. Только для служащих музея». Дэви пришел в восторг. Он еще никогда не проходил через двери с надписью «Посторонним вход воспрещен».

- Это вы помогли вчера найти кости? - спросил доктор Монктон, когда они шли по коридору.

- Да, мы, - ответила Кейт. - Как вы догадались?

- Я помогал Мэри переводить надписи на свинцовой пластине, покрывавшей погребение.

- А, понятно. И что там говорится?

- Оказалось, что это молитва. Такая же, какие вы, возможно, читаете на школьных собраниях. Простая и сильная. По-прежнему самое лучшее средство против зла. Старое, но доброе, а? - добавил он с усмешкой. - Вы найдете доктора Джоунс там.

Он остановился у открытой двери, показывая им длинную комнату с большим столом посередине, который окружало множество рабочих приспособлений, соединен-ных с компьютером. Стол был заставлен всевозможными лабораторными приборами, микроскопами, стопками бумаг и подносами с выкопанными вещами. По стенам вокруг, от пола до потолка, лепились книжные полки с книгами, папками и коробками.

- Пока оставляю вас здесь…

- А чем вы занимаетесь? - спросила Кейт, когда он собрался уходить.

- О, я архивист. Я работаю со старыми книгами и документами, - засмеялся он. Есть и другие способы копаться в прошлом, помимо необходимости мерзнуть в ноле по колено в грязи.

- Вы работаете здесь, с Мири? - спросил Дэви, кивая на комнату перед ними.

- Нет, - взмахнул он своей седой гривой. - У меня свой кабинет дальше по коридору.

- А можно нам посмотреть, чем вы заняты?

Он снова отрицательно махнул головой

- Не сейчас, Дэви. У меня много работы. - Он еще улыбался, когда смотрел на них. а его тон оставался приятным и приветливым, но всего на мгновение его глаза казалось, подернулись пленкой, словно на них опустили защитный экран. - Мне надо многое успеть, поэтому, не обессудьте, я поспешу к себе… До следующего раза.

Он повернулся и пошел по коридору. Дэви смотрел ему вслед, заинтригованный его последними словами. Они не называли ему своих имен. Мэри Джоунс могла сказать ему, кто они такие, но вряд ли она называла каждого но отдельности. Откуда же в таком случае он знает его имя? Что-то говорило ему, что доктор Монктон не тот, за кого себя выдает.


Доктор Джоунс сидела, склонившись над компьютером.

- Привет, как вы смогли пройти? - спросила она удивленно.

- Доктор Монктон провел нас, - объяснила Кейт.

- А… - кивнула археолог. - Понятно. Он нынче в очень приподнятом настроении. Очень взволнован.

- Из-за находки? - спросила Кейт.

- Нет, - покачала головой Мэри Джоунс, - хотя он проявил к ней живой интерес. Но у него своя работа. Он здесь по обмену, его, так сказать, одолжил нам другой университет, - объяснила она, увидев их озадаченные лица. - Он ведущий архивист, и нам нужна его помощь. Несколько строителей, которые ремонтировали один из домов в Старом Городе, за стеновой панелью на шли потайную комнату. Она почти вся была занята библиотекой, это целая сокровищница документов, не позднее семнадцатого века, а некоторые книги и того старше, намного старше. Очень приятная находка Доктор Монктон сейчас ими занимается: составляет каталог и классифицирует. Это целиком его работа, - засмеялась она. - Он не позволяет никому даже взглянуть на книги. А теперь, - встала она, - хотите посмотреть, чем мы тут занимаемся?

И она повела их знакомиться с другими членами команды и с их работой.

- А нам чем бы заняться? - спросила Кейт. - Мы не хотим быть для вас обузой. -Она оглянулась на остальных. - Мы тоже хотим делать что-нибудь полезное.

- Ну тогда помогай мне, если хочешь, -произнес Ричард Уотсон, учитель истории. Он сортировал глиняные черепки и пытался составить из них что-то более или менее целое.

- Хорошо. - Кейт уселась рядом с ним, не дожидаясь повторного приглашения.

- А остальные? - спросил Дэви.

- Кто-нибудь умеет рисовать?

Элинор кивнула.

- Ну так помоги Джеки. - Мэри Джоунс показала на молодую женщину, сидящую в конце стола с бумагой и карандашом в руках. - Она зарисовывает находки.

Том совсем забыл о Дэви с его предчувствиями и тревогами. Он вдруг помешался на науке, его внимание привлек сверхмощный микроскоп, какое-то интересное оборудование и химикаты. Он углубился в беседу с молодым человеком, волосы которого были завязаны в конский хвост. Этот молодой человек рассказывал Тому о консервации органических материалов. В общем, все оказались при деле. Все, кроме Дэви.

- А ты бы помог мне, - улыбнулась ему Мэри Джоунс. - Я составляю базу данных: ввожу в компьютер все, что нам известно о твоих костях.

- Это не мои кости, - рассмеялся Дэви.

- Если бы не твой трюк с исчезновением, мы никогда и не нашли бы их. Кстати, как ты себя чувствуешь? - закончила она с легким беспокойством. - Нет ли каких последствий падения?

Дэви улыбнулся:

- Все хорошо, спасибо.

Мэри с пристрастием оглядела его. Да. похоже было, что он оправился от вчерашней передряги. Его располагающее, слегка простоватое лицо обрело нормальный цвет. Глаза, которые вчера были тусклыми и рассеянными, сегодня стали ясными, полными жизни и интереса. Она была рада за него. Мэри всегда очень переживала из-за каждого несчастного случая на подотчетном ей участке раскопок. А тут - неприятность с мальчишкой, притом этот мальчишка ей нравился. Он выглядел, как любой подросток, которого встретишь каждый день у порога музея или на Рыночной площади, они постоянно катаются там на скейте. на роликах. Коренастый, чуть ниже среднего рента, немного по-детски полноватый. Наверное, его дразнили за это, но он был из тех, кто потом незаметно вырастал за метр восемьдесят, едва перевалив через подростковый возраст. Обычный ребенок. но было в нем что-то еще, она чувствовала какую-то глубину, какую-то сверхчувствительность, которые трудно описать словами.

- Чем вы прикажете мне заняться? - спросил Дэви, слегка покраснев под ее пристальным взглядом.

Она повернулась к компьютеру, положила свои тонкие пальцы на клавиатуру.

- Ты будешь зачитывать цифры, а я - вводить их. Это скучноватая работа, но в конце концов она принесет нам дивиденды. И зови меня Мэри, - улыбнулась она, - Доктор Джоунс - слишком официально.

Дэви кивнул. Ладно, он попытается. Хотя непривычно как-то.

- Для чего это? - показал он на колонки цифр.

- Я составляю базу данных о найденных костях. Ввожу в компьютер результаты измерении. Он сможет потом обобщить их и сделать трехмерную модель того, как мог выглядеть тот, кому они принадлежали. Здорово, а?

Дэви пришлось согласиться.

- А откуда вы знаете, что это он, а не она?

- У нас есть фрагмент таза. По нему н судим.

- А что нм еще нашли?

- Мы знаем, что ткань, в которую он был завернут, сделана изо льна. и еще знаем, что первоначально он был захоронен не там, где мы нашли кости. Они были разрознены, разделены, скелет оказался неполным. Мы отправили образцы льняной ткани и костей на углеродный анализ. Результаты вот-вот должны прийти, но мы надеемся, что… мы надеемся. что обнаружится… - Она замолчала. Ей так хотелось конкретного результата, что она боялась даже произнести эти слова вслух. Чтобы не сглазить.

- Что ткань намного моложе, чем скелет?

- Да, - улыбнулась она. Парень был еще и неглуп. - Точно.

- Тогда это будет означать, что кости принадлежат кому-то знаменитому, святому Вулфрику, например?

- Да. - еще шире улыбнулась она. - Ричард, вероятно, уже рассказал нам свою теорию об этой реликвии?

Дэви кивнул. Его глаза блуждали по экрану

- А как выдумаете, теория эта… она верна?

- Да, Дэви, думаю, да. - Ее глаза сияли, она возбужденно сжимала и разжимала ладони.

- В таком случае… - Дэви замялся. Он бросил взгляд на стол, где лежали кости, потом отвел глаза, его лицо затуманилось сомнениями и страхом. - Не кажется ли вам, что нужно хранить их в более безопасном месте?

- Безопасном? - с удивлением воззрилась она на него. - Ты о чем?

- Об особом месте, где их лучше бы хранить. Например, в нашем соборе.

Она наморщила лоб. Какие странные вещи он говорит!

- Они и здесь будут в безопасности, Дэви. Не беспокойся.


Доктор Джоунс завалила Дэви работой, но в конце концов поток статистики иссяк, и она предложила сделать перерыв, дала ему денег, попросив принести ей чаю, а себе - чего захочет из автомата с напитками внизу, в холле.

По пути туда Дэви заглядывал в стеклянные двери кабинетов по обеим сторонам коридора. Они были очень маленькие, пря-мо какие-то собачьи конурки, и почти в‹г пустовали. Подойдя к двери с надписью «Доктор Монктон», он замедлил шаг: может, спросить, не хочет ли и он чего-нибудь попить? Дэви мог бы заодно принести и ему. Но доктор был поглощен работой. Он сидел. склонившись над столом, заваленным грудами книг в кожаных переплетах и стоиками бумаг, туго перевязанных бечевкой. Дэви стоял в нерешительности, боясь побеспокоить его. но тут доктор Монктон поднял голову и занервничал, засуетился, будто только сейчас понял, что за ним наблюдают.

- Что-нибудь нужно? - спросил он из-за стола.

- Нет… то есть да. - Дэви стоял в дверях, не зная, заходить или нет. Доктор выглядел не слишком гостеприимным. - Я просто хотел спросить…

Туг у нею пропал голос. Он заметил кое-что знакомое. В углу комнаты стоял посох из тернового ствола. Он был больше, чем обычная прогулочная трость, вырезай из целого деревца, искривившегося и перекрученном» во время роста. На конце посоха был серебристый набалдашник, ручка тоже была из серебра. На поверхности были вырезаны какие-то загадочные письмена, долгим употреблением посоха истертые до тот, что стали едва различимыми. По спине Дэви пробежали мурашки, точно прикосновения чьих-то холодных пальцев. Да, он уже где-то видел этот посох, сомнений у него в этом не было.

Он сделал шаг вперед, чтобы получше рассмотреть его.

- Не трогай! - закричал доктор Монктон, привстав в кресле.

Дэви отпрянул - слова и тон, каким они были сказаны, точно отбросили его назад.

- Извини, но его смазали защитным средством. Ты не хочешь отравиться, не так ли? - Монктон захохотал, пытаясь шуткой смягчить свою непонятную резкость.

- Нет, - пробормотал Дэви.

- Интересный экземпляр, хотя и не очень ценный, - примирительно добавил доктор. - Вещь антикварная, но для экспозиции не годится. Потому-то я и оставил ее у себя.

- А где вы его взяли?

- Его нашли в городе вместе с книгами и документами… Итак, чем обязан?

- Я просто хотел спросить, ие хотите ли вы чего-нибудь попить.

- Ты очень любезен. - Он явно чувствовал себя все еще довольно скованно, улыбался. но глаза оставались холодными. - Очень любезное предложение, правда, но я через несколько минут ухожу и библиотеку. И вернусь нескоро.

Он собрал бумаги, которые изучал, быстро положил их в папку; но Дэви успел заметить, что на некоторых документах стоял знак, который он видел на украшенном серебром посохе.

Дэви взял напитки и вернулся в комнату археологов, но работа больше не захватывала его. Он все время думал о том, где он мог видеть тот посох. И вспомнил - в доме Судьи Эндрюса!

Награжденный прозвищами Эндрю-вешатель и Палач, Судья был печально известной фигурой - и во времена, когда он жил. и много позднее. Он председательствовал на заседаниях суда, и сотни людей были приговорены им к смерти, которую они находили с помощью придуманного им самим приспособления, похожего на гильотину и прозванного «девица». И конце концов совершенные им преступления привели его самого на скамью подсудимых. Его осудили за колдовство, признали виновным в том, что он творил неправый суд, и отправили на виселицу. Все это было хорошо известно п представляло собой лишь одну из многочисленных страниц в красочной истории города. Луиза, которая работала гидом на экскурсиях «В поисках призраков», неизменно вставляла рассказ о Судье в вереницу популярных мифов и легенд, связанных со старой частью города. Дом Судьи был одной из постоянных остановок в ее туре. Именно гам Дэви впервые услышал о нем.

В общепринятом смысле Судья был мертв, но его злые деяния и его дух остались жить. В Городе Призраков, который существовал в мире, параллельном нашему, он был объектом страха и ужаса, силой, с которой считались многие. Дэви знал об этом, потому что видел его. Высокий человек, одетый в черное, в белом кудрявом парике и широкополой шляпе. И глаза… Дэви передернул плечами, вспомнив их взгляд, обращенный на него. Глаза, которые никогда не мигали, которые не были похожи на человеческие, потому что в них не было зрачков. Казалось, что они принадлежат огромной хищной птице.

Дэви вспомнил, как он стоял перед ним, в его комнате, ожидая приговора себе и двум своим друзьям-призракам, Полли и Элизабет. Судья склонился над столом, на котором покоилась огромная книга в кожаном переплете, Книга Возможностей, в ней записано, ЧТО ВЫЛО. ЧТО ЕСТЬ и ЧТО БУДЕТ. Судья читает ее, устремляет взгляд своих холодных черных глаз на него, Дэви, а рядом с ним все это время стоит, прислонившие ь к столу, его посох из тернового ствола с отполированным серебряным набалдашником.

Дэви не имел ни малейшего понятия, как доктор Монктон связан с Судьей, но когда ученый оторвал взгляд от своих документов, то его глаза горели лихорадочным огнем, словно он впитывал в себя из них не что ядовитое, и Дэви подумал, что вряд ли это был защитный состав для предохранения дерева от порчи.

Дэви потерянно п беспокойно бродил среди археологов, пытаясь собраться с мыслями, но когда он увидел фигуру доктора, шагавшего по коридору с посохом в руке, он понял, что ему делать.

- Мне надо уйти, - сказал он Кейт.

- Как. сейчас? Но…

- Да. Сейчас. - Дэви уже надел куртку. - Ты можешь оставаться.

Кейт посмотрела на него, по выражению его лица она поняла, что спорить бесполезно. В таком настроении он отправится куда угодно, независимо от того, пойдет ли кто с ним или нет.

- Подожди. Я позову остальных. - Она сгребла свою куртку со спинки стула. Если он пойдет один, это может кончиться плохо. Почему-то она подумала: они могут больше никогда его не увидеть.


- В чем дело? - спросила Кейт, когда они вышли из музея.

- Что происходит, Дэви? - поинтересовалась и Элинор, недовольная тем, что ее оторвали от рисования.

- Ну ты даешь, Дэви! Было все так здорово. а ты всех нас оторвал, - пожаловался Том, надевая куртку. - Что случилось?

- Объясню позже. - Дэви уже шел к лестнице. - За мной! Быстрее!

СТОРОЖЕВАЯ ЛЕСТНИЦА

- Ш-ш, Кейт! - сердито прошептал Дэви. - Он тебя услышит!

Они спустились вниз и успели заметить, что доктор Монктон повернул налево, не к библиотеке, которая располагалась на Передней улице срачу за музеем, а в противоположную сторону. Он пересек узенький переулок Кандалов, проходивший рядом с музеем.

- Мы здесь уже бывали. На экскурсии «В поисках призраков»… - Кейт оглядела окрестности и узнала обитую железом дверь и стене.

- Дэви! - Она взяла брата за руку. - Не мог бы ты все-таки объяснить, почему мы следим за доктором Монктоном?

- Я думаю, что Монктон связан с Судьей.

- Каким Судьей?

- Судьей Эндрюсом. У него посох Судьи или точно такой же, как у Судьи. Я видел его у доктора в кабинете. - Он не сводил глаз с удаляющейся фигуры Монктона. - Я чувствую, тут что-то не так. Вам остается просто поверить мне…

Кейт посмотрела на Тома и Элинор, те согласно кивнули.

- Тогда быстрее, - махнул рукой Том. - Иначе мы потеряем его.

Они осторожно продвигались вперед, держась поближе к домам, чтобы Монктон их не заметил. Но тому было, как видно, не до них. Не глядя по сторонам, он целеустремленно шагал к каменной арке, ведущей в сердце Старого Города.

Дэви подумал, уж не к дому ли Судьи он направляется, но Монктон пошел прямо по тупику Скрипача, даже не взглянув на высокое серое здание, где когда-то жил Судья. Не заглядывая ни в какие магазины, опустив голову, он все так же целенаправленно двигался в одном, только ему известном направлении, будто очень старался не опоздать куда-то.

Идти за ним было нетрудно. Туристы и приезжие, заполнившие узкие улицы, делали покупки к Пасхе и, не ведая того, не давали Монктону идти быстрее. Высокая фигура и заметная грива седых волос выделяли его среди многолюдной толпы.

Когда Монктон вдруг остановился, они сразу спрятались. Может, он их заметил? Дэви юркнул в двери какого-то магазинчика и затащил в него своих спутников. Монктон оглянулся, его глаза скользнули но тому месту, где прятались дети. Но он вел себя так, как будто не догадывался, что за ним следят, а потом резко повернул направо, покинул улицу и неожиданно вошел в узкий переулок между двумя рядами домов, наполовину обшитых деревом.



- Где же он?

Монктона не было видно ни в переулке, ни дальше по улице.

- Я не знаю, где он, зато знаю, где мы. - Том поднял голову и посмотрел на дома по обеим сторонам. - Мы проходили здесь во время экскурсии «В поисках призраков». Гостиница «Семь часов» - вон там сзади, это теперь туристическое информационное бюро, или как там оно называется? Это переулок Пыток…

Улица была замощена булыжником. В домах, обшитых деревом, были массивные деревянные же двери. Это была одна из старейших магистралей города. Теперь ее полностью отдали туристам, дома перестроили в торговые галереи, мастерские, продуктовые магазины и кафе.

- Может, он нырнул в один из магазинчиков? - предположила Кейт.

Дэви подумал немного и решил, что это вряд ли. Стоило ли так нестись через весь город, чтобы просто побродить в магазине подарков.

- Нет, - покачал он головой. - Он определенно шел куда-то. И даже старался не опоздать.

- Сторожевая лестница! - воскликнул Том. - Это совсем рядом. Вспомните экскурсию. Там есть дверь в стене, которая ведет в подземный город. Неужели не помните?

На ступенях лестницы Монктона не было, но он мог пройти на улицу, которая проходила у ее подножия. Том и Дэви быстро. через две ступеньки, побежали вниз. Кейт и Элли остались наверху, наблюдая за дорогой.

Том посмотрел вверх и вниз по улице, потом вернулся п отрицательно покачал головой: по обеим сторонам длинной дороги было чисто. Они встретились на середине лестницы. прямо перед дверцей в высокой каменной стене. На ней сейчас стоял знак фирмы, которая проводила экскурсии

«В поисках призраков». Дэви подергал ручку. Дверь была закрыта.

- Попробуй вот это. - Том вытащил из своего кошелька пластиковую карточку.

- Что это?

- Сезонный билет в центр развлечений.

- Вот здорово! - обрадовался Дэви. - Пропустит нас бесплатно, да? - Он просунул карточку между косяком двери и автоматическим замком. - По крайней мере, в кино это срабатывает. Покачай немногой… - Он подергал пластиковый кусочек. Вдруг замок щелкнул и открылся.

- Мы уже там!

Дэви довольно ухмыльнулся:

- Том, ты гений!

Они осторожно толкнули дверь, прошли в холодный узкий проход. Высоко, почти под потолком, на стене из грубого камня слабо светились аварийные лампочки. Они снова в подземном городе! Дети остановились, осмотрелись. Последний раз они были тут в середине прошлого лета, но приключения, которые они пережили тогда, навсегда запечатлели в их памяти это место, его вид. его запах, все, что было с ним связано.

ЗАЛ ОБРЯДОВ

Подземная улица, на которой они сейчас стояли, была когда-то на поверхности, открытая свету и свежему воздуху. На какое-то мгновение Дэви показалось, что он слышит голос Луизы, их гида на экскурсии «В поисках призраков», приглашающий их снова посетить скрытый город, полный ужаса и мистики.

Это место. Межевая слобода, во время эпидемии чумы было обнесено глухой кирпичной стеной, всех жителей оставили умирать по ту сторону ограды. После этого там больше никто не жил. Постепенно весь квартал был засыпан землей. Дома были по-прежнему здесь, под поверхностью современного города. Так же, как и привидения.

Насколько Дэви мог судить, сейчас здесь никого не было, но он двигался вперед очень осторожно, проверяя все помещения слева и справа. Потом он остановился, махнув рукой, чтобы они прижались к стене. Они оказались внутри знакомого помещения. Зал Обрядов отличался от всех других. Местная оккультная группа использовала его д ля проведения своих ритуалов. Он был восьмиугольным, а в центре были изображены круг и пятиконечная звезда. Напротив дальней стены стояло большое зеркало в золотой узорной раме.

Железные ворота, которые отделяли зал от подземной улицы, были приоткрыты. Дэви осторожно заглянул в них.

- Он там? - прошептал Том.

Дэви покачал головой. Помещение, задрапированное фиолетовой тканью и выкрашенное в черный цвет, было пустым. Железные ворота бесшумно закрылись, словно их только что смазали. Ребята опасливо вошли внутрь. Пахло ладаном. Посильнее всего ощущался сильный мускусный запах. Палочка свежего ладана все еще тлела в кадильнице, из огромных, неуклюжих подсвечников, установленных в углах пятиконечной звезды, кольцами поднимались клубы дыма. Кто бы ни был тут до них, он ушел совсем недавно, и не через дверь, тогда бы они его встретили. Дэви посмотрел в зеркало. Его поверхность была туманной, как и раньше. Далеко внутри, в самой глубине, что-то двигалось. Отсюда был еще один выход…

- Подожди! - схватила его за руку Кейт. -

Расскажи обо всем поподробнее, прежде чем мы пойдем дальше. Откуда ты знаешь, что Монкгон связан с Судьей?

- У него такой же посох, как у Судьи, я уже говорил вам. Я видел посох у него в кабинете, и сейчас он взял его с собой. Доктор Джоунс сказала, что Монктон работает с секретными архивами, которые были спрятаны в каком-то доме где-то в Старом Городе, - объяснил Дэви. - Она не говорила, где именно, но не надо быть гением, чтобы догадаться.

- И ты думаешь, он знает об этом зеркале? Ты думаешь, он мог…

Кейт всмотрелась в туманную черноту зеркала. Она знала: это не пустое зеркало, оно служило воротами из одного мира в другой. Она уже проходила сквозь него.

- Воспользоваться? - закончил Дэви фразу за Кейт. - Что ты думаешь? Смогли же мы, почему бы ему не знать о зеркале?

Кейт медленно кивнула. Дело понятное. Раз сквозь это зеркало проходили они, почему бы этим не воспользоваться и другим? И в самом деле.

Пока она смотрела, на мглистой поверхности стало что-то проявляться. Высокая фигура в черном плаще. Она в ужасе отпрянула назад. Монктон возвращается! Однако его фигура не приближалась, а отдалялась. Как это могло быть? Если только, если…

Кейт почувствовала, как страх охватывает ее. кровь стыла в жилах. В комнате стояло два зеркала, установленных так. чтоб отражать друг друга. Она повернулась как раз вовремя: Монктон стал проявляться в противоположном зеркале. Огромная грива седых волос, откинутых со лба, черные брови. нависшие над пронзительными внимательными глазами, рот, растянувшийся в усмешке, напоминавшей волчий оскал. Он был в двух зеркалах одновременно! Серебряный набалдашник его посоха высунулся из зеркала в комнату.

Том и Элинор нырнули за большое дубовое кресло у двери. Кейт потащила Дэви за фиолетовую драпировку. Они все стояли очень тихо, едва дыша, когда он перешел из одного зеркала в другое. Поверхность задрожала, как ртуть, потом охватила фигуру, которая исчезла в бурлящей глубине.

- Как он это делает? - Не раздумывая. Дэви наклонился, чтобы последовать за ним.

- Дэви! Нет!

Кейт схватила его за куртку. Он подался вперед, она не пускала. Дэви сделал шаг к волнистой поверхности, нырнул в свое отражение. вытянув вперед руки. Не было ни грохота, ни звука разбиваемого стекла, поверхность зеркала мягко прогнулась. Дэви потянул за собой Кейт, и они оба погрузились в зеркальную мглу.

ПО ТУ СТОРОНУ

Они стояли на Сторожевой лестнице ступенькой или двумя выше входа, которым пользовались экскурсионные группы, но самой двери больше не существовало.

Все было так же, как в середине лета. Га же пустота, пыль и разреженная атмосфера. Та же тишина. Тот же желтовато-серый полусвет: не совсем день, не совсем ночь. Мир походил на тот, который они покинули, но все же отличался от него. И снова у них не было ни малейшего понятия, как выбираться оттуда, как вернуться назад.

- Что будем делать? - спросила Кет брата.

- Пойдем за ним, - ответил Дэви, уже поднимаясь по ступеням.

- А как же Том и Элинор?

- Они позаботятся о себе сами. - Он повернулся к сестре, читая ее мысли. - Мы подумаем, как вернуться, но это потом. Сейчас мы здесь, и надо извлечь из этого пользу.

Они осторожно пошли вверх по Сторожевой лестнице. В прошлый раз опасность таилась именно там. Дэви едва спасся от Недавно Умерших, ему помог немой мальчик, Гован. Сейчас там вообще никого не было: ни друзей, ни врагов. Переулок Пыток странным образом изменился. Они завернули за угол, прижимаясь к стене дома. Вверх по улице, удаляясь от них, шагал Монктон в черном плаще.

- Это он! - Дэви рискнул высунуться подальше, чтобы получше рассмотреть его. - Быстрее! Мы должны догнать его!

Они шли за ним, изо всех сил стараясь не попадаться ему на глаза и не быть никем замеченными. Находиться в Городе Призраков - дело само по себе опасное, намного опаснее, чем быть обнаруженными тем, кого они преследовали. Чем глубже они за-ходили н город, тем более зловещей становилась сама его атмосфера.

Они миновали гостиницу «Семь часов». Дэви заглянул в пыльные ромбовидные окна, надеясь увидеть Джека Кейда и его команду, но ни разбойника, ни его спутников - Полли. Гована, Элизабет - видно не было. Дверь была закрыта, и место казалось необитаемым. Джек и его команда помогли им в прошлом, Дэви надеялся на них и сейчас. Но его друзья-привидения исчезли. Придется идти одним.

- Помнишь, что сказал Джек? - прошептал Дэви сестре, пытаясь приободрить ее. а заодно и самого себя. -В этом мире они -реальность, а мы - призраки. Это значит, что. если мы встретим кого-либо, они, возможно, п не увидят нас.

- Очень хотелось бы, чтобы ты оказал ся прав, - прошептала Кейт в ответ.

Они провалились в Город Призраков одни. без друзей, не зная пути назад. Они следили за человеком, который, очевидно, приведем к самому страшному врагу… Кейт потерла глаза. Даже думать об этом было тяжело.

Когда они выскочили на Мясницкий ряд и далее на улицу Каменоломни, Дэви был уверен, что они идут к дому Судьи. Это был тот же путь, но которому Полли вела его и Элизабет в канун Середины лета.

Ему не хотелось подходить слишком близко к дому Судьи: там могли быть Стражи. Он остановился и хотел уже сказать Кейт, что нора поворачивать назад. Но тут он услышал какой-то звук: сзади доносилось еле уловимое шлепанье ног, потом оно затихло. За ними следили! Он махнул Кейт рукой, чтобы та шла вперед, приложил палец к губам, потом снова остановился. Легкие шаги тоже остановились. Он сделал еще несколько шагов, послышалось то же самое. Каждый раз, когда они останавливались, замолкал и тот звук. А когда они начинали двигаться, он слышался снова. Но как они ни оглядывались, никого гак и не увидели. Все ближе они подходили к Монктону. Он уже начал прислушиваться, то и дело оглядываться, его темное лицо стало хмурым и озабоченным, словно он чувствовал, что за ним следят. Кем бы он ни был. он не призрак. Он сразу же их обнаружит. Их современная одежда, яркие куртки, синие джинсы. белые кроссовки яркими пятнами выделялись в пом однотонном мире, делая их очень заметными. И он. конечно же, сразу узнает их.

- За нами следят, - прошептал Дэви.

- Я знаю, - пробормотала она в ответ.

- Ш-ш… - приложил Дэви палец к губам.

Шлепающие шаги снова приближались.

Дэви и Кейт держались как можно ближе к стенам домов, прячась в тени, отбрасываемой тяжелыми деревянными балками, которые поддерживали крыши. Дэви кивнул в сторону боковой улочки, которая казалась единственным спасением.

Внезапно Дэви нырнул в какую-то арку и увлек Кейт за собой. Их окружали старинные многоэтажные дома, окна которых смотрели хмуро. Они оказались в небольшом дворе. В отчаянии оглядываясь, дети пытались найти другой выход из него, но это был тупик. Поворачивать назад было слишком поздно, шаги слышались сове ем рядом с ними. Они вжались в какую-то нишу и стояли, прислушиваясь, боясь вздох ну и. надеясь, что преследователь пройдет мимо

Дэви с облегчением вздохнул, когда шаги стали отдаляться. Но преследователь вскоре замедлил свой ход и остановился в нерешительности. Шаг за шагом он возвращал-ся назад, постоял у открытой арки, потоптался там минуту-другую. потом пошел так же неотвратимо, как и раньше, прямо на них. Дэви и Кейт приготовились: их единственным шансом было прорваться назад, понадеявшись на внезапность.

Первым побежал Дэви, протаранив какое-то существо ростом не больше самого себя. Его противник оказался намного легче его, он был худым и костлявым. Дэви был достаточно силен для своего возраста и довольно крепкого телосложения. Он не был новичком в единоборствах на спортивных площадках, а теперь, когда опасность взбодрила его, воля к жизни затмила все страхи. Он толкну л врага плечом, будто они были на поле и играли в регби, а затем схватил за горло. Кожа преследователя была холодной и влажной на ощупь, когда Дэви прижал его к стене.

- Быстрее, Кейт! Беги, пока я его держу! - Дэви встряхнул существо, совсем как коврик, и бросил на землю.

- Дэви! Подожди! - Сестра стояла рядом и оттаскивала его руку. - Отпусти, ради бога! Посмотри, кто это!

Постепенно красный туман в голове

Дэви рассеялся. Он ослабил хватку, судорожно выдохнув. Огромные черные глаза, которые потрясенно и испуганно смотрели на него поверх его согнутой руки, принадлежали Говану!

- Гован! Прости меня! - в крайнем раскаянии вымолвил Дэви. Он отпустил мальчика-призрака, поддерживая его рукой. - Надеюсь, я не очень тебя помял?

Гован хватал ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды, положив руки на колени, потом глубоко вздохнул.

- Что ты тут делаешь?

Это был глупый вопрос со всех точек зрения. Ведь Гован был дома, он принадлежал этому миру. А кроме того, Гован был немым. Он не мог ответить. Так что и спрашивать было бессмысленно.

Он просто кивнул, с усилием улыбнулся, когда ему стало лучше. Потом лицо мальчика затуманилось. Различные чувства пронеслись в его выразительных глазах. Счастье оттого, что он вновь видит своих друзей, сменилось беспокойством, тревогой, страхом. но за себя или за них. они не могли понять.

Он перевел взгляд с Дэви на Кейт и обратно, потом потер глаза и жестом показал, будто играет на скрипке.

- Скрипач! Слепой Скрипач! - догадался Дэви. - Это он послал тебя?

Гован кивнул.

- Слышишь, Кейт?- Дэви просиял, в его груди шевельнулась надежда. Если кто и мог вызволить их отсюда, так это именно Слепой Скрипач.

Гован показал на них и широким жестом обвел мир вокруг.

- Что мы тут делаем? - перевела Кейт. - Хороший вопрос. Следим за одним человеком. Прошли сквозь зеркало, помнишь?

Гован кивком попросил ее продолжать.

- Он высокий, седоволосый, но не старый, одет в черный плащ. Ты его знаешь?

Гован снова кивнул.

- Он идет к Судье?

Гован кивнул сильнее.

- Так мы и думали, - вставил Дэви. - Зачем? Что у него здесь за дела?

Гован пожал плечами и развел руками. Ответить на такие вопросы ему было не по силам. Потом он наклонил голову набок, словно прислушиваясь, приложил палец к губам, чтобы они замолчали, и его глаза превратились в озера страха. Время разговоров закончилось. Он потянул их назад, прячась в тени арки. К ним приближались тяжелые шаги, слышался стук сапог по булыжной мостовой, звук шагов в сопровождении ритмичного постукивания посоха о землю. Одетая в черный плащ фигура пронеслась вдоль улицы. Монктон был не один, но его спутники не издавали звуков. За ним шеренга за шеренгой следовали тени.

СКВОЗЬ ЗЕРКАЛО

Оставшись одни в Зале Обрядов, Том и Элинор спорили о том, что делать. Инстинкт самосохранения говорил нм. что следовать за кузенами сквозь зеркало - опасно. Не было гарантии, что они смогут вернуться назад, да и кто знает, какие сюрпризы приготовил им мир приведении на этот раз? Кажется, им двоим безопаснее и разумнее ждать здесь. Но ожидание - трудная штука. И непонятно, где лучше оставаться: здесь или все же на улице?

Том решил, что им следует остаться, по крайней мере на некоторое время, и подождать, не вернутся ли Дэви и Кейт обратно тем же способом. Элинор нашла это решение разумным.

Зал Обрядов, залитый странным фиолетовым светом, с колдовскими принадлежностями и странными знаками, не потерял своей пугающей таинственности. Более того, в атмосфере чувствовалось угнетающее дух и холодящее сердце присутствие зла.

Том тоже эго почувствовал. Он крепко обхватил себя руками. Температура в помещении падала. Окутавший их холод был далеко не естественным.

- Послушай, есть еще одно… - тихо сказала Элинор, будто боялась, что их могут услышать.

- Что?

- Я только что вспомнила об этом… Когда мы в прошлый раз прошли сквозь…

- Да-а.

- Когда мы были в Городе Призраков, казалось, что прошло много времени, но когда мы вернулись…

- Было так, словно время остановилось, - закончил Том за свою сестру. Он тоже заволновался при виде страха, который отражался у нее на лице.

- Точно. Но вопрос в том…

- … кто вернется первым…

Внезапно Том заметил, что в Зале кое-что изменилось. Поверхность зеркала стала темнеть. Туман на ней, казалось, сгущался и клубился. В глубине появилась фигура, которая с каждым шагом становилась ближе и ближе…

- Ты права. Пошли отсюда. - Том подхватил сестру и побежал к двери.


Доктор Монктон вышел из зеркала, настороженно и с опаской осмотрелся. Зеркало, стоявшее позади него, ничего не отражало своей черной как сажа поверхностью. Он отошел в сторону, как бы пропуская следовавших за ним. Том и Элинор нырнули в комнату на противоположной стороне каменного коридора, легли, вжались в пол, чтобы не попасться на глаза Стражам, которые выходили из зеркала.

- Что будем делать? - спросила Элинор, пропищав, как мышка. - Что, если они увидят нас здесь?

- Ш-ш… - Том приложил палец к губам и рискнул разжать ресницы.

Фигуры н черных балахонах выплывали вперед и строились в шеренги. Они шмыгали носами, вынюхивая врагов. Монктон возглавлял их, бросая взгляды своих блестящих темных глаз во все стороны. Вдруг они все нерешительно застыли на месте и, задрожав, стали медленно поворачивать головы в капюшонах в одну сторону. Острые, черные глаза Монктона последовали их примеру. Том больше не мог смотреть. Он обнял сестру, которая приглушенно рыдала от ужаса. Еще секунда - и их обнаружат.


Близнецы оставались на месте, ничего не слыша от страха, втяну в головы в плечи. Шаги приближались. Их звук странно отдавался в туннеле. Теперь Том услышал и голоса. Один голос был ему знаком. Он рискнул взглянуть еще раз. Стражи не умели разговаривать.

Напротив, в Зале Обрядов, Монктона уже не было, но стены были покрыты тенью, они стали темнее обыкновенного, черный цвет с тал более насыщенным, чем пятна краски, которой было покрашено помещение. Стены были матовыми, словно на них лежал толстый слой сажи. Из зала исходил холод, будто кто-то открыл дверцу морозильника, но Стражи стояли неподвижно и тихо, потому что мимо, шаркая ногами, проходила многолюдная экскурсия «В поисках призраков».

Том схватил Элинор, и они влились в группу туристов, которые возвращались с послеполуденной экскурсии.

- Я прошу прощения за то. что сегодняшний тур оказался короче обычного, - говорила их гид Луиза. - Мы должны выйти через вход. Наш обычный выход временно закрыт из-за ремонтных работ. Сюда, пожалуйста.

Ремонтных работ! Лицо Луизы скривилось в ироничной усмешке. Все вокруг развалилось. Плюс этот ужасный холод. Она потуже завернулась в плащ, обернув его вокруг своей полной фигуры. С каждым днем здесь становится холоднее. Она быстро провела свою группу по Залу Обрядов, хмурым взглядом подгоняя отстававших. Она особенно не любила это место. Предсказатели, зачастившие сюда, просто провоняли помещение своими ужасными ароматическими палочками, отгоняющими духов. Она с отвращением наморщила нос. Он и впрямь омерзителен, этот зал!

Она вывела свое стадо на Сторожевую лестницу в рекордно короткое время, пересчитав всех, кто выходил в тщательно охраняемую дверь. Экскурсанты, мигая, стояли на послеполуденном солнышке, большинство были рады тому, что выбрались из подземелья. Это был неудачный тур. Пока они стояли, она снова быстро пересчитала их. Странно, кажется, она привела на два человека больше. Откуда они могли взяться? Ну ладно, это лучше, чем потерять двоих. Слава богу, этого с ней не случалось. Только раз прошлым летом, когда один мальчик покинул экскурсию. Он просто вернулся на поверхность. Она была на волосок от неприятностей: потерять кого-нибудь под землей - настоящий кошмар!

Группа разошлась, Луиза поспешила на Рыночную площадь за следующей партией. Она серьезно подумывала о том, чтобы бросить работу гидом на экскурсиях «В поисках призраков». Ничто не может заставить ее продолжать здесь работать. Деньги тут маленькие, а она все же настоящая актриса, ну пусть не актриса, а пока что студентка театрального института, но это почти одно и то же. Все эти раскопки сделали туннели опасными. И ладно бы только это, но внизу раз за разом случаются всякие странности, необъяснимые происшествия: температура в подземелье падает, народ видит призраков, чувствует их присутствие. И это простые люди, не медиумы, не специалисты по паранормальным явлениям. Да она и сама стала видеть необычные вещи! Луиза покачала головой. Если и дальше будет так продолжаться, придется все же поискать другую работу.

ДЖОНОВ КОЛОДЕЦ

Дэви и Кейт прятались под аркой, пока Гован не вернулся и не просигналил им, что можно выходить. Они решили сначала, что он отведет их назад к Сторожевой лестнице, в Зал Обрядов, но он свернул под вывеску «Семи часов». Возможно, гостиница была все же обитаема.

Слепой Скрипач сидел на вымощенном булыжником дворе, заняв скамейку под нависавшей галереей, которая окружала всю территорию двора. Он прислонился к серым перилам и покоробившейся деревянной стене, его деревянный посох лежал рядом. Одна рука держалась за плющ, который вился вверх по лестнице, закручиваясь вокруг перил и их сучковатых стоек, другая - покоилась на скрипке. Он закрыл глаза, словно грелся на солнышке в мире, где оно никогда не светило. Когда они подошли ближе, его веки слегка дрогнули, а лицо, изрезанное старческими морщинами, расплылось в улыбке. Он пошевелил листву рукой в знак приветствия.

- А, Дэви, Кейт, как вы добрались? Я вас заждался. Присаживайтесь. Мы должны о многом поговорить.

Дэви осторожно огляделся.

- Не бойся. Здесь ты в безопасности. По крайней мере, сейчас. Почему вас заинтересовал этот человек, Монктон?

Дэви рассказал Скрипачу о встрече с Монктоном в музее, о том, как в доме Судьи были найдены документы, с которыми тот работал. И что у Монктона был посох Судьи, который Дэви узнал, а потому решил проследить за ним.

- Я начинаю понимать. - кивнул Скрипач, его глаза вращались в глазницах. - Этот Монктон раздобыл книги и записки Судьи. В них он нашел знания, позволившие ему проникнуть сюда. Он вступил в контакт с Судьей, который согласился помочь ему.

- Но почему? - спросил Дэви. - Зачем?

Скрипач потер щеку и задумался на некоторое время.

- Я не знаю, что он хочет получить, но, в зависимости от его целей. Судья может предложить ему все что угодно, от огромного богатства до вечной жизни. Расскажи мне. что он собою представляет, этот Монктон?

- Я не знаю, честно говоря, - пожал плечами Дэви. - Я только сегодня с ним познакомился. Он, ну…

- Книжный червь, - помогла Кейт. - Я бы так выразила свое впечатление о нем.

- А, тогда он захочет знаний. Самая страшная вещь на свете! Поиск тайных, запрещенных знаний многих привел к погибели. В свое время Судья сам был великим ученым. Он был просвещенным человеком, глубоко познавшим таинства жизни, но он выбрал неправый путь. В поисках знаний он собрал много редких книг и много написал сам, указывая дорогу многим умным людям, которые рискнули ступить на этот грешный путь, или тем, которых склонили к тому, чтобы выбрать его. - Он замолчал. - Судья потребует что-нибудь взамен…

- Что, например?

- Кто знает? - Скрипач выпрямил свои прекрасные пальцы. - Он может попросить его принести какую-нибудь вещь или выполнить задачу, которая под силу только живому. -Он на мгновение задумался, потом снова заговорил: - Нынешние раскопки стали здесь источником больших беспокойств. Они вывели из равновесия многих призраков. Идут слухи, что в самом сердце города было найдено нечто грандиозное. - Он повернул голову к ним обоим. - Вы не знаете, что бы это могло быть?

Дэви кивнул.

- Мы были там. когда это было найдено. Считают, что это реликвия…

- Реликвия? - выпрямился Скрипач. - Что вы о ней знаете? Вы видели ее?

- Ну, сначала они должны сделать анализ и все такое, но они предполагают, что это останки святого Вулфрика.

- Взятые из собора? Из большой церкви Иоанна Крестителя?

- Да. Во всяком случае, они так ду мают. Это может быть очень важно. - Дэви перешел на шепот. - Когда я впервые увидел его, там был Страж, он что-то вынюхивал.

- Вот как! - Скрипач оперся на свой посох, вглядываясь в даль своими невидящими глазами. - Все начинает проясняться…

- Разве? - Дэви покачал головой. - А я совсем ничего не понимаю.

- Подождем, - загадочно улыбнулся Скрипач. - Завтра я буду знать все. Приходите на Рыночную площадь в три часа пополудни, мне будет что вам рассказать. А теперь вам надо уходить. Вы и так слишком задержались и Городе Призраков. Еще немного, и вы начнете привлекать внимание. Судья уже нашел себе одного живого слугу, я вовсе не хочу поставлять ему других. - Гован поддерживал его, пока он вставал. - Нам надо вернуть вас в ваше время. А потом, - он положил руки на плечи Говану, который улыбнулся своему хозяину, - нам придется поработать, мне и Говану.

Они покинули гостиницу «Семь часов», пройдя под скрипящей вывеской. Дэви спросил, где сейчас Джек, Элизабет и Полли. Но Скрипач или не знал, или не хотел говорить. Он не отвечал, глубоко задумавшись. Гован повел их по кривой, залитой помоями улочке. Почти посередине ее располагался глубокий каменный желоб, окруженный папоротником. Вода струйкой текла изо рта старой, источенной статуи не то животного, не то человека. Это был Джонов колодец, давший название всей улице, но ни Кейт, ни Дэви никогда не видели его в своем городе. Колодец был закрыт крышкой, а вода из него отведена в сторону задолго до их рождения.

Слепой Скрипач остановился перед колодцем. привлеченный запахом свежести и звуками текущей воды. Он постоял некоторое время, склонив голову, потом сказал:

- Это святой колодец, посвященный Иоанну Крестителю, он до сих пор так и называется. В легенде говорится, что святой Вулфрик остановился здесь, бродя по лесу в поисках места, где мог бы воздвигнуть церковь. Он очень устал, натрудил ноги, хотел пить, был совершенно измучен. Он сел отдохнуть, и вдруг из леса вышел человек. Он был бородатый, в грубых одеждах, дикий и страшный, с тяжелым посохом в руках. Он попросил у Вулфрнка хлеба. У того был кусочек, которого мало было даже для него самого, но он с радостью поделился им с путником, посетовав на то. что не может дать ему воды, чтобы утолить жажду. Человек сказал, чтобы он не печалился, и воткнул посох в землю. Из того места, куда вошел посох, забил родник, чистый и прозрачный. Вулфрик понял, что путник - это Иоанн Креститель, и посвятил свою церковь ему. Это его колодец. И даже сейчас это необыкновенное, святое место. А теперь поищите что-нибудь в ваших карманах. Что там у вас есть?

Они оба покопались в своих куртках. Кейт нашла пять пенсов. У Дэви денег не оказалось, только мраморный шарик и футбольная эмблема, которую его отцу дали на сдачу, когда он покупал бензин.

- Это подойдет. Теперь бросьте все это в колодец, в виде подношения. Попросите у Святого Иоанна благословения и пожелайте вернуться в то время, которому принадлежите.

Вокруг них собирались тени. И они проделали все, как он велел, не задавая вопросов…

БЕЗОПАСНОЕ МЕСТО

Дэви и Кейт почувствовали, что их толкают прохожие на шумной улице, а они стоят и смотрят в стену. Чуть ниже на грубой серой поверхности висела табличка городского совета по сохранению памятников старины, на которой было написано: «На этом месте когда-то был колодец Святого Иоанна - Джонов колодец. На протяжении многих веков этот святой источник давал воду для всего города. Разрушен в девятнадцатом веке после того, как был признан угрозой общественному здоровью».

Они появились так внезапно, что в них врезалась какая-то женщина.

- Извините, - машинально произнесла она, потом узнала их и добавила с удивленной улыбкой: - Привет. Откуда вы появились?

Это была Мэри Джоунс, археолог.

- Да мы просто гуляли, - улыбнулся в ответ Дэви. - А что вы здесь делаете?

- Я живу здесь неподалеку. У меня квартира над информационным туристским бюро…

Дэви вскинул голову, его глаза расширились от удивления.

- «Семь часов»? - не удержавшись, спросила Кейт.

- Ну да… - Мэри откинула свои рыжие волосы, упавшие на глаза, и озадаченно свела брови. - Раньше там был паб с таким названием. Очень давно. Да, ты много знаешь о городе. - Она изучающе посмотрела на Кейт. - Просто ходячая энциклопедия. Никогда не хотела водить экскурсии?

- Да нет, вроде… - пробормотала Кейт, сильно покраснев.

- Мы разыскиваем своих кузенов, - сказал Дэви, чтобы скрыть смущение Кейт. - Мы потерялись. Вы случайно их не видели?

- Случайно видела. Они были на Рыночной площади. Я видела их, когда выходила из собора.

- Да? - Теперь пришла очередь Дэви удивляться. - А что вы там делали?

Археолог внезапно почувствовала себя неловко. Она прочистила горло нервным покашливанием, потупила глаза и поковыряла землю носком своей туфли.

- Я последовала вашему совету. Не знаю почему. В любом случае пришлось бы показать им останки. Я взяла кости, мощи, - быстро сказала она, - и оставила их у настоятеля для большей безопасности.

Она действовала импульсивно, и ее мотивы были далеки от научных. Ее поступок был чисто интуитивным, а в ее профессии интуиция не очень-то поощрялась. Мысль отдать кости на хранение в церковь пришла к ней внезапно, но была такой сильной, что она действовала почти не раздумывая. Ей казалось, что она поступает правильно, но сейчас уверенность покинула ее, и она чувствовала себя довольно глупо.

Дэви посмотрел ей в глаза. Она была взрослой, и он не очень хорошо знал ее, но ему хотелось сказать: «Правильно сделали». Она поймала его взгляд и отвела глаза в сторону. Было в мальчишке что-то, что заставляло ее нервничать.

- Мы когда-то проводили здесь раскопки. Потом они повесили эту табличку. - Она кивнула в сторот колодца, переменив тему разговора. - Нашли много интересных вещей: монеты, булавки, украшения, которые бросали сюда, главным образом, как подношения богам. Ну, - оглянулась она, - я пойду. Мне нужно зайти в гастроном в переулке Пыток. Ричард собрался сегодня зайти ко мне на ужин. Мы увидимся с вами завтра?

Дэви кивнул.

- Еще один вопрос, - добавил он. когда она совсем уже собралась уйти. - Вы уверены, что кости принадлежат святому Вулфрику?

- Еще нет, - покачала она головой. - Мы еще не получили результатов анализов, но мне кажется, что это так. До завтра.

- Если сможем. - Кейт хотела напомнить Дэви, что на следующий день мама собиралась пойти куда-нибудь всей семьей. - Будет зависеть от того, что скажет мама.

- На всякий случай: утром я буду на раскопках, а после обеда в музее. Пока.


Они нашли Тома и Элинор сидящими на ступенях Рыночной площади.

- Я думала, мы потеряли вас навсегда! - насмешливо сказала Элли, хотя, когда ее кузены провалились сквозь зеркало, такая перспектива вовсе не казалась ей такой уж похожей на шутку.

Том повел их прочь от толпы в тихую часть площади, где их наверняка не смогут подслушать, и рассказал о Монктоне и Стражах.

- Их тут целая пропасть где-то прячется. - Том оглянулся с опаской, будто они могли стоять у него за спиной.

Дэви насупился. Новости были не из лучших. Он не знал, что задумал Монктон, но был уверен, что Судья послал свои когорты зла в их мир, чтобы они помогли ему украсть реликвию. Возможно, завтра Скрипач сможет рассказать им больше. Если, конечно, удастся уговорить маму пойти в Старый Город вместо того, что она запланировала. Дэви взглянул на огромный серый камень перед собором. Вырезанные на нем святые стояли плотными рядами, их старческие лица смотрели вниз, пальцы были сложены в благословляющем жесте или направлены в небо. Никакая потусторонняя сила не посмеет напасть на такое святое место. Кости здесь в безопасности.

НОВОСТИ ОТ СКРИПАЧА

Уговорить маму посетить Старый Город оказалось не так сложно, как они думали. Она объявила идею «восхитительной», но перед этим бросила на Дэви один из своих вопросительных взглядов. Когда она предлагала пойти туда перед Новым годом, он отказался даже близко подходить к этому месту. Иногда он бывает очень странным ребенком, подумала она. вспомнив его внезапные капризы и быстрые смены настроения. Возможно, все это просто возрастное, и он скоро перерастет эту фазу. Возрастное или нет, но это может быть очень утомительным. как тот скандал, который он устроил по поводу представления на Рождество. Ну а сейчас он, кажется, довольно весел. думала она в машине по пути в город.

Она припарковалась на одной из многоэтажных парковок в Новом Городе, опустила деньги в парковочный аппарат: парковка в Старом Городе была почти невозможна даже в лучшие времена, а все эти строительные работы только ухудшили положение. Она еще не видела новостроек и хотела узнать, что туг затевается. Это было од-ной из причин того, что она согласилась поехать сюда. Она остановилась перед одним из временных ограждений прямо у Пушечных ворот, изучая предполагаемые изменения.

- А где раскопки, на которых вы были?

Кейт показала на карте.

- Мы можем пойти посмотреть? Было бы интересно взглянуть, что они там делают. И мне бы хотелось увидеть мистера Уотсона, чтобы поблагодарить его еще раз за заботу о Дэви. Такой милый молодой человек…

Кейт поймала взгляд Элинор и подмигнула ей. Мама всегда считала Ричарда Уотсона милашкой.

- А эта доктор Джоунс, о которой вы говорили? Я бы и ее хотела поблагодарить…

- Может быть, позже, мам. - Дэви потянул ее за руку. - Идем сначала на Рыночную площадь.

Он шел так быстро, что прямо-таки тащил маму вверх по Передней улице к собору. Слепой Скрипач сказал, чтобы он был там в три часа пополудни, они уже опаздывают. Если мама заговорит с Уотсо-ном, то они доберутся до места вообще к ночи.

- Подожди минутку, Дэви. - Элисон Уильямс посмотрела на сына сверху вниз. Она всегда чувствовала, когда от нее хотели что-то скрыт»., даже если не догадывалась зачем. - Что там такого особенного на Рыночной площади?

- Там уже открылись летние кафе, - сказала сообразительная Кейт со своей сладкой улыбкой. - Мы могли бы выпить чая на солнышке.

- Самое лучшее предложение за весь день, - улыбнулась мама в ответ. - Я бы не отказалась выпить чашечку…

Дэви бросил на сестру благодарный взгляд. Как просто и как вовремя она его выручила! Кейт иногда совершала просто гениальные поступки.


Часть Рыночной площади была заставлена столиками и стульями открытых кафе, как и сказала Кейт. Мама повела их к «Джино», итальянскому кафе на углу, куда они всегда заходили. Дэви нерешительно топтался на месте, высматривая Слепого Скрипача и Гована, который должен быть с ним.

Но он не видел никого похожего на них, хотя часы на соборе пробили уже четверть четвертого.

- Идем. Дэви. - позвала его мама. - Не зевай, занимай места.

Большая группа туристов, которых обслуживали бесплатно, потому что это входило в стоимость гура, налетела на кафе, словно стая скворцов. Элисон с ребятами пришли в «Джино» как раз вовремя, чтобы успеть сесть.

- Нас тут затопчут, - пожаловался Дэви.

- Хорошо еще, что мы вообще нашли свободный столик, - заметила мама, просматривая меню.

Заказ и ожидание заняли порядочно времени, но ни Гована, ни Скрипача по-прежнему не было. Дэви вертелся на своем месте, беспокойно и нетерпеливо, стараясь сесть гак, чтобы было лучше видно всю Рыночную площадь.

- Иногда тебя трудно понять, Дэви, - посмотрела на него поверх чашки мама. - Это ведь была твоя идея пойти сюда, а теперь ты сидишь как на иголках. Перестань крутиться и ешь мороженое, пока оно не растаяло… - Она вдруг замолчала на сере-дине фразы и поставила свою чашку на стол. - Какая чудесная музыка! Откуда она? - Мама забыла о своем раздражении и огляделась по сторонам.

Музыка звучала негромко, но проникновенно, напев был возвышенный и грустный одновременно. Скрипка пела о разлуке и страсти. Высокий и сладостный свист дудочки то замолкал, то поддерживал ее, наполняя воздух жалобной мелодией.

- Я знаю этот мотив! - воскликнула мама. - Он уводит меня в прошлое. Упоминает о моей подруге Шейле, которая играла его в ирландском оркестре. Эта мелодия была одной из самых моих любимых. Но постойте, как же называлась пьеса? Никак не могу вспомнить! Послушай, Дэви… - Она достала из сумочки кошелек. - Иди и дай им это. - Она протянула ему несколько монет. - И спроси название мелодии.

Зажав деньги в руке, Дэви подошел к Рыночному кресту. Он взглянул на рекламный щит экскурсионных туров «В поисках призраков», который стоял на своем обычном месте, хотя в графе «следующий тур» стоял прочерк. Внизу кто-то нацарапал: «Отменено из-за болезни гида».

Вокруг музыкантов собралась целая толпа. Дэви пришлось пробиваться через нее. Туристы бросали монеты и банкноты в широкополую шляпу. Дэви бросил свои деньги к остальным. Старик играл с закрытыми глазами, его белые как снег волосы рассыпались по плечам. Он одобрительно кивнул, а огромные черные глаза Гована посмотрели на мальчика с улыбкой. Дэви тихо стоял и ждал, когда они закончат играть.

Скрипач опустил инструмент. Он кланялся и улыбался. В шляпу посыпались деньги. Подождав, когда толпа разойдется, он заговорил с Дэви.

- Встретимся в соборе, я о многом хочу рассказать тебе, - сказал он и снова поднял скрипку. - Мелодия, которая так понравилась твоей маме, называется «Каррикфергюс». Чудесный старинный мотив. У нее превосходный вкус. Спроси, не знает ли она вот эту мелодию. Это для нее.

Стремительный, порхающий смычок выводил нежные, тихие ноты, потом заиграла дудочка, издавая чистые, ясные, горько-сладкие звуки. Даже без слов было ясно, о чем была песня: о потерянной любви, которую уже никогда не вернуть. Дэви не смог удержаться, глаза обожгли слезы. Когда он вернулся к столику, его мама тоже смахивала слезы.

- Он сказал, что последняя песня называлась «Каррнкфергюс», а эта - для тебя.

- «Она идет по ярмарке» - одна из моих любимых. Как он догадался? Этот парень действительно умеет играть… - Она откинулась на спинку стула, закрыла глаза и не открывала их, пока не смолкла последняя нота.


* * *

- Чем вы хотите сейчас заняться? - спросила Элисон Уильямс, когда они уже собирались уходить.

- Я думаю, мы могли бы пойти осмотреть собор… - отважился предложить Дэви. Все с разной степенью удивления уставились на него. - Тому нужно побывать внутри, чтобы выполнить школьное задание. Так ведь?

- Да… мм… да… мм… - начал Том, потом беспомощно оглянулся на остальных. Незаметный удар, который Дэви нанес по его лодыжке, возымел успех, и тот быстро ответил согласием, хотя затруднился бы объяснить, что это было за задание.

- Церковная архитектура, - помогла Элинор. - Ему нужно собрать открытки и все такое.

- Что же ты раньше не сказал? - улыбнулась ему тетя.

- Чуть не забыл. - Том чувствовал, что краснеет.

- Тогда пошли. - Элисон повела их через площадь. - Я не была внутри целую вечность, но мы не сможем оставаться там слишком долго. - Она посмотрела на часы. - Мне надо успеть забрать Эмму. И время парковки тоже заканчивается.

Когда они вошли в огромные западные ворота собора Иоанна Крестителя, Дэви невольно посмотрел вверх. Каждый раз, когда он приходил сюда, его завораживали. наполняли необыкновенным чувством размеры и внутреннее пространство храма. Легкие, парящие колонны взлетали вверх, где элегантные арки заключали свет и воздух в свои каменные пределы и заставляли людей внизу чувствовать себя карликами.

Напротив входа Гован опускал деньги в ящик для пожертвований на содержание собора. Когда Дэви подошел, он приветливо ухмыльнулся и кивком показал на левый неф храма.

Дэви нашел Слепого Скрипача в тихой боковой часовенке. Он сидел выпрямившись, глубоко погруженный в молитву или раздумье. Он не сдвинулся с места, когда Дэви подошел к нему, только слегка наклонил голову, показывая, что знает о его присутствии.

Дэви подвинул мягкую фетровую шляпу и сел рядом.

- Ну, - сказал он, - есть новости для меня?

- Да, Дэви, есть. Кости, которые вы нашли. действительно, принадлежат святому Вулфрнку. Они должны находиться здесь, покоиться в этом древнем мирном месте. Здесь, в этой самой часовне. - Он склонил свою большую белую голову в сторону пустой ниши в серой стене позади алтаря. - Там была его усыпальница в течение мно-гих веков, пока кости не забрали и не осквернили место, где они покоились. - Он на мгновение замолк. - У меня много друзей среди живых и мертвых, и они сказали мне, что кости были взяты отсюда вчера вечером.

- Верно, доктор Джоунс взяла их. Она археолог.

- Да, она взяла их для проверки. - Он поморщился. - А ты не знаешь, планирует ли она вернуть их назад?

- Нет, не знаю, - пожал плечами Дэви. - Но это можно выяснить.

- Выясни. - Слепой старик сжал его плечо. - Скажи ей. что они должны покоиться здесь.

- Почему? Вы узнали, что именно Судья хочет сделать с ними?

Скрипач кивнул.

- Но я боюсь не его.

- А кого же тогда? Монктона?

- И не его. Есть кое-кто еще… - Скрипач снова замолчал, поднес руку ко рту, полный самых тревожных предчувствий. - Мне надо было догадаться раньше. Понять по природе самой находки.

- Догадаться о чем? Понять что? - торопил Скрипача вопросами Дэви, обеспокоенный выражением его лица.

- Здесь замешан кое-кто еще. - Он откинулся назад, вращая своими невидящими глазами, как бы просматривая какую-то внутреннюю картину, доступную только ему. - Жил однажды человек. Еще будучи мальчиком, чуть старше тебя, он был уже ростом за метр восемьдесят. У него были темные волосы и бледная кожа, он был очень красив, с большими сияющими глазами, широко расставленными на его чистом и худом лице. Он был строен, его запястья тонкими тростинками торчали из льняных рукавов рубахи. Даже в юности он. казалось, был поглощен какими-то думами. Он происходил из одной из самых благородных фамилий в стране, но был младшим сыном и предназначался для служения церкви. Он вступил в монашеский орден, стан просто братом Робертом, но он не подходил для созерцательной жизни. Он вырос из заносчивого, колючего мальчика-послушника в гордого и умного мужчину с бес покойным, тонким умом и претензиями ни мирскую власть. Он ее добился, для себя и для своего братства. Он стал приором в своем ордене, и золото потекло н его казну. Он был советником королей н князей, его избирали в самые высокие советы на родине и за ее пределами. Его приход был одним из самых богатых в Англии, хотя и пользовался дурной репутацией. Богатство и власть приора Роберта росли, а вместе с ними росли и слухи о том, что он платит за них грязными делами…

Дэви вопросительно поднял голову.

- Занимаясь черной магией, - объяснил Скрипач, чувствуя вопрос мальчика, - он вступил в сделку со злом. Затем, на вершине могущества, он совершил роковую ошибку Приор Роберт переоценил свои возможности. Он исчез вместе со своими помощниками. Комната, где они собирались, сгорела дотла от пола до потолка, никого в ней не нашли. Сейчас он глава тех. кого мы называем Стражами. Остальные его последователи осуждены скитаться между двумя мирами, этим и тем, как и все мы. - Он замолчал и склонил голову на сложенные в молитвенном жесте руки.

- Я все-таки не понимаю, - произнес Дэви через секунду-другую. Он не хотел прерывать размышления старика, но времени было мало. - Какое это имеет отношение к реликвии?

- Как многие черные маги оскверняют крест нашего Христа, переворачивая его в своих греховных и безнравственных обрядах, гак и Судья с приором Робертом хотят использовать эти святые мощи для своих страшных, жестоких и грешных целей, но они не могут сами забрать кости из твоего мира. Им нужна помощь живого, вот почему им понадобился Монктон. Единственное место, где реликвия будет в безопасности, - это святая церковь. Скажи мне, куда твоя подруга-археолог, доктор Джоунс, отнесла их?

- Наверное, в музей.

- А Монктон работает там же?

Дэви кивнул.

Скрипач вздохнул и провел рукой по своим слепым глазам.

- Музей для них очень удобен. Раньше там проводились судебные разбирательств;! под председательством Судьи Эндрюса. Он многих оттуда послал на виселицу. Здание пропитано злом. Некоторые считают, что его тело после смерти вернулось туда и прячется там за стенами… - Голос старика стих, а бледное, как пергамент, лицо побледнело еще больше. Длинная рука, нащупывающая плечо Дэви, дрожала.

- Что? - испугался Дэви. - Что случилось?

- Я начинаю понимать их замысел…

- В чем же он?

Скрипач не стал отвечать.

- Я могу ошибаться, - сказал он. - То. чего я опасаюсь, не может произойти. Это запрещено. Даже Судья и приор Роберт… - Он повернулся к Дэви с новой настоятельной просьбой: - Теперь ты должен действовать. - Он еще сильнее сжал плечо мальчика. - Ты должен помешать Монктону завладеть костями святого Вулфрика. Святые мощи не могут оставаться в музее. Их нужно перенести сюда, где они и должны находиться, и это необходимо сделать до захода солнца.

- Но как? - Дэви почувствовал, как внутри его поднимается страх. Монктон был взрослым человеком. Как мальчик может остановить его?

- Обратись к той женщине, доктору Джоунс. В ней есть что-то такое… незаметное на первый взгляд. Она тебе поверит.

Дэни покачал головой, ему так не казалось. Ему никогда не удастся убедить ее, что Монктон - не тот, за кого себя выдает. Несмотря на слова Скрипача, Дэви верил собственному опыту: взрослые всегда стоят друг за друга.

- Как быть с моей мамой? Она хочет, чтобы мы ехали домой…

- Я уверен, вы что-нибудь придумаете, - сказал Скрипач, взмахом руки отметая все. как ему казалось, пустые возражения Дэви.

- А как насчет… - Дэви наклонил голову, заговорив о настоящей причине своего нежелания участвовать в этом деле. - Как быть со Стражами?

Дэви боялся их и уже не мог скрывать этого. Он не удивился, когда узнал, что они происходили от монахов, одержимых злом. В их темных фигурах, одетых в сутаны и капюшоны, воплотились все его прошлые страхи. Одна мысль о приоре Роберте, их гиганте-вожаке, заставляла его сердце трепетать от ужаса.

Слепой Скрипач нашел руку мальчика.

- Я понимаю, что требую от тебя слишком многого, - произнес он тихим голосом. - Но я помогу тебе всем, чем только смогу. Пришлю Джека Кейда и его команду, может быть, и других. Они придут, когда в них будет нужда, ничего не бойся.

Дэви почувствовал, что к нему возвращается уверенность. Он подумал еще минуту.

- Ладно, так и быть, - сказал он. - Сделаю все, что смогу.

- Молодец! - Скрипач потрепал его по плечу. - Я знал, что мы можем на тебя положиться. До свидания, Дэви. И удачи!

- Теперь только бы уладить все с мамой.

- Да. Ты сделаешь это сам…

Как только мальчик ушел. Скрипач свел брови в глубоком раздумье. Против них собираются грозные силы. Все Стражи покинули город, последовав за своим вожаком в этот мир. В таких количествах они мот быть опасными для Джека и его команды. Он закрыл глаза, сфокусировав внутреннее зрение на Дэви. В обычных обстоятельствах он никогда бы не вовлек в такое дело мальчишку, но Судья и приор Роберт наняли себе на службу Монктона. Живые люди могут заходить и места, недоступные для призраков, и выполнять работу, непосильную для них. Без участия других, добрых людей нельзя будет остановить зло, которое те собирались сотворить. Он наклонился вперед, положил голову на скрещенные руки и приготовился к молитве. Этот мальчик. как ни молод он был, стал их единственной надеждой.

В МУЗЕЕ

- Музей закрывается.

- Мы знаем, - взмолилась Кейт, - но нам надо увидеть доктора Джоунс. Это очень важно.

- Посмотрю, здесь ли она еще. - Дерек, дежурный охранник, был намного приветливее, чем та женщина, которая сидела за этим столом в прошлый раз. Он улыбнулся Кейт, взяв трубку телефона. - Она просит вас подняться. - Он достал из кармана ключи и повел их через служебную часть музея.

- Привет. - Мэри Джоунс ждала их наверху лестницы, сдвинув брови в недоумении. - Скажите, пожалуйста, что вас привело в такой час?

- Мы пришли посмотреть… - начал Дэви, но внезапная боль заставила его за-молчать. Он согнулся пополам, обхватив голову руками. Пронзивший его голову крик был так громок, что ему показалось, из ушей потекла кровь, а барабанные перепонки полопались.

- Дэви? - Археолог наклонилась над ним, ее удивление сменил шок и беспокойство, так внезапно случился с мальчиком этот приступ. - Что с тобой?

Он поднял голову, его восковое л иное вело болью.

- Кости, - едва смог он вымолвить. - Где они?

- У доктора Монктона, - сказала она, еще больше нахмуриваясь. - Он захотел посмотреть на них. Подожди! В чем дело?

Крик стал затихать, теряя пронзительность. Дэви смог оправиться настолько, что, шатаясь, прошел мимо нее в кабинет Монктона. Он толкнул дверь, заглянул в комнату. Кости были тут, но череп пропал. Как и сам доктор Монктон.

- Он забрал его. Мы опоздали. - От отчаяния он чуть не упал. Том и Кейт едва успели подхватить его.

Доктор Джоунс заглянула в офис Монктона. Мальчик был прав. Кости были еще здесь в металлическом ящике, но черепа не было. Что вообще происходит? Почему дети так внезапно ворвались сюда? Снова наморщив лоб, она взглянула на Дэви. Что с ним такое? Почему он так волнуется из-за черепа? Ведь можно найти очень спокойные и простые объяснения тому, куда Монктон дел череп.

- Возможно, он отнес его в мой офис. Возможно, он вернул его.

Доктор Джоунс повернулась на каблуках и поспешила к себе. Быстро осмотрела кабинет: рабочие столы и приборы были убраны на ночь. С первого взгляда ясно, что черепа здесь нет.

Она оглянулась на ребят:

- Ничего не понимаю. Расскажите-ка мне, что тут происходит…

Никто не успел и слова сказать, как сзади послышался грохот. Она повернулась, удивленно округлив глаза. Объяснения были отложены. Электрифицированные охранные решетки одна за другой с лязгом опускались в свои пазы. Хотя обычно это делалось толь ко после того, как все люди покинут здание. Решетки закрыли дверь, которая вела на галерею. Они были отрезаны от выхода.

- Быстрее! Лифт!

Она повела их к широкой квадратной двери в конце коридора. Они слышали гул машины лифта, он был занят, но ни одна из кнопок не загоралась. Было похоже на то, что кто-то - или что-то - закрыл их, изолировав от всего мира…

- Сюда! - Она показала на узкую железную винтовую лестницу. - Нам придется спуститься в подвал, молитесь, чтобы он был еще открыт.


Общедоступная галерея закрывалась по вечерам. Дерек, охранник, ходил по музею. закрывая двери, выключая свет, погружая стеклянные витрины и различные экспонаты в темноту. Это входило в его ежедневные обязанности, и обычно он выполнял их не задумываясь. Некоторые из его коллег не любили бывать в галерее в быстро сгущающихся сумерках, помня о том, что в залах находились экспонаты, принадлежавшие давно минувшим векам, а само здание имело длинную и мрачную историю. Одни не могли проходить мимо некоторых картин, говоря, что фигуры на них движутся, другие рассказывали, что видели самого Судью и слышали крики и стопы тех, кому он выносил приговор во время своих жестоких судебных разбирательств. Дерек не мог серьезно относиться ко всем этим россказням. Он не был суеверным человеком, и его нелегко было напугать.

Тем не менее сегодня вечером ему было как-то не по себе, он немного нервничал. Его беспокойство росло по мере того, как он продвигался все дальше по галерее. Сначала его удивило внезапное падение температуры, но он объяснил это себе сбоем в работе кондиционера. Потом он начал слышать какие-то звуки, чьи-то легкие и быстрые шаги. И видеть непонятные вещи: то и дело кто-то или что-то мелькало у него в уголках глаз, где-то на границе зрения. Но когда он поворачивал голову, даже очень быстро, там ничего не было. Он смотрел на пустое место, хотя, хотя…

Он заморгал. Темнота становилась гуще. По углам было черно, как ночью. Гак темно здесь не должно быть. Его глаза сколы нули по окнам, которые располагались высоко на стенах. На улице было еще светло. Дерек заставил себя пройти по галерее дальше. Он быстро посмотрел сквозь двойные двери. Гам было так темно, что хоть глаз коли. В глубине что-то двигалось и шевелилось…

Он вытер холодный пот, который стекал из-под фуражки. Ноги стали ватными, но он, собран все свое мужество, не торопясь, пошел назад. Потом услышал шум: шипящие выдохи и глубокие вдохи. Он взглянул еще раз, повернулся и побежал. За ним клубились привидения. Стражи захватили музей.


Доктор Джоунс спустилась в подвал, не понимая, что происходит вокруг. Почему Монктону вдруг понадобился череп? И что случилось с охранной системой? Зачем здесь оказались ребята? Она заставила себя отбросить все вопросы. Ее главной заботой сейчас было найти выход из здания.

Она сошла с последней ступени шаткой лестницы. Перед ней был разгрузочный люк, а рядом запасной выход. Оба были закрыты металлическими щитами, а у доктора Джоунс не было ключей, чтобы их открыть. Лишь несколько человек из штата музея имели такие ключи, но они, наверное, уже давно ушли домой. Она снова огляде-лась, но не обнаружила ничего утешительного. Все окна были закрыты на крепкие за совы и снабжены решетками из толстых прутьев, надежно всаженных внутрь стены. В музее очень серьезно относились к безопасности. Сюда так просто не войдешь, а значит - отсюда так просто и не выйдешь Она подошла к телефону на стене. Дерек, вечерний охранник, был их единственной надеждой. Если и он ушел, им придется оставаться тут до утра. Когда-то в здании все двадцать четыре часа находился сторож, но сейчас это признали необязательным. Еще одна статья экономии бюджета.

Телефон не подавал признаков жизни, словно провод был перерезан. У них не было связи с внешним миром. На мгновение она прислонилась к стене, закрыла глаза, мысленно представляя себе эту часть здания. Гут должны быть еще телефоны, но они на нижнем этаже. Один внутренний - около лестницы и лифта -и еще один в служебном офисе. Там могут быть и ключи…

Мэри Джоунс пошла вниз по последнему пролезу винтовой лестницы, ведущей на этаж ниже. Ребята - за ней.

Она попыталась позвонить но телефону внизу около лестницы. Он не работал, как И все остальные. Возможно, отключилось электричество. Нижний этаж подвала - просторное- помещение, но каждый дюйм его пространств;» был заставлен всякой всячиной, так что он представлял собой настоящий лабиринт. Воздух дрожал от гула всевозможных машин: отопительных котлов, кондиционеров, увлажнителей воздуха и сушилок, которые контролировали температуру и влажность па верхних этажах. Тут же стояли огромные баки, наполненные химическими веществами, но большая часть помещения была занята под запасники. Только малая толика музейной коллекции была выставлена для обозрения. Остальное хранилось здесь или этажом выше, в специально оборудованных шкафах с выдвижными полками. Тут негде было повернуться и легко потеряться, если не знать пути к выходу.

Служебный офис приютился в самом углу на противоположной стороне.

- Оставайтесь тут, - сказала она ребятам, а сама стала пробираться туда. - И ничего не трогайте, - кивнула она на компьютеризированные пульты управления, мигавший зелеными огоньками. - Некоторые из химикатов, которые здесь хранятся, очень опасны, и держитесь подальше от этого. Она показала на ряды подвижных полок которые приводились в движение большими колесами со спицами, установленными по бокам шкафов. - Роликовые полки могут быть смертельной ловушкой.

Они послушно кивнули, пообещав оставаться на местах. Она отправилась выполнять свою миссию, слишком поглощенная своими заботами, чтобы заметить, что к углу работающего лифта прибавился посторонний шум. Потом он за тих, и последовало приглушенное звяканье и скрежет выламываемых металлических решеток. Доктор Джоунс исчезла из виду. Дэви и Кейт подвинулись ближе к Тому и Элинор. Они надеялись, что это один Монктон, но он появился с подкреплением. Темнота просачивалась в трещи ну между двойными дверцами лифта, стекая сквозь зазор внизу кабины, распространяясь и разливаясь, как черная тушь, по всему полу.

ОБРЯД ОБРЕТЕНИЯ ЖИЗНИ

Тремя этажами выше галерея, полная призраков, кажется, опустела, но Дерек не стал испытывать судьбу. Он запер за собой все двери и ретировался в фоне и торговую зону, которые выглядели, как ему казалось, безопаснее.

Дерек снял фуражку, сел за стол и медленно вытер пот с лица, пытаясь понять, что же такое он видел. ()н был вне себя от страха. Никогда раньше он не верил в привидения. Если бы кто-то еще вчера сказал ему о призраках, он рассмеялся бы ему в лицо, но сейчас было не до смеха. Черные тени могли, конечно, быть результатом игры света, но что, в таком случае, он видел минуту назад? Он покачал головой и снова вытер лицо, силясь сдержать охватившую его дрожь.

Он никогда никому ничего не расскажет - да и кто ему поверит! - но еще одна такая ночь, и ему придется серьезно подумать об увольнении. Это началось в зале семнадцатого века, рядом с витриной «Вооружение». Видение было настолько реальным, что он решил, что кого-то из посетителей нечаянно заперли В зале. Потом он взглянул еще раз. Там стоял разбойник! Самый натуральный. Рядом появилась женщина, выплывшая из витрины «Домашняя утварь». И, как будто этого было мало, в следующем зале ожила одна из фигур, которая вышла прямо из композиции под названием: «Девятнадцатый - начало двадцатого веков. Костюмы, игрушки и предметы быта».

- Как Ты думаешь, он нас видит? - спросила Элизабет, присоединившись к Джек\ и Полли. Ее глаза озорно поблескивали.

- Если судить по его виду, то вполне вероятно. - Темные глаза Джека Кейда весело сверкали, а быстрая улыбка смягчила его резкие, ястребиные черты. Даже в этих невеселых обстоятельствах привидения не на1лли в себе сил удержаться от того, чтобы не напутать живого. - Я бы не сказал, что он из самых чувствительных, но никогда нельзя знать наверняка.

- Стражи ушли? - Полли, не разделявшая их веселья, осторожно огляделась. - Посерьезнее, Джек! И ты, Элизабет. Теперь не время для шуток. Нам предстоит трудная работа.

Джек расстался со своей улыбкой и тряхнул головой, его длинные черные волосы кудрями рассыпались по плечам, ноздри раздувались. Присутствие Стражей не спутать ни с чем. До них долетал запах могильной плесени. А вместе с ним и гнилостный, земляной смрад каменных склепов и подземных захоронений.

- Они прошли оттуда. Я чувствую только остатки запаха. В данный момент мы в безопасности.

- Как бы то ни было, - Полли поджала свои тонкие губы, - мы здесь не для того, чтобы заботиться о собственной безопасности. Как там Кейт и Дэви? Том и Элинор? Может быть, им грозит опасность. Нас послали сюда помогать им.

- Мы помним об этом. Полли, - резко ответила Элизабет, задетая ее выговором. Она помогла Дэви на Рождество в его борьбе против Леди и считала, что он находится под ее особым попечением.

- Тогда нужно решить, что будем делать. - В черных глазах ее старшей подруги все еще светилось неодобрение. - Это не увеселительная прогулка. Какая полки нм будет от нас, если приор Роберт и его когорты отнимут у нас облик и преврати! в бесплотных духов? Ребята окажутся в еще большей опасности. Вы же знаете, что де лают с живыми наши враги. Забирают свеч из глаз, жизнь из тел, порабощают души…

- Полли права, - нахмурился Джек. -Страшнее их нет никого. Надо действовать осмотрительно. Нам не выстоять в прямой схватке. Нужно продумать другие возможности…

- Какие, например? - спросила Элизабет.

Джек ответил не сразу. Он оглянулся. В это время современный облик музея стал расплываться. Темное дерево на стенных панелях покрылось грибницей, в галерее появились призрачные лица, которые смотрели на скамью подсудимых, стоящих рядом свидетелей, ложу судей, а в дальнем конце стала видна высокая скамья самого Судьи.

- Это здание имеет долгую и ужасную историю, - сказал он, не повышая голоса. - Мне она известна лучше, чем кому-либо. Я сам стоял в этой комнате перед Судьей. И сидел в темнице внизу. Последний раз я прошел живым отсюда по Передней улице к Рыночной площади… - Он снова замолк и закинул концы шарфа за спину, как бы пытаясь облегчить старую боль, о которой не мог забыть с тех пор.

Элизабет нетерпеливо подняла брови:

- Все-таки мы здесь не для воспоминаний.

- Согласен. - Он взял себя в руки. - Здесь могут быть и другие команды призраков, вот и все. - В его темных, выразительных глазах появился какой-то блеск, смесь надежды и воодушевления. - Идем, не будем терять время.

Стальные ставни и запертые двери не были для привидений большим препятствием. Джек, Элизабет и Полли скользили сквозь сталь и дерево, камень и бетон, следу я за тошнотворным запахом Стражей вниз, в нижний этаж подвала.


Темнота клубами сажи валилась из лифта. В конце концов металлические двери со скрежетом открылись, из них вышел Монктон. В руках у него был посох Судьи и больше ничего. Никаких реликвий…

Дэви рискнул выглянуть из-за полок, куда они спрятались. Он почувствовал сразу и облегчение, и разочарование. Может. Монктон уже отнес череп куда-то еще? Но то, что Дэви увидел вслед за этим, заставило его отпрянуть назад. За Монктоном стояла другая фигура. Монктон был высок, но тот человек был намного, намного выше. Рядом с приором Робертом, выступившим вперед, ученый казался карликом. Монашеские одежды вздымались черными вол нами, глубокий капюшон скрывал его лицо. Скелет сжимал в руках череп святого. Ом замедлил шаг и осмотрелся. Дэви заметил зеленые огоньки, блеснувшие в глазницах на покрытом морщинами тощем лице. Существо остановилось и заскрипело зубами отравив воздух отвратительным зловонием…

Дэви попятился, заталкивая других в угол за роликовыми полками. Здесь его неожидан но накрыла новая волна паники. Только теперь он понял, что имела в виду доктор Джоунс, говоря о полках на колесиках. Они двигались взад и вперед по желобкам, вырезанным в полу. Один поворот колеса - полки придут в движение, и их задавит насмерть.

Но он напрасно беспокоился, их укрытие осталось незамеченным. Стражи повернулись в другую сторону, выстроились в шеренги перед Монктоном и своим начальником. Склонив головы, запрятав свои костлявые руки и широкие рукава, они двинулись вперед в торжественной процессии, совсем как в бытность монахами.

- Что будем делать? - шепотом спросил Том.

- Я не знаю… - покачал головой Дэви. - Может, пойдем за ними?

- Сомневаюсь, что это нужно. - сказала Кейт. - Я считаю, что мы должны дождаться Джека и его команду. Скрипач обещал, что они придут нам на помощь.

- А если не придут? - помрачнел Дэви. - Что-то их не видно.

- Может, пойдем за доктором Джоунс? - предложила Элинор.

- И что мы ей скажем? - насмешливо заметил ее брат. - На объяснения уйдет много времени, реликвия может опять исчезнуть. Да она, возможно, нам и не поверит. - Он покрутил пальцем у виска. - По думает, что мы сошли с ума. Я думаю, нам надо идти за ними. Я с Дэви.

- А я думаю, мы должны остаться здесь… - упорствовала Элинор.

- Ну, вот ты и оставайся, - пренебрежительно сказал се брат.

- Нет, - махнула головой Кейт. - Будем держаться вместе. - Она повернулась к Эли нор. - Где один, там и все.

Элинор согласилась. Ей не хотелось оставаться одной.

Дэви осторожно вышел. Девочки двигались за ним, а Том прикрывал тыл. Когда они поравнялись с баками, где хранились химикаты, Том взял две большие бутылки, стоявшие рядом с баком, и засунул их в широки» карманы своей куртки. Он не знал, подействует ли их содержимое на Стражей, но, по крайней мере, они могли вызвать замешательство в их рядах.

К тому времени, когда ребята выбрались из укрытия, процессия, возглавляемая приором Робертом и Монктоном, уже исчезла из виду. Но Дэви пробирался вперед со всей осмотрительностью и осторожностью. Доктора Джоунс не было видно. Все вокруг менялось на глазах. Присутствие приора Роберта и такого количества Стражей при вело к тому, что окружающий мир потерял стабильность. Полки, машины и все другие свидетельства двадцатого века исчезли

Сухой бетонный пол узких проходов превратился в скользкий, покрытый полусгнившей соломой настил, покато спускавшийся к центральному сточному желобу. Стены по обе стороны были из грубого красного кирпича, почерневшего от дыма факелов, словно один мир наслоился на другой, и тот, что был внизу, проявлялся все четче и четче, подменяя верхний. Отталкивающая вонь отбросов пришла на смену сладковатому химическому запаху современного подвала.

Пока они шли, стоны, и крики, и звяканье цепей свидетельствовали о том, что темницы по обе стороны коридора не пустовали. Вдоль обеих стен через равные промежутки были врезаны толстые, обитые железом двери. Ребята боролись с искушением заглянуть в небольшие окошечки, пробитые в дверях. Джек Кейд говорил, что в этом мире они являются фантомами: большинство призраков не может их видеть. Они прокрадывались мимо, пригнувшись, не издавая ни звука, молясь о том, чтобы разбойник оказался прав.

Камера в конце была пуста. Она была Похожа на конюшню, разделенную на дере-винные стойла, но на самом деле это была часть тюрьмы. На концах цепей, прикованных при помощи толстого кольца к стене из выпуклых камней, висели кандалы и на ручники. За деревянными перилами можно было спрятаться. По сигналу Дэви они скрылись в двух таких «стойлах». Дэви и Кейт - в правое, а Том и Элинор - в левое.

Стражи в сутанах и капюшонах - точь-в-точь как монахи, которыми они, в сущности, и были - стояли, выстроившись полу кругом. Они, похоже, проводили какую-то церемонию. Их головы были склонены в гнусной пародии на молитвенную позу. Толстые белые свечи потрескивали перед подобием алтаря. Песнопения наполняли воздух, но в них не было гармонии и красоты молитв, не было слившихся воедино голосов настоящих монахов. Слова были хриплыми и неприятными, звуки терзали слух разноголосицей. Это была литургия злу.

Приор Роберт вышел вперед, высокий и страшный в мерцающем свете факелов Монктон отступил, склонив голову. Ребята, словно парализованные, наблюдали за происходящим. Они инстинктивно поняли. что приближаться или издавать какие-либо звуки было подобно самоубийству. Они спрятались и сидели неподвижно, словно выслеживали дичь. Малейшее движение, самый тихий звук могли выдать их присутствие.

Монктон и его хозяин были, очевидно, слишком поглощены обрядом, чтобы заметить непрошеных гостей. Стражи скользили с одного места на другое. Приор Роберт, стоя перед алтарем, руководил церемонией. Как только песнопения ста ли громче, достигли кульминации, он взял череп и поднял его над головой. Когда он проделал это, Дэви пришлось прикусить себе язык, чтобы не закричать. Вопль, пронзивший его голову, был еще невыносимее, чем тот, который он слышал раньше, но поражал новой окраской. Раньше он звучал гневно, негодующе, как бы возмущенный тем, что череп потревожили, сдвинули с места. А теперь в нем слышалось отчаяние, словно он молил о помощи- Но как ему помочь? Дэви упал на ко лени и в том же отчаянии уронил голову на грудь. Все, что они могли сейчас. - это смотреть и прятаться, прятаться и смотреть, как святую реликвию оскверняют все больше и больше по мере того, как церемония идет своим чередом.


- Что они делают? - прошептала Кейт. - Что будет дальше?

Дэви покачал головой. Он не знал, но чувствовал, что ничего хорошего не будет. Никто не выйдет из этой беды невредимым. Будет плохо и призракам, и живым. Смута воцарится в обоих городах, живом и мертвом.

Кейт больше не задавала вопросов. Они все наблюдали, широко открыв глаза п не мигая. Стена за каменной плитой алтаря стала осыпаться, от нее отваливались куски штукатурки, гнилой кладки. Высвободившееся пространство было узким, как каменный гроб. За стеной лежало мумифицированное тело Судьи. Труп был завернут в сгнившим саван, руки скрещены на груди, шея и голова были в положении, свойственном человеку, которого сняли с виселицы. Но вот мертвые члены пришли в движение, словно пробуждаясь от долгого сна, глаза начали открываться…

Стала ясна цель проводимого обряда. Он был признан воскресить давно истлевшим труп, вернуть его к жизни. Но зачем? Ради чего он вернется в мир? Кент смотрела не отрываясь, хотя ее мозг отказывался воспринимать то, что видели глаза.

Мертвое тело начало подниматься, обрастать плотью. В то же самое время Монктон стал на глазах дряхлеть, ужиматься. Он закричал, поняв наконец, что было ему уготовано. Его предали. Эти существа пообещали ему знания для приобретения вечной жизни. Но именно его жизнь они сейчас забирали. Его приносили в жертву, чтобы Судья мог воскреснуть. Монктон начал заваливаться набок, и два Стража стали поддерживать его. Тон песнопений изменился, обряд перешел в следующую стадию. Приор Роберт повернулся, его глаза мертво сверкали зеленым светом, а зубы обнажи лис ь в торжествующей усмешке.

Кейт не могла больше выносить этого. Она издала тихий стон, всхлипнув от ужаса. И приор Роберт услышал этот всхлип. Он понял, что на церемонии присутствует, по крайней мере, еще один живой. Зеленый свет в его глазах превратился в отвратительно фосфоресцирующий луч, которым он зажег глаза своих когорт. Потом он откинул Монктона в сторону, как ненужную вещь. Тот упал. Приор дал команду Стражам построиться перед ним. Обряд Обретения Жизни может продолжаться с использованием и других живых!

АРМИЯ ПРИВИДЕНИЙ

Обряд Обретения Жизни не действовал на призраков. Джек знал об этом. Он также знал, какую смертельную опасность представляет собой этот обряд для живых. Об этом ему рассказал Скрипач, но не мог же он напасть на Стражей со своей такой малочисленной командой!

Однако они были не одиноки. Место, где они находились, было просто забито несчастными, и Джек был лишь одним из них. Он провел последнюю в своей жизни ночь в этих стенах. Его команда начала увеличиваться по мере того, как призраки стали откликаться на его призыв и заполнять подвал. Мужчины, женщины и дети, находящиеся под следствием или уже осужденные, присоединялись к тюремщикам п охране, которые тоже явились сюда. Обычно они ругались и дрались между собой, но на сей раз все препирательства смолкли. Их всех объединила ненависть к Судье.

Джек боялся только одного: опоздать. Песнопения, доносившиеся из дальнего конца коридора, служили своего рода мая ком, указывающим им путь. Монотонный и яростный, почти гипнотический гул голосов Стражей достиг кульминации, зазвучал гак громко и пронзительно, что Джеку хотелось заткнуть уши. Потом он побежал, дав знак своему войску призраков двигаться вперед. Но наступившая тишина была хуже, чем песнопения.

- Назад! Назад! - Том выбрался вперед, встав лицом к волне мрака, которая хлынула на них.

Что ты собираешься делать? - хриплым шепотом проговорил Дэви. Он не видел выхода. Помощь, которую обещал Скрипач, не пришла. Они были обречены.

- Вот, держи. - Том вытащил из карманов большие коричневые бутылки и протянул одну своему двоюродному брату.

- Разве эк» поможет? - Дэви взглянул на этикетку, на которой стояла большая буква «X», означающая «токсичный химикат».

- Попробуем - узнаем. - Том согнулся и приготовился бросать.

Бутылка взорвалась прямо в середине первого ряда. Осколки стекла брызнули во все стороны, содержимое фонтаном вырвалось вверх, дождем накрыло передних Стражей, включая приора Роберта. Гот взвыл. Его отвратительное лицо исказилось гримасой ярости, когда жидкость брызнула на него, покрыв его и других Стражей белым текучим веществом.

- Что это? - прошипел Дэви.

- Полиэтилен-гликоль. Используется для предохранения дерева и тканей от гниения.

- Как он действует на них?

- Не знаю, - пожал плечами Том. - Но, пожалуй, им это не по нутру, тебе не кажется?

Стражи извивались, корчились от боли, которую вызнал химикат, лужей разлившийся по полу. На лице приора был тот же ужас и недовольство, как п на других, но его глаза пылали, приказывая идти вперед. Из горла вырывались каркающие звуки. Он поднял вверх руки, призывно взвыв.

- Он пытается объединить их. Давай-ка швырни и ты. Подожди… Подожди… -Том ждал подходящего момента. Он хотел, что бы они собрались в одну кучу. - Давай!

Дэви швырнул бутылку. Вторая атак.» была еще ужаснее первой. Они явно не ожидали ее. Бутылка ударила приору Роберт прямо в лицо. Он упал навзничь, осколки разлетелись по полу у его ног. Содержимое разбрызгалось, его хватило на всех, сутаны покрылись пятнами, и Стражи бросились врассыпную.

- Мы заставили их отступить! - радостно закричал Том.

Но куда они убежали? Битва еще не за кончена. Конечно, они растерялись от неожиданного нападения, некоторые пострадали от химиката, не» ни один не был уничтожен. Они вернутся назад, сколотив новые группы нападения. А боеприпасов больше пет. Сердце Дэви упало. Он посмотрел па Тома, тот пожал плечами и развел пустыми руками.

- Пора уходить.

Том сделал шаг назад, потом другой. Они были на самом виду у Стражей, но черная стая не собиралась нападать на них, даже не двигалась в их сторону. Воинство приора Роберта на самом деле отступало, сбившись от страха в кучу. Дэви потянул Тома за рукав п дал знак: назад! Весь подвал сзади и сбоку от них был занят призраками. Мужчины. женщины и дети толпились вокруг. Босые, в лохмотьях, оборванные. Но у каждого было какое-нибудь оружие: дубина, кол или цепь. Впереди с мечом в руке шел Джек Кейд.

- Что ты здесь делаешь, Джек Кейд? - Приор Роберт, отвыкший разговаривать, шипел и хрипел. Трудно было разобрать сами его слова - не то что угрозу, таившуюся в них. - Это место не для твоих прогулок. Берегись. И вы все тоже. - Он высвободил свою мертвую руку из заплесневелого рукава и обвел костлявым пальцем толпу. - Прочь сейчас же, иначе вам несдобровать! Вы вмешались вдела, которые вас не касаются.

- В самом деле? - Джек Кейд презрительно прищурился. - Мы знаем, что вы тут задумали. Оживить мертвеца. А это запрещено. - Он оглядел Стражей и повысил голос, обращаясь к ним. - Передайте Судье, вашему хозяину, что мы отказываемся служить ему и его греховным целям. Мы устали от его тирании. - Шепот одобрения пронесся по рядам привидений, стоявшим вокруг него, распространяясь дальше и превращаясь в приглушенный гул одобрения. - Передайте от моего имени, от имени Джека Кейда, - добавил он. Его глаза сверкали дерзким вызовом, белые зубы обнажились в яростной усмешке. - Это в том случае, если вам удастся уйти отсюда.

Он поднял и опустил меч. Повинуясь его команде, призраки хлынули вперед.

- Уходите! Бегите отсюда! - крикнул он Дэви и его спутникам, проходя мимо. - Вас ждут Элизабет и Полли. Здесь не место живым.

Он издал устрашающий вопль, и два войска призраков сошлись в ужасной битве.


Том, Кейт и Элинор побежали назад, проходя сквозь нахлынувшую орду призраков незамеченными и невредимыми. Похоже было, что привидения их не видят. Ребята повернули за угол, потом за другой, и мир вокруг стал мерцать и дрожать. Грубые кирпичные стены по обеим сторонам коридора превращались в обитые пластиком, скользкие камни под ногами становились потертым бетоном. Завернули за последний угол - и обнаружили, что они в музейном подвале. Лифт стоял открытым, как его оставил Монктон. Моторы гудели, железная лестница спиралью уходила вверх, на верхний этаж.

- Что происходит там внизу? - Серые глаза Элизабет возбужденно сияли. Ей очень хотелось участвовать в битве, она едва дождалась их.

- Они сражаются со Стражами. Схватка переросла в настоящее побоище. - Глаза Тома тоже горели, когда он рассказывал ей новости. - Войско Джека размазывает их!

- Подожди радоваться. Можно победить сейчас, но что будет потом? - В широко открытых глазах Полли стоял страх. - Судье это не понравится. - Она теребила край своего длинного фартука. - Что, если он издаст декларацию? Что, если мы начали войну, которую не сможем выиграть?

- Мы все же свернули им голову, - продолжал рассказывать Том. Элизабет ловила каждое слово. Полли могла с таким же успехом говорить сама с собой. - Мы дали им жару. Правда, Дэви? Дэви?

Он поискал своего двоюродного брата глазами, потом перевел их на Кейт и Эли нор. Когда спасались бегством, никто из них не заметил, был ли с ними Дэви.

Они вернулись назад - тем же путем, которым пришли сюда, но не нашли ничего, кроме бетонного коридора, залитого неоновым светом. Внимательно прислушивались, пытаясь услышать шум битвы, но единственным звуком было равномерное жужжание современных машин. Они опять возвратились в свой день, в свой мир, но Дэви в нем не было.

МЕСТЬ МОНКТОНА

Дэви закричал, пытаясь позвать друзей назад, но они уже сломя голову неслись прочь от опасности. Он не винил их, но в панике они забыли нечто крайне важное Череп. Реликвию. Главную причину их присутствия здесь Череп все еще лежал на импровизированном алтаре. Что-то говорило мальчику, что его нельзя оставлять тут.

Он бросился в гущу схватки, уворачиваясь от мечей, дубинок и цепов. Оружие призраков проходило сквозь него, они не могли ранить его, но друг друга дубасили довольно чувствительно. Земля вокруг была завалена останками Стражей, разорванных на черные куски. Настигнутый ударом посоха приора Роберта, какой-то призрак издал страшный крик и превратился в дым, исчезнув прямо на глазах у Дэви. Трудно было предугадать, как завершится битва, но Дэви показалось, что Стражи начали отступать. Джек и его армия сражались на славу.

Дэви пробирался сквозь побоище, держа путь к грубому подобию алтаря. Он встал перед ним, осторожно огляделся, нет ли поблизости Монктона. Сейчас живые враги беспокоили его больше, чем призраки. Темный отполированный череп лежал перед ним, на низкой каменной плите. Реликвию окружали странные знаки, маленькие тарелочки с приношениями: это были какие-то высушенные и истолченные в порошок вещества, некоторые тлели и дымились. Дэви поморщился: пахли они едко и неприятно.

Дэви почувствовал какое-то едва заметное движение справа. Ползло что-то белое и блестящее. Колдовство все еще действовало! Мертвые останки Судьи продолжали оживать! Тонкие волосатые руки тянулись к нему. Они появились из стены!

Посох из искривленного терновника лежал у алтаря, там, где его оставил Монктон. Дэви машинально поднял его и ткнул в белые, тянущиеся к нему конечности. Тонкая кожа лопнула, разорвалась, треснув, как резиновые перчатки. Тело взвыло и отдернуло искалеченные руки, из ран полилась вонючая желтая жидкость. Дэви увернулся, чтобы она не попала на него, потом наклонился, взял реликвию и завернул драгоценный груз в свою куртку.

Мальчик поспешил прочь, на этот раз стараясь обойти стороной продолжавшуюся битву призраков. Он бежал дальше и дальше, поминутно оглядываясь, чтобы убедиться в том, что его не преследуют.

Выбравшись из зоны битвы, он с большим облегчением обнаружил, что мир во круг него снова меняется. Его окружал вселяющий бодрость гул современных машин. На стенах висели предостерегающие надписи. Над головой тянулись толстые алюминиевые провода. Он проверил свою ношу, взвесил ее в руках, желая почувствовать ее тяжесть и убедиться, что реликвия не осталась в том мире, который он только что покинул. Череп был с ним.

Он произнес благодарственные слова Богу и огляделся, пытаясь понять, где находится. Он вернулся в незнакомую часть подвала, похоже, на склад, и стоял в узком проходе между высокими стеллажами, тянувшимися во все стороны. Дэви прислонился к гладкой серой поверхности одной из пластиковых полок на колесиках, положив руку около трех длинных колес, которые приводили полки в движение. Мгновение он стоял неподвижно, закрыв глаза, переводя дух и выжидая, чтобы сердце перестало так сильно биться. Ну что ж, вот он и вернулся в двадцатый век.

Кто-то хриплым голосом, задыхаясь, произнес над ним:

- Я заберу у тебя это.

Дэви испуганно открыл глаза и увидел перед собой Монктона. Тот был бледен, измучен и истощен после тяжелого испытания. выпавшего на его долю, но его лицо было мрачным и зловещим. Он хотел заполучить череп во что бы то ни стало. Его руки сжимали терновый посох Судьи. Его предали, но он узнал у своих друзей-призра-ков. что за сила заключена в этой реликвии.

Одной рукой он занес посох над головой мальчика, другую протянул, чтобы выхватить драгоценный узел. Дэви покрепче при жал к себе завязанную узлом куртку отбиваясь от ударов, но даже сейчас, обессиленный пережитым, мужчина был слишком силен для Дэви. Монктон вырвал у Дэви узел и с силой замахнулся посохом, метя ему в голову. Дэви отпрыгнул, но ногой задел выступающий край роликовой полки. Он потерял равновесие и упал навзничь между полками.

Он лежал на спине, как перевернутый жук. изо всех сил пытаясь встать на ноги. Полки тянулись на расстоянии вытянутой руки от него. Его занесло на стеллаж «Антропология». Причудливый набор предметов. хранящихся гам, выглядывал с нависавших над ним полок: барабаны, тотемы и африканские маски. Он потянулся, пытаясь ухватиться за боковые полки. Казалось, они так близко, стоит напрячься еще немного, и он до них дотянется. Вдруг его поразило ужасное открытие. Сначала движение полок было настолько медленным, что трудно было понять, что они вообще движутся, но они действительно двигались с обоих концов, постепенно сближаясь. Дэви в ужасе вертел головой то в одну, то в другую сторону, а полки наползали все ближе и ближе, сжимая его все сильнее.

Он издал вопль, крик о помощи, но на его крик откликнулся только Монктон, цинично хохотавший на противоположной стороне с каждым поворотом колеса. Дэви сделал последнюю отчаянную попытку подняться, но его прижало так сильно, что он не мог пошевелиться. Стало трудно даже дышать. Его крики сменились судорожными вздохами. Если никто не придет ему на помощь, то его задавит насмерть.

СПАСЕНИЕ

- Что происходит? Мне показалось, что… - Мэри Джоунс поспешила за угол, но потом замедлила шаг. - О, доктор Монктон! - Она подозрительно посмотрела на своего коллегу. - Что вы здесь делаете?

- Я мог бы спросить то же самое.

- Все замки почему-то оказались заперты. Я искала ключи в служебном офисе. Внутренний телефон тоже не работает. Пришлось звонить директору, чтобы то| перезвонил Дереку из дома… Однако… -Она возвратилась к своему первоначальному вопросу и медленно, ровно спросила: Что вы здесь делаете?

- Я клал на место одну вещь и закрывал шкаф. - Он убрал руки с колеса, вращавшего ящики, и повернулся, чтобы уйти.

- Подождите минутку. - Археолог сделала шаг вперед и нечаянно наступила на что-то мягкое. -Что это? Похоже на куртку…

Она встала на колени, чтобы проверить, осторожно развязала узел и открыла рот сл изумления, настолько неожиданным было его содержимое. Длинными пальцами она откинула ткань и стала ощупывать череп, нет ли на нем повреждений. Монктон дикими глазами, горевшими каким-то безумным огнем, смотрел на темно-рыжую голову у него под ногами. Он схватил посох Судьи и начал поднимать его, но тут с полок позади него донесся приглушенный стон.

Мэри Джоунс вскочила и бросилась в просвет между полками.

- Дэви? Как тебя сюда занесло?

Она быстро отодвинула тележки, освободив мальчика из тисков, и стала поднимать его. Когда она поняла, что сделала ошибку, было уже поздно. Полки стали возвращаться на место.

- Монктон! Что вы делаете? Как вы можете так поступать?

Она была женщина рослая и сильная: разведя руки, она остановила сближающиеся полки, пока Дэви барахтался у нее под ногами, выбираясь из ловушки.

А Монктон посмеивался в сторонке, занятый своим делом: он продел посох Судьи сквозь колесо и орудовал им как рычагом, чтобы увеличить усилие.

Но вдруг почувствовал затылком чье-то ледяное дыхание, и чей-то голос шепнул ему в самое ухо:

- А ну-ка отпусти это.

Он обернулся и встретился лицом к лицу с Разбойником с большой дороги, явившимся прямехонько из семнадцатого века. Монктон моргал, убежденный, что это какой-то морок, наваждение, которое не может принести ему вреда, но тут же ощутил собственным горлом холод самого настоящего меча.

Монктон дернулся было вправо, пытаясь схватить посох Судьи, но его вырвали у него из рук. Это сделал еще один призрак, находившийся сбоку от Джека. Посох был сломан пополам и отброшен. Л позади появились и другие, они толпились, их становилось все больше и больше. Разношерстный сброд привидений валом валил, заполняя все свободное пространство. Должно быть, они одержали верх над Стражами.

Джек Кейд осклабился при виде того, как Монктон пустился наутек.

Давление ослабло. Дэви и доктор Джоунс почувствовали облегчение. Дэви вызволился из плена и оглянулся, ища Монктона. Череп был на месте - лежат на полу, завернутый в его куртку, посох Судьи, сломанный пополам, валялся рядом, а сам Монктон испарился. Дэви увидел Джека Кейда, тот улыбался. Дэви улыбнулся ему тоже, с благодарностью.

- Нет, что тут все же происходит, хотела бы я знать?

Мэри Джоунс вышла из-за полок, ожидая увидеть Монктона, но того и след простыл. А Дэви стоял, воззрившись на подозрительное пятно в воздухе. Доктор Джоунс никак не могла видеть Джека, хотя смотрела прямо на него. Разбойник с большой дороги растворился в воздухе, и гам. где он только что был, осталось лишь слабое, исчезающее мерцание.

- Что это? - Она показала на сломанный посох.

- Не знаю… - Дэви запнулся. - Это было у доктора Монктона. Может, он сломал его.

Похоже, у архивиста нервный срыв. Последнее время он вел себя очень странно: исчезал без причин, работал как одержимый над найденными документами, не позволяя никому даже взглянуть на них. А то, как он себя вел только что, граничило с безумием.

- А что с черепом? Он не пострадал? - Она опустилась на колени, нежно прикоснувшись к его гладкой поверхности. - Кажется, в порядке, - пробормотала про себя, потом села на корточки и посмотрела на Дэви. - А что вообще-то здесь происходило? - Она прищурила свои зелено-карие глаза. - Ты знаешь, не так ли?

Дэви покачал головой, изображая немого. Ему нравилась доктор Джоунс, очень нравилась. Он не хотел говорить ей неправду. Она была умной и проницательной, она сразу же поймет, что ее обманывают. Боле» того, он ведь, по сути дела, был обязан ей жизнью. Но как ей объяснить? Это долгое дело, да она никогда и не поверит. Он слегка пожал плечами, для большей убедительности. Лучше говорить как можно меньше.

- Где ты нашел череп? Как он оказался в твоей куртке?

- Я… я просто нашел его. Он лежал там Я завернул его в куртку, чтобы не повреди м.

- Почему доктор Монктон хотел зада вить тебя полками на колесиках?

- Я… я не знаю… Наверное, он не видел меня… Может, он не хотел… - Голос Дэви слегка задребезжал, когда он вспомнил с какой силой полки налетели на него.

- Хорошо, хорошо, - сказала она мягче вспомнив о том, что ему пришлось только что пережить. Эти вопросы следовало адресовать не ему. Да п вообще, вопросы могут подождать. по крайней мере до тех пор пока они не выберутся из подвала. Она по добрала реликвию. - Давай отнесем череп в безопасное место. А поисками объяснений займемся позже.

ТАЙНЫ

Дерек, охранник, ждал их вместе с другими детьми около лестницы.

- Доктор Джоунс! - Он с виноватым видом поспешил к археологу. - Я ужасно извиняюсь. Мне и в голову не приходило, что вы здесь внизу. Потом позвонил директор с сообщением от вас. Что-то случилось с охранной системой. - Он покачал головой. - Они тоже были внизу, замерзли. Но сейчас, кажется. все в порядке. - Его обеспокоенное лицо просветлело. - Я только что слышал лифт…

Двери были открыты. Монктон ушел.

- Все нормально, Дерек. - ответила она. - Мы были внизу, кое-что искали, а потом поняли, что не можем выйти.

- А доктор Монктон был с вами? - Дерек поравнялся с ней.

- Нет. - Она потуже затянула узел на куртке, в которой был спрятан череп. - Почему вы спрашиваете?

- Его машина все еще на стоянке.

Однако ее уже там не было, когда Дерек вывел их из здания музея. Место парковки Монктона было пусто. У Мэри Джоунс было такое чувство, что они больше никогда не увидят доктора Монктона. Она представляла. почти наяву увидела, как из его университета приходит письмо со срочным вызовом: внезапно найдены документы, требующие срочного исследования, и ему необходимо выехать за границу.

Доктор Джоунс оставила свою машину там. где она была: «гг музея до собора было рукой подать, быстрее было дойти пешком. Она отнесла реликвию в собор п оставила у настоятеля. Ей не надо было ждать результатов углеродного анализа, так как в глубине души она п так была уверена, что это кости святого Вулфрика, и не хотела терять время на ненужные консультации. В обязанности работников музея входила забота о человеческих останках, которые попадали в их руки. Не стоило ни спорить, ни дискутировать по этому поводу. Она не задавалась вопросом, почему это так, но была убеждена, что обязанность музея сохранить эту находку лучше всего будет выполнена, если передать ее в церковь.

Странные происшествия в музее можно было бы объяснить внезапным отключением электричества и ненормальным поведением заезжего академика, но доктор Джоунс знала, что за этим стояло нечто большее.

Она была очень внимательной, как и все археологи, это было ее профессиональным качеством. Пейзажи, здания, люди попадали под ее неизменно острый критический взгляд и были предметом одинаково пристального изучения. Взять хотя бы этих ребят. Они все были бледными и перепутанными, не только Дэви. Они избегали упоминать Монктона и нервничали до тех пор, пока кости не оказались в руках настоятеля собора. Потом будто гора свалилась у них с плеч.

Убедившись, что реликвия в безопасности, она отвезла детей домой. Дэви сидел рядом с ней, остальные сзади. По пути она задавала им кое-какие вопросы. Все молчали, предоставив говорить Дэви. Он старался отвечать правдиво, рассказал, что у него было нехорошее чувство по отношению к Монктону, он подозревал, что тот задумал что-то недоброе, это чувство росло и росло, потом он решил: надо что-то предпринять, и пошел к ней. Археолог слушала не перебивая, потом кивнула, сделав вид, что приняла их объяснения за чистую монету. Она больше не расспрашивала его ни о чем.

Всю оставшуюся дорогу они почти не разговаривали. Дэви смотрел, как Мэри ведет машину, и пытался прочитать на ее лице, повернутом к нему в профиль, о чем она думает. Точеные черты и напряженно стиснутые губы ничего не выражали, но он чувствовал, что она понимает, что такое ясновидение, предчувствие. Может быть, она сама обладала такими же способностями.

ДЕКЛАРАЦИЯ

Судья сидел в своем кабинете, изучая Книгу Возможностей. Он водил костлявым пальцем по строчкам Правил, Законов и Уставов Города Призраков. Длинный искривленный ноготь, толстый, как рог, чертил глубокие линии, отмечая, ЧТО БЫЛО, ЧТО ЕСТЬ и ЧТО БУДЕТ. Святость книги поставлена под сомнение. С ней больше не считались безоговорочно. Правила были нарушены, законы игнорировались, уставы не исполнялись. Такой открытый бунт не должен остаться безнаказанным. Он поворачивал толстые, сморщенные страницы, поддерживая их израненными, искалеченными руками, п. скрипя пером, аккуратно выписывал имена и названия своим неразборчивым почерком.

В городе привидений разразилась форменная война. Его собственные Стражи почти все были перебиты. Он должен издать декларацию, объявить в ней виновных. Планы, связанные с Монктоном, может, и провалились, но у него на примете есть и другие люди, и другие стратегии. Сначала он разберется с командами поменьше, потом придет очередь того, кто вечно путается у него под ногами, этого несносного разбойника, негодяя Джека Кейда. Он будет уничтожен, и его команда вместе с ним, они будут развеяны по ветру, как горсть песка, приговорены к вечному скитанию поодиночке среди бесконечных времен и пространств. Горе тому, кто попытается помочь Кейду. Они разделят с ним его участь. Будь они живые или мертвые.

Он закончил делать выписки и посыпал песком пергамент, на котором писал.


В декларации…


В сгущающейся темноте покрытые ржавчиной буквы кроваво мерцали, когда он дул на них своими сморщенными губами.

В современном офисе в здании напротив дома Судьи, миссис Сильвия Крэггс дописывала адрес председательствующей особы на приглашении посетить следующее заклание Общества, то есть Общества исследования телепатических, паранормальных п связанных с ними явлений. Коротко ОИТПСЯ. хотя уже более ста лет оно известно просто под именем Общество - вот еще одно изменение, которое ее совсем не радовало… Но надо вернуться к письму…

«Мне приятно сообщить вам. - писала она, печатая на своей почтенного возраста портативной машинке - она не связывалась со всеми этими новомодными компьютерами, - что последний всплеск явлении в данный момент затих, по крайней мере…

В городе было тихо. Возможно, слишком тихо? Она перестала печатать п подошла к окну. Телепат и медиум, она ясно чувствовала, что назревает что-то страшное. Это было затишье перед буре. Привидения вышли на войну…



Оглавление

  • НЕЧИСТОЕ МЕСТО
  • РАСКОПКИ
  • КОСТИ
  • КРИЧАЩИЙ ЧЕРЕП
  • РЕЛИКВИИ
  • ДОКТОР МОНКТОН
  • СТОРОЖЕВАЯ ЛЕСТНИЦА
  • ЗАЛ ОБРЯДОВ
  • ПО ТУ СТОРОНУ
  • СКВОЗЬ ЗЕРКАЛО
  • ДЖОНОВ КОЛОДЕЦ
  • БЕЗОПАСНОЕ МЕСТО
  • НОВОСТИ ОТ СКРИПАЧА
  • В МУЗЕЕ
  • ОБРЯД ОБРЕТЕНИЯ ЖИЗНИ
  • АРМИЯ ПРИВИДЕНИЙ
  • МЕСТЬ МОНКТОНА
  • СПАСЕНИЕ
  • ТАЙНЫ
  • ДЕКЛАРАЦИЯ

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...