Маскарад в стиле ампир (fb2)

- Маскарад в стиле ампир (пер. М. Н. Рахмилевич) (а.с. Регентство) 300 Кб, 162с. (скачать fb2) - Джоан Смит

Настройки текста:



Джоан Смит Маскарад в стиле ампир

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Должен сказать, что по виду это совсем не то место, где мог обосноваться прожженный негодяй Лайонел Марч, — заметил Джонатон Тревизик, не скрывая сомнения. — Имея на руках такую крупную сумму, — а ведь он прикарманил все наши деньги, — мог бы позволить себе самый шикарный отель в Лондоне.

Оба пассажира кареты разглядывали в окно скромную небольшую гостиницу, нижний этаж которой был выстроен из камня и гальки, а верхний из дерева и кирпича. Сооружение завершалось соломенной крышей и ничем не отличалось от многих других старых построек, разбросанных поблизости. В этом скалистом уголке Кента природных строительных материалов не хватало, местным жителям приходилось пускать в ход выдумку. Несмотря на комбинированный фасад, гостиница не была лишена очарования древности. По обе стороны парадной двери пышным цветом раскинулись кусты пунцовых роз, окна скрывались за тисовыми деревьями, над дверью висела вывеска с изображением совы, нарисованной безыскусной кистью деревенского живописца и названием «Приют совы», выписанным черной краской по золотому полю.

— Он, видимо, скрывается. Если только этот мерзавец не переключился на контрабанду, иначе трудно объяснить, что его могло здесь привлечь. Такие дыры не в его стиле, — ответила мисс Тревизик, по тону которой можно было сделать предположение, что упомянутый субъект обладал светскими замашками.

Деревня Блекстед на юго-восточном побережье Англии, где остановилась карета, казалась идеальным местом для контрабанды и была малопригодна для иного занятия, если не считать рыбной ловли. Хотя селение находилось в миле от побережья, широкая бухта граничила с деревней, во время высокого прилива на волнах мерно покачивались несколько рыбачьих лодок и баржа. Гостиница «Приют совы» выходила фасадом на бухту и заболоченные участки суши по краям ее пологих спусков. В лучах заходящего солнца небо приобрело серовато-перламутровый оттенок, однообразие которого нарушалось золотым отливом густых облаков, за которые медленно опускался багряный диск.

— Отвратительное место, — буркнул Джонатон. — Надеюсь, что нам не потребуется слишком много времени, чтобы выкрасть наши деньги.

— Не надо употреблять слово «выкрасть», Джонатон, — строго сказала Мойра. — Мы здесь не для того, чтобы воровать, а чтобы вернуть то, что нам принадлежит по праву. И запомни: из экипажа мы выйдем уже не под фамилией Тревизик, об этом имени нам придется на время забыть. Ошибок не должно быть. Мистер Марч вряд ли узнает нас в лицо, но можешь не сомневаться, что наши имена он запомнил отлично.

Она посмотрела на Джонатона с некоторым беспокойством. Для роли ее покровителя и защитника, за которого он себя выдавал, он был слишком молод. Ей больше подошла бы пожилая компаньонка. Но так как она выдавала себя за молодую вдову, это не было столь необходимо. Если у кого-нибудь возникнут подозрения, она сумеет повести себя достаточно высокомерно, чтобы рассеять сомнения в своей способности постоять за себя без посторонней помощи.

Мойра понимала, что их появление в гостинице под именами сэра Дэвида и леди Крифф вызовет пересуды. Титулы предполагали, что они состоят в браке, но Джонатон был слишком юн для роли мужа. Однако скоро недоразумение прояснится — он ее пасынок. Сэр Обри Крифф женился на леди, которая годилась ему в дочери. От первой жены остался сын Дэвид. После смерти сэра Обри Дэвид принял титул и приставку «сэр» к имени.

Джонатон уловил ее тревогу.

— Знаешь, Мойра, мне не хочется, чтобы такая молодая девушка, как ты, выдавала себя за разбитную вдову, — сказал он. — В этом месте могут оказаться всякие постояльцы. Здесь много контрабандистов, их называют совятниками из-за ночной работы. Судя по названию, гостиница может оказаться местом, где собираются эти типы.

— Мы не станем беспокоить Джентльменов* (* Джентльмен — «рыцарь с большой дороги», разбойник, контрабандист), и они не будут беспокоить нас. Это наш единственный шанс вернуть деньги, — упрямо настаивала Мойра. — Постараюсь избежать больших хлопот — держать себя недоступно и наряжаться в красивые платья, которые нам любезно одолжили. Марч скорее клюнет на богатую вдову, чем на провинциальную даму.

Джонатон не сомневался, что Марч начнет сразу же увиваться вокруг нее, даже без дополнительной приманки в виде целой коллекции дорогих ювелирных украшений. Дома, по крайней мере, трое молодых людей ухаживали за ней, хотя им и было известно, что она бесприданница. Мойра действительно отличалась незаурядной красотой. Она пошла в отцовскую породу, так что Марч не заметит сходства с матерью. Мистера Тревизик он никогда не встречал. Где бы Мойра ни появлялась, ее черные, как смоль, волосы и нежная кожа цвета слоновой кости кружили головы молодым людям. Но самое сильное впечатление производили ее серебристо-серые глаза с длиннющими ресницами. Одних этих глаз было достаточно, чтобы соперничать с лучшими красавицами мира.

Марч видел Мойру только мельком, когда она приехала из женской семинарии в Фарнхэме на похороны. Он не узнает в леди Крифф ту рыдавшую навзрыд школьницу с покрасневшими глазами и распухшим носом. Слово «наследница» его должно сразу заворожить, он будет думать только о том, как бы украсть еще одно состояние.

Джонатон не переставал удивляться, как быстро Мойра овладела искусством управлять имением, когда умерла ее мать, оставив ей закладную на поместье и ни гроша денег. Три года с ними жила сестра миссис Тревизик, но бразды правления находились в руках у Мойры, и она держала их крепко, это в свои-то пятнадцать лет. Да, если кто-то и был способен решить задачу, которую немилосердно поставила перед ними жизнь, то это только Мойра.

Джонатона Лайонел Марч никогда не видел. В период ухаживания Марча за миссис Тревизик он был в школе; на похороны не смог приехать из-за карантина по поводу ветряной оспы. Однако Джонатон был похож на родственников по линии матери — у него, как и у матери, были голубые глаза и легкие светлые волосы. В шестнадцать лет он уже был шести футов ростом, но еще по-детски угловат и худ и, как большинство подростков в этом неуклюжем возрасте, вырастал из курток и штанов быстрее, чем их успевали шить. Основную надежду он возлагал на нос, который как-то незаметно превратился из пуговки в довольно внушительных размеров «клюв», стерев за одну ночь сходство с матерью.

— Ты уверена, что сможешь узнать его после стольких лет? — спросил Джонатон.

— Его шкуру я смогу узнать даже на кожевенной фабрике, — с горечью ответила Мойра.

— В любом случае, мы можем опознать его по пальцу — у него нет фаланги на левом мизинце, — добавил Джонатон.

Мойра была уверена, что эта примета ей не понадобится. Лицо Лайонела Марча врезалось в память, преследовало ее в кошмарных снах. Он вторгся в простую бесхитростную жизнь семьи Тревизик, принеся с собой беду. Что могла найти в нем мать? Как могла питать чувства к этому дьяволу во плоти? Как ему удалось за какие-нибудь шесть недель уговорить ее выйти за него замуж — после смерти отца едва прошел год? Если бы она, Мойра, была дома… Но мать оставалась одна, всему виной одиночество. Никто в округе ничего не знал о Марче. Он выдавал себя за состоятельного землевладельца из Корнуолла, модно одевался, разъезжал в шикарной карете. Все говорило о деньгах. Родственники предупреждали миссис Тревизик, что нужно соблюдать осторожность, но она не обращала внимания. Очертя голову вышла замуж за человека, которого почти не знала, и через три месяца сошла в могилу.

Мойра не удивилась бы, если б узнала, что негодяй убил ее, но на первый взгляд казалось, что по крайней мере в этом Марч невиновен. Он находился в Лондоне по делам, когда мать упала с лошади. Только после похорон семья Тревизик узнала о размере его претензий на наследство. Отец оставил их имение Ильм в полном порядке, свободным от долгов и еще десять тысяч фунтов для Мойры впридачу. Приданное исчезло, имение было заложено за пятнадцать тысяч фунтов. После похорон Марч сказал поверенному в делах семьи, что должен съездить на несколько дней в Лондон, чтобы уладить финансовый вопрос со своим деловым партнером.

В Ильм он больше не вернулся. Украл двадцать пять тысяч фунтов… Мойра поклялась, что вернет семейные деньги, даже если придется искать Марча в Африке или на Северном полюсе. Поверенный сообщил, что кража была документально оформлена как сделка. Как муж миссис Тревизик Марч имел право распоряжаться ее имуществом. Так что закон не мог им помочь — оставалось рассчитывать только на себя.

После отъезда Марча поползли слухи. Говорили, что он разорил какого-то молодого лорда, выиграв все его состояние в карты за шесть месяцев до появления в Ильме, поместье семьи Тревизик в Суррее. До этого он занимался распространением концессий на добычу золота в Канаде. В качестве собственности на паях фигурировали золотые прииски, не существующие в помине. В Девне он женился на богатой стареющей вдове и лишил ее состояния. Это произошло после женитьбы на миссис Тревизик, и обе свадьбы были официально зарегистрированы. Не исключалась возможность, что у него были и другие жены в разных концах страны, но это было пока предположение.

Обнаружили, что этот аферист действовал под различными именами и личинами. То он был черноволосым морским капитаном с бакенбардами, то светловолосым гладковыбритым дельцом из Америки, то ирландским владельцем конного завода и даже епископом. Но во всех случаях одна деталь оставалась при нем неизменной — отсутствие фаланги на левом мизинце.

Мойра потратила четыре года, наводя справки, рассылая письма, просматривая газеты в поисках сообщения о его жертвах. Наконец, ее усилия увенчались успехом. Только решимость отыскать мошенника придавала ей силы все это время жить в бедности, экономя каждый пенс, тратить неимоверные усилия, чтобы держать Ильм на плаву. Леди Марчбэнк из Блекстеда, троюродная сестра мистера Тревизика, заметила незнакомца без фаланги на мизинце в магазине в деревне. Она пошла за ним и узнала, что он остановился в гостинице «Приют совы» под именем майора Стенби. Так как их деревня находилась в стороне от дорог и людных мест, леди Марчбэнк заключила, что он скрывается от последней жертвы. Она пригласила брата и сестру Тревизик погостить у нее в имении Ковхаус, но Мойра предпочла остановиться в гостинице, так как это давало ей возможность ближе познакомиться с Марчем.

За эти четыре года они перебрали массу различных вариантов возвращения своих денег. Историю леди Крифф из Шотландии Мойра узнала только в последний год: пожилой баронет женился на дочери своего пастуха, которая была намного моложе его. После его смерти молодая жена унаследовала великолепную коллекцию драгоценностей, оцененную в сто тысяч фунтов. История получила широкую огласку из-за сына Дэвида, ныне сэра Дэвида Криффа. Его адвокаты начали тяжбу с целью вернуть фамильные драгоценности. Так как они оценивались в сумму, намного превышающую стоимость имения, отходившего к Дэвиду, адвокаты выдвинули версию, что сэр Обри был не в своем уме, когда писал завещание. Для отца было бы естественно, будь он в здравом рассудке, назначить сына главным наследником.

Изучив внимательно всю информацию по данному вопросу, Мойра обнаружила один деликатный момент в тяжбе: юристы хотели решить дело Крифф против Крифф вне суда, так сказать, полюбовно. В статье не говорилось, к кому именно должны были отойти ценности, таким образом, можно было сделать вид, что леди Крифф сохранила их пока в своих руках и направляется в Лондон, чтобы выгодно их продать. Сэр Дэвид, еще подросток, находится под влиянием мачехи и не будет мешать ее планам. Конечно, продажа украшений до окончательного решения вопроса не является легальным шагом, но Мойра была уверена, что Марч не проявит большой щепетильности и ему будет все равно, кто является законным наследником богатства.

Газеты предоставляли некоторые подробности в описании коллекции. Она содержала фантастический по красоте и ценности гарнитур из изумрудного колье и подвесок, сапфировое ожерелье, различного размера бриллианты и рубиновый перстень. Это описание дало Мойре возможность приобрести искусственные украшения, подходящие по имеющимся сведениям к коллекции леди Крифф. Ее собственное бриллиантовое ожерелье предназначалось в качестве наживки для Стенби. План был прост — заставить его купить эрзац коллекцию. Ее ожерелье было настоящим — досталось ей от покойной тетки по отцу. К счастью, оно не находилось среди драгоценностей матери и избежало загребущих рук мистера Марча.

Мойра отдавала себе отчет в уязвимости своего замысла, но больше всего ее беспокоило, сможет ли Джонатон до конца выдержать свою роль. Он был достаточно умен и полон решимости, но еще так молод. Ей приходилось соблюдать осторожность, чтобы не обнаружить своих сомнений перед братом и не охладить его энтузиазм, но, оставаясь наедине со своими мыслями ночью в постели, она в отчаянии признавалась самой себе, что ей девятнадцатилетней, будет не по плечу тягаться в искусстве обмана с опытным преступником, каковым был Лайонел Марч. По неискушенности легко совершить роковой промах. Еще опаснее попасть в сети к этому хамелеону. Она понимала, что должна постоянно быть начеку.

Мойра взяла сумочку и футляр с драгоценностями.

— Вы готовы, леди Крифф? — спросил Джонатон.

— Да, пора выходить, сэр Дэвид. Видишь, мы запомнили новые имена. Пошли, Дэвид. Я буду так тебя называть, без титула. Как ты на это смотришь?

— Звучит более естественно, но мне бы хотелось быть сэром. А как я должен к тебе обращаться? Можно называть мамой?

Мойра подумала: «Должен ли молодой человек называть молодую мачеху мамой? Пожалуй, сэр Обри мог настаивать на этом или, по крайней мере, поощрять. Но нет, леди Крифф могла противиться излишней фамильярности, она хотела властвовать в доме и, думаю, предпочла бы более официальное обращение».

— Не надо забывать, что она всего-навсего дочь пастуха, — вряд ли она может вести себя как настоящая леди, не так ли?

— Когда молодая женщина выходит замуж за пожилого человека из-за денег, она, естественно, начинает верить в свою исключительность и не упустит возможности стать леди в полном смысле слова. Но учти, время от времени леди Крифф будет срываться, может сказать что-то вульгарное или сделать иной выдающий ее происхождение жест. — Мойра постучала в окошко, дав знак груму опустить ступеньки.

— Как я выгляжу, Дэвид? — спросила она.

— Он скользнул взглядом по ее шляпке с перьями, зеленой мантилье на шелковой подкладке и затянутым в длинные перчатки рукам. Вид сестры, одетой со всем блеском знатной дамы, доставил ему несказанное удовольствие.

— Как и подобает графине, мадам, — ответил он.

Грум, давнишний и верный слуга в доме, посвященный в планы молодых людей, открыл дверцу и спустил лесенку для господ. Мойра передала ему шкатулку с драгоценностями. Оба огляделись вокруг, надеясь увидеть мистера Марча. Его не было, но их внимание привлекло нечто новое. К гостинице подкатило шикарное ландо с упряжкой из пары гармонировавших по цвету прекрасных лошадей, которое лихо остановилось рядом с экипажем. Из гостиницы проворно выбежал слуга, седок бросил ему поводья и спрыгнул с сиденья. Дорожная карета Тревизиков вызвала его живой интерес; потом его взгляд остановился на Мойре, глаза засветились восхищением, что заставило сжаться сердце Джонатона.

Мойра тоже отдала должное прибывшему джентльмену, сделав заключение, что нечто неуловимое выделяет его среди прочих. Она присмотрелась внимательнее: лицо человека, занимающегося спортом, обветренное и жесткое, в глазах озорные искры. «Неспокойные глаза», — подумала она. Одет он был по последнему крику моды — от отделанной бобром шляпы, лихо сдвинутой немного набекрень, до носков дорогих башмаков. Сюртук из дорогой модной ткани голубого цвета плотно облегал широкие плечи; замысловатого узора шейный платок, желтый жилет в красную полоску, коричневая трость и бежевые перчатки дополняли костюм. Она не ожидала встретить столь элегантного человека в маленькой провинциальной гостинице.

Когда Мойра проходила мимо него, он приподнял шляпу, открыв взглядам копну черных волос. Первым побуждением Мойры было осадить его прыть, но она вовремя сдержалась. Ведь она уже не Мойра Тревизик, а не менее изысканная леди Крифф. Бросив через плечо игривый взгляд, Мойра вошла в дверь, которую придержал для нее Джонатон.

Джентльмен послал вслед даме ответную улыбку и поклон. Улыбка о многом сказала молодой леди: в ней было восхищение, желание знакомства, а также угадывался характер — умение добиться цели любыми средствами.

— Будь осторожнее, — предупредил Джонатон. Мойра украдкой еще раз скользнула глазами по лицу джентльмена: он все еще разглядывал ее; от хищного блеска его глаз у нее пробежали по спине мурашки. Когда дверь за ними закрылась, Джонатон сказал:

— Видела его упряжку? Вот это лошади! Чистокровная порода! Делают не меньше шестнадцати миль в час. Не отказался бы подержать в руках такие поводья!

Мойра не успела ответить, как дверь открылась и вошел тот же джентльмен. Он последовал за ними к регистрационному столу. Пока Мойра заносила в журнал фамилии, он разговаривал с хозяином гостиницы.

— Здесь остановился майор Стенби, дружище? — спросил он низким приятным голосом.

— Да, сэр, — ответил хозяин. — Он снял номер с северо-восточной стороны в заднем крыле гостиницы. Но сейчас его нет — должен появиться к обеду.

Услышав имя Стенби, Мойра и Джонатон обменялись взглядами. Она дала знак, чтобы брат молчал: слегка покачала головой. Руки дрожали, но, сделав над собой усилие, продолжала делать запись как ни в чем не бывало. Дэвид взял шкатулку из рук грума и повел Мойру наверх.

Они сняли две спальни с общей гостиной. Это был лучший номер из тех, которыми располагала гостиница, но далеко не элегантный. Потолок наклонно спускался к стенам, неровные половицы были прикрыты дорожкой. Чистые и светлые комнаты, однако, сглаживали первое неприятное впечатление. В спальне Мойры стояла простая кровать под ситцевым балдахином, овальное зеркало висело над умывальником.

— Здесь совсем не так, как дома, — разочарованно заметил Джонатон.

— Ничего, здесь неплохо, и даже недостатки нам на руку — леди Крифф сможет в беседе пожаловаться на что-нибудь. — На этом обсуждение гостиничного комфорта закончилось, и они перешли к более существенным вещам. — Похоже, получив наше состояние, майор Стенби приобрел сообщника. Этот щеголь, который приехал одновременно с нами, не внушает доверия. Судя по тому, как он усмехался, глядя на меня, у него на уме нечистые дела.

— Очень возможно, что ты права, — согласился Джонатон, — хотя, по правде говоря, ты улыбнулась ему первая. Нам неизвестно, работает ли этот человек вместе с Марчем. То, что он осведомлялся о нем, еще ни о чем не говорит.

— Верно. Раньше, во всяком случае, Марч работал один.

— Возможно, он хочет сыграть с Марчем в карты. Надо предупредить мистера Хартли, что майор шулер. Мы-то знаем, что это еще одна статья его доходов.

— Это его имя? Ты не терял времени зря, Джон, то есть Дэвид.

— Это то имя, которое он дал хозяину гостиницы. Ах, как хочется проехаться в его ландо!

— Не торопи события. Сначала надо понаблюдать за Хартли. Он может оказаться полезен — никогда нельзя знать, что тебя ожидает.

— Надеюсь, что меня ожидает прогулка в его замечательном экипаже.

— Интересно, принято ли здесь, чтобы постояльцы собирались вместе по вечерам, — задумчиво произнесла Мойра. — Не смотри так, Дэвид, я вовсе не собираюсь давать авансы мистеру Хартли, но это было бы превосходным предлогом, чтобы познакомиться с Марчем и немного лучше узнать Хартли. Интересно, какое у него дело к Стенби?

Больше Мойра ничего не сказала, но подумала, что, если Хартли не сотрудничает с майором, он может стать ее союзником. Она бы чувствовала себя в большей безопасности, если бы удалось заручиться помощью сильного мужчины.

— Ты намерена пофлиртовать с Хартли?

— Нет, это бы бросалось в глаза. Но я позволю ему пофлиртовать со мной, если у него возникает желание, — добавила девушка, хитро прищурясь.

— Довольно вульгарно завязывать интрижку с незнакомым человеком, но для леди Крифф сойдет. Жаль, что я не могу позволить себе подобных выходок, у меня бы получилось лучше.

— За меня не беспокойся. Например, возьму и завяжу резинку на чулке при всем честном народе, не хуже любой кокотки. Думаешь, не смогу? А куда спрячем драгоценности?

— Можно попросить хозяина положить их в сейф. Если хочешь, возьму это на себя.

— Да, лучше ты подойди к нему и изобрази беспокойство за их сохранность. Подожди, пока он останется один, и скажи, что шкатулка очень ценная.

— Так оно и есть, для нас, по крайней мере. Ведь мы собираемся обменять ее на целое состояние. — Он подхватил запертую шкатулку и, насвистывая, спустился вниз.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Прежде чем подняться к себе в номер мистер Хартли сказал хозяину гостиницы:

— Что касается майора Стенби… видите ли… я не имею чести быть с ним знакомым… так что прошу вас, не говорите, что я справлялся о нем. Пусть это будет для него сюрпризом. — Хартли положил на стол золотую монету, которая тут же переместилась в карман хозяина с быстротой лягушки, настигающей муху.

Джереми Буллион кивнул в знак обещания хранить тайну и подмигнул посетителю колючими глазками:

— Не беспокойтесь, сэр, если нужны мои услуги, только намекните — Джереми Буллион будет счастлив угодить. Все называют меня просто Буллион.

— Отлично, вы просто золото. Буллион принял комплимент с улыбкой.

— Да, сэр, я хоть и необработанное золото, но высшей пробы — двадцать четыре карата. Если хотите сэндвич или бутылку вина в комнату — дерните за шнурок. Жена также может погладить или зашить одежду — у нее это отлично получается.

— Вы очень любезны, но скоро должен прибыть мой лакей. Стенби, случайно, не упоминал, как долго собирается оставаться в гостинице?

— Он заплатил за неделю вперед.

— Благодарю, Буллион. Еще одна просьба — сегодня вечером я хотел бы снять отдельную гостиную для обеда.

Лицо Буллиона сморщилось в жалобную гримасу.

— Извините, сэр, должен вас разочаровать. У нас маленькое заведение. Есть только одна гостиная — для фермеров и прочего простого люда и Большая Гостиная, где собираются знатные постояльцы, вроде вас. Можно подать обед в ваши комнаты, это не трудно. Или накрыть стол в Большой Гостиной, в углу, и отгородить ширмой — впечатление как от отдельной гостиной, право же.

Хартли подумал о молодой прелестной даме, которую встретил у гостиницы, когда та выходила из экипажа, и сказал:

— Нет нужды прятать меня в угол, Буллион, я сяду лицом к стене, чтобы никому не портить настроение своей физиономией. — Это заявление было встречено громким лающим смехом хозяина. — Но если вы не против посадить меня ближе к леди Крифф и ее спутнику, то сочту себя премного обязанным. Как я понимаю, леди не из этих мест?

— Шотландия, — ответил Буллион, кивая на регистрационный журнал. Он огляделся, чтобы убедиться, не подслушивает ли кто, слегка прикрыл рот рукой и добавил доверительно: — Но она связана с этими местами. Комнаты для них заказала леди Марчбэнк, жена старого лорда Марчбэнка. Ему принадлежит половина этого графства. Имеет своего представителя в парламенте и все такое прочее. Влиятельный человек этот старикан.

— Странно, что леди Крифф не остановилась у Марчбэнков.

— Я этого не знаю. Думаю, что есть причина, — он многозначительно 'подмигнул, но Хартли все равно ничего не понял.

В вестибюле появилась женщина с красным лицом, в большом белом переднике.

— Надо подбросить дров, Буллион, огонь совсем гаснет, а Вилф занят в конюшне.

Буллион робко улыбнулся и со словами «хорошая у меня жена» поспешил на кухню.

Мистер Хартли стал подниматься в свой номер, не переставая удивляться, почему леди Крифф не воспользовалась гостеприимством Марчбэнков.

Вскоре Джереми Буллиону стало ясно, что под его крышей остановились не одна, а двое сиятельных особ. Не успел мистер Хартли зайти в свои апартаменты, как прибыл его экипаж, запряженный четверкой прекрасных лошадей. Стройный молодой лакей с важным видом потребовал комнат для своего хозяина мистера Хартли.

Узнав, что господин прибыл в гостиницу раньше его, он разразился истерическими возгласами.

— Подумать только, а меня не оказалось на месте, чтобы проветрить комнаты и приготовить ванну. Проклятие! Меня надо высечь кнутом. Как он тут без меня?

— Вы его лакей, я полагаю? — спросил мистер Буллион, на которого бурный взрыв эмоций молодого слуги не произвел должного впечатления.

Мотт поклонился.

— Имею честь, сэр, состоять при мистере Хартли в качестве его преданного слуги и доверенного компаньона на период длительного путешествия. Мое имя Мотт.

Буллион отрекомендовался и протянул для рукопожатия руку.

Мотт без энтузиазма слегка дотронулся до кончиков его пальцев и быстро отдернул ладонь.

— Мой хозяин давно уже здесь?

— Минут десять, не больше. Мотт вздохнул с облегчением.

— Значит, он еще не начал переодеваться. Нам нужна будет ванна с горячей водой. Полотенца у нас свои, мы всегда берем свое белье в дорогу. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы слуги перенесли в наш номер ящик кларета из экипажа. Только пусть несут осторожнее, чтобы не всколыхнуть осадок. Мы обедаем в семь. Я спущусь в кухню немного позднее и прослежу, как вы готовите еду для моего господина.

Буллиону предстояло решить трудную задачу. С одной стороны, нужно было оказать всяческое почтение знатному гостю, с другой — Мегги не потерпит, чтобы вмешивались в ее работу на кухне.

— Лучше поговорить с поваром, — сказал Буллион уклончиво.

— Да, я так и сделаю. А пока не покажете ли ваши отдельные гостиные, дорогой Буллион?

— Мистер Хартли уже распорядился на этот счет. Мотт презрительно поджал губы.

— Надеюсь, комната не выходит на запад? Мой господин любит, чтобы портьеры не были задернуты, я бы не хотел, чтобы солнце светило ему в глаза.

— Это не проблема, — ответил Буллион, имея в виду мрачную, скорее пещеру, чем комнату, где обедали посетители и куда луч солнца не проникал уже так давно, что все забыли, когда это было. Заросли тисовых деревьев предохраняли от солнца лучше любого занавеса.

— Ладно. А теперь будьте любезны, скажите, как попасть к моему хозяину.

— Последний этаж налево. Желтые апартаменты.

— Не забудьте о горячей воде, — напомнил Мотт и зашагал наверх, сгибаясь под тяжестью дорожной корзины, в которой, по-видимому, было постельное белье его хозяина и полотенца.

Буллион покачал головой, дивясь причудам господ и их слуг. «С Хартли придется нелегко, — подумал он, — но его напористый слуга еще хуже».

Оставив Буллиона внизу, Мотт сразу изменил выражение лица и, когда вошел в номер, капризный тон и нарочито вычурная походка мгновенно исчезли. Он опустил плетеную корзину на пол и сказал:

— Ну, вот мы и добрались. Видел уже Стенби?

— Нет, но он остановился здесь на неделю, — ответил Хартли. — Почему ты задержался, Рудольф?

— Колесо отлетело, едва мы отъехали от Лондона.

— Не верю. Небось хотел оторваться от назойливых провожатых.

— Уилби увязался, пришлось ускользнуть. Старик Буллион уверен, что он имеет дело с лакеем: я разыграл перед ним сцену. Обещает горячую воду для ванны.

— К черту ванну. Где вино?

— Сейчас принесут. А вот и оно!

Впуская в комнату слугу с ящиком вина, он изобразил на лице глупейшую улыбку.

— Смотри, не растряси бутылки, парень, а то поднимется осадок. С таким прекрасным вином нужно обращаться осторожно. Открыть бутылку, господин? — спросил он Хартли.

— Сделай любезность, Мотт, и отблагодари юношу. Он славный малый.

Мотт дал слуге щедрые чаевые. На комоде стоял поднос с фужерами.

— Они называют эти уродливые стаканы фужерами для вина! — воскликнул Рудольф презрительно. — Мы такие и в кухне не употребляем.

Когда слуга ушел, он открыл бутылку, наполнил фужеры и передал один Хартли.

— За успех. В мирной жизни я готов выполнять ваши приказания, как делал это во время войны, майор. Чертовски великодушно с вашей стороны вызваться помогать мне.

— Счастлив, что могу быть полезным. После полной опасностей жизни в Испании Англия кажется скучноватой. Между прочим, кузен, здесь я для всех мистер Хартли. Надо постараться не запутаться в новых именах.

— К черту. Не обязан же я играть придурковатого лакея, когда никто нас не видит, не так ли?

— Даже в присутствии посторонних не обязательно вкладывать в роль столько страсти, а то можно и переиграть. Подозреваю, что в тебе проснулся актерский талант и роль тебе очень нравится.

— Меня больше привлекает перспектива встречи с майором Стенби, этим негодяем. Многое бы отдал, чтобы узнать, где его носит и чем он занимается.

— Надеюсь, что сегодня вечером удастся познакомиться с ним: у меня такое впечатление, что весь beau monde* (* beau monde (франц.) — избранное общество) гостиницы будет обедать вместе — Буллион не располагает отдельными гостиными.

— Он ничего подобного не сказал, заверил, что вы обо всем договорились.

— Так оно и есть. Он предложил спрятать меня в углу за ширмой. Я же попросил место возле леди Крифф — очень симпатичная дама, тоже здесь остановилась. Тебе это имя ничего не говорит?

— Слышал, хотя не помню, чтобы встречал ее. Как она выглядит?

— Черноволосый ангел с глазами дьявола. Молодая. С ней путешествует молодой джентльмен — сэр Дэвид Крифф. Около его имени стоит «баронет» — я заметил в журнале. Баронет! Для мужа слишком молод, для сына стар. Братом ее он тоже не может быть, иначе она не была бы леди Крифф. Этот титул может принадлежать его жене. Странно, тебе не кажется?

— Чертовски странно. А, может, она просто кокотка, которая не умеет пользоваться титулами? Просто выдает себя за леди Крифф?

— Это первое, о чем начинаешь думать. У леди далеко не светская улыбка. С другой стороны, как утверждает Буллион, она приятельница леди Марчбэнк, местной знатной дамы. В любом случае, к Стенби она не имеет никакого отношения.

— Если только он не взял ее себе в компаньонки.

Если, как ты говоришь, она красива, это прекрасная наживка для его жертв.

— За ней придется последить. Я заметил, что слуга нес ее шкатулку — драгоценности, как можно предположить. Возможно, у Стенби новое хобби — продавать подделки как натуральные.

— Ты уже придумал, как свести знакомство с майором?

— Когда он увидит мое ландо и дорожный экипаж, и вышколенного лакея, уверен, что он подойдет ко мне первым.

— Ну и что?

— Пусть сделает первый шаг: лучшая возможность — карты.

— Смотри, не пей из его бутылки и не позволяй ему играть своей колодой.

— Буду пить только эль или свой собственный кларет. Лучше него ничего быть не может, — ответил Хартли, поднимая бокал.

— Как ты думаешь, будет у него с собой пятнадцать тысяч? А то зря будем стараться. Меньшая сумма нас не устроит.

— Если нет с собой, пусть достанет. Ему это легко удается.

— Боже, как я его презираю. Повесить его мало.

— Надеюсь, что до убийства не дойдет, хватит с нас крови. В конце концов, Рудольф, мы с тобой офицеры и джентльмены.

— А он самозванец. Тоже мне, выдает себя за офицера, только позорит звание военного. Наверное, и формы-то никогда не носил. Спроси, где он служил, когда представитесь друг другу.

— Нет, этого не нужно делать. Нельзя, чтобы он заподозрил, что в наших головах есть мозги. Мы вытащим у него деньги самым деликатным манером, как и положено джентльменам, дорогой кузен.

Раздался легкий стук в дверь. Мотт спустил двух служанок, которые принесли горячую воду.

Мотт засуетился, стал ворчать, что вода слишком горячая.

— Принесите холодной воды. Хотя ладно, мы подождем, пока она остынет, мой господин примет ванну позднее. Можете передать поварихе, что я скоро спущусь — мы обсудим, что приготовить моему господину на обед.

Девушки обменялись удивленными взглядами и поспешно удалились.

— Побегу вниз и начну производить впечатление на прислугу, а ты принимай ванну, — сказал Мотт. — Слуги всегда знают, что происходит в гостинице, надеюсь, что удастся что-нибудь разведать. Может быть, удастся достать ключ от комнаты Стенби, когда войду в доверие.

— Можешь осторожно навести справки о леди Крифф, — сказал Хартли. Мотт ухмыльнулся.

— Сдается мне, что ты проявляешь неумеренный интерес к леди Крифф. Мы здесь не для развлечений, Дэниел.

— Любой мужчина, если он не слепец, сделал бы то же самое на моем месте. 'Саrре diem'* (* Саrре diem (лат.) — лови момент.) — вот мой девиз. В любой ситуации нельзя упускать возможность поразвлечься, Рудольф. Если она работает на Стенби, ее можно будет использовать, заодно и повеселиться, — сказал он с лукавой ухмылкой.

— Да, конечно. А она запустит пальчики в твой кошелек тем временем. Что заказать на обед?

— Мясо с картофелем.

— Черт возьми! Что-нибудь поизысканнее придумай — надо же мне на что-то жаловаться. Я должен показать, что знаю толк в еде.

— Если будет говядина, скажешь, что пережарена. Если птица — недожарена. Сообразишь на месте, Мотт. Ты ведь знаешь, какой я гурман. Бычье мясо в Испании настолько избаловало мой вкус, что даже амброзия для меня недостаточно хороша.

Мотт вышел, а Хартли разделся и принял ванну. После нескольких лет армейской службы в Испании помощь в этом деле ему была не нужна. Он начал кампанию лейтенантом, затем был повышен в звании до капитана, а после нескольких тяжелых сражений произведен в майоры. Жизнь в таких трудных условиях, какие ему привелось испытать, учит человека умению полагаться только на себя. Своего денщика он не взял в поездку, оставив его на всякий случай дома, чем тот был весьма огорчен. Вернувшийся Мотт одобрил черный вечерний сюртук и белоснежную рубашку кузена.

— Можешь меня поздравить, — сказал Мотт, — я хорошо исполнил обязанности камердинера, Дэниел. К твоему костюму не придерешься. Леди Крифф будет убита наповал.

— Ты узнал о ней что-нибудь? Или о Стенби?

— Здесь две служанки. Они дочери Буллиона, между прочим. Так вот, они говорят, что леди Крифф никогда раньше не навещала Марчбэнков. Здесь ее ни разу не видели до сегодняшнего дня. Знакома ли она со Стенби, они не знают. Что касается сэра Дэвида, то это ее пасынок.

— Ах, пасынок, вполне возможно. Значит, ее муж значительно старше ее.

— А так как пасынок имеет титул, значит, его отец умер. Леди Крифф — вдова.

— Ненадолго, ручаюсь, — сказал Хартли задумчиво, что вызвало беспокойство его кузена.

Хартли всегда питал слабость к черноволосым леди.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Хартли был не настолько глуп, чтобы предположить, что Большая Гостиная Буллиона окажется такой же просторной, как средний бальный зал, общие размеры гостиницы исключали этот вариант. Все же он ожидал, что она будет больше и презентабельнее, чем та комната, куда его провели к обеду. В комнате был довольно низкий потолок, она была примерно площадью в десять квадратных футов, но казалась еще меньше из-за снующих взад и вперед слуг, в ней было всего шесть столов на четыре персоны каждый, два громадных буфета и перед камином — диван. Простые оштукатуренные стены уже закоптились от времени. Какие-то странные предметы, напоминающие летучих мышей, висели на потолочных перекрытиях на равном расстоянии друг от друга. Подойдя ближе, он понял, что это цветы, развешенные уже давно и превратившиеся в высохшие пучки травы.

В гостиной было много народа и довольно шумно, но в целом царившая там атмосфера не была лишена привлекательности. Весело потрескивавший в камине огонь отбрасывал мерцающий свет, разговор за столиками часто переходил в веселый смех, из кухни доносились аппетитные запахи ростбифа и печеных яблок. Хартли окинул беглым взглядом присутствующих — леди Крифф и ее спутник еще не появились.

Буллион встретил почетного гостя в дверях. По случаю обеда в Большой Гостиной он смазал волосы жиром и облачился в сюртук из желтой шерсти с огромными пуговицами ярко-синего цвета. Подмигнув и тряхнув головой, он провел Хартли к столику и принял заказ. В ожидании обеда гость принялся изучать общество. Он не обнаружил никого, похожего на Стенби, хотя два столика еще пустовали. За другими сидели семейные пары.

Между тем в своих апартаментах Мойра готовилась к первому появлению в роли леди Крифф. В декольтированном платье, несколько игриво открывавшем верхнюю часть груди, она чувствовала себя неловко, хотя фасон платья в точности повторял модель, рекомендованную для подобных случаев в последнем модном журнале, а леди Крифф, несомненно, не должна была отставать от требований моды. Ее мягкие волосы никак не хотели укладываться в замысловатую прическу, которую она увидела в том же журнале. Намочив их и закрутив на папильотки, она добилась лишь того, что они висели на голове, как проволока что было ей отнюдь не к лицу. Кончилось тем, что Мойра зачесала волосы назад и стянула их лентой.

— Ну, как? — спросила она Джонатона, когда тот вошел, чтобы проводить ее вниз.

— Совсем как девица легкого поведения, — сказал он мрачно, — хотя и прехорошенькая. Стенби не замедлит свести знакомство.

— Буду нарочно хихикать и строить глазки и, вообще, вести себя как настоящая дурочка. Постарайся не удивляться и не смеяться надо мной, Джонатон. Дело очень серьезное.

От волнения на ее матовом лице появился румянец, а в светло-серых глазах заиграли искорки. Сердце учащенно билось, когда она, опершись на руку брата, спускалась в гостиную.

Когда они вошли, в комнате воцарилось молчание. Хартли обернулся и увидел, что впечатление было вызвано появлением леди Крифф. Он не высказал ни удовольствия, ни любопытства. Отметил, что Буллион подвел их к соседнему столику. Не задержался взглядом ни на лице леди Крифф, словно выточенном из слоновой кости, ни на ее черных, как смоль, кудрях, не скользнул взглядом от стройной талии к изящному туфелькам из мягкой кожи. И все же сумел, оставаясь внешне бесстрастным, отдать должное ее прелестям. Он пришел к заключению, что леди Крифф специально выбрала темно-красное бархатное платье, чтобы казаться старше и не вызывать лишних пересудов по поводу того, что пасынок был почти ее ровесником. Насыщенный мягкий тон платья хорошо оттенял матовость ее кожи. Когда она садилась, Хартли украдкой взглянул на полные соблазнительные очертания ее груди, и от него не укрылось скромное бриллиантовое колье, красиво обрамлявшее ее шею. Пожалуй, колье было самым скромным предметом ее туалета, ибо чрезмерное количество лент и кружев придавало платью вульгарный вид, что контрастировало с прелестным личиком молодой леди. Он попытался прислушаться к разговору вновь прибывшей пары.

— Какое вино закажем, Дэвид? — спросила она тоном молодой девушки, желающей казаться более опытной, чем есть на самом деле.

— Мне хочется шампанского, — ответил молодой человек.

— Лучше возьмем кларет. И смотри, не пей много. Отцу не понравилось бы, если бы ты опьянел.

Ответ сэра Дэвида Хартли не расслышал. Джонатон сказал очень тихо:

— Кажется, Стенби здесь нет, но Хартли нас заметил. Пококетничай с ним немножко.

Хартли расправился с ростбифом и медленно потягивал вино. Когда на соседний столик принесли заказанные блюда, он позволил себе взглянуть в ту сторону снова. Леди Крифф изучала его с нескрываемым интересом. Она состроила ему глазки и шепнула что-то своему спутнику. Какое-то время они переговаривались еле слышно, потом леди Крифф занялась обедом. Время от времени она кокетливо поглядывала на Хартли, явно заигрывая с ним. Чувствовалось, что это занятие ей знакомо. Она не смотрела в упор, но робко, затем отводила глаза, снова бросала робкий взгляд и посылала обольстительные улыбки, демонстрируя восхитительные ямочки на щеках.

В гостиную вошел еще один посетитель, и Мойра свое внимание переключила на него. Это был человек с военной выправкой, который вел себя так, словно это он был хозяином заведения. Несмотря на средний возраст — лет пятьдесят — он все еще сохранял моложавость, свежий цвет лица, еще густые каштановые волосы; прекрасного покроя черный вечерний костюм сидел на нем, как влитой. Мойра застыла, словно окаменела, у нее даже перехватило дыхание от волнения, вилка выпала из рук, стукнувшись о тарелку.

— Это Лайонел Марч, — быстро шепнула она Джонатону.

— Уверена?

— Абсолютно.

— Прошу к вашему столу, майор Стенби, — говорил между тем Буллион, ведя гостя через зал к столику. Проходя мимо Хартли, он подмигнул ему за спиной майора, давая понять, что это и есть тот самый майор Стенби, о котором Хартли осведомлялся.

Хартли заказал яблочный пирог, сыр чеддер и кофе и стал наблюдать за вновь пришедшим. Он заметил, что настроение за соседним столиком изменилось с появлением майора, стало напряженным.

Леди Крифф казалась встревоженной — теперь у нее был такой вид, словно она танцевала босиком на раскаленных углях. Лицо ее побелело, как полотно. Какую власть мог иметь над ней этот человек? В глазах ее можно было прочесть страх. Дэниелу было знакомо это выражение: он часто замечал его в глазах молодых солдат перед боем. Страх и ненависть. Если даже она и работает со Стенби, то делает это против своей воли. Эти размышления только подогрели его интерес.

Он также обратил внимание, что молодой сэр Дэвид пожирал Стенби глазами. Хартли проследил за направлением его взгляда и понял, что привлекло его внимание. Стенби как раз брал вилку и на короткий миг стал виден его мизинец, на котором отсутствовала верхняя фаланга.

Однако трудно было уловить связь между этой приметой и торжествующей улыбкой молодого баронета или его жестом: он многозначительно толкнул мачеху. Слов нельзя было разобрать, но леди Крифф тоже уставилась на левую руку майора, так что о сказанном легко было догадаться. Что это? Простое детское любопытство к увечью? Если бы они принадлежали к компании Стенби, то должны были знать об этом раньше.

— Это он! Я видел его мизинец! — прошептал Джо-натон.

— Я же сказала, что это он. Никаких сомнений. Волосы немного поредели, слегка прибавил в весе, но это тот же Марч. Его глаза трудно забыть.

Глаза майора были тусклого зеленоватого цвета и имели хитрое выражение. Если и были ресницы, но абсолютно бесцветные. Мойра не была готова к вспышке эмоций, нахлынувших на нее с появлением их врага. В памяти ожили отчаяние и безысходность, которые она испытала после смерти матери, и последовавший затем шок, когда стало ясно, что Марч сбежал, прихватив с собой все состояние семьи. Ею овладело непреодолимое желание броситься на него и бить до исступления, но она не двинулась с места, наблюдая в бессильной ярости, как он невозмутимо потягивает вино. Ей потребуется все самообладание и мужество, на которые она способна, чтобы улыбаться этому демону и скрывать ненависть и отвращение. Но нужно пройти через это.

Мойра снова посмотрела на Хартли: он справился с пирогом и медленно допивал кофе, не обращая внимания на Стенби, явно довольный обедом. Мойра даже не могла вспомнить, что она ела. Кусок розового нежного мяса, йоркширский пудинг и зеленый горошек остались нетронутыми. Какая жалость, столько денег пропало зря. И это при ее стесненности в средствах, когда приходится считать каждый шиллинг.

Она заставила себя думать о более существенных вещах. Наконец ей удалось отыскать Лайонела Марча, теперь предстояло войти с ним в контакт. Надо как-то привлечь его внимание. Настало время активных действий.

— Вино никуда не годится, — громко заявила Мойра, оттолкнув в сердцах бокал.

— Давай закажем шампанское, — снова предложил сэр Дэвид.

— Ни в коем случае. Оно слишком… ты слишком молод еще, — ответила она.

Хартли удивился. «Оно слишком…» Что она собиралась сказать? Шампанское не сильнее кларета, но гораздо дороже. Или Криффы были не так богаты, как можно было предположить по титулу? Экипаж, в котором они приехали, был хоть и старый, но добротный. Четверка лошадей хорошо ухожена и подобрана по масти. Одеты оба по последнему слову моды. Однако они путешествовали без слуг. Это наводило на размышления. Уж у леди, по крайней мере, должна была быть служанка или компаньонка.

Молодой слуга по имени Уилф, стройный рыжеволосый парень, подошел к Хартли.

— Принести еще бутылку, сэр? — спросил он.

— Нет. Я закончил. Но, возможно, леди согласится попробовать вина из моего запаса? — сказал он, указывая на Мойру. — Боюсь, ваше вино ей не пришлось по вкусу. Мой лакей оставил у вас дюжину бутылок, прошу, принесите одну и передайте от меня с заверениями в нижайшем почтении.

Вскоре вино было доставлено к столу Мойры. Ее первым порывом было отказаться. Решать нужно было быстро. Если она примет подарок, следующим шагом будет знакомство с Хартли. Если отвергнет, наживет врага, и, что еще хуже, Марч, который имел возможность наблюдать сцену, поймет, что она неприступна. Инстинктивно она почувствовала, что леди Крифф должна принять подношение и постараться, чтобы Хартли пересел за их столик. Это привлечет внимание Марча. Мойра посмотрела на вино, затем на Хартли, кивнула в знак согласия и улыбнулась снисходительной улыбкой, принимая ухаживание.

— Пожалуйста, спросите джентльмена, не хочет ли он присоединиться к нам? Мы могли бы распить бутылку вместе, — обратилась она к Уилфу.

Хартли не счел нужным притворяться, что не слышал приглашения, и, таким образом, не заставил слугу повторять слова леди Крифф. Он поднялся, подошел к ее столику и сказал с поклоном:

— Как великодушно с вашей стороны, мэм, пригласить меня. Но я уже отобедал и теперь пью кофе. Слышал, как вы выразили неудовольствие по поводу вина, поданного Буллионом. Я обычно во избежание подобных недоразумений вожу с собой свое собственное вино. Меня зовут Дэниел Хартли, между прочим.

— Как умно вы поступаете, мистер Хартли! А почему это мы не захватили свое вино из Пентворт Холла, Дэвид? Уверена, что погреба сэра Обри не пустуют. О, вы еще не знакомы с моим пасынком, мистер Хартли.

Сэр Дэвид Крифф, — добавила она с обаятельной улыбкой. — Да, да, я его мачеха. Вам кажется это странным? Ничего особенного, просто мой муж был намного старше меня, что, однако, не означает, что я вышла за сэра Обри по расчету, — поспешила она объяснить ситуацию.

— Нет нужды спрашивать, из каких соображений покойный сэр Обри женился на вас, леди Крифф, — ответил Хартли, переводя взгляд с ее лица на декольте. Он понял, что особых церемоний от него не ожидается. Жаль, что такая хорошенькая дама оказалась простушкой.

— Фу, мистер Хартли! — она махнула рукой в его сторону. — Бьюсь об заклад, что эти комплименты вы говорите всем дамам подряд.

— Вовсе нет. Только замужним и то, если их красота этого заслуживает.

— Какой галантный комплимент. Вижу, что вы опасный кавалер, сэр. Вас нужно остерегаться.

Болтая так, она старалась в уме оценить ситуацию. Хартли не пришлось просить дважды, он с радостью воспользовался возможностью представиться и расточал елей. Чего он добивался? Просто хотел соблазнить молодую вдову? Или вел более хитрую игру, одним из участников которой окажется Лайонел Марч?

Хартли поклонился.

— Постараюсь вести себя прилично. Рад знакомству с вами, я об этом мечтал.

— Мечтали? Вы говорите так, словно…

— Каждая минута кажется часом, когда чего-то ждешь с нетерпением, — пришел он на выручку. Хартли ожидал увидеть жеманную улыбку в ответ на банальность, но был удивлен, когда она немного смутилась, а в глазах появились озорные огоньки. Это были не глаза вульгарной простушки, в них светилась мысль. Господи! Эта девчонка потешалась над ним! — Вы надолго остановились в гостинице? — спросил он.

— На несколько дней. Зависит от обстоятельств. А вы, мистер Хартли?

— Тоже завишу от обстоятельств, мэм.

Мойру задела эта фраза. По глазам она поняла, что он хотел сказать, что останется, пока она будет в «Приюте Совы». Мойра сделала усилие, чтобы продолжить флирт. Леди Крифф сумела склонить к женитьбе старого опытного сэра Обри не потому, что у нее ничего не было в голове. Она должна сыграть роль до конца.

Мойра кокетливо опустила ресницы, потом дерзко вскинула их.

— От чего же зависит ваше пребывание здесь, мистер Хартли, если не секрет?

— От того, насколько меня устроит здешнее общество, мэм, — ответил он, принимая вызов и глядя ей в глаза, пока она не отвела взгляд и не покраснела. — Надеюсь, что одного друга, по крайней мере, мне удалось приобрести, — добавил он.

— Хотелось бы верить. Заодно посмотрим, можно ли считать лесть кратчайшей дорогой к дружбе.

Хартли сказал, что от него ожидалось:

— Лесть? — Он начал уверять ее тоном, мягким и неискренним, что он вовсе не намеревался льстить.

— Не хотите ли перенести кофе за наш столик, сэр? — предложила она. — У меня заболит шея, если придется все время поворачиваться в вашу сторону. Вам не кажется, что люди здесь ведут себя нецивилизованно? Полный зал посетителей, но никто ни с кем не разговаривает. Что толку останавливаться в гостинице и не приобретать новые знакомства с благородными… э-э… с новыми людьми? — Она снова поиграла глазками.

— В этом неудобство поездок. Одному скучно, а напрашиваться на знакомство… это несколько вульгарно. Но я, как видите, предпочел показаться вульгарным. Мне так хотелось познакомиться с вами. Сочту за честь сесть с вами рядом.

Уилф, слушавший разговор без зазрения совести, бросился перенести кофе Хартли за соседний столик. Хартли занял место между сэром Дэвидом и леди Крифф.

Леди Крифф пригубила вино и сказала:

— Могу поздравить: у вас отличный вкус. Ваше вино может вполне соперничать с тем, что хранил в своем погребе сэр Обри. Вы из этих мест, мистер Хартли?

— Нет, из Девона. Сейчас у меня каникулы. Отсюда поеду в Лондон проведать родственников.

Она вздохнула.

— Как хорошо быть холостяком! Путешествуй себе по свету, отправляйся, куда заблагорассудится. Или я ошибаюсь? Возможно, вы женаты? — спросила она.

— Вы не ошиблись, я холост. А вы откуда?

— Шотландия.

— У меня большая овцеводческая ферма в горах Морфут, — похвалился сэр Дэвид. — Вы, наверное, слышали о нашем имении — Пентворт Холл?

— Нет. Никогда не был в Шотландии. Говорят, что там очень красивые места. Сколько голов в вашем стаде, сэр Дэвид?

— Сотни, — бросил он, беспомощно оглядываясь на леди Крифф.

— Он преуменьшает. Как не стыдно, Дэвид! — пожурила она. — У сэра Дэвида больше тысячи овец, мистер Хартли. И две тысячи акров земли, — добавила она, выбирая цифры, достаточно внушительные, но не выходящие за рамки реального. В газетах упоминалось только то, что Пентворт Холл большое и богатое поместье.

Она обратилась к сэру Дэвиду:

— И пора тебе заняться делами и знать точно, чем ты владеешь, Дэвид. Теперь, когда отца больше нет, все принадлежит тебе. А я, увы, получаю только… Но простите, мистер Хартли, вам, должно быть, неинтересно слушать о моем наследстве, — сказала она кокетливо, стрельнув глазами в его сторону.

Этот эпизод заронил сомнения в душе Хартли. Трудно было поверить, что шестнадцатилетний наследник мог не знать размеров своих владений. Хартли решил как-нибудь остаться с ним наедине в ближайшее время и допросить его более тщательно. Оставался еще один вопрос — что же получила в наследство леди Крифф? С ней прибыл внушительный ящичек, предположительно содержащий драгоценности. Хартли еще раз взглянул на бриллиантовое колье: скромное, но натуральное; при каждом повороте шеи грани сверкали всеми цветами радуги, лучи бросали блики на мраморную грудь, делая ее еще более соблазнительной. Мойра перехватила его взгляд, посмотрела многозначительно и прикрыла вырез шалью. /

— Я в своем имении специализируюсь на выращивании скота, — сообщил Хартли. — Вы уже осмотрели окрестности? — Он адресовал вопрос обоим, так как хотел, чтобы молодой человек тоже принял участие в прогулке.

— Мы только недавно приехали, — ответила леди Крифф. — Место кажется не слишком людным — ни одного приличного магазина поблизости. Смею заметить, что и люди здесь, наверное, очень скучные. Здесь хоть устраивают праздники, званые вечера?

— Я тоже только недавно прибыл, как и вы, леди Крифф. Мы приехали почти в одно время. Мне хотелось бы завтра осмотреть окрестности и выяснить, как можно здесь провести время. Не хотите ли составить мне компанию?

— Спасибо, мистер Хартли. С большим удовольствием. Вот это истинно добрососедский жест, — ответила леди Крифф, выражением лица, однако, давая понять, что это она оказывает ему честь, и добавила, что сэр Дэвид должен обязательно составить им компанию. — Не подумайте, что я вам не доверяю, мистер Хартли, — заверила она, — но приличия этого требуют, не так ли? Я действительно охотно прокачусь с вами; видите ли, мы не относимся к людям, которые смотрят на других сверху вниз, если у них нет титула. В Пентворте я обычно приглашала на вечера каждого приличного джентльмена, если у него был вечерний костюм. У нас в бальном зале танцевали одновременно по сто человек, не так ли, Дэвид? Всегда стараюсь пригласить побольше молодых людей, чтобы некрасивым девушкам не приходилось сидеть у стенки весь вечер.

— Как великодушно с вашей стороны, — заметил Хартли, пряча насмешливую улыбку.

Молодая леди не скрывала, что довольна похвалой.

— Все говорили, что у меня были лучшие приемы в округе. Знаете, сэр Обри не очень любил шумные компании, но мне всегда удавалось его уломать.

— Охотно верю, что вам удавалось это и многое другое.

Хартли был несказанно рад, когда Дэвид прервал этот поток самовосхваления — он не знал, как ему следовало реагировать на ее вульгарное бахвальство. Если бы не подозрение, что она каким-то образом связана со Стенби, он бы давно откланялся. Досадно было сознавать, что столь приятная оболочка скрывала повадки простолюдинки и безобразное тщеславие.

— Вы разрешите мне прокатиться в вашем ландо? — спросил Дэвид.

— Боюсь, что мои лошади для вас слишком норовисты, вы не сможете ими управлять. Значит, мы договорились: завтра, если погода не подведет, едем на прогулку?

Мойра старалась уяснить себе, почему мистер Хартли настаивает на продолжении знакомства. Она была достаточно умна и наблюдательна, чтобы понять, что он от нее не в восторге. Первоначальное восхищение ею перешло в презрение, когда он посидел подольше в ее обществе. Если бы он знал правду, она бы его немало позабавила. Хартли слишком пристально рассматривал ее бриллианты. А еще раньше упоминал имя Стенби. Все это было очень странно.

— Подождем до завтра и посмотрим, какая будет погода, — сказала она.

— Вы сама осторожность, — ответил Хартли, скрывая раздражение за галантной улыбкой. — Буду молить бога, чтобы послал нам солнце.

Он трезво оценивал ситуацию. Хорошенькая пустышка не скрывала, что питает к нему симпатию. Пока не было причин для возведения линии обороны. Он допил кофе и откланялся с заверением глубокого удовлетворения от знакомства. Хартли мог точно угадать, куда они направятся после обеда. В мае сумерки наступали поздно, а гостиница развлечениями была небогата. Так что он был уверен, что сможет несколько позже встретить их снова на набережной. Основная его цель состояла в том, чтобы познакомиться со Стенби. Поэтому, выходя из гостиной, Хартли нарочито громко спросил Буллиона:

— Есть надежда на карточный столик вечером, Буллион?

— Обычно мы играем в дружеской компании в углу гостиной. Около девяти собираются любители. — Он кивнул в сторону Стенби: — Некоторые из гостей тоже принимают участие.

— Отлично. Я тоже присоединюсь. Обед был отличный. А яблочный пирог просто восхитителен.

— Извините, что не подали хлебную подливку. Ваш лакей заказывал, но Мегги терпеть не может, когда посторонние приходят в кухню. Завтра она сама приготовит ее для вас вместо йоркширской. Согласны?

— У Мотта странные представления о моих вкусах. Я терпеть не могу хлебный соус. Не обращайте на него внимания.

Буллион остался доволен. «Почему это слуги высокопоставленных господ предъявляют гораздо больше претензий, чем их хозяева?» — думал он.

— Мегги будет рада это слышать.

Хартли вышел на воздух. Только начинало смеркаться. В Большой Гостиной ему казалось, что уже глубокая ночь.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Хартли удалился, Мойра сказала брату:

— Он не растерялся и сразу приступил к делу. Как ловко он навязал знакомство!

— Не спускал глаз с бриллиантов, — добавил Джонатон. — На твоем месте я бы не выпускал их из рук, а ночью клал под подушку.

Мойра приступила к десерту и исподволь наблюдала за Стенби.

— Он не проявляет к нам интереса, ему не известно, кто такая леди Крифф. Надо как-то ознакомить его с некоторыми деталями ее истории. Хартли, кстати, тоже ничего о ней не знает. Я предполагала, что ее известность невелика и имя мало о чем говорит. Сделаю так: оставлю вырезки из газет, где о ней пишут, на ночном столике в спальне. Не сомневаюсь, что слуги прочитают и разнесут молву. Или ты как бы невзначай скажи что-нибудь завтра, — предложила она. — Для мальчишки естественно хвастаться такими вещами.

— Я не совсем мальчишка, — воскликнул он, внезапно воспротивившись ее плану.

— Я имею в виду возраст. В остальном тебе пришлось повзрослеть быстрее, чем твоим сверстникам. Жаль, что не удалось дать тебе хорошего образования, хотя викарий неплохо потрудился над тем, чтобы сделать из тебя грамотного человека. Когда отвоюем наше состояние, пошлю тебя в Итон или Харроу*, (* Итон, Харроу — привилегированные частные школы в Англии.) потом поступишь в университет, как хотел папа.

— Меня это совсем не волнует. Если все получится, награда принадлежит тебе. Только бы вернуть наши деньги.

— Мы сделаем это, Дэвид, — сказала Мойра твердо. — Не позволяй себе сомневаться, это лишает сил и может провалить все предприятие. Нам нельзя проиграть, тогда мы станем нищими, придется расстаться с имением. Мы же нашли мерзавца, хотя это отняло много времени и сил. То есть работа наполовину сделана, и мы ее закончим.

Они вышли из гостиной. Майор Стенби все еще оставался за столом.

— Только восемь часов, — сказал Джонатон. — Давай пройдемся, пока совсем не стемнело. Скучно сидеть в номерах весь вечер.

— Ты не забыл, что должен прийти слуга леди Марчбэнк, чтобы убедиться, что мы доехали благополучно, и условиться о нашем визите? — напомнила Мойра.

— Мы увидим ее карету. Давай прогуляемся, — настаивал брат.

— Ну, ладно. Только не будем уходить далеко от гостиницы.

Они шагнули в сгущавшиеся сумерки, воздух был свеж и напоен ароматами моря. Заходящее солнце словно простерло багровую сеть над темной гладью воды. У берега маячили несколько рыбацких лодок. К бухте спускался отлогий, поросший травой берег. Устье образовывало полукруг вокруг Совиного Мыса. На противоположной стороне невысокого хребта располагалась гостиница «Приют Совы», выходившая задней частью к морю. Мойре место показалось мрачным и пустынным после пышной природы Суррея. На берегу рыбаки выгружали из лодки свой улов.

Вдоль берега прогуливались несколько местных жителей и постояльцы гостиницы. Вскоре появился мистер Хартли. Мойра заметила его во дворе заведения, он разговаривал с человеком, в котором Дэвид определил лакея. В течение дня Дэвид несколько раз видел Мотта — ему показалось, что он похож на портного.


Хартли тоже заметил Криффов, но не торопился присоединиться к ним. Его внимание было приковано к более интересной цели: майор Стенби только что вышел из дома и стоял на берегу, любуясь морем. Завидев Хартли, он направился в его сторону.

— Вот он идет, — предупредил Хартли Мотта. — Я предполагал, что упоминание о картах должно заставить его высунуть голову из скорлупы.

Мойра увидела, куда направляется Стенби.

— Я так и знала! — воскликнула она. — Они знакомы, конечно. Беги к ним, Дэвид, сделай вид, что интересуешься рыбой, и послушай, о чем они будут говорить.

Джонатон любил приключения и с радостью выполнял любое задание, в котором был дух опасности и романтики. Он проворно бросился выполнять поручение. Мотт ушел. Хартли и Стенби, казалось, его не замечали.

Вскоре Джонатон вернулся к сестре.

— Карты, — сказал он. — Сегодня, в Большой Гостиной. Они притворились, что не знакомы… хотят меня провести.

— Мне кажется, что они тебя не видели, — ответила Мойра, обдумывая его слова. — Что задумал Хартли? Пойду в гостиную, якобы почитать, и посмотрю, что будет.

Пока они говорили, джентльмены повернули и направились к парадной двери «Приюта Совы». Хартли улыбнулся, завидев ее, но не изменил курса. Если леди не замешана в аферах Стенби, он не хотел знакомить их; с другой стороны, ему было интересно посмотреть, как они поведут себя, когда сойдутся вместе.

— Это леди Крифф, — заметил он как бы невзначай. — Вы знакомы с ней?

— Леди Крифф? Кажется, я слышал где-то это имя. Что-то в тоне Стенби насторожило Хартли. Майор пристально разглядывал ее, словно пытаясь вспомнить. Затем разочарованно произнес: — Нет, не знаю. Такое лицо не забудешь. Красавица! Она вам хорошо знакома?

— Нет, только сегодня познакомился.

Мойра увидела, что оба они направились к ней и почувствовала неудержимое желание пуститься в бегство. Но голос разума удержал ее, хотя она не представляла себе, как сумеет улыбаться Марчу и вести легкую светскую беседу — внутри все клокотало, горечь подступала к горлу и туманила взгляд. Однако для осуществления их плана было чрезвычайно важно не только познакомиться, но и войти в доверие, завязать с ним дружбу и доверить свои тайные планы продажи драгоценностей. Она взяла себя в руки и приготовилась к разговору с Марчем впервые за последние четыре года.

У нее не было времени рисовать в воображении возможные перипетии — подошел Хартли и представил майора Стенби ей и Дэвиду. Чтобы не пожимать ему руку, Мойра присела в легком реверансе. Сэр Дэвид сыграл свою роль очень недурно. Хорошо, что Стенби был в перчатках — она знала, что Дэвид не сможет оторвать глаз от его мизинца.

Завязался банальный разговор. Хартли заметил, что настроение леди Крифф со времени обеда значительно изменилось — она не кокетничала и не говорила вульгарностей. Напротив, почти все время молчала, в глазах снова застыли страх и ненависть, хотя она и старалась их скрыть.

Она сказала несколько слов о погоде, потом каждый из собравшихся сообщил остальным откуда приехал. Майор Стенби утверждал, что он живет в Озерном крае на севере Англии — месте, удаленном от того, где они сейчас находились.

— Вам знакомы те места, леди Крифф? Это ведь недалеко от Шотландии? — спросил он тоном доброго дядюшки.

— Увы1 Видела мельком по дороге на юг. Мы никогда не сворачиваем с Северного большака. Но говорят, там дивная природа. Надеюсь, что сумею выбраться в эти края и посетить прекрасные озера, воспетые поэтами.

— А, да, озеро Уиндермир. Обязательно приезжайте. Что если заедете по дороге домой? — Он облек приглашение в форму вопроса.

«Уиндермир? Но Вордсворт и Колеридж жили у озера Грасмир».

— Я не собираюсь возвращаться в Шотландию, — сказала вслух Мойра. — Хочу пожить в Лондоне.

— В самом деле! — его восклицание как бы побуждало к дальнейшей информации. Мойра заметила, что мистер Хартли тоже заинтересовался.

— Сэр Дэвид вернется в Пентворт Холл, конечно. Поместье перешло к нему после смерти мужа в прошлом году. Мы решили, что он тоже немного побудет в Лондоне, а потом вернется домой.

— У вас, наверное, есть в Лондоне друзья или знакомые, возможно, родственники? — сказал Стенби.

— Да, — ответила девушка кратко, не желая распространяться, — и некоторые дела, связанные с наследством.

— Вы собираетесь долго оставаться в гостинице? — осведомился Стенби с возросшим интересом.

— Я приехала, чтобы повидаться с другом. Начало знакомству было положено, теперь нервы были так напряжены, что ей хотелось только одного — убежать к себе и никого не видеть, немного расслабиться. Надо было пережить первый шок, потом она сумеет более хладнокровно вести себя и лучше обдумывать каждый шаг. Особое отвращение вызывали в ней его мутно-зеленые глаза.

— Дэвид, пойдем, нам пора. Становится темно, — позвала она брата.

Мистера Хартли очень заинтриговала столь резкая перемена в леди Крифф. Куда делись игривые взгляды, призывные улыбки и вообще несколько фривольный стиль поведения? Он решил, что леди хочет показаться особенно изысканной и благородной перед Стенби.

— Оправданная осторожность, — согласился майор. Мойра ответила ему холодной улыбкой.

— Никогда нельзя знать, какой проходимец может остановиться в подобном месте. Я хотела заехать к своей кузине леди Марчбэнк — она живет поблизости в Ковхаус. Кузина приглашала нас остановиться у нее, но так как муж ее нездоров, я сочла неудобным причинять излишнее беспокойство.

Мойра и Джонатон направились к дому.

— Можно было еще поболтать, — заметил Джона-тон. — Почему ты не упомянула драгоценности?

— Не все сразу. Нельзя выкладывать первому встречному все секреты, это показалось бы подозрительным.

Стенби смотрел им вслед. Когда они вошли в гостиницу, он сказал Хартли:

— Леди Крифф слишком молода, чтобы ездить по стране без компаньонки. Не кажется ли вам, что это не совсем соmmе il fout* (* Соmmе il fout (франц.) — по правилам хорошего тона.).

— Трудно что-нибудь сказать при столь коротком знакомстве.

— До меня долетели фразы из вашего разговора за обедом, Хартли. Мне показалось, что она весьма смело себя ведет.

Его зеленые глаза горели любопытством.

— Мне тоже так показалось, хотя, если она действительно состоит в родстве с Марчбэнками, нужно полагать, что ее респектабельность не вызывает сомнений.

— Вот именно: если, — сказал Стенби, втянув носом воздух.

Они все еще стояли на набережной, когда появилась черная карета с гербом на дверцах и остановилась около гостиницы.

— Это, должно быть, экипаж леди Марчбэнк, — сказал Стенби, внимательно разглядывая его. — Все-таки леди каким-то образом связаны. Но знаете ли, сельская знать зачастую тоже оказывается не на высоте. Не войти ли нам в дом? Уже можно садиться за карты.

Джентльмены вошли в Большую Гостиную. Хартли немало удивился, застав там леди Крифф и сэра Дэвида — они расположились на диванчике перед камином, не обращая внимания на игроков. Обстановка в заведении была почти домашней, так что еще несколько женщин спустились в гостиную, где им было приятнее и веселее, чем в пустых комнатах. Леди Крифф лениво листала газеты. Сэр Дэвид не выдержал и минут через десять подошел к столику понаблюдать за игрой и послушать разговоры.

Игра местных жителей шла при очень низких ставках и была дружелюбна по духу. За два часа Хартли выиграл около двух гиней. Стенби предложил в следующий раз сыграть с более интересными партнерами. Хартли согласился. Этот старый трюк был ему хорошо известен: намеченной жертве позволяют выиграть пустяковую сумму, чтобы усыпить бдительность, а в следующий раз повышают ставки и он проигрывает. Стенби позволил себе задать партнеру пару осторожных вопросов, чтобы прощупать его финансовые возможности. Хартли, предвидя этот ход, изобразил из себя недалекого провинциала, у которого денег больше, чем ума.

Игроки уже собирались встать из-за стола, когда появился еще один гость. Мойре тоже стало любопытно, кто бы это мог быть в столь поздний час. Вошедший был одет в дорожное пальто с не менее чем дюжиной воротников. Сняв пальто, он оказался стройным юношей. Незнакомец не переоделся в вечерний костюм, но дорогого покроя сюртук, изысканный галстук и зачесанные на лоб светлые волосы под Брута свидетельствовали о его пристрастии к моде.

— Послушайте, не собираетесь ли вы прекратить игру так рано? — воскликнул он. — Только пробило одиннадцать. К черту, раздавим еще бутылку и перекинемся в карты. Кто согласен? Я только что из Лондона, не терпится разгрузить карманы. Вчера выиграл тысячу у лорда Фелшмана, должен осесть в деревне ненадолго. Но я забыл представиться — Понсонби, это мое имя. Убил сегодня слугу на заре, нечаянно, — похвалился он. — Пусть знает, как порочить благородное имя Понсонби. Полиция с Боу-Стрит хочет схватить меня. Если сюда проникнет их ищейка, вы меня не видели. Вы молодец. — Он похлопал Стенби по плечу. — Не разобрал, как вас зовут.

— Майор Стенби. А это Хартли. С меня достаточно карт на сегодня, а завтра, если хотите, присоединяйтесь — будете играть со мной и Хартли.

— Чертовски долго ждать. Но можно развлечься чем-нибудь другим, не так ли? Есть здесь хорошенькие служанки?

— Это дочери хозяина, — ответил Стенби. — Я бы не стал иметь с ними дело, будь я на вашем месте.

— Дьявол! Да здесь методистская церковь, а не гостиница. Завтра же уеду.

— Блестящая мысль! — пробормотал Хартли. Понсонби еще не заметил леди Крифф, но Хартли опасался, что если он ее увидит, то поведет себя самым предосудительным образом.

— Чертовски странная штука, клянусь Богом! — продолжал Понсонби. — Слышал, что в «Сове» подают лучшее бренди в Англии, а это какая-то кошачья бурда. — Он поморщился, кивнув на бокалы, стоявшие на столе. — Думал прихватить с собой пару ящичков. Что? Угостить приятелей. Эй, где хозяин? Буллион! Эй, Буллион. Бренди мне и моим друзьям. Выпьем за упокой Додди. Я говорил, что укокошил его? А может, недорезал, но метку оставил, это уж точно. Боюсь, не оклемается: отправится к праотцам как пить дать.

Буллион поспешно вошел в гостиную.

— Тише, сэр. Вам я дам промочить горло, но не надо так громко кричать об этом. Вы же знаете, что крепкие напитки у нас запрещены.

— Плевать на запреты! Неси бренди.

Буллион исчез и вскоре появился снова, неся бутылку. Понсонби налил всем и предложил тост за Додди.

— Отличная штука! — воскликнул Стенби, отпив из бокала. — Не пил такого бренди уже больше года. Когда буду уезжать, захвачу с собой бочонок.

Буллион посмеивался, наблюдая за гостями.

— Здесь можно раздобыть кое-что стоящее, джентльмены. Мы получаем товар прямо из Франции, его еще не успевают разбавить.

— Ха-ха! Вот это да! Надо отметить — где девицы? Подать сюда девиц!

— К черту девиц, Понсонби! — осадил его Стенби, затем обратился к хозяину: — Я бы тоже непрочь приобрести бочонок этого зелья. Не можете ли связать меня с главой предприятия, Буллион?

Буллион уставился на него в изумлении.

— За это здесь платят жизнью, сэр. Никто не знает, кто стоит во главе цепочки. Здесь его зовут Черным Призраком. Говорят, что он джентльмен, одет в черное, включая маску на лице. Иногда его видят ночью то там, то здесь, но никто не осмеливается с ним заговорить. Он перережет горло любому, кто будет иметь несчастье увидеть его в лицо. Контрабанда здесь карается смертной казнью, так что он не рискует. На этом бренди можно неплохо заработать.

Понсонби налил хозяину бренди, тот отпил немного и продолжал:

— Говорят, что в Блекстеде дело идет наиболее прибыльно — есть высокопоставленные покровители. — Буллион наклонил голову, как мудрая сова. — И правильно делают, что оказывают поддержку — ни одного ареста за десять лет. Братья Поттеры, Джо и Джим, например. Они работают в налоговой инспекции. Но это семья попроще. Ходят слухи, что кто-то повыше оберегает тех, кто занят в этом деле. Но меня это не касается. С главным связать вас не смогу, но с Джентльменами я в хороших отношениях, мы не обижаем друг друга. Они снабжают меня кое-чем, я им тоже подкидываю. Сколько вы возьмете бочек, сэр?

Стенби и Понсонби заказали каждый по две бочки.

Хартли сказал:

— Я сюда приехал, чтобы отдохнуть, и не хочу везти контрабанду сначала в Лондон, потом в Девон. Я вне игры, хотя и сожалею об этом — бренди отличный.

Буллион вышел, оставив трех джентльменов насладиться крепким напитком.

— Я был бы непрочь вложить деньги в торговлю бренди здесь в Блекстеде — похоже, что концессия может принести немалый доход, — сказал майор. — Если местным властям оплачивается их поддержка, то дело надежное. Интересно, кто этот таинственный Черный Призрак? Один из местных лордов?

— Лучше с контрабандистами дела не иметь, — сказал Понсонби твердо. — Мой друг герцог Мерсей пытался как-то выжить их с побережья, принадлежавшего ему. На следующую ночь его родовое поместье было сожжено дотла. Он понял намек. Джентльмены не любят шутить. А те были просто маленькой группкой. Здесь дело ведется с размахом, они не станут церемониться. — Его передернуло и он налег на спиртное.

— Мне все же хотелось бы знать, не хочет ли он приобрести партнера, — настаивал Стенби, — и еще один-два корабля в придачу к своему флоту. У меня есть круглая сумма наличными, приобретенная на сделках в Канаде, жаль: что деньги лежат без дела.

Хартли насторожился, Понсонби тоже навострил уши, хотя никто того не заметил. Стенби продолжал:

— Я был там во время войны двенадцатого года. Перед отъездом приобрел водные пути для сплава леса и маршруты торговли пушниной, это принесло неплохой доход. Но мне не хватает риска, я был бы непрочь принять активное участие в операциях Черного Призрака.

— Мой дорогой сэр, вы офицер и джентльмен, — заплетающимся языком произнес Понсонби, заметно хмелея. — Вы потеряли мизинец там, в Канаде? — Он уставился на палец майора пьяными глазами. — Ничего, что я спрашиваю? Странно выглядит — как маленькая лысая голова. Ха-ха!

— Хотел бы сказать, что потерял его от руки индейца, но, увы, все было намного прозаичней — обморожение, потом инфекция. Хирург боялся гангрены, тогда пришлось бы отнять всю кисть. В непроходимых чащах Канады не было квалифицированной медицинской помощи — врач не хотел оперировать. Рубите его! — велел я ему. Это не остановит меня, я не брошу ружья. И я остался воевать.

Понсонби слушал как зачарованный.

— Вы герой, майор. «Рубите!» Клянусь Богом, приятного было мало.

— Мне еще повезло. Другие теряли конечности полностью.

Мойра слушала, насмешливо скривив губы. Матери он говорил, что палец попал в капкан, когда он освобождал попавшего туда ребенка. Скорее всего это дело рук какого-нибудь горячего картежника, поймавшего его с краплеными картами. Но тщеславие не позволяло признаться в этом.

— Вы жили активной жизнью, — с завистью произнес Понсонби, — а я в это время варился в этаком Вавилонском котле. Но контрабанда — это ли не жизнь?! В открытом море…

Хартли слушал, не упуская ни слова, но воздерживался от замечаний. На него большее впечатление произвело признание Стенби, что у него много денег — наличных и с собой. Это была хорошая новость. Если не удастся отыграть у Стенби пятнадцать тысяч в карты, можно будет воспользоваться контрабандным промыслом. Нетрудно разыграть Черного Призрака — его никто не видел. Это мог сделать даже Гиббс, его денщик. Однако Стенби не так просто провести, он не дурак — ему нужно будет предоставить залог за его пятнадцать тысяч, иначе он их не выпустит из рук, даже ради Черного Призрака.

Воспользовавшись паузой в разговоре, Хартли поднялся и объявил о своем желании удалиться в номер.

Понсонби еле встал с места, чтобы попрощаться.

— Ладно, идите, — запинаясь бормотал он. — У нас с майором Стенби есть, что обсудить. Черт, да стойте же прямо, чего это вы шатаетесь…

В этот момент он посмотрел в сторону камина и заметил Мойру, погруженную в чтение. Он прирос к месту, совсем как пойнтер, почуявший дичь.

— Клянусь святыми! — воскликнул он. — Эта красотка в моем вкусе.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Пенсонби направился к Мойре нетвердой походкой. — Какое счастье! Девка! Будет кому согреть постель!

Мойра оторвала глаза от газеты и рассматривала его с величайшим интересом.

— Убирайтесь вон! — сказала она твердо, когда Понсонби повалился на диван рядом с ней.

— Дэвид!

Джонатон взял Понсонби за плечо.

— Не валяйте дурака, старина. Пойдемте, я доведу вас до ваших комнат. Это леди Крифф.

— А я, сэр, ос… нет, это майор… Я еще важнее. Помню, что я очень высокая особа, больше ничего не помню.

Понсонби продолжал пожирать Мойру мутными глазами.

— Клянусь, мэм, вы красавица! Выходите за меня замуж. — Протянув руку, он обнял ее за плечи. Джонатон безуспешно пытался оттащить его.

Хартли и Стенби подошли и попытались поднять его.

— Вам лучше уйти, леди Крифф, — сказал Стенби. — Понсонби немного не в форме, — и добавил обратившись к Хартли: — Проводите леди Крифф в номера, Хартли. А мы с Буллионом отведем джентльмена в постель.

Хартли подумал, что сэра Дэвида было бы достаточно в качестве провожатого. Однако леди Крифф не высказала такого предложения. Она подняла на Хартли умоляющий взгляд и сказала:

— Какие только неприятные вещи не случаются в подобных местах. Слава Богу, что нашелся хоть один джентльмен.

Хартли предложил ей руку.

— Мой герой! — она засмеялась и положила свои прелестные пальчики на его руку.

— Это я остановил Понсонби! — возмутился Джонатон.

— Я не отрицаю. А теперь, Дэвид, беги к себе, — сказала она, даже не поблагодарив его. — Тебе давно уже пора спать.

Джонатон, привычный к повиновению, удалился. Леди Крифф кокетливо улыбнулась своему избавителю.

— Я бы вообще не спустилась в Большую Гостиную, но мне было так скучно и одиноко в комнате и совершенно нечего делать. Я не лентяйка какая-нибудь, смею уверить, мистер Хартли. Три года я была замужем и исполняла обязанности хозяйки дома. Но став вдовой, я полагаю, что имею право иногда забыть о делах, не так ли?

— Разумеется, мадам. Но впредь будьте более осмотрительны. Другие дамы ушли уже час назад.

Мойра состроила премилую гримасу и призывно заглянула ему в глаза.

— Вы считаете меня нескромной. Если бы вы знали, как ужасно быть вдовой, мистер Хартли, — сказала она. — В Пентворт Холле приходилось следить за каждым своим шагом. Вы не представляете, какой вой поднимают старые кумушки, если позволишь себе посмотреть на джентльмена, не насупив брови. Мне казалось, что здесь можно чувствовать себя немного свободней.

Они подошли к ее двери. Мойре не терпелось войти в номер и остаться одной, но она не была уверена, что леди Крифф поступила бы именно так как на ее месте и отпустила интересного молодого человека столь быстро. Она решила задать ему несколько вопросов, чтобы выяснить его намерения.

— Не покажется ли вам нескромным с моей стороны, если я приглашу вас в свою гостиную и предложу посидеть за бокалом вина, мистер Хартли? Дэвид будет в соседней комнате, можно не закрывать дверь.

Хартли заключил, что леди непрочь пофлиртовать. Ничего странного — вдова и не очень осмотрительная к тому же, судя по поведению.

— Если обещаете, что не будете делать попыток соблазнить меня, леди Крифф, — ответил он насмешливо.

Мойра почувствовала себя уязвленной.

— Как можно, мистер Хартли! Я даже не знаю, как это делается, даю слово.

— Жаль, — пробормотал он.

Девушка нервно засмеялась и открыла дверь. В гостиной горели лампы. Бутылка вина и бокалы были приготовлены на придиванном столике у камина. Она сделала вид, что хочет открыть дверь в комнату Дэвида, но Хартли заметил, что она оставила ее почти закрытой.

— Дэвид, мы с мистером Хартли будем в гостиной, — сказала она громко. — Мы не помешаем. Не забудь почистить зубы. Спокойной ночи, дорогой.

Мойра направилась к стоявшему у камина дивану. Хартли уже налил вина. Поднял бокал.

— Вот так и живем, — сказала она. — Пытаюсь заменить ему мать, он хороший мальчик — правда, звезд с неба не хватает, но добродушный.

— И надеюсь, не болтливый? — спросил Хартли, бросив взгляд на закрытую дверь.

Она прищурилась.

— Что вы имеете в виду, мистер Хартли? Могу заверить, что никогда не позволю себе ничего такого, что бы испортило мою репутацию.

— Вы хотите сказать, что, когда вы в Шотландии, ваше поведение безупречно?

Мойра фыркнула. Хартли стал разглядывать ее более внимательно. Она решила, что настало время для вопросов.

— Что вы думаете о майоре Стенби? — вопрос прозвучал непринужденно.

— Почти ничего не знаю о нем, познакомился только сегодня. Вам нечего его опасаться, но на вашем месте я бы держался подальше от Понсонби.

Понсонби ее мало интересовал.

— Он далековато заехал от дома — майор Стенби, я о нем говорю.

— Не дальше вас.

Она нерешительно поджала губы — не хотелось показывать, что она не доверяет Стенби, но было интересно послушать, что думает Хартли о сделанной им ошибке.

— Странно, что Стенби не знает, какое именно озеро было воспето поэтами. Это Грасмир, а не Уиндермир, — она была удивлена, что Хартли равнодушно пожал плечами. — Правда, он, видимо, не интересуется поэзией.

— И долго не был дома, — добавил Хартли. Ему казалось более примечательным, что леди Крифф знакома с поэтами Озерной школы.

— Вы любите поэзию, леди Крифф?

Мойра быстро соображала, каково должно быть отношение к поэзии леди Крифф.

— Сэр Обри не интересовался поэзией, кроме Робби Бернса, — сказала она, упомянув первое шотландское имя, которое пришло на ум.

— Но я не имел в виду вашего покойного мужа, я говорил о вас, — сказал он.

— Но, мистер Хартли, жена обязана любить то, что нравится мужу.

— Возможно, пока муж жив, — возразил он, глядя в ее серебристые глаза.

Наступило молчание, с ним стало нарастать напряжение; тысячи мыслей роились в голове Хартли. Предложение сопровождать леди Крифф наверх исходило от Стенби. Зачем ему нужно было способствовать их сближению? Уж не замышляла ли леди план по очистке его карманов? Странно, что она упомянула об его промахе с озерами, если они работают сообща. А Стенби открыто выразил сомнение в ее добропорядочности.

— Но, увы, сэр Обри оставил этот мир, — сказал Хартли, читая ее мысли, — а мы остались и сидим здесь вместе.

— Мне наша встреча кажется несколько странной. И Стенби почему-то остановился в той же гостинице, — добавила она как бы между прочим.

— Вы забыли Понсонби, — сказал Хартли, подыгрывая ей. — Надо же человеку где-то остановиться.

В ее цели не входило разжигать подозрительность Хартли.

— Да, конечно, — сказала она. — Я упомянула об этом… Видите ли, дело в том, что я везу с собой нечто, представляющее значительную ценность. Просто хотела спросить, не думаете ли вы, что доверять эти сведения майору небезопасно.

Что-то в ее голосе показалось созвучным его мыслям. Зачем она говорит ему все это? Или собирается вовлечь его в какое-то, одной ей известное дело, ничего общего не имеющее со Стенби? Он вспомнил выражение страха в ее глазах, когда ей представляли майора.

— У вас есть реальные основания для подозрений? Этот ответ не имел цели оказать ей поддержку.

Мойра закусила губу от досады.

— Ничего определенного. Просто мне не нравится, как он смотрит на меня своими лягушачьими глазами, при этом говорит пристойные вещи, а на уме у него совсем другое.

— У вас чересчур богатое воображение, леди Крифф, но если человек вызывает у вас антипатию, вовсе не обязательно с ним общаться.

Она наклонила голову и посмотрела на него робким взглядом снизу вверх.

— Как хорошо, что рядом есть вы, мистер Хартли. Вы в состоянии защитить меня.

Хартли расценил это как приглашение. Он обнял ее за плечи, прижал к груди. Несмотря на то, что она влекла его — эта красавица с глазами, глубокими, как озера, пунцовыми полными губками, созданными для поцелуев. Ее мраморная грудь призывно белела в обрамлении мягкого бархата платья. Как бы повинуясь порыву, он положил руку на вырез ее платья. Она вскочила в негодовании.

— Что это вы себе позволяете, мистер Хартли? — воскликнула она срывающимся от волнения голосом, хотя произнесла это почти шепотом, чтобы не разбудить Дэвида.

— То, ради чего вы меня пригласили. Ведь вы хотели заниматься любовью, не так ли?

Он поцеловал ее в губы, не обращая внимания на попытки высвободиться из его объятий и принимая сопротивления за желание сохранить достоинство.

Мойра почувствовала себя беспомощной, хотя и сознавала, что отчасти виновата сама, так как действительно пригласила Хартли в свою комнату по собственной воле. Она знала, что реальной угрозы в его поцелуях для нее нет — рядом был Джонатон, можно было поднять шум, сбросив на пол лампу. Но ей не хотелось, чтобы Джонатон стал свидетелем этой сцены. Живя в провинции, она не имела случая открыть для себя секреты любви. Естественно этот вопрос немало занимал ее воображение, и вот представлялась возможность узнать, что это такое. Она совсем иначе представляла себе свой первый поцелуй. Фантазия рисовала нежные объятия, возможно, в лунном свете, робкий юноша просит разрешения поцеловать ее.

Объятия Хартли совсем не напоминали ее мечту. Он не просил, он брал, и в конечном итоге Мойра пришла к выводу, что так и должно быть. Это чувство подчинения чужой воле — разве не естественно оно? Она перестала отталкивать его и отдалась новым[ ощущениям. Было странно чувствовать, как его поцелуй разливается горячей волной удовольствия по всему телу. Когда Хартли освободил одну руку, она не поспешила встать, ей было любопытно, что он будет делать дальше. Его пальцы нежно скользнули по ее щеке, ей это понравилось; но когда они таким же легким ласкающим движением устремились к шее, затем ниже, она отстранила их.

Он продолжал целовать ее, нашептывая нежные слова, она чувствовала его дыхание на своем разгоряченном лице.

— О, миледи, вы искусительница, — хрипло шептал он. Пальцы легли на вырез корсажа, но дальше не двинулись. — У вас кожа, как бархат, такая же мягкая и нежная.

Мойра почувствовала, что слабеет. Она позволяла мистеру Хартли несказанные вольности. Что скажет леди Марчбэнк, если узнает?

— Не надо говорить такие вещи, мистер Хартли, — промолвила она.

Он приподнял голову и смотрел на нее расширенными зрачками своих напоминавших теперь темные сапфиры глаз. Его поцелуи становились все настойчивее и настойчивее. Что он делает? Мойра резко отпрянула. Он страстно заключил ее в объятия и крепко прижал к себе.

Раздался приглушенный возглас, похожий на рвущийся из груди стон. Мойра даже не поняла, кто его издал — она или мистер Хартли. Руками она обхватила его голову, ощущая пальцами приятный шелк его волос. Затем почувствовала его сильные руки на своем теле — на талии, затем они скользнули ниже к бедрам.

Он поднял голову — щеки его горели, дыхание было прерывистым. Он был рад, что она оказалась женщиной не строгих правил, с которой можно было особенно не церемониться.

— Он уже спит? — спросил Хартли прерывающимся голосом, имея в виду Дэвида. — Пойдем в вашу спальню, я больше не могу ждать. Он не услышит через комнату. Я хочу вас сейчас, немедленно.

Мойра отпрянула и заморгала, недоумевая.

— Мистер Хартли! Надеюсь, что вы не принимаете меня за женщину такого сорта.

Тишину нарушил саркастический хохот.

— Прекрасно вижу, какого вы сорта, миледи. Пойдем в спальню, к чему зря тратить время? Или сначала обговорим плату? Вы этого ждете?

— Что… что вы имеете в виду? — спросила она в замешательстве.

— Я хочу выяснить, берете ли вы деньги за услуги или в данном случае для вас важнее получить удовольствие? Меня устроит любой вариант.

— Какие услуги? — Мойра заморгала глазами, потом, поняв, захлебнулась от негодования. — Мистер Хартли! Вам лучше уйти немедленно.

— Черта с два. Вы сами привели меня сюда, довели до состояния, когда я уже не могу владеть собой. — Он попытался снова заключить ее в объятия. Мойре удалось вырваться и схватить кочергу.

— Убирайтесь!

Хартли видел, что ее гнев не наигранный, губы мягкие и зовущие еще минуту назад, сжались в прямую твердую линию.

— Ну-ну, — произнес он с насмешкой. — Вы ввели меня в заблуждение, сказав, что нужно остерегаться Стенби, мадам. Это женщин, вроде вас, не следует пускать на порог добропорядочных заведений.

Мойра проглотила оскорбление. Отчасти он был прав. Не следовало поощрять его и доводить до такого состояния, хотя она не думала, что так получится. И она сама чуть не потеряла над собой контроль, а из рассказов подруг ей было известно, что мужчины переносят это гораздо тяжелее.

Мойра вдруг заплакала, зажимая рот рукой, чтобы не разрыдаться.

— О, мистер Хартли, представляю, что вы подумали обо мне. Я не хотела, чтобы все так вышло, клянусь вам… Я не представляла… Умоляю, простите меня. Вы ведь никому не расскажете?

Хартли не мог понять, что происходит. Казалось просто невероятным, чтобы вдова не знала, чем неизбежно заканчиваются любовные сцены. Интересно, сколько лет было ее мужу?

— Не собираюсь хвалиться своим поражением, — бросил он мрачно.

— Поражением? Но… разве вам было неприятно? Горькая усмешка скривила его губы.

— Почему же, мадам, я этого не сказал. Но когда мужчине показывают лакомый кусочек, ему хочется не просто созерцать его взором. Учтите это на будущее. Спокойной ночи.

Хартли подошел к двери, открыл ее.

— Простите, мистер Хартли, — сказала она ослабевшим голосом.

Он обернулся. Она еще прижимала пальцы к губам, но гнев уже прошел, осталась беспомощность. В глазах застыла надежда, что наказание не будет очень жестоким. Перед ним стояла не женщина, а ребенок, девочка лет пятнадцати, невинная, как дитя.

— Простите вы меня, леди Крифф, — произнес он растроганно.

— Вы еще не передумали взять нас с Дэвидом на прогулку завтра?

Он покачал головой в изумлении.

— Ну, вы не перестаете меня поражать, — сказал он и вышел.

Хартли направился прямо в свою комнату, чтобы обдумать событие. Разбитная вдовушка пригласила к себе, благосклонно приняла его объятия и всячески поощряла к дальнейшим действиям. Вдруг ни с того, ни с сего она разыгрывает оскорбленную невинность. Этого достаточно, чтобы сбить с толку самого Соломона, но она не останавливается на гневной ноте, а просит прощения и еще спрашивает, захочет ли он видеть ее завтра. Он решил, что она не в своем уме. Однако еще хуже было то, что он сам тоже, видно, немного тронулся, так как не мог не признаться себе, что хочет видеть ее и будет с нетерпением ждать встречи.

Завершив странные и тревожные размышления на эту тему, Хартли с беспокойством подумал о Понсонби, который хвастал набитыми деньгами карманами. Стенби мог за это время освободить его от лишней тяжести в тысячу фунтов.

К двери соседней комнаты подошел Мотт.

— Ну, что было? — спросил он.

Хартли с трудом понял, что Мотта интересует Стенби.

— Сегодня Стенби позволил мне выиграть несколько фунтов, — ответил он. — На завтра у нас назначена отдельная игра. Там мы сделаем наш ход. Приехал некий Понсонби, напился в стельку. Стенби, наверное, обчистил его.

— Спущусь вниз, посмотрю, как он, — сказал Мотт. — Скажу, что мой беспокойный хозяин требует поссет посреди ночи. Слуги не знают отдыха.

Он уже собирался открыть дверь, как вдруг услыхал чьи-то быстрые шаги по коридору. Подождав, когда человек пройдет, Мотт приоткрыл дверь и выглянул. Хартли тоже подошел, чтобы взглянуть. Это был Понсонби. Он не был пьян. Походка была уверенной. Хартли испугался, что он захочет вломиться в номер леди Крифф, но Понсоби благополучно миновал ее дверь — он шел к себе. Еще один загадочный гость в гостинице «Приют Совы».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

К утру необычная история леди Крифф стала достоянием всех постояльцев гостиницы. Мойра не могла взять в толк, как это могло случиться: служанки еще не успели прочитать газетные вырезки, оставленные ею около кровати. Но когда они вошли в Большую Гостиную к завтраку, ей стало ясно, что всем уже обо всем известно, потому что присутствующие обратили на нее любопытные взгляды. Сначала все зашикали друг на друга, чтобы прекратить пересуды, видимо, оживленно проходившие перед ее приходом, потом невнятный шепот наполнил гостиную.

Майор Стенби, который уже позавтракал, как раз выходил из гостиной, когда они вошли; он поклонился и тепло приветствовал их.

— Доброе утро, леди Крифф, сэр Дэвид. Прекрасный день, не правда ли? Ходят слухи, что Буллион устраивает сегодня небольшой вечер в этой гостиной. Конечно, не такой, к каким вы привыкли в Пентворте, но не откажите в любезности почтить нас своим присутствием.

— Вечер! Не откажусь, — ответила Мойра непринужденно.

— Не оставите ли один танец для меня?

— Ну, разумеется, майор. Буду ждать с нетерпением.

— Можно мне тоже быть на вечере? — спросил Джонатон. — Папа говорил, что, когда мне исполнится шестнадцать, я смогу посещать балы. Пожалуйста, леди Крифф.

— Чепуха. Ты еще молод. Да и здесь нет достойного общества. Ах, майор, простите, пожалуйста, как я не подумала — ведь будете вы, — сказала она, пряча усмешку. — Не судите меня строго, если я потакаю юноше, но мы столько пережили со дня смерти сэра Обри, что нам обоим не мешает немного развлечься.

— Не вижу в этом никакого вреда, — добродушно улыбнулся майор. — С такими, как Понсонби, вам необходим сэр Дэвид как компаньон.

— Я не компаньон, это занятие для женщин. Для леди Крифф я защитник, — с этими словами он взял Мойру под руку и повел к столу.

Мистер Понсонби не замедлил подойти к их столу.

— Леди Крифф, я сгораю от стыда за вчерашнее. — Голова его действительно была низко опущена, но губы кривились в недоброй усмешке. — Все говорят, что я вел себя просто ужасно.

— Так оно и было, — ответила Мойра, насупившись. — Вы назвали меня девкой!

— Это от бренди. Однако половина вины ваша, леди не имеет права быть столь хорошенькой.

— Осторожнее, сэр. Лесть не приведет ни к чему.

— Я не хочу никуда идти, мое желание — оставаться здесь у ваших ног.

Она легкомысленно засмеялась.

— Полно, мистер Понсонби, всему свой черед. На этот раз я вас прощаю, но в будущем, надеюсь, вы будете вести себя прилично.

Он взял ее руку и запечатлел горячий поцелуй на кончиках пальцев.

— Ангел! Вы настоящий ангел — милосердный, и к тому же прелестный. Не сочтете ли за чрезмерную смелость, если попрошу оставить для меня один танец вечером?

— Я буду на вечере. Но танец обещаю вам только в том случае, если будете абсолютно трезвы.

— Клянусь, ни капли вина до следующей встречи. Ваш покорный слуга, миледи.

Он отвесил низкий поклон и поспешил в маленькую комнату, где заказал стакан эля, успокаивая себя, что эль не вино, и мужчине иногда необходимо промочить горло, не умирать же ему от жажды.

Когда Мойра и Джонатон остались одни, она сказала:

— Слух о состоянии леди Крифф уже начал распространяться, интересно, что еще известно. После завтрака попытайся разузнать побольше.

Мойра не спешила уходить из гостиной, так как у Джонатона было задание и он не мог сопровождать ее на прогулку. Она подошла к дивану, где на столике были разложены свежие газеты и журналы. От нее не укрылось, что, хотя мистер Хартли был в гостиной, он не поспешил, подобно остальным, засвидетельствовать свое почтение. Возможно, он еще не знал, насколько велико богатство леди Крифф. Он даже не поклонился, и Мойра решила, что их поездка не состоится. Сначала она покраснела, но затем почувствовала возмущение и желание выразить протест. В конце концов, он сам повел себя неделикатно. С чего ей укорять себя? Она не зависит от него — у нее есть свой экипаж, а осмотреть окрестности можно и без него.

Мойра начала читать статью о репрессивных мерах, которые вводит Парламент после покушения на Принца Регента в январе. За чтением она не заметила, как мистер Хартли закончил завтрак и направился к ней.

— Леди Крифф, — сказал он, вежливо поклонившись. — Видите, мои молитвы услышаны. Бог милосерден даже к грешникам — светит солнце.

— Да? Отсюда трудно понять, — ответила она, вглядываясь в затененные деревьями окна. — Вы хотите сказать, что прогулка все же состоится? После вчерашнего я, видите ли, не была в этом уверена.

Мойра почувствовала, что краснеет при воспоминании о ночной сцене. Единственным утешением было, что мистеру Хартли тоже не по себе — это чувствовалось по его поведению.

— Лучше не будем говорить о вчерашнем. Что касается меня, то могу только принести глубокие извинения. На состояние опьянения, к сожалению, не могу сослаться, как мистер Понсонби. Если хотите прекратить наше знакомство, приму как должное. Если же найдете в своем сердце достаточно доброты и простите меня, обещаю, что подобное с моей стороны больше не повторится.

Мойра подумала, что Хартли теперь ей не очень нужен, так как она сможет продолжать знакомство с Лайонелом Марчем без его помощи. Даже если они действуют сообща, Стенби заинтересовался ею, и не прервет общения. Можно проучить Хартли. Однако она не хотела совсем от него отказываться. Из трех джентльменов в гостинице он один ее привлекал.

Хартли склонил голову и улыбнулся.

— Каждой собаке достается кость рано или поздно. Вы же простили Понсонби. Мы все бессовестно подслушивали ваш разговор. Вы не можете простить пьянство и наказать трезвость. Дни здесь тянутся монотонно. Зачем омрачать их недобрыми чувствами, если можно провести время более приятно — на прогулке, например, в обществе сэра Дэвида, конечно. Она вяло улыбнулась.

— Вы правы. И чтобы поставить печать на доказательстве моей добропорядочности, вечером могу пригласить вас сопровождать меня с визитом к моей кузине леди Марчбэнк. — «Если он откажется, — подумала Мойра, — значит затевает недоброе».

— С удовольствием познакомлюсь с ней. Слышал, что Ковхаус замечательный образец архитектуры.

— Старая готическая глыба, — так называет свой дом кузина.

— Готические глыбы опять входят в моду, — сказал он, садясь рядом с ней. — Стоило Уолполу* (* Уолпол Гораций (1717 — 1797) — английский писатель. ) построить дом на Строберри Хилл, как все сразу вспомнили о готике.

— Я не слыхала об этом, — сказала она. — Место звучит неподходяще для готического стиля. Строберри** (** Строберри (англ.) — клубника.) — это имя не таит угрозу?

— Худшее, что это слово предвещает, это герцог: клубнику рисуют на дверцах экипажей герцогов, — добавил он, заметив ее недоумение. «Странно, что леди этого не знает», — подумал он. — В Шотландии тоже следуют этой традиции? — леди Крифф не нашла, что ответить на это.

Он продолжал описывать особняк Уолпола, затем они перешли к обсуждению готических романов, так как «Замок Отранто» Уолпола был написан в этом доме, который и послужил фоном для описываемых событий. Хартли вскоре убедился, что леди Крифф весьма сведуща в жанре готических романов. Совсем как ребенок она восторгалась черными вуалями и потайными ходами — неизбежными атрибутами этого жанра. Накануне он не заметил в ней такой незрелости мышления, исчезла также ее вчерашняя вульгарность.

Спустя полчаса Хартли попросил принести горячий кофе, и они продолжили беседу как старые друзья.

— Вижу, вы преодолели отвращение к майору Стенби. Я слышал ваш разговор, когда он подошел к вашему столику, — признался Хартли без тени смущения.

— Он был весьма дружелюбен.

— И не бросал коварные взгляды своими лягушачьими глазами?

— Нет. Мне кажется, что до него дошли обо мне слухи, о моей истории, то есть. Он был полон сочувствия и сама любезность. Даже попросил оставить ему танец.

— Удивительно, как богатство скрадывает недостатки, — произнес Хартли и засмеялся.

— О! — она недовольно поморщилась. — Не представляю, как в этом уединенном месте могли узнать обо мне. Значит, вы… вы тоже слышали?

— Сейчас все знают, как старую балладу, что вы молодая вдова пожилого шотландского сквайра* (* Сквайр — помещик, землевладелец.). Как это стало известно, я не знаю. Возможно, леди Марчбэнк сказала кому-нибудь из местных жителей.

— Весьма вероятно. — «Как умно со стороны кузины», — подумала Мойра.

— Все же считаю нужным напомнить, что майора Стенби следует остерегаться. Он не настолько стар, чтобы стоять в стороне и уступить лакомый кусочек другому, как он пытался вас заверить.

— У вас острый слух, мистер Хартли!

— Я хорошо слышу церковные колокола и сигналы опасности тоже. Будьте осторожны или не успеете и глазом моргнуть, как получите еще одного престарелого мужа.

— С меня достаточно одного, — ответила она мрачно. Заметив удивленное выражение лица мистера Хартли, она испугалась, что перегнула палку, изображая вульгарную особу.

— Не подумайте, что сэр Обри был плохим мужем. Он был само великодушие и щедрость. Просто… — Она замолчала, подбирая убедительный довод. — Видите ли, наша семья была не из богатых. Отец так радовался, когда сэр Обри сделал мне предложение. И он в самом деле был ко мне очень добр.

— Леди не должна оправдываться, если делает удачную партию, леди Крифф. Это не ново под солнцем. Май и Декабрь не очень хорошо совмещаются, однако. Это тоже старо, как мир. Если этого не понимает Май, то должен понять Декабрь.

Все же ему было неприятно, что леди Крифф вышла замуж по расчету. Такая молодая, красивая и эмоциональная, она могла найти молодого богатого мужа. Было что-то неприличное в том, что старый скрюченный подагрой сластолюбец держал в объятиях этот цветок. Но ее можно было понять — она получила благородный титул и гордилась этим, что иногда проскальзывало в ее речи. Так как это его не должно было касаться, он сменил тему разговора.

Когда вернулся Дэвид, Мойра встала с дивана.

— Два часа подойдут для начала прогулки? — спросила она.

— Отлично. Буду ждать с нетерпением.

Мойра и Джонатон пошли наверх. Когда никто не мог их услышать, девушка спросила.

— Что о нас говорят в баре?

— Понсонби употребил термин «любовь к горшку со сливками». Они думают, что ты вышла за Криффа из-за денег.

— Меня не это интересует. Знают они о драгоценностях? — спросила она.

— Похоже, что да. Они приглушили голоса, стоило мне подойти ближе, но я слышал, как Понсонби сказал Стенби: — «Как ты думаешь, где она держит их?» Уверен, что они говорили о драгоценностях.

— Отлично. И хорошо, что нам не пришлось ничего говорить самим. Это лучший вариант.

Джонатон с тоской смотрел в окно, ему не хотелось сидеть в помещении.

— Жаль, что не взяли своих скаковых лошадей. Не может ли кузина Вера одолжить нам парочку? Ужасно скучно сидеть здесь целый день.

— Ты привез латинскую хрестоматию, — напомнила она.

Юноша даже застонал от досады, когда сестра вложила книгу ему в руки, а сама села рядом с вышиванием, чтобы наблюдать, как он работает.

За ланчем Понсонби заигрывал с Мойрой, демонстративно поднимал стакан воды вместо вина, когда видел, что та смотрит в его сторону. Майор подошел и поставил на их стол коробку сливы в сахаре.

— Недостойный презент для леди, но в этой глухомани даже не слышали о марципанах или засахаренных вишнях.

— Вы очень любезны, майор, — сказала Мойра, принимая подарок. Джонатон любил это лакомство.

Мистер Хартли послал им еще бутылку вина из своего запаса.

— Надо было раньше начать выдавать себя за знатных особ. Не представлял, что леди и джентльмены получают столько подарков.

— Это не подарки, Джонатон. Это приманка.

— Я думал, что приманка это ты и драгоценности.

— Это чтобы нас поймать в ловушку. Марч считает, что он расставляет нам свои капканы.

— И Хартли тоже? — спросил юноша, кивнул на бутылку.

Мойра нахмурилась. Мистер Хартли производил хорошее впечатление. Ей хотелось думать, что он питает к ней личный интерес — хотя, кто знает? Ведь он интересовался майором Стенби, когда приехал.

— Возможно. Время покажет.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда подошло время прогулки, Мойра изменила прическу: мягкие локоны были сколоты в пучок на затылке и каскадом ниспадали на плечи. Она надела роскошную шляпку, замысловато украшенную перьями, и зеленую накидку, в которой приехала в гостиницу. Обладая хорошим вкусом, она пожалела, что приходится уступить требованиям момента и водрузить на голову нелепое сооружение, каковым могла показаться окружающим ее шляпа. Если бы ей предоставили возможность выбора, она никогда бы не украсила себя столь обильным плюмажем, что придавало ей вульгарный вид. Но сейчас задача заключалась в ином — как можно достовернее сыграть роль леди Крифф. Позднее можно будет убрать несуразные украшения и снова стать самой собой. Шелковая накидка была оторочена золотистым шелком и застегивалась на медные пуговицы. Волнение придало блеск глазам и пружинящую легкость походке.

Джонатон нес плетеную корзину с вышитой Мойрой скатертью — подарок для леди Марчбэнк. В тяжелое для них время кузина проявила доброту и заботу: она не только помогла материально, посылая время от времени небольшие суммы, но также поддержала морально. А когда встал вопрос о потере имения, предложила Мойре и Джонатону переселиться к ней в Ковхаус.

Мистер Хартли уже ждал их в вестибюле. Он мало разбирался в женских туалетах и за время пребывания в Испании отстал от моды, но инстинктивно чувствовал, что Мойре больше бы подошла шляпка поскромнее, без башни из разноцветных перьев. Он дружелюбно поприветствовал молодых людей и сказал:

— Я плохо представляю себе, как проехать в Ковхаус, придется меня проинструктировать, леди Крифф.

— Кузина Вера прислала карту, вот возьмите, — Джонатон протянул начерченный от руки лист. — Можно дать ее кучеру.

Они вышли из дома. Блестящая черная карета ждала их у входа.

— Вот это да! — воскликнул Джонатон. — Карета, что надо. Можно мне сесть с кучером, мистер Хартли?

— Ты будешь весь в пыли, — запротестовала Мойра. Хартли улыбнулся.

— Для этой цели я вожу с собой дорожное пальто, оно в карете. Мне нравится иногда править самому. Можете надеть его, сэр Дэвид, если леди Крифф…

— Да, отлично, — неохотно согласилась Мойра. Она предпочла бы, чтобы Дэвид находился рядом, внутри экипажа — поездка могла оказаться достаточно утомительной.

Пальто хорошо подошло по длине. Джонатон поставил корзинку на пол кареты и вскочил на сиденье рядом с кучером. Хартли с любопытством косился на корзину, желая угадать, не везет ли леди Крифф свою коллекцию фамильных драгоценностей, чтобы спрятать ее в доме леди Марчбэнк. Если так, то он вполне одобрял ее осторожность. Теперь, когда слух о сокровище распространился в гостинице, оставлять там ценности было небезопасно.

Мойра заметила интерес Хартли к корзинке и предупредила вопрос:

— Небольшой подарок кузине, — сказала она. — Покажу вам, когда приедем. Сама вышивала. Вас, наверное, рукоделие не очень интересует, но на эту скатерть ушли месяцы.

— Так вы проводили время в Шотландии, леди Крифф, за вышиванием?

— Да, пяльцы и готические романы. Я по натуре не очень веселый человек, к тому же довольно легкомысленный.

Однако Хартли имел основание усомниться — только недавно в гостиной она с глубоким интересом читала серьезную политическую статью. Здоровый цвет лица и гибкая фигура не позволяли предположить, что эта молодая особа проводит целые дни, сидя в кресле или лежа на диване. Если бы не вульгарные платья, ее можно было бы принять за интеллигентную провинциальную даму, для которой простой визит к родственнице — целое событие. Иногда ему казалось, что существуют две разные леди Крифф — одна экстравагантная и вульгарная, другая — настоящая леди, в которую он мог бы влюбиться.

Тем временем Мойра внимательно рассматривала в окно местность, по которой они проезжали.

— Вам не кажется, что это ужасное место? Бесконечные пустоши и болота, совсем не похожие на зеленый холмистый пейзаж Шотландии, — она заставила себя замолчать, чтобы не сказать лишнего.

Хартли обратил внимание на неуверенность в ее голосе и втайне удивился. Конечно, в Шотландии есть зеленые холмы, но страна больше известна скалистыми горами и плоскогорьями. Именно в таких районах занимаются овцеводством. Покрытые сочной травой холмы больше пригодны для выращивания рогатого скота.

— Уберите море и можно подумать, что мы в Девоне, — ответил он. — Там тоже болота.

— Говорят, что они необитаемы и опасны. — Мойра сделала попытку поддержать разговор.

— Легко сбиться с пути, но на самом деле они не совсем необитаемы. В придорожной полосе много небольших деревушек. Мое поместье, кстати, расположено не на болотах. В Девоне много полей и давно обжитых поселений.

Мойра продолжала задумчиво смотреть в окно.

— Странно, что такой крошечный остров, как Британия, обладает большим разнообразием ландшафтов, вы не находите? Начиная с этого, — она указала на вид за окном кареты — до Шотландских гор, меловых равнин, прекрасного Озерного Края и Лондона. Нам не хватает только пустыни. Тогда мы представляли бы всю планету в миниатюре.

Хартли подумал, что это замечание слишком серьезно для развязной девчонки-сорванца, которую леди Крифф пыталась изобразить прошлой ночью. Он лишний раз убедился, что сидящая в его ландо молодая леди не обычный экземпляр — лицо провинциальной неопытной девушки в наряде кокотки. В ответ он пробурчал что-то невнятное.

Мойре было трудно поддерживать беседу, разговор не клеился. С одной стороны, она опасалась, что Хартли начнет приставать с любезностями, с другой, следовало не забывать, что ей необходимо изображать недалекую вульгарную особу, однако не настолько, чтобы вызвать его отвращение, если вдруг окажется, что он не действует заодно со Стенби.

— У вас замечательные лошади, — начала она новую тему. — Дэвид будет счастлив.

— Он производит весьма приятное впечатление. Доставляет вам много хлопот?

— Дэвид?! Боже упаси. Не знаю, что бы я делала без него.

Взглянув на Хартли, Мойра заметила, что он нахмурился. Это ее удивило.

— Скоро узнаете. Он ведь возвращается в Пентворт, а вы едете в Лондон, если я правильно понял?

— Да, вы правы. Но в Лондоне у меня будут другие компаньоны. Там много знакомых. С ним, однако, было не скучно коротать вечера, — добавила она.

Мойра вздохнула с облегчением, когда впереди показались шпили Ковхауса, уходившие высоко в туманное небо. Особняк и в самом деле напоминал готическую громаду. Узкие остроконечные окна, поросший мхом камень и пара контрфорсов* (* Контрфорс (архит.) — подпорка.) дополняли впечатление древности. Почва вокруг дома была настолько влажной и низко расположенной, что напоминала ров, однако моста не было, просто подъездная дорога искусно переходила в сооруженную человеком насыпь, обеспечивавшую беспрепятственный въезд экипажей. На Хартли место произвело неприятное впечатление, но леди Крифф не скрывала восторга.

— О, если бы я знала, что здесь так мило, я бы поселилась в Ковхаусе, когда кузина Вера пригласила нас жить с ней.

Хартли удивился. Почему леди Марчбэнк должна была пригласить леди Крифф и Дэвида жить в ее доме, когда у них было свое имение?

— Вы хоите сказать, что она пригласила вас после смерти мужа?

Она испуганно смотрела на него, не понимая.

— Да, именно это я и хотела сказать, — вдруг спохватилась леди Крифф.

— Она хотела, чтобы вы и Дэвид жили с ней?

— Да. Дэвид был тогда совсем ребенок, да и я была моложе. У Дэвида есть дядя, он же его официальный опекун. Он смог бы присмотреть за Пентвортом. Кузина Вера считала, что нам неплохо переменить на время обстановку. Я не имела в виду постоянное местожительства.

— Понятно. — «Хотя она сказала „жить“ именно в смысле на постоянное местожительство», — подумал Хартли.

Мойра была рад, когда экипаж остановился и грум спрыгнул со своего места, чтобы открыть дверцы и помочь им выйти. За ним спрыгнул и Джонатон.

— Клянусь Богом, это было нечто! Кучер разрешил мне править — он тоже придерживал поводья, но правил я сам.

— Лучше сними пальто мистера Хартли, пока мы не вошли, — сказала Мойра.

Джонатон повиновался и взял корзинку. Леди Марчбэнк уже ждала их — она сама вышла встречать гостей. Мойра тщетно пыталась вспомнить эту родственницу. У нее были сведения, что лет пятнадцать тому назад кузина навещала ее родителей, но в ту пору к ним часто приезжали родные. Внешность леди Марчбэнк ни о чем не говорила девушке: высокая сухопарая пожилая дама в старомодном кружевном чепце казалась совсем чужой. У нее был большой нос, совсем как у Джонатона, но для женщины он был слишком велик. В серых глазах стояли слезы.

Она заключила Мойру в объятия и расцеловала в обе щеки.

— Красавица! Ты стала настоящей красавицей! Я это предвидела, когда ты была еще маленькой.

Она повернулась к Джонатону.

— А это маленький Дэвид, — сказала она, хитро посмотрев на Мойру, словно желая сказать: «Видишь, я помню, что его нельзя называть Джоном».

Затем обратилась к Хартли:

— Этого молодого человека что-то не припомню. Не твой ли кузен, Бонни?

В газетах не сообщалось первое имя леди Крифф, поэтому они выбрали Бонни как звучащее в шотландском стиле.

— Это мистер Хартли. Он остановился в той же гостинице и любезно согласился подвезти нас, — поспешно объяснила Мойра, подумав, что нужно было предупредить кузину Веру письмом об изменении в их плане.

Хартли поклонился.

— Очень любезно с вашей стороны, — поблагодарила леди Марчбэнк. — Но что это мы стоим в дверях? Входите, входите. Нам уже готовят вкуснейший чай. Мою повариху зовут Крук* (* Крук (англ.) — мошенник, мошенница.). Я всегда зову ее Крук. Как вам нравится это имя? Она сама его ненавидит.

Закончив эту тираду, кузина Вера залилась серебристым смехом.

Гостей провели в тускло освещенный коридор, словно взятый из готического романа миссис Редклифф. В дальнем конце его начиналась мрачна лестница, исчезавшая в темноте верхнего этажа. На стенах были развешаны старинные портреты в обветшалых рамах. На пьедестале приютилось чучело орла с распростертыми крыльями, словно он готовился к нападению. Его стеклянные глаза угрожающе блестели.

— Посмотрите, леди Крифф! — воскликнул Джонатон. — Кузина Вера, у вас в доме, наверное, есть и подземелье со скелетами, прикованными цепями?

— Нет, но зато есть потайной ход, ведущий в пещеры. Предки мужа разбогатели на контрабанде шерсти в старые времена.

Леди Марчбэнк ввела их в главный салон, который оказался тоже мрачной залой с дубовыми потрескавшимися панелями в якобитском* (* Якобитский стиль мебели и проч. получили распространение при правлении Якова I (1603 — 1625).) стиле и выцветшими портьерами.

— Мы здесь не гонимся за модой, — сказала хозяйка дома. — Из-за влажного воздуха с моря и копоти от каминов все быстро приходит в негодность. Этим портьерам только три года, а они уже совсем потеряли вид. Или пять? Неважно, они стоили уйму денег, а через год уже превратились в тряпки.

Леди Марчбэнк усадила гостей на двух диванах перед камином, в котором догорали дрова.

— Дэнби! Дэнби, ты слышишь? Подавай чай! — крикнула она, выйдя в коридор.

В дверях появился пожилой дворецкий.

— Сейчас, Ваша Светлость, — проговорил он и исчез в темноте.

— Я привезла скатерть, о которой писала вам, кузина, — сказала Мойра, вручая леди Марчбэнк корзинку.

Кузина Вера развернула подарок старческими пальцами с распухшими суставами, которые, однако, действовали весьма проворно. Она вынула из корзинки большое льняное полотно, вышитое по краям и в центре переплетающимися виноградными листьями и цветами в бледно-зеленых и золотистых тонах.

— О, Бонни! Не может быть, что ты сама это вышивала! Такое великолепие! Слишком роскошно для такой старухи, как я. У нас не бывают гости, которые заслуживают такой скатерти. Я положу ее на свою постель вместо покрывала. Если накрыть этим стол, Джон тут же прольет на нее вино.

— Мне приятно, что скатерть вам нравится. Где же кузен Джон? — спросила Мойра.

— Где-то здесь. Он скоро придет, успеет повидать вас.

Хартли вспомнил, что леди Крифф ссылалась на серьезную болезнь сэра Джона, этим она объяснила, что остановилась в гостинице, а не у родственников. Оказалось, что он достаточно хорошо себя чувствует, чтобы разгуливать около дома. Еще одна маленькая загадка. Его удивило также, что в плетеной корзинке не было шкатулки с драгоценностями — пока дамы рассматривали скатерть, ему удалось заглянуть в корзинку. В нем на дне лежали сложенные газеты, под ними находилось что-то еще.

— Мы привезли кое-что еще, кузина, — ваше любимое повидло.

Леди Марчбэнк не обратила внимания на ее слова и продолжала разглядывать скатерть.

— Такая кропотливая работа. Не знаю, как ты нашла время при твоих-то заботах.

Мойра знала, что старушка подумала о ее настоящей жизни — о заботах, как свести концы с концами и сохранить имение. Она поспешила вернуться к своей роли — роли хозяйки богатого имения.

— У меня много помощников в Пентворт Холле, — сказала она.

— Не сомневаюсь. Но молодой женщине хочется проехаться верхом, поразвлечься и тому подобное.

Внесли поднос с чаем. К нему подали паштет из голубей, холодную вырезку, сыр трех сортов, хлеб, сливовый пирог и различные сладости. Отведать все эти яства после ланча было просто невозможно.

Когда чаепитие закончилось, Хартли сказал:

— Пойду поброжу по берегу, пока вы, кузина, обмениваетесь семейными новостями.

— Я составлю вам компанию, — отозвался Джонатон. — Из окна виден отличный корабль. Он как будто направляется в вашу бухту, кузина Вера.

Леди недовольно посмотрела на него.

— Это рыболовное судно Гомера Гутри. Он заезжает к нам с уловом, чтобы мы могли выбрать, что нужно. На твоем месте я бы не подходила к нему, Дэвид. Это раздражительный старик, очень легко выходит из себя. Почему бы тебе не показать мистеру Хартли конюшни? Нет, пожалуй, лучше не надо. Вот что — сходите к западной скале. Там чудесный вид, посмотрите бухту. Когда выйдете из парадной двери, поверните налево.

После того как мужчины удалились, она лукаво сказала:

— Господи! Я чуть было не оставила их здесь, но тогда мы не могли бы поговорить. К твоему сведению, Джон отвечает за контрабанду в наших местах, а Гутри как раз прибыл с грузом.

— Неужели? Вы хотите сказать, что кузен Джон и есть Черный Призрак?

— Боже упаси, конечно, нет. Он уже не в том возрасте, чтобы бродить по ночам. Черный Призрак просто выдумка, чтобы пугать доверчивых деревенских жителей, вроде домового. Это племянник Джона, Питер Мастерс из Ромни. Он руководит операциями в тех местах. Когда Джон отойдет от дел, он встанет на его место в Блекстеде. У Джона здесь удобное положение — он здешний мэр. Неплохо, правда?

— Устраивает всех, кроме правительства, — согласилась Мойра.

— Местные только этим и живут. Разумеется, Хартли не стоит об этом рассказывать. Он вполне может оказаться наводчиком, посланным на разведку Лондоном. Время от времени они выкидывают подобные штучки.

— О, дорогая! Неужели это возможно? — воскликнула Мойра.

— Кто знает? Ты имеешь на него виды? Он тебе нравится? Полагаю, он не знает, кто ты на самом деле?

— Ему ничего не известно. Для нас он просто один из постояльцев гостиницы. Мы слышали, как он справлялся о майоре Стенби, когда приехал, только это меня и заинтересовало.

Старуха недоверчиво хихикнула.

— Чертовски привлекателен этот джентльмен. Бывший офицер, как я понимаю?

— Не знаю. Говорит, что имеет поместье в Девоне.

— У него походка солдата и загар как у тех, кто возвращается из Испании. Раньше отставникам тоже поручали ведение таможенных дел. Последи за ним, Джону полезно знать, не замышляет ли он чего-нибудь. Но раз он осведомлялся о Стенби, то, может быть, связан с полицией, с Боу-Стрит. Полиция наверняка тоже теперь охотится за негодяем.

— Я не подумала об этом!

— Не доверяйся ему, пока не узнаешь точно. Может оказаться, что он просто спортсмен, приехавший отдохнуть на побережье. Их называют коринфийцами. Некоторые загорают до черноты — считается особым шиком. Теперь расскажи подробнее о своих делах. Вы вышли на этого негодяя Лайонела Марча?

— Мне удалось с ним познакомиться. Сегодня в гостинице вечер, я буду с ним говорить.

— Отлично! Я буду там. Мое присутствие подтвердит, что ты действительно леди Крифф. Попробуем сегодня заманить его в ловушку. Надень-ка свои бриллианты вечером, Мойра.

— Я ношу свое ожерелье.

— Хорошо. Но носить одну вещь, когда имеешь целую коллекцию, — это неестественно. Я сказала сегодня при младшем лакее, что леди Крифф богата, как крез и имеет при себе сказочный набор драгоценностей. Его сестра работает у миссис Аберкромби в Блекстеде, так что молва уже пошла. Посмотри мои драгоценности скажи, подходит ли что-нибудь к коллекции леди Крифф.

Леди Марчбэнк повела Мойру в свою спальню — еще одну огромную безобразную комнату — и вынула деревянную шкатулку, которая была спрятана в старой коробке из-под шляп. Это были старинные вещи, не совсем подходившие к коллекции леди Крифф. Только один сапфировый гарнитур мог более или менее сойти и выдержать пристрастный осмотр.

— Мое вечернее платье зеленого цвета. Сапфиры к нему не подойдут.

— Но они не такие ценные, как изумруды или бриллианты. Это хороший предлог, чтобы надеть их в гостинице.

— Я побоюсь держать их на постоялом дворе, кузина.

— После вечера заберу их домой. Ну как?

— Только при этом условий. Так безопаснее.

Мойра завернула сапфиры в носовой платок и спрятала на дно сумочки. Они снова вернулись в гостиную, налили еще по чашке чая и устроились у камина поболтать.

За пределами дома тоже происходили интересные события. Хартли не свернул налево, как ему было рекомендовано, а направился быстрым шагом к берегу, где стояло рыбацкое судно. Он успел обратить внимание, что местоположение Ковхауса идеально походило для занятий контрабандой. Корабль, причаливший в гавани, похож на тот, что выгружал бренди в «Приюте Совы». Бутылки тогда были ловко скрыты под уловом макрели. Нежелание леди Марчбэнк, чтобы они осмотрели конюшню, наводило на подозрение, что запретное зелье будет спрятано именно там. Единственным препятствием к тому, чтобы в этом убедиться, был Дэвид. Необходимо избавиться на время от юноши, но не вызывая его подозрений.

— Вы не спросили кузину, как попасть в пещеры? Вот где будет что посмотреть. Жаль. Неудобно прерывать разговор дам.

Джонатон остановился, уловив подсказку.

— Вы идите, мистер Хартли. Я подойду позднее. Вспомнил одну вещь, которую должен был сказать кузине Вере. Она хотела знать… в какую школу я пойду на будущий год.

С этими словами молодой человек умчался, задав Хартли еще одну загадку. Тот был уверен, что парень получает образование дома с учителями. Но тогда зачем нужно было менять установленный порядок, да еще теперь, когда его присутствие в Пентворте столь необходимо? Он входил в возраст, в котором начинают постигать основы управления поместьем. Сейчас это было особенно важно — Дэвид остался единственным хозяином Пентворта.

Беспокоили Хартли и некоторые другие мелочи. Леди Марчбэнк упомянула, что видела леди Крифф ребенком. Значит, это было родство с ее семьей, а не сэра Обри. Казалось невероятным, что у простого шотландского пастуха может быть такая высокопоставленная родня. Ему также любопытно было узнать, что еще лежало в корзинке, помимо скатерти.

Однако решение этих задач можно было отложить. Он подумал, что следует внимательно присмотреться и понаблюдать за леди Крифф. В данный момент ему важнее было убедиться, что Ковхаус используется для сокрытия контрабандного товара. Буллион намекал, что в деле замешаны высокопоставленные чиновники. А чье положение в этих местах выше, чем у лорда Марчбэнка? А вдруг лорд Марчбэнк и есть Черный Призрак? Хартли должен был успеть в Ковхаус, чтобы познакомиться с ним.

Хартли осторожно, почти крадучись, приблизился к кораблю, прячась за скалами. Какой-то пожилой джентльмен отдавал распоряжения. Он действительно отбирал рыбу, но все время с опаской озирался, затем что-то тихо сказал капитану. Тот подозвал с полдюжины рыбаков, и они, средь бела дня, выгрузили на берег двадцать четыре бочонка. Вскоре появился молодой парень, ведущий в поводу двух ослов. Контрабандисты взвалили на спины животных по паре бочек, по одной с каждой стороны, затем ослов увели, то ли к конюшне, то ли к пещере, где бочки будут ждать дальнейшей транспортировки.

Хартли решил, что видел достаточно. Он зашагал к западу, как предлагала леди Марчбэнк, Ослы двигались в восточном направлении, к конюшне. Прошло полчаса, но Дэвид все не возвращался, и поэтому Хартли пришлось вернуться в гостиную.

— А где Дэвид? — немедленно последовал вопрос Мойры.

Хартли совсем забыл о нем.

— Разве он не вернулся? Он хотел сказать Леди Марчбэнк что-то важное.

Мойра почувствовала выступивший на спине холодный пот.

Хартли похитил Джонатона! Прямо у них под носом. Она вскочила с дивана.

— Что вы сделали с ним? — задыхаясь от волнения, произнесла она.

Хартли стоял, как громом пораженный. Мойра поняла, что ошиблась. Не успел ее собеседник открыть рот, как в комнату влетел Джонатон, весь покрытый грязью и паутиной.

— Ну, скажу я вам, кузина Вера! Ваш тайный ход — это нечто!

Мойра с облегчением рухнула на диван. На этот раз побелела леди Марчбэнк.

— Как ты нашел его? — властно спросила она. Она осуждающе посмотрела на мистера Хартли, который спокойно рассматривал что-то в окно.

Джонатон сказал:

— Я просто открыл голубую дверь сбоку и очутился там. Зачем вы там держите столько бо…

— Нечего было тебе лезть не в свое дело, Дэвид, — вычитывала кузина. — Там водятся крысы. Тебя могли укусить, от этого болеют чумой. Это противное грязное место. Теперь подойди и извинись. Вот умница.

Маленький инцидент был заглажен, но настроение у всех испортилось. В коридоре послышались громкие шаги. Леди Марчбэнк объявила:

— А вот и Джон, наконец-то.

Она произнесла это с облегчением, словно объявляла о возвращении Христофора Колумба, благополучно вернувшегося из своего путешествия в Новый Свет.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Хартли понял с первого взгляда, что тучный старый джентльмен, вошедший в салон, не Черный Призрак, а тот самый человек, который распоряжался разгрузкой контрабандного бренди в бухте. Лорд Марчбэнк поглощал слишком много того зелья, которое оседало в его имении, чтобы принимать активное участие в контрабанде. Его распухший красный нос и налитые кровью глаза свидетельствовали о долгих годах пристрастия к спиртному. Однако справедливости ради следовало отметить, что бренди не разрушило его мозг. Он бросил на Хартли быстрый проницательный взгляд и повернулся к кузенам.

Хозяин дома недолго оставался в гостиной, но проявил радушие и гостеприимство. Он заверил Дэвида и леди Крифф, что окажет любую помощь, если в этом возникнет необходимость, стоит им только написать в Ковхаус.

Леди Марчбэнк показала мужу скатерть, и он похвалил ее как человек, мало смыслящий в рукоделии, но желающей сделать приятное мастерице.

— Дэвид говорит, что скучает без верховой езды, дорогой, — сказала леди Марчбэнк. — Я разрешила Бонни покататься на моей лошади, пока они здесь. Есть у тебя что-нибудь подходящее для Дэвида?

— Пойдем со мной, парень, выберешь, что тебе понравится, — без колебаний предложил Марчбэнк. Но тут же изменил предложение:

— Постой, я распоряжусь, чтобы грум дал вам лошадку, когда будете уезжать. Животные что-то неспокойны сегодня. Серая Леди жеребится, лошади всегда нервничают в такое время.

— И к тому же серого мерина кастрировали, ему тоже нездоровится.

— Да, наша конюшня превратилась в настоящий лазарет, — согласился Марчбэнк. Его сизого цвета щеки приобрели лиловый оттенок, убедив Хартли, что конюшня не столько госпиталь, сколько склад для хранения контрабанды.

Марчбэнк протянул руку за бутылкой бренди, стоявшей на столике у стены. Леди Марчбэнк сделала предостерегающий жест, поймав его взгляд. Вместо бренди он налил себе вина.

После недолгого обсуждения, какую лошадь лучше взять Дэвиду, гости поднялись, чтобы уйти.

— Я приеду вечером в гостиницу, дорогая, и буду твоей компаньонкой на рауте, — сказала леди Марчбэнк.

— Не хотите ли тоже повеселиться с нами? — пригласила Мойра сэра Джона.

— Джон не поедет, — ответила за мужа кузина Вера. — Он ненавидит вечеринки и прочие сборища. Если бы я ждала, когда он выведет меня в свет, я бы погибла в одиночестве.

Гостей проводили до двери. Марчбэнк проводил их до кареты.

Пока Джонатон и Мойра осматривали предоставленных им лошадей, Марчбэнк беседовал с Хартли.

— Вам, наверное, скучно здесь в Блекстеде? — поинтересовался сэр Джон.

— Напротив, сэр, жизнь в вашей деревне бьет ключом и полна интересных событий. К тому же подумываю о переезде в другую гостиницу — вчера у меня из комнаты пропала небольшая сумма денег. Я, правда, не подал официальной жалобы, но подозреваю одного из слуг Буллиона. Кто у вас главный судья?

— Он перед вами. Соберите улики, и мы упечем вора за решетку. Мелкие кражи портят репутацию селения.

— Сумма была незначительная. Так как я не собираюсь долго задерживаться — всего несколько дней — вряд ли стоит затевать тяжбу. В следующий раз не буду оставлять деньги в комнате.

— Это лучше всего. Все же шепните Буллиону — он не станет держать воришку на службе.

В это время Джонатон позвал Хартли, чтобы тот взглянул на его лошадь. Вскоре гости уехали.

По дороге к дому Мойра мало разговаривала — ей было над чем подумать. Если миссия Хартли заключалась в том, чтобы следить за контрабандистами, значит, он не связан со Стенби. Прошлой ночью они играли в карты — это могло служить подтверждением догадки Джонатона, что Хартли интересовался майором как партнером для карточной игры. Угроза иного рода — он намеревался положить конец участию Марчбэнка в контрабанде. Нужно будет последить за ним, как просила кузина Вера.

Мойра насторожилась, услышав вопрос Хартли, обращенный к Джонатону:

— Ну, как пещеры? Интересны?

— Мрачные, сырые и заставлены бочками, — ответил брат.

Мойра невольно вздрогнула: эта фраза была равносильна свидетельству, что Марчбэнк занимается контрабандой.

— Кузина Вера говорила, что они хранят соленья в пещерах, — вмешалась она в разговор.

— Какое обилие заготовок, — заметил Джонатон. Сестра посмотрела на него так красноречиво, что он понял, что сказал что-то не то.

— Теперь припоминаю, в пещере действительно пахло уксусом. Если подумать, бочек было не так уж много.

— Ты ведь знаешь, как лорд Марчбэнк любит соленья и маринады.

Насмешливый взгляд Хартли убедил ее, что его не так просто ввести в заблуждение. Он знал, что Мойра не виделась с этими родственниками с детства. Откуда ей знать о вкусах хозяина дома? К чаю солений не подавали.

— Вы уверены, что это не были фрукты в вине или просто бренди, без фруктов? — спросил он игриво.

— Мой кузен этого бы не допустил, — решительно сказала она.

— Возможно, контрабандисты пользуются пещерой без его ведома, — предположил Хартли.

Мойра немедленно отреагировала:

— Вполне вероятно, что так оно и есть. Я предупрежу лорда Марчбэнка. Он выставит караул у пещер и поймает этих Джентльменов.

— Местные жители не поблагодарят за это, — сказал Хартли. — Думаю, не ошибусь, если скажу, что половина местного населения живет благодаря контрабанде.

Мойра не поверила в искренность его сочувствия населению: она оставалась начеку и не собиралась выдавать семейную тайну.

— Вы ошибаетесь. Мой кузен не потерпел бы этого во вверенном ему поселке.

— Но он же держит бренди дома, даже в гостиной на столе стояла бутылка. Я надеялся, что он предложит мне рюмочку.

— Думаю, что ее держат для медицинских целей — Марчбэнк страдает подагрой.

— Я считаю, что то, что он использует как лекарство, является скорее причиной болезни.

Джонатон разрядил обстановку, предложив новую тему:

— Леди Крифф, нам лучше поменяться лошадьми. Та, что предназначена для вас, выше моей ростом.

— Марчбэнк сказал, что Вихрь быстр, как молния. Я лучше оставлю кобылу кузины Веры — у нее дамское седло.

— Седло можно перенести на другую лошадь.

— Не думаю. Ты же сам говоришь, что Вихрь меньше.

Хартли решил больше не касаться темы о контрабанде, но от него не скрылось, что леди Крифф сменила ее с большим удовольствием.

Джонатон хотел попробовать покататься на Вихре сразу же по приезде в гостиницу. Мойре предстояло подготовиться к вечеру, и она отложила прогулку на утро.

Хартли сразу пошел в свою комнату, ему нужно было переговорить с Моттом. Он застал своего «лакея» в спальне: развалившись на его, Хартли, кровати, он просматривал новости о скачках.

— Чем занимался Стенби? — спросил он.

— Чертовски смешными вещами — подсовывал записку под дверь леди Крифф. Я попытался ее достать ножом, но не смог. Как ты думаешь, они сообщники?

— Нет. Скорее, он положил глаз на ее драгоценности.

— Узнал что-нибудь у Марчбэнков?

— Да. Марчбэнк работает с Черным Призраком, но держится в тени. Разрешает контрабандистам пользоваться его территорией. При мне сгружали товар. Под его домом находятся пещеры — там прячут бочки. Оттуда малыми порциями их переправляют в конюшню, а затем распространяют среди окрестных жителей. Так как он глава магистрата, то следит, чтобы никто не попался. Если помнишь, Буллион упоминал, что в деле замешаны высокие чины.

— А не может быть, что Марчбэнк и Черный Призрак одно и то же лицо?

— Лучше скажи: черный слон. Толстый, как боров, еле передвигается — мучается подагрой. Сомневаюсь, что пожилой лорд станет подвергать себя такой опасности и неприятностям.

— Как ты думаешь поступить?

— Так как карточная игра сегодня не состоится из-за вечера, займусь контрабандой. В любом случае мы не можем надеяться, что удастся отыграть пятнадцать тысяч за один раз. Уверен, что Стенби займется драгоценностями леди Крифф. Если ему удастся заполучить их, только мы его и видели — исчезнет тут же. Интересно, о чем записка.

— Я пытался войти в ее комнату, но безуспешно.

— А Понсонби чем занимался?

— Они со Стенби выезжали куда-то вместе. Чего бы я ни дал, чтобы знать, какую игру ведет Понсонби. Не кажется ли тебе, что Стенби его специально нанял, чтобы использовать в качестве жертвы в картах?

— Раньше Стенби работал один.

— Понсонби пытается уверить всех, что принадлежит к сливкам общества. Без титулов у него ни один разговор не обходится. В газетах не упоминается дуэль, имевшая место в последнее время. Историю убийства Додди он выдумал, чтобы объяснить свое появление здесь.

Хартли налил себе вина и подошел к окну, из которого открывался прекрасный вид на бухту.

— Стенби, леди Крифф, Понсонби. Возможно, Понсонби работает с леди Крифф — пытаются сбыть фамильные драгоценности. Как думаешь? Это объясняет, почему он бравирует именами титулованных особ — хочет создать впечатление, что занимает высокое положение.

— Ты хочешь сказать, что они избрали Стенби своей жертвой?

— Да, хотя это и не очень умно с их стороны. Его не проведешь, он найдет более выгодное предприятие для вложения денег. Думаю, что теперь, когда мне известно, как осуществляется нелегальная торговля в этих местах, я смогу убедить его вложить деньги в это дело. Нам понадобится хороший предлог, чтобы объяснить, почему Черный Призрак отказывается от столь выгодного бизнеса. Надо подумать, кого из местной знати мы выдадим за Черного Призрака.

— Почему бы не Марчбэнка? Ты же сам сказал, что он в летах.

— Не молод, к тому же подагра… Да, я думаю, он охотно продаст свою долю… за приличную цену. Но понадобится другой Черный Призрак для знакомства со Стенби.

Молодые люди обменялись лукавыми взглядами.

— Твой денщик подойдет, они не чернее его, — сказал Мотт.

— Пошлю в Лондон заказ — попрошу Гиббса приобрести черную шляпу, домино и коня и явиться без промедлений со всем этим. Он сердился, что я не взял его с собой. В этой гостинице ему нельзя останавливаться, лучше где-нибудь поблизости. Снаргейт подойдет. Сейчас же напишу ему. А ты, Мотт, распорядись насчет горячей воды. Твоему хозяину время побриться. Хочу хорошо выглядеть сегодня вечером.

— Позвоню, чтобы принесли воды. Эта ведьма Мегги запретила портить вид ее кухни моей недостойной фигурой — и спасибо ей за это.

Мотт позвонил. Когда вошла служанка, он сделал недовольную мину и обратился к ней придирчивым тоном.

— Горячую воду, живее! Имей в виду, не теплую, как утром, а горячую. И напомни поварихе о хлебной подливке.

— Не нужно хлебного соуса. Мотт надулся.

— Но вы обожаете мой хлебный соус! Служанка, хихикая, удалилась.


Войдя в номер, Мойра сразу заметила записку на полу, развернула ее и прочитала:


«Моя дорогая леди Крифф!


Умоляю извинить меня за то, что вмешиваюсь не в свое дело. Моим единственным оправданием служит зрелый возраст, опыт и забота о вашем благе. В гостинице много говорят о том, что вы везете с собой коллекцию ценных ювелирных изделий. Так как здесь останавливаются всякие неблагонадежные люди, вроде нашего общего знакомого П…. я опасаюсь за их — и вашу — безопасность. В ваше отсутствие я постарался убрать П из «Приюта Совы». Настоятельно рекомендую переправить ценности в надежное место. Буллион хвалится, что они у него в сейфе. Может быть, ваша кузина леди Марчбэнк согласится сохранить их у себя?

Еще раз прошу извинить меня за назойливость. Делаю это исключительно ради вашей пользы. С нетерпением жду возможности провести время в вашем обществе сегодня вечером.


Ваш покорный слуга Стенби ».


Мойра раздраженно отшвырнула записку. Она видела Стенби насквозь. Он предлагал себя на роль защитника и покровителя, хотя ей еще было неясно, как он планировал заполучить коллекцию. Однако в том, что именно эту цель Стенби наметил, сомнений не было.

Записка по крайней мере подтверждала, что он поверил в историю с драгоценностями. Для начала это было неплохо.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Публика, собравшаяся в Большой Гостиной к обеду в тот вечер, была весьма щегольски одета и поражала изысканными манерами. Таких изящных поклонов и реверансов в «Приюте Совы» давно не видели. Понсонби блистал великолепным бархатным камзолом, выгодно оттенявшем его темные волосы. Он шаркнул ножкой, жеманно улыбнулся и поднял в знак приветствия бокал с водой, когда леди Крифф появилась в комнате. Майор Стенби поспешил навстречу, чтобы поздороваться. На нем был черный сюртук солидного покроя и бриллиантовая булавка в галстуке.

— Прочли мою записку? — спросил он тоном заговорщика.

— Разумеется, майор. Благодарю за заботу.

Ее первым побуждением было убежать подальше и как можно скорее. Однако нельзя было упускать шанс. Она взяла себя в руки и заставила действовать.

— Вы правы, майор, моя коллекция доставляет мне столько хлопот. Видите ли, я везу ее в Лондон, хочу продать там, иначе я бы не брала ее с собой.

— Было бы безопаснее отправиться в Лондон без всяких промедлений.

— Да, конечно, но есть ряд… проблем, — посетовала она, изобразив озабоченность. Затем обратилась к Джонатону: — Сбегай, пожалуйста, закажи нам бутылку шампанского. Сегодняшний вечер заслуживает хорошего вина.

Джонатон отошел, а Мойра наклонилась ближе к Стенби, чтобы их не слышали.

— Не скрою от вас, майор: адвокаты сэра Обри ведут себя ужасно. Драгоценности — единственное, что он завещал мне. Имение Пентворт, конечно, отходит к сэру Дэвиду. Теперь адвокаты выдумали, что и драгоценности не принадлежат мне, как вам это нравится! Я сочла нужным сбежать из дома, прихватив их с собой, пока у меня и это не отняли. И увезла сэра Дэвида, чтобы они не повлияли на него. Он очень молод и не разбирается в имущественных делах, к тому же он целиком на моей стороне. Дэвид хочет, чтобы коллекция осталась у меня, но адвокаты утверждают, что формально он не имеет права передать ее мне, пока ему не исполнится двадцать один год. Сейчас ему только шестнадцать. А на что прикажете мне жить эти пять лет? Я не собираюсь оставаться в Пентворте, где все старые кумушки судачат обо мне, стоит только выйти за ворота.

— Вы хотите продать драгоценности в Лондоне? — спросил он, переходя к существу вопроса.

— Да. Сюда должен прибыть агент из фирмы ювелирных изделий для переговоров со мной. Я подумала, что адвокаты, наверное, предупредили более солидные фирмы типа «Лав и Виргамс» и «Ранделл и Бриджиз». Поэтому я вела переговоры с небольшой компанией. Мне не хотелось бы ехать в Лондон без денег. Если коллекция будет продана, вряд ли адвокаты потребуют возмещения суммы или ее возврата. Как вы считаете? — Мойра не сочла нужным скрыть хитрую улыбку.

— Понятно, — произнес Стенби одобрительно. — Отличный план; но вы должны понять, что ювелир не даст приличной цены, если узнает о вашем положении.

— К этому я готова. Знаю, что придется потерять добрую половину стоимости, но даже при этом условии у меня останется не меньше пятидесяти тысяч футов. Этого мне хватит на жизнь, я не жадная.

— Когда вы ожидаете приезда ювелира?

— Я должна написать ему по прибытии в Блекстед. Он сам предложил для встречи это место.

Стенби понял, что обстоятельства складываются в его пользу. Эта дурочка находится в бегах с украденными драгоценностями, которые стоят целое состояние. Она понятия не имеет, как надо соблюдать осторожность, и проявляет полную беспечность, не заботясь ни о безопасности драгоценностей, ни о своей собственной, не говоря уже о том, что ею затеяна непохвальная игра с законом. Взгляд его скользнул к сапфирам на ее шею и в ушах. Стоят приличное состояние! Если все остальное не хуже… Она готова взять половину стоимости коллекции, а если постараться, то может согласиться на половину от половины. Другой вариант — просто выкрасть драгоценности и скрыться. Однако третий вариант показался ему еще привлекательнее. Вот уже несколько лет, как он обходится без «жены». Бабенка довольно разбитная… было бы забавно…

— Мы вернемся к этому вопросу, — сказал он, заметив, что окружающие начали с любопытством посматривать в их сторону.

— О, да, конечно. Очень ценю ваше участие, майор. Она опустила ресницы. — С пожилыми джентльменами чувствуешь себя в безопасности. Вы, конечно, моложе сэра Обри. Вообще то вас даже нельзя назвать пожилым. Просто я слишком молода и глупа.

Когда Мойра села за стол рядом с Джонатоном, ее всю трясло, но она была счастлива, что выдержала роль. Майор вел себя точно так, как она и ожидала. Глаза его горели жадным блеском.

Когда леди Крифф проходила к столу, несколько человек повернулись и разглядывали ее с восторгом, Хартли — среди них. Его интриговал этот разговор тет-а-тет у входа в гостиную. Если бы леди Крифф и Стенби работали вместе, он бы не уделял ей столько внимания на людях, а ведь это он перехватил ее, не она.

В этот вечер леди Крифф выглядела особенно привлекательной. Насыщенный зеленый тон платья выгодно подчеркивал матовую белизну ее кожи. При ярком свете ламп этот контраст производил почти драматический эффект и оттенял гибкость и стройность фигуры. К сожалению, платье было украшено избыточным количеством позолоты. Прическа тоже была слишком замысловата для молодой дамы. Такие прически в Лондоне носили только кокетки. Сапфиры не подходили к зеленому платью. Он слыхал, что коллекция леди Крифф содержала изумруды — почему она не надела их? Или бриллианты — они подходят к любому наряду.

Он поклонился, когда она проходила мимо его стола. Когда Мойра остановилась, Хартли встал.

— Сегодня мы не станем покушаться на ваше прекрасное вино, мистер Хартли. Я разрешила сэру Дэвиду заказать шампанское, в честь раута. С нетерпением жду начала веселья.

— Я тоже, мадам. К сожалению, как я понимаю, Стенби опередил меня в праве на первый танец?

— Нет, мы беседовали о другом. — Она поиграла сапфировым ожерельем, дав понять, как бы невзначай, каковая была тема разговора. — Хотите, чтобы я оставила первый танец за вами?

— Сочту за честь.

— Договорились. Но извините, пожалуйста, что так бесцеремонно отрываю вас от обеда. Ничего нет хуже остывшей баранины. Прошу, продолжайте трапезу, мистер Хартли.

Она помахала ему рукой и направилась к своему столу, кивнув мимоходом Понсонби.

— Можно мне выпить хоть один бокал вина за обедом? — игриво спросил тот.

— Вы получите бокал шампанского за примерное поведение, — ответила она в том же тоне и сделала знак Уилфу, чтобы он налил вина для мистера Понсонби.

Хотя предстоящее развлечение было просто немноголюдным собранием в деревенской гостинице, Мойре казалось, что оно сулит ей приятные моменты. Шампанское создавало атмосферу праздничности, все джентльмены были одеты в лучшие вечерние костюмы. Однако мистер Хартли выделялся на общем фоне. Она позволит себе пофлиртовать с ним и попытаться выяснить, не служит ли он тайным агентом в таможенной полиции.

За обедом разговор в основном поддерживал Джонатон. Он был в восторге от лошади и сообщил, что знает прекрасный маршрут для завтрашней утренней прогулки.

— Я нашел церковь, в ней могут поместиться тысячи две людей, — сказал он. — Очень странно, во всей деревне не наберется и трех дюжин домов. Когда-то, видно, в Блекстеде проживало больше людей. Интересно, куда делись все те люди?

— Не имею понятия, — ответила Мойра рассеянно. Ее мысли были поглощены задачей, как заставить Стенби самому предложить покупку драгоценностей.

Когда обед закончился, Буллион начал торопить слуг поскорее убрать столы и расчистить место для танцев. Джентльмены удалились в маленькую комнату, но так как там были несимпатичные Мойре люди, она решила дождаться приезда кузины Веры в своей комнате наверху. Джонатон остался, чтобы понаблюдать и послушать, что говорят окружающие.

Леди Марчбэнк прибыла в начале девятого.

— Узнала что-нибудь насчет Хартли? — сразу спросила она. — Джон до смерти напуган. Я боялась, что Джонатон проболтается о бочках в пещерах. Джон хранит там бренди.

— Джонатон упомянул о них, но Хартли предположил, что контрабандисты используют пещеры тайно, без ведома хозяев.

— А, это хорошо. Нужно поддерживать эту версию. Джон не хочет их переправлять в другое место, в пещерах удобнее. Скажу ему, что Хартли обнаружил это место. У ручья будет надежнее. Хартли не говорил, что он предпринял в отношении того парня, который украл у него деньги из комнаты?

— О чем вы, кузина?

— Разве он не говорил тебе, что у него пропали деньги?

— Ничего об этом не слыхала.

— Значит Джон прав — он придумал эту историю на месте. Это был ловкий маневр, чтобы убедиться, что Джон занимает должность главы магистрата. Нам не поздоровится, если Хартли доложит о своих наблюдениях в Лондоне. Когда кто-нибудь подает жалобу на наших Джентльменов удачи, Джон всегда отводит иск за отсутствием улик. Разумеется, улики предварительно устраняются. Боюсь, что Хартли работает на таможню. Господи, как нам от него избавиться? Как ты думаешь, ему можно дать взятку?

— Это усугубит положение. Представьте, что он откажется от взятки.

— Ты права. Но почему бы тебе не выйти за него замуж? — таково было следующее предложение кузины. — Он не станет доносить на членов семьи. Он на самом деле очень интересный молодой человек, хорошо воспитан. Настоящий джентльмен.

— Замужество… об этом рано говорить, к тому же Хартли еще не сделал предложения. Мы с Джонатоном последим за ним, кузина, и если заметим, что он собирает улики, тотчас же дадим знать.

— Умница. Буллион тоже за нами наблюдает, между прочим. Ну, ладно, не пора ли спуститься вниз? Сегодня мне бы хотелось потанцевать, но болят колени, придется ограничиться игрой в вист у камина.

Из Большой Гостиной вынесли все столы, кроме двух, которые были передвинуты к камину, чтобы гости постарше могли сыграть в карты. Небольшую платформу установили для музыкантов. Рояля в гостинице не было, но два скрипача и один виолончелист настраивали инструменты. Небольшие размеры помещения и ограниченное число гостей позволяли образовать лишь четыре группы по четыре человека, из них три составляли местные жители. Мойра встала рядом с Хартли, приготовившись к первой кадрили. Джонатон стоял рядом с местной красавицей, Понсонби и Стенби тоже нашли партнерш.

Хартли сделал Мойре банальный комплимент по поводу ее внешности, потом перешел к более интересным для него вопросам.

— Жаль, что лорд Марчбэнк не приехал, — сказал он. — Сегодня он чувствовал себя неплохо, по всей видимости.

— Подагра — коварная вещь, приступы могут быть в самое неподходящее время. Наверное, у него опять приступ боли, — ответила она. Для себя она пыталась уяснить, не занимается ли ее кузен запретным бизнесом в это позднее время и не старается ли Хартли выведать у нее ответ именно на этот вопрос.

Мойра заметила, что Хартли внимательно разглядывает ее сапфиры.

— Вас удивляет, что я надела ценные украшения в гостинице? Вы правы, этого не следовало делать. Но, с другой стороны, если их не надевать на вечера, то какой от них прок? Конечно, изумруды я не позволила бы себе надеть сегодня, их ценность слишком велика, да и место недостаточно достойное, чтобы в них покрасоваться.

— Было бы надежнее оставить коллекцию у Марчбэнков, пока вы живете в гостинице, — предложил он.

— Странно. Майор Стенби дал точно такой же совет.

— Неужели! — Хартли был искренне удивлен. Если Стенби намеревался похитить их, это было легче сделать на постоялом дворе. Неужели старый мошенник вынашивает другие планы, подумал он? Уж не собирается ли негодяй сделать предложение леди Крифф?

— Вижу, что ваша дружба с майором быстро растет.

— Он относится ко мне с отцовской заботой.

— Сомневаюсь, что роль доброго папаши его устроит. Но, разумеется, леди Крифф не нуждается в советах, как вести себя с влюбленными джентльменами, — добавил он с кривой усмешкой.

— Влюбленными? Вы ошибаетесь, мистер Хартли, у нас вовсе не такие отношения, уверяю вас. Он стар, как Мафусаил, — сказала она легкомысленно, не подумав о покойном муже.

Хартли улыбнулся.

— Значит, можно не считать Стенби претендентом? Остаются двое — Понсонби и я.

— В самом деле опасный соперник! — ответила она, стреляя глазами.

— Я не против честной борьбы, но надеюсь, что меня вы не посадите на воду, как Понсонби.

— В этом нет необходимости. Вы умеете соблюдать меру.

Кроме того, мне это невыгодно: если вам будет запрещено употреблять за столом вино, то и я лишусь удовольствия употреблять ваши превосходные напитки и вынуждена буду мириться с кислятиной Буллиона. Интересно, почему он подает такую ужасную гадость?

— Потому что постояльцы вроде нас с вами у него не частые гости, леди Крифф. Он привык к менее разборчивым клиентам.

— Я не отношу себя к знатокам вин, но согласна, что его клиентура оставляет желать лучшего. Естественно, присутствующих я не имею в виду, при условии, что они будут вести себя прилично.

— Если это комплимент, то благодарю покорно. Вы говорили, что не решили еще, как долго задержитесь в Блекстеде, леди Крифф. Вы уже пришли к определенному решению?

— О, право же, мистер Хартли. Вы говорите это так, что можно подумать, будто мое общество успело вам надоесть. Уж не хотите ли избавиться от меня как можно скорее?

— Надо обладать полным отсутствием логического мышления, чтобы сделать подобный вывод. А ведь вы не настолько лишены логики, как хотите казаться. Меня волнует другое: скоро мне нужно будет вернуться в Лондон и хотелось бы знать, где вас можно будет там найти. Если разрешите, я навещу вас в столице.

Противоречивые чувства овладели Мойрой при этих словах. Его желание продолжить знакомство с ней наполнило сердце девушки радостью, но, с другой стороны, подкрадывался леденящий душу страх. Не спешил ли он донести на ее кузена в Лондоне?

— Я еще не решила, когда уеду и где остановлюсь в Лондоне. Если оставите свои координаты, я дам знать по приезде.

— Увы! Мы с вами в одинаковом положении. Я остановлюсь в том отеле, где будет свободное место. Нет ли у вас друга или родственника, через которых вас можно будет найти?

— Я еще не решила, сочту ли нужным связаться с родственниками сэра Обри. Мы раньше никогда не встречались. Они могут оказаться неприятными людьми. Было бы лучше, если бы вы дали мне адрес кого-нибудь из ваших знакомых, которых можно было бы уведомить о моем прибытии.

Подумав недолго, Хартли сказал:

— В Лондоне у меня есть кузен лорд Дэниел Парриш, на Гановер Сквер. Можно написать для меня на его адрес, я у него часто бываю.

Мойра удивилась легкости, с которой он упомянул высокий титул родственника. Но видимо, это была не выдумка, иначе он не дал бы адрес. Лорд Дэниел к тому же мог устроить своего кузена на тепленькое место налогового инспектора. Мойре стало казаться, что кузина Вера была права и Хартли действительно выполнял задание правительства по борьбе с контрабандой. Хоть подобный вывод не относился к категории приятных, все же это было лучше, чем иметь в его лице компаньона Стенби. По крайней мере, можно было считать Хартли достойным уважаемым джентльменом, к тому же весьма привлекательным внешне. Жаль, что у него складывалось о ней неблагоприятное мнение.

Мойра тяжело вздохнула. В этот момент она показалась Хартли такой юной и несчастной, что у него сжалось сердце. Он вдруг понял, что эта невинная молодая леди не может иметь ничего общего со Стенби. Корыстный отец заставил ее выйти замуж за старика Обри, а теперь, похоронив мужа, она бежит в Лондон. Что в этом предосудительного? Так поступила бы на ее месте любая леди, если бы хватило мужества.

— Надеюсь, леди Крифф, что вы напишете мне на Гановер Сквер, — сказал он серьезно. — Мне хотелось бы продолжить наше знакомство.

Уловив серьезные интонации в его просьбе, она робко посмотрела на него. Их взгляды встретились, они долго стояли так, молча глядя друг на друга. Но вот начался танец и разделил их. У Мойры было такое чувство, что она говорила с мистером Хартли впервые. Он казался совсем другим, более открытым, доступным. Если он действительно принадлежал к налоговой полиции, можно было бы открыть ему свою беду, может быть, уговорить его помочь ей.

Что он подумает, однако, если узнает, что она собирается фактически украсть двадцать пять тысяч фунтов? Ибо в глазах закона она совершала именно воровство. Деньги принадлежали ей и Джонатону по моральному праву, но не по закону. Нет, посвящать его в замысел было слишком рискованно; потом когда-нибудь, если ей удастся вернуть состояние, она напишет ему. Признаться в содеянном роst-factum* (* роst-factum (лат.) — по свершении факта.) легче, чем втянуть его в авантюру.

— Хорошо, мистер Хартли, я напишу, — сказала она.

— Считаю, что вы дали обещание. Между прочим, друзья называют меня Дэниелем. Это традиционное имя в нашей семье, так что мы с лордом Парришем тезки.

Прежняя леди Крифф не упустила бы случая отпустить язвительное замечание, но теперешняя леди Крифф только покраснела и сказала:

— Мы не так давно знакомы, чтобы называть друг друга по имени, мистер Хартли.

— Эта мне наука, чтобы впредь неповадно было навязывать дружбу леди, которая этого не очень хочет. Вчерашнего урока оказалось недостаточно.

— Но я вовсе не хочу вас оттолкнуть. Что касается вчерашнего вечера, то это не только ваша вина. Мне не следовало приглашать вас на вино. Раньше мне не приходилось бывать в гостинице одной, то есть без солидной компаньонки. В подобных случаях просто забываешь, что рядом нет ни дворецкого, ни лакея. Я много думала о том, что случилось прошлой ночью, и поняла, что вела себя неосмотрительно. Начинать обращаться друг к другу просто по имени несколько преждевременно.

Объяснение девушки успокоило сомнения Хартли. Неопытная молодая леди может не осознавать, как опасно приглашать к себе в комнату молодого джентльмена, в это нетрудно было поверить. Леди Крифф не была защищена от подобных случайностей должным воспитанием, но интуиция подсказывала ему, что по натуре она очень порядочна.

— С нетерпением буду ждать момента, когда смогу называть вас Банни, а вы меня Дэниелем. Отложим это до встречи в Лондоне.

До этого мгновения Мойра не осознавала, что Лондон был частью спектакля, и на самом деле она не собиралась туда ехать. Они с Джонатоном должны были вернуться в Ильм. Это означало, что она никогда больше не увидит мистера Хартли. Мысль о скором расставании придала танцу оттенок сладостный и горестный одновременно.

— Когда вы уезжаете? — спросила она печально. Он пристально вглядывался в ее лицо, потом тихо ответил:

— Знаете, я, пожалуй, задержусь здесь.

— Если из-за меня, то прошу вас этого не делать, пожалуйста. — Мойра не могла понять, что заставило его переменить решение. Что она сделала не так? Его пребывание в Блекстеде создаст непредвиденные осложнения для Марчбэнков. Он наверняка не будет сидеть сложа руки, раскроются нежелательные подробности их связи с подпольным бизнесом.

Он удивленно поднял брови.

— Теперь моя очередь считать, что вы пытаетесь от меня избавиться, леди Крифф.

— Не нужно из-за меня менять планы. Даже не хочу об этом слышать. Вас ждет лорд Дэниел.

— Нет, он не ждет меня. Я зайду к нему, когда приеду, но он спокойно спит и без меня. Я остаюсь.

Ее реакция оказалась неожиданной — вместо радости она проявила особую сдержанность.

Когда перед очередным танцем Стенби подошел к леди Крифф, чтобы составить ей партию, она открыто флиртовала с ним. Она была благодарна, что он явился причиной ее приезда в Блекстед, хотя мысли ее были заняты Хартли.

Стенби сказал:

— Я думал над тем, что вы поведали мне о продаже коллекции, леди Крифф. Конечно, она по праву принадлежит вам, но закон не очень считается с фактическими правами.

— Мне это известно, — сказала она мрачно.

— Если эти вещи появятся в Лондоне, след приведет к ювелиру и в конечном итоге к вам. Продажа не принадлежащей вам вещи — преступление, караемое высшей мерой наказания. Вам грозит виселица.

— Но они принадлежат мне! Я должна продать их! У меня нет ни гроша за душой.

— Хочу предложить другой вариант: вы доверяете драгоценности человеку, который переправит их заграницу и там продаст для вас.

— Но мне нужны деньги сейчас. И потом, кому я могу доверить такой капитал? Я не знаю никого, кто бывает заграницей.

— У вас есть я, — сказал он просто. — Что касается денег, я мог бы дать вам пять тысяч в счет выручки.

Так вот что он надумал, хитрая бестия!

— Вы очень добры, майор. Разумеется, я не сомневаюсь в вашей порядочности, но все же я так мало вас знаю.

Он мягко улыбнулся.

— Нам некуда спешить. Со временем узнаете меня лучше.

Руки майора, как змея, обвилась вокруг ее талии. Она съежилась, увидев жадный блеск его лягушачьих глаз. Когда танец кончился, она вздохнула с облегчением.

На следующий тур сделал заявку мистер Понсонби. Он был ужасно занудлив, но Мойра готова была терпеть его, лишь бы находиться подальше от Стенби. Хотя Понсонби изображал из себя трезвенника весь день, вскоре стало ясно, что наряду с водой он поглотил изрядное количество вина или бренди. И его речь, и движения были неуверенны. Пылающий камин и разгоряченные тела подняли температуру в Большой Гостиной до трудно переносимого уровня. Звуки скрипичных инструментов резали слух.

Казалось, что прошла вечность, прежде чем танцы окончились и гости были приглашены к ужину, накрытому на наспех сдвинутых столах. Леди Марчбэнк усадила рядом с собой своих знакомых, чтобы не оставить места для Хартли.

Во время ужина леди Марчбэнк шепнула Джонатону:

— Я вижу, что Хартли куда-то улизнул. Где он может быть? Не может ли посмотреть, где он и что замышляет?

Джонатон извинился и вышел. Леди Марчбэнк наклонилась к Мойре:

— Хартли здесь нет. Джон пошел искать его. Мойра похолодела. Если случится худшее и Хартли поймет, как организована контрабанда, ей придется уговаривать его не доносить в полицию. Если она может как-то повлиять на него, надо спасти Марчбэнков.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Никто не обратил внимания на Джонатона. Он выскользнул из гостиной, поднялся наверх и постучал в комнату Хартли. Ответа не последовало. Он бросился вниз в пивной бар. Там Хартли тоже не оказалось. Джонатон направился к парадной двери, помахав по пути Буллиону.

— Хочу посмотреть, как чувствует себя на новом месте Вихрь, — объяснил он.

— Очень хороший конь, чистокровной породы, — улыбнулся ему вслед Буллион, у которого было правило говорить приятное солидным постояльцам.

Джонатон в самом деле отправился на конюшню и убедился, что карета и упряжка Хартли стоят на месте. Старая кобыла, которую Буллион сдавал Хартли напрокат для верховой езды, находилась тут же, так что Хартли должен был находиться поблизости — пешком он не мог уйти далеко.

Юноша направился к бухте. Погода словно специально постаралась придать его поискам характер опасной авантюры. Бледный серебристый диск луны зловеще выделялся на почти черном небе. Густые облака не пропускали света звезд, по земле и по воде стелился густой туман. Три рыбацких судна стояли у причала на якоре, но больших судов не было видно. Влага пропитала насквозь ночной воздух, казалось, что его можно было ощутить кожей, словно прикосновение женских рук. Джонатон оглядел берег, но не обнаружил того, кого искал. Вспомнив, что накануне корабль причалил с задней стороны гостиницы, он пошел в ту сторону. Его черные туфли неслышно ступали по мягкой земле.

Двор гостиницы напоминал свалку ящиков, коробок, мусорных корзин и прочей рухляди. За этими завалами мог незаметно притаиться человек, например, Хартли или, что было еще хуже, один из Джентльменов. Джонатон был наслышан о злых шутках, которые позволяли себе в прошлом веке искатели легкой наживы по отношению к мирному населению — засовывали головой в кроличью нору, вставляли разветвленный сук меж ног, чтобы бедняга не мог выбраться. А то и просто перерезали горло, если считали, что человек встал у них на пути. Сердце юноши гулко стучало от волнения, когда он обшаривал кучи мусора.

Джонатон ничего не обнаружил и уже собирался идти дальше, как вдруг его осенило. За двором можно было наблюдать из окна кухни. Он решил вернуться в дом, сделать пару комплиментов ворчливой поварихе и похвалить ее угощение. С намерением привести план в исполнение он повернул к гостинице. Подойдя к зданию, он обратил внимание на приставленную к стене лестницу. Он был уверен, что раньше ее здесь не было, иначе он бы обязательно заметил. Юноша поднял голову и увидел, что она ведет к одному из окон. Поймал вора на месте преступления! Что это за комната? Не Мойры и не его, по крайней мере. Вероятно Хартли, либо Стенби или Понсонби. Окно было ближним к заднему крылу дома. Джонатон почувствовал благодарность к тому, кто собирался поживиться за счет Стенби, и решил, что не в его интересах прятать за решетку бедного фермера, решившегося облегчить карманы мошенника, наполненные неправедно нажитыми деньгами.

Джонатон присел за колючим кустарником и приготовился наблюдать. Через некоторое время из окна показались ноги очень маленького размера, которые пытались нащупать лестницу. На ногах были вечерние туфли. За ними показалось туловище и голова, несомненно принадлежавшие Понсонби. Кого мог испугать Понсонби? Джонатон вышел из укрытия и произнес решительно:

— Ага, попались, Понсонби! Верните то, что вы украли, и я обещаю не вызывать полицию.

От неожиданности Понсонби потерял опору и рухнул на землю. Он не очень ушибся и виновато посмотрел снизу вверх на своего обличителя.

— Сэр Дэвид, добрый вечер. Оставил на столике ключ, когда выходил, вот возьмите. Он шатаясь встал на ноги, достал из кармана ключ и протянул Дэвиду.

— Лежал там, где я его оставил. А теперь не проводите ли меня до моей комнаты?

Джонатон провел Понсонби в дом, но не пошел наверх, а предоставил ему самому осилить ступени. У него были дела поважнее. Он направился сразу же в кухню, где неутомимая Мегги вся была в работе.

— Пришел, чтобы поблагодарить за отличный обед, — обратился к ней Джонатон с обворожительной улыбкой.

Личные изъявления благодарности были новинкой для Мегги Буллион. Иногда постояльцы заходили на кухню, но в основном затем, чтобы пожаловаться на жесткое мясо или скисшее молоко. Похвалу ей еще не приходилось слышать. Оправившись от удивления, она пробормотала:

— Что вы, … спасибо, сэр… очень любезно с вашей стороны…

Джонатон взглянул на горы посуды, сваленной около раковины.

— Сколько у вас работы, миссии Буллион. Одна посуда чего стоит.

— Да, и все это будет блестеть, прежде чем лягу спать. Сэл, налей горячую воду в раковину!

Уилф вбежал с блюдом, прося хозяйку положить еще конфет и других сладостей. Джонатон непринужденно проследовал к медным подносам с печеньем, пирожными и бизе, чтобы полакомиться миндальным печеньем. Пока слуги были заняты работой, он оглядывал через окно двор. Когда глаза привыкли к темноте, он увидел человека, переходившего от ящика к ящику и заглядывавшего внутрь каждого из них. Вот он нагнулся и достал что-то похожее на плоский кусок дерева примерно трех футов в длину и ширину. Джонатон узнал Хартли, который тут же исчез, словно растаял в воздухе. Джонатон заключил, что доска скрывала тайник, где хранилось бренди.

Посчитав, что видел достаточно, юноша, прихватив еще несколько печений, вернулся в Большую Гостиную.

— Хартли исследует задворки, — сообщил он леди Марчбэнк. — Он нашел тайный ход.

Леди Марчбэнк побелела.

— Какой дотошный! Его молчание обойдется нам в копеечку.

У нее разболелась голова, и она вскоре уехала, спеша доложить мужу о случившемся.

— Лучше верни сапфиры, Мойра, — сказала она перед отъездом. Мойра вручила ей драгоценности.

Проводив леди Марчбэнк, брат и сестра Тревизики вернулись в гостиную, шепотом обсуждая увиденное Джонатоном.

— Я не сомневаюсь, что Хартли сыщик, посланный из Лондона, — сказал Джонатон. — Если его не остановить, он прихватит с собой лорда и леди Марчбэнк в наручниках.

— Он не сможет узнать, что Марчбэнк замешан. Ему придется потратить время, чтобы выследить его.

«И какой хитрец, — подумала она, — притворился, что остается исключительно ради нее».

— Нужно не спускать с него глаз и разгадать его намерения, — не без удовольствия сказал Джонатон.

Пока они беседовали, вернулся Хартли с самым невинным видом. Увидев, что место, где сидела леди Марчбэнк, пусто, он присоединился к Тревизикам.

— Выходил покурить, — заметил он. — Чудесный вечер.

— Да, я тоже выходил подышать свежим воздухом, — отозвался Джонатон. — Как раз рассказывал леди Крифф, что налетел на Понсонби. Он уже пьян в стельку — свалился с лестницы.

Хартли бросил на леди Крифф иронический взгляд.

— Виноваты вы, миледи, не нужно было угощать его шампанским за обедом. Меня вы не угощали.

— Что он делал на лестнице? — спросила Мойра, сразу обратив внимание на эту деталь.

— Забыл ключ в комнате. У Буллиона наверняка есть запасной, но он то ли не сообразил, то ли постеснялся к нему обратиться.

Хартли заинтересовался. В первый вечер Понсонби великолепно изобразил опьянение, но когда шел к себе, не было и следа неустойчивости в походке и движениях.

— В какое окно он лез? — спросил Хартли.

— В свое, последнее перед задним крылом.

— Но это не его комната! — воскликнула Мойра. — Он же занимает номер напротив нас, через холл. Это номер майора Стенби.

— Клянусь Богом, ты права! — встрепенулся Джонатон. — Но ключ был у Понсонби в кармане. Он, наверное, взял ключ майора. Интересно, он и в самом деле был пьян или прикидывался?

— Я поговорю с ним, — сказал Хартли.

— Думаю, что сейчас он уже вернулся в свою комнату. Давайте сначала уберем лестницу, а то воры могут соблазниться.

— Прекрасная мысль, — согласился Хартли. Джентльмены вышли, оставив Мойру в гостиной.

Когда они подошли к боковой части дома, лестницы уже не было.

— Но она была здесь совсем недавно! — воскликнул Джонатон.

— Я вам верю, сэр Дэвид.

— Наверное, Буллион убрал ее.

— Возможно.

— Однако я чувствую, что вы так не думаете, мистер Хартли.

— Вы правы, сэр Дэвид. Подозреваю, что ее убрал сам мистер Понсонби. Он пытался украсть шкатулку вашей матушки, но ошибся комнатой.

— Неужели?!

— Надо предупредить леди Крифф, что он может быть вовсе не так пьян, как хочет казаться.

— Вы имеете в виду, что он обычный вор? Но он принадлежит к избранному кругу, знает всех высокопоставленных лордов и леди.

— Так он говорит. Легко бросаться известными именами, если аудитория не может тебя проверить и уличить.

— Да, вы правы, — согласился Джонатон, сдерживая улыбку. — Любой из нас может оказаться не тем, за кого себя выдает. Мы с вами тоже, — Джонатон улыбнулся, довольный своей находчивостью.

— Я? — переспросил Хартли. — Если бы я хотел выдать себя за другого, я бы не представился скромным, ничем не примечательным мистером Хартли, а сделал бы себя герцогом.

— Я не хотел сказать, что вы не мистер Хартли. Я только подумал, что цель вашего приезда сюда может быть иной, чем вы утверждаете.

— Например, какой же?

Джонатон пожалел, что начал разговор. Он пожал плечами.

— Откуда мне знать?

Так как продолжение разговора не сулило ничего хорошего, Хартли заявил, что хочет зайти к Понсонби.

— Я пойду с вами, — объявил Джонатон.

— Предпочел бы, чтобы вы вернулись в гостиную и предупредили леди Крифф, сэр Дэвид.

Они вернулись в дом, оба в не лучшем расположении духа. Что затевал Понсонби?

Джонатон посвятил Мойру в свои наблюдения.

— Странно, что лестница вдруг исчезла, — сказал Джонатон. — Спрошу Буллиона, убирал ли он ее.

Джонатон вылетел из гостиной и переговорил с хозяином гостиницы. Вернулся он очень возбужденным.

— Буллион не убирал ее! Ее убрал либо сам Хартли, либо Понсонби. А это означает, что он не был пьян.

— Не сомневаюсь, что это работа Хартли, — сурово заметила Мойра. Она начинала понимать, что она отнюдь не интересует Хартли: он просто использует ее знакомство с Марчбэнками, чтобы получить нужную информацию. Именно поэтому он предложил отвезти к ним коллекцию — лишний предлог еще раз побывать в Ковхаус. Предложит себя в качестве провожатого для безопасности и попытается заглянуть в пещеры под тем или иным предлогом, благо о их существовании ему уже известно.

Мойра и Джонатон как раз обсуждали этот вопрос, когда вошел Хартли.

— Из Понсонби ничего не удалось вытянуть, — сказал он. — Он то ли спал, то ли делал вид, что спит. Не исключено, что напился с горя — заливал вином неудачи сорвавшегося предприятия. Однако не кажется ли вам странным, что ключ от комнаты Стенби подходит к его номеру?

По опыту Хартли знал, что одинаковых ключей не было, — он однажды уже пытался открыть дверь Стенби своим ключом.

— Он сказал, что взял ключ из комнаты Стенби, но это еще не факт, — сказал Джонатон, многозначительно посмотрев на Хартли. — Просто у него был в кармане собственный ключ, он его не забывал в комнате. Ему нужно было что-то другое в спальне майора.

— Не секрет, что Стенби человек денежный, — сказал Хартли. — Надо предупредить Буллиона, что он, возможно, приютил вора.

Гости из поселка уже разошлись по домам. Слуги наводили порядок на столах и в комнате, подняв невообразимую суету.

— Мы мешаем, — сказала Мойра. — Пора ложиться спать.

Хартли проводил их наверх, по пути он настойчиво убеждал Мойру отвезти шкатулку к кузине.

— Буду счастлив сопровождать вас, — сказал он. Мойра и Джонатон переглянулись.

— Не сомневаюсь, — отозвалась она. — Вы так добры, но в этом не будет необходимости. Если я решусь на это, то кузен Джон пришлет свой экипаж и пару вооруженных слуг. Спасибо, что беспокоитесь о моей коллекции, но в любом случае я не собираюсь долго держать ее в гостинице.

В темных глазах Хартли блеснуло любопытство.

— Я беспокоюсь не о драгоценностях, а о вас, леди Крифф… Кстати, вы говорите, что не задержитесь здесь долго… Вы уже решили, когда уедете?

Мойра игриво стукнула его веером по руке.

— Любопытство не лучшая из добродетелей, мистер Хартли. Я не говорила, что собираюсь уезжать. Я только сказала, что драгоценности недолго будут оставаться в гостинице. Эту головоломку можете решить сами на досуге.

Его любопытство сменилось беспокойством.

— Надеюсь, эта задачка не включает майора Стенби в качестве действующего лица?

— Я не собираюсь рисковать своими ценностями, — сказала она неопределенно.

— На вашем месте я не доверил бы их малознакомому человеку, — продолжал он. — Мы с Дэвидом только недавно говорили о том, что человек может оказаться совсем не тем, за кого себя выдает.

— Какое точное наблюдение, — усмехнулась она, вставляя в замочную скважину ключ. — Спасибо, что проводили, мистер Хартли. Спокойной ночи.

Мойра открыла дверь и вошла. Джонатон последовал за ней, оставив недоумевающего Хартли в коридоре.

Как и все постояльцы гостиницы, Хартли знал, что коллекция хранится в сейфе у Буллиона. Самое малое, что он мог сделать, это убедиться в надежности сейфа и, может быть, договориться, чтобы приставили охрану на ночь. Он спустился вниз, чтобы обсудить это дело с Буллионом.

Сначала Хартли завел речь о контрабанде и уговорил Буллиона помочь ему в одном деле, с этим связанным. Заручившись доверием хозяина, он перевел разговор на драгоценности.

— Леди Крифф не забыла положить на место сапфиры, которые надевала сегодня? — спросил он. Он на обратил внимания, был ли гарнитур на ней, когда провожал ее в номер. В памяти стояли только ее огромные серые глаза, — казалось, они тайно потешались над ним. Он помнил также ее зеленое платье, обтягивавшее стройный стан, но не припоминал, были ли на ней сапфиры.

— Нет, сэр, она их не приносила. Завтра принесет, не сомневаюсь.

— Надеюсь, что ваш сейф надежен, Буллион?

— Абсолютно надежен, сэр.

— Может, взглянуть на него?

— Пожалуйста, убедитесь сами.

Буллион провел Хартли в крошечную комнату, служившую конторой. Там были только большой старый письменный стол и два стула.

— Те, кого вы опасаетесь, сэр, никогда не найдут сейф, не говоря уж о том, что ни за что его не вскроют.

Он отодвинул стол, поднял край потертого ковра и указал на крышку в полу, служившую дверцей, с ручкой в особом углублении, так что ковер лежал ровно. Он отпер дверь и поднял ее; под ней был ящик, встроенный в пол. Там, наряду с жестяной коробкой, наполненной мелкой монетой и бумагами, стояла шкатулка леди Крифф. Она даже не потрудилась запереть ее, когда доставала «сапфиры» к вечеру. Те фальшивые камни лежали у нее под подушкой в спальне, а на ней были натуральные, принадлежавшие кузине Вере.

— Хотите взглянуть на драгоценности? — предложил Буллион.

— Не откажусь.

Буллион поднял крышку. Взглядам их предстали сверкающие бриллианты, покоившиеся на синей бархатной подкладке. На первый взгляд ящичек напоминал сокровищницу пирата. Буллион вынул зеленое ожерелье.

— Это знаменитые изумруды семейства Криффов, — сказал он, понизив голос.

Хартли посмотрел камни на свет и сразу определил, что они поддельные. У них не было мягкого мерцания натуральных изумрудов, кроме того, по весу и наощупь можно было понять, что это фальшивые камни. Оправа отличалась искусной работой, но огранка оставляла желать лучшего. То здесь, то там по краям можно было ощутить шероховатость. Он ничего не сказал Буллиону, но отложил изумруды в сторону и принялся за бриллиантовое ожерелье. Оно тоже оказалось ненатуральным. Маленького бриллиантового колье, которое Мойра надевала в первый вечер, в шкатулке не было.

— Очень впечатляют, — сказал он. — Лучше уберите их подальше.

Итак, вся коллекция леди Крифф состояла из подделок. «Что это? — думал Хартли. — Удачный ход, чтобы ввести в заблуждение потенциального вора?» В это время натуральные камни покоятся в надежном месте вроде Ковхаус? Это бел единственно приемлемый логический ответ. Но что если леди Крифф просто аферистка? Он почувствовал себя так, словно столкнулся с предательством. Вернувшись к себе, он обсудил ситуацию с Моттом.

— Как ты думаешь, уж не Стенби ли она избрала своей жертвой? — спросил Мотт. — Такое впечатление, что они крепко подружились.

— Если так, то она затеяла опасную игру. Стенби не из тех, кого может провести неопытная девчонка.

— Сомневаюсь, что она не имеет опыта, Дэниел. Если ей удастся обвести его вокруг пальца, я сочту это перстом Божьим. Пусть восторжествует справедливость.

Хотелось бы увидеть того, кто объегорит этого прожженного мошенника.

— Ты опять даешь волю романтическим фантазиям, Рудольф, — сказал Хартли, желая спустить друга на землю. — Если она вытянет из него деньги, то что останется на нашу долю?

— Ты прав, нужно остановить ее.

— Лучше давай поторопимся с реализацией нашего плана, пока Стенби не передумал. Я имел с ним беседу. Буллион обещал помочь. Завтра утром приглашу все заинтересованные стороны в контору Буллиона.

— Отлично. А ты узнал, как открывается дверь?

— Сегодня вечером еще раз побываю в Ковхаусе. Последи, чтобы все было в порядке здесь, включая Понсонби, между прочим. Он может все испортить. Ну, я пошел.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Ты прав, Джонатон. Надо следить за Хартли, мы должны ходить за ним по пятам, — сказала Мойра, бросив шаль, веер и сумочку на постель. — Я надену костюм для верховой езды и выйду к тебе через десять минут. Не надевай вечернего костюма, мы не можем рисковать им.

— Когда мы будем выходить из гостиницы, нас могут увидеть. Мне все равно, но для леди…

— Если бы я вовремя подумала, что леди не может вести себя, как ей хотелось бы, я бы сыграла роль молодого джентльмена. Ты мог бы подставить к моему окну лестницу?

— Если найду ее, она должна быть где-то поблизости.

— Лучше захвати из нашей кареты темный фонарь. Они оба сменили вечернюю одежду на будничную.

Вскоре Мойра услышала легкое царапанье за окном — это был Джонатон. Она открыла окно и спустилась по приставленной лестнице.

— К счастью, конюх крепко спит. Он не слышал, как я выводил Вихря и Серую Леди.

Они сели на лошадей и отправились на поиски мистера Хартли. В этот час дорога была безлюдна. Всадники пустили отдохнувших лошадей в галоп. Легкий ветерок дул навстречу, приятно холодя щеки, темные тени деревьев, похожие на призраков, казалось, грозили смелым ездокам неведомой карой. С другой стороны в тусклом свете луны поблескивало море. Достигнув Ковхауса, они перешли на шаг чтобы не производить много шума. Спешились, привязали лошадей под старым ветвистым вязом около узких ворот, ведущих в дом. Готические шпили уносились ввысь, каждое стрельчатое окно навевало мысли о привидениях, чудовищах и опасности.

— Давай сначала пройдем к морю, — прошептала Мойра. — Кузен Джон, возможно, будет встречать лодку сегодня. Нужно его предупредить.

Они стали быстро спускаться к берегу, вглядываясь в темноту. Бухта была спокойна, серебристая поверхность воды едва колыхалась.

— Сегодня днем привезли груз. Если Хартли шпионит, он ничего не увидит.

Они осмотрели все кругом, но Хартли не обнаружили.

Держась в тени, вернулись к дому, соблюдая необходимую осторожность.

— Голубая дверь — с другой стороны дома, — прошептал Джонатон. — Держу пари, что Хартли там.

Он отвел Мойру к двери, расположенной в углублении стены, и взялся за ручку.

— Подожди! — прошептала она. — Прислушайся, прежде чем войти. Ты захватил фонарь?

Джонатон поднял фонарь, чтобы успокоить сестру.

— Скорее всего кузен Джон убрал бочки. Я сказала кузине Вере, что Хартли знает о пещере.

Они прислушались — из-за двери не доносилось ни единого звука. Джонатон открыл дверь, приподнял заслонку фонаря и посветил в пещеру. Низкий туннель, темный, как могила, вел вниз. Пещеры находились над уровнем моря, но в них постоянно стояла сырость.

— Сюда, — сказал Джонатон и двинулся вперед. Мойра оглянулась в последний раз, подняла юбку и неохотно вошла в темный проход.

В туннеле Хартли уловил звук открывающейся двери. Акустика пещеры усиливала звук и искажала его так, что трудно было понять, откуда он исходит. Хартли слышал, как где-то говорили шепотом, но не мог разобрать ни слов, ни направления голосов. Эхо звучало, отражаясь от потолка и стен, пока не стало казаться, что шепчет сама пещера.

Он слышал краем уха о том, что Джентльмены делают со своими преследователями, если те по неосторожности попадают в их руки. Буллион уверил его, что в Блекстеде контрабандисты не отличались особой жестокостью. Он не боялся за свою жизнь, но понимал, что ему несдобровать, если его обнаружат.

Хартли поискал, где бы укрыться, но спрятаться было негде — это был просто проход, выбитый в скале. Он надеялся, что, если будет стоять абсолютно тихо, его не заметят. Так как бочек в пещере не оказалось, Хартли решил: голоса означают, что привезли новую партию товара и контрабандисты заняты его разгрузкой. Значит, голоса идут от голубой двери, а не из пещеры. Он решил встать как можно дальше от входа и стоять, пока те не уйдут. Вскоре новый страх овладел Хартли — они могли запереть дверь, если сгрузят бренди. Когда он пришел, дверь была открыта, но тогда пещера была пуста. Если они забаррикадируют дверь, придется выбираться через пещеру, что означало пуститься вплавь.

Так Хартли стоял, не двигаясь, и напряженно вслушивался в темноту. Пришельцы приближались, они двигались к нему со стороны двери. Потом стало ясно, что их двое — с двумя он, возможно, справится, у него были крепкие кулаки. Если они вооружены, от внезапности нападения могут открыть стрельбу. Лучше дать им возможность пройти вперед. Если его обнаружат, придется испытать, на что он способен. Нужно найти орудие защиты. Хартли нагнулся и стал шарить в поисках палки или чего-нибудь подобного. Пальцы нащупали кусок дерева, гладкий наощупь. При ближайшем рассмотрении предмет оказался клюшкой, возможно кто-то из Джентльменов пользовался ею и второпях обронил.

Он крепко зажал клюшку в руке, готовый к обороне. Появился тусклый свет фонаря. Хартли напрягал зрение, чтобы рассмотреть противника. Первый из идущих был с него ростом, ему приходилось нагибать голову, чтобы не задевать потолок пещеры, поэтому трудно было определить телосложение. Второй казался ниже ростом.

Человек с фонарем продвигался вперед, не глядя на стены. Хартли почувствовал, что он прошел мимо. Но вдруг обернулся, уловив, видимо, легкий шорох или дыхание. Опыт испанской кампании подсказывал Хартли, что лучше напасть на ближнего из идущих. Он поднял палку и нанес удар по голове тому, кто шел рядом. Тот с криком упал. Человек с фонарем тут же бросился на помощь своему спутнику. Хартли воспользовался моментом и устремился к двери.

Выбравшись из пещеры, он побежал в парк, вскочил на лошадь и исчез в ночи. Он спешил осмотреть амбар, прежде чем те двое успеют предупредить компаньонов.


Джонатон заметил убегавшую фигуру и не знал, как поступить прежде — помочь Мойре, которая стонала у его ног, или броситься вдогонку. Его романтическая натура жаждала немедленной погони, он уже видел себя героем, пожинающим лавры победителя. Однако реальность требовала хоть и менее героических, но зато более срочных действий — сестре было больно, она, видимо, получила сильный удар.

— Что с тобой? Как ты себя чувствуешь? — заботливо спросил он, направив на нее фонарь.

По ее виску тонкой струйкой стекала кровь.

— Это был он? Это был Хартли? — спросила она ослабевшим голосом.

— Возможно, я его не разглядел.

— Он, конечно, — уверенно сказала Мойра, пытаясь подняться.

Джонатон помог сестре встать на ноги.

— Пойдем, отведу тебя к кузине Вере — придется вызвать врача, пусть посмотрит, что с твоей головой.

— Нет, не стоит беспокоить ее в такой час. Дай платок, Джонатон.

Она промокнула платком рану, — было больно, но серьезных опасений рана не вызывала.

Убедившись, что с Мойрой все в порядке, Джонатон сказал:

— Знаешь, я подумал: а если Хартли вернется прямо в гостиницу и увидит, что наших лошадей нет в конюшне?

— Вряд ли он вернется сразу. Он ищет улики и будет осматривать конюшни и стога сена и каждую дыру, раз уж он здесь. Если поспешим, приедем раньше него. Они выбрались из туннеля и поспешили к воротам, где были привязаны лошади. Мойра боялась, что Хартли похитит их, но животные спокойно щипали травку под вязом. Брат и сестра поскакали назад в гостиницу. Джонатон приставил лестницу, Мойра забралась через окно в комнату. Убедившись, что сестра дома, Джонатон отвел лошадей в конюшню, отнес лестницу и вошел через парадную дверь, которая, к счастью, оказалась открытой. Затем быстро и незаметно проскользнул в свой номер.

Мойра промывала рану, сидя перед тусклым зеркалом.

— Взгляни на меня! Как я объясню появление этой шишки завтра?

— Скажешь, что налетела на дверь, — ответил Джонатон, внимательно осматривая ушиб. — Сильно болит?

— Очень, но это пустяки. Важнее другое: нужно дать знать кузену Джону, что Хартли ведет поиск.

— Ты хочешь сказать, сейчас, ночью?

— Нет, рано утром. Тебе придется встать, как только начнет светать и съездить в Ковхаус. Расскажи кузену Джону, что произошло в туннеле, он сообразит, что следует предпринять. Думаю, ему лучше на время прекратить операции, подождать, пока Хартли уедет.

Подобные поручения Джонатону были по душе. Ему нравилось чувствовать себя участником заговора, особенно теперь, когда не угрожала реальная опасность быть избитым или получить пулю.

— Это я сделаю, не волнуйся. И сегодня послежу, когда вернется Хартли. Не удивлюсь, если он встретится с Понсонби. Сомневаюсь, что инспектора не снабдили помощником или даже двумя. Другим может быть Мотт. Для лакея он довольно неуклюж. Я видел, как он совал нос в стога сена и ямы — высматривал бренди. Они действуют так, чтобы не вызывать подозрений — Понсонби прикидывается пьяницей, а Мотт дураком.

— Вполне возможно. Тогда возникает другой вопрос: что делал Понсонби в комнате Стенби? Или они все одна шайка?

— Стенби?! Нет, он не может быть блюстителем закона, — фыркнул Джонатон. — Непохоже. Мы не можем знать всего, что происходит, Мойра, нам предстоит еще узнать это, хотя бы ради кузена Джона. А если мне влезть в комнату Хартли, пока его нет и посмотреть, что удастся выяснить?

— О, нет, Джон, прошу тебя. Ты забываешь о лакее. Мотт не ляжет спать, пока не вернется хозяин. Он будет в соседней комнате.

— Ах, да, я совсем забыл о лакее.

Мойре понравилась мысль пошпионить за Хартли, не хотелось от нее отказываться.

— Это можно сделать завтра, когда их обоих не будет дома, — предложила она. — Мотт не сидит в комнате целый день. Если мы проведем день в гостинице, то наверняка выберем нужный момент. Я могу сослаться на рану.

Джонатон одобрил план и удалился в свою спальню, размышляя, как лучше проникнуть в комнату Хартли, ибо днем нечего было думать о лестнице. Служанки — Сэлли и Сьюки — всегда носили при себе дубликат ключей от комнат гостей. Джонатон успел подружиться с девушками. Он решил, что попытается уговорить Сэлли дать ему на время ключ.


В три часа ночи, когда Хартли вернулся домой, Мойра и Джонатон уже крепко спали. «Лакей» тоже не проявил достаточно верноподданнических чувств, как от него ожидалось, и громко сопел во сне. Хартли не с кем было обсудить свое последнее приключение.

Хартли налил себе бокал кларета и присел на диван, чтобы обдумать создавшееся положение. В присутствии Джентльменов нельзя было и думать о том, чтобы провести Стенби по туннелю и пещере и обрисовать размах торговых операций. Следовало найти способ на время приостановить деятельность контрабандистов. Буллион мог помочь. Можно попробовать намекнуть, что в Лондоне недовольны отсутствием должного надзора в Блекстеде. Этот козырь должен сработать. Остальное доделает жадность Стенби. Оставалось нейтрализовать леди Крифф. Хартли был уверен, что она наметила Стенби в жертвы и попытается сбыть ему поддельную коллекцию. Нужно торопиться, неизвестно, насколько глубоки карманы майора, выдержат ли они претензии обеих сторон.

Мягкая улыбка скользнула по его лицу. Теперь он не волновался за леди Крифф, знал, что она ничем не рискует. Если он намекнет, что знает о ее неблаговидных замыслах, то она перенесет свои усилия в другое, более безопасное место, где сможет не опасаться разоблачения. Осложнение могло возникнуть из-за ее знакомства с Марчбэнками. Они вряд ли знали о замыслах этой вертихвостки. Ему показалось, что супруги питают искренние чувства к маленькой мошеннице. В крайнем случае можно будет посвятить их в ее неблаговидный план, они не захотят скандала и согласятся на его условия.

Однако размышления не принесли желанного успокоения. Хартли, сам того не желая, возвращался в мыслях к леди Крифф. Он чувствовал, что не сможет обречь на разорение такую молодую и несчастную леди. Даже без наследства она могла составить завидную партию порядочному человеку. В изысканном кругу тонкие черты лица и стройная фигура всегда высоко котировались, эти качества считались не менее желанными и ценными, чем состояние. Имея к тому же титулованных родственников… Он не видел причины, почему бы ей не выйти удачно замуж второй раз. Он поймал себя на том, что ему вовсе не хочется, чтобы это очаровательное создание принадлежало какому-нибудь сельскому помещику.

Допив вино, Хартли лег спать.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Небольшой кусок пластыря над левым глазом леди Крифф хоть и не очень уродовал ее черты, но был достаточно хорошо заметен, чтобы вызвать пересуды, когда она появилась на следующее утро в Большой Гостиной. Особенно это встревожило мистера Хартли. Не может быть! К чему было леди Крифф лезть в пещеру ночью? Просто совпадение. Однако один из тех двоих в туннеле был явно невысок ростом, другой как раз того же роста, что и Дэвид. Боже праведный, неужели он ударил леди?

Первым выразил сочувствие майор Стенби. Он спустился к завтраку рано и уже направлялся к выходу, когда вошли Дэвид и леди Крифф.

— О, Господи, леди Крифф! Что случилось? Надеюсь, вы не сильно ушиблись?

— Ничего серьезного, майор, обычный ушиб. Оставила открытой дверцу платяного шкафа и налетела на нее в темноте. Я, видите ли, не привыкла к таким маленьким комнатам.

— Полагаю, вы показались доктору. Ушиб головы может причинить серьезные неприятности, — сказал он, выражая крайнюю озабоченность.

— Не хочу иметь дела с деревенскими костоправами, — запротестовала она. — Я положила пластырь с помощью Дэвида.

— Счастлив слышать, что это не серьезная рана. Все же на таком прекрасном лице не должно быть заплаток, скрыть даже один миллиметр его просто недопустимо, — продолжал он, пожирая ее своими мутно-зелеными глазами до тех пор, пока у нее не возникло желание закричать.

— Вы слишком добры, — выдавила она.

— Сегодня вам нужно отдыхать, почитать спокойно у камина. Днем, если хотите, могу составить компанию. Сейчас съезжу в магазины, привезу свежие газеты и журналы, чтобы вас развлечь.

Мойра поблагодарила и прошла к своему столу. К ней тут же подскочил Понсонби.

— Миледи! Что с вами произошло? Меня бросает в дрожь при виде этого пластыря. На ваше лицо тоже нельзя смотреть без содрогания. Почему вы ушиблись именно лицом, а не локтем, например. Тогда синяк можно было бы спрятать под шалью.

— Вас в леди интересует только ее внешность, мистер Понсонби, не так ли?

— Пока у меня не появится возможность заглянуть в вашу душу, мэм, я могу наслаждаться только вашей необыкновенной красотой.

— Чтобы получать удовольствие от созерцания женщины, стоит соблюдать трезвость, — произнесла Мойра, погрозив пальцем. — Я на вас очень сердита, сэр.

Он с упреком посмотрел на Джонатона.

— Зачем вы сказали ей? — Потом снова обратился к Мойре: — Каюсь, миледи. Вчера вечером я действительно выпил лишнего, но вы сами виноваты, должен вам заметить: весь вечер танцевали с другими джентльменами.

— Странно, что это обстоятельство заставило вас лазить в окно по приставной лестнице.

— Это было не так. Оно заставило меня вспомнить о бутылке, чтобы забыть горе.

— Вас легко сбить с истинного пути, — холодно парировала она.

Понсонби ухмыльнулся и вышел вслед за Стенби.

Хартли пил кофе, поглощенный невеселыми мыслями. Не давала покоя догадка, что вчера он нанес удар леди Крифф. Не менее важно было угадать, узнала ли она его. Если он не узнал ее в полумраке, она тоже могла не разглядеть его. Что было делать. Не выразить сочувствия — это будет по меньшей мере странно, когда другие подняли столько шума из-за ее синяка. С другой стороны, лицемерие ему претило.

Когда она села на свое место, он поднялся и подошел.

— Леди Крифф, Дэвид, — Хартли поклонился. — Мне очень жаль видеть вас не в лучшей форме, миледи. Надеюсь, что ушиб не серьезен.

— Пустяковая царапина, — ответила Мойра. — Но очень сильно болит, — добавила она специально, чтобы он знал, что причинил ей боль. — Не хотите ли присоединиться к нам, мистер Хартли? Я вижу, что вы уже позавтракали, а кофе можете допить за нашим столом.

— Вы достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы ехать на прогулку? — спросил он, не спеша переносить чашку.

— Майор советует сегодня не выезжать. Пожалуй, я его послушаюсь, потому что голова просто раскалывается. Он предложил составить мне компанию и посидеть со мной у камина.

Хартли не понравилось упоминание о Стенби, но еще больше его огорчило, что она все еще страдает от последствий удара.

— Советую пригласить доктора, леди Крифф, — сказал он.

— Если боль не утихнет, придется так и сделать. Пока я приняла порошок от головной боли и побуду в гостинице.

— Значит, я смогу найти вас, как только закончу писать письма. Нужно послать домой несколько писем — дать указания по делам имения.

— Вы тоже проведете утро в гостинице? — спросил Джонатон.

Хартли заметил, что Мойра и Джонатон переглянулись, его это заинтриговало. Он решил, что Дэвид был непрочь снова прокатиться в его ландо, и захотел доставить парню это удовольствие в качестве вознаграждения за ночную сцену.

— Письма не займут много времени. Мы можем прокатиться в моей карете чуть позже, часов в одиннадцать. Как вы к этому отнесетесь?

— Сегодня не могу оставить леди Крифф одну, — сказал Джонатон с сожалением. — Но в следующий раз не откажусь.

— Тогда завтра.

Хартли вышел из гостиной и поднялся в номер. Мысль о том, что он виноват в плохом самочувствии леди Крифф, не давала покоя. Уже сев за письменный стол, он подумал, что отказ Дэвида от поездки выглядит странно, ведь ему очень хотелось прокатиться. Леди Крифф недолго будет одна — майор обещал помочь скоротать ее одиночество. В гостиную часто заходят слуги и Буллион. Ей не нужны были услуги сэра Дэвида в течение всего дня.

Когда Дэвид выяснял, собирается ли он, Хартли, все утро пробыть в гостинице, в голосе его звучал не праздный интерес. Создавалось впечатление, что они оба хотели, чтобы он не оставался в доме. Им было известно, что Мотт по утрам обычно совершает прогулки. Уж не собираются ли они проникнуть в его комнату? Что они надеются там найти? Он не привез с собой ничего, что могло бы рассказать о нем и его жизни больше, чем он сам хотел. Если его подозрения правильны, то это блестящая возможность убедить Марчбэнков, что он выполняет задание Лондонской таможенной полиции. Лорд Марчбэнк уже и сам, видимо, заподозрил его, если Криффы сообщили ему о ночных событиях.

Хартли нацарапал записку воображаемому мистеру Джайлзу в Департамент по делам налогов и таможни, зачеркнул половину написанного, свернул в шарик и бросил в мусорную корзину. Затем написал нужные письма и спустился вниз.

Леди Крифф и Дэвид уже кончили завтракать и пересели к камину. Они о чем-то тихо беседовали, склонившись головами друг к другу. Когда Дэвид заметил Хартли, он что-то шепнул мачехе и они замолчали.

Хартли подошел к дивану, где сидели Криффы.

— Мне нужно выйти на минуту, отправить письма. Мотт собирался прогуляться в Ковхаус, он интересуется готической архитектурой. Я встречусь с ним на обратном пути.

— Он, должно быть, очень рано вышел, — заметила Мойра.

— Да, сразу после того, как побрил меня. Я сегодня поднялся пораньше, нужно было до завтрака просмотреть счета с молочной фермы. Ну, я пошел.

— Приятной прогулки, — пожелала леди Крифф. Как только он вышел, Мойра сказала:

— Это наш шанс, Джонатон. Он будет отсутствовать не меньше часа. Ковхаус в пяти милях отсюда. Пойдем наверх, нельзя терять ни минуты.

Мойра оперлась на руку Джонатона, чтобы придать достоверность версии о головной боли. Буллион был очень предупредителен и не переставал извиняться за свой шкаф.

— Это моя вина. Я забыла его закрыть, — успокаивала его Мойра.

Когда они подходили к своему номеру, служанки стелили постели. Сэлли как раз выходила из комнаты Хартли. Джонатон окликнул ее — она еще не успела запереть дверь. Сэлли подошла.

— Леди Крифф нужно полежать сегодня, — сказал он.

Сэлли сделала реверанс.

— Да, сэр. Ее комната готова. Я не буду больше беспокоить.

— Умница. Не могла бы ты сбегать вниз и принести ей успокоительного бальзама? Она ничего не ела за завтраком.

— Да, сэр. Сейчас, сэр. — Служанка снова присела в реверансе и побежала вниз.

Джонатон довольно улыбнулся про себя.

— Она забыла запереть дверь Хартли. Отлично. Я подожду, пока она принесет напиток, посмотрю, чтобы дверь осталась открытой. Тебе не обязательно стоять на страже, Мойра. Он сейчас еще не вернется. Дождя не намечается. У нас есть время.

— Я зайду в комнату вместе с тобой. Две пары глаз лучше одной.

Когда Сэлли вернулась, Джонатон встретил ее на площадке лестницы, взял стакан с поссетом и постарался заговорить девушку, чтобы она не вспомнила о двери Хартли.

— Ты из здешних мест? — спросил он дружелюбно.

— Родилась и выросла в Блекстеде. У моего отца сапожная мастерская. Вы могли видеть ее на главной улице.

— Не довелось. Но я зайду к нему — попрошу забить гвоздь в подошве, он мне мешает, впивается в пятку.

— Скажите, что я послала, и он сделает задаром, — улыбнулась она.

— Непременно скажу. Но я и тебя отрываю от работы, — он дал ей монетку.

Во время их разговора снизу доносился голос Мегги, призывающий Сэлли спуститься в кухню. Сэлли побежала вниз. Джонатон отнес посcет Мойре, она поставила его на стол. Они вышли в коридор, убедились, что никого нет, и вошли в номер Хартли.

Сразу можно было безошибочно определить, что Мотт отлично справляется с обязанностями камердинера. Комната поражала порядком, не видно было ни одной лишней вещи.

— Ты посмотри в платяном шкафу, а я в письменном столе, — распорядилась Мойра.

Джонатон открыл шкаф и начал исследовать содержимое карманов. Кроме расчески и мелкой монеты там ничего не удалось найти, даже носового платка. Единственное, что ему удалось узнать, это то, что одежда была почти новая и завидного качества. На туалетном столике лежал набор щеток в серебряной оправе, а также бритвенный прибор и ювелирный футляр, содержащий небольшую бриллиантовую булавку для галстука, которую Хартли надевал на вечер. В ящиках комода находилось чистое белье и носки.

Успехи Мойры были не лучше. Несколько свежих газет, но без пометок, так что трудно было заключить, что именно он читает. Если у Хартли и была записная книжка, дома он ее не оставил. Промокательная бумага в пресс-папье не менялась давно, следы чернил набегали друг на друга и делали слова абсолютно неразборчивыми.

— Можно подумать, что в комнате вообще никто не живет, — с неудовольствием заметила Мойра, когда они сопоставили наблюдения. — Ни одной личной вещи, которая что-то могла бы рассказать о владельце. Такое стремление скрыть свое «я» наводит на серьезные подозрения. Загляни в комнату Мотта, Джон. Я посмотрю под подушкой и матрацем, многие прячут там интимные вещи.

Джонатон перешел в комнату Мотта, которая была столь же тщательно убрана. Ничего интересного не удалось обнаружить и там. Когда он вернулся, Мойра рассматривала обрывки бумаги в корзине для мусора.

— Нашла! — воскликнула она, достав скомканный кусок бумаги.

Мойра расправила лист и прочитала, что там было написано.

— Точно! — выпалила она. — Он шпионит для таможенной полиции! Послушай только, Джон: «Хочу сообщить, что выполняю возложенное на меня поручение и сделал кое-какие полезные выводы. Считаю, что некий лорд Марчбэнк, из Ковхаус, несет ответственность за большое количество бренди, нелегально ввозимое в Англию через Блекстед. Он также исполняет обязанности главы местного магистрата. Уже лет десять ни один контрабандист не был здесь осужден. Намерен продолжать наблюдения, чтобы раскрыть всю цепочку. Ждите моих новых донесений». Дальше было зачеркнуто — трудно разобрать, — сказала Мойра, — что-то насчет подкрепления — просит еще людей, как я понимаю.

Джонатон подбежал — ему хотелось самому прочитать ошеломляющее известие.

— Нужно предупредить кузена Джона! — воскликнул он.

— Конечно. А прошлой ночью меня ударил именно Хартли. Я знаю, что это был он.

— Пойдем отсюда, — сказал он. — Захвати письмо — покажем Марчбэнку.

Мойра колебалась.

— Он может заметить, что письмо исчезло.

— Сэлли убирала комнату. Он подумает, что она забрала мусор.

Мойра все еще стояла в нерешительности. Это могла быть ловушку. Хартли так осторожен; трудно было поверить, что он оставил изобличающий его документ случайно.

— Я оставлю его в корзине. Кузену Джону передадим содержание на словах.

— Прекрасная мысль, — произнес мистер Хартли тоном, содержащим угрозу.

Мойра обернулась. Он вошел через комнату Мотта и, стоя в дверях, рассматривал незваных гостей со зловещей улыбкой, способной поразить насмерть не хуже пистолета.

— Мистер Хартли! — вырвалось у Мойры, девушка задрожала от ужаса и побелела, как полотно. Она словно примерзла к месту и была не в состоянии двигаться.

— Что вы здесь делаете? Он медленно приближался.

— В данное время в этих апартаментах проживаю я. Так что же вы и сэр Дэвид все же делаете здесь, леди Крифф? — допрашивал он, не сводя с нее пристального взгляда. — Не кажется ли вам, что следует дать объяснения?

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Он неоднократно был свидетелем подобных сцен во время войны в Испании. Застывшие лица французов, попавших в безвыходное положение, все еще преследовали его во сне. Именно подобную реакцию наблюдал он сейчас у леди Крифф, когда застал ее в своей комнате. Но больше всего его поразил ее взгляд — в нем был тот же страх и ненависть, которые он заметил в ее глазах, когда она смотрела на Стенби. Внезапно его охватило безотчетное сознание вины, словно он совершил убийство.

— Итак, — сказал он недовольным тоном. — Вам нечего сказать, мадам? Вероятно, вы приняли мой номер за ваш собственный? Проходя мимо, услышали шум, быть может? Решили выяснить, не забрался ли вор? Ну, же, где ваше богатое воображение?

Она нервно сглотнула и облизала пересохшие от волнения губы.

— Дверь была открыта, — пробормотала она, все еще сжимая смятый лист письма в руке, которую прятала за спиной, лихорадочно соображая, как бы незаметно выбросить его в мусорную корзину.

— А, вы выбрали вторую версию для оправдания. Джонатон вступился за сестру.

— Но вам же сказали, что дверь была открыта! — заявил он. — Мы знали, что вас нет дома, что вы вышли пройтись… И в самом деле могли украсть… ну, хотя бы вашу бриллиантовую булавку.

— И ее действительно украли?

— Да нет же, убедитесь сама, она преспокойно лежит на своем месте.

Хартли бросил взгляд на комод, где его бриллиант мерцал в лучах солнца. Ну, по крайней мере они его не обворовали. Леди Крифф стояла у письменного стола, это подсказало, какова была настоящая цель их вторжения. Значит они прочитали записку, специально оставленную для этой цели. Отлично! Успех окрылил его и улучшил настроение. Надо отчитать их слегка, но не слишком мягко, иначе они разгадают его игру.

Решительность Джонатона подбодрила Мойру. Она сделала шаг в сторону и бросила в корзину записку. Освободившись от улики, вызывающе вскинула голову.

— Надеюсь, что вы не хотите обвинить нас в попытке обворовать вас, мистер Хартли, вместо того, чтобы оценить наши добрососедские побуждение. Уверяю вас, что дверь действительно была открыта. Мог войти, кто угодно. Спросите Сэлли.

— Простите меня, — сказал он вежливо. — Был очень удивлен, услышав голоса в комнате. После вчерашнего «подвига» Понсонби, понимаете ли, стало как-то не по себе. Решил зайти через комнату Мотта и застать непрошенного гостя на месте преступления. Сэлли, конечно, поступила неосторожно, оставив дверь открытой, я поговорю с ней.

— Пожалуйста, не ругайте ее, я буду чувствовать себя виноватым, — попросил Джонатон. — Отчасти это моя вина — я попросил принести посcет для леди Крифф, когда Сэлли выходила из вашей комнаты, окончив уборку. Наверное из-за этого она и забыла про дверь.

— Ничего. Хорошо, что все обошлось.

— Мы думали, что вы пошли прогуляться и не скоро вернетесь, — продолжал Джонатон.

— Так оно и было. Но по дороге вдруг вспомнил, что приглашен на обед на конец недели, в Лондоне. Вернулся, чтобы написать извинения хозяйке дома.

— Не будем мешать вам, — сказала Мойра. — Простите, если напугали вас.

— Извинения излишни. Это я должен просить прощения и поблагодарить за заботу.

Он проводил их до двери и увидел, как они бросились к себе, словно кто-то гнался за ними. Когда они скрылись, он подошел к корзине и взглянул на записку. Было видно, что ее разворачивали. Подойдя к окну, он решил понаблюдать, кто из них двоих отправится к Марчбэнкам, чтобы сообщить новость. Вскоре Дэвид пробежал к конюшне и вывел Вихря. Итак, нехитрый план сработал. Теперь Марчбэнк будет думать, что за ним наблюдают, и прекратит операции на несколько ночей.

У себя в комнате Мойра не могла оправиться от шока. Она понимала, что дальнейшие отношения с Хартли будут натянутыми и малоприятными, что ее весьма огорчало, ибо она надеялась повлиять на его решение дела кузена Джона. И даже без этого ей было небезразлично его мнение. Что он должен теперь думать о ней?

Мойра так расстроилась, что не выходила из комнаты все утро. Джонатон вскоре вернулся из Ковхауса.

— Я рассказал обо всем кузине Вере. Марчбэнка нет дома, но она передаст. Она говорит, что он сможет направить груз в Ромни, там его встретят люди кузена Питера. У них налажена система световых сигналов, они с берега пошлют предупреждение прибывающим судам. Мне поручено не спускать глаз с Хартли, — добавил он гордо, сознавая ответственность возложенной на него задачи.

— Ты все правильно сделал, Джон. Думаешь, Хартли поверил нам?

— Нет, конечно, принял за обычных воришек, по глазам было видно. Но так как драгоценная булавка оказалась на месте, он не мог ничего сказать. Теперь, наверное, не прокатит меня в своем ландо, — добавил он упавшим голосом.

— Не переживай. Только бы вернуть наши деньги, заведешь собственную двуколку. Главное, вернуть состояние, об этом нельзя забывать, это наша основная задача.

— Неужели я тоже смогу иметь ландо и пару серых рысаков не хуже, чем у Хартли? Желтого цвета карету с серебряными вензелями?

— Почему же нет? Мы ее заработали.

Мойра почувствовала, как трудно ей после перенесенного потрясения снова вести опасную игру с Лайонелом Марчем и хладнокровно обдумывать каждый шаг и взгляд, и жест, чтобы не совершить роковой ошибки. Ей невольно вспоминался ледяной взгляд Хартли. Она не могла заставить себя спуститься в Большую Гостиную к ланчу. Попросила принести еду в номер, где они спокойно поели в гостиной.

После ланча Джонатон намеревался вести наблюдение за Хартли, если тот выйдет из гостиницы. Он также предложил еще раз съездить в Ковхаус, на случай, если сможет оказаться полезным кузену Джону.

Мойре пришлось сделать над собой усилие и заставить себя спуститься вниз, где ее должен был поджидать майор Стенби. Она чувствовала, что настало время попытаться продать ему коллекцию. Но когда она вошла в Большую Гостиную, диван у камина был пуст. Слуги убирали столы. Единственным гостем в комнате оказался пожилой джентльмен, путешествующий по стране. Он сидел за одним из столиков, потягивая кофе.

Мойра взяла газету и, сидя на диване, делала вид, что читает, хотя букв не различала. Минут через пятнадцать послышались уверенные шаги Лайонела Марча. Девушка вся напряглась. Пришлось выдавить из себя улыбку, когда он подошел, кланяясь и расшаркиваясь.

— Я волновался, леди Крифф, — вы не спустились к ланчу, — сказал он, приподнимая фалды сюртука и усаживаясь рядом, ближе, чем ей бы хотелось. — Надеюсь, сейчас голова не болит сильнее, чем утром?

Майор успел уже съездить в Дувр, где провел целый час, изучая газетные сообщения об истории леди Крифф. Теперь он располагал необходимыми подробностями, включая стоимость коллекции Криффов.

— Сказать по правде, майор, меня беспокоило другое. Ювелир из Лондона уже должен был быть здесь. Боюсь, не передумал ли он. Подумать только, ведь это он заставил меня приехать сюда в такую даль. Просто не знаю, что мне делать, если он не появится.

— Вы обдумали мое предложение? Она доверчиво улыбнулась.

— Вы очень добры, майор. Но, видите ли, я просто не могу рисковать. Отдать коллекцию, пусть на время, за пять тысяч фунтов я не решусь. Она стоит в двадцать раз больше. Кто может поручиться, что у вас не похитят ее по пути в Париж? Я думаю, что лучше мне взять ее в Лондон и попытать счастья там.

— Если вы мне не доверяете, — а вы совершенно правы, что не доверяете незнакомому человеку, — мы можем поехать во Францию вместе, — предложил он.

Она испуганно отстранилась.

— Майор Стенби! Подумайте, о чем вы говорите! Как я могу путешествовать с незнакомым джентльменом?! Что подумают люди?

— Вы не поняли, дорогая. Я имел в виду, что вы наймете компаньонку и будете меня сопровождать, чтобы убедиться, что я не собираюсь сбежать с вашими драгоценностями. — Он засмеялся при этой мысли. — Вы когда-нибудь были в Париже?

— Нет. Даже в Лондоне никогда не была.

— Вы созданы для Парижа, а Париж для вас. Там великолепно.

Мойре пришлось придумывать, как свернуть его с этого прожекта.

— Я не владею французским, мне будет неуютно во Франции. Предпочла бы иметь дело с порядочным англичанином.

Стенби сокрушенно покачал головой.

— Не хочу причинять вам лишнее беспокойство, дорогая, но раз ювелир не приехал, на это должна быть веская причина. Сейчас очень непросто продать драгоценности… как бы это лучше выразиться… сомнительного происхождения. Ведь закон может признать их крадеными, хотя фактическое право на вашей стороне.

— Именно поэтому я и хотела продать их за полцены. Мне говорили, что их трудно будет сбыть очень быстро. Со временем толки утихнут. Напишу мистеру Эверетту, ювелиру. Вы считаете, что мне следует назначить еще более низкую цену? — спросила она неуверенно. — Например, сорок тысяч. Может быть, это его больше устроит.

— Будет хорошо, если вам дадут десять, миледи.

— Десять тысяч! Но это просто смешно. Адвокаты Обри назначат больше, чтобы не передавать дело в суд. Они говорили о пятой части их цены, о двадцати тысячах. Если не удастся продать дороже, заберу их обратно в Пентворт.

Стенби устраивала названная сумма. Он легонько похлопал ее по руке.

— Вижу, что вы не только красивы, но и практичны. В Лондоне у меня много знакомых — все деловые люди. Постараюсь найти коллекционера, который заплатит немного больше двадцати тысяч. Между нами, какая минимальная сумма вас бы устроила?

— Тридцать, — сказала Мойра, зная, что он будет торговаться, но твердо решив не соглашаться меньше, чем на двадцать пять, которые Марч украл у нее и Джонатона.

Он нахмурился.

— Сомневаюсь, что лорд… мой друг согласится на столь высокую цену. Давайте сделаем так: я предложу ему коллекцию за двадцать пять и посмотрим, что он скажет.

— Только четвертая часть их стоимости? Я надеялась на большее. Ну, ладно, я просто вынуждена принять ваши условия, другого выхода нет.

— Конечно, мне нужно предварительно посмотреть на коллекцию. Мой друг доверит мне совершить сделку — мы давние друзья.

Мойра почувствовала, что сейчас задохнется от волнения, сердце бешено стучало, в ушах шумело, она едва могла говорить. Если она упустит эту возможность вернуть свое, другой не будет. Теперь Марч знал ее. Необходима была крайняя осторожность. Для начала предстояло показать ему коллекцию в тусклом свете и ненадолго. При дневном свете он сразу обнаружит подделку.

— Вы видели гарнитур из сапфиров — я его надевала на вечер — и бриллиантовый гарнитур.

— Наиболее ценная часть коллекции — изумруды, как я понимаю. Странно, что вы не надели их к зеленому платью.

— Они слишком шикарны для маленькой провинциальной гостиницы. Но сегодня вечером надену их специально для вас, чтобы вы оценили, — сказала она.

— Отлично. Приглашаю пообедать со мной, чтобы я смог их лучше рассмотреть, леди Крифф.

Она удивленно улыбнулась.

— О, Господи, майор, вы мне не доверяете? — спросила она. — Я признаю, что не получила еще законного права на коллекцию, но уверяю вас, что вещи натуральные. Могу показать вырезки из прессы, если вы не верите мне. Газетчики писали всякую чушь о драгоценностях, но ни один не высказал предположения, что они фальшивые. К чему адвокатам поднимать столько шума из-за подделок?

Наивные доводы Мойры убедили Стенби, что коллекция находится у нее. Следующим шагом было скрепить с ней союз.

— В Лондоне мы должны продолжить знакомство, дорогая. Леди с состоянием в двадцать пять тысяч привлечет внимание всех охотников за приданым. Вам нужен будет защитник. У меня широкий круг знакомств, буду счастлив ввести вас в избранное общество.

Она кокетливо улыбнулась.

— В самом деле, майор? А я уж беспокоилась, сумею ли познакомиться с теми людьми, с которыми мне хотелось бы общаться.

— Сочту за честь, дорогая. — Он завладел ее пальцами и слегка сжал их. — Мы с вами хорошо поладим.

— В какой части города мне лучше остановиться? — спросила Мойра, подавляя желание отдернуть руку.

Следующие полчаса леди Крифф и майор Стенби выбирали место, наилучшим образом соответствовавшее ее первому появлению в обществе. Майор порекомендовал дом недалеко от его собственного, где-нибудь в районе Гроувнер Сквер* (* Гроувнер Сквер — площадь в центральной части Лондона.). Он больше говорил не о презентации ее при дворе Сент-Джеймз или на балах в лучших домах представителей высшего общества, а о таких развлечениях, как маскарады в Пантеоне или Воксхолл Гарден** (** Воксхолл Гарден — увеселительный сад в Лондоне. Существовал с 1661 по 1859.). Мойра приветствовала оба предложения.

— Сколько времени вам потребуется, чтобы связаться с вашим другом по поводу драгоценностей? — спросила она.

— Сейчас же напишу письмо, не откладывая. Пошлю специальной почтой. А вы не забудьте, что сегодня обедаете за моим столом, леди Крифф.

— С нетерпением буду ждать обеда, майор.

Когда он поднялся и откланялся, Мойра вздохнула с облегчением. Напряжение прошло, и она осталась без сил. После долгого разговора с Лайонелом Марчем хотелось умыться, а впереди ее еще ждал обед в его обществе. Но через это испытание тоже нужно было пройти. Самая опасная часть спектакля заключалась в изумрудах. Удастся ли отвлечь его внимание, чтобы не дать ему разглядывать гарнитур слишком пристально? Придется флиртовать… надеть платье с глубоким декольте. Хуже всего, что все это надо будет проделывать на глазах у мистер Хартли. Да, нелегким трудом достаются свои же деньги.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

— Что делал Хартли днем? — спросила Мойра, когда они зашли в номер, чтобы переодеться к обеду.

— Скакал верхом по округе, совал нос во все амбары, стога и ямы — искал бренди. Потом залез на утес с биноклем, высматривал суда с контрабандой, но, к счастью, недолго. Затем вернулся в гостиницу и пошел в бар. Я решил съездить в Ковхаус. Кузен Джон сказал, что спрятал бренди в разных местах в деревне. Если Хартли сделает ночью облаву, то бренди наверняка найдут, но Марчбэнк будет чист, доказать его причастность невозможно. Кузен Джон намерен затаиться на время.

— Это главное. Нельзя допустить, чтобы Марчбэнка арестовали. Терпеть убытки неприятно, но придется смириться.

— Марчбэнк того же мнения. Мне предстоит продолжить наблюдение за Хартли. — Он взглянул на сестру. — Мойра, по какому поводу ты надела изумруды?

— Майор Стенби изъявил желание посмотреть на них. Он клюнул на приманку, Джон, — добавила она и засмеялась нервным смехом.

— Тысяча чертей! Расскажи по порядку. Мойра передала брату разговор со Стенби.

— Сегодня мы обедаем с ним, — закончила она рассказ.

— Молодец. Интересно, как ты выдержала, когда этот старый хрыч дотрагивался до тебя? На твоем месте, я бы пустился наутек. Думаешь, он заметит, что камни ненатуральные?

— Одному Богу известно. Если он попросит снять ожерелье и станет рассматривать через лупу, мы погибли. Тогда придется объявить, что сэр Обри меня надул, оставил в наследство стеклянные побрякушки вместо драгоценностей, и удалиться, не солоно хлебавши. Беги переоденься, уже пора спуститься к обеду.

Майор встретил Мойру и Джонатона у двери большой гостиной. У него был вид удачливого ухажера, слащавая улыбочка не сходила с лица. Он тут же уставился на изумруды. Казалось, что вид ожерелья его не разочаровал.

Мойра оперлась на предложенную им руку и начала говорить без умолку, чтобы заставить его отвести глаза от украшений.

— Прошу, в присутствии Дэвида ни о чем не говорите. Он не знает о моих планах. Вы уже отослали письмо другу в Лондон?

— Как договорились. Оно на пути в Лондон. К утру получим ответ.

Мойра заговорила громче, вовлекая в разговор Джонатона.

— Не пора ли занять места? — поинтересовалась она.

Майор с гордым видом повел Мойру к столу, держа за локоть, словно она была пленницей. Надо заметить, что это недалеко от истины, ибо таковой Мойра себя и ощущала.

— Я сяду рядом с вами, майор, — сказала она с обворожительной улыбкой. Это место было безопаснее, так как не давало ему возможности слишком пристально разглядывать ожерелье.

Стенби придвинул даме стул. Они сели.

— Я заказал шампанское, зная, что вы, молодежь, его особенно любите, — сказал Стенби.

— Дэвиду достаточно одного бокала. Остальное для нас с вами, майор, — добавила она, слегка кокетничая.

Когда Хартли вошел в Большую Гостиную, взгляду его предстала идиллическая картина — Мойра и Стенби сидели рядом, оживленно беседуя и потягивая шампанское. Они были поглощены друг другом и не обращали внимания на Дэвида. Хартли не мог понять, что происходит. Еще недавно леди Крифф боялась доверять Стенби. Почему теперь она решилась одарить его вниманием и дружбой? Он холодно поклонился и занял свое место.

Хартли старался найти ответ на этот вопрос. Если леди Крифф известно, как и ему, что коллекция фальшивая, значит она ведет хитрую игру, пытается заманить в ловушку богатого холостяка. Худшего кандидата трудно было найти. Стенби может интересовать только ее наследство. Хотя особая опасность ей не грозит — в худшем случае Стенби освободит ее от фальшивых побрякушек, а она получит неплохой урок. Придя к этому заключению, Хартли надеялся, что ему удастся выбросить из головы чужие проблемы.

Но отвлечься он не смог. Мойра так бессовестно кокетничала с этим старым развратником Стенби, что ему становилось не по себе. Он спросил себя, неужели она совсем лишена вкуса, щепетильности, на худой конец. Сначала продалась одному старику, теперь собирается повторить ту же глупость.

Уловка Мойры принесла ожидаемый результат — ее кокетство отвлекло внимание Стенби от «изумрудов». Всякий раз, когда взгляд его лягушачьих глаз обращался к камням, она начинала усиленно кокетничать: касалась его руки, улыбалась, дразнила и трещала без умолку, наклонялась, открывая его взгляду глубокий вырез платья, словом, вела себя как заправская кокотка. Стенби очень оживился и пришел в прекрасное расположение духа. Видя это, Хартли настолько расстроился, что ушел, не закончив обеда.

Джонатон с аппетитом расправился с бараниной и попросил разрешения выйти из-за стола. Ему хотелось покататься верхом, пока не стемнело.

— Можешь идти, Дэвид, — согласилась леди Крифф. — Но поздно не возвращайся, — добавила она.

Стенби схватил ее за руки.

— Наконец-то мы одни, — прошептал он сладострастно.

Сердце Мойры ушло в пятки. «Что будет дальше?» — думала она. Вид Понсонби никогда не доставлял ей удовольствия, но на этот раз, когда он подошел к их столу, она была просто счастлива и приветствовала его как вернувшегося из долгих странствий старого друга. Она поддразнила его, спросив, сколько он выпил сегодня и напала ли лондонская полиция на его след.

— Вы в курсе, майор Стенби, что мистер Понсонби совершил убийство? — игриво спросила она.

— Слышал эти басни о Додди, — улыбнулся Стенби.

— Не сыграем ли сегодня в карты? — поинтересовался Понсонби. — Вчера мы пропустили игру из-за танцев.

— Не сейчас, Понсонби, позднее, может быть. Мы с леди Крифф хотим посидеть у камина tкte-а-tкte* (* Tкte-а-tкte (франц.) — наедине.).

В этот момент Стенби смотрел на леди Крифф и не обратил внимания на живой интерес, мелькнувший в глазах Понсонби. Однако от Мойры не ускользнул этот умный всепонимающий взгляд; она снова подумала, что Понсонби не такой уж и простак, за которого себя выдает. Его развязная улыбка стала совсем циничной, выражение тупого благодушия вернулось в мгновение ока, так что она стала сомневаться, уж не померещился ли ей проблеск интеллекта в этом повесе.

— Если я правильно понял, здесь запахло весной, — ухмыльнулся Понсонби.

— Вы говорите глупости, — надулась Мойра.

— Дело, Понсонби. Чисто деловой разговор, — заверил майор. — Встретимся позднее, скажем, в девять. Идет? Мне самому хочется сразиться в дружеской компании. Пригласите Хартли тоже. Сегодня мне должна улыбнуться фортуна. — При этих словах он перевел взгляд на Мойру.

Понсонби отправился прогуляться по свежему воздуху. На берегу он увидел Хартли, тот стоял неподвижно, глядя на воду. Понсонби подошел.

— Сейчас говорил со Стенби, — обратился он к Хартли. — Он предлагает собраться за карточным столиком позднее. Вы присоединитесь?

— Да, пожалуй.

— Заметили, с кем сегодня обедала леди Крифф? Там что-то затевается. Роман или дело? Как вы думаете?

— Думаю, для них большой разницы нет.

— Я все выведал. Он уверяет, что разговор чисто деловой.

— Если леди собирается сбыть ему фальшивые драгоценности, надо кому-то предупредить старого осла.

Говоря это, Хартли не думал о выгоде Стенби. Он просто боялся, что у майора не останется денег и его собственное предприятие сорвется.

— Вы подозреваете, что коллекция фальшивая? — спросил Понсонби.

— Мне это известно.

— Я удивляюсь, как она сумела ими завладеть.

— Ей это не составило труда — сэр Обри оставил ей ценности по завещанию.

— О, нет, — возразил Понсонби, улыбаясь. — Он завещал их леди Крифф. Сегодня днем я заехал к тетушке — она живет в Рее, недалеко отсюда. У нее сестра в Шотландии. Она говорит, что леди Крифф широколицая рыжеволосая девица, типичная простолюдинка. Как ни странно, настоящая леди Крифф действительно прибрала к рукам фамильные драгоценности и улизнула с ними. У границы ее поймали и вернули домой. Историю замяли по просьбе семьи. Тетушка слышала, что леди Крифф согласилась на десять тысяч и сошлась со старшим лакеем. Каково?!

Хартли стоял в оцепенении, недоверчиво глядя на собеседника. Десятки вопросов роились в голове. Один нужно было выяснить немедленно.

— Если она не леди Крифф, то кто же она, черт возьми?

— Смазливая аферистка.

— Но леди Марчбэнк признает ее как родственницу.

— Это вторая загадка. Тетушка никогда не слыхала о родственных связях между Марчбэнками и Криффами, а она знает Марчбэнков с рождения. Нет, Хартли, все не так, как эта плутовка представляет. Она где-то вычитала историю Криффов и решила сыграть роль леди Крифф. Что меня удивляет, так это ее связь с Марчбэнками. Как ей удалось подкупить или уговорить Марчбэнков подыграть ей?

— Не имею представления.

— И почему она избрала Стенби в жертвы, а не кого-нибудь другого? Например, меня? Я строю из себя богатого простофилю, она это отлично понимает, но не пытается продать мне коллекцию стекляшек. Или вам. Вы ведь не совсем к ней равнодушны, не отрицайте. Так почему же все-таки Стенби?

Хартли нехотя улыбнулся.

— Не знаю, но спрошу у нее. Понсонби нахмурился.

— Как так? Просто подойдете и спросите? Разве она скажет правду?

— У нее не будет выбора, я припру ее к стенке.

— Я бы этого не делал. Хочу сказать… она не леди Крифф, но она все же леди. Вам не кажется?

— Либо провинциалка, либо великолепная актриса. Кстати, раз уж речь зашла об объяснениях. Вы сами что здесь делаете, Понсонби? Убийца не станет скрываться в Блекстеде. Он удалился бы в деревенское имение и делал вид, что ничего не случилось. В газетах не было сообщения о вашей дуэли.

— Наверное, Додди оклемался. Он не плохой парень, я только рад этому.

— Вы говорите правду? Мы ничего подобного не слыхали. А теперь выкладывайте, что вы делали в комнате Стенби?

— Был пьян. Попал по ошибке.

— Нет, дружище. Вы были так же трезвы, как в тот вечер, когда появились в гостинице. Думаю, что нас с вами привело сюда общее дело. Мы могли бы сотрудничать как коллеги.

Понсонби помолчал, потом сказал:

— Возможно, вы правы. Скажите, что у вас на уме? Хартли оглянулся, чтобы убедиться, что их не подслушивают.

— Давайте лучше пройдемся, здесь много лишних ушей. У меня целый рассказ… и предложение, мистер Понсонби. Или лучше называть вас лорд Эверли?

— Откуда вам известно, мое имя, черт возьми?

— Мне неизвестно. Вас узнал мой лакей Мотт. Вы вместе учились в Харроу* (* Харроу — одна из наиболее престижных закрытых частных школ в Англии.). Может быть вы его лучше вспомните под именем лорда Рудольфа Синклера?

— Так это Руди? Я подумал, что он очень похож. Но это было так давно. Что все-таки происходит, Хартли?

— Именно об этом я и хочу рассказать. Они медленно пошли вдоль берега.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Джонатону было не особенно интересно следовать за Хартли от гостиницы до бухты, но именно таков был маршрут этого джентльмена. Вскоре к Хартли присоединился Понсонби, и оба стали прогуливаться вдоль берега — туда и обратно, и так. без конца. Следовать за ними на расстоянии, достаточном, чтобы расслышать разговор, было невозможно. Пару раз Джонатон попытался подкрасться поближе, но Понсонби как будто чувствовал что-то и принимался подозрительно оглядываться. В конечном итоге Джонатон отказался от мысли следить за ними и вернулся в гостиницу. Через полчаса он снова спустился к заливу и понял, что ничего не потерял, так как оба джентльмена продолжали прогуливаться вдоль берега, поглощенные беседой. Джон отвел Вихря в стойло и подошел к двери дома почти одновременно с ними.

— Надо найти Стенби и посмотреть, готов ли он к игре, — сказал Понсонби.

— Вы идите и приготовьте все, что нужно, — ответил Хартли. — А я переговорю с Моттом. Скажите Буллиону, что сегодня мы играем втроем. Местные делают мизерные ставки. Спросите, не найдется ли для нас небольшой отдельной комнаты, чтобы нам не мешали.

Хартли заглянул в Большую гостиную, прежде чем подняться в номер — парочка все еще сидела у камина. Джонатон вслед за Хартли тоже заглянул в комнату. Сердце его больно сжалось при виде сестры, все еще находившейся в обществе Марча. Он видел, как напряжена она была. Мойра могла сорваться в любую минуту. Зашел Понсонби и позвал Стенби. Мойра не скрывала облегчения. Джон сел рядом с сестрой на диван.

— У тебя такой вид, словно тебя трепали собаки, леди Крифф, — сказал он сочувственно. — Нелегко было?

— Омерзительно. Он все время старался прикоснуться ко мне, — с отвращением ответила ему сестра. — Но дело стоило жертв. Пойду в комнату, прилягу. Голова раскалывается. Попроси Буллиона положить изумруды на место в сейф, Джонатон. — Она сняла ожерелье и подвески и передала их брату. — Он должен быть в конторе сейчас.

— Я останусь здесь и понаблюдаю. Но они хотели просить об отдельной комнате. Тогда у меня вряд ли что-то получится.

— Что делал Хартли, когда ушел, не кончив обеда?

— Стоял у воды и смотрел на море, словно собирался топиться. Потом подошел Понсонби, и они долго прогуливались вдоль берега. Мне не слышно было разговора, но было заметно, что оба увлечены беседой. Мне кажется, они с Понсонби заодно.

— Очень возможно. Понсонби хочет, чтобы его считали дураком, но переигрывает, таких придурков никто в жизни не видел. Слава Богу, что Хартли любит карты, пару часов будет занят ими. Можно хоть передохнуть.

Мойра вышла. Джонатон понес «изумруды» Буллиону. Навстречу ему попался выходивший из конторы Понсонби.

— Очень любезно с вашей стороны разрешить нам воспользоваться вашей семейной гостиной, Буллион. Сейчас приведу остальных. Да, не откажите в любезности принести нам бутылочку вашего отличного бренди.

Он удалился, а Буллион взял изумруды.

— Джентльмены собираются делать высокие ставки сегодня, — заметил Джонатон как бы между прочим.

— Да. Кто-то потеряет солидную сумму, ну а кто-то разбогатеет. Не понимаю, что заставляет их рисковать, но это их дело, они входят в азарт, а мое дело создать условия. Советую вам держаться от греха подальше, сэр Дэвид.

— Непростительная трата времени и денег. Я с большим удовольствием займусь латынью. Не пошлете ли одну из служанок к нам с чаем? Он не даст заснуть.

— Буду счастлив услужить. Ее Светлость тоже будет пить чай?

— Думаю, да. Не беспокойтесь, Буллион, я сам попрошу Сэлли.

Джонатон нашел Сэлли и остановился поболтать с ней. Он узнал, где находится семейная гостиная Буллионов — там должна была проходить игра в карты. Окно выходило на задний двор и бухту. Если окно не закроют, можно будет подслушать разговоры.

— Сэлли, окно не нужно плотно закрывать, пусть будет приоткрыто. Джентльмены курят сигары, будет очень душно и накурено.

— Хорошо, — согласилась девушка. Они к этому времени вошли в комнату — небольшую и весьма скромно обставленную. Сэлли подняла ставни, чтобы проникал воздух.

— Принесу пару блюдец, будет куда складывать окурки. От них жутко пахнет. За неделю не выветришь. Чай, наверное, готов, я его сейчас отнесу наверх.

— Я отнесу сам, — Джонатон дал ей двухпенсовик, девушка осталась довольна его щедростью.

Мойра испытывала сильную головную боль после долгого пребывания в обществе Стенби. Он вел себя отвратительно, все настойчивее пытаясь ухаживать за ней — держал ее руку в своей, уверял, что она очаровательна. Говорил ли он те же слова ее матери? «Восхитительна, клянусь Богом!» Брр! Как могла ее мать терпеть этого слизняка? Хотя в то время он был моложе и не намного старше матери. Бедная женщина не могла знать, что он собой представляет. Стенби отнюдь не безобразен, а мать тогда ужасно страдала от одиночества. Она родилась и выросла в сельской местности, и была неопытна, плохо знала людей. Стенби, должно быть, показался ей завидным кавалером. Но эти лягушачьи глаза! Ее передернуло от отвращения, она плотнее закуталась в шаль.

Когда раздался легкий стук в дверь, Мойра решила, что это Джонатон и пригласила войти, не предвидя неприятностей. Вошел мистер Хартли и закрыл за собой дверь. В его взгляде было что-то такое, что очень испугало девушку.

— Ко мне нельзя, мистер Хартли, я одна, — сказала она и хотела закрыть перед ним дверь.

Хартли загородил ей дорогу и сказал с издевкой:

— В первый вечер вы были более гостеприимны, мадам.

— Тогда в соседней комнате находился сэр Дэвид. Вынуждена просить вас уйти, сэр.

— А я, к сожалению, вынужден не подчиниться, — ответил он и прошел в спальню.

Негодование и страх овладели Мойрой.

— Если вы опять хотите отчитывать меня за посещение вашей комнаты, то я уже все объяснила.

— Ваше объяснение было столь же фальшивым, как и зеленое стеклянное ожерелье, которое вы надели к обеду.

Мойра ахнула.

— Не будьте глупцом, — сказала она. — Все знают, что изумруды семьи Криффов натуральные.

— Я в этом ни минуты не сомневаюсь, речь идет о вашем ожерелье, мэм.

— Как вы смеете разговаривать со мной подобным тоном! Уходите сейчас же! Немедленно! Или я позову на помощь.

— Ваш возлюбленный не услышит. Он внизу. Вы в самом деле хотите, чтобы он слышал то, что я собираюсь сказать вам?

— Говорите, что вы надумали, и уходите, мистер Хартли. Я очень устала, у меня был тяжелый день.

— Неужели? Не думаю, что уединенная беседа с поклонником может быть столь тягостна. Что же вас расстроило? Страх, что майор Стенби поймет, что вы не леди Крифф?

Мойра стала белой, как полотно. В прекрасных серых глазах застыл страх.

— Вы несете чепуху, — сказала она, но голос и стесненное дыхание ее выдавали.

— Нет, мадам. На этот раз не удастся провести меня. Мне стало известно из весьма компетентного источника, что леди Крифф — кстати рыжеволосая дама — не покидала Шотландии. Дело с драгоценностями полюбовно улажено без вмешательства суда. Так что поторопитесь привести ваши планы в исполнение, пока на вас не начали показывать пальцем и задавать нежелательные вопросы. Вам бы больше повезло, если бы вы затеяли игру со мной в первый же вечер, как и намеревались. Что остановило вас тогда? Вы испугались, что мой карман не выдержит ваших притязаний?

Мойра смотрела на него непонимающим взглядом.

— Игру? С вами?

— Или вы забыли, как заманили меня в свою комнату?

— Это была ошибка. Я приняла вас за джентльмена.

— Я не слепой и сразу понял, что вы не леди, хотя и хотите ею казаться. Теперь отвечайте, кто вы на самом деле и что за игру ведете.

— Я леди Крифф, — твердо стояла на своем Мойра.

— А я король Франции Луи. Но дело не в имени. У вас два выхода: либо вы честно признаетесь, кто вы есть на самом деле и что замышляете, либо я говорю Стенби, что драгоценности Криффов — дешевая подделка. Тогда вы сможете убедиться, что его рыцарские чувства уступают в прочности мрамору, в чем сейчас вы, вероятно, сомневаетесь. Несмотря на вашу привлекательность, Стенби потребует от своей любовницы нечто большое, чем смазливое личико.

От оскорбления кровь бросилась ей в голову.

— К вашему сведению, мистер Хартли, майор cделал мне предложение, он хочет жениться на мне. По крайней мере… Но что вам за дело до всего этого. Не пытайтесь провести меня. Вы ведь выполняете задание таможенной полиции, выслеживаете контрабандистов. Моральные проблемы не в вашей компетенции. Ваша жертва лорд Марчбэнк, а не леди Крифф.

— Значит, вы рылись в мусорной корзине и читали записку. Надо было ее скомкать должным образом. Вы меня просто разочаровали, мисс.

— Что вам нужно от меня? — спросила Мойра упавшим голосом.

— Я хочу, я требую, чтобы вы прекратили этот спектакль. Я представитель закона, офицер. Вы правы, что непосредственное мое задание — контрабанда, но я не допущу, не позволю обирать честных граждан.

— Честных! Этот человек прожженный негодяй, подлец! Вот подождите, сегодня он обчистит ваши карманы — ему это легко удается. Нужна лишь колода крапленых карт, тогда вы измените свое мнение.

— Спасибо за предупреждение, но два бесчестных поступка не равны одному доброму делу. Вам придется открыться мне. Для вашей же пользы советую покинуть гостиницу — и никаких записок или устных сообщений для Стенби.

— Нет! Я слишком долго ждала. Это последний шанс, вы должны меня понять, мистер Хартли. — Мойра робко взглянула на его неумолимое лицо и горько вздохнула. Хартли — представитель закона. Того самого закона, который дал право Лайонелу Марчу украсть ее и Джонатона состояние. Он не поймет.

— Для меня не секрет, что майор Стенби не лишен недостатков, — произнес Хартли неопределенно. — Мы уже играли в карты. Он действительно был небезупречен. Но нужно принять во внимание, что он всю жизнь защищал интересы страны. Не хочу ставить вас в неловкое положение, но закон есть закон, а вы собираетесь пойти против закона, это очевидно. Вам есть куда переехать?

Поскольку ей могли инкриминировать уголовное дело, Мойра решила не открывать своего имени.

— Нет. И денег тоже практически нет.

— А Марчбэнки?

— Мы намекали в письме, но они не предложили остановиться у них, — сказала она, надеясь вызвать сочувствие.

Хартли, размышляя, стал ходить взад и вперед по комнате. Заметил порошки от головной боли на столике около кровати. Побледневшее испуганное лицо девушки заставило его сердце сжаться от жалости и сострадания. Кем бы она ни была, но не могла же она оказаться хуже Стенби. Что если позволить ей остаться и испытать удачу на майоре — после отъезда его, Хартли, и Рудольфа. Когда он снова заговорил, тон его был мягче, он пошел на примирение.

— Давайте заключим сделку, — предложил он. Хартли надеялся на благодарность и был удивлен недовольной миной.

— Не собираюсь свидетельствовать против лорда Марчбэнка. — решительно заявила Мойра.

— От вас никто не требует показаний. Достаточно того, что мне уже известно. Безнаказанность сделала его таким самодовольным, что за доказательствами далеко ходить не надо, они на виду.

— Тогда какую сделку вы имеете в виду?

— Вы остаетесь в гостинице, пока не найдете другого места. Можете даже продолжать выдавать себя за леди Крифф, но Стенби вы должны сказать, что раздумали продавать коллекцию. Придумайте объяснение, воображением судьба вас не обделила. Скажите, что нашли другого покупателя или другого покровителя, чье общество не вызывает головной боли, или что решили пока не расставаться с драгоценностями. Такая талантливая лгунья, как вы, сможет предоставить правдоподобную причину.

Мойра внутренне съежилась от нового оскорбления, но ей было не до того, чтобы заострять на этом внимание. Если ей запрещали приводить в исполнение план, незачем было вообще оставаться в гостинице. Она уже собиралась сообщить Хартли об отъезде, как вдруг подумала, что нужно попробовать заключить сделку со Стенби, но так, чтобы Хартли не догадался. Пока Хартли будет отслеживать бренди и контрабандистов, она сделает свое дело. Мойра решила подождать с отъездом.

— Хорошо, согласна. Спасибо, мистер Хартли.

— Надеюсь, что вы сдержите свое слово, мадам. В противном случае, дело может принять нежелательный для вас оборот.

Сквозь слезы, застилавшие глаза, Мойра видела его недобрый оскал. Ей казалось незаслуженным наказанием, еще одним ударом судьбы, что этот человек должен был почему-то обрушиться со своей властью именно на нее, сломать ее и без того разбитую жизнь, будущее Джонатона, а она не могла сделать ничего, чтобы защитить себя и брата. Ей оставалось только подобострастное послушание. «Да, сэр». Лайонел Марч, лживый, нечестный, нечистый на руку совратитель женщин, почему-то попадал под покровительство закона, а они с Джонатоном — нет. Закон послал агента, чтобы остановить деятельность Марчбэнка. А почему? Что плохого он делал? Давал хлеб десяткам бедных соотечественников. Но закон его преследовал. Закон нужно было соблюдать в угоду таким, как Лайонел Марч.

— Все понимаю, — сказала она.

Хартли сознавал, что победил и должен испытывать чувство удовлетворения. Как же — остановил самозванку, не дал ей совершить зло. Деньги Стенби останутся при нем или перейдут к тому, кому они по праву принадлежат. Но что станет с таинственной леди Крифф?

— Чем вы займетесь, когда уедете отсюда? — спросил он.

— Куплю бриджи и завербуюсь в армию. Как вы недвусмысленно дали понять, принадлежность к армии ставит человека выше закона.

— А Дэвид? Что будет с ним?

— Вы же получили то, что хотели, мистер Хартли. Прошу, не надо лицемерия. К чему эти крокодиловы слезы? Вы уже доказали и вашу истинную заботу и сочувствие к нашим невзгодам.

Хартли едва сдержался, чтобы не сказать очередную грубость.

— Если дело в деньгах, готов дать их вам в долг.

— Я не так низко пала, чтобы принимать милостыню. Спокойной ночи.

Мойра подошла к двери и широко ее распахнула. Мистер Хартли вышел, раздраженный. Он шел с намерением помочь ей, почему же она смотрела на него как на ничтожество? Будь прокляты ее глаза! Почему он испытывает ощущение вины и укоры совести? Потому что она так молода и красива? У нее был такой жалкий вид, столько тоски и одиночества во взгляде, поникшие плечи…. словно она потеряла последнюю надежду или друга. И как непохожа на ту веселую ветреную особу, которая приехала в гостиницу двумя днями ранее.

Он подумал, что напрасно тратит свои душевные силы на сочувствие ей. Подобные женщины умеют сами за себя постоять. Всучит свои побрякушки доверчивому простаку где-нибудь в другом месте и дальше будет зарабатывать на жизнь тем же способом.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Джонатон вернулся в номер уже после ухода Хартли. Зная, что Мойре нездоровится, он не стал ее беспокоить, а сразу отправился к себе. Еще не успев зажечь лампу, он увидел полоску света, пробивавшуюся из-под двери в гостиную, вошел и застал Мойру, сидящей на диване в горестной позе отчаяния.

Обдумав свое положение, Мойра пришла к выводу, что они потерпели поражение.

— Все кончено, Джонатон, — сказала она обреченно. — Хартли знает, что мы не настоящие Криффы, что коллекция фальшивая. Ему известно все, кроме нашего настоящего имени. От меня он его не узнает. Он потребовал, чтобы я отменила сделку со Стенби. Если не послушаюсь, он скажет, что мы мошенничаем, и к тому же засадит нас в тюрьму. У меня не было выхода, пришлось принять его условия. Интересно, если бы он знал, как на самом деле обстоят дела, стал бы он защищать Стенби с тем же рвением? Как ты думаешь, стоит рассказать ему правду и положиться на его великодушие?

Эта новость до того огорошила Джонатона, что он забыл о собственном открытии.

— Черт возьми, как ему удалось узнать?

— Он наводил о нас справки. Оказалось, что леди Крифф рыжеволосая и к тому же не выезжала из Шотландии.

— Интересно, с чего это он стал проверять нас? Никто больше ничего не заподозрил.

— Это не человек, а хорек. Сует свой острый нос повсюду, пока не докапывается до того, что ищет. Ему известно все о связи Марчбэнка с контрабандистами. Его он тоже отстранит от дела.

— Вот здесь ты ошибаешься, — сказал Джонатон, таинственно улыбаясь. — Хартли вовсе не таможенный инспектор.

— Кем ему еще быть?

— Такой же мошенник, как Лайонел Марч, — заявил Джонатон с видом победителя.

Поникшие плечи Мойры вдруг распрямились. В глазах блеснул радостный огонек.

— Что тебе удалось узнать? Скажи мне все.

— Я попросил Сэлли открыть окно гостиной, где тогда играли в карты, но они не играли, а просто беседовали. Я слушал под окном. Каждое слово трудно было разобрать, но слышал достаточно. Сначала не мог ничего понять толком. Они говорили о большом годовом доходе от какой-то операции и тому подобном, как бизнесмены. Потом до меня дошло, что они обсуждали дело кузена Джона, его контрабандные операции. Ты не поверишь, сколько он на этом зарабатывает!

— Таможенный офицер должен интересоваться, как идет дело. Он надеется проследить всю цепочку.

— Но зачем ему обсуждать это со Стенби? Подожди, дай досказать. Суть в том, что Хартли утверждает: он имел разговор с Черным Призраком и тот согласился продать все «дело», — налаженную контрабанду бренди, — потому что накопил столько денег, что не знает, что с ними делать. Он хочет переехать в Лондон и там спустить их. Надеюсь, тебе понятно, что все это блеф. Питер на самом деле не имеет никакой власти. Кузен Джон, который сейчас заправляет делом, не собирался продавать его. Он говорил, что передаст его Питеру, когда придет время уйти на покой. Хартли выдумал, будто он слыхал о продаже рискованного предприятия за пятьдесят тысяч фунтов, когда навещал с нами Ковхаус. Он якобы согласен вложить пятнадцать тысяч. Понсонби дает десять, а на двадцать пять пытается уговорить Стенби. Но это все чистая афера. Он прикарманит их деньги и сбежит. Идея принадлежит ему.

Мойра не верила своим ушам.

— Это трюк, чтобы поймать в ловушку лорда Марчбэнка, — сказала она.

— Ничуть. Говорю тебе, что Хартли утверждает, что дело продается. Он даже называл Стенби и Понсонби цифры, которые сам придумал, потому что Марчбэнк не делает записей. Сегодня он говорил, что не оставляет никаких письменных улик. Буллиона они тоже привлекли, тот подтвердил сообщение Хартли. Хартли нашел кого-то, кто выдает себя за Черного Призрака и который собирается сегодня ночью продемонстрировать, как отлажена цепочка. Наверное, эту роль сыграет его лакей, наденет черную маску. Они хотят осмотреть корабли, чтобы понять, как провозят бренди под фальшивым настилом вместо пола. Хартли даже покажет, где бренди складируется на берегу. Он говорит, что пять тысяч идут на взятку Марчбэнку — он долгие годы оказывает помощь контрабандистам — и пара сотен братьям Поттерам, простачкам из профилактической службы. Он очень убедительно расписал выгоду — надежно, как ценные бумаги, а прибыль гораздо больше. Думаю, что Стенби клюнет на удочку. Он сказал, что посоветуется со своим управляющим насчет суммы, но видно было, что он просто исходит слюной от перспективы легкой наживы.

— Не сомневаюсь. Но, ты уверен, что Хартли не выполняет задание таможенной полиции? Неужели он обычный вор?

— Готов поклясться на крови.

Мойру захлестнул вихрь противоречивых чувств: гнев, жажда мести и даже некоторое восхищение — все смешалось в ее сердце. Но победило глубокое возмущение.

— И этот подлец имел наглость назвать меня содержанкой!

— Он так называл тебя?! Клянусь Богом, я потребую объяснений! — воскликнул Джонатон.

— Нет, ты не сделаешь этого, — запротестовала Мойра. Мстительные огоньки блеснули в ее прекрасных глазах. — Уж предоставь мне удовольствие рассчитаться с мистером Хартли. О, я мечтаю об этом наслаждении!

Джонатон молча смотрел на огонь в камине.

— Ты забываешь об осторожности, Мойра. Мы не дома и не можем позволить себе делать то, что нам хочется. Мы в ловушке. Хартли знает, что мы не те, за кого себя выдаем, и что ценности не настоящие… Если он скажет Марчу…

— Если он окажет нам такую услугу, я в долгу не останусь. У меня тоже есть, чем прижать его к стенке и заставить принять мои условия. Я то думала, что он держит все нити в руках, испугалась по глупости. А теперь жажду побеседовать с ним еще раз.

— Это опасно, Мойра, — встревожился Джонатон. — Он не захочет терять большие деньги… кто знает… может расправиться с тобой, чего доброго. Если уж вызовешь его на разговор, то выбери хоть безопасное место.

Мойра почему-то не опасалась за свою жизнь. Она была уверена, что на убийство Хартли не пойдет, но послушаться совета не мешало; она поговорит с ним в Большой Гостиной у камина, в стороне от посторонних глаз и одновременно на людях.

В ту ночь Мойре не удалось заснуть. В тишине спальни она обдумывала предстоящий поединок. На этот раз Хартли не удастся заполучить все козыри в игре. Он не посмеет оскорблять ее или грозить законом. Ради удовольствия загнать его в угол не жалко даже пожертвовать состоянием.

Поразмыслив, она поняла, что единственное соображение, которое двигало Хартли, когда он запретил ей сделку со Стенби, был страх, что у того не останется денег на участие в афере с продажей контрабанды. Хартли сам имел виды на деньги майора. Но заставить ее признаться публично, что она присвоила чужое имя, ему не удастся. Это главное. Она еще леди Крифф, и пусть Марч сам выбирает, в какую авантюру вложить деньги. Завтра она завершит начатое и будет так флиртовать с негодяем Стенби, что он совсем потеряет голову.

В глубине души ей больше хотелось сыграть роль ветреной девчонки с мистером Хартли. Грустно было сознавать, что он составил о ней столь нелестное мнение, что оказался не очень умелым интриганом. Девушка старалась убедить себя, что ей нет дела до его мнения или доброго расположения. Обычный воришка, жалкий обманщик.

Под утро Мойра заснула. Проснулась она, когда солнце уже взошло и лучи весело играли на стенах, потолке, мебели. Она встала с ощущением легкости и приятного возбуждения во всем теле. Хартли обычно спускался к завтраку рано. Если поспешить, то можно будет застать его одного до прихода Марча.

Мойра быстро привела себя в порядок. День обещал быть теплым. Она выбрала легкое платье из тонкого голубого муслина, наскоро провела щеткой по волосам, решив не делать прическу, а оставить локоны распущенными. Хотя так она несколько изменяла «стилю леди Крифф», зато выглядела больше самой собой, как любая провинциальная леди. Но это не имеет значения. До встречи с майором она успеет переодеться. Сейчас нужно спешить.

Мойра выскользнула в коридор, бесшумно прикрыв дверь, чтобы никого не разбудить. Чем меньше людей в Большой Гостиной, тем лучше. Другого, более безопасного места трудно было найти. Хартли не посмеет поднять на нее руку здесь.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Через открытую дверь Большой Гостиной Мойра увидела мистера Хартли, одиноко сидящего за столом. Он как раз собирался приступить к завтраку. Кроме него и пожилого джентльмена, читавшего газету за угловым столиком, в гостиной никого не было. Несмотря на сведения, обеспечивавшие ей надежность позиций, Мойра испытывала необъяснимый страх, приближаясь к Хартли. Хартли выглядел таким сильным и неуязвимым. Мойра снова с сожалением подумала, что, если бы он не оказался негодяем, она с удовольствием воспользовалась бы его помощью. Щеки ее горели, глаза блестели от волнения, сердце отчаянно стучало. Хартли заметил, что она вошла.

Мойра прошла прямо к столу Хартли, улыбнулась и сказала:

— Доброе утро, мистер Хартли. Мы с вами ранние птички. Можно присоединиться?

Он даже не подумал встать или ответить на ее приветствие, просто кивнул и пробурчал что-то в знак согласия, окинув ее презрительным взглядом, что только укрепило решимость Мойры. Однако его нежелание проявить элементарное почтение больно ее кольнуло.

Хартли был уверен, что сразу раскусил ее намерения: решила сыграть роль невинной провинциалки в надежде на его жалость. Нельзя было не признать, что с заданием ей удалось справиться превосходно. Обрамлявшие щеки локоны ниспадали каскадом, делая ее неотразимой. Простое муслиновое платье сидело превосходно и шло ей гораздо больше шикарных безвкусных нарядов, которые она надевала раньше. Она даже подобрала новое выражение лица специально для этого случая — смесь страха и решимости в расширенных серебристых глазах было что-то новое, чего он раньше не замечал. Хартли приготовился выслушать душещипательный рассказ. Что она изобрела на этот раз? Историю двух несчастных сирот, сбежавших от жестокой мачехи? Или о коварном опекуне, который принуждал ее к сожительству?

— Надеюсь, что вы пришли в себя, мисс, — начал он ледяным тоном, не предложив ей даже кофе. Это, как он полагал, могло придать оттенок дружеского расположения их беседе, а Хартли решил избегать даже намека на дружеские отношения.

— Я обдумала ситуацию, — ответила она.

— И?

Мойра дерзко взглянула на него, невинный вид как рукой сняло.

— И решила, что ваше положение очень шаткое, мистер Хартли.

Он изумленно вскинул голову и направил на нее острый проницательный взгляд.

— Вот как? Я всегда подозревал, что вам не хватает мудрости, но до этого момента не считал вас дурой.

— Может быть и так. Но, если вы полагали, что у меня недостаточно опыта и соображения, чтобы понять вашу игру, вы глубоко ошиблись. Вы тоже излишне медлите с завершением задуманного дела, мистер Хартли. Мне удалось узнать, что вы тоже не тот, за кого себя выдаете. На самом деле вы никто иной, как негодяй, пытающийся сбыть за большие деньги то, что ему не принадлежит.

Он засмеялся с вызовом.

— Тот случай, когда гора идет к Магомету.

— Называйте, как хотите. Цели, однако, похожи. Ваш план гораздо опаснее моего, сэр. Черный Пизрак вас вытащит из укрытия и четвертует, если я шепну ему о том, что вы замышляете.

— Он не настолько глуп, чтобы причинить вред офицеру таможенной службы.

— Верно на тот случай, если бы вы им были. Другое дело человек, который под прикрытием закона совершает преступление. Ему грозит расправа не только со стороны властей, но и со стороны Джентльменов. Мне известно, чем вы здесь занимаетесь, сэр, — стараетесь втянуть Стенби и Понсонби в приобретение доли в контрабанде крепких напитков. Пока еще я не сообщила Черному Призраку.

— Вы просто ненормальная.

— Не думаю. Цена — пятьдесят тысяч фунтов, половину которых вы рассчитываете вытянуть из кармана Стенби. Именно поэтому вы и не хотели, чтобы он купил коллекцию.

— Ваша коллекция — чистая фальшивка.

Хартли быстро прикидывал, каковы его шансы. Так как Мойра назвала реальную сумму, он понял, что она располагает фактами. Как ей удалось узнать? Вскоре он нашел ответ. Марчбэнк, конечно, замешан в операциях с бренди. От него «леди Крифф» могла узнать, что он не собирается продавать дела. Но откуда ей известно о планируемой покупке? Стенби проболтался! Она вытянула это из него улыбочками и поцелуями и Бог знает как еще. А теперь разыгрывает из себя непорочную добродетель в своем синем платьице. От мысли, какой ценой она заполучила информацию, кровь ударила ему в голову, он рассвирепел. Но, когда заговорил, голос звучал спокойно, даже небрежно.

— Вам рассказал Стенби. Я не предполагал, что вы делите с ним постель. Лучше было бы подождать, пока он клюнет на приманку и заплатит деньги. Мужчины не ценят то, что легко достается. Но это ваше дело.

Мойра подавила готовый вырваться наружу протест. Как он смеет? Это уж слишком. Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

— Вы правы, вас оно не касается. Перейдем к делу. Я знаю, кто вы, а вы знаете, кто я.

— Вы не совсем точны, мисс. Я не имею ни малейшего представления, кто вы есть на самом деле. Мне только известно, что вы не леди Крифф.

— А мне известно, что вы не таможенный инспектор. Если вы хоть словом намекнете об этом Стенби, я оповещу не только его и Понсонби, но и Черного Призрака. Вы не получите ни пенса. И даже будете благодарить судьбу, если удастся выбраться из Блекстеда живым.

Хартли не боялся угроз. Он повидал войну и умел сохранять хладнокровие в любых ситуациях. Теперь ему было ясно, что его шансы на успех невелики. Он улыбнулся и произнес:

— Можно предложить вам чашечку кофе, леди Крифф? Извините, что не сделал этого раньше.

— Да, пожалуйста. Конечно, вы должны были сделать это раньше.

Он налил ей кофе. Отпив глоток, она сказала:

— Ну, мистер Хартли, каков ваш ответ?

— Чертовски вкусный кофе. Хотите яичницу с беконом? Или тосты?

— Нет, спасибо. Мне не безразлично, с кем я делю трапезу.

— Эта щепетильность не распространяется на постель! — Циничные слова вырвались сами собой, прежде чем Хартли сумел сдержать их. Он хотел умаслить ее, придти к компромиссу, но представив ее в объятиях Стенби, его старческие пальцы на ее атласной коже, не смог совладать с собой.

В глазах Мойры сверкнула угроза.

— Давайте говорить о наших с вами делах, а не о том, что вас не должно волновать. Карманы майора не бездонны. Его деньги нужны мне, и они нужны вам.

— Пусть они достанутся более достойному из нас.

— Что вы хотите сказать?

— Я не буду мешать вам, вы не мешайте мне. Что вы выиграете, передав меня Черному Призраку? Я. ведь могу и отомстить. Я тоже ничего не выигрываю, если выдаю вас Стенби. Давайте будем заниматься каждый своим делом, словно этого разговора и не было, словно соперника не существует. И пусть побеждает наиболее искусный. Ну же, мадам. У вас гораздо больше преимуществ по сравнению со мной. Если симпатичная леди не может добиться своими прелестями… — он пристально смотрел на нее, наслаждаясь достигнутым эффектом. Его собеседница начинала приходить в ярость, глаза ее метали молнии.

— Имейте в виду, — продолжал он, стараясь улыбнуться, — сегодня вы немного перестарались, изображая служанку с фермы. Лично мне этот лирический беспорядок на голове симпатичен, но боюсь, что майор предъявляет более строгие требования к дамам — у него утонченный вкус. С другой стороны, вы его знаете более близко, так что, возможно…

— Если вы посмеете еще раз повторить, что я делю с ним постель, мистер Хартли, я позову полицию немедленно.

— Вы опрометчивы, милашка. Выдать себя за богатую наследницу, чтобы одурачить невинного джентльмена и заставить его купить стекляшки, — это грозит виселицей. Не придется долго искать улики. Я же, с другой стороны, действовал только языком, дальше слов дело не пошло.

— Вы негодяй, я это сразу поняла, с первого взгляда, еще когда наводили у Буллиона справки о майоре Стенби. Уже тогда было видно, что вы затеваете недоброе. Я подумала, что у вас может быть общего со Стенби, посчитала, что вы из его компании. Теперь вижу, что вы просто избрали его в жертвы.

— Равно как и вы, разве не так?

— Ничего общего, сэр. Запомните: одно слово Стенби и будете иметь дело с Черным Призраком. До свиданья.

Она встала из-за стола. Хартли тоже поднялся и попытался жестом остановить ее.

— Так мы заключили соглашение, леди Крифф? Мойра еле сдерживала ярость.

— Да, заключили… сделку. Если бы в этом была необходимость, я бы заключила ее с самим дьяволом. Но предупреждаю, вы в победители не выйдете. Я намерена получить свои деньги, даже если придется… выйти замуж за старого негодяя.

Хартли удивленно вскинул бровь.

— Мне казалось, что между вами уже достигнута договоренность. Леди, которая себя так сильно скомпрометировала, должна была хотя бы заручиться обещанием жениться. Излишне напоминать о непрочности устных заверений. Мы об этом уже говорили. Лучшей гарантией для вас было бы поспешить получить от епископа специальное разрешение и предстать с майором перед священником. Предлагаю свои услуги в качестве шафера со стороны жениха.

— Постараемся подыскать лучшую кандидатуру, если возникнет необходимость. Это будет нетрудно. Стоит только посмотреть у подножия ближайшей скалы. До свиданья, мистер Хартли.

Мойра гордо удалилась, хотя оскорбления молоточками стучали в висках: назвать это старое пугало ее любовником! Сказать, что она себя скомпрометировала, что провела с ним ночь! Мойра придумывала колкости в его адрес и жалела, что не высказала их раньше. Но ей все же удалось достичь цели, она смогла добиться, что Хартли не станет мешать. Теперь оставалось изобрести способ заставить Стенби предпочесть вложить деньги в ее предложение, а не Хартли.

Хартли продолжал сидеть за столом в сумрачном расположении духа. Яичница остывала на тарелке, а он все думал над положением, в котором оказался. Эта леди — женщина — держала в руках козырь, более сильный, чем сама предполагала. Если она сообщит о нем Марчбэнку, его выпроводят из гостиницы в кандалах, прежде чем он успеет предупредить Стенби. Она этого не понимала, но Марчбэнк сразу сообразит. Нужно скорее все сворачивать и убираться, покончить с продажей чужого дела сегодня же, пока она не успела съездить в Ковхаус и заложить его с головой.

Минут десять спустя в гостиную вошел Понсонби, обмахиваясь письмом, как веером, и сел за стол Хартли.

— Привет, Хартли. Майор еще не спустился?

— Нет. Но леди Крифф уже успела нанести визит. Возникла новая проблема. Стенби ей все рассказал, ей известно, вероятно от Марчбэнка, что дело с бренди не подлежит продаже.

Понсонби подумал немного и заметил:

— Она пойдет на сотрудничество.

— О чем, черт возьми, вы говорите? Ей самой нужны его деньги. И у нее больше шансов их заполучить, в резерве у нее беспроигрышный ход — выйти за него замуж, если возникнет необходимость.

Понсонби нахмурился.

— Это был бы незаконный шаг, как я понимаю, — выйти замуж за своего отчима. — Хартли ничего не мог понять.

— А, я не успел рассказать новость, — спохватился Понсонби, помахивая конвертом. — На следующий день после приезда я написал тетушке Гермионе и послал записку со своим лакеем в Лондон. Гермиона знает всех и вся. Меня занимал вопрос, какое отношение имеет леди Крифф к Марчбэнкам. Сегодня получил ответ: Мойра и Джонатон Тревизики, вот кто такие наши Крифф.

— Что за Тревизики, черт побери?

— Благородное семейство из Суррея. Проходимец Стенби женился на их матери четыре года тому назад, когда они… ну, как бы это выразиться… были совсем маленькие. Потом Стенби сбежал с приданным Мойры, — десять тысяч, плюс пятнадцать тысяч, которые он выручил, заложив поместье. Нагрел их на двадцать пять тысяч. С тех пор молодежь бедствует. Леди Марчбэнк — их кузина и по всей вероятности помогает им выманивать деньги у Стенби. Этим все объясняется, а? Они явились сюда по следам мошенника за тем же, за чем и мы.

— Боже Праведный, что я наделал! — прошептал Хартли.

— Надеюсь, вы ничего не рассказали Стенби?

— Нет, но я грубо вел себя с мисс Тревизик.

— Пустяки, она поймет. Теперь мы все в одной лодке. Дьявольски симпатичная девушка, это вам не курортная штучка. Характер что надо, настоящий мужчина, то есть… э-э… женщина, я хотел сказать. Как она здорово провела нас! Мне нравятся смелые леди, может, сделаю ей предложение, когда покончим со Стенби. В обычных условиях она не согласится, но, если ей не удастся вернуть деньги, то выгодная партия будет ей кстати.

— Надо поговорить с ней, извиниться. — Хартли собирался встать из-за стола, когда вошла Мойра.

Мойра успела переодеться в более нарядное платье и сделала прическу, которая, как и платье, ей была не к лицу. К сожалению Хартли, ее сопровождал майор. Все трое — ибо Джонатон тоже был с ними — сели за один стол. Она кивнула Хартли и поздоровалась, словно видела его впервые с утра. Понсонби она приветствовала гораздо теплее.

— Похоже, что я ей нравлюсь, — шепнул Понсонби. — Имейте в виду, она будет держать меня в руках по части спиртного, еще чего доброго излечит от моего любимого порока. Хотя, это не самый любимый, этот на втором месте.

Хартли не слушал. Он сидел, словно загипнотизированный, наблюдая, как Мойра напропалую кокетничает с майором. Каждый ее взгляд и улыбка кинжалом вонзались ему в сердце. Не потому что он ревновал, а потому что знал, как нелегко ей дается этот спектакль. А он еще более усугубил ее страдания. Ему-то уж полагалось понять, что он имеет дело с невинной девушкой, в первый же вечер в ее гостиной он должен был догадаться. Она никогда не простит его. И кто может винить ее за это? Он и сам себя никогда не простит. Он встал и подошел к их столу.

— Мне нужно поговорить с вами, майор. После завтрака. Возникли непредвиденные обстоятельства.

— Постараюсь не задержаться, — ответил майор. — Давайте встретимся в моей комнате через полчаса.

— Хорошо.

Хартли попытался сказать Мойре взглядом, что ей нечего опасаться. Но она восприняла его ужимки как вызов и обиженно отвернулась.

Хартли поклонился и вышел.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

— Послушай, уж не передумал ли ты помогать нам? — спросил Мотт Хартли.

Три джентльмена собрались после завтрака в гостиной Хартли, чтобы обсудить развитие событий.

— Мы не вправе лишить мисс Тревизик возможности вернуть состояние семьи, — заявил Хартли.

— Но Робби потерял не меньше по вине негодяя Стенби, — возразил Мотт. — Майор нагрел его на пятнадцать тысяч, а мой брат еще совсем мальчишка, учится в школе.

— К черту! Стенби вытащил у отца десять тысяч, — добавил Понсонби обиженным тоном. — Нам просто повезло, что он не знает меня в лицо, — он ведь жил в доме отца три месяца.

— Но мисс Тревизик — леди, ей нужно уступить, — продолжал настаивать Хартли. Ему не хотелось признаваться во всеуслышание, что он влюблен в Мойру. — А Джонатон еще подросток.

— Они вдвоем стоят целой армии, могут добиться, чего угодно, — наступал Мотт.

— Ты забываешь, что она может с таким же успехом провалить наше предприятие, если проговорится.

— Мы тоже можем выдать ее, — заявил Понсонби. — Бросьте, Хартли, вы же заверили нас, что заключили с ней сделку. Пусть так и будет. У нас у всех равные возможности. В конце концов Стенби все равно решит в ее пользу. Уж очень привлекательная особа. Это ей на руку.

— Но почему мы решили, что карман Стенби не выдержит обеих сделок? — предположил Мотт. — Он обокрал десятки людей.

— И еще с полдюжины других наряду с папб, — присвоив их долю по золотодобыче, — поддержал Понсонби. — У него должны быть на депозите сотни тысяч. Я думаю, нам надо не соперничать, а сотрудничать, держаться всем вместе. Я имею в виду мисс Тревизик.

— Делиться по-братски, — добавил Мотт, одобряя предложение.

— Если получится так, что всю сумму получить не удастся, я согласен на половину, — сказал Понсонби. — Лучше чем ничего. Каждый из нас должен попытаться привести в исполнение свой план. Что удастся получить, поделим поровну. Только так мы не останемся с пустыми руками. Поговорите с ней, Хартли, вас она послушает.

— Меня она как раз меньше всего расположена слушать. Лучше это сделать вам, Понсонби.

— Она подумает, что я пьян. Идите вы.

— Идите вместе, — предложил Мотт.

Они договорились зайти к Мойре после разговора Хартли со Стенби.

Хартли взглянул на часы.

— Время идти на свидание к Стенби. Потом поговорим с мисс Тревизик.

— Не забудьте предупредить майора, что мы ждем его ответ к полудню, — напомнил Понсонби.

— А деньги к ночи, — добавил Мотт, потирая руки.

— Надо предупредить мисс Тревизик, что поздно вечером мы уедем, — сказал Хартли. — Его предложение было встречено бурным протестом, но он стоял на своем.

— У нас джентльменское соглашение. Если бы она была мужчиной, я должен был бы поступить именно так. Не могу же я подводить ее только потому, что она леди, и к тому же очень молода.

Хартли вышел. Навстречу ему по лестнице поднималась Мойра. Он решил поговорить, не откладывая, пока есть возможность. Она попыталась пройти мимо, гордо подняв голову. Хартли остановил ее, взяв за руку.

— Мне нужно сказать вам нечто очень важное, мисс Тревизик, — сказал он.

— Мисс Тревизик! — Слова прозвучали как гром среди ясного неба. Мойра выдернула руку и набросилась на Хартли с гневной тирадой.

— Так вам и это известно. Поздравляю, мистер Хартли. Надеюсь, вы уже доложили майору Стенби о вашем открытии?

— Конечно, нет, — сказал он раздраженно. — Почему вы не открылись мне с самого начала? Зачем ввели в заблуждение? Вам известно, что я о вас подумал.

— Я же говорила, что Стенби подлец! Вряд ли можно было сказать больше человеку, который выдает себя за офицера полиции. Вы же угрожали мне тюрьмой.

— Вы уже вчера знали, что я не имею отношения к полиции.

— Я с первого дня поняла, что вы грубиян. Кому-кому, а вам я ни за что бы не доверилась, даже пса своего не доверила бы вам, не только свое благополучие.

Хартли старался спокойно снести оскорбления.

— Мы оба слишком поспешили с оценкой друг друга. По чистой случайности мое настоящее имя тоже не мистер Хартли, и я к тому же не мошенник. Как и вы, я приехал сюда, чтобы вернуть украденные Стенби деньги.

— Не верю ни слову из того, что вы говорите.

— Тем не менее это правда. Если бы мы сразу доверились друг другу, можно было избежать многих осложнений. Мы должны были договориться.

— Мы уже заключили договор. Вы обещали, что не скажете ему, что я не леди Крифф, поэтому вы не можете сказать ему, что я Мойра Тревизик.

— Я и не собирался оповещать его! Черт возьми, я же хочу предложить перемирие. Мы можем помочь друг другу. Я думаю о ваших интересах, поверьте. Если Стенби выберет покупку доли в контрабанде, вы останетесь ни с чем. Мы с Понсонби хотим предложить другой вариант — компромисс: кто выиграет, делится поровну с остальными. В этом случае выиграют все — никто не останется с пустыми руками.

Она фыркнула.

— Иными словами, вы хотите получить часть моего выигрыша, так как знаете, что у меня в сравнении с вами положение более выигрышное. Уж просто не знаю, как вас благодарить за услугу, мистер Хартли. Ее нежелание понять его самые благие намерения разозлило Хартли.

— Вы слишком высокого мнения о своих прелестях, мадам. Человек, подобный Стенби, всегда предпочтет деньги. Контрабанда обещает ежегодно такой доход, какой коллекция леди Крифф не принесет за всю жизнь. Однако решайте сами. Я выполнил то, что считаю долгом порядочного человека.

Мойру охватили сомнения. Что если Стенби действительно предпочтет контрабанду? Они с Джонатоном останутся с носом. Половина состояния лучше, чем ничего. Но можно ли доверять Хартли? Вдруг это новая ловушка? И ведет он себя так надменно, что уступить — значит унизиться перед ним.

— Долг порядочного человека перестать изводить леди. У нас уже есть соглашение.

Она гордо вскинула голову и пошла по коридору к своему номеру, где попыталась вспомнить все услышанное от Хартли и решить, правильно ли поступила, отказавшись от предложения. Ее также заинтриговало, кто он в действительности, если не мистер Хартли. Он дал понять, что тоже пострадал от непорядочности Стенби. Уж не ему ли Стенби продал пай не существующего золотого прииска в Канаде? Хартли был не похож на незадачливого игрока, которого можно было одурачить за карточным столом. Для этого он был слишком хитер. Кто же он?

Хартли направился на встречу со Стенби. Все прошло как нельзя лучше. Стенби решительно склонялся к покупке доли в бизнесе и даже спешил завершить переговоры как можно скорее.

— Я подумываю о том, чтобы перейти к оседлому образу жизни и остепениться; — сказал он. — У леди Крифф здесь родственники, она хотела бы здесь поселиться. Построю дом на берегу, откуда смогу присматривать за операциями с грузом. Как главный партнер возьму на себя управление фондами. Вы с Понсонби знаете, какие доходы можно ожидать. Я джентльмен и не обману вас.

— Ничуть не сомневаемся в вашем благородстве, майор. Кому можно доверять, если не офицеру? Конечно, время от времени мы будем наезжать. Да… вы упомянули леди Крифф. Следует ли понимать, что она приняла ваше предложение?

Майор неуверенно улыбнулся.

— Дамы любят поломаться. Они считают недостойным для себя признаться, что спешат к алтарю. Но еntrе nous* (* Entrе nous (франц.) — между нами.) я уверен, что она согласится.

То, что Стенби говорил о постройке дома, свидетельствовало, что деньгами он располагает. Хартли перешел к вопросу о финансах.

— Понсонби и я вносим деньги сегодня утром. Черный Призрак требует наличные. У него есть другое предложение — исходит от лорда Марчбэнка, как я полагаю. Если хотим сохранить за собой дело, нужно поспешить с инвестициями. Вы можете внести свою долю?

— Сегодня утром должен встретиться со своим поверенным по другому финансовому вопросу, который тоже предстоит решить. — Хартли заключил, что речь идет о покупке коллекции за наличные. — Попрошу его привезти еще двадцать пять тысяч. Я хочу присутствовать при вручении денег тому, кого называют Черным Призраком. Не подумайте, что не доверяю вам, Хартли, но сами понимаете, … когда сделка совершается на словах, без документов, да еще за наличные… Предосторожность не помешает.

— Разумеется, майор. Я только приветствую ваше присутствие, Понсонби тоже. Мне не хотелось бы встречаться с Черным Призраком одному на пустынном берегу ночью. Думаю, что не помешает захватить пистолет. Предлагаю вам сделать то же самое.

— Я всегда вожу при себе оружие. Вокруг столько негодяев, которые только и ждут случая обчистить чужие карманы. Не знаю, куда идет Англия. Когда завершим сделку, вернемся в гостиницу и разопьем бутылочку за наш успех, а, Хартли?

— Нашего собственного неразбавленного виски, — согласился Хартли.

— Как и полагается настоящим джентльменам, хе-хе. В наше время джентльмены тоже бывают разные.

— Абсолютно с вами согласен, — поддержал его сентенцию Хартли, улыбнувшись про себя.

— Сейчас просмотрю свои счета и внесу расходы. Может быть, смогу сделать новые вложения в результате нашей сделки. Я стараюсь держать значительную сумму в государственных облигациях, они не только надежны, но и ликвидны. Для нашего дела придется временно забрать и продать часть акций одной судостроительной компании. После окончания войны дела у них идут не очень хорошо. Вырученные деньги вложу в консоли* (* Консоли — ценные бумаги типа государственной облигации.). Обладать большим состоянием вовсе не легкое дело, накладывает обязательства.

— Но зато очень приятные обязательства, не так ли? — сказал Хартли, пытаясь рассмотреть записи в бухгалтерской тетради, которую достал Стенби. Суммы, представшие его взору, были ошеломляющими.

— Вы правы, — Стенби самодовольно ухмыльнулся. — Богатство меньшая из возможных обуз.

Хартли откланялся. Необходимость действовать незамедлительно придала ему энергии, а удавшийся разговор со Стенби — настроения. Видимо, Стенби был решительно настроен на покупку драгоценностей леди Крифф. Несомненно, он уже придумал, как вернуть себе эти деньги после свадьбы, но так как мисс Тревизик не имела намерения принять его предложение, это не имело значения. Получит деньги и скроется. И больше он, Хартли, никогда ее не увидит.

Мысль об этом казалась невыносимой. Нужно во что бы то ни стало увидеть ее и поговорить. Брат, может быть, поможет хотя бы упросить Мойру выслушать. Буллион сообщил, что Джонатон поехал верхом на прогулку. До ланча Хартли не удалось повидать Мойру, в гостиной она снова сидела за столом Стенби, расточая улыбки и бросая игривые взгляды на старого распутника. Сразу после ланча приказала приготовить карету и поехала в Ковхаус, где оставалась до обеда.

В тот вечер в гостиницу понаехало много людей из Лондона. Они привезли много денег и проводили совещания за закрытыми дверями со Стенби, Понсонби и Хартли. Это были их поверенные в финансовых делах. Когда выдалась свободная минута, Хартли спросил Буллиона:

— Майор просил показать ему коллекцию леди Крифф?

— Да, просил. Я сказал, пусть принесет разрешение от леди Крифф в письменном виде. Это его несколько отрезвило. Он не хочет, чтобы она догадалась о его подозрительности.

— Если еще сунется, отшейте его. Даже если и принесет от нее разрешение, придумайте что-нибудь.

Хартли не сообщил Буллиону, что коллекция не настоящая, но он знал, что Стенби сразу определит это, если увидит ее при дневном свете.

— Обещаю, сэр. Ваш человек не передумал насчет встречи в полночь?

— Гиббс готов и ждет с нетерпением. Вы приготовили специальную бутылочку бренди, чтобы отметить сделку?

— Приготовил. Такого бренди вы не видывали.

— Значит, в полночь.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Хартли намеревался предупредить Мойру, что его план начал осуществляться и ей следует поторопиться, если хочет вернуть свои деньги. Казалось, она решительно избегает встреч с ним наедине. За обедом не сводила глаз со Стенби, потом они пересели на диван у камина. В отчаянии Хартли вышел за Джонатоном, когда тот пошел прогуляться к бухте.

— Сестра рассказала вам, чем я здесь занимаюсь? — спросил он.

— Нет, это я сказал ей, — ответил Джонатон, смело глядя Хартли в глаза. — Я подслушивал под окном в тот вечер.

— Однако вы не глупы. С таким телохранителем она может чувствовать себя в безопасности.

Джонатон самодовольно расправил плечи.

— Жаль, что не могу помочь ей выносить общество Стенби, мне там нет места.

— Мне необходимо поговорить с вашей сестрой. Это важно для нее. Не могли бы вы вызвать ее в комнату на несколько минут?

Джонатон насторожился.

— Зачем она нужна вам?

— Возникли непредвиденные обстоятельства. Это срочно. Если поможете, позволю вам прокатиться в моем ландо. Обещаю, что ничего плохого это ей не предвещает. Как раз наоборот.

— Можно притвориться больным, но тогда придется просидеть в гостинице весь вечер.

— Что если порезать палец? Придется, конечно, сделать повязку, но не нужно будет сидеть в четырех стенах.

— Отличная идея, — Джонатон вынул маленький перочинный ножик и открыл лезвие.

Хартли взял у него нож и убрал лезвие на место.

— В этом нет необходимости, Джонатон. Джонатон с опаской огляделся.

— Здесь зовите меня, пожалуйста, Дэвид.

— Согласен. Предлагаю обмотать палец носовым платком и сказать сестре, что порезались, подбирая разбитое стекло.

— Надо его вымазать красным, вам не кажется? У меня в комнате есть красные чернила, я ими делаю пометки в учебнике латыни. Скажу, что порезался, когда затачивал перо. Я мигом.

— Идите сначала вы, я приду позже, ни к чему показываться вместе. Стенби может заподозрить неладное.

— Зачем вам все-таки нужна Мойра?

— Исключительно по делу, сэр Дэвид.

— А я надеялся, что она вам понравилась, — сказал Джонатон со свойственным юности откровением. — Она и в самом деле очень славная девушка. Совсем не похожа на леди Крифф. Она думает, что вы о ней плохого мнения. Ей ведь приходится выдавать себя за грубую деревенскую леди, безвкусную и легкомысленную, носить ужасные платья и делать безобразные прически. Мойра считает, что это самая неприятная часть нашего спектакля.

Услышав, что Мойра говорила о нем, Хартли заинтересовался.

— Можете заверить вашу сестру, что она пользуется моим глубоким уважением, несмотря на неподобающие прически и наряды.

— Вам не кажется, что она очень хорошенькая? У нас дома все парни без ума от нее.

— Есть кто-нибудь, кого она предпочитает всем остальным?

Джонатон отрицательно покачал головой.

— Нет. Она не обращает на них внимания. С того дня, как Лайонел Марч — так Стенби называл себя — похитил все наше состояние, она одержима одной лишь мыслью: вернуть деньги и наказать его. Здесь не только деньги, видите ли, хотя нам приходится очень туго, но и дело принципа. Она считает, что это ее долг перед отцом и мамой. Мойра очень принципиальная. Она говорила, что вас Марч тоже обманул. Как это произошло?

— Не меня, а моего кузена Робби Синклера. Он жульнически обыграл его в карты. Робби было только восемнадцать лет, это младший брат Мотта.

— Вы хотите сказать, что Мотт не лакей?

— Он мой двоюродный брат, лорд Рудольф Синклер. В армии мы служили в одном полку, были вместе на Пиренеях.

— Вот это да! — воскликнул Джонатон в изумлении. — Вы убили кого-нибудь?

— Больше, чем хотелось бы, и Мотт тоже. Он меткий стрелок.

— Кто бы мог подумать! По нему этого не скажешь, как вы собираетесь перехитрить Стенби, мистер Хартли?

Хартли кратко изложил ему свой план. Джонатон сказал:

— Так вот зачем вы спускались в туннель тогда ночью. Это вы ударили Мойру?

— Я ходил на разведку. Откуда мне было знать, что это вы с сестрой, я бы не пустил в ход палку. Нужно было понять, как работает вся сеть, чтобы убедить Стенби в законности сделки. Я понял, что это ваша сестра уже позднее, когда увидел рану у нее на лбу.

— Как вы догадались, что Марчбэнк стоит во главе?

До этого момента Хартли не знал, что ведущая роль принадлежит Марчбэнку.

— Догадался по тому, что никто из Джентльменов не был осужден. Надеюсь, что он не Черный Призрак?

— Нет. Это кузен Питер из Ромни. Он иногда появляется для острастки местных жителей. Вам надо было сразу поговорить с Марчбэнком. Он был бы счастлив помочь нам натянуть нос Стенби за то, что этот негодяй сделал с Мойрой и со мной.

— Да, очень жаль, что мне было неизвестно истинное положение вещей с первого дня приезда. Но вам надо идти в гостиную, а я через пять минут направляюсь к вашему номеру, чтобы поговорить с Мойрой.

Джонатон был так доволен собой, что ему хотелось еще поболтать.

— Мне кажется, мистер Хартли, что наше положение сейчас напоминает настоящую войну. Какой у вас был чин? Полковника?

— К сожалению, я только майор. Это звание приобрело отрицательную окраску после знакомства со Стенби.

— А ваше настоящее имя? Мойра говорила, что Хартли — вымышленное.

— Меня зовут Дэниел. А сейчас бегите наверх и «порежьте» палец.

— Сделаю «порез» на правой руке — так не нужно будет выписывать латинские глаголы.

Он помчался в гостиницу. Хартли смотрел ему вслед. Он был рад, что у Мойры был близкий человек, который помог ей пережить трудные годы.

Пятью минутами позже Хартли вернулся в гостиницу. Джонатон сбежал по лестнице навстречу ему, закрутив вокруг руки платок, смоченный красными чернилами. Вид у руки был такой страшный, что Хартли испугался, как бы Мойра не упала в обморок. Он пошел за юношей в Большую Гостиную. Мойра, увидев мокрую от «крови» тряпку, страшно побледнела.

— Джонатон! — воскликнула она, вскочив с дивана. Поняв, какую оплошность она совершила, назвав брата его настоящим именем, Хартли поспешил на выручку.

— Господи, что случилось, — крикнул он, бросаясь к Мойре. По лицу Стенби он понял, что тот не заметил ошибки.

— Затачивал перо, а нож сорвался, — сказал Джонатон, изображая испуг. — Не могли бы вы подняться со мной и наложить повязку, леди Крифф?

— Конечно, пойдем скорее, — Мойра увела брата. Хартли постоял в гостиной, чтобы принять участие в общем сочувствии в адрес сэра Дэвида. Вскоре разговор зашел о политике, и он поднялся наверх.

Джонатон оставил дверь гостиной приоткрытой и поманил Хартли жестом, приглашая войти.

— Неплохо сработано, правда? — спросил он.

Мойра все еще была взволнована.

— Вовсе ни к чему было выливать всю бутылку на платок, — отчитывала она брата. — Придется наклеивать большую повязку, чтобы выглядело правдоподобнее.

Мойра достала бинт и отрезала длинный кусок.

— Должна поблагодарить, мистер Хартли, за то, что пришли на выручку. Я так испугалась, что потеряла голову. Как вы думаете, Стенби заметил?

— Уверен, что не обратил внимания.

— Надо было предупредить, Джон, — она продолжала бинтовать руку. — А то я могла провалить все предприятие. Что вы хотели сказать, мистер Хартли?

Джонатон бросил на них хитрый взгляд и удалился в свою спальню. Хартли сказал:

— Сегодня ночью мы собираемся осуществить наш план. Стенби имеет нужную сумму при себе. Полагаю, что для покупки коллекции у него тоже деньги найдутся. Предлагаю поторопиться с ее продажей. К утру он может передумать. В крайнем случае потребует заключения компетентного ювелира, прежде чем отдать такую большую сумму.

— Если я начну торопиться, я только наведу его на подозрения. Он говорит о покупке драгоценностей завтра утром и тут же намерен выехать в Лондон.

— С вами?

— Да, он думает, что я поеду с ним, — ответила Мойра, заливаясь краской. — Я же собираюсь сбежать через окно, как только получу деньги.

— Неумная затея. Через десять минут он вас догонит. Ему достаточно будет только посмотреть на стекляшки при дневном свете, чтобы тут же раскусить вашу игру.

— Мне бы только добраться до Ковхауса. Кузина Вера скажет, что не видела меня. Кузек Джон спрячет карету и лошадей у соседей, пока Стенби не уедет. У нас все обговорено. Из-за вас все пойдет прахом — все годы жестокой экономии и труда. — В ее голосе звучало отчаяние, отражавшееся и в беспокойном взгляде. — Нельзя ли отложить вашу сделку до завтрашнего вечера, мистер Хартли?

— Боюсь, что это невозможно, — сказал он с огорчением. — У нас все готово к полуночи. Я ведь не единственный участник, Мойра, и должен считаться с партнерами.

Мойра вздрогнула, услыхав свое имя.

— Может быть, удастся уговорить его отдать деньги сегодня, — сказала она в раздумье.

— Не нужно, он заподозрит неладное. Пусть ваши планы остаются без изменения.

— Но я могу потерять все. Вы же сами сказали, что после одного обмана его подозрительность усилится.

— Я что-нибудь придумаю.

— Что именно?

— Где он хранит деньги? У Буллиона в сейфе?

— Да.

— Тогда я знаю, как заполучить их. Приготовьте вещи и ждите, когда я за вами приду.

— Я должна знать, что вы собираетесь делать, мистер Хартли.

Хартли дерзко улыбнулся.

— Хочу постричь овечку. Черную овечку. А теперь возвращайтесь вниз и продолжайте крутить голову жениху. Но не позволяйте брать себя за руку.

— Он не мой жених! Я не говорила, что выйду за него замуж. Скорее предпочту черта в качестве мужа.

— Вы не соглашаетесь просто из девичьей скромности. Уверяю, что майор уже считает вас своей. И я желаю ему всяческого успеха.

Произнеся эту странную тираду, он поднес ее руку к губам и запечатлел горячий поцелуй на ее нежных пальчиках.

— Уверяю, что у меня нет намерения принимать предложение Стенби.

— Вы меня неправильно поняли, Мойра. Я имел в виду другого майора.

Он загадочно посмотрел на нее и вышел. Дверь в комнату Джонатона отворилась с подозрительной поспешностью, стоило Хартли уйти. Юноша вышел в гостиную.

— Извини, Мойра, невольно слышал, что говорил Хартли. Похоже, что наши невзгоды подходят к концу, сестричка. Начну укладывать вещи. Не вешай нос, старушка! Тебе недолго осталось терпеть общество Марча.

Мойра, не понимая, смотрела на него. Пальцы горели в том месте, где их поцеловал Хартли. Может, все же попытаться получить деньги сегодня?

Что ей делать с такой суммой? Положить назад в комнату? Можно ли доверять мистеру Хартли который вовсе не Хартли, а просто незнакомый человек? Есть ли вообще выбор?

— Джонатон, ты лучше оставайся здесь. У тебя вторая рука тоже в красных чернилах, и на кровь это совсем не похоже.

Мойра вернулась в гостиную, но она так нервничала, что вскоре, сославшись на головную боль, вернулась в номер.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Без четверти двенадцать Джонатон постучал в дверь спальни Мойры и вошел. Она уже упаковала дорожный сундук и сидела на кровати в ожидании. Брату же сказала, что так как у нее нет выбора, она решила послушаться Хартли.

— Я пойду за ними, когда они выйдут из гостиницы, — заявил Джонатон. — Они встречаются у пещеры возле дома Марчбэнков. Думаю, если возникнет непредвиденное осложнение, я сбегаю за кузеном Джоном, он поможет.

— Я все думала и думала. Написала кузине Вере, предупредила об изменении планов. Она ждет нас завтра утром. Отвези записку, Джон, и введи лорда Марчбэнка в курс дела. Зря мистер Хартли выбрал пещеру кузена Джона для сделки.

— Это придает авантюре оттенок правдоподобия.

— Я так волнуюсь. Как ты думаешь, можно доверять мистеру Хартли?

— С ним все в порядке, он порядочный человек, — сказал Джонатон одобрительно. — Раз взялись за дело они с Моттом, все будет отлично. В Испании они пережили не такие времена.

— Что ты хочешь сказать? Раньше ты не упоминал Испанию. Мистер Хартли был в армии?

— Конечно, был. Он воевал в звании майора. Разве он не сказал тебе?

— Нет! Майор! Возможно ли? «Майор считает, что вы уже принадлежите ему. Я говорил о другом майоре…» — она почувствовала, что краснеет.

— Мотт тоже офицер. Отличный стрелок. Кто бы мог подумать, что такой денди может метко стрелять! Ну, я пошел. Где письмо?

Мойра передала ему письмо. Сначала ей захотелось поехать с Джонатоном, но потом она рассудила, что кто-то должен остаться в гостинице на тот случай, если Стенби придет в голову вернуться раньше и улизнуть с деньгами и драгоценностями.

Джонатон поскакал в Ковхаус. Ему доставляло удовольствие ощущение опасности, которая смогла поджидать на темной дороге. По одну сторону раздавались таинственные звуки моря, по другую — деревья нашептывали грозные события. Ковхаус был погружен во тьму, но он знал, что заднюю дверь всегда оставляли на наружном засове на случай, если возникнет срочная необходимость у Джентльменов переговорить с хозяином. Он вошел и пробрался в комнату леди Марчбэнк. Она спала чутко. Работа мужа была связана со всякими странными и опасными делами, так что она не удивилась, увидев Джонатона у своей постели около полуночи. Тут же она стряхнула сонливость, надела очки, прочитала записку Мойры и сказала:

— Марчбэнку нужно сообщить об этом.

— Да, я собираюсь поговорить с ним.

Они вместе пошли в его спальню — леди Марчбэнк в выцветшей домашней кофте и чепце, завязанном под подбородком, возглавляла процессию.

Марчбэнк выслушал Джонатона и прочел письмо Мойры.

— Так вот, оказывается, в чем дело. Мойра должна была сказать об этом раньше.

— Она не хотела приводить сюда Хартли, боялась, что он может выдать. К тому же до сегодняшнего дня ей не были известны все подробности.

— Я потерял две недели — не производил разгрузку и все зря, — посетовал Марчбэнк, — Поговори с Джоном Ларкиным в конюшне, Джон. Пусть он присмотрит, чтобы Хартли не помешали. Если кто-то из Джентльменов приходит ночью, Джек занимается ими. Но сегодня они вряд ли появятся, им было приказано притаиться до отъезда Хартли. Ты говоришь, он не таможенный инспектор? Это хорошая новость. Неприятно сознавать, что Лондон проявляет к тебе повышенный интерес.

Джонатон отправился на конюшню, нашел Джека — тот спал в полном облачении верхом на сером коне. Джонатон разбудил его и передал поручение Марчбэнка. Ларкин кивнул и снова заснул. О нем говорили, что он мог спать в любом положении — сидя, стоя и даже на полном скаку.

К тому времени, когда Джонатон пробрался к пещере, Черный Призрак был уже на месте. Группа мужчин — Стенби, Понсонби, Хартли и его денщик, переодетый в Черного Призрака — в черной шляпе, маске и домино — стояли тесным кружком и о чем-то шептались, нагнув головы. Их темные фигуры четко вырисовывались на фоне океана, освещенного лунным светом. Создавалось впечатление, что люди совершают неведомый средневековый ритуал. Джонатон не мог расслышать слов, но до него долетали звуки золотых монет, когда мешки с деньгами передавались Черному Призраку, который всем по очереди пожал руки, а потом вскочил на стоявшего поблизости черного жеребца. Лошадь взвилась на дыбы и заржала. Черный Призрак поднял руку в знак прощания, издал резкий звук, похожий на хохот, и исчез во мраке, оставив эхо от лошадиных копыт, которое еще долго звучало в скалах.

Оставшиеся джентльмены начали карабкаться вверх по утесу, где в укромном месте были спрятаны их лошади. Джонатон поскакал, что было мочи, в гостиницу, чтобы они не застали его на дороге. Вскоре он уже влетел в спальню Мойры.

— Все в порядке. Хартли сделал свое дело. Жаль, Мойра, что ты не видела — лучше любого спектакля. Они скачут сюда. Ты не раздумала ехать?

— Пока мы не можем уехать. Хартли свои деньги получил, Понсонби тоже. А мои все еще у негодяя. Стенби давал только двадцать пять тысяч. Они все еще в сейфе у Буллиона.

Джонатон, захваченный необычностью происходящего, об этом не подумал.

— Мне кажется, что все переговоры и обещания имели одну цель — убрать нас с дороги, чтобы не мешали, — сказала Мойра мрачно. — Мистера Хартли волновали только его собственные деньги. Он уедет, как только Стенби ляжет спать. Поедет забирать у Черного Призрака добытые обманом деньги. Больше мы его не увидим. Он нас перехитрил.

— У тебя было слишком много времени на размышления, тебе уже бог знает, что мерещится, — пытался успокоить сестру Джон. — Ты теперь в каждом видишь подлеца, потому что Стенби оказался подлецом. Сбегаю вниз, посмотрю, что они делают. Спрячусь за буфет в коридоре около Большой Гостиной.

Еще не дойдя до Большой Гостиной, Джонатон услышал веселый смех. Буллион разливал бренди, джентльмены поднимали тост за свой успех и новые начинания. Он прислушался, но не мог уловить ничего, что было бы как-то связано с планом Хартли помочь Мойре. Джонатон не хотел верить, что Хартли способен оставить Мойру и его ни с чем. Зачем ему было сообщать, что он уезжает ночью? Они бы никогда не догадались и так. Раз он предупредил их и велел собрать вещи, значит, он собирается позаботиться о них.

Веселье лилось через край, голоса становились громче. Вот Понсонби запел непристойные куплеты. Потом его голос затих. Джонатон заглянул в гостиную и увидел, что Понсонби уже свалился под стол. Буллион продолжал наполнять бокалы тех, кто еще держался на ногах. Майор Стенби уже качался, как маятник, и вдруг опустился на стул, не сел, а скорее упал. В следующую минуту голова его стукнулась об стол.

Понсонби поднялся с пола, как Лазарь, восставший из гроба.

— Он уже готов? — спросил он Хартли.

Хартли приложил палец к губам в знак предостережения. Он взял Стенби за плечи, встряхнул его и пробормотал ему в уху:

— Еще одну, Стенби, за Его Величество.

Стенби даже не пошевелился. Подмешанное в бренди снадобье сделало свое дело.

Понсонби приподнял Стенби за волосы, взглянул на его закрытые глаза и отпустил. Голова ударилась о столешницу.

— Все. Он спит. Пойдем, — сказал Понсонби.

Хартли довольно ухмыльнулся.

— Буллион, вы молодец, — сказал он, передавая хозяину гостиницы кожаный мешок, в котором позвякивали монеты. — Если вы будете так добры, что достанете наши деньги из сейфа, я скажу леди Крифф, что все готово к отъезду.

— Мне нужно положить в сейф одну вещь для Стенби, — спохватился Понсонби и выбежал из гостиной.

Джонатон бросился наверх, как только услышал слова Понсонби. Он даже не постучал к Мойре, а просунул голову в дверь и сказал:

— Ты ошибалась, сестра, Хартли в данный момент добывает твои деньги из сейфа. Сейчас он будет здесь. Не стыдно тебе, что ты ему не верила? Я же говорил: он парень что надо.

Джонатон выбежал в коридор, чтобы распорядиться о чемоданах.

Мойра не могла поверить своим ушам. Значит, он не шутил! Сейчас он придет! Неужели кончился ужас последних четырех лет?! Еще минуту назад казалось, что этот кошмар будет длиться вечно. Когда раздался стук в дверь, она встала, словно в полусне, и пошла открывать. Вошел мистер Хартли и передал ей кожаный чемоданчик.

— Это ваши деньги. Двадцать пять тысяч, — сказал он, открывая замок.

Мойра едва взглянула на деньги.

— О, …благодарю вас, мистер Хартли, — произнесла она обессилевшим от волнения голосом.

— Рад служить, мисс Тревизик.

Они стояли, глядя друг на друга, не произнося ни слова. Наконец Мойра сказала:

— Вы очень великодушны, — сказала она, не отрывая взгляда от его лица.

Хартли вдруг широко улыбнулся.

— А я думал, что леди Крифф будет щедрее на благодарность, — хитро сказал он, поставил чемодан в сторону и взял Мойру за руку.

— Вы думаете, наверное, что я ужасная женщина, — сказала Мойра, покраснев при воспоминании о грубостях, которые успела наговорить ему за эти дни.

— Естественно. Очень непорядочно было пытаться вернуть то, что у вас украли, не говоря уже о смелости и решительности, которую вы проявили, вступив в поединок с одним из величайших мерзавцев Англии. О том, с каким талантом вы сыграли роль богатейшей дамы леди Крифф, я уже просто умолчу.

Она ответила робкой улыбкой на его двусмысленные комплименты.

— Куда вы направляетесь теперь? — спросила она.

— Планировал вернуться на Ганновер Сквер, когда улажу дела со Стенби.

— К лорду Дэниелу?

— Точнее в дом его отца. Лорд Дэниел всего-навсего младший сын лорда Треймана. Старшие сыновья обычно не поступают на службу в армию.

— Лорд Дэниел был в армии? — спросила она, начиная понимать. — Хартли кивнул. — Он случайно не был майором?

— Именно так.

— Так это вы и есть лорд Дэниел?

— Вынужден признаться. А вы куда едете — в Суррей или Ковхаус?

— Как вы думаете, не опасно сейчас нам возвращаться домой?

— К утру здесь будет полиция, они прибудут, чтобы арестовать Стенби. Его разыскивают в связи с десятками преступлений, включая многоженство. Он никогда официально не регистрировал брак с вашей матерью, Мойра, так что можете не опасаться, что потребует назад деньги. Мы бы вызвали его на Боу-Стрит раньше, просто некоторые из его преступлений трудно доказать. Например, те пятнадцать тысяч, которые он зажулил у моего кузена Робби Синклера. Он шулер и играл краплеными картами. Как это докажешь? Поэтому я и погнался за ним в Блекстед. Семью Понсонби — кстати его настоящее имя лорд Эверли — он надул, продав им акции не существующих золотых приисков. Его семья уж и не надеялась вернуть деньги. Эверли сказали, что, если ему удастся их отвоевать, они будут принадлежать ему. Стенби его никогда не видел. Поэтому Понсонби прибыл сюда, как только узнал, что Стенби скрывается в Блекстеде. Он хочет оставить эти акции для Стенби в сейфе Буллиона, вместе с коллекцией леди Крифф. Нельзя же бросить почтенного майора с пустыми руками.

Мойра внимательно слушала, но не могла понять, какое преступление Стенби совершил по отношению к Хартли.

— А вы? У вас тоже были личные претензии к Стенби? Мы все вернули свои деньги. А что вам достанется за усилия?

— Надеюсь, что приобрету подругу, — сказал он, вопросительно глядя на нее, и видя, что она не возражает, Хартли крепко обнял девушку.

Хартли прижал свои губы к ее губам: у Мойры возникло странное ощущение — голова кружилась, все плыло, как в волшебной сказке, а сердце, казалось, просто остановилось. Нежность легкого поцелуя перешла в обжигающую страсть. Руки его сомкнулись у Мойры за спиной и держали ее так крепко, что она чуть не задохнулась. Волна неописуемого блаженства охватила все ее существо, словно огромный солнечный диск засиял над головой, обогревая и успокаивая своими лучами.

Хартли поднял глаза, они казались бездонными, полными горячего чувства. Он снова привлек ее к себе и стал покрывать лоб, глаза, щеки, шею неистовыми поцелуями, потом гладил ее волосы и снова целовал, целовал, целовал. Мойра видела, какой нежностью светились его глаза.

— Так я получу в награду девушку? — снова повторил он вопрос хриплым голосом.

— Если угодно. Хотя непонятно, что может привлекать вас в таком неуклюжем создании, как я.

Хартли ответил счастливой улыбкой.

— Вам не хватает воображения, миледи. Мне нужна именно такая, как вы. — Он снова начал ее целовать.

Поглощенные друг другом, они не заметили, как открылась дверь.

— Постойте! — воскликнул Джонатон, не скрывая восторга. — Следует ли понимать, что моей сестре сделали предложение?

Мойра отпрянула в смущении.

— Конечно, нет, — сказала она. — Я просто считала, что мистер Хартли… то есть майор… то есть лорд Дэниел… О, как все-таки вас называть?

— Называйте меня «мой жених», пока мы еще не поженились. Это решит проблему.

Мойра попыталась возразить, но он предостерегающе поднял палец.

— Никаких но! Вы обещали стать моей подругой.

Джонатон подбежал пожать Дэниелу руку.

— Я буду называть вас Дэниел. Вы поедете к нам или повезете нас к себе?

— Как захочет невеста, — ответил Дэниел. — Со временем, когда вы станете старше, мы приедем в Окден — мое имение в Сассексе, Джон.

— О, пожалуйста, поедем к нам. Мойра всегда переживала, что нам не достает мужчины в имении. А теперь, когда мы вернули состояние, можно начать приводить дом в порядок. Крышу нужно перекрыть, и папа хотел покрыть черепицей загон для скота, и…

Дэниел кивнул.

— А у меня есть отменный управляющий для имения. Пожалуй, действительно, поедем сначала к вам. Но, перед тем, как принять окончательное решение, мне хотелось бы побывать с Мойрой в Ковхаусе. Завтра здесь намечаются неприятные события. В Ильм уедем через несколько дней. Согласна, Мойра?

Мойре было все равно, куда ехать, раз рядом находился Дэниел.

— Да, отличная мысль, — ответила она, как в тумане.

— Отлично. Я хочу, прихватить с собой пару бочонков бренди из запасов вашего кузена. Сейчас отвезу вас в Ковхаус. Позвони, чтобы отнесли чемоданы, Джон.

— Уже распорядился. Но мне не хочется, ехать с Мойрой в Ковхаус, хочу остаться здесь. Мне не приходилось видеть полицейских с Боу-Стрит. Они будут вооружены? И вы не забудьте, что обещали разрешить мне прокатить вас в ландо, Дэниел? Мойра, а ты не забыла, что обещала купить мне экипаж, если вернем деньги?

— Ради бога, Джонатон, прекрати тараторить. У меня болит голова от твоей болтовни.

— Но ты ведь разрешаешь мне остаться с Дэниелем?

Дэниел сказал:

— Если вы будете тихо сидеть в своей комнате, мы сделаем вид, что забыли прихватить вас.

Джон понимающе ухмыльнулся.

— Вы хотите сказать, что мне нужно удалиться и не мешать вам любезничать?

— Именно так, — ответил Дэниел.

Джонатон вышел, а Дэниел и Мойра возобновили прерванные его появлением объятия и поцелуи.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ