загрузка...
Перескочить к меню

Миражи времени (fb2)

- Миражи времени [СИ] 325K, 34с. (скачать fb2) - Татьяна Абиссин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Татьяна Абиссин МИРАЖИ ВРЕМЕНИ

Глава 1. Выбор судьбы

«Кто или что управляет судьбами людей? Кто призван дёргать нас за ниточки, словно мы марионетки в кукольном театре, заставляя проводить жизнь в нужде и лишениях? Или, как утверждают некоторые ученые, мы сами ответственны за свою жизнь, и все, что с нами происходит, результат нашего выбора, наших мыслей и поступков?

Но, к сожалению, все дела, которые потомки считают великими, в большинстве случаев основаны на крови. История не сохраняет имен людей, способствовавших процветанию нации, в то время как имена тиранов известны каждому школяру.

Люди делятся на два типа: побежденные, до которых нет никому дела, и те, кто выиграл, несмотря на все сложности. Стадо и хищники — вот разделение существ в этом мире. И тебе одному решать, какой дороги держаться. Ведь, как известно, без белых кроликов не будет хорошей охоты.

Однако, даже если ты не готов расстаться с мечтами, что лелеял в детстве, наступает момент раз и навсегда вырасти из детских пеленок. Жалость — чувство нелепое и бессмысленное, благодарность — бесполезное и опасное, настойчивость, твердость и непоколебимая воля — единственный верный вариант, если хочешь чего-то добиться…»


Аджар, зевнув, отложил книгу в потрепанной обложке. Интересно, конечно, когда твои собственные мысли совпадают с утвержденьями мудреца, давно ставшего тенью, но скучные поучения так утомительны. Тем более, что он уже давно, еще с детства, наметил себе цель — после совершеннолетия занять трон Лазурита.

К сожалению, дорогая матушка, Розмари Прекрасная, не спешила уходить на покой, а теперь еще и младший брат стал помехой. Воистину, женщины — самые непредсказуемые существа на земле, иначе, чем можно объяснить, что умная и порой жесткая правительница оказалась настолько слепой, что решила оставить престол младшему сыну, гуляке и любителю приключений, в обход законных прав старшего? Да этот бездельник потратит на развлечения всю королевскую казну, или, того хуже, ввяжется в войну с соседями из-за какого-нибудь пустяка!

А это его показное благородство и любовь к дешевым трюкам?

«Я соглашусь, только если мой брат тоже будет участвовать в королевском состязании. Пусть судьба определит, кто достоин трона».

Закрыв глаза и откинувшись на спинку мягкого кресла, Аджар вспомнил утренние события…

— Вирс, неужели вы верите в эти байки простолюдинов о Новом веке? — королева склонила голову набок, так что золотистые локоны, неубранные, как обычно, в строгую прическу, скрыли лицо. В свои сорок с лишним лет, она была по-прежнему прекрасна, и только в глазах, больших и темных, как осенняя вода, светилась мудрость, подаренная временем.

Ее жизнь, несмотря на титул, богатство и красоту, нельзя назвать безоблачной. Оставшись после смерти отца единственной наследницей Лазурита, молодая девушка оказалась под сильным влиянием аристократии, заставившей ее вступить в брак с богатым герцогом Рене, правителем соседнего государства.

Брак оказался несчастливым, и даже рождение первенца Аджара не сблизило супругов. Впрочем, герцог недолго радовался новому титулу: пытаясь расширить границы Лазурита, он вступил в противостояние с королем Трейля, и погиб во время войны.

Розмари вновь пришлось стать правительницей. С помощью мудрых советников и военачальников, она сумела защитить страну. Заключенный вскоре мирный договор оказался для Лазурита выгодным, если не считать обязательства королевы после окончания траура выйти замуж за правителя Трейля.

Благополучие страны стоило для Розмари больше личного счастья. Она согласилась. Но кто бы мог подумать, что королева, наконец, встретит единственного, о ком мечтала с детства, и кого уже отчаялась найти!

Гилберт (так звали короля Трейля) оказался добрым и великодушным человеком, и принял первого сына королевы, как родного. Шестнадцать лет счастливой и спокойной жизни пролетели незаметно. Беда подкралась неожиданно: во время охоты на короля напал свирепый вепрь. Потеряв любимого мужа, королева долго тосковала и впервые стала задумываться, что ей, возможно, не стоило спешить принимать корону, или, тем более, любить кого-то. Как будто над ней, или даже над всем королевством, висит страшное проклятие…

— Ваше величество, звезды никогда не лгут, они выше людских домыслов и пересудов… Небо посылает нам весть о великом бедствии, и единственный, кто сможет это предотвратить — королевский сын. Белокурый ангел, истинный наследник, расправит крылья, и страна очнется от многолетнего забытья, — астролог почтительно поклонился, затем снял и тщательно протер запотевшие очки. Если бы не прошедшая ночь, когда ему удалось расшифровать небесную карту, он не решился бы прийти к королеве. Но если он прав, то время терять нельзя.

— В вашем предсказании есть деталь, которая меня очень смущает, господин Вирс. Новый король должен вернуть в наши земли реликвию, которая считается давно утерянной. Нет, даже более того, в ее существование почти никто не верит. А что вы думаете о «демоническом кинжале»? Даже если Раминей — действительно тот воин, о ком говорится в предсказании, где ему искать то, чего нет?

— Неужели это все, что вас волнует, о мудрая Розмари? А как же старший сын? Неужели вас не беспокоит его неудовольствие, когда он узнает, что больше не является наследником трона? — астролог озабоченно поправил шляпу.

— Мой старший сын любит свою мать и предан королеве. Он смирится с моим решением. Вряд ли его жизнь сильно изменится, если королем станет его брат. Я думаю, отдать ему в управление герцогство его отца. Это — щедрый подарок. К тому же, Аджар по характеру слишком напоминает Рене. Он не подходит на роль правителя. Его амбиции и высокомерие могут втянуть Лазурит в новую войну. Эта ошибка не должна повториться, по крайне мере на моих глазах… Раминей — тот, кто сможет править королевством не только справедливо, но и милосердно. Не так ли?

Звездочет с трудом удержался от того, чтобы вздохнуть. Ему, как никому другому, было известно, какие слухи ходят при дворе о принце Раминее. Именно эти пересуды порой заставляли его усомниться даже в собственном пророчестве.

Балагур, любитель женского общества, совершенно несерьезный и не испытывающий никакого почтения к придворному этикету — разве мог он быть тем самым рыцарем из пророчества, который рискнет жизнью, чтобы снять проклятие чьей-то злобной воли с королевства?

Иногда Вирсу казалось, что младший принц просто убегает от ответственности, страшась роли королевского наследника. Постоянное соперничество с Аджаром заставляли его довольно часто появляться во дворце, раздражая последнего своим присутствием. Только вот ничего героического Вирс в этом не видел, хотя не мог не признать, что Раминей, в отличие от сводного брата, унаследовал от матери необъяснимую внутреннюю теплоту. Только чем это поможет королевству?

— Мама, ты пригласила меня для того, чтобы поручить мне очередное ответственное дело? — порыв ветра распахнул шелковые занавеси, и тот, о ком велась беседа, спокойно шагнул в комнату прямо из раскрытого окна.

— Никак не привыкну к твоему способу посещать мои покои, — королева виновато улыбнулась Вирсу, который побледнел, увидев прямо перед собой недавний предмет обсуждения. Похоже, Розмари настроена решительно, и эта встреча с астрологом — всего лишь прелюдия к разговору с младшеньким.

— Я слишком люблю тебя, мама, чтобы откладывать встречу и доверять ее лакеям и слугам. Лучше просто влезу через окно. Но послушай, то, что говорят звезды, конечно, прекрасно, вот только сына у тебя два! До сих пор мы соперничали с Аджаром честно. Я соглашусь на поиск кинжала, если мой брат тоже примет в этом участие. Так интереснее и правильнее, ты не согласна? Мы — оба наследники. Не хочу, чтобы потом за спиной шептались, мол, власть досталась мне путем обмана.

Розмари нахмурилась и прикусила красивые губы, затем решительно кивнула. Условие принца, конечно, ей не понравилось. Зачем Аджару знать о ее планах раньше времени? Ведь она уже всем распределила роли. Старший сын и так купается в роскоши, и слишком похож на своего отца. Но астролог неожиданно улыбнулся, словно слова принца его обрадовали:

— Я думаю, что это решение, достойное будущего короля, — Вирс поклонился, — с разрешения ее величества, я передам наш разговор вашему брату, а дальше пусть распорядится судьба.

Глава 2. Тайна, которую скрывает «лилия»

Аджар недолго думал о том, где искать «демонический кинжал». В последнее время с окраин Лазурита стали поступать сведения о загадочной болезни, которую не мог излечить ни один целитель. Что будет со страной, если ее население резко сократится? Лазурит или исчезнет с лица земли, или поработится соседними государствами. Если мистический кинжал действительно может спасти королевство, то необходимо отыскать этот древний артефакт, как можно скорее.

Он провел в старом здании библиотеки почти весь день, пока за окном не стало темнеть. Смотритель в монашеской рясе вздохнул, но не посмел мешать, и, уходя, зажег факелы в пустой комнате.

Аджар пересмотрел целую гору книг, от самых ветхих, рассыпавшихся в руках, до новых, в обложках с золотым тиснением, но все оказалось напрасно. Даже в древних легендах «демонический клинок» не упоминался. Вздохнув, он собирался уходить, когда, подняв голову, при свете факела заметил еще одну книгу, стоявшую в самом углу.

Ему не сразу удалось ее открыть. От времени страницы пожелтели и склеились. Аджар повертел в руках книгу. Обложка из потемневшего синего бархата крест-накрест пересекалась цепями. Забавная символика, учитывая, что почти на каждой книге королевства уже лет пятьсот сохранялся другой символ — кинжал в ножнах. Поборов внезапное желание вернуть книгу на полку и заново изучить другие источники, он провел пальцем по склеившимся страницам, и тут же отдернул руку.

Из небольшого пореза заструилась кровь, мгновенно впитываясь в пожелтевшие листы бумаги. Спустя несколько мгновений библиотеку озарила яркая вспышка, книга со свистом взмыла в воздух. Изображенные на обложке цепи вдруг стали настоящими, прочно обернутые вокруг книги, и Аджар увидел, что они просто что-то скрывают. Прежде чем он успел понять, что делает, юноша поднес руку к поблескивающим в свете факелов цепям, и те мгновенно исчезли. На обложке четко проявилось изображение водяной лилии.

«Лилия? По преданию, этот знак принадлежал к старому магическому Ордену, о котором уже несколько поколений Ри ничего не слышно. Словно с его исчезновением связана мрачная тайна».

Аджар немного подумал, прежде чем взять книгу в руки. Не было сомнений, что вещь магическая, и кто знает, какие чувства, добрые или злые, вложил в нее бывший владелец. Однако первый лист книги оказался совершенно чистым, и Аджар облегченно перевел дыхание, но тут его плеча коснулась чья-то рука, а в голове тихий голос прошептал:

— Не бойся! Магия лилии не причинит тебе вреда, потому что когда-то давно эта вещь принадлежала мне, а ты — мое новое воплощение. Я покажу тебе часть своих воспоминаний, что таятся в этой книге…

Глава 3. Взгляд в прошлое, часть 1

— Водяная лилия, ты уверена, что хочешь служить юному принцу? Из-за немилости старого короля, у которого нет своих детей, Чарисс находится в большой опасности. Если принять его сторону…

— Отец, ты так долго учил меня магии, только чтобы подчиняться королевской власти? Но ты, ни разу не думал, что у меня есть мечты, желания? Почему я должна хитрить и изворачиваться, если перед моими предками еще сотни лет назад преклоняли колени простые смертные?

Старик сгорбился над заваленным свитками камнем:

— Дочь моя, дерзкая Аджар. Я не призываю тебя к осторожности, ибо нет ничего в жизни хуже равнодушия. Но ты должна помнить обет, который давала на пороге шестнадцатилетия: не использовать принадлежащую тебе силу Ордена ради забавы или корысти. С момента встречи с принцем Чариссом, ты — сама не своя. Раньше любовная магия тебя забавляла, а теперь ты используешь ее так часто, что кружишь головы всем, кто осмеливается взглянуть в твою сторону.

Девушка сверкнула темно-лиловыми глазами, не выказав ни малейшего раскаяния. Длинные рыжие пряди, не скрепленные заколками или лентой, золотой волной струились по спине. Горделивая осанка и высокомерный взгляд заставили бы любую королевскую дочку признать ее превосходство.

— Отец, ты знаешь, зачем я к тебе пришла. Тот священный клинок, что передавался в нашей семье из поколения в поколение… Думаю, я стала достаточно взрослой, чтобы его получить.

— Зачем тебе магия вещей, если ты сама прекрасно можешь изменять реальность одним движением пальцев? К тому же, магия клинка служит только мужчинам, — старик смерил дочь внимательным взглядом.

— Я хочу сделать подарок своему нареченному. Это же соответствует правилам нашего Ордена, раз меч останется в семье? — девушка нежно улыбнулась, блеснув белоснежными зубами. — Раз я не в силах управлять вещественной магией, моя просьба вполне понятна, не так ли? Мой избранник должен занять место, принадлежащее ему по праву.

— Если ты о принце Чариссе, то, по воле короля, он отправляется в Дальние земли. Зачем сила клинка в нелюдимых местах, где у принца никогда не будет вассалов?

— Но я буду с ним, чтобы его поддержать! Вместе мы создадим новое королевство. И этот меч станет…

— И чем мальчишка тебя очаровал? В тебе нет ни страха, ни сомнений, приличествующих твоим годам, — недовольно перебил отец, удивляясь, почему всегда выполняет прихоти дочери. То, что рядовые члены ордена склоняются перед ней, не удивительно, ведь Аджар — сильнейшая женщина-маг за многие поколения. Но почему он, суровый и жесткий с другими людьми, не может устоять перед любой ее просьбой? Наверное, правда кроется в том, что Аджар — единственный дорогой ему человек на этом свете…

Глава 4. Взгляд в прошлое, часть 2

Принц окинул внимательным взглядом расстилавшуюся перед ним морскую гладь. Солнце скрылось за серыми низкими облаками, и воды потеряли свой радостный, бирюзовый цвет. С востока подул усиливающийся с каждой минутой холодный ветер, и юноша плотнее закутался в плащ.

Оставить родную страну оказалось непросто даже, несмотря на то, что Дальние земли всегда манили его скрытыми тайнами. Но теперь этой земле суждено стать новым домом для него и преданных ему людей. Если бы не зависть и гнев старого короля, Чарисс стал бы наследником, и ему бы не пришлось рисковать жизнью в этих диких местах.

Борт захлестнула первая волна, гребцы бросились поспешно убирать паруса, но принцу некстати вспомнилась Аджар, молодая колдунья, которая так желала отправиться в эту дорогу вместе с ним.

Нет, Чарисс не придерживался мнения, что женщина на корабле — залог несчастья. Только вот, что важнее: молодой красавице не пристало, да и опасно путешествовать с грубыми портовыми мужчинами, пусть даже под его покровительством. На самом деле принц немного хитрил, не желая давать девушке лишней надежды на взаимность в любви. Иногда Аджар пугала его, словно завораживая своими темными глазами, заставляя говорить и делать то, что ему совсем не хотелось. Колдунья подавляла его, рядом с ней он чувствовал себя неловко. С первой встречи во дворце старого короля, чем больше он старался избегать ее, тем чаще они встречались.

От воспоминаний его отвлекли испуганные крики:

— Мы не успеем! Корабль несет прямо на скалы!

— Держись крепче, идет еще одна волна!

— О, Небесная Хранительница, защити нас!

Как больно видеть, что все рушится, даже толком не начавшись. Чарисс метался по залитой водой палубе, помогая команде, но все было напрасно. Дурная слава этих мест, о которой твердили все перед уходом в плавание, полностью подтвердилась. Хорошо все же, что он не взял с собой Аджар. Девушка только напрасно погибла бы…

Сквозь вой ветра и волн до него доносились треск ломающегося дерева, предсмертные стоны. Кого-то придавило в трюме, кто-то напоролся на острие крюков для снастей, кого-то смыло за борт. Потом наступила темнота.

Принц Чарисс очнулся от того, что по щеке скользнула теплая нежная чужая рука. Лица склонившегося над ним человека он не смог разглядеть, но почувствовал исходящую от незнакомца заботу. Наполненный ароматами трав воздух, удобное, хоть и не похожее на кровати во дворце, ложе, жар от потрескивающего костра — все говорило, что он в безопасности. Лба коснулась приятная прохлада. Уже знакомые умелые руки сменили повязку. Почему-то он был уверен, что эта женщина. Пошевелившись, Чарисс хотел поблагодарить незнакомку за заботу о нем, но строгий женский голос произнес:

— Для чудом выжившего человека вы слишком торопливы. Вам еще рано говорить. Я несколько дней потратила, чтобы исцелить вас. Надеюсь, вы не сделаете мои труды напрасными!

Чарисс медленно раскрыл глаза. Он лежал в небольшой комнате, в центре которой ярко пылал очаг. Стоявшая у изголовья его кровати девушка мягко улыбалась. Отблески огня играли в ее каштановых волосах, стянутых в две тугие косы прочной серебряной нитью. Большие, чуть раскосые глаза цвета молодой листвы следили за ним с нескрываемой заботой. Зеленое платье казалось простым по сравнению с нарядами придворных дам, но удивительно шло девушке, подчеркивая стройность ее фигуры. На миг ему показалось, что он видит одну из сирен, которые, согласно преданиям, появляются в море, чтобы сбивать с пути моряков. Но в девушке не нашлось ничего опасного. Напротив, ее окружала несвойственная обычным людям аура добра и света.

— Кто вы? — всё-таки произнес он вслух. Ни о чем не хотелось думать, особенно о собственной команде, которая навсегда осталась там, у скал. Каким чудом он выжил, и зачем боги его спасли? Как этой девушке удалось вытащить его и вернуть к жизни?

Множество вопросов готово было сорваться с языка, но тут Чарисса пронзило видение, вспыхнувшее в воспаленном лихорадкой разуме. Принц стоял на скалистом обрыве, камни под ногами осыпались один за другим, казалось, что спустя секунду его поглотит бездна. Но чьи-то руки нежно обняли его, и Чариссу показалось, что он, подобно птице, обрел крылья, и никогда больше не упадет …

— Я целительница этих земель. Мое имя — Раминей, — прямо ответила девушка. — В моей семье способность лечить людей передается от матери к дочери. Но я не творю чудеса, вся моя сила в знании трав и их свойств.

Глава 5. Взгляд в прошлое, часть 3

Уже месяц, как от принца не прилетало ни весточки. Сначала Аджар презрительно кривилась: этот наглец посмел отказать ей, когда она сама предложила ему свою помощь и силу. Что ж, море усмиряло и не таких! Но вскоре девушка затосковала. Какой бы могущественной колдуньей она не была, никому не под силу справиться с собственным сердцем.

В магическом шаре отражались знакомые серые глаза. Невозможно! Как он смеет так счастливо улыбаться, когда ее нет рядом? Кто этот человек, на которого Чарисс смотрит с такой нежностью? Аджар стиснула руки. Нет, еще ничего не кончено. Она не позволит…

Принц в одиночестве сидел на берегу, безучастно глядя, как волны набегают на песок, оставляя белые дорожки пены. Сегодня он впервые пожалел, что остался в живых. Может, ему лучше было бы сгинуть вместе со всей командой?

Небольшое поселение, в котором он случайно оказался, и его люди, не подходили под описание «дикари», которое часто использовали к жителям Дальних земель королевские мореплаватели. Здесь нет разделения на богатых и бедных, и люди не знают блеска золота. Главной ценностью для них служит взаимовыручка и сплоченность. Этих людей оклеветали придворные крысы, называя «невежественными исчадиями ада». Живя в согласии с природой, жители Дальних земель сумели сохранить те крупицы истины и добра, о которых давно забыли в более развитом обществе.

Но Чарисса все больше тяготило его собственное положение. С детства привыкнув к богатству, трудно не отдавать приказы, а просить или делать все самостоятельно. Простые люди по-прежнему относились к нему, как чужаку, и даже благосклонность целительницы не смогла изменить отношение людей. Порой даже принцу казалось, что теплый взгляд Раминей, обращенный в его сторону, только ухудшает, а не улучшает дело. И вскоре он догадался, почему. Оказывается, девушка с рождения предназначена в жены сыну вождя Вирсу. Тот же успел возненавидеть гостя за то, что жрица уделяла ему больше внимания, чем своему нареченному.

С утра мужчины отправились в море за уловом, но, сколько бы Чарисс не предлагал свою помощь, его лишь сухо благодарили и не брали с собой. Опечаленный, он возвращался в деревню, когда почувствовал сильный запах дыма.

— Помогите! — закричал высокий женский голос, и Чарисс бросился туда, откуда доносился крик. Высокий дом лизали языки пламени, и вокруг стопилась толпа женщин и стариков.

— Что произошло? — жар опахнул лицо.

— Иди, откуда пришел, чужак! Не мешайся! — заворчал кто-то из толпы.

В трех шагах от жилища стояла заплаканная женщина. Две других крепко держали ее, не давая броситься в огонь.

— Бедняжка, они с мужем так долго мечтали о дочке, и теперь… Говорят, не следили за очагом, от выпавшей головешки вспыхнули циновки. К сожалению, уже слишком поздно.

Принц не видел перед собой ничего, кроме задыхающейся от недостатка воздуха девочки. Возможно, когда жрица спасла его от смерти, ему передалась часть ее способностей: он как наяву увидел дрожащую худую малышку, сжавшуюся в комочек. Юноша не слышал людей, кричавших ему вслед:

— Глядите! Это же тот самый чужак, которого принесло море. Брось, это же не твое дело!

Накинув на голову плащ, Чарисс в три прыжка оказался в доме. Доски угрожающе поскрипывали под ногами, нестерпимый жар обжигал лицо и руки. Прислушавшись, он различил тихий плач, и бросился к смутно виднеющейся в дыму двери. Та оказалась наглухо запертой.

Проклиная беспомощность, Чарисс вытащил из сапога клинок и вонзил в дерево. Ему стало страшно. Смерть, не получив свою жертву при кораблекрушении, казалось, преследовала его по пятам. Но этот ребёнок, в отличие от его мертвых товарищей, пока все ещё жив, и, значит, Чарисс должен постараться спасти его.

Тут дверь под сильным ударом поддалась, и он осторожно прижал к себе испуганную малышку. Обгоревшая ладонь перестала чувствовать боль, в висках утихла кровь, страх исчез. Выбив окно, Чарисс с ребенком на руках выпрыгнул во двор.

Дальнейшее он помнил смутно. Женщины с криками бросились к нему, кто-то принес воды, кто-то забрал девочку. И только на следующий день принц узнал у Раминей, что девочка, которую он спас — младшая дочь вождя и сестра Вирса.

— Рина говорит только о тебе, постоянно называя тебя нашим спасителем. И пусть мало кто разделяет ее мнение, но, по крайней мере, Вирс изменил отношение к тебе. Он даже сказал, что если я тебя… люблю, то он простит мне ранний обет.

— А ты любишь? — обернувшись, Чарисс с волнением заглянул в зеленые глаза, о которых последние дни старался не вспоминать. Он вдруг понял, что боится ее ответа и ждет так, будто от этого зависит вся его жизнь. Зачем лгать себе? Ни к одной девушке прежде он не испытывал ничего подобного. Словно невидимая нить навсегда связала целительницу и спасённого ей человека.

— Я думаю, что наша встреча не случайна. Хочу стать ближе к тебе, — смутилась девушка и отвела вспыхнувший взгляд.

Принц сжал ее руку:

— Это — не ответ, которого я жду. Знаешь… В бушующем море мне пришлось встретиться со смертью. Она подкралась так близко, что проще всего было отказаться от борьбы. Но я до последнего цеплялся за жизнь, чувствуя, что кто-то будет очень страдать, если я умру. В лихорадочном бреду я видел прекрасного ангела, который держал меня за руку и помог вернуться к жизни. Как бы нелепо это не казалось, но мы сначала встретились в мире моих грёз, и лишь потом наяву. Но я понял, что люблю, именно там, за гранью реальности.

Тонкие пальчики Раминей скользнули по его лицу:

— Ты первый, кто помнит меня в том мире и рассказал мне об этом. Нет, пожалуй, ты — единственный. В нашем роду не принято верить в любовь с первого взгляда, человека надо узнать и привыкнуть к нему. Так внушается с детства. Однако сила целительницы дается свыше и неподвластна людским меркам. Я ждала тебя давно, с самого детства, верила в появление человека, которого выбросит на берег вместе с морской пеной. Поэтому ни разу не позволила Вирсу себя поцеловать так, как сейчас целую тебя, — с этими словами девушка вдруг обняла его и поцеловала.

Громкие крики заставили их отпрянуть друг от друга и выйти на улицу. В безоблачном небе кружился крылатый белоснежный конь. Сердце принца тревожно забилось. Неужели это послание с родины, которое он так долго ждал?

Аджар грациозно спрыгнула с коня. Ее лиловые глаза быстро обежали толпу и остановились на принце. Опустившись на одно колено, она подчеркнуто не замечала девушки, стоявшей за его спиной:

— Принц, рада видеть вас в добром здравии. К сожалению, вынуждена сообщить, что минувшей ночью его величество скончался. Я прибыла, чтобы вернуть вас на родину. Отныне, мой король, ваша страна нуждается в вас.

— Но, подожди, Аджар, столько всего произошло, что я не уверен…

— В том, что окажетесь достойным возлагаемых на вас надежд? Простые люди любят вас! Вы — единственный законный наследник престола. Если вы решите присоединить эти земли к своей стране, я, способная изменять реальность, с радостью помогу вам.

Чарисс ответил не сразу, слегка раздраженный, что эта сцена как в жутком кошмаре происходит на глазах тех, кто с таким трудом принял его накануне, как единственного избранника Раминей.

— Аджар, поднимись с колен! Ты всегда смотрела на меня, как на равного. А теперь послушай, что я скажу. Если королевство нуждается во мне, то оно должно принять и девушку, которую я выбрал. Её имя…

— Раминей, — сверкнула темными глазами колдунья, не добавив больше ни слова. — Я видела ее в зеркале реальности.

— Спасибо, Аджар. Мне гораздо легче, что ты знаешь и все равно остаешься на моей стороне. Мне больно потерять твою дружбу, — Чарисс облегченно вздохнул, и повернулся к своей невесте, — завтра в полдень мы проведем обряд согласно традициям этих земель, а когда вернемся во дворец, повторим церемонию по королевским законам.

Аджар, замершая в почтительном полупоклоне, продолжала улыбаться. Ни один из присутствующих не догадался, какие чувства скрывались в ее душе. Завтра? Это даже слишком долго, принц…

Глава 6. Взгляд в прошлое, часть 4

Чарисс не разлучался с избранницей ни на минуту. Какое счастье держать ее за руку, слышать ее голос, любоваться ее лицом, которое взаимная любовь сделала еще краше! Он казался себе влюбленным мальчишкой, уверенный, что ради счастья провести с ней всю жизнь, можно отказаться и от короны.

Но вот в листве деревьев по соседству с влюбленными мелькнула узкая тень. Она привлекла внимание принца. Сердце сжало дурное предчувствие, и он бессознательно обнажил клинок. Испуганный крик Раминей нарушил лесную тишину, когда он, оттолкнув девушку, пригвоздил к стволу дерева большую змею.

— Что это было? Какая-то странная энергия захватила меня, и я почувствовала, что не могу сдвинуться с места.

— Магические ящеры! Они высасывают жизненную силу человека до последней капли. Когда-то наши маги истребили их всех. Не думал, что они водятся здесь: ящеры предпочитают сырые болота, а не солнечные поляны… — Чарисс с побледневшим лицом смотрел на тварь, едва не погубившую его невесту.

— Как странно. Никогда не слышала о таком, — Раминей прижалась к нему, пытаясь успокоиться.

— Не бойся, я всегда буду рядом, чтобы защитить тебя, — улыбнулся принц, нежно касаясь ее волос. — Завтра будет великий день.

— Завтра будет великий день, — зачарованно повторила Аджар, наблюдавшая печальную гибель посланной ею твари через магический шар. — Я преподнесла тебе на блюдечке королевство, принц, а ты не произнес и слова благодарности. Думаешь, сможешь променять меня, великую колдунью, на какую-то девчонку? Никогда. Ты — только мой.

Полная луна стала свидетельницей древнего ритуала. Пусть магия вещей — не ее стихия, но, еще с детства, она умела вызывать, как светлых, так и тёмных духов. Если эта глупышка, возомнившая себя целительницей, погибнет во время церемонии, у Аджар больше не найдется достойных соперниц. И плевать на эти глупые запреты, что поколениями накладывал Орден лилии на своих лучших магов. Ведь всё это ради него одного…

* * *

— В ту ночь на клинок было наложено проклятие. Свадебный подарок должен был уничтожить мою соперницу, — холодный голос призрака вернул принца Аджара к реальности.

— И что же было дальше? Почему в истории нашей страны об этом ничего не говорится? — усмехнулся Аджар. Какое у него, оказывается, интересное прошлое. В другой жизни он жил, как женщина? А его сводный брат Раминей приходился ему соперником? Ну почему женщины склонны все драматизировать? Если бы сейчас он обладал магией, стал бы тратить ее на такое глупое чувство, как любовь? Никогда…

— А что дальше — тебе предстоит вспомнить самому, — ответила тень колдуньи. — Моя хозяйка перестала вести магический дневник после церемонии. Я не знаю, что с ней случилось. Кстати, хочу предупредить тебя, я чувствую, что ты зачем-то ищешь клинок. Не делай этого. В этой жизни ты — обычный человек. Снять проклятие тебе не под силу. Лучше всего прекратить поиски прямо сейчас.

— Прямо сейчас, говоришь? — Аджар решительно захлопнул книгу, и призрак исчез. Несколько минут он, молча, сидел, глядя на горящий факел. Что ж, надо признать, время потрачено не зря. Его младший братец и представления не имеет о проклятии, связанном с клинком. Пусть попробует его отыскать. Будет забавно, если ему все-таки повезет!

Аджар счастливо расхохотался, потянувшись, словно сытый кот.

Глава 7. Воссоединение, часть 1

Раминей размышлял о предмете поиска, от которого зависела его королевская доля. Проклятый клинок. Как он выглядит? Существует ли он? Кто и где его прячет?

В старой, хорошо знакомой таверне царила духота и дым. В это вечер младший принц грустил. Ничего не приносило ему удовольствия: ни искрящееся в бокале вино, ни призывные улыбки служанок, ни веселые шутки друзей, не понимавших его грустной задумчивости. Он даже не сразу заметил осторожно подсевшего за его столик старика:

— Почему молодой господин так печален? В первый раз вижу вас таким. Расскажи старику, глядишь, я тебе что-нибудь и посоветую.

Подняв голову, Раминей оценивающе взглянул на него. А вдруг и правда что-нибудь полезное скажет? Бродяга, истоптавший вдоль и поперек королевство, может и слышал что-нибудь про злосчастный клинок?

Подозвав служанку, чтобы та накормила гостя, младший принц ответил:

— Я ищу «Демонический клинок». Слышал о таком?

Старик ответил неохотно:

— Когда по миру ходишь, каких только сказок не наслушаешься. Зачем тебе проклятая вещь?

— От того, смогу ли я отыскать этот предмет, зависит моё будущее, и, возможно, будущее королевства.

Раминей спокойно встретил его взгляд.

— Но легенда остается легендой, независимо от вашего желания, — старик поднес к губам кружку с вином и с чувством отхлебнул. Чуть повеселев, подмигнул собеседнику, — но вижу, вы так легко не сдадитесь, юноша. Говорят, к северу отсюда, у подножия гор находится древний курган. Там, на месте прежней столицы, много чего спрятано. Если где и искать легендарный клинок, то только там!

— У водной границы? Это давно заброшенные земли. Там почти никто не живет.

— Когда-то Лазуритом именовалось небольшое поселение на берегу моря. Горы защищали местность от холодных ветров, позволяя выращивать богатые урожаи. В лесах водилось много всяких зверей. Но однажды все изменилось. Правителю земель подарили клинок, способный охранять и защищать. К сожалению, что-то пошло не так, и, вместо процветания, клинок принес опустошение и гибель. Испуганные люди, надёжно спрятав проклятый клинок, покинули эти места, построив новую столицу. Спустя годы многие храбрецы мечтали найти заколдованный меч, чтоб с его помощью править королевством. Но никто из них так и не вернулся. Если тебе дорога жизнь, откажись от своих поисков.

— Я уже все решил. Поворачивать назад поздно. Не хочу выглядеть трусом в глазах брата Аджара.

Старик поежился:

— Тот самый Аджар? Но, если вы назвали его братом, тогда меня угощает далеко не простой посетитель таверны. Неужели я вижу перед собой принца Раминея, прозванного Освободителем?

Младший принц только пожал плечами. Ему не хотелось вспоминать прошлые заслуги. Действительно, когда ему исполнилось шестнадцать, он возглавил небольшой отряд, отбивший атаку морских пиратов, разорявших южные земли Лазурита. Но впереди у него самое опасное приключение. Ему придётся столкнуться с магией.

Глава 8. Воссоединение, часть 2

Раминей провёл в пути два дня, но скалистые горы даже четко не обозначились на горизонте. Он останавливался только на ночлег, разводя костер, чтобы отпугнуть лесных зверей. Дорога давно превратилась в еле заметную тропинку. В последние годы ей почти не пользовались.

Чувство близкой опасности не покидало Раминея с той самой минуты, как он оказался в окружавшем скалистые горы лесу. Впервые за поездку принц пожалел, что не взял с собой никого из верных друзей. Что ж, это его судьба, и принц не простит себе, если из-за таинственного клинка пострадают близкие ему люди…

Поток тяжелых мыслей прервала случайность. Конь принца взвился на дыбы, и Раминей не смог удержаться в седле. В неверном свете луны блеснула прочная рыбацкая леска: его здесь ждали. Впрочем, почва оказалась не каменистой, а покрытой мягким мхом, смягчившим падение. Сквозь гул в ушах до него донеслись голоса:

— Сегодня мы поймали неплохую добычу, Клем. Уже давно не видел здесь таких хорошо одетых господ!

— Не все же нам выживать за счет полудохлых бродяг, да торговцев краденым. Кажется, симпатичная птичка, верно? Что, если продать его? Может, получится даже дороже, чем весь его дорожный костюм и этот увесистый денежный кошелек? — послышался звон монет.

— Хорошая лошадка, — усмехнулся еще один голос, — за нее тоже что-нибудь выручим.

— А он точно жив? Лежит и не шевелится! — принца обдало запахом кислого вина. Один из разбойников слишком низко склонился над ним.

Раминей стиснул зубы. Да что эти бродяги о себе возомнили! Кажется, пора показать, что он не зря заслужил славу первого меча королевства. Не открывая глаз, юноша ударом ладони разбил противнику нос, так что тот с воплем отскочил. Спустя мгновение Раминей уже держался на ногах, и, обнажив меч, выбил оружие у второго бандита, который попытался его задержать.

Но дальше удача ему изменила. Холодная сталь поцарапала кожу на спине, сквозь куртку, как раз там, где гулко билось сердце. Хриплый голос насмешливо произнес:

— Еще одно движение, и тебе конец. Брось меч, умник, пока еще жив.

Раминей на секунду растерялся. Так позорно проиграть первым попавшимся разбойникам? Это совсем не в его стиле.

Тут послышался резкий свист, и сверху, с высокого дерева, спрыгнул человек. Угрожавший принцу грабитель отвлекся, позволив Раминею обернуться. Перед ним стоял довольно щуплый на вид подросток, что, впрочем, не мешало ему вызывающе вскинуть голову, сжимая в руках кинжал и меч.

«Неужели, стиль двойных атак?» — уважительно подумал Раминей. В Лазурите давно не слышали ни о чем подобном.

— Малыш, ты же не веришь, что с такими тоненькими пальчиками сможешь победить меня? — расхохотался бандит. — Лучше не мешай, если не хочешь отправиться в рай раньше времени!

Раминей смерил взглядом главаря и положил руку на плечо своего неожиданного защитника, негромко пробормотал:

— Этот противник — мой. Спасибо, что помог, но…

Спаситель резким движением сбросил его ладонь:

— Не стоит меня недооценивать. Лучше позаботьтесь о последнем разбойнике. Он сейчас прячется в укрытии, но его стрелы оттого не становятся менее опасными. А что касается тебя, падаль, — подросток обратился к главарю, — я не позволю, чтобы Северные земли и дальше осквернялись такими, как ты!

Раминей успел увернуться, и пущенная из темноты стрела лишь оцарапала ногу. Точный бросок, и острый кинжал пришпилил врага к дереву, как бабочку.

Обернувшись, Раминей собрался помочь пареньку, но, к его удивлению, бой был закончен. Мальчишка склонился над неподвижным телом главаря. Подойдя ближе, Раминей разглядел, что на обеих руках молодого мечника отпечатался один и тот же символ — скрещенные меч и ножны, такой же, как на гербе Лазурита.

— Как тебе это удалось?

— Обычный удар. Меня научил отец, — усмехнулся тот, обернувшись к нему. — Я не хочу становиться убийцей, поэтому просто одолжила этому парню немного смирения и любви к миру. Его рана не смертельна. Надеюсь, это его чему-нибудь научит…

— Одолжила? Ты — женщина? — Раминей удивленно разглядывал свою спасительницу. Ему впервые встретилась девушка, владеющая мечом не хуже его. Принц замер, не в силах отвести взгляд, когда красавица шагнула вперед, в полосу лунного света. Волосы необычного серебристого оттенка рассыпались по плечам, обрамляя лицо, достойное старинной камеи; стройную фигуру не мог скрыть даже грубый мужской наряд. Но больше, чем ее красота и мастерство мечника, его удивило чувство безграничной радости, которое он испытал, словно при встрече близкого друга. А ведь он видит ее в первый раз.

— Ну, чего уставился? — покраснев, девушка отвела взгляд. — Лучше заплати мне за то, что я выручила из беды такого неудачника как ты. Запомни: я не работаю бесплатно!

— Я не ожидал встретить в глуши такого ангела, как ты, — принц поклонился так низко, словно перед ним была королева. — Прими мою благодарность. Как тебя зовут?

— Одной благодарностью сыт не будешь, — фыркнула девушка. — Я — Чарисс — последняя защитница проклятого кургана. Если, конечно, знатный господин понимает, о чем я.

— Последняя защитница? Получается, ты знаешь, где находится затерянный мемориал? Отведи меня туда, пожалуйста! Если тебе нужны деньги, я хорошо заплачу!

— Не все продается за деньги! — девушка взглянула на него с таким презрением, что Раминей поневоле разозлился. Ну, почему он, наследник этой страны, унижается перед какой-то девчонкой?

— Ты даже не знаешь, с кем говоришь! Я — будущий правитель этих земель, принц Раминей!

Но девушка только пожала плечами:

— Я спасла принца? Какая ирония. Только принц — еще не король! А у меня много дел. Так что до встречи, с вашего разрешения, я откланяюсь…

Глава 9. Воссоединение, часть 3

Утро выдалось прохладным и ветреным. Прислонившись спиной к раскидистому дубу, Раминей наблюдал за девушкой. Он следовал за ней третий день, забыв про еду и отдых. Чарисс стояла на краю, вдававшегося в море, утеса, любуясь спокойной морской гладью.

Принц чувствовал, что курган, где спрятали клинок, где-то близко, но не перерывать, же здесь каждый клочок земли? Это может занять всю жизнь.

Его мысли прервал звонкий голос:

— Последние пару дней я повторяю только одно: «нет и нет». Почему бы вам не прекратить преследовать меня, ваше высочество? У принцев так много свободного времени? Или вам не хватает ума найти курган без моей помощи?

— Не скажу, что мне по душе твоя дерзость. Только еще больше мне не нравится, что ты без конца мне выкаешь, — огорчился Раминей. — Поверь, я не хотел обидеть тебя. И курган мне нужен, чтобы спасти эту страну. Будущее Лазурита зависит от мистического клинка!

Девушка медленно повернулась к нему. Ее голос звучал очень печально:

— Думаешь, что один такой смелый, раз решил найти проклятый клинок? Сколько людей сгинуло бесследно, поддавшись желанию получить этот меч! Я, как и мои предки, охраняю курган, защищая людей от них самих. Но я — всего лишь человек, и у меня тоже есть цель. В детстве я часто слышала от отца легенду, что однажды явится истинный королевский наследник, достойный этого меча. Ты — первый из принцев Лазурита, пришедший за мечом. Поэтому, если пообещаешь исполнить моё желание, я покажу тебе дорогу к кургану. А дальше все зависит только от тебя.

— И каково твоё желание, Чарисс?

— С двенадцати лет я жила одна, как отшельница. Одиночество — проклятие нашего рода. Но я хочу изменить судьбу.

— Ты — сирота?

— Я не могу считать себя такой, потому что прекрасно помню, как отца, так и мать. Мой отец был знаменитым кузнецом и, кроме того, прекрасно владел мечом. Клинки, которыми я пользуюсь, сделаны им. Кроме того, символы на руках передаются в нашем роду из поколения в поколение. Отец также защищал старый курган. А мама… Она была гордой и очень красивой, и принадлежала к известной семье Лазурита; с детства мечтала о подвигах и приключениях, а не танцевать на балах или плести кружева, поэтому тоже отправилась на поиски колдовского клинка. Ей не повезло, но она встретила моего отца и осталась с ним, невзирая на недовольство семьи. После замужества ее лишили титула и состояния. И все же мои родители, хоть и недолго, но жили счастливо.

— Но я не могу воскресить мертвых, — прошептал Раминей, представляя, о чем его может попросить защитница кургана.

Девушка недобро усмехнулась:

— Я вижу, что ты — не Небесная Хранительница, и не попрошу о невозможном. Но я хочу, чтобы мне и моим потомкам вернули титул и положение в обществе.

— Если я вернусь домой с клинком в руках, думаю, мне даже не придется просить об этом матушку.

— Тогда чего мы ждем? Следуй за мной! Нельзя терять ни минуты: ночью темная сила кургана увеличивается. К сожалению, где точно находится клинок, не знаю даже я. Но уверена, что мы его найдем!

С этими словами Чарисс ударила ногой по большому камню, и тот откатился в сторону, открывая узкий проход. Пока они спускались в долину, девушка вспоминала то, что слышала от отца о своей родине.

* * *

Когда-то давно, после того как люди спрятали колдовской клинок, в эти места вернулся кузнец, один из предков Чарисс. Построив себе жилище недалеко от кургана, он следил, чтобы люди не сбивались с дороги в горах и не приближались к месту старого захоронения. Позднее к нему присоединились еще несколько семей. Возник небольшой поселок.

Кузнец мечтал, что однажды люди вернутся на север, к своим истокам, и, возможно даже, сделают его столицей страны. Но этим мечтам не суждено было сбыться, видимо, сказалось проклятие клинка. Сошедшая с гор лавина уничтожила поселок. Выжили только несколько человек, и среди них — прапрадед Чарисс. К кургану теперь вела только одна затерянная в подземной долине тропка, по которой они сейчас шли. Вместо поселка образовалось озеро.

— Возможно ли это? Неужели, меч оказался на дне озера?

— По-вашему, это сказка? Но озеро существует, и люди приходят сюда за проклятым мечом снова и снова. Может, сама природа испугалась темной силы клинка, и попыталась защититься с помощью воды. Ведь давно известно, что чистая вода снимает порчу. Да не смотри на меня так! Неужели жизнь во дворце такая скучная, что ты не слышал ничего подобного?

Раминей подумал, что с таким братом, как Аджар, трудно соскучиться, но не стал вспоминать семейные проблемы, а просто пожал плечами. Озеро появилось неожиданно, словно огромное зеркало, блестя под яркими световыми кристаллами подземной долины. В этом зрелище нашлось особое пугающее очарование, и принцу против воли захотелось прикоснуться к воде.

— Постой, не трогай воду! Все, кто делал это прежде, получили страшные язвы! Мы должны найти другой способ! — испуганно закричала Чарисс, но опоздала. Сверкающие капли стекали по ладони принца …

Глава 10. Воссоединение, часть 4

Вода помутнела, забурлила, по ней пошли огромные круги, и, спустя мгновение озеро исчезло без следа. Чарисс протерла глаза. Что происходит? Как ему удалось одним прикосновением уничтожить ядовитую воду? Глубоко вдохнув, она вдруг сообразила, что Раминей ушел далеко вперед, и бросилась за ним.

Принц ехидно улыбнулся:

— А я уж подумал, что ты храбрая лишь на словах!

— Чтобы я струсила? Нарываешься на драку? Хочешь, чтобы я тебя стукнула? Глупое вашество!

— Нет, это отложим на потом. Лучше посмотри на ту квадратную каменную плиту. Мне кажется, она здесь не случайно. Тебе не знакомы эти символы?

Чарисс провела рукой по плите, счищая мох и грязь, и почти не удивилась, рассмотрев рисунок в виде скрещенных меча и ножен, таких же, как на ее руках. Буквы были еле заметны, но она помнила уроки отца и легко разобрала оставленное неизвестным послание:

— Только человек с кровью запечатавшего зло может открыть дверь.

— Человек с кровью запечатавшего? Сколько твои предки жили в этих горах? Думаю, ты — единственная, к кому подходят эти слова! — обрадовался принц.

— Надеюсь, ты не собираешься пускать мне кровь? — скривилась Чарисс, когда принц протянул к ней руку, схватив тонкую золотую цепочку, висевшую на груди.

— Что это? — спросил он, рассматривая кулон, доставшийся ей от отца. — Зеленый гранат — довольно редкий камень в королевстве!

— Его мне подарил отец перед смертью. Ты думаешь, это то, что сможет открыть дверь? Но — куда? И главное, как?

В эту минуту свет одного из подземных кристаллов коснулся кулона и зажег в нем зеленый огонь. Свечение окутало молодых людей. Земля под ногами задрожала и начала осыпаться. После хорошей встряски искатели проклятого клинка оказались на дне нелепого пустого колодца.

— Что происходит? Я думала, мы нашли вход, — вздохнула Чарисс.

— Не знаю, но думаю: следует быть осторожнее.

Девушка вздрогнула. Ей почудилось, что кто-то не сводит с нее полного ненависти взгляда. Неяркое свечение кулона позволяло рассмотреть ведущий куда-то коридор, но, едва сделав несколько шагов, девушка вскрикнула от ужаса: под ногами белели осколки костей, черепа пугали пустыми глазницами. Чуть слышные голоса шептали: «Кто смеет нарушать покой мертвых? Пустота уничтожит вас …» Стиснув зубы, Чарисс стремглав бросилась вперед, обогнав принца:

— Глупые черепки! Да кто вас боится!

— Нет ничего плохого, в том, чтобы признаться в страхе. Хотя, на мой взгляд, вот это куда опаснее древних костей, — пробормотал Раминей, рассматривая небольшую пещерку, в которую их вывел подземный туннель. Посреди пещеры стоял старый покрытый толстым слоем пыли гроб.

— Как думаешь, это то, что мы ищем? — побледнев, девушка остановилась на пороге.

— Надеюсь. Пути назад все равно нет. Либо мы заберем меч, либо… — но стоило ему сделать шаг, как изображенные на стенах два волка превратились в живых, с вздыбленной шерстью и горящими в темноте глазами. Зарычав, они бросились к принцу, заметив его раньше, чем девушку. Раминей выхватил меч, но при первом, же ударе лезвие превратилось в прах.

— Все живое однажды умрет. Вы тоже станете пищей для червей! — послышался холодный голос.

— Мой меч растаял в воздухе, — в ужасе прошептал Раминей. Тем временем один из волков промахнулся, зато другому удалось вцепиться в ногу принца.

— Не стой столбом! — нервно крикнула Чарисс и метнула клинки. Те прошли сквозь тела волков, не причинив никакого вреда. — Не работает.

Раминей толкнул ее вперед, прикрыв собой от колдовских зверей:

— Ты должна достать проклятый клинок, или мы погибнем так же, как остальные.

— Ну, же, ожившие шкуры, нападайте, я ваш!

Чарисс действовала быстро. Гроб стоял перед ней: большой, потемневший от времени, с изображением сороконожек на крышке. Когда тяжелая крышка оказалась на земле, девушка увидела блеснувший клинок. И никаких трупов рядом, что стало для нее приятным сюрпризом. Но как вытащить клинок, если взявшиеся из ниоткуда противные щупальца опутали тело, не позволяя, пошевелится?

За спиной слышалось тяжелое дыхание принца. Чарисс должна ему помочь. Она не может допустить его гибели снова. Постойте, почему снова?

— Лови, принц! — выкрикнула она, бросая меч за спину.

Раминей задыхался, кровь струилась из открытых ран, но он не собирался легко сдаваться. И, главное, он не хотел, чтобы пострадала эта смелая девушка. Размахнувшись, принц ударил мечом по сводам пещеры. Раздался ужасный звук. Чарисс не выдержала его, упав на землю и прикрыв ладонями уши. Словно звон колоколов, но слишком близко, невыносимо близко. Сколь бы ужасен не был этот звук, но именно он уничтожил темных созданий. И волки, и тварь, окутавшая Чарисс щупальцами, исчезли с первыми звуками, которые породил проклятый клинок.

А в мысли Чарисс ворвались воспоминания о том, чего в этой жизни никогда не было…

Чарисс когда-то прежде видела это место. Она падала во тьму, из которой к ней тянулись окровавленные руки. Девушка не понимала, как здесь оказалась, и почему должна терпеть такие муки. И вдруг теплый свет залил все вокруг, возвращая ее к жизни. Открыв глаза, она увидела склонившегося над собой Раминея, по лицу которого текли слезы:

— Я так боялся тебя потерять. Когда я коснулся меча, то вспомнил, что любил тебя в прошлом. Моё отношение к тебе не изменилось. И я не смог бы жить на свете без тебя.

— Мой бедный принц… — ее серьёзный голос испугал его, но последующие за этим слова согрели сердце, — я больше не хочу титул. Мне нужен только ты.

Глава 11. Воссоединение, часть 5

Новость о таинственном исчезновении Раминея быстро облетела всю страну. Простой народ, любивший младшего принца, переживал и строил догадки. Что касается королевы Розмари, то та просто не находила себе места. Её смущала довольная улыбка старшего сына, и пугали распространившиеся среди придворных слухи, что Раминей пропал без вести.

Во дворце знали о договоре, заключенном между братьями, и все равно считали поездку принца в одиночестве, в отдаленную часть королевства, безрассудством. Чем печальнее становилась королева, тем увереннее держался Аджар. Розмари не могла избавиться от мысли, что старший сын отказался от поисков клинка, потому что понял, что соперник тоже не сможет справиться с задачей. Аджар не собирался легко отказываться от власти.

В то утро королева-мать проснулась от громких радостных криков:

— Принц Раминей вернулся! Он принес магический меч! Теперь никакие беды не страшны Лазуриту! Болезнь отступила!

Усилием воли Розмари сдержала свой порыв кинуться навстречу сыну: как мать, она мечтала скорее обнять его, но приличия требовали иного…

В честь возвращения принца устроили целый пир. Во дворце накрыли огромные столы, заставленные золотой и серебряной посудой. Сверкали одежды придворных, от блеска драгоценных камней болели глаза.

Раминей появился внезапно, и с первого взгляда королева почувствовала в нём перемены. Словно исчезло привычно равнодушное отношение к окружающему миру. Розмари всегда казалось, что, несмотря на обворожительные улыбки сына, его истинное «я» где-то далеко.

Сегодня это был совсем другой Раминей: он улыбался открыто и радостно, словно майское солнышко, озаряя светом всех вокруг, держа за руку девушку в алом платье. Внимательный взгляд королевы отметил чудесные серебряные волосы, перехваченные лентами, нежный овал лица и большие фиалковые глаза.

Королева привыкла к причудам сына. Придворные красавицы его не привлекали. Однако стоило ли в такой день приводить с собой девчонку с улицы? Розмари подавила приступ раздражения, и ласково улыбнулась принцу, демонстративно не заметив почтительно поклонившейся ей девушки.

Раминей, излучая радость жизни и счастье, даже этого не заметил. Преклонив колено перед матерью, он поднял правую руку. Королева вздрогнула при виде пробежавшего по его ладоням сияния, такого яркого, что пришлось на секунду прикрыть глаза. Присмотревшись, она увидела, что сын протягивал ей старинный меч, словно сошедший с фамильного герба королевства Лазурит. Тонкую рукоять покрывали старинные, давно утратившие значение символы.

— Я приношу этот клинок к вашим ногам, матушка. Этот меч — истинный символ Лазурита, с ним наша страна обретет божественную защиту. И все это благодаря тому, что…

— Мой мальчик, ты нашел клинок и вернулся живым и невредимым, как же я волновалась! — королева порывисто обняла своего любимчика, заставив подняться с колен. — Теперь ты — будущий король этих земель!

— Ваше величество, простите, я не договорил. И этот клинок, и мое возвращение стало возможным только благодаря одной девушке. На этом мече я дал клятву любить, защищать ее, и сделать своей женой.

Розмари вздрогнула от этих слов, как от удара хлыстом, и впилась взглядом в избранницу сына. Красива, конечно, как ни одна из придворных дам, но как простолюдинка может занять трон? Раминей сошёл с ума? Или его околдовали? Её младший сын казался разумным. Неужели, не смог оплатить ее помощь чем-то другим, скажем, золотом или титулом, а не подобным обещанием? В какое положение он поставил собственную мать перед всеми этими знатными людьми, которые были бы счастливы породниться с королевской семьей!

Она уже собиралась сказать что-нибудь резкое, когда на ее плечо опустилась чужая лёгкая ладонь, и тихий голос шепнул:

— Не волнуйся, мама. Раминей настроен серьёзно. Не стоит ссориться с будущим королём Лазурита! Однако я тоже не согласен терпеть за одним столом с нами безродную девчонку. Только вот брак не будет считаться действительным, если мы докажем, что он был заключен под давлением.

— Но как? — спросила королева.

— Предоставь это мне. Аджар обо всем позаботится.

Раминей сузил глаза, заметив, как его брат о чем-то тихо говорил с королевой. Затем Аджар, улыбаясь, подошел к ним. По его лицу скользила неприятная усмешка. Раминея это беспокоило. Но принц не привык убегать от своих страхов, поэтому он напрямую спросил:

— Аджар, мы заключили договор, но что-то я не заметил, чтобы ты искал клинок. Неужели решил сдаться без боя? Это так не похоже на тебя! Ты выяснил нечто неприятное и отказался от поиска?

— Хочешь сказать, я испугался? — Аджар подмигнул девушке, и в тот же миг почувствовал, как сердце пропустило болезненный удар. Издалека он не разглядел ее лица, но сейчас его охватило чувство, словно все тело охватил огонь. В голове звучал знакомый голос колдуньи старого ордена: «Убить для него, убить для Чарисса…» Возможно, он побледнел, потому что фиалковые глаза незнакомки расширились, и она взволнованно произнесла:

— Вам плохо, ваше высочество? Может быть, воды?

— Нет, все нормально, — обронил Аджар, проклиная себя за минутную слабость. — Брат, ты представишь нам свою будущую жену? Мы все еще не услышали её имени.

— Хитрец, ты переводишь тему, — хмыкнул младший принц, но, подумав, что выяснение отношений на балу вряд ли уместно, громко произнес, — мою невесту зовут Чарисс. По отцу, она происходит от людей, когда-то приплывших с севера и основавших прежнюю столицу Лазурита. А ее мать происходит из знатного рода и приходится дальней родственницей нашему астрологу.

— Что ж, поздравляю тебя, брат, и вас, госпожа, — Аджар поцеловал тонкие пальчики девушки, и та поспешно отдернула руку. — Думаю, не стоит откладывать венчание. Как насчет завтрашнего дня?

Затем обнимая брата, он тихо добавил:

— Мать не очень довольна, но ты не волнуйся. Нужно поторопиться, пока она не попыталась вас разлучить. Возможно, я не всегда вел себя, как хороший брат, но теперь хочу это исправить. После свадьбы я поговорю с мамой и все утрясётся само собой. Эти ужасные дни, когда считалось, что ты погиб, я не находил себе места, и счастлив, что могу хоть чем-то помочь.

Эпилог

Аджар осторожно прикрыл за собой дверь. Зря говорят, что старые связи редко оказываются нужны. В академии, где он обучался, его самым любимым учителем был старик, мастер приготовления ядов, который при его отце занимал видное положение. Стоило напомнить, как отец ценил его, и пообещать новую должность в случае его, Аджара, правления, как немолодой алхимик быстро сдался, и подарил ему недавно созданный яд.

Отрава не имела вкуса и запаха и быстро растворялась. Единственный недостаток — короткий период действия, но, с другой стороны, Аджара не могли уличить в преступлении, ведь яд быстро распадался…

Аджар не спрашивал себя, когда именно решился на убийство брата. Просто подсознательно всегда понимал: если проиграет Раминею, останется только один выход. Как же он ненавидел эти радостные возгласы, что возвестили о возвращении младшего принца!

Но, даже узнав о том, что брат нашел волшебный клинок, он не хотел смерти Раминея сильнее, чем в ту минуту, когда увидел Чарисс. Прошлое вернулось, чтобы изменить настоящее, и долг Аджара — не позволить этому случиться.

К счастью, он — не та глупая колдунья, помешанная на своей любви. Да, Чарисс, что в прошлой жизни, словно в насмешку, была мужчиной, понравилась ему с первого взгляда. Кто знает, что явилось причиной новой вспыхнувшей искры страсти в нем, в Аджаре — редкая красота девушки или неразделённая любовь колдуньи из ордена Лилии? Но, кроме этого, его волновали и другие желания. С детства мечтая о троне, он никому не позволит себя обойти!

Одного взгляда, брошенного на Чарисс, хватило, чтобы вспомнить два окровавленных тела, лежащих на земле, и в ужасе бежавшую с места преступления колдунью. Похоже, тогда что-то пошло не так, и его прошлое воплощение уничтожило свою соперницу вместе с любимым человеком.

«Изначально глупо было прибегать к магии», — размышлял Аджар. К счастью, в этой жизни темные чары можно с успехом заменить ядом. Теперь ему стало понятно, почему с самого рождения он так ненавидел Раминея. Кроме обаяния и красоты, младший брат обладал способностью притягивать к себе людей. А теперь к этому добавились Чарисс и королевский трон. Снова, как много лет назад, все решится на свадебной церемонии…

* * *

— Твой брат так помог нам, взяв на себя все свадебные хлопоты! А ее величество, похоже, решила вовсе не появляться, — вздохнула Чарисс, поправляя упавший на лицо серебряный локон. Белоснежное платье, отделанное кружевом и расшитое драгоценными камнями, превратило девушку в сказочную фею. Раминей не мог отвести от нее взгляд. Его мучило странное ощущение, что это все повторяется, но он гнал от себя подобные мысли. Волшебный клинок короля висел над троном, куда им следовало подойти, и где их ждал священник. Это венчание должно стать одновременно и коронацией новых правителей Лазурита.

— Не расстраивайся, любимая. Мама примет тебя, рано или поздно, а сейчас главное — то, что мы вместе.

Аджар стоял за спиной священника, сжимая в руках золотую чашу, из которой требовалось выпить по глотку, до того, как влюбленные обменяются обетами верности перед Небесной Хранительницей. Взглянув на старшего брата Раминея, девушка не смогла подавить дурное предчувствие, и крепче сжала ладонь принца.

Наступившую тишину потряс удар грома, хотя небо было безоблачным. Порыв ветра пронесся по зале, и Чарисс, вскрикнув, указала на вспыхнувший ослепительным светом клинок, что висел на стене, за спиной Аджара. В тот же миг девушка и принц вспомнили то, что случилось в далеком прошлом…Вспомнили не обрывками, как прежде, а до конца и полностью…

Стоял чудесный летний день. Солнечные лучи словно благословляли влюбленных, обещая счастливую жизнь.

Принц и целительница обменялись взаимными обетами любви и верности. Тогда колдунья Аджар, наследница ордена Лилии, преподнесла невесте волшебный клинок, на который наложила темные чары. Она надеялась, что соперница, коснувшись его, заснет вечным сном, но принц заинтересовался затейливым узором на рукоятке оружия, и первым протянул руку.

В небесах прогремел гром, жизнь первого правителя Лазурита оборвалась. Вне себя от горя целительница Раминей нанесла себе смертельную рану тем же клинком, надеясь, что, как и при первом знакомстве, сможет остановить любимого у последней черты. Но проклятие оказалось слишком сильным. Тогда разгневанные люди попытались избавиться от жестокой колдуньи, преследуя ее по пятам, пока она не скрылась среди болот. Там она и умерла. Влюбленных похоронили вместе, клинок спрятали до тех пор, пока, согласно предсказанию, они не вернутся, чтобы соединиться и править этой землей.

— Но история повторилась, — Чарисс вздрогнула, глядя, как на полу вокруг тела Аджара растекается большое красное пятно. Из груди принца торчала рукоять клинка, а над ним склонилась прозрачная фигура.

— Я — дух клинка, призванный свершить правосудие. Этому человеку вернули воспоминания и ему дали выбор, как распорядиться своей судьбой. Однако он предпочел снова совершить ту же ошибку, что и много лет назад. Я не мог допустить повторения несчастья, после того, как новые Чарисс и Раминей воссоединились, доказав свою любовь. Надеюсь, в этой жизни вы будете счастливы, а я забираю душу, которая так и не смогла обрести покой, — призрак коснулся тела Аджар. Тот громко кричал и отбивался, но все же его фигура просто бесследно растаяла, как цветочная пыльца, развеянная ветром по воздуху.

Принц крепко прижал к себе Чарисс. Только теперь они оба поняли, почему с первого взгляда испытали такое притяжение друг к другу. И, сколько бы горя не принес им погибший от проклятого клинка Аджар, теперь новые король и королева смогли понять его чувства. Ведь гораздо легче убить, чем потерять любовь…


Оглавление

  • Глава 1. Выбор судьбы
  • Глава 2. Тайна, которую скрывает «лилия»
  • Глава 3. Взгляд в прошлое, часть 1
  • Глава 4. Взгляд в прошлое, часть 2
  • Глава 5. Взгляд в прошлое, часть 3
  • Глава 6. Взгляд в прошлое, часть 4
  • Глава 7. Воссоединение, часть 1
  • Глава 8. Воссоединение, часть 2
  • Глава 9. Воссоединение, часть 3
  • Глава 10. Воссоединение, часть 4
  • Глава 11. Воссоединение, часть 5
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...