Ваант (fb2)

- Ваант [ЛП] (пер. Любительский (сетевой) перевод) (а.с. Команда Галаксос-1) 773 Кб, 181с. (скачать fb2) - Джуно Веллс - Лайла Нэш

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Лайла Нэш и Джуно Веллс ВААНТ

Глава 1 ИСЛА

Исла Леннокс не в самом лучшем расположении духа смешивала коктейль из соков, сидя в столовой военного корабля «Арго». Земные фрукты все больше оказывались недоступны, становясь атрибутом настоящей роскоши, — и единственным, что порадовало сейчас Ислу, которой редкая смесь из плодов манго пришлась по вкусу. Она поправила воротник мундира и перелистнула страницу книги. Чтобы служить на военном корабле Альянса, Исла всю свою жизнь посвятила изучению инопланетных языков. Ей всегда хотелось увидеть новые места, необычные культуры, планеты и технологии. Но как бы она об этом ни мечтала, ей никак не удавалось изменить о ней мнение капитана корабля, который не считал Ислу настоящим офицером.

Она перечитала последний абзац не менее трех раз, но так и не поняла, о чем там говорится. Час назад «Арго» получил приветственный сигнал от другого судна, и капитан Витц, конечно же, вызвал переводчика-мужчину. Он вызвал на мостик Прескотта! И это несмотря на то, что странный корабль оказался ксаравианским, а Исла была одной из полдюжины переводчиков по сложным диалектам Ксарав. Вот почему Исла отправилась в столовую, чтобы унять свой гнев желанным соком.

Сисилия Григгс плюхнулась на стоящий рядом стул, положив ноги на другой. Будучи старшим офицером службы безопасности корабля, она по совместительству являлась лучшей подругой Ислы.

— Что за кислая мина?

— Корабль получил сигнал от ксаравианцев, а Витц… — Исла покачала головой, ее опять охватило раздражение, смешанное с возмущением. Ей не пристало открыто критиковать капитана, когда несколько младших офицеров находились недалеко от их столика.

— Витц вызвал Прескотта, не так ли? — Поморщившись, Григгс заложила руки за голову, глядя в пространство. — Ну и черт с ним. Он не знает, что делает, отстраняя тебя. Кроме того, Прескотт не говорит на ксаравианском, я ведь права?

— Не говорит. — Исла сложила руки на груди. — Конечно, нет. Это язык пятой категории, а потолок Прескотта — третья. Вот скажи, где чертова справедливость? Он единственный, кто имеет право присутствовать на всех совещаниях, ратификации всех договоров и торговых сделок, и…

— Я знаю, — подруга, нахмурившись, посмотрела на нее, — и я по личному приказу капитана сейчас не на мостике с остальной командой службы безопасности, хотя всем ясно, что должна быть там. Витцу стоит дважды подумать, прежде чем пытаться хитрить с кораблем ксаравианцев.

Несмотря на растущее разочарование из-за своего положения, Исла насторожилась, но, потягивая сок, все еще пыталась насладиться его вкусом.

— Что ты имеешь в виду?

— Это военный корабль, но с маркировкой торгового судна.

Григгс покачала головой и, потягиваясь в кресле, поправила шокер на поясе. Поймав на себе взгляды младших офицеров, она мрачно взглянула в ответ. Исла знала, что у Григгс на корабле и среди большей части флота определенная репутация.

— Это почти незаконно, но приемлемо. Я думаю, что это «Галаксос», судя по маркировке корпуса. Капитан этого корабля, наверняка, раньше был какой-то высокопоставленной шишкой во флоте, но ушел, когда большинство других ксаравианцев расторгли договор и покинули Альянс.

— Странно, — Исла проверила свой коммуникатор на наличие каких-либо сообщений, задаваясь вопросом, как долго продлится встреча капитана Витца и капитана ксаравианцев. Что может связывать военный корабль «Арго» с нелегальным торговым кораблем?

— Откуда они прибыли?

— Из нейтрального квадранта Праймус Мажор, что делает данную ситуацию еще более подозрительной. В этом секторе не происходит ничего хорошего, — Григгс потерла челюсть. — Это главное прибежище для проклятых мятежников.

Мятежники — чума Альянса. Земляне и другие высокоразвитые цивилизации собрались вместе, чтобы создать универсальные стандарты прав, свобод и обязанностей, общие законы и средства защиты менее развитых планет и целый ряд других экономических и политических выгод для союзных планет. Внезапно поднялось восстание, и мятежники заявили, что Альянс намерен эксплуатировать всех в свою пользу. Конечно же, это абсурд. Исла посещала другие планеты во время учебы в академии, чтобы иметь возможность изучать различные языки, необходимые офицеру Альянса, в том числе была и на дальних планетах. Она ни разу не видела намеков на неблаговидные намерения Альянса.

Григгс вздохнула и, повозившись с сенсорным экраном на столе, сделала заказ. Дождалась прибывшего небольшого робота с чашкой кофе Гидрапид.

— Может быть, хорошо, что ты здесь, а не на мостике. Никто не знает, что ксаравианцы на самом деле хотят. Если сработает сигнал тревоги, беги к капсулам и не жди никого, ты слышишь меня?

— Этого не случится, — сказала Исла. — Ксаравианцы не настолько глупы, чтобы напасть на корабль флота.

— Может, и нет, но мы не знаем, кто еще находится в этом секторе. Здесь может быть не только «Галаксос». Там может быть целая флотилия, а этот корабль просто ждал нас, чтобы снизить нашу бдительность.

Желудок Ислы сжался при одной мысли об этом.

— Ты так думаешь?

— Не знаю, — пожала плечами Григгс. — Всегда есть такой шанс. Мы не далеко от сектора Праймус Мажор, и мы на пути к одной из небольших планет, которую они пытались оградить от Альянса. Возможно, они хотят сделать заявление.

Черт. Исла закрыла книгу и попыталась избавиться от чувства зависти.

— Я хочу быть на мостике. Я хочу знать, что происходит! Что если Прескотт что-то напутает? В диалектах ксаравианцев так много нюансов. И если Витц настаивает на использовании своего любимого переводчика, только Эйнштейн знает, какие недопонимания у них могут возникнуть. Сейчас это судно не хочет нас уничтожать, но обязательно захочет, как только Прескотт откроет рот.

— Так иди на мостик. — Григгс нахмурилась, когда ее коммуникатор запищал, она проверила сообщение. — Иди туда и займи свое место. Не жди, когда Витц попросит тебя, потому что если ты этого не сделаешь, то до конца жизни будешь тратить все свои знания только на чтение скучной плаксивой сентиментальной поэзии.

— Это не плаксивая поэзия, — пробормотала Исла. — А самое прекрасное лингвистическое произведение из «Жесткокрылых галактик».

— Хорошо. Тогда неси свой прекрасный лингвистический зад на мостик. — Григгс отставила чашку с остатками кофе и встала на ноги. — Поскольку я направляюсь туда, то намерена захватить тебя с собой. Пойдем. Мне нужен переводчик, чтобы убедиться, что я пошлю капитана корабля ксаравианцев куда подальше. Ты знаешь матерные слова на ксаравианском или стоит зайти к тебе в каюту за словарем? Мне нужно убедиться, что в моем распоряжении полный спектр их языковых выражений.

Исла фыркнула и, допив свой сок, встала и последовала за Григгс.

— Ты — просто катастрофа! Не начинай сегодня никаких войн, ладно?

— Они просто мятежники. Межгалактический мусор, пытающийся разрушить мир и все остальные наши блага, — поправив оружие, Григгс подмигнула Исле. — Это не война, а скорее эпический мордобой. Ведь ксаравианцы — просто задницы. У них же есть задницы? Или я должна бить куда-то еще?

— Клянусь, я тебя никогда не подведу, — Исла засмеялась и ускорила шаг, пытаясь не отстать от более длинноногой Григгс. — Почему ты спешишь?

— Такое ощущение… — сказала Григгс. Выражение ее лица стало задумчивым и хмурым. — Я не могу объяснить, просто… что-то не так…

Исла замедлилась. Она не была трусихой, но это не означало, что она так же, как и Григгс, бросится сломя голову в бой. Раньше, в Академии, они часто попадали в большие неприятности из-за характера Григгс, и выходили из хреновых ситуаций благодаря мозгам и языку Ислы. И сейчас столкновение с кучей непредсказуемых ксаравианских варваров не входило в ее планы, особенно, если корабль находился возле чужой территории, и предполагалось нападение на «Арго».

Исла откашлялась, когда Григгс посмотрела на нее.

— Разве мы не должны предупредить службу безопасности, чтобы все были готовы к чрезвычайной ситуации? Приготовить аварийное оборудование? Сделать все, чтобы избежать потенциально опасной ситуации?

— Мы могли бы, — столкнувшись взглядом с блеском голубых глаз Ислы, Григгс стала еще более серьезной. — Но тогда не будет никакого веселья?

— Иногда я, правда, ненавижу тебя. — Исла положила руки на бедра, не двигаясь с места. — Хорошо. Ты иди в рубку, разбирайся или устраивай хаос, а я пойду в медотсек, чтобы подготовиться к неизбежному потоку раненых, — она замерла, так как ее коммуникатор ожил, Исла удивленно смотрела на сообщение, капитан приказал ей явиться на мостик для помощи с переводом.

Сердце Ислы подскочило из-за нахлынувшего адреналина, она посмотрела на Григгс. Наконец-то пришло ее время блистать! Она не смогла сдержать улыбку.

— Пойдем!

— Ну и кто теперь торопится? — Григгс сжала руку Ислы, перед тем, как подруги достигли двери рубки. Перед открытием перегородки, Исла придала своему лицу выражение, подобающее офицеру Альянса.

Войдя в рубку, она взглянула на слишком высоких, внушительных ксаравианцев, и ей почти пришлось подбирать челюсть с пола. Раньше Исла видела их только на фотографиях, которые не передавали всей сути. Ксаравианцы хоть и были гуманоидами, но гораздо выше того же капитана Витца или других офицеров на мостике, с переливающейся разными оттенками и слегка чешуйчатой кожей. Длинные волосы, заплетенные в косы, были украшены бусами и еще чем-то, что не делало их вид менее грозным и воинственным.

Давным-давно один из наставников рассказывал про эту расу Исле, сейчас же она смотрела на самых крупных и самых пугающих инопланетян, которых когда-либо видела. Они выглядели скорее, как воины, а не солдаты.

Исла не могла оторвать взгляда от самого впечатляющего из них. Он выглядел как дикий и необузданный, страстно сражающийся за свою родину не по приказу какого-нибудь короля или императора. В волосах незнакомца было несколько украшений: что-то похожее на кости и полированные драгоценные камни; в искусственном освещении мостика суровые глаза сверкали серебром. Исла прошлась взглядом по эмблемам на форме, судя по которым, впечатливший ее инопланетянин был капитаном корабля повстанцев. У Ислы перехватило дыхание.

Очнувшись, она прочистила горло и смогла посмотреть на своего капитана.

— Сэр, вы меня вызывали?

— Мы столкнулись с кое-какими загвоздками в переговорах. Нам нужна ваша помощь. Представьтесь нашим гостям, — Витц, седой и вечно раздраженный человек, едва взглянул на нее, пока говорил.

Она набралась решимости столкнуться взглядом с ксаравианцем, надеясь, что выбрала правильный диалект, перейдя на высокий класс грамматики. Исла не хотела оскорблять их, используя диалект низшего класса. Но было бы обидно, если бы они не поняли высшего диалекта, и пришлось бы тогда признать, что они не были достаточно благородного происхождения. Исла заговорила медленно и осторожно, распутывая сложные слоги, за ней наблюдали десяток землян и шесть ксаравианцев.

— Добрый день. Я офицер Исла Леннокс, один из переводчиков капитана Витца.

Высокий ксаравианец изогнул идеальные брови, а когда взглянул на Витца, на его лице появилось странное выражение. И тогда он заговорил на почти идеальном земном языке, хоть и с сильным акцентом:

— Ты прав. Она хороша.

Исла переводила взгляд с одного мужчины на другого, и вдруг отчетливо осознала, что на мостике только две женщины — она и Григгс. Григгс, казалось, бездельничала у стены возле двери, сложив на груди руки: глаза прищурены и наблюдают за происходящим. Григгс была готова сразиться в любой момент, что заставило Ислу чувствовать себя немного лучше. Немного. Вежливо улыбнувшись, она спросила на высшем диалекте Ксарав так, чтобы никто другой не понял.

— Спасибо. Что вам нужно, чтобы я перевела?

— Ничего, — криво улыбнулся инопланетный капитан, и Исла замерла от его взгляда.

Она почти не слышала, как Григгс позади нее начала чертыхаться.

Глава 2 ВААНТ

Вaaнт и его команда долгое время следили за передвижением земного корабля, который направлялся к одной из беззащитных планет в крупном секторе Праймус Мажор. Ваанту не хотелось думать плохо обо всем флоте Альянса, так как некоторые из капитанов и экипажей были на самом деле хорошими офицерами, часть действительно хотела сделать Вселенную лучше. Но слишком часто их миссии уж больно негативно влияли на всех, кто не был частью Альянса. Ваант болезненно это переживал.

Когда у них появилось немного больше информации об «Арго» и его капитане, Ваант связался с кораблем землян и получил разрешение на стыковку. «Арго» оказался замешан в контрабанде и воровстве технологий. Украв новые разработки с менее развитых планет, они присваивали себе их авторство. Они проделывали это на протяжении некоторого времени в менее населенных секторах, а затем возвращались на Землю, чтобы использовать технологии и монополизировать производство. И теперь уже только земляне могли продавать всему остальному Альянсу произведенную благодаря этим технологиям продукцию. Ваант уже устал скрежетать зубами, думая об этом. Раньше ксаравианцев эксплуатировали таким же образом, и они все еще боролись с последствиями.

Сородичи Ваанта решились покинуть Альянс и работать независимо, в отличие от безмолвных планет, которые не смогли отбиться от Альянса и его кровососущих миньонов, таких как Витц и «Арго». На корабле Альянса их приняли вполне радушно, но Ваант знал, что все может измениться в мгновение ока. Ступая на «Арго», он хотел уточнить, какая миссия у корабля: обкрадывание очередных планет, которые не могут за себя постоять, или выслеживание мятежников и «Галаксоса»?

Ему сразу не понравился капитан. Скользкий засранец ухмыльнулся, когда увидел кости, перья и камни в волосах, и даже не удосужился встретить ксаравианцев в стыковочном отсеке. Он заставил их прийти к нему на мостик, как просителей или слуг, и это задавало тон встречи.

Что еще хуже, капитан «Арго», видимо, не побеспокоился о том, чтобы выучить любой из четырех или пяти универсальных языков, на которых, по словам Альянса, говорили все их офицеры для облегчения общения с союзными планетами. Вместо этого он воспользовался услугами хренового переводчика, который еле-еле мог связать три слова на низшем диалекте Ксарав. В целях экономии времени, Ваант заговорил на земном, хотя ему не нравились звуки этих слов и то, как они заставляли скручиваться его язык.

Ваант не стал садиться, впрочем, капитан и не предложил ему стул, а вместо этого прошелся вдоль мостика, не спуская глаз с двери. Он не доверял землянам ни на секунду. К счастью, с ним были пять членов команды «Галаксоса», в том числе Врикс, начальник службы безопасности. На «Галаксосе» Врикс был единственным офицером, опаснее самого Ваанта, хотя каждое утро в тренировочном зале корабля на них делали денежные ставки. Врикс никогда не улыбался. Совсем. Земляне начали нервничать, когда он сердито уставился на капитана «Арго» и маленького засранца, которому даже на универсальных языках с трудом удавалось изъясняться. И это переводчик?!

Ваант симулировал безразличие, словно он просто разговаривал.

— Вы только что покинули сектор Праймус Минор, верно? Мы искали торговые контакты в этой области.

— У нас было несколько остановок, — ответил седой капитан. Несмотря на то, что на нем была повседневная форма вместо мундира, этот кретин обвешал медалями грудь, желая, чтобы все помнили, что он был удостоен несколькими значками за отвагу или спортивные достижения. — Думаю, у вас будет возможность заключить выгодные торговые сделки. Я не уверен, что мы можем оказывать помощь кораблю, не входящему в состав флота, с такого рода контактами, но в целом планеты Аркадис открыты для взаимного общения практически со всеми. Как правило.

— И все-таки ваш корабль провел удивительное количество времени на не входящей в союз планете, проводил исследования… Почему вы хотите защитить эти контакты?

— Мы поклялись соблюдать конфиденциальность, — сказал засранец-переводчик, но Ваант не обращал на него никакого внимания. Мелкий, незначительный, не представляющий угрозы.

Капитан пожал плечами, его внимание обострилось, как будто он понял смысл слов Ваанта.

— Мы не можем раскрывать тайны бизнеса Флота.

— Довольно удивительно, что вы защищаете другие расы от общения, даже тех, кто не присягал вам и не состоит в союзе с Альянсом. А ведь флот — первое представительство законов Альянса, поэтому, конечно, межгалактическим судьям было бы интересно узнать, что корабль флота нарушил некоторые из этих законов?

Ваант скрестил руки на груди, не только для того, чтобы запугать коротышку, но и для того, чтобы погладить кортик, который он держал сбоку. На всякий случай. Угрожать капитану на его собственном корабле, как правило, не самая хорошая идея, но Ваант устал от игр. Ксаравианцы не славились своим терпением.

Глаза капитана Витца сузились, он смотрел на Ваанта в течение длительного времени, потом прогнал переводчика и несколько других офицеров из рубки. Витц обратил внимание Ваанта на обзор пространства перед «Арго» и уже не так высокомерно пробормотал:

— Мы ведем деликатный бизнес. Что нужно сделать, чтобы вдохновить вас продолжить свой путь, не беспокоясь о том, откуда мы пришли и куда мы направляемся?

Неприязнь Ваанта к этому человеку возросла. Стало интересно, что на самом деле сделал бы этот подонок, чтобы команда «Галаксоса» ушла и не пыталась докопаться до их противозаконных действий, за которые, возможно, межгалактические судьи вынесли бы смертный приговор. По крайней мере, он не угрожал Ваанту или его команде.

— Каковы твои предложения? Я отвечу, когда почувствую «вдохновение».

— Запасы продовольствия. У нас есть земные фрукты и немного мяса Ванатоса с последнего пополнения запасов.

— На моем корабле много еды. — Ваант задумался, куда могут зайти переговоры, если он откажется от предложений, хотя, может быть, землянин только выигрывал время для своего экипажа, чтобы занять оборону, а затем атаковать «Галаксос». Но любой ксаравианец всегда ждет лучшее предложение, прежде чем согласится на первое.

Землянин нахмурился, поглядывая на свою команду.

— У нас есть некоторый избыток топлива. Вы можете использовать или продать его.

— Слишком легко отследить. И на моем корабле много топлива, — это было не совсем правдой, для рейдов «Галаксосу» обычно требовались большие запасы, включая продовольствие, топливо, карты, людей… все.

— Это мое последнее предложение, ксаравианец.

Ваант ощетинился, уже не скрывая свой темперамент, чешуйки, приподнимаясь, начали шелестеть, а по коже прошлись красные оттенки. Проклятые земляне! Наглые, как черти, и сейчас, и когда они работали на флот!

Человек, по крайней мере, выглядел немного смущенным реакцией Ваанта. Он понизил голос и еще раз оглянулся на свой экипаж, хотя никто из них, казалось, не был заинтересован в том, что обсуждалось. Они уставились на команду «Галаксоса», точнее на их обмундирование. Капитан откашлялся.

— У меня есть члены экипажа женского пола. Неплохо выглядят, некоторые из них талантливы. Вы можете взять одну.

Женщины! Человек предложил продать свою команду в рабство? Инопланетной расе, которую они считают жестокой, даже варварской!? Его чешуя еще больше ощетинилась, а красный оттенок сменился на более темный — бордовый. Гнев достиг высшей точки кипения, и шипы на затылке встали дыбом. Врикс, внимательно наблюдавший за своим капитаном, стал тщательней прислушиваться, когда почувствовал гнев Ваанта. Но люди недостаточно хорошо разбираются в культуре Ксарав, чтобы понять, что означают шипы и цвета их кожи, что было последним в длинной череде их ошибок.

Ваант знал, что не оставит никого из женской части экипажа с этим ублюдком, так как нельзя заранее знать, кто может в следующий раз угрожать «Арго». Если капитан намеревался платить по долгам своим же экипажем, Ваант не мог стоять в стороне и рисковать женщинами, которые могут в конечном итоге попасть в какую-нибудь ужасную колонию и служить действительно жестоким правителям некоторых планет. Он не мог вынести мысль, что их продадут на другой корабль. Он отогнал прочь свою брезгливость и ввел капитана в заблуждение, продолжая торги.

— Одна? Что я буду делать с одной?

— Будете держать ее возле себя, пока не надоест, а затем отдадите ее своей команде. Она сильная женщина. Крепкая. Немного болтливая, но вы можете выбить это из нее.

— Ксаравианцы не делятся, — Ваант чуть не откусил себе язык, пытаясь не взбеситься и в конце концов просто не избить землянина до смерти, превратив того в груду мяса на полу.

Капитан нахмурился, мышцы его лица задергались, когда он заскрипел зубами. Ваант практически мог слышать его мысли.

— У меня только шесть женщин. Некоторым из твоих ребят все-таки придется делиться. И я не думаю, что вам нужны все они.

— Мне нужны все, — шипы на шее приподнялись еще больше, отчего кости и камни зашуршали в его волосах. — Все шесть.

Землянин был недоволен. Это было легко понять, даже для того, кто не особо хорошо разбирался в человеческой мимике.

— Если я дам тебе их, мы больше не увидимся. Договорились?

— Согласен.

Капитан взглянул на охранника и сказал:

— Пригласите сюда Григгс. И будьте готовы к бою, — потом обратился к другому. — Пусть Леннокс тоже прибудет на мостик, — он столкнулся взглядом с Ваантом. — Леннокс — хороший переводчик. Она будет полезна, если вы сможете заставить ее прекратить читать и витать в облаках.

Ваант отступил, чтобы поговорить со своей командой, и столкнулся с неодобрением на лице Врикса.

— Мы поговорим об этом позже.

— Мы не работорговцы, — прошептал Врикс, его дыхание участилось, кожа превращалась в темно-бордовую с серебряными завитками. Раздражение, гнев и отвращение боролись с бесстрастным выражением на его лице.

— Нет, мы не такие. Мы освобождаем женщин от контроля этих тварей, которые готовы торговать ими, ради спасения собственных шкур.

Подошедший к Ваанту офицер-землянин выглядел неуверенно и едва поднял взгляд, когда предложил планшет.

— Личные дела сотрудниц.

— Спасибо, — Ваант стал просматривать информацию и задержал свое внимание на женщине-офицере безопасности: признанный чемпион в нескольких видах боевых искусств, в том числе и песочных боях Ксарав. Ваант был впечатлен, ему хотелось прочитать больше, но он передал планшет Вриксу.

— Похоже, тебе может понадобиться помощь, чтобы справиться с ней, поскольку она может убить любого, кто встанет у нее на пути.

Поворчав, Врикс принялся изучать файлы. Он казался заинтригованным, когда прокрутил весь список умений женщины. Второй земной офицер наклонил голову в сторону офицера службы безопасности, что ждал возле двери.

— Она и переводчик Леннокс на пути к мостику. По-тихому не получится. Наш медик останется для того, чтобы обезвредить их, если понадобится.

— Я уверен, мы справимся с парой земных женщин, — сказал Врикс, но Ваант не хотел выставить себя и Врикса дураками, если женщины окажутся, так хорошо вооружены и тренированы, как говорится в их досье.

Земной офицер приподнял брови.

— Как скажете. Просто подождите, пока не встретитесь с Григгс.

Как будто по команде, дверь на мостик открылась, и через нее прошли две женщины. Ваанту хватило полсекунды, чтобы распознать офицера службы безопасности, которая, осмотрев комнату, осталась стоять возле двери.

Его сердца почти перестали биться, когда он увидел другую женщину — переводчика. У Ваанта перехватило дыхание, такого он точно никогда не испытывал! Густые темные волосы были собраны в пучок на затылке, а суровый мундир флота не скрывал роскошных изгибов ее бедер, идеальной груди и тонкой талии. Ваанта никогда не интересовали земные женщины, пока он не увидел ее.

Она широко раскрытыми глазами так же, как любой хороший офицер, оценила обстановку в помещении, и, моргнув, задержалась взглядом на Ваанте. Ее сочные губы приоткрылись, и ксаравианец мог представить их мягкое касание на своих собственных. Он почувствовал, что давление его крови подскочило, шипы настороженно поднялись, а кожа стала переливаться в сине-зеленых расцветках похоти. Один из команды фыркнул позади него, правильно оценив ситуацию, тем временем земная женщина — Леннокс? — взяв себя в руки, открыла рот.

Ваант ожидал услышать еще одну исковерканную речь на низшем диалекте или, по крайней мере, один из универсальных языков, но вместо этого ее хриплый голос произвел почти идеальный высший диалект Ксарав. Ваант потерял связь с окружающим, когда женщина представилась, а затем спросила о помощи в переводе. Он не мог придумать, что ей сказать, поэтому посмотрел на капитана и, проигнорировав ухмылку мужчины, сказал:

— Ты прав. Она хороша.

Женщина моргнула, посмотрела то на одного, то на другого мужчину. Офицер безопасности Григгс, сбросив свою показную беспечность, насторожилась. Она знала или хотя бы подозревала, что капитан уже что-то запланировал для них. Ваант у себя за спиной жестами просигналил Вриксу быть готовым к бою.

Капитан «Арго» посмотрел на Ваанта.

— Мы договорились?

— Другие?

— Будут доставлены в грузовой отсек.

Леннокс встревоженно переспросила капитана.

— О чем вы говорите? Какие другие?

Витц не ответил, а только кивнул своей команде. На Григгс набросились ее же сослуживцы, она увернулась, проводя боевой прием, выкидывая нападавших из рубки. К ней внезапно устремились другие, она вырубила, по крайней мере, еще двух своих, теперь уже бывших, товарищей по команде. А Леннокс застыла, когда медик схватил ее за руку. Ваант заметил, как от предательства потемнели глаза Ислы, это чуть не разбило оба его сердца. Позже он объяснит ей, что нечего бояться — он не сделает ей ничего плохого, что это для ее же блага. Это было просто недоразумение.

Ваант потянулся к ней, желая успокоить, но она выхватила из кобуры шокер и выстрелила ему в бок; его пронзила боль. Ваант с восхищением посмотрел на женщину. Так, значит, опасны не только сотрудники службы безопасности. Это был хороший знак — ксаравианцы любили опасных женщин.

Глава 3 ИСЛА

Исла не понимала, о чем говорит капитан Витц, и не верила, что такое возможно. Она обернулась и посмотрела на других членов экипажа на мостике. Никто из них не смотрел ей в глаза. Когда пришел бортовой медик, а Григгс начала ругаться, Исла потянулась к своему шокеру. Она не собиралась сдаваться без боя.

Но потом этот гигант ксаравианец с костяными бусинами в волосах и кожей, которая стала переливаться сине-зелеными оттенками, протянул руку и крепко схватил ее. Его прикосновение едва не расплавило ее кости; тепло, исходящее от его кожи, зажгло огонь в ее груди. Но Ислу не волновало, насколько инопланетянин хорош собой или какие чувства в ней вызывает. Они хотели купить ее и Григгс, и, возможно, других членов экипажа. Исла направила свое оружие в его сторону и была вознаграждена рычанием ксаравианца и, почему-то, легкими улыбками членов его экипажа. В следующий момент самый крупный парень шагнул вперед, и Исла приготовилась к настоящему бою, но вместо этого второй инопланетянин сосредоточился на Григгс — офицере безопасности, которая сбивала с ног любого, пытавшегося приблизиться к ней. Она могла сопротивляться долго, никто на их корабле не был для Григгс достойным противником.

Исла не дала себя схватить и потащить к двери. Сдерживая крупного инопланетянина, она пыталась через свой коммуникатор послать сигнал бедствия остальным женщинам на корабле, но прежде, чем она успела это сделать, медицинский работник сумел-таки схватить ее за руку, и давление холодного металла на ее кожу было единственным предупреждением.

Сработал медицинский препарат, и сознание стало ускользать. Исла начала падать и, возможно, ударилась бы головой о кресло капитана, но прежде, чем она достигла пола, ее поймали сильные сине-зеленые руки. Исла еще успела заметить, как Григгс сражается с ксаравианцем и неплохо держится, но бой Ислы закончился, когда ее подхватил большой инопланетянин. Седативное вещество в ее крови медленно завоевывало контроль над сознанием. Исле хотелось кричать и требовать свободы, проклинать Витца и всех мужчин на мостике, которые ничего не делали. Но она могла только смотреть на огромного инопланетянина, который крепко держал ее безвольное тело. Его глаза цвета ртути смотрели прямо в душу, и что-то глубоко в них мерцало, как далекие звезды. На высшем диалекте Ксарав он пробормотал:

— Поверь мне, все будет хорошо.

Исла ни на секунду не поверила ему. И прежде чем темнота окончательно поглотила ее сознание, что-то промелькнуло в ее периферическом зрении. Да! Исла увидела, как кровь хлынула из другого пришельца, когда Григгс набросилась на него со своим любимым ножом. По крайней мере, хоть одной из них удалось подпортить шкуру и сделать дырку в теле ксаравианца.

Глава 4 ВААНТ

Ваант не знал, что именно использовал медик, чтобы подчинить женщину-переводчика, но он намеревался попросить несколько доз этого препарата, чтобы хотя бы замедлить офицера службы безопасности.

Григгс удалось дважды ранить Врикса, чего уже давно не происходило ни в одной битве, которую Ваант мог припомнить. Он взял это себе на заметку, чтобы потом потешаться над своим другом. Хрупкая человеческая женщина ранила его! Сейчас же у них не было на это времени. Ваант хотел, как можно скорее вернуться на «Галаксос» вместе с женщинами, на случай, если капитан «Арго» вдруг решит передумать или организует для них засаду.

Ксаравианец торопился в стыковочный шлюз, где их дожидались две капсулы. Он чувствовал удивительный запах тела Ислы, но не позволял себе отвлекаться, хотя оттенок его кожи становился все более и более зеленым. Врикс сумел продержать голову Григгс в захвате достаточно долго для того, чтобы офицеры службы безопасности связали ее руки и ноги. Лишь тогда медик смог выстрелить в нее успокоительным средством. Таким образом, две из шести женщин не представляли больше проблем с возвращением ксаравианцев на свой корабль.

Прибывшие в стыковочный шлюз другие четыре женщины нашли своих соотечественниц без сознания на руках у инопланетян, и все же разразился ад. Ваант отдал должное земным женщинам — они сражались ожесточеннее и дольше, чем когда-либо их мужчины. К счастью, ни у кого из них не было таких навыков, как у офицера безопасности. Врикс же, похоже, был не склонен к тому, чтобы отпустить Григгс и помочь остальной части команды «Галаксоса» подчинить себе четырех женщин. Хоть борьба и закончилась в считанные минуты благодаря этому проклятому медицинскому работнику, ксаравианцы совершенно не хотели драться с женщинами. Еще через несколько минут были доставлены наспех упакованные сумки — по крайней мере, экипажу «Галаксоса» не придется беспокоиться о том, чтобы найти одежду и припасы для своих заложников.

Ваант напомнил себе, почему нужно было забрать женщин: никто не знает, что может сделать с ними этот ублюдок в следующий раз, когда ксаравианцы будут за много световых лет в другом конце галактики. Капитан Витц ставил женщин по приоритету сразу после еды и горючего, что уже многое говорило об этом человеке.

Ваант сместил руки на теле Леннокс, перехватив женщину поудобнее, и не смог устоять перед желанием взглянуть на ее лицо — очаровательный курносый носик, который казался слишком маленьким, чтобы нормально дышать, темные ресницы, отбрасывающие длинные тени, и гладкая кожа с намеком на розовый оттенок. Возможно, люди меняли цвет, когда чувствовали сильные эмоции. Он подумал, что же в таком случае мог означать розоватый оттенок.

Врикс, рыкнув, внезапно бросил сотрудницу службы безопасности на пол. Григгс, шатаясь, поднялась на ноги, она каким-то безудержным образом старалась сопротивляться действию успокоительного.

— Вы, сукины дети, вы, гребаные ублюдки, я убью…

У медика на лице отразилась паника. Один из сотрудников службы безопасности «Арго» хотел напасть на нее, когда она потянулась за еще одним ножом. Врикс издал раздраженный рык, его кожа стала слегка оранжевой. Он схватил мужчину за шею и швырнул его через всю комнату, затем поднял Григгс на ноги за воротник ее мундира. Она билась и рычала, затем внезапно снова потеряла сознание, безвольно обвиснув в хватке Врикса. Большой пришелец пожал плечами, и, забросив ее себе на плечо, направился к одному из шаттлов.

Ваант хотел уже было посмеяться над своим приятелем, но прежде взглянул на Леннокс и обнаружил ее большие голубые глаза открытыми и смотрящими на него. Он хотел ее успокоить, пообещать лучшую жизнь, ожидающую их на «Галаксосе», но только крепче сжал ее и сделал несколько шагов в сторону капсулы. Женская рука медленно поднялась к его лицу и ласково прикоснулась. Или он так думал…

На самом же деле, она подняла это чертово устройство и сунула ему в шею. Ваант скривился, когда электричество прокатилось через него и послало спазмы в мускулы. Женщина выпала из его рук. Ваанту стало плохо, от того, что он не смог ее удержать. Женщина, шатаясь, поднялась на ноги и, вместо того чтобы бежать, направилась прямо к капитану «Арго» и ударила его по лицу. Кровь хлынула из носа капитана. Леннокс точно знала, где у того слабое место.

Ваант, не обращая внимания на боль от электрошокера, поспешил к ней. Капитан Витц повернулся и грубо вцепился в ее подбородок. Переводчик ахнула от боли, но продолжала нападать, и Витц ударил ее еще раз. Ваант потеряв последние крохи терпения, схватил женщину и оттащил назад, чтобы у него была возможность защитить ее. Он ощутил, как что-то похожее на ярость сжимает его грудь. Леннокс, вскрикнув, дернулась, словно боялась за свою жизнь, а Ваант злобно посмотрел на человеческого капитана.

— Будьте гораздо осторожны в ведении своего бизнеса.

Пока остальная часть его команды размещала женщин и их багаж во второй капсуле, Ваант, взяв переводчика на руки, ушел в свою капсулу, где Врикс уже должен был связаться с «Галаксос», чтобы те подготовили двигатели к быстрому перемещению. Ваант не оглядывался на остальных людей, а женщина на его руках была расслаблена и в полубессознательном состоянии, поэтому он сосредоточился на командовании.

— Давайте сматываться отсюда.

— Я немного занят, — сквозь зубы сказал Врикс.

Ваант взглянул назад: внутренние стенки капсулы были забрызганы зеленой кровью. Григгс снова пришла в себя, и ей удалось в очередной раз поранить Врикса. Наконец Ваант смог рассмеяться, ведь сейчас их люди не могли видеть или слышать.

Он проверил двигатели и направил капсулу подальше от «Арго».

— Я разочарован в тебе, Врикс. Я никогда не видел, чтобы ты так сильно истекал кровью, подумать только, все, что нужно было, чтобы достать тебя — человеческая женщина.

— Иди ты к песчаным червям, — пробормотал Врикс, в очередной раз, уклоняясь от женщины-офицера.

— Продолжай сражаться, Григгс, — произнесла Леннокс; ее голос был очень тихим, и Ваант не мог разобрать слова землянки. Она попыталась встать, придерживаясь за стены, но колени отказывались ее держать.

— Я знаю, что тебе нравятся опасные женщины, Врикс, но это немного глупо. Утихомирь женщину, прежде чем мы доберемся до «Галаксоса» или остальная часть команды воспользуется возможностью, чтобы занять твое место в командовании кораблем.

Ваант направил капсулу за пределы действия оружия «Арго» в сферу защиты «Галаксос» и наконец-то смог облегченно вздохнуть. Ксаравианец нажал на коммуникатор, чтобы предупредить экипаж о подготовке стыковочных устройств, также приказав им подготовить безопасные помещения, но не стал объяснять зачем.

Врикс ворчал и, уклоняясь от ударов женщины, продолжая ее удерживать.

— Я не жульничаю, как эти проклятые люди. Так что держи свое мнение при себе.

Ваант, посмеиваясь, производил стыковку, а переводчик пыталась встать с кресла и даже ударить его, но у нее это пока не получалось. Ваант позволил своему главному инженеру взять под контроль систему автоматической стыковки и обратил свое внимание на женщин. Вриксу, наконец-то, удалось зафиксировать Григгс, хотя она все еще пыталась вырываться из его хватки или опрокинуть его. Ваант скрестил руки на груди и, чтобы женщины его поняли, постарался говорить на земном языке. Он особо не изучал его, хоть и знал достаточно хорошо универсальный язык.

— Нет смысла продолжать борьбу, вы теперь пассажиры на моем корабле «Галаксос» и находитесь на моем попечении, пока я не решу иначе. Если вы будете сотрудничать и вести себя достойно, то с вами будут хорошо и справедливо обращаться, если нет, то…

Он позволил угрозе повиснуть в воздухе, надеясь, что ему не придется снова сражаться с женщинами. Капсулу тряхнуло во время стыковки с кораблем, и часть боевого духа покинула Григгс, когда она поняла, что их действительно переместили на инопланетный корабль.

Зато переводчику, наконец, удалось встать на ноги, она шаталась при каждом движении. Она обвиняюще наставила на него палец. Женщина переключилась на низший диалект ксаравианского языка и начала:

— Мы офицеры флота Межгалактического Альянса и требуем гарантий Межзвездного соглашения Тора об обращении с военнопленными. Мы возмущены вашим незаконным поведением и требуем немедленного возвращения на корабль флота.

Брови Ваанта поднялись, он смотрел на нее совершенно озадаченный. Что, по ее мнению, тут происходит? Он спас их!

— Ты не…

Григгс захрипела, когда хватка Врикса усилилась, но ей удалось просипеть:

— Я не знаю, что ты говоришь, Исла, но, черт возьми, ты им скажи, что они гребаные неудачники и мешки с дерьмом…

Она замолчала, когда Врикс слегка встряхнул ее и пробормотал:

— Такой грубый язык. Это то, чему вас учат в ваших симпатичных, маленьких академиях флота?

— Это то, чему они учат вашу мать…

Когда дверь капсулы открылась, Исла уже, практически, кричала на Ваанта:

— Если вы хотя бы частично были воином, вы бы не стали заниматься пиратством. Вы самый худший из ксаравианцев, вы…

Ваант заметил остальных членов экипажа, точнее всех членов его экипажа, которые ждали их в шлюзе и с интересом прислушивались к Леннокс, продолжающей извергать на него все самые скверные проклятья, которые он когда-либо слышал на низшем диалекте Ксарав. А ведь он всю свою взрослую жизнь провел в армии. Его команда смотрела, как переводчик продолжала ругаться и давать удивительно неточное и биологически невозможное изображение его родословной. Их челюсти отвисли, когда Григгс возобновила свои попытки освободиться.

Вздохнув, Ваант потащил Леннокс из отсека, позволив Вриксу заняться второй. Возможно, он сделал одолжение «Арго», забрав всех их женщин. Казалось, что для «Галаксоса» грядут веселые времена.

Глава 5 ИСЛА

Очнувшись, Исла обнаружила, что они с Григгс находятся в капсуле наедине с инопланетянами. После укола, который сделал медик с «Арго», воспоминания Ислы были обрывочными, и последнее, что отложилось у нее в памяти — стыковочный отсек и разбитая рожа капитана Альянса.

Паника вместе с желчью подкатила к ее горлу. Сначала она испугалась замарать все в капсуле своей рвотой, но потом подумала, что, пожалуй, было бы не плохо, если бы ее стошнило на инопланетянина. По крайней мере, она была вместе с Григгс, а Григгс продолжала сражаться. Вид сопротивляющейся подруги придал ей сил, чтобы встать и высказать все проклятому ксаравианцу.

Раньше у нее не было больших возможностей использовать низший диалект ксаравианского, или весь словарный запас ругательств, что она знала, и сейчас было так приятно дать себе волю. Судя по выражению лица ксаравианца и по лицам членов его команды, которые встречали их в шлюзе корабля «Галаксос», она перестаралась или что-то напутала в стилистике речи, когда высказывала свое мнение о личных предпочтениях спаривания их лидера.

Даже самый большой из них, который пытался удерживать Григгс, выглядел встревоженным, хотя вскоре от него раздался оглушительный хохот. Исла прервалась, чтобы вздохнуть. А здоровяк, державший Григгс, вытер серебристые слезы с глаз и, еле сдерживая смех, сказал:

— А у нее есть свое мнение на твой счет, Ваант.

— Я думаю, она приняла меня за тебя, — большой инопланетянин выглядел больше позабавленным, чем сердитым, и Исла снова задумалась над тем, что должно быть полностью перепутала контекст, а может даже и синтаксис низшего диалекта.

Прежде чем она смогла повторить попытку попрактиковаться в разговорном низшем диалекте ксаравианского, большая ладонь Ваанта обхватила ее руку, которая, в сравнении с его, была просто крохотной, и потянул на выход из капсулы. Команда «Галаксоса» расступилась, когда мимо проходила Григгс, удерживаемая гигантским инопланетянином. Она рычала и ругалась, как разъяренный тигр. Исла не могла заставить свои ноги слушаться, поэтому спотыкалась на каждом шагу, пока инопланетянин ее тащил.

«Как Григгс удается совладать своим телом, чтобы сохранить координацию, да еще и сражаться при этом?» — подумала Исла. Ей нужно будет узнать секрет у подруги.

Остальные женщины из экипажа «Арго» тоже находились в стыковочном отсеке и выглядели так, будто отходили от действия успокоительного. Из второй капсулы выгрузили багаж, и сердце Ислы замерло, когда она среди прочих вещей увидела свой чемодан. Итак, Витц и другие офицеры даже собрали вещи! Они действительно не планировали их спасать. Витц просто позволил пришельцам забрать их.

И если это так, то, видимо, дальнейшее сопротивление бессмысленно. Никто за ними не придет. Ксаравианцы вряд ли позволили бы им убежать, к тому же посреди ненаселенного сектора можно было встретить разве что пиратский корабль. Внезапно стало трудно дышать, когда она взглянула на экипаж — ксаравианцы выглядели, как дикари: огромные и пугающие, и все они рассматривали женщин. На корабле не было ни одной представительницы их расы, не то, чтобы Исла до этого их видела, но это означает…

Ислу пробрала дрожь. Ее мать предупреждала об опасности космических путешествий и о службе на флоте, но разве она слушала? Она мечтала о звездах, приключениях и далеких мирах с волшебными языками и сложными культурами. Она и представить себе не могла, что станет рабом какого-то инопланетного капитана-мятежника.

Ваант, не выпуская ее руки, обратился к остальным женщинам на универсальном земном языке со странным акцентом:

— Я уверен, что у вас есть вопросы. Мы можем обсудить их в столовой, но вы все должны вести себя спокойно, — он бросил хмурый взгляд на Григгс, которая обнажила зубы и сделала попытку сбить с ног своего похитителя.

— Ты можешь пойти на хрен, и ты, и ты, и каждый песчаный червь на этом корабле, который когда-либо…

Вздохнув, Ваант кивнул своему парню, который надавил массивной рукой на мышцу прямо между шеей и плечом Григгс, и та тут же потеряла сознание. Исла бросилась к подруге, но рука Ваанта удержала ее, и его тон смягчился, когда он сказал:

— Она в порядке, она просто уснула на несколько минут, и это для ее же блага.

— Она никогда не перестанет сопротивляться, — Исла попыталась говорить уверенно, хотя ее собственная заинтересованность в сопротивлении иссякла из-за того, что ситуация казалась совершенно безнадежной.

— Это как раз то, на что я и рассчитываю, — произнес старший офицер безопасности, наклонившись, чтобы поднять Григгс, неся ее, как младенца, а не мешок с картошкой, как раньше. Исла удивленно уставилась на него.

Все прошли вглубь корабля. Он не был таким же современным и комфортабельным как «Арго» и, оказалось, имел множество повреждений, которые вызывали опасения. Она слышала, как главный инженер и технический специалист Роуэна МакЛауд ворчала себе под нос каждый раз, как видела очередную неполадку, пока они шли до помещения, похожего на столовую. У Ислы были серьезные сомнения относительно космической пригодности судна. Может быть, они не проживут достаточно долго, чтобы сожалеть о том, что их отдали ксаравианцам — их корабль выглядел так, словно готов был развалиться в любой момент.

Ваант усадил ее в кресло, на котором практически не было пятен, а сам занял соседнее, как и остальные женщины и несколько офицеров, вошедших в комнату. Офицер безопасности осторожно расположил Григгс в кресле, а затем сразу же привязал ее руки и ноги к предмету мебели, что был привинчен к полу.

Роуэна не могла понять происходящее, Исла видела, как она в уме логически прокручивает события снова и снова, пытаясь понять и оценить сложившиеся обстоятельства.

— Что, черт возьми, происходит?

— Когда мы поднялись на борт «Арго», мы…

— Они угрожали капитану, — выпалила Исла. В основном она помнила, что случилось, когда пришла на мостик, и это казалось правильным. Витц не мог просто отдать их. — Этот мерзавец угрожал Витцу, сказал, что уничтожит «Арго», если тот не отдаст ему всех женщин на корабле.

В этот момент Врикс издал возмущенный возглас.

— Это…

— Близко к истине, — сказал Ваант, стреляя в офицера мрачным взглядом, — мы забрали вас с того корабля, и вы не вернетесь. Мы ожидаем, что вы возьметесь за работу здесь, так как на нашем корабле только минимально возможная часть команды. Если вы отработаете свое проживание и питание на борту, то через некоторое время мы рассмотрим возможность для вас присоединиться к любому судну на ваше усмотрение.

Роуэна нахмурилась.

— Но…

— Но это будет корабль не военно-космического флота. Также вы не сможете вернуться на любую из планет Альянса.

— Почему? — хмуро взглянула на него Исла. — Потому что вы не хотите, чтобы вас называли работорговцами?

— Помимо всего прочего — да.

Ваант даже не отреагировал на обвинения, и Исла задумалась, а не делал ли он этого раньше. Возможно, именно благодаря потоку женщин, ему удавалось держать в узде свою команду. Ей захотелось вымыть кожу на руке, где он прикоснулся к ней. Немыслимо, а ведь ей он показался красивым и даже, что ему можно доверять. Похоже, ей приснилось, что он нес ее на руках и шептал обещания лучшей жизни.

— Я — Ваант, капитан этого корабля, — произнес он, скрестив руки на груди. — Там мой начальник службы безопасности, Врикс. Мы выделим вам помещения, поделимся провизией. Пожалуйста, назовите себя по званию и специальности.

Из прищуренных глаз Роуэны практически сыпались искры ярости, когда она на него уставилась.

— Главный технический специалист, механик первого класса Роуэна МакЛауд.

Прижавшись к Роуэне и юрисконсульту и отказываясь смотреть на инопланетян, рядом сидела молодая женщина-врач.

— Доктор Мэйси Каннингем, младший медицинский офицер.

— Вайолет Ньюфилд, — сказала темноволосая женщина, обнимающая Мэйси. — Главный юрисконсульт. Вы нарушаете так много законов, что я даже не знаю, с чего начать.

— Отлично, — сказал Ваант. — Поскольку я не признаю правительство Альянса, то мне наплевать на их законы. Но я с нетерпением жду, когда смогу узнать все возможные лазейки, чтобы обойти их законодательство.

Его внимание переключилось на последнюю женщину, чьи светлые волосы остались гладко уложенными, даже, несмотря на все происходящее.

Она холодно посмотрела на него.

— Старший офицер и атташе по культуре, Джесслин Барнс. Не думала, что кодекс чести воинов Ксарав допускает захват рабов. Представьте, что бы сказали ваши матери, если бы они это увидели.

— К сожалению, наши матери были убиты во время атаки кораблей военно-космического флота Альянса, — с бесстрастным выражением лица произнес Врикс. — И вы лучше, чем кто бы то ни был, должны знать, что воинский кодекс не применяется при борьбе с трусами и шарлатанами. Вы являетесь соучастниками преступлений вашего капитана.

Джесс поднялась, готовая разорвать его в клочья, но Исле не хотелось еще больших неприятностей. Им нужно было добраться до выделенных кают, забрать свой багаж, чтобы выяснить, есть ли у них оружие или средства связи, и придумать план. Угрожая этим ублюдкам, у которых явное преимущество, они ничего не достигнут.

— Я — старший лейтенант Исла Леннокс, переводчик. Это — старший офицер безопасности, командир Сисилия Григгс.

— Сисилия, — забавляясь, произнес Врикс, разглядывая бессознательную Григгс. — Это имя совершенно не соответствует ее характеру. Занятно…

— О, поверь, как только она проснется, то ты на собственной заднице узнаешь, какой у нее характер, — пробормотала Роуэна, а затем, вскочив на ноги, заявила. — Мы требуем, чтобы нам предоставили помещения, защищенные от любых подсматривающих типов и извращенцев, две аптечки и наш багаж. Немедленно!

— Вы не в том положении, чтобы предъявлять требования, — сказал Ваант. Он откинулся на спинку стула, и Исла внезапно осознала, как много места он занимает и каким от него пышет жаром. — Но так как я в хорошем расположении духа, вам покажут каюты. Вы не сможете убежать, даже не пытайтесь. Я пришлю кого-нибудь, чтобы позвать вас на ужин.

Остальные женщины поднялись, а Врикс начал освобождать конечности Григгс от ограничений. Исла хотела встать сразу, но не смогла совладать со своим телом, все еще немного пошатываясь от всего произошедшего. Прежде чем она смогла собраться с силами, чтобы подняться, Ваант снова схватил ее за руку.

Ее пронзил жар от его прикосновения, а сердце забилось как сумасшедшие. От этого она чуть было снова не потеряла равновесие. Его кожа переливалась оттенками сине-зеленого, когда он смотрел на нее, помогая оставаться в вертикальном положении. Джесслин, прищурив глаза, наблюдала за ксаравианцем. Исла знала, что ей нужно будет спросить специалиста по культуре, что означает изменение цвета их кожи. В лингвистической академии преподаватели ничего об этом не говорили.

Щеки Ислы начали гореть румянцем, словно жар разливался у нее внутри. Она не могла двигаться, глядя на Ваанта и теряясь в мерцающих серебряных глазах. Загипнотизированная, она могла бы стоять так вечно, пока Ваант шепотом читал ей строчки знаменитой поэмы ксаравианцев — оды воина о его любви к родине или оды мужчины о его любви к своей женщине. Название зависело от того, как ее переводили с высокого на средний и низший диалекты Ксарав.

Кто-то схватил Ислу за другую руку.

— Пошли, — сказала ей Джесслин.

Наваждение отступило, и Исла снова могла двигаться. Она прочистила горло и попыталась хмуро взглянуть на ксаравианца, используя Джесс как прикрытие, чтобы отойти на дистанцию. Она не знала, владеют ли ксаравианцы ментальными навыками. Об этом тоже надо спросить у Джесслин. Она вынуждена была опереться на женщину сильней, чем ей бы хотелось, но, по крайней мере, ей не пришлось опираться на высокого пришельца. Даже, несмотря на притягательное тепло, исходящее от его тела, и аромат, — все в нем вызывало в ней удивительно приятные и совершенно незнакомые ощущения.

Ваант больше не пытался прикоснуться к Исле, когда вышел из столовой и направился в другое помещение. Исла крепче схватилась за руку Джесс, когда корабль качнулся и определенно начал двигаться. С каждым мгновением они все дальше и дальше удалялись от «Арго», от надежды на спасение и возвращение к нормальной жизни. Исла пыталась дышать глубже и сосредоточиться на том, что сейчас они могли сделать. Вшестером они смогут составить план.

Глава 6 ВААНТ

Ваант решил убедиться, что женщины находятся в двух каютах в самой защищенной части корабля, и что Врикс все-таки поставил охрану на тот случай, если инженер выяснит, как открыть запертые двери. Он уже когда-то недооценил людей, и больше этого не повторится. Ваант умел учиться на своих ошибках.

Выражение лица Ислы, когда она утверждала, что Ваант угрожал капитану «Арго» уничтожением, вынудило его согласиться с ней. Так как раскрытие, что их капитан — ублюдок и сам предложил забрать женщин, могло бы полностью опустошить женщин морально. Когда ксаравианец и его команда смогут показать, насколько коррумпированным и прогнившим был Альянс на самом деле, тогда, он надеялся, женщины будут благодарны.

Они захотят присоединиться к его команде надолго. А он сможет поухаживать за пылкой женщиной-переводчиком как следует.

Наконец Ваант добрался до мостика и занял место рядом со своим штурманом — помощником капитана Траззаком. Штурман дважды проверил схему маршрута, поправил свою униформу и, не глядя на Ваанта, спросил:

— Слышал, ты вернулся с каким-то интересным грузом? Может, расскажешь?

Ваант проигнорировал вопрос и уселся поудобней в капитанском кресле. Возможно, позже, за бутылочкой какого-нибудь напитка, ему расскажет полную версию Врикс.

— Настройте курс, чтобы следовать за «Арго». Я не знаю, чем занимается их капитан, но сомневаюсь, что это альтруизм. Свяжись со всеми ближайшими кораблями мятежников, мы должны предупредить их об «Арго».

Главный инженер Фррар вошел, сосредоточено всматриваясь в экран личного планшета.

— Мы определили небольшую проблему с генератором, капитан. Я работаю над исправлением, но нам может понадобиться остановка в следующем порту для покупки запчастей.

— Мы следим за «Арго» — одним из кораблей Альянса, деятельность которого долгое время не контролировалась. Если у нас по пути будет подходящая станция, мы остановимся.

— Значит, когда генератор выйдет из строя, а двигатели перестанут работать, мы просто будем дрейфовать в космосе в надежде идти в ногу с боевым кораблем флота класса Эйнштейн? — Фррар кивнул и сделал надпись на экране. — Правильно, это разумно, — в его голосе слышался сарказм.

— Они что-то замышляют. Я точно знаю, — сказал Ваант. — Мы не можем позволить им уйти и уничтожить экономику и техническое развитие еще одной планеты.

Другие офицеры переглянулись, но Ваант проигнорировал их. «Галаксос» не впервые преследовал корабль Альянса, нарушающий общегалактические законы. Поэтому заметив на радаре, что земной корабль сбросил скорость, «Галаксос», чтобы избежать обнаружения, замедлил ход. Неизвестно, что бы еще вытворил этот грязный на руку капитан, если бы узнал, что ксаравиане преследовали их, вместо того чтобы пойти другим путем, как обещали, после того, как забрали женщин.

Как только «Арго» возобновил движение, переведя свои двигатели на световую скорость, на корабле «Галаксос» все каналы частоты нарушил слабый сигнал бедствия. Ваант нахмурился, оглядываясь на офицера связи.

— Что это за корабль?

— Не могу их понять, — сказал Фррар, когда офицер связи не ответил. Он держал наушники возле уха и тщетно пытался расшифровать искаженные слова. Фррар передал гарнитуру обратно офицеру связи и пошел проверять радар. — Похоже, гражданский корабль.

Когда «Галаксос» замедлился, «Арго» полетел быстрее и исчез из поля зрения радара. На мгновение Ваант подумал не обращать внимания на сигнал бедствия и оставаться на хвосте землян, но быстро выкинул такие мысли.

Любой достойный капитан никогда не проигнорирует другой корабль в беде. «Ага, может, поэтому „Арго“ продолжал идти своим курсом, вместо того, чтобы следовать законам Альянса о помощи гражданскому судну».

— Поменяй курс, мы позже нагоним «Арго», — приказал Ваант, слушая запутанный и непонятный сигнал бедствия, который повторялся снова и снова.

— Врикс, приведи сюда переводчика-землянку. Может, она сможет перевести для нас.

— Может быть.

Офицер безопасности ухмылялся дольше, чем это было необходимо, но оставил мостик без единого возражения.

Когда они приблизились, сигнал бедствия стал более четким, но не более понятным. Врикс вернулся с переводчиком, когда корабль уже был в пределах видимости. Исла хмурилась и явно хотела сказать что-то резкое, но вызов бедствия заполнил тишину на мостике, и она замерла. Склонив голову и прикрыв глаза, Исла глубоко вздохнула, и Ваант даже представил себе, как ее уши оживают.

Она подошла к станции связи и взяла радионаушники, не обращая внимания на возражения офицера связи, сидевшего рядом, и начала говорить. Ваант и другие, как завороженные, наблюдали за Ислой, поскольку скрежещущие слова запросто выливались из ее рта. Ваант начал волноваться о том, что она может сказать другому кораблю.

— Кто они? — спросил он.

На что Исла отмахнулась от него рукой, щурясь и сосредоточившись на ответном сообщении. Наконец она взглянула на Ваанта.

— Они из Дельфинус Борелис, спасаются бегством с поля боя. Недавно их атаковал быстроходный корабль. Были получены ранения и нанесен значительный урон всем системам жизнеобеспечения корабля. Нам нужно двигаться и быстро.

— Мы будем там через десять минут.

— Нам нужно двигаться еще быстрее, — сказала она. — Их навигационные системы также выведены из строя, и они не смогут дышать через восемь минут, а их щиты полностью пропадут через шесть. Оставшиеся в живых будут затянуты в космос.

Ваант кивнул Траззаку.

— Действуй. Доставь нас туда меньше чем за пять минут.

— Есть, — сказал он, начав работать с системой управления.

Ваант сопротивлялся желанию помочь Исле, когда она споткнулась и ударилась о стену, в момент, когда корабль рванул вперед. Сам же он успел схватиться за спинку стула. Он поднял тревогу внутри корабля и, используя коммуникатор, обратился к экипажу:

— Всем членам экипажа прибыть в стыковочный шлюз с аварийными спасательными костюмами. У нас гражданское судно, которому требуется помощь. Системы жизнеобеспечения сильно повреждены, имеются пассажиры с травмами. Медикам: подготовиться к приему пострадавших. Инженерная бригада: ремонт жизнеобеспечения и щиты выживания в качестве приоритета при соединении с поврежденным судном.

Все это время Исла продолжала общаться с терпящим бедствие кораблем, задавая вопросы, а затем переводила ответы офицеру связи и Траззаку. Командир второго класса каждую секунду впечатлялся все сильнее, задавая ей все больше и больше технических и подробных инженерных вопросов, но переводчик ни разу не споткнулась. Даже сумасшедший инженерный язык не был для нее проблемой на скрежещущем языке. Ваант тоже не мог не восхищаться ее профессионализмом. Несмотря на трудное начало дня, она оставалась спокойной и компетентной.

Поврежденный корабль дрейфовал перед ними на обзорном экране, и Ваант прошептал проклятие. Тот, кто напал на гражданское судно, не собирался давать им шанса выжить. Оба их двигателя были уничтожены, а внутри вспыхивали огни — система пожаротушения не сработала, как, видимо, и все остальное. Какой жалкий конец — ожидание того, что последние щиты падут и всех затянет в космос. Ваант ждал, пока Траззак подведет «Галаксос» достаточно близко, чтобы проложить Стыковочный отсек, один из тех уникальных приспособлений, которые он внедрил на корабле после взятия командования. Стыковочный отсек создавал герметичный коридор между кораблями, и за секунды позволял персоналу прийти на помощь. Эвакуация такого большого количества людей в шаттлах займет слишком много времени — коридор был единственным выходом.

Затем Ваант поймал руку Ислы и повел с мостика, захватив два спасательных костюма.

— Ты нужна мне, чтобы переводить.

— Я сделаю все, чтобы им помочь, — сказала она, нахмурившись, когда надевала спасательный костюм. — Если бы у них не было серьезных проблем, я бы сделала так, чтобы проблемы были у вас.

— Полезно знать, — сказал он. — Не делай глупостей, иначе ты поставишь под угрозу своих друзей.

Исла бросила на него грозный взгляд.

— Не угрожай им. Ты будешь полным дураком, если не воспользуешься навыками Роуэны и Мэйси. Тебе понадобится техническая и медицинская помощь.

Ваант поймал взгляд Фррара, когда они достигли посадочной площадки. И хотя инженер был сосредоточен на настройке стыковочного отсека, он кивнул, когда Ваант сказал:

— Закончите с этим и позовите инженера из выделенных кают для женщин. Роуэна сможет вам помочь в ремонте двигателей и щитов.

Медицинский офицер прибежал с кучей оборудования, уже настраивая область сортировки прямо там — в шлюзе. Ваант жестом позвал Врикса.

— Приведи сюда других женщин: Мэйси в помощь медику, Роуэну для инженеров и двух других, чтобы помочь с сортировкой. Ну… если ты, конечно, сможешь проконтролировать их.

— Сисилия может создать проблемы, — сказал Врикс. — По-моему, она должна остаться в каюте.

— У нее проблемы с тобой, — ответила Исла. — Она сможет оставить конфликт между вами на потом, и помочь нуждающимся. А вот ты выглядишь так, как будто только и ищешь повод для драки, может это тебе стоит остыть.

От раздражения Врикс слегка стал оранжевым.

— Мы поговорим о наших отношениях позже, человек. Сейчас не совсем правильное для этого время, — он повернулся на каблуках и зашагал обратно на корабль.

— Не провоцируй его, — сказал Ваант.

Исла повернулась к нему.

— Ты просто похитил нас. Не говори со мной об антагонизме. У нас нет времени на все, что я хотела бы тебе сказать.

К ним подошел инженер Фррар.

— Капитан, у них такие пробоины, что я не ручаюсь за сцепление рукава с их корпусом.

— Мы это проверим, — Ваант поймал руку Ислы и направился в туннель. Ксаравианец закрепил шлем и протестировал воздушный фильтр в костюме, затем посмотрел на женщину. — Готова?

— Я всегда готова, — встав, Исла поправила шлем и шагнула в туннель.

Ваант намеревался пойти первым, но ему пришлось догонять, поскольку Исла решительно штурмовала туннель между кораблями. Она не дождалась его, и даже не оглянулась, сосредоточившись только на поврежденном корабле и ждущей помощи толпе раненых, которые были похожи на кальмаров-инопланетян. Ваант не мог не восхититься огнем и страстью женщины, а также очень привлекательным тылом, который волновал его даже через громоздкий спасательный костюм. Исла может быть меньше, чем большинство женщин-ксаравианок, но она определенно выглядела соблазнительно для продолжительных отношений.

Ваант еще улыбался этой мысли, когда они достигли конца туннеля, и ему пришлось повозиться с креплением рукава. В тот момент, когда проход открылся, и они шагнули в задымленный шлюз пострадавшего корабля, Исла коснулась коробки динамика на своем костюме и стала отдавать команды.

Инженеры, шедшие сразу за ними, немедленно отправились в машинное отделение к генераторам. Роуэна сжала руку Ислы, и только потом побежала за остальными. Ваант встретил капитана поврежденного корабля, когда Исла направляла раненых через туннель на «Галаксос», и она разделила свое внимание между переводом для него и предоставлением заверений и инструкций десяткам и десяткам раненых мирных жителей.

Ваанту нужно было знать: несет ли «Арго» ответственность за эту катастрофу, но не мог спросить напрямую, поскольку его единственный переводчик, без сомнения, обиделся бы на этот вопрос. Он соберет как можно больше информации о том, когда и как произошло неспровоцированное нападение.

Способность переводчика к многозадачности восхищала, и уважение Ваанта к ней росло с каждым «кальмаром», которому она помогла. Ксаравианец еще никогда не встречал таких женщин, как Исла Леннокс.

Глава 7 ИСЛА

Исла сосредоточилась на пострадавших пассажирах, иногда переключаясь на Ваанта, когда тот разговаривал с капитаном поврежденного судна. Она успокаивала малышей, проливавших чернильные слезы. При виде раненых, особенно деток, у Ислы сжималось сердце, но она старалась сдерживать свои эмоции. Она сможет выплеснуть и пережить горе потом, когда закроется в каюте только со своими подругами Григгс и Джесс.

Ваант заговорил с ней на высшем диалекте, надеясь, что никто другой их не поймет.

— Фррар не знает, можно ли спасти двигатели, возможно, нам самим понадобится немедленно эвакуироваться.

Исла непонимающе уставилась на него.

— Но их так много. Ваш корабль не справится с таким количеством пассажиров.

— Я знаю, — сказал он мягким извиняющимся тоном, как будто не хотел разочаровать ее. — Но других вариантов нет.

Исла понизила голос до шепота.

— Ты хочешь сказать, что славные воины-ксаравианцы оставят гражданских медленно умирать от удушья на поврежденном корабле?

— Я не могу рисковать своей командой и кораблем — это бессмысленно. Мы все умрем. Мы, конечно, постараемся спасти тех, кого сможем. Работа над двигателями еще ведется. Будем надеяться на лучшее.

Глубоко вздохнув, она обратилась к «кальмарам», призывая успокоиться и без паники отправить женщин, детей и раненых через воздушный туннель на «Галаксос». И только когда убедилась, что ее поняли, и эвакуация спешно, но спокойно началась, развернулась к Ваанту.

— Постарайтесь исправить двигатели, мы не бросим их умирать.

Кожа Ваанта вспыхнула синим и зеленым, он выглядел более мрачным, чем когда-либо видела Исла, даже тогда, когда он разговаривал с Витцем на «Арго».

— Значит, нас ждет работа в машинном отделении, не так ли?

Мысль застрять на умирающем корабле посреди дикого квадранта заставляла нервно вздрогнуть, но Исла никогда не покажет свою слабость. Она расправила плечи и твердо сказала:

— Да.

Ваант, внезапно схватив ее за руку, потянул вперед. Исла повернулась к нему и хотела уже высказать все, что она думала о нем, но резко остановилась, когда взглянула на его лицо сквозь стекло шлема. Ксаравианец не отпустил ее, от контакта с ним жар заполнил ее тело, а колени затряслись.

— Я иду первым. Следуй за мной и ничего не трогай.

Исла, посмотрев ему в глаза, на мгновение замерла, но все же смогла сказать:

— Тогда иди, а не болтай.

Через стекло шлема спасательного костюма она увидела легкий намек на улыбку, смягчившую выражение его лица. Ваант шагнул вглубь корабля, исчезая в мерцании аварийных огней. Исла посмотрела на направляющихся раненых пассажиров и детей с матерями в сторону спасательного коридора и кинулась догонять ксаравианца. Так или иначе, Ваант примерно знал правильное направление, и не нуждался в каких-либо указателях, размещенных на стенах. Исла пыталась дышать ровно, хотя вес и жара костюма не способствовали этому. Ваант остановился на перекрестке, и она смогла, наконец, догнать его.

— Ты раньше бывал на этом корабле?

Он покачал головой, затем повернул налево, и продолжил идти уже медленнее, подстраивая свой темп под нее.

— Нет.

— Откуда ты так хорошо знаешь, куда идти? Машинный отсек не может быть…

— Нам сюда, — сказал он, указывая на другой зал. — На корабле может быть только несколько мест, которые могут быть машинным отделением. Исходя из конструкции этого корабля и места, где мы видели возгорание со своего корабля, довольно легко догадаться…

— У нас может быть всего несколько минут, чтобы спасти этот корабль, а ты тут гадаешь?

Ваант приподнял брови, затем сунул голову в большую дверь, окруженную красным светом.

— Мы на месте.

Исла нахмурилась, прикусив свой язык, и проскочила мимо него в машинное отделение. Ваант ухмыльнулся и тоже поторопился зайти.

Машинное отделение было заполнено дымом; ремонтная бригада с «Галаксоса» и ремонтники поврежденного корабля отчаянно работали над системой жизнеобеспечения.

Роуэна каким-то образом взобралась вверх на генераторы, которые были почти в пять раз выше любого ксаравианца. Она висела на одной руке, а другой пыталась до чего-то дотянуться, когда увидела вошедшую Ислу.

— Леннокс, неси сюда пятигранный гаечный ключ и свои мозги, я должна исправить эти повреждения, а тут что-то нацарапано на их языке.

— Сейчас, — сказала Исла. Она даже не побеспокоилась о том, чтобы спросить, как ее подруга туда забралась. Роуэне всегда удавалось находить проблемы на свою задницу, и с безошибочной точностью находить сбои в машинах, и устранять их. Исла выкопала из рядом стоящего ящика гаечный ключ и засунула за свой ремень. Затем она повернулась к генератору, чтобы осмотреться и сообразить, как подняться к Роуэне, которая все еще болталась на одной руке над дымящимся двигателем. Но внезапно Исла врезалась в широкую грудь Ваанта и отшатнулась на несколько шагов.

— Нет, — почти прорычал он, качая головой.

Исла уставилась на него.

— Прошу прощения?

— Ты не пойдешь туда. Это слишком опасно.

— Ей. Нужна. Моя. Помощь, — Исла тщательно произнесла каждое слово. — Я иду.

Капитан ксаравианец не сдвинулся с места.

— Слишком рискованно, я пошлю одного из своих людей, Фррар может пойти.

Фррар бросил взгляд через плечо, собирая части еще одного поврежденного генератора и пытаясь не дать тому развалиться совсем.

— Капитан, я немного занят.

— Значит, кто-то другой пойдет, — сказал Ваант. Его кожа покрылась красным и оранжевым цветами, ксаравианец подтолкнул Ислу к защищенной нише в разваливающемся отсеке.

— Стой здесь, они скажут, когда им нужен будет перевод.

Фррар проворчал что-то и крикнул о помощи, а Исла передала вопрос «кальмарам», которые также работали в машинном отделении. Когда Ваант подошел к инженеру, Исла тут же увернулась и бросилась на техническую лестницу с другой стороны двигателя. Ксаравианец гневно взревел и бросился ее ловить, но Исла была уже в недосягаемости. Не было времени спорить, она и так потратила впустую драгоценные минуты.

Исла бросила ключ Роуэне и прошла по поврежденному оборудованию к панели с инструкцией. Ваант попытался подняться за ней, но вокруг все заискрилось, а металл прогнулся под его весом. Роуэна свесилась на несколько футов, привлекая его внимание, и жестом указала на другую сторону двигателя.

— Эй, герой, да, ты. А ну спускайся оттуда, иначе ты все снесешь, он не выдержит твой вес. Лучше иди к северной стороне и придерживай корпус. Если мы соберем эту штуку, корабль сможет безопасно лететь.

Ваант оскалился, и на секунду Исла подумала, что ради того, чтобы стащить ее с генератора, он разорвет его на части. Но инженер Фррар крикнул ему что-то такое, чего она никогда раньше не слышала. Ваант прорычал и угрожающе указал на нее пальцем.

— Будь осторожна. Не делай глупостей, девочка.

Роуэна пробормотала:

— Что, черт возьми, с ним происходит? — она постучала гаечным ключом по машине и указала туда, где Исла цеплялась за выступ. — Можешь перевести здесь?

— Поняла, сейчас! — Исла провела рукой по одной из панелей, прищурившись за задымленным стеклом, и попыталась прочитать замысловатую инструкцию, которую использовали «кальмары». — Это хуже, чем анабический алфавит. Ты видишь текст полностью?

— Вот зачем ты мне нужна, дорогая, — Роуэна вытащила молоток из глубокого нагрудного кармана и ударила им о часть изогнутой машины. — У нас мало времени.

— Я знаю, и на корабле ксаравианцев не хватает места, чтобы спасти всех. Мы должны это исправить. — Исла сделала глубокий вдох и произнесла короткую молитву богу, которого так любила ее мать. Она знала, что ее предназначение, как офицера флота, спасать жизни невинных. Это был ее личный кодекс, и она не собиралась позволить простому задымлению обречь сотни гражданских на мучительную смерть.

— Хорошо, сделаем это, — Роуэна оглянулась, когда Исла отстегнула шлем и стащила его; выражение лица инженера застыло в ужасе: — Исла, не смей…

— Все нормально, — дым и едкий запах горящего топлива заставляли ее глаза слезиться, отсутствие поддержки спасательного костюма и малое содержание кислорода заставили закашляться. Прозвучало жужжание, когда давление в костюме изменилось. Исла потянулась отключить его, одновременно изучая текст инструкций. Звериный рев с пола немного отвлек ее, но она сосредоточилась только на переводе. — Есть рычаг около двух футов справа от тебя. Зафиксируй его в верхнем положении, а затем…

Исла читала и переводила так быстро, как только могла; двигатель трясло, Роуэна сосредоточенно следовала указаниям для перезапуска генератора и источника питания. Казалось, все разваливалось. Рев снизу больше не отвлекал. Все «кальмары», поддавшись инстинкту выживания, покинули отсек. Остались только ксаравианцы.

Ваант выглядел так, как будто его сейчас схватит апоплексический удар от гнева, он пытался разорвать металл голыми руками, в то время как ксаравианский инженер старался починить то, что Ваант сломал. Роуэна наклонилась, чтобы крикнуть им на одном из универсальных языков.

— Двигатели закреплены?

Фррар пригнулся, когда Ваант попытался его отшвырнуть.

— Да, но нет способа…

— Мужчины, — сказала Роуэна, затаив дыхание и взглянув на Ислу. — Они одинаковы у всех видов. Надень уже свой шлем, черт возьми!

Исла покосилась на инструкции, качая головой, хотя ее легкие требовали кислород, а глаза жгло от боли.

— Еще нет. Поверни последний диск на три щелчка против часовой стрелки, нажми на рычаг, а затем на кнопку, которая выглядит как куча семерок и девяток.

— Хитрите, сучата. Надень свой проклятый шлем, девочка, или я с тобой больше не разговариваю, — Роуэна потрясла гаечным ключом в ее сторону, ударила по рычагам и хлопнула ладонью по массивной кнопке с надписью, похожей на цифры землян.

Исла намеревалась надеть шлем и повторно задействовать системы жизнеобеспечения, но двигатели загудели, и все завибрировало. Роуэна развеселилась и соскочила с машины, как обезьянка, бросив ключ ухмыляющемуся Фррару. Когда Исла посмотрела сверху вниз — Ваант выглядел ошеломленным и все еще злым.

Держась за двигатель, она попыталась закрепить свой шлем, но в генераторе что-то загремело, и все затряслось. Все произошло мгновенно — всего за один стук сердца: Исла падает, шлем летит в сторону, она чувствует и понимает, что ее организм слаб, и уже не сопротивляется надвигающейся тьме.

Глава 8 ВААНТ

Ваант хотел разнести этот чертов двигатель на куски, чтобы обе женщины, наконец, оказались на полу, и он смог бы увести их в безопасное место. Какой же он дурак, что привел их в машинное отделение! Это было слишком опасно! И он чуть не сошел с ума, когда Исла сняла шлем и оказалась беззащитной перед испарениями. Только песчаным червям известно, чем был насыщен этот отвратительный воздух.

Фррар искоса взглянул на Ваанта и отправил всех членов команды «кальмаров» в соседнюю инженерную комнату. Он опасался, что Ваант случайно может убить кого-нибудь из них. Женщины тем временем продолжали лихорадочно работать, исправляя проблему в двигателе.

Инженер прочистил горло.

— Землянка знает, что делает, она сможет все исправить.

— Это из-за другой, которая… — оборвал фразу Ваант.

Он знал эту женщину меньше суток, этого времени было явно недостаточно, чтобы его начало волновать то, что она так глупо убивает себя! И все же, что-то у него в груди сжималось каждый раз, когда Исла хмурилась, и радостно трепетало, когда она улыбалась. Ваант хотел бы, чтобы она была в безопасности на его корабле, желательно в его каюте, чтобы ему не нужно было беспокоиться о том, что она упадет и насмерть разобьется в терпящем крушение корабле. Он до боли стиснул зубы.

— Они обе подвергаются ненужному риску.

— Да, единственная причина, по которой она туда поднялась, — двигатель, который почти развалился, когда я попытался подняться наверх, и… — Фррар усмехнулся. — И я хотел посмотреть на ее задницу, когда она забиралась. Ты должен признать — земные женщины довольно интересны.

— Не о том думаешь. Лучше сосредоточься на проблеме с генераторами. Не забывай о важном, — сказал Ваант.

Он закричал на Ислу, требуя, чтобы она была более осторожной, когда ползала вверх-вниз и крутилась вокруг острых кусков разорванного металла. Достаточно плохо уже то, что она дышала воздухом без шлема, но если она сделает дыру в спасательном костюме, то спасти ее будет невозможно. Она была самым раздражающим существом, с которым он когда-либо сталкивался.

Роуэна ударила по каким-то рычагам и хлопнула ладонью по двигателю, а затем случилось чудо — двигатель загудел. Пыхтел, но работал. Генератор трясся на опорах, что держали его на месте, но оставался зафиксированным. Функции жизнеобеспечения были восстановлены. Давление в помещении стабилизировалось. Ваант вздохнул с облегчением. Фррар бросился к панели управления и начал вносить коррективы, уменьшая мощность двигателя, чтобы тот не разорвался на части, он закричал, позвав «кальмаров», хотя они, похоже, не горели желанием входить в задымленную комнату.

Ваант на секунду отвернулся, а когда снова взглянул наверх, его сердца остановились: Исла, поскользнувшись, выронила свой шлем и начала падать. Ваант в шоке наблюдал, как Роуэна попыталась схватить ее, но Исла летела вниз. Ваант бросился вперед, перепрыгнул через массивный ящик с брошенными инструментами, чтобы добраться до нее. Ксаравианец подпрыгнул в воздух, чтобы поймать женщину, прежде чем она разобьется об острый кусок металла. Ему было все равно, что он может порвать и свой защитный костюм. Поймав ее, Ваант понял, что сможет пережить возвращение на «Галаксос», но его беспокоило то, как Исла выглядит: без сознания, бледная, со слегка посиневшей кожей вокруг губ.

Роуэна спрыгнула с высоты пятнадцать футов, жестко приземлившись на пол, и немедленно бросилась к Ваанту, который держал Ислу. Инженер достала запасной пакет кислорода из костюма и закрепила маску на лице подруги. Затем она строго взглянула на Ваанта, сказав:

— Верни ее на корабль. Мэйси о ней позаботится. Быстро!

Ваанту не нравилось, когда ему приказывали. Но он не хотел оставлять Ислу или доверять ее возвращение на корабль кому-то еще. Взглянув на Фррара, он сказал:

— Стабилизируйте корабль, и мы сможем отбуксировать его к ближайшей станции. Я…

— Иди, я присмотрю за другой.

Фррар крикнул Роуэне, чтобы она не рисковала и отошла от опасного вещества. Он использовал высший диалект, поэтому не был уверен, что она его поняла. Да и вряд ли бы человеческий инженер послушалась бы его, даже если бы ей перевели. Упрямые землянки!

Дальнейшее их препирательство Ваант уже не слышал. Он проверил кислородную маску на лице Ислы, желая узнать, что означает посинение вокруг ее губ. Ему пришлось проталкиваться сквозь толпу «кальмаров» за дверью отсека, чтобы вынести женщину из машинного отделения. Он практически бежал, крепко прижав Ислу к своей груди и бормоча под нос:

— Тебя ждет ужасное наказание. У тебя ужасное поведение. Ужасное! Независимо от того, насколько ты умна и способна в чрезвычайных ситуациях, тебе нужно думать о себе, когда ты находишься на корабле, который разваливается к чертовой матери. Никогда больше не смей так рисковать собой!

Ее губы шевельнулись, а веки приоткрылись достаточно, чтобы он смог увидеть намек на голубые глаза. Она что-то шепнула в кислородную маску. Ваант остановился, и наклонился так, чтобы слышать ее, и спросил:

— Повтори еще раз.

— Ты мне не начальник, — сказала она, тяжело хрипя на каждом слове.

— Я… — он собирался, что-то сказать, но так и не смог придумать достойный ответ. Невероятно упрямая женщина! — Я — капитан, ты — подчиненный. Я приказываю, ты выполняешь.

— Это не твой корабль, — Исла закашлялась и прикрыла слезящиеся глаза, затем ее лицо расслабилось, она потеряла сознание.

Ваант хотел одновременно рассмеяться и встряхнуть ее. Но он опять побежал. Невероятно! Абсолютно невероятно! Это был не его корабль. Ха! Он ей не начальник. Ха, ха! Проклятые песчаные черви, похоже, ему предстоит задачка гораздо сложнее, чем он предполагал, и будет очень трудно уговорить Ислу остаться.

Стыковочный отсек был очищен от большинства вещей, что обычно находится там, поэтому было не так сложно пройти туда, где размещался пункт первой помощи. Молодая женщина-врач, что неожиданно вызывала доверие к себе, уверенно взглянула на него с Ислой на руках и указала на одну из носилок.

— Положи ее.

— Я забираю ее на «Галаксос», можешь следовать за нами, если хочешь.

Ваант, не останавливаясь, проследовал в воздушный коридор. Врач что-то крикнула о том, что ей нужен шлем, а ему — герметичный костюм, прежде чем они смогут передвигаться между кораблями, но Ваанту было все равно. Он мог сделать это. Ее легкие шаги преследовали его весь путь до «Галаксоса». Ваант не переставал двигаться, даже когда они достигли стыковочного шлюза на его корабле. Он воспользовался моментом, чтобы сказать Исле, что они вернулись на его корабль, и теперь ей придется, черт возьми, его слушаться. Ваант не останавливался, пока не достиг медицинского центра.

Доктор Мэйси раздраженно пыхтела, когда догнала их. Ее лицо было красным, и она сердито смотрела на него, когда указала на пустую кровать.

— Положи ее, ты, большой тупой червяк.

Глаза Ваанта сузились.

— Следи за своим тоном, человек.

— Слушай, — сказала она, и ее губы сжались в тонкую линию, а подбородок и руки дрожали. Она подошла к Исле и стала разрезать ее спасательный костюм, чтобы прикрепить датчики и устройства. Мэйси продолжала говорить и работать, не глядя в его сторону. — Сегодня был очень длительный и тяжелый день. Меня похитили, заперли, накричали. Я спасла несколько дюжин людей с действительно ужасными ранами. Успокоила полдюжины истерик инопланетных малышей, пока мы искали их матерей. Старалась не умереть на корабле, который разваливался на глазах и мог выбросить нас всех в открытый космос в любую секунду, а сейчас ты принес сюда мою подругу без сознания, раненую, может быть, умирающую. У меня не самый лучший день! И ты не будешь злить меня еще больше!

К тому времени, как женщина закончила говорить, она выглядела еще более злой, а Ваант был слишком ошеломлен ее обличительной речью, чтобы отреагировать как-то иначе, нежели потрясенно молчать. Глаза Мэйси покраснели, а несколько слез слезинок скатились по ее щекам. Она указала на дверь:

— Так что, пожалуйста, выйди.

Ваант не знал, что делать. Он точно не собирался уходить от Ислы, пока она была без сознания, но он не хотел иметь дело со злым и эмоционально нестабильным доктором. Ваант подтащил стул к кровати, где лежала Исла, и медленно заговорил на земном языке, так как не знал, поймет ли доктор его, если он перейдет на универсальный язык.

— Я не уйду, это мой корабль, но я обещаю, что не буду тебе мешать. И я готов помочь, если понадобится. Но я не уйду.

Она вновь обратила свое внимание на мониторы и медицинские аппараты, что сканировали Ислу, прежде чем добавить какой-то фильтр к кислородной маске.

— Что случилось? Ее легкие почти сгорели.

— Она сняла шлем в машинном отделении. Повсюду было много дыма и испарений, вероятно, топлива и антиматерии.

Мэйси, покачав головой, вытерла щеки.

— Как всегда.

Ваант все так же сидел на стуле, прижимаясь к лодыжке Ислы. Такой странный поворот событий. Он не ожидал многого от встречи с командой «Арго», хотя бы потому, что коррупция в Альянсе и незаконные действия — обычное дело. И, конечно же, он никогда не предполагал, что все это закончится тем, что у них на корабле появятся шесть независимых, безумно жестких женщин. Он не знал, быть ли благодарным судьбе или же догнать «Арго» и попытаться вернуть их обратно.

Одно он знал наверняка — Исла ему нужна. Рядом с ним. Как его переводчик или как его пара, или же, он надеялся, и на то, и на другое. Когда Ваант задумался о возможном будущем с ней, дверь в больничный отсек со свистом распахнулась, и вошел Траззак.

— Ты вернулся? Почему ты не на мостике?

— Переводчик получила травму.

— Ты не доктор, — сказал ему штурман. — Ты нужен нам на мостике.

Ваант стиснул зубы. Он не хотел покидать Ислу. Его беспокоила эта нерешительность больше, чем он предполагал. Ваант все еще был капитаном «Галаксоса» и именно он отвечал за экипаж и их пассажиров, а теперь и за поврежденный корабль. Если они собираются буксировать гражданское судно, им нужно двигаться, пока двигатели работали, а другой корабль мог маневрировать, когда это необходимо.

Поднявшись на ноги, ксаравианец наклонился над молодой докторшей.

— Сообщи мне, если что-то изменится.

Она едва взглянула на него, все еще оказывая помощь своей подруге, и что-то сказала о нем себе под нос. Ваант, сопротивляясь желанию опять зарычать на доктора, развернулся на пятках и пулей вылетел за дверь, почти сбивая с ног Траззака. Сводящие с ума! Это было самое подходящее определение, которое он мог найти в земном языке, чтобы описать этих женщин.

Глава 9 ИСЛА

Было больно дышать. На ее лице что-то было и мешало двигаться, говорить, думать. Исла попыталась это убрать, но руки ее не слушались. Она судорожно вздохнула, борясь за воздух, несмотря на острую боль в груди, и резко дернулась вверх в темноте.

— Прекрати, пока ты себе не навредила, — сказал кто-то, и в тусклом свете показалась Мэйси. У нее были темные круги под глазами от усталости, и ее движения были медленнее обычного, когда она вставала и поправляла то, что оказалось кислородной маской на лице Ислы. — Ты практически лишилась легких, и если не хочешь дополнительных поражений и рецидивирующей пневмонии, ты не будешь мешать дыхательному аппарату очищать все это дерьмо.

Исла нахмурилась, пытаясь припомнить, что произошло. Но все расплывалось и ускользало от нее, словно часть воспоминаний была покрыта туманом. Она вспомнила, как взобралась на двигатель и подавала инструменты Роуэне, затем сняла шлем и начала читать закорючки, вырезанные в металле, а затем… сплошная пустота.

— Что случилось? — удалось прохрипеть, прежде чем напал ужасный кашель, и Исла едва не вдохнула половину оборудования Мэйси.

Док наклонилась вперед, чтобы все поправить, затем, подняв маленькую миску, похлопала Ислу по спине.

— Выплюнь.

Ужасно. Просто ужасно. Но Исле удалось очистить большую часть легких, прежде чем она рухнула обратно на кровать, в полной агонии, потея от боли и усилий сидеть прямо. Мэйси вернула дыхательный аппарат на лицо Ислы, при этом движения были настолько аккуратными, что Исла поняла, что Мэйси едва сдерживает слезы.

— Судя по всему, ты сняла свой шлем, как полнейшая и абсолютная дура, и надышалась антиматерией и Ньютон еще знает чем. Но вы с Роуэной достаточно починили двигатель, чтобы мы отбуксировали корабль в космический док в следующем квадранте.

Кивнув, Исла закрыла глаза, когда темные пятна заплясали у нее перед глазами. У нее болело абсолютно все. И она отчаянно хотела принять душ. Она все еще чувствовала всю копоть, дым и пыль с чужого судна. Песчинки и крупицы грязи при каждом движении раздражали кожу, даря неприятные ощущения.

Мэйси выгнула бровь и погладила Ислу по руке.

— И тот большой ксаравианец, капитан, вынес тебя оттуда, как какой-то герой из кинофильма. Он не пожелал оставить тебя в стыковочном отсеке, где мы сортировали пострадавших. Нет, он пронес тебя через весь корабль в медотсек, чтобы у тебя была отдельная палата.

Исла закатила глаза. Глупышка Мэйси. Ей обязательно нужно было увидеть что-то в поведении капитана. Он был так зол на Ислу за то, что она сняла шлем и забралась на двигатели. Без сомнения, капитан намеревался арестовать ее и посадить на гауптвахту. Исла отрицательно покачала головой Мэйси и жестом показала принадлежности для письма, чтобы ей не пришлось говорить и не рисковать получить еще один приступ кашля. Ей удалось написать простое сообщение: «Это ничего не значит».

— Точно, — сказала Мэйси. — Так же, как ничего не значит то, что другой здоровяк с хмурым лицом забрал Григгс в спортзал и позволяет ей избивать себя последний час. Я уже дважды лечила его от переломов костей, но он продолжает туда возвращаться.

А вот это было уже интересно. Исла, задумавшись, нахмурилась. За то время, что они смогли отдохнуть в своей каюте и попытаться спланировать свой следующий шаг, Григгс была уверена, что они смогут найти способ убежать. Хотя, может быть, она уже передумала, если, наконец, нашла спарринг-партнера себе под стать? Исла бы не пропустила этого зрелища. Она была боксерской грушей Григгс все время, что они учились в академии. У нее до сих пор были шрамы в доказательство.

Мэйси что-то настроила на планшете, подключенном к дыхательной машине.

— Роуэна работает в машинном отделении, Джесслин пытается побеседовать с некоторыми из «кальмаров», которых мы взяли на борт, с помощью машинного переводчика. Получается не так эффективно, как у тебя, но я ясно дала ей понять, что ты выбыла из строя, по крайней мере, на пару дней.

Исла села и написала: «Дней?»

— Ты должна отдыхать, по крайней мере, неделю, — сказала Мэйси и послала ей один из тех особенных взглядов, которые обычно усмиряли ее пациентов. — Но поскольку у нас есть много важных дел и корабль мятежников для побега, я тебя отпущу. Просто никакой напряженной работы в течение пары недель!

Исла хлопнула себя по лбу. Как, черт возьми, они собираются сбежать, если она не может делать ничего сложного. Дело может дойти до драки или им придется бежать, а это потребует тонны энергии и усилий. Она не сможет ни с кем бороться в ее-то состоянии, и уж точно не с Ваантом.

Мэйси наклонилась ближе и прошептала сквозь гул и свист медицинского оборудования:

— Вайолет пытается составить карту корабля и узнать больше о расписании и их организации. Роуэна использует время, проведенное с инженерами, чтобы выяснить, как быстро эта консервная банка может перемещаться, чтобы мы знали, есть ли у нас шанс его обогнать. Если мы сможем достать корабль или капсулу, конечно. Так что мы работаем над этим. Нам нужно, чтобы ты поправилась, а это значит, ты не разговариваешь и не рискуешь своим здоровьем. И в следующий раз держишь свой чертов шлем на себе!

— Я не могла читать, — прошептала Исла. Было не так больно, если она старалась говорить тихо, поскольку она уже устала писать, — чтобы спасти двигатели.

— Мне все равно, спасла бы ты двигатели или нет, — голос Мэйси подрагивал, и она сердито нахмурилась, чтобы скрыть страх в глазах. — Мы не можем позволить себе потерять тебя.

Улыбнувшись, Исла сжала ее руку.

— Мы будем в порядке. Все будет хорошо.

Исла вздрогнула, когда поняла, что Ваант сказал ей почти эти же слова, когда унес ее с «Арго». Странно, что инопланетянин большую часть своего времени носился с ней. Он был так зол. Воспоминание о выражении его лица, когда она ускользнула от него и забралась на двигатель, чтобы помочь Роуэне, заставил ее кардиомонитор резко запищать, и у Мэйси на лбу пролегла тревожная складка. Исла пыталась думать позитивно, но она боялась увидеть Ваанта снова. Ей не хотелось слушать нравоучения о том, в чем предназначение спасательного костюма, и о том, что бывает, если снять одну его важную часть, подвергая себя опасности. Несмотря даже на то, что каждый раз, когда он касался ее, она дрожала все время и не могла видеть ничего другого в комнате, кроме него.

Исла вздохнула, ее веки становились все тяжелее.

— Как дела у мирных жителей?

— Много травм, — сказала Мэйси. — Просто чудо, что никто не погиб. У нас на борту большинство женщин и детей, а остальные находятся на своем корабле, поддерживая и ремонтируя то, что могут. Полагаю, мы должны добраться до космического порта примерно через день. Они не хотят напрягать двигатели на этом ужасном судне, так что мы теряем мощность.

Исла кивнула. Кругом хорошие новости. Надеюсь, на корабле Ваанта достаточно еды и кают, чтобы все были спокойны и довольны. Она не хотела знать, что случится, если кучка «кальмаров» вдруг устроит бунт. Наверное, это будет отстой. Исла хотела посмеяться над собственной шуткой, но вместо этого она вздохнула и снова погрузилась в темноту, к ней вернулось чувство безопасности и спокойствия.

Глава 10 ВААНТ

Ваант оставался на мостике на протяжении нескольких долгих часов, наблюдая за привязкой и буксировкой поврежденного корабля, однако его мысли возвращались к Исле чаще, чем он хотел признать. Она пострадала, находясь под его защитой, и, согласно кодексу воина Ксарав, теперь у него перед ней был долг жизни за то, что не защитил ее.

Сев в капитанское кресло, он смотрел в обзорный экран и, не замечая ни звезд, ни астероидов, проплывающих мимо, думал, рассказывать ли о долге жизни или нет. Несомненно, первым ее требованием будет свобода и возвращение в чертов флот, может быть даже прямиком на «Арго». Ваант не мог этого допустить. Там Исла окажется в еще большей опасности. Если женщины вернутся на «Арго», то только после того, как узнают, что их капитан сам отдал их на корабль инопланетных повстанцев. Они будут вправе предъявить капитану Витцу серьезные обвинения, ведь среди них есть юрист, а вот их капитан вряд ли будет просто стоять и смотреть на это. Значит, он постарается как можно быстрее где-нибудь высадить женщин, чтобы не осталось свидетелей — и в этом квадранте не было никого, кому бы Ваант доверил заботу о шести землянках.

Стиснув зубы, он старался не думать обо всех тех жестоких вещах, что ему хотелось бы проделать с земным капитаном. От ярости его кожа приобрела красновато-оранжевый оттенок, на что Траззак нахмурился. Ксаравианцам не нужно было спрашивать, почему он стал такого цвета, но это предупредило остальной экипаж о его настроении, что уже, по крайней мере, трижды спасало им жизни, когда Врикс отсылал всех подальше, до тех пор, пока Ваант не справлялся со своим гневом.

Став сине-фиолетовым, когда держал в руках землянку, он дал повод для шуток и насмешек. Врикс сталкивался с этим сегодня весь день. Ваант барабанил пальцами по подлокотнику, заставляя себя вернуться к серьезным вопросам. Используя далеко не совершенный машинный переводчик, что заставило его еще сильнее скучать по Исле, они собрали больше информации от «кальмаров», и стало ясно, что «Арго» повредил их корабль. Несколько офицеров гражданского судна предоставили подробности о внешнем виде «Арго» и его маркировке. Учитывая, что они были единственным кораблем, который видели «Галаксос» в этом секторе, то было достаточно легко совершить прыжок и возложить вину на Альянс, и его чертов флот.

Несмотря на все свои преступления, Ваант задавался вопросом, почему «Арго» намеренно нанес повреждения, но не уничтожил корабль, оставив его позади в отчаянных попытках привлечь хоть кого-нибудь в этом секторе на помощь. Только, если…

Ваант выпрямился, едва не оторвав подлокотники. Только, если «Арго» не хотел отвлечь другие корабли в квадранте, корабли вроде «Галаксоса», которые могли бы преследовать их. Возможно «Галаксос» был недостаточно далеко, и «Арго» заметил, что их преследуют. Капитан землян наверняка слышал о кодексе Ксарав и знал, что «Галаксос» не оставит без помощи поврежденное гражданское судно.

Он рычал, пока даже Траззак не встревожился, тогда Ваант попытался взять себя в руки. Капитан «кальмаров» остался на своем корабле, но некоторые из его экипажа находились на мостике «Галаксоса», чтобы передавать информацию о скорости и передвижениях, и все они начали пускать чернила, когда рычание Ваанта спровоцировало их инстинкты выживания. Вскочив на ноги, ксаравианец направился к двери.

— Траззак, мостик на тебе. Я буду в своей каюте.

Врикс нашел его, едва Ваант успел пройти несколько поворотов. Капитан с раздражением посмотрел на своего друга.

— Что?

— Траззак связался со мной пятнадцать минут назад и сказал, что ты становишься раздраженным? В чем проблема?

Наконец Ваант заметил множество новых ран и повязок на своем друге, и это отвлекло его от желания догнать «Арго» и поубивать всех на борту.

— Какого черта с тобой произошло?

Уголок рта Врикса едва приподнялся, но это было ближе всего к улыбке из того, что когда-либо до этого видел Ваант.

— Спарринг с той женщиной-офицером службы безопасности.

— Что? Ты что просто стоял, пока она тебя била молотом Машгал? Песчаные черви тебя подери, Врикс, ты выглядишь так, будто угодил в засаду целой армии Бриксин.

Ваант с недоверием уставился на своего друга. Он никогда не видел столько ран на воине, даже во время обучения. День считался особенным, если во время тренировки кому-то из команды удавалось просто прикоснуться к Вриксу, не говоря уже о том, чтобы пустить кровь или оставить отметину. Никогда не случалось такого, чтобы его офицер безопасности позволял наносить себе столько повреждений без ответного избиения противника. Обдумав возможные последствия Ваант замер и снова стал оранжевым.

— Тебе же лучше, если ты не навредил женщине.

— Конечно же, нет, — раздраженно возразил Врикс и хлопнул Ваанта по плечу. — Пойдем, выпьем, и ты расскажешь мне, почему становишься красным.

Они медленно шли по отсекам, наполненным «кальмарами», и Ваант оказался окруженным благодарными гражданскими. Он улыбался и кивал, но продолжал идти, так как попытки поговорить с ними лишь напоминали Ваанту, что Исла лежала без сознания в медотсеке. Он потер шею, когда, наконец, дошли до столовой и Врикс прошел к стойке на камбузе, где был заперт алкоголь.

— Чем закончился спарринг с женщиной? Она пыталась сбежать?

— Сбежать куда? Мы посреди пустынного квадранта, — сказал Врикс. Он пожал плечами и, не глядя на Ваанта, поставил перед ними бутылку лучшего ксаравианского ликера, который можно было использовать и для прочистки двигателей, и как топливо для корабля. — Она хороша. Мне нужно было проверить, на что она способна и о чем следует беспокоиться, если женщина действительно решит сбежать. Только и всего.

— Только и всего, — повторил Ваант, пытаясь скрыть улыбку. — Это единственная причина, по которой ты часами развлекал эту женщину, позволяя ей пустить тебе кровь и ломать кости? Есть видео всего этого?

— С чего ты взял, что она ломала кости? Это вовсе не так, — прислонившись к стойке, Врикс наполнил два стакана и убрал бутылку обратно в шкаф для хранения. — И нет, видео нет.

— Не будь в этом так уверен, — сказал Ваант в свой стакан, потягивая ликер, пока тот, обжигая небо, не растекся по гортани. — Маленький медик сказала мне, что ты приходил лечиться. Так мило.

Врикс нахмурился и выпил полстакана за раз.

— Я отчетливо ей сказал…

— Не беспокойся об этом. Женщина занята заботой о других. Сомневаюсь, что она станет рассказывать всем и каждому, что землянка пинала твою задницу по всему спортзалу несколько часов подряд.

Ваант не возражал провести остаток дня, подшучивая над явно неравнодушным отношением Врикса к человеческому офицеру безопасности, которая была такой же приятной и привлекательной, как песчаный червь, засунутый в штаны. Ваант наслаждался обжигающим ликером и раздражением Врикса.

— Так ты достаточно изучил ее, чтобы одолеть в следующий раз? Смущает то, что тебе нужно столько времени, чтобы справиться с женщиной. Возможно, мне следует подумать о том, чтобы взять ее в качестве нового офицера безопасности.

— Примерно столько же времени тебе понадобилось, чтобы та переводчица поразила тебя, — не остался в долгу Врикс. Он приподнял бровь, бросая вызов. — И да, теперь у меня намного больше знаний о том, как земляне предпочитают сражаться.

— По крайней мере, переводчица полезна, − Ваант указал на шкаф, чтобы Врикс снова достал бутылку. — Эта офицер безопасности будет твоей ежедневной занозой в заднице.

Врикс, ворча, налил им еще ценного напитка.

— Перед тем, как мы закончим спорить о том, кто из нас больше отвлекается на земных женщин, почему бы тебе не рассказать мне, что тебя так разозлило на мостике? Мы стабилизировали корабль, и космический порт в пределах досягаемости. Как только убедимся, что все гражданские размещены там, сможем продолжить поиски «Арго».

— Это как раз из-за «Арго», — сказал Ваант. — Похоже, что именно они несут ответственность за повреждение корабля. Я подумал, возможно, они это сделали специально, чтобы мы были вынуждены остановиться для оказания помощи, ведь это помешало бы нам преследовать «Арго». Их капитан та еще сволочь.

— Настоящий ублюдок, — Врикс потряс головой, покачивая стакан с выпивкой. — Скоро он свое получит. Человек вроде него долго не проживет, особенно повстречавшись с ксаравианцами.

— Мне не нравится, что мы в какой-то мере причастны к тому, что на этот корабль напали, и он оказался в таком затруднительном положении, — Ваант нахмурился. — Ответственность за произошедшее несет тот капитан, но если бы он не боялся, что мы последуем за ним, то, возможно, оставил бы этот корабль в покое.

Врикс облокотился на стойку, и его кожа стала зеленой с целым калейдоскопом оранжевых переливов.

— А, может, он все равно напал бы на них, но нас бы не было рядом, чтобы помочь.

— Никогда не думал о тебе как об оптимисте. Должно быть, землянка уже положительно на тебя влияет. — Ваант оценил усилия своего друга в попытке улучшить его настроение, поскольку не похоже было, что сам он простит себя за то, что подверг опасности гражданский корабль. — Напомни Фррару загрузить записи и радиолокационные передачи с корабля, чтобы у нас были доказательства атаки, до того, как прибудем в космический порт. Они из Альянса, так что вполне могут стереть все записи о действиях «Арго».

— Верно. А потом вы сможете сесть со своей переводчицей и убедиться, что понимаете каждую наносекунду происходящего на корабле за последние несколько дней, — Врикс пошарил под стойкой и достал кусочки мяса и ферментированные овощи на закуску. — Как удобно.

Допив свой напиток, Ваант посмотрел на него мутным взглядом.

— Она думает, что я пригрозил уничтожить ее корабль, если капитан не отдаст мне женщин.

— Кстати об этом, — сказал Врикс. — Какого черта ты ее не поправил?

— И без того было достаточно трудностей.

Ваант осмотрел один из наиболее кровавых кусочков мяса. Недалеко отсюда они нашли космический порт, который импортировал ксаравианские фирменные блюда и выложили серьезные деньги, чтобы почувствовать вкус родной еды. Слишком много лет прошло с пор, как он был на Ксарав и получал удовольствие от песка под ногами и знакомого солнца на лице.

— Они бы все равно мне не поверили.

— С каждой минутой вероятность того, что они тебе поверят все меньше, — Врикс завернул несколько кусочков мяса в листья ферментированной капусты и густо намазал все это острой «вырви-глаз» пастой, которая на вкус была такой же, как и дома.

— Не держи ее в заблуждении слишком долго, иначе потеряешь.

Ваант фыркнул и окунул еще один кусок мяса в красный соус.

— Она не моя, чтобы я мог ее потерять. Все в порядке.

Врикс хмурился, пока медленно нарезал еще одну порцию ароматных овощей.

— И что мы будем делать с этими женщинами? Мы держим их в заложниках, Ваант, это противоречит нашему кодексу. Мы не рабовладельцы.

— Они не рабы. Они гости, пока мы не выясним, как обеспечить им безопасность и убедить не возвращаться в Альянс. Они будут в опасности, если тот капитан узнает, что они вернулись и могут выдвинуть против него обвинения. — Ваант потряс головой. — Нам нужно пару дней. Когда мы наконец настигнем «Арго», то сможем доказать землянкам, что их Альянс не так чудесен, как они думают. Тогда они смогут принять обоснованное решение о том, куда хотят пойти.

— Надеешься, что они захотят остаться?

Ваант не смотрел на него, но оглянулся, когда дверь в столовую открылась, впустив одного из младших членов экипажа.

— Может быть.

Молодой офицер Адж подождал, пока Ваант жестом не позволил ему подойти, и лишь потом, отдав честь, произнес:

— Из медотсека сообщили, что переводчик пришла в себя, на случай, если вам нужна помощь в общении с «кальмарами».

— Спасибо, — сказал Ваант. Отпустив парня и дождавшись, пока за ним не закрылась дверь, он встал и отряхнул руки. — Ни слова, Врикс.

— Даже не думал, — начальник безопасности улыбнулся, сворачивая больше мяса и капусты. Он положил несколько кусочков на тарелку. — Просто помни о том, что ей нужно узнать правду, даже если ее непросто будет услышать.

Ваант, ворча, начал вышагивать, не желая знать, что Врикс собирался делать со всей этой едой. Возможно, он собирался накормить сердитую землянку, чтобы успокоить ее гнев, или надеялся, что острый соус ослепит ее, заставив глаза слезиться, или замедлит ее. Ваант покачал головой. Ему нужно еще выпить.

Глава 11 ИСЛА

Проснувшись в следующий раз, Исла почувствовала себя гораздо лучше. Она больше не дышала через аппарат, и Мэйси не было в комнате, из чего Исла сделала вывод, что идет на поправку. Она не чувствовала себя столь же хорошо, как обычно, но, делая глубокий вдох, по крайней мере, больше не заходилась в кашле до слез.

Исла была единственным пациентом в медотсеке, хотя рядом пустовали еще три места. Она надеялась, что «кальмары» получили необходимое лечение и смогли устроиться на ночь. Наверняка уже очень поздно. Она не могла определить насколько поздно из-за спокойного и неяркого оформления комнаты, однако желудок бурчал от голода.

Какое-то время Исла была сосредоточена на дыхании. Все так изменилось за такой короткий срок. Накатывающий стресс и беспокойство о том, что должно произойти в ближайшем будущем сжали ее горло, затрудняя дыхание. По крайней мере, они направлялись в космический порт для ремонта гражданского корабля и следили за тем, чтобы пассажиры находились в безопасности. Если бы она или Роуэна смогли бы оказаться в порту подальше от ксаравианцев, то у них был бы шанс заполучить оборудование для связи с Альянсом. Им нужно отправить сигнал бедствия, чтобы другой корабль флота вернулся за ними. Им просто нужен шанс.

Но она сомневалась, что Ваант или этот гигант Врикс позволят хоть кому-то из женщин попасть в порт, а уж о том, что они выпустят их из поля своего зрения, и говорить не о чем. Даже если Ваанту она понадобится в качестве переводчика, то он не будет так глуп, чтобы дать ей улизнуть и спрятаться или позвать на помощь. Прикрыв лицо, Исла постаралась отбросить усталость и панику. Они что-нибудь придумают. Роуэна могла бы смастерить самодельный коммуникатор или Григгс надрала бы кому-нибудь задницу и стащила бы коммуникатор, или ксаравианцы недооценили бы Мэйси, и она нашла бы способ вырубить их всех седативными, пока Роуэна пилотировала бы корабль прямиком на базу Альянса.

То немногое время, что они провели в каюте, было посвящено составлению плана побега. Она надеялась, что Григгс, Роуэна и Вайолет работали над следующим этапом. Они ожидали, что у них будет больше времени все продумать до того, как появится возможность попасть в порт или док, но они не собирались жаловаться, если это произойдет раньше.

Дверь распахнулась, и, посмотрев в ту сторону, она ожидала увидеть Мэйси, но там стоял капитан «Галаксоса». У него в руках был небольшой поднос. Осмотрев лазарет, Ваант подошел к стулу рядом с ее кроватью.

— Как ты себя чувствуешь?

Присутствие высокого ксаравианца на мгновение парализовало мозг Ислы. Она могла только глазеть на капитана, пытаясь понять, что он делал в медотсеке. Он ведь не мог прийти, чтобы проведать ее, словно они были друзьями. По крайней мере, он не выглядел взбешенным как при последней их встрече, но это ни о чем не говорило. Ксаравианцы славились своим непредсказуемым поведением.

Исла прочистила горло, но, когда она заговорила, ее голос все еще был хриплым и грубым.

— Отлично.

— Хорошо. Выглядишь ужасно, — он установил поднос на маленький держатель у кровати, из-под накрытых тарелок доносился приятный запах специй.

— Спасибо, — сказала она, сдерживаясь чтобы не закатить глаза. — Быть пленницей не по мне.

— Я больше беспокоился о том, что ты дышишь едкими химикатами. По всей видимости, ты забыла все инструкции по безопасности. В следующий раз мы повторим их, прежде чем ты наденешь защитный костюм, — уголок его рта изогнулся в улыбке, а длинные волосы разметались по плечам, когда он покачал головой. Кости и перья больше ее не удивляли, когда показывались среди длинных темных прядей.

Желудок Ислы заурчал, хотя она по своему опыту знала, что ксаравианская еда может убить ее быстрее, чем ядовитый воздух на поврежденном корабле.

— В следующий раз? Вот уж сомневаюсь.

— Никогда не знаешь, что может произойти, — сказал Ваант. Он снова покачал головой, как будто в упреке. — Не искушай судьбу доказать тебе, что ты ошибаешься.

— Судьбу? С каких пор ксаравианцы верят в судьбу? — Исла постаралась сдержать улыбку, зная, что смеяться над чужими убеждениями не хорошо, даже если это убеждения дикаря-похитителя, который выглядел так, будто мог съесть ее сердце, чтобы украсть ее душу. — Я думала, вы проклинаете песчаных червей и песчаные бури.

Его чешуйки зашелестели, когда он откинулся на спинку стула, задумчиво посмотрев на поднос с едой, но, не прикоснувшись к нему и не предложив ей.

— Мы клянемся многими вещами. Но мы также осознаем, что в этой вселенной есть вещи, которые мы не понимаем и никогда не поймем, так что… Судьба. Я видел много чего невозможного, и есть множество тайн, спрятанных во множестве галактик.

Брови Ислы приподнялись, пока он говорил. Она такого не ожидала. Это звучало почти… поэтично. Искра зависти вспыхнула у нее в груди. Она вступила во флот, чтобы увидеть вселенную, отправиться в дикие неизведанные районы, чтобы найти те тайны, о которых говорил Ваант. Но пока каждое ее путешествие по поручению флота было скучной рутиной. У них даже не было возможности увидеть планеты, которые они пролетали, и она проводила за учебой больше времени, чем в школе, просто чтобы не сойти с ума от скуки. За один день, помогая пострадавшим на корабле ксаравианцев, она сделала больше, чем за четыре года службы во флоте.

Ваант взглянул на нее.

— Я сказал что-то, что удивило тебя?

— Нет, — сказала Исла, ее щеки зарумянились.

Размышляя, она смотрела на него, а сильный ксаравианец просто сидел и позволял ей смотреть на себя. Она прочистила горло, желая, чтобы на ней было что-то более закрытое, чем рваные остатки униформы флота, которые остались после того, как она сняла защитный костюм. Она хотела бы, чтобы на ней было несколько слоев одежды. Много-много слоев одежды, лучше всего из фланели, флиса или других плотных тканей, которые полностью скрыли бы ее от взгляда капитана. Исла снова прочистила горло, и покраснела, услышав свой голос, — он был похож на голос старого певца в кабаре, выкуривающего по несколько пачек сигарет в день и пьющего всю ночь. Слишком сексуальный и страстный, чтобы разговаривать с таким мужчиной, как Ваант.

— Я просто думала о бедных «кальмарах» и их корабле.

Выражение лица Ваанта стало сдержанным, но он кивнул.

— Несмотря на то, что твои действия были сомнительны и подвергли тебя опасности, Фррар говорит, что двигатели взорвались бы, если бы ты и Роуэна не вмешались. Капитан «кальмаров» хотел бы поблагодарить тебя лично, как только тебе станет лучше.

— В этом нет необходимости, — сказала Исла. Ее желудок заурчал громче, и она решила просто взяться за еду. Было странно, что он принес поднос, но не собирался есть. Она точно не собиралась спрашивать его об этом. — Я просто делала свою работу. На самом деле это был первый раз, с тех пор как я вступила во флот, когда у меня появилась возможность действительно работать. Так что, скорее я должна благодарить его, хотя не уверена в том, как это перевести.

Снова улыбнувшись, Ваант наклонился, чтобы снять крышки с тарелок.

— Я не уверен, что он поймет. Я не очень хорошо знаком с физиологией землян, но думаю, что звуки, которые ты издаешь, говорят о том, что ты голодна?

Исла хотела спрятаться под простыней, когда в ее животе снова заурчало. Сначала румянцем покрылись щеки, а затем и все лицо. Садясь, она пыталась выглядеть максимально достойно.

— Да, я немного голодна. Был долгий день с похищением и удержанием на твоем корабле. Никто из нас не ел с самого утра.

— Члены твоего экипажа поели несколько часов назад, сразу после того, как мы обезопасили корабль, — сказал он, мягко ее поправив. — Если бы ты не лежала здесь без сознания, то поела бы с ними. Поэтому я и принес тебе это.

Он придвинул поднос к ней, и Исла смогла увидеть содержимое тарелок — несколько разных видов мяса, ферментированные овощи, какой-то пахучий сыр, и что-то, что выглядело как тарелка с пикулями. Ваант указывал на каждое блюдо и объяснял, что это такое, включая красную пасту, которая однажды в школе чуть не сожгла Исле рот. Ваант внимательно наблюдал за ней, пока она изучала еду на подносе, не уверенная, что осмелится попробовать ксаравианскую еду, несмотря на то, что она знала достаточно, чтобы понять — это были деликатесы, ценные своим пряным вкусом и оздоровительными свойствами. Должно быть, он хранил их с последней поездки в сектор Ксарав, или, может быть, приготовил сам, если знал, как правильно ферментировать еду. Исла не могла отказаться, это было бы ужасным оскорблением, хотя и не знала, почему переживает за то, что может оскорбить капитана. Он похитил ее.

Но Исла не хотела, чтобы Ваант стал думать о ней хуже, ведь ксаравианцы также известны своими проверками друзей и врагов с помощью их невероятно острой пищи. Они выигрывали войны, делясь своими продуктами с врагами, от чего у последних начинали слезиться глаза, и они практически дышали огнем от остроты и специй в еде.

Улыбка Ваанта стала шире, хоть он и прикрыл ее рукой, пока протягивал Исле небольшое устройство.

— Ты можешь заказать земную еду. Не знал, будешь ли нашу, но так как я уже ел, то решил принести немного и тебе, на случай если захочешь попробовать. Ты можешь взять то, что тебе понравится. И я не обижусь, если выплюнешь.

Даже испарения от мяса и капусты заставляли ее глаза слезиться. Ваант начал смеяться, потянувшись за подносом.

— Я скажу одному из поваров, чтобы принесли…

— Я могу это съесть, — сказала Исла. Она схватилась за поднос, чтобы подвинуть к себе, и когда их пальцы соприкоснулись, между мужчиной и женщиной проскочила искра. — Я слишком голодна, чтобы ждать.

— Осторожно, — сказал он. — Еда может быть довольно острой. Заверни мясо в капусту. Откусывай понемногу.

Исла посмотрела на Ваанта, прежде чем взять блюдо и проигнорировать приборы. Ксаравианцы ими не пользовались, и будь она проклята, если поступит иначе, даже если это и означало, что огненная красная паста окажется на ее коже. Она глубоко вздохнула и взяла первый маленький кусочек мяса.

— Пока я ем, ты будешь говорить.

Он протянул руки в почти пригласительном жесте.

— О чем бы ты хотела поговорить?

Первый откусанный кусочек был вкусным, но ад, что полыхнул у нее во рту в следующую секунду, чуть не заставил ее подскочить. Исла дожевала, надеясь, что теперь ее голос не трещит, а изо рта не валит дым.

— Что случилось с кораблем «кальмаров»? Кто на них напал?

Ваант немного нахмурился, потирая челюсть, бусины в его волосах щелкнули столкнувшись.

— Мы все еще изучаем радары и другие передачи. Твоя помощь с переводом разговоров очень пригодится.

— Они ведь смогли идентифицировать корабль до того, как на них напали? — Исла сосредоточилась на следующем кусочке, поскольку огонь в ее желудке лишь увеличил голод. Она всегда любила острую еду. — Повреждения не могли появиться просто так.

— Там была кое-какая информация. Штурман и капитан смогли описать корабль и его маркировку, — Ваант говорил осторожно, почти нерешительно. Что совсем не было на него похоже и не соответствовало тому, что она видела до этого.

Пока Исла внимательно смотрела на него, ее глаза сузились и не потому, что красная паста заставляла их слезиться.

— О чем ты недоговариваешь?

Ваант откинулся в кресле, на его лице отразились противоречивые мысли, пока он смотрел, как Исла ест. Она бросила попытки есть изящно или быть осторожной с острой едой — ей нравилась эта пища. Исла пальцами размазывала жутко острую пасту на овощи и пикули, заворачивая все это вместе с мясом, сок почти тек по ее рукам.

Ваант выглядел впечатленным.

— Острота не беспокоит тебя?

— Прочищает пазухи, — сказала Исла и изящно вытерла нос рукавом. — Что такого видели на корабле, о чем ты не хочешь мне говорить?

Ваант вздохнул.

— Записи и наблюдения экипажа говорят о том, что это был «Арго».

Исла уставилась на него, еда была забыта.

— Это невозможно.

— Это был «Арго», — повторил он, и снова его интонация была почти извиняющейся. Нежной, как будто ему вовсе не нравились эти новости. — Они увидели маркировку корпуса и эмблему флота.

Исла потрясла головой.

— Нет. На то не было никаких причин. Они не открыли бы огонь по гражданскому судну. Смешно даже то, что ты можешь предположить…

— Мы можем просмотреть информацию, и ты сама переведешь все, что говорят «кальмары». — Ваант не выглядел разозленным ее недоверием.

Желудок Ислы сжался, и еда тут была не причем. Если ксаравианец лгал, то должен был предоставить больше аргументов или опровержений, а затем осудить «Арго» и весь Альянс. Или предпринять другие попытки убедить Ислу в его правоте. Но вместо этого он просто пожал плечами и откинулся назад, однако выражение его лица оставалось настороженным. Она положила еду и вытерла руки о простыню. Ваант не подумал о том, чтобы принести салфетки.

— Ты не серьезно. С чего бы «Арго» атаковать пассажирский корабль?

— Я не знаю, — сказал он, но Исла не поверила ему. — Я надеялся, что ты поможешь мне понять это.

Острая еда зажгла огонь в ее желудке, который подогревал гнев.

— Я верный офицер флота. Я поддерживаю законы Альянса и…

— Альянс коррумпирован, — сказал Ваант. Он посмотрел на коммуникатор, прикрепленный к поясу, а затем оглянулся через плечо на дверь. — Они используют слабых и менее развитых. Это знают все за пределами Альянса. Они могли атаковать корабль, чтобы отвлечь нас от их преследования.

— Это говорит капитан корабля, который угрожал уничтожить корабль флота, за что получил в качестве заложников и выкупа офицеров флота, — оттолкнув поднос, Исла села, свесив ноги с кровати и пытаясь не впасть в бешенство. Она не хотела смотреть на мужчину. — У вас есть отличный кодекс чести. И зачем бы тебе преследовать «Арго»? Или ты мог вернуться и прикончить их, даже после того как получил то, что тебе было нужно?

Нахмурившись, Ваант отодвинул стул, создавая между ними некоторую дистанцию.

— Я забрал тебя, чтобы спасти твою жизнь. Ваш капитан предложил вас всех в обмен на то, чтобы мы не заостряли внимание на последнем месте вашей остановки, где «Арго» крал технологии и ценные минералы с планеты в секторе Праймус Минор.

— Витц никогда бы…

— Он предлагал нам еду, потом топливо, а потом женщин на корабле. Именно в этом порядке.

Руки Ислы тряслись. Она не могла дышать. Витц никогда бы не сделал ничего подобного. Не сделал бы. Он, конечно, был придурком и был невысокого мнения о женщинах в целом, но он был офицером флота и придерживался законов Альянса. Он бы отправился за решетку до конца своих дней, если бы совершил нечто подобное.

— Ты лжешь.

Кожа Ваанта стала красной, а чешуйки зашуршали сильнее, когда он поднялся на ноги, возвышаясь над ней.

— Ты не хочешь видеть правду. Открой, наконец, свои глаза.

Исла подскочила, шатаясь на ослабевших ногах, но ей все же удалось ударить его в бок.

— Лжец. Ты вор, лжец и варвар, и мы увидим, как ты будешь наказан за то, что сделал.

— Что я сделал? — Ваант рассмеялся невеселым смехом. — Все, что я сделал, так это спас твою жизнь и жизнь твоего экипажа, а потом спас корабль в трудном положении. Я не знаю, что из этого делает меня лжецом или варваром. Объясни мне.

Исла была так зла, что не могла внятно ответить.

— Ты… ты…

Топнув ногой, она попыталась подобрать слова, чтобы объяснить, почему Ваант был не прав и почему так невероятно бесил ее. Но прежде чем она смогла сделать что-то, кроме как заикаться и думать о произошедшем, он поцеловал ее.

Его гладкие руки воспламеняли так же, как и еда, что он принес. Скользнув по ее челюсти, он зарылся в волосы. Обвел контур губ в таком плавном движении, будто не раз делал это раньше, или думал об этом долгое время. Исла прижала руки к его груди, пытаясь оттолкнуть, но его губы прижимались к ее, пронизывая электрическими разрядами каждый дюйм ее тела. Ваант казался таким же острым и диким, как еда, и его волосы легким облаком коснулись лица Ислы, когда она закрыла глаза и сдалась. Язык Ваанта ласкал ее губы, ища вход, и Исла вздохнула, открывшись ему.

Ее никогда так не целовали. Никогда. Медотсек исчез, хотя она все еще сидела на кровати. Ваант стал всем миром, придвинувшись ближе, прямо между ее колен. Исла почувствовала себя защищенной и маленькой, из-за того, как много места он занимал. Он издал необычный рычащий звук, и она открыла глаза как раз в тот момент, когда его руки и лицо стали приобретать ярко-фиолетовый цвет, какой она никогда раньше не встречала в природе.

Ваант прервал поцелуй, но продолжал удерживать Ислу, поглаживая щеки большими пальцами. Долгое время его глаза цвета ртути блуждали по ее лицу, а затем он улыбнулся. Его голос урчал грубо и низко, так сексуально, что каждый дюйм ее кожи покалывало.

— Это один из способов заставить тебя прекратить говорить.

Исла смотрела на Ваанта, все еще ошеломленная мягким теплом его рта, пытаясь хоть что-нибудь сказать.

Глава 12 ВААНТ

Ваант не собирался ее целовать, но, когда она нахмурилась, стала заикаться и ее лицо стало совершенно красным, он не смог ничего с собой поделать. На вкус она была как острая паста и все то, что он любил, и вдобавок издала тот мягкий звук, когда его губы обрушились на ее. Ваант мог бы целовать ее вечно, и даже мог бы обнять ее своими руками, чтобы опустить спиной на мягкую кровать. Это точно было не самым подходящим поведением для капитана. К счастью, он скорее был пиратом.

Ваант, наконец, смог оторваться от Ислы, но не смог заставить себя отпустить ее лицо. Ему хотелось и дальше прикасаться к ней. Мягкая и гладкая кожа землянки была такой хрупкой под его пальцами. Моргнув своими большими голубыми глазами, она произнесла:

— Ты не должен так делать.

— Не должен?

Большим пальцем Ваант погладил припухшую и покрасневшую от поцелуя нижнюю губу Ислы. Его чешуйки шуршали от волнения. Исла потрясающе пахла, особенно после того, как поела принесенную им еду, и дикарь внутри него знал, что накормил женщину, защитил ее и привел к себе в дом. На Ксарав это было бы практически женитьбой. Поцелуй скрепил бы сделку, если бы были свидетели. Ваант наклонился так, чтобы его нос мог коснуться Ислы, в ответ она закрыла глаза и откинулась назад, снова предлагая свои губы.

Зарычав, он поцеловал ее. Стянув ленту с ее волос, он зарылся в них пальцами, когда они шелковистым каскадом заструились по ее спине. Вздохнув, Исла ладошками прошлась по груди, плечам Ваанта, прямо к горлу, но остановилась, почувствовав его приподнятые чешуйки.

— Это из-за того, что ты мне нравишься, — пробормотал он, прикусив ее губу, перед тем как их языки сплелись.

Дымка спаривания поднималась вокруг него пурпурно-голубым облаком желания, пока Ваант не утратил все представления о времени, месте и приличиях. Он даже не заметил, как за ним открылась дверь, и эта чертова офицер безопасности землян Григгс вошла в медотсек с диким блеском в глазах. Зато Ваант определенно заметил сломанный об его спину стул и развернулся с ревом, который заставил Григгс отступить на несколько шагов.

Она уставилась на него, по какой-то причине краснея и швыряя в него стул.

— Какого. Хрена. Ты. Творишь.

Прежде, чем Ваант ответил, трое членов его экипажа столкнулись в дверях, пытаясь добраться до Григгс и схватить ее прямо в медотсеке. Она, тяжело дыша, увернулась и отбросила одного из членов экипажа, но другой схватил ее за талию и поднял в воздух, не давая сбежать. Сломав ему нос, Григгс начала пробираться в коридор, по пути сметая с полок медицинские принадлежности, но врезалась головой во Врикса, который появился в проходе.

Стряхнув оцепенение, Исла попыталась встать на ноги.

— Григгс?

Растянувшаяся на полу, офицер безопасности быстро моргала, пытаясь избавиться от, должно быть, адской головной боли.

— Я в порядке, Исла. Просто… беги.

— Куда именно мы должны бежать?

Исла завернулась в простыню, прикрывая прорехи в униформе. Несколько было в очень интересных местах, и Ваант старался не смотреть туда.

Он нахмурился, глядя на трех членов экипажа, которые все скользили и поскальзывались на пролитой жидкости №IV, пока смотрели, более чем просто заинтересованными взглядами, на то, что было под человеческой униформой. Ваант решил промолчать, надеясь, что Исла сможет убедить свою коллегу оставить смешные попытки побега. Ему вовсе не хотелось помещать женщину в камеру для заключенных. Хотя, возможно, каюта Врикса будет…

Придерживая свисающее под странным углом плечо, Григгс, отпихивала одного из членов экипажа, который споткнулся и случайно практически упал на нее.

— Знаешь, я бы не хотела говорить об этом, ну, понимаешь, при наших похитителях.

Врикс ударил по коммуникатору на запястье и что-то пробормотал, однако не сдвинулся с места, загораживая дверь. Григгс, скользнув спиной вниз по стене, села так, чтобы держать присутствующих в поле зрения.

— Я не хотела оставлять тебя здесь одну без защиты, и оказалась права. Он хотел тобой воспользоваться. Вставай, Исла, вернемся в нашу тюрьму.

— Нет, — сказал Врикс. — Ты ранена. Вы обе останетесь здесь.

— Черта с два, — ответила она. Ваант скрестил руки на груди и поблагодарил судьбу за то, что Исла не была такой неблагоразумной и вздорной как Григгс. Не то чтобы Исла облегчала ему жизнь. Григгс побледнела после неудачной попытки встать, и ее рука безвольно повисла сбоку.

— Это просто… просто синяк. Не о чем беспокоиться.

— И я не собирался использовать ее, — Ваант хмуро посмотрел на трех членов экипажа, которые с топотом быстро пробежали мимо Врикса. Кожа капитана приобрела бледно-желтый и серебристый оттенки в молчаливом предупреждении, что лучше не раздражать его еще сильнее.

Григгс оскалилась в универсальном жесте агрессии.

— Ты ее целовал. Она ранена и была одна, и ты, тупое животное, решил попробовать соблазнить ее. А как же кодекс воина. Похотливый кусок…

— Довольно, — сказал Врикс, внимательно следя за Ваантом.

От возрастающего возмущения кожа Ваанта переливалась, помогая Вриксу понять намек. Он наклонился, пытаясь взять Григгс за здоровую руку, но она, отстранившись, зашипела, задев поврежденное плечо. Вригс присел рядом с Сисилией, все еще загораживая дверь.

— Тебе больно. Сегодня вы вдвоем останетесь в медотсеке. Он будет под охраной, чтобы ты не навредила себе еще больше. Живи сегодня, чтобы сражаться завтра, никстава.

Глаза Ваанта сузились, когда он посмотрел на своего заместителя. «Никстава»? Это ласковое обращение, которым обычно называли свою пару. На язык землян оно переводилось как «возлюбленная» или «моя любовь», но на языке Ксарав это слово несло в себе обещание защиты и убежища — две самые важные вещи на их родине.

Григгс выдохнула, и ее голова стукнулась о стену, когда женщина, нахмурившись, посмотрела на офицера безопасности.

— Я просила не обзывать меня этим нелепым ксаравианским словом. Меня не волнует, что это признание равенства. Не надо.

«Обзывать»? Ваант открыл рот, желая исправить ее и объяснить истинное значение слова, чтобы женщина поняла, какие чувства Врикс к ней испытывает, но его помощник посмотрел на капитана таким суровым взглядом, что Ваант прикусил свой язык. Позже он точно будет дразнить Врикса за то, что тот обманул женщину, тем самым получив возможность обращаться к ней, как к возлюбленной. К тому же, каждый ксаравианец на корабле без сомнений поймет, какую оригинальную тактику офицер безопасности выбрал, чтобы ухаживать за ершистой женщиной.

Исла покачнулась, пытаясь встать, Ваант немедленно поддержал ее. Закашлявшись, землянка протянула руку Григгс.

— Давай, Сиси. Ты вывихнула плечо, так что сегодня можешь лечь спать здесь.

— Не могу, — сказала Григгс.

Она опять попыталась встать, и на этот раз не оттолкнула Врикса, когда он помог ей подняться. А еще она попыталась притвориться, что ей вовсе не нужно опираться на него, но задохнулась от боли.

— Здесь пахнет горелым мусором. Какого черта тут произошло? Кто-то из вас помер и попытался вернуться в качестве реактивного топлива?

Женщина все больше раздражала Ваанта. Ей явно не хватало вкуса или чего-то, что позволило бы ее притупленным земным рецепторам по достоинству оценить уникальные вкусы и запахи кухни Ксарав.

Исла прочистила горло и, скользнув по Ваанту взглядом, безошибочно точно определила его настроение, но махнула рукой, предлагая подруге занять кровать рядом с ней.

— Это был ужин, Сиси. Мы проветрим комнату или, может, у тебя есть свой метод борьбы с запахом?

— Катись к черту, в этом вообще не было нужды, — Григгс свирепо посмотрела через плечо на Врикса, пока он, почти что, нес ее до кровати. — Знаешь, я вполне могу ходить сама.

— Знаю.

— Отлично. Просто хотела убедиться.

— Ты явно не можешь ходить сама по себе, — сказал Ваант. После совета Врикса исправить недопонимание, было бы справедливо убедиться в том, что землянка поняла, они не потерпят хитростей. — Врач будет здесь через…

Чешуйки Врикса зашуршали в предупреждении, когда Григгс нахохлилась, как будто хотела дотянуться и прибить Ваанта. Прежде чем кто-то успел что-либо сказать, двери открылись, и вбежал медицинский офицер ксаравианцев.

— Проблемы?

Ваант прислонился к кровати Ислы, практически сев рядом с ней, и увидел, как ощетинилась другая женщина.

— Землянка попыталась сбежать мимо Врикса и вывихнула плечо. Вставь его на место, и наложи повязку.

Покачав головой, Исла начала подниматься.

— Нет. Позовите Мэйси. Она знает, что нужно делать.

— Мракс — высококвалифицированный врач, он справится с простой травмой плеча, — сказал Ваант. Ему хотелось, чтобы они все ушли, и он мог бы провести больше времени с Ислой, и, может быть, даже снова ее поцеловать. Почувствовать, как она прикасается своими мягкими руками к его лицу или поглаживает его чешуйки.

Врикс сложил руки на груди.

— Возможно, капитану нужно вернуться на мостик, пока мы ту со всем этим разберемся. Земной врач может помочь, но чем дольше плечо вывихнуто, тем сильнее опухнет. Мы не можем больше ждать.

Брови Ваанта приподнялись, пока он изучающим взглядом смотрел на начальника безопасности.

— Может, нам двоим стоит вернуться на мостик, командир.

— Ньютоновы башмаки, может, вы уже оба уберетесь отсюда? — Исла нахмурилась, когда поднялась на ноги и, шатаясь, добралась туда, где сидела Григгс. Медицинский офицер уже приготовил все необходимое для процедуры. — Я помогу ему, раз уж мы не можем дождаться Мэйси, и я не желаю видеть никого из вас сегодня снова. Выметайтесь.

— Ты не можешь отдавать мне приказы на моем корабле, — сказал Ваант, вовсе не желая злить маленькую женщину, постукивающую ногой и кусающую ноготь. В любом случае это мило. Ее лицо снова начало краснеть, а Григгс тем временем побледнела от боли, пока Мракс аккуратно изучал ее руку. Ваант кивнул Вриксу и указала на дверь. — Но нам все равно нужно проверить процесс стыковки со станцией завтра. Врикс?

Начальник службы безопасности слегка сжал руку Григгс, перед тем как молча развернулся и прошел в коридор. Ваант последовал за другом. Они оба молчали, пока не приблизились к капитанской каюте. Ваант задержался у двери, подыскивая слова, чтобы описать внезапные перемены, что он чувствовал внутри. Его мир перевернулся в тот момент, когда он поцеловал Ислу, и она стала для него всем.

Вздохнув, Врикс медленно кивнул.

— У нас проблемы.

— Да. Это точно, — Ваант пожал ему руку, прежде чем зашел в свою каюту. Ему необходимо потренироваться или принять холодный душ, чтобы выкинуть Ислу из мыслей.

Не помогло.

Глава 13 ИСЛА

Исла отбросила воспоминания об обвинениях Ваанта против «Арго» и его поцелуе, сосредоточившись на Григгс, которая была далеко не самым приятным пациентом. Бедный врач ксаравианцев в итоге выслушал невероятно грязное и детально описанное проклятье. Он выглядел уж очень жизнерадостно, поэтому Исла решила, что он совсем не понимает земной язык, и позволила Григгс продолжать в том же духе. По всей видимости, от этого ей становилось легче. Когда медик осторожно взял ее за локоть и плечо, женщина стиснула зубы. Она смотрела на него сужеными глазами, сжимая руку Ислы до хруста костей.

— Давай.

— На счет три, — сказал он на одном из универсальных языков. — Один, два…

Он дернул на счет два, а не три, и Григгс вскрикнула так громко, что оглушила Ислу на левое ухо, а ее нога дернулась, чуть не ударив медицинского офицера в живот. Завалившись на бок на кровать, Григгс обняла себя, пытаясь дышать сквозь боль.

— Ты сказал, что будешь считать до трех.

— Сказал, — ответил он. Разложив повязку и несколько эластичных бинтов рядом с Григгс, он повозился с одним из медицинских устройств, а затем просканировал ее руку и спину. — Но на счет три вы бы напряглись, поэтому я начал на счет два.

— Ты мне не нравишься.

Медицинский офицер Мракс продолжал невозмутимо улыбаться.

— Моей симпатии хватит на двоих. Подержи вот это.

Пока она пыталась удержать те несколько вещей, что он дал, Мракс вытащил из-за спины шприц и с мягким «поп» сделал ей инъекцию в бедро. Глаза Григгс расширились, и она подалась вперед, чтобы начать кричать, но подействовало успокоительное, и она тут же обмякла. Исла ринулась вперед, чтобы удержать подругу от падения на пол и уложила ее на кровать.

Нахмурившись, Исла посмотрела на Мракса.

— Мог бы и предупредить.

— С таким пациентом, как она, делать все без предупреждения единственный возможный вариант.

Исла не хотела признавать, что, скорее всего, он прав. Поэтому, прикусив язык, помогла приподнять Григгс так, чтобы Мракс мог перевязать ее руку и плечо достаточно крепко, во избежание повторной травмы. Исла постаралась устроить подругу поудобней, пока медицинский офицер устанавливал тихо работающее устройство, что направляло тепло и исцеляющую энергию на поврежденный сустав. Когда Григгс уложили должным образом, Мракс повернулся к Исле.

— Пока здесь, осмотрю твои легкие.

Ей этого не хотелось, но в груди все еще болело, и она знала, что, если быстро все не вылечить, повреждения могут остаться навсегда. Ворча, она согласилась на осмотр, и спокойно сидела на кровати, пока Мракс направил на ее грудь еще одно устройство, с помощью которого прослушал легкие. Он нахмурился и проверил показатели, прежде чем запустить проверку снова.

— Возможно, понадобится другое лечение.

Исла вздохнула, хоть и понимала, что ей повезло выжить, после того как сняла шлем. Она не жалела об этом, но последствия были неприятными. После установки еще несколько устройств, Мракс посмотрел на нее, а потом на спящую Григгс.

— Она очень сильная.

— Она сражается даже тогда, когда это не нужно, — сказала Исла. — Она — замечательная подруга и потрясающий лидер, но совсем не умеет уступать. Почти все время сопротивляется, так что если вам нужно, чтобы она что-то сделала, то просто попросите ее сделать все наоборот.

Он улыбнулся.

— Это все объясняет.

— Объясняет что?

— Врикс очень ею заинтересован, — Мракс перешел на высокий диалект Ксарав и, нахмурившись, протянул ей еще одну дыхательную маску. — Я никогда не видел, чтобы он позволял кому-то так себя бить. Если бы кто-то из нас ударил его хотя бы раз, он размазал бы нас по полу.

Брови Ислы непроизвольно приподнялись вверх.

— Ты должно быть шутишь. Это так ксаравианцы флиртуют?

— Ни в коем случае, — сказал он. — Просто Врикс такой.

Вспоминая о прикосновениях Ваанта, его поцелуе, о том, что он принес ей еду и держал за руку… Исла подумала о том, как флиртует Ваант. Она была абсолютно уверена в том, что не станет спрашивать об этом у медицинского офицера. Но, возможно, она сможет узнать кое-что другое. Исла отодвинула маску достаточно далеко, чтобы говорить.

— Зачем они нас забрали?

Запнувшись, Мракс ответил, не встречаясь с ней взглядом.

— Я не знаю.

— Знаешь, — она глубоко вдохнула прохладный туман из маски, который успокоил ее горло и легкие. — Пожалуйста. Помоги мне понять.

Он определенно был моложе Ваанта и Врикса, у него было не так много бусин и костей в волосах. Мракс по призванию был целителем — хотел помочь, успокоить, поэтому Исла знала, что он лучший кандидат для получения информации о том, почему капитан ксаравианцев принял это решение. Узнав, что им движет, она могла бы придумать подходящий план побега, несмотря на то, что ее сердце хотело остаться и узнать, почему Ваант ее поцеловал.

Начав складывать все оборудование и повязки, которые использовал при лечении Григгс, Мракс заговорил, не глядя на Ислу:

— Альянс вовсе не такой, как вы думаете. Как и флот. Не все такие честные и преданные, как вы. Мы привыкли подвергать сомнению все, что они делают, поэтому было не трудно увидеть истинную суть вашего капитана. Вот почему Ваант так поступил — чтобы спасти вас.

Она не верила ему. Ну, она не хотела ему верить. Но Мракс выглядел очень открытым и честным, особенно для воина и пограничного пирата, он искренне считал, что «Галаксос» поступил правильно, забрав женщин. Исла отложила полученную информацию на потом, возможно следует обсудить ее с остальными. Она подняла ноги на кровать так, чтобы легко притвориться спящей.

— Сколько еще времени должно работать устройство?

— Еще примерно тридцать минут, — Мракс взял в руки панель управления. — Прозвучит сигнал. Вы можете просто положить маску в этот лоток, — его брови приподнялись, когда он, наконец, увидел поднос. Медицинский офицер наклонился ближе, рассматривая остатки еды ксаравианцев, которые она отложила совсем недавно. — Ваант ужинал здесь?

— Нет, он принес это мне. Я немного поела, — точнее, немного больше половины, она была так голодна. Исла возилась с простыней, пытаясь устроиться поудобней. Ей много чего нужно было обсудить с Григгс, когда та проснется, хотя усталость грозила сорвать ее планы. — Но ты можешь… — она запнулась, увидев выражение лица Мракса, а врач оставил поднос там, где он стоял. — Что?

Он отошел на несколько шагов.

— Мило, что он принес тебе еду.

Что-то в его интонации беспокоило ее. Об этом тоже следует спросить у Джесс, — что значит еда на Ксарав? Она знала, что у них было много правил для приема пищи, но она не могла вспомнить применялись ли они только во время войны или все время.

Мракс продолжал двигаться в сторону двери.

— Зеленая кнопка на панели слева от вас для вызова помощи. За дверью все время кто-то будет на случай каких-либо проблем.

Он прошел в коридор, и Исла мельком увидела внушительную охрану за дверью. Она не знала, было ли это из-за нее или из-за Григгс, но все говорило о том, что ксаравианцы не хотят повтора грандиозного побега Григгс, особенно пока на борту «кальмары».

Исла смотрела в потолок, пока устройство работало над ее дыханием. В груди стало чуть-чуть легче. Прошло совсем немного времени до того момента, когда в тишине раздался голос Григгс.

— Похоже, что у нас проблемы. Я видела, как тот здоровый капитан смотрел на тебя. Он целовал тебя и, похоже, ты ему отвечала. Мы здесь всего день, Исла, — Григгс, застонав, села, сопротивляясь успокоительному. — Мы не можем позволить им отвлекать нас. Мы не можем остаться.

— Я тоже видела, как Врикс смотрит на тебя, — Исла вздохнула и потерла лоб. — Много чего происходит, Сиси. Я больше не знаю, во что верить. Они говорят… Говорят, что Витц отдал нас сам. Ваант сказал, что для того, чтобы ксаравианцы не ворошили их дела, Витц предложил ему еду, топливо, а потом уже нас. Какие-то дела, которые они проворачивали в Праймус Минор, вроде как «Арго» эксплуатировал там некоторые планеты.

— Это смешно, — Григгс скинула сапоги и, морщась, потянулась за подушками с другой кровати. Она сделала из них гнездо для руки и плеча. — Это то, что придумывают мятежники, чтобы попытаться подорвать влияние Альянса. Конечно, у поддержки Альянса есть своя цена, и многие планеты с радостью эту цену платят. А мятежников возмущает налог. А Витц… он ублюдок, но не преступник. Если он решил отдать нас ксаравианцам…

Ее взгляд скользнул в сторону, и Исла затаила дыхание, думая о том, что возможно Григгс чувствует такое же тянущее чувство в животе, что чувствовала Исла, когда задумывалась об этом. Покачав головой, Григгс глубоко вдохнула.

— Я не могу это объяснить, Исла. Я не понимаю. Он должен был сражаться за нас. Он должен был. Все они должны были, а они просто… просто стояли.

— Нет, — Исла медленно села, память возвращалась частями. В горле встал ком, мешая дышать. — Они помогали им. Они упаковали наши вещи, Сиси. Наши коллеги, члены нашего экипажа… Они просто отдали нас.

— Должна быть причина.

Повисла тишина. Никто из них не двигался довольно долго, свет потускнел, и на первый взгляд все выглядело спокойно. Безмятежно. Однако мысли Ислы мчались со скоростью света. От повисшего в комнате беспокойства у нее, как и у Григгс, сна не было ни в одном глазу.

Глава 14 ВААНТ

Ваант плохо спал. Траззак дважды вызывал его на мостик, когда думал, что поблизости находятся корабли Альянса, но каждый раз штурман вполне мог маневрировать «Галаксосом» и поврежденным кораблем так, чтобы избежать потенциальную угрозу. Последнее, чего хотел Ваант, — чтобы его обвинили в нападении на гражданский корабль, или в использовании его в качестве предлога, чтобы приблизиться к станции. Флот был невысокого мнения о чужих кораблях. Они вполне могли попробовать напасть на них прямо здесь, посреди пустого пространства, и казнить его экипаж, не дав им возможности защититься.

Капитан завтракал один в своей каюте, обдумывая дальнейшие действия относительно Ислы. Они обменялись резкими словами, прежде чем их прервала Григгс. Две женщины будут наедине всю ночь и невозможно предугадать, какие скрытые мотивы они выдумают, чтобы объяснить, почему «Арго» их обменял на свою свободу. Ваант собирался сходить в тренировочный зал для пары быстрых боев с другим ксаравианцем, чтобы разогреть кровь, но тут коммуникатор в его каюте известил сигналом о том, что он нужен на мостике.

К счастью мостик был недалеко. Ваант все еще натягивал ботинки, когда зашел в необычно оживленный командный пункт. Траззак наблюдал за радаром, сканирующим пространство вокруг них, пока они приближались к космической станции.

— Капитан, неподалеку необычная активность.

— Что за активность? — Ваант сел в капитанское кресло и поправил воротник своей униформы.

— Скорее похоже на отсутствие активности, — сказал его заместитель. Он протянул Ваанту планшет с записями о дне, что они провели возле космического порта. — Никаких состыковок, а также никаких входящих или выходящих судов, кроме одного.

Радио зашипело, затрещало, и еще один сигнал бедствия раздался на мостике. Все замерли, включая двух членов экипажа «кальмаров», которые следили за связью с их кораблем. Ваант посмотрел на Траззака.

— Откуда сигнал?

— С космической станции, — Траззак нахмурился. От беспокойства его кожа стала приобретать оранжевый оттенок. — Сигнал бедствия, но я не могу понять его.

— Привести переводчика из медотсека, — сказал Ваант, указывая на Аджа, который стоял у дверей. — Нам нужна ее помощь.

Казалось, что они ждали целую вечность, а судно тем временем медленно приближалось к космической станции с кораблем «кальмаров» на буксире и сигналом бедствия, раздающимся по мостику. Сердце Ваанта опустилось, когда он увидел космический порт и корабль, отделившийся от огромной конструкции.

В открывшиеся двери, прихрамывая и немного хрипя, вошла нахмурившаяся Исла.

— Что конкретно вам…

Сигнал бедствия изменил тональность, и она остановилась на полпути, глядя на обзорный экран, в котором космический порт становился все больше. Ваант затаил дыхание, увидев, как другой корабль немного отлетел и, перенастроив двигатели на скорость света, со вспышкой мгновенно исчез. Траззак настроил обзорный экран, захватив корабль крупным планом и увеличив изображение так, чтобы рассмотреть маркировку. И вот оно — флот Альянса, «Арго».

Исла потрясенно вздохнула.

— Это… этого не может…

— Что там, в сигнале бедствия? — спросил Траззак, передавая ей приемник и конус для прослушивания. — Мы смогли расшифровать лишь несколько слов.

Выражение ее лица заставило Ваанта напряженно сжать губы. Так как униформа флота, что была на ней, совсем порвалась, ей выдали униформу Ксарав. Одежда была ей велика, скрывая ее сексуальные изгибы, что не давало Ваанту на них отвлекаться.

Казалось, степень предательства ее капитана причиняла ей физическую боль, но Исла расправила плечи и взяла передатчик.

— На них… напали. Два двигателя повреждены, остальные три еще целы и могут поддерживать систему жизнеобеспечения. Они перекрыли поврежденные отсеки, чтобы предотвратить распространение пожара. Им нужна помощь с топливными и кислородными баками, а также с лечением раненых. Их медотсек заблокирован из-за повреждений.

Ваант кивнул, его чешуйки зашуршали. Хренов капитан и его чертов корабль. Зачем они напали на космическую станцию? Даже в диких секторах мятежники и флот уважали нейтралитет космических портов и признавали их особую важность для космических путешественников.

— Очень хорошо. Сообщи на корабль «кальмаров», что мы собираемся отсоединить их, чтобы приблизиться к космическому порту. У их двигателей должно хватить мощности, чтобы самостоятельно пойти на сближение, а мы сможем помочь со стыковкой, после того как определим насколько серьезно поврежден порт.

Руки Ислы дрожали, когда она переключила приемник на волну корабля «кальмаров» и посмотрела на двух членов их экипажа, которые стояли с ними на мостике. Их странная речь звучала дольше, чем ожидал Ваант, но вот они отдали честь и спешно покинули мостик. Через несколько мгновений корабль «кальмаров» отделился от «Галаксоса». Ваант кивнул Исле, желая прижать к себе в успокаивающих объятиях, но вместо этого сосредоточился на обзорном экране и космическом порте.

— Поприветствуй порт и предоставь нашу идентификацию. Запроси разрешение на заход в док, чтобы мы могли помочь с ремонтом их двигателей и другими повреждениями.

Сделав глубокий вдох, Исла очень быстро заговорила на торговом языке, который должен был стать универсальным, но стал более распространенным среди торговцев и в космических портах. Ожидая ответа, после того как закончила говорить, она оглянулась на капитана.

— Это действительно был «Арго»? Что происходит?

— Пока не знаем, — сказал Ваант. — Мы проверим записи космического порта и выясним, что там произошло.

Исла подняла приемник и сосредоточилась на голосе, что звучал одновременно с сигналом бедствия.

— Атака была прервана. Мы можем состыковаться в доке номер семь, но их команда безопасности встретит нас. Один генератор развалился. Они запрашивают две дополнительные секции топлива.

Траззак взял другой коммуникатор.

— Я сообщу техникам о запросе.

Исла продолжала говорить, называя необходимые данные о типе двигателей и об особенностях повреждений, но Ваант увидел, что ее самообладание на исходе, когда она оглянулась на застывшее изображение «Арго», отдаляющегося от космического порта. Ваант жестом велел Траззаку убрать изображение, так чтобы они могли сосредоточиться на задаче. Прочистив горло, Исла крепче ухватилась за приемник и спинку кресла Траззака.

— Может ли… Может, «Арго» преследует корабль, напавший на порт?

— Нет, — мягко ответил Траззак, когда Ваант не смог найти слов, чтобы успокоить землянку. — В этом районе за последний день были лишь они. Должно быть, они предупредили другие корабли, чтобы те не приближались.

— Почему? — Исла посмотрела на Ваанта. — Зачем им нападать на космический порт?

Он не хотел повторять то, что сказал накануне. Она выглядела так, будто была на грани полного изнеможения, так что Ваант просто потянулся за новыми защитными костюмами, которые они хранили на мостике.

— Пойдем, выясним.

Когда «Галаксос» приблизился к порту, то значительно снизил скорость. Сигнальные огни погасли, и сработала система защиты космического порта, нацелившись на них и расценив как угрозу. Исла поприветствовала их снова и повторила идентификацию, подождав, когда космический порт даст разрешение войти в док и кивнула Траззаку, сообщая о том, что он может завершить стыковку. Ваант и его команда прошли в стыковочный отсек, Исла шла следом за ними. Вместе они начали собирать все то, что нужно было доставить в поврежденный порт.

Ваант отодвинул защитный костюм, когда Исла за ним потянулась.

— Ты собираешься снова, вопреки приказу, снять шлем?

— Я могу солгать и сказать нет, — ответила она, и глубокая морщина пересекла ее лоб. — Но я скажу тебе правду. Все зависит от того, будет ли требовать этого ситуация.

Нахмурившись, Мракс поднял большую сумку первой помощи, что стояла рядом с подносами.

— Если ты сделаешь это снова, то бесповоротно повредишь легкие или просто умрешь. Мы не сможем их восстановить.

— Если гражданские в опасности…

— Не подвергай себя риску, — сказал Ваант, придав голосу твердости и надеясь, что в этот раз Исла будет следовать приказу, не особо веря, что кто-то из землянок действительно прислушается к голосу разума. Ваант поймал ее руку и потянул так, чтобы она посмотрела на него. — Исла, послушай. Держись рядом и не рискуй.

Проходя мимо с Роуэной и Мэйси, Врикс сказал:

— Если вы трое сделаете что-нибудь глупое, например, попытаетесь бежать или попросите о помощи, то расплачиваться будут ваши подруги. Понятно?

Выражение лица Ислы стало мрачным. Надев защитный костюм, она спрятала лицо под шлемом. Ваант пристегнул себя к крюку, когда они подошли к шлюзу между кораблем и космическим портом. Даже сомнений Ислы относительно «Арго» и ее бывшего капитана не было достаточно, чтобы удержать ее на «Галаксосе». Если бы Ваант не нуждался в ее переводе, то без сомнений запер бы, чтобы обезопасить. Когда, пройдя через шлюз в космический порт, Ваант столкнулся с большой группой охраны среди вздымающихся клубов дыма, то надеялся, что Исла все еще была в шлеме.

Глава 15 ИСЛА

Исла вернулась в каюту к остальным после того, как они с Григгс позавтракали в медотсеке. Они не особо много разговаривали, им двоим было не по себе от мысли, что Витц их предал, но когда они вернулись к остальным, стало понятно, что Роуэна и Джесс полностью окунулись в работу. Космический порт был прекрасной возможностью, которую они не могли упустить.

Все знали, что Исла будет под пристальным наблюдением Ваанта, пока они будут в космическом порту. И не только потому, что она переводчик, но и, по словам Джесс, по какой-то другой причине. Таким образом, Роуэна и Мэйси получили подробные инструкции о том, что нужно взять и где это можно найти.

Роуэна попросила Ислу отвлечь ксаравианцев, чтобы она могла спрятать запчасти под своей униформой. Она согласилась, но после того как увидела удаляющийся от космического порта «Арго», начала сомневаться. Исла не могла избавиться от чувства, что в обвинениях Ваанта против Витца и Альянса есть толика правды, и это не только из-за того, что она не могла найти оправдания для капитана с Земли, позволившего воинам Ксарав забрать со своего корабля шесть женщин-офицеров.

Пока она слушала, как остальные обсуждают план и дальнейшие действия, спорят о том, нужно ли сбежать в порт и там спрятаться или стоит остаться на «Галаксосе» и попытаться собрать доказательства, достаточные для ареста и предъявления обвинений воинам Ксарав, мысли Ислы блуждали вокруг последних двух событий, в которых она учувствовала. Некоторые поступки, незначительные сами по себе, становились гораздо более подозрительными, если смотреть на них, отталкиваясь от обвинений Ваанта. Страх некоторых планет из-за приближения «Арго», погрузка множества ящиков с таинственным содержимым на некоторых планетах и разгрузка этих ящиков на Земле или на других кораблях Альянса, а также странные документы, которые Витц не позволил прочитать ни ей, ни Вайолет — все это настораживало.

Таким образом, Исла уже была не в лучшем настроении, когда увидела изображение «Арго» на мостике. И оно стало только хуже, когда она услышала сигнал бедствия и подробности того, как был атакован космический порт. Пристальное внимание Ваанта не помогало, так как Исла мысленно постоянно возвращалась к тому поцелую. Может быть, это было лишь хитрой уловкой, чтобы отвлечь женщин и заставить сомневаться в своем желании вернуться в Альянс. Может, на самом деле они хотели продать ее другим мятежникам: Исла и все ее подруги владели ценными навыками, которые были бы полезны на любом судне, не говоря уже о том, что они были редким товаром сами по себе — космические офицеры женского пола.

Она не хотела разговаривать с Ваантом или прикасаться к нему, когда они перешли в космический порт и увидели, по крайней мере, дюжину охранников, ожидавших их. Ей нужно сконцентрироваться. Если здесь есть доказательства участия «Арго» в нападении, то Исле необходимо задокументировать их и принести другим женщинам, чтобы они могли обсудить это. Возможно, Ваант и другие ксаравианцы действительно спасли их жизни. Возможно, появилась новая цель для Ислы и ее друзей, и вселенная оказала услугу, предоставив ее им. Они все клялись защищать и оберегать невинных, бороться за мир и справедливость, быть светом во тьме. У них не было возможности исполнить эти клятвы на корабле флота, но, может быть, они смогут сделать это на корабле Ксарав.

Или они могут найти свой собственный корабль и присоединиться к мятежникам, или они могут действовать абсолютно независимо и самостоятельно.

Исла моргнула, когда Ваант прикоснулся к ее руке.

— Ты можешь это перевести?

Оглядевшись, она поняла, что офицеры безопасности смотрят на нее в ожидании. Ее щеки покраснели.

— Извините, не могли бы вы повторить?

Обычно все работники космических портов разговаривали на универсальном языке, но стресс и беспорядок подтолкнул каждого из них вернуться к своему родному языку. Четырехрукий инопланетянин внушительных размеров повторил свой вопрос, и Исла с благодарностью сосредоточилась на переводе.

— У них есть два офицера, которые могут сопроводить инженеров и ремонтную бригаду к генераторам и системам жизнеобеспечения: повреждений оказалось больше, чем они думали изначально. Они просят команды медицинской помощи докладывать из этих двух красных точек на карте, там они собирают раненых и распределяют лечение.

Команды отправились в путь. Роуэна сжала ее руку, прежде чем быстрым шагом пойти чинить наиболее сложные механизмы, а Исла сосредоточилась на очередном потоке запутанной грамматики и синтаксиса. У нее уже начала болеть голова и не столько из-за случившегося днем ранее, сколько из-за громкого сигнала тревоги и густеющего дыма в доке.

— Нужна помощь в борьбе с пожарами, поэтому если остальные члены вашей команды последуют за офицером Пирти, — синий офицер с щупальцами, — они очень помогут. И наконец, капитан хотел бы обсудить с вами произошедшие события и посмотреть, смогут ли техники восстановить данные системы наблюдения за портом. Они обеспокоены тем, кто на них напал и очевидно хотят узнать, что вы думаете по этому поводу.

Ваант кивнул, направляя команду для помощи в тушении пожаров, и пошел вместе с Ислой и Вриксом за четырьмя вооруженными инопланетянами вглубь порта. Все молчали. Исла попыталась сосредоточиться на вдыхании более плотного кислорода в защитном костюме: ее легкие горели, и запах дыма похоже все же просачивался сквозь фильтры. Она знала, что это, скорее всего, ее воображение, но от этого не чувствовала себя лучше.

В комнате управления капитан коротко поздоровался с Ваантом на среднем диалекте Ксарав, однако с облегчением выдохнул, когда Ваант кивнул на Ислу.

— Мой переводчик весьма способный. Я уверен, что какой бы вы язык не предпочли, она справится.

Несмотря на боль от осознания, что вся ее прошлая карьера оказалась ложью, похвала Ваанта согрела ее с головы до ног. Это не прозвучало витиевато или преувеличено, лишь профессиональная констатация факта. Подобно тому, как она с уважением относилась к способности Григгс сражаться, Исла отдала честь капитану и стала ждать, когда он начнет говорить.

После небольшой паузы он глубоко вздохнул.

— Мы запечатлели момент атаки и уверены, что можем опознать напавший корабль, однако мы пока не можем связаться с Альянсом, чтобы сообщить об этом. Вы сами видите почему.

Пока Исла переводила слова капитана, четырехрукий инопланетянин, который говорил на сносном языке Редвани, кивнул техническим офицерам, чтобы они запустили повтор записи произошедшего. Когда видео появилось на экране, сердце Ислы сжалось. Все выглядело слишком реальным, поскольку они наблюдали за приближением корабля к порту в режиме реального времени: корабль запросил разрешение на вход в док, а также разгрузку и загрузку грузов. Когда корабль стал маневрировать в доке, то они смогли очень четко увидеть маркировку. Ислу начало подташнивать.

Это был «Арго». В этом не было никаких сомнений.

Капитан порта Дигрик больше смотрел на Ваанта, чем на видео.

— Судя по маркировке, они из Альянса. Думаю, вы понимаете, почему мы сомневались в необходимости посылать сигнал бедствия. Мы пытались минимизировать ущерб, но его было слишком много. Они не оставят нас в покое, думаю, «Арго» хочет полностью уничтожить порт и всех на нем. И я не знаю, какую цель они преследуют.

Обычное выражение лица Ваанта становилось мрачным по мере того, как Исла переводила каждое слово. Корабль вокруг нее раскачивался, и Исла была вынуждена протянуть руку и опереться на ксаравианца. Однако из-за того, как он смотрел на нее, никто не заметил, что что-то идет не так. Исла попыталась унять головокружение, вызванное осознанием всей той лжи, что Витц и Альянс ей говорили. Все, что она узнала, убеждало о наличии других похожих нападений в прошлом, эксплуатации и ущербе, который был нанесен другим невинным кораблям и планетам, и, как она тогда думала, были оправданы.

Ваант кивнул другому капитану.

— «Арго» напал на другой корабль. Мы буксировали его в ваш порт для ремонта. Он должен быть сейчас на ваших радарах. Честно говоря, мы не знаем, какие цели преследует «Арго». Они покинули сектор Праймус Минор с грузовым отсеком, полным украденных технологий, однако я не понимаю, что они получат, замедляясь для того, чтобы нападать на гражданские корабли и порты. Вы получали какие-нибудь сообщения от «Арго», перед тем, как они напали? Может быть, они требовали выкуп?

Исла ненавидела каждое произнесенное слово. Она почти задыхалась от них, атмосфера на мостике давила все больше с каждым произнесенным обвинением. «Арго» нападал на невинных гражданских не один раз, а, по крайней мере, дважды. А может и больше. На некоторое время они исчезли с радаров «Галаксоса», как сказал Ваант, поэтому неизвестно, сколько еще ущерба они могли нанести. Но она продолжала переводить каждое слово, стараясь не замечать того, что Ваант все еще держал ее руку. Он ощущался единственной поддержкой для нее, ведь даже пол уже не был надежной опорой.

Исла задавалась вопросом, могли бы ее легкие быть повреждены сильнее, чем кто-либо думал, или, может, все дело было в дыме и жаре внутри защитного костюма.

Экипаж Дигрика открыл еще один экран, чтобы проследить за приближением корабля «кальмаров», направить их в док и помочь с маневрированием вокруг поврежденных частей порта. Их капитан был сосредоточен на экране, на котором медленно проигрывалась предыдущая атака. «Арго» легко преодолел защиту порта, их щиты поглотили те несколько контратак, которые удалось сделать порту, и безошибочно нацелились на генераторы, двигатели и системы жизнеобеспечения.

Так, будто они уже делали это раньше.

Ваант внимательно посмотрел на нее и, наклонившись, тихо сказал:

— Тебе нужно присесть?

— Я в норме, — прошептала она, но это была полная и абсолютная ложь. Исла была вовсе не в норме. Вся ее прошлая жизнь была ложью.

Ксаравианец не выглядел убежденным, и вместо этого указал на стул и на одну из емкостей с водой, которые принес Врикс. Исла даже не сопротивлялась, когда Ваант подтолкнул ее к стулу и прицепил емкость с водой к ее защитному костюму. Он изучал кадры нападения «Арго», тихо обсуждая их с Вриксом, пока они воспроизводили запись, меняя ракурсы. Они спорили, Ньютон их знает о чем, а Исла в полном шоке наблюдала за этим.

Дигрик, с выражением заботы на плоском, широком лице, подтащил капитанское кресло, усаживаясь рядом с ней.

— Вы не очень хорошо выглядите. Может, вам нужен медик?

— Нет, спасибо, капитан, — Исла попыталась улыбнуться, несмотря на то, что ей очень хотелось сорвать шлем и вдохнуть прохладного свежего воздуха. Если на то пошло, то его было не особо много в порту или на «Галаксосе». — Просто… страшно смотреть на то, как корабль флота атакует ваш порт.

— Должно быть, вы проводили не очень много времени на кораблях флота, — сказал он. — Или не были достаточно долго в диком квадранте.

Исла должна была его исправить и сказать, что является офицером флота хоть и в чужой униформе, но поняла, что это шанс впервые услышать неприукрашенную правду об Альянсе.

— Я действительно провела большую часть своей жизни, погрузившись в учебу.

Дигриг схватился за свой стул двумя руками, когда по порту прокатился громкий грохот и на другой стороне комнаты перестали моргать два больших сигнальных огня. Исла гадала, был это хороший или плохой знак, но так как все оставались спокойными, то и она не встала, чтобы побежать в док. Две другие руки капитана жестом показали экипажу принести что-то, но у Ислы никак не получалось понять, что это. Затем он откинулся на спинку кресла и заговорил с ней, наблюдая, как Ваант и Врикс изучают записи системы безопасности.

— Вы можете доверять ксаравианцам. Грубые, с самыми ужасными предпочтениями в еде и напитках, но они яростно защищают все хорошее и правильное. Оставайтесь с ними, и вы увидите все, что вам нужно в этой вселенной.

— Я часто спрашиваю себя, что, если они делают что-то, что Альянс не одобрит, — медленно произнесла она, тщательно подбирая слова. Возможно, была причина, по которой «Арго» напал на порт, хоть протокол и велел сперва арестовать капитана и созвать совет, чтобы судить его за совершенные преступления. — Возможно, этот порт использовался в качестве перевалочного пункта личностями, замешанными в сомнительной деятельности?

У Дигрика не было бровей, но Исла представила, как они удивленно приподнялись, когда он посмотрел на нее.

— Космические порты — нейтральная территория. Мы не допускаем подобного рода вещей здесь и уж точно никому не позволяем проворачивать здесь сомнительные сделки.

Исла приподняла руки, чувствуя себя еще хуже из-за того, что обидела его.

— Я не хотела вас оскорбить, сэр, прошу прощения. Мне еще многому нужно научиться.

— Верно, нужно, — он встал, слегка поклонился и после паузы повернулся, чтобы добавить. — Они сказали, что с вами были две землянки в униформе флота. Будьте осторожны с ними. Вы можете думать, что они друзья, но в их сердцах лишь богатство и власть Альянса. Вам лучше быть с ксаравианцами.

Когда Исла подняла глаза, то увидела, что перед ней стоит Ваант.

— О чем вы разговаривали?

— Он предостерегал меня насчет Альянса, — это были единственные слова, которые она могла произнести и не подавиться ими. Ей не следовало спрашивать о незаконной деятельности. Любому капитану это не понравилось бы. Она надеялась, что это не настроит Дигрика против Ваанта и остальных. — И насчет Роуэны и Мэйси.

— Я знаю, — сказал он. — Они попросили убрать их из порта, и мы отправили их обратно на корабль. Ты хорошо себя чувствуешь? Ты… странного цвета.

Исла хотела встать, но не была уверена, что ноги удержат ее. Как она объяснит все это Григгс, Вайолет и остальным, если сама не может в это поверить?

— Я в порядке. Мне просто нужно немного времени, чтобы собраться с мыслями.

Ваант не поверил ей, но оставил сидеть и смотреть на обзорный экран, пока корабль «кальмаров» медленно приближался и состыковывался, хоть и чуть не врезался в «Галаксос», когда его двигатели заглохли. Ваант тихо выругался словами, которые даже Исла не знала. Она постаралась их запомнить до того, как он заметил ее пристальное внимание. Всегда было полезно узнать что-то новое.

Ей все еще было нехорошо, когда вернулся Дигрик, и ему понадобилась помощь для разговора с Ваантом. День тянулся без конца и края, пока они пересматривали журналы активности, оценивали и подсчитывали все то, что понадобиться купить «Галаксосу», чтобы восполнить запасы после оказания помощи порту и кораблю «кальмаров». Исла сосредоточилась на своей работе и оттачивании навыков. Наконец-то она делала то, чему так долго училась и на что надеялась, и она не позволит небольшому головокружению помешать ей быть лучшим переводчиком, которым она только могла быть. Похвала Ваанта поддерживала Ислу весь день.

Глава 16 ВААНТ

Они оставались в порту, пока составлялся план действий на день, и, похоже, Исла была единственным человеком в квадранте, способным переводить и для «кальмаров», и для порта, и для ксаравианцев. К тому времени, когда Ваант пожал руку капитану, она выглядела совершенно измученной, направляясь в сторону «Галаксоса». Они оставались состыкованными в доке, так что могли продолжить помогать с ремонтом завтра, пока будут пополнять запасы продовольствия и топлива. К концу дня после обнаружения большего количества данных, стало понятно, что «Арго» напал на порт, чтобы украсть топливо, провизию, некоторые запасы и какой-то груз, что хранился в порту в ожидании следующего грузового корабля, проходящего через этот сектор. Дигрик не знал, что это был за груз, он был оставлен другим кораблем Альянса со строгим приказом дождаться другой грузовой корабль. Ваант мог только представлять, что же именно там было. С каждым новым свидетельством против «Арго» и Альянса Исла выглядела все более и более несчастной. Несколько раз Ваант замечал, что Врикс смотрит на него, почти осуждая решения, которые он принимал, если видел, что что-то сильно влияет на Ислу.

Ваант оставался в порту столько же, сколько бы оставался, будь Исла здоровой и энергичной, несмотря на то, что ему было больно смотреть, как она опирается на кресло, стену и иногда даже на него. Они перекусили в порту, но он слышал, как ее живот начал издавать те урчащие звуки. Ваант понял, что она больше не сможет продолжать, независимо от того, что может сказать Врикс. Ваанту его переводчик нужен был здоровым и работоспособным, а не падающим с ног и измученным. Они, наконец, решили сделать перерыв на ночь и вернуться к работе утром. К тому же генераторы были стабилизированы, а пожары потушены, и Ваант снова взял Ислу за руку, чтобы отвести в док.

Исла споткнулась, и Ваант сдержался, чтобы не поднять ее и не отнести на корабль, особенно после того, как она нахмурилась и расправила плечи, готовая к тому, что кто-то прокомментирует это. К счастью Врикс был занят, выслушивая доклад о том, сколько ущерба удалось нанести Григгс сегодня. Ваант остановился в стыковочном отсеке «Галаксоса», чтобы снять костюм, шлем и помочь Исле, когда, неловко взяв шлем, она чуть его не уронила. Ваант стал двигаться медленнее, когда увидел, как она разволновалась и расстроилась, ее глаза покраснели, а губы задрожали, он ожидал какого-то эмоционального всплеска — ярости, или горя, или чего-то другого. Ксаравианец не очень хорошо разбирался в человеческих эмоциях, но так или иначе, кажется, Исла не хотела, чтобы это произошло на людях. Как раз в этот момент она рвалась прочь от него и других ксаравианцев.

Ваант держал ее за руку и, не позволяя убежать, отпустил остальной экипаж. Он отвел Ислу от стыковочного отсека к каютам, что она делила с остальными женщинами с Земли. Исла шла все медленнее по мере того, как они приближались, и Ваант замедлился вместе с ней. Словно ее ноги приросли к полу, она в растерянности остановилась довольно далеко от двери. Ваант не подталкивал Ислу, а когда охранник, стоявший на посту, посмотрел на них, то жестом отослал того так, чтобы остаться в немного более приватной обстановке с Ислой.

— Что-то не так?

— Я не знаю, что им сказать, — ответила она после долгого молчания. Осмотрев коридор, она покачала головой. — Столько всего, что не… Я не знаю, смогу ли встретиться с ними, зная все то, что теперь знаю.

— Понимаю. Мне жаль. — Ваант, снова взяв ее за руку, развернулся и пошел. — Возможно, тебе нужна минутка, чтобы собраться с мыслями.

Она не пыталась отстраниться, вместо этого просто оперлась на него, пока плелась по коридору.

— Минутка или целая жизнь. Без разницы.

Ваант не знал, что сказать. Он попытался представить, что она чувствовала, узнав, что Альянс, которому она служила, был лишь фикцией, но это было непросто. Они молча прошли через большую часть корабля почти до самого мостика, когда Ваант открыл дверь в свою каюту. Стоя в коридоре, Исла в нерешительности смотрела на большую гостиную с удобными низкими диванами с грудой подушек и одеял. Ваант не хотел торопить или заставлять женщину. Он задержал дыхание, пока она размышляла. Исла устало улыбнулась ему и с печальными глазами кивнула в сторону его комнат.

— Я бы очень хотела помыться, но не знаю, будешь ли ты вести себя, как джентльмен, и могу ли я тебе доверять.

— Я не знаю, что значит слово «джентльмен». Кодекс воина Ксарав на этот счет абсолютно ясен — у меня дома ты в безопасности и защищена, и можешь пользоваться всем, что тебе нужно. — Ваант представил, каково было бы видеть ее в его комнате каждую ночь, растянувшуюся на кровати, а их тела переплелись бы… Он прочистил горло. — Тебе не о чем волноваться, включая меня.

— Хорошо, — сказала Исла и зашла в каюту, остановившись в гостиной. Когда Ваант вошел следом за ней, и дверь за ним с шумом закрылась, Исла посмотрела на него. — Интересное… оформление. Ксаравианское?

— Разумеется. — Ваант подошел и потянулся за маленьким планшетом, лежащим на низком столике между диванами, и заказал еду на ужин. Не спрашивая, чего бы ей хотелось, он отметил почти все что было, включая деликатесы Ксарав. Он сосредоточился на меню, а не на мягком сиянии кожи или нежных изгибах Ислы, которые просто умоляли, чтобы их поцеловали. — Моя семья была одной из последних из кочевых племен. Это все традиционная мебель, с которой мы жили в шатрах, путешествовали в повозках и на хаугматах. Они похожи на земных верблюдов, ну кроме того, что это ящерицы.

Темные брови Ислы приподнялись, ее рука скользнула по некоторым подушкам, поглаживая ткань.

— Так мило. Я никогда не видела ничего подобного.

— Ты должна увидеть великие шатры Ксарав. — Ваант прошел через одну из дверей в спальню, а затем в ванную комнату, включая по пути свет. Исла шла следом, разглядывая его каюту, но старалась не смотреть на низкую кровать. Ваант достал чистые полотенца, мыло и некоторые предметы роскоши, которые собирал, но никогда не собирался использовать. Он хотел, чтобы у Ислы было все самое лучшее. — Они великолепны во время праздников.

Спрятав зевок, она кивнула, пытаясь подобрать слова.

Ваант указал на душ и стопку полотенец, достал из шкафа несколько своих удобных тренировочных вещей и предложил ей.

— Не торопись. Я заказал ужин, его принесут через какое-то время. Ты можешь надеть это.

Исла слегка улыбнулась.

— Если эти вещи твои, то они будут мне непомерно велики. Но спасибо.

Его кожа нагрелась и приобрела синий оттенок. Ему понравилась мысль о ней в его одежде не только потому, что так Исла была бы еще больше отмечена им, но и потому, что он не удержался бы ее снять. Ваант склонил голову и отступил до того, как сказал что-нибудь еще или снова поцеловал полные губы.

Дверь за ним закрылась, и он выдохнул, пытаясь расслабить руки, которые были сжаты в кулаки по бокам. Возможно, привести Ислу в свою каюту было не лучшей идеей для его самоконтроля, тем более кодекс гласил, что он не может притронуться к ней без прямого приглашения.

Ваант расставил диваны и разложил подушки так, чтобы им с Ислой было комфортно сидеть во время еды, и подошел к двери, когда в нее позвонили. Он думал, что это принесли ужин, хоть и прошло совсем немного времени, но дверь распахнулась, и вместо этого показался Врикс. Чешуйки на коже офицера безопасности громко шуршали, пока он осматривался.

— Переводчик все еще с тобой, так ведь?

— Да. — Ваант не стал приглашать войти друга. Он не хотел, чтобы другой мужчина был в комнате, в нескольких шагах от которой была обнаженная и покрытая сверкающей водой Исла. — Она пока не хочет возвращаться к остальным.

Эмоции Врикса невозможно было прочесть, но Ваант мог представить мнение другого воина по этому поводу. Не потребовалось много времени, чтобы это мнение стало более чем понятным.

— Опасно находиться с ней в твоей каюте, капитан. Она может добраться до твоих файлов или до системы управления кораблем. Она может послать сигнал бедствия или снова вызвать «Арго». Ни один из этих вариантов не принесет нам ничего хорошего.

— Ты не особо беспокоился о том, сколько ущерба может нанести офицер безопасности.

— Она навредила только мне, а не кораблю или команде. Она не может уничтожить всю миссию. — Врикс скрестил руки на груди, серебристые глаза смотрели твердо. — Это может быть уловкой, Ваант. Что если она использует тебя, чтобы подобраться к управлению? Пробравшись сюда однажды, лишь песчаные черви знают, что она может сделать.

— Она тяжело трудилась весь день и устала, — сказал Ваант. Вспышка раздражения заменила синие оттенки его кожи на красный и огненно-оранжевый. — И она, наконец, поняла, какую роль сыграл «Арго» и то, что Альянс — коррумпированное ведро дерьма. Она пытается осмыслить это и то, как рассказать об этом своим друзьям. Это не уловка и не трюк. Я собираюсь накормить ее, дать отдохнуть и отправить обратно в их каюту.

Врикс не выглядел убежденным.

— Просто будь осторожен. Если ты свяжешь себя с ней, и она решит уйти…

— Я не стану этого делать, — чешуйки зашуршали громче, и Ваанту пришлось осадить себя. — Независимо от того, уйдет она или останется. Спокойной ночи.

Офицер безопасности открыл рот, чтобы возразить, но Ваант нажал кнопку и закрыл дверь, прорычав:

— Свободен.

К тому времени, когда Исла вышла из ванной, одетая в чистую униформу, подвязанную вокруг талии одним из его ремней, Ваант успел расставить еду на низком столике и достать тарелки с приборами. Он не был уверен в том, как именно люди предпочитают есть, и, хотя прошлой ночью она прекрасно ела ксаравианскую еду руками, он хотел, чтобы ей было удобно. Исла подошла к дивану, придерживая позаимствованные штаны, и Ваант предложил ей сесть в гнездо из подушек, которое он соорудил.

— Чувствуешь себя лучше?

Она вздохнула, потирая лицо.

— И да, и нет. По крайней мере, я чувствую себя чистой, что бесконечно лучше по сравнению с последними двумя днями. Но все остальное… Я чувствую себя ужасно. Я была во флоте почти половину своей жизни, если считать академию и изучение языков, и все это было ложью. Абсолютной ложью.

— Твоя служба не ложь, — сказал Ваант медленно. Он опустился на диван напротив нее и снял крышки с блюд, налил ей немного сока и капельку спиртного. Чтобы помочь уснуть, конечно же. — Ты искренне хотела помогать людям и посвятила себя этой цели. Это все еще так. Ты все еще можешь это делать.

— Как? — Сперва, она потянулась за спиртным, долго смотрела на стакан, прежде чем проглотить обжигающую жидкость и тут же начать кашлять. Исле потребовалось какое-то время, чтобы снова начать дышать нормально, а Ваант пытался не улыбаться. Наконец, ей удалось прокаркать: — Я не могу служить Альянсу, когда он, в лучшем случае, коррумпирован, а в худшем — настоящее зло. Какие еще варианты?

— Ну, — сказал Ваант, засунув ногу под себя и пытаясь устроиться поудобнее, так как все его чешуйки шуршали в ответ на ее страдания. По крайней мере, шипы на его голове и шее не приподнялись, иначе ему пришлось бы как-то это объяснять. Ваант осторожно подбирал слова, наливая себе еще ликера для храбрости. — Ты можешь делать то же, что и мы. Мы разыскиваем места, где Альянс использует тех, кто слаб и вмешиваемся. Мы не принадлежим к повстанцам, но мы точно знаем, где они находятся, когда им нужна помощь. Есть много возможностей оказать помощь, Исла. Столько же, сколько существует галактик.

Намек на улыбку появился на ее лице.

— Для этого нам нужен корабль, и нас всего шестеро. Определенно недостаточно для экипажа корабля. Хорошая идея, но, думаю, нам нужно будет найти планету, и кое-что выяснить там. После того, как ты нас отпустишь, конечно же.

Ваант не хотел думать об этом. Пока нет. Поэтому он обратил их внимание на заказанную еду. Он начал наполнять тарелку Ислы ксаравианскими и земными продуктами, желая, чтобы она съела достаточно, чтобы ее живот перестал урчать. Ваант улыбнулся, наблюдая, как она пробует ксаравианские пикули, и откинулся, наслаждаясь присутствием женщины в его комнате, за его столом. Напряжение дня и все, что ждало их утром, отошло на задний план, пока он слушал мелодичный голос Ислы.

Глава 17 ИСЛА

Усталость давила на Ислу, но острая пища помогла взбодриться. Было мило, что Ваант заказал земную еду и огненные ксаравианские блюда, но она предпочитала специи его народной кухни, которые заставляли глаза слезиться. Исла чуть не задохнулась, выпив спиртного, но ей было необходимо набраться смелости, особенно после дикой скачки мыслей во время душа. Ваант выглядел еще более привлекательным в своей повседневной одежде — свободные брюки и рубашка, босые ноги и волосы, стянутые сзади и открывающие лицо. Каждый раз, когда он говорил, его хриплый голос посылал сквозь нее дрожь.

У нее не было возможности поговорить с Джесслин о культуре Ксарав и о том, что значат разные цвета кожи, но с тех пор как она вошла в каюту, Ваант был сине-фиолетовым. Периодически его чешуйки шуршали и двигались, и Исла отчаянно хотела прикоснуться к нему, почувствовать твердость и тепло его кожи. Ей было интересно, как он выглядит под одеждой, была ли физиология ксаравианцев похожа на человеческую. Исла видела, как он смотрел на нее, и видела некоторые универсальные знаки внимания. Она заметила, как Ваант уставился на ее грудь и попытался сесть удобней. По мере того, как они пили этот ужасный ликер по глотку за раз, вокруг становилось все жарче, а очертания стали терять четкость. Исла хотела чувствовать себя в безопасности и любимой. Весь мир и реальность вокруг нее рухнули. Больше не было ничего реального. А Ваант говорил ей правду даже тогда, когда она не хотела ее слышать. Он стоял рядом с ними и делал то, что было правильно. Исле нужен был кто-то вроде него в ее жизни, даже если это будет только временно.

Она не знала, сколько времени провела в его комнатах, — может часы, — к тому времени, как блюда опустели и осталось только спиртное. Ваант усмехался, пока Исла рассказывала историю о том, в какие неприятности они с Григгс попадали в академии, и как из-за этого их чуть не исключили. Кампус был в кинетической пене несколько недель, прежде чем они познакомились с Роуэной, придумавшей машину, которая смогла убрать всю пену.

Исла улыбнулась в стакан, сквозь нее прошла волна жара, когда она увидела, что Ваант смотрит на нее с очевидным голодом, несмотря на всю ту еду, что они съели.

— Я все еще обязана Роуэне за это. Я думаю, моя карьера закончилась бы очень быстро, если бы она не смогла избавиться от беспорядка на той статуе Ньютона.

Ваант улыбнулся, в тусклом свете его зубы сверкнули белым, а кости и бусины щелкнули, столкнувшись в его волосах, когда он качнул головой.

— Я не могу представить тебя устраивающей такие беспорядки. Григгс — другое дело. Но ты выглядишь слишком мило. Ты выглядишь как сторонница правил, до мозга костей.

— Сторонница правил? Слишком мило? — Исла приподняла брови и решительно выпрямилась. — Вы, сэр, многого обо мне не знаете. Я — та причина, по которой Григгс пришлось выучить столько боевых искусств.

— Верится с трудом, — его улыбка стала шире, когда он, откинувшись на диван, положил руки на подушки, заняв почти все свободное место. Исла и забыла, каким большим может быть ксаравианец, когда захочет. — Наверняка ты была идеальным ребенком. Никогда не капризничала. Всегда убирала свою комнату и заправляла кровать.

— Все это лишь оболочка, — сказала Исла, рассмеявшись. Она очень старалась соответствовать образу ответственного офицера Альянса, а теперь…. Вот оно. Все это было напрасно. Она могла бы начать наслаждаться тем, чтобы быть самой собой. Что означало напиться и соблазнить капитана инопланетного корабля. Исла поставила свой стакан и подалась вперед, позволяя вырезу позаимствованной рубашки в лучшем виде продемонстрировать ее ложбинку. — Ты даже представить не можешь.

— Я с нетерпением жду возможности узнать о тебе побольше, — сказал Ваант, слова звучали приглушенно из-за стакана, из которого он допил спиртное.

Исла подняла бутылку с ликером, которая стала значительно легче, чем была вначале, и поднялась на ноги. Брови Ваанта поползли вверх. Наблюдая за женщиной, он вытянул ноги, а руками сжал подушки рядом с собой. Исла должна была сосредоточиться на том, чтобы поддерживать штаны, пока обходила стол, держа бутылку.

— Будешь еще?

Ваант кивнул, его кожа стала сверкающе фиолетовой, ряд шипов шуршал, приподнявшись из-под волос. Исла не позволила себе отвлечься на то, как притягательно шелестели его чешуйки, и вместо этого уперлась коленями в диван рядом с ним. Ваант глубоко вздохнул и потянулся за бутылкой, но остановился, когда Исла, оседлав его бедра, уселась верхом. Она прижала руку к его груди. Между мужчиной и женщиной вспыхнул жар, когда Ваант поправил бедра, и Исла почувствовала, как возрос его интерес. Она отпила из бутылки и, держа спиртное во рту, потянулась вперед и прижалась своим ртом к его.

Он раскрыл губы и прикоснулся языком к ее губам, Исла поделилась с ним ликером. Ваант издал глубокий гудящий звук и крепко обхватил ее за талию. Исла, качнув бедрами напротив него, улыбнулась ему в рот, когда Ваант проглотил ликер и попытался сделать то же самое с ее языком. Она застонала, когда его рука, скользнув по спине, погрузилась в ее волосы, а другая сжалась вокруг талии, чтобы прижать ближе.

Наконец Исла прервала поцелуй, хватая воздух ртом, и задаваясь вопросом, может у ксаравианцев были жабры, и они могли дышать, не используя рот. Она откинулась назад, чтобы лучше его рассмотреть.

Ваант рычал, пока тянулся к переду ее униформы.

— Ты такая вкусная.

Исла улыбнулась, скользнув пальцами вниз по его груди, стала играть с поясом его брюк.

— А ты очевидно в отличной форме.

— Ты заставляешь меня желать нарушить кодекс, — проурчал он низким голосом. Ваант загипнотизировано играл с ее волосами, пропуская сквозь пальцы длинные локоны. — Я не собираюсь соблазнять тебя, Исла Леннокс.

— Но что, если я хочу соблазнить тебя?

Усмехнувшись, он наклонился вперед и поцеловал ее шею, плечо и грудь.

— Это тоже противоречит кодексу.

Исла моргнула.

— Что?

На фиолетовой коже Ваанта сверкали светло-золотистые дугообразные вспышки, он потянул Ислу за униформу, раскрывая ту спереди.

— О да. Есть много вещей, которые я хочу сделать с тобой, Исла. Начиная с прикосновений к каждому дюйму твоей мягкой кожи и заканчивая исследованием этих привлекательных округлостей.

Он сжал ее грудь, и ей показалось, будто в ее теле не осталось ни одной косточки. Исла схватилась за его запястья, чтобы не разлететься на части. Грубые ладони потянули за соски сквозь тонкую ткань ее бюстгальтера, голова Ислы откинулась назад, пока она покачивала бедрами на коленях Ваанта напротив твердой возбужденной выпуклости. Ньютон ей помоги. Слова застряли у нее в горле, и Исла прикусила губу.

— Разве ты не нарушаешь кодекс? Я н-не против, но это было бы ужасно, если ты…

Она замолчала, когда его рот опустился туда, где были его руки. Исла забыла каждое слово на высшем диалекте Ксарав, которое только знала.

Зарычав, Ваант посмотрел на нее, его глаза сияли серебристым и дымчато-серым. Он потянул за бюстгальтер, натягивая его, и Исла попыталась выпутать руки из лямок, чтобы продолжить изучать ксаравианца без каких-либо препятствий между ними. Шипы приподнялись, словно корона вокруг его головы, когда он еще больше раскрыл униформу на женщине и от прохладного воздуха по телу Ислы побежали мурашки.

— Кодекс явно не был рассчитан на тебя, Исла.

Все, что она хотела сказать, оказалось забыто, как только рот Ваанта захватил ее грудь с голодом, заставившим ее сжать бедра и выгнуть спину. Исла, схватив его за голову, запустила пальцы в волосы, чтобы сдержать себя, и Ваант застонал. Исле нравились звуки, что он издавал и то, что она была той, что заставляла его издавать их. Она неуверенным дразнящим движением погладила один из его шипов, но, когда Ваант зарычал, и его руки и губы прижались к ней сильнее, Исла поняла, что ему это понравилось. Она погладила шип долгим плавным движением и бедра Ваанта толкнулись вверх, почти сбросив ее.

Его глаза стали цвета грозовых облаков, когда он отодвинулся, чтобы посмотреть на нее.

— Я хочу отнести тебя в свою кровать и заявить на тебя свои права.

В этом заявлении был лишь намек на вопрос. Исле нравилось чувствовать силу в его руках и теле, таких напряженных под ней. Она продолжила играть с его шипами, пьяная от спиртного и от его прикосновений, и наклонилась, чтобы прижать свои губы к его. Она прошептала напротив его рта:

— Возьми меня, Ваант.

Зарычав, он рывком поднялся, поднимая ее вместе с собой. Она цеплялась за его плечи, когда он ворвался в спальню. Исла не могла дышать. Ваант что-то произнес на высоком диалекте, когда бросил ее на низкую кровать и навис, тяжело дыша и срывая свою одежду. Исла вдруг почувствовала себя маленькой и хрупкой посреди огромной постели. Ваант поймал ее за ногу и потянул ближе, разрывая униформу, которая была между ними.

От него захватывало дух. В тусклом свете мерцающих огней Исла не могла не смотреть на широкую грудь и все остальное. Ряды чешуек образовывали узор по всему телу ксаравианца, переливаясь, синим и фиолетовым цветом с золотыми вспышками. Мышцы вздулись, когда он отбросил остатки ее позаимствованной униформы.

Исла лежала обнаженная, немного смущенная, так как не посещала тренировок для поддержания формы несколько месяцев, но губы Ваанта приоткрылись, пока он смотрел на нее. Серебристый отблеск скользнул по всей чешуе, и хватка Ваанта на ее лодыжке стала крепче.

— Я даже представить себе не мог, что ты окажешься настолько прекрасной.

— Я уже раздета, — сказала она. — Тебе не нужно льстить мне.

— Это не лесть, — низко прорычал он. Его ладони погладили ее икры, и Ваант опустился на колени у края кровати так, чтобы опереться на нее. — Гладкая кожа, такая мягкая. Нежная. И эти сокровища, что ты прятала от меня…

Его пальцы скользнули по ее груди, и соски Ислы сжались в предвкушении. Но внимание Ваанта перемещалось вместе с его руками вдоль ее ребер к мягкому животику, рычание становилось громче по мере того, как мужчина опускался к вершине ее бедер.

— Еще секреты, которые ты от меня прячешь, Исла. Что ты прячешь здесь?

Исла не могла дышать, когда ее ноги раздвинулись, а бедра расслабились, открывая Ваанту замечательный вид на ее блестящие складочки. Она подвинулись навстречу прикосновению и вздохнула, когда большие пальцы начали дразнить ее вход. Исла запрокинула руки за голову, желая изогнуться и потереться о чешуйки.

— Ты когда-нибудь… был с землянкой раньше?

— Нет, — сказал он. Его глаза сияли жаром и огнем, почти светясь при тусклом освещении, он опустился ниже, ущипнув ее губы своими. — Ты — моя единственная.

Его единственная. Это звучало решительно, и словно она была его навечно, сердце Ислы замерло от пронзившего ее адреналина. Она не знала, что там было по поводу нее и кодекса, но увидев обнаженное тело Ваанта и голод в его взгляде, когда он смотрел на нее, Исле стало все равно, нарушают они этот кодекс или нет. Она хотела этого ксаравианца целиком и полностью, хотя бы на одну ночь. Неважно, была ли она его единственной или он ее. По крайней мере, у них двоих была эта ночь.

Глава 18 ВААНТ

Ваант знал немного о земных женщинах, но ему понравилось то, что он увидел, раздев Ислу. Он сгорал от желания, чешуйки и шипы были в приподнятом состоянии, а кровь кипела от потребности заклеймить. Вид Ислы, — соблазнительной и нежной, с хрупкой кожей, такой маленькой посреди большой кровати, — побуждал его взять ее. Ваант не хотел причинить ей боль или напугать. Но Исла соблазнила его, что означало, что она хотела его также сильно, как и он ее. Ваант опустился на колени на кровать и провел рукой по ее гладким ногам, наблюдая, как ее лицо покраснело, глаза расширились, а бедра дернулись. Он провел пальцами по животу к маленькой впадине, очертил ее контур, спрашивая себя, для чего же она нужна, губы Ислы приоткрылись. Ее бедра двигались, и от опьяняющего аромата он чуть было снова не погрузился в связывающую лихорадку. Внимание Ваанта сразу же привлекли розовые складочки между ее ног. Он прикоснулся к ней, и Исла напряглась, приподняв голову и посмотрев на него с желанием и долей сомнения.

Ваант попытался расслабиться, а не нависать сверху, как если бы хотел сразу же овладеть женщиной. Он гладил мягкую плоть, пока напряжение не ушло. Он наклонился ближе, продолжая исследование. Голод все увеличивался, когда его палец погрузился в Ислу, и она вздохнула. Ваант поражался тому, как чудесно ее тело.

— Ты такая мягкая и теплая, я словно тону в горячем песке.

Она коснулась своих грудей, когда ее глаза закрылись, а голос стал таким же мечтательным и мягким, как и ее манящее тело.

— Такого я еще не слышала.

— О, да, — сказал Ваант. Он переместился, чтобы лечь у нее между ног, желая увидеть больше ее секретов, и скользнул глубже пока не обнаружил…. — Влажная. Такая влажная.

Еще одно чудо. Исла покраснела еще больше и начала сдвигать бедра, как будто смутилась. Ваант придвинулся ближе, так чтобы вдохнуть запах ее сердцевины. Он вдыхал, пока его мысли не начали путаться.

— Мне нравится. Ты безупречна. Моя единственная.

Исла собралась ответить или может возразить, но Ваант не мог больше ждать. Он поцеловал ее нежную кожу, а затем исследовал языком, пока его шипы шелестели от чистой страсти. На вкус женщина была удивительной, лучше самой острой еды, и ее тело в стремительном порыве раскрылось навстречу его поддразниваниям. Застонав, Исла откинулась на подушки, и ее бедра пододвинулись к его рту. Ваант схватил ее, чтобы удержать на месте, желая все больше. Он не мог оторваться.

Такие нежные и мягкие руки нашли его голову и зарылись в волосы. Хватка усилилась, когда он втянул в рот маленький комочек плоти, и Исла издала хриплый стон, который заставил его шипы с шелестом приподняться. Ваант улыбнулся и продолжил свои действия, ее грудь вздымалась и опадала все быстрее, а тело извивалось в его руках. Она пыталась сомкнуть ноги, но он закинул их себе на плечи и сжал ее ягодицы, наклонив для лучшего доступа.

Тело Ислы напряглось, и мышцы задрожали, когда Ваант проникнул в нее пальцами, чтобы найти больше той влажности, что скопилась в ее складочках. Он зарычал, когда первобытные инстинкты потребовали, чтобы он поднялся и овладел женщиной, и делал это до тех пор, пока она не примет его семя и не окажется связана с ним так, что они никогда не смогут расстаться. Исла закричала, и ее рука неожиданно скользнула к его шипам и сжала их. Исла напряглась, ее тело стало жестким, и румянец поднялся от ее груди к шее и лицу.

Ее хватка на шипах заставила Ваанта взреветь, его тело дернулось в предвкушении, он едва не достиг кульминации, наблюдая, как она извивалась и сжималась в муках страсти.

Задыхаясь, Исла обмякла, но все еще свободно держалась за шипы. Ваант следил за ее дыханием, любуясь блеском пота на коже и нежно покусывая внутреннюю сторону ее бедра. Он желал большего. Намного большего.

Глава 19 ИСЛА

Исла подавила возрастающую нервозность, после того как увидела, как именно на нее смотрит Ваант: с голодом во взгляде; то, как он согнул руки, будто ему не терпелось схватить и притянуть ее ближе к себе… Она почти не могла дышать. И когда он развел ее ноги в стороны и начал исследовать ее тело, Исла окончательно потеряла контроль. Ваант продолжал издавать рычащие звуки, которые почти заглушались шелестом его чешуек, большие шипы приподнялись на голове и плечах. И пока Ваант подталкивал ее все ближе и ближе к невероятному оргазму, она могла только сдерживаться и молиться о том, чтобы не разлететься на части. Она никогда не чувствовала ничего подобного. Везде, где он прикасался, вспыхивало обжигающее пламя страсти, угрожая уничтожить ее. Она назвала бы это волшебством, если бы что-то такое существовало, но может быть это была судьба или какое-то другое мистическое вмешательство. Исла никогда не отдавалась вот так легко, и все же она ничего не могла сделать, кроме как, откинувшись назад, притянуть Ваанта ближе.

Когда стала стихать дрожь, Исла наконец открыла глаза, хотя ее тело все еще трепетало каждый раз, когда Ваант двигался или даже просто дышал. Она не видела ничего, кроме его груди перед тем, как он отвлек ее жаркими прикосновениями грубых ладоней, но, когда Ваант отступил назад и встал у изножья кровати, у Ислы перехватило дыхание.

Может быть, она не была готова к оставшейся части ночи.

Когда он потянулся, его чешуйки зашелестели громче. В тусклом свете сверкнули зубы, он выглядел абсолютно диким воином, который приводил ее в восторг.

Вздрогнув, Исла попятилась на кровати, не уверенная, куда именно она направляется, но желая иметь возможность, как следует оценить телосложение ксаравианца. Крупный орган, лишь отдаленно похожий на человеческий член, увеличивался, пока он его поглаживал. Ваант пожирал ее тело взглядом серебристых глаз. Округлая головка возвышалась над толстой длиной, которая ближе к основанию расширялась во что-то, похожее на узел. Исла не могла себе представить, как это будет происходить между ними, но абсолютно точно собиралась выяснить.

Ваант зарычал, снова погладив свой член.

— Скажи мне, чего ты хочешь.

— Я хочу тебя, — ответила она.

Исла наблюдала, как его ладонь снова начала двигаться, отчаянно желая снова почувствовать на себе его прикосновения. Внимание Ваанта сосредоточилось на ее руках, и она, втянув воздух, коснулась своей груди, затем позволила пальцам скользнуть по животу к развилке между бедер.

— Я хочу, чтобы ты дотронулся до меня.

Он схватил ее за лодыжку, притянул к себе и, рыча, сжал бедра, а коленом раздвинул ноги. Самообладание Ислы держалось на волоске и одних молитвах, когда массивная головка члена погладила ее влажные складочки, и Исла в пригласительном жесте приподняла бедра навстречу. Ньютон ее сохрани. Напряжение возрастало по мере того, как Ваант продвигался вперед, одной рукой прижимая ее плечо к кровати.

Его волосы запутались в шипах и упали вперед, скрыв от нее его лицо.

— Что еще?

— Больше, — прошептала Исла.

Она не знала, что сказать и что сделать. Нужные слова не приходили в голову. Она попыталась дотянуться, чтобы ухватиться за него, но он был слишком далеко. Он сжимал ее бедра одной рукой, а плечо другой. Ощущение, что он ее удерживает и доминирует всей своей мощью, заставило Ислу захныкать от предвкушения. Она хотела Ваанта. Хотела всего его: над ней, внутри нее. Она никогда не теряла контроль, но именно это Ваант обещал. Он взял все под свой контроль, прекратив сопротивление и доводя ее до абсолютного безумия. Его член вжался глубже, и она вскрикнула, когда ее тело вытянулось.

— Ваант, пожалуйста.

— Пожалуйста, что? — он остановился, быстро и тяжело дыша, наклонился, чтобы поцеловать. Его язык толкнулся в ее рот в тот же момент, когда он вторгся в ее тело. Ваант пощипывал женские губы, посылая маленькие яркие вспышки боли и удовольствия, затем опустил свой рот к ее горлу. — Пожалуйста, больше? Пожалуйста, я хочу все? Скажи мне, Исла. Скажи мне, что мне сделать с твоим нежным маленьким телом.

Она почти кончила снова, пытаясь приподнять свои бедра, чтобы заставить его глубже проникнуть в ее лоно. Она хотела большего. Ей нужно было чувствовать его тело над собой, чувствовать, как его вес прижимает ее к постели. Исла, выгибая спину, изо всех сил пыталась обернуть ноги вокруг его талии.

— Еще, Ваант. Пожалуйста. Возьми меня.

Он накрыл ее рот яростным поцелуем, пожирая, пока бедрами толкнулся вперед, погружая член глубже. Исла закричала, когда массивная головка врезалась в нее, а толстая длина стала раздвигать ее складки. Она подумала о том, может ли он разорвать ее? Ваант отступил, и теплая влага ее желания покрыла его длину, облегчая более глубокий толчок. Исла, изогнувшись, впилась ногтями в бока мужчины. Она разорвала поцелуй, пытаясь вдохнуть глубже, перед глазами мерцали звезды.

Ваант, взяв ее за колено, поднял вверх и отвел в сторону, освобождая место для своей массивной длины. Исла напряглась, когда его толстый узел раскрыл ее еще шире, она чувствовала себя заполненной настолько, что не представляла, как сможет принять его еще больше. Ей удалось погладить пальцами заднюю часть его шеи. Он зарычал, грубые чешуйки зашелестели, щекоча нежную кожу ее живота и бедер и посылая волну экстаза сквозь нее.

Его член пульсировал, похороненный глубокого в ней и, казалось, становился все больше, пока не завладел каждой ее частью. Исла застонала, снова ухватившись изо всех сил за шипы, когда рот Ваанта нашел ее грудь, а сам он начал двигаться. Сначала медленными толчками, но, когда Исла расслабилась, и ее тело раскрылось ему навстречу, он начал двигаться быстрее. Она закрыла глаза и позволила жару захватить и поглотить ее, ощущения переполнили мозг, закоротив все мысли. Она могла только чувствовать.

Мускулы Ислы сжались в попытке притянуть Ваанта ближе, когда узел вжался в нее с внезапной вспышкой удовольствия, напряжения и небольшой боли. Чешуйки неожиданно потерлись о ее грудь, рука Ваанта скользнула ей за спину, чтобы сжать плечо и еще ближе прижать к своей груди. Ксаравианец зарычал и стал двигаться быстрее, вдавливая ее в матрас. Исла сжала его шипы, и Ваант взревел, его бедра вбивались в нее, пока узел не погрузился полностью, оказавшись в ловушке ее лона. Он продолжал делать короткие толчки, оскалившись от отчаяния и страсти. Исла закричала, когда каждая мышца в ее теле сжалась. Она кончила с ослепительной вспышкой, замершая и беспомощная, пока бедра Ваанта снова и снова в нее врезались. Исла могла только крепко держаться за мужчину, пока темные пятна плясали у нее перед глазами.

Обняв его за шею, Исла закрыла глаза, а мышцы расслабились после оргазма. Ваант пошевелился, прижимаясь грубыми чешуйками на торсе к ее животу. Она снова напряглась, сжав его внутри, и Ваант ругнулся. Исла не знала, сколько еще выдержит, когда очередная кульминация пронзила ее. Она на ощупь ухватилась за его шипы, и Ваант, застонав, дернулся с еще большей силой и отчаяньем.

Исла едва могла двигаться, но нашла в себе силы поглаживать шип в каждой руке в такт с его толчками, подталкивая его к краю, с которого упала сама. Ваант застыл глубоко в ней, заполняя влажным теплом, и его член увеличился, отекая. Ее руки бессильно упали по бокам, а Ваант рухнул на нее. Исла прерывисто дышала, гадая, потерял ли ксаравианец сознание, и если да, то ей нужно освободиться до того, как она задохнется под его весом. Но, когда она коснулась его плеча, руки Ваанта сжались вокруг нее.

Она пискнула, когда он перекатился на спину, держа ее на своей груди. Исла попыталась приподнять голову. Несмотря на интенсивные оргазмы, член оставался каменно-твердым и отекшим глубоко внутри нее. Когда она начала отстраняться, болезненные ощущения заставили ее остановиться. Ваант погладил ее по спине, его глаза были все еще закрыты.

— Мы соединены. Нужно немного времени, чтобы это прошло.

Это чувствовалось так странно… Исла опустила голову на грудь Ваанта, когда он подтянул несколько простыней и одеял, накрывая их, хотя ей не было холодно из-за близости его невероятно горячего тела. Чешуйки с шелестом опустились, когда Исла погладила их, завороженная легкой текстурой. Повернувшись, Ваант поцеловал ее в лоб, положив руки на ее спину под простынями.

— Ты делаешь меня безумным, Исла Леннокс. Я не знаю, что делать с такой идеальной женщиной.

Подавив зевок, она прижалась ближе к его груди и, устроившись у его шеи, закрыла глаза.

— Мы можем выяснить это после того, как немного поспим.

Руки Ваанта сжались вокруг нее, и он глубоко вздохнул.

— Замечательно.

Улыбнувшись, она позволила его теплу окутать ее, несмотря на странное давление его тела, все еще соединенного с ней. Исла лишь на секунду подумала о том, чем занимаются остальные и как она объяснит свое отсутствие, перед тем как провалиться в сон.

Глава 20 ВААНТ

Ночью Ваант почувствовал, что их тела разъединились, но продолжал прижимать Ислу к своей груди так, чтобы ощущать ее дыхание и спокойное биение сердца. Он впервые так хорошо спал, по крайней мере, с тех пор, как покинул флот и стал мятежником. Ее волосы спутанными лежали на его груди, и он задумался о том, чтобы дать Исле несколько бусин или перьев, украсив чем-то красивым ее локоны на то время, пока они не собраны назад в тугую косу. И он должен избавиться от всего, что напоминает униформу флота в ее вещах. Ему хотелось видеть женщину в одежде Ксарав.

Лежа в полудреме, он мечтал, воображая жизнь, полную путешествий по вселенной: остановки на далеких планетах и исследование неизведанных секторов вместе с Ислой. Ваант никогда не думал, что найдет женщину, которая сможет повлиять на него так сильно и спровоцирует жажду спаривания одним лишь вздохом или движением. Его чешуя зашелестела и Исла, сонно моргая и осматриваясь, подняла голову. Положив подбородок ему на грудь, она улыбнулась.

— Привет.

— Доброе утро, — Ваант сжал ее плоть, наслаждаясь прикосновением к нежной коже ягодиц и бедра́ к твердым мускулам его ноги.

— Хорошо спала?

— Даже очень, — сказала Исла. Она, прищурившись, рассматривала его. — Меня что-то разбудило.

— О? — Ваант нахмурился, осматривая комнату и размышляя о том, что нужно изменить для того, чтобы ей стало удобнее.

Но рука Ислы, лежащая на его животе, медленно двинулась вниз и погладила его член.

— Я имела в виду это. Должно быть, ты думал о чем-то непристойном.

Застонав, Ваант обхватил ее лицо, притягивая к себе, чтобы поцеловать, но Исла не отпустила мужчину. Она мурлыкнула в его губы и подвинулась, оседлав его бедра. Выгнувшись, она откинулась назад и окинула взглядом его тело. Ваант хотел схватить ее и подмять под себя, но ее голубые глаза сверкали от волнения, пока она играла с ним, покачивая бедрами. Он застонал и сжал ее талию, медленным движением приподнимаясь ей навстречу, но Исла держала его член зажатым между его животом и ее горячей щелью. Она раскачивалась на нем, прижав руки к мужской груди для равновесия. Чешуйки Ваанта зашелестели, когда он увидел, как румянец возбуждения покрывает ее грудь, поднимаясь к шее.

Мужчина едва сохранял самообладание, пока Исла использовала его тело, откинув голову и постанывая. И когда она застыла, а ее тело напряглось, Ваант приподнял ее, чтобы скользнуть внутрь. Тело Ислы сжалось так сильно, что он едва смог войти в нее, но расслабившись, она смогла медленно скользнуть по всей длине его члена. Исла застонала, рухнув ему на грудь, и Ваант прижал ее ближе, легким движением приподняв бедра. Голод и дикость прошлой ночи растворились в нежном покачивании, когда Исла напряглась и задвигалась в одном ритме с ним.

Они занимались любовью, чувствуя друг друга так, будто были вместе уже много лет, а не одну ночь, и слишком скоро Ваант ощутил давление, вспыхивающее в спине и груди. Они кончили вместе и долго лежали, обнявшись, перед тем, как разделив их тела, Ваант посмотрел на часы. Он уже должен был быть на мостике, но так как его никто не вызывал, то очевидно, в его присутствии пока не было необходимости.

Попытавшись сесть, Исла поморщилась, и Ваант сразу же притянул ее обратно.

— Что случилось? Тебе больно?

— Немного саднит, — сказала она. Погладив Ваанта по щеке, она подвинулась к краю матраса. — Какое-то время не пользовалась этими мышцами, вот и все. Не возражаешь, если я помоюсь? Я должна вернуться к остальным. Они будут волноваться.

— Конечно. Не торопись, — Ваант улыбнулся, наблюдая за ее задницей, пока Исла шла в ванну. Эта женщина может стать его гибелью.

Быстро очистившись, капитан оделся. Собрав и бросив простыни в прачечную, он связался с мостиком, чтобы проверить состояние корабля и порта. Траззак был не очень доволен тем, что пробыл на мостике всю ночь. Он напомнил о том, что еще нужно сделать, чтобы стабилизировать порт перед тем, как «Галаксос» отправится за «Арго».

Ваант проводил Ислу до каюты, после того как она, вымывшись, переоделась в чистое, и оставил ее там, чтобы она могла встретиться со своими коллегами. Она кивнула ему, и, несмотря на то, что он так сильно хотел поцеловать ее, что его кожа вспыхнула фиолетовым, под бдительным взглядом его экипажа, он лишь кивнул в ответ. Они по-прежнему охраняли женщин и, по крайней мере, один из них старался спрятать улыбку, когда они пропустили Ислу в комнату, которую она делила с механиком и офицером безопасности. Не оглядываясь, Ваант направился к мостику. Голод царапал его желудок после ночных нагрузок, и он заглянул в столовую, чтобы позавтракать. Там сидел Врикс вместе с Григгс и врачом, и казалось, что взгляд Григгс вскоре прожжет дырку в шее Ваанта. Сисилия знала, что Исла провела ночь не в их каюте. Плечи Ваанта покалывало, но он проигнорировал это, выпив кофе и съев полдюжины сэндвичей. Он решил, что прежде чем они будут уверены в том, что смогут самостоятельно покинуть космический порт, пройдет еще один долгий день.

Когда Ваант собрался уходить из столовой, в тишине раздался голос Григгс:

— Голоден нынче утром, не так ли.

Это был не вопрос. Ваант посмотрел на нее и уже собрался проигнорировать, когда увидел, как Врикс ухмыльнулся, это задело его больше, чем раздражение человека.

— Да. Принеси что-нибудь и для Ислы. Она тоже голодна.

Челюсть Григгс упала, а лицо покраснело, когда она оскалилась. Григгс бросилась вперед, как будто собиралась напасть на Ваанта, но Врикс поймал ее за заднюю часть униформы, не дав двинуться дальше. Врач только с ужасом смотрела на него.

Ваант вышел, наслаждаясь на ходу сэндвичем. Исла вероятно не сказала бы ему спасибо за провокацию ее друзей, но ни один из них не должен был ничего Григгс. По крайней мере, Ваант на это надеялся.

Глава 21 ИСЛА

Щеки Ислы горели с того момента, как она покинула каюту Ваанта, и до тех пор, пока она не вошла в комнату, которую делила с Григгс и Роуэной. Часть ее определенно с облегчением поняла, что Григгс не было в комнате, хоть ей и было интересно, где же может быть ее подруга. Может быть, она решила провести ночь с угрюмым Вриксом. Но Роуэна смотрела на нее, изогнув брови и скрестив руки, и Исла подняла ладони, чтобы предотвратить любые вопросы.

— Мне нужна секундочка, ладно? И кофе. У нас есть кофе?

Каждая мышца в ее теле болела, но это была приятная боль, и Исла плюхнулась на свою кровать, потягиваясь. Без Ваанта ей стало холодно.

— Григгс пошла за завтраком, — голос Роуэны звучал на удивление безэмоционально. — Она должна скоро вернуться.

Закрыв глаза, Исла прикрыла лицо руками.

— Простите.

— Мы не спали всю ночь, ждали тебя. Волновались. Боялись, что тебе могут навредить в порту или с тобой что-то случилось. Нам никто ничего не сказал, — механик сделала глубокий вдох. — Какого черта происходит, Исла?

— Я не могу это объяснить, — Исла сомневалась, что сможет снова сесть до того, как кто-нибудь не соблазнит ее едой или кофе. — Он… Я не знаю. Он другой. Несомненно, раздражающий и властный тип, но также он может быть действительно нежным. И он ценит то, что я могу делать.

— Исла, — сказала Роуэна, и койка затряслась, когда механик пнула угол возле локтя Ислы. — Да ради Бога, девочка, ты же должна понимать! Ты же умная! Он использует тебя. Ты просто… инструмент, не более. Он забрал нас с «Арго», и…

— Он спас нас от Витца, — сказала Исла. Она подвинулась так, чтобы видеть Роуэну, не напрягая больные мышцы. — «Арго» отдал нас. Они отдали нас, и Ваант забрал нас, чтобы Витц не продал нас кому-нибудь другому. Кому-то, кто окажется хуже. «Галаксос» — это возможность для нас, Роуэна.

— Они похитители…

— За последние два дня мы сделали больше, чем за два года на «Арго», — выпалила Исла. — Они могли не разрешить нам помогать тому кораблю и уж точно не должны были давать нам доступ к космическому порту. Ксаравианцы действительно ценят наши навыки и знания, Роуэна. Ты сама спасла тот корабль. Дал бы Витц тебе хотя бы попробовать?

Роуэна покачала головой, нахмурившись.

— Ты сошла с ума, Исла. Я не знаю, что он с тобой сделал, но ты сама не своя.

Дверь с шумом открылась до того, как Исла смогла что-нибудь ответить, впуская Григгс. Ее выражение лица было еще мрачнее, чем обычно, и она молча протянула кофе и завтрак. Исла наконец села, снова поморщившись. После того, как максимально быстро выпила кофе, она порылась в сумке в поисках лучшей униформы чем та, что она позаимствовала у Ваанта. Роуэна, бормоча, отошла в другую часть комнаты.

Григгс прислонилась к стене, глядя как Исла, с жадностью поглощала еду.

— Я хочу знать, что произошло.

— Можешь использовать свое воображение, — сказала Исла. Они были соседками по комнате в академии. Из всех людей именно Григгс не стала бы ее осуждать. — И мне не нужны нотации, ладно?

— Уверена, ты уже получила нагоняй, — Григгс взглянула на Роуэну и вздохнула. — Мы пробыли здесь два дня, Исла. Может, три, некоторые из дней слились воедино. Этого времени недостаточно, чтобы оценить характер этого парня. Я допускаю, что Витц подло поступил, предложив нас, но не стоит забывать о том, что этот парень принял его предложение. Витц хотел продать, но Ваант купил. Не забывай об этом.

Роуэна нахмурилась сильнее.

— Какого черта ты имеешь в виду, Витц хотел продать? Нас? Исла сказала, что этот инопланетный чувак угрожал уничтожить «Арго», если Витц не отдаст нас.

— Это неправда, — сказала Исла, потирая лоб. — Прошу прощения. На мостике все происходило очень быстро, я думала, что слышала, как он угрожает Витцу. Он этого не делал.

Прежде чем Роуэна снова заговорила, снаружи раздался звонок, и открылась дверь. Охранник почтительно опустил взгляд в пол.

— Капитан хочет вас видеть.

— Кого «вас»? — спросила Григгс.

— Всех вас, — охранник указал на коридор и отошел так, чтобы женщины смогли пройти, присоединившись к остальным трем, вышедшим из их комнаты.

Исла беспокойно оглянулась. Это совершенно отличалось от прошедших нескольких дней, когда все шестеро были разделены. Григгс прислонилась ближе к Исле, пробормотав:

— Кажется, ты проделала чертовски сложную работу.

Мэйси смотрела на нее, широко раскрыв глаза, но Исла покачала головой, желая, чтобы румянец сошел с ее щек. Она определенно задолжала Григгс пинок под зад.

Охранник провел их к стыковочному отсеку.

— Капитан сейчас подойдет. Ждите здесь.

Он отступил в угол отсека, не отводя взгляда от входа, так как им больше некуда было пойти в запечатанном отсеке. Роуэна оглянулась и, понизив голос, стала раздавать то, что было похоже на кольца, сделанные из ненужного хлама.

— Они не модные, но со своей работой справятся. Нам не позволят работать всем вместе, думаю, они нас разделят. Если у вас появится шанс освободиться и сбежать, действуйте. Нажмите кнопу вот здесь и остальные кольца начнут мигать. Встретимся возле комнаты управления механизмами и придумаем план получше, чтобы заполучить корабль и убраться отсюда к чертям.

Колеблясь, Исла взяла кольцо. Она не хотела оставаться в порту. Но Григгс бросила на нее предостерегающий взгляд, когда ксаравианцы вошли в отсек, и Исла отступила ближе к друзьям. Она не была уверена в том, что скажет или сделает Ваант, но ей не нужно было лишнее внимание. Она вертела кольцо и, в конце концов, оно затерялось в глубоком кармане ее заимствованных брюк.

Ваант вошел в отсек, и у нее перехватило дыхание. Исла задумалась о том, хватит ли ей сил оставить его, если остальные женщины решат сбежать. Его серебристые глаза нашли ее, и он улыбнулся, и Исла почувствовала себя так, будто на корабле остались лишь они вдвоем.

Глава 22 ВААНТ

Ваанту не нравилось, что все женщины с Земли были в порту, но его экипажу нужна была помощь в ремонте, а на «Галаксосе» некому было поручить их сторожить. Он заподозрил, что Григгс или эта механик могут попытаться захватить его корабль, если он оставит их без присмотра. Поэтому Исла и Джесслин, эксперт по культуре, которая, похоже, не очень-то много знала о культурах, оставались с ним и Траззаком, в то время как Роуэна и Григгс отправятся помогать Вриксу в инженерном отсеке. Оставшиеся двое будут неподалеку от дока, чтобы помогать текущим медицинским и спасательным операциям.

С каждым ударом сердца запах Ислы отвлекал. Ваант не мог контролировать голубые завихрения, появившиеся на его коже после того, как он увидел ее в доке, но она избегала зрительного контакта, а эксперт по культуре смотрела на него так, будто жаждала убить тупым ножом. Ваант хотел что-нибудь сказать, чтобы защитить Ислу, но она покачала головой и сосредоточилась на своей работе. Он направился к мостику, где ждал капитан порта с дополнительной информацией о нападении. Они полностью восстановили все данные дня атаки с помощью технических офицеров Ксарав, капитан приступил к обсуждению повторного воспроизведения, пока Исла тихо объясняла, что они нашли.

Ваант изучал журналы и другую информацию, уделяя лишь часть своего внимания повтору — он и так уже знал, что за атаку ответственен «Арго», но обернулся, услышав, как ахнула другая женщина.

Атташе по культуре раздраженно пробормотала на языке землян, обращаясь к Исле.

— Что, черт возьми, это такое?

Обычно Ваант не подслушивал, это не было частью кодекса воина. Но поскольку они говорили на языке, который как они знали, ему известен, он не очень-то старался притворяться, что не слышит их. Исла сложила руки на груди, перед тем как заговорила.

— Нападение. Они восстановили данные из поврежденной части космического порта — там видно виновных, а вот и они.

Она кивнула на обзорный экран, на котором только что появился «Арго». Другая женщина покачала головой.

— Это какой-то трюк. Они подделали данные. «Арго» не сделал бы…

— Сделал.

Прежде чем Джесс смогла возразить, в комнате управления вспыхнула красная сигнальная лампочка. Исла вдохнула, чтобы перевести сообщение, высветившееся на экранах, но прежде чем она успела хоть что-то сказать, в комнате раздался голос.

— Это корабль Альянса «Хокинг». Мы получили сигнал с просьбой о помощи и поддержке отважного экипажа нейтрального космического порта, и предупреждением о преступниках на корабле мятежников «Галаксос». Вы будете привлечены к ответственности за причиненный ущерб космическому порту. Прекратите все агрессивные действия и приготовьтесь сдаться.

Брови Ваанта приподнялись, когда он прислушался к повторяющемуся сообщению, он даже посмотрел на Ислу, чтобы убедиться, что он все верно понял. Капитан космического порта поднял свой коммуникатор, чтобы поприветствовать «Хокинг», но ничего не вышло. Системы корабля Альянса все вырубили.

Угроза «Хокинга» повторялась снова и снова, пока Ваант не понял, что у них нет выбора. Они должны успеть перебраться на «Галаксос» до прибытия «Хокинга», выйти из порта и убраться к чертовой матери из этого квадранта. Если Альянс обвинил «Галаксос» в нападении на порт, то они вполне могли обвинить Ваанта и в нападении на «кальмаров».

Исла потрясла головой.

— Но это все неправда. Мы не нападали на порт. Мы помогали с…

— Это не важно, — сказал Ваант. — Не для Альянса. Они обвиняют нас и называют преступниками. Спорить бесполезно.

Джесс нахмурилась.

— Они не стали бы необоснованно обвинять нас в нападении на нейтральный порт. Это незаконно.

— И все же, вы были на моем корабле и знаете, что то, что утверждает «Хокинг» невозможно. Значит, они совершают что-то незаконное. Кто привлечет их к ответственности? — Ваант наклонил голову в сторону капитана порта и потряс две его руки, пока землянка, заикаясь, глазела на обзорный экран, на котором застыл момент, когда «Арго» открыл огонь по порту. — Прощу прощения, капитан, мы должны уйти до того, как они навредят порту или вашему экипажу. В данном случае справедливости не найти.

— Спасибо за вашу помощь, — сказал Дигрик. — Мы задержим их, если сможем.

Кивнув, Ваант взял Ислу за руку, жестом показывая остальным женщинам встать в линию.

— Мы должны двигаться быстро.

Зазвучало больше сирен и что-то ударило в порт, из-за чего погасли огни и заработали аварийные генераторы. Траззак попытался подтолкнуть Джесслин к выходу с мостика, несмотря на то, что она уперлась каблуками и начала спорить с Ислой.

— Этого просто не может происходить. Флот ни за что не разрешит…

Порт снова содрогнулся, и Траззак, обхватив ее за талию, бросился бежать. Ваант схватил Ислу и последовал за ним, огибая гражданских, толпившихся в коридоре и пытавшихся понять, что происходит. Во время бега Ваант связался с офицером на «Галаксосе» и своим экипажем в порту.

— Приготовиться к экстренному отбытию и уклоняющимся маневрам. Немедленно собраться на корабле. Это не учения.

Сигналы аварийных сирен почти заглушили его слова, он лишь надеялся, что его люди слышали предупреждения сквозь шум и хаос возрастающей паники среди гражданских и кальмаров. Он не бросит их, но он не хотел потерять свой корабль и свою свободу только из-за того, что кто-то будет их тормозить. Исла, прижимаясь ближе к его руке, несмотря на шуршащие чешуйки, заговорила на высшем диалекте Ксарав, так что, возможно, ее соотечественницы не смогут ее понять.

— Что происходит? Они уничтожат твой корабль?

— Если только мы быстро отсюда не выберемся. Похоже, «Хокинг» достаточно далеко, чтобы мы не попали под прицел их орудий, и если они будут стрелять по нам, то серьезно повредят порт. — Ваант покачал головой, пытаясь мысленно пробежаться по всем возможным стратегиям. — Что может и быть их целью, если они хотят обвинить нас в обеих атаках «Арго». Никаких свидетелей преступлений, связанных с флотом и подходящий корабль мятежников, чтобы назначить награду.

— Вы действительно мятежники? — почти прошептала Исла. Голубые глаза сверкнули, когда она посмотрела на него. — Я думала вы просто пираты.

Ваант прижал ее ближе, подавляя желание рассмеяться.

— Мы немного то и немного другое.

Здесь было не время и не место для разговоров, толпа увеличивалась по мере того, как они приближались к доку, гражданские шумно требовали, чтобы их забрали на «Галаксосе» или на корабле «кальмаров», который был все еще поврежден. Ваант взревел, поторапливая своих парней, и Врикс попытался создать блокаду, чтобы не позволить отчаявшимся пассажирам подойти к кораблю слишком близко. Толпа отхлынула и врезалась в Ваанта, он почти потерял свой коммуникатор. Он моргнул, и все замедлилось, когда повернулся, потянувшись к Исле.

Она пропала.

Исчезла.

В толпе различных видов не было и следа ее присутствия, даже не было запаха. Ваант зарычал, веля своим людям найти ее, но хаос и дым заполнили док. Пропала и офицер по культуре. Ваант прокричал ее имя и стал пробираться сквозь толпу к коридору, в противоположной от «Галаксоса» стороне. Он не мог потерять ее. Она должна быть где-то неподалеку, ее просто оттеснила толпа.

Он не бросит ее. Неизвестно, что «Хокинг» сделает с офицерами флота, знающими об их преступлениях и проданными их предыдущим капитаном. Шипы Ваанта приподнялись, когда паника, словно кислота, заполнила его желудок, а кровь превратилась в серу. Он должен найти Ислу.

Глава 23 ИСЛА

В один момент она крепко держала руку Ваанта и четко видела путь к «Галаксосу» и безопасности. В следующий миг Джесс оттащила ее назад и Ваант выскользнул из хватки Ислы, и она потеряла его из виду. Толпа расступилась и обтекала их, пока Джесс боролась, чтобы удержать ее, даже, несмотря на то, что она тянулась к Ваанту и пыталась что-то ему кричать. Дым клубился в помещении, когда порт и док содрогнулись и затряслись, люди начали кричать.

Джесс подняла руку, чтобы показать коммуникатор Роуэны, как у всех остальных, мигнул огонек, и она сказала:

— Давай. Мы должны встретиться с остальными. Мы не можем пойти на этот корабль, Исла.

— Они не преступники, — сказала Исла. Она пыталась вырваться. — Мы не можем остаться в порту, Джесс. «Хокинг» уничтожит это место. Мы должны выбираться.

— Это наш единственный шанс сбежать от ксаравианцев, — сказала Джесс, выражение ее лица стало жестким. — Ты не понимаешь, Исла. Мы не можем позволить им забрать нас на их корабль.

— Это ты не понимаешь, — Исла не могла думать со всеми этими мигающими огнями и сиреной, космический порт снова содрогнулся, чуть не сбив ее с ног. — Проклятье, Джесс. Сейчас не время…

— Мы должны добраться до остальных сейчас же, — Джесс потащила ее вглубь космического порта. — Если хочешь идти туда, то нужно взять и остальных. Так?

Стиснув зубы, Исла отстранилась, хоть и нехотя, но она признала, что не бросит своих сослуживцев. Но они не знали, где именно в порту находятся остальные, и когда Исла оглянулась на зону стыковки, шипение и легкий толчок сообщили о том, что «Галаксос» отбыл. Ее сердце ухнуло вниз. Ваант бросил ее. Все, что они разделили… Может, это было неважно для него. Может быть, Джесс была права, и Ваант лишь использовал Ислу. Она остановилась в коридоре, пока толпа расступалась, обходя ее, Джесс попыталась поймать ее за руку.

Схватив Ислу за плечи, Джесс уже мягче сказала:

— Мне жаль, Исла. Правда, жаль. Но если ты хотела узнать этого парня и действительно построить с ним какие-то отношения, то ты, правда, думала, что у тебя получится, пока ты являешься его пленницей? Мы сможем снова их найти. Но прямо сейчас мы должны найти остальных, и выяснить, какого черта творит «Хокинг». Может, этим ты сможешь помочь своему ксаравианцу.

Глубоко вздохнув, Исла задвинула боль и смятение от действий Ваанта подальше. Он должен был спасти свой корабль и экипаж, а ее он знал всего пару дней. Может быть, это было не тем, чем казалось. И у нее было пять подруг-офицеров, чтобы выяснить. Если «Хокинг» действительно решил совершить преступление, то, скорее всего, им не нужны были свидетели, особенно офицеры флота. Они все могут оказаться в опасности, если их поймают.

Встряхнувшись, она запихнула эмоции поглубже. Некоторые вещи могут подождать. Кивнув Джесс, она шагнула в боковой проход, где было меньше народа.

— Сперва, нужно найти остальных, а потом стоит поискать другую одежду. Вы, ребята, слишком выделяетесь как офицеры флота, а я выгляжу как ксаравианский пират.

— Понятно, — сказала Джесс. От облегчения напряженные мышцы ее лица расслабились, она сжала руку Ислы, перед тем как броситься бежать. — Пока тебя не было, мы договорились, что, если что-то случится, то мы встретимся возле комнаты управления механизмами. Я знакома с этой частью станции, так что мы сможем спрятаться, пока будем составлять план.

Исла кивнула. По одному шагу за раз: найти остальных, заполучить новую одежду, найти безопасное место, чтобы спрятаться, затем спланировать, что делать с «Хокингом» и их обвинениями против «Галаксоса». Пока они обходили большие скопления народа по боковым коридорам, Исла взглянула в один из иллюминаторов в темное пространство космоса. Маленькая светящаяся точка удалялась от порта, и в поле зрения попал массивный корпус «Хокинга», закрыв обзор на все остальное. Она потерла лоб и поспешила за Джесс. У них было совсем мало времени.

Глава 24 ВААНТ

Ваант почти уничтожил док, когда пытался добраться до Ислы, в то время как Врикс тащил его обратно. Несколько ревов Ваанта — все, что понадобилось, чтобы снова напугать толпу, а еще трое членов экипажа стали помогать начальнику службы безопасности вернуть Ваанта на «Галаксос». Капитан все еще боролся, чтобы последний раз взглянуть на Ислу перед тем, как весь его мир рухнул. Только когда к нему подошел Траззак и крикнул, что корабль на прицеле у «Хокинга», Ваант смог сосредоточиться на спасении судна. Если он лишится «Галаксоса», то никогда не сможет снова найти Ислу.

Ваант направился к мостику, но остановился, когда услышал позади себя возмущения землянок, которых запихивали на корабль. Он запнулся, повернувшись и ошеломленно наблюдая, как его экипаж тащит медика и юриста. Он подтолкнул Траззака к мостику.

— Приготовиться. Когда я подам сигнал, мы уходим.

— Не делай глупостей, — сказал его помощник, его шипы тревожно приподнялись, он побежал к мостику, на ходу выкрикивая приказы.

Ваант схватил аварийный маяк из набора возле дока и подошел к женщинам. Адвокат посмотрела на него, нахмурившись.

— Где остальные?

— Сбежали, — сказал он. От этих слов ему хотелось выпрыгнуть из своей кожи и вернуться на космический порт. — У нас нет времени искать их.

Врач побледнела.

— Но они…

Он протянул фонарь юристу.

— Этим вы сможете вызвать нас, когда вам понадобится помощь. Идите и найдите их. Держитесь вместе. Мы уведем «Хокинг», если сможем, и вы окажетесь в безопасности. Когда справитесь со всем, то нажмите эту кнопку — это пошлет сигнал бедствия и информацию о вашем местоположении на мой корабль.

— Зачем? — глаза юриста сузились. — Зачем тебе помогать нам? И зачем, черт возьми, нам сообщать это тебе?

— Я помогаю Исле, — сказал он. — И потому что ей нравитесь все вы, мы поможем и вам. А теперь идите, найдите их и прячьтесь до тех пор, пока «Хокинг» не улетит. Опасно, чтобы флот вас здесь нашел. Вы прямое доказательство их преступлений. Вам нужно торопиться.

Врач побежала назад в космический порт, но юрист долго смотрела на него, прежде чем, взяв маяк, повернуться на каблуках и выйти походкой королевы, спускающейся с пьедестала. Ваант раздраженно покачал головой и ударил рукой по панели управления, закрыв проход в док. Как только шлюз был запечатан, он связался с мостиком.

— Вперед. Сейчас. Максимальная скорость.

Его сердце подскочило к горлу, когда корабль затрясся, а двигатели запыхтели, почти заглохнув. Он любил это корыто с болтами, но будь все проклято, если «Галаксос» сломается в худший из возможных моментов. Ваант не был набожным, но умолял Судьбу или кого-то там еще, кто мог бы помочь им, когда «Хокинг» перезарядил лазерные орудия.

Но Траззак вернул жизнь кораблю и двигатели заработали, выбрасывая весь ржавый мусор в космос с такой силой, что Ваанта сбило с ног. Его голова ударилась о металлическую трубу, и он увидел, как Врикс ринулся вперед, чтобы помочь, перед тем как мир вокруг него потемнел.

Глава 25 ИСЛА

Сперва Исла и Джесс нашли Григгс и Роуэну в маленькой нише возле комнаты управлением механизмами, как и планировала Джесс. Григгс огляделась и прочистила горло.

— Видели остальных?

— Нет, не видели, — сказала Джесс. — И я думаю, тот огромный охранник следил за ними.

— Серьезно? — Исла посмотрела на Григгс. — Я бы скорее предположила, что он будет следить за тобой.

Офицер безопасности просто пожала плечами, хотя ее щеки подозрительно покраснели.

— Я знаю. Похоже, они хотели, чтобы мы убежали.

Сердце Ислы ухнуло вниз. Или может быть ксаравианцы устали от их постоянных попыток сбежать и их отношения к ним, и воспользовались случаем, чтобы избавиться от землянок. Ее ноги стали тяжелыми и онемели, без единого слова она осела на пол. Она нуждалась в тишине и времени, чтобы все обдумать. С навыками Роуэны в механике и способностью Григгс пинать людей, они вчетвером могли найти безопасное место, чтобы затаиться там, пока не примут какое-нибудь решение.

Григгс внимательно посмотрела на нее и затем сказала:

— Роуэна, посмотрим, сможешь ли ты найти Мэйси и Ви. Возможно, их задержала толпа или какие-то из мер безопасности. У ксаравианцев нет причин отпускать четверых из нас и оставлять двоих. Мы с Ислой попробуем найти место получше, чтобы затаиться. Джесс, останься здесь, на случай если появятся остальные. Вернемся сюда через пятнадцать минут или меньше, чтобы мы могли перегруппироваться и решить, что делать дальше.

Вскочив, Исла попыталась вернуть ту силу духа, что была отличительной чертой офицеров флота. Ее мысли путались от того, что произошло этим утром, не говоря о том, что произошло за последние несколько дней. Григгс подождала, пока они не отошли на расстояние достаточное, чтобы их не услышали, затем переплела их с Ислой руки и глубоко вздохнула.

— Ты абсолютно зеленая, Леннокс. Что происходит?

— Не верится, что все закончилось так быстро, — Исла попыталась улыбнуться, попыталась почувствовать радость от того, что их плен у ксаравианцев закончился. — Начиная с тех событий и заканчивая появлением «Хокинга», все ощущается… неправильным и неуравновешенным. Все, во что я верила в Альянсе и флоте, было неверным, Сиси? Неужели все это время мы работали на какую-то организацию зла? Мятежники оказались правы насчет нас?

Григгс, нахмурившись, втолкнула ее во что-то похожее на комнату для снаряжения с полками химикатов, смазки и инструментов. Затем Григгс посмотрела на нее, сложа руки на груди.

— Я не знаю, Исла. Здесь определенно что-то происходит. Предупреждение от «Хокинга»… Я слышала его через приемник ксаравианцев. Мы знаем, что то, в чем они обвиняют «Галаксос», невозможно. И я не знаю, есть ли для предупреждения другие причины. Мы сможем выяснить больше, если соберемся вместе. Составим план.

Исла кивнула, несмотря на то, что совсем не поверила Григгс. Офицер безопасности приподняла бровь.

— А теперь скажи мне, что действительно тебя беспокоит?

Исла не могла посмотреть ей в глаза и вместо этого стала осматривать комнату на ее пригодность в качестве долгосрочного укрытия.

— Я не знаю, о чем ты говоришь. Разве этого недостаточно?

— Да брось, — Григгс прикрыла рот, пытаясь скрыть улыбку. — Что насчет того большого инопланетянина, у которого ты провела большую часть прошлой ночи, узнавая его получше?

Щеки Ислы покраснели еще больше.

— Это не…

— Что, ты думаешь, он отверг тебя? Что выкинул тебя с корабля, как только получил, что хотел? — покачав головой, Григгс потянулась, чтобы открыть дверь и выглянула убедиться, что все чисто. — Я так не думаю, детка. Там происходит что-то еще.

— Корабль улетел, — было очень трудно произносить это вслух, и Исла чуть не поперхнулась словами. — Они оставили нас. Он оставил меня. Что еще это может быть?

В коридоре Григгс расслабилась и заглянула в следующую комнату, покачала головой и двинулась к следующей.

— Джесс вчера ночью сказала кое-что и, возможно, ты захочешь расспросить у нее об этом поподробней. Судя по всему, ксаравианцы становятся фиолетовыми только от любви. Или страсти. Что-то вроде того. Это что-то да значит. Если он становился голубым или фиолетовым, пока вы были вместе, то это не просто интрижка.

Исла начала было расспрашивать ее, но в конце коридора раздались крики и сердитый голос, отдающий приказы. Злобный голос землянина говорящий от имени флота. Исла схватила Григгс, не давая ей пойти надрать задницу мужчине. Она потащила ее обратно к комнате управления, где их ждала Джесс. Они проскользнули в дверь, прямо, перед тем как офицер флота завернул за угол, удивив остальных четырех женщин.

Мэйси засияла, увидев Ислу, и уже собралась закричать от радости, но Григгс покачала головой и Исла жестом призвала к молчанию. Они ждали, затаив дыхание и отступив в темные углы за тяжелым оборудованием и генераторами. Глаза Роуэны расширились, когда они, наконец, услышали, как кричит офицер флота, расчищая себе путь, сердце Ислы стучало невероятно быстро. Возможно, у них не будет времени, чтобы решить, что делать дальше.

Роуэна подняла объемную сумку, которая выглядела темным пятном даже в темной комнате, и начала раздавать одежду. По крайней мере, флот не поймает их из-за того, что они носят униформу. К сожалению, одежда немного воняла и не очень хорошо сидела, но они, по крайней мере, могли сыграть роль беженцев, от которых отвернулась удача, и которые скрываются в порту в поисках работы. Они наощупь передвигались в темноте, периодически останавливаясь и прислушиваясь в топот ног туда-сюда. В коридоре, кто-то закричал.

Исла попыталась подвязать брюки, что ей достались, но у нее не получилось. Затем обыскала свои ксаравианские штаны, чтобы выяснить, как сделать так, чтобы они не выглядели как куча грязного белья. Она все еще старалась сделать так, чтобы штаны не стягивали ее лодыжки, когда Григгс выглянула в коридор. Она понизила голос.

— Все чисто. Но мы не можем долго оставаться на месте. Мы не до конца осмотрели этот коридор, но на другой стороне должно быть помещение, где мы сможем спрятаться.

— Мы не знаем, когда офицеры «Хокинга» вернутся, — сказала Роуэна. — Ты уверена, что хочешь рискнуть?

Григгс глубоко вздохнула, ее губы сжались в тонкую линию, пока она раздумывала, глядя в потолок.

— Я не знаю.

— Что мы собираемся делать? — спросила Мэйси.

Ее голос звучал неожиданно молодо и испуганно. Исла знала, что она была блестящим врачом, но это было ее первое назначение, и она видела не так уж много во вселенной, прежде чем присоединилась к флоту. Исла подобралась к ней поближе, практически спотыкаясь о брюки, и подтянула Мэйси ближе к себе.

Джесс сгорбилась, присев на пятки и стала рыться в сумке в поисках чего-то еще.

— Исла считает, что флот здесь, чтобы уничтожить ксаравианцев и обвинить их в нападении на порт и «кальмаров». Может нам стоит начать с выяснения, что является правдой, а что нет.

Григгс облокотилась на стену, ее глаза сверкнули в темной комнате.

— Судя по тому, что я слышала от Витца, тому, что случилось с «кальмарами», и тому, что слышала от Врикса… Я верю Исле. Думаю, что все мы сильно ошибались на счет Альянса и флота. Нам лгали.

Мэйси посмотрела на Ислу.

— О чем она говорит?

— Я ошибалась, когда говорила, что Ваант угрожал Витцу, если он нас не отдаст, — Исла потерла виски. — Во всем этом хаосе и среди множества разных языков, я запуталась. Витц продал нас, чтобы ксаравианцы не задерживали его и не преследовали «Арго». Ваант сказал, что он забрал нас, чтобы Витц по дороге не продал кому похуже.

Вайолет уставилась на нее.

— Ты это не серьезно.

— Я была там, — сказала Григгс. — Этот сраный медик вырубил меня транквилизатором, так что все было немного расплывчато, но ксаравианцы явно не отбирали нас.

Юрист покачала головой.

— Витц — профессиональный офицер флота, он не стал бы…

— Он предложил им еду, затем топливо, затем нас, — выражение лица Григгс стало жестким. — Именно в этом порядке. Для него мы были просто грузом, чем-то, что он позже мог бы продать ради выгоды.

Они долгое время сидели, молча, каждая женщина погрузилась в свои собственные мысли, а Исла размышляла, стоит ли продолжать. Она не знала, сколько еще выдержит Мэйси, так как она уже вся тряслась и вздрагивала. Но они должны были знать правду. Исла прочистила горло, надеясь, что никто не испугался слишком сильно, в противном случае их могли найти офицеры флота, обыскивающие порт.

— В комнате управления порта мы слышали приветственное сообщение «Хокинга». Они обвиняли «Галаксос» в нападении на «кальмаров» и порт, и собирались уничтожить «Галаксос», если поймают.

Роуэна прикрыла лицо и застонала.

— Но это невозможно. Мы были с ксаравианцами. Они не делали ничего из этого. За каким чертом флоту уничтожать небольшой ксаравианский корабль?

— Они — мятежники, — сказала Григгс, когда Исла не смогла назвать причину. Офицер безопасности отвела взгляд, когда та уставилась на нее. — Врикс кое-что говорил. Они разведчики одной из фракций мятежников, поставляющие оружие и припасы на корабли, которые могут заплатить им за это.

Исла сложила руки на груди.

— Да неужели. Врикс тебе рассказал это? Как интересно.

— Никакого осуждения, Леннокс, — офицер безопасности изучала свои ногти. — Теперь нам нужно решить, хотим ли мы бросить вызов флоту и доложить о том, что сделал Витц, рискуя оказаться в серьезной опасности, если капитан «Хокинга» может оказаться с Витцем заодно, или мы можем помочь мятежникам. Пойти по противоположному пути.

— Или мы можем пойти по своему собственному пути, — сказала Исла, посмотрев на своих друзей. — Найти себе свой корабль. И помогать людям и планетам, как мы и хотели, став офицерами флота. Сейчас мы можем выбрать свой путь.

Брови Роуэны приподнялись, а выражение лица просияло.

— Наш собственный корабль. Мы сможем полететь, куда захотим. Куда угодно.

Исла кивнула.

— Нам не обязательно присоединяться к мятежникам, но мы все еще можем… можем все изменить. Помочь людям, и, может быть, оставить флоту предупреждение, что мы знаем о том, что они сделали.

— Они никогда не отпустят нас после такого, по крайней мере, ненадолго, — Вайолет потерла челюсть и села на грязный ящик с инструментами, глядя в пол. — Они нарушили так много законов… Если у нас получится добраться до Объединенного суда и выдвинуть против них обвинения, или хотя бы просто намекнуть на то, что мы обдумываем такую возможность, они придут за нами. Такой человек, как Витц, будет гнаться за нами до края вселенной, чтобы не дать разрушить его репутацию и посадить в тюрьму. И у него куда больше связей в Альянсе, чем у кого-либо из нас. Нам следует быть очень и очень осторожными.

Григгс вздохнула, играя карманным ножом, подрезая оборванный край на ее слишком длинных рукавах.

— Кто-нибудь из вас помнит, кто является капитаном «Хокинга»? Если он из тех многих офицеров, что ненавидят характер Витца, то возможно он поможет нам.

— Как мы это узнаем, не попавшись? — спросила Мэйси.

— Мы пойдем в комнату управления, — сказала Исла. Выпрямившись, она посмотрела на Роуэну. — Как думаешь, сможешь найти путь через вентиляцию в другую часть корабля? «Хокинг» должен сесть в порту, чтобы поговорить с капитаном или хотя бы для того, чтобы просмотреть информацию за последние два дня. Они отправятся в комнату управления. Если мы сможем наблюдать за ними, то узнаем достаточно, чтобы принять решение.

— И если он с Витцем заодно, то нам нужен план побега. — Что-то в мерцающих глазах Григгс подсказало Исле, что у офицера безопасности уже есть план.

Впервые за долгое время настроение Ислы приподнялось и ей захотелось улыбнуться.

— Я знаю этот взгляд. Ну и какие неприятности ты хочешь устроить?

Приподняв руки и широко раскрыв глаза, Григгс приняла абсолютно невинный вид.

— Кто, я?

Остальные пять женщин тихо застонали, а Вайолет притворилась, что закрывает уши.

— Если это незаконно, то я, вероятно, не хочу знать.

— Мы устроим диверсию, сказала Григгс, большую диверсию здесь в порту, которая заставит всех офицеров «Хокинга» покинуть корабль и отправиться в порт. А мы, тем временем, заберем «Хокинг».

— Ты же это не серьезно, — сказала Роуэна. Корабль такого размера, а нас всего шестеро. Мы не сможем управлять боевым кораблем флота такого размера.

— Конечно, сможем, — сказала Исла, воодушевленная идеей. — Мы хотя бы сможем покинуть порт. Может у нас получится обменять «Хокинг» на что-то поменьше и более изящное. В конце концов, это лишь начало. Новое начало для всех нас.

— Как преступниц, — добавила Вайолет. — Новое начало в качестве преступниц и врагов Альянса. Мы не можем украсть корабль флота.

— Они это заслужили, — буркнула Роуэна себе под нос. — Давайте сперва выясним, кто главный на «Хокинге», и что они собираются делать с портом. Григгс продолжай работать своими чертовски хитрыми извилинами, чтобы спланировать диверсию и решить, как нам вывести из порта корабль такого размера, а я попытаюсь достать чертежи системы вентиляции.

— Будь осторожна, — сказала Мэйси, когда Роуэна выскользнула за дверь.

Исла присела возле Григгс, чтобы помочь ей с планом, когда Вайолет протянула ей маленький цилиндр.

— Держи. Это тебе.

— Ты о чем? — Исла изучила маленькое устройство, заинтересовавшись кнопками. — Что это?

— Мы вернулись на «Галаксос», — сказала Вайолет. — Мэйси и я. Но там был тот огромный капитан, что нравится тебе. Когда он нас увидел, то велел остаться в порту и найти вас, чтобы мы могли держаться вместе. И сказал, что, если нам понадобится помощь, нажать эту кнопку и они вернутся за нами.

Исла уставилась на цилиндр, но почти не видела его из-за набежавших на глаза слез. Ваант хотел, чтобы она сообщила ему, если ей понадобится помощь. Может, ему было не все равно.

Григгс пробурчала себе под нос что-то о сентиментальных дураках, и Исла толкнула ее, чтобы сбить с ног. Она поблагодарила Вайолет и крепко сжала маячок, чувствуя себя лучше, узнав, что ксаравианцы вернутся, если что-то пойдет не так с сумасшедшим планом Григгс.

Глава 26 ВААНТ

Ваант проснулся в лазарете. Когда «Галаксос» затрясся и задрожал, он тут же вскочил, чтобы побежать на мостик. Звучала тревога, и мигали огни. Практически на половине пути Ваант столкнулся с Вриксом.

— Ты не должен был вставать.

— Нас атакуют, — сказал Ваант. От головной боли у него перед глазами все плыло. Было такое чувство, что кто-то ударил его топором по голове и одновременно вырвал все шипы. Он не мог дышать. — Кто? «Арго»? «Хокинг»? Кто?

— Все сразу, — сказал Врикс, становясь оранжевым от раздражения. — Но ты не можешь…

— С дороги, — сказал Ваант, обходя высокого мужчину. — Мне нужно на мостик.

Он пошатнулся, когда «Галаксос» содрогнулся, и зазвучала тревога, оповещая о новой неполадке на корабле. Врикс выругался.

— Пожарная тревога. Я разберусь, — сказал он и скрылся за углом коридора.

Ваант с трудом дошел до мостика, где увидел, что Траззак стоял, держась за спинку капитанского кресла, и выкрикивал приказы сквозь шум тревоги и звуки лазеров, обстреливающих слабеющие щиты. Его помощник указал на карту на дисплее, слишком занятый организацией контратаки против двух кораблей Альянса.

— Нам нужно найти место, чтобы спрятаться. Мы больше не можем так продолжать.

Ваант просмотрел карты и отдаленное пространство этого квадранта, отчаянно нуждаясь в месте, куда они смогут добраться, чтобы восстановиться и отремонтировать корабль. Траззак и Адж координировали маневры и атаки против двух меньших по размеру кораблей флота, ни один из которых не был «Хокингом», так что, по крайней мере, они не столкнулись с настоящим боевым кораблем. Ваант ухватился за дисплей, когда корабли флота снова выстрелили, и щит треснул на грани полного разрушения. У них заканчивалось время. Они не выдержат еще один такой удар. Ваант рявкнул в навигатор координаты.

— Половина максимальной скорости до порта.

— Но сэр…

— В порт, — выкрикнул он.

— Мы пойдем прямо на крейсер, — сказал Траззак, на его кожи стали появляться серые оттенки паники.

— Мы пойдем прямо на них. Прямо в поле их досягаемости.

— У нас нет времени, чтобы ускользнуть от них здесь, — сказал Ваант. — Следуйте указанным координатам. Здесь есть пояс астероидов. Мы можем маневрировать среди них, пока не достигнем газообразных облаков вокруг планет в этом секторе. Оторвемся от них там. Возможно. Мы не можем стоять на месте, позволяя им атаковать нас, пока наши щиты не рухнут, словно кролики, которые ждут, когда их целиком проглотит песчаный червь.

Траззак покачал головой.

— Есть, капитан.

Адж прерывисто вздохнул и направил «Галаксос», куда велел Ваант, разгоняя двигатели так, чтобы набрать необходимую скорость и смести волной маленький корабль флота, сбивая с курса. Так они выиграют немного времени, когда второй корабль прекратит огонь, чтобы не задеть корабль их союзников. Ваант прорычал в коммуникатор, обращаясь к механикам.

— Нам нужно больше мощности. Вся, что у нас есть. Сейчас же. Выжмите все.

— Есть, — донеслось из коммуникатора, «Галаксос» тряхнуло, и он рванул вперед. Ваант чуть не упал во второй раз, едва успев опереться на экран навигатора, чтобы не опозорится перед своим экипажем.

— Энергию на задние щиты, — сказал он, пытаясь сосредоточиться на дыхании. — Полный вперед. Затем полностью на правый борт. По моему сигналу. Три, два… один. Сейчас!

Траззак зарычал, схватив штурвал и повернув корабль. «Галаксос» мгновенно промчался сквозь газообразные облака и ворвался в пояс астероидов. Он продолжал рычать пока пытался с головокружительной скоростью провести «Галаксос» через астероиды. Ворча и бурча, избежал столкновения с огромным камнем, который мог разорвать корабль на две части.

— Доложите о состоянии, — сказал Ваант. — Где корабли Альянса?

— Маленький отступил. Они не вошли в пояс астероидов.

Врикс появился на мостике, покрытый сажей и пахнущий химическим дымом.

— Другой пытается обойти пояс, чтобы поймать нас на другой стороне. Что думаешь об этом, Ваант?

— Используйте сеть, — обычно Ваант не применял свое секретное оружие, поскольку не хотел, чтобы Альянс знал об этом, но, когда на кону было поставлено выживание корабля и экипажа, у него не осталось выбора. Оружие с лазерной сетью было спрятано, Врикс его настроил, а когда он выстрелил, «Галаксос» подпрыгнул.

Посмотрев на экран, Ваант затаил дыхание, когда лазерная сеть развернулась и направилась за кораблем флота, что был побольше. Несмотря на страх, что Альянс придумал защиту от созданного мятежниками оружия, корабль, дернувшись, остановился, и сеть опутала его и ближайший астероид. Ваант с облегчением вздохнул, когда корабль флота остался опутанным сетью с астероидом в качестве якоря, и взглянул на Врикса.

— Отлично прицелился.

Офицер безопасности потер костяшки пальцев о грудь, будто собирался протянуть их Ваанту для поцелуя, но нахмурился, увидев, что они полностью покрыты сажей.

— Это мое призвание. И теперь, если у нас есть небольшая передышка, перед тем как эти ублюдки снова за нами погонятся, я пойду, переоденусь в чистую униформу.

Ваант хотел было поддразнить его за тщеславие, что возникло в нем с тех пор, как на борту появилась та вспыльчивая землянка, но быстро остановился, вспомнив случившееся — он потерял Ислу в толпе, бросил ее в порту, отослал ее друзей обратно в хаос, в надежде, что они смогут найти ее. Он прочистил горло и стал подыскивать слова, хоть и знал, что может предложить развернуться и направиться обратно к космическому порту, независимо от того будет их преследовать флот или нет. Прежде чем он успел что-либо сказать, на мостике по свободной частоте громко зазвучал сигнал бедствия.

Он схватился за края экрана, как только прозвучал трехтональный сигнал приветствия флота, следом зазвучало сообщение на универсальном языке.

— Это корабль флота «Клерк Максвелл» с посланием ко всем поддерживающим мир кораблям в космосе. Сообщаю о корабле с преступниками в районе сектора Ардема. Экипаж мятежного корабля «Галаксос» — убийцы и воры, они напали на гражданский транспортер, нейтральный космический порт, и убили всех, кто был на борту. Альянс призывает все союзные и нейтральные судна остерегаться и задержать этих монстров, если им представится такая возможность. Альянс предлагает щедрое вознаграждение за координаты корабля мятежников «Галаксос» и за головы его капитана и экипажа. Конец связи.

Сообщение повторялось, но они стояли в тишине, пока «Галаксос» продрейфовал сквозь оставшуюся часть пояса астероидов и исчез среди газообразных облаков, которые они хотели использовать для маскировки. Когда газы окутали корабль, передача затрещала и оборвалась, и сообщение затихло. Ваант глубоко вздохнул.

— Ну, вот и все. Мы в розыске.

— Любой конец — новое начало, — сказал Врикс, но прозвучало это очень мрачно.

Их прошлый образ жизни подошел к концу. С этим все. Они больше не могли вести себя так, будто не являлись мятежниками, и думать, что им сойдет это с рук. Ваант облокотился на экран и уставился в пол. Новая жизнь. Им нужно было найти новую жизнь, новый способ помощи мятежникам и борьбы с Альянсом. Застряв в газообразных облаках, окруженные поясом астероидов и в половине галактики от непростой женщины с Земли, которую он хотел заполучить в свою жизнь.

Глубоко вздохнув, Ваант выпрямился. Они всегда могли вернуться на Ксарав и странствовать по пустыне.

— Ладно. Нам нужна еще одна проверка всех систем. Механики, мне нужны новые данные о том, сколько энергии у нас есть, и на какую мощность мы можем рассчитывать, если нам снова придется удирать. Что там с пожаром?

Врикс поделился с ним подробностями, и когда офицер безопасности ушел в свою каюту, чтобы переодеться, Ваант посмотрел на Траззака.

— Есть какие-нибудь признаки присутствия «Арго»?

— Не в этом квадранте, — сказал его помощник. — Он есть на наших радарах, так что, если появятся поблизости, мы узнаем.

— Хорошо, — Ваант осмотрел мостик, пытаясь вспомнить, что он еще хотел сделать и поднял голову, когда подошел Траззак.

Помощник, понизив голос, сказал:

— Сэр, вам следует вернуться в медотсек. У вас все еще идет кровь.

Нахмурившись, Ваант дотронулся до затылка, откуда сочилась зеленая кровь.

— Ха. Возможно, ты прав.

— Мы сообщим вам, если что-то изменится во время ремонта корабля. Здесь неподалеку есть крепость мятежников. Мы сможем пополнить запасы и отремонтироваться.

Траззак вернулся к управлению, а Ваант пошел в лазарет. Он не хотел возвращаться в свою каюту, где постель все еще пахла Ислой, и Ваант знал, что не сможет уснуть, пока его женщина так далеко от него.

Глава 27 ИСЛА

Роуэна быстро вернулась с планшетом и большей частью данных о работе корабля и положении вентиляционных отверстий. Никто не стал спрашивать, где и как она их достала, однако Исла на мгновение задумалась о том, как она ценит своих подруг, даже когда они были не согласны друг с другом. Идея заполучить свой собственный корабль и путешествовать по вселенной, находить способы помогать людям и добиваться справедливости становилась все более привлекательной. Пока Исла и Роуэна изучали чертежи, Григгс обсуждала с Джесс диверсию. Когда они упомянули взрывы, ядовитые газы и, Ньютон знает, что еще, вмешалась Вайолет, чтобы убедиться в том, что все будет по большей части законным. Покачав головой, Исла стала помогать Роуэне, прокладывать маршрут к мостику. Сердце подскочило к горлу, когда она представила, как крадется через весь порт, шпионя за капитаном «Хокинга» и его экипажем.

У них было совсем немного времени. Мэйси и Джесс вышли, чтобы раздобыть коммуникаторы и найти путь, по которому можно быстро вернуться в док. Исле не понравилась идея разделить группу, но им нужно было это сделать, чтобы начать диверсию в подходящий момент. Роуэна нарисовала карты для всех, поэтому, даже если электричество вырубится, они все еще смогут добраться до дока, чтобы собраться вместе и предпринять попытку угнать «Хокинг» или хотя бы попасть на борт в качестве безбилетников. Казалось, будто прошла целая вечность и в то же время лишь миг, когда они собрались в круг в комнате для снаряжения, присев вокруг чертежей, и прошлись по плану.

Исла знала, что это не сработает. Они все знали. Даже Григгс, твердящая о создании хаоса с бесконечным оптимизмом, не подняла настроения. Но иногда быть офицером и разведчиком означало принять невероятный риск и положиться на удачу, надеясь на успех, даже несмотря на ничтожные шансы. Ради «Галаксоса», «кальмаров» и космического порта они должны были выяснить, чего действительно добивались Альянс и «Хокинг».

Когда все планы были утверждены, они поняли, что время пришло, но никто не двигался. Исла глубоко вздохнула и вытянула руку в середину круга.

— Было приятно служить вместе с вами. Увидимся в доке, где украдем «Хокинг» и отправимся навстречу нашим собственным приключениям.

— Есть, — сказала Григгс.

Они протянули руки в круг и затем встали. Вайолет, Джесс и Григгс направились к двери, чтобы пробраться к месту, где они собирались устроить диверсию, которая, к сожалению, включала в себя больше взрывов, чем изначально думала Исла. Тем не менее, она верила, что Григгс не станет увлекаться. Что ж…

Исла замерла и оглянулась на дверь, пока Роуэна залезала в вентиляцию. Григгс была известна своей порывистостью.

— Может, нам стоило, эм, взять Григгс с собой, чтобы не разрушить весь порт?

Роуэна, ухмыляясь, выглянула из отверстия в потолке.

— Да ладно тебе. Уверена, что все будет в порядке.

— Послушай, я прожила с ней почти десять лет, и уверена, есть вероятность того, что она пустится во все тяжкие в этом порту.

— Вот и отлично, — подмигнув, Роуэна потянулась, чтобы ухватить Мэйси за руку и помочь ей забраться в систему вентиляции. — Если мы увидим, что капитан «Хокинга» вытворяет какое-то дерьмо, то они заслуживают этого. Пошли, Леннокс.

Исла покачала головой, но забралась в вентиляционное отверстие и закрыла за собой люк. Ньютон, Эйнштейн и фон Браун помоги им, пусть план сработает.

Они продвигались по вентиляции медленно, ведь им нельзя было шуметь, многочисленные охранники по всему порту могли посмотреть вверх и обнаружить их. Пока они ползли, теплый воздух становился все более и более неприятным, и очень скоро у Ислы появилась сокрушительная головная боль, а сердце стало биться невероятно быстро. Она не хотела знать, что собирался делать капитан «Хокинга», ведь Ваант и его экипаж могли оказаться в большей опасности, чем она могла вынести. Но они должны были это сделать.

Казалось, прошла вечность, прежде чем они добрались до последнего отрезка перед комнатой управления. Роуэне удалось найти небольшую нишу в системе вентиляции: воздухообмен, в котором было достаточно места, чтобы они могли собраться и подслушать разговоры на мостике. Исла затаила дыхание, когда посмотрела на капитана «Хокинга». Она его не знала, что могло быть как хорошо, так и плохо. Может он был новым капитаном и еще не был так испорчен, как Витц, или может его отправили в отдаленные районы в качестве наказания. Невозможно было сказать наверняка.

По крайней мере, она так думала.

Капитан хмуро смотрел на капитана порта, пока его офицеры проверяли записи и сообщения системы безопасности.

— Как долго тут были пираты? Кто-нибудь из них еще остался здесь?

— Они не пираты, — сказал Дигрик тоном, по которому было понятно, что он повторял это снова и снова уже какое-то время. — Они пришли, чтобы помочь нам после того, как на нас напал корабль Альянса. Ксаравианцы спасли этот порт от потери, по крайней мере, половины рабочей мощности. Я не знаю, с чего вы взяли, что они сделали все это, когда очевидно по радиолокационным отчетам, что это корабль Альянса.

— Этого не может быть, — сказал капитан «Хокинга». — Альянс не нападает на нейтральные порты. На вас напал «Галаксос».

— Невозможно, — Дигрик покачал головой и развернулся к панели коммуникаций. — Мы посылали сообщение в ближайший порт. Это может помочь…

До того, как он успел закончить, капитан «Хокинга» достал оружие и прицелился в затылок четырехрукого мужчины. Исла вдохнула, желая выкрикнуть предостережение, но Роуэна захлопнула ее рот рукой, и в этот же момент земной капитан выстрелил.

Дигрик рухнул замертво, и его команда стала выкрикивать предупреждения и потянулась за своим оружием. Но было слишком поздно. Экипаж «Хокинга» очень спокойно и хладнокровно убил каждого члена экипажа порта, что были на мостике, независимо от того, кричали они или пытались убежать. По щекам Ислы текли слезы, и она сжимала в руке металлический край вентиляции, пока не почувствовала резкую боль.

Побледневшая Мэйси прошептала:

— Может, мы можем им помочь. Мы все еще можем…

Но стало ясно, что капитан «Хокинга» не намерен оставлять свидетелей. Даже те немногие члены экипажа, которые могли выжить, были проверены и добиты мрачной земной командой. Сердце Ислы болело. Роуэна покачала головой и жестом велела Мэйси замолчать, когда капитан «Хокинга» начал отдавать приказы.

Они начали уничтожать записи прошлой недели, а один из них стал загружать новые данные в систему. Таким образом, кто бы ни прибыл позже, они бы увидели лишь запись того, как «Галаксос» приближается к порту. Исла не могла этого допустить. Они должны были как-то остановить команду «Хокинга».

Посмотрев на нее, Роуэна вздохнула. Пробормотав проклятия, она наклонила голову к другим вентиляционным отверстиям.

— Мы можем пойти сюда и потом…

Как только Исла пошевелилась, ее колено задело металлическую вентиляцию, и раздался скрип. Экипаж под ними замер, посмотрев вверх. На секунду Исла подумала о том, что им необходимо бежать как можно быстрее, когда решетка вентиляции щелкнула, и все трое вывалились в комнату управления.

Исла жестко приземлилась, выбив весь воздух из легких. Она пыталась вдохнуть, когда Мэйси приземлилась прямо на нее, а Роуэна свалилась на офицера безопасности, с суровым лицом. Исла была благодарна за то, что они не приземлились на одного из покойных членов экипажа порта.

Капитан «Хокинга» смотрел на них, и лишь изогнутая бровь говорила о его удивлении, затем его глаза сузились, когда он разглядел их лучше. Он протянул руку в сторону одного из своих офицеров.

— Отчет о пропавших, пожалуйста.

Исла закашляла и захрипела, когда Мэйси помогла ей сесть, а Роуэна попыталась улыбнуться, оказавшись перед капитаном.

— Мы гнались за кошкой моей сестры. Мы думали, что она, возможно, пошла сюда и…

— Не нужно, — сказал капитан, не отрывая взгляд от планшета. Он издал глубокий звук и поднял планшет, чтобы продемонстрировать шесть фотографий бывшей женской части экипажа «Арго». — Интересно. Три предателя и диверсанта с «Арго», появились в полуразрушенном порту, которым пытались воспользоваться пираты. Похоже, два зайца одним выстрелом.

Его холодное выражение лица заставило сердце Ислы запнуться, а кровь зашуметь в ушах. Она посмотрела на дверь и на полдюжины мужчин, что стояли между ней и свободой. У них будет лишь один шанс, если капитан попытается что-то сделать. А так как они видели, как он убил дюжину невинных космических служащих… Не было никаких причин полагать, что он станет сдерживаться в ближайшие несколько минут.

Взгляд Роуэны стал таким же холодным, как и его.

— Мы официально уведомляем Альянс о том, что капитан Витц с «Арго» нарушил закон флота и отдал шестерых членов его экипажа на инопланетное неизвестное судно. Мы не предатели и не диверсанты.

— Я читал отчет Витца, — сказал мужчина. Он сделал жест рукой и несколько его людей рассредоточились, держа оружие наготове. — Я знаю, кто вы такие. Очевидно, что вы причастны к какой-то незаконной деятельности в этом порту, поскольку вы не в униформе и не идентифицировали себя, когда мы высадились. Вы арестованы, и вы немедленно сообщите местоположение остальных трех предателей.

— Нет, мы не станем, — Исла расправила плечи, надеясь, что Роуэна и Мэйси готовы двигаться. — Вы арестованы. Немедленно сдайте оружие.

На лице капитана мелькнуло недоумение, а затем он рассмеялся. Этого было достаточно, чтобы Роуэна успела нырнуть в сторону, толкнув одного из офицеров флота, прежде чем врезаться в тела экипажа порта. Увернувшись, Исла схватила Мэйси, чтобы убрать ее в сторону, пока остальные офицеры начали кричать и стрелять, но она услышала, как Роуэна произнесла торопливую молитву перед тем, как сняла оружие с тел и кинула несколько Исле.

Они бросились врассыпную, стреляя в ответ, а Исла закричала в коммуникатор, чтобы Григгс начинала диверсию. Лазеры и электрические колючки со звоном врезались в металл, пролетая мимо них. Исла побежала на одного из огромных землян, опустив свое плечо вниз и сумев оттолкнуть его в сторону движением, которое заставило бы Григгс ею гордиться. Что-то ударило ее в ногу и плечо, когда она добралась до двери, но Исла проигнорировала. Им необходимо попасть в док.

Глава 28 ВААНТ

Ваант совсем не отдохнул, несмотря на то, что Врикс стоял у двери в лазарет и заталкивал его обратно каждый раз, когда он пытался выйти. Они сообщали ему данные о состоянии корабля после небольшого ремонта в крепости мятежников, хотя, по мнению Ваанта они делали все недостаточно быстро. Повреждения щитов и обшивки корабля были довольно обширными, они не могли просто выбить вмятины и полететь дальше. Более продвинутое оружие корабля флота справилось со своей задачей и сильно навредило судну.

Он наконец-то смог обойти Врикса, который нехотя признал, что Ваант уже должен чувствовать себя лучше, и пошел на мостик. Траззак и Мракс выглядели измотанными, поэтому он их отослал, чтобы они могли отдохнуть, а сам сел в капитанское кресло так, чтобы смотреть на затемненный экран перед ним. Он не хотел поддаваться меланхолии, но тот факт, что маяк не активировали с просьбой о помощи, разрывал его сердце. Он хотел, чтобы Исла была в безопасности и не нуждалась в спасении, но в тоже время он хотел ей помочь.

Ваант нахмурился, когда появился Врикс с едой на подносе и сунул его ему в руки.

— Ты должен что-нибудь съесть.

— Ты что, моя мама?

— Кто-то должен следить за тем, чтобы ты себя не прикончил, — сказал Врикс, развалившись в кресле штурмана по правую руку от Ваанта. — Что вот-вот произойдет, если во всем этом дерьме ты не станешь мыслить логически. Мы выбрались и пережили атаку. Мы все ремонтируем. Мы выжили сегодня, чтобы сражаться завтра. Это не мелочи.

Ваант стал выбирать еду, раздраженный отсутствием аппетита, хоть он и знал, что Врикс, скорее всего, прав и ему нужно поесть. Впереди их ожидало много битв, и еще им нужно было преодолеть пояс астероидов и попасть в район находящийся под контролем мятежников. Он и его корабль должны быть в лучшей форме, если хотели выжить. Он заворчал, отодвинув красную острую пасту. Исле нравилась эта паста, и этот запах напомнил ему о вкусе ее губ.

— Этого недостаточно, Врикс. За что мы боремся?

— Ты борешься за ту голубоглазую землянку, — сказал Врикс себе под нос. — И не ври, что это не так. Это нормально. Наш пиратский образ жизни рано или поздно изменился бы. Неважно из-за того, что Альянс узнал о нас, или из-за того, что у нас изменились мотивы.

— Я не отказываюсь от восстания из-за того, что у меня оторвали кусок сердца, — Ваант оттолкнул поднос с едой. — И у нас нет времени, чтобы говорить об этом.

— Время — все, что у нас есть сейчас. — Врикс указал на темный экран. — Мы никуда не отправимся, по крайней мере, в ближайшие два часа, пока они не закончат с обшивкой. Так что можем разобраться с некоторыми из твоих страхов, пока они не убьют нас или не вышлют в пустыню.

— Это не страх, — Ваанту хотелось что-нибудь бросить во Врикса, но он не хотел тратить еду понапрасну. — И я удивлен, но ты не раздражен так же, как и я, ведь твоя вредная землянка тоже ушла.

Врикс пожал плечами, выглядя при этом философски.

— Наши пути пересекутся вновь.

— Как ты можешь быть в этом уверен? — Ваант уставился в потолок, ожидая, что маячок сработает, взывая к нему. Ему просто нужно знать, когда и где.

— Ничего во вселенной не случайно, Ваант. Была причина, по которой они оказались на том корабле, и тот мерзкий капитан был на их корабле, и мы были теми, кто остановил их, — офицер безопасности прикрыл рукой зевок. — Поэтому я уверен, что все сложится, и у меня будет шанс показать ей секреты борьбы с ксаравианцем на шестах.

Ваант фыркнул.

— Ксаравианцы занимаются борьбой на шестах? На самом деле это не так.

— Не так, но она этого не знает, — Врикс по-настоящему улыбнулся, но тут же перестал, стоило ему увидеть, что Ваант наблюдает за ним. — Как и того, что при обучении нужно быть обнаженными.

Ваант не мог сдержаться и рассмеялся. Он был не в силах представить сумасшедшую землянку, преследующую голого Врикса с шестом, но решил, что стоит сделать ставки на то, чем это закончится.

— Теперь я знаю, что ты чокнутый.

Что-то заверещало в их системе навигации, Врикс повозился с настройкой, пока они не отобразились на обзорном экране.

— Ох. Те два корабля флота развернулись. Они покидают квадрант.

— В каком направлении? — Ваант подался вперед, уставившись в экран. — Куда они направляются?

— Туда откуда пришли. В сторону порта, — Врикс издал многозначительный звук и затем щелкнул на что-то еще. — Они обменялись несколькими сообщениями между собой, но возможно они хотели, чтобы мы подслушали. Послушай.

Громкий голос эхом раздавался на мостике, наполняя Ваанта страхом. «В порту обнаружены офицеры флота. Предатели с „Арго“. „Хокинг“ запрашивает незамедлительную помощь, чтобы задержать и вынести приговор предателям».

Его сердце запнулось. Ислу и ее экипаж нашли в порту. Три капитана флота могут вынести приговор, и даже казнить провинившихся офицеров. Если все так и будет… У вселенной может не хватить времени, чтобы снова пересечь их с Ислой пути.

В тот момент, когда он повернулся к Вриксу, открыв рот от резанувшей его паники, на мостике загорелись красные огни, и сработала тревога. Врикс постучал по экрану.

— Это маяк, что ты дал землянкам. Они просят помощи в порту.

— Нам нужно выдвигаться. Сообщи команде механиков. Нам нужно выдвигаться немедленно, — вскочив на ноги, Ваант подошел к коммуникатору, отправив сообщение всем членам экипажа незамедлительно явиться на свои места. — Это не может ждать. У нас займет слишком много времени, чтобы пробраться через пояс астероидов, а промедление может их убить.

Врикс застонал, но тоже поднялся на ноги.

— Мы потеряем корабль, если ввяжемся в бой против трех кораблей флота.

Адж ввалился на мостик, потирая глаза.

— Что происходит? Я думал, у нас есть пара часов на ремонт.

— Девушка Ваанта активировала маяк. Им нужна наша помощь в порту, — Врикс уклонился от удара Ваанта, уходя с мостика. — Я буду работать с механиками в машинном отделении.

Младший ксаравианец зевнул и уставился на поднос с едой.

— Чье это?

— Можешь взять, — сказал Ваант и хлопнул парня по плечу. — Нам понадобятся силы. Потом введи координаты космического порта. Нужно обойти пояс астероидов.

— Есть, — сказал парень, набив рот острой пастой и всем остальным, что было на подносе.

Ваант хотел, чтобы у него была возможность отправить сообщение Исле, что он уже в пути, что все будет хорошо, и они победят этих ублюдков из Альянса вместе. Но он дал землянкам односторонний маяк, без какой-либо возможности связаться с ними.

— В следующий раз, — сказал он, хмуро глядя на экран и мигающие точки удаляющихся кораблей Флота. — Я воспользуюсь двусторонним маяком.

Адж поднял взгляд широко раскрытых глаз.

— В следующий раз?

— Не волнуйся об этом.

Ваант вернулся в свою каюту, чтобы одеться в новую униформу и взять лучшее оружие. Предстоит бой три против одного, может даже четыре против одного, Ваант должен быть готов. Они могли увести опасность от порта так далеко, как только возможно, чтобы Исла и остальные могли долететь до одной из экстренных капсул или смогли найти какой-нибудь корабль. Может, «кальмарам» удастся спрятать их. С ними все будет в порядке. Со всеми все будет в порядке.

Глава 29 ИСЛА

У них едва получилось сбежать с мостика, и Исла отстала от Роуэны и Мэйси после нескольких поворотов, скрывшись в дыму от диверсии Григгс. Исла замялась, перед тем как ударила по маяку, который ей передала Вайолет, ведь она понятия не имела, где Ваант и его команда и были ли они в состоянии им помочь. Вайолет сказала, их преследовали два корабля флота, и это звучало так, будто она не была уверена, что «Галаксос» сможет пережить такой бой. Исла не знала, сможет ли «Галаксос» выдержать второй бой, чтобы прорваться в порт; и третий, чтобы уйти от «Хокинга» и всех, кто останется.

Это казалось невозможным. Совершенно, абсолютно невозможным.

Так что Исла не надеялась, что «Галаксос» вмешается и придет им на выручку. Она и остальные женщины должны спасать себя сами.

Она мчалась по кораблю, укрываясь в коридорах и комнатах. Было похоже на то, что весь экипаж «Хокинга» высадился в порт и шел за ней. Она надеялась, что Роуэна задержалась с Мэйси, чтобы помочь медику ориентироваться на корабле, поскольку даже Исла с трудом читала карту, по которой должна была вернуться в док.

Она нырнула за котел в комнате для снаряжения, когда мимо пробежал офицер, и схватилась за оружие, которое Роуэна вытащила у убитого члена экипажа порта. Исла на секунду закрыла глаза и прочла искреннюю молитву за их души и любое благословение, в которое только можно было верить. Она затаила дыхание, перед тем как выглянуть в коридор, опасаясь, что там уже собрались все офицеры флота, поджидающие ее, чтобы убить. Но никто больше не решился войти в коридор.

Исла кралась по порту с бешено колотящимся сердцем. Однако, по мере того как она приближалась к доку, все больше и больше офицеров флота выскакивали в коридоры и обратно. Каждый шаг заставлял ее грудь разрываться от паники, а руки, сжавшие оружие, были холодными и липкими от бушующего адреналина в крови. Им просто нужно добраться до корабля.

Исла недоумевала, какого черта произошло с диверсией Григгс. Исле пришлось нырнуть за оборудование, чтобы ее не увидели. Она почти закричала, когда кто-то схватил ее и потащил назад в темную комнату. Исла в отчаянии начала лягаться, она не сдастся без боя.

Кто-то хрюкнул, и затем Вайолет пробормотала:

— Ньютоновы глаза, Исла, это мы.

Исла чуть не рухнула от облегчения. Мэйси зажгла маленький фонарь, чтобы они могли видеть, и Исла, выдохнув, практически перестала трястись от паники. Мэйси, Вайолет и Роуэна присели в комнате: все выглядели измотанными и на грани срыва. Множество бинтов покрывало большую часть головы Роуэны, а Мэйси обрабатывала руку Вайолет, прежде чем взглянула на Ислу.

Врач указала на пол и кивнула ей.

— Сядь. Мне нужно взглянуть на твою ногу.

— Мою ногу? С ней ничего не… — но, опустив глаза, Исла увидела, как кровь окрашивает ее штаны и медленно капает на пол, темнея. Она оставила за собой след из крови по всему порту. Это было маленькое чудо, что они не отследили ее и не убили…

Исла поднялась на ноги, несмотря на внезапную боль, поднявшуюся по ноге и сжавшую ее грудь.

— Я должна уйти. Они выследят меня здесь, и мы все умрем. Я пойду и уведу их. Вы ребята проберетесь в док, и…

— Сядь, — проворчала Роуэна, и зажала в кулаке ее штаны, чтобы оттащить Ислу от двери. — Все в порядке. Джесс, замаскировавшись, убирает территорию шваброй, подчищая все за нами. Григгс продолжает диверсию.

— Когда она собирается ее закончить?

Исла стекла обратно на пол, закрыв глаза, когда в плече вспыхнула боль. Может, ее подстрелили не только в ногу, и кто знает насколько все серьезно.

— Мы не можем прятаться здесь вечно. Похоже, что весь этот треклятый экипаж уже в порту.

Дверь скрипнула, и Джесс проскользнула в комнату, выдохнув, когда чуть не споткнулась об Ислу.

— Эй, Леннокс. С возвращением.

— Спасибо, что прибралась за мной, — сказала Исла. Комната начала вращаться, и Исла сглотнула, успокаивая накатившую тошноту.

«Это просто адреналин, — сказала она себе. — Это не боль и не слепая паника. Просто адреналин».

— Ну, и что там происходит?

— У нас не очень много времени. — Джесс достала несколько медицинских принадлежностей у Мэйси и присела рядом с Ислой, чтобы осмотреть ее ногу. — Они планомерно начали обыскивать комнаты, по одной по мере продвижения. Нам нужно быть осторожными. Может, придется вернуться в вентиляцию.

Роуэна покачала головой.

— Я думаю, что это не вариант. Вы не слышите вентиляторы? Они активировали блокировку системы. Мы задохнемся, если попробуем.

Прежде, чем Исла смогла придумать что-нибудь позитивное о том, что делать дальше, как очень тихо чирикнул коммуникатор, и раздался полный страха голос Григгс, такой Исла ее почти никогда не слышала.

— Мы готовы. Произойдет три взрыва. Появится много дыма. Если вы сможете направить дым по вентиляции, то это поможет вам вернуться в док. У меня есть приманки вокруг дока, на случай, если нужно будет их выманить, но вы должны быть осторожны.

— Ты сама будь осторожна, Сиси, — сказала Исла. Она глубоко вздохнула и помогла Джесс затянуть бинты вокруг своей ноги потуже. У них не было времени, чтобы как следует подлечить ее.

Мэйси нахмурилась, глядя на нее, и накинула на плечо огромную повязку, затянув так сильно, что Исла поморщилась. Яростное выражение лица врача почти исчезло, когда ее подбородок задрожал, а глаза покраснели, но голос оставался спокойным, когда она ткнула пальцем в грудь Ислы.

— Будь осторожна. Я серьезно. Ты не неуязвима.

Похлопав ее по плечу, Исла встала.

— У нас не так уж много времени. Роуэна, здесь есть что-нибудь, что мы можем использовать для замедления работы вентиляционной системы? Я уверена, что Григгс обеспечит достаточное количество дыма, нам просто нужно убедиться, что он распространяется так, как нам нужно.

У механика было всего несколько секунд на поиски, прежде чем сильный взрыв сотряс корабль, и зажглись мигающие огни.

Исла моргнула.

— Вот дерьмо. Она что взорвала все три разом?

Ответом ей послужил другой взрыв. Огни погасли и заработали аварийные генераторы. Теперь они могли, по крайней мере, видеть при тусклом свете тревожных огней.

— Полагаю, это знак, — сказала Роуэна. Она схватила свое оружие и подошла к двери, выглянув в коридор. Затем, закрыв дверь, снова обыскала комнату. — Невероятно много дыма, что замечательно, но мы ни за что не сможем в нем дышать. Всем надеть маски.

Маски еще больше затрудняли обзор в нарастающем хаосе коридора, но, по крайней мере, они могли дышать в темном едком дыму, заполнившем корабль. Исла сосредоточилась на проходе перед ней, сжав оружие так, что побелели костяшки, и подумала о том, где и когда прогремит последний взрыв Григгс.

Глава 30 ВААНТ

Когда «Галаксос» вошел в зону досягаемости порта, разразился хаос, словно от песчаной бури. Два корабля порта, с которыми они сражались ранее, парили неподалеку и время от времени рассылали сообщения о необходимости в дополнительной помощи флота. «Галаксос» остановился на краю радиуса слышимости, чтобы иметь возможность подслушивать, что там говорят про порт. Ваант хотел вступить в бой, чтобы спасти Ислу, но Траззак сохранил самообладание и убедил его в том, что нужно подождать.

— Мы даже не знаем где именно они там, — добавил Врикс, хотя Ваант заметил, что начальник безопасности становился зеленым и оранжевым от напряжения и нетерпения. Без всяких сомнений Врикс хотел вернуть свою землянку на «Галаксос». — И как мы собираемся вызволить их, а также наш корабль с порта, не приближаясь к трем кораблям флота настолько, чтобы они могли нас уничтожить. Есть идеи?

— Мы с этим разберемся, — сказал Ваант. Он уставился на экран, когда пространство вокруг порта озарилось вспышкой. — Что это было?

— Похоже на взрыв, капитан, — Адж стоял у панели коммуникаций, проверяя радары и тепловые сигнатуры множества систем. — Подождите, два взрыва.

Губы Врикса дернулись, когда он посмотрел на Ваанта, затем начальник безопасности откинулся на спинку кресла, чтобы посмотреть на младшего офицера.

— Адж, можешь ли ты подключиться к внутренним передатчикам порта? Нам нужно знать, что там происходит.

— Да, сэр, — молодой ксаравианец нахмурился, пока возился, затем он щелкнул выключателем и вдруг мостик «Галаксоса» наполнился звуками неразберихи порта.

Ваант нахмурился, пытаясь разобраться в мешанине голосов и языков, но общий тон был смесью хаоса и ярости с намеком на страх. Похоже, они потеряли контроль. Он хотел веселиться и, торжествуя, кричать. По крайней мере, Исла и ее подруги создали кое-какие проблемы Альянсу. Должно быть, что-то случилось, что убедило других женщин принять сторону Ислы, ведь раньше казалось, что они не хотели верить в то, что уже поняли она и Григгс.

— У нас дым в секторах семь, десять, пятнадцать, шестнадцать и тридцать один. И химический пожар в секторах восемь, двенадцать, сорок четыре и сорок пять и инженерной. У нас…

— Как они это делают? — требовательно спросил другой голос. — Где они, черт возьми? Сколько их?

Язвительный голос напомнил Ваанту о первоначальных угрозах «Хокинга».

— Это всего лишь шесть женщин. Найдите и избавьтесь от них. Немедленно. Они не могли далеко уйти, этот порт — гребанный круг. Всем немедленно найти женщин.

Врикс усмехнулся, сверкнув зубами.

— Наконец-то они создают проблемы кому-то кроме нас.

— Докладываю о потерях в секторе одиннадцать и пятьдесят три. Пять офицеров Альянса. Повторяю, потери в секторе одиннадцать и пятьдесят три. Медицинского офицера в эти сектора немедленно, — голос продолжал монотонно перечислять весь ущерб, нанесенный порту Ислой и ее подругами, хотя, похоже, ничто из перечисленного не было необратимым, поэтому большинство невинных гражданских в порту были в безопасности.

— Подойти ближе, — сказал Ваант. Он наблюдал за двумя небольшими кораблями флота, один из которых был все еще поврежден его лазерной сетью. Он с трудом расположился у порта, подальше от «Хокинга». — Это может быть нашей возможностью. Если вы увидите, что аварийная капсула покидает порт, будьте готовы подобрать ее и выбираться отсюда ко всем чертям.

— Есть, — Траззак стоял у навигационного экрана, настраивая их траекторию и ослабляя ход двигателей, чтобы приблизить их судно к порту. Они не хотели привлекать внимание кораблей Альянса, пока это не станет абсолютно необходимым.

Аварийные маяки вспыхивали на порту и нескольких ретрансляционных спутниках в этом секторе, тем временем Адж пытался отсеять большую часть шумов, чтобы найти важную информацию. Капитан «Хокинга» и его команда продолжали кричать и спорить о том, кто создал проблемы и где они прячутся, поскольку по всему порту продолжали появляться последовательные пожары и химические утечки. Ваант задумался, а не удалось ли Исле заручиться поддержкой «кальмаров» и остальных обитателей порта, чтобы облегчить свой побег. Хотел бы он знать ее план. У них ведь должен быть план.

Врикс начал смеяться над чем-то, что услышал из передатчика. Он покачал головой, когда Ваант взглянул посмотреть, что случилось. Как только капитан отдал приказ Траззаку переместиться ближе к порту, начались помехи, и все передачи с порта исчезли.

Присев, Адж начал возиться с панелью связи.

— Сэр, я не уверен в том, что произошло, но, похоже… похоже, «Хокинг» активировал глушитель частот. Мы не сможем ничего услышать из порта, пока «Хокинг» не окажется вне их диапазона, сэр.

— Это бессмысленно, — сказал Врикс.

Ваант сел.

— Это часть плана. Так и должно быть.

А затем хриплый голос — определенно не капитана «Хокинга» — зазвучал на мостике и отражался эхом в груди Ваанта, пока он не подумал, что может просто взорваться.

— Корабли флота «Ферми» и «Клерк Максвелл», расположитесь по правую сторону от порта и приготовьтесь оказать помощь в подавлении мятежа в порту. Войдите в док и ожидайте дальнейших инструкций.

— Щиты, сэр? — спросил Адж.

— Это она, — сказал Ваант. Его сердце колотилось. — Она немного изменила голос, но это точно она.

Треск помех усилился, и затем «Хокинг» отделился от порта и неровно отошел от гораздо большей конструкции. Двигатели светились и вращались, работая, но корабль не двигался. Голос зазвучал снова, твердый и властный, посылая дрожь по позвоночнику и шипам Ваанта.

— Корабль мятежников «Галаксос», это корабль флота «Хокинг». Сдавайтесь или будете схвачены и уничтожены.

Ваант не смог сдержать усмешку. Они украли корабль. Исла, Григгс и все остальные контролировали «Хокинг». Он взволнованно вскрикнул, игнорируя взгляды своего экипажа, и указал на Траззака.

— Летим. Медленно. Пусть они последуют за нами.

— Ты хочешь, чтобы корабль флота преследовал нас? — его заместитель искоса посмотрел на капитана, как будто решил, что Ваант сошел с ума. — Без рабочих щитов или точного места назначения?

— Исла управляет «Хокингом», — сказал Ваант, удивляясь, почему никто из них не узнал ее голос. Для него это было очевидно. — Они украли корабль. Они будут преследовать нас до безопасной зоны, и тогда мы сможем пересесть к ним или…

— Это мужчина, — медленно сказал Траззак. — Какой-то женоподобный мужчина, но никак не твоя маленькая землянка.

— Это Исла, — Ваант знал каждой клеточкой своего существа. — Откройте частоту для передачи, и я это докажу.

Адж поморщился, но сделал, как велел капитан и прочистил горло.

— Давайте, сэр.

Откинувшись в кресле, Ваант сказал первое, что пришло в голову.

— Корабль флота «Хокинг», это торговое судно «Галаксос». Я капитан корабля. Я не принимаю ваш приказ.

Ответом на это заявление послужила тишина, и Траззак, хлопнув себя ладонью по лбу, начал возиться с панелью управления щитами. Ваант, ожидая ответа, сидел, откинувшись назад, и что-то подозрительно похожее на смех прозвучало в передатчике, и затем они услышали несколько многообещающих слов.

— Корабль мятежников «Галаксос», это мы еще посмотрим.

Адж с сомнением на лице, протянул планшет Траззаку.

— Тембр и тон голоса совпадают с образцами, взятыми у землянки, сэр, несмотря на то… просто звучит иначе.

Фррар, прислонившись к стене у двери, покачал головой.

— Наверняка, та проклятая механик что-то состряпала.

— Вперед, — сказал Ваант. — В половину мощности назад к поясу астероидов. Траззак, найди нейтральную зону или заправочную станцию, где мы сможем установить связь и оценить нанесенный ущерб «Хокингу».

Он наклонился вперед, когда Траззак включил двигатели и Ваант задержал дыхание, когда задние обзорные экраны показали следующий за ними «Хокинг». Ваант действительно надеялся, что это их женщины управляют кораблем и то, что это не какая-то тщательно продуманная уловка Альянса.

Глава 31 ИСЛА

Они сражались на каждом дюйме по пути обратно в док. Их план сработал слишком хорошо — весь экипаж покинул «Хокинг» и заполнил коридоры порта, все разыскивали их шестерых. Исла сумела шепотом попросить «кальмаров» и некоторых обитателей порта задержать преследователей, где это было возможно, но при этом не подвергать себя опасности. Словно, обладая безупречной интуицией, она и Мэйси ввалились в пустую комнату, чтобы избежать лазерных выстрелов и обнаружили капитана «кальмаров» с большей частью его экипажа.

Мэйси снова перевязала плечо Ислы, что-то бормоча себе под нос, пока Исла сосредоточилась на капитане «кальмаров». Ее мозг не желал выдавать слова на другом языке, ошеломленный борьбой, паникой и страхом, что, возможно, они не смогут добраться до дока, или что она потеряет своих подруг, однако Исла глубоко вздохнула и сконцентрировалась. У нее нет времени на панику.

— Флот только что убил капитана порта и весь его экипаж на мостике. Они могут прийти и за вами, если решат, что вы были свидетелями всего, что здесь произошло. Мне очень жаль.

«Кальмары» посмотрели друг на друга, и капитан медленно ответил.

— Мы подозревали, что Альянс однажды так поступит. Иметь доказательства этого… облегчение. Мы засвидетельствуем то, что произошло с этим отважным капитаном, и убедимся, что им проведут соответствующие обряды. Теперь Альянс преследует вас?

— Да, — Исла поморщилась, когда Мэйси затянула бинты туже, почти перекрывая кровообращение в ее руке, и проверила заряд на своем оружии. — Мы пытаемся добраться до дока и украсть «Хокинг».

Она заявила об этом с уверенностью, которой не чувствовала, но на нее нахлынуло облегчение, когда «кальмар» выдал свой эквивалент улыбки.

— Чем мы можем вам помочь?

Прислонившись к стене, Исла попыталась думать быстрее. Они разделились на команды по два человека и просчитали разные маршруты до дока, так что она быстро набросала карту того, где и когда они будут. Также Исла пометила крестиком места, где как она знала, их поджидали офицеры флота. Она протянула карту капитану «кальмаров».

— Я не могу просить вас подвергать себя опасности, капитан. Но если ваш экипаж сможет задержать флот и расчистить путь, что я пометила, то это облегчит нашу задачу.

— Ваш экипаж рисковал кораблем, чтобы спасти мой корабль и всех моих пассажиров. Это небольшая услуга, которой мы можем отплатить вам, — похлопав ее по плечу щупальцем, он и его первый помощник подошли ближе к двери. — И если у нас появится возможность немного отомстить офицерам флота, которые убили нашего товарища капитана и обвинили вас в своих преступлениях, то будет еще лучше. Мы рассредоточимся и расчистим путь. Досчитайте до десяти и идите.

Исла прочистила горло, чтобы избавиться от нахлынувших эмоций перед тем, как заговорила.

— Спасибо, капитан.

Все кальмары, отдав честь, направились к двери, большинство из них выглядели решительно и немного возбужденно. Мэйси, прислонившись к Исле, прошептала:

— Что происходит?

Исла сделала глубокий вдох.

— Они вызвались помочь отвлечь экипаж «Хокинга», чтобы мы могли добраться до дока.

Однако, прежде чем врач смогла задать следующий вопрос, Исла повторила все в коммуникатор, чтобы остальные тоже все знали.

Она досчитала до десяти, как и сказал ей капитан, и выглянула наружу. Вместо града выстрелов из лазеров и криков офицеров флота была лишь тишина и пустой коридор. Исла кивнула Мэйси, и они бросились бежать.

«Кальмары» сдержали слово, большая часть пути до дока была пуста, им лишь немного пришлось сражаться и прятаться, прежде чем они обнаружили «Хокинг». Роуэна и Вайолет были уже здесь, и пока Исла изо всех сил пыталась отдышаться, отбиваясь от попыток Мэйси подлечить ее ногу, появились Григгс и Джесс. Джесс была бледной и выглядела потрясенной, а Григгс улыбалась самой широкой улыбкой, которую когда-либо видела Исла.

Исла не могла ничего с собой поделать и обняла каждую из них, а затем кивнула в сторону прохода на «Хокинг».

— Мы еще не закончили. Я с нетерпением жажду услышать рассказ Сиси обо всем этом взрывающемся дерьме, но он пока подождет. Нам нужно немедленно проверить корабль, вышвырнуть всех, кто остался, и убраться отсюда. Быстро. Григгс останься тут и предупреди нас, если кто-то попытается вернуться на борт. Только не сражайся одна против всех, ладно?

Григгс, подняв руки, достала еще один набор оружия из шкафчика в стене.

— Я не несу ответственность за то, что происходит, когда люди угрожают мне. Делайте свое дело, никто не пройдет мимо меня на этот корабль.

Роуэна дала ей пять, когда они все стали подниматься на борт «Хокинга», а Григгс заняла позицию для обороны у прохода. Исла покачала головой, гадая, может ли Григгс устроить еще один взрыв ради удовольствия. Немного дыма просочилось в док, что могло послужить оправданием для еще больших разрушений.

Но потом они стали искать дополнительный экипаж на устрашающе тихом «Хокинге». Они нашли их на мостике. Четыре офицера с кислыми минами сдались без боя. Все четверо потянулись к оружию, как только увидели разношерстный экипаж из странно одетых офицеров, но Исла, Роуэна и все остальные уже были наготове. Исла велела им отойти от панели управления и коммуникаций.

— Вы все, уходите с корабля. Сейчас. Не делайте никаких резких движений и не пытайтесь подать сигнал тревоги. Это не сложно, ведь так? Идите.

Роуэна и Мэйси изъяли у них оружие и коммуникаторы, и трое мужчин офицеров, ворча, подняли руки, подчиняясь приказам. Четвертый офицер, женщина, замедлилась и, приблизившись к Исле, прошептала:

— Вы те шестеро с «Арго»?

— Да, — сказала Исла мрачно. Она жестом попросила Роуэну остаться на мостике и включить все, а сама пошла с остальными к доку. — Это мы. И что бы ты ни слышала, это не…

— Он продал вас, да? Капитан? — женщина стиснула зубы и сжала кулаки. — Невероятно. Мы все знали, что это случится, но… А потом еще и обвинил вас во всем этом.

Исла посмотрела на нее, гадая, нашли ли они еще одного союзника или это была просто уловка, чтобы остаться на «Хокинге» и позже создать проблемы.

— Брехня. И мы не станем с этим мириться. Мы все решили стать беглянками, скрывающимися от закона до конца наших дней или до тех пор, пока Альянс не признает свое недостойное поведение.

Глубоко вздохнув, она отступила назад еще немного, пока мужчины жаловались на то, что их выгоняют с их корабля.

— Могу я пойти с вами?

— Я не знаю, — Исла поглядывала на Григгс, пока всех мужчин выгоняли с судна. — Это довольно странная просьба.

— Я не могу закрыть глаза на то, что они сделали, — сказала она. — Пожалуйста.

Григгс закончила выгружать людей с корабля и повернулась, дожидаясь последнего офицера. Исла глубоко вздохнула и затем жестом велела ей закрыть проход в док.

— Она остается с нами.

— Ты уверена? — спросила Роуэна, глядя на офицера флота.

— Да, — Исла кивнула женщине. — Но, если это подстава, мы можем высадить ее где-нибудь по пути.

— Я могу помочь вам запустить корабль, — сказала она. — И меня зовут Эстель.

Григгс не выглядела убежденной, но работала с панелью, чтобы запечатать шлюз.

— Отлично. Тогда давайте убираться отсюда.

Роуэна направилась в технический сектор с Вайолет, а Григгс держалась неподалеку от Эстель, когда все пошли на мостик. Мэйси пыталась заставить Ислу пойти в медотсек вместо мостика, но Исла знала, что они еще не закончили. Как только она щелкнула по обзорному экрану и увидела среди звезд очертания корабля, похожего на «Галаксос», с ее плеч словно гора свалилась. Она гадала, достиг ли сигнал маяка Ваанта, и мог ли он действительно вернуться, чтобы помочь им, но вот он здесь. Ждет.

— Много болтовни с порта, — сказала Джесс, занимая позицию у экранов коммуникации. — Они узнают о потере контроля над кораблем раньше, если мы не заткнем их.

— Используй блокировку диапазона частот, — сказала Эстель. — У нас достаточно мощности, чтобы заставить замолчать все вокруг.

— Можем ли мы выйти в эфир в обход этого? — спросила Исла. Когда другая женщина кивнула, Исла жестом указала на Джесс. — Давай. Глуши всех остальных. Я хочу выйти на связь с «Галаксосом». Здесь есть модулятор голоса? — еще кивки. — Отлично. Измените мой голос, чтобы экипаж «Хокинга» меня не узнал, но оставьте достаточно от него, чтобы Ваант смог узнать.

— Он поймет, что это ты, — пробормотала Джесс себе под нос. — Он тебя узнает в любой точке вселенной.

Исла оглянулась, пока Эстель помогала разбираться с коммуникационным оборудованием.

— Что ты имеешь в виду?

Атташе по культуре закатила глаза, хотя ее многострадальное выражение лица могло быть из-за назойливой медицинской помощи Мэйси.

— Ты его пара, глупышка.

Щеки Ислы покраснели. Было не самое идеально время, чтобы выяснять, что конкретно это значило, и определенно это был не тот разговор, который ей хотелось бы вести на виду у всех, но Исла сумела приказать «Галаксосу» сдаться, не потеряв самообладания. Молчание тянулось так долго. Она испугалась, что они слишком замаскировали ее голос, и Ваант не узнал ее, но он ответил на сообщение, что он капитан своего корабля, заставив ее рассмеяться.

— Он понял. Отделяемся от порта и следуем за «Галаксосом».

Пока Григгс и другие с большой помощью Эстель выясняли, как управлять кораблем, Исла наклонилась, чтобы посмотреть на Джесс.

— О чем, черт возьми, ты говоришь? Что еще за пара?

— У ксаравианцев есть лишь одна настоящая любовь, с которой они устанавливают связь. Обычно это занимает какое-то время, но, видимо, ты ему уж очень нравишься. Появляются фиолетовые и золотые цвета на его коже, вот и все. Они значат, что ты та самая. И он последует за тобой на край вселенной. — Бровь Джесс изогнулась. — Надеюсь, ты чувствуешь к нему то же самое, потому что не думаю, что мы сможем убежать от банды пиратов.

Щеки Ислы побаливали от того, как сильно она покраснела. Она прочистила горло, чтобы ее голос звучал достойно, насколько было возможно.

— Думаю, об этом я должна поговорить с ним.

— Точно, — Джесс откинулась назад, покачав головой. — Уж лучше, чтобы у тебя был план.

— Он есть.

Исла опустилась ниже в капитанском кресле, наслаждаясь пилотированием собственного корабля, и наблюдая за «Галаксосом», убегающим от них в пол силы. У нее определенно был план.

Глава 32 ВААНТ

У «Галаксоса» ушло много времени на то, чтобы проложить путь через пояс астероидов вокруг нескольких планет в необитаемый участок космоса, где они могли укрыться от любого судна, пролетающего мимо. Ваант почти выпрыгивал из своих чешуек каждую секунду, пока не слышал голос Ислы. Он хотел быть рядом с ней. Ему необходимо было быть рядом с ней, ощущать ее нежную кожу и вдыхать опьяняющий дикий аромат ее волос. Фррар и Мракс не осмеливались шутить над ним, однако Ваант, время от времени слышал, как они перешептываются и хихикают, к тому же Врикс, похоже, не чувствовал такой потребности.

Начальник службы безопасности лежал в кресле штурмана, выгнав всех молодых офицеров, чтобы Ваант не убил их, и играл с церемониальным кинжалом, наблюдая за Ваантом.

— Что если это не она?

— Это она. — Ваант сжал подлокотники капитанского кресла и нахмурился, глядя на обзорный экран и пустое пространство вокруг них. — Прекрати.

Заворчав, Врикс указал ножом в сторону.

— Ты собираешься использовать транспортировочный рукав или капсулы?

— Рукав. Я не хочу ждать, пока капсула слетает туда и обратно. Чем скорее я доберусь до нее, тем скорее вернемся. — Ваант, резко встав на ноги, направился к двери. — Здесь мы достаточно далеко. Остановитесь и дождитесь, пока они приблизятся. Фррар, отправляйся в стыковочный отсек, чтобы управлять рукавом. Я не знаю, кто пилотирует этот корабль, но я не хочу, чтобы они случайно протаранили нас.

— Пока ты не… — Врикс оборвал себя, когда Ваант посмотрел на него мрачным взглядом, и начальник безопасности плюхнулся в капитанское кресло. — Я останусь здесь, чтобы убедиться, что мы выживем, если окажется, что это уловка и команда «Хокинга» возьмет вас в заложники.

— Я скажу Григгс, что ты скучал по ней так сильно, что даже плакал в своей комнате.

Ваант, не дожидаясь ответа, пошел в стыковочный отсек. Он наконец-то увидит Ислу.

«Хокинг» двигался осторожно и немного хаотично, что лишь еще больше убедило Ваанта в том, что корабль пилотирует менее опытный штурман. Фррар и Траззак открыли частоту для связи, поскольку «Хокинг» отключил оборудование, создающее помехи, и дали указания новому пилоту «Хокинга» установить соединение между двумя кораблями. Потребовалась целая вечность, чтобы прикрепить рукав на место, а Ваант натянул защитный костюм только после того, как на этом настоял Фррар. Он должен был пройти по рукаву через пространство космоса, чтобы добраться до «Хокинга».

Несмотря на то, что Траззак небрежно напомнил об осторожности, Ваант шагнул в туннель и начал открывать шлюз на «Хокинге». Кто-то внутри помогал, и Ваант сосредоточился на своих действиях, чтобы не взорваться от накопившегося внутри беспокойства и страсти. Когда он поднял голову, то столкнулся с Григгс с оружием в руках.

Ваант снял свой шлем.

— Где она?

— Я не знаю, стоит ли нам пускать тебя на корабль, — сказала Григгс, изогнув бровь. — Мятежник, и все такое.

— Впусти меня, и я расскажу о слабости Врикса, — сказал он.

Приподняв бровь еще выше, она постучала кончиком оружия по подбородку, размышляя. Юрист обошла стыковочный отсек, наблюдая за их общением, и усмехнулась из-за того, что офицер безопасности задерживала его. В груди Ваанта нарастало рычание, когда Григгс наконец кивнула.

— Одна физическая слабость и одна психологическая.

— Договорились, — кивнув, Ваант пожал ее руку и почти сбил с ног, когда она, наконец, отступила, пропуская его. Так близко. Он был так близко.

Григгс и юрист обе сопровождали его, пока Ваант пытался не бежать к мостику, как влюбленный дурак.

— Мы не были уверены в том, что вы сможете выбраться из порта. Отличная работа со взрывами.

— Немного креативной химии, — сказала Григгс. — Никаких серьезных повреждений.

Вайолет, взглянув на него, отвернулась.

— Экипаж «Хокинга» убили Дигрика и его старших офицеров. Прямо на мостике. Они обвинят в этом вас.

Ваант остановился. У него заныло сердце. Дигрик был хорошим капитаном, и он заслужил гораздо более славный конец, чем предательство придурка из Альянса. Ваант приложил кулак к груди, а другой взялся за рукоятку церемониального кинжала.

— Они будут отомщены.

— У нас уже есть план, — сказала Григгс. — Можете присоединиться.

Ваант двинулся вперед, снова сосредоточившись на мостике.

— Самое время. У нас есть несколько счетов, по которым нужно заплатить.

Как только они добрались до прохода к мостику, Григгс опять встала перед ним и постучала оружием по его груди.

— Только помни, воин Ксарав, если сделаешь ей больно, ответишь перед нами. И мы заставим тебя заплатить.

— Я никогда не наврежу ей, — сказал он.

Ваант постарался по достоинству оценить то, что эти женщины хотели защитить его пару, но было трудно смотреть на это с такой точки зрения, когда Исла стояла всего в нескольких шагах от него, и он не мог к ней прикоснуться.

Судя по ее лицу, Григгс совсем не поверила ему, но, может, она просто наслаждалась мыслью о попытке надрать задницу Ваанту. Так или иначе, она отошла, и он вошел на мостик.

Ваант заметил Ислу не сразу. Механик сидела за панелью навигации, но больше никого не было. Но как только он увидел знакомую темную голову в капитанском кресле, его сердце подскочило к горлу. Исла.

Она улыбнулась, увидев его.

— Приятно видеть тебя здесь.

— Ты просто ужасно рассчитываешь время, — сказал он. — Я был в самом разгаре погони за «Арго», когда ты вызвала меня.

— Я бы подождала, но подумала, что ты захочешь воспользоваться возможностью поиграть в героя. — Поднявшись, Исла жестом обвела пространство корабля вокруг себя. — Но мы неплохо справились сами.

— Корабль флота класса Дарвин? Да, я бы сказал, что вы справились очень хорошо, — Ваант потянулся к ней, желая крепко прижать к груди, но замер, увидев повязку на ее плече. — Ты ранена? Что произошло? Почему ты не в медотсеке?

Исла рассмеялась, ее пальцы скользнули по его руке.

— Меня просто зацепили в порту, вот и все. Мэйси натворила тут сумасшедших вещей, так что это и есть лечение. Просто нужно быть нежнее.

Ваант не мог больше сдерживаться, наблюдая за ее пухлыми губами и слыша, как бьется ее сердце. Он обхватил ее лицо руками и притянул губы к своим, чтобы, наконец, попробовать их на вкус. Исла вздохнула и прижалась к нему, целуя в ответ, когда его язык стал исследовать ее рот. Ваант мог целовать свою женщину вечно. Его пальцы возились с ее волосами, пока они, словно шелк, не упали на ее плечи.

Он отпрянул, прежде чем потерял контроль, его чешуйки уже стали голубыми, фиолетовыми с золотистыми искорками.

— Пойдем.

— Пойдем? — улыбаясь, Исла отступила на несколько шагов, так чтобы провести рукой по спинке капитанского кресла. — Я капитан этого корабля. И я определенно не могу оставить его.

Ваант подавил стон. Песчаные черви его забери, эта женщина сведет его с ума. Его руки сжались в кулаки на боках, пока он боролся за контроль, желая схватить ее, перебросить через плечо и немедленно отнести в его кровать.

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной, Исла. Я хочу, чтобы ты осталась со мной, стала моей. Ты нужна мне в жизни, — проигнорировав присутствие других женщин на мостике, он сконцентрировался на этих великолепных голубых глазах и розовом румянце. — Скажи, что ты пойдешь со мной.

— Вы — мятежники, — сказала она. — Преступники. Пираты. — Исла снова посмотрела на Ваанта, его взгляд стал серебристым, а шипы начали приподниматься. Он полностью потеряет контроль в считанные минуты, если она продолжит. Исла медленно обошла его по кругу, словно обдумывая его предложение. — И прямо сейчас у меня есть свой собственный корабль, собственная команда и собственная миссия.

Ваант снова поймал ее руку и притянул к себе, изогнув тело любимой так, чтобы поцеловать, поглощая ее слова, пока она не растаяла в его руках. Ему нравился вызов в ее взгляде, ее настрой. И каждое произнесенное ею слово было правдой — ее корабль, ее команда, ее миссия. Его чешуйки зашелестели, и он прикоснулся зубами к ее нижней губе.

— Ты — моя пара. И ты вернешься в мою постель, чтобы я мог показать тебе, что именно это значит.

— Ну, — шепнула она, поглаживая его щеку. — Это мой корабль. И ты не можешь говорить, что мне делать на моем собственном судне.

— Тогда я отнесу тебя обратно на свое, — сказал он и неожиданно выпрямился, обхватив ее вокруг талии.

Исла вскрикнула, когда он перебросил ее через плечо, словно покоряющий герой, и прошел через «Хокинг» к стыковочному отсеку. Она не особо возмущалась, хотя Ваант думал, что его внимание к ее заднице помогло отвлечь ее от долгой прогулки. Он хотел укусить ее за бедро, поглаживая пальцами мягкую плоть живота и попки, предвкушая, как пометит целиком и полностью. Тогда он сможет найти ее где угодно во вселенной.

Он не стал беспокоиться о защитных костюмах и вместо этого бегом преодолел туннель до «Галаксоса». Траззак ухмыльнулся и открыл рот, чтобы что-то сказать, но Ваант даже не остановился. Мракс крикнул им вслед:

— С возвращением, Исла.

Ваант не прекращал движения, пока не оказался в своей каюте и не бросил Ислу на кровать. Он стоял там, когда она, вздохнув, растянулась на смятых простынях. Исла подняла руки над головой и бросила на него взгляд с намеком на вызов.

— Ну?

Зарычав, он дотянулся до ее лодыжки и подтянул ближе.

— Теперь мы посмотрим, как хорошо ты умеешь выполнять приказы.

Она рассмеялась, ее голубые глаза сверкнули, и Ваант сорвал с себя рубашку. Спасибо судьбе, которая когда-либо существовала, за то, что он остановил «Арго» и нашел эту сумасшедшую женщину.

Глава 33 ИСЛА

Исла не могла отвести взгляд от своего единственного. Ее пара стоял над ней во всем переливающимся цветом индиго великолепии, в равной мере сверкающими на коже бесподобным синим и фиолетовым цветом. В его потемневших глазах искрились яркие серебристые вспышки. Если бы она его не знала, то решила бы, что он выглядит словно хищник, особенно учитывая то, как он смотрел на нее.

Ваант слегка приоткрыл рот, сверкнув зубами в ответ на ее вызов. Исла точно знала, что делает и не могла дождаться, чтобы почувствовать, на что его спровоцируют ее слова. Пройдя такой путь, чтобы вернуться в его постель на «Галаксосе», она, казалось, должна была бы принимать все, что он только не дал бы ей. Ее голос стал нежным и поддразнивающим, когда она, немного отстранившись от его хватки, пододвинулась вверх на широкой кровати.

— А что, если я не стану выполнять приказы? Может я и на борту твоего корабля, но…

У нее не было шанса продолжить. Сделав выпад, он схватил ее лодыжки и подтянул обратно к краю постели. По-настоящему испуганный вздох сорвался с ее губ, когда она руками схватилась за простыни, но вскоре поняла, что ей тошно от одной только мысли о борьбе с его захватом. Она сжала простыни, глядя на него, его голова приблизилась к ней достаточно, чтобы нижняя часть его лица скрылась от нее. Жар его дыхания, пока он вдыхал ее запах, заставил ее извиваться и хныкать, игривость, что она чувствовала всего миг назад, исчезла под волной страсти, что он провоцировал в ней.

Взгляд серебристых глаз Ваанта затягивал, и прежде чем сама поняла, Исла сместилась вниз по кровати, пытаясь приблизиться к нему. Когда он подтолкнул ее обратно, сразу стало понятно, что, начиная с этого момента, все произойдет на его условиях, именно так как он захочет.

Шуршание его шипов и оглушающий рокот сердцебиения стучали в ушах Ислы, заглушая мир вокруг, заставляя ее чувствовать себя обездвиженной добычей и отчаянно желанной парой. Ее губы лишь немного приоткрылись, чтобы сказать что-нибудь язвительное, возможно, для того, чтобы спровоцировать его на действия и облегчить боль, которую она чувствовала от его прикосновений, но слова застряли у нее в груди от внезапной мучительной тяжести.

Его язык был незабываемым. Внимание, что он оказал ей, когда в последний раз она была в его постели, любознательность и энтузиазм, которые она видела в нем, были полностью вытеснены обжигающим голодом. Рычание почти превратилось в рев, вибрации посылали электрические разряды через ее бедра и живот, она напряглась. Его язык медленно прошелся по ее влажному лону, казалось, он твердо удерживал зрительный контакт между ними, но вот он закрыл свои глаза.

Даже если бы она хотела, то не смогла бы сесть, чтобы скользнуть пальцами по шипам, что поднялись на его плечах, и ласкать лицо, чтобы подтолкнуть его глубже. Каждое движение и поглаживание его языка подталкивало ее к краю, посылая пронзительное удовольствие сквозь нее и делая любое целенаправленное движение практически невозможным. Она все сильнее сжимала простыни, как если бы потрясающее чувство могло в любой момент поднять ее с кровати. Исле была знакома нулевая гравитация, и сейчас она испытывала нечто похожее. Ее крик прозвучал одновременно с рыком Ваанта, когда его язык погрузился глубоко в ее влажные складочки, облизывая и скользя внутрь, пока он обхватывал ее губами.

* * *

Ничто во вселенной не могло сравниться с ее вкусом, ее запахом. Это было изысканнее любой еды, какую только мог представить Ваант, и так как в ней не было остроты, что была ему знакома, ее густая сладость была чем-то невероятным.

Также сильно, как он хотел поклоняться и любить ее, ему было необходимо обладать ею во всех возможных смыслах. То, как она беспомощна перед ним, являлось выражением и того и другого, однако эта и большая часть других мыслей затерялись в дымке лихорадки спаривания, которая свободно текла сквозь каждую его часть.

Он был полностью поглощен безумными ощущениями, которые заполнили его тело в ответ на ее запах, вкус и тепло. Все внутри него подталкивало его вперед, и ему понадобилась каждая капля сдержанности, что у него была, чтобы просто остаться на месте. Первобытная потребность просто взять ее и спариваться до тех пор, пока они оба не лишатся сил, наполнила его разум, и сдерживал его лишь незначительный страх от такой всеобъемлющей радости от подобного обладания.

Когда его язык задвигался еще интенсивнее, стоны Ислы стали громче и чаще, соответствуя движениям его скользящего языка. Ваант заставил себя открыть глаза, чтобы наблюдать за ней, зная, насколько она близка к сокрушительному оргазму. Почти жестокая игривость заполнила его грудь, и он бесцеремонно отстранился, вытащив из нее язык и отодвинув лицо.

Исла, внезапно лишившаяся блаженного ощущения, почти села, пытаясь последовать за его источником, прежде чем глубоко вздохнула и упала обратно на кровать. Жалкий вопросительный всхлип был единственным ее протестом, но мало что можно было сделать, когда она все еще полностью раскрыта и обнажена перед Ваантом. Вместо того чтобы в знак протеста закрыться, как он ожидал, ее ноги раскрылись шире, и она резко откинулась назад, прижимая колени к своей груди.

Ваант не смог сдержать смешок, сорвавшийся с губ, когда увидел Ислу такой. Она знала, что Ваант не сможет долго сопротивляться желанию снова ее попробовать, и что этот протест ни к чему ее не приведет. Исла вся отдалась ему, чтобы быть уверенной, что его задели ее уловки в той же степени, что и ее. Даже лежа на спине, она оказывала на него влияние, которое он не мог объяснить и о котором не желал спрашивать.

Это все еще его корабль и Ваант убедится в том, что Исла это знает.

Глава 34 ВААНТ

Исла взвизгнула, когда внезапно оказалась на животе, ее колени были прижаты к кровати, а бедра приподняты вверх, выставляя ягодицы. Она не была уверена, что когда-нибудь привыкнет к тому, как легко и с какой шокирующей силой Ваант обращался с ней, но где-то в глубине души ей это нравилось.

Глаза Ислы закатились, когда она почувствовала, как язык Ваанта погрузился в нее, и прошло немного времени, прежде чем она доверчиво качнулась к нему. Каждый раз, когда он двигался вперед, она двигалась назад, этот ритм снова быстро привел к краю, хотя она знала, что Ваант не даст ей достичь кульминации так легко. Не сейчас. И все же она не могла прекратить своих движений. Ощущения были слишком хороши.

Но лишь пока они продолжались. Когда Ваант отодвинулся, она обернулась, чтобы схватить его за голову, отчаянно желая удержать этот толстый язык внутри. Вместо этого Исла обнаружила, что ее схватили за запястья, удерживая лицом вниз среди подушек. Не было необходимости в связывании, его хватки было более чем достаточно, чтобы держать ее руки абсолютно неподвижными.

Через мгновенье с, казалось бы, удовлетворенным рыком Ваант, потянув, поставил ее вертикально, а сам расположился на кровати за ней. Его огромный, твердый, словно камень, член недвусмысленно скользил между ее бедрами, видимо Ваант избавился от своих штанов, пока она лежала лицом вниз. Даже если он подразнивал ее вход, Исла знала, что он не войдет, хотя это не останавливало ее от покачивания бедрами. Ваант без усилий контролировал ее движения, округлая головка его члена все еще едва касалась ее влажного ноющего лона.

Исла с громким стоном наклонила голову, почувствовав, как Ваант склонился к изгибу ее шеи, глубоко вдыхая ее запах и проводя языком от ключицы к плечу. Легкое царапанье его зубов заставило ее тело, напрягшись, выпрямиться, но Ваант успокоил ее, снова начав покусывать нежную плоть.

Ощущение от его длинных, сильных пальцев, скользящих по волосам, послало дрожь сквозь Ислу, и она снова дернулась назад к нему, когда он наклонил ее голову, чтобы исследовать другое плечо. Чем больше он облизывал и посасывал, тем голоднее казался, возможно, даже больше, чем когда лежал у нее между ног. Рокочущий рев, что она слышала, почти полностью изменился. Теперь он издавал щелчки и свистящее шипение. Зубы Ваанта едва касались ее кожи, но мысли о том, что его челюсть сомкнется хотя бы немного, оказалось достаточно, чтобы послать сквозь нее разряд первобытного страха.

Невиданная мощь, которую Ваант излучал своим массивным телом, заставила таять от удовлетворения, Исла почти чувствовала инстинкт добычи, позволяя ему поступать так, как он хотел. Не было смысла бороться с тем, чего она так хотела, с тем, что, как она думала, будет таким волнующим.

Вместо этого она подняла руки, чтобы схватить шипы, которые, как она обнаружила раньше, были очень чувствительными. Вероятно, давление было достаточным, чтобы заставить его от удивления и блаженства укусить ее, но Ваант смог отстраниться, его челюсть и плечи тряслись от усилий, с которыми он сдерживал свои порывы. Вместо этого Исла почувствовала, как с каждым ударом сердца все сильнее пульсирует огромный член, и хитрая усмешка на миг расцвела на ее губах.

— Ты уверен, что я не могу отдать тебе несколько приказов? — начавшийся было смех оборвался, когда Исла снова оказалась на кровати лицом вниз, хотя ее руки были свободны.

«За все хорошее, что они сделали», − подумала она.

После того, как Ваант на мгновение ее оттолкнул, Исла ощутила неожиданное проникновение пульсирующего члена, и когда она попыталась снова подняться, то почувствовала грубую ладонь на своей спине. Все, что она могла сделать — повернуть голову в сторону, вскрикивая, пока он растягивал ее все сильнее и сильнее.

— Мой… корабль, и я… здесь главный, — Ваант хрипло самодовольно рассмеялся, подчиняя Ислу по-новому.

Он вошел полностью, надавливая на ее самые сокровенные глубины, хотя его узел еще не проник. Исла чувствовала давление, рискуя раствориться в ощущениях с каждым ударом сердца. Длинные пальцы вонзились в ее мягкие бедра, и Исла вскоре обнаружила себя зарывшейся лицом в постель, больше чем уверенная, что каждый на корабле услышит ее крики удовольствия, если она их как-то не приглушит.

Учитывая то, с какой силой входил в нее Ваант, все знали, что здесь происходит, но мысль о том, что их услышат, заставила ее сердце биться еще сильнее, а щеки и грудь гореть ярко-красным румянцем. Даже ее спина горела, особенно по сравнению с прохладными чешуйками на ладони Ваанта. Как только она так подумала, Ваант другой рукой жестко шлепнул ее по заднице, хотя в его движении не было грубости. Удар был направленным, и его рука осталась там же, а пальцы сжимали и массировали плоть, что теперь пылала под ними.

* * *

Даже в охватившей его дымке взгляд Ваанта блуждал по телу Ислы в удивлении и благодарности. Блестящий пот, покрывающий ее тело от страсти, движения его женщины под ним, то, как ее волосы разметались на кровати, словно нимб над головой… Все было опьяняющей загадкой. Ваант видел, как его руки пульсировали такими оттенками синего и фиолетового, каких он никогда не видел раньше, похоть и любовь проявлялись в равной мере, даже посреди спаривания.

Одного присутствия Ислы было достаточно, чтобы вызвать в нем неописуемые чувства, но видеть ее в позе спаривания перед ним, было настолько больше всего того, что он когда-либо испытывал, что казалось почти нереальным. Судьба в ее бесконечной милости и мудрости отправила Ислу ему в руки, несмотря на все препятствия с их первой встречи на борту «Арго» до ее чудесного возвращения из космического порта.

В размышлениях и благодарности движения их сплетенных тел стали замедляться. Тело Ислы напряглось, когда Ваант отстранился и вышел из нее, но, когда он нежно перевернул ее на спину, она, вытянув руки, выгнулась, припав поцелуем к его губам.

Ее тепло притягивало, Исла была мягкой и горячей, когда прижималась к его груди, они целовались, снова полностью растворившись друг в друге. В этот миг не было ничего важнее, чем дать ей понять, насколько он благодарен за нее и как она желанна и любима. Ощущение рук любимой обвившихся вокруг его плеч послало сквозь него волну благоговения.

Исла переместилась под ним, и лишь одного ее движения было достаточно, чтобы побудить его перекатиться под нее. Ваант, абсолютно довольный, позволил ей устроиться верхом. Они не размыкали губ, пока двигались, и она, поглаживая, ладонями прошлась от спины до шипов на его плечах. Давление кончиков ее пальцев заставило его снова пульсировать под ней, ее шелковистый жар соприкасался с его членом.

Их языки больше не боролись друг с другом как раньше, но изучали и оценивали друг друга мягкими поглаживаниями. Ваант обнял Ислу, когда их стоны смешались в унисон, выражая любовь.

Однако, как только Ваант это сделал, Исла выпрямилась, разорвав не только объятия, но и их всепоглощающий поцелуй. Она была невыносимой землянкой, что дразнила его, и, если судить по ухмылке на ее губах, она это знала.

Ее бедра начали медленно покачиваться, мягкие складочки и затвердевший комочек легко скользили по пульсирующему члену. Скользнув вниз по узлу у основания, Исла тихонько ахнула от смены ощущений и прижалась к Ваанту. Он в триумфе зарычал, входя в нее, соединяя их.

* * *

Исла посмотрела на свою пару, чувствуя твердое уплотнение, которому намерена была позволить войти внутрь себя, и наслаждаясь красотой мужчины под ней.

Несомненно, Ваант уже достаточно хорошо знал, что означает ее румянец, но она отчаянно желала показать ему, чтобы уж наверняка, что он заставлял ее чувствовать. Как и у его народа, ее кожа изменяет цвет и сияет, демонстрируя, как все восхитительно ощущается, и насколько она обожает его и все, что с ним связано. Никакие слова не смогут должным образом передать, как много он значит для нее, и как она благодарна, что он у нее есть.

Ее дразнящие покачивания замедлились, одной рукой она скользнула между ними, чтобы схватить его и направить глубже в ее жаждущее лоно, садясь все ниже. Она, откинув назад голову, медленно опустилась до конца. Пока толстый узел растягивал ее, Исла прикрыла глаза, но не смогла сдержать стон боли, как только член полностью скользнул в нее.

Ваант и Исла соединились. Его бедра медленно толкнулись, и она двигалась вместе с ним, ощущение наполненности быстро подвело ее к самому краю также быстро, как и его.

Глаза Ваанта метались по телу Ислы, казалось, он не может выбрать, на чем сосредоточиться. Его толчки с каждой секундой становились все более отчаянными и яростными, руки сжимали ее бедра, удерживая на месте. Резкая, ритмичная пульсация члена и увеличение узла подсказали Исле все, что нужно.

Она наклонилась вперед и, крепко обхватив руками Ваанта и уткнувшись лицом в его плечо, выкрикнула:

— Пожалуйста… Пожалуйста, Ваант, заполни меня. Мне нужно. Мне нужен ты, и все, что ты можешь дать, — ее слова вырвались между вздохами и дрожащими стонами, она отчаянно пыталась не разлететься на части.

Ей не пришлось долго сдерживаться. Когда она почувствовала горячий всплеск внутри, ее тело напряглось от первой почти парализующей волны кульминации. Ваант, кончая, притянул Ислу к своей груди и крепко обнял, нетерпеливо целуя в шею и плечо. Исла начала метаться, стоило Ваанту крепче ее прижать, похоже, вселенная вокруг них начала исчезать. Существовал лишь этот момент. Только они имели значение. Лишь чувства, которые они разделяли, что-то значили в огромной пустоте космоса, в котором они существовали.

Ваант, перекатившись, снова прижал свою пару, его бедра двигались короткими резкими движениями, пока он скользил внутри нее. Исла чувствовала себя полностью поглощенной и захваченной, когда ее тело сжалось, и звезды взорвались перед ее глазами. Все померкло, когда экстаз, какого она никогда ранее не испытывала, прошел сквозь нее и просто полностью сжег.

Если бы она не чувствовала шуршание чешуек возле себя, тепло губ и языка на своей коже, могла бы подумать, что оказалась где-то в другом измерении. Реальность снова медленно забрезжила вокруг, и Исла смогла открыть глаза и встретиться взглядом с Ваантом. Ее бедра дрожали, обнимая его вокруг талии, каждая мышца была расслаблена и истощена.

Казалось, все слова вылетели из ее одурманенного разума, вынудив демонстрировать свои чувства взглядом, пока она, тяжело дыша, передвинулась под ним. Вздохнув, Исла прикрыла глаза.

— Следующий раз будет на моем корабле, и ты будешь делать то, что я скажу.

— Тогда, я думаю, мы никогда не покинем эту кровать, — пробормотал Ваант, целуя шею и плечо Ислы, пока его тело подрагивало в ответ.

Давление члена, все еще твердого глубоко внутри нее, лишь заставляло лоно вздрагивать в ответ, пока еще больше невероятной внутренней дрожи не напомнило Исле о безумном удовольствии, что доставил ей Ваант.

Он повернулся на бок, чтобы она могла дышать, и снова поцеловал ее.

— Ты гораздо прекрасней всех звезд, что я видел, Исла Леннокс.

— Я так рада, что ты нашел меня, — она опустила голову на его большую руку, прижавшись к его груди, наслаждаясь теплом кожи и нежным прикосновением чешуек.

Исла не знала, что ждет их в будущем, особенно после того как Альянс активизировал свои силы, чтобы поймать и уничтожить мятежников, но она знала, что это будет их совместное приключение. Все, чего она когда-либо хотела — исследовать вселенную, и Ваант открыл для нее так много возможностей, что Исла не знала, с чего начать. Она улыбнулась. Они выяснят это вместе.

Эпилог

После отступления к диким секторам, где у мятежников были базы, они переименовали «Хокинг». Исла чувствовала волнительную дрожь из-за того, что они покидали подконтрольную зону Альянса и выходили в неконтролируемое пространство космоса, как будто она буквально уходила из старой жизни в новую. Как только они оказались в безопасности, то разбили бутылку ксаравианского спиртного о корпус «Хокинга» и официально объявили о переименовании его в «Гейзенберг».

Это была идея Ислы, которую с радостью поддержала Григгс. Исле нравилась мысль распространить немного непредсказуемости Гейзенберга по вселенной и заставить Альянс подвергать сомнению свои действия каждый раз, когда они будут видеть ее корабль. Конечно же, Исле не очень хотелось проводить много времени на «Гейзенберге», так как Ваант остался на «Галаксосе». Они обсуждали возможность переправить всех на «Гейзенберг», а «Галаксос» продать или обменять, но Ваант любил свое ведро с болтами, и оно было достаточно маленьким и проворным, чтобы маневрировать, чего не мог сделать больший по размеру «Гейзенберг».

Что стало для них небольшой проблемой.

Они не могли управлять «Гейзенбергом» экипажем из семи человек, и у «Галаксоса» едва хватало людей, чтобы справляться с ним, поэтому они не могли переправить своих офицеров. Все закончилось тем, что Ваант вызвал своих приятелей ксаравианцев из числа мятежников, и у него были планы по набору экипажа на обратном пути из того, что Ваант называл «короткой поездкой».

После первых нескольких световых лет Исла почувствовала, что происходит что-то еще. Потребовалась неделя в пути, прежде чем она начала понимать в чем дело, и только потому, что Роуэна указала на очевидное, на картах. Они подошли к сектору, где планета Ксарав господствовала над галактикой и тремя звездами. У Ислы в животе запорхали бабочки, она думала, что должна быть причина, по которой Ваант привез их назад к его родной планете в то время, когда он был в розыске.

Джесс ничего ей не говорила независимо от того, как бы она не расспрашивала или не угрожала, и даже экипаж Ваанта оставался нем на этот счет.

Исла спала в его каюте, хотя чувствовала себя немного неловко среди экипажа Ваанта. И когда они приблизились к Ксарав, она лежала в постели, наблюдая за тем, как он дышит. Исла вырисовывала фигуры на его груди, ожидая, когда зашелестят чешуйки, и улыбнулась, когда он, открыв глаза, посмотрел на нее своими серебристыми глазами. Заворчав, Ваант потянулся к ней, его тело предсказуемо отреагировало на свою пару, но Исла отодвинулась, и Ваант остановился, изогнув бровь.

— Все в порядке?

— Почему мы возвращаемся на Ксарав?

Он моргнул.

— Почему ты думаешь, что мы возвращаемся на Ксарав?

Исла, нахмурившись, посмотрела на него и ткнула его в грудь.

— Да брось. Я видела карты и знаю направление. Мы слишком далеко, чтобы просто захватить немного ферментированных овощей и ароматного мяса.

Ваант, вздохнув, запустил пальцы в ее волосы.

— Это должен был быть сюрприз.

— Ты недооценил мою способность понимать очевидное, — пробормотала она и опустила подбородок на его грудь. — В чем дело?

— Ты с Земли, — сказал он.

Подтолкнув ее ногой, Ваант заставил Ислу скользнуть гладкой кожей по его грубым чешуйкам.

— Я думала, тебе это нравится, — сказала Исла, обхватывая рукой его увеличивающийся член, чтобы напомнить ему, как далеко она позволила ему ее подтолкнуть.

Исла наблюдала, как выражение лица Ваанта стало жестче, пока поглаживала твердую длину. Но Исла не собиралась позволять восхитительному калейдоскопу цветов на его коже отвлечь ее от выяснения того, что она хотела знать.

— Я пока не слышала никаких жалоб во время изучения.

— Нет, — сказал Ваант, прочистив горло.

Его бедра медленно приподнялись навстречу ее руке, и жар резко вспыхнул внизу ее живота. Ньютоновы глаза, она любила Ваанта. Она не думала, что возможно любить того, кто так сильно отличался от нее. И так быстро понять, что их пути идут бок о бок… Это было маленькое чудо. Его рука легла поверх ее на члене, и Ваант стал направлять Ислу, чешуйки зашелестели, а шипы на плечах начали приподниматься.

— Я не против изучения.

Хмыкнув, Исла спустилась ниже, чтобы поцеловать головку члена, наслаждаясь пораженным выражением лица ксаравианца. Ваант тяжело сглотнул, глядя, как Исла облизывает верхушку и продолжает поглаживать его. Его ноги сдвинулись так, чтобы у нее был лучший доступ к его телу. Типичный мужчина. Улыбнувшись, Исла втянула член в рот, дав почувствовать лишь намек на ее зубы, Ваант дернулся всем телом. Она уже знала, что ему нравилось немного грубости.

Он низко и протяжно застонал, а его свободная рука легла на ее затылок, поощряя ее мягким давлением, пока другая его рука стала двигаться быстрее. Исла попыталась взять его глубже, пока он не уперся в заднюю стенку горла, затем она отступила, чтобы уделить больше внимания широкой головке и загадочному узлу у основания. Как только бедра Ваанта задвигались быстрее, а хватка вокруг ее руки усилилась, Исла подняла голову, прошептав:

— Что за сюрприз, любовь моя?

Заворчав, Ваант попытался подтолкнуть ее обратно к его члену.

— Это сюрприз. Не могу тебе рассказать.

Исла наклонила голову, так чтобы облизать его полностью.

— Ты уверен?

— Ага, — Ваант поймал ее голову двумя руками, мягко толкнувшись в рот. — Давай же. Это удивительно. Мне нравится ощущать тебя.

Растянувшись на ногах Ваанта, Исла улыбнулась.

— Приятный сюрприз, верно?

Его глаза вспыхнули серебром, когда он, схватив за бедро, развернул ее. Прежде чем Исла смогла запротестовать, его пальцы скользнули в ее влажное лоно. Она вскрикнула и выгнулась ему навстречу, утратив весь контроль. Она задвигала бедрами навстречу нежным движениям его большого пальца на клиторе. Он точно знал, что делать, чтобы ее завести, и как играть с ее телом, словно на инструменте.

Ваант, массируя ее грудь, подтянул к себе Ислу, пока она не оказалась рядом с ним на коленях с приподнятой задницей. Его пальцы погружались в Ислу и отступали, а она попыталась податься назад для более глубокого проникновения. Она так привыкла к его огромному члену, что даже ощущений от его пальцев было недостаточно. Закрыв глаза, Исла прижалась к его бедру, когда экстаз прокатился сквозь нее. Она была так близко. Так… Близко…

Прямо перед тем, как ее должна была накрыть волна удовольствия, рука Ваанта исчезла. Исла застонала от разочарования и нахмурилась, когда Ваант улыбнулся.

— Есть как приятные сюрпризы, так и не очень.

Она задыхалась от отчаяния, к счастью член был прямо перед ней, так что она могла немедленно зажать его в руке и взять в рот сразу половину, зависнув на самом краю оргазма. Ваант ругнулся и шлепнул ее по заднице, заставив Ислу подпрыгнуть. Но прежде, чем она смогла возмутиться, его рука сдвинулась, и пальцы снова погрузились в нее. Она застонала, почти погрузившись во тьму, когда цунами ощущений пронесся через нее, и заставило все ее мускулы сжаться. Исла замерла, но Ваант продолжал двигаться, работая пальцами туда и обратно, пока ее бедра не задрожали, и она почти не рухнула.

Исла абсолютно забыла про облизывание члена, пока его бедра не приподнялись к ней. Она знала, что не сможет сделать все как следует, поэтому высвободилась из его хватки и, пошатываясь, оседлала его бедра. Он любил, когда она объезжала его. Так он мог видеть, как подпрыгивает ее грудь, и как исчезает в ее теле его огромный член. Взгляд Ваанта возбудил Ислу еще больше, так что она уже была готова к еще одной кульминации, прежде чем скользнула вниз по его органу. Торжествующе взревев, Ваант до синяков схватил Ислу за бедра, но все, что она могла сделать, — держаться, пока жажда спаривания захлестнула их обоих.

К тому времени, как они пришли в себя, их ждало сообщение, что они прибыли на Ксарав и состыковались в назначенном месте. Исле было почти все равно, где они, она была пьяна от любви. Не помогало и то, что пока она принимала душ, пришел Ваант и, прижав к стене, снова овладел ею. Когда она запротестовала, думая о том, что их ждут на поверхности, он уткнулся лицом ей в шею и прорычал:

— У нас еще есть время, никстава. Тебе лучше держаться крепче.


К тому времени, когда Ваант, наконец-то, одел ее и оделся сам, она едва могла ходить. Они прошли из его каюты к доку и одной из аварийных капсул. Исла затаила дыхание, когда капсула опустилась с «Галаксоса» сквозь фиолетовый туман атмосферы к огромной планете под ним. Исла схватилась за перила и не могла оторвать взгляд от окон. Независимо от того, сколько лет провела в космосе, она знала, что никогда не устанет смотреть на звезды, планеты и новые места.

На Ксарав была дикая красота, которую они наблюдали, пока приближались к поверхности. Ваант сосредоточился на управлении, изредка разговаривая по коммуникатору с наземным контролем и пилотируя капсулу над далеко простиравшейся пустыней. Мелкие кристаллы, почти песок, но не совсем, переливались от красного до белого и обратно в прекрасном спектре, что напомнило ей о Ваанте. Она прислонилась к стене и попыталась впитать невероятную красоту чужой планеты. Она подумала о том, какой силой обладает ее ксаравианец, раз смог оставить такой удивительный мир.

Исла прикусила губу, когда показалось первое сооружение, и Ваант замедлил полет капсулы, маневрируя, чтобы приземлиться в стороне от того, что оказалось рядом матерчатых шатров. Они были высокими, круглыми и с конусообразной верхушкой, несколько завитков дыма поднималось из отверстий, и крупные ящероподобные существа, удивительно похожие на верблюдов, натягивали привязь, пока приземлялась их капсула.

Исла потеряла дар речи. Ваант выключил капсулу и протянул своей паре длинное одеяние из коробки, что стояла у его ног и которую Исла не заметила.

— Традиционная одежда женщины Ксарав. У меня для тебя есть еще одежда, она внутри.

Руки Ислы тряслись, когда она, одевшись, расправила плечи, а Ваант встал перед ней на колени чтобы завязать пояс в сложный узел, закрепленный не менее сложной брошью. Ткань мягко лежала тяжелыми складками вокруг нее со смелым голубым, зеленым и фиолетовым рисунком в середине и с нитями золота в нем. Из той же коробки Ваант достал себе мужское одеяние. Исла попыталась завязать его пояс, но не смогла сделать его таким же красивым, как и ее, но Ваант похоже не возражал и с благодарностью поцеловал ее руки.

Как только они оба оделись, Ваант взял Ислу за руку и вывел из капсулы на поверхность планеты. На один ослепляющий миг, песок, свет и атмосфера дезориентировали Ислу, и она пошатнулась. Песок немного сместился под ее ногами, и она резко вдохнула, не желая портить это великолепное одеяние, но Ваант легко поймал ее и понес до самого шатра.

Исла положила голову ему на плечо.

— Здесь так красиво.

— И наполовину не так красиво, как ты, — сказал он и поцеловал ее.

Она мечтательно расслабилась в его руках, наблюдая, как три солнца Ксарав опускаются к горизонту.

Одна сторона шатра открылась навстречу закату. Войдя, Ваант опустил ее на пол. Убедившись, что Исла может стоять, Ваант указал на два набора одежды, сложенных на том, что напоминало щиты и копья.

— Если хочешь… Это традиционная одежда Ксарав. Вместе с одеянием, что на тебе надето, оно считается свадебным.

— Свадебным? — брови Ислы приподнялись, пошатнувшись, она шагнула назад, чувствуя головокружение.

— Да.

Ваант снова встал на колени перед ней и вытащил что-то из-за пояса. Он протянул искусно сделанный кинжал в изогнутых ножнах, и медленно вытащил клинок. Прежде чем Исла смогла заговорить или вдохнуть, мелькнуло лезвие, и длинная прядь его волос упала ему на ладонь. Он протянул ей клинок и волосы.

— Вот зачем я привез тебя сюда. Ты — моя пара, Исла Леннокс. Ты — вторая половина моей души. Я не знал, что искал тебя, пока путешествовал по вселенной, но я самый счастливый из всех, кто есть или когда-либо будет, потому что ты появилась в моей жизни. Я предлагаю тебе свой дом, — он указал на шатер вокруг них, который Исла едва ли могла видеть сквозь слезы на глазах. Ваант протянул кинжал. — Я предлагаю тебе свой кинжал и защиту, — а затем протянул прядь волос, — и я предлагаю тебе свою честь, свою жизнь и свое сердце, — Исла с трудом могла дышать. Ваант вытащил что-то еще из кармана своего одеяния, что-то непонятное, но когда он протянул руку, то стало ясно, что это гладкий металлический ободок. — И по земному обычаю я предлагаю тебе это кольцо. Я выковал его из металла астероида, упавшего на Ксарав в ночь моего рождения. Мои люди посчитали это хорошим предзнаменованием: я отомщу за все плохое, содеянное с народом Ксарав и верну справедливость во вселенную. И я хотел бы поделиться этим с тобой. Я бы хотел поделиться с тобой всем, кормить тебя каждый день и наблюдать… — он прочистил горло, когда его голос надломился. Затем Ваант наклонился вперед и поцеловал ее живот. — И наблюдать, как мои дети растут в тебе.

Руки Ислы покоились на голове Ваанта, и она закрыла глаза, когда он сжал ее талию. Она тоже об этом думала. Исла прошептала:

— Да. Конечно да.

Улыбнувшись, Ваант отпустил ее, затем обмотал прядь волос вокруг пояса ее одеяния, засунул кинжал рядом с прядью, и, поднявшись на ноги, обнял. Он чуть не уронил кольцо, пока надевал ей его на палец, и Исла вздрогнула, обняв его за шею.

— Да.

Они занимались любовью в шатре, пока три солнца Ксарав опускались, окрашивая небо в малиновый и оранжевый, а затем сверкающий лавандовый, подобный оттенкам кожи Ваанта. Исла закричала от счастья, когда их тела сплелись, и они, наконец, легли отдыхать на груде подушек и одеял, что были уложены на полу шатра. Исла наконец-то почувствовала себя дома. Она пересекла половину изведанной вселенной и не знала, что тоже ищет свою пару. Благодаря судьбе, Ньютону или просто удаче Исла и Ваант нашли друг друга.


Оглавление

  • Глава 1 ИСЛА
  • Глава 2 ВААНТ
  • Глава 3 ИСЛА
  • Глава 4 ВААНТ
  • Глава 5 ИСЛА
  • Глава 6 ВААНТ
  • Глава 7 ИСЛА
  • Глава 8 ВААНТ
  • Глава 9 ИСЛА
  • Глава 10 ВААНТ
  • Глава 11 ИСЛА
  • Глава 12 ВААНТ
  • Глава 13 ИСЛА
  • Глава 14 ВААНТ
  • Глава 15 ИСЛА
  • Глава 16 ВААНТ
  • Глава 17 ИСЛА
  • Глава 18 ВААНТ
  • Глава 19 ИСЛА
  • Глава 20 ВААНТ
  • Глава 21 ИСЛА
  • Глава 22 ВААНТ
  • Глава 23 ИСЛА
  • Глава 24 ВААНТ
  • Глава 25 ИСЛА
  • Глава 26 ВААНТ
  • Глава 27 ИСЛА
  • Глава 28 ВААНТ
  • Глава 29 ИСЛА
  • Глава 30 ВААНТ
  • Глава 31 ИСЛА
  • Глава 32 ВААНТ
  • Глава 33 ИСЛА
  • Глава 34 ВААНТ
  • Эпилог