История группы "Красная плесень" (epub 3)

-  История группы "Красная плесень"  4.01 Мб (скачать epub 3) (скачать epub 3+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Павел Яцына

Книга в формате epub! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:







Оглавление

    ЭПИГРАФ
    Глава первая. Из воспоминаний вокалиста

      Запись Первого альбома
      Следующий день
      Запись четвертого и пятого альбомов

    Глава вторая. Из воспоминаний музыкантов КП
    Глава третья. Из воспоминаний группы Пятая Бригада
    Глава четвертая. Из воспоминаний съемочной группы
    ЭПИГРАФ КО ВТОРОЙ ЧАСТИ

Пометки

    Обложка
    Эпиграф

Яцына Павел


ИСТОРИЯ группы «КРАСНАЯ ПЛЕСЕНЬ»


(под научной редакцией доктора Факухина и с иллюстрациями Вехи)


Часть первая




Беречь от маленьких детей, родителей и учителей!





Симферополь -- 1999


ББК 85.36


Я 92




В форме документально-художественного бреда Павел Яцына и его соратники вспоминают о том, как поднималась группа «Красная Плесень». Эта книга отвечает на тысячи писем со всех концов бывшего Союза, где ценят конкретные русские приколы.


Даже тем, кто никогда не слышал о «Красной Плесени», будет небезынтересно окунуться в мир панковской культуры 90-х годов.




ISBN 5-88594-056-8


© Павел Яцына, Игорь Русаков текст, 1998


© Роман Веха, Игорь Русанов оформление, 1998


©Студия «ВЕСТ», 1998


ЭПИГРАФ

Эта книга обладает целительной энергией; если Вы используете ее вместо туалетной бумаги, то у Вас пройдет гемморой, если Вы будете в нее сморкаться, то исчезнет насморк и гайморит и так далее и т.п. (всего 365 способов применения в медицине;




Фельдфебель Балалайкин








Глава первая. Из воспоминаний вокалиста

ЯЦЫНА ПАВЕЛ: С чего все началось


Начинал их учить всеразличным музыкальным премудростям, а именно петь и играть. Они посылали меня на фиг, утверждая, что талантливей их нет никого на свете и таким бездарям, как я, незачем их учить, после чего шли на сцену, чтобы окунуть слушателей в мир фальшивых звуков и подарить им два мешка неправильно сыгранных нот. Ну а я рулил в зал снимать понравившуюся подругу. По окончании танцев вел ее в сторожевые апппартаменты*, затем провожал музыкантов, клятвенно обещая им добросовестно охранять инструменты, махал им на прощание правой рукой и шел трахать подругу.






* Расставляя в рукописи Яцыны Павла недостающие запятые и исправляя опечатки, я сохранил дорогие моему сердцу личные и неповторимые особенности панковского правильнописания, составляющие красу и гордость Красной Плесени. Чтобы не путать корректоров, цензоров и прочих экзекуторов в процессе издания, критики и художественного осмысления, я выделил эти слова приветливым наклоном.


(Научный редактор доктор Факухин)




Обычно к этому времени заваливали друзья со своими сисястыми подругами и начиналась синька, переходящая в укурку, а затем в пьяную оргию. Сисястых подруг пердолили везде: на барабанных установках, в параше, на сцене, в гримерной и на полу. Однажды Таран Антон (будущий гитарист «К.Г1.», а в то время гитарист группы «11 DAYES») притаранил технический спирт, купленный на вещевом рынке, утверждая, что это «чистейший медицинский спиртюган». Мы повелись на эту пулю, причем все пять подруг и три кореша отравились. Хорошо, что мы с корешами вовремя пошли продлеваться, а вот подруги до этого не допетрили и всю ночь обдрыстывали сцену и скамейки в зале, издавая ужастные стоны. Под утро я вышел на сцену вздохнуть свежего июньского воздуха, отдающего свежим дыханием моря, щебетаньем птичек, морских чаек, легким порывом утренней росы. Мне в нос долбануло гамном и бле-вотней. Увидев гигантские зжиженные кучи, хаотически разбросанные по сцене, в том числе и на рояле, стоящем в углу таковой, я, прыгая через эту хренотню и телок, лежащих между ними, пробрался к роялю и, вдохновленный увиденным, сочинил и тут же спел трогательную песню про любовь:


«Я ИДУ ПО УЛИЦЕ ВОТ ДЕВУШКА ЛЕЖИТ


ОБОССАНА, ОБОСРАНА И ЛАСКОВО ХРАПИТ...итд»


Не помню сколько часов подряд я горланил эту песню, добавляя в нее все новые и новые слова и лихо закручивая сюжет. Но в этот день я окончательно решил реализовать свой безумный проект создания группы, даже несмотря на то, что придется лабать одному. Название пришло само собой, «Красная Плесень», что оно означает, Вы никогда не узнаете, дорогие мои читатели.


С              ДНЯ           НАЧАЛОСЬ


    ЭТОГО          ВСЕ



Поскольку никто из моих друзей не мог ни играть, ни петь, пришлось делать все самому. Сначала я стырил на складах в филармонии синтезатор YAMAHA PSR-27, в те времена считавшийся одним из навороченных синтеза торов в мире. Потом я выменял у одного спившегося кабацкого музыканта микшерский пульт на пузырь вод ки. Купил нехилый конденсаторный микрофон, по пара метрам пре-восходящий любой динамический. Пишущие магнитофоны у меня были, так что оставалось малое — надыбать где-нибудь ревербератор. А это был в то время самый большой дефицит. Но я ревер все-таки надыбал, пойдя на большие жертвы: пришлось стащить его у группы «МИРАЖ», которая гастролировала тем летом по Крыму, в том числе дав пару концертов в Курзале. Пели они клево, я и Замотаев*




 *Вова Замотаев, основатель и солист гранжовой ялтинской группы Белая Горячка, друг Пашиного детства. Dr. F.






аплодировали громче всех, кидая нездоровые косяки на ихний ревербератор и прокручивая в голове план действий. Когда концерт закончился, мы побежали с цветочками на сцену и, засыпав хвалебностями певицу и музыкантов, пообещали помочь им загрузить аппаратуру. После нашей помощи у группы «МИРАЖ» навсегда исчез ревербератор. А меня уволили с работы как мутного сторожа.




 Позже из газеты, которую он задумчиво разминал перед тем, как подтереться у себя в туалете, Павел узнал, что «Мираж» был поддельный. В то время по Крыму одновременно рубили капусту без холостого захода несколько Ласковых Маев и Миражей. Dr. F.









Из писем фанатов












Запись Первого альбома

Когда вся аппаратура была собрана, назрела глобальная необходимость сделать первую пробу записи. Произведя все коммуникационные работы между пультом, реве-ром, микрофоном и синтезатором, я решил для начала перепеть садистские хиты своей первой группы, но поскольку хитов там вообще не было, я углубился в написание новых шедевров. За месяц упорных работ я насочинял гору бредятины, которой хватило на 60-ти минутный альбом Когда альбом был готов, я зашел к Замотаеву, стал размахивать кассетой над его головой и убеждать, что это круто и что, если ему это не понравится, то он получит в репу Замотаев очень внимательно прослушал запись, поначалу ему даже стало смешно, а потом он вообще стал ползать по полу от смеха и кричать, что ничего прикольней в жизни еще не слышал. После мы раздавили пузырь Красного Массандровского портвейна и повалили в Приморский парк на дискарь, чтоб там достойно отпраздновать выход первого альбома Красной Плесени, а заодно полыхать плана, отпердолить новых подруг, и загрузить диск-жокея поставить пару песен из только что созданного альбома.


План мы естественно полыхали, телок сняли, но пердолить их решили после танцев, а вот с диск-жокеем пришлось туго, он был тормоз и противно ныл, что в песнях много матов и что его уволят после этакого вот вульгаризма. Но после того как мы подогнали ему клевую сисястую подругу, DJ раздобрел, поставил первый альбом Плесени и убежал с подругой в коморку. Реакция публики была ошеломляющей: все попсисты тут же с ужасом разбежались с дискотеки, а оставшаяся прогрессивно мыслящая часть молодежи в количестве двух человек ринулась на сцену, закидывая нас вопросами «что это за клевая группа сейчас звучит?». Я скромно отвечал, что это Красная Плесень, пою и играю здесь я. Никто этому почему-то не поверил, сказали, что я вешаю им лапшу на уши, сказали, что это или «Сектор Газа», или непременно какая-то московская группа, но никак не ялтинская команда. Пришлось сказать им, что они идиоты, и у нас в городе еще есть таланты, и этот талант Я. Оставив этих придурков в непонятках, мы с Замотаевым пошли трахать наших новых подруг. За нами увязался какой-то тип в дурацких шлепанцах, это был единственный поверивший в то, что Красная Плесень это Я.






Яцыну стали реально узнавать на улицах лишь в 95-96 годах, когда популярный в Крыму телеканал «Джокер» показал (за деньги студии «Вест») снятые мною интервью с Плесенью, первое из которых, кстати сопровождалось зверскими пытками и надругательствами над ионикой «Vermona» со стороны пьяных и укуренных панков. Из съемки этой оргии впоследствии я слепил кучу клипов (Дуся, Абрам, Садистские куплеты и прочие угарные хиты), сразу сделавших Яцыну народным героем. Dr. F.




Пока мы трахали в темном парке своих подруг, он бегал вокруг кустов, громыхая рваными шлепанцами и разгоняя случайных прохожих, мешающих нам совокупляться. В промежутках между этим его наглая рожа появлялась в кустах и задавала один и тот же вопрос: «Мужики, возьмите меня в группу, я тоже талант, смотрите». И он стал выплясывать вокруг кустов непонятный попсовый танец с гортанными воплями и улюлюканиями, поднимая при этом кучу пыли, создающую антисанитарную обстановку. Короче, из- за этого придурка наши телки так и не смогли кончить и остались неудовлетворенными. Этого типа звали Манчюрляк, оказалось, что кроме дурацких танцев он еще и сочиняет стихи про свою любимую девушку Таню, с огромной волосатой бородавкой на верхней губе. Чтобы этот бивень от нас отстал, я пообещал его включить в состав группы как будущего поэта. Он обрадовался и убежал, пообещав назавтра подогнать свои стихи и «красавицу» подругу.


Следующий день

Подруга была и в натуре «красавица»: квадратная рожа, бородавки на губе. Меня чуть не стошнило, а Марчучляк*






* Правильнописание этой фамилии составляет одну из самых страшных и неразгаданных тайн в истории Красной Плесени. Dr. F.




размахивал листиками со стишками и елозил перед носом. Я прочел один из его виршей:


«МОЯ ЛЮБИМАЯ ТАНЯ


НЮХАЕТ ЦВЕТОЧКИ В ПОЛЕ


ИХ ПОДЫМЕТ, НЮХАНЕТ


А МЕНЯ ВСЕ ЭТО ПРЕТ итд итп»


Я тут же переделал этот бред на свой лад и получилось следующее:


БОРОДАВКА НАША ТАНЯ


НЮХАЕТ 3#ЛУПУ ВАНИ


Х#Й В «МОМЕНТЕ» ОБМАКНЕТ


И ТАНЮХУ ЭТО ПРЕТ итд итп


Так и родилась знаменитая песня «Галюны», вошедшая впоследствии в четвертый альбом. Марчерляк поначалу обиделся, но когда я сказал ему, что он станет звездой, и его имя войдет в альбом, он очень возгордился и даже бросил свою подругу, когда она заявила: или Я, или Красная плесень.





Из писем фанатов















Запись четвертого и пятого альбомов

Устроившись культработником в Ялтинское бюро путешествий и экскурсий, я стал прорабатывать план дальнейших действий. Для начала создал серию свежих стихов к новому альбому, затем подыскал хорошую певицу. Звали ее Олесей, и голос у нее был ангельский, особенно в те моменты, когда она не чавкала в микрофон. Привлек еще Замотаева к написанию стихов, ну и этого Мачечяка конечно (до сих пор не могу правильно выговорить его фамилию). Первый альбом хоть и был неплохим, но я его решил не продавать студиям звукозаписи. На мой взгляд, это была полная #ерня, и к тому же качество записи — полный каллл. Очень скоро я перешел работать культработником в клуб санатория «Киев». По утрам писал песни к новому альбому, а вечером перся на работу в клуб санатория, где каждый день крутил дискотеки для отдыхающих прыщавых девок с мелкими сиськами и их слоноподобных мамаш. За эту работу я даже получал зарплату, и этих денег мне даже хватало на хлеб без масла, сахара и чая. (Ну пи#дец!!!!!!!!!!!!)




Из писем фанатов


Потеряный рай


Парнем классным я был, я не пил не курил.


Но в систему попал, жизнь свою загубил.


У меня нет друзей, и подруга ушла,


И остались со мной красный мак и игла.


....


Я уже не жилец, скоро мне прийдет #ездец.


Закопают меня, как шакал сдохну я


Люди мрут во Хресте. а я умру под иглой.


Будь ты проклят цветок


очень красный такой.


......


У меня у самого была телка, но она меня променяла на пацана с большими деньгами.


После этого я на халяв ложил! Пишу песни, стихи в свободное время. Вы класно придумали насчет своей группы, я тоже мечтаю создать свою группу, но у меня нет финансов" 


Симферополь, ул. Кржижановского. Виталик













 * Если читать Историю КП внимательно, то ясно, что у нее никаких финансов не было, по крайне мере, до десятого альбома. Dr. F.




Мы сидели на скамейке, ничего не пили, но нам было жутко весело, потому что рядом стоял мусорный бак, и нас круто вставляло от этого пэрлова. Прямо перед нами танцевали три лошихи-ПТУшницы. Когда ненавязчивый порыв жаркого летнего ветерка дул от нас в ихнюю сторону, девки затыкали носы пальцами и подозрительно кидали косяки в нашу сторону. Тупые ПТУшници не хавали темы, и нам захотелось их оттрахать. В путь был отправлен Мырчуляк, ой простите Мачурляк. От радости он свесил язык на бок и поскакал, делая, что-то среднее между ламбадой и присядкой. Обскакав вокруг телок три круга, он принялся кидать им воздушные поцелуйчики, громко чмокая губами и воняя нечищеными зубами. Телки посмотрели на него, как на идиота, и тогда Серега понял, что пора приступать к решительным действиям:



На следующий день с утра я забил огромаднейший косяк, пыхнул, занюхал клеем «Момент», побежал в соседнюю комнату, где размещалась моя мощнейшая студия, и за два с половиной часа записал четыре песни в пятый альбом. Потом позвонил Олесе и через час она спела легендарную песню «Я сняла тебя на денсе», стих к которой я сочинил тут же за три минуты. Так, за три недели упорнейших трудов, я записал пятый и четвертый альбомы.


Вечером, когда мы с Замотаевым трахали ПТУшниц в кустах* около дискотеки я поделился с ним новостью, что записал четвертый и пятый альбом.




 *К тому времени заветная мечта Замотаева стать учителем начальных классов была безжалостно разбита именно из-за того, что одну из своих сокурсниц по Ялтинскому педучилищу он трахал не в кустах, а за занавеской Красного уголка. С тех пор он избегает закрытых помещений и среднего специального образования. Dr. F.




Замотаев от радости забыл, что нужно дотрахать ПТУш-ницу, вылез из куста и стал задавать многосложные вопросы по этому поводу. Пришлось мне тоже оставить свою ПТУшницу и вылезти из куста, чтобы отвечать на его многосложные вопросы. Мы курнули косяк, и тут Замотаев прозрел:



Марчурляк в рваных шлепанцах, он жутко обрадовался, узнав, что его фамилия зачитана в составе группы, вместе с вымышленным гитаристом Перовым, которого я придумал по приколу и для массовости коллектива, ну и конечно же с моей фамилией, которая звучит очень гордо и клево — Яцына.


Певицу Олесю я зачитывать не стал, (по укурке совсем забыл), Замотаева тоже не упомянул, он отказался из политических убеждений (жутко ненавидел фашистов и негров). О чем это я? Да хрен его знает. Для справки: Замотаев сочинил в этих альбомах три стиха, а Марчурляк один, и то переделанный мной (Галюны), остальные, как обычно, Я Я ЯЯЯ!!!!!!









Перед презентацией пятого альбома я его распродал всем существующим студиям. Брали охотно, так как чувствовали, что это пойдет на ура и будет офигенно продаваться. Что и произошло впоследствии и переросло вскоре в небывалый красноплесненский бум, захлестнувший широкие слои молодежи, начиная от школьников и кончая студентами и военнослужащими.











И это неспроста, ведь песни Красной Плесени поднимают боевой дух Армии, ее обороноспособность, ее мораль и нерушимость.


Я не говорю уже об учащихся и студентах, они становятся умней, образованней, ихний интеллектуальный потенциал, оторванный от реальной жизни и изнуренный всякими старыми вешалками,


обогащается исконно русскими словами.


И все это благодаря Красной Плесени.


А работники сельского хозяйства? Да они, как пришпаренные, хватаются за комбайны и с радостью и воодушевлением пашут, пашут и пашут сельские угодья, и только ради того, чтоб выросла хорошая, здоровая конопля*. Которая, как вы знаете, идет не куда-нибудь, а в медицинскую и текстильную промышленность.


Вот, дорогие мои. И все это благодаря Красной Плесени.




 *На самом деле индийская конопля растет в Крыму на свалках и пустырях как сорняк сама собой. Лучше всего на битой черепице. Особенно много нариков летом пасутся на Мангупе, пещерном городе, где по укурке многие срываются в пропасть, увязавшись за Мангупским Мальчиком, местным привидением. А русская конопля идет на масло и грубую ткань. В Российской Федерации отмечает бум в этой отрасли именно после первых успехов Красной Плесени. Dr. F.











Из писем фанатов


Скажу тебе, что сейчас наша рота просто угорает от "The Best", слушая каждый день, по нескольку раз, на полную катушку. Уже даже попадало от офицеров за это. Но что поделать, если они не понимают настоящей музыки.


P. S. Я тоже музыкант, служу в оркестре Почетного караула!


Москва, Кремль, в ч 01904 3-ОВОПК, Денис




Пишут вам ребята из 10-4 класса, Могочинской средней школы 1 имeни великого педика А. С. Пушкина. Мы очень любим вашу группу, слушаем на уроках и тащимся. Ваши песни помогают нам вылететь из класса прямо в кабинет директора. Корче, мы тащимся под ваш музон всем классом, но и у нас есть класный пи араз, который, на вас наклал. А имя ему Булавка Антон или как по вашему Федор Говнюков. Из-за неуважения к вашей группе ему каждый день приходится зашивать очко капроновыми нитками.


Сейчас нас выгнали с очередного урока литературы. Училка, Марина Игнатьевна хромая нога, рыжая uздa, вас тоже терпеть не может. Но она дура. Сейчас нас несколько человек в коридоре: две телки и четверо панков. Телки ходят по кругу. Как приятно, взяв зa мясистую грудь ввести свой член в самое...


Нам очень понравились ваши версии второго* и третьего* альбомов.


Наши девочки даже согласились взять в рот по этому поводу.


После выхода вашего первого* альбома у нас в классе не осталось ни одной целки.











Всe пошли по рукам. Из-зa уроков некоторым нашим телкам приходится в туалете пользоваться вибратором.


Вышлите свою дискографию и все про группу, где, кто в ней тусуется.


Томская область, Молчановский район. Олег, Витек и еще 38 подписей




Из писем фанатов


пишут ВАМ СОЛДАТЫ СРОЧНОЙ СЛУЖБЫ АНДРЮХА, СЛАВИК И ОЛЕГ. МЫ ТАЩИМСЯ ОТ ВАШЕГО ТВОРЧЕСТВА. МЫ САМИ ОЧЕНЬ ЛЮБИМ ПОПРИКАЛЫВАТЬСЯ, КАК ВЫ. ПРЯМО С ПОДЪЕМА ВРУБАЕМ КРАСНУЮ ПЛЕСЕНЬ (КП), МЫ КСТАТИ ТОЖЕ СЛУЖИМ НА КП (КОМАНДНЫЙ пункт).


САМЫЕ КЛАССНЫЕ У ВАС АЛЬБОМЫ НА НАШ ВЗГЛЯД ЭТО 4, 5, 9. КАЛУЖСКАЯ ОБА. БАЛАБАНОВО-2 ВЧ 77998




 * Если читать Историю КП внимательно , то ясно, что 1-го альбома никогда не существовало, тем не менее что-то под этой маркой продается. А вот 2 и 3 были выпущены после 6-го, но об этом как-нибудь позже... Dr. F.












Распродав мастер копии всем студиям звукозаписи и даже самой крупнейшей из них — студии «WEST», я заработал денег, которых хватило на «BMW» цвета металлик* и еще осталось на презентацию альбома, которую мы планировали провести с размахом.














 * Как-то Красная Плесень приехала в Симферополь на съемку клипа на убитом «форду», форточка которого была по укурке обтянута полиэтиленом. На обратном пути в Ялту произошел экцидент, после которого «форд» развалился на куски. Вообще, львиная доля доходов от продажи кассет всегда доставалась пиратам, поэтому доходы Яцыны всегда были скромными и целиком уходили на аппаратуру, тем более что бухло, шириво и б#ядей он всегда получал на халяву за автографы. Dr. F.




Из газет


О, нравы!


«СЕКТОРУ ГАЗА» НЕ СРАВНИТЬСЯ С «КРАСНОЙ ПЛЕСЕНЬЮ»


Группа «Сектор газа» уже хорошо известна многим, и не только в молодежных кругах. Со своим сольным концертом она выступала в Керчи, произведя настоящий фурор. Ее бессменный и талантливый музыкант Юрий Хой — особо не церемонится, и что приходит на ум, то и выдает в разноликую аудиторию: кое-что из пошлятинки, кое-что с сочным матерком. Тем не менее публика принимает его таким, какой он есть, записями его концертов (уже не знаешь каких по счету) завалены все студии звукозаписей, а из некоторых окон домов до сих пор раздается: «Я ядреный, как кабан, не найти во мне изъян...» И все бы ничего, ведь эту своеобразную оригинальную группу уже знают во всем бывшем Союзе, их клипы крутят по «Останкино», они принимают участие в различных конкурсах, как вдруг из динамиков магнитофонов слышится откровенная матерщина, слово на слове. Неужели «Сектор газа» обнаглел до такой степени? Нет, голос не Юрин, аранжировки не его. Кто же это? Что за андеграунд?


Кассеты с официально признанной группой «Красная Плесень» появились на прилавках студий сравнительно недавно, но уже идут нарасхват. Часовой концерт и ни одной, по людским меркам, нормальной песни. В то же время прекрасные аранжировки, прекрасное качество звучания, и голос солиста вроде не идиотский. Увы, пока о составе новоявленной группы ничего не известно — кто, откуда, как и почему. Но факт, что «Красная Плесень», потихоньку затмевающая признанный и более скромный «Сектор газа», все увереннее входит в нашу жизнь, а из динамиков чуть ли не на каждом шагу раздается известная песенка «Плачет девушка в автомате, вся в...», а дальше хоть уши затыкай. Наш корреспондент пытался поговорить о новом музыкальном чуде с хозяевами некоторых студий звукозаписи, но те в ответ, улыбаясь, деликатно отмалчивались. Их понять можно — спрос есть спрос.


Что ж, видимо, сегодня все разрешающая псевдодемократия всерьез пошатнула наши устоявшиеся нормы и правила. Нет, я не против того, что издаются различные сборники русского мата, анекдоты с крепкими словцами и намеками. Это все наших корней. Но когда вот так — круто, без предупреждения... В принципе, и «Красную Плесень» (название явно вызывающее) можно слушать (и не один раз), но только тихо и не при детях...


P.S. Увы, но за течением времени не угнаться. Недавно, проходя во дворе мимо одного из домов, вздрогнул от сумасшедшего хохота молодых людей, собравшихся вокруг магнитофона, который они старались громко не включать. Нет ни для того, чтобы не тревожить жителей, а потому что постыдились мальчишки и девчонки — из динамика-то раздавались роковые, отборно-матерные композиции. Как впоследствии узнал, это забавляется уже популярный солидный «Сектор газа». Сказка о царевне-лягушке на современный лад, самый последний их концерт. Интересно, кто кого теперь переплюнет — «Сектор» или «Плесень»?


С.Курин


Керченский рабочий, 1994 год


Глава вторая. Из воспоминаний музыкантов КП

Презентация пятого с четвертым альбомов проходила в крутейшем баре «Рок-н-ролл». В этом баре с трудом помещаются два стола без стульев. Хоть по размерам он чуть больше моей прихожей, но тем не менее в нем набилось 25 человек и еще какая-то дура с кошкой на поводке, которая все время тусуется в этом баре. К презентации готовились заранее; специально на выходные съездили в Турцию и закупили там пива, анаши и прочей фигни. Турки были неимоверно счастливы, что такая клевая группа купила в ихнем вонючем магазине прошлогодние ликеры и дрянное турецкое пиво (Они не догоняли, что это дерьмо нас круто прет и вставляет).






Во многих клипах фигурируют высокие жестянки с турецким пивом «Pilsner». Яцына как-то признался мне, что «Pilsner» — любимая марка певиц Красной Плесени, но лично он предпочитает Пиво На Халяву.



Dr.F.





Возвращаясь на корабль, мы встретили двух худосочых девок из Польши. Узнав, что мы музыканты из СНГ, девки решили, что мы есть группа «Ласковый Май» и чуть было нам не отдались, но мы спешили, и поэтому им повезло. По возвращении из Турции нас встречала толпа обезумевших фанаток, которые размахивали цветочками и требовали Пашу спеть песню «Моя последняя любовь» из пятого альбома. Тут же стояла толпа не менее безумных фанатов. Они горланили наркоманские хиты пятого альбома и просили Пашу спеть «Я не нарик и не хрон..». Поняв, что спокойно до бара нам уже не добраться, Замотаев произнес трогательную речь, из которой следовало, что через час в Культцентре состоится концерт Красной Плесени, и что билеты еще продаются. Фанаты повелись на эту пулю и унеслись к кассам Культцентра, разнося по пути мусорные урны и случайных прохожих. Встречающие девки были умней и не повелись на эту пулю, поэтому мы нагрузили их торбами с пивом и прочей турецкой #ерней, и те с радостью донесли все это до презентационного зала, получив за то наши автографы и небольшой устный рассказ о творческих планах группы.









Пыхнув по косяку, мы раздобрели до такой степени, что пригласили их всех на презентацию. Но они целый вечер стояли под дверями бара и распевали лирические хиты, так как места внутри им не хватило.


Позвонив на студию WEST, мы узнали к своей величайшей радости, что за полторы недели с момента выхода пятый альбом разошелся тиражом два миллиона семьсот двадцать семь кассет, став платиновым и тем самым войдя в историческую веху отечественного шоу-бизнеса.






Вполне вероятно, что общий пиратский тираж альбома превосходил десятки миллионов. Во всяком случае я видел вырезки из российских газет с хит-парадами за 94 годгде Плесень стояла рядом или выше «Ага ты Кристи» и «На-На» в период их наивысшей популярности. Dr. F.




Презентация началась с тостов, посвященных продолжению сериала «Богатые тоже плачут», потом пили за «Селекцию конопляных угодий» и лишь к полуночи кто-то вспомнил, что мы презентируем пятый альбом и все выпили за наше творчество, короче говоря, за меня. Марчурляк тоже хотел поднять бокал, посвященный своему единственному стиху в этом альбоме, но не смог устоять на ногах и завалился на своих пьяных толстых подруг. Не приходя в сознание, он обрыгал одну из них, и она, разочарованная в нем, со слезами выволокла его на улицу и закинула в ближайшие кусты. К этому времени вся тусовка была в угаре, кто-то ползал по полу и ловил тараканов.


Гоня по кличке Сексуальный маньяк выбирал себе новую жертву и втихаря затачивал писало, злобно озираясь по сторонам. Жертвами были жирные мухи, они очень любят тусоваться в этом баре, но в этот вечер ихней тусовке настал кабздец. Гоня-маньяк методично отлавливал одну за другой, зверски отрезая крылышки и лапки несчастным жертвам. Непонятно откуда взявшиеся цыгане ходили по бару и горланили песни про какого-то печального Романа, при этом они втихаря тащили со столов съестное и чем запивать.


Пока цыгане распевали свои хиты вековой давности, мы вышли на свежий воздух долбануть по косяку. У порога на нас накинулись фанатки (им явно чего-то хотелось). К ихней радости мы пригласили всех в бар, где они без лишних разговоров сразу нам отдались. Пришлось их оттрахать в антисанитарных условиях за занавеской.


Все было клево, пока в зал не ворвался взъерошенный Марчурляк. Он крикнул, истерически размахивая пипитером:



И толпа ринулась на выход. Мончурляк бежал, бежал впереди всех, указывая в темноте дорогу и махая пипитером*.






*Вообще речь идет о пюпитре (подставке для нот ), но я решил оставить слово как есть для потомков и всех ценителей русского языка, тем более, что основа иностранная, и еще не известно как правильнее, а по кайфуточно «пипитер». Dr. F.




По пути к конечной точке, кто-то по-пьяне падал и терялся, кому-то просто становилось впадлу бежать, и он тоже терялся, кто-то захотел отлить и опять-таки потерялся. Фанатки потерялись еще в самом начале пробега, так как не успели подмыться. Маньяк Гоня от страха вообще обосрался и ломанул в противоположную сторону, теряя по пути свои перочинные ножики вместе с открывашками и проклиная все на свете и эту презентацию. В конечном итоге до места разборок добежали Яцына Павел, Замотаев и Мончервяк, ой простите Мончурляк. Подбежав к дереву, он заорал истерическим фальцетом:



А Замотаев, так и не поняв, что вороны и есть враги, продолжал палить по веткам дерева, ожидая того момента, когда же оттуда посыплются злые дядьки и тетьки с голыми жопами. Паше вся эта #ерня порядком стала надоедать, и он решил пойти отлить. Но тут неожиданно появилось три ОМОНовца, они обезоружили Замотаева и пытались надеть на него и на Яцыну наручники, но узнав что мы из Красной плесени, нас отпустили и даже вернули обрез, но уже без патронов. На прощание дав наказ сочинять побольше прикольных несен, ОМОНовцы почти было уже ушли, как из темноты деревьев выбежал Мончерляк с воронами в зубах.





На утро, когда Яцына заснул в объятиях двух сисястых подруг, а Замотаев отмахивался от ненасытной рыжей девки, убеждая ее, что пять палок за два часа это выше крыши, в дверях со стонами появился Мончурляк. Его репа была в синяках, а на ногах остался один шлепанец.





Из писем Фанатов


















Из газет


О. нравы!


Красная плесень — лучшее из Ялты?


В марте этого года московская студия звукозаписи «Союз» выпустила на лазерном диске новый альбом группы «Красная Плесень». У кого-то это вызвало зависть, у кого-то раздражение и даже обиду за родную культуру.


В общем событие не рядовое. Альбом записан на Крымской студии «Вест», а сами диски изготовлены в Швеции, продажа организована в обширной торговой сети «Союза» практически по всей территории нашей бывшей великой Родины. Новый альбом под названием «Баллады и лирика, часть 1» продается и на компакт-кассетах. На юге Украины и в Крыму право на тиражирование кассет принадлежит Крымской студии звукозаписи «Вест».


* * *


С 1976 года П. Яцына живет в Ялте, но город в его творчестве никогда не присутствовал — то, что происходит в альбомах «Плесени» одинаково близко и понятно звероводам Чукотки, китобоям Арктики, сутенерам Баден-Бадена... Как бы то ни было, «Красная Плесень» с 89 по 96 год пела на языке, на котором не только ругаются, но общаются, шутят и даже выражают симпатию многие миллионы людей.


...В конце 96 года Павел Яцына от имени студии «Вест» подписал контракты сразу на несколько проектов с разными московскими студиями.


И. Русанов


Крымская правда,


19 апреля 1997 год


Глава третья. Из воспоминаний группы Пятая Бригада

История эта началась в Алчевске, городок этот не большой и не маленький, но вонючий, грязный какой-то, на первый взгляд можно подумать, что это мусорная свалка. И в этой самой дыре играет группа Пятая Бригада, с 81 года она пыталась играть в стиле Фылыпа Гвоздодерова, но так ни#уя и не достигнув, Роман Беха, вокалист группы, запел матюкливые песни, ударился в запой и обрыгивал концертные площадки Луганской области. После концерта на пивбаре «Поплавок» группу не стали принимать ни в один ДК, а причина была проста: что Роман Беха в состоянии алкогольного буйства разломал гитарой все стойки и разбил все окна пивнухи, а после с хитом «Валите все на#уй» разворотил двери «Поплавка» все той же гитарой.



В пивнуху ввалился пьяный и обрыганный панк Билл и сходу сломал нос какому-то синяку из-за того, что у него на майке были отпечатаны пять фэйсов из гр. «На-На».



В это время вернулся Роман Веха, пиная под зад накуренных девок, судя по прикиду, тупо прущихся по рэйву.



Геша Тайсон и обрыганный Билл от радости, что увидят раз в жизни ялтинское море, начали дико танцевать, сразу свалив на пол укуренных девок. Те пытались уползти из некайфовой тусы, но остались припечатанными к заблеванному полу армейскими ботинками Билла и Тайсона.


С веселым тыканьем и песнями под баян музыканты Пятой Бригады вывалили на улицу. Грузчик Валерьян складывал в кучу обломки аппаратуры. Глюк пытался получить с «Поплавка» гонорар за концерт, но получив шваброй от разъяренной уборщицы, оставил свою непризнанную гениальность на суд отдаленных потомков.


Вечером следующего дня все собрались на ж/д вокзале. Денег на дорогу ни у кого не оказалось. Пришлось до Симферополя добираться в товарных вагонах с пересадками. Тайсона подпер цвет его рваного джинсового пиджака, который весь был испачкан углем. Люди на Симферопольском вокзале шарахались от нас, потому что такого грязного панковского прикида не видали со времен последнего концерта Красной Плесени. Валерьян в целях безопасности всем прохожим корчил рожи, выдавая себя за шизика. На Пятаке мы увидели три троллейбуса, и нарик Вова Глюк, который еще помнит всю азбуку, опознал на одном из них слово «Ялта». Водитель не стал брать с нас денег за проезд, потому что от штанов Валерьяна несло чем-то мерзким. Но это не спасло троллейбус. Валерьян долго корчился на его жестком сидении, и не выдержав двух часов тряски без остановок, отлил на пол. Из-за этого ублюдка нас высадили высоко в диких горах. Пришлось идти пешком, да еще Глюк свернул в Никитский ботанический сад с целью найти крутую субтропическую коноплю. Только к вечеру мы наконец-то добрались до Ялты и по затертой бумажке еле нашли улицу, где находится студия Красной Плесени (по известным соображениям сохраним этот адрес в тайне, чтобы обезумевшие фанаты не заполнили своими молодыми растущими организмами и без того узкие улочки Ялты).


Дверь открыл Павел Яцына с косяком в зубах и тут же заржал с нашего офигенного прикида:



В комнате, заклеенной лотками от яиц, было в натуре по студийному. На пульте стояла полторалитровая пластиковая бутылка самогона, валялся хлеб, и Паша время от времени подбегал к пульту, глушил самогон и запивал пивом. В углу на полу спал какой-то тип. Валерьян по криво нашкорябанной наколке вычислил как его зовут:



Павел Яцына бросил микрофон и, отбивая Валерьяну подсрачники, заорал:



За столом, после первой, все неприятности сразу забылись, и мы стали делиться впечатлениями, как добрались до Ялты. Тайсон выставил свою литровую бутылку водяры, которую так бережно хранил всю дорогу. Яцына вытянул из-под кровати блок пива, оставшийся после поездки в Турцию, а потом принес из соседней комнаты белую канистру.


О! О! Бензинчика нюханем! — обрадовался Глюк с раскумаренными от ботанической анаши глазами.


Но это оказался коньяк, сп#зженный откуда-то. К трем часам ночи все ужрались в устилку, и кто-то предложил испробовать звучание гитары «Урал», за которой мы приехали. На усилке поставили «mах» и для эффекта открыли окна студии. Из динамиков изрыгнулся зверский металлический рев, это Тарас лупанул со всей дури по струнам. С местной помойки разбежались все коты, а в соседних домах загорелся свет и раздались выкрики типа: «Сколько же это может продолжаться! Как напьются, так и спать людям не дают! Управы на вас нет, хулиганы!». Тайсона по-пьяне мыкануло, и он, выбежав на улицу, стал кидать кирпичи в окна с криками: «Сейчас вы, блин, узнаете алчевского панка Тайсона!»









Со студии пришлось убраться, чтобы за этот дебош не наехали менты. Павел повел нас в какой-то ночной кабак продолжать оргию. Толпой подсели за столик к каким-то забуханным клюхам, они от восторга, что лицезреют панковских звезд, выкатили две бутылки водки и запивон. За это Тайсон сразу после бухала подорвался и за волосы вытянул девок из бара. Вскоре пошлые звуки попсового рэйва перекрыл истошный визг и смачное буханье архмейских ботинок по чьим-то жирным ж#пам.


Проснулись утром на лавке в порту, трещала башка, и хотелось очень пива. Яцына купил нам билеты на проезд и бутылку водяры, чтобы как-то похмелиться. Разбухали ее с горла на автовокзале. Когда влазили в автобус, то вспомнили, что ночью где-то потеряли гитару «Урал» и Валерьяна. Его и ее место нахождение до сих пор не установлено. Если кто живет в Ялте или будет там отдыхать, прозьба вернуть нам хотя бы Валерьяна (отзывается на кличку Тубус). Позаглядывайте там по подвалам и покричите: «Тубус Валерьян, где ты?». Кто его вернет обратно в Алчевск, получит от группы Пятая Бригада бесплатный абонемент в Луганскую консерваторию и тюбик мази от клопов.




Из писем фанатов


В Ялте, крымской здравнице,



Стала я наставницей:


Третий месяц наставляю


Рога мужу Николаю.




Отдыхают на пляжах


В районе Евпатории


Тe, которые е#утся


И е#ут которые







Пили, пили и поплыли -


Подвела закуска нас:


Нa три рыла пять бутылок


И один селедкин глаз













Из газет


Теленеделя 06'97





Ксюша Плюшкина


ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК


«Ксюха! Привет! я пишу от имени всех поклонников «Красной плесени» Я тебя прошу, писани чего-нибудь, но чтобы с фотографией! Если ты не сделаешь то, о чем прошу, я обижусь, короче! Требуем «Красную плесень»!


Панк Витек»







О «Красной Плесени» мне слабо? Ха-ха-ха! Да пожалуйста!


Основатель «Красной Плесени» Павел Яцына родился 10 августа 1969 года в Краснодаре. Фамилия Яцына имеет сербское происхождение и означает «крепость» в смысле градусов в вине. Однако сам Павел равнодушен ко всей «яцынистой» продукции, кроме пива. К тому же он и не курит. Прямо ангелочек с крылышками. Музыкальные привязанности Павла — «Сектор Газа», Лаэртский, Линда, Кулио, «Металлика», «Нирвана». С 1976 года Паша живет в Ялте. У него есть жена Людмила и двухлетняя дочь Мария. В марте этого года московская студия звукозаписи «Союз» выпустила на лазерном диске новый альбом группы под названием «Баллады и лирика, часть 1».










Из газет


Давайте разберемся


Студия WEST: третий сорт ничуть не хуже первого


Есть ли противоядие от «Красной плесени»?


На днях сын, скромно потупившись, попросил: «Мама, отпусти, пожалуйста, к соседскому мальчику послушать «Красную плесень". Прсьба застигла врасплох. Сгоряча перепутав ялтинскую группу с «Сектором Газа», я ответила: «Это там, где дед Мороз — «бородатый педераст»? Иди, но мне это будет неприятно».— «Понял, не волнуйся, никуда не пойду».


Уже на следующий день «заговорщики», улучив момент отсутствия родителей, наслаждались «Красной Плесенью», врубив кассету на полную мощь в соседской квартире. Восторженный детский смех звенел на весь дом на фоне полно посредственнйо музыки, сопровождаемой местами забористым матом.


Врага нужно знать в лицо. Беру кассету у соседей. Называется она «Опера»Спящая красавица» — ничего себе рисуночек на вкладыше! Пробегаю названия «хитов» на обеих сторонах: «Кабздец царевне», «Дорога в облака», арии Ивана, «Ария ефрейтора Сруля», «Дадуда», «Дадеж пердеж», «Понос», «Дыбыл дэнс», «Пинг вины»...


* * *


Как же скоро эта плесень нашла путь к бесхитростным душам десятилетних! Экономя родительские грошики, выданные на обеды, мороженое и неизменные «жевы», ринулись наши чада голосовать рублем к пользе и удовольствию студий звукозаписи. Плейеры есть почти у всех: кучкуются в подъездах, балдеют, повизгивают от восторга.


Как быть? Запрещать (по Макаренко и здравому смыслу) бесполезно. В Севастополе «Красную плесень» запретил горисполком, что явилось для нее лишней рекламой. Позволить легально слушать непотребство прямо при нас — невозможно. Попытаться объяснить, что такое настоящая пародия и сатира? — Бог в помощь... В общем, «да» и «нет» не говорите, черный с белым не берите.


Да, мы будем пытаться взрослеть вместе с ними. Незащищенные души особо восприимчивы к цинизму общественного устройства и духовному вакууму, присутствующим во всем и вся.


Надо просто не оставлять их наедине с пустотой, случайно принявшей на этот раз обличье красной плесени.


Алла ЛИТВИНСКАЯ


Крымское время. 8 апреля 97







Глава четвертая. Из воспоминаний съемочной группы

Неудержимо растущая популярность Красной Плесени потребовала запечатлеть их творчество на видеоклипах, и студия «ВЕСТ» пригласила для этого ответственного задания известного среди панков Симферополя телепродюсера Факухина. Он как раз только вернулся из Германии, поэтому нагло запросил гонорар вперед дойчмарками, два седьмых BMW из парка студии для доставки в Ялту своей вечно грязной бригады; к тому же постоянно перебивал владельца студии и требовал, чтобы его называли, как он привык в Германии «Херр Доктор». Из-за своей вечной творческой приторможенности он долго не мог въехать в расклад про Красную Плесень, но когда в его перегруженную науками репу все-таки пробилось это славное название, он резко подорвался, подтянул шнурки на своих убитых роликах и, зацепившись за лоховоз (троллейбус), вскоре прибыл в Ялту, жемчужину, блеск которой после красного заплесневения стал попросту нестерпим для всяких попсюшников.


Бумажку с адресом Павла Яцыны, Факухин, как обычно, посеял в одном из восемнадцати карманов своей НАТОвской тужурки. Из-за нее он всегда имел массу проблем и непоняток, но не расставался никогда, так как при мутил ее у американского адмирала на съемках учений «Си Бриз», и поэтому время от времени в отдаленных карманах находил доллары, зажигалки Zipo, секретные планы оккупации Бахчисарая и другие полезные американские вещи. После многочасового кружения по Ялте судьба дала Факухину шанс, и его слабые глазенки вытаращились на табличку «улица Ширяева». Вскоре он уже стоял перед дверью из проклепанного бронелиста, дверь открыл Павел Яцына и без лишних слов стал показывать свою студию, где вперемежку стояли самопальные усилки и цифровые голосовые процессоры, магнитолы «Ореанда» с крутилками из колпачков от тюбиков и многоканальные студийные рекордеры. За навороченными клавишами лабал нечто прогрессивное парень в наушниках типично ди-джейского вида. Это был DJ Amigo. На басухе дергал струны длинноволосый лабух, у которого почему-то не хватало пары пальцев. После обсуждения плана съемок на завтра все мирно разошлись спать, чтобы поберечь силы, а Павел собственноручно спаял для видеокамеры специальный шнур, чтоб заводить фанеру прямо с пульта.


Утро началось с глухих ударов в броню. Яцына пошел открыть дверь. Бритый качок молча просунул в щель полосатую кошелку из турецкого дерьмантина. Павел перетащил ее в студию и вывалил на пол груду золотых цепей, перстней, канделябров и лоханок. Зрачки Факухина, и без того расширенные до неприличия от вечной передозировки, своими размерами зашугали Яцыну: он взял большую золотую тарелку с гербом и фейсом английской королевы и звезданул по голове телевизионщика:


— Не тормози, херр доктор, это для съемок, так, мелочь, бандит один московский одолжил,— и он отобрал жменю перстней и две толстенные цепи с пудовыми крестами.


— Вот этого, наверное, и хватит,— сказал он, укладывая побрякушки в полиэтиленовый пакет.


Вдруг в студию через балкон ввалился худой и бледный субъект в нацистской форме. Он с размаху рухнул в кучу рыжья и поцарапал себе рожу. Это был Замотаев, жутко хотевший сниматься. Павлу стало жаль друга детства, и он сказал:


— Короче, подождем с моими клипами, надо вот Белую Горячку снять; они хоть и гранжу лепят, но текста у них панковские.


С группы Белая Горячка и начались съемки. Человек 7-8 ялтинских панков, увешанных гитарами, проводами и стойками, выбрались на крышу самой охрененной высотки и, воткнув аппарат в сеть лифтового подъемника, тут же замуровали нескольких несчастных жильцов в тесной и обоссанной кабине лифта. Душераздирающие вопли этих жертв высокого (небоскребного) гранжового искусства только распалили Замотаева. Он тут же потребовал снять киношедевр на хит «Пей-гуляй, пока молодой» и стал прыгать по крыше небоскреба и сбрасывать вниз всякий хлам, забытый строителями и бомжами. Свободный от съемок Павел Яцына пил пиво, наслаждаясь чудесным видом красавицы Ялты, входил в образ одинокого лирического героя песни «Прощай, моя последняя любовь» и периодически обсыкал с головокружительной высоты только что построенное навороченное здание какого-то крутейшего банка. На его модной еврочерепичной крыше вращались в специальных дырах какие-то бешенного размера пропеллеры. В один из них как раз и угодила конченная резиновая шина, которую запустил с крыши Замотаев, вконец обкумаренный от оглушающей фанеры, жалобных воплей узников обрыганного лифта и угарной атмосферы киносъемок.

























Пропеллер алчно захавал покрышку и стал дробить ее в мелкую грязную труху. Облако вонючего черного дыма окутало здание банка, из него лезли, как о#уевшие тараканы, всякие типы в малиновых и зеленых пиджаках. Радостные панки швыряли в них всяким гнилым дерьмом; кто-то от смеха усрался, и его труханы отправились в затяжной полет, обляпав по ходу своей затейливой траектории немерянное количество зашуганных до смерти маклеров, брокеров и дилеров. Финальной мишенью стала лысая тыква какого-то бугая, заводящего в этот момент офигительный открытый «Плимут». Труханы ляпнулись на его башку так, что каловые массы залепили его выпученные от непоняток глаза. На полном газу он рванул в сторону цирка «Шапито», прорвал его гнилой шатер и вылетел на арену. Публика от восторга о#уела, но бригада лилипутского стриптиза пришла в ужас и бросилась сквозь дыру на улицу. Площадь между банком и цирком была уже до отказа переполнена врезающимися друг в друга крутыми запорожцами и всякими иномарками, смачно плюющими на всех верблюдами и дрочащими обезьянами. Бравые пожарные тупо поливали всех зловонной липкой пеной.


Из-за нее ОМОНовцы в бронежилетах, гермаках и щитах стали спотыкаться об голых лилипуток.


— П#здец «Титанику»,— почему-то сказал Яцына, который в этот момент всеобщего бардака и панического ужаса прозрел, о чем все-таки надо слабать следующий альбом.









— Нам самим сейчас кабздец настанет,— сказал басист Плесени, показывая тем местом, где у него когда-то был указательный палец, на цепочку темных пятнышек у горизонта. Они быстро росли в размерах, и стало понятно, что с секретного аэродрома «Нитка» по тревоге была поднята эскадрилья тяжелых штурмовиков СУ-21. Каждый из девяти самолетов нес на крыле 8 тонн самонаводящихся ракет с нервно-паралитическим газом для разгона демонстрантов и террористов.


Замотаев, услышав про газ, попытался остаться, чтобы приторчать, но Павел сказал:


— Короче, вон за нами уже тачки прислали.


Все ломанулись вниз и расселись по джипам. Павел пригласил Факухина с собой в лимузин «Линкольн».


В нем на белом атласном диванчике сидела клевая молодая леди, одетая в очень простенькое облегающее розовое платьице штук эдак за 12 зелени.


— Знакомьтесь, херр доктор,— сказал Павел,— это Ева.







- Ну как, Павлик, у Вас дела? Куда сейчас? - у нее был московский выговор, но очень приятный.


— Да сейчас начнем уже «Дусю»,— Яцына стал надевать на себя цепи и перстни.


— Ладно, не буду Вам мешать, Павлик,— сказала Ева и стала кормить рыбок в здоровенном аквариуме, который отделял салон лимузина от кабины водителя.


— А можно я пока в Германию позвоню? — стал колотить понты Факухин (во-первых для того, чтобы повыделываться перед крутой козой, что у него немцы-друганы и что он с ними шпрехает, как Штирлиц; а во-вторых, он в жизни не звонил по спутниковому телефону, да еще и на шару).







- Пожалуйста, херр доктор,— разрешила Ева, но совершенно не повелась на Факухина, его камеру и многозначительные подмаргивания и кривые ухмылки.


- Так, мы уже у церкви, надо снимать,— Павел тормознул водилу по внутреннему телефону. К дверце машины бросился какой-то пацан. Яцына потрепал его по щечке и дал десятку зеленых. Потом пошел к церкви сквозь шеренгу нищих, раздавая им мелкие хохлобаксы, но мелочь быстро кончилась, и последним достались уже бешеные бабки, отложенные Пашей на ночную синьку. 0#изденевшие нищие крестились и кланялись, без остановки галдя:











- Какой человек, а! Чистая дута! Сразу видать, как он к Богу-то...


Паша с умным видохм перекрестился на урну, стоящую в углу церкви, но кто-то из нищих подсказал, что креститься надо на иконы. Яцына ответил ему с еще более умным выражением: «Все зашибись!» и спросил «А где здесь туалет?». Факухин потащил Яцыну к выходу и слезно умалял ничего больше не произносить.


Тачки рванули дальше, и вся толпа вывалила у особняка с колоннами, чугунными литыми перилами и всякой дореволюционной мутатенью. У двери висела литая доска: «Здесь жил типа охренительный знаток Крыма и всякого такого чисто по науке Бертье-Делагард». Яцына попрощался с Евой, а вся тусня принялась выволакивать в садик на веранду всякие колонки, клавиши и стойки. Народу еще прибавилось. Из местной дурки привели молодого паренька в кителе с голубыми погонами и в кожаном лет-чикском шлеме. Он был неизлечимо болен манией величия и считал себя прославленным героем-полярником Чкаловым, никогда не расставаясь со старинным кожаным шлемом, обтягивающем его голову наподобие гандона*.









*Говорят, что француз Жан-Луи Кондом, изобретатель презерватива, сделал это поразительное изобретение именно насмотревшись на бесстрашных героев-летчиков. Dr. F




За клавишами объявился DJ Амиго, он, как всегда, был в наушниках и весь на своей волне. Длинноволосого басиста пришлось поставить на задний план из-за того, что он приперся на съемку в драных бермудах, а из одежды, кроме нацистских кителей, ничего не было. Кое-как все устаканилось, Факухин расставил массовку; всем дали пива в жестянках, чтоб не ныли; завели звук с пульта на камеру и стали снимать. Записали пару дублей для «Дуси», а потом занялись всякой наркомовской лирикой. Яцына рассовал перстни по карманам, потому что решил, что в лирике эта фигня будет выглядеть лажово, а цепи повесил на забор, чтоб не маячили в кадре. Сняли еще хренову гору дублей лирики со всякими цифровыми глюками, стробами и наворотами, какие только были на камере. Все жутко прикалывались, и от угара неотвратимой мировой популярности всех здорово перло и вставляло. Потом DJ Амиго слабая в одиночку свой трансовый хит в стиле что-то между тем, что лепят «Спэйс» и Роберт Майлз. За это время выпили и выссали не одну упаковку баночного пива «Pilsner». Реликтовое мамонтово дерево, посаженное в садике у Бертье-Делагарда самим Гришкой Распутиным, изрядно приувяло от концентрированной панковской мочи.


Начали заносить аппарат, как вдруг Павел стал выворачивать свои карманы и нервно вертеть в их дырах пальцами. Похоже, что один из перстней исчез. Хоть их и было хрен знает сколько, но по видеозаписи вычислили, что этот не спутаешь ни с чем: печатка была в виде толстенной паутины, поверх которой сидел невъ#бенный паучара. Башка его была из брулика величиной с горох, а по ж#пе узорно засандалены алмазы поменьше. Один из друзей Амиго, по виду солидный бизнесмен, сказал серьезно (так, что все при#уели):


- Чуваки, без обид, давайте никто никуда не расходится, вещь не рядовая.


Искали час, два. Вдруг Факухин (который как всегда шланговал) обнаружил в одном из своих секретных неожиданно открывающихся карманов НАТОвской тужурки небольшой миноискатель. На нем был даже выход Hi Fi, в который воткнули студийные наушники; точнее ди-джея Амиго, который никогда их не снимал, подключили к миноискателю. Опять все ползали пару часов, пока на миноискателе не сели батарейки. Нашли кучу всякой железной хренотни: ключей, наручников, садо-мазохистских ошейников, кастетов, клепок от металлюжных прикидов, даже военно-морскую мину с надписью «Потемкин СС20» — все не то.


Потом решили вывернуть у всех карманы. Большинство ялтинских панков было в таком драном прикиде, что и карманов там не было. Прославленного летчика-героя Чкалова пришлось держать вшестером за руки-ноги, чтобы вывернуть летчикский шлем и отстегнуть уши на кнопарях. Но дольше всех пришлось долбаться с Факухиным; пока он шарил по восемнадцати карманам своей НАТОвской тужурки, его чуть не убили. Все было не в тему. Кто-то предложил:


Нас здесь пятнадцать рыл, не считая психа, давайте по обручальному кольцу каждый скинемся, чего там, из пятнадцати-то колец можно гайку слепить.


— Это особая печатка,— выдавил из себя Павел, хмуро молчавший все часы поисков,— из-за нее такое мочилово начнется. И взяв страшную клятву от всей тусни


(типа что на рот ответить), он рассказал, что ювелира который делал гайку, замесили сразу в бетонный блок, лежащий теперь на дне Московского порта. Эта печатка дает класть над всеми бандами, контролирующими торговлю наркотой от Бухары до Роттердама. Конечно, Евин муж уважает ее интерес к творчеству Красной Плесени и считает, что кроме Павла Яцыны в Ялте нет никого стоящего, но если перстень нае#бнулся...


— П#здец «Титанику»,— опять сказал Яцына с тяжелым вздохом. Он представил теперь, какой бардак и мочилово начнется между горячими эстонскими парнями и бесстрашными бухарскими евреями, если его московский друг не заставит их боссов в очередной раз поцеловать свой перстень на переговорах.


Амиго взял у Паши один из перстней и аккуратно уронил в траву. Она была такая жухлая и рыжая от мочи, что он тут же потерялся. Теперь надо было искать две гайки. Впрочем, когда Амиго выдрал траву, тренировочный перстень сразу нашелся. Все тут же въехали, что придется выдрать всю траву от веранды до Мамонтова дерева и дружно упали на карачки (тем более, что колени уже изрядно тряслись). Вскоре гайка была найдена, массовка распущена дрыстать от нервного истощения по хатам, а Яцына и Амиго потащили Факухина в ночной клуб «Игл», где Амиго вгонял в транс самую крутую ялтинскую публику.


У входа в клуб стоял уже знакомый лимузин. Павел первым делом отдал водиле пакет с рыжьем и вздохнул с облегчением. Внутри клуба все было цивильно: черные стены, зеркальный потолок, всякие кислотные вращалки-мигалки, стробоскоп и ультрафиолет. За лучшим столиком сидели Ева и ее муж. Он был хорошего сложения, чуть выше среднего роста, в черной рубашке и черных джинсах (подороже, конечно, чем у всех), но никаких коз-лячьих понтов и пальцев веером. Необычной была только рука, которую он протянул для знакомства, она была необыкновенно сильная, но никогда не знавшая никакой работы. Он с самого рождения только приказывал. Ева упивалась беседой с Павликом, а ее муж, зная скотские нравы телевизионщиков и будучи в курсах про скандальную славу Яцыны, запорол всю синьку в зародыше: выставил гостям бутылку коньяка со згнившей наклейкой.











— Boт это как раз и есть то самое вино из города Коньяк, которое простояло в бочках 30 лет, пока его хозяин жил в Америке. Потом в этой бутылке коньяк пролежал еще 180 лет; я купил его в Лондоне на аукционе «Сотбис», но сам-то я не пью,— и он велел выдавить себе сок из свежих гуайяв, только что доставленных на одном из его самолетов из Занзибара. Павел уверенной рукой вышиб пробку вместе с половиной содержимого бутылки, и волна охренительного кумара долбанула по шарам всем, кто тусовался в зале. Толпу слеганца шатнуло, все резко перешли на «Вы», и даже звуки зверского мочилова, доносившиеся все это время с улицы, стихли. Павел налил по маленькой себе, Факухину и Еве и впервые за весь день ощутил полный расслабон. Выпили за новую киноэпоху (для тугих и тупых даже и не поясню, что базар идет за КП-видео). Ева пошла танцевать, а Факу хин, исходя слюной и сладострастными соплями, ползал по полу и снимал сейшн. Кроме Евы было еще пару прикольных коз, но попроще. За пультом насиловал тумблера DJ Амиго, он завел толпу так, что до 8 утра почти никто и не садился. Все улетали и улетали.









Пришло время разбегаться. Евин муж увез ее из вежливости на джипе, а лимузин с Факухиным и Яцыной отправил к гостинице «Ореанда», чтоб парням не тащиться в гору на студию. Апартаменты были как раз те, где снимался фильм «Асса»: 7 комнат, бар, сауна, солярий и т.д. Поспать удалось минут 15. С балкона, как всегда, вломился Замотаев в нацистской форме (из-за этого прикида швейцарец его не впустил, и ему пришлось отвлечь ОМОНовца, подбросив тому полу убитого и засранного китайского тамагочи). Замотаев заорал:







— Чуваки, меня за вами послали, едем на Форос,— и он рассказал, что только что Горбика турнули с его дачи те самые люди, Пашины друзья. Вся толпа едет кататься на гидроциклах.


— Теперь точно п#здец Титанику,— радостно потянулся Павел Яцына. В этот день он круче всех погасал по волнам на «Бомбарьдье», и эта съемка (как и Евин дэнс) пошла на клип DJ Амиго. Факухин продал этот клип, а также другие киношедевры на крутейшие телеканалы типа «ШИЗА», «Шпокер», «УпитРадиотехника», «Клопоморка» и купил себе новые очки; бабок хватило даже на специальную импортную жидкость и оптическую тряпочку для их протирки.




Конец первой части


продолжение следует





КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ:



Кто правильно ответит на все вопросы, получит бесплатно гитару «FENDER» с автографами музыкантов группы и все последующие части Истории группы «КРАСНАЯ ПЛЕСЕНЬ»


Ответы направлять по адресу: 334200 КРЫМ г. ЯЛТА г/п а/я 244 « К.П.»







 Адрес настоящий, и я сам видел несколько огромных ящиков с письмами и несколько гитар Fender с автографами. Dr. F.











Приложение


ЭПИГРАФ КО ВТОРОЙ ЧАСТИ

После выхода Первой части к нам в редакцию пришло два мешка и три ведра содержательных писем (по поводу целительных свойств). Вот, например, бабушка Ануфрия приложила Первую часть к заднице коровы Мурки и она разродилась









 Я включил в это издание все, что смог найти под диваном, в щелях между колонками и за трубой унитаза в грязной и вонючей дыре, которая на лазерных дисках Красной Плесени громко именуется студией. Приношу свои извинения за облом и обрывание истории на самом интересном месте, однако обещаю при первом же выходе Яцыны из токсической бездны (от паров канцелярского клея) вытрясти из него продолжение. Факухин — самый научный редактор, изобретатель, лауреат*











* Вообще Факухин, на самом деле кандидат наук и имеет три изобретения и два лауреатских диплома, но все равно гонит: мне просто некогда — я над двумя альбомами сразу работаю. А клей канцелярский нюхаю для бодрости. А вторую часть обещаю написать еще круче, чем первую. Зацепите пока то, что уже готово.


Павел Яцына




Отрывок 1


Стихотворение в прозе


Он плакал в первый раз,


и говорил, что не верит своим глазам:


Красная Плесень играет в его городе!


Потом отошел и запрыгал, как мустанг необъезженный,


безумно размахивая руками


и горланя песню «Утро в нацистском гестапо ободранном»


из шестого альбома.


После подошел и сказал просто:


«Извините, ребята, это я от радости».


И, вытирая слезы, убежал куда-то на фиг,


громко всхлипывая по дороге.




Концерт в Ленино


У входа в клуб висел приветственный плакат на татарском языке. Но в клубе никого не было. Выломав дверь ногами, мы вошли внутрь. В холе увидели спрятавшуюся за колонками со шваброй в руках уборщицу. Она испуганно махала тряпкой и кричала «долой узурпаторов». Инциндент был улажен, когда появилась зав. клубом. Сначала она стала кричать, что никакая Красная Плесень здесь петь не будет, что афиши и не выставлялись, но когда мы показали липовую справку* из филармонии, в которой говорилось, что мы есть группа НА-НА во главе с Бари Аллибасовым, она расплакалась, запела песню «Фаина» и, взяв на память автографы, убежала к себе в кабинет.






 * Справку из филармонии действительно требовали, и липа была изготовлена на компьютере, не скажу каком. Dr. F.




Пока мы монтировали аппаратуру, наш организатор концертов принес авоську «Смирновской» водки с банкой красной икры. После распробывания водки куда-то исчез Врангель (один из музыкантов), причем исчез вместе с автоматом «Шмайсер», немецкой пехотной каской на голове, да еще и в форме унтер-офицера SS*, предназначавшейся для сценического шоу.










 * Все эти вещи Павел примутил на Ялтинской киностудии, где в свое время выполнял самые смертельные трюки за Штирлица, но это почему-то никто не снимал. Dr. F.











Через два часа Врангель был найден в местной пивнушке. Размахивая шмайсером и с кружкой пива в свободной руке, он рассказывал изумленной публике о том, как он отстал при отступлении Кюхельбекерской дивизии и в течение пятидесяти лет не мог выбраться из леса, чтоб наконец-таки напиться пива в ближайшей пивнушке за счет заведения.


Концерт начался в 20.00. Зал не смог вместить всех желающих, но и близлежащая площадь тоже была переполнена. Паша вырулил на сцену, завалился на микрофонную стойку, она согнулась и улетела в зал, а Павел упал в оркестровую яму. Ди-Джей пытался помочь ему вылезти и тоже улетел в оркестровую яму. Пришлось всей группе лезть под сцену, чтобы вытащить Яцыну наружу. Сначала Паша прыгал по сцене, дрыгая ногами, почти как Элвис Прэсли, и выкрикивая в микрофон нечленораздельные звуки. Позже выяснилось, что, падая вниз, он отбил себе яйца, чем и объяснялось столь странное поведение в начале концерта. Но фанаты решили, что это новый танец и тоже стали прыгать по залу, дрыгая ногами, и изрыгать нечленораздельные звуки. Толпа безумствовала, все были обкурены. Наконец Паша перестал хрюкать и блевать в микрофон и запел. Толпа обосралась от восторга. В зале начались буйства плоти, сопровождаемые разламыванием кресел, сдиранием штор. В середине концерта вместо антракта выступила группа «Белая Горячка». Замотаев бегал по сцене в кителе советского офицера, размахивал правой рукой, прыгал на одной ноге, так как другую он сломал три дня назад об голову какого-то попсиста, и говорил в микрофон всякую чушь. Никто из слушателей так и не понял, о чем он говорил. Ну а гитарист «Горячки» Димон постоянно кидался в зал, дико размахивая руками, ногами и постоянно теряя свою гитару.


К моменту повторного выхода «Плесени» он все-таки потерял ее окончательно. Под конец концерта, чтоб Димон не сильно расстраивался, Павел разбил гитару своего гитариста об басовую колонку, пропел последнюю песню «Мы е#ались в первый раз», сказал, что все дебилы, и пошел поссать в рояль, стоящий за кулисами.


Когда мы вернулись на следующий день домой, оказалось, что Крымское телевидение с передачей «Шерляле»* вычеркнули «Красную Плесень» из списков групп, участву ющих в съемках (они испугались, что передачу закроют).






 * Шелляле, вообще-то, но все равно — слово, как и передача, без смысла. Dr. F.




Отпраздновав это событие тремя кораблями пыха, наша тусовка порулила на блатхату и оттрахала местных б#я-дей. Когда доза траха превысила норму, б#яди стали разбегаться через форточки и канализационные скважины.





Концерт в к/т МИР


(г. Симферополь, 95 г.)















Утром 2-го августа на штаб-квартиру Красной Плесени позвонил наш симферопольский администратор и полупьяным голосом проорал: «Придурки, у вас скоро концерт, репетируйте! Я обо всем уже договорился» (пи-пи-пи-пи ),— это запипикала телефонная трубка.


10 августа вечером мы вспомнили, что завтра у нас концерт, а мы еще не репетировали.


11 августа на концерте вспомнили, что начался концерт, а мы еще не репетировали.




Когда мы сыграли первую песню, на сцену вбежал обезумевший администратор и стал орать в ухо клавишнику: «Вы что, сволочи, не репетировали?». На что Володя ответил, махая гитарой и запиливая не в ноту очередной межпесенный соляк: «Все зашибись?»




(Концерт прошел успешно.


Жертв и разрушений не было.)










Концерт в к/т СПАРТАК (г.Симферополь, 25 апреля 96г.)


На охрану концерта было брошено 45 курсантов милицейского училища. Все они оказались идеологически стой кими и закаленными фанатами Красной Плесени. И только благодаря этому жертв и разрушений не было.









Из газет


Дворовое искусство не плесневеет?..


Недавно в симферопольском кинотеатре «Спартак» состоялся концерт, пожалуй, самой скандальной на сегодняшний день крымской группы «Красная Плесень», родившейся ровно 5 лет назад. Концерт «сопровождал» наряд милиции из 45 человек. Известно, с чем это связано. Хоть 11 альбомов (на афише значилось 19) у группы уже вышло, но на сцене это всего лишь третье выступление. Да и то разрешили его с одним условием — поменьше нецензурщины. Ребята выполнили это условие, хотя публика вовсю компенсировала «недостаток». Обидно. Потому что виноватой в конечном счете оказалась группа. Для нее, кстати, есть оправдание — дворовое творчество всегда существовало, существует и будет существовать. Правда, возникает вопрос: нужно ли его демонстрировать публично? Однозначно дать ответ на него трудно, но общаясь с участниками коллектива, я понял: это по крайней мере честнее, чем петь о чистой любви, а думать о «мерседесах», деньгах и сексе.


А если не привязываться к текстам «Плесени», нельзя сказать, что музыка ее на недостойном уровне. Да и шоу далеко не пошлое, и сами ребята не претендуют на то, чтобы выдавать себя «крутыми из крутых», как это может показаться на первый взгляд. Хотя у них есть действительно крутое начало: собственная студия.


В гастрольных планах группы — поездки в Донецк и Донецкую область, Киев, Москву. Ну что же, удачи! И все-таки хочется пожелать этим отнюдь не глупым парням поменьше сквернословия, тогда и дела пойдут лучше, чем сейчас, и поклонников прибавится.


Крымская правда, май 1995 г.




Из газет


Письмо кровью


Попсу покрыла плесень


Альбом «THE BEST ТВОЮ МАТЬ», который рискнула издать известная студия «Мастер Саунд», не для слабонервных. Таких бесцеремонных пародий слышать мне еще не доводилось: известный сборник «Некрофилия» — детский лепет по сравнению с проделками злых пересмешников из группы «Красная плесень».


Больше всего досталось «Иванушкам..» с «Тучами», Наталье Ветлицкой (пародия «Отдери меня»), Жене Осину с «Девочкой в автомате», группе ДДТ («Укуренная осень»). Нам удалось установить, что под вывеской «Красная плесень» скрываются: Навел ЯЦЫНА (вокал, тексты, музыка, победитель конкурса «Золотая балалайка», почетный член консилиума «Пох...стов Юго-западного округа Крымской губернии», размер обуви колеблется от 17-го до 64-го в зависимости от укуренносги), Дмитрий ВОРОНЦОВ (межпесенные ругательства), В. ВИНОГРАДОВ (аранжировки), Марина ИВАНОВСКАЯ и Стелла (бэк-вокал). Кроме Павла Яцыны и Стеллы, над текстами измывались также ВЕХ АР, ТУРАВЕЕВ, КОНОВАЛОВ, ЕРЕМИЗИН, ЗАМОТАЕВ, КВИТНИЦКИЙ. В ходе лич ной беседы с Павлом Яцыной выяснилось, что ребята могут легко постебаться и над собой.


— За время записи альбома «THE BEST ТВОЮ МАТЬ» были выпиты два ящика водки, выкурено пять стаканов анаши, сжевано 19 упаковок жвачки. Кто-то случайно проглотил микрофон. «Под кайфом не уследили!» признался Павел Яцына.


— Что кроме курения анаши, вдохновляет тебя сочинять пародии на наших попсовиков?


— Обожаю, когда несколько голых девок катаются у меня в ванной на роликовых коньках с ручным управлением.


Валерий КРЫКОВ


Экспресс газета № 46(152)









Specialno dla...


«Плесень» — это не «зеленый», Арта образец ядреный.


Любое, даже самое незначительное упоминание о «Красной Плесени» способно вызвать приступ бешенства у профи от музыки. Не говоря уже о школьных родительских комитетах. Только дай сигнал — и они выступят в крестовый поход, чтобы предать огню лавочки и лабазы аудио-дельцов, распространяющих эту заразу...»


Впрочем, о своем тлетворном влиянии на молодежь не прочь покалякать и сам виновник торжества — руководитель «Плесени» Павел Яцына. Наш корреспондент встретился с ним на студии «Вест-Мастер», где П.Я.. записывает свой новый альбом, продюсирует другие проекты... Одним словом, творит...


— «Красная Плесень» — это образец высокого искусства, а не американский доллар, чтобы всем нравиться иронизирует Паша. — Знаешь, возня, которая творится вокруг моего состава, прямо пропорционально отражается на тиражах кассет. Антиреклама для меня самая лучшая реклама


— А что из себя представляет «Плесень» как исполнительская единица?


— Это тусовка: я и те, кто приглашается на запись того или иного альбома.


— Не мог бы ты вспомнить, с чего все начиналось?


— Не поверишь! На заре своей музыкальной карьеры я играл... «хэви-металл». Достиг даже каких-то профессиональных высот, но потом плюнул на это дело. Играть рок — занятие бесперспективное. Устроился вести дискотеки в один ялтинский пансионат, где зарабатывал, смешно вспомнить, доллар в месяц. Здесь-то мня и озарило.


Могу похвастаться, что одним из первых в бывшем Союзе допетрил до метода «закольцовки» записи. Суть в том, что выбираешь один музыкальный фрагмент, отрезаешь с ним ленту, записываешь еще раз и склеиваешь. Это настоящее ювелирное искусство.


Так увидели свет мои первые пародии на различных артистов.


— Стиль, в котором работает «Красная Плесень»,— как бы ты его определил?


— Я бы назвал это «пост-панком». Тексты панковские, а музон попсовый.


— Паша, какое место занимает ненормативная лексика в твоей повседневной жизни?


— Матерюсь редко, хотя все зависит от эмоционального состояния.


— Кто твой слушатель? «Пэтэушники» и выходцы из сельской местности?


— Необязательно. Аудитория достаточно широкая. «Плесень» слушают люди разных возрастов. Но, в основном, молодежь до восемнадцати.


— Паша, ты — человек, можно сказать, знаменитый, продавший не одну сотню тысяч кассет. Небось давит бремя популярности? Народ на улицах проходу не дает?


— Популярность? А что это такое? В Ялте, конечно, каждый второй на улице узнавал. Прохожие спрашивали о творческих планах, брали автографы. В Симферополе не то. Хотя оно и к лучшему. Ужасно бесит, когда на тебя пялятся, как на восьмое чудо света.


— Можно какой-нибудь «прикол» из твоей музыкальной практики...


— Ха! Вот, например, 94-й год. Первое выступление в Симферополе. Тогда «Плесень» по тиражам кассет «убирала» и Джексона и Мадонну (в масштабах региона, разумеется). На концерт пришло...2000 человек.


— И, напоследок, давай о грустном. Не страшно, что в один момент публика разлюбит тебя, перестанет покупать?..


— Ну и что? Найду себе другую работу. Наймусь киллером, например. Да мало ли других замечательных специальностей.. .


Записал Толян ЧЕБУРАТОРОВ









Все еще впереди, панки! Ждите продолжения









Яцына Павел и Красная Плесень







Все для роликовых коньков Студия «Скворечник» 333004, Украина, Крым, Симферополь, а\я 46 west@versk.com




Научный редактор Е. Факухин


Подписано в печать с готовых диапозитивов 25.10.98 г.


Формат 60x90 1/16. Гарнитура Школьная


Усл. печ л. 3.5. Уч. изд. л. 4.36. Тираж 1000 эка.











MyBook - читай и слушай по одной подписке