загрузка...
Перескочить к меню

Рассказы (fb2)

- Рассказы [компиляция] (пер. Наталия Леонидовна Рахманова, ...) (и.с. Сборники от stribog) 559 Кб, 136с. (скачать fb2) - Эдвин Чарльз Табб

Настройки текста:



Э. Ч. Табб РАССКАЗЫ

Эвейна

Компьютер снабдили голосом психологи из числа тех, что вечно витают в облаках и, пытаясь оставаться рациональными, постепенно превращаются в садистов. Было у него и кое-что другое — несколько откровенных фотографий, несколько книг и некий предмет в коробке, который можно было надуть и использовать для снятия личного напряжения. Он воспользовался им однажды, а затем, переполненный отвращения, уничтожил вместе с книгами и фотографиями. Но с голосом он ничего не мог поделать.

Он был мягкий, ласкающий слух, то ли голос реальной женщины, то ли синтезированный компьютером как оптимум — это ему не дано было узнать. Но голос был мягок, лишен присущей молодости резкости и он был за это благодарен. И поскольку он не мог игнорировать его или выключить, ему пришлось научиться жить вместе с ним, и за долгие, долгие годы он стал воспринимать его как должное и полагаться на него как на интегральную часть его замкнутой вселенной. Он даже развлекался, мысленно подбирая подходящие к голосу лицо и фигуру.

Образ менялся, по мере того как возраст смирял силу его страстей. Поначалу женщина был гибкой, с волосами цвета воронова крыла, у нее были торчащие груди и бедра из мира юношеских желаний. Потом она повзрослела и приняла более приятный облик, вылепленный голосом его собственных фантазий. Теперь это была высокая блондинка с коротко обрезанными вьющимися волосами, немного достигающими плеч. Глаза у нее были голубые, глубоко посаженные, с мелкими морщинками в уголках век. На ней было черное, простого покроя платье, открывающее гладкие плечи и верхнюю часть пышной груди. Не те твердые, торчащие выпуклости, которые он некогда себе представлял, а мягкие и слегка покачивающиеся, подходящие под взрослость ее лица и округлую пышность бедер. И он дал ей имя.

— Время очередной инспекции, Чарльз.

Он вздрогнул, резко вырванный из задумчивости, и помаргивая выпрямился в большом кресле. Перед ним, как всегда, была панель с приборами, большие шкалы с ползающими стрелками, блеском полированного металла, ряды индикаторов. Он понял, что видел сон, но не во сне, а во время погружения в мечтательную дремоту, ставшую для него видом самозащиты, полуреальным миром, в котором воспоминания перемешиваются с воображением и фантазия перевешивает реальность.

— Время очередной инспекции, Чарльз.

Использование его имени было еще одним психологическим фокусом, приводящим к неизбежной персонализации машины. Явный трюк, предназначенный для смягчения одиночества, который может легко привести к безумию. Если только безумием было давать имя механическому голосу. Воображать, что говорит реальная женщина. Представлять, что каким-то невероятным образом он в действительности не одинок, что где-то в его ограниченном мирке есть другой живой человек, и что, возможно, они когда-нибудь встретятся.

— Время очередной инспекции, Чарльз.

Это было только фантазией, чем же еще, но не стал ли голос чуть-чуть более резким? Немного нетерпеливым оттого, что он не отвечает? Даже встревоженным? Очень приятно было бы думать, что о тебе кто-то заботится, но опыт научил его не слишком обольщаться. Три раза, а затем шок, электрический стимул, который рывком разбудит его, даже если он уснул, болезненное напоминание о работе, которая его ждет и которую некому больше сделать.

— Да, Эвейна, — быстро отозвался он. — Я слышал тебя.

— Была задержка с ответом. Ты спал?

— Нет, просто думал.

— Ты здоров, Чарльз?

Он посмотрел на свои руки, на набухшие вены, испещренную пятнышками кожу, стянутую на костяшках пальцев. Когда-то они были молодыми и сильными, на них было приятно посмотреть. Когда они изменились? Почему он не заметил этого изменения раньше?

— Чарльз?

— Я в порядке, — коротко сказал он.

— По-моему, следует проверить твой метаболизм, Чарльз. После инспекции, разумеется.

— Черт подери, Эвейна, нечего ко мне придираться. У меня все в порядке, я же тебе сказал.

— После инспекции, Чарльз.

Как можно спорить с машиной? Конечно, он мог отказаться, были способы заставить его подчиниться, Создатели предусмотрели и такое. Ему негде было укрыться от сенсоров, а непослушание означало наказание. Он угрюмо поднялся с кресла, с тревогой осознав свое физическое несовершенство. К примеру, ноги, неужели они всегда побаливали, как сейчас? За долгие годы он приспособился к ослабевшему зрению, и теперь для него нормальным было, сидя в кресле, не различать мелкие деления на шкалах. Но боль, легкая задержка в движении левой ноги, из-за которой он едва не упал, вовремя успев ухватиться за спинку кресла? Новое ли это, или все это уже было раньше? А если да, то почему он об этом не помнит?

Мысль не отставала от него, пока он вышагивал десять футов от кресла до задней переборки. Подняв руки, он мог коснуться потолка, разведя их — коснуться стен. Крошечное пространство, напичканное сложными машинами, что в рассчитанных количествах снабжали его воздухом, пищей и водой. Замкнутая среда, которая его кормила и укрывала, и кроме того, защищала от внешних воздействий. В подобном месте ощущения были немногочисленными и всегда только личными. Мог ли он вообще забыть какую-либо деталь из своей монотонной жизни?

— Чарльз, ты медлишь.

Инспекция должна быть завершена. Он протянул к перегородке руку и коснулся простых переключателей. Компьютер разблокировал их после его прикосновения, и приподнялась панель, открыв протяженное тускло освещенное пространство, на которое он смотрел сквозь увеличительную линзу. Осмотр проводился визуально, при помощи линз и зеркал, чтобы исключить возможную неисправность электроники. Он добросовестно осмотрел загадочные бункера, ряды контейнеров, бесчисленные флакончики и еще какие-то непонятные предметы, обтянутые пластиковыми мембранами. Когда-то это зрелище восхищало его, наполняло огромным ощущением продуманности, согретым убежденностью в том, что его роль важна и необходима для успеха проекта. Теперь же он просто совершал ритуал.

— Чарльз?

Он слишком долго смотрел, опять погрузившись в задумчивость, пытаясь, возможно, возродить былое восхищение, экстраполируя, заглядывая вперед, воображая самые невероятные картины будущего. А может, просто немного задремал от скуки, обиженный превосходством компьютера.

— Чарльз, все функционирует оптимально?

— Да, Эвейна, как всегда.

— Тогда возвращайся в кресло, Чарльз. Я должна проверить твой метаболизм.

Он ощутил, как под его рукой шевельнулся переключатель, панель снова заперла переборку, а потом медленно вернулся в кресло, сунул правую руку в знакомое отверстие. В его плоть погрузились датчики, он ощутил легкое пощипывание от поверхностной стимуляции кожи. Он откинулся на спинку, закрыл глаза, и представляя гладкое лицо в рамке светлых волос, голубые глаза, возможно, чуть встревоженные, пухлые губы сжаты, а платье, когда она наклоняется вперед прочесть результаты исследования, чуть-чуть, совсем немного отходит от плеч и груди.

— Ну как, сестра, я буду жить?

— Сестра?

— Сейчас, Эвейна, ты медицинская сестра. Некто, кто заботится о больном. Я болен?

— Ты не не действуешь с оптимальной эффективностью, Чарльз.

— И это означает, что я болен. Вылечи меня, Эвейна.

Он почувствовал, как вслед за прикосновением чего-то в нем стала нарастать эйфория. Наверное, какая-то инъекция, догадался он, препарат, что развеет его депрессию и нарастающее чувство тревоги. Помогло ее подчинение, сам факт, что она выполнила его инструкцию. Человек всегда должен быть главенствующим партнером.

Все еще не открывая глаз и представляя, как она выпрямляется с улыбкой и выражением привязанности и материнской заботы на лице, он произнес:

— Сколько уже, Эвейна?

— Ты неточен, Чарльз.

— А ты упряма. Ты ведь прекрасно знаешь, о чем я спрашиваю. Сколько мы уже путешествуем в этой жестянке?

— Очень долго, Чарльз.

Слишком долго, подумал он. Так долго, что время потеряло смысл. Пока он мчался почти со скоростью света, направляясь к далеким звездам, его метаболические часы стали идти медленнее из-за эффекта сжатия. Дома могло пройти уже и десять тысяч лет. На корабле же они превратились в целую жизнь.

Эта мысль мешала ему, и он начал ее отгонять, пользуясь помощью введенного препарата и комфортным присутствием женщины. Он снова неощутимо для себя скользнул в воспоминания, снова услышал детские голоса отобранных, более низкие голоса инструкторов. Он был избранным. Его тренировали для выполнения важнейшей задачи. Его жизнь будет отдана Великой Экспансии.

Он зашевелился и снова ощутил успокаивающую инъекцию.

— Поговори со мной, Эвейна.

— О чем, Чарльз?

— Выбери сама. Любую тему. Ты высокая, прекрасная блондинка. Как тебе нравится быть запертой в этой машине? Не выпустить ли мне тебя? Ворваться в твою тюрьму и пригласить тебя на прогулку?

— Ты становишься нерациональным, Чарльз.

— Отчего же, Эвейна? Сколько ты уже со мной? Пятьдесят лет? Больше? В любом случае, долго. Мы часто разговаривали, и ты, конечно же, должна была измениться с тех ранних дней. Слушай, знаешь, почему я уничтожил книги и все остальное? Я чувствовал, что ты наблюдаешь за мной. Наблюдаешь и презираешь меня. Ты ведь не станешь этого отрицать?

— Конечно же, я наблюдала за тобой, Чарльз.

— Наблюдала и приказывала — сделай то, да сделай это, а вот это сделай как можно быстрей или еще что-нибудь. Иногда ты была просто стервой, и мне следовало бы ненавидеть тебя, но я этого не делал. Я совершенно не испытывал ненависти.

— Ненависти, Чарльз?

— Это такая эмоция.

В его воображении она нахмурилась и покачала головой.

— Молчи, — быстро произнес он. — Не хочу знать, что ты можешь, а чего не можешь испытывать. Ничто, обладая таким голосом, не может быть лишено чувственности.

— Ты иррационален, Чарльз. Наверное, тебе следует поспать.

— Нет!

Он выдернул руку из отверстия прежде, чем она успела сделать инъекцию. Подобную ловкость он проявлял неоднократно, потому что уже не в первый раз сидел и беседовал с женщиной, запертой в этой машине. И все же на этот раз он вроде бы почуял какую-то разницу. Ранее он позволял ей погрузить его в забытье, темноту и мир снов, в котором она приходила к нему, живая, раскрыв объятия, льнула к нему всем телом и увлекала его на волнах полного слияния в какую-то даль, где все было чудесным, а жизнь — полной.

— Я не хочу спать, — сказал он. — Я хочу разговаривать. Хочу узнать, для чего все это нужно. И ты мне расскажешь.

— Я тебя не понимаю, Чарльз.

— Недостаточно данных? — Он фыркнул, услышав ее слова. — И ты все еще пытаешься убедить меня, что ты всего лишь машина? Неужели ты не поняла, что я в это не верю? Что все вокруг — фарс. Спектакль. Пора его заканчивать.

— Я все еще не понимаю.

— Догадайся.

— Кажется, у тебя все еще отклонение от нормы. Вероятно, неисправность физического состояния. Если ты положишь руку на место, я проверю твой метаболизм.

— Не дождешься. Сейчас ты откроешь двери и выпустишь меня наружу.

— Но это невозможно, Чарльз. Ты же сам знаешь.

— Тогда вернись домой.

— Это столь же невозможно. Ты раздражен, Чарльз, ты мыслишь нелогично. Но ты не одинок.

Он устало открыл глаза и посмотрел на шкалы, на ряды индикаторов, на металл, который он полировал и на панели, с которых стирал малейшее пятнышко. Нет, он не был одинок. На световые годы вокруг него разбросан миллион точно таких же кораблей, каждый из которых был таким же образом загружен, заполнен спорами, семенами, элементами жизни, обычными для родного мира. Дремала готовая к возрождению жизнь, защищенная дюжиной способов — в оболочках из различных пластиков и натуральных мембран, в шариках льда и в питательном желе, обезвоженная, замороженная, погруженная в электронный стасис. Крупинки, пылинки, матрицы, почти невидимые молекулярные цепочки. Груз, созданный для продолжения гонки.

А он сам?

— Нет! — Он скорчился, охваченный внутренним хаосом. — Нет!

— Чарльз, ты должен расслабиться. Тебе нечего бояться. Корабль неповрежден, тебе не нанесен никакой вред. Все так, как должно быть.

Мягкий, успокаивающий материнский тон. Уверенность преданного компаньона. Он не одинок, она с ним, она всегда будет с ним.

Но она лгала, как лгали другие, как ложью была вся его жизнь. Вся его пустая, тупая, потраченная зря жизнь.

— Правду, — жестко произнес он. — Скажи мне правду.

— О чем, Чарльз?

— Обо всем. Говори, черт бы тебя побрал!

— Цель проекта тебе объяснили с самого начала. Большая Экспансия — это мечта расы, членом которой ты являешься. Мы должны отыскать подходящую звезду, найти планету, обладающую определенным набором заранее определенных факторов и выгрузить на нее наш груз в соответствии с инструкциями. В случае удачи жизненный цикл на этом мире будет направлен в сторону имитации условий, приближающихся к исходному миру. А это означает, что в будущем ваша раса найдет подходящие для заселения планеты. Путем экстраполяции возможно утверждать, что в обозримом будущем ваша раса обнаружит рассеянные по всей галактике пригодные для обитания и до какой-то степени знакомы миры.

— А остальное?

— Больше ничего, Чарльз.

— К чертям твое вранье. Для чего нужен я?

— Ты — фактор безопасности. Существует небольшая вероятность, что произойдет неполадка в механизмах жизнеобеспечения и обслуживания корабля. В таком случае ты произведешь ремонт.

— Чем? Голыми руками?

— Нет, Чарльз, инструментами, которые я тебе предоставлю в случае необходимости.

— Вместе со знанием, как ими пользоваться?

— Эти знания имплантированы в твое подсознание, Чарльз, они будут высвобождены в случае реальной аварии.

Ответ прозвучал логично, и он удивился, почему это произвело на него впечатление, разве машина может быть нелогичной? И все же она была запрограммирована и установлена реагировать определенным образом на определенные стимулы. Она могла и лгать, или, точнее, говорить ту правду, которую знала, которая вовсе не обязана быть правдой.

Но если это не правда, то какова же она?

Для чего его засунули в корабль? Он встревоженно поднялся с кресла и прошел десять футов до задней переборки, десять футов обратно к креслу, и снова десять футов обратно. Корабль, в котором он находился, функционировал с обычной спокойной эффективностью. Он обвел взглядом стены, потолок, панель с рядами инструментов. А ведь это ширма, подумал он. Нечто, предназначенное отвлекать его внимание и создавать иллюзию, будто он необходим для функционирования корабля. Почему же он не понимал раньше, что совершенно не нужен кораблю, управляемому компьютером? Дорогой предмет бесполезного груза.

И все же Строители не стали бы затрачивать зря столько ресурсов, не будь на то причины.

— Эвейна, — резко сказал он, — для чего я здесь?

— Я уже говорила, Чарльз.

— Ты солгала. Теперь скажи мне правду. — Невероятно, но она не ответила, и глядя на свои руки, видя набухшие вены, пятна на коже, следы старости, он спросил:

— Что будет, когда я умру?

— Когда ты прекратишь функционировать, Чарльз, мы достигнем предельного расстояния от родного мира. Тогда я изменю курс и начну поиск подходящего мира, на который доставлю груз.

На мгновение ее слова показались бессмысленными — а затем на него навалилась сокрушительная, ошеломляющая правда, внезапно уничтожившая и его гордость, и его «я».

— Часы, — глухо выдавил он. — Выходит, я всего лишь часы.

Метаболический будильник. Как еще можно определить длительность полета, продолжающегося почти со скоростью света? Засеянный жизнью мир должен находиться в пределах досягаемости, и мера измерения превратилась в человеческую жизнь. Или длина его жизни, или момент, когда он осознает правду, разница невелика.

А потом?

— Мне очень жаль, Чарльз, — произнесла машина, и на этот раз не было никаких сомнений, что в ее голосе прозвучала жалость. — Мне действительно очень жаль.

А затем электронное устройство, имплантированное в его мозг, мгновенно сделало его неподвижным, тело его охладил специальный газ, стены раскрылись и обнажили инструменты, которые подхватят его тело, разделают его плоть на фрагменты и сохранят молекулярные цепочки РНК и ДНК, которые будут добавлены к конечному посевному материалу.

Но боли не было. Совсем не было. В этом, по крайней мере, Строители проявили доброту.

Перевод: А. Новиков

Последние из гробовщиков

Был знойный летний день, и население Сенте-Форкса (12 057 душ) томилось от жары. С неба донесся и быстро замер вдали гул самолета; в долине, постукивая колесами, мчался на запад поезд. На Мэйн-стрит прожужжало несколько турбокаров, развозивших по клубам домохозяек. В тени лениво почесывалась одинокая дворняга. В городке Сенте-Форкс царили мир и покой.

— Вот было бы здорово, — с вожделением проговорил Эфраим Фингл, взглянув на небо, — если б «Бизнесмен Спешэл» вдруг сбился с курса и вмазал в Обсосанный Леденец.

На борту самолета «Бизнесмен Спешэл» находилось триста пассажиров, а Обсосанный Леденец был единственной в округе горой.

— Лучше б уж «Серебряная Молния» сошла с рельсов у Морганс-Кроссинга, — с еще большим вожделением сказал Люк Иргард.

Поезд «Серебряная Молния» вез три тысячи пассажиров, а Морганс-Кроссинг был расположен на пять миль ближе к Сенте-Форксу, чем Обсосанный Леденец. Представив себе все последствия такого события, оба мечтательно вздохнули.

На той стороне улицы распахнулась дверь кабачка «У Сэма», и появился Джо Уэстон, городской пьянчужка, который, сильно пошатываясь, побрел к краю тротуара. Только он ступил на мостовую, как в конце улицы возникло расплывчатое красно-зеленое пятно — летящая на полной скорости машина. Заметив напротив, через дорогу, яркий прямоугольник экрана уличного телевизора, Джо заплетающейся походкой устремился к нему. Когда не осталось сомнений, что пути машины и пьяницы должны неизбежно скреститься, Эфраим и Люк напряженно замерли.

— А вдруг? — Эфраим был оптимистом.

— Пустой номер. — Люк был пессимистом, и пессимист Люк оказался прав.

Защитное поле, как всегда, сработало безотказно. Машина прожужжала мимо. Пьяница, целый и невредимый, поднялся на ноги в том месте, куда его мгновенно переправило защитное поле; с минуту он обалдело раскачивался из стороны в сторону, потом, сориентировавшись, опрометью бросился назад через дорогу. На стук двери кабачка эхом отозвался вырвавшийся у Эфраима вздох разочарования.

— Этому городу, — с глубокой убежденностью произнес Эфраим, — совершенно необходимы настоящие солидные похороны по первому разряду.

— Катафалк в сопровождении пятнадцати автомашин, — сказал Люк — Черных величественных лимузинов.

— Красного дерева гроб ручной работы с серебряной фурнитурой, обитой изнутри алым шелком.

— Кого бы я с удовольствием похоронил, — свирепо заявил Люк, — так это того посла, как его там?..

— Сигк Геслигк. — Это имя засело в сердце Эфраима, как заноза. — С Ригеля, — добавил он.

— Вот-вот. — Люк аж почернел. — Его б я положил в простой гроб из необтесанных сосновых досок.

— Короткий, не по мерке, — подхватил Эфраим.

— И без обивки.

— С оцинкованными ручками. И никаких цветов.

— Без бальзамирования и наемных плакальщиков.

— Ни плакальщиков ему, ни музыки, ни процессии.

— И зарыть его в неосвященной земле за оградой кладбища.

Разговор несколько странный, если принять во внимание, что речь шла о величайшем благодетеле человеческого рода.

Прогресс безжалостен: время от времени кого-нибудь обязательно ставят к стенке, и едва ли тот, кто обречен на это, испытывает удовольствие. Ни Эфраим, ни Люк не отрицали, что взамен утраченного они получили неплохую компенсацию, но они не были бы людьми, если б иногда с болью в душе не вспоминали добрые старые времена.

Когда с Ригеля прибыл Сигк Геслигк и открыл землянам секрет бессмертия, он тем самым нанес смертельный удар благородной уважаемой профессии. К стенке поставили гробовщиков.

Конечно, иногда еще подвертывалась кое-какая работенка, но разве ее можно было сравнить с тем, что было раньше! Эфраим вздохнул, вспомнив последние похороны, устройством которых занималась их фирма. Любимая собачка миссис Чедуэлл, этот омерзительного вида китайский мопс, впопыхах вместо специально для нее отваренного тощего цыпленка сожрала крысиный яд и после недолгих страданий издохла. Весь город сбежался поглазеть на погребальную церемонию.

Однако как ни прикидывай, а похороны собаки — это совсем не то. Хотя бы потому, что они не вызывают того особого уважения, с которым относятся к похоронам человека, а как Эфраим, так и Люк высоко почитали свою профессию.

— На несчастные случаи рассчитывать не приходится, — сказал однажды Люк, когда они только еще приступили к обсуждению вопроса о слиянии их фирм. — При наличии защитных полей и прочих штучек-дрючек, которые спасают от смерти зазевавшихся идиотов, несчастных случаев теперь практически не бывает.

— А самоубийства? — Эфраим напомнил о проверенном веками, надежном источнике дохода. Люк отрицательно покачал головой.

— Нынче люди не впадают в депрессию, — сказал он. — А если и впадают, то не до такой степени, чтобы в этом состоянии покончить с собой. Нет, у нас с вами только один выход — стать компаньонами и все расходы нести пополам. Иначе и вы и я будем вынуждены свернуть дело.

Но, как потом оказалось, эта акция только отсрочила неизбежный крах.

Собака перестала почесываться и отправилась обследовать соседние деревья, Джо Уэстон, шатаясь пуще прежнего, вылез из кабачка и на сей раз ухитрился перейти улицу без ущерба для своего достоинства. Жара спадала, и городок постепенно оживал. Мимо прошла компания подростков, которые с обычной усмешкой покосились на урны, могильные памятники, гробы и венки, выставленные в витрине похоронного бюро. Прислушавшись к их замечаниям, Люк втянул голову в плечи.

— «Хана им», «крышка», — скорбно повторил он. — Слыхали? Даже сопляки, и те нас теперь не уважают.

— Вурдалаки! — ахнул Эфраим и весь передернулся. — Да меня в жизни никто так не называл!

— Эфраим, — сказал Люк, — наша профессия умерла. Пора взглянуть правде в лицо.

— А если вы все-таки ошибаетесь? — Эфраим не желал сдаваться. — Вдруг это просто временный спад? Может, чума вспыхнет или еще какая эпидемия?

— Никаких шансов, — с горечью сказал Люк. — Мы держались до последнего, Эфраим, но обстоятельства нас доконали. Нам осталось только все распродать и пойти работать на завод пищевых концентратов.

Как это ни было тяжело, но пришла пора расстаться с иллюзиями. Даже Эфраим не мог не согласиться, что надежда на чуму — это воздушный замок. Его очередной вздох прозвучал как свист проносившегося в небе реактивного лайнера.

— Пожалуй, вы правы, Люк, — уныло проговорил он. — Очень печально, но никуда от этого не денешься. Эх, устроить бы напоследок хоть одни настоящие похороны по первому разряду. — В его глазах сверкнула какая-то новая мысль.

— Люк!

— Ну?

— Вы ведь сказали, что наша профессия умерла. Правильно?

— Мы с вами последние из гробовщиков, — изрек Люк. — Когда мы закроем это похоронное бюро, наша профессия перестанет существовать.

— Верно. Но если есть покойник, что с ним обычно делают, а?

— Вы опять за свое?

— Хоронят его, вот что. — Эфраим ликовал. — Теперь поняли, о чем я? Мы с вами устроим еще одну — последнюю — погребальную церемонию на самом высоком уровне и символически похороним нашу профессию. — Тут он обратил внимание на выражение лица Люка.

— Вы разве против?

— Против.

— Но почему?

— Да потому, что такую символическую церемонию не воспримут всерьез, отнесутся к ней как к шутке. Вы же слышали тех паршивцев. А представляете, каково нам придется, если мы вздумаем хоронить пустой гроб?

Эфраим представлял.

— Они будут хохотать до колик. — Люк вдруг задумался. — Ну а если гроб не будет пустым? Или никто не узнает, что он пуст?

— К чему вы клоните? — Эфраим уже был не рад, что ему в голову пришла эта дерзкая мысль.

— У меня идея. — Люк несколько раз молча кивнул, разрабатывая в уме план действий. — Мы устроим похороны, но так, что комар носа не подточит. Люди будут думать, что в гробу лежит настоящий покойник. И, веря в это, они отнесутся к похоронам с уважением, а нас с вами никто не поднимет на смех.

— Гениально, — сказал Эфраим. Ему ужас как не хотелось портить настроение своему размечтавшемуся компаньону. — Однако вам не кажется, что вы несколько увлеклись и кое-что упустили из виду? Как мы, к примеру, раздобудем покойника?

— Очень просто. — Люк окинул своего собеседника профессиональным взглядом. — Мы объявим, что вы скончались. Из вас получится отличный покойник.

— А из вас еще лучше.

— Вы старше меня и пользуетесь большой известностью.

— Но идея-то моя, а не ваша, — не уступал Эфраим.

— Бросим жребий, — предложил Люк.

Эфраим проиграл.


Похороны прошли с колоссальным успехом. Это вынужден был признать даже Эфраим. Он был слегка уязвлен тем, что их устройством насладился один Люк, но зато он сам выбрал себе гроб, а обилие цветов и венков поражало глаз. Было нанято двадцать плакальщиков и десять носильщиков, школьный оркестр прекрасно исполнил траурный марш из «Саула», и те, кто был знаком с Эфраимом или хотя бы знал его в лицо, а также знакомые его знакомых — все шли за гробом, полные решимости принять участие в этой феерии.

Смертные случаи были столь редки, что производили сенсацию, и Люк, действуя через своего троюродного брата, агента по рекламе, умело использовал прессу и телевидение. Все отели города были забиты до отказа. Владельцы домов, в которых нашлись свободные комнаты, гребли деньги лопатой. Весь мир следил за церемонией, которая транслировалась по глобальному телевидению; полюбоваться этим зрелищем прибыли даже делегации от Ригеля, Веги и ряда других членов Союза Цивилизаций Галактики.

Для Сенте-Форкса это был знаменательный день.

— Пятнадцать заказов, — мурлыкал Люк. — Начиная с дочурки миссис Хоумер, которая хочет, чтобы мы похоронили ее любимую куклу, и кончая Фредом Истербаем, пожелавшим с нашей помощью предать земле свой аппендикс. До сих пор Фред по каким-то соображениям держал его в банке, а теперь вот решил похоронить со всеми почестями.

— Погодите-ка — Эфраим потер воспаленные щеки. Он вместе с остальными участвовал в похоронной процессии, прилепив для маскировки фальшивые бакенбарды, и сейчас страдал от аллергии на клей. — С каких это пор мы пали так низко, что беремся за погребение кукол?

— С тех пор, как получили заказы. — Люк деловито взялся за карандаш. — Сейчас посмотрим. У нас есть ореховая доска — ее вполне хватит для гроба — и кусок того белого плюша…

Он сложил несколько цифр, умножил сумму на два, склонив голову, оценил взглядом полученный результат и округлил его.

— Куклу мы потом, конечно, выкопаем. Я учел это в своих расчетах.

— Ничего не понимаю, — сказал Эфраим. — Мы ведь организовали эту церемонию, чтобы символически похоронить нашу профессию. Кристально чистый, благородный конец достойного уважаемого ремесла. А вы мне тут толкуете о потворстве капризам ребенка из богатой семьи. Я был уверен, что после этих похорон наша фирма закроется.

— Я тоже, пока не поступили заказы.

— Это же неэтично.

— Это деньги на банковском счету, — напомнил Люк.

— Деньги — не самое главное в жизни, — ханжеским тоном заявил Эфраим. — Я отказываюсь проституировать свое искусство.

— Вы уже ступили на эту дорожку. Вспомните-ка собачку миссис Чедуэлл.

— Так ведь то было живое существо, которое погибло при трагических обстоятельствах, — возразил Эфраим. — Наша профессия допускала подобные погребения еще до того, как Сигк Геслигк вонзил нам нож в спину. Другое дело — куклы.

— Почему?

— Это издевательство, вот почему!

— Нельзя издеваться над тем, что не существует. — Люк швырнул в сторону карандаш и откинулся на спинку стула. — Может, вы знаете другой способ избежать банкротства? Ждать заказов на настоящие похороны бесполезно. Их нет и не будет. Люди больше не умирают. И кстати, раз уж пошел такой разговор, не откажите в любезности объяснить, в чем разница между погребением куклы и преданием земле пустого гроба.

— Вы стали другим человеком, — грустно произнес Эфраим. — Это вам успех ударил в голову. Недели две назад вы бы так не рассуждали. Неужели для вас уже ничего не значат традиции нашей профессии?

— Напротив, — не моргнув глазом, ответил Люк. — Однако мне нужна еще пища телесная.

— Но мы ведь договорились, что после этих похорон уйдем от дел. С нашим бизнесом покончено.

— Пятнадцать заказов, — улыбнулся Люк. — Я передумал.

Улыбка его быстро померкла, когда к ним без всякого предупреждения нагрянула беда, неожиданная и, естественно, крайне нежелательная.

Имя ее было Огэстес Блейк, а отправной точкой — само Правительство.


* * *

— Какой позор! — всхлипнул Эфраим. — Ну и попали же мы в переплет — суд, приговор… Лучше б я умер.

Люк воздержался от комментариев. И без того было ясно, что, умри Эфраим по-настоящему, они оба не подверглись бы судебному преследованию по делу, которое возбудил против них Блейк.

— Заговор с целью фальсификации официальных статистических данных, — стонал Эфраим. — Нарушение общественного порядка, вызванное устройством мошеннических похорон. Получение обманным путем дохода от продажи цветов и венков. Инспирация ложных слухов о неэффективности препарата бессмертия, которые повсеместно сеют тревогу и отчаяние. Подрывная деятельность, в результате которой резко ухудшились отношения между Правительством и Ригелианским послом. — Он уставился пустыми глазами на своего компаньона. — Неужели мы действительно все это совершили?

— Так сказал судья.

Сейчас Люка не могли приободрить даже заказы на пятнадцать погребальных церемоний. Он провел по волосам дрожащей рукой.

— Как же он с нами говорил. Каким тоном! Будто мы преступники! Да еще подчеркнул, что делает нам великую милость, заменив тюремное заключение огромным штрафом.

— Если мы его не уплатим, нам не миновать тюрьмы, — заметил Эфраим.

— Сам знаю. — В этот момент по дому разнеслось эхо дверного звонка, и Люк угрюмо сдвинул брови. — Держу пари, что на нас сейчас свалится новая беда. Или это какой-нибудь наглый молокосос, который поинтересуется, как вы себя чувствуете. Казалось бы, их уже должно мутить от этой дурацкой шутки. Сколько можно!

Он встал и, ворча, пошел открывать дверь. Сидевший за столом Эфраим услышал какое-то невнятное бормотание и приближающиеся шаги нескольких ног. Он поднял взгляд на вернувшегося Люка. Тот был не один. Вместе с ним в комнату вошел ригелианин, высокий, покрытый чешуей гуманоид, с аппаратом звуковидеозаписи, который висел на перекинутом через шею ремне. «Турист», — с раздражением подумал Эфраим.

— Эфраим, разрешите представить вам Джела Рэнгка, — сказал Люк. — А это, мистер Рэнгк, тот самый знаменитый Эфраим Фингл, о котором вы, несомненно, слышали.

— Я присутствовал на вашем в высочайшей степени интересном судебном процессе, — прошипел ригелианин. Говоря, он издавал такие звуки, словно у него вместо голосовых связок был паровой двигатель. — Великолепнейший образец примитивного исполнения правосудия через третейский суд. — Он прикоснулся к висевшему у него на шее ящичку. — Я все сюда записал, чтобы потом смонтировать фильм.

— Очень с вашей стороны любезно, — холодно произнес Эфраим. Он слишком хорошо помнил, что именно ригелианам обязан своим нынешним унизительным положением.

— Невероятно сожалею об упущении возможности запечатлеть погребальную церемонию, в которой причина столь крупных для вас неприятностей, — продолжал ригелианин. — Вот такой фильм стал бы очень, очень ходким товаром для проявляющих любопытство к странным похоронным обрядам, имеющим место на кое-каких планетах. Можно повторить эту церемонию?

— Нет, — сказал Эфраим.

— Надо подумать, — сказал Люк.

— Нет! — упорствовал Эфраим. — Ни за что!

— Хорошо заплачу, — сказал Джел Рэнгк.

Эфраим пересмотрел свою точку зрения.


Стояла поздняя осень, и день выдался холодный. В этот день в Сенте-Форксе (население — 17 106 душ) должно было состояться последнее представление сезона. Эфраим Фингл, необыкновенно элегантный в своем безукоризненном траурном одеянии, критически оглядывал наемных участников процессии, носильщиков, плакальщиков и оркестрантов. В последнюю минуту к нему присоединился Люк. Он лоснился от курортного загара, и от него за версту разило преуспевающим бизнесменом. Кивнув на гроб, Люк поднял брови.

— Что там на этот раз? — быстро спросил он.

— Старые шлепанцы бабушки Хилтон. Она ведь выиграла в лотерею. Шлепанцы она все равно собиралась выбросить, а тут решила, что они заслуживают достойного погребения.

— Шлепанцы так шлепанцы, какая разница. — Люк вдруг грозно нахмурился. — А ну-ка спрячь свою улыбочку в карман! — набросился он на одного из наемных участников похоронной процессии. — Тебе платят за то, чтобы на твоей роже была скорбь, а не клоунская ухмылка!

Тут оркестр бодро грянул траурный марш из «Саула», и гнев Люка как рукой сняло.

— Им полюбился этот марш, — с некоторым смущением пояснил Эфраим.

— Поедем на катафалке?

— А почему нет?

Люк с Эфраимом влезли на катафалк и, когда процессия тронулась с места, изобразили на лицах полное умиротворение. Траурный кортеж свернул на Мэйн-стрит и под деловитое жужжание аппаратов видеозвукозаписи двинулся сквозь строй инопланетных туристов.

Перевод: С. Васильева

Бессменная вахта

По расписанию мы должны были прилуниться, когда граница между освещенной и погруженной во мрак сторонами Луны проходила через центр кратера Тихо. Зрелище было отменное: равнины с будто выгравированными на них чернильно-черными, резко очерченными тенями и залитые светом вершины гор… Но я выбрал бы для посадки другое время. Вообще-то, посадка теперь не так сложна, как бывало, а опасность прилунения на ночной стороне практически сведена к нулю автоматикой, однако я предпочитал видеть собственными глазами, куда садится мой корабль. Поэтому я сделал два орбитальных облета и только тогда, когда площадка очистилась от теней, погасил скорость, повернул корабль основанием к лунной поверхности и передал управление радарной.

Посадка прошла гладко, мы почти не ощутили толчка.

Дьюмэрест по своему обыкновению со вкусом потянулся; Френч, третий член экипажа, убрал инструменты, сделал последние отметки в бортовом журнале, и к тому времени, когда Дьюмэрест выключил систему и проделал все, что требовали правила техники безопасности, Френч был готов к переходу в монитор. Зажав под мышкой панку с декларациями груза, судовыми документами и журналом, я присоединился к ним у двери тамбура. Личных вещей у каждого из нас было немного, потому что тогда на космолетах еще ограничивали вес багажа, провозимого бесплатно, а кому охота выкладывать деньги за лишние килограммы.

К нам подполз космопортовский монитор, соединился с корпусом корабля пластиковым переходником, края которого плотно прижались к металлу обшивки вокруг выхода из тамбура; покончив с этим, монитор просигналил и стал ждать, пока мы разгерметизируем люк и выйдем из корабля. Водителем оказался Герман; он приветственно кивнул мне, когда я опустился на соседнее сиденье.

— Удачный рейс?

— Рейс как рейс, ничего особенного.

Ремонтная бригада перешла на корабль и захлопнула за собой дверь люка. Герман задраил наш отсек, открыл клапан, выпустил из переходника воздух, отвел его от корабля и направил монитор к куполу космопорта.

Во время переезда все молчали. Для Германа он был каждодневной рутиной, для нас же — концом путешествия, моментом, когда предпосадочное напряжение неизбежно сменяется резким внутренним спадом. Недели две нам предстояло слоняться без дела, трепаться, осматривать какие-нибудь достопримечательности; можно было даже успеть слетать на Землю. Потом — снова в космос, на Марс, Венеру, а то и на Меркурий; такая уж работа у водителей межпланетных грузовиков: нянчимся с продовольствием и машинным оборудованием на пути к самым отдаленным уголкам солнечной системы, а обратным рейсом везем ценные минералы. Я занимался этим уже пятнадцать лет, и жизнь мою все глубже засасывала трясина обыденности.

Монитор остановился под внешним куполом космопорта.

— Интересно, он все еще там? — произнес Дьюмэрест, первым протискиваясь к выходу из монитора.

Френч пожал плечами.

— Все может быть, если только он за наше отсутствие не отдал концы. А как по-твоему, Фрэнк?

Я не ответил.

— Прилетишь, а он тут как тут, — сказал Дьюмэрест. — До того дошло, что теперь я прямо жду не дождусь свидания со старым Торном. Будто мне светит встреча с Землей, с тем, на что можно положиться.

Мы вошли в большой зал космопорта, где размещались стойки для оформления разного рода документов.

— Он здесь. Все такой же и на том же месте, — сказал Дьюмэрест и ухмыльнулся. — Кто-кто, а старина Торн никогда не подведет.

Торн стоял у выхода из зала, в начале коридора, который вел к жилым помещениям космопорта. Не человек, а живые мощи, иссохший, поблекший, сгорбленный, невзирая на небольшую силу тяготения, с лысеющим черепом, едва прикрытым редкими прядями выцветших волос, с кроткими, тоскующими глазами одинокого, заброшенного щенка.

Я чувствовал на себе взгляд этих глаз, отдавая декларации груза одному чиновнику, а судовые документы — другому. Эти глаза проводили меня до двери пункта радиационного контроля; они ждали меня, пока я, уплатив пошлину, не вернулся с таможни.

Кроткие глаза, глаза, выражавшие неиссякаемое терпение, они пристально вглядывались в каждого прибывшего на Луну человека. Потому что каждый, кто прилетал на Луну, непременно попадал в этот зал, а все корабли, державшие курс к Земле, всегда садились в районе кратера Тихо.

Большинство, равнодушно скользнув по нему взглядом, сразу же о нем забывали. Некоторых, как Дьюмэреста, он чем-то заинтересовал, и возможно, эти люди терялись в догадках, пытаясь объяснить себе его постоянное присутствие в большом зале космопорта. Что до меня, то я знал точно, почему он стоит здесь и всматривается своими кроткими глазами в бесконечный поток лиц.

Он ждал тут своего сына.

— Фрэнк.

Я уже взял разгон, чтобы проскочить мимо, но он шагнул мне навстречу — худые пальцы схватили меня за руку, а в кротких глазах был все тот же извечный вопрос.

Я отрицательно покачал головой.

— К сожалению, ничего нового.

— На борту не было ни одного пассажира? Никого, кроме экипажа? Так-таки никого, Фрэнк?

— Нас было только трое.

Я кивнул на Дьюмэреста и Френча, которые как раз проходили мимо, спеша в гостиницу, где их ждал душ и полный отдых от трудных корабельных будней. Есть экипажи, члены которых проводят время между полетами вместе, но наш к таким не относился. Я был почти уверен, что до взлета не увижу их, разве что нас где-нибудь сведет случай.

— И теперь ни одного корабля целых три дня.

Рука Торна соскользнула с моей. Он знал расписание полетов не хуже диспетчеров.

— А на Марсе вы… Понимаете, о чем я?

— Мы сели в Холмстоне, — сказал я. — Пробыли там двое суток, ровно столько, сколько нужно, чтобы выгрузиться и принять на борт новый груз. Я знаком со всеми тамошними поселенцами, и с мужчинами, и с женщинами.

— Ну конечно. — Он смущенно мигнул. — Я ведь только подумал, а вдруг…

— Ну рассудите сами, — сказал я. — Марс — это та же Сахара. Человек не может бродить по пустыне годами. Ему долго не просуществовать за пределами поселения — без пищи, без воды, без воздуха, который там слишком разрежен.

— Да, наверно…

Он уже шел рядом со мной по коридору. Его общество было мне поперек горла, но я не мог придумать, как от него отделаться. Вначале я разговаривал с ним из жалости, потом — по привычке, а теперь делал это чисто механически, словно бы по обязанности. Я отвечал ему всегда одно и то же, однако, выслушав меня, он всякий раз оставался при мнении, что я, видимо, что-то упустил, в чем-то не прав.

Я предупредил его следующий вопрос:

— Венера тоже отпадает. Условия там похуже, чем на Марсе. Или жизнь в поселении, или верная смерть.

— А как с Меркурием?

— Никаких шансов.

Мы дошагали до конца коридора, и перед нами открылись улицы выстроенного под куполом города. Я вошел в служебную гостиницу, заплатил за ключ и двинулся по проходу к своему номеру. Номер был мал и тесен: койка, стул и небольшой шкафчик — вот и вся меблировка. Он больше смахивал на тюремную камеру, но зато дешево стоил. Я бросил дорожную сумку на койку и повернулся к старику.

— Вы попусту тратите время, Торн. Почему вы не желаете примириться с тем, что это дело дохлое?

— Не могу. — Он опустился на стул и принялся разглядывать свои руки. — Вы этого не понимаете… да и все остальные тоже… Но мне необходимо повидаться с Тони.

— Зачем?

— Я хочу ему кое-что сказать.

— Только для этого?

Должно быть, я не совладал со своим голосом, потому что он быстро вскинул на меня взгляд.

— Нет, — тихо сказал он. — Не только для этого. Он же мой сын.


Слова словами, но надо было слышать, как он их произнес. То был голос одержимого, которого ничем не разубедишь. Я расстегнул на сумке «молнию», достал из нее туалетный прибор, смену нижнего белья, какие-то безделушки, которые я неизвестно для чего возил с собой, и разложил все это по комнате. Старика я обходил взглядом; если он собирался сказать что-нибудь еще — его дело. Но я все-таки надеялся, что обойдется без этого.

— Шестнадцать лет, — проговорил он. — Какой же это большой срок.

— Слишком большой. — Я швырнул пустую сумку в шкафчик и захлопнул дверцу. — Вполне вероятно, что его давным-давно нет в живых.

— Это исключено! — Он отверг мое предположение с почти оскорбительной резкостью.

— Но почему? — Я уже начал терять терпение. — В ранний период освоения космоса погибло множество людей. Откуда вы знаете, что он не попал в их число?

— Я имею точную информацию о каждом человеке, который умер вдали от Земли. — Выражение моего лица вызвало у него улыбку. — Это стоило денег, Фрэнк, но я ведь достаточно богат и отдал бы все до последнего пенни за то, чтобы еще хоть раз увидеть моего мальчика.

Я молчал. А что, спрашивается, я мог бы ему на это сказать? Я хотел только одного — чтобы старик наконец встал и ушел.

Но не тут-то было: он остался и в который уже раз поведал мне, как оно все произошло. Лучше б он этого не делал.

Тони Торн был молод и горяч, с мечтой в сердце и глазами, которые сияли светом далеких звезд. Мать его умерла; отец отказался пойти ему навстречу и не разрешил завербоваться в Школу Космонавтов. Это привело к тому, что юный Тони обокрал отца и, прихватив все добытые таким путем деньги, сбежал из дому. Обычная для того времени грязная история шестнадцатилетней давности. Ничего из ряда вон выходящего — ничего, кроме последовавших за этим событий…

— Мне хотелось бы снять с него ту старую вину, — проговорил старик. — Я пытался забыть его, но это не в моих силах. Меня не оставляет мысль, что он где-то в космосе или на одной из планет. Быть может, он женат и обзавелся детьми — это ведь мои внуки. Я хочу найти его и сказать, что я все осознал и прощаю его. — Он заглянул мне в лицо все теми же кроткими, терпеливыми глазами. — Это вы в состоянии понять?

— Лично мне ваши чувства понятны, — осторожно подбирая слова, ответил я. — Но вот вы — вы отдаете себе отчет в том, что может чувствовать он сам? Он убежал из дому шестнадцать лет назад и за все это время не написал вам ни строчки. Вам никогда не приходило в голову, что он не желает вас больше видеть?

— А если его удерживает страх? Я ведь когда-то был очень строг и не давал ему спуску.

— Шестнадцать лет — большой срок, — упорствовал я. — За такой долгий период человек способен многое забыть.

— Только не своего отца.

— Почему вы так в этом уверены? Ведь именно вы своей неуступчивостью толкнули его на преступление. Вы лишили его права избрать тот путь в жизни, о котором он мечтал. А теперь, когда с возрастом характер у вас стал помягче, вам приспичило найти его, чтобы выразить свое сожаление по поводу того, что тогда произошло. Хотите знать мое мнение? По-моему, вы самый натуральный эгоист. Вот вы кто.

— Возможно, — медленно проговорил он. — Сдается мне, что этим грешат все родители, — Он внимательно посмотрел на меня. — Сколько вам лет, Фрэнк?

— Тридцать три года. А что?

— Тони должно исполниться столько же в его следующий день рождения. Сейчас он, верно, очень похож на вас — те же волосы, те же глаза. — Старик вздохнул и покачал головой. — Значит, вы не встречали его, когда учились в той Школе, а?

— Нет.

— Это точно? Он был очень рослым для своего возраста, увлекался спортом. У него были темные вьющиеся волосы и улыбка — как солнечный луч, пробившийся сквозь облака.

— Торн, вы хорошо представляете себе то время? — Я заставил себя взглянуть ему прямо в глаза. — Государственные школы были, конечно, на высоте, но вам известно, как обстояло дело с ребятами, которые не могли в них попасть и должны были платить наличными за путевку в космос? Они или выучивались сами, или погибали. Сейчас положение изменилось, все учтено, все пришло в норму, но тогда это был сущий ад. И вы считаете, что ваш сын поблагодарит вас за то, что по вашей милости ему пришлось столько выстрадать?

— Он же сам к этому стремился, — возразил Торн.

— Нет, это вы заставили его так поступить. — Я набрал полные легкие воздуха. — Кстати, у вас даже нет никаких доказательств, что он, сбежав из дому, отправился в космос.

— Он не мог поступить иначе, — сказал старик. — Только для этого он и украл те деньги.

— Вот почему вы стоите там, в зале, и пялите глаза на всех, кто прилетает на Луну?

— Это единственное, на что я способен. Я ведь слишком стар, чтобы самому пуститься на поиски: меня не пропустит медицинская комиссия. Тони мог поменять имя, раздобыть другие документы, сделать все, что угодно, и, кроме меня, никто не сумеет его найти. Но когда-нибудь он обязательно вернется домой. И я его встречу.

— Вы сумасшедший. — Я встал, сделал два шага и остановился у металлической стены номера, вперив взгляд в ее гладкую полированную поверхность. Спустя какое-то время я повернулся лицом к старику. — Сумасшедший! Слышите? Сколько вы уж тут простояли? Два года? Три? А о нем ни слуху ни духу. Почему вы не возвращаетесь домой?

— Я вынужден остаться здесь навсегда. Мое сердце не выдержит перелета на Землю.

— Выходит, вы будете здесь болтаться, пока не умрете, так?

— Да, Фрэнк, — спокойно ответил он. — Выходит, что так.

— А до тех пор намерены торчать в том зале и осматривать всех вновь прибывших. Год за годом вы будете стоять на своем посту, и, когда б я ни прилетел, мне не миновать встречи с вами. Так, что ли?

— Да, — повторил он. — Выходит, что так.

— Уйдите, — сказал я. — Уйдите и оставьте меня в покое.

После его ухода эта клетушка больше чем когда-либо напомнила мне тюремную камеру. Я немного посидел, потом, захватив туалетные принадлежности, прошел по узкому коридору в общую ванную комнату. Там я принял душ, побрился и совершил все, что, как принято считать, освежает человека и пробуждает в нем вкус к жизни. Для меня же это было потерей времени, не больше.

Развлечения на Луне состояли главным образом из занятий разными видами спорта в закрытом помещении. И хотя предприимчивая фирма предлагала желающим еще альпинизм и катание на специальных лыжах по пылевому покрову равнин, меня не привлекало ни то, ни другое. Я выпил в баре стакан виски, принялся за второй, и в это время в дверь заглянул Дьюмэрест. Он увидел меня и, потоптавшись на пороге, куда-то исчез. Ничего удивительного — Дьюмэрест любил поддать как следует, и я ему в собутыльники не годился.

На борту корабля, где не держат спиртного, я мог себе позволить расслабиться. В баре же, зная, как алкоголь развязывает языки, я должен был постоянно быть начеку.

Я был начеку уже шестнадцать лет.

В одиночестве я одолел еще два стакана виски и, почувствовав, как из желудка по телу стало разливаться тепло, опустил монеты в прорезь киноавтомата и вошел в темную смотровую кабину.

Трехмерный фильм был стандартной мелодрамой; главные действующие лица — какой-то юноша, его старая седовласая мать и собака. Сюжет убогий до предела, зато оформление — по первому разряду; я вдыхал аромат хвои, слышал шепот ветра в ветвях деревьев, видел, как по небу величественно плывут облака, и ощущал на руках и лице влагу капель искусственного дождя.

Я словно перенесся на Землю и окунулся в живую зелень родной планеты. Планеты, которую я ни разу не посетил за период, почти равный половине уже прожитой мною жизни.

Фильм начал меня раздражать. Глаза собаки вернули мои мысли к Торну. Седая старуха мать напомнила мне о молчаливом человеке, который, ни на миг не теряя надежды, бдительно нес бессменную вахту в большом зале космопорта. А темноволосый паренек с улыбкой, подобной пробившемуся сквозь облака солнечному лучу, вызвал в памяти события, о которых лучше было бы не вспоминать.

Вернувшись в свой номер, я сел на койку и медленно обвел взглядом металлические стены.

Сходство этого помещения с тюремной камерой было случайным, но факт оставался фактом. Комната, в которой я находился, отличалась от настоящей тюремной камеры только тем, что я мог в любое время открыть дверь и выйти из нее.

Выйти, чтобы сменить это место заключения на другое — космический корабль, летящий в межпланетном пространстве, металлическое яйцо, которое изолирует человека от внешнего мира куда надежнее, чем тюрьма.

Я встал и с неприязнью глянул в зеркало, вделанное в стену напротив шкафчика. Зеркало было большое, в нем можно было увидеть себя всего, с ног до головы. Я злобно посмотрел на свое изображение: исчерченное шрамами лицо, седеющие волосы, затравленный взгляд. Глаза человека, хранящего тайну, которая должна навсегда остаться при нем.

Некоторые люди, совершив преступление, способны намертво об этом забыть. Но есть и другие — те, кто идет на преступление во имя осуществления какой-то мечты. Они потом терзаются муками совести до конца своих дней. И без Торна было несладко, а теперь стало почти невыносимо. Всякий раз, совершив посадку, я ощущал на себе терпеливый взгляд его кротких глаз, напоминавший мне о том, что только я, я один, могу положить конец его бессменной вахте.

Но он простоит там до самой смерти, будет все ждать, ждать, встречая меня в конце каждого рейса. А человек, поселившийся на Луне, живет долго, очень долго.

Я разразился проклятиями, но легче мне не стало. Я проклял тот финт судьбы, который свел меня, бредившего космосом юнца, с мальчишкой, бежавшим из дому в погоне за той же мечтой, но имевшим деньги, чтобы превратить эту мечту в действительность. Я проклял тот булыжник, хрупкий череп, те обагренные кровью деньги, которыми я заплатил за шестнадцать лет ада.

И полные терпеливого ожидания глаза его отца.

Перевод: С. Васильева

Колокольчики Ахерона

У каждой планеты своя атмосфера, не только та, которой мы дышим, но и та, которую мы ощущаем. Рвущиеся ввысь, изрезанные волнами бурных морей горы Кальтурии — исполинские откосы, голые и бесплодные, — отражают багровый свет зловещего солнца на небе, столь низком и хмуром, что человек чувствует себя букашкой на ладони мироздания. Локраш, теплый и ласковый, покрытый лесами и пологими холмами; ароматный ветерок раскачивает цветы, красный и зеленый свет двойного солнца сливается и переливается бесконечным переменчивым мерцающим чудом. Снега, льды и непрекращающиеся электрические бури Рагнарока, а по ночам ослепительной красоты сияние заполняет небо лентами и полотнищами разноцветного огня. Поющие колокольчики Ахерона.

Мы заходили на эти планеты во время Большого путешествия, приземлялись на день-два, пассажиры глазели и восхищались, затем снова вверх, гравитационные двигатели гудели, поднимая нас в Космос, кружение гиперпрыжка, бросающего нас от звезды к звезде, и снова посадка, и снова чудеса природы, поражающие и ошеломляющие. Могло бы и надоесть, но никогда не надоедало. Вселенная слишком велика, слишком много в ней миров, чтобы оставалось место для скуки. Поэтому экипаж ждал посадки не меньше, чем пассажиры, а после нам также не хотелось взлетать, а взлетев, мы снова с нетерпением ждали посадки на новой диковинной планете.

У каждого из нас были любимые миры. Я знал, что капитану нравились живые кристаллы Альмури, за главным инженером надо было приглядывать, когда мы высаживались на Хоумлайне, где в удивительных морях плавали не менее удивительные рыбы, а для меня ничто не могло сравниться с поющими колокольчиками Ахерона.

Хольман рассказывал о них, когда я появился в кают-компании. У него вошло в привычку говорить о мирах, которые нам предстояло посетить, с научной точки зрения объяснять явления природы и, в некоторой степени, подготавливать пассажиров к чудесам, которые они увидят, хотя это и не входило в его обязанности. Несчастных случаев было мало, болели редко, а гиперпрыжок занимал иногда несколько дней. Для доктора, как и для всех нас, время от звезды до звезды тянулось медленно.

Я тихо двигался по кают-компании, собирая пустые стаканы, вытряхивая пепельницы, прибирая разбросанные книги и журналы — превосходный стюард, как всегда. Хоть эта работа и была лакейской, меня она устраивала, жалованья хватало, иногда перепадали щедрые чаевые, служба не утомляла, она помогала скоротать время, и, пока мы заходили на Ахерон, я был доволен.

— Удивительный мир, — рассказывал Хольман. — По ряду причин животная жизнь так никогда и не возникла на Ахероне. Это царство флоры. Там нет даже насекомых.

— Нет насекомых? — Кляйнман нахмурился. Этот маленький лысый человечек много читал, но знал мало. — А как же тогда происходит опыление?

— Растения двуполые, — объяснил доктор. — Они самоопыляются. Семена же разносит ветер.

— Колокольчики, — сказал Кляйнман. — Что это такое?

— Знаменитые колокольчики. — Хольман замолчал и взглянул на слушателей.

Они все были в кают-компании, все тридцать пассажиров, которых мы везли в этот раз. Пожилые люди в большинстве своем, потому что Большое путешествие стоит недешево. Парочка молодых влюбленных, проводивших свой медовый месяц, перешептывались, держась за руки. Толстая матрона с бриллиантами на жирной шее следила за своим сыном, долговязый нелепый юнец не сводил щенячьих глаз с привлекательной пепельноволосой женщины. Я был знаком с ней — Лора Амхерст, молчаливая и сдержанная блондинка, она редко говорила, а улыбалась еще реже.

— Поющие колокольчики Ахерона, — продолжал Хольман, и я осторожно подошел ближе. — На самом деле никакие это не колокольчики. Просто каприз эволюции. Преобладающая растительная форма представляет собой кустарник, достигающий высоты в два человеческих роста. Он плодоносит круглый год и обычно покрыт стручками разной степени зрелости. Стручки сферической формы, около дюйма в диаметре, и в каждом полдюжины семян.

— А я-то думал! — потрепанный фат разочарованно надул губы, как было в моде, когда я родился. — Я воображал, что это настоящие колокольчики.

— Стручки, — недовольно фыркнул Кляйнман. — Только и всего?

— Только и всего, — Хольман бросил быстрый взгляд на меня. — Просто каприз природы. — Он улыбнулся пассажирам. — Но есть в них все же нечто особенное. Видите ли, в почве Ахерона содержится очень много кремния. Так много, что ни одно земное растение здесь бы не выжило.

— Ничего удивительного, — казалось, Кляйнман нарочно действует всем на нервы. — Во многих мирах земная растительность не смогла бы развиваться.

— Вы правы. — Хольман вновь замолчал, и я знал, что он пытается скрыть раздражение. Настоящим проклятием были для него невежды, воображавшие, что они знают все на свете. — Дело в том, — спокойно продолжал он, — что из-за высокого содержания кремния в стручках они представляют собой хрупкие стеклянные шары. Семена внутри не закреплены, и при порывах ветра они ударяются об оболочку.

— Правда, они похожи на плоды физалиса? — внезапно спросила Лора Амхерст.

— Да, — сказал Хольман и вновь взглянул на меня. — Очень похожи на плоды физалиса. В поющих колокольчиках в помине нет ничего сверхъестественного.


Затем последовал шквал вопросов и ответов. Кляйнман старался выказать свою начитанность и преуменьшить познания доктора. Хольман терпеливо отвечал. В конце концов, он был членом команды, и ему не хотелось показывать всем, каким дураком был Кляйнман. Только Лора Амхерст хранила молчание, прекрасные пепельные волосы, подчеркивали ее бледность. Позднее, когда пассажиры ушли отдыхать и на корабле все затихло, Хольман вызвал меня.

— Садись, Джон, — он указал на стул в тесной амбулатории. — Как тебе наши пассажиры?

— Как всегда.

— Кажется, невысокого ты о них мнения? — Он не ждал ответа и не получил его. — А что ты думаешь о блондинке?

— О Лоре Амхерст?

— Да, о ней. — Он уставился на шкафчик с инструментами. — Она вдова, вдобавок овдовела недавно. Не нравится мне все это.

Я знал, что он имеет в виду, но ничего не сказал. Есть темы, которые можно обсуждать сколько угодно, а есть такие, что раз поговорил — и баста. Я не мог говорить об Ахероне. Я сделал вид, что смотрю на часы, и Хольман понял намек.

— Итак, ты не хочешь говорить об этом, — сказал он упавшим голосом. — Что ж, я сделал все, что мог, остается только надеяться на лучшее. Но она вдова, и я уже пригляделся к ней. — Он тряхнул головой. — Черт бы побрал эти слухи. Почему люди не могут поверить тому, что есть на самом деле?

— Может быть, она и поверит. — Я встал и пошел к дверям. — Ты все очень убедительно объяснил.

— Но ведь недостаточно убедительно, а, Джон? — Он посмотрел на меня исподлобья. — Так я и думал. — Он вздохнул. — Ладно, подождем до завтра. Спокойной ночи, Джон.

— Спокойной ночи, доктор.

Когда я уходил, он не сводил глаз со шкафчика.


Смутные очертания Ахерона возникли перед нами на следующее утро, и мы завтракали под пронзительное гудение гравитационного двигателя. Завтрак уже закончился, когда мы вошли в атмосферу, посуда еще до посадки была убрана, и пассажиры ждали, когда откроются воздушные шлюзы. Хольман, как обычно проводил инструктаж вместо капитана.

— Ничто не может причинить вам вреда на этой планете. Но есть одна серьезная опасность. Каждый раз мы приземляемся в одном и том же месте, среди кустов протоптаны тропинки, вы не должны сходить с них ни на шаг.

— Почему? — Кляйнман, как всегда, был невыносим. — Если нам ничего не угрожает, то что же в этом опасного?

— Вы можете заблудиться, — терпеливо объяснил Хольман. — Кусты высокие, и заблудиться очень легко. Не сходите с тропинок, и вам это не грозит. — Он улыбнулся. — Честное слово, вы ничего не потеряете, если последуете моему совету.

Дело было не только в этом, но он, видимо, решил не тратить слов попусту. По обыкновению пассажиры выслушали инструктаж беспечно и равнодушно и явно собирались поступать как им заблагорассудится. Под наблюдением Хольмана они прошли через шлюз, сопровождавшие их члены экипажа следовали в некотором отдалении. Он, должно быть, заметил выражение моего лица, потому что подошел ко мне и серьезно посмотрел на меня.

— Может, не пойдешь на этот раз?

— Не могу.

— Смог бы, если бы захотел! — рявкнул он, затем уже мягче добавил: — Зачем тебе это, Джон? Что тебе это даст?

— Извини, — я не хотел спорить с ним. — Мне нужно идти работать.

Работа не заняла у меня много времени, об этом я позаботился заранее. Как всегда на Ахероне, я торопливо покончил с делами, мысли мои были далеко. Когда я закончил, Хольман был занят: трое, в том числе и Кляйнман, вернулись на корабль с изрезанными в кровь руками. Мне было слышно, что говорил доктор, перевязывая раны.

— Я ведь предупреждал вас, — говорил он. — Кремний — это стекло, а стекло — вещь твердая, нехрупкая. Что случилось?

— Я хотел сорвать несколько стручков, — сказал Кляйнман, — попытался сломать ветку. — Он выругался, возможно, от боли. — С тем же успехом я мог бы схватить пригоршню ножей.

Я направился к воздушному шлюзу и не услышал, что ответил Хольман.

Член экипажа, стоявший у шлюза, узнал меня и вновь повернулся лицом к зарослям, окружавшим корабль. Слабый ветерок едва ощущался, но даже через поляну был слышен звон колокольчиков.

Я побежал в сторону долины, и звук усилился.

Это было в стороне от тропы, но я знал дорогу. Я осторожно пробирался между высокими кустами и остановился, только когда добрался до знакомого мне места. Передо мной был крутой обрыв, а далеко внизу долина, сплошь покрытая кустарником, склонившимся под тяжестью блестящих стручков. Я ждал затаив дыхание, наконец ветер усилился, и началось.


Звон колокольчиков невозможно описать словами. Другие пытались сделать это, но не смогли, а я не поэт. Нужно услышать эту музыку и понять, а один раз услышав, невозможно забыть. В долине были тысячи кустов, усыпанных стручками, она звучала, как огромный резонатор. Звук поднимался наверх волной, множество нот, все, какие только возможны, вместе и по одной, сливались, переплетались в бесконечном разнообразии мелодий. В этой музыке были все звуки, все, какие только могли быть.

Чья-то рука опустилась на мое плечо, и я открыл глаза. На меня смотрел Хольман.

— Джон!

— Оставь меня в покое. — Я сбросил его руку. — Зачем ты вмешиваешься?

— Уже поздно, — сказал он. — Я начал беспокоиться. — Он взглянул вниз, на долину, и я понял, что он имел в виду. — Пойдем на корабль.

— Нет, — я шагнул в сторону. — Оставь меня в покое.

— Не дури, — сказал он хриплым от злости голосом. — Сколько раз я должен повторять тебе, что это — иллюзия?

— Какое это имеет значение? — Я посмотрел на долину. — Я верю в это. Он живет где-то там, внизу. Я слышу его голос.

— Иллюзия, — повторил Хольман. — Мечта.

— Так считаешь ты, но это все, что у меня есть. — Я взглянул на него: — Не беспокойся, я верю тебе.

— И надолго хватит твоей веры? — Он выругался грубо и зло. — Черт возьми, Джон, прекрати травить себя. Твой сын уже пять лет как мертв, твоя бывшая жена снова вышла замуж. Давно пора вернуться к работе и перестать растрачивать себя понапрасну.

— Да, — я шагнул в сторону корабля. — Работа. Меня будут искать.

— Да не об этой работе речь, о твоей настоящей работе. Нужно делать то, чему ты учился, а не нянчиться с кучей туристов. — Он обнял меня за плечи и заглянул в глаза: — Когда-нибудь ты попытаешься забыть, что это иллюзия. Когда-нибудь ты решишь, что это реальность. Может, мне нужно рассказать тебе, что тогда произойдет?

— Нет, — я посмотрел вниз. — Не нужно.

— Пора образумиться, Джон, — сказал он устало. — Ты должен вернуться к своей научной работе. Какую пользу ты приносишь здесь?

Этот довод был не нов, я слышал его много раз, но как я мог это сделать? Ведь я потерял бы возможность бывать на Ахероне, в долине поющих колокольчиков, я не услышал бы больше голос, который так терпеливо ждал моего возвращения.


По расписанию на Ахероне была двухдневная стоянка. И на это были свои причины. Лучше всего колокольчики звучали на рассвете и на закате, когда утренний и вечерний ветер наполнял их трепетной жизнью. Проходили часы, и пассажиры изменялись. Они стали спокойнее, задумчивее, не вступали в споры. После первой посадки никто не пытался собирать сувениры. И не потому, что боялись порезаться о стеклянные ветки, с этим можно было как-нибудь справиться, — скорее, они боялись, что планета лишится даже малой части того, что рождало такую чудесную музыку.

Наступила вторая ночь и прошла очень быстро. Рассвет залил горизонт сверкающими потоками золота и огня, и, как всегда, утренний ветер тронул колокольчики, и воздух наполнился неправдоподобно прекрасной музыкой. Все слушали. Экипаж и пассажиры застыли в лучах восходящего солнца, и красота Ахерона переполняла их души и сердца.

Потом, когда корабль готовился к отлету, пропала Лора Амхерст. Это известие принес мне Хольман, в его голосе был ужас.

— Вдова, — сказал он. — Колокольчики. Черт возьми, Джон, ты должен был быть внимательнее.

— Я не отвечаю за пассажиров после того, как они покинули корабль. Но мне кажется, я знаю, где она.

— В долине? — опередил он меня. — Ты уверен в этом?

— Нет, но один раз я видел, как она шла в том направлении. — Я бросился к двери. — Я приведу ее.

Я побежал прочь от корабля, продираясь через кусты, не обращая внимания на ветви, в клочья раздиравшие мою одежду, не вслушиваясь в музыку, звучавшую вокруг меня, музыку, возникавшую от моих движений. Я свернул с протоптанной тропинки и побежал в сторону долины. Надо было спешить, я мчался наперегонки с ветром, и, когда я добежал, все мое тело было изранено, а одежда превратилась в лохмотья. Я оказался прав. Лора Амхерст с закрытыми глазами, вытянув вперед руки, шла к краю обрыва.

— Лора! — Я бросился за ней, схватил ее, ударил по лицу.

Она открыла глаза, рот искривился от боли. Я заговорил быстро и громко, стараясь заглушить доносящийся звон, перебарывая желание сосредоточиться и слушать.

— Этого нет на самом деле. Ведь это иллюзия. — Я крепко прижимал ее к себе, предупреждая внезапное движение. — Ваш муж?

— Вы знаете? — Она ловила мой взгляд. — Вы знаете. Правду говорили. Мертвые на самом деле живут здесь, я знаю, что они здесь живут.

— Нет, — я искал слова, которые могли бы разбудить ее. Сколько раз я слышал их, сотни раз повторял их Хольман и другие, но все же я с трудом находил их. — Это обман чувств. Приходишь сюда и слушаешь все звуки, которые когда-либо звучали, и из них выбираешь те, которые больше всего хочешь услышать. Лепет умершего ребенка, голос мужа, смех и слезы тех, кого уже нет. Человеческое сознание — странная вещь, Лора. Оно воспринимает звуки и наполняет их смыслом, и они уже не то, что есть на самом деле.

— Я говорила с ним, — сказал она. — И он отвечал мне. Я знаю, он здесь.

— Его здесь нет. — Она попыталась вырваться, и я еще крепче прижал ее к себе. Я знаю, что один неверный шаг, и мы оба угодим с обрыва. — Закрываешь глаза и начинаешь слушать и слышишь голос, который хочешь услышать. Говоришь — и он отвечает, но все это время говоришь с самим собой. Говоришь и отвечаешь самому себе, а слова и интонации подбираешь из звона колокольчиков. Это самообман, это еще менее реально, чем фотография или магнитофонная запись. Память подсказывает слова.

— Там мой муж, — настаивала она. — Он звал меня. Я должна идти к нему.

— Нельзя. — Меня прошиб пот при мысли о том, что случится, если она вырвется. — Послушайте, слышали ли вы его голос или думали, что вы его слышите, но вы пошли с закрытыми глазами на звук. Но звук-то шел от кустов. — Я встряхнул ее. — Вы понимаете? От кустов!

Она не понимала.

— Кремний, — сказал я. — Листья, как бритвы. Долина вся ими покрыта, а здесь обрыв. Еще два шага, и вы бы сорвались вниз. — Я сжал ее за плечи и повернул лицом к обрыву. — Мы недаром не водим сюда туристов. Слишком многие вели себя так же, как и вы, верили, как и вы. — Я показал на то место среди бледно-зеленых зарослей, где что-то смутно белело. — Мы зовем это место Долиной поющих колокольчиков, а правильнее было бы назвать его Долиной смерти.


Она долго смотрела на побелевшие кости. Ветер стих, и лишь нежный звон доносился из долины, и, когда она заговорила, ее голос звучал громко.

— Вы приходите сюда, — сказала она. — Почему?

— Ради своей мечты, — я рассказал ей все. — Но теперь я понимаю, что напрасно потерял пять лет. Не повторяйте моей ошибки, не живите прошлым. Надо жить настоящим и будущим. Не стоит терзать себя воспоминаниями. Пусть мертвые покоятся с миром.

— А вы?

— И я последую своему собственному совету.

Еще раз я оглядел сверкающее пространство долины и, наверное, впервые увидел ее. Не то, что о ней рассказывали, не последний приют покинувших нас, не единственное место во Вселенной, куда мертвые приходят, чтобы знакомыми голосами говорить с теми, кто их любит и помнит. Я увидел то, что видел Хольман. Колокольчики — чудо природы, не более. Каприз эволюции, в них нет ничего сверхъестественного, не больше, чем в любом другом растении.

Когда мы шли обратно к кораблю, Лора улыбалась. Я понял почему раньше, чем мы вернулись на Землю.

Я забыл, что Хольман — психолог. Я недооценивал себя. Не учел того, что крупных ученых не так уж много. И правительство, очевидно, все еще нуждалось во мне. Но им был нужен здравомыслящей человек.

— Все было подстроено, — сказал мне Хольман в последнюю ночь полета. — Я не прошу прощения, врачу не нужно искать оправдания для своих методов лечения. Лора-то вдова. Она актриса божьей милостью — Он внимательно посмотрел на меня: — Ты удивлен?

— Нет, — честно ответил я. — Я не удивлен.

Умный не поглупеет только потому, что у него в голове слегка помутилось. У меня было время все обдумать, и некоторые детали прояснились. Намеки Хольмана, обстоятельства, при которых Лора пропала, и даже то, что Хольман дал мне понять, куда она могла пойти. Конечно же, она слышала, что я приближаюсь, и рассчитала все до мелочей. Ей ничего не угрожало, но я-то этого не знал. Испугавшись за нее, я разрушил собственную иллюзию, взглянул на себя со стороны и все понял. Но я получил взамен неизмеримо больше.

Я улыбнулся Хольману и ушел, он обескураженно смотрел мне вслед. Я мог все объяснить ему, впрочем, все и так разъяснилось бы позже.

Меня ждала Лора.

Перевод: А. Прокофьев

Пятьдесят семь секунд

С практической точки зрения это было очень удачным изобретением, и все им пользовались. Под всеми в данном случае имеются в виду Особые Люди, богачи, представители высших слоев общества. Иногда они спускались вниз, чтобы ознакомиться с той забавной и необычной цивилизацией, царившей здесь, и чтобы почувствовать себя акулой среди мелкой рыбешки.

Особые Люди представляли собой «сливки» межгалактического мира. Оберегаемые и защищенные передовой наукой, они наблюдали жизнь аборигенов, старательно скрывая свое происхождение. Но со всяким может произойти несчастный случай, даже со сверхчеловеком. Впрочем, вероятность этого была так ничтожна, что никто не принимал ее во внимание. Разве что случится нечто совершенно непредсказуемое.

Например, лопнул стальной трос, на котором подвешена строительная люлька в двадцати метрах от земли. Люлька упала, но не причинила никакого вреда. Лопнул трос, освободившись от нагрузки, описал нижним концом непредсказуемую траекторию. Вероятность попадания его в конкретную точку была ничтожна. Но именно это и произошло. Он удара тросом череп раскололся, а мозги превратились в кашу. Автоматический датчик опасности, помещенный хирургическим путем под кожу жертвы, послал сигнал о помощи. Сигнал получили друзья. А труп отправили к Фрэнку Уэстону.

Фрэнк Уэстон был ходячим анахронизмом. Трудно себе представить, чтобы при таком развитии медицины человек мог смириться с хромотой. Он хромал вот уже двадцать восемь лет. И еще труднее себе представить, чтобы у человека при такой хромоте, в данном случае у Фрэнка Уэстона, было лицо настоящего ангела.

Но если он и был похож на ангела, то на падшего. Мертвым, конечно, было все равно, но родственникам умерших Фрэнк доставлял немало страданий. Матери девушки, покончившей с собой, он мог сказать, что ее дочь была беременна. А безутешному отцу, что его дочь умерла от венерической болезни. Никто никогда не сделал попытки проверить правдивость его утверждений. А если бы и проверили. Фрэнку было все равно. В конце концов, он не врач, а санитар из морга.

Фрэнк безучастно исследовал только что доставленный труп, лицо которого было обезображено до неузнаваемости. Кровь подпортила костюм, но и так было видно — очень дорогой. Денег в бумажнике почти не было, вместо них лежала пачка кредитных карточек. Из карманов Фрэнк извлек немного мелочи, с руки снял часы, а с галстука булавку. Все это он складывал в конверт. Но потом увидел на руке трупа кольцо и прекратил свое занятие.

Человек, занимающий должность, подобную той, что занимал Фрэнк, и не страдающий избытком совести, может взять себе понравившуюся вещь. Фрэнк не знал, что такое совесть. Он решил, что кольцо могло пропасть еще до того, как труп попал в его руки. Кисть была залита кровью, поэтому вряд ли кто заметил это кольцо раньше. А если кто и заметил, вряд ли что-нибудь докажет. Фрэнк решил снять кольцо, даже если для этого придется сломать трупу палец. Мало ли что может произойти при несчастном случае.

Спустя два часа за трупом явились двое мужчин. Хорошо одетые, с решительными лицами. Погибший работал вместе с ними. Они сказали Фрэнку, где произошел несчастный случай, описали, во что была одета жертва, и сообщили другие необходимые в таких случаях подробности. Они заявили, что немедленно заберут труп.

Один из них, пристально посмотрев на Фрэнка, спросил:

— Здесь все, что у него было?

— Разумеется, — ответил Фрэнк. — Все его личные вещи лежат в конверте. Распишитесь здесь и забирайте своего приятеля.

— Минуточку. — Пришедшие обменялись взглядами. — У нашего друга было кольцо. Вот такое. — Говорящий протянул руку. Кольцо из белого металла с камнем. Верните его.

— У меня нет никакого кольца, — грубо ответил Фрэнк. — Я его в глаза не видел. Когда его привезли, кольца не было.

Мужчины вновь переглянулись.

— Кольцо не представляет ценности, — сказал один из них, — но оно дорого нам как память. Мы заплатим за него сто долларов. И никаких вопросов.

— А мне до этого какое дело? — холодно ответил Фрэнк. Он ощущал садистское удовольствие, беседуя с незнакомцами. Он чувствовал, что доставляет этим людям страдание, хотя и не понимал почему. — Ну что, подписываете или нет?

Взяв в руку скальпель, он крикнул:

— Если думаете, что кольцо украл я, заявляйте в полицию! Давайте отсюда!

Воспользовавшись свободным временем, Фрэнк рассмотрел свою добычу. Он пошел в бар и уселся в углу, за свой любимый столик. Чтобы никто не видел, чем он занимается, он развернул газету и неторопливо достал кольцо. Само кольцо, широкое и толстое, имело сбоку небольшой бугорок, который можно было надавить пальцем. Камень был матовым и плоским, очевидно, какая-то дешевая подделка. А металл, из которого было сделано кольцо, покрыт никелем. Да за сто долларов можно купить дюжину таких колец!

Но почему у человека в таком дорогом костюме было такое дешевое кольцо?

Труп просто источал богатство. Принадлежавшие ему портсигар и зажигалка были из платины и инкрустированы драгоценными камнями. Фрэнку и в голову не пришло прикарманить их. Это дело опасное. Кредитные карточки лишний раз подтверждают, что их бывший владелец ни в чем не нуждался. Так зачем столь богатому человеку эта дешевка?

Подняв глаза, Фрэнк рассеянно осмотрел бар. За соседним столиком трое мужчин пили кофе. Один из них выпрямился, встал, потянулся и направился к двери.

Нахмурившись, Фрэнк перевел взгляд на кольцо. Ему не давала покоя мысль, с какой стати ему предлагали сто долларов за никчемную вещь. Он потрогал пальцем выступ на кольце, а затем нажал на него пальцем.

Ничего не случилось.

Единственное, что произошло, — человек, направлявшийся к двери, вновь сидел за столом. Теперь он выпрямился, встал, потянулся и направился к двери. Фрэнк снова нажал на выступ кольца, считая про себя. Прошло пятьдесят семь секунд, и человек вновь оказался за столом. Он выпрямился, встал, потянулся и направился к двери. На этот раз Фрэнк дал ему уйти.

Теперь он понял, что попало ему в руки.

Он откинулся на спинку стула. Фрэнк ничего не знал об Особых Людях, и, хоть он и был садистом, дураком назвать его было нельзя. Конечно, он понял, что должен сохранить свое приобретение. И что ему всегда следует иметь кольцо при себе. И форма кольца именно такова, чтобы им можно было воспользоваться в нужный момент. Да и что может быть удобнее в таком деле, чем небольшое кольцо.

Удача — это нужное сочетание благоприятных обстоятельств. Но зачем удача человеку, который знает, что может произойти в течение ближайших пятидесяти семи секунд? Почти минута. Немного, но…

Нет, совсем немало. Попробуй задержать дыхание на это время, подумал Фрэнк. Или засунуть руку в раскаленную духовку, хотя бы на несколько секунд. За одну минуту можно пройти сто метров, пробежать четыреста. За столь короткий промежуток времени можно что-нибудь придумать, можно умереть, можно жениться. За пятьдесят семь секунд можно много чего сделать.

Скажем, перевернуть карту, узнать, сколько очков выпадет на игральных костях. С этого момента Фрэнк стал непобедимым чемпионом азартных игр.

Он подставил свое тело струйкам душа. Повернув кран, он затаил дыхание — вода была ледяная. Все тело покрылось гусиной кожей. Холодный душ зимой, когда нет возможности вымыться горячей водой, — это наказание, но если делаешь это по собственному желанию, — это приятное упражнение. Он снова включил горячую воду и через несколько минут вышел из душа, завернувшись в махровую простыню.

— Ты еще долго, Фрэнк?

Женский голос с типичным выговором аристократических слоев общества. Эта леди Джейн Смит-Коннорс была необычной, богатой и нетерпеливой.

— Минутку, дорогая, — сказал Фрэнк, бросив полотенце на пол. Улыбаясь, он посмотрел на себя в зеркало. Деньги сделали его богатым, позволили изысканно одеваться, изменить свои вкусы и даже акцент. Он продолжал оставаться падшим ангелом, но теперь его сломанные крылья блестели золотом.

— Фрэнк!

— Иду!

Фрэнк стиснул зубы так, что стало больно. Стерва! Она стала жертвой его привлекательности и репутации, а теперь станет жертвой своего любопытства. Но спешить было некуда. Ведь и паук всегда ждет, пока муха окончательно не запутается в его паутине.

Накинув шелковый халат, он побрызгал на себя дезодорантом.

Теперь племенной бык был почти готов к действию.

Отодвинув занавесочку на окошке ванной комнаты, он посмотрел в ночь. Далеко внизу мелькали огоньки автомобилей. Лондон- прекрасный город. Англия — прекрасная страна. Особенно Лондон нравился игрокам, ведь здесь не надо было платить налоги с выигрыша, а играли по-крупному.

Дело было не только в деньгах, которые притягивают только плебеев. Фрэнк получил возможность вращаться среди людей, вершащих судьбы других.

Лондон. Город, который исключительно нравится Особым Людям.

— Фрэнк!

Нетерпение. Недовольство. Надменность. Дама хочет, чтобы ей занялись.

Она была высокая и угловатая, словно школьница-переросток, которая все еще должна ходить в форме какого-нибудь престижного колледжа. Но первое впечатление всегда обманчиво. Многие поколения браков в узком кругу привели не только к определенному распределению мяса на костях. Они стали причиной извращенного сознания и неутолимых желаний. С медицинской точки зрения ее нельзя было считать нормальной, но людей ее класса никогда не называли «сумасшедшими». Их считали «эксцентричными». Никто не говорил, что они «невыносимы», а только «своеобразны». Никто не считал их жестокими. Их называли «забавными».

Фрэнк протянул руки и надавил большими пальцами на глаза женщине. Леди Смит-Коннорс от невыносимой боли скорчилась.

Фрэнк нажал сильнее, и женщина закричала от страха потерять зрение. Про себя Фрэнк считал секунды. Пятьдесят один, пятьдесят два…

Он отпустил женщину, чтобы нажать на кольцо.

— Фрэнк!

Он снова обнял ее. Его сердце билось от того, что он заставил ее страдать. Фрэнк решительно поцеловал ее и слегка прикусил губу зубами. Умелыми движениями он раздел женщину. Он укусил ее сильнее и заметил, как напряглось ее тело.

— Перестань! — резко сказала она. — Мне это не нравится!

Фрэнк дал ей передохнуть. И снова нажал на кольцо, одновременно выключив свет. Оказавшись темноте, она высвободилась из его объятий.

— Мне не нравится заниматься этим без света. Разве ты такой же, как все? — недовольно произнесла она.

Осталось еще двадцать секунд, достаточно еще для одного эксперимента. Он провел руками по ее телу, и она вздохнула от удовольствия.

Фрэнк нажал на кольцо.

— Фрэнк!

Он обнял ее, не пытаясь укусить. Одежды Смит-Коннорс упали на пол, и ее кожа заблестела при свете, как перламутровая. Фрэнк смотрел на нее, откровенно восхищаясь красотой обнаженного тела, а затем провел по лицу руками так, чтобы доставить ей удовольствие. Закрыв глаза, она впилась ногтями ему в спину.

— Скажи мне что-нибудь, — умоляюще произнесла она. — Скажи!

Фрэнк принялся считать секунды.

Позже, когда она спала удовлетворенным сном, Фрэнк сидел в кресле с сигаретой и размышлял. Он был доволен собой. Он был великолепным любовником. Он говорил и делал именно то, что ей хотелось, и в таком порядке, как ей хотелось. Но кроме этого — и это самое главное, — он не ждал, когда она об этом его попросит. Фрэнк был идеальным исполнителем желаний женщины, эхом ее потребностей. Все логично. У него было время исследовать, экспериментировать и стирать ошибки. Так что вполне логично, что он был идеальным любовником.

Повернувшись, Фрэнк посмотрел на спящую женщину. Он воспринимал ее не как существо из плоти и крови, а как еще одну ступеньку к вершине. Он уже преодолел немалый путь, но был намерен идти до конца.

Женщина вздохнула, открыла глаза и посмотрела на классическое лицо Фрэнка.

— Фрэнк! Дорогой!

Фрэнк сказал ей то, что ей хотелось услышать.

Она снова вздохнула.

— Увидимся сегодня вечером?

— Нет.

— Фрэнк! — ревниво воскликнула она. — Почему? Ты ведь говорил…

— Я помню, что я сказал, и исполню свое обещание, — перебил он ее. — Но мне нужно в Нью-Йорк. Деловая поездка, — добавил он.

— В конце концов, мне надо зарабатывать на жизнь.

Она заглотила наживку.

— Не беспокойся насчет этого. Я поговорю с папой…

Фрэнк поцеловал ее.

— Мне все равно надо в Нью-Йорк. — Под простыней его руки сделали то, что ей хотелось. — И когда вернусь…

— Я разведусь, и мы поженимся…

У нее вся жизнь праздник, подумал Фрэнк. За окном занимался новый день.

«Летим со мной» — призывала рекламная песенка авиакомпании.

Новый «комет» был похож на блестящую птицу. В салоне было достаточно длинноногих стюардесс с огромными глазами, словно говоривших: «можешь любоваться моей красотой, но трогать руками категорически запрещено». Из трехсот восьмидесяти шести пассажиров только восемнадцать летели первым классом. Так что в салоне было много места, что-порадовало Фрэнка.

Он чувствовал себя усталым. Эта ночь отняла у него все силы, и только теперь он мог расслабиться в удобном кресле, слушая, как ревут мощные двигатели, перемещающие самолет в пространстве с огромной скоростью. Скоро Лондон исчез из виду, и под самолетом теперь лежало ватное одеяло облаков. Впереди на фоне лазурного неба сияло солнце.

Фрэнк почувствовал удовлетворение. Почему? Да просто потому, что ему нравилось путешествовать, и потому, что это было средством разжечь страсть женщины, оставшейся в Лондоне. Ее желание выйти за него замуж только усилится. И к тому же его возбуждало ощущение полета. Ему нравилось смотреть вниз и знать, что под ногами простирается огромное пространство. Чувствовать страх высоты с ощущением полной безопасности полета. Да высоты совсем и не чувствовалось. Стоило только посмотреть вперёд и представить, что ты в вагоне поезда.

Он расстегнул ремень безопасности, вытянул ноги и посмотрел в иллюминатор, когда из динамика раздался голос капитана и сообщил, что они летят на высоте десять тысяч метров со скоростью девятьсот километров в час.

В иллюминатор не было видно ничего особенного. Небо, облака внизу, оконечность крыла. Ничего интересного. Белокурая стюардесса, шедшая по проходу, покачивая бедрами, даже и не смотрела в сторону окна. Заметив на себе взгляд Фрэнка, она тут же подошла к привлекательному мужчине. Спросила, удобно ли ему, не нужна ли подушка, газета, журнал или что-нибудь выпить…

— Бренди, — попросил Фрэнк. — С содовой и со льдом.

Он сидел у самой стены, и, чтобы подойти к нему, стюардесса должна была выйти из прохода на шаг. Левой рукой Фрэнк погладил ей коленку, затем провел рукой вверх по бедру, забираясь под юбку. Он почувствовал, как напряглось ее тело, и увидел изумление на ее лице. Протянув руку, Фрэнк схватил ее за горло, сжав пальцы изо всех сил. Лицо блондинки налилось кровью, глаза вылезли из орбит. Поднос упал, и бренди разлилось. Стюардесса пыталась вырваться.

Мысленно Фрэнк считал секунды… пятьдесят два… три… пятьдесят четыре…

Он нажал на кольцо.

На откидном столике вновь стоял поднос. Из маленькой бутылочки стюардесса наливала бренди. Улыбнувшись, она открыла содовую воду и спросила:

— Сколько вам?

— До краев, — ответил Фрэнк. Она наполнила бокал, Фрэнк бросил на нее взгляд и вспомнил, какой гладкой была ее нога. Знала ли эта девушка, что он чуть не убил ее? Могла ли она вспомнить о случившемся?

Фрэнк решил, что нет. Стюардесса отошла от него. В ее голове не осталось никаких воспоминаний. Она помнила только то, что принесла бокал с бренди.

Фрэнк задумчиво смотрел на кольцо. Нажимая на выступ кольца, он возвращал время на пятьдесят семь секунд. Все, что происходило за это время, исчезало навсегда. Он мог убивать, грабить, насиловать, но не испытывать никаких последствий, потому что этого на самом деле не происходило. Но запомнилось. Как он мог помнить то, что не произошло?

Например, со стюардессой: он вспомнил, какая у нее мягкая кожа и какое податливое горло. Он мог вырвать ей глаза, заставить визжать от боли, изуродовать ей лицо. Ему уже не раз случалось делать подобное. Его садизм искал выхода. Ничто не доставляло ему такого удовольствия, как чужая боль. Он даже убивал. Конечно, что такое убийство, если ты можешь повернуть время обратно? Если ты можешь видеть, как труп снова открывает глаза и улыбается.

Самолет слегка тряхнуло. Из динамика раздался спокойный голос командира корабля:

— Пожалуйста, застегните ремни, мы выходим в зону турбулентности. Возможно, вы увидите вспышки молний, но не беспокойтесь, мы пролетим над грозой.

Фрэнк не удостоил вниманием указания летчика, продолжая рассматривать кольцо. Отполированный камень вдруг показался ему похожим на глаз, зловеще глядящий на него. Фрэнк раздраженно допил бренди. Это кольцо всего лишь машина времени.

Блондинка прошла рядом и, увидев, что он не пристегнулся, посоветовала ему сделать это. Фрэнк отмахнулся от стюардессы, подержал в руках замки ремней и снова бросил их. Зачем ему эти ремни? Нахмурившись, Фрэнк откинулся в кресле. Он размышлял.

Что такое время? Одна линия? Или она разветвляется? Может, нажимая на кольцо, он каждый, раз создавал параллельные миры? Возможно, в одном из таких миров он тоже напал на стюардессу и был арестован. Но ведь он напал на нее только потому, что мог стереть это. Без кольца ему бы и в голову такое не пришло. А кольцо позволяло вернуться назад и избежать последствий. Значит, его теория о параллельных мирах ошибочна. Что же это в таком случае?

Он не знал, да и не стремился особенно ответить на этот вопрос. У него есть кольцо, и этого достаточно. Кольцо, за которое ему предложили сто долларов.

Что-то ударило в самолет. Фрэнк услышал скрежет металла, и мощный поток воздуха вырвал его из кресла, швырнул в пространство. Падая, Фрэнк почувствовал, что в легких нет воздуха. Фрэнк попытался, сообразить, что произошло. Тело заледенело. Перевернувшись, Фрэнк увидел самолет с оторванным крылом, падающий с высоты в семь тысяч метров.

Несчастный случай, не веря, подумал он. Молния, метеорит, дефект конструкции. Когда в потолке самолета образовалась дыра, его выбросило из кресла из-за разгерметизации. И теперь Фрэнк падал. Падал!

Судорожным движением Фрэнк нажал на выступ кольца.

— Пожалуйста, мистер Уэстон, — сказала ему стюардесса, пристегните ремни. Не вставайте. Или вы хотите… — Она посмотрела в сторону туалета.

— Послушайте! — крикнул Фрэнк, хватая ее за руку. — Скажите пилоту, чтобы немедленно изменил курс! Немедленно!

Фрэнк надеялся, что таким образом спи-смогут избежать попадания метеорита в самолет. Если они изменят курс, катастрофы не произойдет. Но действовать надо было быстро. Очень быстро!

— Быстрее! — кричал он, направляясь к кабине. За ним бежала стюардесса.

— Чрезвычайная ситуация! — заорал Фрэнк. — Пусть пилот немедленно изменит курс!

Что-то ударило в самолет. В потолке образовалась щель, и самолет начал расползаться, как банановая кожура. Блондинка исчезла.

Воздух со свистом покинул самолет. Фрэнк уцепился за кресло, но исполинская сила оторвала его и швырнула в пространство. И снова он падал вниз.

— Нет! — кричал он, обезумев от страха. — О, Боже! Нет!

Он нажал на кольцо.

— Мистер Уэстон, я настаиваю, чтобы вы пристегнулись. Разрешите, я вам помогу.

Фрэнк вскочил на ноги, и стюардесса испуганно отшатнулась.

— Это очень важно, — начал он, стараясь сохранять спокойствие.

— Через минуту здесь произойдет взрыв. Понимаете? Если пилот не изменит курс, мы все погибнем.

Почему эта дура не верит ему? Сколько раз ей можно повторять?

— Идиотка! В сторону!

Оттолкнув ее, Фрэнк помчался к кабине летчиков. Споткнувшись, он упал на пол.

— Измените курс! — закричал он. — Ради Бога, измените курс!

Что-то ударило в самолет. Опять раздался страшный скрежет, и невидимая сила потянула его из самолета. Он ударился головой и очнулся только, когда облака остались вверху. Нажав на кольцо, он обнаружил, что еще парит в воздухе, задыхаясь от недостатка кислорода. Недалеко от него висели обломки самолета. Возле покореженного корпуса летали изувеченные тела. Одно из них принадлежало стюардессе.

Фрэнк снова пролетел облака. Внизу блестела водная гладь океана. От страха у Фрэнка помутилось в голове. Он представил, что будет с ним, когда он с такой скоростью ударится о воду. И решил бороться за жизнь до конца. Судорожно нажав выступ кольца, он оказался чуть выше, но все равно продолжал падать.

Пятьдесят семь секунд непрерывного ада.

Еще раз.

Еще раз.

Ещераз.

Еще и еще раз, потому что иначе он разобьется, ударившись о воду, как о бетонную плиту.

Перевод: С. Коноплев

Новенький

Сэмми играл сам с собой в костяшки, сидя на Могильном Камне, когда появился вампир. Впрочем, вампиром он был еще никудышным. Сэмми услышал, распознал и отбросил его как возможную опасность задолго до того как незнакомец неуверенно подошел к разведенному Сэмми костерку. Даже когда он наконец притащился и встал рядом, Сэмми демонстративно продолжал игру — с ловкостью, выработанной долгой практикой, он бросал пять кусочков кости.

Сэмми действительно хорошо играл — следствие избытка свободного времени, посвященного упражнениям с костяшками, — и втихую гордился искусством, с которым подбрасывал, ловил и удерживал костяшки. Он закончил игру, высоко подкинув бабки и поймав их на тыльную сторону ладони. Руки у него были широкие, похожие на лопаты, с короткими и крепкими, как толстые узловатые корни, пальцами, толстыми и необычайно прочными ногтями, сильными мышцами.

— Недурно, а?

Сэмми снова подбросил костяшки, дал им прокатиться по тыльной стороне ладони и ловко поймал, зажав между пальцев. Поднял глаза и ухмыльнулся незнакомцу.

— Что?

Вампир — бледный растерянный парень — явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он был в выцветшей рубахе и брюках цвета хаки, в траченных плесенью ботинках и в совершенной растерянности.

— Что вы сказали?

— Я сказал: «Недурно, а?» — Сэмми снова любовно покатал костяшки между ладоней. — Держу пари, тебе с ними так не управиться.

— Пожалуй, не управиться, — признал незнакомец и облизнул губы кончиком языка. — Можно я тут пристроюсь?

— Валяй, — Сэмми кивком указал на местечко напротив, по ту сторону костра. — Буду рад обществу…

Он еще раз покатал бабки и угрюмо уставился в огонь.

Незнакомец тоже смотрел на костер. Похоже, его что-то беспокоило: пару раз он собирался заговорить и в последний миг сдерживал себя. Он покосился на Сэмми, но костерок почти погас, света было мало, и он мог разглядеть лишь неясные очертания. Наконец новичок прокашлялся и приступил к волновавшему его предмету.

— Послушайте, — начал он, — меня зовут Смит, Эдвард Смит, и я, похоже, попал в какую-то странную историю. У меня трудности… Вы мне не поможете?

— У каждого из нас есть свои трудности, — заметил Сэмми. — Что там у тебя?

— Ну, — начал Смит, — со мной случилось что-то странное. — Он неуверенно провел рукой по лбу. — Может быть, вам это покажется бредом, но я и правда живу словно в каком-то дурном сне.

— Выкладывай, — Сэмми заинтересовался. Он рассеянно сунул костяшки в карман своей поношенной драной куртки. — И что навело тебя на такую мысль?

— Да всё, — Смит нахмурился, пытаясь собраться с мыслями. — Я болел; помню, как дядюшка орал про счет от врача, — медицина, мол, подорожала, а он со сбором урожая не справляется, потому что я не могу ему помочь, и ему придется нанимать работника, а кто платить будет? — Смит со свистом втянул воздух.

Сэмми кивнул, между делом ковыряя в зубах.

— Так.

— Я не просто болел — мне правда было здорово погано, — внес поправку Смит. — Я бы, наверное, помер, если бы не этот плешивый доктор, которого дядюшка где-то откопал. Он, видно, особо не запрашивал, не то мне бы его не видать. А пах он — ну как если бы попал под дождь и толком не высох.

— А пришел он только с наступлением темноты, — отметил Сэмми. — Верно?

— Откуда вы знаете? — Смит изумленно заморгал. — Вы что, знакомы с ним?

— Я мог и угадать, — ответил Сэмми и снова занялся своими зубами. — Что дальше?

— Не знаю… — Смит, похоже, был здорово озадачен. — Я, наверно, совсем отключился, потому что следующее, что я помню, — это какая-то яма или нора на склоне холма, в которой я как-то оказался. У меня было что-то вроде судорог, и я звал на помощь. Но, похоже, меня никто не слышал, потому что никто не появился, чтобы узнать, в чем дело. — Он снова наморщил лоб. — Да, и вот еще что: когда я в конце концов сумел выкарабкаться из этой ямы и огляделся, то вокруг ничего не было. Фермы нет, дорога заросла… все изменилось.

Он потряс головой и уныло уставился в огонь.

— Короче, я или сплю, или тронулся. Стал психом.

— Тронулся — возможно, — кивнул Сэмми, — тут я спорить не могу, поскольку слишком мало тебя знаю. Но ты не спишь, это уж точно.

— Нет, все-таки сплю, наверное, — упорствовал Смит, которому, похоже, не по вкусу пришлась мысль о сумасшествии. — Все это какой-то идиотский запутанный сон…

Сэмми не спорил. Он просто протянул руку и не слишком сильно ущипнул Смита за ногу. Смит вскрикнул и повалился на бок, схватившись за травмированное бедро и скуля от боли.

— Ну так что, все еще считаешь, что ты спишь? — спросил Сэмми любезно.

— Нет, — испуганно согласился Смит. — Но раз я не сплю, значит, я псих. Просто несчастный человек, у которого мозги свихнулись…

— Ничего не знаю про твои мозги. Может, и свихнулись. Но то, что ты не человек, знаю наверняка, — сказал Сэмми. Смит вскинул голову.

— Не человек? — голос его слегка изменился. — Тогда кто я такой?

— Вампир.

— Кто?!

— Вампир.

— Ну, теперь я знаю, кто тут сумасшедший. — Смит даже забыл о своей ноге. — Эту чушь оставь для девчонок. Бред, предрассудки! Бабушкины сказки! Бред собачий!

Сэмми пожал плечами.

— Конечно бред, — продолжал настаивать Смит. Затем он замолчал и некоторое время размышлял.

— Хорошо, — сказал он наконец, — пускай я вампир. — Он наклонился к Сэмми с торжествующим блеском в глазах. — Но раз я вампир, то как насчет вас, а? Вы-то…

— Я вурдалак[1], — просто сказал Сэмми и подкинул в костер немного хвороста, прижмурившись в неожиданно ярком свете.

— Убедился?

Пламя опало, и Смит рефлекторно произвел сосательный звук.

— Н-не знаю… — То, что Смит увидел, потрясло его. — Вы или самый уродливый человек из всех, кого я видел, или вовсе не человек.

— Я вовсе не человек, — терпеливо кивнул Сэмми. — Я ведь уже сказал. Я — вурдалак.

— Невероятно! — Смит потряс головой. — Просто не могу поверить.

Сэмми хмыкнул и откинулся на спину. Его уши шевельнулись — он прислушивался к звукам. Довольно далеко в лесу кто-то шел.

— Я совсем не хочу сказать, что вы лжете, — поспешно добавил Смит. — Вовсе нет, просто все это какое-то безумие… — Он снова потряс головой, словно она его беспокоила. — И потом, вот что еще: я прошел довольно много миль и, не заметь я ваш костер, бродил бы всю ночь. И я никого не видел и не слышал. Даже собаки. Где все?

— Да кто где… — ответил Сэмми. Вдруг он понял, о чем говорит Смит. — А, да ты о людях!

Он ткнул пальцем в поросшую травой плиту Могильного Камня под ними.

— Они, я думаю, на глубине около полумили.

— Что, все?

— Все, кто остался. По крайней мере в этой части света. Не знаю, что там делается по ту сторону океана… — Он посмотрел в потрясенное лицо молодого вампира. — А ты что, не знал?

— Нет, — Смит часто и неглубоко дышал. — А что случилось?

— Большой Взрыв, — Сэмми состроил гримасу. — Все знали, что это может случиться, говорили, что не хотят, чтобы оно случилось, и тем не менее довели до него. — В раздумье Сэмми сузил глаза. — Слушай, тебя когда похоронили?

— Я… заболел в 1960 году, — ответил Смит, уходя от прямого ответа. Сэмми вытянул губы, словно собираясь свистнуть.

— М-мм… все сходится. Бабахнуло года через два после этого, и, смею заверить, они постарались. Во всяком случае они сработали лучше, чем твой бальзамировщик, не то тебя бы тут не было.

— Бальзамировщик? — Смит был растерян. — Боюсь, я не совсем понял. Вы уверены, что знаете, о чем говорите?

— Слушай, — оборвал его Сэмми, которого это уже начало раздражать. — Я, возможно, выгляжу несколько странно, для тебя по крайней мере. Но я не дурак. Я читаю на пятнадцати языках, говорю еще на двадцати и в свое время учился в колледже. Безвылазно там сидел, пока мне не пришлось уйти.

— Почему?

— Это был медицинский колледж, — коротко ответил Сэмми. — Так вот, я это к тому, что знаю, что с тобой было. Если бы бальзамировщик сделал свое дело как следует, ты бы помер по-настоящему. Тебе повезло еще больше: твои родственники, видно, решили сэкономить на похоронах и зарыли тебя кое-как. Не то твою могилу не размыло бы вовремя.

— Да, дядюшка Сайлас всегда был порядочным скупердяем, — признал Смит. — И воображал себя мастером плотницкого дела… — Он помолчал, раздумывая. — Выходит, это все правда! — Смит захихикал. — Я — вампир! Ничего себе!

Внезапно какая-то мысль согнала улыбку с его лица.

— Стойте! Ведь раз вы вурдалак… (он сглотнул)… Я хочу сказать, вурдалаки ведь питаются… ну, в общем, это правда?

— Оставим это, — отмахнулся Сэмми. — У нас — Джентльменское Соглашение. Мы друг друга не трогаем.

— Ага, — Смит вытер лоб. — Ну, вы меня успокоили. Я, признаться, перетрусил.

Сэмми не ответил — он внимательно вслушивался в то, как кто-то крадется к ним. Смит — шаги теперь приблизились настолько, что даже его пока еще нечуткое ухо уловило их, — напряженно замер.

— Что это там?

— Можешь расслабиться, — ответил Сэмми, первым подавая пример. — Всего лишь один из наших.

— Кто? — Смит, похоже, волновался.

— Кто? — Сэмми ухмыльнулся. — Ну, скорее всего, — объяснил он неторопливо, — скорее всего это твой папочка. Как я думаю. — Сэмми всегда был шутником.


Борис был вампиром старой школы и свято блюл традиции. Высокий, худой, мертвенно-бледный, он появился из леса по всем правилам. Черный плащ вился вокруг него, монокль в глазу сверкал мрачноватым отраженным светом. Борис уселся у костра и, протянув к огню бледные, почти прозрачные руки, кивнул в сторону Смита:

— Кто этот новенький?

Сэмми хохотнул. Он видел выражение на лице Смита и теперь с нетерпением ждал развития сюжета.

— А я вас знаю, — неожиданно бухнул Смит. — Вы доктор, лечили меня.

— Точно, — кивнул Сэмми. — Борис, позволь представить тебе твоего сына. Смит, познакомься с папочкой.

— Никакой он мне не отец, — возразил Смит. — Да мой старик помер давно. Погиб в автокатастрофе.

— Борис — твой новый отец, для твоего второго рождения, — объяснил Сэмми. — Он тебя заразил, когда воспользовался твоей кровью. Если бы не Борис, тебя бы тут не было, так что он в определенном смысле приходится тебе отцом. — Сэмми посерьезнел. — Это ведь единственный способ размножения вампиров. Существование вашей расы зависит от ваших жертв…

— А как насчет вурдалаков? — задал практический вопрос Смит. — Как они размножаются?

— Как люди, — коротко ответил Сэмми. Он не хотел развивать эту тему. Борис, похоже, тоже был не в настроении говорить о своем новоявленном отпрыске.

— Люпус уже здесь? — Бориса слегка знобило, он пододвинулся поближе к огню. Сэмми покачал головой.

— Вот-вот должен появиться.

— Надеюсь, в этот раз повезет больше. — Борис задумчиво пососал бескровную губу. — Ждем уже семь лет, и до сих пор никакого намека на то, что они собираются выходить.

Ему вдруг пришла в голову страшная мысль.

— А что, если они уже все умерли?

— Люпус в тот раз говорил, что расслышал что-то, — напомнил Сэмми. — И они наверняка хорошо позаботились о припасах.

— Но могло что-нибудь случиться. — Борис был пессимист от природы. — Может, что-то случилось с запасами воды или они прихватили с собой какой-нибудь микроб и он их уничтожил… — с этими словами он помрачнел еще больше и принялся кусать ногти. — А они здесь — единственные, о которых мы знаем.

— Не паникуй. — Сэмми и сам, кажется, заразился сомнениями Бориса. — Они выживут, я уверен… Чтобы переменить тему, он спросил:

— Скажи лучше, что нового?

— Ничего. — Борис еще ближе наклонился к огню, его вечерний костюм, запятнанный грязью, но все еще сохранявший традиционную чопорность, придавал ему вид старого, слегка побитого молью аристократа. — Я был сегодня дальше обычного и никого не видел. Мы, наверное, последние, Сэмми, — ты, я и Люпус, да и нас ненадолго хватит, если они не выйдут из-под Камня в самое ближайшее время.

— Ты забыл меня сосчитать, папаша, — вмешался Смит. — Я теперь один из вас. — Он ухмыльнулся, увидев, как изменилось лицо Бориса. — В чем дело, папочка? Задел твою любимую мозоль?

— Я не привык, чтобы меня называли папашей или папочкой, — ответил Борис со скромным достоинством. — И не воображай, пожалуйста, что ты представляешь собой нечто особенное. Было время, когда такие щенята шли по пенни за дюжину. А хлопот с ними было!.. Жизнь из-за них была довольно суматошной.

— Это все потому, что вы плохо организованы, — бесцеремонно заявил Смит. — Вот я, например, человек современный и знаю, как делаются дела в современном мире. Чтобы чего-то добиться, надо прежде всего организоваться. — Смит с пренебрежением оглядел костюм Бориса. — А теперь возьмем тебя: один к одному граф из Старого Света, который играет эпизодическую роль в дрянном фильме.

— Между прочим, я действительно граф, — уязвленно сказал Борис.

— Был им — возможно, — легкомысленно отмахнулся Смит, — только кому теперь нужны графы? В наши дни главное — вид. Одевайся, как богач, говори, как богач — и станешь богачом, так-то, братец, — он самодовольно улыбнулся. — Поверь, уж я-то знаю.

— Богач… К чему теперь деньги? — заметил из темноты Сэмми. — На них ничего не купишь в наши дни.

— Ничего, скоро все изменится, — Смит говорил с уверенностью знатока людской породы. — И кто поумнее, тот сядет в лифт уже на первом этаже, иначе может не хватить места.

Борис с отвращением фыркнул; это был тихий старый вампир, уверенный в том, что лучшая политика — это держаться самому по себе и не наживать врагов. Эта политика ни разу еще не подводила его в прошлом, и он не считал появление какого-то нахального юнца, который-де лучше знает, достаточной причиной для того, чтобы отказаться от нее. Он уже предвкушал, как сейчас пункт за пунктом разобьет утверждения этого свежевылупившегося вампира, но Сэмми испортил ему все удовольствие.

— Расскажи лучше парнишке, что ему надо знать, — вмешался он. — В конце концов, ты ему в каком-то смысле задолжал…

— Ничего я ему не должен, — фыркнул старый вампир. — Что он для меня такого сделал?

— Хочешь, чтобы я на это ответил? — Смит рассердился. Не то чтобы он был очень уж недоволен своим новым положением, но сам принцип, сделавший это положение возможным, был ему не по душе. Он твердо верил в свободу предпринимательства и святость собственности, в особенности частной. А Борис ловко украл у него весьма частную, чрезвычайно личную собственность. И он, Смит, ничего не мог тут поделать.

— Да ладно, Борис, расскажи ему, — снова сказал Сэмми. — Ты должен.

— Не нужно мне ничего рассказывать, — заявил Смит, выпятив грудь. — Я достаточно читал и знаю правила. Я знаю, что надо есть, и знаю, что до рассвета надо успеть вернуться в свою могилу. — Внезапно он испугался. — Моя могила! Черт возьми, мне ж ее и за год не отыскать!

Борис снова фыркнул — презрительно и удовлетворенно.

— Это все для книжек с картинками, — сказал он. — Я имею в виду всю эту чушь насчет необходимости спать в могиле. Нужно просто укрыться от прямых солнечных лучей. Они вызывают фотохимические реакции — можно получить рак кожи… Искусственное же освещение безвредно, но никакого ультрафиолета!

— Правда? — у Смита явно камень с души свалился. — Будут еще советы?

— Разве только уважать старших, — отрезал Борис. — И не быть легкомысленным, не то как раз получишь кол в сердце или пулю в грудь. Причем вовсе не обязательно серебряную пулю. — Борис замолчал, потому что из темноты послышался вой зверя.

— Вот и Люпус, — радостно сказал Сэмми и подбросил в огонь еще веток.

Крупный гладкий пес, похожий на восточноевропейскую овчарку, впрыгнул в круг света, уселся и почти мгновенно превратился в человека. Впрочем, и в человеческом виде Люпус сохранял какие-то трудноуловимые волчьи черты. Он кивком поздоровался с собравшимися.

— Привет! Как делишки?

— Я лично голодаю, — буркнул Борис.

— И я, — Сэмми рыгнул и погладил живот. — Я уже так давно живу только собственными жировыми запасами, что скоро не смогу подкормиться как следует, даже если представится случай — сил не хватит. — Он с надеждой посмотрел на вервольфа. — Есть новости?

— Жена снова ощенилась, — гордо сообщил Люпус. — Три мальчика и две девочки. — Он так и сиял, пока товарищи поздравляли его. — Конечно, дела могли бы идти и лучше, но концы с концами я кое-как свожу, — Люпус поднял ногу и поскреб ею за ухом. Заметив вытаращенные глаза Смита, оборотень спросил:

— Что, новенький?

— Только что вылупился, — кивнул Сэмми. — Работа Бориса.

— Прими мои поздравления, — вежливо сказал Люпус старому вампиру. — Как он, входит в форму?

— Пока вроде все более или менее в норме, — сказал Сэмми осторожно. Борис, видимо, решил поменять неприятную для него тему:

— Еще какие новости?

— Кролики вроде бы расплодились неплохо, — сказал Люпус.

— Кролики! — Бориса передернуло. Сэмми, как зеркало, скопировал его гримасу. — Кролики, может, хороши для тебя, но для нас это не еда. Другие новости есть?

— Да вроде всё… — Вервольф нахмурился. — Было, впрочем, еще что-то, да вот выскочило из головы. — Он махнул рукой. — Ну ничего, если это было что-то важное, я вспомню. — Люпус вернулся к теме, которая явно интересовала его больше, чем что-либо другое. — Хотел бы я, чтобы вы взглянули на моих ребятишек. Такие славные малыши!

— Быстро вы плодитесь, — Сэмми не скрывал зависти. — Не чересчур?

— По-моему, нет, — Люпус почесал другое ухо. — Я как могу сдерживаю темпы, но тут тоже нельзя впадать в крайность. Впрочем, когда люди выйдут на поверхность, нашим бедам придет конец.

— Да уж, — с надеждой сказал Сэмми и причмокнул губами. — Черт возьми, никогда бы не подумал, что можно так скучать по людям!

— И я, — с жаром подхватил Борис. — Да что говорить, было время — я чуму призывал на их головы. Это когда меня было совсем прижали. — Он вздохнул. — А теперь, пожалуй, я бы как-нибудь примирился со старыми добрыми порядками, несмотря на осиновые колья, чеснок, серебряные пули и прочую мерзость. Конечно, двадцатое столетие было для нашего брата поистине золотым веком, но посмотрите, во что это вылилось в конце концов…

Все покивали, даже Смит, соглашаясь, что род человеческий никогда не играл по-честному.

— Когда они выйдут, — задумчиво сказал Сэмми, — придется какое-то время потерпеть. Не налегать, обращаться с ними помягче — словом, дать им расплодиться.

— Конечно, — согласился Люпус. — Сначала создай запасы, а потом можно развязывать спрос. Ну я-то, признаться, не особенно беспокоюсь. Вряд ли они взяли с собой под Могильный Камень собак; а если и взяли, то им наверняка пришлось ограничивать их число. В любом случае они, я думаю, будут рады новой собаке…

Он оскалил зубы, сосредоточился и превратился в красивую псевдоовчарку. Вернувшись в человеческий облик, он ухмылялся.

— Понимаете?

— Люди всегда были помешаны на собаках, — с завистью сказал Борис. — Я все удивляюсь, почему вы попросту не спуститесь туда и не овладеете положением. Или почему не сделали этого с самого начала.

— Зачем? — Люпус, удивленный несообразительностью вампира, покачал головой. — Зачем резать курицу, которая несет золотые яйца? Они со времен средневековья никогда нас не подозревали. Пуще того, многие из них из кожи вон лезли, чтобы мы жили в свое удовольствие. — Он нахмурился. — Когда я думаю о том, сколько наших попало под Большой Взрыв!..

— Мы все под него попали, — Сэмми поддел ногой горящий хворост.

Все кивнули. Смит промолчал: он все еще был не в своей тарелке, и происходящее казалось ему сном. Но каким бы безумным ни представлялось ему окружающее, в безумии этом была своя, пусть и диковинная, логика. Вурдалаки, вампиры и вервольфы были вполне реальны. Возможно, какие-то мутанты, постепенно ставшие совершенно зависимыми от людей. Люпус и его сородичи приспособились лучше прочих, но в конечном счете все они были паразитами. Как и он, впрочем, если разобраться. Смит неожиданно почувствовал, что полностью разделяет тревогу остальных о судьбе тех немногих людей, что укрылись под Могильным Камнем.

Паразит ведь не может существовать без хозяина.

Люпус потянулся, зевнул и поднялся.

— Ладно, — сказал он. — Начну, пожалуй. Вновь превратившись в зверя, он принялся кружить возле поросшей травой и кустиками потрескавшейся плиты кадмиевого бетона — Могильного Камня. Он держал нос у самой земли, помахивал хвостом и являл собой великолепный образчик породистого пса. Смит поборол в себе желание подозвать Люпуса и потрепать его по загривку.

— Что он делает? — спросил он.

— Проверяет, — ответил Сэмми. — У Люпуса и чутье, и слух, и зрение куда острее наших. Он пробует определить, живы ли еще они там… — Он поднял руку. — Тихо! Смотри…

Люпус оглянулся и нырнул за густой кустарник. Вернулся он уже в человеческом облике.

— По-моему, я что-то уловил, — начал он, еще не подойдя к костру. — У вентилятора запах довольно силен.

— Они выходят? — Сэмми вскочил, бросился навстречу человековолку. — Выходят?

— Не знаю, — Люпус снова изменил облик и принюхался, затем приложил мохнатое ухо к довольно заметной трещине в бетоне, сосредоточившись так, что даже хвост его замер.

— Скоро рассветет, — прошептал Борис. Он вздрогнул и поплотнее запахнул поношенный плащ. — Еще один день в грязи…

— Как вы укрываетесь? — спросил Смит. Он тоже говорил шепотом. — Наверно, ты можешь просто завернуться в плащ? Ты его поэтому носишь?

— Полезная вещь, — ответил Борис туманно. Он с явной неприязнью взглянул на молодого вампира. — Слушай, — предупредил он, — не воображай, что раз я при-частен к твоему рождению, то должен пеленки за тобой менять. Жизнь и без того не сахар.

— Я в твоих заботах не нуждаюсь! — Смит метнул на Бориса ничуть не более любезный взгляд. — Насколько я могу судить, ты просто старомодная рухлядь. Вырядился в свой допотопный плащ и шляется тут, изображает дурацкого графа. Взял бы да и приспособил пластиковый чехол для машины. Днем ставишь его, как палатку, а ночью свернул потуже — и носи.

— Умник нашелся, — насмешливо хмыкнул Борис. — Вот так всегда с вами, щенками: думаете, что вы умнее старших. Как бы я, по-твоему, выглядел с этой твоей палаткой за плечами? Пора тебе усвоить, что камуфляж для нас — главное. Мы ошибаемся один раз… Ошибешься — и… — Борис жестом изобразил вбиваемый кол. — Такое бывало, и не раз.

— В комиксах, — согласился Смит. — Но в наши-то дни кто верит в вампиров?

— Правильно, никто, — кивнул Борис и растянул тонкие губы. — А почему? Маскировка! Конечно, в таких, как Сэмми, люди не верят, но сколько времени бы им понадобилось, чтобы того же Сэмми вычислить?.. И даже если тебя сочтут за обыкновенного сумасшедшего и запрут в желтый дом — что тогда? Тебя, конечно, никто не станет кормить тем, что тебе необходимо. А держать взаперти будут долго. И не сомневайся, ты там попросту умрешь. — Его передернуло. — Так было с моим другом.

— Все потому, что вы старомодны, — Смит обращался теперь к Сэмми. — Ты-то это видишь? Ты же хорошо образован, и…

— Умолкни, — перебил Сэмми. Он нервничал, как всегда к концу очередной инспекции Люпуса. Голод огнем горел в его желудке, нервы натянулись как струны. Он снова поднялся, не находя себе места, и подошел к вер-вольфу, который все еще обнюхивал землю.

— Пока живы, — объявил Люпус. Он опять изменил форму и стоял теперь перед ними, весь в поту, грудь ходит ходуном. — Ну и умаялся же я!

— Да ты садись, — Сэмми повернулся и пошел к огню. Он-то знал, каких сил стоили Люпусу его превращения. Вервольф рухнул у костра и устало сгорбился.

— Я их учуял, — проговорил он наконец. — Запах стал гораздо сильнее. По-моему, они решили выбираться наружу.

— Выбираться? — В глазах старого вампира сверкнула надежда. — В самом деле? Ты не ошибся, Люпус?

— Думаю, не ошибся. — Люпус расслабился. — Судя по звукам, они сейчас поднимают наверх тяжелое оборудование. Может быть, у них засыпало один из тоннелей и они расчищают завал. Или не знают наверняка, какие наверху условия, и не хотят рисковать. — Он хмыкнул. — Во всяком случае, пока они живы и, надеюсь, здоровы.

Компания обменялась ухмылками.

— Послушайте, глубокомысленно сказал Смит, — тут нужно все хорошенько продумать. — Он подбросил в огонь еще одну ветку. — Очень тщательно продумать.

— Ты о чем? — Сэмми не отводил глаз от огня. Люпус уже исчез; малость отдохнув, он снова принял удобную для бега форму зверя и умчался к жене и отпрыскам. В этот раз уход Люпуса особенно сильно подействовал на Сэмми. Как, должно быть, хорошо иметь возможность пойти домой, к ожидающей тебя семье!..

— Ну, — сказал Смит, — если Люпус знает что говорит, то люди собираются выйти. А когда они в конце концов выйдут, мы должны будем как-то вступить с ними в контакт, верно?

— Ну, верно… — Сэмми пытался подавить приступ голода, всегда одолевавший его при мысли о всех этих людях, живших и умиравших в подземных галереях. Как-то он даже пытался прокопаться туда, но вскоре отчаялся. Это было в особенно тяжелые времена.

— А кто станет вступать в этот контакт? — Смит оглядел Сэмми. — Ты?

— А почему бы и нет? — вступился за друга Борис.

— Почему нет? — Смит пожал плечами. — А ты взгляни на него.

— Сэмми и раньше не раз имел дело с людьми…

— В прежние времена — возможно. Но тогда и без него уродов хватало. И прежние времена прошли.

— Не надо переходить на личности, — буркнул Сэмми. — Лучше выкладывай, что у тебя на уме.

— Я — человек современный, — ответил Смит. — Во всяком случае, был современным человеком и знаю, как они думают. Люди там, внизу, знают, что поверхность здорово обожгло радиацией. Если они увидят Сэмми, они примут его за мутанта или что-нибудь в этом роде. Внизу они, конечно, позаботились о своей наследственности и ни за что не потерпят возле себя мутантов. Так что они его пристрелят и все дела. — Смит развел руками. — Вы ведь не станете с этим спорить? Разве Сэмми похож на человека?

— Валяй дальше, — Сэмми сжал зубы, впервые почувствовав ненависть к Смиту. Зеленый новичок!

— Значит, Сэмми отпадает, — продолжал Смит. Было ясно, что он успел кое-что прикинуть. — Остаемся мы с Борисом. — Он пожал плечами. — Вряд ли надо говорить, что Бориса тоже считать не стоит.

— Это почему же? — оскорбился ветеран.

— Да потому, что и ты с виду урод, вот почему. — Смит был беспардонно прямолинеен. — Надо смотреть правде в глаза. Никто из вас, друзья, и начать дела не сможет.

— А ты, надо полагать, сможешь? — саркастически осведомился Сэмми.

— Я — да. — У Смита поистине была непробиваемая для сарказма шкура. — Я молод, я знаю правила игры. Я мог бы завоевать их доверие, они меня приняли бы.

— А как насчет нас?

— Ну… я бы о вас как-нибудь позаботился, — Смит отвел глаза. — Я бы время от времени устраивал бы для Бориса возможность напиться, ну и тебе помог бы прокормиться. Ясное дело, поначалу может быть трудновато, но я постараюсь.

— Ах ты щенок! — Борис скрипнул зубами. — Никакого уважения к старшим! Почему только я…

— Тихо! — Сэмми вскочил, но увидев Люпуса, расслабился. — Что-нибудь стряслось?

— Нет… — ответил Люпус, с кряхтеньем заставив усталое тело вновь принять человеческий облик. — Если бы не приходилось всякий раз проделывать это, чтобы поговорить!.. — Он посмотрел на Сэмми. — Вот, вспомнил, что я тебе хотел сказать. Я тут недавно встретил кое-кого, кто мог бы тебя заинтересовать. Она живет в пещере к югу отсюда. Там, где они, то есть люди, раньше прятали своих покойников. Знаешь?

— Знаю… — Сэмми почувствовал, как его кровь потеплела от волнения. — А я думал, что те места давно вычистили…

— Возможно, и вычистили, но она там и, судя по всему, устроилась неплохо. — Люпус подмигнул. — Я ей рассказал про тебя, и она заинтересовалась. Молоденькая! — Он встал на четвереньки. — И одинокая. — Уже начав превращаться. Люпус добавил: — Просто я решил, что это тебя может заинтересовать.

И он исчез, только мелькнула в подлеске тень холеного зверя.

Сэмми смотрел ему вслед. От волнения он не сумел даже поблагодарить вервольфа. Девушка-вурдалак! Он уже почти простился с надеждой отыскать женщину своего рода, но если Люпус говорил правду — а он, несомненно, говорил правду, — жить еще стоило. Но тут неожиданная мысль поразила его.

Пещеры далеко, а он слишком давно не ел. Поход потребует сил, а у него их нет.

Смит с завистью взглянул на вурдалака.

— Счастливчик, — протянул он. — Мне бы сейчас девочку…

— Придется тебе соорудить для себя девочку самому… — невыразительно пробормотал Сэмми. Борис нахмурился:

— Что с тобой, Сэмми? Новость как будто хорошая. Ты ведь идешь конечно?

— Да как я могу? — горестно вздохнул Сэмми. — Ты же знаешь, что радиация стерилизует. А я не могу есть стерильную… еду. Здесь-то радиация была не такой сильной, поэтому я и продержался так долго. Но раздобыть что-нибудь существенное на дорогу — об этом и думать не стоит! — Сэмми сгорбился еще сильнее. — У меня не хватит сил. — Он снова вздохнул. — Один, всего один плотный обед — и я бы стрелой помчался. Только один хороший обед!..

— Не везет тебе, — легкомысленно заметил Смит. — Ну да ничего. Может, она подождет.

— Придержи язык! — рявкнул Борис. Он посмотрел на Сэмми, потом на Смита. Потом снова на Сэмми. Нервно провел языком по губам.

— У нас есть одна возможность… — проговорил он.

— Не забывай о Соглашении, — напомнил Сэмми. Ему явно пришла та же мысль, что и Борису, и он отверг ее именно из-за Соглашения.

— Но мы составляем кворум, — заметил Борис. — Мы могли бы временно приостановить действие Соглашения. Только на этот раз! — Он уже настаивал. — Рассуди здраво, Сэмми! При настоящем положении дел ни ты, ни я не протянем до их выхода на поверхность. Судя по тому, что говорит Люпус, они могут затянуть еще на год. А банки на складе Красного Креста почти все разбиты. И еще: что будет, когда они выйдут?

— Понимаю, — кивнул Сэмми. — Вам стоит только начать, а там — геометрическая прогрессия. Два, четыре, восемь…

— Он слишком молодой, — сказал Борис. — У него будет зверский аппетит. Он не сумеет быть осторожным — у него совершенно нет опыта. А ты слышал, что он говорил о контакте с теми, кто выйдет на поверхность? Сколько, по-твоему, шансов за то, что он нас попросту не выбросит за борт?

— Вы это о чем? — Смит переводил взгляд с Сэмми на Бориса и обратно. Те словно не заметили вопроса.

— Не знаю, не знаю, — медленно проговорил Сэмми. — Мы должны держаться друг за друга, чтобы не пойти ко дну.

— Мы и так пойдем ко дну, — сказал Борис. — Он все изгадит. Наверняка. — Он умоляюще сжал руку Сэмми. — Ну пожалуйста, Сэмми! Только один раз!

— О чем это вы говорите, образины? — взорвался Смит. Молодость и уверенность в своем превосходстве вызывали у него презрение к этим огрызкам прошлого. Он уже строил собственные планы, и в эти планы не входили ни Борис, ни Сэмми. Но и самоуверенность, и презрение слетели с него, когда он увидел выражение лица Сэмми.

— Нет! — закричал он, как громом пораженный внезапным осознанием того, что должно было произойти. — Нет! Вы не сможете! Вы не посмеете! Вы…

Он и Сэмми вскочили одновременно. Смит повернулся и бросился под защиту леса. Но далеко он не ушел.

Наглым зеленым юнцам редко удается обойти ветеранов.

Перевод: П. Вязников

Путешествие будет долгим

Стэнли сидел вместе со всеми в общей каюте и пил уже третью чашку кофе, когда, наконец, появился навигатор. Вид у Хэмриджа был угрюмый. Он нес листки с вычислениями.

— Ну и улов: из трех планет одна слишком далеко, другая слишком близко, разве что последняя подойдет, — он взял чашку, которую ему протянул инженер Леман.

— После двадцати трех недель путешествия это не так много.

— Вот и хорошо, — заметил Леман, — меньше работы, скорее вернемся домой.

— Да, но чем больше мы откроем, тем выше будет премия, — возразил Клайен. Он вопросительно улыбнулся Торну.

— Верно, док?

Торн не ответил. Он глядел через плечо капитана на листок с цифрами.

— Ну как? Подойдет, кэп? — спросил он. — Посмотрим. — Стэнли, нахмурившись, разглядывал запись. — Средняя температура — тридцать пять по Цельсию. Ледяных пиков нет, океанов тоже, сплошь пустыня и остатки гор. Больших площадей, занятых растительностью, не видно.

— Он взглянул на астронавигатора. — Вы здорово все это успели заметить. Должно быть, мы подошли к ней совсем близко.

— Слишком близко, — ответил Хэмридж, — нам повезло.

Он не сказал, почему, — все знали это сами. Если случалось, что координаты кораблей совпадали с координатами какой-нибудь планеты или Солнца, — такие корабли исчезали бесследно. Два предмета не могут находиться в одной точке в одно и то же время, и тот, кто пытается добиться этого, дорого платит.

— Что же мы будем делать? — Леман придвинулся ближе. — Облетим вокруг нее и произведем телесъемку или приземлимся и займемся исследованием? Сколько у нас осталось времени, кэп?

— Не так много. У нас было долгое путешествие «туда», а ведь будет еще и «обратно».

— Надо беречь запасы. — Стэнли отодвинул листки и откинулся на спинку кресла. — Правда, перед нами только одна планета. Что вы предлагаете, Торн?

— Облететь планету, — немедленно отозвался доктор, — как обычно. Не будем спешить, произведем съемку. Можно даже послать трассирующий снаряд, и мы получим точный спектральный анализ воздуха и почвы. Нет никакой необходимости садиться.

— Не согласен, — раздраженно сказал Клайен. — Чего нам бояться, черт возьми?! Мы легко отобьем любое нападение. Если там есть разумная жизнь, надо узнать о ней побольше, а если нет, нечего и опасаться.

— Позвольте напомнить вам, что это — разведывательный корабль, — спокойно сказал Стэнли. — Наша цель состоит в том, чтобы найти планету типа Земли, пригодную для заселения. Для этого нам вовсе незачем садиться на нее. Если у нее нормальная атмосфера, сила тяжести не слишком отличается от нашей, имеется питьевая вода и климат годится для жизни, мы отметим, что она подходит для колонизации. Вот и все, что от нас требуется, и вы знаете, перед кем мы отвечаем за полет.

— Перед старым чучелом, — фыркнул Леман. — Я думаю, он давно уже не в счет. Но сейчас речь идет не о нем, а о нас. Мы сидим взаперти в этой коробке уже шесть месяцев, и, по крайней мере, еще столько же нам предстоит. Пора бы для разнообразия размять ноги. — Он с надеждой посмотрел на капитана. — Мы примем все меры предосторожности. Мы же не дети, — знаем, что делаем.

— А вы как думаете, Хэмридж?

— Я согласен с Леманом, — отвечал астронавигатор, — я за посадку.

— Они сошли с ума, — с яростью сказал доктор. — Черт побери, Стэнли, ведь они не хуже меня знают, почему не следует садиться. Это не наше дело, а колонистов.

Да, доктор, конечно, был прав. Это не их дело. Стэнли вздохнул и выпрямился в кресле.

— Облетим вокруг планеты и произведем съемку, — сказал он твердо.

Он сделал вид, будто поглощен изучением данных: так он мог не видеть выражения их лиц.

Судя по фотографиям, планета не была находкой: не хуже и не лучше других. Сила тяжести здесь была немного больше, чем на Земле, кислорода в воздухе немного меньше, воды совсем мало. С точки зрения колонизации этот новый мир был не очень привлекателен: пустыня, скудная растительность, незначительные природные богатства. Здесь давно уже прошел период расцвета, и теперь этот мир потихоньку умирал. Однако фотографии показали еще кое-что.

— Цивилизация! — Леман поднял глаза от снимков. — Смотрите, цивилизация!

— Где? — Клаймен наклонился над столом. — Неужели города? Не может быть.

— Смотрите сами. — Леман протянул ему снимок. — Видите? Вот здесь углубление, а тут длинная линия, прямая, слишком прямая. В природе таких не бывает. На этой планете есть жизнь, или — поправился он — была.

Ребята, мы, кажется, попали в точку.

— Погодите. — Хэмридж старался побороть этот заражавший и его энтузиазм, энтузиазм человека, который посвятил жизнь поискам разумных существ на других планетах, но никогда не находил их.

— Вот они. — Леман пододвинул снимки к Хэмриджу.

— Ну, как? Прав я?

— Откуда я знаю? — Хэмридж поднял голову: в каюту вошли Стэнли и Торн. Общая каюта была самой большой на корабле, ее использовали для всего — от импровизированных состязаний по борьбе до обработки фотографий. — Послушайте, капитан, вы ведь уже рассматривали эти снимки! Как вы думаете, Леман прав? Неужели это и в самом деле здания?

— Возможно, — осторожно ответил Стэнли, — но твердо уверенным быть нельзя.

Он попросил жестом, чтобы ему освободили стол, и принялся раскладывать фотографии.

— Вот эти были сделаны над северным полярным районом. При помощи инфракрасной пленки нам удалось обнаружить линии, которых не дает обычная пленка: в самом деле, они скорее искусственного происхождения, чем естественного. Он взял еще несколько снимков.

— Вот те же фотографии, только увеличенные. Обратите внимание на круги неправильной формы, они действительно похожи на постройки.

Стэнли постучал пальцем по блестящей поверхности снимка.

— Видите линии, которые расходятся к периферии круга и постепенно исчезают? Напоминают марсианские «каналы». — Он пожал плечами. — Ну, а «каналы», как известно, оказались природными трещинами, возникшими в результате сжатия коры Марса.

— Но эти ни в коем случае не природные, — настаивал Клайен. В нем заговорил ученый. — Это не открытые трещины, ведь никакой эрозии нет, да и, кроме того, линии необычайно прямые.

Клайен поглядел на фотографии.

— Они похожи на туннели, — медленно произнес он, — подземные туннели, которые когда-то находились глубоко под поверхностью, а теперь частично обнажились. Они отчетливо видны на пленке, чувствительной к тепловым лучам. Поэтому я думаю, что температура в них выше, чем на поверхности.

— Но не забывайте о масштабе, — запротестовал Хэмридж. — Кто мог построить такие туннели?

— А эти гигантские здания… — пробормотал Клайен.

— Существа, способные строить такие грандиозные сооружения, должны находиться на неизмеримо более высоком уровне развития, чем мы. — Леман, казалось, был потрясен открытием. — Ну и величина! Интересно, что они еще могут?

— Это — старая планета, — напомнил Клайен, — не такая, как Марс, но гораздо старше Земли. Вполне могло случиться, что цивилизация на ней возникла, расцвела, а затем угасла. На Земле было то же самое: вспомните пирамиды в Египте и Мексике. — Он задумчиво посмотрел на фотографии. — Хотел бы я знать, что случилось с обитателями этой планеты.

— А почему бы не предположить, что они и сейчас там? — спросил Леман. — Допустим, они находятся в стадии вымирания, это вовсе не значит, что они уже вымерли. Этот мир еще способен поддерживать жизнь.

— Быть может, нашу, но не их, — сухо заметил Торн.

— А почему бы и нет? Они могли приспособиться.

— И динозавры могли, однако этого не случилось.

— Динозавры не умели строить, — огрызнулся Леман, — а этот народ умеет. И, судя по этим зданиям, у него хватит мозгов на то, чтобы приспособить окружающий мир к своим требованиям.

— Ну, что ж, весьма возможно. — Стэнли решил быть терпеливым. — Все-таки, мы не можем сказать наверняка, что эти линии означают искусственные сооружения и что на планете существовала разумная жизнь. Вы же ученый; неопределенные предположения еще не есть доказательства. — Он помолчал. — Во всяком случае, мы недостаточно подготовлены для самостоятельного исследования. За нами последуют экспедиции, они привезут с собой экскаваторы, специалистов…

— Итак, мы садимся, — прервал его Леман. Это звучало не как вопрос, а как утверждение.

— Мы не садимся, — решительно сказал Торн.

Стэнли вздохнул. Каждый раз, когда они попадали к порогу нового мира, возникал один и тот же спор. Инстинкт и чувство были за посадку, хотелось посмотреть, потрогать; хотелось вдохнуть свежий воздух вместо газов, не имеющих запаха, ощутить под ногами настоящую, твердую почву, насладиться ароматом зелени. Логика приказывала держаться подальше от чужой атмосферы, от возможности заражения. Холодный рассудок говорил то же самое. Но был ли когда-нибудь рассудок сильнее чувства?

— Решив сесть, мы рискуем многим, — медленно начал Стэнли. — Вы знаете, что предохранить себя как следует мы не можем, и, если там, внизу, есть какая-нибудь болезнь, мы ее непременно подхватим. Правда, на обратном пути мы так или иначе окажемся в шестимесячном карантине. — Он помолчал немного. — Ну что ж, вы рискуете собственной головой. Если вы настаиваете, спустимся.

Они спустились. Они сели на полюсе и немедленно приступили к работе. Забыв свои колебания, Стэнли загорелся так же, как и остальные.

— Они были огромного роста, — сказал как-то вечером Клайен, когда они отдыхали. — Не меньше пятнадцати футов, судя по величине помещений и соединительных туннелей.

— И к тому же превосходными инженерами, — с завистью произнес Леман. — Не понимаю, как это они ухитрялись строить такие здания без опорных колонн. Такое впечатление, будто все они сделаны из одного куска.

— Где же все-таки они сами? — спросил Торн; он один не разделял общего энтузиазма. — Они для того только и строили так хорошо, чтобы потом исчезнуть?

— Не знаем мы этого, не знаем, — Клайен не скрывал своего раздражения. — Этим развалинам очень много лет, можете ли вы это понять? Полмиллиона, а то и весь миллион. Самый прочный скелет превратился бы за это время в порошок. Вряд ли мы найдем следы строителей. Может быть, нам удастся обнаружить резное изображение, фреску или что-нибудь в этом роде. Да и то вряд ли. Развитые народы редко украшают свои постройки собственными изображениями. Они используют символику, абстракцию, простейший орнамент, если вообще прибегают к этому. — Он взглянул на Хэмриджа. — Вы сделали анализ металла?

— Не выходит. — Хэмридж был явно расстроен. — Получился совершенно незнакомый спектрографический рисунок. Я могу различить отдельные металлы, но сплав мне неизвестен. Он очень непрочен и больше похож на соты, чем на сплошной кусок металла. При самом слабом нагревании он расплавился почти в ничто. Достаньте мне еще кусок, хорошо?

— Достанем. — Клайен перешел к другой теме. — Не могу понять, что произошло с наземным сооружением?

— А было ли оно? — сказал Стэнли. — Это мы строим вверх, но делают ли так все народы? Может, этим и объясняется характер их металла. Металл мягкий, зато прочный благодаря своей легкости. Стенки необычайно толсты; больше всего все это похоже на губку. Они могли строить вниз, чтобы создать большую силу сопротивления. Быть может, строение было одето тонкой скорлупой из камня и песка, только она выветрилась?

— А может быть, верхний слой земли просто накопился за прошедшие столетия? — задумчиво проговорил Хэмридж. Он посмотрел на Клайена. — Имеете ли вы какое-нибудь представление о том, как выглядели жители этой планеты?

— Я уже говорил: они отличались большими размерами. Лестниц у них нет; это наводит на мысль, что они имели несколько конечностей. Лестницы удобны лишь для двуногих: если вы когда-либо наблюдали, как взбирается по лестнице собака, вы поймете, почему.

— Ну, а еще что?

— Нет ни углов, ни плоских поверхностей, и тем не менее они, должно быть, отделывали внутренности постройки при помощи машин: металл абсолютно гладкий.

— Машины? — Стэнли нахмурился. — Без плоских поверхностей?

— Что ж такого? — вступился Леман. — Если плоские поверхности доставляют эстетическое удовольствие нам, это еще не значит, что они распространены во всей вселенной. А, может быть, им нравились кривые? — Он улыбнулся. — Кстати, о кривых: не пора ли посмотреть осциллограммы?

— Позже. Как подвигается анализ минералов, Клайен?

— Как я и предполагал, планета минералами небогата, — ответил геолог. — В песке их нет вовсе. Но на большой глубине их, вероятно, очень много: когда я направил детектор вглубь, стрелка заметалась, как бешеная.

— Вполне вероятно. В общем, колонистам не видать этого мира, но ученые ухватятся за него и построят здесь исследовательскую станцию. — Стэнли задумался. — Я бы хотел остаться и посмотреть, что из этого выйдет, но боюсь, что до тех пор успею умереть. Во всяком случае, мы скоро отлетаем.

— Как? — Хэмридж был поражен. — Это невозможно!

— Рано или поздно нам придется это сделать. У нас разведывательный корабль, мы не можем держать его здесь вечно. Чем скорее мы вернемся домой, тем скорее вылетит настоящая экспедиция. В конце концов это не наше дело. Мы для него не приспособлены. — Он улыбнулся, глядя на их унылые лица. — Очень жалко, конечно, но ничего не поделаешь. Остается еще пять дней, так что поторапливайтесь и сделайте за это время все, что можно. — Он кивнул Леману. — Как там с кривыми?

Он снова улыбнулся, когда осветился экран: это светлое пятно напоминало о доме и заставляло с нетерпением стремиться обратно.


* * *

Все было готово к старту. Как только в тишину ворвался шум двигателей, Хэмридж занялся своими инструментами. Он наметил звезды, которые должны были вести их к Солнцу, и, точно выверив курс, поднял палец. Стэнли нажал кнопку на щите. Напряженные секунды, почти незаметное вращение, затем пронзительный звук, крутящаяся радуга на экране — и вот они уже мчатся в пустоте.

Теперь они были на пути к дому. Взяв нужный курс, они могли спокойно беседовать или заниматься своими делами. Речь, естественно, шла об этом замечательном открытии…

— Работы будет много, на раскопки понадобится лет десять, — сказал Клайен. — Я попрошу перевести меня на здешнюю станцию. Вы не хотите присоединиться, Леман?

— Разумеется. Мне тоже интересно узнать, что там произошло.

— Может быть, война? — вяло спросил Хэмридж. Он сидел, сгорбившись в кресле. На лице его блестели капельки пота. — Они могли уничтожить друг друга, как это делаем время от времени мы.

— Не думаю, — возразил Стэнли. — Война означает разрушение, а это сооружение… оно покинуто, заброшено, если хотите, но не уничтожено. Жаль, что нам не удалось найти еще каких-нибудь следов материальной культуры.

— Я уже говорил, что планета очень велика и стара, — пожал плечами Клайен. — Мы едва затронули верхний слой, но уже сейчас видно, что город уходит на большую глубину. Ниже могут оказаться склады, цехи… институты, музеи, библиотеки — все, что угодно. — Он улыбнулся при мысли об этом. — Никто никогда не находил такого крупного подземного города.

— Ну, так что же? Оттого что он так велик, он обязательно хорош? — вопрос Торна звучал как издевательство.

— Я говорю серьезно, Торн. Открытие это означает… — Клайен сделал широкий жест рукой. — Я даже не могу сказать, как это много. Прежде всего, мы теперь не единственные мыслящие существа во Вселенной; оказывается, интеллект не есть какая-то аномалия, возникшая только на одной планете. А это значит, что мы еще не раз встретим разумные существа.

— Да поможет им господь, если такое случится, — раздраженно сказал Торн. — Если бы только они знали нашу историю! Они бы давно вымерли.

— Циник, — бросил Леман. — Вам не приходит в голову, что движение — это развитие. Я не отрицаю, мы совершали ошибки, но теперь с этим покончено. Во всяком случае, — он ухмыльнулся, — если бы не кровожадное притеснение одних народов другими, что заставило бы людей броситься в межпланетное пространство? Да, люди много страдали, но в конце концов человечество от этого только выиграло. Как вы думаете, Хэмридж?

— Не знаю, может быть, вы и правы, — тихо сказал навигатор. — Я неважно разбираюсь в древней истории. — Он зевнул. — Я что-то устал, пойду прилягу. Он с трудом поднялся и теперь стоял, покачиваясь и часто моргая.

— Мы договорим завтра, когда я приду в себя.

— Ладно, — сказал Леман, — завтра этот вопрос еще не устареет. Это — один из тех споров, которые длятся вечно.

Когда за астронавигатором закрылась дверь, Леман с улыбкой посмотрел на Торна.

— Вы ему не верьте, когда он говорит, что не знает истории. Я раз слышал, как он довел двух профессоров истории до полного изнеможения. Он нарисует цикличную схему, чтобы доказать свою точку зрения. Завтра мы позабавимся.

Но назавтра Хэмридж был мертв.


* * *

Он лежал навзничь на своей койке. Одна рука у него свесилась вниз, колени были слегка приподняты, лицо спокойное. как у всех умерших во сне.

— Когда это произошло? — спросил потрясенный Стэнли.

— Ночью. — Голос Торна звучал хрипло и напряженно.

— Леман спит в одной каюте с ним. Утром он окликнул Хэмриджа, тот не ответил. Леман сразу же кинулся ко мне. — Торн тяжело перевел дух. — Мне это не нравится.

— А что? — Стэнли невольно отошел от койки. — Может быть, это какая-нибудь обычная болезнь? — Он и сам знал, что цепляется за соломинку. — Почему он должен был непременно подхватить болезнь на этой планете?

— Во всяком случае, он умер от какой-то неизвестной нам болезни: никакой боли, никаких симптомов вообще. — Торн нахмурился. — Подождите, ведь я забыл про вчерашний вечер. Он тогда уже был болен, а я ничего не заметил. Помните, как он выглядел?

— Он сказал, что чувствует себя усталым, — вспомнил Стэнли. — Но это понятно: было много работы. Мы все немного скисли. А боль… он мог просто не обратить на нее внимания, забыть о ней в горячке работы. Так бывает. Попробуйте выяснить, что убило его.

— Попытаюсь, — неохотно ответил Торн. — Это будет нелегко. У меня есть только то, что нужно для лечения, патологоанатомическое исследование не предусмотрено. Мне придется производить вскрытие, брать образцы, выращивать культуру и все прочее. На это нужно время.

— Все время в вашем распоряжении, — хмуро произнес Стэнли. — Я знаю только одно: мы не вернемся на Землю, пока не выясним, отчего умер Хэмридж. Чем я могу помочь вам?

— Помогите мне отнести его в лазарет.

Стэнли и Торн взялись за концы простыни и перенесли тело в тесный врачебный кабинет. Там они положили его на операционный стол. Пока Торн готовился к вскрытию, Стэнли сообщил обо всем остальным членам команды.

— Хэмридж умер, — сказал он резко. — Отчего — мы пока не знаем. Не мне говорить вам, что это значит.

Да, они все понимали без объяснений: они пошли на риск, и теперь, возможно, им придется расплачиваться за это. Раньше они в глубине души считали, что с ними такого случиться не может. Теперь же они вели себя так, как и многие другие люди в подобных случаях.

— Вы дотрагивались до него! — закричал Клайен, отступая от Лемана. — Вы находились с ним в одной комнате, не подходите ко мне!

— Что делать, кэп? — Леман побледнел. — Какие есть способы предохранить себя?

— Никаких.

— Не может быть, — Леман встревожился. — Это чепуха. Если Хэмридж умер от какой-то болезни, это не значит, что мы тоже должны заболеть.

— Откуда вы знаете? Может быть, вы уже заболели, — нетерпеливо сказал Стэнли. — Мы ели и пили вместе, мы дышали одним воздухом. Мы все покидали корабль и все время общались друг с другом. Если Хэмридж погиб от какого-то неизвестного вируса, мы не сможем ничего поделать. Тогда мы уже заражены. Если нет, он нам не опасен. В любом случае нам остается только ждать.

Всякое ожидание мучительно. Каково же кучке исследователей ждать известия о скорой смерти!

Они были оптимистами и крепились, как могли. Однако покончить с их страхами мог лишь один человек.

Ждать пришлось долго.

Наконец, появился Торн. Его глаза покраснели от напряженной работы без сна и отдыха, лицо осунулось.

Он молча поставил на стол микроскоп и положил под объектив предметное стекло.

— Ну? — Стэнли старался не думать о благополучном исходе. — Вы знаете, что убило Хэмриджа?

— Да, знаю.

— Что же?

— Не вирус. — Торн криво усмехнулся, услышав вздох облегчения. — Но от этого нам не легче.

— Почему? — Лицо Лемана покраснело и покрылось капельками пота.

— Я чувствовал, что это не мог быть чужой вирус. Уж слишком мы отличаемся от обитателей той планеты, чтобы их болезни могли действовать на нас. Идея о вирусе была совершенно нелепой.

— Что же убило Хэмриджа? — нетерпеливо спросил Клайен.

Торн кивнул на микроскоп.

— Посмотрите. И вы, Леман. Вам тоже будет интересно.

Леман долго сидел, склонившись над окуляром. Когда он выпрямился, на лице его было написано недоумение. Он снова нагнулся.

— Насекомые, — сказал он. — Вроде муравьев, пауков или жуков…

— Что-то среднее, — кивнул Торн. — Забавно, не правда ли?

— Вы нашли их на Хэмридже? — Леман уступил место Клайену.

— Да.

— Это они убили его?

— Да, они.

— Тогда мы спасены! — с облегчением воскликнул Клайен. — Мы можем уничтожить их. — Он засмеялся. — Черт возьми, да у себя дома мы всю жизнь боремся с насекомыми и всегда побеждаем.

— Всегда? — Торн пожал плечами. — Сомневаюсь, чтобы людям удалось победить, если на каждого из них приходится по нескольку миллионов насекомых. Но дело не в этом. Все вы упускаете из виду одно: эти твари обладают размерами вируса. Они размножаются с жуткой быстротой, а главное, они могут размножаться в теле человека. — Он проглотил комок в горле. — Хэмридж прямо кишел ими.

— Я не понимаю, откуда они взялись, — беспомощно сказал Леман. — Почему они напали на нас? Торн, скажите ради бога, если вы знаете, есть ли у нас какая-нибудь надежда?

— Нет. — Торн с жалостью посмотрел на Лемана. — Вы все еще не понимаете? Эти насекомые… Ведь это и есть обитатели планеты, которых мы искали. Мы нашли их, сами не зная об этом. А они все время находились там.

— Не может быть! Ведь город обширен, туннели громадны, а эти существа так малы, что их видно только под микроскопом. По-моему, это чепуха.

— Велики, малы, — устало сказал Торн, — каков истинный смысл этих понятий? Мы привыкли к тому, что крошечные насекомые строят маленькие сооружения, большие — более крупные, и мы ко всему подходим с этой меркой. Ну, а то, что сооружают в Африке термиты? Не слишком ли велики их постройки для такого маленького насекомого? А коралловые рифы, а целые острова, сооруженные крохотными организмами? В нашем собственном мире. А здесь… в сущности, весь этот город и даже сама планета, все это — один колоссальный коралловый риф. Мы бродили в самом его центре.

— Но ведь там было все из металла, — запинаясь, проговорил Клайен. — Хэмридж делал анализ.

— Поэтому он и умер. Первым. Он работал голыми руками. А мы были в перчатках, вот и вся разница. Это — лишь отсрочка, но не спасение.

— Но ведь это металл?

— Ну и что? — с горечью сказал Стэнли. — Вот вам еще пример ограниченности наших представлений. Мы стремимся дать названия всем вещам и явлениям и после этого начинаем относиться к ним, как к знакомым. У нас металл не содержит насекомых, — и вот, мы не допускаем и мысли о том, что в каких-то иных условиях это возможно. — Он взглянул на свои руки. — У них другой обмен веществ, они питаются металлом, их сооружение построено из мертвых тел, так же, как коралловые острова.

— Да, — сказал Торн, — они проникли в поры нашего тела и там, внутри, окруженные питательной средой, начали размножаться. В человеческом теле есть железо, есть и другие металлы, которыми они могут питаться. Вот только почему мы не чувствуем боли? Вероятно, они выделяют какую-то жидкость, делают нечувствительными наши нервы и ткани. Да и к тому же уж очень малы. Так или иначе, в конце концов, они вызывают смерть и полное разрушение тканей. — Он содрогнулся. — Тело Хэмриджа превратилось буквально в жидкий студень.

— Значит, мы все умрем! — фраза не содержала в себе вопроса. Прежде чем Торн кивнул, Стэнли уже знал ответ.

— Да. Они заполонили весь корабль. Металл, несомненно, заражен ими. Со временем они превратят корабль в бесформенный комок губчатого сплава. Мы ничего не можем поделать. Если мы спустимся на Землю, они размножатся на ней. Против них нельзя выработать иммунитета, как против вирусов. Единственный выход — полная изоляция корабля. — Торн посмотрел на капитана. — Полная…. Стэнли вошел в машинное отделение и долго стоял там, глядя на гудящий двигатель. Силовое поле, которое заставляет корабль двигаться к намеченной цели, сохранится очень долго. Гораздо дольше, чем если бы понадобилось вывести корабль из нашей Галактики. Чтобы уничтожить это поле, требовалась сила. А если такой силы не будет…

Стэнли сделал, чтобы такой силы не было. Теперь уже ничто не сможет уничтожить созданного поля. Затем он медленно прошел в рубку управления и, усевшись в кресло, стал пристально разглядывать крутящиеся на экране радуги.

Их путешествие будет долгим.

Самым долгим из всех, какие совершали люди: оно будет продолжаться до конца их жизни.

Перевод: Н. Рахманова

Ваза эпохи Мин

Антикварная лавка была из тех, чьи товары по карману только самым большим богачам и коллекционерам. В витрине по левую сторону стеклянной двери стояла одна-единственная ваза из отшлифованного вручную хрусталя, по правую — египетская солнечная ладья.

Дон Грегсон секунду помедлил перед дверью и глубоко посаженными глазами зорко оглядел улицу. От катастрофы не осталось и следа. Все обломки уже убраны, а последние пятна крови смыл дождь. Даже обычные в таких случаях зеваки успели разойтись по своим делам. Дон Грегсон снова повернулся к двери, толчком распахнул ее и вошел в лавку.

Эрлмен и Бронсон стояли возле немолодого щуплого человечка с тонкими руками и проницательным взглядом.

Два-три приказчика скромно держались поодаль. Полицейские уже ушли, вот и отлично. Эрлмен выступил вперед:

— А, Дон. Быстро ты добрался.

— Генерал старается. Это владелец лавки?

Макс Эрлмен кивнул и быстро проговорил:

— Мистер Левкин, это Дон Грегсон из особого отдела ЦРУ.

Новые знакомые пожали друг другу руки, и Дон с удивлением отметил про себя, что в хрупких пальцах хозяина лавки таится цепкая сила. Бронсон, как всегда, стоял и глядел во все глаза — туго свернутая пружина, готовая в любую секунду развернуться и ударить.

— Очень жаль, что пришлось познакомиться при таких печальных обстоятельствах, — сказал Дон хозяину. — Расскажите мне, пожалуйста, все по порядку.

— Как, еще раз?

— Да, пожалуйста. Всегда предпочитаю сведения из первых рук.

Левкин пожал плечами и развел руками — жест, старый как мир.

— Меня ограбили, — сказал он просто. — У меня украли самую драгоценную вещь во всей лавке. Это была маленькая старинная ваза времен династии Мин, необычайной красоты. Понимаете?

— Какого размера?

Левкин показал, и Дон кивнул.

— В вышину дюймов шесть, свободно уместится в кармане. Вы сказали, это ценная вещь; сколько она стоит?

— Я сказал «драгоценная», — поправил Левкин. — Ну как оценить произведение искусства? Она стоит столько, сколько за нее готов уплатить знаток. Скажу вам только, мне предлагали за нее сто тысяч долларов, и я ее не отдал.

Эрлмен крякнул, дымок сигареты на мгновенье скрыл его худое озабоченное лицо и воспаленные глаза.

— Опишите этого человека.

— Среднего роста, среднего сложения, хорошо одет, каштановые волосы, глаза… удивительные глаза! Весом фунтов сто семьдесят, мягкая манера говорить, очень вежлив и спокоен.

Эрлмен через голову Левкина переглянулся с Доном и кивнул.

— Ничего напускного, — продолжал Левкин. — Ни намека, что он не тот, кем кажется. Ну никаких причин подозревать, что он вор.

— Он не вор, — сказал Дон, но тут же нахмурился и прикусил язык. Продолжайте.

— Мы с ним поговорили. Он интересовался редкими антикварными вещами, и я, естественно, показал ему вазу.

И вдруг — шум, треск, уличное происшествие. Мы все невольно кинулись к двери. Катастрофа была серьезная, мы отвлеклись, но только на минуту. Этого оказалось достаточно. Когда я опомнился, его уже не было, и вазы тоже.

— Вы уверены, что это он ее унес? — настойчиво переспросил Дон. Может быть, она спрятана где-нибудь здесь? Подумайте.

— Полиция уже спрашивала меня об этом. Нет, ее здесь нет, я все перерыл. Он ее украл. — Впервые за весь разговор Левкин не сдержал волнения. — Прошу вас, найдите ее. Вы постараетесь, да?

Дон кивнул и взглядом отозвал Эрлмена в сторону.

Бронсон, конечно, тоже подошел.

— Они его опознали? — Дон говорил привычным шепотом, услышать его могли только те, к кому он обращался. — Точно ли это он?

— Я показывал фотографию. Клянутся, что он. Он самый и есть.

— Мне надо знать наверняка. А катастрофа? Может, она была подстроена?

— Ни в коем случае. Такси сшибло пешехода и врезалось в грузовик. Пешеход мертв, таксист, видно, останется без ноги, а шофер грузовика тяжело ранен. Все это слишком серьезно.

— Совпадение? — Дон покачал головой. — Нет, уж очень мало было времени. Левкин не дурак, притом даже самый ловкий жулик не сразу смекнет, что тут подвернулся редкий случай и можно им воспользоваться. Все это требует времени. Обыкновенный жулик просто ничего бы не успел, да и Левкин бы не сплоховал. Кажется, ты прав, Макс.

— Конечно, прав. Это Клайгер. — Вид у Эрлмена был удивленный. — Но зачем он это сделал, Дон? Зачем?

Грегсон не отвечал, он напряженно думал.

— Зачем? — повторил Эрлмен. — Зачем ему воровать эту вазу? Ее не продашь, не съешь. Ему остается только сидеть и смотреть на нее. Зачем же?

Генерал Пени задал Дону тот же вопрос, но в отличие от Эрлмена он потребовал ответа. Генерал обмяк в глубоком кресле за большим столом и выглядел еще старше и еще встревоженней, чем в тот день, когда все началось. Дон его понимал. Поистине на шее у генерала затягивается петля.

— Ну? — Голос выдавал нетерпение и досаду. Был он хриплый, в нем таилось раздражение, звучали повелительные нотки; чуткости или терпению места совсем не осталось. — Вы нашли то, что, по-вашему, требовалось найти?

— Мы нашли то, что, по-моему, могли найти, — поправил Дон. — Какого ответа вы хотите?

— Вы что, спятили? — Пени вскочил. — Вы же знаете, что для нас главное. Найти Клайгера! Больше никакого ответа мне не нужно.

— Может, вам все-таки интересно, почему он сбежал? — спокойно возразил Дон.

Пени выругался. Раз, другой. Дон стиснул зубы, потом заставил себя успокоиться. Медленно закурил.

— Три недели назад Элберт Клайгер решил уйти из Дома Картрайта — и ушел, — сказал Дон. — С тех пор весь ваш аппарат только и делает, что ищет его. Почему?

— Потому что для нашей страны нет человека опаснее. — Пени сказал это, как выстрелил. — Если он переберется на ту сторону и выложит там все, что знает, мы лишимся самого большого нашего преимущества в «холодной» войне, да и в «горячей», если она начнется. И вам, Грегсон, все это отлично известно.

— Да, мне говорили, — сказал Дон, не глядя на перекошенное лицо генерала. — Ну а если мы его найдем и он не захочет вернуться, что тогда?

— Сперва надо его найти, — мрачно отозвался генерал.

Дон кивнул.

— Так вот почему Бронсон ходит за мной хвостом? Вот почему во всех остальных группах тоже есть свой Бронсон? — Он не стал дожидаться ответа. А вы никогда не задумывались, почему англичане отказались от своей пресловутой системы запугивания? Они с самого начала знали, что она бесчеловечна, но какое-то время от нее был толк — правда, недолго и не слишком большой. Не мешало бы нам извлечь из этого урок.

— Что за вздор вы несете? — Пени вновь рухнул в кресло. — Никто не пытался применить эту систему против Клайгера. Я нашел его в захудалом балагане и дал ему возможность послужить отечеству. Клайгер согласился. Никто не посмеет отрицать, что мы дали ему гораздо больше, чем он нам. В конце концов, он ведь не единственный.

— В том-то и дело. — Дон поглядел прямо в глаза генералу. — Но ведь и остальным обитателям вашей казармы… виноват, Дома Картрайта, это, пожалуй, когда-нибудь надоест.

— Больше оттуда никто не уйдет, — отрезал Пени. — Я утроил охрану и поставил секретную сигнализацию, так что теперь уж никто не проскочит.

Конечно, это означало махать кулаками после драки, но вслух Дон ничего такого не сказал. Когда на карту поставлены репутация и карьера Пенна, с ним нужно держать ухо востро. Ведь для генерала его карьера превыше всего, по сравнению с ней даже Дом Картрайта отходит на задний план. Да и может ли быть иначе, с горечью подумал Дон, когда вся работа военного аппарата зависит от хитросплетений политики. Каков человек, на что он способен — все это не важно, важно, какие у него связи и чем он может кому-то удружить. Дон не обольщался. Он им нужен, но, если Пенну понадобится козел отпущения, его в два счета осудят, заклеймят и выгонят вон. А время уходит.

— Клайгера необходимо найти. — Пени барабанил пальцами по столу. Почему вы не можете его найти, Грегсон?

— Вы отлично знаете — почему. Я уже десять раз его выслеживал и знаю, где он был. Но я всегда прихожу слишком поздно. Чтобы его поймать, мне надо попасть туда, где он будет, в одно время с ним или даже раньше. А это невозможно.

— С этой кражей… — Пени вдруг вспомнил последние сообщения о Клайгере. — Ну еще деньги — я понимаю. Но зачем ему ваза? Он, наверно, просто сумасшедший?

— Нет, он не сумасшедший, хотя и не совсем нормальный. — Дон с силой придавил окурок в пепельнице. — И я, кажется, догадываюсь, зачем ему эта ваза. Очень возможно, он станет при случае собирать и другие такие вещи, сколько успеет.

— Но зачем?

— В них воплощена красота. Для знатоков и любителей подобные диковинки не имеют цены. А Клайгер, верно, из таких. Видно, он неспроста за ними гоняется — вот что меня беспокоит.

Пени фыркнул.

— Мне нужно побольше узнать, — решительно продолжал Дон. — Без этого я просто охочусь за тенью. Мне надо попасть туда, где я смогу еще хоть что-нибудь узнать.

— Но…

— Это необходимо. Другого пути нет.

Никто не называл это тюрьмой. Никто не называл это даже объектом, все знают: объект — это нечто военное и весьма важное. Итак, это называлось Домом Картрайта, и проникнуть туда было чуть труднее, чем в форт Нокс, а выйти оттуда — куда труднее, чем выбраться из Алкатраса.

Дон терпеливо ждал, пока охрана проверяла и перепроверяла его пропуск, носила куда-то к начальству и снова проверяла. Все это заняло уйму времени, но в конце концов его привели к Леону Мэлчину; этот высокий, худощавый человек терзался неутолимой жаждой деятельности и не находил никакого утешения в полковничьем звании, которое ему было присвоено проформы ради и только сковывало его цепями армейской дисциплины, едва он пытался поступать как штатский.

— Генерал Пени звонил мне, — сказал он Дону. — Я должен оказать вам всяческую помощь. — Он уставился на Дона сквозь старомодные очки. — Чем могу служить?

— Один вопрос, — сказал Дон. — Как нормальному человеку поймать ясновидца?

— Вы, конечно, говорите о Клайгере?

— Да.

— Никак. Это невозможно. — Мэлчин откинулся в кресле, в глазах у него блеснула насмешка. — Есть еще вопросы?

— Пока нет. — Дон уселся напротив и протянул Мэлчину сигареты. Мэлчин покачал головой и сунул в рот свою трубку.

— Я охотник, — без обиняков сказал Дон. — Я охочусь за людьми, и мне это неплохо удается, потому что у меня есть чутье, талант, уменье называйте как хотите — разгадать ходы противника. Можете считать, что мне просто всегда везет. Каким-то образом, сам не понимаю как, я всегда знаю, что он сделает в следующую минуту, где и когда я его найду. Еще ни один от меня не ушел.

— Но Клайгер от вас уходит. — И Мэлчин кивнул.

Казалось, он давно ждал появления Дона и этого разговора. — И вы хотите знать, в чем секрет.

— Это я знаю, он ясновидец. Мне надо знать — как? Как это у него получается? Как он действует? И насколько точно он все предвидит?

— Очень точно. — Мэлчин вынул трубку изо рта и уставился на нее. — Он у нас… Вернее, он был у нас звездой первой величины. Он видит дальше всех, кого я когда-либо наблюдал, а я наблюдаю и изучаю пси-поле человека всю свою сознательную жизнь.

— Так-так, я слушаю.

— Мне кажется, вы не вполне понимаете, с чем вы тут столкнулись. Он, конечно, не сверхчеловек, ничего похожего, но у него есть особый дар. А вас можно сравнить со слепцом, который пытается поймать зрячего. И поймать средь бела дня, на открытом месте. Вдобавок вы еще надели на шею колокольчик, чтобы он вас постоянно слышал. По-моему, у вас нет и тени надежды на успех.

— И все-таки, как проявляется этот его дар? — настаивал Дон.

— Не знаю. — Мэлчин не дал Дону задать новый вопрос. — Вы, верно, не то хотели спросить, вас интересует, как он им пользуется. Если б я это знал, я считал бы себя счастливейшим из смертных. — Мэлчин нахмурился, подыскивая слова. — Это очень трудно объяснить. Как бы вы объяснили слепому от рождения, что такое свет и краски? Или глухому, что такое звук? А ведь там по крайней мере вы могли бы рассказать, как действуют глаз и ухо. Впрочем…

Дон снова закурил, вслушиваясь в объяснения Мэлчина, и в голове у него начали вырисовываться смутные образы. Кусок грубой ткани, каждая нить ее чья-то жизнь, она тянется в будущее. Одни нити коротки, другие длиннее, и все они сплетены и перевиты так, что каждую в отдельности проследить очень трудно. Но при известном навыке и ловкости это все-таки возможно. Тогда поступки человека становятся ясней, и можно составить план действий.

Банк, у кассира внезапный приступ аппендицита как раз в ту минуту, когда он пересчитывает пачку денег, — и человек спокойно берет их и уходит, словно только что получил их по чеку…

Магазин, оставленный без присмотра как раз на эти необходимые несколько минут…

Узилище, и часовой чихает в ту самую минуту, когда беглец проходит мимо…

Антикварная лавка — и катастрофа на улице, которая отвлекает внимание, как раз когда надо…

Все это так просто, когда точно знаешь, что случится и как этим воспользоваться…

Как же поймать Клайгера?

Дон резко выпрямился — сигарета обожгла ему пальцы — и увидел, что Мэлчин смотрит на него в упор.

— Я обдумал ваш пример, — сказал он. — Ну тот, когда слепой пытается поймать зрячего. Я знаю, как это можно сделать.

— Как же?

— Слепец прозревает. Им живется преуютно. Мягкие постели и вкусная еда, пластинки, телевизор, библиотека, и фильмы привозят. Есть спортивные площадки, бассейн для плавания и даже кегельбан. Они хорошо одеты, недурно себя чувствуют и недурно выглядят, но они умны и все понимают. Если нельзя выйти из дому когда вздумается, это уже не дом, а тюрьма — и они живут в тюрьме.

Конечно, это все только ради их же собственной безопасности. Охрана, тайная сигнализация, всяческие ограничения существуют единственно для того, чтобы оберегать их от непрошеных гостей. Секретность продиктована страхом перед шпионами, и все это оправдывается патриотизмом. Но ведь у всякой медали есть оборотная сторона: раз нельзя войти, значит, нельзя и выйти.

И патриотизм иной раз — довольно жалкое оправдание.

— Приятно видеть новое лицо. — Сэм Эдварде, пятидесяти лет от роду, сухощавый как мальчишка, но с физиономией боксера, широко улыбаясь, тряхнул руку Дона. — Нашего полку прибыло?

— Это гость. — Сморщенный старик, совсем потонувший в кресле, почмокал губами, пристально разглядывая Дона. — Послушайте, Грегсон, если вы не прочь после сыграть в покер, мы вам доставим это удовольствие.

Он хрипло засмеялся, потом нахмурился и сухонькой ладошкой хлопнул себя по коленке.

— Ах, черт! Соскучился я без покера.

— Они тут все телепаты, — шепнул Дону Мэлчин. — И у них постоянная связь с другими, которые находятся сами понимаете где. Здесь мне незачем вас представлять.

Дон кивнул, смущенно глядя на окружающих. Были тут и старики, и несколько юнцов, но большинство — средних лет. Они в свою очередь разглядывали его, и глаза их насмешливо поблескивали.

— Любопытно, что рыбак рыбака видит издалека, — задумчиво заметил Мэлчин. — Там собрались телепаты, а в этой комнате — телекинетики. Они пока не совершили ничего выдающегося, хотя кое-какие успехи уже есть. А вот тут — ясновидцы. Ясновидцев было пятнадцать. Дон удивился, что так много, но тотчас подумал: чему ж тут удивляться?

В таком огромном людском котле, как Соединенные Штаты, всякое отклонение от нормы уж конечно повторяется много раз. Он догадывался, что это далеко не все, что таких домов, как Дом Картрайта, существует еще немало, только названия у них разные.

— Мы установили, что, когда они объединяют свои таланты, это благотворно действует на каждый в отдельности, — прошептал Мэлчин. — Прежде чем прийти сюда, Клайгер был всего-навсего предсказателем судьбы в каком-то балагане; за десять лет он стал творить чудеса.

— Десять лет?

— Именно. Многие наши постояльцы пробыли здесь гораздо дольше.

Если в голосе Мэлчина и звучала насмешка, Дон ее не уловил. Зато уловил один из обитателей комнаты.

Он подошел к ним и, натянуто улыбаясь, протянул — Тэб Уэлкер. Не разрешите ли вы один спор?

Я слышал, что в Англии человек, приговоренный к пожизненному заключению, выходит из тюрьмы в среднем через девять лет. Так ли это?

— Смотря как он себя ведет. — Дон тоже весь напрягся, он понял, к чему клонит этот человек. — В среднем пожизненное заключение длится в Англии пятнадцать лет. Третья амнистия действительно может сократить срок примерно до девяти.

— А ведь такое наказание дают по меньшей мере за убийство. — Тэб кивнул. — Знаете, я здесь уже восемь лет. Может быть, еще год — и хватит?

— Вы же не заключенный, — возразил Дон.

Уэлкер засмеялся.

— Полноте. — Он поднял руку. — Не надо ни споров, ни речей. — Теперь он больше не улыбался. — Чего вы хотите?

— Помощи, — просто ответил Дон.

Он походил по комнате и остановился у шахматного столика. Деревянные фигурки были выточены любовно и искусно, с той обманчивой небрежностью, какой всегда отличается ручная работа. Дон взял слона, полюбовался им, потом встретился глазами с Уэлкером.

— Это Клайгера?

— Как вы догадались? — Взгляд Тэба смягчился. — Элберт любил красивые вещи. Больше всего он мучился здесь от того, что не мог ходить по музеям. Он всегда говорил: посмотрите, чем человек украшает свою жизнь, и вы поймете, чего он достиг.

— Вазами, например?

— Картинами, скульптурами, камеями — все они ему нравились, если только это были настоящие произведения искусства.

— Человек с тонким вкусом. — Дон кивнул. — Понимаю. И когда же вы все решили помочь ему удрать?

— Я… Как вы сказали?

— Вы отлично слышали, что я сказал. — Минуту они в упор смотрели друг на друга, потом Уэлкер медленно улыбнулся: — А вы не дурак.

Дон ответил улыбкой.

— Еще один вопрос. — Дон помедлил, чувствуя на себе взгляды всех присутствующих. — Чего он, в сущности, добивается?

— Нет! — Генерал Пени с силой хлопнул ладонью по кожаной подушке сиденья. — Нет и нет!

Дон вздохнул, не отрывая глаз от дождя за окном.

Тяжелые капли падали с деревьев прямо на крышу автомобиля и сверкающими жемчужинами скатывались по стеклам. Впереди сквозь пелену дождя смутно маячила другая машина, сзади, конечно, есть еще одна. Их шофер ушел куда-то вперед и, верно, клянет на чем свет стоит прихоти своего начальства.

— Слушайте, — сказал генерал. — У нас есть сведения, что они знают насчет Клайгера. Как они догадались, что он так много значит для нас, не знаю, но догадались. Теперь весь вопрос в том, кто придет первым. Мы не можем позволить себе проиграть.

— А мы и не проиграем, — возразил Дон. — Но для этого надо действовать по-моему. Это единственный путь.

— Нет!

— Генерал! — Вся долго копившаяся злость и досада прорвались в этом окрике. — Вы-то что предлагаете?

Как он и предвидел, вопрос озадачил собеседника, но лишь на минуту.

— Я не могу так рисковать, — отрезал Пени. — Клайгер всего лишь одиночка, опасный, но одиночка. С ним одним мы можем справиться, а вот справимся ли с десятком или еще того больше? Даже предлагать такое я считаю изменой.

Дон вскипел: вечно эти громкие слова! Пенну всюду мерещатся шпионы, и, стараясь избежать нескромных взоров, он, напротив, привлекает к себе внимание. Вот и сейчас он потребовал встречи в автомобиле, на дороге, под дождем, из страха: вдруг какое-нибудь незамеченное электронное ухо подслушает их разговор?

Оба долго молчали, потом Дон собрался с духом: — Как хотите, а вам придется это обдумать. Во-первых, побег был организован. Погас свет управляемая внушением крыса перегрызла питающий провод. Одному из часовых неизвестно почему вдруг стало худо, и на минуту из цепи охраны выпало одно звено. Были и другие мелкие происшествия, тоже не случайные. Собственно, вся эта орава могла при желании преспокойно уйти оттуда.

— Но ведь никто больше не ушел! — Пени с силой стукнул по сиденью. Ушел один Клайгер! Это, по-вашему, что-нибудь доказывает?

— Что именно? Что он хотел сбежать к красным? — Дон пожал плечами. Тогда что же его удерживает? Он уже сто раз мог с ними связаться, стоило только захотеть.

— К чему это вы клоните? — Пени начал терять терпение. — Может, по-вашему, эти там… уроды приставили мне к виску револьвер? Вы говорите, они согласны помочь, но на определенных условиях. Ха! Условия! — Он сжал кулак. — Неужели они не понимают, что страна на грани войны!

— Они хотят как раз того, что мы, по нашим словам, пытаемся отстоять, — сказал Дон. — Они хотят толику свободы. Разве это такое уж наглое требование?

Он откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и снова увидел обитателей Дома Картрайта. Иные, по словам Мэлчина, провели там по двенадцать лет. Долгий срок.

Чересчур долгий для того, чтобы послушно оставаться подопытными кроликами, чьи таланты здесь взращивают, развивают и эксплуатируют. Но генерал даже не считает их людьми. Для него они — «уроды», просто еще одно оружие, которое надо готовить к бою, а пока прятать и охранять — и уничтожить, если есть опасность, что оно попадет в руки врага.

— Что? — Он открыл глаза, вдруг сообразив, что генерал что-то ему говорит. Пени злобно сверкнул глазами.

— А без их помощи вы не сможете его изловить?

— Не знаю. — Дон поджал губы, сдвинул густые брови, и взгляд у него стал отрешенный и сосредоточенный. — Наверно, мы взялись за дело не с того конца. Вообразили, что нужно всего-навсего поймать беглеца, и упустили из виду, что беглец-то необыкновенный, вот у нас ничего и не вышло. В поступках Клайгера есть своя закономерность. Надо понять, почему он сбежал, — и мы поймем, чего он добивается.

— А разве не за этим вы ездили в Дом Картрайта? — Пени даже не потрудился скрыть насмешку.

— Да. И мне это удалось.

— Но тогда…

— Он украл старинную вазу, — сказал Дон. — Поймите цель — и вот вам ответ.

Макс Эрлмен лежал на постели и глядел в потолок.

В маленьком гостиничном номере было тепло, всюду разбросаны пожитки трех постояльцев. На стене кривовато висела большая карта города, сеть улиц утыкана разноцветными булавками. В сумерках смягчились резкие линии бетонных джунглей за окнами и даже кричащие огни реклам уже не так резали глаз.

Сидевший за столом Бронсон шевельнулся, и в нос Эрлмену ударил острый запах ружейного масла. Он закурил, чтобы прогнать эту вонь, и с отвращением поглядел на Бронсона.

— Может, хватит? — Макс ткнул сигаретой в сторону револьвера, который усердно чистил и собирал Бронсон.

В воздухе повисла струйка дыма. Бронсон и бровью не повел.

— Что ты такое, Бронсон? — Эрлмен рывком спустил ноги с постели, его трясло от злости. — Ходишь, ешь, спишь, наверно, и говорить мог бы при желании, но человек ли ты?

Металлическое пощелкивание ни на миг не прекратилось, Бронсон вновь собрал свой револьвер. Сунул его в кобуру, молниеносно выхватил и вновь спрятал.

Эрлмен вскочил на ноги, его глубоко сидящие воспаленные глаза злобно сверкнули. Он обернулся — в комнату вошел Дон, лицо у него было усталое.

— Ничего? — Макс заранее знал ответ.

Дон покачал головой.

— Никаких перемен. — Дон пересек комнату, остановился перед картой на стене и стал изучать разноцветные булавки. — Тут все помечено?

— Все как есть. — Эрлмен выпустил струю дыма прямо на карту. — Если мне кто-нибудь скажет, что это некультурный город, я разорву его на куски. Куда ни плюнь, сплошь картинные галереи, музеи, выставки, антикварные лавки, миссии и прочая ерунда. Я их все тут отметил. — Он покосился на мрачное лицо Грегсона. — Больно уж их много, Дон. Чересчур.

— Можно и поубавить. — Дон вздохнул, напряжение последних недель все росло внутри, а за последние дни нервы натянулись до отказа. Он заставил себя расслабить мышцы, несколько раз глубоко вздохнул, стараясь забыть о спешке и истерических командах Пенна. — Иностранные фильмы, современное искусство, новомодные картины, выставки абстракционистов — это все ни к чему. Собрания марок, торговые миссии, выставки машин и оборудования тоже долой. Займемся лишь старинным, редкостным, прекрасным.

— Значит, отбирать построже?

— Построже. Твое дело — все необычное, что выставлено на короткое время, взято из частных собраний.

Эрлмен кивнул и принялся переставлять разноцветные булавки, сверяясь с кучей каталогов. Дон отвернулся к окну.

За окном далеко внизу раскинулся город, улицы, точно шрамы, рассекали скопище бетонных людских муравейников, и все это сверкало огнями. Где-то в этом городе, наверно, стоит сейчас другой человек и тоже смотрит в окно мягкий, вежливый, влюбленный в искусство. Человек, который до недавней поры жил как все, подчинялся закону — и вдруг очертя голову ударился в бега, чтобы грабить и воровать.

С чего бы это?

Крушение надежд? Да, это участь всех обитателей Дома Картрайта; и остальные тоже могли бы уйти, однако они этого не сделали. Удрал один Клайгер, и он до сих пор в бегах. Сейчас он где-то здесь, в этом городе, его дар все время предупреждает его об опасности и помогает ускользать от нее, увертываться и оставаться на свободе.

На свободе — для чего?

Дон вздохнул и в тысячный раз подумал: а каково это, быть ясновидцем? Он может заглянуть в будущее… или нет? Конечно, остальные могли бы помочь в поисках, но Пени это запретил. С десятком других ясновидцев Дон расставил бы повсюду ловушки и поймал бы Клайгера просто благодаря численному превосходству. Никому, даже гению, не устоять в такой неравной схватке.

А теперь приходится действовать на свой страх и риск.

Пошел дождь, и окно засверкало отраженным светом.

Дон невольно опять и опять переводил взгляд с далеких огней за окном на искрящиеся капли на стекле. А потом уже и не пытался что-либо разглядеть, стоял и смотрел в одну точку, мысли его бродили неизведанными тропами.

Как?

Как получалось, что он всегда точно знал, где и когда поймает того, кого ищет? В чем она, та малость, что отличает его от остальных? Всю свою жизнь Дон отличался этим нюхом. Он умел угадывать — если это догадка — и никогда не ошибался. Так догадка ли это? Или он просто знал?

За прежние успехи его взяли работать в Разведывательное управление, а дальнейшие неизменные удачи проложили ему путь в особый отдел. Он — охотник на людей и ни разу не упустил свою дичь. И сам не знает, как это ему удается.

Вот так же и Мэлчин не знает, каким образом пользуются своими талантами обитатели Дома Картрайта.

Даже когда отбросили все ненужное, список был еще слишком длинен. Эрлмен тыкал пальцем в карту, от сигареты, свисавшей у него изо рта, вился дымок и тоже словно указывал на разноцветные булавки.

— Больше выкидывать нечего, Дон. Теперь остается просто гадать.

— Не совсем так. — Дон изучал список. — В Доме Картрайта я кое-что узнал об этом Клайгере. Он любитель искусства. Думаю, он все время ходит по музеям и выставкам.

— Ну, тогда он у нас в руках! — с торжеством воскликнул Эрлмен. Расставим людей по всем этим местам, и он сам к нам придет.

Дон поднял брови, и Макс сразу отрезвел.

— Нет. У каждого полицейского в городе есть его фотография и полное описание. Все дороги из столицы перекрыты. Все оперативные группы подключены к слежке. Будь это так легко и просто, мы бы давным-давно его поймали.

Эрлмен снова указал на карту: — Тогда для чего же все это?

— Объединение усилий. — Дон уселся на край кровати. — Полицейские не могут его засечь до тех пор, пока не увидят, а этого-то он как раз и избегает. Почти всегда он теряется в толпе, а лучшей маскировки не придумаешь. Не забывай, Макс, он «видит» все наши ловушки, а раз так, ему увернуться не хитрость.

— Тогда это дохлый номер. — Эрлмен в сердцах придавил каблуком сигарету. — Что ни делай, куда ни подайся, его не поймаешь. Выходит, я зря старался, Дон?

— Нет.

— Но…

— Теперь вопрос, кто кого перехитрит: он меня или я его, — сказал Дон. — До сих пор я действовал так, будто это почти обычная операция. Полагался на помощь извне, даже пытался добиться подмоги специалистов. Но это все не годится. Теперь я попробую сыграть на его же слабых струнках. — Он еще раз взглянул на список, который держал в руках. — Вот что, уходите оба. Мне надо побыть одному.

Бронсон не шелохнулся.

— Слыхал, что сказано? — Эрлмен распахнул дверь. — Убирайся!

Бронсон медленно встал. Он уставился на Дона, и глаза его сверкнули.

— Никуда я не ухожу, — устало сказал Грегсон. — Если хочешь, жди за дверью.

Оставшись один, Дон расшнуровал башмаки, ослабил галстук и снял пиджак. Погасил свет, лег на постель, устремил взгляд в окно, поблескивавшее отраженными огнями. Расслабил все мышцы.

Он всегда так поступал: даст телу полный отдых, а мысль тем временем перебирает и оценивает тысячи собранных сведений и подробностей и приходит к догадке, и это вовсе не догадка, потому что он еще ни разу не ошибся.

Но на этот раз нужно сделать больше, на этот раз его противник человек, который «предвидит» будущее, и ему, Дону, надо «предвидеть» дальше.

Дыханье Дона стало мерным, ровным и глубоким — это была первая стадия самогипноза. Теперь звуки извне уже не мешают ему, ничто его не отвлекает, он может безраздельно сосредоточиться на своей задаче.

Найти Клайгера.

Понять, где он будет и когда.

Найти его, как нашел десятки и десятки других — без сомнений, без колебаний, с твердой уверенностью, что в таком-то месте в такой-то час он застигнет беглеца.

Забыть это чувство, что ты побежден еще до начала борьбы. Забыть, что твой противник обладает необычайным даром. Забыть сложный переплет ткани с узелками событий. Забыть обо всем, помнить только одно — где и когда будет этот человек.

— Галерея Ластрема. — Эрлмен кивнул, потом крякнул: такси резко затормозило, пропуская зазевавшегося пешехода. — Сегодня там закрытый просмотр, вход по пригласительным билетам. Выставка откроется только завтра. — Он покосился на Дона, лицо того в неясном свете казалось еще более измученным. — Ты уверен, что он придет?

— Да.

— Но… — Эрлмен пожал плечами, но так и не задал вопроса, который рвался с языка. — «Выставка китайского искусства, — прочел он в помятом каталоге. — Керамика династий Мин, Хань и Маньчжу». Похоже. Ваза-то тоже Мин?

Дон кивнул, откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Он был вымотан, выжат как лимон, но внутри росло ликование. Он знает! Как и почему — сам черт не разберет, но он знает! Клайгер сюда придет, голову на отсечение!

Предъявив свои значки, они миновали дотошного швейцара в ливрее, потом суетливого смотрителя и проследовали в длинный зал, где на сверкающих стеклянных витринах чинно и важно выстроились образчики старинного искусства.

— Завтра все они будут под стеклом, — пояснил смотритель, — но сегодня мы пригласили только избранных и можем себе позволить выставить экспонаты открыто.

— А зачем? — напрямик спросил Эрлмен. — Для чего это надо?

— Вы не знаток, сразу видно, — сказал смотритель. — Не то вы бы знали, что керамика не одними красками хороша. Ее надо еще и потрогать, не только на глаз насладиться, а и на ощупь. Наши посетители все больше коллекционеры, они в этом толк знают. И потом, когда керамика заперта в витрине, ее видно только с одной точки, а тогда всю ее красоту понять невозможно. — Он вдруг растревожился. — Вы не сказали, зачем вы здесь. Надеюсь, не случится ничего такого, чтобы…

— Вам беспокоиться не о чем. — Дон быстрым взглядом обвел галерею, лоб его прорезала складка. — Не обращайте на нас ровно никакого внимания. — В ответ на тревожный взгляд смотрителя Дон улыбнулся. — За одно ручаюсь: вашим экспонатам ничто не грозит.

Успокоенный смотритель поспешил по своим делам.

Дон огляделся и решительно направился в дальний конец галереи.

— Будем ждать здесь. Сами укроемся за витринами, а нам будет видна вся галерея. Когда он придет, иди к лестнице, Макс, отрежь ему отступление.

Эрлмен что-то буркнул в знак согласия, но чуть замешкался, не донеся до губ сигарету.

— Как же так, Дон? Как же это Клайгер сам полезет в мышеловку? Ведь он должен знать, что мы ждем его тут?

— Он хочет посмотреть эту выставку.

— Но ведь…

— Другого случая хорошенько разглядеть и потрогать руками все эти вещи у него не будет. Для него это очень важно, а почему — понятия не имею. Дон говорил резко, отрывисто. — Но он придет, я знаю.

Звучало все это здраво и убедительно, но Дон знал: Клайгер придет вовсе не поэтому. Он хочет увидеть керамику, это верно, но неужели ему настолько этого хочется, что и опасность не страшна? И если так, то почему?

И почему именно сегодня?

Дон ждал, стоя среди сверкающих стеклянных витрин и творений древних гончаров, не сводя глаз с длинной галереи, и никак не мог найти ответ на этот неотвязный вопрос. Казалось, это просто нелепица, но он знал, что ему только так кажется.

Наконец явились первые посетители, они осматривали керамику, слышался сдержанный гул голосов, а Дон все ломал себе голову над мудреной загадкой.

Ведь Клайгер знает, что идет прямо в западню.

И все-таки он придет, это несомненно.

Значит, если Дон не ошибается — а он, конечно, не ошибается, — ради этой выставки Клайгер готов лишиться даже свободы.

Свободы или даже…

Рядом Бронсон привычно вороватым движением сунул руку под мышку, и Дон свирепо зашипел сквозь зубы:

— Никакой стрельбы! Понятно? Без тебя обойдется!

В душе он проклинал холодную, бездушную логику Пенна. В войну самое разумное — уничтожать все, чем нельзя воспользоваться, чтобы оно не попало в руки врага; но ведь сейчас не война и речь идет не о машинах и не о боеприпасах.

Клайгер наверняка знает, что рискует жизнью.

Дон вздрогнул: Эрлмен стиснул его руку и кивком указал в конец галереи, глаза его на изможденном лице сверкнули.

— Гляди, — чуть слышно шепнул он. — Вон там, у той витрины. Видишь? Клайгер!

Он был… совсем обыкновенный. В пылу охоты Дон рисовал его себе то ли сверхчеловеком, то ли чудовищем, но вот он стоит и не сводит глаз с какого-то горшка, обожженного в ту пору, когда западной цивилизации не было еще и в помине, и ничего сверхъестественного в его облике нет — самый обыкновенный человек, только больше обычного увлекается вещами, которые кажутся красивыми лишь немногим.

И однако он знает нечто такое, что делает его величайшей угрозой для безопасности Запада.

— Поймали! — раздался ликующий шепот Эрлмена. — Ты опять попал, Дон! В самую точку!

— На место! — Грегсон не отрывал глаз от тщедушного человечка, за которым так долго охотился. — Стань у двери, вдруг он вздумает удирать. Сам знаешь, что надо делать.

— Знаю. — Эрлмен чуть помедлил. — А Бронсон?

— Это моя забота.

Дон выждал, пока Эрлмен, словно гуляя, прошелся мимо витрин и небрежно облокотился о перила дальней лестницы. Понятно, что Макс сейчас вздохнул с облегчением: они проработали вместе восемь лет, и его неудача была бы в какой-то мере и неудачей Эрлмена.

Но все отлично удалось.

И, упиваясь сладостью победы, Дон двинулся вперед, он почти забыл, что по пятам идет Бронсон. Клайгер не обернулся. Держал в руках плоскую широкую чашу, осторожно поглаживал ее края и любовался яркими красками, не выцветшими за века.

— Клайгер!

Тот медленно поставил чашу на место.

— Не пытайтесь бежать. Не сопротивляйтесь. Не делайте глупостей, мрачно прошептал Дон. — Вам все равно не уйти.

— Знаю.

— К вашему сведению, я из ЦРУ.

— Знаю.

— Это тупик, Клайгер.

— Знаю.

Его спокойный, бесстрастный тон злил Грегсона. Ему бы клянчить, ругаться, спорить, а он твердит, как попугай, одно и то же. Дон в ярости схватил его за плечо и повернул лицом к себе.

— Может, вы вообще все на свете знаете?

Клайгер не ответил. Он опустил тяжелые веки, и Дон вспомнил, как описывал эти глаза Левкин. «Удивительные» — сказал тогда антиквар, но это было не то слово.

Затравленные. Иначе не скажешь.

Затравленный.

— Что вы собираетесь со мной сделать? — Клайгер раскрыл глаза и взглянул прямо в мрачное лицо охотника.

Дон пожал плечами.

— К чему вопросы? Ведь вы как будто и сами все наперед знаете.

— Я ясновидец, — спокойно сказал Клайгер. — Я умею видеть будущее, но ведь и вы тоже умеете. А вы? Вы все знаете?

— Я… — Дон проглотил комок в горле. — Что вы сказали?

— А иначе откуда бы вы узнали, что я сюда приду? Именно узнали, а не догадались. Вы так же точно знали, что найдете меня здесь, как я точно знаю, что…

— Ну, дальше, дальше!

— У вас тоже есть этот дар. Вы знали, что я буду здесь в этот час, значит, вы «видели» будущее. Может быть, не очень далеко и не очень отчетливо, но вы его видели. Каких вам еще доказательств?

— Но я просто был уверен, что… Так, значит, вот как оно действует, ясновидение!

— У вас, видимо, так. У других, возможно, не совсем так. Но если вы твердо убеждены, что в такую-то минуту произойдет такое-то событие или хотя бы что оно наверняка произойдет, пускай чуть раньше или чуть позже, значит, вы обладаете даром, который так высоко ценит генерал Пени. — Клайгер горько усмехнулся. — Только ничего хорошего от этого не ждите.

Дон помотал головой, в ней просто не умещалось все, что обрушилось на него за одну минуту. Рядом Бронсон переступил с ноги на ногу. Вокруг никого не было, все посетители отошли к другим витринам, и они остались втроем, точно на необитаемом острове.

— Я с вами не пойду, — объявил Клайгер. — Хватит с меня Дома Картрайта.

— У вас нет выбора.

Клайгер улыбнулся.

— Вы забываете, что тут нет речи о выборе, — сказал он мягко. — Я просто знаю. Мы с генералом никогда больше не увидимся.

Бронсон глухо зарычал.

Он был как молния, но Дон оказался еще быстрей.

Подстегнутый каким-то неведомым шестым чувством, он круто обернулся, едва блеснул поднятый пистолет, вцепился в руку Бронсона — и выворачивал ее, силясь отвести злобное черное дуло от цели. Мышцы напряглись до предела, потом что-то треснуло, точно сухой сук под ногой: сломалась кость. Пистолет выпал из оцепеневших пальцев Бронсона, он раскрыл рот, но Дон ударил его ребром ладони по шее, и немой рухнул на пол.

Дон схватил пистолет, с трудом поднял бесчувственного Бронсона и поддерживал его, насилу одолевая в себе нахлынувшую ненависть. Как он ненавидит этого Бронсона, который тем только и жив, что мстит всему миру за свое увечье! Как ненавидит Пенна, который обратил этого немого психопата и ему подобных в цепных псов! Сделал их убийцами во имя священной целесообразности: они надежны, потому что не могут проболтаться.

Во всей галерее один только Эрлмен видел, что произошло. Он подбежал к Грегсону и ожегся о его горящие глаза.

— Убери эту дрянь, живо!

— Значит, пришлось ему все-таки попытаться! — Эрлмен перехватил у Дона бесчувственное тело. — Пени будет от тебя просто в восторге!

Дон сквозь зубы с шумом втянул в себя воздух, стараясь подавить прилив ненависти.

— Отвези его обратно в отель. Из-за Пенна я еще успею поволноваться.

— А Клайгер?

— Предоставь его мне.

В неистовстве этих последних минут Дон чуть не забыл про Клайгера. Тот стоял перед какой-то вазой и разглядывал эту древность, будто спешил упиться ее красотой и навеки запечатлеть в памяти. Он осторожно поднял вазу, завороженный неповторимым искусством старого мастера, и Дон вдруг ощутил ком в горле — он понял.

Пени не доверял женщинам. Секретарь у него был мужчина, как и все его сотрудники. Он только глянул на Дона и потянулся к звонку.

— Не трудитесь. — Дон прошел мимо него к двери во внутренний коридор. — Просто скажите генералу, что я иду.

— Но…

— Как же, по-вашему, я прошел в здание и добрался до вас? — Дон пожал плечами. — Попытайтесь-ка сообразить.

Пени был не один. У него в кабинете сидел Эрлмен, горестно дымя сигаретой, и лицо у него было еще более измученное, чем прежде. Видно, он первый попал генералу под горячую руку. Дон захлопнул за собой дверь и широко улыбнулся Эрлмену.

— Привет, Макс! Кажется, тебе здорово досталось.

— Дон! — Эрлмен вскочил. — Где ты пропадал? Ведь уже больше недели прошло! Где Клайгер?

— Клайгер? — Дон улыбнулся. — Он где-нибудь в Советском Союзе, и сейчас его, должно быть, допрашивают при помощи всех детекторов лжи, какие только есть на свете.

Минуту в комнате стояла зловещая тишина, потом Пени наклонился вперед.

— Ладно, Грегсон, пошутили, и хватит. А теперь подавайте мне Клайгера или получайте по заслугам.

— Я не шучу. — Дон угрюмо взглянул прямо в глаза генералу. — Всю прошлую неделю я только тем и занимался, что толковал с Клайгером, устраивал ему переход границы и сбивал со следа ваших ищеек.

— Предатель!

Дон не отвечал.

— Гнусный, подлый предатель! — Пени вдруг заговорил с ледяным спокойствием, и оно было куда страшней его ярости. — Конечно, у нас демократическая страна, Грегсон, но мы умеем защищаться. Зря вы не отправились к вашим друзьям вместе с Клайгером, так было бы для вас безопаснее.

— К друзьям! По-вашему, это я для них старался?

Дон опустил глаза, оказалось, руки его дрожат. Тогда с рассчитанной медлительностью он сел и зажег сигарету, дожидаясь, чтобы бешенство немного улеглось.

— Вы требуете лояльности, — сказал он наконец. — Слепой, безоговорочной, не рассуждающей. По-вашему, кто не с вами, тот непременно с вашим врагом, но вы ошибаетесь. Существует верность, которая превыше верности отдельному человеку, государству или группе государств. Это верность человечеству. И да настанет день, когда это поймут все!

— Дон!

Эрлмен рванулся было к нему, но Дон только рукой махнул: сиди, мол.

— Ты слушай, Макс, и вы тоже, генерал. Слушайте и постарайтесь понять.

Он умолк, глубоко затянулся сигаретой, в обычно непроницаемом лице его теперь явно сквозила усталость.

— Ключ к загадке кроется в той вазе, — сказал он.

— Которую он украл в антикварной лавке? — Эрлмен кивнул. — А почему, Дон? На что она ему сдалась?

Дон понимал, что Макс старается заслонить его от генеральского гнева, и вдруг обрадовался, что он тут не один. Останься он с Пенном с глазу на глаз, тот, возможно, и слушать бы ничего не стал.

— Клайгер видит будущее, — продолжал Дон. — Не забывайте об этом. В Доме Картрайта он был звездой первой величины, и он пробыл там десять лет. И вдруг ни с того ни с сего надумал уйти. И ушел. Украл деньги — жить-то надо — и украл редкую вазу, он ведь любитель таких диковинок… И весь секрет в том, почему он ее украл.

— Вор! — фыркнул Пени. — Он просто вор. Вот вам и весь секрет.

— Нет, — спокойно возразил Дон. — Суть в том, что каждый час был на счету, и он это знал.

Оба в изумлении уставились на него. Они ничего не поняли, даже Эрлмен, тем более Пени, а ведь для Дона все было ясно как дважды два, убийственно ясно.

— Поступки человека вытекают из его характера, — пояснил Дон. — В определенных условиях он будет действовать определенным образом, и это можно предусмотреть. А каков характер у Клайгера? Тихий, кроткий, безобидный, что ему ни скажи — без звука выполнит и ничего не спросит. Так он и жил все десять лет, пока его обучали и натаскивали, чтобы «видел» все дальше и яснее. И вот в один прекрасный день он «увидел» в будущем такое, что привело его в совершенное отчаяние, да настолько, что правила и привычки всей жизни полетели кувырком. Он уговорил остальных помочь ему удрать. Они вообразили, что он и им хочет помочь, а может быть, решили нам что-то доказать, теперь это уже не важно. Важен Клайгер. Он удрал. Он воровал. Он старался каждую свою минуту заполнить тем, что для него высшая красота. Человек иного склада кинулся бы пить, играть в карты, гонялся бы за женщинами, а Клайгер помешан на старине, на всяких редкостях. Вот он и украл старинную китайскую вазу.

— Да почему? — Пени невольно тоже заинтересовался.

— Потому что увидел последнюю войну.

Дон подался вперед, забытая сигарета погасла, глаза горели — во что бы то ни стало надо заставить их понять правду.

— Он увидел: конец всему. Увидел собственную смерть, и ему захотелось, бедняге, перед смертью хоть немножко пожить.

Все было разумно. Даже Пени это понял. Он еще раньше просмотрел все секретные данные о Клайгере, подробнейший отчет о его поведении за все годы, психологический анализ каждого его шага и поступка и соответствующие выводы. Служба безопасности знает свое дело.

— Это… — Пени с усилием проглотил комок в горле. — Этого не может быть!

— Это чистая правда. — Дон зажег потухшую сигарету. — Он мне рассказал — у нас было вдоволь времени для разговоров. А не то как бы мы его поймали? Он бы вовек нам не попался, была бы только охота. Но ему надоело, и страх одолел, ужас смертный. Он непременно хотел посмотреть выставку — и ждал, что пуля Бронсона его прикончит.

— Постой, постой! — Эрлмен нахмурился, недоуменная складка прорезала его лоб. — Ни один человек в здравом уме не пойдет сам навстречу смерти. Это же просто бред!

— Вот как? — мрачно спросил Дон. — Пораскинь-ка мозгами.

— Оно конечно, пуля — штука аккуратная: раз — и готово, — рассуждал Эрлмен. — Но ведь он же не умер! Ты ж помешал Бронсону!

— Вот тут-то я и стал «предателем». — Дон раздавил окурок. — Я помешал Бронсону и этим доказал, что будущее можно изменить, что даже такой провидец, как Клайгер, предвидит только возможное, но не неизбежное. И у нас появилась надежда, у нас обоих.

Он встал и поглядел сверху вниз на Пенна, обмякшего в кресле, стараясь не замечать бешеного, ненавидящего взгляда генерала. Тут тревожиться было не о чем.

— Иначе быть не могло. Если мы хотим избежать того, что увидел Клайгер, надо сломать привычные рамки. И я переправил его к красным, он готов выполнить свой долг. Они узнают правду.

— Они переймут все наши находки! — Пени вскочил на ноги. — Они создадут такие же объекты, и мы лишимся самого большого нашего преимущества. Да вы понимаете, что вы наделали, Грегсон?

— Я открыл окно в будущее — и для них, и для нас. Последней войне не бывать!

— Вот ловкач! — Пени даже не пытался скрыть злобную издевку. — Ну и ловкач! Взял да и распорядился, никого не спросясь. Ты у меня за это подохнешь как собака!

— Нет, генерал, — покачал головой Дон. — Не подохну.

— Не надейся! Сейчас отдам приказ, и тебя расстреляют!

Дон улыбнулся, наслаждаясь своей новой, непреложной уверенностью в будущем.

— Нет, — сказал он. — Не расстреляют.

Перевод: Э. Кабалевская

Обычный колдун

Марк опоздал на вечеринку. Два пациента, поступивших в последнюю минуту, и срочный звонок от потенциального самоубийцы поломали его график, так что, когда он наконец приехал, только несколько человек сидели в гостиной посреди того, что несомненно оставит после себя след. Глория вспомнит об этом позднее, нет сомнений. Она и Билл были щедры, но одной щедрости недостаточно, чтобы привести все в порядок. Она сжала его руку, когда он вошел в квартиру.

— Марк! Рада тебя видеть. Я уж думала, ты не придешь.

— Прошу прощения, — извинился он. — Сандра еще здесь?

— Она разговаривает с доктором Лафаржем. — Глория снова сжала ему руку. — Когда же наконец это случится, Марк?

— Как только я смогу убедить ее в том, что, выйдя за меня замуж, она получит достаточную компенсацию за ту мишуру, которой, как она полагает, ей будет не хватать, если она согласится на этот шаг. — В голосе его чувствовалась горечь.

Он несколько смягчился, когда Билл сунул ему в руки бокал.

— Спасибо.

У Билла была хорошая память. Вермут и джин были в той пропорции, которую он любил, и которая ему требовалась. До них доносился приглушенный шум голосов из группы гостей в углу, неразборчивые обрывки фраз, затем голоса стали тише, словно разговор пошел о тайных и секретных вещах. Все замолчали, когда Марк направился к ним.

— Марк! — Сандра встала и пошла ему навстречу, подставляя щеку для поцелуя. Это была совсем молодая, очень привлекательная девушка, бледная кожа и черные густые волосы придавали ей сходство с итальянской Мадонной.

— Как я рада, что ты все-таки пришел, дорогой. Я хочу тебя познакомить с моими друзьями.

Марк стоял, чувствуя себя не совсем в своей тарелке, когда она присвоила ему титул, на который у него не было никаких прав. Похоже, она все никак не поймет, что психиатр и психолог — это не одно и то же, и что первое требует медицинской степени, которой у него не было.

— Джим Тейлор, инженер, — быстро говорила она. — Сэм Клейн, реклама. Лорна Ламбер, медиум. Рэм Рута продает антиквариат из Индии. А это… — она сделала многозначительную триумфальную паузу, — доктор Лафарж.

Марк невзлюбил его с первого взгляда — он слишком походил на Мефистофеля. Жидкие черные волосы, прилизанные к узкому черепу и нависающие над высоким лбом. Густые брови, слегка изогнутые вверх. Аккуратные усы и борода клинышком, смертельно-бледное лицо. Он — позер, угрюмо думал Марк, в его внешности больше искусственного, чем естественного.

— Доктор Конвей? — Его изящная рука оказалась неожиданно сильной при рукопожатии.

— Я не доктор. — Как обычно, когда Сандра его с кем-нибудь знакомила, Марк вынужден был объясняться. — Я обычный врач. У меня нет степени. Сандра всегда делает эту ошибку.

— Понятно. — У него были черные, глубоко посаженные глаза. — Обычная ошибка. Я-то сам доктор философии. — Его глаза сузились. — Мы ведь встречались раньше, мистер Конвей.

— Не припоминаю. — Марк напряг память. — Нет. Мне кажется, мы с вами не встречались.

— Уверяю вас, — настаивал Лафарж. — Возможно, вы обо мне все-таки вспомните, и очень скоро.

Группа образовалась вновь, кое-кто сидел, словно ученик, в ногах у Лафаржа, забыв о своих коктейлях за разговором, который вращался вокруг одной темы. Эту тему Марк нашел просто неприятной..

— Хотел бы я найти хоть одного человека, который извлек пользу из знаний в области таинственного, — сказал он. — Я не имею в виду тех, кто разбогател, потворствуя капризам любопытных. Относясь со всем должным уважением к подлинно мистическому, мне кажется, что они заплатили слишком высокую цену за спокойствие их разума.

— Какую, например? — поинтересовался Лафарж.

— Уход от реальности. Надо воспринимать мир таким, какой он есть. Бегство от него может иметь только один конец.

— По-вашему, стало быть, все мистики — сумасшедшие?

— Они — не нормальные. Это основание предположить ненормальность.

— Может быть, вначале следует определить, что же такое «ненормальность»? — мягко вмешался Рэм Рута.

Лафарж заговорил прежде, чем Марк мог ответить.

— Есть много дверей, в которые можно войти в поисках знаний. Нелегко определить, за какой из них находится истина.

— И вы, разумеется, нашли правильную дверь?

Если Лафарж и уловил иронию, то никак этого не показал. Он улыбнулся, открывая слишком белые, слишком острые зубы.

— Думаю, что да, мистер Конвей.

— Черная магия, вероятно?

Снова улыбка, но без намека веселости в ней. Марк почувствовал, как Сандра предупреждающе сжала ему руку. Ему было неприятно, что этот самодовольный осел произвел такое впечатление на Сандру.

— Черная магия, мистер Конвей? Могу я спросить, что дало вам повод прийти к такому заключению?

На мгновение Марк испытал искушение сказать ему правду. Лафарж не первый среди тех, кто пытается получить могущество с помощью имитации. Легенда о Фаусте на многое может ответить. Слишком много слабаков после демонстрации внешней силы пытались подражать небезызвестному принцу Тьмы.

— Я встречался с теми, кто делал подобные утверждения, — сказал он осторожно. — Многие из них — мои пациенты.

— Понятно.

В смягченном освещении глаза Лафаржа, казалось, горели внутренним огнем.

— Скажите мне, мистер Конвей, — сказал он, — если бы к вам пришел пациент, пострадавший при проведении химических экспериментов, стали бы вы высмеивать химию?

— Конечно, нет. — Марк разгадал ловушку. — Аналогия не корректна.

— Разве? — Лафарж пожал плечами. — Многие с вами не согласятся. Но, к вашему сведению, истинное знание имеет к черной магии такое же отношение, как медицина к кровопусканию. Не станете же вы возражать, что иногда полезно пустить кровь больному?

Вновь Марк обошел ловушку.

— Истина имеет много граней, — сказал он. — Несмотря на кажущиеся различия, они принадлежат целому. Утверждать, что существует только один путь к знанию, — явное заблуждение. Другими словами, неприкрытая ложь.

— Что есть истина? — поднял руки Рэм Рута. — Вещи, что мы видим, предметы, которые ощущаем, — это истина или иллюзия? Я могу закрыть глаза и они исчезнут. Можно ли говорить о них как о реальности?

— Если бы я взял нож и ударил бы им вас, думаю, ваши сомнения бы развеялись.

— Только потому, что мне еще нужно достичь уровня знаний, на котором я бы смог отрицать реальность вашего ножа.

Марк пожал плечами. Ему доводилось раньше участвовать в подобных спорах, и все они были похожи друг на друга. И всегда оставалось чувство бега по замкнутому кругу, когда кажется, что чем быстрее бежишь, тем медленнее движешься. Уже давно он пришел к выводу, что спорить против веры все равно, что спорить против натуры.


* * *

Коктейль согрелся в его руке. Он сделал глоток, поднялся и направился в сторону Глории, стоявшей рядом с коктейль-баром. Он смешал себе коктейль, выпил его и сделал другой. Глория коснулась его руки.

— Марк, не обращай внимания.

— Стараюсь. — Он кивнул головой в сторону группы. — Где ты его откопала? Я не думаю, что ты помешалась на шарлатанах.

— Его привела Сандра. — Она забрала у него пустой бокал, наполнила его и передала Марку. — Ничего серьезного, Марк, ты же ее знаешь.

— Да, знаю. — Он наполовину опустошил бокал. — Ничто нормальное ее не удовлетворяет. Ей хочется чувствовать себя значимой, пупом земли, и потому собирает шайку чудаков и позеров. — Он допил коктейль. — Не может понять, что они попросту ее используют.

— Она это скоро поймет, Марк.

— Что-то не верится.

Он не скрывал своей горечи, раздражения и, нельзя не признать, доли ревности. Чертов Лафарж — кем бы он ни был и кем бы ни хотел казаться. Театральные жесты, поток туманных фраз — столь банальные средства давали ему власть над всеми неврастениками, сломленными обстоятельствами и желающими дойти до цели прямой дорогой. И он использовал их, держа за дураков, которыми они, в общем-то, и были.

— Не вини Сандру, — сказала участливо Глория.

Марк передал ей пустой бокал.

— Да я и не виню. Просто я ее люблю.

— Тогда почему ты ничего не делаешь?

— А что я могу? Я предлагаю ей выйти за меня замуж. Она попросила подождать. Может, мне ее украсть? Загипнотизировать? Подсыпать наркотик? Проклятье, я хочу ее больше всего на свете, но что из этого, если она не хочет меня?

— Ты ведь психолог, Марк. — Глория наполнила его бокал практически чистым джином. — Знаешь, — задумчиво сказала она, — ни одной женщине не понравится мысль, что из нее делают дурочку.

— И что же?

— Поэтому просто сказать ей об этом ни к чему не приведет. Чем больше она думает о тебе, тем меньше у нее желания признаться в своей неправоте.

— Элементарная психология, — усмехнулся он и снова помрачнел. — Извини, ты права, конечно, но что я могу сделать? Присоединиться к этой компании? Начать практиковать черную магию? Надеть на себя маску дьявола? Глория, я на это просто не способен.

— Нет, конечно, — согласилась Глория.

Она посмотрела на группу гостей, сблизивших свои головы и уже перешедших едва ли не на шепот. Билл ушел на кухню, наверное, варить кофе. Марк допил свой коктейль, и Глория налила ему новый.

— Лафарж, как будто, тебя знает, — сказала она. — Это правда?

— Нет.

— Но…

— Дешевый прием, — отрезал он. — Сделать вид, будто помнишь то, что другой не помнит, и тем поставить другого в невыгодное положение. Либо он думает, что ты лжешь, либо начинает сомневаться в своей памяти. Если вам нет причин лгать, то остается сомневаться в своей памяти.

— И Лафарж?

— Он лжет. Я никогда его раньше не встречал. — Он посмотрел на Глорию. — Вы думаете иначе?

— Не знаю, — она прикусила нижнюю губу. — Просто перед самым твоим приходом он объявил о нем и довольно точно тебя описал. Как бы он смог это сделать, если никогда тебя раньше не видел?

— Хорошие глаза. Лифт в конце коридора. Он мог услыхать, как он останавливается, и высказать предположение. Он знал, что я должен прийти.

— Но он описал тебя. Как это объяснить?

— Он знаком с Сандрой, так ведь? — Марк чувствовал, как гнев заполняет его. — У нее есть моя фотография, рядом с постелью.

— Марк!

— Извини, забудь это! — Он залпом осушил бокал.

Голова у него слегка кружилась. Он не обедал сегодня, весь день напряженно работал, и алкоголь на него действовал быстро.

Подойдя к компании гостей, он услышал тот разговор, который и ожидал. Он не был удивлен. Присутствие человека, подобного Лафаржу, предопределяло обсуждаемые темы. Магия, колдовство, заклинания и ритуалы, которыми сопровождается вся эта ерунда.

— Мы говорили о значении истины, — сказал Лафарж присоединившемуся к ним Марку. — Если предположить, что истина есть мнение, которого придерживается большинство, то магию следует признать реальной вещью. Ведь даже законы принимаются против нее. Не будут же приниматься законы против того, чего нет.

— Может быть, — сказал Марк. — Помните: закон это задница?

— С начала своей истории люди верили в магию, — указал Тейлор. — Как долго они верили в другие науки?

— Долгое время люди верили в то, что Солнце вращается вокруг Земли. Должно быть, космос изрядно перестроился в последние годы.

— Вы высмеиваете подлинную науку, — сказала Лорна и закрыла глаза, словно не желая участвовать в этом разговоре.

— Я высмеиваю только то, что достойно насмешки. — Марк почувствовал нарастание раздражения. Оно было даже не личным: подобные глупцы приносили вреда больше, чем думали. — Вы хотите сказать, что колдовство — вещь, достойная уважения?

Лафарж поднял брови.

— Да, слышал я об этих аборигенах в Африке, смертях без видимых причин и все такое прочее. Хорошо, я согласен, что подобное может случаться и случается. Я согласен, что в культурах, допускающих веру в эти силы, они могут существовать. Но не в нашей культуре. Никогда.

— В Ланкастере ведьм сжигали на костре, — заметила Сандра.

— А также собак и куриц. Они что, тоже были ведьмами? Страх служил причиной. Страх и отвращение. Ведьмы! — смех Марка был неприятен. — Омерзительные старухи, густо намазанные белилами, со своими нелепыми церемониями. Весь этот козлиный букет секретных обществ: ведьмы, эксперты, посвященные и прочие. Видали вы химиков, говорящих на работе шепотом, обменивающихся двусмысленными фразами? Нет. Они извлекают факты и имеют доказательства на руках. А ведьмы? Спросите — и вы получите массу плохо прикрытого вздора, кучу нелепиц и пошлятины.

— Вы дадите ребенку в качестве игрушки пистолет? Научите его изготавливать нитроглицерин? — Лафарж улыбался, задавая вопросы. Он полностью владел собой, вывести его из себя Марку не удалось.

— Я ждал этого, — сказал Марк с горечью. — Но почему бы вам не вспомнить о силах Тьмы? Или об опасности играть с силами, которые не понимаешь?

— Пожалуйста, Марк! — Сандра рассердилась. — Это уже обсуждалось. Ты просто выставляешь себя в глупом виде.

— Разве? — Он кинул взгляд на нее, ненавидя то, как она смотрела на Лафаржа. Он посмотрел на остальных и возненавидел их всех. Ярость опаляла его изнутри. — Мы говорили о черной магии, — сказал он сдержанно. — И упомянули о заклинаниях. Вы верите в силу заклинаний?

— Разумеется, — спокойно ответил Лафарж. — Точно так же, как и вы верите в лечебную силу медицинских предписаний.

— У вас всегда готов ответ? — Марк старался не дать своему раздражению затуманить разум.

Это было нелегко — из-за антагонизма, возникшего сразу между ним и Лафаржем, все, что говорил последний, казалось Марку подозрительным.

— Да, — сказал Лафарж, улыбаясь. — У меня всегда готов ответ, как вам известно.

— С какой стати? Мы не знакомы.

— Вы ошибаетесь. — Слишком белые, слишком острые зубы сверкнули между тонких губ. — Безусловно, ошибаетесь. — Он нагнулся вперед, впиваясь взглядом в лицо Марка. — Вы все еще не вспомнили?

— Нет.

— Вы уверены?

— Да, уверен.

Марк прищурился, ощущая скорее эффект от слишком быстро и в чрезмерном количестве выпитого алкоголя, чем странное воздействие черных глаз. Он встряхнул головой. Лафарж — обычный человек, пытающийся произвести впечатление за счет внешних данных. Остальные для него — простофили, подчиняющиеся более сильной личности. Он посмотрел на девушку, сидевшую рядом. Сандра была такой теплой, привлекательной и была так очарована этим самодовольным ослом с театральными манерами. И Марк подумал о том, как положить конец этому безрассудному увлечению.

— Вы верите в силу заклинаний, — резко спросил он Лафаржа. — В это и в прочую ерунду, о которой вы здесь говорили. Очень хорошо, я предлагаю вам это доказать.

— Вот как?

— Попробуйте свои силы на мне и, когда вам это не удастся, сознайтесь в своем шарлатанстве.

— Успокойся, Марк, — Глория стояла рядом с ним. — Не надо переходить на личности.

— Прошу прощенья. — Марк вспомнил, что он гость, и что Лафарж — тоже. Правила вежливости заставляли его сдерживать свои эмоции. — Но я хочу расставить все точки над i.

— Вы выразились с предельной откровенностью. — Лафарж бросил взгляд на Сандру, как показалось Марку, с триумфом. — Вы уверены в том, что хотите того, что предлагаете?

— Совершенно уверен. Приступайте или заткнитесь. Я понятно выразился?

— О да. — Лафарж улыбнулся и Марку захотелось ударить его по лицу.

В этот момент вошел Билл с кофе и напряжение ослабло.

Марк проснулся с головной болью и смутным ощущением беспокойства. Он застонал, приподнялся, ища сигареты, и втянул в себя кислый дым. Затем зажал голову руками в ожидании, пока стихнет боль.

Она не прекратилась, а, наоборот, усиливалась, пока ему не стало казаться, будто он бьется головой об стенку. Он выбрался из постели, добрел до ванной комнаты, наполнил раковину водой и погрузил в нее голову. Это помогло, но не сильно. Он выпрямился, не обращая внимания на воду, стекающую на грудь и пропитывающую его пижаму. Разделся, нашел аспирин и проглотил дюжину таблеток, после чего в изнеможении уставился в зеркало.

Марк Конвей, тридцать пять лет, практикующий психолог, не верящий ни во что сверхъестественное, глядел на него в упор.

И что-то выглядывало у него через плечо.

Он резко повернулся. Боль, пронзившая его, была столь сильной, что он бы упал, если бы не схватился за раковину. Сзади никого и ничего не было. Медленно поворачиваясь, он осмотрел каждый дюйм ванной комнаты. Ничего, кроме того, что он ожидал увидеть. Он снова посмотрел в зеркало и подавил ощущение, будто вновь что-то спряталось у него за спиной.

Затем он начал тщательно бриться.

Вчерашняя вечеринка вспомнилась ему. Он вспомнил и другое. Лафарж, обожание его Сандрой, собственный нелепый вызов. Он застыл с зубной щеткой на полпути, обдумывая этот вызов. Что придумает Лафарж? Возможно, он уже начал. Если так, то что из этого следует?

Ничего, если не считать все усиливающееся ощущение постороннего присутствия. Дважды при одевании ему мерещилось что-то в зеркале гардероба. Трижды он внезапно делал полный поворот в поисках того, чего не было. На пути в офис ему приходилось подавлять в себе желание посмотреть через плечо. Мира, его секретарша, посмотрела на него как-то странно, когда он вошел.

— Доброе утро, мистер Марк.

Она смотрела в точку над и за его правым плечом, щурилась, словно пытаясь что-то разглядеть.

— Что-нибудь не так?

— Нет, мистер Марк. Почему вы спрашиваете?

— У вас такой вид, будто вы только что увидели привидение. — Он взял вскрытую почту. — Так, увидели?

— Увидела что, мистер Марк?

— Увидели вы что-нибудь, когда я вошел? Что-нибудь необычное?

— Конечно, нет. Ничего.

Он положил почту на место. Обычная коллекция счетов, циркуляров и умилительных писем от желающих помочь людей, но только на своих условиях. Он посмотрел на свои часы — вот-вот должна состояться первая назначенная встреча.

— Что-нибудь не так, мистер Марк?

Он посмотрел на Миру.

— Почему вы спрашиваете?

— Так. — Ее глаза опять уставились в ту же точку над его правым плечом. — Просто вы выглядите не совсем здоровым.

— Похмелье.

Он потер правый глаз, словно что-то попало туда и мешало ему смотреть. Он подавил в себе желание повернуться.

— Да и печенка что-то барахлит. — С этими словами он прошел к себе в кабинет.

Марк любил свою работу. Ему нравилось чувство ответственности, тот факт, что каждый новый случай представлял собой вызов его знаниям и умению. Собственными руками, голосом, гипнозом и советами, мягкостью и сочувствием, лекарствами, если необходимо, с участием доктора Чандлера, он лечил разбитые сердца, восстанавливал уверенность в себе, разбивал иллюзии и фантазии, за стенами которых прятались от реальности многие его пациенты.

Клиентура его была неоднородной. Тут были и здоровые неврастеники, воображавшие, что очень умно тратить свое и его время на бесконечный анализ. Он их терпел, поскольку они платили и потому, что искренне верили, что им необходима помощь. Он обеспечивал их психологическим эквивалентом безвредного лекарства, прописываемого доктором Чандлером для успокоения мнимых больных.

Но были и другие случаи, которые оправдывали его работу. Домашняя хозяйка на грани того, чтобы воспользоваться газовой плитой в целях, отличных от приготовления пищи. Мужчина, страшившийся собственной семьи. Ребенок с недержанием мочи. Импотент — мужчина. Фригидная женщина. Временная потеря памяти. Маниакальная депрессия. Мужчина, который боялся голосов.

Он вошел, сел и посмотрел на Марка испуганными глазами. Утомленный и мрачный, он имел вызывающий, но и полупристыженный вид, ожидая насмешек над собой.

— Они заставили меня прийти, — сказал он без выражения.

Под «ними» он подразумевал судью и офицера-инспектора суда, в который его привели после оскорбительных выкриков в церкви.

— Они сказали, что вы должны со мной поговорить.

— Понятно, — Марк подавил желание обернуться. Пятно в глазу раздражало его все больше. — Итак, расскажите мне все о том, что случилось.

Это была старая избитая история. Голоса в ушах. Сновидения. Усиливающийся страх от происходящего. И в финале — отчаянный призыв совершить обряд экзорцизма. И гнев, и оскорбления, когда священник отказался. Марк уже все это слышал, в той или иной форме, неоднократно.

— Вы верите, что я смогу вам помочь?

— Мне сказали, что вы поможете мне. — Посетитель еще более помрачнел.

— Но вы в это верите? — Марк излучал дружелюбие.

Если этот бедняга не верит в его силы, то остальное окажется пустой тратой времени для обоих.

— Вы не священник, — ответил тот. — Как вы можете мне помочь?

— Я могу помочь вам преодолеть ваши затруднения.

— Но если вы не священник, то как?..

— Они направили вас ко мне, — мягко напомнил Марк. — Поступили бы они так, если бы я не мог вам помочь?

Пациент неохотно согласился. Сила Власти противостояла ему, и он остался беззащитным. Человек поумнее, наверно, поспорил бы еще, но затем понял бы, что голоса являлись всего лишь продуктом его разума, его воображения.

Убедить этого пациента потребует долгого времени и огромного терпения.

Сандра позвонила ближе к вечеру.

— Марк! С тобой все в порядке? — спросила она.

— Разумеется. — Он расслабился, услышав ее голос. — Дорогая, выходи за меня замуж!

— Ну, пожалуйста, Марк, я говорю серьезно.

— Я тоже.

— Я так беспокоюсь о тебе. — Она, как он отметил, избегала говорить напрямую. — Ты хорошо спал?

— У меня была ужасная ночь. Вернувшись с вечеринки, я с горя выпил целую бутылку вина.

У нее перехватило дыхание, и он поспешно объяснился.

— Больше ничего?

— Ничего. Никаких привидений, демонов и прочей ерунды. Я не оправдал твоих надежд?

— Ты уверен, Марк? — спросила она. — Ты уверен, что тебе нечего больше мне рассказать?

— Абсолютно, — он рефлекторно дернул головой, поскольку пятно в поле его зрения стало более отчетливым. — Похоже, заклинания Лафаржа оказались напрасны. Может быть, он забыл добавить палец младенца или кровь девственницы.

— Пожалуйста, Марк, не говори так.

— Почему? — он опять поймал себя на желании обернуться* — К чему, собственно я должен отнестись с уважением? Фокус-покус не удался. И вообще, по-моему мнению, он просто болван.

— Он может быть опасен, дорогой.

— Это он-то? — Марк испытывал ревность и не заблуждался на этот счет. Он заставил себя сохранять спокойствие. — Послушай, Сандра, его театральные штучки, может быть, на кого-то и действуют, но не на меня. Считается, как известно, только результат. До сих пор я ничего такого не видел и, полагаю, не увижу. Скажи своему ручному колдунчику, что он зря теряет время.

На секунду ему показалось, что он зашел слишком далеко, и мысленно обругал себя. Ведь он хорошо — профессия! — знал человеческую психологию, чтобы не сердить и не раздражать людей. Сандра сейчас выглядит глупо, но это ее внешняя сторона. Какая-то внутренняя причина заставила ее поверить в этого жулика. Что у него есть и что он может дать такого, чего недостает ему самому?

— Марк! — Его насторожил ее тон. — Я хочу, чтобы ты извинился перед доктором Лафаржем.

— Что?!

— Я хочу, чтобы ты перед ним извинился. Пожалуйста, Марк, сделай это для меня.

— Ты сошла с ума! — сама мысль показалась ему дикой. — Ты должна знать, что я на такое не способен.

— Ради меня, Марк! Сделай это ради меня!

— Признать себя побежденным? — Ему стало не по себе при мысли о том, что означает ее просьба. — Неужели он столько для тебя значит? Я должен перед ним пресмыкаться, чтобы заслужить его прощение? Проклятье!

Сандра, ты что, влюбилась в него?

Пауза затягивалась, и он подумал, уж не бросила ли она трубку. Но тут она вновь заговорила.

— Я боюсь за тебя, Марк. Очень боюсь.

— Ответь на мой вопрос. Ты его любишь?

— Будь осторожен, милый, — прошептала она. — Будь осторожен.

Раздался щелчок, и связь разорвалась. Он медленно положил трубку, сознавая, что Сандра любит этого кретина!

Он моргнул, но размытость в углу глаза не желала исчезать. Он моргнул еще раз, а затем резко повернул голову вправо.

И увидел то, что стояло за ним.

Доктор Чандлер положил оптометр и сел, глядя на Марка.

— Ну а теперь расскажите мне об этом.

— Нечего рассказывать.

Марк застегнул пуговицы на рубашке и завязал галстук. Он находился в операционной Чандлера. Это его не смущало, поскольку здесь он чувствовал себя как дома. В комнате все было разумно и здраво организовано, и царивший здесь порядок действовал на него успокаивающе. Все в ней носило отпечаток логического, научного мышления ее хозяина.

— Нечего? — Чандлер поднял вверх мохнатые брови. — Ваш вопль был слышен во всем здании. Мира примчалась сюда с криком, что вы умерли. Я нашел вас в кабинете в глубоком обмороке. Придя в себя, вы попросили меня вас обследовать, а также проверить глаза. И сейчас вы говорите мне, что вам нечего сказать.

Он выглядел оскорбленным. Они были друзьями долгое время, с тех пор как Марк занял офис в конце коридора и договорился с ним по поводу лекарств и уколов, которые, по закону, Марк не мог ни выписывать, ни делать. Дружбу эту Марк ценил и попытался ее сохранить.

— Переутомился, я полагаю. — Он надел свитер. — Я был вчера на вечеринке и дома выпил еще целую бутылку. Проснулся с дикой головной болью и за весь день так и не вошел в норму. Полагаю, что закричал при падении.

— Вы полагаете?

— Я не помню, что со мной случилось, — сказал Марк. — У меня что-то с глазами. Ничего серьезного, но мне показалось, что лучше все-таки проконсультироваться с вами.

Чандлер что-то пробурчал недовольно, затем открыл буфет и вынул оттуда бутылку с двумя бокалами. Он наполнил оба, передал один Марку, и сам поднял другой.

— За ваше здоровье, — сказал он. — Чем вы напуганы, Марк?

— Я? Напуган?

— Вы упали в обморок. Хотя физически вы в полном порядке. — Чандлер отхлебнул виски. — Я видел ваше лицо, — сказал он нейтральным тоном. — Что вас так напугало?

— Ничто.

— Вы ведь психолог. — Чандлер встряхнул головой. — Зачем обманывать себя самого? Каждый из нас чего-то боится. Может быть, змей, насекомых, — у каждого из нас свои, глубоко спрятанные страхи. — Он посмотрел на жидкость в бокале. — Вы посмотрели на меня взглядом человека, встретившегося внезапно со своим страхом лицом к лицу.

— Да, — Марк почувствовал, как капли пота выступили у него на лбу.

— Вы сами знаете свое ремесло, — сказал Чандлер, — и не мне выписывать вам рецепт. Но одно я вам все-таки посоветую. Идите домой, ложитесь в постель и немного отдохните.

— Неплохая идея. — Марк допил виски и едва не выпустил бокал из рук, когда что-то вновь заслонило ему поле зрения. Не дожидаясь новых вопросов Чандлера, Марк торопливо вышел из его кабинета.

Итак, оно не исчезло, оно осталось с ним, хоронясь на самом краю поля зрения, но на этот раз Марк не стал резко поворачивать голову, чтобы увидеть это нечто целиком. Он попробовал раз и увидел то, что сейчас хотел забыть.

Виски должно ему помочь. Он купил бутылку и поднялся к себе. Телефон зазвонил сразу, как он закрыл дверь. — Да?

Ответа не последовало. Затем раздался щелчок и послышался ровный гудок свободной линии.

Он уже выпил полбутылки, когда внезапно ощутил холод.

Это был настоящий физический холод, от которого мурашки побежали по телу и зубы начали отбивать дробь. Он выпил полный бокал виски, но теплее внутри не стало. Марк встал и посмотрел в окно.

Время близилось к полуночи, на улице виднелись редкие по-летнему одетые прохожие. Марк подошел к буфету и включил электрический камин. Когда его элементы покраснели, он протянул к ним руки. Это помогло, но не очень. Вначале нечто в его глазу. Теперь этот странный холод.

Неужели — Лафарж?

Марку хотелось не думать об этом нечто на краю его поля зрения. Он пытался забыть, сидя прижавшись к стене спиной, потягивая виски и думая о том, что само приходит в голову. Неплохая терапия, сказал он себе. Не надо стараться забыть. Забыть нельзя. Просто не надо вспоминать. Он давал себе этот совет уже в тысячный раз. Ему так хотелось последовать ему.

Он отвернул голову в сторону от пятна на границе его поля зрения, затем закрыл глаза и повернул голову обратно. Открыв глаза, он испытал облегчение, увидев только ненавистно знакомое пятно. Странное ощущение, но все же лучше, чтобы эта вещь оставалась пятном.

Он задрожал, и не только от холода.

Он вздрогнул, услышав звонок в дверь. На секунду он заколебался, думая, какие еще сюрпризы его ожидают, но затем, когда звонок повторился, встал, пересек комнату и открыл дверь. Перед ним стоял Рэм Рута.

— Добрый вечер, мистер Конвей, — его английский был безупречен. — Я должен извиниться за столь поздний визит. Могу я войти?

— Конечно. — Марк подождал, пока он войдет, а затем показал на бутылку в своей руке. — Хотите выпить?

— Нет, спасибо. — Индиец посмотрел бесстрастно на камин, затем повернулся, осматривая комнату, и наконец его глаза нацелились на точку над правым плечом Марка. Затем он перевел взгляд на бутылку, которую Марк подсознательно взял в качестве оружия.

— Мистер Конвей, — сказал он резко. — Я пришел предупредить вас. Доктор Лафарж очень опасный человек.

— И вы тоже? — Марк вернулся к своему бокалу, который и осушил залпом. — Предупреждения сегодня становятся в порядке вещей. Может быть, вы мне скажете, чем этот шарлатан опасен?

— Этот человек одержим желанием власти, — сказал индиец. — Такие люди всегда опасны. — Он придвинул стул и сел без приглашения — Мистер Конвей, вы ведь психолог, и потому не можете недооценивать возможности человеческого разума.

— Естественно.

— У Лафаржа сильный ум.

— И что?

— Я бы не хотел видеть, как такой человек, как вы, сжигает себя в пламени того, что он не понимает.

— Интересно. — Марк выпил еще виски, клацая зубами по стеклу.

Ставя бокал на место, он едва его не уронил. Холод все усиливался, казалось, лед сковывал его тело.

— Скажите, вы приятель Лафаржа?

— Нет.

— Значит, вы не берете меня на пушку? То есть не пытаетесь меня запугать?

— Я хочу вас предостеречь.

— От чего? От чар, мумбо-юмбо, колдовских напитков? Пытаетесь предостеречь от чертовщины, которой не существует?

Марк мерял шагами комнату. Он не мог стоять на месте. Холод стал слишком сильным, но движения помогали мало. Автоматически он поворачивал влево, в сторону от пятна.

— Они существуют, мистер Конвей, не заблуждайтесь на этот счет. То, что вы называете магией, вещь реальная. Глупо этого не признавать.

— Пытаетесь обратить меня в вашу веру?

— Нет, просто хочу, чтобы вы поняли серьезность своего положения. Вы в опасности, мистер Конвей, и я думаю, вы об этом знаете.

— Вздор!

— Вздор? — Индиец нагнулся вперед. — Тогда скажите мне, мистер Конвей, почему вы так боитесь того, что стоит у вас за спиной?

Ночь уходила, уже появились первые признаки рассвета. Марк шел по пустынным улицам с редкими огнями, кутаясь в плащ и глядя прямо перед собой. Пятно в глазу стало четче, словно то, что его порождало, было уже не сзади, а сбоку. То самое нечто, которое он увидел в зеркале. Причина его обморока в офисе. Намек, который Рэм Рута уловил, по его словам, своим мистическим взором.

И этот мучительный холод.

Холод и нечто ужасное у него за спиной. Мог ли Лафарж быть тому причиной?

Могла ли магия?..

Рэм Рута сказал, что да, могла. Он сказал еще много чего на своем безупречном английском, заставляя нелепое казаться нормальным. И потому, что у него не было собственной заинтересованности, Марк слушал и, в конечном счете, понял.

Магия — это реальность.

Но магией было то, что вы сами соглашались считать магией. Произнести заклинание, щелкнуть выключателем и… демоны света вызывают сияние. Электрический свет был бы магией для прошлых поколений. Взбейте проросшую плесень, присыпьте смесью рану и призовите духов врачевания — об остальном позаботится пенициллин. Раздавите жабу и получите адреналин, все еще используемый вместе с наперстянкой при лечении болезней сердца. Магия или фармакопея?

Алхимики варили свои смеси под аккомпанемент заклинаний — и из алхимии возникла химия.

Колдуны рисовали пентаграммы, а математики составляли уравнения. И те и другие пользовались своим жаргоном.

Магия или наука?

Науку Марк понимал, использовал и уважал. Магию он всегда высмеивал как сущий вздор и чепуху.

Но не все были учеными. Ребенок может играть с проволокой, электронными лампами, но так и не создать радиоприемник. Человек может смешивать химикалии, но так и не найти нужную комбинацию, не получить искомый результат. Они будут работать с правильными инструментами, но без достаточных знаний.

И ребенок может убить себя электрическим током, и человека может разорвать на части. Но отсюда не следует, что электроника и химия достойны осмеяния.

Или из-за отсутствия конкретных результатов.

Марк ступал по твердому бетону, но сейчас ему нужна была эта твердость. Она говорила о реальности, о вещах, которые он знал и понимал.

Не как тот холод, который пронизывал его до мозга костей.

И не то нечто, что таилось за его спиной. Могла ли магия быть тому причиной?

Или наука?

Он остановился и посмотрел вверх на дом, где жила Сандра, девушка, которую он любил до безумия и которая признавалась в любви к нему, но сейчас, возможно, любящая Лафаржа. Сандра, верящая в магию и, в какой-то степени, ответственная за холод и страх.

Наружная дверь была открыта, ночной привратник спал. Марк проскользнул мимо него и поднялся по лестнице. Бесшумно ступая по толстому ковру, он прошел, никого не потревожив, вдоль по коридору и остановился перед дверью ее квартиры. Дверь была заперта, что, впрочем, его не удивило. Он вынул из кармана связку ключей, нашел нужный и вставил его в замочную скважину. Она когда-то сама дала ему ключ, и он забыл его вернуть. Дверь тихо открылась вовнутрь.

В темной прихожей воздух был пропитан фимиамом. Он осторожно открыл дверь ее спальни и увидел пустую постель. Слабый свет горел на ночном столике. Он перевел глаза опять на постель. Она была застелена, подушка не помята. Ночная рубашка лежала на стеганом покрывале.

Он нашел ее в комнате, которую она называла студией, где он ни разу не был. Пестрые гобелены украшали стены, пародия на алтарь стояла напротив каминного экрана, меловыми знаками был изрисован весь пол. Дым от курений затруднял дыхание, единственным освещением служило неровное пламя свечей.

В этом судорожном свете Сандра была похожа на труп.

Но она была жива. Она лежала, распростершись на полу, и либо спала, либо потеряла сознание. Тяжелые занавеси закрывали окна, и Марк раздвинул их, впуская слабый свет сумерек. Рывком он открыл оконные рамы. Пламя свечей заколыхалось под порывом холодного утреннего воздуха, потоки которого закружили по комнате, очищая ее от тошнотворных воскурений.

Марк нагнулся над девушкой. Под ночной рубашкой у нее ничего не было, и шелк подчеркивал ровные и плавные очертания ее тела. Волосы лежали в беспорядке, черные густые пряди блестели на фоне ее бледного лица. Глаза были закрыты, и ресницы выглядели как черные бабочки на лице. Красота ее была столь совершенной, что казалась невозможной.

Он поднял руку и шлепнул ее по щеке.

— Сандра!

Она пошевелилась, слегка хныкая от боли. Он шлепнул ее еще раз, оставляя красные отметины от удара на ее белой щеке.

— Сандра! Проснись!

— Марк! — Она посмотрела на него с испугом, одной рукой касаясь своей щеки. — Что случилось?

— Вставай, — сказал он хрипло. — И одевайся.

— Но…

— Делай, как я сказал.

Нетерпеливо он поднял ее и толкнул к двери. Оставшись один, он осмотрел комнату, чувствуя отвращение и жалость от того, что эта комната говорила.

Сандра была ведьмой.

Может быть, не из самых опытных и умелых практиков избранного ремесла, но она стремилась совершенствовать свое мастерство и, спрятавшись ото всех, выполняла предписанные обряды и ритуалы. В этой комнате она унижала себя, дышала воздухом, насыщенным наркотиками, до тех пор, пока эмоциональная истерия в сочетании с ядовитой атмосферой не приводили ее в полубессознательное состояние, в котором она видела сны и мучилась кошмарами.

Но для нее эти сны и кошмары казались реальным опытом. Она испытывала чувство власти, осознания сущности вещей, неизвестной в обычной жизни.

Она обманывала себя. Была ребенком, пытающимся строить из того, из чего, как ее убедили, можно строить, но не знала элементарных вещей о том, что строила.

Она искала тропу, ведущую к могуществу, и не смела признать, что тропа, выбранная ею, может и не вести к цели. Но вера таила в себе и опасность.

При отсутствии конкретных результатов она будет вынуждена жить в мире иллюзий, отрицающих реальность.

И тогда шизофрения неизбежна.

Марк обошел комнату. Он подобрал несколько увядших веточек, какую-то траву и бросил все это в угол. Затем взял бутылку, наполовину наполненную жидкостью, похожей на чернила, и отложил ее в сторону, увидев инкрустированный кинжал с медной рукояткой и тонким, как у бритвы, лезвием. Он долго смотрел на него, прежде чем сунуть в карман.

Он задул оплывшие свечи и ногами растер каблограммы на полу. Он загасил тлеющие курения и широко открыл дверь, впуская утренний воздух.

Сандра ждала его в спальне.

Она оделась, причесала волосы и даже слегка накрасила губы, которые, как теперь стало казаться, только недавно попробовали крови. Она сидела на краю постели, с сигаретой между пальцев, глазами уставившись в пол. Он взял рукой ее за подбородок и поднял голову.

— Почему, Сандра?

— Я пыталась помочь тебе, — сказала она почти шепотом. — Я призывала силы, чтобы защитить тебя от…

— Лафаржа?

Она кивнула.

— Спасибо за помощь. — Он был почти нежен. — Но я не об этом. Почему все это?

Она не отвечала, но он догадывался. Одинокая, без семьи и защиты, желающая чувствовать себя нужной, в погоне за ложной исключительностью. Быть ведьмой — волнующее приключение. Романтично и увлекательно, и дает чувство превосходства над друзьями. Отсюда комфортное ощущение тайного знания, разговоров на жаргоне, понятном только посвященным.

И внешне такая безобидная вещь. Кто сегодня воспринимает колдовство всерьез? Каждый знает, что оно совсем безвредно.

Безвредно?

Холод пронизал его до мозга костей, и он ощутил леденящий ужас при виде пятна, медленно выплывающего в поле зрения.

Он сморгнул, и пятно так же медленно поползло назад. Он взял Сандру за руки и впился глазами в ее глаза.

— Ты давно знаешь Лафаржа, не так ли?

— Да, Марк, очень давно.

— Ты говорила с ним. Рассказывала ему о нас. Рассказала ему все обо мне?

Она кивнула.

— Зачем ты дала ему мою фотографию?

Взгляд ее переместился на пустую рамку, лежащую на ночном столике. В глазах ее была вина, когда она вновь посмотрела на него. Он сильно сжал ее руки.

— Разве ты не знала, какую давала ему власть?

— Он сам взял ее, Марк. Он потребовал ее, и я не могла отказать. Он…

— Он угрожал тебе… чем?

Картина прояснялась. Исповедуйте веру в могущество заклинаний, и угроза их свершения будет устрашать. Сандра верила в колдовство и потому стала беззащитной против тех, кого она считала более искусными в мистике. Но здесь может быть что-то еще. Он продолжал выпытывать, задавал осторожные вопросы и используя весь свой опыт, в чем тут дело. Лафарж, вероятно, однажды представил ей доказательство своей силы. Но то, что он узнал, потрясло его.

— Он кое-что сделал для меня. — Как и другие, Сандра нашла облегчение в признании. — Он…

Она высвободилась из его рук, встала и подошла к небольшому шкафчику. Затем вернулась, держа что-то в руках.

— Он сделал это.

Сандра передала Марку связку тонких прутиков, скрепленных на концах человеческими волосами и запечатанных черным воском. Прутиками обертывались различные предметы: галстук, запачканный кровью носовой платок, волосы и обрезки ногтей в прозрачных пакетиках, нити костюмной ткани. Он держал эту связку в руках и смотрел на нее. Марк знал, что это такое. Он, учась в колледже, написал трактат о таких вещах — психологическое исследование отдельных аспектов различных суеверий.

Это был любовный амулет.

Марк тщательно изучил содержимое связки. Галстук он узнал, на платке были его монограмма и кровь. Он вспомнил даже, как порезал палец и обмотал его платком. Сандра тогда пообещала его постирать. Волосы? Наверняка его. Нитки из одного его костюма. Ногти? Сандра однажды делала ему маникюр.

Но здесь была только половина галстука. Он был порван по центру.

— Лафарж сделал это для тебя? Почему?

— Я хотела тебя, — сказала она просто. — Ты, казалось, не был во мне заинтересован и…

— И ты обратилась к нему за помощью, — сказал он с горечью. — Ты действительно думаешь, что это было необходимо? Что это сработает?

— Ты любишь меня. Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж, и сказал мне это после того, как был сделан амулет.

— Я бы просил тебя об этом в любом случае, — сказал он угрюмо. — Почему ты не согласилась?

— Потому что… — она прикусила губу, и на ее глазах появились слезы. — О, Марк, разве ты не понимаешь?

Держа амулет в руках, трудно было этого не понять. Сожги амулет, и чары, и любовь, которую, предполагается, он возбуждает, умрут вместе с ним. Но Сандра не уничтожила амулет, хотя она и получила желаемое или то, что она выдавала за желаемое. А не отказалась ли она выйти за него замуж из страха, что в действительности он не любит ее, что он увлекся ею только благодаря амулету? Может быть, для нее как для истинной женщины было достаточно возбуждать любовь? Был ли амулет, который, как она верила, притягивая его к ней, тем, что удерживало их на расстоянии?

Марк надеялся, что это так и есть.

Он сунул амулет в карман, поднялся и посмотрел на нее вниз.

— Надень пальто, — приказал он, — и отведи меня к Лафаржу.

— Но…

— Отведи меня к Лафаржу.

Это был долгий путь по узким улочкам и извилистым аллеям к небольшому домику с проседающей крышей и дверью, густо исписанной мистическими письменами.

За время их похода почти рассвело, и городские птицы приветствовали утро так же радостно, как и их деревенские собратья. Марк внимательно осмотрел дом. Дверь между двух окон. Еще три окна под низкой крышей — и все они плотно закрыты.

— Сандра, у тебя есть ключ?

— Нет. Постучать?

— И предупредить Лафаржа?

Марк подошел к одному из окон и попытался заглянуть в комнату. Тяжелые занавески сделали его попытку безнадежной. Он вынул из кармана кинжал и просунул его под раму. Дерево было старое, гнилое и уступило стали. Марк напрягся и поднял кинжал вверх.

Защелка отскочила.

Комната была маленькой, пахло плесенью и сыростью, по стенам на полках стояли книги. Марк закрыл окно, задернул занавески и, по пламени зажигалки, нашел дорогу к двери. Сандра, неровно дыша, была рядом с его плечом.

— Ты знаешь, где его рабочая комната?

— Наверху. — Она поймала его за руку. — Марк, ты понимаешь, что ты делаешь?

— Я делаю то, что должен.

Он не преувеличивал. Холод достиг остроты зубной боли, а ненавистное пятно напрягало нервы до предела.

Сандра была напугана. Он определил это по тому, как цепко она держала его за руку, когда они поднимались по лестнице. Ее дыхание было хриплым, и рука покрылась испариной. Возможно, ее страх был обоснован. Она верила в терминологию, которая ему казалась нелепой, но измени терминологию и…

Он открыл дверь и ступил в прошлое.

Большая комната во всю длину дома, декорированная символическими изображениями и рисунками, масками и идолами, знававшими, может быть, дым жертвенных костров в темных углах цивилизации. Пародия на алтарь в одном углу, черные свечи под изображением козла со спиленными рогами, чьи красные глаза мерцали словно горением внутреннего пламени. Пентаграммы и эзотерические символы метили голый деревянный пол. Лампы горели перед безымянными храмами.

В сравнении с этой комнатой студия Сандры казалась безвредным притворством, игрой. Это место было отвратительным. Противно пахло животными отбросами и дымом ядовитых трав. Воняло сожженными жертвами и тлеющим фимиамом. Того, что совершалось в этой комнате, не допустил бы ни один, даже самый терпимый, закон.

Другая половина комнаты напоминала старинную аптекарскую лабораторию. Банки, ящики, контейнеры, заполненные истолченными в порошок травами, семена, мумифицированные останки животных, странные жидкости и странные пасты. Лафарж, предположил Марк, был занят процветающим бизнесом, поставляя необычные ингредиенты, считавшиеся необходимыми для правильного выполнения магических ритуалов.

Он обследовал комнату, пока Сандра стояла, широко раскрыв глаза, рядом с дверью, затем остановился в недоумении. Того, что он искал, не было в этой комнате. Оно может быть где-то в другом месте. На кухне, возможно?

Они спустились по ступенькам с задней стороны дома, где должна находиться кухня. Лафарж их ждал.

Он выглядел так же, каким его запомнил Марк. Те же редкие черные волосы, те же борода и усы. Те же глубоко посаженные глаза. На нем был халат, крепко схваченный на поясе ремнем. Вышитые тапочки на ногах. Он курил длинную тонкую сигару.

— Сандра! — он слегка поклонился. — И мистер Конвей! Рад вас видеть.

— Разве?

— Конечно. — Лафарж стряхнул пепел с сигары и посмотрел на Сандру. — Признаюсь, вас увидеть я не ожидал, но вам всегда рады в этом доме. — Его взгляд обратился на Марка. — Вас, конечно, я жду уже некоторое время.

— Стало быть, вы не удивлены?

— Разумеется, нет. Но это не подходящее место для дискуссий. Предлагаю встретиться еще раз этим вечером в том же месте и в той же компании, как и в прошлый раз.

— Чтобы я смог признать свое поражение? — Марк покачал головой. — Извините, но я не могу пойти на это.

— Вот как? — кончиком языка Лафарж аккуратно увлажнил уголки рта. — Знаете, мистер Конвей, не думаю, что у вас есть выбор в сложившейся ситуации. — Он осмотрел кончик сигары. — Не кажется ли вам, что становится слишком холодно? Холоднее чем, скажем, прошлой ночью?

Марк задрожал. Проклятье, он был прав.

Ему было холодно раньше, но сейчас стало еще хуже. Стоило труда не стучать зубами. Сандра заметила это и схватила его за руку.

— Марк, почему не сделать так, как он хочет?

— Нет. — Раздраженно он выдернул руку. — Я привел тебя сюда с определенной целью, — сказал он грубо. — Я хочу показать тебе, насколько глупо верить в магию. — Он посмотрел на Лафаржа. — Весь этот мусор наверху. Вы действительно верите в то, что его использование существенно для получения результатов?

Лафарж пожал плечами. Он прислонился к большому холодильнику, стоящему в углу кухни. Дым от сигары почти скрыл его лицо. Из незанавешенного окна послышались звуки пробуждающегося мира. Прозаичные звуки. Умиротворяющие.

— Выскажу свою мысль по-другому, — выпалил Марк. — Как, по-вашему, нужно ли радиоинженеру произносить заклинание всякий раз, когда он спаивает провода?

— Разные вещи, — запротестовала Сандра. — Марк, ты…

— Я отказываюсь пасовать перед эзотерическим жаргоном. — Он не смотрел на нее. — Если вещь не играет полезной роли при достижении цели, то эта вещь просто прикрытие. Наука есть метод разоблачения таких прикрытий. Магия останется чушью, пока магические эксперименты не смогут быть повторены при желании с предсказанными результатами — и это, это будет не магия, а наука.

— Вы дрожите от холода, мистер Конвей. — Голос Лафаржа походил на похоронное мурлыканье. — Вы все еще настаиваете, что магия — это чепуха?

— Да.

— А в вашем поле зрения не находится ничего такого, на что вы боитесь смотреть? Чепуха, да?

— Вы не сделали ничего такого, чего я не мог бы сделать сам, Лафарж. Возможно, наши методы отличаются, но результаты одинаковы.

— Намекаете на гипноз?

— Это и наркотики и намек. Я могу так заговорить человека, что он не будет отличать теплое от холодного, день от ночи. Я могу убедить его, что он слеп, глух и увечен. Я могу заставить его сомневаться в собственном существовании и внушить ему такое, что он уйдет из этого мира. Магия это, ответьте мне Лафарж, или наука?

— Вы упрямый человек, мистер Конвей. Как далеко должен я зайти, чтобы вы признали, что в этом мире есть вещи, которых вы не понимаете? — Лафарж нагнулся вперед. — Я могу убить вас. Вы знаете это?

— Да, я знаю это.

— И все равно отрицаете мои силы?

— Я отрицаю только существование магии. Я знаю точно, что вы делаете, и как вы это делаете. Я могу разрушить ваш заговор, Лафарж. И сделаю это без заклинаний, без смешивания зелий, свершения обрядов или вызова злых духов. Я могу сделать это сейчас.

— Невозможно! — вскричал Лафарж, и капли пота засверкали на его высоком лбу. — Моя сила слишком велика, чтобы ее можно было так легко разрушить. Я связал себя с ужасными тварями, и их сила — моя сила. Смири гордыню, человек, пока не поздно!

Он действительно верил в каждое сказанное им слово. Марк вслушивался в голос, полный убеждения, и думал, насколько близок этот человек к сумасшествию. Он сунул руку в карман.

— Вы не можете разрушить чары, связавшие вас, — настаивал Лафарж. — Только я могу сделать это с должными предосторожностями, необходимыми, если темные силы не отступят.

— Вы заблуждаетесь. — Медленно Марк вынул свою руку из кармана. Свет из окна заиграл на гладком лезвии, медной рукоятке кинжала. — Магией называется то, что вы хотите называть так. Я пришел сюда вооруженный собственной магией холодной стали. Прочь от холодильника, Лафарж!

— Нет!

— Прочь!

Терпение Марка кончилось, время вышло. Он грубо оттолкнул Лафаржа в сторону и открыл большую, покрытую белой эмалью дверцу. Зубы его обнажились в недоброй ухмылке от того, что было внутри.

Он увидел плоскую доску, покрытую линиями, знаками, символами, ни один из которых ему не был понятен. Он поднял ее с покрытой снегом полки и положил на стол. Что-то медленно двигалось по доске, и он раздавил это большим пальцем. Марк вспотел, несмотря на ослабевающий озноб. Пятно исчезло.

— Откуда вы узнали, что я боюсь пауков? — Его взгляд переместился с Лафаржа на Сандру. — Ах да, конечно, ты рассказала ему об этом.

Он задумчиво стал рассматривать доску.

Его фотография смотрела на него, окаймленная тающим снегом, полуприкрытая обрывком запачканного кровью платка и лоскутами половинки галстука. Здесь же были его волосы и обрезки ногтей. Вокруг фотографии на различных символах лежали камешки странной формы, высушенные семена какого-то растения, фрагменты тканей животных, которых он не мог определить.

Амулет Лафаржа.

Он сработал, Марк не мог этого отрицать. Каким-то образом, но не магическим, поскольку магия — это только имя, данное необъяснимому неизвестному, была установлена связь между ним и этой доской. Связь столь близкая, что он чувствовал холод от холодильника, ощущал ужас от паука, приклеенного за лапки к его глазу на фотографии.

Паука он видел в огромном увеличении, когда Лафарж проносил того перед его портретом.

Некоторые назвали бы это симпатической магией, но Марку было лучше знать. Это не имело ничего общего с демонами, заклинаниями, ритуалами, эзотерическими зельями, колдунами и ведьмами. Никаких мистических сил с непроизносимыми именами. Здесь было не более магии, чем в гипнозе или нахождении подземных вод с помощью ивовых прутьев. Это была чистая наука, довольно древняя, плохо понятная, но наука.

— Ты знаешь, что это такое? — он посмотрел на Сандру, игнорируя Лафаржа, стоявшего рядом с открытым холодильником. — Это относится к науке, к изучению которой люди только приступают. Парапсихологическая наука. Нам уже известно о том, что связь определенных символов и объектов имеет специальное значение. Ничего странного, если вспомнить, например, печатные схемы в радиоприемниках. Что это, если не связь специальных символов? Но разве можно назвать радиоприемник магическим, Сандра?

— Нет… — обронила она.

— Тогда почему мы должны считать эту вещь, просто еще не изученную, магической? — Марк протянул руку к доске и услышал резкое шипение от втягиваемого воздуха. Лафарж с широко открытыми от страха глазами напряженно застыл на месте. Марк жестом показал на него.

— Посмотри на него, своего мага и волшебника! Смотри, как он дрожит. Будет ли человек, обладающий бесконечной властью, бояться разрисованной доски, если он может то, в чем убеждает других?

Лафарж издал нечленораздельный звук.

— Чего вы боитесь?

Марк смотрел ему в лицо. Глубоко посаженные глаза с ненавистью смотрели на него, и пена выступила в уголках рта. Этот человек почти потерял разум от ненависти. Или это был страх?

Марк улыбнулся и с подчеркнутой неторопливостью срезал острый клинышек бороды Лафаржа. Немного помедлил с острием кинжала, нацеленным на мочку уха мага.

— Может, мне взять у вас немножко крови, Лафарж? Она мне может понадобиться в будущем. Не взять ли мне с вас пример запасливости? Значит ли Сандра для вас столь много, чтобы вы хотели произвести на нее впечатление?

Острие ножа коснулось мочки, на которой появилось пятнышко крови. Марк вытер его мягкой кисточкой из волос.

— Держитесь от меня подальше, Лафарж, — предупредил он. — Если вы не хотите, чтобы я вам показал настоящее колдовство.

Он сделал шаг назад и засмеялся при виде стремительного бегства Лафаржа. Звук захлопнутой двери гулким эхом прозвучал в доме. Колдун теперь займется защитными заклинаниями, подумал Марк, и сказал об этом вслух. Сандре все это не показалось забавным.

— Что ты собираешься делать со всем этим, Марк? — она указала на доску.

— Сохраню ее. Буду изучать. Попытаюсь понять, как она устроена. Если Лафарж мог ее использовать, то смогу и я.

— Ты уверен?

— Не совсем. — Он вынул из кармана лист бумаги и начал на ней отмечать точное расположение на доске всех предметов. — Ивовый прутик дается не каждому, но все-таки метод работает. Их даже продают в качестве инструмента для поиска подземных источников воды. — Он закончил с записями и отложил бумагу в сторону. — Лафарж сможет наказать меня, если захочет. Но мне почему-то кажется, что он не будет этого делать.

— Да, Марк, он не пойдет в суд.

— Особенно с учетом того, что у него находится наверху.

Он потянулся, в первый раз с той вечеринки чувствуя себя в полном порядке. Какое блаженство чувствовать тепло, без проклятого пятна в поле зрения! Приятно также было сознавать, что он оказался прав, и что магия не существовала вне убеждения ее приверженцев. Лафарж натолкнулся на что-то, на фрагмент науки, которую не понял, отдав на откуп неизвестным демонам, а не законам природы. Он сказал об этом Сандре, но на ее лице появилось странное выражение.

— Что-нибудь не так?

— Нет, Марк, все в порядке. Просто… — Она беспомощно посмотрела на него. — Просто ты не доказал ничего. Вовсе ничего.

Ему бы следовало это предвидеть. Его опыт должен был подсказать ему, но он как слепой дурак просмотрел очевидное. Он пытался убедить ее в том, что магии просто не существует, что колдовство есть не что иное, как времяпрепровождение дураков.

И он забыл о том, что она была ведьмой.

Нельзя говорить человеку, что то, во что он верит, — нелепость. Нельзя отобрать у человека веру, не предложив ничего взамен. Любая попытка кончится неудачей. Сандра стала ведьмой по вполне определенным причинам, и эти причины не изменились. Она по-прежнему оставалась той, кем всегда была. Сейчас, возможно, она потеряла свою веру в Лафаржа — и только. Главное оставалось. И он не сделал ничего, чтобы разрушить ее веру в это.

Он может спорить, но аргументы сработают и в ту, и в другую сторону. Изменение терминологии не изменило фактов. Она верила в определенные силы, странные вещи типа заклинаний и заговоров, любовных амулетов и…

Он хлопнул себя по карману. Вещь все еще была там. Он вынул ее и улыбнулся.

— Ты веришь в колдовство, — сказал он, — это значит, что ты должна верить в силу этого амулета. Верно?

Она кивнула.

— И если я сожгу это, моя любовь к тебе исчезнет?

Она снова кивнула.

— Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, Сандра, — сказал он с расстановкой. — Я просил тебя раньше и прошу сейчас, и буду просить тебя снова и снова — даже когда сожгу это.

— Марк! Пожалуйста!

— Ты действительно думаешь, что я бы сделал это, будучи не уверен в успехе?

Он посмотрел на нее и почувствовал ее привлекательность почти как физическую боль. Он не изменится. Как можно измениться, если он желает ее до такой степени?

Газовая плита стояла в кухне. Марк зажег основную горелку, подождал немного, а затем бросил амулет прямо в центр пламени. Мгновение он сохранял свою форму, затем сухое дерево вспыхнуло и сгорело во вспышке. Через минуту остался только пепел.

Марк выключил газ и посмотрел на часы. Надо торопиться домой, помыться, побриться и позавтракать, прежде чем идти в офис. У него мало времени. Он направился к выходу.

— Марк!

Он совсем забыл о Сандре. Она смотрела на него, широко открыв глаза. Приятная девушка, гладкая кожа, красивые волосы и совсем неплохая фигура.

Кому-нибудь она станет хорошей женой.

Он снова посмотрел на часы и торопливо выбежал из комнаты. Обычный современный колдун, спешащий лечить души.

Перевод: В. Копцов

Примечания

1

Словом «вурдалак» переведен не имеющий точного русского соответствия термин — «живой мертвец», поедающий трупы и живых людей. В славянской традиции «вурдалак» — то же, что вампир (упырь), и поэтому в стихотворении А. С. Пушкина «Вурдалак» ошибка.

(обратно)

Оглавление

  • Эвейна
  • Последние из гробовщиков
  • Бессменная вахта
  • Колокольчики Ахерона
  • Пятьдесят семь секунд
  • Новенький
  • Путешествие будет долгим
  • Ваза эпохи Мин
  • Обычный колдун


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии