загрузка...
Перескочить к меню

Блотт в помощь (fb2)

- Блотт в помощь (пер. Виктор Константинович Ланчиков) (и.с. Зарубежная классика) 489 Кб, 244с. (скачать fb2) - Том Шарп

Настройки текста:



Том ШАРП БЛОТТ В ПОМОЩЬ

Посвящается Джеффу Милларду

1

Сэр Джайлс Линчвуд, член парламента от Южного Уорфордшира, расположился у себя в кабинете и закурил сигару. В саду за окном цвели тюльпаны и примулы, на лужайке копошился дрозд, а в безоблачном небе сияло солнце. Вдалеке виднелись утесы, между которыми бежала река Клин. Клинская теснина.

Но красоты природы не трогали сэра Джайлса. Он размышлял совсем о других материях: о деньгах, о миссис Фортби, о разладе между мечтой и действительностью. Да и вид из окна не так уж радовал глаз: среди красот природы затесалась леди Мод, а у какого человека в здравом уме повернется язык причислить ее к красавицам? Грузная, дюжая – кто-то очень метко назвал ее «роденовской женщиной». Впрочем, собрав всю свою беспристрастность, на какую он был способен после шести лет супружества, сэр Джайлс признавал: есть в этой монументальности и что-то привлекательное. Вообще он не слишком щепетильничал насчет внешности. Он и капитал-то нажил благодаря способности разглядеть выгоду за самым невзрачным фасадом и мог с полным правом похвастаться, что ни один домовладелец в Лондоне не вышвырнул на улицу столько неплатежеспособных жильцов, сколько он. То, что леди Мод не красавица, еще полбеды. Семейную жизнь сэра Джайлса омрачало другое: его бесил характер жены, ее невероятный гонор. И еще мысль, что ему суждено до конца своих дней жить с супругой, от которой не уйти, в доме, который не продать.

Мод, урожденная Хэндимен, всю жизнь провела в родовом гнезде, в Хэндимен-холле. Это был огромный, просторный особняк: двадцать спален, бальный зал с покоробившимся полом, водопроводная система, от которой ценители технических раритетов просто млели, а сэр Джайлс по ночам не мог уснуть, центральное отопление, которое прежде пожирало тонны угля, а теперь поглощало мегагаллоны мазута. Построенный в 1899 году и обставленный чудовищной мебелью во вкусе того времени, Хэндимен-холл призван был возвестить миру, что Хэндимены вышли в знать. Правда, ненадолго. Своим взлетом они были обязаны тому обстоятельству, что будущий король Эдуард VII [1], дважды гостивший в Хэндимен-холле, по ошибке принял миссис Хэндимен за горничную (в присутствии члена королевской фамилии у бедняжки от робости язык отнимался). Дабы загладить нечаянную монаршую провинность – а также за оказанные услуги, – ее супругу Бальстроуду был дарован титул пэра. Но слава Хэндименов быстро померкла и сменилась полной безвестностью, в каковой они пребывали и по сию пору. Вознесясь к славе на гребне пивной волны – в свое время хэндименовское светало; хэндименовское тройное и хэндименовское западное пользовались широкой популярностью, – Хэндимены пристрастились к коньяку. Первый граф Хэндимен, ревнивый муж и, понятное дело, рьяный республиканец, умер очень некстати: он вошел в историю как первый покойник, чьим родственникам пришлось платить разорительный налог на получение наследства, только что введенный Ллойд Джорджем. Его старший сын Бартоломью не намного пережил отца: домогательства налоговых инспекторов произвели на него такое впечатление, что он выпил две бутылки отцовского монпелье три шестерки и отдал Богу душу.

Первая мировая война окончательно расстроила состояние Хэндименов. Второй сын Бальстоуда Бутройд вернулся из Франции с обожженным ртом и языком – решил успокоить нервы перед атакой и по ошибке хлебнул аккумуляторной кислоты. Отныне для него все напитки были на один вкус, поэтому, вознамерившись вернуть хэндименовскому пиву довоенное качество и славу, он достиг противоположного результата. Лишь теперь можно было сказать, что пивоварня Хэндименов по праву именуется «Исключительным поставщиком Его Королевского Величества», ибо в двадцатые-тридцатые годы спрос на хэндименовское пиво упал настолько, что поставлять его было бы больше и некуда, если бы не дюжина пивных Уорфордшира, которые по договору обязаны были торговать только этим сортом. Завсегдатаи поневоле пили отвратительную бурду Бутройда, чтобы засвидетельствовать свою преданность роду Хэндименов. Прочим же заведениям магистры (одним из которых был сам Бутройд) не давали разрешения на торговлю спиртным. К тому времени семье приходилось тесниться в одном крыле огромного особняка, и когда началась вторая мировая война, ликующие Хэндимены предоставили остальное здание в распоряжение Военного министерства. Бутройд записался в войска местной обороны, созданные на случай вторжения немцев, и вскоре приказал долго жить. Поместье перешло к его брату Базби, отцу Мод. Сначала в особняке поселился начальник штаба генерала де Голля и все бойцы вооруженных сил «Свободной Франции» [2] в их тогдашнем составе, а потом в усадьбе разместился лагерь для военнопленных итальянцев. Между тем четвертый граф Хэндимен, обратившись к прежним рецептам приготовления пива, сделал все возможное, чтобы фирменный напиток Хэндименов обрел былую популярность. Заодно он употребил все свое влияние, чтобы выбить из Военного министерства непомерно высокую плату за здание, в котором министерство в общем-то и не нуждалось. Так ему удалось поправить состояние семейства.

Именно это влияние, влияние Хэндименов, внушило сэру Джайлсу мысль, что было бы весьма недурно жениться на леди Мод и благодаря ей получить место в парламенте. Сейчас, задним числом, ему казалось, что овчинка не стоила выделки. Он прекрасно понимал, что вступает в брак по расчету, однако со временем обнаружились обстоятельства, которые в его расчеты никак не входили. Казалось бы, женщине с наружностью Мод не пристало привередничать насчет секса, но не тут-то было. Сэр Джайлс вспоминал медовый месяц в Коста-Брава с горечью, если не сказать с болью. Ну и удивила же она его! Когда он попросил привязать его к кровати и посечь, супруга взялась за дело с таким рвением, что вопли новобрачного были слышны за четверть мили и на другой день сэру Джайлсу пришлось, сгорая от стыда, объясняться с управляющим гостиницы. Всю дорогу домой он вынужден был стоять. С тех пор чувствовал себя в безопасности только в отдельной спальне, а душу отводил в квартире миссис Фортби в Сент-Джон Вудз, где до таких крайностей не доходило. Но самое скверное, о разводе не могло быть и речи. Чтобы стать законным владельцем Хэндимен-холла и поместья, сэру Джайлсу пришлось уплатить жене сто тысяч фунтов, а в брачном договоре имелся пункт, согласно которому в случае его смерти при отсутствии наследников или же в случае развода по причине нарушения им супружеского долга дом и поместье возвращаются к леди Мод. Сэр Джайлс был богат, однако платить за свободу сто тысяч фунтов – это было уж чересчур.

Сэр Джайлс вздохнул и посмотрел в окно. Леди Мод пропала, однако вид из окна отраднее не стал: по лужайке в сторону огорода плелся садовник Блотт. Сэр Джайлс оглядел коренастую фигурку с неприязнью. Блотт всегда действовал ему на нервы. Вот наглец: садовник, мало того, садовник-итальянец, да вдобавок бывший военнопленный, а сияет как медный пятак! В слуге главное что? Подобострастие. А где оно у Блотта? Можно подумать, он тут не слуга, а хозяин.

Дойдя до стены, окружавшей огород, Блотт исчез за калиткой, а сэр Джайлс принялся прикидывать, как ему избавиться от Блотта, леди Мод и Хэндимен-холла. Кое-что он уже придумал.


Леди Мод тоже кое-что придумала. Неуклюже ковыляя по саду, она выдергивала то одуванчик, то звездочку, а на уме у нее была только одна мысль – материнство.

– Сейчас или никогда, – пробормотала она и раздавила слизняка. Согнувшись в три погибели, она бросила взгляд между ногами в сторону дома, где в окне маячила фигура сэра Джайлса, и в который раз посетовала: угораздило же ее выйти замуж за такого безответственного субъекта. Сама она считала, что долг превыше всего. И за сэра Джайлса она вышла лишь потому, что этого требовал долг перед семьей. Будь ее воля, она бы выбрала жениха и помоложе, и посимпатичнее, да вот беда: симпатичные молодые люди со средствами в Уорфордшире наперечет, а приискать такого в Лондоне дурнушка Мод даже не надеялась.

– Опять выезжать в свет! – возмущалась она, когда леди Хэндимен уговаривала ее поехать ко двору. – Сколько можно! Сдались мне эти светские шаркуны.

Действительно, ни один светский шаркун ей так и не сдался. Красота ее отцвела раньше времени. В пятнадцать лет она была очаровательна. Но к двадцати одному году заметно подурнела: в ее облике проступили фамильные черты; особенно портил ее увесистый хэндименовский нос. А уж к тридцати пяти хэндименовская порода проявилась во всей неприглядности. Теперь ею мог прельститься разве что человек с такими извращенными вкусами и таким хорошим нюхом на скрытую выгоду, как сэр Джайлс. Отдавая ему руку, леди Мод не обольщалась на его счет, но в дальнейшем выяснилось, что за долгие годы холостятской жизни он приобрел такие привычки и причуды, что совершенно неспособен выполнять супружеские обязанности. Детей от него точно не дождаться. После злополучного медового месяца Мод пыталась помириться с мужем, но куда там. Чем только она его ни пичкала – пряными приправами, устрицами, шампанским, яйцами вкрутую, – возбуждаться сэр Джайлс упорно не желал. И сегодня, в этот погожий весенний день, когда все вокруг цвело, тянулось к солнцу и, казалось, славило радости деторождения, леди Мод особенно остро чувствовала себя пустоцветом. Надо еще раз попытаться наставить сэра Джайлса на ум. Она выпрямилась и направилась через лужайку в дом.

– Джайлс, – выпалила она, войдя без стука в кабинет мужа. – Пора нам поговорить без обиняков.

Сэр Джайлс поднял глаза от страницы «Таймс».

– Без чего?

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Хватит ходить вокруг да около.

– Около чего, дорогая? – недоуменно спросил сэр Джайлс.

– Нечего мне зубы заговаривать.

– Ничего я тебе не заговариваю, – возразил сэр Джайлс. – Я просто никак не возьму в толк, о чем речь.

Леди Мод оперлась руками о стол, грозно подалась вперед и рявкнула:

– О сексе, вот о чем!

Сэр Джайлс съежился в кресле.

– Ах, об этом, – пробормотал он. – Ну и что секс?

– Я, между прочим, уже не девочка.

Сэр Джайлс сочувственно кивнул. Это обстоятельство хоть как-то его утешало.

– Еще год-другой – и будет поздно.

«Слава тебе, Господи», – подумал сэр Джайлс, но выразить свою радость вслух не отважился. Вместо этого он порылся в коробке с сигарами и достал одну из тех, что подороже. Напрасно он это сделал. Леди Мод нагнулась и вырвала у него сигару.

– Вот что, Джайлс Личвунд, – объявила она. – Не для того я выходила замуж, чтобы остаться бездетной вдовой.

Сэр Джайлс вздрогнул:

– Вдовой?!

– Бездетной, вот что главное. А жив ты, нет ли – мне безразлично. От тебя мне нужно только одно: наследник. Неужели было непонятно, что я выхожу за тебя, чтобы завести детей? Мы женаты уже шесть лет. Пора наконец тебе исполнить свой долг.

Сэр Джайлс положил ногу на ногу.

– А я надеялся, мы уже поставили на этом точку.

– Да ведь и точку-то ставить не на чем. Это меня и возмущает. Ты упорно отказываешься вести себя, как подобает нормальному мужу. Ты все время…

– У нас у всех свои маленькие проблемы, – возразил сэр Джайлс.

– Это точно, проблемы у нас имеются. Но твои проблемы могут подождать, а вот мои, к сожалению, надо решать как можно быстрее. Повторяю, мне уже за сорок, через год-другой рожать будет уже поздно. Наш род живет в Клинской теснине пять столетий, и я нежелаю, сходя в могилу, терзаться оттого, что я последняя из Хэндименов.

– Тут уж, видно, ничего не поделаешь, – заметил сэр Джайлс. – И потом, даже если на минуту представить невозможное – будто у нас с тобой действительно появятся дети, – они все равно будут носить фамилию Линчвуд.

– Я все обдумала. Юридически я имею право дать им свою фамилию без твоего согласия.

– Вот как? Ну так имей в виду, что это не понадобится. Детей у нас не будет. Это мое последнее слово.

– В таком случае, я подаю на развод. Объясняться будешь с моими адвокатами.

Леди Мод вышла из кабинета, хлопнув дверью. Сэр Джайлс остался один. Разговор его потряс, но и обрадовал. Конец его мучениям! Теперь он и развод получит, и Хэндимен-холл за собой сохранит. Прямо гора с плеч. Он достал из коробки еще одну сигару и закурил. Из спальни над кабинетом доносился топот леди Мод. Наверное, собирается в Уорфорд, в адвокатскую контору «Ганглион, Тернбулл и Шрайн» – туда в случаях затруднений обращались все Хэндимены. Сэр Джайлс развернул «Таймс» и еще раз прочел письмо читателя про кукушку.

2

Мистер Тернбулл из адвокатской конторы «Ганглион, Тернбулл и Шрайн» посочувствовал леди Мод, но помочь ей ничем не мог.

– Если вы начнете судебное дело по столь незначительному поводу, как те обстоятельства, которые вы так ярко описали, то пункт в брачном договоре о возвращении вам Хэндимен-холла потеряет силу. Вы рискуете лишиться и особняка, и поместья.

– Вот новость! – вспылила леди Мод. – Значит, если я разведусь с мужем, то останусь без родового имения?

Мистер Тернбулл кивнул.

– Сэру Джайлсу ничего не стоит отпереться, – пояснил он. – По правде говоря, я сильно сомневаюсь, чтобы кто-нибудь, оказавшись в его положении, подтвердил ваш рассказ. Боюсь, суд решит дело в его пользу. В таких делах самое уязвимое место – доказательства. У вас же их нет.

– А то, что я девственница, – не доказательство? – без церемоний вопросила леди Мод.

Мистер Тернбулл чуть не содрогнулся. Не хватало, чтобы его клиентка в качестве главного вещественного доказательства предъявила суду свою девственность.

– Нет, тут потребуется что-нибудь более общепринятое. А то сэр Джайлс возьмет да и объяснит, что вы сами не дали ему воспользоваться его супружеским правом. И вашим словам будет не больше веры, чем его словам. Развод-то вы получите, но Хэндимен-холл по закону отойдет к нему.

– Должен же быть какой-то выход, – не сдавалась леди Мод.

Мистер Тернбулл окинул ее взглядом и подумал, что шансов у нее никаких, однако из деликатности промолчал.

– Вы говорили, что пытались помириться с мужем, – напомнил он.

– Я потребовала, чтобы Джайлс исполнил свой долг.

– Я, собственно, имел в виду немного другое. В семейной жизни, знаете, и в лучшие-то дни не обходится без неурядиц. Может, если бы вы приступили к мужу с лаской…

– С лаской? – взвилась леди Мод. – Вы, кажется, забыли, что мой муж извращенец. Думаете, человек, которому нравится, когда его…

– Все-все, – поспешно остановил ее мистер Тернбулл. – Можете не продолжать. Я неточно выразился. Не то чтобы ласка, а… гм… определенное понимание, что ли.

Леди Мод презрительно зыркнула на адвоката.

– В конце концов, tout comprendre c'est pardonner, – заметил адвокат, переходя на язык, на котором, по его мнению, сподручнее рассуждать об амурных делах.

– То есть?

– Я говорю, все понять – значит все простить, – объяснил мистер Тернбулл.

– Боже мой! И это говорит юрист! – ужаснулась леди Мод. – Ну да как бы там ни было, понимать и прощать ни к чему. Мне ребенок нужен, вот что. Мой род живет в Клинской теснине уже пять веков, и я не хочу, чтобы по моей вине он лишился возможности прожить там еще столько же. Вы, наверно, думаете, что мои постоянные разговоры о своем роде – романтический вздор. Но я считаю, что произвести на свет наследника – мой святой долг. И если муж не поможет мне исполнить свой долг, я найду, с кем его исполнить.

Мистер Тернбулл встревожился: как бы не оказаться первой жертвой внебрачных поползновений клиентки.


– Ради бога, уважаемая леди Мод, никаких скоропалительных решений! Если сэр Джайлс уличит вас в супружеской неверности, он добьется развода на таких основаниях, что пункт о возврате поместья утратит силу. Хотите, я с ним переговорю? Иногда, чтобы уладить конфликт, нужна третья, незаинтересованная сторона.

Леди Мод покачала головой. Она размышляла о супружеской неверности.

– А если Джайлс мне изменит, то поместье вернется ко мне? – спросила она наконец. – Я правильно рассуждаю?

Мистер Тернбулл просиял:

– Тогда никаких проблем. У вас будут все права на поместье. Согласно брачному договору. Никаких проблем.

– Вот и отлично, – заключила леди Мод, встала с места и вышла из кабинета.

Мистеру Тернбуллу стало ясно: сэра Джайлса Линчвуда ожидает пренеприятнейший сюрприз, а адвокатскую контору «Ганглион, Тернбулл и Шрайн» – затяжное дело, сулящее немалые гонорары.

В машине хозяйку дожидался Блотт.

– Блотт, – сказала леди Мод, забравшись на заднее сиденье, – вы знаете, как прослушивать телефоны?

Блотт улыбнулся и включил двигатель.

– Дело нехитрое. Нужна только проволока да наушники.

– Тогда остановитесь у магазина радиотоваров и купите все, что понадобится.

Когда они вернулись в Хзндимен-холл, у леди Мод уже созрел план.


У сэра Джайлса тоже созрел план. Когда поутих первый восторг, вызванный обещанием развода, сэр Джайлс хорошенько обдумал свое положение и смекнул, что может нарваться на неприятности. Невелика радость – вместе с леди Мод отвечать в суде на вопросы какого-нибудь маститого адвоката об их интимной жизни. А уж если супруга пустится в описания медового месяца, для газет это будет просто подарок судьбы – особенно одна-две воскресных постараются. И самое гнусное, он даже не сможет привлечь их за клевету: слова леди Мод подтвердит управляющий гостиницей. Ну получит он развод, ну сохранит за собой Хэндимен-холл, зато от его доброго имени не останется и следа. Нет, тут нужно действовать тихой сапой. Сэр Джайлс взял карандаш и принялся выводить каракули.

Суть дела проста. Если дойдет до развода, он должен состояться на тех условиях, которые устроят сэра Джайлса. И чтобы даже намека на скандал не было! Рассчитывать, что леди Мод заведет любовника, не приходится – хотя с отчаяния каких только дров не наломаешь. Нет, едва ли. К тому же кто на нее позарится при ее-то возрасте, комплекции и характере? А тут еще Хэндимен-холл и сотня тысяч фунтов, которую сэр Джайлс за него выложил. Сто тысяч фунтов коту под хвост. Сэр Джайлс изобразил на листе бумаги кота. Как же с выгодой избавиться от своей собственности? Продать; спалить дотла и получить страховку – это понятно, а еще?

И вдруг нарисованный кот – восьмерка с хвостом и ушами – напомнил ему какую-то картину, которую он видел с высоты птичьего полета. Путепроводы, транспортные развязки.

Через минуту он уже разворачивал топографическую карту военно-геодезического управления. Развернув, принялся внимательно рассматривать. Ну конечно! Как же он сразу не сообразил! Клинская теснина – идеальная трасса для автомагистрали: она лежит как раз между Шеффингемом и Найтоном. А все строения на пути прокладки дороги подлежат принудительному выкупу – владельцам выплачивают солидную компенсацию. Гениальное решение! Всего-то и требуется – шепнуть пару слов нужному человеку. Сэр Джайлс снял трубку и набрал номер. Когда леди Мод вернулась из Уорфорда, супруг ее так и сиял. Еще бы: Хоскинс из Управления регионального планирования Уорфордшира обещал помочь. Собственно, он и прежде никогда не отказывался помочь сэру Джайлсу – эта помощь щедро оплачивалась. Так щедро, что Хоскинс даже обзавелся большим домом, на который его жалованья явно не хватило бы. Сэр Джайлс улыбнулся. Великая вещь – влияние.

– Вечером еду в Лондон денька на два, – сообщил он леди Мод за обедом. – Надо кое-что уладить. Ох уж эти мне дела: связывают по рукам и ногам.

– Я так и поняла, – бросила леди Мод.

– Если я тебе понадоблюсь, передай секретарше.

Леди Мод положила себе мясной запеканки с картофелем. Настроение у нее было превосходное. Она не сомневалась, что в Лондоне сэр Джайлс в связанном виде предается своим сомнительным удовольствиям. Чтобы разузнать имя его любовницы, потребуется время. Но ничего, леди Мод спешить некуда.


– Немыслимая женщина эта леди Мод, – заметил мистер Тернбулл, сидя вместе с мистером Ганглионом в баре уорфордской гостиницы «Четыре пера».

– Немыслимая семейка, – кивнул мистер Ганглион. – Вы, наверно, не помните ее бабку, старую графиню. Да нет, откуда вам помнить – вы тогда еще в конторе не служили. А я, помнится, составлял ее завещание. Дело было… когда же это?.. Кажется, в марте тридцать шестого. Умерла она в июне тридцать шестого, стало быть, завещание я составлял в марте. Так вот, она требовала, чтобы я непременно упомянул в завещании, что один из родителей ее сына Базби принадлежал к королевской фамилии. Как я ни доказывал, что в этом случае Базби не имеет права на наследство, она никаких резонов не слушала. Заладила: «Королевская кровь, королевская кровь». В конце концов я убедил ее подписать несколько экземпляров завещания, и лишь в одном – в самом верху – было упомянуто, что Базби – побочный сын монарха.

– Ну и дела, – вздохнул мистер Тернбулл. – А как по-вашему, это правда?

Мистер Ганглион взглянул на него поверх очков:

– Между нами, должен признать, что такая возможность не исключена. Сроки действительно сходятся. Базби родился в девятьсот пятом, а будущий король посетил Хэндименхолл в девятьсот четвертом. Об Эдуарде VII поговаривали, что он на подобные дела мастер.

– Тогда понятно, от кого у леди Мод такая внешность. И высокомерие.

– Про эту историю лучше всего забыть, – угрюмо произнес мистер Ганглион. – А зачем она к вам приезжала?

– Разводиться хочет. Я отговаривал. Советовал, по крайней мере, подождать. Дело в том, что Линчвуд, как видно, большой любитель подвергаться телесным наказаниям.

– Каких только причуд у людей не бывает. Где же он так приохотился к порке? Учился он вроде бы не в частной школе – это ведь там учеников таким манером наказывают. Чудно, ей-богу. Но уж коли на то пошло, то лучше леди Мод по этой части не найти. У нее ручищи как у землекопа.

– Я так понял, она перестаралась, – объяснил мистер Тернбулл.

– Прелестно. Прелестно.

– Но главная беда – его нежелание осуществлять брачные отношения. А она хочет, пока не поздно, родить наследника.

– В родовитых семьях так исстари заведено. Прямо пунктик какой-то. И что вы посоветовали? Искусственное осеменение?

Мистер Тернбулл допил виски.

– Нет, конечно, – буркнул он. – Она, по ее словам, до сих пор девственна.

Мистер Ганглион хихикнул:

– «У девицы на пятом десятке возмутительнейшие ухватки. Знай пускается вскачь на жирафе, чей ржач…» Или как там – «толкач»? Запамятовал.

И они отправились обедать.


Блотт обедал в теплице в конце огорода. Вокруг цвели ранние герани и хризантемы, розовые, красные – как раз под цвет его лица. Теплица была укромным святилищем Блотта, он частенько посиживал тут в окружении цветов, чья красота убеждала его, что жизнь – не такая уж пустая штука. Из окон открывался вид на огород, засаженный салатом, горохом, фасолью, кустами красной смородины и крыжовника – предмет гордости Блотта. Мир, к которому Блотт относился настороженно, оставался за кирпичными стенами теплицы.

Отвинтив колпачок термоса, Блотт наполнил его, запил обед, поднялся и задрал голову. Под потолком теплицы от дома тянулись телефонные провода. Блотт сходил за лестницей и скоро уже деловито подсоединял к проводам купленную сегодня проволоку. Пока он возился с проводами, от дома отъехал «бентли» сэра Джайлса. Садовник проводил машину равнодушным взглядом. Сэра Джайлса он не переваривал, ему нравилось пропадать на огороде еще и потому, что тогда они с хозяином не мозолили друг другу глаза. Закончив работу, Блотт прикрепил к проволоке наушники и звонок и вошел в дом. Леди Мод стирала на кухне.

– Готово, – объявил Блотт. – Можно попробовать.

Леди Мод вытерла руки.

– Что надо делать?

– Когда зазвонит звонок, наденьте наушники, – объяснил Блотт.

– Ступайте в кабинет и наберите какой-нибудь номер. Я послушаю.

Блотт отправился в кабинет и уселся за стол. Сняв трубку, задумался: кому позвонить? Перебрал в уме знакомых – некому. Тут ему на глаза попался раскрытый блокнот, а в нем – номер, начинающийся с 01. Рядом с номером – каракули и нарисованный кот. Блотт набрал номер. Цифр было много. Наконец трубку сняли, и женский голос произнес:

– Алло, Фелиция Фортби слушает.

Блотт не сразу сообразил, что ответить. Помолчав, он выпалил:

– Это Блотт говорит.

– Блотт? – удивилась миссис Фортби. – Мы с вами знакомы?

– Нет.

– У вас ко мне дело?

– Нет.

Повисло неловкое молчание.

– Так что вам нужно? – спросила миссис Фортби.

Блотт прикинул, что ему нужно, и ответил:

– Тонну свиного навоза.

– Вы, наверно, не туда попали.

– Ага, – сказал Блотт и положил трубку.

Леди Мод в теплице осталась довольна испытанием. «Скоро я узнаю, кто его сейчас лупцует», – подумала она, сняла наушники и вернулась в дом.

– Мы с вами будем по очереди прослушивать телефонные разговоры мужа, – сказала она Блотту. – Я хочу выяснить, к кому он там ездит в Лондон. Записывайте имена всех, с кем он будет разговаривать. Вам понятно?

– Да, – обрадовался садовник и поспешил к своим грядкам.

Леди Мод снова принялась за стирку. Эх, забыла она спросить, с кем это Блотт разговаривал. Ладно, уже не важно.

3

Сэр Джайлс возвратился из Лондона раньше, чем намеревался. Миссис Фортби была не в духе по причине месячных, а сэр Джайлс, который сегодня и без того хлебнул неприятностей, не собирался мириться с побочными эффектами ее менструаций. К тому же наяву миссис Фортби совсем не та, что в мечтах. Воображаемая миссис Фортби обладала множеством извращенных наклонностей, которые как нельзя лучше соответствовали злосчастным пристрастиям сэра Джайлса, а держать язык за зубами она умела почище монахини-траппистки [3]. Другое дело – миссис Фортби во плоти. Эта миссис Фортби впала в заблуждение, которое, как считал сэр Джайлс, для женщины непростительно: забрала себе в голову, будто он любит ее такой, какая она есть. Сэра Джайлса от этой фразочки бросало в дрожь. Во-первых, он испытывал более-менее нежные чувства к ней лишь вдали от нее. А во-вторых, если эти чувства и можно назвать любовью, то сэр Джайлс любил ее как раз за то, что она никакая.

Внешне миссис Фортби была наделена всем, что делает женщину желанной в глазах мужчины, – иной привереда сказал бы, наделена даже чересчур щедро. Все эти атрибуты женственности облекались в корсеты, трусики, пояса с подвязками и бюстгальтеры, распалявшие воображение сэра Джайлса и напоминавшие ему рекламные картинки в дамских журналах, которые в свое время впервые пробудили в нем чахлые половые инстинкты. Но это внешне, а внутренне миссис Фортби, если судить по ее бессвязной болтовне, была сущей пустышкой, и сэр Джайлс, который только и мечтал найти любовницу с такими же порочными прихотями, что и у него, надеялся заполнить эту пустоту на свой вкус. Надо признаться, миссис Фортби не слишком оправдала его ожидания. Хоть она и оказалась женщиной без предрассудков (иногда сэр Джайлс подозревал, что ей чужд не только пред-, но и просто рассудок), но не лежала у нее душа к невообразимым выкрутасам и удушающим захватам – так сэр Джайлс представлял себе эротические игры. А ее удручающие привычки? Бывало, стоит сэру Джайлсу серьезнейшим образом сосредоточиться, как ее разбирает идиотский смех. А связывая его, она принималась распространяться о навыках, которые она приобрела в детстве, в лагере для девочек-скаутов. При этом веревка завязывалась незамысловатым девчачьим узлом, вызывавшим у сэра Джайлса умиление. Но самое невыносимое – ее рассеянность. Она забывала все на свете, а когда ей напоминали, спохватывалась: «Действительно! Совсем из ума вон». (Сэр Джайлс лишний раз убеждался, что составил верное представление о ее уме.) Случалось, что, прикрутив его к кровати с кляпом во рту, она выходила в соседнюю комнату и усаживалась пить чай с подружками. Эти чаепития затягивались на несколько часов, и сэр Джайлс, томясь в вынужденном ожидании, особенно ясно понимал, как не соответствует положение, которое он занимает в общественной жизни, той позе, которую он принимает на кровати. Он молил Бога, чтобы какая-нибудь гостья миссис Фортби в поисках уборной ненароком не забрела в спальную – тогда это несоответствие бросится в глаза не только ему. Страшно не то, что в мир его фантазии вторгнется чужак – против этого сэр Джайлс как раз не возражал. Вот только как бы потом не стать посмешищем всего парламента. После одного такого конфуза он пригрозил пришибить миссис Фортби. Ее счастье, что, когда она его развязала, он никак не мог выпрямиться.

– Где тебя черти носят? – вопил сэр Джайлс, когда она вернулась домой в час ночи.

– Слушала «Волшебную флейту» в Ковент-Гардене, – сообщила миссис Фортби. – Изумительная постановка.

– А предупредить не могла? Я уже шесть часов мучаюсь!

– Я думала, тебе это нравится. Разве ты не этого хотел?

– Чего я хотел? Чтобы ты на шесть часов связала меня как потрошеного цыпленка для жарки? Я что, по-твоему, – ненормальный?

– Нет, что ты, – успокоила его миссис Фортби. – Это я виновата: забыла. Ну что, может, клизмочку поставить?

Но сэр Джайлс от долгого пребывания в узах уже начал обретать чувство собственного достоинства.

– Вот еще! – рявкнул он. – Да не дергай ты меня за ногу!

– Но, котик, она куда-то не туда загнулась. Очень неестественная поза.

Вне себя от ярости, сэр Джайлс покосился на пальцы ноги.

– Сам знаю, что не туда! – огрызнулся он. – А все твоя чертова забывчивость.

Миссис Фортби поправила затянутые ремни и пряжки и заварила чай.

– В следующий раз завяжу узелок на платке, – бестактно пообещала она, помогая сэру Джайлсу сесть и опереться на подушки, чтобы напоить чаем.

– Никакого следующего раза! – бушевал сэр Джайлс.

Целую ночь после этого он не мог уснуть – все пытался хоть немного разогнуться. Но, как бы ни зарекался сэр Джайлс, следующий раз всегда наступал. Стоило ему вспомнить облик далекой подруги и готовность, с которой она исполняла отвратнейшие его прихоти, как он тут же прощал ей эту забывчивость. Всякий раз, оказываясь в Лондоне, он неизменно наведывался к ней и всякий раз не мог отделаться от опасения, что миссис Фортби того и гляди свяжет его, наденет ему на голову мешок, а сама махнет на месячишко на Багамы.


Но если отношения с миссис Фортби складывались непросто, то дела с автомагистралью шли без сучка, без задоринки. Проект ее был уже в работе.

– Она будет называться Среднеуэльсская автомагистраль М 101, – сообщили сэру Джайлсу в Министерстве по вопросам окружающей среды, где он украдкой наводил справки. – Документы уже направлены министру на подпись. Есть, кажется, сомнения, не будет ли дорога экологически опасна. Только ради всего святого, я вам ничего не говорил.

Сэр Джайлс положил трубку и стал обдумывать дальнейшие действия. Теперь надо для вида заявить протест – хотя бы для того, чтобы сохранить за собой место члена парламента от Южного Уорфордшира. Но протест протесту рознь. Позаботился сэр Джайлс и о другом. Он вложил крупные средства в компанию «Империал цемент», которая наверняка будет в барышах, когда поднимется спрос на бетон. Он пообедал вместе с президентом «Империал моторз», поужинал с исполнительным директором дорожно-строительной компании «Моторуэйз мануфекчурерз», пропустил по маленькой с секретарем Объединенного профсоюза дорожных строителей. Кроме того, в беседе с главным парламентским приставом он подчеркнул, что следует принять меры для снижения уровня безработицы в его избирательном округе.

Короче говоря, в развитии событий сэр Джайлс играл роль катализатора. Никаких денег от него никто не получал: не тот он человек, чтобы так дешево подставиться. Он расплачивался не деньгами, а сведениями. Какие компании вот-вот пойдут в гору, какие акции купить, какие продать – вот чем подкреплялось его влияние. А чтобы заранее отвести от себя подозрения, он произнес речь на ежегодном обеде Лиги защитников природы и призвал денно и нощно охранять природу от посягательств со стороны торговцев недвижимостью. И домой он вернулся как нельзя более кстати: новость о строительстве дороги только-только достигла Хэндимен-холла, самое время воспылать благородным гневом.

– Я потребую немедленно провести расследование, – пообещал он леди Мод, получив официальное уведомление, и потянулся к телефону.


Подслушивая телефонные разговоры сэра Джайлса, Блотт не знал ни минуты покоя. Едва он взялся уничтожать тлю, поразившую декоративную яблоню возле самой теплицы, как вновь зазвенел телефон. Блотт мигом юркнул в теплицу и стал слушать, как генерал Бернетт на чем свет стоит клянет серых кардиналов от бюрократии и их сказки про белого бычка, постоянно поминая зеленые зоны, синие чулки и черную неблагодарность. Блотт так ничего и не понял. Разговор закончился, Блотт опять занялся тлей, и вновь ему помешали. На этот раз звонил мистер Буллетт-Финч – осведомлялся, как сэр Джайлс собирается воспрепятствовать строительству дороги.

– У меня под эту дорогу полсада оттяпают, – жаловался он. – Шесть лет мы его выращиваем. Зато уж и сад получился – пальчики оближете. И вдруг – на тебе. Нельзя же так. Айви этого не переживет.

Сэр Джайлс разахался, разохался. Ничего, успокоил он мистера Буллетт-Финча, он сейчас как раз организует комитет для проведения кампании протеста. И за расследованием дело не станет. Пусть мистер Буллетт-Финч не сомневается: он этого так не оставит.

Блотт вернулся к своей тле, а сам все ломал голову над услышанным. Английский язык его озадачивал, некоторые выражения так и просто не понять. «Пальчики оближете». Почему это, раз у мистера Буллетт-Финча хороший сад, то сэр Джайлс должен лизать ему пальцы? Англичане вообще загадочный народ. Безработным платят больше, чем работающим, каменщикам – больше, чем учителям. Собирают деньги для пострадавших от землетрясения в Перу, а пенсионеры у них под боком еле сводят концы с концами. Австралийцам в разрешении на въезд в страну отказывают, а русские – приезжай да живи. И что уж совсем непонятно, они так и лезут под пули ирландцев. Все это сбивало Блотта с толку и в то же время вселяло в его душу покой. Англичанам без наводнений, пожаров, войн и прочих бедствий жизнь не в жизнь, но ведь и ему в молодости пришлось хлебнуть горя, вот он и чувствовал себя своим среди людей, для которых нет большей радости, чем попасть в беду. Где и когда Блотт появился на свет, кто его родители, он понятия не имел. О времени рождения догадаться еще более-менее можно: как раз вскоре после него Блотт и был найден. Нашли его в дамской уборной железнодорожного вокзала Дрездена. Власти и так и этак уговаривали уборщицу, обнаружившую ребенка, признать свою причастность к этому происшествию, но та упорно твердила, что она здесь ни при чем. Так Блотту и не довелось узнать, кто его мать, – а тем более кто его отец. Неизвестно даже, были ли они немцами. У Блотта, так же как и у властей, было не меньше оснований подозревать, что они евреи, хотя директор Бюро по определению расовой принадлежности с необъяснимым великодушием признал, что евреи, не имеют привычки бросать своих отпрысков в уборных при вокзалах. В результате неопределенность положения Блотта в Третьем рейхе, где прошло его отрочество, только усугубилось. Внешность? По ней тоже трудно было угадать, какого он рода-племени. И среди чистокровных арийцев ему встречались горбоносые брюнеты, но на его вопросы о своей родословной они отвечали крайне неохотно – а интерес к этой теме у Блотта был немалый. И уж конечно, никто из них не жаждал его усыновить. Даже в сиротском приюте, куда его определили, при появлении почетных гостей его норовили запихнуть куда-нибудь подальше. Что же до Гитлер-югенда… Нет, отрочество свое Блотт вспоминать не любил. Он и обстоятельства своего появления в Англии до сих пор вспоминал с содроганием.

Случилось как-то Блотту вылететь на задание с экипажем бомбардировщика, состоящим из летчиков-итальянцев, – Блотта включили туда, чтобы он поднимал их боевой дух. Ночь выдалась непроглядная, и Блотт решил: самое время эмигрировать. Тем более что, приказывая Блотту добровольно присоединиться к итальянскому экипажу в качестве штурмана, командир эскадрильи явно тешил себя надеждой, что обратно тот не вернется. Иначе с какой стати он остановил свой выбор именно на Блотте? На Блотте, который до сих пор числился не штурманом, а стрелком хвостовой стрелково-пушечной установки и отличился в боевых действиях лишь однажды – когда сбил два «Мессершмитта-109», сопровождавших их эскадрилью. Блотт правильно понял замысел командира и полностью оправдал его ожидания. Даже безропотные итальянские летчики усомнились, когда Блотт кинулся с пеной у рта доказывать им, что Маргейт находится в центре Вурстершира [4].

После яростных споров они сбросили бомбы на Эксмур [5] и, пролетев над Бристольским заливом, направились к Па-де-Кале, но над горами Северного Уэльса у них кончилось горючее.

«Пора прыгать», – решили итальянцы. Они попытались растолковать Блотту, что положение серьезное, однако Блотт по-итальянски ни в зуб ногой. Языковые трудности разрешились очень скоро: на пути самолета появилась гора, которой на этом месте, по расчетам штурмана Блотта, быть никак не могло. Произошла катастрофа. Из всего экипажа в живых остался один Блотт. Наутро поисковая партия обнаружила среди обломков итальянского бомбардировщика человека в чем мать родила и, понятное дело, решила, что он итальянец. Правда, он не знал ни слова на своем родном языке, но это никого не смутило. В том числе и майора, назначенного начальником лагеря для военнопленных, куда поместили Блотта: майор и сам не говорил по-итальянски, а других военнопленных в лагере еще не было. Прошло время, и в лагерь начали прибывать настоящие итальянцы, захваченные в Северной Африке. Только тут возникли сомнения насчет национальности Блотта. Но к тому времени он уже зарекомендовал себя с лучшей стороны: положение на фронтах его не волновало, а готовить побег у него, видно, и в мыслях не было – ну чем не итальянец? А сам он рассказывал, будто отец его тирольский пастух, так что немудрено, что он не говорит по-итальянски.

В 1942 году лагерь был переведен в Хзндимен-холл, и поместье стало для Блотта настоящим домом. И поместье и его хозяева пришлись ему по душе. Они воплощали в себе самую суть английской нации – более высокой похвалы Блотт и придумать не мог. Он в жизни не встречал людей более достойных, чем англичане, и плен в Англии предпочитал свободе в любой другой стране. Будь его воля, война бы продолжалась и продолжалась. Разве ему тут плохо? Живет в огромном доме, хочет – бродит по парку, хочет – ловит в реке рыбку, хочет – огородничает. И местность такая, что залюбуешься: леса, холмы, идиллия. А окружают его прелестные женщины, чьи мужья воюют на фронте, чтобы спасти мир от таких людей, как он, Блотт. По ночам, когда запираются ворота лагеря, ничего не стоит перемахнуть через стену и гуляй себе где вздумается. Ни тебе воздушных налетов, ни подъемов по тревоге, и о пропитании заботиться не надо. Питался он очень даже недурно: если казалось мало, подкармливался браконьерством и овощами со своего огорода. Сущий рай. Одно его беспокоило: как бы немцы не выиграли войну. От этой мысли душа в пятки уходила. Ему пришлось солоно, еще когда он был немцем в Германии, каково придется в шкуре итальянца – а на самом деле немца с еврейской внешностью, – оказавшегося в покоренной Англии? Объясняй тогда немецким Оккупационным властям, кто ты и как тут очутился. Англичане за то ему и полюбились, что им на такие подробности наплевать, но своих соотечественников Блотт. знал как облупленных: этих на мякине не проведешь. Они будут срывать с него маску за маской, пока не доберутся до настоящего Блотта – человека без лица. А потом этого человека без лица поставят к стенке за дезертирство. Блотт не сомневался, что именно такая участь его и постигнет. Хуже того, он ясно видел, что англичанам победа не светит. Они живут так, будто и не знают, что идет война, а если и начинают воевать, то воюют до того бездарно, что Блотт только руками разводил. Вскоре после его переселения в Хэндимен-холл командование Западного военного округа провело в Клинском лесу маневры. Поглядев на этот бедлам, Блотт ужаснулся. Ничего себе боеготовность у этих вояк! Это они-то защищают Блотта от немцев? Как видно, придется самому позаботиться о собственной безопасности. Забота о собственной безопасности привела Блотта на полевой склад оружия, который, как и следовало ожидать, стоял без охраны, и со склада стали бесследно исчезать двухдюймовые минометы, ручные пулеметы «Брен», винтовки, ящики с боеприпасами. Тщательно смазанное оружие во влагонепроницаемой упаковке припрятывалось в лесу на холмах за Хэндимен-холлом, в зарослях папоротника. К 1945 году у Блотта скопился такой арсенал, что он свободно мог бы вести в Южном Уорфордшире партизанскую войну. Но тут вторая мировая война закончилась, и Блотта стали одолевать другие заботы.

Военнопленному Блотту угрожала репатриация в Италию, но после вольготной жизни в Англии о переселении в Неаполь он и слышать не хотел. Возвращаться в разбомбленный Дрезден тоже мало радости: тот находился в русской зоне, а кому охота променять благодать Южного Уорфордшира на злющие сибирские морозы? Да и сомнительно, что Фатерланд, пусть даже побежденный, с распростертыми объятиями встретит своего воина, который пять лет подряд прикидывался итальянским военнопленным. Разумнее всего, решил Блотт, тут и оставаться. Вот тогда-то его преданность роду Хэндименов и воздалась ему сторицей.

Лорд Хэндимен сменил множество увлечений. Задолго до того, как мир захлестнула мода на озабоченность экологией, он уже смекнул, что природные ресурсы земли вот-вот совсем иссякнут, и собрался наладить хотя бы свое домашнее хозяйство так, чтобы всем отходам находилось применение. Предметом его особой страсти был компост. Блотт выкопал на огороде глубоченные компостные ямы, куда сваливался весь органический мусор.

– Отходами разбрасываться не надо, – приговаривал граф, и в Хэндимен-холле отходами не разбрасывались. Под руководством графа трубы канализационной системы особняка были подведены к компостным ямам, и Блотт с графом часами любовались на новые слои капустных кочерыжек, картофельных очистков и экскрементов, которых с каждым днем становилось все больше и больше. Когда яма заполнялась, Блотт выкапывал новую, и все начиналось сначала. Результаты оказались поразительными. Огород дал невиданный урожай гигантской капусты, кабачков и огурцов чудовищной величины. Зато летом в доме появились полчища мух, тоже чудовищные. Наконец от них совсем не стало житья, и леди Хэндимен, которая из-за этой утилизации отходов начисто потеряла аппетит, решительно заявила: или мухи, или она. Блотт вправил канализационные трубы на прежнее место, а граф, очевидно вдохновленный плодовитостью мух, обратился к разведению кроликов. Блотт соорудил несколько десятков клеток, расположил их рядами и в несколько этажей на манер многоквартирного дома, и граф поселил туда самых крупных кроликов, каких только удалось достать. Эта порода называлась «фламандские гиганты». Но успех новой затеи графа тоже оказался далеко не бесспорным. Кролики уплетали тонны зелени и овощей, а Хэндименам уже в горло не лезли пироги с крольчатиной, кролики жареные, крольчатина тушеная и lapin a l'orange [6]. Блотт сбился с ног, стараясь досыта накормить прожорливых зверьков. А тут еще леди Мод, которой в ту пору было десять лет, начитавшись сказок про злоключения кроликов, вообразила отца заклятым врагом кроличьего рода и стала склонять кроликов к побегу, который сама и организовала.

Когда в Европе разразился мир, «фламандские гиганты» в Клинской теснине кишмя кишели. Но лорд Хэндимен к ним уже охладел. Теперь его занимали утки, особенно порода хаки кампбелл – большого ухода за ними не требуется, а яйценоскость у них огромная.

– С утками промашки не будет, – бодро пообещал граф, и все семейство переключилось с крольчачьей диеты на утиные яйца. Увы, и этому пророчеству графа не довелось исполниться. Оказывается, именно с утками легче всего допустить промашку. Хэндимены убедились в этом, когда граф соблазнился яичком, снесенным неподалеку от старой компостной ямы. Он умер сравнительно легкой смертью – если смерть от трупного яда бывает легкой, – и Мод с матерью остались одни-одинешеньки. И очень возможно, что если бы не смерть графа, Блотту давным-давно пришлось бы покинуть Хэндимен-холл.

4

Прошло несколько недель. Все это время леди Мод вертелась как белка в колесе. Каждый день она обращалась за консультацией к мистеру Тернбуллу, вербовала противников строительства по всему Южному Уорфордширу, с утра до ночи сновала по заседаниям комитетов. Особенно кипучую деятельность развернула она в Комитете по защите Клинской теснины. Председательствовал там генерал Бернетт, но заправляла всем леди Мод, занимавшая пост секретаря. Рассылались петиции, проводились митинги протеста, предлагались и принимались резолюции, собирались пожертвования, печатались плакаты.

– Правда побеждает лишь ценой всечасной гласности, – изрекла леди Мод на заседании комитета [7]. При столь оригинальном высказывании слушатели насторожились, хотя ораторша позаимствовала эту фразу из «Словаря знаменитых цитат» Бартлетта.

– Протесты – это полдела, – продолжала леди Мод. – Мы должны действовать так, чтобы о наших протестах заговорили повсюду. Для спасения теснины слов мало, надо переходить к делу.

Сэр Джайлс, сидевший в президиуме рядом с женой, для вида покивал, но в душе встревожился. Сама по себе гласность – это не страшно. И правда пусть себе торжествует – лишь бы не на его костях. Страшно другое: не дай бог докопаются до его роли во всей этой истории. Он, конечно, не сомневался, что известие о строительстве дороги придется супруге не по сердцу, но кто мог ожидать, что она разбушуется как торнадо в юбке? И уж тем более нельзя было предвидеть, что шумиха, которую собирается поднять его жена, будет угрожать его политической карьере.

– Если ты не постараешься отстоять Хэндимен-холл, – предупредила леди Мод, – я постараюсь, чтобы тебя прокатили на следующих выборах в парламент.

Сэр Джайлс понял, что она не шутит, и помчался в Управление регионального планирования посоветоваться с Хоскинсом.

– Вы же сами хотели, чтобы дорога проходила через теснину, – удивлялся Хоскинс, сидя вместе с сэром Джайлсом в «Гербе Хэндименов».

– И сейчас хочу. Но Мод как с цепи сорвалась. Пригрозила, что… Ну, это не важно.

– Пошумит и успокоится, – утешал Хоскинс. – Люди всегда так: чуть что новое – сразу в штыки, а пройдет время – привыкают.

– Легко вам рассуждать, – огрызнулся сэр Джайлс. – А мне с этой стервой приходится жить под одной крышей. Каждый вечер только и долдонит про свой дом, будь он неладен. Даже ужин не приготовит, сам стряпаю. И еще завела моду чистить отцовский дробовик. Ох, не нравится мне это.

– Она уже ненароком пальнула в одного геодезиста на прошлой неделе.

– А нельзя ее за это привлечь? – с надеждой спросил сэр Джайлс. – Может, тогда она прыть поумерит? Вызвали бы ее в суд магистратов.

– Она сама магистрат, – напомнил Хоскинс. – И потом, поди докажи, что она стреляла с умыслом. Скажет – на кроликов охотилась.

– Ах да, что она еще-то удумала. Приволокла домой чертову уйму здоровенных овчарок. Взяла на прокат у какой-то треклятой фирмы, обеспечивающей охрану. Ночью в уборную выйти страшно: неровен час покусают.

Сэр Джайлс заказал еще пару виски и задумался. Наконец он произнес:

– Как ни крути, а расследование проводить придется. Вы так прямо всем и объявите: будет, мол, вам расследование. Это их малость успокоит. А как дойдет до расследования, предложите другую трассу – такую, чтоб уж точно никого не устроила. Помните, как было со строительством многоквартирного дома в Шрютоне?

– Это когда горожане заартачились и мы дали разрешение разместить на этом участке вместо дома поля орошения?

– Вот-вот. Тут же стали как шелковые. Так и сейчас: предложите такой вариант, на который ни один нормальный человек не согласится, и…

– К примеру, провести дорогу через Оттертаун, – сообразил Хоскинс.

– А что Оттертаун?

– Он в десяти милях от намеченной трассы. Весь район застроен муниципальными домами.

– И что ж, прямо через центр? – ухмыльнулся сэр Джайлс.

– Прямо через центр.

– Дельная мысль, – одобрил сэр Джайлс. – Я первый поддержу это предложение. А с ним точно не согласятся?

– Точно, точно, – заверил Хоскинс. – Кстати, я хотел бы получить вознаграждение прямо сейчас.

Сэр Джайлс огляделся по сторонам.

– Советую купить…

– В этот раз наличными, – остановил его Хоскинс. – На акциях «Юнайтед ойлз» я здорово погорел.

Домой сэр Джайлс возвращался в недурном настроении. Как ни жаль ему было расставаться с деньгами, но Хоскинс их заслужил. Очень сэру Джайлсу понравился его план насчет Оттертауна. Теперь леди Мод о всечасной гласности и думать забудет. Страсти утихнут, комиссия по расследованию решит дело в пользу первоначального проекта, и снова взбаламутить общественность будет тогда не так-то просто: на недовольных такие расследования действуют не хуже успокоительных таблеток. С опасностью для жизни прокравшись мимо сторожевой своры, сэр Джайлс сел у себя в кабинете и весь вечер сочинял письмо министру по вопросам окружающей среды с требованием учредить расследование. Пусть теперь кто-нибудь заикнется, что член парламента от Южного Уортфордшира не заботится об интересах своих избирателей.


Итак, сэр Джайлс строил козни, леди Мод заседала в комитетах, а тем временем Блотт у себя на огороде уж и не знал, за какую работу хвататься. Только примется пропалывать рядки салата – опять звонок. Блотт часами слушал разговоры сэра Джайлса с министерскими чиновниками, с избирателями, с брокером, с деловыми партнерами. Но с миссис Фортби он по телефону ни разу не говорил. Сэр Джайлс уже почуял неладное. Когда миссис Фортби мимоходом обронила, что ей звонил некий Блотт, заказавший тонну свиного навоза, он насторожился. Это, конечно, недоразумение: откуда бы Блотт мог узнать номер телефона. Ведь в справочнике на письменном столе он не значится – он имеется только в записной книжке, с которой сэр Джайлс затвердил номер на память, а в записной книжке на всякий случай стер. Больше он звонить миссис Фортби из Хэндимен-холла не станет.

Стоило сэру Джайлсу положить трубку, на телефоне уже висела леди Мод. Она отдавала распоряжения, заручалась поддержкой, изрыгала проклятия в адрес властей. Она говорила тоном, не допускающим возражений, и Блотт, который во всем любил определенность, и удивлялся и восхищался. Наслушавшись ее разговоров, он выходил из теплицы с легким сердцем: за этот мир можно не волноваться – он в надежных руках. Хэндимен-холл, парк, огород, жилище Блотта – сторожка в виде большой Триумфальной арки при въезде в усадьбу – весь этот мирок, в котором незаметный человечек нашел защиту от людской злобы, был за леди Мод как за каменной стеной. Другое дело – сэр Джайлс. Его протесты казались Блотту слишком робкими, слишком учтивыми, слишком невразумительными. Они оставляли нехороший осадок. Почему – Блотт и сам не мог понять, но после каждого разговора сэра Джайлса, снимая наушники, он испытывал смутную тревогу. Слишком уж много хозяин говорит о деньгах, особенно про крупную компенсацию, которая полагается ему за Хэндимен-холл. Чаще всего поминалась цифра четверть миллиона фунтов. Обрабатывая мотыгой салатные грядки, Блотт сокрушенно качал головой. «Стоит крякнуть да денежкой брякнуть – все будет», – внушал сэр Джайлс собеседнику. Блотт не понял, что это значит. Его словарный запас составляли более нужные слова и выражения. А вот его произношению эти многочасовые разговоры пошли на пользу. Он слушал несущийся из наушников голос хозяина и старался выговаривать слова точь-в-точь как он. «Разумеется, – уверял кого-то сэр Джайлс. – Я полностью разделяю вашу точку зрения». И Блотт, сидя в теплице, повторял эту фразу слово в слово. За одну неделю он так блестяще усвоил хозяйскую манеру речи, что ввел в заблуждение даже леди Мод. Однажды она зашла в его владения нарвать к обеду редиски и раннего лука. Вдруг из гераней раздался голос сэра Джайлса:

– Мне представляется, что это явное нарушение природоохранных постановлений. Да-да, генерал, уж я постараюсь, чтобы этот вопрос был поднят в парламенте.

Леди Мод остолбенела и уставилась на теплицу. Неужели Блотт приладил к самому приспособлению громкоговоритель? Но тут в дверях теплицы показался сам Блотт. Он ликовал.

– Нравится, как я выговариваю? – спросил он.

– Боже мой, так это вы! – ахнула леди Мод. – Как же вы меня напугали.

Блотт гордо ухмыльнулся:

– Я учусь правильно говорить по-английски.

– Вы и так прекрасно говорите по-английски.

– Нет. Не как англичане.

– И все-таки я вас прошу больше никогда моему мужу не подражать. Я и одним-то сыта по горло.

Блотт расплылся в довольной улыбке. Он вполне разделял чувства хозяйки.

– Кстати, – вспомнила леди Мод. – Надо будет пригласить на расследование телевизионщиков. Пусть узнает вся страна.

Она собрала редиску и вернулась в кухню, а Блотт, подхватив мотыгу, снова принялся за салатные грядки. Он остался собой доволен. В кои-то веки ему удалось показать, как ловко он передразнивает окружающих. Этот талант он приобрел еще в детстве, в сиротском приюте. Раз уж он оказался человеком без лица, то как не примерить на себя чужие лица? Сноровка эта не раз выручала его и в браконьерских вылазках. Бывало егеря застывали как вкопанные, услышав из темноты окрик хозяина: «Не валяйте дурака!», а Блотт преспокойно уносил ноги. И сейчас, расправляясь с сорняками, он решил еще разок поговорить голосом хозяина:

– Я требую провести обстоятельное расследование!

Блотт улыбнулся. И впрямь похоже. И расследование действительно состоится. Леди Мод обещала.

5

Расследование производилось в помещении Уорфордского Старого суда. В зале собрались все до единого – то бишь все, кто может лишиться недвижимости, если трасса дороги проляжет через Клинскую теснину.


Генерал Бернетт, мистер и миссис БуллеттФинч, полковник Чепмен с супругой, мисс Перисиваль, миссис Томас, все семеро Диккинсонов, супруги Фулбрук, которые арендовали ферму неподалеку от дома генерала. Явилось несколько влиятельных семейств, которым строительство дороги ничем не грозило, но которые посчитали своим долгом поддержать леди Мод. Сама леди Мод вместе с сэром Джайлсом и мистером Тернбуллом восседали в первом ряду. Все места позади были заняты их сторонниками. Блбтт топтался в самом конце зала. Ряды по другую сторону центрального прохода пустовали – там сидел лишь адвокат, представлявший интересы оттертаунского муниципалитета. Сразу видно, никто не сомневается, что лорд Ликем отвергнет проект оттертаунской трассы. Казалось бы, исход ясен с самого начала, и ожидаемое решение было бы принято без помех, если бы леди Мод не встревала все время с замечаниями, а лорд Ликем, который прежде был судьей Высокого суда и разбирал исключительно уголовные дела, не выказал поразительную неуступчивость. Уже само место заседания было выбрано неудачно. Помещение Старого суда слишком напоминало лорду Ликему залы суда, где начиналась его юридическая карьера; в нем проснулся бывалый законник, не склонный мириться с выкриками, которыми леди Мод то и дело прерывала показания свидетелей.

– Мадам, вы испытываете терпение суда, – предупредил он, когда леди Мод в десятый раз вскочила с места и объявила, что проект, предложенный мистером Хоскинсом от имени Управления регионального планирования, есть не что иное, как посягательство на свободу личности и права собственности. Телеса леди Мод, затянутые в твидовый костюм, возмущенно заколыхались.

– Мой род владеет землями в Клинской теснине с 1472 года! – заголосила она. – Эти земли были дарованы нам Эдуардом IV, когда он назначил Хэндименов попечителями над Клинской тесниной…

– Мистер Хоскинс дает показания, – оборвал ее лорд Ликем. – При чем тут Его Величество Эдуард IV и события 1472 года? Будьте любезны, займите свое место. Леди Мод села.

– Мужчины называются, – громко упрекнула она супруга и адвоката. – Так и будете отмалчиваться?

Сэр Джайлс и мистер Тернбулл беспокойно заерзали.

– Продолжайте, мистер Хоскинс, т– сказал судья.

Мистер Хоскинс повернулся к столу, на котором помещался макет графства, и продолжал:

– Как вы видите на этом макете, Южный Уорфордшир является особенно живописным уголком графства.

– Мы это и без всяких дурацких макетов видим. Не слепые, – не унималась леди Мод.

– Продолжайте, мистер Хоскинс, продолжайте, – повторил лорд Ликем, оставляя ее слова без внимания. Он явно решил дать ей выговориться: авось длинный язык доведет ее до беды.

– Учитывая этот факт, министерство пытается, насколько это возможно, сохранить первозданную красоту ландшафта.

– Пытается оно, держи карман шире, – фыркнула леди Мод.

– Вот здесь, – мистер Хоскинс указал на цепочки холмов к северу и югу от теснины, – расположен Клинский лес – территория, отведенная под живописные виды и известная богатством животного мира.

– Единственный представитель животного мира, до которого никому нет дела, – это человек. Почему бы это? – обратилась леди Мод к мистеру Тернбуллу.

После того как мистер Хоскинс изложил позицию министерства, на заседании был объявлен перерыв. Присутствующие отправились обедать. Выходя из здания суда, мистер Тернбулл признался клиентке, что сомневается в успехе дела.

– Как мне представляется, камень преткновения – эти самые семьдесят пять муниципальных домов в Оттертауне. Если бы не они, мы почти наверняка добились бы своего. Но мне, откровенно говоря, не верится, что в результате расследования будет принято решение, ведущее к сносу этих домов. На это уйдут немалые средства. К тому же магистраль придется перенести на десять миль в сторону. Так что не буду скрывать, шансов у нас мало.

В этот день в Уорфорде было людно: народ съехался на базар.

Возле здания суда уже стояли две телевизионные камеры.

– Я не позволю вышвырнуть меня из собственного дома, – объявила леди Мод корреспонденту Би-би-си. – Наш род живет в Клинской теснине уже пятьсот лет и…

Мистер Тернбулл сокрушенно ответил. Бесполезно. Сколько бы ни клокотала леди Мод, делу уже не помочь. Исход ясен: а магистраль пройдет через теснину. А клиентка еще и ухитрилась настроить против себя лорда Ликема. Дождавшись конца интервью, адвокат в сопровождении леди Мод пробрался через торговые ряды и направился в «Герб Хэндименов».

– Куда это Джайлс запропастился? – спохватилась леди Мод, когда они вошли в гостиницу.

– Кажется, подался с лордом Ликемом в «Четыре пера», – ответил мистер Тернбулл. – Говорит, надо его усахарить.

Леди Мод яростно сверкнула глазами и процедила:

– Ах так? Ну так я сама этим займусь. Оставив мистера Тернбулла в холле, она прошла в кабинет управляющего и позвонила в «Четыре пера». Когда она вернулась, глаза ее горели зловещим огнем.

Адвокат и клиентка вошли в ресторан и сели за столик.

В баре гостиницы «Четыре пера» сэр Джайлс в ожидании меню заказал два больших стакана виски.

Лорд Ликем, поколебавшись, взял стакан.

– В такое время дня… У меня, знаете, язва желудка. А с другой стороны, утро сегодня выдалось тяжелое. Что за вздорная особа в первом ряду все время мешала работать?

– Закажу-ка я для начала креветки, – поспешно произнес сэр Джайлс.

– Помнится, в двадцать восьмом году на выездной сессии в Ньюбери я тоже намучился с одной бабенкой, – продолжал лорд Ликем. – Вскочит со скамьи подсудимых и давай драть глотку. Как бишь ее фамилия?

Он поднял веснушчатую руку и почесал в затылке.

– Леди Мод очень неудержимая дама, – согласился сэр Джайлс. – В здешних краях у нее громкая слава.

– Немудрено.

– Она из Хэндименов. Дворянский гонор. Голубая кровь.

– Вот оно что? Стало быть, у этих Хэндименов в роду были голубые?

– Очень влиятельное семейство, – объяснил сэр Джайлс. – У них своя пивоварня, свои питейные заведения. Между прочим, этот ресторан тоже принадлежит Хэндименам.

– Элси Уотсон! – выпалил судья. – Вот как ее звали.

Сэр Джайлс покосился на него с недоумением.

– Она отравила мужа. Ох и ругалась она на суде! Да что толку с ее ругани? Все равно повесили, – с улыбкой заключил судья свои воспоминания.

Сэр Джайлс задумчиво просмотрел меню. Что бы посоветовать язвеннику? Суп из бычьих хвостов а-ля Хэндимен или мясной бульон? До чего же удачно складываются дела на заседании. Теперь за исход можно не волноваться. Мод довыступалась. Поразмыслив, сэр Джайлс заказал себе говяжье филе «хзндимен», а лорд Ликем попросил принести рыбы.

– Рыбы нет, – сообщил метрдотель.

– Как нет? – возмутился судья.

– Кончилась, сэр.

–  – А что это еще за «бал де беф Хэндимен»?

– Заразы.

– Зара… Что-о-о?

– Мясные котлеты с начинкой.

– А «брандад де Хэндимен»?

– Котлеты из трески.

– Треска? Треска – это хорошо. Вот ее и принесите.

– Треска кончилась, – сказал метрдотель. Лорд Ликем в отчаянии заглянул в меню.

– У вас хоть что-нибудь есть?

– Рекомендую «пуль [8] в горшочке а-ля Эдуард IV», – вмешался сэр Джайлс.

– Очень кстати, – буркнул лорд Ликем. – Ладно, несите.

– И бутылочку шамбертена, – с трудом выговорил сэр Джайлс.

Французский язык ему никак не давался.

– Ну и порядочки в этом заведении, – проворчал лорд Ликем.

Чтобы скрыть досаду, сэр Джайлс заказал еще два виски.

Шеф-повар на кухне выслушал заказ и отрезал:

– Никаких цыплят. Пусть лопает рагу из баранины или заразы а-ля мое изобретение.

– Но это же лорд Ликем, – втолковывал метрдотель. – Он ясно сказал: цыпленок. Тебе что, трудно приготовить?

Шеф-повар взял с полки баночку молотого красного перца.

– Сейчас я ему приготовлю.

Тем временем буфетчик сбился с ног в поисках шамбертена. Наконец он выбрал самую старую бутылку, какая только завалялась в ресторане.

– Значит, подать ему вот это? Вы ничего не перепутали? – допытывался он у управляющего, рассматривая на свет бутылку с мутной кроваво-красной жидкостью, словно оставшейся после патологоанатомического вскрытия.

– Хозяйка распорядилась, – сказал управляющий. – Только этикетки поменяйте.

– Ну и дела.

– Я-то тут при чем? – вздохнул управляющий. – Если ей вздумалось отравить старого хрыча, дело хозяйское. Мне платят – я выполняю. А что это вообще за пойло?

Буфетчик обтер бутылку.

– Тут написано – марочный портвейн.

– Заморочный он, а не марочный, – бросил управляющий и вернулся в кухню, где шеф-повар, раскрошив недоеденные заразы, обкладывал ими половину вареного цыпленка.

– Ради всего святого, – взмолился управляющий, – смотри, чтобы к этому блюду никто, кроме судьи, не прикасался.

– Будет знать, как совать нос в наши дела, – сказал повар и полил свою стряпню соусом от бараньего рагу. Управляющий поднялся в зал и подал знак метрдотелю. Сэр Джайлс и лорд Ликем допили виски и перешли из бара в ресторан.

Покончив с обедом, леди Мод заказала кофе.

– На закон надейся, а сам не плошай, – изрекла она. – Если бы мои предки уповали только на суды, наш род никогда не достиг бы нынешнего положения.


– Дорогая леди Мод, умоляю, воздержитесь от опрометчивых шагов, – взывал мистер Тернбулл. – Ситуация и без того осложнилась. Откровенно говоря, ваше сегодняшнее вмешательство отнюдь не способствовало нашему успеху. Боюсь, лорд Ликем составил о нас неблагоприятное мнение.

Леди Мод фыркнула:

– Не составил, так составит. Вы что, всерьез думаете, что я подчинюсь его решению? Это же шут гороховый.

– Но все-таки бывший судья, человек с таким славным прошлым, – робко возразил мистер Тернбулл.

– Увидите, как я его в будущем ославлю, – пообещала леди Мод. – С самого начала стало ясно, что он примет решение пустить автомагистраль через теснину. Оттертаунское направление – не запасной вариант. Его предложили для отвода глаз. Но я этого так не оставлю.

– Чем вы можете поправить дело – не представляю.

– Это потому, Генри Тернбулл, что вы юрист и относитесь к закону с почтением. А я нет. Закон – осел [9], и я постараюсь, чтобы в этом убедились все.

– Все равно я не вижу никакого выхода, – удрученно произнес мистер Тернбулл.

Леди Мод встала из-за стола.

– Увидите, Генри, увидите. Я не я, если этот ваш лорд Ликем не останется на бобах.

И она удалилась, предоставив мистеру Тернбуллу гадать, как же она намерена исполнить свою угрозу.


К концу обеда лорд Ликем и сам с готовностью согласился бы на вредную для язвенников бобовую диету, лишь бы не то угощение, которым потчевали его в «Четырех перьях». В креветочный коктейль, который всучил ему метрдотель (лорд Ликем его не заказывал), как видно, бухнули изрядное количество перечного соуса. Но это пустяки по сравнению с «пулем в горшочке а-ля Эдуард IV». После первого же куска судья лишился дара речи: ему показалось, что он глотнул какого-то нестерпимо едкого вещества вроде щелока.

– А цыпленок с виду ничего, – похвалил сэр Джайлс, не замечая, что судья судорожно ловит ртом воздух. – Фирменное блюдо, знаете ли.

Лорд Ликем не знал. Выпучив глаза, он схватил бокал и сделал большой глоток в надежде, что вино облегчит ему муки. В тот же миг его надежды лопнули. Хотя цыпленок и обжег ему рот, судья был еще в состоянии разобрать, что жидкость, которую он глотает, даже отдаленно не похожа на шамбертен урожая 64-го года. Мало того, что в ней болтался какой-то осадок – ни дать ни взять толченое стекло, – она оказалась еще и тошнотворно сладкой. С трудом сдерживая тошноту, судья поднял бокал и принялся разглядывать мутную жидкость на свет.

– Не нравится? – поинтересовался сэр Джайлс.

– Что это такое?

Сэр Джайлс посмотрел на этикетку:

– Шамбертен шестьдесят четвертого года. Пробкой отдает или что?

– Совершенно верно: «или что», – подтвердил лорд Ликем. По его разумению, на такую отраву не только пробку, но и бутылку тратить не стоило.

– Я закажу другую бутылочку, – предложил сэр Джайлс и поманил буфетчика.

– Ради бога, только не мне!

Но было поздно. Буфетчик умчался за другой бутылкой. Тут лорд Ликем почувствовал, что подозрительный осадок от вина забился под верхний зубной мост. Озабоченный этим обстоятельством, судья машинально положил в рот еще кусочек «пуля».

– То-то я гляжу, вино темновато, – продолжал сэр Джайлс, не замечая, что лицо судьи искажено отчаянием, а глаза налились кровью. – Хотя по части вин я, признаться, не знаток.

Лорд Ликем оттолкнул тарелку. Он по-прежнему задыхался. Надо что-то предпринять, иначе у него на всю жизнь отнимется язык. Может, загасить пламя марочным портвейном? Плевать, что вкус мерзопакостный. И судья осушил бокал.

Зайдя в бар «Герба Хэндименов», леди Мод велела бармену угощать посетителей бесплатно. Затем через базарную площадь она прошла в «Козу и кубок» и отдала такое же распоряжение, после чего направилась в «Рыжую корову». Истомленные жаждой фермеры гурьбой хлынули в бары, и к двум часам весь Уорфорд пил за здоровье леди Мод и крах автомагистрали. У здания суда леди Мод остановилась перекинуться словечком с репортерами, а потом под приветственные возгласы толпы вошла в суд.

– Глядите-ка, общественность, оказывается, на нашей стороне, – удивлялся генерал Бернетт, поднимаясь по лестнице вместе с леди Мод. – А утром я уж было совсем пал духом.

Леди Мод улыбнулась своим мыслям.

– Погодите немного. Ближе к вечеру они себя покажут, – пообещала она и величественно вплыла в зал суда, где полковник Чепмен с супругой обменивались впечатлениями с Буллетт-Финчами.

– Ликем был известен как добросовестный судья», – уверял полковник. – Я не сомневаюсь, он войдет в наше положение.


В ту минуту лорда Ликема уже заботило только собственное положение – куда тут еще входить в чужое. То, что было начато креветочно-перечным коктейлем, успешно довершил шамбертен 64-го года и сменивший его очищенный уксус, который сэр Джайлс почему-то упорно называл «шабли». Да еще персики с мороженым и ликером а-ля Мод – этим десертом судья надеялся успокоить растревоженную язву. Консервированные персики были еще туда-сюда, но вот мороженое оказалось щедро приправлено смесью гвоздики и мускатного ореха. А уж кофе…

Отобедав, лорд Ликем направился к выходу, нетвердой походкой спустился по ступенькам и огляделся в поисках машины. Увы, машины у гостиницы не было: уличный регулировщик распорядился ее отогнать. Лорд Ликем в сопровождении хлебосольного изверга проковылял по Феррет-лейн, пересек Эбби-клоус, а в желудке у него бушевал пожар, уничтоживший последние остатки давешней невозмутимости. Возле Старого суда собралась толпа фермеров с женами. Завидев лорда Ликема, они подняли свист и гвалт. К тому времени лорд Ликем больше напоминал взрывное устройство, чем бывшего судью.

– Да прикажите вы разогнать этих скотов! – рявкнул он, обращаясь к сэру Джайлсу. – Я не намерен терпеть хулиганские выходки.

Сэр Джайлс бросился звонить в полицейский участок и попросил прислать несколько блюстителей порядка к зданию суда. Заняв свое место рядом с леди Мод, он понял, что его планы под угрозой срыва: лицо лорда Ликема пошло пятнами, а рука, сжимавшая председательский молоток, дрожала.

Судья стукнул молотком по столу и прохрипел:

– «Заседание продолжается! Тишина в суде! Зал был забит до отказа, и лорду Ликему пришлось стукнуть молотком еще раз – лишь тогда установилась тишина.

– Вызывается следующий свидетель. Но тут вскочила леди Мод.

– Я хочу сделать заявление!

Лорд Ликем посмотрел на нее через силу. Уже один вид толстухи растравлял его язву, а манеры у нее так просто неудобоваримые.

– Мы собрались здесь для того, чтобы выслушивать показания, а не заявления, – отрезал он.

Мистер Тернбулл тоже поднялся с места.

– Милорд, для данного расследования мнение моей клиентки имеет силу показания, – почтительно возразил он.

– Показания и мнение – разные вещи. Ваша клиентка – не знаю уж, кто она такая…

– Леди Мод Линчвуд, владелица Хэндимен-холла, – подсказал мистер Тернбулл.

– …Может себе думать что угодно, – продолжил лорд Ликем, с нескрываемым отвращением оглядев создательницу «пуля в горшочке а-ля Эдуард IV», – но высказывать свое мнение в суде под видом свидетельских показаний она не имеет права. Вы-то, сэр, хорошо знаете порядок дачи показаний.

Мистер Тернбулл вызывающе поправил очки.

– При всем уважении к вам, ваша милость, позволю себе заметить, что в данном случае порядок дачи показаний не нарушен. Моя клиентка не была приведена к присяге, а значит…

– Тишина в суде! – прорычал судья, обращаясь к пьяненькому фермеру из Гильдстед Карбонелла, который беседовал со своим соседом о чуме у свиней. Мистер Тернбулл бросил страдальческий взгляд на леди Мод и сел на место.

– Вызывается следующий свидетель! – снова объявил судья.

Но леди Мод сдаваться не собиралась.

– Я хочу заявить протест, – произнесла она, и в голосе ее прозвенели такие властные нотки, что зал мгновенно затих. – Это расследование – издевательство…

– Тишина в суде! – взвыл судья.

– Вы мне рот не затыкайте, – тоже повысила голос леди Мод. – Мы с вами не в суде.

– А вот и в суде, – огрызнулся судья. Леди Мод замялась. Спорить с лордом Ликемом было трудно: они действительно находились в зале суда.

– Я имею в виду… – начала леди Мод.

– Тишина в суде! – бушевал лорд Ликем, чувствуя, что язва вот-вот снова устроит ему счастливую жизнь.

Леди Мод словно прочла его сокровенные мысли.

– Да вы едва ноги таскаете – куда вам вести расследование?! – взвизгнула она, и кое-кто ее поддержал. – Старый маразматик! Я имею право высказаться!

Покрытое пятнами лицо лорда Ликема цветом стало похоже на сливу. Рука судьи потянулась к молотку.

– Я обвиняю вас в неуважении к суду! – рявкнул он и грохнул молотком по столу.

Леди Мод грозно двинулась на судью.

– Полиция, арестуйте эту даму!

– Милорд, – вмешался мистер Тернбулл, – умоляю…

Поздно. Два констебля, очевидно, решив, что насчет закона бывшему судье Высшего суда виднее, подскочили к леди Мод и схватили ее за руки. Непоправимая ошибка. Это понял даже сэр Джайлс. Мистер Тернбулл рядом с ним кричал, что это противозаконно, а за его спиной творилось что-то невообразимое. Публика повскакивала с мест и бросилась к столу председателя. Леди Мод по-прежнему костерила судью на чем свет стоит. Полицейские, ухватив ее за ноги, потащили вон. Лорд Ликем истошно требовал очистить зал. Разгорелась драка, зазвенели стекла в окнах. Сэр Джайлс обмяк в кресле и мрачно наблюдал крушение своих планов.


Как только до журналистов на улице донесся гвалт, а на голову им посыпались оконные стекла, они всполошились и направили телекамеры на двери суда. Очень кстати: двое дюжих полицейских как раз выводили взъерошенную и неожиданно присмиревшую леди Мод. По дороге из зала в ее внешности произошли некоторые перемены: когда она предстала перед телекамерами, жакет и джемпер на ней были в таком беспорядке, что хоть святых выноси, одна туфля безвозвратно загублена, юбка разодрана – впору заподозрить самое худшее, – а во рту не хватало –двух передних зубов. Она мужественно выдавила улыбку, рухнула на мостовую, и полицейские перед объективами телекамер поволокли ее по базарной площади в участок. Толпа перед ними расступалась.

– Помогите! – взвыла леди Мод. – Ну, пожалуйста!

Помощь не заставила себя ждать. Из здания суда вылетел черноволосый человечек и тигром бросился на того полицейского, что поздоровее. Несколько торговцев последовали примеру Блотта. Завязалась потасовка. Едва толпа заслонила леди Мод от телекамер, она снова взяла дело в свои руки.

– Блотт, – приказала она, – отпустите уши констебля.

Блотт шлепнулся наземь, торговцы отступили.

– Констебли, делайте свое дело, – распорядилась леди Мод и первая направилась к полицейскому участку.

Толпа обрушила свой гнев на «роллс-ройс» лорда Ликема. В здание суда полетели яблоки и помидоры. Под одобрительные возгласы толпы Блотт попытался в одиночку опрокинуть машину. Несколько десятков фермеров мгновенно пришли ему на подмогу. Когда в дверях суда появился лорд Ликем в сопровождении наряда полицейских, его «роллс-ройс» уже стоял на боку. Чтобы расчистить путь судье, полицейским пришлось основательно поработать дубинками. А тем временем телерепортеры дотошно фиксировали на пленку, как реагирует общественность на предложение о прокладке автомагистрали через Клинскую теснину. В магазинах на Феррет-лейн не осталось ни одной целой витрины. Возле гостиницы «Коза и кубок» лорда Ликема окатили из ведра холодной водой, а на Эбби-клоус он был контужен обломком могильной плиты. Когда он наконец добрался до «Четырех перьев», гостиницу осадила такая толпа, что для ее разгона пришлось вызывать пожарников с брандспойтами. «Роллс-ройс» уже пылал, а по городу слонялись лишь ватаги пьяных юнцов и, дабы засвидетельствовать свою преданность роду Хэндименов, били уличные фонари.

В камере полицейского участка леди Мод вынула из кармана зубные протезы и улыбнулась, прислушиваясь к шуму беснующейся толпы. Если правда действительно побеждает ценой всечасной гласности, то можно не сомневаться: когда дойдет до суда, правда непременно восторжествует. Леди Мод добилась чего хотела.

6

В отличие от леди Мод члены кабинета министров, собравшиеся на заседание в связи с очередным углублением кризиса платежного баланса, встретили известие о волнениях в Уорфорде без особого восторга. Вечерние газеты сообщили лишь об аресте супруги члена парламента, зато из программы теленовостей, которую увидели миллионы зрителей, явствовало, что леди Мод стала жертвой вопиющего произвола полиции.

– Ну ничего себе! – ужасался премьер-министр, глядя по телевизору, как констебли расправляются с леди Мод. – Совсем распоясались.

– Кажется, ей выбили два зуба, – заметил министр иностранных дел. – Это что там – сиська болтается?

Леди Мод мужественно улыбнулась и рухнула на мостовую.

– Немедленно отдам распоряжение начать следствие, – объявил министр внутренних дел.

– Да кто вообще назначил этого Ликема, пропади он пропадом? – взорвался премьер-министр.

– На первый взгляд он представлялся идеальной кандидатурой, – пролепетал министр по вопросам окружающей среды. – Человек он беспристрастный. Помнится, все были уверены, что он найдет решение, которое удовлетворит местную общественность.

– Удовлетворит?.. – начал премьер-министр, но его прервал телефонный звонок. Звонил лорд-канцлер, обеспокоенный состоянием правопорядка в стране. Премьер-министр возразил, что лорд Ликем – бывший судья, однако лорд-канцлер туманно сослался на общеобязательный характер закона.

Положив трубку, премьер-министр повернулся к министру по вопросам окружающей среды:

– Подобрали кандидата, нечего сказать. Вы заварили кашу, вам и расхлебывать. Можно подумать, мы составляем в парламенте абсолютное большинство.

– Сделаю все, что в моих силах, – заверил министр.

– Нет уж, извольте сделать больше того, – отрезал премьер-министр.

На экране картинно полыхал «роллс-ройс» лорда Ликема.

Министр по вопросам окружающей среды поспешно покинул заседание и бросился звонить домой своему заместителю.

– Направьте в Уорфорд официального посредника, – распорядился он. – Пусть он их рассудит.

– Посредника? – промямлил мистер Рис, которого в тот день как раз свалил жестокий грипп. Когда температура под сорок, тут уж никакие приказы министра, никакие официальные посредники на ум не идут.

– Да подберите такого, кто умеет работать с людьми.

– С людьми? – повторил мистер Рис, силясь припомнить хоть одного из своих подчиненных, кто сколько-нибудь смыслит в такой работе. – Я вам в среду сообщу, хорошо?

– Нет. Мне надо как можно скорее доложить премьер-министру, что мы контролируем ситуацию. Посредник должен выехать не позднее завтрашнего утра. И пусть сразу же организует переговоры между сторонами. Кто у вас там поинициативнее? А то еще пошлете кого-нибудь из ваших заскорузлых пентюхов. Тут нужен человек нестандартно мыслящий.

Мистер Рис положил трубку и вздохнул.

– Нестандартно, видите ли, мыслящий, – буркнул он. – Официальный посредник.

Мистер Рис нахмурился. Он терпеть не мог, когда ему звонили домой по делам, когда требовали принять решение сию же секунду; ему не нравился министр, но особенно ему не понравился намек, что под его началом работают одни заскорузлые пентюхи.

Он принял еще ложку микстуры от кашля и стал приискивать подходящего кандидата для поездки в Уорфорд. Харрисон в отпуске. Берд в командировке на железнодорожной станции Танкер в Скантропе. Кто еще? Дандридж? Более подходящего кандидата и придумать трудно. Однако министр велел подобрать человека нестандартно мыслящего, а у Дандриджа как раз такое мышление, что никаким стандартам не соответствует. Это уж как пить дать. Мистер Рис забрался в постель и, преодолевая гриппозное помрачение, принялся перебирать в уме затеи Дандриджа. В свое время тот предложил ввести в центре Лондона одностороннее движение, причем не сделал исключения ни для одной улицы, и если бы его предложение приняли, то чтобы проехать от площади Гайдпарк-корнер до улицы Пиккадилли, пришлось бы давать крюку через Тауэрский мост и Флитстрит. Затем Дандридж разработал экспериментальный проект системы светофорного регулирования по принципу «зеленой волны» для лондонского пригорода Клэпем. На поверку «зеленая волна» обернулась «железным занавесом»: когда проект был внедрен, Клэпем оказался отрезан от Лондона почти на неделю. Дандридж умудрился напортачить решительно в любом деле. Но работать с людьми он умел – что есть, то есть. Он излагал свои проекты столь убедительно, что поначалу никто не мог заподозрить подвоха, и с каждым годом Дандридж поднимался по служебной лестнице все выше и выше. Он был буквально обречен на блестящую карьеру по причине своей бездарности и необходимости уберечь граждан от последствий его очередного проекта. В конце концов он достиг таких административных высот, на которых был уже не опасен: тут разгильдяи-подчиненные даже и не думали осуществлять его проекты.

И мистер Рис, отупевший от высокой температуры, одурманенный микстурой от кашля, остановил свой выбор на Дандридже. Спустившись в кабинет, он позвонил в министерство секретарю и продиктовал соответствующие указания на автоответчик. Затем налил себе большой стакан виски и выпил, представляя, как Дандридж развернется в Уорфорде.

– Официальный посредник. Этот напосредничает, – хмыкнул он и снова лег в постель.


На работу Дандридж добирался метрополитеном. Он считал метро единственным видом транспорта, где царит здравый смысл и нет места удручающей повседневной неразберихе. Сидя в вагоне, он мог поразмыслить о серьезных вещах; разглядывая схему Северной линии на противоположной стене, убеждался, что в мире над его головой хоть какой-то порядок, а сохраняется. Там, наверху, он всюду видел сплошной кавардак. Улицы, магазины, дома, мосты, автомобили, люди, водоворот несовместимых и противоестественный явлений, которые никакими силами не разложить по полочкам. Но схема Северной линии заставляла Дандриджа позабыть про эту сумятицу. Как тут все упорядочение, расчислено: после Чок-фарм идет Белсайз-парк, а за ним – Кзмден-таун. Всегда точно знаешь, где находишься, куда направляешься. А еще на схеме все станции выстроились через равные промежутки. Дандридж-то знал, что на самом деле это не так, но схема наводила на мысль, что такое расположение правильнее, чем в жизни. И уж если бы к строительству метро приложил руку он, Дандридж, то станции и в жизни размещались бы так же, как на схеме. С младых ногтей Дандридж был одержим идеей порядка – отвлеченной идеей порядка, которому следовало бы возобладать над хитросплетениями житейских обстоятельств. Он не разделял мнения поэта, будто разнообразие придает жизни пряность [10], – для него эта пряная приправа была хуже горькой редьки. Он свято верил, что все должно подчиняться раз и навсегда установленным правилам. Мир в его представлении был четко разграничен: по одну сторону – слепая случайность, свирепая природа и всяческий сумбур, по другую – наука, разум и учет.

К учету Дандридж питал особую слабость. Он снабдил все вещи номерами, которые значились в таблице, висевшей над кроватью. Например, носки имели номер 01/7: 01 означало самого Дандриджа, а 7 – носки. Они лежали в верхнем левом ящике (1) комода 23 у стены 4 спальни 3. Стоило Дандриджу найти в таблице номер 01/7/1/23/4/3, как он тут же узнавал, где лежат носки. Однако ввести подобную систему нумерации за стенами квартиры оказалось затруднительно.


Все его попытки установить такой же порядок у себя на работе встречали решительный – по шкале Дандриджа, десятибалльный – отпор и приводили к тому, что Дандриджа то и дело перебрасывали из департамента в департамент.

При такой любви к точности Дандридж нисколько не удивился, когда мистер Джойнсон велел ему явиться к себе в кабинет ровно в 9.15. Дандридж явился в 9.25.

– Метро подвело, – с досадой объяснил он. – Зла на него не хватает. Я должен был прибыть на работу еще в десять минут десятого, но поезд опоздал. Вечная история.

– Я заметил, – отозвался мистер Джойнсон.

– А все из-за того, что поезд задерживается на каждой станции на разное время. На одной стоит полминуты, а на другой полторы. Знаете, по-моему, пора нам всерьез подумать о разработке системы, которая позволит наладить беспрерывную работу подземного транспорта.

– Вряд ли от этой системы что-нибудь изменится, – устало вздохнул мистер Джойнсон. – А почему вы не садитесь на другой поезд, более ранний?

– Так я и приезжать буду раньше времени.

– Для разнообразия можно бы. Ладно, я вас вызвал не для того, чтобы обсуждать недостатки метрополитена.

Мистер Джойнсон умолк и уставился в инструкции, которые оставил мистер Рис. Его изумило не только то, что миссия, требующая ума, сметки, красноречивости, была поручена именно Дандриджу. Озадачили его и грамматические ляпсусы в памятке замминистра. А что Дандриджа усылают из Лондона, так скатертью дорога. И с мистера Джойнсона за это не спросят – не он его назначил.

– Вот подробная инструкция относительно вашего нового поручения, – наконец произнес он. – Мистер Рис велел, чтобы вы…

– Новое поручение? – удивился Дандридж. – Ведь я работаю в департаменте по вопросам досуга и отдыха.

– Прекрасное применение вашим способностям. Однако вы уже переведены в департамент дорожного строительства в центральных графствах. А в будущем месяце мы, вероятно, определим вас на подходящую должность в департамент по озеленению.

– Признаться, у меня голова идет кругом от этих перемещений. Бросают из департамента в департамент. Никаких условий для масштабной работы.

– И слава богу. Собственно, вам и сейчас поручается не ахти какая масштабная работа. Надо всего-навсего уладить один конфликт.

– Конфликт? – оживился Дандридж. Мистер Джойнсон кивнул.

– Именно. Конфликт. – Он снова заглянул в инструкции. – Вы командируетесь в качестве официального посредника от министерства в Уорфорд.

– Как же это? – всполошился Дандридж. – Ведь там беспорядки.

Мистер Джойнсон улыбнулся. Разговор начинал его забавлять.

– Совершенно верно. Вот вы и позаботитесь, чтобы больше там беспорядков не было. Прелестный, говорят, городишко.

– Ну да, прелестный. Видел я его вчера по телевизору в «Новостях».

– Ну-ну, внешность обманчива. Вот вам командировочное предписание. Видите – вам предоставляются все полномочия для ведения переговоров…

– Разве расследование проводит не лорд Ликем?

– Вообще-то, да, но он, как я слышал, слегка занемог. И к тому же, кажется, не совсем правильно понимает свои функции.

– Другими – словами, он сейчас в больнице? – уточнил Дандридж.

Пропустив вопрос мимо ушей, мистер Джойнсон повернулся к висящей за его креслом карте.

– Суть вопроса, которым вам надлежит заняться, предельно проста. Автомагистраль М 101 – видите? – может быть проложена по одной из двух трасс. Одна проходит вот здесь, через Клинскую теснину, вторая – через Оттертаун. Оттертаунское направление по ряду причин совершенно неприемлемо. Вы должны добиться, чтобы Ликем вынес решение о прокладке дороги через Клинскую теснину.

– Так ведь это ему решать, – возразил Дандридж.

Мистер Джойнсон вздохнул:

– Эх, Дандридж, поработайте в административном учреждении с мое – и поймете, для чего создаются все эти комиссии по расследованию, королевские комиссии да арбитражи. Они всего лишь принимают решения, которые в точности совпадают с уже принятыми решениями специалистов. И ваша задача сделать все, чтобы лорд Ликем не вынес другого решения.

– А если он вынесет другое, что тогда?

– Это одному Богу известно. Я полагаю, при нынешних умонастроениях нам придется подчиниться и пустить эту треклятую автомагистраль через Оттертаун, а последствия будут такие, что не приведи господи. Так что извольте постараться, чтобы все было разыграно как по нотам. Вам даны все полномочия для переговоров с заинтересованными сторонами, и лорд Ликем наверняка вас поддержит.

– С кем же я буду вести переговоры, если у меня нет противника? – опечалился Дандридж. – И вообще, что такое «официальный посредник»?

– Это уж на ваше усмотрение.

Получив папку с документами по автомагистрали М 101, Дандридж вернулся в свой кабинет.

– Я официальный посредник министерства в центральных графствах, – важно сообщил он секретарше, позвонил в гараж и заказал машину. Потом перечитал командировочное предписание. Сомнений нет: начальство наконец оценило его по достоинству. Теперь у Дандриджа имеются полномочия, и уж он не преминет ими воспользоваться.


А в Хэндимен-холле леди Мод торжествовала победу: ее уловка достигла цели, расследование сорвано. Начальник полиции, узнав о происшествии, распорядился немедленно освободить ее из-под стражи, и леди Мод нехотя покинула полицейский участок. Друзья и союзники наперебой выражали ей сочувствие. Навестивший ее генерал Бернетт рассыпался в поздравлениях. Миссис Буллетт-Финч позвонила в Хэндимен-холл и осведомилась, не нужно ли чего-нибудь леди Мод после «освобождения от уз» – фраза, которая леди Мод очень не понравилась. Как и утверждение полковника Чепмена, что она «отхлестала лорда Ликема, как мальчишку». Даже миссис Томас прислала леди Мод письмо, в котором приносила благодарность, по ее скромному выражению, «от имени всех простых людей». Леди Мод отвечала на эти знаки внимания сдержанно. В самом деле, зачем столько шума? Она просто исполнила свой долг.

– Об интересах местных жителей способны позаботиться только местные власти, – сказала она корреспонденту газеты «Обсервер». На взгляд корреспондента, это замечание прозвучало весьма двусмысленно, зато оно недвусмысленно показывало, какую роль отводит себе леди Мод в жизни Южного Уорфордшира.

– Вы намерены привлечь полицию к ответственности за незаконный арест? – спросил корреспондент.

– Ну что вы. Я так уважаю полицию. Полицейские замечательно справляются со своими обязанностями. Во всем виноват лорд Ликем. Я как раз собираюсь посоветоваться с адвокатом насчет того, какие действия против него предпринять.


Когда лорду Ликему, помещенному в Уорфордскую Загородную больницу, сообщили, что леди Мод хочет вчинить ему иск, он и бровью не повел. У него имелись заботы поважнее. Во-первых, ему не давал покоя желудок, во-вторых, голову его теперь украшали шесть швов. Ну и, конечно, контузия. Приходя в сознание, он молил Бога поскорее послать ему смерть, а в бреду сыпал отборными ругательствами.


Но если лорд Ликем, поглощенный собственными бедами, даже не вспоминал о сорванном расследовании, то сэр Джайлс только о нем и думал.

– Положение аховое, – восклицал он на другое утро, заскочив к Хоскинсу посовещаться. – Эта подлюка всех перебаламутила, ей-богу. По ее милости об этой истории заговорят по всей стране. Мне спасу нет от экологов – звонят отовсюду, выражают солидарность. Черт-те что! Какое их собачье дело?

Хоскинс угрюмо закурил трубку.

– Если бы только это, – бросил он. – Тут еще вот-вот нагрянет какая-то шишка из министерства: переговоры затевает.

– Не хватало, чтобы в наши дела совала нос канцелярская крыса.

– Вот именно, – подхватил Хоскинс. – А звонить сюда больше не надо. Узнают про наши с вами отношения – беда.

– Вы думаете, он одобрит Оттертаунское направление?

Хоскинс пожал плечами:

– Понятия не имею. Но окажись я на его месте, я бы про Клинскую теснину даже не заикнулся: себе дороже.

– Дайте мне знать, что надумает этот гусь, – попросил сэр Джайлс и вышел на улицу, где стоял его автомобиль.

7

А Дандридж преспокойно вел машину по шоссе Э 1 и даже не подозревал о мудреной подоплеке событий в Южном Уорфордшире. Впервые в жизни ему доверили такие полномочия, и уж он сумеет ими распорядиться. Что ему теперь неудачи прошлых лет! Скоро о нем заговорят все. Вот вернется он в Лондон победителем, и кто усомнится тогда в его умении действовать быстро и решительно?

В Уорике он остановился пообедать. За едой просматривал папку с материалами по автомагистрали. В папке имелась и карта, на которую были нанесены обе предполагаемые трассы, а также список лиц, по чьим землям должна пройти дорога, с указанием сумм причитающейся компенсации. Этот список особенно заинтересовал Дандриджа. Даже при беглом знакомстве с ним Дандридж догадался, почему начальство так торопило его с отъездом и какие трудности его ожидают. Читая список, Дандридж словно присутствовал на перекличке самых именитых людей графства.

Сэр Джайлс Линчвуд, генерал Бернетт, полковник Чепмен, мистер Буллетт-Финч, мисс Персиваль. Дандридж прочел и оробел, взглянув на суммы компенсации – и глазам не поверил. Сэру Джайлсу – четверть миллиона. Генералу Бернетту – сто пятьдесят тысяч фунтов. Полковнику Чепмену – сто двадцать тысяч. Даже мисс Персиваль, рядом с именем которой в графе «род занятий» значилось «учительница», должна была получить пятьдесят пять тысяч. Дандридж сравнивал эти суммы со своим жалованьем. Везет же некоторым. Все-таки нет на свете справедливости. Дандридж не был чужд социалистических убеждений: он исповедовал принцип «от каждого по способностям каждому по потребностям» (под «каждым» в обоих случаях подразумевался сам Дандридж), и сейчас его мысли сами собой устремились к презренному металлу. Еще мать внушила ему правило: «Чем жениться на деньгах, ищи-ка сам златые горы». А поскольку жить по этому правилу не так-то просто, интимная жизнь Дандриджа протекала большей частью в воображении. В мечтах, куда не проникали житейские неурядицы, он предавался самым разнообразным страстям. Он представлял себя богатым, могущественным, неизменно в окружении добродетельнейших красавиц. Точнее сказать, красавицы. Женщина его мечты слагалась из отдельных черт и черточек реальных женщин, к которым Дандридж был в свое время неравнодушен. Именно неравнодушен, не более того: с таким чувством не так хлопотно. И вот наконец удача ему улыбнулась: его путь лежит в край золотых гор. До чего заманчиво!

Закончив обед, Дандридж отправился дальше. Скоро он начал замечать, что местность вокруг изменилась. Широкое шоссе осталось позади, машина шла по другой дороге, более узкой и извилистой. Живая изгородь по обочинам была тут выше и гуще. Холмы сменялись пустынными долинами, леса – чем дальше, тем гуще, как будто здесь за ними никто не ухаживает. Даже постройки не имели ничего общего с симпатичными, похожими друг на друга домиками в северных пригородах Лондона. Тут если дом, то либо торчащая посреди земельного участка махина, а вокруг на мили никакого другого жилья, либо каменное здание, а вокруг сараи из потемневшего гофрированного железа да амбары – ферма. На пути Дандриджу то и дело попадались поселки: – несуразные скопления коттеджей и лавок; дома то неловко вылезали чуть ли не на самое шоссе, то прятались за живыми изгородями. Украшены они были так вычурно, что Дандриджа брала оторопь. То здесь то там мелькали церкви. Их вид особенно действовал Дандриджу на нервы. В голову лезла всякая чушь: смерть и похороны, укоры совести, грех, посмертное воздаяние. Замшелые пережитки прошлого. А Дандридж жил если не настоящим, то, по крайней мере, ближайшим будущим – очень ему нужны эти напоминания о тщете земного бытия. С ними беда: того и гляди усомнишься в разумности всего сущего. Правда, насчет человеческого разума Дандридж тоже не обольщался. Он верил только в науку и учет.

Чем дальше машина продвигалась на север, тем больше Дандридж убеждался, что здешние края отнюдь не соответствуют его идеалу. Даже небо тут было другое: на нем появились большие облака, их тени как попало ползали по холмам и полям. К Южному Уорфордширу Дандридж подъезжал с тяжелым сердцем. Если и сам Уорфорд похож на свои окрестности, можно себе представить, какие нелюди обитают в этом вертепе – жестокие беспутные дикари, одержимые непонятными страстями. Увы, Уорфорд действительно мало чем отличался от своих окрестностей. Проехав по мосту через Клин, Дандридж решил, что двадцатый век остался на том берегу и машина движется в глубь времен. Дома у городской заставы беспорядочно лепились друг к другу, и только единообразие надраенных порожков хоть как-то искупало общую безалаберщину. На самом въезде в город прямо перед машиной как из-под земли выросла большая оштукатуренная башня, в которой чернела узкая арка. Дандридж с опаской въехал в черный провал и очутился на улице, по сторонам которой выстроились здания позапрошлого века. У Дандриджа отлегло от сердца, но ненадолго. В центре города он опять почувствовал себя не в своей тарелке. Тесные темные переулки, средневековые дома из дерева и кирпича, верхние этажи которых выдвинуты вперед и нависают над улицей, булыжные мостовые, лавки, словно попавшие сюда из глубокой старины. У входа в скобяную лавку красовались кастрюли и сковородки, лопаты и серпы. Торговец готовым платьем вывесил у своего заведения шерстяные полупальто с капюшоном, вельветовые брюки и бриджи. У рыбной лавки на мраморной столешнице серебрилась скумбрия, а мастерскую шорника сразу можно было распознать по выставленным удилам, уздечкам и кожаным ремням. Короче говоря, Уорфорд был самым обычным городком, где раз в неделю в базарный день идет оживленная торговля. Однако Дандридж, привыкший к благостной безликости универмагов, углядел в этой картине пережитки древнего варварства и насторожился. Он подъехал к базарной площади и спросил у дежурного на автомобильной стоянке, где находится Управление регионального планирования. Дежурный не знал, а если бы и знал, то Дандридж все равно ничего из его объяснений не понял: в речи жителей Южного Уорфордшира привычные английские слова до неузнаваемости искажались валлийским акцентом. Дандридж оставил машину на стоянке, зашел в телефонную будку, раскрыл телефонный справочник и выяснил, что Управление расположено на Скотбой-ярд.

– Как пройти на Скотбой-ярд? – спросил он у дежурного на стоянке.

– Ступайте по Кишкинг-стрит – как раз и выйдете.

Дандридж содрогнулся.

– Объяснили, нечего сказать. А Кишкинг-стрит – это где?

– Так, дайте подумать. Значит, дойдете до «Козы и кубка», а там рядом. А то есть еще путь покороче – по Салотоп-лейн. – Дежурный сплюнул в канаву.

Дандридж задумался. Названия одно другого стоили. Поди реши, какой маршрут лучше.

– Ну а Салотоп-лейн где?

– А вон позади вас.

Дандридж обернулся и увидел узкий темный переулок, мощенный булыжником. Переулок забирал вверх, конца его Дандридж не разглядел. Он опасливо двинулся по переулку. Дома тут были кое-где наглухо заколочены досками, а один-два совсем развалились. Вокруг разносилось ни с чем не сравнимое амбре, которое было знакомо Дандриджу по подземным переходам и туннелям под железнодорожными путями. Дандридж затаил дыхание и ускорил шаг. Выйдя наконец из переулка, он действительно оказался на Скотбой-ярд. На фасаде большого здания из красного кирпича он заметил табличку «Управление регионального планирования». Дандридж открыл решетчатую калитку и подошел к дверям.

– Управление на третьем этаже, – сообщила ассистентка зубного врача, выглянувшая в коридор. В руках она держала металлический подносик, а на нем лежали вставные челюсти с розовыми деснами. – Только вы там вряд ли кого найдете. А вам кто нужен-то?

– Мистер Хоскинс.

– Спросите на всякий случай в клубе. Обычно в это время он там. Это на втором этаже.

Дандридж поблагодарил и поднялся по лестнице. На площадке второго этажа он увидел дверь с надписью «Уорфордский и районный клуб Гладстона» [11]. Дандридж с сомнением покосился на дверь и поднялся еще на один этаж. Женщина оказалась права: Управление было закрыто. Дандридж снова спустился на второй этаж и нерешительно остановился перед дверью. Пришлось напомнить себе, что он как-никак является полномочным представителем министра и официальным посредником. Эта мысль придала ему смелости и он, распахнув дверь, вошел в клуб.

– Ищете кого? – окликнул его дюжий краснорожий верзила, стоявший у бильярдного стола.

– Да. Мистера Хоскинса из Управления планирования.

Краснорожий отложил кий и шагнул навстречу.

– Тогда вам сюда. Эй, Боб, тут по твою душу пришли.

Другой краснорожий верзила, который сидел в уголке у стойки бара, обернулся и уставился на Дандриджа.

– Чем обязан? – спросил он.

– Я из министерства по вопросам окружающей среды.

– Ого! – Мистер Хоскинс поднялся с места. – Быстро вы, однако. Я-то думал, вы только завтра приедете.

– Министр настаивал, чтобы я приступил к делу незамедлительно.

– И то верно. – Мистер Хоскинс, ожидавший, что министерство пришлет важного шестидесятилетнего старикана в очках с золотой оправой, при виде Дандриджа приободрился. – Что будете пить?

Дандридж замялся. Выпивать в это время дня было не в его привычках.

– Полкружки горького, – наконец решился он.

– Нацеди нам пару кружек, – велел Хоскинс бармену. Взяв кружки, они уселись за столик в углу. Бильярдисты вернулись к игре.

– Каверзное дельце, доложу я вам, – заметил Хоскинс. – Вам не позавидуешь. В наших краях этот проект ох как не одобряют.

– Я в курсе. – Дандридж хлебнул пива. Так и есть: у напитка оказался резкий, тошнотворно натуральный вкус. С портрета на противоположной стене на нарушителей закона о торговле спиртными напитками укоризненно взирал мистер Гладстон. Вдохновленный образом покойного премьер-министра, Дандридж принялся объяснять цель своей миссии:

– Премьер-министр особо подчеркнул, что переговоры следует вести со всей деликатностью. Моя задача – проследить, чтобы с результатами переговоров согласились все заинтересованные стороны.

– Вон оно что. В таком случае придется вам попотеть.

– Мне представляется, что наилучший выход из положения – предложить другую трассу.

– Мы уже предлагали. Через Оттертаун.

– Исключено, – отрезал Дандридж.

– Согласен на все сто процентов. Что ж, значит, остается Клинская теснина.

– А может, холмы к югу от нее? – с надеждой спросил Дандридж.

Мистер Хоскинс покачал головой:

– Клинский лес – природный заповедник, отведен под красивые виды. Черта лысого нас туда пустят.

– Выходит, выбор у нас небольшой?

– Выбора вообще нет.

Дандридж сделал еще глоток. Прекраснодушные мечты, которым он предавался утром, окончательно развеялись. «Переговоры, переговоры» – а о переговорах, оказывается, никто и слышать не желает. И придется Дандриджу навязывать разъяренной кучке необычайно влиятельных землевладельцев заведомо непопулярное решение. Вот не было печали!

– Я вижу, нет никакой надежды урезонить сэра Джайлса Линчвуда и генерала Бернетта, – уныло произнес он.

– Какое там, к черту, урезонить. Да если б и случилось такое чудо, что толку? Тут ведь не они воду мутят, а леди Мод. А ее поди урезонь.

– Как видно, передо мной действительно стоит очень трудная задача, – признал Дандридж и допил пиво.

Покидая клуб Гладстона, он уже ясно представлял расстановку сил. Главное предприятие – Хэндимен-холл и леди Мод. Хорошо же, завтра утром он отправится на разведку и выяснит, как к ней подступиться. Дандридж вновь вышел на Скотбой-ярд, вернулся по Кишкинг-лейн на базарную площадь и снял номер в гостинице «Герб Хэндименов».


А сэр Джайлс в Хэндимен-холле весь день не высовывал носа из своего кабинета. Его добровольное заточение лишь отчасти объяснялось присутствием в доме своры сторожевых собак, которые, очевидно, забрали себе в голову, что он здесь не хозяин, а незваный гость. Более важная причина состояла в том, что леди Мод в очень уж пламенных выражениях порицала его за обед с лордом Ликемом. Теперь уже не только судья горько сожалел, что забрел покушать в «Четыре пера», – а судя по сообщениям врачей Уорфордскои больницы, эти сожаления были вполне резонны. Сэру Джайлсу этот обед тоже даром не прошел.

– Я хотел как лучше, – оправдывался он. – Думал, угощу его на славу, может, он и прислушается к нашим доводам.

– «К нашим доводам»! – фыркнула леди Мод. – Уж если на то пошло, на наши доводы ему было начхать. Неужели непонятно, что он с самого начала принял решение о прокладке магистрали через теснину?

– Был и другой вариант – Оттертаун.

– Держи карман шире. Тебе зубы заговаривают, а ты и поверил. Знала я, что простофиля, но не думала, что до такой степени.

Сэр Джайлс ретировался в кабинет, проклиная женину догадливость. Что-то уж больно зло сверкнули ее глаза, когда он упомянул Оттертаун. И почему это она пару раз прошлась по торговцам, спекулирующим недвижимостью, и их привычке обтяпывать за завтраком делишки? Уж не прослышала ли она про новый дом Хоскинса? А тут еще чинушу из министерства принесла нелегкая. Будет теперь совать нос во все дыры. Но больше всего сэра Джайлса тревожили голоса. Вернее, один голос – его собственный. Перед обедом, загоняя машину в гараж, сэр Джайлс явственно слышал, как его собственный голос убеждает кого-то положиться на него: он позаботится о том, чтобы никакая угроза… Сэр Джайлс выпучил глаза и оглядел двор. В голове пронеслись самые бредовые подозрения. Он даже предположил, что разговаривает сам с собой, но тут же вспомнил, что во рту у него сигара. К тому же голос слышался очень отчетливо. Сэр Джайлс не на шутку встревожился, но сколько он ни бился над этой загадкой, так ничего и не надумал. Лишь после второго стакана крепкого виски он сумел убедить себя, что ему померещилось. И чтобы уж совсем выбросить из головы это происшествие, он присел к столу и погрузился в мысли об автомагистрали.

– «Зубы заговаривают», – проворчал он себе под нос. – Что бы она запела, если бы Ликем вынес решение в пользу Оттертаунской трассы.

Да нет, ерунда. Такого и быть не могло. Пустить дорогу через Оттертаун – такого решения никто никогда не примет. Старого Фрэнсиса Пакерингтона опять хватит инфаркт. Старый Фрэнсис Пакерингтон… Стоп. Да ведь это прекрасная мысль! Сэр Джайлс сам подивился своей интуиции. Фрэнсис Пакерингтон, член парламента от Оттертауна, совсем дышит на ладан. Что там говорили врачи? Что он едва ли дотянет до следующих всеобщих выборов. По слухам, он уже подумывает об отставке. На последних выборах он победил лишь благодаря незначительному перевесу – голосов пятьдесят, не больше. Итак, если бы Ликем поддержал Оттертаунский вариант, то его решение свело бы старика в могилу. А там – дополнительные выборы. Раскинув своим изворотливым умом, сэр Джайлс просчитал возможные последствия. Стало быть, досрочные выборы. Для правящей партии каждое место в парламенте на вес золота. Это место получено с трудом – ценой каких-нибудь пятидесяти голосов. Из-за решения о сносе семидесяти пяти муниципальных домов для строительства дороги кандидата от правящей партии могут на дополнительных выборах прокатить. Парламентский пристав лопнет с досады. Выход у них один – отменить решение Ликема. И тогда автомагистраль все-таки проляжет через Клинскую теснину, а сэр Джайлс выйдет сухим из воды. Гениальный маневр! Сэр Джайлс уже было хотел позвонить Хрскинсу, но решил повременить. Не горит. Надо сперва разузнать, с чем пожаловал чиновник из министерства. А с Хоскинсом он успеет повидаться и переговорить утром. Обуянный мятежным духом, сэр Джайлс осмелился выйти из кабинета, выбрал на вешалке в прихожей трость потолще и отправился погулять по саду.

Стоял чудесный день. В безоблачном небе сияло солнышко. Заливались птицы. Вишни вдоль огорода были уже усыпаны цветами, а на лице сэра Джайлса цвела самодовольная ухмылка. Остановившись у декоративного пруда полюбоваться золотыми рыбками, он прикидывал, не взогнать ли сумму компенсации до трехсот тысяч, но тут до него второй раз за день донесся собственный голос:

– В лепешку разобьюсь, а не допущу, чтобы красоту нашего края сгубили ради какой-то автомагистрали. Как только подвернется случай, сразу поставлю этот вопрос в парламенте.

Сэр Джайлс испуганно огляделся, но никого поблизости не обнаружил. Он обернулся и бросил взгляд в сторону дома. Все окна закрыты. Справа тянулась стена, отделявшая сад от огорода. Сэр Джайлс поспешно пересек лужайку и заглянул в калитку. У грядки с огурцами копошился Блотт.

– Вы что-то сказали? – спросил сэр Джайлс.

– Я-то? Ничего я не говорил. А вы?

Сэр Джайлс стремительно зашагал к дому. «Чудесный день». Ничего он не чудесный. Паскудный денек. Сэр Джайлс влетел к себе в кабинет и запер дверь.

8

Ночь в «Гербе Хэндименов» Дандридж провел прескверно. В его номере с неровным полом и пожелтевшим потолком стоял комод цвета охры и гардероб, который открывался, когда ему заблагорассудится. Дандридж то и дело вскакивал с постели и захлопывал его, но минут через десять дверца с душераздирающим стоном опять открывалась и начинала тихо поскрипывать. Полночи Дандридж и так и этак пытался обуздать своенравную дверцу, а еще полночи прислушивался к подозрительной возне в соседнем номере. Судя по звукам, беспокойные соседи не подходили друг другу ни по комплекции, ни по темпераменту, и воображение Дандриджа закусило удила. В два часа ему наконец удалось уснуть, в три он неожиданно пробудился от громкого бульканья в раковине умывальника, которая, вопреки всем правилам гигиены, сообщалась с умывальником в соседнем номере. В половине четвертого налетел предутренний ветерок и за окном раздалось дребезжание вывески. В четыре мужской голос за стеной предложил: «Давай еще».

– Безобразие, – буркнул Дандридж и накрыл голову подушкой, чтобы не слышать шумового сопровождения чужих сексуальных излишеств.

В десять минут пятого дверца гардероба под действием сейсмической активности за стеной снова открылась и тихо заскрипела. Дандридж махнул на нее рукой и стал искать утешения в обществе своей воображаемой сборной красавицы. Отрадные грезы навеяли сон, однако в семь его разбудила страхолюдная девица. В руках у нее был поднос с Завтраком.

– Может, еще чего желаете? – игриво осведомилась она.

– Нет-нет, – поспешно отказался Дандридж. Вот наказание: уж если какая женщина и захочет одарить его ласками, так непременно уродина. Чем он их так прельщает? Дандридж поднялся, пошел в ванную и вступил в борьбу с газовой колонкой, которая определенно решила отравить его газом или взорваться вместе с ним. В конце концов Дандридж умылся холодной водой.

К концу завтрака настроение у него совсем испортилось. Четкого плана действий он так и не придумал и теперь ломал голову, с чего начать. Хоскинс советовал переговорить с сэром Джайлсом Линчвудом, но Дандридж решил этот разговор отложить. Первым делом надо заскочить в Уорфордскую больницу и повидаться с лордом Ликемом.

Пройдя узкими улочками, Дандридж обогнул городской музей, поднялся по лестнице и очутился перед Уорфордской Загородной больницей. Она располагалась напротив аббатства. Это было длинное здание из серого камня – ни дать ни взять бывший работный дом. В садике перед больницей то там то сям сидели дряхлые старички в больничных халатах. С трудом поборов отвращение, Дандридж вошел в корпус и спросил, где ему найти лорда Ликема.

– Прием посетителей с двух до трех, – объявила медсестра в регистратуре.

– Я по поручению правительства, – сообщил Дандридж. Должен же хоть кто-то наконец понять, что к нему надлежит относиться с уважением.

– Сейчас у старшей сестры спрошу.

Покуда медсестра советовалась с начальством, Дандридж дожидался в саду на солнышке. Больницы он терпеть не мог, в них ему было неуютно – особенно если эти больницы выходили окнами на кладбище, провоняли хлоркой и смеют именоваться «загородными», хотя расположены в самом центре города. Не приведи господи угодить в такое гиблое место с тяжелым заболеванием. Мрачные размышления Дандриджа были прерваны появлением старшей сестры. Это была строгая сухопарая седовласая дама.

– Вы хотите видеть лорда Ликема? – спросила она.

– По поручению правительства, – величаво произнес Дандридж.

– Ну разве что на пять минут, – уступила старшая сестра и проводила посетителя до палаты. – Он еще не оправился от контузии и шока.

Она открыла дверь, и Дандридж вошел в палату.

– Только чур никаких тяжелых разговоров, – предупредила старшая сестра. – Нам ведь рецидив ни к чему, правда?

Смертельно бледный лорд Ликем, лежавший на койке с забинтованной головой, бешено сверкнул глазами.

– Да здоров я, здоров, – огрызнулся он. – Вот только пищевое отравление.

Дандридж присел на стул возле койки.

– Моя фамилия Дандридж, – представился он. – Меня направил сюда министр по вопросам окружающей среды. Мне поручено… э-э-э… как-нибудь уладить конфликт, вызванный строительством автомагистрали.

Лорд Ликем взглянул на Дандриджа поверх очков, и глаза его зажглись мстительным огнем.

– Министр, говорите, направил? Ну так я вам скажу, что я намерен предпринять, а вы передайте министру. – Он приподнялся и подвинулся поближе к Дандриджу. – Меня уполномочили возглавить расследование вопроса об автомагистрали, и уклоняться от исполнения своих обязанностей я не собираюсь.

– Ну разумеется, – поддакнул Дандридж.

– Далее. Хулиганскими выходками и бесчинствами меня не запугать – я все равно выполню свой долг так, как я его понимаю.

– Ну конечно, – поддакнул Дандридж.

– Как только мне удастся втемяшить остолопам-врачам, что никакой болезни, кроме язвы желудка, у меня нет, я немедленно возобновлю расследование и объявлю свое решение.

– И правильно сделаете, – кивнул Дандридж. – А можно узнать, какое это будет решение? Или вы пока предпочитаете хранить его в тайне?

– Кой черт «в тайне»! – взорвался лорд Ликем. – Я предложу проложить магистраль через Клинскую теснину! Да-с, прямо через теснину. Я добьюсь, чтобы дом этой паразитки разнесли по кирпичику, сравняли с землей. Я добьюсь…

Но тут силы его оставили, и он откинулся на подушки.

– Понимаю, – сказал Дандридж. Вот и изволь тут улаживать конфликт между неудержимым напором и неподвижным зданием.

– Ничего вы не понимаете. Эта чертова кукла нарочно подослала своего муженька, чтобы он меня отравил. Сорвала заседание. Оскорбляла меня в суде. Спровоцировала беспорядки. Превратила отправление правосудия в балаган. Ничего, она у меня попляшет. За издевательство над законом по головке не погладят, да-с!

– Ну разумеется, – поддакнул Дандридж.

– Так что улаживайте себе конфликт на здоровье, но помните: это я принял решение пустить магистраль через теснину и ни за что не откажу себе в удовольствии это решение объявить.

В коридоре Дандридж поделился наблюдениями со старшей сестрой.

– Он все твердит, что его пытались отравить, – сообщил он, из осторожности умолчав про закон о клевете.

Медсестра добродушно улыбнулась:

– Что вы хотите – контузия. Ничего, еще день-два – и он поправится.

Минуя дряхлых пациентов, Дандридж вышел на Эбби-клоус, спустился по лестнице и добрался до базарной площади. Он приуныл. Вряд ли судья когда-нибудь признает, что, обвиняя леди Мод в попытке его отравить, он возвел на нее напраслину. Чутье подсказывало Дандриджу, что скандал в суде самым противоестественным образом пролился ему маслом по сердцу и он ждет не дождется, когда его выпишут из больницы и он сможет поквитаться со своей обидчицей. Дандридж обдумывал дальнейшие шаги, но тут ему на глаза попалось собственное отражение в витрине. Это он-то важная особа? Ничего похожего. Из витрины смотрела кислая, растерянная физиономия – жалкий хлюпик, которому роль официального посредника от министерства пристала, как корове седло. Пора переходить к решительным действиям. Дандридж приосанился, уверенно пересек улицу, зашел на почту и позвонил в Хэндимен-холл. К телефону подошла леди Мод. Дандридж объяснил, что ему надо повидаться с сэром Джайлсом.

– Сэра Джайлса нет дома, – ответила леди Мод, старательно подражая интонациям секретарши. – Он будет с минуты на минуту. В одиннадцать он сможет вас принять, не возражаете?

Дандридж не возражал. Он вышел с почты и, петляя между лотков, побрел к стоянке, где дожидался его автомобиль.


Леди Мод осталась довольна своей проделкой. Приятно будет потолковать с чиновником из министерства с глазу на глаз. Как бишь он представился? Дандридж. Из министерства. Сэр Джайлс как-то обмолвился, что из Лондона к ним едет министерский уполномоченный собирать информацию. А поскольку сегодня сэр Джайлс обещал вернуться только к вечеру, у леди Мод будет блестящая возможность накачать мистера Дандриджа такой информацией, которая ей на руку. Она поднялась в спальню приодеться и наметить план операции. Чтобы ухайдокать лорда Ликема, она прибегла к лобовой атаке. Однако Дандридж, как видно, испечен из другого теста: голос у него оказался вовсе не такой начальственный, как ожидала леди Мод. Может, удастся его уговорить или, чем черт не шутит, вскружить ему голову. Увлечется – глядишь, и позабудет, зачем приехал. Леди Мод выбрала подходящее к случаю хлопчатобумажное платье, смочила пальцы лавандовой водой и провела за ушами. Решено: она не станет перечить мистеру Дандриджу, разыграет перед ним беззащитную крошку. А уж если это не поможет, то показать когти никогда не поздно.


Блотт в теплице снял наушники и вернулся к своим крупноплодным бобам. Стало быть, к сэру Джайлсу едет какой-то чиновник. Чиновников Блотт не жаловал. В молодости он порядком от них натерпелся и с тех пор обходил стороной. Однако леди Мод пригласила этого Дандриджа в Хэндимен-холл, а она-то уж верно знает, что делает. Вот досада. Лучше бы велела Блотту оказать чинуше такой прием, какого он заслуживает. Блотт уже представлял, какой прием он оказал бы чинуше, но в этот миг в саду появилась леди Мод. Блотт выпрямился и уставился на хозяйку. На ней было хлопчатобумажное платье. Что за женщина! Глаз не оторвать! По крайней мере, такой она показалась Блотту. Вряд ли кто-нибудь разделил бы его восторги, однако у Блотта было свое представление о женской красоте, не зависящее от расхожих вкусов. Громадные груди, необъятные ляжки и бедра – именно так, по мнению Блотта, должна выглядеть заботливая мать. Может, и не заботливая, но уж точно дородная. А так как ни заботливой, ни дородной матери у Блотта не имелось – была только родительница, – то зримые признаки материнской натуры обладали для него мощной притягательной силой. И сейчас, стоя среди крупноплодных бобов, он вдруг ощутил вожделение. Леди Мод в хлопчатобумажном платье с растительными узорами как бы объединяла в себе ботанику и анатомию. Блотт смотрел на нее во все глаза.

Но леди Мод не заметила, какой эффект она произвела.

– Блотт, – сказала она. – Я жду к обеду одного джентльмена из министерства по вопросам окружающей среды. Надо будет поставить в комнатах какие-нибудь цветы. Я хочу перед ним блеснуть.

Блотт побрел в теплицу подобрать что-нибудь подходящее, а леди Мод нагнулась и стала рвать салат к обеду. Выглянув из двери теплицы, Блотт обомлел. Это зрелище круто изменило всю его жизнь. Молчаливая преданность роду Хэндименов, которая издавна только и составляла смысл его существования, сменилась пламенной страстью.

Блотт влюбился.

9

Выехав через ворота городской заставы, Дандридж переехал мост и взял курс на Оттертаун. Слева раскинулись луга, по которым катил свои воды излучистый Клин, а справа круто вздымались Клинские холмы с лесистыми вершинами. Проехав три мили, машина свернула на шоссе с указателем «Гильдстед Карбонелл», и Дандридж понял, что въехал на вражескую территорию. На стене каждого встречного амбара белой краской было выведено: «Спасем теснину». Надписи в том же духе кое-где попадались прямо на проезжей части. Даже на деревьях вдоль шоссе были намалеваны буквы – на каждом стволе по букве; вместе они складывались в призыв «Нет – магистрали». Так Дандридж воочию убедился, что строительство автомагистрали местное население отнюдь не приветствует.

Однако не только пламенные призывы тревожили Дандриджа. Клинский лес был самим воплощением дикой природы. То ли дело чистенькие пейзажи Мидлсекса, от одного вида которых к Дандриджу всегда возвращалось присутствие духа. А здесь? Живые изгороди разрослись до безобразия, фермы на пути встречались редко, и вид у них был прямотаки средневековый, а уж лес – сущие дебри: кряжистые деревья, растущие вкривь и вкось и покрытые наростами, а понизу – густой папоротник. Когда шоссе спустилось в долину, разделенную живыми изгородями на небольшие участки, Дандридж вздохнул с облегчением. Но радость его продолжалась недолго. Поднявшись на вершину следующего холма, машина подъехала к перекрестку, на котором высилась обветшалая виселица – не самая удачная замена дорожному указателю.

Дандридж остановил машину и сверился с картой. По его расчетам, выходило, что левая дорога ведет в Гильдстед Карбонелл, а Клинская теснина и Хэндимен-холл находятся впереди. Дандридж дорого бы дал, чтобы не ехать в ту сторону: внизу виднелась еще более непролазная чаща, а шоссе оставляло желать лучшего – мох и трава росли прямо посреди дороги. Но ничего не поделаешь. Проехав милю, Дандридж уже начал сомневаться, не подвела ли его карта, но тут чащоба сменилась редколесьем и взору Дандриджа предстала Клинская теснина.

Дандридж затормозил и вылез из машины. Внизу между утесов, поросших куманикой, плющом и прочими ползучими растениями, сбегал речной поток. За рекой стоял Хэндименхолл. Это утыканное башенками нагромождение кирпича и камня, дерева и черепицы сочетало в себе все самое эклектичное, самое отталкивающее, что только встречалось в английском зодчестве. Дандридж, который превыше всего ставил практичность и терпеть не мог всяких вычурностей, содрогнулся при виде этого монстра. На память приходили имена Рескина и Морриса, Гилберта Скотта, Ванбру и Рена [12] – казалось, кто только ни приложил руку к созданию этого архитектурного сооружения, которое в смысле практической пользы могло потягаться разве что с водонапорной башней, а незатейливостью напоминало тюремный замок. Где-то далеко на западе стояли дома, города, работали магазины, бегали автобусы, а Дандриджа словно занесло на самую окраину цивилизации – может, и вовсе за ее пределы. С замиранием сердца ожидая встречи с неизведанным, Дандридж сел за руль и спустился в теснину. Скоро машина въехала на железный подвесной мост, громыхавший под колесами, и перебралась на другой берег. Вдали за деревьями замаячили очертания большой диковинной постройки. Это была сторожка. Дандридж остановил машину и вытаращил глаза.

Сторожка была сооружена в 1904 году в честь визита Эдуарда VII. Отдавая дань профранцузским симпатиям монарха, ее создатель взял за образец Триумфальную арку в Париже. Правда, между копией и оригиналом имелись некоторые различия. Сторожка была несколько меньше, ее стены не украшали барельефы с батальными сценами, и все же сходство было разительным. Наткнувшись на Триумфальную арку в центре Уорфордшира, Дандридж окончательно убедился, что создатель Хэндимен-холла страдал архитектурной клептоманией. Но главное, сторожка свидетельствовала о вызывающей заносчивости хозяев Хэндимен-холла, которая привела в такое бешенство лорда Ликема. Как видно, к ним действительно требуется деликатный подход. Дандридж разглядывал сторожку, а сам размышлял о порученном ему деле. Определенно, надо найти компромисс, иначе недолго вляпаться в скверную историю. Если об Оттертаунском направлении и речи быть не может, как предупредили его в самых высоких инстанциях, и если теснина… Нет, в отношении теснины даже «если» исключены: у Дандриджа уже имелась возможность в этом убедиться. Следовательно, остается искать третье направление. Но третьего направления нет. Дандридж снова залез в машину и, задумавшись, въехал под своды огромной арки. И тут его осенило: туннель! Туннель под Клинскими холмами. Со всех точек зрения прекрасный выход: проложить туннель не сложно, уводить дорогу в сторону не понадобится и, самое важное, не пострадает эта кошмарная местность, в которой столько вспыльчивых и влиятельных людей почему-то души не чают. Никаких склок из-за прав собственности, никаких компенсаций, никаких неприятностей. Идеальное решение.

А в прихожей Хэндимен-холла среди листьев папоротника притаилась леди Мод в ослепительном наряде. Свет, лившийся через крышу из цветного стекла, окрашивал мраморную лестницу в красноватые тона, на лицах и без того полнокровных предков, которые сурово взирали с фамильных портретов, цвел апоплексический румянец. Леди Мод деловито поправила прическу. Она уже придумала, как ей держаться с Дандриджем. Его надо обласкать – по крайней мере, для начала, а уж дальнейшее будет зависеть от его поведения. К дому, хрустя гравием, подъехала машина. Подтянув трусики, леди Мод для пробы одарила улыбкой вазочку с букетом львиного зева, прошла через прихожую и открыла дверь.


– Олух? Олух? Так вы говорите, олух? – допытывался сэр Джайлс. Разговор происходил в его приемной для избирателей, которая весьма удачно соседствовала с Управлением регионального планирования, где работал Хоскинс. Когда в этих стенах прозвучало слово «олух», у сэра Джайлса отлегло от сердца.

– Самый настоящий, – заверил Хоскинс.

– Вы уверены?

– Абсолютно. Олух царя небесного. Дубина стоеросовая.

– Неужели нам так повезло? Что-то не верится, – усомнился сэр Джайлс. – Внешность – штука обманчивая. Иной раз на такого зверя нарвешься, что сразу и не раскусишь: с виду – дурак дураком, а пальца в рот не клади.

– Я сужу не по внешности, – возразил Хоскинс. – Он не только с виду дурак. Да он начала магистрали от конца не отличит.

Сэр Джайлс задумался.

– Пожалуй, я тоже не отличу, – признался он.

– Ну, вы понимаете, о чем речь. Он такой же спец по автомагистралям, что и я.

Сэр Джайлс поджал губы:

– Если он действительно такой остолоп, почему тогда министр послал именно его? Да еще наделил всеми полномочиями для ведения переговоров?

– Я так думаю, дареному коню в зубы не смотрят.

– Что ж, может, вы и правы, – сдался сэр Джайлс. – Значит, вы полагаете, что нам бояться нечего?

Хоскинс усмехнулся:

– Даже не сомневайтесь. Сначала-то он, конечно, примется совать нос куда не попадя, но в конце концов все равно запляшет под нашу дудку. Мелко плавает. Втереть такому очки – пара пустяков.

Не без труда разобравшись в нагромождении образов, сэр Джайлс остался доволен этим сообщением.

– Я слыхал, лорд Ликем все никак не утихомирится, – сказал он.

– У него только одно на уме – поскорее возобновить расследование. Говорит: «Сдохну, а добьюсь, чтобы магистраль прошла через теснину».

– Если за дело возьмется Мод, сдохнет всенепременно. Она сейчас ни перед чем не остановится.

– А вот объявят решение – тут ее потугам и конец.

– Не знаю, не знаю.

Сэр Джайлс встал, устремил взгляд в окно и принялся обдумывать запасной план действий.

– Значит, по-вашему, Дандридж поддержит предложение насчет теснины? – спросил он наконец.

– Даже если он заартачится, лорда Ликема ему не переспорить. Тот вбил себе в голову, что вы хотели его отравить.

Хоскинс вернулся к себе в Управление, а сэр Джайлс все строил и строил хитроумные планы. Легко Хоскинсу с кондачка объявлять министерского порученца олухом – ему терять нечего. Другое дело сэр Джайлс. Ему есть о чем беспокоиться – ну, хотя бы о своем месте в парламенте. Но ничего: в крайнем случае, если Мод выполнит свою угрозу, недолго добыть другое. Так почему бы и не рискнуть? Успокоенный мыслью, что лорд Ликем непременно будет настаивать на прокладке дороги через теснину, сэр Джайлс отправился обедать.

Ласковый прием, который оказала гостю леди Мод, произвел магическое действие. Дандридж расцвел, словно нежный цветок, напоенный живительной влагой. Правда, поначалу он растерялся, и было от чего. Он приехал повидаться с сэром Джайлсом, а вместо этого оказался в огромном особняке в компании огромной женщины. Но мало-помалу смущение прошло, Дандриджу даже, польстило такое внимание. Впервые после приезда в Уорфорд его принимали всерьез. Леди Мод встретила его как птицу самого высокого полета.

– Ну до чего же я рада, что вы теперь замените лорда Ликема, – щебетала она, проводя Дандриджа в гостиную.

Дандридж возразил, что прислан вовсе не для того, чтобы заменять место Ликема.

– Я здесь скорее в качестве консультанта, – скромно пояснил он.

Леди Мод понимающе улыбнулась.

– Конечно, конечно. Но мы-то с вами понимаем, что за этим кроется, – проворковала она, вовлекая Дандриджа в какой-то дружеский заговор.

Дандридж растаял. Развалившись на диване, он сообщил:

– Министр особо подчеркнул, что предложенный проект должен как можно полнее отвечать интересам местного населения.

Чтобы не заскрежетать зубами, леди Мод поспешила опять улыбнуться. Она исходила желчью. Можно подумать, что она – не местное население! Но раз уж она решила обласкать лицемерного чинушу, придется выдерживать характер.

– Да и о природе надо позаботиться, – подхватила она. – Клинский лес – один из немногих девственных лесов, сохранившихся в Англии. Жалко ведь, если его испоганят ради какой-то автомагистрали, как вы думаете?

Дандридж как раз думал иначе, но поделиться своими соображениями не отважился. Зато ему пришло в голову, что сейчас самое время проверить, как отнесется леди Мод к идее относительно строительства туннеля.

– По-моему, я нашел решение проблемы, – начал он. – Конечно, пока это так, общие соображения, официального одобрения они еще не получили. Но что, если через Клинские холмы прорыть туннель?

Он поймал на себе пристальный взгляд леди Мод и запнулся.

– Повторяю, это всего лишь общие соображения…

Леди Мод поднялась. У Дандриджа душа ушла в пятки: на миг ему показалось, что хозяйка вот-вот бросится на него с кулаками. Леди Мод действительно бросилась к нему и схватила за руку.

– Замечательно! – воскликнула она. – Просто гениально! Ах, какой вы душка!

Она опустилась рядом с ним на диван, не сводя с него восхищенных глаз. Дандридж зарделся и потупился. Еще ни разу в жизни замужние женщины не хватали его за руку, не смотрели на него восхищенными глазами и не называли душкой.

– Это так, всего-навсего идея.

– Блестящая идея! – Леди Мод обдала его ароматом лавандовой воды. Уголком глаза Дандридж заметил, как волнуется ее грудь, украшенная букетиком ноготков, и сжался в комок.

– Разумеется, сперва надо убедиться в технической осуществимости этого проекта… – промямлил он, но леди Мод это не смутило.

– Разумеется, надо убедиться, – согласилась она. – На это уйдет время, не так ли?

– Несколько месяцев.

– Несколько месяцев!

– Да. По крайней мере, полгода.

– Полгода! – Леди Мод со вздохом выпустила его руку. Итак, решение откладывается на шесть месяцев. Это хорошо. Мало ли что может случиться за полгода, и если она постарается, то случится немало. И пускай Джайлс надавит на кого надо, а заупрямится – она с ним разберется. Сама же она поднимет на ноги «зеленых» по всей стране. За шесть-то месяцев – да тут можно горы свернуть! А все благодаря этому замухрышке в ботинках из кожзаменителя. Теперь леди Мод смотрела на него другими глазами. Пожалуй, его беззащитность отчасти даже трогательна.

– Оставайтесь обедать, – предложила хозяйка.

– Да я… э-э-э… я, собственно…

– Непременно оставайтесь. Никаких возражений и слышать не хочу. К вечеру вернется Джайлс, вот вы и расскажете ему насчет туннеля.

С этими словами леди Мод поднялась и выплыла из гостиной, предоставив Дандриджу самому догадываться, почему сэр Джайлс, которого ждали домой к одиннадцати, решил задержаться до вечера. Оставшись в одиночестве, Дандридж подивился тому бурному восторгу, с которым хозяйка поместья встретила его идею. Если она и сэру Джайлсу придется по душе, то можно сказать, что у Дандриджа появились влиятельные единомышленники. Влиятельные и богатые. Дандридж с уважением провел пальцем по резным завитушкам на столике красного дерева. Вот, значит, как она живет, другая половина человечества. Э, нет, это затасканное выражение никуда не годится. Не половина, а два процента. Сведешь с ними знакомство – в накладе не останешься.


Сэр Джайлс вернулся из Уорфордшира в четыре часа и, застав жену в прекрасном расположении духа, поинтересовался, с чего бы это.

– Ко мне сегодня заезжал очень странный молодой человек, – сообщила леди Мод.

– Да?

– Его фамилия Дандридж. Он из министерства по вопросам…

– Дандридж? Ты сказала, Дандридж?

– Ну да. Такой занятный.

– Занятный? А мне говорили, что он ол… Впрочем, это не важно. И зачем он пожаловал? О чем вы беседовали?

– Так. О том о сем, – бросила леди Мод, наслаждаясь смятением супруга.

– Что значит «о том о сем»?

– О том, что за идиотизм – прокладывать магистраль через теснину.

– Выходит, его больше устраивает Оттертаунская трасса?

Леди Мод покачала головой:

– А вот и нет.

– Нет? – Сердце у сэра Джайлса екнуло. – Какой же вариант он поддерживает?

«Ага, задергался», – ликовала леди Мод.

– Он поддерживает третий вариант. Такой, что ни теснина, ни Оттертаун не пострадают.

Сэр Джайлс побледнел:

– Третий? Но третьего варианта нет. Не может быть никакого третьего. Он что, вздумал пустить магистраль через Клинский лес? Это же заповедная зона, живописный ландшафт.

– Не через лес, а под ним, – победоносно объявила леди Мод.

– Под лесом?

– Туннель. Туннель под Клинскими холмами. Правда, здорово придумано?

Сэр Джайлс обессиленно опустился на стул. Лица на нем не было.

– Слышишь? Я говорю, здорово придумано, правда?

Сэр Джайлс взял себя в руки.

– М-м… а что… ну да, замечательно, – пробормотал он. – Прямо-таки замечательно.

– Ты как будто недоволен.

– Нет-нет, просто я подумал, что вряд ли это приемлемо с финансовой точки зрения. Прокладка туннеля потребует огромных затрат. Сомневаюсь, что министерство будет в восторге от такого предложения.

– А я не сомневаюсь. Надо только кое-кому шепнуть пару слов.

Леди Мод вышла на террасу и обвела парк любящим взглядом. Теперь благодаря Дандриджу у нее одной заботой меньше. Хэндимен-холл спасен. Осталось позаботиться о наследнике, и леди Мод вдруг пришло в голову, что Дандридж и тут может оказать ей неоценимую услугу. За обедом он цветисто распространялся про свою работу и пару раз произнес слово «сементация». Это слово запало ей в душу. Облокотившись на перила и устремив взгляд на сосновую чащу, она снова и снова вспоминала заветное словечко.

– Сементация, – шептала она. – Сементация.

Прежде она никогда его не слыхала. Как странно, что столь интимную сторону жизни назвали словом, похожим на технический термин. Впрочем, сейчас леди Мод была не в том настроении, чтобы придираться к словам.


Зато сэр Джайлс не преминул придраться к слову. Ввалившись в кабинет, он бросился звонить Хоскинсу.

– Это Дандридж, по-вашему, олух? Нашли олуха! Знаете, что этот паршивец удумал? Прорыть туннель. Вот так. Туннель под Клинскими холмами, чтоб ему повылазило!

– Туннель? – переспросил Хоскинс, – Ничего не получится. Так ему и позволят рыть туннель под Клинским лесом.

– А почему это не позволят? Под Ла-Маншем-то роют. Нынче поветрие такое: роют туннели где вздумается, и хоть бы хны.

– Я знаю, но под холмами не станут: нерентабельно.

– Да пошлют они вашу рентабельность куда подальше! Если эта скотина будет всюду звонить про свой туннель, его поддержат придурки-экологи по всей стране. Надо ему язык укоротить.

– Постараюсь, – неуверенно сказал Хоскинс.

– Извольте не стараться, а делать! – рявкнул сэр Джайлс. – Чтоб он у меня больше ни про какие туннели не вякал!

Сэр Джайлс бросил трубку и, кипя гневом, уставился в окно. Придется засучить рукава, иначе Хэндимен-холл камнем повиснет у него на шее на веки вечные. И леди Мод тоже. Он поднялся и в сердцах пнул корзину для бумаг, так что та отлетела в угол.

10

На обратном пути в Уорфорд Дандридж уже не озирался на мрачный пейзаж за окном. Потрясенный приемом, который оказала ему леди Мод, он преисполнился уважения к своей персоне. Обед был превосходный, а хозяйка оказалась благодарной слушательницей. Пропустив два больших стакана джина, Дандридж принялся излагать ей свои взгляды на систему беспрерывного транспортного потока, а она внимала ему с таким упоением, какого Дандридж не замечал еще ни в одном из своих собеседников. Ее восторги окрылили Дандриджа. А кроме того, она прямо-таки излучала уверенность – безграничную уверенность в своих силах; эта уверенность передавалась Дандриджу, кружила ему голову. Пусть леди Мод фигурой не вышла, пусть до красавицы ей далеко, пускай она ничуть не похожа на идеал женщины из его грез – все это так, однако Дандридж чувствовал, что она его обворожила. После обеда она показывала ему дом и сад, и Дандридж, расхаживая с ней по комнатам, ощущал необъяснимую дрожь в коленках. А когда в альпийском саду он споткнулся и леди Мод поддержала его, ухватив за руку, он испытал такое блаженство, что прямо ноги подкосились. Та же блаженная слабость накатила на него и когда он протискивался мимо нее в ванную. К концу визита Дандридж уже радовался, как дитя. Его оценили. А это чего-нибудь да стоит.

В вестибюле «Герба Хэндименов» его поджидал Хоскинс.

– Вот зашел полюбопытствовать, как идут дела.

– Отлично, – сказал Дандридж. – Отлично. Просто отлично.

– С Ликемом поладили?

Благостное настроение Дандриджа тут же испортилось.

– Сказать по правде, я не одобряю его позицию в этом вопросе. Он, кажется, намерен во что бы то ни стало добиться прокладки магистрали через теснину. По всему заметно, что он питает к леди Мод беспричинную ненависть. Решительно не понимаю, откуда такое отношение. По-моему, дивная женщина.

Хоскинс уставился на собеседника во все глаза.

– Да ну?

– Восхитительная женщина, – подтвердил Дандридж, и на душе у него опять посветлело.

– Восхитительная?

– Дивная, – мечтательно произнес Дандридж.

– Ого! – Хоскинс уже не мог скрыть удивления. Скажите на милость: леди Мод – и вдруг дивная и восхитительная! Он оглядел Дандриджа с возросшим любопытством.

– Уж больно она полнотелая, вам не кажется? – осторожно заметил он.

Но Дандридж был настроен великодушно.

– Что вы, она такая изящная.

Хоскинс вздрогнул и перевел разговор на другую тему.

– Что там насчет туннеля?

У Дандриджа округлились глаза:

– Откуда вы знаете?

– В наших краях новости разносятся быстро.

– Я вижу. Только утром обмолвился – и вот уже…

– Вы действительно хотите предложить построить туннель под Клинскими холмами?

– А что тут такого? По-моему, разумный компромисс.

– Накладно. Это сколько же миллионов придется в него вбухать. И сколько лет его будут строить.

– Зато мы избежим новых волнений, – возразил Дандридж. – Я за тем и приехал, чтобы найти решение, которое устроит все стороны. И туннель, как мне представляется, приемлемая альтернатива. Во всяком случае, это предложение еще в стадии разработки.

– А все же… – начал Хоскинс, но тут Дандридж поднялся и, беззаботно бросив, что надо-де шире смотреть на вещи, удалился. Хоскинс в задумчивости поплелся в Управление регионального планирования. Да, недооценил он Дандриджа. Не такой уж он, оказывается, олух. А с другой стороны – называть леди Мод дивной и восхитительной…

– У-у, извращенец, – процедил Хоскинс и взялся за телефон. Сэр Джайлс будет крутить носом.


Блотт при этом известии тоже приуныл. В этот день телефон не слишком часто отрывал его от работы в огороде. Вот только утром раздался звонок Дандриджа, а в остальном все было спокойно. В половине пятого Блотт подслушал разговор сэра Джайлса, который рассказал Хоскинсу про туннель. А в половине шестого, когда Блотт поливал помидоры, позвонил Хоскинс и подтвердил, что насчет туннеля Дандридж не шутит.

– Вот еще новости! – взревел сэр Джайлс. – Что за бредовая затея? Как можно так разбазаривать средства налогоплательщиков?

Блотт покачал головой. Ему мысль насчет туннеля показалась очень даже толковой.

– Да разве его вразумишь? – вздохнул Хоскинс.

– А что Ликем? Может, и он уже молится на этот туннель?

– Не приведи господи. Все зависит от того, действительно ли Дандридж важная шишка. Если да, то министерство может взять Ликема за глотку.

Сэр Джайлс погрузился в размышления. Пока собеседники молчали, Блотт ломал голову над премудростями английского языка. С какой стати лорд Ликем будет молиться туннелю? Что общего между Дандриджем и шишкой? Вот и разберись тут.

– Да, вот еще что, – прервал молчание Хоскинс. – Дандриджу приглянулась ваша благоверная.

Сэр Джайлс поперхнулся.

– Что? – рявкнул он.

– Он неравнодушен к леди Мод. Сказал, что она дивная и восхитительная.

– Дивная и восхитительная? Кто, Мод?

– И изящная.

– Батюшки светы, то-то я гляжу – она сияет, словно кошка, которая слопала канарейку.

– На всякий случай имейте это в виду, – предупредил Хоскинс. – Может статься, это нам на руку.

– Думаете, он того-этого?

– Не исключено, – отозвался Хоскинс.

– Ждите меня в девять в клубе, – с неожиданной решительностью сказал сэр Джайлс. – Надо это обмозговать.

И он положил трубку.

* * *

Блотт злобно уставился на кустик герани. Разговор огорошил его куда сильнее, чем сэра Джайлса. Обнаружив, что влюблен в хозяйку, Блотт весь день ходил, как по облакам. И вдруг – на тебе: Дандридж – его соперник. Блотт был вне себя. Сэр Джайлс не в счет: леди Мод откровенно презирала мужа, к тому же из ее слов Блотт заключил, что сэр Джайлс завел в Лондоне любовницу. Но Дандридж… Блотт вышел из теплицы, привел себя в порядок и отправился домой.

Домом Блотту служила сторожка при въезде в усадьбу. Создатель арки гнался не только за монументальностью, не забыл он и о практической пользе. Одно время внутри арки ютилось сразу несколько семейств, работавших на ферме. Жили они в тесноте, в антисанитарных условиях. Теперь единственным обитателем сторожки был Блотт, и это жилье вполне его устраивало, хотя имелись тут и некоторые неудобства: чересчур маленькие окошки почти заслонялись барельефами на фасаде, внутрь арки вела только одна дверь, и, чтобы пройти арку из конца в конец, приходилось взбираться по лестнице в самое верхнее помещение – просторную комнату над арочным проемом, – а потом спускаться вниз. В этой-то комнате, превратив ее в уютное гнездышко, и поселился Блотт. Одно круглое окошко смотрело на Хэндимен-холл, а из противоположного окна, откуда был виден мост, Блотт мог наблюдать, кто приближается к усадьбе. Одну комнатушку он оборудовал под ванную, другую – под кухню, в третьей хранились яблоки, и нежный яблочный аромат разливался по всем комнатам. А еще одну комнату Блотт отвел под библиотеку. Книги он покупал на лотках в Уорфорде и у букиниста на Феррет-лейн. Никаких романов, никакого легкого чтива – только труды по истории Англии. Это была своего рода научная библиотека – у Блотта развился жгучий интерес к стране, которая его приютила. Желая узнать, как стать настоящим англичанином, он рассудил, что ответ на этот вопрос следует искать только в прошлом. Долгими зимними вечерами он сидел у камина и взахлеб читал о драматических событиях былых времен. Некоторые исторические личности представали перед ним как живые: Генрих VIII, Френсис Дрейк, Кромвель, Эдуард I. Он даже начал отождествлять если не себя, то кое-кого из окружающих с героями и злодеями, о чьих деяниях повествует история. Леди Мод, хоть и замужняя дама, представлялась ему Королевой-Девственницей Елизаветой, а сэр Джайлс наделялся самыми гнусными пороками сэра Роберта Уолпола [13].

Но это зимой. Летом же Блотт дома не засиживался. Дважды в неделю он брал велосипед и отправлялся в Гильдстед Карбонелл. Там он допоздна торчал в пивной «Ройял Джордж», а когда приходило время, укладывался в постель. Обычно в постель к миссис Уинн, содержащей пивную. Миссис Уинн вдовела – ее супруг любезно пал в бою при высадке англо-американских войск в Нормандии. Вдова была последней пассией Блотта за годы войны, и теперь их связывала не столько взаимная страсть, сколько привычка. Миссис Уинн нашла в Блотте надежного помощника – то кружки вытрет, то бутылки разнесет, – а Блотт видел в ней заботливую непритязательную подругу, у которой всегда можно пивком побаловаться: хэндименовское коричневое было его слабостью.

Сегодня пятница, и вечером миссис Уинн наверняка будет его ждать. Блотт уже было вымыл шею и вдруг понял, что больше не испытывает к вдове прежних чувств. Эти чувства и раньше были не бог весть какие пылкие, теперь же неожиданная страсть к леди Мод и вовсе их заглушила. Не то чтобы Блотт рассчитывал на взаимность – не такой уж он простак; просто он почувствовал, что ездить к миссис Уинн больше не стоит. Чудно все-таки. Леди Мод и прежде ему нравилась, но чтобы так, как сейчас… Может, он заболел? Блотт подошел к зеркалу в ванной и высунул язык. Чистый. Уж не погода ли на него действует?

Он как-то слышал, что по весне молодым людям в голову лезет всякая блажь. Но ведь Блотт уже не молод, ему как-никак пятьдесят. Влюбиться в пятьдесят лет. Черт-те что.

Он спустится по лестнице, сел на велосипед и, переехав мост, направился в сторону Гильдстед Карбонелла. На перекрестке он услышал, что его нагоняет машина. Блотт свернул к обочине и дал ей проехать. Это был «бентли» сэра Джайлса. «В гольф-клуб, к Хоскинсу, – догадался Блотт, провожая машину подозрительным взглядом. – Небось, задумал какуюнибудь пакость». Он снова оседлал велосипед и, отпустив педали, нехотя скатился с холма – туда, где его ждала пивная «Ройял Джордж» и миссис Уинн. Наверно, следует сообщить леди Мод о подслушанном разговоре. Или нет, лучше не надо. Делать ему нечего – рассказывать хозяйке, что Дандридж по ней сохнет. «Пускай он сам что посеет, то и пожрет», – думал Блотт, гордясь, что знает такое красивое выражение.


Встретившись в Уорфордском гольф-клубе, сэр Джайлс и Хоскинс устроили военный совет.

– Должны же у него быть какие-то слабости, – кипятился сэр Джайлс. – Грешки за всяким водятся. Тут бы мы его и подловили.

– Мод? – намекнул Хоскинс.

– Вы прямо как дитя малое. Дура она, что ли – крутить романы с мелкой сошкой из министерства, когда на карту поставлено ее имение? Вспомните пункт о возврате имущества в брачном договоре. И не верю я этой байке.

– Я своими ушами слышал, как он назвал ее дивной. И изящной.

– Ну хорошо, ему нравятся толстушки. А что он еще любит? Деньги?

Хоскинс пожал плечами:

– Шут его знает. Выяснить можно, но на это уйдет уйма времени.

– А вот времени как раз в обрез. Если он начнет на всех перекрестках трубить про свой чертов туннель, пиши пропало. Так что времени нам терять нельзя.

Хоскинс недоуменно взглянул на сэра Джайлса:

– Что значит «нам»? Это ваша забота, мое дело сторона.

Сэр Джайлс принялся задумчиво грызть ногти.

– Сколько?

– Пятьсот.

– Это за какие же такие услуги?

– За какие скажете.

– Давайте так: пять процентов от суммы компенсации. Когда ее уплатят.

Хоскинс быстро прикинул: получается двенадцать с половиной тысяч.

– Наличными, – предупредил он.

– Ох, и трудно с вами, Хоскинс, – сокрушенно вздохнул сэр Джайлс. – Ох, и трудно.

– Так что мне предпринять? Хотите, чтобы я его прощупал?

Сэр Джайлс покачал головой. Его маленькие глазки блеснули.

– Говорите, «того-этого»? А что вы, собственно, имели в виду?

– Не знаю. Просто гадал.

– Думаете, мальчики?

– Так просто не узнаешь. Нужно время.

– Выпивка, наркотики, мальчики, женщины, деньги. Какие же все-таки у него страстишки?

– Подставить-то его, конечно, можно. В первый раз, что ли?

Сэр Джайлс кивнул:

– Сунуть ему подарок от доброго дяди. От неизвестного благодетеля. Прежде этот номер удавался. Только как бы чего не случилось. Ну, как он помчится в полицию.

– Кто не рискует, тот не пьет шампанского, – отозвался Хоскинс. – А концов все равно не найти. Готов ручаться, что он клюнет.

– А если не клюнет? Тогда он у нас прямо из рук уйдет. Нет, тут нужно средство понадежнее.

Оба замолчали, раздумывая, как бы добыть подходящий компромат на Дандриджа.

– Как по-вашему, он честолюбец? – спросил наконец сэр Джайлс.

– Еще какой, – кивнул Хоскинс.

– У вас случайно нет знакомых педиков?

– В Уорфорде? Шутить изволите.

– Ну, еще где-нибудь.

Хоскинс покачал головой.

– Если я вас правильно понял… – начал он.

– Правильно, правильно.

– Фотографии?

– Фотографии, – подтвердил сэр Джайлс. – Славный такой фотокомпроматец.

После некоторого размышления Хоскинс произнес:

– Может, Бесси Уильямс. Она раньше работала фотомоделью. В общем, представляете. Муж у нее фотограф в Бриджминстере. Если сойдетесь в цене, она все обтяпает как надо. – Он вспомнил что-то и улыбнулся. – Хотите, я с ней поговорю.

– Поговорите, – согласился сэр Джайлс. – За комплект нужных фотографий плачу пятьсот фунтов.

– Сделаю в лучшем виде, – пообещал Хоскинс. – Теперь насчет оплаты…

Выход был найден, и разомлевший от виски сэр Джайлс покинул гольф-клуб.

– Сперва кнут, а потом пряник, – бормотал он по пути домой.

Завтра утром он отправится в Лондон, к миссис Фортби. Лучше на время убраться подальше от места событий.

11

Все следующее утро Дандридж провел в Управлении регионального планирования у Хоскинса. Они вместе рассматривали карты, обсуждали проект туннеля. К удивлению Дандриджа, Хоскинс переменил свое мнение и теперь отзы– вался о проекте не иначе, как с похвалой.

– Превосходная мысль. И как это мы раньше не додумались? Скольких бы неприятностей избежали,

Дандрндж был польщен, однако его грызли сомнения насчет осуществимости этого замысла. Министерство могут смутить крупные затраты, когда наконец начнется прокладка – одному богу известно, а ко всему еще предстоит уламывать лорда Ликема.

– Так вы полагаете, другого места для трассы не найти? – спросил он.

Хоскинс покачал головой:

– Одно из трех: теснина, Оттертаун или ваш туннель.

Дандридж просмотрел карты и убедился, что Хоскинс прав. Клинские холмы тянулись от Уорфорда до Оттертауна сплошной грядой, которую перерезала только Клинская теснина.

– Вот вздорная публика! Подумаешь – какой-то участок леса, есть из-за чего шум поднимать, – посетовал Дандридж. – Там же только деревья, больше ничего. Дались им эти деревья.

Обедать они отправились в ресторан на Ривер-стрит. За соседним столиком оказалась парочка лет тридцати, которую Дандридж, как видно, совершенно покорил. Всякий раз, как он поглядывал в их сторону, он замечал, что дама смотрит на него красивыми миндалевидными глазами и чуть заметно улыбается. Дама была весьма привлекательна.

Ближе к вечеру Хоскинс повез Дандриджа в Оттертаун посмотреть место предполагаемой трассы. Взглянув на муниципальные дома, они пустились в обратный путь по шоссе, которое проходило через Гильдстед Карбонелл. То и дело Хоскинс останавливал машину и, увлекая за собой Дандриджа, взбирался на вершину очередного холма, чтобы вдоволь налюбоваться местом, через которое должна пролечь автомагистраль. Когда они вернулись в Уорфорд, Дандридж еле стоял на ногах. Не только от усталости, но и от выпивки: по пути они успели побывать в нескольких пивных. И в каждой Хоскинс принимался внушать Дандриджу, что пить по полкружки не дело – это порция для мальчиков (слово «мальчики» он произносил с какой-то нехорошей интонацией), а настоящему мужчине и целая кружка – что слону дробина. К концу поездки Дандридж выхлестал столько хэндименовского тройного, сколько в жизни не пил.

– Вечером в гольф-клубе будем отмечать одно событие, – сказал Хоскинс, когда они приближались к воротам городской заставы. – Может, заскочите…

– Я хотел лечь пораньше.

– Жаль. Познакомились бы кое с кем из местных тузов. А то подумают, что вы выпендриваетесь – чего хорошего?

– Ну ладно, – неохотно согласился Дандридж. – Приму ванну, перекушу, а там посмотрим.

– Тогда до скорого, – бросил ему вслед Хоскинс.

Дандридж поднялся в номер. Теперь залезть в ванну, поужинать – и он будет как огурчик. Он захватил полотенце и прошел в ванную. Окунувшись ненадолго в чуть теплую воду (газовая колонка по-прежнему барахлила), он действительно почувствовал себя лучше. После ужина Дандридж рассудил, что в словах Хоскинса есть резон: пожалуй, для пользы дела и впрямь стоит свести знакомство с кем-нибудь из местных тузов. Он спустился, сел в машину и направился в гольф-клуб.

– Вы-таки приехали? Вот здорово, – обрадовался Хоскинс, когда Дандридж протиснулся к нему через толпу гостей. – Что будете пить?

Дандрядж попросил джин с тоником. Пиво ему сегодня уже в горло не лезет. Вокруг дюжие субъекты громогласно разглагольствовали о коварных лунках на третьей дорожке и водных преградах на пятой. Дандрндж к этой болтовне даже не прислушивался. Вернувшийся Хоскннс принес ему джин и представил некоего мистера Снелла.

– Приятно познакомиться, сэр, – добродушно прогудел мистер Снелл в пышные усы. – Ну, как ваша партия?

Дандридж не любил, когда незнакомые люди заговаривают с ним о политике. Он думал было осадить бесцеремонного типа, но вместо этого сдержанно ответил:

– Более-менее.

– Никак, проиграли? Так вы в гольфе новичок? Не беда, обвыкнете. Все мы когда-то только начинали.

Мистер Снелл побрел прочь, а Дандридж двинулся в другую сторону. Озираясь на испещренные красными прожилками физиономии мужчин и крашенные хной шевелюры женщин, он клял себя на чем свет стоит. Дернул его черт сюда прийти! Если в здешних краях это, как уверяет Хоскинс, самые влиятельные люди, пусть он сам с ними и якшается. Дандридж выбрался на террасу и с ненавистью уставился на лужайку для гольфа. Вот допьет джин – ив гостиницу. Он залпом выпил свой стакан и уже собирался уйти с террасы, как вдруг рядом с ним раздалось:

– Вы в бар? Тогда захватите и на мою долю.

Услыхав этот тихий, вкрадчивый голосок, Дандридж обернулся. На него смотрели знакомые миндалевидные глаза. Ему мгновенно расхотелось уезжать. Он сходил в бар и принес два стакана.

– Как они надоели с этими разговорами, – посетовала незнакомка. – Вам очень нравится гольф?

Дандридж ответил, что вообще в него не играет.

– Я тоже. Скучная игра. – Незнакомка присела и положила ногу на ногу. Ножки у нее были прелестные. – Спортсмены не в моем вкусе. Я предпочитаю интеллектуалов. – Она одарила Дандриджа улыбкой. – Меня зовут Салли Боулз. А вас?

– Дандридж, – представился Дандридж и уселся так, чтобы получше видеть ножки незнакомки.

Через десять минут он принес еще два стакана. А через двадцать минут – еще два. Он уже не раскаивался, что пришел в клуб.

Мисс Боулз рассказала, что приехала погостить к дяде. Сама она тоже из Лондона. Работает консультантом в салоне красоты. Дандридж ввернул, что это сразу видно. Мисс Боулз пожаловалась, что в этой глуши можно умереть со скуки. Дандрвдж ее поддержал и пустился на все лады восхвалять прелести столичной жизни. Слушая его монолог, мисс Боулз не сводила с него манящих миндалевидных глаз. В сгущающихся сумерках Дандридж любовался ее ножками, а она то клала правую ногу на левую, то левую на правую. Наконец Дандридж предложил выпить еще по стаканчику, но мисс Боулз вызвалась сходить в бар сама:

– Теперь моя очередь. И к тому же мне надо попудриться.

Она удалилась, а Дандридж остался сидеть на террасе, млея от восторга. Когда мисс Боулз вернулась, вид у нее был озабоченный.

– Представляете, дядя уехал, а меня забыл, – сообщила она. – Должно быть, решил, что я уже вернулась домой. Может, вы меня подбросите, если вас не затруднит?

– Затруднит? Да что вы! За счастье почту. – Дандридж приложился к стакану. У напитка оказался необычайно горький вкус.

– Ой, извините, я принесла кампари, – спохватилась мисс Боулз, но Дандридж ее успокоил: ничего страшного. Допив вино, они спустились с террасы и направились к автостоянке.

– Вечер прошел просто замечательно, – сказала мисс Боулз, забравшись в машину Дандриджа. – Разыщите меня, когда вернетесь в Лондон.

– С радостью. Мне бы хотелось узнать вас поближе.

– Это я вам обещаю.

– Вы не шутите?

– Зови меня на «ты», – проворковала мисс Боулз и нежно прильнула к Дандриджу.

– Ах, Салли, – начал Дандридж, но вдруг на него накатила смертельная усталость. – Мне действительно хочется узнать тебя поближе…

– Узнаешь, зайчик, узнаешь. – Мисс Боулз выхватила из ослабевшей руки Дандриджа ключ от машины. Что было дальше, Дандридж уже не помнил.


Между тем в Лондоне в квартире миссис Фортби происходило следующее. Сэр Джайлс навзничь лежал на кровати, а миссис Фортби стягивала его ремнями. Время от времени сэр Джайлс для вида легонько отбрыкивался и хрипло хныкал, однако миссис Фортби была неумолима – по крайней мере, внешне. По замыслу сэра Джайлса, ей как раз была отведена роль неумолимой истязательницы, и она старалась изо всех сил. Увы, роль никак ей не давалась: миссис Фортби, добрая душа, не имела привычки связывать и пороть кого бы то ни было – по своим убеждениям она была противницей телесных наказаний. Именно из-за своих передовых взглядов она и согласилась ублажать сэра Джайлса. «Раз бедняжке это в радость, как я могу сказать „нет“?» – оправдывалась она перед собой. И все-таки говорить ему «нет» ей приходилось частенько – этого требовал мучительный обряд, придуманный сэром Джайлсом. Но в полумраке и добрейшая миссис Фортби сойдет за свирепую садистку, тем более что силой ее Бог не обидел, а костюм она носила так, что поневоле поверишь. Костюмов было несколько. Сегодня она предстала перед сэром Джайлсом в обличье Женщины-Кошки, мисс Дракулы, Жестокой Любовницы, Подвергающей Испытаниям Беззащитную Жертву.

– Нет-нет-нет, – скулил сэр Джайле.

– Да-да-да, – твердила миссис Фортби.

– Нет-нет-нет.

– Да-да-да

Миссис Фортби насильно раздвинула ему челюсти и сунула в рот надувной кляп.

– Нет…

Поздно. Миссис Фортби надула кляп и оглядела сэра Джайлса с плотоядной улыбкой. Литые груди нависли над ним зловещей тяжестью, руки, затянутые в перчатки…

Миссис Фортби вышла в кухню, поставила чайник и, дожидаясь, пока он закипит, принялась задумчиво грызть диетическое печенье. Временами ее брала досада оттого, что сэр Джайлс бывает у нее лишь наездами, и она мечтала хоть немного укрепить их отношения. Надо будет с ним поговорить. Она сполоснула заварной чайник, бросила в него сразу три пакетика с чаем и залила кипятком. В конце концов, годы-то летят. А как было бы славно стать леди Линчвуд! Она огляделась: куда это запропастилась крышка от чайника?

Связанный сэр Джайлс еще немного побарахтался, затих и стал в блаженном изнеможении дожидаться своей жестокой любовницы. Ждать предстояло долго. Но в промежутках между пароксизмами страсти в голову опять лезли мысли о Дандридже. Лишь бы Хоскинс не напортачил. Беда с этими подчиненными: того и гляди подведут. Сэр Джайлс предпочитал улаживать свои дела без посторонней помощи, однако в этом случае он счел за благо оставаться в тени: слишком уж многим он рискует. Сперва кнут, потом пряник. Интересно, во что ему обойдется этот пряничек. Две тысячи? Три? Четыре? Дороговато. Да еще Хоскинсу пять тысяч. И все же игра стоит свеч. Зачем мелочиться, если взамен он получит сто пятьдесят тысяч фунтов? И сумеет насолить леди Мод. Ох, и взъестся она, когда узнает, что автомагистраль все-таки пройдет через теснину. Так ей, подлюге, и надо. Но куда это провалилась миссис Фортби? Чего она там копается?

А миссис Фортби допила чай и налила себе вторую чашку. Ей становилось душно в тесном костюме. Ванну, что ли, принять? Она пошла в ванную, открыла кран, но тут вспомнила, что у нее как будто осталось еще какое-то дело.

– Господи, ну какая же я растяпа. Память совсем дырявая, – пробормотала она и взяла розгу. Жестокая Любовница Мисс Дракула вошла в спальню и закрыла за собой дверь.


Блотт сидел у себя в библиотеке за книгой сэра Артура Брайента [14], однако мысли его были заняты отнюдь не Веком Изящества. Они снова и снова возвращались к леди Мод, миссис Уинн, Дандриджу, сэру Джайлсу. К тому же принц-регент Блотту не нравился. «Корова в павлиньих перьях», как считал Блотт. И прочие Георги тоже так себе. То ли дело якобинцы. Крах великого замысла. Красавец принц Чарли [15]. Охваченный романтическим порывом, Блотт готов был упасть к ногам леди Мод и открыть ей свои чувства. Но нет, такого дурака он не сваляет. Она, чего доброго, разозлится. Или хуже того – рассмеется. Представив, как она зальется презрительным смехом, Блотт отложил книгу и вышел из сторожки. Стоял прекрасный вечер. Солнце скрылось за холмами, однако небо еще не потемнело. «Пивка бы сейчас», – подумал Блотт. Но в Гильдстед Карбонелл он не поедет. Миссис Уинн понадеется, что он проведет у нее ночь, а Блотта при одной мысли об этом с души воротит. Вчера он целый вечер терзался угрызениями совести и собирался с духом, чтобы объявить миссис Уинн, что между ними все кончено. Однако здравый смысл в конце концов победил. Не пара он леди Мод. Ему остается только мечтать о ней. И Блотт предавался этим мечтам, занимаясь любовью с миссис Уинн, которая надивиться не могла его вновь разгоревшейся страсти.

– Совсем как в прежние времена, – промолвила она томно, когда Блотт оделся и собрался в обратный путь.

Нет, больше он в «Ройял Джордже» ночевать не останется. Лучше пойти прогуляться. Кроликов у сосняка пострелять. Блотт прихватил двустволку и двинулся по парку. Неподалеку тихо журчала река, воздух был напоен летними ароматами. Из куста доносилась песенка дрозда. Но Блотт ничего вокруг не замечал. Он представлял, как в один прекрасный день все переменится, как леди Мод попадет в беду, а он придет к ней на выручку, как, оценив его отвагу, она догадается о его подлинных чувствах, как они наконец соединятся и познают любовь и счастье. Когда он добрался до сосняка, уже совсем стемнело – где уж тут охотиться на кроликов. Но Блотт про кроликов и думать забыл: он увидел, что в спальне леди Мод зажегся свет. Неслышно ступая по траве лужайки, Блотт подкрался к дому, задрал голову, да так и стоял, пока свет снова не погас. Тогда он вернулся в сторожку и лег спать.

12

Дандридж очнулся в машине, которая была припаркована на стоянке рядом с Лондонским шоссе. Он продрог, голова раскалывалась, в ребра уперся рычаг переключения скоростей. Дандридж выпрямился, вытащил ноги из-под рулевой колонки и попытался сообразить, где он, за каким чертом его сюда занесло и что с ним случилось. Вечеринку в гольф-клубе он помнил очень отчетливо. Вспомнил и как беседовал с мисс Боулз на террасе. И даже как шел с ней к машине. А что было дальше – как отрезало.

Дандридж вылез из машины размять ноги и тут обнаружил, что брюки на нем расстегнуты. Он поспешно застегнул их и, чтобы скрыть смущение, машинально потянулся поправить галстук. Галстука не оказалось. Дандридж нащупал расстегнутый воротник рубашки, а под ней майку. Только надета она как будто задом наперед. Дандрндж отвернул краешек и увидел ярлык: «Сент-Майкл. Чесаный хлопок». Ну точно: задом наперед. Кстати, и трусы сидят как-то странно. Он шагнул и споткнулся, наступив на собственный шнурок. Ботинки развязаны. Дандридж прислонился к автомобилю. Он порядком встревожился, и было от чего: оказаться черт знает где в… Он посмотрел на часы. В шесть часов утра. Ботинки развязаны, рубашка и майка надеты задом наперед, брюки расстегнуты. Да еще этот провал в памяти; последнее, что он помнит, – как садился в машину с девушкой, у которой были миндалевидные глаза и прелестные ножки.

И вдруг Дандридж со всей ясностью представил кошмарные события этой ночи. Да ведь он, наверно, ее изнасиловал! Внезапный приступ безумия. Небось, оттого-то и голова болит. Вот что значит годами предаваться распутству со сборнойг женщиной. Свихнулся, изнасиловал, а может, и убил. Он взглянул на свои руки. Крови мет – и то утешение. А вдруг он ее задушил? Такое ведь тоже нельзя исключить. Да мало ля еще злодейств, которые тоже нельзя исключить! Дандридж с трудом нагнулся, завязал ботинки, заглянул в кювет и, убедившись, что трупа там нет, забрался в машину. Что теперь делать? Ясно одно: попусту торчать на стоянке незачем. Он завел машину и выехал на шоссе. У первого же указателя он обнаружил, что едет в сторону Лондона. Дандридж развернулся и погнал в Уорфорд. Оставив автомобиль во дворе «Герба Хэндименов», он тихонько пробрался в свой номер и юркнул в постель. Там и нашла его гостиничная девица, принесшая чай.

– Который час? – спросил Дандридж заспанным голосом.

Девица развязно ухмыльнулась:

– А то вы не знаете. Вы ведь только что вернулись. Я видела, как вы крадетесь по лестнице. Всю ночь, поди, с дамочками куролесили?

Она поставила поднос и удалилась. «Какой же я кретин!» – подумал Дандридж. Он попил чаю, но ему стало только хуже. Остается ждать, когда он пойдет на поправку, а до той поры лучше ничего не предпринимать. Дандридж повернулся на бок и заснул. Проснулся он в полдень. Умылся, побрился, пристально глядя в зеркало: не заметно ли в его лице признаков помешательства на сексуальной почве? Но из зеркала на него смотрела вполне обычная физиономия. Впрочем, Дандриджа это не успокоило – у душегубов лица, как правило, тоже вполне обычные. А может, у него просто-напросто временная потеря памяти, амнезия? Допустим, но как все-таки объяснить, что майка и трусы на нем сидят задом наперед? Получается, ночью он их снимал и снова надевал. Хуже того, надевал так поспешно, что даже не заметил своей оплошности. Значит, одевался он в панике или, по крайней мере, был чем-то очень встревожен. Дандридж спустился в ресторан и приступил к завтраку.

Надо будет после завтрака раздобыть телефонный справочник и найти там фамилию Боулз. Конечно, не исключено, что дядя Салли носит другую фамилию, но проверить стоит. А если ничего не получится, можно наведаться к Хоскинсу или заглянуть в гольф-клуб. Или нет, лучше не надо. Незачем посторонним знать, что он вчера подвозил мисс Боулз домой. И еще неизвестно, довез ли.

Но заглядывать в телефонный справочник не пришлось. Когда Дандридж проходил мимо стойки администратора, ему вручили большой конверт. Он был адресован мистеру Дандриджу, с пометой «Лично. В собственные руки». Дандридж поднялся в номер и вскрыл конверт. Боже, какое счастье, что он не распечатал его прямо в вестибюле! Теперь Дандридж знал, как он провел ночь.

Он уронил фотографии на кровать и упал в кресло, но, спохватившись, бросился запирать дверь. Потом вернулся к кровати и уставился на снимки. Глянцевые фотографии, двадцать на двадцать пять. На них такая похабщина, что смотреть противно. Снимали со вспышкой, и изображение получилось на редкость четкое. А изображен на них был – да еще как отчетливо изображен – Дандридж, который без зазрения совести нагишом предавался вместе с мисс Боулз таким непотребствам, до каких ему самому нипочем не додуматься. Действительно ли его партнершей была мисс Боулз, Дандридж поручиться не мог. По крайней мере, ему так показалось. Но поскольку на ней, видимо… да нет, не видимо, а точно, была маска наподобие капюшона, узнать, кто это на самом деле, было невозможно.

Дандридж наскоро просмотрел фотографии и дошел до снимка, на котором красовался мужчина в капюшоне. Он поспешно сунул фотографии в конверт и, обливаясь потом, присел на краешек кровати. Снял девочку, нечего сказать. Нет, это слово не подходит – сняли-то как раз его самого: вот они, снимки. Кто-то пытается его шантажировать.

Кой черт «пытается». Не пытается, а именно шантажирует. Но у Дандриджа нет денег. Чем же откупиться от вымогателя? Он открыл конверт и вновь уставился на снимки, изобличающие его порочную натуру. Мисс Боулз. Мисс Боулз. Наверняка это не настоящая ее фамилия. Салли Боулз. Где-то он уже слышал это имя. Ну конечно! Салли Боулз, героиня пьесы «Я – фотоаппарат» [16]. Тут и подсказки не требуется. Ах, как его поимели! Причем, если судить по снимкам, поимели не один раз.

Пока Дандридж ломал голову, как ему теперь быть, зазвонил телефон. Дандридж схватил трубку.

– Алло.

– Мистер Дандридж? – осведомился женский голос.

– Я слушаю, – срывающимся голосом проговорил Дандридж.

– Ну, как вам понравились пробные отпечатки?

– Отпечатки? Ах ты дрянь! – завопил Дандридж.

– Можешь звать меня Салли. К чему нам теперь церемонии разводить.

– Что тебе надо?

– Тысячу фунтов… для начала.

– Тысячу? Нет у меня тысячи фунтов!

– Нет – так достань. Это в твоих же интересах, дорогуша.

– Как бы тебя саму не достали! – бушевал Дандрадж. – Вот позвоню в полицию – она тебя из-под земли достанет.

– Только попробуй, – вмешался суровый мужской голос. – Мы те харю-то располосуем. Думаешь, с шелупонью какой разговариваешь? Мы тут все в законе, понял?

Дандридж понял. Как не понять. В трубке снова раздался женский голос:

– Учти: у нас и в полиции свои люди. Стукнешь – нам мигом дадут знать. Так что ищи-ка ты лучше тысячу фунтов.

– Но я не могу…

– А звонить нам не надо. Мы тебе сами позвоним, – пообещала мисс Боулз и бросила трубку.

Дандридж положил трубку не так поспешно. Потом скорчился и схватился за голову.


Сэр Джайлс возвращался из Лондона весьма довольный. Миссис Фортби на этот раз превзошла себя, до сих пор приятно вспомнить. Но еще больше порадовала его таинственная фраза, которую бросил в телефонном разговоре Хоскинс: «Рыбка на крючке». Остается раскинуть сеть, в которой Дандридж окончательно запутается. Запарковав машину, сэр Джайлс поднялся к себе в приемную для избирателей и вызвал Хоскинса.

– Вот полюбуйтесь. – Хоскинс разложил на столе фотографии. – Снимочки первый сорт.

Сэр Джайлс с удовольствием оглядел снимки.

– Замечательно. Одно слово – замечательно. Ну и что наш любовничек?

– Потребовали с него тысячу. А он говорит – нету.

– Получит он свою тысячу, будьте благонадежны. Он за эту тысячу откупится от шантажистов, а мы за эти же деньги купим его с потрохами. Больше он ни о каком туннеле не заикнется. Теперь Оттертаунская трасса – дело решенное.

Хоскинс ушам своим не поверил:

– Оттертаунская? Вы же хотели, чтобы магистраль пролегла через теснину. Я думал…

Сэр Джайлс собрал фотографии, положил в конверт, а конверт сунул к себе в кейс.

– Эх, Хоскинс, ваша беда в том, что вы не видите дальше собственного носа. По-вашему, я должен отказаться от великолепного поместья и красавицы жены? По-вашему, мне не дороги интересы избирателей вроде генерала Бернетта и мистера Буллетт-Финча, так его растак? Конечно же, дороги. Сэр Джайлс – честнейший малый, защитник обездоленных.

И, предоставив Хоскинсу самому догадываться, что это вдруг на него нашло, сэр Джайлс покинул кабинет.

Спутать след – самое милое дело, размышлял сэр Джайлс, садясь за руль. Так можно убить сразу двух зайцев. Во-первых, Пакерингтона: решение о прокладке магистрали через Оттертаун его точно убьет. Его кончина доставит сэру Джайлсу несказанную радость. Пакерингтон ему ни сват ни брат. Слишком много из себя строит. Итак, заяц номер один – Пакерингтон. Далее, в Оттертауне будут назначены дополнительные выборы, в результате магистраль все-таки пустят через теснину, и с Хэндимен-холлом будет покончено. Это заяц номер два. К тому времени сэр Джайлс заломит за поместье еще больший выкуп, и никто, по крайней мере Мод, не посмеет обвинить его в том, что он-де недостаточно усердствовал. Тут только одна загвоздка – старый осел лорд Ликем. Ему хоть кол на голове теши: заладил про Клинскую теснину – и все тут. Но это еще полбеды. Мод способна доставить неприятности и посерьезнее. Как бы и впрямь не лишиться места в парламенте. Но зато он получит сто пятьдесят тысяч, а уж миссис Фортби его ждет не дождется. Как бы ни повернулось дело, сэр Джайлс в любом случае не прогадает. Теперь самое главное – похерить затею с туннелем. Он остановился у «Герба Хэндименов», зашел в гостиницу и попросил передать Дандриджу, что сэр Джайлс Лннчвуд желал бы побеседовать с ним в гостиной.

Дандридж спустился в гостиную. Он был не в духе. Сейчас ему меньше всего хотелось беседовать с членом парламента от Южного Уорфордшира. Насчет шантажа с ним не посоветуешься. Но сэр Джайлс встретил его с такой сердечностью, какой, по мнению самого Дандриджа, он уже не заслуживал.

– Очень, очень приятно познакомиться, – твердил сэр Джайлс и яростно тряс вялую руку Дандриджа. – Я, голубчик, давно собирался к вам заехать и поговорить насчет недоразумения с магистралью. Да вот, как на зло, пришлось отлучиться в Лондон. Как обслуживание? Эта гостиница принадлежит нам с женой. Если что не так, только скажите – я распоряжусь. Пойдемте-ка в отдельный кабинет, выпьем чаю.

Он провел гостя в небольшой кабинет с телевизором. Там сэр Джайлс плюхнулся в кресло и достал сигару.

– Курите?

Дандридж покачал головой.

– И правильно делаете. А впрочем, от сигар, говорят, никакого вреда. К тому же невелик грех. И что за мужчина без недостатков, правда? – Сэр Джайлс обрезал кончик сигары серебряным ножичком.

Дандридж вздрогнул. Сигара напоминала ему нечто такое, что играло не последнюю роль в его занятиях с мисс Боулз. А уж что касается грехов…

– Так вот насчет автомагистрали, – продолжал сэр Джайлс. – Давайте начистоту. Не люблю я ходить вокруг да около, по мне лучше рубить сплеча. Такой уж у меня характер: сразу беру быка за рога. Только так мне и удалось выйти в люди. – На миг он умолк, чтобы Дандридж успел оценить его богатую образами речь и коварную прямолинейность. – И должен вам заметить, что ваша затея насчет прокладки автомагистрали через мои владения мне ох как не нравится.

– Это, собственно, не моя идея, – возразил Дандридж.

– Лично вы ничего такого не предлагали. Но ведь это же ваша министерская шатия-братия додумалась пустить чертову дорогу через теснину. Скажете, не так?

– Видите ли, дело в том, что…

– Ага! Что я говорил? Значит, так оно и есть. Меня на мякине не проведешь.

– …Дело в том, что сам я против прокладки дороги через теснину, – закончил Дандридж, когда сэр Джайлс наконец дал ему вставить словечко.

Сэр Джайлс посмотрел на него с сомнением:

– Вот как? Приятно слышать. Вы, значит, стоите за Оттертаунское направление? Похвально, похвально. Этот вариант куда удачнее.

– Нет, я не за Оттертаунскую трассу. А вот туннель под Клинскими холмами…

Сэр Джайлс разыграл удивление:

– Минуточку. Клинский лес отведен под живописные виды. Кто же это вам позволит устраивать там кавардак?

Его манера то и дело менялась, словно направление ветра. Сейчас он говорил с небрежностью заводского работяги.

– Никакого кавардака не… – начал Дандридж, но тут сэр Джайлс перегнулся через стол и приблизил к нему свирепое лицо.

– Ну да, как же. Вот что я вам скажу, молодой человек, – процедил он, тыча Дандриджа пальцем в грудь. – Чтоб ни про какие туннели я больше не слышал. Хватит рассусоливать, принимайте решение – и точка. Какое – дело ваше. Он мне будет про туннели баки заливать, а я, понимаешь, сиди кукуй! Бабе моей мозги пудрите, со мной этот номер не пройдет. Мне нужна полная ясность. Да или нет. Оттертаунская трасса – да, Клинская теснина – нет.

И он откинулся в кресле, попыхивая сигарой.

– В таком случае разговаривайте с лордом Ликемом, – ледяным тоном ответил Дандридж. – Последнее слово за ним.

– За кем? За лордом Ликемом? Уж мне-то можете не рассказывать. Можно подумать, министр направил вас сюда за тем, чтобы вы позволили старому хрычу своевольничать. Вам же поручено внушить ему нужное решение. Меня не проведешь: у меня на спецов глаз наметанный. Как вы скажете, так он и сделает.

Дандридж воспрял духом. Наконец-то он сподобился долгожданного признания.

– Пожалуй, некоторым влиянием я действительно обладаю, – согласился он.

Сэр Джайлс просиял:

– Вот видите! По-настоящему способного человека не часто встретишь. Я их нюхом чую. А уж отблагодарю так, что мое почтение. Вы как поговорите с лордом Ликемом, загляните ко мне. Не пожалеете.

Дандридж выкатил на него глаза.

– Вы хотите сказать, что…

– Валяйте напрямик – чем вас отблагодарить. – Сэр Джайлс многозначительно подмигнул. – Я все время твержу: кто со своими щедр, тот и чужого не обидит. Так ведь? Я не выжига какой-нибудь. В долгу не останусь.

Он затянулся сигарой, пристально следя сквозь клубы табачного дыма за выражением лица Дандриджа. Дандридж понял, что самое время отбросить стеснительность. Он нервно сглотнул слюну.

– Премного благодарен, – произнес он.

– И кончен разговор! – воскликнул сэр Джайлс. – Как только я вам понадоблюсь, милости прошу ко мне в приемную или в Хэнднмен-холл. Проще всего застать меня утром в приемной,

– Но что я скажу лорду Ликему? Он решительно настроен в пользу Клинского направления.

– А вы передайте, что, если он станет упорствовать, моя драгоценная супружница возьмет его на цугундер за незаконный арест. Так прямо и передайте.

– Вряд ли лорду Ликему это понравится, – забеспокоился Дандридж. Ему вовсе не хотелось приставать к старому судье с угрозами.

– И еще передайте, что я его обдеру как липку. Не забудьте, у меня есть свидетели, влиятельные люди. Они и под присягой подтвердят, что он на расследовании был пьян и буянил. И вдобавок оскорблял присутствующих. Скажите, что мы его опозорим на весь свет, выжмем из него все до последнего гроша. Он у меня попляшет.

– И все же я сомневаюсь, что лорду Ликему эта понравится, – повторил Дандридж. В чем он не сомневался, так это в противоположном,

– Конечно, не понравится. Со мной шутки плохи.

Дандридж уже убедился. После ухода сэра Джайлса он вернулся в номер и еще раз просмотрел фотографии. Фу, гадость. Дандридж даже принял таблетку аспирина. Затем нехотя отправился в Загородную больницу. Придется убеждать лорда Ликема изменить решение. Сэр Джайлс обещал отблагодарить – значит, надо сперва заслужить эту благодарность. Другого выхода нет. Если Дандридж не примет это предложение, он погиб.


По пути домой сэр Джайлс остановил машину, открыл кейс и достал фотографии. А ведь правда есть на что посмотреть. Миссис Уильямс – женщина с фантазией, что есть то есть. И собой недурна. Очень даже недурна. Может, заглянуть к ней как-нибудь на днях? Сэр Джайлс убрал фотографии и поехал дальше.

13

Найти лорда Ликема в Загородной больнице оказалось нелегко. В палате Дандридж никого не обнаружил.

– Завел скверную привычку слоняться по больнице, – объяснила старшая сестра. – Поищите в аббатстве. Вечно он там сшивается. А ведь ему это вредно. Говорит, что ему нравится разглядывать могильные плиты. По-моему, нездоровый интерес.

– Может быть, травма сказалась на его психике? – с надеждой предположил Дандридж.

– Трудно сказать. Лорды, как я заметила, все с приветом.

В конце концов Дандридж отыскал лорда Ликема в саду. Тот расписывал отставному ветерану достоинства плетки-девятихвостки. На свое счастье, его собеседник страдал глухотой.

– Ну что там еще? – окрысился лорд Ликем на прервавшего его Дандриджа.

– Можно вас на пару слов?

– Что такое?

– Я насчет автомагистрали.

– Да в чем дело-то? В понедельник я возобновляю расследование. Вы что, подождать не можете?

– Боюсь, что нет. Видите ли, в результате обстоятельного полевого исследования привходящих социально-экологических и географических факторов…

– Тьфу ты! А говорил – на пару слов.

– …Мы пришли к выводу, – продолжал Дандридж, отчаянно придумывая подходящую к случаю наукообразную заумь, – что, учитывая…

– Так что вы все-таки выбрали? Оттертаун или Клинскую теснину? Да не тяните вы кота за хвост.

– Оттертаун, – выпалил Дандридж.

– Через мой труп.

– Надеюсь, до этого не дойдет, – покривил душой Дандридж. – Я только вот о чем хочу вас предупредить. Как вам, должно быть, известно, правительство поставило своей целью погасить недовольство общественности, вызванное строительством автомагистрали…

– И вы думаете, если снести семьдесят пять новых .муниципальных домов, недовольство общественности утихнет? – возразил лорд Ликем.

– …Однако судебный иск, который намерена вчинить вам леди Линчвуд, несомненно…

– Вчинить мне иск? – воскликнул судья. – Она собирается…

– За незаконный арест, – пояснил Дандридж.

– Но ее арестовала полиция! Если у нее есть какие-то претензии, пусть разбирается с теми, кто виноват. Все равно ни один судья в здравом уме не признает ее правоту.

– Как я понял, она хочет пригласить в качестве свидетелей ряд весьма почтенных граждан. Они готовы подтвердить под присягой, что вы были пьяны.

Лорд Ликем сердито запыхтел.

– И допускали личные оскорбления. – Дандридж стиснул зубы. – И нарушали общественный порядок, И вообще по состоянию здоровья вас следовало бы отстранить…

– Что-о?! – вскричал судья с такой яростью, что компанию престарелых пациентов как ветром сдуло, а с крыши больницы вспорхнула стайка голубей.

Когда эхо на Эбби-клоус умолкло, Дандридж продолжал:

– Короче говоря, она вознамерилась выставить вас в неприглядном свете. Разумеется, такой поворот дела не в интересах министра, вы же понимаете.

Но лорд Ликем, по всей видимости, уже ничего не понимал. Он как подкошенный рухнул на скамейку и с ненавистью уставился на свои домашние тапочки.

– И конечно, – не давая ему опомниться, продолжал Дандридж, – многие склонны подозревать, что из-за ваших с леди Линчвуд разногласий относительно Клинской трассы решение ваше окажется небеспристрастным.

– Небеспристрастным? – выдохнул лорд Ликем. – Да ведь решение насчет теснины само напрашивается.

– А скажут, что вы его приняли из-за иска, который леди Линчвуд собирается вам предъявить. Но если вы поддержите Оттертаунскую трассу… – Дандридж умолк, чтобы лорд Лнкем сам догадался о последствиях.

– Вы полагаете, что она одумается?

– Полагаю, что да, – подтвердил Дандридж. – То есть я совершенно уверен, что да.

В «Герб Хэндименов» Дандридж вернулся весьма довольный собой. Он и сам не предполагал, что с отчаяния может быть так речист. Утром надо заглянуть к сэру Джайлсу насчет ста тысяч фунтов. Поужинав раньше обычного, Дандридж поднялся в номер, запер дверь и еще раз посмотрел фотографии. Затем погасил свет и припомнил еще кое-какие действия, которые он мог бы проделать с мисс Боулз, но, увы, не проделал. А разве плохо было бы, к примеру, придушить эту суку к чертовой матери?


Сэр Джайлс и леди Мод в Хэндимен-холле ужинали вдвоем. Обычно их застольные разговоры живостью не отличались и сводились к обмену колкостями, но сегодня оба были настроены благодушно. И причиной их благодушия был Дандридж.

– Ах, какой умный молодой человек, – восхищалась леди Мод, кладя себе спаржи. – Туннель – это, конечно, лучший выход из положения.

Сэр Джайлс не согласился с женой.

– Я совершенно уверен, что он выскажется в поддержку Оттертаунской трассы.

– Не дай бог. Выбрасывать людей на улицу – просто свинство. Бедненькие. Они наверняка будут так же переживать, как я из-за Хэндимен-холла.

– Никто их на улицу не выбрасывает, – успокоил сэр Джайлс. – Им построят новые дома. А вообще-то, те, кто проживает в муниципальных домах, другого обращения и не заслуживают. Они же, дармоеды, сидят на шее у общества.

Но леди Мод возразила, что есть люди, которым просто не дано разбогатеть – так уж они устроены. Взять хотя бы Блотта.

– Блотт просто прелесть, – добавила она. – Знаешь, как он меня сегодня утром удивил? Взял да и сделал мне подарок. Деревянную фигурку. Сам вырезал.

Однако сэр Джайлс даже не слышал ее слов. Он по-прежнему размышлял о тех проживает в муниципальных домах.

– Ох уж мне этот сброд. Ну как им втолковать, что никто не обязан заботиться об их благополучии?

– Он меня так расстрогал, – продолжала леди Мод.

Сэр Джайлс положил себе сырного суфле.

– Пора бы понять, что человек человеку волк. Весь мир живет по закону джунглей. Даже близкие люди – и то цапаются как кошка с собакой.

– Собака? – При этом слове леди Мод очнулась от грез. – Кстати, о собаках. Надо будет мне отослать обратно овчарок. А я уже стала к ним привыкать. Так ты, значит, уверен, что мистер Дандридж выберет Оттертаунскую трассу?

– Еще как уверен. Голову даю на отсечение.

– Однако, – задумчиво заметила леди Мод, – откуда такая уверенность? Ты что же, говорил с ним?

Сэр Джайлс замялся.

– Знаю от надежного человека, – наконец сказал он.

– От Хоскинса. Гнусный тип. Нашел кому верить. Этот и соврет недорого возьмет.

– Между прочим, он утверждает, что наш приятель Дандридж к тебе неравнодушен, – ввернул сэр Джайлс. – Кажется, ты произвела на него впечатление.

Леди Мод обдумала эту новость. Она показалась ей любопытной.

– Не может быть, – усомнилась она. – Выдумывает все твой Хоскинс.

– Тогда понятно, почему Дандридж выбрал Оттертаунское направление. Это ты, прелестница, вскружила ему голову.

– Очень смешно, – возмутилась леди Мод. Ужин закончился. Леди Мод отправилась на кухню мыть посуду, а мысли о Дандридже все не шли у нее из головы. Она испытывала к нему если не теплые чувства, то, по крайней мере, живейший интерес. Была в нем какая-то умилительная беззащитность, которая нравилась ей куда больше, чем отвратная самоуверенность сэра Джайлса. А к тому же… к тому же Дандридж к ней неравнодушен. Хорошо, что ей это известно. Надо влюбить его в себя покрепче. Леди Мод улыбнулась. Вольно сэру Джайлсу заводить шашни в Лондоне, отчего бы и ей не воспользоваться его отсутствием? Но особенно нравилось леди Мод, что она ничего о Дандридже не знает. «Годится», – решила она и вытерла руки.


На следующее утро в одиннадцать часов Дандридж зашел в приемную сэра Джайлса.

– Я переговорил с лордом Ликемом, – отчитался он. – Кажется, мне удалось его убедить.

– Замечательно, голубчик вы мой, замечательно! Очень рад, что у вас все так хорошо получилось. Гора с плеч, честное слово. Ну-с, может, у вас есть какие-нибудь пожелания? – Сэр Джайлс вальяжно откинулся в кресле. – Услуга за услугу.

Дандридж собрался с духом.

– Да, вообще-то у меня есть одна просьба, – начал он и запнулся.

Сэр Джайлс пришел ему на помощь:

– Я вам вот что хочу предложить. Вы человек азартный? Я – да. Спорим на тысячу фунтов, что старикашка Ликем даст добро на Оттертаунскую трассу. Что скажете? Все честь по чести, а?

– На тысячу фунтов? – Дандридж не верил своим ушам.

– Да-да, на тысячу фунтов. Идет?

– Идет, – выговорил Дандридж.

– Вот и молодчина. Я так и знал, что вы согласитесь. А чтобы вы убедились, что я не шучу, вот вам моя ставка. – Сэр Джайлс полез в ящик стола и достал конверт. – Посчитайте на досуге. – Он положил конверт на стол. – Расписки не надо. Вы только не спешите их тратить: подождем, пока Ликем объявит решение.

– Разумеется, – согласился Дандридж и сунул конверт в карман.

– Приятно было побеседовать, – сказал сэр Джайлс.

Дандридж вышел из кабинета и спустился по лестнице. Итак, он только что самым бессовестным образом взял взятку. Впервые в жизни.

А сэр Джайлс выключил магнитофон. Эх, надо было все-таки взять расписку. Пленку, как только закончится расследование, он сожжет. А до той поры лучше перестараться, чем потом раскаиваться.

14

Решение лорда Ликема о том, что трасса автомагистрали должна проходить через Оттертаун, вызвало неоднозначную реакцию. Жители Уорфорда не скрывали своего торжества, в пивных, принадлежащих Хэндименам, посетителей угощали бесплатно. Зато в Оттертауне член парламента Фрэнсис ПакерингТон, которого издергали телефонными звонками и засыпали негодующими письмами, не выдержал и снова занемог. В Лондоне премьер-министр, обрадованный тем, что на сей раз в Уорфорде обошлось без массовых беспорядков, в разговоре с министром по вопросам окружающей среды воздал должное той сноровке, с какой вверенное ему министерство справилось с поставленной задачей. В свою очередь министр по вопросам окружающей среды воздал должное мистеру Рису, который назначил официальным посредником такого умелого специалиста. Однако никто в министерстве восторгов начальника не разделял.

– Ну и влипли мы из-за этого чертова остолопа Дандриджа, – ворчал мистер Джойнсон. – Я с самого начала знал, что нельзя ему поручать такую работу. И вот пожалуйста: из-за того, что дорога пройдет через Оттертаун, ее прокладка обойдется нам в лишних десять миллионов.

– Заварил кашу – не жалей масла, – отозвался Рис. – По крайней мере, мы его сбыли с рук.

– Как же, сбыли. Завтра же он вернется в Лондон и начнет похваляться, как ловко уладил конфликт.

– Не вернется, – успокоил Рис. – Он нас подкузьмил – ему и отдуваться. Министр одобрил его назначение на должность инспектора департамента дорожного строительства в центральных графствах.

– Инспектор департамента дорожного строительства? Что-то не слыхал я про такую должность.

– А ее прежде и не было. Придумали специально для Дандриджа. Зачем – ума не приложу. Знаю только, что ему протежируют какие-то шишки из Южного Уорфордшира. Тут хитрая механика.


Новость об очередном назначении повергла Дандриджа в замешательство. Выходные он безвылазно промаялся у себя в номере: боялся пропустить звонок мисс Боулз и вдобавок не хотел оставлять без присмотра деньги, полученные от сэра Джайлса, – не таскать же их повсюду с собой. Но никто так и не позвонил. В довершение всех бед его жгла мысль о том, что он опустился до взятки. Как ни старался Дандридж убедить себя, что это всего-навсего ставка в споре, ничего не помогало.

– Три года тюрьмы, – пробормотал Дандридж и уже было собрался вернуть деньги, но вспомнил про фотографии. Еще вопрос, сколько лет полагается за те действия, которые ему приписывают.

Расследование возобновилось в понедельник. К тому времени нервы у Дандриджа были уже на пределе. В зале суда он забился в дальний угол и не слышал ни слова из показаний, которые давали свидетели. Толпа полицейских, которых нагнали в зал, чтобы предотвратить новую вспышку насилия, тоже не слишком его порадовала. Дандридж неверно истолковал их присутствие и, не успел лорд Ликем огласить решение, выскользнул за дверь. Он томился в фойе на первом этаже, когда ликующие возгласы, донесшиеся из зала, возвестили об окончании расследования.

Первыми поздравили Дандриджа сэр Джайлс и леди Мод. Они вышли из зала и спустились по лестнице в сопровождении генерала Бернетта и супругов Буллетт-Финч.

– Хорошие новости, – объявил сэр Джайлс.

Леди Мод схватила Дандриджа за руку.

– Мы перед вами в неоплатном долгу, – сказала она, поглядывая на него со значением.

– Пустяки, – смутился Дандридж.

– Вовсе не пустяки, – возразила леди Мод. – Вы мне доставили такую радость. Перед отъездом непременно приходите к нам в гости.

Сэр Джайлс многозначительно подмигнул (Дандриджа от этого подмигивания уже тошнило) и шепнул, что пари есть пари. А Хоскинс упорно тянул его в пивную кое-что обмыть. Дандридж удивился: что им обмывать?

– Не зря же у вас рука при дворе, – уклончиво ответил Хоскинс.

– Рука при дворе? Вы о чем?

– Да мне тут сорока на хвосте принесла, кое-кто замолвил за вас словечко. Подождите, скоро сами все узнаете.

Но Дандридж ждал другого. Он снова засел у себя в номере в надежде, что мисс Боулз все-таки даст о себе знать (хотя слово «надежда» тут едва ли подходит). Однако вместо требования уплатить тысячу фунтов он получил письменный приказ о новом назначении.

– «Инспектор департамента дорожного строительства в центральных графствах, ответственный за координацию работ». Этого только не хватало! – пробормотал Дандридж и бросился названивать в министерство. Он пригрозил, что, если его не отзовут в Лондон, он подаст в отставку. Однако, услыхав восторженные поздравления мистера Риса, тут же передумал.

Даже Хоскинс, которому вроде бы не было причин радоваться, что Дандридж назначен его начальником, остался доволен.

– А я что говорил? – воскликнул он, когда Дандридж поделился новостью. – Рука при дворе, рука при дворе.

– Да ведь я ничего не смыслю в строительстве. Я администратор, а не инженер.

– Чего тут смыслить. Знай следи, чтобы подрядчики укладывались в сроки, – вот и все, – объяснил Хоскинс. – Остальное уж моя забота. Ваше дело работать с людьми, а не с техникой.

– Но я же отвечаю за координацию строительных работ. Видите, вот написано. – Дандридж помахал приказом. – В мои обязанности входит «решать проблемы, связанные с охраной природы и экологией человека». Выходит, это мне предстоит разбираться с жильцами из Оттертауна.

– Ах, вот вы про что. Нашли из-за чего беспокоиться. Я так рассуждаю: пока травка подрастет, воды много утечет.

– Ну разве что так. Просто я еще как-то не привык к этой мысли.

– Подыщу-ка я вам какое-нибудь помещение для работы. А вы присмотрите себе квартиру.

Два дня Дандридж мотался по Уорфорду, выбирая себе жилье. Наконец он снял квартиру по соседству с Уорфордским замком. Дандридж был не в восторге от такого соседства, однако у квартиры имелись свои достоинства: она была оснащена почти всеми удобствами и вообще выгодно отличалась от убогих комнатушек, которые предлагали Дандриджу до нее. Кроме того, в квартире имелся телефон и кое-какая мебель. Особенно важное значение Дандридж придавал телефону. Он вовсе не хотел, чтобы мисс Боулз поняла его действия в том смысле, что он-де не собирается платить тысячу фунтов за фотографии и негативы. Время шло, мисс Боулз о себе не напоминала, и Дандридж мало-помалу успокоился. Может, это просто дурацкий розыгрыш? Он даже отважился спросить у Хоскинса, что за девушка была в тот вечер в гольф-клубе, но Хоскинс уверял, что плохо помнит вечеринку, притом больше половины тогдашней публики он прежде в глаза не видел.

– Хоть убей, не помню, – твердил Хоскинс. – Одно помню: погудели славно. А что это вы про ту девицу спрашиваете? Разыскать хотите?

– Да так, – отмахнулся Дандридж. – Дай, думаю, узнаю, кто такая.

И он отправился к себе на работу обдумывать торжественную церемонию, которая ознаменует начало строительства автомагистрали.


Леди Мод, напротив, только и думала, как бы поскорее отбросить всякие церемонии и установить с Дандриджем более близкие отношения. И вот однажды, когда сэр Джайлс объявил, что на пару недель уезжает в Лондон, она пригласила Дандриджа на ужин. Получив официальное приглашение, Дандридж взял напрокат смокинг и поехал в Хэндимен-холл. Он ожидал застать там многолюдное общество и заранее тушевался – пришлось взбодрить себя парой стаканов крепкого джина.

К приходу гостя леди Мод надела совершенно сногсшибательный наряд. Не то чтобы он так-таки и сшибал с ног, но и устоять на ногах при этом зрелище удавалось не без труда.

– Как славно, что вы приехали, – сказала она, взяв Дандриджа за руку, едва он вошел в дом. – К сожалению, муж по делам отбыл в Лондон. Но я надеюсь, вам со мной будет не очень скучно.

– Как можно, – возразил Дандридж и, как всегда в присутствии леди Мод, почувствовал дрожь в коленках.

Они прошли в гостиную, хозяйка принялась готовить коктейли.

– Я хотела пригласить генерала Бернетта и Буллетт-Финчей, но генерал иной раз никому слова сказать не дает, а Айви Буллетт-Финч не слишком интересная собеседница.

Дандридж пригубил коктейль и удивился: что она сюда намешала? С виду питье безобидное, а на вкус… Зато наряд леди Мод, не в пример двуличному напитку, был куда как откровенен. Покрой шелкового одеяния должен был подчеркивать формы, однако платье явно предназначалось для дамы посубтильнее. Вместо того чтобы где надо скрадывать выпуклости, оно их обтягивало, шелк при движении не шуршал, а взвизгивал. В довершение ко всему платье так туго облегало пышную фигуру, что леди Мод едва могла вздохнуть полной грудью. Проникшись ее страданиями, Дандридж и сам начал задыхаться. Необычной казалась не только внешность леди Мод – непонятная перемена произошла и с ее голосом. Теперь она говорила с какой-то странной хрипотцой.

– Вы, говорят, сняли квартиру? – Леди Мод опустилась рядом с Дандриджем, скрипнув шелковыми доспехами. – Ну и как она вам?

– Снял? Что я снял? – не понял Дандридж, который в ту минуту думал лишь о том, какое это мучение – узкое платье. – Ах, вы про квартиру. Квартира славная.

– Я хочу ее посмотреть. Пригласите меня как-нибудь в гости. Если, конечно, не боитесь, что я вас этим скомпрометирую.

Леди Мод вздохнула, грудь ее взметнулась, как набегающий вал.

– Скомпрометируете? – переспросил Дандридж. Какие пустяки. Можно подумать, подобный тет-а-тет скомпрометирует его сильнее, чем те поганые фотографии. – Что вы. За счастье почту.

Леди Мод кокетливо хихикнула:

– После столичной жизни вам, наверно, будет у нас скучно. Но мы уж постараемся, чтобы вас не заела тоска.

Пока что тоска Дандриджу не грозила. Он примерз к дивану и не знал, куда девать глаза от умопомрачительных прелестей собеседницы.

– Налить вам еще? – нежно, с придыханием проговорила леди Мод, и Дандридж вновь подпал под ее чары. Коктейль, аромат духов, а пуще всего решительность, которую излучала леди Мод, ударили ему в голову. Пускай ни комплекцией, ни апломбом она не походила на идеал Дандриджа, он был готов простить все за ее уверенность в себе. Сам Дандридж этим свойством не обладал (разве что в малой степени. Ничего: разбогатеет, сделает карьеру – появится и уверенность). Поэтому само присутствие леди Мод опьяняло его. Если она держится так уверенно оттого, что за ее спиной несколько поколений знатных предков, значит, родовитость – более ценное качество, чем казалось Дандриджу. Он сделал еще глоток и улыбнулся хозяйке. Та в ответ тоже улыбнулась.

Наступило время ужина. Дандридж уже разошелся вовсю. Он открыл перед хозяйкой дверь, он взял ее под локоток; усаживая ее за стол, он отодвинул стул и снова придвинул так, что краешек стула игриво ткнул ее сзади; он так залихватски откупорил шампанское, будто пьет его чуть ли не каждый день, а когда пробка угодила в люстру и зазвенели стеклянные подвески, он залился беззаботным смехом. Сидя за столом, на котором вслед за устрицами появилась холодная утка, Дандридж махнул рукой на условности. Вдохновленный одобрительной улыбкой леди Мод (можно было подумать, что она зевает или хочет кого-то проглотить), Дандридж решил быть самим собой. И он действительно был самим собой. Впервые в жизни он добился, чего хотел, и даже превзошел себя. Еще одна пробка взмыла под потолок, утку сменила клубника со сливками, и Дандридж пустился во все тяжкие. Он даже не задавался вопросом, не слишком ли предосудительно ужинать вдвоем с замужней женщиной, супруг которой отлучился из дома по делам. Была охота думать о такой ерунде, когда веселье бьет ключом и леди Мод смотрит на него с благосклонной улыбкой. Ощутив под столом толчок коленом, Дандридж убедился, что правильно понял ее улыбку. А тут еще леди Мод положила ладонь ему на руку и принялась слегка поглаживать его пальцы. После кофе она взяла его за руку и предложила потанцевать. Дандридж не раздумывая согласился. Они под ручку прошли в бальный зал с покоробившимся полом. Только когда в огромном зале ярко вспыхнули люстры и на проигрывателе закружилась пластинка, Дандридж сообразил, что попал в дурацкое положение. Дело в том, что танцевать он не умел.

* * *

Блотт спустился с холма, на котором стоял Уилфридов замок. Вот уже неделю он не ездил в Гильдстед Карбонелл, носа не казал в «Ройял Джордже» и не пользовался милостями миссис Уинн. Вместо этого он повадился в пивнушку по дороге от Оттертаунского шоссе к церкви. Конечно, до «Ройял Джорджа» этой забегаловке далеко: скамьи вдоль стен, бочонок хэндименовского пива в углу – вот и все удобства. Но убогая обстановка вполне соответствовала мрачному настроению Блотта. Сегодня он в молчании выпил восемь кружек, почувствовал, что его клонит в сон, и поплелся домой. Неровной походкой поднявшись на холм и миновав церковь, он остолбенел. Окна бального зала Хэндимен-холла, который виднелся внизу, были ярко освещены. Блотт уж и не упомнит, когда там зажигали свет – по крайней мере, после свадьбы леди Мод ни разу. На лужайке перед домом лежали желтые прямоугольные отсветы, за стеклами оранжереи, примыкавшей к бальному залу, сияние озаряло зеленые листья папоротников и пальм. Блотт проковылял вниз по склону, прошел через мост и вступил в сосновую рощу. Вокруг стояла непроглядная темень, но Блотт чутьем угадывал путь. Он вошел в ворота усадьбы, пересек лужайку и направился к террасе. До него донеслись звуки музыки – музыки, которую в наше время уже не услышишь. Блотт обошел дом и заглянул в окно.

Леди Мод танцевала. А может, училась танцевать. А может, учила кого-то танцевать – Блотт так и не понял. Она кружилась по залу, освещенному огромными люстрами, с такой милой неповоротливостью, что у Блотта захватило дух. Она двигалась взад-вперед, туда-сюда, описывала широкие круги, вертелась на месте. Пол под ней заметно прогибался, руками она обхватила какого-то заморыша, лицо которого выражало глубочайшую сосредоточенность. Блотт его узнал. Это же тот самый деятель из министерства, который обедал тут на прошлой неделе. Он и тогда Блотту не понравился, а уж сегодня – тем более. И сэра Джайлса как раз нет дома. Какая мерзость! Блотт чуть не налетел на клумбу и побрел прочь. Пойти да и выложить им все начистоту. А толку-то? Когда Блотт, пошатываясь, проходил мимо парадного, на глаза ему попалась стоявшая возле дверей машина. Он пригляделся. Машина заморыша. А пусть-ка он топает домой пешком. Так ему, поганцу, и надо. Блотт опустился на колени и вывернул ниппель. Потом открыл багажник и выпустил воздух из запасного колеса. Будет знать, скотина, как клеиться к чужим женам. Доковыляв до сторожки, Блотт забрался в постель. Сквозь круглое окошко ему были видны освещенные окна Хэндимен-холла. Блотт уснул, а они все горели, и в ночном воздухе разносилось негромкое пение тромбонов.

15

Если угощение, напитки и усердное кокетство леди Мод воодушевили Дандриджа, то в бальном зале от его воодушевления не осталось и следа. Особенно обескуражила его манера хозяйки исполнять медленный вальс – он даже заподозрил, что пластинку заело. А что касается танго, то Дандридж лишь чудом не надорвался. Как ни уговаривал он партнершу, та ни за что не хотела переключиться на какой-нибудь менее трудоемкий танец.

– У вас прекрасно получается, – уверяла она Дандриджа, наступая ему на ногу. – Вам надо только чуть-чуть поупражняться.

– Давайте станцуем что-нибудь посовременнее.

– Современные танцы такие неромантичные, – поморщилась леди Мод и поставила новую пластинку: куик-степ. – Никакой интимности.

Но интимностью Дандридж был готов поступиться.

– Я, пожалуй, этот танец пропущу, – решил он и захромал к стулу. Не тут-то было. Леди Мод выволокла его на середину и, широко ступая, принялась кружить его по залу. При этом она прижимала партнера к груди такой мощной хваткой, что сопротивляться было бесполезно.

Когда музыка смолкла, Дандридж попытался вежливо, но решительно отвертеться от танцев.

– Я, кажется, у вас загостился.

– Уже уходите? Так рано? Ну выпейте еще во-от такусенький бокальчик шампанского, – засюсюкала леди Мод, хотя впадать в детство ей было как будто рановато.

– Ну хорошо, – сдался Дандридж, выбрав из двух зол – вина и танцев – меньшее.

Они взяли бокалы, перешли в оранжерею и на минуту остановились среди папоротников.

– Дивная ночь. Пойдемте на террасу, – предложила леди Мод и взяла гостя за руку. На террасе они облокотились на каменную балюстраду и уставились в темноту сосняка.

– Не хватает только луны, покровительницы влюбленных, – мурлыкнула леди Мод, повернувшись к гостю. Дандридж взглянул в ночное небо. Время было уже позднее, и Дандридж, хоть и хлебнул шампанского, все-таки прекрасно понимал, что попал в щекотливое положение. В последнее время он прямо-таки не вылезает из щекотливых положений, и вот опять. А ну как сэр Джайлс неожиданно вернется из Лондона и увидит, как Дандридж с его женой на террасе распивают шампанское. Чтобы уйти от разговора о покровительнице влюбленных, Дандридж заметил:

– Похоже, дождь собирается.

– Глупенький, – проворковала леди Мод. – Погода чудесная. Вон какое звездное небо.

– В самом деле. Знаете, мне действительно пора. Спасибо за прекрасный вечер.

– Ну, пора так пора.

Гость и хозяйка вернулись в дом.

– Еще бокальчик? – предложила леди Мод, но Дандридж покачал головой и, хромая, побрел к выходу.

– Заходите еще, – сказала леди Мод, когда он садился в машину. – Не пропадайте надолго. Давно я так не веселилась.

Она помахала ему рукой, и машина отъехала от дома. Но далеко она не уехала: что-то стряслось с управлением. Автомобиль все время сносило влево, слышался какой-то шлепающий звук. Дандридж остановился, вылез и ощупал переднее левое колесо.

– Черт! – вырвалось у него. Колесо спустило. Дандридж вынул из багажника домкрат. Пока он поднимал машину домкратом и снимал колесо, свет в доме погас. Вытащив из багажника запасное колесо, Дандридж поставил его на место поврежденного и убрал домкрат в багажник. Потом он сел за руль, включил двигатель и тронулся с места. Раздалось то же шлепанье, и машину опять повело влево. Дандридж чертыхнулся и снова затормозил.

– Наверно, поставил вместо запаски снятое колесо, – проворчал он и полез за домкратом.


Опечаленная леди Мод потушила свет в бальном зале. Вечер удался на славу; жаль только, что закончился он так скучно. А то уж леди Мод казалось, что Дандридж готов плениться ее скудным обаянием.

Раздевшись, она подошла к зеркалу и окинула себя придирчивым взглядом и презрительно процедила:

– Эти мне мужчины.

Спора нет, по нынешним понятиям она не красавица, но что ей за дело до нынешних понятий? В мире, по законам которого она жила, во всем ценилась основательность: если женщины, то крупные, если мебель, то тяжелая, если аппетит, то зверский, если чувства, то могучие. А вся эта новомодная блажь – разговорчики о сексе, женоподобные мужчины, мужеподобные женщины, всякие там диеты для похудания – нужны ей как прошлогодний снег. Эх, встретить бы сильного мужчину – такого, что в постели не сробеет, не дурак поесть и сумеет подарить ей наследника. От Дандриджа, как видно, этого не дождаться.

– Знал бы, что теряет, голова садовая, – буркнула леди Мод и нырнула в постель.


Между тем садовая голова уже поняла, что теряет. Время, вот что. Поменяв колесо во второй раз, Дандридж снял домкрат и обнаружил, что шина запасного колеса действительно проколота. Он сел в машину и принялся раздумывать, что ему теперь предпринять. Неподалеку в траве прошуршала какая-то грузная тварь, вскрикнула ночная птица. Дандридж захлопнул дверь. Но не ночевать же тут. Он вылез из машины, побрел обратно к дому и позвонил в дверь.

Леди Мод соскочила с кровати и зажгла свет. Стало быть, голова садовая все же вернулась. Гость застал леди Мод врасплох. Она схватила губную помаду, впопыхах подвела губы, напудрилась и обильно подушила за ушами «Шанелью». Потом скинула пижаму, натянула полупрозрачную ночную рубашку и, спустившись в прихожую, отперла дверь.

– Извините, что я так врываюсь, – смущаясь, сказал Дандридж, – но, по-моему, у меня лопнула шина.

Леди Мод понимающе улыбнулась:

– Шина лопнула?

– Да. И даже две шины.

– Ах, даже две?

– Да. Две, – повторил Дандридж. Он и сам чувствовал, что слова его звучат не слишком правдоподобно: трудно поверить, что у автомобиля могут лопнуть разом две шины.

– Да вы заходите, – всполошилась леди Мод.

Дандридж колебался.

– Разрешите мне от вас позвонить в гараж и…

Но леди Мод и слушать не хотела.

– Ни в коем случае, – объявила она. – Все равно никто не приедет: слишком поздно.

Она взяла Дандриджа за руку, втащила в дом и заперла дверь.

– Вы уж извините за беспокойство, – бормотал Дандридж.

Леди Мод только рукой махнула.

– Вот глупенький, – проворковала она. – Пойдемте, присмотрим вам спаленку.

– Ну что вы, право, – начал Дандридж, но леди Мод оставила его слова без внимания. Она повернулась и надушенным, туго надутым парусом поплыла вверх по мраморной лестнице. Дандридж сконфуженно плелся за ней.

На площадке второго этажа леди Мод остановилась и зажгла свет.

– Вот хоть в этой комнате. Я вам постелю, а вы пока можете спуститься и принять ванну.

– Ванну? – выпучил глаза Дандридж. В прихожей было темновато, и он только теперь разглядел необъятные стати своей очаровательницы. Поразило его и лицо хозяйки.

Улыбка леди Мод напоминала глубокую оскаленную рану. И духи впридачу.

– Ванная внизу. Налево по коридору, – подсказала леди Мод.

Дандридж заковылял по коридору, заглядывая то в одну, то в другую комнату. Наконец он отыскал ванную, юркнул внутрь и запер дверь. Когда он вышел из ванной, в коридоре было темно. Дандридж ощупью пробрался на второй этаж. Где же это спальня, которую отвела ему леди Мод? Дверь одной из комнат оказалась не заперта, свет внутри не горел. Дандридж потянулся к выключателю, но не нашел: как видно, выключатель был расположен в другом месте.

– Есть тут кто-нибудь? – прошептал Дандридж.

Никто не ответил. в

– Наверно, здесь, – решил Дандридж и закрыл дверь. В тусклом сиянии, лившемся из окна, он прокрался по комнате и нащупал край кровати. Раздеваясь, Дандридж обратил внимание, что в спальне все еще стоит густой запах духов леди Мод. Дандридж подошел к окну, распахнул и осторожно, чтобы не зашибить обо что-нибудь ноги, двинулся обратно. Едва Дандридж прилег на кровать, как вдруг – о ужас! – из-под одеяла пахнуло «Шанелью Э 5», а вслед за тем оттуда же вынырнула и сама леди Мод собственной персоной. Она обвила Дандриджа руками и с хриплым стоном: «Ах, проказник!» впилась в его губы. В тот же миг он утонул в разгуле настырной плоти. Жуткие жаркие телеса, огромные ножищи, ручищи, губищи, носы, бедра приподняли, облепили его и придавили всей своей тяжестью. Дандридж яростно затрепыхался, но, как видно, леди Мод поняла его сопротивление в обратном смысле, и поглотившая Дандриджа громада от радости заходила ходуном. Единственное, что ему удавалось в таком положении, – думать. Думать и не терять головы. Барахтаясь в объятиях леди Мод, он лихорадочно искал объяснение этому происшествию, а объяснения лезли одно другого гаже: он ошибся дверью; хозяйка в него влюблена; он попал в постель к нимфоманке; она хочет дать мужу повод для развода; она его соблазняет. На этот счет сомневаться не приходится: соблазняет. Ибо только так можно истолковать действия, которые она производила руками – особенно левой. До сих пор Дандридж возбуждался, лишь грезя о воображаемой сборной женщине, и неумелые ласки реальной женщины – а леди Мод была одновременно и реальной, и неумелой – оказались для него непосильным испытанием.

– Произошла ужасная оши… – пискнул он, когда леди Мод оторвалась от него перевести дух. Но она тут же снова припала к его губам, прервав его возражения на полуслове. Так недолго и задохнуться! Отчаяние, охватившее Дандриджа при этой мысли, придало ему решимости. Поистине титаническим усилием он рванулся и вместе с леди Мод, которая прилипла к нему, как пиявка, сверзился на пол. С грохотом повалилась тумбочка. Дандридж вскочил на ноги и пулей вылетел в коридор. Леди Мод, шатаясь, добралась до кровати и дернула шнур выключателя. Огорошенная столь бурным отпором, оглушенная ударом (при падении она стукнулась виском о тумбочку), она проковыляла в коридор, но Дандриджа и след простыл.

– Чего ты робеешь? – крикнула она.

Ответа не последовало. Она прошла в соседнюю комнату, включила свет. И тут никого. Заглянула в следующую – и там его нет. Она ходила из комнаты в комнату, зажигала свет, звала – Дандридж как сквозь землю провалился. Даже незапертая ванная была пуста. Куда он запропастился? И тут со стороны лестницы донесся шорох. Леди Мод вернулась на лестничную площадку, зажгла свет в прихожей и увидела, как Дандридж на цыпочках крадется вниз по ступенькам. На миг он застыл, как окаменевший сатир, устремив на нее жалобный взгляд, а потом опрометью скатился по лестнице и припустился по мраморному полу – только бледные тощие ноги засверкали. Леди Мод перегнулась через балюстраду и расхохоталась. Держась за перила, чтобы не упасть от хохота, она сошла по лестнице.

Смех разносился по пустой прихожей, отдавался в коридорах.

Донесся он и до Дандриджа, который притаился в темном уголке возле кухни. Дандридж содрогнулся. Куда он попал? В жутком хохоте хозяйки ему почудились нотки безумия. Пока он соображал, что ему теперь делать, в конце коридора появился гигантский силуэт преследовательницы. Хохот умолк, теперь она пристально вглядывалась в темноту.

– Да ладно тебе. Выходи, – позвала она.

Нашла дурака. Теперь-то Дандридж понимал, почему у его автомобиля проколоты две шины, почему его пригласили именно в тот день, когда сэр Джайлс в отлучке. Леди Мод – буйная нимфоманка. И вот он, раздетый, беспомощный, оказывается в громадном доме, в богом забытой глухомани, по дому нагишом рыскает дюжая психопатка. И чтобы он к ней вышел? Да ни за что на свете!

Леди Мод затопала по коридору. Дандридж кинулся прочь, наткнулся на стол, врезался в металлические перила и взлетел по лестнице для прислуги. Внизу вспыхнул свет. Дандридж обернулся и поймал взгляд леди Мод. Так и есть, его опасения подтверждаются. Размазанная губная помада, наложенные пятнами румяна, всклокоченные волосы… Полоумная, как есть полоумная! Он что было духу помчался по коридору, а в спину ему несся клич, от которого пропадали последние сомнения насчет ее ненормальности:

– Ату его! Уходит!

Дандриджа как ветром сдуло.


Блотт проснулся и посмотрел в круглое окошко. Вдали ниже кромки холмов неясно вырисовывались очертания Хэндимен-холла. Блотт собрался было повернуться на другой бок и снова уснуть, но внезапно в окне второго этажа вспыхнул свет. Почти тут же осветилось еще одно окно, потом еще. Блотт сел в кровати и стал наблюдать, как то в одной, то в другой комнате зажигается свет. Он взглянул на часы. Десять минут третьего. Тут он заметил, что крыша из цветного стекла над прихожей тоже озарилась светом. Блотт поднялся, открыл окно и продолжал наблюдение. Вдруг до него долетел истерический смех. Или плач. Голос леди Мод. В доме что-то неладно. Натянув брюки и сунув ноги в шлепанцы, Блотт схватил двустволку, сбежал вниз и во весь опор помчался к Хэндимен-холлу. В темноте он чуть не налетел на автомобиль Дандриджа. Ага, паскудник еще здесь. Наверно, гоняет хозяйку по комнатам. Вот отчего зажигаются окна, вот откуда истерический хохот! Ну ничего, Блотт живо прекратит это безобразие. Стиснув ружье, он пересек конный двор и открыл дверь на кухню. Кухня была ярко освещена. Блотт приблизился к двери в коридор и прислушался. Тишина. По коридору он вышел в прихожую и остановился. Должно быть, они наверху. Блотт уже начал подниматься по лестнице, но тут из коридора наверху, задыхаясь, вылетела леди Мод в чем мать родила. Она замерла на верхней ступеньке и смерила Блотта взглядом. Садовник разинул рот. Там, на возвышении, стояла та, которую он любил. Она была прекрасна в любом наряде, но сейчас, без всякого наряда, она была само совершенство. Огромные груди, живот, роскошные бедра – Блотт воочию видел свой идеал. И вдобавок – вот так удача! – ей явно грозит какая-то опасность. По нарумяненным щекам, оставляя грязные разводы, катились слезы. Вот когда он совершит ради нее подвиг!

– Блотт, – окликнула хозяйка. – С какой стати вы тут сшиваетесь? И зачем ружье?

– Я весь к вашим услугам, – объявил Блотт, из почтения к даме выражаясь как настоящий рыцарь.

– К моим услугам? – Леди Мод даже не замечала, что для беседы со своим садовником об услугах она одета не самым удачным образом. – Какие еще услуги? Ваше дело смотреть за садом, а вовсе не шляться тут по ночам в домашних тапочках, да еще с ружьем.

Блотт готов был сквозь землю провалиться.

– Я хотел защитить вашу честь, – пробормотал он.

– Честь? Защитить мою честь? С ружьем? Вы в своем уме?

Блотт уже ничего не понимал. Он-то представлял: ворвется в дом, а хозяйка лежит там поруганная, убитая или хотя бы молит злодея о пощаде. А она вместо этого стоит на лестнице и делает Блотту выговор. Непорядок.

Леди Мод тоже заметила кое-какой непорядок. Она сбегала в спальню и вернулась уже в ночной рубашке.

– Так что вы тут за околесицу несли насчет моей чести? – осведомилась она более уверенным тоном.

– Мне показалось, вы звали на помощь, – пролепетал Блотт.

– Скажите, пожалуйста, «на помощь», – фыркнула леди Мод. – Никого я на помощь не звала. Просто вы опять перебрали. У нас с вами уже был разговор касательно пьянства, и больше я к этой теме возвращаться не собираюсь. И запомните: если вдруг кто-то, с позволения сказать, посягнет на мою честь и мне потребуется защитник – а я вам ручаюсь, что такого не произойдет, – то и в этом случае я не желаю, чтобы вы вламывались сюда с охотничьим ружьем. А теперь ступайте в сторожку и ложитесь спать. И чтобы я этих глупостей больше не слышала, понятно?

Блотт кивнул и понуро спустился с лестницы.

– Свет перед уходом можете погасить.

– Хорошо, мэм. – И Блотт, уязвленный новой несправедливостью, поплелся в кухню, потушил свет, погасил люстры в бальном зале.

Потом через оранжерею вышел на террасу и хотел было закрыть за собой дверь, как вдруг заметил фигуру, притаившуюся среди папоротников. Чиновник из министерства. И тоже нагишом, как леди Мод. Блотт хлопнул дверью и спустился по ступенькам террасы. Он пылал жаждой мести. Ну разве не обидно: он прибегает сюда с самыми благородными намерениями – избавить хозяйку от гнусных домогательств бессовестного охальника, а его отчитывают, оскорбляют, обзывают пьяницей. За что? Посреди парка он остановился, вскинул ружье и выпалил в воздух из обоих стволов. Вот какого он мнения об этом паскудном мире. Вот на каком языке надо с ним разговаривать. На языке силы. Блотт решительно зашагал к сторожке и поднялся к себе в комнату.


Когда забившийся в оранжерею Дандридж услыхал выстрел, он окончательно уверился, что леди Мод покушается на его жизнь. Заманивают в усадьбу, прокалывают шины, пытаются изнасиловать, потом эта ненормальная с хохотом гоняет его голого по всему дому, а теперь еще и мужчина с ружьем устроил на него охоту. И еще одна опасность – замерзнуть насмерть. Дандридж подождал минут двадцать, настороженно прислушиваясь, не ищут ли его, но в доме все было тихо. Тогда он выбрался из укрытия, подкрался к двери на террасу и выглянул наружу. Мужчины с ружьем нигде не видно. Придется рискнуть. Небо на востоке светлеет, скоро рассвет, а удирать надо затемно. Он выскочил на террасу, метнулся по ступенькам и бросился к машине.

Через минуту он уже сидел за рулем и заводил двигатель. Автомобиль набрал самую высокую скорость, на какую только способна машина со спущенным колесом. Дандридж пригнулся, каждую секунду ожидая выстрела. Но выстрел так и не грянул. Машина проскочила под аркой сторожки и въехала в лес. Дандридж включил фары. Подвесной мост остался позади, автомобиль, шлепая резиной, всполз на холм. Его то и дело круто сносило влево. Вокруг, куда ни глянь, высился Клинский лес. Фары выхватывали из темноты зловещие очертания, впереди метались жуткие тени, но леса Дандридж уже не боялся. Что такое ужасы дикой природы по сравнению со злодеяниями, на которые способны люди – люди, от которых он убегает? И когда через две мили с ободов слетела резина, Дандридж без малейшего колебания вылез из машины, достал домкрат, поставил запасное – тоже спущенное – колесо. Оставшуюся часть пути он уже так не гнал и приехал в Уорфорд, когда только-только светало. Бросив машину напротив дома, в неположенном месте, он удостоверился, что его никто не видел, в два прыжка пересек улицу, подлетел к дому и взбежал по наружной лестнице. Но у самой двери квартиры обнаружилось новое препятствие: ключ от квартиры остался в кармане смокинга.

Дандридж стоял на площадке перед дверью голый, дрожащий, взбешенный. Позабыв про свою спесь, самолюбие, рассудительность, он казался почти человеком. После минутного колебания он с неожиданной яростью бросился на дверь. Со второго удара замок поддался. Дандридж влетел в квартиру и хлопнул дверью. Решено. Ну, теперь он костьми ляжет, а добьется переноса трассы. Пусть подкупают, пусть шантажируют хоть до посинения – все равно обида им даром не пройдет. И уж тогда жирной психопатке будет не до смеха.

16

Благодаря вмешательству сил, которые Дандридж никак не принимал в расчет, такая возможность представилась скорее, чем он ожидал. Изнемогая от жалоб жителей предназначенных к сносу домов, спасаясь от гнева муниципалитета, возмущенного отказом министерства возобновить расследование, вняв предупреждению врачей, что работа работой, а сердце надо поберечь, иначе и работать будет некому, сэр Фрэнсис Пакерингтон сложил с себя парламентские полномочия. Сэр Джайлс первый поздравил его с мудрым решением отойти от общественной деятельности.

– Я бы и сам так поступил, – добавил он, – но вы же знаете, какие у меня обстоятельства.

Насчет обстоятельств сэра Джайлса мистер Пакерингтон ничего не знал, однако у него мелькнула догадка, что заботясь о благе ближних, сэр Джайлс надеется и самому в накладе не остаться. Те же подозрения родились и у леди Мод. После расследования она заметила в поведении супруга странные перемены: он как будто чего-то ждал с затаенным волнением. Несколько раз она ловила его на том, что он посматривает на нее с улыбкой, а улыбка сэра Джайлса не сулила ничего хорошего. Что он на этот раз замышляет, она понятия не имела, а поскольку политика ее не интересовала, она не могла предвидеть возможных последствий отставки мистера Пакерингтона. Зато уж Хоскинс, конечно, был в курсе, дела. Он сразу смекнул, почему сэр Джайлс с такой готовностью поддержал Оттертаунский вариант. Встретив патрона в Гольф-клубе, он заметил:

– Гениально.

Сэр Джайлс изобразил удивление:

– О чем это вы? Я даже не знал, что бедняга так плох. Какой удар для нашей партии.

– Не знали! Расскажите вашей бабушке.

– Лучше уж вашей Бесси Уильямс, – сказал сэр Джайлс, рассудив, что чересчур осторожничать с Хоскинсом незачем. – Как она, кстати, поживает?

– Превосходно. Кажется, отдыхала с мужем на Майорке.

– Молодцы какие. А наш юный друг Дандридж, должно быть, еще не сообразил, что ему, по чьему-то выражению, «баки заливают»? Небось, теряется в догадках. Ничего, пусть помучается.

– Денежки-то, что вы ему дали, верно, уже профукал.

– Какие такие денежки я ему давал? – спросил сэр Джайлс, который предпочитал, чтобы его правая рука не знала, что делает левая.

– Молчу, молчу. Да вот еще одна новость. Он разочаровался в вашей жене.

– Вот досада, – вздохнул сэр Джайлс. – А я одно время надеялся, что… Впрочем, чудес не бывает. А славная получилась бы комбинация.

– Словом, он на вашу супругу за что-то осерчал. Прямо видеть ее не может.

– Интересно, с чего бы это, – задумчиво произнес сэр Джайлс. – Хотя так оно всегда и кончается. Но как кстати!

– И я так считаю, – подхватил Хоскинс. – Он уже послал в министерство три докладные записки – предлагает перенести трассу и пустить магистраль через теснину.

– Вот ведь перевертыш. Вы, я полагаю, его отговаривали?

– И не раз, не раз.

– Но не слишком настаивали, а? Хоскинс усмехнулся:

– Я своего мнения никому не навязываю.

– И правильно делаете, – одобрил сэр Джайлс. – Вам лучше оставаться в стороне. Ну-с, похоже, дело завертелось.

* * *

Что правда, то правда. В Лондоне отставка Фрэнсиса Пакерингтона тут же возымела последствия.

– Снести пятьдесят пять муниципальных домов в округе, где назначены дополнительные выборы? – ужаснулся премьер-министр. – С каким перевесом, говорите, он победил на прошлых выборах?

– Сорок пять голосов, – ответил парламентский пристав. – Едва ли нам удастся сохранить это место за собой.

– Сохранить за собой? Размечтались! Считайте, что мы его потеряли.

– Похоже, что так, – согласился парламентский пристав. – Вот если бы трасса магистрали была перенесена…

Премьер-министр потянулся к телефону.


Через десять минут мистер Рис вызвал к себе мистера Джойнсона.

– Дело сделано, – радостно сообщил он.

– Какое дело?

– Сумел-таки я отвести беду. Оттертаунский вариант забракован окончательно и бесповоротно. Магистраль М 101 будет проложена через Клинскую теснину.

– Замечательно. Как вы этого добились?

– Терпением и увещеваниями. Всякий министр рано или поздно понимает, где он допустил оплошность.

– Выходит, вы и Дандриджа отзовете обратно? – встревожился мистер Джойнсон, который во всем ухитрялся отыскать мрачные стороны.

– Еще чего. Дандридж прекрасно справляется. Надеюсь, больше мы его тут никогда не увидим.


Решение министерства вызвало у Дандриджа двойственное чувство. С одной стороны, он получает возможность проучить эту стерву леди Мод. Но, с другой, что скажет сэр Джайлс, который как-никак сунул ему взятку? Дандриджу, конечно, не терпелось насладиться отчаянием леди Мод при известии, что Хэндимен-холл все-таки предназначен к сносу, однако, как примет эту новость ее супруг, Дандридж представлял без особого восторга.

Напрасно он волновался. Предвидя, какая поднимется буря, когда жена узнает о распоряжении министра, сэр Джайлс заблаговременно укатил в Лондон, где пребывал и по сию пору, связанный по рукам и ногам. Впрочем, Хоскинс уверял Дандриджа, что все обойдется.

– Сэра Джайлса вы не бойтесь, – успокаивал он. – Уж если кто и захочет пустить вам кровь, так это леди Мод.

Дандридж уже имел представление, как это будет выглядеть.

– Если она позвонит, скажите, что я вышел, – велел он секретарше. – Запомните: для леди Мод я постоянно отсутствую.

Хоскинс углубился в технические подробности нового проекта и принялся рассылать повестки о принудительном выселении, а Дандридж занялся сбором информации – проще говоря, торчал дома и не подходил к телефону. Чтобы не сидеть сложа руки и хоть как-то показать, что он не зря назначен инспектором департамента дорожного строительства, он начал разрабатывать план, который позволит сорвать кампанию противодействия строительству – в том, что леди Мод не преминет развязать такую кампанию, Дандридж не сомневался.

– Главное – не дать ей опомниться, – твердил он Хоскинсу.

– Она и так еще не опомнилась, – возразил Хоскинс. На своем веку он видел уже столько строптивых домовладельцев, что происки леди Мод его не страшили. К тому же он полагался на сэра Джайлса: тот в случае чего сумеет ей помешать. – С ней не будет никаких хлопот, вот увидите. Как дойдет до дела, она уберется и не пикнет. Все они так. Ничего не попишешь: закон.

Но Дандриджа его слова не разубедили. Он по своему опыту знал, что с законом леди Мод не очень-то считается.

– Надо спешить, – настаивал он.

– Спешить? При строительстве дороги спешка ни к чему. Это работа кропотливая.

Дандридж пропустил его возражения мимо ушей.

– Мы должны направить удар на ключевые объекты. Захватить командные высоты. Развить инициативу, – напыщенно произнес он.

Хоскинс покосился на него с недоумением. Этот военный лексикон его озадачил.

– Но послушайте, я понимаю ваши чувства и все такое прочее…

– Нет, не понимаете, – вырвалось у Дандриджа.

– Я хочу сказать, зачем огород городить? Пускай все идет своим чередом. Дайте людям приобвыкнуть. Это же уму непостижимо, как быстро человек ко всему привыкает.

– Именно это меня и не устраивает, – отрезал Дандридж. – Так вот, суть моего плана состоит в том, чтобы предпринять серию внезапных вылазок.

– Внезапных вылазок? И кто же их будет совершать?

– Бульдозеры. – Дандридж развернул карту района.

– Бульдозеры? – Тут уж Хоскинсу стало не по себе. – Вы что, хотите, чтобы по всей округе разъезжали бульдозеры? Побойтесь Бога! Надо же такое придумать – внезапные вылазки. И куда они, по-вашему, будут внезапно вылезать?

– В стратегические районы. Будут контролировать коммуникации, плацдармы.

– Плацдармы? Но…

– Как мне представляется, – упрямо продолжал Дандридж, – главный очаг сопротивления находится здесь. – Он указал на Клинскую теснину. – Это и есть важнейший стратегический район. Стоит его захватить – и победа нам обеспечена.

– Захватить? Да разве можно за здорово живешь нагрянуть и захватить Клинскую теснину? – взвыл Хоскинс. – Строительство автомагистрали производится поэтапно! Подрядчики работают по графику, а значит, нам тоже нельзя его нарушать.

– В этом-то и состоит ваша ошибка! – изрек Дандридж. – Мы прибегнем к другой тактике: в тот момент, когда противник никак не ожидает, изменим график.

– Это невозможно, – стоял на своем Хоскинс. – Нельзя же сносить дома, не предупредив владельцев заранее.

– Кто говорит о сносе? – возмутился Дандридж. – Я и слова такого не произнес. Я имел в виду совсем другое. Мой план заключается в следующем.

И он пустился излагать Хоскинсу план своей грандиозной стратегической операции. Через полчаса, когда он закончил, Хоскинс невольно проникся к нему уважением. Напрасно он тогда назвал Дандриджа олухом. Есть у него своего рода талант.

– Ну, до такого, дай бог, дело не дойдет, – сказал наконец Хоскинс.

– Помяните мое слово: эта чертова баба так просто не сдастся. Не станет она сидеть и ждать, пока на месте ее треклятого дома проложат дорогу. Она будет стоять насмерть.

Хоскинс в задумчивости вернулся к себе в управление. Что же, хоть Дандридж и излагает свой план языком военных реляций, никакого криминала в нем нет. План, можно сказать, дальновидный.


На заседании Комитета по защите Клинской теснины в Хэндимен-холле председательствовал генерал Бернетт. Первой взяла слово леди Мод, и опасения Дандриджа тут же начали сбываться.

– Я буду стоять насмерть, – заявила она. – Я не дам вышвырнуть себя из дома по прихоти безмозглых лондонских бюрократов. Официальная комиссия по всей форме проводит расследование, выносит заключение, а им и дела нет! Какая наглость!

– И тем более возмутительно, – подхватила миссис Буллетт-Финч, – что лорд Ликем особо подчеркнул необходимость сохранить теснину в качестве заповедного уголка. Одного я в толк не возьму: почему он так неожиданно поменял решение.

– У меня такое впечатление, – отозвался генерал Бернетт, – что это связано с отставкой Пакерингтона. По самым достоверным сведениям, правительство боится, что, если автомагистраль пустят через Оттертаун, их кандидат ни за что не пройдет на дополнительных выборах.

– Почему Пакерингтон подал в отставку? – спросила мисс Персиваль.

– По состоянию здоровья, – объяснил полковник Чепмен. – Сердце пошаливает.

Леди Мод молчала. Эта новость на многое открыла ей глаза, о многом заставила задуматься. Вот, значит, почему Джайлс посматривал на нее с непроницаемой улыбкой, вот чего он втайне дожидался. Теперь все стало на свои места. Теперь понятно, почему он так задергался, услыхав про туннель, почему он так ратовал за Оттертаунское направление, почему так обрадовался решению лорда Ликема. Но главное – только теперь она постигла всю глубину его подлости.

Постигла благодаря цифрам, которые упомянул полковник Чепмен.

– Кое-какие сведения это подтверждают, – сообщил он. – До меня дошли слухи, будто сумму компенсации собираются увеличить. Мне говорили – на двадцать процентов. Значит, вам, леди Мод, причитается чтото около трехсот тысяч фунтов.

Леди Мод обмерла. Триста тысяч! И ей не достанется ни гроша. Хзндимен-холл принадлежит сэру Джайлсу. У мужа была только одна возможность продать дом, и он ею воспользовался. Это уж такая подлость, что слов не хватает. Леди Мод убито покачала головой. К дальнейшей дискуссии она не прислушивалась. Отвернувшись к окну, она уставилась во двор, где Блотт подстригал лужайку.

Члены комитета разошлись, так и не приняв никакого решения.

По дороге к машине генерал Бернетт заметил:

– Бедная леди Мод. На ней лица нет. Кажется, из-за этой скверной истории она совсем пала духом. Очень прискорбно.

– Да, жалко ее, – согласилась миссис Буллетт-Финч. – Жалко до слез.


Леди Мод проводила гостей и вернулась в дом обдумать свое положение. На комитеты надежды мало. Прения, резолюции – а как придет время действовать, от них и тогда, кроме словопрений, ничего не дождешься. Полковник Чепмен, заговорив о деньгах, выдал истинную подоплеку. Деньгами им легко заткнуть рот.

Войдя в кабинет мужа, она огляделась. Стало быть, вот где сэр Джайлс вынашивал свою аферу. Здесь, в этом кабинете, за письменным столом, за которым сиживали ее отец и дед. Ну хорошо, она тоже сядет за этот стол и придумает, как предотвратить строительство дороги и разделаться с мужем. Эти цели слились для нее воедино. Сам начал заваруху с автомагистралью – пусть сам от нее и пострадает. Поделом, не жалко. С ней обошлись подло, обвели вокруг пальца – и кто? Человек, которого она презирает! А она-то, она-то продала ему душу – думала, он поможет ей сохранить поместье, продолжить род. Стыд, охвативший ее при этой мысли, придал ей решимости. Теперь она готова продать душу хоть черту – лишь бы помешать мужу. Леди Мод присела к столу и задумалась, поглядывая на серебряную, с филигранью, чернильницу, принадлежавшую еще ее отцу. Чернильница была выполнена в форме львиной головы. Спустя час план леди Мод был готов. Она потянулась к телефону, но не успела снять трубку, как раздался звонок. Звонил сэр Джайлс из Лондона.

– Я хотел предупредить, что на выходные домой не приеду, – сказал он. – Чертовски неудачно получается: как раз сейчас мне и следовало бы гнать домой – из-за того безобразия с автомагистралью. Но дел невпроворот.

–  –Да ладно, – бросила леди Мод, напуская на себя обычное безразличие. – Как-нибудь без тебя управимся.

– Что у вас делается?

– Только что провели заседание комитета, обсуждали, что делать дальше. Решили провести по всему графству митинги протеста.

– Это вы хорошо придумали, – одобрил сэр Джайлс. – А я тут землю рою, давлю на министерство, чтобы пересмотрели решение. Так что и вы там действуйте.

Он положил трубку. Леди Мод мрачно ухмыльнулась. Что-что, а действовать она будет. И пусть он там роет себе землю сколько угодно. Она взяла трубку и набрала номер. Два часа она висела на телефоне. За это время она переговорила с управляющим банка, где хранились ее капиталы, со старшим смотрителем Уипснейдского зоопарка, с лесничим Уобернского заповедника, с управляющими пяти небольших частных зверинцев и представителями бирмингемской фирмы, специализирующейся на возведении оград и заборов. Закончив переговоры, она отправилась искать Блотта.

Поведение Блотта во время визита Дандриджа озадачило леди Мод, она до сих пор не могла опомниться. Какая это муха его укусила? Да ко всему еще эти выстрелы в парке. И все же напрасно она попрекнула его пьянством. После злосчастного разговора он стал еще чаще пропадать в «Ройял Джордже», а однажды ночью из сосняка донеслось его пение. «Сразу видно итальянца, – думала леди Мод, приняв „Wir Fahren Gegen England“ [17] за арию из «Травиаты». – Небось тоскует по Неаполю». Ей было невдомек, что ковылявший по парку Блотт попросту нализался, что если он о чем и тоскует, то разве что по хозяйкиной невинности, загубленной Дандриджем.

Как и предполагала леди Мод, Блотт копался в огороде.

– Блотт, – сказала она. – Я хочу вас кое о чем попросить.

– О чем? – угрюмо буркнул Блотт.

– Знаете сейф в кабинете? Блотт кивнул.

– Мне нужно, чтобы вы его открыли.

Блотт покачал головой и опять принялся пропалывать лук.

– Без кода не получится.

– Если бы я знала код, я бы к вам не обратилась, – огрызнулась леди Мод.

Блотт пожал плечами:

– Как же я его без кода открою?

– А вы его взорвите.

Блотт выпрямился и оглядел хозяйку.

– Взорвать?

– Ну да, взрывчаткой. Возьмите этот, как его… вот который огнем режет… Окси…

– Ацетиленовый резак, – догадался Блотт. – Не годится.

– В общем, делайте что хотите, только вскройте. Надо будет – выковыряйте из стены и сбросьте с крыши. Мне все равно. Лишь бы узнать, что внутри.

Блотт сдвинул шляпу на затылок и почесал голову. Хозяйку-то как подменили.

– А почему вы его самого не спросите насчет кода?

– Его? – В голосе леди Мод звучало убийственное презрение. – Да потому что не хочу, чтобы он знал.

– Но если взорвать сейф, он как раз и узнает, – возразил Блотт.

Леди Мод задумалась.

– Скажем, что это грабители, – нашлась она.

Блотт прикинул, что стоит за этой просьбой. Получилось что-то очень недурное.

– Да, про грабителей – это можно, – согласился он. – Пойдемте посмотрим,

Они вошли в кабинет и остановились у встроенного сейфа, видневшегося за книжной полкой с несколькими книгами.

– Трудно будет, – заметил Блотт, вышел в столовую и осмотрел стену с другой стороны. Вернувшись, сообщил: – Много ломать придется.

– Ломайте что хотите. Если мы не примем меры, то вообще останемся без дома. Мелкие поломки ерунда: потом починим.

– Ага, – сказал Блотт. До него начало доходить, в чем дело. – Тогда понадобится кувалда.

Он сбегал в мастерскую и приволок кувалду, металлический клин и поперечный брус.

– Ломать, что ли? – спросил он на всякий случай.

Леди Мод кивнула. Блотт вышел в столовую и с размаху шарахнул кувалдой по стене.

Через полчаса сейф лежал на полу. Садовник и хозяйка вместе вытащили его из дома и поставили на дорожке. Сейф оказался небольшим. Блотт покрутил ручку – бесполезно. Что теперь?

– Взрывчатка нужна, – решил Блотт. – Динамит.

– Динамита у нас нет. И в магазинах он не продается. А можно просверлить дырку и как-нибудь проволочкой подцепить?

– Очень уж толстые стенки, – сказал Блотт. – И сталь прочная. Прямо как танковая броня.

Он запнулся. Танковая броня. Где-то среди оружия, которым он запасся в годы войны, было противотанковое ружье. Такой длинный деревянный ящик, а на нем наклейка: «ПИАТ». Реактивное противотанковое ружье. Где он его закопал?

17

Когда в Клинской теснине сгустились сумерки, Блотт взял лопату и вышел из сторожки. Накануне он вполне прилично поужинал: съел сосиски с картофельным пюре и сейчас был сыт и доволен. А уж как радостно было у него на душе! Пробираясь вдоль стены, окружавшей парк, он волновался, как мальчишка. И наконец – вот оно, знакомое место, где военнопленный Блотт, убегая из лагеря, перемахивал через стену. А чтобы взобраться наверх, прислонял к стене обломок железной ограды. Ржавая железяка и сейчас валялась в крапиве неподалеку. Блотт выволок ее на свет божий, привалил, как бывало, и залез на стену. Когда-то поверху тянулась колючая проволока, теперь она исчезла. Блотт уселся на стену верхом и спрыгнул с другой стороны. И снова, как в те ночи тридцать лет назад, он упивался свободой. Нет-нет, в лагере ему жилось очень неплохо. Только там он по-настоящему почувствовал, что такое свобода. Ускользнуть ночью в лес и гулять где вздумается – это же все равно что сбежать из дрезденского сиротского приюта, махнуть рукой на все мелочные запреты, которыми было наполнено его горемычное детство. Все равно что показать язык начальству и стать наконец самим собой.

Продираясь через кустарник, пробираясь между деревьев, Блотт поднимался вверх по склону. Сердце радостно билось: как все-таки приятно своевольничать. Пройдя с полмили, он добрался до полянки. Здесь – налево. Блотт повернул налево. Он так безошибочно угадывал путь, точно следует проторенной тропой, – сказывалась былая привычка. Обогнул освещенную закатными лучами груду камней – развалины коттеджа – и снова вверх. Наконец он увидел, что искал: старый кряжистый дуб. Блотт обошел его и разглядел на стволе сделанную давным-давно зарубку. Отсчитав шаги, он скинул куртку и принялся копать. Работа заняла целый час, однако в конце концов Блотт докопался до своего склада. Он достал один ящик и отжал крышку молотком. Внутри лежал покрытый затвердевшей смазкой, завернутый в клеенку двухдюймовый миномет. Блотт вытащил другой ящик. Боеприпасы к миномету. А вот и то, за чем он пришел. Длинный ящик и еще четыре ящика с бронебойными снарядами. Блотт присел на ящик и задумался. Пожалуй, можно обойтись и снарядами. А что? Подвесить на веревке за оперение, забраться повыше, сбросить на сейф – и все дела. И незачем палить из противотанкового ружья.

Но раз уж он все равно тащился в такую даль, можно хоть ПИАТ домой захватить. Его только почистить – и получится неплохой сувенирчик. Миномет с боеприпасами Блотт снова закопал, а длинный ящик взвалил на себя и отправился в обратный путь. Ящик был очень тяжелый, и Блотт то и дело останавливался передохнуть. Когда он подошел к сторожке, уже совсем стемнело. Блотт оттащил ящик к себе в комнату и отправился за боеприпасами. Их он в комнату не отнес, а спрятал в траве возле сторожки. Спать рядом с боеприпасами, которые пролежали в земле тридцать лет? Что ему – жить надоело?

На другое утро Блотт встал пораньше и сразу принялся за работу. Взвалив сейф на тачку, он отвез его к подножию утеса. Там он поставил сейф на землю, привязал к кодовому замку бечевку, а сам вскарабкался на утес и намотал другой конец бечевки на ветку, под которой стоял сейф. Бечевка протянулась метров на пятнадцать. Блотт принес два реактивных снаряда. Привязал к оперению одного совсем коротенький шнурок с колечком на конце, отмотал длинную бечевку от ветки, продел в колечко и снова закрепил конец бечевки на ветке. Потом лег на верхушке утеса, снял колпачок со взрывателя в головной части снаряда и посмотрел вниз. Сейф в аккурат под ним.

Блотт отпустил снаряд, и тот скользнул по бечевке вниз. В ту же секунду полыхнула вспышка, раздался взрыв. Блотт зажмурился и отодвинулся от края утеса. И как раз вовремя: чуть не задев его, в воздух взвился какой-то предмет. Блотт поднял голову. Это было оперение снаряда. Оно пролетело над Блоттом и упало позади него на дорогу. Блотт вскочил и спустился с утеса. В кодовый замок снаряд не попал, и все же цель была достигнута: в дверце сейфа зияло отверстие с карандаш толщиной, а сама дверца открылась.

Когда прогремел взрыв, леди Мод сидела за завтраком. Сперва она решила, что это Блотт охотится на кроликов, но тут же сообразила, что двухстволка такого грохота не наделает и воздух от ее выстрела не задрожит. Она вышла из дома и увидела, что Блотт спускается с холма на другом берегу. Сейф! Так вот оно что! Вчера Блотт обещал, что непременно его откроет. Вот он и выполнил обещание. Леди Мод сорвалась с места и через лужайку, через сосняк помчалась к мосту.

Блотт стоял, склонившись над сейфом.

– Получилось? – выдохнула леди Мод.

– Да. Открыть-то я его открыл, только в нем ничего особенного.

Леди Мод и сама убедилась. Внутри – а сейф оказался еще менее вместительным, чем она предполагала, – обнаружилась только зола и клочки бумаги, многие из них обгорели.

Леди Мод порылась и достала один. Это был обрывок фотографии. Леди Мод пригляделась. Голые мужские ноги. Она достала другой обрывок. Рука. Ну да, голая рука. И еще, кажется, женская грудь. Леди Мод еще раз заглянула в сейф. Кроме обрывков фотографий – ничего.

– Я схожу за конвертом, а вы тут ничего не трогайте, – велела она и задумчиво побрела к дому. А Блотт снова взобрался на утес и подобрал второй снаряд. По крайней мере, теперь ясно, что они действуют.

– Может, на что и сгодится, – пробормотал он и отнес снаряд в сторожку.

Через час сейф был закопан в кустах у подножия утеса, и Блотт снова занялся огородом. Леди Мод прошла в кабинет, села за стол и принялась перебирать обрывки, пытаясь разобраться, какая часть тела с какой стыкуется. Работенка оказалась сложная и неблагодарная. Обрывки были мелкие, основательно обгорели – поди составь из них связную картину. Вдобавок участникам запечатленных на фотографиях непотребств взрывом оторвало головы. А что предаются они именно непотребствам, нетрудно догадаться даже по столь худосочным уликам. «Худосочным» – самое уместное слово. Особенно в отношении мужчины на фото. Сразу видно – это не сэр Джайлс. Какая жалость. Было бы очень недурно заполучить фотографии, изобличающие его похабные замашки. Леди Мод взяла следующий обрывок и, словно складывая разрезанную головоломку, стала подыскивать для него место, как вдруг ее осенило. Она вспомнила, где видела эти тощие бледные ноги. Ну конечно! Это же они, сверкая, улепетывали по мраморному полу прихожей. Дандридж! Она еще раз взглянула на клочок фотографии. Часть ноги, рука. Никаких сомнений: Дандридж. Дандридж занимается такими… Невероятно! Пока она ломала голову, к чему это приписать, в прихожей раздался звонок. Леди Мод открыла. Это пришел управляющий компании, специализирующейся на установке оград повышенной прочности.

– Сразу к делу, – встретила его леди Мод. – Пойдемте, объясню, что мне от вас нужно.

Она провела посетителя в бильярдную и развернула план поместья.

– Я открываю заповедник, – сказала она. – Весь парк, необходимо обнести оградой. Только очень прочной, чтобы звери не вырвались.

– Но из ваших слов я понял, что… – начал управляющий.

– Меня не интересует, что вы там поняли из моих слов, – оборвала его леди Мод. – Поймите лучше, что заповедник должен быть открыт через три недели.

– Три недели? Исключено.

Леди Мод свернула план.

– В таком случае, я обращусь в другую фирму. Найду кого-нибудь попредприимчивее. Они мне в два счета соорудят подходящую ограду.

– За три недели ни одна фирма не управится. Разве что вы их золотом осыплете.

– И осыплю, – пообещала леди Мод.

Управляющий поглядел на нее и потер подбородок.

– Говорите, три недели?

– Три недели.

Управляющий вынул блокнот и стал подсчитывать. Закончив, он сообщил:

– Я тут прикинул примерную стоимость. Получается тысяч двадцать пять.

– Тридцать тысяч – и по рукам, – предложила леди Мод. – Закончите работу за три недели – получите тридцать тысяч. Три недели, считая с этого дня. Если управитесь раньше, плачу премиальные: тысячу фунтов за каждый сэкономленный день. Затянете работу – штраф. За каждый лишний день – по две тысячи.

Управляющий разинул рот.

– Дело, конечно, хозяйское, – пробормотал он.

– Совершенно справедливо, дело хозяйское. Работать будете круглые сутки. Стройматериалы завозить по ночам. Не хочу, чтобы грузовики шастали сюда днем. Рабочие будут жить здесь. Я найду, где их расселить. А вы позаботьтесь только о постельном белье и питании. Строительство будет вестись в строжайшей секретности.

– С вашего позволения. – Управляющий опустился на стул.

Леди Мод села напротив.

– Что скажете?

– Даже не знаю, – промямлил управляющий. – Постараться-то можно.

– Не постараться, а сделать, – поправила леди Мод. – Не сделаете вы – сделают другие.

– Но вы отдаете себе отчет, что, если мы закончим работу за две недели, она обойдется вам в тридцать семь тысяч фунтов?

– И прекрасно. А если справитесь за неделю, я с радостью заплачу сорок две тысячи. Ну как, договорились?

Управляющий кивнул.

– В таком случае, я сейчас же выписываю вам чек на десять тысяч и два чека более поздним числом на ту же сумму. Тогда-то вы, надеюсь, поверите, что намерения у меня самые серьезные.

Леди Мод удалилась в кабинет и выписала чеки.

– Привозите стройматериалы нынче же ночью и сразу приступайте к работе. И захватите завтра контракт: я подпишу.

Садясь в машину, управляющий никак не мог опомниться от изумления.

– Шизанулась хозяюшка, – проворчал он, и машина направилась к воротам усадьбы.

Леди Мод вернулась в кабинет и снова уселась за стол. Как видно, строительство и впрямь обойдется дороже, чем она предполагала, но игра стоит свеч. А ведь надо еще приобрести животных для заповедника. Львы станут ей недешево. Да и носорог. Но сперва следует разобраться с фотографиями. Почему это муж хранит в сейфе снимки, на которых Дандридж изображен в таком паскудном виде? Леди Мод вышла из дома и направилась к огороду. И вдруг ее пронзила догадка. Ей стало ясно все – в том числе и почему Дандридж отступился от своих планов касательно туннеля. Да просто этого гаденыша шантажируют. Хорошо же, в эту игру можно поиграть и вдвоем. Очень даже можно. Она открыла калитку и вошла в огород.

– Мой муж ни разу не звонил в Лондон какой-нибудь женщине? – спросила она Блотта.

– Секретарше, – вспомнил Блотт.

Леди Мод покачала головой. Трудно поверить, что такая женщина, как секретарша сэра Джайлса, с легкостью согласится привязать шефа к кровати и задать ему порку. К тому же с семейной жизнью у нее все в порядке.

– Может, еще кому-то?

– Что-то не припомню, – ответил Блотт после некоторого размышления.

– В таком случае, Блотт, завтра же мы едем в Лондон.

Блотт вытаращил глаза:

– В Ло-ондон?

В Лондоне он еще ни разу не бывал.

– Да, в Лондон. И пробудем там несколько дней.

– А что мне надеть? – поинтересовался Блотт.

– Как – что? Костюм.

– У меня нет.

– Тогда мы немедленно отправимся в Уорфорд и купим вам костюм. Заодно приглядим фотоаппарат. Через десять минут я за вами заеду.

Вернувшись в дом, леди Мод запихнула обрывки фотографий в конверт и спрятала на книжной полке за полным собранием приключений мистера Джоррокса. Кстати, раз уж она все равно едет в Уорфорд, неплохо бы и Дандриджа проведать.

18

Но Дандриджа она в Уорфорде не застала,

– Нет его, – сказала девица в Управлении регионального планирования.

– А где он? – осведомилась леди Мод.

– Осматривает объект.

– Будьте любезны, передайте ему, когда он вернется, что у меня тоже имеется несколько объектов и я бы очень хотела, чтобы мистер Дандридж и их осмотрел.

Девица зыркнула на нее и нагло проворчала:

– Не поняла.

Леди Мод так и подмывало выложить непонятливой нахалке, что, собственно, она имеет в виду. Но вместо этого она пояснила:

– Передайте мистеру Дандриджу, что я располагаю фотографиями, которые, на мой взгляд, представляют для него интерес. Да вы запишите, а то, чего доброго, забудете. Так и передайте. Он знает, где меня найти.

И она отправилась в магазин мужской одежды. Блотт как раз примерял костюм из розовато-оранжевого твида. Увидев его, леди Мод хмыкнула:

– Ну знаете, с вами стыдно будет на людях показаться, если вы приедете в Лондон в этом, с позволения сказать, швейном изделии.

Она осмотрела несколько менее броских костюмов и выбрала темно-серый в тонкую полоску.

– Возьмем вот этот.

К костюму было куплено все, что полагается: рубашки, носки, нижнее белье и галстуки. Потом завернули в магазин обуви и приобрели черные ботинки.

– Теперь за фотоаппаратом, – сказала леди Мод, когда покупки были сложены на заднем сиденье «лендровера».

Они поехали в магазин фототоваров.

– Дайте-ка мне фотоаппарат с очень хорошим объективом, – обратилась леди Мод к продавцу. – Попроще, чтобы с ним мог справиться даже круглый дурак.

– Значит, вам нужна автоматическая камера, – сообразил продавец.

– Нет, – вмешался Блотт, раздосадованный, что его при посторонних обзывают круглым дураком. – Нам нужна «лейка».

– «Лейка»? – переспросил продавец. – «Лейка» – это не для начинающих. Это…

Леди Мод вытащила Блотта на улицу.

– Вы что, умеете фотографировать?

– В Люфт… до войны я учился на фотографа. Я был…

Леди Мод расцвела:

– Блотт, Блотт, да вам цены нет, честное слово. Ступайте и купите все, что понадобится. Надо будет сделать несколько хороших четких снимков.

– Что снимать? – полюбопытствовал Блотт.

Леди Мод колебалась. Эх, была не была – все равно когда-нибудь узнает.

– Снимите его в постели с другой женщиной.

– Его? – Да.

Теперь просиял Блотт:

– Значит, нужна еще вспышка и широкоугольный объектив.

Он вернулся в магазин и купил подержанную «лейку», увеличитель, бачок для проявки пленки, электрическую вспышку и еще кое-какие принадлежности. Садовник и хозяйка отправились домой. Блотт был на седьмом небе.


Чего не скажешь о Дандридже. Тот в это же самое время был не в своей тарелке. Как только леди Мод удалилась, секретарша тут же позвонила ему домой.

– Заходила леди Мод. Просила вам коечто передать.

– Так-так, – сказал Дандридж. – Надеюсь, вы не сообщили ей, где я?

– Нет, что вы. Сволочная старуха, правда? Не приведи господи столкнуться с ней на узкой дорожке.

– Золотые слова, – подтвердил Дандридж. – Ну и что она велела передать?

– Она сказала так: «Передайте мистеру Дандриджу, что я располагаю фотографиями, которые, на мой взгляд, представляют для него интерес». Даже записать заставила. Алло, вы слушаете? Мистер Дандридж! Алло! Алло! Мистер Дандридж, вы слушаете?

На другом конце провода молчали. Секретарша положила трубку.

Дандридж помертвел. Он по-прежнему сжимал в руке телефонную трубку, но уже не слушал. Им владела лишь одна кошмарная мысль: гнусные фотографии в руках у леди Мод. Теперь она от него оставит мокрое место. Бороться бесполезно. Стоит начать строительство – она пустит их в ход, и никакими силами ей не помешать. Все его беды – дело рук этой суки. Сперва фотографии, потом взятка и наконец попытка его прикончить. Все ясно: она ненормальная. Насчет этого можно не сомневаться. Дандридж положил трубку. Что же делать? Обратиться в полицию? Исключено. Во-первых, никто не поверит. Леди Мод – мировой судья, она пользуется уважением всей округи. А вовторых, о чем его предупреждала мисс Боулз? «Учти: у нас в полиции свои люди. Стукнешь – нам мигом дадут знать». И потом, как он докажет, что в этой афере замешана леди Мод? Можно, конечно, сослаться на девицу из Управления регионального планирования, но леди Мод ничего не стоит соврать, что она имела в виду фотографии с видами Хэндимен-холла или еще какие. Доказательства, нужны доказательства. Но в первую очередь – совет хорошего адвоката.

Дандридж взял телефонный справочник и пробежал список юристов. Ага, «Ганглион, Тернбулл и Шрайн». Дандридж набрал номер и попросил к телефону мистера Ганглиона. Тот назначил прием на десять часов утра.

До поздней ночи Дандридж расхаживал по квартире, терзаясь сомнениями и тревогой. Несколько раз он хватался за телефон, собирался позвонить леди Мод, но снова клал трубку. Он понимал, что ему нечем ее урезонить, а она ему такого наговорит, что он света невзвидит. Только под утро он забылся беспокойным сном и пробудился в семь совершенно разбитый.


Обитатели Хэндимен-холла эту ночь тоже провели беспокойно. Блотту мешали спать грохотавшие под аркой грузовики, а леди Мод руководила строительством и отдавала распоряжения.

– Рабочие могут спать в комнатах для прислуги, – сказала она управляющему. – Я на неделю уезжаю. Вот вам ключ от черного хода.

Спать она улеглась только под утро, когда поместье окончательно приобрело сходство со стройплощадкой. Парк заполонили бетономешалки, грузовики, столбы, катушки с проволокой для изгородей, мешки с цементом и гравием; появились передвижные электростанции, и работа при свете фонарей уже шла полным ходом.

Леди Мод лежала в постели, прислушиваясь к гулу голосов и грохоту машин. Душа радуется. Вот ведь умеют-таки в Англии работать без мешкотни, если запахнет деньгами. Леди Мод улыбнулась. Чудная фраза – «пахнет деньгами». Деньги не пахнут. Кстати, насчет денег надо срочно что-то придумать. Ладно, утро вечера мудренее.

К семи часам утра леди Мод успела встать и позавтракать. Выглянув в окно кухни, она осталась довольна: строители уже поставили несколько бетонных столбов для ограды, и какая-то машина наподобие громадного штопора бурила отверстия для новых столбов. Леди Мод прошла в кабинет и целый час рылась в картотеке сэра Джайлса. Особенно внимательно она изучила содержимое ящичка с надписью «Капиталовложения». Узнала, какими акциями располагает муж, просмотрела его переписку с брокером и все-все подробности взяла на карандаш. Не менее внимательно прочла она письма личного характера, но в них не было ни слова о любовнице, питающей слабость к наручникам и хлыстам.

В девять часов она подписала контракт, поднялась к себе, уложила вещи, а в десять Блотт в новом сером костюме и синем галстуке в горошек сел за руль «лендровера», и они поехали в Хэрфорд, а оттуда поездом отбыли в Лондон. Перед отъездом леди Мод сняла трубку телефона в кабинете и положила рядом с аппаратом. Теперь сэр Джайлс в Хэндимен-холл не дозвонится.


В назначенное время Дандридж явился в адвокатскую контору «Ганглион, Тернбулл и Шрайн». Минут десять он дожидался, когда его примут. Вцепившись в свой портфель, он сидел в комнате для посетителей и беспомощно озирался на развешенные по стенам гравюры со сценами охоты. При виде этих гравюр его брало сомнение: похоже, те, кто здесь работает, безнадежно отстали от жизни – смогут ли они отнестись к его делу с должным пониманием? Сомнения усилились, когда Дандридж увидел мистера Ганглиона, который наконец соблаговолил его принять. Это был пожилой джентльмен в очках с золотой оправой. Он пристально смотрел на Дандриджа поверх очков. Дандридж присел возле стола и замялся, не зная, с чего начать.

– Нуте-с, мистер Дандридж, так о чем вы хотели со мной посоветоваться? – спросил мистер Ганглион. – Должен сразу предупредить: если вы по поводу автомагистрали, то мы вам ничем помочь не можем.

– Нет, к магистрали это отношения не имеет, – покачал головой Дандридж. – По крайней мере, прямого отношения. Дело в том, что меня шантажируют.

Мистер Ганглион перебирал пальцами.

– Шантажируют? Вот как. В наших краях такое преступление редкость. Я уж и не упомню, когда в последний раз вел дело о шантаже. Что ж, хоть какая-то свежая струя. Итак, шантаж. Вы меня заинтриговали, мистер Дандридж. Продолжайте, пожалуйста.

Дандридж нервно сглотнул слюну. Он явился сюда вовсе не за тем, чтобы интриговать мистера Ганглиона – во всяком случае, улыбочка его совершенно неуместна.

– Дело было так, – начал Дандридж. – Я пошел на вечер в гольф-клуб и познакомился там с одной девушкой.

– Ах, девушка. – Мистер Ганглион придвинулся ближе к столу. – И разумеется, симпатичная, верно?

– Да.

– И вы, надо думать, проводили ее домой? – допытывался мистер Ганглион, глядя на Дандриджа с нескрываемым интересом.

– Нет. Вернее, я не уверен.

– Как это не уверены? Вы что же, сами не знаете, что делали?

– В том-то и беда. Я действительно не знаю, что делал. – Дандридж осекся. Неправда: знает. Фотографии ясно показывают, чем он занимался. – Собственно говоря, я имею об этом представление…

– Ну-ну? – наседал мистер Ганглион.

– Не знаю только, где это происходило.

– Уж не в поле ли?

Дандридж покачал головой:

– Нет, не в поле.

– На заднем сиденье?

– Нет. Я, понимаете, был без сознания.

– Вот, значит, как? Поразительно! Говорите, без сознания?

– Видите ли, перед отъездом я выпил кампари. Оно горчило, но ведь у кампари вообще горьковатый привкус, правда?

– Понятия не имею, какой вкус у кампари. Но верю вам на слово.

– И здорово горчило. Мы сели в машину, а дальше ничего не помню.

– Какая жалость, – разочарованно произнес мистер Ганглион, который, как видно, жаждал услышать более интимные подробности.

– Очнулся я в машине. Чувствую – в туалете какой-то непорядок.

– А что, поблизости был туалет? Ах, вы про одежду. Любопытно.

Дандридж смущенно заерзал. Начиналась самая неприятная часть истории.

– Потом мне прислали фотографии.

Почти угасший интерес мистера Ганглиона вспыхнул с новой силой.

– Что вы говорите! Прелестно. Фотографии, значит.

– И потребовали, чтобы я заплатил тысячу фунтов.

– Тысячу? И вы заплатили?

– Нет, – признался Дандридж. – Не заплатил,

– Вы считаете, фотографии этого не стоят?

Дандридж закусил губу и с досадой буркнул:

– Я вообще не знаю, чего они стоят.

– Они, надо думать, по-прежнему у вас, – заметил мистер Ганглион. – Отлично. Отлично. Позвольте мне самому составить о них представление, и я вам скажу, чего они стоят.

– Мне бы не хотелось… – начал Дандридж, но мистер Ганглион стоял на своем.

– Это же улика, – пояснил он. – Вот и посмотрим улику, оставленную шантажистами. Это очень важно.

– Снимки такие мерзкие, – колебался Дандридж.

– Я думаю! За тысячу-то фунтов. Небось, гадость неописуемая.

– Вот-вот, – подтвердил Дандридж. Почувствовав, что мистер Ганглион относится к его делу без предубеждения, он осмелел, раскрыл портфель и достал конверт. – Только не забудьте: я в тот момент был в бессознательном состоянии.

Мистер Ганглион понимающе закивал:

– Конечно, конечно.

Он открыл конверт и вынул снимки.

– Силы небесные! – ахнул он, взглянув на первую же фотографию.

Дандридж сидел как на иголках. Он устремил глаза в потолок и слушал, как мистер Ганглион, перебирая снимки, то возмущенно фыркает, то восхищенно крякает. Наконец адвокат в изнеможении откинулся на спинку кресла.

– Ну? – спросил Дандридж.

Мистер Ганглион окинул его недоверчивым взглядом.

– Всего тысяча фунтов? – спросил он. – А не больше?

Дандридж покачал головой.

– Ну что вам сказать. Вы чертовски легко отделались.

– Но я же не заплатил, – напомнил Дандридж.

У адвоката глаза полезли на лоб.

– Не запла… Вы хотите сказать, что пожалели тысячи фунтов, после такого вот… – Не находя слов, мистер Ганглион помахал одним особенно отвратительным снимком.

– Я не мог, – оправдывался Дандридж.

– Что значит, не могли?

– Шантажисты больше не объявлялись. Позвонили раз – и все. Второго звонка я так и не дождался.

– Понятно. – Мистер Ганглион снова воззрился на фотографии. – И кто эта милая барышня, вам, конечно, неизвестно.

– Ума не приложу. Я ее видел в первый и последний раз.

– Судя по всему, вам и одного раза хватило. Значит, больше ни писем, ни звонков?

– Некоторое время все было тихо. А вчера вечером звонит секретарша из Управления регионального планирования.

– Секретарша из Управления регионального планирования. – Мистер Ганглион схватился за карандаш. – Как фамилия?

– Нет, она тут совершенно ни при чем. Она позвонила просто кое-что сообщить. Оказывается, в Управление заходила леди Мод и просила мне передать, что у нее имеются фотографии, представляющие для меня интерес…

Он не договорил. Мистер Ганглион привстал в кресле и обжег Дандриджа яростным взглядом.

– Леди Мод? – взвизгнул он. – Вы являетесь ко мне с пачкой фотографий самого гнусного свойства, и у вас поворачивается язык утверждать, будто они имеют какое-то отношение к леди Мод Линчвуд? Драть вас надо за такие слова! Леди Мод Линчвуд – одна из самых уважаемых наших клиентов – милейшая, достойнейшая дама, отпрыск знатнейшего рода…

Он захлебнулся бешенством и вновь опустился в кресло.

– Но… – начал Дандридж.

– Никаких «но»! – отрезал мистер Ганглион, трепеща от гнева. – Вон отсюда! Еще одно слово, сэр, и я подаю на вас в суд за клевету. Вы меня поняли? Только посмейте где-нибудь повторить этот поклеп. Если я узнаю, что вы распускаете грязные слухи, я с вами церемониться не буду, слышите?

Еще бы не слышать. Подхватив портфель и выскочив на лестницу, Дандридж обнаружил, что негодующие вопли мистера Ганглиона слышны даже там. Только дома Дандридж спохватился, что оставил фотографии на столе мистера Ганглиона. Черт с ними. Возвращаться за этой мерзостью себе дороже.

Выставив посетителя, мистер Ганглион утихомирился. На столе, прихотливо переплетаясь, застыли в двухмерном пространстве фигурки Дандриджа и незнакомки в капюшоне. Адвокат поправил очки и с интересом просмотрел фотографии. Потом положил их в конверт, а конверт убрал в сейф. Не позволит он порочить доброе имя Хэндименов. Хотя, по правде говоря, эта история похожа на правду – с леди Мод станется. Удивительная женщина эта Мод, просто удивительная.


По пути в Лондон леди Мод успела проинструктировать Блотта насчет его новых обязанностей:

– Возьмете такси и будете караулить мужа возле его дома. Когда он выйдет, следуйте за ним. Глаз с него не спускайте, особенно вечерами. Мне надо узнать, у кого он бывает по ночам. Завернет в какой-нибудь подъезд – ступайте туда же и проследите, на каком этаже остановится лифт. Вам все понятно?

Блотт сказал – все,

– Только ни в коем случае не попадайтесь ему на глаза. – Она придирчиво оглядела Блотта. В новом темно-сером костюме садовника было не узнать. Однако осторожность не помешает. Надо будет заехать в «Харродз» [18] и купить ему котелок.

– Если увидите его на улице с женщиной, езжайте за ними, а когда они расстанутся, следите за дамой. Необходимо выяснить, кто она такая и где живет.

– А потом вломимся к ним в квартиру и будем фотографировать? – оживился Блотт.

– Ну нет. Сперва все разузнаем, а там посмотрим.

С вокзала такси доставило их в гостиницу в Кенсингтон – заскочили только в магазин купить Блотту котелок. А в пять часов Блотт уже сидел в такси возле дома сэра Джайлса близ вокзала «Виктория».

Прошел час. Таксист покосился на включенный счетчик и бросил:

– Вам, конечно, виднее, но эта стоянка вам недешево обойдется.

Блотт, у которого в кармане лежало сто фунтов, согласился, что ему виднее. Такая работенка пришлась ему по вкусу. Он с любопытством глазел на мчащиеся мимо машины, на спешащих прохожих. Так вот он какой, Лондон, столица величайшей империи мира, город, перевидавший на своем веку множество славных королей и королев, о которых Блотт столько читал. Душу его наполнили самые возвышенные чувства. И что особенно приятно, Блотт приехал сюда за тем, чтобы выследить его (по другому он хозяина и не называл: много чести). Его и его любовницу. Пригодились-таки его услуги леди Мод.

В семь часов утра сэр Джайлс наконец вышел из дома, сел в машину и отправился ужинать в клуб. Такси неотступно следовало за ним по пятам. В восемь сэр Джайлс поехал в Сент-Джонз Вуд. Такси за ним. Оставив машину на Элм-роуд, сэр Джайлс подошел к двери дома и нажал вторую кнопку звонка. Едва он скрылся в доме, Блотт вылез из такси, пересек улицу и прочитал табличку у кнопки звонка. На табличке значилось: «Миссис Фортби». Блотт вернулся к такси.

– Миссис Фортби, миссис Фортби, – повторила леди Мод, выслушав рассказ Блотта. – Элм-роуд.

Она взяла телефонный справочник и отыскала там миссис Фортби.

– Вы молодец, Блотт. Просто молодец. Так вы говорите, он у нее и остался?

– Да. А таксист отказался ждать. Сказал, что ему пора ужинать.

– Бог с ним. Вы прекрасно справились. Остается выяснить, что представляет собой эта миссис Фортби. Познакомиться бы с ней покороче. Но как?

– Давайте я за ней послежу, – вызвался Блотт.

– А что толку? И потом, чтобы следить, надо знать ее в лицо.

– В доме, кроме нее, ни одной женщины. На третьем этаже живет какой-то мистер Сайке, а на первом – мистер Биллингтон.

– Отлично. Ишь какой вы наблюдательный, – восхитилась леди Мод. – Так как же мне с ней познакомиться? Придумать бы какую-нибудь хитрость.

– Я могу ей позвонить, – произнес Блотт голосом сэра Джайлса. – Скажу, что я – это он, и договорюсь о встрече…

Леди Мод широко раскрыла глаза:

– И правда. Ах, Блотт, Блотт, что бы я без вас делала!

Блотт зарделся.

– А впрочем, нет, не годится, – продолжала леди Мод. – Она расскажет ему. Придется придумать что-то другое.

Вернувшись к себе в номер, Блотт лег в постель. Он устал и проголодался, но это пустяки. Леди Мод им довольна – вот что главное. С этой блаженной мыслью он и заснул.

Леди Мод тоже пребывала на верху блаженства. Правда, ее радость была вызвана причинами более практического свойства. Она только что нашла выход из одного затруднительного положения, которое уже давно лишало ее покоя. А беспокоилась она из-за денег. За ограду вокруг заповедника придется выложить тридцать тысяч плюс за животных двадцать. Пятьдесят тысяч за спасение Хэндимен-холла, и еще вопрос, будет ли от этой затеи толк. Но почему платить должна она? Пусть платит тот, кто заварил эту кашу, – сэр Джайлс. И вот наконец она придумала, как это устроить. Плакали его денежки.


На другое утро в восемь часов леди Мод и Блотт сидели в такси в конце Элм-роуд. В девять сэр Джайлс вышел из дома и отправился по своим делам. Леди Мод расплатилась с таксистом и вместе с Блоттом подошла к дому номер шесть.

– Смотрите, ничего не перепутайте, – предупредила леди Мод и позвонила.

– Кто там? – спросила миссис Фортби через переговорное устройство.

– Это я, – ответил Блотт, подражая голосу сэра Джайлса. – Ключи от машины забыл.

– А я думала, только я такая растяпа. Дверь открылась. Визитеры поднялись на второй этаж. Миссис Фортби отворила дверь квартиры. На ней был домашний халатик, в руках она держала желтую щетку для обметания пыли.

– Доброе утро, – сказала леди Мод и без приглашения вплыла в квартиру.

– Но я думала… – залепетала миссис Фортби.

– Разрешите представиться. Леди Мод Линчвуд. А вы, должно быть, миссис Фортби. – Леди Мод взяла хозяйку за руку. – Давно мечтаю с вами познакомиться. Джайлс столько о вас рассказывал.

– Ой, – смутилась миссис Фортби. – Стыд-то какой.

Блотт за ее спиной захлопнул дверь. Леди Мод изучающим взглядом окинула обстановку квартиры, а заодно и ее обитательницу, и присела в кресло.

– Вот уж поистине дом свиданий, – заключила она.

Миссис Фортби стояла перед ней, крутя в руках щеточку.

– Ужас, – бормотала она. – Просто ужас.

– Да бросьте вы. Скажете тоже. И перестаньте вертеть щетку, на нервы действует.

– Простите… Просто мне… Я, наверно, должна извиниться.

– Извиниться? Вот новости! За что?

– За… Вы понимаете… – Миссис Фортби беспомощно мотала головой.

– Вы полагаете, я на вас в обиде? Ох, как вы заблуждаетесь. Вы для меня просто подарок судьбы.

– Подарок? – ахнула миссис Фортби и опустилась на диван.

– Ну да. Муж со своими порочными привычками всегда был мне противен. А вы – как видно, по доброте душевной – согласились-таки исполнять его отвратительные капризы. И я вам очень признательна.

– Признательны? – В голове миссис Фортби все перемешалось. И все из-за странной дамы, которая по-хозяйски расселась в ее кресле и разговаривает с ней, как с прислугой.

– Еще как признательна, – подтвердила леди Мод. – И где же вы занимаетесь этими глупостями? В спальне, да?

Миссис Фортби кивнула.

– Блотт, осмотрите-ка спальню, – велела леди Мод.

Блотт вышел в соседнюю комнату, а оттуда – в спальню. Миссис Фортби, как завороженная, не сводила глаз с леди Мод.

– А мы пока потолкуем, – продолжала та. – Вы, я вижу, женщина неглупая, благоразумная и наверняка не будете возражать против одной взаимовыгодной сделки.

– Сделки?

– Да-да, сделки. Скажите, вам не случалось выступать в качестве соответчицы на бракоразводных процессах?

– Нет, ни разу.

– Ну так имейте в виду, голубушка: если вы хоть в чем-то меня ослушаетесь, то станете участницей такого скандального процесса, что вся Англия так и ахнет.

– Ой-ой-ой, – захныкала миссис Фортби. – Какой кошмар! Что скажет Седрик?

– Седрик?

– Мой бывший муж. То есть мой покойный муж. Бедненький, он с ума сойдет от ярости. Да он после такого и знать меня не захочет. Вы не представляете, какой он был щепетильный. Сразу видно, врач.

– Вот видите, еще и Седрика ни за что ни про что огорчим. А будете умницей – у Седрика не будет повода огорчаться. Прежде всего, расскажите, как Джайлс просит его ублажать.

– Вообще-то… – начала миссис Фортби, но тут из спальни появился Блотт с костюмом Мисс Дракулы, Жестокой Любовницы.

– Вот, нашел, – объявил он.

– Ой, – вскрикнула миссис Фортби. – Стыд какой!

– Что вы, разве это стыд? Стыдно будет, когда эти шмотки представят суду как вещественное доказательство. Рассказывайте, да поподробнее.

Миссис Фортби поднялась.

– У меня все записано. Он мне все-все расписывает, а то я запутаюсь. Понимаете, память у меня дырявая. Я вам сейчас покажу сценарий. – Она сходила в спальню и принесла записную книжку. – Тут все подробности.

Леди Мод открыла книжку и пробежала страницу.

– Ну а вчера кого вы изображали? – полюбопытствовала она. – Злобную Сиделку Мисс Катетер или Похотливую Монашку Сестру Флоринду?

Миссис Фортби покраснела и хихикнула:

– Школьную Секс-бомбу Дорис.

Леди Мод с сомнением оглядела собеседницу.

– Да, воображением моего муженька Бог не обидел. Но как сценарист он не блещет оригинальностью. И кем же вы будете сегодня?

– Сегодня он не придет. Уехал в Плимут на деловое совещание. Вернется послезавтра. Тогда я по расписанию буду Няней Хлыстик.

Леди Мод отложила записную книжку.

– Итак, насчет сделки. Если вы мне поможете, то на процессе о вас не будет сказано ни слова. Найдем другую причину для развода: дескать, не сошлись характерами. А про то, что вы мне помогли, сэру Джайлсу знать не обязательно. От вас требуется лишь одно: в четверг, когда он тут появится, вы должны ненадолго уйти, чтобы я могла переговорить с ним с глазу на глаз.

Миссис Фортби колебалась.

– Он страшно разозлится.

– Не на вас же, – заверила леди Мод. – Будьте покойны: после нашего с ним разговора ему будет не до вас.

– Вы не будете его обижать? Я не хочу, чтобы его побили или что-нибудь этакое. Конечно, у него много недостатков, и все-таки он милый.

– Честное слово, пальцем не трону, – пообещала леди Мод. – А вы, как я погляжу, добрая душа. Такие чувства трудно не оценить.

Миссис Фортби пустила слезу.

– Вы тоже очень добрая.

– Ну уж нет, – честно ответила леди Мод и встала с кресла. – А теперь будьте любезны, дайте мне ключ от квартиры. Я попрошу Блотта выточить еще один.

Провожая гостей, миссис Фортби совсем успокоилась.

– Я так рада, что мы наконец встретились и поговорили начистоту, – призналась она. – Камень с души свалился. Страх как не люблю обманывать и притворяться.

– И правильно, – отозвалась леди Мод. – Но что делать: мужчинам фантазии подавай, а мы как-никак слабый пол, вот и приходится им подыгрывать.

– Я себе все время твержу: «Фелисия, пусть, по-твоему, это и блажь, но ему она в радость. Так что изволь спрятать свою брезгливость в карман».

– Вот и я так считаю.

Леди Мод с Блоттом вышли на улицу, поймали такси и отправились на квартиру к сэру Джайлсу. До вокзала «Виктория» ехать пришлось через весь Лондон. По дороге леди Мод наставляла Блотта относительно той роли, которую ему предстоит сыграть.

19

А тем временем Дандридж перешел в наступление. Раскинув умом, он сообразил, что сожалеть о визите к мистеру Ганглиону не придется. Ну разбушевался старик, но ведь гнев его был непритворным. Следовательно, адвокат – порядочный человек и даже самая влиятельная клиентка не уговорит его пособничать в шантаже. Итак, одно из двух: либо мистер Ганглион расскажет леди Мод, что Дандридж обвиняет ее в шантаже, либо промолчит. Последнее более вероятно: сообщать клиенту о делах других клиентов – нарушение профессиональной этики. Оба варианта Дандриджу на руку. Если Ганглион проговорится, леди Мод не осмелится повторить свою угрозу. Если промолчит, тогда… А что тогда? Дандридж задумался. Тогда она снова даст о себе знать. Дандридж отправился в магазин и купил кассетный магнитофон. Когда он в следующий раз соберется к мистеру Ганглиону, он сперва запасется неоспоримыми доказательствами причастности леди Мод – магнитофонной записью. Вот о чем надо подумать.

Приняв такое решение, Дандридж вздохнул свободнее. Теперь эта мымра ему не страшна. Операция «Наземный бросок» может идти своим чередом. Дандридж заехал в Управление регионального планирования и вызвал Хоскинса.

– Можно приступать к работе, – объявил он.

– Хватились! В Баннингтоне работа уже кипит.

– Я не о том. Необходимо направить оперативную группу в район теснины.

Хоскинс сверился с календарным графиком.

– Мы должны там появиться не раньше октября.

– Знаю. И все-таки я настаиваю, чтобы работы в теснине были начаты, и немедленно. Ну, как артподготовка, что ли.

– Артподготовка? Вы что же, Хэндименхолл собираетесь обстреливать?

– Хэндимен-холл тут ни при чем. Наша цель – теснина.

– Но мы еще даже не послали Линчвудам повестку о принудительном выкупе, – возразил Хоскинс.

– Так поторопитесь. Немедленно разошлите повестки мисс Персиваль, генералу Бернетту и Линчвудам. Надо, чтобы они как можно скорее ощутили наше превосходство. Вам понятно?

– Как не понять, – сказал Хоскинс, которому уже осточертели командирские замашки Дандриджа. – Хотя, честно говоря, не вижу смысла пороть горячку.

– Не видите смысла? Где вам увидеть. Вы лучше не рассуждайте, а делайте что говорят. Работы в теснине можно начать к без всяких повесток. Это ведь не частные владения. Завтра же направьте туда своих людей.

– Тьфу ты пропасть! И что прикажете им делать? Под покровом темноты штурмовать Хэндимен-холл?

– Хоскинс, ваши подковырки мне уже вот где сидят. Вы, кажется, забыли, что я инспектор департамента дорожного строительства в центральных графствах. И мое слово закон.

– Ладно, ладно. Только учтите: если что не так, то отдуваться вам, на меня чур не кивать. Что поручить оперативной группе?

Дандридж заглянул в план строительства.

– Тут сказано – надо расширить теснину, снести утесы. Пусть этим и займутся.

– Придется применить динамит, – предупредил Хоскинс.

– И прекрасно. Вот когда старая ведьма наконец, поймет, что мы с ней не в бирюльки играем.

– Что поймет, это точно. И мигом примчится сюда.

– Да ради бога. Рад буду повидаться, – хмыкнул Дандридж.

Хоскинс вернулся к себе, теряясь в догадках. Инспектор департамента дорожного строительства все больше его озадачивал.

– Ни за что бы не подумал, что у него хватит духу сцепиться с леди Мод, – бормотал Хоскннс. – Что ж, пусть лучше он, чем я.

А Дандридж, оставшись один, улыбнулся. Значит, динамит. Как раз то, что надо. Услыхав взрывы, леди Мод очертя голову ринется в ловушку, которую он ей приготовил. Он достал из портфеля магнитофон и опробовал. Отлично работает.


Леди Мод и Блотт сидели за письменным столом в квартире сэра Джайлса. Перед леди Мод лежали подробные записи, касающиеся биржевых операций мужа. Перед Блоттом стоял телефон, рядом – листок с текстом, который ему предстояло произнести.

– Готовы? – спросила леди Мод,

– Готов, – ответил Блотт и набрал номер.

– «Шеффер, Блоджер и Вейзи» слушает, – сказала секретарша брокерской конторы.

– Будьте любезны, мистера Блоджера, – попросил Блотт и услышал, как секретарша зовет:

– Мистер Блоджер, с вами хочет поговорить сэр Джайлс Линчвуд.

Мистер Блоджер взял трубку:

– А-а, Линчвуд. Доброе утро.

– Доброе утро, Блоджер. Вот какое дело. Хочу продать свои акции. Хотя бы следующие: «Президент Рзнд» – за четыре тысячи, «Ай-Сн-Эм» – за полторы, «Рио-Пинто» – десять, «Зинк энд коппер» – все за…

Мистер Блоджер поперхнулся. Слова сэра Джайлса у него в голове не укладывались.

– Слушайте, Линчвуд, вы здоровы? – выговорил он.

– Здоров? Что за вопрос? Конечно, здоров, – прогремел Блотт.

– Да нет, это я так… Просто цены на бирже сейчас – ниже некуда. Может, подождем?

– Я, Блоджер, знаю, что делаю. Сказал – продавать, значит, продавайте. Советую и вам за свои акции не держаться.

– Вы думаете…

– Думаю! Знаю, а не думаю. Продадите – перезвоните мне на квартиру. Я тут пробуду еще минут двадцать.

Блотт положил трубку.

– Отлично, Блотт, просто отлично! – воскликнула леди Мод. – Даже мне на минуту показалось, что это говорит Джайлс. Ну, теперь у нас биржевики станут меломанами: пусть послушают, как финансы поют романсы. Когда он перезвонит, продиктуйте ему второй список.

В конторе «Шеффер, Блоджер и Вейзи» поднялась паника. Блоджер посоветовался с Шеффером, потом они вызвали Вейзи.

– Или он спятил, или у него есть верные сведения, – горячился Блоджер. – Он же теряет на «Президент Рэнд» восемьдесят тысяч.

– А «Рио-Пинто»? – орал Шеффер. – Купил за двадцать пять, а продает за десять!

– Линчвуд обычно не ошибается, – заметил Вейзи. – Сколько лет мы ведем его дела, он еще ни разу не оступался.

– Ха! Не оступался. Он того и гляди все ноги себе переломает.

– Или ему действительно что-то известно, – сказал Вейзи.

Брокеры переглянулись. – Наверняка известно, – решил Шеффер.

– Хотите с ним поговорить? – предложил Блоджер.

Шеффер покачал головой:

– У меня нервы не выдержат. Тогда Блоджер сам снял трубку.

– Соедините меня с сэром Джайлсом Линчвудом, – велел он секретарше, но тут же передумал. – Впрочем, не надо. Я ему позвоню по городскому телефону.

И он набрал номер.

Через десять минут он ввалился в кабинет Шеффера белый как полотно.

– Говорит: «Продавайте все», – выдохнул он и рухнул в кресло.

– Все?!

– Все подчистую. И сегодня же. Нет, он определенно что-то знает.


– Так, – сказала леди Мод, – одно дело сделано. Подождем еще часа два – может, перезвонят. Я бы заодно продала кое-что из его недвижимости, но зарываться опасно.

В два часа Блоджер позвонил и доложил: указания сэра Джайлса выполнены.

– Прекрасно, – сказал Блотт. – Документы о продаже разошлете завтра. Я улетаю в Париж, вернусь утром. Кстати, деньги переведете на мой текущий счет в уорфордском отделении «Уэстленд банка».


На другой день сэр Джайлс на машине вернулся из Плимута. Настроение у него было приподнятое. Совещание прошло успешно, впереди – сладостное свидание с Няней Хлыстик. Он заехал к себе на квартиру, принял ванну, пообедал в ресторане и отправился на Элм-роуд. К его приходу миссис Фортби уже нарядилась так, как того требовала нынешняя роль.

– Ах ты, скверный мальчишка. – В голосе миссис Фортби звучала добродушная суровость, которая трогала сэра Джайлса до глубины души. – А ну раздевайся немедленно.

– Нет-нет-нет, – заныл сэр Джайлс.

– Да-да-да, – сказала Няня Хлыстик.

– Нет-нет-нет.

– Да-да-да.

При виде нянюшкиного фартука сэр Джайлс окончательно растаял: на него повеяло дыханием детства. Зато в дыхании самой нянюшки проступал запах, напоминавший о пристрастиях более зрелого возраста. Пока няня надевала на него подгузник, сэр Джайлс, завороженный ее нравоучениями, ничего подозрительного не замечал. Только когда няня, связав его, поправляла ему чепчик, он наконец учуял, чем от нее пахнет. Коньяком.

– Ты выпивала? – выдавил он.

– Да-да-да, – ответствовала миссис Фортби и сунула ему в рот пустышку. Сэр Джайлс уставился на нее во все глаза. Что еще за фокусы? Она же не пьет. Она убежденная трезвенница. Это ее убеждение сэр Джайлс одобрял: угощать не так накладно. И даже ее рассеянность… Эге, да если у нее у трезвой голова, как решето, что она способна учудить по пьяному делу? Сэр Джайлс задергался на кровати и вдруг понял, что ремни затянуты куда крепче, чем казалось поначалу. Сегодня Няня Хлыстик превзошла себя: он едва мог пошевелиться.

– Сбегаю на минутку в магазин, куплю рыбных палочек, – сказала миссис Фортби. – Я мигом: одна нога здесь, другая там.

Сэр Джайлс волком посмотрел на нянюшку, но та как ни в чем не бывало сняла наколку и набросила поверх костюма пальто. Какого черта? Зачем это ей на ночь глядя понадобились рыбные палочки? «На минутку». Знает он ее минутки. Возьмет и смоется на какой-нибудь долбаный концерт, а ты лежи тут связанный в ползунках и с пустышкой во рту чуть не до самого утра. Сэр Джайлс бешено впился зубами в пустышку, но гнусная баба привязала ее так, что не выплюнешь.

– А ты тут без меня будь умницей, не шали, – велела Няня Хлыстик. – Пока-пока.

Она вышла из комнаты и затворила за собой дверь. Сэр Джайлс обмяк. Теперь сколько ни психуй, не поможет. Остается лежать и упиваться собственным бессилием. Сейчас изводить себя ни к чему: по всему видать, времени впереди предостаточно. А что, если у этой дуры были билеты на все четыре оперы «Кольца Нибелунга» [19]? Сэр Джайлс молил Бога – молил поневоле беззвучно, – чтобы его опасения не оправдались. Наконец ему пришло в голову примериться к роли Скверного Мальчишки, но едва он начал входить в образ, как в передней прозвенел звонок. Сэр Джайлс, и без того неподвижный, затаился, как мышь. А через мгновение и вовсе окаменел.

– Есть тут кто-нибудь? – донеслось из передней. Сэр Джайлс узнал этот голос – страшный, будто зов преисподней. Это был голос леди Мод.

– Ага, ключ в замке, – сказала она. – Давайте подождем в комнате.

Сэра Джайлса прошиб пот. Скверно, конечно, если жена застанет это безобразие, но если его увидит ее спутник, сэр Джайлс совсем пропал. Шаги раздавались уже в соседней комнате. Только бы не сунулись в спальню! И чего она сюда приперлась? Как она вообще узнала про миссис Фортби? Но тут дверь распахнулась, и в дверном проеме показалась леди Мод.

– Ах, вот ты где, – обрадовалась она. – Так я и думала, что мы тебя здесь найдем. Очень кстати.

Бледный, как простыня, на которой он лежал, сэр Джайлс с ненавистью глядел на жену изпод оборок чепчика и судорожно сучил ногами. Кстати! Кстати! Совсем рехнулась, скотина этакая. И в тот же миг его догадка подтвердилась.

– Блотт, – позвала леди Мод, – идите сюда. Сэр Джайлс не возражает.

В спальню вошел Блотт. В руках у него был фотоаппарат со вспышкой.

– А теперь давайте побеседуем, – сказала леди Мод.

– А как же фотографии? – спросил Блотт. – Может, сперва поснимаем?

– Думаете, ему больше хочется начать со съемки?

Блотт оживленно закивал, сэр Джайлс замотал головой.

Целых пять минут Блотт расхаживал по комнате и снимал сэра Джайлса то с одной, то с другой точки. Потом поменял пленку и сделал несколько снимков крупным планом.

– Хватит на сегодня, – наконец объявил он. – За глаза хватит.

– Действительно, – согласилась леди Мод и придвинула стул к кровати. – Ну а теперь, друг мой, давай обсудим, как нам жить дальше.

Она склонилась над кроватью и вынула изо рта мужа пустышку.

– Не прикасайся ко мне! – взвизгнул сэр Джайлс.

– Вот еще, – брезгливо поморщилась леди Мод. – Уж если в нашей супружеской жизни и есть светлые стороны, так это то, что я избавлена от необходимости к тебе прикасаться. Я искала тебя только за тем, чтобы обговорить условия.

– Условия? Что еще за условия? – возопил сэр Джайлс.

Леди Мод порылась в сумочке.

– Условия развода, – пояснила она и достала какую-то бумагу. – Поставь вот здесь свою подпись – и все.

Сэр Джайлс прищурился и пробурчал:

– Не вижу без очков.

Леди Мод водрузила ему на нос очки. Прочтя документ, сэр Джайлс взревел:

– И чтобы я это подписал?! Да за кого ты меня…

Леди Мод снова сунула ему в рот пустышку.

– Ты у меня, скотина, и не такое подпишешь! – гаркнула она. – Ты у меня и это подпишешь. – Она помахала перед ним еще одним документом. – И это. – Еще одна бумага. – И это.

Сэр Джайлс отчаянно извивался на кровати, силясь освободиться от пут. Ни за что на свете! Никакая сила в мире не заставит его подмахнуть добровольное признание в том, что он неоднократно обманывал жену, изменял ей, лишал супружеских прав и в течение шести лет подвергал ее моральным и физическим истязаниям.

Леди Мод прочла его мысли.

– А за это, – продолжала она, – я дам тебе слово, что не пошлю эти фотографии кому собиралась. Ни премьер-министру, ни парламентскому приставу, ни членам твоей партии из нашего округа, ни газетчикам. Подпиши бумагу, Джайлс, и добейся, чтобы через месяц о строительстве магистрали не было и речи. Слышишь? Через месяц. Вот мои условия. Что скажешь?

Она вынула пустышку.

– Какая же ты сука.

– Пусть так. Подпишешь бумагу?

– Не подпишу! – заорал сэр Джайлс, и кляп был тут же водворен на прежнее место.

– Не знаю, читал ли ты Шекспира, – сказала леди Мод, – но в «Эдуарде II» [20]

Сэр Джайлс не помнил не только Шекспира, но и Марло, однако про печальную участь Эдуарда II помнил очень хорошо.

– Блотт, – обратилась леди Мод к садовнику, – посмотрите, нет ли там на кухне…

Но сэр Джайлс уже кивал головой. Он был готов подписать все, что угодно.

Блотт помог ему освободить правую руку, леди Мод достала из сумочки ручку.

– Вот здесь. – Она указала в документе место для подписи.

Сэр Джайлс расписался.

– Теперь здесь. И здесь.

Сэр Джайлс подписал и здесь, и там. Блотт заверил его подписи в качестве свидетеля. Затем сэра Джайлса опять связали.

– Вот и славно, – сказала леди Мод. – Я немедленно начинаю бракоразводный процесс, а ты разберешься с магистралью. Не выполнишь условие – пеняй на себя. И чтобы духу твоего не было у меня в усадьбе. Вещи твои я пришлю. – Она вынула пустышку. – Вопросы есть?

– Ты твердо обещаешь отдать мне фотографии и негативы, если я остановлю строительство?

– Конечно. У Хэндименов есть свои недостатки, но вероломство не из их числа: мы хозяева своего слова.

Леди Мод опять заткнула рот мужу пустышкой и завязала на затылке концы ленты, которая удерживала ее в этом положении. Потом сняла с него очки, поправила чепчик и удалилась.

На лестнице садовник и хозяйка столкнулись с миссис Фортби.

– Вы его не очень мучали? – спросила она, дрожа, как осиновый лист.

– Помилуйте, что вы. Просто дала ему подписать бумагу о том, что он согласен на развод.

– Ой, только бы он не разозлился. А то он иногда такие сцены закатывает.

– Смелее, смелее, – подбодрила леди Мод. – Вы же все-таки Няня Хлыстик – извольте соответствовать. Никакой жалости.

– Так-то оно так, – согласилась миссис Фортби, – только мне эта роль в тягость. Не умею я быть жестокой.

– Ах да, пока не забыла. Вот вам небольшой гонорар за содействие. – Леди Мод вынула из сумочки чек, но миссис Фортби покачала головой.

– Может, я и дурочка, может, я и скверная женщина, но и у меня есть свои принципы. Да и на что мне чек? Все равно забуду получить по нему деньги.

И она, опустив голову, стала подниматься по лестнице.


Сев в такси, леди Мод заметила:

– Джайлс недостоин такой женщины. Она заслуживает лучшей участи.

По дороге на вокзал Паддингтон, откуда отправлялись поезда на Уорфорд, леди Мод заехала на почту и направила господам Шефферу, Блоджеру и Вейзи документы о продаже акций.

20

В Хэндимен-холл они вернулись в два часа ночи, однако в парке было светло, как днем. В сиянии прожекторов рабочие не покладая рук устанавливали все новые и новые столбы. Одна сторона парка была уже целиком забрана изгородью. Подъехав поближе, леди Мод осмотрела строительство и похвалила управляющего мистера Феркина: строители времени даром не теряли.

– Видно, придется вам платить обещанную премию, – предупредил мистер Феркин. – Такими темпами мы закончим работу дней за десять.

– Да хоть за неделю. За деньгами дело не станет.

Довольная увиденным, леди Мод прошла в дом и поднялась в спальню. Теперь за деньгами действительно дело не станет. Утром она снимет с их общего счета в «Уэстленд банке» все до последнего пенни и положит на свой собственный счет в другом банке. Сэр Джайлс будет рвать и метать, но изменить он уже ничего не изменит. Сам же подписал документы о продаже акций – подписал, правда, не по доброй воле, однако в его положении другого выхода не было. На худой конец у леди Мод припасен еще один козырь – снимки Дандриджа. Надо будет заехать к этому простофиле и добиться от него признания, что Джайлс его шантажировал. Как только у нее на руках будут доказательства, автомагистраль обречена. Тогда и гадкие фотографии, сделанные Блоттом, не понадобятся. Сэра Джайлса упекут за решетку, место в парламенте освободится, в графстве пройдут дополнительные выборы – и дело с концом.

Но это уже не ее забота. Главное – она спасена. А вместе с ней и Хэндимен-холл. «Клин клином вышибают», – подумала леди Мод. Лежа в постели, она все размышляла, как это получилось, что она, такая бесхитростная женщина, ценящая домашний уют, мировой судья, уважаемый член общества, превратилась в шантажистку, опустилась до махинаций с непристойными фотографиями, вымогает подписи под угрозой пытки. Видно, в ней заговорила хэндименовская порода – даром, что ли, ее предки всеми правдами и неправдами пресекали попытки чужаков проникнуть в теснину?

– Лес рубят – щепки летят, – упокоила она себя, засыпая.


Упомянутая щепка в чепчике с оборочками валялась в спальне миссис Фортби и мучительно соображала, как ей выйти из переделки. И первое, что собирался сделать сэр Джайлс, освободившись от уз, – придушить Няню Хлыстик, мать ее за ногу. Но рассчитывать на освобождение раньше утра не приходилось. Няня Хлыстик громко храпела на диване в гостиной. Вернувшись в квартиру после ухода леди Мод, она по пылающему лицу Скверного Мальчишки сразу поняла, что до пай-мальчика ему еще далеко и, следовательно, спешить с освобождением не стоит. Няня Хлыстик прошла на кухню и достала бутылку коньяка, припасенного для кулинарных нужд. «Выпью капельку – авось осмелею», – решила она и налила полный стакан. Когда бутылка опустела, миссис Фортби уже забыла, для какой цели ей понадобился коньяк.

– Пустячок, а приятно, – пробормотала она и повалилась на диван.

Зато положение сэра Джайлса было не из приятных, а восемь часов в таком положении – не пустячок. Часы на камине отбивали час за часом, и сэр Джайлс, не довольствуясь простым убийством, принялся изощряться в изобретении жестоких затяжных пыток. Время от времени он вспоминал про леди Мод. Что же теперь делать? Чем больше он об этом думал, тем больше убеждался, что делать-то, в общем, нечего – разве что подать в отставку, выйти из всех клубов, распродать ценные бумаги и поскорее бежать в Бразилию, которую не связывают с Англией обязательства о выдаче преступников. Правда, неизвестно, остались ли у него ценные бумаги. Часам к четырем до него дошло, что среди бумаг, которые он подмахнул, мелькнули бланки, поразительно напоминающие документы о продаже акций. Тогда ему не удалось их хорошенько рассмотреть – не те были условия. Нельзя сказать, чтобы сейчас они сильно изменились, но, , по крайней мере, ему уже не грозит лютая казнь, которая была уготована Эдуарду II. Наконец тяжкое испытание истощило его силы, и он впал в забытье. Изредка он приходил в себя и мысленно обрушивал на голову пьяной бестолочи, спавшей в соседней комнате, новые и новые бедствия, одно другого ужаснее.

Проснувшись, миссис Фортби испытала все тяготы похмелья. Она кое-как слезла с дивана, налила ванну, и только когда вытиралась, вспомнила про сэра Джайлса. «Ой-ой-от, ну и раскричится же он», – всполошилась она и отправилась на кухню заваривать чай. Внеся поднос с чайником и чашками в спальню, она поставила его на тумбочку возле кровати.

– Вставай, вставай, вставай, штанишки надевай, – бодро пропела она и развязала пленника. Сэр Джайлс выплюнул пустышку. Этого мгновения он ждал двенадцать часов. Вместо того чтобы надеть штанишки, он бочком соскользнул с кровати и пополз на миссис Фортби, словно краб, которого скрутил ревматический артрит.

Заметив, какой цвет приобрело его лицо, миссис Фортби пришла в ужас.

– Нет-нет-нет, Скверный Мальчишка! – воскликнула она, вылетела из комнаты и заперлась в ванной. Напрасно она так спешила. Нога сэра Джайлса запуталась в шнуре торшера, и он застрял в дверях спальни.


Инспектор департамента дорожного строительства в центральных графствах уже сомневался, не слишком ли он торопился уличить леди Мод в шантаже. Выяснилось, что негодяйка позвонила в Управление и сказала секретарше, что собирается в Уорфорд, чтобы побеседовать с мистером Дандриджем с глазу на глаз. Дандридж прекрасно понимал, почему она хочет обойтись без свидетелей, однако вовсе не разделял ее желания повидаться наедине. Повидались уже раз, хватит. А грозить разоблачением перед широкой аудиторией она едва ли осмелится. Расхаживая взад-вперед по кабинету, Дандридж соображал, как выйти из этого затруднения. Наконец он надумал залучить в телохранители Хоскинса и вызвал его к себе.

– А мы-таки шуганули старую труперду динамитом, – сказал Дандридж.

– Что-что? – не понял Хоскинс.

– Она сегодня будет у меня. Я вас попрошу присутствовать при нашем разговоре.

Хоскинс колебался.

– Даже не знаю, – буркнул он. – Но ведь взрывные работы еще не начались.

– Разве вы не перебросили оперативную группу в теснину?

– Перебросил. Только не называйте вы ее оперативной группой. Меня эти военные словечки уже застебали.

– Не важно. Так вот, она сегодня будет здесь. Вы где-нибудь спрячетесь, подслушаете, а если она выйдет из себя, появитесь из укрытия.

– Выйдет из себя? Эта чертовка и так не в себе – дальше и выходить некуда.

– Я имел в виду, если она станет руки распускать, – пояснил Дандридж. – Куда бы вас спрятать?

Он с надеждой покосился на, шкаф, где хранились документы. Но Хоскинс уперся.

– Давайте я просто посижу в уголочке.

– Она хочет поговорить со мной наедине, – возразил Дандридж.

– Господи ты боже мой, ну и поговорите с ней наедине. Нападет она на вас, что ли?

– А что вы думаете? Во всяком случае, мне нужен свидетель. У меня есть основания считать, что она предпримет попытку меня шантажировать.

– Шантажировать? – Хоскинс побледнел. Ой, не к добру это «есть основания считать». Выражение будто из свидетельских показаний полицейского.

– При помощи фотографий, – добавил Дандридж.

– Фотографий?

– Непристойных фотографий, – сказал Дандридж, проявляя совершенно излишнюю, по мнению Хоскинса, откровенность.

– И как вы собираетесь поступить?

– Пошлю ее куда подальше.

Хоскинс изумленно вытаращился на шефа. И этого-то молодца он называл олухом! Оказывается, ему палец в рот не клади.

– Знаете что, – решил Хоскинс, – когда она появится, я послушаю из-за двери. Лады?

Дандриджу пришлось согласиться, и Хоскинс помчался к себе в кабинет звонить миссис Уильямс.

– Салли, – прошептал он, – это я. Ну, сама знаешь кто.

– Представьте, не знаю, – ответствовала миссис Уильямс, у которой выдалась беспокойная ночь.

– Ну я же! Хося-Хося-Хосинька! – рявкнул Хоскинс, отчаянно придумывая себе такое прозвище, чтобы его не узнала телефонистка.

– Хося-Хося-Хосинька?

– Господи, ну Хоскинс, Хоскинс, – прошипел Хоскинс.

– А, Хоскинс! Что же вы сразу не сказали?

Хоскинс сдерживался из последних сил.

– Слушай внимательно. Дело швах. Швах. Ш – шакал, едри его в корень, в – ворона, а – акула…

– Что за чепуха? – перебила миссис Уильямс.

– Шухер. Дымим по-черному. Сожги все, поняла? Негативы, снимки. Да поскорее. Ты меня не знаешь, я тебя не знаю. Молчание – золото. И в гольф-клубе ты никогда не была.

С грехом пополам он втолковал миссис Уильямс, в какую передрягу она может попасть. А заодно узнал кое-что новенькое и о своей участи. Если миссис Уильямс сядет на скамью подсудимых, так только на пару с ним. Это она ему обещала.

К приходу леди Мод он опять был Дандриджа и даже открыл перед ней дверь, вслед за чем занял пост в коридоре и стал слушать.

Завидев леди Мод, Дандридж собрался с духом. Хорошо хоть Хоскинс за дверью – в случае чего можно позвать на помощь. К его удивлению, леди Мод была настроена вполне миролюбиво.

– Мистер Дандридж, – начала она, присев у стола, – я хочу развеять ваши опасения. Я на вас зла не держу. Да, в прошлом у нас с вами были кое-какие трения, но я лично уже все простила и забыла.

Дандридж бросил на нее недобрый взгляд. Лично он не собирался ничего прощать, а тем более забывать.

– Я пришла просить вашего содействия, – продолжала леди Мод. – Поверьте, то, о чем я хочу с вами говорить, останется между нами.

Дандридж покосился на дверь и сказал, что рад это слышать.

– Еще бы. Ведь, по моим сведениям, вы стали жертвой шантажа.

Дандридж уставился на посетительницу. Скажите, пожалуйста! Кому, как не ей, знать, что он стал жертвой шантажа.

– С чего вы взяли?

– Вот фотографии. – И леди Мод, достав из сумочки конверт, вынула и разложила на столе обгоревшие клочки. Дандридж внимательно их оглядел. Что за черт? Кто их порвал, отчего они обгорели? Он принялся их перебирать. Эге, а лица-то нигде нет. И этой ерундой она собирается его шантажировать? Разбежалась!

– Ну и что?

– Вам эти снимки незнакомы?

– Нет, конечно, – Дандридж уже овладел собой. Все ясно. Он забыл фотографии на столе мистера Ганглиона. Тот разорвал их, швырнул в камин, но потом передумал, выгреб обгоревшие обрывки и, отправившись к леди Мод, предупредил, что Дандридж обвиняет ее в шантаже. Вот она теперь и думает, как бы выкрутиться.

Следующая фраза леди Мод подтвердила его догадку:

– Стало быть, мой муж ни разу не пытался при помощи этих фотографий повлиять на ваше решение?

– Ваш муж? Ваш муж? – возмутился Дандридж. – Вы хотите сказать, что ваш муж пытался шантажировать меня этими… непристойными фотографиями?

– Именно это я и хочу сказать.

– Ну так позвольте вас разуверить. Сэр Джайлс всегда относился ко мне с величайшей деликатностью и уважением. – Дандридж опять покосился на дверь и, набравшись храбрости, добавил: – Чего не скажешь о вас.

– И больше вы мне ничего не сообщите?

– Ничего. Разве что дам один совет. Отнесите эти снимки в полицию.

Леди Мод опешила. Такого она от Дандриджа не ожидала.

– По-моему, это будет несколько опрометчиво, вам не кажется?

– Не кажется. Ну ладно, я человек занятой, а вы отнимаете у меня время. Где выход, вы знаете.

Леди Мод грозно поднялась:

– Как вы смеете со мной так разговаривать?!

Дандридж сорвался с места и распахнул дверь.

– Хоскинс, проводите леди Мод Линчвуд.

– Без провожатых обойдусь, – с этими словами взбешенная леди Мод вылетела в коридор и поспешила к выходу.

Вернувшись в кабинет, Дандридж рухнул в кресло. Итак, он заставил леди Мод раскрыть карты. Итак, он указал ей на дверь. Кто теперь посмеет утверждать, будто у инспектора департамента дорожного строительства в центральных графствах не хватит духу грохнуть кулаком по столу, когда надо? Дандридж сам себе удивлялся.

Как, впрочем, и Хоскинс. Он воззрился на шефа и отправился к себе. Подслушанный разговор его ошарашил. Она, значит, предъявляет ему эти поганые снимки, а он глазом не моргнув советует отнести их в полицию. Ну и ну. Этот малый ни перед чем не остановится. Теперь только держись. Однако леди Мод сказала, что обращаться в полицию – опрометчивый шаг. Хоскинс был с ней целиком и полностью согласен. «Это она сэра Джайлса выгораживает», – смекнул он. Интересно, а как фотографии вообще к ней попали? Хоскинс хотел было позвонить сэру Джайлсу, но передумал. Самое мудрое сейчас – затаиться и помалкивать, глядишь, и пронесет.

Приняв такое решение, Хоскинс совсем уже успокоился, как вдруг раздался звонок. Дандридж снова хотел его видеть.

Инспектор департамента дорожного строительства лучился торжеством.

– Опять она собиралась поддеть меня на удочку, – сказал он. – Слышали, как она тут козыряла этими похабными картинками? Хотела меня запугать. Думала, я тогда воспользуюсь своим служебным положением и добьюсь изменения трассы. Но я ее послал.

– И еще как послали, – почтительно поддакнул Хоскинс.

– Ну хорошо. – Дандридж повернулся к карте на стене. – Надо ковать железо, пока горячо. Немедленно приступаем к следующему этапу операции «Наземный бросок». Повестки о принудительном выкупе разослали?

– Разослали.

– Оперативная группа приступила к ликвидации объектов?

– Ликвидации?

– К взрывным работам.

– Нет еще. Ее только-только перебросили в теснину.

– Пусть поскорее приступают. Нам нужно сохранить инициативу, держать противника в напряжении. Вот здесь, – Дандридж показал на карте точку в двух милях к востоку от Гильдстед Карбонелла, – разместится полевой штаб.

– Полевой штаб?

– Я лично буду наблюдать за ходом работ. Распорядитесь направить туда жилой автоприцеп. Теперь мы с вами будем работать там.

– Но это же чертовски неудобно, – возразил Хоскинс.

– Плевать на неудобства. Костьми лягу, а вышвырну эту гадюку из Хэндимен-холла еще до Рождества. Видели, как она отсюда драпала? Вот так же будет драпать из своей усадьбы.

– Как скажете, – помрачнел Хоскинс. Он уже понял: Дандриджу лучше не перечить.


Леди Мод возвращалась домой. Сидя за рулем, она размышляла о случившемся. Она готова была поклясться, что на фотографии изображены те самые тонкие ножки, которые, сверкая пятками, удирали от нее по мраморному полу. Как видно, она ошибалась. Слишком уж неподдельным был праведный гнев Дандриджа. Она думала, что эта размазня покраснеет, начнет заикаться, рассыплется в извинениях, а он пошел в атаку и выставил ее из кабинета. Даже предложил отнести фотографии в полицию. Едва ли он блефовал: прежде у него и в менее грозных обстоятельствах поджилки тряслись. Значит, вышла ошибка. Очень жаль. А леди Мод так хотела усадить сэра Джайлса на скамью подсудимых. Ну, не получилось, так не получилось – все и без этого складывается удачно. Теперь сэр Джайлс будет лезть из кожи вон, чтобы предотвратить строительство, а если оплошает, леди Мод вынудит его сложить парламентские полномочия. А это чревато новыми дополнительными выборами. Когда-то из-за них побоялись тронуть Оттертаун, теперь выборы помогут спасти и теснину. Само правительство поспешит отменить прокладку магистрали. Ну а если их и выборы не остановят, пусть попробуют поднять руку на заповедник. Снести полдюжины домов и вышвырнуть жильцов на улицу – это еще куда ни шло, но обречь на прозябание десяток львов, четырех жирафов, носорога и дюжину страусов – такое не прощается. Британская общественность не потерпит жестокого обращения с животными.

Леди Мод застала Блотта на кухне. Он промывал пленку.

– Я устроил в котельной фотолабораторию, – сказал он и, развернув пленку, показал леди Мод. Та оглядела ее, но по неопытности ничего не поняла.

– Хорошо получилось? – спросила она.

– Очень хорошо, – заверил Блотт. – Глаз не оторвать.

– Сэр Джайлс едва ли с этим согласится, – заметила леди Мод и пошла в огород нарвать к обеду салата. Промыв пленки, Блотт отнес их в котельную и повесил сушиться. Когда он вернулся на кухню, обед уже стоял на столе.

– Сегодня пообедаете со мной, – объявила леди Мод. – Я вами очень довольна. И к тому же так спокойнее: все-таки мужчина в доме.

Блотт растерялся. Вот и пойми ее: кого-кого, а мужчин в доме хоть отбавляй. В комнатах для прислуги живут рабочие – шастают по лестницам, круглые сутки вкалывают на стройке. Но почему бы и не пообедать с хозяйкой, раз она предлагает. Наконец-то жизнь ему улыбалась. Леди Мод разводится. Он в нее влюблен. Блотт, конечно, не тешил себя надеждой, что из этого что-нибудь выйдет, – довольно и того, что он может иной раз вот так пообедать с ней. И что ограду возводят, хорошо. У Блотта при мысли об ограде душа радовалась. Вспоминалась война, отрадные дни плена. За этой оградой они с Мод укроются от мира и будут жить долго и счастливо. Пусть даже их ничего не связывает – все равно счастливо.

Обед закончился, хозяйка и садовник мыли посуду, как вдруг вдалеке послышался глухой гул. Задрожали стекла.

– Что это? – спросила леди Мод.

– Похоже на взрыв.

– Взрыв?

– Как в карьере.

– Нету тут никаких карьеров, – возразила леди Мод.

Они вышли на лужайку и замерли, уставившись на облако пыли, которое медленно поднималось на востоке.

Операция «Наземный бросок» началась.

21

Операция «Наземный бросок» продолжалась. Изо дня в день покой теснины нарушало громыхание бульдозеров и глухой рокот взрывов – трассу будущей дороги расчищали от валунов и утесов. Изо дня в день подрядчики роптали, что дороги так не строят: начал прокладку –« так иди до конца или, по крайней мере, придерживайся хоть какого-то графика. Где это видано, чтобы строители все время скакали с места на место: там поле перекопают, там лес выкорчуют, начнут возводить мост – бросят и принимаются за эстакаду. Изо дня в день Хоскинс передавал их жалобы Дандриджу, жаловался и сам. Но Дандридж только отмахивался.

– Характерная особенность операции «Наземный бросок» состоит в непредсказуемости наших передвижений, – втолковывал он Хоскинсу. – Противник не догадывается, где мы появимся в следующий момент.

– А я, думаете, догадываюсь? – желчно сказал Хоскинс. – Нынче утром я вас еле нашел. Что же вы вчера не предупредили, что перебираетесь на новое место?

Дандридж оглядел помещение полевого штаба.

– Странно. А я думал, это вы так распорядились.

– Я? – изумился Хоскинс. – С какой стати?

– Не знаю. Может, хотели быть поближе к линии фронта.

– К линии фронта? Я хочу быть поближе к своему кабинету, а не разъезжать тудасюда в долбаном автоприцепе.

– Ну, не знаю уж, кто его сюда перегнал, но так даже лучше. Теперь мы находимся возле самого места событий.

Хоскинс поглядел в окно, за которым прогрохотал гигантский самосвал.

– Ничего себе «возле»! – проорал он, силясь перекричать грохот. – Мы в самом пекле!

И словно в подтверждение его слов за окном что-то оглушительно громыхнуло и от утеса метрах в двухстах от прицепа отвалился огромный кусок. Когда осела пыль, Дандридж с торжеством обозрел груду обломков. Вот какой становится природа, когда человек – такой человек, как Дандридж, – возьмется перекроить ее по своему разумению. Природа укрощенная, природа покоренная, природа упорядоченная. Вот что такое прогресс, движение вперед – движение хоть и медленное, но неудержимое. Позади оставался прорубленный проход и насыпи, впереди – теснина и Хэндимен-холл.

– Кстати, – сказал Хоскинс, когда смог снова расслышать собственный голос. – Генерал Бернетт недоволен. Говорит, наши грузовики повредили стену вокруг его сада.

– Ну и что? Через месяц-другой у него не только стены, но и сада не будет. Так чего же он жалуется?

– А еще звонил мистер Буллетт-Финч и сказал…

Но Дандриджу было не до них.

– Подавайте жалобы в письменном виде, – отрезал он. – Эти подробности меня не интересуют – и так дел по горло.


В отличие от Дандриджа сэра Джайлса интересовали именно подробности. Он дотошно выяснял все обстоятельства продажи акций и пытался как можно подробнее представить, что намерена делать леди с этими треклятыми снимками.

– Я на этих акциях потерял полмиллиона! – орал он на Блоджера. – Полмиллиона, черт бы их драл!

Блоджер посочувствовал клиенту.

– Но ведь я предупреждал, – добавил он. – Я так и думал, что вы поторопились.

– Он думал! Ни хрена вы не думали! – бушевал сэр Джайлс. – Если бы вы думали, то сообразили бы, что это не я звоню.

– Голос был ваш. И вы еще просили, чтобы я перезвонил вам на квартиру.

– Да ничего я не просил! Чтобы я загнал четыре тысячи акций «Президент Рэнд» при таких низких ценах на бирже? Что я – ненормальный?

Блоджер пристально посмотрел на сэра Джайлса. Такие подозрения у него уже появлялись.

Кто знает, сколько бы они еще препирались, если бы не вмешался Шеффер.

– Бранью вы ничего не добьетесь. Чем превращать нашу контору в поле брани, лучше обратитесь в полицию.

– На хрена она мне сдалась, ваша полиция?

– Там вы под присягой подтвердите, что подписи на документах о продаже акций подделаны, – холодно сказал Шеффер.

Сэр Джайлс взял шляпу.

– Я, едри вашу мать, этого так не оставлю, – пригрозил он. – Вы обо мне еще услышите.

– Надеюсь, что не услышим, едри вашу мать, – ответствовал Шеффер.


Не в пример бессердечным брокерам миссис Фортби была преисполнена сострадания.

– Все из-за меня, все из-за меня, – причитала она, щуря заплывшие глазки, под которыми красовалось по синяку: награда сэра Джайлса за все труды. – И зачем только я ушла за рыбными палочками?

– Засунь эти палочки… – взорвался сэр Джайлс, но тут же одернул себя. Ему сейчас важнее всего не потерять голову, а миссис Фортби как назло лезет со своими покаянными воздыханиями. – Ладно. Надо что-то придумать. Моей жене, так ее перетак, это даром не пройдет.

– Но если она хочет получить развод…

– Развод? Развод? Думаешь, ей только развод нужен? Да она… – Сэр Джайлс снова не договорил. Миссис Фортби ни в коем случае не должна узнать про фотографии. О них вообще никто не должен знать. Как только про снимки станет известно, ему конец. Необходимо уладить это дело за три недели.

Сэр Джайлс вернулся к себе в квартиру и принялся раздумывать, как восприпятствовать строительству. В Лондоне ему рассчитывать не на что. Сунулся он к министру по вопросам окружающей среды, хотел обсудить эту проблему с ним – министр его не принял, попросил назначить новое расследование – опять отказ. Сотрудник министерства, тайком снабжавший сэра Джайлса информацией, твердил одно: слишком поздно.

– Строительство уже идет полным ходом. Теперь его ничем не остановить – разве что приключится несчастный случай.

Сэр Джайлс положил трубку и стал придумывать несчастный случай – да пострашнее, пострашнее. Вот бы леди Мод загремела с лестницы и сломала шею. Или разбилась насмерть в автомобильной катастрофе. Нет, маловероятно. Наконец он вспомнил о Дандридже. Если у леди Мод есть компромат против мужа, то ведь и у него имеется компромат против инспектора департамента дорожного строительства. И он позвонил Хоскинсу в Управление регионального планирования.

– Он уехал в Шверхкстравт, – сообщила секретарша.

– Шверхкстравт? – переспросил сэр Джайлс, силясь припомнить деревушку с таким названием в Южном Уорфордшире.

– Штаб верховного командования автомагистрали, – пояснила секретарша. – Мистер Хоскинс – заместитель командира действующего соединения.

– Что? – изумился сэр Джайлс. – Что это у вас там за дела творятся?

– Меня не спрашивайте. Я всего-навсего связистка. Соединить вас со штабом?

– Соедините, – сказал сэр Джайлс. – Бред какой-то.

– Вот именно. Как это меня еще не заставили передавать донесения азбукой Морзе.

Подошедшего к телефону Хоскинса было не узнать.

– Заместитель командира… – начал он, но сэр Джайлс не дал ему договорить.

– Но-но, Хоскинс, кончайте дурью маяться! – заорал он. – Чем вы там развлекаетесь? В войну, что ли, играете?

– Ага, – ответил Хоскинс, опасливо поглядывая в окно. Раздался оглушительный грохот от взрыва динамитного патрона.

– Да что это такое, черт возьми?! – взвыл сэр Джайлс.

По крыше автоприцепа застучали осколки камней.

– Это так, непрямое попадание, – объяснил Хоскинс.

– Идите вы со своими шуточками! Я ему звоню по серьезному делу, а он дурака валяет. План изменился. Строительство надо остановить. Я решил…

– Остановить? – перебил Хоскинс. – Как же, остановишь его теперь. Мы каждый день углубляемся в теснину на сто метров.

– В теснину?

– Я же вам ясно сказал.

– Господи ты боже мой! Да что же это делается, а? Дандридж совсем сдурел или что?

Между тем инспектор департамента дорожного строительства, с ног до головы обсыпанный пылью, вошел в автоприцеп и снял строительную каску.

– Вроде того, – неувереннно произнес Хоскинс.

– Так остановите его.

– Боюсь, сэр, что это невозможно, – возразил Хоскинс, тоном давая понять, что он уже не один. – Я учту вашу жалобу и передам ее в вышестоящие инстанции.

– Этого мало! – рявкнул сэр Джайле. – Вы пустите в ход фотографии. Вы…

– Насколько мне известно, этим вопросом занимается полиция. Я же со своей стороны посоветую вам воспользоваться мусоросжигательной печью.

– Мусоросжигатель? На кой он мне сдался?

– Как я убедился, это наилучший способ избавиться от подобного барахла. Имейте в виду: отношение к этому вопросу самое негативное.

– Негатив…

– Да-да, сэр. Я выяснил, что только таким путем вы сможете избавиться от горючих материалов без ущерба для здоровья. А сейчас прошу прощения, ко мне пришли.

Хоскинс повесил трубку. Сэр Джайлс откинулся в кресле и принялся разгадывать его шифровку.

«Мусоросжигатель. Полиция. Негативный. Ущерб для здоровья». На эти слова Хоскинс особенно напирал. Понятно: все надежды взять Дандриджа в оборот рухнули. Больше всего обеспокоило сэра Джайлса упоминание о полиции.

– Плохо дело. Стало быть, Дандридж, дрянь такая, все-таки настучал, – буркнул он.

И вдруг он вспомнил, что улики, которые надо как можно скорее сжечь, остались в сейфе в Хэндимен-холле. Сейф с фотографиями, за которые ему грозит тюрьма, оказался в руках у Мод! «Как бы не погореть из-за этих горючих материалов, – подумал сэр Джайлс. – Если моя мымра про них пронюхает, я сяду на пять лет. Вот бы ее спалить вместо фотографий». Спалить ее? Сэр Джайлс уставился в пространство. А что, это выход.

Схватив карандаш, он набросал на листе бумаги доводы в пользу такого решения. Первое. Он избавится от улик, изобличающих его в попытке шантажа. Второе. Он уничтожает снимки, которые сделал Блотт в квартире у миссис Фортби. Третье. Если управиться до развода, он останется законным владельцем сгоревшего Хэндимен-холла. Следовательно, ему положена страховка, а может, и компенсация за прокладку автомагистрали. Четвертое. Если Мод сгорит… Очень, очень заманчивая перспектива. Именно о таком несчастном случае он и мечтал.

Он взял листок с записями, подошел к камину и чиркнул спичкой. Пламя охватило бумагу. Сэр Джайлс упивался этим зрелищем. Очистительный огонь – вот что поможет ему покончить с ненавистным прошлым. Остается только обеспечить себе железное алиби.

Леди Мод в Хэндимен-холле созерцала дело рук с не меньшим удовольствием. Строители уложились в десять дней, ограда была готова, львы, жирафы и носороги обосновались на новом месте, а для страусов отвели заброшенный теннисный корт. Выглянешь в окно – душа радуется: львы разгуливают по парку или возлежат в тени деревьев.

– С ними нам ничего не страшно, – сказала леди Мод Блотту, который целыми днями пропадал в огороде и сейчас высунул оттуда нос, чтобы пожаловаться хозяйке, что носороги загадили всю лужайку.

– Вам-то, может, и не страшно, – возразил Блотт, – а вот почтальон думает иначе. Он теперь дальше сторожки ни ногой. И молочник тоже.

– Чепуха, – отрезала леди Мод. – Чтобы лев тебя не тронул, надо только не показывать испуга и смотреть ему прямо в глаза.

– Может, оно и так, но тогда купите носорогу очки.

– А к носорогу следует приближаться сбоку, под прямым углом.

– Мясник на своем автофургоне приблизился. Вы не представляете, что осталось от его заднего крыла.

– Еще как представляю. Убытку на шестьдесят фунтов. Но ведь носорог на фургон не напал.

– Не напал, – согласился Блотт. – Только прислонился и почесал об него задницу.

– Хорошо хоть с жирафами никаких неприятностей.

– С теми, что остались, – уточнил Блотт.

– Как это – «с теми, что остались»?

– Так ведь осталось всего двое.

– Двое? А было четверо. Куда же подевались еще два? – удивилась леди Мод.

– Это вы у львов спросите. Им, похоже, на обед жирафятину подавай.

– Придется заказать еще полцентнера мяса. Не хватало, чтобы они друг дружку лопали.

И леди Мод величественно двинулась по лужайке. Проходя мимо носорогов, она останавливалась и тыкала их кончиком складной трости.

– Я тебе покажу, как соваться в альпийский сад, – приговаривала она.

На солнышке возле кухни развалился лев.

– А ну брысь отсюда, лежебока!

Лев поднялся и, поджав хвост, побрел прочь.

Проводив хозяйку восхищенным взглядом, Блотт вернулся в огород и, закрыл калитку.

– Вот это женщина, – пробормотал он и склонился над грядкой с помидорами.

Минут через пять его оторвал от работы глухой грохот, донесшийся из теснины. Блотт поднял голову. Строительство приближалось. Пора засучивать рукава. До сих пор Блотт ограничивался тем, что по ночам перегонял полевой штаб Дандриджа с места на место и переставлял разметку: если бы строительство шло тем порядком, на котором настаивали подрядчики, магистраль стараниями Блотта отклонилась бы от намеченной трассы. Увы, из-за сумбура, который вносил в ход работы Дандридж, затея Блотта не удалась. Лишь одна его уловка увенчалась успехом: он вырубил сад полковника Чепмена, находившийся за четверть мили трассы. Блотт вспоминал об этой проделке не без гордости. Полковник поднял такую бучу, что властям, чтобы замять дело, пришлось пообещать ему прибавку к компенсации. Еще две-три таких «ошибки строителей» – и население возмутится по-настоящему. Как же это устроить?

В этот вечер Блотт впервые за несколько недель наведался в «Ройял Джордж». Миссис Уинн встретила его как дорогого гостя.

– Как же я рада тебя видеть! А я-то уж было решила, что ты меня бросил.

– Дел по горло, – объяснил Блотт.

– Дел? Ты мне про дела не напоминай. Я из-за работяг со строительства с ног сбилась. И обедают тут, и вечера тут просиживают. Я и не упомню, когда такое творилось.

Блотт огляделся и понял, что имеет в виду миссис Уинн. Бар битком набит дорожными строителями. Блотт взял кружку хэндименовского коричневого и присел за столик в углу. Через час он увлеченно беседовал с бульдозеристом.

– Занятная, небось, работенка – крушить дома? – расспрашивал Блотт.

– Платят хорошо.

– Тебе, наверно, дом снести – раз плюнуть. Даже такую махину, как Хэндимен-холл.

– Не знаю, – отозвался бульдозерист, польщенный таким интересом к своей работе. – Вообще-то чем дом здоровее, тем больше возьни.

– Давай я тебе еще кружочку закажу, – засуетился Блотт.

Три кружечки спустя бульдозерист уже распространялся про тонкости своего ремесла, а Блотт слушал во все уши.

– В нашем деле что главное? – вещал бульдозерист. – Угловой камень звездануть, вот что. Найдешь его, размахнешься, двинешься, двинешь ядром – и туши свет. Дом рассыпается, как карточный. Сколько я домов порушил – ты столько раз обедать не садился.

С этим было трудно спорить.

До закрытия пивной Блотт основательно просветился по части сноса домов, а бульдозерист на прощание сказал, что рад будет опять с ним свидеться. Потом Блотт помог миссис Уинн вымыть кружки и исполнил привычную повинность. Исполнить-то исполнил, но скрепя сердце. Миссис Уинн это заметила.

– Что-то ты сегодня на себя не похож, – сказала она.

Блотт что-то буркнул в ответ.

– По правде сказать, я и сама сегодня не в форме, – продолжала миссис Уинн. – Уже и ноги не держат. Мне бы в отпуск.

– Возьми выходной, – предложил Блотт.

– Ну да, выходной. А кто будет обслуживать посетителей?

– Я обслужу, – вызвался Блотт.


В пять утра Блотт уже катил на велосипеде по главной улице Гильдстед Карбонелла. К семи он был в Хэндимен-холле, накормил львов и, когда леди Мод спустилась завтракать, дожидался на кухне.

– Я хочу взять выходной, – объявил он.

– Что вы хотите взять? – не поняла леди Мрд. До сих пор о выходных и речи не было.

– Выходной. И еще мне нужен «лендровер».

– Это еще зачем? – насторожилась леди Мод, которая не привыкла к тому, чтобы ее садовник распоряжался ее «лендровером».

– Не важно. Незнание освобождает от ответственности.

– Ответственность? Да вы здоровы?

– И еще напишите записку мистеру Уилксу в пивоварню, чтобы он отпустил мне особого.

Леди Мод присела к столу и пристально посмотрела на Блотта.

– Каверза какая-нибудь. Не нравится мне это, Блотт.

– А мне не нравится вон то. – Блотт взглянул в сторону теснины, где как раз глухо прогремел взрыв.

Леди Мод кивнула. «Вон то» ей тоже не нравилось.

– Ваша затея связана со строительством? – догадалась она.

Блотт кивнул.

– Тогда будь по-вашему. Только мне очень не хотелось, чтобы вы из-за меня нарвались на неприятности.

Она прошла в кабинет и чиркнула записку мистеру Уилксу, управляющему Уорфордской пивоварней. В записке она велела управляющему исполнить все распоряжения Блотта.

В десять Блотт сидел в кабинете управляющего.

– Особого? – удивился мистер Уилкс. – Особое отпускаем только по особым поводам. В дни коронации или еще что-нибудь этакое.

– У меня как раз особый повод, – настаивал Блотт.

Мистер Уилкс перечитал записку.

– Ну раз леди Мод приказывает, делать нечего. Но вообще-то торговать особым не положено по закону. Слишком крепкое.

– И еще десять бутылок водки, – сказал Блотт.

Они спустились в подвал, вынесли ящики и загрузили в «лендровер».

Напоследок Блотт предупредил:

– Забудьте, что вы меня видели.

– С радостью. А то черт знает что такое: сплошные нарушения.


Блотт отправился в «Ройял Джордж» и проводил миссис Уинн на автобус. Затем вернулся в пивную и взялся за работу. До обеда он успел вылить бочку хэндименовского горького в канализацию, налил вместо него особое и добавил пять бутылок водки. Испробовав эту смесь на парочке посетителей, Блотт остался доволен. После обеда вздремнул, а проснувшись, пошел прогуляться по городу и добрел до дома Буллетт-Финчей. Финч-гроув стоял в стороне от дороги. Это было большое здание в псевдотюдоровском стиле, с прекрасным садом. На воротах висела табличка: «Продается». Блотт понимал Буллетт-Финчей: кому охота жить в сотне метров от автомагистрали? Повернув назад, он снова прошел через весь городок и остановился возле коттеджа мисс Персиваль. Никаких объявлений о продаже тут не было. Дом предназначен к сносу, сама мисс Персиваль уже съехала. Неподалеку стоял здоровенный кран с чугунным ядром, свисающим со стрелы. Блотт забрался в кабину и примерился к рычагам. Потом пошел в пивную, уселся за стойку и стал ждать, когда придет время открыть заведение.

22

Сэр Джайлс в квартире миссис Фортби времени даром не терял. Он незаметно поставил завтрашнее число на календаре, вмонтированном в часы на каминной полке. Он перевернул страницу в программе радиопередач и попрятал все газеты. В разговоре он несколько раз уверял миссис Фортби, что сегодня среда.

– Видишь, какая я растяпа, – сокрушалась миссис Фортби, которая в это время готовила на кухне ужин. – А я-то и не сомневалась, что сегодня вторник.

– Завтра же четверг, – сказал сэр Джайлс.

– Верю, верю, солнышко. Конечно, я перепутала. Память ни к черту.

Сэр Джайлс закивал. Стремясь обеспечить себе алиби, он возлагал надежды именно на ее никудышную память. И еще на снотворные таблетки. «Старая раззява и не заметят, что ее на сутки обсчитали», – рассудил он. Бросив в стакан шесть таблеток, он растолок их ручкой зубной щетки и налил туда изрядную порцию виски. Врач утверждал, что смертельная доза – двенадцать таблеток. «От шести проспите двадцать четыре часа». Двадцать четыре часа – как раз то, что надо.

Когда все было готово, сэр Джайлс прошел на кухню и сел ужинать. После ужина он предложил:

– Выпьем на сон грядущий.

– Ты же знаешь, я не пью.

– А вчера? Полбутылки коньяка уговорила.

– Тогда было другое дело. Вчера у меня все из рук валилось, вот и приняла для бодрости.

Сэр Джайлс чуть не сморозил, что после сегодняшней порции она свалится с ног, но сдержался.

– Будем здоровы, – произнес он и допил стакан.

– Будем, – нерешительно сказала миссис Фортби и пригубила виски.

Сэр Джайлс налил себе еще.

– Твое здоровье.

Миссис Фортби сделала еще глоток.

– Знаешь, а я почему-то была совершенно уверена, что сегодня вторник, – призналась она.

Сэр Джайлс всей душой разделял ее уверенность.

– Сегодня среда, – повторил он,

– А я в среду записалась к парикмахеру. Значит, уже не попаду.

– Не попадешь, – честно ответил сэр Джайлс. Все правильно: к парикмахеру она точно не попадет. Он поднял стакан. – Твое здоровье.

– Твое здоровье, – ответила миссис Фортби и отпила еще глоток. – Раз сегодня среда, то завтра четверг, а по четвергам у меня занятия на курсах керамики.

Сэр Джайлс поспешно наполнил свой стакан. Вот из-за таких мелочей срываются самые блестящие планы. Но он тут же нашелся:

– А я думал махнуть на выходные в Брайтон и хотел взять тебя с собой.

У миссис Фортби загорелись глаза:

– Меня?

– Ну да. Только ты да я.

– Ах ты мой заботливый!

– A votre sante [21].

Миссис Фортби допила виски, встала и на ватных ногах направилась к сэру Джайлсу.

– Сегодня я кто? Сиделка Мисс Катетер? – спросила она.

– Да ладно, – отмахнулся сэр Джайлс. – Сегодня я не в настроении.

Миссис Фортби, как оказалось, тоже. Сэр Джайлс отнес ее в спальню и положил на кровать. Через пять минут, когда он уходил, она уже громко храпела. Когда она проснется, он будет лежать рядом с ней.

Сэр Джайлс сел в машину и отправился в путь.

* * *

Блотт в «Ройял Джордже» тоже тайком подвергал окружающих воздействию одурманивающих средств. Результаты были не столь молниеносными, зато веселья хоть отбавляй. К девяти часам в пивную набился народ, водители самосвалов горланили песни, в двух местах вспыхнули драки – вспыхнули и погасли, так и не разгоревшись как следует. Состязание по метанию дротиков пришлось прекратить в связи с тем, что неловко брошенный дротик угодил в случайного наблюдателя и пришпилил его за ухо к прошлогоднему календарю. Блотт при содействии овчарки миссис Уинн выставил из мужского туалета парочку пылких любострастников. К десяти часам стало ясно, что Блотт сдержал слово: особым пивом он действительно запасался для особого случая. Скоро в баре опять завязались две драки между дорожными строителями и завсегдатаями из местных; на сей раз они не утихли, а перекинулись в соседний зал, где машинист копра для забивки свай демонстрировал свои профессиональные навыки невесте секретаря Лиги молодых консерваторов. Метатели дротиков опять взялись за свое, теперь мишенью им служил портрет сэра Уинстона Черчилля. С полдюжины бульдозеристов, вскочив на бильярдный стол, пытались изобразить чечетку. А Блотт между делом подначивал мистера Эдвардса, на счету которого было столько снесенных домов, стараясь привести его в воинственное расположение духа.

– Да я тебе любой дом порушу к свиньям собачьим! – горячился мистер Эдвардс. – С одного удара порушу, едрит твою.

Блотт поднял бровь.

– Уж будто. Порушил один такой.

– Тебе говорят! Хрясь в нужное место – и туши свет.

– Пока не увижу, не поверю. – Блотт налил мистеру Эдвардсу еще кружку особого «ерша».

– А я тебе покажу, – пообещал мистер Эдвардс. – Я тебе покажу-у…

К закрытию посетители утихомирились; особое пиво если не вселило в их души благостный покой, то, по крайней мере, разморило. Строители, выписывая кренделя, поплелись к своим машинам, молодые консерваторы укатили зализывать раны. Блотт закрыл лавочку и помог мистеру Эдвардсу встать на ноги.

– Тебе говорят – порушу, – бубнил мистер Эдвардс.

– Не верю.

Они, шатаясь, побрели по улице к дому мисс Персиваль. Блотт сжимал в руке бутылку водки, а другой рукой поддерживал мистера Эдвардса.

– Я тебе покажу, – бормотал мистер Эдвардс. – Я тебе покажу, мать твою за ногу.

Пройдя через пустырь, они добрались до крана. Мистер Эдвардс забрался в кабину и завел мотор. Блотт остановился позади машины и стал наблюдать.

– «Это ж надо, вот досада: титька-то всего одна!» – пропел мистер Эдвардс.

Кран рванулся вперед и, подмяв живую изгородь, въехал в сад. Чугунное ядро на тросе болталось сзади. Мистер Эдвардс остановил кран и подергал рычаги. Стрела крана повернулась, ядро описало широкий круг.

– А говорил – с одного удара, – сказал Блотт.

– Это я так, примериваюсь.

Стрела поползла вниз, и солнечные часы в саду разлетелись. Мистер Эдвардс снова поднял стрелу.

– «Уж прям такая цаца: никто ее не мацал и не тащил в кусты!» – заголосил он.

Стрела повернулась, тяжелое ядро пронеслось мимо Блотта – он едва успел отскочить. В тот же миг ядро бабахнуло в стену коттеджа. Загремели кирпичи и черепица, зазвенели стекла, и там, где стоял прелестный домик мисс Персиваль, взметнулась туча пыли. Когда пыль рассеялась, на месте домика громоздились развалины, в которых мало что напоминало о былой прелести. Впрочем, кое-что от коттеджа осталось. Камин уцелел, а крыша хоть и съехала на сторону так, что не поправить, все равно была именно крышей и ничем другим.

Блотт с усмешкой оглядел развалины.

– Так себе работа, – пренебрежительно бросил он. – Ничего, первый блин всегда комом.

– Как первый? Ты че? – возмутился мистер Эдвардс. – Я его снес? Снес.

– Но ведь не с одного удара.

Уязвленный бульдозерист с горя приложился к бутылке.

– Это ж всего-навсего коттедж, так его растак. С ним по-другому и не получится, – начал оправдываться он. – Махонький, никакого веса. Будь он поздоровее – тогда конечно. Ты мне подавай настоящий дом, покрупнее, тогда я…

И он, обессилив, навалился грудью на рычаги. Блотт залез в кабину и принялся его трясти.

– Эй, вставай! – заорал он.

Мистер Эдварс очнулся.

– Ты мне покажи настоящий дом…

– Хорошо, хорошо. Покажи, как этой дурой управлять, и я тебе покажу настоящий дом.

Собрав последние силы, мистер, Эдварс прохрипел: – Дерни вот этот рычаг и жми на газ.

Не прошло и пяти минут, как Гильдстер Карбонелл, который еще не успокоился после побоища в «Ройял Джордже», вновь пришел в смятение: это Блотт при сильном содействии мистера Эдвардса пытался провести кран по главной улице с некоторым превышением скорости. У первого же угла произошла неприятность: кран, едущий со скоростью за шестьдесят в час, врезался в стену, и Блотту стоило большого труда вернуть машину на проезжую часть. При этом мистер Эдвардс сидел с отрешенным видом, и рассчитывать на его помощь не приходилось. Не облегчало задачу и болтавшееся сзади чугунное ядро, которое усердно демонстрировало все чудеса, на какие только способна центробежная сила. На первом же углу оно задело зеркальное стекло только что открытого магазинчика, отскочило от крыши автомобиля, влетело в гостиную дома миссис Тейт и вылетело из гостиной мистера и миссис Уильямс, снесло верхушку памятника жертвам войны и сшибло телеграфный столб, причем кусок провода метров в пятьдесят зацепился за кран и столб потащился за машиной. На следующем углу ядро, пролетев через дворик перед гаражом мистера Дагдейла, аккуратно подсекло колонны, на которых держалась крыша, и разнесло четыре бензонасоса, а также рекламный щит, суливший клиентам бесплатную выпивку. Пока кран доехал до конца главной улицы, ядро успело оставить вмятины еще на нескольких автомобилях и фасадах превосходных памятников гражданской архитектуры XVIII века. Телеграфный столб, чтобы не волочиться без дела, высаживал каждое третье окно и наконец, отцепившись от крана, обрел покой в ризнице Первометодистской церкви, куда он затащил огромную доску с объявлением, возвещающим Второе пришествие.

На выезде из городка ядро напоследок еще раз внесло свою лепту в установление мира и спокойствия: оно шарахнуло по трансформаторной будке, из которой брызнули россыпи голубых искр, после чего вся округа погрузилась в темноту.

В этот самый миг мистер Эдвардс пробудился.

– Где мы? – промычал он.

– Скоро будем на месте, – успокоил Блотт.

Ему наконец удалось сбросить скорость.

Мистер Эдвардс снова хлебнул из горла.

– «Покажи мне дорогу домой, я желаю прилечь и уснуть!» – затянул он.

– Не сейчас, успеется, – оборвал его Блотт и повернул кран к дому Буллетт-Финчей.


Одно из достоинств миссис Буллетт-Финч, по мнению ее супруга, состояло в том, что она рано ложилась спать. В девять часов она обычно объявляла: «Кто рано встает, тому Бог дает», и отправлялась в спальню, а мистер Буллетт-Финч мог спокойно посидеть и почитать что-нибудь насчет ухода за лужайками. Лужайки были его слабостью. Жена когда-то разделяла его увлечение, но это было давно, а он и сейчас питает к ним страсть. Лужайки ведь с годами становятся все более пышными – не в пример женам. По части трав мистеру Буллетт-Финчу не было равных: красная овсяница, полевица собачья, полевица опушенная – чего он только о них не знал! Недаром он утверждал, что таких лужаек, как те, что окружают Финч-гроув, во всей Англии не найти. Весь участок от дома до ручейка в конце сада был покрыт ухоженным травянистым ковром. Его не осквернял ни один одуванчик, ни один подорожник, ни одна маргаритка. Целых шесть лет мистер Буллетт-Финч холил свои лужайки – сдабривал почву песком, удобрял, стриг траву, прочесывал граблями, боролся с сорняками. А уж если замечал на ком-нибудь из гостей туфли на высоких каблуках, то к лужайке и близко не подпускал. Когда Айви Буллетт-Финч отправлялась в ту часть сада, где росли фруктовые деревья, муж заставлял ее переобуваться в шлепанцы. Он нагнал такой строгости, что лужайка уже внушала ей священный трепет; вполне возможно, это напряжение усугубляло ее постоянную нервозность и чувство вины. Как и у мужа, у нее была своя святыня – дом. Все дни ее проходили в хлопотах по дому: она наводила порядок, дважды в неделю стирала пыль, трижды в неделю протирала полировку. И спать-то она укладывалась так рано не потому, что ей было нечем себя занять, а оттого что выматывалась за день. И лежа в постели, с тревогой вспоминала, все ли она в доме выключила.

В тот вечер мистер Буллетт-Финч увлеченно читал главу о гормональных гербицидах. Вдруг во всем доме погас свет. Мистер БуллеттФинч поднялся и, спотыкаясь в темноте, пошел проверить предохранители. Предохранители были в порядке.

«Должно быть, где-то перебой», – решил Буллетт-Финч и направился в спальню. Не успел он надеть пижаму, как до его слуха донесся шум. Казалось, к дому приближается огромная машина, оснащенная мощным дизельным двигателем. Он подлетел к окну. В лицо ему ударил свет фар – такой резкий, что он на мгновение ослеп. Нащупав халат и шлепанцы, он надел их и снова посмотрел в окно. Машина – похоже, здоровенный кран – уже въехала на усыпанный гравием дворик и задним ходом отползала на лужайку.

– Стой! – заорал мистер Буллетт-Финч, не помня себя от бешенства.

Но было уже поздно. Стрела крана с натужным стоном повернулась. Мистер Буллетт-Финч отпрянул от окна и помчался вниз. Однако на лестнице тревога за судьбу драгоценной лужайки сменилась куда большей тревогой: ему стало совершенно ясно, что Финчгроув оказался в эпицентре мощного землетрясения. Стены дома рушились – вот когда мистер Эдвардс на деле доказал, что по части сноса домов сноровки ему не занимать. Вцепившись в перила, мистер Буллетт-Финч силился разглядеть хоть что-нибудь за сыплющейся штукатуркой и пеленой кирпичной пыли. Из комнат второго этажа, обстановкой которых жена по праву гордилась, летела мебель. Вместе с мебелью вылетела и сама миссис Бул– летт-Финч; она истошно вопила, что ни в чем не виновата, как будто кто-то в этом сомневался. Мистер Буллетг-Финч недоумевал, с чего это жене вздумалось оправдываться, ведь и без того понятно, что всему виной. не она, а стихийное бедствие. Но ответа на свой вопрос он так и не нашел, поскольку сверху на него обрушилась крыша, а под ним – лестница и, оказавшись в подвале среди скудных запасов красного вина, он потерял сознание. От удара матрас, за который ухватилась миссис Буллетт-Финч, выбросило в сад. Лежа на грядках тимьяна, она содрогалась от рыданий и от мысли, что все из-за нее: наверно, она перед сном забыла выключить газ.

Мистер Эдвардс в кабине крана с гордостью любовался своей работой.

– Я же говорил – снесу, – сказал он и вырвал у Блотта бутылку: от всего увиденного садовника тоже потянуло на спиртное.

Блотт дождался, когда он допьет до конца, выволок его из кабины и стер с рычагов отпечатки пальцев. Потом взвалил мистера Эдвардса на плечи и пошел прочь.

Миссис Уинн уже вернулась из Уорфорда и теперь при свечах мыла кружки.

– Ну и кавардак, – брюзжала она. – Вот и оставляй на тебя хозяйство. Стоило на один день отлучиться – и на тебе. Можно подумать, тут оргию устраивали. А что это произошло в городе? Как все равно после бомбежки.

Блотт помог ей домыть кружки и вышел во двор, где стоял «лендровер». Мистер Эдвардс храпел на заднем сиденье. Блотт не спеша выехал на улицу и повернул в сторону Оттертауна. В объезд добираться дольше, зато на главной улице не засекут. Остановившись возле фургонов, в которых жили строители, Блотт выгрузил мистера Эдвардса и сложил на травке. Затем он повернул к Хэндимен-холлу. В два часа ночи он уже лежал в постели у себя в сторожке. Да, сегодня он славно потрудился.


Среди ночи Дандриджа разбудил телефонный звонок. Дандридж нащупал трубку и включил свет. Услыхав голос Хоскинса, он возмутился:

– Какого черта? Вы соображаете, который час?

– Да, представьте себе, соображаю. Просто я хочу вам сказать, что на этот раз вы зашли слишком далеко.

– Слишком далеко зашел? Никуда я не ходил!

– Да бросьте вы! «Внезапные вылазки», «оперативные группы», «группы захвата». Доигрались. К вашему сведению, в этом долбаном доме жили люди и он вообще не шел на слом. А уж как вы похозяйничали в Гильдстед Карбонелле. Вы хоть знаете, что магистраль должна проходить в целой миле от города? Гильдстед Карбонелл представляет историческую ценность, он считается… то есть считался. Теперь там сплошь развалины. Район бедствия, мать его.

– Район бедствия? – встрепенулся Дандридж. – Как это – район бедствия?

– А то вы не знаете! – клокотал Хоскинс. – Я давно подозревал, что по вам психушка плачет, а теперь вижу – точно.

Он швырнул трубку. Дандридж не знал, что и думать. Присев на край кровати, он погрузился в размышления. Судя по всему, операция «Наземный бросок» идет не совсем гладко. Он собирался опять связаться с Хоскинсом, но тут снова раздался телефонный звонок. Звонили из полиции.

– Мистер Дандридж?

– Я слушаю.

– С вами говорит главный констебль. Мне бы хотелось с вами повидаться. Это касается происшествия в Гильдстед Карбонелле.

Дандридж оделся.


Сэр Джайлс остановил машину возле церкви Уилфридова замка. Местечко безлюдное, а уж в два часа ночи сюда никто не сунется. Его счастье, что он добирался сюда на «бентли», а не какой-нибудь другой машине: двигатель у «бентли» работает бесшумно. Последние пять миль сэр Джайлс ехал с погашенными фарами, выбирая глухие дороги, а если случалось проезжать мимо ферм, выключал мотор и двигался накатом. По пути ему не встретилось ни одной машины, а значит, можно надеяться, что его никто не видел. Пока что все идет как по маслу. Оставив машину, сэр Джайлс спустился к мосту. Внизу под деревьями стояла тьма кромешная, сэр Джайлс с трудом находил дорогу. На другом берегу он наткнулся на ворота из проволочной сетки. Сэр Джайлс на минутку зажег фонарь, отпер ворота и вошел в сосновую рощу. «Откуда тут взялись ворота?» – гадал он. Правда, в последний раз он был на этом мосту довольно давно – в день своей свадьбы, вот когда, – но одно он помнил точно: никаких ворот здесь в ту пору не было. Впрочем, сейчас не время отвлекаться на пустяки. Надо побыстрее добраться до дома.

Легко сказать – «побыстрее». В сосняке и днем сумрачно, а сейчас тут стояла такая темнота, что хоть глаз выколи. Сэр Джайлс зажег фонарь и двигался, внимательно глядя под ноги. Хорошо, что землю покрывала сухая хвоя: шаги не так слышны. Дойдя до середины леса, сэр Джайлс почувствовал, что он не один. Из темноты доносилось чье-то дыхание.

Он погасил фонарь и прислушался. В кронах сосен прошелестел легкий ветерок, и сэру Джайлсу на миг показалось, что его-то он и принял за дыхание. Но он тут же понял: ветер здесь ни при чем. В лесу действительно кто-то пыхтел, причем пыхтел весьма странно – одышливо, с присвистом. «Наверно, корова с астмой», – решил сэр Джайлс. Но как это корову-астматичку занесло в сосновую рощу? Впрочем, в следующую минуту сэр Джайлс отверг и это объяснение. Таинственное существо грозно фыркнуло, поднялось с земли, сломав при этом несколько веток – судя по хрусту, довольно толстых, – и затопало прочь так целеустремленно, что поминутно налетало на деревья. Остолбеневший сэр Джайлс дрожал мелкой дрожью – отчасти от страха, отчасти из-за того, что тряслась земля под ногами. Наконец зверюга с разбегу наскочила на металлическую ограду, проходившую по опушке, чем выказала полное пренебрежение как к чужому имуществу, так и к собственному здоровью и благоденствию. Сэр Джайлс уже сомневался, стоит ли идти дальше. Преодолев страх, он все-таки решил продолжать путь, но очень осторожно. Ведь зверюга-то убежала.

Дойдя до ворот, он оглядел дом. В окнах было темно. Сэр Джайлс поспешно пересек лужайку и приблизился к парадному входу. Здесь он снял ботинки, отпер дверь и шмыгнул в дом. Тишина. По коридору он прокрался к себе в кабинет и закрыл дверь. Зажег фонарь и направил на сейф – точнее, на отверстие, которое зияло в стене вместо сейфа. Сэр Джайлс в ужасе воззрился на эту дыру. Выходит, недаром Хоскинс так настойчиво поминал мусоросжигатели, горючие материалы и ущерб для здоровья. И в полицию, значит, грозил заявить вовсе не Дандридж. Не Дандридж, а Мод. Заявила или еще нет? Поди узнай. Сэр Джайлс погасил фонарь и, стоя в темноте, принялся рассуждать сам с собой. Если жена и не обращалась в полицию, то все равно рано или поздно обратится. У сэра Джайлса отпали последние сомнения: самое разумное – поскорее избавиться от Хэндимен-холла и Мод (впрочем, он и раньше в этом не очень сомневался). С этой мерзавкой пора кончать. Он открыл дверь, прислушался и на цыпочках направился на кухню. Где же еще начаться пожару, как не на кухне. Там и баки с горючим для кухонной плиты. По пути он завернул в гардеробную под лестницей и натянул резиновые сапоги.


Леди Мод проснулась от звяканья железных прутьев ограды. Она села в постели и стала гадать, что бы это значило. Сами по себе прутья не зазвякают, а носороги не имеют привычки ни свет ни заря забираться в альпийский сад и бросаться на ограду. Она хотела зажечь лампу, но из-за неполадок с электричеством в Гильдстед Карбонелле лампа не горела. Странно. Леди Мод встала, подошла к окну, и как раз в эту минуту по лужайке метнулась тень. Метнулась и пропала за углом. Незваный гость появился со стороны сосновой рощи. Он явно старался проскользнуть незамеченным.

Сперва леди Мод решила, что это Блотт. Но чего Блотту крадучись пробираться в парк в… она взглянула на часы… в половине третьего ночи? И все-таки проверить не мешает. Леди Мод позвонила в сторожку.

– Блотт, – прошептала она в трубку, – вы у себя?

– Ага, – ответил он.

– Ворота заперты?

– Да. А что?

– Просто хочу проверить.

Она осторожно положила трубку, оделась и спустилась на первый этаж. Дернула дверь. Незаперта. Оглядевшись, она заметила возле двери ботинки. Она взяла их и обнюхала. Джайлс. Точно: Джайлс. Она поставила ботинки и, притворив дверь, пошла в мастерскую. Вернулся-таки скотина. Нетрудно догадаться зачем. Прийти-то он пришел, пускай-ка теперь попробует уйти.

Минуту спустя она мчалась по лужайке к сосняку с резвостью, которой трудно было ожидать от женщины ее комплекции, да еще в такую темную ночь. Темнота не помеха: леди Мод выросла в этих местах, знала лес вдоль и поперек и безошибочно угадывала, куда надо свернуть. Не прошло и пяти минут, как она уже стояла у ворот возле моста. Достав из кармана замок, она задвинула засов и заперла ворота. Потом, убедившись в прочности запора, отправилась обратно.

Сэр Джайлс затаился в кухне и выжидал. Главное условие успешного поджога – простота, а убийство лучше всего обставить так, чтобы оно выглядело как естественная смерть. Ночью кухонная плита включается автоматически через определенные промежутки. Сэр Джайлс зажег фонарь и взглянул на реле времени. Следующее включение в четыре утра. Так что спешить некуда. Он вынул из кармана раздвижной ключ и отвинтил гайку, которой труба, ведущая к плите, крепилась к бакам с мазутом. Мазут хлынул на пол. Присев на стул, сэр Джайлс слушал мерное бульканье, а мазут все растекался и растекался по полу. Скоро он вытечет в коридор, а оттуда в прихожую. Шутка ли – тысяча галлонов мазута: баки только недавно заправляли. Остается дождаться, когда они опустеют, вправить трубу на место и затянуть гайку – самую малость. И тогда полиция и инспекторы страховой компании решат, что произошла просто-напросто утечка. Да уж, тысяча галлонов мазута – верное средство. Никто и глазом моргнуть не успеет, как Хэндимен-холл будет охвачен бушующим пламенем. Пожарным из Уорфорда добираться полчаса, не меньше, за это время особняк успеет сгореть дотла. И леди Мод вместе с ним. Сэр Джайлс знает ее как облупленную: даже если она спохватится вовремя, то выпрыгнуть из окна спальни все равно не сообразит. А может, так и будет дрыхнуть, даже когда огонь доберется до второго этажа. А если и проснется, то наверняка бросится спасать свой ненаглядный родовой особняк. Если кто и поднимет тревогу, так это Блотт. Но он живет в сторожке. Какая жалость. Блотта тоже не мешало бы спалить.


Леди Мод стояла в саду и наблюдала за домом. Джайлс несомненно пришел за негативами фотографий, которые сделал Блотт. Что ж, пусть поищет. Все равно Блотт разрезал пленку на шесть частей и унес к себе в сторожку. Или ему понадобились снимки, которые хранились в сейфе? Ну так он и тут останется несолоно хлебавши. За чем бы он ни явился, кругом его ждут неприятные сюрпризы. Она подошла к парадному входу и взяла ботинки сэра Джайлса. Идея: а что, если их спрятать? Она отнесла их в гараж, сунула в пустое ведро и уже собралась уходить, как вдруг у нее мелькнуло подозрение,, что муж вернулся домой с не столь безобидными намерениями. Как-никак она прожила с ним бок о бок шесть лет и знает, что этот негодяй не только коварен, но и жесток. С ним держи ухо востро.

«Осторожность прежде всего», – решила леди Мод и отправилась на кухню. У самых дверей она почувствовала, что пол под ногами скользкий. Еле устояв на ногах, она нагнулась и пощупала пол. Мазут. Он вытекал из-под двери и лился вниз по ступенькам. И тут леди Мод осенило. Вот, значит, зачем он пожаловал! Хочет спалить Хэндимен-холл! Так она ему и позволит.

Леди Мод с яростным воплем бросилась на дверь, отперла ее и влетела в кухню, но в тот же миг шлепнулась на спину и заскользила по полу. Такой же конфуз случился и с сэром Джайлсом, только он покатился в. другую сторону: грузная супруга вышибла из-под него стул, отчего он упал ничком, проехал на животе по коридору, и его вынесло на мраморный пол прихожей. Пока он барахтался в мазуте, до него доносился грохот: леди Мод каталась по всей кухне, рикошетом отлетая от стены к стене. Судя по шуму, ее примеру последовали кастрюли, сковородки и прочие кухонные принадлежности в полном составе. Сэр Джайлс кое-как дополз до половика у входной двери и наконец встал на ноги. Попытался повернуть дверную ручку – ни в какую. Тогда он выхватил из кармана носовой платок, вытер руки, обтер дверную ручку и через мгновение был уже на улице. Где же ботинки? Как в воду канули, чтоб их…

Но искать было некогда. Невзирая на все происки мазута и земного тяготения, леди Мод все-таки поднялась с пола и уже мчалась по коридору, грозя задушить мужа голыми руками. Сэр Джайлс не стал дожидаться, когда она исполнит обещание. Он подхватился и, как был, в резиновых сапогах, поспешно затопал по лужайке к сосняку. А леди Мод скользнула в уборную, выскочила оттуда с дробовиком и распахнула входную дверь. Фигура сэра Джайлса едва виднелась в дальнем конце лужайки. Леди Мод вскинула ружье и выстрелила. Конечно, с такого расстояния попасть невозможно, но, по крайней мере, теперь он не скоро надумает опять сюда сунуться. Она отнесла ружье на место и начала прибираться.

23

Заслышав выстрел, Блотт вскочил с кровати. Уже после звонка леди Мод он почуял недоброе. С чего это вдруг она решила проверить, заперты ли ворота? И почему она говорила шепотом? Что-то здесь не так. А уж когда грянул выстрел, он понял, что в доме и впрямь что-то стряслось. Он оделся, схватил ружье и сбежал вниз. «Лендровер» стоял под сводами арки, но, прежде чем сесть в машину, Блотт отправился к воротам и проверил замок. Все в порядке. Подъехав к Хэндимен-холлу, Блотт остановил машину у парадного входа и вошел в дом.

– Это я, Блотт! – крикнул он в темноту. – У вас ничего не случилось?

В кухне кто-то все время подскальзывался и вполголоса чертыхался.

– Стойте на месте, – прозвучал голос леди Мод. – Тут повсюду мазут.

– Мазут? – Только тут Блотт заметил, что в доме действительно пахнет мазутом.

– Он хотел сжечь дом.

Тараща в темноте глаза, Блотт мысленно поклялся прикончить «его» при первой же возможности.

– Вот ведь гад какой, – пробурчал он.

В коридор выбралась леди Мод со шваброй.

– Вот что, Блотт, – сказала она. – Хочу вас кое о чем попросить.

– Исполню все, что прикажете, – галантно пообещал Блотт.

– Он появился из сосновой рощи. Тем же путем ему не уйти: ворота у моста я заперла. Машину он, скорее всего, оставил возле Уилфридова замка. Езжайте туда и на всякий случай снимите с нее дис… ну эту штуку, которая крутится.

– Трамблер, – сообразил Блотт.

– Вот-вот. А заодно повесьте на все ворота еще по одному замку. Нельзя допустить, чтобы в парк забрели ни в чем не повинные люди. Вы меня понимаете?

Блотт в темноте ухмыльнулся. Он все понял.

– Я уж и с «лендровера» сниму.

– Да, это разумная предосторожность, – согласилась леди Мод. – А потом возвращайтесь сюда. Нынче ночью он вряд ли опять сюда полезет, и все же подумать о безопасности нелишне.

Блотт повернулся к двери.

– И вот еще что, – добавила леди Мод. – Вы, пожалуй, львов утром не кормите. Пусть денек-другой сами поохотятся.

– Я и не собирался, – сказал Блотт и отправился выполнять поручения.

Леди Мод облегченно вздохнула. Хорошо, когда в доме мужчина. Без него хоть плачь.


А вот Айви Буллетт-Финч именно плакала – и плакала как раз оттого, что в ее доме (вернее, под его развалинами) находился мужчина. Мистер Буллетт-Финч остался верен себе: даже в смертный час он заботился о целости и сохранности обожаемой лужайки. Дандридж и главный констебль успели отдать покойному последний долг: они прибыли на место катастрофы в тот момент, когда пожарные выносили бренные останки из подвала. Миссис Буллетт-Финч, которая уже не угрызалась из-за якобы не выключенной духовки, при виде инспектора департамента дорожного строительства не могла сдержать своих чувств.

– Убийца! – завопила она. – Это ты его убил! Все из-за твоего мерзкого ядра!

Сотрудницы полиции увели ее с места происшествия.

Дандридж сердито уставился на кран с ядром.

– Какая чушь, – проворчал он. – При чем здесь я?

– По словам вашего заместителя мистера Хоскинса, вы отдали приказ оперативной группе подрывников осуществлять внезапные вылазки, – произнес главный констебль. – Как видно, они выполняют ваше указание весьма добросовестно.

– Мои указания? Никаких указаний о сносе этого дома я не давал. С какой стати?

– По правде говоря, этот вопрос мы хотели задать вам.

– И по плану работ его снос не предусмотрен, – оправдывался Дандридж.

– Совершенно верно. Как и снос главной улицы. Но поскольку в обоих случаях использовалось одно и то же техническое средство…

– Ну не моя это техника, не моя! – взорвался Дандридж. – Это собственность подрядчиков! Если из-за какого-то раз дол бая…

– Попрошу не выражаться, – осадил его старший констебль. – Ваше положение и без того не завидное. Город бурлит. По-моему, вам лучше поехать с нами в участок.

– В участок? Какой участок – полицейский?

– Для вашей же безопасности, – успокоил старший-констебль. – А то вдруг нынче ночью произойдет еще один несчастный случай. Зачем нам это надо?

– Какой-то кошмар, – пробормотал Дандридж.

– Это уж точно. Так что будьте любезны, следуйте за мной


Полицейская машина медленно пробиралась через завалы на главной улице. Теперь Дандридж убедился, что Хоскинс не зря назвал Гильдстед Карбонелл районом бедствия. В предрассветном сумраке догорала трансформаторная будка. Первометодистская церковь приобрела такой вид, что ее впору было переименовать в Первобытнометодистскую. По сторонам улицы, усеянной битым стеклом, виднелись изувеченные останки автомобилей. Благодаря совместным усилиям чугунного ядра и телеграфного столба примет старины в Гильдстед Карбонелле основательно поубавилось, но последний удар историческому облику городка нанесло происшествие возле гаража мистера Дагдейла. Некий доброхот вынес на улицу парафиновую лампу, чтобы прохожие в темноте не переломали ноги о раскиданные там и сям обломки. Резервуары с горючим не замедлили взорваться, вследствие чего окна, уцелевшие после нашествия Блотта, были выбиты, а соломенные кровли нескольких прелестных коттеджей охватило пламя. Огонь перекинулся на стоявшие в ряд богадельни. Из Уорфорда и Оттертауна примчались пожарные команды, и началось форменное столпотворение. Работая в кромешной темноте, пожарные мощными струями из брандспойтов смыли стайку пенсионеров, которые в дезабилье высыпали из богаделен, затем внимание пожарных привлекло здание библиотеки, и они наполнили его пеной. Озирая разрушения из окна полицейской машины, Дандридж обливался холодным потом от одной мысли, что отвечать за этот кошмар придется ему. Дернул его черт отправиться в Южный Уорфордшир! «И зачем я сюда только сунулся? Вот ненормальный», – ругал он себя.

Подобные мысли посещали и сэра Джайлса – только он сомневался в своей психической полноценности не для красного словца, а всерьез. Рассвет застал его у ворот возле моста. Сэр Джайлс безуспешно пытался сбить замок и гадал, откуда он взялся. Ведь ночью его не было – иначе как бы сэр Джайлс пробрался в парк? Ну, замок ладно, но откуда взялась эта высоченная ограда? Когда он в последний раз был в Хэндимен-холле, никакой ограды он не видел. Поверху, укрепленная на крупных металлических кронштейнах, четырьмя рядами тянулась колючая проволока. Сооружение явно предназначалось не для защиты от проникновения посторонних, а для того чтобы оказавшиеся в парке не могли выбраться наружу.

Наконец сэр Джайлс оставил в покое замок и решил поискать другой выход. Он пошел вдоль ограды по опушке сосняка, прикидывая, как бы перебраться через стальные прутья, как вдруг… когда на воротах невесть откуда появился большой замок, у сэра Джайлса уже возникло подозрение, не во сне ли он все это видит, теперь же случилось так, что чувство нереальности овладело им окончательно. На фоне серого утреннего неба он заметил небольшую голову с двумя рожками и длинным носом. Голова сидела на длинной тонкой шее – длинной-предлинной. Сэр Джайлс зажмурил глаза в отчаянной надежде, что, когда он их откроет, видение исчезнет. Не тут-то было. Жираф и не думал исчезать.

– Бог ты мой! – выдохнул сэр Джайлс.

Он двинулся было прочь, но тут его взору предстало еще более жуткое зрелище. Позади жирафа, в полусотне метров от него из высокой травы выглядывала другая голова – большая голова, поросшая гривой, усатая морда.

У сэра Джайлса пропало всякое желание искать выход из парка в той стороне. Он повернулся и, спотыкаясь, бросился обратно в сосновую рощу. Одно из двух: или он сошел с ума или угодил в какой-то долбаный зверинец. Жирафы? Львы? Интересно, на кого это он набрел ночью. Уж не на слона ли? Он вернулся к воротам и с надеждой поглядел на замок. Но теперь вместо одного замка на воротах висело два – второй еще больше первого. Не успел сэр Джайлс сообразить, что все это значит, как на другом берегу реки послышался шум. Сэр Джайлс поднял голову. На противоположном берегу стоял Блотт. В руках у него было ружье. Он смотрел на сэра Джайлса и улыбался спокойной и довольной улыбкой, от которой кровь стыла в жилах. Сэр Джайлс опрометью кинулся в чащу. Он сразу догадался, что его жизнь висит на волоске.


Когда Блотт вернулся в Хэндимен-холл, леди Мод готовила на кухне завтрак.

– Что это вы так долго? – спросила она.

– Отгонял «бентли» в гараж. А то как бы чего не подумали.

– И правда, – кивнула леди Мод. – Увидят машину у церкви – пойдут расспросы: что да как. Но если он все-таки удрал, то наверняка позвонил в Автомобильную ассоциацию, чтобы оттуда приехали за его машиной.

– Никуда он не удрал, – успокоил Блотт хозяйку. – Я его видел. Он в сосняке.

– Поделом ему. Он же сам сюда забрался, чтобы поджечь дом. Что бы теперь ни случилось, пусть винит самого себя.

Она протянула Блотту тарелку с кукурузныkn хлопьями.

– К сожалению, приготовить полноценный завтрак я не могу, – посетовала она. – Неполадки с электричеством. Я звонила диспетчеру в Уорфорд. Говорит – авария.

Блотт молча принялся уписывать кукурузные хлопья. А что ему было отвечать? Не хвастаться же хозяйке, что он некоторым образом причастен к этой аварии. Зато саму леди Мод, видимо, тянуло выговориться.

– У Джайлса был крупный недостаток, – рассказывала она, и Блотт с удовольствием отметил, что она говорит о муже в прошедшем времени. – Он считал себя настоящим мужчиной, который нажил капитал своим собственным горбом. Какая самонадеянность. Вот уж о ком такого не скажешь, так это о Джайлсе. Положим, какие-то основания называть себя мужчиной у него были, хотя я по своему опыту знаю, что особыми мужскими достоинствами он не блистал. А уж что касается собственного горба… Много ли ему пришлось горбатиться, чтобы нажить состояние? Скажите какой каторжный труд – спекулировать недвижимостью, лишать людей крова и добывать разрешения строить на месте жилых домов здания для компаний. Мои предки – те хоть торговали пивом, и, кстати, очень хорошим пивом. Торговали из поколения в поколение. Не бог весть какое благородное занятие, зато аферистов среди них не водилось.

За этими рассуждениями она мыла посуду. Наконец Блотт собрался проведать свои грядки. Перед уходом он спросил:

– Насчет него никаких распоряжений не будет?

Леди Мод покачала головой:

– Пускай теперь распрряжается природа. Он же сам расхваливал закон джунглей.

А тем временем Дандридж в полицейском участке Уорфорда выяснял отношения с законом государственным. Оказалось, что Хоскинс успел ему удружить.

– По его словам, – сообщил старший офицер, которому было поручено расследование, – вы отдавали приказы совершать в частных владениях целого ряда лиц внезапные вылазки с применением бульдозеров. А вы это отрицаете.

– Про вылазки – это я в переносном смысле, – оправдывался Дандридж. – Только полный кретин мог понять какое-нибудь из моих указаний как приказ снести дом покойного мистера Буллетт-Финча.

– Но дом-то снесли.

– Нашелся какой-то недоумок, но при чем здесь я? Или вы думаете, это я прикатил к Финч-гроуву и сравнял его с землей?

– Ну-ну, не надо горячиться, сэр. Я только пытаюсь выяснить все обстоятельства, которые привели к убийству.

– Убийству?! – ахнул Дандридж.

– А по-вашему, это несчастный случай? Неизвестное лицо или группа лиц угоняют кран и разносят дом, в котором спят два ни в чем не повинных человека. Воля ваша, а это уж никак не похоже на несчастный случай. Мы разрабатываем версию об убийстве.

После некоторого размышления Дандридж спросил:

– Если это убийство, то каковы мотивы? Вы об этом не задумывались?

– Очень хорошо, что вы заговорили о мотивах, сэр. По Моим сведениям, мистер Буллетт-Финч был активистом Комитета по спасению теснины. Скажите, не отличались ли ваши отношения с покойным какой-то особой враждебностью?

– Отношения? – заорал Дандридж. – Не было у нас с ним никаких отношений! Я его в глаза не видел.

– Однако вы неоднократно беседовали с ним по телефону.

– Возможно, – признал Дандридж. – Ах да, помнится, он мне как-то звонил. На что-то там жаловался.

– Не в этом ли разговоре вы произнесли следующую фразу – я цитирую: «Если вы не перестанете меня дергать, я сделаю так, что у вас не только четверть акра этого поганого сада отберут»?

– Кто вам сказал? – взвинтился Дандридж.

– Личность свидетеля к делу не относится, сэр. Так говорили вы такое или нет?

– Возможно, – признал Дандридж, мысленно обещая сжить Хоскинса со света.

– Вы ведь не будете отрицать, что покойный мистер Буллетт-Финч и в самом деле лишился не только четверти акра своего поганого сада?

Дандридж не отрицал.

Беседа затянулась надолго. Дандридж все больше и больше убеждался, что его постепенно загоняют в угол.


Что касается положения Джайлса, тот даже не сомневался: загнали его в угол, ох, загнали. Все его усилия взобраться на изгородь из проволочной сетки не увенчались успехом: скользкие от мазута резиновые сапоги оказались не самой удачной обувью для подобных упражнений. Сказался и сидячий образ жизни Джайлса: каково при его физической подготовке карабкаться на ограды и перелезать через колючую проволоку? Следовало бы раздобыть лестницу, и сэр Джайлс отправился на поиски, но едва он выглянул из сосновой рощи, как у него пропала всякая охота идти дальше: по альпийскому саду разгуливали носороги, а у дверей кухни грелся на солнышке лев. Сэр Джайлс вновь укрылся в сосняке и решил подождать. Ждать пришлось долго.

К трем часам он ужасно проголодался. Львы тоже. Примостившись на нижней ветке, сэр Джайлс наблюдал, как четыре львицы охотятся на жирафа. Три залегли в траве с подветренной стороны, одна подкрадывалась против ветра. Жираф шарахнулся назад и через мгновение уже бился на земле в предсмертной агонии. Даже на недоступной для хищников высоте сэр Джайлс дрожал от страха. А львицы прикончили жертву, и к их трапезе тут же присоединились львы. Превозмогая ужас и отвращение, сэр Джайлс слез с дерева. Теперь пора. Носорог как раз повернулся к нему задом, и сэр Джайлс хоть и был в резиновых сапогах, во весь дух припустился по лужайке. Он добежал до террасы и помчался мимо оранжереи, где леди Мод поливала рицинник. Может, остановиться, попросить, чтобы она впустила в дом? Но по выражению ее лица он понял: пустой номер. В ее глазах читалось такое безразличие к его судьбе, словно она даже не знает о его существовании. Это равнодушие пострашнее, чем жуткая ухмылка Блотта. Сразу видно: муж для нее пустое место. Выходя за него, она заботилась лишь о Хэндимен-холле да о продолжении рода. Сейчас она из тех же соображений готова отдать его на растерзание. Это уж точно.

Сэр Джайлс влетел во двор и открыл гараж. «Бентли» на месте.

Вот оно, спасение. Он прыгнул в машину. Ключ, как и положено, торчал в замке зажигания. Сэр Джайлс повернул его, стартер взвыл. Сэр Джайлс попробовал еще раз, но машина и не думала заводиться.


Сидя в кухне, Блотт услышал вой стартера. Зря старается. Сколько бы он ни пыхтел, машина все равно не заведется. Ну и черт с ним. Сказала же леди Мод: «Пусть теперь распоряжается природа». И правильно. Туда ему и дорога. Он ничем не лучше огородных вредителей – слизняков каких-нибудь, тли. Нет, не только не лучше – гораздо хуже. Он предал Англию, милую сердцу Блотта Англию – Англию старую, Англию неподкупную, Англию, которая благодаря дерзновенной отваге своих сынов и воле провидения выковала империю, Англию, которая разбила сады подобные этому, вырастила могучие дубы и вязы, и не для минутной услады, а для будущих поколений.

А что сделал для будущих поколений сэр Джайлс? Ничего. Он надругался над прошлым, предал будущее. Изменник достоин казни. Блотт достал двустволку и пошел в гараж.


А леди Мод в оранжерее уже подумывала, не сменить ли гнев на милость. Поймав взгляд мужа, пробегавшего мимо, она прониклась чем-то вроде жалости. Муж здорово струсил, на нем прямо лица не было. Ну и хватит над ним измываться. Сейчас не до того. Одно дело разводить теории насчет закона джунглей и совсем другое жить по нему самой. «Он уже получил свое, – убеждала себя леди Мод. – Теперь можно его и отпустить».

Но не успела она отправиться за мужем, как раздался звонок телефона. Звонил генерал Бернетт.

– Я по поводу бедняги Берти, – сказал он. – Члены комитета хотят собраться у вас и потолковать.

– Берти? Берти Буллетт-Финч?

– Вы, конечно, уже слышали, что он погиб.

– Как погиб? Я ничего не знаю. Когда?

– Прошлой ночью. Подонки строители снесли его дом. Берти не успел выскочить.

Потрясенная леди Мод опустилась на стул.

– Какой ужас! И что же, выяснили, чья это работа?

– Полиция забрала этого Дандриджа. Повезли допрашивать.

Леди Мод рассеянно молчала.

– Мало того, пол-Гильдстеда разрушено, – продолжал генерал. – Мы с полковником решили, что надо собраться у вас и все обсудить. Сами понимаете, после такого на строительство будут смотреть по-другому.

– Разумеется, – согласилась леди Мод. – Приезжайте немедленно.

Она положила трубку и попыталась разобраться, что же все-таки произошло. Дандриджа допрашивают. Мистер Буллетт-Финч погиб. Финч-гроув снесен. Гильдстед Карбонелл… Из-за этих невероятных событий она про Джайлса уже не вспоминала.

– Надо позвонить бедненькой Айви, – пробормотала она и набрала номер Финч-гроува. Но дозвониться, понятное дело, не удалось.


В гараже происходило следующее. Блотт стоял перед хозяином, направив на него ружье, а сэр Джайлс на все лады уговаривал его отпустить душу на покаяние.

– Пять тысяч фунтов, – твердил он. – Пять тысяч фунтов. Только открой ворота – все.

– Выметайся отсюда, – прогремел Блотт.

– Я о том и говорю. Думаешь, мне охота здесь торчать?

– Из гаража, – уточнил Блотт.

– Десять тысяч, двадцать тысяч. Сколько захочешь…

– Считаю до десяти, – объявил Блотт. – Один.

– Пятьдесят тысяч фунтов.

– Два.

– Сто тысяч. Тебе же за глаза хватит.

– Три.

– Сойдемся на…

– Четыре.

Сэр Джайлс вылетел из гаража и бросился наутек. Красноречивый взгляд Блотта не сулил ничего хорошего. Обогнув дом, сэр Джайлс побежал через лужайку к сосняку. Там он перемахнул через невысокий железный барьер и взобрался на знакомое дерево. Львы уже доели жирафа и теперь облизывали лапы и приводили в порядок усы. Достав перепачканный мазутом платок, сэр Джайлс вытер потное лицо и стал раздумывать, что бы еще предпринять.


Зато Дандриджу больше не было нужды ломать голову над подобным вопросом. Полиция обнаружила в кабинете пустую бутылку водки, а свидетели показали, что один из мужчин в кабине крана, ехавшего по главной улице, распевал непристойные песни и явно находился в состоянии алкогольного опьянения.

– Ошибочка вышла, – извинился старший офицер. – Вы свободны.

– Но вы же говорили, что разрабатываете версию об убийстве, – возмутился Дандридж. – Теперь вдруг выясняется, что речь идет лишь о вождении машины в нетрезвом виде.

– По-моему, убийство только тогда убийство, когда оно совершается с заранее обдуманным намерением, – объяснил старший офицер. – А в нашем случае что? Зашли два мужика в кабак, малость перебрали. Раздухарились, свистнули кран, снесли парочку домов. Это же совсем другое дело, правда? Где тут обдуманное намерение? Шалость – и больше ничего. Нет, вы поймите меня правильно: я их вовсе не оправдываю. Я тоже считаю, что вандализм и пьянство надо нещадно искоренять. Но примите во внимание смягчающие обстоятельства.

Дандриджа эти доводы не убедили. А уж вину Хоскинса, по его мнению, не смягчали никакие обстоятельства. Нагрянув в штаб, Дандридж напустился на заместителя.

– Вы нарочно внушили полицейским, будто это я отдал приказ снести дом Буллетт-Финчей! – вопил он. – Вы нарочно представили дело так, будто я покушался на жизнь мистера Буллетт-Финча!

– Я только рассказал, как вы с ним цапались по телефону, – отбивался Хоскинс. – Если бы они спросили про ваши контры с леди Мод, я бы и про них рассказал.

– Леди Мод пока еще никто не убивал. И генерала Бернетта с полковником тоже, а ведь я и с ними не ладил. Выходит, если ктонибудь из них угодит под автобус или загнется от пищевого отравления, вы и тут станете на меня кивать?

Хоскинс обиделся: за что такая несправедливость.

– Ах, несправедливость? – взвыл Дандридж. – Несправедливость? Знаете, чего я тут у вас натерпелся? Мне угрожали. Меня подпаивали каким-то зельем. Меня… гм… не важно. В меня стреляли. Меня оскорбляли. Прокалывали шины у моего автомобиля. На меня вешали обвинения в убийстве. И после всего этого вы становитесь в позу и объявляете, что я, дескать, несправедлив. Какая наглость! Видит Бог, до сих пор я вел честную игру, но теперь чистоплюйство побоку. Может, я даже зайду очень далеко, но сперва очень далеко пойдете вы – куда подальше. Вон отсюда, и чтобы я вас больше тут не видел!

Хоскинс бочком двинулся к двери.

– Напоследок у меня для вас новость, – сообщил он. – Опять у вас хлопот прибавится. В воскресенье леди Мод открывает в Хэндимен-холле заповедник.

Дандридж медленно опустился на стул и уставился на Хонкинса.

– Что-что открывает?

Хоскинс также бочком вернулся на прежнее место.

– Заповедник. Обнесла парк проволочной изгородью, завезла львов и носорогов…

– Не имеет права, – вымолвил Дандридж, ошеломленный новыми происками врага. – Ей послали повестку о принудительном выкупе.

– Чихать она хотела. По всему Оттертаунскому шоссе развешаны объявления. И во вчерашнем номере «Уорфорд эдветайзер» объявление напечатали. Вот полюбуйтесь.

Хоскинс пошел в свой отсек и достал номер газеты с объявлением на целую полосу. Оно сообщало о торжественном открытии заповедника в Хэндимен-холле.

– И что вы думаете предпринять? – поинтересовался Хоскинс.

Дандридж потянулся к телефону.

– Позвоню в юридический отдел. Пусть издадут официальный запрет. А вы тем временем позаботьтесь, чтобы работы в теснине были немедленно возобновлены.

– Не повременить ли денек-другой? – предложил Хоскинс. – Подождем, пока уляжется шум вокруг Гильдстед Карбонелла и Буллетт-Финчей.

– Ни в коем случае, отчеканил Дандридж. – Если уж даже полиция считает это происшествие пустяком, то мне-то что переживать? Работы будут идти как обычно. Разве что быстрее.

24

Оставшиеся члены Комитета по спасению теснины собрались в гостиной Хэндимен-холла, чтобы оплакать безвременно ушедшего мистера Буллетт-Финча и решить, как бы устроить так, чтобы эта жертва не пропала зря.

– Это настоящее преступление против человечности! – восклицал полковник Чепмен. – Более незлобивого существа, чем бедняга Берти, и представить невозможно. От него никогда слова грубого не услышишь.

Леди Мод припомнила несколько не слишком ласковых слов, которые она слышала от мистера Буллетт-Финча, когда однажды посмела пройтись по его лужайке. Но спорить с полковником она не стала. В эту минуту личность покойного была окружена ореолом святости, и затевать сейчас спор о его недостатках – все равно что палить из пушки по воробьям.

Мысли генерала Бернетта тоже крутились вокруг артиллерии.

– Ужасная смерть, – вздохнул он. – Словно в тебя из пушки выпалили. Этакое здоровое ядро шарах – и на кусочки.

– Он, наверно, ничего и не почувствовал, – возразил полковник Чепмен. – Дело было ночью, он уже спал…

– Да нет, не спал. Когда его нашли, на нем был халат. Он, небось, слышал, как эта махина подъезжает.

– Вот так живешь-живешь… – вставила мисс Персиваль, но ее перебила леди Мод.

– Хватит о прошлом, пора подумать о будущем. Я предложила Айви пожить пока у меня.

– Вряд ли она согласится, – усомнился полковник Чепмен, опасливо поглядывая в окно. – У нее и так нервы расстроены, а после этой трагедии она совсем расклеилась. А тут эти львы…

– Чепуха, – отрубила леди Мод. – Они мухи не обидят. Надо только уметь с ними обращаться. Главное – не показать испуга. Стоит им почуять, что вы боитесь, тогда действительно беда.

– У меня так не получится, – призналась мисс Персиваль.

Генерал Бернетт закивал.

– Помню, как-то раз в Пенджабе… – начал он.

– Давайте не будем отвлекаться, – оборвала его леди Мод. – Мне искренне жаль бедного мистера Буллетт-Финча, меня очень огорчило происшествие в Гильдстед Карбонелле, и все же надо признать, что эти события позволяют нам более решительно поставить вопрос о треклятой автомагистрали перед министерством по охране окружающей среды. Генерал, вы говорили, что этого Дандриджа сейчас допрашивает полиция?

Генерал Бернетт покачал головой.

– Главный констебль постоянно держит меня в курсе, – сказал он. – Так вот, по последним сведениям, полиция отмела версию об убийстве. Похоже, все произошло из-за вчерашней попойки в «Ройял Джордже». Полиция предполагает, что дело было так: два землекопа зашли выпить пива, хлебнули лишнего…

Леди Мод изменилась в лице.

– Пива? – спросила она. – Вы, кажется, сказали «пиво»?

– Я ведь только потому его упомянул, что работяги все время пьют пиво, – принялся оправдываться генерал. – У меня и в мыслях не было свалить вину за…

– А по-моему, они пили водку, – дипломатично поправил его полковник. – Точно-точно. Там потом и бутылку нашли.

Но сказанного не воротишь. Леди Мод сидела мрачнее тучи.


Сэр Джайлс на дереве все никак не мог набраться храбрости для решительных действий. Он видел, как к дому подкатил автомобиль, из которого вылезли генерал Бернетт, полковник Чепмен и мисс Персиваль – вообще-то она приехала в своей машине, но у главных ворот пересела в автомобиль генерала. Сэр Джайлс смекнул, что их приезд может обернуться для него спасением: добраться бы только до дома, а уж там его никто не тронет. Не станет же Мод стрелять в него на глазах у соседей. Вот закатить сцену – это запросто. Обвинит в поджоге, шантаже, подкупе, выставит на посмешище. Но чтобы выбраться из парка живым и невредимым, сэр Джайлс был готов стерпеть и это. Зато к другому испытанию он был готов еще не вполне: ему предстояло проскользнуть мимо компании львов, которые, подкрепившись, вальяжно прошествовали на лужайку возле террасы и расположились на отдых. С другой стороны, медлить незачем: он голоден как лев, а львы как раз голод утолили. Умяв жирафа, они, должно быть, наелись досыта.

По крайней мере, сэр Джайлс очень на это надеялся. Ну, была не была. Если он и дальше будет сидеть на дереве, то скоро помрет с голоду. Рано или поздно слезать все равно придется. И уж лучше рано, чем поздно.

Сэр Джайлс спустился на землю, перелез через барьер. Может, стоит держаться поувереннее и тогда… А вот уверенности ему и не хватает. Потоптавшись на месте, сэр Джайлс осторожно двинулся по лужайке. Только бы добраться до террасы. С каждым шагом расстояние между ним и спасительным деревом увеличивалось, а расстояние до львов уменьшалось. И вот большая часть пути пройдена, об отступлении не может быть и речи.


В гостиной генерал Бернетт досадовал на отсутствие сэра Джайлса.

– Я ему и в Лондон звонил, и в приемную – никто понятия не имеет, где он. Уж он сумел бы надавить на министра и добиться запрета строительства. Самому-то мне грех жаловаться, и все же в такую минуту член парламента мог бы проявить и большую заботу о своих избирателях.

– Увы, предпринимательская деятельность мужа действительно идет в ущерб его работе в парламенте, – согласилась леди Мод.

– А как иначе? – подхватил полковник Чепмен. – Ясное дело, сэру Джайлсу приходится разрываться на части. Потому он столького в жизни и добился.

– По-моему… – сказала мисс Персиваль, с беспокойством глядя в окно.

– Я, собственно, к тому, что пора бы ему сказать свое слово, – объяснил генерал.

– Нет, правда, вам надо… – не унималась мисс Персиваль.

– В такие минуты он обязан поднять голос… Господи, да что там происходит?

В саду раздался душераздирающий вопль.

– По-моему, это сэр Джайлс поднимает голос, – произнесла мисс Персиваль и лишилась чувств.

Генерал и полковник Чепмен, похолодев от ужаса, уставились в окно. Сэр Джайлс мелькнул внизу лишь на какое-то мгновение и тут же исчез под обрушившимся на него львом. Леди Мод ухватила кочергу и, распахнув стеклянную дверь, бросилась на террасу.

– Как ты смеешь?! Брысь! Брысь!

Но было поздно. Генерал и полковник Чепмен выскочили следом и потащили ее обратно в дом, а она потрясала кочергой и орала «брысь».


– А леди Мод сильная женщина, – заметил генерал, сидя за рулем. – Хорошо держится бедняжка.

Полковник Чепмен промолчал. У него все еще стояли перед глазами резиновые сапоги покойного. Ему казалось, что слово «бедняжка» к леди Мод никак не подходит: даже в самых трагических обстоятельствах, если речь заходит об этой даме, всякие уменьшительные суффиксы неуместны. А уж что касается «сильной женщины»… В левом ухе у него до сих пор звенело от затрещины, которую отвесила ему вдова, когда он уговаривал ее не винить себя в этом происшествии.

– И вот ведь что обидно, – продолжал генерал. – После этой истории заповеднику, можно сказать, хана. Очень жаль.

– И сэру Джайлсу хана, – вставил полковник Чепмен, которого коробило оттого, что генерал относится к происшедшему так хладнокровно.

– Велика важность. Я лично его всегда не переваривал.

Мисс Персиваль на заднем сиденье в шестой раз упала в обморок.


В Хэндимен-холле старший офицер как можно деликатнее сообщил леди Мод, что коронер должен будет провести расследование.

– Расследование? Ну что тут расследовать? Все произошло на глазах у генерала и полковника Чепмена.

– Уверяю вас, это чистая формальность, – сказал старший офицер. – А теперь позвольте откланяться.

И он уехал, прихватив с собой резиновые сапоги.

Стоя у окна, леди Мод смотрела на львов, которые облизывали лапы и приводили в порядок усы. Придется с ними расстаться. Хорош или плох был сэр Джайлс, но надо подумать и об окружающих: разве можно держать у себя животных, которые так и норовят кого-нибудь слопать? А тут еще Блотт.

Блотт и давешний переполох в Гильдстед Карбонелле. Понятно, для чего ему понадобилось особое пиво. Во всем виновата она. Ах, как некстати она пригласила Айви Буллетт-Финч! Впрочем, теперь у нее есть веская причина взять свое приглашение назад.

Леди Мод прошла на кухню и хотела было выйти из дома, но призадумалась. А вдруг львы, впервые отведав человечины, перестанут пасовать перед ее неустрашимостью? Надо бы запастись каким-нибудь оружием. А, ладно, обойдется и так. После того, что она натворила, дрожать за свою шкуру негоже. Она вышла из кухни и отправилась в огород.

– Блотт, мне надо с вами поговорить, – объявила она. – Вы соображаете, что вы наделали?

Блотт пожал плечами.

– Он получил по заслугам.

– Я не о нем. Я про мистера Буллетт-Финча.

– А с ним что?

– Он погиб. Погиб вчера, когда снесли дом.

Блотт сдвинул шляпу и почесал голову.

– Жаль, – задумчиво произнес он.

– Жаль? – строго переспросила леди Мод. – И это все, что вы можете сказать?

– А чего еще? Я же не знал, что он в доме. Вы-то вон тоже не знали, что этот наш выскочит из парка и львы его сожрут. – Блотт снял с капустного листа гусеницу и рассеянно раздавил.

– Если бы я догадывалась, что у вас на уме, ни за что не дала бы вам выходной, – бросила леди Мод и вернулась в дом.

Блотт продолжал полоть грядки. Вот и пойми этих женщин. Думаешь им угодить, а они вместо спасибо задают нахлобучку. Слово-то какое чудное – «нахлобучка». Да, мир полон загадок.


Проснувшись, миссис Фортби ощутила смутное беспокойство – как будто что-то не так. Она повернулась на бок и зажгла лампу. Часы показывали 11.48. В комнате было темно – за полночь. А ей кажется, будто и не ночь вовсе. Вроде бы она проспала не четыре часа, а гораздо больше. Куда это девался Джайлс? Она встала, заглянула в кухню, в ванную, но Джайлса нигде не было. А, он, наверно, уже уехал. Миссис Фортби пошла на кухню и заварила чай. Сил нет как хочется есть. Странно: она же плотно пообедала.

Миссис Фортби поджарила гренок и сварила яйцо. Тревожное чувство не покидало ее ни на миг. Что же с ней происходит? Легла в восемь, проснулась в полночь и при этом умирает с голоду. От нечего делать она взялась за книгу. Нет, не читается. Включила радио и стала слушать краткую сводку новостей.

– «Линчвуд, член парламента от Южного Уорфордшира, который в своем поместье Хэндимен-холл близ Уорфорда был растерзан львом. Неожиданный ураган, пронесшийся над Аризоной, разрушил…»

Миссис Фортби выключила приемник, налила себе еще чашку чая, и только тут до нее дошло, о чем сообщил диктор.

– Ой, – удивилась она. – Сегодня вечером? Но…

Она бросилась в гостиную и взглянула на часы с календарем. Пятница, 20-е. Но вчера же была среда, И вдруг выясняется, что сегодня пятница, а Джайлса растерзал лев. Откуда в Хэндимен-холле взялся лев? А откуда там взялся Джайлс? Они ведь собирались на выходные вдвоем поехать в Брайтон. Вот и разберись в этих кошмарных происшествиях. Нет, это какое-то недоразумение. Миссис Фортби позвонила любезной даме, сообщающей по телефону, который час.

– «Начало третьего сигнала соответствует нолю часов, десяти минутам, двадцати секундам».

– А число? – спросила миссис Фортби. – Какой сегодня день?

– «Начало третьего сигнала соответствует нолю часов, десяти минутам, тридцати секундам».

– Ой, да что же это от вас никакого толку? – И миссис Фортби заревела. Джайлс при всех его недостатках был ей дорог, а в его гибели она винила только себя.

– Какая же я недотепа, – хныкала она. – Если бы я не забыла проснуться, он бы сейчас был жив.


На другое утро известие о событиях в Хэндимен-холле достигло полевого штаба. Восторгу Дандриджа не было границ.

– Будет знать чувырла, как строить заповедники, – злорадствовал он.

– И чего вы радуетесь? – недоумевал Хоскинс. – Не видите разве, к чему это приведет? Освободилось место в парламенте. Вот объявят дополнительные выборы – и повторится та же петрушка, что и в прошлый раз.

– Так тем более надо спешить со строительством!

– Чего? Сейчас, когда леди Мод в трауре? У несчастной женщины трагически погиб муж, а вы…

– Да будет вам дурака-то валять. Уж будто я не знаю, что она рада-радешенька. Не удивлюсь, если она сама все и подстроила, чтобы нам помешать.

– Гнусный поклеп, – возмутился Хоскинс. – Да, характер у нее не сахар, но…

– Поймите вы, ей этот муж был до лампочки. Я-то знаю.

– Знаете?

– А вот и знаю. Вот послушайте. Однажды ночью старая корова вздумала меня соблазнить. Я заартачился, а она возьми да и пальни в меня из ружья. Так что не надо мне этих сказочек про безутешную вдову. Пусть строительство продолжается на всех парах.

История о неудачном соблазнении шефа потрясла Хоскинса.

– Одно могу сказать, – заметил он, – вы играете с огнем. Сперва мистер Буллетт-Финч, теперь сэр Джайлс. Тут такое поднимется. Может, нам до поры до времени не мелькать?

– Пора не мелькать, а обосноваться прямо в парке, – решил Дандридж. – Базовый лагерь поставим под этой самой аркой, пригоним туда пару бульдозеров. А хозяйка пусть себе кудахчет сколько хочет – не страшно.


Однако леди Мод и не думала кудахтать. Она так тяжело переживала гибель сэра Джайлса, что сама себе удивлялась. А еще мистер Буллетт-Финч: ведь его смерть также на ее совести. Внешне жизнь ее текла по заведенному распорядку, но леди Мод как бы ушла в себя. Она оказалась перед нравственным выбором. С одной стороны, она вот-вот лишится всего, чем она дорожила. Хэндимен-холл, теснина, первозданная природа, сад – тот мир, который создали и оберегали ее предки, должен уступить место автомагистрали, которая через полсотни лет, когда иссякнут запасы природного топлива, станет уродливым, никчемным, допотопным сооружением. Кому она нужна, эта магистраль? Разве что Джайлсу, который надеялся нажить на этой афере какие-то гроши, а заодно досадить жене – досадить самым подлым и жестоким образом. Ну, Джайлс уже свое получил, но затеянное им строительство продолжается. И чтобы его остановить, леди Мод вынуждена прибегать к неблаговидным средствам, которые пятнают ее честь. Взялась клин клином вышибать – и ненароком зашибла ни в чем не повинных людей: Берти Буллетт-Финча, того доброхота, который вынес парафиновую лампу к гаражу мистера Дагдейла.

Эти гнетущие мысли не оставляли ее и во время расследования. Коронер объявил, что смерть сэра Джайлса Линчвуда наступила в результате несчастного случая, с похвалой отозвался о мужестве вдовы, но напомнил и о непредвиденных опасностях, которыми чревато содержание диких животных в домашних условиях. Все в том же мрачном настроении леди Мод проследила за отправкой львов, страусов и последнего жирафа и отбыла на панихиду в Уорфордское аббатство. Все это время она старательно избегала Блотта, и разобиженный садовник забился в огород. Однако когда леди Мод вернулась с панихиды и увидела, что возле железного подвесного моста напротив сторожки появились два бульдозера, ей стало стыдно за тот разнос, который она учинила Блотту.

Блотт, надувшись, сидел в кустах черной смородины.

– Блотт, простите меня, – сказала леди Мод. – Я перед вами виновата. С кем не бывает. Я пришла поблагодарить вас за все, что вы ради меня вытерпели.

На смуглой физиономии Блотта выступил румянец.

– Пустяки, – пробормотал он.

– Вовсе не пустяки, – великодушно поправила леди Мод. – Без вас я бы ни за что не управилась.

– Не стоит благодарности.

– Словом, знайте, что я вам очень признательна. Кстати, я заметила там у ворот бульдозеры…

– Вы, наверно, не хотите, чтобы они въехали в парк, – догадался Блотт.

– Раз уж вы об этом заговорили…

– И сам с ними разберусь, – пообещал Блотт. – В парк они не въедут.

Леди Мод колебалась. Наступил ответственный момент. Тщательно подбирая слова, она предостерегла:

– Я очень надеюсь, что вы не станете прибегать к насилию.

– К насилию? Я? – Блотт довольно-таки убедительно изобразил оскорбленную невинность.

– Да, вы. В деньгах вам отказа не будет: покупайте все, что понадобится. Но чтоб никакого членовредительства. Его уже было предостаточно.

– Ваши отцы и деды сражались…

– Позвольте уж мне одной судить о поступках своих предков, – осадила его леди Мод. – Я в этом лучше разбираюсь. Тогда было совсем другое дело. Во-первых, они выполняли высочайшую волю и действовали в рамках закона. А во-вторых, если от них кто и пострадал, так только валлийцы, а они были дикари. Имейте в виду, я мировой судья и не намерена потакать противоправным действиям. Чтоб никто не подкопался.

– Но…

– Хватит об этом, – оборвала леди Мод. – Делайте что хотите. Мое дело сторона.

Она удалилась. Блотт задумался над ее словами.

– Никакого насилия, – проворчал он.

Задача осложняется. Ну ничего: он что-нибудь придумает. Эх, женщины, женщины. Даже лучшие из них – и те сами не знают, чего хотят. Блотт вышел из сада и побрел к сторожке. На другом берегу под деревьями возле моста застыли два бульдозера, знаменующие собой вторжение оперативной группы Дандриджа. Долбануть бы по ним из противотанкового ружья или насыпать сахара в бензобак – и все дела. Но раз леди Мод велела действовать так, чтобы никто не подкопался… Подкопался? Еще одно чудное выражение: как будто леди Мод – крепостная стена. Блотт поднял голову и оглядел высившуюся перед ним арку, мощную, словно крепость.

Его осенило.

25

Как ни старался инспектор департамента дорожного строительства ускорить течение дел, они вместо этого совсем застопорились. Строительные работы практически прекратились, власти, отвечающие за сохранность исторических памятников Гильдстед Карбонелла и органы правопорядка схлестнулись с органами, отвечающими за строительство автомагистрали, с одной стороны, и за разрушение Гильдстед Карбонелла – с другой. В довершение всех бед водители грузовиков объявили забастовку. Дело в том, что после лихой чечетки бульдозеристов бильярдные столы в «Ройял Джордже» пришли в негодность и строителей в пивную больше не пускали, что было расценено ими как незаконные репрессии. К шоферам присоединились строители, занимавшиеся сносом домов: они восприняли арест мистера Эдвардса как наступление на права профсоюзов и ответили на него итальянской забастовкой. Чтобы потушить недовольство, Дандридж уплатил за ремонт бильярдных столов из сумм, выделенных на непредвиденные расходы, и уговорил полицейские власти выпустить мистера Эдвардса под залог вплоть до освидетельствования психиатра.

В разгар этой суматохи его вызвали в Лондон и потребовали объяснений относительно некоторых высказываний в телевизионном интервью, которое он давал на фоне развалин Финч-гроува.

– Надо же такое сказануть: «Вот такие пироги»! – возмущался мистер Рис. – Вы ничего умнее не придумали? И потом, что значит: «Знал бы где упасть, соломки бы подстелил»?

– Я имел в виду, что от случайностей никто не застрахован, – оправдывался Дандридж. – Меня забросали…

– Его забросали! А нас, думаете, не забрасывают? Сколько писем мы уже получили?

Мистер Джойнстон заглянул в бумагу.

– На сегодня три тысячи восемьдесят два. Не считая открыток.

– А что такое: «Всем нам приходится чем-то жертвовать»? Вы представляете, что подумают три миллиона телезрителей? – клокотал мистер Рис. – Живет себе в маленьком городке человек, живет тихо-мирно, не высовывается. Вдруг среди ночи является какой-то псих недоделанный и вышибает из него дух двухтонным ядром. Ничего себе жертвы!

– Насчет «не высовывается» вы не правы, – возразил Дандридж. – Он беспрестанно допекал меня звонками и…

– Ну если вы считаете, что это достаточное основание… У меня нет слов.

– Давайте посмотрим на эту историю с точки зрения потенциального домовладельца, – осторожно вставил мистер Джойнсон. – Сегодня человеку со средним достатком не так-то просто раздобыть денег на приобретение дома. Нельзя допустить, чтобы у него сложилось впечатление, будто его дом могут вот так, безо всякого предупреждения, снести.

– А ведь по плану его и вовсе сносить не предполагалось, – напомнил мистер Рис.

– Вот именно, – поддакнул мистер Джойнсон. – Я, собственно, к тому, что Дандриджу в работе с людьми нужно побольше такта. Их надо уговаривать.

Тут уж терпению Дандриджа пришел конец.

– Уговаривать? – взорвался он. – Знали бы вы, какие мне приходится вести баталии! Вы, небось, думаете, все так просто: послал извещение о принудительном выкупе – и хозяева как добрые выметаются из домов? Как бы не так. Я вот обязан снести дом одной дамочки и провести автомагистраль через ее парк. И как прикажете ее уговаривать, если она чуть что палит в меня из ружья?

– Мазила, – вздохнул мистер Рис.

Мистер Джойнстон подошел к вопросу с делового конца.

– Что же вы не заявите в полицию?

– В какую еще полицию! Она сама полиция. Полицейские перед ней ходят на задних лапках.

– Как эти ее львы, да? – съехидничал мистер Рис.

– А зачем, по-вашему, ей понадобился заповедник? – спросил Дандридж.

– Только не говорите, что она открыла заповедник, чтобы избавиться от мужа, – устало произнес мистер Рис.

– Чтобы помешать строительству, вот зачем. Она рассчитывала получить широкую поддержку, вызвать сочувствие. Ей хотелось устроить заваруху.

– Могла бы себя не утруждать: вы-то на что? – сказал мистер Рис.

Дандридж посмотрел на него исподлобья. Все ясно: начальство не самого высокого мнения о его способностях.

– Раз так, мне остается только отказаться от должности инспектора департамента дорожного строительства и вернуться в Лондон, – заявил он.

Мистер Рис покосился на мистера Джойнсона. Этого-то ультиматума они и боялись. Мистер Джойнсон покачал головой.

– Что вы, Дандридж, что вы, голубчик, – нарочито проникновенно проговорил мистер Рис. – Вот это уже совсем ни к чему. Мы хотим только одного: постарайтесь в дальнейшем, чтобы ваши действия не вызывали недовольства общественности.

– Для этого я должен быть уверен в вашей поддержке, – предупредил Дандридж. – Если министерство не готово оказать мне содействие, я не смогу сломить сопротивление недовольных.

– Сделаем все, что в наших силах, – пообещал мистер Рис.

Дандридж вышел из кабинета умиротворенный. Он чувствовал, что его акции все-таки поднялись.

После его ухода мистер Рис заметил:

– Если этот гусь лапчатый решил сломать себе шею, грех не поддержать такое доброе начинание. А леди Мод от всей души желаю ни пуха ни пера.

– Представляю, каково ей было потерять мужа. Страшная смерть, – сказал мистер Джойнсон. – Ничего удивительного, что бедняжка не в себе.


Однако леди Мод была не в себе не столько из-за гибели мужа, сколько из-за счетов, которые приходили из уорфордских магазинов.

– Сто пятьдесят банок сосисок? Шестьдесят тонн цемента? Тысяча свечей? Сорок двухметровых арматурных стержней? – бормотала она, перебирая счета. – Что это у Блотта за фантазии?

И все же она не раздумывая заплатила по счетам, а о своих сомнениях решила молчать. Что ей за дело до затей Блотта? «Незнание – сила», – рассудила она, выказывая глухоту к закону, которая не делает ей чести как магистрату.


А Блотт трудился не покладая рук. Пока Дандридж расхлебывал свои неприятности, он готовился к обороне. Он помнил предупреждение леди Мол: «Никакого насилия», но прибегать к насилию и не понадобится. Захватить сторожку можно разве что при поддержке танков и артиллерии. Блотт заполнил помещения по сторонам арочного проема железным ломом и цементным раствором, а лестничную шахту забетонировал. Крышу он тоже покрыл слоем бетона, из которого торчали отточенные железные прутья, опутанные колючей проволокой. Чтобы не остаться без воды, он провел к реке пластмассовую трубу, а затем залил бетоном комнаты первого этажа, через который она проходила. На случай продолжительной осады он собрал такие запасы продовольствия, что хватило бы на два года. А отключат электричество, Блотт и тут не пропадет: он припас тысячу свечей и несколько дюжин баллонов с газом. Позаботился о том, чтобы его не выкурили с помощью слезоточивого газа: из тайника в лесу был извлечен старый войсковой противогаз. Если же вдруг выяснится, что от современных газов он не спасает, Блотт укроется в библиотеке, которую он оборудовал под воздухонепроницаемое убежище. Словом, сторожка из огромной нарядной арки превратилась в настоящую крепость. Проникнуть в нее можно было лишь через люк на крыше, подходы к которому были защищены острыми кольями и колючей проволокой. А чтобы в любой момент покинуть крепость, Блотт соорудил веревочную лестницу – она до поры до времени была поднята. Ну а если случится так, что насилия не избежать, под рукой у Блотта была винтовка, пулемет «Брен», двухдюймовый миномет, несколько ящиков боеприпасов и ручных гранат – есть чем отбить нападение.

«Буду стрелять только в воздух», – успокоил себя Блотт. Впрочем, стрелять и вовсе не придется. Блотт знал англичан: рисковать жизнью они не станут. А без риска для жизни – хотя бы и для жизни Блотта – проложить дорогу через парк и снести Хэндимен-холл не удастся. Сторожка – ныне Festung Блотт – преградила путь строительству. Справа и слева высились крутые утесы. Остается только снести арку, но как ее снесешь, если в ней засел Блотт. Разве что вместе с ним. Взорвать утесы по сторонам от нее динамитом? Опять-таки опасно для жизни Блотта: вдруг арка рухнет. А чтобы уж в парк точно никто не въехал, Блотт установил под аркой бетонные блоки. Только тогда леди Мод поинтересовалась, что это еще за фокусы.

– Ни въехать ни выехать, – возмущалась она. – А если мне нужно будет в город за покупками?

Блотт указал на другую сторону реки. «Бентли» и «лендровер» стояли рядом с бульдозерами.

– Кто вам позволил пригонять сюда машины?

– Вы же сами сказали: «Делай как знаешь, а мое дело сторона». Вот я и не стал спрашивать разрешения, – объяснил Блотт.

Леди Мод пришлось признать, что в логике Блотту не откажешь.

– Но это же неудобно. – Она оглядела сторожку. Если не считать прутьев и колючей проволоки на крыше, все как обычно.

– Я только надеюсь, что вы воздержитесь от необдуманных поступков, – предостерегла она и, пройдя между бетонными блоками, направилась к своему автомобилю.

Скоро она уехала в Уорфорд к мистеру Ганглиону ознакомиться с завещанием сэра Джайлса. Насколько ей было известно, вдове причиталась весьма внушительная сумма, и леди Мод намеревалась употребить ее на святое дело.

* * *

– Состояние, миледи. По нынешним временам – целое состояние! – восклицал мистер Ганглион. – Если вложить его с умом, вы сможете зажить по-королевски.

Он окинул клиентку оценивающим взглядом. Уж ей-то сам Бог велел жить по-королевски – даром, что ли, шли разговоры про Эдуарда VII.

– Я и сам вдовец, – добавил он и оглядел леди Мод еще внимательнее. Наружность на любителя. Ну да и он не красавец, к тому же в летах. А десять миллионов фунтов на дороге не валяются. И фотографии мистера Дандриджа чего-нибудь да стоят.

– Со вторым браком я тянуть не буду, – сказала леди Мод. – Сэр Джайлс меня хорошо обеспечил, однако свои супружеские обязанности он так и не исполнил.

– Именно, именно, – согласился мистер Ганглион, раздумывая над обвинениями в шантаже, которые выдвигал Дандридж. А не попробовать ли самому слегка пошантажировать клиентку на скорую руку? Он повернул ручку сейфа.

– И потом, трудно, поди, одной в таком большом доме, – продолжал он. – Вам бы кого-нибудь для компании. А то ведь о вас и позаботиться некому.

– Об этом я уже подумала. Я пригласила миссис Фортби переехать ко мне.

– Миссис Фортби? Миссис Фортби? Я ее знаю?

– Нет, едва ли. Она была… гм… экономкой в лондонском доме Джайлса.

– Ах, экономкой? – Мистер Ганглион посмотрел на леди Мод поверх очков. – Да, помнится, я что-то такое слышал.

– Не будем об этом, – остановила его леди Мод. – У покойного были свои слабости, но что проку теперь-то его бичевать? Как я поняла, в завещании он не оставил насчет бедняжки никаких распоряжений, и я решила поправить эту оплошность.

– Очень благородный поступок. Благородный и великодушный, – похвалил мистер Ганглион и достал из сейфа конверт. – Кстати, о человеческих слабостях. Взгляните, пожалуйста, на эти фотографии. Вам не случалось видеть их прежде?

Он открыл конверт и разложил фотографии на столе. Леди Мод так и впилась в них глазами. Сомнений не было: видеть их прежде ей уже случалось.

– Откуда они у вас? – крикнула она.

– Вы хотите, чтобы я предал огласке конфиденциальные сведения? – встревожился мистер Ганглион.

– Конечно, хочу, – огрызнулась леди Мод. – Не хотела бы – не спрашивала.

Мистер Ганглион убрал снимки в конверт.

– В общем, ко мне обратилось за консультацией одно лицо – потенциальный клиент…

– Дандридж! Так я и знала! Дандридж!

– Ну, Дандридж не Дандридж – это я вам сказать не могу. Так вот, клиент утверждал, будто с помощью этих… э-э… весьма откровенных фотографий вы пытаетесь его… э-э… шантажировать.

– Этого еще не хватало! – ахнула леди Мод. – Вот скотина!

– Разумеется, я как мог старался его разубедить. Однако он упорно стоял на своем…

Но леди Мод уже наслушалась. Она вскочила с места и схватила конверт.

– И если вы считаете, что на этом основании нам следует привлечь его к суду по обвинению в клевете… – продолжал мистер Ганглион.

– Значит, он говорил, что я его шантажирую? – взревела леди Мод. – Да я его в порошок сотру.

И, прихватив конверт с фотографиями, она затопала из кабинета.

Когда автомобиль леди Мод подкатил к полевому штабу, Дандридж обдумывал следующий этап наступления на Хэндимен-холл. Заручившись поддержкой министерства, он предвкушал скорую победу. Он успел переговорить с главным констеблем, и тот нехотя пообещал, что, если леди Мод вопреки предписанию откажется очистить Хэндимен-холл, на помощь строителям придет полиция. Дандридж уже отдавал Хоскинсу распоряжение занять парк, но в эту минуту в штаб ворвалась сама леди Мод.

– Свинья ты поганая! – заорала она и швырнула на стол фотографии. – Ты только полюбуйся на себя!

Дандридж полюбовался. Хоскинс тоже.

– Ну и что ты на это скажешь? – спросила леди Мод.

Дандридж уставился на посетительницу. Как ни силился он подобрать выражения, которые вполне передавали бы его чувства, ничего не получалось.

– Думаешь, тебе это так просто с рук сойдет? – бушевала леди Мод.

Дандридж схватил телефонную трубку. Опять эта зараза пристает к нему с фотографиями. Только на этих снимках узнать главного участника безобразной оргии легче легкого. А тут еще Хоскинс пялится. В глазах Хоскинса отражался такой ужас, что Дандридж отбросил колебания. Скандала, как видно, все равно не избежать. Он набрал номер полиции.

– Звони, звони своему адвокату, – верещала леди Мод. – Никакие адвокаты тебе не помогут.

Только сейчас Дандридж обрел дар речи.

– Я и не собираюсь, – сказал он. – Я звоню в полицию.

– В полицию? – повторила леди Мод.

– В полицию? – прошептал Хоскинс.

– Я намерен выдвинуть против вас обвинение в шантаже.

Леди Мод подлетела к разделявшему их столу и бросилась на Дандриджа с кулаками.

– Ах ты гад ползучий!

Вскочив со стула, Дандридж метнулся к двери. Леди Мод пустилась вдогонку.

Оставшись один, Хоскинс положил телефонную трубку на рычаг, схватил фотографии и заперся в уборной. Когда он оттуда вышел, Дандридж, сжавшись в комок, притаился за бульдозером, а леди Мод держали шестеро бульдозеристов. Фотографии были сожжены и пепел спущен в унитаз. Хоскинс опустился на стул и утер лицо платком. Еще бы чуть-чуть – и пиши пропало.

– Ты у меня попляшешь! – голосила леди Мод, когда рабочие препровождали ее к машине. – Я тебя за клевету засужу! Без штанов по миру пущу!

Наконец машина отъехала. Дандридж, пошатываясь, вернулся в штаб.

– Слышали? – спросил он Хоскинса и без сил рухнул на стул. – Слышали, как она пыталась меня шантажировать?

Он огляделся, ища фотографии.

– Я их сжег, – признался Хоскинс. – Думаю, чего хорошего, если они будут валяться где попало?

Дандридж посмотрел на заместителя с благодарностью. Действительно, если бы снимки валялись где попало, добра не жди. Но, с другой стороны, Хоскинс уничтожил улику. Вызывать полицию теперь нет смысла.

– Что ж, если она и впрямь подаст на меня в суд, то я могу сослаться на вас, – решил Дандридж. – Вы свидетель.

– Да ради бога, – согласился Хоскинс. – Только она не подаст: побоится.

– От этой гниды можно ожидать чего угодно, – сказал Дандридж. Однако, избавившись от леди Мод и фотографий, он вновь почувствовал себя на коне.

– Вот что я вам скажу, – объявил он. – Мы немедленно начинаем наступление на Хэндимен-холл. Будет знать, как мне грозить.


– Увы, без фотографий мы не можем дать делу законный ход, – сказал мистер Ганглион, когда леди Мод вернулась к нему в контору.

– Но он же говорил вам, что я его шантажирую, – наседала леди Мод. – Вы сами рассказывали.

Мистер Ганглион безнадежно покачал головой:

– Наш разговор с ним носил сугубо конфиденциальный характер. Он обратился ко мне как к адвокату. А поскольку всем известно, что в любом деле я представляю ваши интересы, суд отвергнет мои показания. Вот если бы Хоскинс согласился засвидетельствовать, что он слышал, как Дандридж называет вас шантажисткой…

Он позвонил в Управление регионального планирования, и секретарша соединила его с полевым штабом.

– Да ничего подобного, – отперся Хоскинс. – Я ничего такого не слышал. Какие еще фотографии? Знать ничего не знаю.

Очень уж ему не хотелось давать в суде показания насчет этих чертовых фотографий.

– Странно, – заметил мистер Ганглион. – Очень странно. Однако ничего не поделаешь: Хоскинс стать свидетелем не желает.

– Вы видите: нынче ни на кого положиться нельзя, – сказала леди Мод.

26

Домой она возвращалась в прескверном настроении. У ворот усадьбы оно отнюдь не улучшилось: из-за баррикад в арке «бентли» пришлось оставить возле сторожки и добираться до Хэндимен-холла пешком.

То, что стряслось на следующее утро, не шло ни в какое сравнение со всеми предыдущими огорчениями. Леди Мод была разбужена грохотом грузовиков, надвигавшихся из теснины, и гомоном возле сторожки. Она позвонила Блотту.

– Что у вас за бедлам?

– Началось, – произнес Блотт.

– Началось? Что началось?

– Строить пришли.

Леди Мод оделась и помчалась к сторожке. У арки Дандридж, Хоскинс, главный констебль и приехавшие с ними полицейские разглядывали бетонные блоки.

– Чем обязана? – поинтересовалась леди Мод.

– Мы здесь затем, чтобы начать строительные работы, – объявил Дандридж, держась поближе к главному констеблю. – Двадцать пятого июня сего года вами была получена повестка о принудительном выкупе и…

– Это частные владения, – напомнила леди Мод. – Попрошу вас удалиться.

– Уважаемая леди Мод, – взмолился главный констебль. – Эти джентльмены в своем праве…

– Эти джентльмены в моих владениях. И я требую, чтобы они убирались.

Главный констебль покачал головой:

– Хоть мне и неприятно вам это говорить…

– Неприятно – не говорите, – оборвала леди Мод.

– Они имеют надлежащие полномочия для того, чтобы начать прокладку магистрали через парк. И я призван проследить, чтобы им не чинилось никаких препятствий. Так что, будьте любезны, прикажите своему садовнику освободить это… м-м… помещение.

– Сами прикажите.

– Мы уже пытались вручить повестку о выселении, но он отказывается спуститься. Кажется, он забаррикадировал дверь. Нам бы очень не хотелось применять силу, однако я боюсь, что, если он станет упорствовать, мы будем вынуждены вломиться в здание.

– Воля ваша. Если вынуждены – действуйте.

Леди Мод отошла в сторонку, присела на бетонный блок и стала смотреть, как полицейские барабанят в дверь сторожки. Простучав так минут десять, они в конце концов ее выломали, но за дверью обнаружилась бетонная стена. Дандридж послал за кувалдой. Впрочем, было уже ясно, что кувалда тут не поможет.

– Зацементировался мерзавец, – сказал Дандридж.

– Это я и без вас вижу, – бросил главный констебль. – И что вы намерены предпринять?

Дандридж подумал, посоветовался с Хоскинсом, затем они отошли к мосту и оглядели арку. При нынешних обстоятельствах сторожка являла собой удручающее зрелище.

– Ив обход не получится, – сказал Хоскинс, указывая на утесы. – Тысячи тонн породы – пойди пробейся.

– А может, рванем утесы динамитом? Хоскинс окинул утесы взглядом и покачал головой.

– Как бы случайно не пришибить этого придурка.

– Ну и черт с ним, – буркнул Дандридж. – Сам будет виноват: не захотел выходить.

Однако уверенности в его голосе не было. Он понимал: гибель Блотта вызовет то, что министерство по вопросам окружающей среды наверняка расценит как «недовольство общественности».

– И потом, – добавил Хоскинс, – по утвержденному проекту трасса должна проходить прямо по теснине, а не вилять.

– Взрывали же мы утесы в начале теснины – и ничего.

– Тогда мы получили официальное разрешение расширить проход, а то из-за реки не развернуться. Пейзаж только здесь охраняется, а там нет.

Дандридж выругался.

– Так я и знал, что старая паскудница что-нибудь отчубучит, – проворчал он.

Они вернулись к арке, где леди Мод препиралась с главным констеблем.

– По-вашему, это я приказала своему садовнику зацементировать вход в сторожку?

– По-моему, да, – отвечал главный констебль.

– В таком случае, Персиваль Генри, вы еще тупее, чем я думала, – заявила леди Мод.

Главный констебль вздрогнул:

– Слушайте, Мод, вы ведь не хуже меня знаете, что без вашего разрешения он бы на такое не осмелился.

– Глупости. Я только сказала, что сторожка в его полном распоряжении. Это его дом. Он живет тут уже тридцать лет. И если ему пришла фантазия залить ее цементным раствором, это его личное дело.

– Тогда у нас нет другого выхода: я вынужден вас арестовать.

– За что?

– За сопротивление властям.

– Ну уж это дудки, – заметила леди Мод. Она поднялась, вышла из арки и, задрав голову, позвала:

– Блотт!

В круглом окошке показалась голова Блотта.

– Что?

– Блотт, сейчас же выходите и не мешайте джентльменам работать.

– Не выйду, – сказал Блотт.

– Блотт! – проорала леди Мод. – Я вам приказываю!

– Нет.

И Блотт захлопнул окошко. Леди Мод повернулась к главному констеблю.

– Видели? Я ему приказываю, а он не слушается. Вы и теперь собираетесь арестовать меня за сопротивление?

Главный констебль покачал головой. Он понял, что проиграл.

Леди Мод зашагала домой.

– Что вы думаете делать дальше? – обратился главный констебль к Дандриджу.

– Должен же быть какой-то выход.

– Если вас вдруг осенит, дайте мне знать, – сказал главный констебль.

– А может, ну его? На худой конец, снесем арку вместе с ним.

– Для того, кто в ней засел, это будет действительно худой конец, – согласился главный констебль.

– Нам-то что за дело? Мы сносим арку на законных основаниях, а раз он не хочет выходить, мы разве виноваты?

Главный констебль покачал головой:

– Объясните это судье, когда вас привлекут за убийство. Я-то думал, происшествие в Гильдстед Карбонелле вас хоть чему-то научило.

Он сел в машину и уехал.

Дандридж перешел на другой берег, где дожидалась ватага молодцов, подрядившихся сносить сторожку.

– Можно ее снести как-нибудь так, чтобы человек внутри не пострадал? – спросил он бригадира.

Бригадир посмотрел на него с сомнением.

– Как же ее снесешь, если он не хочет?

И тут, словно для того, чтобы подкрепить этот довод, на крыше показался Блотт. В руках он держал ружье.

– Сами видите, – сказал бригадир.

Блотт пошарил глазами в небе, поднял ружье и выстрелил. Сверху камнем упал лесной голубь. Теперь-то уж Дандридж точно видел, о чем толкует бригадир.

– В контракте ничего не сказано про то, что мы должны без нужды рисковать жизнью, – продолжал бригадир. – А связываться с деятелем, который замуровал себя в арке и бьет голубей влет, – это уж такой ненужный риск, что ненужнее некуда. Псих он, ваш садовник. У него крыша поехала вместе с колючей проволокой, он и палит в белый свет.

«Сюда бы мистера Эдвардса», – с тоской подумал Дандридж и повернулся к Хоскинсу.

– По-моему, следует обратиться в министерство, – решил Хоскинс. – Этот орешек нам не по зубам.


Услыхав выстрел, леди Мод в Хэндимен-холле схватилась за бинокль. Она увидела, что Блотт стоит на крыше с ружьем в руках, и тут же позвонила в сторожку.

– Это не в вас стреляют? – с тревогой спросила она.

– Нет, это я. Просто голубя подстрелил. А они все разговаривают.

– Не забудьте, что я вам говорила про насилие, – предупредила леди Мод. – Надо вести себя так, чтобы нам сочувствовали. Я свяжусь с Би-би-си, с Ай-ти-ви и со всеми центральными газетами. Уж я постараюсь – у меня вся пресса будет на ушах стоять.

Блотт положил трубку. Стоять на ушах. Какой же он красочный, этот английский язык. Стоять на ушах.

Прямо из полевого штаба Дандридж позвонил в Лондон.

– Что вы мне рассказываете, – не поверил мистер Рис. – Садовник леди Линчвуд замуровал себя в декоративной арке? Быть такого не может.

– Да будет вам известно, высота этой арки двадцать с лишним метров. Внутри несколько помещений. Нижнее он залил бетонным раствором. На крыше колючая проволока. И извлечь его оттуда можно лишь одним способом – взорвать арку.


– Давайте я позвоню в пожарную часть, – предложил мистер Рис. – Их же вызывают, когда надо снять кошку с дерева.

– Я уже звонил.

– И что они?

– Говорят: «Наше дело тушить пожары, а не брать крепости».

Поразмыслив, мистер Рис заметил:

– Но ведь должен же он когда-нибудь выйти.

– Зачем?

– Ну, хотя бы когда проголодается.

– Проголодается? – вспылил Дандридж. – Проголодается, да? Он и в сторожке с голоду не помрет. У меня тут список продуктов, которые он заказывал в местном магазине. Четыреста банок тушеных бобов, семьсот банок солонины, сто пятьдесят банок сосисок. Дальше читать?

– Не стоит, – поспешно ответил мистер Рис. – Ну и крепкий же парень! Неужели ничего вкуснее не нашел?

– Это все, что вы можете сказать?

– Да, по всему видать, он там надолго поселился, – признал мистер Рис.

– А нам как быть? Отложить строительство на пару лет – дожидаться, пока он слопает свою пайку?

Мистер Рис задумался.

– Попробуйте его отговорить, – посоветовал он. – Кто хочет наложить на себя руки, на тех обычно действуют убеждением.

– Не собирается он ничего на себя накладывать.

– Не скажите. Питаться только солониной, тушеными бобами и сосисками, да еще в таком количестве – я бы точно помер. Однако я вас понимаю. Человек, который способен обречь себя на такие харчи, будет стоять до последнего. Ну и как, вы надумали что-нибудь?

– Представьте, надумал.

– Надеюсь, никаких кранов и ядер? – забеспокоился мистер Рис. – Еще одно недоразумение вроде недавнего нам совсем ни к чему.

– Я хочу обратиться за помощью к армии.

– Армия? Друг мой, мы живем в свободной стране. Как же вы можете требовать, чтобы честного англичанина выставляли из собственного дома при поддержке танков и артиллерии?

– Разрешите поправочку: он не англичанин, – уточнил Дандридж. – А бросать против него танки и артиллерию у меня и в мыслях не было.

– Я думаю. Общественность этого не потерпит. Но кто же он, если не англичанин?

– Итальянец.

– Итальянец? Вы точно знаете? Что-то он уж больно буен для итальянца.

– Он натурализовался в Англии.

– А, тогда понятно, откуда у него такая натура, – сказал мистер Рис. – В таком случае, это дело вполне можно поручить армии. Разбираться с иностранцами – это по их части. И как вы себе это представляете?

Дандридж изложил свой план.

– Ну что же, попробую вам помочь, – решил мистер Рис. – Я переговорю с министром, а потом вам позвоню.

Телефоны в Уайтхолле раскалились. Мистер Рис позвонил министру по вопросам окружающей среды, а тот связался с министром обороны. К пяти часам командование сухопутных войск согласилось выделить для проведения операции отряд морской пехоты специального назначения, обученный карабкаться по отвесным скалам. Министр по вопросам окружающей среды заверил министерство обороны, что отряд придается в помощь полиции и до применения огнестрельного оружия дело не дойдет: бойцы должны будут всего-навсего захватить сторожку и задержать Блотта, чтобы полиция могла выселить его в установленном порядке.

– На наше счастье, прессе еще ничего не известно, – добавил министр. – Если мы сумеем вышвырнуть его вон, пока газетчики не бросились вынюхивать, что да как, огласки удастся избежать. Так что дело не терпит отлагательств.


В тот же вечер на инструктаже в полевом штабе Дандридж повторил эту мысль.

– Вот фотографии объекта, сделанные сегодня, – объявил он бойцам и пустил по рукам снимки – как видите, на здании достаточно уступов и взобраться по стене будет несложно. Проникнуть внутрь можно двумя путями: либо через круглые окошки по обеим сторонам, либо через люк на крыше. На мой взгляд, уместнее всего применить военную хитрость: кто-то, чтобы отвлечь внимание, заходит с тыла, а остальные тем временем штурмуют здание с фасада…

– Знаете, насчет тактических подробностей мы как-нибудь сами решим, – перебил майор, которому было поручено командование операцией. Ему не понравилось, что штатский лезет учить его военному искусству.

– Я только хотел помочь, – уступил Дандридж.

– Значит, так, – сказал майор. – Собираемся у виселицы в ноль часов ноль минут, оттуда двинемся пешком…

Дандридж оставил пехотинцев и заглянул к Хоскинсу.

– Наконец-то дело подвигается, – поделился он радостью. – То-то старая чертовка удивится: «Откуда такая напасть на мою голову?»

Хоскинс неуверенно кивнул. Он сам служил в армии и в отличие от шефа не был так уж убежден в надежности военной машины.


Вечер Блотт провел за книгой сэра Артура Брайента, однако мысли его занимало отнюдь не прошлое. Он все время думал о будущем. Противники либо пойдут на приступ немедля, либо примутся тянуть из него душу – подсылать с уговорами всяких доброхотов. Блотт представлял, что это за публика: по телевизору насмотрелся. Чиновники социальной сферы, психиатры, проповедники, полицейские. И каждый будет свято верить, что компромисс достижим. Станут урезонивать, умасливать (Блотт специально полез в словарь и убедился, что правильно понимает значение этих слов), станут на все лады убеждать его, что он не прав. И ничего-то у них не получится – ни-че-го. Потому что не с теми мерками они к нему приходят. Они думают, он итальянец, а он не итальянец. Они думают, что он действует по чужой указке или хочет выслужиться перед хозяйкой, а он в нее влюблен. Они думают, что компромисс достижим… С кем компромисс? С автомагистралью? Что за вздор. Блотт даже улыбнулся. Либо пройдет магистраль через усадьбу, либо нет. Уговаривай не уговаривай, никакого компромисса тут быть не может. Но главная беда этих говорунов – все они живут в больших городах, для таких разговоры – все равно что наличность, слова – разменная монета. Слово англичанина – то же долговое обязательство, а Блотту что за дело до всяких там акций-облигаций? «Торговцы словесами», – презрительно величал таких пустобрехов старый лорд Хэндимен. Блотт и сам так считал. Ну и пусть себе мелют языком хоть до посинения, Блотта этим не проймешь. Для него на всем свете нет ничего дороже, чем этот парк, сад, Хэндимен-холл. Блотт здесь самый нужный человек. И чтобы он поступился собственной нужностью? Да лучше смерть!

Блотт разделся, лег в постель и лежал, прислушиваясь к журчанию реки, к шороху листьев. За окном виднелся Хэндимен-холл, в спальне леди Мод горел свет. Блотт любовался огнями, пока они не погасли. Только тогда он уснул.


Около часа ночи его разбудил шум за окном. Шум был едва слышен, но чутье Блотта не хуже системы дальнего обнаружения подсказало ему, что возле сторожки люди. Он встал, подошел к окну и вгляделся в темноту. Внизу, слева от арочного проема, кто-то стоит. Блотт перебрался к противоположному окошку. В парке тоже люди. Верно, через ограду перебрались. Блотт продолжал прислушиваться и вскоре различил внизу шевеление. Никак на стену лезут? Лезут? В темноте? Интересно.

Он достал из буфета «лейку» со вспышкой и высунулся из окна. В тот же миг вся стена арки озарилась ослепительным белым светом. Раздался вскрик и шум падения. Блотт перешел к другому окну и сделал еще один снимок. Второй гость успел зажмуриться и удержался на стене. Блотт опустил фотоаппарат. Придется придумать средство посильнее. Когда по стене тяжелее всего карабкаться? Когда она скользкая. Блотт притащил из кухни банку с целым галлоном растительного масла и по лесенке в углу комнаты поднялся на крышу. Там он подполз к самому краю и начал поливать стену маслом. Внизу кто-то чертыхнулся и, поскользнувшись, брякнулся на землю. Снова раздался крик. Вылив остатки масла на другую стену, Блотт вернулся в комнату, достал фонарь и посветил вниз. По стенам больше никто не лез, а у подножия арки толпились люди в военной форме и с ненавистью глядели на Блотта. Лица у всех были вычернены. Один лежал на земле.

– Чем могу служить? – спросил Блотт.

– Ну погоди, сукин сын, мы до тебя доберемся! – рявкнул майор. – Ты ему ногу сломал!

– Это не я. Я его пальцем не тронул. Сам сломал. А чего он ни свет ни заря у меня по стенам лазает?

Но тут его внимание привлек шум с другой стороны арки. Опять этим паразитам неймется. Блотт принес еще две банки растительного масла и повторил процедуру, после чего стены сторожки покрылись масляными потеками, а на земле валялись еще два скалолаза. Военные вполголоса совещались. – Нужны монтерские кошки, – решил майор.

Блотт выглянул в окно и осветил их фонарем. Прозвучал выстрел, и мимо Блотта просвистел стальной стержень с тремя острыми крючками. Он упал на крышу и зацепился за колючую проволоку. За ним последовал еще один. Блотт помчался на кухню, схватил нож и, взобравшись на крышу, перерезал веревку. Потом прополз под колючей проволокой и перерезал другую. Опять удар, опять крик. Блотт поглядел вниз.

– Есть еще желающие? Но армия уже отступила. Блотт с досадой наблюдал, как вояки отходят по мосту, унося с собой раненых. Жаль, что все так быстро кончилось. Дали бы ему бой по всем правилам – то-то потом было бы разговоров. Бой по всем правилам? Блотт бросился к буфету, который он превратил в арсенал. Надо спешить. Взобравшись на крышу, он спустил веревочную лестницу. Через десять минут он стоял на мосту с ручным пулеметом.

Едва морские пехотинцы дотащились до виселицы, где их ждал автобус, как вдалеке грянула пулеметная очередь. Она продолжалась всего несколько секунд, потом повторилась еще и еще. Перепуганные пехотинцы остановились как вкопанные. Очереди смолкли. Чуть погодя громыхнул выстрел помощнее, а через секунду еще один. Это Блотт испытывал противотанковое ружье и убедился, что оно все еще исправно.


Леди Мод села в постели и пыталась нашарить выключатель. К одиночным выстрелам в ночи она уже привыкла, но это что-то другое. Не иначе артиллерия. Она добралась до телефона и позвонила в сторожку. К телефону никто не подходил.

– Господи! – простонала она. – Убили!

Она вскочила с постели и поспешно оделась.

Пальба прекратилась. Леди Мод опять позвонила в сторожку, и снова никто не отвечал. Тогда она набрала номер главного констебля.

– Его убили! – заголосила она. – Напали на сторожку и убили!

– Кого? – не понял главный констебль.

– Блотта!

– Так-таки и убили?

– Честное слово! То из пулеметов строчили, то еще из чего-то стреляли, из чего-то крупного.

– Бог ты мой, – пробормотал главный констебль. – А может, это какое-нибудь недоразумение, а? Вы часом ничего не перепутали?

– Персиваль Генри! – взвизгнула леди Мод. – Или вы плохо меня знаете? Я привыкла отвечать за свои слова! Вспомните, что случилось с Берти Буллетт-Финчем.

Уж это главный констебль и так прекрасно помнил. Теперь в Южном Уорфордшире ночным убийством никого не удивишь. К тому же леди Мод была на грани истерики, а эта дама при всех ее недостатках впадать в истерику по пустякам не станет.

– Я немедленно высылаю все имеющиеся в наличии патрульные машины, – пообещал главный констебль.

– И «скорую помощь»! – крикнула леди Мод.

В считанные минуты все полицейские машины Южного Уорфордшира собрались в Клинской теснине. Возле виселицы были задержаны двенадцать морских пехотинцев 41-го полка, двое с переломами ног. Их задержали в ту минуту, когда они, погрузившись в автобус, собирались покинуть теснину. Задержанных препроводили для допроса в Уорфордское отделение полиции, невзирая на негодующие выкрики, что они действуют по приказу начальника военного округа и полиция не имеет права их арестовывать.

– Утром разберемся, – сказал инспектор, и пехотинцев загнали в камеры.


Вскарабкавшись на крышу по веревочной лестнице, Блотт втянул ее наверх. Стрельбы прошли на славу, оружие не подкачало. Правда, в темноте повреждений не разглядеть, но по звуку нетрудно догадаться, что снаряды арку не пощадили, и теперь всякий может удостовериться: в применении силы нападавшие перешли все допустимые границы и проявили ничем не спровоцированную жестокость. Только в комнате Блотт своими глазами увидел, до чего же мощная штука это реактивное противотанковое ружье. Снаряды пробили фриз в двух местах, пол был усеян обломками камня. В обоих окнах вылетели стекла, на потолке следы пуль.

Блотт принялся обдумывать дальнейшие шаги, но тут за окном раздался топот. К сторожке кто-то бежал. Блотт выключил фонарь и подкрался к окну. Это была леди Мод.

– Близко не подходите, – предупредил Блотт, чтобы придать достоверность передряге, в которую он якобы только что попал, а заодно показать хозяйке, что он цел и невредим.

– Слава Богу, вы живы! – воскликнула она. – А я думала, вас убили.

– Убили? Меня? Куда им – кишка тонка.

– Кто это был? Вы их разглядели?

– Это военные, – ответил Блотт. – У меня и доказательство есть: фотографии.

27

На следующее утро Блотт стал знаменитостью. К утренним выпускам газет материал о нападении на сторожку не поспел, зато во всех вечерних имя Блотта было вынесено в заголовки. Сообщение Би-би-си о бесчинствах военных и возможные юридические последствия обсуждались в программе «Сегодня». К часу дня события получили продолжение: стало известно, что задержанные морские пехотинцы согласились давать показания. На заседании палаты общин премьер-министра замучили вопросами, и министр внутренних дел обещал назначить обстоятельное расследование. Весь день в теснине кишмя кишели журналисты, фотографы, кинооператоры, они наперебой брали у Блотта и леди Мод интервью и снимали повреждения. А повреждения сразу бросались в глаза. Вся стена арки была испещрена следами пуль, которые наглядно свидетельствовали, что нападавшие вели чрезвычайно ожесточенный огонь. Несколько фигур на фризе лишились голов, снаряды, выпущенные из противотанкового ружья, оставили в стене две пробоины. Даже бывалые журналисты, не понаслышке знавшие о разгуле терроризма в Белфасте, разинули рты.

– Я в жизни не видел ничего подобного, – рассказывал телезрителям корреспондент Би-би-си, стоя на верхушке лестницы, с которой он собирался брать у Блотта интервью. – Это не Вьетнам, не Ливан, как может показаться, – это тишайший уголок Англии, расположенный вдали от больших городов. Скажу одно: я в ужасе от того, что такое стало возможным. Итак, мистер Блотт, расскажите, пожалуйста, как произошло нападение.

Блотт высунулся в окно и, глядя в камеру, начал:

– Дело было около часа ночи. Сплю я, значит, и вдруг шум. Я встаю, подхожу к окошку, глянь – по стене кто-то лезет. Мне это не понравилось, ну я и давай лить масло.

– Значит, вы поливали стену маслом, чтобы ему помешать?

– Ага. Оливковым маслом. Они соскользнули, и началась пальба.

– Пальба?

– Из пулемета, что ли. Я побежал на кухню и залег на пол. А минуты через две – бабах! Все вещи по комнате разбросало. Потом опять – бабах! И больше ничего.

– Понятно, – произнес журналист. – Скажите, вы не отстреливались? Я слышал, у вас имеется ружье.

Блотт покачал головой:

– Они свалились как снег на голову, я и опомниться не успел.

– Немудрено. Представляю, что вы пережили, – посочувствовал журналист. – И еще один вопрос. Каким маслом вы их поливали – кипящим?

– Кипящим? – удивился Блотт. – Откуда мне было взять кипящее? Прямо из банки и лил. Некогда мне было его кипятить.

– Большое спасибо, – поблагодарил журналист и спустился на землю.

– Последнюю фразу, пожалуй, уберем, – сказал он звукооператору. – А то такое впечатление, будто он был не прочь обварить их кипящим маслом.

– В сущности, я его не осуждаю, – отозвался звукооператор. – Вон чего он натерпелся от этих ублюдков. Таких и кипящим маслом ошпарить не жалко – заслужили.


Сходные чувства испытывал главный констебль.

– Что вы несете – «приданы в помощь полиции»? – орал он на полковника с базы морской пехоты, который объяснял ему, что по приказу министра обороны направил группу скалолазов для содействия полицейским. – Моих людей там не было и в помине! А вы посылаете туда, своих головорезов с ракетами и пулеметами, и они затевают черт знает какой…

– У моих людей не было оружия, – возразил полковник.

Главный констебль сделал круглые глаза.

– Не было оружия? Он мне будет рассказывать – «не было оружия»! Да я сам видел, что они сотворили с аркой. Этак вы еще скажете, что они вообще ни при чем.

– По их словам, действительно ни при чем. Они клянутся и божатся, что стрельба началась, когда они уже шли к автобусу.

– Эк удивили! Если бы я среди ночи раздолбал чей-то дом, я бы тоже клялся, что в ту минуту был от него за тридевять земель. Вот только кто им поверит. Дураков нет.

– Однако при задержании вы оружия не нашли, – не сдавался полковник.

– Небось, побросали где-нибудь. И еще вопрос, двенадцать ли их было. Может, пока мои люди их настигли, те другие успели скрыться.

– Уверяю вас… – начал полковник.

– А пошли вы со своими уверениями! – взорвался главный констебль. – Нечего меня уверять! Результаты нападения налицо, задержаны двенадцать человек, умеющих обращаться с оружием, которое применялось при нападении. Все они признают, что прошлой ночью они пытались вломиться в сторожку. По-моему, вполне достаточно. Завтра утром они предстанут перед судом магистратов.

Полковник нехотя согласился, что косвенные улики…

– Какие они косвенные! – окрысился главный констебль. – Виноваты, и точка. Да вы и сами знаете.

Приунывший полковник собрался уходить. Напоследок он посоветовал:

– И все же приглядитесь-ка к тому чиновнику, который их инструктировал. Дандридж, кажется.

– Я насчет него уже распорядился. Он, правда, сейчас в Лондоне, но я послал за ним двух наших сотрудников. Привезут – допросим.


Но Дандриджа и так уже допрашивали пять часов подряд – сперва мистер Рис и мистер Джойнсон, а потом и сам министр. Снова и снова Дандридж объяснял:

– Я только велел Им пробраться в сторожку и задержать Блотта, чтобы полицейские могли выселить его законным порядком. Я же не знал, что они примутся палить из чего попало.

Но ни мистера Риса, ни министра эти объяснения не устраивали.

– Давайте-ка вспомним, какие вам были даны поручения, – предложил министр, стараясь говорить как можно спокойнее. – Вы были назначены инспектором департамента дорожного строительства в центральных графствах. Вам, в частности, надлежало принять меры, чтобы строительство автомагистрали М 101 не сопровождалось нежелательными эксцессами, чтобы местное население не сомневалось, что его интересы надежно защищены, и чтобы не пострадала окружающая среда. Положа руку на сердце, можете ли вы утверждать, что выполнили хотя бы одну из перечисленных задач?

– Собственно говоря… – начал Дандридж.

– Не можете вы этого утверждать, – цыкнул на него министр. – С тех пор как вы появились в Уорфорде, там произошел целый ряд чудовищных событий. Сперва полоумный крановщик в лепешку расшибает члена Ротари-луба в его собственном доме, причем этот псих утверждает, что его побудило…

– Я и не знал, что мистер Буллетт-Финч ротарианец, – заметил Дандрндж, изо всех сил стараясь хоть как-то отвести грозу, которая вот-вот должна была грянуть.

– Вы не знали… – Министр мысленно сосчитал до ста и выпил воды. – Затем целый городок был сметен с лица земли.

– И вовсе не целый городок, а только главная улица.

Министр посмотрел на Дандриджа страшными глазами и, помолчав, произнес:

– Это только вы, мистер Дандридж, способны углядеть какие-то тонкие различия между человеком и ротарианцем, между главной улицей и городом, где других улиц не имеется. От меня эти различия как-то ускользают.

Итак, целый городок превращен в развалины, заживо сгорел случайный прохожий, двадцать человек получили ранения, кое-кто опасные. И заметьте себе, трасса магистрали проходит в целой миле от городка. Далее, член парламента был растерзан львом…

– Ну уж к этому я никакого отношения не имею, – запротестовал Дандридж.

– Не знаю, не знаю, – протянул министр. – Впрочем, тут я пока от выводов воздержусь – подождем, когда выяснится полная картина. И наконец, по вашему наущению вызывается группа военнослужащих, которым поставлена задача выставить садовника-итальянца… не перебивайте… итальянца из его жилища с применением пулеметов и противотанкового вооружения.

– Я же не просил их…

– Молчать! – заорал министр. – Вы уволены.


– Вы арестованы, – объявил детектив, поджидавший у кабинета мистера Риса, когда Дандридж, пошатываясь, вышел в коридор. Под конвоем двух полицейских Дандридж направился к лифту.

Мистер Рис сел за стол и вздохнул.

– Говорил я, что этот стервец сам сломает себе шею, – произнес он с тихой радостью.

– Как же теперь автомагистраль? – спросил мистер Джойнсон.

– Что магистраль?

– Будем строить дальше или как?

– Бог ее знает, – сказал мистер Рис. – По правде говоря, сомневаюсь. Не забудьте: в Южном Уорфордшире грядут новые дополнительные выборы.


Не забыла про них и леди Мод. Вокруг сторожки все еще сновали журналисты и фотографы – снимали ее со всех сторон, взбирались по взятым напрокат лестницам и интервьюировали Блотта, – а между тем леди Мод уже приискивала достойного преемника сэру Джайлсу. Чтобы наметить очередные задачи, в доме генерала Бернетта было проведено заседание Комитета по спасению теснины.

– А Блотт ваш показал себя удальцом, – похвалил генерал. – Даром что макаронник. Как это он храбро держался под обстрелом. Итальянцы бывало чуть что – как зайцы улепетывают.

– Да уж, – согласился полковник Чепмен. – Вот это чувство долга, вот это самоотверженность! Все мы должны быть ему признательны. Честно говоря, мне сдается, что после давешнего происшествия на автомагистрали поставят крест. Строительство придется сворачивать. Я слыхал, экологи со всей страны собираются устроить перед сторожкой сидячую демонстрацию, чтобы эта постыдная акция не повторилась.

– А я вчера вечером смотрела по телевизору интервью с Блоттом и восхищалась, – вставила мисс Персиваль. – Как он блестяще владеет английским языком! На вопросы отвечал так, что заслушаешься. По-моему, особенно хорошо он говорил про английские традиции.

– Про то, что дом англичанина – его крепость. Это он в самую точку, – подхватил генерал.

– Я-то имела в виду его слова про то, что Англия – родина свободы и что англичане должны стоять на страже своих традиционных устоев.

Леди Мод презрительно оглядела собрание.

– Дожили! Наши интересы уже и защитить некому, кроме итальянцев.

Генерал заерзал.

– Ну это вы преувеличиваете, – пробормотал он.

– Ничего не преувеличиваю. Если бы не Блотт, не видать нам своих домов.

– А дом мисс Персиваль спасти не удалось, – напомнил полковник Чепмен.

– Не Блотта же в этом винить.

Мисс Персиваль достала платок и смахнула слезу.

– Такой был славный коттеджик, – вздохнула она.

– Я веду речь вот к чему, – продолжала леди Мод. – На мой взгляд, лучший способ выразить нашу признательность и поддержку Блотту – выставить его кандидатуру на предстоящих дополнительных выборах в парламент. У членов комиссии глаза на лоб полезли.

– Чтобы итальянец представлял Южный Уорфордшир в парламенте? – вымолвил генерал. – Я не думаю…

– Оно и видно, – резко оборвала его леди Мод. – А Блотт, между прочим, не итальянец. Он национализированный англичанин.

– Вы, наверно, хотите сказать, натурализированный, – поправил полковник Чепмен. – Национализированный – это который подчиняется государству, а ваш садовник как раз наоборот.

– Поправка принята, – великодушно согласилась леди Мод. – Итак, никто не возражает против того, чтобы Блотт представлял партию на дополнительных выборах?

Она обвела взглядом сидевших за столом. Первой сдалась мисс Персиваль.

– Я поддерживаю это предложение, – пролепетала она.

– Выдвигаете, – уточнила леди Мод. – Не поддерживаете, а выдвигаете. Сперва надо его выдвинуть, а потом уже голосовать. Кто «за»?

Уступив такому напору, генерал и полковник Чепмен подняли руки. И поскольку Комитет по спасению Клинской теснины в Южном Уорфордшире приравнивался к партии, место в списке кандидатов Блотту было обеспечено.

* * *

Леди Мод объявила решение комитета собравшимся у сторожки журналистам. Журналисты бросились к своим машинам, а леди Мод поднялась по лестнице к разбитому окошку.

– Блотт, – позвала она. – На два слова, Блотт открыл окошко и высунул голову.

– Что такое?

– Я вам сейчас такое скажу – вы упадете. Блотт озадаченно покосился на хозяйку. Он уже давно предчувствовал, что его падение не за горами. В свое время он упустил из виду, что патроны крупного калибра в Британской армии больше не применяются, а реактивное противотанковое ружье ПИАТ и вовсе снято с вооружения.

– Я решила, что вы должны заменить сэра Джайлса, – сказала леди Мод и посмотрела на Блотта в упор.

Блотт разинул рот.

– Заменить сэра Джайлса? Gott in Himmel! – пробормотал он.

– Вот в этом я очень сомневаюсь.

– Вы хотите сказать…

– Да, – подтвердила леди Мод. – Отныне вы хозяин Хэндимен-холла. Можете выходить.

– Но…

– Да передайте мне пулемет – или из чего там вы стреляли? Я его отсюда спущу. Закопаем в сосняке.

Скоро они брели к Хэндимен-холлу, таща с собой ПИАТ и ручной пулемет. Блотт все еще не мог прийти в себя.

– Как вы догадались? – изумлялся он.

– Как догадалась? Я позвонила вам, как только услышала стрельбу. – Леди Мод улыбнулась. – А вы, небось, меня за дурочку почитаете? Не на такую напали.

– Meine Liebling, – простонал Блотт и, насколько хватило рук, заключил леди Мод в объятия.


В Уорфордском суде магистратов Дандриджу было предъявлено обвинение в причастности к преступному сговору, имевшему целью нарушение общественного порядка, покушение на убийство, злостную порчу личного имущества граждан, а также сопротивление полиции при исполнении служебных обязанностей.

Услышав последний пункт, Дандридж вскипел.

– Сопротивление? – заорал он на судей. – Сопротивление? Это кто, интересно знать, сопротивлялся?

– Заседание откладывается на неделю для проведения дополнительного расследования, – рапорядился полковник Чепмен. – Уведите обвиняемого.

Разразившегося бранью Дандриджа выволокли из зала суда и затолкали в полицейскую машину.

В камере его посетил мистер Ганглион, которого суд назначил его защитником.

– На вашем месте я бы признал себя виновным по всем пунктам, – посоветовал мистер Ганглион.

– Виновным? Я ни в чем не виноват! Меня оболгали! – бушевал Дандридж.

– Я вас понимаю. Но как мне известно, полиция собирается выдвинуть новые обвинения.

– Какие там новые?! И так на меня всех собак навешали.

– Остался еще один пустячок, с которым надо разобраться: шантаж. Не хватало, чтобы суду были предъявлены те фотографии. Это, знаете, пахнет пожизненным заключением.

В глазах Дандриджа мелькнуло отчаяние.

– Это за шантаж? Но шантажировали-то меня!

– За те художества, которыми вы занимаетесь на фотографиях.

Дандридж взвесил свое положение и покачал головой. Шантажируют, ставят палки в колеса, норовят застрелить, а потом его же в этих грехах и обвиняют. Если преступный сговор и имел место, направлен он против него, Дандриджа.

– Даже не знаю, что сказать, – пробормотал он.

– Отвечайте одно: «Виновен», – снова посоветовал мистер Ганглион. – Чем канитель-то тянуть. Суду это понравится.

– Канитель, – повторил Дандридж. – И сколько тогда мне дадут?

– Не знаю. Лет семь-восемь. Но через пять наверняка выпустят.

Мистер Ганглион собрал бумаги и удалился. Возвращаясь в контору, он думал о своем и улыбался. Как приятно, когда работа дает возможность поразвлечься.

В конторе его ждали леди Мод и Блотт, зашедшие обсудить брачный договор.

– Мой жених желает поменять фамилию, – сообщила леди Мод. – Теперь он будет носить фамилию Хэндимен. Я вас попрошу уладить все формальности.

– Понятно, – сказал мистер Ганглион. – Это проще простого. А имя?

– А вот имя пускай будет Блотт. Я уже привыкла его так называть, да к тому же у нас в роду все мужчины были на «б».

– Это уж точно, – согласился мистер Ганглион, а про себя подумал, что кое-кто из женщин тоже. И когда же вы намерены друг дружку осчастливить?

– Не раньше выборов. Не хочу, чтобы ктонибудь решил, будто я пытаюсь повлиять на мнение избирателей.


Мистер Ганглион вместе с мистером Тернбуллом отправились обедать в «Герб Хэндименов».

– Поразительная женщина эта Мод Линчвуд! – восклицал по дороге мистер Ганглион. – Вечно такое учудит, только держись. Как вам это понравится: выходит за своего шельму-садовника и прочит его в члены парламента.

Они вошли в бар.

– Что будете пить? – спросил мистер Тернбулл.

– Я бы сейчас не отказался от большого стакана виски. Такие траты меня разорят, но уж больно хочется.

– А разве вы, сэр, не слышали? – вмешался бармен. – Сегодня виски на пять пенсов дешевле, а пиво – на два. Распоряжение леди Мод. Видать, щедрость ей нынче по карману.

– Ого! – заметил мистер Тернбулл. – Как вы полагаете, это не из-за выборов?

Но мистер Ганглион не слышал вопроса. Он размышлял о том, как мало изменился мир со времен его детства. Как это говаривал отец? Что, мол, мистера Гладстона смыло с поста пивной волной? А ведь случилось это сто лет назад.

28

Леди Мод непременно хотелось венчаться в белой фате – как будто она выходила замуж впервые. Робкие возражения викария она отмела с привычной беззастенчивостью.

– Ах, вы не верите, что я девушка? Я ведь и доказать могу, – пригрозила она, и викарий покорно уступил

В церкви Уилфридова замка яблоку негде было упасть. Тут собралась чуть не половина графства. Леди Мод в сопровождении подружки невесты – миссис Фортби – размашистой походкой вышла из сосняка. У церкви ее дожидался Блотт, теперь член парламента Блотт Хэндимен, в цилиндре и во фраке. Органист заиграл мелодию, выбранную женихом, – «Правь Британия». Леди Мод Линчвуд рядом с генералом Бернеттом двинулась по проходу к алтарю и через полчаса покинула церковь уже в качестве леди Мод Хэндимен. Сфотографировавшись на память, жених и невеста во главе свадебной процессии прошествовали по железному мосту в усадьбу.

Хэндимен-холл встретил их в праздничном убранстве: на башенках развевались флаги, на лужайке был установлен полосатый полотняный навес, а оранжерея освещена яркими разноцветными огнями. Наследница состояния сэра Джайлса могла не скупиться на угощение. Гостям подавали икру, шампанское, копченую лососину, для любителей – заливного угря, сандвичи с огурцом, бисквиты со взбитыми сливками. О столе позаботилась миссис Фортби. Не хватало одного – свадебного торта.

– А я-то думаю: что это я забыла? – хныкала миссис Фортби.

В конце концов торт отыскался в кладовой. Он представлял собой уменьшенную копию сторожки.

– Жалко рушить такую красоту – сказал Блотт, вместе с невестой занеся над ним старинный меч Базби Хэнд имена.

– Раньше надо было думать, – шепнула ему леди Мод.

Новобрачные разрезали торт, защелкали фотоаппараты.

Свадьба удалась на славу, и даже речь Блотта, отличавшаяся истинно английской невнятицей, имела успех. Он поблагодарил гостей за то, что они почтили торжество своим присутствием, а миссис Фортби – за хлопоты и вызвал общий хохот и смущение леди Мод, заметив, что ему выпала редкая удача: он взял в жены собственную хозяйку, с которой живет уже тридцать лет.

– Малый хоть куда, – сказал генерал Бернетт миссис Фортби, которая ему сразу приглянулась. – Богатая натура. Я слыхал, ему светит место парламентского пристава. А то нынешний, говорят, ни шьет ни порет.

– Не порет? – встрепенулась миссис Фортби. – Вот и умница. Порка – это так унизительно.


Взяв бутылку шампанского, мистер Ганглион и мистер Тернбулл вышли в сад.

– Недаром говорят: «Не родись умен, а родись счастлив», – глубокомысленно изрек мистер Тернбулл. – А он оказался славным человечком – я, признаться, был о нем худшего мнения. Стало быть, напрасно мы воротим нос от тех, кто выбился из грязи в князи.

– Так, да не так, – заметил мистер Ганглион. – Выуживать князей из грязи надо умеючи. Знать, кого и зачем выуживаешь.

– И что вы этим хотите сказать? Мистер Ганглион присел на железную садовую скамью.

– Я тут размышлял о сэре Джайлсе. Надо же, как кстати он убрался на тот свет. Вы об этом не задумывались? Я задумался. Зачем, спрашивается, он напялил резиновые сапоги, когда на дворе август месяц? Вон сколько недель ни одного дождя. Такого засушливого лета не было давным-давно, а на покойнике резиновые сапоги.

– Так вы что же, намекаете, что… Мистер Ганглион ухмыльнулся:

– Ничего я не намекаю. Просто рассуждаю. Старинный род есть старинный род. Чтобы он не пресекся, полагаться только на судьбу не резон. Что-что, а выживать они умеют:

– Вы просто ерничаете, вот и все.

– Глупости. Я не ерник, а реалист. Господи, на что только они не идут, чтобы оставить потомство, на что только не идут!

– И слава Богу. Иначе, что бы мы без них делали.

Мистер Ганглион начал клевать носом и скоро уснул.


В эту ночь Хэндимены, сжимая друг друга в объятиях, вкушали блаженство на брачном ложе. Наконец-то Блотт обрел себя. Прошлое преобразилось, настоящее – предел мечтаний. Уборная на вокзале в Дрездене, сиротский приют, отрочество, сомнения, тревоги – все это кануло в небытие. И в первую очередь автомагистраль. Теперь он англичанин из старинного рода, живущего в Клинской теснине уже пятьсот лет, – а если Блотт постарается, и еще столько же проживет.

Этим духом была проникнута его первая речь в парламенте, в которой он говорил о вступлении Англии в «Общий рынок».

– Для чего нам Европа? – восклицал он. – Вы, конечно, возразите: «Это мы нужны Европе». Правильно: нужны. Как образец, как путеводная звезда, как прибежище в непогоду. Я сужу по собственному опыту…

Речь произвела впечатление. Она так напоминала речи Черчилля, Питта-младшего и Берка, что члены кабинета министров сидели как на иголках.

– Надо заткнуть этот фонтан, – решил премьер-министр, и Блотту предложили должность парламентского пристава.

– И ты согласишься? – забеспокоилась леди Мод.

– Ни за что, – ответил Блотт. – «В делах людей бывает миг прилива…»

– Ах ты мой родной, – умилилась леди Мод. – Ты у меня просто чудо!

– «Он мчит их к семьям, если не упущен». Леди Мод вздохнула с облегчением:

– Как же все-таки здорово, когда муж умеет отличать главное от второстепенного.


А Дандридж начал отбывать срок в Уорфордской тюрьме.

– Будете вести себя смирно – переведем в тюрьму менее строгого режима, – пообещал начальник тюрьмы. – Делайте что положено и месяцев через девять будете на свободе.

– Мне менее строгий режим не нужен, – сказал Дандридж.

И он не кривил душой. Тюремный быт с его жесткой упорядоченностью пришелся ему по вкусу. Все расставлено по своим местам, никаких досадных «вдруг». День похож на день, каждая камера ничем не отличается от соседней. И что самое приятное, сбылась мечта его жизни: Дандриджу был присвоен собственный номер. Так он превратился в «номер 58295» и был этим очень доволен. Работал он в тюремной библиотеке и не знал никаких забот. Тюремные будни не омрачались вмешательством природы. Деревья, леса, пейзажи, в которых ни складу ни ладу, – все это осталось за стенами тюрьмы. Дандридж о них и не вспоминал – он самозабвенно трудился над составлением библиотечного каталога. И даже придумал систему библиотечной классификации, которая в рассуждении математической строгости превзошла десятичную классификацию Дьюи.

Она получила название «цифровая система Дандриджа».

Примечания

1

Эдуард VII (1841-1910) – король Великобритании с 1901 г. (Здесь и далее прим. переводчика.)

(обратно)

2

"Свободная Франция» (с 1942 г. – «Сражающаяся Франция») – антифашистское движение, созданное в 1940 г. генералом де Голлем.

(обратно)

3

Трапписты – монашеский орден, отличающийся чрезвычайно строгим уставом. Основан во Франции в XVII в.

(обратно)

4

Маргейт – город на юго-востоке Великобритании в графстве Кент. Вурстершир – графство в центральной части Англии.

(обратно)

5

Эксмур – гранитное плато на полуострове Корнуолл на юго-западе Англии.

(обратно)

6

Кролик с апельсинами (фр.).

(обратно)

7

Цитата из книги английского писателя Арнольда Беннетта (1867-1931) «О том, что меня занимало».

(обратно)

8

Цыпленок (фр.).

(обратно)

9

Вошедшая в поговорку фраза мистера Бамбла, персонажа романа Ч. Диккенса «Оливер Твист».

(обратно)

10

Слова из поэмы английского поэта Уильяма Каупера (1731-1800).

(обратно)

11

Гладстон, Уильям Юарт (1809-1898) – английский политический деятель и оратор, премьер-министр Великобритании.

(обратно)

12

Перечислены английские художники и архитекторы, представляющие разные эпохи и стили: Джон Рескин (1819-1900), Уильям Моррис (1834-1896), Джордж Гилберт Скотт (1811 –1878), Джон Ванбру (1664-1726), Кристофер Рен (1632-1723).

(обратно)

13

Уолпол, Роберт (1676-1745) – премьер-министр Англии (1721-1742). С его пребыванием на этом посту связывают разгул взяточничества в парламенте.

(обратно)

14

Брайент, Артур – английский историк. В его монографии «Век Изящества» (1950) описываются события истории Англии 1812-1822 гг.

(обратно)

15

Речь идет о событиях английской истории 1-й пол. XVIII в. – неудачной попытке реставрации династии Стюартов. Наследник династии, которого его сторонники (якобинцы) титуловали Иаковом III, получил у своих противников прозвище «Старый Претендент» – в отличие от «Молодого Претендента» – его сына принца Чарльза Эдуарда («Красавец принц Чарли»). Принц-регент – будущий король Георг IV. С 1811 по 1820 г. был регентом при своем отце Георге III в связи с его умопомешательством.

(обратно)

16

"Я – фотоаппарат» – инсценировка романа К. Шервуда «Прощание с Берлином». Легла в основу известного киномюзикла Б. Фосса «Кабаре».

(обратно)

17

"Мы едем воевать с Англией» (нем.).

(обратно)

18

Один из самых фешенебельных и дорогих универмагов Лондона.

(обратно)

19

Музыкально-драматическая тетралогия Рихарда Вагнера.

(обратно)

20

Леди Мод ошибочно приписывает У. Шекспиру трагедию его современника Кристофера Марло (1564-1593) «Эдуард II». В трагедии Марло враги Эдуарда II раздавливают его насмерть, прижав его доской и взобравшись на нее сверху.

(обратно)

21

Ваше здоровье! (фр.).

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии