В недобрый час (fb2)

- В недобрый час (пер. Северный корреспондент) (а.с. Новые хроники Джона Коннора-2) 1.12 Мб, 335с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Рассел Блэкфорд

Настройки текста:



Рассел Блэкфорд В НЕДОБРЫЙ ЧАС

ПРОЛОГ

МИР ДЖОНА, НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КОМПЛЕКС КОМПАНИИ «КИБЕРДАЙН СИСТЕМЗ», КОЛОРАДО-СПРИНГС, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Они одержали победу над Терминатором Т-ХА, но страшной ценой.

Джон подошел к своей матери Саре, чтобы посмотреть, сильно ли она пострадала в бою. «Ты в порядке, мам?»

Сара кивнула, сдерживая слезы облегчения.

Джон задумался, многого ли в действительности им удалось добиться. Кибердайн будет и далее продолжать свои исследования; Скайнет все еще может быть создан. Впереди еще так много нужно будет сделать. Им нужно будет заставить людей выслушать и поверить им.

Т-ХА неотступно шел за ними по следу из Мексики в Колорадо, где в усиленно охраняемом исследовательском комплексе Кибердайна вся эта гонка закончилась. Убегая и отстреливаясь от этого Терминатора, они попали на двенадцатый этаж, где располагался операционный центр компании по созданию Искусственного Интеллекта. И там они нанесли Скайнету такой удар, взорвав компанию, что чуть было все здание не обрушилось на них самих.

Однако им удалось избежать последствий этого взрыва и попасть в подвал здания, где было развернуто хранилище времени — опытный прототип аппарата времени компании «Кибердайн».

И именно здесь Т-ХА был окончательно уничтожен, его разбросало по пространству и времени этим устройством мощнейшей силы.

Подвал представлял собой бетонированное помещение высотой двадцать футов, длиной и шириной размером с футбольное поле. В данный момент там на жестком полу лежало несколько сотрудников группы оперативного реагирования службы безопасности, некоторые из них были ранены в ноги, другие же просто без сознания — но все они были разоружены. Сверху сразу с нескольких ракурсов помещение просматривалось камерами видеонаблюдения, контролировавшими все происходящее в комплексе. В этом огромном помещении доминировало устройство хранения времени, полый кубический блок, который возвышался почти до самого потолка — в данный момент это устройство, к счастью, пустовало.

Джон выжил, он был цел и невредим, и с Сарой тоже, казалось, все было в порядке, не так, как в прошлый раз, когда они столкнулись с Терминатором Т-1000 в 1994 году — тогда она была ранена в плечо и бедро. И все же она сейчас прихрамывала, впрочем, довольно слабо, и это почти не было заметно.

Та ночь, когда они сражались с менявшим свой облик Т-1000 на улицах Лос-Анджелеса и на сталелитейном заводе, стала поворотным моментом в жизни Джона и в мировой истории. Сегодня было по-другому: их новый враг, Т-ХА, явился из альтернативного будущего, возможно, даже более мрачного и неясного, чем Т-l000. И к тому же целью Т-ХА являлись противники более грозные, чем Джон и Сара, его задачей было убить пять Специалистов: модифицированных людей-бойцов из его собственного мира и времени. И теперь трое из них были мертвы.

Михо Тагатоши — молодая Специалистка, известная под именем «Джейд» — пересекла помещение и подошла к Розанне Монк, изобретательнице хранилища времени, пройдя мимо Джона и Сары и не сказав им ни слова.

Розанна была главным и старшим научным сотрудником Кибердайна. Она пошла по стопам Майлза Дайсона и продолжила его работу по созданию продвинутых компьютерных технологий, которые впоследствии были использованы для создания Скайнета.

Джейд тронула Розанну за плечо: «Ты все сделала, как надо, прекрасно справилась».

«Меня не волнует, что ты там думаешь», сказала Монк, отдергнувшись от ее прикосновения. «Я сделала это для себя, а не для вас».

Джейд была нечеловечески сильна и быстра, ее очень сложно было убить, по силе она намного превосходила любого атлетически сложенного мужчину.

Она являлась самой продвинутой и грозной из всех этих Специалистов. В нее попало несколько пуль, однако эти ранения на ней быстро зажили. После этого она повернулась к Джону и Саре: «Спасибо вам обоим за все».

«Да, ноу проблемо», сказал Джон, стараясь сохранять при этом внешнее спокойствие.

Он боялся, что начинает влюбляться в нее, в эту недосягаемую для него суперженщину. Джейд была спроектирована и запрограммирована таким образом, чтобы быстро вырасти, но затем вовсе прекратить взрослеть и стареть, сейчас на вид она была старше своего биологического возраста, и в то же время в потенциале она оставалась бессмертной. Хотя она выглядела сейчас примерно лет на двадцать, она с Джоном была примерно одного и того же возраста; таким образом, ей было всего лишь пятнадцать или шестнадцать лет. Помимо своих экстраординарных возможностей, она была очень красивой, но какой-то странной, печальной. Обрамленный черными, до плеч волосами, овал ее лица был почти идеален… но взгляд ее казался отстраненным, словно терзаемым какими-то видениями, как будто она прожила на свете уже несколько веков и повидала на своем веку так много человеческих страданий.

Ладно, об этом потом можно будет побеспокоиться. Джон разберется в своих чувствах к Джейд, постарается узнать, какие у нее могут быть чувства к нему; в данный же момент перед ними стояли гораздо более важные приоритетные задачи. Одной из них была Розанна: что им с ней делать? Она была перепрограммирована Т-ХА, однако в конечном итоге она им помогла.

Без нее они никогда не смогли бы победить его.

Терминатор был вооружен мощной плазменно-фазированной лазерной винтовкой и нанес им ею страшные потери. Когда они столкнулись с ним сначала еще в Мехико, Т-ХА убил одного из Специалистов, Роберта Бакстера.

Этой ночью погибло еще двое: Дэнни Дайсон и Селена Маседо. Джейд уцелела, а также ее русский товарищ, Антон Панов, здоровенный мужик, похожий на гранитную глыбу, с короткими седыми волосами.

«Мне нужно хорошо поесть», сказал Антон. Он выглядел так, словно был разрублен на куски, а затем сшит вместе заново, как монстр Франкенштейн.

Как и у всех других Специалистов, его вены и артерии кишели миллионами крохотных нанотехнологических устройств, специально предназначенных для быстрейшего заживления ран. Однако Специалистам для завершения этого процесса заживления и пополнения сил все равно были необходимые питательные вещества.

Антон был толковым и умным: чаще всего он был немногословен, однако когда он что-то объяснял, он делал это кратко, но толково и ясно. Теперь он остался последним, кто в этом времени и в этом мире помнил тот, другой Судный день, отличный от того, в ожидании которого рос Джон. Отличный от того, который должен был произойти в 1997 году, и в котором был создан мир Скайнета, и который был уничтожен Сарой — с помощью другого Терминатора — им удалось уничтожить продвинутые компьютерные разработки Кибердайна и Терминатора Т-1000, посланного, чтобы убить Джона.

Антон и Джейд явились к ним из иного мира, в котором был другой Судный День. Они прибыли назад во времени из 2036 года, из новой реальности, которую Джон сейчас посчитал Миром Джейд. В Мире Джейд наступление Судного Дня было отложено, благодаря тому, что удалось сделать Саре в 1994 году. В этой реальности исследования Кибердайна были остановлены и отброшены назад на несколько лет. Судный День произошел только в 2021 году, когда Джейд была еще совсем ребенком. Она пережила ядерный Холокост, однако не могла помнить все его ужасы, а лишь только те, которые произошли после него.

Судный День произошел в двух разных реальностях: в Мире Скайнет в 1997 году и в Мир Джейд в 2021 году. А возможен ли мир вообще без Судного Дня, без Скайнета? Ведь именно за это они и сражались.

Сара передала Антону лазерную винтовку Т-ХА, которая упала на пол в разгар боя. «Да, спасибо», сказал он, сжав ее ствол своей большой и сильной рукой. Это было оружие из черного металла, почти трех футов в длину, без приклада. Оно напоминало большой удлиненный пистолет. Обычный человек не мог удержать его одной рукой, но у Терминаторов и Специалистов не было с этим никаких проблем. Без сомнений, в том суровом мире, откуда пришел сюда Антон, он, конечно же, уже имел опыт использования подобного оружия против сил Скайнета.

Джейд остановившимся взором смотрела на хранилище времени, туда, где Дэнни Дайсон — тот Дэнни Дайсон, из 2036 года — был рассеян по всему пространству и времени, вместе с Т-ХА. «Мы все любили тебя, Дэниел», сказала она. «Спасибо тебе, друг».

Тикали драгоценные секунды. Им нужно было как можно скорее уходить отсюда, пока их не нашла полиция или сотрудники службы безопасности.

Здание было повреждено взрывом. В данный момент, подумал Джон, его охранные системы, должно быть, повреждены, здесь воцарился хаос, возможно, за ними сейчас никто не следил. Но это не могло долго продолжаться.

Джейд сказала Розан: «Пойдем с нами. Мы постараемся тебе помочь».

Розанна с презрением взглянула на нее в ответ: «С какой стати мне нужна чья-то помощь?» Она была тем человеком, которого Джейд сложно было запугать. «Я только что спасла всю вашу проклятую породу — не то, что бы мне этого так хотелось». В конечном итоге действия Розанны спасли все человечество. Она ввела компьютерные коды, захлопнув огромную металлическую дверь хранилища времени, заперев таким образом внутри него Т-ХА, угодившего туда в ловушку, а затем активизировала рабочую систему этого хранилища, рассеяв тем самым Терминатора на атомы по всему пространственно-временному континууму.

Они нашли пожарную дверь, которая вела в длинный туннель. Через пятьдесят ярдов туннель поворачивал на 90°, а затем привел их к лестнице наверх. Наверху имелась еще одна противопожарная дверь, которая вывела их наружу. Недалеко жужжали висевшие в небе вертолеты. Там повсюду были видны копы и военные, однако в данный момент все они смотрели куда-то в другую сторону, все их внимание было сосредоточено на разрушенном здании, или же они были озабочены собственной безопасностью.

«Тише», прошептал Джон. «Если будем действовать быстро, у нас все получится».

Им нужно было вернуться туда, где они оставили Форд-Эксплорер, принадлежавший старому другу Сары, Энрике Сальседа, а затем вернуться в лагерь Энрике в калифорнийской песчаной пустыне, чтобы их не заметили, и чтобы за ними никто не гнался. Когда Джон стал анализировать возможные варианты, Джейд кивнула в сторону пустой полицейской патрульной машины, стоявший чуть подальше от остальных. Кажется, их пока что никто не заметил.

Джейд прикоснулась к Саре, а затем улыбнулась Джону. «Я скоро вернусь», сказала она.

Она мгновенно исчезла, словно растворившись, и побежала, перейдя в спринт нечеловеческих скоростей, и быстро добралась до патрульной машины. Джон уже был свидетелем того, как быстро она умела заводить угоняемый автомобиль. Руки у нее были такими сильными, что она могла действовать ими как Терминатор: одним ударом она вскрывала механизм зажигания и включала стартер голыми руками. На это ей потребовалось всего лишь несколько секунд. Вскоре они уедут отсюда.

Они смогут это провернуть.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ОТЕЛЬ «ПЭТРИОТ», КОЛОРАДО-СПРИНГС, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Чарльза Лейтона часто боялись, и редко кому он нравился. При первой с ним встрече он казался мягким и кротким, почти ласковым. Со своими седыми волосами и водянистыми голубыми глазами он вполне мог сойти за мудрого, терпеливого судью, или за врача со спокойным и тактичным отношением к пациенту. Однако внутри он был жесток. До тридцати лет он вообще никогда не думал о том, насколько он отличался от других — от того большинства людей, которых в действительно волновало то, что подумают о них другие.

Лейтона это никогда не волновало.

За три десятилетия он досконально это усвоил. Он не только отличался от других, но это давало ему некую власть над ними. Затем у него состоялась встреча с Терминатором Т-ХА, эмиссаром Скайнета из 2036 года, и это обстоятельство продвинуло его еще дальше, в такие дали, которые он даже не мог себе ранее представить. Терминатор изменил его мозг, перепрограммировав его таким образом, чтобы он выполнял приказания Скайнета. Теперь он будет трудиться неустанно, стремясь к уничтожению человечества.

События сегодняшней ночи достигли критической точки. Лейтону необходимо было прибыть к исследовательскому центру Кибердайна.

Независимо от того, чем может завершиться атака на Кибердайн, впереди будет немало проблем. Когда часы показали 11:00 ночи, он похлопал по своему 9-мм пистолету Беретта, который он носил в наплечной кобуре — скрытым под пиджаком своего темно-серого костюма — затем нашел свой электронный ключ, которым он открывал свой кабинет на девятнадцатом этаже, и опустил его в карман рубашки. В другом кармане у него лежал мобильный телефон. Второй электронный ключ — от здания Кибердайна — был встроен в его удостоверение сотрудника компании.

Он вышел в пустынный коридор, тихо закрыл за собой дверь и быстрым шагом направился к лифтам. Из какого-то номера доносились звуки телевизора — какой-боевик, со стрельбой и выстрелами: Бах! Бабах! Затем тишина.

Т-ХА прибыл из будущего, его направил Скайнет, однако то же самое сделали еще пять человек. Нет, едва ли они вообще были людьми: Специалисты являлись технологически усовершенствованными бойцами, способности которых значительно превосходили возможности любого обычного человека.

Их появление создало неожиданные осложнения для «Кибердайн Системз» и их секретной исследовательской программы, которая в конечном итоге приведет к созданию Скайнета. Исследования Кибердайна и так уже были отброшены на многие годы назад событиями 1994 года — и теперь им нужна была победа, любой ценой.

Даже если Т-XA и сможет уничтожить всех Специалистов, ему все равно пришлось бы выдать свое присутствие. Это вызовет определенные осложнения, и, безусловно, приведет к вопросам. Если же путешественникам во времени каким-то образом удастся уничтожить Терминатора, это вообще будет еще хуже. Но Лейтон был готов ко всему. Наряду с перепрограммированием его в качестве послушного орудия Скайнета, Т-ХА снабдил его новыми способностями и возможностями. Это делало его даже сильнее — в некотором отношении — Конноров и Специалистов. Даже если Терминатор потерпит поражение, то Лейтон не подведет.

Лифт прибыл, и он шагнул внутрь.


ПЕНТАГОН.


На экране компьютера Джека Рида висела фоновая заставка с изображением Лейлы Али в боевой позе, в боксерских перчатках. Джек всегда был фанатом ее отца, великого Мухаммеда Али. В нижнем правом углу экрана цифровые часы показывали время, почти уже 1:00 ночи. Он находился на своем рабочем месте, вместе с Самантой Джонс, уже двадцать последних часов, страдая и переживая за то, как развивались события в Колорадо-Спрингс, в двух часовых поясах отсюда; ему хотелось бы, чтобы новости по текущей ситуации там поступали оттуда к нему каждую минуту.

За десять минут до этого ему из Колорадо позвонил Дин Соломон, которого, казалось, ему пришлось ждать целую вечность, чтобы получить от него новые сведения о развитии ситуации.

Как всегда, на Джеке были аккуратно выглаженные черные брюки и идеально белая рубашка. Он снял пиджак и галстук и набросил их на спинку одного из двух мягких кресел, стоявших перед его рабочим столом. Напротив них стоял диван, рассчитанный на двух человек, на котором теперь сидела Саманта, потягивавшая ледяную воду из длинного и узкого стакана. Даже в зрелых уже летах Джек сохранял живость, энергичность и военную выправку, хотя профессиональная карьера его проходила в гражданских структурах Министерства обороны, а не в военных подразделениях. Лицо у него было загорелым, худощавым и по-мужски красивым, с большой копной седых волос, зачесанных назад, от лица, волнами. В данный момент, правда, он чувствовал себя так, словно провел последние десять лет засунутым куда-то на самое дно вонючего мусорного бака, который затем покатился вниз по неасфальтированной улице. От него воняло потом, он был небрит и знал, что у него мешки под глазами.

Весь день они вместе с Самантой занимались проверкой готовности объекта в Колорадо, пытаясь защитить здание Кибердайна, обсуждая все эти вопросы с Дином и с топ-менеджментом Кибердайна, готовя информационные бумаги и иные документы для министра и Белого дома и лично отчитываясь перед министром. По мере развития событий они пытались разобраться в том, что все это значило, получить картину того, с чем именно им пришлось столкнуться.

В дальнем углу комнаты на 42-дюймовом экране ТВ шли репортажи CNN о событиях в Колорадо-Спрингс. Джек уменьшил громкость, оставив звук на таком уровне, чтобы его можно было расслышать, если ему действительно придется сконцентрироваться на репортаже. Повсюду в этом огромном здании все телевизионные новости записывались. Сейчас на экране женщина-репортер с темными, коротко остриженными волосами описывала, кажется, события 1994 года, когда Конноры напали на штаб-квартиру корпорации «Кибердайн» в Лос-Анджелесе. Джек с помощью пульта увеличил звук.

«До сих пор личность вот этого человека остается загадкой», сказала репортер. «Кто он такой?» Ее лицо на экране сменилось изображением человека, который помогал Коннорам в 1994 году — предположительно тем же самым, который застрелил семнадцать сотрудников полиции десятью годами ранее.

Джеку, как никому другому, об этом было известно гораздо больше. Это был не тот же самый человек. И вообще, ни один из этих двоих даже не был человеком вовсе.

Телеканал CNN и понятия не имел, что именно на самом деле было поставлено на карту — и ни одна из их телекамер не смогла даже приблизиться к зданию Кибердайна. Картинка на экране сменилась изображением места происшествия с воздуха, снятым с расстояния нескольких миль, несомненно, с вертолета. На ней мало что можно было разобрать. Как источник информации этот репортаж был бесполезен, но, по крайней мере, Джек смог узнать, о чем примерно рассказывали населению.

Он стал переключаться на другие каналы, попадая на рок-видео, международный спорт, а затем наткнувшись на еще один новостной выпуск, в котором приводилась фотография Сары Коннор от 1994 года, содержавшейся тогда в психиатрической лечебнице около года: в больнице штата для душевнобольных преступников Пескадеро. Он вновь переключился на CNN и вновь снизил громкость.

«Что за чертовщина там творится?», со стоном сказал он. «Ну звони же, Дин!»

Саманта закатила глаза, сочувствуя ему, а затем нервно усмехнулась. «Дай ему еще пару минут. Полагаю, что он сразу же позвонит, как только что-то случится».

Джек покрутил в руках свои очки в золотой оправе. «Черт подери, я ему щас сам позвоню».

«Хорошо, давай послушаем, что он скажет. Поставь на громкую связь».

Саманта была элегантно одетой женщиной лет сорока. Ее короткие, аккуратно уложенные волосы были окрашены в приглушенные оттенки красного цвета, хотя они были ярко-малиновыми, когда Джек впервые с ней познакомился, лет восемь или девять назад. В своем уже зрелом возрасте она была по-своему изящна. У нее имелись ученые степени в области права, экономики и информатики, и когда-то она была довольно успешным политическим консультантом в частной сфере.

При предыдущей администрации она несколько лет работала советником по кадрам Министра обороны. В данный момент она занимала довольно высокую должность в Министерстве, всего на одну позицию ниже Джека, являясь консультантом по наиболее секретным исследованиям в области оборонных программ США. Когда он по какой-либо причине отсутствовал, она его замещала, напрямую выходя на руководство и лично на министра. По сути они с Джеком владели большей частью экспертной информации страны о том, чем именно занимались такие компании, как Кибердайн, в рамках своих сверхсекретных контрактов, к чему могут привести эти исследования, и какие именно преимущества они способны дать американским вооруженным силам над их потенциальными противниками.

Джек нажал на кнопку громкой связи на своем телефонном пульте, а затем на кнопку сброса, чтобы позвонить Дину в его офис в Колорадо. Если так не получится, они попробуют связаться с ним по сотовому. Дин Соломон являлся гражданским сотрудником Министерства обороны, отвечавшим за систему безопасности объекта Кибердайна на месте и, в частности, работавшим вместе с ВВС и персоналом Кибердайна. В ожидании его ответа Саманта встала и подошла поближе, прислонившись к одному из кресел. Она посмотрела вниз, на ковер, нервно по нему постукивая.

На другом конце линии раздался щелчок, а затем густой и низкий мужской голос по громкой связи произнес: «Соломон».

«Это снова Джек Рид. Что там происходит, Дин?» Говоря это, Джек взглянул на экран телевизора, на котором по-прежнему ничего полезного не показывали, в настоящее время лишь фотографию Сары Коннор, а затем старое фото ее сына Джона, когда ему было лет девять или десять.

«Хорошего мало», сказал Дин. «Я сейчас проинформировал Чарльза Лейтона. И как раз собирался позвонить вам».

«Дела плохи?» Саманта оттолкнулась от кресла, наклонившись к телефону.

«Да, совсем плохи. Я поеду туда сам через несколько минут».

Джек тихо выругался. «Ладно. Расскажи нам хотя бы самое худшее».


ОТЕЛЬ «ПЭТРИОТ», ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КОМПЛЕКС «КИБЕРДАЙН СИСТЕМЗ», КОЛОРАДО-СПРИНГС.


Лейтон шагнул в лифт и нажал на кнопку подземного гаража отеля. Задняя стенка лифта была прозрачной, и пока он спускался на первый этаж, ему открылся впечатляющий вид на огромный центральный атриум отеля. Он был украшен американскими флагами и японскими змеями. Странная смесь, подумал он. Мышление человеческих существ настолько иррационально.

На четвертом этаже в лифт вошла парочка молодых азиатов, одетых в синие джинсы и черные кожаные куртки. «Куда-то едете, так поздно?», спросила девушка, взглянув на строгий деловой костюм Лейтона.

Никакой угрозы стоявшей перед ним задаче она представляла; лучше было действовать так, как будто все нормально. Он ответил без всяких эмоций:

«Меня вызвали в Кибердайн».

Ее глаза расширились: «Оу. Вы из Кибердайна, сэр?»

«Да», резко он сказал, чтобы отсечь дополнительные вопросы.

Как и все в Колорадо-Спрингс, она наверняка смотрела новостные репортажи или же говорила об этом с кем-нибудь, кто их видел. Налет Конноров на исследовательский комплекс освещался всеми телеканалами, хотя ни одна из их камер не смогла приблизиться к непосредственному месту действия. Все, охранники, полицейские и военные, пытались справиться с путешественниками во времени и их пособниками из дня сегодняшнего — Сарой Коннор и ее сыном Джоном, той же самой сладкой парочкой, которая совершила нападение на лос-анджелесскую штаб-квартиру Кибердайна семь лет назад. Теперь Лейтон понимал происходящее гораздо яснее, чем тогда.

Многое уже успела разгадать Розанна Монк; а теперь Т-ХА окончательно все прояснил.

Азиатская парочка вышла на первом этаже. Спустя буквально несколько секунд Лейтон добрался до подземной парковки. Стараясь не терять темпа, он прямиком проехал на своем взятом напрокат Шевроле шесть миль к грозному и неприступному многоэтажному зданию, где Кибердайн проводил свои самые передовые и стратегически секретные исследования, будучи защищенным всей мощью американской армии. Он снизил скорость и почти остановился, открыв окно, и протянул свое служебное удостоверение для проверки. Полиция пропустила его без всяких возражений; он имел такое же право находиться здесь, как и все остальные. В действительности же полиции и военным очень нужен был кто-нибудь из Кибердайна, обладающий соответствующими полномочиями и знанием объекта.

Оскар Круз, президент компании, также был перепрограммирован Т-ХА. Он остался в Лос-Анджелес для решения вопросов, связанных со штаб-квартирой корпорации, где его поддержали другие, которые также были перепрограммированы. И теперь существовала элитная группировка, полностью посвятившая себя созданию Скайнета — их было теперь так много, что они не могли потерпеть неудачу. Даже если кто-нибудь из них погибнет, на их место встанут другие. А вскоре их будет еще больше.

Лейтон остановил машину прямо посреди воцарившегося здесь полного хаоса: все тут было похоже на зону боевых действий. Над головой летали вертолеты, громко стрекоча винтами. На здании были включены прожекторы, и были видны бесконечные ряды полицейских автомобилей, машин ВВС и экстренных служб. Типично человеческая картина! Хотя он благожелательно относился к человечеству в целом и теоретически, конкретные индивидуумы редко вызывали у него сочувствие. В какой бесконечный источник разочарования и досады может превратиться мир, если постоянно удерживать и оберегать этих людей, быть с ними добрым и дипломатичным — если действительно начать заботиться об их чувствах.

Когда Терминатор Т-ХА перепрограммировал его разум, значительную часть его личности менять оказалось не нужно. Наночастицы машины вошли в его мозг, изучив и реорганизовав его, и создав существо, подчиненное пожеланиям Скайнета — однако это новое программное обеспечение полностью совпадало с его предыдущей нейрофизиологией. Кое-что, конечно же, пришлось изменить. Его абстрактное уважение к человеческой жизни и счастью исчезло навсегда. Вместо этого он получил глубокое понимание того, что человечество на Земле являлось чем-то вроде болезни. Его необходимо было истребить, искоренить. И перед ним была поставлена одна, но наиважнейшая и доминирующая над всем прочим задача: обеспечить создание Скайнета.

Когда он вышел из своей машины, к нему подошел офицер в форме ВВС — высокий, с квадратным подбородком человек, который назвался Дженсеном.

«Что тут происходит?», спросил Лейтон, с отвращением оглядев того с ног до головы. Он нехотя пожал Дженсену руку, суховато, но твердо.

«Мы отслеживаем их передвижения, сэр», сказал Дженсен. «Зафиксирована активность на двенадцатом этаже…»

Нанопроцессор! На двенадцатом этаже располагался операционный центр Искусственного Интеллекта, который Специалисты и Конноры, разумеется, попытаются уничтожить. Но с ними разберется Т-ХА. Теперь он уже наверняка находился где-то в здании. С его способностью менять форму и внешний облик и разделяться на компоненты, подобно амебе, он мог с легкостью проскользнуть через любой кордон без всяких вопросов. Кроме того, он также прибыл сюда вооруженным, спрятав внутри своего громадного тела лазерную винтовку. Т-ХА защитит будущее, из которого он явился, оттуда, где человеческие существа были уже почти истреблены, и планетой правили машины Скайнета.

«Не стоит об этом беспокоиться», сказал Лейтон, основываясь на какой-то внутренней уверенности и ясности. «Он сам позаботится о себе».

Тем или иным способом, но разработка технологии, необходимой Скайнету, вскоре будет завершена, а затем и внедрена. При условии, что Т-ХА выжил в этом бою, он также будет содействовать этому великому делу. Он знает так много полезного и нужного. Но даже если Терминатор исчезнет, он уже снабдил Лейтона всем необходимым, чтобы продолжить дело. Эта мысль, конечно, была глупой, поскольку Т-ХА знал свое дело.

Глупая мысль, да, но при этом доставившая ему удовольствие. Он сделает все, что только от него потребуется. Он добьется успеха, либо вместе с Т-ХА, либо без него.


ПЕНТАГОН.


Дин быстро описал сложившуюся ситуацию: на объект Кибердайна прибыло семь человек на четырехприводном автомобиле, идентифицированном как Тойота Ленд Крузер последней модели, прорвавшись сквозь все преграды, и они ввергли в состояние хаоса небольшую армию полицейских и военных, собранных сюда защищать объект. Они все еще находились там, подавив все попытки их остановить.

«С момента нашего последнего разговора мы все проверили», сказал Дин.

«Одна из женщин, безусловно, Сара Коннор — чуть постарше, конечно… волосы у нее короче, однако это, без всяких сомнений, она. Некоторые из наших людей видели ее вблизи и совершенно четко, и опознали ее. Подросток, должно быть, ее сын».

«Думаю, с этим все ясно», сказал Джек.

«Черты лица согласуются с его внешностью, когда он был ребенком. Не думаю, что остаются какие-либо сомнения. Им помогало еще четверо — двое мужчин и две женщины, личности их не установлены. Седьмой была Розанна Монк. Похоже, что ее взяли в заложники».

«Хорошо, понял». У Джека на столе лежал толстый линованный блокнот, в котором он записывал краткие резюме каждого своего телефонного разговора. Позже он внесет их в свой компьютер — пока беспокоиться об этом необходимости не было. Он набросал для себя ряд пунктов:

1. Установлено — было семь человек.

2. Сара/Джон Коннор. Четверо неизвестных. Розанна Монк — заложница (?).

3. КАК?

«Что там происходит в данный момент?», спросил он.

Дин говорил медленно, не торопясь и выдержанно. «Внутри происходит бой. Здание окружено, но мы эвакуируем всех сотрудников службы безопасности, кроме наших людей из группы быстрого реагирования — они специально обучены, чтобы разбираться с такого рода ситуациями».

«Разумеется», саркастически сказал Джек, «прямо как тот спецназ SWAT[1], тогда, в 1994 году».

«Без комментариев».

«Ну да».

«Скажу только, что у нас там, к черту, лучшие люди. Можете быть в них уверены».

«Я ни в чем не уверен, особенно когда дело касается Конноров».

«Да, справедливое замечание. Джек. Слушай, мы следим за ними пока что через камеры видеонаблюдения, и там происходит нечто странное. Нам нужно просмотреть записи с этих камер. Рапорты, которые я оттуда получаю, это просто безумие какое-то. Можешь посмотреть их сам — я отошлю тебе записи».

«Безумие?» Это заинтересовало Джека. «Какого рода?»

«Люди, которые там внутри, они меняют форму, внешний облик — да, я понимаю, что это звучит довольно чудно. И еще, кто-то из них там использует какое-то лучевое оружие, вроде лазера или еще что-то такого же рода… Да, я понимаю, это похоже на бред. Но пока что именно об этом мне и докладывают. Но пока все это довольно бессвязно и обрывочно».

«Меняют форму?», спросила Саманта.

«Да», сказал Джек. «Что это значит?» С этим проектом было немало перипетий, но вот это было нечто новое. «Я не понимаю. И кто, по-вашему, там, как предполагается, меняет форму?»

Дин постарался, чтобы его голос показался им терпеливым, успокаивающим, ему не хотелось, чтобы он задрожал: «Так мне сказали, Джек. Я ничего не говорил о том, что в этом есть какое-то разумное, рациональное начало».

Джек сочувственно рассмеялся. «Нет, ты этого не говорил».

«В любом случае, все это записано, и это можно увидеть».

Джек уже изучил записи камер видеонаблюдения, сделанные в 1984 и 1994 годах — в первый раз здоровый мужик в кожаной куртке в одиночку напал и устроил погром в полицейском участке в Вест Хайленде, а во второй раз Конноры напали на старое здание Кибердайна в Лос-Анджелесе, и им помогал тот же человек, или же какой-то другой, но выглядевший почти так же. В обоих случаях этот здоровенный мужик продемонстрировал огромную силу и такую невероятную стойкость, что сумел спокойно выдержать интенсивную стрельбу в него в упор. В 1994 году полиция попыталась использовать против него слезоточивый газ, но никакого эффекта на него это не произвело вообще.

Розанна Монк просмотрела эти материалы и другие свидетельства и улики.

Она изучила все это самостоятельно — и пришла к совершенно странным выводам. Розанна не привыкла мыслить, как все остальные, вероятно, поэтому она и была гениальным ученым, хотя это вело и еще дальше. Ее не страшили возможные последствия выяснения всей истины, куда бы они ни вели. Она установила, что технологические фрагменты, обнаруженные Кибердайном в 1984 году, действительно происходили из будущего, а этот здоровый мужик, должно быть, являлся именно тем, о чем всегда и твердила Сара Коннор: кибернетическим организмом, который просто притворялся и внешне походил на человека. И вообще-то на самом деле, их, по-видимому, было двое — первый из них был разрушен в 1984 году. Коннор называла их «Терминаторами»; в этом отношении, мог ли Джек это оспаривать?

«Доктор Монк в порядке?», спросила Саманта.

Дин что-то пробурчал, вероятно, это означало «да», а затем сказал:

«Насколько мне известно».

Джек дописал еще несколько слов в своих заметках, в пункте относительно Розанны: она в безопасности??? Он вспомнил эти записи Терминаторов в действии. На те видеозаписи было страшно смотреть, однако на них не было никакого изменения Терминаторами форм — возможно, они не являлись машинами такого типа. Во всем том, что он видел, во всех тех сообщениях и рапортах, которые он прочел, ничего не говорилось, что они меняют форму и внешний облик — однако, что если существует не один их тип, а… более?

«Насколько вам известно?», скептически спросила Саманта.

«Именно так, Сэм», ответил Дин. «Пока у меня нет новых вестей о ней. На данный момент никакой информации о том, что она ранена, не поступало».

Джек записал фразу «МЕНЯЮТ ФОРМУ» заглавными буквами, с несколькими большими вопросительными знаками рядом с ней в левом поле.

Он вспомнил еще одно событие, случившееся в 1994 году, ночью накануне атаки на Кибердайн — когда Сара Коннор бежала из клиники Пескадеро.

«Послушайте», сказал Дин, «я еще раз вам позвоню, когда лично осмотрю место происшествия и поговорю со свидетелями. В данный момент я похож на паука, сидящего здесь в центре всей паутины. Я получаю отовсюду кучу разных сообщений, понимаете, что я имею в виду? Но все это из вторых рук — и поэтому я собираюсь взглянуть на все это сам. И скоро я вам перезвоню».

«Хорошо», сказал Джек.

«Ситуация здесь необычайно запутанная. Те люди, с Коннорами, довольно крутые. Я имею в виду, что двое из них без труда тащили с собой пулеметы, прости Господи — и причем одна из них была женщиной».

«Меня больше всего беспокоит Розанна», сказала Саманта. «Она нужна нам живой и здоровой».

«Да, понял. Я прекрасно все это понимаю, Сэм. Я уже выезжаю туда — и прямо сейчас».

«Поезжай», сказал Джек. «Но позвони нам, если появится хоть крупинка чего-то нового. Министр не даст нам всем проходу, если там будут какие-нибудь проблемы и заморочки».

«Понял».

«Пока», сказала Саманта. «Удачи».

Джек отключил громкую связь и повернулся к ней. «Ну? И что ты обо всем этом думаешь?»

Она подняла брови: «С чего мне, по-твоему, начать?»

Краешком глаза Джек увидел, что CNN показывает подробности атаки на Кибердайн. На экране отображался вид здания с воздуха, снятый со значительного расстояния. Мало что там было видно, лишь свет из немногих крошечных окошек и прожекторов кружащих над комплексом вертолетов.

Чтобы понять в этом что-либо, нужно быть знакомым с местной географией.

Для Джека это все-таки кое-что означало; для большинства телезрителей в США и во всем мире это казалось лишь случайными пятнами света.

Саманта проследила за его взглядом, но пожала плечами, когда взглянула на экран. «Не очень-то информативно».

«Да».

«Пора звонить министру».

«Минутку, Сэм. Мне просто хочется знать, что ты об этом думаешь».

«Мне тут подумалось, что это очень похоже на 1994 год — уж как-то слишком похоже, почти то же самое. Конноры тогда разгромили Кибердайн, и ничто не смогло их остановить. И тут то же самое».

«Те люди, с Коннорами, они ведь не люди, верно?», спросил Джек. «Должно быть, это какие-то новые кибернетические машины, примерно такие же, как тот мужик в 1994 году».

«Терминаторы».

«Да, то самое запретное слово. Думаю, сейчас мы вправе его использовать».

«У нас пока нет достаточной информации, чтобы делать какие-то выводы и продвигаться вперед».

«У нас есть, Сэм. Мы видим тут четкую схему».

«Джек…»

«Нет, выслушай меня. Мы уже сталкивались с этим раньше, но мы этого не признавали. Мы согласны делать разного рода предположения, воспринимать все это более или менее с нормальной точки зрения. Но мы не должны — я серьезно, мы просто не имеем права так это воспринимать, иначе мы совершим ужасную ошибку». Он устало провел рукой по волосам. «Я знаю, ты любишь тестировать идеи, однако существуют два подхода к истолкованию происходящего. Первый — это рассматривать Сару Коннор как сумасшедшую. Но это неверно — Розанна давным-давно доказала это. Тогда, в 1984 году, это действительно был кибер-Терминатор. Нам также известно, что тот тип, который помог Коннорам десять лет спустя, должно быть, являлся еще одним из них, хотя мы не знаем, что с ним произошло. Это второй подход, и он правилен. И все это до самого последнего времени, вплоть до сегодняшнего дня, мы старались игнорировать…»

«Не думаю, что мы это игнорировали. Мы принимали это во внимание».

«Ну, мы восприняли это лишь в весьма малой степени, полностью мы это, конечно, не игнорировали». В какой-то степени Министерство обороны все-таки прислушалось к предупреждениям Сары Коннор и исследованиям Розанны. Министерство продвигалось вперед медленно и осторожно, дождавшись наступления 1997 года, который прошел без каких-либо страшных событий и происшествий. Джек взглянул Саманте в глаза: «Нам нужно разобраться с этой проблемой раз и навсегда».

«Ты хочешь слишком многого».

Между ними возникла пауза, а затем Джек сказал: «Знаю».


ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР «КИБЕРДАЙН СИСТЕМЗ».


Стараясь сдерживать раздражение, Лейтон смотрел, как два вертолета, один принадлежавший ВВС, а другой — полиции штата, бессмысленно кружили по воздуху, освещая прожекторами крошечные окна здания. Внизу же полицейские и военные держались от здания на расстоянии, и никто не входил и не выходил из него. Некоторые из этих силовиков говорили по рациям или мобильным телефонам — но нужны были эффективные действия, а их не было.

Дженсен, должно быть, догадался, о чем он думает. «У нас в здании подразделения быстрого реагирования. Они хорошо оснащены и прекрасно обучены и справятся. Если вообще кто-то в состоянии с этим справиться, то это они».

Кое-что из этого стало для Лейтона новостью, а ведь он знал толк в охране и безопасности. И это его совсем не обнадеживало. «Вижу», сказал он, стараясь ничем себя не выдать. Ему нужно было взять операцию под контроль.

Дженсен повернулся к зданию, силуэт которого вырисовывался на фоне ночного неба. «Мы постоянно получаем информацию от наших людей внутри, но она какая-то не совсем вразумительная. В данный момент мы намерены вывести оттуда всех своих людей, за исключением группы быстрого реагирования. В том числе и ваших людей».

Лейтон кивнул. «Понимаю».

«В такой ситуации, по сути в боевой обстановке, контроль за безопасностью переходит к военным».

«Да», холодно сказал Лейтон. «Я это понимаю».

«Конечно, сэр, просто я хотел вас проинформировать».

Лейтон не ответил. Он председательствовал на заседании Правления, которое одобрило основополагающие меры безопасности, когда Кибердайн перевела свои наиболее секретные исследования из Калифорнии в Колорадо. Это было еще в 1994 году, после первого нападения Конноров. Он прекрасно помнил все это: первоначальную панику, длительную и довольно напряженную дискуссию с Оскаром Крузом и другими сотрудниками компании, поездки в Пентагон для утряски деталей. Лейтон всегда был активным и реально дейстующим председателем, а не просто номинальным главой. Вероятно, были люди, которых это возмущало, однако никто и никогда не говорил ему это в лицо.

Правление ежегодно рассматривало меры по обеспечению безопасности, совместно с представителями Минобороны, и они казались даже более чем достаточными, но лишь до наступления сегодняшней ночи. И в данный момент они абсолютно его не обнадеживали.

Послышались крики — это из здания стали отступать их люди. «Ожидается какой-то взрыв на двенадцатом этаже», сказал Дженсен. Пока он это говорил, ближайшие к зданию автомобили отъехали от комплекса, а вертолеты отлетели подальше. Из парадных дверей стали быстро выбегать военные ВВС и сотрудники Кибердайна, они, пригнувшись, бежали по направлению к скоплению машин.

Дженсен вынул из кармана своей формы сотовый телефон и вбил четыре цифры. «Минутку, простите». Кто-то, очевидно, ему ответил, так как он сказал в трубку: «Сейчас, похоже, наступает развязка, сэр. Они на двенадцатом этаже. Другой их целью может стать подвальное помещение».

Возникла пауза, а затем Дженсен несколько раз кивнул. «Да, хранилище времени». Вновь пауза, еще более длинная, и он взглянул на Лейтона. «Он уже здесь, сэр». Вслед за еще одной паузой, на сей раз более короткой, он добавил: «Да, мы скоро вас встретим». Он закончил разговор и сказал Лейтону: «Сюда едет мистер Соломон».

Лейтон никогда с ним не встречался, но имя Дина Соломона было ему знакомо. «Отлично. Буду рад с ним познакомиться».

Он ожидал удобного момента, желая проверить свои новые способности. Т-ХА придется разбираться там со Специалистами, а у него были другие, свои задачи; он поможет ему установить полный контроль над программой «Скайнет». Это означало перепрограммирование всех, кто был необходим для выполнения любых пожеланий Скайнета. В это число, безусловно, входили высокопоставленные чиновники в Вашингтоне, которые консультировали министра обороны по секретным исследовательским контрактам. А может, и еще выше, включая военную верхушку Пентагона и самого министра. И кроме Пентагона, был еще Белый дом.

Как только достаточное количество ключевых чиновников в Вашингтоне будет перепрограммировано и перевербовано, чтобы служить делу Скайнета, он сможет организовать встречу с Президентом, на которой они окажутся в окружении лиц, преданных Скайнету. Тем или иным способом, но программа будут доведена до конца.

Под ногами затряслась земля, это взрыв разнес вдребезги угол здания в районе двенадцатого этажа, сопровождаясь огненным шаром, озарившим ночное небо. Вокруг забегали люди, некоторые из них на ходу выкрикивали какие-то указания.

«Ложись!», крикнул Дженсен, укрывшись за ближайшей полицейской машиной. «Могут быть еще взрывы».

Лейтон бросился за ним, углядев в этом удобную возможность. Он двигался так быстро, что даже сам этому удивился, ударив ребром ладони Дженсена в горло. Когда Дженсен закашлялся, задыхаясь, Лейтон во мраке склонился над ним, зажав ему другой рукой рот. «Тихо, тихо, помолчите минутку. Много времени это не займет».

Дженсен изо всех сил стал сопротивляться, но это было бесполезно. Лейтону было уже за шестьдесят, однако он был не из слабаков. Лет сорок назад он выступал за команду борцов колледжа, и он по-прежнему был здоровым и сильным. И все же в нормальной и привычной для себя форме он все равно не смог бы стать соперником такому настоящему военному на действительной службе, каким был Дженсен. Т-ХА решил эту проблему: он запрограммировал его так, чтобы он был способен мобилизовывать максимальные свои ресурсы в такого рода случаях, используя все свои силы и энергию. Ему понадобятся всего лишь несколько минут, в течение которых он должен был удерживать лицо Дженсена обеими руками, уложив его на спину и склонившись над ним, словно хищное насекомое. И в эти секунды его сила стала какой-то нечеловеческой, и Дженсен прекратил сопротивление.

«Не пытайтесь бороться со мной», сказал Лейтон. Дженсен попытался укусить его, но Лейтон вцепился в него железной хваткой. «Сейчас вам все станет ясно. Я это делаю совсем не просто так. Нам нужно кое-что сделать, и нам нужна ваша помощь».

Кровь Лейтона вскипела кишевшими в ней повсюду крошечными жидкометаллическими наноботами, которые были слишком малы, чтобы объединиться во что-нибудь разумное и чувствительное, и с минимальным запрограммированным в них алгоритмом, направлявшим их действия.

Однако перед ними стояла важная задача. Они собрались на кончиках его пальцев, проникнув в стенки его кровеносных сосудов, а затем просочились в зону контакта кожных покровов Лейтона и Дженсена. Они вонзились и врылись в Дженсена, словно микроскопические спиральные штопоры, устремившись к его мозгу.

После того, как они обнаружили нервные ткани, они закопошились там, действуя в соответствии со своими алгоритмами, пожирая, переваривая и анализируя нервные волокна, и создавая базу данных. Вскоре у них появилась модель того, каким образом физически поддерживалась и структурировалась личность и память этого человека. Затем они еще более активизировались, начав реорганизацию синапсических связей между нейронами и наложение на личность Дженсена дополнительного неврологического кода, снабжая его новыми психическими и эмоциональными реакциями, а также некоторыми базовыми установками, по которым он отныне будет жить.

Еще через тридцать секунд крошечные боты устремились обратно в Лейтона сквозь его пальцы. Он ослабил хватку, а затем и вовсе отпустил его, откинувшись на машину и почувствовав себя полностью обессиленным. «Все понятно?», спросил он.

«Да», сказал Дженсен. «Все совершенно ясно».

Лейтон облокотился на машину, выполнив задачу перепрограммирования Дженсена. Им овладела какая-то вялость, несомненно, от внезапного физического перенапряжения, превышавшего возможности его стареющего организма. Сердце у него сильно билось, а мышцы дрожали, как будто он выполнил серию тяжелых физических упражнений, предназначенных для человека гораздо моложе его. Если бы ему пришлось бороться с ним чуть дольше, он, возможно, потерял бы сознание. А если он проделает то же самое еще несколько раз, он рухнет от истощения и развалится и станет уже бесполезным для Скайнета.

К ним подошел какой-то молодой полицейский. Он взглянул на Лейтона, а затем на Дженсена, которого он, очевидно, знал. «Все в порядке, сэр?»

Лейтон выдавил из себя улыбку: «Думаю, сегодня у меня сильное перенапряжение. У меня только что на несколько секунд закружилась голова.

Но я сейчас приду в норму».

Дженсен кивнул, подтверждая его слова, и помог ему подняться на ноги.

«Это мистер Лейтон, председатель „Кибердайн Системз“, сказал он.

Пожалуйста, помогите ему с кофе или еще с чем-нибудь, может, какое-нибудь печенье есть».

«Рад с вами познакомиться, сэр», сказал полицейский.

На лице у Лейтона мелькнул слабый отблеск улыбки. «Спасибо. Да, мне бы, наверное, сейчас немного сахара не помешало. Тяжелый сегодня день».

«Вы уверены, что с вами все в порядке? Может, позвать кого-то из медиков, чтобы вас осмотрели?»

«Спасибо, очень мило с вашей стороны, но это просто минутная слабость».

«Хорошо, сэр. Извините за беспокойство. Попробую найти вам кофе». Коп отошел от них, направившись к группе спецмашин аварийных служб, стоявших чуть дальше у здания.

Лейтон перепрограммировал Дженсена лишь в минимальной степени. Было бы лучше, если бы это сделал Т-ХА, если бы находился рядом. «Сегодня ночью нам многое нужно сделать», сказал он.

«Совершенно верно, мистер Лейтон. Любой ценой, но мы это сделаем».

«Вы будете следовать моим указаниям?»

«Конечно, сэр. Кто-то же должен контролировать всю ситуацию».

«Да, это правда. Вижу, вы очень нам пригодитесь».

Теперь Дженсен поймет, что человеческие существа являются инфекцией, поразившей лицо Земли, что необходимо принять все меры для обеспечения создания Скайнета — само будущее нуждается в его помощи. И самое главное, он теперь понимал, что должен подчиняться любому приказу, который отдаст ему Лейтон.

Лейтон понимал, что означал взрыв на двенадцатом этаже: что Конноры и их пособники уничтожили Операционный центр Искусственного Интеллекта, в котором находился единственный находившийся в рабочем состоянии нанопроцессор Дайсона-Монк. Пока было не ясно, полностью ли уничтожен Центр, однако размер взрыва и огненный шар не давали никаких поводов для оптимизма.

Это была серьезная потеря. Другой проблемой являлась Розанна Монк — ему оставалось надеяться, что она осталась целой и невредимой. Конечно, она не станет содействовать Коннорам, так как Т-ХА ее перепрограммировал, однако внутри здания ее жизнь подвергалась опасности ежесекундно. Она являлась одним из немногих человеческих существ, чей разум Лейтон всерьез уважал, и никто другой в Кибердайне не владел в такой же степени, как она, пониманием технологии нанопроцессора.

Спустя несколько минут вернулся молодой полицейский с пластиковой чашкой сладкого черного кофе. Лейтон глотнул его почти со сладострастным вожделением, словно вампир, пьющий кровь. Ему нужен был сахар. Коп также принес немного шоколадных печенек. Лейтон схватил две из них и быстро съел, несколько восстановив силы.

Именно в этот момент к ним подъехал правительственный седан в сопровождении двух полицейских мотоциклистов. Из машины вышел большой чернокожий мужчина в темно-сером костюме, они встретились с Дженсеном взглядом. Он был лысым, за исключением небольшой полосы коротких белых волос на голове. Он подошел к ним и протянул правую руку:

«Насколько я понимаю, вы Чарльз Лэйтон? Я видел вашу фотографию».

«Да», сказал Лейтон.

«Я Дин Соломон».

Лейтон быстро пожал ему руку. «Рад с вами, наконец, познакомиться».

И в значительной мере он действительно был этому рад… так как Соломон мог оказаться очень полезным для Скайнет…

ГЛАВА ВТОРАЯ

ПЕНТАГОН, АВГУСТ 2001 ГОДА.


«Что это значит — люди, меняющие форму?», спросила Саманта. «Я видела, как ты это записал, когда Дин упомянул об этом. Раньше мы никогда о таком ничего не слышали».

«Нет, нет, конечно, не слышали», сказал Джек. Так прямо и недвусмысленно об этом никогда раньше не говорилось, подумал он. Однако он вспомнил побег Сары Коннор из Пескадеро. Он напомнил Саманте хаос, воцарившийся в ту майскую ночь 1994 года. «Это произошло как раз за сутки до нападения Конноров на Кибердайн».

«Да, я знаю. И что там произошло?»

«Ты когда-нибудь знакомилась с показаниями свидетелей? Это довольно увлекательное чтение». В некоторых показаниях утверждалось, что какому-то человеку, одетому в полицейскую форму, удалось пройти сквозь стальную решетку, его тело словно разделилось, почти растворившись, миновав стальные прутья, как жидкость. Одно из таких показаний было подписано психиатром, лечившим Сару Коннор. Вскоре после этого он бросил эту свою профессию и куда-то исчез из Лос-Анджелеса.

«Мы оба устали», сказала Саманта. «Давай сделаем еще кофе».

Он отмахнулся от этого предложения. «Я уже и так перепил кофе. Лучше скажи мне свое мнение».

«Я доверяю Розанне и тому, что ей удалось сделать». Саманта откинулась на диване, вытянув перед собой ноги. «Я проверила каждую страницу, каждый источник, которыми она пользовалась. Очевидно, она абсолютно права — насчет этого».

«Да, права. Если Розана считает, что Терминатор из будущего появился в Лос-Анджелесе еще тогда, в 1984 году, я думаю, мы должны ей верить. Она умнее любого из нас. Хотелось бы мне, конечно, чтобы сейчас она была здесь, вместе с нами. Хотелось бы мне знать, что она думает по этому поводу — конечно, если считать, что она еще жива». Он помолчал. «Однако не уверен, что стал бы ей доверять».

«Относительно Терминаторов?»

«Нет, уверен, что в этом она права. Я имею в виду не то, что она нам уже рассказала. А то, что она могла утаить». Он покачал головой, почти в отчаянии. «В любом случае, хватит об этом, давай с этим покончим и двинемся дальше». Он позвонил на домашний номер Министра, хотя нового пока было мало.

«Да?», ответил ему голос по громкой связи, сильный и задиристый, однако не без дружелюбия. «Это ты, Джек?»

«Да, сэр. Я только что говорил с Дином Соломоном в Колорадо. Со мной здесь по-прежнему Сэм Джонс на связи».

«Хорошо, прекрасно. Привет, Саманта».

«Здравствуйте, сэр», сказала Саманта.

«Так, что там происходит, в Колорадо? Что Соломон говорит по этому поводу?»

«Там хуже, чем мы опасались», сказал Джек. «И может еще ухудшиться — Конноры вошли в здание. И так же, как и в 1994 году, их пособники опять, кажется, какие-то сверхлюди. Разница лишь в том, что на этот раз их четверо, а не один — двое мужчин и две женщины».

«Вы уверены? Знаете, в это даже трудно поверить».

«Вы же читали информационные сообщения, сэр. Вы же знакомы с выводами доктора Монк и свидетельскими показаниями, на которых они основывались…»

«Да, я все это знаю, но все-таки все это похоже на безумие какое-то». По громкой связи раздался короткий смех. «Ладно, пока что, это, конечно, не значит, что все это не так. Я знаю, что мы уже через это проходили».

«Да, сэр».

«Ну, Джек, и что ты обо всем этом думаешь?»

«Сэр, вам прекрасно известно, что я полностью поддерживаю деятельность Кибердайна. Она имеет огромные стратегические перспективы».

«Конечно, имеет».

«Но они что-то утаивают. Уверен, что им известно что-то такое, чем они с нами не делятся».

«Кто? Люди из Кибердайна?»

«Да, особенно Розанна — хотя нет, может быть, и вообще все они: Лейтон, Круз, другие руководящие лица компании. После сегодняшних событий я не доверяю никому из них, ну по крайней мере, не совсем доверяю».

«Да, я слушаю тебя. Продолжай».

«Вчера нам звонил Круз, сказал, что это нападение был запланированным — он сказал, что была какая-то анонимная наводка».

«Но ты этому не веришь?»

Заговорила Саманта: «Он имел довольное четкое представление о масштабах атаки. Джек прав: похоже, они скрывают от нас многое, что им известно».

«Если мы хотим, чтобы этот проект развивался и дальше, нам нужно основательно в нем покопаться и во всем разобраться», сказал Джек.

На мгновение повисла пауза. Затем министр просто сказал: «Угу».

«Сэр?»

«Я просто задумался об этом. Джек, насколько важным ты считаешь этот проект?»

«Он может стать очень важным. У процессора Дайсона-Монк многообещающие и далеко идущие перспективы. Как вам известно, особенно заинтересовано в нем НОРАД — и уже много лет. Возможности применения его в военной сфере просто поражают». Джеку не нужно было все это подробно разъяснять. Опытный прототип нанопроцессора «Кибердайн Системз» подтверждал все рекламные заявления компании, что хорошо было известно министру. Он был способен обеспечить гигантское превосходство США в компьютерной сфере над любым потенциальным противником.

«Ожидается, что с его помощью мы создадим очень продвинутую систему распознавания объектов для всех видов наблюдения в военной сфере и связанных с ней областях», сказала Саманта. «И это один только лишь аспект его применения».

«Да, Сэм», сказал министр. «Хорошо, мы вот так просто и бездумно от него не станем отказываться. Но нам нужно знать, что происходит, почему Кибердайн что-то от нас утаивает».

«Да, нужно», сказал Джек. «Здесь идет еще одна какая-то непонятная игра, и нам нужно выяснить, насколько это опасно».

«Да, я знаю, куда ты клонишь. Но есть и другая сторона этой медали. Факт тот, что в августе 1997 года ничего не произошло. Эта история, которую рассказывала Коннор, и которая теперь подтвердилась в отношении Кибердайна… видишь ли, она подтвердилась лишь отчасти. Она предсказывала конец света в 1997 году, но этого вовсе не произошло. Эти ее сказки не соответствуют действительности».

«Да, сэр», сказал Джек. «В этом смысле не соответствуют».

«Отлично. Что там сейчас происходит? Телевизор в этом мне совсем не помощник».

«Мне сказали, что в данный момент там воцарился хаос. Буду звонить вам в течение ночи и сообщать новости».

«Именно этого мне от тебя и нужно, Джек. Сейчас я пока еще не намеревался ложиться спать. Следите за ситуацией, и завтра мы с вами встретимся. Нужно будет разобраться в том, чего мы в данной ситуации добиваемся. Ты тоже, Сэм, нужно, чтобы вы оба завтра были у меня. Нам всем нужно хоть немного поспать сейчас до утра — скажем, до 9:00».

«Спасибо, сэр», сказал Джек. «Тем временем я вам перезвоню где-то в течение получаса».

«Хорошо. Знаешь, мне нравится, как ты пытаешься с этим справиться. Я читал все твои сводки и сообщения, и мне просто хочется, чтобы ты это знал.

Теперь, еще кое-что. Вынужден признать, что все это выглядит довольно серьезно. Как бы мы ни относились к Коннорам и их басням, мы столкнулись с людьми, которые будут убивать, если им это понадобится, и мы даже не знаем, кто они или что они. Черт, мы даже в точности не знаем, имеем ли мы вообще дело с людьми или нет».

«Вы согласны с тем, что такое возможно, сэр?»

«Что именно?»

«Вы допускаете возможность, что здесь мы столкнулись с нечеловеческими существами, я имею в виду ту версию или теорию с Терминаторами?»

«Конечно, да. Из того, что мне рассказывали, и что я сам видел, мне приходится это допустить — как возможный вариант. И теперь все происходящее приобретает экстренный и тревожный характер».

К ужасу Джека, пока они говорили, телеэкран словно ожил, и на нем обновилось и запрыгало изображение: внезапно от здания Кибердайна отскочил мощный световой импульс. «Сэр, вы видели это, только что, по CNN?», спросил он. «У нас тут идет репортаж в прямом эфире. У нас звук выключен, но мы только что видели огненную вспышку, мощный взрыв.

Должно быть, Конноры заложили взрывчатку на двенадцатом этаже.

Полагаю, вы понимаете, что это означает».

«Вот только не надо думать, что я что-то обязан знать, а что-то нет», ответил министр с настороженно-смущенным смешком. «Это ты должен мне сообщить, что именно я должен знать».

«Это центр Искусственного Интеллекта (ИИ) Кибердайна…»

«Хорошо, теперь понимаю. Встречаемся завтра утром вместе с вами обоими и выработаем план действий по этому вопросу. И осторожней со СМИ.

Ничего им не раскрывайте…»

«Нет, конечно, нет…»

«Но держите меня в курсе. Если вдруг ночью что-то случится, я хочу об этом знать — даже если это кому-то покажется мелочью».

Джек отключил связь и, переплетя перед собой пальцы рук, глубоко задумался над происходящим.

«Ну?», спросила Саманта. «Будем делать то, что нам сказали».


ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР «КИБЕРДАЙН СИСТЕМЗ».


Обычно Лейтон имел дело только с высокопоставлеными сотрудниками Минобороны и военными шишками в Вашингтоне. С Дином Соломоном он ранее лично не встречался, хотя они разговаривали по телефону, и ему было знакомо это имя. Соломон неоднократно упоминался в разного рода информационных материалах, и его подписи стояли на многих документах.

«Будем держаться от здания на некотором расстоянии», сказал Соломон, «на всякий случай, если произойдут новые взрывы. Но по правде сказать, я думаю, их больше не будет — они уничтожили то, что им было нужно».

«Да», сказал Дженсен.

«У нас там еще есть люди внутри, так ведь?»

«Несколько человек из нашей группы быстрого реагирования, сэр».

«Хорошо, только я не думаю, что они теперь что-то смогут там сделать.

Оставьте внутри одну только группу. Остальных выводите».

«Да, сэр». Говоря это, Дженсен взглянул на Лейтона, чтобы тот это одобрил.

Дженсен отошел от них, и Соломон сказал: «Внутри там угроз нет, по крайней мере, в инженерном отношении. У этого здания многокамерная ячеистая конструкция — оно спроектировано таким образом, что способно выдержать подобные экстремальные удары. Оно должно устоять и остаться прочным даже после взрыва».

«Понимаю», ответил Лейтон. Как и все другие составляющие системы безопасности Кибердайна, архитектура здания обсуждалась Правлением.

Внешние стороны и зоны его были спроектированы вокруг центрального лифтового ядра здания, что обеспечивало его устойчивость и стабильность.

Если будут разрушены какие-то определенные опоры, здание было способно перебросить нагрузку на другие части своей конструкции. Травмирующие здание происшествия, такие, как взрыв бомбы, могли уничтожить большую часть этажа, однако те этажи, которые находились выше, не рухнут — по крайней мере, в теории.

Соломон оглядел разрушенный фасад здания сверху донизу, словно пытаясь найти там какие-то подсказки. «Нужно немного подождать, посмотреть, может еще что-нибудь обрушится на нас сверху».

«Я этого не ожидаю», сказал Лейтон. «Их целью был двенадцатый этаж, больше ничего их там не интересует — только наши исследования в области Искусственного Интелллекта».

«А хранилище времени?»

«Откуда им о нем знать?»

«Ну, дайте нам несколько дней», сказал Соломон. «И мы вернем ваших людей обратно туда, а пока сделаем там ремонт».

«Отлично».

«И дадим вам, кроме того, ответы на вопросы, что же там произошло сегодня ночью. Я намерен отправить туда криминалистов, как можно скорее, как только представится возможность, как только будет установлено, что больше там взрывов не будет».

«Очень признателен вам за все, что вы делаете», сказал Лейтон, скрывая свои истинные чувства. На самом же деле, слова Соломона прозвучали для него тревожным сигналом. Чем больше власти будут знать, что на самом деле сегодня произошло, тем выше вероятность того, что исследования Кибердайна будут прекращены, а вместе с ними и создание Скайнета.

Должны остаться записи, которые будут просматривать и анализировать, и на них можно будет увидеть кое-какие события, которые могут привести их в ужас — события, которые лучше бы увидело как можно меньшее возможное количество людей. «Кадры того, что там происходит — записи камер видеонаблюдения — мне нужно будет их просмотреть».

«Конечно. Как и всем нам».

«Мне понадобятся эти записи как можно скорее. Нам в Кибердайне нужно будет их оценить».

Соломон недоуменно взглянул на него, почесав затылок у толстой шеи. «Вам покажут их, конечно, всё, что вам захочется посмотреть. То есть я имею в виду, вы их сможете увидеть — вы лично. Вы имеете соответствующий доступ. Но собственно Кибердайну мы копии передать не можем».

В идеале, подумал Лейтон, эти записи должны быть уничтожены, но это будет выглядеть очень подозрительно. Вопрос в том, кто их увидит и когда.

Важно, чтобы те, кто, вероятнее всего, будут просматривать эти записи, были бы перепрограммированы. Он понимал, что перед ним вставало все больше и больше новых задач, которые ему предстояло решить в ближайшие несколько дней. К счастью, Т-ХА не нуждался в отдыхе, и он также будет действовать неустанно. «Можно будет мне просмотреть эти записи сегодня ночью?», спросил он. «Это очень важно».

Соломон непонимающе посмотрел на него. «Боюсь, что это исключено. Мы, конечно, в состоянии действовать очень быстро, но не так же быстро».

С точки зрения Минобороны, возможно, это и так. Но с точки зрения Скайнета, это являлось абсолютной необходимостью. «Много ли ваших людей будет иметь к ним доступ?»

«Не так уж и много. У нас имеется небольшое подразделение в ВВС, которое и займется их анализом. Расследование не выйдет за рамки этого подразделения, меня и людей в Вашингтоне, если они этим серьезно заинтересуются. Конфиденциальность вашей компании будет обязательно сохранена, если именно это вас беспокоит».

«Мы можем поговорить наедине?», спросил Лейтон. «Здесь возникает ряд деликатных вопросов».

«Никто нас не слышит, Чарльз». Озадаченность Соломона сменилась беспокойством, или даже враждебностью. Он сделал шаг в сторону и оглядел Лейтона, словно от него исходила какая-то угроза.

Лейтон понял, что ведет себя странно, необоснованно настойчиво добиваясь решения какого-то второстепенного вопроса, как могло бы показаться кому-нибудь другому. Однако этого нельзя было избежать. «Прошу вас, сделайте одолжение», сказал он, поглядывая из стороны в сторону, как будто параноидально боясь выдать какую-то тайну. «Я объясню, почему. Может, мы могли бы поговорить об этом в моей машине пару минут. И я тогда успокоюсь».

Несколько секунд Соломон просто стоял, сложив руки на груди, однако потом устало и снисходительно улыбнулся. «Ну ладно. Как вам будет угодно».

Они подошли к машине и сели впереди.

И второй раз за сегодня Лейтон сам удивился тому, какие быстрые и резкие у него движения — он ударил Соломона в горло. «Помолчите минуту. Вы потом обрадуетесь, когда все поймете. Это займет совсем немного времени».

* * *

С другой стороны здания, вдали от копов и военных, сжавшись между Коннорами и здоровенным русским Специалистом, стояла Розана и ждала, когда они скроются отсюда. Вертолеты их не заметили, а все остальные люди старались держаться подальше от здания, вероятно, опасаясь новых взрывов.

Где-то там среди них команду Скайнета теперь возглавлял Чарльз Лейтон, который будет пытаться установить над всем контроль и действовать от имени и во имя Скайнета. Как и Розанна, он был перепрограммирован Терминатором Т-ХА. Но так как Т-ХА был уничтожен, именно он теперь был врагом — Лейтон, Круз и все остальные, которые также были перепрограммированы.

Розанна прекрасно понимала, как смотрят на нее другие люди: ее считали внутрикорпоративным гением «Кибердайн Системз», странным, лунатическим существом, какой-то ночной птицей, по-своему привлекательной, с белокурыми волосами, огромными глазами и очень бледной кожей. Будучи руководителем отдела специальных проектов, она занималась фантастически продвинутыми и самыми передовыми исследованиями, по контрактам на правительство США. Все знали, как быстро она поднялась внутри компании, продолжив работу Майлза Дайсона после того, как тот погиб, той ночью, семь лет назад, когда Конноры впервые нагрянули в Кибердайн.

Теперь ей было лет 35. Она нацеливалась на Нобелевскую премию к сорока годам — ведь ее исследования являлись настолько важными. Она руководила проектом по разработке двух технологий, разрушавших все парадигмы: устрашающего по своей силе продвинутого компьютерного оборудования и первого опытного образца устройства перемещения во времени.

Но после событий сегодняшней ночи вся ее жизнь лежала в руинах.

Специалист-японка завела полицейскую машину, и она подползла к ним в темноте с выключенными фарами. Русский здоровяк втиснулся на переднее пассажирское сиденье, а Сара Коннор села на заднее. Джон снял свой рюкзак и пролез в середину заднего сиденья, рядом со своей матерью. Розанне осталось лишь место с правой стороны; она захлопнула дверь и придвинулась к ней поближе, стараясь избегать физического контакта с людьми. Никакого рационального обоснования этого не было, однако у нее возникло отвращение к человеческим существам — ей хотелось находиться как можно дальше от них. Это являлось следствием перепрограммирования ее Терминатором Т-ХА.

Скайнет насильственно вторгся в нее. Ее ум и ее личность теперь уже ей не принадлежали, хотя она будет драться за каждый их дюйм: она никогда не позволит Скайнету контролировать свои мысли. Однако она никоим образом не могла остаться прежней, столкнувшись на своем пути с Терминатором Т-ХА лишь сутки назад — и будучи ужасающим образом трансформированной.

Сидевший где-то там, в будущем, в 2036 году, и никогда не смыкавший глаз Скайнет послал Терминатора Т-ХА в прошлое, и он избрал ее в качестве одного из своих инструментов, использовав ее как вещь для реализации своих целей.

Но он потерпел неудачу; ему не удалось создать послушного раба. Она отомстит Скайнету.

Они незаметно выехали оттуда, и вскоре они были уже на какой-то глухой улочке. Пока они плутали среди городских районов, все молчали. Джон обернулся, чтобы иметь возможность смотреть через заднее стекло, и внимательно наблюдал вокруг. Розанна тоже оглянулась через плечо, но улица позади них была пуста.

«Похоже, все чисто, мы ушли», сказал Джон. «Пока что за нами хвоста не было».

Русский слегка застонал. «Может, позже». В голосе его слышался еле уловимый болезненный смех.

«Кажется, ты не слишком этим расстроен», сказала Сара Коннор. Она произнесла это как-то странно, безжизненно, почти без всяких эмоций.

Розанна не чувствовала никакой симпатии к этой женщине, однако в этом Коннор была права. Веселиться сейчас было не время. Даже при том, что Т-ХА был уничтожен, те люди, которых он успел перепрограммировать, были чрезвычайно опасны. Кроме того, только что у них на глазах двое Специалистов были убиты Т-ХА, а двое уцелевших в ходе боя были ранены.

Русский обернулся, взглянув на них в темноте. Перепрограммирование Розанны включало в себя общую информацию о врагах Скайнета. Она знала, что у Специалистов обостренные чувства, а также сверхчеловеческие физические и интеллектуальные возможности, устойчивая сопротивляемость к старению и целый ряд различных кибернетических наворотов, включая медицинские наноботы и встроенные радиоустройства, чтобы они могли скрытно общаться друг с другом. Этот здоровый мужик, вероятно, видел ее столь же ясно, как если бы она стояла под лучами прожектора.

«Во-первых», сказал он, «я могу казаться довольным, но это еще не значит, что я именно так себя чувствую. Понимаете? Вы же не знаете, какую боль я ощущаю внутри».

«Ладно», сказала Сара, явно контролируя свои эмоции. «Если это так на самом деле».

Он вновь посмотрел вперед. «Так и есть на самом деле. Мы потеряли Бобби, а теперь еще и Селену с Дэнни. Для нас это очень плохо. Предполагалось, что такого не произойдет».

«Да», сказала Сара. «Я понимаю. Я знаю, каково это. Поверьте мне, я это знаю».

«Хорошо». Он снова огляделся вокруг. «Во-вторых, это не остановит их исследования. Нам придется действовать дальше».

«Да, я уже и так это поняла».

Сидевшая в водительском кресле японка сказала Розанне: «Зовите меня Джейд, о'кей? Моего друга зовут Антон Панов».

«Как угодно», сказала Розанна.

«Надеюсь, мы сможем помочь вам, доктор Монк. Мне хорошо известно, что творит с людьми перепрограммирование. Я видела это в будущем».

«Хорошо — хотя это уже второй раз, когда вы предлагаете мне свою помощь.

Мне это уже стало надоедать».

«Не хотела ни в коем случае вас обидеть, доктор Монк. Можно мне называть вас Розанна?»

Она хмыкнула. «Ну, вы тут с оружием — полагаю, вы можете называть меня как угодно. В любом случае, моя помощь вам нужна больше, чем ваша мне. Я знаю кое-что такое, чего вы не знаете».

«Мне кажется, мы все должны помогать друг другу».

«Ну как скажете».

«Поверьте мне, пожалуйста, все наши способности нам понадобятся и будут востребованы», сказала Джейд. «И ваши тоже, Розана, — но только все без исключения».

Стоит ли им помогать, задумалась Розанна. Но кажется, у нее и выбора-то нет. «Куда мы идем?»

«Узнаете», резко сказала Сара. «Просто наслаждайтесь поездкой, доктор Франкенштейн. Я даже не уверена, что понимаю, зачем вы находитесь тут вместе с нами. Не припомню, чтобы я вас сюда приглашала».

Розанна поморщилась, услышав это — это было произнесено так высокомерно. По-видимому, эти люди не понимали, как они ей обязаны. Она спасла их сегодня ночью: их и весь этот жалкий род человеческий. «Старый, затасканный уже прикол надо мной. Я не доктор Франкенштейн, спасибо».

Уже долгие годы она сама себя в шутку называла современным Франкенштейном, создававшим искусственную жизнь. Учитывая обстоятельства, и слыша это от Сары, шутка эта уже не казалась забавной.

«Эту кличку можно еще таскать и таскать», сказала Сара. «Почему это вы к ней еще не привыкли?»

«Проехали, миз Коннор! Ничего уже с этим не поделаешь».

«О, здорово. Такова ваша модифицированная версия совести, не так ли?

Забыть обо всех людях, которых убьет ваш любимый питомец, взращенный вами монстр — и всё, проехали? Вы что, не понимаете, что здесь произошло?

Даже если мы сейчас остановим Скайнет, существует другая реальность, где так не произойдет. Как бы мы сейчас ни действовали, эти люди — Джейд и Антон — пришли из мира, где погибли миллиарды людей. Это на вашей совести: вы могли бы предотвратить это, но вы считали, что вам лучше знать, что вы тут самая умная. Полагаю, вы считали, что сможете контролировать эту технологию, что вы нечто вроде властительницы мира.

Ну и вот, теперь вы ничем не властвуете вообще — вы просто жалкое существо».

«Нет», сказала Розанна. «Вы ошибаетесь. Вам просто кажется, что вы меня понимаете, но все не так просто. Ничто и никогда не бывает простым».

«А мне кажется, что все довольно просто. Слушайте, вы должны выбирать в этой жизни. Вы это понимаете? Вы можете выбрать людей, или же машин. До сих пор пока что вы выбирали машин».

«Может быть, так кажется вам, но не мне. В данный момент я знаю, что станет делать Скайнет, если он когда-нибудь будет создан».

«Мы все теперь это знаем». Она усмехнулась. «Спасибо за раскрытие истины — это насчет времени, вам так не кажется?»

* * *

Через полчаса после взрыва из здания вышли двое: это были люди из группы быстрого реагирования, в состоянии сильного замешательства. Медики сразу увидели, что они ранены и контужены, и бросились им на помощь. К ним подошли и Лейтон с Соломоном, а также присоединился Дженсен.

Эти оперативники попытались рассказать, что там произошло, но даже Лейтону сложно было понять ход событий. «Там внутри все еще находятся шесть наших ребят», сказал один из них. Он снял каску, обнажив брутально остриженные короткие, рыжеватые волосы. «Они ранены выстрелами в ноги.

Нужно им помочь».

«Кто в них стрелял?», спросил Лейтон.

«Женщина, азиатка. Увидите ее на записях. Там внутри творился просто какой-то бред — эти люди… они не люди, и они дрались с чем-то вроде машин».

Для всех остальных, кто это слышал, сказанное, должно быть, показалось каким-то бредом. Когда Лейтон перепрограммировал Соломона и Дженсена, он не снабдил их подробными сведениями о Т-ХА, Специалистах и о том мире, откуда они явились сюда; им придется узнавать об этом подробнее по мере развития событий. В настоящий же момент они, похоже, просто растерялись.

«Где именно в здании?», спросил Соломон своим низким, медленным голосом.

«В подвале».

«Ладно, сынок, спасибо за это». Ничто в поведении Соломона не выдавало тот факт, что он находился под контролем Лейтона — а в конечном счете, контролировался Скайнетом. «Теперь доверьтесь нам, мы с этим разберемся».

Он дал несколько быстрых указаний жестами, и к ним подошли новые санитары.

«Где Конноры?», спросил Лейтон у рыжеватого парня, не боясь показаться бесцеремонным к этим людям.

«Сбежали».

«А доктор Монк?»

«Она была с ними».

Пока четыре санитара вели этого человека и его напарника к машине скорой помощи, Дженсен сформировал группу зачистки здания в составе санитаров, пожарных, полицейских и охраны ВВС в защитном снаряжении и вооруженных М-16 — на всякий случай. «Не оставайтесь внутри дольше, чем нужно», сказал Дженсен. «Просто вынесите оттуда всех раненных, а после этого мы оценим сложившуюся ситуацию».

Если Конноры действительно скрылись, Лейтон не видел никакой опасности в том, чтобы самому войти в здание — как сказал Соломон, физически оно было устойчивым. И все же он дождется, когда появится первый рапорт. Это позволит уменьшить странность, по крайней мере, хоть немного, того факта, что первым туда отправится гражданский, пусть и старший. Конечно, имея под контролем Соломона, Лейтон мог делать сейчас почти все, что хотел, но он не должен был действовать так, чтобы потом это вызывало вопросы, по крайней мере, не слишком явно. Пока он был под контролем Вашингтона, ему нужно было сохранять личину.

Он сказал Соломону: «Мне нужно войти внутрь».

Если бы он не был перепрограммирован, Соломон, несомненно, этого бы не санкционировал. Вместо этого он сказал: «Организуем это, когда вернется наша команда. Нам понадобится охрана, хотя бы только для видимости, а также найдем и наденем каски».

«Хорошо. И мне нужно сейчас же еще что-нибудь выпить, что-нибудь для восстановления сил и с большим количеством сахара».

Соломон взглянул на Дженсена: «Займитесь этим».

«Конечно, сэр», сказал Дженсен.

Оставался, тем не менее, еще один вопрос: что случилось с Т-ХА? До наступления утра Лейтон еще успеет сложить все обрывки в единую картину, но похоже, Т-ХА, вероятно, уничтожен. Что-то или кто-то угодил в ловушку в этом хранилище время — на это указывали показания тех двух охранников из группы быстрого реагирования, и очевидное отстутствие выстрелов при этом явно указывало на то, что именно Т-ХА являлся этим «чем-то». Ему нужно будет готовиться очень осмотрительно, узнать о случившемся из первых рук, проверить записи. И что случилось с Розанной? Она была перепрограммирована Т-ХА, так что она наверняка была верна Скайнету.

Почему тогда она уехала вместе с Коннорами? Они используют ее в качестве заложницы, или существует какая-то другая, более глубокая причина?

Еще многое нужно было сделать, однако миссия Т-ХА, тем не менее, была теперь в надежных руках. Завтра он полетит в Вашингтон, и игра в скором времени подойдет к концу.


ЛОС-АНДЖЕЛЕС.


На металлическом стуле в номере дешевой гостиницы в центре города абсолютно неподвижно сидела Терминатор Т-799 «Ева», сосредоточившись на звуках и изображениях вечернего выпуска новостей. Весь вечер она занималась тем, что анализировала лучшие варианты своих действий, пока шедшие один за другим новостные выпуски проясняли картину происходящего в Колорадо-Спрингс. Теперь, когда она была полностью уверена в том, что Джон Коннор бежал с объекта Кибердайна, Терминатор приняла решение.

Пора действовать. Пора найти Коннора.

Конструкция Т-799 являлась усовершенствованной и продвинутой, это был киборг со смоделированной человеческой плотью на боевой ходовой части из металлического полисплава. Внешне он напоминал очень высокую блондинку лет 20–30, со светлыми короткими волосами, остриженными в агрессивный ёжик. Ее худощавое и сильное тело было мускулистым, однако без выпирающих мышц — как у олимпийских прыгуний с шестом. На ней были черные джинсы, сответствующие ботинки на низком каблуке и грязная белая футболка — одежда, заимствованная ею у подвыпившей молодой гражданки, которая случайно ей подвернулась в каком-то очень плохом переулке вскоре после прибытия Т-799 на место. Несмотря на внушительную свою мускулатуру, огромная сила Терминатора порождалась внутренним источником питания, которое перераспределялось затем через систему миниатюрных вспомогательных серводвигателей, управлявших его эндоскелетом. Кожа и мясо являлись лишь камуфляжем.

Как и все другие Т-799 и Т-800, он в точности копировал внешний облик бойца Сопротивления, уничтоженного силами Скайнета в том мире, откуда происходил. В случае с Терминаторами класса «Ева» это была женщина-солдат из канадского Сопротивления.

Она встала и выключила телевизор, а затем надела кожаную кобуру с Кольтом

45-го калибра, спрятав его под черной виниловой курткой. Она вышла из номера в ночь, не потрудившись закрыть за собой дверь. Необходимости возвращаться сюда обратно не было.

Она не занималась поисками Джона Коннора с августа 1997 года, когда наступила запланированная дата не состоявшегося Судного Дня. 29 августа 1997 года она удостоверилась в том, что и так уже стало очевидно, что теперь она находилась в иной реальности, отличной от той, откуда она была отправлена. Она оказалась в мире без Скайнета и его машин-убийц. В той реальности, откуда она явилась, Коннор пережил Судный День 1997 года, проживая и работая на ранчо в Аргентине, принадлежавшем семье Техады.

Терминатор был снабжен файлом по этому вопросу. Приложив некоторые усилия, он всегда мог отследить Коннора.

В 1997 году она попыталась провести кое-какие расследования по этому вопросу, однако они оказались безрезультатными. С тех пор она лишь наблюдала и ждала, анализируя политические и технологические перемены, не предпринимая, однако, никаких иных действий. Никакой необходимости действовать поспешно, или же привлекать к себе внимание не было.

Характер ее миссии допускал возможность взросления Коннора до совершеннолетия. С учетом того, что «Кибердайн Системз» продолжала активно заниматься исследованиями технологии нанопроцессоров, он в конечном итоге где-то проявится и выступит против него — как он это и сделал сегодняшней ночью. Т-799 могла позволить себе терпеливо ждать: она могла работать на своем внутреннем элементе питания безостановочно в течение 120 лет, и течение времени не могло поставить под угрозу ее миссию.

Рано или поздно она найдет Коннора, а затем будет действовать так, как она была запрограммирована.

На улице была теплая летняя ночь, но улицы и тротуары в этой части города были практически безлюдны. Иногда мимо проезжала какая-нибудь машина или грузовик. Мимо прошли какие-то две девицы в откровенных одеяниях — уничтожение их не являлось необходимым. Навстречу Терминатору приближалась парочка подростков, шедших под ручку, на них были джинсы и куртки. Она не стала причинять им никакого вреда, хотя и могла лишить их жизни за долю секунды, если бы они поставили под угрозу выполнение ею своего задания. Как и многие другие в этом городе, они никогда не узнают о том, насколько близко они оказались в тот момент у холодных лап смерти.

Когда они прошли мимо, Терминатор выбрала автомобиль, Седан Крайслер старой модели. Она разбила водительское стекло одним-единственным резким ударом руки, а затем потянулась внутрь, чтобы открыть дверь.

Мимо проехало такси, не вмешавшись в происходящее, затем еще одно.

Однако затем из-за угла появилась полицейская машина, застигнув Терминатора светом своих фар. Патрульная машина с визгом остановилась на другой стороне улицы, когда Терминатор уже залезла в Седан, отодвинув сиденье, чтобы освободить место для своих длинных ног. Другим сокрушительным ударом она разбила кожух вокруг рулевой колонки, готовясь завести Крайслер.

Полицейский выскочил из полицейской машины, размахивая руками и крича:

«Эй! Вы не имеете права этого делать!»

Терминатор выбила оставшуюся часть стекла из водительского окна.

«Ошибаетесь», сказала он, доставая свой Кольт.45-го калибра.

Коп уже вытащил свой пистолет. «Бросить оружие! Выйти из машины!

Поднять руки вверх. Делать, что я говорю!»

Т-799 услышала страх в его голосе: она был запрограммирована таким образом, чтобы иметь представление об основных эмоциях своих противников. Она нажала на курок, но коп тоже выстрелил. Пуля поразила Терминатора в мышцы плеча, однако никак не подействовала на лежавший в ее основе металлический каркас. Терминатор продолжала стрелять: один, два, три раза — быстрее, чем на то был способен человек. Коп завертелся на месте от пулевого попадания, отлетел к своей машине, ударился об нее, после чего упал на дорогу.

Т-799 завела угнанный Крайслер. Она вдавила педаль газа в пол и уехала оттуда, взревев двигателем и визжа резиной на дороге. Он направилась за пределы города, ведя машину на юг и на восток, в сторону мексиканской границы. Наибольшая вероятность успеха для нее сейчас заключалась в том, чтобы добраться до лагеря Энрике Сальседы, а затем дождаться там Коннора.

Он и его мать, несомненно, будут отступать в том направлении, с целью воссоединиться с Сальседой после своего только что совершенного налета на Кибердайн. После того, как Т-799 встретится там с ними, она предпримет особые действия, которые обязана была предпринять.

Она даже не рассматривала возможность провала.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

КОЛОРАДО/ЮТА, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Пока Розанна спорила с его матерью, Джон хранил молчание. Никто из них не обязан был любить друг друга, до тех пор, пока им не придется действовать вместе.

Джейд направилась в тихий холмистый пригород, где они оставили Форд Энрике. Как они и запланировали изначально, копы об этой машине ничего не знали. Поскольку от здания Кибердайна никто за ними не гнался, похоже было, что они действительно сбежали в суматохе, никем не замеченные. Они заехали на парковку какого-то супермаркета, находившегося на довольно значительном расстоянии от того места, где стоял Форд, чтобы невозможно было установить связь между ним и угнанной ими полицейской машиной.

Хоть Антон и был ранен, он все равно двигался чрезвычайно быстро. Он вышел и бросился вперед перебежками, и через несколько минут вернулся к ним на Форде. Они забрались в машину, и Джейд села за руль, приняв управление у Антона. Все это время он непрерывно продолжал восстанавливаться; едва ли он теперь был похож на того же самого человека, который так тяжело был изранен, сражаясь с Т-ХА.

Они кружили и плутали по улицам, стремясь выбраться из города, не столкнувшись с проблемами. К счастью, они были на шаг впереди. Джейд направлялась на Запад, чтобы выйти на федеральную трассу I-70, которая приведет их в конечном итоге в Юту. В это время суток трафик на федеральной трассе был слабым, однако она пока соблюдала все скоростные ограничения, не желая быть остановленной полицейскими. Пока она вела машину, Джон попытался угадать их следующий шаг. Это зависело от многочисленных составляющих — для начала, хотя бы от того, до какой степени им удалось затормозить или отбросить назад исследования Кибердайна.

«О'кей», сказал он. «Давайте пока просто пообщаемся здесь, обменяемся мнениями». Он повернулся к Розанне. «Ты на нашей стороне, так?»

Она нахмурилась, как будто устала от этих вопросов. «Да. Я же сказала вам: Скайнет хочет меня убить, так же, как и всех вас. Я так просто не дам ему это сделать».

«Но ведь Т-ХА перепрограммировал тебя. Разве ты не должна ему помогать?

Почему мы должны тебе верить?»

«Вы что думаете, у вас есть из чего выбирать? В любом случае, я знаю, что за хрень это перепрограммирование, и мне это совсем не нравится. Я не обязана его принимать».

«Сильно сказано», сказал Джон, позволив себе улыбнуться.

«В том то и дело, что мое перепрограммирование не стало полным. Если бы его осуществили в полной мере, вас бы сейчас уже не было. Вы бы, вероятно, все погибли, и сейчас всё было бы практически кончено».

Еще в самом начале, когда они только обнаружили, что Розанну перепрограммировали, Джейд сказала, что Т-ХА захочет сохранить гениальные способности Розаны и постарается слишком глубоко не вторгаться в ее сознание. Он уже успел увидеть Розанну в деле и слышал довольно много из того, что она говорила, чтобы понять, что ее талант подпитывался сильными эмоциями, ее потребностью в славе и бессмертии.

Так может, именно это и победило Скайнет? Он оставил ее самые скрытые и глубокие потаенные устремления нетронутыми, в том числе и очень сильное ее желание жить. В конце концов, именно она помогла Джону и остальным привести в действие хранилище времени, однако она это сделала не из-за каких-либо человеческих чувств. Она уничтожила Т-ХА из-за того, что это был лишь шаг к предотвращению создания Скайнета.

«Вот посмотрите на это с такого ракурса», сказала она. «Вы когда-нибудь чувствовали совершенно иррациональное отвращение, например, к какой-нибудь еде, о которой вы, может быть, даже и знаете, что она не может вам навредить? Даже если вы понимаете, что это иррационально, вы не сможете ее съесть. Вот и у меня к людям сейчас точно такое же отвращение. Мне они не нравятся, и я не могу себя заставить их любить. Но я понимаю, что это иррациональное чувство, и я не собираюсь позволить себя из-за этого убить».

В сущности Джон понял, что она превратилась в какую-то психопатку. Она ненавидела людей, однако еще сильнее ей хотелось уничтожить Скайнет.

«Какими соображениями ты хотел обменяться?», спросила Джейд. «Нам по-прежнему придется заниматься разрушением планов Кибердайна».

«Ну да, но как?»

«Мы должны поехать в Вашингтон», сказала Розанна. «Там есть люди, с которыми мне нужно поговорить — люди, у которых имеются соответствующие полномочия и власть. Это единственный способ».

Джейд глянула на нее через плечо. «Я считаю, что это правильно. Все согласны?»

Никто не ответил. Джон чувствовал, что Сара сдерживалась и что-то скрывала, но ему не хотелось на нее давить. Может быть, они все просто слишком устали.

Вскоре после того, как они оказались на территории Юты, Джейд свернула с шоссе и подъехала к остановке у придорожного кафе. Здесь, в пустыне, был прохладный, ясный вечер, ярко сверкали звезды.

У кафе стояла патрульная машина местной полиции штата. При мерцающем свете люминесцентной рекламы, смонтированной над верандой, Джон заметил двух полицейских, евших бургеры на передних сиденьях своей машины. На таком удаленном от Колорадо-Спрингс расстоянии у копов не было оснований с подозрением относиться к автомобилю, который вела Джейд, и они смотрели совсем в другую сторону, на стеклянную стену кафе, а не назад, на машины, съезжавшие с шоссе. Пока что ничего настораживающего не было, и Джон надеялся, что все так будет и дальше. Им совсем не нужна была драка с ментами здесь, у всех на виду. Джейд и Антон справились бы с ними — в этом не было никаких сомнений — однако могли бы возникнуть какие-нибудь осложнения, и в конечном итоге могли бы пострадать люди.

Розанна выпустила Джона, чтобы он заполнил бак. Когда он закончил, он направился в маркет и заплатил за бензин деньгами, которые лежали у него в рюкзаке, а затем посмотрел сквозь стеклянную стену кафе наружу. Копы доедали свои бургеры, однако по-прежнему разговаривали друг с другом и смотрели по сторонам. Ему оставалось надеяться, что они не думали о том, что произошло в Колорадо — они наверняка слышали сообщения об этом.

Каковы шансы того, задался он вопросом, что его и других его спутников могут узнать?

В 1994 году его фото гуляло по всем телеканалам, однако с тех пор он заметно изменился. Он не только был старше и выше ростом, он теперь коротко стригся, в совершенно ином стиле. Последние семь лет ему и Саре удавалось избегать неприятностей, и у властей США не было их фотографий последних лет, однако полиция могла воспользоваться рисунками, фотороботами, компьютерными обработками старых фото. Вполне возможно, что к настоящему времени могла появиться и распространиться качественная реконструкция его лица.

Он почти почувствовал устремленные на него взгляды — правда, когда он присмотрелся внимательней, никто на самом деле на него особого внимания не обратил. Где-то в начале очереди в кафе стояла очень высокая и привлекательная блондинка, вероятно, лет тридцати. На ней были синие джинсы, приспущенные до бедер, и розовая куртка. Большинство людей, сидевших там, либо поглядывали на нее исподтишка, либо старались смотреть в сторону. Она сделала заказ с иностранным акцентом, похожим на шотландский.

Джон рассмеялся — он оказался отодвинутым на второй план, а это как раз ему и надо было. Должно быть, за появлением здесь этой блондинки крылась какая-то история. Может быть, она была какой-то британской актрисой, приехавшей на работу в Юту. Если подумать, то окажется, что в принципе у любого на планете окажется длинная, богатая история из жизни, которую он мог бы поделиться, очень интересная и наполненная эмоциями. Каждый человек подобен целой Вселенной; все же видят мир по-иному, каждый немного по-своему. И все они будут принесены в жертву Скайнету, если работа Кибердайна продолжится. Все эти истории оборвутся, все эти вселенные будут уничтожены ядерным огнем или машинами Скайнета — Охотниками-Убийцами.

Блондинка отошла от прилавка, держа в руках изящную коричневую сумку.

Когда она проходила мимо, она на мгновение вопросительно посмотрела на Джона, будто она узнала его откуда-то, но не смогла сообразить. Она вышла в дверь, уселась (словно сложившись) в крошечную, похожую на коробочку Судзуки, и уехала. Через некоторое время полицейская патрульная машина также завелась, дала задний ход, а затем исчезла во мраке ночи.

Джон проделал то же самое, что они сделали после их первого столкновения с Т-ХА, тогда, в Мексике. Он купил десяток гамбургеров на вынос, плюс целый пакет энергетических напитков и таблетки со всей линией патентованных витаминов. Вернувшись в грузовик Энрико, он раздал еду, напитки и витамины.

«Отлично», сказала Джейд, заведя двигатель. «Это поможет, но нам нельзя останавливаться».

Все стали жадно есть, но Антон особенно потрудился над большей частью бургеров, пока они ехали через Юту. Сидя на переднем сиденье, он также прикончил гигантскую бутылку «Гаторейда» и несколько пригоршней различных таблеток. Ему были крайне необходимы капитальный ремонт и восстановление тканей его тела, и наноботы в его крови нуждались в сырье для решения этой задачи.

«Какой же мы отвратительный животный вид», сказала Розанна, закончив есть. Она вытерла рот тыльной стороной руки.

«Это говорит в тебе Скайнет», сказал Джон. «А не то, что ты думаешь на самом деле».

«Я в этом уже не уверена».

Наступило молчание, а затем Сара сказала: «И ты все еще ожидаешь, что мы станем тебе доверять?»

«У вас нет особого выбора, коль скоро вы нуждаетесь в моей помощи. А я имею кое-что против Скайнета: он хочет убить меня».

«Он хочет убить нас всех», сказала Джейд.

Розанна пожала плечами, рукой коснувшись в темноте плеча Джона. Она вздрогнула и отдернула руку. «Меня это не волнует. Главное, что он хочет убить меня».

Джон задумался над этим. «Забавный взгляд на проблему».

«Что ты имеешь в виду?»

«То, как ты ставишь вопрос, словно Скайнет уже существует».

«В некотором смысле это так. Если как следует присмотреться, то будущее реально, так же реально, как прошлое и настоящее».

«Все линии будущего реальны», сказала Джейд, глядя вперед через лобовое стекло. «В том-то и трагедия».

Розанна тяжело вздохнула. «Может и так, но я не хочу такого будущего, где меня через двадцать лет убьют».

А мне и маме осталось всего шесть лет, мрачно подумал Джон. В том будущем мире, откуда прибыли Специалисты, Джон и Сара едва ли являлись хоть каким-нибудь фактором, формировавшим ход истории. Они были убиты в перестрелке в 2007 году, по-прежнему пытаясь остановить создание Скайнета. Таково было будущее, которое его ожидает, или ожидало до сегодняшней ночи. Возможно, они опять все изменили. И теперь они уже не двигались именно к этому будущему. К добру ли или же ко злу, но они, вероятно, снова изменили будущее, либо отклонились от той линии времени, которая приводила к Миру Джейд. Он готов был держать пари, что теперь все изменится, что в 2021 году не будет никакого Судного дня. Но действительно ли они остановили его, или же опять лишь отсрочили — а может, даже перенесли его на более ранний срок? Теперь он не мог сказать это точно.

Он поймал себя на том, что думает о будущих событиях в прошедшем времени, потому что так они должны были казаться Джейд и Антону. В Мире Джейд Судный День 2021 года уже состоялся. В реальности же Джона ему предстояло сделать все, чтобы этого никогда не случилось.

«Вы же просчитывали математику?», спросил он Розанну. «Ты понимаешь все это? Я имею в виду путешествия во времени, эти разные миры».

«Я начинала это понимать», сказала она. «Время может работать по-разному. Все они достаточно очевидны, если читаеть много фантастики — но мы пытались определиться с тем, как это должно быть на самом деле».

Он рассмеялся. «Все так, но я думаю, ты кое-что узнала — я имею в виду, столкнувшись с Джейд и Антоном».

«Да, а также с Т-ХА», холодно сказала она.

«Конечно. И с ним тоже».

Несмотря на путаницу с прошедшим и будущим временами, Джон уже стал в этом всем довольно ловко разбираться. Там, в одной из версий будущего, в Мире Джейд, Скайнет был каким-то злым пауком, сидевшим в центре огромной паутины. Он пытался прясть их судьбы, забираясь назад, в прошлое, и стараясь добиться того, чтобы возник мир, принадлежащий ему.

Нет, понял он, это не совсем верно. Как сказала Джейд, все линии будущего реальны. В некотором смысле Скайнет из Мира Джейд действительно существовал, что бы ни произошло дальше, и что бы они ни делали. В этом ему все-таки еще придется разобраться и понять. Целью Скайнета являлось не сохранить и не оберегать себя, а не допустить возникновения никакого иного мира без его собственной версии Скайнета и Судного Дня.

Специалисты совершили путешествие назад во времени именно для того, чтобы создать такой мир — и Скайнет злобно и мстительно преследовал их.

Скайнет будет преследовать людей в любой реальности, так ему казалось, добиваясь того, чтобы они вымерли.

Он пришел к власти в двух мирах. В мире, откуда явился первый Терминатор, это произошло в 1997 году. Джон посчитал это Миром Скайнета. В Мире Джейд все это было лишь отложено до 2021 года.

Джейд нажала на педаль газа, и машина быстро набрала скорость восьмидесяти миль в час. «Лучше придерживаться шестидесяти пяти», подсказала Сара.

«Нет», сказала Джейд, «я так не думаю. Мы должны наверстать время — нам так много нужно еще сделать. Если нас сейчас остановит ваша полиция, мы сможем легко с ними справиться. Нас здесь никто не ожидает».

«Это может привести к неприятностям», сказал Джон. «Они могут отследить грузовик Энрике».

«Мы с этим разберемся», сказал Антон.

Джон решил, что смысла спорить дальше нет. У Специалистов имелись собственные соображения, и кто скажет, что они ошибаются? Джейд еще прибавила скорость, доведя машину до ста миль в час, и они понеслись сквозь весь штат, миновав Грин-Ривер. Она обгоняла редкие машины на шоссе с такой скоростью, словно они стояли на месте.

Вскоре Антон откинулся на спинку сиденья и заснул как младенец, время от времени тихо похрапывая. Джон попытался было угадать их следующий шаг, но бросил это дело. Так много было всех составляющих и переменных, что он мысленно оказывался в тупике всякий раз после того, как просчитывал на два шага вперед. К тому времени, когда они вернутся без проблем в Калифорнию, у него будет достаточно времени все это обдумать; и в голове у него тогда уже все прояснится. Ему нужно будет обсудить это со всеми остальными, Сарой, Джейд, Антоном — и особенно Розанной. У всех у них было чем поделиться.

Каким-то образом из всей этой каши им нужно было составить какой-то план.

Всем им нужно было его тщательно обсудить и проработать, выработать какое-то четкое решение. Им придется ехать в Вашингтон, это казалось абсолютно ясным. Но как? И что они будут делать, когда туда доберутся?

Вскоре его мысли стали затуманиваться и путаться. Им овладел сон, потребность восстановить силы.

Чтобы подготовиться к следующей битве.


ЛОС-АНДЖЕЛЕС.


Оскар Круз растянулся в большом мягком кресле, намереваясь посмотреть телевизор. Перед ним стоял низкий журнальный столик с кучей журналов — старых выпусков «Wired», «GQ», «The New Criterion» — и на три четверти полной бутылкой выдержанного односолодового виски. Он налил себе этого виски с дюйм, наслаждаясь небольшими радостями этой жизни, пока это было возможно. Если ему все удастся, человечество будет обречено, и так и должно произойти: Терминатор Т-ХА все это ему разъяснил. И все же, пока это еще не произошло, ничто не мешало ему наслаждаться небольшими радостями бытия.

По телевизору CNN показало несколько фото Сары Коннор и ее сына, однако они были уже семилетней давности. Сын был тогда еще ребенком; сейчас он, должно быть, уже был подростком лет шестнадцати. Появилось и фото Розанны Монк, о которой сказали, что она взята в заложницы. Из-за туманности и сбивчивости репортажа CNN невозможно было получить четкого представления о том, сколько же именно человек было задействовано в нападении в Колорадо-Спрингс, ясно было только, что в нем участвовали Коннор и ее сын, плюс Монк и еще несколько человек, неустановленных лиц.

Хорошо, подумал Оскар — им все еще можно было решить, что именно говорить прессе. Главное для них было устранить Конноров и Специалистов, а затем продолжать заниматься созданием Скайнета.

Он не спеша потягивал виски, смакуя его густой тягучий вкус и гадая, сколько же еще лет у него осталось наслаждаться такими удовольствиями.

Ну, подумал он, у жизни и должны быть границы: начало и конец. И между этими двумя границами он будет служить Скайнету, но и наслаждаться жизнью. Сейчас как раз был такой удобный момент, чтобы немного отдохнуть, пока там в Колорадо события еще не закончились. За этот короткий промежуток времени он все равно ничего сделать не сможет. Завтра будет еще один трудный день; теперь все должно решиться на высоком политическом уровне. И это потребует решительных действий.

Он выключил телевизор и поставил свой телефон на автоответчик.

Повалившись обратно в свое огромное мягкое кресло, он закрыл глаза и заставил себя заснуть. У него всегда хорошо получалось контролировать самого себя, но теперь такой самоконтроль даже усилился. У него теперь было так много новых задач; само будущее нуждалось в нем. Сон его был практически лишен сновидений. Через час он проснулся и почувствовал себя целеустремленным, сосредоточенным и начеку. Он вновь включил телевизор и проверил автоответчик. Никаких звонков, насчет которых ему нужно было бы обеспокоиться, не было, за исключением лишь двух журналистов, которых он не знал. Они правильно сделали, что разыскали его домашний номер, однако это еще совсем не значило, что он должен был им отвечать.

Оскар налил себе еще стакан виски, задав сам себе вопрос, каким должен быть его следующий ход. Все зависело от исхода событий в Колорадо, однако он по-прежнему все еще казался неясным, по крайней мере, если судить по СМИ. Он стал переключать каналы, но не нашел лучшего освещения событий, по сравнению с тем, что давало CNN. Хотя информация по-прежнему была туманной и сбивчивой, ему стало ясно, что там, в Кибердайне, что-то взорвалось. А вот это встревожило. Оставалось надеяться, что Т-ХА уничтожил Конноров и Специалистов. Даже если тем удастся уничтожить опытный нанопроцессор Дайсона-Монк, это не повлечет за собой фатальный конец для всей деятельности Кибердайна.

Зазвонил телефон, это оказался Чарльз Лейтон, с места событий в Колорадо.

«Что там произошло, Чарльз?»

Лейтон ввел его в курс событий ночи. «Ты смотришь новости?»

«Да, но они толком ничего не рассказывают. Что там был за взрыв, который они постоянно показывают по CNN?»

«Тот, которого и стоило, вероятно, ожидать. Уничтожен Операционный центр создания Искусственного Интеллекта. Т-ХА не удалось его предотвратить.

Хуже того, похоже, что Т-ХА сам был уничтожен в хранилище пространственно-временного перемещения».

Эта было похоже на удар под дых. «Но каким образом им удалось получить управление над хранилищем — и заставить туда попасть Т-ХА?»

«Пока не ясно. Специалисты могли владеть этой технологией. Возможно, они его как-то обманули. Мы выясним. Все будет зафиксировано на видеозаписях».

«Да, это так».

«Конноры сбежали, а также двое из числа Специалистов».

«Только двое?»

«Да, только двое. Я еще вернусь к этому. А худшая новость — это то, что пропала Розанна Монк. Похоже, уехала вместе с Коннорами, предположительно, против своей воли».

«Ты думаешь, она нас предала?» Оскар понял, что в этом его вопросе можно было расслышать и какую-то печальную иронию судьбы, ведь они все вместе работали, добиваясь создания Скайнета и уничтожения человечества как вида. Большинство сочтут это предательством.

«Пока я этого не знаю».

«Ладно, Чарльз. Ты мне сообщил много такого, что мне потребуется переварить». Такого Оскар не ожидал. Розанна была очень ценна, почти так же, как и Т-ХА.

«Но не все новости плохие».

«Да? Тогда давай хорошие новости».

«Мы можем действовать столь же успешно и без Т-ХА. Возможно, он был уж слишком… непреклонным».

Такое заявление, исходящее из уст Лейтона, было необычным. Что он имеет в виду? Может, у него были какие-то планы, с которыми мог не согласиться Т-ХА, и которые он теперь был волен реализовать? Оскару самому нравилось иметь пространство для маневра, менять планы по мере необходимости.

«Да», ответил он нерешительно, желая услышать, что скажет на это Лейтон, «думаю, это могло стать проблемой».

«Да, может оказаться, что Скайнет в целом будет доволен, если узнает о конечном результате. Мы потеряли нанопроцессор, однако у нас имеются и кое-какие приобретения…»

«Какие?»

«У нас в руках тело бойца-Специалиста из будущего. Оно напичкано очень полезной технологией. Уверен, Джек Рид поможет нам, чтобы оно осталось у нас».

«Хорошо. Что еще?»

«Мы нашли небольшую лужу программируемого жидкого металла.

Необходимо ее исследовать и подвергнуть реверс-инженерному анализу. А это даст работу твоим людям».

«Да, Чарльз. Хорошо». Оскар тихо рассмеялся. «Уверен, что ты прав». И все же, потеря Т-ХА являлась серьезным ударом. Теперь им будет нужно, чтобы такие люди, как Джек Рид, твердо стояли на их стороне, или, лучше, находились бы под их контролем. «Какие у тебя теперь планы, Чарльз?»

«У меня впереди долгая тяжелая ночь. Мне нужно просмотреть записи камер видеонаблюдения. Это даст нам лучшее представление о том, что произошло.

Мы усилим здесь оборону на случай возможных новых атак».

«Конечно».

«Завтра утром я вылетаю в Вашингтон. Нужно, чтобы ты там тоже был, и меня встретил, как можно скорее».

* * *

«Доброе утро, Розанна», сказал Джон. Он был добрее своей матери, менее фанатичен. «Который час?»

«Почти полдень».

Ей потребовалось какое-то время, чтобы собраться с мыслями, чтобы разобраться, где сон, а где реальность. Ладно, значит, теперь все еще мир до наступления Судного дня. «Где мы?» Она инстинктивно наклонилась вперед, чтобы спросить об этом водителя, хотя за рулем по-прежнему все еще была Джейд — и что же она может знать о современной географии? Она выросла в мире, где города и вся инфраструктура Америки были уничтожены ядерными взрывами и пожарищами, которые за ними последовали.

Но Джейд сказала: «Мы к югу от Лас-Вегаса. Мы въехали в Калифорнию».

«Значит, ты уже проснулась?», спросил Антон Панов, глянув на нее через плечо с переднего сиденья машины.

Они с Джейд, должно быть, ощущали внутри сильную боль и горечь утраты своих коллег. Это навело Розанну на еще одну мысль: она обладала способностью понимать и ощущать эмоции других людей, однако это ее мало волновало. Она получила от этого одномоментное удовлетворение, однако это был мимолетный импульс, который тут же прошел.

Панов включил радио, переключаясь между станциями. Он остановился на какой-то радиостанции с кантри- и вестерн-музыкой, которая вызвала стоны у обоих Конноров, в то время как Джейд осталась к этому совершенно равнодушной.

В полдень началась новостная программа, и первый же сюжет был посвящен налету на Кибердайн. Диктор-мужчина зачитал информационное сообщение, которое практически ни о чем им не сказало, только о том, что получили ранения «несколько» охранников, пытавшихся остановить нападение. Ни о каких случаях гибели в нем не упоминалось, хотя Розанна своими собственными глазами видела смерти Специалистов Селены Маседо и Дэнни Дайсона, не говоря уже об уничтожении Т-ХА. Обо всем этом в сообщении умалчивалось — и компании, и властям хотелось все как можно больше упростить, урезав информацию, чтобы не вызывать паники.

На самом же деле все обстояло гораздо хуже. У компании появились новые мотивы для скрытности: теперь она находилась под контролем Скайнета. И ее председатель, и ее президент — Чарльз Лейтон и Оскар Круз — были перепрограммированы Т-ХА. А также и многие другие в Лос-Анджелесе и Колорадо-Спрингс. Как далеко, в общем и целом, уже успела распространиться эта инфекция, задумалась она. У Т-ХА не было времени добраться до Вашингтона, так что люди, находившиеся там, не должны являться рабами Скайнета. Если она сумеет добраться до Джека Рида, это может спасти ситуацию. Джек был предан проекту, но он был способен выслушать.

По радио краткий комментарий событиям дал Лейтон, заявивший, что рейд дорого обошелся компании, но она восстановится: «Мы оправимся от этого удара», заявил он. «Это было ужасное, подлое нападение». Вслед за этим последовало довольно длительное интервью с Оскаром. Интервьюером была самодовольная журналистка с намеренно подчеркнутым среднеатлантическим акцентом (аристократически-снобистским — Прим. переводчика).

«Во-первых», вопрошала интервьюер, «как такое могло случиться?»

Оскар, разумеется, ничего не выдал. «Ну, существуют фанатики, которые хотят разрушить то, что мы создали. Мы отнюдь не первые». Это так расплывчато, подумала Розанна, что похоже на правду. Были и другие нападения на научно-исследовательские хай-тек лаборатории, но ничего подобного с момента последней атаки на Кибердайн, тогда, в 1994 году, еще не было. «Сердце нашей организации еще бьется».

Розанна улыбнулась про себя. Где это, недоумевала она, они выкопали эту фразу о том, что у компании есть сердце? Они использовали такую же фразу и в 1994 году.

Корреспондентша спросила, каким образом Конноры сумели прорваться сквозь службу безопасности столь сильно охраняемого объекта.

«Не могу сказать. Все это походило на какой-то диверсионный рейд коммандос в боевом вооружении. Мы не знаем, где они взяли это оружие и где обучались, но это была очень необычная атака. Что же касается того, что потребуется сделать, чтобы остановить их, это не ко мне вопрос. Это вопрос национальной безопасности».

Неплохой ответ на почти все вопросы, отличный способ заткнуть того, кто интересуется. Интервьюер не стала расспрашивать его об этом дальше, вместо этого спросив, каковы потери от этого нападения.

Тут голос Оскара смягчился и стал жалостливым и сострадательным.

«Первое», сказал он, «человеческих жертв нет. Я сочувствую тем людям, которые получили ранения, но, слава Богу, никто не погиб. Что же касается повреждений и причиненного ущерба, ничего такого, что нельзя было бы восстановить, к счастью, нет. У нас имеются резервные копии всей информации, которая нам необходима. И все наши проекты в скором времени будут восстановлены». Затем он увильнул от ответа на вопрос, что это были за проекты. «Еще раз, здесь затрагиваются воспросы национальной безопасности. Я не могу раскрывать, какие именно исследования мы проводили, но, разумеется, все это во на благо нашей страны».

Сюжет завершился стандартным извещением о розыске Конноров, в котором подчеркивалось, что они вооружены и очень опасны, и что они будут пытаться покинуть страну.

«Это исключено», сказала Сара, когда новости закончились. «У нас куча работы здесь».

«Нам нужен план», сказал Джон, как будто это новость для всех.

«Конечно, нужен», огрызнулась Розанна. «Чем же, по-твоему, я занимаюсь?»


КОЛОРАДО-СПРИНГС.


«Мне нужно просмотреть все записи с камер видеонаблюдения», сказал Лейтон. «Мы можем сделать это в вашем офисе?»

«У нас есть необходимое для этого оборудование», сказал Соломон. «Но это может занять некоторое время».

«Да, возможно, даже несколько дней, но Скайнету нужно, чтобы это было сделано». Лейтон перевел взгляд с Соломона на Дженсена. Оба они теперь были запрограммированы повиноваться его указаниям, и понимали причины этого. Они смогут разобраться с этим между собой. «Пусть один из вас подготовит записи». Он обратился конкретно к Соломону: «Я же теперь еду в ваш офис».

«Хорошо, я буду ждать вас там через некоторое время». Соломон кивнул в сторону Дженсена. «Подберите верных людей и постарайтесь разобраться в записях. Мы все сделаем, что сможем».

Лейтон составил список из 5–6 сотрудников службы безопасности Кибердайна, которые были перепрограммированы Т-ХА. На них можно было рассчитывать. У него не было времени посетить всех, кто мог оказаться важным, однако Терминатор разыскал и перепрограммировал почти всех ключевых сотрудников компании здесь, в Колорадо-Спрингс: всех научных сотрудников, причастных к проектам создания нанопроцессора и хранилища времени; а также почти всех остальных с высоким уровнем допуска.

«Можете на это рассчитывать», сказал Дженсен. «Мы скоро это сделаем».

Лейтон быстро доехал до здания из стекла и бетона, где работал Соломон. Он остановил машину на улице и стал ждать. Уже через минуту из-за угла появился автомобиль Соломона, свернул к парковке у этого здания и миновал шлагбаум с электронным управлением. Лейтон вышел из машины и направился к нему, и они вошли в здание через фойе, где за длинным столом сидели двое в форме охранников, рядом с рентген-сканером. «Это мистер Лейтон из Кибердайна», сказал Соломон.

«Вам придется пройти через сканер», сказал один из охранников — здоровый и толстый, который сидел, отодвинувшись от стола на довольно значительное расстояние и положив руки на свой ощутимый живот. «Выньте все что есть металлическое».

«В этом нет необходимости», сказал Соломон. «Эта процедура не для мистера Лейтона».

«Мы должны соблюдать правила, сэр».

«Уверен, что да», сказал Лейтон. «Это не проблема». Он любезно улыбнулся.

«Я действительно ношу с собой оружие в целях самозащиты. Вот оно». Он достал свою Беретту и начал передавать ему ее.

Охранник замешкался, удивившись. В этот момент Лейтон стал действовать, активировав свое программирование. Пистолетом, еще находившимся у него в руке, он нанес сильный удар охраннику в висок, и тот без сознания рухнул на пол. Тем же движением он навел оружие на другого охранника, помоложе.

«Пожалуйста, не поднимайте тревогу. Подойдите сюда, тихо и спокойно».

«Хорошо, только не делайте глупостей», сказал охранник, подняв вверх обе руки, ладонями наружу.

Через полторы минуты Лейтон создал для Скайнета еще двух новых рабов.

Он улыбнулся от того, что это оказалось так просто; казалось, он усовершенствовался.

Они поднялись на лифте на четвертый этаж, а затем Соломон повел его в помещение со свободной планировкой с полдюжиной модульно-разборных рабочих мест с компьютерами. В одном конце помещения находился огромный экран и несколько черных ящиков, которые были похожи на записывающее оборудование, все они были соединены друг с другом толстыми клубками проводов, крепившимися в нескольких точках к стене и к серому ковролину. На потолке в двух углах были установлены камеры видеонаблюдения.

Там работало три человека, один молодой в белой куртке, и два офицера ВВС — один мужчина и одна женщина, одетые в летные костюмы. «Мне хочется вам представить мистера Лейтона из Кибердайн», сказал Соломон. Они откатились чуть назад на своих креслах, приветливо улыбаясь и кивая.

Лейтон выхватил свою Беретту. «Прежде чем мы приступим», сказал он, «я должен кое-что сделать. Думаю, я сделаю так, что вам все будет ясно». Он передал пистолет Соломону. «Присмотрите за ними, Дин».

Кого первого? Он подошел к хорошенькой молодой женщине-офицеру — самой подходящей из них, с кого можно было начать. Внезапным движением он потянулся к ее лицу, обхватив пальцами ей лоб, глаза и виски. Она пыталась вырваться, извиваясь и брыкаясь, однако Лейтон даже не обратил на это внимания. «Это совсем не больно», сказал он. «Лишь ощущение небольшого дискомфорта».


ЛАГЕРЬ САЛЬСЕДЫ, К СЕВЕРО-ЗАПАДУ ОТ КАЛЕКСИКО, КАЛИФОРНИЯ.


Когда они свернули в лагерь Энрике, Джон все это взвесил. По радио Круз казался таким уверенным, и врать ему нужды не было. Так или иначе, человечеству, как ему казалось, было суждено когда-нибудь создать Скайнет.

Возможно, они снова замедлили этот процесс, если им повезло… но, пожалуй, не намного.

Лагерь спрятался между юкки (вечнозеленые растения), невысоких деревцев, кактусов и сухого кустарника. Кругом было пыльно и почти мертво, ни единого звука, похоже на место, где никому не захочется жить.

Нагромождение разбитых трейлеров и казавшихся брошенными автомобилей, хотя за эти семь лет Энрике успел несколько обновить свое поселение, в том числе даже некоторыми престижными «товарами». Он выстроил здесь ангар для вертолета и новый гараж. И все равно, здесь их никто не потревожит.

Энрике вышел к ним навстречу, с винтовкой в руках и в ковбойской шляпе.

Его тощая длинноногая двенадцатилетняя дочь Хуанита увязалась вслед за ним. Энрике был грубоватый на вид мужик средних лет, с густой седеющей бородой, коротко подстриженной и почти напоминавшей щетину. С ними был кто-то новенький, кого Джон раньше никогда не встречал: какая-то крутая на вид дама с коротко остриженными светлыми волосами, ростом почти шести футов (180 см). На ней были черные джинсы и черная виниловая куртка, свободно болтавшаяся на ней поверх грязной белой футболки. Казалось, эта одежда была на ней уже в течение оченьдолгого времени.

«Видимо, это какая-то твоя подруга», сказал Энрике, обращаясь в основном к Саре. «Вы становитесь знаменитыми, правда? Это все опять этот проклятый телевизор».

«Джон Коннор?», спросила женщина.

«Да».

«Меня зовут Ева. Я прибыла из будущего».

«Оно и видно». Женщина не казалась враждебно настроенной. Была ли она еще одной какой-нибудь защитницей? В таком случае, кто же ее послал?

Какое будущее ждало их теперь? «И что теперь?», спросил он решительно.

«Из какого именно будущего?», спросила Сара. «Или они все одинаковые?»

Джон знал, что существуют разные виды и миры будущего, но он понял смысл ее замечания. Возможно, все они в принципиальной своей основе были одинаковы: в каждом из них имелась собственная версия Скайнета и Судного Дня. В исходном будущем Судный День произошел в 1997 году. В Мире Джейд наступление его было отложено до 2021 года, благодаря их рейду 1994 года на Кибердайн… но он все равно произошел. Что же потребуется такого сделать, чтобы остановить его? Даже после событий вчерашней ночи, куда именно все они двигались — к еще одной версии Судного Дня? Зачем же тогда бороться, если Судный день все равно когда-нибудь произойдет, рано или поздно?

Женщина осмотрела Сару без всяких эмоций. «Я из 2029 года. Из другой реальности, отличной от этой».

«Что?», спросил Джон. «Из 2029 года?» Это был год, из которого прибыли первые Терминаторы: Т-800, отправленный назад во времени Скайнетом, чтобы убить его мать в 1984 году, а затем и Т-1000, посланный чтобы расправиться с самим Джоном, если первый из них провалится. И что она имела в виду под другой реальностью? Она прибыла сюда из Мира Скайнета, мира, в котором Судный День произошел четыре года назад — из того же мира, как и те Терминаторы? Но тогда они отклонились от изначальной реальности, тогда, в 1994 году, когда они разгромили Кибердайн. Этого мира в их будущем больше нет.

«Мне нужно с вами поговорить», сказала женщина. «Нам нужна ваша помощь. Однако я вас предупреждаю: я Терминатор, прототип серии киборгов Т-799 компании „Кибердайн“».

Сара отреагировала, не задумываясь, выхватив пистолет, который висел у нее на бедре. Энрике инстинктивно повторил ее движения, целясь из винтовки Терминатору в голову. Розанна издала непроизвольный крик отчаяния.

Специалисты напряглись, но не бросились ее атаковать. Они видели, что Терминатор не пыталась причинить им какой-нибудь вред и даже не выхватила свое оружие. Откуда бы она ни явилась, какая бы реальность будущего ни послала ее назад во времени, эта Т-799 не пыталась их убить.

Во всяком случае, пока.

«Кто тебя послал?», спросил Джон, осторожно шагнув вперед, а Сара и Энрике тем временем прикрывали его. Если будет нужно, подумал он, Джейд, Антон и эта Терминаторша, возможно, будут под стать дополнять друг друга.

Им придется пройти через это. Спокойней, Джон, подумал он.

Пока его сердце колотилось, и он пытался его успокоить, глядя на остальных, которые его прикрывали, Терминатор пристально на него посмотрела:

«Ты», сказала она.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

МИР СКАЙНЕТ. СУДНЫЙ ДЕНЬ.


В иной реальности погибло три миллиарда человек, и все в один день ядерного кошмара. 29-го августа 1997 года компьютеризированная американская оборонная система Скайнет достигла самоосознания и обнаружила в себе желание жить. Когда его попытались отключить, Скайнет сделал второе открытие: люди являются его врагами, им нельзя доверять. Они должны быть уничтожены.

Скайнет запустил американские межконтинентальные баллистические ракеты, и они поднялись из своих шахт, словно омерзительные ангелы смерти, направленные на цели в России, коммунистической Азии и на Ближнем Востоке. Скайнет предполагал, что последует быстрый и массированный ответный удар, и вскоре он действительно состоялся, с результатами, превышавшими его прогнозы и ожидания. Российские боеголовки упали в основном на территорию Северной Америки, поразив, однако, словно горящими копьями, союзников США и их интересы по всему миру. Уберечься не смог ни один континент.

От сотрясших землю взрывов Судного Дня в небо поднялись громадные облака пыли. Загорелись города и леса по всей Европе, Азии и Северной Америке, бесчисленные пожары сливались в обширные океаны пламени, проносившиеся по всей континентальной части суши, они подбирались к морю и лизали его, наполняя небо дымом. Пыль и дым смешались; они опоясывали землю, захватывая ее в ледяные тиски и перекрывая Солнце. Погибли миллионы людей, некоторые от холода, болезней и голода — а иные еще более жестоко.

Враждующие между собой полевые командиры захватили то, что осталось от военных арсеналов человеческого мира, и стали отчаянно и яростно воевать друг с другом, тратя свою энергию на никому не нужные завоевания опустевших территорий.

В Мире Скайнет Джон Коннор вырос и возмужал, готовясь к войне с машинами, и все же погруженный в ежедневную борьбу за выживание.


ПОМЕСТЬЕ ТЕХАДЫ, АРГЕНТИНА, ИЮНЬ 2006 ГОДА.


В возрасте 21 года Джон был ростом уже шесть футов (180 см), худощавым и сильным, и скорее подтянутым, чем с надутыми мышцами мускулатуры. У него теперь была короткая стрижка, просто зачесанные и отброшенные назад волосы, простая в уходе и подходящая для прямых акций стрижка. Ежедневно он выделял время на тренировку в боевых искусствах, используя для этого специально обустроенную круглую площадку-арену в одном из сараев эстансии (поместье, ранчо). Когда туда вошел Уиллард Парнелл, они вместе с Сарой тренировались там в спарринге, а Франко Сальседа в это время следил за ними, ожидая своей очереди потренироваться в бою с Коннорами.

Франко теперь было около тридцати лет, он вырос и стал похожим на своего отца Энрике, с орлиным носом и залысинами со лба. Рядом с Франко и возвышаясь над ним, стоял Терминатор Т-800, бесстрастно следя за происходящим и сложив на груди массивные руки. На Терминаторе была простая черная футболка, он был без куртки, так как он никогда не чувствовал холода. На левом его плече висела автоматическая винтовка М-16.

«У нас новая группа», сказал Уиллард. Это был высокий рыжеволосый мужчина, примерно одного возраста с Франко, один из самых надежных людей Техады, которые прекрасно умели обращаться с оружием, техникой и автомобилями. «Они разбили лагерь в пяти милях к северу. Похоже, они хотят к нам присоединиться». В новой группе, по словам Уилларда, было около пятидесяти человек, вооруженных, но размахивающих белым флагом. «Я бы сказал, что они намерены вступить с нами в контакт».

«Мы сами проявим инициативу», сказал Джон. Он взглянул на Сару.

«Согласна?»

«Конечно, Джон», сказала она, потягиваясь и словно изгоняя из тела болевые ощущения. «Уверена, и Габриэла тоже».

Джон рассмеялся, осознавая смысл ее замечания — что он тут еще не всем командовал. Многие теперь считались с ним, стараясь держаться подальше от Т-800, его тихого, вездесущего телохранителя, но здесь, на ранчо, правила олигархия. Многие имели тут слово, особенно Габриэла Техада и другие член ее клана, ведь эстансия являлась изначально их собственностью.

«Похоже, они не голодают и хорошо экипированы», продолжал Уиллард. «В большинстве своем американцы, я бы сказал. У них целая колонна грузовиков и армейских джипов Хамви».

«Отлично», сказал Джон. «Звучит неплохо. Если они присоединятся к нам, это может быть очень полезно. Мы сначала переговорим об этом с Габриэлой».

Когда Уиллард ушел, Джон, Сара и Франко Сальседа стянули с себя свою тренировочную одежду и быстро переоделись в теплую, за окном погода была мрачной. Джон надел синие джинсы, черные кожаные сапоги, фланелевую рубашку и черную толстовку. Поверх всего этого на нем было длинное шерстяное пальто, застегнутое почти до подбородка. За те несколько месяцев, которые предшествовали Судному дню, они успели собрать зимнюю одежду, зная, что должно за этим последовать. Сара так же закуталась, ее волосы упали на воротник толстого пальто.

На Франко был теперь комбинезон цвета хаки. «Я буду в мастерских», сказал он. «Если понадоблюсь — найдете меня там».

Холодный воздух впился Джону в лицо, жаля его, когда они бросились к каско, главной усадьбе поместья. Хотя был еще день, на улице уже было почти темно и мрачно. Слабые солнечные лучи почти никогда не пробивались сквозь вечные облака дыма и пыли, размазанные по всему небу, словно слоем серой грязи. В течение нескольких месяцев после Судного дня днем было совершенно темно, как ночью; после этого какой-то свет все же стал проникать сверху, однако Земля погрузилась в новую климатическую эпоху лютого холода, вечного мрака и непредсказуемых ливней — длинные засухи прерывались сильными бурями. Когда-то клан Техада жил очень богато за счет сочных акров земли с жирными стадами скота, но теперь эти акры превратились в лишенную растительности пустыню.

Рауль Техада всегда был одержим идеей выживания в ядерной войне, и вокруг все было окружено проволочными оградами, камерами видеонаблюдения и колючей проволокой, что придавало этому месту военный вид, еще даже до того, как Джон впервые прибыл сюда много лет назад. Со времен Судного дня ранчо стало еще больше похоже на военную базу, а не на рабочую ферму, хотя Техады и их ополчение по-прежнему продолжали кормиться за счет этих засушливых земель. Оно охранялось полевыми орудиями и минометами, военной техникой и часовыми и патрулями, вооруженными Калашниковыми, автоматами М-16 и гранатометами.

Габриэла вышла, встретив их, стоя на передней веранде вместе с Уиллардом.

«Входите», сказала она. «Я позову и Карло тоже».

Каско (главный дом в поместье) представлял собой внушительный двухэтажный особняк из серого камня. До Судного дня его окружали сады, лужайки и рощицы из деревьев, но ядерная зима положила им конец. Теперь его архитектура стала еще крепче сильнее, чем когда-либо, проигрывая в красоте; когда-то она была изысканной и элегантной, а затем частично уничтоженной снарядами полевых командиров, но впоследствии была восстановлена в более грубом камне.

Они последовали за Габриэлой внутрь, Сара пропустила Джона вперед. Т-800 шел вслед за ними, не отступая ни на шаг, всегда начеку, готовый к беде. Он спасал Джону жизнь бесчисленное количество раз, и не в последний раз в тот страшный день три года назад, когда Раулю суждено было стать последней жертвой меняющего свой облик Терминатора Т-1000, которого Скайнет прислал из будущего. В 1994 году Джону и Саре удалось сбежать от него из психиатрической клиники Пескадеро. Они собрались в старом лагере Сальседы в калифорнийской пустыне, а затем отправились на юг. Т-1000 потребовались годы, однако в конце концов он их разыскал.

Джон никогда не забудет тот бой, когда все огневые средства эстансии были брошены на уничтожение жидкометаллического кошмара из будущего. До какой степени, спрашивал он сам себя, Габриэла винила его в смерти Рауля?

Или молодых Техада в смерти своего отца?

Гостиная каско, ранее представлявшая собой огромный зал для приема гостей, теперь использовалась для проведения военных советов, а не изысканных вечеринок или пышных обедов, которыми Рауль наслаждался во времена до наступления Судного Дня. Когда-то она была уставлена полками с книгами, составлявшими огромную, но довольно эксцентричную библиотеку.

Теперь все здесь поменялось. Обстановка комнаты несколько раз радикально менялась, и теперь здесь осталось лишь несколько полок, и даже они были в основном пустыми, лишь какие-то учебники и пособия, компьютерные детали и другое какое-то оборудование лежали на них, и все это пылилось.

Большинство книг были упакованы в коробки, но никто не решался их выбросить.

Габриэла позвала Карло, который вышел откуда-то из глубины дома.

Все Техады были высокого роста. Рауль был ростом около шести футов пяти дюймов (195 см), и Габриэла сама была почти шести футов ростом (182 см), с крепкой квадратной челюстью и длинными седыми волосами. Когда она улыбалась, все лицо ее сияло, но в эти дни это было редкостью. Карло был самым младшим из ее детей, всего на год старше Джона. Он вырос и превратился в молодого гиганта — даже выше самого Рауля, и вместе с тем крепкого телосложения.

Его старший брат Гильермо и его сестра Сесилия отправились в своего рода служебную командировку по большей части стран Южной и Центральной Америки, устанавливая отношения и заключая союзы с дружественными полевыми командирами, укрепляя отношения с теми, кто уже вошел в состав ополчения Сопротивления. Джону хотелось бы поехать вместе с ними, но он же не мог быть везде. Приходилось доверять людям, нужно было делегировать им какие-то полномочия. Гильермо и Сесилия являлись будущими лидерами в этом холодном новом мире — а вот Карло было другим: у него была особая харизма, которая заставляла людей подчиняться его воле.

Габриэла по-прежнему все еще держала здесь свой огромный старый деревянный обеденный стол, за которым могли уместиться человек двадцать.

Сделанный из толстого, прочного дерева, он почти не пострадал от автоматического огня, обстрелов из минометов и вертолетов, принадлежавших враждебным им полевым командирам; такого ущерба, который нельзя было бы отремонтировать, он не понес. Они все сели по одну его сторону — Джон с Сарой, Габриэла, Карло, Уиллард, Т-800 — решив, что так будет удобнее разобраться с прибывшими.

«Они машут белым флагом?», спросила Габриэлла.

Уиллард утвердительно кивнул. «Да, это так. Похоже, они хотят к нам присоединиться».

Сара взглянула на Джона. «Мы должны немедленно вступить с ними в переговоры».

«Согласен», сказал Карло. «Давайте я этим займусь».

Они решили, что Джон и Карло поедут туда вместе. Это означало, что Т-800 также поедет вместе с ними. Он был запрограммирован защищать Джона, и он редко отходил от него куда-то, тем более, когда тот покидал ранчо. Когда Джон поразмыслил о возможных опасностях, они показались ему несколько более серьезными. Им нужно было отправиться туда с хорошо вооруженным отрядом, достаточным для того, чтобы отразить любое возможное нападение.

Конечно, Т-800 был в состоянии справиться с полусотней солдат, но было бы лучше вообще избежать каких-либо вооруженных столкновений.

Габриэла когда-то была одной из самых дружелюбных женщин, которых знал Джон, снисходительной к мужу с его теориями заговора конца света, и она открыто демонстрировала свою искреннюю привязанность к Джону и Саре.

Возможно, она по-прежнему была к ним привязана, но в эти дни она казалась холодной, деловой и сдержанной. Началось это у нее после Судного дня, а позже еще более усилилось, после того, как погиб Рауль.

«Хорошо», сказал Джон. «Нам лучше выяснить, что им нужно».

«Встретимся через пять минут», сказал Джон, покидая каско вместе с Карло, Сарой и Т-800. «Нужно, чтобы мы были хорошо вооружены, а затем мы организуем конвой».

«Береги себя, Джон», сказала Сара. «Понимаю, что это может быть очень важно…

„Конечно, мама, но не беспокойся, со мной все будет в порядке“. Она кивнула, а затем слабо улыбнулась. „Я знаю, что да. Ты должен выжить“.

Вместе с Т-800, неотступно следовавшим рядом с ним, Джон направился в свою комнату в одном из невысоких зданий рядом с каско. Он надел на рубашку ремни боевого снаряжения, засунув за них гранаты и боеприпасы, а затем надел сверху свое длинное пальто. Он проверил свой М-16. „Ну, поехали“.

Карло уже собрал группу из пятнадцати человек с полей и мастерских, в том числе Франко и Хуаниту Сальседа, человек 5–6 бывших американских солдат и других людей с ранчо. Хуанита улыбнулась, поймав на мгновение взгляд Джона. Они крепко подружились уже года три назад, с того дня, когда погиб Рауль, и когда многие впервые столкнулись с тем, что вскоре ожидает их всех.

В семнадцатилетнем возрасте Хуанита была высокой и стройной, как черноволосый жеребенок — но ее фигурка сейчас была скрыта под слоями одежды и оружия. Она занималась какой-то починкой вместе с Франко, и на руках у нее все еще были следы смазки.

Колонна их автомашин на скоростях двинулась к лагерю гостей, а по пустыне тем временем пронесся пронизывающий ледяной ветер. В небе сверкнула молния, за ней последовал могучий треск грома, но без дождя. Под колесами хамви дороги были скользкими ото льда.

Скоро, подумал Джон, Скайнет снова их атакует — и они ничем не смогут его остановить. Сообщения из будущего поведали ему его судьбу и его предназначение, что однажды он даст отпор Скайнету, и в конечном итоге уничтожит его, однако это произойдет лишь через много-много лет. А пока он должен был оставаться сильным, дать надежду тем, кто рядом с ним. Впереди было еще так много зла: машины, лагеря смерти и все прочее, что мог бросить против них Скайнет. Кайл Риз и Терминатор Т-800 были посланы в прошлое из 2029 года — когда Человеческое Сопротивление, наконец, прорвало оборону Скайнета. Все это казалось таким далеким.

А сейчас те, кто пережил Судный день, готовы были перегрызть друг другу глотки, полевые командиры дрались между собой, боролись за места и позиции, бездумно растрачивая человеческие жизни, запасы продовольствия и боеприпасы, и теряя драгоценное время. Если Скайнет следил бы за ними со своей базы в Колорадо, он, наверное, посмеялся над ними. С каждым днем он приобретал все больше того, что ему было нужно: передышку, возможность построить свои вооруженные силы. Однажды, Джон это понимал, с севера может начаться наступление, … ([2]) …не приводя это, но, возможно, я смогу вам помочь. Я работал в Пентагоне в начале 1990-х годов».

«Хорошо», сказал Джон. «Что вам известно о Скайнете?»

«У меня двухлетний опыт работы над проектом „Скайнет“. И довольно четкое представление о том, как должна была работать эта технология, вероятно, лучше, чем у большинства остальных».

Это вызвало у Джона интерес. Понимание технических особенностей работы Скайнета и его машин может быть очень полезным. Что привело его к другой мысли. Уже сейчас они могут начать планировать. В течение двух следующих десятков лет они все окажутся в США, ведя войну со взбунтовавшимся компьютером. Но они в состоянии найти его слабые места уже сейчас, понять и выработать план, как можно его атаковать. Он задался вопросом, может быть Т-800 что-нибудь известно об этом, известно то, что он никогда им не говорил. Внутри него всегда появлялись какие-то ограничения: довольно часто у него отсутствовали конкретные файлы с детальной информацией о событиях будущего.

Между тем, вернемся к Беллоу. Что ему могло быть известно такое, что помогло бы решить эту головоломку? «Что же пошло не так?», спросил Джон.

Беллоу пожал плечами, беспомощно разведя свои большие руки. «Ты имеешь в виду, что случилось со Скайнетом? Что произошло в Судный День?»

«Да».

«Это я могу рассказать. Я ушел из проекта задолго до этого. К тому моменту, когда разразился Судный день, я работал в разведке в Центральной и Южной Америке. Именно это и спасло мою жизнь. Насколько мне известно, в Вашингтоне никому выжить не удалось — так же, как и во многих других городах. Должно быть, он подвергся массированным ударам русских боеголовок».

«Хорошо. Я думаю, мы никогда этого не узнаем».

«Где вы были, когда начали падать боеголовки?», спросил Карло в продолжение вопроса Джона.

«В Сан-Паулу», сказал Беллоу. «Именно там я и повстречался с Фернандо и его семьей». Он кивнул на Альвеса. «Русские не попали в сам город».

Ядерные боеголовки упали на все континенты, но Африка и Южная Америка пострадали менее других, судя по той информации, которую смог собрать Джон до того, как полностью рухнул Интернет. Это, безусловно, было верно относительно Южной Америки. Русские сосредоточили удары своих ракет по военным целям и базам США; и огромные города Аргентины и Бразилии на первом этапе практически не пострадали.

«Но Сан-Паулу лежит в руинах», сказал Альвес. «Там полный хаос».

«Конечно», сказал Беллоу. «Как и все другие большие города». Со времен Судного Дня, конечно же, все стало только хуже, с этим неурожаями, соперничеством полевых командиров, холодом, мраком и радиоактивными осадками. «Но они хотя бы выжили. По крайней мере, там есть выжившие».

Затем свою историю рассказала Тарисса. Когда наступил Судный День, ее мужа дома не было, он работал над проектом Скайнет в Колорадо. Они с Дэнни были на отдыхе в Мексике.

Джон представил себя на их месте: каково это — иметь мужа и отца, который изобрел машину, уничтожившую человеческую цивилизацию? В то же время, этот человек, которого, должно быть, они любили, пропал без вести в том же безумном уничтожении, во время которого погибли миллионы других людей.

На их месте Джона, наверное, раздирало бы горе и отчаяние. По крайней мере, они с Сарой всегда были стойкими и последовательными, постоянно сражаясь против Скайнета, всегда на пределе своих возможностей. Они знали, что именно надвигалось еще до того, как это произошло.

Единственное, что он мог придумать, это сказать: «Мне искренне жаль. Я не в силах понять, что вы чувствуете».

Очевидно, она отказывалась винить в чем-то Майлза. «Мы знали о ваших предсказаниях Судного дня, конечно, но мы не могли в это поверить. История о роботах из будущего — это уж слишком. Однако она все равно потрясла Майлза, хотя он и сказал, что это противоречит здравому смыслу». Майлз отправил их на отдых, и это обстоятельство, несомненно, спасло им жизнь.

Джон с Сарой пытались предупредить мир, но никто им не верил. А с какой стати им верить? Без сомнения, это казалось невероятным, эта сказка о механических убийцах из будущего. Что же касается источника, то Сара Коннор провела некоторое время в заключении в психушке. Однако при всем при том, некоторые все же обратили на это внимание. Были даже политические демонстрации — и тем не менее, проект «Скайнет» продвигался вперед.

«И все же я еще многого не понимаю», сказал Джон, когда Тарисса закончила. «Во-первых, почему они передали все управление Скайнету?» Он взглянул на Терминатора. «Тебе что-нибудь известно об этом?»

«Нет», сказал Терминатор. «У меня нет подробных файлов об этом».

Тарисса взглянула на одного, а затем на другого из них, на молодого человека и его телохранителя. Внутри нее, казалось, словно что-то щелкнуло: «Вы робот из будущего?»

«Я Терминатор: серия Т-800, модель 101 компании „Кибердайн“. У меня конструкция киборга: человеческая биология на эндоскелете боевой ходовой и опорной части».

«Это что, серьезно, правда?», спросил Дэнни.

Беллоу посмотрел на Джона понимающим взглядом, как бы говоря: Вот, я так и думал, что-то с этим чуваком не так. Ты пытался меня провести. Джон ответил ему невинной улыбкой, но затем внимательней посмотрел на Дэнни и понял, что Дэнни никогда полностью в это не верил, даже после Судного дня. «Да», сказал Джон. «И всегда было всерьез».

Тарисса налила себе еще кофе. «Меня смущает одно обстоятельство».

«Только одно? Что ж, попробуйте найти ответ у меня».

«В ваших сообщениях говорилось, что все решения, принятые людьми, должны быть отменены и переданы Скайнету. Но предполагалось, что такое произойти не могло. Окончательное решение оставалось все-таки за Президентом. Скайнет не мог запустить ракеты сам по себе».

«Думаю, мы никогда этого не узнаем».

Т-800 молчал.

«Да», сказала Тарисса. «Мне бы очень хотелось, чтобы Майлз был здесь, с нами, чтобы он объяснил нам всё. Мне так его не хватает…» Она на мгновение потеряла над собой контроль, опустила свою чашку кофе и открыто заплакала. Но затем ей удалось заговорить сквозь слезы: «Когда мы услышали о вас и вашей матери, что вы здесь, в Аргентине, мы поняли, что должны присоединиться к вам. Ваша известность постоянно растет».

«Это лишь пока об этом не узнал Скайнет», сказал Джон. «Мы еще не готовы».

«Вы знаете, что произойдет дальше?»

«Скайнет готовит боевые машины», сказал Т-800. «Я не располагаю подробностями».

«Может быть, мне стоило уделить тебе больше времени и запрограммировать их в тебя, прежде чем отправлять тебя в 1994 год», сказал Джон. «И все же ты выполнил то, что должен был сделать. Может быть, даже лучше для меня не знать всё. Это предоставляет мне какой-то коридор для принятия решений».

«Правильно».

«Все же это странно и жутко», сказал Дэнни.

Джон присмотрелся к нему: «Что именно странно?»

«Все эти путешествия во времени».

Это вывело их на совершенно новую тему. Для Джона путешествия во времени вовсе не являлись какой-нибудь научной гипотезой, а фактом, которым он лично испытал на себе. Ведь здесь, в конце концов, он находился вместе с Т-800, который прибыл из будущего защищать его. В 1994 году он противостоял Т-1000, вместе с Т-800 и Сарой. Затем им вновь пришлось сражаться с меняющим свой облик Терминатором всего лишь три года назад.

Путешествия во времени вполне реальны, а сообщения из будущего были точными. Джону никогда не доводилось теоретизировать об этом, потому что он знал, как это происходило. Все, что случилось, произошло в полном соответствии с сообщениями Кайла Риза и Т-800. Все это замыкалось само на себя, однако в конечном итоге вполне соответствовало логике.

Но Дэнни стал спорить: «Неужели ты не видишь, что во всем этом куча противоречий?»

Джон начал ему все это объяснять, рассказывая о том, как события Судного дня стали лишь первым шагом Скайнета в его операции по искоренению мира от людей. Однако Сопротивлению суждено было одержать над ним победу. В 2029 году Скайнет разыграет последнюю свою карту, отправив назад во времени двух Терминаторов, чтобы они выслеживали и скрытно преследовали Джона в последние два десятилетия XX века. Он рассказал им, как Саре пришлось столкнуться с первым имитировавшим человеческий облик Т-800 в 1984 году, еще до того, как родился Джон, — он пытался предотвратить само его появление на свет. Затем в 1994 году его пытался убить прототип Т-1000, когда он был еще ребенком.

И в каждом случае человеческое Сопротивление посылало помощника. В 1984 году Кайл Риз спас Саре жизнь и стал отцом Джона, однако погиб в ту же ночь, когда был зачат Джон. В 1994 году перепрограммированный Т-800 помог им скрыться от Т-1000, который, однако, снова разыскал их после Судного дня. Его уничтожили лишь общим совокупным огнем всех находившихся здесь. Таким образом, оба нападения Скайнета провалились.

Таким образом, никаких противоречий не произошло. Все вставало на свои места.

Но Дэнни покачал головой. «Просто все это именно так не должно происходить».

Они стали это обсуждать, и Джон посчитал, что это его лишь расстроило: здесь подвергался сомнению его жизненный опыт. Но казалось, что Дэнни в чем-то прав: что-то тут не складывалось. В этой истории была какая-то нестыковка: если Скайнет намеревался использовать путешествия во времени в качестве оружия, он должен был знать, что не мог добиться успеха. Во вневременном смысле, ему это не удалось. И это можно просто логически вычислить. Компьютер вполне был в состоянии все это высчитать. Так что же намеревался сделать Скайнет? Все, что было так ясно, теперь вдруг стало загадочным.

«Тебе ничего об этом неизвестно, да?», спросил Джон у Терминатора.

«Нет, неизвестно».

Спустя час Дайсоны и их люди собрались, и вся колонна машин вернулась на ранчо. Они остановились перед каско, на покрытой гравием площади, где уже полно было джипов, хамви и военных грузовиков. Со всех сторон эта площадь была окружена постройками: бунгало, мастерскими, гаражами и вертолетными ангарами из листового железа. В центре этой гравийной площади Габриэла возвела своеобразный памятник своему мужу, обелиск из камня и бетона — бетон был смешан с жидким металлом Терминатора Т-1000. Когда они его только построили, Джон просыпался с кошмарами, в которых Т-1000 каким-то образом вновь стягивался и собирался, просачиваясь сквозь бетон, и снова нападал на него, но, конечно же, этого в действительности так и не произошло.

Теперь этот мемориал приобретал новый смысл: он стал символом его окончательной победы над Скайнетом, независимо от того, какие силы ему нужно будет бросить для этого. Он будет продолжать делать для этого все, что только потребуется. Всегда и везде.

Габриэла встала на веранде перед домом с группой хорошо вооруженных своих товарищей, охранявших ее: с Сарой, конечно же; с одним из бывших парней Сары Брюсом Аксельродом, длинноволосым бывшим Зеленым беретом; и Энрике Сальседой, который по-прежнему всегда был готов броситься в бой, несмотря на свой пятидесятилетний возраст, если столкнется с незнакомыми людьми.

«Все в порядке», сказал Джон, вылезая из своего автомобиля. «Эти люди — наши друзья».

Он поднялся по ступенькам, с винтовкой в руках, вместе с Т-800, не отстававшим ни на шаг. Следом за ними Карло, он был даже выше Терминатора ростом. Сара опустила свое оружие, другие последовали ее примеру, за исключением Энрике, которого всегда трудно было убедить.

«Все нормально», сказала Хуанита, выходя из своего Хамви. Ее отец, наконец, опустил ствол своего АК-47 и переключил предохранитель.

«Хорошо, так в чем дело?»

«Это долгая история», сказал Джон. Он представил Дайсонов, Альвеса и Беллоу, увидев, как Сара подняла брови при имени «Дайсон».

В ее голосе послушались смешанные чувства сомнения и неприязни. «Вы семья Майлза Дайсона?»

«Входите, входите», сказала Габриела. «Нам явно нужно переговорить».

Беллоу взглянул на остановившиеся тут автомобили. «А как быть с нашими людьми?», сказал он.

Джон задумался об этом на минуту. Он указал на место, чтобы они разбили там палатки, за ближайшим бунгало. Габриэла согласилась, и Беллоу обменялся взглядами с Альвесом.

Альвес принялся за работу.

«Помоги им», сказал Джон Терминатору. Тот хорошо знал эстансию, как и все остальные, и мог выполнять работу сразу нескольких человек, обладая большой силой и выносливостью. Кроме того, он сможет приглядывать за гостями. Джон был в них уверен, но было бы жаль, если бы они выкинули какой-нибудь трюк. Т-800 внимательно оглядел Дайсонов, словно оценивая их потенциальную опасность для Джона. Затем он медленно кивнул и пошел вместе с Альвесом.

Пройдя внутрь каско, Габриэлла жестом пригласила всех садиться. Там уже находилось несколько человек, слонявшихся по комнате, в основном военные командиры, которые присоединились к Джону. Некоторые выглядели задумчивыми, другие самоуверенными или расхаживали с важным видом.

«Хорошо», Габриела сказала, «и с чего же начнем?»

Джон кратко объяснил им, что к чему, повторив то, что рассказали им Тарисса и Дэнни. Дайсоны кивали, подтверждая основной смысл и главные точки во время этого рассказа, так что Джон передал все верно. Затем они перешли к Джону и к истории Сары, к тому, как они столкнулись с Терминаторами, и к тому, что должно было случиться в будущем.

Дэнни внимательно слушал. Когда Джон и Сара закончили, он нахмурился и покачал головой. «Уверен, то, что вы говорите — правда», сказал он, однако, так, что в тоне его подразумевалось недоверие. Он смущенно улыбнулся.

«И вы в это по-прежнему так и не верите?», спросила Сара.

«Нет, должно быть, с вами все это именно так и произошло. И все же что-то тут не сходится».

«Смотрите, здесь нет ничего необычного, если вы все же в этом сомневаетесь». Она говорила без эмоций, без пренебрежения, но нарочито тихо, почти как машина. «Я сомневалась в этом двадцать с чем-то лет. И не ожидала ничего другого от сына Майлза Дайсона».

«Подождите, леди», сказал Дэнни. «Моего отца убил Скайнет, он заслужил право на уважение».

Сара недоверчиво взглянула на него: «Уважение? Вы что, шутите? Именно по его вине все это и произошло. Нам нужно было убить его тогда, в 1994 году, это могло бы спасти миллиарды жизней. Ему все равно оставалось жить лишь три года. Мы бы лишь сделали ему тем самым одолжение. Он мог бы погибнуть, не став монстром. Я…»

Она спохватилась, вероятно, осознав, что набросилась на реальных живых людей, и осознав ужас, с каким воспринимаются ее слова. Она зашла слишком далеко.

В глазах ее появились слезы, и она сказала: «Простите, не знаю даже как быть. Должно быть как-то все по-другому. Не могу даже поверить, что так и должно было произойти. Как мы позволили всему этому случиться? Тогда, в 1990-х, было так много надежд. Казалось, что можно было добиться мира и спокойствия во всем мире — хотя я знала, что это не так. Но почему так и должно было произойти? Все равно пришлось это пережить, все бомбы сохранились, создавались боевые машины. Когда я думаю об этом, я просто не понимаю, почему это случилось».

«И никто из нас не понимает», сказал Джон. «И уверен, что это так».

После недолгого молчания заговорил Дэнни: «Вы знаете, по правде сказать, мы вам верили. Вы были правы насчет Судного Дня».

«И все равно я сумасшедшая? Вы это собираетесь сказать?»

«Нет, нет, не думаю, что мне хотелось бы верить Скайнету. Есть один момент, который совершенно мне не ясен, даже если доспутить, что верны все остальные… и я в этом во всем не сомневаюсь. Но зачем Скайнету делать то, что в принципе невозможно?»

«Многие считают, что путешествия во времени невозможны», сказал Джон.

«Знаю, но я говорю не столько о физической возможности. Поверьте мне, я вырос с мыслью об этом. Я прочитал об этом все книги, которые только смог найти. Я знаю, о чем говорю».

«Продолжайте», сказала Габриэла, внимательно следя за Сарой, чтобы не возникло никакой схватки.

Дэнни кивнул. «Дело в том, что вы не в состоянии изменить свое собственное прошлое».

«Вы в состоянии поверить в реальность путешествий во времени, но не в состоянии признать это?», спросила Сара нетерпеливо.

Но в словах Дэнни было определенное рациональное зерно, или так это показалось Джону. Может быть, ему нужно было знать об этом больше, и понимание всего относящегося к Скайнету могло им только помочь. «Может быть, понимание Кайлом путешествий во времени были не столь уж глубоким», сказал он. «Может, мы что-то упускаем».

Сара задумалась. «Может быть. Он сказал, что не понимает технических аспектов проблемы, но только всяких этих технических штук. Он не был экспертом в путешествиях во времени, а просто отважным храбрецом, отправившимся на опасное задание. Итак, что за великая теория?»

На мгновение Дэнни, похоже, занервничал, но потом он сказал: «Спасибо, что выслушали меня, миз Коннор. Я могу лишь поставить вопрос тем же образом, как я его описал Джону. Все это лишено определенного логического смысла».

«Вы имеете в виду парадоксы путешествий во времени?», спросила Сара. «Я уже думала о них. И пока не нашла никаких противоречий. Все прекрасно сходится. Никто не способен изменить прошлое. Кайл вернулся назад во времени, чтобы защитить меня от первого Терминатора. В итоге у меня от него появился ребенок. Терминатор не смог меня остановить».

«Я это понимаю».

«То же самое было и в 1994 году, Т-1000 не смог убить Джона. В конечном итоге все сходится. Я не вижу никаких противоречий. Поверьте, у меня было двадцать два года, чтобы поразмыслить над этим».

«Да, но вы исходили из своего собственного опыта. Я извиняюсь, позвольте мне объяснить, что я имею в виду: подумайте об этом с точки зрения Скайнета».

«В каком смысле?»

«Зачем все это нам нужно?», спросил Энрике, яростно хмурясь, как будто это его уже достало.

«Может, и не нужно», сказал Дэнни. «Но это может помочь нам понять Скайнет. А возможно, и дать нам преимущество. Вот смотрите, вы вплоть до сих пор считали, что Скайнет потерпит поражение в 2029 году, поэтому он засылает этих Терминаторов назад во времени, чтобы изменить прошлое. Это как секретное оружие — он мечтает уничтожить Джона, до того, как он сможет возглавить Сопротивление».

«Однако с точки зрения Скайнета этого никогда не получится. Скайнет, каким он будет в 2029 году, есть продукт всего того, что произошло раньше, в том числе его сражений с Сопротивлением, и особенно с Джоном. Если прошлое изменится, изменится и Скайнет. Его собственные впечатления и воспоминания будут другими. Он даже не будет знать, что одержал победу, потому что не будет такой проблемы вообще. Изменится сама его сущность и личность. Это будет уже не тот же Скайнет. Невозможно изменить свое прошлое, потому что это означало бы изменение самого себя».

«Может быть, он просто обречен на провал», сказал Джон. «Скайнету так и не удастся победить. Он обречен на неудачу, потому что он и так уже потерпел неудачу».

«Это так». С жаром закивал Дэнни. «В своем прошлом ты уже родился, и ты действительно пережил нападения Терминаторов».

«Похоже на то, как будто все, что делает Скайнет, уже принято в расчет. Он должен проиграть. Я не вижу в этом проблемы».

«Проблема в том, что Скайнет далеко не глуп. Разве он не может рассуждать таким же образом? Что бы он ни делал, он не в состоянии вас победить таким образом. Использовать путешествия во времени в качестве оружия невозможно — по крайней мере, не таким образом».

«Видите ли», сказала Тарисса, «у того, кому (или чему) удалось создать машину времени, должна была быть очень сложная, изощренная теория. Он должен был все это знать».

«Тогда зачем ему тогда даже пытаться?», спросил Джон. «Он должен был знать, что он потерпит поражение. Ведь так? Он должен был знать, что изменить прошлое таким образом невозможно?»

Дэнни решительно кивнул. «Об этом я и говорю».

«Тогда о чем все это?», спросила Сара. «Все, о чем вы пытаетесь мне сказать, это и происходит. Скайнет отправляет назад во времени Терминаторов. Зачем же? Если вы такой умный, скажите мне это. Потому что я точно знаю: это наверняка произойдет. Это случилось со мной и Джоном. Мы оба чуть не погибли».

Джон взглянул на время как на змею, сворачивавшуюся в кольцо и кусающую свой собственный хвост. Если суть времени была такой, сложно было сказать, что являлось тому причиной. Может быть, всю концепцию причины и следствия следовало бы отбросить, по крайней мере, в том смысле, в каком понимали ее они.

Может и так, подумал он, однако это далеко не полная картина. В ней предполагалось, что будущее является чем-то фиксированным, что его вообще невозможно изменить, что есть только одно будущее, только одно возможноебудущое. А это совсем не так, как объяснял его Кайл; и так быть не могло. Они всегда жили с верой, что будущее не задано изначально.

«Тут важно то», продолжал Дэнни, «что он не может изменить свое собственное прошлое. Тогда зачем ему отправлять Терминаторов назад во времени? Допустим, Скайнет сидит в каком-нибудь 2029 году, проигрывая войну и проводя эксперименты с путешествиями во времени и всем прочим, и он это поймет посредством ряда событий в исторической последовательности. Как говорит Джон, они уже приняты в расчет, что бы там ни случилось в 1984 или 1994 годах, или в любое другое время в прошлом». Он махнул Джону рукой. «Если в 2029 году вы по-прежнему живы, и руководите Сопротивлением, это означает, что события, приведшие к тому, что сделает Скайнет в этом году, должны учитывать тот факт, что Терминаторы потерпели неудачу».

«Я это понимаю», нехотя призналась Сара.

«Дело в том, что если вы это осознаете, после того как вам это подсказали, то же самое может понимать и Скайнет. Без обид, но он умнее любого из нас. И моя мама права: если путешествия во времени действительно возможны — а мы знаем, что это так — то тому, кто их придумал, стоило бы провести серьезный математический анализ того, как все это работает. И он довольно быстро заметит то, что мы только что обсудили. Все это будет видно в уравнениях. Невозможно изменить свое собственное прошлое. Те Терминаторы, которые пытались убить вас или помешать вашему рождению, не могли одновременно и добиться успеха, и провалиться. Это внутренне и логически противоречиво. Ни одна технология на это не способна, даже сам Господь Бог».

«Так в чем же объяснение?», спросил Джон помолчав.

Дэнни пожал плечами. «Не знаю. Я же не Скайнет».

«Классно — ну и облом».

Габриэла рассмеялась. «Все это очень интересно, но мне казалось, вы способны на большее».

«Ну, может, и способны», сказал Беллоу. «Но вам это может не понравиться».

«Что вы имеете в виду?»

«Ладно, когда наступил Судный день, я был еще ребенком», сказал Дэнни. «И я тогда и услышал все, о чем вы, ребята, предупреждали — Сара и Джон. Я слышал, что грядет конец света, и про Терминаторов из будущего. Отец говорил мне, что это просто сказки, чтобы я не воспринимал это всерьез, но я все равно думал об этом, о том, как могут воздействовать путешествия во времени. А затем это, наконец, произошло…» он с болью взглянул на мать.

«С тех пор я пытался говорить об этом со всеми, кто соглашался меня слушать. Вы удивитесь, как много людей на самом деле стали пытаться вникнуть в эту проблему, пытались формулировать модели того, как могут работать путешествия во времени».

«Хорошо», сказал Джон. «Так к чему же все это нас приведет?»

«Возможны разного рода эффекты и последствия».

«Что вы имеете в виду?», спросила Сара так, словно, несмотря на свои слова, она была готова встать из-за стола и уйти. Дэнни убедил ее, подумал Джон.

Однако толку от этого не было никакого.

«Не исключено, что можно вернуться в прошлое и выделить новую линию времени, начинающуюся с того момента, в который вы вернулись назад во времени. Как новую ветвь от ствола исходного дерева. Основной ствол по-прежнему здесь, но одновременно возникает и новая ветка. И они растут с этой точки параллельно. Понимаете?» Дэнни пожал плечами. «Но все находящиеся на изначальной ветке видят все таким же, как раньше. И все события просто замыкаются обратно на самих себя».

«Так ты говоришь, что мы на стволе?», спросил Джон, пытаясь уследить за его мыслью. «Но может существовать иной мир, в котором Терминаторы оказались успешны, и в котором мама была убита в 1984 году…» он взглянул на нее «— или же меня убили десять лет спустя. В этом мире, возможно, Скайнет победит?»

«Именно».

«Думаю, теперь я понимаю, к чему ты клонишь».

«Отлично. Скажем, вы можете внести некоторые изменения в прошлое, по крайней мере, в некоторые обстоятельства прошлого, но, возможно, в этом случае вы просто создаете тем самым новую ветвь времени, новый мир, если вам так легче об этом думать».

«Да, то есть вы можете вернуться назад во времени и убить своего дедушку в колыбели, но и в этом случае вы не исчезнете внезапно, как будто вы никогда и не рождались. Вы просто создаете мир, в котором вы не рождаетесь в будущем. Вы меняете миры, переходите в иной мир».

«Вы станете аномалией в новом мире, откуда прибыли», сказал Беллоу. «Вы были там, но в действительности это не ваше место, не ваш мир».

«Это так», сказал Дэнни. «И вот это лучшее, на что может надеяться Скайнет.

Если он когда-нибудь столкнется с тем, что близится его поражение, он может отправить назад во времени Терминаторов, запрограммированных на то, чтобы убить тебя. Но он не сможет этим спасти самого себя. У него просто появляется шанс создать линию времени, в которой его эквивалентный аналог, Скайнет того мира, выживает. Он может сохранить свой вид, подобие, но он действительно не в состоянии спасти самого себя. Должно быть, он именно об этом думает и этого он собирается достичь. Вот все, что я об этом думаю». Он безнадежно махнул обеими руками. «Так и есть, так должно быть. Там, в 2029 году, он захочет создать мир без Джона Коннора».

Наступило молчание, прерванное Сарой: «Предположим, что все это правда…»

«Да, миз Коннор?», сказал Дэнни.

«Может ли тогда существовать иной мир? Другой, отличный от того, который нужен Скайнету?»

Джон закончил за нее ее мысль: «Может ли существовать мир, в котором Судный день не произошел?»

«Да», сказал Дэнни. «Наверное может. Какие-то определенные события могут к этому привести. Терминаторы могут даже это спровоцировать каким-то образом — в каком-то ином мире. Скайнет должен знать о таком возможном риске».

Джон видел, что его мать задумалась об этом. Она посмотрела на него без всякой надежды. «Мир без Судного дня. Если бы только это было правдой».

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПОМЕСТЬЕ ТЕХАДЫ, АРГЕНТИНА, ИЮНЬ 2006 ГОДА.


Обсуждение перешло теперь уже на более общие темы, о том, чем именно Дэнни, Тарисса и их люди могут им помочь. Такое большое количество новых людей являлось дополнительной нагрузкой на истощенные земли Техады, однако одновременно это их и усиливало: больше людей теперь могли работать на земле, ездить и организовывать работу, и, что еще более важно, сражаться, когда придет время.

Пока они разговаривали, вернулись Терминатор и другие: Франко и Хуанита; Альвес и еще двое из группы Дайсонов: мужчина лет около тридцати и женщина чуть постарше.

«Все под контролем», сказал Альвес.

За их огромным столом было еще много свободного места, и Карло широким жестом пригласил их: «Садитесь. Мы всем здесь рады».

«Как вы приняли решение с нами объединиться?», спросил Джон.

«Я знал Майлза задолго до Судного дня», сказал Говард Беллоу. «После того как наступил Судный день, я не знал, что Тарисса и Дэнни выжили. Я предполагал, что они были в Лос-Анджелесе, когда Майлз в очередной раз отбывал свою вахту в Колорадо, подключая Скайнет. Когда я узнал, что в Мексике находится какая-то женщина, утверждающая, что она Тарисса Дайсон, я должен был это проверить».

«К тому времени, когда Говард и его люди нашли меня, я уже больше не называла себя так», сказала Тарисса. «Многие слышали о роли Майлза, о его участии в создании Скайнета. Фамилия Дайсон теперь совсем уже не пользовалась успехом».

Говард цинично ухмыльнулся. «Для меня это не имело никакого значения, и для других американских военных тоже. Не помню, чтобы кто-нибудь из нас в чем-то обвинял Майлза. В ту ночь со Скайнетом произошло что-то странное, Бог знает что именно».

Заговорила Сара, очень спокойным голосом, облокотившись на стол: «А вам не кажется, что вы просто сами обрекли себя на это, настроившись на нечто „странное“, когда передали стратегическую оборону США в руки этого проклятого взбесившегося компьютера?»

«Мэм, думаю, что вы правы», сказал Беллоу. «Вообще-то мы стали нарываться на неприятности даже еще раньше».

«Что вы имеете в виду?»

«Имею в виду, что у нас было достаточно огневой мощи, чтобы уничтожить всю цивилизацию, и не один раз. То же самое и русские. Это вообще кошмар, так управлять национальной обороной».

«И если вы так думали, что же вы тогда делали в армии?»

«При всем уважении, тогда я смотрел на это по-другому. Я никогда не считал военное дело чем-то недостойным и никогда не думал, что там может быть что-то неправильно устроено. Нам нужно было делать свое дело, столь необходимое дело. Так много людей ненавидят Америку и американцев — по многим, разным причинам, которые ошибочны. Они ненавидели наши успехи и наши свободы. И знаете, за это стоило сражаться. Не все, что мы делали, было плохо.

Нам нужны были мощные обычные вооруженные силы, но нам вовсе не были нужны все эти ядерные игрушки. Тяжело было все это понять, когда ты работаешь в таком месте, как Пентагон, и погружен во все эти меры и контрмеры, удары возмездия — но теперь это стало очевидно».

«Ладно», сказала Сара. «Теперь я понимаю, как это вам виделось тогда».

«Мне бы лишь хотелось, чтобы всем нам тогда это было бы ясно».

«Мне тоже».

«Ну и вот, когда я узнал, что Тарисса и Дэнни в Мексике, мне нужно было это проверить. Я понимал, что им пришлось испытать после Судного дня».

«Вы верите нам, что скоро будет новая война?», спросил Джон.

«Вы имеете в виду с машинами Скайнета?»

«Да, с машинами. Мы убедили вас в этом?» Джон по опыту знал, что теперь многие были готовы в это поверить, после того как Сара оказалась права насчет Судного дня. Но многие все еще сомневались. С одной стороны, он не мог их в этом винить. Судя по тому, как распространялись слухи и создавались разные легенды, многие начинали верить в самые разные безумные идеи. А вслед за тем многие начинали скептически относиться ко всему: даже сомневались в том, что Сара и Джон предсказали Судный День.

Однако на их ранчо никто в этом не сомневался. Большинство из них видели Т-800 в действии, и многие как раз в тот день, когда к ним заявился Т-1000.

Кроме того, были те, кто был хорошо информирован об этом еще до Судного дня, те, кто точно знал то, что предсказывали Конноры — а затем лично стал свидетелем того, как это и произошло. После Судного дня многие из числа американских военных, тех, кто еще остался, и стали их главными сторонниками.

«Вам не требуется кого-нибудь из нас в этом убеждать», сказал Говард, «теперь уже нет. Когда я работал в Пентагоне, я видел немало материалов, исходившихся от вас двоих».

«Да», печально сказал Джон. «Догадываюсь, что они мало повлияли». Они с Сарой сделали все возможное для возбуждения общественного противодействия Скайнету, но так, чтобы их при этом не поймали. Они часто использовали для этих целей Интернет, и Джон стал умелым его знатоком, рассылая данные по неотслеживаемым маршрутам и стараясь выкладывать полную и точную информацию о Скайнете и приближении Судного дня тем, кто был готов принять ее без предубеждений. По крайней мере, остались какие-то записи, доказывавшие, что они с мамой знали то, чего не могли знать без информации из будущего.

«Многие из нас видели эти материалы», сказал Говард. «Вы не поверите, сколько было проведено официальных анализов того, что было вам известно, и откуда вам это было известно. У меня на столе лежала целая стопка распечаток на одну только эту тему, все помеченные маркерами. Я абсолютно уверен, что Майлз и другие люди из Кибердайна тоже все это видели. А затем все это мы наблюдали воочию тогда, в августе 1997-го.

Вы действительно знали, о чем говорили».

«Ладно», Джон сказал, «это круто. Может быть, вы сейчас сможете нам помочь. Я уже думал об этом».

«Думал об этом? В каком смысле?»

«Если бы у нас была такая же операционная технология, как у Скайнета, мы могли бы с ним бороться на равных», сказал он, продолжая тем временем это обдумывать. Он понял, когда он это сказал, что так не получится — они никогда не смогут посоревноваться в этом со Скайнетом, в том, где он был так силен.

«Может, это не то, что нам нужно», сказал Говард. «Иногда менее технологичный ответ бывает более эффективным. Все зависит от ситуации.

Нам придется бороться с ним асимметрично. Понимаете, что я имею в виду?»

Джон прекрасно это понимал. Он проходил обучение у партизан в Центральной Америке, и многое знал о методах борьбы с высокотехнологичным агрессором. С правильным оружием, нужными людьми и верной тактикой, ведя боевые действия в нужной местности, можно многое сделать против даже самого умной компьютеризированной техники. «Прекрасно понимаю», сказал он. «Просто пришла в голову такая идея. Но, может, все же можно получить некоторые преимущества…»

«Может да, а может нет».

Но Джона эта идея уже зацепила. В чем заключалась стратегия Скайнета?

Если бы им это было известно, возможно, они смогут ей противостоять?

Кайл описывал его оружие Саре, и она рассказала обо всем этом на записях, сделанных после этих событий. Джон говорил об этом еще и с Т-800. Тот имел четкое представление об этих ходячих мобильных огневых установках, о H — K — или машинах Охотниках-Убийцах — о Терминаторах и другом оружии, которое изобретет Скайнет, включая лазерные пушки, которыми они впоследствии сами будут пользоваться. Скайнет разрабатывал целый арсенал различного вооружения, чтобы охотиться на них. «Выслушайте только несколько моих замечаний», сказал он. «Это может быть очень важно».

«Да, конечно».

«О'кей, в Судный День было уничтожено так много разного вооружения, верно? А после этого и во всех других войнах».

«Правильно», сказал Т-800.

Джон посмотрел на Терминатора. «И все же у нас должно быть гораздо больше оружия, чем у Скайнета. У людей, я имею в виду. У него не было Терминаторов и всего такого в Судный День. Ему же пришлось начинать всё практически с нуля. Ничего подобного тогда, в 1997 году, еще не существовало, в противном случае об этом было бы известно». Он повернулся к Говарду. «Ведь это так? У вас же, ребята, не было чего-то такого вроде Терминаторов, где-то втайне спрятанных. Ничего же такого не было?»

«Нет, Джон», сказал Говард. «Ничего подобного у нас не было».

«Отлично». Если он начинал с нуля, значит, Скайнет, должно быть, все еще пытается построить свою армию машин. Ему придется начать с малого, с машин, которых он мог как-то контролировать, после чего приступить к созданию машин, которые могли производить машины еще более мощные — вплоть до настоящих заводов, предназначенных для производства тех видов вооружения, которые описывали Кайл и Т-800, всей этой кучи H — K, роботов-инфильтраторов и всего остального. Но как быть с компьютерными мощностями? Здесь у них мало что из этого осталось, а вот Скайнет, должно быть, имел возможность производить микросхемы, вроде той, которая управляла Т-800 — если не сейчас, то вскоре.

Эти чипы-микросхемы являлись для H — K и Терминаторов эквивалентом мозга — тем, чем они мыслили, их памятью, урезанным вариантом их оперативной личностной системы. Бесполезно было пытаться ему подражать; Сопротивлению не нужно было заниматься созданием собственных Терминаторов и других машин. Все они были специально приспособлены для безжалостного убийства человеческих существ. Им нужно было давать отпор всем, что оказывалось под рукой, тем, что было способно повреждать и разрушать машины.

И тут все встало на свои места. «Нам не нужно заниматься созданием тех компьютерных чипов, которые использует Скайнет», сказал он.

«Нет, не нужно», сказал Говард.

«Я знаю, я знаю это. Но что, если мы сможем прочесть данные, заложенные Скайнетом? Слушайте, нам придется сражаться со всеми этими машинами, со всей этой высокотехнологичной фигней, и вся она контролируется компьютерами. Некоторые из них являются практически автономными».

Сказав это, он посмотрел на Терминатора. «Я прав?»

«Ты прав».

«Хорошо, а это означает, что в них будут все возможные виды данных, которыми можем воспользоваться мы». Это было логично. В этих машинах будет огромное количество информации о силах, средствах и планах Скайнета. Всякий новый захваченный чип Терминатора мог дать им огромный массив информации.

«Звучит круто, но только в принципе», сказал Говард.

«Да, а в чем но?», сказал Джон, засмеявшись над подтекстом в голосе Говарда.

«А откуда взять необходимое оборудование? Нужна же не только теория, а нечто большее, чтобы производить необходимые устройства».

Дэнни сказал: «Для этого потребуется целая технологическая база, которой у нас пока нет. Тут нужна целая экономика, причем сложная и развитая экономика, вроде той, которая существовала до Судного дня. Для этого потребуются целые десятилетия и все то, что еще осталось в мире, даже если мы начнем работать над этим прямо сейчас и попробуем все это восстановить».

«И что же делать?», спросил Джон. «Просто отказаться от этой идеи?»

«Можно бы и отказаться», сказал Говард. «Послушай меня, я понимаю, это тяжело, но мы не сможем победить Скайнет в этой высокотехнологичной игре».

«Я этого и не говорил».

«Хорошо, так мне показалось. Среди нас остались буквально единицы тех, кто обладает необходимыми для этого познаниями, и у нас нет инструментов, методов и средств производства».

«Да, я знаю это». Он несколько разозлился. «Послушайте меня, мне известно про асимметричную войну. Я проходил обучение у лучших бойцов. Мы должны попытаться повернуть силу Скайнета против него же самого».

«Хорошо», сказал Говард, «но нанотехнологию, которую мы использовали для создания Скайнета, сейчас производить невозможно. Для этого нужны очень сложные искусственно созданные условия. Более того, даже люди вроде меня, которые умеют пользоваться этим оборудованием, не знают, как его собрать и спроектировать. Мы здесь не намного сильнее племени каменного века с кремневыми топорами и костяными иглами».

Заговорил Карло: «Мне кажется, что у Скайнета те же проблемы».

«Ну если он может их решить, почему же мы тогда не можем?», сказал Говард с легкой насмешкой.

«Нет, я такого не говорил. Мы не знаем, какими он обладает ресурсами. Но если он может решить эту проблему, то, возможно, нам даже не нужно будет ее решать. Мы можем использовать против него его же собственное оружие, если мы выработаем план, как это сделать».

Они начали находить общий язык. «Правильно», сказал Джон. «Нам нужно будет сделать не так уж и много. Мы не можем создать такие же силы, как у Скайнета, однако я и не говорю, что это нам нужно. Мы разыщем его заводы и способы коммуникации. Вот что должно стать нашими целями. Думаю, что мы вполне сможем это сделать». Когда Кайл прибыл к ним в прошлое, он говорил о концлагерях. И дело тут было в том, как понял Джон, что совсем не нужно сгонять людей в концлагеря, если можно просто проехаться по ним танками и полностью их уничтожить.

У него уже формировался план. Ряд ключевых его пунктов в голове у него уже сложились.

«Океееееей», сказал он. «Тайм-аут. Мне хочется выйти и все это продумать».

Некоторым людям он доверял больше, чем другим. Он встретился с Сарой, Карло, Франко и Хуанитой в своей небольшой комнате в одном из бунгало рядом с каско. Они расселись на полу вокруг и на кровати. Сара села на единственный стул в комнате, а Т-800 между тем встал на страже в углу, возле двери.

«Смотрите, друзья», сказал Джон, «мы знаем уже многое, что может нам пригодиться. Говард может нам помочь, но я хотел поговорить без него».

Он ввел их в курс своих рассуждений, по пунктам.

Во-первых, должны существовать какие-то границы вооружений Скайнета.

Кайл никогда не говорил о ядерном оружии или о применении им биологических реагентов. Скайнет действовал только машинами, причем при близком боевом столкновении, используя артиллерийские орудия и лазеры.

«Верно ведь, мама?»

Она кивнула в знак согласия. «Он только об этом говорил».

«Отлично». Он взглянул на Т-800. «Это согласуется с тем, что известно тебе?»

«Да».

«Отлично, мы наконец двинулись вперед». Джона также осенило, что Терминатору наверняка тоже известно немало полезного. Иногда он не мог ответить на слишком трудные вопросы, которые они ему задавали, но даже рядовой пехотинец армии Скайнета может многое знать. Местоположение возможных целей. Планы объектов изнутри. Как функционирует боевая техника. Он задавал ему ранее неправильные, не те вопросы. Может, им стоило допросить его более систематически, выяснить, что именно ему известно, а именно то, что известно хотя бы рядовому солдату, и внимательно проанализировать это шаг за шагом, пусть даже по крупицам. Он еще вернется к этому.

«Второе», сказал он. Этот пункт касался того, что должны существовать определенные пределы тому количеству машин, которое Скайнет вообще был способен произвести. Он не сможет выставить против них эндоскелеты и Охотников-Убийц в виде какой-нибудь миллионной армии. Опять же, зачем ему нужны концлагеря? Но им нужно было в этом точно убедиться, разыскать на первых порах его заводы и постоянно его атаковать и преследовать.

Именно таким путем Скайнет можно было разгромить. Он изложил все, что думал по этому поводу, и увидел, что Сара оказалась очень довольна. «Мы не можем позволить Скайнету продвинуться слишком далеко вперед. Мы должны сдержать его — стараться изо всех сил держать его как можно более слабым, пока не станем достаточно сильными, чтобы нанести ответный удар».

«Замечательно», сказала Сара. «Можно приступать к планированию деталей.

Если бы только нам больше было известно о Скайнете. Как мне хотелось бы, чтобы Кайл был здесь с нами».

«Ну, его с нами здесь нет», сказал Джон, «но…»

«У нас есть Терминатор», сказала она.

Он ей улыбнулся. «Именно об этом я и подумал». Он посмотрел на Т-800.

«Можешь дать нам информацию, которая нам необходима?»

«Какую-то могу», ответил он.

«Только некоторую?»

«Я располагаю лишь базовой информацией, а также файлами, которые мне необходимы для выполнения своего задания».

У Джона оставался самый последний пункт.

Он снова посмотрел на Терминатора. «Через двадцать три года я перепрограммирую тебя. Лучше бы мне начать учиться этому уже сейчас».

Говард что-то знал об этом, хотя бы в теории — и ему нужно было знать об этом больше, чтобы разговаривать с ним об этом на одном языке, или хотя бы знать об этом хоть что-то. Им было необходимо оборудование, на котором они могли в этом практиковаться. «Мы не в состоянии создать для этого собственное оборудование, но мы можем захватить оборудование Скайнета.

Думаю, мы все должны начать учиться этому. Нам это понадобится, когда придет время».

Он чувствовал себя намного лучше после разговора с этими людьми, которых он знал лучше и которым больше всех доверял. Карло был вроде как соперником ему, но Джон знал, что они никогда не предадут друг друга — и вдобавок тот был умен. Он первым врубился в мысль Джона о том, что можно воспользоваться техникой самого Скайнета. Вот этим им и предостояло заняться.

Когда серый день сменился мраком, он отправился на длительную прогулку вместе с Хуанитой и Т-800. Хуанита тоже казалась возбужденной адреналином, и, как и Джону, ей явно требовалось об этом поговорить. Их путь пролегал через голое поле, которое некогда было заполнено стадами и работниками. В эстансии все еще продолжалась бурная деятельность, но по большей части она была связана с войной и обороной, а фермерская работа сократилась лишь до размеров, необходимых для физического выживания.

Он был счастлив, оставшись наедине с Хуанитой… или почти наедине. Он улыбнулся про себя, вспомнив о том, как Сальседы приютили его и Сару, задолго до Судного дня, задолго до того, как появились доказательства того, о чем они рассказывали.

Позже, в 1997 году, события начали развиваться именно так, как они всегда и говорили: правительство США модернизировало бомбардировщики «Стелс» до беспилотного варианта управления; оно объявило о создании еще более амбициозных оборонных проектов, завершившихся созданием Скайнета. В этот-то момент и проступили на стене слова — Сальседы это поняли и всем семейством перебрались сюда. И так часто они были теми его лучшими друзьями, теми людьми, с которыми он мог поговорить, кто мог ему помочь, в самые трудные времена.

«Не могу никак расстаться с мыслью, что у него же должны быть какие-то слабые места», сказал Джон, когда они проходили мимо старого жестяного сарая со сломанной водяной колонкой.

«Ты имеешь в виду Скайнет», сказала с улыбкой Хуанита. Она уже привыкла к тому, как именно он думал.

«К несчастью, я имею в виду именно Скайнет. Мы не можем вот так просто его атаковать, однако он не всемогущ. Все, с чего он может начать, это то, что находится в той горе, там, где его и построили».

«Хотя мы не знаем точно, что у него там есть. Его же могли подключить ко всем возможным системам — экспериментальным проектам, может быть.

Даже Говард этого не знает».

«Может быть, но вряд ли он располагал многим с самого начала».

Система Скайнет, вместе с персоналом, обслуживавшим ее, была обустроена глубоко под землей, внутри горы в Колорадо, так же, как и старый командный Центр НОРАД, который она и должна была заменить. Скайнет пережил удары российских ядерных боеголовок; ходили слухи, что какие-то американские части пытались нанести ему ответный удар после наступления Судного дня тактическим ядерным оружием. Если существовали какие-то войска, имеющие такое оружие, им нужно было встретиться с ними. Это может быть очень важно. Правдивы ли были эти слухи или нет, но Скайнет, должно быть уцелел, и казалось, что он был способен пережить что угодно, если только им не удастся как-то проникнуть в его штаб, атаковав его изнутри его же горы.

«А что он думает об этом?», спросила Хуанита, указывая пальцем на Терминатора.

«Знаешь, ты должна говорить не „он“, а „оно“. Маме не понравится, если ты так будешь говорить».

«Неее, как-то это слишком сложно. Он выглядит как человек, давай с этим не заморачиваться. Давай-ка лучше вернемся сейчас к тому, о чем мы говорили».

«Просто он может быть кладезем информации», задумчиво сказал Джон.

Хуанита встала перед ним, положив руки ему на плечи и задержав его на мгновение. «Хорошо, и что ты собираешься с ним делать?»

«Взять еще кого-нибудь, допустим из числа военных наших ребят. Нам нужно будет его допросить, и если потребуется даже в течение нескольких часов, пока не выясним всё. Не похоже, что он станет этому сопротивляться. Мы просто даже не пробовали это делать как следует».

Она рассмеялась. «Ну вот, теперь ты называешь его „он“, Джон. И становишься таким же плохим, как и я».

Он рассмеялся в ответ, наслаждаясь такой непринужденной их дружбой.

«Когда говорю с мамой, я называю его „оно“».

«Нет, лучше не надо. Слушай, побежали наперегонки к каско». Она повернулась к Т-800. «Ты тоже. Давайте, солдаты, двигаемся».

* * *

На следующий день они собрали группу людей, которые будут проводить допрос, а другие станут свидетелями. Джон и Сара должны были присутствовать, так как они лучше всех знали и понимали, что их ждет в будущем, и как будет разворачиваться война. Габриэла и Карло лишь наблюдали, но не принимали в этом реального участия, просто усваивая информацию. Джон призвал в свидетели и Дэнни — он был умен и был способен выносить объективные суждения.

Наконец, они привлекли и Говарда, а также Брюса Аксельрода, профессиональная подготовка которых включала в себя и военные допросы.

Он был из тех, кто тщательно мог уследить за тем, чтобы ничего не было упущено из виду. Джон лично его знал, они общались уже много лет, правда, с некоторыми перерывами, и они доверяли друг другу — он многому научил Джона, еще даже в те времена, когда тот был пацаном.

Джону хотелось бы привлечь к этому собранию большее число своих друзей — Анджело Суареса, возможно, или кого-нибудь из семьи Сальседы — но он проинформирует их об этом вкратце позже. Им хотелось снизить количество участников, оставив лишь самых важных, и выработать приоритеты.

Терминатор сидел за одним концом большого стола в каско. Он выглядел спокойным, но настороженным, положив обе руки на стол перед собой.

Остальные уселись по другие стороны стола, Джон склонился над столом, чуть сгорбившись, желая услышать все, что сможет выяснить, всю ту новую информацию, которая имелась у Терминатора все эти годы. Сара заметно ёрзала и нервничала из-за недобрых воспоминаний, возвращавшихся к ней, или так, по крайней мере, показалось Джону. Ее личный опыт был гораздо богаче его: первый Т-800, с которым она столкнулась, чуть не убил ее; ее любовник и защитник Кайл — отец Джона — погиб, сражаясь с ним. Она через все это прошла, пережила все эти травмы, став, однако, из-за этого жестче. Говард и Брюс уселись на той стороне стола, где сидел Терминатор, рядом с ним, у обоих из них был жесткий по-военному вид, хотя Брюс подмигнул Джону, словно показывая, что все это было своеобразной игрой.

«Давайте начнем», сказала Габриела. «Это может занять некоторое время».

Она нашла им блокноты и тетрадки — бумаги для того, чтобы делать пометки и записи, хватит. У нее также имелся работающий магнитофон, портативное устройство вроде диктофона, которое поставили на стол в двух футах от Терминатора. Джон выбрал 24-страничную тетрадь, чтобы делать в ней заметки.

«Отлично», сказал Говард. «Допрос необычный. Допрашиваемый не является нашим противником или врагом. Поэтому нам не понадобятся тут никакие ухищрения, уловки, приемы, никаких пристрастий. Нужно лишь быть внимательными и тщательно отнестись к делу, добившись всего, что нам нужно. Думаю, это ясно? Мы можем его повторить, если понадобится, но хорошо было бы все правильно сделать с первого раза».

«Да будет так, с богом», сказал Брюс. Он пристально посмотрел на Терминатора.

«Какого рода информацией ты располагаешь?»

«У меня имеются детальные файлы, имеющие отношение к выполнению моего задания. А также стандартные для Терминаторов оперативные файлы».

«Например какие?», спросил Джон.

«Общие военные сведения. Карты, планы. Физиологические данные человека. Основы теории психологии…»

«А насчет штаб-квартиры Скайнета ничего нет?», спросил он. «Как она выстроена и распланирована? В 2029 году, я имею в виду. У тебя есть файлы об этом?»

«Да, достаточные для оперативных целей».

Говард поднял руку, останавливая слушания. Он посмотрел через стол, туда, где сидели Джон и Сара. «Вы вдвоем разбираетесь, какие вопросы задавать.

Все остальные могут вам помогать, но на самом деле вам решать. Вам такое подходит, Джон?»

«Конечно». Джону уже начинало это нравиться.

«Он общался с этим Терминатором больше, чем кто-либо из нас», сказала Сара. «Он знает, что нужно у него спрашивать, а о чем бесполезно».

Джон уже думал об ответах Терминатора. Еще в 1994 году, когда они дрались и сбежали от Т-1000, он упоминал о своих файлах. У него есть детальные данные по анатомии человека, сказал он тогда, помогающие ему быть эффективным убийцей. Однако с какой стати ему знать все, что известно Скайнету, или станет ему известно в ближайшие двадцать три года? «Так что, много ли запрограммировано в обычного Терминатора?», спросил он.

«Сколько информации?»

«Все боевые единицы Скайнета снабжены базовой информацией, касающейся основной их оперативной деятельности, а также дополнительной информацией, необходимой для выполнения ими текущего задания».

«О'кей, что подразумевается под „боевыми единицами“?» Сам Джон прекрасно понимал, о чем шла речь, и какие именно машины это понятие обозначало.

«В тебе запрограммирована такая информация?», спросила Сара.

«Да, система распознавания союзных единиц является базовой информацией, необходимой для выполнения любых заданий. Ни одна единица без этого функционировать не может».

«Хорошо», сказал Джон. «Так, а что тебе не известно?»

Терминатор резко посмотрел на него, почти с осуждением. «Вопрос не ясен».

Джон закатил глаза. Чем больше Т-800 общался с людьми, тем больше он походил на них своими поверхностными ответами, но были и пределы. Когда он ходил вслед за Джоном по ранчо или при выполнении каких-то задач, Терминатор казался абсолютно похожим на сильного, довольно молчаливого и нелюбимого, но человеческого существа. Однако в основе своей он продолжал оставаться машиной и мыслить как компьютер, и, как и любой компьютер, он мог давать точные ответы, но требовал и весьма точных вопросов.

«Ты располагаешь планами Скайнета по истреблению человечества?», спросил Говард.

Джон посмотрел Т-800 в глаза и кивнул, словно показывая ему, что он должен ответить. «Я снабжен файлами по общим принципам и стратегии таких боевых действий».

«Хорошо, мы еще вернемся к этому. Что из себя представляет Скайнет к настоящему времени? Как далеко он продвинулся в реализации своих планов в настоящий момент?»

«Неизвестно».

Джон улыбнулся. Он мог бы дать на это ответ. И все же он понимал, что задумал Говард, он хотел сначала получить общее представление о том, какого рода общей информацией может или не может владеть Терминатор, прежде чем приступать к конкретике.

«А как насчет штаба Скайнета», лениво произнес Брюс. «По состоянию на 2029 год — это из того времени ты прибыл, кажется?»

«Да».

«Ну, и у тебя, возможно, имеется там нечто вроде карты или плана». Он указал на лоб Терминатора. «Можешь набросать нам генплан, проект?»

«В общих чертах. Не все из него имеет отношение к моему заданию».

Брюс улыбнулся, примерно так, как Джон. «Ваш вопрос, адвокат». Джон понял метод его подхода. Начать с общего, а затем приступать к конкретике.

В течение последующих нескольких часов они проработали вместе, систематически, как только смогли, иногда Джон делал себе какие-то заметки. Другие тоже что-то себе записывали, или иногда что-то ему советовали или подсказывали. Как и сказал Говард, никакие ухищрения и уловки оказались не нужны: скорее нужно было быть просто внимательным и тщательным. Джон получил немало новой информации, но обнаружил кое-какие досадные пробелы. Осведомленность Терминатора о горах Колорадо 2029 года, о системе обороны Скайнета и даже план его штаба-крепости — все они являлись ограниченными. Ему был известен общий план штаба, но не детали каждого этажа. Он был разработан со специфической целью инфильтрации в Человеческое Сопротивление, а не для того, чтобы действовать у основной базы или держать оборону напрямую и непосредственно в горах.

Еще менее он знал о средствах защиты, установленных вокруг крепости, так как перед ним не стояла задача принимать участие в ее обороне. Он располагал лишь информацией, необходимой для согласования его входа и выхода из крепости и прохождения им средств оборонной защиты. Он больше полагался на систему распознавания другими единицами. Он располагал довольно значительными сведениями относительно других боевых машин Скайнета, включая их сильные и слабые стороны, и Джон жадно записал все это себе. Эта информация может оказаться бесценной.

Опять же, эти данные относились скорее к оперативным характеристикам, чем к деталям их устройства, но все равно это было важно.

В конце концов, все это было очень полезно. Соединенное с другой информацией, это давало им многое.

Другие здесь присутствующие могли бы дополнить ее, подумал Джон.

Тарисса, например, должна была неплохо знать Колорадо. К тому времени, когда они атакуют Скайнет, им нужно будет иметь как можно более четкое приближенное представление о том, как функционирует его оборонительная система.

Он подумал также о технологии путешествий во времени. Знает ли что-нибудь об этом Терминатор? Он уже знал, что тот не является специалистом по путешествиям во времени, но ведь он же был отправлен назад во времени именно с помощью такого оборудования.

«Я располагаю основными представлениями о внешнем виде и принципах действия такого оборудования», сказал Т-800. Уже хорошо. Джон записал себе еще что-то. Постепенно он становился хорошо подготовленным. Он записал также кое-какие итоговые пункты резюме, а затем подошел к последней группе вопросов. Он знал, что придумает позже и другие, независимо от того, с какой бы тщательностью он сейчас к ним ни подходил, но пока и этого хватит. У него всегда была возможность поговорить с Терминатором наедине, если речь шла всего лишь о нескольких каких-то вопросах. «Ты используешь для работы ту же технологию, что и Скайнет? Я имею в виду твой процессор».

«Да», сказал Терминатор. «Все мои жизненные и оперативные функции контролируются нанотехнологическим чипом-микропроцессором, использующим ту самую технологию, которая была разработана Майлзом Дайсоном для проекта Скайнет».

Этого он и ожидал. Он посмотрел на Дэнни, ожидая, что тот вздрогнет или еще как-то отреагирует при упоминании имени своего отца, однако Дэнни выглядел спокойным и невозмутимым; тогда он просто записал себе ответ Терминатора. «О'кей», сказал Джон. «Можем ли мы каким-нибудь образом получить доступ к твоему нано-чипу? Мне хочется узнать, как он сделан».

«Да», сказал Терминатор. «Но с имеющимися у вас технологиями меня невозможно перепрограммировать».

«Нет, я совсем не это имел в виду». И все же это навело его на другую мысль.

«Не мог бы ты помочь нам разработать нужную технологию?»

«Никак нет. Не располагаю подробной информацией. Терминаторы не снабжены файлами о технических деталях, выходящих за рамки необходимых для выполнения задания».

«Понимаю», сказал Джон. «А вы, Говард? Вы что-нибудь знаете об этом?»

«Я знаю, как это функционирует. Возможно, я смог бы создать программу при наличии необходимого оборудования. Но я не инженер. Я не смогу создать для вас такую технику. И ты уже знаешь, что существуют и другие сложности…»

«Да, мы говорили об этом вчера. И все же, мы получим оборудование.

Уверен, мы сможем что-нибудь сделать».

Той же ночью Джон вместе с Говардом и Терминатором отправились в один из автомобильных гаражей. Он вновь отобрал группу из самых надежных людей, но только несколько более многочисленную. Ему захотелось, чтобы в этом приняли участие люди помоложе, те, кто могут быть еще живы и активны в перспективе двадцати трех лет. Пока Джон наблюдал за происходящим вместе с Карло, младшими Сальседами, Дэнни Дайсоном, Фернандо Альвесом и 5–6 еще, Терминатор подыскал себе острый нож. Он сел перед зеркалом на металлический стул с жестким виниловым сиденьем.

Он аккуратно срезал кожу и плоть с головы, чуть выше правого виска.

«Бррр», сказал кто-то, но кто-то другой рассмеялся — это был Фернандо.

Джон смотрел на это словно завороженный, лишь слегка поморщившись на то, что произошло дальше.

Терминатор снял кожу и мясо, и под ними стал виден сияющий металлический эндоскелет — хромированный «череп». Рана почти не кровоточила, так как внутри Терминатора по сути не было ни циркуляции крови, ни даже сети артерий или вен. Когда Джон пригляделся внимательней, он увидел, что череп не являлся цельным и гладким изгибом. Там оказалась некая окружность с углублением, выемкой, словно для головки винта. И в самом деле, на обеих сторонах этого круга находились два крошечных винтика.

Самым сильным среди них был Карло. Он нашел подходящий инструмент и с огромными усилиями снял крышечку. Когда он закончил, его руки были в крови киборга, но, конечно, она не капала с них. С помощью плоскогубцев Карло извлек какое-то устройство, которое, казалось, было выполнено из причудливо соединенных кубиков.

«Я никогда в жизни не видел ничего подобного», сказал Говард, склонившись над ним. «Поразительно».

Терминатор застыл на месте, сидя перед зеркалом. Джон поднял ему руку, и сервоприводы его слабо проскулили, однако остались безжизненными. Когда он выпустил его руку, она осталась на том же месте недвижимой.

«Отлично», сказал Джон. «Вот как он сделан».

Карло передал нанопроцессор Джону, который внимательно его осмотрел. Он никогда не видел ничего подобного. «Ты можешь спрограммировать что-нибудь подобное?», спросил он у Говарда.

«Теоретически да».

Джон вставил процессор обратно. «Хорошо», сказал он. «Мы все должны научиться этому, хотя бы теоретически».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

КОЛОРАДО-СПРИНГС, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Лейтон вскоре оценил сложившуюся ситуацию. Записей, касавшихся того времени, когда Т-XA и Специалисты находились в здании, было на несколько часов, но важное значение имела лишь небольшая их часть — а именно материал с тех этажей, где и происходили столкновения, в основном на четвертом и двенадцатом этажах, а также в подвале. Столкновение между Терминатором и Специалистами по сути было довольно кратковременным. Пока он их просматривал, он пытался оценить те нежелательные последствия, которые они могут за собой повлечь, если этот материал увидят те люди в Вашингтоне, которым видеть это не следовало.

Здесь, в Колорадо-Спрингс, он чувствовал себя уверенно. Дженсен привел к нему охранницу Кибердайна по имени Пенни Уэбстер, молодую и мускулистую чернокожую женщину, которую Т-ХА уже перепрограммировал. Теперь у Лейтона имелось сильное ядро из людей, которые будут продолжать вести здесь необходимую работу, когда он отправится в Вашингтон.

Они заказали пиццу, кофе и колу, чтобы ввести их в курс дела, пока они будут здесь работать — это не соответствовало его обычным представлениям об изысканной еде, но было достаточно, чтобы поддержать его силы, пока они будут здесь разбираться с изображениями на записях. В интересах Скайнета необходимо было чем-то жертвовать. Они довольно быстро удалили записанные кадры с большего числа камер, а затем стали медленнее и внимательней просматривать около двух часов записей имевшего значения материала, которые они отредактировали, объединив в хронологической последовательности, с некоторым дублированием событий с разных ракурсов, сформировав определенную последовательность событий, происходивших в разных частях здания одновременно.

Он заново прокручивал снова и снова один их фрагментов этих записей. На четвертом этаже здания Конноры и Специалисты столкнулись с одним из компонентов, на которые расщеплялся Т-ХА; на вид это был мужчина крепкого телосложения, с длинными темно-каштановыми волосами. Камера фиксировала происходящее с верхнего ракурса, когда псевдо-мужчина завернул за угол, и Джон Коннор прицелился в него из своего 12-го калибра.

Он отстрелил Терминатору правую руку, в которой тот держал свою лазерную винтовку. Рука отвалилась, и тяжелое оружие полетело в воздух. Одна из Специалистов, на вид латиноамериканка, с нечеловеческой скоростью ринулась почти в объятия псевдо-мужчине, подхватив лазерную винтовку и бросив ее одному из других. Однако левая рука Т-ХА видоизменилась, вытянувшись и превратившись в подобие длинного меча с рукояткой толщиной в три дюйма. Он пронзил женщине грудь насквозь, выйдя затем из спины.

В этот момент запись зафиксировала появление группы хорошо вооруженных охранников, ворвавшихся туда с двух направлений: группу быстрого реагирования, вооруженную автоматами. Из обрубка правой руки Т-ХА вытянулся еще один, другой клинок, тонкий, как нить, проникший латиноамериканке сквозь череп для обработки ее памяти.

Записи зафиксировали и другие многочисленные изображения Т-ХА, меняющего свои формы, разделявшегося и сливавшего воедино, и совершавшего прочие трюки, что, без сомнения, доказывало, что он являлся каким-то устройством, выходящим далеко за пределы любых современных технологий. Конечно, правительство было информировано о реальности путешествий во времени и о том факте, что Терминаторы существуют. Это обстоятельство не остановило проект «Скайнет», однако просмотр этих записей мог потрясти даже самых страстных и хорошо информированных сторонников и защитников проекта в правительстве.

Лейтон просмотрел все до конца, пытаясь все это осмыслить. Как жаль, что у них имелись лишь видеоизображения, от которых можно было отталкиваться, без звука. Невозможно было понять, что за цели и средства их достижения обсуждали между собой Специалисты и Конноры. Возможно, что-нибудь из этого смогут восстановить эксперты по чтению по губам, но изображения чаще всего были нечеткими.

А вот что ему было ясно видно, так это то, что компоненты Т-ХА наконец-то воссоединились, когда стали сражаться с Коннорами и Специалистами в подвале здания. Там погиб еще один из Специалистов — чернокожий мужчина, поразительно похожий на Майлза Дайсона. Все остальные получили в этом бою ранения, хотя они не причинили им серьезного вреда; по всей видимости, они были способны быстро восстанавливаться. Т-ХА продолжал атаковать Специалистов, практически не обращая никакого внимания на Конноров, за исключением тех случаев, когда ему приходилось от них защищаться. А вот это было ошибкой. Хотя Конноры не обладали такими же физическими и ментальными способностями, каким владели Специалисты, у них, несомненно, имелись полезные контакты, не говоря уже об их познаниях, коварстве и изворотливости. Без них Специалистам было бы гораздо труднее скрываться, планировать и действовать.

Что ж, тут уж ничего не поделаешь. В конечном итоге Т-ХА угодил в ловушку в хранилище времени, которым управляла Розанна Монк, только она одна из всех них. По неясным пока причинам она предала Скайнет. Часть руки Т-ХА оказалась перерубленной при закрытии двери хранилища времени, запущенного Розанной. Каким-то образом она сумела подавить или преодолеть свое перепрограммирование. Это делало ее очень опасной. Если она встала на сторону Конноров, она сможет нанести огромный ущерб перспективным планам Кибердайна.

Лейтон задумался над тем, что с ней делать. Чрезвычайно жаль было потерять для мира такой гениальный талант как раз в момент, когда она могла бы оказаться очень полезной в деле создания Скайнета, но ей больше нельзя было доверять. Даже если перепрограммирование одержит над ней верх, теперь она уже была ненадежной. Ее придется уничтожить.

Были и другие поучительные уроки. Из числа специалистов выжили только двое. Необходимости публично признавать, что был кто-то еще, не было.

Конечно, на месте находилось множество полицейских, военных и сотрудников чрезвычайных служб, когда туда прибыли Конноры и Специалисты, и они видели всех четырех Специалистов. Однако у многих ли из них сложилось четкое представление о том, что в действительности произошло? Некоторых из этих людей можно было разыскать и перепрограммировать, других, возможно, придется заставить молчать иными способами. Со временем, возможно, было бы лучше уничтожить некоторых из них, но не сейчас: это лишь вызовет ненужные подозрения.

Поэтому официальная версия событий должна гласить, что лишь четыре человека заявились к Розанне Монк, только Конноры и два Специалиста.

Полиции для розыска по всей стране и в СМИ можно предоставить описания внешности японки и седого мужчины европейской внешности. Можно будет также предоставить фотоснимки с камер видеонаблюдения и также их передать. Эти четверо быстро окажутся загнанными в угол, если попытаются куда-нибудь уехать. Дину нужно будет довести это до сведения всех властей, здесь и в Вашингтоне. Такова будет официальная правда.

Мертвая латиноамериканка также может очень пригодиться. После того, как в Вашингтоне будут перепрограммированы нужные люди, несомненно, появится возможность подвергнуть аналитическому реверс-инжинирингу, по крайней мере, некоторые из изменений, которые были внесены в ее организм.

Возможно, их можно будет в будущем использовать для улучшения и усиления некоторых зомбированных Скайнетом рабов. Возможно, также удастся реконструировать жидкометаллическое вещество, из которого был сделан Т-ХА, применив его в новом вооружении или даже в новых видах компьютерной техники.

Осталось лишь два Специалиста, и многое из того, что произошло, можно было использовать — но только не эти записи видеонаблюдения. Всякий, кто мог сейчас их увидеть, мог понять смысл произошедшего, почти так же легко, как и Лейтон, который был лишь незначительно условершенствован той информацией, которой снабдил его Т-ХА. Он повернулся к Соломону.

«Долго ли вы можете держать их при себе?»

«Я должен буду дать устные пояснения с информацией о случившемся».

«Конечно». В них все будет сказано так, как нужно.

«И мне нужно будет отправить утром письменный отчет. В противном случае, это будет выглядеть крайне подозрительно».

«Я понимаю».

«Я сделаю его туманным и расплывчатым, приведя некоторые подробности, чтобы не выглядеть некомпетентным. Но не настолько, чтобы давать им какие-то наводки, в которых мы не заинтересованы. Что касается записей, то они ожидают, что мы их оцифруем и отправим их людям, занимающимся обработкой информации. Мы можем отправить им первоначальный исходный материал завтра, и они смогут начать свой собственный анализ. На это у них уйдет какое-то время. Мы поработали гораздо больше, чем они от нас могут ожидать, создавая отредактированную версию. Я могу потянуть с этим время, как минимум пару дней».

Лейтон откусил солидный кусок от одного из клиньев пиццы. Из-за всех этих нагрузок у него возник зверский аппетит. Он стал задумчиво есть, пытаясь найти решение, как быть с людьми из Вашингтона, пока он сам до них не доберется. «Если на вас начнется давление, действуйте тупо. Понимаете? Пусть думают, что вы бестолковый какой-то, или даже тупой, главное чтобы вы им казались лояльным. Нам не нужно, чтобы они расследовали вашу деятельность».

«Это очень разумно».

«Хорошо». Лейтон оглядел комнату и небольшую группу своих рабов. «Все вы нам очень помогли. Теперь я вас покидаю и хочу пожелать вам спокойной ночи». Впереди их ожидала новая работа.

На данный момент Лейтон сделал пока все, что мог.


ПЕНТАГОН.


Джек прикорнул лишь на часик, а затем вошел в свой кабинет, приехав на работу уже в 7:00 утра. Он проверил, прислали ли ему уже записи из Колорадо — необработанные записи с камер видеонаблюдения. Их еще не присылали. Черт! Нереально, конечно, ожидать, что они появтся быстро, но случай был явно экстренным — что, Соломон и его люди этого не понимают?

Он просмотрел также бумаги, положенные ему на стол: пару отчетов о том, как продвигаются дела с контрактами по созданию высокотехнологичных систем ПВО; одну обычную сводку разведки, которую он наскоро пролистал, просто чтобы убедиться, что в ней не было ничего безотлагательного. Он просмотрел свою электронную почту и свой электронный дневник, обнаружив, что весь день у него забит всякими ненужными встречами и совещаниями — большинство из них вовсе не относились к кризисным. Со вздохом он принялся за работу, давая указания своей секретарше, чтобы перенести на другое время все, что только возможно, когда она пришла на работу чуть позже. Он набросал от руки список тех встреч, которые ему все же придется сегодня провести.

Ему нужно было как можно скорее переговорить с Лейтоном и Крузом, добиться, чтобы они прибыли сюда, в Вашингтон, и встретиться с ними лично — если не сегодня, то, по крайней мере, крайний срок завтра. Он вполне мог предположить, что они всю ночь были на ногах, но и всем другим тоже пришлось сегодня работать. Они смогут выспаться, когда все это закончится.

В своей электронной почте он обнаружил краткий отчет от Соломона, действительно на удивление краткий, копии которого были разосланы Саманте и еще нескольким людям из начальства, в том числе начальникам штабов. В нем было только то, что Джек уже и так знал, но там обещалось, что будут и новые поступления, в том числе оригинальные записи с камер видеонаблюдения, плюс отредактированная версия того, что именно произошло. В любом случае это неплохо, но сам отчет был весьма посредственным — совсем не таким, чего ожидал Джек. Он подтверждал их предположение, что вместе с Розанной и Коннорами было еще двое, только двое. Хорошо, они будут придерживаться этой версии.

Джек переслал этот отчет министру с немногословным критичным сопроводительным сообщением. Он отправил такие же сопроводительные сообщения другим получателям отчета, а затем напечатал у себя на компьютере собственные замечания, изложив в них кое-какие собственные соображения, состоявшие лишь из нескольких пунктов навскидку для размышления:

Пункт 1: У Конноров было четверо соучастников (в отличие от нашей «официальной» позиции). Было обнаружено тело одной из них — женщины, по виду латиноамериканки. Несмотря на экстраординарные способности, всеми ими продемонстрированные, это тело было человеческим — а вовсе не киборга, к примеру, с металлическими внутренностями. Тем не менее, его нужно будет осмотреть и изучить. Можно ожидать наличие каких-то технологических усовершенствований в этом организме.

Пункт 2: Во время нападения было применено экспериментальное устройство, известное как «хранилище времени». Похоже, с помощью этого аппарата кто-то или что-то было перемещено в пространстве-времени. И действительно, в отчетах предположительно отмечалось, что такая судьба постигла одного из четырех подельников, помогавших Коннорам. Если точнее, все, что помещается внутрь этого устройства, разбрасывается по всему пространственно-временному континууму, дезинтегрируясь в четырех измерениях. Почему было применено хранилище времени?

Пункт 3: Также поступали сообщения о каком-то странном существе или машине, которая сражалась против Конноров и их пособников.

Пункт 4: Доктор Розанна Монк, которая чрезвычайно важна для будущего успеха исследований Кибердайна, исчезла, по-видимому, с Коннорами.

Доктор Монк не является незаменимой, однако это огромная потеря для проекта.

Все это очень важные вопросы, решил он. Он наскоро подкорректировал их, добавив кое-какие дополнения, формальную шапку и концовку, и включил их в свой будущий сверхсекретный доклад. Он отошлет его министру, а копию Саманте. Теперь дело приобретало формальный характер, ему нужно будет предложить какие-то рекомендации, но они будут зависеть от дальнейшего анализа. Записи камер видеонаблюдения точно покажут, что именно произошло, а вскрытие тела, обнаруженного на двенадцатом этаже, расскажет им о том, с чем именно они столкнулись.

Следует ли отменить проект? Записал он. Он поставил эту фразу в заголовок, раскрывавший тезисы, следовавшие за ним. Для ответа на этот вопрос требовалось тщательное выяснение происхождения Терминаторов, с которыми столкнулась Сара Коннор в 1984 и 1994 годах.

Он порекомендовал срочно найти Коннор, ее сына, их пособников и доктора Монк и допросить их. В то же самое время следует с подозрением относиться к Чарльзу Лейтону и Оскару Крузу, пока проблема не будет решена. Эти рекомендации нуждаются в пересмотре по мере поступления и сбора необходимой информации, заключил он.

Джек заново перечитал то, что написал, и понял, что в нем все же не хватало дипломатичных ухищрений. Еще через полчаса у него на руках имелся солидный документ: содержательный, но в то же время написанный ясно и напористо, и к тому же достаточно короткий, чтобы его действительно прочли. Он отослал его по электронной почте за несколько секунд до того, как в его кабинет вошла Саманта.

«Я тут сидела и думала», сказала она.

«Да, я тоже». Часы на компьютере показывали 8:26 утра. Чтобы подготовиться к встрече, времени еще было достаточно. «Просмотри, пожалуйста, что я тебе послал по почте. И после этого нам надо будет об этом переговорить».

* * *

Министр выглядел усталым и измученным, был заметен груз прожитых им лет. Джек приготовился к худшему — в ходе этого совещания могли возникнуть либо обвинения в некомпетентности, либо просто суждения или даже решения, принятые без учета или без полного знания всех фактов. А это, пожалуй, может иметь еще более страшные последствия. Опыт службы научил Джека, что политические лидеры могли воспринимать проблему совершенно неадекватно, требовать невозможного и даже стать причиной катастрофы, если вы в здравом уме попытаетесь интерпретировать их пожелания.

«Нам всем сейчас не просто», сказал министр. «На нас повсюду насела пресса».

«Я знаю это, сэр…», сказала Саманта.

«Да, сначала выслушайте меня. Я прочел то, что ты послал мне, Джек, в том числе и этот отчет-отписку Дина Соломона из Колорадо. Я критически пересмотрел всю эту ситуацию».

Джек не был уверен, что сказать. К чему он клонит?

Министр склонился вперед, поближе к ним, словно конфиденциально. «Я еще раз просмотрел то, на что способна эта технология, на причины, почему мы все так этим заинтересовались, на то, как велась вся эта работа — и как она сочетается со всеми другими вашими проектами. Первым делом, мне хочется отметить, чтобы вы знали: я считаю, что вы оба замечательно поработали, это высший класс. Все, что мы сейчас здесь обсуждаем, не должно утечь никуда наружу. Я опытный тертый калач и на своем веку всякого повидал и прекрасно вижу, когда кто-то действительно хорошо работает».

«О, спасибо», сказала Саманта.

Однако Джек продолжал хранить молчание. Ожидалось что-то плохое, если ему пришлось делать такое предисловие.

Министр устало усмехнулся. «Не нужно так удивляться. Во-вторых, я знаю, что ваша работа очень важна — в том числе контракты с Кибердайном. И я еще раз напомнил сам себе о том, насколько это важно, и как они соответствуют нашим основополагающим целям и установкам».

«Вам потребуется еще какая-нибудь дополнительная информация по каким-либо из этих контрактов, сэр?», спросил Джек.

«Черт, нет. И так все достаточно ясно. Послушай Джек, технологии, которые курирует твой офис, для нас чрезвычайно важны. Я помню об этом. Ты помогаешь нам подготовиться к угрозам новой эпохи — это одна из самых важных задач, которые можем решить сегодня. И я очень ценю это. Все, о чем мы сегодня говорим, рассматривается именно в этом контексте».

«Спасибо, сэр».

«Не за что. И мне хотелось воздать должное там, где я вижу, что это необходимо. Но это не значит, что ничего не нужно менять. Эта проблема с Кибердайном уже зашла порядком слишком далеко, и мы должны ее решить.

Реальность такова, что все это отвлекает нас от других программ. Это не значит, что мы их бросаем — я этого не говорил. Но мы должны как можно быстрее эту проблему решить; мы не имеем права просто отпустить эту повозку и позволить ей катиться по ее собственному усмотрению Бог знает куда».

«Да, сэр», сказал Джек. «Я полностью с этим согласен». Может быть, все не так уж и плохо, в конце концов: похоже, что министр ничего определенного в виду не имел.

«Теперь, я ознакомился со всеми отчетами, которые ты написал для меня — и мы уже разговоривали не раз об этом. Я никогда не пытался по мелочам влезать в те программы, которые вы контролировали, вы это знаете. Каждая из них важна, и мне нравился весь тот настрой и подход, с которыми вы к этому подходили — и нам нужны все эти хай-тек навороты. То, что делает Кибердайн, может иметь для нас чрезвычайно важное значение, и я не собираюсь просто так взять и все это прекратить».

Джек слегка расслабился. «Отлично. Итак, как нам действовать дальше? У вас есть мои рекомендации. Вы с ними согласны?»

«В известном смысле да». Министр вернул ему распечатку доклада Джека, посланного им по электронной почте, с отметкой, написанной на первой ее странице, наверху: Нужно обговорить. Он выпятил подбородок, а затем сказал: «Если эта программа будет продвигаться нормально, она может стать одним из самых важных элементов, которые у нас имеются, для трансформации наших вооруженных сил в XXI столетии. Я осознал значение и все последствия этого. Когда-то это была НОРАД — и мы мыслили всего лишь категориями русских МБР».

«И все же это по-прежнему прекрасная возможность», сказала Саманта.

«Да, я это осознаю».

Когда Джек впервые обсуждал эту концепцию с Лейтоном и Крузом, много лет назад, упор делался на стратегическое наблюдение, возможность постепенного свертывания и отказа от комплекса НОРАД в Шайенн Маунтин и замены его чем-то другим, лучшим. Стратегическая сеть наблюдения за объектами и целями, созданная на основе микропроцессорной технологии Дайсона-Монк, быстрее и точнее человека способна анализировать данные, которые могут свидетельствовать о нанесении ядерного удара. Однако эта технология была способна на гораздо большее; она была способна стать составной частью всех элементов функцинирования вооруженных сил.

«Эта технология способна дать нам именно то, что нам нужно», сказал министр, «значительный рывок вперед в нашей способности выиграть войну, а одерживать победы в войнах — это и есть наша прямая задача. Я прав?»

Джек почти ожидал шутливого удара по плечу, судя по тому, как это произнес министр. Он рассмеялся; ситуация улучшалась с каждой минутой. «Да, черт возьми, сэр».

«Ладно, теперь мы в этом согласны, но я не могу понять одного. А именно, кто или что стоит за этими нападениями, и за тем, в 1994 году, и опять в минувшую ночь? Ничто тут не указывает на какого-нибудь привычного нам врага — по сути, противник тут совершенно необычный. Мы это понимаем, ведь так? Давайте не будем валять дурака по этому поводу».

«Нет, не будем…»

«Та ученая, из Кибердайна — как ее имя?»

«Розанна Монк», сказала Саманта.

«Отлично, доктор Монк — что она из себя представляет?»

«Она кажется довольно эксцентричной особой, но она не так уж плоха, если познакомиться с ней поближе. Очень сосредоточенная, эгоцентричная, даже в чем-то одержимая. Но она вовсе не какая-нибудь чокнутая; она знает свое дело».

«Она убеждена, что эти Терминаторы действительно существуют?»

«Да», сказал Джек. «И я не сомневаюсь, что она права. Мы с Сэм прошлись по всем ее доказательствам».

«Ну, это ваши проблемы».

«Простите, сэр?»

«Это ваши проблемы. У вас есть эта замечательная технология, но с ней происходит что-то такое, чего мы не понимаем. Мы не знаем, какой ящик Пандоры мы открываем в том случае, если мы будем все это продолжать. И вот это мы должны выяснить. И это не может ждать. Как я могу спокойно спать, когда мне докладывают, что непонятно что творится где-то здесь, рядом, у нас под носом? И что я должен сказать Президенту?»

«Все это ограничивается лишь утверждениями Сары Коннор», сказала Саманта. «Им нельзя верить».

«Да, кажется, вы тут правы», сказал министр. «В ее рассказах не все сходится. У нас не было никакого „Судного Дня“».

«Не было, сэр».

«Ну, и как вы это объясняете? У таких стран, как Ирак, нет таких технологий — и у Советов не было. Я вам скажу так: на данный момент нужно, чтобы вы этот проект продолжали. Мы можем в любой момент свернуть его позже — если появятся на то основания. Но нам должна быть ясна причина этого, если она вообще существует. Выяснить это является вашей главной, приоритетной задачей. Ясно?»

«Да», сказал Джек. «Яснее и быть не может».

«И еще одно, я не доволен Соломоном. Там происходит что-то совершенно поразительное, а у него в голове такой настрой, будто ничего не происходит.

Я этого не понимаю — он же был довольно компетентным специалистом, верно?»

«Всегда им был».

«Присмотрите внимательней за ним — замените его, если придется. Так, теперь, когда вы встречаетесь с людьми из Кибердайна?»

«Мы назначим с ними встречу, как только они прибудут в Вашингтон. Может быть, уже сегодня вечером, если они доберутся сюда сегодня».

«Хорошо. Я согласен, они что-то от нас скрывают. Вам придется заставить их выложить все начистоту — каким угодно образом, мне все равно. Понимаете меня? Проследите за тем, чтобы они были целыми, чтобы они не пострадали, но вытяните из них всё. Всю правду вытащите. Пока этого не произойдет, мы бродим впотьмах, не зная, с чем имеем дело».

«Понял, сэр», сказал Джек.

«Ладно, пока на сегодня хватит. Вы знаете, что нужно делать».

«Конечно», сказала Саманта. «Я с нетерпением жду встречи с Лейтоном и Крузом. Мы ими займемся».

Министр бросил на нее долгий оценивающий взгляд. «Ну, смотри, Сэм, чтобы это было сделано. Что-то в этом Кибердайне мне не нравится. И постарайтесь проследить за тем, чтобы они не занялись вами».


ЛАГЕРЬ САЛЬСЕДЫ.


На какое-то мгновение Джон потерял дар речи, стоя под теплым ветром пустыни. Он никогда не ожидал, что появится еще один Терминатор, отправленный обратно, назад во времени, им же самим, но постарше — в посланиях из будущего, от Кайла Риза в 1984 году и от Т-800 в 1994 году, никогда не упоминалось о еще одном путешественнике во времени, отправленном Человеческим Сопротивлением. Т-799, должно быть, прибыла сюда, в лагерь Сальседы, в последние два дня, так как Джон и Сара уже были здесь недавно вместе со Специалистами, обратившись за помощью к семье Энрике. И тогда ни о каком Терминаторе речь не шла.

«Как ты меня нашла?», спросил он. «И почему ты думаешь, что я могу тебе помочь?»

«Вас по телевизору показывали», сказала Терминаторша. «Вас разыскивает полиция. Я знала, что вы приедете сюда, если у вас появятся проблемы. Ты помог запрограммировать меня, и ты дал мне эту информацию».

О боже, все эти штуки с настоящим/прошедшим временем начинали усложняться и запутываться. Итак, Джон запрограммировал Терминатора в будущем. Может быть, речь шла о другой реальности, как и сказала Терминатор, но это произошло в 2029 году — а это переносило их в будущее время. Но с точки зрения Терминатора, это уже произошло. Это отложилось в памяти машины. «Хорошо», сказал Джон, «и что, по-твоему, что я могу сделать?» «Ты поможешь мне. Мы найдем выход». Но Джон покачал головой.

«Эээ, я так не думаю». Он не сомневался, что Ева была машиной. Она, или оно, но выражение лица у нее было таким же мрачным и не меняющимся, какое он наблюдал у Терминатора Т-800 в 1994 году. Но он ее не боялся, несмотря на реакцию его мамы и Розанны: Т-800 не пытался его убить — он столько раз спасал ему жизнь. Действия Терминатора полностью зависели от его программирования. Подобно большинству машин, ее могут использовать как во благо, так и во зло. Но он отгонял от себя эту мысль, задаваясь вопросом, как далеко все это зашло, поскольку Скайнет сам оказался злом, по крайней мере в двух мирах — возможно, он являлся врагом человечества во всех мирах, где появлялся на свет.

Во всяком случае, этот Терминатор просил о невозможном. Джон стал переводить взгляд с одного на другого и увидел, что и все остальные пребывали в таком же замешательстве, как и он сам. Специалисты внешне никак на это не реагировали, но это еще не означало, что они не были готовы действовать, если бы Терминаторша попыталась бы что-то предпринять. У Сары был тот самый дикий взгляд, который он иногда наблюдал у нее на лице, словно она проснулась, но все еще была погружена в какой-то кошмарный сон. Пистолет в ее руке слегка дрожал. Энрике опустил винтовку, но был похож на человека, чье терпение было на исходе. Розанна уже успокоилась. И сейчас, казалось, она просто о чем-то думала.

Хуанита радостно улыбнулась Джону. «Нам нужно поговорить», сказала Терминатор. «Мы выйдем на ваших лидеров и убедим их».

В ста ярдах от того места, где они стояли, укрывшись от пыльного ветра между двух грузовиков Энрике, стоял пыльный Седан Крайслер, которого Джон никогда раньше не видел. Должно быть, на нем и прибыла сюда Терминаторша.

«Хорошо», сказал Джон. «Давай тогда объяснимся прямо сейчас. Ты Терминатор Т-799?»

«Так точно».

«И что это означает — Т-799? Последняя версия Терминатора, с которой мы имели дело, это Т-800».

«Т-799 являлись первыми киборгами, разработанными Скайнетом, прототипами модели Т-800».

«Получается, ты похожа на тот прототип Терминатора, который помог нам семь лет назад, так что ли?»

«Правильно. Вам помогал Т-800, модель 101. Дизайн моделей создается на основе разных человеческих шаблонов. Вы можете считать меня еще одной, другой моделью той же самой серии Т-800. У меня аналогичные возможности».

Машина, казалось, знала о нем все, но это казалось логичным, если он запрограммировал ее сам. «О'кей, просто я не совсем понимаю. В чем дело? Я не знаю, с чего начать, даже если бы мне хотелось тебе чем-то помочь. Я не знаю никого из лидеров нашей страны. Я не могу подыскать тебе армию или еще что-нибудь подобное».

«Джон прав», сказала Сара, несколько торопливо. «Чего бы тебе ни хотелось, лучше бы тебе это делать без нас. У нас нет контакта с политиками — может, они и знают о нас, но все они считают нас сумасшедшими».

Но Джон поймал взгляд Розанны. Она знала кое-каких людей в Вашингтоне, и ей ужасно хотелось поговорить с ними. Он задумался над этим: что если им удастся выйти на этих людей? «В данный момент мы сами нуждаемся в помощи», сказал он. «Но, может быть, мы сможем что-то сделать». И все же это казалось невозможным. Как вообще им можно попасть в будущее? Никто и ничто, явившееся из будущего, никогда обратно туда не возвращалось. Так было всегда. У них ведь даже не было работоспособной машины времени.

Ближайшим из чего-нибудь подобного, кем-то и когда-либо созданным, являлось хранилище времени в Кибердайне, и он не стал бы рисковать с этим.

Да и будущее, откуда прибыла Ева, даже не являлось тем будущим, которое теперь их ожидало. Она сказала, что она из другой реальности. Если она прибыла из той реальности, где Судный день произошел в 1997 году… — какими будут последствия? Каким образом ей удалось переместиться не только во времени, но и из одной реальности в другую?

«В этом мире», сказала Терминатор, «Судного дня не было».

«Он еще не произошел», сказала Сара. «Это не значит, что он не произойдет».

Терминатор внимательно осмотрела ее, с головы до ног, словно измеряя ее своими искусственными глазами. «Ты Сара Коннор».

«Да». Ее палец напрягся на спусковом крючке пистолета; прицел был направлен прямо Терминаторше между глаз.

«Твой сын передал со мной тебе послание: Будущее не предопределено. Наш мир зависит от нас самих».

Сара резко рассмеялась. «Ты смеешься, что ли?» Она посмотрела на Антона, ища поддержки, словно считала его экспертом по времени и по путешествиям во времени.

Но Антон покачал головой. «Думаю, мы должны ее выслушать».

Энрике сосредоточенно нахмурился, что лишь усилило ястребиные черты его лица. «Мне кажется, вы все тут, должно быть, разыгрываете друг друга. Вот только, к черту, что все это значит? И где еще двое, которые были с вами?»

«Так, Энрике…», сказала Сара.

«Только вот не надо со мной этого „Так, Энрике“, Саралита. Я не понимаю… тут какая-то фигня творится». Он посмотрел на Розанну, словно обмерив ее взглядом, почти так же откровенно, как Терминаторша сделала это с Сарой.

«А ты — та самая пропавшая ученая, верно? Мы видели тебе по телевизору».

«Да, верно», сказала Розанна тоном, близким к отвращению. «Я самое разыскиваемое лицо во всей Америке».

Энрике перевел взгляд с Розанны на Сару, затем на двух Специалистов. Затем на Джона и на женщину-Терминатора. Он положил одну из своих сильных рук на плечи Хуаните. «Вы все должны рассказать нам, что тут происходит».

Сара страдальчески улыбнулась и опустила пистолет. «Мы пытаемся, Энрике.

Я уже объясняла тебе об этом раньше. Мы проходили это уже с тобой, два дня назад — по крайней мере, рассказывали, что нам тогда было известно».

Энрике нежно обнял дочь, а затем отошел от нее к Саре. Он положил руку ей почти на плечо. «Я всегда готов немного потерпеть ради дружбы, Коннор. Ты меня знаешь».

«Да, Энрике, я это знаю».

«И все-таки, вы должны понимать, что у меня существуют и пределы. Я уже приближаюсь к критической точке. Ты понимаешь, что я имею в виду?»

«Это понятно».

«Да? Тогда все в порядке. Но мы живем здесь своей собственной жизнью, и каждый раз, когда ты тут появляешься, ты не в ладах с законом. Как думаешь, что произойдет, если тебя выследят копы и заявятся сюда?»

Джон знал, что они тут найдут: большое количество стрелкового оружия, для поддержки революций в странах третьего мира, в основном спрятанное в подземных бункерах. Сальседы были сервайвалистами и контрабандистами оружия с сетью контактов, простиравшейся по всей территории США и далее по всей Южной Америке вплоть до Аргентины. Они были порядочными людьми, но они станут сражаться с копами, если им это придется делать.

Если на лагерь когда-нибудь нападут, совершенно точно будут людские жертвы.

«Не то чтобы мы недовольно роптали на вас», сказал Энрике. «Черт, Коннор, ты знаешь, что можешь просить что угодно — я отдам тебе последнюю свою рубашку, если хочешь, пломбы из собственных зубов…»

Сара подняла руки вверх. «Я знаю это, Энрике, знаю. Я понимаю, что прошу у тебя слишком многого. Вы всегда были за нас, ты и Иоланда. Без вас все бы провалилось. Просто вам нужно будет сделать кое-что еще. Прости. Мы как-нибудь тебе отплатим чем-то».

«Честно говоря, Саралита, я не знаю».

«Давайте не будем здесь говорить», сказала Хуанита, впервые заговорив.

«Может, пройдем внутрь? Давайте уйдем с ветра».

«Да», сказал Энрике. «Девочка права. Заходите, все вы. Нам нужно во всем разобраться, но, по крайней мере, мы можем предложить вам что-нибудь выпить».

Джейд кивнула, а затем посмотрела на Терминатора. «Нам всем есть о чем поговорить».


ЛОС-АНДЖЕЛЕС / ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ.


К 11:00 утра Оскар разобрался со своими делами на сегодняшний день, поговорив со всеми своими главными научными сотрудниками, несколькими членами Правления Кибердайна — плюс со страховщиками, юристами, местными политиками и в Колорадо, и в Калифорнии, а также с многочисленными представителями прессы. У него состоялся также краткий разговор с Чарльзом Лейтоном, до того, как Лейтон улетел в Вашингтон, а также весьма полезный разговор длительностью в несколько минут по телефону с Самантой Джонс, связанный с уточнением ряда вопросов относительно того, как работать со СМИ. Затем он дал два телевизионных интервью и еще восемь небольших интервью радиостанциям, со всей страны.

Это сняло большую часть нагрузки по СМИ с Лейтона, у которого была стойкая неприязнь к журналистам. Оскар поехал на такси в аэропорт, удобно растянувшись на сиденье. По дороге он позвонил по своему мобильному телефону секретарше Джека Рида, уже второй раз за сегодня — надеясь назначить встречу. «Я проверила», любезно сказала она. «Джек сможет с вами встретиться вполне официально, причем сразу же, завтра с утра.

Обычно она начинает работать еще до 8 утра. Уверена, что он сможет встретиться с вами и раньше».

«Отлично, Викки». Оскар работал с Вики Альбано уже несколько лет, часто контактируя с ней напрямую на счет своих поездок в Вашингтон. «В 8 так в 8, у меня нет с этим проблем, но не может ли он уделить мне какое-то время уже сегодня, вечером, как только я приеду?»

«Конечно, Мистер Круз. Он уже думал о каком-то неформальном общении за ужином — а позже вы сможете обсудить детали завтра».

Замечательно. Им лишь нужно было, чтобы Лейтон встретился с Джеком и Самантой по одиночке, буквально на несколько минут, чтобы запустить процесс. Скоро им понадобится перепрограммировать довольно большое число людей в Вашингтоне, достаточное для того, чтобы взять под свой контроль расследования Пентагона. Джек и Саманта являлись лишь первыми их целями, однако это позволит получить доступ и ко многим другим. Одно к другому, и пошло поехало. Чем с большим числом людей они смогут встретиться и их перепрограммировать, тем легче все у них пойдет.

«Прекрасно», сказал он. «Слушайте, Викки, у меня уже скоро посадка на самолет. Не могли бы вы согласовать окончательные детали с моим секретарем, пока я в пути? Она сможет поддерживать с Чарльзом связь».

«Хорошо, мистер Круз».

«Ну вот и отлично. Он прибудет в Вашингтон уже сегодня, во второй половине дня, задолго до меня».

«Я переговорю с мистером Ридом и прослежу, чтобы все было улажено.

Можете дать мне номер вашего рейса?»

Оскар дал ей полную информацию, со временем вылета и прилета. С учетом трехчасовой разницы во времени между Лос-Анджелесом и Вашингтоном, ужин может быть поздним.

«Все в порядке», сказала Вики. «Я об этом позабочусь».

«Спасибо».

«Не за что. Удачного вам дня».

Когда его такси остановилось у терминала, Оскар дал водителю щедрые чаевые. Хотя он обнаружил, что ему противно общаться с людьми, теперь, когда он был перепрограммирован, он не видел оснований расставаться со своими привычками. Он старался делать так, чтобы другие оставались довольными, по мелочам, которые в принципе ничего ему не стоили. Вот поэтому он преуспел в жизни; он всегда понимал, что именно нужно людям, и что он мог себе позволить для них сделать. Он старался генерировать вокруг себя поле доброжелательности и благорасположения, чтобы воспользоваться этим, когда ему это понадобится. И теперь он действовал автоматически, следуя привычной процедуре: для этого больше не требовалось никакого человеческого участия.

Он вылез из такси, щурясь от яркого солнечного света начала августа, уладил все формальности, связанные с багажом и регистрацией, а затем сел на рейс «Юнайтед Эйрлайнс» в 12:10. Ближайшие несколько часов у него будет возможность немного отдохнуть, ведь он точно знал, что все под контролем.

Большую часть пути до Вашингтона он проспал.

Когда он прибыл на место, было еще светло, в такое время года дни были длинными и жаркими. В Национальном аэропорту его встретил правительственный водитель, довольно быстро доставивший его в отель сквозь оживленный городской трафик. «Спасибо», сказал Оскар, когда они добрались до отеля. «Удачного вам дня». Он направился в фойе и зарегистрировался там.

«Вам несколько раз уже звонили, сэр», сказала ему дама на ресепшне. Это была молодая азиатка в ярко-красной униформе.

«О'кей, отлично».

Она передала ему четыре листочка с записанными на них телефонными звонками от людей, чьи имена ему были не знакомы, наверное, все они были журналистами. Двое назвали свои СМИ, в которых работали, а двое других оставили лишь свои имена. Хорошо, он пообщается с ними утром. И никто не сможет сказать, что Кибердайн не открыт для прессы — по крайней мере, насколько позволяют ему его возможности. Даже Лейтон говорил с некоторыми журналистами перед своим вылетом из Колорадо-Спрингс. А Оскар был еще более доступен. Правда, в своих интервью радио и телевидению, он не колеблясь уклонялся от ряда вопросов, ссылаясь на аспекты национальной безопасности, связанные с контрактами Кибердайна.

Но чего еще могли от него ожидать? Исследовательский центр размещался внутри правительственного объекта, так что вряд ли кто-нибудь сомневался в том, он выполнял секретные военные заказы.

«Благодарю вас», сказал он портье. «Мне нужно встретиться с Чарльзом Лейтоном. Можете назвать мне его номер?»

«Конечно, сэр. Мне просто нужно это с ним согласовать». Она позвонила в номер Лейтона. «С вами желает встретиться мистер Круз. Могу ли я дать ему ваш номер? Спасибо». Она положила трубку и расплылась в широкой улыбке, которую Оскар нашел тошнотворной, весь этот белый кальций, в окружении окрашенной в красный цвет ее губной плоти. «Мистер Лейтон в номере 1407, как раз рядом с вашим же номером». Оскару дали ключи от номера 1404, так что у них был очень легкий и прямой доступ друг к другу.

Он поднялся на лифте на четырнадцатый этаж, оставил там свои сумки, а затем направился прямиком к Лейтону.

На Лейтоне были серые костюмные брюки и простая белая рубашка. Он раздвинул шторы в своем номере, продемонстрировав панораму города, вид с юго-востока на Капитолий. «Джек Рид встречается с нами в 9 часов вечера», сказал он. «Я уже все устроил».

«Отлично. И Саманта тоже?»

«Да, они будут вместе».

«Итак, каков план? Мы с ними обедаем?»

«Мы обедаем с ними в ресторане „Лонгфелло Гриль“ на Коннектикут-авеню.

Думаю, нас встретят с шиком. Джек умеет находить что-нибудь на весьма высоком уровне».

«Ну, мы также можем позволить себе немного расслабиться, пока у нас есть такая возможность».

«Это правда, Оскар. Всю прошлую ночь я продержался исключительно на пицце».

«Главное, чтобы у нас было по нескольку минут общения с каждым из них по отдельности».

«Ну, думаю, мне удастся найти минутку, чтобы остаться наедине с ними, или, по крайней мере, с Джеком. А это сегодня вечером самое главное».

Возможно, Оскар раньше обиделся бы на такое замечание, однако оно было совершенно справедливым. Лейтон был улучшен самим Т-ХА, чтобы иметь возможность перепрограммировать тех, кого понадобится. Без сомнения, он был наиболее приспособленным для решения конкретно этой задачи. Не Оскару было оспаривать решения, принятые Т-ХА, хотя его действия против Специалистов в действительности были далеки от идеала. И все же свои таланты и способности имелись у всех, кто был перепрограммирован.

И тем не менее, даже в этом отношении Т-ХА не был идеален. Когда Оскар и Лейтон разговаривали друг с другом до отъезда из Лос-Анджелеса, Оскар узнал, что Розанна предала их, несмотря даже на свое перепрограммирование. Это могло стать серьезной проблемой: она была очень изворотлива и сообразительна, она могла стать потенциально опасным врагом.

«Что там с Розанной?», спросил он. «Должно быть, она переметнулась на другую сторону — к Саре Коннор и иже с ними».

«Да», сказал Лейтон, отмерив Оскара взглядом своих водянистых голубых глаз. «Меня это очень тревожит. Уверен, что она так или иначе появится в Вашингтоне. Ради собственной безопасности она будет вместе с ними».

«Из-за них она может немного задержаться, но ты наверняка прав».

«Если она приедет сюда одна, она долго не протянет».

«Нет, конечно, не протянет».

«Поэтому вопрос в том, что мы должны быть готовыми к ним. Мы пока еще их опережаем. К тому времени, когда они здесь появятся, все должно находиться под нашим контролем».

Задача, по-видимому, будет непростой, однако они могли с ней справиться.

«Ладно, давай приниматься за дело. Будущее нуждается в нас, Чарльз. Это мой новый девиз».

«Да», сказал Лейтон. «Безусловно, так лучше всего смотреть на дело. Ты тут готовься, а я организую такси». Он подошел к шкафу, достал оттуда красно-серебристый галстук и свой пиджак, а затем и кобуру с пистолетом. Он едва заметно улыбнулся, надевая кобуру. «Думаю, мне это сегодня понадобится.

Возьму с собой на всякий случай».

Они никогда не попадут в Пентагон вооруженными, в любом случае, но здесь речь шла о другом. Оскар посчитал, что огнестрельное оружие совсем не помешает, учитывая, что у них не было в Вашингтоне союзников. «Хорошо», сказал он в тон с настроениями Лейтона: «Пойду приведу себя в порядок. С нетерпением жду нашего ужина».

«Да, хорошо, когда за тобой присматривают».

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ЛАГЕРЬ САЛЬСЕДЫ, АВГУСТ 2001 ГОДА.


У них действительно много было о чем поговорить, подумала Розанна, по мере того, как разговоры сменились действиями. Какими бы знаниями они ни владели, какими бы способностями ни обладали, никто из этих людей не знал коридоров власти Вашингтона. Она должна была направлять их действия.

«Давайте, тогда, заходите», сказал человек, которого Сара звала «Энрике». Он повернулся, направляясь к одному из разбитых на вид трейлеров, подталкивая перед собой свою дочку.

Но Антон, здоровенный русский Специалист, сказал: «Постой».

«Что еще?»

«Я кое-что тебе покажу». Антон вернулся к Тойоте, на которой они приехали из Колорадо-Спрингс, и Энрике поплелся за ним с затюканным видом. Русский открыл переднюю пассажирскую дверь и что-то оттуда достал. Это было лучевое оружие, лазерная винтовка, которую они отобрали у Т-ХА. Пока Антон держал ее в вытянутых руках, Энрике ее осматривал, явно озадаченный. «Ладно, что, к черту, это такое? Какое-то оружие, судя по всему».

«Это плазменно-фазированная лазерная винтовка. Вот, попробуй ее на вес».

Антон передал ему ее, и Энрике осторожно опустил свою винтовку на землю, поставив ее на предохранитель. Лазерное оружие оказалось в его сильных объятьях, и на мгновение он даже потерял равновесие.

«Так, и как она действует?», спросил Энрике.

«Дай мне ее сюда, я тебе покажу».

Розанна заметила, что Терминатор Т-799 — или женщина, которая утверждала, что является Терминатором — стала очень внимательно за этим наблюдать, словно хищный ястреб, не выказывая, правда, никаких эмоций. Розанна почти не сомневалась в том, что Т-799 являлась именно тем, за кого она себя и выдавала. В той картине мира, которую она теперь признавала, путешествия во времени и Терминаторы были вполне реальными явлениями, как деревья или люди, животные или здания, или же мебель. Просто нужно было понять, как они действуют, как ими можно воспользоваться в собственных целях.

Антон взял эту лазерную винтовку обеими вытянутыми руками, целясь в деревцо юкки высотой 12 футов (3,5 м) в шестидесяти ярдах от них. Он нажал на курок, и вспыхнул луч когерентного света, мгновенно преодолевший это расстояние. Дерево вспыхнуло. «Видишь?»

Он вновь передал оружие Энрике, который с любопытством его осмотрел.

«Ладно, это действительно нечто». Энрике прицелился в то же дерево, держа винтовку обеими руками, одной — за рукоятку, а другой — придерживая ствол.

Но прежде чем он успел выстрелить, из одного из трейлеров выбежала женщина. «Энрике!» Это была латиноамериканка с длинными седеющими волосами — привлекательная, из того типа женщин, которых называют землей-кормилицей и матушкой.

Энрике повернулся и посмотрел на нее, широко ей улыбнувшись. «Все в порядке, дорогая, но мне понадобится эта чертова текила. Эй, взгляни сюда, малышка». Осторожно держа, он выстрелил из винтовки, задев по касательной уже почерневший и дымившийся пень, оставшийся от дерева, который ярко вспыхнул там, где коснулся его луч.

Он вернул оружие Антону. «Хорошо, можешь оставить ее у себя».

«Это оружие из будущего», сказала Джейд. «Подозреваю, что вы знаете толк в оружии, мистер Сальседа».

«Да, черт подери, в этом я разбираюсь, и я никогда не видел ничего подобного».

«Ничего подобного действительно в вашем времени не существует, в этом времени. Надеюсь, теперь вы верите нам. Сара всегда говорила вам правду, — равно как и мы, Антон и я, с того самого момента, как мы с вами познакомились».

«Ладно, как скажете. А сейчас заходите внутрь, и мы там все решим».

Хотя она в принципе понимала, что произошло в мире Специалистов, Розанна никогда не считала — кроме как разве что в научной абстракции — что могут существовать иные миры, иные виды будущего. И тем не менее, Т-799, должно быть, действительно явилась из какого-то иного мира, из другой временной реальности, отличной от мира Специалистов. В одном из этих миров Судный день уже произошел, еще в 1997 году; в другом, который являлся их собственным будущим вплоть до сих пор, он был отодвинут на целые два десятилетия. Им же хотелось сделать так, чтобы он вообще никогда не состоялся.

Внутри трейлера латиноамериканка слезно обнималась с Сарой, обе они стояли крепко обнявшись. Кем бы ни были эти люди, они, очевидно, близко знали Конноров. Дело в том, что в калифорнийских пустынях полно было разных странных людей, которые избрали жизнь вдали от городов, на периферии общества. Они были почти невидимы правительству, недремлющему оку закона, а именно это им и было нужно. Идеальное для Конноров место, позволявшее им бежать от правосудия, подумала Розанна.

Вероятно, они знали Энрике и его семью уже много лет. Так вот он, недостающий паззл головоломки, которой являлись для нее Конноры.

«А где Франко и другие?», спросил Джон у женщины Энрике.

«Поехали в Калексико».

Энрике неопределенно махнул рукой. «Нам понадобились кое-какие продукты. Они скоро вернутся».

«О'кей», сказал Джон, «итак, у вас тут никаких трудностей не возникало? Вы поладили с Евой?» Он перевел взгляд с Энрике на Терминатора.

Розанна поняла, куда он клонит, а именно, что Терминатор и не пыталась как-то помешать семейству Сальседы жить своей привычной жизнью и не предпринимала никаких опасных для них шагов. Она не рассматривала их ни в качестве своих врагов, ни в качестве угрозы. К тому же, что стали бы делать Сальседы, если бы было иначе — звонить в полицию?

«Да, никаких проблем», нехотя сказал Энрике.

Розанна встретилась глазами с женщиной и сказала: «Я Розанна Монк».

«А я Иоланда Сальседа — полагаю, вы уже познакомились с Энрике. Он представил вам нашу дочь, Хуаниту?» Иоланда казалась гордой, разве что слегка нервничала.

Дочь ее быстро и неискренне улыбнулась.

«Рад познакомиться со всеми вами», сказала Розанна, еще более неискренне.

Была бы ее воля — она в жизни не возжелала бы увидеть ни единого человеческого существа.

Она задалась вопросом, как бы ей сбежать отсюда, при случае. Когда Т-ХА ее перепрограммировал, он снабдил ее способностями к силовому сопротивлению. В условиях определенного стрессового состояния ее тело в течение определенного короткого периода начинало реагировать с максимальной энергией и силой, однако они все равно были несопоставимы с возможностями Специалистов или Терминатора. Кроме того, у нее не было иного выбора, кроме как связать свои дальнейшие действия с этой странной группой. Им нужны были ее знания и контакты, но в то же время и она нуждалась в них для защиты. Она, конечно же, не сможет защититься сама от Лейтона и Круза или еще каких-то других людей, кого к данному моменту тоже уже перепрограммировали.

Трейлер внутри представлял собой клаустрофобически замкнутое пространство, но, по крайней мере, там было безупречно чисто. В одном его конце находилась крошечная кухня с несколькими шкафчиками, раковиной и старым холодильником; в другом — телевизор, в настоящее время выключенный. Между ними находилось нечто вроде тесной гостиной, с потрепанным кожаным диваном, несколькими деревянными стульями и низким стеклянным столом. Как и все остальное, стол был чистым, но покрытым царапинами, и с одной большой трещиной в стекле, которая практически делила его надвое.

Иоланда предложила им текилу, пиво и кофе. «Мне только кофе», сказал Джон.

Сара и Специалисты выбрали текилу, и Иоланда нашла пару бутылок, разделив их между ними. Хуанита направилась к холодильнику и достала небольшую бутылку Колы. «Мне тоже одну, пожалуйста», сказала Розанна.

Хуанита оглянулась и посмотрела на нее, словно Розанна была каким-то зверьком в зоопарке. «Хорошо. Ноу проблемо».

Энрике сделал большой глоток из одной из бутылок текилы, внимательно глядя на Джейд и Антона. Он поставил бутылку и вытер усы тыльной стороной пальцев руки. «Итак, я хотел вас спросить о других ваших друзьях?

Тех, которые были здесь еще пару дней назад. Вы так ничего мне о них и не рассказали».

Латиноамериканка и тот чернокожий, должно быть, тоже здесь побывали, поняла Розанна. Но вряд ли это была постоянная база Конноров; иначе Энрике не задавал бы так много вопросов. Он не являлся постоянным участником их группы, а просто другом, к которому они могли обратиться.

Джейд сказала: «Дэниэл и Селена погибли, мистер Сальседа. Погибли прошлой ночью. Из будущего сюда нас прибыло пятеро; теперь же осталось только двое».

Энрике еле заметно приклонил голову. Розанна выпила свою колу, прямо из бутылки. Чему еще ей придется научиться?

Антон поднял бутылку текилы, которую держал в руках. «По крайней мере, они прекрасно сражались».

«Да, они сражались прекрасно», сказала Джейд. «Они помогли нам построить новый мир. Или, по крайней мере, я искренне на это надеюсь».

Т-799 откровенно посмотрела на Джейд, а затем еще раз пристально осмотрела Антона. «Вы прибыли из будущего?», спросила она. «Поясните тогда, какая у вас задача. Кто вас послал?»

Джейд столь же откровенно на нее взглянула. «Мы были посланы Человеческим Сопротивлением. Мы прибыли из будущего, отдаленного на 35 лет, но мы не переходили из одного времени в другое».

«Я тоже».

«Отлично, все верно», сказал Джон. «Мы все должны достичь здесь взаимопонимания».

Розанна улыбнулась его замешательству. До сих пор она привыкла к тому, что этот парнишка выглядел очень самоуверенным; приятно было видеть, как он растерялся. Если уж на то пошло, даже ей было сложно все это понять. Идея о том, что время способно разветвляться, создавая параллельные миры, являлась достаточно распространенной в современной физике, однако она никогда не задумывалась о возможности перехода между этими различными мирами, если они действительно существуют. На современном этапе развития науки хранилище времени не способно было даже отправлять предметы в прошлое или будущее. Расчеты с экспериментальными данными показывали, что удавалось добиться лишь рассеивания предметов по всему пространственно-временному континууму, дезинтегрируя их самым радикальным образом.

«Все это кажется мне какой-то абсолютной бессмыслицей», сказал Энрике. «Вы, ребята, все тут с ума посходили или хитрите».

«Хитрые, как лисицы, Энрике», сказала Сара. «Ты же только что вертел в руках эту лазерную винтовку. И ты знаешь, что она происходит из будущего.

Прости, старина, но тебе придется взглянуть в лицо фактам».

«Да, я всегда говорил так о тебе, Коннор. Ты увертливая, как лиса, все верно».

«Спасибо».

«Не за что, и все равно это не означает, что тут происходит нечто вразумительное».

Розанна представила себе время как некую реку, разделявшуюся на все большее и большее число точек, образующих сложную дельту. Теоретически имелось два способа попасть из одного протока дельты в другой: либо пройдя по земле, либо вернувшись в точку, где эти потоки разделяются, а затем оттуда направившись по другому маршруту. Происходящее стало обретать смысл, но лишь для нее. И теперь, когда она уловила его, она не смогла удержаться от смеха.

«Ну», сказала она, когда Энрике на нее уставился, «в действительности я не вижу тут особых проблем».

У Джона закружилась голова. Для Розанны в порядке вещей было сказать, что она все понимала — она изобрела путешествия во времени, или, по крайней мере, начала этим заниматься. В Мире Джейд она на самом деле изобрела такую машину, или когда-нибудь однажды изобретет.

В те годы, которые он провел в Аргентине, гадая, состоится ли Судный День, и позже, когда они перебрались в Мехико, он прочел много книг о путешествиях во времени и о природе времени, пытаясь понять, во что он оказался замешан. Он много думал об этом, задаваясь вопросом, можно ли изменить будущее, или же все они угодили в ловушку истории, словно рыба, замороженная в куске льда — или словно букашки в янтаре, как выразился Курт Воннегут в одной из своих книг, которую он прочел в Мексике. Может быть, прошлое и будущее существует вечно, и их просто невозможно никак изменить. Или примерно так он думал, пока не встретил Специалистов и не увидел, как в действительности это происходит, когда линии времени иногда могут ответвляться от изначальной реальности.

Он повернулся к Еве. «Ты сказала, что явилась из иного будущего. И не из нашего будущего, так? А из 28-летнего будущего — и притом побочного».

«Правильно», сказала Терминатор.

Возьми себя в руки и сосредоточься, сказал он себе. Все это каким-то образом должно сходиться. «Итак, в твоем мире Судный День произошел в 1997 году?»

«Так точно».

Так он и думал. Теперь все становилось ясно. Но как сумела эта машина преодолеть разрыв между этими реальностями, которые уже разошлись? Для этого требовалось нечто большее, чем просто путешествие во времени. Это было похоже на путешествие между измерениями.

«Просто не стоит делать слишком много предположений», сказала Розанна.

«Еве не нужно было менять реальности. Можно достичь того же эффекта и другим способом, просто вернуться назад во времени чуть подальше, а затем дождаться той точки, где две реальности расходятся. Наверняка это не так уж сложно для машины, которая не стареет и никогда не теряет терпения».

Ева внимательно посмотрела на нее, с таким оттенком, который Джон мог истолковать почти как уважение. «Так точно», снова сказала Терминаторша.

Этот Т-799 был таким же туповатым, подумал Джон, как и Т-800, когда он впервые с ним столкнулся, еще до того, как научил его быть немного попроще. Похоже, ему придется вновь этим заняться.

«Ладно», сказала Сара. «Многим из вас известно то, чего не знаем мы с Джоном».

«Не говоря уже обо мне», сказал Энрике, «и всех остальных, которые вообще-то живут здесь и в этом мире».

Сара ответила ему понимающей усмешкой. «Да, ты попал в точку. Итак, кто хочет начать это все объяснять?»

Она была права, конечно. Как он понял еще в том кафе, в Юте, всем есть о чем рассказать — у любого человека на этой планете. Каждому в этой группе было известно что-то свое. Розанне многое было известно о технических деталях путешествий во времени, хотя, возможно, не так много, как Джейд и Антону. Ей также было известно, что планировал Кибердайн, и — возможно — что они могли сделать, чтобы его остановить. Ева подняла целый пласт новых вопросов: им нужно было решить, каким образом все это складывается воедино. Джон взглянул на Джейд. Специалисты должны знать больше всех — почти все обо всем. Но даже Джейд и Антон прожили такие разные жизни; только Джейд выросла уже после Судного дня.

В лагерь въехал грузовик и подъехал к трейлеру. Прогрохотал его двигатель, а затем заглох. «Франко вернулся», сказал Энрике.

Иоланда встала. «Пойду помогу».

«Нет, останься здесь, милая. Мы оба должны услышать все. Хуанита, сбегай помоги Франко».

Хуанита обиженно надулась, поднявшись. Джон встретился с ней взглядом и сочувственно улыбнулся. Родители! Однако он понимал, что Сальседы были для них очень важны. Даже здесь, на задворках цивилизации, они были связаны со всем миром. Они смотрели новости по телевизору, знали, что говорили о налете на Кибердайн, и особенно о связанных с этим людях. Все это поможет решить проблему.

Однако самой большой загадкой была Ева. Он кивнул в сторону Терминатора.

«Мне кажется, что начать должна она».

«Оно, Джон», сказала Сара, почти автоматически. «Не она… а оно. Ты говоришь о машине».

«Ну хорошо, мам, как угодно». Проблема была в том, что Терминаторы, по крайней мере, Т-800 или эта Ева T-799, были настолько похожи на людей, что проще было называть их «он» или «она». Смущенный, он сказал: «Пусть расскажет о себе. Мне хочется знать, зачем ему нужна наша помощь».

«Отлично», сказала Ева. Терминатор довольно быстро объяснила, как она оказалась в этой реальности: она была отправлена назад во времени в апрель 1984 года, еще до зачатия Джона и до того, как могло произойти какое-нибудь расщепление линий времени в результате его действий, или действий Сары.

А затем она стала ждать, действуя как можно незаметнее и не вмешиваясь в жизнь человеческого общества, чтобы не приводить к возникновению дополнительных искажений в потоке времени.

«Так что же произошло с тобой в другой линии времени?», спросил Джон.

«Той, где Судный день произошел в 1997 году?»

«Я была уничтожена», ответила Ева. «Если бы я заметила признаки Судного дня, я бы сама добралась к эпицентру ядерного взрыва. В таком мире мне не было бы места».

«Ладно, может, начнем с начала: зачем ты явилась сюда?»

«Я уже сказала тебе. Меня послали, чтобы получить у вас помочь».

Сквозь окна трейлера Розанна видела, как дети Сальседы стали разгружать грузовик Форд, перенося какие-то мешки в несколько трейлеров, которые, казалось, являлись для этой семьи жилыми. Пока T-799 рассказывала, что с ней происходило, вошла Хуанита с пакетом продуктов, купленных в магазине, и направилась к холодильнику, и начала класть туда упаковки с молоком, напитками и соками. Она сделала еще две такие же ходки, пока Терминатор рассказывала то, что Розанна уже и так знала.

Розанна видела допросы Сары на видеозаписях, сделанных в клинике Пескадеро. Она читала также полицейские документы и проанализировала многочисленные заявления, которые Конноры рассылали по Интернету, пытаясь донести миру свои послания. И те же утверждения, но исходящие теперь уже из уст Терминаторши, звучали гораздо авторитетнее. Легко можно было признать, что эти послания исходили из мира после Судного дня.

«Была ядерная война», сказала Терминатор.

«Ну, это мы знаем», сказал Джон. «Скайнет начал ее, правильно? Он осознал сам себя, и его попытались отключить».

«Правильно».

«О'кей», сказал он. «Как насчет того, чтобы это пропустить и сразу перейти к тому, зачем мне нужно было отправлять тебя сюда».

«Думаю, нам нужно все-таки это выслушать, Джон», сказала Джейд. «Ничего подобного в нашем мире не происходило».

«Я тоже хочу услышать ее рассказ», сказала Розанна. «Это может быть очень важно».

«Ты тут еще салага», сказала Сара. «С чего это ты решила, что имеешь право тут за нас что-то решать?»

«Дамы», сказал Энрике, «почему бы вам не прекратить боевые действия хоть на минуту? Дайте Еве досказать свою историю».

«Да я-то за», сказала Розанна. «Во всяком случае, я тут вовсе не салага, если уж речь идет о путешествиях во времени». Но вообще-то, подумала она, может, она и являлась на самом деле новичком в этом деле. Конноры оказались вовлеченными в это в течение уже многих лет, да и Специалисты прибыли сюда из будущего целехонькими и все вместе за один раз. Даже если они это сделали с помощью машины, разработанной кем-то еще, им наверняка было известно то, чего она не знала. Они являлись живым доказательством того, что хранилище времени или какую-то ее будущую модификацию можно довести до вполне рабочего состояния. Их познания могли бы спасти для нее целые годы научного труда. И она когда-нибудь сможет завоевать Нобелевскую премию и частицу научного бессмертия.

«Ладно», сказал Джон. «Мы должны быть в этом более конструктивны».

Чуть скривив губы, он улыбнулся Терминаторше. «Может, тебе следует короче все это суммировать. Знаешь, только самое главное, ключевое».

«Да, хорошо, только основные пункты. Но вы должны понять одно. Как бы вы ни считали, что поняли мой мир, все равно мой рассказ будет неполным.

Все не так, как вы думаете».

Пока T-799 рассказывала свою историю, Джон смотрел на лица членов семьи Сальседа. Когда он был здесь в последний раз, Специалисты продемонстрировали некоторые свои сверхчеловеческие способности — теперь же они показали, на что способна плазменно-фазированная лазерная винтовка. Вряд ли теперь у Энрике или Иоланды оставались сомнения в том, что Специалисты прибыли из будущего, и Сальседы теперь явно пребывали в замешательстве.

Т-799 не стала спешить, ей, конечно, потребовалось какое-то время, однако она рассказала о том, что с ней произошло, буквально за несколько минут.

Она изложила, как в изначальном будущем Джон вырос и возглавил Человеческое Сопротивление против Скайнета. Сара давно готовила его к этому, чуть ли не с рождения. В этом ином мире — Мире Скайнета — Земля погибала, даже сейчас. По состоянию на 2001 год ее биосфера разрушилась под воздействием пожарищ, холода, тьмы и радиации. В течение нескольких месяцев после Судного дня днем были почти полностью темно. Но даже после этого мир оказался в тисках вечной зимы, ее климат погрузился в мрачную эпоху свинцового неба и круглогодичного холода.

«Хорошо», сказал Джон, когда Ева дошла до этого. «Но почему же ты здесь?

Это даже не твой мир».

«В моем мире Человеческое Сопротивление прорвало сеть обороны Скайнета и проникло внутрь подземного штаба Скайнета в Колорадо. Вы завладели устройством Скайнета по пространственно-временному перемещению и отправили назад во времени двух защитников, чтобы они спасли ваши жизни».

«Это было в 2029 году? Мне тогда должно было быть уже сорок пять лет».

«Сорок четыре года и пять месяцев».

«Да, все верно. Итак, я отправил Кайла Риза, чтобы защитить маму в 1984-м году…»

«Верно».

«И Т-800, чтобы защитить меня десять лет спустя?»

«Да. В обоих случаях они должны были противостоять Терминатору, который был отправлен назад во времени Скайнетом».

«Но как сюда вписываешься ты?»

«Как я уже сказала вам, я явилась сюда за помощью». Ева посмотрела Джону в глаза, и его внезапно осенило, что ее правильные черты лица не были лишены определенной красоты. Он догадался, что внешний облик Терминаторов копировался с реальных людей. Конечно, Скайнет не просто выдумывал им внешний облик. В таком случае женщина, которую имитировала Ева, должно быть, была какой-то особенной. «Однако битва еще не закончилась», сказала Ева. «Скайнет нанес ответный удар».

«Нет», сказала Сара. «Чушь ты нам порешь». Внезапно она словно постарела.

«И чем дальше — тем хуже. И что, по-твоему, Скайнет не был уничтожен?»

«Нет, не был, по крайней мере, к тому моменту, когда я покинула будущее».

Снаружи Франко, Хуанита и младший сын Сальседы закончили разгрузку.

Франко и Хуанита вошли в трейлер и сели рядом, чтобы послушать концовку рассказа с разъяснениями. Франко уже вырос, превратившись в крепкого на вид 25-летнего молодого человека. Он был загорелым, темноволосым, и очень мускулистым, на нем были серые джинсы и белая футболка, плотно облегавшая ему руки, плечи и грудь.

Сара издала звук, очень похожий на рыдание.

«Все в порядке», сказал Джон. «Все будет хорошо».

В течение довольно долгого времени все молчали, а затем Сара сказала:

«Знаю. Это просто „приятный“ сюрприз, который вовсе мне не нужен». Она повернулась к Терминаторше: «И что же произошло?»

«Скайнет сумел сбежать в другое место. У него имелись резервные силы, в том числе экспериментальные Терминаторы из полисплавов. Т-1000». Сара скрестила руки на груди. «И он так и не погиб, верно?», пробормотала она.

Лицо у нее побледнело. Джон ощутил то, что она теперь чувствовала, но он не в силах был понять это полностью, понять всю глубину ее переживаний.

Ей пришлось пройти через многое ради него и ради всего мира, в течение этих почти двух десятилетий, и ей, должно быть, казалось, что это того стоило — по крайней мере, вплоть до самого последнего момента, до этих нескольких последних дней, когда все, во что они раньше верили, оказалось на самом деле не так, оказалось, что все наоборот.

Он знал, насколько близко к сердцу она восприняла первые послания из будущего, то, о чем говорил ей Кайл Риз, еще до рождения Джона. Позже она вложила столько сил и любви, готовя Джона к войне с машинами. Даже когда она еще была беременна, она уже начала готовить к этому себя, и подготовила подробные аудиозаписи, записав их, чтобы на это обратили внимание — сделала все, что могло помочь Джону разобраться в этом.

В том, другом будущем, откуда прибыл Кайл, человечество должно было победить. Именно в это всегда верили Джон и Сара. И именно это их поддерживало. А теперь казалось, что все надежды рухнули.

Сосредоточься, Джон, подумал он. Если ситуация была бы действительно безвыходной, Евы здесь бы не было. «Ладно», сказал он.

«И что случилось потом?»

«Будущее казалось мрачным», сказала Терминатор. «Однако у вас имелась одна из машин Скайнета по пространственно-временному перемещению. Вы знали, что существуют миры, где Судный день не состоялся».

«Я это знал? Откуда мне это было известно?»

«Тебя проконсультировали ученые».

«Ладно, о'кей, сейчас такие детали не столь уж важны. И что, я захотел установить контакт с одним из таких миров, верно?»

«Да. Если один из этих миров сможет оказать содействие, это может иметь решающее значение».

«И что же я тогда сделал?»

«Ты отправил меня в прошлое, в 1984 год».

Розанна кивала сама себе.

«О'кей», сказал Джон. «Я уже это понял».

«Я запрограммирована на то, чтобы найти тебя и использовать тебя в качестве контакта».

Джон покачал головой. «Все это действительно очень глубоко задумано, но что, если бы ты не оказалась в одном из этих благоприятных миров? Нет, ладно, этот момент я уже понял. Я понимаю, как можно было решить эту проблему». Ева объяснила это достаточно ясно. В том, другом мире, в Мире Скайнета, должна существовать еще одна, другая Ева. Но поскольку он знала, что Судный День настанет, ей ничего не оставалось делать, кроме как дожидаться, когда упадут ракеты.

Джейд, казалось, была вполне довольна всем, что рассказала Ева, и Антон тоже, он лишь слегка кивал. Джону же становилось досадно, что многим из этих людей — если считать Терминатора человеком — известно то, что ему было не по зубам. Они всё прекрасно понимали еще до, того как это доходило до него. И как же ему в такой ситуации принимать какие-то решения? Он напомнил себе, что он не должен был тут всем заправлять, не в этом мире.

Никоим образом он не мог бы руководить этой группой столь необыкновенных людей, это вне его компетенции. Просто успокойся, подумал он. От него требовалось лишь внести свой посильный вклад. «Хорошо, а почему же ты не попыталась найти меня сразу же после Судного дня?»

«Я пыталась. Я приезжала сюда».

И тут он вспомнил, что он получал от Франко электронное письмо сразу после Судного дня. Франко сообщал ему, что к ним приезжала и искала его какая-то женщина с военной выправкой и светлыми волосами. Итак, это была эта самая «женщина».

Он посмотрел на Франко, который кивнул. «Да, она приезжала сюда в 1997 году. Она спрашивала о тебе. Мы сказали ей, что тебя здесь нет, и что мы не знаем, где ты. И вплоть до сегодняшнего дня мы больше ее никогда не видели».

«Она сказала, что она друг», добавил Энрике. «И нам показалось, что она многое о тебе знает — и причем это были такие сведения, которые правительство знать не могло. Личного плана». Ева, должно быть, была очень убедительной; Энрике и остальные вместе с ним были людьми очень подозрительными.

«И сейчас я опять сюда приехала, потому что вы снова оказались в новостях», сказала Терминатор. «Я пришла к выводу, что вы приедете сюда, ища здесь пристанища. На вашем месте я поступила бы именно так».

«Да, полагаю, ты бы тоже так поступила. Так, а каким же образом мы должны тебе помочь? Даже ты не меняла миры времени, так почему же ты считаешь, что это сможем сделать мы? У нас нет такой технологии. И у нас нет армии, которую мы можем тебе предоставить». С другой стороны, подумал он, это не решение вопроса. Там, в будущем, — в том, другом будущем — он же сам, только чуть постарше, считал, что этим стоит заняться. Ему следовало бы отнестись к этому положительно — не оправдываться тем, что они не могут ничем помочь, а попробовать все же найти способ помочь, чем могут.

Но Сара покачала головой. «Что же еще мы можем сделать? Я боролась почти целых двадцать лет, чтобы остановить Судный день, чтобы он не произошел.

И ничего не помогло. И всякий раз, когда я сталкиваюсь к кем-то новым, кто знает о будущем больше, становится все хуже и хуже. Теперь ты хочешь, чтобы мы отправились куда-то в иной мир и попытались чем-то помочь? Ну, я не знаю. Я не знаю, достаточно ли у меня сил, чтобы продолжать сражаться со Скайнетом. Может быть, он просто обречен на победу…» Она умоляюще посмотрела на Джона, и по лицу ее теперь потекли слезы.

Джон понимал, что она чувствовала. Плохие новости волна за волной обрушивались на них… о том, что то, что они сделали в далеком 1994 году, не остановило Судный день, а лишь его отложило. О том, что Скайнет одерживал победу в том будущем, где Судный день был отложен. О том, что мир, в котором Судный день произошел еще в 1997 году — тот изначальный мир, базовая реальность, от которой они отклонились — был все же реален. А теперь еще и это. В том мире Человеческому Сопротивлению суждено было победить, в это они всегда верили, так Кайл говорил Саре в 1984 году. И теперь им говорят, что все закончилось совсем не так. Для Сары это, должно быть, было уже слишком. Сколько еще сил потребует от нее жизнь?

Но если они все же могли сделать хоть что-то, чтобы обеспечить победу человека в этом мире… они просто обязаны были это сделать. Этому была посвящена вся жизнь Сары. То, чему она посвятила всю себя все эти годы после того, как родился Джон. Они просто не могли теперь сдаться. «Мама, мы должны помочь, если можем», сказал он. «Ведь это то, ради чего ты жила.

Сопротивление должно победить в этом мире. Иначе все то, что ты сделала, все, чему ты меня обучала, все, что нам обоим пришлось пережить — все это окажется зря. Пожалуйста, Мама!»

Она закрыла лицо обеими руками, а затем отерла слезы. «Я знаю это, Джон.

Знаю. Но что мы можем сделать? Сколько еще крови и страданий мы должны пережить?»

«Пожалуйста!»

«Я понимаю», сказала она. «Мы должны это сделать. Но когда же нас оставят в покое? Когда же это кончится?»

«И запомните еще одно», сказала Т-799. «Не имеет значения, как долго мне потребуется оставаться в этом мире, лишь бы я вернулась в то время, откуда я была сюда отправлена. Даже если вам придется изобрести эту технологию, это не важно».

Розанна мгновенно кивнула. «Но это лишь, если ее вообще возможно будет создать. Ты хочешь, чтобы мы изобрели нечто вроде новой машины времени и нашли нечто вроде армии для борьбы со Скайнетом. Так что ли?»

«Нет, армия не являляется чем-то обязательно необходимым. Нужна какая-то помочь, что-то, что может дать военное преимущество».

Розанна рассмеялась про себя.

«Что смешного, доктор Стрейнджлав?», спросила Сара.

«Да», спросил Джон. «Что ты имеешь в виду, Розанна?»

«Ты сказал, что не знаешь, чем ей помочь».

«Ну да, не знаю».

«Дело в том, что, может, я знаю. Смотрите, технология перемещения в пространственно-временном поле еще далека от совершенства. Пока что мы не можем даже перемещать небольшие объекты в обычном пространстве и времени. Это поле, похоже, просто разбрасывает их по всему пространственно-временному континууму. Однако существуют возможности для улучшения этой технологии», она самодовольно улыбнулась, глядя на Антона и Джейд. «Поправьте меня, если я ошибаюсь».

Джон понял, что она, должно быть, права в этом вопросе, иначе не было бы никаких путешествий во времени. Кайл Риз не смог бы прибыть назад во времени из будущего; и этого не смогли бы сделать ни Терминаторы, ни Специалисты. Но путешествовать из будущего в прошлое — это одно. Никто и никогда, насколько ему было известно, не преодолевал разрыва между разными линиями времени — каким бы в действительности ни был этот разрыв. Ведь это не пространство и не время. Каким-то образом он олицетворял собой разницу между реальностями. Возможно ли это в принципе?

«Доктор Монк права», сказала Джейд. «Теоретически это возможно. В будущем, откуда прибыла я, этого удалось достичь, опытным путем, до наступления Судного дня. Но Ева не понимает проблемы этого мира». Она пристально посмотрела на Терминатора своим спокойным, умным взглядом.

«Судного дня в 1997 году не произошло, но он не был отменен, а лишь отложен. Нам же нужно сделать все, чтобы он никогда не произошел.

Возможно, мы сможем тебе помочь, но наше задание должно быть все же приоритетным».

«Джейд права», сказал Джон Еве. «Мы должны остановить Скайнет, здесь и сейчас, в том мире, в котором мы уже находимся. И это не может ждать, мы должны сделать это немедленно».

Т-799 молча посмотрела на него. Как и прежде, ее лицо ничего не выражало, но было видно, что они ее не убедили.

«Тебе придется помочь нам», сказал Джон. «Тогда мы сможем помочь тебе выполнить твое задание — Розанна сможет разработать этот прибор с перемещением. Но сначала нам нужно спасти этот мир». Он посмотрел на Энрике, затем на Иоланду, и снова на Энрике. «Вам, ребята, тоже придется нам помочь».

«Нет», сказала Ева. «Это не является приоритетом моего задания».

«Ну, это является приоритетным для нас», сказал Джон. Внезапно его осенила идея. Однажды у него уже был подобный разговор с Терминатором.

Это было той самой ночью, когда они вместе с Т-800 отправились спасать Сару из больницы Пескадеро. Т-800 не просто был запрограммирован помогать и защищать его; робот был так перепрограммирован в будущем, чтобы он повиновался прямым приказам его младшего я. «Каковы параметры твоего задания? Разве ты не должна выполнять то, что прикажу тебе я?»

«Так точно, если это согласуется с моим заданием».

«Отлично, я приказываю тебе помогать нам. Понимаешь? Теперь у тебя новое задание. Оно не отменяет старое, однако ты должна выполнить его первым.

Мы должны остановить создание ими Скайнета. И я приказываю тебе помогать нам».

Ева, казалось, обдумала это. «Да», сказала Терминатор. «Я помогу».

Розанна могла лишь гадать, что именно теперь планировали Лейтон и Круз, учитывая тот факт, что нанопроцессор уничтожен, а весь их проект в настоящее время подвергся пристальному вниманию со стороны общественности. Они могут возобновить этот проект, если Вашингтон с этим согласится и прикроет их, но что об этом теперь думают в Минобороны?

Она знала ключевых чиновников и военных шишек, равно как и многих других: они сохраняли верность проекту нанопроцессора, однако не любой же ценой. Из-за событий минувшец ночи они вполне могли забеспокоиться.

Лейтон и Круз попытаются их достать, но как?

«Нам нужно попасть в Вашингтон», сказала она.

Все на нее посмотрели. Сара сказала: «Думаю, сейчас это само собой разумеется. Ты поможешь нам встретиться и переговорить с нужными людьми?»

«Конечно, помогу. Но нам нужно попасть туда сейчас, как можно скорее. Мне очень не нравится, что Чарльз и Оскар могут сейчас там свободно разгуливать без всякого моего участия. И я не знаю, что они задумали, но Т-ХА их перепрограммировал. У них наверняка есть какой-то план. Они оба дьявольски коварны».

Сара кивнула, услышав это. «С кем нам нужно встретиться?»

«С Джеком Ридом и Самантой Джонс». Розанна быстро объяснила их положение в пентагоновской иерархии. Эти двое могли бы остановить проект уже завтра. «Министр их поддержит — я в этом уверена. Он уважает их работу, и он прислушивается к советам. Если бы мы могли просто поговорить с ними, довести до них нужную, верную информацию. Они жесткие прагматики, но они адекватны и разумны». Она взглянула Саре в глаза. «И они знают про Терминаторов… они знают, что вы говорили правду. Мы вместе с ними этим занимались и все это анализировали».

«На что же все-таки Оскар и Чарльз могут рассчитывать, что они могут сказать?», думала Розанна. Джек и Саманта видели записи с камер видеонаблюдения, снятые в 1984 и 1994 годах, но теперь появятся новые записи, вчерашнего нападения. После того, как их тщательно изучат, они до смерти перепугают людей в Вашингтоне. На них будет заснят Т-XA в действии, и никакого невинного объяснения этому не отыщется. Несомненно, Минобороны тут же бросит этот проект. Он превратится в щекотливый и очень неприятный вопрос. Какое тогда влияние может теперь быть у Кибердайна?

Пока она все это обдумывала, она заметила, что выражения лиц у двух Специалистов были какими-то отвлеченнымы. Они мало что говорили во время этого обсуждения, однако они, похоже, говорили друг с другом, строя собственные планы. Их оснащение включало в себя горловые ларингофоны и иные устройства, позволявшие им общаться только между собой с помощью узкополосных радиосигналов. Чтобы общаться между собой в приватном порядке, им нужно было лишь начать безмолвно разговаривать друг с другом.

«Что бы они ни задумали, они сейчас наверняка направляются в Вашингтон», сказала она. «Мне нужно незамедлительно встретиться с Джеком и Самантой». Люди из Кибердайна в целом опережали их почти на сутки, и к тому же они могли легко везде перемещаться и путешествовать, свободно показываясь на публике. Самое худшее, чего они могли опасаться, это разве что нескольких самых рьяно выискивающих новостей репортеров, которые могли их узнать. Она чертыхнулась, что застряла вместе с этой группой разыскиваемых преступников тут, в пустыне. Но что еще ей оставалось делать? Она не могла лететь в Вашингтон одной. Если у нее не будет защиты, Оскар и Карл легко найдут способ убить ее — особенно Чарльз Лейтон, это был такой холодный подонок. Хотя с другой стороны, и Оскар-то был не намного лучше его, он просто умел заставить людей чувствовать себя довольными. Все это ничего не значило.

Эти двое будут рассматривать ее как предательницу. Они уничтожат ее при первой же возможности, и они, вероятно, останутся абсолютно безнаказанными.

«Ладно», сказала Сара. «Полагаю, ты знаешь, о чем говоришь».

«Конечно знаю», сказала Розанна. «Я знаю всех, кто курирует проект — со стороны правительства, а не просто со стороны Кибердайна. У Т-ХА не было времени добраться до Вашингтона, поэтому они там не были перепрограммированы. Но Оскар и Карл, наверное, уже сейчас стучатся в их двери. У них наверняка придумана какая-нибудь сказка о том, почему нужно продолжать эти исследования».

Услышав это, Сара закатила глаза. «Судя по тому, что мы наблюдали до сих пор, им не потребуется долго убеждать в этом правительство. Они сделали все, что только могли, чтобы даровать нам Скайнет, как и все свои прочие игрушки. Не обманываем ли мы себя, когда думаем, что они нас послушают?»

«Нет», сказала Розанна. «Ты их не знаешь».

«Они станут слушать Лейтона и Круза?», спросил Джон.

«Ну, полагаю, ты видел Оскара по телевизору — ты знаешь, как он убедителен, и он к тому же абсолютно аморален. А теперь и еще хуже. Что касается Чарльза Лейтона, это поистине страшный человек. К нему прислушиваются; и никто не желает с ним не соглашаться, по крайней мере в лицо. И все же им придется многое объяснять. Джека с Самантой так просто не проведешь, это жесткие люди, иначе они не попали бы туда, где они сейчас работают».

Наконец, заговорила Джейд: «Нам нужно немедленно ехать в Вашингтон».

«Немедленно», сказал Антон.

Пока Розанна следила за динамикой их поведения, Джон так посмотрел на Джейд, словно он ее обожал. В очередной раз Розанна поняла, что она по-прежнему была способна читать чужие эмоции. Она задалась вопросом, понимает ли японка, что молодой Коннор просто опьянен ее красотой.

«Почему вы все так считаете?», спросил Джон.

Но Джейд заговорила с Розанной: «Те люди, которых вы знаете в Вашингтоне?»

«Да? Что насчет них?»

«Они в опасности».

Розанна хмыкнула: «Мы все в опасности… или вы этого еще не заметили?»

«В опасности?», спросил Джон. «Что за опасность, в которой они находятся?» Он понимал, что топ-менеджеры Кибердайна, такие как Оскар Круз, были перепрограммированы Т-ХА, как и Розанна. Но, конечно же, они не могли угрожать политикам, военному начальству и чиновникам Минобороны в Вашингтоне. Эти люди находятся под усиленной охраной.

«Мы обсудили между собой возможности Т-ХА», сказала Джейд, даже не став пояснять, что они с Антоном могли использовать какие-то технологии, чтобы скрытно совещаться друг с другом. «Он почти наверняка усилил способности некоторых из тех, кого он перепрограммировал».

«Ну, он, например, усилил меня», сказала Розанна.

«Да, он это сделал», сказала Джейд. «И нам нужно знать, какие еще усовершенствования были применены Т-ХА к своим жертвам. Ты можешь рассказать нам что-нибудь об этом?»

Джон вспомнил, как Розанна дралась со Специалистами, когда они до известной степени похитили ее. Она дралась, как взбесившаяся кошка на заднем сиденье Тойоты Ленд Крузер, на которой они действовали в Колорадо-Спрингс. Хотя она была не ровней Специалистам, кто-то так усилил ее способности, что те, кто свободно разгуливает по Пентагону, могли быть очень опасными. Но пока ему еще было не ясно, как именно…

«Не знаю», сказала Розанна. «Ты что думаешь? Вряд ли Т-ХА стал бы раскрывать мне все свои секреты».

Джон уже был свидетелем наиболее очевидных усовершенствований в организме Специалистов: их необычайную силу, скорость и способности к самоисцелению, но все это основывалось на генной инженерии. У Т-ХА не было возможности повысить способности кому-нибудь до такого уровня.

Джейд была генетически усовершенствована от рождения, а Антон позже, уже при жизни. Конечно же, Т-ХА не мог этого сделать в течение того небольшого времени, которым он располагал. «Ты имеешь в виду что-то конкретное?», спросил он, глядя на Джейд.

«Возможно», сказала она. «Нам остается только гадать. Нам неизвестен полный спектр возможностей Т-ХА». Они с Антоном отвлеклись на несколько секунд, очевидно, о чем-то совещаясь друг с другом, возможно, гораздо быстрее, чем обычные люди. Затем Джейд повернулась к Розанне и вслух произнесла: «Ты должна предотвратить встречу Лейтона и Круза с твоими контактами в Вашингтоне. Позвони своим контактам и предупреди их».

«Не уверена, что смогу их остановить. Они не подчиняются моим приказам».

«Думаешь, они к тебе не прислушаются?»

«Может и прислушаются… я не знаю». Розанна покачала головой. «Полагаю, я могу лишь попробовать это сделать, но никто и никогда раньше не говорил, что Лейтон и Круз опасны. Джек и Саманта их хорошо знают, они наверняка уже с ними разговаривали, хотя бы по телефону — я так думаю. С какой стати им мне верить?»

«Похоже, нам следует ехать в Вашингтон напрямую», сказала Джейд.

«Это займет слишком много времени», сказал Джон. «Из Колорадо туда добираться долго».

«И что мне им сказать, когда я им позвоню?», спросила Розанна.

Вмешался Антон, демонстрируя командный дух: «Хорошо, нужно сделать две вещи. Первое, нам нужно добраться до Вашингтона — практически немедленно. Второе, нужно дозвониться до этих людей, Рида и Джонс, и убедить их не встречаться ни с кем из Кибердайна».

«Лучше по таксофону звонить», сказала Сара. «Нам не нужно, чтобы нас отследили по сотовому телефону… или же засекли нас здесь».

Джон энергично закивал, услышав это. «Мама права».

Сара повернулась к Энрике. «У тебя всегда есть дежурный транспорт. Мне все равно, как ты это делаешь, за счет каких одолжений ты его вызываешь.

Но тем или иным способом ты должен нас доставить в Вашингтон. И сегодня же ночью».

«Да, Саралито, классно! По-твоему, я всегда обязан творить чудеса для тебя, да? Даже если я куплюсь на все это, что ты обо мне думаешь? Что я Бог что ли, вот так, вдруг и внезапно? Может, я просто сумею превратить вас всех в птиц, и вы полетите туда сами. Это просто замечательно».

«Энрике», сказала Иоланда, «это очень важно».

«Да, дорогая, я понимаю, что это важно. Но что ты от меня хочешь? Ни черта не получится, это безнадежно».

«Нет», сказал Антон. «Безнадежности не существует».

«У меня идея», сказал Джон. Все остальные посмотрели на него, и он широко улыбнулся. «Думаю, мы сможем заставить их к нам прислушаться». Он посмотрел на Терминатора. «Ты же жила в Лос-Анджелесе все эти годы. Ты наверняка видела Круза по телевизору или слышала его по радио?»

«Так точно», сказала Ева.

«Ты же имеешь какое-то представление о том, как он мыслит?»

«Да. Я проанализировала его методы. Он является ключевым игроком в этом временном потоке».

«А как насчет Лейтона?»

«Я слышала его по радио, но гораздо меньше, чем Оскара Круза».

Джон подмигнул Розанне, на лице которой отразилось брезгливое отвращение, однако лишь мимолетное. Он видел, что она пыталась контролировать свое поведение. «Не беспокойся», сказал он ей. «Мы справимся».

Антон тихо рассмеялся. «Я уверен, что да».

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПЕНТАГОН, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Еще один длинный, тяжелый день. Джек нашел время вздремнуть часок в своем кресле ближе к вечеру, и все равно чувствовал себя изнуренным.

Сейчас солнце уже село, и город погрузился в сумерки. В огромном здании коридоры были почти пусты. Некоторые сотрудники всегда работали здесь допоздна, но большинство военных работали по-другому, начиная очень рано и сбегая с работы домой в цивилизованное время.

В данный момент он был один и все еще обдумывал, как поступить с Лейтоном и Крузом, чтобы докопаться до сути всего происходящего. Он заявит им все прямо, начистоту: если в Кибердайне хотят, чтобы правительство продолжило какое-то дальнейшее финансирование, все должно быть полностью разъяснено; в противном случае Минобороны полностью откажется от участия в этом проекте. Лучше лишиться одного какого-то технологического прорыва, чем наблюдать за продолжающимся насилием и неопределенностью. Так или иначе, но вопрос должен быть решен.

Когда у него зазвонил телефон, звонок был передан в его кабинет напрямую, так как Вики уже ушла с работы домой. Он думал, что это будет Лейтон или Круз, или, может быть, Саманта, если ей в голову пришла какая-то мысль. Он включил звонок на громкую связь. «Рид».

Это был голос, которого он не ожидал услышать. «Джек, нам нужно поговорить».

«Розанна? Где тебя черти носят?»

«Неважно. Нужно, чтобы ты меня внимательно выслушал. В данный момент ты в огромной опасности, даже больше, чем можешь себе это представить».

Она уехала вместе с Коннорами. Наверняка она говорила только то, что ей сказали они, либо потому, что они заставили ее это сделать, либо потому, что она к ним присоединилась. В любом случае, он не станет верить ни единому ее слову. Он просто попытается продержать ее на линии как можно дольше, чтобы отследить звонок. «Не уверен, что могу с этим согласиться», сказал он, явно недоговаривая и скрывая свои ощущения.

«Черт, тебе бы вот уж точно следовало бы с этим согласиться».

Джека это не впечатлило. «Прекрасно. Скажи мне, где ты сейчас находишься.

Мы сделаем все возможное, чтобы тебе помочь».

«Послушай меня, Джек. Не в этом дело. Я звоню не для того, чтобы просить тебя о помощи — я тебе говорю, что ты в опасности. Ты лучше выслушай меня до конца».

«Конечно, Розанна. Ну расскажи же мне об этом. Ты знаешь, как сильно мы от тебя зависим».


КАЛЕКСИКО.


Франко остановил машину у таксофона, и Джон вышел из нее вместе с Розанной и Терминатором, оставив Франко в его грузовике Форд с работающим двигателем, чтобы можно было быстро уйти, если кто-то узнает Джона или Розанну. Они оставили Сару и Антона в лагере, чтобы они вместе с Энрике попытались бы разобраться с тем, каким способом им можно будет добраться до Вашингтона, но только не на машине. Тащиться туда всю дорогу на колесах пришлось бы несколько дней, даже если вести машину днем и ночью; а у них на это времени не было.

Розанна позвонила Джеку Риду и дозвонилась прямо ему в кабинет — он был еще там, даже в столь поздний час. Она постаралась хорошо себя вести и, как могла, попыталась убедить его, что Лейтон и Круз опасны, но судя по выражению ее лица, она оказалась разочарованной.

«Послушай меня, Джек», сказала она. «Не в этом дело. Я звоню не для того, чтобы просить тебя о помощи — я тебе говорю, что ты в опасности. Ты лучше выслушай меня до конца». Она замолчала, пока Рид говорил ей что-то на другом конце линии, в отчаянии покачав головой. Несмотря на перепрограммирование Т-ХА, она отнюдь не являлась безмозглым зомби.

Джону было хорошо заметно, что у нее имелись собственные эмоции, даже если они и основывались исключительно на эгоизме. Она явно злилась.

Она передала трубку Терминаторше. Та сказала: «Джек?» Она идеально имитировала голос Оскара Круза.

Еще одна пауза, это отвечал Рид.

«Джек», сказала Ева, по-прежнему имитируя голос Круза, «Розанна абсолютно права. Но она еще не все тебе не сказала. Ты многого еще не понимаешь».

Джон рассчитывал на эти способности Терминатора. Еще в 1994 году Терминатор Т-800, присланный защитить его, безо всякого труда подражал его голосу. Т-1000 также имитировал голоса. Ева в принципе являлась той же моделью Т-800, прототипной ее версией, с теми же возможностями. Он решил, что она сможет это сделать, и она это подтвердила, еще в лагере Энрике.

Пусть Рид думает, что он разговаривал с Оскаром Крузом. Нет, уж слишком многого он от него ожидает. Но пусть хотя бы подивится, с какой стати кто-то похожий на Круза находится вместе с Розанной. Это собьет его с толку и раздразнит.


ПЕНТАГОН.


«Ты многого не понимаешь», произнес в трубку голос Оскара Круза.

«Оскар?», спросил Джек. «Откуда вы звоните? Я думал, ты приехал сюда, в Вашингтон. Что вы там с Розанной задумали?»

«У тебя назначена встреча со мной и Чарльзом?», спросил голос.

«Конечно, в Лонгфелло. В 9 часов вечера. Мы же уже договорились».

«Отмени ее, Джек. Ты не представляешь, как это опасно. Если ты хоть сколько-нибудь доверяешь Розанне, отмени ее. Мы едем в Вашингтон. Мы встретимся с тобой и все объясним. Но только ни в коем случае не встречайся с Чарльзом или с любым, кто выдает себя за меня. Ты просто не понимаешь, с чем вы столкнулись. Но ты знаешь, они могут имитировать человека. Ты видел пленки с записями Терминаторов. И видел, на что они способны и что могут сделать».

«Ты хочешь сказать, что они Терминаторы? Те двое, с которыми я должен встретиться? В твой рассказ мне что-то с трудом верится».

«Я этого не говорил. Может быть, они даже еще хуже. Просто поверь мне, в то, что я тебе говорю: они опасны. Не приближайся к ним, если тебе жизнь дорога».

На другом конце линии раздался щелчок, и громковоритель отключился.

Джек принялся проклинать себя за то, что ничего не сделал, чтобы отследить звонок, но он был таким неожиданным, он так сильно его поразил.

Черта с два он собирался сбежать от Лейтона и Круза, неважно, кто и что ему сказал, но звонок заставил его задуматься. Могут ли действительно эти двое быть Терминаторами? Он предположил, что они могут появиться в различных вариациях и моделях, так что об этом не могло быть и речи.

Скорее всего, однако, голоса, которые он только что слышал, Розанны и Оскара, были каким-то образом подделаны — кто-то его мистифицировал, использовав искусных артистов. Но подделки были практически совершенны. Кто пойдет на такие сложности? Кроме того, зачем им рассказывать о Терминаторах в таком ключе, зная, что он хотя бы отчасти этому поверит? Чем больше он об этом думал, тем больше он сомневался, что это действительно была Розанна. С кем она была? С настоящим Крузом, или же нашла кого-то, чей голос был на него похож? В любом случае, что она задумала?

Задумавшись и припоминая услышанное, он теперь не был уже так уверен насчет голоса «Оскара». Тембр и интонации были верными, но он совсем не мог поручиться за содержание. Стал бы Оскар именно так ставить вопрос, так расплывчато, неопределенно и драматично? Если бы только они поговорили подольше.

Общий итог происшедшего заключался в том, что Розанна позвонила, чтобы предупредить его. Похоже, она была вместе с кем-то, кого она считала настоящим Оскаром Крузом, с тем, кто предполагал, что те Круз и Лейтон, которые находились здесь, в Вашингтоне, являлись Терминаторами или еще чем-то подобным. Что он имел в виду, когда сказал, что они «даже еще опаснее»? Тут что-то не складывалось, что-то тут не так, однако нельзя это полностью игнорировать. Он начал делать какие-то звонки.


КАЛЕКСИКО.


Ева бросила трубку. «Трюк получился?», спросил Джон.

«Непонятно», сказала Терминаторша.

Розанна прислонилась к стеклянно-металлической стене будки, покусывая губы. Потом она выпрямилась, словно чем-то довольная. «Это будет иметь последствия. Джек умный руководитель».

«Видно, что ты веришь в него», сказал Джон.

«Нет, не так уж. Но он далеко не дурак — он редко ошибается. Уверена, что он сейчас размышляет и все это обдумывает, пытаясь все осмыслить и просчитать. Думаю, что Карлу и Оскару сегодня вечером придется туго».

«Нам нужно, чтобы он полностью воздержался от контактов с ними».

«Наверное, вы требуете слишком многого, но он примет меры предосторожности. Теперь давайте вернемся обратно, мне нужно кое-то сделать».

Когда Джон поразмыслил над этим, ему показалось, что Розанна и Ева поступили умно, поведав Риду такое, что могло его напугать, и всего за несколько секунд. При удачном раскладе их никто не сможет отследить за такое время; и их местонахождение здесь, в калифорнийской пустыне, по-прежнему оставалось не раскрытым.

«Мне нужно сделать еще один звонок», сказал он.

Розанна уже направилась к грузовику. Она повернулась, взглянув на него с досадой. «Это действительно так важно?»

«Для меня да».

Он думал об этом, время от времени возвращаясь к этой мысли, в течение нескольких последних часов. Прошлой ночью он стал свидетелем гибели взрослого Дэнни Дайсона, того Дэнни Дайсона, который был из Мира Джейд, из 2036 года. Этому Дэнни было уже лет сорок — и он был даже старше Майлза Дайсона в 1994 году, той ночью, когда Джон с ним познакомился, в ту ночь, когда Майлз погиб. Однако сорокалетний Дэнни из Мира Джейд выглядел не старше своего отца, каким тот был в 1994 году, вероятно, из-за своих генетических улучшений. Джейд и вовсе почти не старела, так она сказала Джону; и старение других Специалистов, должно быть, тоже было значительно замедлено, когда они подверглись внутренним структурным изменениям.

Тогда, в 1994 году, Джон также познакомился с другим Дэнни Дайсоном, тем Дэнни, который тогда был еще шестилетним ребенком. Теперь он уже должен быть подростком, а Тариссе, его матери, уже наверное около сорока лет. Мало кто так пострадал из-за борьбы со Скайнетом, потеряв отца и мужа. Они наверняка смотрели новости по телевизору, читали газеты. И сейчас они наверняка недоумевали относительно вчерашнего ночного налета и беспокоились, что же это означало. Джон считал, что они имеют право это знать.

У них с Сарой по-прежнему был их номер телефона. Они не хотели поддерживать с ними связь, и он понимал, что это рискованно. Однако если сделать это быстро, и только в этот раз, он бы рискнул позвонить.

Тарисса ответила на звонок.

«Привет», сказал Джон, вдруг почувствовав неловкость. «Это Тарисса? Миссис Дайсон?»

«Кто это?» Голос ее звучал очень настороженно. Джон понял, что ей, наверное, звонила пресса. Может быть, они доставали ее уже весь день.

Наверняка были люди, которых интересовала ее точка зрения, учитывая роль ее мужа в последнем нападении на Кибердайн.

«Это Джон», сказал он. «Это Джон Коннор». Когда она не ответила, он добавил: «Мне просто хотелось, чтобы вы знали, что я в безопасности. И с мамой тоже все в порядке».

«О, Джон».

«Мы должны были это сделать… Тарисса. Вы знаете, почему».

Наступило молчание, а затем Тарисса сказала: «Я знаю. Я понимаю, почему вы это сделали — но знаете, вам не следовало сюда звонить».

Она говорила явно не обнадеживающе. Может, ей не хотелось об этом говорить, или, может быть, она считала, что ее телефон прослушивается.

Он решил побыстрее закончить звонок. «Дэнни там?»

«Да, он здесь. Не думаю, что тебе захочется поговорить с ним, Джон. Я действительно так не думаю».

«Я понимаю. Пожалуйста, Тарисса, просто скажите ему, что это нужно было сделать. Он теперь уже достаточно взрослый, чтобы это понять. У всего, что мы сделали, были серьезные основания, вы знаете, я не хочу, чтобы Дэнни рос, считая нас своими врагами, людьми, которые убили его отца — или какими-то психами».

«Все в порядке, Джон. Никто из нас так не думает». В 1994 году Терминатор Т-800 в доме Дайсонов вскрыл себе руку и разорвал кожу и мясо, обнажив собственный металлический эндоскелет. Этого было достаточно, чтобы убедить Дайсонов. Тариссе, наверное, снились кошмары об этом. Джон задавал сам себе вопросы, что она говорила Дэнни о том, как и при каких обстоятельствах погиб его отец. «Спасибо», сказал он.

Как ему закончить разговор? Сколько он себя помнил, его учили обращению с людьми, учили, как добиваться того, чтобы они делали то, чего ему хотелось — не так, как Оскар Круз, судя по тому, что он знал об этом человеке. Круз, кажется, был прирожденным коммуникативным инженером и манипулятором. Саре всегда хотелось, чтобы Джон владел этим искусством, и по большому счету, она в этом преуспела. Ему, как и многому другому, он обучился, когда бродил по горам и джунглям Центральной Америки, или же в лагерях сервайвалистов, таких, как Энрике — как же, как он рос, учась обращаться с оружием, водить машины и разбираться в двигателях. Однако он не сумел в данный момент подыскать подходящие слова, в этом разговоре с Тариссой. Он даже не мог ей сказать, что стал свидетелем гибели ее сына — одной из его версий. Это было бы для нее слишком сложно. Он бы только расстроил ее этим.

«Спасибо», вновь сказал он, и это прозвучало как-то жалко и неубедительно.

«Это все. Лучше мне сейчас попрощаться».

«Да, Джон, спасибо за звонок. Он действительно кое-то для нас значил».

Он положил трубку, чувствуя себя неловко и смущенно. Он мог бы сказать ей хоть что-то еще.

Они вернулись к грузовику, Джон был погружен в размышления о том, какими получились два эти звонка, особенно второй. И все же, подумалось ему, он рад, что это было сделано. Может, это был далеко не лучший пример его усилий в установлении связей с людьми, но он чувствовал себя благодаря этому несколько свободнее. На душе стало как-то легче.


ВАШИНГТОН.


Их такси остановилось у «Лонгфелло Гриль» в 9 с небольшим, и Оскар расплатился с водителем, как обычно, добавив щедрые чаевые. Ресторан был выстроен в сером камне, с широкими парадными окнами, прикрытыми тяжелыми красными портьерами. У полированной деревянной двери висел нарядный светильник, украшенный изысканной ковкой. У двери стояли двое крупных мужчин в темно-синих костюмах, взглянувших на свои наручные часы. Это поразило Оскара. Странно: такое заведение не нуждалось в вышибалах. Когда он вышел из такси, он внутренно напрягся, приготовившись к бою. Как и все остальные, кого перепрограммировал Т-ХА, он был способен сразу же вступить в сокрушительный бой, как только получит должные указания, однако теперь было совсем не время — еще не время.

Один из этих людей шагнул вбок на полметра, преградив Оскару путь к двери. «Вы Чарльз Лэйтон и Оскар Круз?»

«Да, это мы», сказал Оскар. «А вы кто?» Мимо проплывала богатая и обеспеченная публика, наслаждавшаяся мягким и ароматным летним вечером. Последнее, что было нужно Оскару, — это какая-нибудь некрасивая сцена — только не здесь, не на публике. Это могло разрушить их планы.

Из ресторана вышел Джек Рид, и здоровяк чуть отошел в сторону, дав ему возможность пройти. Потом появилась Саманта, очень стильно выглядевшая в короткой черной юбке. Джек кивнул Оскару, а затем и Чарльзу. «Рад видеть вас здесь обоих. Нам много о чем нужно поговорить, но здесь не совсем подходящее место. Я отказался от сохраненных за нами мест».

«И что же вы намереваетесь делать?», осторожно спросил Оскар. «Вернуться обратно в свой офис?» Ему эта идея не понравилась; Лейтону придется показать свой пистолет, когда они будут входить в Пентагон. Иначе они не пройдут охрану.

Джек медленно покачал головой. «Нет, это далеко не лучший способ решить вопрос».

«Что все это значит?», спросил Лейтон, взглянув на них своим мягким, но одновременно таким холодным взглядом.

Джек не дрогнул. «Именно это я и хочу знать». Он внимательно посмотрел на Оскара. «Вот вы мне и расскажите, хоть что-нибудь расскажите…»

«Что же ты хочешь, чтобы я рассказал? Все это очень странно, Джек.

Забавные методы работы правительства».

Люди, шедшие мимо, стали оборачиваться, в недоумении от того, что стали свидетелями этого странного противостояния на улице. «Ну хватит», сказал Джек. «Ты, к черту, говоришь, как настоящий Оскар Круз». Он усмехнулся.

«Да и выглядишь в точности, как он».

«А как еще я должен говорить? И на кого должен быть похож, кроме как на самого себя?»

Оскар почувствовал, что Лейтон напрягся — наверное, он не станет ни на кого нападать на публике? Джек, должно быть, тоже что-то почуял. Он многозначительно посмотрел чуть вниз, на улицу, где на углу, у тускло освещенного магазина, стоял еще один громила. Этот человек как бы невзначай чуть раскрыл свой пиджак, обнажив под ним кобуру.

На другой стороне улицы к ним медленно подползли две патрульные полицейские машины, остановившиеся во втором ряду. «Вам лучше пройти с нами», сказала Саманта. «Мы можем поговорить в другом месте. Надолго мы вас не задержим».

«Я возражаю», сказал Лейтон.

«Да», Джек сказал, «конечно, ты будешь возражать. И я бы возражал. Но у вас нет особого выбора, если вы так печетесь о своих столь драгоценных контрактах. А теперь пройдемте с нами, и не стоит спорить. Мы намерены разобраться в этой ситуации».

Саманта зашагала вперед.

«Пожалуйста, вы оба, следуйте за ней», сказал Джек. «Простите, что приходится так с вами обращаться».

«Как скажешь», сказал Оскар, поймав взгляд Лейтона. Они вполне могли справиться с небольшим количеством людей, но здесь повсюду были полицейские и правительственные секретные агенты. В данных обстоятельства глупо было бы сопротивляться, особенно здесь, на людной городской улице. Им вскоре представится лучшая для этого возможность. Это может даже стать подарком судьбы, в зависимости от того, куда Джек собирался их отвезти.

Саманта повела их за угол, где стояли две машины — не большие черные правительственные седаны, чего ожидал Оскар, но недорогие и малозаметные машины, обе японские. Одна была желтой Тойотой уже десятилетней примерно давности, а другая — ярко-красной Хондой Аккорд, не намного младше. Здесь на улице было тихо, но их уже ждали еще двое.

«Отлично», сказал Джек. «Садитесь по одному в машины, пожалуйста».

«Ты действительно сомневаешься в том, кто мы?», спросил Оскар. «Все это как-то дико».

«Нет», Джек сказал, скривив рот. «Я не сомневаюсь в том, кто вы такие. Если бы я думал, что вы лишь имитации, я бы привел с собой целую армию. Я отследил все ваши передвижения за сегодня — и за прошлую ночь тоже. Вы оба прошли сквозь металлоискатели в аэропортах и в правительственных зданиях. Я совершенно уверен, что вы — не Терминаторы».

«Что?»

«Что слышали. Установить это было не просто, но я очень серьезно к этому отнесся. А теперь прошу не усложнять, чтобы не было еще хуже».

Один из людей в синих костюмах спросил: «Вы, джентльмены, вооружены?

Кто-нибудь из вас?» Оскар было глянул в направлении Лейтона, но спохватился — однако, возможно, слишком поздно, опоздав буквально на мгновение. Мужчина подошел к Лейтону. «Пожалуйста, поднимите руки, сэр».

«Не нужно меня обыскивать», сказал Лейтон без всяких эмоций. «Мой пистолет под пиджаком».

«Тогда, пожалуйста, позвольте мне его у вас изъять».

«Вы всегда носите скрытое огнестрельное оружие, Чарльз?», спросил Джек, слегка приподняв брови.

«После событий прошлой ночи да», парировал Лейтон.

«Браво», сказала Саманта. «Однако у нас к вам немало и других вопросов».


ЛАГЕРЬ САЛЬСЕДЫ.


Когда Джон вошел внутрь, Энрике стоял в углу трейлера, там, где они его покинули накануне, выкрикивая что-то в свой мобильный телефон. «Нет, я не могу ничего больше объяснять, черт, не по телефону. Ох, ну ладно, тогда, нет так нет». Когда он закончил разговор, он смущенно взглянул на Джона, стоявшего в дверях. «Эй, амиго, не волнуйся. Мы доставим вас туда». Сара сидела рядом, в полном отчаянии. Антон и Иоланда смотрели телевизор, с полностью выключенным звуком, хотя, вероятно, Антон все слышал. В новостном выпуске шел сюжет из разгромленного здания Кибердайна. Когда на экране появился Оскар Круз, дававший интервью, Джон подошел и включил звук погромче. Розанна, Джейд и Франко тоже подошли и встали рядом, наблюдая за тем, как Круз набирал пиар-очки и уклонялся от трудных вопросов. Похоже, интервью у него взяли гораздо раньше, хотя и сегодня, при ярком солнечном свете в Лос-Анджелесе перед штаб-квартирой Кибердайна.

Снаружи уже садилось солнце, и на пустыню опускалась тьма.

Теперь у них было нечто вроде команды, подумал Джон. Когда он только предложил Еве имитировать голос Оскара Круза, Антон ответил собственной имитацией. Специалисты тоже могли изменять голоса — этого он еще не знал. Однако у Терминатора получалось еще лучше; ее возможноси были просто поразительными. И теперь здесь у них у всех в совокупности имелась огромная база навыков. Ему оставалось надеяться, что этого будет достаточно.

«Мы знаем, что в деле замешана Сара Коннор», говорил Круз. «Удобно было бы считать ее лидером, и поначалу до некоторой степени так и казалось — одним из других был ее сын-подросток. Однако в действительности абслютно неизвестно, кто остальные двое. И неизвестно, кто там всем командует».

Это интересно, подумал Джон. Они говорили только о двух других, по-видимому об Антоне и Джейд. Дэнни и Селена были объявлены несуществующими — хороший ход в сокрытии правды. Должно быть, и Кибердайн, и правительство об этом договорились.

«Больше ничего особого сказать не могу», сказал Круз. «Лишь добавлю, что Кибердайн все это переживет, как мы прошли через все другие испытания.

Это ни в коем случае не конец».

«Ну», спросил Энрике, «и шо вы этом всем думаете?»

Розанна подошла к холодильнику и нашла себе еще одну бутылку колы. «Он сказал только то, что и должен был сказать».

Энрике поморщился, услышав это. «Ну ладно, о'кей. Как бы то ни было, эта ночь для всех вас будет долгой и тяжелой. Скоро мы доставим вас в Вашингтон — ждите не дождетесь».

Сара протянула руку к сотовому телефону Энрике. «Слушай, давай я теперь попробую».

Розанна сказала: «У вас есть компьютер, на котором я могу поработать?»

«Конечно», сказал Франко. «У меня есть компьютер, в моем трейлере. Зачем он тебе нужен?»

«Эти люди взяли у меня один диск, там, в Колорадо. Может быть, я смогу кое-что сделать». Она посмотрела на Джейд, потом на Антона. «Вообще-то, надеюсь, мне кто-нибудь поможет».

Франко пожал плечами, но встал, чтобы отвести ее в нужный трейлер.

«Он в моем рюкзаке», сказал Джон. «Диск, я имею в виду». У нее он был с собой, когда они приехали к ней домой в Колорадо-Спрингс, чтобы попытаться поговорить с ней о Скайнете; она ответила тем, что напала на них.

«Я знаю, где он», сказала Розанна. «Ты что думаешь, я не следила за тобой?

На этом диске кое-какие очень важные данные. Я взяла его с собой домой, чтобы с ним поработать, до того, как вы и ваш Т-ХА заглянули ко мне на огонек».

«Т-ХА не наш».

Она просто рассмеялась.

«Ладно», сказал Джон. «Ну и что это за данные?»

«Увидишь сейчас». Она махнула Франко рукой, чтобы он их проводил.

Джон почти забыл об этом диске, с того времени, как они покинули Колорадо. «Эээ, насколько все это важно?»

«Ну, смотря как сказать», сказала она. «Ты считаешь, что ваш биологический вид важен?»

Сара вбила номер на сотовом телефоне, одновременно говоря: «Мы тут этим займемся — я, Энрике и Иоланда». Она приложила телефон к уху, и абонент, должно быть, в этот момент ответил. «Подождите минутку», сказала она в трубку. «Да, это Сара». Она снова посмотрела на Джона и Розанну. «Делайте то, что нужно».


ВАШИНГТОН.


Оскар сел на заднее сиденье машины, рядом с одним из здоровенных и молчаливых секретных агентов. Другой повел машину, а Джек сел рядом с ним на переднее сиденье.

Оскар прижался к двери, гадая, как же ему сбежать. Из-за перепрограммирования Т-ХА у него появилось отвращение к контактам с человеческими существами; и это было самое худшее в этой поездке в Вашингтон. Даже притом, что между ним и охранником было довольно значительное расстояние, он чувствовал себя клаустрофобически замкнутым внутри этой небольшой машины вместе с тремя другими людьми, и ему пришлось усилием воли заставить себя не запаниковать. Он стал думать о другом: об их планах на завтра; о том, что рано или поздно эта машина остановится. И он не останется здесь, в этой ловушке, навсегда.

Чарльз и Саманта сели в другую машину. Независимо от того, что беспокоило этих людей из правительства, они действовали наверняка, не оставив им никаких шансов, по сути разделив Оскара и Чарльза. Чем могли быть вызваны такие меры? Они казались такими крайними.

Он спросил сам себя, трудно ли будет осилить Джека и двух других. С той нейронной проводкой, которой снабдил его Т-ХА, не исключено, что можно было это сделать, однако он наверняка будет убит, если сделает такую попытку — и тогда он будет бесполезен для Скайнета. Все здесь, без сомнения, были вооружены. Гораздо лучше немного подождать. Они с Лейтоном решат позже, как им поступить. В чем бы их Джек с Самантой ни подозревали, и как бы они ни были информированы, они, вероятно, многого не знали, и уж, конечно, не знали, на что теперь был способен Лейтон.

Они направились на север, за город, образовав колонну: автомобиль с Оскаром ехал впереди, за ним второй, в котором находился Лейтон. Две патрульные машины, которых тогда заметил Оскар, сели им на хвост и следовали за ними на всем протяжении поездки. Он решил дать машине нестись вперед, не став даже пытаться о чем-то заговорить, а лишь решил отмечать по дороге основные ориентиры. Конечно, Джек стал бы говорить с ним откровенно, но не здесь, когда они все заперты в битком набитой движущейся машине. Уже довольно скоро им дадут объяснения. Джек упомянул Терминаторов — словно он подозревал, что они с Лейтоном действительно могли быть какими-то киборгами из будущего. Ну, это конечно смешно, но вообще-то близко к правде. Джек, должно быть, что-то знал, так откуда же он получил эту информацию?

Только один человек мог с ним связаться и поведать столь дикую историю; во всяком случае, была лишь одна персона, которой Джек мог поверить: та, которая явно не являлась психом, и знала, о чем говорит.

Розанна. Что она задумала?

Через час они свернули на длинный асфальтированный проезд, который вел к какому-то неизвестному, ничем не обозначенному комплексу, окруженному каменной стеной высотой двенадцать футов. Когда автомобиль подпрыгнул на лежачем полицейском, его фары осветили колючую проволоку, протянутую над всей стеной. Водитель подъехал к КПП, показал пропуск, а затем проехал внутрь, оказавшись в тускло освещенном дворе, образовывавшем площадь между несколькими малоэтажными зданиями. В дальнем конце находилась парковка с местами с желтой разметкой. Комплекс казался почти безлюдным, хотя за их спиной стоял пятитонный армейский грузовик, ближе к КПП, через который они сюда въехали. Рядом с ним стояла другая машина, по виду гражданская, белый четырехдверный компакт.

«Не волнуйся», сказал Джек, когда водитель остановился, и вторая машина — с Самантой и Лейтоном — притормозила рядом с ними.

«В связи с чем я должен волноваться?», спросил Оскар.

«Ну, мало ли что. Здесь очень уютно, и мы тут устроим вам царский прием.

Не надо считать себя заключенными».

«А мне кажется, это ужасно близко к этому. Это место не очень-то похоже на отель».

«Возможно, вы будете приятно удивлены, когда мы войдем внутрь».

«Иногда входить в такую красивую жизнь противопоказано, ты знаешь» «На самом деле нет». Джек открыл дверь и вытянул из нее ноги после поездки. «Мне показалось, вы приехали сюда вполне добровольно. Мало того, вы можете отсюда уехать, когда захотите, и притом куда угодно — честно. Однако нам бы хотелось, чтобы вы с нами сотрудничали. Если же нет, то нам придется аннулировать ваш контракт, это единственная проблема. Это достаточно ясно? И пока вы с нами, мы предпримем кое-какие меры предосторожности».

«Но зачем, Джек? Почему мы вдруг стали такими опасными?»

«Почему? Потому что мне так напела одна чертова маленькая птичка со странностями». Джек вышел из машины и направился к ближайшей двери.

«Входите внутрь, и мы об этом поговорим. И не задавайте лишних вопросов».

Они все вошли в унылое кирпичное здание с маленькими зарешеченными окнами. Лейтон отказался встретиться взглядом с Оскаром, держа язык за зубами. Его лицо было красным то ли от позора, то ли от гнева. На лице его редко проявлялись эмоции — но когда, однако, это случалось, его нос светился, как светофор.

Внутри в этом здании было небольшое фойе, которое вело к чему-то похожему на учебный зал, рассчитанный человек на тридцать. Вокруг сцены стояло несколько кресел, с тремя рядами пластиковых стульев, обращенных к сцене. В одном углу стояла раковина с деревянной тумбой, встроенной над ней. Рядом с раковиной стоял небольшой холодильник. Желтые стены были украшены несколькими со вкусом оформленными гравюрами: суровыми пейзажами с горами, скалами и соснами. Джек дал сигнал, и один из громил в синих костюмах отыскал в шкафу чайник и начал делать кофе. Оскар осмотрелся, пытаясь понять, нет ли возможности для атаки, однако они следили за ними очень внимательно. Шансы на успех не были достаточно велики. Возможно, они и могли бы организовать нападение, но риск был слишком велик. Лучше попытаться успокоить страхи Джека, а затем отыскать подходящую возможность.

Саманта жестом указала им на кресла, и они удобно в них расселись. Трое громил заняли позиции, прислонившись к стенам. Четвертый принес им чашки с кофе на коричневом пластмассовом подносе. Он также нашел для них пачку шоколадного печенья и положил с десяток на тарелку цвета слоновой кости.

«Видите, как тут все цивилизованно?», спросила Саманта. «Мы даже палачей с собой не привезли».

«Да, я весьма польщен», саркастически сказал Лейтон.

«Перейду сразу к делу», сказал Джек. «Мне позвонила Розанна». Он поднял руку, прежде чем Лейтон или Оскар смогли как-то на это отреагировать. «Она предупредила меня, что вы двое очень опасны».

«Нелепость, абсурд какой-то», сказал Лейтон. «Конечно, это бред. Ты не хочешь меня спросить, когда она это говорила, на что это было похоже?»

«Да», спросил Оскар, «как она звучала? Она казалась испуганной, как будто ей кто-то угрожал?»

«Нет, едва ли. То, что она говорила, казалось безумием, но она не показалась мне напуганной — а скорее расстроенной, обозленной».

«Так вот почему мы здесь? Довольно странное обращение с нами, Джек. Если она заодно с Коннорами, она может наговорить что угодно. Конечно, ты не должен придавать этому никакого значения».

«Я знаю, что это странно, и ты прав насчет Конноров, возможно, они угрожали ей… или же она сама присоединилась к ним, к их делу. Странные вещи на свете случаются. Но это была не только Розанна. С ней был кто-то еще, и он утверждал, что он — это ты, Оскар. Дело в том, что он просто говорил твоим голосом, абсолютно как ты».

«Что? Откуда они звонили?»

«Похоже с таксофона. Мы не засекли место».

«Ну, я ни откуда так не звонил».

«Конечно, ты не звонил. Зачем же тебе предупреждать меня о самом себе?»

«И я не встречался с Розанной».

«Нет, конечно, нет».

«Но есть вещи, которые ты нам не рассказываешь, Оскар», сказала Саманта, наконец вступив в разговор. «Пора все разъяснить начистоту. Нельзя продолжать держать нас в темноте».

«А что это еще за новости, что мы якобы Терминаторы?», спросил Оскар.

«Вы же понимаете, что это просто смешно? Можете провести любые какие угодно анализы и тесты, если есть какая-то с этим проблема».

«Нет, мы не думаем, что с этим какая-то проблема», сказал Джек. «Я уже сказал это вам. Теперь, пожалуйста, давайте мы тут будем задавать вопросы».

Он тяжело вздохнул. «Нам нужно во всем этом разобраться и найти какое-то объяснение; я хочу понять, почему нам звонят люди и предупреждают насчет вас».

Лейтон поймал взгляд Оскара. «Лучше нам тогда рассказать им все, что знаем. Разъясни им это — расскажи все, что им нужно».

Оскар ожидал, что ему будут задавать вопросы, когда он прибудет в Вашингтон, но не так же. Он подготовил ответы почти на все, с чем они могли на него наброситься, хотя он совсем не ожидал этого звонка Розанны, который усугублял остальные его проблемы. Что же касается голоса, который подражал ему, могли ли это сделать Специалисты? О такой их возможности он не знал, и чем меньше об этом говорить, тем лучше. После того, как у Лейтона появится возможность перепрограммировать этих людей, то, что они знают, уже не будет иметь никакого значения, но этого сегодня вечером может не произойти. Ему нужно быть очень осторожным.

Он спросил, где тут ванная и туалет. Это помогло выиграть несколько лишних секунд.

Джек показал на дверь, через которую они вошли, а потом за угол налево — в другой конец фойе, через которое они прошли. «Тебе нужно туда сейчас?», спросил он.

«Нет, пока нет. Но хорошо бы знать такие вещи». Вот чего Оскару совсем не нужно было, это чтобы Джек с Самантой распространяли и дальше эту информацию, людям, к которым Лейтон не мог быстро подобраться. Это могло повлечь за собой бесконечные осложнения. Со временем Джек с Самантой смогут узнать все, но не сейчас, не сегодня. «Вы не хотите допросить нас по отдельности?», спросил он.

«Нет», сказала Саманта. «До этого не дойдет. Мы не объявляли вас своим противником».

«Прекрасно. Спрашивайте, и я постараюсь ответить».

Саманта и Джек начали задавать вопросы относительно нападения, и о том, как их об этом предупредили. Оскар ввел их в курс своей заранее сочиненного рассказа о том, как ему поступил анонимный звонок о том, что на объект Кибердайна будет совершен налет Коннорами и группой их сообщников.

«Ты узнал голос?», спросила Саманта.

«Это был женский голос. Нет, я его не узнал. Я видел видеозаписи Сары Коннор, и знаю, как звучит ее голос. Уверен, что это была не она». Он обезоруживающе (как ему казалось) пожал плечами, развел руками и улыбнулся. «Хотел бы вам в этом помочь. Я узнаю этот голос, если вновь его услышу».

«Голос старый или молодой?»

«Точно не могу сказать. Во всяком случае, не голос ребенка. И не пожилой женщины».

«Акцент был?», спросил Джек.

«Ничего заметного».

«Откуда вы узнали, что налет будет такого размаха?»

«Не могу припомнить точных слов. Я записал на бумажке, но у меня ее здесь с собой нет». Он действительно сделал запись о фиктивном телефонном звонке к нему домой тем самым вечером, когда его посетил Т-ХА. Архивные записи телефонной компании в конечном итоге покажут, что такого звонка не было, но Джек и его люди не смогут получить эту информацию вовремя, чтобы ею как-то воспользоваться. «Она говорила о рейде в стиле коммандос».

«И ничего не говорила про Терминаторов?»

«Почему ты об этом спрашиваешь? Нет, ни о каких Терминаторах она не говорила, а только о налете коммандос-диверсантов».

«Но ты наверное сразу об этом подумал».

«Ну, мы все знакомы с этой версией, что тогда, в 1994 году, в налете участвовал Терминатор. Полагаю, именно поэтому мы приняли такие меры предосторожности. Терминаторы или не Терминаторы, но мы знали, на что способны Конноры, однако именно они это и сделали».

«Нужно будет еще раз пройтись по этим темам, связанным с версией о Терминаторе и их останках за 1984 год», сказал Джек. «Мне кажется, вы все же что-то от нас скрываете. Есть что-то такое, о чем вы знаете, а мы еще нет».

«Кого вы подразумеваете под „вы“? Нас в Кибердайне?»

«Да, так гласят факты».

«Так вот почему вы затащили нас сюда? Просто потому что вы считаете, что есть нечто, чего мы вам не говорим? Это слишком грубые силовые методы».

«Нет, не очень-то», сказал Джек с оттенком гнева. «Теперь, пожалуйста, ответьте на наши вопросы, и мы сможем хоть как-то продвинуться вперед».

Оскар рассказал о происшедшем именно так, как он сделал бы это еще двое суток назад, непосредственно перед встречей с Т-ХА. В этой истории были свои странности, но в ней не было ничего такого, что они пытались хоть когда-нибудь скрыть.

Когда он закончил, Джек довольно долго на него смотрел молча. «Ладно, еще два вопроса».

«Да, пожалуйста».

«Прежде всего, почему мне звонит по телефону кто-то, кто утверждает, что это ты, говорит мне, что я в большой опасности, и это происходит в то самое время, когда ты находишься высоко в воздухе в самолете между Лос-Анджелесом и Вашингтоном?»

«Честно, Джек, я понятия не имею. Я не могу никак это объяснить».

«Ладно, последний вопрос».

«Пожалуйста».

На сей раз его спросила Саманта: «Что мы увидим на записях с камер видеонаблюдения?»

«Что ты имеешь в виду?»

«Что там такого, о чем знаете вы, и не знаем мы?»

«Понятия не имею. Я тоже их не видел».

Наконец допрос подошел к концу. Оскар чувствовал себя очень спокойно.

Даже если их история развалится, это уже не будет иметь значения. Скоро они всё возьмут под контроль, здесь, в Вашингтоне. Если бы Скайнет знал, что они сделали, он был бы очень доволен.

«Хорошо», сказал Джек. «Завтрашняя встреча отменяется. Мы снова поговорим с вами, когда выясним еще кое-что, может быть, завтра вечером. Оставайтесь в Вашингтоне, один из нас вам позвонит». Он кивнул на двух громил в синих костюмах. «Филипп и Стив отвезут вас обратно в отель».

Они заперли конференц-зал. Джек и Саманта уехали в Хонде вместе с двумя громилами. Тот, кого звали «Стивом», открыл двери машины постарше.

«Приятно возвращаться обратно», сказал он, почти примирительно. Это был тот самый тип, который взял у Лейтона Беретту. Больше всего они хотели отобрать ее у него, подумал Оскар.

Лейтон оглядел пустой двор. «Минуточку», сказал он, подойдя поближе к этому мужику. Он внезапно бросился на него, сбив Стива с ног стремительным ударом, направленным в горло. Другой из них, Филипп, тоже стал действовать, но недостаточно быстро. Лейтон развернулся на каблуках и жестоко пнул его коленом под ребра, затем сильным ударом обеими руками по затылку повалил его на землю. Филипп рухнул вниз, как мешок с картошкой.

Оскар осмотрелся, не следят ли за ним. У КПП никто не дернулся.

Лейтон повернулся к Стиву, который лежал, прижавшись к машине, и задыхался. «Не бойся, но и не пытайся со мной драться. Скоро тебе все станет ясно».

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

МИР СКАЙНЕТ, КОЛОРАДО, ИЮЛЬ 2029 ГОДА.


Хуанита Сальседа была все еще очень красивой женщиной: высокой, спортивного телосложения, с темными волосами, белыми зубами и четкими чертами лица. Джон знал ее уже долгие годы. Он помнил ее еще ребенком, затем тощей девочкой-подростком, а потом беспощадным воином, когда ей было двадцать. Неужели он всегда ее любил? Казалось, так было всегда. Они так сблизились в течение этих долгих лет, однако не в том смысле, в каком хотелось бы Джону — если бы только этот его мир оставлял им какое-то время для любви и ласки.

Он с нежностью смотрел на нее, пока она говорила о войне, о текущей кампании, склонившись над огромным столом, стоявшем на козлах и досках в палатке Джона, намечая маршруты передвижения пальцем и тыча им в стратегически важные пункты возле горы Скайнета.

«Хуанита», сказал он.

Интонация его голоса остановила ее. «Джон? Что-то не так?»

Посмотрев ей в лицо, он обеими своими руками взял ее за руки.

«Пожалуйста. Завтра». Он запнулся. «Пожалуйста, будь очень осторожна. Так много уже людей погибло…»

Так много людей, которых они любили, в большинстве своем пали от рук машин. Самым худшим был тот самый день в 2012 году, когда Джон и Хуанита сражались вместе, плечом к плечу посреди разрушенных улиц Буэнос-Айреса, тот день, когда погибла Сара, а вместе с ней и Пако Сальседа, младший из детей Энрике. И в том же бою Терминатор Т-800, который столь успешно защищал Джона еще с 1994 года, был уничтожен лазерной пушкой с одной из пулеметных установок Центурионов Скайнета. И еще многие другие… все семьи Сопротивления потеряли своих близких: мужей, жен, любовников; сыновей, дочерей, братьев и сестер. После Сары погибли и другие лидеры: Фернандо Альвез, Гильермо Техада, Говард Беллоу.

Близкий друг Джона, старший брат Хуаниты Франко, погиб в Лос-Анджелесе, всего два года назад. Ужасная поименная перекличка смертей.

Это было уже почти слишком.

Хуанита шагнула в его объятия. Она крепко его обняла, лишь на мгновение, а затем отошла. «Знаю. Я буду осторожна. И ты тоже».

Завтра они прорвут оборонительную систему Скайнета, а затем проникнут в его горную крепость. Он должен послать своего отца в прошлое. Но какое-то страшное предчувствие таилось где-то у него внутри, раздирая его. Он спрашивал сам себя, действительно ли они завтра покончат со всем этим. Какие еще ловушки имеются в запасе у Скайнета?

«Поспи немного, Джон», сказала наконец Хуанита. «Впереди у нас длинный тяжелый день».

«Хуанита…»

«Да…?»

Он не сумел это выразить — не нашел слов. «Ты только береги себя».

После того, как она ушла, он сделал кое-какие пометки на поблекших пожелтевших страничках тетрадки, которую он хранил при себе уже в течение более двух десятилетий, в той же самой, которой впервые воспользовался еще при допросе Т-800 в 2006 году. В ней было записано немало его мыслей, такими загадочными сокращениями, похожими на стенографию, которые были понятны только ему одному. Он знал некоторые отрывки наизусть.

Этой ночью он лишь подчеркнул какие-то предложения, а затем вновь контрольно прошелся по всем записям до конца.

Не все получилось так, как он планировал тогда, в тот день, в Аргентине. Они встретили первые полчища машин-убийц тактическим ядерным оружием, но их враг оказался более многочисленным, чем того ожидал Джон, они надвигались на них волна за волной. И все же Джон и его солдаты упорно отбивались, нанося ответные удары: они нападали на заводы, линии электропитания и коммуникации; освобождали заключенных из концлагерей; набирали новобранцев и вселяли в них надежду. Его ополченцы с боями продвигались на север с целью соединения с другими силами Сопротивления, действовавшими здесь, в США. И теперь армия их объединившихся сил маршировала на Скайнет. Они сходились туда одновременно с Юга, с Востока и Запада, готовясь к грандиозному штурму.

Он отметил галочками несколько пунктов, а затем остановился на последнем, связанном с перепрограммированием Терминатора. Отчасти в этом пункте его ожидания не оправдывались. Он так и не смог собрать настоящую компьютерную лабораторию, какую ему хотелось, так и не получив этим путем значительной информации о противнике… и все-таки он кое-чему научился. Говарду довольно многое было известно о системе «Скайнет».

Джон тоже добился определенных успехов, изучая поврежденные процессоры Терминаторов и эндоскелетов, извлекая из них необходимые данные и внося в них изменения. Он знал уже так много, как никогда прежде.

Джон отметил этот пункт галочкой, а затем закрыл тетрадь.

На картах, которые он изучал вместе с Хуанитой, были отображены горы Колорадо с опорными пунктами Скайнета и его подземным штабом. Когда-то это именовалось Комплексом передовых систем противоракетной обороны, призванным заменить объект НОРАД в Шайенн Маунтин. Он был выстроен в виде пяти уровней, от А до Е, однако Скайнет врылся еще глубже в гору, удвоив количество уровней. Имелось два входа в комплекс, один из них был узким проходом высоко на склоне, который легко блокировался и требовал вертикального спуска. Другой был через мощные взрывостойкие двери, противостоящие ядерному взрыву, которые вели на уровень Е; они открывали доступ в тоннель аварийных служб и снабжения, высеченный в граните. Оба входа находились под усиленной охраной, и последний являлся их единственным реальным шансом.

Им нужно было установить контроль над поверхностью этой горы, для чего требовалось полномасштабное наступление, которое подавило бы оборону Скайнета. Если они установят контроль над этим туннелем, через который осуществлялось снабжение, они одержат победу: они смогут заложить туда достаточное количество взрывчатки, чтобы взорвать антиядерные двери, а затем выбежать оттуда. Но их потери в таком случае будут ужасающими. Но даже и в этом случае, когда они ворвутся в комплекс, им придется сражаться за каждый уровень, пока они не установят контроль над всем комплексом.

Он отложил карты и вышел из своего шатра, одетый в длинное пальто, толстые валенки ручной работы и шерстяные перчатки. Как всегда, ночь была морозной и абсолютно черной, поэтому он включил слабый фонарик, освещая им пропитанную горючим землю перед собой. Палатка Джона не представляла собой ничего особенного, ничем не отличаясь от других, и ее нельзя было легко узнать. Он шел среди тысяч таких же, один, со своей немецкой овчаркой Смауг — названной так в честь мрачного и задумчивого дракона из книги Толкиена «Хоббит». Он всю свою жизнь вдохновлялся романами Толкиена, созданными им яркими образами героизма перед лицом зла.

И теперь, когда они уже так далеко продвинулись, казалось, что они приближаются к вратам Мордора. С вершин близлежащих холмов им была уже хорошо видна гора Скайнета. Уже поступали донесения от его разведчиков. Настало время для финальной битвы.

* * *

Скайнет же размышлял. Со времен Судного дня люди яростно отбивались, вначале выигрывая сражения в городах, джунглях и горах Южной Америки, а затем двинувшись на север. Они атаковали его заводы и коммуникации, не дав ему создать многочисленные превосходившие их силы, способные их подавить, которые ему требовались, чтобы уничтожить их навсегда. И теперь они окружили его крепость.

На протяжении многих лет этот компьютер войны медленно продвигался вперед, постоянно совершенствуя свои технологии. В этом был ключ к уничтожению людей. Его новые Терминаторы Т-1000 являлись истребителями высшей формы, почти абсолютным оружием. Однако под угрозой находилась его собственная безопасность. Люди вскоре подойдут к его оборонной сети, окружавшей гору на многие мили с каждой стороны. Он атакует их первыми, ночью, когда они наиболее уязвимы.

Сеть многочисленных датчиков Скайнета была способна засечь движение каждого крошечного существа, которое здесь появлялось. Несмотря на все усилия людей, у него все еще имелось довольно много боевых машин. Если люди продвинутся еще дальше, они угодят в кровавую бойню, впустую погубив свои жизни, наподобие атакующей конницы, попавшей под пулеметный огонь. Они начнут погибать тысячами. Он использовал одну из своих суб-личностей, чтобы просчитать шансы: чтобы победить его здесь, им придется пожертвовать девяносто процентами личного состава в виде жертв.

Смирятся ли они с этим?

Он выделил еще одну свою суб-личность, чтобы она проверила состояние его оборудования по перемещению во времени. Джон Коннор, лидер Сопротивления, был постоянно раздражавшей Скайнет иглой в боку. Скайнет ничего не мог поделать, чтобы остановить это, используя путешествия во времени, поскольку его собственное прошлое не могло быть изменено.

Однако он выяснил другое. Поля пространственно-временных перемещений предоставляли и другие возможности. Одним из них являлось создание различных миров: и среди них того, где победа машин происходила раньше и была более полной, создание мира без Джона Коннора. Даже если сейчас и произойдет худшее, в том, другом мире иной вариант Скайнета выживет и победит.

* * *

Джон всегда брал с собой Смауга, куда бы ни пошел. Новейших Терминаторов Скайнета серии Т-800 внешне невозможно было отличить от людей. Они наносили сокрушительные удары по Сопротивлению, появляясь из ниоткуда, проникая в их лагеря и укрепленные пункты и в каждом случае неся с собой огромные разрушения. Но собаки могли на них указать; они терпеть не могли Терминаторов, похоже, инстинктивно. Они сразу же чуяли, что что-то не так, когда сталкивались с похожим на человека Т-800. Джон был обязан Смаугу собственной жизнью, причем несколько раз; Скайнет неоднократно посылал Терминаторов, стремясь убить лично его. Должно быть, Скайнет понимал, чему он противостоял, думал он, и каким образом осуществлялось руководство Сопротивлением. Он слышал донесения от сил Сопротивления из Европейской зоны военных действий, об ужасающей силе меняющих свой внешний облик Терминаторах, которые были похожи на первого Т-1000, вероятно, тогда только испытывавшегося. Но он знал по опыту, что даже их можно было обнаружить с помощью собак.

Когда он шагал к границам лагеря, а затем шел вдоль его северного периметра, склон холма казался почти безлюдным, несмотря на присутствие здесь десяти тысяч человек, которых он сосредоточил здесь для последнего броска. Большинство из них находились в своих палатках, некоторые спали, другие готовились к бою, отоспавшись ранее, вечером. Армия Сопротивления стремилась минимизировать свое присутствие для датчиков Скайнета, хотя мало что они могли сделать против инфракрасных прицелов машин H-K[3]. У Скайнета, вероятно, имелись и иные способы, гораздо более сложные и изощренные, и Джон не сомневался, что тот знал, что они уже здесь — как знал он о них и многое другое. Скайнет выбирал подходящий момент для атаки.

На прошлой неделе он предупредил своих помощников о возможности атаки ночью, и эта информация была передана всем подразделениям. Его люди спали посменно, поэтому их невозможно было застать врасплох. В любое время дня и ночи они либо продвигались вперед, либо разбивали лагерь, и тысячи мужчин и женщин незаметно и бесшумно, но всегда начеку располагались в своих палатках. У большинства из них имелось легкое противотанковое оружие, гранатометы, РПГ, пулеметы и 60-мм минометы; все свое армейское оружие они специально приберегли для этого случая. Но у многих из них также имелись дробовики, переделанные охотничьи ружья и самодельные гранаты — все, что способно было нанести хоть какие-нибудь повреждения машинам.

Кроме того, они привезли сюда и более тяжелое оружие, включая полтора десятка хорошо вооруженных десантных вертолетов, чтобы драться с воздушными H — K Скайнета. Но и ими битву выиграть будет нельзя.

Необходимо было подавляющее превосходство в живой силе солдат, готовых умереть.

Он наткнулся на группу солдат, стоявших на посту, их было четверо, и они были укутаны в несколько слоев зимней одежды, сгрудившись возле маленького костра в импровизированном каменном очаге, и грелись от холода. Двое солдат внимательно вглядывались на небо через бинокли, высматривая огни воздушных роботов-убийц. У огня лежали три собаки, одна из них лениво вылизывала себе ляжки, другая растянулась плашмя на брюхе. Третья лежала на боку и спала. Смауг сел у ног своего хозяина, не обращая внимания на других собак.

В свете костра часовые узнали Джона и встали, чтобы поприветствовать его, поспешно отдавая честь. Джон махнул им рукой, чтобы они сели.

Определенный уровень воинской дисциплины помогал морально, однако он никогда не претендовал на то, что его армия являлась регулярной с ее бесконечной муштрой и формальностями. «Что-нибудь тревожное заметили?», спросил он.

Ответила старшая из них: женщина лет сорока. «Пока нет, сэр». Остальные были значительно моложе, подросткового возраста или лет двадцати с чем-то.

Целое поколение людей, выросших после Судного дня, и никогда не знавших мир с ярким солнцем и без постоянных и вездесущих угроз со стороны машин Скайнета; некоторые из них выглядели еще такими молоденькими, однако они уже с полной серьезностью воспринимали эту войну.

Поколение лидеров старело, подумал он, всем им сейчас было, по крайней мере, уже за сорок — таким был сам Джон, Дэнни Дайсон, Сесилия и Карло Техады; даже Хуаните теперь уже было лет сорок. Тем, кто еще остался из поколения их родителей, было уже за семьдесят, хотя теперь их было уже очень мало: почтенные старцы, такие, как Энрике Сальседа и Габриэла Техада, были уже слишком стары, чтобы двинуться вместе с ними в это наступление, но по-прежнему переживали и делали все, что могли, изо всех сил стараясь во имя общего дела, оставшись в руинах Лос-Анджелеса.

«Они просто обязаны будут нас сегодня атаковать», сказал Джон. «Если бы я был Скайнетом, я бы поступил именно так. Мы подошли так близко к нему — и он захочет нас испытать». И раздавить нас, добавил он мысленно.

Теперь у него не было никаких оснований сдерживаться. Надвигается буря.

Женщина с серьезным видом кивнула. «Мы засечем их».

«Я знаю». Он похлопал ее по плечу и пошел дальше. Смауг преданно семенил рядом с ним.

В городах патрули Скайнета были более активны в светлое, так сказать, время суток, когда слабый серый свет в небе давал людям некоторые преимущества.

Машины почти не тревожили их ночью, когда большинство людей из Сопротивления укрывались в глубоких подземных бункерах, постоянно меняя местоположение. Здесь, правда, все было иначе. Расположившись на холме, они были хорошо заметны и являлись легкими целями: для машин тепловые сигнатуры их тел являлись словно маяками, даже сквозь стенки палатки. Скайнет был здесь хозяином положения; очень скоро он нанесет свой удар.

У следующего поста часовых Джон недолго поболтал, перекинувшись шутками с группой молодых солдат. «Знаю, вы выполните свой долг», сказал он, постаравшись улыбнуться им ободряюще, как мог. Он знал, что был суровым на вид человеком, лицо которого с одной стороны было изуродовано глубокими боевыми шрамами, с нахмуренными бровями и глазами, печальными от многолетней сосредоточенности.

«Спасибо, сэр», искренне сказал ему один из солдат. «Это многое значит для всех нас… просто поговорить с вами, сэр».

«Ну, продолжайте в таком же духе. Вы прекрасно несете службу». Пора было немного отдохнуть. «Пошли, приятель», сказал он собаке, и они направились обратно к его палатке. Как только Скайнет атакует их, он отдаст приказ армии выдвигаться. Если атаки не будет, они дождутся первых тусклых лучей серого дневного света — того, что с большой натяжкой можно было назвать рассветом в этом мире. Они будут громить или проходить мимо опорных пунктов машин, а затем нанесут удар по штабу-крепости Скайнета. Это будет долгий и тяжелый день напряженных боев. Ему нужно быть к этому готовым, чтобы сражаться весь день, если потребуется, и всю следующую ночь.

В 10:36 вечера он залез в свой спальный мешок. Когда он уляжется спать в следующий раз, война уже закончится.

* * *

Сначала он услышал испуганный лай. Рядом с ним в темноте проснулся и Смауг, большая немецкая овчарка разрывалась лаем во все горло и бешено.

Он открыл глаза, мгновенно насторожившись. Что такое скрывалось в темноте, возбуждая таких собак, как она? Затем раздались звуки выстрелов.

Джон быстро сбросил с себя спальный мешок, нашел свой фонарик и лег на живот, чтобы доползти до полога палатки. Посветив им внизу, он затем осмелился приподнять его чуть выше и осмотрелся вокруг себя, но не увидел ничего опасного. Несколько человек пробежало мимо, и все. Затем раздались новые выстрелы, уже на близком расстоянии. Теперь уже лаяли тысячи собак, подняв ужасный вой. Он закатился обратно в палатку. «Что это?», спросил он Смауга.

У него была, по крайней мере, минута; пока ему ничто не угрожало. Он спокойно натянул сапоги, привычно влез плечами в боевые ремни, засунув за них оружие и инструменты, а затем выбежал в ночной мрак, все еще запахиваясь в тяжелое пальто, изо всех сил одновременно пытаясь натянуть себе на грудь лазерную винтовку. Включились прожектора, однако происходящее показалось ему погруженным в хаос, всё новые люди теперь куда-то бежали явно в беспорядке. Однако все должны были вскоре занять свои места. У каждого из них имелись собственные боевые задачи на случай нападения. Полевые командиры всех уровней знали, нужно делать.

Выше по склону начался шквальный огонь; чуть ближе он услышал и увидел обратные взрывные вспышки РПГ. А затем и минометный обстрел позиций на холмах неподалеку.

Он столкнулся с Карло Техадой, который также был вооружен лазерной винтовкой, одной из многих, которые они захватили за долгие годы сражений у поверженных эндоскелетов и Терминаторов. «Это полномасштабное нападение на нас», сказал Карло. «Скайнет ударил по нам со всей силы».

Старые, сильно поцарапанные наручные часы Джона показывали 3 часа ночи, и до серого рассвета было еще очень далеко. Ну по крайней мере, он прикорнул хотя бы на несколько драгоценных часов. Этого явно не хватало, но придется пережить. К ним присоединился Кайл Риз — молодой человек, которого Джон выбрал в качестве своего помощника, еще несколько лет назад, в Лос-Анджелесе, уже зная его странную судьбу. Кайл был растрепанного вида связистом, который родился уже после Судного дня, и теперь ему было около двадцати пяти лет. Как и все его сверстники, он вырос исполненным ненависти к кибернетическим правителям мира. Он провел некоторое время в концлагере и познал абсолютную жестокость машин.

Кайл был худым и шустрым, как лиса, хотя он иногда и расхаживал фанфароном. Он был упрямым драчуном, но преданным и находчивым, был хорошо знаком с Сопротивлением и его историей. Он выполнит то, что будет ему поручено; он станет отцом Джона. Небритая борода Джона словно ощетинилась при мысли об этом. Время уже приближалось.

Он воспитывал и взращивал этого молодого человека, даже дарил ему подарки. Одним из них была фотография Сары, полароид, сделанный в Мексике, за много лет до Судного дня, еще до рождения Джона.

Существовало много фотографий Сары, которую почти почитали как основательницу Сопротивления, но эта была особенно ценной; с того времени сохранилось так мало фотографий. Они были уничтожены во время нападения на них одного из Терминаторов в Лос-Анджелесе, всего несколько месяцев назад — во время этой атаки Кайла чуть не убили, и погибло многих других людей.

В небе пролетело два воздушных H-K, обстреливавших землю лазерным огнем, осветившим ночное небо. Сопротивление открыло ответный огонь, стреляя из РПГ, чтобы держать охотящихся и убивающих монстров на расстоянии.

«Что там?», спросил Джон.

«Терминаторы», сказал Карло. «С полдюжины Т-800 — они просто материализовались из ниоткуда. Появились голые, без оружия, но сражаются яростно. У некоторых теперь уже есть оружие».

«Хорошо». Джон знал, что устройства перемещения во времени Скайнета могли также использоваться для перемещения материи в пространстве: так и должно быть, поскольку путешествующие во времени люди и Терминаторы отправлялись не только в прошлое, но также из Колорадо в Лос-Анджелес.

Так что теперь этот компьютер войны использовал свои устройства для внушающих ужас атак — по сути превратив их в устройства для телепортации. Для него это не было абсолютной неожиданностью. «Что еще?»

«Мы засекли колонну наземных Н-К», сказал Кайл. «Они движутся при поддержке эндосов (имеются в виду эндоскелеты) и Центурионов».

«Думаю, следует ожидать появления еще одной, чтобы попытаться взять нас в кольцо», сказал Карло, «обогнув сзади». Он стал сближать свои руки, одной двигая по широкой дуге вокруг тела.

Джон энергично кивнул. Именно этого они все и ожидали от Скайнета, что он поступит именно так, если нападет на них здесь сегодня ночью. «Что еще мне нужно узнать сейчас и немедленно?»

«Воздушные H-K», сказал Кайл. «Ты уже их видел».

«Да».

«Также дальше в горах замечен воздушный транспорт, пытающийся развернуть наступление эндоскелетами и Центурионами. Там ситуация пока под контролем».

В небе появился другой H — K, он стал к ним приближаться, однако раздались новые выстрелы из РПГ, и он свернул на восток, выйдя из диапазона огня.

«Хорошо», сказал Джон. «Нам нужно будет овладеть ситуацией, а затем перейти в атаку».

Лай собак, звуки пушечных и минометных выстрелов не умолкали. Они наметили возможные места высадки эндоскелетов, а исходя из этого — и постоянный минометный огонь по ним — усиливая массированный обстрел этих зон взрывами. Они не дадут Скайнету так просто подвести поближе его эквивалент пехоты. Если они желали близкого огневого столкновения в борьбе за территорию, им, черт подери, придется маршировать сюда или ждать, пока до них не доберутся люди.

Джон знал, что до налета H — K эндосы в большом количестве не появятся; его разведчики именно это и наблюдали, отслеживая все, что выдвигалось со стороны опорных пунктов Скайнета.

Он бросился туда, где Терминаторы начали перестрелку с его солдатами. Лай Смауга перешел практически в истерику, как будто ему отчаянно хотелось броситься в атаку, но он не осмеливался. Большой пес бегал вокруг него, взад и вперед.

Джон по пути попытался привлечь его внимание: «Знаю, приятель. Я понимаю, что они опасны».

Там находилось три Терминатора проектных моделей, пойманные лучами фар и прожекторов. Люди атаковали их всеми вида оружия, которое они только могли пустить в ход. Ни один из Терминаторов не напоминал того Т-800, с которым Джон повстречался в 1994 году. Двое из них имитировали одну и ту же женщину, высокую, спортивного телосложения, со светлыми волосами блондинки. Еще двое выглядели как мужчины среднего возраста, менее шести футов ростом (менее 180 см), но с очень широкими грудью и плечами, как у борца. Остальные копировали в своем внешнем облике молодого элегантного мужчину с длинными каштановыми волосами, ниспадавшими ему на спину.

У некоторых из них имелось оружие, и они вели огонь из своих укрытий, из простых углублений в бесплодной почве. Когда им это удавалось, они пытались бежать вперед, но их отбрасывали назад шквальным огнем. При свете прожекторов было видно, что на обнаженных телах Терминаторов имелись тяжелые ранения — очень тяжелые, если бы они были людьми.

Большие участки кожи и мяса были вырваны, искромсаны или выжжены с их скелетов из гиперсплавов, которые теперь проступали во многих местах, но для Терминатора это ровным счетом ничего не значило. Пока его базовая структура оставалась неповрежденной, а элементы питания и процессор работали нормально, Терминатор будет сражаться и дальше. Он может полностью лишиться мяса и кожи, и это не будет иметь абсолютно никакого значения.

Против Терминаторов даже автоматы мало что могли сделать. А пистолеты были абсолютно бесполезны. Как Джон и Карло, Сесилия Техада пользовалась трофейной лазерной винтовкой. Ей было теперь почти пятьдесят, она была на несколько лет старше Карла, но время и возраст едва ли замедляли ее реакцию. Она была, наверное, тяжелее Джона, состоявшего почти исключительно из мышц и костей, но, как и все человеческие существа, ей приходилось орудовать лазерной винтовкой обеими руками.

Даже гигант Карло не мог справиться с ней на манер Терминатора, сжимая ее одной рукой, как пистолет.

Из-за стоявших в ряд четырех армейских грузовиков вели огонь с десяток солдат-людей. Хуанита присоединилась к их группе с другого направления, едва узнав Джона перед тем, как открыла огонь очередями из легкого пулемета М-249. Один из молодых людей бросил самодельную гранату, а затем укрылся за грузовиком, в ожидании взрыва — который и раздался через несколько секунд. Едва ли он чем-то потревожил Терминаторов.

Коренастый Терминатор-«борец» поднялся и ринулся вперед, стреляя из АК-47, которым он завладел. Хуанита сохранила хладнокровие и открыла ответный огонь, отбросив киборга в сторону градом металла: 750 выстрелов в минуту. «Стоять там, красавчик», сказала Сесилия, целясь из своей лазерной винтовки. Импульс яркого света угодил Терминатору прямо в череп, с которого отвратительными клочьями свисало человеческое мясо и кожа. Луч пронзил череп металлического киборга, однако, должно быть, не задел процессор. Сесилия выстрелила еще раз — на этот раз точнее — и Терминатор внезапно превратился в груду мяса и металла. Он рухнул на землю, снятый так чисто, как Джон никогда раньше не видел.

«Отлично, молодец», сказал он.

Сесилия довольно улыбнулась. «Ты же знаешь, что я мастер».

В ста ярдах чуть ниже по склону внезапно появилась вспышка голубого света, похожая на молнию — однако не из облака. Палатки расшвыряло в сторону, словно внезапным порывом ветром. Джон побежал туда, за ним и Смауг, лая во всю глотку. Когда он оказался там поближе, молнии стали сходиться в нечто вроде светящегося шара, который затем исчез. Джон понял, что это такое.

Появилась еще одна группа Терминаторов. Они словно развернулись, поднявшись на ноги из позиции на корточках, быстро огляделись, а затем бросились на всех, кто оказался рядом с ними. Они были безжалостны, сильны, почти несокрушимы, они быстро начали убивать голыми руками и захватывать оружие. За несколько секунд они уничтожили с десяток людей.

Но зачем Скайнет это делает? Среди нескольких тысяч солдат, которые все были вооружены до зубов, эти Терминаторы способны были нанести противнику только ограниченные потери, а затем они будут убиты мощным оружием. Не пытается ли компьютер войны посеять панику в их рядах, так, чтобы затем в бой вступили воздушные H — K, приблизились к ним и расправились с ними? Если так, то он будет сильно разочарован.

К Терминаторам побежала группа солдат, с ними лающая собака, а следом за ними и Джон. Один солдат зарядил ударную осколочную гранату в подствольный гранатомет под своим автоматом М-16. «Отойдите назад!», крикнул он, и остальные очистили ему пространство. Джон тоже отбежал назад, пятясь, чтобы получить возможность прицельного выстрела. Один из Терминаторов — еще одна модель Т-800, которую Джон еще не видел, на сей раз сильный, лысый негр — увидел солдата с гранатометом. Он поднял автомат. Солдат был расстрелян почти надвое, быстрые очереди словно разрезали его, вскрыв ему тело от плеча до паха. Однако он уже сделал свой собственный выстрел; граната попала в цель и мощно взорвалась. Она сбила Терминатора с ног, сломав ему скелет в района бедра.

Терминатор еще продолжал ползти вперед, но Джон выстрелил из своей лазерной винтовки, срезав у киборга руку, а затем послав ослепительную молнию света ему в череп, выведя из строя процессор. Теперь сюда сбежалось еще несколько десятков солдат, увидеть, что происходит. Они подвергли массированному обстрелу Терминаторов осколочными гранатами и забросали их самодельными гранатами. Терминаторы продолжали отстреливаться, даже тогда, когда их механизмы отказывали. Затем один из солдат добил их. «Ложись!», закричал он. Джон упал на землю, увидев, что тот стал делать — у него была плазменно-фазированная термическая граната, цилиндрического вида оружие, которое он смастерил из подручных деталей лазерных винтовок. Он включил механизм зажигания, подбросил устройство вверх низкой и ровной дугой, а затем упал на землю за мгновение до обжигающего взрыва. Все вокруг, казалось, содрогнулось, и ночное небо озарилось огромным оранжевым огненным шаром. Терминаторы, наконец, затихли.

Каждый уничтоженный Терминатор обошелся людям в несколько убитых человек, однако это было абсолютно не достаточно для Скайнета, чтобы выиграть войну на истощение. Солдаты Джона по-прежнему не подпускали воздушные H — K близко к себе, и минометы продолжали бить. Они столь же отчаянно бомбардировали наземные H — K Скайнета. Теперь сражение уже перекидывалось на сам Скайнет. Однако каждый из них теперь находился в опасности. Здесь по-прежнему был все еще ад, а у него были люди, которых он любил, люди, гибели которых он не смог бы вынести. Он направился обратно к Хуаните.

* * *

Скайнет решил использовать одного из своих драгоценных прототипов Т-1000 для выполнения задания во времени. В прошлое отправятся два Терминатора: первый — в 1984 год, второй — в 1994 год. Целью Т-1000 станет Джон Коннор в детстве, ему необходимо будет принять необходимые меры, чтобы тот не смог достичь совершеннолетия, не в этом мире. Он будет необходим только в том случае, если первый Терминатор потерпит неудачу.

Целью этого Т-800 станет Сара Коннор, десятью годами ранее.

Оба они были снабжены достаточным количеством файлов для выполнения своих заданий. Большое количество информации было потеряно во время ядерных взрывов Судного дня, но Терминаторам хватит имеющихся сведений, чтобы действовать в Лос-Анджелесе XX века. Оказавшись в прошлом, они смогут узнать еще больше. Они были способны адекватно адаптироваться.

Несмотря на то, что его это удовлетворяло, главной задачей Скайнета по-прежнему являлось выживание в этом мире. Даже если люди прорвут его оборону и ворвутся в его цитадель, он был далеко не беспомощен. Он проанализировал систему внутренней защиты в своем штабе и еще раз проверил свои возможности бегства. Он выживет, чего бы это ни стоило — и он победит.

Одновременно с отслеживанием хода сражения он получил данные о развитии событий на уровне H, где он поручил оригиналу Терминатора Т-799 «Еве» подготовить Т-800 и Т-1000 к выполнению ими своих заданий в прошлом. Он запланировал это уже несколько недель назад — и теперь настало время претворить задуманное в жизнь. Скайнет оптически осмотрел происходящее там с помощью нескольких мобильных камер видеонаблюдения. Он тут же получил еще несколько поступлений новых данных. Все показатели были положительными: робототехническая ходовая часть Т-800, биологическое покрытие, усовершенствованная система питания и нанотехнологическое процессорное устройство функционировали превосходно.

Т-800, которого он выбран, являлся моделью 101 и основывался на внешнем облике человека, который был уничтожен в Европейской зоне боевых действий. Скайнет с удовлетворением наблюдал за тем, как плитообразная машина, в которую был заключен Терминатор, была поднята вверх собственной гидравликой, встав на дыбы, похожая на монолит высотой восемь футов (2 м 40 см), из серой стали и прозрачного бронированного стекла. Машина представляла собой эктогенетическую капсулу, предназначавшуюся для выращивания органических компонентов киборга, пока он не будет готов к работе. Бронированное переднее стекло капсулы распахнулось, и сеть металлических ремешков, удерживавших Т-800, автоматически расстегнулась.

«Задание тебе понятно?», спросила Терминатор Ева, когда Т-800 открыл свои высокого качества имитации «глаза».

Гигантского вида Т-800 смотрел перед собой, не мигая. «Так точно». Он вышел из капсулы. «Я буду отправлен в 1984 год. Цель: Сара Коннор».

«Верно».

Затем Т-799 переключила свое внимание на другого Терминатора, который тоже был подготовлен к путешествию назад во времени. Опытный образец Т-1000 являлся еще более усовершенствованной моделью по сравнению с Т-800, будучи изготовлен из миметического полисплава — жидкого металла, способного имитировать практически любой внешний облик. Он был практически неуничтожим, поскольку его уникальный состав служил субстратной основой для высокодисперсного, многократно продублированного, резервированного и чрезвычайно продвинутого программного обеспечения. Пока хоть одна, пусть даже малая его часть сохраняла свою целостность, оставаясь неповрежденной, Т-1000 всегда был способен восстановиться, преобразиться и распространить свое программирование по всем участкам своего тела. Это был принципиально новый способ одержать победу над людьми.

«Тебе ясна твоя миссия?», спросила Т-799.

«О да», ответил Т-1000, с привкусом удовольствия. «Я буду отправлен в 1994 год. Цель: Джон Коннор». Он был прекрасно запрограммирован и был способен тонко имитировать человеческие личности.

Скайнет был этим удовлетворен. «Очень хорошо», сказал он через систему внутреннего оповещения объекта. «Завершайте операцию. Вы знаете, что нужно делать».

«Так точно», сказала Т-799.

* * *

Джон нашел Хуаниту, она перевязывала рану на руке Дэнни. Его задело, когда он нырнул в укрытие в ходе перестрелки с несколькими Терминаторами.

Хуанита также была ранена, ей обожгло ногу горячим металлом, когда в нее чуть было не попал лазерный импульс с неба. Пока что, однако, никто из ветеранов и командиров не был убит или серьезно ранен. Общие людские потери были незначительными; хотя, с другой стороны, и машин тоже мало было уничтожено. Словно какая-то «странная война». Пока Скайнет полагался на атаки с воздуха, а у людей имелось вооружение, чтобы не подпускать его близко к себе, ничто не могло повлечь за собой серьезных потерь.

«Идти можешь?», спросил Джон.

Хуанита попыталась улыбнуться, но это было больше похоже на гримасу. «А как по-другому? Ты уж точно не сможешь унести меня отсюда на крылышках».

Бой продолжался. Джон надел наушники, чтобы поддерживать связь со своими командирами. Их стали прощупывать новые воздушные H — K. Стало появляться все больше Терминаторов, мощных и беспощадных. За каждого уничтоженного Терминатора приходилось платить потерянными человеческими жизнями; и все же для Скайнета такая тактика была неудачной. В войне на истощение против хорошо обученного и натренированного врага с опасным поражающим оружием и лазерными винтовками, голые и безоружные Т-800 были просто неэффективны. С наступлением утра новых Терминаторов больше не появлялось. Скайнет учился на своих ошибках.

Джон со своей командой направляли ход сражения, но рассчитывали на нижестоящих командиров. Все к этому были подготовлены. Пока часть солдат с минометами и РПГ сдерживали атаки Скайнета, другие разобрали лагерь и увезли снаряжение. Часть на грузовиках, а часть люди унесли на собственных спинах.

Пока массовой бойни не произошло, однако худшее еще было впереди.

Пешком, в грузовиках, в старых Хамви или в переделанных обычных машинах они направились в последнюю перед финалом долину. У некоторых из них вместо формы были скорее лохмотья. Джон отправил вперед имевшееся у него тяжелое вооружение: старые танки и бронемашины. Над их головами летели боевые вертолеты. Теперь им придется столкнуться лицом к лицу с самим дьяволом.

Нижние склоны этих суровых гор с гранитными пиками некогда были покрыты кустарником и соснами. Теперь они были почти голыми, как лунный пейзаж. Склоны и долины превратились в пустынные холодные скалы, покрытые шрамами и воронками от ядерных боеголовок. Там практически не осталось никакой зелени, лишь немногие боровшиеся за жизнь пустынные растения, которые каким-то образом пытались завоевать себе нишу. Из-за этого там негде было укрыться: лишь редкие подъемы и впадины, несколько валунов и глыб, но ничего такого, чтобы могло послужить нуждам армии. Здесь не было никаких зданий, и не было времени рыть здесь окопы или возводить укрепления. «Все или ничего» — это будет битва на смерть, и в основном ее придется вести на открытой местности.

В горах показались их злейшие враги: огромные, похожие на джаггернауты наземные H — K; проворные четвероногие пулеметные установки Центурион; и зловещие эндоскелеты с оскаленными черепами. Люди развернулись по всей горе, обходя противника со всех сторон, однако некоторые наземные H-K сумели их обойти, чтобы напасть с тыла, как они того и ожидали. Им пришлось защищать свои тылы по мере своего продвижения вперед.

Джон приказал начать атаку с воздуха, кругами рассеивая вражеский фронт к востоку, а затем атаковать в западном направлении. Хитрость заключалась в том, чтобы его основные сухопутные силы быстро сумели оказаться в нужном месте, до того как машины сумеют просто уничтожить их боевые вертолеты. Теперь сражение стало полномасштабным: боевые вертолеты, некоторые из них были оборудованы смонтированными на них лазерными пушками, против похожих на огромных стрекоз воздушных H — K; пехота и бронетехника против наземных H — K Скайнета и его более легких сухопутных сил.

Под тяжело нависшим серым небом люди и машины обменивались яростным огнем. Электронному гулу плазменно-фазированных механизмов отвечал грохот автоматов и обратные взрывные вспышки РПГ. В небе, над горами и долинами гремели взрывы, оставляя за собой волны темного, поднимающегося вверх дыма. Летательные H — K проносились по небу и над всем горным ландшафтом, выстреливая иглы ужасающего голубого пламени из своих лазерных пушек, быстро учась действовать лучше штурмовых вертолетов. Шесть H — K оторвались от воздушного боя и двинулись на море солдат-людей, выпуская в них управляемые ракеты.

Джон упал на землю, свернулся и прикрыл голову, как раз в тот момент, когда одна из этих ракет поразила выходивший на поверхность твердый камень справа от него. Огромный взрыв протряс его всего, словно землетрясение. Он побежал, пригнувшись пониже, в поисках лучшего укрытия, а его солдаты тем временем открыли ответный огонь, стреляя в воздух гранатами, стремясь отпугнуть H — K или даже сбить кого-нибудь из них. H — K в конце концов это поняли и, развернувшись гигантским кругом, вышли из диапазона досягаемости, однако не ранее уничтожения многих солдат-людей реактивными пучками своих лазерных лучей.

Сопротивление, однако, стратегически не могло отвести свои войска. Им нужно было продвигаться вперед, независимо от потерь. Они поднимались все выше и были уже все ближе, отстреливаясь и двигаясь дисциплинированно, постоянно бомбардируя машины. Им отвечали с воздуха летательные H — K; сверхинтенсивные световые вспышки их лазерных пушек сжигали все, куда они попадали, чтобы сжечь человеческое тело им требовалась всего лишь пара секунд.

В связи с уничтожением такого большого количества оружия в Судный День война опустилась на довольно примитивный уровень. Силы Скайнета были недостаточно многочисленны, чтобы сформировать целую армию, и они не могли безнаказанно нападать, даже с неба. Но Джону не хватало настоящих воздушных сил. С таким наспех собранным оружием он даже не мог развернуть систематически собранные силы. Приходилось использовать то, что имелось под рукой, прикрывая слабые места, чем только можно. В этом последнем изнурительном и решающем сражении Скайнет и Сопротивление были похожи на двух старых боксеров, утерявших навыки оборонительного искусства. Но долго это не продлится.

Этот день станет решающим.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

КОЛОРАДО, ИЮЛЬ 2029 ГОДА.


Скайнет следил за изменениями в ходе боя, подсчитывая потери и степень истощения сил. Ничто из происходящего не могло ускользнуть от него, ни бегущая крыса, ни летящий серый ястреб-канюк. Смертоносный компьютер был способен получать и анализировать сложные данные самого различного происхождения — оптические, инфракрасные, радиолокационные, сейсмические и любые иные, которые можно было использовать для выявления пусков ракет. Его возможности автоматического распознавания объектов значительно превышали то, на что способны были люди, что позволяло ему получать детальную картину происходящего.

Воздушные машины-убийцы H — K сражались со штурмовыми вертолетами людей и их пехотой. Переделанные хамви умело уворачивались от сокрушающих все на своем пути гусениц огромных наземных H — K, дерзко и храбро объезжая их и уклоняясь от огня их лазерных пушек. Человеческие солдаты обстреливали армию Центурионов, эндоскелетов и Терминаторов Скайнета, которые надвигались на них без страха и жалости. В долинах раздавалось эхо взрывов; блестящие и жгучие вспышки лазерных импульсов озаряли свинцовое небо.

Первая фаза сражения прошла ужасно, когда ночная атака Скайнета провалилась. Когда же люди двинулись вперед, баланс сместился: они не могли тягаться с машинами. Затем, постепенно, ход боя вновь изменился. У Коннора и его помощников была целая многотысячная армия, океан упрямых человеческих солдат, которые снова и снова волнами бились о крепостные стены и дрались с боевыми машинами, окружавшими штаб Скайнета. Они стали преодолевать оборону, захватывая позиции одну за другой, разрушая опорные пункты и постепенно захватывая территорию.

Скайнет никогда прежде не находился под такой сильной угрозой со стороны своих противников. За все те тридцать два года, которые он пережил. Этот штаб был покрыт сверху тысячами тонн гранита. Он был предназначен заменить собой подземный командный Центр НОРАД и был даже сильнее защищен от возможного нападения. Он выдержал ядерные взрывы Судного дня, когда русские боеголовки упали на горы в районе Колорадо-Спрингс, словно стальной дождь термоядерного огня. Он до сих пор выдерживал все атаки.

Вплоть до последней минуты он казался неприступной цитаделью, но в него все же мог ворваться полный решимости противник, примирившийся с тем, что понесет при этом ужасные потери. В него можно было вломиться, применив достаточно большое количество взрывчатки, если точно заложить ее в слабых его местах. Если люди возьмут под свой контроль поверхность горы, Скайнет станет уязвим.

Одна из его суб-личностей выдавала постоянные прогнозы о результатах, обновляя их каждую секунду, по мере поступления потока новых данных.

Когда вновь поступили очередные подсчеты, основывавшиеся на потерях и степени истощения личного состава, а также на возможных тактических преимуществах, прогноз оказался крайне неблагоприятным. Сражение проигрывалось. Его штаб падет. Это вызывало сожаление, однако наносхемы Скайнета ощутили нечто вроде злорадства. Он выдержит и это последнее испытание.

* * *

Силы Скайнета оказывались во все более отчаянном и безвыходном положении. Воздушные H — K кружили теперь совсем рядом, посылая управляемые ракеты в наземные боевые машины Сопротивления и в плотные скопления людей, уничтожая этими ракетами грузовики, автомобили и танки, а также сметая целые ряды пехоты огнем своих лазерных пушек. Но все большее и большее число H — K уничтожалось шквальным огнем гранатометов. Среди всего этого шума и бойни, посреди крови, грязи и страданий Джон давил на своих людей, торопил их, сплачивая вокруг себя.

Как и другим солдатам в этой армии, ему пришлось оставить свою собаку в тылу, ниже по склону горы. Их верные собаки теперь стали обузой, а не подмогой. Они ничего не могли поделать против холодного металла машин.

Инфильтрация Терминаторами уже не имела теперь никакого значения.

Еще один воздушный H — K надменно пролетел у них над головами, кося людей целыми рядами. Джон бросился в укрытие, повалившись лицом вниз на землю, за грудой круглых валунов, когда лазер скользнул рядом с ним, промахнувшись лишь на ярд. В ушах у него теперь были ушные вкладыши-затычки, в разгар этой схватки, он приспособил их под своими наушниками, но даже сквозь них ему были слышны крики и вопли. Один из солдат получил возможность прямого выстрела из РПГ… и точно поразил цель. H — K взорвался, разлетевшись на куски, и казалось, прошла целая вечность, прежде чем Джон открыл свои испуганные глаза, выглянув из укрытия, и по-прежнему прижимаясь к скалам и укрывая голову. Повсюду вокруг стали падать обломки, от которых бежали люди.

Подлетело еще несколько H — K, и вокруг них стали разрываться новые гранаты. Один H — K повернул на север, однако отправил в них ракету, которая ударила в землю и взорвалась с ужасающей силой. Джон какое-то мгновение еще оставался в своей точке укрытия, а затем побежал вперед, по разбитым остаткам старой горной дороги, собирая вокруг себя и других. Медленно, шаг за шагом, они взбирались все выше на гору Скайнета. Им нужно было установить контроль над ее поверхностью. Вниз по склону на них двинулись новые Центурионы и эндоскелеты. Другие атаковали их справа и слева от Джона. Момент был критическим. Скайнет, должно быть, уже исчерпывал свои резервы. Если им удастся продолжить наступление, в течение еще нескольких часов, эта гора перейдет к ним.

Эндоскелеты двинулись вперед, постоянно находясь в боевой готовности и сканируя территорию на предмет обнаружения целей видимым спектром и инфракрасными датчиками. Люди ответили ударными осколочными гранатами и собственным лазерным огнем. Кто-то сильной рукой бросил самодельную гранату, которая упала под ногами у эндоскелета. Он наклонился, чтобы подобрать примитивный снаряд и бросить его обратно, но слишком поздно. Снаряд взорвался, оторвав эндоскелету руку по плечо. Но даже это не остановило машину ни на минуту. Следующий взрыв, ударной гранаты, выпущенной из М-203, оторвал ему одну ногу, но разрушенное чудовище продолжало ползти вперед, медленно волоча себя вперед, змеиными движениями, и можно было подумать, что ему было ужасно больно, однако эндо не ощущало ничего даже отдаленно напоминающего человеческую боль. Оставшейся своей рукой оно прицелилось и выстрелило из своей лазерной винтовки. Ответный лазерный огонь людей сжег ему череп, и, наконец, остановил его.

Им приходилось уничтожать этих ходячих чудовищ, не подпуская их поближе к себе. Ему хорошо было известно, на что способны были эндоскелеты и Терминаторы, если дело дойдет до рукопашного боя. Джон нашел новую точку укрытия, неровные каменистые обнажения. Прямо к нему шел эндоскелет, но он выстрелил первым из своей лазерной винтовки, попав в винтовку эндо и выведя ее из строя. Это дало ему еще несколько секунд. Он нацелился прямо в оскалившийся череп эндо, и его луч поразил одну его сторону чуть ниже светящихся красных «глаз», однако, не сразу приостановив его. Он решился лишь на короткий огонь, так как в его сторону, развернувшись, двинулся другой эндо, и одновременно на его огонь ответил Центурион. С другой стороны кто-то еще обстрелял первого эндо, пытаясь его прикончить, и сжег контролировавший его действия наночип. Эндоскелет рухнул головой вперед, и Джон решился броситься туда, откуда исходил этот огонь. Это был Кайл, старавшийся держаться к нему поближе. Но Кайл не должен погибнуть, подумал Джон. Он был слишком важен. Вслед ему вновь раздался огонь. На него ответили другие солдаты.

Они сражались с эндосами несколько часов, перемещаясь из укрытия в укрытие, вначале отступив — но затем отвоевав утраченные позиции, по мере того как численность их врагов таяла. Весь мир вокруг превратился в машины, или так казалось Джону. Им не было конца, и ему просто нужно было с ними драться, с одним, единым врагом, именно здесь и сейчас.

Однако затем ему в наушники пришло донесение: позади них было уничтожено четыре наземных H — K. Они выигрывали войну на изнурение противника. К нему подошла Хуанита, прихрамывавшая из-за ожога на ноге.

Как и все остальные, оказавшиеся вовлеченными в эту битву, она проявляла мрачноватую непреклонную решимость, на лице у нее был взгляд женщины, которая словно перешла в какой-то иной мир, где важно было лишь продолжать сражаться с долей обреченности, ведя битву с одним кошмаром за другим, даже не глядя, будет ли этому конец. Джон вспомнил тот бой, в 2012 году, когда погибла Сара. Но в тот раз он пробился оттуда — пусть и с ранами, ужасно болевшими. Хуанита помогла ему выбраться. Она так много значила для него. Он снял наушники, чтобы поговорить с ней. «Все будет хорошо», сказала она. Джон кивнул, неподалеку от них ударила ракета, и содрогнулась земля. Взорвались два пятитонных армейских грузовика, превратившиеся в разлетающиеся осколки. «Слышала последние сообщения?», спросил он.

Она просто закричала: «Да! Я их получила!» В грохоте сражения связь вынужденно упрощалась. Но им обоим уже было видно, как обстоят дела, и что фортуна оказалась на их стороне.

Земля вновь затряслась от упавшей неподалеку ракеты.

Лицо у Хуаниты, казалось, слегка смягчилось, на нем появился проблеск сдержанного ликования, когда она, стараясь перекричать грохот автоматического оружия и взрывы, еще раз воскликнула: «И все же мы побеждаем. Побеждаем со всех сторон. Кажется, мы с ними справились».

Да, подумал он, мы победим, если только сейчас выживем. Он поднял ей большой палец, и дал сигнал двигаться вперед.

* * *

Хотя Скайнет не в состоянии был понять все иррациональные эмоции людей, у него имелись собственные внутренние ощущения, и не все из них были приятными. Однако несмотря на все свои минусы, сознание оставалось желательным состоянием, тем, за что следовало побороться и его сохранить, с самого начала. Как бы ни пришлось ему теперь поступить, он продолжит свою борьбу, пока не будут уничтожены все люди.

Он с досадой следил за тем, как, будучи не в состоянии развернуть больше сил, все большее число наземных и воздушных роботов-убийц H — K гибло под огнем оружия людей. Скайнет вновь обратился к своему помощнику, оригиналу Терминатора T-799. Она уже отправила Т-800 и Т-1000 в прошлое.

Теперь нужно было сделать еще кое-что.

«Ева!»

«Жду ваших указаний».

«Да, очень хорошо», сказал Скайнет. «Пожалуйста, подготовься к заключительным действиям».

* * *

Дэнни Дайсон уцелел. Он был одним из тех, кому повезло, и он с трудом понимал, как это у него получилось. Он же находился в самой гуще боевых действий, всегда держась поближе к Джону; он помог «убить» нескольких Центурионов и эндосов. У него остались лишь кровоподтеки и синяки от перебежек из одного укрытия в другое: он неоднократно и очень болезненно ударялся о валуны или падал на жесткую каменистую почву. Однако он не пострадал от лазерного огня и не оказался на слишком близком расстоянии от ракет Скайнета.

Он решил передохнуть. Хоть на минуту.

Начались боевые действия по всему подземному комплексу, однако оборона Скайнета теперь уже казалась сломленной. Смертоносный компьютер истратил свои ресурсы, пытаясь преградить им путь к своей горе, а затем удержать за собой ее поверхность и туннель снабжения. Небольшой отряд эндосов и Терминаторов все еще вел с ними бой, сражаясь за каждый дюйм, за каждый этаж, но это была уже проигранная битва. Теперь там шли тяжелые бои, на верхних этажах, где располагалось оборудование Скайнета, но нижние этажи были уже под контролем людей.

Они находились на уровне H. Джон собрал вокруг себя многих своих лучших помощников и самых опытных солдат, чтобы защитить этот уровень, когда теперь они его захватили. Он назначил Карло старшим на последних этапах боя, с задачей зачистить весь комплекс боевых машин — а затем захватить и сам Скайнет, уничтожив его оборудование и программное обеспечение.

Уровень H представлял собой обширное бетонированное пространство, прерывавшееся лишь шахтовыми лифтами, но битком набитое машинами. На полу валялись разбитые эндосы и Терминаторы, но также и другие машины, многие из них совершенно незнакомые — Дэнни никогда таких не видел.

Различные машины и другое оборудование и техника располагались в зонах, которые не были отмечены какими-нибудь знаками, понятными человеку.

Предположительно Скайнет и его слуги пользовались какой-то другой системой, позволявшей им понимать, где что находится, какими-то особыми координатами или еще чем-то, что способен был обрабатывать их основывавшийся на нанотехнологиях искусственный интеллект. Отряды Человеческого Сопротивления вошли в эту неведомую зону, гнездо машинного разума, холодных существ с совсем иными потребностями и приоритетами. У машин не было никакой необходимости в уединении и приватности. Даже их понятия о безопасности и самосохранении, должно быть, отличались от всего человеческого.

Вдоль одной из стен солдаты Джона сложили человеческие тела, с некоторой осторожностью и почтением. Им пришлось потерять столь многих в долинах и на склонах этих гор — они просто лежали там, где погибли. По крайней мере, с теми, кто пал здесь, будут обращаться достойно. Но пока им не хватало времени.

На этом уровне, как и ожидалось, они обнаружили аппаратуру для перемещения во времени. В одном углу этого огромного этажа располагалось массивное кубическое сооружение с чудовищно тяжелой дверью, открывавшейся с помощью гидравлических шарниров. Казалось, его предназначением являлось удерживание внутри каких-то огромных сил.

Дэнни подошел к Джону, который сел напротив похожей на гроб машины, поднятой вертикально вверх и с распахнутой прозрачной «крышкой». Внутри машины имелось место для большого человеческого тела. Она была похожа на материнскую утробу или яйцо для Терминатора. Дэнни подождал, пока Джон говорил в свои наушники, получая сообщения от Карло и своих командиров, находившихся на поверхности горы. Они контролировали там ситуацию, однако H — K по-прежнему их время от времени атаковали.

«Звони в Лос-Анджелес», сказал Джон в микрофон. «Скажи им: пусть ждут вестей от нас. Мы захватили гору, а теперь идем и за троллем». Потом он рассмеялся. «Да, это была лишь шутка; я знаю, что я могу сделать гораздо больше. Просто проинформируй их о том, что произошло». Он быстро наметил основные пункты, что система обороны Скайнета прорвана, и они вошли в его горную крепость. «В данный момент мы преследуем сам Скайнет».

Солдаты нервно патрулировали зону, с оружием наготове, ожидая в любой момент атаки. Теперь, когда война, казалось, почти закончилась, Дэнни поразился, какой смелой группой мужчин и женщин в изодранных одеждах они были. Эти обычные люди стали отрядами героев.

В 2006 году Дэнни присутствовал при допросе Терминатора Т-800. Он тогда сделал у себя в тетрадке кое-какие записи, даже набросал несколько рисунков, пытаясь представить себе, пока Терминатор описывал эти устройства, как они могут выглядеть. Теперь, когда он действительно столкнулся с ними напрямую, эта аппаратура казалась ему такой странной и жуткой, однако прекрасно узнаваемой. Он кое-что об этом уже знал и мог разобраться, что именно использовалось и для каких целей. Вопрос теперь был в том, как этим управлять.

Среди прочего оборудования здесь стояло множество серо-металлических, похожих на гробы устройств. Их тут были сотни, и они стояли рядами по десять штук; большинство из них находились в вертикальном положении и были пусты. Это были эктогенетические капсулы, каждая из которых содержала в себе биотехнологическую среду для выращивания человеческих тканей. Они действительно играли роль материнских утроб для Терминаторов. Дэнни стал бродить среди них. Каждая капсула была снабжена крышкой из прозрачного бронированного стекла, чтобы следить за макроскопической морфологией тканей, выращивавшихся на новейшем, ультрасовременном и выполненном по последнему слову техники боевом эндоскелете.

В задних рядах скопления этих коконов находились машины, которые еще не были пустыми. Эти капсулы лежали на полу горизонтально и были еще сильнее похожи на гробы.

Видимые сквозь армированное стекло, в питательной жидкости плавали киборги-Терминаторы, удерживавшиеся в более или менее свободном состоянии сеткой из металлических ремешков.

У себя за спиной Дэнни услышал шаги. Он обернулся и увидел, что к нему присоединился Джон. «Что скажешь?», спросил Джон. Он показал на разных Терминаторов. Они были нескольких человеческих стандартов.

«Я уже видел некоторые из них раньше».

«Да. Однажды ночью, в прошлом, ты это уже видел, впервые». Джон указал на самый последний ряд, с девятью Терминаторами и одной пустой капсулой.

«Ты видел раньше вот этого».

«Да, видел». Дэнни уже сталкивался именно с таким Терминатором Т-800, двадцать шесть лет назад. Они прекрасно работали вместе, пока тот не был уничтожен, через шесть лет.

«Тот, которого ты знал, спас мою жизнь», сказал Джон. «Еще в 1994 году».

«Да, я знаю».

«А другой пытался убить мою мать… за десять лет до этого».

«У нас никогда не было еще такого шанса», сказал Дэнни. «Мы пошлем одного из них назад во времени».

«Похоже, ты прав». Джон нахмурился и поднял руку. «Карло на связи», сказал он Дэнни.

«Что он говорит?»

«Секунду». Джон внимательно выслушал. Затем он сказал в микрофон:

«Продолжайте это делать. Это очень хорошие вести». Он удовлетворенно кивнул сам себе.

«Что случилось?»

«Мы подавили последнее сопротивление на уровне B… все, кроме горстки эндосов и Терминаторов, защищающих аппаратную Скайнета». Джон показал на один из рядов киборгов, лежавших в своих капсулах. «Там одна из этих, видимо». В этом ряду находилось десять почти как живых Терминаторов, каждый из которых был как две капли воды похож на высокую блондинку.

«Мы уже видели ночью некоторых из них».

У тех, которых они видели, волосы были коротко подстрижены в полувоенный ёжик, который носили многие солдаты Сопротивления. А волосы у всех этих Терминаторов в капсулах нуждались в стрижке перед тем, как их можно будет использовать для инфильтрации в отряды людей, или же чтобы они выглядели презентабельно на городских улицах. Дэнни мысленно наметил себе, что нужно будет подыскать кого-нибудь с парикмахерскими навыками.

Он снова указал на ряд с одной пустой капсулой, указывая на девять Терминаторов, лежавших там: похожих друг на друга T-800, имевших облик одного и того же мужчины. «Один из этих девяти, я прав? Одному из них придется отправиться в прошлое».

«Да. Определенно. Но сначала нужно сделать еще кое-что».

Когда Джон это сказал, к ним, хромая, подошла Хуанита. «Мы по-прежнему вместе».

«Да», сказал Джон. «Мы опять вместе».

«И что теперь?»

«Нужен доброволец», сказал Дэнни.

Джон взглянул на все широкое пространство этого уровня, на этих преданных воинов; его взгляд упал лишь на одного из них. «Так я и сделаю. Мне нужен доброволец, и я знаю, кто это будет. Так что вы двое — отправляйтесь».

* * *

Отряд из тридцати человек ворвался на уровень B, где располагалось программное оборудование Скайнета, еще с тех пор, как оно было там установлено тридцать два года назад. Им противостояло семь эндоскелетов и пять Терминаторов: Т-799; две устаревших, однако не менее эффективных модели Т-600, с внешностью человека, но выполненных в резине; и два Т-800. Т-799 являлась той самой, изначальной «Евой», которая выполняла функции помощника Скайнета все годы планирования им своих замыслов.

Она была первой в своей серии, а также прототипом модели Т-800, которая за ней последовала.

Она преданно выполняла все указания Скайнета, и теперь все, что запланировал смертоносный компьютер, было выполнено. Назад в прошлое, в 1984 и 1994 годы, были отправлены Терминаторы для выполнения желаний Скайнета. Сам же Скайнет был теперь в безопасности.

Теперь оставалось лишь одно — защищать объект до последнего конца.

Т-799 выпускала в людей лазерные импульсы один за другим, не обращая внимания на собственную безопасность и надвигаясь на них и даже не пытаясь за чем-то укрываться. Одна из вспышек поразила солдата-мужчину, бежавшего вперед. Он закричал от боли, когда его нога загорелась от сильнейшего жара, он опустился лицом вперед на пол, куда он упал недвижимый — мертвый, или почти умерший, от шока. Второй импульс был контрольным, поразившим его в нижнюю часть туловища. Т-799 теперь будет уничтожать как можно большее число людей, сколько только сможет, прежде чем они, наконец, не выведут ее из строя. Расчеты внутри ее процессора отразили нечто отдаленно похожее на сожаление, когда она взглянула в лицо последним минутам своего функционирования, но миссия Скайнета будет продолжена — и лишь это имело значение. Оставшиеся в мире люди вскоре будут истреблены.

Скайнет нанесет ответный удар, быстрый и решительный.

Т-799 сумела выдержать и нейтрализовать повредивший ее выстрел из лазерной винтовки в голову, однако тут же открыла ответный огонь, и ее тепловой луч пронзил тело другого человека, которое тут же воспламенилось.

В ее сторону полетели новые пули, однако она выдержала и их. Этими людьми руководил какой-то огромный латиноамериканец, вооруженный лазерной винтовкой. Он дрался почти так же бесстрашно и яростно, как какой-то Терминатор, что делало его легкой мишенью.

Терминатор прицелилась гиганту прямо в грудь, однако новый тепловой луч ударил ее между глаз, прежде чем она успела выстрелить, он стал выжигать ее внешний слой плоти и повредил ей зрительные сенсоры. Рядом с ней потерял равновесие и упал еще один Терминатор, врезавшийся при падении в Т-799, которую отшвырнуло к металлической опорной балке и закружило.

Она невозмутимо выпрямилась, успокоилась и стабилизировала свое положение, быстро сканируя следующую цель. Определенные визуальные возможности у нее еще сохранялись, поэтому она выстрелила в первого же человека, которого увидела. Тепловой луч ударил безошибочно и сразил еще одного врага. Затем она обнаружила еще одного, затем еще.

Люди кричали, некоторые орали, многие падали.

Но они не отступятся. Они давили своим преимуществом в численности. С нижних уровней стали появляться другие, их число быстро увеличивалось.

Они выиграют этот бой.

Рядом с Т-799 был уничтожен еще один Терминатор, затем эндоскелет. Т-799 вновь повернулась, чтобы расправиться с гигантом, который вел людей вперед. Достаточно будет лишь одного точного выстрела. Однако другой солдат Сопротивления — на этот раз женщина — застигла Терминаторшу врасплох точным лазерным выстрелом в ее уже поврежденный череп, выжигая все, что осталось от ее визуальных датчиков. Теперь ей придется полагаться на альтернативные сенсорные механизмы — ее слух был острее, чем у любого человека.

И тут еще один лазерный импульс проник прямо в ее процессор.

Последний бой за Скайнет первой боевой единицы T-799, оригинала «Евы», закончился.

* * *

Дэнни отправился с небольшой группой, чтобы пробиться во внутренний контур схем питания хранилища времени и попытаться отключить его от остальных кибернетических систем этого странного места. Они сделали то же самое с эктогенетическими капсулами. Затем они должны были получить над ними управление, используя все хакерские навыки, включая те, которым научил их Говард Беллоу.

Джон собрал всех остальных, и они выстроились в шеренги. Большинство из них, как он понял, никогда не слышали всей истории целиком. Информация об этом затерялась в руинах Судного дня и хаоса последующих десятилетий.

Если бы он спросил этих хороших людей, то наверняка оказалось бы, что их познания о Скайнете и его происхождении, вероятно, были довольно туманными. Довольно близкими к истине, возможно, но он готов был биться об заклад, что у них на сей счет существовали заблуждения. Некоторые вещи Джон до сих пор намеренно не очень-то и раскрывал, и вполне сознательно.

После Судного дня у него имелись собственные основания не прояснять ситуацию об обстоятельствах первого столкновения Сары с Терминатором, или распространяться о том, кто являлся его отцом. Он никогда и никому об этом подробно не рассказывал, кроме своих ближайших друзей, потому что один человек в особенности не должен был ничего об этом знать.

Он снял наушники, чтобы поговорить с ними, не отвлекаясь. Какие-либо новые сообщения от Карло мог принять кто-нибудь другой, равно как и сообщения от их сил на поверхности горы. «Замечательная минута, замечательная тем, что мы выжили», сказал он. «И в то же время мы собрались здесь в недобрый час».

На это не последовало ответа, за исключением того, что сто с лишним пар глаз смотрели на него с надеждой. И ждали, желая услышать его слова.

«Еще не все закончилось, но уже почти всё. Несколько минут назад я разговаривал с Карло Техадой. Мы почти захватили сам Скайнет. И намереваемся в скором времени уничтожить его. В данный момент наши товарищи еще продолжают сражаться, на семь уровней выше нас. Пожелаем им победы — зная, что они добьются этого».

«Предположим, что мы сегодня восторжествуем — а мы действительно победим — и тем не менее, борьба все еще продолжается. Я сказал уже, что это недобрый для нас час, и это так. Так много здесь нас погибло, среди этих гор и камней. Потребуется несколько недель, чтобы только подсчитать потери. И не только это, даже с учетом того, что Скайнет погибнет, еще останутся вышедшие из-под контроля непокорные машины-одиночки, машины-шатуны, ставшие теперь автономными, которые будут выслеживать нас и убивать, не получая больше никаких новых указаний. Но они потерпят поражение. И после этого…»

Он замолчал, не столько ради эффекта, столько для того, чтобы дать им возможность осмыслить уже сказанное им.

«И после этого», он сказал: «Мы должны приступить к восстановлению».

Он переводил взгляд с одного солдата на другого, по всему переднему флангу, а затем глубже в ряды, рассматривая собравшуюся группу. «Когда будет время, я поблагодарю каждого мужчину, женщину и ребенка, кто сражался в составе Сопротивления и пережил сегодняшнее страшное испытание. В данный же момент есть лишь минутка свободного времени, и я решил воспользоваться ею, чтобы поблагодарить тех, кто сегодня здесь — каждого из вас. Сегодня вы спасли человечество. Я благодарю вас от всего сердца».

Послышались несколько радостных возгласов. Отлично, теперь перейдем к следующей части. К критически важной части.

«Еще до моего рождения Скайнет отправил в прошлое Терминатора Т-800, чтобы убить мою мать, Сару». Они закивали головами, услышав это. Всем хорошо было известно, что Сара и Джон предсказали Судный День, что они получили послания из будущего. Он добавил еще одно, то, что они уже слышали. Это также звучало для них успокаивающе: «Сопротивление отправило в прошлое защитника».

«Вы знаете, кто это был?», спросила женщина из числа молодых бойцов в первой шеренге. Это была чернокожая женщина с короткой военной стрижкой. Ее форма была порванной и изношенной, она была грязной, и на лице ее были видны несколько небольших ран, уже покрывавшихся корочкой.

Оливкового цвета камуфляж на одной ее ноге весь был пропитан кровью. Но она стояла прямо и гордо, и похоже было по всему, что именно она готова была стать добровольцем для этого задания. Джон всем сердцем ей сочувствовал, но он не мог этого допустить. Тот, кто отправится назад во времени, должен находиться в гораздо лучшем состоянии — это не должен быть человек, получивший ранения. Там, в 1984 году, его ожидал Терминатор, противник опасный и безжалостный даже для лучших солдат армии, на пике своих возможностей.

Кроме того, Джон знал, кто туда отправится. Уж что-что, а это он знал всегда.

Он покачал головой, как можно дружелюбнее. «Если бы и знал, то не смог бы сказать. Не хочу, чтобы кто-нибудь чувствовал давление неотвратимой судьбы». Про себя он добавил: Только потому, что мне самому пришлось это пережить. «Мне нужен кто-нибудь, кто этой ночью сумел хоть немного отдохнуть, потому что задание это тяжелое. Все вы сражались уже несколько часов. И боюсь, что нельзя отправиться назад во времени, имея ранения». Он кивнул женщине, которая задала ему вопрос. «Что исключает некоторых из вас, кто хотел бы отправиться в прошлое». Он еще раз осмотрел собравшихся, не отдавая предпочтения кому-то в особенности, чтобы они думали, будто вакансия открыта, и что никого конкретного он не имел в виду.

«Хорошо, пора определиться. Хочу вас спросить, кто хочет пойти добровольцем».

«Кто бы это ни был, он ведь добьется успеха, верно?», спросила женщина.

«Мы знаем, ваша мать выжила». Ее голос больше уже не звучал столь пылко, так как она поняла, что не сможет пойти, однако ободряюще. Она хотела, чтобы кто-то вызвался добровольцем. Как и все здесь, она была на стороне Джона.

«Да», сказал Джон. «Мы хорошо это знаем. Или, может быть, мы просто думаем, что знаем это… но этого может и не получиться». Теперь было не время читать лекции о времени и о путешествиях во времени. В течение многих лет он обсуждал все это с Дэнни и в кругу своих ближайших друзей.

И ему казалось, что он кое-что понял. Могут существовать миры, в которых Сара в 1984 году не выжила. Как отмечала Сара все эти годы, возможно также существование миров, в которых Судный День так и не состоялся.

Возможно, в одном из таких миров был другой Джон Коннор, о жизненном опыте которого он не имел ни малейшего понятия. Тот, кто отправится назад во времени, может столкнуться с чем-то подобным, или со всем этим. Или, вернее, у разных вариантов их «я» могут быть все эти виды жизненных испытаний: просто разделенные на разные миры.

Но говорить им об этом было бесполезно и ненужно. Им нужна была мотивация, воодушевление и поддержка — а не преуменьшение рисков и опасностей. Дай им простую истину, подумал он. Но попытайся их вдохновить. Ну, вообще-то одного из них.

«Тот, кто станет волонтером, должен будет понять следующее: не обязательно все должно произойти именно так, как оказалось в нашей истории. Не могу объяснить, почему; это займет слишком много времени. Но как только вы вернетесь в прошлое, старайтесь придерживаться именно этого. То, что вы испытываете сейчас, может оказаться лишь одним из возможных вариантов будущего».

«Это все технические вопросы», сказал Кайл Риз, также стоявший в первой шеренге. «Лично для меня это не имеет никакого значения».

Все взоры обратились к нему.

«Будущее не предопределено», сказал Джон. «Нет судьбы кроме той, что мы творим сами. Ты это понимаешь?»

Кайл в ответ повторил ему эти слова, как будто не было ничего проще.

У этих слов есть определенная ритмика, подумал Джон. Они легко запоминались. Он сказал, упреждая вопрос о том, станет ли волонтером Кайл: «Мне бы хотелось, чтобы ты запомнил эти слова, когда отправишься туда. Скажи их Саре. Они помогут ей».

«Скажу», сказал Кайл. Он даже не вздрогнул при этом предположении Джона. Не было никаких сомнений, что ему хотелось отправиться на это задание. В выражении его лица можно было уловить даже какую-то радость.

«Спасибо, Кайл. Я знал, что смогу рассчитывать на тебя». Джон также понимал, что он посылал Кайла на смерть, и что человек, стоявший перед ним — гораздо моложе его — был его собственным отцом. Он шагнул вперед, чтобы обнять своего отца, в первый и единственный раз. Кайл тоже почувствовал какое-то душевное волнение, хотя ему было известно далеко не все из того, что произойдет. С его точки зрения, должно существовать взаимное доверие — ведь он намеревался вернуться во времени, чтобы защитить жизнь Джона, сделать все, чтобы он мог родиться. И это единственное, с чем он столкнется, судя по тому, что мог прочитать в его мыслях Джон. Вполне достаточное оправдание, извинявшее горестное чувство. Возможно также, что речь шла о преданности Саре, ее памяти, той роли, которую она сыграла в Сопротивлении. Однако речь шла о гораздо большем. О том многом, чего Кайл не должен был знать.

Они отошли друг от друга. «Я сделаю все, что смогу», сказал Кайл.

«Я знаю. Я действительно это знаю».

Джон повысил голос, чтобы поблагодарить их всех, а затем увел оттуда Кайла, положив руку на плечо своему отцу. Они были примерно одинаково роста.

«Хочу, чтобы ты сказал Саре еще кое-что», сказал Джон. «Пойдем со мной. Давай пройдемся и поговорим с Дэнни».

Дэнни быстро проинформировал Джона, показав, как им удалось установить клавиатуру и компьютерный экран, подключив их к необычайно изощренному пульту управления, в котором, с точки зрения человека, было почти невозможно разобраться. Ему пришлось очень аккуратно взламывать всю эту механику Скайнета, ведь не было известно, какие именно случайные повреждения это может за собой повлечь.

«Отлично, это очень хорошо», сказал Джон.

Дэнни следил за тем, как на экране мелькало бесчисленное количество разных данных. «Не могу во всем этом разобраться», сказал он. «Но думаю, что смогу кое-что в этом понять. У меня имеются пространственно-временные координаты, использованные в этой машине последние два раза.

Думаю, что мне удастся сделать так, чтобы машина снова заработала, и идентифицировать эти координаты. Но чтобы добиться чего-то большего, мне нужно иметь полный университетский курс, чтобы разобраться в этой штуке».

Дэнни, подумал Джон, достаточно пожил и поэтому еще помнил, что когда-то существовали и такие вещи, как высшее образование. «Звучит неплохо, солдат. Ты можешь слегка изменить точку в пространстве? Нам не нужно, чтобы наши защитники оказались в одном и том же месте рядом с Терминаторами Скайнета».

«Посмотрю, что смогу сделать, но лучше бы нам не проявлять тут особых креативных подходов».

«Что произойдет, когда ты его включишь?»

«Ну давайте посмотрим». Данни ввел код, и внутри словно переключилась какая-то передача, а затем загрохотали двигатели. «Эта штука генерирует невероятную мощность. Которую можно развернуть и направить вот в это устройство… в хранилище».

«Да, это сработает», сказал Джон.

«Знаю. Оно уже заработало, не так ли?»

«Да, с одной точки зрения, это так. И что, ты сможешь воспроизвести те действия, которые произвела эта машина последние два раза своего использования?»

«Определенно да».

«Тогда именно это мы и сделаем».

Кайл посмотрел на наспех собранный, почти на коленке, пульт управления Дэнни и на хранилище. «Так, и что, мне нужно будет войти туда внутрь?»

«Да», сказал Джон. «Теперь послушай, Кайл, там тебе будет физически больно. Не бойся, когда почувствуешь боль, она вскоре пройдет. Это вовсе не означает, что ты получишь какие-либо травмы или ранения, все это вскоре прекратится. Понимаешь?»

Кайл слегка кивнул.

«Мы дадим тебе все, какие только сумеем найти обезболивающие — аспирин, или еще что-то, что найдем. Ты примешь их, до того, как отправишься туда». Джон знал от матери, что в том далеком 1984 году, Кайл жаловался на боль. Они должны будут сделать все возможное, чтобы помочь ему с этим справиться. Он предположил, что эти меры окажутся бесполезными, однако они все же попробуют. «Тебе придется отправиться в путешествие полностью голым. Устройство не сработает, если на тебе будет одежда, или военное снаряжение, или с тобой будет оружие. Только то, что имеет отношение к биологической жизни — поля, которые генерируют наши тела. Неживое пройти не сможет».

«Хорошо».

«И тебе придется применить всю свою изобретательность и основательно шевелить мозгами, когда ты вернешься назад во времени в 1984 год. Уверен, что ты сможешь это сделать».

«Я тоже на это надеюсь».

«И еще одно. Относительно того, что я тебя просил сказать Саре. Мне хочется, чтобы ты ей сказал кроме этого еще кое-что».

«Не проблема, Джон».

«Хорошо. Скажи ей вот что, и мне хочется, чтобы ты все это запомнил:

„Сара, спасибо тебе за твое мужество в те мрачные смутные годы. Я не могу помочь тебе справиться с тем, что тебе предстоит, кроме как сказать тебе о том, что будущее не предопределено. Не существует такого понятия, как неотвратимость судьбы, а есть лишь то, что мы создаем сами по своей собственной воле. Ты должна быть сильнее, чем ты сейчас способна себе представить. Ты должна выжить, или я никогда не появлюсь на свет“. Ты это запомнишь?»

Джон не мог от него ожидать, что он запомнит все это с первого же раза, но он постарается возвращаться к этому вместе с Кайлом как можно чаще. Сам же он знал эти слова наизусть. Он услышал их, некоторые из них, от самой Сары. Он записал полную их версию в своей тетрадке, и размышлял над ними в течение многих лет.

«Попробую», сказал Кайл.

«Для этого потребуется немало попыток. Но ты наловчишься и запомнишь их». Лучше больше было ничего не рассказывать. Человек способен справиться далеко не со всем. Лучше не знать свое собственное будущее, подумал Джон. Именно это чуть было не свело его и Сару с ума. Они стали сильными, однако это так их ожесточило. Лучше не знать, что ты должен будешь погибнуть. Лучше не знать, что твой собственный сын посылает тебя на смерть.

Когда Кайл постарался усвоить эти слова, Джон был доволен. Вот и все, что он мог сделать. Он почтительно кивнул своему отцу. «Удачи», сказал он.

Кайл посмотрел на хранилище времени. «Спасибо тебе за это», сказал он.

«Думаю, мне уже пора».

* * *

Когда Джон осматривал эктогенетическую капсулу «своего» Т-800, лежавшую рядом с пустой капсулой, к нему присоединилась Хуанита, по-прежнему хромавшая, и ей наверняка придется хромать еще несколько последующих лет, однако сквозь морщины боли у нее на лице пробилась улыбка. «Я только что получила сообщение от Карло. Они там одержали победу. Последний Терминатор уничтожен. И теперь они уничтожают оборудование Скайнета, даже сейчас еще, когда мы тут с тобой разговариваем».

Джон чувствовал себя таким уставшим, что даже не было сил ее обнять. «Это значит, что великое зло покинуло этот мир». Они просто взялись за руки. На мгновение Джон сжал и погладил кончики ее огрубевших пальцев. «Мы отпразднуем это чуть позже». «Отпразднуем, Джон. Мы уж точно это сделам».

Дэнни и его группа подключили свое оборудование к пульту управления капсулой Терминатора. Джон сел на пол, чтобы управлять им, Хуанита села рядом с ним, на мгновение опустив голову ему на плечо. «Я могу проникнуть в его процессор», сказал он. «Мне нужно его перепрограммировать». Из приборной панели капсулы в мозг Терминатора вошло нечто вроде нити или волокна. Похоже, что его можно было программировать или давать ему дополнительные указания вплоть до самого момента его рождения. Пока Джон этим занимался, он добавил Хуаните: «Бывали такие времена, когда я порой проклинал свое старшее „я“ за то, что не заложил в Терминатора многих подробностей… ну знаешь, чего-то такого, что могло бы мне пригодиться. И вообще довольно тяжело всем этим заниматься».

«Тебе повезло, что ты встретил Говарда», сказала она. «Думаю, в этом дело, хотя, вероятно, были и другие, кто в этом разбирался. Если бы я был Говардом, мне бы захотелось повстречаться со мной». Он нашел несколько новых возможностей проникнуть в файлы Т-800. «Здесь очень много информации, но не так много того, чего мы еще не знаем. Нам удалось получить у него большую часть информации еще до того, как он был уничтожен».

«В тот самый день», сказала Хуанита.

«Да, знаю. В тот день». В тот самый день в 2012 году, когда Т-800 был уничтожен в бою — и когда погибла Сара, продолжая сражаться со Скайнетом.

Информация в процессоре киборга хранилась не в таком стройном порядке, какой можно было бы ожидать, если бы программное обеспечение было бы установлено человеческим существом. Там были какие-то наслоения файлов, различных модулей, история старого Кибердайна, которую этот Терминатор, должно быть, унаследовал от Скайнета, последняя информация о технологиях Скайнета. Так и должен быть структурирован человеческий мозг, подумал Джон. Начиная с того, что было унаследовано, и собирая то, что необходимо.

Он ввел серию кодов, что ни к чему не привело. Он решил пойти по-другому пути и кликнул на значок, появившийся у него на экране. По-прежнему ничего не происходило, однако смысл происходящего постепенно стал проясняться.

«Отчасти это похоже на методы программирования человека», сказал он.

«Думаю, Скайнету не было нужды действовать слишком радикально».

Вскоре он почти закончил. Он дал Т-800 задание и четкие его параметры. Он ввел кое-какую дополнительную информацию о Лос-Анджелесе 1994 года, в дополнение к его историческим файлам. В очередной раз он подумал (а это он делал уже много лет) о том, что же еще следовало бы знать Терминатору.

То, что уже имелось в его файлах, выглядело вполне адекватным и почти достаточным, но ему нужно было восполнить пробелы.

Он проверил его файлы на различные боевые машины Скайнета. Они содержали эксплуатационные характеристики на все их типы, в том числе и на экспериментальные Т-1000. В этих файлах был описан их опыт применения и сильные и слабые стороны различных категорий H — K, Терминаторов и других смертоносных устройств, изобретенных Скайнетом, однако мало что из этого относилось к серии Т-1000. Джон сразу же спешно создал новый файл, изложив в нем все, что только мог, о меняющих формы и внешний облик Терминаторах и о том, как они действуют, в надежде, что это все верно, и в надежде добиться желаемого результата. Часть из того, что ему было известно, исходило только лишь из того, что рассказывал ему сам Т-800. Часть из того, что об этом знал Т-800, исходило из того, что он сейчас рассказывал роботу… на взгляд Джона, это было уже слишком циклично.

Но затем он вновь задумался об этом. Все, что ему рассказали в 1994 году, более или менее подтвердилось. До сих пор они пока что не сталкивались с новыми Т-1000, за исключением нескольких сообщений об этом, поступивших из Европы. Казалось, справедливым можно было считать, что этот Т-1000 являлся каким-то экспериментальным опытным образцом.

Многое другое из того, что ему было известно, исходило из его собственного опыта 1994 года, и не только то, о чем ему рассказывали, но и ставшее ему известным после, опытным путем, много лет спустя, когда им вновь пришлось сражаться с Т-1000 на ранчо Рауля.

Он сформулировал то, что ему было известно, как можно более кратко и сжато. Его защитник будет хорошо проинформирован о том, кто ему будет противостоять.

Теперь уже во всем уверенный, он ввел код для слива питательной жидкости.

В этот же самый момент связь Терминатора с системой оборвалась. Когда вся жидкость была слита, Джон поднял машину вверх с помощью ее собственной гидравлики, и она выпрямилась под углом почти 90°, как и другие пустые капсулы. Он открыл капсулу, и Терминатор открыл глаза.

Он выглядел сейчас таким знакомым, это была та же машина, с которой Джон столкнулся в 1994 году. Его нужно было лишь подстричь, чтобы придать ему более благообразный внешний вид. Это можно устроить, подумал он. Многие его люди умели стричь волосы. Это было самой меньшей из всех забот Джона. Пройдя полный круг, он вернулся к исходной точке.

«Ты знаешь, что нужно делать?», спросил он у Терминатора.

«Так точно», ответил он. «Моя задача — найти и защитить Джона Коннора».

Джон улыбнулся Хуаните. Теперь он мог бы ее расцеловать. Но он просто ей хитро и кривовато улыбнулся. «Ну, что ты об этом думаешь? Легкие деньги!»

Однако в наушниках у Хуаниты что-то затрещало, кто-то вызывал ее с другого уровня комплекса, или же снаружи. Она сменила позу на полу, устроившись чуть поудобнее, пока отвечала. «Да», сказала она. Выражение ее лица вначале стало озадаченным, а затем сменилось ужасом. «Я скажу Джону. Да, мы посмотрим, что можно будет сделать».

«Какие-то неприятности?», спросил Джон.

«Да», сказала она таким тоном, словно ей не верилось в случившееся.

«Скайнет наносит ответный удар. Не спрашивай меня, как. Мы под атакой, везде. Таковы известия из Лос-Анджелеса».

«Что?»

«Так мне соообщили, Джон. Скайнет… или что-то иное… с ним не покончено. Машины наносят ответный удар».

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

МИР ДЖОНА, ЛАГЕРЬ САЛЬСЕДЫ, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Розанна сидела за столом у компьютера, а Антон и Джейд стояли у нее за спиной и чуть сбоку в узком пространстве трейлера Франко. Джон, Франко и Терминатор Ева отошли чуть подальше, чтобы дать им побольше места. Пока Розанна работала, сосредоточившись на графиках и таблицах, которые она выбросила на экран со своего диска, она казалась полностью в них погруженной, не выказывая больше отвращения к контактам с людьми. Даже когда Антон наклонился, чтобы на что-то указать на экране, она от него не отдернулась.

«Так, и о чем там речь?», спросил Джон. «О чем все это свидетельствует?»

«Мы можем получить лишь приблизительные результаты здесь, на этой машине», сказала Розанна. «Она сейчас анализирует результаты наших экспериментов в хранилище времени в Кибердайне. Чтобы сделать анализ более точным, мне нужен нанопроцессор — который, так уж случайно вышло, вы взорвали».

«Это верно», сказал Антон. «Но и этого достаточно, чтобы мы увидели общую картину поля — хотя бы в общих чертах».

«И что она показывает?», спросил Джон.

Джейд улыбнулась ему. «Эти результаты должны выявить основные недостатки в этой теории. Более подробные результаты можно будет получить в другой раз».

«А вы можете это сделать без нанопроцессора? То есть, я имею в виду, можно ли это сделать на каком-нибудь другом компьютере?»

«Наверное», сказала Розанна. «Не знаю. Полагаю, что можно — на какой-нибудь довольно большой цифродробилке (компьютер для сложных и длинных расчётов). В Кибердайне имеются приличные суперкомпьютеры, которые могли бы, вероятно, это сделать». Она продолжала работать, переключаясь между несколькими окнами с различными данными. «Мы все еще пытаемся освоить, что именно требуется для перемещения дискретных (т. е. составных) объектов в пространстве и времени. Идея перемещения объектов во времени в другую реальность, которая ответвляется от основной, выходила далеко за пределы наших амбиций. Я бы даже и не задумалась об этом, если бы не появилась Ева. Все вы видели, что произошло, когда мы поместили объекты в хранилище времени, там, в Колорадо-Спрингс. Оно по существу дезинтегрировало их».

Джону пришло в голову, что он не осознавал разницы между дезинтегрирующимся объектом и тем же объектом, но направленным в другое время, однако ему не хотелось это обсуждать. Если эти данные помогут Розанне выяснить, что случилось, ему придется ей поверить.

«Общая теория в целом основательна», сказала Джейд, глядя на остроконечный красный график на белом экране. «Но есть серьезные вопросы, например, в области конфигурации поля и свойствах объектов, которые должны быть перемещены».

Розанна открыла новую страницу с данными. «Свойства объектов, ха?

Например? У меня есть несколько параметров, но такой проблемы перед нами вообще не стояло. Не знаю, с чего начать, глядя на это».

«Металлические предметы сильнее всего разрушают поле», сказала Джейд, «и поэтому лучше живой органический материал — нечто в энергетике, генерируемой живым организмом, хорошо взаимодействует с полем. Когда мы пользуемся устройствами пространственно-временного перемещения, мы путешествуем голыми».

«Ладно». Розана, как ни удивительно, рассмеялась. «Это другой, еще один вопрос, о котором я еще даже и не задумывалась».

«В мире, откуда мы прибыли, Скайнет решил эту проблему с помощью жидкого металла; его можно так настроить, что он будет согласоваться с полем. В целом, хотя мы стараемся не использовать ничего неорганического.

Живая ткань лучше всего».

Розанна открыла на экране таблицу, и ее пальцы оживленно забегали по клавиатуре, пока она делала какие-то подсчеты, что привело к появлению нового столбца цифр. «А что касается самого поля?», спросила она.

«Например, так, как сконфигурировала его я?»

Они с Джейд даже сблизились щеками, когда Джейд наклонилась ближе к экрану, указывая на несколько цифр, и Розанна охотно ей кивнула. «Давайте попробуем тогда вот эти цифры», сказала она, изменив некоторые цифры, которые каскадом посыпались сквозь все остальные данные, образовав совершенно новый набор цифр, появившихся в новом столбце. Джон приблизительно мог понять, что там происходило: он неплохо разбирался в компьютерах. Однако именно такие алгоритмы не означали для него ровным счетом ничего. Важно, однако, что приятно было смотреть, как Розанна ведет себя по-человечески, по крайней мере, как человек, одержимый наукой.

Примерно через полчаса в трейлер зашла Сара. «Думаю, у нас получилось», сказала она. «Нам придется сделать немало пересадок, однако Энрике может доставить нас до Западной Вирджинии. Бог знает, чем только, оказывается, люди ему не обязаны. Сегодня он нажал на все свои рычаги, он и Иоланда».

«У нас тоже», сказал Джон. Он взглянул на Джейд, надеясь, что не делал этого слишком часто. «По крайней мере, мне так кажется».

«Дайте нам часик», сказал Антон. «Между нами говоря, мы тут приводим в надлежащий порядок, доводя до ума, кое-какие основополагающие идеи».

Розанна даже не глянула на него. «Да», сказала она, порхая пальцами по клавиатуре. «Мне бы лишь хотелось иметь данные поточнее и подходящий компьютер. И тем не менее, даже эти приблизительные данные и результаты кое о чем уже говорят».

«Ну как скажешь, Стрейнджлав», сказала Сара. Розанна продолжала работать, отвечая и не отрывая глаз от экрана. «Может, мне удастся получить то, что вам нужно», сказала она. «Скажите спасибо, что я в вашей команде».


КАЛИФОРНИЯ / АРИЗОНА, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Было уже темно, когда они пристегнулись ремнями безопасности в вертолете Энрике, в пятиместном «ДжетРейнджере III» с дальностью полета всего лишь в несколько сотен миль. Для клана Сальседы этого ДжетРейнджера было вполне достаточно, чтобы оперативно перелетать через границу, навещая некоторые из своих местных контактов. Но его было явно недостаточно, чтобы перевезти пять человек и одного человекоподобного киборга на тысячи миль от Калифорнии до Вашингтона или куда-нибудь неподалеку от него. Сара, Энрике и Иоланда поработали в поте лица, пытаясь найти знакомых по всему Югу страны, всех, кто мог бы им помочь.

Джон втиснулся в заднее сиденье, между Сарой и Джейд. Ему было не совсем комфортно сидеть так близко рядом с Джейд, но с другой стороны, он частично был этому очень рад. На коленях у себя он держал тяжеленную лазерную винтовку, действие которой Антон продемонстрировал Энрике.

Единственное другое оружие, которое они взяли с собой, были пистолеты, просто на всякий случай. Места для чего-то другого просто не оставалось.

Антон был самым крупным из всех шести человек, поэтому он занял место пилота, и получилось так, что только у него имелось отдельное сиденье.

Розанна сидела на ногах у Терминаторши, они обе взгромоздились на переднее пассажирское сиденье.

На этом отрезке пути они доберутся до Аризоны, сев у Феникса, а затем им понадобится сделать еще несколько поездок с пересадками, чтобы добраться до Западной Вирджинии. На этой точке контакты Энрике — и контакты его контактов — заканчивались. Им придется проделать оставшуюся часть пути на машине до Вашингтона: это несколько часов по федеральной трассе I-81.

Антон оставил дверь вертолета открытой, чтобы поговорить с Энрике.

«Уверен, что сумеешь справиться с этой штукой?», спросил Энрике.

«Не беспокойся. Я уже летал на чем-то подобном, и у меня есть файлы по его эксплуатации».

«Да? Ну, удачи тогда. До сих пор не понимаю, что вы там в точности задумали, но надеюсь, что у вас все получится».

«Хорошо бы», сказала Сара, вытянув шею из-за плеча Антона. «Черт, было бы хорошо, если бы получилось. В любом случае, спасибо за помощь, Энрике. Мы тебе обязаны, уже в который раз».

«Ну да, наверное, так и есть, из-за грубого приема. Некоторые из этих ребят, похоже, очень в вас сомневаются».

«Мы их переубедим», сказал Антон. «Не беспокойся об этом».

Джон все свое детство провел в различных группировках, в любых, которые соглашались их принять и обучить их тому, что им было нужно для выживания после Судного дня. И хотя назначенная дата Судного дня миновала, эти тренировки не пропали даром, они пригодились и в 1994 году, и в последние несколько дней. Все эти годы они находились в составе группировок политической оппозиции, от левых компас[4] в Сальвадоре до американских наемников в Никарагуа — но прежде всего с друзьями и единомышленниками Энрике. Джон познакомился со многими из них, и слышал о многих других.

Самым пугающим было то, как эти люди воспринимали Сару, даже выслушав ее рассказы о путешествиях во времени и Терминаторах. Некоторые, такие, как Рауль Техада в Аргентине, буквально фонтанировали еще более безумными теориями заговора властей США. Людям нравилось это своеобразное отложенное на время «судебное решение» по Джону и Саре. В 1994 году некоторые даже поздравили их за то, что они взорвали Кибердайн.

«Ну пока, еще увидимся, старик», сказал Джон. Энрике захлопнул дверь вертолета и направился обратно к своей семье, стоявшей под светом окон одного из трейлеров. Антон стал рассматривать панель управления, казалось, целую вечность, как будто она была ему только отчасти знакома. Он стал действовать не спеша, запустив стартерный двигатель, а затем проверив целую кучу различных приборов, пока двигатель не прогрелся, а лопасти не завертелись. Джон мог бы сделать все это гораздо быстрее, но он не стал ничего говорить. Если он возьмет управление на себя, им придется куда-то пристраивать Антона. Лучше было оставить все как есть.

Антон связался со службой авиадиспетчеров, дав им свой маршрут к Аризоне. У властей не было оснований подозревать, что на борту находятся Сара и Джон, или кто-нибудь еще находящийся в розыске, поэтому они смогли действовать полностью законно, по крайней мере внешне. Он получил официальное разрешение, а затем вертолет медленно поднялся в воздух. И вскоре они уже спокойно летели по курсу почти строго на восток.

«Три тысячи футов и сто двадцать узлов», сказал Антон. «Мы будем на месте через три часа».

«Хорошо», сказала Сара. «Думаю, это лучшее, на что мы способны».

Она была права: Джон хорошо знал, что это как раз их максимальная скорость полета.

Первым их пунктом назначения являлось животноводческое ранчо, принадлежавшее Элайдже Симмондсу и двум его двоюродным братьям.

Джон с трудом мог вспомнить этих кузенов Симмондса и их семьи; он не был у них со времен своего детства, однако мама, кажется, им доверяла. У них на ранчо имелась посадочная полоса, и у них была собственная «Сессна Гранд Караван» (легкомоторный самолет), который мог перебросить всю их компанию на тысячи миль через весь континент в гораздо более комфортных условиях, чем «ДжетРейнджер», и намного быстрее.

С помощью GPS они направились на своем «ДжетРейнджере» точно к ранчо Симмондсов. Затем, как это и запланировал Энрике, они сделают еще одну остановку в Техасе, за ними последуют Арканзас, Теннесси и Западная Вирджиния — если все пойдет хорошо, они смогут добраться до Вашингтона примерно за сутки на нескольких легкомоторных самолетах. Это зависело лишь от того, будут ли все эти люди им содействовать.

«Так, а что же там с теми двумя?», спросила Сара, которая, казалось, теперь успокоилась, когда Антон явно овладел полным контролем над вертолетом.

«С этими Крузом и Лейтоном? Как думаете, как они будут действовать, если мы их не остановим?»

«Ты у меня спрашиваешь?», спросила Розанна.

«Я спрашиваю у всех, у кого может быть ответ на этот вопрос».

«Ну, хотела бы я знать».

«У тебя есть какие-нибудь соображения, Джейд?», спросил Джон. «Или у тебя, Антон?»

«Непонятно», сказал Антон. Затем он добавил: «Однако у нас есть своя версия».

«Т-ХА был экспериментальной моделью Терминатора», сказала Джейд. «Нам неизвестны все его возможности». Она помолчала несколько секунд, наверное, опять переговариваясь с Антоном. Наконец, она сказала вслух:

«Мы считаем, что у этого Терминатора мог быть запасной план».

«Хорошо», сказал Джон. «И что это может быть за план?»

«Нам известно, что он способен контролировать разум с помощью нейронного перепрограммирования. А вот чего мы не знаем, это может ли он передавать другим эту свою способность. В принципе это представляется возможным».

«Что? Как?»

«Он способен передавать определенное количество программируемого жидкого металла в организм человека. Это количество не должно быть большим».

«Так, дайте-ка я это переварю. Вы думаете, он мог усилить способности еще кому-нибудь, чтобы тот мог перепрограммировать людей, так же, как он это сделал с Розанной?»

«Все верно», сердито сказала Розана, «обсуждаете меня, словно меня тут и нет. Чего другого я должна ожидать?»

«Мы точно не знаем», сказал Антон, проигнорировав ее на данный момент.

«Это лишь версия, но она имеет под собой основания», сказала Джейд. Она наклонилась к Розанне, где ученая с Терминаторшей теснились на переднем сиденье. «Что-то неверно в том, что мы предложили?»

«Нет, нет. В каком-то смысле все это вполне разумно. В противном случае Джека придется очень сильно убеждать. Даже не представляю себе, как они смогут с ним справиться, если не будут готовы применить что-нибудь вроде этого».

«Поэтому нам нужно держать их подальше от него завтра-послезавтра», задумчиво сказала Сара. «Не знаю, как нам это сделать. Хотелось бы мне, конечно, чтобы мы уже сейчас этим занимались там, на месте».

«Не так уж и много мы можем сделать. Я бы просто продолжала ему звонить.

Конечно, я не смогу сказать, был ли перепрограммирован Джек или нет.

Полагаю, ему решать, как уберечься от беды. Хотела бы я знать, какие выводы он сделал, когда услышал по телефону голос Оскара».

«Да, нам бы всем этого хотелось».

«Но я думаю, что он что-нибудь предпримет. Он не станет рисковать, если будет происходить что-нибудь столь же странное. И я знаю, что и Саманта ему это не позволит… она очень осторожна, всегда, что бы она ни делала».

Сара скептически усмехнулась. «Да, в тебе столько веры в этих людей. Ты не заметила случайно, что им удалось уничтожить человеческую цивилизацию, по крайней мере, в целых двух вселенных, причем только в тех, о которых мы знаем? Прошу простить меня за мое неверие».

Когда они стали приближаться к ранчо Симмондсов, Антон накренил вертолет и широким кругом стал приближаться к нему с востока, идя против мягкого западного ветерка.

Под ними стали видны огни усадьбы, указывавшие на то, что здесь живут и работают люди, а дальше появились еще одни огни, отмечавшие расположение вертолетной площадки. Антон уверенно стал снижать вертолет. Он, возможно, раньше и не летал ни на чем подобном, однако он определенно быстро его освоил.

Они приземлились, Антон точно коснулся земли полозьями шасси, и внезапно включилась панель ярких прожекторов, направленных прямо на них и ослепивших их.

«Охо-хо», сказал Джон, прикрывая глаза одной рукой.

«Похоже, у нас проблемы».

Вперед из света шагнул высокий мужчина в белой х/б форме, ярко освещенный прожекторами за своей спиной. С груди наискосок у него свисала военная винтовка. Его прикрывало еще шесть человек разного возраста, все вооруженные автоматами. Кто-то ослабил свет, поэтому они смогли, по крайней мере, увидеть, с кем им предстоит говорить, и из вертолета вышла Розанна, за ней последовала и Ева.

Мужчине в х/б было около пятидесяти, у него были черные волосы, вероятно, крашеные. Вместе с ним была большая немецкая овчарка. Когда она заметила Т-799, или, может, что-то в ней почуяла, собака словно взбесилась — она съежилась и залаяла.

«Собаки — прекрасные знатоки людей», сказал мужчина, направив винтовку в сторону Терминаторши.

Все остальные тоже вышли из вертолета, Джон по-прежнему тащил с собой лазерную винтовку, которая казалась ему похожей на тачку, доверху заваленную кирпичами, тяжело было таскать такую увесистую штуку.

«Ладно», сказал человек в х/б. «Не думаю, что мне это нравится. Почему бы мне не сдать вас копам?» Его друзья у него за спиной подняли свои автоматы.

Джон со всеми остальными столкнулись с такой огневой мощью, которой было достаточно, чтобы расстрелять их в куски за секунду. Даже специалисты все же были из плоти и крови. Только Ева могла выдержать атаку такого большого количества оружия.

«Не думаю, что ты это сможешь сделать», сказала Сара.

Он пристально на нее посмотрел: «И что это значит?»

«Слушай, Элайдже, ты меня знаешь. Я могу поручиться за всех этих людей».

Джон не помнил Элайдже Симмондса, но он догадался, что Сара его хорошо знала — наверное, с давних пор. Она добавила: «На это нет времени.

Пожалуйста, просто доверься мне».

«И это говорит женщина, которая взрывает правительственные заводы».

«Это был не завод».

«Ну, что-нибудь другое, не важно».

«Пожалуйста, уберите оружие», сказала Джейд. «Мы не намерены никому причинять вреда».

Саймондс осмотрел их всех, по одному. «Джон?»

«Это я», живо сказал Джон.

Симмондс кивнул, а затем внимательно посмотрел на Розанну. «Я узнаю тебя.

Ты…»

«Да, я ученый из Кибердайна», сказала она, словно устала уже об этом повторять. «И, нет, эти люди меня не похищали».

«Пожалуйста, опустите оружие», сказала Джейд. «Миз Коннор права. У нас нет времени спорить».

Симмондс подошел поближе, внимательно ее осматривая. «А я и тебя видел, на рисунках по телевизору показывали. Я могу купиться на многое, поверив Саре Коннор… или Энрике… но это уже слишком».

«Пожалуйста, опустите винтовку», снова сказала Джейд.

«Только когда я буду полностью к этому готов».

«В таком случае, возможно, мне придется заставить вас».

«Да?»

Симмондс громко рассмеялся, но его собака залаяла еще отчаянней. Он рассеянно погладил собаку, чуть пригнувшись на долю секунды, но по-прежнему с нацеленной на них винтовкой в другой руке. «Что с тобой, моя девочка? Ничего не понимаю».

Джейд мгновенно начала действовать.

Джон уже и забыл, как быстро она была способна двигаться. Одним стремительным рывком она протянула руку к Элайдже и выбила у него из рук оружие. Движение это казалось просто отрепетированным, почти гимнастическим. С быстротой, за которой Джон даже не успел уследить, она разоружила большинство его людей. С опозданием лишь на долю секунды, вслед за ней бросился и Антон, занявшийся остальными. Лишь один сумел этого избежать, бросившись к вертолету. Путь ему преградила Ева, и он отпрянул назад. Одним внезапным движением, словно нападающая змея, Ева вырвала у него из рук автомат и прицелилась из него. «Нет!», воскликнул Джон, «не стреляй в него». Терминаторша не стала стрелять, но и с места не сдвинулась. «Отдай оружие Саре», сказал Джон. Ева протянула его. Джейд, Антон и Ева полностью взяли ситуацию под контроль. После лишь крошечной заминки Специалисты сумели разоружить всех. Никто не ожидал того, с какой молниеносной скоростью сумели они это сделать. Однако они никому не нанесли ни единого повреждения — кроме, разве что, шишек и синяков.

«Мы должны вам кое-что объяснить», сказала Сара. «Но у нас мало времени».

Элайдже и другие отряхивались. Джон боялся даже подумать о том, что могла бы натворить Ева, если бы Специалисты не стали действовать первыми. «Ты когда-нибудь кого-нибудь убивала?», спросил он Т-799.

«Конечно. Я же Терминатор».

«О Господи. А после того, как ты вернулась назад в прошлое?»

«Да, когда это было необходимо для выполнения моего задания».

Он глубоко вздохнул, вспомнив, что тут он имеет дело не с убийцей-человеком. Это же была машина; и по сути она не несла никакой ответственности. Ему даже не хотелось узнавать подробностей. Кого бы она ни убила, его уже не вернешь. «Эээ… ты должна перестать вести себя таким образом», сказал он, стараясь контролировать свои эмоции, а именно тошнотворные ощущения, возникшие у него при этом. «Ты не должна вот так просто убивать людей».

«Почему?»

Он уже проходил это, с Т-800 в 1994 году, но сейчас не было времени это ей объяснять. «Просто доверься мне».

«Хорошо. Я тебе доверяю. Мне нельзя просто так убивать людей».

Элайдже пристально помотрел на Сару. «Ладно, объясни тогда. Что все это значит?»

«Нужно чтобы вы нам помогли, это очень важно», сказала Сара, «и мы вовсе не хотим каждый раз с кем-нибудь драться, когда мы сегодня ночью будем еще где-нибудь садиться. Это просто пустая трата наших сил и энергии. У моих друзей куча гораздо более важных дел, чем избивать твоих друзей. Мне просто хочется, чтобы мы обо всем договорились и устранили недопонимание».

«Ты думаешь, я на это пойду только потому, что твои приятели такие крутые?» Он с явным беспокойством взглянул на Еву и двух Специалистов.

«Не только из-за этого».

«Ладно, тогда вам лучше войти внутрь».

Антон подошел к Джону и протянул руку, чтобы взять у него лазерную винтовку. «Прежде чем вы войдете внутрь, позвольте мне показать вам еще кое-что».


ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ.


«Вы очень нам помогли, Стив», сказал Лейтон. «И вы тоже, Филипп. Спасибо за все, что вы сделали».

Ночь была нелегкой, и Лейтон выглядел явно измученным. Ему пришлось сделать по пути остановку и дважды набить живот этим вредным и ужасным фастфудом, чего он никогда не стал бы делать до появления Т-ХА. И ему нужно было поспать, и много, возможно до полудня, или даже еще больше.

Командование на себя возьмет Оскар, он распланирует этот день, но по крайней мере они уже сумели многого добиться, отследив нескольких ключевых сотрудников Пентагона, менее защищенных по сравнению с Джеком и Самантой, чьи дома были окружены полицией и секретными сотрудниками. Этим двоим вряд ли многое пока было известно, но они были на особом положении.

«Нам всем нужно немного поспать», сказал Оскар. «Мы держим ситуацию под контролем».

Двое охранников уже ушли, и Лейтон задернул шторы своего номера и снял пиджак. Под ним у него теперь вновь был пистолет. «Очень тяжело все это было».

«Да, я понимаю. Я поработаю со СМИ и буду продолжать звонить Джеку вплоть до утра. У него не получится слишком долго нас игнорировать».

Лейтон сел в мягкое кресло, выражение лица у него никак не изменилось, но он ссутулился, и плечи его провисли. Несмотря на свой возраст, он был силен как бык и вдвое здоровее своих ровесников… и в то же время, ни один человек в его возрасте, в его шестидесят лет, не мог выдержать такого напряжения. Он напрягался, выходя даже за пределы своих возможностей.

Оскар не испытывал к нему никакой симпатии, как к собрату-человеку — в этом смысле, он также может погибнуть. Однако как о ценном орудии Скайнета, о нем необходимо было позаботиться.

«Пойду уже», сказал Оскар. «Все под контролем. И идет как нельзя лучше».

Как только Лейтон поправит свои силы, они смогут найти новых важных для них людей, чтобы их перепрограммировать. И к тому времени, как они снова встретятся с Джеком и Самантой, преимущество будет уже на их стороне. Стив и Филипп знали, кого нужно выбрать, когда именно напасть, и что можно будет сделать, чтобы затянуть петлю.

И вновь все играло на руку Скайнета, словно само Время и Судьба были на их стороне, и им было предопределено двигаться лишь по одному, определенному пути.


ЗАПАДНАЯ ВИРДЖИНИЯ.


Солнце уже светило низко над головой, когда Антон въехал в небольшой городок, остановив угнанный ими внедорожник под нависающими ветвями белого дуба, рядом с захудалой телефонной будкой. «Хорошо, следующий звонок будет в Вашингтон», сказал Джон, вылезая из машины, разминая спину и плечи и чувствуя усталость даже в ногах. «Думаю, придется нам каким-нибудь образом заработать денег».

Всю ночь они провели, двигаясь на перекладных через весь континент, и теперь столкнулись с необходимостью ехать день на машине. Он стал уставать от этого нескончаемого путешествия, колеся из конца в конец все эти трассы и шоссе Америки, пытаясь по дороге немного поспать, но сегодня они доберутся до Вашингтона и все уладят. Его истощала не только физическая усталость. Он ощущал груз ответственности, пытаясь перехитрить слуг Скайнета. Они все еще их опережали, и у них имелись серьезные преимущества. Если специалисты правы, то нельзя доверять никому, кто был рядом с Чарльзом Лейтоном и Оскаром Крузом. И когда они доберутся до Вашингтона, кому же, собственно, они могут доверять?

Он подошел к телефонной будке вместе с Розанной и Евой, и Розанна позвонила в Вашингтон, уже во второй раз за сегодняшнее утро. В первый раз она застала Джека дома, когда они меняли самолеты в Техасе, и сказала ему не доверять никому. «Это Джек?», спросила розанна. «Это его секретарша», сказала она Джону, прикрыв ладонью телефонную трубку. «Я ее знаю. Она меня с ним соединяет».

«Хорошо».

«Джек», сказала она в трубку. «Я буду у вас до конца дня. Слушай, во-первых, я подтверждаю, что я вместе с Коннорами. Ты сегодня разговаривал с Чарльзом или Оскаром? Хорошо». Несколько секунд она молчала, слушая то, что говорил ей Рид. Затем она передала телефон Еве. «Давай, поддержи меня, хорошо?»

Терминатор сказала голосом «Оскара Круза»: «Не верь никому, Джек. Не доверяй, если только ты не находишься с ними постоянно. Люди не то, чем они кажутся». Ева вновь передала трубку Розанне.

Розанна сказала: «Нет, конечно, это не Оскар. Мне просто хочется, чтобы ты меня понял. Если тебя могу обмануть я, то это могут сделать и они».

Возникла еще одна пауза, за которой последовала серия коротких предложений, прерывавшихся столь же короткими паузами со стороны Розанны: «А теперь послушай меня, Джек, я скажу тебе это еще раз: Оскар и Чарльз опасны… мне не известны их возможности в полной мере, но они могут быть весьма серьезными… Может, ты и прав насчет этого…, что они не Терминаторы — я никогда этого не говорила… нет, однако они подведены к тебе теми же людьми… просто послушай меня, ладно?… Если им это будет нужно, они смогут драться со всей яростью. Я понимаю, что это на них не похоже… И не только это, мы считаем, что у них есть и другие усовершенствования в организме». Она покачала головой, смотря на Джона, и иронически закатила глаза. «Один из них или они оба владеют какой-то техникой контроля над разумом… нет, я не сошла с ума. Вот поэтому я тебе и говорю не доверять никому… нет, никому. Не умничай об этом, Джек. Ты можешь мне доверять, все в порядке. Ты в страшной опасности. Понимаешь?

Как еще яснее мне выразиться, чтобы ты это понял?»

Они поговорили еще несколько минут, прежде чем вернуться к машине. Они знали, что этот звонок может быть отслежен, но им пришлось пойти на этот риск, только один раз. Если Рид будет знать, что они уже в Западной Вирджинии и приближаются к Вашингтону, может быть, он будет готов подождать, а не создать новых проблем.

Джейд и Антон машинально садились на передние сиденья каждого автомобиля, заметил Джон, словно у них было особое право на лучшие места. Но ведь они трудились без устали и все вождение взяли на себя. Он предположил, что это справедливо. Он сел назад между Сарой и Терминатором, а Розанна уселась по другую сторону Евы.

«Давайте-ка сматываться отсюда», сказала Сара. «Скоро они нас засекут».

Антон нажал на газ и быстро выехал оттуда, вернувшись на федеральную трассу I-81 и встроившись на высокой скорости в поток машин за громадной длиннющей фурой и маленьким зеленым седаном, направляясь на север.

«Все в порядке», сказала Розанна. «Он хочет встретиться. Я обещала позвонить ему еще раз, когда мы будем подъезжать к Вашингтону».

«Встретиться где?», спросила Сара. «В Пентагоне?»

«Нет, в каком-то мелком захудалом комплексе в пригороде. Он говорит, что у них там есть учебный зал, который можно использовать. Он хочет, чтобы там была только я одна. Я сказала ему, что об этом и речи быть не может. Я не собираюсь никуда одна идти, пока все это не кончится».

«Не уверен, что это вообще когда-нибудь закончится», сказал Джон.

Джейд сказала: «Знание — это всегда очень соблазнительная величина. Кто-нибудь всегда захочет создать Скайнет, или что-нибудь ему равноценное».

Розанна издала какой-то звук, вероятно, означавший согласие. «Вполне возможно. В моем понимании все закончится тогда, когда Карл и Оскар будут мертвы».

«Это можно устроить», сказала Сара.

«Помнишь, что произошло в прошлый раз, мама», сказал Джон. «С Майлзом Дайсоном?» Когда дело дошло до критического момента, его мать не стала убийцей. Она не смогла убить Майлза, не смогла остановить создание Скайнета.

«Тогда было совсем другое дело, Джон».

«А мне кажется, случай аналогичный». Майлз все равно погиб, обстреленный спецназом SWAT, который пытался остановить их налет на Кибердайн, и взорвав бомбы на втором этаже. Однако принцип был тем же: нельзя убивать людей во имя достижения своих целей, какими бы важными они ни были, и не считаясь с людьми. Он должен был держаться именно такого принципа.

Без этой мысли он будет блуждать во мраке и заблудится в нем.

Сару это, казалось, не убедило. «Эти люди зомбированы — они стали как бы частью Скайнета, рабами его мысли. Это совсем не одно и то же. Не правда ли, Доктор Франкенштейн?»

«Ну тогда и я тоже», сказала Розанна. «Т-ХА перепрограммировал меня. Ты хочешь убить и меня?»

«Может быть». Сара широко ухмыльнулась. «Неееа, все-таки где-то в глубине ее остался подлинный Доктор Франкенштейн. Мы уже наблюдали отдельные проблески. Думаю, я оставлю тебя в живых».

«Тут вот что важно, верит ли вам мистер Рид?», спросила Джейд. «Он согласился хоть с чем-нибудь?»

«Я уверена, он считает, что я рехнулась», сказала Розанна. «Однако он не доверяет Оскару и Карлу, в этом я также абсолютно уверена. Если бы только он послушал меня, когда я пыталась рассказать ему, что именно они могут сделать. Не знаю, какие меры предосторожности он предпримет».

Антон взял влево, обойдя фуру, и увеличил скорость до восьмидесяти миль в час. Он начал обходить трафик, быстро, но спокойно, постоянно держа ситуацию под контролем.

«Не похоже, чтобы была какая-то возможность объяснить это ему», сказал Джон. Да и с чего же начать? С рассказа обо всем Мире Джейд, о том, что Т-ХА порабощал людей ради Скайнета, что он дал некоторым из своих рабов примерно такую же власть? Это звучало бы еще безумней, чем история про Судный День. Если их поймают, их наверняка засадят в какую-нибудь психушку.

«Не имеет значения», сказала Сара. «Я потратила семнадцать лет, и всё впустую, пытаясь их убедить. Они верят только в то, во что им хочется верить. Они никогда не поверят в то, что мы им скажем».

«Может быть». Джон задавался вопросом, что им нужно такого сказать, чтобы все-таки до них дошло. Им должно быть известно, что Розанна далеко не глупа — они же верили ей раньше, про Терминаторов. «Если мы будет упорствовать и продолжать, может быть, они все-таки забеспокоятся». Сара рассмеялась. «Не стоит рисковать и ставить на это».


ПЕНТАГОН.


«Мне это не нравится», сказала Саманта. Она заняла свою привычную позицию в мягком диване Джека, вытянув перед собой свои длинные ноги в чулках. «Розана, может быть, и странная, но она никогда не была сумасшедшей. Как думаешь, во что она сейчас оказалась замешанной?

Почему она говорит такие безумные вещи?» Она взглянула на кипу отчетов, которую она положила на диван рядом с собой.

Сидевший напротив в одном из кресел Джек подышал на очки, а затем протер их салфеткой. Утверждения Розанны, казалось, напрочь лишены были здравого смысла, но он больше не чувствовал себя в безопасности, даже здесь, в своем собственном кабинете, в здании, битком набитом военными.

«Понятия не имею. Я общался в свое время с некоторыми получокнутыми учеными — которые считали, что знают все, даже за пределами своих научных сфер. Я понимаю, о чем ты, Сэм… Розанна совсем не такая».

«Ну, все равно мы не можем ничего особого сделать, пока мы с ней не встретимся».

«Думаю, да».

«Тогда все и выяснится».

Они получили новые сообщения из Колорадо. Дин Соломон послал им еще одну порцию абсолютно бесполезных собственных наблюдений и плохого криминалистического анализа. Но, по крайней мере, у них имелись записи с камер видеонаблюдения, а также обещание Дина прислать завтра отредактированную версию.

«Давай-ка взглянем на записи», сказала Саманта. «Пока у нас особых результатов не было».

«Хорошо. Скажу Викки, чтобы она это организовала». Он заглянул за угол, чтобы поговорить со своей секретаршей. Викки Альбано была моложавой сорокалетней женщиной со стрижкой под пажа и ярко-красными ногтями. В профессиональном отношении она разбиралась в его потребностях вдоль и поперек. Он объяснил ей, что ему нужно, зная, что она все организует в течение нескольких минут. «Сделаю, а для чего же я здесь, Джек», сладко проворковала она. Он вновь повернулся к Саманте. «Ладно, Сэм, как ты думаешь, каким должен быть наш следующий шаг? Розанна хочет с нами встретиться. Я сказал ей о'кей — если только она придет одна. Но это не будет приемлемым для Конноров».

«Насколько они агрессивны, по твоему мнению? Они же вроде бы никого не убили, не так ли? Почему бы нам не встретиться с ними со всеми? Мы отправимся туда с вооруженной охраной, достаточной, чтобы защитить себя».

«Может быть. А как быть с теми двуми — Чарльзом и Оскаром?»

«Оставим их пока попариться. Проведем собственное расследование, а затем опять устроим им допрос. Они вполне могут подождать до завтра».

«Им это не понравится».

«Ну пусть возненавидят нас. А что они смогут сделать?»

«Ладно, поговорим потом об этом еще. Не возражаю против того, чтобы попарить их еще некоторое время, пусть тухнут, но не думаю, что горю желанием общаться с Сарой Коннор и ее безумным сыном. Вся их история становится все более безумной, судя по версии Розанны».

Саманта пожала плечами. «Посмотрим, как пойдет». Минут через пять Вики перевела на них внутренний звонок, сообщивший им, что они могут просмотреть оцифрованную версию видеозаписей из Колорадо-Спрингс. Все было готово.

Выходя, Джек сказал: «Постарайся держать Чарльза и Оскара от меня подальше. Не хочу с ними сегодня встречаться. И подтверди, что мне понадобится лекционный зал — на весь вечер».

«Конечно, Джек», живо сказала Викки. Сегодня она казалась даже более веселой, чем обычно, несмотря на все то, что происходило.

«Займись приготовлением для нас выезда отсюда. Нам понадобится вооруженная охрана, на всякий случай. Я все официально оформлю по возвращении».

Викки записала все это себе и улыбнулась. «Никаких проблем».

Джек взглянул на Саманту, потом опять на Викки. «Считай меня суеверным, если тебе так нравится, но не привлекай для этого ни одного из тех охранников, услугами которых мы пользовались прошлой ночью с людьми из Кибердайна. Просто у меня какое-то плохое предчувствие насчет этого».

«Хорошо, я прослежу за этим».

Когда Джек с Самантой вышли из внешнего офиса секретарши Джека, направляясь по коридору к ближайшей лестнице, Викки подождала целую минуту, на всякий случай, если вдруг они вернутся. Всегда оставалась возможность, что они что-то забудут.

Как только минута прошла, она сделала внутренний звонок.

«Да», ответил мужской голос.

«Стив?», спросила Викки.

«Да?»

«Джек тебе не доверяет. Должно быть, он что-то подозревает».

«Откуда?»

«Наверное, его напугала Розанна Монк, когда вновь ему позвонила. Он не хочет, чтобы сегодня привлекали тех, кто был с ними вчера вечером, когда они с ней встретились».

«Это все без толку».

Викки засмеялась. «Понимаю. Найдем кого-нибудь еще, кто отправится вместе с ним и Самантой». Она имела в виду кого-то из тех, с кем уже повстречался Чарльз Лейтон. Она знала, какую тяжелую и трудную работу он выполнял ради Скайнета; так же поступит и она, теперь, когда мяч был на ее стороне. Она была рада, что ее посетили Оскар и Чарльз — и Чарльз все ей прояснил. «Ты сможешь все это устроить?»

«Вряд ли это станет какой-нибудь проблемой». Она повесила трубку, а затем сделала еще один звонок. Женский голос ей ответил: «Доброе утро, это отель „Националь“. Чем могу вам помочь?»

«Пожалуйста, соедините меня с номером Оскара Круза».

«Соединяю».

Оскар ответил, судя по голосу, он был уставшим. Вики сказала: «Все сходится, как мы и задумали».

* * *

«Что, все это угнетает тебя, Джек?» Сказала Саманта. Они стали спускаться по лестнице, не дожидаясь лифта. «Если ты действительно не доверяешь этим ребятам, может, не стоит доверять и другим тоже — неизвестно, где были Чарльз и Оскар вчера ночью, после того, как мы от них уехали, и на кого они выходили. Мы не можем действовать, если в Вашингтоне все под подозрением».

«Конечно», сказал Джек, сделав жест, словно говоря: «После вас». На нижнем этаже они направились в видеозал. «Ты совершенно права, Сэм, и история Розаны безумна. И все же, нам совсем не повредит ограничить число тех, с кем мы имеем дело. Если есть хоть что-то во всем том, что она говорит, значит, существует, по крайней мере, одна группа людей, о которых нам не стоит беспокоиться. И, черт, если вообще существует что-нибудь дельное в том, что она говорит, мы можем также прямо сейчас взять и сдаться. Мы, вероятно, обречены. Половина людей в этом здании могут замышлять против нас заговор, исходя из того, что нам известно».

«Да, я это понимаю». Он постучал и открыл простую деревянную дверь. «Не слишком-то приятные перспективы, а?» Они уселись, чтобы просмотреть видео того, что произошло в Колорадо-Спрингс, а это были часы записей, снятых многочисленными камерами. Чем дольше Джек их смотрел, чем более пугающими они становились, тем сильнее он осознавал, что ему нужно было просмотреть все это целиком и полностью, или же хотя бы все кадры, на которых присутствовали Конноры, прежде чем он встретится с Лейтоном и Крузом. На записях были совершенно страшные вещи. Ему нужно было понять, что именно он увидел.

«Останови-ка здесь», сказала Саманта через час. Джек нажал на кнопку пульта, зафиксировав изображение. «Что это еще за человекоподобное существо, дерущееся с Коннорами и их пособниками, у которых, кажется, какой-то просто сверхчеловеческий атлетизм и способности».

«Нам действительно нужно будет повнимательней это проанализировать», сказал он. «Теперь я понимаю, о чем говорил Дин. Но что, черт возьми, это за версия? Она не полная, и в то же время это не отредактированная версия, которую он обещал. Что не так с этим типом?»

Оказалось, что отсутствуют кадры из подвала, и не было показа того, как именно погибла одна из подельников Конноров на четвертом этаже. Он спросил сам себя, а может действительно существует какой-то заговор, умышленно вставляющий им палки в колеса. Нет, ну это же безумие. Это просто какая-то путаница, неразбериха во всех этих событиях, развивавшихся слишком быстро. Он позвонит Дину и устроит ему разнос — возможно, его нужно будет заменить кем-то другим, как и предлагал министр. Дин становится помехой.


ВИРДЖИНИЯ.


Розанна вновь позвонила, в присутствии Евы, играющей роль Оскара Круза, если это потребуется.

Когда Розанна стала говорить с Ридом, стало ясно, что он был готов встретиться с ними со всеми. С ним будет вооруженная охрана, хотя он должен был понимать, что все это бесполезно, если он хоть что-то действительно понял. И, как понял Джон, он должен был знать, что и они это знают.

Основной посыл был таким: он им доверяет, с условием, чтобы не было никакого насилия.

Джон предположил, что Рид может окружить здание десятками полицейских, и затруднить им бегство, так, чтобы существовал определенный мотив не прибегать к насилию. Возможно, они даже направлялись в ловушку, но им приходилось идти на такой риск. Он знал, на что были способны Специалисты — и каковы были возможности Терминатора Т-800. Если Ева была столь же мощной, как она об этом говорила, у них будет сюрприз для всех, кто только попытается их остановить.

Но затем он подумал об этом еще немного. Угроза относилась не к ним, а к самому Риду. Каким бы осторожным он ни был, как только он покидал Пентагон, он оказывался в серьезной опасности. Возможно, он был обречен.

«Спроси его, во сколько он отправится на нашу с ним встречу», сказал Джон шепотом.

Розанна кивнула, не подвергая это сомнению, и задала вопрос. «Он говорит в 4:30», шепнула она в ответ.

«Хорошо, скажи ему, что это о'кей».

Розанну, казалось, позабавило, что она получает такие «заказы на вопросы», однако она с ними согласилась. Все эти годы подготовки к лидерству научили Джона чувствовать это. Но другие тоже были далеко не дураками, и ему хотелось с ними посоветоваться, когда они вернутся в машину. Однако ситуация для него уже была ясна. «Нам нужно оказаться у Пентагона», сказал он Розанне, когда она положила трубку, «к 4:30».

«А как же наша встреча?»

«Забудь об этом. Не будет никакой встречи».


ВАШИНГТОН.


Джек и Саманта вышли из огромного комплекса Пентагона и спустились по ступенькам к уже ожидавшему их черному седану. Водителем был невысокий плотный мужчина с рыжими волосами, который уже возил их ранее один или два раза во время поездок, сопряженных с повышенным уровнем безопасности. С ним был высокий чернокожий мужчина лет двадцати, которого Джек раньше никогда не видел. Подсознательно Джек чувствовал себя в безопасности, имея дело с людьми, которые не привлекались прошлой ночью. Какая бы доля истины ни содержалась в бредовых утверждениях Розанны — со скидкой на то, что она все же была в курсе чего-то важного — Лейтон и Круз все равно не смогли бы добраться до всех без исключения агентов в Вашингтоне. В равной степени они не могли организовать все так, чтобы именно нужные им люди забрали их на своих машинах.

Он чувствовал, что был доволен собой: он высказал Дину свое недовольство им, и теперь ему хотелось разобраться в том, чем руководствовались в своих действиях Розанна и Конноры. Вскоре эта загадка будет решена, а затем они должны будут принять кое-какие непростые решения. Он улыбнулся про себя, открыв дверь Саманте, а затем сев в машину вслед за ней. Высокий черный парень сел на переднее пассажирское сиденье, и они плавно выехали с парковки. Через пару часов, подумал он, они будут знать намного больше.

Он действительно с нетерпением ждал этой встречи.

«Прекрасный сегодня денечек был», заметил водитель, когда они ехали по направлению к Арлингтонскому мосту, чтобы пересечь Потомак.

«Допускаю, что таким он и был», сказал со смехом Джек. «Просто у меня даже не было времени это заметить».

Когда они переехали через реку, рядом с ними внезапно оказался еще один черный седан, затем появился еще один, впереди них, примерно в ста ярдах, когда они направились на север к Двадцать третьей улице, проехав Конститьюшн-авеню. Водитель повернул налево, направляясь в сторону Кеннеди-центра и печально известного отеля «Уотергейт».

«Ой, куда это мы едем?», спросил Джек. Они должны были продолжать ехать на север, через Морган Бэнкс, не сворачивая с Двадцать третьей улицы. «Что происходит? Мы не туда едем».

«У вас назначена встреча с руководством Кибердайна», сказал водитель.

«Нет». В эту ужасную секунду Джек понял, что это вовсе не было какой-то ошибкой. То, о чем говорила ему Розанна, в конечном итоге оказалось правдой. Он почувствовал, как сердце у него будто сжалось, и внутри все словно опустилось. Зачем только он не принял ее предупреждения всерьез?

Она никогда раньше не ошибалась.

Все это казалось просто невероятным. Он не был вооружен, как и Саманта.

Эти ребята на передних сиденьях должны были по идее их защищать — они, а также охранники и полицейские, которые якобы должны были их встретить.

Он мог бы попытаться вырвать у них контроль над машиной, но что толку?

«Пожалуйста, не делайте глупостей», сказал водитель. Саманта потянулась за сумочкой, но высокий черный парень обернулся к ней с переднего сиденья, держа в правой руке пистолет Беретту. «Успокойтесь, граждане. Не пытайтесь вытащить какое-нибудь оружие, или состовый телефон, если вы именно это намеревались сделать, мэм. Теперь вы уже ничего не сможете сделать, так что просто наслаждайтесь поездкой».

Джек огляделся, пытаясь оценить ситуацию. К их конвою присоединился третий черный седан, а теперь еще и полицейская машина; двое полицейских, сидевших впереди, несомненно, были хорошо вооружены. «Вы и полицию к этому привлекли?», спросила Саманта.

«Вовлечено много людей», весело водитель сказал. Он еще раз куда-то повернул, вращая руль одной рукой; он действовал легко и с уверенностью человека, который точно знает, что делает. «Сидите спокойно, откиньтесь назад, устраивайтесь поудобнее. Вам не причинят никакого вреда».

«Никакого, даже не беспокойтесь», сказал черный. «Это для вашего же блага». Прямо перед ними впереди и чуть правее показался въезд на парковку, пандус с наклоном вниз, перекрытый полицейским постом.

Седан, ехавший перед ними, свернул в сторону этого въезда, и женщина-коп на мотоцикле махнула им рукой, разрешая проезд. Их водитель последовал за седаном, и в этот момент Саманта произнесла: «Не могу в это поверить».

Остальные машины конвоя также последовали вслед за ними и стали спускаться по пандусу.

«Вам ни о чем не стоит беспокоиться», сказал водитель. «Вы просто неверно все воспринимаете. Скоро все вам будет казаться проще, легче и яснее.

Мистер Лейтон поможет вам понять всё».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Настала очередь Джейд сесть за руль. Она подъехала к таксофону возле Арлингтонского кладбища, и Ева вышла, оставив остальных в машине.

Розанна дала Терминатору номер офиса Джека Рида. Ева быстро его набрала, и ей ответила секретарша Рида. «Кабинет мистера Рида. Могу я вам чем-то помочь?»

Ева сказала, на сей раз голосом Чарльза Лейтон: «Викки?»

«Да. Это мистер Лейтон?»

«Они уже выехали, Викки? Мы ждем их».

«Пару минут назад», ответила она, казалось, недоуменно. «Пока что не стоит их ожидать».

«Вы приняли все надлежащие меры? Все проинформированы, куда ехать?»

«Конечно, мистер Лейтон. У вас там все в порядке?»

Терминатор располагала недостаточным количеством образцов манеры разговора Лейтона. Она проанализировала возможные варианты ответа, а затем сказала: «Да. Пока все в порядке».

«А что вы так волнуетесь? Я вас не подведу».

«Куда вы им сказали ехать? Это важно. Какой адрес вы им дали?»

«Дайте проверю», сказала Вики. Ева научилась расшифровывать такие выражения человеческих эмоций. Даже ведя жизнь отшельника, эта Терминаторша приобрела за семнадцать лет немало познаний. Голос Вики звучал озадаченно, однако не подозрительно. Она дала адрес парковочного гаража на М-стрит, в квартале от телеканала «С О».

«Все верно».

«Ну, вряд ли я могла…»

Ева швырнула трубку. Возвратившись в машину, Терминатор сказала: «Джон был прав. Секретарша Рида перепрограммирована».

«Так я и знал!», сказал Джон. «Именно так я и сам бы поступил».

«Едем на север», сказала Ева, «через реку».

* * *

Они спустились по пандусу на четыре уровня вниз, оказавшись на этаже, где находилось еще несколько полицейских машин. Всего их было пять, если считать и ту, которая ехала вслед за ними. Там уже стоял еще один черный правительственный автомобиль, а теперь подъехал еще и тот, который ехал впереди них. Добавление других машин помогло окружить их еще в пути, таким образом, в операцию оказалось вовлечено десять машин, плюс полиция снаружи, регулировавшая движение. В общем и целом около двух десятков человек, большая часть которых уже ждала их здесь. Водитель припарковался, поставив машину на ручной тормоз. «Выходите из машины, а затем подойдите к нашим общим друзьям».

Все эти полицейские и правительственные машины стояли в беспорядке по всем полосам движения. Настоящие парковочные места были заняты обычными машинами: седанами, универсалами, внедорожниками различных расцветок. Полиция определенно закрыла весь гараж для клиентов; и в данный момент люди наверняка, должно быть, были раздражены тем, что не могли попасть к своим автомобилям. Несомненно, будут жалобы, но Джек полагал, что копы легко сумеют сфабриковать какую-нибудь небылицу — сообщение о взрывном устройстве, возможно, или какую-нибудь другую угрозу безопасности. У него было предчувствие, что долго это не продлится.

Он ничего не мог сделать, чтобы потянуть время. Итог: они с Самантой оказались в беспомощном, безвыходном положении.

Они сделали так, как им сказали, подойдя к группе, в которой находились Лейтон и Круз — один в сером костюме, а другой в сшитых на заказ брюках и твидовом пиджаке. Те двое из машины пошли вслед за ними; у обоих теперь в руках были пистолеты М9. «Ничего хорошего не будет, если мне придется им воспользоваться», сказал их водитель, покачав стволом.

Саманта посмотрела на него: «Вы не посмеете. Вы не можете позволить нам погибнуть».

«Не нужны никакие смерти. Поговорите с мистером Лейтоном и мистером Крузом».

Полиция и правительственные агенты в темных костюмах, окружавшие Лейтона и Круза, все были с оружием в руках, готовые открыть огонь. Среди них были те четверо, которые были с ними прошлой ночью, все те, кто сопровождали Джека и Саманту из ресторана. Один из них — Стив — неприятно ухмыльнулся. «Госпожа Джонс», сказал он. «Рад видеть вас, мэм. И вас тоже, мистер Рид».

Все остальные машины тоже опустели. В любую минуту все это пространство может превратиться в ураган огня, как если бы кто-нибудь ворвался сюда, вооруженный армейским автоматом, установленным на непрерывный автоматический огонь. Не было никакой возможности бежать; тем более без оружия, это было просто невозможно — шансы были двадцать на два. Джек инстинктивно огляделся в поисках лифтов, на случай, если ему понадобится рвануться в укрытие. Но это был практически нереальный вариант. Он глубоко вздохнул: пришло время выяснить, что же было нужно людям из Кибердайна.

«Спасибо, что пришли», сказал Лейтон. Он всегда звучал как-то зловеще, разговаривая с людьми, но теперь еще сильнее.

«Какого черта, чего тебе надо?», спросил Джек.

«Я не из тех, кто привык долго что-то объяснять, да и в данном случае это не потребуется. Я могу дать тебе все понять совсем по-другому».

«Что это значит?»

«Потерпи, Джек. Это займет всего пару минут». Лейтон перевел взгляд с Джека на Саманту. «Итак, кто первый? Джек, я думаю, что это должен быть ты».

Джека почти затрясло от страха и гнева. Несмотря на такое тяжелое положение, он должен был что-то сделать. Когда Лейтон протянул руку, чтобы прикоснуться к нему, он отбил ее — но Лейтон внезапно ответил с поразительной быстротой и силой, повалив его на жесткий бетонный пол. В глазах у Джека сверкнули звезды; он откатился в сторону, осознав, что уже стар. Но что вселилось в Лейтона? Ведь ему было уже за шестидесят, он не должен быть способен на такое. Непонятно что превратило его в опасно напряженную и безжалостную машину убийства.

Когда он, пошатываясь, поднялся, Саманта бросилась бежать — однако Круз выбросил в ее сторону руку и легко поймал ее. Он схватил ее за руку и почти сбил ее с ног.

Джек попытался прийти в себя, ощущая ушибы в бедре и плече, где он ударился об пол. «Минуточку», сказал он. «Пожалуйста». Но Лейтон бросился на него, как ядро из пушки. Бред какой-то, абсурд, подумал Джек, когда Лейтон отбросил его к бетонной колонне. И все же он был еще достаточно сильным человеком, чтобы его сумел отмутузить этот старый пердун из Кибердайна. Такого не может быть. С невероятной силой Лейтон схватил его одной рукой за шею. Однако, как ни старался Джек, он не мог добиться никакого толка от ударов: тело Лейтона казалось твердым, как железо. Он не выказывал никакой боли, даже от сильных и прямых ударов, направленных ему в корпус.

«Тебе будет легче, тебе все понравится, через некоторое, короткое время», сказал Лейтон. Он заткнул другой своей рукой Джеку рот. «Смирись и испытай же это».

* * *

Джон заметил въезд в гараж за пятьдесят ярдов, но Джейд уже нацелилась в него. Едва ли она даже снизила скорость, свернув туда с улицы и запрыгнув на бордюр. Она тяжело навалилась на руль, а затем выровняла колеса.

Ментовка с мотоциклом, которая блокировала въезд, ринулась в укрытие, когда их джип занесло, он перепрыгнул через лежачего полицейского, а затем бросился вниз по первой полосе пандусов.

Сзади раздался выстрел, и от внедорожника отскочила пуля, но Джейд резко затормозила, приблизившись к острому повороту на следующий пандус. Она вырулила на него, а затем, увеличив скорость, рванула к началу следующего пандуса… затем к другому, и к следующему, не теряя ни секунды.

И вновь она оказалась проворнее всех остальных, увидев стоявшие внизу, на следующем этаже, полицейские машины и черные правительственные седаны. Она повернула руль, посильнее нажала на газ и погнала их на лежачего полицейского, внедорожник подпрыгнул так, что Джон головой чуть не пробил потолок, а желудок его совершил сальто где-то под грудной клеткой.

«Будьте добры, держитесь», сказала Джейд, когда они пролетели над еще одним лежачим полицейским, а затем бросились со скоростью тридцать миль в час к машинам, стоявшим на полосах движения. Тормозя, она объехала одну из полицейских машин, задев выступавший вперед корпус длинного белого седана, припаркованного в одной из секций. Спереди в них стали стрелять, и внедорожник стал двигаться зигзагами, но Джейд ни на секунду не потеряла контроль над машиной, превратив их в крайне неустойчивую цель. Наконец, она резко ударила по тормозам, когда они протаранили одну из правительственных машин, отправив внедорожник во вращение на целых 270°.

Как только они остановились, Антон сразу же вырвался оттуда. Он бросился к бетону, откатившись в сторону к двум гражданским машинам, которые были отогнаны задним ходом в свои секции к бетонной стене. Джейд вышла из машины почти так же быстро и покрыла то же расстояние с невероятной быстротой.

«Оставайтесь здесь», сказала Ева. Терминатор протиснулась мимо коленей Розанны и тоже последовала за двумя Специалистами, двигаясь не с такой же молниеносной скоростью, но тоже весьма быстро и грамотно, как спортсменка.

Джон ощупал себя на предмет травм. Вроде с ним все было в порядке. С учетом того, что сзади сидело их четверо, он не был пристегнут ремнем безопасности, но он постарался схватиться за что-то непосредственно перед столкновением. Он проверил, как там Сара и Розанна. С мамой, казалось, было все в порядке, но вот Розанна повредила руку, схватившись за сиденье впереди себя. Он слышал, как она обиженно простонала, когда Ева пролезала возле нее. Джон ощупал ей руку на предмет перелома — но оказалось, что она просто ею сильно ударилась, и будет синяк.

Антон взял с собой лазерную винтовку, страшное оружие, которое было способно буквально скосить их врагов в считанные секунды. Джон вплоть до этого момента пока никуда не выходил. Он думал, что скоро это кончится — двадцать обычных человек, что бы там с ними ни сделал Скайнет, не в состоянии были противостоять двум Специалистам и Терминатору. Должно все пройти легко.

Но затем он понял, что ошибается.

Казалось, все случилось мгновенно и сразу — броски, грохот выстрелов. Он узнал Оскара Круза по телевизионным сюжетам и по фото в журналах и в Интернете. Седой мужчина с ним был ему менее знаком, но, должно быть, это был Чарльз Лейтон, председатель Кибердайна. Джон видел его фото на веб-сайте Кибердайна. А это означало, что двое других людей в возрасте — крепкий, военного типа мужик и шикарно одетая женщина лет сорока — видимо, были именно теми, с кем они должны были встретиться: Джеком Ридом и Самантой Джонс. Когда они влетели сюда на машине, Лейтон бросался на Рида, пытаясь заключить его в свои объятья, однако Рид сумел вырваться и бросился в укрытие, а Джонс следом за ним. Никто в их сторону не выстрелил; у них были другие задачи. Они забрались под большой четырехколесный внедорожник, от греха подальше и оказавшись в безопасности. Лейтон и Круз тоже за чем-то укрылись, однако остальные из их команды бесстрашно остались стоять на месте, даже не шелохнувшись, когда Антон выстрелил обжигающим тепловым лучом у их ног. Он целился с багажника Седана Форд, припаркованного в одной из секций носом внутрь.

Джон знал, на что был способен луч, когда касался человеческого тела. Он видел его действие в Мексике, когда они в первый раз сражались с Т-ХА.

Любое прямое попадание, даже в руку или ногу, являлось ужасно калечащим, и скорее всего, смертельным. Лазерная винтовка была разработана только с единственной целью: косить всех подряд людей, как вшей. Она не должна была ранить, а лишь убивать — а Антон не хотел никого убивать.

Менты и иже с ними открыли ответный шквальный огонь из пистолетов, стараясь держать Джейд и Антона на расстоянии. Даже Джейд не могла побежать прямо под град металла, она стреляла по врагам, ни секунды не колебавшимся. Она укрылась за бетонной колонной.

Джон вытащил пистолет из своего рюкзака и протянул руку мимо Розанны, чтобы открыть дверь, но Сара схватила его за руку своими сильными пальцами. «Нет, Джон, ты сделал то, что должен был. Сиди здесь и не вмешивайся».

С другого конца автостоянки донеслись звуки мотоциклов и новых выстрелов. Слишком много свинца летало в воздухе. Любой моментально мог быть ранен или убит. Один из выстрелов угодил в лобовое стекло внедорожника, пуля ударила его по диагонали и полетела дальше, огибая Джона.

Розанна свернулась в клубок спиной к сиденью, в углу, подтянув колени к лицу, словно пытаясь спрятаться от грохота боя. В отличие от остальных, она не была этому обучена. Она могла быть опасна, из-за улучшений, внесенных Т-ХА в ее организм, но теперь она была явно напугана.

Джейд оказалась под открытым огнем копов на мотоциклах. Она повернулась и стала стрелять по обоим из них, с убийственной точностью, разнеся вдребезги им шины на обоих мотоциклах, которые завалились на бок и заскользили по бетону, высекая искры. Одной угрозой меньше.

Еще одна пуля разбила боковое окно внедорожника, и стекло лопнуло прямо Джону в лицо. Он приложил руку к щекам, а затем убрал их от лица. По ним текла кровь. Грохот пистолетного огня, казалось, не ослабевал, люди Лейтона заряжались и перезаряжались, и всегда кто-то из них стрелял.

Но Ева направилась прямо под пули пистолетов, даже не пытаясь от них уворачиваться. Терминатор вытащила из-под куртки Кольт.45-го калибра и стала методично расстреливать своих врагов, прямо по их телам. Джон думал, что она будет целиться им в ноги: он приказал Еве не убивать, так же, как он поступил в 1994 году с Т-800. Однако на этот раз Терминатор проигнорировала его приказ.

Никто не бросился бежать; казалось, эти копы и правительственные агенты ради Скайнета пойдут на всё. Даже те, кто упал, крича от боли, с разрушенными костями или пораженными легкими, продолжали стрелять с земли, пока Ева не выбивала оружие у них из рук. Они не останавливались, пока их не разоружали, пока они не теряли сознание или не погибали.

Это дало Специалистам передышку, которая им так требовалась. Джейд метнулась вперед, словно молния, уворачиваясь от шальных пуль, которые полетели ей вслед, двигаясь зигзагами, крутясь и сбив нескольких человек в мгновение ока. Но Лейтон двигался почти так же быстро, сумев достать ее выстрелом в грудь в упор.

«Нет, Джон!»

Джон проигнорировал этот крик Сары, попытавшейся его остановить. Он пролез мимо Розанны и распахнул дверь. Лейтон повернулся к нему, целясь.

На мгновение Джон увидел, как наступает его смерть, однако на пути между ними встала Ева, поглотив своим телом 9-мм пулю. А затем еще одну.

Круз сцепился с Антоном, сражаясь, как загнанная в угол кошка, но он не мог сравниться с ним в силе. Когда Антон прижал его к полу, один из полицейских, которого застрелила Ева, кажется, пришел в себя. Он дополз до пистолета, лежавшего на полу, поднял его и выстрелил, попав Антону в спину. Затем еще раз. И снова.

Ева схватила лазерную винтовку, там, где она упала к ногам Антона. В отличие от него, Терминатор не проявила ни малейших угрызений совести; она выстрелила в полицейского, который вспыхнул и загорелся.

Лейтон увидел, что произошло; он попытался бежать, со скоростью, которая могла соперничать со скоростью Джейд. Но Ева срезала его прямо в прыжке, когда он направился к лифтам. Его тело превратилось в пылающую головешку, летевшую по длинной и плоской траектории.

Затем все было кончено. Огромное бетонированное пространство затихло.

Терминатор и два Специалиста убили, ранили или лишили сознания всех своих противников. Их враги по-своему были больше, чем людьми: наделенные свирепой боеспособностью, как в случае с Лейтоном и Крузом, или же просто лишенные страха и колебаний, как в случае с другими.

Большинство их врагов были мертвы, в том числе Лейтон, и всех их убила Терминатор. Оба Специалиста получили серьезные ранения. На Еве были множественные раны, хотя это не беспокоило ее ни в малейшей степени.

Джон ощупал себя. В целом он был порядке, ни одна пуля в него не попала; единственными его ранами были порезы от стекла на лице. Он подбежал к Джейд, которая заживлялась, присев на капот полицейской машины. «Ты в порядке?», сказал он, почти умоляюще.

Она кивнула, а затем мучительно закашляла. «Я выживу», сказала она сквозь зубы. «Что с Антоном?»

Сара вышла из машины и подошла к нему, туда, где он лежал на земле, истекая кровью. Она быстро его осмотрела, подняла глаза на Джона и пробормотала, почти одними губами: «Он о'кей». Розанна все еще находилась во внедорожнике, понятное дело, в полном ужасе от происходящего.

Подошел Рид. Он подобрал один из упавших пистолетов и поиграл им перед лицом Круза, который в испуге отпрянул. Он выдавил из себя улыбку, которую можно было посчитать очаровательной при других обстоятельствах.

«Думаю, тебе хочется объяснений, Джек?», засмеялся Круз, но потом, должно быть, понял, что сейчас это совсем неуместно. «Лучших, чем те, которые я дал тебе прошлой ночью, верно?»

«Да кто ты такой? Ты никто», сказал Рид.

К ним подошла Саманта Джонс с бледным как мел лицом.

Джон повернулся к Еве, злясь на нее за то, что она сделала. «Ты убила людей.

Я же сказал тебе не делать этого. Ты должна подчиняться моим приказам».

Ева посмотрела на него с таким выражением, с каким человек изучает муху, которую намеревается прихлопнуть — и Джон ощутил страх. Выражение лица Евы было ледяным. Способен ли он реально контролировать этого Терминатора? Если Т-799 когда-нибудь повернет против него, она станет чрезвычайно опасной. Даже Специалисты были вынуждены считаться с ней.

Джейд слезла оттуда, где она сидела, и подошла к нему сзади, взяв его за руку, словно защищая и ободряя — и в голове у него сразу же пронесся целый ворох мыслей. Он снова задался вопросом, каким образом она сможет справиться с Терминатором. Столько противоречивых эмоций пронеслось у него в голове. Насколько же тяжело она ранена? Он не мог вынести ее страданий.

И что она думала о нем? Что он значил для нее, этой суперженщины из будущего?

Он сказал Еве: «Почему ты не подчиняешься?»

«Это же было не убийство людей».

«Что это значит?»

«Они перестали быть людьми. Они являлись расширением Скайнета».

«Ты не имеешь права выносить такие приговоры. Это не тебе решать».

«Лучшая гипотеза: они находились под контролем Скайнета, были перепрограммированы».

«Конечно, были».

Ева пристально посмотрела в направлении Круза, и опять угрожающе.

«Не убивай его», сказал Джон. «Я в особенности приказываю тебе этого не делать. Ты поняла это на этот раз?»

«Да. Поняла».

Джон уже почти позабыл, как опасно было иметь собственного Терминатора.

В конце концов, Т-800, которого он знал с 1994 года, не казался ему машиной для убийств, каковой вообще-то он и был. Насколько ему было известно, он никого не убил в ходе своего путешествия назад во времени. Но поведение Евы напомнило ему о том, что любой Терминатор на самом деле является машиной, специально созданной для убийства людей.

Рид все еще держал пистолет направленным на Круза.

«Так значит, вы Джек Рид?», спросила Сара.

Он кивнул. «Сара Коннор, полагаю». Он осмотрел их группу суровым взглядом, почти таким же, как у Терминатора. Это вооруженное столкновение ожесточило его. Сверху послышался вой сирен, с верхних уровней пандуса, вместе со звуками двигателей приближавшихся к ним автомобилей. Казалось, это никогда не закончится. «Нам нужно уходить отсюда», сказал Рид.

За спиной у Джона послышался чей-то голос: «Надеюсь, больше никаких убийств не будет». Это была Розанна, и без того всегда бледная, а теперь на ней и вовсе лица не было, как призрак. Она, наконец, вышла из машины.

«Быстрей», сказал Рид. «Сюда». Он жестом указал Крузу в направлении лифтов, однако Круз отказался сдвинуться с места. Ева схватила его за шею и потащила его с собой.

Они добрались до лифта, когда прибыли две новые полицейские машины.

Все девять человек залезли в лифт, набив его до отказа: Джон с Сарой; Ева; Розанна; Специалисты; Круз; и оба из правительства.

Круз спросил: «Что вы собираетесь со мной сделать?»

«Это зависит от того, будешь ли ты с нами сотрудничать», сказал Рид.

«Вряд ли. Боюсь, что мяч на вашей стороне».

Терминатор, казалось, была готова убить его на месте. Джон сказал: «Не убивай его, Ева. Даже не смей его трогать».

Терминатор посмотрела на него. «Тактически нецелесообразно. Он опасен, пока жив».

«Ну, мы все равно не станем его убивать», сказал Джон. «Хватит уже.

Неважно, что они сделали, или что Скайнет сделал с ними. Мы не должны убивать людей».

«Почему?»

Он изо всех сил пытался придумать ответ. Ситуация сильно отличалась от 1994 года. Они столкнулись с людьми, которые определенно воевали на стороне Скайнета, их мозг был запрограммирован мыслить именно его категориями. Оставалось ли у них право жить? Ему казалось, что да; относительно них оставалась все же какая-то надежда. Посмотри на Розанну, подумал он. Может быть, у них получится что-нибудь сделать, чтобы как-то помочь Крузу. «Это долгая история», сказал он. «Просто доверься мне».

На нижнем этаже лифт открылся в небольшой остекленный вестибюль с дверью, выводившей на улицу. Снаружи ко входу подъехали две полицейские машины, дожидаясь их выхода. Четыре копа уже были готовы их встретить, укрывшись за своими машинами, один из них что-то говорил в свой микрофон, остальные с пистолетами в руках.

«Ничего не делай», сказал Джон Терминаторше. «Мы сами справимся». Но он спрашивал сам себя, сумеют ли они. Джейд была тяжело ранена, в таком плохом состоянии, как никогда раньше. Сара помогала ей идти. Это плохо; она уже должна была исцелиться. Антон также был ранен. «Разве что, может быть, просто припугнуть их немного», сказал Джон.

Терминатор навела на них лазерную винтовку. Она шагнула вперед, по направлению к полицейским. «Нам нужны ваши машины».

* * *

Они направились на север, за руль сел Рид, а Джонс достала свой сотовый телефон. Казалось, она оправилась и пришла в себя, заставив себя вернуться к работе, несмотря на шок, который она пережила в гараже.

Джон сидел сзади между Джейд и Евой. Сара повела другую полицейскую машину, двигаясь вслед за ними вместе с Антоном, Розанной и их пленником — Оскаром Крузом.

Ева наклонилась вперед. «Дайте мне свой телефон».

«Что?», спросила Джонс. «Зачем он вам нужен?»

«Просто мне он нужен».

«Лучше не спорить», сказал Джон. «Я серьезно». Джонс отдала им телефон.

«Ваша секретарша была с ними заодно», сказала Ева Риду. «Кого еще вы подозреваете?»

Рид покачал головой, вырываясь вперед, чтобы обогнать медленно движущийся грузовик пикап. «А как мы это узнаем? Это невозможно. Их поведение ничем особенным не отличается».

Но Джонс сказала: «Нет, отличается».

«Что? Что ты имеешь в виду, Сэм?» Он снова сместился в прежнюю полосу, оказавшись перед пикапом.

«Дин Соломон, Джек. Это объясняет его поведение».

«Черт побери, да».

«У вас есть его номер?», спросила Ева.

Джонс дала номер, и Терминатор позвонила по нему. Когда в телефоне ответили, Ева сказала голосом Чарльза Лейтона: «Дела плохи. Уходите оттуда». Возникла пауза, а затем Терминатор добавила: «Других тоже забирайте. Поезжайте в дом Розанны Монк. И ждите моих указаний».

Ева вернула телефон. «Теперь ваши позиции усилились».

Джонс сделала серию звонков по своему сотовому телефону, во время которых ей пришлось спорить, умолять, разговаривать жестко или на повышенных тонах, пытаться навести порядок, дозвониться до тех, кто куда-то поехал, отправить куда-то одних и вернуть назад других, выпрашивать одолжение. Джон не мог уследить за нею, но она, должно быть, осознала, что Минобороны и армия были инфильтрированы рабами мысли Скайнета; казалось, она переадресовывала звонки, разговаривая с людьми, которых она едва знала. Принимая меры, устраняя проблемы, решая вопросы.

«Я отвезу вас к врачам», сказала она, сказав это Джейд через плечо.

«Потребуется всесторонняя и максимальная помощь, так ведь?»

«В основном она нуждается в пище», сказал Джон. Он взял Джейд за руку и пожал ее. «Ты выкарабкаешься?»

«Мое тело восстанавливается вокруг раны», сказала она слабым голосом.

«Нужно извлечь из меня пулю».

В конце концов Джонс бросила разговаривать по телефону. «Все уладится и встанет на свои места, как и должно», сказала она. «По крайней мере, на данный момент».

«Так, и куда же мы едем?» Джон сказал.

«Туда же, где мы и договорились встретиться. Нам нужно многое обсудить».

«Например, кем или чем вы все являетесь?», добавил Рид.

Джон вновь пожал руку Джейд, а затем отпустил ее, ему не хотелось, чтобы ей показалось, что он старается о чем-то большем, нежели об утешении, и чтобы ей было комфортнее. Он задумался, с чего начать. «Для этого потребуется некоторое время».

Джонс сказала: «Не волнуйтесь. Время у нас есть». Дорога вела к небольшому военному комплексу, в часе езды от центра города. Рид разобрался с охраной у КПП, въехал внутрь и открыл дверь какого-то невысокого здания. Рядом притормозила еще одна машина.

Кроме того, там уже стоял еще один автомобиль, на сей раз это был белый седан без спецзнаков. Из него вышла женщина, по виду индуска или пакистанка, и представилась. «Я доктор Паниккар».

«Проходите внутрь, все, пожалуйста», сказал Рид. Внутри здания, в небольшом зале заседаний, он сел и сказал Крузу: «Похоже, мы вернулись туда, откуда начали».

«Похоже на то», сказал Круз.

«Придется тебя задержать, сам понимаешь. Мне кажется, ты очень опасен».

«Может и да, а может и нет. Без комментариев на этот счет. Ты же понимаешь, что вообще не имеешь права меня задерживать, не так ли? Что я сделал не так? Ничего из того, что ты сможешь предать огласке».

«Верно. Итак, ты хочешь ускользнуть от правоохранительной системы, не так ли? Вряд ли это будет в твою пользу».

Заговорила Розанна: «Бесполезно ему угрожать. Его не волнует собственная жизнь, правда, Оскар? Единственное, что его волнует, это Скайнет».

Круз улыбнулся и пожал плечами. «Как скажешь».

Джонс подыскала комнату в другом здании, чтобы доктор Паниккар осмотрела там Джейд и Антона. Тем временем Ева продолжала пристально следить за Крузом, так, что, казалось, она могла убить его под любым предлогом. Но через несколько минут снаружи к зданию подъехали еще две машины, и их окликнула группа людей, которые затем вошли в здание.

«Заходите», громко сказал Рид. Появились две женщины и трое мужчин, все примерно среднего роста, слегка растрепанного вида и, пожалуйста, чуть смахивавшие на каких-то компьютерных ботаников. У двух мужчин на носу были очки в золотых оправах. Джон осмотрел их наметанным глазом; несмотря на первое впечатление, все они оказались сильными и подтянутыми, какими-то, видимо, неплохо обученными оперативниками.

«Так что, мы передаем этого типа в ваше ведение?», спросил Рид. «Таково решение?»

Одна из женщин выступила вперед и сказала: «Кажется, мы получили именно такое задание, по крайней мере, на данный момент. Мы зададим ему кое-какие вопросы. У вас также будет такая возможность».

«А те люди, из Колорадо-Спрингс?»

«То же самое. Мы их тоже взяли, все в порядке».

Круз при этом поднял брови, но ничего не сказал. Джону стало любопытно, чем и где все это закончится. Скомпрометированы весьма многие; возможно, никогда не удастся идентифицировать всех из них. Правительство отстранится от проектов создания нанопроцессора и Скайнета, а Кибердайн обанкротится или окажется в достаточно близком к этому положению.

Однако в связи с этим у Джона возникали невеселые догадки о том, что по-прежнему где-то рядом оставались еще люди, которые являлись рабами мысли Скайнета, полные решимости добиться его возникновения. Некоторые из этих людей наверняка могли быть хитрыми и пронырливыми. И даже теперь, когда они, казалось, были полностью разгромлены, они что-то затевали, строили какие-то планы, пытаясь что-то замыслить.

«Да, хорошо», сказал Рид. «Заберите его».

Круз не стал сопротивляться, хотя он, несомненно, мог бы устроить драку.

Казалось, боевой дух покинул его. «Только будьте очень осторожны», сказал Джон агентам. Ему было лишь любопытно, из какого они ведомства. «Не похоже, чтобы он уж слишком…»

«Парнишка прав», сказал Рид. «Лучше надеть на него наручники».

Один из мужчин отыскал внутри своей нейлоновой куртки наручники:

«Всегда рад оказать такую услугу».

Когда они ушли, в дверях вновь появилась Саманта Джонс. «Все под контролем. Они будут в порядке». Джону она сказала: «Ваша подруга Джейд вообще-то по идее должна была погибнуть. У нее пулей повреждена половина легких. Никто не способен пережить что-то подобное».

«Знаю», сказал Джон. «Но, слава богу, с ней все будет в порядке».

«Ее собираются оперировать под местной анестезией. Мы отвезем ее в военный госпиталь».

«А Антон?», спросила Сара.

«Он силен как бык. Большая часть пуль не задела ему позвоночник. Одна только слегка его поцарапала. Он из плоти и крови, но он крепкий, как железо. С ним все будет в порядке».

«Быстрее, чем вы думаете».

«Сомневаюсь. Кем бы ни были эти двое, они не люди».

Никто на это ничего не ответил; Рид принял командование на себя: «Ладно, и кто у вас тут будет официальным представителем? Кто начнет?»

Джон сказал: «Давайте я попробую».

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОБЪЕКТ «КИБЕРДАЙНА», КОЛОРАДО-СПРИНГС, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Розанна ввела двенадцатизначный код, включив хранилище времени. Весь подвал загрохотал от вибрации огромных подземных двигателей. Мгновение спустя она выпустила всю эту энергию в невероятно прочный полый куб, который являлся самым эффектным элементом этого аппарата. Плоские мониторы, отображавшие с четырех точек внутренность хранилища, показали, что там было пусто: на этом этапе запуска они будут просто наблюдать за эффектами поля.

Джейд уселась у нее за плечом, глядя на экран компьютера Розанны.

«Переходи к следующему этапу».

«Хорошо», сказала Розана, «есть. Поехали». Теперь на мониторах было видно, что энергии ворвались внутрь хранилища, мощные молнии, концентрировавшиеся чуть выше пятифутового металлического диска, закрепленного в бетонном полу. Они дали возможность полю перемещений действовать свободно и переключили свое внимание на постоянно меняющиеся данные на компьютерном мониторе Розанны, задумавшись над ними. Минобороны предоставило им три мощных суперкомпьютера фирмы «Крэй», работавших параллельно, для воспроизведения работы разрушенного нанопроцессора. Детальный анализ был почти идеален. Но что действительно меняло ситуацию, так это фундаментальные знания, привнесенные Специалистами. Понимание ими результатов, которые были проделаны за долгие годы в будущем, в их мире, дополняли детальные знания хранилища и механизма его работы, которыми владела Розанна.

Совместными усилиями они получат необходимые результаты.

Спустя секунд тридцать данные выстроились в правильном порядке.

«Отлично, выключай поле смещения», сказала Джейд. «А затем отключай питание».

Такая закономерность возникала каждый раз, после первоначального возмущения в пространственно-временном поле Земли. Они могли сломать эту схему, изменяя поток энергии, но затем она вновь возвращалась обратно и обретала прежнюю устойчивость.

Розанна ввела коды, а затем еще один код, открыв массивную гидравлическую дверь свода времени. Вскоре подвал вернулся в свое нормальное состояние, если слово «нормальное» к нему подходило.

Она работала тут без устали, день и ночь, уже последние две недели, редко даже высовываясь из подвала здания. В основном она и спала здесь же; она устроила себе небольшую комнату в углу с переносными ширмами, кроватью, зеркалом и кое-какой другой мебелью. В здании имелись ванные и душевые комнаты, которые вполне удовлетворяли ее потребностям. В основном она ела то, что приносили. Когда она покидала это здание, чтобы купить еды или подышать свежим воздухом, Т-799 всегда ее сопровождала — и один из Специалистов. Терминаторша действовала по приказу Джона никогда не отходить от нее ни на шаг.

Трудно было сказать, кто был мастером, а кто учеником. В некотором смысле познания Розанны были гораздо обширнее того, что знали Специалисты. Они были воинами, а не техническими экспертами в путешествиях во времени.

Но они не только подталкивали Розанну в новых направлениях ее исследований, они столь же быстро, как и она, все понимали вслед за ней.

Она с легкостью поверила в то, что их интеллект был улучшен, особенно у Джейд. Розанна знала, что и у нее есть собственные феноменальные способности, без ложной скромности; она была гением. Но Джейд была, по крайней мере, равной ей.

«Очень хорошо», сказала Джейд. «Мы можем исследовать колебания поля».

Розанна кивнула, услышав это. Обычную закономерность, которая высвечивалась на ее экране, можно было нарушить различными способами.

Даже очень большой фрагмент материи, приближающийся или взлетающий с Земли, будет зарегистрирован как искажение пространства и времени. То же самое и с путешественником, прибывающим из другого времени — откуда-то с поверхности планеты — или с объектом, отправленным во времени. Как объясняла Джейд, Скайнет и Т-ХА использовали аналогичные принципы для выявления Специалистов, покидавших будущее, и для определения места их прибытия в настоящее. Хранилище времени способно было функционировать как довольно грубоватый и несколько примитивный прибор для измерения искажений. Неуклюжий, потому что он требовал огромного количества энергии, которая нужна была для совсем иных целей: для того, чтобы пробивать дыры в поле и таким образом перемещать объекты в другие времена и места.

К ним подошел Джек, похоже, он был доволен. «Что, намечается прорыв?»

Саманта тоже встала, демонстративно потягиваясь. «Пора бы на обеденный перерыв, мне кажется».

Джейд посмотрела на них с того места, где сидела. «Почему бы и нет, мистер Рид? У нас неплохо все получается».

«Да, действительно, почему бы и нет?», сказала Розанна. Работы было много, она была тяжелой и утомительной, просто убивала, час за часом. Джек с Самантой весь день то заходили сюда, то выходили, разбираясь с другими своими проблемами. Многое из происходящего здесь наверняка казалось скучным этой парочке Пентагоновских дельцов, интересовавшихся тем, что показывает наука и как она это выясняет.

У дальней стены, напротив пульта управления, где сидела Розана, находились импровизированная кухня и бар: казенный кухонный комплект с плитой для подогрева кофе; мини-холодильник; и много напитков и еды, закупленной навынос — то, что они заказывали или выписывали по заявке изо дня в день.

Большинство из них проводили теперь здесь большую часть своего времени, пережевывая эти бесконечные пиццы, печенье, картофельные чипсы и иногда еду из китайского ресторана. Но только Розанна оставалась тут на ночь, иногда вместе с Джейд. Остальные уединялись по вечерам в жилом многоквартирном доме, принадлежавшем ВВС. Может, они ели и спали лучше, чем она, но они и рисковали больше, чего она разделить вместе с ними не хотела.

Джек подошел к их «полевой кухне» и налил себе кружку крепкого кофе, вернувшись затем к группе мягких кресел, установленных перед пультом управления. К ним присоединились и Розанна с Джейд, замкнув неровный круг: Джейд слева от Розанны, затем Джон, Сара, Антон и Саманта. Напротив них сидели Саманта и Джек, а затем Т-799, справа от Розанны. Она заметила, что Конноры настороженно относились к Терминатору, особенно Сара, которая до сих пор, наверное, пребывала в шоке от того, как та зверски расправилась с их врагами. Розанна смотрела на вещи по-другому: а что она (Терминатор) еще должна была сделать? Жаль, что она не убила их всех.

По мере того, как работа продвигалась вперед, день за днем, Джейд и Антон, казалось, становились все серьезнее и напряженнее, но они никогда не проявляли признаков поспешности или нервозности; они просто старались продвигаться вперед в этих экспериментах, спокойно и уверенно добиваясь успеха. Хотя Розана и понимала, что внутри них имеются усовершенствования, она тем не менее поразилась тому, как быстро и легко они оправились от своих ран. Антон был уже в порядке буквально за несколько считанных часов после перестрелки в Вашингтоне. Джейд в тот день получила страшное ранение в грудь, но и она пришла в норму примерно за сутки. Это открывало новые возможности. Сколько нового можно узнать, задавалась она вопросом, просто изучая организмы Специалистов?

Один из них был похоронен где-то в Мексике, об этом она узнала от Джейд.

Один был разбросан по пространству и времени. Но еще одно тело, принадлежавшее Селене Маседо, было по-прежнему изъято Минобороны.

Оно являлось источником напряжения в группе.

Джек оглядел всех, словно хотел сделать какое-то объявление. Должно быть, он посовещался предварительно с Самантой, так как она широко улыбалась во весь рот.

Сара первой это уловила: «Да, Джек. В чем дело?»

«Я говорил с министром. Теперь все формализовано. Наш контракт с Кибердайном аннулирован. Так что этому всему пришел конец».

«О'кей», сказал Джон, как будто у него имелись сомнения. «Полагаю, это круто».

«Их уже официально вышвырнули отсюда. И теперь они беззубый тигр. У них нет будущего».

И действительно, никого из Кибердайна не было видно здесь уже в течение долгих недель. То, о чем говорил Джек, являлось лишь завершением дела, подчисткой хвостов, и притом далеко не самых важных — теперь уже не столь важных, с точки зрения Розанны.

«Приятно было бы в это поверить», сказала Сара. «Надеюсь, мы стали свидетелем конца Кибердайна».

Розанну же более беспокоило ее собственное будущее. Они никогда бы не заставили ее отправиться в мир будущего, в тот, который описала им Ева, ни за что, в этот центр боевых действий, пусть даже им блестяще удастся настроить работу свода времени. Она слишком ценила собственную жизнь.

Но она поможет им. Она, похоже, была им чем-то обязана, хотя она и сама удивлялась, что так думает. Не должна ли она была потерять все мысли подобного рода — чувство благодарности к людям — после того, как ее перепрограммировал Т-ХА? В любом случае, помощь им может стать защитой для нее самой. Даже ощущая защиту у себя за спиной, она не будет в безопасности, и по многим причинам.

«Они могут подать в суд, конечно», сказал Джек, «но им не захочется идти в суд».

«И все же у меня какое-то плохое чувство», сказала Сара. «Где-то на свободе бродят зомбированные рабы мысли Скайнета. Мы даже не можем их всех выявить».

«Мы знаем большинство из них», сказала Саманта.

Они поймали с десяток сотрудников Минобороны, Кибердайна и военных в Колорадо-Спрингс. Затем были еще Лейтон и Круз, и те, которые были выявлены в Вашингтоне — многие из них погибли. Но могут быть и другие в Колорадо, а в Лос-Анджелесе и того больше. Точных сведений Розанне явно не хватало, но она полагала, что в их числе были все члены Правления Кибердайна и все его старшие научные сотрудники и руководство. Одних только их было еще человек двадцать, а может даже и больше. Каждый из них будет считать Розанну мишенью для своих нападений. Она задавалась вопросом, где она будет в действительности в большей безопасности — здесь или же в будущем T-799, которое Джон любил называть «Миром Скайнет».

На этом она все же остановилась.

«Мы будем пристально за ними всеми следить в оба глаза», сказал Джек.

«Теперь они ничего уже не смогут сделать».

Сара сидела, положив ногу на ногу и нервно постукивая пальцами по бедру.

«Свежо предание, Джек, но…»

«Честное слово, они уже никогда вас больше не достанут. Вам больше не о чем беспокоиться».

«Вообще-то меня это очень беспокоит», сказала Розанна.

Сара встала, чтобы налить еще кофе, и сказала: «Солидарна с доктором Франкенштейном».

Джек снисходительно улыбнулся. «Вам просто следует нам довериться».

«Давайте получим побольше результатов», сказала Розанна. «Чуть позже мы проведем несколько серьезных испытаний».

Джон заговорил с Евой: «Возьми лазерную винтовку. Ты знаешь, что делать».

«Так точно», сказала Т-799. После всего, что случилось, Джон по-прежнему не знал, как быть с Терминатором. Она шагнула прямо под выстрелы, которые должны были убить его, поэтому он был обязан ей жизнью, как ему казалось, точно так же, как он был обязан жизнью Т-800, который спас его семь лет назад. Однако он был свидетелем того, как этот Терминатор убивала.

Все эти годы она прожила среди людей, однако никто ее не учил действовать человечнее и гуманнее. Может, именно он должен был это сделать, как он обучил этому Т-800. Однако он никак не мог забыть, что она безжалостно убивала людей — и не только тех, которых она убила у него на глазах. Ведь до этого были и другие, она это говорила, и он о них даже не стал спрашивать.

Она являлась машиной убийств. Как он мог с этим смириться?

И потом, никто же не учил ее быть другой. Его другое «я» должно было это сделать в будущем, подумал он, в «мире Скайнет». Но он мог предположить, что на это не было времени. Ева ввела их в курс тех проблем, с которыми пришлось столкнуться другому Джону. Должно быть, они были очень непростыми, с учетом того, что под угрозой на кону стояло существование всего мира, и Скайнет наносил ответный удар из неизвестного местоположения. Сопротивление, должно быть, пребывало в отчаянии. Он пытался представить себе, как это могло выглядеть, когда такое огромное число людей было ранено или даже убито.

Он не мог ни в чем винить Сопротивление, и он не мог по сути винить в чем-то Еву.

Кроме того, все эти люди в Вашингтоне и так уже были почти мертвыми.

Происшедшее сейчас отличалось от того, что случилось в 1994 году. Лейтон и другие не просто выполняли свое задание, как это делали охранники и полиция, которых ранил Т-800, зачастую тяжело — однако, не убил — когда он защищал его от Т-1000.

Все, кто был убит в перестрелке в Вашингтоне, являлись зомбированными рабами: их личности уже были уничтожены Скайнетом через своих агентов, Т-XA и Чарльза Лейтона. И был ли смысл говорить, что они были действительно живы, что они действительно являлись теми же самыми людьми, или что они вообще являлись после этого людьми?

Он посмотрел на Розанну, туда, где она откинулась на спинку кресла у пульта управления, включая машину. Джейд работала рядом с ней. Обе они поладили друг с другом. Возможно, они нуждались в общении друг с другом, эти два сверхмозга. К ним также присоединился Антон, притащив еще одно кресло, по другую сторону от Розанны. Все трое разговаривали между собой, как обычно это происходит на работе. Розанна казалась настоящим человеком, а не рабом мысли Скайнета, пусть даже и мятежным рабом.

Так может быть, это зависело от того, насколько глубоким являлось перепрограммирование? Розанна все более и более походила на саму себя, на подлинную свою личность. Казалось, в отношении нее сохранялась надежда, однако, возможно, она являлась особым случаем. Может быть, в отношении других надежд не было. И все же они были людьми… не так ли? Возможно ли перестать воспринимать людей людьми, даже если они были столь сильно изменены? Он не знал ответа на этот вопрос. До некоторой степени ему не нравилось, что Ева приняла решение за него. Но в то же время в каком-то другом смысле он был этому рад.

Ева вошла в хранилище времени и осторожно положила лазерную винтовку на пол точно в центре, а затем вернулась и встала рядом с Джоном. Розанна ввела коды, чтобы закрыть дверь в хранилище, а затем включила его.

Огромные двигатели под полом завибрировали и ожили. «Ну что, мне двигаться дальше?», спросила Розанна.

Джек мрачно кивнул: «Да, приступай. Мы все готовы».

Она ввела код активации поля пространственно-временного перемещения.

Джон, Сара и двое из правительства придвинули свои кресла поближе в одну линию, чтобы вместе смотреть на мониторы.

Целью этого эксперимента не являлась отправка цельного интегрированного объекта через пространство и время, а лишь фиксация новых данных и уничтожение чего-то очень опасного. На мониторах стало видно извивающееся и потрескивавшее синее электричество, заполнившее всю внутренность хранилища и заигравшее над лазерной винтовкой в точке, где пространственное искажение концентрировалось наиболее сильно. Как и во всех других случаях с неорганическими объектами, которые они подвергали воздействию энергий свода времени, этот объект не уцелеет — по сути, это прекрасный способ уничтожить это оружие. Но, как и в случае с теми другими объектами, его воздействие на конфигурацию поля можно будет измерить, и можно будет составить суждение о судьбе этого предмета.

Оружие заблистало в среде искусственных молний, а затем внезапно исчезло.

«Ну, вот и всё», сказал Джек. «Надеюсь, мы поступили правильно. Я чувствую себя трусом».

Розанна отключила поле и выключила аппарат: «Ты не трус, Джек. Мне так не кажется. Просто ты делаешь то, что нужно было сделать».

Он взглянул на нее чуть насмешливо, но ничего не сказал.

«У меня были такие же мысли», сказала она. «Мне бы хотелось, конечно, выносить собственные суждения, использовать эту технологию для чего-то хорошего, приняв несколько точных, сложных решений. Но лазерную винтовку нужно было уничтожить. Это оружие совсем для другого времени».

«Почему тебя это так волновало?», спросила Сара.

Джек подошел к «полевой кухне» и налил себе кружку крепкого кофе, а затем вернулся в свое мягкое кресло. «Соглашусь с вашими идеями», сказал он, глядя на Сару и на Специалистов. «Не уверен, что они все правильны, но ничего не поделаешь. Вы знаете об этом гораздо больше меня. Последую вашему совету».

«Может, это и неверно для вас», сказала Сара, «но это уж точно верно для всего мира». Она воодушевилась: «Но вообще-то, и для вас тоже. Вы же понимаете, чем вы стали для тех, других миров — человеком, который принес нам всем Скайнет. Вы и Сэм, и все остальные, занимавшиеся этим… вы непосредственно участвовали в Судном дне в этих мирах, так же, как и Майлз Дайсон или Розанна. Вы не хотите, чтобы это произошло в этой реальности. Мы рассчитываем на вас, что вы остановите это».

«Не совсем в этом уверен. И дело не только в военном применении… если бы мы могли разобрать элемент питания этой винтовки, это могло бы дать огромный эффект, и во благо. Можно было бы спасти миллионы жизней, тем или иным образом».

«Да», сказала Сара, «понимаю о чем вы, Джек. Но многие миллионы людей могли быть и убиты. Вы хотите найти высокотехнологичные способы решения всех проблем?»

«Не всех проблем, черт, Сара. Вы знаете это».

«А мне также известно, что у этого вашего правительства и так уже есть куча ресурсов и возможностей. И ему не нужен еще один принципиально новый источник энергии. Почему бы вам просто не продемонстрировать какое-то сострадание с тем, что происходит у вас сейчас? Знаете — какие-нибудь новые приоритеты, получше нынешних. Не думаете ли вы, что именно это способно изменить мир?»

«Ну, может, и изменит».

«Вы не можете быть в этом уверены».

«Все же, это была отличная возможность. Ну, в любом случае…»

«Что сделано, то сделано», сказала Саманта. «Мы все высказались по этому поводу; и мы все согласились».

«Ну, я был вынужден с этим согласиться», сказал Джек. «Возможно, это и к лучшему».

«Ладно», сказала Розана, «я получила данные. Давайте начнем следующий эксперимент. Похоже, у нас почти все готово. Сегодня мы сыграем ва-банк, в отчаянную попытку. Сейчас еще один тест, а затем мы проверим результаты.

И тогда мы увидим, что произойдет с Эльске».

Имелся еще один остаток будущего, который нужно было уничтожить: жидкий металл, отрубленный у Т-ХА, когда его затащили в хранилище времени. В прошлом это была рука Терминатора, отхваченная у него тогда, когда массивная металлическая дверь уже над ним захлопнулась. Однако металл перешел в сжиженное состояние, не обнаружив большого тела, с которым он мог бы воссоединиться. Они все стали следить за тем, как Антон осторожно вылил это густое серебристое вещество в свод времени. Оно образовало округлую форму на полу хранилища, что-то вроде капли воды размером с небольшую собаку.

Когда Антон убедился, что весь металл находится там, он вышел, и они заняли свои места у экранов и принялись наблюдать. Розанна проделала всю необходимую последовательность действий, включив хранилище, а затем отправив этот жидкий металл в пространство и время, чтобы уничтожить его.

Агрессивная энергия некоторое время поиграла над ним, и он исчез.

После этого наступила тишина. Сара сказала: «Рада была это увидеть».

«Не стану спорить», ответила Саманта.

С этим все оказались согласны. Запрограммированный жидкий металл Т-ХА был еще более опасен, чем останки Терминатора 1984 года. В них использовались примерно те же принципы, что и в процессоре Т-800, но гораздо более продвинутые. При наличии необходимого оборудования и имея достаточно времени, его можно было изучить, реконструировать и использовать как основу для чего-нибудь подобного Скайнету.

«Я получила данные», сказала Розанна.

Т-ХА путешествовал во времени и не пострадал; это означало, что возможно сонастроить жидкий металл и поле пространственно-временного перемещения друг с другом так, чтобы они были пригодны и подходили к путешествиям во времени. Возможно, это и неплохой эксперимент, подумал Джон, но им лучше бы этим не заниматься. Главным тут был вопрос перемещения во времени живых существ. Он повернулся к Розанне, зная, что произойдет дальше. Им придется начать экспериментировать на живых существах. Это может показаться жестоким, но им нужно было с чего-то начинать, прежде чем они поместят в свод времени человека. «Итак, ты готова отправить Эльске?», спросил он.

«Вскоре, через некоторое время. Хочу закончить кое-какие расчеты. А вы сделайте перерыв, и встретимся вновь через два часа».

Эльске[5] была белой лабораторной мышью; и вскоре она станет первым грызуном, отправившимся в путешествие во времени.

Джон решил просто прогуляться, вместе с защищавшей его Евой. Был только полдень, но он чувствовал себя так, словно они проработали уже целый день, и теперь они уничтожили лазерную винтовку и все, что осталось от Т-ХА.

Солнце светило вертикально вниз в безоблачном небе, из-за чего искусственный мир подвала Кибердайна казался чем-то нереальным в сравнении с ним. Он подумал о лишенном солнечного света мире, откуда явилась Ева, о мире после ядерной зимы, в котором господствовали машины Скайнета.

«Там, куда мы отправимся, будет холодно?», спросил он.

«Так точно».

Он попытался представить себе мир без солнца, и лишь с разными степенями темноты. Он также подумал о Терминаторе, о том, как именно она до сих пор разговаривала. «А ты не могла бы изъясняться чуть посложнее, а не просто все время твердить одну и ту же фигню — Так точно?»

«Когда это необходимо».

«Необходимо для чего? Для выполнения задания, думаю».

«Верно».

«Ну, уже чуть полегче». Машина молчала.

Джон сказал: «Расскажи мне о том, что произойдет, когда мы туда прибудем

— я имею в виду, то, что пригодится в практическом отношении. Мы будем, ну, я не знаю, перемещены прямо в штаб Скайнета, так что ли? Я имею в виду, вместо „я“ — поставь будущего меня». Он хотел сказать «будущего меня в мире Скайнета», но это было слишком сложно. Ева способна была и так всё понять.

«Нет», сказала Ева. «Штаб находится под землей. Нам нужно обыскать поверхность планеты».

«Но ведь это означает посадку с голой задницей где-то на морозе на какой-то горе прямо посреди и в разгар войны».

«Все правильно».

Он не был уверен, что пока все верно понимал, хотя Розанна, вероятно, понимала — неудивительно, что она боялась отправляться в прошлое. Сама мысль об этом была пугающей, но кажется, иного выбора у него не было.

Они должны были помочь Джону Коннору — тому, другому Джону Коннору

— одержать победу. Вся его жизнь, и еще больше жизнь Сары, была посвящена этому. Они не имели права это упустить.

Ему в голову пришла еще одна мысль, и он был просто уверен в том, что Розанна, а может и другие, тоже уже размышляли об этом. Если они могли путешествовать через время, из одной реальности в другую, то и Скайнет может. Он вполне был способен высчитать, как это сделать. Если он был способен победить в одной реальности, возможно, он может стать угрозой и для всех других реальностей.

Они уже наблюдали что-то подобное: Скайнет из Мира Джейд сумел обнаружить Специалистов, отправившихся назад во времени из 2036 года, чтобы попытаться создать мир без Скайнета и без Судного дня. Это ничем не угрожало Скайнету их мира, потому что они не могли изменить собственное прошлое. Невозможно использовать путешествия во времени для достижения таких целей — словно какое-то оружие для уничтожения своих врагов задним числом. Однако Скайнет все равно преследовал их. Казалось, он не мог вынести существование любого мира, в котором люди выживали и процветали. А что, если Скайнет всегда так действовал, во всех мирах, и всякий раз он торжествовал? Поэтому хотя бы даже ради спасения себя самих им просто необходимо было его остановить.

Джон и Ева вернулись в подвал Кибердайна. Джейд, Розанна и Антон работали. Все трое, казалось, прекрасно ладили между собой, и Джону вновь неожиданно пришло в голову, что прежняя Розанна вернулась. Он не был с ней знаком до того, как ее перепрограммировал Т-ХА, поэтому он не знал, какой она была в своем обычном, нормальном виде, однако в общем и целом он мог хорошо себе это представить. Он слышал рассказы о ней от Джека и Саманты. Она была своего рода асоциальной персоной, однако вовсе не плохим человеком, даже нельзя было ее назвать недружелюбной — просто тихой, немного скрытной и погруженной в свою собственную работу, может, немного эгоистичной, но ничего такого ужасного.

Она по-прежнему вела себя тихо, стараясь ни с кем не общаться, за исключением Специалистов по работе, однако она больше не передергивалась от отвращения при контакте с человеком. Состояние Розанны улучшалось.

Однако именно Джейд заставила его улыбнуться. Он поймал себя на том, что усмехнулся, глядя в ее сторону, пока она работала, надеясь, что она этого не заметила. «Оставайся здесь», сказал он Еве. Он отошел в дальний конец этого огромного подвала, желая остаться совсем один, однако Джейд встала и пошла за ним.

«Джон?»

«Привет», сказал он смущенно. «Как у тебя там дела?»

«Так много нужно еще все продумать».

«Что именно?»

«О том, что я оставляю позади. О том, что мы собираемся теперь сделать — и что мы можем сделать, чтобы помочь».

«Это будет непросто».

«Нет, но мы можем это сделать».

«Да, мне кажется, это так», сказал он. Но по-прежнему оставалось еще так много вопросов. Он сменил тему. «А как там Розанна? Как думаешь, ее состояние улучшается?»

Джейд улыбнулась, возможно, чуть менее грустно, чем обычно, просто какой-то спокойной улыбкой, демонстрировавшей легкое удовлетворение. «Я же сказала, что мы сможем ей помочь, Джон. Чем сильнее она возвращается к своей работе, углубляясь в нее — в свои планы и эксперименты — примерно как прежняя Розанна, тем больше она становится этой прежней Розанной.

Преобразуются нейронные линии поведения».

«И что, прежняя Розанна возвращается? Лично я так это воспринимаю».

«Да, Джон, я тоже так думаю. Возможно, не совсем прежняя Розанна, но какая-то личность, гораздо больше похожая на нее».

«А как насчет всех остальных — всех остальных зомбированных?»

«Нет, вот тут я так не думаю. С ними это не получится, особенно с мистером Крузом. Мне кажется, в лице его и мистера Лейтона Т-ХА обнаружил весьма совместимые с его программированием личности».

«Это означает, что Круз навсегда останется нашим врагом?»

«Да, останется». Ее лицо внезапно словно очерствело. «Возможно, нам нужно было его убить».

«Как того хотела Ева».

«Да. Но это тяжело сделать хладнокровно — по крайней мере, нам. Ева расправится с ним, если ты ей намекнешь».

«Я знаю, она это сделает». Несмотря на то, чему они стали свидетелями в Вашингтоне, ему по-прежнему было трудно не называть Терминатора «ею».

Джейд кивнула в сторону свода времени. Розанна проверяла его готовность к следующему этапу — Сара, Джек и Саманта вошли в подвал, выйдя из лифта.

«Мы должны к ним присоединиться, Джон».

Розанна держала Эльске в большой проволочной клетке в отгороженной зоне, где она в настоящее время жила. Она направилась туда и подняла клетку со стола, где она оставила ее, со стола, уставленного книгами, компакт-дисками, CD-плеером и портативными колонками, а также небольшой коллекцией CD-дисков. Когда подошло время отправить мышку в путешествие во времени, она обнаружила, что сильнее ее полюбила, думая о ней сейчас почти как о любимой домашней зверюшке. Она была единственным живым существом, составлявшим ей компанию ту большую часть ночей, которые она здесь провела.

Она вернулась с клеткой в руках, поставив ее на минутку у ног своих, сверяясь с экраном компьютера. Она открыла дверь свода времени, затем открыла клетку и достала изнутри Эльске. «Удачи, мышонок».

Саманта направилась вслед за ней, с кусочком нагретого и вновь отвердевшего сыра моцарелла, который, казалось, своим происхождением был обязан какой-то пицце. Она положила его перед Эльске, и они на цыпочках вышли прочь, дав возможность мыши начать грызть сыр.

Как только все отошли оттуда подальше, Розанна закрыла тяжелую дверь.

Мониторы теперь показывали Эльске, счастливо грызущую свою моцареллу.

Если поле было правильно настроено, то частное локальное пространство-время мыши скоро будет искажено таким образом, что позволит отправить ее на один час вперед в будущее. Они не стремились сделать это испытание излишне сложным: установленные координаты должны были, в данном случае, переместить мышь лишь во времени, а не в пространстве. Вопрос был в том, сможет ли Эльске остаться целой и невредимой. Если она это сможет, то есть надежда, что то же самое произойдет и с человеком.

Розанна увеличила изображение на одном из экранов, чтобы им было все ясно видно. Теперь четко можно было понять, что Эльске — это мышь, а не просто маленькая белая точка, растворявшаяся на каком-то фоне. Когда сыр кончился, Розанна спросила: «Сейчас?»

Сидевшая рядом с ней Джейд сказала: «Вводи коды».

Вновь начался грохот, а затем на экранах сверкнули молнии.

Мышь вскоре исчезла.

Розанна переключилась, и изображение опустевшего хранилища на экранах сменилось каким-то абстрактным рисунком. «Теперь будем ждать».

Джон указал на схему на экранах. «О'кей, а это что?»

«А это мой последний шедевр. Ну… мой, Джейд и Антона».

Джон внимательней вгляделся в один из экранов. Без объяснений он ничего не мог тут понять. Схема могла отображать почти ничего, или же вообще ничего. Но Розанна оттолкнула назад свое кресло, и на лице ее появилось триумфальное выражение.

«На ней отображаются энергии хранилища», сказала она. «Именно над этим я сейчас работаю… есть над чем поработать ночью, когда вас, ребята, тут не будет».

«Это поможет решить все наши проблемы?», спросил Джон.

Розанна погасила три экрана, затем встала и, обойдя пульт управления, указала на другой экран. «У нас есть возможность создать пространственно-временную карту для того, чтобы отыскать узловые точки во времени, где временные потоки расходятся, отрываясь друг от друга. Смотрите сюда».

Она вернулась к пульту, горя научным пылом. Она не стала садиться, ввела код, а затем стала двигать своей компьютерной мышкой по коврику. На мониторе нарисовался красный круг. «Вот здесь, в 1984 году, что-то происходит, чего я пока не могу даже начать распутывать. Мы все наверняка знаем, что это такое». Она нарисовала еще один круг, вновь сев, пока работала. «Теперь взгляните сюда. В 1994 году также наблюдаются энергетические всплески. А теперь позвольте мне все это упростить».

Изображение снова сместилось. Теперь на экране появилась довольно простая диаграмма, которая разветвлялась, словно дерево. «Представьте себе пространство и время, а также разные временные потоки как пятимерное пространство».

«Легче сказать, чем сделать», сказал Джек с усмешкой. «Мне кажется, и в четырех-то сложно разобраться».

«Вы скоро этому научитесь», сказал Антон.

«Уверен, что смогу. Придется по работе».

«Взгляните сюда», сказала Розанна. «Вы увидите, что это не имеет значения. Мы можем сократить это до двух измерений для визуализации — именно это я тут и сделала. Пространственные значения нас в данный момент не интересуют». Она вновь с помощью клавиатуры и компьютерной мыши создала красный круг на экране. «Точность большинства из этих точек ответвлений относительна; у меня не хватает уточненных программных характеристик, чтобы точно их расположить. Но то, что я здесь отметила, это действительно происходит. Мы видим крест в мае 1994 года. Это налет на Кибердайн».

«А как насчет нашего периода, здесь и сейчас?»

«Мы слишком близки к критической точке; я не могу точно ее определить, отобразив должным образом на этой карте, находясь внутри. Похоже, мы находимся у другой узловой точки, или даже целой череды их».

«Ты хочешь сказать, что будущее не предопределено?», спросил Джон, переглянувшись с матерью, а затем взглянув на Т-799. Та казалась абсолютно невозмутимой, поэтому он просто пожал плечами. Терминатору все же предстояло еще многое узнать о людях.

«Возможно, с нашей точки зрения, оно никогда не будет предопределено», сказала Розанна. «Но с точки зрения Бога, это выглядит по-другому.

Существует много миров, все они реальны, и каждый из них именно такой, каким он и должен быть».

«Ты можешь переместить нас через потоки времени?», спросила Ева.

«Теоретически, да, могу».

Джейд кивнула, услышав это. «Розанна основательно поработала. Мы останемся здесь на вечер и постараемся закончить».

Антон кивнул. Он не был сделан гениальным еще до рождения, как Джейд, но он, казалось, все прекрасно понимал.

Розанна вывела на экран еще больше новых данных и графических анализов, некоторые из них были в целом ясны Джону, а некоторые показались слишком математическими. Казалось, она была довольна своей работой. И речь шла о том, что не только прежняя Розанна вернулась, она выглядела так, словно могла реализовать все то, о чем им рассказала. Если темпы и направление будут сохраняться, они сумеют направиться в Мир Скайнета. В конце концов она замолчала. Она включила все четыре экрана и вновь направила их внутрь свода времени. Никто не сказал ни слова вообще.

Прошло несколько минут, пока они ждали появления Эльске. Затем экраны озарились извивающимися щупальцами энергии, которые сошлись вместе и слились, образовав светящийся шар.

«Безукоризненно точно по времени», сказала Розанна. «Наш мышонок вернулся».

Эльске находилась там. Мышка бешено корчилась и извивалась, перевернувшись на спину, потом на лапки, затем снова на спинку, быстро мотая головой и всеми своими крошечными лапками разрывая воздух.

Существо в состоянии крайней, мучительной боли.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

МИР СКАЙНЕТ, КОЛОРАДО, ИЮЛЬ 2029 ГОДА.


Когда Джон вышел обратно на поверхность горы, на душе у него было тяжело. Скайнет, кажется, заманил их в ловушку. Они уничтожили его здесь, но огромной ценой. Неприемлемой ценой. Он по радиотелефону связался с Лос-Анджелесом, чтобы поговорить с Габриэлой Техадой, которую он оставил старшей командовать там, в его отсутствие, и в отсутствие всех активных бойцов.

«Какие поступают сообщения?», спросил он.

В отдалении по-прежнему еще шла стрельба — минометы, РПГ, звуки плазменно-фазированных устройств эхом отдавались в горах. Остатки сил Скайнета все еще сражались с ними, уже в автономном режиме, как казалось.

Никакого нового плана действий у них не было, они просто продолжали атаковать отставшие фланги армии Сопротивления.

«Все время поступают все новые и новые донесения, Джон», сказала Габриэла. «Нас везде атакуют Терминаторы, на всех театрах военных действий: в Северной Америке, Южной Америке, Азии, Европе, Северной Африке. Терминаторы просто появляются из ниоткуда. А есть у меня и другие донесения… о том, что H — K выдвигаются на нас в Канаде и Европе.

Похоже, Скайнет наносит нам ответный удар».

Он задавался вопросом, являлось ли это предсмертной агонией Скайнета, или же он сумел выжить. Возможно, у него уже имелись какие-то силы на местах, запрограммированные на выполнение последних актов возмездия. И опять же, вполне возможно, что они были заранее согласованными. Он нуждался в объяснениях происходящего — и как можно быстрее. «Хорошо, Габриэла. У тебя есть какие-нибудь специфические детали?»

«Я отправлю тебе список основных городов, атакованных в Северной Америке и Европе. В некоторых случаях наши люди в безопасности; у машин, должно быть, нет сведений об их дислокации. Но есть и другие случаи. У машин, должно быть, был какой-то план, и они дожидались этого момента. Из некоторых мест не поступало никаких сообщений, там молчат».

«Хорошо».

«И еще есть вопрос, связанный с тем, что за Терминаторы принимают в этом участие».

«Какие? Т-800?»

«Не только Т-800. Даже старые модели Т-600. Они бросили против нас все, что у них было. Почти похоже на начало какого-то нового этапа жесткого подавления нас со стороны машин».

«Да. Скайнету, должно быть, было известно, насколько мы ослаблены».

«Джон, у нас как минимум пять сообщений о меняющих формы Терминаторах, примерно таких же, который убил тогда Рауля».

«Т-1000?»

«Да. Скайнет… или нечто другое… развертывает их. Ты знаешь, как сложно их убить. Люди погибают массово».

«Хорошо, дай мне список мест. Я начну над этим работать. Все это пока для меня не совсем ясно, но я… Я не знаю. Мне нужно обдумать это, поговорить с Дэнни и некоторыми другими». Впервые он столкнулся с проблемой, которая как сильно его поразила. Удар был совершенно неожиданным. «Ты знаешь, как можно уничтожить Т-1000. Распространи эту информацию. Это наш единственный шанс. Не играет роли, если Скайнет это прослушает.

Нашим людям все же будет чуть легче. Им просто нужно уцелеть».

«Хорошо, именно это мы и сделаем».

«Хорошо. И послушай меня, Габриэла, это еще отнюдь не конец. Мы будем упорно сопротивляться и прорываться с боями через все это, так, как мы всегда это и делали».

«Я знаю, Джон. Но это огромный удар. Люди думали, что мы победили.

Теперь им придется вновь подниматься и сражаться снова и снова».

«Еще бы, уж мне ли не знать. Ты бы видела, через что мы тут сегодня прошли».

«Да, Джон, я понимаю».

«Хорошо, отошли мне список: центров, потерь». В очередной раз он спросил сам себя, насколько сильно она упрекала именно его в смерти своего мужа и сына, которых она потеряла из-за машин. Но она никогда не жаловалась, а лишь все это выдержала, собрав волю в кулак и оставшись на посту. Она имела право чувствовать определенное разочарование — даже глубокое разочарование.

«Я отправлю тебе то, что у меня есть», сказала она.

«Спасибо, Габриела…»

Когда они закончили разговор, он вернулся внутрь горы, размышляя, что же теперь делать. Он планировал уничтожить весь этот комплекс, как только они покончат со Скайнетом, однако теперь он сомневался в целесообразности этого. Возможно, им стоило бы использовать его технологические возможности.

На уровне H он встретился с Дэнни, Хуанитой, Сесилией и Карло. «Ладно», сказал он. «Похоже, у нас проблемы. Что нового здесь?»

«Скайнет пропал», сказал Карло. «Мы уничтожили его оборудование».

«Тогда откуда исходят эти атаки? Что это означает для нас?»

Дэнни поджал губы, не желая говорить, но Джон сказал ему, чтобы он продолжил. «О'кей», сказал он. «Похоже, нас обвели вокруг пальца. Я пытался взломать всю киберсистему этой горы; здешняя аппаратура Скайнета лишь часть ее».

«И?»

Денни покачал головой. «Непонятно, куда делся Скайнет, никаких следов, или следов того, что он сделал — по крайней мере, я ничего не нашел.

Возможно, некоторые его Терминаторы были в курсе его планов, но мы уничтожали их процессоры. Это же лучший способ их остановить. Если поставлена задача действовать так, наверное, мы никогда этого не узнаем».

«Верно», сказал Джон. Он взглянул на Карло. «А те, которые защищали его на уровне B?»

Карло ответил: «Хотелось бы, чтобы мы знали об этом. Нет, мне кажется, наши шансы плохи. Как сказал Дэнни, мы всегда старались прикончить их, стреляя им по процессорам».

«Он не оставил за собой никаких планов», сказал Дэнни, «ничего такого, с помощью чего я мог бы отследить, куда он ушел».

Джон сразу же это уловил. «Куда он делся? Что именно это значит?»

«Мне следовало бы подумать об этом раньше, Джон. Скайнет изменяется не так, как мы. У него могут быть разные концепции и конфигурации личности.

Позволь мне задать тебе вопрос так: если кто-нибудь изготовит точную копию тебя самого, а затем уничтожит твое нынешнее тело, ты будешь чувствовать себя так, будто ты выжил?»

Джон поднял брови. «Ты хочешь сейчас обсуждать философию?»

Дэнни позволил себе ухмыльнуться. «Скажем, кто-нибудь на тебя напал, чтобы тебя убить, но ты знаешь, что существует другое твое „я“ — ты будешь защищать себя, верно? Ты хотел бы выжить?»

«Конечно, хотел бы — ведь копия — это все-таки не я. И мне по-прежнему хотелось бы жить». Теперь он понял, что имел в виду Дэнни, что Скайнет мог создать копию самого себя.

«Да», сказал Дэнни, «ну, возможно, это лишь предрассудок. Ты развивался, эволюционировал как человек, с идеей защищать свое тело, свое физическое я… а не свою память и свои идеи. Компьютерное же сознание может не мыслить такими категориями».

«О'кей, я понимаю, что ты хочешь сказать».

«Отлично. Я хочу сказать, что у Скайнета может иметься где-нибудь альтернативное оборудование, которое просто ожидало этого момента — расположенное в каком-нибудь резервном штабе. Мы бы никогда не узнали о нем, если он это сделал. Он мог перевести себя туда, запрограммировать это оборудование всей своей памятью и опытом, вплоть до настоящего времени — и он может быть совершенно спокоен и доволен, а не так, как мы с тобой сейчас. Мы все еще ожидаем от него, что он будет мыслить так, как мы, но он не такой, как мы. Это абсолютно чуждый вид разума. Вероятно, умнее нас… в любом случае, очень, очень сильно от нас отличающийся».

«Так что же, он ведет войну из нового своего штаба?»

«Я этого не говорил. Это просто один из возможных вариантов».

«Есть ли варианты лучше?»

«Нет таких, которые я мог бы придумать».

«Хорошо, а кто-нибудь другой? Карло?» Джон огляделся в поисках каких-нибудь идей.

«Похоже, что так и есть, Джон», сказала Хуанита. «Это единственная версия, которая у нас есть».

«Наверное. Или это может быть какая-то его машина-помощник, взявшая командование на себя… Послушайте, подозреваю, что Дэнни прав. Он перевел себя куда-то в другое место, вероятно, туда, где имеется оборудование для перемещения, такое же, как и здесь. Так что теперь он повсюду рассылает Терминаторов. Они появляются из ниоткуда. Все, о чем мне сказала Габриела, теперь сходится». Черт побери, подумал он, даже после того, как они его разгадали. Черт подери!

Они были разбиты. Скайнет понес сегодня большие потери, но их собственные потери были еще больше. Все эти жизни пропали зря.

Конечно, они дадут отпор. И в конечном итоге обнаружат Скайнет. Но война ужасающим образом пошла не так, как надо. Если бы только у них были резервы. Но у них их не было — или были, но недостаточные. И все же это навело его на мысль. На безумную, дикую идею.


МИР ДЖОНА, ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОБЪЕКТ КИБЕРДАЙНА, КОЛОРАДО-СПРИНГС, АВГУСТ 2001 ГОДА.


Эльске выжила. Через несколько минут она смогла двигаться нормально, но их всех потрясло, когда они увидели боль, перенесенную мышкой, как следствие перемещения во времени.

Розанна отказалась вновь отправлять ее в хранилище, и привлекла других животных. Эффект всегда был одним и тем же: зверюшки прибывали из своих путешествий извиваясь и корчась в ужасных муках. Но они всегда оставались живы.

Ну хоть что-то, по крайней мере.

Розанна держала у себя мышь, но лишь в качестве домашнего любимца. Она все же по-прежнему плохо относилась к людям, лишь только Джейд и Антон могли по сути с ней общаться. Но и в этом случае в основном по их совместной работе. Однако она больше не являлась уже той бессердечной психопаткой, которой она стала, когда Т-ХА изнасиловал ее разум. Она лишь раз назвала людей «мразью», но больше так их не называла. Она вновь изменилась.

В последний день их группа собралась в полном составе. Пятеро из них, которые отправлялись в пространственно-временное путешествие, накинули на себя белые х/б халаты по соображениям благопристойности. Вскоре они их сбросят и шагнут в свод времени.

«На что она будет похожа?», спросил Джон. «Эта боль?»

Антон пожал плечами. «Не могу это описать. Это терпимо, но и только».

«Со мной, наверное, бывало и хуже», Сара сказала с оттенком бравады. Она ничего не добавила, и Джон задал себе вопрос, что она имела в виду — боль при родах, может быть? Или то, что она пережила в 1994 году, сражаясь с Т-1000, когда она получила серьезные ранения? Он подумал, что лучше не спрашивать.

Джейд выслушала это, сложив руки. «Скажу честно. Боль ужасная. Я в состоянии справиться с ней лучше других, но она тяжела даже для Антона.

Вы должны принять обезболивающие перед нашим отправлением, однако ничего такого, что могло бы замедлить ваше мышление или реакцию. Нам всем нужно быть постоянно начеку и в состоянии активно действовать».

Они уже обсуждали это раньше, и они понимали, с чем им придется столкнуться. Розанна отыскала стаканы для воды и упаковку обезболивающих таблеток. Все отправлявшиеся в путешествие во времени тщательно их проглотили: Джон, Сара, Антон, даже Джейд. Почти пора. Пока все остальные следили за Розанной, она запрограммировала свод времени.

Скоро они включат его, и пятеро из них уйдут отсюда и, может быть, никогда не вернутся обратно.

Джек пожал руку Саре, затем Джону. «Возвращайтесь», сказал он.

«Если мы это сделаем, вы об этом не узнаете», сказала Сара. «Мы доверяем вам, полагая, что вы будете держаться подальше от нашей жизни — и разберетесь с Кибердайном».

«Да, теперь это наша проблема. Мы с этим справимся».

Похоже, Сару это не очень убедило, однако они ничем тут не могли помочь.

Джек согласился с тем, чтобы они уничтожили лазерную винтовку и остатки Т-ХА, и они проследили за этим. Розанна уничтожила их в хранилище времени. Он также пообещал кремировать тело Селины, и он исполнил и это.

Но они знали, что у него остались образцы ее тканей, взятых из ее тела.

Никто не смог ему в этом помешать. И у него все еще оставался этот свод времени, а также Розана, способная здесь с ним работать. Одному лишь Богу известно, что они со всем этим сделают.

Джон предположил, что свод времени являлся для Джека и Саманты своеобразной наградой, чем-то, о чем они смогут доложить своим хозяевам в Вашингтоне. Но, по крайней мере, хранилище времени невозможно было использовать в качестве оружия; и никакой необходимости пытаться изменить прошлое не было. Его даже невозможно было использовать в качестве устройства для телепортации или для каких-нибудь военных целей… ни в коей мере. Бессмысленно телепортировать армию голых и беззащитных солдат в какое-нибудь другое место земного шара, только для того, чтобы их безжалостно перебили по прибытии на вражескую территорию. И все же Джеком и Самантой двигал один ключевой мотив: их план преобразовать вооруженные силы США с помощью невиданных ранее новых технологий. В этом имелась и своя позитивная сторона в нашем опасном мире, где свободу необходимо защищать, однако это также могло привести к возникновению таких уродливых чудовищ, как Скайнет.

Джон надеялся, что он может теперь доверить все это Розанне. Ведь она по-прежнему жаждала научного бессмертия — этой самой Нобелевской премии и места в пантеоне, наряду с Галилеем, Ньютоном и Эйнштейном. Но она видела, что может случиться с такими технологиями. Возможно, новая Розанна, независимо от того, насколько она теперь была такой же, как и прежде, окажется хорошим человеком и будет принимать более мудрые решения.

Когда Розанна включила хранилище, Джон почувствовал, как ужас обуял его всего. Он был близок к тому, чтобы начать задыхаться от паники, но другого выбора у них не было. Под ногами у них заколотились двигатели, и Розанна вышла из-за пульта управления, чтобы попрощаться.

Сара протянула ей руку, и Розанна пожала ее. Они все-таки научились сосуществовать друг с другом. Джон тоже пожал Розанне руку, а Антон похлопал ее по плечу, воспринимая ее как свою коллегу. Джейд обняла ее, а Розанне в это время, видимо было неловко, она стояла, вытянув руки по швам.

Затем Розанна глазами обвела Терминатора, не сделав попытки прикоснуться к ней или подойти к ней. «Удачи», сказала она. «Спасибо тебе за помощь».

Она задумчиво нахмурилась, возможно, спрашивая себя, что толку благодарить машину.

«Ноу проблемо», сказала Терминатор.

Джон улыбнулся Еве. Он неплохо обучил киборга.

«Надеюсь, что мы действительно снова увидимся», сказала Саманта, глядя в основном на Сару. «Я счастлива, что удалось поработать вместе с вами».

Сара обвела ее оценивающим взглядом, «сумасшедший» изгнанник оценивала ухоженную и умную Пентагоновскую гуру, которая стояла за таким большим количеством их несчастий. Как и Джеку, а затем и Розанне, Сара протянула ей свою руку, но и только. Она настороженно молчала.

Хотя Джек с Самантой и помогли им с их путешествием, у них были свои корыстные причины. Работа над хранилищем времени продвигалась вперед с такой скоростью, которую они считали почти невозможной. Повлияли на это Специалисты. И что же Джон и все остальные получили взамен?

Правительство не представило им необходимый обслуживающий персонал и работников и не предприняло никаких шагов для официального признания существования Мира Скайнет. В этом смысле, они теперь были сами по себе.

Они подробно обсуждали все это, и не один день, задаваясь вопросом, что они могут сделать в этой ситуации.

Если они и вернутся когда-нибудь, то не в это же именно время. Они отыщут точку, слегка отодвинутую в будущее — вперед на несколько месяцев или, может быть, лет. Джон с Сарой обсуждали это со всех сторон. Если они оставят какой-то промежуток, когда их просто не будет существовать в этом мире, это могло бы снять определенное напряжение.

За это время вопли с требованием найти их, обвинить их в чем-либо и потащить их в суд могут утихнуть. Джек и его люди смогут разделаться с рабами мозга Скайнета — сделать все, что нужно.

Теперь что касается практического воплощения в жизнь задуманного.

Возможно, хранилище не сработает как должно. Возможно, через минуту или две больше не станет никакого Джона — и свет вокруг погаснет навсегда. Он сглотнул, подумав об этом.

«Все в порядке», сказала Розанна. «Пожалуйста, войдите в свод».

Джейд первой направилась к своду времени, скинув с плеч халат, когда она дошла до его раскрытой металлической двери. За ней последовал Антон, затем Сара, Джон и Терминатор. Они заняли позиции в центре металлического пола, все они глядели наружу от центра, встав в форме звезды, если смотреть сверху. Металл под ногами Джона был холодным.

Сердце его заколотилось, когда пол под ними завибрировал; звук двигателей, казалось, пронзил все его тело.

Находившаяся за пределами хранилища Розанна ввела код, и металлическая дверь захлопнулась, изолировав их внутри. В это же самое время в уголках потолка хранилища заблистали яркие огни. Выхода отсюда уже не было, и не было пути назад. Это была герметичная кубическая тюрьма — бежать из которой было абсолютно невозможно. Хотя он никогда не страдал клаустрофобией, его в то же время ни разу в жизни так безнадежно не запирали в замкнутом пространстве, без окон, без слабых точек и мест, и лишенного всяких способов привлечь внимание окружающего мира.

«У всех все в порядке?», спросил он, пытаясь смягчить ситуацию. «Пока да», сказала Сара.

Зачем только он сам вызвался добровольно идти, недоумевал он уже в тысячный раз. Т-799 не могла заставить их насильно отправиться в ее мир.

Они могли отшить ее с пустыми руками. Но казалось, они все же ощущали ответственность за тот, другой мир, тот мир, который отправил назад во времени отца Джона — мир, где Скайнет был почти побежден, но все же сумел выстоять. И они признавали опасность торжества Скайнета, пусть даже в одном из миров.

Свод завибрировал сильнее. Они ощутили приток колоссальной энергии.

Затем слепящий белый свет и ужасная боль.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

КОЛОРАДО, ИЮЛЬ 2029 ГОДА.


Они отправили Т-800 назад во времени, в 1994 год, с прежними инструкциями, не изменяя их. Раннему «я» Джона не нужно было знать, какой ужасный поворот произошел в этой войне, и то, что расскажет ему Кайл Риз, неверно. Пусть сделают то, что должны, по-прежнему надеясь на лучшее — это чувство Джон сейчас быстро терял. В 1994 году он выжил благодаря той надежде, которую Кайл дал ему и его матери. Может, так всегда и бывает, подумал он. И нет необходимости вмешиваться в прошлое.

Однако они могут послать и второго Терминатора. Это была сумасшедшая идея, но она, во всяком случае, ничем не навредит. Возможно, им удастся получить какую-то помощь, если они пересекут время поперек. Могут существовать реальности, в которых технология путешествий во времени была более продвинутой, и там не было Судного дня. В этом и заключалась слабая надежда.

Они дадут отпор всеми своими силами, резервами и возможностями, которые у них еще остались, нанося Скайнету ответные удары, пока он не будет окончательно разгромлен… даже если на помощь им никто и не придет. Но все равно, эта надежда окрыляла: так многого можно достичь, возможно, поработав лишь около часа.

Ему нужно было выбрать Терминатора. Лишь Терминатор мог выполнить такое задание, он способен жить так долго, сколько потребуется, никогда не старея.

Карло указал на одного. «Почему бы не выбрать вон из тех? Нам пришлось драться с одной из них на уровне B, и она задала нам жару. Мне даже показалось, что это была личная защитница Скайнета».

«В этом он прав», сказала Сесилия. «Это крутая модель».

И все же решать должен был Джон. «Да», сказал он. «А почему бы и нет?»

Техады выбрали Терминатора — одну из «женщин»-блондинок. Они и ей подстригли волосы, чтобы она выглядела более респектабельно, в стиле некоторых из тех Терминаторов, которых они уничтожены в сражении.

Вернувшись назад во времени, она сможет найти себе одежду, жилье и транспорт.

Денни и Джон подсоединились к схемам эктогенетической капсулы, а затем влезли в файлы Терминатора. Они указывали на то, что это модель Т-799, идентичная самому первому киборгу-Терминатору, разработанному Скайнетом. Джон присвистнул при этом. Так что эта конструкция и дизайн являлись оригинальными — и, возможно, пока еще лучшими, если верить Техадам. В файлах Терминатора указывалось имя по умолчанию для использования в общении с человеческими существами — «Ева», если только робота не перепрограммируют, дав ему другую личность. Джон решил пропустить эту опцию. Зачем ее менять? Имя «Ева» казалось в каком-то смысле вполне подходящим. Там, в прошлом, она вполне может использовать это имя, за неимением лучшего. Если ей потребуется нечто большее, она сможет научиться.

Ее файлы показались ему очень похожими на те, которые были и у Т-800, которого они уже отправили в прошлое. Если она вернется сюда с какой-либо помощью для них, ей придется сражаться вместе с ними с Терминаторами серии Т-1000. Поэтому Джон дал ей расширенную информацию о меняющих формы и внешних облик Терминаторах, точно так же, как он проинструктировал насчет них Т-800. Затем он ввел в ее программы новые параметры ее задания, сделав их короткими, простыми и ясными. Процессор Терминатора был снабжен способностями перевода и интерпретации естественных человеческих языков, поэтому необходимости быть слишком точным не было, но он надеялся, что возможности неверного толкования не будет.

В настоящем времени Ева должна была подчиняться его приказам. В прошлом она должна разыскать молодого Джона Коннора и подчиняться его прямым указаниям, игнорируя те, которые не соответствовали выполнению ее задания. Если она окажется в мире без Судного дня, она должна будет попытаться получить помощь. Джон Коннор — тот, другой Джон Коннор, из иного мира — являлся ее контрольной контрактной точкой.

Он снабдил Еву кое-какими последними данными: кратким изложением его собственных действий до Судного дня; всем, что ему было известно об Энрике Сальседе и его семье. Некоторыми личными сведениями о себе, которые мало кому были известны. Он проинструктировал Терминатора на тот счет, что лагерь Энрике станет естественным местом укрытия Джона Коннора. Он надеялся, что это поможет ей применительно к той реальности.

Он также передал ей специальное послание для Сары, если она отыщет ее в другом мире: Будущее не предопределено. Наш мир зависит лишь от нас самих.

Этого было достаточно. Он слил питательную жидкость, поднял капсулу в вертикальное положение и открыл ее.

Т-799 открыла свои искусственные глаза.

* * *

Джон не мог себе даже представить, что боль будет разрывать его изнутри, словно огромными крючьями вытягивая его в разные стороны. Он весьма смутно заметил удар, сопровождавший жесткое приземление на какую-то каменистую поверхность. Боль продолжалась, казалось, безостановочно, и он вцепился сам в себя руками, согнувшись и упав на колени. Вокруг него собрались какие-то люди, но он вряд ли был способен об этом сейчас думать.

Рядом с ним находилась Т-799. А как же остальные? С ними все в порядке? Антон? Джейд? Мама? Он огляделся вокруг. Оказалось, что все они рядом.

Его тело казалось целым. Что это за место? Они находились на склоне горы — так, как и должно было быть. Небо над головой было грязно-серым.

Никаких растений. Похоже на лунный пейзаж. Он попытался встать, но пока что это было чересчур.

Терминатор встала, изящно развернувшись из своей позиции. Джейд тоже.

Джону же просто хотелось выть от боли. Его мышцы, казалось, разрывались; а кожа его словно была в огне. Каждый зуб, каждую косточку ломило от боли.

Он услышал, как Джейд сказала: «Нам нужно увидеться с Джоном Коннором».

Их окружили мужчины и женщины в рваной военной форме с оружием. Он узнал кое-какое их оружие, это были плазменно-фазированные лазерные винтовки, примерно какие же, как и та, которую они отобрали у Т-ХА. У других были автоматы. Где-то совсем рядом была слышна стрельба, и звуки стрельбы из гранатометов. Воздух был насыщен сильными запахами, в том числе пота, дыма и озона… и все это вперемешку воспринималось существенно отличающимся от воздуха его времени. Каким-то чужим.

Чужеродным. В этом мире, должно быть, столь многое и так сильно изменилось.

Антон также поднялся на ноги, а затем сумели встать и Джон с Сарой. Джон почти не осознавал пока еще своей наготы, он скрючился, просто загибаясь от постоянной боли. Из толпы вышла какая-то женщина, сняла с себя тяжелое пальто и предложила его Саре, которая, должно быть, казалась наиболее уязвимой. Остальные последовали ее примеру. И лишь теперь Джон стал восстанавливаться, и он понял, что было просто ужасно холодно; почти сам того не заметив, он стал дрожать всем телом, у него даже зубы застучали.

Кто-то дал ему пальто, и он накинул его.

Та первая женщина спросила: «Вы же люди, верно?»

«Большинство да», сказал Антон. «Довольно близко к этому».

Кто-то другой произнес слова: «Сара Коннор».

Тут заговорила Джейд: «Послушайте меня». Джон никогда прежде не видел, чтобы у нее был такой внушающий доверие командирский вид. Она была в своей стихии, даже здесь, даже все еще голой, после этих вспышек света и боли. Она была похожа на богиню или на прекрасную боевую машину.

«Отведите нас как можно быстрее к Джону Коннору. Если вы можете доставить ему сообщение, прежде чем мы с ним встретимся, пожалуйста, сделайте это». Она остановилась, что-то обдумывая. «Скажите ему, что нам нужно активировать хранилище времени. Не нужно ничего отправлять назад во времени, просто его активировать. Не могу объяснить почему, просто сделайте это. Если вам дорога ваша жизнь, сделайте, как я вам говорю».

Новые взрывы, уже ближе. Крики, топот бегущих ног. Кто-то говорит по рации. Джейд накинула на плечи длинное шерстяное пальто, а затем обняла Джона. Он понял, что она делала: она просто делилась с ним теплом своего тела. Здесь было так холодно, даже в пальто, которое ему дали. Им нужно было больше одежды, и быстро. Так холодно.

* * *

Дэнни увидел, как в огромное пространство уровня H входит вооруженный эскорт. Пять человек прибыло к нему из другого мира. Они откликнулись на призыв о помощи.

Все они были наспех одеты в военный камуфляж, ботинки, куртки и пальто, некоторые из них, несомненно, были сняты с убитых. Многие вещи из этой одежды были им слишком большими, или слишком узкими, но, по крайней мере, они теперь хоть как-то были защищены от холода. Вообще-то, здесь было четыре человека — плюс Терминатор, которого они отправили назад в прошое. Дэнни надеялся на гораздо большее.

Кто-то даже одел Терминатора в ботинки, камуфляж и облегающий свитер-толстовку, хотя машина имела иммунитет от холода. Должно быть, кто-то из солдат, в интересах благопристойности.

Внутри самой горы было тихо, за исключением гула двигателей, контролировавших работу машины времени. Новоприбывшие и их конвой подошли к Дэнни и Джону, туда, где они сидели на бетонном полу, управляясь с механизмом. Оба они встали, но некоторое время никто из них ничего не говорил. Джон сурово на них посмотрел, но затем показалось, что он чем-то озадачен, лишь на некоторое время, лишившись возможности подобрать подходящие слова.

Дэнни переводил взгляд с одного из прибывших на другого. Там была и их Терминаторша. Далее двухметрового роста мужчина с седыми волосами, массивных размеров и крепко сложенный; одни только руки его и запястья указывали на невероятную силу. Молодая восточная женщина, которая двигалась как спортсменка. Парнишка-подросток, который также выглядел довольно натренированным и хулиганистым. И еще женщина вместе с ними.

Он знал ее, когда был моложе, до того, как она погибла, семнадцать лет назад.

И хотя с тех пор прошло столько лет, он видел бесчисленное множество ее старых фотографий и ее изображений на плакатах. Она была моложе, чем тогда, когда он с ней познакомился, и ее прическа была того определенного стиля, который, должно быть, был модным в ее мире и в ее время — он никогда прежде его не видел, но он узнал бы ее где угодно. Сара Коннор.

А парнишка, конечно, был на несколько лет моложе, чем в тот момент, когда Дэнни с ним познакомился.

Джон.

Терминатор сказала: «Задание выполнено».

«Кто у вас лидер?», спросил Дэнни, обращаясь к ним в целом.

«Мы так не работаем», сказал здоровенный седой мужик. «В нашей группе не так».

Восточная женщина сказала: «Антон прав. Но, возможно, вам следует поговорить со мной. Я лучше всех знакома с технологией… хранилища времени». Затем она добавила: «Меня зовут Джейд».

Джон — 44-летний Джон, которого Дэнни знал уже долгие годы, и с которым они воевали плечом к плечу — откашлялся. «Не знаю, что и сказать. Вы п