Солнцепёк (СИ) (fb2)

- Солнцепёк (СИ) (а.с. Не надо переворачивать лодку-4) (и.с. Попаданцы к И.В Сталину (подборка книг)) 767 Кб, 91с. (скачать fb2) - Комбат Мв Найтов

Настройки текста:




Комбат Мв Найтов Солнцепёк

Глава 1

Московская область, "дальняя" дача Сталина.

Прошло пять лет с памятной встречи Нового 1945 года. Много чего изменилось с того дня. В 45 году умер Шапошников. Вместо него министром обороны и членом Политбюро стал Василевский. Полгода назад не стало Жданова. Это тяжёлая потеря, потому, что внутри партии наблюдается брожение. Далеко не все в ЦК партии правильно восприняли постановление январского Пленума ЦК 44 года, считают это узурпацией власти, отстранением партии от власти. Действительно, последнее время Политбюро, в основном, опирается на Советы различного уровня. Партийная реформа, которую активно проводили Сталин и Жданов, привела к ликвидации республиканских компартий, сокращению штатов областных и районных Комитетов, и вся работа была перенесена в низовые парторганизации. 20 съезд партии, прошедший в прошлом году, показал возросший антагонизм между старым ЦК и низовыми парторганизациями. Партийные чиновники, оказавшиеся после реформы без "конвертов", получаемых ими ежемесячно с 1929 года, и не плативших с них налогов, с тоской вспоминали "былое" и предприняли настоящее наступление на Сталина и Жданова. Их обвиняли в анти-ленинской политике, говорили о руководящей и направляющей роли КПСС, обвиняли в неправильной внешней и национальной политике СССР: отказе от поддержки коммунистических движений в других странах, в развале компартий республик. Терять им было нечего. Зарплата в 127 руб/мес — довольно скромная, в промышленности заплата составляла 400–500 рублей в месяц. Но их предложения не прошли, критика осталась без внимания, так как для большинства делегатов съезда, представителей низовых парторганизаций, рост благосостояния за текущую пятилетку составил 120–150 %, одновременно уменьшилось количество отчётности, появилась четкая вертикаль власти, исчезли местные "партийные божки". Да, требовалась активная работа в коллективе, да, требовалась активная позиция, требовалось быть лидером, а не бюрократом. Принадлежность к партии становилось внутренним убеждением, а не корыстью, так как на дальнейшую карьеру в обществе она особо не влияла. Сталин на съезде сказал, что Ленин завещал нам построить народное государство, и мы его построили. Первоначальное построение и партии, и СССР по национальному признаку — это дань пережиткам прошлого, которое партия начала ликвидировать, начиная с самой себя. Есть новая общность: советский народ, есть новое государство СССР, которое от федеративной формы стремиться перейти к унитарной. Иначе националистические мелкобуржуазные течения, которые начали усиливаться, разорвут страну на части. Национальный вопрос раз и навсегда должен быть снят с повестки дня настоящего коммуниста. Те, кто не поддерживает эту политику, могут свободно выйти из партии. Такие "коммунисты" нам в партии не нужны.

После съезда, действительно, некоторое количество желающих нашлось, в основном из среды деятелей культуры и партийных работников. Да и приток новых членов партии заметно сократился. Примечательный в этом плане разговор состоялся между Сталиным, мной и Кагановичем. Лазарь Моисеевич, старый соратник Сталина, вначале попытался от меня избавиться, хотя я в этой партийной дискуссии участия не принимал, он хотел говорить со Сталиным без свидетелей, но Сталин, жестом, меня остановил:

— Тебя это тоже касается, Андрей, так что посиди, послушай.

— Коба, зачем при нём? Он что, старый член партии?

— Нет, Лазарь, он тот, который будет после нас. Так что давай начистоту. Что наболело, то и говори.

— Мне не нравится, что происходят большие перемены, а ЦК партии узнаёт об этом постфактум. Всё решает ваша "пятёрка", куда вход остальным просто закрыт. Партия перестала влиять на государство, а государство: это вы.

— "Пятёрка" в чём-нибудь ошиблась? Парт и госконтроль установил, что мы нанесли какой-нибудь вред государству? Наши люди, из-за нас, стали хуже жить?

— Коба, ты ж меня знаешь, я никогда ни одного шагу не сделал, не посоветовавшись с партией! Всё всегда обсуждалось на Пленумах ЦК или на Политбюро. А сейчас?

— Времена изменились, Лазарь. Большая часть вопросов рассматривается на съезде, и становится Законом. А Правительство только исполняет закон. Политбюро, или "пятёрка" обсуждает вопросы стратегического плана или сиюминутные политические коллизии, возникающие в течение исполнения этого Закона. Привлечение большого количества людей в этом случае не требуется. Партия и её ЦК занимается тем, что подготавливает исполнителей или проводит разъяснительную работу среди населения, почему требуется то-то или то-то. Войну помнишь? Много я или Андреев с тобой советовались?

— Нет, ставили задачи: сколько, куда и в какие сроки. Если у меня возникали сложности, то либо меняли сроки, либо