Твоя М (СИ) (fb2)

- Твоя М (СИ) (а.с. Девочки из Бойсе-2) 744 Кб, 179с. (скачать fb2) - Лаура Тонян

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:






Автор: Лаура Тонян

Название: Твоя М.

Серия: Девочки из Бойсе #2

Возрастное ограничение: 18+


Аннотация:


Жизни лучших подруг Мэгги Вуд сложились прекрасно – они счастливы и любимы со своими мужчинами. Но ранний брак самой Мэг потерпел неудачу, и спустя даже несколько лет ей кажется, что она не сможет полюбить по-настоящему снова. И, наверное, это хорошо, когда появляется парень, который нарушает закоренелые правила, который толкает на необдуманные поступки и сводит с ума. Наверное, это хорошо… но не в случае с Мэгги. Перед неожиданной встречей с популярным рок-музыкантом, Тайлером Акоста, Мэг регистрируется на сайте знакомств «Incognito.com», фишка которого полная анонимность. Мэгги не знает о своём новом собеседнике, присылающем ей сообщения, полные доброты и тепла, ничего, кроме того, что Он сам называет себя Сото. Для Мэгги за несколько дней её пребывания на сайте, Сото становится первым и единственным смс-другом. Несмотря на то, что он остаётся загадочным и неизвестным, Мэг он нравится. Возможно, так же, как и Тайлер… В любом случае, выбор сделать нужно. Но что, если её привлекают оба мужчины? И что, если окажется, что Сото и Мэгги уже знакомы…?


Официальная группа ВКонтакте - http://vk.com/laurathespell (вступайте и будьте в курсе всех новостей, касаемо книг автора)


ВНИМАНИЕ!!!

Любое частичное или полное копирование книги без ссылки на официальную группу и автора считается незаконным!!!

Уважайте чужой труд!!!


---------------

Мы параллельные миры, мы будем вместе

Наши орбиты встретятся в заданном месте…

---------------


Пролог


Экран моего смартфона неожиданно загорается, и тихий сигнал оповещает о новом сообщении. Перевернувшись на живот, хватаю с прикроватной тумбы телефон и сонными глазами смотрю на экран. У меня сердце чуть было не выскакивает из груди, когда я вижу сообщение от НЕГО. Боже мой, я и думать забыла о том, что теперь переписываюсь с анонимным другом. Сон как рукой сняло, и я пытаюсь осознать и понять, что он мне написал.


Сото: «Я люблю читать книги, да. Больше предпочитаю русскую классику. Но я не фанат Раскольникова, однозначно».


Это заставляет меня улыбнуться. Я зарегистрировалась на анонимном сайте знакомств, и это очень хорошо помогает избавиться от мыслей о Робе. Уже неделю я чувствую себя намного лучше, чем раньше.


Сото – мой новый интернет-друг, ответил на мой вопрос так, как я точно не могла представить. Я думала, мужчины в наше время почти не читают книги. Если брать в расчёт меня, я не так много читаю. И я не люблю русскую классику. Определенно, нет. Но схожу с ума от творчества многих современных авторов. Таких, как: Лорен Оливер, Сьюзен Коллинз, Кира Касс…


Несколько минут я думаю, что ему ответить. Или не отвечать? Ведь я спала. А завтра мне нужно ехать на свадьбу – точнее, сразу две свадьбы: Эштон и Камилла решили разделить торжественный день с Дэниэлом и Еленой. Когда я выходила замуж, я хотела быть единственной невестой в свой день, и предложи мне кто-нибудь поступить иначе, у меня началась бы истерика. Я так и не сказала Сото о том, что мои лучшие друзья завтра вступят в официальный брак. Сото действительно всего за неделю стал для меня кем-то важным, но я ещё не спешу делиться с ним личными подробностями из своей жизни. И уж, конечно, я не рассказывала ему о себе ничего, кроме того, что я брюнетка и мои ноги не такие длинные, как у девушек из «America’s Next Top Model».

Фишка сайта Incognito.com в том, что ты полностью анонимно можешь общаться с кем-либо. Я читала отзывы в сети: многие люди нашли на этом сайте вторые половинки, в какой-то момент они просто решили перейти на общение в Facebook, или встречались в реальной жизни. Статус наших отношений с Сото не позволяет нам этого. Кроме того, у нас уговор – мы общаемся совершенно анонимно два месяца, и уже после, если всё будет хорошо, нам можно будет подумать о настоящей встрече.

Ну, что ж, неделя позади.

Сото шутит, что мне стоит хорошо подумать, хочу ли я продолжать общение, ведь он может оказаться лысым мужиком с двойным подбородком. Не знаю, меня даже не отталкивает такая картина, которую рисует моё воображение, - возможно, потому что внешность не так волнует меня – я больше концентрирую внимание на качествах человека и его характере.

Пока я могу судить, что Сото – спокойный мужчина, уравновешенный, добрый. Хотя, скорее всего, - это просто первое впечатление. В любом случае, оно неплохое.

Я назвалась на сайте «М». Да-да, просто «М». Первая буква моего имени. Можно ли считать, что я не совсем анонимна?


М.: «Это хорошо, что Раскольников не стал для тебя кумиром)))»


Я нажимаю «отправить». Несколько минут я сижу в ожидании его ответа, но моя голова сама касается подушки, а глаза закрываются.

Этот мужчина поражает меня своей открытостью и прямолинейностью. Иногда мне кажется, будто он читает меня, словно книгу, и в такие моменты я чувствую себя уязвимой, но ни в коем случае не хочу этого лишаться. И даже спустя всего неделю нашего общения, я понимаю, что с трепетом жду его сообщения. Я могу несколько раз за час брать телефон в руки, чтобы просмотреть есть ли от Сото что-нибудь.

Иногда я ловлю себя на мысли, что представляю его тело: как оно выглядит? Высокий ли таинственный Сото? Красив ли? Как выглядят его руки? Я думаю о том, каковы его жесты и мимика, когда он рассуждает о чём-то важном. Когда он обсуждает со мной что-то, что очень сильно его интересует.

      Сото сегодня днём заметил, что я скованная. Он посоветовал мне быть более раскрепощённой. Это последнее, о чём я думаю, прежде чем провалиться в сон.

«Я постараюсь, Сото».


Глава 1


Уже второй раз я принимала на себя роль подружки невесты. Почти два года назад вышла замуж моя подруга - Адель. А сегодня, в этот прекрасный жаркий августовский день, Елена лишается статуса свободной женщины. Она выходит замуж, так же, как и Камилла, невеста Эштона. Её белое платье отличается длинным шлейфом и кружевным корсетом. Её смуглая кожа идеально сочетается с платьем цвета слоновой кости. Волосы Камиллы распущены и струятся по стройным плечам и спине. Она улыбается, шагая по проходу меж рядов в церкви, и её глаза устремлены к Эштону, который тем временем, заметно нервничает. Я могу это видеть, потому что стою недалеко от него. Елена уже стоит рядом с Дэном. Священник и все собравшиеся ожидают Камиллу, приближающуюся медленно к алтарю. Воспоминая о собственной свадьбе накатывают волной, и я стараюсь отогнать их. Я не хочу думать об этом. Лучше думать о том, какой красивый наряд мне выбрала Елена для сегодняшнего торжества. Если быть точнее, она заставила нас вместе с Адель надеть красные платья атласного материала, которое настолько обтягивает, что лично я чувствую себя не совсем уютно в нём. Зато Алекс, муж Адель, глаз не спускает с неё. Во время того, как священник обращается к будущим супругам, Алекс, стоя возле Дэнила Харриса, подмигивает своей жене. Она отводит взгляд, её щёки теперь яркого пунцового цвета. Я прыскаю со смеху, сжимая в руках корзину с лепестками алых роз – эти двое такие забавные, несмотря на то, что женаты несколько лет и их сыну скоро исполнится три года.

Не знаю, когда я замечаю на себе его взгляд. В тот ли момент, когда Камилла и Эштон целуются, предварительно обменявшись кольцами и клятвами. Или в тот момент, когда Дэниэл и Елена обещают любить друг друга вечно. Но суть в том, что я замечаю его взгляд. На мне. И он не собирается отводить глаз. Его чёрные глаза обжигают меня, заставляя на мгновение забыть о своём неудавшемся браке и о том, что совсем недавно я увлеклась интернет-другом.

Его взгляд заставляет меня смутиться и опустить глаза вниз. Грудь не сдавило, и дышать мне не тяжело, ведь как-то так описывают любовь с первого взгляда в романах. Просто сейчас я стала прокручивать в голове всё, что знаю об этом парне напротив. Тайлер Акоста. Он один из солистов группы The Angels, Европейский тур которой закончился совсем недавно и они взяли перерыв на время. У него чёрные глаза, тёмные волосы, немного щетины на скулах и подбородке. Когда-то Елена была без ума от группы парней, как впрочем и сейчас – разница лишь в том, что на данный момент она без тёх минут, как замужем за Дэниэлом Харрисом.

Я никогда не была фанаткой The Angels. Меня не привлекала их музыка. Лишь одна песня, которую Тайлер написал в честь своей погибшей девушки - Зоуи. Много лет назад я видела её фотографии в одной газете, которая писала про смерть молодой девушки, умершей от рака. Это, несомненно, была большая потеря, как для Тайлера, так и для Дэниэла, старшего брата Зоуи. Я надеюсь, Тайлер оправился после трагедии. Он чужой человек для меня. Не знаю, почему мне хочется ему сочувствовать. Возможно, потому что он – друг мужа моей подруги?

Факт в том, что всё ещё смотрит на меня. Даже тогда, когда Дэниэл надевает Елене кольцо на палец. Тайлер не обращает внимания на них, он смотрит на меня. А я – на него.


***

Алекс останавливает официанта и хватает с разноса ещё один бокал с шампанским - третий за двадцать минут. Он заметно нервничает, глядя на то, как его жена разговаривает с каким-то парнем. Они улыбаются друг другу так непринуждённо, и это настораживает и меня тоже.

- Он меня раздражает, - фыркает Алекс рядом со мной, а я успею заметить, что у блондина, с которым общается Ади, блестит серёжка в ухе.

Ладно, может быть, я слишком консервативна, но я никогда не понимала и не принимала этого. И от мнения своего отказываться не собираюсь. Не то чтобы я не стала бы общаться с таким парнем, что носит подобного вида украшения на себе, просто такой мужчина не может мне понравиться.

- Прекрати, - отвечаю я, делая глоток из своего бокала. - Они просто разговаривают.

- Ага, - подхватывает Алекс, и им весело. - Ты видишь? Это-то меня и раздражает. Им весело. А со мной она сегодня перекинулась парой слов. Думаешь...? - он молчит с минуту, размышляя над своими следующими словами. - Думаешь, у нас кризис, Мэг? Я этого не хочу. Я, правда, этого не хочу. Она слишком дорога мне.

Не знаю, когда именно, но в какой-то момент Алекс стал для меня не просто мужем моей подруги, но и человеком, которому я могу довериться. Человеком, которому мне хочется помочь.

- Он просто гость, - моя ладонь ложится поверх руки Алекса, и кажется, мне удаётся унять его дрожь. - Такой же гость, как и все остальные здесь. И Адель с ним просто общается. Это нормально, Алекс.

Он вздыхает – достаточно драматично, чтобы это перестало быть проблемой.

- Да, но этот мужик не может быть просто гостем, когда у вас с женой небольшой разлад в семье, понимаешь?

Я убираю свою руку и перевожу взгляд на Адель. Эти двое постоянно не могут поделить что-то между собой, отчего их семейная жизнь, я уверена, становится лучше. Судя по отзывам от всезнающей Елены, это действительно так. И я не собираюсь лезть в их отношения сейчас. Несмотря на то, что мне хочется помирить их, я этого делать не стану, потому что потом окажусь крайней.

- Я думаю, что… - Алекс выжидающе смотрит на меня. - Думаю, что сегодня ночью вы сможете оба найти общий язык.

Он снова фыркает, но на этот раз широко улыбается. Он, как всегда, уверен в себе. Подонок. Очень красивый подонок.

- Кстати! – восклицает Алекс, когда все вокруг аплодируют свадебному танцу Эштона и Камиллы. – Что на счёт тебя?

Я бросаю взгляд на огромный особняк перед нами, во дворе которого проходит тожество. Я всё жду, что в двери появятся Дэниэл и Елена для того, чтобы показать всем нам танец, приготовленный заранее. Но их всё нет.

- А что на счёт меня? – удивляюсь я.

С круглого небольшого стола, покрытого белой скатертью, я краду ещё одну маленькую шоколадную конфету. Фантик я не успеваю выбросить, так как из моих рук его забирает Алекс и кивает на него головой.

- Это была пятая.

- И что? – мычу я с набитым ртом. – Это же свадьба. Все веселятся!

Алекс смеётся, выхватывая у меня из рук ещё и тарелку со сладостями. Я хмурюсь, но он лишь прячет от меня лакомство и указывает на мои волосы пальцем.

- Зачем ты распустила их? Стоило бы собрать, - комментирует он мой вид. – Ты так выглядишь ярче! И…

- С каких это пор ты стал опытным стилистом?

Я складываю руки на груди, ожидая ответа от него.

Музыканты привлекают к себе внимание – мелодия звучит громче, гитара звучит агрессивнее в тот момент, когда из больших стеклянных дверей выходят Дэниэл с Еленой. Они оба одеты в синие джинсы и кожаные безрукавки, только в распущенных волосах Елены длинная фата. Впрочем, её целомудренное свадебное платье не включало в себя никаких аксессуаров. Было неожиданно увидеть Елену в таком строгом образе, но теперь перед нами предстала прежняя Елена. И я люблю её такой.

Помахав нам всем рукой, молодожёны выходят за величественные ворота и садятся на огромный мотоцикл, который Дэн недавно приобрёл. Елена обхватывает руками талию Дэна, сидя позади него. Мотоцикл приходит в движение, мотор ревёт, и меньше, чем через минуту, Дэниэл выезжает на дорогу, со стремительной скоростью уносясь вдаль. Елена выкрикивает что-то нечленораздельное. Мы все смотрим им вслед, и только сейчас я осознаю, что улыбалась всё это время. Абсолютно ни о чём не думала. Всё-таки, как же это прекрасно - не думать ни о чём. Хотя бы недолго.

- Они красиво смотрятся вместе, правда? – нежно-бархатный голос звучит над ухом.

Я спешу обернуться. Молодой мужчина, что прожигал меня взглядом в церкви, теперь возвышается надо мной. Глаза мне уже не кажутся такими тёмными, как раньше. Сейчас я могу заметить, что на свету они цвета какао. И как только Тайлер делает ещё один шаг вперёд, тем самым, оставляя лучи солнца за собой, его глаза снова принимают цвет тёмного-тёмного шоколада.

- П-п-правда, - заикаясь, отвечаю я.

Краем глаза я замечаю, как Алекс кладёт ладонь на спину Адель и уводит её обратно на праздник. Этот арендованный особняк, который, по большому счёту, выбрала Камилла, сморится потрясающе.

- Тебя ведь Мэгги зовут, верно?

Я думаю, как лучше ему ответить. Он знает, как меня зовут, хоть мы и не общались лично, но я уверена, Дэниэл и Елена рассказывали обо мне. И мы с Тайлером, кроме того, виделись на всякого рода вечеринках. Только мне тогда он был не интересен. А сейчас – да.

- Ты знаешь, как меня зовут, - говорю я, улыбнувшись.

Уголки его губ приподнимаются, отчего он становится ещё более обаятельным. Одну руку он суёт в карман чёрных брюк, а другую протягивает мне:

- Тайлер.

Пальцы у него длинные и красивые, как у пианиста. Мне хочется представить, как он играет на гитаре. Странно… Даже не являясь поклонницей его группы, я часто видела выступления парней, но как так вышло, что я не смогла запомнить, как эти превосходные пальцы оттягивают струны? Как так вышло, что я даже не рассматривала Тайлера, как красивого мужчину? Наверное, потому что СМИ постоянно напоминало девушкам, влюблённым в Тайлера, что его сердце до сих пор разбито. Почему это не отталкивает меня сейчас? Может, я не верю СМИ? Особенно, после того, как Елена рассказала мне, насколько лживыми могут быть журналисты. Может быть, Тайлер больше не страдает?

- Очень приятно, - я отвечаю на жест.

Его умопомрачительная улыбка становится шире. Он словно освещает своей энергетикой небольшую улочку, посреди которой мы стоим. Мы разделены лишь несколькими шагами. И это ощущается волшебно.

Тайлер оборачивается на смех гостей. Эштон с Камиллой режут торт. Камилла пачкает лицо мужа кремом… Когда-то мы с Робом были так же счастливы… Стоп, Мэгги, прекрати! Ты должна перестать думать о бывшем муже. Обрати внимание на парня, который сморит на тебя, словно ты кусок прекрасно обжаренной свинины. Обрати внимание на него и забудь про Роба. Он – твоё прошлое.

Мантра под названием «Роб – мудак» помогает мне почти всегда, и чаще всего, мне приходится воспоминать о ней по утрам, чтобы день прошёл хорошо.

- Здесь становится скучно, - комментирует Тайлер.

И я цепляюсь за его слова. Я держусь за них, глядя прямо ему в глаза. Эти его слова – мой спасательный круг, и я собираюсь воспользоваться помощью.

- Верно, - я делаю шаг назад, и глаза Тайлер округляются.

Ещё один шаг. И ещё один. Но Тайлер остаётся стоять на месте.

- Мне нужно только забрать свою сумочку, - я говорю, а он смеётся.

- Ты быстро понимаешь намёки, - хохочет парень.

Я поворачиваюсь для того, чтобы взглянуть на него. Я прикусываю губу – радостное волнение от предвкушения, чем же закончится сегодняшний вечер.


Глава 2


Мой бывший муж не был моим единственным сексуальным партнёром. После нашего расставания у меня были случайные связи с мужчинами. Точнее, они были не совсем случайными. Я просчитывала всё, прежде чем приходила в какой-нибудь бар подальше от центра города. Я использовала несколько мужчин в своей жизни, но не с одним из них мне не было хорошо. Я всё ещё жила Робом, дышала им, я думала о нём, когда спала с теми парнями. И поэтому, когда Тайлер колесил вместе со мной по улицам ночного города, я с радостью осознала, что совершенно не думаю о бывшем муже.

Тайлер одной рукой держит руль, откинувшись на сидение. Он так спокоен. И смотрит перед собой. А я никак не могу решиться спросить его, куда мы едем. Да и на самом деле это не так уж важно. Не имеет значения даже то, что я получила несколько сообщений от Адель с просьбой перезвонить ей и объяснить, что происходит. Пока Тайлер следил за дорогой, я быстро напечатала ответ подруге. Я не хочу, чтобы она переживала за меня.

- Итак, ты всё ещё работаешь в «The Kiss»? – неожиданно спрашивает Тайлер.

Всё ещё? Как много ему известно обо мне?

- Ты интересовался на счёт меня у кого-то? – задаю я вопрос ему, но не решаюсь поднять взгляд, чтобы посмотреть в его глаза.

- Возможно, - говорит Тайлер совсем тихо, прежде чем развернуть автомобиль.

Мы едем по трассе, с обеих сторон которой нас приветствуют ряды роскошных деревьев. Фонарные столбы помогают мне увидеть, как их здесь много.

- Да, - через минуту, я откликаюсь. - Я работаю в креативном отделе.

- Тебе нравится?

- Ох, знаешь, - в машине становится жарко, - в эту компанию Адель мне помогла устроиться ещё, когда мы учились в колледже. Тогда это было что-то вроде стажировки, и с тех пор я даже не думала сменить работу.

Тайлер молчит. Он смотрит на меня пару мгновений и улыбается, изучающе оглядывая моё лицо. Потом он обращает свой взгляд вперёд и немного сбрасывает скорость. Через некоторое время мы едем по огромному мосту. Он светится тысячами огней, словно рождественская ёлка. Вид за окном шикарен.

- А ты? – решаюсь прервать долгое молчание. - Ты всё время занимался музыкой?

В отличие от него, я ничего о нём не знаю, и я никогда не думала, что мы когда-нибудь будем общаться. Мне не был интересен Тайлер Акоста. Что же случилось сейчас?

- Нет, на самом деле, - он смеётся, и это действительно звучит заразительно. - На самом деле, я не окончил колледж. У меня был настолько низкий балл, что меня просто выперли. И это всё из-за музыки, - несколько секунд тишины дают мне подумать: Тайлер не получил высшее образование, но он всё равно нравится мне, как ни странно. - Я любил петь, любил играть на гитаре. Я любил выступать перед людьми ещё в школе. Я не понимаю, почему я выбрал техническую специальность, но суть в том, что в колледже я встретил Дэна. Он и его сестра изменили мою жизнь.

Тут я морщусь. Зоуи. Его мёртвая девушка. Чёрт, мне действительно жаль её. Пусть это и произошло много лет назад. Но меньше всего мне хочется, чтобы парень, который катает меня на своей тачке, думал о своей бывшей. Или ещё хуже – говорил о ней.

- Я рад, что наконец-то смог отпустить её, - говорит вдруг Тайлер. - Я сам просил Елену отпустить прошлое, но сделать этого не мог. Тогда я подумал, что мне нужно что-то менять.

Он вздыхает, а я ловлю его вздох. Свободной рукой Тайлер освобождает шею от галстука-бабочки и бросает лоскуток чёрной ткани на заднее сидение. Проводив улетающий галстук взглядом, я снова возвращаюсь к улыбающемуся Таю. На этот раз он закатывает рукава светло-серой рубашки. Его пиджак лежит между нашими сидениями. Оказавшись весьма смелой, я кладу его себе на колени, ровно в тот момент, когда Тайлер паркуется возле белого высокого здания, окружённого ещё десятком таких же.

- Всё, - озвучивает он конец поездки. - Приехали.

Я расстёгиваю ремень безопасности и выхожу из машины. Снаружи я передаю пиджак Тайлеру. Он забирает его и делает то, чего я не ожидала – кладёт руку мне на спину. Я вздрагиваю от столь приятного жеста. Его пальцы прекрасно ощущаются на моей пояснице.

- Здесь я живу, - поясняет Тайлер, ведя нас от парковки к подъезду. - Временно. Наш тур окончен, и Дэниэл захотел ненадолго обосноваться в Сан-Франциско. А через несколько месяцев, думаю, мы улетим в Лос-Анджелес.

Пока он произносит всё это, его глаза прикованы ко мне. Только я смотрю прямо перед собой, как будто не замечая его пожирающих глаз. Чёрных, как сама ночь. Он уедет. Почему я могла надеяться на что-то другое? Да разве я рассчитываю на что-то серьёзное с Тайлером? Для нас обоих сегодняшний вечер – непредсказуемое событие, которое ещё неясно, чем обернётся.

- Чем вы собираетесь заняться в Лос-Анджелесе? – спрашиваю я, как будто мне не жаль, что скоро он улетит.

- Будем записывать новый альбом, - говорит Тайлер, открывая передо мной дверь. - Пока только Кевин отдыхает на пляжах города ангелов.

Он вновь смеётся. Я замираю. Какой потрясающий звук!

В подъезде светло и просторно. На стенах висят картины, по-видимому, смысл которых мне не понять. Охранник что-то говорит Тайлеру, но я не слушаю. Я увлечена тем, что разглядываю красивые узоры на дверях лифта. Створки расходятся слишком быстро, и мы заходим внутрь. Не знаю, почему, но мне хочется сбежать. Откуда у меня такое чувство, что Тайлер собирается воспользоваться мной? И разве это не очевидно? Разве я сама не собираюсь воспользоваться Тайлером? По-моему, мы будем квиты.

Каким-то образом я даже забыла, что Сото не прислал мне пока что ни единого сообщения…

- Какое ты вино предпочитаешь? – Тайлер проходит вглубь квартиры, оставляя меня в прихожей. Стены в квартире такие же светлые, как и в холле. Я иду следом за Тайлером.

- У тебя есть красное полусладкое? – интересуюсь я, рассматривая небольшую кухню насыщенного зелёного цвета.

- Конечно, - усмехается он, и достаёт из шкафа бутылку.

Он машет ею перед собой:

- Это французское. Тысяча девятьсот девяносто четвёртого года.

Мы молчим, пока он возится с пробкой и штопором. У него такие сильные руки! Крепкие! То, что Тайлер закатил рукава рубашки, мне нравится. Сексуально!

- Наверное, очень вкусное, - комментирую я, принимая от него бокал.

- Попробуй, - приподняв бокал, предлагает Тай.

Он быстро осушает свой стакан и ставит его на столик рядом с собой. Выпивая глоток за глотком, я успеваю заметить, что это милая квартира, как раз под стать хозяину. Маленькая столовая отделена перегородкой от гостиной. А открытая дверь демонстрирует мне комнату, в которой стоит большая кровать, на стенах бежевого цвета висят гитары. Их три. Я в них не разбираюсь, но могу сказать точно, что только одна из них – электрогитара.

Молча, я прохожу в спальню. Справа от меня вся стена обклеена постерами группы The Angels. Фотографии выступлений, фото с автограф сессий, встречи с фанатами. Есть несколько старых фотографий, где видно, что Дэниэл и Тайлер совсем ещё молодые. Посередине стоит парень. Это, наверное, Кевин. Он сосредоточенно смотрит на фанатов на концерте.

- Кажется, я знаю, кто ваш самый ярый поклонник, - насмешливо отзываюсь я.

Реакция Тайлера не заставляет ждать – он расплывается в улыбке. Его рука касается одной из гитар на стене. Он тянет струны, и они издают мелодичные звуки. В какой-то момент меня озаряет: Тайлер сам не ожидал от себя такого исхода сегодняшнего вечера. Он выглядит немного смутившимся. Но когда он сказал, что ему скучно на празднике, он просто ловил момент, чтобы мы смогли уехать вместе. Он удивлён положением вещей не меньше, чем я. Это значит, что для Тайлера гулять с понравившейся девушкой посреди ночи и привезти её к себе домой – не есть норма.

Это озарение меня невозможно сильно радует.

Оставив бокал на прикроватной тумбе, вновь приближаюсь к Тайлеру. Я собираюсь расспросить его об одном из этих музыкальных инструментов. Но неожиданно я оказываюсь прижата к его мускулистой груди. Он держит меня за талию двумя руками, его голос ласкает мой слух:

- Я заметил тебя ещё в тот вечер, когда Эштон и Камилла обручились. Ты была в том коротком бежевом платье…ммм… - он практически стонет, и я сдаюсь, полностью обмякнув в его руках. – И поверь, Мэгги, я очень долго был хорошим парнем. Особенно, учитывая, как это платье облегает твоё роскошное тело.

Он не даёт мне сказать и слова – просто поворачивает лицом к себе и прижимает к стене. Он впивается мне в губы жёстким поцелуем, заставляя меня всхлипывать в тот момент, когда он касается длинными пальцами сосков через атласную ткань платья. Через мгновение Тайлер снимает его с меня. Он через голову избавляется от своей рубашки, и делает это так сексуально – как я видела в фильмах сотни раз. Мои руки исследуют его рельефную грудь и живот, пока он ласково прикусывает кожу на моём подбородке и шее.

- Ты меня с полуоборота заводишь, - шепчет он мне на ухо. - С того момента, как я заинтересовался тобой, я мечтал сделать с тобой много, очень много плохих вещей.

После он отходит на три шага и сползает по противоположной стене вниз. Он не снимает брюки. Не касается себя, но его голодные глаза шарят по моему телу. И, несмотря на то, что я всё ещё в нижнем белье, я чувствую себя голой.

Спустя несколько секунд, я становлюсь над ним так, что он смотрит на меня снизу вверх. Я медленно избавлюсь от лифчика, а после и от трусиков. Он перехватывает их у меня и подносит к лицу. Когда он втягивает воздух, моё лицо, наверное, окрашивается пунцовый цвет. Я стою над Тайлером, ожидая его следующих действий. И всё, что он делает дальше - это протягивает руку и бесцеремонно засовывает средний палец в меня. Я протяжно стону, ощущая, как же мне этого не хватало.

Он двигает пальцем внутри меня, пока я закидываю обе руки себе за голову и привожу свою идеальную причёску в беспорядок. Тай трахает меня пальцем, пока я возвышаюсь, глядя то на него, то на стену перед собой. Мои стоны становятся всё громче. Он неторопливо вытаскивает палец и касается им складок и клитора. Заметив, с какой жадностью я гляжу на него, он хватает меня за колени и сажает верхом на себя. Сразу после этого он переворачивает нас. Я ударяюсь лбом о ножку маленького стола.

- Прости, прости, прости, - шепчет Тай, нежно потирая место ушиба. Я тихо смеюсь, целуя его.

- Всё в порядке. Правда.

Раздвинув ноги, я распласталась на полу, и уверена, это заводит его ещё больше, чем, если бы мы занялись этим на кровати, которая находится в нескольких метрах от нас.

Тайлер стягивает с себя обувь, брюки и нижнее бельё. Он абсолютно голый и такой совершенный расположился между моих ног. Вместо того чтобы наброситься на меня со звериной страстью, он ласкает внутреннюю сторону моих бёдер, проводит по ним ладонями, и от одного этого жеста я готова оказаться на седьмом небе.

Его ладони плавно переходят к моим икрам, и он быстрым движением тянет меня к себе. Я упираюсь руками в ножки стола, пока он входит в меня – так осторожно и бережно сначала, а потом резко и беспощадно. Я вскрикиваю. Тайлер заполняет меня полностью. Его движения то быстрые, то медленные. Доводящие до безумия… доводящие до грани…

Одну ладонь он прячет у меня под коленкой, притягивая ближе. Другая ладонь накрывает мою левую грудь, пальцы играются с соском: тянут его вверх, прокручивают, нежно обводят контур по кругу.

Губы Тайлера приоткрыты. Какой же он красивый! Красивый, когда заводит голову назад и прикрывает глаза, ощущая то же наслаждение, что и я. Он творит со мной то, что не делал никто – он заставляет меня забыть обо всём.

- Ты невероятная, - шепчет он, склоняясь надо мной, отчего его толстый член проникает в меня глубже.

Я не могу сдержаться от стона.

- Так хорошо, - всхлипываю я.

И ровно в этот момент он выходит из меня.

Что? Тайлер выходит из меня.

Он смотрит на меня сверху, оценивая. Глядя на мою вздымающуюся грудь. Когда пару мгновений спустя, Тайлер поднимается и подаёт мне руку, я сгораю от любопытства. Что он собирается сделать?

- Вот так, - хрипит парень, поворачивая меня спиной к себе.

Передо мной достаточно высокая тумба кремового цвета. Он практически прислоняет меня к ней, одну ногу закинув на ровную поверхность. Я упираю локти в стену, прогибаюсь в спине и приподнимаю попку для него- О, да, - стонет неразборчиво Тайлер, входя в меня.

Его руки ложатся на мою грудь. Пот с его шеи стекает мне на плечи. Тайлер двигается не очень быстро, но несколько резких толчков – и волосы спадают мне на лицо. Они растрёпаны, и мне нравится это. Нравится наш необузданный секс, пусть я и знаю этого парня совсем недолго.

- Ещё, - прошу я, лаская пальцами клитор. - Пожалуйста, Тайлер, быстрее.

- Скажи это ещё раз, - он шумно вбирает воздух в себя. - Произнеси моё имя ещё раз.

- Таайлер, - протягиваю я в отчаянии, несомненно, подходя к краю.

Кажется, я на полпути к тому, чтобы сорваться вниз. Толчки Тая становятся неистовее, движения - дикими. Он стонет мне на ухо громче – он тоже скоро кончит.

- Давай, - подстёгивает меня парень. – Давай сделаем это вместе, Мэг.

И я закидываю голову назад, рукой прижимая его лицо к себе. Его язык проникает в мой рот, когда мы оба кончаем. Одновременно. Тепло разливается по всему моему телу, ноги дрожат.

Я испытала самый бурный оргазм в своей жизни. Только что.


Глава 3


Татуировки. На его теле есть татуировки. Я никогда не задумывалась, какие они, хотя Елена так много раз говорила об этом. А теперь, пока Тайлер мирно спит, мне удаётся рассмотреть чёрную змею, которая переплела его руку и предплечье. Это действительно сморится завораживающе. Но не так, как имя под его грудью, в области сердца. «Зоуи». Это имя его бывшей девушки, которая уже давно умерла. Любит ли он её всё так же, как раньше? Кто она для него сейчас? Просто прошлое или…? А впрочем, почему меня должно интересовать это? Ведь для Тайлера, вероятно, это был просто секс.

Как и для меня.

Я переворачиваюсь на спину и, вздохнув, гляжу в потолок. Наручные часы Тайлера тикают, нарушая тишину в спальне. Я поворачиваю голову, чтобы посмотреть на свой смартфон, экран которого так и не загорелся. Чёрт возьми. Сото не написал мне ни одного сообщения со вчерашнего утра. Я беру в руки телефон. Провожу пальцем по дисплею. Я думаю, написать ему сообщение. Да, в два часа ночи. Может, он не спит, так же, как и я. Почему же он тогда не пишет? Нашёл себе нового собеседника? Подумать только! Я скучаю по человеку, которого никогда в жизни не видела и не слышала его голос. Лежу голая в кровати другого мужчины, а скучаю по человеку, что стал мне дорог только за неделю. Немыслимо, Мэгги! Это немыслимо!


«Привет, Сото. Я скучала». Нет. Нет. Это нужно срочно удалить. Я снова вздыхаю, переводя взгляд на Тайлера. Какой он красивый. Длинные ресницы касаются щёк, губы плотно прикрыты. Одну руку он завёл себе за голову, а другую протянул ко мне.


«Сото, почему ты мне не писал?» Чёрт, снова не то. Я удаляю нахрен весь текст и бросаю телефон на кровать. Мне, наверное, не стоит находиться здесь. Но я не хочу уходить вот так. Сбегать. Тайлер не заслуживает такого прощания. Никто не заслуживает, чтобы им просто пользовались.


Мои мысли путаются. Впервые в жизни, я не могу точно сказать, чего я хочу по-настоящему. Если кто-нибудь сейчас спросит, счастлива ли я, я не смогу ответить. Я, скорее, промолчу. Мне казалось, что всё хорошо. Я пережила предательство Роба. Получила повышение на работе. Я думала, что реализовалась. Да, у меня не было мужчины рядом, но я была счастлива. А сейчас… Как же получается, что несколько дней с анонимным человеком меняют всю жизнь? Или это происходило не в течение недели, а в одно мгновение? Просто, проснувшись, я поняла, что больше не представляю свою жизнь без общения с Сото? И много ли мне нужно от него? Судя по тому, что я представляю его лицо и тело, я не хочу ограничиваться лишь сообщениями на сайте. Но у нас впереди ещё два месяца. Два пробных месяца. Это было его условием. Я выдержу эти два месяца. Выдержу, если Сото будет давать знать о себе. Если не станет играть со мной.

Я всегда думала, что я благоразумна. Я сначала думала, а уже потом делала. Но сегодняшняя ночь с Тайлером Акоста доказала обратное. Да ладно! Кто я такая…а кто он. Тайлер – рок-звезда. Он привык к славе, привык к тому, что девушки прыгают в его кровать быстрее, чем называют своё имя. А я – девушка с неудачным браком позади, с трёмя выкидышами. Девушка, которой не удавалось забеременеть долгое время после того, как она в очередной раз потеряла ребёнка. Девушка, которая… О, чёрт!

Я резко поднимаюсь на кровати. Почему-то я ошарашено смотрю на спящего Тайлера, хотя мне пора бить себя по голове. Я должна рвать на себе волосы и кричать «дура». Мы не предохранялись. На моём месте любая другая женщина беспокоилась бы о том, что может забеременеть. Вряд ли мне это грозит. Это было бы наивысшим счастьем, но… Чёрт возьми! Я не могла трахаться с ним без презерватива! Я не знаю Тайлера, и справку о том, что он здоров, мне никто не показывал. Чёрт. Как же дождаться утра, чтобы корректно спросить его об этом? Как же дожить до этого грёбанного утра?

Я медленно опускаюсь на простыни рядом с Тайлером. Закрываю глаза. Перестать думать о плохом – это моя задача. Перестать думать о плохом и заснуть. Это же не так сложно, правда?


***


Песня Эда Ширана будит меня, и оказывается, что сквозь тёмные шторы уже пробивается яркий солнечный свет очередного августовского дня. Я лениво потягиваюсь на животе. И даже улыбаюсь, пока не вспоминаю, где именно я нахожусь. Абсолютно голая. Резко я переворачиваюсь на живот и осматриваюсь по сторонам. Тайлера в постели нет. Простынь с его стороны кровати откинута. Я привстаю, придерживая одеяло на своей груди.

Вкусный запах доносится сюда из другого конца квартиры. Я поднимаюсь с кровати и… ну да, придётся набросить на себя его рубашку. Как ни странно, я быстро застёгиваю все пуговицы и выхожу из спальни. Кухня, насколько я помню, находится слева. Всё верно. Она такая, какой я запомнила её вчера – зелёная, красивая. Тайлер стоит ко мне спиной. На нём тёмная футболка и джинсы. И его тело прекрасно.

Маргарет Оливия Вуд! Соберись!

Я собираюсь поздороваться с ним и привлечь внимание к себе, пока не замечаю кое-что странное. Точнее, не просто кое-что. На столе, недалеко от того места, где стою я, лежат булочки в пакете с эмблемой из кафе, в котором я обычно завтракаю перед работой. Я люблю это место. Я люблю маленькое кафе «Лабиринт». И это те самые булки с клубничной начинкой. Те, которые я люблю. Так ведь? Я бесшумно придвигаюсь ближе, чтобы убедиться, что написано на пакете. Да, клубника.

Чёрт возьми. Музыкальный альбом Эда Ширана лежит возле микроволновой печи. А рядом – проигрыватель, который воспроизводит песню «Nina», и которую напевает Тай.

Я стискиваю зубы, осознавая, что в спальне я упустила одну маленькую деталь. Быстро возвращаюсь туда. Открыв настежь дверь, я устремляю взгляд в сторону прикроватной тумбы. На ней стоит ваза, а в вазе мои любимые цветы – пионы. Это всё очень сложно назвать совпадением. С цветами я иду обратно. Я ставлю вазу громко на стол, и Тайлер оборачивается ко мне с широкой улыбкой на губах. Он быстро перекладывает готовые оладьи на пустую тарелку и откладывает сковородку в сторону.

- Доброе утро, - на поднос он кладёт тарелку с оладьями, политые с сиропом.

А так же стакан сока и чашку с кофе. По запаху я могу сказать, что он сварен только что.

Тайлер чешет затылок, прищурившись:

- Вообще-то, я планировал завтрак в постель.

- Я не голодна, - резко отвечаю я, о чём потом сожалею.

Парень меняется в лице. Он медленно облизывает палец, испачканный в сиропе. Смотрит на стол и, потянувшись к упаковке с булочками, распаковывает его. Я слежу за его движениями, ожидая, что он заговорит первым. Я ожидаю, что Тайлер начнёт объясняться.

- Что всё это значит, Тай? – не выдержав больше, спрашиваю я.

Он резко вскидывает глаза на меня.

- О чём ты?

- О чём я? – я выдыхаю ошеломлённо. - Всё вот это, - обвожу рукой кухню, останавливаясь на пионах в декорированной вазе. - Это всё то, что я люблю. Ты не мог этого угадать. Ты за мной шпионил? Эта ночь не была случайной.

Медленно Тайлер начинает загибать пальцы, один за другим:

- Может быть, я и правда угадал, что ты предпочитаешь на завтрак, какие цветы любишь и какую музыку слушаешь. Что в этом такого? – он раскидывает широко руки. - И знаешь, мне немного обидно, что я для тебя был просто членом на одну ночь.

Я спешу оправдаться почему-то:

- Я такого не говорила. – Но нападение – это лучшая защита: - Меня немного смущает твоё «может быть».

Не дав ему сказать что-либо ещё, я разворачиваюсь. В спальне я собираю все свои вещи. Даже не подумав о душе, я спешу одеться. Тайлер заходит вслед за мной. Он стоит позади меня. Я слышу его громкое недовольное дыхание.

- Это не было случайностью, - наконец, признаётся он.

Хотя, я и так догадывалась об этом. Вопрос в том, зачем он шпионил за мной? И как он сделал это, что я даже не заметила?

Я оборачиваюсь к нему, уже натянув платье на тело. Я застёгиваю платье, и не делаю это до конца, замирая, когда Тай произносит:

- Я советовался о тебе с Еленой.

Какого чёрта, вообще?! Что он только что сказал?!

- Что ты только что сказал? – опустив руки, восклицаю я. – Вы планировали вместе с Еленой заманить меня в постель к тебе.

- Нет, нет, нет, - маниакально жестикулируя, говорит Тайлер, подходя ближе. - Господи, нет! Всё было не так, Мэг. Я клянусь. Ты только выслу…

- Это просто возмутительно! - я завопила, отодвигаясь от него подальше.

Так, где мои туфли? Мне нужно найти свои туфли. Нужно найти свою сумочку и валить отсюда.

Эд Ширан продолжает петь на кухне. Как я хочу сломать этот чёртов проигрыватель! Нет, это просто немыслимо. Моя лучшая подруга в сговоре с Тайлером - парнем, который просто провёл со мной ночь.

- Послушай меня, - Тай перегородил мне дорогу, не давая сделать и шагу.

Я не могла теперь выйти из комнаты. Но я сжимала ремень своей сумки в ладони, в надежде на то, что мне удастся сбежать. Я даже не знаю, зачем Тайлеру понадобилось устраивать весь этот спектакль. Возможно, он ненормальный.

- Просто послушай меня, - повторяет он, заставляя меня взглянуть на него.

Когда наши глаза встречаются, он облегчённо вздыхает.

- Мэгги, всё не так, как ты думаешь. Я не знал, как мне быть. Я просто попросил Елену помочь. Я не пытался приударить за тобой с самого начала, потому что меня предупредили - ты не из тех, кто говорит «да» сексу на одну ночь, - Тай переводит дыхание. - Я был крайне удивлён, когда ты согласилась вчера уехать со мной. Я был удивлён тому, что мы переспали. Я всего этого НЕ планировал, Мэг. Но утром… - его глаза светятся. - Утром мне в голову пришла мысль сделать тебе приятное. Что-то такое, отчего ты будешь в восторге. - Тайлер качает головой. - Но, признаюсь, не такой реакции я ждал. Совсем не такой.

Я ровно дышу и делаю несколько шагов назад. Всего несколько, но чувствую себя уже лучше, потому что Тай не стоит так близко ко мне, и мои мысли не сбиваются в кучу. Я могу думать нормально. Но как только я открываю рот, чтобы сказать это, я не нахожу слов, как будто буквы пляшут у меня на языке, не соглашаясь образовываться в предложения, не соглашаясь ответить мужчине передо мной.

Из-за этого разговора я почти что забыла, что собиралась поговорить с Тайлером о контрацепции утром. Мы должны обсудить это.

- Ладно, - он обречённо вздыхает. – Хорошо. Я давно знал, что ты любишь Эда Ширана и Лану Дель Рей. У меня есть коллекция дисков всех твоих любимых исполнителей.

Он указывает рукой на стеллаж за моей спиной, но я не решаюсь подойти к нему и заглянуть внутрь.

- Я советовался с Еленой. Я ведь не совершил ничего преступного, Мэгги, - говорит он низким тоном.

И от этого мои внутренние органы скручиваются в узел. У меня тянет внизу живота от его голоса.

- Я не готова к серьёзным отношениям, Тайлер, - вместо всего, что мне хочется сказать, говорю я сейчас это.

И, конечно, я умалчиваю про Сото. Ему не нужно знать о том, что я увлечена парнем из анонимного сайта знакомств. Елена, наверное, обсмеёт меня, когда узнает. Хотя именно она подсунула мне адрес этого сайта и порекомендовала познакомиться хоть с кем-то. Наверное, она не подумала, что у меня может зайти это так далеко.

Тайлер кивает, опустив голову и спрятав руки в карманах джинсов. Он не видит, как сильно я зажмуриваю глаза.

- Значит, ты меня просто использовала? Так?

Нет, нет, никто ведь не заслуживает, чтобы им просто пользовались. Я повторяла себе это полночи.

Но я ничего не отвечаю ему. Просто обхожу Тайлера, двигаясь в сторону входной двери.

- И ещё кое-что, - строгим голосом говорю я, оборачиваясь.

Я ловлю его взгляд на себе, и на мгновение мне кажется, что ему действительно больно. Это ложь. Он – мужчина, и он переживёт это.

- Мы не предохранялись.

Тайлер прячет лицо в ладонях и бубнит еле разборчиво:

- Это была моя вина. Я не подумал. У меня даже не было презервативов. - Потом он выпрямляется и продолжает: - Но я здоров. Честное слово, Мэг.

Я вспоминаю про то, что прошла обследование перед тем, как получить повышение на работе.

- Я тоже.

Мне стоит сказать, что забеременеть у меня уже давно не получается?

- Надеюсь, ты принимаешь таблетки?

Вот он – тот вопрос, которого я ждала. Тот, который задают все мужчины.

- Да, - отвечаю спокойно.

Ему не нужно знать ни о чём.

Я не решаюсь попрощаться с Тайлером. Я просто выхожу из его квартиры. И я надеюсь, он не будет искать встреч со мной.


Глава 4


Елена не сидит рядом со мной, но даже через экран я чувствую её поддержку. Наверное, у меня не хватает смелости рассказать обо всём Адель, потому что у неё сейчас и без меня проблемы с мужем. Они с Алексом пытаются сойтись во мнении на счёт воспитания единственного сына. И мне просто нужна поддержка подруги, не важно, как далеко она сейчас находится от меня.

- Тебе срочно нужно попасть на этот остров, - говорит Елена с энтузиазмом. - Клянусь, ты тут же перестанешь думать о своём Серо. Или как его там зовут.

- Сото, - поправляю я её, негодуя.

Мне не по душе, что она так пренебрежительно относится к парню, который мне понравился. И который, если можно так сказать, меня отшил. Прошло несколько дней с того момента, как мы общались в последний раз. И сегодня Сото появился в сети для того, чтобы сказать, что он поспешил с выводами. Он написал, что у нас вряд ли что-то может получиться, но он не прочь остаться друзьями. Я подозреваю, что у него кто-то появился. Это действительно очевидно.

Слёзы снова застилают глаза, но я смаргиваю их, чтобы в очередной раз не разреветься.

- Хватит плакать, - Елена складывает руки на столе. - Серьёзно, Мэг. Может, этот Сако даже не парень. Может, он какая-то страшная девчонка – подросток с прыщавым лицом и толстой задницей. Или вообще, может, он маньяк?!

- Его зовут Сото, - недовольно бурчу я, глядя в камеру.

- Какая разница. Это же всё равно не его настоящее имя.

Иногда мне кажется, что Елена специально называет Сото по-другому. Просто она не воспринимает его серьёзно.

- Я и подумать не могла, что ты влюбишься в человека, которого даже не видела, - она подтверждает мои догадки. - Если бы я знала, что так получится, я бы не стала предлагать тебе регистрироваться на сайте знакомств. - Подруга выдерживает паузу, а потом выпаливает, прищурившись: - И вообще, почему среди этого обилия подобных сайтов, ты выбрала анонимный? Я не понимаю тебя, Мэгги. Это же так рискованно.

Какая разница, почему я выбрала этот сайт. Здесь я встретила Сото. Я не думала, что существуют мужчины, которые могут лишь несколькими сообщениями сделать тебя счастливой. Я раньше ни разу в жизни подобного не испытывала.

- Я не знаю, - отвечаю я, и отворачиваюсь от экрана.

Теперь эта квартира принадлежит мне. Елена переехала к Дэну, а через некоторое время они уедут в Лос-Анджелес. Я часто чувствую себя настолько одинокой, что у меня в голове появляются мысли о переезде обратно в Бойсе. Там меня ждут родители, и несмотря ни на что, они любят меня очень сильно.

Только это не выход. Бежать от одиночества – трусость. Да и от таких вещей невозможно уйти. Сото за малое количество времени подарил мне чувство умиротворения.

- Давай лучше поговорим о Тайлере? – предлагает Елена, и я замечаю, как она ёрзает на стуле.

После того, как я по телефону предъявила ей всё своё возмущение по поводу сложившейся ситуации с Тайлером, она очень осторожно касается этой темы. Конечно, ведь она виновата! И просто боится, что я снова буду скандалить, но этого не произойдёт – я успокоилась и намеренно пропустила десяток звонков от Тайлера. Я даже не слушаю голосовые сообщения, что он мне оставил. Я не эгоистка, и, наверное, я просто поступила неправильно, согласившись провести ночь с Тайлером. Но я и не представляла, что у него есть какие-то надежды на счёт меня.

- Ну, вот не надо на меня так смотреть, - протягивает Елена, когда я кошусь на неё. - Почему мы не можем нормально поговорить о парне, с которым ты провела ночь? А потом что ты сделала? – Она заводит прядь волос за ухо и поворачивает ухо к экрану, приложив к нему ладонь. - Не слышу? – Через пару секунд: - Правильно! – Елена выпрямляется. - Ты разбила ему сердце!

Я хмуро смотрю на свою подругу и пересыпаю из упаковки чипсы в миску. Придвигаю миску ближе к себе. Чипсы – лучшее средство от депрессии.

- Ну, конечно, - мычу я, чавкая.

Дожевав всё, я вытираю жирные пятна с огромной, и без того, грязной футболки, и обращаюсь к Елене:

- Послушай, этот Тайлер – рок-звезда, понимаешь? Ему до меня дела нет. Я не знаю, чего он добивается. И я не знаю, зачем он тратит на меня столько времени, ведь, по сути, я даже не его фанатка. – Я отбрасываю волосы с лица. - В смысле, мои трусики не падают на пол, когда я вижу его. И всё в таком духе…

Елена снова усаживается на стул. В руке у неё ложка, а на столе контейнер с мороженым. И она засовывает целую порцию мороженого в рот. Жуёт, пытаясь что-то сказать, но только вызывает у меня смех.

- Ну, знаешь ли, - наконец, удаётся ей выговорить, - случилось именно это – твои трусики упали на пол перед Тайлером.

Елена подмигивает, а я, пытаясь игнорировать её слова, решаю продолжить:

- Я хочу, чтобы ты поняла, что пытаюсь до тебя донести. Тайлер Акоста – звезда, и неважно, что его группа теперь взяла перерыв, он всё равно знаменитость. А я… я просто Мэгги. Так что, нечего даже…

- Хей, хей! Остановись! – Елена активно машет руками. Потом она подносит к камере левую руку и указывает несколько раз на безымянный палец. - Знаешь, что это, детка? Это кольцо. Я вышла замуж, Мэг, за очень горячего популярного парня, который, между прочим… - она замолкает и прячется под стол.- …Погоди секунду… где же он…

Елена кряхтит, а я не пойму, что она ищет и где. Спустя меньше минуты она кладёт на стол рядом с ноутбуком огромную сумку, больше похожую на дорожную, и достаёт оттуда…не знаю, что. Подруга машет чем-то перед экраном и от этого изображение расплывается.

- Этот мужик, что светит своими яйцами в соседней комнате, несколько недель назад сделал мне… ребёнка! – Последнее слова она выкрикивает и я, ахнув, зажимаю рот руками.

Это самая потрясающая новость за последние дни! Боже мой! Теперь я вижу, что в руке подруга зажимает тест на беременность.

- Ох, Господи! – кричу я, а Елена кричит вместе со мной. - Как же я рада за вас! Чёрт!! Господи! Я так рада! Так рада!

Елена танцует на месте, поднимая руки вверх. Она смеётся, и я ловлю себя на мысли, что очень давно не видела её такой счастливой. Хотя, из нас троих, Елена говорила о детях меньше всего. Я и не думала, что она мечтает о малыше.

- Когда ты узнала? – спрашиваю я, глубоко вздохнув.

Я подсаживаюсь ближе к экрану своего компьютера.

- Сегодня… - Елена расплывается в улыбке. – Я сделала три теста и все они положительные. – Вдруг её лицо принимает грустный вид. - Знаешь, после того, что было много лет назад, я думала, я не смогу…

Ей и не нужно продолжать. Я понимаю, о чём она пытается мне сказать. Когда-то они с Дэном переспали – много лет назад - и после этого Елене пришлось сделать аборт. С тех пор так много воды утекло. Даже не верится, что эти двое вместе и счастливы. Я долгое время и представления не имела, что произошло между ними, когда Елена была ещё совсем юной. Я и представить не могла, сколько лет она ненавидела Дэна. Но зато сейчас они действительно любят друг друга, и они этого заслуживают.

- Но ты смогла, - снова визжу я от восторга. - Это просто непередаваемо, в каком я восторге, дорогая.

Елена видит то же, что и я – Дэна, который проходит в комнату абсолютно голый. Чёрт возьми, на острове, где они отдыхают, не принято надевать трусы? Елена закрывает ладонью объектив и кричит мужу:

- Оденься! У Мэгги инфаркт.

Меня пробирает смех, и я не скрываю этого, когда подруга, сложив руки, сощурившись, смотрит на меня. Она хлопает ресницами – значит, сейчас снова выдаст какую-нибудь глупость.

- Что ты делала Мэг, когда увидела член Тайлера?

Ну вот, я же говорила.

- Прекрати, - я фыркаю и откидываюсь на спинку стула.

- Да ладно тебе, - Елена выравнивает голос. - Просто расскажи: как это было? Он закрыл тебе лицо тряпочкой? Или ты всё же что-то сумела подглядеть?

- Ты издеваешься? - Я усмехаюсь и бросаю в экран ноутбука горсть чипсов.

- Елена, хватит!

- Елена, хватит! – передразнивает меня подруга. - Как это было? - спрашивает она с интересом и глаза у неё горят. - О, да, Тайлер, давай! Быстрее!

Она смеётся, заливаясь слезами. Прикрывает рот и хохочет, словно сумасшедшая. Я просто улыбаюсь, но начинаю нервничать. Почему я дружу с такой ненормальной девчонкой?

- Погоди-ка, - раздаётся вдруг голос Дэна.

И да, через минуту, его белобрысая голова появляется на экране.

- Кто тут спал с Тайлером? – говорит он изумлённо. - Мэг? Ты спала с Тайлером? - я шлёпаю себя по бедру.

- Ну, просто отлично, Елена, теперь и твой муж в курсе.

- Это тот Тайлер, о котором я думаю? – не унимается Дэн.

Елена ударяет его в бок:

- Я думала, ты думаешь обо мне.

Дэниэл выпрямляется и целует в макушку мою подругу:

- Прекрати, детка, ты поняла, что я имел в виду.

И они оба снова обращают своё внимание на меня. Они смотрят на меня, ожидая чего-то. Чего? Я не выдерживаю:

- Что? – взмахиваю руками. - Что вы на меня так уставились?

Дэн – больной ублюдок – причмокивает.

- Он хорош в постели?

Так же, как и его жена, он заливается смехом, а я, показав им средний палец, улыбаясь, отключаю связь. Они стоят друг друга. Двое сумасшедших!

Но я так рада за свою подругу, что мне от всей ситуации действительно весело. Единственное – мне бы не хотелось, чтобы Дэниэл рассказал Тайлеру о том, что знает про нас.

Сото. Мои мысли перемещаются в другое русло, и я быстро начинаю барабанить пальцами по клавишам – захожу на сайт. Несколько сообщений от новых анонимов. Но от Сото… от него ничего…


***


Сентябрь в этом году выдался жаркий. Впрочем, как и август. На самом деле, в осени есть своя прелесть. Но я больше люблю осень в Айдахо. Мама холодными вечерами пекла яблочные пироги под песни Френка Синатры. Её самая любимая композиция у него – это «Killing Me Softly». Папа всегда шутит, что в сердце у мамы двое мужчин: он и Синатра. И папа занимает не первое место. Мама в такие моменты всегда ворчит и угрожает лишить его самого большого куска пирога. Она знает, как папа любит её кухню.

Мне тепло, когда я вспоминаю наши тихие семейные вечера, но мне становится и грустно, ведь я тоже хочу такую семью. Я, наверное, буду рада просто ребёнку. Если у него будет отца, я готова заменить своему малышу всех. Знаю, так говорить неправильно, но я готова.

Сегодня выходной день, но я всё равно зашла в своё любимое кафе, чтобы купить пару булок и кофе. Здесь продают отличный капучино со вкусом лесного ореха. Мне кажется, такова на вкус моя любимая осень.

- Хей, - неожиданно приветствует меня знакомый голос, когда я выхожу из кафе.

Дверь закрывается за мной, и я стою перед парнем, с которым больше недели назад у меня был секс - Тайлер Акоста.

Всё ещё слышно, как «поющий ветер» над входной дверью звучит.

- Привет, - говорю я, сжимая в ладони стакан с горячим кофе.

Пакет с булками в другой руке. Похоже, я выроню его, если Тайлер не перестанет так смотреть на меня. Потом я, словно, опомнилась:

- Что ты здесь делаешь?

Я поворачиваюсь и иду вперёд, но Тайлер не отстаёт:

- Ну, как же, - он суёт руки в передние карманы джинсов, - я теперь знаю о твоём любимом заведении.

Он улыбается весело, как будто то, что они затеяли с Еленой – это хорошо. А мне это, жуть, как не нравится.

- Как ты узнал, что я здесь сейчас? – спрашиваю я, отпивая капучино.

Мы останавливаемся и разворачиваемся друг к другу. Его лицо в одно мгновение лишено эмоций, а в другое – Тайлер сглатывает и его глаза нервно бегают по улице. Как будто, здесь, на асфальте, написан ответ.

- Я следил за тобой сегодня.

Почему-то его слова меня не удивляют. Чего-то подобного я ожидала. Я вновь вспоминаю про Сото. Про нашу переписку. Такой уравновешенный и приятный Сото. Он никогда бы не пошёл на такое. И я рада, что всё же после ночи, проведённой с Тайлером, я ушла.

- Почему ты молчишь? – обрывает он мои мысли.

Почему я молчу? Может, потому, что мне нечего ему сказать. Хотя…есть кое-что. Я сразу думаю о том, что несколько дней назад искала в гугле информацию про Тайлера. И нашла одну вещь, которую упустила.

- Из-за чего ты сменил свою фамилию? - спрашиваю я, комментируя статью известного сайта, который посвящён жизням звёзд. – Я помню, ты носил фамилию «Брук».

Он смотрит на меня немного недоуменно – вероятно, он и представить себе не мог, что я задам такой вопрос. Верно. Тайлер вздыхает, ухмыльнувшись. Он вскидывает глаза вверх, а потом вновь устремляет их на меня.

- «Брук» - это фамилия отца, - поясняет он. - Я решил взять фамилию матери в память о ней. Мама умерла пять лет назад, - Тайлеру тяжело даётся этот разговор. - Я всё не решался на этот шаг, но думаю, я всё сделал правильно.

Прохожие оглядываются на нас. Но мне всё равно. Мы так и стоим посреди улицы и глядим друг на друга. Мне сейчас так жаль его. В отличие от меня, Тайлер не знал, как это – жить в полноценной семье. Жить в достатке.

- Послушай, - парень приближается ко мне.

Двумя пальцами он заводит выбившуюся прядь мне за ухо. В голову тут же приходит, что я даже не расчёсывалась сегодня - просто завязала волосы в хвост. Кошмар.

- Может… - он, кажется, думает, что сказать.

Его голос такой красивый, такой нежный. Бархатный. Ласковый. Непревзойдённый. И это меня пленяет. Чёрт.

Я ведь скучаю по Сото. Я не должна была даже спать с Тайлером. Это неправильно по отношению к Сото. Как я могу обижаться на него из-за того, что он предлагает остаться друзьями, после того, что я сама натворила?

- Может быть, ты дашь мне шанс? – он проводит ладонью по моей щеке.

Он касается большим пальцем моей нижней губы, а я не могу отвести взгляда от его больших чёрных глаз.

«Может быть, ты дашь мне шанс?» Он серьёзно спросил у меня это? Наверное, нас уже сфотографировали и выложили фото в социальные сети. Совсем скоро могут налететь фанаты и журналисты, поэтому, пока Тайлера не узнали, мне лучше уйти. Но я не могу, потому что, я, правда, думаю над его вопросом.

И Тайлер не упускает возможность добить мои сомнения. Он просит:

- Пожалуйста?


Глава 5


Под песню Джейсона Деруло Елена собирает чемоданы. Очень забавно смотреть на то, как она быстро пакует вещи в сумки и кричит что-то Дэну. Хотя, до регистрации у них ещё не менее пяти часов, она всё равно суетится. Как всегда. Боится не успеть? Остаться на острове? Я была бы не против, чтобы медовый месяц затянулся. Подруга, наконец, садится за стол, глядя в экран монитора. Я открыла, было, рот, чтобы продолжить свой рассказ, но вдруг она срывается с места и хватает что-то, после засунув в багажную сумку. Елена, виновато улыбнувшись, присаживается на стул.

- Прости, - говорит она, сморщив нос. - Кажется, у меня паранойя.

Я вздыхаю.

- Тебе не кажется.

Она глядит на меня из-под длинных ресниц. Её голубые глаза светятся, и мне неприятно от того, что я начинаю ей завидовать. Елена будет мамой. Она делала аборт в шестнадцать лет, но ей удалось забеременеть снова. Я никогда не относилась пренебрежительно к ребёнку внутри меня, но я не могу быть матерью. Это просто несправедливо. Знаю, думать так нехорошо, но разве у всех людей лишь чистые мысли? Каждый из нас грешен, и отрицать это глупо.

- О чём ты задумалась? – спрашивает Елена.

Я поднимаю взгляд. Она машет мне рукой.

- Что-то случилось? Что не так?

- Всё нормально, - вру я.

Мне нужно продолжить наш разговор о Тайлере. Мне нужен её совет. В последнее время мы часто с ней общаемся по скайпу. Но скоро Елена прилетит домой, и я смогу обнять её. Ненавижу себя за свои мысли, касательно её и будущего малыша. Думаю, я смогу стать отличной тётей.

Елена убавляет звук на музыкальном центре и поворачивает лицо ко мне. Она сосредоточенно ищет что-то в моих глазах.

- Я слушаю, - подталкивает меня к продолжению.

Подруга потирает руки. А я выдаю:

- Я ответила ему, что мне нужно подумать.

Рот у неё открывается вмиг. Она непонимающе качает головой, широко раскрыв глаза.

- Что ты сказала, Мэг? Ты сошла с ума? Боже мой! Ты серьёзно, что ли?!

И поток слов из неё не прекращает литься. Она только и говорит мне, что я сумасшедшая и совсем потеряла свои мозги. Может, она и права. Но зато я не делала поспешных выводов и не обнадёживала Тайлера своим ответом. Я сказала, что я подумаю, но предупредила, чтобы он не строил иллюзий.

- Я поступила правильно. Я всегда поступаю правильно, - говорю я спокойно, рассматривая свои ногти, которые я накрасила чёрным лаком два часа назад.

- Ага, - иронично отзывается подруга. - Я тоже так думала. Позвони Адель и спроси у неё руководство для чайников, как стать дурой. У неё должна быть подобная хрень, потому что наша Адель раньше всегда думала, что поступает правильно.

Я хочу сказать: «как и ты», но отмалчиваюсь в данном случае.

- Посмотри на меня, Мэгги, - просит Елена негромко.

Я поднимаю глаза на её встревоженное лицо. Даже помехи на линии не могут помешать мне разглядеть морщинки вокруг её невероятно красивых глаз. В студенческие годы парни штабелями ложились к её ногам ради этих глаз. Серо-голубых. Таинственных, в глубине которых таилась обида.

- Не совершай ошибки своих подруг, - говорит она голосом, полным нежности и заботы. – Неужели ты не чувствуешь себя счастливой с Тайлером?

Сглотнув, я отвечаю:

- Я всё время думаю о Сото. Вчера я написала ему сообщение, но он даже не ответил.

И реакция Елены на мои слова напоминает, почему я так неуверенно всегда отзываюсь о Сото. Подруга рычит:

- Аррр, Мэгги! Это всего лишь парень из интернета! Ну, как ты не поймёшь?! Парень в сети ничего не значит, когда есть рядом кто-то такой, как Тайлер. Мэгги, очнись!

Она рассержена. Она кричит и хлопает ладонью по столу, отчего я вздрагиваю. Только с самого начала вся эта ситуация казалась смешной, сейчас же всё намного серьёзнее. Я думаю о Сото так часто, что меня это саму пугает. Мне нужно что-то делать с этим.

- Возможно, дать Тайлеру шанс – значит попытаться выбросить Сото из головы.

Я сказала вслух это, а Елена одобрила. Она кивает головой, приподнимая уголки губ в улыбке.

- Ты делаешь успехи, - говорит она, поднимая большой палец вверх.

Остаётся только зарядиться её энтузиазмом.


* * *


«Привет, Сото. Вспомнила сегодняшним утром, как мы с тобой смеялись над фильмом «Отпуск по обмену». Я призналась тебе, что я всегда хохочу, когда вижу на экране плачущую Кейт Уинслет с миской, а ты сказал, что я ненормальная… Боже, это были волшебные дни. Я по ним действительно скучаю. Как ты там? Всё ли у тебя хорошо?

Чуть из головы не вылетело… Помнишь, я рассказывала о нашем старом соседе, мистере Льюисе? Помнишь, я говорила, что он постоянно громко слушает Френка Синатру, и это напоминает мне о детстве. Так вот…две ночи назад он скончался. Вечная ему память. Его сварливая жена не разрешила присутствовать на его похоронах. Она такая странная…

Я написала, потому что я соскучилась. Думаю, это и так очевидно. Не хочу показаться навязчивой, Сото, но что-то однозначно изменилось. Виной тому другая женщина? Ты можешь со мной об этом смело поговорить. Только не пропадай.

Заканчиваю своё письмо с лучшими мыслями о завтрашнем дне.

Желаю тебе спокойной ночи и удачной недели.

Твоя М.»


Нажимаю «отправить» и закрываю крышку ноутбука. Откидываюсь на подушки, тяжело вздохнув. Может, у дружбы есть срок годности? И наш срок подошёл очень скоро. Почему люди расстаются? Когда один не понимает другого? Когда они мучают друг друга? Когда им больше нечего сказать друг другу? Вопросов всегда много, а ответы…нет, их не мало. Их просто нет. Все ответы мы находим на протяжении жизни. Нужно просто дождаться. Нужно просто быть сильным.

Поэтому, я протягиваю руку, беру мобильный и пишу сообщение Тайлеру:


«Давай встретимся завтра? Позвони мне утром. Доброй ночи».


Следующий день будет отличным, я знаю это. По-другому быть не может. Часто случается, что тот, с кем ты сближаешься, покидает тебя. Но это не должно портить мне жизнь. Просто нужно научиться относиться к любой ситуации с позитивом. Тем более, к этой.

Ты сможешь, Маргарет Оливия Вуд. Ты всё сможешь.


* * *


- Что это? – я, улыбаясь, хмурю брови и принимаю конверт, который протягивает мне Тайлер.

Бросив взгляд на его длинные красивые пальцы, мне сложно сохранять спокойствие. Охх, это парень очень горяч. Когда он вышел из своего серебристого цвета джипа в тёмных джинсах и белой рубашке, я чуть было не упала в обморок. А когда он снял очки с глаз, совсем потеряла голову. Эти «авиаторы» ему невероятно идут.

Красивый, горячий Тайлер.

- Посмотри сама, - говорит он, вырывая меня из хищных лап моего разума.

Тайлер прячет мощные ладони в карманах джинсов. На его щеках поигрывают еле заметные ямочки. Ещё одну я только сейчас замечаю на подбородке.

Опускаю глаза на конверт в моих руках и раскрываю его неторопливо. Мой рот открывается – я недоумеваю, глядя на письмо в моих руках.

- Я не понимаю, - лепечу невнятно.

- Дженнифер Палмер устраивает приём в своём загородном доме, - пожимает плечами Тайлер. - Это благотворительный вечер, он пройдёт в конце этой недели. Дэн и Елена будут там.

Я сказала Тайлеру, что мы встретимся в моём любимо кафе «Лабиринт». Но сейчас мы стоим на улице, всё ещё возле него, как будто не решаемся войти внутрь.

- Ты приглашаешь меня? – решаюсь я спросить.

Даже не верится! Я никогда не была на такого рода вечеринках. Конечно, когда Елена замужем за рок-звездой, и я могу попасть в клубы, где отдыхают лишь богатые и знаменитые, но пока ещё мне этого не удавалось. Или я не хотела.

Каково это - быть в шкуре Елены? Чувствовать, что чувствовала она, когда была в центре внимания? Я этого действительно желаю. Хоть немного. Это поможет мне отвлечься от ненужных мыслей. Меня только немного смущает, что Тайлер приглашает меня.

- Ты можешь приглашать меня на чужую вечеринку? – я озвучиваю вопрос, который не даёт покоя.

Парень вытаскивает из кармана что-то, а после открывает дверь, впуская меня внутрь кафе. Мы садимся за столик недалеко от выхода. Тайлер кладёт небольшую карточку на стол, которую достал из кармана джинсов. Это не карточка, а конверт того же цвета, что мой, но значительно меньше. Я вскрываю его, прежде попросив у Талйера разрешения сделать это. Внутри тоже письмо. И на нём значится пометка «VIP».

- Ты VIP- гость? – Конечно, это ведь очевидно.

Тайлер хвастается белоснежной улыбкой, разводя руками.

- Я имею право приглашать, кого захочу.

К нам подходит официант. Вчера этот мальчик продал мне кофе на кассе. Я его запомнила. Он быстро берёт у нас заказ и скрывается. Я, как обычно попросила, капучино с лесным орехом и персиковый чиз-кейк.

Тайлер кладёт локти на стол и придвигается ближе ко мне. Он так хорошо пахнет. Его губы в манящей близости, и у меня естественно появляется желание поцеловать его. У него очень красивый рот и нежный язык, который может…

- Ты станешь моей парой на благотворительном балу? – Тайлер спасает меня от пошлых представлений.

Этот бал… Елена мельком упоминала о нём ещё на прошлой неделе. Кажется, она говорила что-то о сиротах, которым нужна помощь. Она ещё сказала, что Дэниэл пожертвовал много денег в фонд помощи этим детям. Я даже не удивлена, ведь он тоже вырос в интернате.

Я не успеваю ответить Тайлеру, потому что моё внимание привлекает сообщение от Елены. Экран телефона загорается, и я вижу имя подруги, а после провожу пальцем по дисплею и читаю сообщение:


«Ты видела это?»


Она прикрепила статью из какого-то публичного издания. На фото я и Тайлер недалеко от нашего кафе несколько дней назад, как раз когда он попросил дать ему шанс. Статья, как ни странно, называется вызывающе:


«Тайлер Акоста. Больше не свободен!»


Ещё несколько совместных фото с двойной свадьбы наших друзей, и у этого журнала есть целое резюме на меня. Невероятно вовремя. Но разве я могла надеяться на другой исход?


Глава 6


Тайлер выбегает на улицу за мной. Он видел смс от Елены, и я, не дождавшись нашего заказа, просто ухожу из кафе. Тайлер кричит моё имя, просит остановиться. Так мы привлекаем к себе больше внимания. Лучше уж сесть к нему в машину. Я возвращаюсь и киваю головой на автомобиль. Тайлер подбегает к нему, снимает блокировку и открывает мне пассажирскую дверь. Потом он сам садится за руль и заводит машину. Мы выезжаем на дорогу, вливаясь в поток машин. Я вижу, как скрипит зубами мужчина рядом со мной. Он зол, но пытается скрыть это.

- Ты разозлилась так из-за этой статьи? – почти ревёт он. - И убежала? Серьёзно, Маргарет?

Почему он называет меня так? Папа произносил моё полное имя, когда был на меня рассержен за что-то.

- Я не люблю публичности, Тай, - говорю я негромко, пока он лавирует на широкой трассе.

Я не имею понятия, куда мы едем, но сейчас я даже думать об этом не хочу. Просто это неважно после сообщения Елены. Мне хочется спрятаться, укрыться, закрыться от всего мира. Я не люблю притворяться и играть, а именно эти две вещи – главная составляющая шоу-бизнеса.

- Ну, ты же общаешься со мной.

Я резко поворачиваю голову к нему.

- Ты попросил об этом.

- Если бы ты не хотела, ты бы не стала соглашаться, - уже более спокойно констатирует он.

- Про это тебе тоже Елена рассказала?

Тайлер недовольно фыркает, что не похоже на него. Обычно он такой умиротворённый и всегда знает, что сказать в следующий момент. Но сейчас, кажется, он вышел из себя. Даже не знаю, как реагировать на это. Может, теперь мне стоит быть бесстрастной. Я выдержанно произношу:

- Я просто надеялась на дружбу.

Ладони цепляются за руль, костяшки пальцев белеют. Тайлер прибавляет скорость.

- Дружбу? – спрашивает он, я уверена, прекрасно услышал мои слова.

Я лишь киваю в ответ, продолжая взглядом сканировать лобовое стекло.

- После того, что было! – восклицает Тай.

Я знала, что он так отреагирует. Другого я и не ожидала. Мне становится страшно, и я начинаю думать, что не стоило говорить об этом сейчас. Когда мы на дороге, а стрелка спидометра каждый раз скачет вверх. Я должна была это предвидеть, но иногда я действительно могу быть глупой.

- Не стоит так бурно воспринимать мои слова, - спешу сказать я, и тут же понимаю – это не поможет ему остыть.

Тайлер вздыхает несколько раз, пытаясь утихомирить себя. Его реакция меня пугает.

- Как ты понять-то не можешь, - бормочет он под нос.

Я прислушиваюсь.

- Ты мне не безразлична, Мэгги…

Я сглатываю. Пальцы левой руки тянутся к стереосистеме. Я нажимаю на кнопку, и салон автомобиля заполняет приятная музыка. Тайлер издаёт грустный смешок.


«И вот, я на один шаг ближе, чтобы быть

На два шага дальше от тебя.

И каждый хочет тебя,

Каждый хочет тебя».


Слова песни такие проникновенные. Я слышала её раньше и не один раз. Это «Infinity». Адель обожает эту композицию, а Алекс постоянно ворчит, что его жена слушает всякую мать. За этой парочкой довольно весело наблюдать.


«Я никогда не считал, сколько ночей надеялся я.

Но знаю, если бы попытался, то понял, что их бесконечное множество.

Бесконечность, бесконечность, даа.

Бесконечность».


- Ты просто хочешь избежать разговора, Мэг, - качая головой, он улыбается.

Но его улыбка выглядит грустной. Чувство вины накатывает с головой. Это не может не приносить боль. Я говорила себе, что нельзя использовать людей, но сама…

- Ты меня использовала, да? – Тайлер читает мои мысли.

А потом он подтверждает свои догадки:

- Даа, ты использовала меня, - он ударяет по рулю. - Ты добилась своего?

Я отвечаю честно:

- Не думала, что для тебя наша ночь – что-то больше, чем просто секс.

Я скрестила пальцы в надежде, что мы сможем закрыть тему. Хотя вряд ли это случится.

- Я знаю, что ты думаешь, - будто, проигнорировав мои слова, продолжает Тай. - Ты думаешь, что я известная личность, поэтому воспринимаю отношения серьёзно только, если рядом со мной будет кто-то из… моего круга. - Он вздыхает. - Я не то, чтобы хочу обидеть тебя, Мэг, просто давай посмотрим правде в глаза - Елена совершенно не вписывается в общество Дэниэла, но он не может прожить без неё ни одного дня.

Внезапно Тайлер сбавляет скорость и паркуется у обочины. Он поворачивается ко мне и протягивает ладонь одной руки к моему лицу, а другая его рука свисает с руля.

- Ты та, кто мне нужен, - большим пальцем он проводит по моей нижней губе, и я втягиваю воздух в себя. - Я хочу быть честен с тобой. Я хочу прояснить всё в самом начале. Я не хочу просто дружбы, Мэг.

Я опускаю глаза вниз. Чёрт, почему всё так сложно? Сото больше не появится. Он меня игнорирует. Я ему не нужна. Почему я не могу перестать о нём думать, даже после того, как пообещала себе это? Он меня пленил, он ворвался в мои мысли. Я не знаю, как так вышло. Я быстро влюбилась в своего бывшего мужа, когда была ещё девчонкой и очень долго не могла свыкнуться с тем, что его больше нет в моей жизни. Познакомившись с Сото, я испытала те же самые чувства, как когда-то, когда поняла, что люблю Роба. Мне нужно теперь время, чтобы избавиться от мыслей о виртуальном мужчине. Звучит так нелепо.

- Я вижу тебя, и мне сложно держать себя в руках, - когда я удивлённо поднимаю брови, Тай говорит: - Да, Мэгги, я ведь мужчина. И с моей стороны это нормально – желать красивую девушку, к которой я неравнодушен.

Он, устав слушать моё молчание, медленно убирает руку вниз. Отчаяние в его глазах прочитать проще простого. Отчаяние в его глазах может погубить. Я стану лукавить, если скажу, что Тайлер не привлекает меня, как мужчина. Он будоражит во мне тайные желания. Если, когда я думаю о Сото, мне просто представляется его голос и манера речи, то с Тайлером всё по-другому: хочется прикоснуться к нему, поцеловать, раздеть… Возможно, это потому что Тайлер рядом и я знаю, как он выглядит, а выглядит он безукоризненно. В такого, как он так сложно не влюбиться. Но у меня не выходит по-настоящему увлечься им. И я не хочу лгать.

- Дело в том, - неуверенно начинаю я и складываю вспотевшие ладони вместе, - что я… Тайлер, мне очень сильно нравится другой мужчина.

Кажется, я несла этот тяжёлый груз слишком долго, и вот он, наконец, свалился с моих плеч.

Несколько минут мы, молча, смотрим друг на друга. Я не знаю, что пытается Тайлер высмотреть у меня на лице. Но он чувствует, что его предали – это однозначно.

- Почему не я? – наконец, он нарушает молчание.

- Я не знаю, - я даю ему честный ответ. - Ты – идеальный кандидат, но это не ты.

Я развожу руками для пущей убедительности. Мне не хочется, чтобы Тай грустил, я не хочу, чтобы он ставил крест на личной жизни. Хоть и на ближайшее время. Мы можем быть друзьями – отличными друзьями.

- Кто он такой? – флегматично интересуется Тайлер.

Я думаю, сказать ли Таю, что этот мужчина – интернет-друг, но решаю не говорить. Он, скорее всего, не сможет меня понять.

- Какая разница? Вы ведь всё равно не знакомы.

- А он? Он тоже любит тебя?

Я не говорила, что люблю Сото, но Тайлер, видимо, понял именно так.

- Нет, - говорю я быстро, снова уставившись перед собой, на дорогу. – Он отгородился от меня.

- И зачем же тебе нужен такой идиот…? – совсем негромко спрашивает Тайлер, но складывается ощущение, что он обратился ко мне или к кому-то конкретно.

Он выпрямляется на сидении, заводит машину, и мы снова едем, куда мне неизвестно. А когда Тайлер выезжает в сторону знакомых улиц, я понимаю, он отвозит меня домой. Я бы хотела, чтобы разговор расставил все точки над «i», но сомневаюсь, что так и произошло. Что-то мне подсказывает, Тайлер не собирается сдаваться просто так.


***

Несколько дней пролетели незаметно. Елена вернулась из медового месяца с багажом впечатлений, и я не спешу ей рассказывать о том, что практически отшила Тайлера от себя. Я, Адель и Елена встречались на этой неделе часто. Теперь у нас ещё больше тем для обсуждения. Например, будущий малыш Дэна и нашей подруги. Иногда мне кажется, что я схожу с ума от счастья. Адель предложила сделать меня крёстной ребёнка. Я буду крёстной ребёнка Елены. Это ведь почти как мама. Разве можно желать о большем? Я буду держать его на руках, качать, кормить, укладывать спать, прежде напевая колыбельные из своего детства. Счастье есть, и у него есть имя – дети.

Тайлер должен заехать с минуты на минуту. Наши друзья уже находятся в загородном доме телеведущей, Дженифер Палмер. На её благотворительный бал съехались все самые богатые и знаменитые люди Сан-Франциско. Поговаривают, что даже сам мэр будет присутствовать. А я, и, правда, очень хочу посмотреть на него вживую.

Мы с Тайлером решили попробовать дружить. Но условились на том, что если у кого-то из нас это не получится, то нам придётся прекратить общаться. Я согласилась на это. И без лишних слов, понятно, что Тайлер намекал на себя, говоря про кого-то, у кого «не получится общаться». Но я ничего не сказала. Я принимаю и уважаю его решение, точно так же, как он уважает мой выбор. Он всё так же остаётся в неведении про Сото. Елена думает, мы с Сото прекратили нашу переписку. В принципе, так и есть. Мы не пишем друг другу, как раньше, но здороваемся каждый день и разговариваем на нейтральные темы. Почти каждый раз наши беседы ограничиваются несколькими предложениями, и конечно, это не я так хочу. Кажется, только вчера мы были так близки, а сейчас… Сото проигнорировал небольшое письмо, которое я написала для него и практически призналась в чувствах. Он сказал, что только лишь я держу его на этом сайте. И что он не удаляется ради меня, потому что знает – мне будет больно. Но это не значит, что он готов к тому, что предлагал раньше: испытательному сроку для наших отношений и собственно, к самим отношениям. Мы даже не друзья, но мы общаемся. Без его ежедневного «привет» мне будет сложно делать дальнейшие шаги вперёд. Сото прекрасно знает об этом. А я… я всё ещё его верная М.

В дверь звонят. Это Тайлер. Я в последний раз смотрю на своё чёрное платье в стиле «винтаж», которое узкое в талии. Пышная юбка достигает колен, а тонкие бретели на плечах смотрятся очень аккуратно. Я накидываю на плечи кружевной чёрный жакет и, подойдя к входной двери, открываю её. Тайлер стоит, оперившись об дверной косяк. В его руках розовые пионы. Я не представляю, сколько цветочных лавок он объездил, чтобы найти осенью эти цветы.

- Привет, ты готова? – он улыбается, и мне кажется, от его былой обиды не осталось и следа.

- Да, готова.

Я улыбаюсь. Тайлер делает два шага мне навстречу, тут же оказавшись рядом, и откидывает длинные волосы с моих плеч.

- Так лучше, - констатирует парень, отдавая мне букет. - Пойдём?

Тайлер держится непринуждённо и довольно холодно. Это меня успокаивает. Именно этого я и хотела. Я должна повторять это много раз за сегодняшний вечер, чтобы поверить.


Дорога к дому Дженифер оказалась не близкой. Мы ехали около сорока минут, без учёта небольших пробок. Тайлер паркует свой джип около других автомобилей, выстроившихся в ряд у дома миссис Палмер, и выходит из автомобиля, чтобы открыть мне дверь. Он подаёт мне руку. Когда я выхожу наружу, мы случайно сталкиваемся носами. Наши губы оказываются на совершенно маленьком расстоянии друг от друга. Чёрт. Туалетная вода Тая прекрасно пахнет. Если стоять к нему так близко, как я сейчас, намного лучше можно уловить его потрясающий запах. Свежий мужской парфюм, сносящий голову. Интересно, а как пахнет Сото?

- Прости, - Тай заливается румянцем.

Он отходит на шаг, предоставляя мне возможность выйти вперёд. Парень ставит машину на блокировку и присоединяется ко мне. Смокинг на нём смотрится шикарно. Костюм выделяет все плюсы Тайлера: широкие плечи, узкие бёдра, длинные ноги…

- Ты когда-нибудь посещала подобные благотворительные мероприятия? – Тайлер, к счастью, не даёт мне шанса воображать его обнажённым.

- Нет, - я качаю головой отрицательно, глядя на огромный дом перед нами. Гравийная дорожка под нашими ногами выложена идеально. И даже почти в полной темноте это можно понять – на своих высоких каблуках я ни разу ещё не споткнулась.

- Но я делала пожертвования в детские дома, - говорю я не без гордости.

Его красивые густые брови ползут вверх. Его это всерьёз удивило.

- Правда?

Возле входа в дом стоят двое охранников, тоже в смокингах, как и другие мужчины, что курят здесь, во дворе. Они с интересом за нами наблюдают. Они бросают взгляды на Тайлера и шепчутся. Как ни странно, его это ни капли не смущает.

- Да,- теперь как-то нервно отвечаю я. - Недавно я продала свою машину и отдала деньги на благотворительность.

Тайлер раскрыв рот, слушает меня, а я продолжаю, немного застеснявшись:

- Вообще-то, хорошими делами не хвастаются.

Он приподнимает моё лицо, касаясь пальцами подбородка, и заставляет взглянуть на него.

- Это не хвастовство, Мэгги. Ты просто делишься тем, что ты сотворила от чистого сердца. Если хочешь, я тоже кое-чем поделюсь?

Мы всё ещё стоим на улице, но это больше не имеет значения: я заряжаюсь позитивом от Тайлера. Он так заразительно улыбается, что мне очень сложно сдержаться, чтобы не улыбнуться в ответ.

- Конечно, - восклицаю я, намного громче, чем следовало бы.

И результат – охрана обратила на нас внимание.

То, чем делится со мной Тайлер, выбивает меня из колеи:

- Я основатель фонда, в честь которого сегодня мы все здесь собрались.

Я раскрываю рот в изумлении, а Тайлер по-ребячьи улыбается.

- Да ты шутишь?! – издав смешок, я несильно бою его кулаком по плечу.

- Нееет,- протягивает он, в шутку скривившись от боли. - Лааадно, твоя взяла, не я один его основал. У меня есть напарники, но мы все желаем помогать обездоленным детям и делаем это от чистого сердца.

Конечно, я даже не сомневаюсь в этом. Тайлер – невероятный человек. И в глубине души я очень рада, что встретила его, даже если всё сложилось так, как сложилось.

- Не важно, сделал ты это один или нет, - я говорю это, приложив ладони к груди. Мне так хочется его обнять за его огромное сердце. - Ты помогаешь детям – это бесценно. Спасибо тебе!

- Я прошу прощения, что скрыл такую важную новость от тебя и от других, но я не хотел распространяться вплоть до сегодняшнего вечера.

В его чёрных глазах живёт неимоверная любовь к этому миру, а я только сейчас это заметила. Рот Тайлера растягивается в ещё более широкой улыбке, когда он замечает кого-то позади меня. Сначала я думаю, что это кто-то из наших друзей, но потом Тай поворачивает меня лицом к человеку, пересекающему лужайку и идущему к нам. Пока Тай восторженно представляет нам нашего нового собеседника, я застываю на месте.

- Мэгги, позволь тебе представить ещё одного из основателей нашего фонда, - и Тайлер указывает рукой на мужчину, приближающегося к нам, с таким же удивлённым выражением на лице, как и у меня. – Роб очень много сделал для сирот. В большей степени, именно благодаря ему…

Но я больше не слушаю Тайлера. Мне сейчас, чёрт возьми, абсолютно всё равно, что он говорит и что объясняет. Самое важное – это то, что передо мной стоит мой бывший муж. Роб Рассел, собственной персоной.



Глава 7


Наверное, когда пытаешься миновать машину, что несётся на тебя по дороге, сердце стучит так же быстро, как и у меня сейчас. Кажется, ещё немного, и оно выскочит из моей груди, чтобы рассыпаться на кусочки перед Робом. Какого чёрта он здесь делает? Помощник Тайлера? Правда, что ли? Жизнь не перестаёт удивлять меня.

Глаза мои широко раскрыты, и я не могу перестать удивлённо смотреть на человека, стоящего передо мной. Несомненно, Роб изменился. Щетина на подбородке…Раньше он говорил, что никогда не позволит себе такого, что это выглядит ужасно на других мужчинах. И причёска теперь другая: когда-то его волосы почти что достигали плеч, я помню те вечера, когда я плела ему косички. А сейчас Роб коротко подстрижен. В моей голове вертится вопрос: «Может, это галлюцинация?». Что, если мне всё это просто кажется.

- Мистер Акоста! – кто-то кричит позади нас, и Тайлер отрывает взгляд от меня и вскидывает голову.

Мужской голос всё зовёт его, и Таю приходится извиниться перед нами. Он хлопает по плечу Роба, а после через лужайку отправляется к дому.

Я опускаю глаза вниз, не в силах сказать что-либо. Не знаю, кто должен начать разговор сейчас, но не уверена, что это должна быть я.

- Отлично выглядишь, - говорит бывший, прервав затянувшееся молчание между нами.

Я набираюсь храбрости и смотрю ему в глаза. Во мне просыпается буря из прошлых обид и переживаний.

- Почему ты только сейчас появился в моей жизни? - сквозь зубы процеживаю я. - Спустя столько времени? Ты решил разрушить мою жизнь? У тебя прекрасно получается выводить меня из себя.

Мне хочется пнуть ногой колесо машины, возле которой мы стоим. Это всё происходит не со мной. Это всё так нереально. Я до конца не разобралась с Сото, и тут появляется мой бывший муж, при этом умудрившись выглядеть ещё лучше, чем прежде. Господи, чем я заслужила всё это?!

Роб разглядывает меня, словно чокнутую. Он кривится, как будто я назвала его тараканом.

- Ты думаешь, я преследую тебя? Серьёзно, Мэг? Я помогаю детям. Почему я должен чувствовать себя виноватым сегодняшним вечером?

Ну, Роб Рассел в своём стиле. Мысленно я аплодирую ему. Как всегда, он может вызвать во мне чувство вины (да что уж там, ему удавался этот фокус не только со мной). Роб может заставить любого человека чувствовать себя ничтожеством. За время нашей семейной жизни я постоянно извинялась перед ним, я хотела быть для него лучшей, «хорошей девочкой», в общем.

- Вот только не надо сейчас строить из себя святого парня, - дерзко отвечаю я.

У меня даже улыбка расползается по лицу от гордости к себе. Я не верю, что Роб случайно оказался здесь. Чего он добивается? Хочет снова добиться моего расположения?

Он после нашего развода переехал в другой город. Он сказал, что ненавидит Сан-Франциско, когда мы ещё жили здесь. А теперь соучредитель фонда…и почему мне хочется плакать?

- А знаешь, что? - сдерживая глупые слёзы, говорю ему я, полная уверенности. - Мне плевать, делай, что хочешь. Мне плевать на тебя и твоё пребывание здесь. Я просто… - слова застревают в горле. - Просто надеялась больше никогда тебя не увидеть.

Я разворачиваюсь на высоких каблуках, чтобы покинуть парковку. Из особняка доносится живая музыка, я хочу быть там, среди людей, что мне не безразличны.

Неожиданно Роб ловит меня за руку, он притягивает меня к себе грубо и заставляет посмотреть ему в глаза.

- Никуда ты не пойдёшь, Маргарет.

- Ты не имеешь права меня удерживать, - парирую я, пытаясь вырваться.

Но всё тщетно: его хватка так же крепка, как и в годы нашей совместной жизни.

- Да ладно тебе, Мэг, - на его лице появляется фирменная нахальная улыбка. - Ты же не хочешь уходить. Ты всё ещё меня любишь, так ведь?

От его наглости я разеваю рот. Почему он думает, что может разговаривать со мной в таком тоне? Я оглядываюсь на Тайлера, который уже заходит в дом с каким-то мужчиной. Они что-то обсуждают.

- Ты похоже втёрся в доверие к Тайлеру, - констатирую я печально. Я поворачиваюсь к Робу. - А он в курсе, кем ты приходишься мне?

Роб отстраняется от меня, но продолжает улыбаться. Он складывает руки на груди и пожимает плечами:

- Не выдалось удобного момента.

- Скажи мне правду, Роб, - устало вздохнув, прошу я, - ты не просто так вернулся?

Он вмиг становится серьёзным.

- Я так же удивлён увидеть тебя здесь, как и ты меня. По правде говоря, когда я заметил в толпе Елену, я учуял что-то неладное. Мне приходилось решать все дела с фондом, пока я жил в Лос-Анджелесе, но сейчас я здесь, и я не мог даже предположить, что вы с Тайлером знакомы.

Роб заканчивает свою речь, многозначительно поведя одной бровью. Даже не знаю, говорит ли он правду, но это не звучит, как ложь. Я жила с этим человеком несколько лет, и я точно знаю, когда он врёт.

- Тогда почему ты захотел, чтобы я осталась? Почему ты не дал мне уйти, когда я захотела того?

У меня учащается дыхание из-за того, что я ощущаю злость внутри себя всё ярче. Мне нравится это – таким образом, я могу ненавидеть Роба. Я хочу его ненавидеть за то ужасное время, когда я ждала с нетерпением каждый его новый твит в сети. Чтобы увидеть, с какой очередной пустышкой он отжигает на этот раз… Это делало мне больно. Это даже больнее, чем можно представить. Видеть его довольную и счастливую улыбку сложно. Но сложнее всего было понимать, что я не могла отпустить его и жить дальше. А он наслаждался жизнью, оставив меня только потому, что я не могу выносить ребёнка.

Роб взъерошивает руками волосы, оглядывая двор. Он отвечает только тогда, когда его глаза, пробежавшись по всем людям вокруг, останавливаются на мне:

- Это был душевный порыв, Мэгги.

Как у него всё всегда просто. Он изменился лишь внешне, и это всё, что у него есть – белоснежные зубы и подтянутое тело.

- Надеюсь, этого больше не повторится, - как можно равнодушнее отзываюсь я, прежде чем покинуть парковку.

В зале, где проходит церемония, много гостей. Даже больше, чем я могла представить. В центре, где расположена стойка микрофона и огромный стенд, стоит Дженифер. Я замечаю её сразу. Без преувеличения можно сказать, что она самая красивая женщина на этом балу. Такая роскошная, и не только на телеэкране. Не думала, что в её годы можно быть настолько умопомрачительной.

Официант проходит мимо меня с разносом, на котором стоят бокалы с шампанским. Я прошу его остановиться и беру один бокал. Давно я не пила так много и быстро.

- Ого, - голос Елены слышится сзади, - кто-то, похоже, уже встретился с мудаком?

Она встаёт передо мной, и я почему-то пытаюсь разглядеть её беременный живот. Хотя, он ещё не может округлым: слишком маленький срок. Я думаю, когда малыш внутри неё начнёт шевелиться, я не смогу держаться подальше. Я буду только и делать, что расспрашивать Елену об ощущениях.

- Именно, - отвечаю я, рукой подзывая к себе официанта.

К нам подходит тот же парень, что и несколько минут назад. Но Елена, на моё удивление, просит его уйти. Когда я возмущаюсь, она лишь фыркает.

- Ты хочешь, чтобы Тайлер увидел тебя пьяной и безрассудной? – спрашивает подруга.

- Раньше ты буквально заставляла меня выпить хоть что-нибудь.

- Но не сегодня. Ты должна сохранять спокойствие? Роб будет счастлив, если увидит, что ты напилась из-за него. Неужели, это то, чего ты желаешь.

Елена, как всегда, права. Я не могу скрыть разочарованный вздох, когда понимаю, что Роб в любой момент может рассказать Тайлеру о нас. Я не могу понять, почему, но я не хочу этого. Просто даже непонятно, что мой бывший муж может наговорить. Вот серьёзно. А мне важно мнение Тайлера. Я должна это признать, наконец.

- Улыбайся, - Елена кладёт руку мне на спину, заставляя меня выпрямиться.

- Я не хочу улыбаться, - отвечаю я, непонимающе глядя на неё.

- Роб сюда смотрит.

Я резко поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с ним. Он поднимает фужер и медленно кивает головой, а после отпивает от своего напитка немного. Чем больше я смотрю на него, тем больше он мне противен.

- Это нормально, что я хочу оторвать ему яйца?

Елена смеётся:

- Давно пора.

Мои ладони сжимаются в кулаки, когда, Роб преодолев расстояние между нами, подошёл к нам. Его походка ленивая, соблазнительная. Он похож на модель, сошедшую с обложки журнала, и его голубые глаза по-прежнему ослепительны. Но только Роб подонок.

- Потанцуешь со мной? – он грациозно кладёт бокал шампанского на столик, покрытый чёрной скатертью.

Я хмурюсь, а Елена тычет в него пальцем:

- Вали-ка подальше отсюда, Рассел.

Сложно поверить, что мы все были лучшими друзьями, росли вместе, делили горе и радость. Обсуждали любимые фильмы и смеялись друг над другом. Сложно поверить, что мужчина передо мной был центром моей жизни.

Роб улыбается Елене снисходительно.

- Я говорю не с тобой. - Потом он вновь обращается ко мне: - Неужели, тебе не хочется узнать, как я познакомился с Тайлером?

Оглянувшись на подругу, я всё же соглашаюсь на один танец с Робом. Мы проходим в центр зала, к другим вальсирующим парам. Я успеваю заметить Адель и Алекса. Они оба недовольно осматривают Роба и на меня. Мне стоит потом объяснить Ади, что танец ничего не значит, иначе она может придумать себе много чего, и разубедить её потом будет сложно.

- Как так вышло, что ты помогаешь детям? – со скептическим настроем интересуюсь, пока мы кружим по залу.

Этот дом идеален – настоящая американская мечта.

- Я помогал им и раньше. После того, как мы расстались, - Роб поднимает грустные глаза.

- После того, как ты меня бросил, - поправляю я его.

Он вздыхает, и я не имею понятия, раскаивается ли?

- Я владелец магазина в Лос-Анджелесе, где одевается Джен, - продолжает Роб, теперь уже, с плохо скрываемым энтузиазмом. – Мы познакомились, общались, и она узнала, что я отдаю третью часть прибыли детским домам. Потом Дженнифер предложила создать фонд помощи сиротам. Я подумал, - он молчит, и разглядывает меня с несколько секунд. - Я подумал, это отличная идея.

- А Тайлер? – я выгибаю бровь, прежде чем Роб отстраняется и кружит меня, после прижав к себе теснее. Я задыхаюсь в его объятиях.

- Я полагаю, ты в курсе, что Тайлер Акоста обеспечивал достаточное количество детских домов по всей Калифорнии.

- Нет, - я качаю головой, и ищу в толпе человека, о котором мы ведём диалог. - Но я слышала, что The Angels занимались благотворительностью…

Роб не даёт мне договорить:

- Да, это была идея Тайлера, и в отличие от множества известных личностей, The Angels помогают детям, не пытаясь привлечь внимание к себе.

Я киваю:

- Да, это правда. Я не предполагала, что Тай так серьёзно относится к этому. Если бы я знала это раньше…

- То что? – спрашивает Роб с вызовом. - Между вами что-то есть, Мэгги?

Я опускаю взгляд, и это так глупо, но я смущаюсь. Роб не имеет права задавать подобные вопросы.

- Это не твоё дело, - слегка отталкиваю его.

Мы глядим друг на друга не больше минуты, а потом я ухожу. Может, мне хочется, чтобы он ревновал и страдал. Я бы хотела этого.



Глава 8


После речи Дженнифер о детях, нуждающихся в нашей заботе, слёзы выступили на глазах даже у чопорного Алекса. Адель держалась за мужа, не прекращая плакать. Она вытирала мокрые щёки, когда я повернулась к ней и увидела это. Она лишь слабо улыбнулась мне, стоя позади. Как и Роб. Он, казалось, внимательно слушал то, что говорил Тайлер, обращаясь ко всем собравшимся. Даже не посмотрел на меня. Не то, чтобы я хотела этого, просто, наверное, его внезапное появление в моей жизни, сыграло ему на руку, потому что я не могу перестать думать о нём. Мне хочется высказать ему всё то, что я о нём думаю, ведь я не сделала этого, когда он ушёл. Не сказала Робу, какой он говнюк, когда по почте он мне прислал документы на развод. И в суде я не обмолвилась ни словом. Нет. Я делала ужасные вещи. Я просила его остаться и дать нам шанс. Я совершила ошибку: мне не нужно было унижаться перед ним, мне не нужно было представать перед ним несчастной и нежеланной. И я думаю о нём отнюдь не в положительном ключе.

Зал взрывает овациями. Тайлер улыбается, он о чём-то шепчется с Джен. Елена ровняется со мной.

- Эта теледива не настолько бессердечна, как я думала, - комментирует она.

И я понимаю, почему Елена считала так: однажды Дженнифер пригласила на своё шоу Дэна и Елену, когда они ещё не были женаты, и рассказала всему миру об их маленьком секрете. Это повергло Елену в шок.

- Возможно, Дженнифер такая добрячка, потому что у неё нет детей? – предполагаю я. - Она хочет помочь тем, кто лишён родительской ласки.

Елена пожимает плечами.

- Почему же она не усыновит кого-нибудь? Любовников у неё было несчетное количество, и ни с одним из них она не захотела серьёзных отношений.

У Джен, наверняка, были причины принять подобное решение. Наверное, жить в одиночестве – это ужасная мука, и не каждый это может вытерпеть. Значит, Джен сильная…только не счастливая.

- Знаешь, иногда очень сложно мириться с чужими привычками, - говорю я, защищая телеведущую, которую даже не знаю лично.

- О чём вы тут болтаете? – Тайлер прерывает нашу беседу. Он вклинивается между нами и передаёт нам бокалы, полные шампанского. - Девочки, люди вдохновлены речью Дженнифер.

Он сияет. Конечно, Тайлер всегда в каком-то роде, солнечный человек, но сегодня по-особенному. Почему я раньше не замечала такую его любовь к детям? Быть может, когда мы гуляли по улице, он смотрел с обожанием на детей, следовавших куда-то, а я этого не видела. Потому, что я была зациклена на Сото, и только на нём. Я даже не хотела слышать слова, который Тайлер мне говорит. Может, хоть сегодня я присмотрюсь к нему, чтобы просто понять, какой он замечательный человек. Мне нужен такой друг. Когда мы решили дружить, это было больше соглашением на словах, но я не думаю, что по-настоящему хотела этого. То есть, если бы Тай ушёл, я бы не очень сильно расстроилась. Но стоит мне сейчас подумать, что он уйдёт, мне становится тоскливо. Я так часто встречаюсь с человеческой безразличностью и чёрствостью, что встретить взрослого мужчину, не равнодушного к чужой беде – для меня это, словно найти клад. Но разве настоящие друзья не на вес золота?

- Твоя речь была не менее впечатляющей, - Елена будто бы мои мысли читает.

Щёки Тайлера принимают светло-розовый цвет, что кажется мне забавным. Я улыбаюсь, и он замечает это. Замечает, что я смотрю на него слишком долго. Слабая улыбка спадает с его лица, теперь он смотрит на меня, сконцентрировавшись на губах. Я откашливаюсь, чтобы снизить уровень напряжённости между нами.

- Ты действительно прекрасный оратор, - негромко констатирую я.

- Спасибо, - Тайлер, кивает, не переставая пялиться на меня.

- Мне нужно отойти, - говорю я, ловя на себе осуждающий взгляд Елены.

Мне приходится практически протискиваться через толпу, чтобы прийти к подножию лестницы. На широких ступенях тоже стоят люди. Они громко разговаривают и смеются, а кто-то уже достаточно пьян.

Уборная находится слева, кажется. В коридоре темно, но вторая деревянная дверь, и правда, оказывается входом в туалет. В доме несколько санузлов, но мне нужно побыть в тишине, не думая ни о чём. Хотя это вряд ли получится. Кое-кто только что дёрнул ручку двери. Чёрт. Я сажусь на край ванной, она просто блестит от чистоты. Всё вокруг так чисто, но не в моей душе. Мои друзья, наверное, так же застигнуты врасплох, как и я сама. Это было так неожиданно – то, что вернулся Роб. Кто бы мог подумать… Спустя годы он возвращается и смеет меня удерживать. Смеет разговаривать со мной, словно ничего не случилось. Ничего особенного. Мне, чёрт возьми, обидно! Он бросил меня, потому что я не могла родить ребёнка, но сейчас помогает детям из детских домов. Сейчас для всех окружающих, включая Тайлера и Дженнифер, Роб – идеальный человек. Для остальных женщин – мужчина мечты. Он и правда ведь именно так и выглядит, но каков он на самом деле знают не так много людей.

Даже на первом этаже слышен его голос. Роб произносит в микрофон свою великолепную речь, в которой он признаётся, как сильно любит малышей. Жаль, что он и не подумает рассказать, как поступил со мной, когда я была сломлена и разбита.

Я достаю из маленькой сумочки свой мобильный и нахожу приложения. 10 сообщений от Inkognito.com. Улыбка озаряет моё лицо, когда я перехожу на сайт, чтобы прочитать то, что написал мне… не Сото. Я выдыхаю весь воздух из лёгких, и слёзы катятся по лицу в унисон. Какие-то люди пишут мне. Я даже не смотрю на сообщения, не открываю их. Это незнакомцы, ничего не значащие. Я нажимаю «удалить» и бросаю телефон прямо в раковину. Напиши мне хоть что-то. Это не может просто закончится, как будто ничего и начиналось. Почему я постоянно думаю о тебе, Сото? Я пинаю ногой тумбу напротив, и тюбики с кремом валятся на пол. Снова пинаю, теперь небольшой гребешок для волос падает, а за ним и шампунь. Это просто невыносимо думать о нём, об этом Сото, писать ему сообщения, но так редко получать ответ, когда инициатором нашего общения в самом начале был он. А теперь я кажусь самой себе навязчивой дурой, которая только и делает, что беспокоится об анониме из сайта знакомств. Мне не стоило там регистрироваться.

- Мэгги?

Мои мысли прерывает стук в дверь. Я подскакиваю, поправляя платье. Что нужно Тайлеру от меня? Я хотела лишь побыть наедине. Я открываю дверь. Тай опёршись о дверной косяк, стоит передо мной. Он опускает только что сложенные на груди руки.

- Что случилось? – как можно беззаботнее интересуюсь я.

- Это я должен спросить,- отвечает мужчина.

Костюм ему очень идёт, я не перестану восхищаться, как он красив в нём. Впрочем, Тайлер всегда красив. Обычно его волосы немного растрёпаны, но сегодня они уложены с помощью геля. Это так сексуально. Я не думаю, что у меня есть к нему чувства, но вряд ли хоть какая-то женщина сможет удержаться от пошлых мыслей рядом с ним.

- Спросить…? - я слегка мешкаюсь, прежде чем продолжить. - Спросить, что произошло?

Мой голос мне самой кажется таким тихим. Удивительно, что Тайлер слышит меня. Он, вздохнув, проходит внутрь уборной и закрывает дверь. Я отхожу на пару шагов назад.

- Ты плакала? – спрашивает Тайлер.

Его пальцы касаются моих нижних век, а после следуют вдоль скул. Я даже не посмотрелась в зеркало. Следовало бы поправить макияж.

- Нет, - лгу я, усмехаясь. - Конечно, нет. Просто что-то попало в глаз.

- Это всё из-за него?

Из-за кого? Глаза у меня широко распахиваются.

- Из-за кого? – я озвучиваю свои мысли.

Тайлер проводит ладонью по своей идеальной превосходной причёске. Он виновато морщится:

- Елена мне всё рассказала. Про Роба, - уточняет он. – Я не знал. Правда.

Перед глазами всплывают годы супружеской жизни с бывшим мужем. Мы были так счастливы, а он всё это растоптал.

- Я верю тебе. Конечно, ты не знал.

Я опираюсь руками и спиной о раковину, глядя на Тайлера. Он хочет что-то сказать, но не решается. В то мгновение, когда я собираюсь подтолкнуть его словесно, он задаёт вполне ожидаемый вопрос:

- Ты всё ещё любишь его?

Но я не готова ответить на этот вопрос. Потому, что… нет, я знаю, что я не люблю Роба. Но искра, которая всё ещё горит, она есть между нами. И вот от этого никуда не деться. Я стараюсь не думать весь вечер о хороших моментах в прошлом с Робом, но когда человек является твой Вселенной, а потом покидает тебя, очень непросто взять и забыть его. Даже через много лет. Очень непросто перестать тосковать и невероятно тяжело не впускать обратно. Наверное, поэтому я была так рада знакомству с Сото: он меня вытащил из этой пучины, он скрасил мои серые будни, подарил надежду. И наверное, поэтому, я так привязалась к Сото: я снова поверила, почти как впервые.

Разочарование в людях преследует нас постоянно.

- Нет, - я качаю головой, отрицая даже тот факт, что когда-то слишком сильно любила. - Уже нет. Я когда его увидела, была так зла. А сейчас мне хочется плакать.

Тайлер приближается. Он кладёт свои ладони на моё лицо. Эти ладони такие тёплые.

- Ты должна выплакаться, если тебе того хочется.

Как ни странно, мне больше не хочется реветь, как буквально несколько минут назад. Мне хочется улыбаться.

- Почему ты не говорил, что любишь детей?

Неглубокие ямочки появляются на его щеках, и Тайлер выпрямляется, нависая надо мной. Его плечи такие непревзойдённые, широкие. Глаза темнее ночи.

- Не знаю, я не привык рассказывать о себе, - говорит он чуть взволнованно.

- Да ладно, - я бью его несильно кулаком в живот. - Ты музыкант, популярный человек, ты постоянно даёшь интервью, в которых рассказываешь о себе.

Тайлер поднимает голову вверх, прежде спрятав руки в карманах брюк. Через секунду он вновь устремляет свой горячий взгляд на меня.

- Я почти никогда не говорю правду.

Мой рот округляется, я издаю смешок.

- Ты серьёзно? И это, ты считаешь, нормально по отношению к твоим фанатам?

Тайлер качает головой и смотрит в зеркало за моей спиной.

- Я так не считаю, но если интервьюер интересуется личными вещами и очень настойчив, я предпочитаю солгать: сказать то, что хочется услышать большинству людей.

Я задумываюсь над его словами.

- И так поступают все звёзды?

- Нет, - говорит Тайлер, высунув одну руку из кармана. - Но самые скрытные из них – да.

- Скрытные, как ты? – допытываюсь зачем-то я.

- Ага.

Его большой палец касается моего лба и Тай шепчет:

- Когда над чем-то всерьёз думаешь, у тебя лоб покрывается морщинами.

Я обнажаю зубы.

- Это плохо?

- Нет, - Тайлер склоняется надо мной. Ближе и ближе. - Это очень мило смотрится.

Его губы касаются моих в тот миг, когда я резко отталкиваю Тайлера от себя, чтобы опуститься вниз и опустошить свой желудок в унитаз.


Глава 9


Тайлер придерживает мне волосы, пока меня рвёт снова и снова. Это так ужасно чувствуется, и слёзы текут по щекам от очередного приступа. Я дышу часто и громко, пытаясь прислушаться к своему организму, когда уже больше минуты не ощущаю желания вывернуть свой желудок ещё раз. Оттолкнувшись от пола, я встаю на ноги, и от того, что я резко поднимаюсь, у меня резко начинает кружиться голова. Я упираюсь одной рукой в стену, Талйер подхватывает меня за талию сзади, приговаривая шёпотом:

- Аккуратно. Будь осторожна.

Я отстраняюсь от него и подхожу к ближайшей раковине. Вода из крана льётся холодная. Я мою руки, рот, ополаскиваю лицо. Вода стекает у меня по подбородку, когда в зеркале я встречаюсь с глазами Тайлера. Мне так неудобно перед ним, он видел меня в таком неподобающем виде. Это…в каком-то роде, унизительно. Я опускаю взгляд и выключаю воду. Никогда бы не подумала, что малознакомый, достаточно известный мужчина, будет так заботиться обо мне. Тайлер мог бы позвать Елену, когда мне стало плохо. Он не должен был видеть меня такую. Но он увидел и не ушёл, а теперь его глаза выражают столько беспокойства, сколько я не видела за всю нашу семейную жизнь с Робом. Это, наверное, плохо – сравнивать двоих мужчин, абсолютно разных, никак друг на друга не похожих, но в мыслях я не удерживаюсь.

Я вытираю руки и лицо бумажным полотенцем. Я не чувствовала эту жуткую усталость буквально десять минут назад. Рыбу, которая показалась мне сомнительной из-за её странного запаха, не стоило есть. Фуршетный стол завален яствами, но я почему-то отдала предпочтению тому, что даже не очень-то любила.

Я выпрямляюсь и встречаюсь в зеркале с чёрными глазами Тайлера. Он внимательно оглядывает меня. Он только что придерживал мои волосы, пока я знакомилась с «белым джентльменом», а сейчас Тай обеспокоен. Он абсолютно не похож на всех остальных мужчин, с которыми мне довелось знакомиться.

Тайлер вытаскивает из кармана ключи и кивает головой на дверь:

- Давай-ка, отвезём тебя в больницу, - он кладёт ладонь на ручку двери. - Мне совершенно не нравится цвет твоего лица.

Когда я открываю рот, чтобы возразить, Тайлер поднимает вверх указательный палец и открывает для меня дверь:

- И не нужно спорить со мной, Мэг. Твоё состояние здоровья очень беспокоит меня.

Он бросает на меня красноречивый взгляд и артистично выгибает бровь, ожидая, когда я последую его «приказу» и выйду из уборной. Я не хочу ехать в больницу, потому что я очень боюсь. Боюсь, что, скорее всего, это отравление. Я прекрасно понимаю, что мне скажет врач. Посоветует больше отдыхать и выпишет, возможно, лекарства, которые помогут мне прийти в себя. Она скажет мне всё, что угодно, но не то, что я хочу услышать. А я не готова ещё раз разочаровываться. Не тогда, когда я морально опустошена от появления бывшего мужа.

- Хорошо, что Елена подсказала мне, где ты, вероятнее всего, находилась, - говорит Тай. - Я оказался рядом вовремя.

Не могу с ним не согласиться. Я хватаю сумочку и выхожу в узкий коридор. Тайлер закрывает дверь за нами. Он кладёт руку мне на спину, и мы двигаемся в сторону выхода.

- В чём дело? – голос Елены меня останавливает.

Я оборачиваюсь. Она торопливо сходит по ступеням лестницы, устеленной красным ковром.

- Ей стало плохо, - в руке Тайлера гремят ключи. – Я везу Мэг в больницу.

Елена тут же прикладывает свою ладонь к моему лбу.

- Чёрт, ты такая бледная, - комментирует подруга мой вид, - и у тебя под глазами жуткие синяки, как будто ты… - она с мгновение просто пялится на меня, прежде чем вынести свой глупый вердикт: - Ты превращаешься в зомби?

- Ха-ха-ха! – саркастично замечаю, сбрасывая её руку.- Просто очень смешно.

Елена, похоже, игнорирует мои слова и обращается к Таю:

- Можно я поеду с вами?

Её голос полон отчаяния и ужаса, словно я действительно вскоре должна стать монстром, и только Елена знает, где находится вакцина против этого.

- Меня просто стошнило, - делюсь я подробностями недавнего инцидента в туалете, а подруга при этом морщится. - Я не умираю, Елена.

Она закатывает глаза, собираясь ответить мне, но нас прерывают. И угадайте, кто? Всё верно. Мужчина, однажды разбивший мне сердце. Роб быстро спускается по лестнице и подходит к нам. Он видит меня и его выражение лица меняется. Теперь он смотрит на меня более чем странно. Его взгляд означает что-то типа: «Мэг, мне на тебя абсолютно не плевать», хотя я знаю, что это наглая-наглая ложь.

- Хей, - Роб какого-то чёрта кладёт ладони мне на щёки и заглядывает в глаза. - С тобой всё в порядке? Ты сбежала вниз, а сейчас выглядишь совсем неважно.

Мы с Еленой удивлённо переглядываемся, она хмурит брови и складывает руки на груди. Я вежливо отстраняюсь от Роба и отхожу на пару шагов назад. Неужели, этот человек может вести себя так, как будто мы вместе, или мы друзья?! Что на него нашло? Он думает, что может вернуться, и я забуду, как сильно он ранил меня?! Это невозможно. Боль была слишком сильной.

- Всё нормально, - произношу я спокойно. Я устремляю умоляющий взгляд на Тайлера. - Тай отвезёт меня в больницу, мне стало немного нехорошо.

- Немного нехорошо? – почти истерично взвизгивает Роб: он фальшивит. - Ты видела себя? У тебя лицо, как у покойника.

Елена ударяет Роба по плечу. Она прямо-таки врезала ему кулаком, что Роб даже пошатнулся. Я не слышу, что именно она говорит ему, потому как к нам направляются Дэн, Алекс и Адель. Адель, молча, спрашивает у меня, что случилось. Слабо улыбнувшись, я качаю головой в ответ, давая ей понять, что всё в порядке.

- … Так что, думай, что говоришь, - доносится до меня обрывок очередной фразы Елены.

Она с ненавистью глядит на моего бывшего мужа, как будто он – насекомое, которое пора убить.

Тайлер выходит вперёд. Пальцы его руки слегка соприкасаются с моими. По телу пробегает приятная дрожь.

- Прекратите спорить, - мужественным голосом обрывает он разговоры.

Вся наша компания обращает внимание на него. А Тай, в свою очередь, указывает большим пальцем правой руки на меня:

- Мэгги просто стало плохо, и меня беспокоит это, поэтому я везу её в больницу. Я не думаю, что с ней что-то серьёзное, но бледный цвет лица не предвещает ничего хорошего.

Он ещё раз прокручивает ключи пальцами и берёт меня за руку. Я вздрагиваю от мурашек, которыми покрывается моя кожа.

Роб вмешивается:

- Я могу отвезти Мэг к врачу.

Тон бывшего неуверенный, будто, он не совсем представляет, нужно ли ему это.

- Не нужно, - спешно говорю я, стреляя в него из воображаемого пистолета.

Тайлер салютует всем нашим друзьям и ведёт меня к входной двери – такой собственнический жест.

- Я позабочусь о Мэг, - бросает он Робу, и только я слышу, что он тихо добавляет: - Лучше, чем ты, придурок.


***


В приёмном отделении мне задали больше вопросов, чем Елене на всех её интервью. Даже когда я теряла детей, врачи интересовались моим состоянием меньше, чем сейчас. А увидев Тайлера, большинство медсестёр были близки к тому, чтобы потерять сознание. Ну, и конечно, у него просили автограф, пока дежурная медсестра записывала в чистый бланк данные обо мне и симптомы, проявившиеся сегодня. Несколько пациенток, несмотря на поздний час, подходили к Тайлеру, чтобы сфотографироваться вместе с ним. Они делали селфи, и Тайлер любезно улыбался в камеру. Не представляю себе, сколько терпения и выдержки требуется, чтобы жить такой жизнью. Как несчастная Елена мирится с таким огромным вниманием к персоне её мужа? Это одна из причин, почему я не хочу быть девушкой Тайлера – все эти женщины вокруг него. Мы даже не встречаемся, но я ощущаю зарождающуюся ревность внутри меня.

- Мисс? Мисс?? – приглушённый голос становится более отчётливым, и я резко поворачиваю голову к девушке за стойкой. Её пальцы замерли над клавиатурой компьютера.

- Простите, - смущённо улыбаясь, говорю я. - Я задумалась.

Её кожа на щеках оливкового цвета принимает алый оттенок. Она кидает взгляд на Тайлера, общающегося с поклонницами. Сестра выгибает брови дугой и выдаёт:

- Ну да, ну да, - она выходит из-за стойки и просит меня следовать за ней.

А я думаю о том, что мой интерес к Тайлеру слишком очевиден, и это является чем-то хорошим.

Сестра провожает в палату, где молодая женщина-врач встречает меня с улыбкой на лице. Девушка отдаёт врачу бланк с записями, сделанными только что, и удаляется, лукаво мне улыбаясь. Я еле слышно фыркаю.

Женщина протягивает руку:

- Миссис Вэйн.

Я замечаю, что её длинные каштановые волосы идеально уложены. Не дав мне сказать что-либо в ответ, она убирает руку и с серьёзным видом присоединяет мой бланк к остальным бумагам на её планшете.

- Итак, мисс Вуд, как давно вы чувствуете тошноту и слабость?

- Только сегодня всё началось, - отвечаю я честно, присаживаясь на кушетку. - Я была…на мероприятии и выпила совсем немного шампанского, и ещё съела небольшой кусок рыбы, и не думаю, что она была первой свежести.

Она кивает мне с улыбкой, внимательно слушая меня, и что-то записывает и записывает. Учитывая то, сколько миссис Вэйн сделала записей, у меня как минимум туберкулёз.

- На самом деле, - спешу признаться я, - если бы не мой спутник, я бы вряд ли обратилась к врачу. Не думаю, что из-за тошноты стоит бежать в больницу.

Я пытаюсь отшучиваться, но врач не смотрит даже в мою сторону. Она смотрит в бумаги, прикусив щёку изнутри.

- Так, - её рука вмиг перемещается к волосам, и она перекидывает их через одно плечо. Показав белоснежные зубы, миссис Вэйн указывает мне на дверь. - Нам нужно будет взять у вас кровь, мисс Вуд. Надеюсь, вы не будете против этой процедуры.

Я совершенно точно знаю, что это не было вопросом.

Женщина провожает меня в другой кабинет, и от того, металл будет касаться моего пальца, у меня снова кружиться голова.

Врач придерживает меня сзади. Я хватаюсь за голову, пытаясь сохранить равновесие. Она безмолвно здоровается с коллегой и оборачивается ко мне:

- Мисс Вуд, это всего лишь кровь. Мы должны убедиться, что с вами всё в порядке.

- Я думаю, всё от…

- Мисс Вуд, - медленно проговаривает врач мою фамилию. - Мужчина, что привёл вас сюда, дал нам прекрасно понять, что пока ваш диагноз мы не установим, он нас в покое не оставит.

Ах, вот оно в чём дело. Ну что ж, мистер Акоста может быть весьма убедителен.


Глава 10


Рабочий стол миссис Вэйн завален бумагами. Здесь царит хаос, к чему я, перфекционист по натуре, однозначно не привыкла. Я так нервничаю, что ладони у меня вспотели. Может, я просто подозреваю, что со мной творится, но я не готова услышать, что это не так. Я не хочу, чтобы это просто осталось подозрением.

Дверь кабинета открывается, и врач заходит внутрь. Она сосредоточено изучает материалы в своих руках, через несколько секунд закрывает папку и улыбается мне самой доброжелательной улыбкой. Женщина присаживается за стол и кладёт на него локти, скрестив пальцы в замок.

- Мисс Вуд, могу я спросить, почему вы с такой большой периодичностью проходите плановое обследование в больнице?

Я тяжело сглатываю, предчувствуя что-то нехорошее. Значит, проблемы со здоровьем?

- Всего л-лишь, - я заикаюсь от волнения, - прошу прощения. - Кашлянув в кулак, я продолжаю: - Всего пару месяцев назад я обходила врачей.

Миссис Вэйн (имя на её бэйдже мне не удаётся высмотреть) важно качает головой. Она приникает губами к сложенным рукам.

- Да, но после третьего выкидыша, вы надолго забыли, что такое – сдавать анализы.

Её лицо выражает недовольство. Волнуется она за меня больше, чем я сама.

- Объясните, что случилось? Я ничего не понимаю… - прошу я негромко, заглушая внутри себя отголоски паники.

Врач отталкивается от стола руками, и я могу заметить, как она закидывает ногу на ногу. Одна её ладонь ложится на папку бумаг, которые она рассматривала немногим ранее.

- На троих потерянных детях жизнь не заканчивается, - сочувствующим голосом говорит миссис Вэйн. – У вас слабый иммунитет, и в вашем случае это означает, что ребёнок внутри вас подвергается опасности каждый день.

Я открываю рот, не издавая ни звука. Я уверена, что сейчас я выгляжу шокированной, но мне всё равно. Из горла вырывается смешок, который можно отнести к началу зарождающейся истерики. Но я всё ещё не верю в то, что сказала мне врач только что. Я ждала этого так долго. Я ждала этого всю дорогу, пока Тайлер вёз меня в больницу.

- Мисс Вуд, после третьего выкидыша, я полагаю, вы закрылись в себе, но вам следовало обратиться к врачу, который проследил бы за вашим состоянием. Который дал бы вам рекомендации, посоветовал витамины, а они так важны при планировании беременности. Тем более, в вашей ситуации…

Она замолкает. Я вижу, что она разглядывает свои пальцы. Они у неё длинные и красивые, лак на ногтях ярко-зелёный. Потом миссис Вэйн поднимает глаза на меня и извиняющимся тоном произносит:

- Мне жаль, что пришлось напоминать вам о прошлых неудачных беременностях. Я должна бы была сообщить такую замечательную новость, но принимая во внимание…

Я обрываю её слова:

- Я беременна?

Внезапно её взгляд теплеет.

- Да.

Это «да» прекраснее всего, что я слышала за последнее время. Я даже отбрасываю мысли и образы, которые страшат меня. Я могу думать только о том, что внутри меня живёт человек. Я так долго к этому стремилась, и уже потеряла всякую надежду, а это произошло само собой. Это просто случилось, и не представляю, как я жила раньше без этого чувства наполненности, счастья.

- Это просто, - я, всхлипнув, прижимаю руки ко рту, чтобы не разрыдаться.

- Мы постараемся сделать так, чтобы этого ребёнка ты выносила, хорошо? – говорит миссис Вэйн, наклоняясь ко мне через стол.

Она берёт меня за руку. Держит за руку и дарит надежду. Надежду на то, что я буду мамой здорового ребёнка. Ребёнка, которого я сама рожу. Когда я ей неоднократно киваю, доктор отстраняется и спрашивает:

- Отец в курсе?

Я качаю головой в отрицании.

- Пора бы и ему узнать.

Теперь я киваю, но не уверена, что я готова рассказать всё Тайлеру. Что я ему скажу? Что беременна от него? Он – известный мужчина, любимец женщина. Да, он, конечно, любит детей, но это совсем не значит, что хочет своего ребёнка. По моим подсчётам я в положении почти один месяц. Один месяц – это не так уж и много. Может, ещё рано говорить о малыше? Может, стоит лучше узнать Тайлера, прежде чем шокировать такой новостью. Тем более, Тайлер уверен, что я принимаю таблетки. А я их не принимала, потому что думала, мне это не нужно. Мне нужно было иметь при себе презервативы, как и ему. В целях безопасного секса. Но на это можно закрыть глаза в данной ситуации, так как мы оба здоровы. И Тайлер не соврал, судя по тому, что доктор Вэйн не беспокоится ни о чём, кроме ребёнка внутри меня и моего слабого иммунитета. Если бы мы в ту ночь предохранялись… Я рада, что мы не делали этого. И с Тайлером или без, я рожу этого ребёнка, и я буду любить его. Это всё, что мне нужно.

- Я поняла, - говорю я, сама неуверенная в правдивости своих слов.

Врач несколько мгновений оглядывает меня, а после вздыхает и передаёт мне лист бумаги. Я принимаю его и начинаю изучать.

- Здесь я написала всё, что касается первого триместра. Что есть можно, а что нельзя. Сколько времени можно уделять прогулкам. И, мисс Вуд, - я поднимаю глаза на врача, - вам придётся уйти с работы.

Что-то подобное я ожидала. Но я готова.

Когда я не отвечаю, миссис Вэйн продолжает:

- Я понимаю, это не простое решение, но от этого зависит здоровье ребёнка. Вам нельзя перетруждаться. Я советую либо работать теперь на полставки, либо работать дома.

Я могла бы стать фрилансером. Это хорошая идея. Но в моей голове только мысли о том, что я начну грабить магазины с детской одеждой и игрушками.

- Хорошо, - с улыбкой отвечаю я, поглаживая живот одной ладонью, - я поняла. Я всё поняла.

Доктор протягивает мне маленькую визитную карточку.

- Здесь мой номер телефона и эмейл, а так же ссылки на страницы в социальных сетях. Мэгги, - она глядит прямо на меня очень серьёзно. – Звоните и пишите в любое время. Я, правда, хочу вам помочь. – Она усмехается, сморщив нос: - Не ради того красавца, что пришёл с вами.

Мы смеёмся вместе. Врач отбрасывает волосы со лба.

- Хотя, должна признаться, Тайлер Акоста горяч, - ревность лишь на миг просыпается во мне. Она указывает на кольцо на безымянном пальце: - Но вряд ли мой муж его оценит.

В этот раз мы хохочем громче, как будто мы – давние подружки, а не врач и пациентка. Я не ожидала от чужого человека такой поддержки. Доктор, который вёл первые мои три мои беременности, не был так заинтересован в моих будущих успешных родах и счастье материнства. Но Роб настаивал на том, чтобы только этот врач мог иметь доступ ко мне и к нашему ещё не родившемуся малышу.

- Я не знаю, как благодарить вас за заботу, - искренне замечаю я.

- Я помогаю женщинам воплотить их мечту в жизнь – стать матерью, - и после этих её слов я точно не жалею, что рассказала дежурной медсестре обо всех своих проблемах со здоровьем, а так же – о выкидышах.

Хотя, они бы и так узнали об этом, заглянув в систему, потому что я пациент этой клиники. Сейчас эта больница кажется местом, где мне помогут.

- Вы отблагодарите меня, - продолжает миссис Вэйн, - когда родите ребёнка.


***


Тайлер сидит на диване, уперев локти в колени. Он касается пальцами одной руки пальцев другой. Он не видит меня, устремив взгляд вниз, в то время как я подхожу ближе. Я прокручиваю в голове варианты того, как лучше ему солгать. Что сказать? Просто стало плохо. Я переусердствовала. Сказалась усталость, и бессонница порой мучает. Впрочем, это, своего рода, правда. Я действительно… и тут Тайлер замечает меня. Его чёрные глаза находят мои. Нервно я прячу прядь длинных волос за ухо и стараюсь улыбнуться. Тайлер вскакивает с места. Он одну руку кладёт мне на талию, а другой гладит моё лицо.

- Всё в порядке? Что сказал врач?

Бессонница, усталость, неправильно питание…

Бессонница, усталость, неправильно питание…

Бессонница, усталость, неправильно питание…

Бессонница, усталость, неправильно питание…

Мэгги, сделай глубокий вдох и произнеси это. В конце концов, можно сказать, что мне противопоказаны спиртные напитки. Я собираюсь только рот открыть, как мой телефон начинает вибрировать.

- Прости, пожалуйста, - говорю я, доставая телефон из сумки и отходя подальше.

Женщины в больничном коридоре оценивающе оглядывают меня. Елена – настоящая героиня, я клянусь!

На экране моего смартфона высвечивается незнакомый номер. А электронные часы на стене показывают почти полночь. Я с определённым интересом отвечаю на звонок.

- Да?

- Привет, милая, - знакомый, и невероятно противный мне голос, заполняет, словно всё пространство.

- Роб, - выдыхаю я раздражённо. - Что тебе нужно?

Его голос кажется взволнованным:

- Мне нужно знать, что с тобой всё хорошо. С тобой сейчас Тайлер, да? Ты в больнице? Или…?

- Не всё ли равно, где я и с кем? – огрызаюсь я.

Я готова зарычать от того, насколько я зла.

Тай, заметив моё состояние, хмурится. Он идёт ко мне, но я выставляю руку перед собой, заставив, тем самым, его остановиться.

- Оставь меня в покое, Роб, - приглушённо приказываю я, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания. - И перестань притворяться, что я хоть что-то для тебя значу. Ты достаточно дал мне времени для размышлений. Я страдала из-за тебя, и я не нуждаюсь в твоих ночных звонках, это тебе понятно?

И не дав Робу ответить мне что-либо, я бросаю трубку. Кинув телефон в сумку, я зарываюсь пальцами в волосах. Я не должна нервничать. Пожалуйста, Мэгги. Я ношу ребёнка под сердцем. Мне нельзя нервни…

- Что случилось? – голос Тайлера пугает меня.

Я вздрагиваю и оборачиваюсь. То ли ненависть к бывшему мужу, то ли ненависть ко лжи вокруг меня меняет моё представление о разговоре с Тайлером. Поэтому, я, выдохнув, говорю ему:

- Я беременна от тебя.


Глава 11


Где-то в моём подсознании лежит плёнка со всеми ужасными воспоминаниями, и я уверена, что могу стереть много чего, могу преодолеть множество страхов, кроме одного. Один единственный страх мне не преодолеть. Страх потерять ребёнка. И на плёнке в глубине моего подсознания содержатся кадры, от которых не избавиться. Три малыша, что не увидели мир. Три малыша, которых я не узнала. И больше я не переживу очередного выкидыша. Я много чего смогу перенести, но не это. Я просто сломаюсь, если я потеряю этого ребёнка – ребёнка Тайлера.

Поэтому, когда Тай смотрит на меня глазами, полными недоверия и ужаса, я себе поклялась: чтобы он мне сейчас не сказал, как бы не обидел, как бы не упрашивал избавиться от ребёнка, я этого не сделаю. Я понимаю Тайлера: у него сложная работа, он должен соответствовать статусу рок-звезды, и может, мне не стоило говорить про беременность ему, но солгать я не смогла. Тайлер – мечта стольких женщин, и, возможно, он хотел стать для меня временным бой-френдом, но я не думаю, что ему хочется связывать жизнь со мной, или с кем-либо ещё. Тем более, мне известно о его прошлом, которое он, якобы, отпустил. Но я почему-то в это не верю. Не верю, что он смог оставить далеко позади девушку, имя которой вытатуировал у себя на груди.

Тайлер молчит дольше, чем следовало бы. И я не на шутку начинаю волноваться. Он моргает несколько раз снова, пока мы стоим в центре больничного холла. Автоматические входные двери в десятый раз расходятся в стороны, чтобы пропустить внутрь клиники новых пациентов. И теперь я не вижу смысла стоять здесь, чтобы ждать реакции Тайлера. По-моему, его молчание намного красноречивее слов, которые он мог бы мне сказать. Но не сказал. И на этом мы закончим.

Я издаю смешок, к сожалению, он выходит достаточно недовольным. Я не хотела показывать того, что расстроена, но мне не удалость скрыть некую обиду. Я разворачиваюсь на каблуках и стремительно шагаю к выходу, зажав маленькую чёрную сумку под мышкой.

Свежий ночной воздух напоминает мне о том, что я нахожусь в Сан-Франциско, где погода в разы отличается от погоды в Бойсе, но холодные осенние ветра ещё никто не отменял: я моментально промерзаю до кончиков пальцев ног. Туфли не греют – лишь создают неудобства.

- Постой! – голос Тайлера сквозь прозрачную стену врывается за границы шара, который я сама возвела вокруг себя только что. Этот шар, как оказалось всего лишь – мыльный пузырь, и именно поэтому он так быстро лопается, стоило мне услышать голос отца моего будущего ребёнка. - Мэгги, постой! Пожалуйста, остановись!

Я останавливаюсь. Я смотрю вперёд, на парковку, освещённую светом ярких фонарей. На дорогостоящие машины, среди которых и джип Тайлера. Роскошный, как и вся его «золотая» жизнь. Я отнюдь не вписываюсь в интерьер его наперёд распланированных будней и уик-эндов. Почему я думала, что мы можем быть друзьями? Это Елена находит общий язык с рок-звёздами и шоу-дивами, но не я. Я обычная, слишком обычная для кого-то, вроде Тайлера. Даже мои мечты такие простые, что, заглянув в мою голову, любому станет скучно.

Я оборачиваюсь к Тайлеру и, устремив на него свой указательный палец, говорю:

- Я не собираюсь делать аборт!

Мой голос мне кажется неузнаваемым. Как будто, меня подменили. Я произнесла это предложение громко, отчётливо и строго. Я сказала последние свои слова так, как будто собираюсь воевать с Тайлером. И скажи он мне хоть слово против, я сорвусь с цепи.

Но он… хмурится. Да, он хмурится. Но не так, как будто, он раздосадован моим решением, а так, будто не ожидал от меня подобных мыслей.

- Я бы тебе и не разрешил его делать! – его взгляд каменеет, в то время как моё сердце ухает вниз.

Я вздохнула нормально, впервые за последние несколько минут.

- Ты, правда, подумала, что я…?

- А что я должна была думать? – отвечаю я, раскинув руки.

От холода мурашки бегут по коже, и я тут же спешу обнять себя руками, чтобы согреться. Тайлер немедля снимает пиджак с себя и накидывает мне на плечи. Я, молча, благодарю его – кивком головы.

Тихо я продолжаю высказывать своё мнение на счёт сложившейся ситуации:

- Ты спрашивал меня после той ночи, принимаю ли я таблетки, - пока я произношу это, глаза Тайлера бегают, видимо, вспоминая утро после нашего единственного секса. - Я солгала. Я подумала, ты не хочешь иметь детей. Я тогда ещё так подумала. Но, - я прерываю свою речь, чтобы откашляться, - я солгала тебе не просто так, Тай.

Он смотрит на меня сверху вниз, ожидая продолжения.

- У меня было три выкидыша, - его чёрные, как смоль, глаза расширяются. – Это ещё во время нашей семейной жизни вместе с Робом. Тебе Елена этого не рассказывала, но именно поэтому мы расстались с ним: я не могла выносить нашего ребёнка. Ни одного из них. Три попытки оказались неудачными. Я думала, я больше не смогу забеременеть. По крайней мере, некоторые врачи говорили именно так.

Тайлер молчит. Он зарывается пятерней в свои тёмные волосы и то находит мои глаза своими, то отводит взгляд. И только сам Бог знает, о чём он там думает.

- Я даже не знаю, что сказать, Мэг, - наконец, практически неслышно произносит Тай. - Я знаю Роба несколько месяцев, и наше общение, конечно, ограничивалось телефонными звонками и почтовыми сообщениями, связанными с работой и только с ней, но мне казалось…мне и до сих пор кажется, что Роб очень добрый и искренний человек по отношению, особенно, к детям. Сложно представить, что он так поступил с тобой.

- Мне и самой сложно представить, как сильно я любила этого «доброго и искреннего человека» всю свою жизнь, начиная со средней школы.

Желчь в моих словах не скрыть. И Тайлер услышал то, что я позволила. Робу всегда удавалось создать о себе такое впечатление, что даже в его отсутствие его считали идеальным, превосходным. А в глазах других я выглядела ничтожеством. Кем-то, кто портит жизнь Робу.

- Я его не оправдываю. - Сомневаюсь. - Просто…чёрт, - Тайлер хватается за заднюю часть шеи, согнув руку в локте. - Это всё так сложно. На самом деле, когда я узнал, что Роб бросил тебя, я его возненавидел.

А вот это уже больше похоже на Тайлера Акоста.

- Я не понимаю, как можно бросить тебя.

Он водит пальцем по моим ключицам, и медленно переходит к подбородку. Я, задержав дыхание, наблюдаю за каждым движением этого парня. Он нравится мне. Я хочу его. Я не знаю, что именно к нему чувствую, но для начала мне важно узнать, что Тайлер испытывает ко мне.

Неожиданно он протягивает руку и кладёт её на мой пока ещё плоский живот. Я вздрагиваю. Ему на данный момент достаточно холодно в одной рубашке на холодном ветру, я, стоящая здесь в пиджаке Тайлера, должна чувствовать себя в тепле, но как бы ни так. После прикосновения его ладони к моему животу я ощутила холод. Это приятный холодок, пробирающийся под кожу. Он там, внутри меня, заставляет мою кровь бежать быстрее по венам, заставляет моё сердце биться чаще. Мне так нравится эта дрожь, которая пронизывает всё моё тело. Лишь одно прикосновение может изменить нас: главное – прикоснуться больше, чем просто к телу; главное – дотянуться к душе.

- Я, и правда, этого не ждал, - склонившись надо мной, шепчет Тайлер. - Признаюсь, ты выбила меня из колеи на несколько минут. Но потом я пришёл в себя, и я понял, что я стану отцом.

Его глаза после сказанных им слов загораются. Я загораюсь вместе с ним. Он заражает меня своим настроением, и я горю, словно праздничная ель. Я улыбаюсь вместе с Тайлером, осознавая то, что так давно не чувствовала себя поистине счастливой. Я счастлива. Прямо сейчас. Прямо здесь.

- Я хочу этого ребёнка, - проговаривает Тай напротив моих губ.

Я спрашиваю у него первое, что приходит мне в голову:

- Почему ты не сказал ничего про тест на отцовство.

- Ш-ш-ш, - его указательный палец касается моих губ. - Ты та самая девушка, в честности которой я не сомневаюсь.

Его ладонь мягко поглаживает мой живот. Малышу там удобно, я уверена. Малыш чувствует всю любовь, которую дарит ему его папа. Мне даже не верится, что я прокручиваю в голове такие мысли. Мне не верится, что эти мысли реальны.

- Почему? – я шепчу ему в ответ так тихо, как могу, но знаю, что Тайлер меня прекрасно слышит.

Я шепчу, потому что боюсь нарушить нашу только что образовавшуюся идиллию.

- Не спрашивай такие вещи, - и он целует меня в лоб.

Его поцелуй оставляет горячий след на моей коже. Мне это нравится. Дыхание Тайлера немного неровно, что делает этот момент ещё более интимным и сближающим. Теперь его обе руки исследуют мой живот, который уже в скором времени будет округлым – таким, каким я хочу.

- Я не буду, - усмехаюсь я, поднимая голову.

Тайлер проводит одной ладонью вверх по моей спине, касается места под грудью, поднимается выше, кладёт её на мою шею, а через мгновение его пальцы ласково терзают мои губы. Непроизвольно язык касается его большого пальца. Тайлер прикрывает глаза.

- Сейчас я должен тебя поцеловать, - говорит он, криво улыбаясь.

- Но мы же не в голливудской мелодраме, - отмечаю я, - и я не Джулия Робертс.

Тайлер пожимает плечами:

- А я не похож на Ричарда Гира.

- Да что ты?! – смеюсь я, прижимаясь теснее к Тайлеру.

- Ага, - выдыхает Тайлер, - но всё же.

Его губы накрывают мои слишком быстро. Я ничего не успеваю понять, как уже его язык проникает внутрь. Тайлер целует меня. Сначала нежно, ласково, медленно, но через несколько секунд его рот жадно впитывает каждое движение моего языка. Наш поцелуй неистовый. Свободная рука Тайлера, та, которая не оберегает нашего будущего малыша, сжимает мой затылок. Он немного груб, но это лишь больше заводит меня. Я слышала, что беременные женщины хотят секса ещё больше, чем девушки не в положение, так вот…это не миф – это правда. Я становлюсь мокрой очень быстро. Ветер разбрасывает мои волосы по воздуху и дарит мне немного прохлады, пока Тайлер превращает меня в гору пепла поцелуем, полным жара, похоти и страсти.

- Я больше не отпущу тебя, - говорит он мне в губы.

Он прервал поцелуй, чтобы сказать это, а потом снова впился в мой рот, круговыми движениями языка доводя до исступления. Мне не хочется ничего, кроме того, чтобы трахнуть его прямо здесь, на автостоянке частой клиники.

- Ты поняла? – пальцы сжимают мои бёдра.

Тайлер спрашивает снова, когда я не отвечаю. Но я качаю головой, просто сил не хватает, чтобы сделать это интенсивно.

- Я поняла, - я хватаюсь руками за его шею и притягиваю к себе.

Он нужен мне, как воздух. Прямо сейчас. Я так сильно нуждаюсь в Тайлере, что желание застилает мне глаза. Я не могу думать ни о чём другом. Только о нем со мной этой ночью.

- Нам ведь можно это делать? – с придыханием спрашивает он.

Он в секунде от того, чтобы стянуть с меня пиджак, который сам мне дал.

- Я… - чувствую, что он в одно мгновение, лишь одним заданным вопросом выбил меня из колеи. - Я не знаю.

Тайлер почему-то усмехается, заметив, что я смутилась. Он поправляет прядь, выбившуюся из моей причёски. Его пальцы скользят по-моему подбородку, прокладывая себе беззаботно дорожку к губам. Он очерчивает линию моих скул, пока обдаёт меня мятным дыханием. Какой же он неотразимый, прекрасный. Великолепный Тайлер. Меня даже пробирает гордость от мысли, что он папа моего будущего малыша. Нашего будущего малыша.

- Нам стоит посоветоваться с врачом? - говорит Тай за меня то, что я стесняюсь предложить.

В ответ я лишь неоднократно и быстро киваю головой. Он смеётся и, взяв меня за руку, ведёт снова к зданию клиники. Бросив на меня неоднозначный взгляд, Тайлер предупреждает меня:

- В любом из всевозможных вариантов, этой и в следующие ночи, ты моя.


Глава 12


Много ли нужно женщине? Нет. Всего лишь поступки, а не пустые слова. Поступки, которые помогают понять, насколько женщина важна для мужчины, и важна ли, вообще. Поступки, благодаря которым жизнь кажется красочнее и ярче. Просто поступки, совершающиеся для женщины и ради неё. Женщине нужно мало: чтобы любили искренне.

Я ощущаю заботу Тайлера, когда он ласково опускает меня на кровать, а сам нависает сверху, упираясь ладонями в упругий матрас. Его губы не прикасаются к моему телу. Дыханием он ласкает мою кожу на шее. Приподнимается и шепчет в ухо:

- Я знаю, нам не запрещали секс, но я хочу делать всё осторожно, если ты не против.

В ответ я киваю, соглашаясь с ним. И мне приятно его внимание. Мне приятно, что он думает обо мне и о малыше внутри меня. О его малыше.

Тайлер спускает бретели лифчика с моих плеч, и его язык следует за его пальцами. Поочерёдно он касается сосков на груди, ласкает их, втягивает в рот, заставляя меня задыхаться. Он снимает нижнее бельё и бросает его себе за плечи. Вероятно, мои вещи приземляются на пол его спальни. Его красивой и простой спальни. Мне нравится бывать в этой комнате. Возможно, потому что я была здесь однажды и даже провела здесь ночь. А, возможно, потому, что это место буквально пропитано Тайлером. Комната хранит его запах: свежести, дерева, мёда с насыщенными нотами цитруса. Или это его туалетная вода имеет такой аромат? Скорее всего, да, и мне это ужасно нравится. Мне нравится его запах, я бы не хотела, чтобы однажды он поменял его на другой.

Тайлер включает лампу на прикроватной тумбе, и спальня освещается тусклым светом. Тай немного отодвигается от меня, становясь на колени. Он не сводит с меня глаз и медленно расстёгивает рубашку, выбросив галстук-бабочку туда же, где он оставил мою одежду. Я лежу перед ним голая с раздвинутыми ногами, и Тайлер смотрит туда, на мою промежность, пока снимает с себя брюки. Ему приходится встать и перешагнуть через них. Позже, даже не моргнув, Тайлер спускает по бёдрам боксеры. Они сползают по его икрам, и он делает шаг вперёд, в этот раз, упираясь локтями по обе стороны от моей головы. Таким образом, его член упирается в мой вход. Я замираю на мгновение, боясь сделать лишний вздох. Меня окутывает чувство, будто это сон, и всё может превратиться в ничто в один момент. Кажется, будто я проснусь, а Тайлер, такой страстный, возбуждающий и невероятный останется в грёзах. Сейчас я нуждаюсь в нём очень сильно. Никаких мыслей о Сото. Тайлер реален, и он рядом со мной сейчас. Не Сото. Тайлер – отец моего будущего ребёнка. Не Сото. Тайлер прикасается ко мне прямо сейчас. Не Сото. Сото должен остаться в прошлом, на сайте знакомств. Я подумаю, что ему сказать позже, но не сегодня.

- Ты такая гладкая,- говорит Тайлер, глядя мне в глаза, прежде чем поцеловать меня.

Его руки исследуют мои ноги, ладони приятно ощупывают каждый сантиметр моей кожи, поднимаясь к бёдрам. Он дразнит меня, трётся пенисом о мой клитор, но не входит. Он смотрит на меня, прекращая поцелуй, а в следующую минуту закрывает глаза и языком ласкает мой рот. Его идеальное тело соприкасается с моим. У меня небольшая грудь, но Тайлер так её ощупывал, словно это лучшая грудь, которую ему довелось видеть. Он смотрел на неё с неким аппетитом, что невольно мне подумалось, что ему нравится моя грудь. Он касался пальцами моих сосков так, как будто он их обожает, как будто они совершенны. И я верила ему, верила взгляду Тайлера. И верю сейчас, когда он отстраняется в очередной раз для того, чтобы взглянуть на мои губы. Он рассматривает моё лицо, каждую чёрточку. И мне представляется, что я по-настоящему красива. А когда он гладит меня по лицу, когда он зажимает между пальцев пряди моих волос и наклоняется слегка, чтобы почувствовать их аромат, я начинаю верить, что это не просто секс между нами. Не просто секс, как между беременной женщиной, нуждающейся в половой связи и мужчиной, отвечающим отныне за ребёнка, что растёт в животе этой женщины. Я начинаю верить, что между нами нечто большее. Я боюсь произносить это слово, потому что оно величественное. Потому, что это единственное слово, ради которого стоит жить. Но я почему-то верю Тайлеру, что он чувствует ко мне что-то приближённое к этому слову.

- Ты такая красивая, - шепчет он с придыханием, покрывая нежными поцелуями мою шею и плечи. - Ты потрясающая.

Никто не называл меня так. Никогда. Я просто тону в ощущениях, которые Тайлер дарит мне. Это неописуемо. Это непередаваемо. Это прекрасно.

Я поднимаю свои ладони и, положив их ему на спину, я вожу ими по его крупным и мужественны плечам. Мы целуемся отчаянно, дико, позабыв про нежность и осторожность. Тайлер припечатывает меня к матрасу. Он приподнимает одно моё колено, я закидываю ногу ему на спину, и он придерживает её рукой, не прекращая меня целовать. Я растворяюсь в каждом его поцелуе, в каждом его вдохе и выдохе. Я. Растворяюсь. В нём.

Я чувствую всю тяжесть его тела, когда он полностью налегает на меня, а после неожиданно входит. Сначала медленно, а потом резко на всю длину. Я охаю, и он отвечает на моё удивление улыбкой. Такой милой, почти незаметной улыбкой. Ему удаётся заставить меня расслабиться. Я схожу с ума в его крепких объятиях. Тайлер прокладывает себе дорожку из поцелуев от моего левого уха до плеча, и обратно. Он двигается во мне не спеша, всё так же захватив одну ногу в плен. Его длинные пальцы сжимают моё бедро, когда он вдалбливается в меня, но не слишком сильно. Мне не больно. Ни на секунду. Мне приятно. И это иначе, как сладко, не назовёшь. Мне сладко, и эта сладость в данный момент живёт внутри меня, течёт по венам, смешивается с кровью, качает сердце. Оно бьётся быстрее, ощущая Тайлера. Всего. На мне и во мне.

Тайлер опускает взгляд. Он подхватывает зубами мою нижнюю губу и посасывает её. Он делает это так эротично, что внизу живота зарождается капля эйфории. Она становится всё больше от возбуждающих движений Тайлера. От его горячего взгляда и громкого сбивчивого дыхания. Я стону ему в рот после того, как его очередное движение внутри меня оказывается усладительным. Я задерживаю дыхание, наши глаза встречаются. Тайлер отпускает моё бедро, он поднимает мои руки над головой и сплетает наши пальцы. Его тело внушающих размеров, двигается надо мной, доводя до безумия. Он смотрит прямо на меня. Смутившись, я закрываю глаза.

- Нет, - резко шепчет Тай. - Взгляни на меня.

Я повинуюсь. Открыв глаза, я твёрдо гляжу на него. Мой рот приоткрывается, издавая неясные всхлипывания и стоны. Тайлер то медленно, то быстро, подталкивает меня к самому краю. Подталкивая нас обоих к обрыву под названием «оргазм». Я дышу чаще. Так же, как и Тайлер. Он склоняется ниже, и наши губы воссоединяются в жарком темпераментном поцелуе. Тайлер на взводе. Он отпускает одну мою руку и кладёт ладонь на мою грудь, сжимая её. Он целует меня яростно и вбивается в меня. Его язык безжалостен. Его член невозможно твёрдый внутри меня. Дыхание Тайлера учащается с каждой секундой. Я стону громче, и это подначивает его. Его движения становятся более безрассудными, поцелуи более голодными. Я крепко держусь за его спину руками, мои ногти впиваются в кожу Тайлера, когда с громким стоном я кончаю. Я отрываюсь от его губ, моя голова падает на подушку, а член Тайлера пульсирует внутри меня. Я ощущаю, как его тёплая сперма изливается в меня. Это превосходно.

Тайлер своим лбом прислоняется к моему. Как бы тяжело ему это не давалось, он напрягает бицепсы и опирается ладонями о кровать. Моё дыхание понемногу приходит в норму, как и его. Он улыбается мне, и я не могу сдержаться, чтобы не улыбнуться в ответ. Я тянусь вверх и обнимаю его за шею, а после дарю долгий и ласковый поцелуй, отличающийся значительно от тех, что мы практиковали друг на друге во время секса.

Через несколько мгновений Тайлер переворачивается на бок. Он подпирает голову рукой и пальцами другой руки поправляет волосы на моей голове. Представляю, какая кошмарная у меня причёска сейчас. Это заставляет меня широко улыбнуться. В конце концов, я смеюсь.

- Что случилось? – усмехается Тай, обдавая мою щёку мятным дыханием.

Он гладит меня по лицу, а я готова замурчать, словно кошка.

- Я выгляжу, как ведьма, да? – коротко смеясь, спрашиваю я.

- Неееет, - протягивает он довольно. - Ты выглядишь, как удовлетворённая девушка.

Я тоже переворачиваюсь на бок. Воспользовавшись ситуацией, Тайлер крадёт следующий поцелуй с моих губ. Я зарываюсь лицом в его шею и произношу гнусаво:

- Ладно, я прощаю тебе это.

Его грудь вибрирует, и я понимаю, что он смеётся. А немногим позже до меня доносится звук его неподражаемого заразительного смеха. Тайлер слегка отодвигается, чтобы посмотреть на меня. Он прячет прядь волос мне за ухо. Последующий вопрос изумляет меня чуть-чуть:

- А, если серьёзно, есть ли что-то, чего ты не можешь простить?

Я иронично вскидываю бровь.

- Хочешь знать, за что ты наказан не будешь?

Тайлер, ухмыльнувшись, щипает меня за сосок. Я вскрикиваю.

- Я буду рад, если ты меня накажешь.

Мои губы растягиваются счастливо. Радостная гримаса от уха до уха.

- Ну, так? – говорит Тайлер, ожидая ответа.

Я пожимаю плечом.

- Если честно, я не знаю. Прожив с Робом несколько лет в браке, и много лет находясь с ним просто в отношениях, я думаю, что я могла бы простить ему всё. Ему я бы простила всё. - Тайлер внимательно оглядывает моё лицо: вероятно, ему не понравился мой ответ, но я хотела быть честной. - Тогда. Сейчас – нет. Он слишком много боли мне причинил.

Тай втягивает в себя воздух, пытаясь успокоиться. Он опускает веки, а потом поднимает их. В его тёмных глазах бушует пламя, и от этого они кажутся не чёрными, а коричневыми. Самую малость.

- Он просто оставил тебя? Вышвырнул из своей жизни?

- Давай не будем говорить о Робе. Мы здесь вдвоём, в постели.

- Да, - Тай быстро соглашается, кивая головой. - Ты права. Мне не следовало начинать этот разговор вообще.

- Всё в порядке, - спешу переубедить его я. - Правда. Тай, ты не должен так тяжело воспринимать моё прошлое. Всё, что было, то прошло. Мы стали близки этой ночью, и это замечательно, не так ли?

Вместо ответа Тайлер нагибается. Он целует мой живот, воркующим голосом говоря что-то нашему малышу. Его крепкие ладони обхватывают меня за талию, и он проводит языком вокруг моего пупка. Я резко вбираю воздух в себя. Потом, как ни в чём не бывало, Тайлер возвращается на место. Он говорит, положив руку мне на живот:

- Он нас сблизил.

- Или она, - соглашаюсь я, стараясь не замечать, как сильно я возбудилась снова.

Я стараюсь отогнать от себя пошлые мысли. Не знаю, почему. Ведь мы лежим голые, и будет совершенно нормально, если я сяду на Тайлера сверху прямо сейчас. Но я не хочу портить момент. Мне нравится наше общение. Нравится эта нежность с его стороны. Как немного нужно женщине. Как немного нужно двум людям, потерявшимся в этом мире.

Я поднимаю руку и провожу указательным пальцем по татуировке Тайлера. Прямо в области сердца вытатуировано имя его бывшей возлюбленной, Зоуи. Я не решаюсь поднять взгляд на Тайлера, и тогда он начинает говорить:

- Почти никто не верит мне, что спустя столько лет я смирился с её утратой. Дэн, Кевин, Джош, - Тайлер перечисляет участников его группы. - Люди, которые знают меня. Люди, которые знают о том, что творится в моей голове. Но не журналисты. - Он морщится. - Они приплетали раньше к каждому моему роману историю с Зоуи. И хоть их было немного, папарацци всегда могли найти место, где разгуляться. Они сравнивали каждую мою девушку с Зоуи.

Я думаю о том, что и меня будут. И мне действительно придётся тяжело. Тайлер – холостяк, о котором мечтают женщины «бриллиантового мира». Даже не представлю, что за шумиха поднимется, когда журналистам удастся унюхать, что я беременна от Тая.

- Вы совершенно не похожи, - продолжает он задумчиво. - Большинство людей думает, что я выбираю девушек, похожих на Зоуи… ну, ладно, может, раньше всё так и было, но не сейчас, - уверяет меня он. - Ты и Зоуи…две абсолютно разные личности. Она была такой озорной и весёлой. Она была немного сумасшедшей, и на неё невозможно было долго обижаться.

Когда он рассказывает о Зоуи, на его лице расцветает улыбка. И на удивление, я совершенно не ревную. Я слушаю.

- Она всегда мечтала о длинных и густых волосах, но её волосы достигали до середины спины и были тонкими. Зоуи пользовалась разными средствами, чтобы увеличить длину волос, но ничего не помогало. А потом волос и вовсе не стало.

Тут я замечаю, что с его глаз начинают течь слёзы, и он быстро их вытирает. Я останавливаю Тайлера.

- Ты не должен… всё нормально.

Тайлер поднимается на кровати. Он одной ладонью опирается об изголовье. Свободной рукой он проводит по моему лицу. Так нежно, как это возможно.

- Я скучаю по ней, как по человеку. Она была потрясающей, Мэгги. Но это не значит, что Зоуи та девушка, что живёт в моём сердце. Она была моим ангелом, и я её отпустил.

Я понимающе киваю головой, лёжа на подушках. Я поднимаю руку и приближаю свою ладонь к его сердцу. Он моментально прижимает мою ладонь к себе и выдаёт уверенно:

- Здесь отныне живёшь ты, Мэгги. Скажи, ты мне веришь?

Я, поджав губы, неоднократно киваю. Я говорю ему «да» молча. Потому, что я ему, и правда, верю.


Глава 13


Кухня в квартире Тайлера светлая, и весь гарнитур состоит из дерева. На центральной стойке я заметила корзину с фруктами, и вспомнила, что у нас с Робом тоже была такая, только фрукты были в ней ненастоящие – искусственные.


Нужно прекратить думать о Робе.

Нужно прекратить думать о Сото.

Но этих двоих так сложно выбросить из головы!


Солнечные лучи пробиваются через жалюзи на кухне. Я застёгиваю ещё несколько пуговиц на белой рубашке Тайлера и позволяю свету полностью осветить кухню, такую просторную и домашнюю. Красное яблоко в корзине манит меня своим видом, и я хватаю его, подбрасываю в воздухе, а после, поймав, вгрызаюсь в него зубами. Сок стекает по моему подбородку, оставляя липкую дорожку до самой груди.

Когда в последний раз я готовила для кого-то? Так много времени прошло с тех пор, когда я готовила еду Робу. Когда я жила с подругами, я была той, кто мыл посуду. Это было ужасно, но не знаю, почему, эта участь всегда меня преследовала. Елена шутила, что если вдруг я потеряю работу в компании, они с Адель будут платить мне за услуги горничной в нашей квартире. Это перспектива всегда пугала меня. Стоило мне представить перекошенное лицо Елены, кричащей на меня за плохо вымытые полы, и меня бросало в дрожь. Это было шуткой со стороны моих подруг, и я по этим шуткам скучаю. Скучаю по тому, как кто-то из нас вставал раньше и будил остальных. Скучаю по омлету от Адель. Она делала его с молоком, мукой и томатами. Я пыталась делать такой же, но у меня не получается. Говорят, у некоторых людей просто «вкусные руки». Так вот, это явно не обо мне.

Я разбиваю яйцо и не успеваю вылить содержимое из скорлупы на сковороду, потому что тёплые руки Тайлера обнимают меня сзади, прижимая к себе. Я бросаю яйцо в миску и вздыхаю, когда Тайлер целует меня в шею. Он убирает мои длинные волосы на одно плечо, при этом нежно лаская место у меня за ухом. Прикусывает мочку. Я чувствую его улыбку на своей коже и улыбаюсь сама. Солнце уже полностью господствует на кухне. Я прищуриваюсь, защищаясь, таким образом, от его назойливых лучей. Тайлер поворачивает меня к себе, и первое, на что я обращаю внимание - это на его обнажённые руки с выпирающими венами. Это смотрится так сексуально и горячо. То, как он пальцами сдавливает мои бёдра, прикрытые лишь его тонкой рубашкой, сводит с ума.

Тайлер склоняется ниже и подпевает песню, звучащую по радио сейчас:


«Я открыл тебе все свои секреты,

Поделился своими страхами - я дал волю чувствам.

И это прекрасно,

Ведь ты единственная,

Единственная на всей земле.

Разве ты не знаешь,

Разве не знаешь?»


Я усмехаюсь, ловя мысленно каждое движение его губ возле моего уха. Тай поёт песню Джеймса Бланта. Голос Джеймса можно узнать среди миллионов других голосов. Помню, когда я была младше, я заслушивалась им. Пока на горизонте не появился Эд Ширан. Я отдала свою музыкальную часть сердца рыжеволосому парню из Великобритании.

- Так, значит, тебя музыка разбудила? – говорю я, всё ещё не переставая улыбаться.

Я ловко режу помидоры и бросаю их в миску с листьями салата. Учитывая то, что ладони Тайлера изучают моё тело, я неплохо справляюсь.

- Нет, - вибрация от его сладкого смеха передаётся моему телу и зарождается внутри меня приятным ощущением счастья. – Меня разбудила ты.

Его голос звучит сонно, и, кажется, только что Тайлер зевнул.

- Я? – с нескрываемым удивлением говорю я, переворачивая бекон на сковороде, брызжущей горячим маслом. – Я тихо ушла, включила радио совсем негромко и решила приготовить завтрак для тебя.

- Ага, - Тайлер соглашается. Он кивает головой, задевая моё плечо подбородком. - Я проснулся и увидел, что на полу лежит твоё нижнее бельё.

И его пальцы впиваются в мою кожу с новой силой, с новой жадностью, с новой губящей страстью. Я поворачиваю голову к нему, чтобы взглянуть в его тёмные глаза, но мне это не удаётся: Тайлер немедля завладевает моими губами, не оставляя мне времени для вздоха, не разрешая моим лёгким получить долгожданную дозу кислорода.

Его язык решительно исследует мой рот, сплетаясь с моим языком. Одной рукой он касается моего лица, а другую держит на моих ягодицах, сжимая их. Я абсолютно голая под его рубашкой. Под рубашкой, в которой он был вчера на благотворительном вечере.

Тайлер внезапно резко разворачивает меня к себе спиной. Он немного нагибает, я упираюсь руками в кухонную стойку. Его шумные вдохи и выдохи очень сильно возбуждают. Я становлюсь мокрой в считанные секунды. Я сглатываю, когда рука Тая тянется вниз. Он отодвигает края белой рубашки и пальцами достаточно быстро находит клитор. Достаточно сильно надавливает, чтобы я издала судорожный вздох. Достаточно быстро водит теперь двумя пальцами, средним и указательным, по моему центру. Достаточно быстро, чтобы я мучительно просила больше. Чтобы я захотела больше.

- Твоя киска изголодалась по мне? – спрашивает Тайлер так тихо, как это возможно, но я слышу его.

- Ты был в ней ночью, но этого было мало, я полагаю, - мне удаётся сказать всё это, не запинаясь.

Я осознаю это и чувствую себя настоящим героем. Ведущий на радиоволне продолжает болтать, я уже не прислушиваюсь к его разговору. Стук моего собственного сердца заглушает все остальные звуки для меня. Мне кажется, будто ещё немного, и я грохнусь в обморок от переполняемых эмоций.

Тайлер прекрасно выполняет свою работу надо мной. Он хочет довести меня к обрыву моих желаний и похоти. Если я смогу дойти до него, я спрыгну.

Его губы на моей шее, его рот, губы и язык, работая в команде, оставляют засосы на моей шее. Один за другим. Один за другим. Закончив с одной стороной, Тайлер убирает волосы с плеча, расстёгивает две верхние пуговицы моего одеяния и спускает его немного, оголяя одно моё плечо. Не прекращая пальцами дарить мне безумие, Тайлер кусает кожу на моём плече и шее. Сторона, которую он не трогал пока ещё, сейчас становится его собственностью.

Тай придерживает одной рукой меня за талию. Его пальцы лениво ползут вбок, захватывая больше территории. Он ведёт войну на моём теле, в моём теле, внутри меня. Я готова сдаться этому солдату прямо сейчас. Ещё чуть-чуть, и я сложу оружие, перестану бороться с той любовью, которая зарождается во мне. Я хочу любить Тайлера, потому что любить его так просто и так сложно одновременно.

- Боже, - первый стон за утро вырывается у меня, наконец.

Тайлер поворачивает мою голову и приникает своими губами к моим губам. Он покусывает мою нижнюю губу, а потом играется с ней языком. Так мягко и легко.

- Тебе хорошо? – спрашивает он грубо, но от этого сгусток эйфории во мне зарождается ещё быстрее. – Скажи мне.

Я распахиваю глаза. Взгляд Тайлера ищет на моём лице слова, которые я не могу произнести. Я ничего не могу произнести. Я просто тихо стону и киваю головой. Несколько раз, для пущей убедительности. Я хочу, чтобы Тайлер знал, как мне хорошо. Не просто хорошо, а восхитительно. Головокружительно. Сказочно. Это несравненные ощущения. Я не испытывала такого никогда. Дело не в оргазме и не в его приближении. Дело в…мелочах…в глазах Тайлера, прикованных ко мне, когда мои стоны набирают обороты и становятся громче. Его ладони, властно соприкасающиеся с моим почти, что обнажённым телом. Его губы, забывшие о запретах, блуждающие по моей коже, по такой разгорячённой коже… Дело в его сердце, которое стучит в унисон с моим.

Средний палец Тайлера проникает внутрь меня, заставляя меня резко выдохнуть и схватиться за стойку руками. Ещё крепче, чем прежде. Я локтем задеваю железную миску с овощами. Она переворачивается, и всё содержимое выкатывается на пол. Несколько помидоров остаются лежать передо мной. Мои пальцы касаются их, пока пальцы Тайлера касаются меня. Они порхают над моим клитором. Я задыхаюсь в буквальном смысле. Наклоняюсь ниже, и красные помидоры катятся вниз. Я хватаю их по инерции. Я сжимаю их у себя в ладонях, сок стекает по моей руке, по рубашке Тая, по моим голым ногам вниз, на пол.

- Мне хочется наказать тебя, - говорит он, едва заметно прикасаясь губами к моей щеке.

- За что? – шепчу я в ответ, еле переводя дыхание.

Палец выходит из меня, а потом снова скрывается внутри. Тайлер повторяет это несколько раз, дразня меня, лишая долгожданного сладостного оргазма. Он воспроизводит это движение снова и снова, раз за разом, показывая мне, что он хозяин положения, и я без слов соглашаюсь с ним. Я соглашаюсь с ним недовольными умоляющими всхлипами, бессвязным лепетанием и громкими стонами, эхом проносящимися по всей квартире.

- За то, что ты хотела остаться лишь другом, - сглотнув громко, говорит Тай.

Он опускает голову, и та сталкивается с моим плечом. Тайлер тяжело дышит вместе со мной. Его глухие стоны не заглушают моё громкое рычание, когда Тай снова лишает меня пика наслаждения. Я обессилено опираюсь одной ладонью об оконное стекло перед нами.

- За то, что ты отвергала меня столько времени, - продолжает Тайлер, не меняя позы, и я предполагаю, что глаза у него плотно закрыты.

- Прости меня за это, - говорю я то, что он хочет услышать.

Я знаю, что он хочет это услышать. Но я сказала эти слова не только ради этого и не ради приближающегося оргазма. Я сказала эти слова, потому что я действительно хочу попросить прощения за свою глупость. Тайлер замечательный, добрый и обходительный. этого замечать слишком долго. Мне есть, за что извиняться.

До него доходит сказанное мной, и он несдержанно и стремительно входит в меня опять тем же пальцем. Выходит и входит энергичными и решительными движениями, а его большой палец кружит у моего входа, постоянно задевая клитор. Разомкнув губы, я глотаю воздух. Моя грудь вздымается часто. Тайлер срывает с меня рубашку, пуговицы разлетаются по кухне, отскакивая от деревянного пола. Теперь я полностью обнажена, и Тай накрывает свободной ладонью мою левую грудь. Тай поднял голову и шепчет прямо у моего правого уха:

- Я хочу, чтобы ты кончила для меня. - Его голос тих, но каждое слово проникает в мой организм и смешивается с моей кровью, а я не прекращаю дрожать в объятиях Тайлера. - Бурно. Сейчас, - добавляет он кратко.

Я сдвигаю брови вместе, когда Тайлер ускоряет темп. Мне нужна разрядка, иначе я потеряю сознание от напряжения, созданного им.

- Я хочу этого, - закрыв глаза, признаюсь я ему.

Он и не представляет, как я уязвима в этот момент. Или представляет?

Теперь Тайлер, доведя меня до самого края обрыва, разрешает упасть в пропасть удовольствия. Я откидываю голову назад и кончаю громко, полностью отдавшись безумию, происходящему сейчас. Приятная дрожь пронзает всё моё тело. Я замираю на мгновение, кажущееся вечностью, а потом я выравниваю дыхание. Как и Тайлер, уткнувшийся мне в волосы носом.

- От тебя так хорошо пахнет, - протягивает он немного устало.

- Да? – переспрашиваю я с улыбкой.

Он целует меня в висок.

- Да. Ты пахнешь мной.


Глава 14


Створки лифта расходятся, и мы с Тайлером, словно два провинившихся подростка, отскакиваем друг от друга. Перед нами стоит пожилая пара: женщина под руку с мужчиной. В то время как дедушка делает вид, что не видел нашего поцелуя с Тайлером, его спутница (жена, как я полагаю) сверлит меня взглядом. Я чувствую себя распутницей. Но Тайлер берёт меня за руку, выводя из лифта. Я вижу, как уголки его губ подрагивают. Мы шагаем быстро мимо охраны в холле здания и выходим на улицу. Только здесь, на холодном ветру утреннего города, мы даём волю смеху, который сдерживали. Причём, Тайлер смеётся, словно ребёнок. И он так заразительно улыбается, что мне так и хочется поцеловать его снова. Отблагодарить за эти эмоции, которые он дарит мне.

Он, немного посмеиваясь, приближается ко мне и убирает прядь моих волос за ухо. Мы должны были выйти на автостоянку, но продолжаем смотреть друг на друга. Это напоминает мне игру, кто кого пересмотрит. Но его чёрные глаза, которые, кстати, на солнечном свете кажутся карими, невозможно пересмотреть. И вот я уже моргаю несколько раз, прежде чем Тайлер, сомкнув губы, проводит тыльной стороной ладони по моей щеке. Я прикрываю веки, довольствуюсь его приятным касанием.

- Ты очень красивая, - произносит он, оглядывая моё лицо.

Машины с рёвом проносятся мимо нас, мимо здания, где живёт Тайлер. Мне настолько было хорошо в его квартире, что я не думаю, что хочу возвращаться к себе домой. Но сейчас нам нужно ехать и встретиться с Дженнифер. Точнее, это нужно Тайлеру, а я в честь своего выходного дня решила устроить ему компанию. И когда он на меня так смотрит, я совершенно не жалею о своём решении. О, его манящие чёрные глаза, в которых однозначно живёт каждая ночь этого мира. Как же мне нравятся его глаза…

- Машина подана, сэр.

Я моргаю, приходя в себя, и вместе с Тайлером оборачиваюсь на голос молодого парня в строгом костюме. Он поправляет свой галстук и кивает головой на джип Тайлера, который он пригнал только что. Не помню, чтобы Тайлер просил об этом, но это мне говорит лишь о том, что эта функция выполняется «по умолчанию».

Тай дружелюбно улыбается ему. Он убирает руку с моей талии, достаёт из бумажника несколько зелёных купюр и вручает их парню. Тот лишь быстро принимает деньги и скрывается за дверью.

- Тебе автомобиль пригоняют из подземной парковки твои … эм…служащие?

Мне неловко от того, что я не могу даже присвоить профессию человеку, так ловко оборвавшему нашу игру в «гляделки».

- Я плачу за это, - пожимает плечами Тайлер.

Я снова думаю о том, что в моей жизни такого нет, и никогда не было. Если мой отец собирался куда-то ехать, он шёл в гараж, открывал ворота, заводил машину и ехал. Каждое утро Роб, пока мы были вместе, сам следил за своим автомобилем и, конечно, он сам парковал его. Не знаю, как он справляется сейчас, но предполагаю, что примерно так же, как и Тайлер.

- Что-то не так? – обеспокоенно спрашивает Тай, видимо, заметив моё странное выражение лица.

Но я быстро сменяю свою грусть улыбкой и указываю ему на его джип.

- Нет, всё хорошо. Ты опоздаешь. Пора отправляться в путь навстречу калифорнийским пробкам.

Он смеётся, обнажая ровные зубы, и снимает блокировку с дверей машины.


***


В доме Дженнифер Палмер, где только вчера было так много гостей, царит абсолютная тишина. Окна закрыты плотно, поэтому я только вижу, как садовник работает газонокосилкой, но не слышу этого. Я сижу в столовой, куда домработницы Джен подали чай и сладости. Лимонный пирог оказался ужасным, и я отложила свой кусок подальше от себя. Меня сейчас вырвет от горького привкуса.

За столом в огромной комнате нахожусь только я. Я поворачиваю голову на единственные звуки, которые, наконец-то, доносятся до меня. Джен и Тайлер громко разговаривают. Дверь приоткрыта, и я могу видеть, как они медленно спускаются по лестнице. Слава Богу, то, что говорит Дженнифер, - это не: «Зачем ты привёл её с собой?» или «Она тебе не пара». Я настолько не уверенна в себе, что постоянно прокручиваю в голове эти фразы, которые, возможно, однажды кто-то скажет Тайлеру. Этот мир шоу-бизнеса продажен, я даже не удивлюсь, если так случится, что Тай бросит меня. Хотя мы даже официально не объявили себя парой. Он ночью сказал, что в его сердце теперь поселилась я, но это ничего значит. Во мне растёт ребёнок, и самое главное, чтобы с ним всё было хорошо.

Тайлер и Джен возвращаются в столовую как раз, когда я допиваю вкусный смородиновый чай. Они, не успев открыть дверь в комнату, оборачиваются на звук хлопнувшей входной двери. Я зачем-то смотрю в том же направлении, хотя всё равно ничего увидеть не могу. Но я могу слышать голос. Голос моего бывшего мужа. Какое кошмарное продолжение дня после такого его замечательного начала!

Дженнифер встречает Роба широкой улыбкой и объятиями. Она так рада его видеть! Джен сегодня, как всегда, прекрасно выглядит: в розовой блузке и чёрной юбке-карандаш она похожа на сексуальную офисную работницу. Роб что-то говорит ей шёпотом, и она заливается смехом, прикрывая рот, полный белых идеальных зубов. Её голливудская улыбка освещает всё вокруг. Кажется, Джен стерва только в своей профессиональной деятельности. Я не так много общалась с ней, а точнее, совсем почти не общалась, но могу сказать, что она простая. Несмотря на то, что она совершенна, как цветок, всё равно милая и добрая. Может, хочет такой казаться? Не думаю. Она хочет казаться сукой. Но это и не странно, учитывая, где и с кем ей приходится работать.

Тайлер распахивает дверь, и Роб вместе с Джен считают это пригласительным жестом. Они заходят внутрь. Не знаю, что так рассмешило теледиву, но она вытирает аккуратно выступившие слёзы на глазах. Она делает аккуратно, чтобы не испортить макияж. А тем временем, Роб останавливается, словно его облили холодной водой только что. Он не ожидал увидеть меня здесь. Хорошо, что Тайлер дал мне время переодеться у себя дома. В синей клетчатой рубашке и джинсах я чувствую себя комфортнее, чем в платье, которое я надела вчера на благотворительный вечер.

По глазам Джен можно понять, что она в курсе наших отношений с Робом, но не ясно, рассказал ли ей Тайлер о нас. Хотя, неужели это требуется? Когда все интернет-ресурсы и газеты твердят одно и то же: Тайлер и я вместе.

Джен моргает, скрещивая пальцы.

- Неловко получилось, - изрекает она.

Роб не перестаёт сверлить меня взглядом. Я вдруг осознаю, что упустила из виду Тайлера, но вдруг сильные ладони сжимают мои хрупкие плечи. Я вздрагиваю и машинально поднимаю глаза. Это Тайлер. Красивый и потрясающе мужественный. Он улыбается мне, краем глаза косо глядя на Тайлера.

- Роб, - говорит неожиданно Дженнифер, - ты обязан попробовать пирог, который я приготовила! Он лимонный. Вкусно ведь, Мэгги, правда?

Она искренне обнажила зубы и ждёт мой комментарий. В ответ я натягиваю свою самую любезную улыбку и лгу:

- Конечно. Пирог великолепен.


***


Я смотрю на своё отражение в зеркале ванной комнаты слишком долго. Но Тайлер, Роб и Джен обсуждают дела благотворительной акции, так что про меня уже забыли. Джен сказала, что было бы неплохо отправить Тайлера вместе со мной в один из центральных детских домов. Роб, лицо которого и так было перекошено из-за дегустации «вкусной» выпечки, совсем скис. Несчастный! Я не понимаю, почему у Роба такая реакция. Он вернулся сюда, потому что того требовала благотворительная деятельность. Мы случайно встретились, но, кажется, что всего за день он снова проникся ко мне чувствами. Это глупо. Может, он просто хочет снова меня получить? Может, ему нравилась мысль, что я принадлежу ему? Но это больше не так. И я готова показаться перед камерами вместе с Тайлером возле детского дома. Людям нравится смотреть, как двое «влюблённых» делают мир лучше. Но только мы на самом деле не влюблены, мы только на пути к этому. И нам нужно время. Но если нужно притвориться, я готова.

Мистер Хэндрик вряд ли будет доволен тем, что я собираюсь перейти на фрилансерство. Но нужно сообщить ему об этом завтра же. Лукас считает меня ценным сотрудником. Мой уход поможет ему пережить Адель, которая больше года назад вернулась к своей должности в его косметической компании. Она теперь ещё и лицо его фирмы после того, как снялась в рекламе нового товара. Но это был её первый и последний подобный опыт. Наверное. Алекс лучше наложит на себя руки, чем разрешит Адель сниматься снова.

Я, чёрт возьми, думаю, о чём угодно, но лишь не о том, что мне нужно сосредоточиться на смартфоне в моей руке. Может быть, потому что я не готова писать Сото то, что собираюсь сделать. Мне нужно сказать ему правду, пусть он даже на неё не ответит. Я хочу написать ему всю правду о Тайлере. Я строчу целое огромное сообщение, где почему-то принимаюсь извиняться. Не знаю, говорить ли ему о ребёнке? Ведь я пока решила, что не скажу никому, даже лучшим подругам. Малышу внутри меня и месяца нет ещё. Очень рискованно делиться своей радостью. Лучше этого не делать.

Мой большой палец в буквальном смысле дрожит. Я не могу нажать на «отправить». Я хочу этого. Я должна это сделать. Будто, чтобы продлить момент прощания с Сото, я снова и снова перечитываю своё сообщение, находя в нём опечатки незначительные грамматические ошибки. Я стираю часть, в которой признаюсь ему про беременность, а потом снова её возвращаю, описывая, не понятно для чего свою радость материнства. Сото в последнее время, кажется, было просто наплевать на меня. Целиком и полностью. Он сказал, что задержался на сайте, чтобы не причинять мне боль, но он причинял. Он причинял мне боль деланной не безразличностью. Он спрашивал меня о том, как я, но ему не было это интересно. Я уверена, Сото не ждал от меня ответа. И я не понимаю, почему я строчу ему такое длинное сообщение, где извиняюсь…постойте-ка, за что? За то, что смогла испытать к нему чувства? За то, что приняла бы его таким, какой он есть? За то, что думала о нём всё время, позабыв о всех? Я не обязана извиняться. Мне не за что. Это всего лишь интернет-друг. Как говорила Елена, ещё неизвестно, мужчина ли это.

В дверь уборной стучат, и я, раздражённая тем, что прервали мои мысли, открываю её. Дежавю какое-то. Прошлой ночью я была здесь, в уборной, но в дверях стоял другой мужчина. А теперь передо мной Роб Рассел. Елена бы ударила его по лицу. Почему, чёрт возьми, я думаю, о том, чтобы сделала Елена?!

Я прячу телефон в заднем кармане джинсов, так и не послав сообщение Сото, и скрещиваю руки на груди. Роб же своим смартфоном играется, переворачивая его в разные стороны. Он жуёт жвачку, а через секунду наглядно вынимает её изо рта и бросает в мусорное ведро рядом с унитазом. Я вздыхаю, еле сдерживая гнев.

- Что тебе нужно? – я вздёргиваю подбородок.

Он пожимает плечами:

- Я знал, что ты здесь, - Роб сжимает телефон в руке. - Джен и твой Тайлер разговаривают о фонде помощи детям. - Он выделяет «твой Тайлер» и сощуривает при этом глаза. - Знаешь, я рад, я очень рад, что судьба снова свела нас вместе.

Здесь я уже не выдерживаю и, убрав его руку с косяка, толкаю Роба, чтобы выбраться из ванной комнаты. Но не тут-то было. Роб припечатывает меня к стене и закрывает за нами дверь.

- Что ты делаешь? – шиплю, пытаясь вырваться.

Я перевожу взгляд с него на дверь и обратно.

- Тише, тише, конфетка, - говорит он ехидным голосом, и это, я клянусь, так не похоже на того парня, которого я знала и любила.

- Отпусти меня, - я пытаюсь ударить его по бедру ногой, но он перехватывает меня за лодыжку и прижимает мою ногу к себе.

Я оказываюсь зажата между Робом и стеной. Но я стараюсь не нервничать – это может навредить ребёнку.

- Что тебе нужно, Роб? – жалостливо протягиваю я. - Скажи мне, чего ты добиваешься?

- А ты изменилась, - заявляет бывший муж, проигнорировав мои только что прозвучавшие вопросы.

Я отвлекаюсь на его футболку с чёрным принтом, опускаю взгляд на его брюки, чтобы не смотреть в его глаза, чтобы не видеть его хищный взгляд. Он похож сейчас на коршуна. Это не тот мужчина, который признавался мне в любви. Сейчас он владелец магазина. Сейчас он богат и так же, как и почти все богачи, считает, что весь мир валяется у его ног.

- Волосы стали длиннее, грудь больше, - он подмигивает мне, мне становится тошно от этого, и я морщусь. – Ты стала другой, - выносит он свой вердикт, внимательно меня осматривая. - Более дерзкая. Ты больше не хочешь меня прощать, не так ли?

После его последних слов я поворачиваю резко свою голову и, глядя на него, процеживаю сквозь зубы:

- Ты этого не достоин!

Роб убирает свои руки от меня и упирает ладони о стену по обе стороны от меня, как бы заманив меня в ловушку.

- Может быть, - он кивает, но его глаза не теряют манящей опасности. - Зато вот Тайлер тебе нравится. Да? Ты с ним спишь?

- Какое твоё дело? – я толкаю его, и Роб без труда отдаляется от меня.

Он поднимает руки вверх, словно защищаясь, уголки его губ ползут вниз, когда он говорит:

- Мне нет дела до Тайлера, - его имя с губ Роба соскальзывает с ненавистью. - Но мне есть дело до тебя!

И он указательным пальцем левой руки указывает на меня. Я сглатываю, моя гордость выстраивает лестницу из обид и поднимается вверх по моему организму прямо в сердце, подавая сигнал.

- Ты просто идиот! Значит, приятельские отношения с Тайлером ты собираешься перечеркнуть ради женщины, которую ты оставил несколько лет назад?! Тайлер не заслуживает такого отношения! Он не заслуживает компанию, вроде тебя!

Роб, как ни в чём не бывало, пожимает плечами и хватается за ручку двери.

- Да ладно тебе, - он смеётся, - прекрати быть такой занудой. Это скучно.

Рассел посылает мне воздушный поцелуй и со словами: «Я не сдамся» выходит из уборной, оставляя меня одну.

Я хочу разрушить всю эту комнату к чертям собачьим, но мне лучше успокоиться и подумать о том, над чем я ещё могу работать. Мне нужно думать о том, что я могу исправить. Я вынимаю снова телефон из кармана и… не успеваю дать знать Сото о своём решении. Приложение «Incognito.com» сообщает об уведомлении. Я открываю почту, и письмо от Сото заставляет меня насторожиться.


«Прости меня за моё поведение, - пишет мой анонимный друг, - я был не прав. Кое-что случилось, и я, наконец, разобрался со всем. Я хочу побороться за тебя.» – каждая часть моего тела замирает, я закрываю глаза, успев прочитать конец сообщения: «У меня ещё есть шанс, М? Ты ведь всё ещё моя М?»


Глава 15


Тайлер ведёт машину резко, круто поворачивая руль при необходимости. Но если бы я не была пристёгнута ремнём безопасности, я бы в тот час же ударилась головой об оконное стекло. Я, сама отдавшись собственным мыслям, только сейчас обратила внимание на задумавшегося Тайлера. Он лишь одну руку держит на руле, а другой касается подбородка. Он потирает его, явно что-то прикидывая в уме. Его взгляд затуманен, но Тайлер прекрасно маневрирует между других автомобилей на дороге.

Глядя на него такого, я не решаюсь первой завести разговор. Я не думаю, что готова прямо сейчас сказать что-нибудь. Тем более, мне есть, о чём подумать. Мне нужно понять, что ответить Сото. Нет, я ему до сих пор не ответила, потому что наша «милая беседа» с бывшим мужем выбила меня из колеи. Когда я вернулась в столовую, Тайлер и Дженнифер подписывали какие-то бумаги. Джен попрощалась с гостями, ссылаясь на огромное количество дел, и проводила нас, но Роб остался у неё. Возможно, они будут что-то ещё обсуждать, но это меня волновать не должно.

Конечно, я не собираюсь за спиной Тайлера крутить интернет-роман с Сото. Но я не знаю, как поступить лучше: удалиться из сайта знакомств, не ответив ему ничего; либо всё же сначала рассказать Сото, что его поведение ужасно. Ведь я пыталась сделать так, чтобы наше общение не оборвалось. Я пыталась быть хорошим другом, а он меня отвергал без причины. А теперь он возвращается и собирается вернуть меня. Он хочет вернуть меня, и он назвал меня своей М. Я не его М. Была когда-то, но не сейчас. Почему женщины часто ничего не знают наверняка? Почему женщины даже с собственными чувствами разобраться не могут? Мне хочется накричать на Сото за то, что он поступил так, но на самом деле, я рада, что всё получилось именно так. Если бы я тогда, в день свадьбы моих друзей, отвергла Тайлера, я бы не носила сейчас под сердцем его ребёнка. И я бы…

Внезапно моей раскрытой ладони, покоящейся на моём бедре, касается рука Тайлера. Я поднимаю глаза на него, когда он спрашивает:

- Как думаешь, кто родится у нас: мальчик или девочка?

Я отвечаю ему с самой своей счастливой улыбкой:

- Или мальчик, или девочка.

Он смеётся, его кадык движется вверх и вниз. Его смех выходит хриплым, впрочем, почти, как всегда. Улыбка делает ещё более заметными и без того ярко-выраженные ямочки на щеках. Такой вот он, Тайлер Акоста - добрый, ласковый, красивый, верный.

Он поворачивает резко голову, когда на его телефон приходит оповещение. Он хватает мобильный и, не отвлекаясь от дороги, пишет ответ, вероятно, на смс. Как бы интересно мне не было, кто и что ему прислал, я и виду не подаю. Я не имею права ревновать в данной ситуации, когда Роб имеет на меня виды и в открытую признался об этом, а я даже не рассказала об инциденте Тайлеру.

Телефон Тайлера вибрирует вплоть до того момента, как его джип останавливается возле высокого здания со стеклянными массивными дверями. Здесь живу я. Я оглядываюсь на него, Тай прячет мобильный в кармане брюк и тянется, чтобы поцеловать меня.

- Теперь нам много чего нужно обсудить, - прервав поцелуй, он перебирает мои пальцы.

Я издаю короткий смешок.

- Надеюсь, ты не собираешься предлагать мне замужество?

Его лицо бледнеет на мгновение, но потом он приходит в себя. Довольно быстро.

- Почему нет? – Тайлер откашливается.

Я убираю руку и принимаюсь теребить ремень сумки, не сводя глаз со своего «увлекательного» действия.

- Потому, что ты этого не хочешь, - говорю я сипло. - Это так, и не нужно отрицать, пожалуйста. Свадьба ради ребёнка? Я не об этом мечтала.

- Но ты ведь хочешь, чтобы у ребёнка была полноценная семья?

Я отвечаю не сразу.

- Хочу.

Мой голос мне самой кажется чуждым.

- Тогда самое время думать о нашем общем будущем, - он опять наклоняется ближе и сплетает наши пальцы.

Я закрываю глаза и ощущаю тепло по всем телу. Тепло, которого мне так не хватает. Так не хватало в браке с Робом. Я провожу ладонью по щеке Тайлера и целую его нежно, он же углубляет поцелуй, положив локоть на мой подголовник. Его пальцы медленно поднимаются по моей ладони к плечу и выше. Они достигают ключиц, а потом ныряют под рубашку. Я усмехаюсь под натиском его губ. Тайлер, чмокнув меня в щёку, отдвигается. Чёрные глаза концентрируются на мне, на моём лице. Он обводит пальцем линию моих губ, линию носа, подбородка и снова возвращается к губам, я принимаю его в рот, не скрывая хитрой улыбки.

Тайлер, рассмеявшись, откидывается на своё сидение и глубоко вздыхает.

- Плохо так поступать с мужчиной, у которого сегодня запланировано ещё сто-о-олько дел, - он взмахивает рукой, уставившись в лобовое стекло.

Потом он вдруг, зарычав, набрасывается на меня, на что я успеваю лишь закричать и засмеяться громко. Я дышу отрывисто, пока Тайлер щекочет меня, придавив своим телом. Он быстро перебирается на пассажирское сидение и упирается коленями на него по обе стороны от моих ног. Он держит мои руки вместе, пока мои кулаки сжаты. Не знаю, почему, но я не могу унять сумасшедший смех, который вырывается из меня, когда Тайлер смотрит на меня наигранно сердито. А когда он начинает корчить смешные рожицы, меня уже не остановить. Я хохочу вовсю!

- Хочешь получить по своей заднице, да? – игриво спрашивает Тайлер.

- Что ты имеешь против моей прекрасной, просто превосходной попки? – я в шутку пытаюсь вырваться, ведь в действительности я не хочу, чтобы он отпускал меня.

Его глаза сужаются, и он рычит мне в ухо, наклонившись:

- Кое-кто сегодня ночью будет наказан.

Я шепчу:

- Жду не дождусь, - я подмигиваю ему, а он, не теряя времени, вгрызается мне в шею.

Конечно, он кусает меня не сильно и в шутку, при этом Тай изображает грубое рычание, чтобы казаться грозным и злым, но у него это определённо не получается.

Я отталкиваю его, разражаясь хохотом.

- Ой, да ладно, мистер Вампир, перестань! – Тайлер поднимает голову, скалясь.

На его ровных белых зубах клыков не обнаружено.

- Ты должна меня бояться, - Тайлер задирает голову, но всё так же сильно сжимает мои предплечья, не давая даже шелохнуться.

- Боюсь-боюсь, - притворно вздыхаю я.

Если бы могла бы, помахала бы на себя рукой, как это делали придворные дамы.

- Ну, посмотри на себя, - говорю я ему, сдувая чёлку со своего лба, - сексуальный Тайлер Акоста. Как тебе бояться-то можно? Ты невероятно хорош.

Он смущённо опускает ресницы - а это меня в нём так привлекает – и пожимает плечами:

- Я, конечно, не Эдвард Каллен.

Я морщу нос.

- И не Деймон Сальваторе.

Морщу нос сильнее.

- И даже не Никлаус Майклсон.

Тут мне всё-таки удаётся слегка ударить Тайлера плечом в ребро.

- Издеваешься, что ли, Акоста?!

Он локтем прижимает место ушиба и делает вид, что ему неимоверно сильно больно. Вот певец из него отменный, а актёр Тайлер никудышный.

- Да ты просто хулиганка, - выдаёт обиженно Тай и привлекает меня к себе для очередного глубокого и страстного поцелуя.

А только так мы в последнее время и целуемся – отчаянно. Потому что, жизнь коротка, и времени нет на простые касания губами губ. Если хочешь доказать свою любовь - целуй. И целуй горячо.

Аромат его тела невероятен – такой мужской, пряный, вкусный. А дыхание, как всегда, отдаёт мятой, поэтому свежий вкус остаётся и на моём языке. Я могу чувствовать его всё ещё, даже когда Тайлер отодвигается немного. Он больше не держит меня в одном положение и сам убирает мою чёлку, скрывающую глаза.

- Нам нужно тебя подстричь, обезьянка, - говорит Тайлер, ущипнув меня за бок.

Я отбиваю его руку.

- Я не обезьянка, - я корчу рожицу, от чего его совершенная улыбка становится шире.

Он опускает уголки губ вниз и пожимает плечами так спокойно:

- Ну ладно, мартышка значит.

Его раскатистый смех будит бабочек в моём животе. Они порхают и машут крыльями так сильно, что сомнениям не место там, в глубине моего сердца. Я знаю, что хочу Тайлера, потому что именно это мне и нужно было – ласка, любовь, забота. Это даёт мне Тайлер.

В голове давно созревает вопрос, и я не могу его не задать:

- Почему я? Почему среди миллионов девушек, влюблённых в тебя, ты выбрал меня?

Мужчина вздыхает и запускает пятерню в волосы, создавая на голове у себя хаос.

- Ты другая, - наконец, произносит он, спустя тридцать секунд.

Его пытливый взгляд обращён ко мне. Я не могу оторваться от чёрных глаз, привлекающих так же сильно, как и чёрные дыры в Галактике привлекают звёзды.

- Я здесь, посреди всех этих лживых людей, а ты… - он смотрит в окно, - … ты другая, Мэг. Если тебе что-то не нравится, говоришь прямо. Делаешь то, что хочешь ты, - Тай поворачивается ко мне и его указательный палец упирается мне в ребро. – Говоришь то, что считаешь нужным, Мэгги. Не лицемеришь. И я надеюсь, - тыльной стороной ладони он гладит моё лицо, - очень надеюсь, ты никогда мне не будешь лгать, ведь так?

Я сглатываю. Он глядит так проницательно, и мой ответ не спешит вырваться наружу, прячась где-то у голосовых связок.

Я начинаю интенсивно кивать головой, не прерывая нашего с ним зрительного контакта.

- Да. Всё так.

- Отлично, - Тайлер приближается, чтобы поцеловать меня в лоб.

Резко откинувшись назад, он кладёт один локоть на ручку двери автомобиля. Его разглядывания вгоняют меня в краску, и я опускаю глаза. Все мои мысли крутятся вокруг страха, что Сото может так не вовремя прислать ещё одно сообщение, когда я даже не порвала с ним. Я не успела. И мне нужно скорее выбраться из машины Тайлера, чтобы сделать это.

- Я буду хорошим отцом, ты мне веришь? – спрашивает он серьёзно, играя с кончиками моих волос.

Улыбка не заставляет себя ждать:

- Я верю тебе.

- И хорошим мужем.

Моё сердце делает сальто, когда мужчина передо мной, а точнее будет сказать, буквально сидящий на мне, упоминает слова «муж» и «свадьба».

- Я верю.

- Не смейся, - с ухмылкой он ругает мою неконтролируемую реакцию. - Я же не шучу.

Зажав на секунду рот рукой, я говорю:

- Я знаю.

Он дотягивается до моей правой руки и начинает загибать пальцы, один за другим, вместо меня.

- Значит так, мы уже выяснили, что из меня выйдет хороший отец, да? – Я киваю, сморщив нос. - Хороший муж. Дальше что?

- Хороший любовник, - подсказываю я.

Тайлер округляет рот, и полностью пленив мою конечность, эксплуатирует её в нужном для себя русле.

- Умница, - он глядит на меня из-под длинных ресниц. - Хороший зять?

- Тебе нужно сначала моим родителям понравиться, - говорю я, игриво толкнув его в плечо.

Тайлер сложил губы трубочкой, точно обидевшись на меня, но, не просидев так и нескольких секунд, он снова на меня набрасывается с очередной припасенной порцией щекотки.

И наш визг слышен, я уверена, всем прохожим.

Я давно не была так счастлива.

Спасибо, Тайлер!


Глава 16


Кафе «Лабиринт» битком набито людьми. Они шумят у кассы, делая заказы. Разговаривают по телефону, грубя персоналу. Едят, сидя за столами, общаясь с друзьями, либо едят в одиночку, уткнувшись в свои дурацкие смартфоны. Моё настроение от этого зрелища отнюдь не на высоте. Что за идиотское чувство ревности? Чувство собственности?! Я люблю это кафе, и я не люблю, когда здесь так много людей, что это мешает твоим собственным мыслям шевелиться в твоём мозгу и подавать сигнал о новой идее или что-то вроде того. Я не люблю такие дни как этот, когда, кажется, что весь город поместился в этом маленьком и уютном кафе. А учитывая обстановку сегодняшнего вечера, я не могу назвать его уютным прямо сейчас.

Но, к счастью, я с подругами навестила это место сегодня, и они лопают блюда, которые им принесли со счастливыми лицами, обсуждая будущего ребёнка Елены. Они обсуждают платья звёзд на церемонии вручения престижной музыкальной премии, фотографии в инстаграмме Камиллы и Эштона. Я слушаю их всего лишь краем уха, и пока что Елена и Адель так и не заметили этого, полностью увлечённые комментариями друг друга к очередному смешному видео на YouTube.

Я как раз размышляю над тем, как объявить новость о своей беременности подругам, как Елена откладывает свой iphone и вилка так и не попадает в её раскрытый рот, который она, кстати, очень быстро закрывает, не сводя с меня своих пытливых серо-голубых глаз.

- Ты ничего не ешь и как будто не с нами, - замечает Адель, указав рукой на мою полную пасты тарелку.

- Да, - вздыхаю я, убирая чёлку со лба, и улыбаюсь, вспомнив, что думает Тайлер о моих длинных волосах. - Я должна вам кое-что сказать, девочки.

Елена драматично вздыхает, хватаясь за сердце. Она откидывается на стуле, и я не могу не взглянуть на её маленький, но уже немного выпирающий животик.

- Ты убила человека, Мэгс?

Адель прыскает со смеху.

- Прекрати, - она закатывает глаза, косясь на нашу подругу.

- Нет, - я убираю пряди волос за ухо, собираясь с духом.

Они всё ещё пихают друг друга, когда я без предупреждения или каких-то там подготовительных речей ставлю их перед фактом:

- Я беременна.

- Что? – спрашивает, разинув рот Адель.

- Что? – говорит Елена, чуть не уронив iphone со стола.

Она хватает его вовремя, а потом они обе выкрикивают радостно:

- ЧТО??

- Да. Я беременна от Тайлера. Это произошло случайно. Я не ожидала…

Я прикладываю ладони ко рту, и у меня из глаз серьёзно текут слёзы. Настоящие слёзы, слёзы счастья, которых мне так не хватало. Я так ждала их. Я ждала их долго.

Елена и Адель присаживаются на мой диван, находящийся напротив их стульев. Они обнимают меня, прикрывая, точно щит. Я никак не могу выплакаться. Дело в том, что прошло меньше недели, как я узнала про свою беременность, и я думаю, что до конца не осознавала этого из-за наших споров с Тайлером, из-за его частого присутствия, из-за наших планов на будущее, из-за Роба, который вдруг появился в этом городе и испортил всё… А сейчас, вот прямо сейчас, когда я рассказала про малыша подругам, я действительно поверила в это. Как будто, всё было сном до настоящего момента, а в данную секунду я проснулась и поняла, что на самом деле у меня будет ребёнок. Наконец-то!

- Я плачу, - Адель подносит руку к лицу и останавливает слёзы, скатывающиеся по лицу. – Чёрт, - она издаёт нервный смешок, - сейчас макияж будет испорчен. - Подруга бросает взгляд на нас с Еленой и машет рукой раздражённо: - Ну и пусть!

Её объятия крепки, щека, прижатая ко мне, мокрая от слёз.

- Мы будем мамами, - говорит Елена таким тоном, как будто лишь сейчас осознала, что мы обе беременны. Хотя, не буду лукавить, очень трудно свыкнуться с этой мыслью.

Адель хватает меня за подбородок и поворачивает моё лицо в свою сторону.

- Что сказал врач? Когда ты узнала?

- На прошлых выходных, - умиротворённо отвечаю я на её обеспокоенные вопросы. - Доктор Вэйн говорит, что всё хорошо, и что мне нужно меньше волноваться и… - я прикусываю губу, - … я всё не решаюсь, но в понедельник я скажу Лукасу, что больше не буду работать полный день.

Елена кладёт руку на моё плечо, массируя его.

- Всё нормально, Мэгс, ты можешь работать дома. Лукас не уволит тебя.

- Да, - я мысленно благодарю начальника за такое его возможное будущее решение. - Я уже думала об этом. Я могу быть фрилансером, это очень удобно.

Адель складывает ладони на коленях, сплетая пальцы. Они с Еленой переглядываются. Я растеряно моргаю, не понимая, почему они так странно смотрят на друг друга и на меня.

- Что такое? – не выдерживая продолжительной паузы, спрашиваю я, разведя руками.

- Ничего! – восклицает Елена, блаженно растянув губы в улыбке. - Ты станешь мамой, я стану мамой, а Адель будет нас консультировать по вопросам материнства.

- Я? – Ади округляет глаза удивлённо. - Думаешь, я так много знаю?

- Твоему сыну уже два года, и ты, наверняка знаешь, как случайно не убить ребёнка, когда этого очень хочется, - парирует Елена.

- Если хочется убить, это уже не случайность, - я хмурю брови, не сумев воспринять комментарий Елены.

- Не придирайся к словам, - та не унимается и обращается снова к Ади. - Надеюсь, я стану хорошей мамой, но будь готова, что ты будешь часто встречаться с моим монстром.

Адель заводит руку за голову, поправляя укладку. Она заразительно смеётся.

- С удовольствием. Аарону уже скучно одному. Его папа притворяется драконом, чтобы вызвать у него чувство восторга.

Елена хмыкает:

- Интересно взглянуть на Алекса в роли дракона. Жуткий огонь изо рта и крылья прилагаются?

Адель смешно корчит лицо и открывает меню. Я кусаю губы, волнительно представляя себе, во что превратится наша беседа после следующего моего признания. Но Елена опережает меня очередным вопросом, ответ на который её несомненно интересует:

- Погоди-ка, ты рассказала Тайлеру? – она хватает меня за руку, словно я убегу и не скажу ничего.

Ади отодвигает от себя меню и концентрирует своё внимание на мне.

- Да, - честно отвечаю я. - Он рад. Он очень рад, - я взмахиваю рукой. - Но…

- НО?!– истерично вопит Елена.

Девушка с дредами за соседним столом поднимает синие глаза на нас. Такой яркий и насыщенный цвет. Вероятно, это линзы.

Я вздыхаю, переставая осматривать людей вокруг. Я говорю подругам:

- Сото написал мне.

Они снова звучат в унисон:

- Что? Серьёзно?

- Да, - я жестом руки даю им знак говорить тише.

Персонал кафе время от времени внимательно наблюдает за нами. Я смущённо отвожу взгляд от каждого официанта. Это моё любимое кафе на минуточку!

Елена вдыхает глубоко и выдыхает через нос, плотно прижав друг к другу большой и указательный пальцы на обеих руках. Её глаза закрыты, и она делает вид, что медитирует. Медитирует! Пока мы сидим в этом кафе, а вокруг нас так много людей. Адель гладит её по плечу. Елена пытается успокоиться после моих неожиданных для неё слов.

Вдруг подруга открывает глаза, убирает от себя достаточно резко руку Ади и кладёт локти на стеклянный стол. Она серьёзно смотрит на меня и, приблизившись своим лицом к моему, со злостью в голосе говорит:

- Тебе написал твой Сако, Мэг. Я поняла. И что же ты ему ответила?

Даже милая Адель выжидающе глядит на меня исподлобья.

- Его зовут Сото, - уже в тысячный раз исправляю я Елену. – Сото.

- Неважно! – говорит она, еле сдерживая свой гнев. - Скажи, что ты ему ответила?

Я прислоняюсь спиной к мягкой спинке дивана и гляжу на своих девчонок, прикидывая, что творится сейчас в их головах. Я не знаю, что они думают, но они знают меня и знают давно. Они имеют представление, как давно я шла к тому, чтобы иметь возможность забеременеть. Они имеют представление обо мне и о том, какая я.

- Я практически послала его, - нарушаю я долгое молчание за нашим столиком.

И они обе вздыхают облегчённо. Казалось, они не дышали в ожидании моего ответа. – Я удалилась с сайта знакомств. С этого сайта и я не скажу, что я чувствую себя отлично на все сто процентов. Всё-таки мы общались…

- Ты привыкнешь, - Адель обнимает меня одной рукой.

- Да, - подхватывает Елена. - Это нормально. Я тоже общалась с парнем на сайте ещё во время учёбы в колледже. А потом он просто начал говорить какие-то глупые вещи про масонов и всё такое… - она активно жестикулирует, продолжая говорить. - … знаешь, это временно. Мы перестали общаться, и я переживала меньше месяца. А потом отпустило.

Ади кивает головой в подтверждении. Я киваю вместе с ней, но не, потому что я действительно понимаю Елену, а потому что, когда кто-то вроде меня сидит в компании девчонок вроде моих подруг, единственное, что ты можешь делать - это кивать головой, чтобы казаться не отсутствующей.

Я, наконец, не выдерживаю и прерываю их бесполезный трёп. Я их люблю, но иногда они, правда, не умеют слушать. Особенно, Адель. Она обычно слушает только саму себя.

- Послушайте, - я создаю дистанцию между нами, а точнее, я просто сажусь напротив подруг.

Этот металлический стул, кажется, уже изжил своё.

- Послушайте, - повторяю я. - Я чувствую себя хреново не из-за того, что Сото и я больше не будем общаться.

- А из-за чего? – с непонимающим выражением лица кривится Елена.

- Мне страшно, - признаюсь я, изъяв свой телефон из сумки и бросив его на стол.

Адель и Елена смотрят на смартфон так, как будто это инопланетный объект.

- Он нашёл меня, - лепечу я негромко, придвигаясь ближе к девочкам.

Я облизываю пересохшие губы. Я чувствую себя в небезопасности. Елена снимает блокировку с экрана, и она очень сильно хмурится, глядя на сообщения в социальной сети от аккаунта без фото. К ней присоединяется Адель.

- Ты хотела показать это? Что это значит? – Ади немного по-другому воспринимает только что полученную информацию – она шокировано усмехается.

Я нервно запускаю руки в волосы.

- Он нашёл меня в твиттере, - произношу я вслух то, что мы втроём уже поняли. - Сото нашёл меня, и я не понимаю… Это значит, что он с самого начала, знал, кто я?


Глава 17


«М, я думаю только о тебе».

«М, ответь мне».

      «Почему ты оставила меня одного на сайте?»


Эти и остальные сообщения с подписью «Сото» читает вслух Елена. Адель успокаивающе треплет мне руку, с сочувствием глядя на меня, а в глазах Елены уже горит огонь ненависти к незнакомцу из интернета.

- Ты должна реагировать не так враждебно, - пытаюсь я сделать обстановку менее накалённой.

Адель стучит пальцами по столу. Я поворачиваюсь к ней, заметив, что она смотрит внимательно в окно с ухмылкой.

- Кажется, у нас гости, - говорит подруга задумчиво.

Мы с Еленой вскидываем головы. Тайлер Акоста выходит из своего знаменитого серебристого джипа. Он открывает заднюю дверь и жестикулирует рукой, которая осталась снаружи. Кажется, он с кем-то разговаривает. Через несколько секунд Тайлер поднимается и захлопывает дверь. Мне не часто удаётся лицезреть злого Тайлера, но сейчас именно такой момент.

- Он идёт сюда! – встрепенулась Елена.

Она прячет мой мобильный к себе в сумку и шипит на нас, чтобы казались беззаботными.

- У вас лица, как будто только что увидели призрака, - грозно рычит Елена. - Сейчас же исправьте свои рожи и сохраняйте спокойствие!

Над дверью звенят колокольчики, когда она открывается. Я глубоко вздыхаю, а Адель предлагает:

- Говорим о…русалках…

- Что? – морщит некрасиво нос Елена, в то время как Тай приближается всё быстрее.

- Ээээ, - я кусаю губы, отвлекая внимание подруг на меня. - Я смотрела этот фильм, да…очень крутой фильм! – восклицаю я почему-то, указывая на Ади. - Ты же помнишь, правда? Мы… мы вместе смотрели!

Адель, как дура, кивает головой, будто пытается сообразить что-то. Господи, ну где её мозги, когда они так нужны?!

- Да, но, кажется, мне он не понравился… - потом она вдруг поворачивает голову, чтобы взглянуть назад и изображает крайнее удивление, что выглядит совсем неправдоподобно. – О, Тайлер?! Посмотрите, кто к нам пришёл? – она оборачивается к нам и поигрывает бровями.

Адель просит нас поддержать её, но Елена лишь слабо улыбается Тайлеру. А я поднимаюсь с дивана. Тайлер сразу загребает меня в охапку. Он глядит на меня вниз с высоты своего роста. Один уголок его губ приподнимается слегка. Я ожидаю, что он сейчас поцелует меня, как делает в последнее время, но Тайлер, продолжая держать одну руку на моей талии, поворачивается к моим подругам.

- Я знаю, ты меня видела из окна, - говорит он Адель, подмигивая ей.

Та смущённо прячет под ресницами глаза, но когда Тай произносит следующие слова, Адель чуть не подпрыгивает на стуле:

- Там твой муж у меня в машине. Он пьян, - Тайлер переминается с ноги на ногу. - Немного.

- Немного? – хмурится, ахнув не доверительно Адель поднимается с места.

Она быстро надевает на себя пальто, хватает сумку и выходит из кафе. Переглянувшись с Еленой, мы понимаем, что нам стоит следовать за подругой. Я собираюсь расплатиться за наш заказ, но Тайлер останавливает меня. Он достаёт бумажник и оплачивает счёт, даже не думая забирать сдачу. Мне нравится это в нём.

Я стараюсь думать только о хорошем, когда мы оказываемся на улице, на промозглом воздухе. Тайлер поправляет шарф у меня на шее. Его пальцы касаются моего лица.

- Всё нормально? – спрашивает он.

В его голосе меньше беспокойства, чем в предыдущие разы, но чёрные глаза его выдают. Там прячется тревога и недоговорённость. Там прячется любовь и непонятная мне тоска.

Адель разговаривает с пьяным Алексом и фыркает постоянно, пока он говорит ей только «любимая» и «иди ко мне». У него голос хмельной и взгляд, словно одурманенный. Он всё время смеётся и манит жену к себе.

- Что произошло? – укутавшись сильнее в пальто, спрашивает Елена.

Тайлер цокает языком.

- Ну, скажем так, ему нужно было отвлечься от дел на работе, и он решил, что алкоголь - лучший выход.

- Угу, а ты его в этом поддержал, - замечает иронично Елена.

Тайлер разводит руками.

- А что я сделать-то мог? Чувак хотел выпить. Он имеет право расслабиться иногда, так ведь?

Елена выставляет ладонь вперёд и наклоняет голову набок.

- Ой, вот только не нужно меня стервой выставлять, ладно?

- Никто не…

Тайлеру не суждено продолжить, потому что Адель перебивает его:

- Пожалуйста, отвези нас домой.

Адель звучит раздражённо и устало. Она бросает на меня грустный взгляд и садится в джип Тайлера. Елена кивает мне головой на открытую дверь, и ныряю на переднее сидение автомобиля. Когда Тайлер оказывается за рулём, он сжимает мою ладонь крепко. Я не знаю, что означает это пожатие для него, но для меня это значит намного больше, чем обещания.

Я обещаю себе, что расскажу Тайлеру про Сото. Я сделаю это при первом же удобном случае.

В торговом центре украшенные тыквы напоминают о грядущем Хэллоуине. В городе планируется куча вечеринок, но сомневаюсь, что захочу посетить хотя бы одну из них. Да и Тайлера, который держит меня за руку прямо сейчас, вряд ли мне разрешит ночью развлекаться на всякого рода мероприятиях. Беря во внимание моё положение, это даже не обсуждается.

Мы были у врача вчера, и доктор Вэйн снова порадовала меня, сообщив, что всё прекрасно и плод развивается нормально. Ещё немного больше семи месяцев, и я смогу на руках держать своего ребёнка.

- Мы должны посмотреть детские кроватки, - Тайлер подталкивает меня в бутик, где продаются детские вещи.

Я уже не обращаю внимания на щёлкающие фотокамеры. Елена научила меня не сходить с ума из-за каждого щелчка затвора. И она права. Я и Тайлер – мы вроде как пара, и мы не сможем избежать внимания прессы. Но я, наверное, не была готова к тому, что нас будут видеть, покупающими одежду малышей и всякое тому подобное.

- Это плохая примета, - я шепчу ему на ухо это, поднявшись предварительно на носочках.

- Что именно? – шепчет Тайлер заговорщицким тоном, ведя меня вдоль рядов с пинетками и ползунками.

Я ударяю его в живот. Конечно, ему не больно, но он как всегда издевается и делает вид, что я отбила ему одну почку.

- Прекрати, - смеюсь я, и Тайлер выпрямляется.

Удивительно! Столько женщин обращают на него внимание, а он даже не смотрит на них. Как будто, их для него не существует. Ладно, это мне, конечно, очень льстит, но я не могу свыкнуться с мыслью, что Тайлер выбрал меня. Мне жаль, что раньше я старалась не замечать в нём те черты, которые я так ценю в человеке – искренность, доброту, заботу и честность.

- Всё нормально, Мэг, не пережи…

Мы с Тайлером прерываем разговор и поворачиваемся на громкий визг, а уж потом на истерично произнесённое:

- Здравствуйте!

Я улыбаюсь молодой девушке, стоящей перед нами в чёрной шляпе и кожаной куртке. У неё короткие волосы и я предположительно ей дам не больше двадцати лет.

Девушка протягивает Тайлеру записную книжку. Я могу разглядеть изображение на ней: группа The Angels.

- Привет, - добродушно говорит Тайлер, и ловко изъяв ручку из внутреннего кармана своего пиджака, открывает блокнот нашей новой знакомой.

- Как тебя зовут? – спрашивает Тай, счастливо улыбаюсь.

Но девчонка светится, как солнце и отвечает быстро:

- Карин.

- О-отлично, - протягивает он и подписывает первую страницу книжки для девушки.

Он пишет долго, я успеваю углядеть его ровный и красивый почерк.

- Держи, - он возвращает блокнот Карин.

Та достаёт фотоаппарат, и Тайлер, взмахнув руками, комментирует:

- Ну, а как же? Это традиция уже.

Карин передаёт фотоаппарат мне, а Тайлер становится рядом с ней и обнимает её одной рукой. Карин прижимается к нему всем телом. Её улыбка такая настоящая и немного изумлённая. Как будто она не верит, что встретила Тайлера здесь, в крупном торговом центре города.

После парочки удачных фото, она забирает камеру, желает нам обоим удачи и удаляется.

- Карин успела кое-что шепнуть мне на ухо, - признаётся Тайлер, обнимая меня.

- Оставила тебе свой номер? - я выгибаю бровь.

- Думаешь, я смог бы запомнить? – отвечает Тайлер и чешет подбородок. Он указывает пальцем в сторону, куда ушла Карин. - А она ничего, да, Мэг? Красивая, правда?

Я разражаюсь смехом и прежде, чем он успевает укрыться руками, наношу несколько ударов своей шапкой по его голове.

- Ай, больно, больно! – кричит он.

Дама, разглядывающая пустышки на витрине, качает головой, вздохнув.

- Ш-ш-ш,- я подношу палец к губам. - Мы мешаем остальным покупателям, Тай.

Он выпрямляется и засовывает руки в карманы узких брюк. Его глаза сконцентрированы на мне. Я тереблю длинный ремень сумки, пока он внимательно разглядывает меня. С интересом. С каким-то собственническим инстинктом. И не буду врать – мне нравится это.


- Красивая, - констатирует Тайлер, доставая одну ладонь наружу, и поправляет выбившуюся их моего пучка на голове прядь.

- Даже не накрашенная? – говорю я невинно, закусываю губу.

Пальцем он высвобождает мою нижнюю губу. Он держит край моего подбородка так, что я не могу не приоткрыть рот.

- Так ещё красивее.

И он собирается поцеловать меня… но в этот момент звонкий сигнал моего сотового сообщает мне о новом оповещении. Я смотрю на Тайлера виновато и хватаю телефон, чтобы увидеть очередное сообщение от моего преследователя, только в этот раз он написал мне не в социальной сети. Теперь Сото знает номер моего телефона…


«Милая М, ты прекрасна среди всех этих детских вещей. Неужели, ты беременна? И почему же ты не сказала об этом мне? Твой Сото».


Глава 18


В гостиной Тайлера горит лишь настольная лампа и мерцает экран телевизора. Я уставилась на него, но совершенно не понимаю, о чём там идёт речь. Кажется, это программа о здоровье или о животных, или дешёвая передача о вредном питании. Я не знаю, потому что я думаю лишь об одном и том же. В моей голове вертится лишь одна мысль: «Рассказать Тайлеру про Сото». Мне страшно… Ну, конечно, мне страшно, но я просто обязана это сделать. Это не так сложно, как кажется. Я смогу. Я сделаю это. Я серьёзно сделаю это.

Тайлер перебирает свою одежду в гардеробе. После того, как мне пришло сообщение от анонимного сумасшедшего (а я начинаю думать, что Сото является именно таковым), мы с Тайлером решили уйти из торгового центра. Я спрятала телефон в сумку, не выдав того, что мне страшно. Я не рассказала ничего ему. Кажется, он не догадывается. Но, сославшись на головную боль, я смогла попросить Тайлера увезти меня домой. Он привёз меня к себе, а я хотела побыть одна. Утешает только одно: судя по звукам в соседней комнате, Тай собирается куда-то. И я оказываюсь права. Он выходит из спальни в спортивном костюме и спортивной сумкой на плече. Мне могло показаться, но он кажется озабоченным чем-то.

Возможно, пора выложить всё, как есть? Может, это мой шанс?

- Послушай, - я поднимаюсь с кресла.

Оказавшись рядом с ним, я теряюсь, но Тайлер времени не теряет. Он прижимается своими губами к моим в жарком поцелуе, возбуждая каждую часть моего тела. Он исследует своим языком мой рот, сосёт мой язык, пока всё, что я могу сделать – это простонать в его рот.

Я отталкиваю его всё же, пытаясь мыслить рационально.

- Нам нужно поговорить.

Тайлер проводит ладонью по коротко подстриженным волосам. Он хватается нижними зубами за верхнюю губу и потягивает её, и его лицо выглядит озадаченным. Похоже, Тайлер борется внутри сам с собой, но не хочет мне в этом признаться. Хорошо, я не буду настаивать, пока он сам не решит изложить суть своей проблемы. Если она есть.

- Детка, - он слегка наклоняется, и уже привычный его запах мяты и мёда проникает и окутывает меня, - мне пора идти на тренировку. Меня Дэн и Кевин ждут. - Он разговаривает со мной, как с маленькой девочкой, и мне почему-то это нравится. Его пальцы ласкают мой подбородок. Качну головой и, опустив на мгновение глаза, Тай продолжает: - Кевин здесь всего на несколько дней, а потом он снова улетает в Лос-Анджелес. Ты же не против, если я проведу с ребятами немного времени?

Усмешка, появляющаяся на его пухлых губах, выходит кривой. Я обвиваю руками его шею, и Тай слегка приподнимает меня, держа крепко за талию.

- Нет, конечно, не против, - отвечаю я прямо, загипнотизированная омутом его прекрасных тёмных глаз. – Веселись, тренируйся и… возвращайся…

- Я вернусь, - он ведёт одним плечом и сощуривается. - Куда же я денусь теперь от тебя, скажи?

Я сглатываю с трудом.

- Это не…

- Это не из-за ребёнка, - он перебивает меня и отвечает на мой так и не заданный вопрос. - Не только из-за него. Если бы ты была не такой слепой раньше, ты бы заметила, как я смотрел на тебя, как я следил за тобой ещё до начала нашего общения. До свадьбы наших друзей.

Я киваю, соглашаясь с ним.

- И если бы ты не гнала меня постоянно, то, возможно, смогла бы заметить, насколько я к тебе неравнодушен. Уже давно был неравнодушен.

Его слова вызывают во мне чувство полёта и радости, чувство счастья и уверенности в нас. Я хочу верить в нас, и только благодаря Тайлеру у меня это получается. Наверное, он сам не осознаёт, сколько для меня делает. Я перестала доверять людям, а Тайлер возвращает мне это. Он возвращает мне то, что я потеряла.

Я никогда не устану благодарить его.

- Спасибо, - говорю я.

Мы соприкасаемся носами.

- За что? – он поднимает уголки губ в красивой улыбке.

- За то, что ты такой.

- Я самый лучший, да?

Он смеётся и я вместе с ним, но не упускаю возможности потянуть его за ухо.

- Ну, конечно, мужское самолюбие…

Я, закатив глаза, обнимаю Тайлера крепче.

- Да ладно тебе, - он кривится, - признай уже, что я лучший мужчина в твоей жизни.

Тайлер получает кулаком в живот от меня, и, конечно, притворяется, что я ударила его больно, жестоко и сильно. Он морщится, разыгрывая страдание, но чуть позже начинаем улыбаться, как ни в чём не бывало.

- Что за нарциссизм?

- О чём ты говоришь? Я лишь озвучил твои мысли, дорогая.

Я отталкиваюсь от пола носочками и, Тай, обхватив ладонями мою попу, приподнимает меня. Я обхватываю его талию ногами, ощущая твёрдость Тайлера. Он дышит около моего рта, сводя с ума частыми звуками, которые воспроизводит.

- Это правда, - признаю я всерьёз. - Я никогда не думала, что встречу такого, как ты. И я говорила тебе раньше… - мой голос даёт осечку, и мне приходится откашляться, чтобы спокойно говорить дальше, - … я говорила тебе, что моё сердце занято… Ты предложил дружбу. Ты должен помнить это.

Я потираю пальцами лоб, стараясь не поднимать ресниц и не смотреть на Тайлера, пока я изливаю все свои мысли. Тайлер, как и прежде, крепко держит меня, но я ощущаю, как пальцы его сжимаются на моих бёдрах.

- На самом деле, всё было не совсем так. Я не…не встречалась с кем-то… Это долгая история. Я пока не готова всего тебе рассказать. Но считай, я солгала тебе тогда.

Теперь я осмеливаюсь вскинуть голову и встретиться с осуждающими глазами Тая, но к моему удивлению ничего подобного я не наблюдаю. Конечно, это меня радует, но, кажется, всё не так просто.

Тайлер пожимает плечами.

- Я знал это.

Его ответ меня немного шокирует.

- Думаешь, я стал бы добиваться тебя и дальше, если бы верил в твоего выдуманного бойфренда? – продолжает он. - Думаешь, пытался бы поцеловать тебя?

Он опускает меня на ноги, и, есть шанс, что я стойко смогу держаться.

- Ты плохо меня знаешь, Мэгги, - Тайлер качает головой, слабо усмехнувшись.

Пока я не свожу с него глаз, он снова поднимает спортивную сумку, оставленную им на диване, и вешает её на плечо.

- Я рада, что ты есть у меня, - это лишь моя слабая попытка спасти положение.

Мужчина так и не открывает дверь. Он опускает руку, которую собирался положить на ручку. Обернувшись ко мне, растерянной и взволнованной, он говорит с прямой интонацией:

- Я сказал тебе всё это не для того, чтобы ты боялась, что я уйду от тебя. Я не брошу ни тебя, ни ребёнка, Мэг. Я сказал это тебе, чтобы ты имела хоть немного представления, какой я…

Я не хочу перебивать, но делаю это:

- Я знаю, какой ты, Тайлер…

И Тай отвечает более грубо, чем я ожидала:

- Нет, ты не знаешь!

Молчание охватывает комнату на несколько минут. Тайлер повысил голос на меня, и, учитывая то, что раньше такого не наблюдалось, похоже, он сам удивлён не меньше моего.

- Ты не знаешь, - говорит он уже менее жёстко. - Ты прекрасно помнишь Роба, и ты знаешь все его привычки, всё, что он любит и всё, что ненавидит. Я уверен в этом. И это, быть может, бессмысленно, но я ревную тебя.

Тайлер вновь спускает сумку на пол и прислоняется спиной к двери. Он устало разводит руки в стороны, нахмурив брови.

- Да, я ревную Мэг. Очень ревную. Потому что, он теперь рядом, и если бы я знал, кем он является тебе, я бы никогда не стал с ним работать, но сейчас уже поздно что-либо менять. Время пожинать плоды.

Я делаю шаги в его сторону и, слава Богу, Тайлер не думает убегать от меня.

- Я ревную тебя не только к Робу, - произносит Тай на выдохе, пока я привожу в порядок его волосы. Чёлка немного длиннее, чем волосы на голове, поэтому я убираю чёлку на лбу. Тайлер вспотел.

- А к кому же ещё? – с опаской интересуюсь я.

- Не знаю, - ладонью он накрывает своё лицо, пытаясь прийти в себя. - Этот разговор явно даётся нам с трудом.

Я не могу не согласиться с этим.

Пора рассказать о Сото…

Пора…

Хотя, нет, не в эту минуту, когда Тай выглядит абсолютно выбившимся из сил.

- Давай оставим это, - предлагает мужчина.

- Я хочу узнать тебя лучше, - пока что не уверенная, что имею в виду это, говорю я с полным энтузиазмом. - Ты прав, Тай, я плохо знаю тебя. Даже почти не слушала песен The Angels.

И, когда, он выставляет руку вперёд, чтобы остановить мою речь, я прошу его:

- Нет-нет, пожалуйста, дай мне договорить. Дай мне закончить. Для меня это важно. Я должна сказать тебе, как я виновата перед тобой.

Он лишь только и может, что выпустить вздох и сдаться под моим внезапным напором. Вдруг для меня всё перестаёт иметь смысл, если я не смогу сказать всё, о чём действительно думаю. Единственный минус в том, что я решаю умолчать про Сото. Ведь анонимный аккаунт в твиттере, с которого он мне прислал сообщение, удалён, а номер, с помощью которого он со мной связался - неизвестен, поэтому даже позвонить я ему не могу. Если это не просто шутка с его стороны (хочу заметить – идиотская шутка!), я обязательно отреагирую. А в это самое время я лишь хочу поговорить с Тайлером о нас двоих.

- Мне так жаль, что я стала относиться к тебе всерьёз, лишь, когда узнала о ребёнке. Мне жаль, что я не достойна тебя…

И тут он, кажется, не выдерживает. Он подходит ближе, я опираюсь спиной о высокую деревянную тумбу, а Тайлер прижимает указательный палец к моим губам, заставляя меня замолчать и смотреть на него снизу вверх. Он такой красивый, такой обаятельный и невероятный. Его глаза пробегаются по моему лицу, а мои колени тут же подкашиваются. Сильный и привлекательный мужчина всегда действует так на женщину, и в этом наша слабость.

- Т-с-с-с, замолчи, - его громкий шёпот ласкает мой слух. - Хочешь узнать меня лучше? – Он приподнимает брови красноречиво. - Отличная идея! Хочешь пытать меня вопросами? – Тайлер мотнул головой, опусти уголки губ вниз. - Это прекрасно! Но… - палец касается моей нижней губы.- … никогда больше не говори, что ты не достойна меня, поняла?

Я могу сделать только одно – кивнуть в ответ. Я заворожена тем, как он рассматривает меня, как будто я – это чёртово произведение искусства. Хотя я просто Мэгги.

И пока Тайлер вот так смотрит на меня, я понимаю - я его Мэгги.


Глава 19


- Если Сото не даёт о себе знать больше недели, это не повод расслабляться, Мэгги.

Елена приводит себя в порядок перед широким зеркалом в туалетной комнате компании, в которой работает. Группа The Angels собирается навестить один из детских домов Сан-Франциско, и поэтому Алекс решил обсудить некоторые детали в Paradise, прежде чем ребята отправятся на встречу с детьми. И Роб вместе с Дженнифер Палмер, как организаторы акции. Алекс посчитал, что не только Тайлер, но и все ребята из группы, включая клавишника Джоша, должны присутствовать на этом мероприятии. Приглашена пресса, несмотря на то, что лишь Тайлер является одним из основателей фонда помощи сиротам. И я волнуюсь, жутко волнуюсь, потому что когда Тайлер предложил взять меня с собой и признать сегодня перед журналистами наши отношения, Алекс Хилл согласился.

Согласился!!!

Это даже в моей голове звучит пугающе. Но Алекс и его команда «тупоголовых агентов» (их так называет Елена) в восторге от этой идеи. Ему нравится, что музыкальная единица, в которую он вкладывает деньги, не теряет популярности и, даже находясь в творческом отпуске, привлекает внимание общества. Алекс, я уверена, не думает о нашем с Тайлером счастье и тому подобное, он даже не знает про ребёнка. И выглядит хреново. Не знаю, что у них там с Адель происходит, но они оба ведут себя странно.

- Я знаю, - отвечаю я, слегка тряхнув головой. – Но он и, правда, отстал от меня. Он удалил аккаунт в твиттере…

- И создал новый… - пропела Елена, нанося губную помаду. – Не будь наивной, Мэгс. Тебе стоит поговорить с Тайлером.

Я прислоняюсь спиной к холодной стене, складывая ладони вместе.

- Это так сложно. Это сложнее, чем мне казалось. И сегодня такой день…я не могу сделать это сегодня.

Подруга убирает косметику в свою сумку и, схватив меня за руку, открывает дверь уборной, выводя меня оттуда. Мы быстро идём по коридору.

- Я и не говорю про сегодня, - она поправляет ремень на своей модной блузке. – Но в ближайшие дни. - Я замечаю её взгляд на себе, когда поворачиваю голову. - И не бойся, всё пройдёт отлично. Ты должна радоваться, ты получила мечту миллионов девчонок и женщин.

- Думаешь? – нерешительно спрашиваю я, подразумевая первую часть предложения Елены.

- Конечно! – восклицает она, и её брови ползут вверх.

Офисные работники обращают на нас внимание. Они перешёптываются. Я съёживаюсь, потому что я не привыкла к такому. Зато Елена чувствует себя, как рыба в воде. Она плевать хотела на мнение всех. Ей важно лишь то, что думают о ней люди, которых любит она. И ей важно, чтобы ребёнок, который растёт внутри неё, родился здоровым. Её живот уже выглядит вполне прилично. Она подчеркнула это поясом, который красуется на её стройных бёдрах.

- Тайлер не так знаменит, как Джастин Тимберлейк, но даже не сомневайся, очень много особей женского рода завидуют тебе, - продолжает подруга не так громко, как минуту назад.

Я качаю головой, усмехнувшись:

- Я не то имела в виду, Елена. Я… Ты, правда, думаешь, что всё будет хорошо?

Мы останавливаемся возле кабинета генерального директора и владельца Paradise Company. Елена держит меня за обе руки, я чувствую поддержку, в которой так нуждаюсь.

- Я тебе обещаю, - медленно и чётко начинает она, - что, если вдруг Тайлер или кто-то другой обидит тебя или скажет про тебя хоть что-то плохое, я сама лично буду разбираться с этим. А потом мы будем смотреть шоу Бенни Хилла и съедим много-много вредной еды.

- Гамбургеры, чипсы и кола? – спрашиваю я больше из интереса, нежели в надежде, что всё так и есть.

Елена сначала не уверенно, но потом кивает головой быстро, приговаривая:

- Да. Да, конечно.

Её тёплые на редкость ладони касаются моих щёк, и она, глядя мне в глаза, просит:

- Ты только переживи этот день, ладно?

- Куда уж я денусь, - с саркастическим смешком замечаю я.

Елена пожимает худыми белыми плечами:

- Действительно.

И когда я захожу в кабинет, я вижу всех собравшихся: Алекса, Дэна Харриса, моего бывшего с Джен, женщину в возрасте, стоящую позади молодого парня (Елена предупреждала, что они крайне неприятные работники Алекса, но я забыла их имена), Джоша (отвечающего за игру на пианино в The Angels), Кевина (барабанщика) и Тайлера. Последний глаз с меня не сводит. Когда я встречаюсь с ним взглядом, уголки его губ приподнимаются в победной улыбке. Он кивает головой в мою сторону и спрашивает меня одними губами: «Всё в порядке», я, молча, отвечаю: «Да».

Если бы не Роб Рассел всё было бы вообще отлично. Но, к сожалению, он здесь и он…

- Итак, - говорит женщина в возрасте с аккуратно уложенными на затылке тёмными волосами. Она перешёптывалась о чём-то с молодым парнишкой и Алексом, а теперь оглядывает каждого присутствующего. - Давайте обсудим ещё раз план действий. У вас ребята задача состоит в том, чтобы обойти каждый корпус детского дома, но не всем вместе, - и тут она замолкает, наверное, для того, чтобы мы вникли в суть её слов, - а раздельно. К подросткам пойдут… - женщина забирает лист бумаги у Алекса и рассматривает его, а после поднимает голову и пальцем указывает на Кевина, -… ты с Джошем будешь там. А Дэн и Дженнифер останутся на первом этаже? – немного тише уточняет она у Алекса.

Тот скрещивает руки на груди и важно кивает. Только сейчас я могу заметить, что его скулы выглядят ужасно из-за трёхдневной щетины, в лучшем случае. Его синие глаза потухли. Чёрт бы побрал их с Ади! Что происходит у этой ненормальной парочки?!

- Хорошо, - женщина даёт некоторые указания парнишке, который тут же удаляется. - Елена не с нами?

Дэн откашливается, брови он хмурит, отчего появляются морщинки на лбу.

- Она вообще-то беременна, Кендалл. Ей нельзя волноваться. Моя жена не будет участвовать в съёмках.

Похоже, эта Кендалл (наконец-то, я знаю её имя) равнодушна к тому, что у Елены будет ребёнок. И её выражение лица это подтверждает – наплевательское и безразличное. Кендалл, словно на автомате раздаёт приказы, и для неё роли не играет, кто перед ней. Она как робот, на первый взгляд.

- Так, ладно, - недовольно женщина приподнимает одну бровь, вычёркивая что-то на своём листочке. – Тогда, мистер Рассел, Тайлер и его… - Кендалл разглядывает меня поверх своих очков в красной оправе, - ...спутница проведут время с малышами. Я всё предусмотрела: дети от четырёх и до восьми лет. Это не должно быть сложно.

- Моя будущая жена, а не спутница.

Желваки играют на щеках Тайлера. Я закрываю глаза, выдохнув.

- Да, я в курсе про ваш план, - закатив глаза, отвечает Кендалл.

Она не перестаёт писать. Всё пишет и пишет, не теряя нить разговора.

- Ага, - говорит Тай громко, - но тебе всё равно, Кендалл, как и на детей, к встрече с которыми ты нас всех готовишь. И эти съёмки? Это глупо. Это напоказ.

Алекс причмокивает и выпрямляется.

- Мистер Акоста, если вашей заднице не нравится что-то, контракт можно расторгнуть в любую минуту, - холодно заявляет он, отчего я вздрагиваю по-настоящему: это не наш Алекс-подонок-и-идиот-Хилл. - Не забудьте про крупную неустойку, пожалуйста.

Дэн бросает уничтожающий взгляд на Тайлера, пока Алекс спешит удалиться из кабинета. Кендалл поднимает левую руку и поправляет на левом запястье наручные часы.

- Машина прибудет через пятнадцать минут.

От её делового тона меня тошнит, и я, невзирая на только что прошедший диалог между моим парнем и моим другом, иду следом за Алексом. Елены нет в приёмной. Это даже к лучшему: она бы стала донимать вопросами, а это сейчас ни к чему.

Алекс поворачивает за угол, в креативный отдел, и я пытаюсь успеть за ним. На этих каблуках тяжело ходить, а правило сегодняшнего дня вынудило меня надеть эти туфли. Можно бы было избежать подобной не щадящей участи, но я не готова рассказывать кому-то о своей беременности пока ещё.

- Что между вами происходит? – громко спрашиваю я, в то время как мистер-говнюк-Хилл выходит на террасу, расположившуюся между двумя офисами с красными дверями.

Алекс моментально поворачивается. Он держит в одной руке пачку сигарет, а в другой – зажигалку.

- Что ты здесь делаешь? – абсолютно недружелюбным тоном говорит он.

Я бы даже сказала, что он взревел на меня.

- Пытаюсь привести своего друга в чувство.

- Брось, Мэгги, - Алекс смеётся, запрокинув голову.

Он смотрит вверх, в голубое осеннее небо большого города.

- Ты меня совсем не знаешь, - продолжает он. - Я не твой друг.

Такое ощущение, будто он отвесил мне оплеуху.

- Нет, - возражаю я с чувством. - Нет, это не так. Я знаю, что мы - друзья. Мы все.

- Хорошо, - Алекс разваливается в бежевом кресле и разводит ноги в стороны. - Настал тот час, когда тебе позволено доказать свою дружбу: принеси мне с моего кабинета виски. Бутылочка двух тысячи первого года.

Он насмехается надо мной и не скрывает этого. Его интонация выражает враждебность и отчуждённость. Всё в нём говорит, что он хочет унизить меня прямо сейчас. И думаю, если бы на этом месте стоял кто-то другой, Алекс поступил бы так же. Ему хочется причинить кому-то боль, и я знаю, в чём причина – он сам мучается от душевной боли.

- Что между вами происходит? – терпеливо повторяю я.

Алекс некоторое время смотрит на меня отсутствующим взглядом, а потом от его крика закладывает уши:

- ПУСТЬ ТЕБЕ ТВОЯ ПОДРУГА РАССКАЖЕТ!

Мне слышно, как люди, которые только что работали на компьютере, стуча клавиатурой, внезапно прекратили своё дело. Кажется, даже птицы разлетелись. Пугающая тишина и мои глаза, шокировано оглядывающие своего друга.

Но звонит мой телефон, и прежде чем достать его из кармана джинсовой куртки, я переношусь в нашу реальность.

«Машина прибыла» - сообщение от Тайлера приходит, потому что я долго не беру трубку.

- Мне пора уходить, - говорю я Алексу и иду назад спиной, делая нерешительные шаги.

Я быстро пишу смс-сообщение Елене, мчась по длинным коридорам Paradise Company:

«Не оставляй Алекса одного, ты нужна ему. До связи».


Глава 20


Полный мужчина в солидном костюме и очках пожимает Тайлеру руку, пока десятки камер вокруг фиксируют это. Насколько мне известно, это директор детского дома. Маленькая девочка по имени Диана смотрит на меня украдкой. Она прячет глаза, когда я обращаю на неё внимание. И так каждый раз. Это начинает меня забавлять, но её грустное лицо тревожит. Диана играет с потрёпанной игрушкой в виде медведя. Медведь целый, но грязный и местами порванный. Наша съёмочная группа обеспечила интернат новыми и современными игрушками, но это не значит, что дети захотят расставаться со старыми. Эти плюшевые друзья были рядом с ними многие годы и в некоторых случаях искусственный медвежонок – твой единственный друг…

Мне ничего не стоит оттолкнуться от небольшой стойки, чтобы подойти к девочке с яркими голубыми глазами и волосами цвета спелого каштана. Но я, что не удивительно, ощущаю страх. Я жертвовала сиротам деньги, но никогда не встречалась с ними лицом к лицу и не вела разговор. Я не знаю, как они себя чувствуют – я лишь имею представление. И уверена, оно далеко от реальности.

- Привет, - говорю я тихо, садясь на небольшой стульчик рядом с Дианой.

Она отрывает свой взгляд от окна и обращает его ко мне. Господи, сколько же всего в этих огромных голубых глазах! Сколько в них страха, боли и неуверенности. Почему мир так несовершенен? Почему маленькие дети остаются одни? Почему некоторые живут на улицах, а некоторые – в приютах, где о них заботятся чужие люди? Почему маленькая Диана лишена семьи?

- Меня зовут Маргарет, - я протягиваю ей руку и она, как ни странно, отзывается на мой жест и хватает своей маленькой ручонкой мою ладонь. - Но друзья называют меня Мэгги, - продолжаю я уже дрожащим голосом.

Я не должна плакать. Нас предупредили, что делать этого не стоит. Мы должны улыбаться, поговорить с детьми, пожелать им всего самого лучшего, отдать подарки и уйти… Но, как бы Тайлер не был не доволен этим представлением, он не совсем прав. Реклама дала возможность этим сиротам обрести родителей. Благодаря тому, что про фонд Тайлера, Роба и Джен говорят без умолку в нашем штате, уже более двадцати детей покинули этот детский дом и ещё около двух сот во всём Сан-Франциско. Алекс уже планирует снимать социальные ролики, и я в этом не вижу ничего плохого. Наоборот, это отличная идея. Но я и Тайлера могу понять: пиар-команда Алекса относится к очередному нашему выходу в свет, к детям, как к работе. Как к тому, что нужно выполнить отлично: никакой самодеятельности и всего прочего. Правда, ему на это зачастую наплевать, как и Дэну. Алекс никогда не был с парнями так суров, как сейчас. Отношения между ними стали другими, они изменились.

- Я могу называть тебя Мэгги? – сладким и негромким голосом интересуется Диана безобидно. Она немного картавит, и это совершенно не удивительно, ведь на вид ей не более четырёх лет.

К сожалению, даже после встречи с ребятами этого корпуса, я мало знаю о них, лишь имена нескольких запомнила. Диану невозможно забыть. И думается мне, что не состоялась бы эта беседа, если, всё равно моё мнение об этой девочке не изменилось. Она такая…необычная.

- Конечно, - чуть ли не восторженно отвечаю я, но беру себя в руки и, откашлявшись, реагирую не так эмоционально: - Ты можешь называть меня Мэгги.

Я улыбаюсь ей довольно слабо, лишь от того, что Диана не спешит улыбаться.

- А меня Диана зовут, - говорит она и потом указывает на мишку в своих руках: - А это мистер Молчун.

- Мистер Молчун? - у меня вырывается неконтролируемый смешок.

Диана смеётся вслед за мной, не переставая кивать головой. Иногда ребёнок оглядывает жёлто-оранжевые стены парадной комнаты, когда стесняется смотреть мне в глаза.

Она подтверждает:

- Да, я назвала его так, потому что он никогда не разговаривает со мной и не отвечает мне, когда я задаю ему вопросы, - и Диана пожимает хрупкими плечами слегка разочаровано.

Разочарование тут же захлёстывает и меня. Мне вдруг захотелось, чтобы эта бестолковая игрушка стала живым настоящим зверьком.

- Нуу, - протягиваю я, раздумывая над своими будущими словами, - наверное, мистер Молчун не любит общаться? Или он просто…?

Диана разражается хохотом, показывая мне свои редкие зубки.

- Мэгги, это же игрушка! – и она разводит руки несильно в стороны, глядя на меня насмешливым и изумлённым взглядом.

Забавно. Она как бы хочет сказать мне: «Эй, тётя, ну почему ты не понимаешь таких очевидных вещей?»

- Мистер Молчун никогда, - она выделяет это слово и качает указательным пальцем, - никогда не заговорит.

Я разыгрываю удивление в чистом виде:

- Правда?! Я запомню это, и мне очень жаль, что я не услышу голос Молчуна.

Я вздыхаю, прикрыв глаза, и свожу брови вместе. Диана с интересом наблюдает за моей реакцией на её умозаключение, а потом она спрашивает меня, усевшись на стуле более удобно:

- А как ты думаешь, какой у него голос бы был?

- Если бы он мог говорить? – уточняю я, прищурившись.

- Да-да! – восклицает девочка, прижимая игрушку к себе крепче.

Я с заговорщицким видом подзываю Диану к себе пальцем, и когда она подскакивает ко мне, подставляя ушко, я шепчу, чтобы никто больше не услышал:

- У него бы был голос, как у Винни из Диснеевского мультика.

Я отстраняюсь теперь, чтобы увидеть, как смотрит на мою идею Диана, но она растеряно оглядывает меня и даже немного печально.

- Что такое? – спрашиваю я, пока она хлопает длинными тёмными ресницами. - Ты не смотрела этот мультфильм? Вини-Пух и все-все-все? Дом на Пуховой опушке?

В ответ Диана ритмично качает головой, опровергая мои предположения.

Я молчу лишь некоторое время, но спустя две минуты игры в гляделки, я и поднимаю руку и треплю нежно руку маленькой девочки. Её взгляд полон доверия. Мне страшно, что я могу подвести её. И я не знаю, почему среди стольких детей, которым нам «презентовали», я так прониклась именно Дианой. Я не знаю, что с ней случилась и какова её история, но я не могу и не хочу уходить от неё.

- Ты хочешь спросить сейчас, почему я оказалась здесь и как так произошло? – Диана спрашивает вполне откровенно и наивно.

Мой рот открывается ошеломлённо. Диана присаживается обратно, откладывает мистера Молчуна и складывает одну руку поверх другой.

- Все взрослые спрашивают меня об этом. Они общаются со мной и говорят, что, может быть, заберут меня с собой.

Я сглатываю от внезапной боли, растекающейся у меня по горлу и попадая прямо жгучей жидкостью мне в сердце.

- Но потом они забирают другого ребёнка.

Этой девочке четыре года, но размышляет она так, словно ей намного больше. Словно, она уже взрослая и всё понимает. Понимает, какими могут быть взрослые люди. Осознаёт, что ей никто ничего не должен. Хотя, весь этот грёбанный мир обязан защищать её и беречь, как и остальных детей.

Неприятное ощущение одолевает меня, и я вовремя оборачиваюсь, чтобы увидеть, как в нашу сторону направляется Роб. Я держусь, чтобы не сорваться.

- Он тебе не нравится, да? – шёпотом спрашивает Диана, приложив ко рту ладошку.

Я не успеваю ответить, потому что грубая мужская ладонь опускается на моё плечо.

- Пойдём, нам нужно поговорить, - излагает он бесстрастно.

Я поражена его тоном, хочется врезать ему посильнее меж ног.

- Я вернусь позже, - обещаю я Диане, сжимая её маленькую ручку в своей.

Она кивает, не надеясь, думаю, что мои слова окажутся правдой.

Когда я поднимаюсь, Роб оттаскивает меня в другую комнату и закрывает за нами дверь. Посмотрев на него, я могу сделать вывод, что он еле сдерживается, чтобы не ударить что-нибудь… или кого-нибудь.

- Что тебе нужно? И где Тайлер?

Я скрещиваю руки на груди, принимая чуть ли не боевое положение.

- Значит, ты за него замуж собралась? Или вы теперь что, влюблённая парочка?

Я выдыхаю, усмехнувшись и качнув головой.

- А тебе-то что до моей личной жизни, Роб? Если бы эта Кендалл сегодня утром не просветила бы тебя и остальных, ты так бы и оставался в неведении.

Он кусает щёку изнутри и упирает ладони в бёдра, пристально меня осматривая.

- Что ты вообще в нём нашла, Мэгги?

- Если бы ты не оставил меня…

Мне не удаётся закончить предложение, потому что Рассел со всей силы ударяет по стене пустой комнаты, не считая нас двоих.

- Прекрати! – я толкаю его, и Роб отшатывается. – Это же детский приют! О чём ты думаешь?

Он подходит ближе, я даже не успеваю среагировать, а его руки уже покоятся на моих щеках и пальцами он обводит контуры моих скул.

- О тебе, - признаётся Роб, его горячее дыхание обжигает кожу. - Я думаю о тебе, Мэгги.

- Только потому, что я принадлежу другому.

Я констатирую, а Роб активно машет головой в стороны.

- Нет, - выдаёт он тихо, а потом громче: - Нет, нет, нет.

- Да, - парирую я смело, - это так. Тебе не нравится, что я с Тайлером. Я выйду за него.

Не рассказывай ему про ребёнка, Мэгги. Не рассказывай.

- Да ну? – Рассел выгибает бровь.

Его руки стремительно падают вниз.

- Ты, правда, думаешь, что он женится на тебе? – Роб издаёт смешок, в его взгляде плещется презрение. - Какая ты глупая… У Тайлера поклонниц больше, чем жителей в Аризоне. Ты смеёшься, что ли? – Он отводит в сторону край рубашки и указывает себе на грудь в области сердца. - Вот здесь у него татуировка имени чужой женщины. Каково это – любить того, кто не любит тебя, а?

Он провоцирует меня. Просто нагло провоцирует. Я не поддамся.

- Тайлер отпустил Зоуи,- говорю я, мой голос еле слышен.

- Конечно, - Роб складывает губы трубочкой, и злой смех вырывается из его горла.

Рассел проводит рукой по коротким тёмным волосам. Его светлые глаза прожигают меня на расстоянии. С моих же уже капают слёзы.

В то время как он поправляет свою рубашку и коричневый пиджак, я хватаюсь за круглую ручку двери.

- Пожалуйста, Роб, оставь ме…

И в этот раз я не договариваю. Снова. Потому что, с кармана пиджака Рассела выпадает флаер с уже знакомой мне эмблемой.

На листовке реклама сайта Incognito.com.


Глава 21

Я наблюдаю за тем, как Роб вскидывает брови, заметив, что кое-что выпало из его кармана. Он напрягается, смотрит вниз, а потом морщины на его лбу разглаживаются. Он вздыхает достаточно умиротворённо, немного устало и поднимает лежащий на полу флаер. Он мнёт его и прячет обратно в карман. А после Роб упирает руки в бока и выгибает бровь красноречиво.

- Ну, и чего ты стоишь? – говорит он с некой злостью в голосе. – Иди к своему Тайлеру.

Его интонация ставит меня в неловкое положение: он обижен, словно, он имеет право быть таким. Я прихожу в замешательство, но быстро беру себя в руки.

- Иди к нему, - кивает Роб головой на дверь и упирается в косяк одной ладонью, а другую руку просто опускает вдоль тела.

Я делаю шаг в его сторону. Потом ещё и ещё. Пока мы не оказываемся настолько близко друг от друга, что мне удаётся выхватить из его кармана злосчастную листовку. Роб раскрывает рот в удивлении, когда я отскакиваю от него. Я разворачиваю смятый листок и вглядываюсь в изображение и буквы на нём. Всё точно. Мне не показалось, к сожалению. К сожалению, я не ошиблась

- Что…что ты вообще вытворяешь? – Роб спрашивает, нахмурившись.

Он даже не пытается вырвать у меня из рук свой флаер. Он стоит на месте и сморит на меня, как на полную дуру.

Но я ведь и не думаю сдаваться.

- Так это всё ты? – задаю я вопрос напрямую, решив не ходить бессмысленно по кругу.

- Что? – Рассел хмурится ещё сильнее, но в этот раз он не прячет улыбки.

- Не лги мне! – не сдержавшись, кричу я.

Оторопев от такой моей реакции, Роб прекращает смеяться. Его лицо принимает непроницаемый вид. Я могу точно сказать, что понятия не имею, о чём он думает сейчас. Это меня невозможно сильно огорчает. Я хочу знать, что творится в его голове, полной ужасных бесчеловечных идей.

- Ты можешь не врать мне? – прошу я, а слёзы выступают у меня на глазах. - Хоть раз в жизни… Зачем ты делал это? Зачем?!

- Делал что?? – срывающимся голосом говорит Роб.

Он выпучивает глаза. На его шее выступают вены, а лицо и вовсе покраснело.

- Ты можешь мне объяснить, Мэг, что происходит? – его непонимающий тон лишь вводит меня в заблуждение.

Я уверена в этом. Рассел – просто невероятный лжец и актёр.

И поэтому, когда он отвечает вопросами на мои вопросы, я бросаю в него его же листовку и спешу открыть дверь, чтобы выбраться из этой комнаты. Чтобы больше не стоять рядом с ним и не дышать одним воздухом с этим человеком. С подлым, ужасным, лживым человеком. Как так вышло, что однажды я полюбила его? Как так вышло, что я любила совсем другого мужчину, но не того, в кого превратился Роб сейчас. И мне стыдно за него. Стыдно за то, кем он стал. Стыдно за мужчину, разбившему мне сердце.

Рассел притворялся моим другом в анонимной социальной сети. Но он знал, кто я, учитывая недавние факты, указывающие на это.

- Погоди! Постой!

Минуту назад велящий мне покинуть его, Роб кладёт свою сильную ладонь на ручку двери, так же, как и я. Он удерживает меня, взглядом впиваясь в меня. Как будто, он хочет понять сложившуюся ситуацию.

Я отступаю, вытирая слёзы со скул. Наверное, тушь растеклась, и я выгляжу очень нехорошо.

- Ты недостаточно поиздевался надо мной? – говорю я, бросая ему в лицо всю свою горечь и отчаяние. – Тебе этого мало… Сото?

Я намеренно произношу его интернет-прозвище, чтобы наблюдать за тем, как изменится состояние Роба, когда он поймёт, что я его полностью разоблачила.

Но Роб лишь издаёт изумлённый смешок, а чуть позже и вовсе хохочет, крепче держась за косяк перед собой. Он прислоняется к стене, продолжая смеяться, словно умалишённый.

- Как… как… - ему не удаётся внятно произнести предложение, и от этого он смеётся ещё громче.

А мне лишь остаётся глядеть на то, что мой бывший муж потешается надо мной.

- Как ты меня назвала? – наконец, говорит он, успокоившись и вытирая слёзы с глаз. - Повтори-ка.

- Перестань притворяться!

- Перестань говорить ерунду, Мэгги!

- Перестань быть таким козлом!

- Всё! Хватит!

От нашей словесной перепалки ему становится якобы нехорошо, и он выставляет руку перед собой, прекращая наш спор.

- Давай поговорим спокойно, - выдохнув, предлагает Роб. - Почему ты назвала меня Сото?

- Да потому что… - я облизываю пересохшие губы и решаю, что ему сейчас сказать и как упрекнуть. – Потому что…ты Сото.

С каждой минутой сомнения одолевают меня всё больше. Глядя на испуганного и изумлённого Роба очень нелегко предполагать, что именно он был моим анонимным другом.

- Меня зовут Роб Рассел, - медленно выговаривает он. - Ты… - он сощуривается. - … с тобой всё в порядке, да?

Я развожу руками и выплёвываю:

- Конечно! Со мной всё хорошо! Это ты трусливый лжец!

Он продолжает молчать, пока я забрасываю его обвинениями:

- Ты с самого начала знал, что М – это я, скажи? Почему ты притворялся? Почему заставил меня поверить в то, что ты просто человек из интернета, которого я никогда не видела. Нет, ты не говорил прямо так, - оправдываю я положение, - но я поверила. Поверила тебе! Как ты мог? И почему ты тогда, заставив меня влюбиться в тебя, то есть в Сото, решил покончить со мной? Для чего? Я не понимаю тебя, правда… После ты снова написал мне и предложил вновь стать твоей М. Просто скажи мне честно, за…

- Всё, помолчи, помолчи немного…

Роб потирает виски, глядя задумчиво в окно. Он напряжён и тяжело дышит. Меня пугает его реакция. Кажется, он не понимает, о чём я говорю.

- Та часть, где ты говоришь, что влюбилась в меня… то есть в этого Сото… он пожимает плечами, развернувшись ко мне, - … она мне понравилась…но я не могу…это не выглядит логично. Потому что мы не общались до того момента, как я не вернулся в Сан-Франциско. И ты это знаешь. Мы не…мы не поддерживали никакого контакта, пока не увиделись вновь в этом городе.

Его светлые глаза налитые печалью и горестью оказывают на меня давление, и я сдаюсь. Я даже не подозревала, что снова смогу этого человека жалеть. Который бросил меня. Но я могу. Мне его жаль. Его слова кажутся такими искренними и трогающими за душу. Оказывается, у меня осталось немного сострадания к Робу. Особенно, когда он смотрит на меня так. Словно, он потерян. Словно, ему никогда не вымолить у меня прощения.

- Я теперь и сама запуталась, - признаюсь я неохотно. Не понимаю… Этот флаер. - Я раскрываю ладонь и показываю на смятый листок. - Это реклама анонимного сайта, на котором я познакомилась с Сото. А потом он, после того, как предложил испытать наши отношения на прочность, решил порвать со мной.

- Ты познакомилась с парнем в социальной сети, и он тебя отшил?

- Там всё анонимно, - продолжаю я. - Ты не знаешь, кто твой собеседник, а твой собеседник не знает, кто ты такой. Да, он отшил меня, а после того, как у меня с Тайлером… - я поднимаю глаза, мне неудобно говорить об этом Робу… - всё наладилось, Сото написал мне, что хочет, чтобы мы снова были вместе, или что-то вроде того. Когда я отказала ему, он нашёл меня в твиттере, он узнал номер моего телефона!

- Этот подонок терроризирует тебя до сих пор? – с беспокойством в голосе интересуется Роб.

Он снимает свою тёмную куртку и вешает её на спинку стула. Я замечаю, как сильно он вспотел, а лицо его так и остаётся слегка покрасневшим.

- Нет, - отвечаю. – Больше нет.

- И ты подумала, что это был я?!

Спрашивает он с чувством. Я теряюсь под его напором. Могу лишь кивнуть в ответ головой.

- Я бы не стал, Мэгс…

- Прости, - я закрываю глаза, позволив ещё одной слезинке скатиться вниз. - Я так напугана. Я пытаюсь всё скрывать от Тайлера, а теперь я всё рассказала тебе…

Его тяжёлые шаги эхом раздаются по комнате. Он подходит ко мне вплотную и самовольно обнимает меня за плечи.

- Ты его любишь?

Его вопрос застаёт меня врасплох. Я вскидываю голову.

Роб поясняет:

- Я про Тайлера.

- Да, - говорю я. - И я… - стоит ли говорить? - … беременна от него. Я не хочу, чтобы между нами всё разладилось.

Рассел сглатывает и выглядит действительно потрясённым. Он проводит рукой по волосам, усмехнувшись. Делает несколько глубоких вдохов и вновь поворачивает голову ко мне.

- Ну что ж, поздравляю, - уже с улыбкой говорит он. - Правда. Я не думал, что у вас всё так серьёзно.

Мы молчим некоторое время, присев на краешек парты. Мы смотрим на дверь перед нами, но ни один из нас не решается встать, открыть её и уйти прочь. Возможно, потому что между нами так много недосказанности. Я была его девочкой когда-то, а сейчас мы чужие друг для друга. Сидим плечом к плечу и не можем даже заговорить. Всё это выглядит глупо, неловко, нелепо…

- Я не собираюсь рассказывать ничего Тайлеру, я не хочу рушить то, что есть между вами.

Роб вытянул ноги и скрестил лодыжки. Он, засунув руки в карманы брюк, пожимает плечами и подмигивает мне.

- Тем более, мы ведь с ним партнёры.

Мои губы растягиваются в улыбке. Я смотрю на Рассела совсем другими глазами теперь. Как будто раньше я не знала его, а узнала настоящего только сейчас.

- Спасибо, - я касаюсь его локтя своим, глядя на его немного измотанное лицо.

- Но вопрос «кто такой Сото?» остаётся открытым, - выносит он вердикт.

Он говорит таким голосом, как если ему самому не хочется впутываться во всё это.

- Я знаю, - я взмахиваю рукой. - Но его невозможно найти. На него невозможно выйти, Роб. Да я и не хочу.

- Как это ты не хочешь?

Он поднимается и тянет меня за собой.

- Давай, приходи в чувство, поправляй причёску, - пальцами он убирает несколько длинных каштановых прядей с моего лица, - и выходи туда – к камерам, где тебя ждут красивой и счастливой.

Я вздыхаю.

- Знаешь, я так устала притворяться…

Он закатывает глаза, чем вызывает у меня искреннюю улыбку.

- Шутишь, что ли, мисс будущая жена рок-звезды?! Ты беременна от известного музыканта, - Роб прикусывает нижнюю губу и опять подмигивает, наклоняясь немного ниже. - Всё только начинается.


Глава 22


В квартире, которая теперь принадлежит лишь мне одной, наконец-то, царит не оглушительная с ума сводящая тишина, а господствует шум от девчачьих разговоров, запах алкоголя и голос потрясающего Джо Кокера. Я меняю на ноутбуке одну песню на другую, и Камилла под «You can leave your hat on» начинает покачивать бёдрами. Она хватает очередную бутылку мартини из мини-бара на кухне и присоединяется к нам, девчонкам в гостиной. Здесь, на этом ковре, место лишь женским сплетням и модным советам.

- Мне пить нельзя, - уже не в первый раз ревёт Елена, словно это самая ужасная вещь, приключившаяся с ней.

- Ну и что? – пожимаю я плечами я беззаботно, потягивая сок из трубочки. - Мне тоже. Но я веселюсь.

- Ага. Но я хочу веселиться, как Ади.

Мы обе поворачиваем голову в сторону нашей подруги. Она еле держится на ногах, но вульгарно закидывает ногу на стул, который только что вытащила в центр комнаты. Адель наклоняется и танцует, не попадая в такт песне. Я ошеломлённо наблюдаю за своей подругой, не узнавая её в этом поступке. Ладно, конечно, она однажды собиралась станцевать стриптиз прилюдно, но благо, это закончилось нормально, и мне не пришлось за неё краснеть. Всё дело в том, что Ади больше не вела себя так до сегодняшнего дня. Кто угодно со стороны, не знающий её, может сказать, что она просто выпила и валяет дурака или расслабляется, но я-то её знаю, и я понимаю, что что-то не так. А что, она нам не рассказывает.

Прежде чем открыть рот, Елена косится в мою сторону. Камилла тоже выглядит настороженно. Она хорошая добрая девушка и она законная жена Эштона, поэтому я не вижу причины не доверять ей. Да и приглашать её на пижамную вечеринку никто не заставлял. Это было нашим решением. Конечно, мы не так близко общаемся, как хотелось бы, но и знакомы мы не так давно. Я, Адель и Елена знаем друг друга с детства, Камилла же новый член нашей маленькой компании, но я абсолютно уверена, что она станет для нас замечательным и верным другом.

- С ней всё будет в порядке, - говорит Елена и встаёт на ноги.

Она гладит свой круглый живот и, отвернувшись от нас, хватает нежно Адель за плечи. Та неожиданно яростно показывает своё возмущение. Она отбрасывает от себя руки Елены, слава Богу, не толкнув её и не задев живот. Но всё же я вскакиваю на ноги, а Ками вслед за мной.

- Я всё слышала, ясно?! – кричит Адель и топает ногой для пущей убедительности.

Она делает пару шагов назад и вырубает колонки. Квартиру охватывают лишь наши частые и испуганные вздохи.

- Я и так в порядке, - убеждает нас Ади, пятернёй поправляя свои недлинные выкрашенные в более светлый цвет, чем раньше, волосы. Её голубые глаза осматривают каждую из нас, словно она ищет какие-то изъяны, ищет повод уйти отсюда и прекратить общение. Меня неимоверно сильно пугает её взгляд, полный решимости покончить со всем. Кажется, она от всего устала. Если бы я только знала, что произошло…

- Может, ты расскажешь, что произошло? – нежно предлагает Ками.

Взгляд Адель останавливается на ней, и подруга, будто машина сканирует тело жены Эштона. Сканирует на наличие дефектов и склонности к предательству. Ну, или что-то в этом роде. Потому что взор Ади совершенно нельзя назвать дружественным.

- Рассказать? – Адель поднимает голову вверх и заливается недобрым смехом.

Потом она резко опускает голову вниз и, медленно надвигаясь к Камилле, указывает на неё пальцем одной руки.

- А может, мне лучше рассказать, как я с твоим мужем развлекалась на пляже?

- Прекрати! – кричит Елена и выходит вперёд.

- Всё нормально, - прерывает её Камилла, но мне самой стыдно за Адель. - Эштон мне всё рассказывал. Это было, и это прошло.

Я киваю головой.

- Всё правильно. Ты всё верно говоришь.

Адель лишь фыркает на это и, обойдя меня, тянется за бутылкой вина. Она пьёт прямо из горла спиртной напиток. Но я вырываю из её рук бутылку, на что она прислоняет тыльную сторону ладони ко рту.

- Э-э-эй! – кричит подруга, вытерев пролившееся вино. - Ты что делаешь?? Ты сошла с ума?

- Это ты мне скажи, что происходит, - я пытаюсь вывести Адель на откровенный разговор.

Девочки в стороне наблюдают за нами. Да, определённо не так я представляла сегодняшний вечер, но мне нужно понять, что происходит между Алексом и Ади, пока они не вернули кольца друг другу и не стали видеться лишь по выходным ради их малолетнего сына.

Елена, как всегда, решает разрядить обстановку (конечно, она ведь не видела Алекса пару дней назад в его компании, орущего на меня из-за проблем со своей женой) и машет руками перед нами, вклиниваясь в наш разговор. Несмотря на то, что Елена говорит нечто очень громко, не прерывая длинной речи, Ади не прекращает смотреть на меня, а я – на неё. Её взгляд полон боли, не выплаканной и не высказанной.

- … ну, или знаете, мы могли бы посмотреть фильм «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»? – доносится до меня часть слов Елены. - Джонни там просто неотразим. Особенно, в моменте, когда…

- Замолчи, Елена, - прерывает тираду нашей подруги сама Ади.

И, опустив глаза вниз, она отходит к окну. Край шторы отводит двумя пальцами, чтобы посмотреть на улицу. С моего окна не видно знаменитого моста «Золотые ворота», но всё же, город, полный огней, предстаёт перед ней прямо сейчас.

- Я никогда не думала, что мы дойдём до такого, но… - вдруг начинает Адель достаточно неожиданно для всех нас, но ту же замолкает, захлебнувшись слезами. – Я думала, что я хорошая жена и хорошая любовница, но смс-сообщение, которое я прочитала случайно в его телефоне некоторое время назад, не даёт мне покоя. И сейчас… - снова тишина на три секунды, и следующие её слова: - … мне кажется, это развод.

Она прижимает обе ладони к своему рту, чтобы не зареветь вслух. Мы все втроём тут же подскакиваем к Ади и обнимаем её. Я глажу её по спине, успокаивая. Её руки пытаются обхватить каждую из нас, и своими объятиями она благодарит нас за поддержку.

- Простите меня за моё поведение, - всхлипывает она громко. - Мне просто так плохо. Мне… мне…ужасно.

- Ш-ш-ш, - произношу я, похлопывая ласково по её спине.

- Тихо-тихо,- говорит Елена у меня над ухом.

- Всё нормально,- поддерживает нас Камилла. - Ты можешь поговорить с нами, выговорись, тебе станет легче.

Она отходит от нас и, склонившись над столом, берёт бутылку вина, которую я отобрала у Ади.

- Я выпью вместе с тобой, - слабо улыбнувшись, предлагает Ками Адель.

Но та поворачивается к Елене:

- А водка есть?

Елена косится на меня. Вздохнув недовольно, я киваю.


* * *


- Понятия не имею, о ком он написал это, но факт остаётся фактом, - уже пьяным голосом протягивает Ади, когда мы сидим на полу, выслушивая историю, которая произошла у неё с Алексом.

Дело в том, что Ади примерно две недели назад вновь полезла в телефон мужа для того, чтобы прочитать его сообщения и остаться спокойной в очередной раз, выяснив, что Алекс не общается с посторонними женщинами (хотя, я, конечно, сомневаюсь, что всё это можно узнать с помощью телефона мужчины). Но Ади не удостоверилась в верности мужа, а напротив – узнала о его измене. По словам подруги, Алекс отправил сообщение Тайлеру (да-да, моему Тайлеру) с таким текстом: «Написал ей, что хочу возобновить отношения. Мне кажется, она согласится».

И элементы этой сложной для меня шарады никак не укладываются в моей голове. Я пытаюсь понять, что здесь не так. Пытаюсь вытащить на поверхность все свои подозрения. Но то ли от того, что на дворе уже глубокая ночь, то ли от того, что вся квартира жутко пропахла алкоголем, я не могу сложить два и два. Но я клянусь, я уверена, что Алекс Ади не изменял. Да он любит её безумно и боится потерять.

- Он говорит, что всё не так, как я думаю, - Адель икает. – Говорит, что не может пока мне ничего объяснить, но просит… - она кружит пальцем в воздухе, привлекая наше внимание к её словам, - … чтобы я ему верила. Вы представляете?! – Адель прислоняет свою ладонь к груди и наклоняется вперёд: - Девочки! – Её язык уже заплетается. - Я ему измену не прощу!

И она категорически машет руками в воздухе. Мы с Еленой переглядываемся. Ками так же сильно пьяна. Поэтому, единственное, что мы можем сделать – это уложить их спать. Мы поднимаемся с колен вместе и принимаемся убирать всё с пола.

- Ну что вы делаете?! – протестует Камилла, выпятив нижнюю губу вперёд, как ребёнок. – Ну, я же ведь пью ещё.

- И яяяя! – кричит Ади, хватая мою руку.

Я нежно отталкиваю подругу и продолжаю убираться.

- Вам пора спать, а завтра мы поговорим спокойно, на трезвую голову, - предлагаю я, пряча выпивку в шкафчик мини-бара.

- Ага, - саркастично замечает Елена, - если эти двое вообще что-то соображать будут после сегодняшней попойки.

Я пихаю Елену вбок. Она показывает мне язык, а я ухмыляюсь на это. Когда мы оборачиваемся, Адель и Камилла уже сопят, устроившись прямо на ковре. Адель разложилась, как королева, раскинув ноги и руки в стороны, а Камилла заснула в позе эмбриона.

- Давай вот прямо так их и оставим, - просит Елена жалобным голосом. - Я их до дивана не дотащу.

Я соглашаюсь с ней.

- Сейчас принесу пледы, чтобы укрыть девочек, - говорю я, двигаясь уже в другую комнату.

Я подхожу к огромному шкафу-купе и, не прилагая особых усилий, отвожу дверь в сторону. Она плавно скользит, а я хватаю два тёплых пледа с тигровой расцветкой… и тут же роняю их на пол у своих ног, схватившись за живот, который резко и сильно начинает болеть.

Я хватаю ртом воздух. Его из меня прямо вышибло. Я даже не могу позвать Елену, у меня получается лишь шептать и корчится от боли и спазма, сковавших моё тело. Мои самые ужасные мысли предстают передо мной. Я уверена, что потеряю ребёнка и в этот раз. Надо было быть ужасно глупой, чтобы думать, что после трёх выкидышей у меня получится, наконец-то, родить. Природа просто открыто заявляет мне, что мне не стать матерью. Она не позволит.

Я готовлюсь к тому, что боль будут продолжаться, пока кровь не пойдёт по моим ногам, унося ребёнка с собой. Но почему-то, по какой-то неведомой мне причине, боль отступает… Я тяжело дышу, набирая воздух в грудь, которого так не хватало последнюю минуту. Мои руки автоматически двигаются вниз и я, уверившись в том, что абсолютно ни одной капли крови из меня не вытекло, улыбаюсь, как дура. Я опираюсь плечом о шкаф, выпрямившись. Елена входит в гардеробную, как раз, очень вовремя. Она, испугавшись, берёт моё лицо в руки и осматривает его.

- Почему ты, чёрт возьми, такая бледная?

Я сглатываю. У меня лишь получается сказать ей:

- Ты сможешь отвести меня в больницу прямо сейчас?

Моя подруга, не колеблясь ни на секунду, берёт меня под руку и медленно ведёт в другую комнату. Она хватает ключи с журнального столика и, накинув на меня пальто, выводит нас из квартиры. Она не задаёт лишних вопросов. Она помогает. Как всегда.


Глава 23


- Была угроза выкидыша, - официальным сухим тоном объявляет доктор Вэйн, когда я уже сижу нас стуле напротив её кресла. - Но, к счастью, всё обошлось. Ты перенервничала?

Я неохотно киваю головой, ощущая вину перед крохотным созданием внутри себя.

- Да. Это вышло незапланированно.

Она склоняется над столом, вертя ручку в своих пальцах.

- Хорошо, что ты позвонила мне, - её глаза наливаются теплом. – Всё будет хорошо, Мэгги. Я помогла стать матерью не одной женщине – многим. Ты будешь в их числе.

Я не знаю, каким образом благодарить её. Просто беру её за руку, на что она немного удивлённо раскрывает глаза, но улыбка делает её красивое лицо ещё прекрасней.

- Спасибо вам, это для меня очень много значит, - признаюсь я в сердцах.

Она понимающе кивает и моргает ресницами. Она понимает. Она знает.

Я отпускаю её руку, и она надевает очки, принявшись писать что-то в моей карте, а позже и вовсе выписала мне витамины, которые следует принимать из-за сложившейся ситуации.

Когда прощаюсь с миссис Вэйн у двери, она окликает меня:

- Хей, Мэгги.

- Да?

- Береги себя и береги ребёнка.

- Обещаю.


* * *


Мы едем обратно домой, и Елена выключает радио, за что я ей очень благодарна. Мы молчим, эта тишина угнетает. За окнами автомобиля подруги проносится город с постоянной ночной жизнью. Сегодня я чуть было не потеряла своего ребёнка. И если бы это случилось, это стало бы потрясением не для меня одной. И для Елены тоже. Она, как никто, привыкла к моему положению. Представляю, как ужасно я чувствовала бы себя, узнав, что я не смогу родить своего малыша, а Елена вот-вот родит. Это ужасное чувство зависти даже к близким друзьям делает каждого человека на Земле кошмарным. Это ненормально. Но никто от этого не застрахован. Людям такое свойственно.

Мои мысли внезапно уносятся далеко отсюда. К Диане. Я думаю о том, как сильно эта девочка хочет иметь семью. Почему её так никто к себе и не забрал? Она ведь прекрасна! Может, дело в истории с её родителями. Люди боятся брать в семью ребёнка, чьи биологические мама и папа были алкоголиками или наркоманами, бандитами и прочее. Все мы начинаем представлять будущее с таким ребёнком, и оно не выглядит утешительно. Но ведь на самом деле, неважно, какие родители были у малыша. Важно лишь то, кто будет его любить и воспитывать сейчас.

Диана не выходит у меня из головы. Она мне даже снилась. Я влюбилась в её манеру речи и подачу себя. Она такая искренняя и забавная. Мне понравились её большие голубые глаза, в которых очень много печали, но так же много надежды. Смогу ли я сделать для неё хоть что-нибудь? Конечно, мы помогли детскому дому, в котором проживает Диана, но я не сделала ничего лично для неё. Я даже после неожиданного и неприятного разговора с Робом не смогла увидеться снова с Дианой, потому что её увели уже на занятия по рисованию. Я не успела. Я не сдержала своё обещание, что вернусь. Но я должна сделать это. В ближайшие дни.

- Как думаешь, Алекс же не изменяет Адель? – Елена вырывает меня из моих вольных мыслей.

- Я уверена, что нет, - отвечаю я, откидываясь назад.

Она закрывает плотно глаза на секунду.

- Он знает, что я ему яйца вырву, если узнаю о его измене, - размышляет вслух подруга, - он бы не стал так рисковать.

Я прыскаю со смеху:

- Ну, уж после такой угрозы никто рисковать не стал бы.

Я прячу свои мысли на счёт смс-сообщения Алекса под горой шуток и улыбок, но мне нужно с кем-то об этом поговорить. Может, лучше, с самим Алексом? Завтра? Просто спросит всё напрямую.

- Знаешь, - Елена сбавляет скорость, её глаза сужаются, как будто она пришла прямо сейчас к какому-то выводу, - в моей голове поселилась маленькая сумасшедшая мысль.

Елена переводит взгляд с дороги на меня.

- И? – подталкиваю я её.

- Ты подумаешь, что я чокнулась, - хмыкает она, смеясь.

Я начинаю понимать, что, возможно, наши идеи по поводу этой ситуации сходятся. Я не знаю, стоит ли произносить это вслух. Но Елена меня опережает. Она поворачивает руль вправо и выезжает на подъездную дорожку высокого здания, где я живу.

Вытащив ключ из замка зажигания, подруга поворачивается ко мне:

- Нам стоит серьёзно поговорить с Тайлером и Алексом.

- Завтра, - подсказываю.

- Завтра, - соглашается Елена.

- Это у меня в голове не укладывается, - с презрением и некой долей восхищения говорит Елена.

А мне всё ещё хочется верить, что мы не правы.

- Этого не может быть.

Я сплетаю пальцы между собой и, сев прямо, опускаю взгляд на них. Елена дружески треплет меня по плечу. Это не способ проявить жалость – она помогает мне справиться с осознанием того, что Алекс, возможно, знал, кто такой Сото всё это время.

А, может быть, и был им сам.


* * *


Алекс раздражён, впрочем, как и всегда в последнее время. Елена сидит напротив него, развалившись в белом кресле, я же, сложив руки на груди, смотрю в большое панорамное окно, ожидая, когда серебристый джип Тайлера появится на парковке Paradise Company.

- Ты вчера была в больнице? – осторожно интересуется Алекс.

Он не в том настроении, как в прошлый раз нашего последнего разговора. Сейчас он более мил и спокоен. И я не знаю, хорошо ли это, ведь я понятия не имею, что мне ждать от этого человека.

Я решаю ему не отвечать, особенно после того, как он признался в том, о чём мы с Еленой подозревали. Странно, но я даже не плачу. Возможно, у меня просто больше не осталось слёз. Все они высохли из-за того, что я и так пролила их слишком много.

- Не хочешь разговаривать со мной? – более настойчиво спрашивает мистер-чёрт-бы-его-побрал-Хилл.

- Не хочет, - говорит за меня Елена грубо.

Я оборачиваюсь как раз в тот момент, когда Алекс опускает уныло голову. Я вижу, что он сожалеет, но ничего не могу поделать с собой. Я в каком-то смысле немного уничтожена. Как они с Тайлером могли поступить так?

- С ребёнком всё в порядке? – не унимается Алекс.

- Да ты заткнёшься, наконец, или нет? – подруга говорит, повысив голос и выпрямившись в кресле.

- Елена, - мягко прошу я.

Она вновь расслабляется, и мы все втроём продолжаем ждать прихода Тайлера Акоста. Дверь открывается, и на пороге появляется он. Встревоженный, но не по причине анонимного сайта знакомств. Просто он знает, что я чуть не потеряла ребёнка.

Запыхавшийся, он быстро идёт ко мне, но останавливается невдалеке, когда Алекс произносит на выдохе:

- Они знают, Тай.

Тот хмурит брови и поглядывает то на Алекса, то на меня, то на Елену. Она смеряет его уничижительным взглядом. Даже мне от того, как Елена смотрит на Тайлера, становится не по себе. Как будто она готова его сжечь на костре и ни разу не пожалеть об этом.

- Ага, - легкомысленно замечает она, пожимая плечами.

Она притворяется кокетливой штучкой, вводя Тайлера в заблуждение. Но он больше не смотрит на неё, он смотрит на меня. И он испуган. Он думает, что может потерять меня? Это даже больше, чем правда.

С высоты своего положения я могу сказать ему всё, что угодно и он даже не посмеет пискнуть в ответ, но я не хочу говорить ничего. Мне лишь хотелось посмотреть в глаза Тайлера, чтобы понять, зачем он делал это. Зачем притворялся Сото. Подумать только! А я предполагала, была уверенна, что Сото – это мой бывший муж.

- Прости меня, любимая, - начинает он взволнованно, жестикулируя руками.

- Не называй меня так, - я качаю головой.

Странно, но слёзы уже начинают меня душить, хотя всего несколько минут назад я не собиралась плакать.

- Просто выслушай меня, - просит Тай, делай шаг мне навстречу.

Всего шаг. Он останавливается и его бархатный голос ломает каждую мою часть.

- Я не знал, что это ты. Я не знал, что М – это ты, Мэгги. Я клянусь. Мы общались с М, потом я понял, что влюбился в тебя, в реальную тебя. И это всё звучит бредово, но я отказался от отношений на сайте, которые сам и предложил. А потом… та благотворительная вечеринка… когда тебе стало плохо в уборной комнате, мой взгляд упал на твой мобильный, который почему-то лежал на дне раковины. Он засветился. Я увидел сообщение от пользователя сайта Incognito.com, - Тайлер выдерживает недолгую паузу. Слёзы уже градом текут по моим щекам. - Высветился твой аккаунт, и я всё понял.

- А дальше в игру вступил я, - я облокачиваюсь спиной о белую стену и обращаю внимание на Алекса. - Я сказал, что было бы неплохо проверить тебя. На то, верная ли ты. Написал тебе сообщение, хотя Тайлер был против.

Елена сидит, сложив локти на столе, не отрывая своего внимательного взгляда от Алекса.

- И потом ты написал это сообщение Тайлеру, которое увидела Адель? – спрашивает подруга.

Алекс кивает опечаленно.

- Я забыл его удалить.

- А кто же писал мне в твиттере и …?

Алекс не даёт мне договорить, он поворачивается в своём кресле в мою сторону и отвечает на мой до конца не заданный вопрос:

- После того, как у нас с Адель произошла ссора на фоне её ревности непонятной, я напился, зарегистрировался в твиттере под именем Сото и написал тебе, Мэг.

Я вспоминаю тот день в кафе, когда Дэн привёз пьяного Алекса, который хотел увидеть свою жену немедленно.

- Это было ужасно с моей стороны, - продолжает он, - но мне было плевать. Хренов эгоист, я знаю. Я был пьян, хоть это и не оправдание. Я не мог понять, что случилось с Адель, я даже не понимал, что она прочитала моё смс-сообщение, которое я написал Тайлеру, - Алекс тычет пальцем в свой висок. - Я не додумался! А всё оказалось так просто. Она думала, я изменяю ей. Я стал пить, она устраивала истерики, плакала. А потом она спросила про сообщение, но я не смог ей сказать правду. Я не знал, как теперь выкрутиться, поэтому всё стало ещё хуже.

Тишину в кабинете нарушает лишь рабочий процесс за его пределами. Но Алекс вскоре продолжает, глядя в окно:

- Тайлер мне сказал, что ты беременна, Мэгги и что вы собираетесь в детский магазин, я написал тебе с номера, от которого сразу же избавился. Прости меня, умоляю. Я видел, как вы счастливы в то время, когда моя жизнь разваливалась из-за всего лишь одного сообщения. Я не мог сказать Адель, потому что неизвестно, что хуже: изменить ей или жестоко пошутить над её лучшей подругой.

Он, слава Богу, замолкает, и мне удаётся мыслить более-менее спокойной, не под давлением его слов, но под давлением грустных глаз Тайлера.

Елена елозит в кресле.

- То есть, получается, ты всё то время, пока сходила с ума по своему Сако, ты, можно сказать, боготворила Тайлера?

Даже чуть ли не плачущий Алекс смеётся, сжав пальцами переносицу. Тайлер улыбается заразительно, а я говорю, сквозь смех:

- Елена, Сото. Со-то!

Она отмахивается от меня:

- Ой, да пошли вы все, идиоты несчастные, - её плечи дрожат от слабого хохота. - Сами себе жизни портите, придурки.

И, не переставая ругаться, она покидает кабинет Алекса.


Глава 24


Тайлер барабанит пальцами по рулю, наслаждаясь старой композицией «Last Christmas» от Wham! И я сдерживаюсь, чтобы не начать подпевать. Хотя, до Рождества ещё больше месяца, моё настроение уже праздничное. Я бы хотела оказаться в Бойсе, где в Рождество всегда много снега, но не знаю, смогу ли я в этот раз уехать к родителям. Вряд ли мне удастся провести с ними День Благодарения, но мне бы очень хотелось.

Моё детство было не самым ярким, но оно было наполнено заботой и любовью родителей, а так же, их способностью развеивать во мне малейшие страхи, которые возникали в моей голове. Они приняли Роба и были согласны с моим решением покинуть штат, когда я стала достаточно взрослой для такого шага. Я благодарна им за всё, что они сделали для меня. Всем нужны родители, которые их любят. Перед глазами появляется милое маленькое личико Дианы.

- Я понимаю, ты сейчас, наверное, ненавидишь меня, - начинает Тай, приглушая звук.

Нет, это не так. Я его не ненавижу.

- У нас с Алексом появилась навязчивая идея – проверить тебя, - он сжимает крепко руль. - Мне жаль, что всё так вышло. Но ты любила Сото. Кажется, ты любила его.

Я была без ума от самого Тайлера всё это время.

Я продолжаю молчать, прислушиваясь к песне, играющей по радио сейчас. Я не узнаю этот трек, но мелодия мне нравится.

- Да, знаю, ты не хочешь со мной разговаривать, - делает вывод Тай, выкручивая руль вправо, а потом влево.

И вот мы уже на полпути к детскому дому, который посетили недавно. Я совсем скоро увижу Диану. Тайлер договорился о нашей встрече по моей просьбе. У меня такие запутанные чувства, касательно ситуации, в которую мы попали. Это странно, но мне не хочется устраивать скандалы, истерики, ругаться с Алексом и Тайлером из-за чёртового сайта знакомств. Я так спокойна отчасти из-за того, что ношу ребёнка, и мне нужно сохранять умиротворение, чтобы угроза выкидыша не повторилась. Но ещё я взглянула на произошедшее с другой стороны: Тайлер – это Сото, а все мои мысли были заняты им буквально месяц назад. У меня есть повод радоваться. Мужчина, которого я считала идеальным, сидит рядом со мной и везёт меня к ребёнку, обделённому лаской родных и близких. Всё то время, пока я не хотела давать шанс Тайлеру, я познавала его же, но другого. Возможно, более открытого и искреннего со мной, ведь он не знал, кто я такая. Да и ведь Алекс упомянул о том, что Сото практически прекратил общение с М не просто так.

Какой смысл ссориться и обвинять друг друга? Есть ли смысл таить обиду на друзей? Тайлера? Жизнь и так слишком коротка. Мне, на самом деле, просто не хочется сдаваться так быстро. Мне нравится видеть такого волнующегося Тайлера, пытающегося заслужить моё прощение, моё внимание. Как любая истинная женщина я имею право немного поиграть. Совсем немного.

Главное – не переигрывать.

- Слушай, - мой голос звучит слабо и неуверенно, - я в порядке. Я свыкнусь с мыслью, что с отцом своего будущего ребёнка я фактически познакомилась в интернете… Конечно, это не то, о чём я мечтала…

Тайлер усмехается, его красивая мальчишеская улыбка поднимает мне настроение. Ярко-выраженные ямочки на его щенках не остаются без моего внимания. Я задерживаю взгляд на его лице, и он это замечает. Его глаза находят мои, Тайлер отвлекается на дорогу. Он поворачивает руль вправо, минуя несколько светофоров, он вновь превышает скорость. Краем глаза я вижу, как он продолжает ухмыляться, словно подросток. Мне хочется дать ему за это подзатыльник. Пусть даже и не таит надежду, что окажется со мной в постели ближайшие две недели.


Большие железные ворота автоматически открываются, машина Тайлера заезжает на частную территорию. Тай находит парковочное место и, покинув автомобиль, он бежит, чтобы открыть дверь для меня. Я отказываюсь от его руки, и он закатывает глаза.

- Хочешь показаться настоящим джентльменом? – я локтем двигаю ему в бок, пока мы поднимаемся по ступеням, где нас уже ждёт директор детского дома.

Он в этот раз в сером костюме, под великоватым ему пиджаком я могу увидеть подтяжки коричневого цвета, контрастирующие с белоснежной рубашкой.

- Не хочу казаться, - шепчет Тайлер мне на ухо, наклонившись, - я и есть джентльмен.

- Истинный, - ёрничаю я.

- Мистер Акоста, мисс Вуд, - мужчина протягивает Тайлеру и мне поочерёдно правую руку для пожатия. - Мы вас заждались.

- Пробки, - улыбается Тайлер, объясни всё одним словом.

- Детям очень понравился ваш прошлый визит, - бросается в подробности директор, открывая перед нами массивные двери.

Мы проходим в холл с высокими потолками и несколькими дверями по обе стороны от нас.

- Но они испугались камер, - говорит мужчина, и я обращаю внимание на эти его слова. - Хорошо, что в этот раз вы пришли одни.

Тайлер понимающе кивает головой.

- Мистер Янг, я изначально был против прессы, но это было частью нашей работы. Иначе привлечь спонсоров на благо доброго дела невозможно.

- Да, я понимаю, - директор, то есть, мистер Янг скрещивает пальцы перед собой, сложив ладони на своём большом животе. – Мы ведь живём в век рекламы.

Очередные двери открываются перед нами, и я больше не желая сдерживаться, спрашиваю:

- Когда я смогу увидеться с Дианой?

Директор многозначительно хмыкает. Он оборачивает своё лицо, усеянное морщинами, к Тайлеру и улыбается ему натянуто:

- Понимаете, Диана очень сложный ребёнок, и если вы хотите подарить семью какому-то малышу из нашего дома, советую вам выбрать…

Тайлер задорным смехом прерывает речь мистера Янга:

- О, нет-нет, вы не поняли, мы не будем брать ребёнка, просто моя невеста хочет пообщаться с девочкой, которая ей приглянулась.

Я, всё ещё поражённая словами директора, задаю ему вопрос, не стесняясь ни капли дрожащего голоса:

- Вы всех остальных потенциальных родителей так же отговариваете обращать внимание на Диану?

Я сама слышу нотки паники в произнесенном мной только что предложении. Мистер Янг ищет молча поддержки у Тайлера, буквально прожигая того взглядом.

- Диана – очень сложный ребёнок… - вновь лепечет он, будто не знает ничего другого, что можно сказать об этой девочке.

Я заметила в ней так много прекрасного всего лишь за пятнадцать минут разговора, а он не видит. Не видит, потому что не хочет. Потому что, ему плевать на детей, страдающих без любви и добра.

- Мистер Янг?

Молодая блондинка с длинной косой стоит на пороге. Она придерживает дверь, а за руку её держит маленькая красивая девочка с удивительными голубыми глазами. При виде меня, Диана улыбается счастливо. Она свободной ручонкой поправляет свои растрёпанные волосы.

- Извините, мне так и не удалось её расчесать, - недовольно говорит блондинка, ни к кому конкретно не обращаясь.


Я пропускаю мимо ушей её замечание и машу Диане. В ответ она сама машет мне, и только сейчас я вспоминаю про мистера Молчуна, которого Диана зажала под мышкой. Она вырывается из хватки девушки, приведшей её сюда, и загребает в охапку мишку.

- Мы можем погулять в саду, - тихо узнаёт Тайлер у директора детского дома.

- Конечно-конечно, - важно отвечает он, указывая на дверь.

Я подзываю Диану к себе. Она медленным шагом направляется ко мне. Я делаю один глубокий вдох, чтобы успокоиться, чтобы побороть желание забрать её отсюда немедленно. Предпочтения отдают семейным парам, а не незамужним женщинам, или разведённым женщинам. Следует помнить это. Но я не просто так встречаюсь с Дианой, не для того, чтобы потом оставить её здесь с воспоминаниями обо мне. Я хочу забрать её отсюда. Если она такой проблемный ребёнок и её так и никто не решился взять в семью… может, всё же её отдадут мне? Может, у меня всё-таки есть маленький шанс?

- Привет, - тоненьким голоском здоровается она со мной, а Тайлеру лишь кивает головой, оглядывая его с интересом.

- Привет, - он присаживается на корточки, но Диана отшатывается назад, продолжая глядеть на него на расстоянии.

Тайлер, словно обиженный ребёнок, поднимает чёрные глаза на меня. Он боится. Так же, как и боится Диана.

- Ладно, - вздыхает Тай совершенно не расстроено, и меня это очень сильно огорчает.

Он поднимается на ноги и предлагает выйти на улицу. Я решаю, что купленные подарки подарю девочке немного позже, когда у нас завяжется разговор.

Смотря на Тайлера, я думаю о том, что он такой добрый и заботливый, занимающийся благотворительностью, настолько стесняется взглянуть ребёнку в глаза. Или просто не хочет. Не хочет брать на себя ответственность за чувства и так брошенного и морально уничтоженного, в каком-то смысле, маленького человечка. Диана только начинает свой путь, и я не хочу, чтобы она наблюдала эти стены ежедневно в период своего взросления и становления личностью. Я не могу помочь всем.

Но хотя бы одному ребёнку я могу подарить счастье.

Я поправляю синюю шапочку на голове у Дианы, когда мы оказываемся за пределами здания. Сад, окружающий огромный дом, невероятно красив. Он благоухает и цветёт. Диана ведёт нас за собой к небольшой скамейке, украшенной рисунками. Эти рисунки немного корявые и размазанные, поэтому, я могу смело сказать, что сами дети украшали лавочку.

Тайлер подсаживает Диану и она, уткнувшись носом в плюшевую голову мистера Молчуна, весело дрыгает ногами.

- Ты пришла, - больше пропищала, нежели сказала Диана, подняв глаза на меня.

Я присаживаюсь рядом.

- Да, пришла.

Она вскидывает голову, поджимает губы, а потом говорит нерешительно:

- Я скучала по тебе, Мэгги. Почему ты не вернулась в тот день, когда обещала вернуться?

У меня на глазах выступают слёзы, но я сдерживаю их. Откашлявшись, я смотрю на Тайлера, прячущего руки в карманах и с каким-то странным трепетом глядящим на маленькую Диану.

- Я хотела вернуться, - честно отвечаю, выровняв голос. – Просто у меня появилось одно важное дело, и мне нужно было его решить. А когда я пришла за тобой, тебя уже увели.

У Дианы взгляд взрослого умного человека. Уже во второй раз я замечаю это. Мне хочется так много спросить её: кто были её родители? Что с ними сейчас? Почему она оказалась здесь? И почему у неё такие умные глаза, что абсолютно не свойственно детям её возраста?

Но я не хочу спугнуть Диану.

- Я не обижаюсь, Мэгги, - отзывается негромко девочка, оттягивая уши своей игрушке.

Я вспоминаю о подарках, которые приготовила ей, и вытаскиваю их из своей сумки, вручая Диане.

Её глаза расширяются от удивления и радости при виде небольшой куклы в белом купальнике и пачке балерины. Она вздыхает восторженно, когда её взор падает на плюшевого зайца с пришитой к руке морковью. Вскинув голубые, наполненные слезами глаза, комментирует:

- Теперь у мистера Молчуна появятся друзья!

Она прижимает все игрушки к своей груди. Я подношу ладонь ко рту, чтобы не расплакаться прямо здесь. Никогда не видела, чтобы дети так реагировали на простые игрушки. В детский дом на прошлой неделе привезли такого добра коробками. Досталось каждому ребёнку много развлекательных вещей. Возможно, Диане это не нужно было? Возможно, её просто радует внимание к ней лично? Она чувствует себя дорогой для кого-то, кто о ней заботиться. Мы с Тайлером смогли сделать её счастливой. И я не хочу останавливаться на этом.


Глава 25


Небольшой деревянный дом в получасах езды от Бойсе и большая наряженная ёлка в этом доме – вот, о чём я грезила весь этот год, который уже совсем скоро попрощается с нами. Моя мечта исполнилась, и я приехала домой. Я приехала домой. Но не одна. Алекс с Адель и Дэн с Еленой тоже решили, что нет ничего лучше, чем праздновать рождество в штате, где много снега и холодный ветер пронизывает до костей.

Я осматриваюсь, спускаясь по лестнице в одной белой мужской рубашке. Тишина в доме нарушается лишь шелестом праздничной обёртки. Вчера, когда мы только арендовали это место на все новогодние каникулы, я не успела прочувствовать всю атмосферу деревянного волшебства, окружённого зимним лесом. Отправившись спать после долгого пути в Бойсе, я даже не заметила, что на первом этаже горит камин, на полу возле которого расстелен пушистый чёрный ковёр.

- Хей, кто проснулся? – сильные руки Тайлера обвивают меня сзади за талию, и только сейчас я чувствую вкусный запах выпечки, доносящийся из кухни.

- Так сладко пахнет, - потянувшись в его руках, протягиваю я.

Тайлер зарывается носом мне в волосы и целует их, плавно переходя к шее.

- У меня есть кое-что для тебя, - признаётся он с хитрой улыбкой, поймав мой заинтересованный взгляд.

- Что? – тут же выпрямляюсь я и поворачиваюсь в его руках.

Теперь мы стоим друг напротив друга, и я могу видеть его чёрные глаза, так увлечённые разглядыванием меня.

- Сюрприз, - шёпотом отвечает Тайлер, приподнимая край белой рубашки.

Я останавливаю его, схватив крепкую ладонь. Наши глаза встречаются, и я качаю отрицательно головой.

- Нельзя, - тихо говорю я.

- Она занята распаковкой своих подарков, - губы Тайлера исследуют медленно и чувственно мой подбородок, скулы. – С Рождеством, любимая, - языком он ласкает мочку моего уха.

Я становлюсь влажной в ту же секунду. Сдерживаться трудно, но нужно, иначе нас могут застать в неудобном положении, и потом я буду смущаться очень долго.

- Да ладно тебе, - стонет разочарованно и еле слышно Тайлер, - у нас есть полчаса, пока мой сюрприз не приготовится. Дома мы одни. Давай же.

Он усаживает меня на комод, стоящий в малой гостиной. Дверь в большую комнату, где стоит огромная ёлка, немного приоткрыта, но я не могу увидеть украшенное дерево и маленькую девочку под ней, рассматривающую долгожданные презенты, приготовленные специально для неё.

- Давай хотя бы поднимемся наверх, - предлагаю я, когда Тайлер сжимает мою грудь в своей крупной ладони.

Другая его ладонь достаточно грубо касается моего бедра. Он достаёт пальцами до кружевных трусов и оттягивает их вверх несильно.

- Хочу тебя! – бормочет он мне в губы, кусая их.

- Тайлер, - прошу я, всхлипывая. – Остановись, мы не одни…

- Почти одни, - спорит он со мной.

Его губы зацеловывают мои, спускаясь ниже – к шее, плечам, груди. Своим «почти одни» ему всё равно не удастся одурманить меня. Хотя мой мозг под натиском его горячих и страстных поцелуев уже перестаёт работать. Но я контролирую ситуацию, беру её в свои руки и отталкиваю Тайлера. На что он, конечно же, протестует и недовольно бубнит, даже не думая убирать свои руки от меня.

- Прекрати, - смеясь, Тайлер щекочет мне ухо трёхдневной щетиной. - Это мой подарок на Рождество, - и он указывает на место между моих ног.

Я свожу их вместе, держа Тайлера на расстоянии, и игриво причмокиваю:

- Нет уж, красавчик, свой подарок ты уже получил на Сочельник. - и я тоже указываю на своё место между моих ног.

Тайлер растягивает губы в широкой улыбке и, убрав руки от моего тела, упирается ими в комод по обе стороны от меня. Его нос соприкасается с моим, и я не могу сказать, что он дышит свободно. Тайлер задерживает дыхание, вбирая в себя мой запах. Прикусывает свои губы, облизывает их, привлекая моё внимание.

- Боже, какая же ты плохая девочка, - сообщает он мне, прикрывая глаза.

Я следую за его взглядом – Тай пялится на мою грудь, которая, между прочим, налилась и стала больше, чем прежде. Как мне нравится быть беременной!

- Они стали такими… - начинает комментировать он любимую его часть моего тела и замолкает, в поисках нужных слов… - такие классные…

Я хихикаю, чмокая его в губы быстро.

- Это всё, что ты можешь сказать? Автор невероятных песен называет женские сиськи классными?

Он выпучивает смешно глаза.

- Ты сказала слово «сиськи»?

- А что такое сиськи? – раздаётся голос Дианы, и мы оба быстро поворачиваем головы к двери в большую гостиную.

Тайлер отскакивает от меня. Я спрыгиваю на пол, как обезумевшая поправляя волосы. Они уж точно в беспорядке. Оттягиваю футболку вниз, застёгиваю верхние пуговицы на них. Тайлер так же приводит себя в порядок, нервно косясь в мою сторону. А я в его. Поглядываю то на него, то на маленькую четырёхлетнюю Диану, держащую в руках традиционно мистера Молчуна и новенького игрушечного пони. И мы смотримся с Тайлером нелепо: двое взрослых людей стоят смирно, смущаясь от того, что их застал целующимися ребёнок. Я чувствую себя подростком, которого собирается отчитать родитель за дурное поведение.

- Это… - Тайлер пускается в объяснение, активно жестикулирую руками. - Это…

Он растерян и, наверное, по привычке растопыривает пальцы, сгибает их, изображая женскую грудь. Я пихаю его в бок.

- Просто плохое слово, - выкручиваюсь я, поведя плечами и отмахиваюсь, как бы от вопроса Дианы, улыбнувшись фальшиво.

На самом деле, мне совсем не хочется улыбаться потому, что я чувствую себя, как плохая девочка, провинившаяся девочка.

Тайлер упирает руки в бока и поворачивается ко мне с угрюмым лицом.

- Почему плохое?

- Что? – меня пробирает смех от того, каким хмурым и рассерженным он хочет казаться.

- Хорошее слово! – протестует Тайлер с титаническим желанием доказать свою правоту.

А в это время у Дианы глаза скачут на двух ненормальных, спорящих о части женского тела, которая у неё ещё не сформировалась.

Я выставляю руку вперёд, другую уперев в бедро, и прошу, рассмеявшись вновь, Тайлера замолчать. Снова прикусываю губу, краска заливает моё лицо, и я вспоминаю, в каком виде представала перед малышкой.

- Мне нужно одеться, - на выдохе проговариваю я и мчусь наверх, чтобы принять душ и принять вид цивилизованного человека.

Под тёплыми струями воды я раздумываю над тем, как же всё так мне повезло в жизни. Повезло в том плане, что я беременна от любимого мужчины. Мы оба, конечно, много раз совершали ошибки, но мы справились и мы вместе. Мне повезло: у меня есть верные друзья, поддерживающие меня всю мою жизнь. Мне повезло: благодаря связям Тайлера практически за месяц ему удалось договориться о становлении опекуном для Дианы. У него есть привилегии – фонд помощи сиротам, богатые приятели и музыкальная карьера, сделавшая его популярным, по меньшей мере, на три континента. Сейчас социальные службы занимаются тем, что наблюдают за Тайлером. За тем, как он общается и обращается с Дианой. Но документы почти подписаны, и совсем скоро Диана будет носить его фамилию – Акоста. Конечно, официально я для неё никто. Но мы проводим очень много времени вместе, мне это нравится. Ей это нравится. Я уверена, она чувствует себя счастливым и полноценным ребёнком теперь. Но она всё же остаётся часто в детском доме, ведь пока что Тайлер не её опекун. Я думаю, Диане страшно, что однажды она вернётся туда снова и не увидит больше нас. Когда мы провожаем её до стен интерната, она плачет и просит нас пообещать, что мы вернёмся за ней.

Пресса тоже хороша. Новость о том, что Тайлер собирается стать приёмным отцом облетела весь за мир за считанные дни, и теперь все говорят об этом, не уставая повторять в каждой статье, что я, любовница знаменитого музыканта, нахожусь рядом с ним и ребёнком слишком часто, чтобы это не вызывало никаких подозрений. Кто-то даже предполагает, что мы с Тайлером тайно поженились, но нет. Я всего лишь от него беременна, о чём знаю только я, он и наши друзья.

Алекс, кстати, предлагал объявить об этом, но я категорически против. Алекс и понятия не имеет, каково это терять своих детей раз за разом. Я стала суеверной паникёршей, сражающейся за то, чтобы малыш внутри меня рос здоровым и родился на свет, чего бы мне это не стоило.

Обернувшись в чёрное банное полотенце Тайлера, я выхожу из ванной и попадаю тут же в просторную спальню, оформленную в нежных тонах. Здесь минимум мебели, но кровать посреди комнаты стоит такая большая, что здесь могут спать сразу пятеро человек. Два небольших окна выходят во двор, которые завалены снегом. Соответствующее рождественское настроение дополняют гирлянды, которыми увешаны светильники на тумбочках у кровати.

Я не успеваю сбросить полотенце с себя, чтобы одеться, потому что дверь в спальню резко открывается и на пороге застывает Тайлер. Постояв с мгновение в таком положении, он с нахальной улыбкой опирается о дверной косяк, скрести длинные руки на своей мощной шикарной груди. Чёрный джемпер тут же ещё плотнее обтягивает его торс, будоража мои желания. Но я прижимаю полотенце теснее к полностью обнажённому телу. Вода с моих влажных волос скатывается по спине и плечам, вызывая у меня лёгкую дрожь.

«Словно девственница», - размышляю я о своём поведении прямо сейчас.

- Ведёшь себя, как маленькая никем не целованная девочка, - комментирует Тайлер, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

Он подтверждает мои мысли, касательно данной ситуации. Но и мне самой не объяснить, почему я веду себя так в его присутствии в последнее время. Не то чтобы раньше я была слишком раскована, но теперь…теперь…какое-то особенное чувство поглощает меня. Я ощущаю то, что раньше мне не приходилось испытывать. Это странно…но такого у меня не было даже с Робом. Как будто появилась некая уверенность в том, что я буду счастлива. Обязательно буду счастлива. Я настолько благодарна Тайлеру за ребёнка, что готова взлететь от счастья и оказаться сразу на седьмом небе. Я хочу сказать ему столько всего, но слова застревают в горле и остаются там. Я даже не знаю, когда я скажу ему всё то, что действительно ощущаю. Я не знаю, смогу ли я когда-нибудь выразить свои эмоции. Но я счастлива, потому что Тайлер исполняет все мои желания. Он дарит мне то, о чём я мечтала. Ради меня он согласился общаться с Дианой, и я вижу, что она стала для него дорога. Он не хотел, он спорил со мной, что моё решение глупое, но вот он результат – мы встречаем Рождество вместе. Я знаю, Тайлер настаивал на своём: один ребёнок у нас будет, а Диана найдёт другую семью. Но я знала, что если мы бросим её, она будет сломлена. Я видела, что она в нас нуждается. И мне кажется, Тайлер тоже это заметил. В глубине души он всегда знал, что Диана – девочка, которой он нужен. В глубине своей души он всегда хотел сделать что-то особенное для одного человека. Подарить ему столько любви, сколько способен дать. И маленький ребёнок с голубыми большими глазами заслуживает много-много любви.

- Сюрприз уже готов, - прерывает мои мысли Тайлер, подкрадываясь ко мне, словно хищный зверь. – Я испёк кое-что для тебя.

Он подходит вплотную, поддевает мои колени своей одной рукой, а другой хватает за талию. Он ведёт меня к кровати и бережно кладёт меня на неё. Избавившись незамедлительно от тёмного джемпера, он бросает его на деревянный пол и остаётся голым по пояс. Он аккуратно убирает полотенце и раздвигает мне ноги, устраиваясь по-хозяйски между ними всё с той же наглой ухмылкой, которую мне хочется стереть с его лица, но в то же время мне нравится наблюдать за его самоуверенным поведением.

- Ты такая красивая, - говорит он с придыханием, проведя пальцами по моим складкам.

Я задерживаю дыхание. Его взгляд сразу переходит к груди. Тайлер, не теряя ни секунды, сжимает её ладонями, теребит соски. Меня пронизывает дрожь. Ч-чёрт.

Он наклоняется и дарит моим соскам несколько мгновений своей ласки, а позже спускается к животу. Он целует каждую часть моего живота, в котором живёт его ребёнок.

- Уже немного округлился, - ласково замечает Тайлер, поднимая глаза на меня.

Я улыбаюсь ему и пятерней ерошу его волосы. А потом я тяну их. Жёстче. Глаза Тайлера исследуют моё лицо, прежде чем выпрямиться. Он сбрасывает мою руку, встаёт с кровати, а я, поднявшись на локтях, слежу за тем, как он раздевается. Полностью обнажённый, мужчина вновь залезает на кровать. Он впивается горячим влажным поцелуем мне в губы.

- Твои подружки вернулись со своими мужьями из супермаркета, - шепчет он у моего раскрытого рта, подразумевая наших с ним общих друзей. - Они присмотрят за Дианой.

И после этих слов, не сдерживая себя и не предаваясь нежностям, Тайлер входит в меня.


Глава 26


- Аарону весело с бабушкой и дедушкой? – интересуется Елена, нарезая сельдерей.

Она поправляет волосы и один кусочек бросает себе в рот, а потом и угощает мужа, который подкрадывается сзади и обнимает её за уже достаточно круглый живот.

Они так до сих пор и не узнали пол будущего ребёнка. Я смотрю на них с восхищением так долго, что не замечаю, как Тайлер прижимается ко мне, целуя в макушку.

- О, да, - говорит Ади, шлёпая Алекса по руке: он пытается украсть со стола очередной томат черри, - ему там очень даже хорошо, мои мама с папой его балуют.

- Особенно, твоя мама, - встревает в разговор Алекс, - она его при любой возможности целует.

Муж Адель возвращается быстрыми шагами из комнаты, специально отведённой под бар и бильярд, и несёт в руке бутылку красного вина. Он ставит четыре бокала в ряд на кухонной стойке и наполняет их все бардовой жидкостью.

- Из Франции, - облизнув губы, Алекс поднимает вверх свой бокал, а ещё один передаёт свой жене.

Он тянется к ней через стол и страстно целует в губы, а после они оба наслаждаются алкоголем в их бокалах. Тайлер, не переставая меня обнимать, принимает свою порцию вина и незамедлительно делает глоток. Мой рот заполняется слюной, и я вижу, с какой одержимостью смотрит на почти пустую бутылку Елена. Я думаю, она практически ненавидит Дэниэла, который с удовольствием пробует изысканный напиток из Европы.

Я на самом деле употребляю алкоголь только в очень редких случаях. В прошлом я не пила даже на Рождество или на дни рождения своих подруг. Может, только приходилось пригубить бокал для приличия, но это всё. И так странно, что сейчас я схожу с ума, как хочу попробовать то, что с таким явным удовольствием пьёт Тайлер. А ещё он стонет от наслаждения и комментирует, насколько хорош напиток. Адель поддакивает, а по взгляду Елены можно увидеть, что она готова отвесить подруге оплеуху, чтобы та перестала причмокивать после каждого сделанного ею глотка.

- Оу, а кто сегодня испёк пирог? - вдруг восклицает Ади.

Тайлер, стоящий позади меня, со стуком ставит свой бокал на стол и, когда я поворачиваюсь к нему, немного удивлённая, я могу видеть, какие рассерженные взгляды он кидает на мою подругу. Ади лишь пожимает плечами, поднимая слегка ладони вверх, но я замечаю это краем глаза, и она, обратив внимание на мой подозрительный настрой, ту же выпрямляется, оставляет бокал с напитком в покое и снова принимается заниматься готовкой.

Стиснув зубы, Тайлер переводит дыхание, и его глаза странно сверкают, когда он смотрит на меня.

- Ты…приготовил для меня пирог? Целый пирог? – задаю я вопрос и раскрываю рот в изумлении.

Вздохнув, он кивает, но теперь не глядит на меня, а приподняв голову вверх, разглядывает люстру, висящую прямо над нашими с ним головами. Я же в свою очередь ахаю и закрываю рот руками, чтобы не закричать от нахлынувшего восторга. Боже, я не верю, что это происходит со мной. Никто никогда не готовил для меня. Конечно, Тайлер часто балует меня домашней кухней: собственноручно приготовленными блюдами. Но всё это ни в какое сравнение не идёт с тем, что он испёк для меня пирог. Для меня.

- Это должен быть сюрприз, - признаётся мужчина с красивыми чёрными глазами, надув губы, точно маленький ребёнок.

- Прости-и-и, - растягивает Адель это слово, сморщив нос.

- Нет, - совершенно серьёзно отвечает Тайлер, - нет. Никогда. Зачем ты это сделала?

Он выходит вперёд и упирает руки в свои узкие бёдра. Он выглядит, словно Аполлон. А когда сердится, то становится ещё более сексуальным.

Похоже, никому из присутствующих не понятно, шутит Тайлер или говорит по-настоящему деловито с Адель. Но его расстроенное выражение лица настораживает не только меня, и поэтому Алекс становится вперёд своей жены. Он хмурится, так же, как и Тайлер, завидев друга и спонсора своей группы перед женщиной, с которой разбирается.

- Зачем ты это сделала? Зачем ты рассказала Мэгги всё? - повторно спрашивает Тайлер, чем пугает Адель. Он машет рукой Алексу: - Отойди, пожалуйста, я разговариваю не с тобой.

- Ты что, с ума сошёл? – интересуется Алекс вполне не по-детски.

Он скрещивает руки на груди и ждёт, видимо, когда Тайлер придёт в себя. И пока я надеюсь, что это произойдёт совсем скоро, лицо Тайлера перекашивается от ненависти, - я издаю писк, как и Елена, - и он поднимает руки стремительно вверх, кажется, чтобы всё со стола сгрести к чёртовой матери. Но…он в очередной раз удивляет меня, а так же всех остальных наших друзей, когда резко опускает руки вниз и из углубления в кухонной стойке достаёт с заразительным смехом праздничную, украшенную новогодними рисунками, тарелку, на которой лежит почти свежеиспечённый торт.

Я уже трижды за этот вечер раскрываю рот от удивления, мои подруги же вздыхают с облегчением, а Алекс и Дэниэл чертыхаются. Алекс, не сдерживая себя, налетает на Тайлера и сбивает его с ног. Они падают на диван, резвясь, как дети. И до меня долетают лишь отголоски их разговора, который очень сложно разобрать.

- … Ты придурок, знаешь это? – тяжело дыша, ставит диагноз Алекс, не прекращая несильно в шутку бить своего друга.

- … Это была шутка, - отвечает Тайлер, но начало фразы теряется среди их рычания и звуков, больше напоминающих смех.

Кажется, Тайлер только что обозвал Алекса болваном. Но я могу ошибаться, потому что эти ненормальные гогочут пуще прежнего, когда на них с криком падает Дэн. И я могла бы поверить, что он раздавил их своим мощным накаченным телом, если бы из-под него всё ещё не доходили голоса мужа Адель и моего возлюбленного.

Елена и Адель, пристраиваясь по обе стороны от меня, так же складывают руки поверх груди, наблюдая, как их мужчины героически бьют друг друга, забавляясь этим, как детсадовцы.

- Ставлю на Алекса, - с лицом, выражающим решительность, произносит Елена и вздёргивает подбородок.

Она смотрит на меня, и мы обе прыскаем со смеху.

Каким-то волшебным образом муж Адель смог услышать это и, вырвавшись на мгновение из-под двух массивных тел, прокричал:

- Елена, ты мне всегда нравилась!

Адель, улыбающаяся всего секунду назад, вытягивает лицо и выпучивает глаза. Алекс, сообразивший, наконец, что именно сказал и как это выглядит, должно быть, для его жены, умудрился вновь выползти наружу на фоне ужасной войны между его друзьями. Он кричит так, чтобы его жена, точно его услышала:

- Как друг!! Как друг!!

Стоит ему повторить эту словосочетание, как с правой стороны ему достаётся неплохой хук, отчего Алекс падает на диван с поражённым стоном. Он тянет руку вверх, но Тайлер, притворившись клыкастым животным, вгрызается в его запястье и изображает, что разрывает в клочья конечность мужа Адель. Та же, приложив руки ко рту, вытаращенными глазами оглядывает весь кошмар, что творится перед нами. Временами мы с девочками смеёмся без конца, а потом вновь ахаем, когда на журнальном столике что-то разбивается. В уме я считаю, сколько денег нам придётся заплатить за причинённый ущерб хозяевам дома. И хоть я сама платить, конечно, ничего не буду, чувство ответственности не покидает меня.

Только я собираюсь хлопнуть в ладоши и попросить взрослых мужчин, чтобы прекратили вести себя, словно трое пьяных подростков, в малую гостиную вбегает Диана.

Она оглядывает хаос на широком диване и, скорее всего, пытается отличить, какой из троих балбесов, является её будущим опекуном. Внезапно сумасшедший смех и крики, разбудившие Диану, прекращаются. Тайлер выползает в буквальном смысле на пол. Мне кажется, что этим и закончится всё «веселье», но не тут-то было. Тайлер встаёт на ноги и со смешным рёвом бросается на Диану. Он поднимает её высоко, выпрямив руки, и кружит девочку. И она смеётся, вероятно, представляя себя вертолётом. Она визжит, расставив свои ручонки в стороны и вдруг, поймав мой взгляд, Диана шлёт мне воздушный поцелуй. Моё сердце замирает на миг. Всего на миг, пока я не решаюсь сделать то же самое.


***


- Ты же в курсе, да, что нас там все ждут? – заигрывая с Тайлером, произношу я, пока его руки блуждают по моему телу.

Они останавливаются на моих бёдрах, а сам Тай, нависая надо мной, указывает подбородком на испечённый им кекс. Он уже отрезал кусочек и подтолкнул его мне, а теперь обнимает сзади и заставляет попробовать. Не понимаю, почему он не несёт его в столовую, где наши друзья, семь празднуют Рождество. Мы могли бы все вместе угоститься тем, что приготовил Тайлер.

Но нет, он хочет, чтобы здесь, в совершенно пустой кухне, откуда можно услышать счастливые голоса наших друзей, я съела этот кекс.

- Я всё равно не понимаю тебя, - состроив ему рожицу, я решаюсь присесть за стол и беру в руки вилку.

Тайлер садится рядом и наблюдает за моей реакцией. По крайней мере, мне так кажется. Я усмехаюсь, дожевав первый кусок.

- Довольно вкусно, - честно говорю я, - но только не надо на меня так смотреть.

- Как?

- Как будто ты злая ведьма, а я твой будущий ужин, и поэтому ты пытаешься меня откормить.

Тайлер заливается громким смехом, который, я уверена, слышен в столовой. И именно поэтому оттуда снова начинают звать нас, выкрикивая наши имена. Вкусный запах индейки не даёт мне сосредоточиться на кексе передо мной. А ещё и настойчивые возгласы мешают и, прежде чем я действительно начну раздражаться, я нахожу кое-что металлическое в своём куске пирога. Я сглатываю судорожно, осознавая, что только что чуть было золотое кольцо с округлым бриллиантом не оказалось у меня во рту.

Тайлер берёт меня за руку в тот момент, когда я поднимаю на него взгляд. Он так же волнуется, как и я, и это мне почему-то помогает справиться с накатывающей волной некой истерики, бьющейся о скалы моего обычного равнодушия.

- Ладно, - выдохнув, начинает Тайлер, и мною не остаётся не замеченным, как сильно он дрожит. – Любимая, - он морщится, придвигая стул ближе ко мне, тот царапает паркет, издавая противные звуки. - Слишком официально, да? Я знаю, ты думаешь, что найденное тобой кольцо в куске пирога – это так банально и не интересно…

Я качаю отчаянно головой, чтобы сказать ему: нет, нет, нет, нет, нет… Но Тайлер взмывает руку вверх, заставляя меня молчать:

- Пожалуйста, дай мне договорить. Я знаю, ты думаешь, что Зоуи будет преследовать меня вечно. Точнее, воспоминая о ней. Но это не так. Это уже не так. Я скучаю по сестре Дэна, и она навсегда там, в моей душе, - пальцами он указывает на свою грудную клетку, и его чёрные глаза блестят от слёз. - Очень тяжело было потерять её. Я любил её, и буду любить всегда, но эта любовь не приносит боли больше, не приносит страданий. Я люблю Зоуи, как человека, который мне дорог, но закрывая глаза и представляя своё будущее, я вижу лишь одну женщину рядом. - Секундная пауза кажется вечностью. – И это ты.

И после того, как он сказал это, я позволяю слезам скатиться вниз. Я зажмуриваю глаза, и мне не верится, что это всё обо мне. Мне не верится, что это всё для меня. Для меня одной. Я действительно люблю этого человека, а он так глубоко любит меня в ответ.

- Меня восхищает твоя доброта и честность, - продолжает Тайлер, смахнув слёзы со своих глаз. – Меня восхищает твоя любовь к этому миру, любовь к детям, которую ты не стесняешься показывать. Меня восхищает то, как отчаянно ты боролась со мной за то, чтобы я подарил семью маленькой девочке, которую ты почти не знала. И меня восхищает то, что ты всегда можешь отдать последнее, чтобы помочь ближнему.

Он пытается сдержать свои эмоции, но они уже скатываются по щекам, падая на стол и на руку, которую он сложил перед собой.

- Я очень рад, что ты оказалась моей М, - говорит он, улыбнувшись.

И я тоже улыбаюсь сквозь слёзы.

- Я люблю тебя, - выдаю я, обхватив его руками за шею и притягивая к себе для поцелуя.

- Ты выйдешь за меня? – шепчет Тайлер у моих губ.

Я лишь киваю в ответ и углубляю наш сладостный поцелуй.


Глава 27


Моя дорогая и любимая мама, поправляя очки, встаёт и отодвигает стул в сторону. Она светится счастьем, ведь её единственная дочь согласилась выйти замуж за мужчину, которого любит. И пускай это будет мой второй брак, я нисколько не жалею, что приняла предложение руки и сердца. Да и кто бы на моём месте отказался?! Женщина влюбляется в отношение мужчины к ней. Я влюбилась в отношение Тайлера ко мне, а не в его славу, деньги или внешность. С самого начала я отрицала мысль, что у меня может быть хоть что-то с Таем, но не могла перестать думать об интернет-друге, который каким-то образом смог пленить моё сердце. И это просто невероятно, но Сото - это Тайлер… Тайлер – это Сото. Могла ли я заметить сходства? Были ли какие-то намёки судьбы? Впрочем, уже нет никакой разницы. Осталась лишь сладкая ирония: всё это время я была влюблена в мужчину, что находился рядом со мной почти каждый день, и даже не догадывалась об этом. Зато сейчас он со мной, держит меня крепко за руку, и я очень рада, что могу разделить этот момент со своими близкими, без участия прессы. Конечно, завтра о нашей помолвке будет известно всем, но этот вечер только наш.

- Родители всегда хотят, чтобы их дети были счастливы, - глубоким голосом говорит мать, подняв бокал с шампанским, и мой папа кивает на её слова. – Дети, будучи малышами и подростками всё ещё зависят от нас, но когда приходит время оставить дом, они уезжают и мы видим их всё реже. - Краем глаза я замечаю, как мама Адель смахивает слёзы с ресниц. Сегодня она красивее, чем обычно. – Так уж вышло, что моя дочь столкнулась с известностью и вниманием прессы, поэтому мне часто удаётся встречать её лицо на экране телевизора и на страницах популярных журналов. Признаться честно, я сначала была расстроена из-за этого. Я была уверена, что ни к чему хорошему не приведёт связь Мэгги с популярным музыкантом, и я неоднократно жаловалась своему мужу, - она переводит взгляд на отца, а через мгновение вновь смотрит на меня, и я хочу плакать от того, как дрожит её нижняя губа, - что мне очень не нравится то, что происходит с Мэгги сейчас. То, куда она попала. Но матери подруг моей дочери поддерживали меня. - Мама улыбается родителям Адель и Елены. У меня теплеет на душе от её улыбки. - И я начала справляться с этим – сначала только с поддержкой мужа и друзей, а после и сама. Я начала понимать, что моя Мэгги – больше не маленькая девочка, которой я пела песни Френка Синатры на ночь.

Здесь она уже не может сдержаться и, прикрыв рот рукой, чтобы рыдания не прорвались наружу. Тайлер обнимает меня крепче, но это не помогает мне перестать плакать. Все остальные за праздничным столом всхлипывают, а Диана держится за другую мою руку. Она смотрит на мою маму, но перебирает мои пальцы, тем самым успокаивая меня.

- Я никак не могла повлиять на жизнь дочери сейчас, когда она уже такая самостоятельная, но я рада, что я этого не сделала. – Губы мамы растягиваются в дружелюбной улыбке, когда наши глаза пересекаются. Она ещё не знает, что я беременна, и пока моё тело не выдало меня, - пока это не очевидно – я держу в тайне свой небольшой секрет. Не потому, что я не доверяю маме, просто не хочу разочаровывать её снова, если ничего не выйдет и в этот раз. Больше всего я не хочу разочаровывать её.

- Я люблю тебя, - говорю я одними губами, глядя на неё через праздничный стол.

Диана прижимается ко мне вплотную, обнимая своими тоненькими ручками за талию. Её ладошки касаются моего живота, и я вздрагиваю. Опустив глаза вниз, я вижу, каким умным и понимающим взглядом девочка меня изучает. Она знает. Кивнув мне слегка, Диана словно имеет представление о том, почему я не хочу обнародовать.

- Я люблю тебя, - отвечает мне мама, прежде чем поднять свой бокал выше.

Собравшиеся за столом следуют её примеру. Мы чокаемся бокалами, и я лишь пробую немного шампанское, после чего Тайлер отнимает у меня бокал. Мама, присев на своё место, странно смотрит на меня, подозревая что-то, но её отвлекает Диана, которая подбегает к ней с очередным рисунком, нарисованным сегодня. Моя мать тут же отвлекается на Диану и улыбается ей, принимая подарок. Пока она обменивается любезностями с ребёнком и интересуется у неё, что же нарисовано на альбомном листе бумаги, я раздумываю над тем, насколько сообразительной же является маленькая девочка, которая с исключительной быстротой отвлекла мою мать и этим спасла положение.

- И я тебя люблю, - шепчет мне на ухо Тайлер, пока его руки медленно обвивают меня за талию.

Пальцы касаются живота, и он говорит тихо:

- И не только тебя. Его тоже.

- Или её.

- Или её, - соглашается он.

Он разглядывает бриллиантовое кольцо, которое вручил меня полчаса назад. А когда смотрит на меня, его лицо озаряется светом, и надеюсь, он знает, насколько прекрасен. Надеюсь, он понимает, как сильно мне повезло с ним. Я собираюсь всю жизнь ему показывать это. Я собираюсь всю оставшуюся жизнь быть рядом и поддерживать. Я хочу этого осознанно. Когда в восемнадцать лет я выходила замуж за Роба, я была влюблена по уши и действовала на эмоциях, даже не предполагая, с какими трудностями нам придётся столкнуться. Наверное, слова «трудности» и «проблемы» были для меня чем-то нереальным, пока мне не пришлось лицом к лицу встретиться с этим, пока мне не пришлось бороться за своё счастье. И, наконец, оно держит меня в своих объятиях и не сводит с меня влюблённых глаз. Это то, о чём я так давно мечтала. И это даёт мне надежду, что и другая моя мечта сбудется – родить своего ребёнка. Я знаю, что мои верные друзья не расскажут об этом никому, не станут разглашать нашу с Тайлером тайну, и я благодарна им за это. Меньше всего мне хочется, чтобы журналисты, которые уже о чём-то догадываются, следя за каждым моим посещением врача, написали о своих предположениях в интернете или в газетах. Ведь не так я собираюсь всё рассказать родителям. Мне просто нужно ещё немного времени. Ещё немного. Я расскажу всё тогда, когда буду готова, когда буду хоть немного уверена, что ребёнок родится. Мне нужно ещё больше веры в меня от доктора Вэйн.

- С Рождеством! - детский голос вырывает меня из моих мыслей, и мы с Тайлером смотрим вниз для того, чтобы увидеть Диану, держащую в руках очередной рисунок, который она подготовила для нас.

Тайлер отпускает меня, он отодвигается и сажает на колени Диану, а я в то время забираю подарок. Она уже подарила мне столько поздравительных открыток сегодня, которые сделала собственноручно, но, оказывается, на этом сюрпризы не заканчивались. На этом рисунке изображены мужчина, женщина и маленькая девочка с длинными волосами, которую двое взрослых держат за руки.

- Я хотела ещё одного ребёнка нарисовать, - признаётся Диана тихо, придвинувшись ко мне, - но я не стала, ведь я не знаю, кто у тебя родится.

- Как ты узнала? – спрашиваю я, улыбаясь.

Я оглядываю людей вокруг. Камилла о чём-то увлечённо беседует с моей мамой, а мой папа держит на руках сына Алекса, пока Адель фотографирует их. Потом я снова поворачиваюсь к Диане.

- Новая мама Патрика тоже ведёт себя странно, как ты, - говорит с серьёзным тоном девочка. - Недавно я узнала, что у неё внутри растёт человечек.

Она моргает быстро, её длинные ресницы, касаясь щёк, взлетают вверх, добавляя её очарования.

- Кто такой Патрик? – с интересом спрашивает Тайлер.

- Я веду себя странно? – одновременно с ним говорю я.

Диана, жестикулируя, отвечает сначала Тайлеру:

- Я же тебе уже говорила! Он живёт с нами в одной комнате, и его новая мама посещает его всё чаще. Совсем скоро она заберёт его из нашего дома.

Но эту новость она не объявляет расстроено, а напротив – я вижу, что она радуется за Патрика. И я ещё не встречала таких замечательных детей, хотя я не могу похвастаться огромным опытом общения с детьми.

Диана теперь смотрит в упор на меня, готовясь отвечать на мой вопрос:

- Конечно, ты ведёшь себя странно. - Она пододвигается ещё ближе и подставляет свою ладонь к моему уху: - Но будь уверена, Мэгги, взрослые не замечают этого.

- Ты так думаешь? – заговорщицким тоном подхватываю я.

- Естественно! – Диана раскидывает руки и расширяет глаза, как будто я спросила что-то совершенно глупое. – Взрослые интересуются совсем другим: цветом твоих волос и насколько ты чисто выглядишь, сколько у тебя игрушек, но никогда не спросят, насколько они тебе дороги.

И когда я, проглатывая слёзы, тянусь, чтобы сжать её в объятиях, Диана произносит:

- Не бойся, Мэгги, я никому не скажу.

И клянусь, я слышу, как она плачет. Это подтверждается после её всхлипа. А через пару секунд:

- С Рождеством, Мэгги.

- С Рождеством.

Я обнимаю её сильнее прежнего, не терзая себя мыслями, что кто-то может понять меня неправильно. Я чувствую тепло Тайлера на своих плечах, и радуюсь тому, что он обнимает нас обоих. В это мгновение мне ничего не страшно. Он целует меня в макушку, прежде чем сказать мне:

- Спасибо, Мэгги.

Я поворачиваю своё лицо к нему, по которому несдержанно катятся слёзы.

- И тебе спасибо, Тайлер.

Он сделал меня самой счастливой женщиной на свете. Подозревает ли он, как много значит для меня Диана? Подозревает ли он, как важно маленькому ребёнку встретить этот семейный праздник в тёплом и ласковом кругу? Подозревает ли он, что может разбить её и без того хрупкий и шаткий мир всего лишь одним словом, действием?

Теперь мы с ним ответственны за счастье этого ребёнка. Да, мы не можем помочь всем, но мы должны помочь хотя бы одной девочке с удивительными большими глазами и с огромным сердцем, размером в целую планету. Когда Тайлер станет официальным опекуном Дианы, и мы перевезём её окончательно в наш общий будущий дом, я буду делать всё возможное и невозможное для того, чтобы Диана улыбалась каждый день. Я буду делать всё, чтобы она чувствовала себя желанной и любимой. Нашей. Да, чтобы она чувствовала себя нашей.

- С Рождеством! – крик Елены заставляет нас отпрянуть друг от друга.

Я вытираю слёзы, выпрямляясь на стуле. Подарок Дианы я кладу на стол возле себя. Они с Тайлером воздевают бокалы вверх: Тайлер – с шампанским, Диана – с соком. Я вторю им и так же улыбаюсь вместе со всеми. Не потому что должна. А потому что хочу. Я счастлива.

- С Рождеством! – говорю я громко.

Елена кивает мне и допивает содержимое своего бокала. Затем она подходит ко мне и обнимает сзади за плечи. Я остаюсь сидеть на стуле, но краем глаза я замечаю, как поднимается из-за стола Адель и следует к нам. Её руки ложатся на мои. Мои подруги захватили меня в объятия, стоя по обе стороны от меня, склонившись надо мной. Я широко улыбаюсь, лишь успевая вытирать мокрые скулы. Мой макияж, наверное, испорчен и я не выгляжу на все сто, но когда мама Адель нажимает на затвор своего древнего фотоаппарата, я не протестую, пряча лицо в ладонях. Я притягиваю своих подруг ближе к себе, наслаждаясь самым восхитительным моментом в уходящем году.


Глава 28


Один год спустя


- Прекрати, мама, это не поможет, - раздражённо качает головой Елена, оттаскивая миссис Дэвис от плачущей Ади.

Та заливается слезами. Её пальцы скользят по большому животу. В её положении стоит избегать ситуаций, которые приводят к такому исходу. Мне ли не знать… Елена берёт своего сына Майкла на руки. У него такие же голубые глаза и белокурые волосы, как у Дэниэла. Он вылитый отец, и Елена часто серчает по этому поводу. Адель обычно глумится над ней, и мне так не хватает этого сейчас. Как же мне не хочется, чтобы Ади заливала в номере отеля кожаный диван слезами. Чёрт возьми, это же мой день! И если кто-то здесь и должен плакать, так это я, и только из-за волнения или счастья… Или почему там ещё плачут невесты…?

- Ну, уж нет, - решающим голосом заявляю, выходя вперёд. Длинный шлейф кружевного платья тянется за мной. – Ты не испортишь день моей свадьбы, Адель!

Она поднимает на меня глаза, из которых просто выкатываются слёзы, размером с абрикосы и плачет сильнее, чем прежде.

- Прошу тебя! – отчаянно умоляю я, присаживаясь рядом и поправляя пышную фату. - Пожалуйста!

Ади всхлипывает, пытаясь что-то сказать. Но я знаю, что это будет. Потому что она повторяет уже час одно и то же.

- Как… о-она могла такое сказать?! – с нескрываемым удивлением в голосе спрашивает Ади. – Как? Как о-она могла сказать, что я…что я…толстая? – Её голос срывается на последнем слове, и плач перерастает в рыдания.

Елена цокает языком и передаёт с весельем наблюдающего за нами Майкла своей матери. Я слышу, как она шёпотом просить выйти её из номера. С недовольством миссис Дэвис всё же выполняет просьбу дочери.

- Кто такая вообще эта Хилари? – возмущённо ревёт Елена, меряя шагами комнату. - Почему так волнует её мнение, Ади? Мы учились вместе в школе и всё? Ты помнишь Хилари в школе? Помнишь, как она одевалась? Все думали, она родственница Диты Фон Тиз. В какие же ужасные корсеты Хилари загоняла свою толстую талию и жир на животе…

- Зато сейчас Хилари назвала толстой меня! Меня! – Адель указывает на себя пальцем и разбрасывает руки в стороны, чтобы мы полюбовались на её беременное тело.

- Ты не толстая, Ади, ты беременная, - терпеливо обращаюсь к ней, продолжая гладить её по голове.

- Вот именно! – воинственно поддерживает меня Елена. - И сдаётся мне, будь Алекс рядом, врезал бы он по роже твоей Хилари, неважно есть у неё вагина или нет…

- Ну, конечно, - с напускным весельем комментирует Адель слова Елена, - он бы за ней побежал, как собачонка. Хилари теперь работает моделью, если ты не забыла.

- А ты снялась в рекламе нижнего белья, - парирую я, и Елена, щёлкнув пальцам, наводит их на меня.

- Ненавижу Хилари! – процеживает сквозь зубы Адель, сминая ещё одну бумажную салфетку.

- Правильно! – мы с Еленой воздеваем сжатые кулаки вверх. – Давайте создадим партию «Против Хилари».

Я предлагаю:

- Против всех Хилари в мире.

Елена смеётся заразительно, опуская подол серебристого платья вниз, достигающего ей до колен.

- Против всех Хилари в мире! – поддерживает она меня, поднимая обе руки вверх.

Наконец, я вижу на лице Адель тень улыбки, но и она вскоре исчезает. Моя подруга вновь о чём-то задумывается, а через минуту хмурится.

- Зачем ты пригласила её к себе на свадьбу? – спрашивает Адель абсолютно серьёзно.

Я хмурюсь вместе с ней, поглядывая на Елену.

- Не знаю, мы общались в твиттере, и она узнала про мою помолвку. Хилари написала мне. Да она буквально напросилась прийти сегодня!

Я почему-то оправдываюсь перед лучшей подругой.

- Да и почему мы говорим о ней? – не сдерживаюсь я и упираю руки в боки. - Это же мой день, в конце концов.

Елена откашливается.

- Ади, Мэгги права.

Адель кивает головой, и выражение её лица говорит мне о том, что она сожалеет и чувствует себя виноватой. Но я спешу обнять её, чтобы она не ощущала себя так.

- Я люблю тебя, - снова, всхлипнув, говорит она около моего уха. - И я так счастлива за вас с Тайлером.

- Я знаю, - искренне отвечаю я, стискивая подругу в объятиях. – И фотограф, которого вы с Алексом посоветовали, и вправду потрясающий.

Адель отстраняется, усмехаясь.

- Правда? – она закатывает глаза, принимаясь вытирать нижние веки. - Я так рада, что тебе понравился он. Мы были от него в восторге!

Елена бросает на нас с Адель невозмутимый взгляд через отражение в большом зеркале, рама которого украшена дорогими камнями. Конечно, Тайлер не мог забронировать скромный номер. Он никогда не был скуп, но я, наверное, никак не привыкну, что могу позволить себе слишком многое сейчас. Не только для себя, но и для своей семьи. Кстати, о семье…

- Между прочим, Сако волнуется и ждёт свою М, - насмешливым тоном отзывается Елена, заканчивая поправлять макияж.

Всё ещё немного всхлипывающая Адель и я вместе вскрикиваем:

- Елена, СОТО!

      Но её это только забавляет. Она смеётся, запрокинув голову, отчего её длинные волосы, стильно уложенные, развеваются. А прохладный ветер, проникающий в комнату через открытое окно, слегка треплет её причёску, но этот не сказывается плохо на внешнем виде нашей подруги.

Я нескончаемо рада, что свадьбу мы решили отмечать здесь, в Калифорнии. И пусть я всегда была приверженцем того, что зимой снег должен заваливать улицы, а мороз – пробирать до костей, я всё же считаю, что нет ничего лучше, чем когда шлейф белого подвенечного платья касается сухого асфальта, нагретого солнцем Лос-Анджелеса. Да-да, даже Мэгги Вуд изменяет своим предпочтениям.

Рождество уже позади, и мой самый главный подарок отпраздновал недавно седьмой месяц жизни. Когда массивная белая дверь в наш номер отворяется и на пороге появляется моя мама, я счастливо улыбаюсь.

- Мэгги - ты такая красивая! – ахает Диана и подбегает ко мне.

Её голубые глаза светятся. Я сажусь на корточки, чтобы прижать её к сердцу. Девочку, что обрела семью. На ней красивое голубое платье, из-под которого выглядывают стильные белые туфельки, и я не перестаю восхищаться её красотой, в то время как она, распахнув широко глаза и раскрыв рот, осматривает мою фату. Диана прикасается ручками к моим волосам, уложенных в высокую свадебную причёску.

- Не верится, что это я? – взяв её за руки, спрашиваю я.

- Чуть-чуть не верится, - отвечает Диана, чем вызывает у меня лёгкий смешок.

Елена за спиной девочки откашливается, и, взглянув на свою маму, я замечаю, как нервно она поглядывает на настенные часы.

- Нужно предупредить Сако, что у него ещё есть время, чтобы передумать жениться на тебе, - говорит Елена с напускной серьёзностью, указывая на импровизированные наручные часы.

- Сото! - поправляет её нетерпеливо Диана, которая благодаря Тайлеру уже в курсе нашей с ним необычной истории любви.

Адель, пытающаяся с помощью косметики привести своё лицо в норму, не сдерживается и хохочет громко. Моя мама подхватывает всеобщее веселье, как и я. Даже моя маленькая беззубая семимесячная дочка дрыгает ручками и ножками и смеётся. Звуки, которые она издаёт, прекрасны.

Я подхожу к матери и забираю свою малышку у неё с рук. Катерина тут же хватается за меня, и её совсем ещё малюсенькие пальчики играются с моей фатой. Когда я нежно обвиваю её крохотное тело своими руками, я понимаю вновь, что невозможно быть ещё счастливее.


***


- Я буду танцевать, как будто никто не видит, - подпевает Тайлер тихо певице Молли Санден, песню которой мы с ним выбрали для нашего свадебного танца

- Никто не видит, никто не видит, - подхватываю я, и моё сердце замирает от того, как мой муж смотрит на меня с высоты своего роста.

Его чёрные глаза с любовью оглядывают моё лицо, пока одна его рука сжимает нежно мою талию, а другая – правую руку. Приглашённые гости, моя семья и наши друзья, сидящие за круглыми столиками, наблюдают, как мы кружимся в танце.

Я могу назвать его мужем, а он меня – женой. И спустя столько времени я действительно понимаю, как сильно рада, что мы не спешили с узакониванием наших отношений. Сначала я не хотела выходить замуж беременной. Я хотела быть красивой невестой, а не с огромным животом, который даже не дал бы чувствовать себя комфортно на важном дне для меня. И, конечно, пресса потрепала слишком много нервов, но, благо, на ребёнке это никак не сказалось. Я не перестану благодарить миссис Вэйн, которая вместе со своим мужем и детьми сегодня согласилась быть со мной в этот знаменательные для нас с Тайлером день. Она сделала всё, чтобы наша дочь Катерина увидела свет и пришла в этот мир здоровой. У доктора Вэйн это получилась, и теперь мы с Тайлером перед ней в неоплатном долгу.

- Буду любить, как будто никто не осудит, - пою я, а великолепный голос исполнительницы вызывает у меня мурашки. - Никто не осудит, никто не осудит,- повторяю я за ней.

Тайлер наклоняется немного и целует меня. Этот поцелуй получается нежным и страстным одновременно, так же, как и эта песня. Это незабываемая песня. Уверена, я буду слушать её теперь постоянно, вспоминая о том, как замечательно мы станцевали мы под неё однажды. Операторы, снимающие нашу свадьбу, упростят всё – я покажу этот танец Катерине, когда она подрастёт, а Диана, я уверена, будет пересматривать видео торжественного дня очень часто.

- И вот так несовершенно я совершенно отдам себя тебе, - протягивает Тайлер, прижимая меня к себе ближе. - Тебе, тебе, тебе.

Я поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с Робом Расселом, который, спрятав одну руку в карман тёмных брюк, отпивает вино из своего бокала. Он смотрит на меня по-доброму. Я знала, что он отпустил меня, и он знает, что я давно отпустила его. И мне нравится осознавать, что мой бывший муж обрёл счастье и покой с прекрасной девушкой. Кажется, её зовут Лидия. Или Линда. Я уже не помню. Она работает фотомоделью, и из-за съёмок не смогла присутствовать на свадьбе вместе с Робом, хотя была приглашена. Но я точно знаю, что ещё не один раз мы будем проводить время вместе.

Роб по-дружески кивает мне, и я растягиваю губы в довольной улыбке, положив голову на плечо Тайлера. Тот поглаживает меня по спине, пока Молли Санден поёт о лучшем на свете чувстве – любви.

Спасибо тебе, Тайлер.


Эпилог


Три года спустя


Подарки с утра распакованы и все дети довольны. А так же и их родители, что смогли угадать с презентами для своих чад. Я завела руку за спину уже две минуты назад и жду, когда Майкл, Диана, Аарон, Катерина и трёхлетняя дочь Адель и Алекса Сандра угадают, что же я прячу от них. Пока Тайлер и наш друзья суетятся, накрывая праздничный стол, я предпочитаю развлекаться с детьми. С детьми всегда интереснее.

- Я устал гадать, - надувает губы семилетний Аарон.

Я в очередной раз замечаю, как сильно же он похож на своего отца Алекса. Никогда бы не подумала, встретив его много лет назад и узнав об их запретных отношениях с моей лучшей подругой, что мы будем дружить семьями. И более того – наши дети будут дружить. Знаю, звучит просто фантастически. И опиши мне тогда хоть кто-нибудь сегодняшний сумасшедший, но такой уютный рождественский день, я назвала бы этого человека сумасшедшим и вернулась бы в свой выдуманный идеальный мир, где мой бывший муж Роб Рассел не покидал меня, а окружают нас трое прекрасных ребятишек.

Но всё сложилось так, как сложилось, и теперь я могу похвастаться тем, что воспитываю двух замечательных девочек, которые приносят нам с Тайлером неимоверное количество счастья изо дня в день.

- Я не знаю, что там! – поддерживает его звонким голосочком малышка Сандра.

Я перевожу взгляд, полный надежды на Диану, а потом смотрю на Катерину. Но он обе качают отрицательно головами. Майкл, что вышел характером в свою мать, скрещивает руки на груди и вскидывает подбородок, важно глядя на меня. Я бы дала ему подзатыльник, но уверена, Елена и Дэниэл это не одобрят. Поэтому, я сдерживаюсь, продолжая развлекаться с детьми, которые так и мечтают выхватить у меня из рук то, что я для них приготовила.

На самом деле это просто разноцветные леденцы в форме лошадок, но ни один из детей не ответил правильно. В действительно, ребята говорили всё, что угодно, но они не подразумевали конфеты. Они пытались заглянуть мне за спину, но я предотвращала подобные их попытки. Аарон предположил, что я держу приставку и достанется она лишь одному из них. А Диана уверена, что у меня в руках билеты в цирк. Чёрт возьми, куда делся детский разум, обожающий сладкое и думающий только о сладком?! Они же должны бредить конфетами, а не игровыми приставками! Ладно… Это было в моём детстве…

- Ребята, расходимся! – кричит Елена, шагающая быстро на кухню и руша мой план своими словами. – Мэгги держит сосательные конфеты за спиной!

Я охаю. Меня задевает предательство подруги, и я буду совсем не я, если не разыграю целую сцену перед присутствующими.

- Просто подстава, - комментирует Дэниэл, жуя листья салата.

Он проходит мимо сына и даёт тому «пять». Я не успеваю и слова вставить от возмущения, бросаю леденцы на стол. Адель тянет меня вслед за собой туда, где я быть не хочу - на кухню.

- Наши родители скоро приедут, - говорит она в спешке, как будто боится, что слов у неё не хватит. – Мы же не хотим ударить лицом в грязь, правильно?

- Правильно, - усмехается Алекс, чмокая жену в щёку, прежде чем скрывается в большой гостиной.

Адель смущённо улыбается, но вскинув глаза на меня, тут же становится серьёзной.

- И ещё Эштон и Камилла приедут. Камилла с её огромным пузом, - Адель изображает руками большой полукруг, - есть только одно грёбанное мясо. Так что, будь добра, помоги нам с готовкой мяса, Мэгги.

Адель может хотеть казаться расстроенной девочкой, но когда я морщу носом и кривляюсь, передразнивая её тон, она, закусив губу с озорным блеском в глазах, бьёт меня полотенцем по заднице. Я успеваю отскочить, чтобы моя попа не познала удара во второй раз.

- Много-много мяса, - подтверждает Елена, направляясь в столовую с длинной гирляндой в руках.

Я могу заметить улыбку, спрятавшуюся в уголках её губ.

- Подстава! – не перестаёт повторять Майкл, сказанное его отцом слово.

Майкл шепелявит и говорит неразборчиво, но я понимаю его.

Однако, все дети, якобы недовольные тем, что я приготовила им леденцы в качестве небольшого презента, всё равно хватают их со стола и разбегаются с жутким криком. Адель смеётся, Алекс догоняет свою маленькую дочурку и кружится, держа её крепко.

Мы арендовали тот же самый коттедж неподалёку от Бойсе, что и четыре года назад. Здесь практически ничего не изменилось, кроме того, что теперь и в малой гостиной есть камин. Огонь в нём такой тёплый и манящий, что хочется сесть возле него, укутаться в плед и… Хотя, кого я обманываю? Мне просто лень что-либо делать, вот и всё.

Тайлер меняет трек, переключая кнопки на музыкальном центре, и сейчас из колонок льётся «Let it Snow» в исполнении Френка Синатры. Его песни всегда напоминают мне о доме, о маме, о детстве. И Тайлер знает об этом. Он подмигивает мне, вытаскивая фрукты из холодильника. У меня на глаза наворачиваются слёзы, когда и дети и взрослые вдруг начинают подпевать Френку. Так дружно, что моё сердце чуть ли не раскалывается на части от радости. Бывает ли такое? Видимо, да.


- Когда мы, наконец, целуем друг друга на прощанье,

Мне безумно не хочется выходить в этот буран,

Но если ты меня крепко обнимешь,

Мне будет тепло всю дорогу домой... – Тайлер поёт, подходя ко мне.

Он обнимает меня сзади, и тогда я слышу, как весь дом, дружно готовящийся к приезду наших друзей и родных, хором выдаёт:


- Огонь медленно угасает,

А мы, любимая, всё ещё прощаемся в объятиях друг друга.

Пока ты так сильно меня любишь,

Пусть идёт снег, пусть идёт снег!..


Дэниэл хватает Елену и целует её крепко. Она отталкивает его специально для того, чтобы прокричать Тайлеру:

- А у тебя неплохой голос, Сако!

Адель и Алекс смеются, толкая друг друга в бок. Елена вновь приникает к губам своего мужа. А так, как в наших семьях уже абсолютно все, от мало до велика, в курсе нашей давней любовной переписке с Тайлером, то меня совсем не удивляет, когда все дети хором спешат исправить Елену:

- Сото!!!


Меня это не удивляет, но очень поднимает настроение. Каждый в этом доме разражается громким смехом, а Френк Синатра не перестаёт призывать снег, которого в этом году в штате Айдахо и так навалом.


Мой дорогой читатель, если тебе понравилась книга «Твоя М», и, может быть, ты прочёл и другие мои романы, то я приглашаю тебя в свою официальную группу ВКонтакте - http://vk.com/laurathespell . Только здесь ты можешь найти новости о моих книгах, дальнейших планах, интервью, видео-обращения а так же просто весело провести время, потому что у нас в группе скучно никогда не бывает ))


                           БЛАГОДАРНОСТИ


Спасибо большое каждому моему читателю! Искренне и очень сильно люблю вас!

Большое спасибо всем, кто меня поддерживает, и кто ценит мой труд!

Спасибо моей семье за бесконечную доброту и понимание. За то, что они относятся с уважением к моей работе – делать счастливыми своих читателей.

Спасибо моей лучшей подруге Мэгги за то, что она любит меня и терпит меня, когда мне самой хочется себя убить) Спасибо большое тебе за то, что ты всегда рядом, родная)

Большое спасибо моему другу и замечательному автору Анне Милтон, которая сейчас далеко, но совсем скоро вернётся, и осчастливит своих читателей новыми и интересными книгами.

Спасибо большое администраторам в моей группе ВКонтакте, кто не бросает меня и помогает. Отдельное спасибо Елене Можиной и Светлане Головьевой)) Девочки, вы замечательные))

Спасибо огромное моему редактору Ксюше Тимофеевой за то, что она делает мои книги лучше) Спасибо, Ксюша, ты очень добра ко мне))

Спасибо Елене Гарист, дизайнеру, согласившемуся работать над линий футболок по сериям «Большие надежды» и «Девочки из Бойсе». Для меня и всех нас, я уверена, это большой рывок вперёд.

Спасибо Наде (Natinka Kartinka) за то, что всегда найдёт слова, чтобы подбодрить меня) Надя, как я уже говорила, я очень рада, что познакомилась с тобой. А именно благодаря тебе я открыла для себя нового автора, Ксанку, и за это я тебе тоже очень благодарна))

Спасибо огромное Лилит Рубинян за то, что ты очень прикольная девчонка, ты такая добрая и искрящаяся) Ты крутая, и всегда можешь поднять настроение)

Спасибо девочкам из моей группы - Василисе и Эльмире за помощь. Девочки, я знаю, что всегда могу к вам обратиться, и это дорогого стоит)

И, наконец, спасибо Кристине Лузатоновой и моей маме за то, что однажды практически вынудили меня создать группу. Если бы не они, не было бы такой длинной речи)) Не было бы книг и не было бы у меня вас, дорогие читатели!)