Тунгусская соната ночного пришельца (fb2)

- Тунгусская соната ночного пришельца 993 Кб, 316с. (скачать fb2) - Олег-Александр Михайлович Звездов

Настройки текста:



ТУНГУССКАЯ СОНАТА

ночного пришельца

Созвездие Сози. Начиная этот рассказ для вас необыкновенно-фантастический, но для меня и моей семьи он не выглядит таковым, потому что это является реальностью нашего бытия. Все факты, которые будут изложены в этом рассказе, а точнее говоря, в моем откровении – это есть жизнь нашей планеты и наша судьба. Точно так же, как и вам, нам приходится переживать все приятное и неприятное. Но нам намного проще все это пережить, потому что, чем выше цивилизация, тем выше ее сознание. Кто в это не верит, лучше пускай меня не слушает, но кто же удостоил внимания, тот пусть прислушается к моим словам. Запомните, это не сказка, потому что кроме своей Земли вы ничего не видели. Хотя иногда смотрите на ночное небо и, видя перед своим взором свечение ночных звезд, вы не задумываетесь о том, для чего они светят. Даже в дневное время вы не обращаете своего внимания на светящееся солнце, которое отдает вам свое тепло. Вам не до этого, потому что один философ, ваш философ, сказал: “Лучше один раз попробовать своими руками, чем сто раз услышать”. Так попрошу вас, поднимите свой взор к небесам, и вам удастся пусть не руками, но своими мыслями, хотя это есть духовно-божественные руки, прикоснуться к тому, чего вы жаждали. Вот когда вы это прочувствуете, тогда и поверите в мой рассказ-быль, и эта быль существует до сих пор. Мне очень трудно войти в общение с вами, потому что ваше неверие и агрессия направлены против нас. Но ведь мы являемся точно такими же, как и вы. Понимаю, что вы привыкли к своему виду, но поверьте, вы же не обвините некое животное в том, почему оно получилось таковым. Поймите меня правильно, я не говорю, что мы животные, но скажу, что по разуму мы намного выше вас. Слово «выше» пусть не унижает никого, некоторые люди, встречавшиеся с нами, об этом знают. Просто доказать они ничего не могут, да им никто и не поверит. И вот, когда я начну свое повествование о судьбе моего народа, о судьбе моей жизни, думаю, что некоторая часть вашего здравомыслящего общества поймет меня. Конечно, отвергнуть Высший Разум всегда можно, но неплохо бы призадуматься над тем, а кем же мы являемся на самом деле на этой Земле. Думаю, что аргументы на лицо, и они должны протрезвить ваши души, потому что мы рождены Единым Богом. Не по образу нужно судить человека, а потому, что находится внутри (душа). Жители Земли, поверьте, что Простор Вселенский является безграничной частью Вселенского Бытия. Многие Творения живут в этом Бытие, и они разумны, а перед вашим взором будут выглядеть умнейшими. И, пожалуйста, верьте в то, что это правда. Допустим, если бы не было меня, то не было бы этих строк (хотя в них заложены мои мысли). Ваше подсознание часто требует своего, но вы всего-навсего отвергаете его, полагаясь только на свое сознание. Прошу вас, переиначьте себя, измените и поставьте на путь высшего, тонкого материального мышления. И в этой тонкой материи всегда можно найти чувство блаженства, в котором вы находитесь. Поймите, что вы зациклились на одном уровне и вот на этом уровне просто гибните, потому что остановили для себя бесконечность. А ведь в Библии, Книге из книг, сказано, правда эти слова не дошли до вас: “Вознесись ввысь и ты все поймешь, и когда поймешь, то опустись на Землю и вразуми всех грядущих в том, что ты понял”. Я немного отклонился от мыслей своих. Но снова убеждаю вас в том, что ниже Земли, выше и во все стороны от нее находится Вечная Жизнь. Существует много галактик неведомых вам, но вы ведомы всем. Так что крепитесь, ибо всё здравое приходит по разуму своему, и никогда не опережайте время – время своего бытия. Хотя терпение не дает покоя, но с этим нужно мириться. Вы себя построили на своих фактах: от даты рождения до даты смерти. Дату рождения вы помните, но дату смерти вы не знаете, потому что ее на самом деле не существует. И вы, переходя, будет сказано чисто символически, в другое измерение, переходите к нам. Пока это доказать трудно, проверить для вас это тоже очень трудно, но всё таки вы переходите. Бывает даже, что верующий человек готовит себя к этому переходу. Понимаю, что очень трудно покидать, как вы говорите, насиженные места, но ведь существуют и другие места, намного благоприятнее. Поверьте, я начал этот рассказ не с призыва, а подвожу вас к познанию того, чтобы в ваших мыслях образовалась ассоциация полной интеграции, или проще сказать, превратилась в полное осознание. Во Вселенной существует бесчисленное количество галактик, поэтому и есть слово Вселенная. Это безграничие, и вы пользуетесь этим безграничием, не боясь ничего. Конечно, понимаю, что страх берет вас в свои руки, но это не надолго, потому что жизнь измерений не имеет, хотя она есть, она присуща каждому телу. Что можно сказать о нас? Вы можете спросить: “О ком? ”. Дальше обо всем узнаете, так как мы такие же люди, как и вы, мы любим и уважаем себя. Мы тоже уносимся туда же, куда и вы, в голубую даль, но уносимся, не боясь. Ибо у нас открыты все пути для этого, а путь - это наша душа. Вы же порой боитесь даже промолвить это слово. Не хотел я с этого откровения начинать свой рассказ, но мне нужно вас подготовить к восприятию изложенной информации в этом рассказе.

– – – – – – – – – – – – – – – – – – –

Человек, представь Вселенную, но ты ее не сможешь представить точно так, как ты не сможешь представить чрево своей матери. Но не только в чреве матери ты рожден, а и во всей Вселенной появился именно ты. И если бы не было тебя, то мир иной ты познал бы по-другому. И вот ты вселился в белый свет, ты рожден, с тобою рождено не только тело, но мозг для мысли и общения с тонким миром. Человек, поверь, что общение с тонким миром - это есть своего рода Божество. И пойми, что это Божество построено только на микромолекулярном процессе, в котором никогда не существовало тело. Но первое место имела мысль, а точнее разум, и вот Ты или Вы живете сначала в биологическо-физической структуре. Вы в ней множитесь, и, пройдя некоторое время, перемещаетесь в микромолякулярную структуру, я не буду говорить какого расщепления, хотя под словом расщепление стоит слово «смерть». Конечно, это слово звучит для вас страшно, но не бойтесь этого, ибо, переходя в жизнь космическую, в жизнь Вселенско-вечную, вы обретаете не только покой, но и вечное продление структуры вашего духовного развития. Несомненно, тело остается позади, оно будет являться утратой. Но новым рождением будет ваше духовное воплощение в мир непредсказуемый. Этот мир можно назвать “сном”. Он существует, учтите, он не тяготит, этот мир облегченный. К примеру: тело дышит кислородом, оно его не видит, но оно его чувствует и тем живет. И вот, перемещаясь в жизни обетованной, будете дышать чем-то необыкновенным, и в этой необыкновенности вы будете находить не только себя, но и всех нас. И во всем увиденном никогда не удивляйтесь тому, что увидите. Хотя в своих снах вы все это видели, а в телесном виде всегда сомневались, ибо материальное невозможно сравнить с духовным. Конечно, наша жизнь несравнима с вашей, ибо мы живем в вашем понятии где-то выше вас. И вся сложность в сближении с вами заключается не в расстоянии, а в мысли общения. Если мы о чем-то просим вас через некоторых людей, то можно сразу сказать: связь обрывается. И все же я буду настойчив, и через вас донесу все эти сведения, которые мне разрешили предоставить вам Силы Высшего Разума. Вы ищите встречи, пожалуйста, вот она. Но куда вы исчезаете после этой встречи? Почему скептицизм убивает вас? А ведь вы должны не только думать о своем появлении на свет, но и передавать всем будущим поколениям: почему вы рождены, для кого рождены и кем рождены. Великий Самуил говорил, что человечество проживет миллионы лет на каком-то участке Вселенной. Этим участком является для вас Земля. Человечество будет тянуться к познанию всего разумного, а точнее говоря, оно будет жаждать познания, откуда оно появилось. И вот это человечество, на какой бы планете оно не находилось, будет делить себя на части, рвать и метать свою веру и неверие. Но лишь только отдельные лица прислушаются к Высшему Разуму, и своим общением будут успокаивать все общество, которое провозгласило себя единородно целым, но не признающее все Вселенское. А ведь все Вселенское, включая все Солнечные галактики, Млечный путь - мир познаний, и таких путей во всей Вселенной много. И каждый путь содержит свои знания, которые по спиралеобразной структуре перемещаются ввысь к общему Абсолюту. И имя этому Абсолюту есть БОГ - Бессмертный Основатель Галактик. Почему я начинаю свой рассказ именно с этой информации? Да потому, чтобы вам все было понятно. Я являюсь первенцем и открывателем вашего сознания перед иными цивилизациями. И вы должны принять и понять мои мысли. Вы считаете себя простыми людьми. Для своего же развития я тоже простой, но у нас нет субординаций, потому что мы одинаковы не только в строении, но и во внутреннем своем я. Вы же делите себя на некие касты и поэтому страдаете. Но каждый из вас вольется в бытие, называемое духовностью, и вы перестроитесь. В этом я уверен. Сколько бы раз нам не приходилось летать, как вы считаете, на вашу грешную Землю, я повторяю, вы были настроены против нас агрессивно. Мы же добродушны и никому вреда не делаем, взяв только тех, кто просил нас забрать их с собой. Это было свершено, и они об этом не жалеют. Во Вселенной существует своя многогранность. Какой-то траектории «полета», образно говоря, нет. Первое: существует гигантская мысль, которая может вершить. Под этим подразумевается - строить, рождать, обновлять, и просто говоря человеческим языком, что-то внедрять, хотя в совокупности это составляет единое целое. В моем рассказе, что будет изложен далее, вы можете спросить меня: если существует то, о чем вы сказали ранее, то почему вы не применили все, дабы не летать по всей Вселенной, ища своих родителей и знакомых. Я скажу так: можно было бы применить все, но познания превышают все наше сознание, и желание познать еще больше окрыляет нас. Может быть, вы не все правильно поняли, но нам хочется больше познать, чем мы знаем. Второе: Вселенная, запомните раз и навсегда, есть Вселенная, где не существует ни начала, ни конца. От Вселенной можно ожидать всего. И если она на какое-то мгновение остановит свое “дыхание”, то будет потеряна вся информация, которая заложена структурой самого Высшего Разума. Третье: но такого никогда не произойдет, и вот поэтому слушайте мой рассказ.


Я буду говорить от себя и думаю, что вы меня поймете. Я являюсь капитаном межорбитального корабля “ГОЛИОС - 747Б”. Представьте, перед вами открывается весь Простор Небесный, вся Вселенная со своей пространственностью и без нее, со своей безвоздушностью и с ней, темнотой и светом, легкостью и тяжестью, и дабы преодолеть весь этот путь нужна необыкновенная техника. Но, учтите, техника эта должна соответствовать всем параметрам межгалактических перелетов. И вот в ней, точнее в летательных аппаратах, скажем простым человеческим языком, очень сложных огромных летательных аппаратах создано все. И так, я - капитан Доминос Сина, прежде чем вступить в мысленный диалог с вами, должен рассказать немного о себе и своей семье.


(Для справки. Время приводится земное). 30 июня 1908 года при столкновении с астероидом потерпел вселенскую катастрофу межгалактический корабль “Голиос-747А”. Столкновение произошло на высоте около двухсот семидесяти километров от Земли. Экипаж корабля сделал все возможное, дабы спасти себя и не навредить жителям Земли. Корабль стремительно уносился от густонаселенных районов, от него отошел первый блок питания. В небесах появилась яркая вспышка, и прогремел огромной силы взрыв. Через мгновение отошел и второй блок питания. На этот раз взрыв был намного мощнее. Корабль стал легче. Сэдо Сина вздохнул с облегчением... Все члены экипажа находились в спасательной капсуле, последним в нее вошел командир корабля Сэдо: - Братья мои, - обратился он к членам своего экипажа, - будьте готовы, потому что через мгновение наша капсула отойдет от основного корабля. В считанные секунды капсула отошла от своего носителя. Над тайгой появилось яркое свечение, которое надолго зависло над землей. Огромный корабль-матка стремительно несся к земле. Центральную и восточную Сибирь разбудил страшный грохот, а точнее говоря неслыханной силы взрыв. “Слава Богу, сколько жизней мы спасли. Люди этой Земли должны благодарить нас, а для меня главное то, что сработала система самоуничтожения корабля”, - подумал Сэдо.


И так созвездие Сози, планета М-54. С ранних лет мой отец Сэдо Сина приучал меня любить свою планету, людей, которые живут на ней, биороботов, которые помогают нам во всем и всю Вселенскую бескрайность. Он часто говорил мне: ”Доминос, ты видишь эту красоту, люби ее, потому что она подарила нам жизнь и, если не любить ее, это будет являться большим грехом”. Я соглашался со своим отцом, и мне всегда было приятно находиться рядом с ним. Он часто брал меня с собой на небольшие перелеты. Его корабль мне очень нравился. Члены экипажа меня любили, им было приятно общаться со мной, потому что я проявлял интерес ко всему. И вот тогда, будучи еще ребенком, я решил для себя, что стану тоже капитаном такого межорбитального корабля и побываю во многих точках необъятной Вселенной. Жизнь меня готовила и вела вперед - вперед к новым открытиям и свершениям. В своих мечтах я видел необыкновенные планеты, говорил мысленно с их обитателями и по-детски радовался. Моя мама часто замечала именно те моменты моей жизни, когда я погружался в свои мечты. - Доминос, срочно вернись, ибо ты уже очень далеко улетел от родного дома. Я вздрагивал и видел рядом с собой улыбающуюся маму, я ее целовал и снова же в своих мыслях улетал все дальше и дальше, покидая свою планету. Отец мне рассказывал, что во Вселенной существует неисчислимое количество планет, на которых живут разнообразные цивилизации. И то, что они не похожи друг на друга, но они все добрые, потому что произошли от одного Разума и Бога Единого.


Созвездие Сози является гениальным творением Вселенной. К этому творению относится и наша планета М-54. Население нашей планеты в основном состоит из тиогизов или сверхбиологических дэтов. Другая часть населения относится к биороботам, но очень сознательным и трудолюбивым. Они являются уникальным изобретением. И мы гордимся ими, потому что знаем, они нас никогда не оставят в беде. И это было не раз доказано. Среди биороботов у меня были друзья, но самый близкий - это Крит. Он сопровождал меня повсюду и знал обо мне все. И поэтому я не расставался с ним никогда.


Всей семьей многие годы мы жили в городе Шого, потом переселились в город Стрэнэ. Шло время, я подрастал и, становясь старше, я становился более убежденным в том, что все будет так, как я мечтал. Однажды перед полетом в беседе с отцом он мне сказал: - Доминос, запомни, в пределах Солнечной системы, в межгалактическом переходе есть планета Вафилоний. Там живут прекрасные вафилонийцы, среди которых у меня есть много друзей. Один из них - это профессор Зебс. И вот, я скоро покидаю нашу планету, мне предстоит долгий перелет в эту даль. Я точно знаю, что ты будешь капитаном такого же корабля, и если тебе когда-либо придется бывать в Солнечной системе, то обращайся только к Зэбсу, он никогда тебе ни в чем не откажет. Но учти, достигнуть этой планеты можно лишь в том случае, если ты будешь знать код оной, но я тебе открою этот секрет, - и отец приоткрыл мне свою тайну, которую я запомнил. Обычно отправлялись в межгалактические перелеты на кораблях-матках семьями. Каждый член семьи являлся и членом экипажа. И вот настал такой момент для моей семьи, отец и мама покидали меня, я же оставался. Желание улететь вместе с ними было огромное, но, увы, в это время я одолевал азы астронавтики. Моим учителем являлся профессор Онг. Проводить экспедицию пришло много народа. Прощаясь с родителями, я почувствовал себя совершенно взрослым человеком. - Доминос, - обратился ко мне отец, - наша экспедиция продлится очень долго, не скучай без нас. Береги себя и слушайся профессора Онга. Мы же уносимся в просторы Вселенной. Но если с нами что-то случится, то ищи нашу спасательную капсулу в Солнечной системе. Хотя я думаю, что все будет хорошо. Я обнял отца и маму... Через некоторое время “Голиос -747А” включил бортовые огни, и с молниеносной скоростью взметнулся ввысь. Его быстро поглотила вечная бескрайность.


Возвратившись домой, я впервые почувствовал какую-то нелепую тоску. Включил свой глен, и в один миг на экране появилось изображение моего отца.

- Доминос, в чем дело? - обратился отец ко мне. - Отец, меня что-то волнует. - Я же просил тебя, за нас не волноваться, все будет хорошо. Полет проходит нормально. Что еще нужно? - Вы мне нужны. Отец, а где мама? - Она в компьютерном отделе. - Хорошо, я уже успокоился. - Доминос, в любое время выходи с нами на связь. - Отец, счастливого вам пути. --------------------------------------- Город СТРЭНЭ. Вселенская обсерватория. Профессор Онг находился в своем кабинете и полностью был отдан своему делу. - Папа, папа! Онг повернулся и увидел перед собой свою дочь. - Эолла, доченька моя, ты вернулась? - Да, папа, пройдя восемнадцать цайтов, я достигла своей родины и очень рада видеть тебя. - Доченька, я тоже рад. Ты вернулась совсем? - Да, папа. И, учти, я уже являюсь астрологом-программистом. - Я тебя от всей души поздравляю. - Знаешь, я побывала во многих созвездиях, на многих планетах, увидела много интересного, но познала не все. Поэтому я хочу работать под твоим руководством, в твоей обсерватории. - Эолла, я очень рад этому, а ты встречалась с мамой? - Папа, не волнуйся, я с мамой встречалась. Это было в созвездии Бегущих Огней. - А почему же ты мне об этом не сообщила? - Я хотела преподнести тебе сюрприз. Я точно знаю, что мама скоро вернется. - Эолла, я все понимаю, мне бы хотелось с ней поговорить, но связь наша пока... - Папа, поверь мне, она скоро вернется, а именно тогда, когда их экспедиция устранит экологическую катастрофу на планете Святого Юлия. - Да-да, я слышал об этой планете. Мне жаль тех особей, которые обитают на ней. Но они сами виновны в этой трагедии. Планета Святого Юлия была прекрасной, но правители ее просто не уберегли. И вот сейчас экспедиция, во главе с нашей мамой, старается им помочь. Эолла, сегодня я отправил еще одну экспедицию в пределы Солнечной системы. А ты помнишь Доминоса? - Хм, это Сина? - Именно он. Так вот, его отец является командиром корабля. - Сэдо? - Да-да, Эолла, что ты можешь мне сказать об этой Солнечной системе? - Папа, насколько я понимаю, даже точно могу сказать, что эта галактика сформировалась недавно и там существует несколько планет. На одной из них Высшний Разум разместил себе подобное. Но они пока развиваются, и с уверенностью скажу, что недостойно. В этой Солнечной системе существует еще одна планета... Сейчас, подожди... Это Ваф... Вафилоний. Но она закодирована, потому что является инспектором для всей Солнечной системы, и находится Вафилоний под прикрытием Солнца. И ни один из наших отделов не смог открыть тайну кода этой планеты. Но это уже тайна тех сил, которые находятся выше нас. - Доченька, извини меня, как отца, но я тебя просто проверил. Эолла улыбнулась. - Теперь я точно знаю, что ты будешь работать со мной, и мы вместе будем ждать нашу маму. А сейчас, Эолла, давай навестим моего ученика, и ты вновь познакомишься с ним. Они вышли из обсерватории и влились в новую жизнь своего прекрасного города. Медленно шагая по эстириальным проспектам его, и любуясь всей этой красотой. - Эолла, я всегда любуюсь нашим городом и, где бы я ни был, все время о нем вспоминал. И вот, когда последний раз был в галактике Теней, мне становилось страшно. - Папа, что ты имеешь в виду, ведь ты не грешен. - Дочь, я все это понимаю, но смотреть на то, что там происходит, было неприятно. Ведь Бог наш говорит: “Верьте в Меня”, а я там увидел неверующих. И ты представляешь, Эолла, я видел даже тех людей, кто еще не родился. Но, слава Богу, у нас таких нет, да и не должно быть. - Отец, не волнуйся, раз Он Бог, то во всем разберется. - Эолла, все равно мне всех жаль. Понимаю, что мы не похожи друг на друга, но мозг то един и он, как одно целое. - В одном отделе у профессора Дарфи я видела, как он строил мозг. Отец удивился: - Как это строил? - Точнее говоря, не строил, а испытывал. И вот я удивилась, на сколько наше развитие выше от остальных цивилизаций. Но мне кажется, что они все равно дойдут до полного своего утверждения. - Доченька, мозг нуждается в развитии и если им пренебрегать, то он может навредить. Потому что это тонкая материя, которая должна гармонировать вместе с Вселенной. И, при нарушении гармонии, могут возникать болезни полного организма или какого-то органа. - Папа, я все понимаю, и нам это не угрожает. Я точно знаю, что вибрация или воздействие макромагнитных полей Вселенной может нарушить дисбаланс жизни какой-либо из планет. И вот мысль дана для того, чтобы сохранить себя. - Доченька, ты в этом права. Но как доказать всем тем, кто живет не рядом с нами, а где-то там, далеко во Вселенной? - Доказывать ничего не нужно, потому что для каждого это дойдет все равно по-своему. Папа, поверь, бывая на какой-либо из планет, я видела то, что не видела никогда у нас. - Эолла, что именно? - Мне как-то неудобно говорить, но это связано с половой жизнью. И мне... - Хорошо, хорошо, я молчу, но ты, доченька, всю эту информацию занеси в компьютерный отдел всеобщего выживания. - Папа, может сбережения? Он улыбнулся: - Нет, Эолла, в отдел выживания. Некоторое время они шли молча и любовались небесами. - Какое приятное свечение. И где-то там далеко, находится наша... - Папа, успокойся. - Эолла, я спокоен. И прошу тебя, прежде чем мы посетим Доминоса, давай подойдем к нашему любимому морю Светлых надежд. Море было необыкновенно спокойным и ласкало всех находящихся в нем своими теплыми волнами. Онг смотрел на свою дочь и думал: ”Как ты выросла и уже меня можешь кое-чему научить. Но твое будущее впереди, а я же с твоей мамой уйду в созвездие Добра, и мы там тебя будем ждать». Эолла все поняла, обняла Онга и сказала: - Папа, рано еще об этом думать. - Доченька, мне кажется, что в нашем созвездии, я уже не нужен, и мне надо подняться выше. - Что ж, я вас и там буду навещать, но учти, уже с внуками, - сказала с улыбкой Эолла. Онг посмотрел на дочь и задумался: ”Как же все-таки приятно, когда ты рожден. Да в этом и есть смысл, имя которому - Жизнь”. --------------------------------------- Околоземная орбита (спасательная капсула) 3 июля 1908 года. Сэдо сильно волновался: “Что же мне делать? Ровно четверо суток, по земным меркам, мы находимся над Землей, где-то на расстоянии 180 километров. Межвселенская связь наша погибла вместе с “Голиосом”. За питание я не беспокоюсь, ибо барокамеры генового потенциала функционируют нормально. Из 120 гелиево-магнитных установок у нас осталось лишь 31. Может мои волнения и ни к чему, но все же, нам на чем-то нужно вернуться домой”. Сэдо подошел к глену, включил его, экран засветился радужным светом, но ничего эффективного не издавал: ”Да, это уже все исходит не по нашим меркам, как быть...”, - и решение было принято. Он вызвал к себе своих помощников Валдиса и Иршу. - Друзья мои, - обратился он к ним, - сейчас вы берете одну из гелиево-магнитных установок и летите к Земле. Только прошу вас, не проявляйте себя, но постарайтесь найти укромное место для нас и желательно подальше от людей. В крайнем случае, используйте обволакивающую оболочку, и вы будете невидимы. - Сэдо, мы все сделаем так, как ты сказал. - Да, Валдис, Ирша, если возникнет такая возможность, возьмите на борт кого-то из жителей. Только введите его в транс. Нам нужно будет узнать все о той местности, в которой мы находимся. И еще, прошу вас, ни во что не вмешивайтесь, ибо это не в наших правилах. У них своя жизнь, у нас своя. Точно измеряйте уровень радиации этой Земли и сравните его с эпицентром, где упали осколки от нашего корабля. Если увидите, что-либо оставшееся от нашего носителя, все доставьте немедленно сюда. Потому что никто не должен знать о том, что произошло. Я говорю это к тому, что, если здесь обитает воинственная нация, то мы должны быть предельно осторожны. - Сэдо, - обратился Ирша, - можно ли вообще исследовать эту планету полностью? - Нет, Ирша, бортовая компьютерная система пока нам не позволяет этого сделать. Исследуйте близлежащие районы и отправляйтесь прямо сейчас. Все, вы свободны. Валдис и Ирша вышли от командира. - Валдис, не страшно ли тебе? - Нет. - А если мы не вернемся в наш родной Стрэнэ? Валдис улыбнулся: - Ирша, в этом мы убедимся, когда исследуем эту планету. Но не это главное, а главное то, что нас ждут дома и они приложат все силы, чтобы нас найти. - Валдис, но ведь... - А вот об этом, Ирша, лучше помолчи. Думай пока о том, как бы себя не проявить среди этого населения. Поверь, что мы, можем быть, не похожи друг на друга. - Да-да, Валдис, я об этом знаю, и всегда помню нашу первую заповедь. Валдис посмотрел на Иршу. - И ты сможешь ее повторить? – спросил он. - Конечно, “Обрети вид строения, который ты видишь перед собой”. - Что ж, тогда в путь. Может быть, в нем, мы найдем свое спасение.


Созвездие СОЗИ. Город Стрэнэ. - Папа, дорогой ты мой, мы сегодня попадем к Доминосу? – и Эолла улыбнулась. - Эолла, извини, я немного замечтался. Это море на меня так повлияло. Извини еще раз. Онг снова посмотрел на дочь: ”Господи, как ты похожа на свою маму”, - подумал он. Доминос никого не ожидал, и, когда к нему в дом вошли его учитель и Эолла, он был немного шокирован. - Профессор, это-это... -Да, Доминос, это моя дочь Эолла. - Но я видел ее, будучи еще ребенком. Извините меня, пожалуйста, присаживайтесь. Доминос не отрывал своего взгляда от Эоллы. Онг это заметил. - Доминос, у тебя есть настой из херзы? - Да, профессор, есть, я просто забыл, что вы любите этот напиток. Онг усмехнулся и подумал: ”Дорогой, откуда ты мог знать об этом?” Но в это время чувства Доминоса творили свое. “Но если Бог так велит, значит, этому быть”, - подумал Онг. На какое-то мгновение Эолле стало как-то неловко, и она предложила пойти погулять. - Дети мои, - обратился Онг, - прогуляйтесь, а я отправлюсь отдыхать, ибо прелестный воздух нашего моря начал на меня действовать, а, может быть, и напиток из херзы, - Онг, улыбаясь, удалился. Доминос не знал как себя вести в этой ситуации. Он то краснел, то бледнел, но все же на прогулку согласился. Вместе с Эоллой они направились в сторону моря Светлых надежд. По пути к морю Эолла первая начала разговор: - Доминос, вот ты скоро станешь астронавтом, а не боишься ли ты? Ведь покорять просторы Вселенной - это рискованное дело. - Нет, Эолла, я этого не боюсь. И если быть более откровенным, то мне очень даже будет интересно изведать эти необъятные просторы. Этот интерес переполняет все чаши моей души, - Доминос остановился, задумался и в один миг выпалил, - и я был бы рад, чтобы ты находилась рядом со мной в каждой из моих экспедиций. Эолла внимательно посмотрела на Доминоса, он снова почувствовал себя неловко. - Что ж, Доминос, я согласна и принимаю твое предложение. Доминос впервые ощутил в себе какое-то необъяснимое чувство и удовольствие от этой прекрасной жизни. Небеса переливались необыкновенным свечением. Они стояли молча и смотрели друг на друга. Их жизнь только начиналась. СИБИРЬ. ПОСЕЛОК БОДАЙБО, 4 июля 1908 года. Деревня Бодайбо была небольшая. Она состояла из нескольких десятков дворов. В этой деревне в основном жили переселенцы из центральных районов России. Жители Бодайбо между собой жили дружно, и если бы не было такового, то трудно было бы им выжить в этих условиях. Местные жители помогали тем людям, которые отбывали здесь каторгу. Вражды между ними никогда не было. Мужчины в основном большую часть своего времени проводили на охоте или на рыбалке, женщины занимались хозяйством и воспитанием детей. Бывало по вечерам, все собирались у Прохора Белкина-Белого. Изба у него была большая, но всё равно все не помещались в нее. И порой возле избы Прохора стояла толпа и во весь голос говорила. Они как бы изливали здесь свою душу. И вот за последние три дня разговор был один и тот же. - Вы видели, вы слышали, что это было? Неужели Господь Бог опускался на землю? - спрашивали они друг друга. Но в основном эти вопросы задавали Прохору, жители считали его умным мужиком. Они знали, что он два раза бывал в Петербурге и со стороны видел батюшку царя, вот поэтому его так уважали. Прохор и сейчас видел в небесах яркое свечение, слышал несколько взрывов, но объяснение даже для самого себя не находил. “Странно, - думал он, - вспышка и взрыв произошли где-то там, в небесах, но почему-то вздрогнула земля при этом. Неужели наступил конец света, возможно, он уже наступил, только мы об этом не знаем. Ведь живем в такой глубинке, что сам черт нас здесь не найдет. Да и вчера под вечер снова я видел некое свечение, но оно уже не такое сильное, и не взрывается. Что же это, может быть? Думаю, что в Петербурге знают больше, чем мы, вот бы побывать сейчас там и узнать обо всем». Но в это время жители Питера ничего не знали, что произошло в Сибири. Они даже не могли подумать о том, что если бы тот взрыв, который прозвучал над Сибирью, произошел над Питером, то их попросту бы уже не существовало. После вот таких спонтанных сборов у Прохора люди расходились, можно сказать, ни с чем, но в душе каждого из них оставался какой-то осадок. И выглядел он по-разному: кто-то радовался этому неведомому, кого-то одолевал страх. Лишь только немой Емельян представлял, что это было, но ничего не мог сказать, хотя пытался это сделать. Он мычал, показывая на небеса, но над ним только смеялись. Емельян уходил в сторону и плакал, прося при этом Бога, вернуть ему речь. Сам Емельян родом был из Архангельской губернии. Поморы тоже часто собирались вместе и вели говор о небесах. Кто-то говорил, что там, где-то далеко в небесах живут другие люди, которые плавают по небу на своих кораблях, как они, по морю. Велись разные диалоги, Емельяну, тогда еще ребенку, было интересно слушать их, и он старался все это запомнить. Часто по ночам в мечтах своих и снах он видел себя “плавающего” в небесах. Ему было приятно находиться в этом блаженстве. И вот тогда он для себя решил, что там, тоже живут люди. Емельяна одолевало желание встретиться с ними. И судя по всему, жизнь сама решила его судьбу. После смерти его матери он перебрался в Сибирь и вот уже два десятка лет живет в Бодайбо у своего дяди, старого Варфоломея. Емельян видел все, что произошло в небесах, и он вспомнил рассказы поморов. У него внутри что-то закипело. “Ведь это же были те люди, которые живут в небесах, на других землях, - думал он, - но почему они взорвались?”. Это ему было непонятным. Емельян жалел не только небесных чужеземцев, но и себя. Страсть и желание встретиться с ними, можно сказать, давно уже умерли. Ведь он видел и слышал все, что произошло, но лишь небольшая частица надежды все же оставалась у него. И Емельян снова просил Бога, чтобы там, в воздухе, хотя бы кто-то остался жив. Он выходил из своей избы и долго смотрел в ночное небо. Вокруг светились звезды, казалось, что они играют между собой, и Емельян радовался этому, как дитя. ------------------------------------------ Пятое июля. Федор с Евстигнеем, как обычно, собрались на охоту. Взяв ружья и рюкзаки с провизией, они направились к дому Прохора, решив пригласить его с собой. Но Прохор наотрез отказался от их приглашения. - Федор, раз Прохор не хочет идти с нами, давай возьмем с собой Емельяна, мне его почему-то жаль. Чувствую, что он умный, но через немоту свою Емельян не может вылить свой разум нам. - Евстигней, я согласен, идем к нему. Емельян сразу же согласился, он был рад, что его пригласили на охоту. Жалел лишь только об одном, у него не было ружья. Но у него был отличный пес по кличке Шаман. И вот, можно сказать, вчетвером они отправились в глубь тайги, предупредив своих, чтобы на протяжении пяти дней их домой не ждали.


Шаман бежал впереди охотников, радостно виляя хвостом. Федор с Евстигнеем говорили о своей трудной жизни, вспоминали при этом царя и желали ему “всего наилучшего”. Емельян только слушал и улыбался. В мыслях своих он вел разговор вместе с ними, но они его не слышали. - Понимаешь, Евстигней, жизнь наша - это сплошной ад, я ее представляю по-своему. Вижу самого себя с камнем на шее, который мне в тяжесть. - Федор, ты благодари Бога за то, что живность в тайге не перевелась, да и ягоды тоже. - Евстигней, неужели в этом счастье? Я гутарю тебе о другом, моя душа требует большего. - Чего именно? - Познания. Хочу знать: зачем светит солнце, идет дождь, зачем мы убиваем животных..., - в один миг Федор остановился, а затем продолжил. - Почему у нас вражда между животными и нами, хотя порой мы бываем хуже животных. А ведь эту жизнь они чувствуют по-своему и тоже ее любят. - Федор, но есть-то, хочется, вот и приходится нам прикладывать руки к грешным делам. Ты лучше не думай об том, а думай, как прокормить своих домочадцев. Не стой, идем вперед творить свои грешные дела. - А ну тебя, Евстигней, доставай клюквенной, выпьем. - Что ж, давай выпьем. Они присели. “Да, не успели и на шаг отойти от деревни, уже пьют, чёй-то дальше будет?”, - подумал Емельян. - Емельян, возьми, испей. Емельян покачал головой, дав им понять, что он не хочет. - Ну, смотри, тебе виднее, но учти, ночью сам попросишь. “Хорошо, когда озябну, попрошу”, - в мыслях согласился Емельян. Привал был недолгим, и они снова продолжили свой путь, который вел их опять же в глубь тайги. Солнце опускалось все ниже и ниже, вот оно совсем исчезло где-то там за кромкой высоких деревьев. Становилось прохладно и неуютно на душе. В одной из лощин охотники соорудили временный лагерь, развели костер и удобно разместились вокруг него. Шаман лег рядом с Емельяном, на фоне пламени глаза его светились. “Интересно, о чем он думает сейчас?” - подумал Емельян и улыбнулся. - И чего это ты, улыбаешься? - Гм-гм... - А ну тебя, Емельян, скучно с тобой. Давайте будем спать. Уснули все, кроме Емельяна. От костра в разные стороны летели искры и, смотря на них, Емельян представлял, что это звезды. А он маленький, незаметный человек находится рядом с ними. Он посмотрел на небо, звезды светились, как и всегда. И вот, где-то там вдалеке, появилась яркая вспышка. “Странно, что это? Неужели...”. На некоторое время свечение прекратилось, потом снова появилось, но уже намного ярче. Емельян разбудил своих друзей: - Гм..., гм... - Чё, чё случилось? Емельян поднял руку вверх. Федор с Евстигнеем посмотрели на небо и вскрикнули: - О, Боже, чё там происходит, неужто снова будет взрываться? От свечения отделилась маленькая искра и полетела куда-то в сторону, мигая разнообразными огнями. Федор перекрестился. - Братья, не нравится мне все это, может быть, вернемся домой. - Федор, не обращай внимания, ежели мы вернемся домой, то наши бабы нас просто засмеют. Я на медведя ходил сам и не боялся, а ты испугался летящей звезды. Успокойся, никто нас не тронет, кому мы нужны. Если Богу, то Он нас Сам заберет, ежели черту, то я к нему не согласен идти, и у меня на него есть ружье. Лучше, давайте подбросим в костер побольше дров и снова будем спать. От подброшенных дров костер загорелся ярче, сильное тепло исходило от него. Охотники делали вид, что спят, но нет, каждый был погружен в свои мысли. У Федора перед глазами появились черти с длинными хвостами. Страх одолевал его. Веки под своей тяжестью стали закрываться. Вот один из чертей подошел к нему и завизжал свинячим голосом. Федор задрожал, он ничего не мог сказать, вдруг черт повернулся к нему задом и ударил его своим хвостом прямо в лицо. Федор не выдержал, схватив черта за хвост, резко дернул за него. Раздался сильный визг. В один миг все разбежались от костра в разные стороны. Оказалось, что Федор в полусне чуть не оторвал Шаману хвост. - Евстигней, спасайте меня! – закричал он. Но Евстигней с Емельяном уже были далеко. Бедный пес от боли скулил на всю тайгу. ------------------------------------- Спустя некоторое время Федор пришел в себя. ”О, Господи, как я испугался, да и, судя по всему, не один только я”, - подумал он. - Шаман, ищи своего хозяина. Шаман завилял хвостом. - Ты, дружище, извини меня, уж больно я тебя напугал. Послышался шорох в кустарнике. - Емельян, Евстигней, это вы? - Да, это мы, а с тобой-то все в порядке? Федор засмеялся: - Эх вы, охотнички, и чего вы так испугались? - Федор, спросонья нам показалось, что тебя задавил медведь. - И вы меня решили бросить? - Нет, но уж больно-то страх овладел нами. - Успокойтесь ради Христа. Подите сюда, присядьте и лучше выпьем еще настойки, - Федор посмотрел на своих друзей. - Не бойтесь, больше я вас не наспужаю, только на всяк случай, пусть Шаман ляжет рядом с Емельяном. Знаете, друзья, мне кажется, что этот кошмарный сон приснился не зря. Думаю, что он связан со свечением в небесах. - Федор, учти, сны иногда сбываются. - Э-э, Евстигней, ты думаешь, что черти заберут меня с собой? - Да ничего я не думаю, но все возможно. - Пошто ты меня пужаешь? - Федор, я не пужаю, а просто к слову гутарю. - Ты-то гутаришь, а я теперь не смогу уснуть. - Вот и хорошо, ты бодрствуй, а мы с Емельяном отдохнем. - Отдыхайте, а я сейчас упьюсь до чертиков. - Что ж, мы в этом не сомневаемся, ибо они сегодня уже приходили к тебе. Емельян лежал спокойно, взгляд его был устремлен в ночное небо, разные мысли одолевали его. В небе снова появилось некое свечение, но уже не такое, как было раньше. И Емельян подумал: “Неужели чужеземцы прилетели к нам? Не может быть, но все же хочется их увидеть. Да, жизнь очень странная штука. Вот живем мы здесь в тайге, ничего не ведая, а ведь звезды светятся не по своей воле, их то, кто-то придумал и руководит ими. Был бы я птицей, то взметнулся бы к ним...”. Рядом что-то зашумело, Емельян обернулся и увидел, что Федор пытается встать, но у него ничего не получается, он мычал. Земля его притягивала к себе, и наконец-то он обнял ее. Емельян улыбнулся: ”Вот-вот, для него это состояние и является его счастьем, и думаю, что Федор доволен своей жизнью. Сейчас его ничего не интересует, так жизнь и пройдет. Хотя каждый человек избирает свой путь сам”. Шаман, ласкаясь, подполз к Емельяну, казалось, что он читает мысли своего хозяина. Емельян погладил его. ”Друг ты мой, давай будем спать, ежели, конечно, у нас получится”. С такими мыслями Емельян уснул. Во сне он видел яркие цвета, которые соблазняли его и радовали душу. Он парил в каком-то неведомом пространстве. Находиться там было очень приятно: ”Боже, неужели я могу летать? Как это прекрасно”. Наутро пошел небольшой дождь. - Федор, вставай, неровень час простудишься. -А-а, отстаньте от меня. - Вставай, вставай, сегодня нам надобно добраться до каморки старого эвенка. Целый день они шли молча, лишь Шаман иногда подавал свой голос, но на него никто не обращал внимания. Под вечер дождь усилился, стало очень холодно. - Федор, шагай быстрее, две версты осталось, - идя вслед за ним, промолвил Евстигней. И вот, спустя некоторое время, появилась каморка старого эвенка. “Слава Богу, добрались”, - подумал Емельян. Эвенк, по прозвищу Леший, радушно принял гостей. - Шибко озябли? – спросил он их. - Леший, ты сам видишь, лучше накорми нас и для сугреву дай что-либо. - Сейчас-сейчас, все сделаю. От услышанного Федору стало легче на душе. Гости разместились за деревянным столом. Сразу же после первой кружки крепкой настойки завели разговор, но не про дела охотничьи, а про странные взрывы в небесах и о свечении, которое было прошлой ночью. - Леший, как ты думаешь, чё это было? Старый эвенк, немного подумав, сказал: - Это Боги Солнца прилетели к нам на Землю. - Э, Леший, и где же эти Боги? - Неведомо мне, где они остановились, но они уже находятся на Земле. - Слышь, старый, а почему ты решил, что это Боги, а не черти? - Федор, поверь мне, черти живут на земле, а в небесах Боги. Так вот это они и опустились сюда. - Гутарь, гутарь, пока сам не увижу, ни во что не поверю. - Федор, все возможно, может, увидишь, а может и нет. Шибко ты уж раздражительный. - Если бы я был грамотным, то, может быть, был бы другим. - Федор, не в этом дело. - А в чем же? - В душе своей ищи всякие науки. И только она поможет стать тебе настоящим человеком. - Да где эта душа, покажи мне, кто ее видел? - Шибко, шибко внутри тебя она находится, вот и постарайся ее услышать. - Старый, ты чё? - Федор, просто я шибко много прожил лет, виделся с разными людьми и вот хочу сказать тебе. Однажды я встретился с одним священником, который мне сказывал, что люди рождены для вечной жизни и у каждого человека есть своя душа, которая и продолжает жить после смерти. Федор засмеялся: - Леший, я видел, как друга моего задрал медведь, вот здесь я видел смерть, но душу, увы, не видел. - И не увидишь, ибо она Божья. - Гутарь, гутарь, мне интересно слушать твою болтовню. У Емельяна появилось желание стукнуть Федора кружкой по голове, но он удержался. Евстигнею же все было безразлично. Говор продолжался до поздней ночи, лишь под утро все уснули от усталости и неясности своего бытия. Первым встал Евстигней, он вышел из каморки, дождь хлестал во всю. - Боже, это же на неделю, пожалуйста, укроти его, - промолвил жалобно Евстигней. Но дождь все лил, и его одолела тоска. Возвратившись, он увидел на столе вареное мясо, от которого исходила испарина. Конечно же, и кувшин с настойкой. “Так-так, все начинается сначала”, - подумал он. - Евстигней, ну, чё там? - Федор, да ничего хорошего, от такой погоды хочется куда-то провалиться. - А вот мы сейчас испьем настойки и сразу же провалимся в неведомое нам царство. Поднимай Емельяна, мясо стынет. Леший возился у печки, и что-то бормотал про себя. - Леший, продолжим наш разговор? Старец посмотрел на Федора: - Дорогой, что с тобой гутарить, ведь все равно ни во что не веришь. - Веришь, не веришь, молча же сидеть не будем. - Нет, Федор, вы ешьте, пейте, а я пройдусь по тайге. - Леший, странный ты человек, дождь хлещет, а ты в тайгу. - Он мне не помеха. - Что ж, ступай, но нас не обессудь. - Эй, эй, шибко ты, Федор, самонадеянный. Но поверь, если бы не было Бога, то не было бы и тебя. - Леший, не обижайся на меня, обижайся на моего отца и мою мать. Ведь они меня таковым сотворили. Взяв ружье, старый эвенк отправился в тайгу. Емельяну стало жаль его, он хотел отправиться вместе с ним, но его что-то удерживало. Ему не хотелось ни есть, ни пить и он снова улегся спать. В каморке Лешего было тепло, что и создавало уют. В углу на полу Шаман грыз кость. Федор с Евстигнеем трапезничали и о чем-то тихо беседовали между собой. Емельян же был погружен в глубокий сон. После того, как Леший ушел в тайгу, дождь продолжался еще три дня. Охотники тосковали, особенно Емельян. Тоска его была необыкновенная, такая погода ему нравилась, но не хватало старого эвенка. Понравился ему этот умный, интересный старец, и Емельян с нетерпением ждал его возвращения. И вот, четвертого дня после ухода под вечер, Леший вернулся. Федор от радости закричал не своим голосом: - Ну, Леший, ты даешь. - Шибко соскучились по мне? - А ты как думаешь, куда ты пропал? - Рыбу я ловил на Витиме. - Да, Леший, река наша прекрасная, да и рыба тоже. - Что ж, тогда угощайтесь, я вам рыбы принес. Только готовьте сами, я шибко устал. - Хорошо, Леший, приляг и расскажи нам что-нибудь. - Что-нибудь я не могу рассказывать, а скажу правду. С рыбаками я встретился и шибко долго беседовал с ними. И вот Григорий Ползунков мне сказывал то, что он видел в ту ночь. - Леший, не тереби душу, гутарь быстрее, чёй-то он там видел? - Евстигней, шибко устал я. - Ладно, отдыхай. Леший уснул, не раздеваясь, медвежья шкура согревала его. Федор, Емельян и Евстигней сидели над ним, как над покойником и ждали его воскрешения - пробуждения. Но Леший проспал ровно сутки. Когда он проснулся, на него сразу все набросились с распросами, кроме Емельяна. - Леший, ну говори, чё там видел Григорий. - Федор, ты же... - Ну ладно тебе, прости меня, чё спьяну не ляпнешь языком. - Хорошо, слушайте. В то злополучное время Григорий со своими друзьями рыбачил на реке. Как он говорил: река была спокойной. Рыба сама шла в сети, и они решили сделать перекур. Как вдруг в небесах что-то зашипело, раздался взрыв: первый, второй, появилась шибко сильная вспышка, поднялись волны. Река как будто бы взбеленилась. И вдруг они увидели огромную, шибко не знаю, как и сказать - птицу, которая, не долетев до земли, взорвалась и, как бы испарилась. Сразу же поднялся сильный ветер. От страха они бросили свой промысел. Вообщем они не помнят, как добрались, к себе домой. - Леший, птица, птица-то каких размеров была? - Федор, ты лучше спроси что-либо полегче, ибо в тот момент штаны у них от страха были мокрыми. Да и не в размерах дело. Лично я думаю по-другому, этой птицей должен был кто-то управлять. - Да, старый, ты прав, неужели все погибли. Да, слава Богу, что мы живы и на наши головы не упала эта птица. Мы тоже все это видели, но как такову железную птицу – нет. Но, как бы ни было, пусть хотя бы кто-то остался жив, кто прилетел на этой арбе. Емельян улыбнулся: «Ну, какие же мы темные», - подумал он. Прошли еще сутки. Из-за плохой погоды охота не удалась, и все единогласно решили вернуться в Бодайбо. Леший обратился к охотникам: - Шибко скучно будет мне без вас. Но я вас провожу до Красной поляны и, когда доберемся до нее, сделаем привал. Но нам нужно быть шибко осторожными, ибо медведь-шатун там обьявился. С Лешим все согласились и ранним утром отправились в путь. Было сыро, веяло прохладой, но путники шли вперед. Каждый думал о своем. Но время от времени, посматривая на небо, они чего-то ждали, но вот чего не знали и сами. Путники не заметили, как добрались до Красной поляны. Они развели костер, насушили мха, соорудили небольшой шалаш и улеглись на отдых. Шаман прилег у ног уставших путников. По небу ползли огромные темные тучи, изредка стали появляться звездочки. Казалось, что их поглощает огромный дракон, но это лишь казалось. Природа творила свое. Емельян долго не мог уснуть, он снова думал об этой железной птице, представлял ее по- своему, видел себя внутри ее, пытался управлять ею. Но почему-то в руках у него все время находились вожжи от арбы. И все же было приятно думать и мечтать. А тучи все плыли и плыли по небесному простору, уносясь в неведомую даль, сон взял свое. Что снилось им в эту ночь, никто не знает. Даже, если бы и появился в данный момент медведь-шатун, то никто бы из них не проснулся.


От спасательной капсулы отделился летательный аппарат. Немного отлетев, он остановился. - Валдис, в чем дело? - Ирша, включи обволакивающую оболочку. Нужно убедиться в том, что мы незаметны. - Валдис, не волнуйся, все в норме. Давай опустимся ниже и поквадратно прозондируем некоторые участки земной поверхности. - Решение принято, опускаемся. Расстояние от аппарата до земли составляло чуть более пятнадцати километров. - Валдис, может, опустимся еще немного? - Нет, мы должны соблюдать безопасность. Включай все новигационные приборы. - Все включено. - Тогда, пускай в ход установку эфирного свечения.


Прохор с женой Марфой, дочерьми Елизаветой и Лукерьей возвращался из небольшой церквушки, которая стояла на краю деревни. - Тятька, смотри… Прохор поднял голову вверх и обомлел. Из чистого неба исходил ярко золотистый луч света, который с каждой минутой все больше усиливался. Вся деревня была освещена необыкновенным свечением. Многие жители повыскакивали из своих изб. Увидя этот луч, они падали на колени и молили Бога о помиловании. Прохор от навалившегося на него страха тоже упал на колени, да и все его семейство. Было очень страшно и это явление сильно действовало на психику людей, ибо вокруг слышались крики и стоны. Местный священник вышел из храма Божьего и закричал не своим голосом: “Сгинь, сгинь, нечистая”. Он поднял крест к небесам, но свечение только усилилось, поднялся ветер, деревья начали шуметь точно так, как они шумят перед бурей. Страх одолевал людей, и они стали разбегаться по своим жилищам. Тоже сделал и Прохор со своей семьей. Вбежав в свой дом, он прочно закрыл двери на все засовы. - Все, так нас сам черт не достанет. Девки, не ревите, я же с вами, - он взял ружье и встал у оконного проема. Через несколько минут свечение стало медленно угасать. - Тятька, чё это было? - Неведомо мне, чё было, но точно знаю - это не земное. Это явление небесное. - Прохор, может, уедем отсюда? - Марфа, жена ты моя дорогая, где нас ждут и кто? Успокойтесь все и живите, как и раньше жили, а ежели придется умирать, то умрем все вместе. Но думаю, что до этого не дойдет. ---------------------------------- Летательная установка. - Ирша, посмотри сюда… На экране глена была видна небольшая деревня. - Увеличь изображение. Наконец-то, смотри, это живые существа, но они какие-то странные. Хм, стоят на коленях. Судя по всему, здесь находится какая-то заброшенная древнейшая цивилизация. На другом экране появился Сэдо: - Валдис, что у вас? - Сэдо, все в порядке. При зондировании поверхности этого участка мы обнаружили живые существа, но они совсем не похожи на нас. И жилье их напоминает что-то странное. Хотя, на одном из жилищ я отчетливо видел крест и думаю, что эти существа тоже поклоняются Иисусу Христу. - Ну, слава Богу. Если эта цивилизация, какая бы она ни была, поклоняется Иисусу, значит мы единоверцы, а это самое главное. Когда возьмете на борт кого-то из жителей, немедля доставьте сюда. - Сэдо, будет исполнено. Разреши нам прямо сейчас опуститься на землю. Сэдо молчал. - Сэдо, не надолго. - Вы уровень радиации проверили? - Да, все в норме. - Тогда поступайте, как считаете нужным. - Сэдо, в этом мы не сомневались. - Валдис, прошу вас, связь со мной поддерживайте все время. - Хорошо, мы идем на сближение. Невидимый аппарат медленно опускался к земле. Ветер усиливался. Со стороны казалось, что деревья вместе с корнями взлетят на небеса. Вокруг стоял сильный лай собак. - Валдис, есть прикосновение. - Вот и хорошо. Да и место хорошее мы выбрали. В нашем обзоре находится все селение. Да и каждое жилище видно. - Валдис, выходить будем? - Я думаю, что нет, давай пока понаблюдаем за этими существами. Интересно, какого уровня развития они достигли. Ирша улыбнулся: - Валдис, думаю, что невысокого. Если бы эта цивилизация была развита, то такого убожества мы не увидели бы. - Да, ты прав, но ведь на этом еще не все основывается, судить рано. Ведь Сэдо увел наш носитель именно сюда. Конечно, эта планета по сравнению с нашей, очень маленькая. И все же, здесь есть и густо населенные районы. Но, начнем изучать ее именно с этого места, и пусть нас простит Бог наш, но мы никому не навредим.


БОДАЙБО. Утро было прохладным. По восходу солнца жители Бодайбо не спешили выходить из своих жилищ, ибо страх еще удерживал их. Но жизнь требовала своего и люди, отбросив его в сторону пока нерешительно, но все же стали появляться из своих домовок. Выйдя из избы, всяк человек смотрел сразу же на небо и никто не мог догадаться, что рядом с ними находятся чужеземцы, наблюдавшие за ними.


Прохор спал непробудным сном. К нему подошла Марфа и легонько толкнула: - Прохор, вставай, пора справляться по хозяйству. - Марфа, дорогая, сейчас я еще немного... - Нет-нет, вставай. Прохор встал, у него сильно болела голова: ”Да, что это со мной-то?”, - подумал он. - Марфа, дай мне воды испить, ибо я чувствую себя неважно. Она посмотрела на Прохора: - Это на тебя так повлиял тот свет, да и страх тоже. Вспомни, как ты бежал домой-то. Прохор покраснел: - А вы, почему так орали? - Прохор, мы бабы, а ты мужик. Прохор засмеялся: - Так что же это получается, если я мужик, то мне можно и умирать. - Так, больше не гутарь, иди лучше принеси дров и сена худобе дай. Слышишь, как она ревет. - Ладно, ладно, пусть ревет, главное, чтобы ты молчала. Прохор вышел из дому, осмотрелся, потом волей-неволей посмотрел на небо и подумал: ”Да, день сегодня будет хороший, а то, что случилось вчера, пусть это будет только сном”.


Летательный аппарат. - Ирша, смотри, в нашу сторону идет некое существо. - Да-да, я вижу. - Посмотри, как он выглядит и как странно одет. - Валдис, Сэдо говорил, чтобы мы предприняли все, дабы обезопасить себя. Но, посмотри, разве это существо может нам навредить? - Ирша, ты прав, но все равно ни в коем случае не нужно себя проявлять. Будем только вести наблюдение.


Идя к стогу сена, Прохор бормотал что-то про себя и вдруг он с чем-то столкнулся. Какое-то препятствие ему мешало идти дальше. «Хм, странно, вроде бы и ничего нет, а я не могу идти. Что же это за чертовщина?», - подумал Прохор. Он начал руками прощупывать пространство, но его руки дальше своей груди не уходили. Какое-то препятствие удерживало их. Прохор на земле сделал ногой черту, резко повернулся и очень быстро побежал домой: - Марфа, Марфа, где вилы? - Там, в хлеву стоят, случилось чё? - Случилось, случилось, меня какая-то сила не допускает к нашему сену. - Прохор, ты случайно не заболел? - Замолчи, несчастная! Прохор снова выбежал со двора, и направился на то самое место, приговаривая: - Ну, дьявол, сейчас я тебя порешу одним ударом. Остановившись у своей отметки, он поднял вилы и хотел резким ударом пронзить то, чего не видел. Послышался металлический скрежет. Прохор в недоумении упал на землю: “Хм, странно, но интересно, что же мне делать дальше? – и Прохор почесал затылок. - Все, придумал, сейчас я это непроходимое место отмечу на земле”. Он взял вилы и начал обходить этот злобный участок земли. На грунте получился рисунок в виде огромного круга и, как бы Прохор не старался войти в этот круг, у него ничего не получалось.


Ирша и Валдис внимательно наблюдали за действиями Прохора. - Валдис, смотри, а это существо сообразительное. Интересно, а что это у него за оружие в руках. - Ирша, судя по всему это не оружие, а какой-то вспомогательный предмет. - Смотри, энергетические датчики сработали, сделай сброс. - Сейчас...


Прохор стоял у скирды сена и думал об образовавшемся круге. Вдруг рядом что-то зашипело. Прохор закричал не своим голосом: - Марфа, Марфа, быстрее сюда! Подняв подол своей юбки, впереди бежала Марфа, а вслед за ней, дочери. Шипение усиливалось. - Марфуша, быстрее... Марфа не знала, что ее ждет впереди, и со всей силой столкнулась с каким-то препятствием. Прохор посмотрел сквозь шипящее облако и увидел, что по ту сторону круга лежали его жена и дочери. “Да, удар был силен. О, Боже, прости меня, не успел я их предупредить”, - подумал Прохор и подбежал к ним: - Вы живы? – испуганно спросил он. - Прохор, а чё с нами случилось? - Не знаю, но лучше вставайте и быстрее уходим отсюда. Я же тебе гутарил, что сила какая-то поселилась у нашей скирды. Вы немедля ступайте домой, а я приведу сюда отца Никодима, пусть он освятит этот участок земли. Да, Марфа, и пусть народ соберется, огласите всех. И Прохор тут же отправился к отцу Никодиму. Войдя в избу, он сразу же обратился к нему: - Отче, поверь мне… - Пошто пришел, дитя мое? – промолвил тот. - На краю нашей деревни я нашел дьявольское место. Отец Никодим засмеялся: - И как оно выглядит? - А никак. Там что-то шипит и не допускает к “себе”. Отец Никодим, я тебя прошу, пойдем со мной. Посмотри и объясни народу, что это есть и, как это понимать. - Прохор, а раньше там такое бывало? - Да нет, ведь я каждый день ходил туда за сеном, и ничего подобного не встречал. А сегодня чуть лоб себе не расшиб, можно сказать, о чистый воздух. - Прохор, не употреблял ли ты сегодня? - Отче, ведь утро еще. - Верю, верю, пойдем, посмотрим на это сатанинское место.


У странного места недалеко от скирды собралось уже много народа. Отец Никодим не сразу решился подойти близко. Он попросил прихожан отойти подальше и начал читать молитву. Прочитав ее, он поднес крест, и сам хотел перейти начерченную линию. Но, увы, он тоже встретился с каким-то невидимым препятствием. - Дети мои, - обратился он к прихожанам, - я не знаю, как объяснить, но думаю, что это связано со вчерашним небесным свечением. Пока нам бояться нечего, ибо оно нам не вредит. Забейте колья по кругу, чтобы все знали, что здесь ходить нельзя.


Валдис и Ирша внимательно наблюдали за всем происходящим по ту сторону летательного аппарата. - Ирша, видишь, это существо держит в руках крест. Думаю, что он просил Бога, чтобы мы исчезли отсюда. Что будем делать? Сэдо просил нас не проявлять себя и все-таки, может быть, рискнем и выйдем к ним? - Валдис, а говорить как будем с ними? - Очень просто, на уровне мысли. - Но, Валдис, на вид мы разные, и они могут нас испугаться. - Если это произойдет, то мы введем их в транс и улетим отсюда. Помнить они ничего не будут.


- Отец Никодим, - обратился Прохор, - а пошто мы все относим к чертовщине, а может это знак от Бога. - Прохор, смирись, не может Бог проявлять себя так. Бог - это дух, а здесь присутствует неведомая плоть. И поверь, с Богом только я могу гутарить, и если бы все это было от Бога, то я бы Его услышал или, в крайнем случае, Он меня. - Что ж, отче, раз ты гутаришь с Богом, то давай сейчас при всех попроси Его, чтобы Он нам прямо здесь ответил, что же находится на этом месте, и связано ли это со вчерашним небесным свечением. Отец Никодим задумался: ”Ежели я этого не сделаю, то останусь без прихожан. Ежели у меня ничего не получится, то я снова же останусь без них. Как быть?”. Стояла полная тишина, люди ждали ответа. ---------------------------------------- - Валдис, может быть, все-таки ослушаемся Сэдо и выйдем к этим существам, хотя бы ненадолго? - Ирша, сначала нужно все обдумать. - Что там думать, выйдем и все. Лично мне хочется пройтись по этому селению и, конечно же, пообщаться с этими прекрасными существами. Валдис засмеялся: - Может у тебя появится и, желание здесь остаться? - Нет-нет, думаю, что до этого не дойдет, но если они хорошо попросят, то все возможно, - Ирша улыбнулся - Ирша, я не пойму тебя, когда ты шутишь, а когда говоришь правду. Вот представь, сейчас мы появимся перед ними из ничего. Они нас посчитают за Богов. Пусть сначала немного разойдутся, вот тогда мы и выйдем. - Валдис, поверь, эффект-то будет не тот.


Отец Никодим поднял руки к небесам: - Господи, Ты Сущий, помоги всем нам разобраться в том, что здесь происходит. Не обессудь нас, ежели на нашей земле нашел себе приют дьявол. Мы ни в чем невиновны. Сущий, если Ты рядом с нами, то сотвори чудо и пусть эта земля будет освящена Силой Твоей и Волей Твоей. Уже несколько лет я поклоняюсь Тебе, и знаешь, Ты мне ни в чем, и никогда не отказывал. Приоткрой сейчас тайны Свои пред нами. Отец Никодим встал на колени, держа в руках крест. Стояла полная тишина. И вдруг из начертанного круга начало появляться необыкновенное облако, оно переливалось разными красками. - Господи, Ты меня услышал, прости нас! Люди, прошу вас, станьте на колени! – закричал отец Никодим. Но никто не смог даже пошевелить головой, все смотрели на это прекрасное зрелище. Немного спустя, эфирное облако начало рассеиваться и тогда все увидели двух “ангелов”, зависших в воздухе, которые внимательно смотрели на окружающих. “Ангелы” медленно опустились на землю, взгляды их встретились. Отец Никодим не мог встать на ноги, он как бы окаменел от увиденного. Среди собравшейся толпы стояла полная тишина. Чужеземцы смотрели на людей, люди - на них. - Валдис, что будем делать дальше? - Ирша, пока стой и не шевелись, а я сейчас попробую войти в контакт. Валдис внимательно осмотрел всех собравшихся. «Так, у этих существ оружия нет, значит, они нам не навредят», - подумал он. - Ирша, подойди поближе к этому существу, что стоит на коленях, и спроси его, кто они. Ирша подошел к отцу Никодиму, напряг свои мысли: - Ты кто? - спросил Ирша. - Я отец Никодим, местный священник, а остальные люди - есть мои прихожане. - Значит, вы люди? - А вы кто? Ирше стало легче на душе: - Мы тоже люди, прибывшие сюда из далекой планеты М-54. И Ирша рукой показал на небеса. Отец Никодим встал, посмотрел на Иршу: - Да, но вы не похожи на нас. - К сожалению, вы тоже выглядите не так, как мы. Скажи мне, отец Никодим, как именуется ваша планета. - Просто Земля. - Ну что ж, спасибо. - Ирша, все хватит, лично я понял, что эта цивилизация не воинственная. Нам пора возвращаться. - Валдис, дай мне возможность поговорить с остальными. - Нет, воздействуй на них, и пусть они живут так, как жили. Ирша сосредоточился и своим пронзительным взглядом посмотрел на всех без исключения. - Валдис, все сделано, срочно улетаем отсюда. Без всякого шума гелиево-магнитная установка оторвалась от земли и исчезла в просторе небесном. - Ирша, пожалуйста, свяжись с Сэдо. - Да нет уж, Валдис, ты лучше сделай это сам. На экране лицо Сэдо было сердитым: - Валдис, я же просил вас не проявлять себя. - Сэдо, извини нас, но мы не удержались от соблазна. Да и к тому же эти люди сейчас пребывают в трансе. Даже когда они опомнятся, то сами не поверят в то, что видели. - Валдис, я же приказывал вам доставить ко мне на борт одну или две таких особи. - Извини, Сэдо, это не особи, это люди. - Хорошо, тогда доставьте мне людей. Все, я жду.


- Ирша, ты все слышал? - Да, Валдис. - Тогда нам нужно где-то найти людей, но, конечно же, не в таком количестве, как мы видели. Их аппарат завис на небольшой высоте от земли. При зондировании поверхности они выбрали среди тайги, внушительных размеров площадку. - Вот здесь мы и приземлимся. - Валдис, обволакивающую оболочку включать будем? - Я думаю, не стоит, все равно здесь не видно людей. Аппарат медленно приближался к земле. КРАСНАЯ ПОЛЯНА. Шаман насторожился, но голоса не подавал. Чувство страха охватило его, он подполз к Емельяну, лизнув его языком в лицо. Емельян никак не отреагировал на это. Шаман перепрыгнул через Емельяна и оказался рядом с Лешим. - Шаман, не мешай мне спать? Пес тихо начал визжать. - О, пес, чувствуешь неладное, неужели шатун рядом бродит? Леший взял ружье и вышел из шалаша. Уже светало, но еще было темно. Он посмотрел по сторонам и ужаснулся. Невдалеке от их шалаша что-то странно светилось. Разноцветные огни напоминали радугу. Несколько минут Леший стоял в недоумении. А в это время Ирша с Валдисом решили выйти из аппарата и осмотреть его. Бортовые огни были включены. Они вышли, осмотрелись, несколько раз обошли его вокруг. - Ну что, Ирша, возвращаемся к себе? Надо бы отдохнуть. - Я думаю, что да. Леший стоял с открытым ртом, затем промолвил: - Господи, ответь мне, чё я вижу? Да там и люди ходят. Он хотел их окликнуть, но они скрылись в скопище ярких огней. - Эй-эй, Емельян, Евстигней, Федор, вставайте! Шибко вставайте! - Леший, чё случилось? - Там-там, чёй-то горит, и кто-то ходит. - Леший, ты чё гутаришь, угомонись. Здесь ничего не может гореть, все сырое. - Да вставайте же. Охотники, зевая, вышли из шалаша: - Ну, где горит? - Глянька, туда-туда. - Свят, свят, что это? - Евстигней от страха сразу проснулся. Федор стал на колени и начал просить Бога о спасении и прощении. “Боже, значит, живы остались те люди, кто управлял железной птицей”, - подумал Емельян. Федор не выдержал и закричал: - Леший, че будем делать? - Почем я знаю. - Стало быть, пальнем туда из ружья? - Федор, ты чё, совсем одурел. Лучше, спрячемся в шалаше, и будем наблюдать за этой странностью. Может быть, там снова люди появятся, вот тогда и погутарим с ними. Расспросим, кто они. Всё, все в шалаш. Шаман, стой, куда ты? - но пес побежал навстречу ярким огням. - Боже, пропадет пес. Но через некоторое время Шаман вернулся целым и невредимым, он сразу же прилег рядом с Емельяном. “Ну, чё, там, расскажи мне”, - мысленно спросил его Емельян. Но Шаман молчал. Наблюдение длилось до полного рассвета. И вот, по восходу солнца все увидели, что на поляне стоит что-то железное, огромных размеров. Да и в придачу это “что-то” еще и светится. “На медведя ходил не боялся, а здесь страх одолевает подойти к этому железному чудовищу”, - подумал Федор. - Леший, может, ты сходишь и узнаешь, чё это там стоит? - Нет, Федор, пойдемте все вместе. Умирать шибко одному не хочется, а на всяк случай возьмем ружья, но стрелять ни в коем разе не будем. Но ежели прочувствуем неладное, то пальнем несколько раз для всеобщего страху. Все решено, идемте. Они медленно приближались к железной громадине. Каждый треск под ногами пугал охотников. Им очень хотелось вернуться назад, но стыд их удерживал. До аппарата оставалось десятка три метров, все остановились. Страх превратил их в беззащитных. - Леший, давай немного передохнем, но ружья будем держать наготове. Леший посмотрел на Федора: - Федор, ты случаем не мокрый? - Точно так же, как и ты.


- Ирша, проснись, посмотри сюда. На экране глена появились четыре человеческие фигуры и еще одна фигура какого-то странного существа. - Валдис, мы проявили себя. - Ирша, успокойся, вот как раз мы этих людей и доставим к Сэдо. Смотри, у них в руках находятся какие-то странные вещи. - Валдис, как поступим дальше? - Пускай они подойдут ближе. Ты же видишь, они боятся, ибо видят такое впервые. Выключи бортовые огни. Свечение постепенно угасло. Федор не выдержал и выстрелил. - Ты чё, с ума сошел? - Евстигней, но ты же видишь, огонь-то погас, значит, там кто-то есть. И если их больше чем нас, нам придет здесь конец. - Федор, но ведь они в нас-то не стреляют. - Твоя правда, Евстигней. - Ну, чё, идем дальше? - Нет-нет, Леший, постоим еще немного. Пусть страх наш развеется.


А в это время в аппарате Валдис с Иршей внимательно следили в иллюминатор за происходящим. - Ирша, а ты видишь, они очень осторожны. Странно, откуда они здесь взялись? - Это мы скоро узнаем. ------------------------------------------------ Федор посмотрел на Лешего вопросительно. - Да, Федор, шибко странную штуковину вижу я и не могу понять, что это такое. В это время Емельян решил все же подойти к “арбе” поближе. С трудностью, но шаг за шагом он преодолевал этот путь. И вот вместе с Шаманом они уже были рядом с чужеземным кораблем. “Господи, какая эта штука высокая», - он прикоснулся рукой к неведомому созданию. ”Железо, не железо, из какого-то странного материала сделана эта штуковина, да и очень сильное тепло исходит от нее”, - думал Емельян. - Евстигней, видишь, Емельян живой, идем к нему. С необыкновенной уверенностью они подошли к кораблю. - Вот это да, - удивился Федор, - попасть бы во внутрь ее. - А мне шибко не хочется, - промолвил Леший.


Валдис и Ирша размышляя, наблюдали: - Ну, Ирша, и как же мы их пригласим сюда? - Очень просто, сейчас выйдем к ним, введем в транс и при помощи эскалатора доставим сюда. Но остальное - это уже дело техники, пусть Сэдо сам беседует с ними.


Несколько раз, обойдя вокруг корабля, охотники осмотрели его и успокоились. Леший закурил трубку: - Странно шибко, спокойно ведет себя эта птица. - Леший, а ты прав, но знаешь, мне кажется, что за нами кто-то наблюдает. - Э-э, Федор, мне тоже так кажется. И ежели они наблюдают, то почему не выйдут к нам погутарить. Может, шибко боятся наших ружей... Не успел Леший закончить свою мысль, как вдруг что-то зашумело. В корабле появился проем и странная лестница, которая все время вертелась. “ Боже и все святые, неужто настал наш предсмертный час”, - подумал Евстигней. Шаман, поджав хвост, подбежал к Емельяну. Все стояли и чего-то ждали. И вот, по вращающейся лестнице к ним спустились два “ангела”. Федор закрыл глаза: ”Все, братья, это конец”, - промолвил он. Немой Емельян завопил не своим голосом, к нему вернулся дар речи. Валдис сразу же начал мысленный разговор: - Не бойтесь нас, мы миролюбивые и не причиним вам зла. Думаем, что, и вы нам ничего плохого не сделаете. Евстигней удивился, как это все получается, я, не открывая рта, говорю с этими “ангелами”. Мысль его была услышана. “Евстигней, можете не удивляться этому, мы тоже люди, только другой цивилизации». “Интересно, они даже знают, как меня звать, а как же их зовут”, - подумал он и сразу же получил ответ. “Меня зовут Ирша, моего друга Валдис. И вот мы приглашаем вас на борт нашего корабля. Общаться будем при помощи мысли». Федор потряс головой и засмеялся: ”Да не может этого быть, конечно, все мне это только снится”. Смотря на все происходящее, он уже громко смеялся: - Евстигней, Леший, Емельян, вы же мне снитесь. - Валдис, что с ними происходит? - Ирша, хватит, введи их в транс. Делай установку на то, чтобы они без всякого насилия сами зашли в нашу обитель. Ирша посмотрел на землян и мысленно воздействовал на них. Емельян, Евстигней, Федор, Леший и Шаман исполнили его волю и беспрепятственно вошли в корабль. - Ирша, прикажи им, пусть рассядутся удобнее, и сразу же выведи их из транса. - Нет, Валдис, пусть они немного посидят, а мы внимательно их рассмотрим. - Что ж, давай изучать их пока визуально, да и Сэдо нужно доложить, что у нас на борту не два, а четыре землянина и еще с ними какое-то интересное животное. Обрадуется ли он? - Думаю, что обрадуется, ведь все прошло без всякого конфликта. ---------------------------------------------- БОДАЙБО. - Марфа, пожалуйста, ущипни меня. - Прохор, я рук не могу поднять, и тяжесть какая-то овладела мной. В голове все шумит. Прохор посмотрел по сторонам, люди стояли, как каменные. - Господи, что же с нами случилось? - он подошел к отцу Никодиму, тот стоял и плакал, в руках у него был крест. - Отче, авось, ты помнишь, что здесь произошло? - Нет, Прохор, не могу я вспомнить. - Интересно, что же это, получается, стоят вот здесь все жители нашей деревни, и никто не знает, зачем они собрались. А колья-то колья, зачем забили по кругу. Прохор зашел в ограду: “ Да, все это странно, и главное, рядом с моей копной сена. Чушь какая-то и все”, - думал он. - Все, с меня предостаточно. Марфа, идем домой, а то я могу здесь свой разум потерять. Люди постепенно стали расходиться по своим домовкам. Ни у одного из них не было в мыслях всего того, что они видели. Хотя осадок в душе какой-то остался. Возвращаясь домой, отец Никодим зашел в храм Божий, зажег лампадку и стал на колени перед образами всех святых: - Господи, на нашей земле происходят странные вещи, точнее я чувствую, что они происходят. Но, что именно, вспомнить не могу. У меня голова кругом идет. Подскажи мне, Боже, случайно не дьявол вселился в меня, да и во всех остальных... Но стояла полная тишина. Внутренний голос пытался что-то подсказать отцу Никодиму, но он его не слышал. Еще долго Прохор не мог найти себе место. Он ходил из угла в угол, и старался что-то вспомнить, но у него тоже ничего не получалось. Он нервничал: - Марфа, поди сюда. - Прохор, да угомонись же, ничего страшного не случилось. - Марфа, а если случилось? - Пусть даже и случилось, но главное, мы все живы и здоровы. - Ну что живы, хорошо, а вот здоровы ли мы - это уже другой вопрос. Дай мне настойки, я должен успокоиться. - Э-э, бессовестный... - Мать, будь благоразумной, исполни мою просьбу. Марфа согласилась с Прохором: - На, упейся, медведь ты неугомонный. Прохор налил себе полную кружку горячительного напитка и выпил залпом, потом вторую, третью. Настойка его немного успокоила, он прилег на деревянной лавке. Через минуту он уже спал... открыв глаза, он увидел, что перед ним стоят огромного роста люди. - Тебя зовут Прохор? - Да. - Мы видим, ты очень любознателен и хочешь все понять, но тебе что-то мешает. - Конечно, я чувствую, что мне не что-то, а кто-то мешает познать все тайны этой странной жизни. - Так вот, Прохор, мы и явились перед тобой, чтобы приоткрыть некоторые тайны. Не смотри на нас так, хотя мы, действительно, выглядим великанами. Но мы реальны и всегда таковыми являемся. Поверь, это не сон. - Хорошо, хорошо, скажите мне, что же произошло сегодня с нами? - Ничего такого, чтобы вас напугать. Просто вы встретились с чужеземцами, которые прилетели к вам издалека. И поскольку они умнее от вас всех вместе взятых, то они сделали так, что бы вы ничего не помнили. И запомни раз и навсегда: рано еще полностью открываться перед вами, ибо вы всего-навсего являетесь обыкновенными муравьями на этой земле. - Ну, раз мы муравьи, то кто же тогда они? - Прохор, это уже другая тема, и ты ее не поймешь, потому что ты пока есть несозревший плод, да и все ваше человечество тоже. Наступит такое время, и люди узнают, что они живут на этом свете не одни. Вас множество, неисчислимое количество. На внешность вы разные, умные и не совсем - это по отношению к другим. Тебе глаголим, чтобы ты знал, что у вас скоро начнется война, и тебя призовут на эту войну. Домой вернешься инвалидом, у тебя не будет руки и ноги. Прохора бросило в жар, он начал прощупывать левой рукой все свое тело. Но крепость настойки и его, можно сказать, сладкий сон, мешали ему проснуться. Он бредил. Прохор видел свою Марфу, танцующую с этими великанами: ”Марфа, Марфа, они же тебя раздавят! Марф-а-а-а...”. Он вскочил с лавки, схватился руками за голову. Марфа стояла рядом: - Опрыш, не зря, не зря твоя фамилия Белкин-Белый. - Марфа, куда они подевались? - Кто? - Не знаю. - Прохор, ты очень странно ведешь себя. - А ты? Зачем ты танцевала с этими великанами? - Ну, муженек, думаю, что тебя нужно врачевателю показать. Ты свихнулся с головы до ног. Прохор призадумался: «Все, все, я это спишу на сон и на крепкую настойку». - Марфа, кажется, я успокоился. Среди жителей Бодайбо ходили разные слухи, но никто полностью не мог высказать саму суть.


Федор, Евстигней, Емельян и Леший несколько часов находились в необъяснимом для них состоянии. Первым очнулся Леший, осмотрев все вокруг, он снова закрыл глаза, решив, что это сон. “Шибко приятно находиться в таком сновидении”, - подумал Леший и снова открыл глаза: - Федор, Евстигней, очнитесь! Но они никак не отреагировали на просьбу Лешего. - Леший, успокойся, - промолвил Емельян. - Если Емельян заговорил, значит, я полностью потерял разум. - Нет, Леший, разум ты не потерял. Но я и сам не могу понять, что происходит, да и рядом с нами находятся какие-то странные люди. Ирша заметил, что гости начинают принимать свое человеческое состояние. - Валдис, смотри, они пришли в себя. - Не мешай им, они должны сами адаптироваться. И вот, когда они полностью начнут осознавать себя и обстановку, в которой находятся, тогда мы и вступим с ними в диалог. Валдис подошел к спящему Шаману, погладил его. - Ирша, все же, какое приятное это существо. Ирша улыбнулся: - Валдис, мне кажется, что это существо или на уровне, или умнее этих людей. В этот момент Федор подал свой голос, хотя от удивления он ничего не мог сказать, а просто мычал. “Интересные эти люди, ведут себя, как-то странно”, - подумал Ирша. Прошло еще немного времени. “Гости” полностью адаптировались, им даже было приятно находиться в неведомом для них месте. К ним мысленно обратился Ирша: - Как вы себя чувствуете? Все в один голос ответили: - Хорошо, хорошо. Леший еще добавил: - Шибко хорошо. - Земляне, как вы уже знаете, нас зовут Ирша и Валдис. Лично нам интересно будет пообщаться с вами. Если хотите, то мы все вместе вот на этой установке-корабле вознесемся в небеса, где нас ждут наши братья. Нам нужно подробнее узнать все о вас, а именно о людях. Хотя за все человечество, думаю, вы ответить не сможете. - Нет-нет, мы не сможем. Кроме тайги мы больше ничего не видели, - выпалил Федор. - Да и возноситься на небеса не хочется, рано нам еще туда попадать. - Земляне, вы не так нас поняли. Поверьте и поймите, что простор небесный бескрайний, он не имеет ни начала, ни конца. Вот мы всячески стараемся исследовать его. Мы бываем везде, куда нам доступно, а точнее говоря, куда наша техника способна доставить нас. Мы можем бывать в разных поясах времени. При этом не нужно преодолевать какие-то далекие расстояния. И, чтобы вам все было понятно, поверьте, на данный момент мы лишились этой техники, ибо с нами произошла вселенская катастрофа, и основной наш корабль погиб. Но астронавты остались живы. Сейчас они находятся в спасательной капсуле, на которой вы скоро побываете. Просим: ничего не бойтесь, хотя для вас все это будет выглядеть дико и неправдоподобно. И вот, когда наш командир побеседует с вами, мы сразу же доставим вас на землю. К Ирше обратился Леший: - Скажи мне, чужеземец, лица у вас шибко не человеческие. Ирша подошел к Лешему: Главное, что внутри вас и нас, все одинаковое. И мы, хотя и мысленно, но понимаем друг друга. На экране глена появилось изображение Сэдо: - Валдис, что у вас? - Сэдо, у нас все в порядке. На борту находятся четыре землянина, точнее пять. - Валдис, что же вы медлите? Немедленно доставьте их сюда. Леший, да и все остальные были ошеломлены. Они впервые увидели говорящее “зеркало”. Емельян в это время торжествовал: “Все, все сбылось. Только Бога нужно благодарить за это”. Федор с Лешим подошли к глену: - Леший, прикоснись к этому “зеркалу”, - улыбаясь, сказал Федор. - Шибко мне надо, видишь, какое там чудище сидит. Неровен час он может укусить. С экрана глена улыбнулся Сэдо. - Ирша, мне все понятно, возвращайтесь, мы вас ждем. - Хорошо, Сэдо, мы скоро будем, но пока нам нужно обработать их, ибо они могут не выдержать нагрузку. - Пускай Валдис займется этим, ты же, сделай внешний обзор местности, осмотри все вокруг. Не хочется мне, чтобы вас еще кто-то видел. - Сэдо, сейчас я включу обволакивающую оболочку и выйду из корабля. - Ирша, будь осторожен. - Будет исполнено. На поляне, где стоял корабль, поднялся небольшой ветерок, появилось шипение, и в какое-то мгновение летательный аппарат исчез с поля зрения. Из воздушного пространства вышел Ирша, он осмотрелся и решил пройтись по этой неизведанной земле. Ему было интересно, он впервые видел такую зелено-серую природу. Посмотрев на небо, он подумал: ”Да, где-то там далеко, находится и моя планета, которая намного красивее от этой, хотя об этом еще рано судить. Возможно, что мы можем остаться на этой планете навсегда”. От этой мысли ему стало не по себе. “Нет, нет, все же мы вернемся. Нас обязательно найдут”. Подойдя к одному из деревьев, он присел рядом с ним. ”Все-таки наша цивилизация очень умна и достигла в своем прогрессе многого. Вот стоит наш корабль на этой земле, и его никто не видит, конечно, кроме меня. И мне жаль смотреть на этих людей. На мой взгляд... нет, не мне их судить. Да и в принципе, они же не виновны, что таковыми являются». Послышался треск ломающихся деревьев и душераздирающий рев. Ирша обернулся: ”Боже, что это за чудище?” Он тихонько встал и направил свою мысль на какое-то непонятное существо. Перед ним стоял на двух лапах медведь-шатун. ”Да что же это, человек или животное? Нет, нужно срочно возвращаться, ибо это чудище одной мыслью не возьмешь”. И Ирша стремительно направился к своему кораблю. Валдис через глен наблюдал за всем происходящим. Сначала его тоже охватил ужас. Но когда он увидел убегающего Иршу от странного существа, то засмеялся: - Люди, люди, посмотрите, что это за существо преследует Иршу? Все посмотрели на экран. - Это же медведь-шатун, о котором мне говорили охотники. Ежели он его догонит, то шибко завалит. Но Ирша успел вскочить в открытый проем. Шатун же со всего размаха ударился во что-то непреодолимое и упал на землю. - Валдис, все, я больше никогда не выйду отсюда. - Ирша, дорогой, не бойся, уже все осталось позади. - Я не понял, что ты имеешь в виду? - Ну, то чудовище, а ты о чем подумал? - Да так ни о чем. - Все, Ирша, нас ждет Сэдо. Мы возвращаемся. - Погоди, Валдис, я недавно включил блок энергоснабжения. - Так может быть, включим аварийную систему? - Нет-нет, не стоит. Ведь наша опасность уже миновала. Емельян подошел поближе к пульту управления и внимательно стал осматривать приборы. Валдис это заметил: - Емельян, тебя это интересует? Емельян громким голосом ответил: - Мне очень интересно все то, что здесь находится. Федор снова был ошарашен: ”Неужели Емельян притворялся? Хотя нет, он на такое не способен”. Валдис предложил Емельяну присесть рядом. Тот сразу же сел в кресло. Перед ним светилось несколько экранов и многочисленное количество разноцветных огней. - Это наш пульт управления, которым мы непосредственно управляем. - Знаешь, Валдис, мне это уже снилось. Только я управлял самыми простыми вожжами. - А что такое вожжи? - Ну, это своеобразная упряжка для лошадей. Валдис ничего не понял, точно так же, как и Емельян. “Да, все-таки очень разные мы”, - подумал Валдис. К Емельяну подбежал Шаман и Валдис поинтересовался: - Емельян, как вы называете это существо? - Очень просто: пес или собака. Это самый лучший друг человека. Они помогают нам во многом. Только мы иногда относимся к ним просто не по человечески. А у вас, на вашей планете есть такие животные? - Конечно, есть, только они выглядят иначе, но мы их очень любим. Емельян, я вижу, что ты добрый землянин и с тобой интересно общаться. Хочешь, я тебе, да и всем вам что-то покажу? - Валдис, а не страшно будет? - Думаю, что нет, смотрите на экран. Все ждали, что же появится в этом “зеркале”, и вдруг они увидели свою деревню. - Вот это чудо! Евстигней, вы видите, это же отец Никодим стоит на коленях. Боже, там же и Прохор с Марфой, да и все наши односельчане. Но почему они не шевелятся, как будто бы мертвые. - Нет, они не мертвы, они находятся в таком легком утешении. Емельян, вы знаете этих людей? - Конечно, ведь мы же из одной деревни. - Так, так, все понятно. - Валдис, все готово, включай блок множителя. - Сейчас я усажу наших гостей у обзорного иллюминатора. Пусть они полюбуются своей землей с высоты. А если кому-то будет страшно, то, пожалуйста, не смотрите. А пока держитесь покрепче, мы будем набирать высоту. Корабль вздрогнул. Федор ухватился обеими руками за поручни кресла. Евстигней перекрестился. Леший закрыл глаза. Емельян вел себя спокойно. Корабль потихоньку стал набирать высоту. Медведь-шатун очнулся от сильного шума и тепла, исходящего от корабля и уже он на четвереньках с ревом бросился бежать в сторону тайги, оставляя за собой... след. Корабль поднимался все выше и выше. Земля удалялась. Спустя некоторое время “гости” начали смотреть в иллюминатор. Их чувства были не объяснимы, и главное то, что страх куда-то подевался. Интерес сопровождал небесных путников до спасательной капсулы. СПАСАТЕЛЬНАЯ КАПСУЛА. Сэдо внимательно рассматривал землян: “Странные, да и разные”, - подумал он. Сэдо подошел к Лешему, посмотрел ему в глаза. Того пробрала дрожь. Сэдо улыбнулся: - Землянин, не бойся меня. Я точно такой же, как и ты. Я обыкновенный человек, только по виду мы разные. Леший согласился с Сэдо. “ Да, шибко мы разные. Вы вот можете летать по воздуху, а мы толком не можем ходить по земле”, - подумал Леший. Сэдо снова улыбнулся: - А разве у вас нет звездолетов? - Нет, таких штуковин у нас нет. Собаки, олени - есть. - Интересно, как же вы живете, если у вас нет средств передвижения? - А вот так и живем. - И вам нравится такая жизнь? - А, нежели лучше есть? Сэдо задумался... - Конечно, есть, думаю, что вы находитесь пока на первой ступени развития, но со временем познаете все. И у вас будет все то, что имеем мы. Сэдо протянул руку Лешему и сказал: - Нравишься ты мне. Леший дал Сэдо свою руку. В этом рукопожатии утверждена была дружба между чужеземцем и землянином. - Вы можете меня спросить, зачем мы вас взяли к себе на борт. Отвечу так: я впервые нахожусь на этой планете и вот мне, да и всем нам интересно знать, кто на ней живет. Чем занимается данная цивилизация. Мы же являемся небесными путешественниками. Изучать Вселенную дело нелегкое, но очень интересное. И если кто из вас пожелает остаться у нас, тот познает очень много. В связи с тем, что основной наш корабль погиб, на Земле мы будем находиться еще долго. До тех пор, пока нас не найдут. В мыслях своих Емельян согласился с Сэдо. Он решил остаться с ними. “Но, что я буду делать здесь?” – подумал Емельян. Сэдо посмотрел на Емельяна и сразу же уловил его мысль. - Ты будешь путешествовать с нами, а точнее говоря, будешь изучать свою планету. Поверь мне, что это очень интересное занятие. Посмотрите на свою Землю с высоты. Она небольшая по сравнению с другими, и все-таки она огромная, если судить по вашим меркам. Нам предстоит исследовать вашу планету и побывать везде, даже в тех местах, где никогда не бывал человек. Федор посмотрел в иллюминатор на свою Землю, и у него закружилась голова: “Нет, нет, это не по мне. Да я до сих пор не верю, что все это происходит со мной...”. Мысль Федора была перехвачена. - Поверьте мне, насильно принуждать я никого не буду. Конечно, я понимаю ваше состояние. Для вас оно пока необъяснимое. Сегодня же мы доставим вас в ваше селение. Соответственно некоторую информацию мы заберем, вы будете помнить не все. Сделаем мы это только для того, чтобы ваша психика не была нарушена. Согласитесь со мной в том, что вы еще не “созрели”, а опережать зрелость или сознание - никому не позволено. Что нужно было, мы сняли с вашей памяти. Сейчас проанализируем всю информацию, и будем знать все то, что вы знаете о своей Земле. А сейчас можете отдыхать, я вам включу глен, и вы сможете увидеть тех людей, кто живет во Вселенной далеко от вас. Прошу, не удивляйтесь ничему, потому что все то, что вы увидите, существует реально, точно так, как существуете вы, да и мы тоже. После всех мысленных диалогов Сэдо обратился к Лешему: - Мне, да и всем нам нужна твоя помощь. - Чем же я, простой охотник, могу вам помочь? - Ты сможешь показать место в тайге, где бы мы смогли спрятать нашу спасательную капсулу? - Ну-у, в тайге шибко много таких мест, так что найти будет не трудно. - Что ж, Леший, тогда ты укажешь Ирше и Валдису такое место, и сразу попрошу тебя об одном: ты никому, никогда не скажешь и не укажешь, где находится наша спасательная капсула. - Хорошо, хорошо, я никому не скажу. Сэдо отозвал в сторону Иршу и Валдиса: - Сегодня же доставьте землян в селение, соответственно обработайте их, но Лешего не трогайте. Судя по всему, он старый землянин и очень разумный. - Сэдо, а почему ты решил спрятать капсулу на земле? - Понимаешь, Ирша, я боюсь еще одного столкновения, и поэтому на Земле находиться будет безопасней. - Сэдо, ты прав и дай Бог, чтобы в ближайшее время нас нашли. - Братья, не беспокойтесь, нас обязательно найдут. Так что все переживания излишни. И вот, пока нас будут искать, нам нужно тщательно изучить эту планету. А сейчас вы свободны и можете отправляться на Землю. Да, вот еще что, если Емельян окончательно решит остаться с нами, пусть остается. Ему нужно помочь, он у нас познает много интересного. Хорошо, Сэдо, все будет сделано. БОДАЙБО. День был пасмурный, слегка моросил мелкий дождь. Недалеко от деревни снова приземлился корабль чужеземцев. Валдис обратился к Федору и Евстигнею: - Нам было очень приятно познакомиться с вами, интересные вы люди. Мы вас всегда будем помнить, вы же нас - нет, хотя, может быть, в какие-то моменты будут просветления. Но это будет казаться лишь только сном. А сейчас, вы можете покинуть наш корабль и спокойно внедриться в вашу обыкновенную, а может быть, и нет - жизнь. Федор с Евстигнеем вышли с той обители, которую сразу же забыли. На улице шел дождь, но одежда на них была сухой. Они отправились по своим домовкам, и для каждого из них звучал один только вопрос: - Где вы были? - На охоте. - А где добыча? - Охота не состоялась, дождь помешал. На следующий день Федор с Евстигнеем встретились с односельчанами: - Федор, а куда подевался Емельян со своей собакой? - Селяне, неведомо нам, куда он подевался. Перед глазами Федора вмиг появился небольшой шар: “Боже, это же наша Земля...”. Небольшой прорыв в памяти сразу же был заблокирован. - Односельчане, не знаю, что и сказать. Хотя Емельян и Шаман, точно знаю, что живы, а вот куда они подевались, я затрудняюсь что-либо ответить. К Федору с Евстигнеем подошел Прохор: - Нам сегодня вечером нужно встретиться у отца Никодима. - Прохор, а что случилось? - Можете не спрашивать меня об этом, потому что я и сам не знаю ничего. Но что-то все же случилось. Потому что все односельчане после взрыва в небесах стали непохожими друг на друга, да и вы тоже. Тем более Емельян пропал неведомо куда. Представьте, что мы скажем уряднику об исчезнувшем. - Прохор, но мы-то причем? - Не знаю, Федор, не знаю, но меня что-то тревожит. - Что ж, Прохор, вечером мы встретимся у отца Никодима. Отец Никодим был обеспокоен, он нервничал, пытался найти причину, которая тревожила его, но, увы, он ее не находил. В дверь постучали. “Боже, кого это еще принесла нечистая”, - подумал он. - Отец Никодим, открой, это я с Прохором и Евстигнеем. С неким страхом отец Никодим открыл дверь и произнес. - Входите. И что вас привело ко мне в такое позднее время? - Вопросы, отче, только вопросы. - Прохор, я и сам ни на что не нахожу ответа, а тут еще и вы со своими вопросами. - Отец Никодим, может, мы все вместе сможем разобраться в своих загадках? - Что ж, давайте, попробуем, только я думаю, что, вряд ли у нас что-либо получится, потому что незнания порождают еще большее незнание. Присаживайтесь и давайте подумаем с чего начать. Прохор, говори первый. - Отец Никодим, начнем с того момента... - С какого именно? - А вот, со взрыва, что произошел в небесах. - Ну, а дальше? Да, был взрыв и не один, мало ли что происходит где-то там далеко. Сами с собой и то не можем разобраться. Отец Никодим резко взялся за голову руками, потом схватился за крест. - Боже, да что же это, я чувствую какую-то вспышку у себя в голове, и мне почему-то от этого становится страшно. - Вот-вот, отец Никодим, каждый из нас тоже это чувствует и ищет для себя ответ. - Тогда возникает такая мысль, что дьявол посетил нас, и мы все его видели, только не хотим признавать этого. Или на нас кто-то воздействует. - Не пойму, пошто у моей скирды забиты кругом колья. В этот момент Федор сосредоточился: “Где, где же я вас мог видеть всех вместе. Как будто бы я видел все это с высоты. Хотя нет, это был сон. И все же я видел отца Никодима, держащего в руках крест, и все-таки, сон это или не сон?”, - подумал Федор. В таких домыслах прошла ночь, никакого результата она не принесла, только породила еще больше вопросов. И все собравшиеся разошлись ни с чем, но с большим осадком на душе.


После того, как Валдис с Иршей высадили Федора с Евстигнеем на землю, они снова отправились на Красную поляну, где и приземлились. Обе стороны чувствовали себя на одинаковом уровне общения. - Ну что, земляне, - сказал Ирша, - полдела сделано и вот после отдыха нам нужно будет найти то место, где мы спрячем нашу капсулу. Леший, ты готов? - Конечно, немного отдохну, и мы отправимся в глубь тайги. Хотя, кто его знает, где находится ее середина, даже мой прадед не знал этого. - Прадед не знал, а мы с тобой должны все познать. - Конечно, шибко все мы не познаем, но все же что-либо должны узреть. С тем все и уснули. Чужеземцы отдыхали по-своему, земляне так, как могли. Во сне их всех окрыляла мечта, которая и вела к чему-то светлому и приятному. ---------------------------------------------------- СТРЭНЭ. Профессора Онга тревожила одна мысль: почему так долго Сэдо не выходит на связь, неужели с ними что-то случилось? Со многими астронавтами Онг общался, но никто из них ничего не знал об экспедиции Сэдо. “Странно, у Сэдо корабль-носитель является новейшей конструкцией, даже в случае какой-то поломки он смог бы вернуться в Стрэнэ”. Мысли Онга прервал Доминос: - Профессор, учение мое подходит к концу, и я прошу вас, разрешить мне отправиться в экспедицию на поиски отца. Онг подошел к Доминосу, обнял его: - Доминос, поверь, я не против, но у тебя пока нет навыков. Профессионализм достигается временем, и тебе, Доминос, все азы этого профессионализма нужно пройти в нашем созвездии. И после этого только ты сможешь отправиться на поиски отца. - Профессор, не поздно ли будет, ведь время идет? - Доминос, я об этом не думаю и надеюсь только на лучшее. И вообще, если бы я сейчас согласился отправить тебя в экспедицию, то все равно ничего бы у тебя не получилось. Ведь корабль “Голиос-747Б” еще не готов к эксплуатации. Он должен пройти испытание по всем параметрам. И я клянусь перед тобой, как только он будет готов, ты сразу же отправишься в экспедицию. А сейчас, можешь быть свободен. Да, кстати, Доминос, как вы провели время с Эоллой? - Прекрасно, профессор, мне приятно было общаться с вашей дочерью. - Что ж, я очень рад этому Доминос вышел от Онга в расстроенных чувствах, ему хотелось прямо сейчас уйти в ту неизвестность, где находился его отец. Возвратившись домой, он переборол свои неприятные чувства и уселся у экрана глена. В этот момент к нему зашел геноробот Крит: - Доминос, почему у тебя такой вид? - Понимаешь, Крит, пришлось немного поволноваться. Присаживайся и не беспокойся за меня. Крит присел рядом с Доминосом. - Крит, твой визит ко мне с чем-то связан? - Понимаешь, Доминос, я узнал, что ты будешь командиром корабля “Голиос-747Б”, и я хочу, чтобы ты меня зачислил в свой экипаж. - Крит, дорогой, конечно же, твоя просьба будет исполнена. Но это произойдет только в том случае, когда меня назначат командиром. - Доминос, я точно знаю, что назначат. - Что ж, Крит, тогда считай себя уже одним из членов моего экипажа, а я пока буду проходить практические занятия-полеты на малых установках. - Доминос, главное, что ты будешь назначен, а все остальное... - Крит, а остальное - не только мое, но и всех нас. А сейчас, я хочу побыть один, а ты же можешь пока подзарядиться. - Доминос, ты прав, я чувствую себя ослабленным, думаю, что предыдущие полеты очень сильно повлияли на меня, - и Крит удалился. Доминос долго наблюдал по глену за многими экспедициями, которые находились во Вселенной. Но экспедицию своего отца он так и не увидел. Его посетило какое-то необыкновенное чувство, и он уснул... “Сын, Доминос, мы тебя очень любим. Я со своим экипажем нахожусь далеко от нашего созвездия. Прошу тебя, помоги нам вернуться на нашу планету...”, - Доминос очнулся: “Отец ты мой, я счастлив, наши мысли встретились. Я вас обязательно найду, хотя почему ты мне не сказал, где вы находитесь...”. Но ответа он так и не получил. Проснувшись, Доминос вышел из дому, посмотрел на небеса: ”Отец, мама, я несусь к вам и обещаю, что очень скоро найду вас, и мы снова будем вместе. Понимаю, что меня ждут большие трудности. Думаю, что профессор Зэбс мне поможет преодолеть их”.


По небу в разные стороны плыли небесные корабли. Доминос смотрел на них и мысленно в каждом корабле он видел себя. Вдруг к нему кто-то обратился: - Доминос, извини меня, я не помешала тебе? - О, Эолла, конечно же, нет, ты явилась кстати. Но я прошу прощения за вчерашнее молчание, я просто растерялся и не знал, как себя вести. - Доминос, не волнуйся и не думай об этом. - Эолла, я смотрю на тебя и вижу, что ты хочешь мне что-то сказать. - Да, я получила предложение и хочу отправиться... вместе с тобой. - Куда именно? - Доминос, ты можешь со мной не согласиться, но я хочу побывать в созвездии Угасшего Вулкана на планете Видий. - Эолла, но это же будет очень рискованный полет. - Вот поэтому я и хочу побывать в том месте, и любые трудности, я думаю, мы выдержим вместе - Эолла, я согласен. Но как к этому отнесется твой отец? - Доминос, он не возражает, хотя знает, в какое созвездие мы отправляемся. - Я недавно был у него, но он мне ничего не сказал об этом. - Доминос, это я его упросила за тебя, потому что... что... Доминос посмотрел на Эоллу, ему стало все понятно. - Эолла, я... я... не только согласен, но и рад за тебя и за себя, да и за наше будущее. - А это уже впечатляет. Мы сейчас с тобой отправимся в обсерваторию, в отдел Вселенской информатики. Нам нужно некоторое время поработать там и не только обобщенно, но и уверенно, и пусть нас посетит вдохновение. Подготовка полета к созвездию Угасшего Вулкана продолжалась недолго. Эолла с Доминосом были готовы к дальнему перелету. Их несущий корабль «ЯТ-7Z» относился к кораблям четвертого поколения и по всем техническим параметрам был намного меньше от «Голиоса-747А». Но Доминос да и все члены экипажа были довольны, ведь некоторые из них впервые отправляются в такую дальнюю экспедицию. Крит тоже был зачислен в члены экипажа. Доминос видел, что Крит доволен своим назначением, и он радовался за него. И вот наступил тот долгожданный день, попрощаться с участниками экспедиции пришел профессор Онг: - Эолла, Доминос, я ни о чем не жалею, наоборот я очень рад за то, что вы вместе отправляетесь в эту экспедицию. Можно сказать, что вы нашли себя и поняли друг друга. Онг посмотрел на Эоллу и спросил: - Доченька, я прав? Эолла обняла отца и промолвила: - Да, отец, ты прав, и спасибо тебе за все. Если бы не ты... - Эолла, я то здесь при чем, благодари свою судьбу, ибо только ей подвластно все. Онг подошел к Доминосу: - Доминос, вы летите на планету Видий, прошу вас, будьте осторожны. Я знаю жителей этой планеты, тем более их жестокость и агрессию в отношении к чужеземцам. - Хорошо, профессор, мы будем осторожны во всем. - Все, дети мои, мне пора, а ваше время наступило. До встречи. Онг покинул корабль. Выйдя из него, он внимательно посмотрел на эту уникально огромную конструкцию: «Да, мы достигли очень многого, и наш прогресс помогает нам во всем. И главное, что он не стоит на месте”, - подумал он. Послышалось шипение, запах гари, корабль вздрогнул и медленно начал набирать высоту. - Счастливого пути и пусть вам сопутствует удача. Я буду ждать вас, вы стали моей надеждой и опорой, - сказал Онг, но дети его уже были далеко от Стрэнэ.


Пронизывая небесную гладь, корабль «ЯТ-7Z» несся вперед к созвездию Угасшего Вулкана. Им неведомо было, что ждет их впереди. Доминос вызвал к себе Крита: - Крит, - обратился он к нему, - хотя я и не являюсь командиром этого корабля, но все же исполнил твое желание. Думаю, что ты доволен? - Да, Доминос, я очень рад и клянусь, что я вас ни в чем не подведу. - Спасибо тебе, Крит. Пусть этот полет утвердит нас, от него будет зависеть многое, потому что наша жизнь только начинается. - Доминос, ты прав, ваша жизнь только начинается, моя же зависит от подзарядки. Доминос улыбнулся и добавил: - Разумной подзарядки. А сейчас, Крит, идем в навигационный отдел. Когда они вошли, Эолла находилась у пульта управления. - Эолла, дорогая, ты не устала? - Доминос, это вы? Я не устала. Посмотрите, какую красоту мы преодолеваем. Я рада, что Господь сотворил нас и дал нам возможность видеть все эти красоты. Через обзорный иллюминатор было видно всю прелесть Вселенной. Вокруг все светилось и переливалось необыкновенными цветами. Появлялись яркие вспышки, которые постепенно угасали, и всем казалось, что этим самым Небесный Простор приветствует их. Прошло несколько временных цайтов, и корабль «ЯТ-7Z» вошел в созвездие Угасшего Вулкана. Компьютерная система работала нормально. Все члены экипажа чувствовали себя хорошо. Доминос с Эоллой сидели у одного из гленов: - Эолла дорогая, смотри... На экране глена появилось небольшое свечение. - Доминос, это, это же планета Видий. - Да-да, это Видий, значит, скоро мы достигнем ее. - По экспедиционной программе мы должны произвести посадку в море Красного паука. Доминос, пожалуйста, дай мне данные об обитателях этого моря. Через несколько минут информация была готова. - Эолла, вот смотри, никто из этих существ не может причинить нам вреда, кроме одной особи - это летающий витбрих, который живет на поверхности моря. Хотя, если его не трогать, то он сам никакой агрессии не проявит. Но все же нужно быть предельно осторожными, ибо из его глаз исходят необъяснимые лучи, которые могут расплавить все то, что находится на их пути. - Доминос, ты думаешь, что он может повредить наш корабль? - Нет, Эолла, это ему не под силу, а вот наши передвижные установки... - Доминос, надо быть предельно осторожными, и проявлять себя не будем. И прежде, чем произведем посадку, нам нужно включить обволакивающую оболочку. В этом я вижу наше предостережение. В разговор вмешался Крит: - Эолла, я здесь бывал и точно знаю, что в этом море есть несколько небольших островков. Давайте обоснуемся на одном из них. - А знаешь, Крит, ты прав, судя по всему, мы так и сделаем. Но прежде, чем достигнем этой планеты, я хочу выйти на связь с отцом и посоветоваться с ним. На экране глена появился Онг: - Эолла, я слушаю тебя. - Папа, я решила произвести посадку на одном из островов моря Красного паука. - Эолла, сначала внимательно изучи ландшафт этого острова и лишь только потом принимай решение. Но учти, море Красного паука непредсказуемо, и эти острова могут исчезнуть в один миг, потому что уровень моря непостоянный, и в считанные минуты он может измениться. - Папа, спасибо тебе. - Доченька, когда вы обоснуетесь на этой планете, дай мне об этом знать. Да, вот еще что: пусть этот остров первыми обследуют генороботы, тем более Крит уже бывал там, правда, с того момента прошло уже много времени. Возможно, что там что-то изменилось. Эолла, поверь, в нашем компьютерном отделе мало информации об этой планете. Хотя по отдельным регионам ее достаточно. А ведь ты хочешь побывать в таких местах, где никто из нас не был. Вот если бы мы смогли знать полностью код этой планеты, то вам намного было бы легче. Вообще то решайте с Доминосом вместе, как быть в какой бы то ни было ситуации. Я на вас надеюсь... Все, мое время истекло, но я с вами не прощаюсь... - Экран глена погас. Эолла не боялась, наоборот, у нее еще больше проявлялся интерес, и ей хотелось быстрее оказаться на этой загадочной планете. - Эолла, о чем ты думаешь? - Понимаешь, Доминос, я имею разнообразную информацию о других планетах, а вот об этой, можно сказать, почти ничего. - Вот когда мы исследуем Видий, тогда информации станет намного больше, так что не переживай. Тем более нам спешить некуда. Будем изучать все, и уже следующим экспедициям будет намного легче. А сейчас, Эолла, ты можешь отдохнуть, я с Критом заменим тебя. Завтра мы уже будем находиться рядом с Видием, тебе нужно набраться сил, да и пусть мозг твой отдохнет. Эолла удалилась в отсек отдыха. Доминос с Критом уселись возле обзорного иллюминатора. Корабль с огромной скоростью нес их все ближе и ближе к Видию. Эолла долго еще не могла уснуть. Разные мысли не давали ей покоя. “Доминос прав, моему мозгу действительно нужен отдых”, - подумала она. И вдруг перед ее взором появился лик матери, Эолла прочувствовала, как от нее исходит тепло. В этом блаженстве она уснула. Но отдых продолжался недолго, ее разбудил Доминос: - Эолла, проснись! - Доминос, что случилось? - Навстречу нам движется корабль, на котором отсутствуют бортовые огни. Правда, он еще далеко. - Хорошо, Доминос, я сейчас приду. Через минуту Эолла прибыла в отдел управления. На экране радара, действительно, было видно изображение корабля, от которого не исходило тепловое излучение. - Доминос, пожалуйста, увеличь изображение и перенеси его на экран глена. На экране глена появился корабль без опознавательных знаков. - Доминос, ты пробовал выйти с ним на связь? - Да, но никто не отвечает. - Странно, постарайся держать его все время в поле зрения, и периодически выходи на связь. Они все равно должны ответить. - Эолла, я думаю, что нам нужно принять все меры предосторожности. - А вот этим пусть займется Крит. Корабль приближался все ближе и ближе. На экране глена изображение его увеличилось в несколько раз. Эолла внимательно рассматривала его, а затем радостно воскликнула: - Боже, Доминос, это же корабль моей мамы, неужели с ними что-то случилось? - Эолла, не волнуйся, ты же сама видишь: корабль управляем, значит, там все живы. А вот с технической стороны – возможно, что-то не так. И, чтобы выйти на связь, нам нужно с ними состыковаться. Шло время, корабли двигались навстречу друг другу. Расстояние между ними сокращалось, и в один из моментов была восстановлена связь. - Эолла, благодари Бога, ты можешь говорить с мамой. Эолла волновалась, голос ее дрожал: - Мамочка, с вами все в порядке? - Эолла, неужели это ты? - Да, мама, это я. - Доченька, не волнуйся, с нами все хорошо. Только при столкновении с небольшим астероидом некоторые навигационные системы вышли из строя. Эолла, но как ты оказалась здесь? - Мамочка, я возглавляю экспедицию, направленную в созвездие Угасшего Вулкана... Мама, почему ты молчишь? - Эолла, я знаю это созвездие, и буду волноваться за тебя, да и за всех вас. - Мама, не стоит за нас волноваться. У меня экипаж надежный во всех отношениях и, если ты согласна, то нашим кораблям нужно состыковаться. Я хочу увидеть тебя и поговорить с тобой. - Нет, Эолла состыкования не получится, очень рискованно. Да и энергетический баланс не позволит нам это сделать. Одна из энергетических колб дала трещину, так что запаса энергии нам хватит только до Стрэнэ. Тебя же еще раз прошу: будь осторожна и, ежели будешь в Сонтере, найди видийца по имени Астро. На мой взгляд, он не такой агрессивный и в трудную минуту сможет тебе помочь. Когда-то он мне тоже помог, можно сказать, мы с ним подружились. Эолла, наши корабли сближаются, пожалуйста, стань у иллюминатора, я хочу увидеть тебя. Через иллюминатор мать увидела свою дочь, Эолла же увидела свою маму. У обеих по щекам текли слезы. Доминос подошел к Эолле и обнял ее. - Доченька, а кто это рядом с тобой? - Мама, неужели ты не узнаешь, это же Доминос Сина, сын Сэдо. - Да, я его не узнала, но если вы вместе, я волноваться не буду. Удачи вам! - Спасибо, мама, я сейчас сообщу отцу о том, что ты возвращаешься. Пусть готовится к встрече. Два корабля разминулись в нескончаемом пространстве. Мать, дочь и две экспедиции, возглавляемые ими, уходили в разные стороны. ----------------------------------- Корабль «ЯТ-7Z» с легкостью преодолел входной барьер в созвездие Угасшего Вулкана и на небольшой высоте завис над планетой Видий. На экране глена появилось изображение моря, в котором находилось несколько маленьких островков. - Крит, - обратилась к нему Эолла, - посмотри, на котором из этих островов мы можем произвести посадку. - Вон, третий справа. Этот остров носит имя Бармо, назван он так в честь своего первого открывателя. На нем есть растительность и своеобразный животный мир. Вот здесь и произведем посадку - Хорошо, Крит, я согласна. Доминос, пожалуйста, оповести экипаж, чтобы все были готовы к посадке. « ЯТ-7Z» медленно опускался к заданной цели, и вот настал тот момент, когда корабль коснулся поверхности острова Бармо. Эолла обняла Доминоса с улыбой на лице, сказав при этом: - Дорогой, вот мы и достигли цели. И после небольшого отдыха сразу же отправим генороботов во главе с Критом для изучения неведомого нам острова. А сейчас, Доминос, включи, пожалуйста, обволакивающую оболочку, и я приказываю всем отдыхать. - Эолла, профессор Онг говорил, что уровень моря здесь непредсказуем. - Доминос, я тайком от тебя изучила ландшафт этих островов. По сравнению с другими островами, Бармо находится намного выше, и поэтому никакой прилив нам не навредит. Так что будьте все спокойны и готовьтесь к новым открытиям. Что нас здесь ждет, пока никому неизвестно. Огромные волны накатывались на остров Бармо. Стоял обычный морской шум. Где-то вдалеке были видны больших размеров силуэты, судя по всему - животных. От них исходили яркие лучи света. “Наверное, это витбрихи”, - подумала Эолла. По нему плыли темно-серые облака, которые наводили грусть. Эолла вспомнила любимый Стрэнэ, и на душе стало намного легче. ------------------------------------ ОКОЛОЗЕМНАЯ ОРБИТА. Спасательная капсула. Сэдо Сина один находился у пульта управления. Его мысли были сосредоточены только на одном. Он просил Бога, чтобы тот помог ему. За себя и жену Сэдо не боялся, но он очень любил свой экипаж, особенно Валдиса и Иршу. Он тщательно анализировал все то, что произошло с его кораблем, себя он ни в чем не винил. Сэдо ко всему был готов, но только не к этому столкновению. В один из гленов он заложил информацию о случившемся, где ясно указал: ”Я - Сэдо Сина, приложу все усилия для спасения своей экспедиции. И если сочту нужным, то весь свой экипаж расселю между землян. Но сделаю это так, чтобы никто не заподозрил, что мы являемся жителями другого созвездия и планеты. Спасательную капсулу постараюсь спрятать в таком месте, что ни одна живая душа не сможет ее найти. И я, командир «Голиоса 747-А» благодарен Богу за то, что Он спас, преобразующую барокамеру, которая поможет нам перевоплотиться и выжить на этой земле». Сэдо включил другой глен, на экране, которого было видно, что Валдис, Ирша, Емельян и Леший отдыхают. “Удачи вам”, - подумал он. --------------------------------- Корабль «ЯТ-7Z». После небольшого отдыха Эолла собрала всех членов экспедиции: - Братья и сестры, наступил тот момент, когда наши генороботы должны будут выйти из корабля для обследования этого острова. И вот, когда мы будем уверены, что нам здесь ничего не угрожает, тогда по очередности, на малых установках, начнем изучать эту планету. А сейчас Крит, Тонис и Эдвер выйдут из корабля и сделают пробную проверку. Эолла подошла к Криту и обратилась к нему: - Крит, возьмите на всякий случай оружие и запомните, если придется, то применяйте его только в крайнем случае. - Хорошо, Эолла, постараемся обойтись без него. Думаю, что нельзя нарушать закон той жизни, которая существует на этой планете, тем более на этом острове. И разреши нам, Эолла, прямо сейчас приступить к выполнению задания. - Что ж, Крит, я вам разрешаю, можете идти. Мы же за вами будем наблюдать. - Эолла, профессор Онг просил тебя, чтобы сразу после посадки ты вышла с ним на связь. - Доминос, я это сделаю, но после того, как Крит вернется обратно, потому что я должна убедиться в нашей безопасности. Выйдя из корабля, Крит посмотрел по сторонам: ”Да, здесь многое изменилось”, - подумал он. - Крит, Крит, смотри, вон там, какое-то существо наблюдает за нами! Крит сразу же бросил взгляд в сторону зарослей и улыбнулся: - Эдвер, не бойтесь, это существо не навредит нам. Это одноглазый фат, который питается только растительностью. Идемте ближе к морю. По сыпучему песку ползали какие-то твари, которые шипели и издавали неприятный запах. - Тонис, Эдвер, прошу вас, не наступайте на них. - Крит, а разве они могут ужалить? - Нет, просто запаха добавится еще больше, - и Крит засмеялся. - Тебе смешно, а нам приходится видеть это впервые. - Ничего, привыкайте. А вот, когда подойдем к морю, там нужно быть внимательными. Из морской глубины в любой миг может выскочить какая-то тварь, которая может отнестись к нам недружелюбно. Волны вздымались все больше и больше, даже генороботы ощущали это на себе. - Крит, может быть, вернемся? - Нет, Тонис, мы должны обойти весь остров, а сейчас стойте и не шевелитесь. - А что случилось? - Пожалуйста, молчите. Над их головами пронесся витбрих. В его пасти находился одноглазый фат. - Благодарите его за то, что он занят другим. - Да, здесь не только под ноги нужно смотреть, но и о небесах не забывать. - Эдвер, конечно, это не Стрэнэ, а другая планета. Для нее свойственна такая жизнь, у которой свои законы радости и огорчения, и нам нужно уважать их строй, уважать, не нарушая его... Не успел Крит закончить свои изречения, как из морской пучины появилось что-то необъяснимое. - Крит, что это? - Двуглавый морской рыцарь, можно сказать, что он является двоюродным братом летающего витбриха. Хотя по характеру своему он добр и может, конечно, при желании, пообщаться с нами. - Интересно, он говорит так, как и мы? - Эдвер, почти так, но он предпочитает больше молчать, ибо рыцарь постоянно думает о своем пропитании, а остальное его почти не интересует. Идемте дальше, ибо только в движении мы познаем все таинства острова Бармо. Обойдя остров, они убедились в том, что большой опасности для них здесь нет, конечно, если не считать витбрихов. - Тонис, Эдвер, смотрите, сюда приближаются красные облака, и нам нужно срочно вернуться на корабль. Идемте быстрее. - А что может произойти? - Со временем узнаете. Облака двигались довольно быстро. Стоял сильный шум. Казалось, что небеса рвутся на части. - Крит, ты можешь объяснить, что же все-таки происходит? - Сейчас нет, но если останемся целы, то постараюсь объяснить, но не здесь, а на корабле. Быстрее за мной. Шум нарастал. Растительность, да и все вокруг приобретало красный цвет. Однотонность сильно действовала на глаза. Эолла с Доминосом наблюдали за бегущими к кораблю. - Доминос, срочно подай трап. - Уже все готово. Крит с Тонисом и Эдваром буквально влетели в корабль. - Эолла, мы целы, опасность осталась позади. - Крит, что это такое? - Понимаешь, Эолла, это море не зря назвали морем Красного паука. Посмотрите вокруг, все только красное, хотя такое бывает не часто, но бывает. - И что же это? - Это своего рода дождь, только этот дождь специфический и осадки выпадают в виде неких красных микроорганизмов. За счет них питается весь морской мир, но нам, тем более вам, попадать под него нельзя. Потому что эти микроорганизмы могут моментально поглощать живую ткань. Так что такой дождь нужно пережидать только в укрытиях. - А как же здесь выживает животный мир, да и все остальное? - Эолла, они адаптировались и для них это обыденность. По обзорному иллюминатору текла красного цвета жидкость, на которую смотреть было не очень-то приятно. - Эолла, мы осмотрели остров, опасности для нас здесь нет, кроме витбрихов. Конечно, осторожность нам не помешает, так что место, можно сказать, мы выбрали подходящее. И завтра же можно начать первые полеты над водной гладью моря. - Крит, вы молодцы, можете отдыхать от такой упоительной прогулки... Вы, хотя и относитесь к генороботам, но бегаете быстрее нас. - Все присутствующие засмеялись. Спустя некоторое время красный дождь прекратился. Члены экспедиции отправились на отдых. Эолла, Доминос и Крит остались в отделе управления кораблем. - Ну, Крит, лично я довольна сегодняшним днем и думаю, что завтра мы втроем сделаем пробный полет над морем. - Эолла, это произойдет только в том случае, когда полностью исчезнут красные микроорганизмы. - Неужели они смогут нам помешать. - Нет, они нам ничем не угрожают, просто трудно будет увидеть настоящую природу этих островов. - Крит, ты прав и я вижу, что ты ослаб, можешь сейчас идти подзарядиться. А все остальное мы обсудим с Доминосом. Крит удалился. - Доминос, он мне очень нравится. Крит добр как никто другой. - Да, Эолла, он не только добр, но и умен, память его феноменальна. И мне хочется, чтобы он все время находился с нами, я к нему очень привык. А сейчас, Эолла, я снова прошу тебя, пожалуйста, выйди на связь с профессором Онгом. - Конечно, конечно, думаю, что отец уже волнуется. На экране появилось знакомое лицо, было видно, что профессор был чем-то взволнован. Он сразу же обратился к дочери: - Эолла, у вас все в порядке? - Папа, во-первых, извини меня, мы уже находимся на Видии. Произвели посадку на острове Бармо, и у нас все хорошо. - Доченька, я же тебя просил, чтобы ты... - Папа, ведь ничего не случилось. - Хорошо, доложи обстановку. - Мы произвели посадку без всяких осложнений, правда попали под своеобразный красный дождь. На мой взгляд - это неприятное явление, и мы его пережидаем в корабле. А назавтра я решила произвести первый пробный полет. - Будь осторожна, и после обследования острова сразу же выходи со мной на связь. - Папа, хорошо, у меня для тебя есть очень приятная новость. - И в чем же она заключается? - Через два цайта жди маму домой, она возвращается. - Почему же ты сразу мне об этом не сказала? - Я решила преподнести тебе сюрприз. - Ну, спасибо. Мы вместе с мамой с нетерпением будем ждать вашего возвращения. Да, вот еще что: полеты производи только при включенной обволакивающей оболочке. Так видийские радары не смогут вас зафиксировать. - Папа, я об этом всегда помню. - Ну, доченька, все, я буду готовиться к встрече с мамой. Странно, а почему Доминос все время молчит? - Профессор, мне просто добавить нечего. А вот, по возвращении домой, мы все обсудим. - Я согласен. До связи и тем более до встречи. Еще раз: будьте осторожны. Эолла решила, что первое время полеты будут производить только на одной гелиево-магнитной установке. Доминос выразил свое несогласие: - Эолла, нам нужно подстраховаться и поэтому я предлагаю, чтобы наши разведывательные полеты происходили минимум на четырех установках. Поверь, как бы ни была усовершенствована наша техника, мы должны думать о своей безопасности. Эолла согласилась с решением Доминоса, и утром следующего дня четыре установки покинули основной корабль. В одной из летающих установок находились Эолла, Доминос и Крит. На небольшой скорости и небольшой высоте они начали общий обзор моря Красного паука. На его поверхности находилось великое множество разных тварей, которые занимались своим делом, а точнее говоря, промыслом. - Доминос, может быть, опустимся ниже? Доминос согласился. И вот четыре аппарата опустились к подножию водной глади. - Эолла, смотрите, это летающие витбрихи. - Да, Крит, я вижу, какие они огромные и, на мой взгляд, совсем безобидные. - Эолла, это только на твой взгляд. В этот момент один из витбрихов, как бы прочувствовал что-то неладное. Он поднял голову к небесам и громко закричал. - Эолла, срочно набираем высоту, пока он не проявил агрессию. - Крит, но он же нас не видит. - Он чувствует запах, исходящий от нашей установки. Из глаз витбриха начало появляться свечение, которое было направлено в сторону, где находилась установка. Свечение усиливалось, чувствовалось, как оно коснулось днища, установка вздрогнула. Казалось, что под воздействием сильных лучей она может опрокинуться. - Эолла, набирай высоту или уходи в сторону. Представь, что будет с нами, если все эти твари прочувствуют наше присутствие. - Хорошо, всем экипажам срочно набрать предельную высоту. Крит, а мы их недооценили. Стая витбрихов поднялась и стала бороздить воздушный простор, но летательные аппараты находились уже далеко от них. - Эолла, вот мы и убедились в том, что витбрихи, если бы увидели наши установки, преподнесли нам много неприятностей. - Доминос, может это еще не самое страшное? - Все может быть, а сейчас давай направимся к другим островам, посмотрим, что там нас ждет. - Крит, как ты думаешь, мы сможем произвести посадку на каком-либо из других островов? - Доминос, я ничего не могу сказать по этому поводу, но раз мы прибыли сюда для изучения и ознакомления с Видием, то по возможности производить посадку будем везде. Крит обратился к Эолле: - Эолла, держи курс на не большой остров. Выбрав таковой, четыре установки произвели посадку. - Крит, вот снова наступило твое время. - Эолла, я все понял и постараюсь быстро возвратиться. - Крит, ты не полностью понял меня, мы с Доминосом тоже идем с тобой. - Эолла, а может быть... - Нет, Крит, как я решила, так и будет. - Что ж, командир ты. Идемте, не будем медлить. Только нам всем нужно держаться вместе. И вот были сделаны первые шаги, которые утвердили присутствие данной экспедиции на этом острове. - Доминос, ты чувствуешь, что воздух здесь какой-то странный? - Да, я это чувствую и думаю, что этот запах исходит вон от той возвышенности. Видите, над ней стоит темное облако. Интересно, что это? Хотя, судя по всему, за ней что-то находится. - Эолла, как же мы с высоты не увидели? - Это связано с облаком, оно прикрывало ее. - Ну и что будем делать? В разговор вмешался Крит: - Эолла, я один отправлюсь туда, вы же пока вернитесь в аппарат. - Крит, смотри, будь осторожен и при первой опасности сразу же возвращайся. - За меня можете не беспокоиться. Эолла с Доминосом и остальными членами экипажей вернулись обратно. Через иллюминатор они наблюдали за Критом, который потихоньку приближался к таинственному месту. Дышать было трудно, Крит остановился. Где-то там, за возвышенностью стоял шум, который неприятно действовал на Крита. Немного постояв, он продолжил свой путь. Поднимаясь, все выше и выше он достиг вершины и на какое-то мгновение замер. ”Боже, да мы же здесь не одни”, - подумал он. На небольшой площадке стояло несколько видийских летательных установок, которые чем-то загружались. Все видийцы были в масках. “Интересно, что же они извлекают из недр этого острова, хотя мне все равно, пусть занимаются своим делом. Мне же нужно вернуться...”. Не успел он закончить свою мысль, как его что-то крепко схватило и начало поднимать вверх. Крит от страха чуть не завопил, но удержался. Какое-то странное существо несло его в сторону моря, он пытался вырваться, но у него ничего не получалось. За всем случившимся наблюдали все члены экипажа. Эолла приняла решение: преследовать неизвестное чудовище, которое несло Крита к маленькому острову. “Неужели я стану пищей для этой твари, - думал Крит, - но нет, дай Бог, чтобы я освободил хотя бы одну руку, остальное все будет зависеть только от оружия. Не отдам я себя на растерзание”. Эолла посмотрела на Доминоса и предложила ему: - Ну, дорогой, хотя бы на секунду, выключи оболочку, пусть Крит увидит нас. Прямо перед собой Крит увидел летательный аппарат: ”Вот и хорошо, может и не придется мне применять оружие”, - подумал он, но тварь сдавливала Крита все сильнее и сильнее, «Ничего, выдержу, да если что и случится, думаю, что Доминос соберет меня снова. Интересно, почему эту тварь я раньше здесь не встречал. Смотря на ее впечатлительные размеры, можно представить какие у нее дети”. Существо медленно начало опускаться. “Дай Бог, чтобы при посадке оно не раздавило меня”. Посадка прошла удачно, кормилицу ждали ее дети. Крит на мгновение был освобожден и оставлен без внимания. Сколько было сил, он бросился бежать в сторону моря. Один из детенышей последовал за Критом. Крит упал, но успел достать свое оружие. Энергетический выстрел задел брюшную полость детеныша, из которой потекла темно-зеленая жидкость. Стоял страшный рев. - Господи, где же Эолла? - Крит, быстрее сюда! - Молодец, Эолла, хорошо, что вы рядом. Весь в темно-зеленой жидкости, которая издавала неприятный запах, Крит вскочил в проем аппарата и промолвил: - Дорогие, спасибо вам, я спасен. - Крит, ты спасен, но тебя нужно сначала привести в порядок. - Эолла, я это сделаю сам, а после расскажу, что я видел на острове за вершиной. Дайте мне немного времени. - Хорошо, хорошо, иди в отсек очищения, мы же пока понаблюдаем за этими существами. Доминос, смотри, а действительно, эта тварь является матерью раненого “младенца”. Она старается помочь ему. Мне жаль их. - Эолла, а мне жаль Крита. Виновным я его ни в чем не считаю. Каждый из нас поступил бы точно так, хотя в спасении всегда проявляется жестокость. После очищения Крит сразу возвратился: - Доминос, Эолла, а вот и я. - Крит, а ты после этого происшествия изменился. - Да я и сам это заметил. Вообще-то эта столь неприятная жидкость не полностью смывается. Но не в этом дело. Эолла, за той вершиной я видел несколько видийских аппаратов. Видийцы там что-то добывают, что именно - не знаю. Не успел досмотреть до конца. И я считаю, что мы снова должны вернуться туда. Но ни в коем случае нельзя проявлять себя перед ними. - Нет, Крит, не стоит этого делать, не будем им мешать. Нам нужно обследовать весь Видий и таких встреч у нас будет еще много. Крит подошел к иллюминатору и посмотрел на существ. - Крит, тебе тоже жаль этого “младенца”? - Доминос, я его только ранил. Энергетический заряд выпустил в него не весь. Думаю, что он будет жить. Видишь, какая у него добрая мама. Эолла усмехнулась: - Крит, а почему ты не воспользовался ее добротой? - Эолла, не успел я этого сделать, хотя она меня держала очень крепко. Еще раз вас благодарю и не буду вам мешать. Я отправляюсь на подзарядку. Крит ушел в энергетический отдел преобразования, где по-своему он получал удовольствие. - Эолла, ну что, вернемся обратно? - Да, Доминос, будем возвращаться, только на небольшой скорости. Я хочу внимательно рассмотреть все вокруг. Четыре летательные установки взяли курс на остров Бармо. Эолла наблюдала за всем происходящим внизу: - Доминос, особой красоты я здесь не вижу, хотя видийцам, думаю, их природа нравится. От такой природы им свойственен их характер. - Эолла, смотри, навстречу нам движутся видийские летательные аппараты, наверное, это те, которых видел Крит на острове. - Да, я вижу, у них какая-то странная конфигурация. Как ты думаешь, заметят ли они нас? - Нет, но нам нужно опуститься ниже, и передай всем экипажам, чтобы на некоторое время прекратили связь. Если видийцы нас прослушают, то трудно будет предсказать, как они поведут себя. - Доминос, видийцы покинули остров, может быть, вернемся? - Эолла, а ты уверена, что все видийцы улетели с острова? - А мы, прежде чем произвести посадку, тщательно прозондируем всю поверхность острова. - Эолла, командир ты мой, я не возражаю. Воздушные корабли без всяких эксцезов разминулись. Эолла изменила курс, и экспедиции направились на безымянный остров. Приблизившись к нему, они с небольшой высоты начали зондирование. - Эолла, видишь, вот эта возвышенность, которую мы в первый раз не заметили. - Да-да, странно, куда подевалось облако? Ну что, Доминос, давай произведем посадку на том месте, где находились видийцы, и посмотрим, чем они там занимались. Только вот, решится ли Крит снова выйти первым? - Эолла, опустимся только мы, остальные же пускай ведут наблюдение с высоты и дай Бог, чтобы видийцы не вернулись сюда снова. Делай снижение, а я пойду, подготовлю Крита. Крит находился у себя. Войдя к нему, Доминос посмотрел на него, тот лежал с закрытыми глазами. Доминосу не хотелось его тревожить, но пришлось. Крит открыл глаза и вопросительно посмотрел на Доминоса. - Крит, ты хотел снова побывать на неизвестном острове, вот мы уже и находимся на нем, - обратился к нему он - Я понял, но вам нужно немного подождать меня, потому что я еще не полностью зарядился. - Хорошо, мы тебя ждем. ЗЕМЛЯ. ТАЙГА. Летательный аппарат Валдиса и Ирши. После отдыха Валдис вышел на связь с Сэдо: - Командир, мы готовы, и думаю, что прямо сейчас отправимся на поиски места для нашей капсулы. - Хорошо, Валдис, но смотрите, чтобы это место было труднодоступным. Нам ни в коем случае нельзя открыться перед землянами. - Сэдо, я думаю, что Леший хорошо знает эти места и проблем у нас не будет. - Что ж, Валдис, удачи вам еще раз. Через некоторое время корабль покинул Красную поляну и понесся над тайгой. Леший, стоя у иллюминатора, наблюдал за местностью. - Шибко быстро мы несемся, я не смогу так найти укромное место. Тем более нам нужно взять немного правее, тайга там шибко густая, можно сказать непроходимая. Только я там бывал, мой отец и дед. Валдис изменил курс. Тайга становилась все гуще и гуще. - Леший, но я здесь не смогу приземлиться. - Валдис, погоди еще немного, вон у той горы ты сможешь “разнуздать своих оленей”. Там шибко хорошее место. После приземления Валдис убедился, что именно такое место им и нужно. Когда все вышли, то увидели, что на фоне горы их аппарат казался очень маленьким. После обзора местности Валдис снова вышел на связь с Сэдо. И было принято решение посадить спасательную капсулу в этом месте. - Валдис, ты полностью убежден в безопасности? - Да, именно здесь отличное место, и прямо сейчас ты можешь идти на сближение с землей. Уровень радиации позволяет нам полностью адаптироваться. Знаешь, Сэдо, место очень красивое, оно чем-то напоминает нашу природу. - Хорошо Валдис, я согласен, ожидайте нас. Спасательная капсула медленно приближалась к земле, воображаемому источнику спасения. После приземления члены экипажа вышли из нее. Они внимательно рассматривали эту незнакомую им природу. - Валдис, вы молодцы, действительно, здесь очень красиво. С высоты я видел, что недалеко отсюда находится небольшой водоем, хотелось бы побывать там. - Сэдо, я против ничего не имею, но давайте сначала внимательно изучим место нашего нахождения. - Хорошо, но после полного ознакомления мы все же, конечно, не все, отправимся туда. А сейчас осмотримся, и после этого я вас ознакомлю с дальнейшим планом. Нам ни в чем нельзя медлить, нужно искать выход из создавшегося положения. И чем быстрее мы его найдем, тем лучше будет для нас. Сэдо обратился к Ирше: - Ты останешься здесь. От пульта управления не отходи. Большая часть экипажа будет находиться рядом с тобой, я же с Валдисом, Лешим, Емельяном немного “прогуляюсь”. Ты же внимательно наблюдай за нами. Все, Валдис, идемте.


По небу ползли темные тучи. Только изредка появлялось солнце и окутывало всех своим теплом. Казалось, что оно играет с облаками, пытаясь их быстрее разогнать. Шаман бежал впереди всех следовавших и лишь изредка озирался назад. Вдруг он остановился, залаял и внезапно скрылся в густых зарослях. На оклик Емельяна он не отреагировал. “Странно, что же он там нашел?”, - подумал Емельян. Все остановились и несколько минут находились в ожидании. Леший не выдержал: - Шибко долго ждать не могу, я иду за Шаманом. И Леший тоже скрылся в зарослях, его так же долго не было. И вот вместе с Шаманом они вышли из таинственного места. - Леший, ну что там? - Сэдо, там, за этими зарослями находится, однако большая пещера, но там шибко темно и ничего не видно. - Леший, а что такое пещера? - Это большая дыра в горе. - Мне пока непонятно, но я хочу посмотреть. - Сэдо, сначала нужно убрать заросли, и тогда там станет светло. - Валдис, пожалуйста, постарайся аккуратно их убрать. Валдис снял с плеча энергетический множитель и направил его в сторону зарослей. Из множителя появился тонкий луч, который в один миг сделал проход. Перед ними появилась огромная пещера. Шаман снова отправился туда, а за ним и все остальные. Войдя в нее, Сэдо удивился такому строению. Он немного поразмыслил и обратился к Валдису: - Валдис, у меня возникла мысль: вот здесь мы сделаем свой центр, спрячем в пещеру одну из установок, и она будет находиться в ней до тех пор, пока нас не найдут наши братья. На остальных же мы будем бороздить земные просторы. Думаю, что со мной будут согласны все. - Да, Сэдо, предосторожность нам никогда не помешает. - Что ж, тогда будем возвращаться и с завтрашнего дня начнем полное ознакомление с этой планетой. ПЛАНЕТА ВИДИЙ. Через время Крит полностью был готов к новому исследованию острова. - Эолла, мы выйдем втроем, не хочется мне еще раз попасть в лапы этой твари. - Хорошо, Крит, мы готовы, идемте. Первым вышел Крит, а за ним Эолла с Доминосом. - Вы ощущаете, что запах, который был здесь, отсутствует? - Да, Крит, запаха нет, но какое-то неприятное ощущение давит. Крит, пожалуйста, проанализируй уровень радиации. - Он немного выше нормы, но это нам не угрожает. Смотрите, вон стоит небольшое строение, идемте к нему, посмотрим, что там находится. Подойдя к металлическому строению, они остановились. - Так, вы находитесь на месте, а я войду во внутрь. - Крит, смотри, если увидишь что-то опасное для себя, уходи оттуда сразу. - Хорошо, я беру все во внимание. Войдя в строение, Крит увидел странный пульт управления. “Значит, при помощи этого пульта видийцы что-то здесь производят или добывают. Как бы ни было, трогать ничего не буду”, - подумал Крит и решил выйти. - Крит, ну что там? - Эолла, думаю, что видийцы что-то тут добывают. Возможно, что эта добыча является топливом для кораблей, поэтому их и было много. - Идемте дальше. Пройдя еще немного, они увидели несколько небольших скважин. - Крит, а ты прав, они действительно заправляются чем-то исходящим из недр этой планеты. Поэтому здесь стоял неприятный запах. Вообще-то нам нужно покинуть это место, в любой момент снова могут появиться видийские корабли. Все, возвращаемся на остров Бармо. Жаль, но мы так ничего и не узнали нового. - Эолла, главное, что мы здесь побывали и сможем внести информацию об острове в отдел информации нашей обсерватории. - Доминос, я все это понимаю, но хотелось бы знать больше. - Дорогая, у нас все впереди. Ведь мы еще не побывали на основном материке. А эти острова просто мелочи по сравнению с тем, что мы должны увидеть. - Но на мелочах учатся, и мы, при первой встречи с видийцами, должны знать как себя вести. - Эолла, мое мнение такое: в контакт с ними мы вступим только в конце нашей экспедиции. - А если они обнаружат нас раньше? - Тогда как-то будем выходить из создавшейся ситуации. - А если она будет непредсказуема? - Я думаю, что до этого не дойдет. - Доминос, Эолла, смотрите, сюда летит целая стая тех тварей. Быстрее возвращаемся к себе. Стая неизвестных тварей с большой скоростью приближалась к острову, и в один миг все оказались в летательном аппарате. - Эолла, видишь, они кружат над нами, может, наберем высоту? - Нет, Крит, мы понаблюдаем за ними. Интересно знать, что их притягивает сюда. Стая неизвестных животных опустилась на площадку. Несколько огромных особей подошли к скважинам и опустили туда свои головы и какое-то время держали их там. - Они что, тоже здесь производят заправку? - Нет, Эолла, судя по всему, они чем-то питаются. - Интересно увидеть, чем же. Но вдруг одна из особей вытащила свою голову, в ее пасти находилось что-то неопределенное, но живое существо, которое старалось вырваться, но ему не удавалось. Оно кричало. На все это было неприятно смотреть. Эолла закрыла глаза. Пир хищников продолжался еще долго. И вдруг в небесах появился видийский корабль, который стремительно начал опускаться. - Эолла, набираем высоту, нужно улетать отсюда. - Поздно, Доминос, пусть будет все так, как есть. Твари почувствовали опасность и забеспокоились. Подняв головы, они обратили свой взгляд в сторону приближающегося корабля. - Доминос, я думаю, что здесь сейчас что-то произойдет. - Чтобы здесь не происходило, мы вмешиваться не будем. И, действительно, через мгновение, корабль видийцев начал жестокую расправу над тварями. В разные стороны летели клочья мяса. Неприятной жидкости, исходящей из тел становилось все больше и больше. Стоял сильный рев. - Крит, за что же так жестоко видийцы расправились с ними? - Я думаю, что те существа, которые находятся в скважинах, что-то добывают для них. - Так, все ясно, нам нужно улетать отсюда. - Нет, Эолла, наш корабль запачкан этой жидкостью. И, если мы взлетим, то сразу же проявим себя. Не будем спешить. Корабль видийцев произвел посадку. Из него вышли четыре члена экипажа. Они внимательно рассматривали трупы своих жертв и после чего, в какие-то большие сосуды они стали собирать жидкость. Один из видийцев приблизился прямо к иллюминатору. - Посмотрите на его внешность. - Да, Эолла, не хотелось бы встретиться где-то с таким чудовищем. Видиец через иллюминатор смотрел прямо в глаза Эолле, ей стало не по себе. - Неужели он чувствует нас? - сказала она. Немного постояв, видиец резко повернулся и направился в сторону своего корабля. Он подошел к членам экипажа, и о чем-то заговорил с ними. - Смотрите, он указывает в нашу сторону. - Эолла, ты права, он что-то заподозрил. Они направляются прямо к нам. И если нас обнаружат, мы сразу же сделаем экстренный взлет. Будьте все готовы. Один из видийцев направил в сторону иллюминатора какой-то светящийся прибор. Жидкость начала медленно сползать по иллюминатору. Видийцы пытались что-то увидеть. Им было ясно, что перед ними что-то находится. Они о чем-то говорили между собой. И вот, после беседы, быстро побежали в сторону своего корабля. - Так, Эолла, думаю, что с этого момента у нас могут возникнуть проблемы. Корабль видийцев резко набрал высоту и в считанные секунды исчез с поля зрения. - Все, настало наше время, срочно улетаем, но только не в сторону острова Бармо. - Крит, что ты предлагаешь? - Мы должны пронаблюдать за всем дальнейшим, что будет происходить здесь. - Хорошо, мы набираем предельную высоту, думаю, что они нас не заметят. Главное, чтобы жидкость быстрее стекла с нашей установки. - Об этом сейчас не думай, потому что они искать нас будут только на острове. Четыре летательные установки набрали высоту и начали наблюдение за островом. Спустя некоторое время видийцы вернулись. Более десятка кораблей на небольшой высоте зависли над островом. И вот из них что-то посыпалось. Были видны вспышки. С высоты казалось, что горит весь остров. - Вот видишь, Эолла, таким образом, они хотели избавиться, не зная сами от чего. Теперь только можно представить, что было бы с нами. - Крит, интересно, какое оружие они применили? - Это энергетические капсулы, которым подвластно все. Мы бы просто сгорели в этом хаосе. - Слушай, Крит, а если они для своего успокоения проделают это и с островом Бармо? - Основному кораблю они не навредят, так что мы можем спокойно вернуться на остров Бармо. Тем более мы уже знаем поведение коренных жителей Видия. Вернувшись в основной корабль, Эолла вышла на связь, но уже не только с отцом, а и с матерью, которая сразу же обратилась к дочери: - Доченька, я благополучно вернулась в Стрэнэ. За нас можешь не беспокоиться. Как у тебя дела? - Мама, я очень рада за вас. У меня все нормально. Сегодня я воочию увидела настоящих видийцев, и мы убедились в их жестокости. - Доченька, к ним нужен особый подход. Будьте с ними внимательны. Доминос обратился к Онгу: - Профессор, есть ли новости о моем отце? - Доминос, к сожалению, пока нет ничего, но я все равно надеюсь только на все хорошее. И если появится, хотя бы малейшая информация, я сразу же сообщу тебе. Скажи, Доминос, сколько времени вы намерены быть на Видие? - Где-то пять цайтов. Ведь мы только начали ознакомление. - Ну, хорошо, изучайте, вы молоды, и вам нужно обогащаться знаниями. После короткой связи все члены экспедиции, кроме Эоллы, Доминоса и Крита, отправились на отдых. Эолла обратилась к Доминосу: - Доминос, нам завтра нужно сделать обзорный полет на основной материк, изучать его будем со всех сторон. В контакт с видийцами вступать пока не будем. Если возникнет какая-то проблема, только в крайнем случае придется применить оружие. Но думаю, что обойдется без этого. Лично меня на данный момент интересует их природа, сами видийцы и животный мир. Крит присел у иллюминатора и внимательно смотрел на море. - Крит, о чем ты думаешь? - Мне хочется сейчас выйти и побеседовать с морским рыцарем. - Так в чем же дело? - Понимаешь, Доминос, одному как-то... - Я все понял, и мы это сделаем завтра, как только вернемся. - Нет, Доминос, идем сейчас, думаю, Эолла согласится с нами, - и Крит посмотрел на нее. - Я согласна, можете идти.


Море Красного паука было спокойным. Подойдя к нему, Крит и Доминос почувствовали некое блаженство, которое напоминало им родину. - Крит, как ты намерен вызвать двуглавого рыцаря из этой пучины? - Очень просто. Сейчас направлю свою мысль на глубину моря, думаю, что он услышит меня. - Ну что ж, дерзай, я же пока побуду только наблюдателем. Крит некоторое время стоял молча, Доминос внимательно смотрел на него. - Все, все, мой сигнал принят. - Ты уверен? - Конечно, ибо я получил ответ “жди”. Но долго им ждать не пришлось. - Крит, смотри, что же это такое, ты хотел пообщаться с одним рыцарем, а их появилось сколько! Крит улыбнулся: - Значит, они все меня услышали. - Крит, ну теперь говори с ними, а я отойду немного в сторону. - Доминос, не бойся их, они очень добродушны и вежливы. - Я это знаю, но все-таки лучше... - Хорошо, делай, как знаешь, но пытайся услышать наш мысленный разговор. Крит обратился к рыцарям: - Когда я был здесь в первый раз, то не смог с вами пообщаться, и если вы не будете против вступить со мной в контакт, то я хочу с вами поговорить.” - Как тебя зовут? - Крит. - Подойди ближе. Крит подошел. Перед ним из воды вынырнул во весь рост огромный рыцарь и промолвил: - Я являюсь старейшиной этой общины, зовут меня Раско. Что тебя интересует? - Раско, я хочу подробнее узнать все о вашей планете. - Крит, я могу рассказать тебе только о жизни, которая кипит в этом море. Что же касается жизни на материке, то тебе лучше самому побывать там и увидеть все своими глазами. Раско, насколько мне известно, видийцы очень агрессивны. - Да, они агрессивны, и агрессия связана с тем, что их запечатали, и они дальше своей планеты никуда не могут переместиться. Они не знают код выхода, а им хочется побывать везде. Техника позволяет им это сделать, но выйти во Вселенский простор не получается. Конечно, они пытались как-то вырваться отсюда, но их поглощала какая-то бездна, и они погибали. - Хорошо, если бы они знали код выхода, то могли бы они кому-либо причинить вред? - Крит, за это я не ручаюсь. Со многими видийцами приходилось входить в контакт, на мой взгляд, они выглядят замкнутыми. С ними общаться трудно, но уверенно могу сказать, что между собой они живут очень дружно. - Скажи, Раско, а вам они не угрожают? - Нет, ко всем живущим на этой планете, они относятся с уважением. - Но я бы так не сказал, потому что лично видел, как они расправлялись с какими-то летающими тварями. - Ты говоришь о летающих стивах? - Наверное, о них. - Да, Крит, они их истребляют, потому что стивы вредят всему живому. Их завезли к нам из другой планеты. И кто их доставил сюда? - Крит, я не знаю. Но после этого, видийцы ненавидят всех пришельцев из других миров. Они боятся, чтобы сюда не доставили еще кого-нибудь. И тебя, Крит, я предупреждаю, при встрече с ними будь внимательней. Все, пора, нельзя нам долгое время находиться вне воды. Но, если ты пожелаешь еще встретиться со мной, то ты знаешь, как это сделать. Повторяю, будь осторожен. - Спасибо тебе, Раско. Рыцари медленно стали погружаться в воду. И через некоторое время они совсем скрылись в своей обители. “Да, жизнь разнообразна”, - подумал Крит. - Доминос, ты слышал все? - Да, но беседа ваша была небольшой. - Пойми, у рыцарей свои законы, но как бы ни было, беседа удалась. Все, Доминос, возвращаемся. Мне снова нужно подзарядиться, а тебе - отдохнуть перед полетом.


Поднялся небольшой ветерок, море слегка заштормило. По небу поползли розового цвета тучи. Где-то там, вдали, в просторе небесном, появились яркие вспышки. Изредка над островом Бармо пролетали витбрихи. Жизнь Видия шла своим чередом. Несущий корабль «ЯТ-7Z» был невидим для жизни проходящей рядом. В нем кипела своя жизнь и свои законы. Не подозревая ничего, одноглазые фаты паслись рядом с кораблем. Да им было бы все равно, если бы они и увидели корабль чужеземцев. Когда вернулись Доминос и Крит, Эолла находилась у пульта управления: - Ну что, путешественники, разговор удался? - Да, Крит беседовал с ними. - И что же вы узнали нового? - Эолла, новое откроется перед нами только завтра. Но с двуглавыми рыцарями связь нам нужно поддерживать. Они очень умные и думаю, что в трудную минуту смогут нам в чем-то помочь. - Хорошо, Доминос, иди отдыхать, а мне нужно еще немного поработать. Я хочу проанализировать и заложить всю полученную нами информацию обо всем увиденном в компьютер. - Может быть, пока не стоит, ведь информации еще мало? - Нет, сколько бы ее ни было, я должна зафиксировать сразу. - Ну, хорошо, работай, - и Доминос удалился. Войдя к себе, он включил глен, желание было только одно: услышать и увидеть своего отца. Но ни одна из попыток не принесла успеха, и он в расстроенных чувствах лег отдыхать, направив при этом свою мысль на поиски отца. Он сразу уснул, мысль сработала и Доминос увидел задумчивого Сэдо, тот сидел в командирском кресле и о чем-то думал. Доминос пытался заговорить с ним, но Сэдо его не слышал. “Отец, я вижу, что ты жив, но почему ты молчишь?”. Сэдо обернулся. В это время к нему подошли Ирша и Валдис, они о чем-то говорили. Именно о чем, Доминос не слышал. Прорвалось только одно слово “Земля” и еще раз “Земля”. Доминос открыл глаза: “Нужно запомнить слово «Земля». Значит, отец находится там, и мне срочно нужно отправиться туда..., но куда именно? Думаю, что в этом мне поможет Зэбс. Какие бы препятствия не были передо мной, все равно я найду своих родителей”. С этой приятной мыслью он снова уснул. По небу продолжали ползти тучи, небесные вспышки не прекращались. Море шумело. Время летело вперед. ВСЕЛЕНСКАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ профессора Онга. Он, как и всегда, находился за работой, хотя большую часть личного времени отдавал только на поиски Сэдо Сина. Не верилось ему, что Сэдо мог погибнуть. Онг беседовал со многими членами возвращающихся экспедиций с дальних перелетов, но никто ничего не знал о его друге. Жена Онга Карэн видела, как мучается он, и, войдя к нему, постаралась успокоить его: - Дорогой, если что-то и случилось с Сэдо, то за него не нужно так беспокоиться. Их корабль усовершенствован. Спасательная капсула тоже. В принципе весь экипаж может перевоплощаться. - Карэн, я все это понимаю. Перевоплотиться они смогут, а вернуться обратно? И если основной корабль погиб, то на спасательной капсуле они далеко не улетят. Нам нужно организовать поисковую экспедицию. И я хочу, чтобы в эту экспедицию отправился Доминос, возможно с Эоллой. Тем более корабль «ГОЛИОС-747Б» полностью готов к эксплуатации. - Онг, я лично согласна с тобой, но ведь они находятся на Видие. - Дорогая Карэн, они скоро вернутся, и я их сразу же отправлю на поиски. Правда, пока сам не знаю куда. Но думаю, что эта проблема как-то разрешится. - Дорогой, может быть, и мы с тобой отправимся в эту экспедицию? Онг посмотрел на Карэн: - Дорогая, мы этот этап прошли, и наше место сейчас предначертано нами же самими. - Но ведь мы можем перевоплотиться? - Нет, я на это никогда не пойду, - Онг обнял Карэн, - пусть этим занимаются наши дети, мы же с тобой отправимся в созвездие Добра и там продолжим наш совместный путь. - Онг, я согласна. Может быть, выйдем сейчас на связь с Эоллой? - Нет, я хотел это сделать, но не стал ей мешать. Она сейчас занята. - Тогда идем к морю. - С радостью. Последнее время меня все больше и больше стало притягивать к нему. Идем, Карэн. -------------------------------------- ОСНОВНОЙ МАТЕРИК ВИДИЯ - СОНТЕРЕ. Парламент материка. - Братья видийцы, - обратился старейший глава планеты Видий по имени Лорес, - наша служба безопасности мне доложила, что в море Красного паука на одном из островов, происходят странные вещи. Лично я уверен в том, что на нашей планете, а точнее говоря, на одном из островов находятся чужеземцы. Любыми путями нам нужно найти их. Если они прибыли сюда с целью навредить, то мы должны их уничтожить. Хватит с нас того горя, что уже имеем. Мы наказаны Высшим Разумом, но я хочу это наказание с нас снять и, чтобы мы, видийцы, стали полноценными во всей Вселенной, в том числе и в лице Бога. Если мы добьемся выхода во Вселенский простор, то я клянусь, что наша цивилизация никому не навредит. Думаю, что вы все согласны со мной. - Лорес, скажи, с того времени, когда нас переселили сюда, нам пришлось встречаться со многими цивилизациями. Вот только одни нам навредили - занесли к нам летающих стивов. Они уничтожают наших любимых соконов, которые добывают топливо для летательных кораблей и очищают чрево нашей планеты. - Астро, я тебя перебью. У тебя есть какое-то предложение? - Да, я предлагаю через чужеземцев, в том случае, когда мы найдем их, открыть наш код выхода во Вселенную. - Астро, ключ кода находится у Всевышнего. Только Его мы должны молить об этом, ибо в прошлом сами оказали недоверие к нему. И учти, Астро, за все нужно платить. - Лорес, на данный момент я себя не считаю перед кем-то виновным, точно так, как и ты себя. Так в чем же дело, почему с нас не снято проклятие? - Астро, я об этом часто думаю, значит, еще не пришло наше время. Но мне, так же, как и вам хочется приблизить его, а пока мы должны себя предостерегать от всяких покушений на нас. Вообще-то сегодня нам нужно направить несколько наших кораблей в сторону тех островов, где чувствуется присутствие чужеземцев. И вот, когда мы убедимся во всем положительном, тогда и продолжим нашу дискуссию. Астро, есть ли у тебя еще какие-то пропозиции? - Нет, моих аргументов хватило только на это. - Тогда все свободны, ты же, Астро, останься, мне с тобой нужно поговорить. - Это секрет? - Нет, это не секрет. Но прошу тебя, вспомни, что когда-то в одну из Солнечных систем было переселено очень много наших собратьев. И вот они тоже находятся в таком положении, как и мы. Хотя они стараются всякими путями выйти во Вселенную, но у них ничего не получается точно так, как и у нас. Да, они стараются бороздить Вселенную, увидеть Бога да и все остальное, но, увы, их выход тоже заблокирован. - Но ведь на эту планету ссылались неугодные. - Это я знаю, поэтому хочу восстановить с ними какую-либо связь, и ты мне в этом должен помочь. - Но с чего начать? - Вот это мы и обсудим завтра. Сейчас ты можешь быть свободен, но поразмысли над всем внимательно, ибо мы должны найти свой выход. - Хорошо, Лорес, но позволь мне отправиться на поиски таинственных чужеземцев. - Я согласен. Экипажи готовы, думаю, что и ты тоже. Жду от вас результатов. И пусть наш Единый Бог нам поможет. Выйдя от Лореса, Астро на миг остановился и подумал: “Лорес, ты все делаешь для нас, мы гордимся тобой, так оставайся таким до конца. И если мы найдем выход, то ты для нас будешь... нет, не Всевышним, но нашим Откровением”. Темные улицы приветствовали Астро. Настроение было не в пользу его существования, но он надеялся только на лучшее. В его голове возникали всякие мысли, но они быстро таяли в иллюзиях. Он вспомнил Карэн, Астро ей завидовал, ведь она была свободна, а он находился взаперти от всего внешнего мира. Ему хотелось вырваться из этой бездны: ”Почему, почему мы так наказаны, где выход?”. Его мысли прервала Штина: - Астро, ты сегодня... - О, Штина, извини меня, да, я только что от Лореса. - Слушай, Астро, забудь обо всем, идем лучше со мной. - Штина, где мы здесь найдем такое место, чтобы можно было отвлечься. - Идем ко мне, я тебе что-то покажу. - Что ты имеешь в виду? - Мой брат предоставил мне возможность увидеть то, что он видел на одном из островов. - Штина, Сам Господь тебя направил ко мне. Идем быстрее, я хочу увидеть все это. - Астро, пойми, об этом никто не должен знать. - Никто об этом не узнает, но если решится все в пользу нашей цивилизации, то мы станем героями. - Астро, я молчу. Дом Штины был небольшим. Квартиру ее можно было сравнить с каким-то центром. - Штина, с чего начнем? Она включила глен. - Смотри, вот мой брат подходит к одному из убитых стивов. Астро было неприятно на это смотреть, по экрану глена ползла отвратительная жидкость. - Но это не самое главное. Сейчас эта жидкость на чем-то поднимется. Он увидел небольшое пятно, которое поднималось вверх. Зрелище было невероятным. - Астро, что это, как ты думаешь? - Мне все понятно. Это был корабль, который мы должны найти. - Прошу тебя, если вы обнаружите его, то не уничтожайте. - Конечно, я против агрессии. Если случится так, что они помогут нам приоткрыть наш код выхода во Вселенную, я только буду рад. - Астро, прошу тебя еще раз... - Штина, ты знаешь меня уже много лет, доверься мне.


Лорес не находил себе места, мысли его были направлены только в одно русло - он искал выход из этого замкнутого круга. Он думал: ”Господи, открой нам то, что сокрыто Тобой. Я стар, но клянусь, что сделаю все для того, чтобы наша цивилизация очистилась и воспрянула в духе своем, тем самым доказала свое чтиво перед Тобой”. Но ответа не было. Лорес старался уйти от самого себя, порой это ему удавалось, но что-то все-таки давило изнутри. “Боже, я знаю, что все разумное - есть живое и бессмертное, позволь нам очиститься перед Тобой, я приложу все усилия и оправдаю свой народ. Всем нам хочется видеть все то, что видят другие. Наша темно-серая страна устала от всего отрицательного. Мои братья хотят только всего наилучшего, и не только для себя, но и для своих потомков”. Выйдя из своих апартаментов, Лорес посмотрел в ту даль, о которой мечтал не только он, но и все жители Видия. Вдруг его что-то осенило, он снова задумался: ”Боже наш, внешний вид Ты нам подарил не очень-то хороший в сравнении с другими. Но не в этом даже дело, как вождь, избранный Тобой, я снова клянусь в том, что все изменится”. Лорес присел, перед его глазами предстала вся жизнь планеты Бруно, где жила раньше нация видийцев. Плыли тучи, вокруг все гремело, казалось, что рушится вся Вселенная. Люди куда-то убегали, не зная куда. И вот, явились перед ними корабли вселенские, и перед жителями Бруно предстала сила справедливости Божьей. ”Вы будете переселены на Видий и живите там, как вам угодно, но не обессудьте Меня, ибо вы утеряли Веру во все Божье. Вы будете запечатаны, запечатаны скорбью Божьей. Я возложил на вас свою печать, и открыть ее смогу лишь в том случае, когда сочту нужным”. Лорес привстал: ”Боже, может, уже наступило это время? Наш разум изменился, прошу Тебя, сделай все наоборот. Верни нас к той жизни, какой мы уже достойны”.


Квартира Штины. - Астро, давай нелегально вместе с моим братом отправимся на эти острова. - Штина, а как же наша экспедиция? - Я тебя понимаю, но ведь мы должны сделать все инкогнито. Астро призадумался, затем сказал: - Что ж я согласен. Подготовь своего брата, и мы можем в любую минуту отправиться туда. - Моего брата не нужно готовить, он все слышал. Астро обернулся, перед ним стоял Изолий, брат Штины. - Вы извините меня, я все слышал и поэтому прямо сейчас готов направить свой корабль в те места, о которых вы говорили. Астро, не волнуйся, все будет хорошо. - Да я и не волнуюсь. Штина, почему ты мне сразу не сказала, что здесь находится твой брат? - Астро, я хотела знать лишь твое мнение. - Но ведь ты знаешь меня уже не один год. Хотя я тебя на данный момент ни в чем не виню. Изолий, где твой корабль? - Он находится рядом. - Идемте, ибо наступил наш час. Небольшой летательный аппарат покинул Сонтере и взял курс на острова моря Красного паука. И вот, в одно мгновение, город остался позади. В иллюминаторе была видна сплошная морская гладь. - Изолий, выключи бортовые огни, пусть хотя бы на время мы будем невидимы. - Хорошо, Астро, но я их вообще не включал. - Изолий, извини меня, ты хороший астронавт. Прошло немного времени. - Штина, смотри, мы находимся уже над островом Бармо. - Изолий, нам нужно приземлиться, но только где-то на берегу. - Хорошо, приготовьтесь, мы идем на посадку. На краю берега корабль Изолия произвел посадку. - Друзья, с чего начнем? - Изолий, нам нужно сначала выйти, осмотреться и после решить, что делать дальше. - Нет, я уверен в том, что скоро пойдет красный дождь, только после него мы выйдем. Думаю, что если невидимый корабль чужеземцев находится здесь, то под этим дождем он должен проявить себя. - Астро, а ты прав. Давайте сейчас проанализируем метеосводку данной местности. - Вот уже и заложено начало. Действительно, прогноз был достоверным. Через некоторое время появились тучи, из которых постепенно начали выпадать осадки. Вокруг все становилось красным. - Астро, в этом хаосе ничего нельзя разобрать. - Я все понимаю, но будем ждать. Штина, мы немного отдохнем, когда дождь прекратится, сразу же начнем осмотр. “В одном и другом случае жизнь проходила по-своему. Время не шло, оно текло и в своем течении несло свое богатство. Это богатство несравнимо ни с чем, и имя ему - Познание, не только всего окружающего, но и того, что хочешь увидеть. А это тот мир, непознанный, но в какой-то степени и познанный, только не до конца. Стремление всегда куда-то влечет. На этом и построена Вселенная и та жизнь, что существует в ней. Все живое всегда пытается воссоединиться, строя в оный момент какие-то проблемы перед собой. Знания покрываются венком счастья. Человек своим достижением хочет к чему-то приобщиться. Все во Вселенной управляется только Богом. На мой взгляд - это действительно счастье, но уже необыкновенное”, - думал Астро. Его мысли остались только при нем, хотя в этот момент они разнеслись по всему бесконечному простору. Штина включила глен: вокруг все было красным. - Изолий, поверь, нам здесь придется находиться еще долго. - Это не страшно. Суть главного заключается в том, чтобы мы встретились с чужеземцами, а дальше пусть будет то, что будет. Но будем надеяться только на все хорошее. КОРАБЛЬ «ЯТ-7Z». Эолла решила немного отдохнуть. Она подошла к иллюминатору и посмотрела в сторону моря. “Боже, снова надвигаются тучи, судя по всему, скоро пойдет этот неприятный дождь. Что же это за природа здесь. Господи, а это что такое?”- подумала Эолла, заметив небольшой корабль, стоящий на берегу. “Неужели видийцы... нет, нет, не может быть. Нужно срочно поднимать Доминоса.” Его мысли были прерваны. - Извини меня, Доминос, идем со мной. Там, там... стоит корабль видийцев. - Эолла, не волнуйся, все будет хорошо. Войдя в отсек управления, Доминос сразу подошел к иллюминатору, затем обратился к Эолле: - Дорогая, еще раз прошу тебя, не волнуйся. Обволакивающая оболочка включена, и они нас не увидят. Да и корабль их очень маленький. - Но, Доминос, надвигаются тучи, возможно, опять пойдет дождь, и тогда мы... - Да, я все понял. Поверь, если они нас и обнаружат, то ничего нам не смогут сделать. - Может, пока не поздно улетим отсюда? - Нет, дорогая, не стоит. Думаю, что все будет хорошо и если так оно и будет, то мы попытаемся вступить с ними в контакт, - Доминос посмотрел на Эоллу. - Командир, все будет в порядке, беспокойство здесь излишне. В это время пошел дождь, все мигом исчезло с поля зрения. - Эолла, а теперь будем ждать. - Доминос, но меня все равно что-то тревожит.


Со временем тучи незаметно начали растворяться в воздушном пространстве. Море продолжало волноваться. Корабль Изолия был покрыт красной жидкостью. - Астро, выходим. - Да, все стихло, и мы можем идти. В принципе нам бояться нечего, идем. Первым вышел Изолий, ощущение было неприятное, шаг за шагом передвигаться становилось все труднее. - Штина, может быть, ты останешься на месте? - Нет, нет, мне тоже хочется увидеть невидимых чужеземцев. Так что за меня не стоит беспокоиться. Они продвигались медленно. Астро внимательно смотрел по сторонам: - Изолий, очень трудно разобрать, что есть что, хотя стойте. Посмотрите вон туда. Раньше в том месте возвышенности не было. Давайте подойдем поближе. - Да, Астро, странно, повторяется все то, что я видел. Смотрите, жидкость сползает, можно сказать, с ничего. Значит, под ней что-то находится. Идемте дальше. Стоп, вот оно, потрогайте руками. - Дальше мы уже не пройдем. Здесь, действительно, что-то находится, возможно, корабль чужеземцев, и он скрыт от нашего поля зрения. - Астро, такого не может быть. - Может. Однажды я познакомился с женщиной по имени Карэн. Она с другого созвездия. Их техника имеет возможность творить чудеса. Я думаю, что не ошибусь, если скажу с уверенностью, что здесь стоит корабль с планеты М-54. - Астро, пусть будет так. Но как мы проникнем во внутрь? - Вот этого я не знаю. Но как бы ни было, думаю, они нас слышат и видят, решать им. - А если они решат уничтожить нас? - Нет, такого не произойдет. Карэн мне рассказывала о своем народе, их нравах. В общем, смысл жизни и уровень их развития не сравним с нашим. - Хорошо, пусть будет так. У нас есть одно желание - поговорить с ними. КОРАБЛЬ «ЯТ-7Z». Жидкость постепенно освобождала слуховой иллюминатор. - Доминос, смотри, гости просятся в наш дом. - Эолла, еще неизвестно, кто здесь является гостем. Да, вид у них... Ну что, выходим к ним или предоставим им возможность войти к нам? Я убежден, они уже знают, что находится перед ними. Командир, решай, от твоего решения зависит все. - Доминос, выключи обволакивающую оболочку. - Эолла... - Выключи. Я решила: пусть “гости” побудут в гостях. Появилась небольшая дымка. - Изолий, Штина, мне это уже не нравится, нам нужно отойти отсюда подальше. “Гости” отошли, и через некоторое время корабль «ЯТ-7Z» предстал перед видийцами. - Астро, такого аппарата я еще не видел. - Изолий, думай пока о другом. - Да-да, ты прав, но я в данный момент ничего не боюсь. Желание у меня только одно, и думаю, оно совпадает… - Нам тоже хочет...ся-я. Смотрите, появился трап, значит, чужеземцы нас приглашают к себе. Штина не выдержала: - Что же мы стоим, раз нас приглашают, идемте. Тем более, я иду первой. - Штина, ты что, ведь мы же... - Знаю, что вы..., но я иду первой. - Нет, нет, смотрите... Навстречу им вышла Эолла. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Мысль Эоллы сработала внезапно: “Что же вы стоите, входите”. Движением руки она подтвердила свою доброжелательность. - Штина, веди нас, пусть будет по-твоему. Уверенной поступью они вошли в корабль. Сразу же к ним обратился Доминос: - Наша экспедиция приветствует вас. Языкового барьера перед нами нет, так что мы сможем общаться при помощи речи и мысли. Пожалуйста, присаживайтесь. Сразу скажу, что зла вам мы не желаем, и думаю, что пообщаться нам будет приятно. Меня зовут Доминос, нашего командира Эолла. Мы прибыли на вашу планету только с хорошими помыслами. Нам интересно знать все. А сейчас прошу представиться, кто вы и как вас зовут, - Доминос подошел к Штине и посмотрел на нее. - Меня зовут Штина. Это мой брат Изолий и наш друг Астро. Сразу признаюсь, мы специально искали вас, и вот наша мечта сбылась. Нам даже не верится, что все получилось так быстро. - Штина, скажи, нас засекли ваши радары? - Нет, вы проявили себя на острове Ато. Мой брат успел все это снять, хотя для того, чтобы обнаружить вас Лорес, наш вождь, собирает экспедицию. - А зачем мы ему нужны? - Доминос, об этом пусть лучше расскажет Астро. - Хорошо, Астро, я слушаю тебя. - Доминос, поверь, Лорес, как и все мы, заинтересован в одном. Мы являемся закодированной цивилизацией, и он хочет через вас узнать код выхода во Вселенную. - Астро, я тебя понял, но ведь это зависит не от нас, и даже в наших компьютерных программах нет ничего подобного. Эолла, что ты можешь сказать по этому поводу? - Я пока затрудняюсь что-либо сказать, но думаю, что выход есть, правда, пока мы его разрешить не сможем, в крайнем случае, прямо сейчас, - и Эолла задумалась. “Астро, Астро - это имя я ... Боже, неужели это о нем говорила мне мама”. - Астро, мы являемся жителями планеты М-54, и моя мама Карэн говорила, что была знакома с одним видийцем по имени Астро. Скажи, случайно это не ты? - Эолла, не может быть... Да, я встречался с Карэн, и вот эта встреча мне кажется, что не является совпадением. Это закономерность. С Карэн я был знаком всего-навсего несколько минут, но я был рад этому. - Астро, мама меня предупреждала, чтобы мы были осторожны при вступлении в контакт с вами. - За всех я не могу поручиться, но за нас - да. Мы вам не навредим. Да и Лорес, когда побеседует с вами и убедится в том, что вы прибыли к нам с доброй миссией, будет только рад этой встрече. Поверьте, надоела нам такая жизнь, если только эту жизнь можно назвать жизнью. Допустим, сейчас у меня появилось желание побывать на вашей планете. Лично увидеть, как вы живете. Да и вообще многое познать во Вселенной. - Астро, я думаю, что Всевышний видит вас и слышит ваши просьбы, и думаю, Он откроет перед вами светлый путь. Главное - не утеряйте веру в Него и свое благополучие. А сейчас я хочу предоставить вам возможность увидеть нашу планету. Эолла включила глен, на экране, которого появилась огромная планета М-54. - Вот, Астро, на этой планете мы и обитаем. Мы ее очень любим, и она отвечает нам своей взаимностью. А сейчас лично для тебя от меня небольшой сюрприз. На экране появилось изображение Онга и Карэн. - Мама, папа, здравствуйте! - Доченька, почему ты так долго..., - Карэн внимательно всмотрелась, - Эолла, я вижу, что рядом с тобой находится... да, я не ошибаюсь, это Астро. Неужели ты его нашла? - Нет, мама, это он нашел нас, так что можете не беспокоиться. Мама, сейчас ты можешь пообщаться с Астро и его друзьями. Я же с Доминосом на некоторое время выйду, нам нужно кое-что обсудить. - Хорошо, удачи вам! Эолла с Доминосом вышли. - Эолла, что случилось? – спросил ее Доминос. - Понимаешь, они прилетели на своем летательном аппарате, может быть, мы через них выйдем на связь с Лоресом, и сначала поговорим с ним. Нужно убедиться в том, что они нам рассказали. Представь, он готовит экспедицию с целью найти нас, а где гарантия, я имею в виду, нашу безопасность. Ведь у него может сформироваться и другая цель, он вождь этого народа и он будет делать все возможное, чтобы защитить его. - Эолла, это нужно обсудить с нашими гостями. Но лично я не думаю, что Лорес может решиться на агрессию. - И все же, Доминос, мы должны сначала поговорить с ним. - Хорошо, идем и на эту тему поговорим с видийцами. ЗЕМЛЯ. БОДАЙБО. Федор с Евстигнеем не находили себе места. По вечерам трудно было уснуть, их беспокоила легкая головная боли, одолевал неведомый страх. В конце июля Федор встретился с Евстигнеем: - Слушай, не могу больше терпеть все это, я решил: давай отправимся к Лешему, думаю, что Емельян находится у него. - А нежели его там нет? - В том-то и дело, нежели его там нет, значит, мы на самом деле были где-то, но где - никому неизвестно. - Федор, а ты знаешь, люди уже открыто сказывают о том, будто бы мы убили Емельяна и съели. - Евстигней, ты чё? - А ни чё, гутарят и все. - Тогда нам придется взять с собой Прохора и отца Никодима. Но это, конечно, если они согласятся. Идем сейчас к ним и поговорим. Прохор в это время как раз находился у отца Никодима. Они немножко баловались настойкой и вели беседу о Боге. - Прохор, смотри, к нам идут гости, интересно, что они хотят. - Слышь, отец Никодим, может, они хотят признаться во всем. - В чем именно? - Ну-у, я имею в виду Емельяна. - Прохор, упаси тебя Господь, не думай об этом. Войдя в дом, они поприветствовали друг друга. - Братья, что вас привело ко мне? - Отец Никодим, устали мы от всего и вот решили с Евстигнеем отправиться на поиски Емельяна. И хотим предложить вам пойти вместе с нами. Прохор сразу замялся и промолвил: - Да у меня же полон двор скотины. Нет, нет, я не смогу, да и Марфа... - Прохор, за несколько суток, ничего не случится ни со скотиной, ни с твоей Марфой. Лично от вас зависит очень многое, нам не хочется попасть в острог. Отец Никодим, вся надежда на вас. - Хорошо, хорошо, Федор, я согласен и ты, Прохор, не упрямься. А Марфу я сам уговорю, ибо этих чадо нужно спасать и кто, как не мы должны помочь им в этом. Федор, когда вы решили отправиться в путь? - Да прямо сейчас. - Отправимся только завтра по полудню, а сейчас присаживайтесь рядом с нами. - Спасибо тебе, отец Никодим.


После заутренней следующего дня, взяв все необходимое, они отправились в путь для поиска истины. Спешить было некуда, поэтому двигались медленно. Впереди размышляя, шел отец Никодим: - Странная штука жизнь, вроде бы Господь нас сотворил одинаковыми, но какие мы разные. Да и вокруг нас происходят какие-то странные вещи, но мы их объяснить не можем. Хотя для этого имеем головы, в которых находится мозг - вся наша суть. Может, мы еще не можем использовать его как надо, а научиться не у кого. - Отче, а почему же нам Бог не помогает в этом? - Э-э, Федор, Он нас то сотворил и сказал: “Пользуйтесь всем тем, что Я вам подарил”. Но к этому никто не прислушивается. Конечно, есть отдельные люди, которые видят и слышат его, и один такой человек, можно сказать, живет недалеко от нас. Вот он, сказывают, может творить чудеса. - И кто же этот человек? - Как вам сказать, лично я его не знаю, но кличут Григорием, по фамилии Распутин. Сказывают, будто бы он встречается с какой-то ... в общем-то, силой, которая помогает ему разрешить все вопросы нашего бытия. - А что же ты, ведь ты тоже общаешься с Богом? - Ну, общаюсь и все. В этом общении я только для себя нахожу успокоение и для некоторых из вас. Понимаю, что Бог - это мысль и сила, которой подвластно все. Вообще то мы еще слепы, но думаю, что придет такое время, когда все люди прозреют. Вот сейчас я верую, что где-то там далеко ..., - отец Никодим указал рукой на небо, - живут тоже люди, потому что сила Божья не знает границ, Она есть повсюду. Отец Никодим остановился и предложил: - Давайте сделаем небольшой привал, годы уже не те, мне надобно отдохнуть. Вот, Прохор, ты боялся оставить свою Марфу и скотину, а за Емельяна не подумал. А ведь Господь глаголит: ”Возлюби и помоги ближнему своему”. Прохору стало как-то неловко: - Отец Никодим, да разве я... я... - Прохор, помолчи, я тебя понимаю и прошу вас, давайте хотя бы изредка будем помогать ближним своим, пусть даже не деньгами, но советом или силой своей. И вот тогда мы во истину станем Божьими. - Отче, скажи, боишься ли ты смерти? - Евстигней, бойся ее, не бойся, она все равно придет. И, если приходит и забирает нас, то значит так нужно и угодно Богу. Я точно знаю, что меня там ждет не только Бог, но и мои родные. Тем более, последнее время часто стали сниться отец и дед мой. Они говорят мне, что там не страшно, а наоборот - уютно. Но пока нам об этом не следует думать, ибо не все еще сделано. Вообще-то жизнь не нужно торопить, ибо не мы ею, а она нами руководит. Давайте отдохнем маленько и пойдем дальше. ЗЕМЛЯ. Спасательная капсула. После того, как было выбрано место для спасательной капсулы, Леший зашел к Сэдо: - Командир, шибко извини меня, но мне пора домой, не могу я больше сидеть взаперти. Я охотник, мой дом - тайга. Сэдо посмотрел на Лешего: - Хорошо, Леший, можешь идти. Если ты нам понадобишься, мы тебя найдем. - Чем еще я могу вам помочь? Но, ежели шибко нужен, то не вы, а Емельян пусть найдет меня. Леший вышел из капсулы и направился в сторону своего дома, размышляя: “Шибко странные эти чужеземцы, что они находят в этих говорящих “зеркалах”, так и жизнь может пройти мимо”, - подумал Леший.


Сэдо вызвал к себе Валдиса и Иршу: - Как вы думаете, этот старик не может нас... - Нет, Сэдо, он этого не сделает. Мы ручаемся за него. - Хорошо, тогда прямо сегодня пятью группами отправляемся исследовать эту планету. Прошу вас, подготовьте экипажи и ждите моего приказа. Да, вот еще что: возьмите с собой Емельяна, он может нам пригодиться, да и ему самому будет интересно узнать все о своей планете. Мне кажется, что эти люди ограничились в своем мировоззрении, только этой тайгой. На мой взгляд, для них больше ничего не существует. - Сэдо, ты прав. Мы видели, как они смотрели на нас. Нам показалось, что мы для них предстали Богами. - Все, Валдис, вы свободны. Мне тоже нужно подготовиться. - Сэдо, оружие будем с собой брать? Сэдо посмотрел на Валдиса и Иршу: - Да, но это лишь только на всякий случай.


Прошло двое суток пути. Путников покидали силы, отец Никодим изнемогал от усталости: - Федор, но где же эта избушка, я больше не могу идти. - Отец Никодим, потерпи еще сутки, и мы будем на месте. - Боже, помоги мне, пожалуйста, дай мне силы, да и всем остальным тоже. Прохор, осталась ли у нас еще настойка? - Да, немного есть. - Тогда дай мне я причащусь. - А мы? - Да и вы тоже. Федор, а как вы расстались с Лешим и Емельяном? - Прости, отец Никодим, но мы ничего не помним. Кажется мне, что я полголовы отдал кому-то. - Не дьявол ли посетил вас? - Нет, нет, пусть будет все, только не это. А вот еще что: помню, что видел Землю нашу с большой высоты. - Отец Никодим засмеялся: - Это, Федор, настойка тебя поднимала на эту высоту. - Да нет, в то время я не был пьян. - Федор, с нами со всеми что-то произошло, но мы не знаем, что именно. И, слава Богу, что мы живы, а все остальное, само по себе образуется. Так в разговоре прошло время, и вот наконец-то появилась долгожданная каморка Лешего. “Ну, Господи, пусть Леший будет дома”, - подумал Федор. Но, войдя в избу, они увидели, что Лешего там нет. Федора сразу бросило в дрожь. - Федор, что же теперь нам делать дальше? - Отец Никодим, нам нужно подождать его, может он на охоте. Сейчас я спущусь в хранилище и принесу что-либо из питания. Через некоторое время Федор вернулся и в недоумении промолвил: - Странно, пища на месте. Если бы он ушел на охоту... - Ладно, Федор, давай сюда провизию, будем трапезничать. Отдохнем немного, а затем будем возвращаться назад, домой. - Нет, отец Никодим, мы с Евстигнеем останемся здесь, будем ждать Лешего. - Федор, воля ваша. Лично я и Прохор пришли сюда на беседу, но беседовать-то не с кем. Прохора невольно пронзила неприятная мысль: ”Неужели они и Лешего... Нет, Боже, этого не может быть. Все, но только не это. На дворе быстро темнело. После трапезы путники легли спать. Федор вышел из каморки, взглянул на темное небо: ”Боже, прошу Тебя, сделай так, чтобы Леший вернулся. Прошу Тебя, Господи”. Как раз в это время Леший приближался к своему насиженному месту. Он даже не подозревал, что в его каморке находятся гости. Начал срываться небольшой дождь. Где-то вдали вскрикнула дикая птица. Федор зашел в избу. Уставшие путники уже спали крепким сном. Федор тоже прилег, его быстро сморило, и он моментально уснул. Во сне он видел каких-то странных людей. Федор хотел заговорить с ними, но у него ничего не получалось. Он увидел, что среди этих людей находится Леший и Емельян с Шаманом. Как-то странно они смотрели на Федора: “Господи, неужели они и, правда, мертвы”. К нему подошел Леший. ”Леший, почему ты мокрый?”, - Федор рукой прикоснулся к щеке Лешего. - “Ты такой холодный”. - “Зато живой и дай я тебя обниму”, - Федор проснулся, открыв глаза, он увидел горящую лампадку на столе и сидящего за столом Лешего. - Господи, где есть сон, а где я? Леший, ты мне снишься? - Нет, устал я вот и присел отдохнуть. И ты отдыхай, я вижу, что вы шибко устали. - Но нам нужно погутарить с тобой. - Вот когда настанет день, тогда и погутарим. Ночь прошла быстро. Проснувшись, путники увидели спящего Лешего. Отец Никодим решил пока не тревожить его. Но Господа Бога поблагодарил за возвращение Лешего. - Федор, если Леший вернулся, значит, Емельян находится где-то рядом. - Отец, дай Бог, чтобы так было. Спустя немного времени Леший проснулся: - Простите меня, я шибко устал. - Ничего. А, где ты пропадал? - На охоте я был. - А, где же добыча? - Не получилась у меня охота. Кажется, что вся дичь попряталась куда-то от меня. - Что ж, такое бывает. Леший, а где сейчас находится Емельян? - Неведомо мне, где он. Отец Никодим посмотрел на Лешего: - Старик, ты что-то скрываешь от нас. Леший задумался и сказал: - Однако мне нечего скрывать от вас, вы то зачем пришли сюда? - Вот за Емельяном и пришли, народ волнуется, желая видеть его. Скажи, как последний раз вы расстались с Федором и Евстигнеем. - Однако я ничего не помню. - Леший, такого не может быть, чтобы сразу вот все и ничего не помнили. - Отец Никодим, я и сам не понимаю, что сталось. - Ты хотя бы ради Федора и Евстигнея постарайся хоть что-то вспомнить, ибо они могут оказаться в остроге. Леший снова задумался: “Однако мне сказывать шибко лишнего нельзя, ведь я обещал Сэдо, как быть?”. - Леший ты подумай хорошо, нам спешить некуда, хотя... - Хорошо, я должен все вспомнить, но всего я вам не скажу, потому что поклялся молчать. - Перед кем это ты поклялся? - Однако поклялся и все. За Емельяна не волнуйтесь, он живой и Шаман тоже. - Но где же они находятся? - Я же сказал, дайте мне подумать. Федор перекрестился. ”Слава Богу, значит, мы будем оправданы. Действительно, с нами что-то произошло. Леший, оказывается, тоже причастен к этому”, - подумал он. Леший вышел из своей каморки, пообещав, что скоро вернется. Он не мог найти выход из создавшегося положения. Лешему было жаль Федора с Евстигнеем, но ему не хотелось подводить и Сэдо. Он допоздна бродил по тайге и не хотел возвращаться домой. И вот, в конце концов, все же решил рассказать обо всем случившемся, но не все. Вернувшись, он попросил всех сесть за стол, налив настойки, он начал разговор: - Как я уже сказал Емельян живой и находится... у чужеземцев, однако я не знаю у каких, но он у них, он сам решил остаться с ними. - Леший, о чем ты гутаришь? - Однако о чем знаю, о том и сказываю. Федор, неужели ты ничего не помнишь, ведь вы тоже были там? - Нет, Леший, я ничего не помню, хотя чёй-то и появляется в памяти, но сразу же исчезает. - И, где сейчас находятся эти чужеземцы? - Об этом мне неведомо, но думаю, они улетели. Отец Никодим с удивлением посмотрел на Лешего и спросил: - На чем, на чем они улетели? - Однако на своей небесной лодке. - Леший, чё, ты, за чушь верзешь? - Если вы мне не верите, то зачем тогда спрашиваете. - Скажи, пошто так получается: ты помнишь, а Федор с Евстигнеем ничего не помнят? - Не знаю. - Ты гутарил с ними? - Да. - А как ты знаешь их язык, а они твой? - Отец Никодим, они сказывают мыслью. Тот засмеялся: - Леший, тогда наливай еще настойки, уж больно интересно ты сказываешь. - Отец Никодим, не почитай меня за безумца, но все так и было. Прохор привстал. - Прохор, почему ты так сбледнел? - Понимаешь, отец Никодим, я что-то тоже стал вспоминать, но мне кажется, это был сон. Помню, как ты стоял на коленях, держа в руках крест. - Но я всегда его держу в руках, когда общаюсь с Богом. - Нет, нет, отец Никодим, ты стоял перед кем-то. - Прохор, за меня не беспокойся, лично я здоров. - Да и я не болен, но ведь с нами чёй-то случилось. И сталось это с того часу, когда в небе прозвучали эти странные взрывы. После них мы все стали какими-то непохожими друг на друга. - Прохор, а действительно, ты глаголишь истину, мы все как-то изменились. Может нас, посетил дьявол? - Отец Никодим, почему ты сразу грешишь на дьявола, авось это был Сам Бог. Не понимаю я вас, святых отцов. Лично вам все равно, пусть будет все, но только не Бог. Зачем тогда вы проповедуете Его, раз сами боитесь. - Прохор, опомнись, ибо ты будешь наказан. - Вот-вот, отче, поверь, что я и так всю жизнь наказан, и для меня Богом является моя Марфа, которая гутарит, что мне нельзя и то, и это... Так зачем нужна такая жизнь, а тут еще ты: “Бойтесь этого и этого”. Получается, что мы не живем, а существуем. - Прохор, я повторяю: нужно жить по Божьи. - Э-э, отец Никодим, я вижу, как ты живешь. Настойку хлещешь, а мясо так рубаешь, что десятерым аппетит можешь нагнать. Отец Никодим от злости покраснел, он, было, хотел ударить Прохора, но воздержался. - Прекратите этот спор, он нас ни к чему не приведет. - Хорошо, Евстигней, нам нужно всем успокоиться. - Леший, ты глаголишь, что Емельян жив, тогда ответь, когда он вернется? - Однако этого я не знаю, но думаю, как надоест ему там, он сразу же и вернется. - Все, теперь мы можем с чистой душой вернуться домой. - Отец Никодим, никому не говорите об этом, ведь я поклялся молчать. - Хорошо, Леший, мы никому не будем сказывать. Возвратившись в Бодайбо, отец Никодим сразу собрал прихожан в своем храме с одной только целью - успокоить их. Прихожане пришли все. - Братья и сестры, - обратился к селянам отец Никодим, - я хочу сообщить вам приятную весть. Она заключается в том, что Емельян живой, просто он находится у Лешего. Мы его лично видели и говорили с ним. - А когда он вернется домой? - Он этого не сказал. Так что все подозрения с Федора и Евстигнея мы должны снять, они ни в чем невиновны. И вот, благодаря Господу нашему, думаю, что истина восторжествовала. Хотя много вопросов осталось так и нерешенными. - Что ты имеешь в виду, отец Никодим? - Да это я так сказал, к слову. Все, можете расходиться по домовкам, кроме Прохора, Федора и Евстигнея. Отец Никодим подошел к ним, промолвив: - Не знаю, что вам и сказать, вроде бы перед людьми мы остались чисты, а вот перед Богом - мы виновны. - Отец Никодим, но в чем мы виновны? - Как в чем? Ведь мы, можно сказать, обманули всех. Емельяна то мы не видели. - Неужели ты не веришь Лешему? - Верить то я верю, но до сих пор не пойму, где находится Емельян. - Отец Никодим, ведь было сказано, что он у чужеземцев, на их небесной лодке. - Хорошо, пусть будет так. Но опять же, лодку мы эту не видели, и я чувствую себя грешным перед Господом Богом. - Чувствуй что хочешь, а нас оставь в покое, и просим тебя: не подведи Лешего, ведь он поклялся перед чужеземцами. - За это, Прохор, можете не беспокоиться. Хотя нам, каким-то образом, следовало бы сообщить обо всем случившемся царю-батюшке нашему. - Отец Никодим, неужели ты думаешь, что он заинтересуется Емельяном? - Я же говорю не за него, а за те взрывы, что произошли у нас, точнее, в небесах. - Отец Никодим, не смеши нас, тебе это не к лицу. Нашему царю сейчас не до этих взрывов, и тем более не до Емельяна. - Да, Господь нас сотворил темными, и в этом я убедился еще раз. С меня достаточно, можете расходиться. Мне надобно побыть наедине с Богом. - Что ж, отче, до встречи. СПАСАТЕЛЬНАЯ КАПСУЛА. Пять экипажей были готовы для исследования Земли. Сэдо собрал всех членов экспедиции: - Братья, сегодня мы проведем исследовательские полеты. Прошу вас: в контакт ни с кем не вступать. Делаем внешний обзор какой-либо местности, заносим всю информацию в компьютеры, и будем изучать подробнее эту информацию уже здесь, на месте. Думаю, что все будет хорошо. Всё, все по местам. Пять летательных аппаратов покинули капсулу и взметнулись в бесконечную даль. ВИДИЙ. Корабль «ЯТ-7Z». Эолла и Доминос вернулись в кабину управления в тот момент, когда Астро закончил беседу с Карэн. - Астро, ты доволен? - Конечно, мне было приятно побеседовать с твоей мамой. - А сейчас, Астро, мы хотим поговорить с тобой и твоими друзьями. - Я согласен, и буду только рад. - У нас к вам будет одна просьба: мы хотим с вашего корабля связаться с Лоресом и поговорить с ним. - Эолла, но ведь мы прибыли сюда нелегально, и можем быть наказаны. - Не бойтесь, вы скажете, что случайно встретили нас. - Ну что, Изолий? - Астро, я согласен. - Вот и хорошо, раз обе стороны согласны, мы можем идти. - Эолла, вы сами решили открыться, думаю, что Лоресу это понравится. - Не знаю, понравится ему или нет, но нам самим интересно будет поговорить с ним и предстать перед вашей цивилизацией не со стороны зла, а только с добродушной стороны, при полном уважении к вам. Летательный аппарат Изолия стоял прямо у моря. Прежде чем войти в него они остановились на берегу. - Эолла, в чем дело? - Астро, сейчас я должна успокоиться. - Ты волнуешься? - Да, но не только волнуюсь, но и скучаю по своей родине, и по своему морю. В этот момент из воды появился двуглавый рыцарь, он внимательно посмотрел на всех, кто находился на берегу. Внутри себя Эолла прочувствовала мысль, издаваемую рыцарем: ”Удачи вам, и если вы сможете, то помогите этому народу”. - Доминос, ты слышал, что он сказал? - Да, слышал. - Что ж, идемте в аппарат. Связь с Лоресом была восстановлена быстро. На экране глена появился Лорес. - Лорес, - обратился к нему Астро, - мы нашли чужеземцев, поэтому не стоит посылать экспедицию на остров Бармо. - Астро, как тебе это удалось? - Но это уже отдельный разговор. - Хорошо, пусть чужеземцы подойдут поближе к глену. Увидев на экране Эоллу и Доминоса, Лорес обратился: - Я вас приветствую на нашей планете. Зовут меня Лоресом. Я являюсь вождем видийцев и хочу спросить вас: с какой целью вы прибыли к нам? Эолла сразу же ответила: - Цель у нас одна - это исследование и изучение вашего строя жизни. - Значит, вы прибыли к нам с добром, тогда я приглашаю вас к себе. Вы можете прибыть ко мне прямо сейчас. За вашу безопасность будет отвечать Астро. Все, я жду вас, - экран глена погас. - Ну что, Эолла, летим в Сонтере? Ежели мы летим, то для вашей безопасности мы должны лететь на аппарате Изолия. - Хорошо, Астро, но нам нужно вернуться и предупредить своих. И думаю, что с собой мы возьмем Крита - это наш геноробот и помощник. - Эолла, мы вас ждем.


Через некоторое время корабль Изолия взял курс на Сонтере. Дворец Лореса был небольшим. На первый взгляд Эолле он не понравился, потому что от него веяло какой-то серостью, но виду она не подала. У входа во дворец их ждал Лорес, он внимательно рассматривал Эоллу, и она это прочувствовала. - Что же вы остановились, пожалуйста, проходите. Войдя в огромный зал, Эолла и все остальные воочию увидели настоящую красоту. - Пожалуйста, присаживайтесь. Они сели вокруг огромного круглого стола. Лорес некоторое время молчал, Эолла молчала тоже. Первым тишину нарушил Астро: - Лорес, как тебе уже известно, эти люди прибыли к нам с доброй миссией. Они хотят исследовать наш животный мир, подробнее узнать о нашем народе. - Астро, я знаю, и помогу им в этом. Но мне сначала нужно узнать, как их зовут. Эолла привстала: - Я - Эолла, командир корабля. Лорес улыбнулся, а Эолла продолжила: - А это мои друзья - Доминос и Крит. - Вот и хорошо, теперь мы можем приступить к переговорам. Как я уже сказал, помогу вам во всем, ибо вижу, что вы добрые и нам не навредите. Да, наша цивилизация проявляет агрессию, но только к тем, кто приходит к нам со злом. В одно время Всевышний нас наказал, мы были переселены сюда с другой планеты и заблокированы. - Лорес, мы это знаем и, когда вернемся к себе домой, постараемся что-то решить в вашу пользу. Думаю, что наступит такое время, и вы без всяких препятствий сможете посетить нашу планету. - Эолла, спасибо тебе. - Лорес, благодарить меня еще рано, потому что пока я не знаю, как это сделать. - Эолла, я думаю, что Господь слышит нас и пойдет нам навстречу. И еще, я вижу, что в своем развитии вы достигли очень многого. Мне интересно знать, как вы делаете свой корабль невидимым. - Это просто. При помощи обволакивающей оболочки он становится невидимым. Все это связано только с магнитными полями. - Для вас - это просто, а для нас - это тайна. Не знаю, когда я побываю на вашей планете, а вот на вашем корабле мне хочется побывать прямо сейчас. - Лорес, ваше желание будет исполнено. Конечно, если вы разрешите доставить его в Сонтере. - Конечно, вы можете произвести посадку рядом с моим дворцом. Эолла улыбнулась: - Рядом не получится, корабль наш большой. Мы можем на небольшой высоте зависнуть над вашим дворцом и взять вас к себе на борт. - Что ж, идея хорошая. Сейчас я предупрежу свою службу безопасности, и вы можете без всяких преград доставить корабль сюда. И тогда мы снова продолжим нашу беседу, но уже у вас. А сейчас вы можете возвращаться на остров Бармо. “Странный этот Лорес и интересный. Он, как малое дитя”, - подумала Эолла. “Да, эти люди интересные. С ними приятно общаться, и у меня появилось желание быть похожим на них, хотя внешность у нас совсем разная”, - думал Лорес. Выйдя из дворца, Эолла осмотрелась. Она на миг вспомнила свой Стрэнэ, но похожего на него здесь ничего не увидела. - Эолла, я вижу ты, действительно, скучаешь. - Да, дорогой, но это пройдет. Нам нужно заняться чем-то полезным. По правде, говоря, я ждала другого знакомства. - Ты имеешь в виду: недоброжелательность? - Именно это. - Эолла, я думаю, что нам бояться нечего.


Возвратившись на остров Бармо, Эолла не сразу вошла в свой корабль. Со стороны моря веяло прохладой, и она решила уединиться. - Доминос, мне хочется немного побыть одной. - Конечно, дорогая, расслабься, а мы с Критом пойдем и подготовимся к перелету. Подойдя к морю, Эолла задумалась, перед ней сразу появился двуглавый рыцарь. Она увидела, что на нее смотрели две головы с каким-то огромным наслаждением. Эолле стало приятно, ее посетило некое блаженство, и она услышала мысль рыцаря: “Хотя ты с другой планеты, но на тебя мне приятно смотреть. Как тебя зовут?” - Эолла, а тебя? - Меня зовут Поном. - У тебя есть родители? - Да, мой отец является старейшиной нашей общины. - А мои родители находятся очень далеко. - Твоя планета красивая? - Пон, она очень красивая, и я люблю ее. - А я люблю наше море, на дне, которого для меня есть все. Не желаешь ли ты увидеть все это? - Пон, но я не могу жить под водой. - А жаль, сколько вы будете находиться у нас на Видие? - До тех пор, пока полностью не исследуем его. Послушай, Пон, у меня появилась идея: я смогу побывать у тебя в гостях на одном из наших аппаратов. Но это произойдет только после моего возвращения из Сонтере. - Эолла, я буду ждать тебя, возвращайся скорее. - Хорошо, Пон. Довольный рыцарь в один миг скрылся в морской пучине. “Как приятно было говорить с ним...”. К Эолле кто-то прикоснулся. Повернувшись, она замерла от страха, перед ней стоял одноглазый фат. Она хотела закричать, но фат улыбнулся, Эолла успокоилась: - Что тебе надо от меня? Фат молча указал вверх. В небе кружила стая диких стивов. - Спасибо тебе, я все поняла, мне нужно срочно возвращаться к себе. Фат удовлетворительно покачал головой. В считанные минуты Эолла добралась до корабля, Фат же скрылся в зарослях. - Эолла, ты отдохнула? - Да, Доминос, я сейчас познакомилась с одним морским рыцарем, который пригласил нас в гости. - И ты решила отправиться на морское дно? - Конечно. Доминос удивленно посмотрел на нее: - Быть, по-твоему, но сейчас нас ждет Лорес. Тем более, мы уже готовы к перелету. - Если готовы, значит, отправляемся, а после возвращения опустимся на дно этого моря. От такого приятного приглашения нельзя отказываться. Корабль «ЯТ-7Z» стал набирать высоту. Стая диких стивов разлетелась в разные стороны.


Выйдя из своего дворца, Лорес сильно удивился. Огромных размеров корабль находился прямо над его обителью. “Да, о таком нам можно только мечтать”, - подумал он. В это время небольшая летательная установка отделилась от основного корабля и приземлилась на небольшой площади у дворца. Из нее вышел Крит и сказал: - Лорес, Эолла тебя ждет. Сначала Лореса одолел страх: ”Господи, да что это со мной, ведь много раз летал”. Крит прочувствовал мысль Лореса и улыбнулся. ”Да, мы, действительно, ошибались по отношению к ним. Не так уж они и страшны”, - подумал Крит. - Крит, я готов. Через мгновение Лорес уже находился на основном корабле. СТРЭНЭ. Вселенская обсерватория. Профессор Онг собрал ученый совет, где и обратился ко всем присутствующим: - Братья, как вы знаете, экспедиция Сэдо Сина уже продолжительное время не выходит на связь. Лично я уверен в том, что они живы и все же, медлить нам нельзя. Нужно срочно отправить экспедицию на поиски Сина. Корабль-матка “Голиос-747Б” уже готов к любым перелетам. Мое решение таково: командиром корабля будет сын Сэдо - Доминос. Он сейчас находится на Видие, но я хочу отозвать их с Видия и отправить на поиски Сэдо Сина. Надеюсь, что вы согласитесь со мной? К Онгу обратился профессор Торнат: - Коллега, у меня будет одна просьба: я хочу отправиться вместе с Доминосом в эту экспедицию. Много лет я знаю Сэдо, и во многих перелетах был рядом с ним. - Торнат, я согласен. Сегодня же выхожу с ними на связь, через несколько цайтов они вернутся в Стрэнэ. И после того, как найдут Сэдо, они снова могут отправиться на Видий. Такое решение было принято единогласно. - Коллеги, вы все свободны, Торнат, а тебя попрошу остаться. Понимаешь, Торнат, я уже стар, но мои чувства меня не подводят. Чувствую, что Сэдо все время находится в ожидании, он ждет нас и надеется на нашу помощь. И ежели они не выходят на связь, то значит, что “Голиоса-747А” уже просто не существует. - Онг, я все понимаю, поэтому и решился на этот перелет. - Спасибо тебе, Торнат. КОРАБЛЬ “ЯТ-7Z”. - Лорес, я рада видеть тебя на борту нашего корабля, - с улыбкой на лице обратилась к нему Эолла. Но Лорес ничего не мог сказать. От всего увиденного здесь он был в восторге, затем воскликнул: - Эолла, я не ожидал увидеть такое! Это действительно чудо прогресса вашей цивилизации! - Нет, Лорес, у нас есть корабли намного сложнее. Вот они могут преодолевать огромные расстояния без всяких преград. В это время на связь с Эоллой вышел Онг: - Эолла, дорогая, я только что собирал ученый совет, и мы решили, чтобы вы срочно возвращались в Стрэнэ. - Папа, что-то случилось? - Доченька, ничего не случилось, но пришлось изменить свое решение, вы должны отправиться на поиски Сэдо Сина. - Папа, но ведь я хотела поподробнее... - Эолла, у тебя будет еще возможность вернуться на Видий, и ты узнаешь все об этой планете. Так что, Эолла, мы вас ждем. - Папа, рядом со мной находится Лорес, он является вождем видийцев.

Доченька, я рад с ним познакомиться, но побеседовать смогу только в следующий раз. Мне нужно срочно заняться подготовкой, вашим, а точнее говоря, кораблем Доминоса.

Доминос подошел к Эолле:


Дорогая, я вижу, что ты сильно расстроилась. - Да, Доминос, в какой-то степени, я расстроилась. Жаль покидать эту планету, она мне очень понравилась. - Эолла, но мы ведь еще вернемся сюда, и думаю, что ничего не потеряем. Главное - мы познали видийцев. Крит, ты согласен с нами?

Да, Доминос, я согласен. - Поверьте, что всех нас ждет еще более интересный перелет в другую галактику. Так что не будем отчаиваться. А Лоресу скажем: «Вождь, до встречи. Мы еще вернемся, и твои мечты сбудутся». Лорес посмотрел на присутствующих. По его лицу было видно, что он очень сожалеет и не хочет расставаться с ними. Но что-то изменить он был не вправе. Эолла подошла к нему, обняла его и сказала: - Лорес, не обессудь. То, что я обещала тебе, все исполню. Для меня самое главное, что мое мнение о вас, видийцах, сложилось благоприятное и доброе. Сейчас ты можешь вернуться в свой дворец, Крит тебя проводит. До встречи, Лорес В темном небе появилась небольшая вспышка. И снова от основного корабля отделилась небольшая летательная установка, которая доставила Лореса в его обитель. -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=- Корабль «ЯТ-7Z» взял курс к созвездию Сози. Все члены экипажа чувствовали себя удовлетворительно. Доминос с Эоллой стояли у обзорного иллюминатора. Пред их взором вырисовывалась необыкновенная красота. Повсюду сияли звезды, переливаясь разнообразными цветами. Со стороны казалось, что они танцуют и общаются между собой.

Эолла, я смотрю на все это и радуюсь за то, что я рожден на этот белый свет, ибо нам суждено увидеть всю эту красоту.

Да, дорогой, ты прав. Наша Вселенная ни с чем несравнимая. И эта Божья прелесть будет существовать всегда. Иногда я впадаю в отчаяние, мне так хочется побывать везде…

Эолла, не нужно отчаиваться. Времени у нас предостаточно впереди, и мы постигнем многого…, к сожалению, правда, не все. Но будем довольны и рады тому, что увидим.

Где-то там, вдалеке, появилось яркое свечение. Оно было непродолжительным, но впечатляющим зрелищем. - Доминос, ты видел… - Да, судя по всему, произошло столкновение метеоритов. Но нам ничего не угрожает. Эолла, давай оставим все беспокойства в стороне, и будем отдыхать, потому что впереди у нас много дел.

«ЯТ-7Z» на небольшой скорости бесшумно бороздил простор небесный. Весь экипаж отдыхал, лишь компьютерная система работала неустанно. Доминос долго не мог уснуть, он думал о своих родителя. Его голову посещали разные мысли, но он не впадал в панику. Уверенность, и только она, помогала и глаголила ему, что с его родителями все хорошо, они живы. Через несколько временных цайтов созвездие Угасшего Вулкана осталось позади, а вместе с ним Видий и все видийцы. Пробуждение было приятным и радостным. Доминос внимательно посмотрел на Эоллу: - Вижу, что ты хорошо отдохнула, и твоя улыбка радует меня. - Доминос, чем дальше мы отдаляемся от Видия, тем ближе к нам становится наш Стрэнэ. Мне хочется поскорее увидеть своих родных.

Доминос опустил голову.

- Извини меня, я не хотела тебе причинить боль. Мы найдем твоих родителей, я в этом уверена, – и Эолла обняла Доминоса. Они посмотрели друг другу в глаза. Их взгляды были утвердительны и надежны, как никогда. -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-= ЗЕМЛЯ. ТАЙГА – БОДАЙБО. Выйдя от отца Никодима, Прохор, Федор и Евстигней сразу устремили свой взгляд в небо. И убедившись в том, что им ничего не угрожает, они сделали первые шаги. Некоторое время шли молча. И вдруг Прохор резко остановился: - Так, братья, друзья мои, идем ко мне.

Федор громко засмеялся:

- Да лучше бы улететь с чужеземцами, чем встретиться с твоей Марфой. - Э-э, отшельник, на себя-то посмотри, каков ты есть. - Войдя в дом Прохора, Федор с Евстигнеем сразу уставились на его дочерей. В это же время Марфа бросила свой взгляд на них. - Прохор, чё надобно-то им? - Марфуша, дорогая, успокойся и приготовь гостям стол. Нам надобно что-либо обсудить. - Эх вы, шатуны, у вас только одно на уме. - Марфуша, любовь ты моя…

Но здесь Федор снова не выдержал и засмеялся. Прохор от злости начал подпрыгивать.

- Марфа, ну что ты стоишь, как корова? – крикнул он. Марфа посмотрела на Прохора, как смогла, так и сделала ехидный облик, и сквозь зубы промолвила: - Любимый, сейчас, я мигом. Здесь уже не выдержал и Евстигней. В избе Прохора стоял громкий смех. Марфа накрыла на стол. - Ну, шкворни заморские, усаживайтесь и сказывайте свою правду, которая никому не нужна.

Выпив наливки по кружке, первым заговорил Прохор:

- До сих пор я не могу прийти в себя. Мне стало страшно жить. Кажется, что меня все время кто-то преследует, даже, когда я иду в хлев или до ветру. Я все время чувствую некую тяжесть. - Прохор, а после к тебе приходит облегчение? И снова раздался смех. - Федор, я не шучу. - Да, мы тебя понимаем, думаешь, нам легко. Самое страшное и пожаловаться-то некому. Отец Никодим, тоже ничего не знает. Вот куда можно податься? Хотя Леший, что-то утаивает от нас. Я верю ему и не верю. Он сказывает о какой-то небесной лодке, думаю, что его все-таки помял шатун. - Нет, Федор, никто его не мял. Леший просто шибко хитер. А с другой стороны мы тоже хороши, ведь мы ему не верим. Вот, если бы сейчас появился Емельян, тогда все сразу бы стало понятно. - Прохор, давайте выпьем за то, чтобы Емельян вернулся. Выпьем за него и за Шамана. - Смотрю я на вас и вижу, что вы здесь собрались только для того, чтобы выпить, - промолвила Марфа. - Марфа, это не бабье дело. И вообще, когда мужики гутарят, то другой пол всегда должен молчать. - Ну, погоди, гостей проводим, так ты без всякого испугу до ветру будешь ходить. - Марфа, да пойми же ты, в моей избе решается наша судьба, – Прохор подумал и выпалил, - а может быть и судьба всей Земли.

Марфа засмеялась:

- Ты смотри, спасители явились. Авось перед вами еще и на колени стать. Все, с меня предостаточно, я иду спать. - Прохор, видишь, разговор у нас не получился. Давайте будем расходиться по домовкам. И друзья стали собираться. Выйдя на улицу, они как по команде, устремили свой взгляд в небо. Но оно было чистым, сияли звезды. Казалось, что они находятся прямо у изголовья. - Ну, Прохор, не гневайся на нас, оставайся с Богом, нам пора. - Может вас…, а вообще-то ступайте сами. Ему не хотелось возвращаться в избу, и Прохор присел на уступ. Он долго смотрел в ту, неизвестную даль, которая находилась перед его взором. «Странно устроен этот мир. Вот живем мы здесь и ничего не ведаем. А ведь, где-то там далеко, живут, наверное, тоже люди, такие как мы. И самое интересное, что мы не знаем друг друга. Обидно, но может быть так и надо. Ведь в чужой двор без разрешения хозяев не войдешь. Но как бы там ни было, а жить то нужно дальше. Ведь мы рождены для жизни. Да я то ни о чем и не сожалею», - думал Прохор. Из окна проворчала Марфа: - Спаситель, ты где? - Марфа, ты прервала мои думы. - Выдумщик, ступай в избу. Завтра-то рано вставать. Прохор молча вошел в избу, посмотрел на спящих дочерей, на ту серость, которая присутствовала в его избе. Им овладела тоска. В объятиях с ней он и уснул. Ему снился Емельян с Шаманом. Они плыли в лодке по небесам. От этой лодки исходил яркий свет, и Прохор молил их взять его с собой. Но они зов его не слышали. Их словно течением уносило все дальше и дальше в ту небесную гладь, на которую совсем недавно смотрел Прохор. В ту ночь ни Федор, ни Евстигней долго не могли уснуть. Их одолевали все те же мысли. И все же наступило утро, пришел следующий день, обыденный день, который, судя по всему, ничего нового не принесет для жителей Бодайбо.


А в это время Леший не находил себе места. Мысли одолевали его. После того, что он видел в аппарате, каморка его казалась ему серой и сырой могилой. « Да, шибко долго я задержался на этом белом свете. Наверное, мне пора уже уходить в мир теней. Шибко страшновато, но весь мой род уже находится «там». И ежели они уже находятся «там», то значит и в другом мире есть нечто похожее на жизнь». Внутри души своей он увидел всех своих родственников, которые уже почили. Каждый год его жизни предстал перед его взором. «Что же это получается, я прожил долгую жизнь, и за весь этот срок ничего хорошего не видел. Дремучий лес был моим домом. Хотя чужеземцы шибко затронули мою душу. И я благодарен Богу за то, что встретился с ними. Шибко они интересные люди». Леший вышел из каморки, посмотрел на ночное небо. Душа его разрывалась на части. Тоска одолевала, и ему хотелось плакать. И в этот момент он решил для себя, что сразу же после восхода солнца, он отправится в Бодайбо, и будет жить среди людей. «Все, хватит быть отшельником. Хочу чисто человеческой жизни и общения». Через некоторое время он вернулся в каморку. В одном из ее углов, Леший разослал медвежью шкуру, и эта маленькая Божья частица мира сего в один миг уснула. И приснился Лешему в эту ночь необыкновенный сон. Будто бы он находится в огромном граде. Этот град был неописуемой красоты. Леший медленно ходил по его улицам и внимательно все рассматривал. А жители града сего рассматривали Лешего. От такого внимания ему становилось неловко. Он пытался заговорить с прохожими, но у него ничего не получалось. И вот, к нему подошла маленькая девочка, взяла его за руку и сказала: «Идем со мной». Леший послушался ее и без всяких капризов последовал за ней. Они вышли из града сего, и Леший прямо перед собой увидел синее море. Он присел на песчаном берегу, задумчиво смотря в бескрайнюю даль. Там, вдалеке, из-за горизонта, вставало солнце. И первые его лучи стали согревать Лешего, ему было приятно. Через небольшой проем в стене в каморку Лешего пробивался небольшой лучик восходящего солнца. От его тепла он проснулся. «Интересно, где я во сне побывал, и кто эта девочка?» – подумал он. Некоторое время Леший находился еще в раздумьях, после, собрав котомку, он вышел из каморки и направился в Бодайбо. Первое время он шел молча. Из окружающего ему ничего не нравилось. Хотя тайга, та, что окружала его, являлась для него домом. И вот он запел, голос у него был печальным, а мелодия грустной. Но Леший пел, а вместе с ним пела и его душа. Хотелось рыдать, ибо он уходил от той обители, где прошла вся его жизнь. Леший часто останавливался и просил у Бога помилования, дабы Он ему помог во всем. В это время он видел все, что доселе ему не суждено было видеть. «Шибко, шибко я устал, и та жизнь, которую я прожил, мне надоела. И пусть же последние дни возрадуют меня среди тех людей, где я буду жить». Где-то там, впереди, взметнулась стая неведомых птиц. Они вознеслись к небесам, чему он и позавидовал. БОДАЙБО. У Федора пробуждение было трудным. Вставать ему не хотелось, и он в своей постели находил блаженство. Но вдруг в его каморку постучали. - Ежели враг, то уходи, ибо зашибу. Ежели Евстигней с наливкой, то заходи, я буду только рад. Федор открыл один глаз и увидел перед собой Лешего. - Чур, сгинь, ибо я уже не сплю. - Федор, не гони меня. Я пришел в Бодайбо шибко надолго, и хочу здесь пожить. Федор встал, и, посмотрев на Лешего, сказал: - Слушай, ум то твой не покинул тебя раньше времени? - Нет, Федор, устал я от всего и хочу покоя. - Леший, но у меня то… места мало. - Федор, разреши мне пожить в избе, где жил Емельян. - Хорошо. Изба его пустует, поживи. Только сначала давай заглянем до Евстигнея. Леший был согласен на все. По полудни они вышли от Федора и направились к Евстигнею. Тот в это время от безделия уже причастился и под свои вопли танцевал. Увидев Федора с Лешим, Евстигней удивился и засмеялся: - Федор, где ты откапал этого отшельника? - Евстигней, да я и сам не понял. Мне кажется, он вылез из моего подполья. Но, как бы там ни было, Леший хочет пожить в Бодайбо в избе Емельяна. - Да разве я против, пусть живет. Изба то пустует. Да и нам с Лешим веселее будет жить. Я его часто жалел, ибо видел, в каких условиях он проживал. Сейчас я возьму немного наливки, и мы отправимся в избу к Емельяну. Изба Емельяна по сравнению с каморкой Лешего была большой, и Лешему она понравилась. Они сразу же уселись за столом. Евстигней налил каждому из них по кружке наливки.

Леший, я не отец Никодим, но благословляю тебя на хорошую жизнь в этом доме. Живи рядом с нами, но поклянись, что ты отбросишь все мысли о смерти в сторону, и мы еще походим с тобой на медведя.


Прохор увидел, как кто-то вошел в избу Емельяна, и обратился к Марфе: - Марфуша, думаю, что Емельян вернулся домой, мне надобно сходить к нему. - Прохор, а может не стоит, мало ли что могут подумать люди? - Тогда я возьму с собой отца Никодима, как свидетеля. - Что ж, ступай, только не надолго, сегодня из Томска приезжает моя сестра. - Марфуша, да я скоро вернусь, мне надо бы убедиться в том, что Емельян жив, и все дела. А ты пока подготовься к приезду гостьи. Прохор зашел к отцу Никодиму, тот в это время трапезничал. - Отец Никодим, нам надо сходить… - Ты пока присядь и угощайся тем, что Бог послал. - Да, я вижу, что Он тебя сегодня не обидел, хотя я есть не хочу, но от наливки не откажусь. - Так куда, Прохор, ты хочешь меня сводить? - Понимаешь, я видел, как Федор с Евстигнеем вошли в избу Емельяна. - Ну и что здесь такого? - Да ничего, но с ними еще кто-то был, я просто не признал, но думаю, авось это вернулся Емельян. Отец Никодим перекрестился: - Да, ежели он возвернулся, тогда идем и погутарим с ним. Интересно, что он нам поведает. В доме Емельяна слышен был говор. Перед входом в него, отец Никодим с Прохором перекрестились и постучались. Двери отворил Евстигней, увидев гостей, он удивился: - Батюшки мои, ежели вы пожаловали с добром, то входите. Войдя в избу, они не увидели Емельяна, но зато Леший в этот момент был неописуем. - А где же Емельян? – спросил Федора отец Никодим. - Да нам и самим доселе неизвестно, где находится он. Просто мы решили, чтобы в его избе пожил Леший. Уж шибко ему надоела тайга и одиночество. Отец Никодим с Прохором в расстроенных чувствах присели за стол, и некоторое время сидели молча. - Ну что же мы молчим? – промолвил Федор. – Ведь собрались-то мы не на поминки. Леший, ложь солонину на стол, будем трапезничать. Евстигней, давай огненную воду. Наливай всем до краев, выпьем, но только за здравие Емельяна. И уже к позднему вечеру в избе Емельяна слышалось неразборчивое пение. Всяк прохожий над этой избой останавливался и крестился, ибо там было темно. КОРАБЛЬ «ЯТ-7Z». - Доминос, осталось два цайта, и мы будем у себя дома. - Эолла, этого момента я тоже жду с нетерпением. В это время к ним зашел Крит: - Я вам не помешал? - Да нет, Крит, присаживайся. Понимаешь… - Доминос, извини меня, я все понимаю и готов ко всему. - Спасибо тебе, Крит. Перед Доминосом в один миг предстал образ отца. «Неужели наша техника еще слаба, хотя, если матка погибла, то…, - подумал он. Но мысли его прервал Крит: - Эолла, я так думаю, что мы подружились на многие годы. Нам предстоит вместе бороздить Вселенную, бескрайнюю Вселенную. И, где бы мы ни находились, я хочу быть все время рядом с вами, потому что мы уже не сможем друг без друга. - Крит, ты бессмертен, как и все мы, но боль нам всем присуща. Поклянись, что мы ее выдержим, и всякие трудности нам не будут преградой. Крит встал и подошел к Доминосу. Его стальные руки обняли своего командира: - Доминос, я ваш, и я вас никогда не подведу. Но, если так случится, что я окажусь в каком-то трудном положении, то сохраните мою структуру, и пусть эта схема родит меня вновь. Мои параметры вам известны, моя микросхема доступна. И если вы создали нас, то… - Хорошо, хорошо, Крит, успокойся. Отдел информатики не позволит тебе умереть, ибо все твои данные заложены в памяти. И в любую трудную минуту ты будешь восстановлен. Они подошли к обзорному иллюминатору. Даль была бесконечной. Холод витал вокруг, но радость переполняла их чувства. И тепло от этой радости возбуждало и согревало всех, кроме Крита. Небесные путешественники плыли по простору небесному. БОДАЙБО. Изба Прохора. - Марфа, здравствуй! – услышала Марфа сзади себя. - Сестрица ты моя, здравствуй, здравствуй, дорогая! Анастасия, как ты добралась? - Благополучно. А почему ты одна, я Прохора не вижу? - Анастасия не беспокойся, он скоро вернется. Прохор недавно ушел к отцу Никодиму. Дочери Марфы окружили свою тетку, они ждали подарков. Анастасия посмотрела на своих племянниц: - О, суженные мои, примите от меня вот эти подарки, они вам будут в самый раз. Марфа, ты слышала, что давеча, где-то здесь у вас, что-то упало с неба. Марфа оторопела: - О, Боже…, сохрани Прохора, долго уж его нет. - Сестрица, дорогая, да что с тобой? - Анастасия, прости, я подумала о Прохоре. Да, мы видели в небе яркую вспышку и сильный грохот, но больше ничего не ведаем. Она присела на лавку и подумала: «Где же Прохор? Ну, лажь, я тебя сегодня угрею». Анастасия подошла к Марфе, посмотрела на нее внимательно и сказала: - Сестрица, поверь в то, что Боги упали на землю, и они расшиблись. Люди гутарят, что небеса прорвались, потому что мы им навредили. И я приехала не только в гости, а хочу забрать вас отсюда, чтобы податься в Харьковскую губернию, ибо жизни хорошей нам здесь не видеть. Марфа задумалась: как же можно бросить насиженное место, хотя сестрица в чем-то права. На этой земле случилась беда. - О, Боже, Парфуша, где же ты есть? Анастасия, идем скорее со мной. Подойдя к избе Емельяна, они ничего не увидели, там было темно, но песни слышались из него неблагородные. - Анастасия, давай ползком подберемся к этому зловещему месту. Подобрав подолы свои, они поползли. Марфа рыла землю перед собой. Ей виделось, что черти и черные бабы искушают Прохора. - Марфа, Марфа, я во что-то вляпалась. - Сестра, не бойся, здесь жил пес Емельяна. Я тебя дома отмою. А в это время в избе Емельяна отец Никодим спал на лавке. Прохор, Федор, Евстигней и Леший трапезничали. - Мужики, мы уже не видим, друг друга, - сказал Евстигней, - давайте зажжем свечу. Вон она лежит на полу, видимо отец Никодим утерял ее. - Евстигней, а как ты видишь ее в темноте? - Я ее не вижу, но чую по запаху. - Тогда, зажигай. В оконном проеме сестры увидели лишь только тени двигающихся фигур. - Марфа, я боюсь, там черти из преисподней наслаждаются чем-то. - Анастасия, успокойся. Одного из них я знаю, это мой Прохор. С криком они ворвались в дом Емельяна. Поднялся сильный шум. - Дьяволы, дьяволы окружают нас! – закричал сонный отец Никодим, - молитесь все, ибо мы пропадем.


Ранним утром Прохор проснулся, голова шумела: - Марфуша, Марфуша, кваску мне подай. Видно я вчера малость перетрудился. Но ответа он не получил. И вдруг в доме что-то зашумело, послышался грохот. К Прохору подошла Анастасия: - Ну что, бес до сих пор сидит в тебе. На, испей, безводный ты человек. Вы испугали своим искушением всех людей в округе. Собирай свои монатки, мы уезжаем отсюда. - Позволь, Анастасия, позволь, здесь я хозяин, а не ты. И я вчера отлучился на минуту. Только не могу понять, как ты за эту минуту смогла добраться из Томска. Разве что черти тебя сюда принесли на своих рогах, – и Прохор засмеялся. В это время в дом вошла Марфа: - Проходимец, вставай, злодей ты окаянный. - Марфуша, дорогая, не глупи и прости. Поверь, у меня вчера была встреча… деловая. И я решал свои дела во благо нашей семьи. - Да, а почему после твоих решений портки стали мокрыми? - Это случайность. Я наливку изли…ил на себя. Все, я встаю, ибо вы, бабы, можете своим… своей жестокостью искоренить весь мир. И, если нас, мужиков, не станет на белом свете, то и ваши сарафаны носить будет некому. Все, я иду в хлев, хотя бы там испью водицы, и пусть скотина на меня не обижается. - Анастасия,- обратилась к сестре Марфа, - я ругаю его, просто так. Не обращай на нас внимания. Он хороший, но слабый, и Бог ему судья. Так, что ты говорила о Богах, упавших на землю? - Марфа, знаешь, об этом страшно гутарить. Но раз уж так случилось, то я скажу. Люди сказывают разные небылицы, но мы-то воочию видели, что происходило в небесах. Лично я думала, что наступает конец света. Но пронесло. Видимо Бог смилостивился над нами, и мы все уцелели. В тот момент я проснулась от страшного грохота. Вокруг все светилось. Посмотрев в окно, я увидела, как недалеко от земли, что-то взорвалось. Странно, но при этой вспышке, мне показалось, что вроде бы все звезды на небе исчезли. Сильный страх овладел мною, и я вмиг спряталась под одеяло. Наутро управившись, я отправилась на базар. Можно сказать, что люди там только и гутарили о случившемся в ночь. Сказывали разное, и я прислушивалась к их разговорам. Одни сказывали, что видели, как по небу летала огромная птица, которая светилась и переливалась разными цветами. Потом эту птицу кто-то, чем-то сбил, и она взорвалась, не долетев до земли. Другие же говорили, что видели, как после взрыва из этой птицы выскакивали черти. Но я думаю, что это они от страха сказывали так. Прохор медленно одевался и внимательно слушал Анастасию. В его голове возникали разные картинки. Он пытался что-то вспомнить, но у него ничего не получалось. - Марфа, авось ты, чё вспомнишь? Ну не взрыв, а чё-либо еще? А чё, сам не знаю. - Нет, Прохор, я тоже ничего не помню. - Да, интересно получается. Вроде бы чё-то случилось, но никто ничего не помнит. - Прохор, это у тебя после наливки такое состояние. - Э-э, Анастасия, ничего-то ты толком не понимаешь. Может быть, я был свидетелем Божьего прихода на землю. Только вот не помню, как это происходило. - Все, хватит. Помню, не помню. Я же гутарю вам, что люди сказывают разное. Один машинист паровоза видел все это, и хочет отправиться на то место, где упала сбитая птица. А в это время Марфа накрывала на стол. «Поставит или не поставит Марфушенька наливочки», – думал Прохор. Марфа посмотрела на Прохора и вышла в сени. Вернувшись, Прохор увидел, что его любимая жена держала в руках большую бутыль содержимого. На душе вмиг стало спокойнее. - А знаете, бабы, рано вы вчера нас разогнали. Леший чёй-то знает, но молчит. Думаю, он кого-то боится. Нежели он…, но нет, с меня достаточно. Больше об этом я думать не буду. Ежели чёй-то и упало, то тот, кто утерял неведомо чё, сам и должен найти свое утерянное. Давайте лучше трапезничать. Несмотря на раннее утро на улице потемнело, пошел дождь. «Ну, слава Богу, сегодня я отдохну», – подумал Прохор. До позднего вечера они вели говор о случившемся в тайге.


В доме Емельяна с самого утра снова слышались громкие голоса. Вроде бы предыдущий день и не кончался. Все присутствующие сидели за столом и, делая важный вид, обсуждали одну и ту же тему, всячески пытаясь узнать что-либо от Лешего. Но все попытки их были безуспешны. И лишь только под вечер они разошлись по своим домовкам. «Шибко они мне надоели со своими вопросами. Я устал от них», – Леший подошел к кровати, посмотрел на нее. «Нет». Он расстелил свою ветошь на полу и погрузился в родную стихию. Он еще долго не мог уснуть. Думал обо всем, всех ему было жаль в своих мыслях. И только это он мог делать.


Через некоторое время люди стали забывать о случившемся. Хотя по вечерам многие с некой опаской посматривали на сверкающие звезды, но особенного ничего не замечали. Жизнь для землян шла своим чередом. А небольшая летающая установка Сэдо Сина бороздила небесный простор. Она была незаметна, и никто не подозревал о ее существовании. Только Лешему грезилась она во снах его. -------------------------------------- Итак, после катастрофы прошло четыре года. Прохор со своей семьей покинул Бодайбо и жил в Харьковской губернии. Федор с Евстигнеем здравствовали в Бодайбо. Только Леший в это время занемог, ему вновь хотелось вернуться в свою каморку, и там спокойно отдать Богу душу. С каждым прожитым днем силы его покидали все больше и больше. И вот в это время вернулся из Архангельска дядя Емельяна, старый Варфоломей. Входя в свой дом, он увидел лежащего на полу Лешего. - Боже, Леший, чёй-то с тобой, а где Емельян? Леший открыл глаза: - Варфоломей, это ты? Шибко плохо чувствую себя. Прошу тебя, отвези меня в тайгу в мою каморку. - Я ничегошеньки не понимаю, ты здесь, а Емельян где? - Он на железной птице улетел. Варфоломей от удивления присел на стул: - Леший, на какой птице, ты чё, совсем выжил из ума? - Нет, я правду гутарю, Емельян живой, но он улетел с чужеземцами. Только прошу тебя, никому об этом не сказывай. Думаю, он скоро вернется, я его тоже хочу увидеть. Варфоломей задумался и потом промолвил: - Я четыре года рыбачил, заработал денег не для себя, а для племянника, а он улетел. Ну, Леший ты меня разыгрываешь, а я ведь не молод, я почти ровня тебе. - Варфоломей, поверь мне, он жив. Но после того, чё здесь случилось… - А чё здесь случилось, ты сможешь мне ответить? - Огненная птица шибко разбилась в тайге, а нею управляли чужеземцы. - Все, с меня хватит. Вставай и поешь, ибо… Леший встал, испил воды, посмотрев на Варфоломея, сказал: - Не обижайся на меня, я прожил долгую жизнь, и никого ни разу не обманул. И еще раз прошу тебя, никому не сказывай об этом. - Хорошо, я буду молчать так же, как Емельян. - Нет, Варфоломей, Емельян уже гутарит, и шибко хорошо гутарит. - Слушай, Леший, ты чё хочешь, чтобы я первый покинул этот свет? - Я тебя не обманываю. В это время в избу вошли Федор с отцом Никодимом: - Смотри, старый помор вернулся. Долго уж тебя не было. - Да лучше бы я и не возвращался совсем. Хотя бы вы можете мне ответить, где мой племянник? - Нет, не можем, но он находится где-то рядом. - Да вы чё, здесь все посходили с ума? - Нет, Варфоломей, не все. Так что радуйся. Рыбкой то вяленой, угостишь? - Конечно, угощу, но я буду чувствовать себя, как на поминках. - Да успокойся же ты, жив твой племянник. Только мы не знаем, где он сейчас. Леший посмотрел на Варфоломея, и тот вмиг успокоился. - Чё там, угощайтесь. И вновь, как в былые времена в этом доме стоял шумный говор.


Через три дня, снарядив повозку, Варфоломей с Федором и Лешим отправились в тайгу. Лежать в повозке Лешему было удобно. Он внимательно всматривался в облачное небо. «Вот и все, дни мои сочтены, и я скоро буду… жить где-то там, среди этих облаков. Не хочется мне покидать этот свет, но раз так угодно Богу, то я готов на все. Шибко плохого я никому ничего не сделал. Жил, как отшельник, и пусть Бог примет меня таким, каков я есть», – думал Леший. - Леший, ты жив? - Жив, жив. - А чё молчишь? - Федор, я гутарю сам с собой. - Но, ежели сам с собой, то Бог тебя уже ждет домой. Варфоломей шел молча, он все время думал о Емельяне. «Да, купцы-торговцы гутарили о каких-то странностях, происходивших в небесах. Но при чем здесь Емельян, этот взрыв, чужеземцы? Странно все это выглядит, но Лешему то я верю». К вечеру второго дня они добрались до Красной поляны и устроились на отдых. Леший встал с повозки и присел у костра. Дрова трещали, от них отлетали искры и вмиг гасли. Леший внимательно смотрел на это зрелище. - Шибко коротка наша жизнь, - промолвил он. - Вот я ничего хорошего не видел и ничего не познал. А уходить приходится навсегда, – было видно, что по его щекам текли слезы. Федору, как никогда, стало жалко Лешего. И отойдя в сторону, он заплакал. Появились первые звезды. Казалось, что они находятся совсем рядом. Леший пытался среди звезд увидеть огненную птицу, но ее не было. - Леший, испей бражки, пусть твоя душа успокоится. - Варфоломей, спасибо. Думаю, ты мне веришь. И я чувствую, что скоро ты встретишься с Емельяном. Да и я его хочу увидеть. Мне надобно попрощаться с ним. Через время все уже спали. Шумели деревья, звезды играли между собой, а три уставших путника видели разные сны. Пробуждение было легким. У Лешего появились силы, и он решил идти к своей каморке пешком. - Варфоломей, смотри, мне кажется, что за ночь он помолодел. Э-э, Федор, перед смертью всегда так бывает. И прошу тебя, не тревожь его, пусть идет впереди. Это последняя тропа в его жизни и возврата уже не будет. Через сутки они добрались до каморки Лешего. - Вот я и дома, – Леший стал на колени перед входом в каморку, – шибко я скучал по тебе. И все же я вернулся, прими меня без обиды. Он три раза поклонился земле, и что-то пробормотал на своем языке, затем повернулся и сказал: - Ну, братья, заходите в мою каморку. Извините, но у меня не убрано, – и Леший улыбнулся. Федору сразу захотелось обратно домой. Некий страх одолевал его. И все же он зашел в «званую каморку» Лешего, где на данный момент, жили одни пауки. Но к вечеру все выглядело совсем иначе. Варфоломей постарался на совесть. - Леший, здесь еще можно жить, да жить. - Нет, душа моя мне гутарит совсем другое. Не жалейте меня. Думаю, что мы встретимся все «там». - Ну-ну, ты об этом пока молчи, ведь ты еще не ушел туда,- дрожащим голосом промолвил Федор. - Федор, может быть, ты отправишься домой? - Нет, Варфоломей, я останусь здесь, мне хочется поохотиться, ибо давно охотился в этих местах. Горела лампадка. От ее света в небольшой каморке создавался уют. Прошло еще две недели. Лешему становилось все хуже и хуже, и он уже почти не вставал. Среди недели он попросил Варфоломея и Федора, чтобы они вынесли его из каморки и положили в повозку. - Федор, мне кажется, что это его последнее желание, - промолвил тихо Варфоломей. Переодев Лешего, они вынесли его и положили в повозку. День подходил к концу, у Лешего было только одно желание, перед исходом своим увидеть огненную птицу. И его взор был устремлен к небесам.


Летательный аппарат Сэдо Сина. Емельян стоял у обзорного иллюминатора и с интересом смотрел в ночное небо. В это время ему грезился дом, все жители Бодайбо, каморка Лешего. Ему очень сильно хотелось вернуться к себе домой. За четыре года, проведенные с чужеземцами, он побывал во всех точках Земли. Они даже опускались на дно моря. Ему не верилось, но эта жизнь казалось сказкой. Рад он был только одному, что все мечты его исполнились. Он посмотрел на лежащего Шамана: «Ну, друг ты мой, скоро мы вернемся в свой дом», - подумал он. - Емельян, что ты сегодня такой задумчивый? Может быть, ты заболел? Или на тебя сильно действуют перегрузки? - Нет, Валдис, ты знаешь, на душе какая-то тяжесть. Я человек земной и начинаю тосковать по дому своему. Ты помнишь Лешего? - Конечно, этого старца забыть нельзя. - Так вот, его образ в последнее время преследует меня. Думаю, что с ним что-то случилось. Мне очень хочется увидеть его. - Хорошо, Емельян, не беспокойся. Я прямо сейчас поговорю с командиром. Думаю, что он даст «добро» на возвращение, и ты увидишься со всеми. Но если у тебя возникнет желание, ты можешь остаться на Земле. Хотя нам тебя будет не хватать. Мы привыкли к тебе и к твоему Шаману. - Спасибо тебе, Валдис. Сэдо Сина находился у себя. В это время к нему зашел Валдис. - Что-то случилось? - Понимаешь, Сэдо, наш гость затосковал. Он землянин и ему свойственно свое. Давай его вернем домой. Да и нам нужно отдохнуть и обработать всю полученную информацию о Земле. - Валдис, ты прав. Мы побывали во многих местах…, конечно же, заслужили отдых. Передай всем экипажам, что возвращаемся к спасательной капсуле. Через некоторое время все экипажи взяли курс на Бодайбо. Сэдо вызвал Емельяна к себе: - Ну что, землянин, чувствую я, что ты хочешь нас покинуть. И думаю, что если мы оставим тебя на твоей родине, ты не будешь в обиде на нас. Мы тебе дали возможность познать свою Землю. За то время, что был с нами, ты приобрел много знаний, хотя нам придется что-то заблокировать в твоем мозгу, и кое-что нужное вашему времени, оставить. Эта информация всегда будет приходить тебе на помощь. Сколько мы здесь пробудем, нам пока неизвестно. Но по возможности будем встречаться. Поверь, если бы не мы, ты бы не узнал об Индии, Китае, Японии. Странно, но эти люди по своим верованиям и внешнему виду чем-то напоминают нас, самих. Ты видел жизнь, которая происходит на дне морском. Видел разных особей, которые обитают там. И прошу тебя, радуйся, что ты живешь на этой прекрасной Земле. Но уж больно она, на мой взгляд, унижена вами. Можно сказать, вы ее не бережете. И, наверное, люди не желают познать ее. За эти четыре года мы видели многое. И самое страшное из всего увиденного то, что на этой земле проливается ваша кровь, кровь невинных людей. Эти жестокие войны искореняют род человеческий. И я, как живая особь, для вас чужеземец, не могу во все это вмешиваться. Мне не позволено вступать ни в какие конфликты, на какой бы планете я не находился. Хотя при помощи нашей техники можно было бы исправить ваше трудное положение. Но думаю, что со временем ваш мир образумится и направит все усилия для своего же возвышения перед самими собой. - Да, Сэдо, ты прав. Я часто буду вас вспоминать и ждать встречи с вами. И думаю, что остальные годы своей жизни я отдам во благо людей. Я, действительно, познал многое, и попрошу вас, не забирайте все это из моей памяти. Потому что мне без этого будет трудно жить. Сэдо посмотрел на Емельяна и подумал: «Да, ты можешь достичь многого, но по данному времени тебя могут понять неправильно. И тебя же будут одолевать трудности от познания всего этого. Но то, что, возможно, мы оставим в твоей памяти для тебя, для твоего же благополучия и развития». - Хорошо, - продолжил Сэдо, - об этом мы еще поговорим, время для этого у нас предостаточно. Но поверь мне, не могу я тебя оставить таковым, каким ты есть на данный момент. Я повторяю, что ваше время не соответствует тем знаниям, которые ты имеешь. Емельян согласился с Сэдо. - А сейчас скажи мне, куда тебя доставить? Емельян, недолго думая, ответил: - Сэдо, прошу тебя, доставьте меня в тайгу, к сторожке Лешего. - Что ж, пусть будет по-твоему, а сейчас можешь идти отдыхать. Но Емельяну так и не удалось отдохнуть. Его тревожили разные мысли. К нему подбежал Шаман, обласкал его своим языком, судя по всему, он тоже был рад возвращению домой. --------------------------------- ХАРЬКОВ. Время было обеденное. Прохор с Марфой сидели за столом и мирно беседовали: - Ну, что, Марфа, вот и остались мы с тобой вдвоем. Дочери замужем, дай Бог им здоровья и счастья. Не знаю, как тебе, но перед моими глазами стоит наш Бодайбо, наша тайга, да все те знакомые люди, к которым мы за многие годы так привыкли. Надоело мне здесь находиться, эта жизнь не по мне. И я прошу тебя, давай уедем отсюда, ибо тоска по родным местам не даст нам дожить до глубокой старости. Долго уговаривать Марфу не пришлось, она согласилась с Прохором. Неделю спустя они отправились к тем местам, которые являлись их родной обителью. ---------------------------------- ТАЙГА. Вот в небе появилась новая звезда. С каждой минутой она становилась все больше и больше. Леший увидел ее сразу, и душа его взыграла: «Значит, есть Бог на свете, Емельян меня услышал». - Леший, чё ты, там бормочешь? - Федор, Варфоломей, неужели вы не видите огненную птицу? Варфоломей, смотря на Лешего, перекрестился: - Все, Федор, значит он отходит. - Да нет, Варфоломей, ты посмотри на небо. Варфоломей вмиг оторопел. К их сторожке опускалась настоящая луна. Все светилось и переливалось. Старый помор, почесав свою бороду, припал к земле: «Боже, сохрани и помилуй, сохрани всех нас», - причитал он в ужасе. Но неизвестно было, слышит его Бог или не слышит. А луна опускалась все ниже и ниже. Федор сначала от страха смеялся, а потом громко заплакал. Леший привстал в повозке. - Варфоломей, Федор, не бойтесь, - промолвил он. - Это же огненная птица, в которой находится Емельян и погонщик этой птицы Сэдо Сина. У Федора в голове что-то зашумело. В его памяти начали появляться некие проблески. Одно время ему казалось, что он уже видел и бывал в этой огненной птице. Он боялся все это признать и считал, что это был лишь только сон. Летательная установка плавно приземлилась недалеко от каморки Лешего. Легкий шум прекратился, огни погасли. В аппарате открылся проем, из него с лаем первым выскочил Шаман. Он подбежал к Варфоломею и сильным визгом обласкал его. Подпрыгивая, он кружился вокруг повозки, где лежал Леший. Федор всего этого не замечал. Он смотрел с открытым ртом в недоумении. У Варфоломея от страха светилась борода, и волосы стояли дыбом. И вот с аппарата вышел Емельян. Он с волнением подошел ко всем присутствующим, посмотрел в глаза Варфоломею и сказал: - Дядя, дорогой дядя, здравствуй! Он хотел обнять его, но тот услышав его голос, упал в обморок. Федор, оторопев, стоял молча. Через некоторое время к ним подошли Сэдо, Валдис и Ирша. Ирша сразу же начал приводить в порядок Варфоломея. Сэдо подошел к повозке, где лежал Леший: - Старик, ну что, не ждал нас? - Сэдо, дорогой, конечно, ждал, и все время думал только о вас. Шибко сейчас я болен, и мне скоро придется покинуть этот свет. - Леший, я тебя понимаю. Да, я вижу, что ты на самом деле скоро покинешь его. Но поверь мне, как чужеземцу, ты увидишь другой свет, который намного приятнее от этого. Да и ты сам в этом убедишься. Наш прогресс позволит всем нам увидеть тебя «там». Леший проронил слезу: - Спасибо тебе, Сэдо. Ты шибко успокоил меня и облегчил мою участь. Теперь мне ничего не страшно. Вскоре Варфоломей пришел в себя. Увидев чужеземцев, он промолвил: - Скажите мне, где я нахожусь, в раю или в аду? - Дядя, не бойся, ты на Земле, и перед тобой стоит не ангел, а твой племянник. А это мои друзья, которые прилетели с другой планеты. Несколько лет назад с ними на Земле произошла трагедия, их небесный корабль упал у нас в тайге. Старый Варфоломей взялся руками за голову: «Боже, меня, наверное, нужно показать лекарю». Сэдо внимательно посмотрел на Варфоломея и вывел его из этого трудного для него состояния. - О, братья чужеземцы, здравствуйте! – промолвил он. - Я Варфоломей, дядя Емельяна. Конечно, я вас уже не боюсь. Но можно ли мне побывать в вашей железной… огненной птице? - Конечно, можно. И занесите туда Лешего. Хотя, старик, скажи, а имя у тебя есть чисто человеческое? - Да, Сэдо, есть. Я - Андрей Овчинников, а прозвище Леший мне дали мои друзья, потому как многие лета, бывало, я не выходил из тайги. Но я к этому прозвищу привык, уж не обессудьте. Емельян подошел к Федору: - Ну что, друг ты мой? Но Федор стоял молча, он не мог даже пошевелиться. - Ну, в конце то концов, успокойся и закрой рот. Это же я – Емельян. - Да-да, я вижу. Но окаянная меня сковала цепями своими. - Федор, помоги нам перенести Лешего в аппарат. - Хорошо, хорошо, я помогу. А что, он уже умер? - Ну, Федор, с вами не соскучишься. Какие же вы… Ладно, дядя-то мой стар, но ты же молод. Идемте. И через некоторое время они уже находились в летательном аппарате Сэдо Сина. Варфоломей смотрел на все, что здесь находилось, как на второе пришествие Бога. - Емельян, ущипни меня, пожалуйста. Судя по всему, я живу уже не на земле. И он громко засмеялся, увидев при этом, как в одном из железных «ящиков» двигались люди. Он подошел к нему, потрогал руками и спросил: - Емельян, как они попали туда? Так главное, они еще и гутарят. Емельян не знал, как ему ответить, чтобы он понял. К ним подошел Ирша: - Варфоломей, наша цивилизация достигла величайшего развития в технике. И наш прогресс намного опережает ваш, земной. А вот этот информационный глен помогает нам во всем. При помощи его мы можем увидеть на большие расстояния не только вашу Землю, но и другие планеты, которые находятся в вашей Галактике. Хотя при желании и при правильной установке, можно видеть все без исключения, вплоть до органов вашего организма. Сэдо и Валдис не выдержали и засмеялись: - Ирша, ну ты молодец, из тебя хороший учитель получится. Но мы уверены, что из всего сказанного тобой, этот старик ничего не понял. Мы не сможем ему объяснить все до понятия его. Но со временем Емельян кое-что сможет ему разъяснить. Шаман подбежал к Лешему, и как человек, пристально смотрел ему в глаза. Пес чувствовал, что Леший скоро «уйдет». Животные, особенно собаки, чувствуют смерть, как никто другой. Шаману хотелось бежать отсюда, дабы тем самым отвлечь смерть от Лешего. Но он был, всего на всего, только псом. Леший заметил его искренний взгляд. Глаза Шамана слезились как у обыкновенного человека. Он сразу понял, что нового восхода солнца уже не увидит. - Сэдо, может быть доставить Лешего в спасательную капсулу, и поместить его в камеру генетического перевоплощения? - Нет, Валдис, на это я никогда не пойду. Это наши разработки, и созданы только чисто для нас. Земные же законы нарушать я не вправе, ибо Бог накажет меня за это. Конечно, мне жаль его, как человека, но ведь мы все знаем, куда после смерти он перенесется и Кем будет принят. А сейчас не трогайте его. Организм Лешего уже готовится к переходу в другое измерение. Ты же знаешь, что «там» ему будет намного легче. Здесь он отбыл свой срок, и мы не вправе нарушать Законы Божьи. Пусть будет так, как оно есть. Поутру дух Лешего покинул его тело. Лешего вынесли из летательного аппарата и положили на медвежью шкуру. Сэдо подошел к Емельяну и сказал: - Я не знаю ваших обычаев, но сделайте так, как вы делаете со всеми усопшими. К полудню была вырыта яма. Тело Андрея Овчинникова завернули в медвежью шкуру и опустили к последнему пристанищу. - Дядя, я тоже не знаю обычаев эвенков. Крест будем ставить? - Емельян, раз его хоронят христиане, то давай сделаем все по-христиански. Вскоре все было сделано. Все отошли в сторону, и присели на небольшой лужайке. Только Шаман улегся прямо на могилке и скулил. Животные чувства стали похожими на человеческие. Варфоломей всем присутствующим налил браги. - По нашим обычаям, - сказал он, - давайте помянем Лешего, точнее, Андрея Овчинникова. Сэдо взял в руки кружку с содержимым: - Извините нас, но мы такое не пьем. - Ничего, в виде исключения можно. Это в память о Лешем. Сэдо, Валдис, Ирша выпили. Сэдо улыбнулся и сказал: - Ну что, в этом ничего нет страшного. А сейчас идемте в наш корабль. Войдя в него, Сэдо сразу включил глен. На экране глена они увидели лежащего Шамана на могиле, а рядом с ним стоял Леший. Он выглядел намного моложе. Одеяния его были светлые, пространственные. Он повернулся в сторону аппарата и сказал: - Дорогие мои, до встречи, мне пора. Шибко меня «там» ждут, - он взмахнул рукой и растворился в несоизмеримом пространстве. - Вот те на, вот те на…, а кого же мы тогда схоронили? – промолвил Варфоломей. Сэдо посмотрел на Варфоломея и сказал: - Тело усопшее вы предали по своим обычаям земле, а ту невидимую вашим глазом структуру, забрал Бог - Всевышний. - Но, Сэдо, мы только что видели его живым. - Да, вы его видели при инфракрасном свечении. Хотя вам это ни о чем не говорит. Но наша техника способна улавливать колебания уходящей субстанции, поэтому вы видели и слышали вашего друга Лешего. И я уверен в том, что и Шаман видел его, но он не человек и не может ничего объяснить. Так что, Варфоломей, радуйтесь тому, что свет белый нескончаем. И со временем вы его познаете сполна, и жалеть ни о чем не будете. А сейчас нам пора. Мы прощаемся с вами. Но при вашей памяти я говорю, что вам будет трудно вспомнить обо всем происходящем здесь. Хотя небольшие проблески будут, но в рамках допустимого. Они вышли из аппарата. К Сэдо подбежал Шаман и обласкал его ноги. Тот нагнулся и обнял его. - Ну что, жаль мне с тобой прощаться, но мы еще встретимся, – Сэдо привстал, подошел к Емельяну и сказал: - Если ты будешь без нас скучать, мы тебя в любую минуту снова заберем с собой. Ну, а пока поживи там, куда больше тянет твоя душа. Ведь ее прихоти всегда нужно исполнять. Ты знаешь, где находится наша спасательная капсула, в любой день можешь прийти туда. Ты нас всегда найдешь там. Но приходи один, можешь брать с собой только Шамана. Все, нам пора. Валдис, Ирша, идем. Вокруг слегка все зашумело. Аппарат с легкостью оторвался от земли и резко взметнулся к небесам. Сэдо посмотрел в иллюминатор и увидел четыре маленькие фигурки, которые напоминали что-то по духу родное. --------------------------------------- - Братья, мы исполнили св

ой долг перед Лешим до конца, нам надобно возвращаться домой, - предложил Прохор. Но все еще стояли в недоумении.

- Варфоломей, может быть, ты сможешь мне объяснить, что произошло? Ведь ты тоже видел Лешего живого после его смерти? - Э-э, Федор, я не могу объяснить это явление, потому что, кроме тайги и моря, в своей жизни ничего не видывал. Не грамотен я в этом отношении, но вот в эту минуту убедился, что Бог есть, и думаю, что отец Никодим сможет дать ответ на все увиденное нами. - Емельян, а, может быть, ты объяснишь нам все? Ведь ты летал на этой железной птице, видел многое. - Да, я видел многое и побывал на чужих землях, видел других людей: черных, желтых, даже красных. Но такое тоже вижу впервые. Федор рассмеялся: - Емельян, гутаришь ты, что люди есть и черные, и красные. Интересно, кто же их так разукрасил? - Федор не смейся, я не обманываю, что видел, то видел. И думаю, что на все это есть воля Божья. Вот до недавнего времени мы ничего не знали о чужеземцах, а они-то существуют. Понимаю, что мы многого не знаем ни о себе, ни о Боге. Но раз Он есть, значит, придет время, и мы встретимся с Ним, и узнаем все, что доселе для нас являлось тайной. Вот раньше я не мог говорить, а сейчас говорю, потому что меня посетила неведомая сила. - Может, в тебя вселился бес? - Федор, если бы в меня вселился бес, то у меня бы выросли рога. Но, как видишь… Вот послушайте, что я вам буду сказывать. Как-то с Сэдо Сина мы были в Египте. - Где-где? - В Египте, вот там я видел огромные пирамиды. - А что это такое? - Это такие большие строения, где покоятся древнейшие цари-фараоны. И вот, когда эти пирамиды увидел Сэдо Сина, он сказал: «О, Боже, значит, здесь уже побывали наши собратья, и оставили свой след на этой планете». Я попросил его, чтобы он мне объяснил, как это они оставили свой след. Сэдо ответил мне, что на этой Земле много веков назад существовала очень развитая цивилизация. Это были пришельцы с Небес, у них было все. Они тоже могли передвигаться по воздуху с большой скоростью на своих летательных аппаратах. Я спросил Сэдо: «А куда подевались эти люди?». «Вот на это я пока ответить не могу. Думаю, что-то помешало им, и они покинули эту планету. Хотя знания свои они спрятали глубоко под землей, под этими пирамидами». «А зачем они это сделали?», - спросил я его. «Наверное, они еще вернутся сюда, чтобы возродить свое новое существование. Конечно, я бы мог узнать все, но мой основной корабль ушел в небытие, а вместе с ним и вся информация. Я уверен, что нас найдут, и вот тогда все прояснится», – сказал он мне. - Емельян, ты рассказываешь такое, что мне хочется взять лопату и уехать в этот Е-Е-Е… Египет, и откапать те знания, что упрятали чужеземцы. - Федор, это невозможно. Я думаю, что те люди были Богами и свои таинства упрятали надежно. Вот смотри, мы люди, можно сказать, совсем темные. Абсолютно ничего не знаем. У нас только одно на уме: поесть и напиться, о другом и вовсе не думаем. И таковыми являются почти все. Может быть, где-то и живут единицы, которые знают многое, но мы их не знаем. По сути, мы видим только свою деревню, замкнулись в ней, и каждый из нас ждет своего исходного часа. - Ну-ну, Емельян, не стращай. А то после твоих слов у меня по спине холодок бегает. Конечно, хотелось бы жить вечно, но, как это сделать не знаю. А вот Леший, думаю, уже знает все. Так в разговоре они незаметно добрались до Бодайбо. И первым делом решили зайти к отцу Никодиму. Тот как раз в это время трапезничал. И вот, когда он увидел живого Емельяна, то долго не мог закрыть свой рот: - Ты что, с того света явился? – возопил он. - Нет, отец Никодим, я все время находился рядом с вами. - Интересно, интересно, а почему мы тебя так долго не видели? - Зато, я вас видел. - О, Боже, спаси их от лукавого и меня тоже. Что ж, присаживайтесь и угощайтесь. Все прибывшие уселись за столом, и принялись помогать отцу Никодиму. Федор ел, и все время смотрел на отца Никодима, тому стало неловко: - Что ты смотришь на меня так, как будто бы на покойника? - Ответь мне на такой вопрос: когда мы предали земле тело Лешего, то он вновь явился к нам в своем образе. Только выглядел он как-то прозрачно? - Федор, сколько вы тогда выпили? - Послушай, мы вовсе не пили. - Значит, вас бес попутал. - Да, но мы-то видели это все, и я все время думаю, а кого же мы схоронили. Прозрачный Леший вмиг растворился и исчез неведомо куда, другой Леший прикопан. - Федор, все это чертовщина. - Хм, а куда подевалось все Божье? - Ты же сам сказал, что вы его предали земле. И вот то, что предали, и есть Божье, а все остальное от сатаны. - Не верю я тебе. Ты же сам сказывал, что у каждого человека есть душа. Авось, мы видели ее. - Пойми, душу может видеть только Бог Всевышний. Но ты то не Бог, а просто маленькая букашка, живущая в тайге. - Отец Никодим, хотя ты и священник, но вижу, ничего не знаешь. Только и можешь делать, так это прикрываться своим крестом, обманывая всех нас. Все, мне пора домой, а то с вами досидишься и вправду станешь бесом. - Федор, ты не обижайся, ежели еще раз увидишь такое явление, без всякого сомнения, приходи ко мне. Я проведу над тобой очищение. И вся сила бесовская покинет тебя. Федор встал и молча покинул дом отца Никодима. «Вот тебе и божья коровка, у него все от беса. Может он сам и есть бес. Если бы я смог найти в Е-Е-Е… тот схрон знаний, то тогда бы доказал ему всю суть. А вообще пусть время разрешит нас», – думал Федор. Емельян с Варфоломеем в расстроенных чувствах тоже покинули дом отца Никодима. Они хотели получить от него что-то новое и понятное. Но такого не произошло. Да и сам отец Никодим был не в состоянии что-либо объяснить даже самому себе.


«Если я и поверю в то, что они видели душу Лешего, как я смогу объяснить им это видение? Пусть лучше все это будет приобщено к бесовству. Этим обойтись намного легче, чем доказать необъяснимое», – думал отец Никодим.


Войдя в свой дом, Федор нервничал. Внутри все кипело, казалось, что из его тела, что-то хотело вырваться. Он прилег и в один миг уснул. И вот перед ним предстал Леший: - Федор, не бойся меня, это, действительно, я. Ты искал объяснение, и вот оно само пришло к тебе. Мое тело вы предали земле, а дух мой – душа моя, вознеслась к Богу. Да, вы видели мою душу, она приняла мой облик, и со временем вы тоже все станете таковыми. Здесь мне шибко легко. Всякая тяжесть отсутствует. - Леший, скажи, а ты уже видел Бога, ну… встречался с Ним? - Нет, Федор, пока нет. Я сейчас нахожусь в ангельских объятиях, а встреча с Богом ждет меня впереди. Федор, ни в чем не сомневайся, живи так, как живется. Шамана не обижайте. И по истечении какого-то срока мы все встретимся, и будем жить вечно все вместе, в одном и том же Царствии. - Леший, знаешь, мне хочется к тебе. - Нет, Федор, всему свое время. Ты еще молод, так что живи пока на земле. А когда придет твое время, ты это сам прочувствуешь, вот тогда и попадешь в эту Божью Обитель. - Леший, но ведь ты же мне снишься? - Федор, но ведь сон – это тоже жизнь, и во сне ты не умираешь, а живешь. И видишь то, что суждено тебе увидеть. - Э-э, Леший, отец Никодим говорит, что все это от беса, и все это нужно обходить стороной. - Нет, он ошибается. Да и какой он священник, он простой мужик, и Истину Божью понимает по-своему. - Леший, а в твоем Царствии находиться не страшно? - Конечно, нет. Страха и холода здесь нет. Есть только яркий свет и тепло. - Леший, но ты выглядишь как-то странно. Будто бы это ты, и нет? - Просто я принял другой облик, потому что здесь старость не живет. - Хм, интересно и в то же время непонятно. Федор открыл глаза. - Боже, вот это сон. Неужели я был там, где находится Леший. Но как бы ни было, мне пора вставать. Федора одолевало приятное чувство. Он был доволен, ибо получил для себя ответ. Созвездие СОЗИ. Город Стрэнэ. На космодроме собралось много людей, чтобы встретить экспедицию Онг, как никогда, волновался. Жена заметила, что он сильно волнуется, и взяла его за руку: «Дорогой, успокойся, ведь ничего не случилось. И мы очень скоро увидим Эоллу». «Извини, но мои отцовские чувства переполняют мою душу и мое терпение». Корабль «ЯТ- 7Z» стремительно пронизывал небесную гладь. Эолла, стоя у иллюминатора, была погружена в свои мысли. К ней подошел Доминос. - Эолла, с тобой все в порядке? – спросил он. - Да, Доминос, все в порядке. Но признаюсь, я очень соскучилась по своим родителям. - Потерпи, скоро мы приземлимся. В принципе наш корабль уже идет на снижение. Понимаешь, я тоже волнуюсь. Хотелось, чтобы и меня встречали мои родители. Но, увы, на данный момент этого не произойдет. - Дорогой, не теряй надежду. Я уверена, что родители твои живы, и у них все хорошо. И очень скоро мы найдем их вместе с экипажем. Нужно верить в это. - Эолла, ты можешь представить, сколько времени понадобится нам для этого. - Ничего не поделаешь, это наша работа. Думаю, что мы будем являться космическими спасателями. Доминос улыбнулся: - Эолла, спасибо тебе. Главное, что мы понимаем друг друга. А сейчас на некоторое время я покину тебя, мне нужно поговорить с Критом. - Хорошо, иди. ---------------- И вот, в иллюминаторе показались первые строения Стрэнэ. У Эоллы по щекам потекли слезы, она плакала от радости, да и оттого, что экспедиция прошла успешно. Их огромный корабль благополучно приземлился. Первой из корабля вышла Эолла. Онг, увидев дочь, воскликнул: - Эолла, доченька, здравствуй, как ты? - Папа, мама, у меня все хорошо. Лично мы с Доминосом довольны этой экспедицией. Я сильно скучала, порой было до того трудно, что я на время уединялась, но этого никто не замечал. И как бы ни было, сейчас мы опять все вместе. - Кстати, Эолла, а почему я не вижу Доминоса? - Папа, они с Критом находятся в компьютерном отделе, снимают информацию о проделанной работе, чтобы сразу отчитаться перед тобой. - Хорошо, вы идите с мамой домой, а мне нужно еще поговорить с Доминосом. - Папа, только прошу вас, возвращайтесь поскорее. Онг вошел в корабль и увидел Доминоса, стоящего у иллюминатора. - Доминос, что-то случилось? – спросил он. - А, профессор, да нет, просто задумался. - Лично я понимаю тебя и прошу: верь в то, что твои родители живы. И вы с Эоллой их найдете. Думаю, будет трудно, и все же я верю вам. Да и Бог вам поможет. А сейчас идем, нас ждут и просили не задерживаться. Пусть домашняя обстановка расслабит тебя. А информацией, привезенной вами, займемся завтра. Сейчас мы побудем немного у моря. Поверь, когда мне бывает трудно, я всегда прихожу к нашему морю. Потому что оно, действительно, вселяет светлые надежды. В этот день море разыгралось, как никогда. Оно шумело. Огромные волны выскакивали на берег. Со стороны казалось, что оно кипит. Онг и Доминос стояли молча. Каждый из них думал о чем-то своем. Да, в принципе, Онг не хотел теребить душу Доминоса. Он, как отец, понимал его состояние и молил Бога, чтобы Он во всем помог Доминосу. И Онг продолжил: - Доминос, корабль готов к экспедиции, и ты назначен командиром корабля. Эолла будет твоим помощником. Так что скоро вы отправитесь снова в путь. Доминос с радостью воскликнул: - Профессор, я готов прямо сейчас отправиться! - Нет, с этим я не согласен. Вам нужен психологический отдых. И кто, как ни я, чувствую, как устал твой мозг. Отдохните. Слушай, мы задерживаемся. И думаю, что наши ж… будут волноваться.


Вечеринка прошла в дискуссиях, потому что проблем было много, которые необходимо было решить. Обсуждались разные версии по поводу исчезновения Сэдо Сина. Доминос думал: я все сделаю, чтобы мои родители были рядом со мной, и главное, чтобы Онг поскорее решился…, хотя мне, действительно, нужно немного отдохнуть. Мысли Доминоса перебила Эолла: - Доминос, извини меня, давай завтра посмотрим наш корабль, он оборудован по последнему слову техники. Мне просто не терпится взглянуть на этого красавца. - Эолла, конечно, нам нужно ознакомиться со всеми его системами, особенно системой управления. А сейчас, вы извините меня, я немного отдохну. -------------------------------- Сразу же, после пробуждения, Эолла с Доминосом направились на космодром, профессор Онг уже находился там. Увидев детей, Онг воскликнул: - Эолла, Доминос, доброе утро, проходите. Доминос, как ты чувствуешь себя? - Профессор, хорошо. - Ну что же, идемте со мной. Они следовали по огромному коридору, профессор Онг молча шел впереди. «Неужели что-то не так?», - подумал Доминос. - Нет, Доминос, все нормально, – уловил мысль профессор. - Просто я тоже волнуюсь, ведь таким большим кораблем-маткой ты еще никогда не управлял. Но думаю, что у вас все получится, вам помогут те навигационные системы, которые внедрены на этом корабле. И вот они подошли к своему счастью, корабль огромных размеров предстал перед ними. Эолла посмотрела на Доминоса и убедилась в том, что он был тоже в восторге. По его щекам текли слезы. - Доминос, ну что, войдем во внутрь? - Да, конечно, идем скорее! Войдя во чрево корабля, Доминос промолвил: «Да, это не «ЯТ-7Z», это просто фантастика». Онг улыбнулся: - Да, это действительно фантастика, превратившаяся в реальность, в ту реальность, которая поможет вам найти Сэдо Сина. Идемте, нам подали лифт. Через мгновение они оказались на самой вершине этого корабля. - Доминос, вот здесь и находится ваше рабочее место. Пульт управления перед вами, можете ознакомиться. А мне же нужно поговорить с нашими конструкторами. Так что я покидаю вас. Да, вот еще что, имя этому гиганту «Голиос-747Б». И пусть эта матка найдет свое дитя. Я вас не тороплю, но по исходу дня жду у моря, нам нужно поговорить, потому что совсем скоро вы отправитесь в новую экспедицию. Доминос не выдержал, подошел и обнял Онга: - Профессор, я в этом не сомневался. Спасибо тебе. И вот сейчас уверенность еще больше утвердила меня. И еще раз спасибо. - Доминос, я тоже очень рад, потому что Сэдо не только хороший капитан, но он… мой лучший друг. Извините, меня ждут, – и Онг удалился. - Доминос, ты доволен? - Эолла, это не то слово, радость переполняет мою душу. И для меня, время пребывания до взлета, может показаться вечностью, - Доминос сел в кресло, оно было очень удобным. - Дорогой, извини, но это мое место, твое же находится рядом. - Эолла, я очень волнуюсь, эмоции переполняют меня. Пересев на свое место, он сразу же включил глен, на экране которого появилась Межгалактическая карта Вселенной. - О Боже, Эолла, посмотри, какой путь нам предстоит преодолеть. Но вместе с тобой никакие трудности мне не страшны, - воскликнул Доминос. - Командир, к вам можно? - О, Крит, проходи, но как ты нас нашел? - Капитан, я думаю, что по-прежнему являюсь членом уже этого нового экипажа. - Крит, конечно же, все будет так, как я тебе и обещал. - Найти вас мне помогла мама Эоллы. - Хорошо, присаживайся и посмотри на эту карту. - Знаешь, Доминос, мне как генороботу, все равно. Меня интересует другое. - А, что именно? - Перелет будет долгим, и есть ли на этом корабле камеры перевоплощения? - Вот что ты имеешь в виду. Конечно же, есть, и ни за что не беспокойся. - Да нет, я говорю не о вас. Но если мы найдем твоих родителей… Доминос подошел к Криту и в знак признания пожал ему руку. - Спасибо, тебе, - сказал он. - Ты, действительно, являешься самым лучшим моим другом. И еще раз спасибо за твое беспокойство. И я, как капитан этого корабля, с большой убедительностью скажу вам, клянусь, что все будет хорошо. И думаю, что на планете Видий мы все утвердились. И нам всякие трудности будут под силу, все преодолеем. Эолла, я прав? Она подошла и поцеловала его: - Да, ты прав во всем. Доминосу стало как-то неловко перед Критом. Тот улыбнулся: - Да, я завидую вам, хотя таких чувств как у вас, у меня к сожалению нет. Думаю, что это ваша недоработка. Но возможно, со временем вы что-то придумаете и внедрите эту технологию в таких, как я. - Крит, я тоже так думаю. Да и пусть будет так. ОКОЛОЗЕМНАЯ ОРБИТА. Летательный аппарат Сэдо Сина завис на небольшой высоте от Земли. Все члены экипажа отдыхали. Сэдо находился в своей комнате с женой Лулу. - Дорогая, вижу по тебе, что ты волнуешься, но не переживай, Онг все сделает, чтобы найти нас. - Сэдо, за нас я не волнуюсь, но я все время думаю о Доминосе, как он там? - Дорогая, ты представляешь, он мне все время снится. И я чувствую, что он найдет нас, правда, это произойдет еще не скоро. Но будем надеяться на все лучшее. А сейчас ты можешь отдыхать, мне же нужно поговорить с Валдисом и Иршой. Спокойной тебе ночи. Сэдо вышел из комнаты и отправился к месту, где находился пульт управления летательного аппарата. Он сразу же вызвал к себе Иршу и Валдиса. - Командир, что-то случилось? – спросил Ирша. - Да нет, ничего не случилось. Просто завтра мы должны опуститься на землю к нашей спасательной капсуле. Нам надо подзарядить летательные аппараты и сразу же начнем новые исследования этой Земли. - Командир, ведь ты обещал нам небольшой отдых? - Да, в принципе, я вас не тороплю, можете до утра отдыхать. Все, вы свободны. - Валдис, ты обратил внимание на то, что командир не в себе, хотя сейчас мы все такие. Я даже не представляю, как все могло так с нами получиться. Ведь во многих перелетах бывали, и ничего такого не происходило, а здесь, как будто какое-то наваждение. И прав был старик Леший, когда говорил, что Земля является шибко проклятым местом. Хотя он мог судить о ней только по тому месту, где он жил. - Ирша, а ты знаешь, мы должны придерживаться всех приказов командира. Нам нужно исследовать эту Землю сполна, и, может быть, для себя найдем то, что нам поможет вернуться домой. Ирша улыбнулся: - Конечно, будем надеяться. И пусть наши поиски будут не безрезультатны. А сейчас нам пора отдыхать, ведь командир сказал, что у нас времени вполне достаточно, но я думаю, не для полного отдыха. Сэдо, сидя за столом, держался руками за голову. Он направлял мысли к своему созвездию, своей планете, своему Стрэнэ. Он надеялся, что его услышат, но надежды оставались пока только надеждами. И права была Лулу. У меня тоже из головы не выходит мысль о Доминосе. Я начинаю скучать и волноваться. Но самое главное, чтобы этого не заметили члены экипажа. И в этот миг перед Сэдо явился эфирный образ Лешего: - Сэдо, вижу, шибко ты волнуешься. Если бы я мог тебе чем-либо помочь, то помог бы. Но как только я попаду к Богу, буду молить и просить Его, чтобы Он вам всем помог вернуться домой. Сэдо улыбнулся: - Вот видишь, как интересно устроена жизнь, которая порой, нам нравится и не нравится. И все же, она всемогуща и везде властна. Спасибо тебе, старик. Хотя ты сейчас выглядишь совсем не таким, каким я тебя знал. Вот видишь, мы с тобой совсем разные на вид, но души у нас одинаковые. Да, и у нас бывают моменты отчаяния, и все же наша душа помогает нам все выдержать, и мы, судя по всему, живем по ее воле. Леший подошел ближе к Сэдо и хотел прикоснуться к нему, тот в один миг открыл глаза, перед ним стояла Лулу. - Дорогая, почему ты не отдыхаешь? - Сэдо, так ведь уже утро, и Валдис с Иршей тебя давно ждут. - Он улыбнулся: - Да, сон – это что-то странное и необъяснимое. Лулу, пожалуйста, позови Валдиса и Иршу в компьютерный отдел. - Хорошо, сейчас. Через некоторое время Валдис и Ирша были уже у Сэдо. - Думаю, что вы успели отдохнуть? - промолвил Сэдо. - Командир, а ты? Сэдо улыбнулся: - Да, все хорошо. Знаете, во сне я видел Лешего, а, может быть, и наяву. - Сэдо, наши возможности не ограничены. - Я все это понимаю. Но жизнь на Земле нам пока не понятна, и пусть все будет так, как оно есть. А теперь к делу. Ирша, каков наш энергетический запас? - Командир, по нашим меркам, большой. Но, учитывая то, что на этой планете создается большое сопротивление – трение, то нам … - Почему ты замолчал? - Да нет, все нормально. - Но если нормально, тогда опускаемся на землю. Включите все системы обследования, чтобы нам не попасть во что-то неприятное. - Командир, эту землю мы уже знаем, и вреда она нам не принесет. - Ирша, я повторяю, это на первый взгляд, но основную структуру мы пока еще не изучили. Да, мы побывали во многих местах Вселенной, но такое видим впервые. Значит так, делаем ментальное снижение, загружаемся и сразу же отправляемся в путь. - Хорошо, Сэдо, мы рядом с тобой. Сомнения нас, к сожалению, иногда одолевают. - А что вы имеете в виду? - А то, что мы можем не вернуться домой. Но, когда увидели пирамиды и Сфинкса, смотрящего на небеса, то все негативное ушло в сторону. Мы об этом стараемся молчать, хотя ты сам уже сказал, что наши братья здесь уже побывали. И знаешь, Сэдо, нам стоит еще раз посетить Египет, потому что мы должны найти там для себя именно то, что поможет нам… - Дальше ничего не говорите, но учтите, что прошло много веков, и некое важное для нас сокрыто временем. Как я сразу не догадался об этом, но туда мы сейчас пока не полетим. Нам нужно… - Сэдо, все понятно. Мы идем на снижение. Все летательные аппараты опустились на землю. В спасательную капсулу Сэдо зашел первым: «Что было бы с нами, если бы мы утеряли и тебя», - подумал он. ЗЕМЛЯ. Емельяну вновь стала надоедать повседневная обыденность, и он решил отправиться в тайгу к спасательной капсуле. Желание у него было одно: снова улететь с Сэдо и еще больше познать тот мир, в котором он живет. И надежды его оказались не напрасными, он встретился с Сэдо. Войдя в спасательную капсулу, он сразу же направился к нему. Сэдо, увидев Емельяна, удивился: - Что-то случилось? - Сэдо, не могу тебе объяснить свое положение, да и состояние. Я больше не хочу находиться здесь. - Да, думаю, что душа твоя переполнена. Емельян, мне все понятно, и я не против этого. Да и мы все к тебе привыкли точно так же, как и к Шаману, – он погладил пса, - Странно, но это животное очень разумное. Емельян, учти одно, что мы отсюда улетаем надолго. - Сэдо, мне все равно. Я только сейчас начинаю понимать, кого я встретил. Да и мне тоже очень хочется увидеть вашу родину. Сэдо улыбнулся: - Наши желания совпадают с твоими, и я думаю, что они исполнятся. А ты жалеть не будешь, ведь назад дороги уже не будет? - Сэдо, но ведь у меня есть еще время подумать и избрать для себя правильный путь. - Хорошо, пусть будет по-твоему. - Я сегодня был на могиле Лешего. Хотелось его увидеть, но, увы… - Емельян я тоже встречался с ним, то ли во сне, то ли наяву, мне и самому пока непонятно. Я вот смотрю на вас людей и удивляюсь, мне кажется, что вы живете без всякой цели. Просто живете и все. За свою жизнь я побывал на многих планетах, и видел многообразные формы жизни, но такую серость и не уют вижу впервые. Хотя природа на вашей планете прекрасная. - Сэдо, пойми, я простой человек и изменить что-либо сам не смогу. - Да нет, я не это имел в виду, хотя это уже проблема вашей многоликой цивилизации. Но думаю, что со временем вы достигнете очень высоких уровней в прогрессе. Поверь, отсталость – это не порок. Извини меня, но я сравниваю вашу цивилизацию со своей. Емельяну стало неловко, и он опустил голову. Сэдо подошел к нему: - Успокойся, я тебя ни в чем не виню, все будет хорошо. Лично я в этом уверен. Хотя мир разнообразен и он непредсказуем. Ведь мир – это гигантский разум, тот разум, в котором живут люди. И они все без исключения пользуются разумом и творят всякого рода чудеса. На мой взгляд, развитие дается или преподносится поэтапно, дабы не перегрузить сознание какой-либо особи. И думаю, что в этом есть некая закономерность, влияние которой принимается по-разному. Емельян стоял молча. Из всего сказанного Сэдо, он почти ничего не понимал и думал: «Все равно я добьюсь своего, стану грамотным во всех отношениях». Сэдо прочувствовал его мысли и улыбнулся: - Вот и молодец, и мы тебе постараемся в этом помочь. Да, вот еще что, ты хотя бы предупредил близких о том, что… - Сэдо, я сказал им, чтобы они меня не искали и, что со мной все будет в порядке. Я понимаю, что они что-то чувствуют, но полностью не догадываются. - Ну, ничего, когда-то все образуется, и люди поймут, что же на самом деле происходило. А пока пусть все будет так, как оно есть. Думаю, что ты согласен со мной. - Да, Сэдо, я согласен и повторяю, что жалеть ни о чем не буду. Сэдо посмотрел на всех, стоящих рядом с ним и сказал: - Полет наш будет долгим, так что прошу вас, будьте готовы ко всему. Валдис, начинайте подготовку. Я просто не хочу здесь долго засиживаться, нам нужно странствовать и полностью познавать нами еще непознанное. Так что, в путь. И пока мы будем обследовать эту землю, думаю, что за это время нас найдут. И мои чувства меня не подведут, так же, как и вы меня. Мы будем едины, как никогда. Возможно, будут трудности, но я думаю, что мы устоим перед ними. - Сэдо посмотрел каждому в глаза. - Командир, не нужно, иллюзии оставь в стороне. Нас ждет небесное пространство, так что вперед. А все остальное свершится само по себе. Сэдо, мы готовы и ждем команду на взлет. - Так как все экипажи готовы, я согласен, поднимаемся. Сэдо посмотрел на спасательную капсулу и подумал: «Я не вернусь к тебе, пока нас не найдут. Ты же останешься здесь в память о нас. Если люди найдут тебя, пусть они узнают, что мы были здесь и ни в чем не навредили, а спасли их от Вселенской катастрофы». Летательные аппараты взмыли к небесам. Смотря в иллюминаторы, Земля снова казалась малой частицей Простора Небесного. Она светилась, как ночная звезда. СТРЭНЭ. Прошло два дня. Подготовка к перелету прошла успешно. Доминос и все члены экипажа были готовы к старту. В последний момент перед полетом Эолла подошла к родителям. - Мама, папа, я не прощаюсь с вами, но все же буду скучать, - сказала она. - Эолла, доченька, мы уверены в вас. Вы летите, можно сказать, на нашей последней мысли. И мы будем все время находиться рядом с вами. Доминос посмотрел в глаза Онга и Карэн. И вот при этом прошло нечто необъяснимое, они поняли друг друга.


Появилось легкое шипение, и корабль-матка «Голиос-747Б» вздрогнул. Доминос слегка покачнулся. «Боже, помоги нам», - промолвил он. Эолла, находясь рядом с ним, обратилась к Доминосу: - Командир, я включаю второй системный узел, пусть атомы расщепляются не по нашей воле, а по уму нашему. Доминос улыбнулся: - Эолла, все идет нормально. Независимая система внутренней оболочки сработала. Мы поднимаемся. Онг со стороны смотрел на корабль-матку, который быстро уносился в небесную даль: «Дети мои, пусть вас ждет только удача», - подумал он.


Прошло четыре временных цайта. Корабль стремительно несся по безграничной дали. Экипаж чувствовал себя хорошо, каждый занимался своим делом. И вот на экране глена появилась карта созвездия Фаргоше. - Эолла, посмотри, здесь очень много магнитных завихрений. Да и судя по всему, происходят катаклизмы. Я сужу по тому, что в наш корабль стремится попасть поток огромных глыб от планеты, которая отбыла свой срок в этой галактике. - Доминос, я за это не беспокоюсь, потому что магнитное поле нашего корабля делает свое дело, можно сказать так: расчищает нам путь. В данный момент я рассчитываю на срок пребывания в этом пространстве. - Ты имеешь в виду созвездие Фаргоше? - Да, именно это. Мы здесь можем задержаться, потому что по всем параметрам в этом созвездии имеется двадцать две планеты, на которых преобладает жизнь. Учти, она разумная. И мы, должны решить, на какую из планет совершим посадку. - Эолла, мне все равно, хотя, наверное, на ту, которая находится ближе к нам. Посмотрим, как они живут здесь, хотя можно не беспокоиться, распределение прошло удачно. Мы встречаемся с большим разнообразием жизней. Хочется познать все больше и больше. Но почему к нам, стрэнам, из этого созвездия никто не прибыл с официальным визитом? - Доминос, ведь ты знаешь, что вся межгалактическая система закодирована, и многие просто не могут попасть к нам, за исключением единиц. Вот когда сформируется единый код Вселенной, тогда мы все сможем общаться между собой на равных. Компьютер показывает, что на самой близкой к нам планете существует жизнь, но она выглядит в микроплазме. Хотя это умные существа, которые сотворили мир по-своему. Информация говорит о том, что эти существа поедают друг друга, тем и размножаются. В этом и заключается форма их жизни. - Эолла, но мне это не понятно. Может быть, компьютер выдает неправильную информацию? - Нет, дорогой, я об этом давно знала. Ведь структура строения жизни зависит не от внешнего вида, а от размножения всего видимого. - Хорошо, я с тобой согласен. Но если мы приземлимся на эту планету, то, как мы распознаем эти существа? - Да, я и сама пока не знаю, но думаю, что наша аппаратура поможет нам в этом. - А, вреда нам не будет нанесено, я имею в виду, нашему кораблю. Ведь невидимое может жить долгое время с нами, на нашем корабле. - Доминос, но об этом уже должен побеспокоиться Крит. Наши же обследования будут внешними. Доминос, иди на снижение. И вот, через некоторое время, корабль «Голиос-747Б» благополучно приземлился на одной из планет созвездия Фаргоше. - Эолла, с чего начнем? Она улыбнулась: - Но ведь командиром являешься ты. - Для себя я решил, что некоторое время мы не будем выходить из корабля. Нам нужно подстраховаться, и только после, для исследования этой планеты отправим наших роботов. Думаю, что им то все будет подвластно. - Я согласна с тобой. Они подошли к иллюминатору, через который просматривался ландшафт оной планеты. Были видны небольшие холмы, из вершин которых исходил пар. Насаждений не было, и все видимое наводило тоску. Вдали виднелся большой водоем, в котором что-то плескалось, а дальше была сплошная равнина, и судя по всему, она скрывала в себе тайны некой жизни. - Крит! - Командир, я все понял, но нам нужно немного времени для подготовки. - Хорошо, я не тороплю. Но прошу, внимательно все исследуйте, может быть, вы здесь найдете следы, оставленные «Голиосом -747А». - Доминос, я постараюсь все выяснить. Эолла навела камеру сближения на своеобразный водоем: - О, Боже, Доминос, смотри, это же не водоем. Это некие микроорганизмы. - Да, действительно, возможно это место является их жильем. Ведь я четко вижу, что во всем этом кипит своеобразная жизнь, и думаю, что она разумна. Нам нужно вступить с ними в контакт. Вдруг из пучины взметнулся вверх шар. На небольшой высоте он завис над своеобразным «водоемом». И вот к этому шару потянулась некая плазма, из которой образовался образ, очертания которого ни о чем не говорили. И вот этот плазматический образ направился в сторону корабля. - Доминос… - Эолла, успокойся, как бы там ни было, я думаю, что существо, принявшее свой облик, нам не навредит. - Будем надеяться на все хорошее. И пусть Крит со своей командой первым войдет в контакт с этой разумной сущностью. А пока понаблюдаем за ее поведением, и способностями. Ведь она должна как-то проявить себя. Думаю, если бы она была неразумной, то не сформировалась бы в то, что мы видим. Но ведь она сформировалась и следует к нам. Сущность все ближе и ближе подходила к кораблю. И вдруг, она изменила свою форму строения, из нее в разные стороны посыпались многочисленные молнии. На экранах гленов образовались помехи. - Доминос, если это не агрессия, то значит, что она старается вступить с нами в контакт. И мне кажется, что у нее возможности очень большие. Я начинаю бояться за Крита. - Да, ты в чем-то права. Может быть, не будем спешить, пусть эта сущность привыкнет к нашему присутствию. А мы в этот момент понаблюдаем за ней. В это время к ним зашел Крит: - Доминос, мы готовы. - Крит, посмотри на эту сущность.. Крит посмотрел на экран глена: - Да, во многих местах я побывал, но такое вижу впервые. Доминос, но ведь я геноробот, и мне ничего не страшно. Разреши мне выйти и вступить с ней в контакт. Доминос внимательно посмотрел на Крита: - Я согласен, но пока немного понаблюдаем. После чего охарактеризуем ее поведение, и, выйдя из корабля, вы постараетесь вступить с ней в контакт. - Хорошо, я согласен. Все внимательно наблюдали за сущностью. Помехи исчезли. Она стояла, не шевелясь, и изучающе смотрела на приземлившийся корабль. - Эолла, интересно, о чем она сейчас думает? - Ну, об этом мы скоро узнаем, нам расскажет Крит. Крит улыбнулся: - Если бы ни я, интересно, что бы вы делали? Доминосу стало неловко за себя перед Критом. - Я, я бы первым вышел к ней, и думаю, что со мной ничего бы не случилось. - Доминос, извини, я не хотел тебя обидеть. И все же под прикрытием своей команды я сейчас выйду из корабля и постараюсь побеседовать с сущностью. Разреши мне, командир. Доминос посмотрел на Эоллу, и по ее глазам убедился, что она дает полное согласие. - Крит, оружие с собой не берите. В случае какой-либо опасности, оно вам не поможет. Ведь это всего-навсего плазма. - Хорошо, Доминос, но вы внимательно наблюдайте за нами и за ней. И в случае какой-либо необходимости применяйте все то, что имеется у нас на вооружении. Хотя, я думаю, что до этого не дойдет. И если она разумная, то не пойдет на вражду только из-за того, что видит перед собой такой огромный корабль. Ведь против нашего корабля эта сущность является маленькой частичкой, можно сказать, космической пылинкой, которая может навредить мне, но ни в коем случае кораблю. Все, я готов. И вот небольшая группа из генороботов вступила на землю оной планеты. Крит пос- мотрел по сторонам, ничего подозрительного не увидел. Он внимательно устремил свой взор на сущность, стоявшую в нескольких ярдах от них. Она не двигалось, и было видно по ней, что она тоже не рискует подойти ближе. И все же Крит решился, и они медленными шагами начали приближаться к неопознанной сущности. «Странно, почему она молчит?», - подумал Крит. И в этот момент она засветилось очень ярким светом, повеяло необыкновенным теплом, от которого исходил ароматный запах. «Думаю, что этим она привлекает нас к себе». Они подходили все ближе и ближе. Доминос с Эоллой наблюдали за происходящим. По лицу Крита было видно, что он волнуется, хотя, как генороботу эти чувства были не присущи. И вот они поравнялись. Крит внимательно смотрел на сущность. В этот момент он не знал, как себя вести. И вновь почувствовалось тепло, и аромат увеличился. Крит испытал некое блаженство и своим сознанием он услышал: - Вы можете ни за что не беспокоиться. Вреда я вам не сделаю. Думаю, что и вы, не навредите мне и моей планете. У нас часто приземляются космические корабли. И никто нам еще не навредил, так что будьте благоразумны. Крит некоторое время молчал, потом сказал: - Меня зовут Крит. Мы прилетели с созвездия Сози. Командира моего зовут Доминос Сина. Плохого мы ничего вам не сделаем. Думаю, тебе все понятно. Теперь скажи, как можно к тебе обращаться? - Вообще-то, у нас нет имен. Да и вся форма жизни построена на особом уровне, в чем вы и убеждаетесь. Все остальное, я объяснить не могу, потому что вы все равно не поймете нашу структуру строения - Население вашей планеты большое? - Ни счесть, ибо плазменная форма расселена повсюду. И она счета не имеет, но объем - да. Это точно так, как и воздух, которым сейчас дышите вы, да и мы тоже. Мы можем перевоплощаться в разные формы – виды. И это для нас не составляет особого труда. И вот сейчас, Крит, я могу принять твою форму, и мы будем похожи друг на друга, только с разным сознанием. Но это не помешает нам в общении. У меня возникло желание, и на данный момент я хочу побывать на вашем корабле. Я видела много кораблей, но такой, как ваш, мне приходиться видеть впервые.


- Эолла, думаю, что ты успела всю услышанную и увиденную информацию заложить в компьютер. Пусть он изложит нам характеристику данного объекта. - Доминос, уже все готово. Для нас эта форма жизни не страшна, потому что цивилизация разумна и спокойна в своем отношении. Общается она при помощи мысли по всей планете. На нескончаемые расстояния они слышат друг друга и ментально могут появляться там, где им нужно. - Что же, тогда я даю согласие на то, чтобы она посетила наш корабль. Передай Криту, чтобы он без всяких сомнений доставил ее сюда. И вот, новая форма жизни посетила «Голиос-747Б». Войдя в корабль, сущность осматривала с большим вниманием все видимое перед собой. По ее структуре строения было заметно, что она тоже волнуется. На это было интересно смотреть. Навстречу ей вышли Доминос с Эоллой и представились: - Я являюсь командиром корабля. Меня зовут Доминос, моего помощника Эоллой. Я приветствую тебя на моем корабле, и думаю, что наша встреча пройдет в доброжелательной обстановке. От сущности снова пошло тепло, и приятный аромат рассеялся по всему кораблю. Каждый член экипажа ощутил все это, было очень приятно. - Я благодарна за ваш добродушный прием, и отвечу взаимностью, хотя не я одна, а многие из нас. И сущность разложилось на несколько частей. Доминос был удивлен: «Сколько вас здесь много. Интересно, как это у вас получается?». - Очень просто. Лично я, как и все мы, находящиеся здесь, удивлены вами, и как это у вас получается. Доминос, ведь Крит и его друзья, намного отличаются от вас. - Наш разум благоразумен и сотворил нас в разных формах. Хотя по уровню сознания мы находимся на одном этапе развития. Самое главное, что мы понимаем друг друга, и никогда не враждуем между собой. - Я понимаю, что вражда к хорошему никогда никого не приводила. И вот, когда нам бывает трудно, мы объединяемся в одно целое. И при помощи этого объединения выживаем в том случае, когда нас со всех сторон одолевают какие-либо катаклизмы. А здесь их предостаточно. - Скажи, не угрожают ли нам катаклизмы, которые происходят на этой планете. Хотя мы и не намерены задерживаться здесь долго? - Нет, вам ничего не угрожает. - Тогда, что же вас беспокоит, точнее говоря, какие катаклизмы? - Вы чувствуете, какой запах исходит от нас. Воздух, которым мы дышим, имеет тот же запах, что и мы. Но, порой, бывает прорыв внешней оболочки планеты. Из Вселенной сюда проникает углекислый газ, который мешает нам дышать, в том числе и жить. Но мы всячески стараемся бороться с этим. Это бывает не часто, но, если бывает, то проявляется существенно. Со временем мы научимся с этим бороться. - Скажи, имеются ли у вас свои жилища? Допустим, у нас есть города, всякого рода поселения, где мы живем семьями. - Нет, такого у нас нет. Нашим домом являемся мы же сами. И я приглашаю вас посетить его. Конечно, мы не имеем таких кораблей, как у вас. Да они нам и не нужны. Ведь для перелетов мы не созданы, потому что такого ароматизированного воздуха нет нигде во всей Вселенной. Поэтому мы никогда не покинем свою планету. Но если мы это сделаем, то наша жизнь просто испарится в темной мгле. Доминос, я приглашаю тебя и твоего помощника к себе. Можешь ни за что не волноваться, с вами ничего не случится. Доминос согласился, и они покинули «Голиос-747Б». Он глубоко вдохнул в себя воздух. «Какая благодать. Я впервые ощущаю такое блаженство», – подумал он. Они направились в сторону своеобразного водоема. Подойдя к нему, Эолла внимательно всмотрелась: - Доминос, это что-то необъяснимое. - Но это только для вас. Для нас же это является нашей жизнью. И я вас приглашаю к себе во внутрь этой жизни, - и сущность направилась в плазменную пучину. – Не бойтесь, следуйте за мной. Некоторое время Доминос с Эоллой находились в сомнениях и все же решились. Первым пошел Доминос, за ним Эолла. Они входили в глубь все дальше и дальше. Удовольствия переполняли их чувства. Им казалось, что они внедрились в недра чего-то непознанного. Повсюду светились яркие огни. Шумели сады непредсказуемой красоты. Они видели огромные океаны, в которых находилась своеобразная жизнь. Очень высокие горы были видны со всех сторон. Вокруг кипела жизнь. - Эолла, ты можешь объяснить, что мы видим перед собой? - Нет, то, что я вижу, не поддается описанию, но думаю, что эта сущность должна сохранить свою прекрасную жизнь. И она найдет всякие способы, чтобы уберечься от тех сил, которые мешают им жить. - Вам нравится здесь? – услышали они. - Не хотите ли вы остаться и обосноваться вот в этой благодати? Доминос подумал и сказал: - Да, мы видим вашу красоту, и все осознаем. Но, увы, остаться здесь не сможем. Тем более у нас есть цель, к которой мы должны добраться. По правде, говоря, я ищу своего отца. Он отправился в экспедицию в Солнечную систему. И очень долго от него нет никаких известий. Мне надо найти эту экспедицию, это мой долг. Но при первой возможности, если мы еще посетим вашу планету, то дай добро мне, что вы позволите нам некоторое время отдохнуть у вас. - Да, долг свой перед родителями нужно исполнить. И если вы найдете их, то прошу без всяких сомнений, посетить нас и находиться здесь столько, сколько вам будет угодно. Если такие, как вы, будут приходить к нам с добром, то мы только добром и будем их встречать. Вы сейчас находитесь в самом пупе нашего разума. У вас еще есть время насладиться этим. Я на некоторое время оставлю вас одних, любуйтесь этой красотой, – и сущность удалилась. - Эолла, ты знаешь, я даже и не мечтал о таком. Признаюсь, что разные мысли одолевали меня особенно с худшей стороны, я имею в виду агрессию. Эолла покраснела: - Доминос, меня такие мысли тоже одолевали, но я переборола их. И вот мы имеем то, что имеем, и то, что видим. И хотелось бы, чтобы эта форма жизни никогда не исчезла. Мне кажется, что на этой планете все добро собралось вместе и живет во имя своего же добра, да и нашего тоже. И мы это чувствуем. Давай пройдемся немного и внимательно рассмотрим все видимое нами. Все это время Крит наблюдал через камеру сближения за всем происходящим. Он был удивлен внезапным исчезновением Доминоса и Эоллы в этой плазменной пучине. Крит нервничал и волновался: «Если что-то случится с Доминосом и Эоллой, я подниму «Голиос» и приземлюсь на плазматический водоем», - подумал он. Но в это же время Эоллу и Доминоса сопровождало необыкновенное блаженство. Они шли по огромному саду, деревья были высокие. Они не могли налюбоваться этой красотой. - Доминос, а сколько времени мы уже находимся здесь? - Ты знаешь, я не могу сориентироваться. Судя по всему, времени здесь не существует и вовсе. Как бы ни было, но нам нужно возвращаться. А где выход? - Да, интересный вопрос ты мне задал. - Не беспокойтесь, я вас сейчас выведу, - услышали они. Перед ними появилось сущность, которая привело их сюда. По строению она была похожа на Доминоса. - Вы меня извините, но мне намного легче с вами так общаться. Следуйте за мной. Доминос с Эоллой следовали за двойником. Они подошли к лестнице, она была прозрачной. - Потихоньку поднимайтесь по ней, и вы выйдете из этого царства добра. Ни Доминосу, ни Эолле не хотелось покидать это столь прекрасное место. И все же через некоторое время они вышли, можно сказать, на сушу. Увидев их, Крит с облегчением вздохнул: « Командир, а я то думал, что уже больше вас никогда не увижу, но я ошибался. И пусть простят меня жители этой планеты за мои темные мысли», – подумал Крит. - Что же, большое тебе спасибо. Мы очень благодарны за предоставленное нам наслаждение. Думаю, что мы скоро еще встретимся. И у нас больше будет время для всякого рода обсуждений. Доминос рукой хотел прикоснуться к своему двойнику, но рука его ничего не прочувствовала, она как бы пронзила некое пространство и без всяких трудностей вышла из него. - Что ж, нам пора. Прошу вас, сохраняйте себя, как можете, - сказал он. - Доминос, и я вам желаю удачи, быстрее найти своих родителей. И весь мой мир, в том числе и я, будем хотя бы своей мыслью стараться помогать вам во всем. И еще у меня к вам одна просьба: если будете возвращаться, ни в коем случае не приземляйтесь на восемнадцатой планете, потому что на ней вы можете остаться навсегда. На этой планете очень сильное магнитное поле, которое не отпустит ваш корабль. Очень многие попадаются в лапы этого монстра. - Скажи, может быть, и мой отец там? - Нет, его там нет. Это я точно знаю, потому что наше созвездие корабль твоего отца не пересекал. Он шел, наверное, другим путем. Доминос, будь, уверен во мне. Наша планета по счету является седьмой, запомни, седьмой. Все, вы можете отправляться в путь, мне тоже пора. Мои братья меня ждут, и думаю, что они тоже волнуются за меня, потому что надолго покидать то место, где вы были, нам не положено. Если мы покидаем на продолжительное время наши обжитые места, то меняется структура и форма нашей жизни, происходит некий разрыв, который после приходится восстанавливать и на это уходит много сил. Сущность посмотрела на Эоллу, в лице Доминоса и улыбнулась: - Да, мы поедаем, друг друга, тем и живем. И вреда в этом нет никакого. Это есть смысл нашей жизни, потому что, поедая себе подобное, мы усиливаем свое положение и становимся намного сильнее от того, чем были раньше. Эолла, я прочла твои мысли, ты же все это видела по-другому, и тебя охватил ужас, но, когда ближе познала нашу структуру жизни, твои сомнения покинули тебя навсегда. И пусть они никогда не возвратятся к тебе. Я вам подарила небольшую частицу добра своего, и когда вам будет трудно, вы это прочувствуете и убедитесь в том, что я нахожусь рядом с вами. На память о себе ничего не могу подарить, кроме того, что я вам сказала. А теперь мне пора. Двойник Доминоса вновь превратился в небольшой шар, от которого начало исходить тепло и приятный ароматический запах. Он резко взметнулся вверх и с огромной высоты также резко опустился в свою обитель. У Эоллы по щекам текли слезы. - Эолла, что с тобой? Хотя мне и так все понятно. Идем, нас ждет наш экипаж, и мы прямо сейчас покинем эту доброжелательную планету. Через некоторое время Эолла с Доминосом уже находились на своем корабле. - Крит, а почему ты как-то странно выглядишь, что-то случилось? - Да нет, Доминос, ничего не случилось. Хотя совсем недавно я думал иначе. Вы где-то исчезли в бездне, что мне оставалось делать? - Но ведь ты же общался с этой сущностью, неужели не прочувствовал ее доброту? - Я то прочувствовал, но в отдельных случаях даже добро превращается во зло. - Не беспокойся, с нами этого не произошло. Мы побывали в таком месте, что нашему разуму не подвластно никакое объяснение. Эолла села у пульта управления, а Доминос сразу же обратился к Криту: - Крит, прямо сейчас мы покидаем эту прекрасную планету. Когда наберем нужную высоту, ты подменишь меня. Я хочу немного отдохнуть. - Командир, судя по всему, Эолла тоже нуждается в отдыхе.


И вновь корабль «Голиос-747Б» дал о себе знать. Он зашипел, столб пыли поднялся над ним. И снова резкий толчок, и огромный корабль стремительно понесся ввысь. «Вот и хорошо, мы взлетели», – подумал Доминос. - Крит, всю ответственность полета я возлагаю на тебя. Будь внимателен, если что-то почувствуешь неладное, зови меня. - Командир, ни за что не беспокойся. Устал ты, а не я. Совсем недавно подзарядился, и мне сейчас легко, как никогда. Можете отдыхать. Войдя к себе в комнату, Доминос сразу прилег. По его лицу было заметно, что он сильно устал. - Доминос, - обратилась к нему Эолла, - ты можешь отдыхать, а мне еще нужно поработать за компьютером. Я полностью должна снять все статистические данные не только о седьмой планете, но и обо всех остальных. Но Доминос уже спал крепким сном, и его мозг творил чудеса. Ему снова виделась седьмая планета, место, где они были с Эоллой, разумное существо, которое принимало его облик. Даже во сне от всего увиденного он получал наслаждение. На каком-то участке видения появлялись лица отца и матери. Он пытался с ними заговорить, но ему что-то мешало. И все-таки он расслышал просьбу отца: «Доминос, вспомни, в Солнечной системе есть планета Вафилоний, которая закодирована. И код этот знаем, только ты и я. Запомни, на ней найдешь профессора Зэбса. И он тебе расскажет все, что будет знать обо мне. Смотри, не открывай этот код ни перед кем, потому что я дал слово Зэбсу и он верит мне, как самому себе». После чего он увидел лицо матери Лулу, она просила его, чтобы он помог им: «Сын, я надеюсь, что скоро мы встретимся. Наши энергетические потенциалы сохранены, и они помогут нам дождаться тебя». Доминос во сне закричал: - Мама папа, я приближаюсь, и мы очень скоро с вами встретимся. Я все время думаю о вас точно так, как и вы обо мне. В этот момент, в комнате, где отдыхали Доминос с Эоллой, появился приятный ароматный запах. Эолла все это прочувствовала и мысленно поблагодарила безымянное существо, которое обещало находиться все время рядом с ними. Взглянув на Доминоса, она улыбнулась, потому что во сне он бормотал что-то непонятное. Но вдруг на экране глена Эолла увидела лица своих родителе - Мама, папа, как я рада, что вы с нами вышли на связь. - Эолла, мы уже начали скучать. Как у вас проходит полет? - Отлично. Очень много приятных впечатлений мы получили от седьмой планеты созвездия Фаргоше. - Доченька, извини, я просто забыл вам сказать, чтобы вы ни в коем случае не приземлились на восемнадцатой планете этого созвездия. - Папа, нас об этом уже предупредили. Но сейчас я думаю, как можно спасти всех тех, кто оказался в плену у этой планеты. - Эолла, пока мы ничем не сможем им помочь. Я повторяю, это на данный момент, но со временем думаю, что все разрешится в лучшую сторону. Я просматривал карту вашего перелета. Через семь временных цайтов вы приблизитесь, точнее говоря, достигнете созвездия Вселенского перламутра. В этом созвездии находится много планет. - Папа, спасибо тебе. Но вот только что я обработала всю информацию по этому созвездию, и скажу тебе, что мы будем осторожны. Но, как бы ни было, лично меня все же влечет интерес познания. Хотя меня научили многому, но теоретические знания это одно, а соприкосновение с реальностью – это уже другая суть и осуществить ее мне никто не запретит. И какие бы на пути не встречались агрессивные цивилизации, я убеждена в том, что они никогда мне не навредят. Тем более наш корабль, как ты и говорил, является нашей последней мыслью. И мы на нем можем творить чудеса, да и будем их творить. - Эолла, я твой отец и стараюсь предостеречь вас от всяких неприятностей. Мы с мамой желаем вам доброго пути и, чтобы вы больше встречались с добром. - Спасибо, я с вами не прощаюсь и, спустя некоторое время, выйду на связь. А сейчас мне нужно отдыхать. Экран глена погас, и Эолла прилегла рядом с Доминосом. ----------------------------------- Крит сидел в кресле командира и через обзорный иллюминатор внимательно всматривался в небесную даль. Вокруг светились звезды, со стороны казалось, что они находятся близко, и в то же время далеко. Навстречу неслись огромные каменные глыбы. Но магнитная оболочка корабля творила чудо. Даже космическая пылинка не могла близко подлететь к «Голиосу». Корабль пронизывал время, тем самым укорачивал путь их путешествия. Мне даже не верится, что я – геноробот, управляю этим огромным кораблем. «Доминос, спасибо тебе за доверие, оказанное мне», – подумал Крит. Впереди что-то сильно засветилось. Крит прищурил глаза: «Странно, такого я никогда не видел. На корабль это не похоже, но тогда что это?». Свечение усиливалось и приближалось к «Голиосу». «Да, мне это уже начинает не нравиться, судя по всему, не дам я командиру отдохнуть», – подумал Крит. Свечение становилось все ближе и ближе. «Так, хорошо, включу обволакивающую оболочку и опущусь ниже». Крит все сделал так, как и подумал. Корабль резко опустился вниз и стал невидимым. Свечение начало метаться из стороны в сторону, казалось, что оно ищет свою жертву, но не может найти. Крит успокоился. «Я не ошибся и поступил правильно. И все же, что это такое?». Свечение пронеслось рядом с «Голиосом» и исчезло где-то там, вдали. Но радар показывал, что некий непознанный объект находится рядом с кораблем. По размерам, конечно, он намного уступает «Голиосу». И все же Крит решил позвать Доминоса. Войдя к нему в комнату, он не решался будить его, но тут же услышал: - Крит, что случилось? - Командир, идем со мной, а Эоллу пока не трогай. Думаю, что мы с тобой сами решим эту проблему. Войдя в командирский отсек, Крит попросил посмотреть Доминоса на радар: - Смотри, нас что-то преследует, но я до сих пор не могу понять, что именно. На летательный аппарат оно не похоже, бортовые огни отсутствуют, и на связь с нами, никто не выходит. Это существо или вещество очень сильно светится. Я, конечно, принял все меры для нашей безопасности, хотя по всем параметрам, это в десятки, даже сотни раз меньше нашего корабля. Но, судя по ее агрессивному поведению, эта «матрица», я бы ее так назвал, хотя и мала, но ведет себя недостойно по отношению к нашему кораблю. Доминос задумался: - Странно, на этом участке пути не может быть никаких экспедиционных кораблей. Но радар фиксирует какой-то подозрительный объект. Крит, выключи обволакивающую оболочку, но будь очень внимателен, если это свечение начнет к нам приближаться, то моментально включай оболочку. Посмотрим, как оно будет себя вести. - Командир, может быть, не будем трогать то, что неведомо нам? - Крит, мне самому интересно знать, что же это такое. - Я выключаю оболочку, узнавай, если тебе так интересно. Но я почему-то чувствую себя неуютно в этой обстановке. Смотри, смотри, вот оно снова начало приближаться к нам и расстояние между нами становится небольшим. Доминос внимательно всматривался в светящийся объект, который стремительно несся к кораблю. - Командир, включать оболочку? - Нет, Крит, не нужно. Посмотрим на ее дальнейшее поведение. «Зачем я тебя разбудил, лучше бы ты спал», – подумал Крит. Свечение поравнялось с кораблем и начало постепенно угасать. Оно приняло форму небольшого квадрата, из которого появился лучик света. - Да, что только не встретишь во Вселенной. Если бы этим аппаратом руководили разумные существа, то они бы уже вышли на связь с нами. Крит, ты согласен со мной? - Да, командир, согласен, да и не только с тобой, но и с собой. - Хорошо, тогда включи информационный глен. Постараемся через него что-то узнать об этой «матрице», что она представляет собой. Хотя по ее размерам, она не заслуживает достойного внимания. И все же то, что встречается на пути, мы должны фиксировать, чтобы последующие экспедиции, встречаясь с таким непознанным объектом, знали о нем все. На экране глена появились статистические данные оного объекта. Доминос вздохнул с облегчением: - Крит, ты знаешь что это? - Ну, если ты не знаешь, как я могу знать. - Это энергетический блок, который был утерян каким-то кораблем. Он оборудован памятью поиска. И все его системы работают только на поиск своего корабля. Но по всему видно, что его корабль находится уже далеко, и он нашел наш. И думаю, что он нам не помешает. Мы его пришвартуем к первому отсеку нашего корабля. Пусть находится там. Может быть, когда-то он нам пригодится. - Доминос, но почему он так сильно светился? - Понимаешь, это заложено в его памяти. Своим свечением он давал о себе знать, а ты испугался, - улыбнулся он. - Доминос, но ведь не за себя, а за всех нас. А почему луч из него исходит? - Крит, таким образом, он хочет вступить с нами в контакт, точнее говоря, его оборудование хочет вступить. И мы сейчас через наши компьютеры прикажем ему, чтобы он стал нашим новым другом, я имею в виду, в плане энергии. И он при помощи своих магнитных полей, просто привяжется к нашему кораблю, и может все время находиться с нами. Так все и получилось. Доминос дал команду и эта уже опознанная «матрица» надежно была прикреплена к первому отсеку «Голиоса-747Б». Доминос улыбнулся: - Вот видишь, Крит, ты включил обволакивающую оболочку и эту разумную «матрицу», еще больше напугал. Но все уже позади. Вот мы и подкрепились во Вселенском просторе энергетической пищей. И я, как командир, выношу тебе благодарность за находчивость, проявленную во время нашего перелета. И после многозначащей улыбки Доминос продолжил: - Крит не обижайся на меня, я шучу. И все-таки большое тебе спасибо, ведь вместо этой «матрицы» могло оказаться что-то другое. То, которое и в самом деле навредило бы нам. Но я надеюсь, что с нами ничего такого не случится. И пусть наши надежды претворятся в реальность. После отдыха Доминос чувствовал себя прекрасно. Сидя в своем кресле, он любовался небесной красотой, в которой что-то светилось, что-то взрывалось, принимая при этом совсем другой вид. Эта красота была ни с чем несравнима. Корабль несся вперед и только вперед.


Прошло еще два временных цайта. Корабль Доминоса достиг созвездия Вселенского Перламутра. - Эолла, смотри, какая красота ждет нас впереди. - Доминос, эта красота может быть обманчива. Поверь, таких созвездий во Вселенной очень мало. Они огромны и имеют бесчисленное количество планет. Только Вселенский Разум может дать полную характеристику каждой из них. Меня в этом предупреждал мой отец. Нам нужно быть осторожными. В принципе, можем пройти это созвездие без всяких остановок. Но мы должны, хотя бы взять небольшую информацию о некоторых планетах и убедиться о существующей жизни на них. - Эолла, я согласен с тобой, и, как командир, принимаю решение приземлиться на нескольких планетах, находящихся в этом созвездии. Меня, как и тебя, тоже захватывает интерес, и он еще больше придает мне силы, которые со временем помогут найти мне своего отца. Доминос всячески старался представить встречу со своими родителями, мысли его пересекались, и он одну за другой отбрасывал в сторону. И все же на одной из них остановился, но решил об этом пока никому не рассказывать. От этой мысли у него на душе стало легко. Жизнь странствующего путника по небесному простору, ему очень нравилась. Да и не только ему. Но раз так устроена жизнь, значит так и должно быть. Он посмотрел на Эоллу, в это время она занималась какими-то расчетами. Крит стоял у обзорного иллюминатора и думал о чем-то своем. На корабле чувствовался семейный уют и запах ароматизированного воздуха, который был присущ седьмой планете созвездия Фагоше. ЗЕМЛЯ. ИНДИЯ. Известный индийский ясновидящий и целитель Шри Сан Бабе, как всегда, с утра начинал читать Произвестие Шри Рамаккришны. Эта книга нравилась ему с детства. Все изложенное в ней он воспринимал всей своей душой. Сан Бабе все время мечтал побывать в других неведомых ему мирах. Каждую ночь он выходил из своего дома, и его взгляд был устремлен только в небо, где мерцали миллиардами яркие звезды. Он надеялся увидеть что-то необыкновенное, и при этом мысли его поднимались на огромное расстояние. Он мог общаться со звездами, и был уверен в том, что они его слышат, потому что верил в жизнь после жизни. Погруженный в свои мысли, Сан Бабе мог ночами смотреть в небеса, и при этом, совсем не чувствуя усталости. А по восходу солнца он долго молился и благодарил Рамаккришну за то, что Он даровал ему жизнь и дар общения с Ним. Жил он недалеко от Калькутты в небольшой деревне. Тысячи людей знали его, и поэтому с самого утра возле его дома было столпотворение. Сан Бабе мог долгими часами рассказывать собравшимся о том, что есть на небесах много жизней, и там живут многоликие люди. Жители почитали его за земного Бога, ибо видели те чудеса, которые творил Сан Бабе. СТРЭНЭ. Беседа Онга с Карэн. - Я часто думаю - Вселенная бесконечна. И нам, просто физически, невозможно исследовать все ее просторы. А хотелось бы сделать как можно больше, - обратился Онг к Карэн. - Дорогой, ты же знаешь, что мы вечны, и преуспеем во всем. - Я все это понимаю, но хотелось бы быть в теле. Все начатое нами продолжат дети и внуки. Я даже уверен в том, что они скоро будут у нас, – Онг улыбнулся и обнял Карэн. – Лично мне Доминос нравится, общаться с ним легко. И можно сказать, что я чувствую то, что и чувствует Эолла к нему. - Но ведь ты же отец, и узы отцовские… - Я все понял, дальше можешь не продолжать. Когда-то в детстве я представлял свою жизнь, видел ее по-разному. И вот то, о чем я мечтал, все сбылось да и сбывается сейчас. И я этому очень рад. Но самое главное, что вы есть у меня, самые дорогие и близкие, – Онг поцеловал Карэн и продолжил. – На данный момент есть у меня одно единственное желание: отправиться вместе с тобой в любую из Галактик нашей Вселенной. Но думаю, что мое желание не одобрит наш совет. Хотя мои путешествия, сбываются при помощи наших детей. Я доволен ими. Пусть им способствует удача всегда и везде, где бы они, не находились. Надежда меня еще никогда не подводила. А сейчас, Карэн, попрошу тебя, идем со мной к морю, мне хочется отдохнуть. - Дорогой, сейчас я не могу с тобой пойти, у меня много работы. Ты же можешь идти и побыть немного наедине. Поразмышляй над своими проблемами, и это тебе пойдет только на пользу. Я вижу, как ты устал. - Да, я действительно устал, но только физически, а не морально. Онг вышел из дома и направился в сторону моря. Разные мысли одолевали его. Он вспоминал свое детство, знакомых и друзей. Из памяти его не выходил образ Сэдо Сина. Онг мысленно говорил с ним. Он был уверен, что мысли его, достигнут цели. Но на данный момент это были лишь его мечты. Прибрежный ветерок окатывал Онга своей прохладой, веки начали тяжелеть, он закрыл глаза. И вот пред его взором начали появляться разнообразные картинки. Они выглядели в разных цветах. Ему было приятно. Перед ним стояли Эолла с Доминосом, они о чем-то говорили, он их не слышал, но всячески старался понять. Онга кто-то взял за руку: «Идем со мной, и я тебе скажу, где находится Сэдо Сина». Он открыл глаза, но перед ним никого не было, только шумело море. И где-то там, далеко в небесах, пролетали многочисленные летательные аппараты. Жизнь шла своим чередом. «Странно, почему я здесь всегда расслабляюсь? - подумал Онг. – Все, мне пора». И он отправился домой. Шел молча, мысли покинули его, и ему стало легко. - Онг, добрый вечер! - Каон, извини меня, я просто не заметил тебя. - Ты чем-то расстроен? - Да нет, я отдыхал у моря. - Знаешь, Онг, завтра собирается совет и ты должен присутствовать на нем. Вопрос будет один, и он связан с Сэдо Сина. Нам предстоит обсудить возвращение Доминоса, потому что найти Сэдо, надежды уже нет. - Каон, в эту экспедицию вложены большие средства, и о возврате даже не может быть и речи. Тем более я уверен в том, что Сэдо Сина и весь его экипаж - живы. - Онг, полагаться только на свои чувства, это ошибка. - Да нет, Каон, я намного старше тебя, и во мне уверенности больше. Извини меня, может это выглядит нетактично с моей стороны, но убедительно и уверенно. И я от этого никогда не отрекусь. Я с Сэдо Сина бывал во многих экспедициях и знаю, на что он способен. Лично я не могу оставить его и выбросить из своей памяти. На совете присутствовать буду. А сейчас, извини, мне пора, думаю, что Карэн уже заждалась меня. «Было же отличное настроение, почему все так происходит. Именно, когда настроишь себя на что-то хорошее, то всегда кто-то явится с чем-то отрицательным, и сразу же портится настроение. Я думаю, что этим кто-то наслаждается. От таких, можно ожидать всего, хотя нам, нашей цивилизации все отрицательное неприемлемо. В крайнем случае, так думаю я». «ГОЛИОС-747Б». - Доминос, я все чаще начинаю замечать, что ты почему-то… - Да, Эолла, со мной что-то происходит. Я бы не сказал, что я волнуюсь, и все же некие чувства одолевают меня. Ты знаешь, что эти чувства, да и все мои мысли как бы сформировались в одно целое. - И как это все выглядит? - С уверенностью могу сказать: только положительно, и наша экспедиция не будет напрасной и безрезультатной, да мы об этом уже говорили. Эолла подошла к Доминосу и обняла его: - Я тоже уверена в том, что мы добьемся своего. Посмотри на этот простор, который мы преодолеваем, не он нас, а мы его. А ведь это Разум, который помогает нам. Доминос посмотрел в иллюминатор, повсюду кипела вселенская жизнь. Он направил свои мысли в нее и снова надеялся получить сигналы от своего отца. Но было молчание, и надежда для него оставалась только надеждой. Доминос обратился к Эолле: - Мне очень жаль, что я тебя такую хрупкую заставляю так много трудиться. - Я для тебя не пожалею своих сил, как в свое время на планете Данто небесные царицы ничего не жалели для своих повелителей. - Что ты имеешь в виду? - Я имею в виду жизнь, да и нечто другое. - О планете Данто я тоже слышал, но на ней никогда не был. И мне очень интересно, что же там происходило? - Дорогой, царицы любили своих избранников так, что их планета содрогалась от этой любви. Доминос задумался: «Как же так может быть, что от чувств женщин могла содрогнуться планета», - и он засмеялся. - Почему ты смеешься? - Понимаешь, все-таки Бог нас ни в чем не обделил. И если бы первым был сотворен мужчина, то прелестью для него явилась бы женщина. Третьего Господь нам не дал. Все это обдумано теми силами, которые подарили нам жизнь. - Вот ты снова приобрел свой вид и полностью успокоился. В это время к ним зашел Крит: - Командир, только что наш радар зафиксировал приближение к нашему кораблю неопознанного объекта. Что делать? - Крит, не беспокойся. Я уже неоднократно говорил тебе, что нам никто не сможет навредить, потому что наш корабль – это совершенство. - Да я это прекрасно знаю, и все же, на мой взгляд, надо принять какие-то меры. - Хорошо, идем. Эолла, а ты пока отдохни и ни за что не беспокойся, я сам во всем разберусь. - Удачи тебе. Доминос с Критом направились в отсек управления кораблем. - Крит, по импульсам, исходящим от тебя, я чувствую, что ты волнуешься. В чем дело? - Командир, поверь мне, то, что приближается к нам, намного больше нашего корабля. - Может быть, это каменная глыба? - Да нет, я видел там бортовые огни. «Неужели это тот призрачный корабль, о котором когда-то рассказывал мне мой отец», - подумал Доминос. Войдя в отсек управления, Доминос сразу же посмотрел на радар. И, действительно, он увидел приближающийся к ним объект огромных размеров. «Может быть, изменить курс и обойти его стороной? - подумал он вновь, - но нет, этого я не сделаю». - Крит, иди в отдел службы внешней безопасности, и пусть они примут все меры предосторожности, просто на всякий случай. - Командир, может быть, изменишь курс? - Нет, мы должны узнать, кто это и что он хочет. Крит посмотрел на Доминоса и сказал: - Что ж, я только робот. - Да, ты робот, но необыкновенный. Ведь ты состоишь наполовину оттого, что и мы. Твое мышление всегда находится на уровне нашего. Крит удалился. Доминос внимательно смотрел на радар. Объект с большой скоростью приближался к «Голиосу». «Наверное, я все-таки должен вступить с ним в контакт, но, как вести себя в данной ситуации, я пока не знаю». Доминос присел, посмотрев в обзорный иллюминатор, он увидел образ своего отца, который сказал ему: - Доминос, не беспокойся, надейся на силы вселенские и разум свой. Он встряхнул головой: «Боже, второй раз отец появляется передо мной, но почему он мне не говорит, где находится. Может быть, это для меня является испытанием или своего рода учением. А, может быть, и еще что-то». В этот момент он почувствовал чье-то прикосновение, Доминос обернулся и увидел перед собой Эоллу. - Извини меня, но я не смогла уснуть, зная, что ты сейчас находишься в затруднительном положении. - Ты права, сейчас от нас зависит многое. Вот посмотри на радар. Может быть, ты сможешь сказать, что это за объект, который быстро приближается к нам? - Доминос, из отдела информатики принеси данные мне о созвездии Угурий. - Эолла, это тебе что-то даст? - Не мне, а нам. Пожалуйста, принеси. Через некоторое время Доминос вернулся с данными. Она внимательно прочла и улыбнулась: - Дорогой, не беспокойся, это же «Пластор». Командиром этого корабля не зовут, а именуют Трэро. А корабль их большой потому, что они большого роста. Если считать по нашим меркам, то они выше от нас в несколько раз. - Ты можешь представить, как они могут с нами обойтись? - Доминос, эти люди очень доброжелательные. - Но я это могу только представить. Эолла, а как быть с нашей иммунной системой? - Не беспокойся, наш организм намного сильнее защищен. Вот когда мы встретимся с ними, ты сам во все убедишься. - Что ж, будем надеяться только на лучшее. КОРАБЛЬ-МАТКА «ПЛАСТОР». - Командир, к нам приближается небольшой носитель. Будем ли мы… Трэро посмотрел на своего помощника и сказал: - Августин-Ог, не нужно ничего предпринимать. Они нам не навредят, тем более, мы им. Идем на сближение, лично я хочу поговорить с командиром этого корабля. Августин-Ог вышел и сразу же направился в отсек управления. - Что решил командир? - обратился кто-то из членов экипажа. - Все в порядке, нужно вступить в контакт с обитателями приближающего к нам корабля. Откройте полностью наш код, думаю, что они ответят нам тем же самым. «ГОЛИОС-747Б». Доминос смотрел в обзорный иллюминатор. Его мысли снова были направлены в небесную даль. - Доминос, Доминос, очнись же ты, с нами на связь вышел «Пластор». Подойди ко мне. Подойдя к Эолле, Доминос внимательно посмотрел на экран глена, и сразу же они услышали позывные «Пластора». Беседа между ними длилась недолго, потому что было достигнуто согласие на встречу с обеих сторон. Но с одним условием, что Доминос, как командир корабля, один посетит «Пластор». Эолла сначала не соглашалась с Доминосом, ей тоже очень хотелось побывать на «Пласторе». Но, увы, командир ей отказал: - Дорогая, пойми меня правильно, все может случиться. А управлять нашим кораблем сможешь только ты. Смотря на нее, он увидел в ее глазах согласие. ЗЕМЛЯ. ИНДИЯ. Шри Сан Бабе находился у себя дома. Была ночь, но разные мысли одолевали его. Можно сказать, что он их сортировал: темные, как бы отходили в одну сторону, светлые – в другую. И вот он услышал внутренний глас: «Сан Бабе, выйди из дома и подыши свежим воздухом». Он посмотрел вокруг себя, но так ничего и не увидел: «Что ж, мне, действительно, нужно выйти на свежий воздух, я так устал от этих мыслей», - подумал он. Небо вновь было звездным, он смотрел на эту красоту с большим удовольствием. Ему хотелось вознестись в эту небесную даль, и Сан Бабе сожалел о том, что у него нет крыльев. Где-то там вдалеке падали метеориты, которые ярко светились. И это его впечатляло. Вдруг появился большой метеорит, потом второй, третий, четвертый. Они ярко светились. «Странно, почему они не угасают», - подумал он. Но на его удивление они медленно стали опускаться на землю. «Неужели Боги сходят с небес», - думал он. Метеориты увеличивались в своих размерах. Ему стало страшно, хотелось бежать, но ноги не слушались. Небесные пришельцы коснулись земли рядом с его хижиной. Он упал на колени, его взгляд был устремлен в ту сторону, где что-то светилось, шипело и переливалось. ЗЕМЛЯ. ЛЕТАТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ СЭДО СИНА. - Командир, от этого перелета я устал, тем более мы произвели посадку в неизвестность. Сэдо Сина посмотрев на Валдиса, сказал: - Откровенно говоря, я тоже устал, а это говорит о том, что мы должны выключить бортовые огни и отдохнуть. Но сначала нам надо сделать внешний обзор местности. - Хорошо, командир. Валдис внимательно смотрел на экран глена, он видел какие-то странные растения, на его взгляд – необыкновенные деревья, среди которых находились строения. - Командир, я такого никогда не видел и с уверенностью могу сказать, что видимое мною, нам не навредит. «И все же странная эта планета», - подумал Сэдо Сина. Войдя к себе в отсек, он прилег и сразу уснул.


Сан Бабе приподнялся и встал в полный рост, он всматривался в темноту, из которой исходило непонятное шипение. «Как бы ни было страшно, а все-таки пойду и посмотрю на это чудо, что спустилось с небес», - подумал Сан Бабе. Но страх был выше его. «Нет, не пойду, лучше я дождусь восхода солнца», - размышлял он сам с собой. Утро не долго заставило себя ждать. Появились первые лучи солнца, которые достигли лежака, где спал Сан Бабе. Он приоткрыл глаза, осмотрелся: «Неужели мне приснился сон?» - подумал он. Выйдя из хижины, сразу ничего не заметил, потому что солнце ослепляло его взор. Он улыбнулся: «И все же сны – это странная штука. Ой-ой, что это такое, откуда оно взялось?», – его снова охватил страх. Невдалеке от его хижины стояло несколько неправдоподобных строений. Он вбежал в свою обитель, пытаясь спрятаться, но у него ничего не получалось. Просто сделать это было негде. И вот, спустя некоторое время, он услышал людской говор: - Сан Бабе, ты дома? Он не знал, что ему ответить, но голосов становилось все больше и больше. Сан Бабе набрался сил и вышел. Вокруг его хижины стояли люди, которые пришли к нему за помощью. Он внимательно посмотрел на эту толпу: чужих в ней он не заметил, и на душе стало легко. - Ты не заболел? - Да нет, я не болен. Скажите мне вы, может быть, кто-либо из вас видел что-то странное в небесах сегодня ночью. - Мы ничего не видели. - А вы, посмотрите вон в ту сторону, - и он указал рукой туда, где находилось нечто необъяснимое. Все повернулись, и недалеко от себя увидели несколько огромных строений. Люди от испуга сразу же припали к земле, поднялся крик, дети плакали. Женщины просили Бога спасти их, но от чего не знали сами. - Сан Бабе, ты знаешь все, так ответь нам, что это такое? - Нет, этого я не знаю, хотя мне известно, что это оно…они… спустились с небес. - Значит, это Боги спустились на Землю. - Но в этом я пока не уверен. Нас много, идемте к этим «хижинам». Мы должны убедиться, что же это такое. Мужчины взяли в руки бамбуковые палки и направились в сторону, где стояли летательные аппараты. От них исходил пар, и от этого земля вздрагивала. Людям было страшно, но Сан Бабе шел впереди, остальные же следовали за ним. В один миг он поднял руку и не сказал, а закричал: - Люди, остановитесь, эти «хижины» дышат, и могут проглотить всех нас. Уберите детей и старых женщин, пусть останутся только наши воины. Но толпа его не слушалась, она становилась все больше и больше. Все смотрели на необъяснимую суть, которая предстала перед их взором.


В это время Сэдо Сина пробудился от сна. Он глубоко вздохнул и подумал: «Что же нас здесь ждет?». К нему зашел Валдис: - Командир, ты знаешь, нас окружили некие особи, а точнее говоря, жители этой местности. И я рад, что увидел их. - Странно, но почему ты радуешься? - Командир, включи глен и посмотри. Сэдо Сина внимательно всматривался в экран глена: «Боже, неужели это переселенцы из далекого созвездия Бегущего Льва?». - Да, это так, но они даже не подозревают, что являются первыми жителями этой планеты. - Так, Валдис, мне нужно подумать, как нам быть дальше. - Что ты имеешь в виду? - Мы, наверное, должны выйти к ним. - Командир, я сейчас нахожусь в затруднительном положении. - А, где Ирша? - Он занят, делает расчеты, как при помощи солнечной энергии нам можно… - Хорошо, пусть занимается своим делом, а мы с тобой выйдем и поговорим с этими «пришельцами». Открылся входной проем. Почувствовав свежий, но почему-то влажный воздух, Сэдо Сина закрыл глаза: - Валдис, иди вперед. - Командир, тебе плохо? - Нет, но на меня окружающая среда подействовала неприятно. Первым вышел Валдис, за ним Сэдо Сина. Столпотворение людей смотрело на них, как на Богов, спустившихся с небес. От этого зрелища многие стали убегать, кто припал к земле и просил у Богов спасения, лишь один Сан Бабе вел себя достойно. Ему было все равно, и он готов был принять смерть без страха. Он первым подошел к Валдису и спросил: - Вы Боги? Валдис посмотрел на Сэдо Сина и улыбнулся: - Командир, как ни странно, но этот язык мы знаем, нам легко с ними будет общаться. Сэдо Сина осмотрел его одеяние и сказал: - Нет, мы не Боги, но и не враги ваши. Мы являемся такими же жителями Простора Небесного, как и вы. О вас мы знаем многое, даже то, что вы сами о себе не знаете. Сан Бабе с большой осторожностью смотрел на пришельцев с небес. Его трясло, тело было омыто потом: - Я видел, как ваши повозки вчера упали с небес. - Нет, мы не упали, мы просто опустились с небес на вашу Землю. - Так вы, птицы? - Хорошо, пусть будет так, потому что по-другому вы нас не воспримите. Сан Бабе обошел вокруг пришельцев, внимательно осматривая их. Интерес все больше переполнял его, да и всех тех, кто еще остался здесь. Маленькая девочка вырвалась из рук матери и подбежала к Валдису. На его комбинезоне в области груди находился внешний изолятор, который фиксировал радиационный фон данной местности. Он светился, и девочка потянулась к нему руками. - Дитя, нет, тебе еще рано это иметь. Ребенок заплакал, и Валдис растерялся. - Командир, что мне делать? Сэдо улыбнулся и ответил: - В этой ситуации я не командир и тебе решать, что делать. Валдис взял девочку на руки и поцеловал ее. - Успокойся, я тебе подарю нечто другое. В это время из летательного аппарата вышел Емельян с Шаманом. Осмотревшись, он сразу воскликнул: - Боже, как же так получается, я бы никогда не увидел этих людей. Какие они странные, и говор их тоже. Сан Бабе посмотрел на Емельяна и улыбнулся. - Не удивляйся, этот человек тоже является жителем вашей планеты, - сказал Сэдо Сина. - Как же он может быть жителем нашей Земли, если он не похож на нас, да и одеяния его тоже? - Да, одеяния у вас, действительно, разные. У каждого народа своя культура и она своеобразна. Мы не вправе вмешиваться в нее. - Идемте ко мне в хижину, я угощу вас чаем, - пригласил Сан Бабе гостей. - Я не знаю, что такое чай, но мы согласны, - ответил Сэдо. Валдис отпустил девочку, которая сразу же начала играть с Шаманом. Войдя в хижину, Сэдо невольно подумал: «Если я благополучно вернусь домой, то сразу же начну просить Вселенский совет, чтобы он помог этой несчастной планете. Странно, но много миллиардов лет тому назад было переселение цивилизации на эту планету. Неужели им что-то помешало в их развитии, хотя…, все может быть, и я вижу то, что вижу. И все же мне их очень жаль». Сэдо посмотрел на Сан Бабе, на Емельяна и снова же подумал: «Воистину мне вас жаль». В это время Сан Бабе преподнес всем гостям по пиале чая. - Испейте этот напиток, он придаст вам силы и пополнит ваше здоровье, - сказал он приветливо. Сэдо улыбнулся и пригубил неизвестного напитка. «Как ни странно, но он вкусен», - подумал он. - Сан Бабе, скажи мне, долго ли ты живешь на этой планете? - Конечно, долго. Солнце много раз всходило и заходило за горизонт. - А в небесах, не видел ли ты такие… колесницы, как наши? - Нет, я не видел, но мой прадед видел большие огненные шары, которые летали в небесах. И мы знаем, что это были Боги. - Да нет, в этом-то вы ошибаетесь, это были наши братья, - сказал Сэдо Сина. – Сан Бабе, хорошо, я побывал в твоем жилье и, как командир, приглашаю всех вас к себе в гости. - Мы что, можем войти в твои повозки? Сэдо засмеялся: - Конечно, можете. Только я не знаю, как вы отнесетесь ко всему увиденному. Сан Бабе дал согласие, но только лишь он один, остальные же молчали. Было видно, что людей одолевал страх. Подойдя к командирскому летательному аппарату, Сан Бабе от страха начало знобить, он упустил из рук бамбуковую палку. - Успокойся, с тобой все будет хорошо. И здесь ты увидишь для себя очень много интересного. Они вошли в аппарат, в котором все светилось. Из каких-то ящиков исходили странные звуки, у гостя закружилась голова: «Боже, что это такое, что я вижу?», - подумал он. - Ты видишь наш прогресс – наши достижения, хотя… это не мой дом. Это есть то, на чем я могу передвигаться. Пожалуйста, присядь. Сан Бабе сел в мягкое кресло, ему это понравилось. Но, когда Сэдо включил глен, и Сан Бабе увидел на экране односельчан, он сразу же припал к полу и закричал не своим голосом. Сэдо воскликнул улыбаясь: - Валдис, приведи его в порядок, я не хочу быть виновным в его смерти. - Хорошо, командир. Через мгновения все волнения прошли, и гость успокоился. Без всякого чувства страха он стал обследовать эту «небесную повозку». Он даже к некоторым приборам прикасался руками. Сэдо спокойно наблюдал за гостем. - Не хочешь ли ты вознестись с нами на небеса? Сан Бабе посмотрел на Сэдо и замахал руками: - Нет-нет, мне на небеса еще рано. - Ты меня не понял, я имел в виду совсем другое. - Нет, если я вознесусь с вами на небеса, то меня односельчане сочтут Богом, а я этого не хочу. - Что ж, пусть будет по-твоему, да ты в чем-то прав, ваше время еще не пришло. Но оно придет и думаю, что у вас тоже когда-то будут такие же летательные аппараты, как у нас. Хотя у вас они когда-то были, но вы об этом не помните. Время стерло с вашего сознания все то, что было вначале вашего развития. Сан Бабе покачал головой. - Быстрее бы наступило это время, - промолвил он. Сэдо внимательно смотрел на этого земного человека, и в глубине души своей он усмехался, но только от добрых намерений: «Да, Вселенная – это тоже своеобразный прогресс. Где-то он отстает, а где-то превышает все нормы развития. Но самое главное, что мы не вредим друг другу. Да и как можно навредить этому прекрасному человеку», - подумал он. Сан Бабе обратился к Сэдо Сина: - Посланец небес, не обижайся на меня. Ты видишь, я простой человек и живу по своим законам. Я к ним привык так же, как и все остальные. У вас, как я вижу, все выглядит иначе. И я до конца дней своих буду считать вас Богами и буду молиться за всех вас. Да и все мои односельчане тоже будут молиться, думаю, что наши молитвы дойдут до Бога, и Он услышит нас. Сэдо подошел к нему, и внимательно посмотрев ему в глаза, сказал: - Спасибо тебе за твои откровения. Я вижу, что ты очень добрый человек. Скажи мне, что я могу сделать для тебя, чтобы ты, действительно, помнил меня всю свою жизнь. Сан Бабе тоже внимательно посмотрел на Сэдо Сина и сказал: - Хорошо, будет у меня к тебе одна просьба. У моей сестры есть дочь, от роду всего ей четырнадцать лет. Она больна, все ее тело покрыто язвами. Я старался ей помочь, но у меня ничего не получилось. Может быть, ты сможешь помочь нашему горю? «Да, организмы у нас отличаются друг от друга. И все же можно попробовать помочь этому ребенку», - подумал Сэдо. - Хорошо, приведи ее ко мне. - Она не может сама передвигаться, ее одолевают боли. - Но как-то доставьте сюда, я должен ее поместить на некоторое время в камеру перевоплощения. Сан Бабе призадумался, и после сказал: - Сейчас мы ее доставим сюда, но нам сначала нужно помолиться. - Хорошо, но поспешите, ибо наше время истекает. Сан Бабе удалился. Сэдо подозвал к себе Иршу и Валдиса. - Сейчас сюда доставят больного ребенка, как вы думаете, сможем ли мы ему помочь? Но помочь так, чтобы не нарушить систему строения организма. Ведь мы отличаемся немного друг от друга. Но лично меня больше всего интересует защитная система их организма, - обратился он. - Командир, думаю, что мы не навредим. Мы не можем отказать, ведь наши технологии… - Ирша, я все понимаю и возлагаю на вас всю ответственность за этого ребенка. Спустя некоторое время ребенок был доставлен в командирский корабль. Увидев девочку, Сэдо воскликнул: «Боже, да что же происходит на этой Земле? Я бывал во многих галактиках, встречался со многими, можно сказать, сущностями Божьими, но такое вижу впервые». Он подошел к девочке и внимательно осмотрел ее. Чувство жалости переполняло его душу. - Дитя ты мое, успокойся, мы не улетим отсюда, пока не поможем тебе. Девочка заплакала. - Валдис, Ирша, немедленно поместите ребенка в барокамеру и сделайте все возможное и невозможное. - Командир, не беспокойся, ведь в этих камерах мы воскрешаемся из мертвых и омолаживаемся. Мы уверены в том, что эта девочка, в нашем понятии, воскреснет. В сказанном мы не ошибаемся. - Хорошо, приступайте. Сэдо Сина подошел к Сан Бабе: - Давай выйдем отсюда, мне нужно с тобой поговорить. За ребенка не беспокойся. Выйдя из летательного аппарата, Сэдо Сина снова задал волнующий его вопрос. - Сан Бабе, скажи мне, пожалуйста, твои родственники, живущие до тебя, больше ничего не рассказывали об увиденных ими огненных шарах? - Точно знаю, что огненные шары бороздили не только небеса, но как говорил мой прадед, они опускались в воды нашего океана. И долгое время не возвращались оттуда. Нам Раджи запрещал об этом говорить, потому что все эти видения были связаны только с Богом. - Да, в моих мыслях возникали такие чувства, что эту Землю посещали наши собратья. Потому что я вижу ваши строения, ваши Божественные Храмы, в которых вы молитесь, напоминают по своей форме наши строения. И то, что я говорю, тебе пока непонятно. И как я уже говорил, со временем сознание людей, населяющих эту планету, изменится. Хотя нас будут воспринимать по-разному, и думаю, порой с агрессией. Но поверь, мы являемся исследователями Вселенной, и никакой агрессии не приносим людям. Да и в нашем мозгу такое не заложено. Мы стараемся помочь всем тем, кто, действительно, нуждается в нашей помощи. - Скажи мне, а, сколько времени вы летели к нам? - Как тебе ответить, по вашим меркам – много времени. Для нас же не существует ни расстояний, ни времени. Хотя данные исчисления есть, но ты этого пока не поймешь. Да и мы их чувствуем и переносим по-своему. Нам еще придется побывать во многих местах вашей планеты. И я хочу распознать, а точнее говоря, познать Истину жизни на этой Земле. Наши возможности неограниченны, и мы будем их применять только для вашего благополучия, чтобы вы познали большую часть мироздания. Конечно, ваше развитие стоит еще на низшем уровне. И я с уверенностью могу сказать, пусть не я, но наши братья помогут вам достичь такого уровня развития, чтобы вы жили не так как живете сейчас, а намного лучше. Но это произойдет лишь в том случае, когда вы воспримите нас, я скажу откровенно, как доброжелательных гостей, но учти, не пришельцев.


В это время Валдис и Ирша поместили девочку в камеру перевоплощения. Ирша взглянул на Валдиса. - Ну, что, начнем? – спросил он. - Конечно, без всяких сомнений. Включай вакуумный регулятор. Сначала удалим весь кислород из камеры, думаю, таким образом мы убъем все бактерии, которые съедают этого человечка. - Валдис, но ведь эти люди живут за счет кислорода, мы так можем убить ребенка. - Ирша, но ведь это же камера перевоплощения. Пусть она умрет на некоторое время, но затем она воскреснет. - Но все это присуще нам, мы об их структуре организма почти ничего не знаем. - Не беспокойся, все данные параметры я сканировал на глен. Наша кровь и мозг идентичны. И думаю, что за мгновение, пребывая в потустороннем мире, с ней ничего не произойдет. Давай не будем медлить и приступим к работе, ибо командир ждет нашего результата. Ирша включил вакуумный регулятор.


Сан Бабе волновался, можно сказать, он даже не слышал ответа Сэдо Сина. Да если бы он и услышал о чем говорил Сэдо, все равно бы ничего не понял. Его мысли, разум и сознание в это время находились рядом с его племянницей. «ГОЛИОС 747-Б». Доминос вызвал к себе Крита. - Крит, ты уже подзарядился? - Да, командир, у меня все в норме и я жду твоих указаний. - Мы сейчас с тобой отправимся на «Пластор». - Я готов. - Что ж, тогда приготовь наш аппарат к полету. - Уже все готово, я об этом позаботился заранее. Доминос подошел к Эолле. - Пожалуйста, извини меня…, мне пора, - ласково промолвил он. - Удачи вам и благополучного возвращения. - Спасибо.


В темной небесной глади сияли многочисленные звезды. Они вновь и вновь переливались разнообразными цветами. Казалось, что они играют между собой. Зрелище было впечатляющим. Вселенская жизнь кипела, она рождала что-то новое и убирала уже что-то отжитое. И весь этот вселенский организм работал неустанно ради своего же благополучия. Вокруг «Голиоса» носились огромные осколки отживших в свое время планет. Они были тоже своеобразны, как по размерам, так и по фигурации своей. Где-то там, вдали, появилось несколько ярких вспышек. Казалось, что при этом вздрогнула вся Вселенная. Эолла внимательно всматривалась в иллюминатор. «Вот и еще произошло рождение одной галактики, и как приятно смотреть на все это», - думала она. В это мгновение Эолла вспомнила родителей и свой любимый Стрэнэ. Она мысленно пребывала там, и от этого ей было очень приятно и легко на душе. А в это время в Стрэнэ был собран совет. Вопрос стоял один: немедленно вернуть экспедицию Доминоса назад в Стрэнэ. Основная часть членов этого совета была против того, чтобы экспедиция, посланная на поиски Доминоса Сина, вернулась домой. Другая же часть отстаивала свое мнение. Онг держался, потому что был уверен в том, что все, что он запланировал, свершится, и Сэдо Сина будет найден. Онг выступил с большой речью перед всеми членами совета и, в конце концов, переубедил совет, тем самым он спас своего друга и прекрасного капитана Сэдо Сина. ----------------------------------------- От «Голиоса» отделился небольшой летательный аппарат, в котором находилось только два члена экипажа. - Крит, я вижу, что ты волнуешься, - сказал Доминос. - Командир, как ни странно, но это мне присуще. Да и по тебе видно тоже…, дальше я промолчу. Доминос улыбнулся: - А почему? - Командир, ты можешь на меня обидеться. - Хорошо, тогда давай помолчим. Хотя посмотри, какой все же огромный этот корабль. Мы против него просто небольшая небесная песчинка. В это время засветился экран глена, на котором появилось изображение. - Крит, это же командир «Пластора» Трэро. Странно, но почему он молчит, хотя… я слышу его мысли. - И что же он говорит? - Он говорит о том, что внешний люк их корабля открыт, и мы свободно без всяких препятствий можем влететь через него. Нас уже там ждут. Расстояние сокращалось, и они увидели входной люк открытым. Доминос засмеялся: - Да сюда может войти весь наш корабль-матка. Как ни странно, но я такое вижу впервые. Крит, пожалуйста, свяжись с Эоллой и скажи ей, что у нас все в порядке. В этот момент их аппарат начало сильно вибрировать. - Командир, Трэро не выключил обволакивающую оболочку, мы можем сгореть! - Нет, Крит, мы не сгорим. Их корабль всего-навсего сильно наэлектризован. И эти электрические разряды мешают нам передвигаться. А из этого следует, что нам нужно включить свою обволакивающую оболочку, что мы прямо сейчас и сделаем. - Но, командир, мы для них сразу же станем невидимыми. Доминос положил свою руку Криту на плечо и сказал: - Крит, зато мы останемся, целы и невредимы. - Что ж, Доминос, тогда включаем. И вот в один момент все стало на свои места. Вибрации прекратились, их аппарат влился во чрево «Пластора». Доминос внимательно всматривался в обзорный иллюминатор:

Боже мой, Крит, куда мы попали?

Вокруг них все светилось, шумело и шипело. Слышался сильный свист, который действовал на мозги. На экране глена снова появился Трэро, но он уже не молчал, а заговорил приятным голосом:

- Наш корабль, а точнее говоря, мой экипаж приветствует вас на нашем борту. И сейчас вас сопроводят ко мне, только, пожалуйста, выключите защитную оболочку. - Да-да, Трэро, сейчас, - и Доминос выключил ее, сразу же в аппарате стало тихо и бесшумно, - Трэро, кто нас будет сопровождать к тебе? - Моя охранная система. Пожалуйста, выключите двигатели и сидите спокойно. Сейчас вы увидите яркое свечение, которое состоит из микро молекулярных частиц. Вот это мое чудо и доставит вас ко мне. Только учтите, мой корабль имеет некие свойства, а это говорит о том, что мы можем видоизменяться. Я могу входить в вашу физиологическую биоструктуру, и буду выглядеть точно так, как вы. - Трэро, мне все это понятно. Но на данный момент меня интересует другое. Я ищу своего отца капитана Сэдо Сина. - Неужели это твой отец? - Да, это мой отец. - Хорошо, через некоторое время мы с тобой обсудим этот вопрос. Я знаю твоего отца, и постараюсь тебе помочь. Но скажи мне, по какому технологическому прогрессу был создан его корабль-матка? Доминос на время задумался, а затем сказал: - По нашим технологиям, которые разработаны у нас для дальних перелетов. - Хорошо, я тебя понял, а сейчас вы переместитесь в другое измерение. Сосредоточьтесь, укрепите свою иммунную систему, потому что переход может быть болезненным. Это касается только вас. - Трэро, мне все понятно. - Я вижу, с тобой рядом находится биоробот. - Да, это мой неразлучный друг. - Я рад за тебя. И все же скажи мне, как тебя именуют в твоем созвездии? - Трэро, извини меня, я разволновался и забыл представиться. Я, Доминос Сина – сын Сэдо Сина. - Я не сомневаюсь, и мне приятно это слышать. При нашей встрече мы познакомимся ближе. А сейчас я включаю ту систему, о которой говорил. Прошу еще раз: будьте спокойны и уверенны в моей доброжелательности. Перед летательным аппаратом Доминоса вновь что-то вспыхнуло, вроде бы вселенская гроза прошумела между мирами и родила нечто новое в небесах. Доминос вздрогнул: - Крит, ты в порядке? - Командир, со мной пока все в порядке. Но какой-то электрический заряд нас несет неведомо куда. - Крит, он несет нас к Трэро. - Но я чувствую перегрузку своего организма. - Успокойся, ты просто начинаешь от этих разрядов разряжаться. Но мы все это поправим. В иллюминатор невозможно было смотреть, казалось, что вокруг все горит. Доминос опустил голову почти до колен. - Командир, что с тобой? Ты случайно не потерял свой заряд? – Крит засмеялся. Это перемещение в другое измерение длилось недолго, но оно было очень эффектным. В какое-то мгновение Доминос открыл глаза, в иллюминаторе было видно, что его аппарат находится в большом зале, который в принципе не имел каких-то масштабных размеров. Вокруг его аппарата частично возникала своеобразная дымка, через которую невозможно было что-то увидеть. Он включил центральный глен, но и его экран высвечивал только влажный мрак.


Доминос, без всяких предостережений выходите из своего…, - послышался голос Трэро извне.

Крит, ты готов?

Тот, немного помолчав, промолвил:


Идем, но я иду первым.

Хорошо, я согласен.

Открылся входной проем и по небольшому трапу в этот мрак первым опустился Крит. Чувство страха оставило его, он был спокоен. За ним следом шел Доминос и смотрел по сторонам, пытаясь, что-то увидеть. Но вокруг был сплошной влажный мрак. И вдруг все это исчезло, и перед их взором появилась огромная, можно сказать, несоизмеримая палата, которая была оснащена разнообразными, многочисленными экранами гленов. Доминос прикоснулся к голове рукой и сказал:


Но где же Трэро, Крит, я его не вижу.

Доминос, я здесь.

Доминос обернулся и увидел перед собой нечто необъяснимое.

Не удивляйся моей внешности, потому что я говорил тебе, что могу видоизменяться.

Доминос закрыл глаза и сразу же вспомнил Эоллу: «Дорогая, прости меня, потому что в тот момент, когда ты говорила мне о Трэро, я как-то сомневался. А сейчас я убеждаюсь в твоей правоте, потому что вижу перед собой то, что никогда не видел». Доминос всматривался как бы вдаль, и чувствовал, что перед ним находится сильная энергетика.


Трэро, это ты? – спросил он.

Да, Доминос, это я. Наступил момент, когда я смогу материализоваться. Не бойся меня, потому что я приму твой облик, и мы будем выглядеть с тобой, как две одинаковые частицы. Только разум наш будет выглядеть по-разному. Я буду говорить от своего разума, но в твоем облике, ты же от своего, и находиться будешь в своей структуре строения.

Доминос дал согласие. По Криту было видно, что он совсем ослаб.


Трэро, я хочу прямо сейчас тебя видеть.

Повернись назад, и ты увидишь меня.

Доминос повернулся и удивился, прямо перед собой он увидел самого себя.


Прошу тебя, как мне говорить с тобой, как с самим собой? – спросил он.

Нет, Доминос, говори со мной, как с Трэро.

Сначала Доминос удивлялся своей копии, но затем успокоился и попросил Трэро, чтобы тот помог Криту.

Трэро дал согласие и подошел к Криту, он взял его за руки и стал смотреть ему в глаза, а точнее говоря в то, что называлось глазами. Крит начал извиваться, по нему было видно, что его одолевает «боль», но он терпел. Спустя некоторое время он пришел в себя, поблагодарив Трэро за энергетическую подзарядку. Трэро в свою очередь успокоил Доминоса:


С твоим другом будет все в порядке, потому что я его подзарядил на многие временные цайты. И долго еще в этой подзарядке он не будет нуждаться.

Что ж, Трэро, я тебе очень благодарен.

Доминос, я вас обоих приглашаю к себе в центральную палату. Это моя лаборатория, которая связана с энергетическими способностями элементарных частиц Вселенной. Ничему не удивляйтесь, потому что там, я буду тоже видоизменяться и принимать другие формы жизни. Извините меня, но так устроена та энергетическая система, где я был рожден. А сейчас следуйте за мной. И вновь прошу вас, ни в чем не сомневайтесь. Как я и обещал, мы поговорим о судьбе твоего отца. На данный момент я пока ничего не могу сказать о нем, но все, что я могу сделать для тебя и твоего отца, я сделаю. Только поверь мне.

Трэро, пожалуйста, скажи мне, Эолла, мой помощник, сказала мне, что ты предстанешь передо мной в огромных размерах.

Трэро улыбнулся:


Неужели ты не понял всю суть, ведь я являюсь энергетической субстанцией и могу предстать в таком виде, в каком захочу.

Хорошо, хорошо, будь таким, каким я тебя вижу. Они вошли в другую палату, Крит с Доминосом осмотрелись, но ничего удивительного для себя, так и не увидели. - Прошу вас, присаживайтесь, - сказал Трэро. - Мы присядем, но куда? – промолвил Доминос. - Простите меня, сейчас все восстановится. Трэро взял в руки какой-то светящийся прибор, взмахнул им над своей головой. В один момент перед ними явилось то, что они никогда не ожидали. В этой палате находилось много кресел, где восседали такие же, как Трэро, сущности. Доминос обратился к ведомому: - Скажи мне, это мираж? - Нет, это не мираж и не галлюцинации. Это все я. И ты к любому из моих энергетических двойников можешь подойти и пообщаться точно так же, как и со мной. Вот я тебе и доказал, что я несоизмерим в своих размерах. Это все моя энергетика, и думаю, что теперь тебе ничего доказывать не нужно. Еще раз прошу вас, успокойтесь, и будьте уверены в своих силах. Я имею в виду те силы, которые помогут вам достичь вашей цели. А сейчас я на некоторое время удалюсь, мне нужно побывать в центральном отсеке, где хранится вся информация о путешествующих в Небесном просторе. И самое главное в это же время вы можете говорить со мной, с любым из моих двойников. Все они являются частицей моего же сознания. Крит приподнялся: - Командир, хотя я и биоробот, но в этой ситуации, действительно, могу сгореть. И никакая перевоплощающая камера меня вновь не возродит. Я тоже многое видел, но такое скажу тебе, я вижу впервые и второй раз уже не увижу. - Крит, лично я доволен тем, что ты уже не разрядишься, и мы с тобой все выдержим. Доминос посмотрел на всех энергетических двойников, он не решался к кому-либо подойти, потому что его сознание не вписывалось в рамки другого сознания. Но Крит оказался смелее, он подошел к одному из них и спросил: - Ты Трэро? - Да, я Трэро, но только небольшая его часть. Основная же моя энергетическо-биологическая масса вышла из этой палаты, и занимается теми делами, которые помогут вам в дальнейшем перелете. - Но ты, можешь с нами поговорить, и ответить на некоторые вопросы? - Да, могу, но только на внутри масштабные вопросы, которые касаются нашего корабля. Что же касается глобальных измерений Вселенной, я на это ответить не в состоянии, потому что основная наша биомасса не позволит мне этого сделать. Можете спрашивать меня, и я вам отвечу, но только по структуре строения, образно говоря, нашего дома, где вы сейчас находитесь. Крит внимательно посмотрел на двойника Трэро. - Так ты, я думаю, тоже являешься биороботом? – спросил он. - Нет, Крит, ты заблуждаешься, я являюсь неотъемлемой частью Трэро, и отвечаю за небольшую часть того, что знает Трэро. Так что не обижайся на меня. Допустим, на данный момент я могу служить для вас экскурсоводом, и показать вам все достопримечательности нашего корабля. Вы будете удивлены тому, что увидите. Крит вновь посмотрел на двойника Трэро и промолвил: - Да нет, достаточно, меня удивлять не нужно, я и так уже удивлен. Пусть решает мой командир, как нам быть дальше. Но Доминос в это время думал совсем о другом, а именно: он с нетерпением ожидал главную энергетическую субстанцию в образе Трэро. - Крит, я в принципе не удивлен такой встрече, да и той жизни, что пребывает на этом корабле. Лично я рад, что Трэро встретился на нашем пути. Здесь я получаю дополнительный заряд энергии. Мой организм сейчас стал невесомым. Я чувствую себя легко в этой обстановке. - Командир, как ни странно, но наши чувства совместимы и думаю, что одну капельку этих чувств мы донесем и до Эоллы. - Крит, а ты молодец, и твои желания лично я одобряю. В это время к ним зашел Трэро, и в один миг совокупился с остальными своими двойниками. Как это происходило описать трудно, на это нужно только смотреть. Трэро присел и внимательно посмотрел на Крита, тому от этого взгляда стало неловко. - Доминос, я смотрю на твоего биоробота и думаю о том, что ваша цивилизация тоже очень многого добилась в своем развитии. - После всего увиденного нами здесь, мне кажется, что мы самые отсталые во всей Вселенной. - Нет-нет, Доминос, ты ошибаешься. Если бы это было так, то мы бы с тобой не встретились. Доминос согласился с Трэро. - Я только что был в отделе информации, где прочел, что никто из исследователей Вселенной Сэдо не видел. Но мой сигнал существует везде и я уверен в том, что если он до кого-то дойдет…, а хотя мне очень хочется, чтобы его услышал профессор Зэбс. Доминос привстал от удивления: - Да, Трэро, мой отец говорил мне о нем. - Доминос, а ты знаешь код, который поможет нам войти в эту галактику? - Конечно, я знаю, но применять его я не пытался. После этого диалога Трэро погрузился в свои мысли. Он все проанализировал и после сказал: - Доминос, моя информация уже ищет твоего отца, и я надеюсь, хотя надежды – это иллюзия, но есть уверенность в том, что капитаны вселенских кораблей помогут нам найти его. Лично ты не встречался с профессором Зэбсом, но я его хорошо знаю. И если он примет исходящий от меня сигнал, он сразу же нам ответит. - Трэро, но ведь мой отец не достиг Солнечной системы. - Это как сказать, но я уверен в том, что твой отец находится именно там. - А почему ты так убедительно говоришь мне об этом? - А потому, что он искал новые открытия именно в Солнечной системе. Теперь мы будем ждать поточной информации из космоса.

ИНДИЯ. ПРЕДМЕСТЬЕ КАЛЬКУТТЫ. - Сан Бабе, прошу тебя, не волнуйся. С этим ребенком все будет в порядке. У того по щекам текли слезы: - Сэдо, спасибо тебе. Я плачу от радости, ибо еще раз убеждаюсь в том, что Господь Бог существует, Он находится всегда рядом с нами, и помогает нам во всем. - Да, в этом ты прав. Но мне пока Он…, - и Сэдо замолчал. «Но, все равно Он придет ко мне на помощь», - подумал он. Приближался вечер, небо было звездным, казалось, что они находятся рядом. Сэдо представил Стрэнэ. В своих мыслях он вновь гулял по своему родному городу. - Командир… Сэдо обернулся и увидел перед собой Валдиса. - Что-то случилось? - Да нет, у нас все в порядке, и скоро девочка выйдет к вам. Это произойдет с восходом солнца. - Ну что ж, спасибо. - Сэдо, тебе нужно отдохнуть, у тебя уставший вид. - Я как раз об этом и подумал, но я буду отдыхать у Сан Бабе. - Командир, но ведь там… - Нет, я так решил. - Хорошо, пусть будет по-твоему, - и Валдис удалился. Сан Бабе и Сэдо Сина отправились в хижину. - Сэдо, ты будешь спать вот на этом лежаке. Тот улыбнулся: - Спасибо, здесь очень удобное место, а главное то, что я буду видеть весь небесный простор. - Что ж, тогда приятных снов, и пусть тебе в сегодняшнюю ночь приснится твоя родина. - Как это может мне приснится моя родина, я этого не понимаю? - Очень просто, во сне ты увидишь все то, что когда-то происходило с тобой. Сэдо прилег на лежак и стал внимательно всматриваться в ночное небо. Он, действительно, хотел увидеть в небесах нечто родное. Под утро пошел проливной дождь, сверкнула яркая молния, загремел гром. Сэдо открыл глаза: «Да, как ни странно, но мне это не нравится». - Сэдо, иди сюда, испей чаю. - Нет, Сан Бабе, ваша пища несравнима с нашей. Мой организм просто отвергает ее. - Интересно, чем же вы питаетесь? - Если я начну тебе объяснять, чем мы питаемся, ты все равно ничего не поймешь. Хотя прямо сейчас я могу тебя угостить своей пищей, - Сэдо достал небольшую капсулу и дал Сан Бабе. - Скажи, когда я съем ее, не вознесусь ли, на небеса? - Нет, этого не произойдет. Наоборот твой организм намного станет сильнее.

Сан Бабе долго не решался испробовать пищу пришельцев, и все же решился. Он проглотил капсулу и сразу же лег на лежак, ожидая, сам не зная чего.

Сэдо улыбнулся и сказал: - Что случилось? - Да нет, ничего, просто я волнуюсь. - Вставай, все будет хорошо.


Дождь не прекращался, и это небесное явление никому не нравилось. Сэдо посмотрел в сторону своих летательных аппаратов. Под дождем они выглядели серовато и каким-то образом наводили грусть, а это чувство было приемлемо обеим сторонам. - Сэдо, ты видишь моих односельчан? - Нет, я никого не вижу. - А ты внимательно всмотрись в кустарники. Сэдо сосредоточился и, действительно, увидел многочисленные лица, которые выглядывали из кустов. «Да, странно, хотя так и должно быть. Просто эти люди не воспринимают наше присутствие, и мы для них являемся Богами. Но думаю, что со временем их сознание усовершенствуется, и они прозреют», - подумал Сэдо. Сан Бабе стал на колени и начал молиться. Сэдо внимательно наблюдал за каждым его движением. «Интересно получается, внешний вид у нас несовместим друг с другом. Язык наш, можно сказать, идентичен. Вера в Бога – тоже. Но мы не делаем того, что делает этот человек. Мы верим в Господа своим внутренним «я». И своим внутренним «я» мы просим его обо всем. Но в этих случаях не мне решать, пусть они поступают так, как считают нужным», - думал Сэдо. В это время у командирского корабля открылся входной проем. Под дождь первым выскочил Шаман и начал играть сам с собой. Затем вышел Емельян, почему-то поднял руки вверх и так несколько мгновений стоял под дождем. Следом за ним вышли Валдис и Ирша. Сэдо начал волноваться: «А где же девочка?». Валдис с Иршей направились к хижине Сан Бабе и сразу обратились к Сэдо: - Командир, наши надежды увенчались успехом и как ни странно, ее организм и весь кожный покров приобрели тот вид, который и подобает этим людям. Ребенок пока еще спит. Но сейчас ее нужно перенести в хижину, чтобы, проснувшись, она восприняла этот мир таким, каким его видела раньше. Сан Бабе перестал молиться, он быстро вскочил и закричал: - Что с моей девочкой? - Сан Бабе, возрадуйся, она здорова. И спустя некоторое время приступит к своей полноценной жизни. Идем с нами, мы должны перенести ее в хижину. Войдя в летательный аппарат, Сан Бабе увидел свою племянницу, лежащую в стеклянной колбе. Вокруг что-то светилось, ярко переливалось, стоял непонятный шум. «Боже, неужели мне все это снится», - подумал он. Валдис с Иршей достали Гиту из барокамеры, девочка крепко спала и ничего не чувствовала. И вот через некоторое время она уже лежала на лежаке в хижине Сан Бабе. Тот сидел рядом с Гитой и плакал. Слезы его были горькими, но они шли только от радости. Сан Бабе встал, подошел к Сэдо и стал перед ним на колени: - Ты можешь у меня забрать все, что я имею, ибо ты спас жизнь ребенку. - Нет, не нужно мне от тебя ничего, я просто исполнил свой долг. Но ты меня будешь до конца своих дней вспоминать, и это будет являться твоей благодарностью. - Командир, судя по всему, нам пора, - обратился Валдис. - Мы сейчас должны подняться выше этих дождевых туч, потому что наши аппараты нуждаются в подзарядке солнечной энергии. - Валдис, готовьте аппараты к взлету. Да, не забудьте Шамана. Сан Бабе, - обратился к нему Сэдо, - ты встретился с внеземной цивилизацией, которая существует в просторах небесных. Мне интересно с тобой было беседовать, но запомни: наши братья много миллиардов лет назад были на вашей Земле и это доказуемо. Никто из них, вам не навредил, потому что мы несем только добро и предлагаем помощь свою ради вашего же процветания. Твой прадед видел в небесах огненные шары, и по моим временным расчетам это было совсем недавно. А это говорит о том, что они еще присутствуют здесь. И я сильно возрадуюсь, если встречу их. Думаю, что это будет являться и нашим спасением. Мои мысли направлены на то, чтобы я еще раз побывал именно в этом месте, где сейчас нахожусь. Если такое случится, то я уверен, что тебя здесь уже не встречу. Увижу эту Землю обновленной. Но у меня будет возможность встретиться с тобой, как ты говоришь, на небесах. Твоя форма жизни будет выглядеть иначе, ты даже не можешь представить себе. Все будет так, как я и говорю. Он посмотрел в глаза Сан Бабе, взгляды их встретились. В этот момент они стояли друг против друга, как братья, хотя разница между ними была большой, даже в летоисчислении. Послышался шум и сильное шипение, исходящее от летательных аппаратов. Включились габаритные огни, корабли вздрогнули. - Все, мне пора. Вспоминай о нас и рассказывай своей племяннице о том, что есть во Вселенной многочисленное количество цивилизаций, с которыми когда-то земляне будут встречаться. И главное – на равных уровнях. Потому что вселенский прогресс не стоит на месте, он совершенствует всю Вселенную и все то, что находится в ней. Не знаю, понял ты меня или нет, но я тебе сказал так, как мог, - и Сэдо тихой походкой направился к своему летательному аппарату. Сан Бабе смотрел ему вслед и плакал. Он вновь благодарил Богов за ту возможность, что они ему предоставили. Душа его была переполнена радостью за все то, что случилось с ним. Сэдо Сина вошел в свой корабль. Входной проем закрылся, и он через иллюминатор смотрел на Сан Бабе. В этот момент ему очень хотелось забрать его с собой, но сам Сан Бабе этого не желал. Шипение от летательных аппаратов усиливалось, и в один миг они взметнулись к небесам. Зашевелились кустарники, из них стали появляться односельчане Сан Бабе. Подойдя к его хижине и увидев лежащую Гиту здоровой, они сразу упали на колени. Молясь, они благодарили Богов за исцеление этой девочки. Потом встали во весь свой рост, и долго еще смотрели на небеса, в тот простор, куда взметнулись летательные аппараты Сэдо Сина. Дождь продолжался, но на него уже никто не обращал внимания, ибо все пребывали в радости, той радости, которую дарит им их жизнь.


Сэдо не отходил от иллюминатора. Из-за облачности землю не было видно. И вот появилось яркое свечение, светило солнце. Через смотровой иллюминатор ощущалось его тепло. - Командир, ты чем-то опечален? - Ирша, понимаешь, за совсем малый срок я привык к этому человеку. Он мне чем-то напоминает моих прародителей. Может это так и есть на самом деле. Потому что Законы Вселенной, как ты знаешь, непредсказуемы сами по себе. Ведь переселение происходило неисчислимое количество лет назад. Только одного не могу понять: почему они так отстают в своем развитии, я имею в виду, технический прогресс. Хотя мы тоже не сразу стали такими, какие есть. Но вот здесь, на земле, все выглядит как бы в замедленном действии. - Сэдо, ничего на это не могу ответить, сейчас я думаю только о том, как нам быстрее вернуться домой. - Ирша, не переживай, все наши мечты сбудутся. Но вот когда, я точно не могу сказать. Пролетев несколько небесных миль, Сэдо увидел в иллюминатор водную гладь океана. - Валдис, вот здесь мы зависнем, тут благоприятное место и пусть наши энергоблоки подзаряжаются. - Командир, все будет сделано. И вот летательные аппараты зависли для подзарядки над Индийским океаном. По земным меркам прошло более трех суток. Была ночь, Сэдо Сина отдыхал. Рядом с ним лежал Шаман. Своими мыслями Сэдо был погружен опять же в небесную даль. Он представлял встречу со своим сыном, даже ставил время, когда произойдет эта встреча. Ирша сидел у глена и считывал какую-то информацию. Валдис смотрел в иллюминатор на луну, которая была почти рядом с ними. «Как все интересно устроено в этом мире и я рад тому, что именно я рожден на этот белый свет. Я познал многое, да и со временем познаю еще больше», - думал он. Экран глена на несколько секунд погас. - Валдис, что это с ним такое, раньше такого никогда не было? Но через мгновение он снова засветился, на экране появились какие-то непонятные числа. - Валдис, скорее зови сюда Сэдо. Спустя несколько секунд Сэдо уже стоял у экрана глена и внимательно всматривался в цифры. - Ирша, да это ведь позывные…, подожди, подожди…, делаем резкое снижение к океану. - Сэдо, что случилось? - Немедленно опускаемся. На экране появлялись все новые и новые цифры. - Друзья, поверьте, где-то рядом находится летательный аппарат. По этим хронометрическим данным мы должны его найти. Они вновь зависли на небольшом расстоянии водной глади. Числа исчезли с экрана глена. Душа Сэдо пребывала в радости. - Валдис, Ирша, поверьте, судя по всему, мы нашли свое спасение. Ирша, ты сканировал эти данные? - Да, командир, я успел это сделать. - Включи, я еще раз их внимательно просмотрю. Сэдо буквально прилип к экрану глена: «Да, я ни в чем не ошибся. Только мне нужно разгадать этот шифр, и точно узнать с какого созвездия они прибыли сюда, и с какими намерениями они здесь пребывают. Но странно одно – наш радар не фиксирует их», - думал Сэдо. - Сэдо, я думаю, что они находятся где-то в пучине этого океана. Мы же не сможем туда опуститься, очень большое давление. Сэдо посмотрел на Валдиса: - Хорошо, мы не будем спешить, сколько нужно, столько и будем находиться здесь. Думаю, что со временем они себя проявят, и мы вступим с ними в контакт. Вы можете сейчас отдыхать, а я же постараюсь найти ключ к шифру. Понимаю, вам очень интересно, но я должен остаться один. Сэдо подошел к иллюминатору, он внимательно всматривался в водную гладь, кроме отражения луны, ничего не было видно. Все его мысли были направлены в глубины этого океана: «Как быть, как проявить себя?», - думал он. Валдис и Ирша в ожидании тихо беседовали между собой. - Ирша, в это время, когда на экране глена появилась шифровка, я как раз думал о нашей планете. - Валдис, я тоже все время думаю о ней, и мысленно почти всегда нахожусь там. - Ты меня не понял. Может быть, мои мысли были перехвачены нашими братьями, и таким образом, они дали о себе знать. - Все возможно, но это для нас пока тайна. Хотя бы Сэдо быстрее нашел ключ к коду. И вот с этой надеждой мы сейчас будем отдыхать. Но никто из них так и не уснул, каждый думал о своем. А Сэдо в это время всячески старался расшифровать послание, но у него ничего не получалось. Он решил, что будет находиться в этом месте до тех пор, пока не увидит тех посланцев, которые проявили себя. Хотя мысли его одолевали разные, он был готов даже опуститься на дно океана. Но некое чувство удерживало его от этого шага.


Наступило утро. Первые лучи солнца играли на водной глади, вокруг все светилось и переливалось. В душе Сэдо радовался, он уже точно знал, что рядом с ними находится такая же экспедиция, как и они. И так прошло еще четверо суток, мучительных суток, потому что все находились в ожидании. - Командир, ты можешь отдохнуть, а мы с Валдисом подежурим, - предложил Ирша. - Хорошо, я так и сделаю. Но если вы что-то увидите, сразу же поставьте меня в известность. - Хорошо, командир. Сэдо отправился к себе, он прилег и сразу же уснул. Ирша как всегда находился у глена, он внимательно всматривался в его экран, но никакой информации пока не было. Валдис наблюдал с обзорного иллюминатора за морской пучиной. И вот снова на экране глена появились странные числа. - Валдис, подойди ко мне, - воскликнул Ирша. - Ирша, извини меня, но лучше ты подойди ко мне. Я вижу странное свечение, и оно исходит из глубин океана. Так, так…, быстрее сюда позови Сэдо. Ирша, пожалуйста, поспеши, свечение усиливается. Ирша вбежал к командиру с возгласом: - Командир, вставай, они начинают проявлять себя… После сна Сэдо не сразу понял, все изложенное Иршей: - Кто проявляет себя? - Не знаю, кто и что, но из глубин этого океана что-то поднимается. В считанные секунды они уже стояли у обзорного иллюминатора, и внимательно смотрел на это свечение. - Валдис, включи бортовые огни и обволакивающую оболочку. - Командир, все уже сделано. - Вот и хорошо, а сейчас мы будем наблюдать за происходящим вокруг нас. Свечение становилось все ярче и ярче. Сэдо сильно волновался. - Валдис, Ирша, посмотрите на эти размеры, они все время растут. - Может быть нам подняться выше? - Нет, мы должны попасть в их поле видимости. Хотя наши аппараты уже зафиксированы ими, и наша обволакивающая оболочка для них не преграда. Лично я надеюсь, что очень скоро мы вступим с ними в контакт. - Командир, я почему-то волнуюсь. - Ирша, успокойся. - Сэдо, представь, на этой Земле, отставшей в своем развитии, я уверенно могу сказать, что мы встречаем своих братьев. А может быть, мы еще многого не знаем об этой планете. - Все может быть, со временем все узнаем. А сейчас для меня самое главное, что это свечение исходит не от земной цивилизации. Сан Бабе говорил мне, что его прадед когда-то видел, как в небесах происходило что-то невероятное. ОКРЕСТНОСТИ КАЛЬКУТТЫ. Гита открыла глаза и, увидев перед собой Сан Бабе, промолвила: - Дядя, что со мной случилось, где я была? Сан Бабе смотрел на свою племянницу и плакал: - Дорогая не беспокойся, все уже хорошо, тебя исцелили небесные братья. - Они Боги? - Нет, они…, я даже не знаю, как тебе сказать. Вроде бы они такие, как мы, а вот внешностью немного отличаются от нас. - Знаешь, дядя, я припоминаю, за всем, что происходило со мной, я наблюдала со стороны. - Нет, Гита, я думаю, что ты спала крепким сном. - Да нет же, дядя, я все видела, но видела всех вас только с высоты. В это время мне казалось, что я птица. Сан Бабе засмеялся. - Дядя, но почему ты мне не веришь? - Гита, я бы тебе поверил, если бы сам был на твоем месте. - Но ведь я видела этих странных людей. Я слышала, что ты о чем-то беседовал с неким Сэдо Сина, видела наших односельчан, прятавшихся в кустарниках. Еще видела странные повозки. Сан Бабе задумался: «Неужели они Боги? Ну, пусть будет так, главное, что они помогли моей племяннице». - Гита, пусть будет по-твоему. Ты же радуйся жизни, потому что с сегодняшнего дня ты ее увидишь и прочувствуешь по-новому. И, все время благодари Богов за твое исцеление, а вместе с ними и тех лю…дей, что опустились к нам с небес.


Слух о посещении Сан Бабе посланцами с небес моментально распространился по всей Калькутте и Бомбею. Он дошел и до принца Салима, который решил лично посетить Сан Бабе. Встретить такого гостя у себя Сан Бабе и не мечтал, ибо ему не позволяла его каста. И все же наступил тот день, когда принц Салим со своей свитой, сам посетил бедного ясновидящего. Принц сразу же вступил с ним в разговор: - До меня дошли слухи, что к тебе с небес опускались Боги. Сан Бабе был в растерянности, он даже не знал, что ему ответить. Но принц был настойчив: - Скажи мне, так ли это? - Уважаемый господин, это были не Боги, а люди, которые знают наш язык. Салим засмеялся: - Ты же знаешь, сколько у нас наречий, даже мы не все их знаем. - Они опустились на землю на своих летающих повозках. После услышанных слов принц Салим сделал неприятное лицо и сказал: - А эти повозки были запряжены лошадьми? - Они двигались сами по себе. - Покажи мне то место, где они находились. - Идемте со мной. Свита принца направилась к тому месту, где еще недавно стояли летательные аппараты Сэдо Сина. На земле было видно три огромных круга, трава и рядом стоящие кустарники были слегка обожжены. «Странно, значит, он говорит правду и я, действительно, ощущаю то, что здесь что-то находилось, - Салим задумался. - Но почему они избрали именно это место и этого бедного старика». Он посмотрел на Сан Бабе и спросил: - Ты с ними встречался раньше? - Нет, господин, я их совсем не знаю. Но с уверенностью могу сказать, что они очень добрые. У Салима закружилась голова: - Идем отсюда, я чувствую себя неважно. Отойдя на несколько шагов от того места, где они находились, Салиму стало лучше. «Странно, но, что же это получается?», - и он снова вернулся на прежнее место, и ему опять стало плохо. «Интересно, что же все-таки здесь было?». - Скажи мне, а они … ну, эти… не обещали еще раз вернуться сюда? - Господин, обещали. - И когда же? - Только после того, как я вознесусь на небеса. Принц Салим начал нервничать: - Стража, немедленно выпороть этого пророка за его тупость. Без промедления стражники приступили к выполнению приказа, и бамбуковые дубинки пошли в ход. - За что же вы избиваете меня, я ни в чем не виновен? К принцу подбежала Гита и, упав перед ним на колени, стала просить: - Я вас очень прошу: не бейте моего дядю, он ни в чем не виновен. А те люди, которые опустились к нам с небес, исцелили меня. Принц Салим посмотрел на ребенка и недоверчиво спросил: - И долго ли ты болела? - С самого рождения. - И кто может это подтвердить? - Все наши односельчане. - Хорошо, стража, отпустите его. Завтра же соберите всех жителей, я буду говорить с ними. Сан Бабе с ним согласился. И вся свита вместе с принцем Салимом удалилась.


По полудню следующего дня у хижины Сан Бабе собрались жители всей деревни. Все ждали принца Салима. Сан Бабе сильно волновался. Солнце уже начало опускаться ближе к горизонту, исчезла облачность, и небо приняло розовую окраску. Со стороны казалось, что где-то, что-то горит. Люди стали просить Сан Бабе, чтобы он отпустил их по домам, но он не решался, ибо боялся наказания со стороны властей. Ожидание продолжалось до поздней ночи, но принц, так и не прибыл. Все разошлись. Сан Бабе и Гита смотрели в ночное небо. Как всегда мерцали звезды, одинокие облака, как странствующие путники, бродили по небу. Повеяло прохладой. В кустарниках послышался странный шорох. Сначала Сан Бабе не обратил на это внимание, но когда затрещали ветки, он насторожился. - Доченька моя, иди в хижину и ложись спать. - Дядя, а ты? - Я пока побуду на воздухе под открытым небом. Мне намного легче здесь дышать.


Утром следующего дня односельчане вновь собрались у хижины Сан Бабе. Но там они не увидели ни Сан Бабе, ни Гиту. КАЛЬКУТТА. Тюрьма принца Салима. Небольшая камера, где находился Сан Бабе с Гитой, была несравнима с его хижиной. - Дядя, где мы, что с нами случилось? - Гита, я и сам ничего не пойму, ты легла спать, я тоже. Но вот как мы здесь оказались, я не помню. Чувствую только одно, что у меня сильно болит голова и спина. Открылась дверь, вошел стражник: - Ну что, безумцы, очнулись? – он подал им сосуд с водой и дал по куску лепешки, - Ешьте, может, поумнеете. - Уважаемый, скажи нам, где мы находимся? Тот засмеялся: - На небесах, на небесах. И скоро на допрос вас вызовет, сам бог принц Салим, - страж удалился. - Так вот оно что, вот почему трещали кустарники. - Дядя, мы что, находимся в тюрьме? - По всей вероятности, что это так. - Но почему, ведь мы ничего плохого не сделали? - Доченька, мы ничего не сделали плохого, но вот от властей придется ждать чего-то… - Дядя, но почему все так происходит? - Знаешь, Гита, то, что подвластно богатым, не присуще нам. И думаю, что скоро мы что-то узнаем о своей судьбе. Но мне почему-то тревожно на душе: зачем он поместил нас здесь? - Дядя, нас накажут? Сан Бабе посмотрел на Гиту, он не знал, что ей ответить. - Ты же сама сказала, что мы не виновны, - и он обнял ее, по его щекам текли слезы. Он вспомнил Сэдо Сина и мысленно обратился к нему: «Ну почему, почему я не улетел с вами, было бы все по-другому».


Сэдо стоял у обзорного иллюминатора. Ирша, увидев перемену в лице командира, спросил: - Командир, что-то случилось? - Только что я услышал мысль нашего знакомого Сан Бабе. Поверь, он просит меня, чтобы я ему помог, но не сказал, что с ним случилось. Ирша, ты сканировал ту местность, где он живет? - Конечно. - Пожалуйста, включи. Сэдо внимательно смотрел на экран глена, где была видна хижина Сан Бабе. - Странно, я чувствую, что Сан Бабе там нет. Что могло случиться? - Командир, не беспокойся, у меня остались информационные данные по девочке. Вот по ним мы их найдем. Позволь мне прозондировать местность и узнать их местонахождение. Точно знаю, что у меня все получится. Сэдо согласился. Ирша заложил все данные в информационный глен. - Командир, посмотри на экран, ты видишь эти странные строения? - Да, и они мне напоминают что-то родное - Мне тоже. Но как наш разум достиг этой далекой планеты? - Думаю, что об этом мы узнаем от наших братьев, которые находятся в глубинах этого океана. - Командир, но какое будет твое решение. - Ирша, мы поможем Сан Бабе. - Сэдо, Сэдо, смотри, на экране снова появились странные числа. Эти числа видоизменялись и превращались в иероглифы. - Ирша, да ведь это же обращение к нам на языке хунтов. Само обращение выглядело так: «Я, Содон – командир межгалактического корабля «Винокс». Сэдо, обращаюсь к вам и ко всем членам ваших экипажей. Я наблюдаю за вами с того времени, когда вы потерпели этот неудачный межгалактический перелет. Я бы сразу смог выйти с вами на связь, но не решался только из-за того, что уровень вашего развития, я имею в виду, в межгалактических пространствах, ниже нашего. Я хотел убедиться в том, что вы прибыли на эту Землю с доброжелательной миссией. В этом я убедился, вы не проявили свою гордыню по отношению к этой цивилизации, которая обитает на Земле. А сейчас попрошу вас: выключите обволакивающую оболочку, потому что моим радарам трудно фиксировать ваше расположение. Ты видишь яркое свечение в морской пучине, оно исходит не от основного корабля, а от моего аппарата, на котором я могу перемещаться не только в океане, но и в воздушном пространстве». Сэдо посмотрел на океан, казалось, что вокруг все кипит. Морская пучина пенилась. Настиг тот момент, когда из этой пучины вверх к небесам вознесся большой огненный шар. - Сэдо, что это такое? Мне кажется, что над этой планетой взошло второе солнце. - Ирша, успокойся, по всей видимости, они достигли в своем развитии очень большого прогресса. Шар начал приближаться к командирскому летательному аппарату, стало невыносимо жарко. - Командир, ведь мы можем сгореть. - Успокойся. В командирский отсек вошли Валдис с Емельяном. - Командир, у нас что, будет второе столкновение? - Валдис, прошу вас, успокойтесь. В эти минуты свечение начало угасать и перед их взором появился огромный летательный аппарат Содона. Он имел сигарообразную форму. - Сэдо, он нас проглотит без проблем. Я такого никогда не видел. - Валдис, пусть он нас проглотит, я с этим согласен, потому что хочу спасти всех вас и вернуться домой. - Командир, извини меня. Все стояли у обзорного иллюминатора и внимательно смотрели на этот летающий объект. На экране глена снова появились иероглифы. - Сэдо, читай. - «Сейчас перед вами откроется входной люк, и вы можете беспрепятственно влететь к нам». Сэдо улыбнулся: - Что ж, Содон, я согласен, потому что ждал этого момента очень долго. Ирша, передай всем экипажам, что мы стыкуемся, но ни один к одному, а во чрево этого летательного аппарата. Полетели. Входной люк был открыт, и три небольших летательных аппарата под руководством Сэдо Сина влетели в эту спасительную основу. - Командир, странно, но мне кажется, мы пронзили Вечность. Очень интересно, что же нас здесь ждет? - Валдис, это уже зависит не от меня. Хотя, по общению с Содоном, я понял, что все будет хорошо. - Командир, смотри, нам приготовлена площадка для посадки. - Хорошо, опускаемся и сразу же выходим из аппаратов.


На сравнительно небольшой площадке приземлились летательные аппараты Сэдо Сина. Все члены экипажей вышли и осмотрелись вокруг. Их удивило одно, что здесь дышалось как-то иначе, чувствовался какой-то необыкновенный запах, которого раньше они не ощущали и не знали. - Сэдо, тебе нравится здесь? - Да, Ирша, нравится, потому что я чувствую запах нашего моря. Постарайтесь прочувствовать этот аромат и вы. - Да, что-то похоже, но не совсем, наши запахи более ароматизированы. - Ирша, и все же думай о том, что мы находимся у нашего моря Светлых надежд. Из аппарата вслед за ними выскочил Шаман и стал ластиться к Сэдо Сина. Он визжал и вилял хвостом. После чего прилег у его ног. - Шаман, что случилось с тобой? Тот смотрел прямо в глаза Сэдо, который прочувствовал в них взгляд доброжелательности. «Да, раньше я тебя считал неразумным существом, но по твоему взгляду вижу, что здесь нас со всех сторон окружает только добро», - думал Сэдо. Пес, наверное, понял его, залаял и снова убежал в летательный аппарат. В это время Сэдо прочувствовал на себе чей-то взгляд, он обернулся и сзади себя увидел небольшую дымку, из которой вырисовывалось строение какого-то существа. - Содон, это ты? - Да, Сэдо, это я. Но потерпи немного, я должен принять свою внешнюю структуру. Сэдо согласился. И вот через некоторое время перед ним уже стоял Содон. «Боже, как мы отличаемся друг от друга», - подумал Сэдо. - Сэдо, не удивляйся этому, все мы относимся к одному сословию. Беседовать с тобой я буду на том уровне, что присущ нам обоим. Я покажу тебе те места, где обитаю, а это дно океана. Я думаю, что ты и твои члены экипажа согласятся со мной, и мы опустимся ко мне. Я вас взял на свой борт только лишь потому, что если бы вы решили опуститься на дно на своих аппаратах, они бы сразу рухнули под натиском морского давления. У меня же все предусмотрено, почему я и ослепил вас сильным свечением, чтобы вы не смогли этого сделать. - Содон, как ты попал сюда, что случилось с вашей экспедицией? - Сэдо, этот разговор мы продолжим позже, потому что он будет обширным. Ты должен понять меня, как и я понимаю тебя. Ведь ты не по своей прихоти попал сюда, но поверь, ты спас то, что должно было быть спасено. Я радуюсь, что ты это сделал. - Спасибо тебе за твою признательность и я уверен в том, что мы поймем, да и в чем-то поможем друг другу. - Сэдо, спасибо и тебе за добрые слова, но в помощи я не нуждаюсь. Лично я хочу помочь цивилизации, которая находится здесь, на Земле, в ее развитии. Думаю, за то время, что пребывал здесь, ты многое увидел и познал. И уровень развития этой цивилизации на веки вечные останется с тобой в твоей памяти. - Да, я все видел и сравнивал наши цивилизации. - Сэдо, извини меня, я тебя перебью. Я давно знаю о созвездии Сози, тем более о планете М-54. И я тебя не удивлю, если скажу, что был когда-то в Стрэнэ, и хорошо знаю профессора Онга. Но в то время, когда я там был, тебя не видел. Сэдо взялся за голову руками: - Содон, я нашел то, что искал на протяжении всего времени, что находился здесь. И вновь говорю, что очень благодарен тебе, да и не только тебе, а еще одному человеку, который живет на этой Земле, и на данный момент, ждет от меня помощи. - Сэдо, без всяких проблем. Свой корабль я оставляю здесь, а на твоем, мы отправимся в те места, где ждут от нас помощи. - Содон, я благодарен тебе, мы поняли друг друга. КАЛЬКУТТА. В камеру Сан Бабе вновь зашел стражник, он лично с ним был знаком. - Извини меня, Сан Бабе, но я нахожусь на службе, у принца Салима. - Шока, хотя бы ты мне объясни, как я попал сюда и за что? - Знаешь, принц Салим обвиняет тебя… в связях с темными силами. - Шока, но ведь ты меня знаешь, я лечу людей только травами. Ими же излечил твоего сына и жену, а чем-то другим непристойным, я не занимаюсь. - Я то знаю, но я человек подвластный. - Да-да, я тебя понимаю, и винить в чем-то не могу. Лично я все стерплю, но как мне быть с племянницей? - Сан Бабе, я не знаю, что тебе посоветовать. Я бы рад помочь, но ты сам понимаешь, что это сделать невозможно. Принц Салим, сегодня собирает небольшой совет, и после полудня я должен тебя и Гиту доставить к нему на этот несправедливый суд. - Шока, я очень прошу тебя, если со мной что-то случится, пожалуйста, позаботься о моей племяннице. Тот опустил голову и сказал: - Хорошо… Извини меня, Сан Бабе, - и Шока вышел из камеры. - Дядя, но почему ты так говорил? - Гита, успокойся, у тебя все будет хорошо. - Дядя, а с тобой? - Доченька, я еще не знаю. - Но ведь ты же все знаешь и даешь людям советы, предсказываешь их судьбы. Почему же ты о себе не знаешь ничего? - Нет, дорогая, ты ошибаешься, я все знаю о себе. Но не хочется признавать всего того, что знаешь. Вот тебя я вижу счастливой. Ты всю свою жизнь с мужем и четырьмя детьми проведешь в Бомбее. И я вижу то, что с неба опустится второе солнце, и оно спасет нас. Гита обняла Сан Бабе: - Спасибо тебе, ты меня успокоил.


Во дворце принц Салим собрал совет, сам он волновался и его одолевал страх перед неизвестностью. - Господа, - обратился он к присутствующим, - как вы уже наслышаны, что на наши земли опускались…, я даже не знаю кто. И вот этих… видели многие люди. Но это не самое главное, а главное то, что они беседовали с нищим Сан Бабе. Они излечили его племянницу от тяжкой болезни. Это уже не является секретом, об этом говорят все жители Калькутты. Сейчас мы должны решить, как остановить это волнение. - Уважаемый принц Салим, может ничего не надо предпринимать, ведь со временем все забудется? - Нет, Радж, такое не забывается. Об этом во все века будут говорить. Ибо тех небесных гостей воспринимают, как Богов. Сейчас сюда доставят Сан Бабе с его племянницей, и нашему совету срочно нужно решить, как поступить с ними. Я думаю, что какое бы решение мы не приняли, оно будет справедливым по отношению к ним. Кто как не мы, должны остановить это безумие. И я не позволю, чтобы мой народ поклонялся незнакомцам, а не мне. Я являюсь их господином и их богом. По полудню, Шока ввел в палату Сан Бабе и Гиту. Принц посмотрел на вошедших, и на какое-то мгновение ему стало их жаль. Он подошел к ним ближе, его взгляд был направлен на Гиту. - Ответь мне, кто тебя излечил? – спросил он. Гита ответила сразу же: - Добрые люди с небес. - Как они тебя излечили? - Я не помню. - Если бы ты их встретила еще раз, узнала бы? - Нет, господин, я бы их не узнала. Но думаю, меня бы они узнали. - Стража, уведите отсюда эту несмышленую. Гита обхватила руками Сан Бабе. - Доченька, не бойся, я же тебе говорил, что все будет хорошо. Не гневи господина принца Салима. Страж увел девочку. Принц Салим в это время, представил ночное небо, он увидел многочисленные звезды, которые ярко светились в его разуме. Он пытался представить летающую повозку по небесам, но у него ничего не получалось. Он снова начал нервничать. Подойдя к Сан Бабе, он нанес ему сильный удар в лицо и сказал: - Если ты мне не расскажешь всю правду, то завтра по зениту солнца, я тебя вместе с племянницей отправлю в гости на небеса к твоим знакомым. Общайся с ними. - Принц, но ведь я говорю только правду и ничего больше. Я не знаю, почему они появились именно в нашей деревне. И скажи мне, если бы они опустились возле твоего дворца, то кто бы судил тебя за это? - Наглец, как ты смеешь со мной так говорить. Стража, проучите его. Бамбуковые палки пошли в ход, началось избиение. Нанося удар за ударом, Шока плакал, он внутри себя просил Бога помочь Сан Бабе. В палате стоял сильный вопль. - Все, достаточно. Теперь ты мне ответишь, что это были за существа? - Это были не существа, это были самые настоящие люди. Да, они не похожи на нас, но они понимают наш язык и все наши наречия. У них есть летающие повозки, которые никто в жизни никогда не видел. - Но ведь ты же видел, вот и расскажи. - Господин, я не могу рассказать и не потому, что не хочу, а потому что у меня нет слов, чтобы описать их. - Что ж, вот с этого момента можно сказать, что ты решил свою судьбу и судьбу своей племянницы. Больше я тебе ничего не скажу и не спрошу с тебя ничего. Не обвиняй меня ни в чем. Думаю, что, когда я избавлюсь от тебя, народ сразу успокоится, и будет молчать. А ведь ты являлся среди этого народа вожаком. - Господин, но ведь я не виновен. - Пусть разбираются на небесах, виновен ты или нет. - Я только прошу: оставить в живых мою племянницу. - Да нет, дорогой, пусть это будет наградой от меня. Сейчас тебя отведут в камеру и у тебя еще есть возможность все обдумать. Можешь молиться, просить всех Богов, которые находятся на небесах о помощи. Но запомни, что для тебя богом сейчас являюсь я – принц Салим. Уведите его.


Спустя некоторое время, Сан Бабе уже находился рядом с Гитой. Он обнял ее и заплакал. - Дядя, тебе больно? - Да, доченька, душа моя болит. И если есть Господь Бог, то на протяжении этих суток Он должен помочь нам. Господь знает, что мы ни в чем невиновны. Давай неустанно будем молиться и просить Его о помощи.


Летательный аппарат Содона. Содон вопросительно посмотрел на Сэдо, а затем спросил: - Что случилось? - Содон, как я тебе уже говорил, мы должны помочь земному человеку. - Я согласен. - Он снова просит меня о помощи, я чувствую его мысли, хотя он обращается к своим Богам. С ним в любую минуту может случиться непоправимое. - Хорошо, по восходу солнца мы отправимся в то место, где находится твой знакомый. Мы ему поможем. Знаешь, где бы я ни бывал, точнее, где бы ни приземлялся, вначале наступает всеобщий страх. Вот этим страхом мы и воспользуемся. - Не хотелось бы наводить ужас на людей, которые ни в чем невиновны. - Хорошо, мы летим на моем летательном аппарате, а приземляться будем на твоих. Почему я это говорю: конструкция моего корабля более совершенна и я могу воздействовать при помощи инфракрасных излучений на массу людей. Они забудут то, что видели. Я знаю, что твой носитель «Голиос-747А» тоже имел такую установку. - Содон, мне тяжело вспоминать о нем, и очень жаль того, что я потерял. - Я тебе сразу не сказал, но скажу сейчас. Я чувствую твои мысли, да и мысли всех твоих членов экипажа. Знаю, что вы очень тоскуете по своей родине. Вернуться домой я не в силах вам помочь, потому что мой основной корабль уже никогда не поднимется из этой морской пучины. Но вот когда мы опустимся на дно этого океана, ты сам в этом убедишься. И все же, не огорчайся, в чем-то я тебе все-таки смогу помочь. А вот в чем, я пока промолчу, хотя в скором времени мы постараемся выйти на связь с Вселенской обсерваторией. У нас будет возможность поговорить с профессором Онгом. Я бы мог и раньше выйти с ним на связь, но мне не позволяют некие обстоятельства. В принципе я тебе приоткрою тайну: я нарушил Вселенские Законы и в какой-то мере, виновен, перед Творцом. Но, Сэдо, поверь мне, плохого я ничего не сделал, а вот ради спасения своей цивилизации я пошел на этот грех, о котором ты узнаешь немного позже. Сэдо задумался: «Странное поведение у него, оно меня начинает вводить в заблуждение. Да, существуют Вселенские Законы, которые мы не вправе нарушать. И все же для выживания можно пойти на все, как говорит Содон. Но зачем, ведь ни мы, ни они не умираем, у нас есть камеры перевоплощения, при которых мы можем жить вечно. Но это со временем нам надоедает, и мы переходим в другое измерение. Хотя наши тела после этого превращаются в прах». Содон засмеялся: - Ты извини меня, этими словами я не хочу тебя обидеть. Я прочел твои мысли и охарактеризовал их. Ты меня удивляешь, ты просто отстаешь в развитии, да это и понятно. Ведь очень долго ты не был у себя дома. А за это время произошли изменения во всех структурах вашего и нашего развития. Сэдо, ты пока об этом ничего не знаешь. - Да, Содон, ты в чем-то прав. И я думаю, что скоро не только я изменюсь, но и все члены моего экипажа. Изменимся мы и только в лучшую сторону и, наверное, быстро достигнем вашего уровня развития. - Вот сейчас, Сэдо, ты мне нравишься. Потому что твои мысли направлены в положительное русло, и при этом все твои сомнения ушли в бездну. Они поглощены черными дырами отрицательных галактик. Скажи мне, тебе не приходилось никогда попадать в такие дыры? - Да нет, Бог меня миловал. А вот что это такое я знаю. - Сэдо, я верю тебе, и ты должен верить мне точно так же. На дне этого океана я создал свой город. И в этом городе буду жить все время. Какие-то дальние перелеты осуществлять не буду, потому что, как я тебе уже говорил, я веду наблюдение за этой цивилизацией и всячески стараюсь помогать им. Для меня эта планета стала второй моей родиной. Я люблю ее точно так, как мать любит своего ребенка. Поверь, все развитие этой Земли происходило на моих глазах, а ведь здесь когда-то была сплошная водная гладь, не было ни одного материка. В морских пучинах существовала жизнь, но эта жизнь напоминала какой-то необъяснимый хаос, на это неприятно было смотреть. Здесь водились страшные существа. Я думаю, что на них сильно влияло в то время солнечная радиация. Эти существа видоизменялись, и сами же поедали самих себя. С высоты смотреть на эту планету было неприятно, потому что морская гладь была обагрена кровью. Но на глубинах присутствовала совсем другая жизнь, я имею в виду вот что – это тишина и никакого присутствия каких-то существ. Мне это нравилось. Шло время, формировался озоновый слой земли, климатические условия уже видоизменяли структуру строения земли. Были сильные землетрясения, вода кипела, потому что из чрева земли формировались вулканы, которые извергали многочисленные тонны лавы. Вулканы находились повсюду, стояли рядом друг с другом. И вот на протяжении нескольких миллионов лет сформировался единственный материк. Жизнь снова начала видоизменяться. В этом процессе я тоже принимал участие, а вот именно какое, я пока тебе не скажу. Сэдо улыбнулся: - Содон, пожалуйста, ответь мне, сколько времени ты находишься здесь. Тот посмотрел на Сэдо и ответил: - Как тебе сказать, если по летоисчислению этой Земли, то я нахожусь здесь уже несколько миллиардов лет. Я повторяю: я видел все формирование Земли. Если выразиться по вашему летоисчислению, то где-то тысячу ваших временных цайтов. Если же, по-моему, то в принципе на мое присутствие здесь я затратил один год. По Вселенским Законам, можно сказать, что и не пребывал совсем, хотя я здесь нахожусь давно. Они оба засмеялись. - В этой Солнечной галактике находится еще одна планета, на которой живут тоже люди. Я не скрою - они намного умнее, знают о существовании Земли и иногда тоже посещают ее. Я встречаюсь с ними. А встречи эти происходят то ли в просторах небесных, то ли в водах Индийского океана. - Содон, извини меня, ты назвал этот океан Индийским, а кто же именовал его так? Содон вновь улыбнулся: - Кто же, как не я. - Но, ведь Индиона – это гора, которая находится на нашей планете. Ее мы считаем божественной, потому что она первой появилась при формировании планеты. - А здесь она явилась второй. Почему я и назвал ее Индионой, не нарушая при этом ни одного Вселенского Закона. Да, я видел Индиону на вашей планете, здесь же появился первый вулкан и он был идентичен тому, что я видел у вас. Прошло время, цивилизация на этом материке развивалась, и со временем они начали называть свой материк Индией. На мой взгляд, это звучит прекрасно. - Содон, мне кажется, ты что-то не договариваешь. - Сэдо, я тебе уже говорил: более подробно мы с тобой побеседуем, когда ты попадешь в мои владения. Сэдо подошел к иллюминатору, он вновь увидел океан, среди которого находится земля, именуемая Индией. С высоты было видно, что океан жил своей жизнью: плескались большие волны, своеобразные радужные отблески от солнца играли по водной глади. Зрелище было впечатляющим, и Сэдо не терпелось побывать там, куда приглашает его Содон. - Да, я тоже все время любуюсь этой Божьей красотой. Она придает мне силы, да и дух мой обогащается. Разум перед всем увиденным торжествует в какой-то необъяснимой благодати. Порой мне даже не верится, что я нахожусь здесь, и часто сравниваю эту планету со своей. Они не похожи друг на друга, но тепло, исходящее от этой Земли такое же, как и было на моей планете, - сказал Содон, подойдя к Сэдо. ТЮРЬМА. Ночь для Сан Бабе прошла в сильных муках. Впервые за всю свою жизнь он очутился в таком трудном положении. Смотря на Гиту, он плакал: «Дитя, не беспокойся. Все будет так, как я тебе сказал», - думал он. Рассвет был прекрасным. Алые лучи солнца переливались, играя между собой. Пели птицы, они о чем-то ворковали на своем языке. Ведь для них тоже начинался светлый прекрасный день, который таил в себе много загадок. Жизнь вокруг кипела, она рождала что-то новое и забирала в себя все то, что устарело для жизни на земле. Шумели воды океана, где жизнь творила тоже свое. И все это происходило по воле Божьей, по Его неустанным законам. Каждая живая особь воспринимала по-своему начало нового дня. Небольшие белые облака прикрывали яркое животворящее солнце, они как бы заигрывали с ним, наслаждаясь его теплом. Люди же по-своему воспринимали новый день. Кто-то в радости, а кто-то в муках, кто в силе, а кто в слабости своей. Лишь только малые дети резвились по-детски. Гита открыла глаза и сразу же обратила свой взор на Сан Бабе: - Дядя, почему ты снова плачешь? - Милое мое дитя, я радуюсь за восход солнца, ибо с ним рождается и перевоплощается все живое. - И что же этот день преподнесет лично нам? - Доченька, думаю, что он подарит нам радость. ДВОРЕЦ ПРИНЦА САЛИМА. Принц Салим негодовал, ему было все равно утро сейчас или ночь. И все же его не покидала одна и та же мысль. Он думал о Сан Бабе: «Что этот негодяй видел, с кем встречался. Сегодня я лишу его жизни, и тайна останется тайной. Как быть? Кто мне поможет разобраться во всем этом? Сан Бабе умрет, но останутся остальные. Убить всех, я не могу. От злости он закричал: «Стража, срочно приведите ко мне лжепророка». Открылась дверь камеры. - Сан Бабе, идем, тебя ждет, принц Салим. Гиту оставь здесь. - Нет, Шока, я пойду только с ней, не могу ее оставить одну. Шока, ты не знаешь, что нас ждет, какая участь? Шока опустил голову и промолвил: - Сан Бабе я буду молиться за вас. - Мне все понятно, веди нас к всемогущему принцу мира сего. - Дядя, мне страшно. - Доченька, успокойся, перед Богом нашим мы чисты. Он примет нас как чистых и не грешных людей, - Сан Бабе посмотрел на Гиту и подумал: «Боже, спаси наши души. Пусть наши предсмертные мучения будут легки». На территории своего дворца их ждал, принц Салим. Увидев идущих он промолвил: - Пророк, видишь, какую честь я тебе предоставил. Я тебя лично встречаю, такого я никогда не делал. - Принц Салим, прежде чем мне умереть, скажи, за что ты хочешь лишить меня жизни? - Я уже тебе говорил, за то, что ты общаешься с темными силами. - Нет, господин, ты ошибаешься. Я живу ради добра людей. Но кто я? Я простой человек, который любит жизнь точно так, как любишь ее ты. Ни в какие времена я не желал людям зла, это есть мое счастье. Все, мне больше нечего тебе сказать. Ты властелин, и моя судьба, точнее наша, находится в твоих руках. Я бы еще добавил, в нечистых руках, да и совести тоже. Принц от негодования закричал: - Стража, ведите их на площадь, я лично, буду казнить. Пусть белый свет очистится от этой плесени. - Салим, ты об этом со временем пожалеешь. Это я тебе говорю, как пророк. Ты можешь меня казнить, но оставь невинную девочку. - А вот здесь мне решать. И начну я казнь именно с нее. Сначала ей отрубаю руки и ноги, а затем уже голову. Мне хочется видеть тебя…, а точнее твои страдания. Гита обняла Сан Бабе: - Дядя, ведь ты все можешь, попроси Богов, чтобы они помогли нам. - Доченька, я неустанно прошу их о помощи, но они почему-то молчат. Думаю, что они нас ждут у себя. - Дядя, но ведь ты мне говорил, что у меня будет много детей, и жизнь моя будет прекрасной. - Гита, извини меня…, всякому человеку суждено ошибаться. Судя по всему, такое произошло и со мной. - Но, дядя, я жить хочу. - Доченька, вот в этом я не ошибусь, мы будем жить Вечно. А таких, как принц Салим, будут съедать акулы вместе с их костями. Салим подошел и ударил Сан Бабе: - Пусть меня съедят рыбы, но я буду довольствоваться тем, что видел твою смерть. Ты умрешь первым, а я уж после. Стража, положите ковры на землю, я сейчас начну их расчленять. Дайте мне меч. – Он взял Гиту за руку и повел на ковер, - так, мерзкая девчонка, ложись! Гита от испуга закричала: - Принц, не убивайте меня, побойтесь Бога. Я знаю, что Он видит все и уже приближается к нам. - Не к нам, а к тебе Он, действительно, приближается. Ты Его скоро увидишь, встретишься со своим прародителем. Я тебе желаю удачи в том неведомом нам мире, царстве теней. Я не пророк, но скажу тебе так: довольствуйся тем, что преподносит тебе жизнь, и сильные мира сего. Думаю, что ты поняла меня, точно так, как и понял твой дядя. ЛЕТАТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ СОДОНА. Летательный аппарат Содона взял курс на Калькутту. Содон и Сэдо любовались через иллюминатор земной красотой, которая без всякой тяжести воспринималась их душами. - Сэдо, я хочу знать, как ты поступишь с тем человеком, которого мы спасем? - Я еще сам не знаю, но думаю, что он согласится… покинуть эту Землю вместе со мной. - Сэдо, но ведь существуют законы, я имею в виду межгалактические. - Да-да, я о них помню. Но поверь, что моя совесть и мой разум не позволят мне оставить живое существо в беде. - Что ж, я согласен с тобой. И пусть все сбудется так, как ты желаешь. Но учти, на этой планете горя очень много, и мы просто не в силах помочь всем. Я удивляюсь, когда наблюдаю за происходящими войнами среди этих переселенцев. Они всегда что-то делят между собой и тем самым вредят сами себе. Я понимаю, что мы… в развитии намного опередили их. И скажу так, что жестокость и насилие нас обошли стороной. Мы вносим в жизнь Вселенной, откровенно говоря, только добро. И вот, смотря на эту Вселенскую микрочастицу, я имею в виду эту планету, начинаешь чего-то бояться. Здесь присуща агрессия, злость, нетактичное поведение всей цивилизации. Извини меня, Сэдо, к этому я тоже как-то причастен. - Содон, ты меня радуешь и сразу же огорчаешь. Я не могу сосредоточиться на тебе. - Понимаешь, я не всемогущий, и как уже говорил, я причастен к событиям, что происходят здесь, но не ко всем. - Я, действительно, еще многого не знаю, и только случайность ввела меня в это заблуждение. - Что ты имеешь в виду? - Да это просто так, к слову… - И еще раз говорю тебе, что я являюсь очевидцем всего того, что происходит здесь, но никакой вины за собой не чувствую. Открыться сразу перед тобой я не могу. Нет, я не боюсь, просто в дальнейшем, ты больше познаешь меня, вот и все. Хотя у тебя одна миссия, а у меня совсем другая. Так, Сэдо, мы приблизились к населенному пункту, который именуется Калькутта. Сейчас я прозондирую местность, где находится дворец, принца Салима. Моментально на экране глена в обширном плане появился дворец принца и площадь, на которой было многолюдно. - Содон, смотри, что там происходит, он сейчас их убьет. - Нет, Сэдо, не успеет. На твоем летательном аппарате мы сделаем экстренное приземление прямо на площади. Гита кричала и просила Богов о помощи, и вдруг поднялся сильный ветер, который превратился в смерч. Салим направил свой взор к небесам и увидел, что к ним приближается нечто необъяснимое. Оно светилось разнообразными цветами. Он выбросил меч из своих рук и быстро побежал во дворец. На площади возникла паника, люди метались из стороны в сторону. Не долго думая, Сан Бабе взял Гиту за руку и отбежал от места приземления светящегося шара. Вокруг все шумело, трещало и свистело. И вот небольшой летательный аппарат приземлился прямо на площади у дворца Салима. Открылся входной проем, первым из аппарата выбежал Шаман, залаял и с гордо поднятым хвостом подбежал к Сан Бабе и Гите. Он стал ласково прижиматься к ним. Гита наклонилась к нему и поцеловала произнеся: «Спаситель ты наш, спасибо тебе». После из аппарата вышли Содон, Сэдо, Валдис, Ирша и Емельян. Они подошли к Сан Бабе и Гите. Содон внимательно посмотрел на них и сказал: - Идите в корабль и ничего не бойтесь. Если мы вас спасли, то сделали это навсегда. - Пожалуйста, отведи их в аппарат, и размести поудобнее, нам же нужно увидеть и поговорить с Салимом, - обратился к Емельяну Сэдо. - Хорошо, Сэдо. Гита, Сан Бабе, идемте со мной. - Емельян, пожалуйста, оставь Шамана, он поможет нам найти Салима.


Дворец принца Салима был большим. В этом блаженстве найти спрятавшегося человека было трудно, потому что под дворцом находились еще подвалы. Но как ни странно, дворец был пуст, разбежались все. Но животное не проведешь, Шаман вилял хвостом и вел нас к тому месту, где прятался злодей. Содон обратился к Сэдо: - Когда мы найдем Салима, его я немедля прозондирую. И если прочувствую, что в него внедрен генетический датчик, как не прискорбно, но с Салимом нам придется распрощаться. Оставить его в живых мы не вправе, потому что он может принести людям много горя. И не только тем, кто почитал Сан Бабе, но и многим другим. - Содон, но ведь мы не имеем никакого морального права лишать жизни человека. - Сэдо, сейчас речь идет не о человеке, а о зомби, которого обработали зеленые пришельцы. О них я тебе расскажу позже. Шаман вбежал в одну из палат, он сразу же залаял и подбежал к большому свернутому ковру, лежащему на полу. Он сильно стал бить по нему лапами. Развернув его, они увидели там трясущегося от страха принца Салима. Содон сразу же поднес к нему дезактиватор. - Сэдо, я не ошибся, это зомби. У меня есть возможность отправить его в небытие при помощи одной установки, которая находится у меня на дне океана. Это будет не смерть, он просто исчезнет из этого пространства и превратится ни во что. - Но, если такое возможно, решай сам, как с ним поступить. Валдис и Ирша подняли с пола Салима и повели его в летательный аппарат. - Все, Сэдо, наше дело сделано и сейчас мы со спокойной душой отправимся ко мне домой. Там я тебе расскажу все о себе, да и об этой планете тоже. Идем. Небольшой летательный аппарат Сэдо Сина взметнулся к небесам, где в просторе небесном их с нетерпением ждали. Корабль Содона медленно плыл над водной гладью Индийского океана. Небо стали укрывать большие темные тучи, надвигалась гроза. Соответственно вместе с грозой начинался шторм. С высоты птичьего полета это зрелище выглядело необыкновенным. - Содон, не влияет ли ненастье на погружение? - Нет, Сэдо, это здесь на поверхности происходят небольшие катаклизмы местного масштаба. Там же, у меня, все спокойно и тихо, да ты и сам скоро в этом убедишься. Прошу тебя и всех членов твоего экипажа разместиться в своих летательных аппаратах, потому что будут небольшие перегрузки. Я к этим условиям уже привык, адаптировался. - Хорошо, но как я увижу всю красоту, которая находится в глубинах этого океана? - Включи свой обзорный глен, и спокойно наблюдай с экрана за нашим погружением. Все, нам пора, займите свои места, началось погружение. Сэдо со своим экипажем сели у экрана глена. С особым вниманием они наблюдали за тем, что происходило в океане. Мимо проплывали большие и мелкие рыбы, появлялись некие морские существа, которых Сэдо видел впервые и не знал, как они называются. Впечатление было таким, что будто бы во всей Вселенной существует только одна морская купель, другого же нет ничего. Но это было ошибочно, потому что жизнь кипела и там, во Вселенной, и здесь, в глубинах. Шаман тоже не отходил от экрана глена и при появлении какой-либо большой рыбы он начинал лаять и сильно подпрыгивать. Судя по всему, он по-своему радовался тому, что видел. По истечении небольшого времени они достигли дна. Сэдо с экипажем покинули свои аппараты. Их сразу же встретил Содон: - Сэдо, пусть твой экипаж после этого погружения немного отдохнет. Моя служба охраны отведет Салима в одну из лабораторий. Сан Бабе с Гитой мы поместим в камеру, я ее именую, камерой моральной устойчивости. Они там очистятся от всех стрессов, и будут спать до того времени, пока я не получу все данные об очищении. Думаю, что с моим решением ты согласен? - Конечно, Содон, я согласен. - Вот и хорошо. Мы сейчас в лифте поднимемся на несколько ступень выше от этого грузового отсека. И по мере подъема ты узришь все мои владения, точнее все мои лаборатории. - Что ж, я буду этому только рад. Они вошли в прозрачный лифт, с которого можно было наблюдать за всем происходящим вокруг. Сэдо ничего не упускал из вида, он смотрел на все сотворенное Содоном и в глубине души радовался не только за него, а и за весь его экипаж. Добравшись до высшей ступени корабля-матки, они вышли из лифта, и Содон попросил Сэдо следовать за ним. Они вошли в огромную палату, в которой находилась лишь только сложнейшая аппаратура. - Сэдо, вот здесь находится, если можно так сказать, мой мозг. Именно отсюда я управляю всем тем, что подвластно мне. - Содон, но неужели ты один управляешься со всем этим? - Нет, не один. Здесь работают несколько тысяч таких, как я. - А где они сейчас? - Сейчас они отдыхают, потому что придерживаются графика и всех тех законов, которые существуют здесь. В данный момент всем этим управляет электроника. Можно сказать, что это время проходит на автопилоте. За все время пребывания нами здесь, сбоев у нас не было. А это уже является большим достижением. И что-то внедрять новое я не пытаюсь, хотя со временем кое-что переиначу, и все будет выглядеть совсем по-другому. Сэдо, впервые за историю формирования Земли у меня кто-то побывал в гостях, а точнее говоря, пришелец из другой галактики. Извини меня, что я так сказал, но на данный момент ты для меня являешься пришельцем. Да этому не стоит удивляться, потому что во всей Вселенной живут одни только пришельцы. Они перемещаются из других, порой нам еще неизвестных галактик, или из других измерений. А ведь их только девять, но они еще могут делиться между собой, а это говорит о том, что они бессчетны. - Содон, ты прав и мои своеобразные сомнения постепенно покидают меня. В ответ Содон улыбнулся и сказал: - Когда-то у меня была своя родина. На моей планете существовала развитая цивилизация, она была многолика. По своим размерам она была в несколько раз больше Земли. Жили мы хорошо. Наши технологии превышали разум в несколько раз. Думаю, что ты понимаешь меня, о чем я говорю. Мы точно так же, как и все, на своих кораблях бороздили простор Вселенной, досконально изучая его. Где было можно, там внедряли свои технологии. Тем самым усиливали и совершенствовали развитие каких-то цивилизаций. От такого труда легко было жить. И как уже говорил тебе, я часто бывал в Стрэнэ, а именно во Вселенской обсерватории профессора Онга. Твоя планета мне очень нравилась. Я, как и ты, часто отдыхал на берегу вашего моря – моря Светлых надежд. Да, тогда мне не суждено было встретиться с тобой, но о тебе я слышал. И как ни странно, ты всегда находился в экспедиции. Всякий раз, покидая вашу планету, я надеялся на то, что еще побываю на ней. Шло время, это время я охарактеризую по земным меркам. Прошло несколько миллиардов лет. За это время моя планета истощала, начались глобальные катастрофы, были сильнейшие землетрясения, вокруг все горело и испарялось. И как ты знаешь, каждая планета является своеобразным атомным реактором. Мы спешили, ибо боялись взрыва. На то время Совет Высшего Разума нашей планеты избрал меня спасителем. Мне доверили огромный корабль-матку, именно этот, где сейчас мы находимся с тобой. Корабль, как ты видишь, хорошо оснащен, здесь много разных лабораторий. В одной из них я производил клонирование. Ты знаешь, какой это трудный процесс, тем более, нужно было сохранить клетки ДНК. Наконец-то экипаж был сформирован и мой корабль вознесся, набрав нужную высоту. Я смотрел на свою планету, она выглядела небольшой вселенской реальностью. С этой высоты я видел, как она переливалась разнообразными цветами. Мне стало жаль ее, точно так же мне было жаль и моих братьев, которые остались на ней. Я знал, что они все погибнут, хотя меня утешало другое: они погибнут там, но я их возражу в другом месте, на другой планете, где они продолжат свое бытие. Откровенно говоря, меня это успокаивало и радовало. Да, я понимал, что являюсь нарушителем Вселенских законов, но думаю, что Высшие Силы простят меня за мою незаконность и мое добродушие. Появилась яркая вспышка, корабль вздрогнул. Все, подумал я, свершилось и другого не дано. Вокруг нашего корабля проносились огромные глыбы, они уходили в небытие. Осколки моей бывшей родины как бы прощались со мной, но ни одна из глыб не ударилась о корабль. Экипаж плакал, но надежды на все хорошее нас не покидали. Я зашел в информационный отдел и посмотрел на экран глена, передо мной была карта Вселенной. Мне нужно было сделать выбор. Я собрал собрание, на котором мы решили, что нам нужно искать вновь рожденную галактику, или ждать этого рождения. Знаешь, Сэдо, в то время я как бы был загнан в тупик. Боялся лишь одного: планета моя исчезла, и там образовалась черная дыра. Думаю, что ты понял, что я хочу сказать. - Да, Содон, я понимаю и слушаю тебя дальше. - Ну, так вот, мой корабль, как уставший вселенский путник, обосновался в одном месте, можно сказать в пространстве. Мы вели тщательные наблюдения за всем тем простором, который могли охватить. Потому что собрание наше решило ждать рождения новой галактики. В разные стороны я направлял безэкипажные зонды. Они передавали неутешительную информацию, потому что вокруг нас находились планеты, непригодные для жизни. Я часто замыкался в себе, и в это самое время старался направить свои мысли, куда только можно было. Но также утешительного ответа не получал. Оставалось только ждать. Но однажды меня попросили прибыть в отдел охраны корабля. Командир внешней охраны Мар обратился ко мне: - Командир, посмотри на экран. Я посмотрел и увидел, что к нам приближаются несколько летательных аппаратов. - Мар, ты выходил с ними на связь? - Нет, Содон, я жду твоего решения. Вот посмотри на внешний вид этих кораблей, они очень подозрительные. Может быть, не стоит проявлять себя? - Мар, уже поздно, включи габаритные огни и постарайся выйти с ними на связь. Не успел я это сказать, как незнакомцы сами вышли с нами на связь, они просили нас о помощи. - Мар, открой грузовые люки, пусть через них они вольются в нашу обитель. - Командир, а если? - Мар, ты командир охраны и решай, как быть. - Хорошо, лазерные установки уже готовы к приему.


Но все обошлось благополучно, без всяких осложнений. Летательные аппараты прошли дезобработку, и я встретился с капитаном. Когда я увидел его, извини, я был удивлен. Он был небольшого роста, но телосложение его было несоизмеримым. Он представился: - Меня зовут Аскиф. Я являлся командиром корабля «Тунус». - А меня зовут Содон, я являюсь командиром вот этого корабля, где вы находитесь. Я очень рад нашей встрече. Аскиф, а где сейчас находится твой корабль? - Содон, его уже нет, произошла катастрофа. Всех, кого ты сейчас видишь, случайно спаслись. - Так что же все-таки случилось? - Я сам до сих пор не могу понять. Вроде бы все было нормально, радары ничего плохого не предвещали. Курс наш прослеживался на большое расстояние, служба слежения была спокойна. На борту моего корабля находилась урановая руда. Я всего-навсего транспортник и доставлял груз к себе домой. - Где находится твой дом? - Извини меня, я сразу не сказал, моя цивилизация находится в созвездии Миражных Вершин. Наша планета именуется Руна. Это небольшая планета в сравнении с тем, что существуют во Вселенной. - Аскиф, извини меня, но о такой планете я никогда не слышал. - Что ж, бывает такое. - Хорошо, ну и, что же было дальше? - Точно не знаю, но вдруг перед нами предстало некое препятствие, вокруг было темно. На радарах ничего не прослеживалось, на корабле появился неприятный запах, уровень радиации стал превышать все нормы. Решение было одно: набирать высоту. Но как бы я ни старался набрать высоту, у меня ничего не получалось. Включив основной глен, я был потрясен. Перед моим кораблем находилась несоизмеримых размеров глыба, и я понял, что она бесконечна. Глыба шипела и издавала сильный шум, казалось, что вот-вот взорвется. Я принял решение: срочно уходить от нее, но этого сделать не смог. Мой корабль притягивало к ней, и я понял, что нам от нее не уйти. Мешал этому мой груз, урановая руда. Корабль-матка нагревался, становилось невыносимо жарко. Экипаж у меня небольшой, мы все разместились в спасательной капсуле и покинули транспортную матку. Все дальше и дальше мы уносились от этой глыбы, и все неприятное осталось позади. Мы отошли от нее на большое расстояние, как вдруг произошла еще одна неприятность. Впереди нас появилась яркая вспышка, в то время мы находились от нее далеко. И я вдруг понял, что это прекратила свое существование какая-то большая планета. Ударной силы мы не прочувствовали. Но со временем нас начали атаковать осколки от этой планеты. Я все время просил Высший Разум, чтобы Он помог нам выбраться из этого кошмара. Помощь пришла, хотя было несколько небольших столкновений, но наши корабли их выдержали. Вот так я встретился с вами. - Аскиф, как ни странно, но взорвавшаяся планета была моей родиной. Мне очень жаль ее, но ничего не поделаешь, она просто изжила себя. И вот сейчас я тоже нахожусь в затруднительном положении точно так, как и ты. Скажи, Аскиф, ты сможешь показать то пространство, где оставил свой корабль. - Содон, в принципе, это находится рядом с созведием Грандта. - Это точно, созвездие Грандта? - Да, именно, там. - Хорошо, сейчас мы опустимся в информационный отдел, потому что ты меня обрадовал. - Содон, какая может быть радость, ведь я на своих аппаратах не смогу добраться домой. - Аскиф, не беспокойся, я тебе помогу, доставлю всех вас на вашу планету. Ведь мне уже спешить некуда. - Если так, Содон, я буду тебе очень благодарен. Хотя твой корабль приземлиться на моей планете не сможет. - Не беспокойся, для меня будет достаточно места и в пространстве несоизмеримого простора. На огромном экране глена сверкали многочисленные огни, они исходили отовсюду. Вселенная жила своей жизнью. - Содон, такое я вижу впервые, хотя звездную карту знаю наизусть. Но я не вижу той странной глыбы? - Сейчас мы увеличим изображение, отдел информатики обработает его, и мы все увидим. Уже спустя немного времени все было видно на экране. - Боже Ты мой, Аксиф, смотри, вот эта глыба. Поверь, там скоро произойдет рождение новой галактики. Ты можешь себе представить, где ты находился? Боже, Боже! А сейчас покажи нам, где находится твое созвездие. - Содон, пожалуйста, уменьши изображение. - Так, смотри, где оно? - Вот здесь. - Аскиф, прекрасно, будем говорить, что это место укромное. Ты можешь себе представить, какой будет взрыв. - Да, Содон, я знаю, что произойдет атомное расщепление. Но ведь для Вселенной это не открытие. - Для Вселенной - нет, но нам это может навредить. Тем более, мы сейчас находимся в зоне, где нас может достигнуть взрывная волна. Вот в этом хаосе можем все сгореть. Так что…, срочно покидаем это место, думаю, что ты не зря встретился с нами. Ты спас нас и свой экипаж. Я приказываю всем членам экипажа подготовиться к экстремальному перелету. Курс держать к созвездию Миражных Вершин, а именно на планету Руна. Скорость держать максимальную, включите обволакивающую оболочку. Всем информационным отделам вести постоянные расчеты по удалению от того места, где произойдет рождение новой галактики, нового Вселенского дитя. В то время я думал, что скоро мы увидим то, что не часто приходиться видеть. Я пожелал всем членам экипажа удачи в этом перелете. Корабль-матка молниеносно передвигался, перегрузка давала о себе знать, но все терпели, ибо в терпении видели свое спасение. И вот наконец-то корабль влился в созвездие Миражных Вершин. - Аскиф, вот ты и дома. - Да, спасибо тебе, Содон. Я буду помнить о тебе. - Командир! – ко мне обратился Мар, - посмотри на экран глена. - Мар, меня эти цифры, можно сказать…, - Содон быстро повернулся к Аскифу, - Аскиф, срочно отправляйтесь на свою планету и, как можно быстрее покиньте ее. Думаю, что летательных средств у вас предостаточно. Посмотри на расчеты, ударная волна достигнет и вашего созвездия. Но после этого начнется обратный процесс, процесс вакуума. Новая галактика, а точнее говоря, Солнечная система будет поглощать все в себя. Учти, времени у вас мало. Я всех вас буду ждать в созвездии Пресных Вод. Именно здесь все мы… будем спасены. Ты же можешь попрощаться со своей планетой, да и не только с ней, ибо все унесется очень далеко. Вот тебе информационная плата, она тебе поможет открыть код созвездия Пресных Вод. Все, можете отправляться, мы же покидаем ваше созвездие и ждем вас. Поспешите. --------------------------------------------- - Сэдо, ты меня слушаешь? - Содон, я в восторге, мне ни разу не приходилось видеть такое. Хотя в обсерватории на наглядных пособиях это есть, примерно представляю. И слушаю тебя дальше. - …Без всяких трудностей я вошел в созвездие Пресных Вод. Знаешь, редко встречаешься с такой красотой. Я решил обосноваться здесь и продолжить жизнь на любой из планет этого созвездия. Там было три солнца, они так умно были размещены, что друг другу не мешали. И, что интересно, когда уровень радиации превышал норму, в эти моменты два светила потихоньку угасали и светило только одно солнце. Все шло по программе. Мы избрали для себя планету, которую я назвал в своих мыслях Содоном. Корабль плавно приземлился на один из материков. Когда были сделаны все замеры, и мы убедились в том, что нам ничего не угрожает, члены экипажа вступили на землю этой планеты. При этом мы испытывали огромную радость. Природа была неописуемой, мы ею наслаждались. Я подумал: а где же находится цивилизация – население? Животный мир я видел, но живых разумных существ, увы. Но я ошибался, ко мне и ко многим членам экипажа начали приближаться эти на вид животные, которые на уровне мысли стали с нами общаться. Я был поражен, ибо не знал, как себя везти. И вдруг услышал от них: мы являемся разумными жителями этой планеты. Не удивляйтесь за наш внешний вид, мы добрые и просим вас проявить к нам уважение. Я согласился и убедительно попросил их, чтобы они не волновались. Тем более, что прибыли мы сюда не надолго. Мы достигли обоюдного согласия, и никто никого не боялся. Друг другу мы не мешали. Лично я ждал Аскифа, и мой взор все время был направлен к небесам. Но видел я только темно-синие тучи, которые бороздили небо над этой планетой. ДНО ИНДИЙСКОГО ОКЕАНА. - Содон, вот смотрю я на тебя, и мне кажется, что ты возрождаешь меня во второй раз. - Что ты имеешь в виду? - Лично я сопоставляю свои знания с твоим откровением и становлюсь на несколько ступень выше в своем развитии. - Сэдо, о чем ты говоришь? Величайшие знания кроются где-то там, далеко. Мы же пока являемся первопроходцами в этих знаниях. Да, здесь на этой планете, мне подвластно все, но я пока свои возможности храню на дне этого океана. Хотя точно знаю, что через миллионы лет эта Земля тоже оскудеет. Но люди, как я уже говорил, достигнут своей апогеи и переместятся на другие планеты. Развитию разума не будет конца. Перед ними будут открыты межгалактические перелеты, человечество объединится. Сейчас они боятся смерти, даже не догадываясь о том, что они вечны. Лично мы можем возродить свое тело, поэтому ничего не боимся. Но им рано пока об этом знать. Да, если они найдут определенные точки… клетки ДНК, то в этом случае они изменят свое бытие. Но об этом тоже еще рано говорить. Лично я перед ними не открываюсь, хотя в моих лабораториях имеется стимулятор, который может возрождать или обновлять клетки головного мозга, менять его структуру. Я могу манипулировать человечеством, как единым целым. Но опять же, я не иду на это. Сейчас они не знают, зачем и почему находятся на этой Земле. Именно в них я вижу свою многоликую цивилизацию. Сэдо, теперь ты знаешь, как нам давалось это развитие, мы достигли того, чего хотели. Я ни о чем не сожалею, мне нравится такая жизнь. - Содон, скажи, а тогда ты дождался Аскифа? - Да, Сэдо, дождался. Его цивилизация нашла в созвездии Пресных Вод свою вторую родину, а может быть третью, четвертую и т.д. - Содон, продолжай…, ты посмотрел на темно-синие облака, которые бороздили над планетой… - …Ко мне обратился Мар: - Командир, радары зафиксировали приближение многих летательных аппаратов. Думаю, что это Аскиф. - Вот и хорошо, они успевают. А как на счет… - Содон, все нормально, мы недосягаемы. Тем более, что это зрелище будет происходить над нашими головами. Но, как мы это увидим, ведь ночи здесь не бывает. - Мар, это знамение будет видно нами и при ярком свете. Прошу тебя, держи меня в курсе всех событий. И скажи, хотя бы примерно, через какое время Аскиф достигнет планеты, на которой мы находимся. - Хорошо, я скоро вернусь, - и Мар удалился. Ко мне подошла сущность, я прочувствовал исходящее от нее тепло. Вокруг меня стали кружить ее мысли. «Мы чувствуем, что скоро произойдет рождение новой галактики, она многое изменит в строении Вселенной». - Как вы это чувствуете? - Очень просто, наша сущность является нашим мозгом. Мы можем принимать сигналы с самых отдаленных созвездий. - Извини, как тебя зовут? - Меня зовут Суму. - Меня же звать Содоном. - Ты ни за что не беспокойся, созвездие наше сильно защищено и никакие вселенские катаклизмы нам не угрожают, потому что мы живем в своеобразных, тяжелых микроэлементах, которые состоят из многочисленных молекул. Наше созвездие состоит как бы из тяжелого металла. Но, увы, ни в коем случае вредного. И вот он, отражает все отрицательное, которое пытается ворваться в наше созвездие отовсюду. Ты видишь три солнца, от которых исходит сильная радиация, но она поглощается микрочастицами, перерабатывается и при этом превращается в питательную целебную жидкость. И вот, когда идут такие осадки, мы начинаем перевоплощаться, я имею в виду наш внешний вид. К этому мы привыкли, и нам это нравится. - Суму, мне очень интересно, как вы размножаетесь? - Это происходит при помощи мысли. - Да, Суму…, вы молодцы. Я еще раз убеждаюсь в том, что мир нескончаем и возможности его огромны и неисчерпаемы. - Содон, ты прав, потому что Вселенная безгранична и своими добрыми мыслями мы укрепляем ее. Я знаю, что ты здесь долго не задержишься, а вот твой друг Аскиф останется навсегда. Потому что его созвездие переместится и совокупируется с новой галактикой. При этом произойдет новое формирование, а точнее, произойдет обновление. Все планеты найдут свои новые места, где будут заново рождаться, и набираться энергетической силы. Они получат подзарядку, а этому нужно только радоваться. И на это есть Воля Высшего Разума. - Суму, ты открываешь передо мной тайны, хотя когда-то я уже слышал об этом, спасибо тебе. - Я вижу, твой экипаж устал, вы можете отдыхать. А когда померкнут наши светила, то все мы будем являться свидетелями нового рождения. - А возможно ли такое: если погаснут все светила, может произойти некий дисбаланс? - За это не беспокойся, свечение, которое произойдет во Вселенной, осветит всех нас. Никаких катаклизмов не произойдет. Иди, отдохни, а я тебя оповещу о начале знамения. - Суму, вас здесь много живет? - Мы бесчисленны, ибо соизмерить мысль невозможно. Я посмотрел на Суму, взгляды наши встретились. Мне стало приятно, и я спокойно отправился в свою обитель. Когда пришел, меня встретил Мар: - Командир, посмотри снова на эту глыбу, я до минимума уменьшил ее в размерах. Как она ярко светится. - Да, я вижу. Думаю, что начинается процесс активизации внешних химических элементов. Мар, следи за этим внимательно, а мне нужно отдохнуть. - Я дал наши координаты Аскифу, он скоро будет здесь. Но разместить их всех на этой планете просто невозможно. - Мар, когда они приблизятся, пусть некоторое время побудут в пространстве. Я не хочу навредить этой планете, да и ее обитателям. Ты сам видишь, как они нас встретили. - Хорошо, командир.


Отдыхать пришлось недолго. Своими мыслями меня разбудил Суму. - Содон, проснись, сюда прибыл Аскиф. Я немедля вышел из корабля и посмотрел на небо: «Боже, да сколько же вас?». Ко мне быстро подошел Аскиф: - Содон, извини меня, но мне пришлось приземлиться здесь. Как нам быть дальше? - Аскиф, с этим вопросом мы сейчас обратимся к Суму, - я посмотрел по сторонам, но его рядом не было. Я мысленно обратился к нему, и он вновь предстал перед нами. - Содон, я уже все обдумал, несколько кораблей останутся здесь, а остальные переместятся на другие планеты нашего созвездия. Они находятся недалеко, да вы их даже сами видите. И, действительно, я посмотрел на небо и увидел небольшие планеты. Когда я их пересчитал, их было двадцать семь. - Аскиф, тебе ясно все? - Да, Содон. - Пусть твои братья размещаются там, где они сочтут нужным, ты же остаешься здесь. - Суму, для вас это будет не в тягость? - Конечно, нет, ведь на тех творениях никто не обитает, но там имеется все то, что нужно для жизни. Аскифу не терпелось спросить, и он обратился к Суму: - Скажи, пожалуйста, а урановая руда там есть? - Извини, Аскиф, чего нет, того нет. Да и она вам здесь не понадобится. - Суму, но ведь мы не можем без нее, наши корабли не смогут летать. - Аскиф, там вы найдете для себя другое топливо, оно будет безвредным и надежным. Я больше ничего не могу добавить. - Что ж, Суму, можно сказать, что мы жили рядом, но как мало знаем друг друга. -Аскиф! - Да, Содон? - Торопитесь, вам не стоит так долго находиться в воздушном пространстве. Аскиф сразу отдал распоряжение. Послышалось шипение, запахло гарью, и многочисленная небесная аркада разлетелась в разные стороны. Они очень быстро удалялись и, наконец, совсем исчезли из виду. - Аскиф, как все хорошо получилось. - Да, Содон, этого и следовало ожидать. Моя цивилизация очень добрая. За все время, что существуем во Вселенной мы ни единого раза, ни с кем не воевали. Да, в принципе, я и не знаю, что такое война. К нам подошел Мар: - Командир, глыба начинает пульсировать и увеличиваться в размерах. Свечение усиливается. Думаю, что скоро начнется самое интересное. ----------------------------------------------- - Содон, в это время ты чувствовал страх? – спросил егоСэдо. - Как тебе сказать, чувство страха есть у каждого из нас, но в то время я доверял своему информационному отделу и всем тем расчетам, которые преподносились мне. Конечно, я понимаю, что такое рождение новой галактики. При этом может произойти все, но нас в то время отделяло большое расстояние. Мы находились в зоне недосягаемости. И если бы изменились какие-либо параметры, то мы бы моментально ушли оттуда в другие галактики. Вот еще что, у созвездия Пресных Вод, как я и говорил уже, очень сильная защита. В принципе я и возлагал большую надежду на эту защиту. Суму меня тоже убеждал в этом, хотя об опасности, я мало думал. В то время мои мысли были направлены на вновь рождающуюся галактику. Вот тогда я решил, что исследую ее полностью, и может быть, там, далеко, найду для себя новую родину. Да так все и получилось. Хотя знаешь, каждой вновь рожденной галактике дается Вселенский защитный код. Сколько я приложил усилий, чтобы расшифровать его, на это ушла уйма времени. Но во многом мне помог Суму, в этом я ему очень благодарен. Да и не только ему, а всей его цивилизации. - Содон, вот ты проник во вновь рожденную купель, как она выглядела? - О, Сэдо, это очень трудно описать. Можно сказать, что я попал в какую-то огромную холодильную камеру. Порой казалось, что мой корабль может превратиться в ледяную глыбу и веками носиться в этом хаосе. Но все это обошло меня стороной, я приближался все ближе и ближе к солнцу. На экране основного глена я видел формирование Солнечной системы. Какое это было зрелище! Шла расстановка планет. Представь: все вокруг трещало, шумело, повсюду сверкали электрические разряды, дул сильный непредсказуемый ветер. Огромные глыбы носились по всему пространству. Именно тогда шла чистка, все притягивалось к солнцу и там сгорало. Но все десять планет этой системы были расставлены в своем гравитационном порядке. Они носились вокруг солнца, как мелкие атомные частицы, несущие в себе разнообразную, нет, не жизнь, а заряд, который остался после расщепления или взрыва. Я тщательно исследовал планеты, но со стороны, потому что в то время я не смог приземлиться ни на одну из них. - А почему? - В один бы миг сгорел. Наблюдение за формированием планет длилось долго. Но время прошло, Мар создал карту Солнечной системы. Она мне нравилась, и я чувствовал себя хозяином этой системы. Я был в этом уверен, потому что передо мной предстала моя вторая родина. - Содон, лично я, рад за тебя. Но ты опережаешь события. Все-таки, что же было там, в созвездии Пресных Вод? Содон улыбнулся: - Сэдо, у меня все заархивировано, ты можешь посмотреть на все то, что тебя заинтересует. В конце концов, можешь сканировать. - Думаю так, но я это сделаю позже. А сейчас хочу услышать всю информацию из уст свидетеля, который видел все происходящее. Итак… - …Мар предупредил, что глыба начинает трещать по всем швам. Меня почему-то самого начало трясти, но не от страха, а от удовольствия. Войдя в информационный отдел, я сразу же посмотрел на экран глена, и увидел нечто интересное. Среди многих созвездий эта глыба казалась крохотной частичкой, но в ней находилась очень большая сила и смысл, заложенный Вселенским Разумом. В один момент она начала видоизменяться, и приняла овальную форму. Но от формы что-то стало отделяться и разноситься в разные стороны. Думаю, что это был шлак от урановой руды, потому что только она могла являться оболочкой этой глыбы или овала. Мар увеличил изображение до максимума и сделал голографическое изображение. Я был удивлен, когда увидел, что этот овал был весь в дырах, из которых исходило что-то парообразное. Думаю, что из-за сильного выделения эта субстанция уверенно стояла на одном и том же месте. А если бы было наоборот, то все было бы иначе. Она сорвалась бы с того места, где ей предназначено быть. Последствия тогда были бы непредсказуемы. К нам зашел Суму и сказал, что светила начали угасать. - Хорошо, Суму, идем. Мар, а ты веди наблюдение отсюда и всю информацию фиксируй. Старайся ничего не пропустить. - Командир, я все сделаю, но если вы прочувствуете что-то усугубляющее наше положение, сразу же возвращайтесь на корабль. Я и Суму вышли из корабля. «Странно, здесь не бывает ночи, но она уверенно наступила, нарушив все законы», - думал я. - Нет, Содон, это не нарушение, а соблюдение тех правил, которых придерживается все строение Вселенной. Вот и мое созвездие чувствует это. Я посмотрел на светила и увидел, что их как бы кто-то урезонил. Казалось, что они полностью утеряли свой смысл. Поднялся сильный ветер, он был влажный и сильно ароматизирован. Дышать было приятно. Со временем вокруг все потемнело, мрак оседал повсюду. И вдруг начались колебания поверхности планеты. Я заволновался. - Содон, успокойся, это включилась информационно-галактическая система охраны. - Суму, ты имеешь в виду, гравитационную охрану? - Считай, как хочешь, но это скоро закончится. И, действительно, колебания быстро прошли. И где-то там, во вселенской бездне, появилось сильное свечение, затем оно немного угасло, после снова возродилось. И мы увидели, как начался космический фейерверк, хотя светила померкли, но было светло. Мы видели, как во все стороны простора небесного разносились светящиеся субстанции. Изредка, но прослушивался гул, шум, казалось, что все рвется на части. Светящиеся субстанции сталкивались друг с другом. Они взрывались и делились между собой, и снова разносились уже во множественном числе в разные стороны. Появился огромный светящийся шар, он уходил вдаль, в глубь Вселенной. - Содон, вот и произошло новое рождение. Ты видишь ядро, основное ядро этой бывшей глыбы. Это светило будет являться солнцем вновь рожденной галактики. Через некоторое время оно будет расставлять своих «детей» по своим местам. Это закономерность, которая присуща всей Вселенной. Но это еще не все, мы с тобой не увидели самого главного. - Суму, что ты имеешь в виду? - Информационный луч новой Солнечной системы, который будет содержать в себе всю информацию о ней. Учти, и код тоже. - И, когда мы его увидим? - Содон, не спеши, хотя в принципе ты уже его увидел. Ты видел, как из глыбы выходило что-то парообразное, но это был не пар. Вся информация перед взрывом покидала глыбу, вот она как раз будет являться границей Солнечной системы. - Я понял, будем надеяться на то, что все произойдет без катаклизмов. - Не знаю, не знаю, как сказать, потому что все устаревшее обновляется и поглощается всем новым. Это тоже закономерность. - Суму, я согласен с тобой. ------------------------------------------ - Сэдо, я рассказал тебе все это вкратце, не обессудь. Формирование Солнечной системы продолжалось на протяжении нескольких миллиардов лет. Это по земным меркам или измерениям. Я также являлся свидетелем формирования информационного луча. Сейчас он называется Млечный путь и является не только границей, но и содержит в себе информацию от начала возрождения этой системы до нового перевоплощения. Этот Млечный путь является Богом Солнечной системы. Повторяю, там находится вся информация, которая руководит этой системой или мироварником. А информация является питанием этой системы, я имею в виду энергетическое питание, которое распределяется, не только рационально, но и своевременно, в достаточном количестве. Этот информационный Бог никого еще не обидел, на то Он и есть Бог и Его почитать нужно всегда. Потому что все это Он родил, и управляет всей этой системой только Он. Я же, да и все население этой планеты, являемся лишь участниками в Вечной Жизни. - Содон, что ты имеешь в виду? - А то, что мы свидетели того, что сотворил только Он. Некоторые люди чувствуют эту информацию, которую и почитают как Бога. Таких проявлений много, но я стараюсь в эти духовные процессы не вмешиваться. Я видел, таких людей сжигали на кострах, распинали, убивали, замуровывали сотнями. С большим огорчением смотрел на все это. Но я повторяю, я придерживался своих канонов, потому что знал, куда уходят их духовные субстанции и где они продолжат свой Вечный путь. Мы с тобой можем перевоплощаться, они же – нет. Потому что у них совсем другая структура, я имею в виду энергетическую. У нас же все по-другому. Вот мы спасли Сан Бабэ. Он и его племянница сейчас находятся в летаргическом сне. Теперь можешь представить, что будет с ними, когда они выйдут из этого состояния. Мы явимся перед ними Богами, живущими не на небесах, а под водой этого океана. Как мы сможем им все это объяснить? - Да, Содон, это сделать будет трудно, поэтому я их заберу с собой. - Сэдо, ты не понял меня. Поверь, их сознание находится еще на этапе развития, а разум нельзя насиловать, потому что он может повести себя агрессивно. Такие случаи уже были. Что еще? На этой Земле очень много геопатогенных зон. Они разнообразны: есть маленькие и большие. Те, что больше, вызывают глобальные катастрофы – это землетрясения, цунами, да и другие аномальные явления. - Но почему это происходит? - Как я тебе и говорил, внутри этой планеты находится атомный реактор, который работает за счет всех ископаемых земли. Этот реактор содержит и питает все то, что, мы видим на этой планете. Когда для него наступают перегрузки, он проявляет себя в выбросах лавы из вулканов. Сейчас этих вулканов мало, но они реальны. Конечно, при формировании Земли они были повсюду. Что еще могу сказать? Да, вулканы видимы, землетрясения и цунами ощутимы, а малые геопатогенные зоны незаметны, но сильно воздействуют на все живое. Эти зоны являются как бы обратной стороной радиации, которые исходят изнутри земли, но в слабых дозах. Происходит обратный процесс. - Содон, ты имеешь в виду расщепление и структуру строения атомов? - Да, что-то в этом роде. Но со временем цивилизация разгадает все тайны и научится управлять всеми «темными силами». - Содон, ты странно говоришь. - Нет, я так не думаю, я стараюсь говорить языком развития этой цивилизации. Но могу говорить и по-другому, но при этом ты меня можешь… Да, светила не вечны, со временем они угаснут. На замену им придут новые. Когда угасает солнце, тогда рушится организм системы, планеты теряют свои свойства, нарушается гравитация. Все поглощается черными дырами. - Содон, а что произойдет с разумным творением и животным миром? - Сэдо, вот именно здесь, этот катаклизм произойдет еще не скоро, но он будет. Высший Разум переселит все живое: разумное и неразумное в другие галактики. На те планеты, где будут условия, присущи для жизни. Так что беспокойство излишне. Когда формировалась система, она поглощала в себя все устаревшее. В том числе и созвездие Миражных Вершин. Все это происходило на моих глазах. Сэдо, ты видел спутник Земли? - Да, Содон, видел, мне он нравится. - Так вот, учти, этот спутник когда-то являлся родиной Аскифа. Его планета именовалась Руна, я же ее называю Луна. Ее атомное ядро не полностью, но угасло. Извлечь из этой планеты что-то полезное, просто невозможно. Там все перегорело, но оно еще держит в себе много информации. И если все планеты - это живые организмы, то и Луна является такой же, она как может, так и воздействует на Землю. Я часто бываю на Луне, но на невидимой ее стороне. Там есть небольшой город, который состоит только из моих летательных аппаратов. - Но чем вы там занимаетесь? -Там я часто встречаюсь с Аскифом и Суму, ведь мы стали межгалактическими соседями. На Луну они доставляют животворящую жидкость, которая находится только в созвездии Пресных Вод. Эту жидкость я загружаю в грузовые отсеки и доставляю сюда на Землю, а точнее сказать, на дно этого океана. За счет этой жидкости мы существуем. - Содон, при помощи, какой энергии передвигаются твои летательные аппараты? - Это очень просто, но скажу. Берем морскую воду и при термообработке получаем из нее смесь, но не топливо. Эту смесь мы погружаем в специальные отсеки и уже оттуда она поступает в водородные реакторы. И опять же, в результате расщепления работает наша центрифуга, которая разряжает вокруг аппарата воздух. И мы без всяких трудностей перемещаемся в этом воздушном пространстве. Но в основном пользуемся земным притяжением. При этом мы можем перемещаться в любую точку Земли молниеносно. - Я так понял, что ты используешь земное притяжение, как энергию, которая способствует перемещению твоих летательных аппаратов? - Да, это энергия надежна и безопасна. - Содон, за время твоего пребывания здесь, были ли у тебя враги, да и не только у тебя, а и у всей земной цивилизации, которые бы мешали развитию? - Сэдо, если ты имеешь в виду врагов не земных, то они были и есть на данный момент. Это пришельцы из других измерений. Этих зеленых человечков я именую, как генетических вампиров. Они появляются моментально. Лично сам я за всем уследить не могу. За все время существования Земли, они сделали много вреда. Тысячами похищали людей, да похищают и сейчас. Думаю, что они превращают их у себя в зомбированных рабов. Самое страшное, что они никого не возвращают. Мне трудно рассчитать из какого измерения они появляются, хотя их корабли я часто вижу. Начинать с ними войну, я тоже пока не в состоянии, хотя у меня имеются лазерные установки, при помощи которых я могу уничтожать их летательные аппараты. Но эта зеленая тля очень хитра. Они могут внезапно появиться и также внезапно исчезнуть с поля зрения. Как это им удается, мне до сих пор непонятно. И как они научились делать переход, тоже остается непонятным. Но следы свои они оставляют на Земле. - В чем же это проявляется? - А вот в чем. Они берут любого человека и вживляют в него генетический датчик. Это микроэлемент, который сильно воздействует на головной мозг, при этом человек становится неуправляемым в действиях своих. Им подвластно все, они могут воздействовать на массы людей. За ними идут все те, кто верит им. Лично я знал многих людей, в которых были вживлены генетические датчики. Такие зомби поднимали народы на страшные войны. Мне, конечно, неприятно на все это смотреть, потому что гибло живое творение. Зомби тоже погибали, но на смену им приходили другие и продолжали начатое первыми. Зеленые пришельцы за всем происходящим наблюдали и радовались всему тому. Что видели. Однажды в Китае я встретился с такими. Их было всего несколько особей. Когда я приземлился рядом с ними, то увидел, что одна из их установок при помощи какого-то свечения бурит землю. За всем происходящим я наблюдал из своего корабля. Выйти я не решался и направил туда своего робота по имени Мкрэч. Когда он приблизился к ним, то в считанные секунды произошло неповторимое. Луч, который бурлил скважину в земле, моментально был направлен в сторону робота. Он не сгорел, но молниеносно исчез. Его поглотила неведомая сила. В этот момент мне стало не по себе. Но, спустя несколько минут, я был поражен, когда увидел Мкрэча рядом с собой. Я стал его спрашивать, что же с ним произошло, но он не промолвил ни слова. Затем я снял с его информационных датчиков ту информацию, которая была заложена в нем. Но она выглядела непонятным хаосом. Они как бы перемешали ее, но я до сих пор не могу ее расшифровать. Пришлось Мкрэча заархивировать, и он сейчас находится в одной из камер перевоплощения. Но я надеюсь, что со временем я уберу из него вирус, внедренный ими. Что еще, эти существа заносят сюда много разных микробов, которые способствуют развитию многих заболеваний. Я просто не успеваю с этим бороться. Изучая микробы, я убеждаюсь в том, что все они являются из космоса, из далекого космоса. И они приходят оттуда при помощи блуждающих комет. Я думаю, что зеленые существа как-то причастны к этим кометам. На самой комете микробов нет, но у хвоста ее, в шлейфе, я точно знаю, можно найти все. Этим они пользуются и еще много принесут бед. Но в борьбе рождается истина, и я думаю, что достигну этой истины в объемных масштабах. Мои лаборатории будут работать только для благополучия всей земной цивилизации. Да, будет трудно, хотя глобальные трудности у меня остались позади. - Содон, а ты пытался вступить с ними в контакт? - Нет, Сэдо, потому что чувствую, они на это не пойдут. Если бы ты увидел их, ты бы ужаснулся. Одним словом вампир остается вампиром. Но я думаю, что когда цивилизация на Земле достигнет больших успехов в своем развитии, я появлюсь перед ними, и мы вместе обуздаем незваных гостей. Сейчас пойти на это я не могу, ты ведь сам видишь, как выглядит на данный момент это творение. - Но почему ты встречаешься с Суму и Аскифом на Луне? - Это очень интересный вопрос, хотя я ожидал его. Пойми, земная атмосфера не подходит им. Если бы они попали на Землю, то оказались в невесомости. Да и дышать им было бы нечем. Их организмы приспособлены к тяжелым микроэлементам, которые существует только в их галактике. - Но ведь ты мог взять их на свой корабль и доставить на Землю. - Нет, Сэдо, на моих летательных аппаратах точно такая же атмосфера, как и на Земле. И я не хочу им навредить, потому что если не будет Аскифа и Суму, то не будет и меня. Хотя в принципе мы научились творить чудеса. Из морской воды мы делаем все то, что нужно нам. Глубинные водоросли тоже очень помогают. Чем именно я объяснять не буду. - Содон, когда ты впервые внедрился в Солнечную систему, сразу избрал для себя эту планету? Содон внимательно посмотрел на Сэдо и улыбнулся: - Сэдо, прежде чем попасть на эту планету, я сначала обосновался на планете Церпат. В последствии один из профессоров этой Солнечной системы назовет Церпат Марсом. На ней я провел некоторое время. Планета нам нравилась, она напоминала нашу родину. На Церпате было несколько океанов, природа была разнообразной. Но как происходило формирование этой планеты, я не видел. На ней было семь материков. На одном из которых и обосновались. Шло время, мы развивались и часто отправлялись в экспедицию по изучению этой системы. И вот мы нашли, а точнее открыли для себя планету, на которой сейчас и находимся. Она нам тоже понравилась, хотя на ней была одна сплошная водная гладь. Все данные об этой планете я внес в свой информационный отдел, как бы на всякий случай. Но данная информация со временем мне пригодилась. Другие планеты для нас не представляли большого интереса. Для существования они были непригодны. Я возлагал большие надежды на Церпат, но произошло невероятное. Где-то в глубине космоса произошла катастрофа, судя по всему, взорвалась галактика. Ты можешь представить, что при этом происходит. Хотя эта галактика находилась далеко от Солнечной системы, но мы прочувствовали на себе ее отрицательную силу. На Церпате уровень радиации стал превышать все нормы. Моря и океаны стали высыхать, всему этому способствовал сильный ветер. Нам ничего не оставалось делать, как начать строить подземные катакомбы, тем самым и спаслись. Как я уже говорил, у меня была информация о той планете, на которой сейчас мы находимся. Ученый совет решил, что нам надо переселяться на эту планету. Я все время думал, как можно переселиться, если на ней нет ни одного материка. И все-таки, изучая тщательно информацию, мы сделали вывод, что опустимся на дно морской глади. Вот мы и находимся здесь, по сей день. Земля формировалась, появлялись материки и исчезали, на смену им приходили новые. Недра земли тоже формировались. Вот представь, наш городок находится на дне морского океана, но если посмотреть внимательно в иллюминатор, то увидишь, что находимся мы под пластом этого материка. Морского давления при этом не ощущаем. Поднять свой основной корабль-матку, я не могу, потому что надо мной находится огромный материк. - Да, Содон, сейчас мне все понятно. - Сэдо, я в этом и не сомневаюсь. Для меня главное то, что на своих летательных аппаратах я могу бороздить без всяких трудностей просторы Солнечной системы. - Ты мне говорил, что когда-то на Земле существовал единственный материк, на котором жила небольшая развитая цивилизация. - Да, все это было. Об этом я вспоминаю с большой грустью. - Мне очень интересно знать, что же с ними произошло. - В то время я встречался на Луне с Суму и Аскифом. В свои летательные аппараты, а точнее в грузовые отсеки, я загрузил много жидкости, которая была доставлена из созвездия Пресных Вод. - Содон, извини, я перебью тебя, почему вы встречаетесь на обратной стороне Луны? - Потому что там полностью отсутствует солнечная радиация, и поэтому мы не принимаем никаких мер предосторожности. Да и Суму с Аскифом чувствуют себя в благоприятных условиях. …И вот, попрощавшись со своими братьями, мы отправились назад на Землю. Полет проходил успешно. Справа по борту я увидел, как перед нами пронесся огромный астероид. Я понял, что Земля его тоже притягивает к себе. Решил догнать и раздробить из лазерных установок. Но у меня ничего не получилось, потому что мои летательные аппараты были полностью загружены. Сбросить груз – это равносильно приговорить себя в то время к небытию. Астероид уносился с огромной скоростью к Земле. И когда он достиг земной атмосферы, мы увидели яркую вспышку. У меня на глазах появились слезы, и чувство горечи осело во всех моих внутренних органах. Мы благополучно долетели до Земли, но там я увидел такую картину. Земля была сбита со своей оси и как бы перевернулась. При этом погиб весь животный мир, находящийся на ней. Материк полностью исчез, но при этом появились новые. По всем параметрам астероид коснулся только косвенно Земли. Если бы он попал в планету, то был бы нарушен баланс Солнечной системы. Земля лишь только на несколько градусов сместилась со своей оси. Все сразу видоизменилось. Сейчас на этой планете есть два полюса. Именуются они – северный и южный. Я думаю, что под южным полюсом находится тот единственный материк. Я возлагаю все свои надежды на то, что пусть не полностью, но кто-то остался жив. Проникнуть туда я не могу только из-за того, что там находится большой слой льда. Но надежды меня не покидают. На то время для меня было трудно найти свой корабль-матку, и все-таки я нашел. Мой помощник все время посылал из морской пучины сигналы. Когда мы опустились, можно сказать, к себе домой, то узнали от членов своего экипажа, что они слышали сильный шум. Сэдо, представь, на такой глубине они слышали шум. Им казалось, что Земля подпрыгивает в невесомости. Были большие перепады давления, затем резко все закрутилось. Вся фауна океана опустилась на самое дно, ибо она тоже чувствовала свою гибель. Наступило время новых формирований. Я сильно тосковал по погибшему материку. Вновь образовавшиеся материки выглядели поначалу как-то серо. Неприятно на это было смотреть. И все-таки мы на своих многотысячных летательных аппаратах прозондировали всю местность данной планеты и решили, что возродим здесь некое усовершенствованное благополучие. При помощи животворящей жидкости, что доставлял мне Суму, мы все так и сделали. Мир начал возрождаться. Я опять же согрешил, снова вел клонирование. Цивилизация начала возрождаться. Когда она была на первом уровне развития, все мы радовались этому. Но, как люди говорят: беда не приходит одна. Я знал, что Земля чувствует тяжесть от вновь образованных полюсов. Начались частые землетрясения, планета дрожала, ледники стали двигаться. Опять же на своем пути они сметали все живое. Остановить этот процесс мы были бессильны. И на долгое время ушли на дно океана. Несколько миллионов лет мы не могли выйти из этой пучины и при помощи приборов вели визуальное наблюдение за всем тем, что происходило на поверхности Земли. До всех катаклизмов лучи солнца достигали дно океана. После этих катастроф мы находились как бы взаперти, вокруг было темно и очень сильно холодно. Но прошло время, на поверхности все сформировалось по-новому. Мы имели возможность подняться из морской пучины и сразу же стали возрождать все утерянное. Ты мне рассказывал, да я это и сам видел, что с твоим кораблем-маткой столкнулся тоже астероид. Вот сейчас тоже можно представить, что было бы с Землей, если бы ты не находился в это время в плотных слоях ее атмосферы. Ты спас многое и многих, хотя потерял то, что помогло бы тебе вернуться к себе домой. Но не беспокойся, все будет так, как и должно быть. - Содон, ты мне говорил, что в Солнечной системе имеется десять планет. Но по всем хронометрическим данным здесь я наблюдаю только девять. Не ошибаешься ли ты? Содон улыбнулся: - Сэдо, дорогой ты мой вселенский брат, я ни в чем не ошибаюсь, просто не успеваю отвечать на все твои вопросы. Сейчас я включу глен, а ты внимательно посмотри карту Солнечной системы. Вот ты видишь Солнце и ее девятерых детей. Десятый ее ребенок, я имею в виду десятую планету, является как бы скрытой субстанцией. У нее совсем другая гравитация, другой курс. Если все эти планеты кружат вокруг Солнца по горизонтали, то у десятой планеты все происходит иначе. Ее курс прямолинеен и вертикален. Поэтому ее очень трудно заметить, она только в несколько сот лет может появиться и также исчезнуть. Проходят еще сотни лет, и она снова появляется. Ты попал сюда в тот момент, когда эта планета снова появится здесь и станет видимой. Мы с тобой обязательно ее посетим, там ты найдешь свое успокоение, ибо цивилизация этой планеты поможет тебе вернуться домой. - Содон, значит, ты не один здесь живешь, я имею в виду в этой Солнечной системе? - Слушай меня внимательно. Несколько тысячелетий назад мы на нескольких летательных аппаратах делали контрольный облет всей Земли. Я стоял у обзорного иллюминатора и наблюдал за всем происходящим на Земле. Вдруг на радарах я увидел нечто загадочное, но оно напоминало мне что-то родное. Я постарался выйти на связь с этим объектом, и это мне удалось. С огромной скоростью мы приближались друг к другу. Когда расстояние стало небольшим, я увидел корабль-матку и удивился. Он по своим размерам в несколько раз превышал мой корабль-матку. Нас хорошо приняли на борту этого корабля. Я познакомился с экипажем и командиром этого совершенства. И узнал от них, что они являются пришельцами из созвездия Орион, с планеты Агендаст, которая тоже исчерпала свои возможности, им пришлось покинуть ее. Судьба их сложилась точно так, как и у меня. Но поверь, Сэдо, я исследовал все оборудование, если говорить по земным меркам, то с этого момента оно опережает развитие на две тысячи сто тридцать четыре раза. Вот теперь представь себе, какого уровня они достигли. Беседа наша длилась долго. Разместить несколько тысяч таких летательных аппаратов на планете Земля было невозможно. Мы по-новому стали исследовать все планеты – это газообразные вместе со спутниками, и планеты с твердым покрытием, но так ничего и не нашли. И все же есть, как говорится, удача-случай. Мы увидели десятую планету, она в несколько раз превышала планету Земля. Радость осенила всех нас. Лично я радовался тому, что рядом со мной в этой Солнечной системе будут жить очень умные и доброжелательные пришельцы из Космоса. Я вместе с ними отправился на эту планету. Сэдо, не могу я тебе объяснить, но я видел то, что мог видеть. На этой планете уже существовали и флора и фауна. Она состояла как бы из одного материка, среди которого находились небольшие моря. У меня появилось желание тоже остаться на этой планете, но эти чувства быстро прошли. Потому что ностальгия давала о себе знать, я не мог уйти от того, что уже сделал, и что перетерпел. - Содон, если там была флора и фауна, значит, на этой планете уже кто-то побывал. - Нет, Сэдо, я думаю иначе. Когда происходило формирование Солнечной системы, то произошло некое чудо. Пока формировался Млечный путь, из Космоса могла проникнуть некая живая субстанция в виде микробов, я думаю добротных микробов. А ведь эти элементарные частицы представляют собой тоже жизнь. И когда они осели на этой планете, возможно, они возродили здесь жизнь. Да, населения на этой планете не было, но мы привыкли видеть реальность. А именно то, что если мы видим какое-то движение, значит, это жизнь. И всякое творение, вплоть до травы, является жизнью тоже, опровергнуть это невозможно. Я видел, как новые переселенцы сразу стали строить для себя жилье. Но, учти, не такое, как ты видишь на этой планете. Их жилье – это многочисленные лаборатории, огромные ангары, где они хранят свои летательные аппараты. Строилось все это, можно сказать, мгновенно. Все происходило у меня на глазах. Планету, на которой поселились, они закодировали. Она стала доступной для немногих . Сэдо посмотрел на Содона и спросил: - Эта планета случайно называется не Вафилоний? Содон вздрогнул: - Сэдо, ты от меня что-то скрываешь? - Да нет, Содон. Эту планету я знаю. Ты, случайно не встречался там с профессором Зэбсом? - Вот это да. Конечно, я его знаю. В первые дни нашей встречи мы с ним познакомились, Зэбс мне понравился. Сэдо, но откуда ты их знаешь, почему все время молчал? - Я не молчал, а просто не успел тебе сказать о том, что знаю. Если бы со мной не случилась беда, я был бы уже на Вафилонии. - Да, Сэдо, в жизни не бывает случайностей, в жизни существует закономерность, которая приводит к какому-либо итогу. Вот все это и произошло, да и будет еще происходить. Потому, что совсем скоро мы вместе с тобой встретимся с Зэбсом. Я думаю, что он разрешит все проблемы, и ты в скором будущем окажешься у себя дома. - Содон присел и внимательно посмотрел на Сэдо, затем промолвил. - Я мог читать твои мысли, но основную мысль не смог прочесть. Ты ее сам открыл передо мной. Я рад за тебя, да и за себя тоже. Да, мы первопроходцы Вселенной и, как я уже говорил, всю Вселенную исследовать просто невозможно, потому что все в ней находится в замкнутом круге. Мы откроем для себя что-то новое, но где-то там, в этой спирали знаний, родится что-то более совершенное. Опередить время…, хотя в принципе времени нет, существует сила знаний. Время же, я бы не сказал, что это абсурд, но чем-то нужно руководствоваться. Я тебе говорю, что прошли тысячелетия, миллиарды лет, но на самом деле ничего не прошло. - Содон, ты можешь сейчас выйти на связь с Зэбсом? - Нет, Сэдо, он находится в зоне недосягаемости. Но при полной Луне мы постараемся связаться с ним. Ты спокойно поговоришь со своим другом. В принципе я тебе советую остаться у него, ведь вы близки друг другу. - Содон, но теперь мне будет не хватать тебя. - За меня не беспокойся, себя я чувствую хорошо. Камеры перевоплощения мои работают успешно, но к тебе у меня будет одна просьба. Сэдо, когда ты будешь покидать Солнечную систему, пожалуйста, оставь мне на память один из твоих летательных аппаратов. - Без всяких проблем, я оставлю тебе не только свой летательный аппарат, но и свою спасательную капсулу, которая находится отсюда по земным меркам – далеко, по нашим - совсем рядом. И они засмеялись. - Содон, когда человечество этой планеты достигнет уровня высокого развития, они, как бы будут находиться на одинаковом уровне с тобой. Как ты отнесешься к тому, если они откроют тебя? - Я буду этому только рад, потому что мы будем находиться на одном уровне развития. Я тоже об этом часто думаю, но ни разу не сомневался в том, что мы поймем друг друга. Сейчас, бывая в любой точке Земли, я вступаю с людьми в контакт, они меня не боятся. Я с ними веду положительные беседы. Когда чувствую человека, что он тянется ко мне, такому человеку я даю немного информации, которую он начинает применять в своей жизни. Конечно, всякий раз после такой беседы, я блокирую их память. Кстати вы тоже можете так делать. Вот, когда я блокирую память, учти, я не нарушаю деятельность головного мозга. Я не вправе вмешиваться в эту структуру, но при моем воздействии человек помнит все то, что я дал ему, но он не вспоминает меня. Сейчас это так нужно. Я не заставляю людей мне повиноваться, просто отдаю некую часть знаний для их всеобщего развития. Да, человеческая жизнь мне не нравится, я имею в виду не саму жизнь, а ее развитие. Они бросаются из стороны в сторону, ищут для себя что-то новое, но не все. А ведь знания еще кроются во многих точках Земли, их с моего разрешения заложил и оставил профессор Зэбс. Некую информацию я сканировал и с тебя, скажу тебе, что ты был в Египте, видел построенные пирамиды, видел фигуру лежащего уставшего Сфинкса. Это первая точка. Такие точки имеются в пустыне, даже на дне морском. И это является информационной системой, которая контролирует развитие человечества. Эта система никогда не навредит ему. Если нарушить ее, то может произойти еще одна глобальная катастрофа. Но я уверен в том, что до этого не дойдет. Высшие Силы не позволят уничтожить Разум. Стражем всему этому является Сфинкс, взгляд которого направлен в созвездие Орион. - Содон, извини меня, но об этом я сам не догадался бы. Спасибо тебе, что ты сделал передо мной такое величайшее открытие. - Сэдо, у меня к тебе есть небольшое предложение. Если ты согласишься со мной, то в скором будущем я смогу тебя взять с собой на Луну. - Содон, ну от такого предложения отказаться я не могу. А со своей стороны я тебе предлагаю вместе побывать на том месте, где мне пришлось столкнуться с астероидом. Я покажу тебе спасательную капсулу, чтобы ты со временем без всяких проблем мог посещать частичку моей родины. Она тебе будет напоминать обо мне, о моем родном городе Стрэнэ, о море Светлых надежд и обо всем другом, что тебе приходилось там видеть. - Спасибо, Сэдо, я готов прямо сейчас отправиться туда. - Что ж, тогда в путь!


Огромный летательный аппарат медленно вздымался из водной пучины к небесам. Шаман подбежал к Сэдо и лизнул его за руку. - Что, дорогой мой, вижу я, ты постарел и думаю, что мне нужно поместить тебя вместе с твоим хозяином в камеру перевоплощения. Вслед за Шаманом к Сэдо подошел Емельян и промолвил: - Сэдо, мы с тобой говорили уже на эту тему, и я повторяю снова. Мне не хочется оставаться на Земле, я хочу познать Вселенную. Но прежде, чем ты заберешь меня к себе, пожалуйста, доставь меня на мою родину. Я хочу немного побыть там. Но, когда ты будешь покидать нашу планету, ты меня заберешь с собой. - Емельян, посмотри, пожалуйста, на себя. Для нас времени не существует, для вас же – это реальная субстанция. Она вершит над вами все, что подвластно ей. Ты слышал, о чем я только говорил. Вот когда ты пройдешь обработку в камере перевоплощения, я сразу же тебя доставлю к тебе на родину. Но прошу, не открывайся ни перед кем, хотя… я кое-что заблокирую в твоей памяти. - Сэдо, я тебя прекрасно понимаю, и не подведу, - Емельян улыбнулся и добавил, - и Шаман тоже. КОРАБЛЬ. КРАСНАЯ ПОЛЯНА. Сэдо с Содоном подошли к камере перевоплощения. - Содон, посмотри, что с ними. - Я это вижу не впервые. Шаман оказался маленьким щенком, вместо Емельяна лежал молодой человек. - Сэдо, вот теперь представь, они вернутся к себе домой, как воспримут их те, кто с ними раньше общался? - Содон, я думаю, те, кто воспримет их по-новому, ничего не поймут, потому что память вершит свое и может видоизменяться. Тем более на нее я буду воздействовать. - Все в твоей власти, ты опережаешь меня, но никаких препятствий я ставить перед тобой не буду. Светило солнце, веял легкий ветерок. Не было свидетелей в тот момент, когда летательный аппарат приземлился на Красной поляне. Первым из аппарата вышел Сэдо, затем Валдис и Ирша. Следом за ними появился Содон. - Вот, Содон, на этом месте я часто бывал, можно сказать, что это мое пристанище. Хотя моя спасательная капсула находится немного дальше. Но мне, как разумному существу, да и всем нам предстоит подойти к одному месту и отдать дань уважения тому человеку, которого я хорошо знал. Это был Леший – житель и отшельник этой «зеленой пустыни». Содон посмотрел на Сэдо: - Скажи мне, Сэдо, ты с ним лично какие имел отношения? - Я не превышал того, что можно делать нам. Я думаю, что тогда впервые, когда мы встретились, он видел в нас Богов. - Пусть будет так, но видел ли ты его информационную оболочку на тот момент, когда его тело перестало существовать? - Видел не только я, а все члены моего экипажа. Они подошли к месту, где находилась могилка Лешего. Содон немного постоял и отошел в сторону. - Сэдо, ты меня извини, но здесь я чувствую сильное выделение фосфора, а он на меня влияет. Из аппарата выбежал Шаман, вслед за ним вышел Емельян. Сэдо с Содоном обратили свой взор на них, и Сэдо сказал к Содону: - Я всему этому не удивлен и будущее человечества будет заключаться в этом перевоплощении. Емельян подошел к Сэдо и сказал ему, что хочет побывать в Бодайбо. - Я ничего не имею против, мы тебя быстро доставим туда, - сказал Сэдо. - Нет, Сэдо, я хочу вместе с Шаманом пройти по тем местам, где когда-то бывал. - Емельян, не жалеешь ли ты о том, что происходит на самом деле? - Нет, я доволен той участью, о которой мечтал. - Что ж, я рад за тебя. Ступай с Богом к тому месту, куда тебя так сильно тянет. Мы же пока побудем здесь. На этой поляне мы опять с тобой встретимся. Но учти, когда ты вернешься сюда, нас здесь не будет. Ты мысленно обратись ко мне, и я вернусь к тебе в любую минуту, даже опережая твою мысль. - Сэдо, прошу вас, не оставьте меня здесь навсегда. - Емельян, из-за знаний, что ты получил и ими руководствовался, я не вправе тебя здесь оставить. Но ты мне дал обещание. - Сэдо, повторяю, я никогда не подведу тебя, и покидаю вас не надолго. Емельян взял Шамана на руки и пошел той тропой, которая вела в сторону Бодайбо. Сэдо посмотрел ему вслед и подумал: «Боже, до чего люди прекрасны сами по себе, их тянет туда, где они были рождены. Но почему я так думаю, да потому что меня тоже зовет к себе моя родина, и я тоскую по ней. Но что будет с Емельяном, когда я его заберу с собой, ведь тоска-ностальгия присуща всем людям. С одной стороны, мне будет жаль его, а с другой – я могу сделать так, что он не будет помнить о своей родине, но это противозаконно. Хотя, как сказать. Если он будет находиться у меня в городе Стрэнэ, и только при его желании я могу возвращать его на родину. И пусть Бог меня за это простит. Лично я не хочу насиловать живое, и я преклоняюсь перед чувствами, которые заложены в живом организме. БОДАЙБО. ДОМ ПРОХОРА. Марфа управлялась на кухне, стряпала пельмени. В столбяной комнате сидели за столом отец Никодим, Евстигней и Прохор. Как ни странно, но они пили клюквенный чай. - Прохор, - отец Никодим обратился к нему, - я вижу, что после войны ты лишился ноги и руки, за что ты их потерял? - Да я и сам не знаю, просто воевал. - Ты воевал за Бога? - Отец Никодим, но как же сатана может воевать за Бога. - Да, Прохор, ты прав. Но поверь, на белом свете что-то происходит необъяснимое. Мы уже в преклонном возрасте и скоро нам придется уходить туда, точнее, в те места, о которых мы ничего не знаем. Но хочется до конца понять истину и знать, где она находится. Вот я священник, а что я знаю – ничего. Я просто преподношу то, что поведала мне когда-то моя бабка. Я то преподношу, но и сам вижу, что ничего не меняется, а хотелось видеть все иначе. Слушая все это, Евстигней заплакал: - Братья мои, мне тоже страшно умирать. Ну, что я видел в этой жизни, только тяжелую судьбу, голод и холод. Но я думаю, что пройдет много лет, и люди будут жить в своем благополучии. У них будет все, они будут жить, как живет сейчас наш царь. Отец Никодим встал, подошел к светящейся лампадке, перед которой находился образ Николая Чудотворца, помолился, стал на колени, три раза прикоснулся челом к полу и сказал: - Господи, сверши чудо, не прошу за себя и всех нас, кто здесь находится, а для всех людей. Чтобы никто не болел, чтобы люди жили в достатке. И пусть вера наша будет возвышать Тебя все время ради нашего всеобщего благополучия. Еще раз, Господи, прошу Тебя, сверши чудо. В это время вошла Марфа и поставила на стол пельмени, Евстигней засмеялся: - Отец Никодим, спасибо тебе, вот свершилось первое чудо. - Отрок, не смейся надо мной, не ради своего удовольствия я просил Господа Бога. Ведь мы заканчиваем свой век, подумайте, что останется в нашей памяти. Да просто ничего, только черное пятно, а ведь хотелось прожить жизнь по-божески. Мне не нужны богатства, ибо они приходящие и уходящие. Я хочу жизни вечной, хотя в это верю, и думаю, что там, в той жизни Прохор вернет все то, что утерял на этой проклятой сатанинской войне. Марфа стала за угол печки и заплакала. - Прохор, - обратилась она к мужу, - может вам дать наливочки? - Нет, Марфуша, спасибо. Когда можно было, ты запрещала, а сейчас уже ни к чему. Но если есть козье молоко, то дай. - Конечно, сейчас, - и Марфа вышла в сени за молоком. Вдруг она услышала некий шорох, который исходил от входных дверей, пищал щенок. – Прохор, Прохор, выйди сюда! - Марфа, ну что же там случилось, ведь я не могу так быстро. Сейчас выйдет отец Никодим. Отец Никодим перекрестился и вышел в сени: - Марфа, что такое? - Отец Никодим, послушай, я чувствую, что к нам просится в гости маленький щенок. - А ты что, боишься, выйти? - Нет, но не ровен час, сам знаешь, в какое время мы живем. В дверь постучали. Отец Никодим от этого стука подпрыгнул и снова перекрестился: - Кто там? - Отец Никодим, откройте, это я, Емельян. Отец Никодим снял с себя крест и приник к нему челом: - Свят, свят, свят. Да что же это такое? Емельян, ты сущ? - Отец Никодим, открой мне, пожалуйста. Если бы я был не сущ, Господь не позволил бы мне к вам прийти. Отец Никодим взял в руки вилы и промолвил: - Марфа, открывай дверь. Дрожащей рукой она сняла крючок входной двери, дверь распахнулась. В сени вбежал маленький щенок, почувствовав запах молока, он стал скулить под ногами Марфы. Вслед за щенком в сени вошел Емельян, отец Никодим выпустил из рук вилы и припал на колени: - Емельян, это ты? Боженька, мы ждали чуда, и вот оно явилось. Марфа же, увидев Емельяна, от удивления упала на кучу сена и закричала: - А-а-а… Прохор без костылей выбрался в сени, он думал, что банда Тимофея, блукавшая в этих местах, захватила его избу. Но увидел он странную картину, перед ним стоял молодой Емельян. - Скажи мне, ты что, явился к нам из сказки? - Прохор, считай, как хочешь. Но прежде чем тебе все расскажу, дай я тебя подниму, - Емельян поднял Прохора, завел в комнату и вновь посадил за стол. Евстигней, увидев молодого Емельяна, чуть не подавился от удивления, при этом замычав. Все присутствующие с особым вниманием смотрели на Емельяна. У Прохора в сознании что-то промелькнуло, он пытался вспомнить. Но нечто неведомое не давало ему это сделать, он заплакал, приговаривая: - Емельян, может быть, ты ответишь, что с восьмого года происходит с нами? Неужели мы попали в лапы сатаны? - Нет, Прохор, мы познали, что доселе нам было неизвестно. Со временем это познание придет не только к нам, присутствующим, а и ко всему человечеству. - Емельян, но ведь ты говоришь непонятным для нас языком. А где Шаман? - Прохор, вы разве его не видите, вот он здесь, и Емельян указал рукой на маленького щенка. - Мы постарели, а ты стал еще моложе. - Прохор, пожалуйста, не спрашивайте меня о том, что мне не позволено говорить. Я еще не был у себя дома, где сейчас находится мой дядя? - О, Емельян, он усох полтора года назад, так и не дождавшись тебя. Изба пустует, окна и двери заколочены. Мы все время ждали и надеялись, что ты скоро вернешься, и будешь там жить. - Да, я вернулся, но ненадолго. За все то время, когда меня не было, я очень тосковал по Бодайбо. Тем более за всеми вами, за Лешим. Вы, хотя бы изредка посещали могилу его. Когда я увидел ее, она была неухожена, а ведь мы все любили этого человека, а он любил нас и помогал нам во всем. - Мы обязательно навестим могилку Лешего и все сделаем. А нам ты сможешь помочь? Скажи, почему наш взор каждый вечер устремляется к небесам. Даже будучи на войне, какая-то сила заставляла делать меня это. Я смотрел на мигающие звезды. Пытался мысленно попасть, но туда я не попал. Рядом со мной взорвался снаряд, но я благодарен Богу, что он не попал в меня. Ты, хотя бы что-то можешь нам объяснить? В это время зашла Марфа, она поодаль обошла то место, где сидел Емельян. Встала возле иконы, перекрестилась и промолвила: - Сгинь, сгинь, нечистая, из моего дома. Емельян не выдержал и сказал: - Марфа, поверь, это же я, Емельян. Если бы здесь присутствовала нечистая сила, она бы не смогла находиться, потому что с нами отец Никодим. Ведь как ни как, он является священником, у которого на груди трепещется серебряный крест. Не обессудьте меня, но всей правды не могу вам открыть, хотя ее вы все когда-то видели. Но просто, вы ее не помните, и время этому еще не подошло. Марфа внимательно смотрела на Емельяна. Этот в прошлом немой человек, перед ее взором выглядел сейчас красивым молодым человеком, стройным и подтянутым. Где-то в глубине души своей, на какие-то считанные секунды, она его полюбила. В этот момент у Марфы на щеках появился румянец. Она подошла к Емельяну. - Пожалуйста, ущипни меня, - обратилась она к Емельяну. Прохор посмотрел на Марфу и промолвил: - Сейчас я тебя костылем ущипну. Евстигней так и сидел с открытым ртом, посмотрев на него, Прохор сказал: - Ну, че, протолкнуть тебе? В ответ послышалось только мычание. Прохор ударил его по спине, Евстигней сразу закрыл рот, а затем промычал: -Э-э-э, Емельян, возьми и меня туда, где ты был. Емельян опустил голову. « Я бы вас всех забрал, но я дал клятву Сэдо, что не нарушу ее до конца дней своих», - подумал он, а затем сказал: - Прохор, думаю, что вы все помните взрыв, который произошел у нас в тайге. - Отец Никодим посмотрел на Емельяна. - Неужто, это связано с твоим омоложением? – сказал он. - Да нет, отец Никодим, я просто вас спросил. - Конечно, мы все помним. Сейчас на том месте находятся, как же правильно сказать, проникатели. Прохор засмеялся и поправил его: - Отец Никодим, да не проникатели, а старатели. Они пытаются узнать, что же все-таки здесь произошло. « О, Боже, - подумал Емельян, - там же сейчас находятся Содон и Сэдо Сина. Если произойдет встреча с этими старателями…, хотя нет, такого не может быть. Сэдо с Содоном уйдут от встречи, ибо им все подвластно». - Емельян, чё, голову-то опустил? – обратился к нему Евстигней.- Ты знаешь, когда я выпью, все время вижу один и тот же сон. На какой-то большой железной повозке, я, как птица, летаю над нашей тайгой. - Евстигней, мало ли что может присниться. - Но я бы это не назвал сном, потому как наутро чувствую, что бывал там, видел все то, чё мне было дано. Но просыпался весь мокрый. - Ты что, ходишь под себя? - Да нет, от пота. - Братья мои, я скажу вам откровенно. Все то, что происходило с нами, это было реальностью. И то, что вы видите в своих снах, все это является вашей будущей жизнью. Но сейчас я пришел сюда, чтобы увидеть вас и проститься с вами. - Емельян, ты, разве собираешься умирать? - Нет, я не умру, а вознесусь далеко от вас, и по возможности буду возвращаться сюда. Но, извините меня, вас тогда уже здесь не будет. - Емельян, мы чё, сотлеем? - Именно так, ваши тела сотлеют. Но ваши души вознесутся туда, о чем вы даже и не мечтали. Прохор проглотил пельмень, запил молоком и спросил: - Может быть, я там найду свою руку и ногу? - Емельян подошел к нему и обнял его: - Прохор, я точно не знаю, но все возможно. Ведь ты помнишь, каким я был, и видишь, каким я стал. - Да, Емельян, я вижу, мне бы очень хотелось побывать на твоем месте. - Я не знаю, что тебе ответить и на это. Здесь, в Бодайбо, я пробуду всего несколько дней. Но у меня есть к вам предложение, всем вместе отправиться на Красную поляну. Ведь там заложен весь смысл нашей жизни. Что я имею в виду? Это могила Лешего. Мы ее приукрасим, и на этом месте может проявиться некое чудо. Отец Никодим перекрестился и подумал: «Неужели я тоже омоложусь, хотя мне это уже не нужно». Евстигней думал о своем: «Если Емельян знает что-либо чудотворное, он все равно расскажет нам об этом. Мы все это постараемся сохранить в своей памяти. Хотя я немножко эту радость все-таки разделю с Герасимом. А если он ничего не расскажет, то я буду глух и нем, каковым был раньше Емельян. В этой жизни мы есть холопы, и, чтобы нам не преподнесли, всему будем рады. Не хочется жизнь терять понапрасну. Вот Отец Никодим часто нам говорит о Боге, хотя и сам не знает, что и о чем он говорит. Спрашиваем о Боге, он только машет руками и говорит: это вот это, а это вот это. А я часто смотрю на своего быка, на грабли и вилы, и в этом для себя вижу Бога. Ничего мне непонятно в этой жизни. Но все надежды я возлагаю только на Емельяна. Я, как и Прохор не полностью, а помню то, что происходило с нами. Но все эти воспоминания уходят в бездну, туда, в темную тайгу, где живут только звери, да сильный мороз». Марфа тихонько подошла к Емельяну и средним пальцем дотронулась его уха. В один миг, отскочив от него: - Прохор, а он, действительно, живой. - Фу, дура, вот лепеха. Ты чё, думаешь, моя оселя является пристанищем для покойников? Пойди лучше ополоснись холодной водой, а после приготовь постель для гостя. - Прохор, авось постелить вам на сеновале? - Марфа, это будет прекрасно. Марфа все так и сделала. Забравшись по лестнице на верхушку стога сена, она расстелила одеяло и положила подушки. После чего, снова помолилась и попросила Бога о помощи. О какой помощи и сама не знала. Войдя в избу, она сказала: - Прохор, все готово. Но, как ты взберешься на этот стог? - Марфа, за это не беспокойся. Отец Никодим своими молитвами поможет мне взобраться. Хотя я думаю, что телесно он больше поможет. Все так и получилось. Отец Никодим с Евстигнеем и Емельяном помогли Прохору взобраться на стог сена. Затем они попрощались и удалились по своим домовкам. А Емельян и Прохор продолжили свой диалог: - Вот, Емельян, мы и остались с тобой один на один. Чё, ты, можешь мне сказать? - Прохор, я ничего не могу обещать, хотя мне очень хочется тебе помочь. Я знаю, что ты был мастеровым, мог делать все. И мне хочется, чтобы ты возродил себя. - Емельян, ты видишь, какой я есть. И я тебе скажу откровенно: Господь нас рождает, но после почему-то не возрождает. - Ты очень заблуждаешься. Вот посмотри на простор небесный. - Да что мне на него смотреть, я с самого детства смотрю и не нахожу в нем никакой ясности, я имею в виду, для ума. Прелесть и всю красоту этого простора, конечно, я вижу. Но опять же, сейчас они меня не радуют. Ведь хотелось жизнь прожить по-другому. Я искал счастье в Харькове, Купянске, Омске и Томске, но так его и не нашел. Потому что видел везде сплошное горе, а точнее говоря, печаль. Вот я воевал, стал калекой, но до сих пор не знаю, за что воевал. Не только мной, но и всеми нами руководила какая-то неведомая сила. И все это я чувствовал. Она являлась не от Бога, хотя мы воевали за правду, но за какую правду? То ли за Божью, то ли за дьявольскую, мы до сих пор не знаем. Нас травили газом, вот чего, а этого я сильно боялся. Кто придумал этот газ? - Прохор, не знаю, кто придумал, но то, что в моих силах, и моих возможностях, я постараюсь тебе помочь. Думаю, что на это получу добро. - Емельян, извини, я закурю. От вершины скирда пошел дым. Марфа, увидев его, закричала: - Прохор, да что же вы там делаете, ведь сгорите. - Вот видишь, Емельян, что происходит. На протяжении многих лет, прошу Господа Бога, чтобы угомонил этого зверя. Поверь, зверя добродушного. Да, она мне надоедает, но думаю, что все это она делает из-за любви ко мне. Ведь не бросила меня в тот момент, когда вернулся к ней с фронта калекой, - и Прохор крикнул Марфе, - Марфуша, успокойся, не сгорим мы! Ступай спать! Марфа удалилась. А Прохор с Емельяном лежали молча и смотрели на звездное небо. Где-то там, вдалеке сверкали яркие метеориты, они появлялись и моментально угасали, сгорая в атмосфере. Каждый из них думал о своем. Прохор думал о новом возрождении. Емельян в это время жалел о том, что скоро покинет это до боли родное место. Но душа ему помогала, она глаголила: ты сюда еще вернешься и встретишь всех, кого со временем утеряешь, совсем молодыми. Никто из вас не умрет. Послышался сильный храп. - Прохор, Прохор, ты живой? Прохор открыл глаза, встряхнув головой, он промолвил: - Слушай Емельян, у всех нас какие-то странные имена. Откуда они произошли, мы не знаем. Вот сейчас я немного вздремнул, и мне пригрезилось, что со мной говорил некий Сэдо. По телу Емельяна пробежала дрожь: - Прохор, но ведь я тебе ничего не говорил. - Да не в этом дело. Я только во сне с ним говорил, точнее не я говорил, а он меня спрашивал о тебе. - Прохор, успокойся, это тебе приснилось, спи, потому что скоро нам предстоит далекий путь. - Я согласен с тобой, но мне все равно придется находиться в повозке. Как прискорбно на все это смотреть. Но если ты не против, то мы возьмем побольше провизии и той наливки, которой более семи лет. Нам нужно отдать дань уважения Лешему. Емельян, вот чувствую, что там случится, нешто такое… Ты мне сейчас не сможешь сказать… - Нет, Прохор, в этом я бессилен. И не хочу подводить тех…, - он хотел сказать слово людей, но затем продолжил, - кто спас меня, да и все остальное, что находится внутри меня. - Емельян, ты так загадочно говоришь, что я полностью отдаю себя, нет, не тебе, а Господу Богу в руки. Ты загадочен, но я верю тебе. Я очень часто видел смерть, и при этом убеждался, что именно при этой смерти умирает только тело, а видел я и другое, а именно в тот момент, когда стал калекой. Весь окровавленный и в грязи, коновал зашивал мне раны. Боли я не чувствовал, потому что свое тело видел со стороны. Может быть, все это было из-за того, что перед операцией он дал мне выпить стакан спирта. Да, спирт на меня сильно подействовал, но не до такой степени, чтобы я поймал белку. Хотя и фамилия моя Белкин-Белый. - Прохор, я не знаю, как поступлю, но если мне будет дозволено, постараюсь тебе помочь. Прохор посмотрел на Емельяна и невольно подумал: «Смотрю я на тебя и вижу, ты чем-то приукрашен, а именно своей молодостью. Значит, ты был там, где были и мы. Но все это от нас как бы отрезано. Ну что ты сможешь для меня сделать?». Эти чувства или мысли Емельян прочувствовал и тоже подумал: «Будь моя воля, я бы тебя исцелил на все сто процентов». Прохор сидел с опущенной головой, затем промолвил: - Емельян, идем в избу. - Зачем? Тебе плохо на сеновале? - Мы вместе уговорим Марфушу и прямо с утра отправимся на Красную поляну. - Прохор, но мне нужно еще побыть в Бодайбо. Я хочу увидеть своих друзей. - Емельян, извини меня, но твоих друзей здесь почти нет. Из тех, кто был жив, то ли уехал, то ли погиб на войне. Но мне кажется, что тебе не надо появляться среди тех, кто тебя знал, как немого. Давай помечтаем о нашей будущей жизни, хотя, сколько ее еще осталось. - Эх, Прохор, Прохор, если бы ты все знал. Но я буду молчать до конца, пока перед тобой не откроется вся истина, о которой ты даже и не мечтал. Но в этой истине несколько лет назад ты пребывал. - Емельян, я не понимаю тебя. - Со временем ты все поймешь, и давай все-таки будем спать, - они вновь направили свой взор в ночное небо, где светились звезды, появлялись яркие вспышки, что-то по небу носилось, сгорало и вновь возрождалось. Емельян знал, что происходит там, Прохору же было невдомек, и он уснул. По восходу солнца Емельян проснулся, рядом с ним лежал Прохор. - Прохор, проснись, уже заутреня. Прохор открыл глаза, осмотрелся и промолвил: - Емельян, где все-таки находится Сэдо Сина? - Опять же я тебе ничего не могу сказать, ибо это только сон, который тревожит твою душу. - Но я надеюсь, сон мой сбудется. Послышался глас Марфы: - Эй, мужики, вы там живы? - Да, Марфуша, живы. Я бы сейчас съел пельмешек. - Прохор, дорогой ты мой, сейчас я поколочусь и сделаю все. Ведь скоро сюда придут отец Никодим с Евстигнеем. Они тебя опустят вниз. Прохор заплакал: - Емельян, вот видишь, вроде бы я живой, но бесполезен в своей семье. Какой прок от меня. А ведь ты знаешь, каким мастером я был. - Прохор, ты мне наступил на пяту мою. Поверь, если я попрошу тех людей, с которыми общаюсь, чтобы они помогли тебе, ты можешь представить, что будет твориться в Бодайбо? - Конечно, я все понимаю, но ведь для одного человека можно что-либо сделать? Ты понимаешь, но я даже не знаю, о чем прошу тебя. - Прохор, дай мне возможность обойти свою деревню. Я не хочу показать себя сверх чудодейственным. Но моя душа просит увидеть все то, что когда-то воспринимал иначе. - Что ж, ступай, но я тебя буду ждать.


Деревня была небольшая. Он прошелся по улицам, где когда-то ходил и мечтал о новой жизни. Но, видя все это, мечты его так и остались на месте. Он видел перед собой деревянные покосившиеся избы, лай собак, крик и плач во дворах. И полностью решил для себя, что здесь он не останется. Когда-то в детстве от пришлых мужиков он слышал о таком городе, как Астрахань. Он мечтал побывать там и зачастую думал, что такое Астрахань и где она находится. Вдруг он остановился возле своей избы. Тоска одолевала его, он смотрел на забитые досками окна и двери, бросил взгляд на собачью будку, и все прошлое сразу явилось перед ним. «Мне боязно заходить в эту до боли родную осель, наверное, я сюда больше никогда не вернусь, - думал Емельян. - Боже, здесь я жил, но это была не жизнь, это был смрад. Сейчас я вижу то, что и должен был увидеть. Допустим, я покину этот мир, но кто же его возрадует и исцелит, чтобы он виделся таким, каким я видел его на экранах гленов Сэдо. Хотя на Земле тоже очень много интересного пришлось увидеть мне. Но как все это доказать Прохору, который находится без руки и ноги. Евстигнею, который ни во что не верит. А за отца Никодима вообще промолчу. Ибо он это есть тьма, которая со временем, конечно, рассеется и превратится во все светлое. Да, по сути, он ничего не знает, но как я вижу, он тянется к знаниям, и в это время ему кто-то мешает. И если Сэдо позволит сделать встречу с ними, то я такую возможность им предоставлю. Но это пока впереди». Емельян сразу же замкнулся в себе. В своих мыслях он погрузился в то место, где они совсем недавно были с Сэдо – это дно морского океана. Он прочувствовал морскую глубину, где царила совсем другая жизнь. Емельян все время старался сравнить ее с человеческой жизнью, но у него ничего не получалось. И все-таки его мысли переборол здравый смысл. - Емельян, все это твое. Раньше в руках ты держал только вожжи, сейчас перед тобой открыты большие возможности. И они несоизмеримы, - где-то внутри себя услышал Емельян. Он обеими руками взялся за голову.


Прошло ровно семь дней, после того как Емельян вошел в избу Прохора. - Здравствуй, Прохор, - обратился он к нему, - сегодня я намерен покинуть свое родное место. И как мы уже говорили, согласны ли вы, отправиться в то место, где мы похоронили Лешего? Прохор с неуверенностью посмотрел на Емельяна: - Емельян, ты ведь знаешь, я согласен. Но от меня сейчас мало что зависит. Хозяйкой дома и меня, является моя любимая Марфуша. - Но ведь ты мечтал, чтобы произошло чудо. Неужели ты против того, чтобы оно свершилось. Да и при чем здесь твоя Марфуша. Лично для тебя я хочу свершить чудо. Марфа стояла под дверью и подслушивала, затем вошла в комнату и сказала: - Емельян, я согласна, отправимся туда, куда ты, нас сзываешь. Емельян посмотрел на них и подумал: «Господи, какие вы униженные, забитые своей тупостью. Поверьте мне, хотя при этом я нарушаю клятву. Ведь у вас все будет хорошо». Марфа взяла большой сверток. - Емельян, я полностью готова. Повозка находится во дворе, туда мы поместим Прохора и отправимся в путь. - Марфа, но нет отца Никодима и Евстигнея? - Ладно, я пойду, позову их. Через небольшой промежуток времени в избе Прохора собрались все. Прохор засмеялся: - Отец Никодим, ты человек Божий, но зачем взял ружье? - Прохор, сын мой, это от темных сил. Прохор снова засмеялся: - Какие темные силы, ведь мы уже никому не нужны. Евстигней с собой принес наливку, которая выглядывала из его котомки. - Вот, Прохор, видишь, это чадо думает совсем по-другому, - промолвил отец Никодим. Емельян испил воды, встал с лавки и обратился ко всем: - Братья мои, мы отправляемся в путь, по которому часто ходили. И, чтобы с нами не случилось, возлагайте надежду только на меня. Прохор засомневался: - Емельян, о чем ты гутаришь? - Только о тебе, ибо я тебя приведу в то место, где ты найдешь свое благополучие. - У меня чё, появятся рука и нога? - Не знаю, не знаю, все может быть. КРАСНАЯ ПОЛЯНА. Содон и Сэдо Сина вышли на поляну. Содон внимательно осмотрел все вокруг. - Сэдо, я чувствую, что где-то рядом с нами находятся люди, и они что-то ищут. - Но я этого не чувствую. - Доверься мне. Мы сделаем так, чтобы наши летательные аппараты были не видны. Потому что чувства мои меня не подводят. Кто-то, что-то здесь ищет, и по всем признакам думаю, что ищут они тебя. Хотя для них взрыв был только взрывом в небесах, и больше они ничего не знают. Потому что на данное время, они не смогут измерить уровень радиации, а это является единственным фактором, который поможет разгадать им эту загадку, но это будет только со временем. - Содон, ну и, что же нам делать? - Мы сделаем так, чтобы эта экспедиция, посланная сюда, ничего не узнала. - Содон, я благодарен тебе. Именно здесь проявляется наша сущность, которая говорит о том: не нарушай то, о чем написано. Содон улыбнулся. - Сэдо, наш прогресс реализует возможности, которые мы достигли и, которые я скрываю от своих вновь рожденных детей. При помощи поиска, я имею в виду, разумного, они будут находить, и достигать все возможное для себя. Допустим, если мы сейчас встретим людей, мы можем пройти рядом с ними, и они нас не заметят. Учти, это уже достижение. - Да, Содон, я согласен. Между прочим, ты в своих возможностях превышаешь меня. - Сэдо, не думай так. Да, мой разум и развитие выше твоего. Но ведь я с тобой делюсь всем этим. Сэдо остановился: - Содон, почему так, исследуя Вселенную, я думал о том, что самый развитый. Поверь, не во всей Вселенной, но в какой-то небольшой окружности. - Это были твои заблуждения. Вот посмотри сюда. Перед ними прыгала небольшая лягушка. - Она разве виновна в том, что здесь живет? Нет, она не виновна. Но ведь ей дан разум для ее же бытия. И это бытие я могу раздавить ногой. Для этой сущности сразу все закончится. К чему все это я сказал, а к тому, что ты находишься на уровень развития ниже от меня. Но ведь мы один одного не тронем, потому что мы видим друг друга. А на то, что не видим, можем наступить. Да, при этом наносим вред, и вот, чтобы такого не произошло, нужно двигать прогресс вперед. Тогда никто не будет гибнуть, а только будет процветать. Сэдо, может быть, я говорю непонятно. Но, учти, мое совершенство позволяет мне так говорить. - Содон, я не считаю себя отсталым в развитии, повторяю в обще вселенском развитии. Да, мой разум достиг того, чего достиг. И если бы не он, мы бы с тобой не увиделись, но ты превысил себя в своих возможностях, своей альтернативе. Я когда-то возлагал все надежды на нашу обсерваторию. Сейчас я убежден в том, что моя обсерватория является только первоначальным циклом возрождения знаний, которые начинаются с минимума. Ты же этих знаний достиг намного больше. - Сэдо, не обижайся на меня. В сущности, все так и происходит. Но, учти, своими знаниями я уже делился с тобой и еще поделюсь. И постараемся направить их только на добро и благополучие. Вот посмотри на это дерево. Оно дает плоды, и точно так же плодами я насыщаю эту планету. Да, порой мне бывает страшно, потому что я опережаю Высший Разум, а это наш Бог. Но я не грешу, иду поступью благодеяний добра и любви. И думаю, что Высший Разум поймет меня. А вместе с тобой – нас. - Содон, но я только исследователь. - Это не имеет значения кто мы. Аскиф – транспортник, ты исследователь, у меня же своя миссия. Все это я люблю и принимаю. Но я не люблю тех зеленых сущностей, которые вселяются в этот смысл жизни. Но со временем мы постараемся найти код, при помощи которого они больше не смогут сюда проникать. И когда они образумятся, только тогда мы откроем этот код. И пусть благополучие настанет везде: то ли в их измерении, то ли в нашем существовании. - Хорошо, когда я вернусь к себе на родину, постараюсь через Вселенскую обсерваторию преобразовать некий код, дабы он оградил тебя от всех потусторонних отрицательных сил. На это уйдет немного времени, но это по моим меркам. Для тебя же – это несколько лет. - Сэдо, если бы ты знал, как я рад. - Чему? - А тому, что ты понял времяисчисление и мои мысли. Потому что они являются одиночеством во всей Вселенной. А времяисчисление этой галактики, скажу тебе откровенно, оно безмерно. И я очень рад, что ты понял меня. Ирша и Валдис шли впереди. - Командир, посмотри вот сюда. Я вижу на деревьях небольшие зарубки. - Да, Ирша, ты прав. Смотри внимательно, они имеются на каждом дереве. Я смог продиагностировать, они ведут к нашей спасательной капсуле. Представляешь, что может произойти, когда они ее найдут. - Но я не думаю, что такое может случиться, но все возможно. Нам всем нужно быть на чеку. Все дальше и дальше они удалялись в тайгу. Курсом их движения были надрезы на деревьях. В нескольких метрах от них вдруг послышался людской говор: - Братья, остановитесь, - обратился Содон, - Сэдо, далеко ли отсюда находится спасательная капсула? - Да нет, Содон, совсем близко. - Тогда пусть все остаются здесь, а мы идем к тем голосам, что слышатся. - Ирша, Валдис, если с нами что-то случится, немедленно возвращайтесь на Красную поляну, - предупредил их Сэдо. Содон посмотрел на Сэдо, улыбнулся и сказал: - Ну что с нами может случиться? Если я применю свои силы, то с ними может что-то случиться. - Содон, но ведь мы прибыли сюда без вражды. - А я о вражде ничего не говорил. Идем. Голоса людей становились все громче. И вот они приблизились к небольшой поляне, где горел костер, вокруг которого сидели люди. Содон пересчитал, их было четырнадцать. - Сэдо, подойдем ближе, нам нужно с ними побеседовать. - Содон, а как же наш вид? - Я все сделаю, ты только молчи. Вокруг стояла небольшая дымка. Из нее появились две фигуры, которые только чем-то напоминали человеческие. Сидящие у костра люди обернулись. По их лицам можно было определить, что они чем-то напуганы. Люди молча привстали и удивленно смотрели на приближавшихся.. - Сэдо, вот сейчас я начинаю действовать на них чисто психологически и вреда им не нанесу. И Содон начал воздействие на эту испуганную толпу, сразу было видно, что оно подействовало. Из группы людей к ним приблизился человек и поздоровался. Содон ответил тем же. Затем он продолжил: - Я - статский советник Соловьев Степан Николаевич, руководитель нашей экспедиции. - И что же вы здесь ищите? - Если сказать правду, то мы и сами не знаем. Но в восьмом году здесь произошло нечто странное. Что-то взорвалось то ли в небесах, то ли на земле. Да у нас и нет соответствующих приборов, кроме компаса. Да и этот прибор, можно сказать, сошел с ума, полчаса может крутиться в одну сторону, полчаса в другую. Как его урезонить, мы не знаем. - Степан Николаевич, вы уже что-то здесь нашли? - Да, особенного ничего, но какие-то небольшие обломки от чего-то неопределенного у нас имеются. - Нам можно на них взглянуть? - Конечно. А кто вы, ведь вы даже не представились? Хотя, совсем недавно я давал запрос в Санкт-Петербург, чтобы прислали ученых для выяснения событий, которые произошли здесь. - Вот, Степан Николаевич, мы уже здесь. Меня зовут Павел Трофимович - профессор, физик. Рядом со мной стоит профессор Георгий Гаврилович, он химик. - Слава Богу. - Так что, Степан Николаевич, покажите ваши находки. - Хорошо, пройдемте со мной в палатку. Войдя в палатку, Содон и Сэдо почувствовали неприятный запах, исходящий с одного из ящиков. - Сэдо, ты чувствуешь запах? - Конечно, Содон, чувствую. Услышав их разговор, Соловьев насторожился: - Вы же говорили, что вас зовут… - Степан Николаевич, не обращай внимания. Это наши псевдонимы. - Да, да, я что-то слышал об этом. Точно знаю, что многие писатели и ученые присваивают себе другие имена. - Пожалуйста, откройте ящик. Соловьев открыл ящик и достал оттуда небольшой кусок чего-то непонятного. - Скажи, Степан Николаевич, много вы такого здесь нашли? - Нет, не много. Мы здесь находимся только полтора месяца, но за это время девять человек из нашей экспедиции умерли. Самое интересное, что они ничем не болели. - Они умерли здесь? - Нет, у себя дома, в Омске. - Они прикасались к этим окалинам? - Да не только прикасались, а с собой забрали на исследование. - Степан Николаевич, слушай меня внимательно. Немедля собирай свою экспедицию, и отправляйтесь по домам. Если не хотите жить, оставайтесь здесь. - Хорошо, хорошо, а как же вы? - За нас не беспокойтесь, потому что у нас защитные костюмы, которые охраняют от воздействия сильной радиации. Соловьев почесал затылок: «Радиация, радиация…». - Павел Трофимович, мы еще сможем с вами встретиться? - Когда-то со временем, возможно, произойдет и такое. А сейчас, прошу вас: немедленно покиньте это место. Я не приказываю, а как человек, прошу вас. - Все, мы уходим, - он вышел из палатки и приказал всем участникам экспедиции собрать вещи и быстро удалиться от этого места. Многие спрашивали его: почему, в чем дело? Но ответить на их вопросы Соловьев так и не смог. Он лишь думал об одном: эти профессора очень странные люди, и наводят на меня сомнения. Хотя беседовать с ними легко и просто. И мне все-таки жаль того, что я с ними мало пообщался. На улице темнело, стали появляться первые звезды. Экспедиция Соловьева прошла несколько верст и остановилась на ночлег. Впервые за полтора месяца пребывания их здесь, они по-настоящему уснули. Их не мучили ночные кошмары, и никакие темные силы не душили во сне. Проспали ровно сутки. И по восходу солнца второго дня, они отправились дальше. С каждой пройденной верстой с их памяти уходило все то, что они видели там, на той маленькой полянке.


Когда экспедиция удалилась Содон и Сэдо вышли из палатки. Содон вопросительно посмотрел на Сэдо. - Сэдо, - обратился он, - неужели эти куски неопознанного металла являются обломками твоего корабля? - Такого не может быть. Мой корабль-матка был запрограммирован на самоуничтожение. И вот, когда мы покинули его на спасательной капсуле, мой «Голиос» покончил существование там, далеко в небесах. Сущность его осела уже на землю в виде осадков, но, учти, не вредных. На сколько я понимаю, эта плоть является остатками от астероида. - Сейчас и я это начинаю понимать. Но представь, какой уровень радиации исходит от них Мне срочно нужно вернуться и направить сюда дезинфекционно-ассанизаторскую экспедицию. Представь, чтобы убрать все это, им понадобится более двух лет. Если мы не уберем, то на Земле произойдет экологическая катастрофа, хотя она уже начинает себя проявлять. Если эти осколки люди будут разносить по земле, они могут попасть в любую точку. - Содон, как ты будешь производить эту чистку? - Сэдо, не я, а моя экспедиция при помощи простого оборудования. Точнее говоря, при помощи воздействия магнитного поля. Конечно, те осколки, которые находятся на глубине, мы не сможем достать, но они не принесут особого вреда. - Где ты будешь делать схрон этих отходов? - Думаю, что в открытом Космосе. Все, Сэдо, мы отправляемся на Красную поляну и сразу же летим домой. - Содон, но, совсем рядом, находится моя спасательная капсула. - А вот на нее я посмотрю в следующий раз. - Содон, извини меня, я останусь со своими летательными аппаратами на Красной поляне. Мне очень нравится это место. Здесь я буду ждать тебя. - Хорошо, путь будет так. Путь их пролегал на Красную поляну. Через некоторое время они встретили Иршу, Валдиса и остальных членов экипажа летательных аппаратов. Первым к ним обратился Валдис: - Командир, что-то случилось? - Валдис, я так думаю, что об этом мы поговорим позже. - Командир, ночью здесь прошла небольшая группа людей. Как ни странно, но они светились зеленоватым светом. Это не те зеленые человечки? - Вот видишь, Сэдо, - Содон обратился к нему, - можно сказать, эти люди уже не жильцы. Они получили большую дозу радиации. Конечно, я не желаю смерти, пусть живут. Но им уже никто не поможет, ни я, ни Бог. Думаю, что ты понял, виновны в этом они сами. Если бы были намного выше в своем развитии, то этого бы не произошло. Спустя некоторое время они достигли Красной Поляны. Три небольших летательных аппарата Сэдо Сина покинули летательный аппарат Содона, который немедля взмыл к небесам. Прощаний не было, остались лишь только чувства ожидания. - Ирша, прикажи всем, чтобы включили обволакивающую оболочку, при этом мы будем невидимы. А сейчас все на отдых, потому что скоро нам предстоит большой перелет на планету Вафилоний. - Командир, можно сказать, что все сделано. Но нам очень хочется узнать, когда же это произойдет? - А вот тогда, когда мы увидим при полной луне лунное затмение. - Что ж, нам остается только ждать.


Другая «экспедиция», состоящая из Емельяна, Евстигнея, Прохора, отца Никодима и Марфы следовала в сторону Красной поляны. Впереди этой «экспедиции», как бывало и раньше, бежал Шаман. Но сейчас он был только маленьким щенком. «Странно в этой жизни все получается. Смотрю я на Шамана и удивляюсь, нет, не его маленькому росту, а тому, как все это могло случиться? Почему Емельян нам ничего не рассказывает? Хотя как сказать, если он что-то знает…, допустим, в таком случае я бы тоже молчал», - думал Прохор, сидя в повозке. По небу плыли темные облака, которые порой наводили на Прохора грусть. Емельян подошел к повозке: - Прохор, о чем ты задумался? – спросил он Прохора. - Вот смотрю я на эти темные тучи и думаю, что совсем скоро вместе с ними я буду там тоже летать. Может быть, встречу Лешего. - Не знаю, Прохор, но все может быть. В разговор вмешался отец Никодим: - Прохор, вы ничего не знаете, а я вот все знаю. Утверждаю, что будете находиться там, о чем вы гутарили и очень скоро. - Прохор посмотрел на отца Никодима: - Отче, скажи, сколько Евстигней тебе налил наливки? Если мы скоро будем находиться на небесах, то где будешь ты, ты чё, бессмертен? - Не беспокойтесь, я тоже буду рядом с вами. И как ни странно, но вы видите, что там, - он поднял руку к небесам, - всем места хватит. Марфа не выдержала и закричала на них: - Замолчите же вы, будто бы все мы сейчас на траурной процессии. Да еще посмотрю на лежащего Прохора в повозке, кажется, что он умер. Прохору помогли сесть, и он промолвил: - Марфуша, не беспокойся, целы будем, не помрем. Солнышко вышло из-за туч и ослепило меня, надо бы мне испить наливочки. - Прохор, у меня не только наливка, а и молоко есть. - Нет-нет, Марфуша, представь, если я выпью молока, а потом наливки, то мужики не будут успевать снимать меня с повозки. Хотя, своей мне не давай, я выпью Евстигнеевой, ты же свою разводишь, - Прохор, можно сказать, присосался к четверти и почти треть содержимого выпил сразу. Глаза его порозовели, и он пристально уставился на Емельяна. - Емельян, скажи мне, пожалуйста, где ты себе нашел вторую мать? Я вижу, что ты родился во второй раз. - Прохор, не мать я нашел, а те силы, в которые поверил, и которые помогли мне возродиться второй раз. - Это связано с женщиной? - Прохор, о какой женщине ты говоришь? Я говорю о силе. - Я понимаю, что сила, а мужик к ней причастен? - Нет, Прохор, хотя можно сказать, причастен. Ты его скоро увидишь. Прохор громко засмеялся: - Ты чё, предлагаешь мне спать с мужиком? - Прохор, слушай, ты лучше выпей еще и усни. - Хорошо, положите меня. Он лег, и снова его взор был направлен в небо, но сейчас оно предстало перед ним багрово-красным. С этими чувствами он спокойно уснул. Остальные шли молча, только маленький Шаман, бегая из стороны в сторону, часто попадая под копыта лошади, повизгивал. Марфа шла и думала о том, чтобы Емельян их не подвел. Если он знает о тех силах, которые могут помочь Прохору, то пусть они помогут. Ей было жаль смотреть на него, всегда такого мастерового, но сейчас совсем беспомощного. Отец Никодим думал о том, что если явятся снова черти, которые когда-то посещали его, то он вмиг успокоит их при помощи своего животворящего креста. Евстигней шел сзади всех за повозкой. Он крепко прижал к себе четверть с наливкой и о чем-то пел. Но песнь слышалась только ему. КРАСНАЯ ПОЛЯНА. - Прохор, проснись, мы уже прибыли. Тот спросонья открыл глаза. - Отец Никодим, мы что, уже на небесах? – поинтересовался он. - Нет, кто-то лестницу украл, и мы не можем достать их. Очнись, мы уже находимся на Красной поляне. Прохор осмотрелся: - Да, сколько же лет я не бывал здесь? Вы меня сюда привезли, как перед смертью. Но я ничего не боюсь, потому что смерть много раз видел. Тем более отпеть меня, есть кому. Емельян, а где сила и тот мужик, которые будут исцелять? - Прохор, не торопись. Сейчас отдохнем с дороги, а утром, думаю, мы встретимся. - Я согласен с тобой и буду слушать только тебя. Марфа подошла к Прохору и положила ему под голову еще одну подушку, набитую сеном. - Парфуша, ты полежи, а я ненадолго отлучусь. - Марфа, смотри, чтобы тебя невидимые силы не забрали с собой. - Нет, не беспокойся, я скоро, - и она бегом направилась в сторону леса. Пробежав несколько метров, она резко упала и закричала не своим голосом. Все обратили свой взор на нее. К ней сразу подбежали Емельян и отец Никодим: - Марфа, что с тобой случилось? - Ой, погодите, у меня в голове все шумит и, кажется, что такое со мной уже когда-то было. Они ее подняли и подвели к повозке. - Ложись рядом с Прохором и спокойно лежи. - Да как же ложись, мне надобно… Прохор засмеялся: - Вот, видишь, Марфуша, это на тебя действует тот мужик со своими силами, о которых гутарил Емельян. ------------------------------------------- Ирша проснулся, посмотрел вокруг и увидел, что все члены экипажа еще спят. - Командир, проснись. - Ирша, что случилось? - Да я еще и сам не знаю, но сработала внешняя служба охраны. Послышался стук и крик. - Ирша, сделай обзорное зондирование. На экране глена они увидели всех присутствующих на Красной поляне. - Командир, что будем делать? - Пока ничего, проявлять себя не будем. А Емельян, я так думаю, будет молчать. Но на следующий день мы должны с ним побеседовать и узнать, почему так быстро он вернулся. А хотя, Ирша, я вижу, что они располагаются на отдых. Я тебя попрошу сделать так, чтобы все крепко уснули, кроме Емельяна. Его ты доставь сюда. Спустя некоторое время, все спали крепким сном. Ирша, включил габаритные огни и вышел из летательного аппарата, он направился в сторону, крепко спящих путников. Подойдя ближе, он внимательно всех осмотрел, легонько толкнув Емельяна, сказал: - Емельян, тебя ждет Сэдо. - Ирша, извини меня, но так получилось… - Да разве я тебя в чем-то обвиняю? Пойдем со мной. Они вошли в летательный аппарат. Сэдо сидел в командирском кресле и смотрел на экран глена, а точнее, на отдыхающих путников. - Емельян, я вижу, что сюда ты прибыл не один. - Сэдо, извини меня, но так получилось. Я хочу попросить тебя об одном. Среди моих знакомых есть инвалид, он без руки и ноги. Может быть, можно ему как-то помочь? Сэдо посмотрел на Емельяна. - …Емельян, мне подвластно все, но подумай сам, как это будет выглядеть среди населения, в котором живет твой знакомый, да и среди всех тех, кто сейчас его окружает? - Я не знаю, но ведь вы можете все. Поверь, чисто человечески мне жаль его. - Что ж, Емельян, дай подумать. Ирша, пожалуйста, позови ко мне Валдиса. - Командир, но он… - Отдохнет позже. Спустя несколько минут, в командирский отсек вошел Валдис: - Командир, я жду твоих указаний. - Сможем ли мы исполнить просьбу Емельяна, а она заключается в том, чтобы помочь одному человеку в восстановлении его частей тела, которые на данный момент отсутствуют? - Сэдо, камера перевоплощения не в состоянии восстановить отсутствующие органы. - Валдис, а если мы поместим его в камеру генетического восстановления? - Сэдо, представь, что может произойти с ним, я имею в виду его психику. Ведь могут наступить нервные расстройства только оттого, что он увидит себя целым и невредимым. - В принципе, ты можешь переформировать полностью весь его организм, и при этом у него даже появятся отсутствующие зубы. Процесс этого восстановления он не заметит и не прочувствует. Валдис обратился к Емельяну: - Идем с тобой, посмотрим на этого человека. Они подошли к повозке, где лежал Прохор с Марфой. Валдис несколько минут смотрел на Прохора, затем сказал: - Емельян, я все сделаю. Но представь, что одна рука у него будет выглядеть старой, а другая омолодившейся. Это ему создаст некие неудобства, особенно в тот момент, когда этот человек будет переходить в мир иной. - Валдис, я человек неграмотный, решать вам. Я же просто прошу вас о помощи. - Ну, хорошо. Валдис подошел к спящему отцу Никодиму и Евстигнею, прикоснулся руками к их головам и что-то про себя прошептал. Без всякого сопротивления отец Никодим и Евстигней встали. Они подняли Прохора и понесли в летательный аппарат. После доставки Прохора, снова вышли и спокойно легли спать. Закрылся входной проем и Валдис остался один на один с Прохором. В это же время чувства Прохора летали рядом с ним. Он видел себя со стороны и даже этому не удивлялся. Картина перед ним стояла такая: Евстигней выпил все содержимое из большой четверти, подошел к Прохору, взял его и поместил в эту опустевшую четверть. Прохор смеялся, приговаривая при этом: «Евстигней, ты чудотворец, как ты смог меня поместить в эту четверть?». - Евстигней только отмахивался руками. Валдис поместил тело Прохора в стеклянную колбу и направил ее в барокамеру. «Человек, ты человек, выздоравливай, приобретай свой внешний первоначальный вид. Я думаю, что ты никогда не узнаешь, что тебе помогли, нет, не пришельцы, а твои братья из Космоса, да и по духу тоже». После этого Валдис вышел из небольшой лаборатории и доложил Сэдо: - Сэдо, процесс начался. - Сколько этот процесс будет продолжаться? - Где-то, если говорить по земным меркам, чуть более двух суток. - Хорошо, тогда все остальные на поляне пусть тоже спят столько же времени, – затем Сэдо обратился к Емельяну: - Емельян, я смотрю на тебя и вижу, что ты полностью решил остаться с нами. Я это чувствую уже в третий раз. Не будешь ли ты об этом жалеть? - Нет, Сэдо, жалеть я об этом не буду. Остаться здесь, на Земле, значит, умереть, не познавши ничего. Улететь с вами, я точно знаю, что познаю многое, и увижу это своими глазами. - Да, Емельян, ты прав, но в чем-то еще ошибаешься. - В чем же? - А ты сам проанализируй все то, что ты мне только что сказал. - Все, все, я понял, это касается смерти. - Именно ее. И никогда об этом не забывай, потому что человек бессмертен, ты все это сам видел. Примером этому был Леший, когда он покидал этот мир. - Сэдо, извини меня, я вспомнил. - А сейчас, как ни странно, мы снова будем отдыхать. Только наши технологии будут работать над генетической программой, которую заложили в память.


Прошло более двух суток. Начинался рассвет, на горизонте появилось солнце. Прохор открыл глаза, рядом с ним лежала его любимая Марфуша. Сон ее был сладким, она легонько посапывала. «Да, - подумал он, - вчера я многовато выпил наливки, что-то голова трещит, - и он стал руками искать в повозке четверть. Но искать, долго не пришлось. Немного выпив, он провел руками по животу: - Какая жизнь прекрасная. Но сон, какой странный сон я видел. Ну, Евстигней, я тебе все припомню, зачем ты меня в четверть засунул. – Он встал с повозки, при этом чуть не наступил на отца Никодима и направился в сторону кустов. Приблизившись к кустам, он… Отец Никодим открыл глаза, вылез из-под повозки и посмотрел в нее. В ней он увидел только спящую Марфу: «Но, где же этот…». Он осмотрелся и увидел стоящего Прохора, справляющего свою нужду. Отец Никодим оторопел, а затем закричал не своим голосом. Евстигней от испуга, еще не зная в чем дело, тоже начал орать. Марфа испугалась крика и в один миг, выскочив из повозки, начала убегать. Она даже не заметила стоящего Прохора, которого сбила с ног. Тот упал, не успев поправить портки. - Эй, вы, с ума посходили? – закричал Прохор. Отец Никодим подполз к нему на коленях, держа в руках крест, приговаривая: - Сгинь, сгинь, нечистая! Прохор смотрел на них с недоумением. Евстигней все еще кричал, затем схватил четверть и бросился наутек. На большой скорости он ударился о некое невидимое препятствие. Четверть его разбилась, он упал точно так, как и падала Марфа. Прохор подошел к отцу Никодиму ближе. - Вы что, тоже вчера перебрали? – спросил он. Тот не знал, что ему ответить. Марфа сидела в кустах и наблюдала за всем происходящим со стороны. У нее отнялась речь, и она молилась только в мыслях. Затем закричала: - Если ты нечистый, то сгинь! Но если ты сгинешь, где я найду своего Парфушу? – заплакала она. Прохор повернулся и стал звать Марфу: - Марфа, дорогая, где ты? Марфа вылезла из кустов, но не на коленях, а ползком. - Парфуша, это ты? - А кто же, ты посмотри на мои портки, что ты наделала? - Дай я тебя потрогаю руками. - Ты имеешь в виду портки? - Нет, твою руку и ногу. Прохор взялся руками за голову: «Боже, что же со мной произошло? Только сон помню и стеклянную четверть. - Марфуша, я никуда не отлучался? - Да нет, мы вроде все спали. - Значит, моя дорогая, мы все посходили с ума, или находимся на святом месте. В это время отец Никодим стоял на коленях и усердно молился, Евстигней без памяти лежал на поляне весь мокрый от наливки. Прохор посмотрел на Евстигнея и закрыл глаза, затем, резко открыв, он увидел рядом с ним Емельяна и Шамана. В этот момент ему стало не по себе, и он упал на отца Никодима. Тот громко закричал. Лошадь заржала, испугавшись крика. Но, увидев такую картину, любой может испугаться. Емельян привел в чувство Евстигнея, поднял его. Тот подкатил глаза и громко засмеялся: - Все, Емельян, если вернусь живым домой ни грамма не возьму в рот наливки. И если это не сон, а Прохор на самом деле имеет руку и ногу, то могу совсем запить. - Евстигней, успокойся, ведь у него были руки и ноги целы. - Но вчера у него их еще не было. - У тебя все это спьяну. - Ладно, у меня спьяну, а у этого божьего одуванчика, почему он кричит? Хотя вчера он тоже много выпил. - Не грешите вы на наливку, ведь произошло то, о чем я говорил. Думаю, во всем этом Прохору помог Леший. - А что, он тоже ожил? - Нет, но дух его находится рядом с нами, - и Емельян обратился к друзьям: - Сейчас мы подойдем к могиле Лешего и отдадим дань уважения этому прекрасному человеку. Они подошли к могиле Лешего и опустили головы, находясь, в каком-то необъяснимом состоянии. Никто из них не видел, что совсем рядом стояли Валдис и Ирша. Как ни в чем не бывало, Марфа посмотрела на Прохора: - Прохор, вот мы и отдали дань уважения Лешему, можем возвращаться домой. - Хорошо, Марфуша, пусть будет так. У Емельяна по щекам текли слезы: - Все, братья мои, прощайте. Я остаюсь здесь, но прошу вас, не забывайте меня. Точно так же я не забуду вас никогда, и буду помнить столько времени, сколько мне суждено жить не только на этом свете, но и где-то там, далеко. Счастливого вам пути, - он обнял всех по очереди, друзья его плакали. - Все, ступайте, - сказал он. Емельян смотрел вслед уходящим, они удалялись все дальше и дальше. И вот их маленькие фигуры растворились в таежной мгле. Он взял Шамана на руки, по его щекам текли слезы: «Ну, друг, дорогой ты мой, идем домой. Это уже наш дом и возврата не будет». На поляне стали появляться очертания летательных аппаратов. Открылся входной проем, из него вышли Сэдо, Валдис и Ирша. Они смотрели на Емельяна, идущего к ним. - Емельян, - обратился к нему Сэдо, - если мы оставим тебя здесь, ты ничего не будешь помнить. Но мы будем о тебе жалеть. - Нет, Сэдо, я дал согласие и от него не отступлюсь. - Тогда успокойся. У тебя есть право на отдых. Мы же сейчас на этой поляне разместим аппаратуру слежения, чтобы Содону было легче нас найти. ------------------------------------------------------ Прошло около десяти дней. Вечер, луна была неполной, но звезды мерцали ярко. Валдис сидел у обзорного глена, Сэдо в своем кресле, играл с Шаманом. Как ни странно, но ему это нравилось. Ирша о чем-то беседовал с Емельяном. - Сэдо, посмотри на экран, на появившийся объект, - сказал Валдис. - Да, это возвращается к нам Содон. - Сэдо, я понимаю, что это Содон, но корабль намного больше того, на котором мы прибыли сюда. - Валдис, постарайся с ними выйти на связь. Через несколько минут связь с Содоном была установлена. - Сэдо, увеличь импульсивность подачи сигналов вашего местонахождения, - услышал Сэдо Содона. - Как ты видишь, возвращаюсь я на другом летательном аппарате, на котором мы скоро улетим на Вафилоний. Приземляться я здесь не буду, но экспедиция моя приземлится на поляне. Вы же поднимитесь ко мне. - Содон, ведь я хотел тебе показать месторасположение моей спасательной капсулы? - На этом корабле, на котором я прибыл, есть все для того, чтобы мы увидели то место, где находится спасательная капсула. Мы прозондируем, просканируем эту местность и внесем в память нашего информационного отдела. Вот и все. Сэдо с ним согласился. - Валдис, сообщи всем членам экипажа, чтобы они приготовились к взлету. Три летательных аппарата Сэдо взметнулись к небесам, а точнее, к тому кораблю, на котором прибыл Содон. Их разделяло небольшое расстояние. Все члены экипажа стояли у обзорного иллюминатора и внимательно наблюдали за кораблем Содона. Они увидели, как открылся грузовой отсек, и из него стали вылетать небольшие летательные аппараты, направлявшиеся к земле. Их было сотни. - Сэдо, посмотри, как их много. Они будут трудиться здесь более двух лет. Ты можешь представить себе, от какой катастрофы мы спасли эту планету? - Да, Валдис, я понимаю и радуюсь тому, что на ней пройдет очищение. И я рад за Содона, что именно он живет на этой планете. И за то, что я встретился с ним. И думаю, мы еще больше возрадуемся, когда он поможет нам вернуться в созвездие Сози, на нашу планету М-54 и, наконец, наш любимый Стрэнэ. Но, поверьте, покидать Содона нам будет очень трудно. - Командир, пока не будем об этом говорить, а то наши желания начнут превышать наши возможности. И снова не хочется попасть в какое-то затруднительное положение. Разгрузка закончилась, грузовые отсеки освободились для приема летательных аппаратов Сэдо. В считанные минуты они оказались на борту корабля Содона. Сэдо сразу направился к нему, который встретил его приветливо: - Сэдо, вот видишь, я направил все свои силы для спасения Земли, а точнее моей родины. - Я тебя понимаю, мне даже трудно представить, что было бы, если бы ты не находился здесь. Содон улыбнулся и сказал: - Ты не представляешь, а я представляю. Но об этом не будем больше говорить, а просканируем то место, где находится твоя спасательная капсула. Занесем ее в память информационного отдела и сразу же отправимся на Луну. Думаю, что члены твоего экипажа будут не против этого перелета. - Содон, я отвечаю тебе от всего моего экипажа: мы готовы. - Вот и хорошо. Вас здесь немного, и вы можете удобно устроиться возле обзорного иллюминатора, где и будете спокойно наблюдать за нашим полетом. - Что ж, в добрый путь! Содон просканировал местность, где находилась спасательная капсула, и обратился к Сэдо: - Сэдо, ее просто невозможно найти, все заросло кустарником и деревьями. Сэдо указал на глен: - Содон, вот здесь находится возвышенность, а под ней находится огромных размеров пещера. Вот там моя спасательная капсула. И ты в любое время можешь ею воспользоваться. - Да, в принципе она мне не нужна, но возможно, что когда-то она мне пригодится. Все, приготовьтесь, мы набираем высоту. Корабль Содона постепенно набирал скорость. Достигнув апогеи, он все дальше и дальше уносился в открытый космос. Все члены экипажа наблюдали за происходящим, что представало перед их взором. На это было приятно смотреть, потому что такого чувства, а точнее чувства дальнего перелета давно уже никто не испытывал. - Сэдо, скоро мы встретимся с Аскифом и Суму. Я тебя познакомлю с ними, и может быть, спустя некоторое время, нам придется вместе встретиться на Луне. - Ты сначала помоги нам возвратиться домой. Если это произойдет в ближайшее время, я клянусь, что буду постоянным гостем у тебя, на твоей Земле. Полет проходил успешно. Спутник Земли становился все больше и больше. Содон приказал Мару снизить скорость, дабы произвести благополучную посадку на спутнике. - Сэдо, пока мы прилунимся на освещенной части этого спутника, совсем ненадолго. Я хочу, чтобы ты отсюда посмотрел на Землю. - Что ж, я буду очень рад этому предложению. - Только из корабля мы выходить не будем, понаблюдаем через обзорный иллюминатор. Корабль спокойно прилунился. От его тяжести поднялась небольшая космическая пыль, которая из-за отсутствия ветра сразу же осела вокруг корабля. Некоторое время члены экипажа наблюдали у обзорного иллюминатора, внимательно смотря на крошечную частичку Вселенной, а точнее на планету Земля. Со стороны им виделось, что она переливалась разнообразными цветами. Казалось, что она пульсирует, как живой организм и радуется своему бытию в этой Солнечной системе. Сэдо мысленно представил, что, возможно и он совсем скоро точно так же увидит свою планету, приближающуюся к нему. Думая об этом, он загрустил. - Содон, пожалуйста, поднимай корабль, и летим на другую сторону этого спутника. - Сэдо, я понял тебя. И делаю так, как ты хочешь. Я понимаю, что такое грусть, тоска. Тем более ты тоскуешь не только о своей планете, а и по друзьям, которые надеются на твое возвращение. Думаю, тебя утешает только то, что твоя жена все время находится рядом с тобой. - Содон, но у меня есть еще сын. - Вот и хорошо, если есть сын, значит, он сделает все возможное, чтобы вы встретились и, когда встретитесь, то ты ни о чем не пожалеешь? - Что ты имеешь в виду? - А то, что мы познакомились с тобой, сейчас ты познакомишься с Суму и Аскифом, очень скоро мы встретимся с Зэбсом. И вот даже от этого тебе станет грустно. Потому что совсем скоро придется расстаться с друзьями. Со мной такое тоже происходило. Но больше не будем об этом. Корабль Содона оторвался от поверхности Луны и взметнулся ввысь. Он сделал несколько витков вокруг спутника Земли. При этом Сэдо казалось, что он перемещается из одного пространства в другое. Впечатление было приятным. И вдруг корабль завис на темной стороне Луны в ожидании. - Содон, но как здесь темно. - Да, темно, но если бы ты прочувствовал какой здесь холод. - Так, а где же Аскиф и Суму? - Сэдо, мы скоро их увидим и встретимся здесь на борту моего корабля. - А почему не там, на поверхности спутника? - Нам нельзя здесь долго задерживаться, нужно спешить на встречу с Вафилонием. Тем более, скорость у нас будет намного меньше, потому что грузовые корабли Суму и Аскифа наполнены животворящей жидкостью. - Содон, теперь я все понял. Недалеко от летательного аппарата пролетали большие ледяные глыбы. - Содон, а не может быть… - Нет, Сэдо, наш корабль оснащен всеми системами защиты, и никакая глыба или льдина, не смогут нам навредить. - Содон, скажи мне, если Луна, когда-то была планетой, на которой жила цивилизация Аскифа, то куда подевались строения, по сути, здесь когда-то существовала природа? - Да, здесь было все. Но во время формирования Солнечной системы все сгорело. Когда вакуум втягивал все в себя, ты можешь представить, с какой скоростью бывшая планета Руна неслась в космическом пространстве. Она потеряла атмосферу. Ты сам знаешь, что после этого происходит. Некоторые кратеры образовались от ударов с какими-либо астероидами. Те, кратеры, что находятся на невидимой стороне спутника, остались от бывших водоемов. Если войти в недра Луны, мы можем там отыскать в небольших размерах жидкость, которая чем-то напоминает земную воду, но не морскую. Вода эта заражена какими-то мне неизвестными микробами. По сути, она непригодна к употреблению. Вот, когда Луна потеряет все жизненные свойства, эта жидкость полностью исчезнет. - А после могут быть последствия? - Об этом я тоже часто думаю. Но это произойдет еще не скоро. Я думаю встретиться с профессором Онгом и мы с ним обсудим этот вопрос. Надеюсь, что он поможет восстановить все функции жизнеспособности этого спутника. - Содон, представляешь, сколько для этого нужно будет усилий, а тем более техники. - Да, это я представляю, ведь во Вселенной мы все братья и, когда объединимся, то нам под силу будет все возможно. Жидкость, которую доставляет мне Суму, мы пробовали скачивать в недра Луны. Но при соприкосновении с той жидкостью, которая находится здесь, животворящая почему-то превращалась в небольшие льдинки, которые уносились в космическую бездну. Суму и я делаем расчеты по воссоединению этих двух разных жидкостей. Если у нас все получится, то волнения исчезнут из нашей памяти. - Содон, когда я буду возвращаться домой, я возьму на анализ и ту, и другую жидкость. По мере обработки ее, через Зэбса, буду сообщать о результатах. - Сэдо, а ты молодец, я даже об этом и не подумал. Сэдо улыбнулся: - Но ведь мы раньше и не знали друг друга. В это время к Содону обратился Мар: - Командир, к нам приближаются корабли-матки Суму и Аскифа. - Мар, включи габаритные огни и открой грузовые отсеки. При приеме их на наш корабль надо быть предельно осторожными. - Содон, ведь мы их принимаем не в первый раз. - Да, не в первый раз, но тогда они были на средних летательных аппаратах, а сейчас прибыли на кораблях-матках. Я специально их попросил об этом, потому что половиной этой жидкости, которую они доставят сюда, я поделюсь с Зэбсом. Расстояние между кораблями сокращалось. Содон, как никогда, волновался. Сэдо это заметил. - Содон… - Сэдо, не обращай внимания на меня. Как я уже говорил, впервые буду принимать на борт такие корабли, поэтому немного волнуюсь. - Содон, а ты не думай о размерах, принимай их так, как принимал и средние. И, действительно, прием грузовых кораблей прошел успешно. Грузовые отсеки закрылись, и Содон вздохнул с облегчением. К нему вошел Аскиф. - Я чувствовал, что ты волновался, - с улыбкой сказал он. - Аскиф, ты прав. А где Суму? - Как где, он зашел вместе со мной - Да, я до сих пор не могу привыкнуть к его фокусам. - Содон, это не фокусы, а такая структура моей жизни. Содон обернулся и увидел, сидящего в кресле Суму. - Братья, познакомьтесь: это Сэдо – командир корабля-матки «Голиос-747А». Недавно он потерпел катастрофу над планетой Земля. Можно сказать, что лишился всего. Мы ему должны помочь вернуться к себе на родину. Сам он прибыл сюда из созвездия Сози, планета М-54, из города Стрэнэ. Суму от удивления привстал и подошел к Сэдо: - Сэдо, я удивлен не оттого, что увидел тебя, просто я был на твоей планете и преподавал теоретические знания о Вселенной в вашей обсерватории. Но почему-то тебя я не встречал и даже не слышал ничего о тебе. - Суму, я космический путешественник, и очень редко бывал дома. - Да-да, я понимаю тебя. Я очень хорошо знаю профессора Онга, тем более у меня училась его дочь Эолла. - Суму, ты меня возродил в третий раз. От твоих слов мне стало легко на душе. А связь ты продолжаешь с профессором Онгом? - Увы, Сэдо, на данный момент у меня связи с ним нет. А хотелось бы встретиться с профессором, да и побывать у тебя. Содон посмотрел на Суму и сказал: - Что-то я вижу желающих много улететь отсюда. Но сначала нам надо благополучно добраться до Вафилония. Я, без всякого сомнения, уверен, что только профессор Зэбс сможет разрешить все проблемы, касающиеся возвращения Сэдо на родину. Содон обратился к своему помощнику: - Мар, набирай высоту, и на средней скорости держи курс на Вафилоний. Пусть все информационные отделы делают точные расчеты о встрече с этой планетой. Мы должны рассчитать так, чтобы встреча наша произошла недалеко от Марса. Потому что, когда планета приближается к Церпату, а точнее к Марсу, получается так, что на этом месте она задерживается на некоторое время. Расчеты должны быть точными. А мы смогли уложиться в это время. Все, можешь идти. О, всех событиях, держи меня в курсе дел, - затем Содон обратился к Аскифу: - Аскиф, вижу по твоему лицу, что ты загрустил? - Да, Содон, ты не ошибаешься. Просто каждый раз, когда я покидаю свою Руну, на меня что-то давит, именно исходящее от моей планеты. По ней я очень скучаю. - Аскиф, хотя ты и скучаешь, но на ней бываешь, ощущаешь ее твердь. Да, ты видишь ее совсем другой. Но самое главное, что ты ее видишь, где-то в мыслях своих можешь с ней пообщаться. А вот мне намного труднее. Я только в мыслях вижу свою планету. Вижу ту жизнь, которая когда-то преобладала на ней. Вижу счастливые лица и улыбки тех людей, которые жили там. Сейчас, можно сказать, я их возродил на другой планете, но они не такие, какими были. Но со временем пройдет переформирование и я убежден в том, что снова буду видеть счастливые лица, счастливые семьи, да и все то благополучие, которое было у нас. Аскиф, не грусти. Ведь в созвездии Пресных Вод, думаю, всем вам живется неплохо. Тем более, рядом с тобой находится Суму, я же на Земле нахожусь один, не считая тех зеленых вампиров, которые вредят моим деяниям. На то она и жизнь, Аскиф, чтобы радоваться, огорчаться, волноваться. Полет проходил успешно. Члены экипажа занимались каждый своим делом. Содон все время находился у экрана глена. Аскиф, Суму и Сэдо беседовали о том, что происходило с ними. Каждый раз они узнавали о происходящих с ними событиях все больше. На экране глена появилась небольшая светящаяся точка. Содон сразу обратил на нее внимание. - Братья, - воскликнул он, - смотрите, мы входим в зону видимости Церпата. Приближаться к нему близко не будем. Но на небольшом расстоянии от него, мы зависнем в небесном пространстве, и будем ожидать появление Вафилония. Это произойдет, если по земным меркам, ровно через двое суток. Учтите, то, что вы увидите, будет очень впечатляющим. Не многим суждено все это увидеть. Снова началось ожидание. Время тянулось так медленно, что все находящиеся рядом с Содоном, стали скучать. Емельян с Шаманом находились на третьей палубе, в палате для отдыха. Он стоял у иллюминатора и тщательно всматривался в космическую даль. «Странно все как-то получается, вроде бы когда-то был немым, а вот эти пришельцы исцелили меня. Да, у меня был свой дом, близкие друзья, и вот все это до боли родное осталось там, дома. Я же уношусь от них все дальше и дальше, можно сказать, в неизвестность. Может быть, тем самым я нарушаю законы жизни, но мне ничего не остается делать, потому что хочется многое познать и чему-то в жизни научиться. Со временем я думаю, что тоже принесу какую-то пользу своей родной Земле. Но сейчас, мне как человеку, очень жаль оставлять все то, чем я жил и, что видел. Я представляю, что будет происходить в Бодайбо, когда люди узнают об исцелении Прохора. А в сущности ведь ничего не случилось. Человек исцелился, и этому нужно только радоваться. Ведь я не могу осуждать Шамана, видя его совсем маленьким щенком. Пройдет время, я вернусь на Землю, да, меня никто не узнает, и многое не узнаю я. Стоит ли когда-то возвращаться сюда? Но я решил, а все остальное остается за Сэдо. Интересно, как воспримут мое пребывание жители той планеты, где живет Сэдо. Да и вообще, чем мне придется там заниматься?» - думал Емельян. В это время в палату вошел Сэдо Сина. К нему сразу подбежал Шаман и Сэдо взял его на руки. - Емельян, о чем ты задумался? - Сэдо, последние мысли мои заключались в том, чем же все-таки мне придется заниматься у вас. Нельзя же все время находиться без удела? - Емельян, я вижу, что за все время твоего пребывания с нами, ты многому научился и многое познал. За время перелета на мою родину ты еще больше познаешь. Вот, когда мы доберемся до Стрэнэ, ты увидишь нашу красоту, и будешь мыслить совсем иначе. Хотя я понимаю тебя, чувства твои, я имею в виду чисто человеческие чувства, будут находиться все время рядом с тобой, в тебе. Но я повторяю, ты избрал для себя свой жизненный путь сам. Итак, в Стрэнэ ты пройдешь обучение во Вселенской обсерватории. Я знаю, что ты с уверенностью преодолеешь все науки. Да, на это уйдет много времени, но этого требует сама жизнь. Вот, когда ты пройдешь обучение, возможно, что, не со мной, но с моим сыном Доминосом будешь бороздить просторы небесные. Со временем я не считаю так, а точно знаю, что из тебя получится хороший капитан, и тебе в этом никто не будет помогать, лишь только твое усердие. Ты, еще не зная нас, поставил перед собой цель - познать мир. И как сам уже видишь, твои мысли сбываются и превращаются в реальность. - Спасибо тебе, Сэдо. Скажи мне, пожалуйста, ведь жить я вечно не буду, когда-то меня настигнет смерть? - Емельян, не думай о ней, об этом тебе еще рано думать. А пока доверься нашим технологиям, а точнее говоря, нашему развитию. Ведь ты видел своими глазами, что может, допустим, творить только одна камера перевоплощения. - Да, я видел и удивлен. Возможно, что мое сознание еще не готово к этому восприятию. - Емельян, ты в этом прав. Но вот, когда разум твой усовершенствуется, ты полностью все поймешь. Я с уверенностью могу сказать, что ты будешь мыслить точно так, как мыслим мы. А смерть, что есть смерть? Допустим, мы умираем по собственному желанию и точно знаем, куда перемещаемся. Но у нас это происходит намного проще, чем на Земле. - Я не понимаю тебя, как это можно умереть по собственному желанию? - Физическая субстанция сгорает или скажем так, расщепляется на мелкие частицы. При этом преобразуется в осознанную энергетическую структуру, которая и продолжает жизнь. Учти, сознательную жизнь. Но при желании весь этот процесс можно повернуть назад. Все возродится по-новому. - Сэдо, но я не все понял, что ты сказал. - Не огорчайся, хотя ты и не все понял, но представление уже имеешь о той жизни, которая находится в нашем созвездии. Скоро мы приземлимся на планете Вафилоний. Это сильно развитая цивилизация. И где бы мы, не находились, старайся все запоминать, ко всему прислушиваться. Как сказать, возможно, тебе одному придется бороздить просторы Вселенной. - Хорошо, Сэдо. Меня вот еще что интересует, смогу ли я когда-то встретиться со своими родителями, со всеми теми друзьями, которые будут находиться в потустороннем мире? - Конечно, сможешь, правда, эти вопросы решаю не я. Но думаю, что профессор Онг пойдет тебе на уступки, и со временем ты встретишься со своими родными и близкими. Ты свободно сможешь с ними беседовать. Доказывать все это я тебе не буду, потому что ты видел смерть Лешего и все то, что происходило с ним после его перехода в другое измерение. Сейчас ты даже не можешь представить, что за время нашего перелета, сколько еще произойдет перемен на твоей планете. А в принципе, у тебя будет такая возможность все это пронаблюдать, и проанализировать события, происходящие на Земле. Изменить все это, мы не имеем права, ибо наше кредо заключается лишь в том, чтобы всячески помогать развитию любой цивилизации. Для выполнения этой миссии на вашей планете находится Содон, а в принципе – это Суму и Аскиф, хотя на Земле они ни разу не были. Но они помогают ее развитию и возрождению новых идей. - Сэдо, мне как-то неудобно, но у меня к тебе есть вопрос, - и Емельян покраснел. - Что же ты замолчал, я слушаю тебя. - Мне очень нравятся пельмени, смогу ли я у вас довольствоваться ими? - Емельян, я не знаю, что такое пельмени, но нам доступно все. Мы можем сканировать из твоей памяти информацию об этом пищевом продукте, и ты будешь иметь их столько, сколько захочешь. Думаю, что по возможности, ты угостишь ими и меня, - Сэдо улыбнулся. – Но сейчас я думаю, что ты не отвергаешь и наше питание. Да оно сильно витаминизировано, но лично мы, к этому привыкли. - Сэдо, я тоже уже привык и ваше питание мне нравится. - Ну вот, Емельян, мы и разрешили эту проблему. - Сэдо, можно к вам? – в палату вошли Аскиф и Суму. - По вашим лицам я вижу, что вы чем-то обрадованы, - сказал Сэдо. - Сэдо, из-за Церпата начинает появляться Вафилоний. Мы почему-то немного волнуемся. - Суму, но я тоже волнуюсь, потому что очень долго не встречался с профессором Зэбсом. Его знаю давно, но здесь, в этой Солнечной системе, я встречаюсь с ним впервые. Даже не знаю, как он себя поведет. Вы можете представить уровень его мышления. Во всей Вселенной, думаю, что сильнее его, а точнее, сильнее его цивилизации в развитии, больше нет. Хотя как сказать, ведь еще не все изведано, - и Сэдо посмотрел на Суму. – Ты являешься наполовину физической, наполовину мысленной субстанцией. Сможешь ли ты сейчас направить свои мысли на Вафилоний, точнее к Зэбсу? Нужно сказать ему, что я – Сэдо Сина вместе с Содоном и с вами жду с ним встречи. - Сэдо, я уже пытался это сделать, но пока у меня не получается. У него такой странный код, что я не могу его осилить. - Хорошо, а если я сейчас перед тобой открою этот код? - Я думаю, не нужно, потому что мы скоро встретимся с ним, и ты сможешь спокойно побеседовать. Пусть ваша встреча для профессора Зэбса будет сюрпризом. - Аскиф, а почему ты все время молчишь? - Сэдо, мне очень интересно слушать вас, не обижайтесь на меня. Мой организм привык работать физически. Размышлять мне некогда, хотя во время отдыха я часто мечтаю, что-то анализирую. Все это помогает мне в моих экспедициях. Вот сейчас я насытился от вас той информацией, которую вы излагали между собой. Вот здесь, в этой палате находимся мы, четыре живых сущности, - Аскиф посмотрел на Шамана и сказал, - точнее пять. По внешнему виду мы все разные, по развитию тоже. Но ведь мы находим в общении общий язык. Общаемся легко и свободно. Да, язык Емельяна я понимаю лишь только частично, но я могу читать мысли его и все понимать. Он же пока этого делать не может. Сэдо, ты можешь перевоплощаться, мне же это пока недоступно. Но, думаю, если это понадобится, ты мне в этом поможешь. Смотрю на Суму – это вообще загадка. Он в одно только мгновение может до такой степени видоизменяться, что я часто задумываюсь, где я, а где он. - Аскиф, а ты не только транспортник, но еще и большой мыслитель. - Сэдо, если находиться рядом с вами на протяжении долгого времени, то поневоле станешь великим вселенским мудрецом. - Так радуйся всему этому и благодари Бога за то, что мы познали друг друга и уважаем друг друга так, как присуще нашему мышлению. Если когда-то ты все-таки станешь вселенским мудрецом, думаю, что вспомнишь о нас. - Сэдо, в этом можешь не сомневаться. - Так, братья, а сейчас идемте к Содону. Опустившись в лифте на первую палубу, они вошли в командирский отсек. Содон сидел у экрана глена и внимательно наблюдал за всем происходящим в просторе небесном. - Братья, - промолвил Содон, - на экране глена вы видите Вафилоний. Мы сейчас меняем место нашей стоянки и направляемся навстречу с ним. Всем быть готовыми, потому что при вхождении в плотные слои атмосферы Вафилония в наших организмах произойдет небольшая, но самопроизвольная перестройка. Когда достигнем поверхности Вафилония, то на протяжении еще какого-то времени мы не сможем покинуть наш корабль. Нам нужно адаптироваться к тем условиям, которые присущи этой планете. Пожалуйста, займите свои места, и мы продолжим свой полет. Курс лежит на планету Вафилоний. Сэдо внимательно посмотрел на экран глена: - Содон, у Вафилония есть спутники? - Нет, Сэдо, Вафилоний не нуждается в сопровождении. Эта планета самостоятельная, хотя ею руководит ее же цивилизация, которая и является как бы спутником. Через небольшой промежуток времени корабль Содона достиг плотных слоев атмосферы Вафилония. Входя в атмосферу планеты, все прочувствовали сильный толчок. Сэдо казалось, что корабль Содона снова погружается в морскую пучину. Скорость снизилась, на корабле стало сильно жарко. - Братья, успокойтесь, сейчас все это пройдет, и наш корабль при сбрасывании скорости будет охлаждаться, и по-своему, адаптироваться в этой обстановке. Аскиф встал, подошел к обзорному иллюминатору и посмотрел на приближающуюся к ним планету. - Боже, Содон, посмотри, каких размеров достигла эта планета. - Аскиф, не стоит удивляться, потому что для нас это как бы удивление, для жителей этой планеты – это удивление является их домом, да и всей жизнью. - Содон, я согласен с тобой, но очень удивлен ее размерами и сравниваю со своей бывшей планетой Руной. - Аскиф, это твое право: удивляйся, радуйся, а в принципе наслаждайся всем тем, что ты видишь. Думаю, что своими положительными мыслями ты не навредишь этой планете. Твердая плоть Вафилония приближалась все ближе и ближе. Дышать становилось намного легче, температура корабля нормализовалась. И вот корабль-матка Содона достиг своей цели. Почувствовался небольшой толчок. Приземление прошло успешно. Все вздохнули с облегчением. - Братья, – обратился Содон, - сейчас здесь появятся службы охраны, и в течение суток будут производить дезинфекцию. Нам даже нельзя выходить на связь. Когда будет разрешено покинуть корабль, я всех вас соберу здесь в командирском отсеке. Прошу, займитесь каким-либо досугом, а мне надо побыть одному. Содон включил камеру слежения, и увидел, как несколько десятков летательных аппаратов подлетели к кораблю, и стали обрабатывать его красной жидкостью. Которая при соприкосновении с кораблем, превращалась в парообразную массу. В это же время другие летательные аппараты собирали в себя эту массу и куда-то улетали. Жителей этой планеты не было видно. Площадка, где находился корабль-матка Содона, была огромной. И по всему видимому на ней находились тысячи таких же кораблей. Они стояли как бы в ожидании полета. «Странно, я вижу множество кораблей-маток, раньше такого здесь не было. А в принципе, прошло достаточно времени, когда я здесь был в последний раз. Думаю, что они все прибыли из других галактик на встречу с Зэбсом. Да и пусть будет так», - подумал Содон, и присев в кресло, сразу же погрузился в мягкий приятный сон. ----------------------------------------------- По вафилонийскому времени прошло около суток. Содон очнулся от шума, посмотрев в обзорный иллюминатор, он увидел, как несколько стоящих кораблей-маток стали подниматься к небесам. Стоял сильный шум, который прослушивался на корабле Содона. Содон вызвал к себе помощника Мара. - Мар, пожалуйста, попроси наших друзей прибыть ко мне. Через несколько минут все снова собрались в командирском отсеке. - Братья, сейчас мы покинем наш корабль. Будьте спокойны, но если кому-то станет плохо, то постарайтесь на некоторое время задержать дыхание и снова возобновляйте его. Посмотрите, какая здесь атмосфера. Действительно, все вокруг выглядело с зеленовато-красным оттенком. - Думаю, вы догадываетесь, что красные отблески являются отблеском от планеты Церпат, зеленоватый цвет - присущ планете Вафилоний. Все перед вами будет выглядеть не так, как на планете Земля и на остальных других. Следуйте за мной. Медленно, но, издавая некий шум, открылся входной проем. Все прибывшие по трапу опустились на твердую поверхность Вафилония. Чувства были необъяснимые, но все как-то сразу адаптировались, кроме Шамана, который убежал назад. Емельян направил свой взор к небесам и увидел многочисленное перемещение летательных аппаратов. У него закружилось в голове: «Боженька, да сколько же их здесь? Вот это да. Мне представилась возможность все это увидеть. Я не знаю, кого об этом даже благодарить», - подумал он. Прямо перед ними приземлился средних размеров летательный аппарат. На вид прозрачный, и было видно, что там находятся живые сущности. - Сэдо, - обратился Содон к нему, - это личный аппарат Зэбса. Приготовься к встрече. Из аппарата вышла высокая, стройная сущность. Вид его был чисто человеческий, который присущ планете Земля. На голове у него находилась нечто напоминающее корону. Борода была клинообразной, но небольших размеров. Одеяния его сверкали. Он улыбнулся и сказал: - Братья, я вас приветствую на моей планете. Ни за что не беспокойтесь. Здесь вам будут предоставлены все условия для пребывания, - он поднял руку и пальцем указал на Сэдо, - Брат, подойди ко мне. Сэдо подошел к Зэбсу, тот встал на колени и обнял его. - Дорогой ты мой, наконец-то я дождался тебя. Ты можешь мне не рассказывать о том, что случилось с тобой. Потому что я в курсе всех событий. Да, я пытался выйти с тобой на связь, но твоя технология, которая внедрена в твою спасательную капсулу, не дала мне такой возможности. Но я думаю, что ты благодарен Содону за его гостеприимство, и за добрые намерения, - Зэбс приподнялся и обратился ко всем присутствующим: - Уважаемые братья, сейчас мы отправимся в мои владения, а точнее говоря, мои лаборатории, и там продолжим нашу беседу. Прошу вас войти в мой летательный аппарат, который доставит нас туда, где надобно нам быть. Войдя в него, все разместились в удобных креслах. Обзор был впечатляющим, они могли видеть все. Летательный аппарат Зэбса взметнулся вверх. С огромной скоростью он несся по небесному пространству. - Братья, пожалуйста, внимательно наблюдайте за этой красотой, которая предстает перед вами. Скорость не будет являться для вас помехой, потому что здесь все предусмотрено. Вы видите перед собой круговую обзорность. Летательный аппарат Зэбса достиг его владений. С высоты были видны прозрачные на вид, хрустальные строения, вокруг которых, находилась неописуемой красоты растительность. Большие сущности, похожие на птиц, кружились в воздушном пространстве. Сэдо не выдержал и обратился к Зэбсу: - Скажи мне, пожалуйста, Зэбс, все, что я вижу прекрасно, но здесь я не вижу солнца, так как я видел на планете Земля? - Сэдо, все это заключается в том, что когда солнечные лучи достигают нашей атмосферы, они преломляются и меняются в своей структуре. Поэтому вы видите зеленоватый оттенок. Но это нам не вредит. При постепенном удалении от солнца все начинает видоизменяться. Бывают такие промежутки времени, когда перед нами появляется солнце, и мы видим его в полной форме. Иногда бывают у нас небольшие катаклизмы, а именно в чем они заключаются? Некое воздействие на нас производит Церпат, но информационная служба охраны предпринимает все меры для сохранения нашего пребывания здесь. Аппарат стал медленно сбрасывать высоту. Он приблизился к одной из лабораторий, в дверях которой появился проем, и через него вошел в лабораторию. - Вот, братья, мы на месте. Следуйте за мной. Они вошли в большой прозрачный зал. Сэдо осмотрелся и увидел, что в этих прозрачных стенах заложена своеобразная микро-молекулярная система. Потому что наблюдалось перемещение макро-веществ. Казалось, что там все парит и хочет выбраться наружу. - Сэдо, не удивляйся этому. Ты видишь перед собой электронно-плазменный реактор, который в состоянии творить чудеса, а в принципе ты уже их видишь. Это многочисленные мои лаборатории, которые взаимосвязаны между собой информационными полями. Замечу, что на каком бы расстоянии они не находились, связь между ними неразрывна. Мне так легко наблюдать за всем происходящим на моей планете. На данный момент я могу зондировать, конечно, не всю Вселенную, но большую ее часть. Вы со временем в этом можете убедиться. Затем Зэбс обратился к Содону: - Содон, мне хочется знать, каких достижений добился ты на Земле? - Зэбс, по сравнению с тем, что ты видел миллионы лет назад, какого-то прогресса я добился. Но пока все это мне не нравится. Потому что во многом мешают генетические вампиры, которые приходят из других измерений. Они тормозят развитие моей цивилизации. Думаю, что я смогу получить ответ от тебя, как с ними бороться. - Да, Содон, ты прав, эта космическая плесень, когда-то проявляла свои способности и на моей планете. Но я от них избавился легко. Они просто стали сгорать в моей атмосфере. У тебя же все выглядит иначе. Но, учти, нам дан разум для творения свершений. Я с уверенностью могу сказать, что эти свершения скоро возродятся и станут на путь очищения. Лично я должен побывать на твоей планете. Мы это свершим вместе с вами. Я проанализирую все происходящее на Земле. Меня больше всего сейчас интересует плотность озонового слоя, но им займутся мои службы восстановления. Что же касается твоей цивилизации, то я постараюсь встретиться с некоторыми людьми, которые возомнили себя царями земными. Я всех их соберу вместе и сниму с них информацию, которой они располагают. По возможности, не нарушая принципов развития, я постараюсь эту информацию видоизменить в положительную сторону. - Зэбс, я тебе заранее благодарен. Но опять же, ты постараешься, что-то изменить, но ведь зеленые существа все равно будут противостоять всем этим изменениям. - Содон, я же тебе сказал, что постараюсь найти способ борьбы с этими отрицательными сущностями. Пусть по твоим земным временным меркам пройдет уйма времени, но мы все равно достигнем своей цели, которую поставили перед собой. Наши надежды не покинут нас и не обойдут стороной. Сэдо, да и все присутствующие стали замечать, что вокруг них все начало видоизменяться. Наступил мрак. - Зэбс, что происходит? Тот улыбнулся и сказал: - Не обращайте на это внимание, каждой планете присущи свои природные явления. На Земле это проявляется в виде дождя, снега, тумана. Здесь тоже такое происходит, но, совсем по-другому. Сейчас все это вы увидите. Мрак усиливался. Туч не было видно, но некая темень стала поглощать все светлое. В небесах появилось свечение, которое, волнами перемещалось от одного горизонта к другому. Если на Земле происходила гроза: сверкала молния, и только затем слышался гром. Здесь же все по-другому. Свечение усиливалось и слышалось, как из него доносилось звучание, если можно сравнить с чем-то, то это космическая мелодия. Наблюдать за всем этим и слушать было приятно. Появились первые осадки. Чем-то, напоминая земной дождь, но были легки. Играя между собой, они прикасались оснований прозрачных лабораторий, но тем самым не вредили всему этому. - Братья, - обратился Зэбс, - вы видите перед собой энергетическую субстанцию, которая в определенное время обрабатывает всю нашу планету. Затем все совокупируется, вздымается к небесам и там происходит очищение. Все, что устарело – обрабатывается и сохраняется в особых ячейках, а точнее говоря, возрождается по-новому и со временем вновь оседает на поверхности нашей планеты, насыщая ее питательными веществами. Емельян все время молчал, но в голове кипели мысли: «Боже, неужели я уже умер. Но если бы все это было так, то я бы не увидел такой красоты, хотя Зэбс и говорил, что мы не умираем. Но как бы ни было, я первый из землян нахожусь именно здесь, на этой Божественной планете. Я вижу все то, что пока недоступно моему разуму. Боже, я клянусь перед тобой, что познаю все, и буду применять свои силы только для возрождения всего нового». Зэбс посмотрел на Емельяна: - Емельян, ты прекрасен в своих мыслях и я знаю, о чем ты говорил с Сэдо. Когда пройдешь обучение в обсерватории, я заберу тебя к себе и назначу капитаном одного из межорбитальных кораблей. Ты будешь на первое время бороздить только просторы Солнечной системы. Тем самым я тебя приближу к твоей родине, планете Земля. Твой корабль-матка будет являться контрольно-ревизионной субстанцией. На тебя будет возложен контроль. Ты станешь информационным сборщиком пока Солнечной системы, а затем, когда твой разум усовершенствуется, станешь на уровень выше, получишь право на перемещение по всей Вселенной. Ты будешь единственным капитаном, родившимся на планете Земля. Об этом будут знать только присутствующие здесь. Встречаться мы будем в Египте, где ты уже побывал, у статуи Сфинкса. При встречах проявлять мы себя не будем, будем предельны осторожны. Я не хочу, чтобы при нашем появлении люди сочли нас Богами. На данный момент мы являемся исполнителями Их. Мы несем жизнь всем тем, кто нуждается в нашей помощи. Да, это пока незаметно. Но оно реально так же, как реально и все то, что вы видите перед собой. Емельян, смотря на Зэбса, сказал: - Зэбс, я не знаю, что тебе ответить, но я буду подвластен всему тому, о чем ты сказал. Ты можешь на меня надеяться. Извини, что я называю тебя на ты, я простой человек. - Нет, Емельян, ты уже не простой человек. Да, ты пока не можешь делать того, что делаю я. Но, учти, таким я тоже стал не сразу. На мое совершенство ушло много времени. Если соизмерить по земным меркам, оно отобразится в миллионах световых лет. В космических – это трое суток. Теперь ты понимаешь, какая существует разница? - Зэбс, пока не все понимаю, но что-то начинает до меня доходить. - Вот и прекрасно. В это время к Зэбсу обратился Суму: - Зэбс, мне хочется, а точнее, нам с Аскифом побывать тоже на Земле. Но мы не имеем такой возможности, потому что наши организмы не могут находиться в той атмосфере, которая присуща этой планете. - Суму, если у вас есть такое желание, это поправимо. Сейчас я позову сюда Гуру, и он отведет вас в одну из моих лабораторий, где вы пройдете генетическую перестройку. Но, учтите, при этом некая информация, которая находилась в вашем разуме, преобразуется. Вы начнете чувствовать и воспринимать все совсем иначе. Произойдут функциональные изменения не только физиологически, но и разума. Я надеюсь, что вы останетесь довольны новому перевоплощению. Для вас будут открыты все пути, которые можно только изыскать в космосе. Через несколько минут к ним зашел Гуру и обратился: - Кто из вас Аскиф и Суму? К Гуру подошел Суму и сказал: - Я Суму, а рядом со мной Аскиф. - Вот и хорошо, меня зовут Гуру. Я являюсь руководителем вафилонийской лаборатории по перевоплощению физического строения, и по усовершенствованию информационных клеток разума. Сейчас вы проследуете со мной, в мою лабораторию. Там получите от меня инструкции по поводу всего того, что произойдет с вами. Когда вы с ними ознакомитесь и дадите полное согласие на перестройку ваших энергоресурсов, мы сразу же приступим к перевоплощению. - Зэбс, нам можно идти? - Конечно, Гуру, вы можете идти. А от вас, Аскиф и Суму, я буду ждать хороших положительных результатов. Удачи вам. - Содон, Сэдо, - обратился Зэбс, - давайте присядем и обсудим с вами некоторые проблемы, которые существуют у вас. Сэдо, я тебя буду слушать первым. - Зэбс, ты уже знаешь, что со мной произошло, точнее с моим кораблем-маткой «Голиос-747А». Сейчас на Земле осталась моя спасательная капсула. Я же перемещаюсь на небольших летательных аппаратах, на которых мне не под силу достичь моего созвездия. И думаю, что ты мне поможешь вернуться на родину. Зэбс приложил руку к голове, о чем-то подумал, затем сказал: - Сейчас в этой лаборатории работает голографическая система, при которой мы свяжемся с Вселенской обсерваторией профессора Онга. Но всем оставаться на своих местах. – Сэдо от волнения привстал. – Я же вас просил всем находиться на своих местах. Перед их взором появилось небесное свечение, исходящее от прозрачных стен. Оно продолжалось недолго. После этого появилось изображение, и Сэдо увидел свою обсерваторию. Ему хотелось сорваться с места и бежать прямо туда, но какая-то сила его удержала. Затем картинка изменилась, и появился образ профессора Онга. - Зэбс, я рад, что ты вышел со мной на связь. - Онг, посмотри внимательно, кого ты видишь рядом со мной? - Сейчас, изображение нечеткое. Зэбс, но я вижу Сэдо Сина. Слава Высшему Разуму, он нашелся, а мы его сочли уже утерянным во Вселенной. - Онг, - с волнением обратился Сэдо, - скажи мне, вы ищите меня? - Сэдо Сина, конечно! Доминос вместе с моей дочерью Эоллой направились на твои поиски. У них оснащенный корабль-матка «Голиос-747Б». Но, как ни странно, сейчас я с ними тоже утерял связь. Где они находятся, не могу предположить. В конце концов, что же случилось с тобой? - Онг, об этом мы подробно поговорим, когда я вернусь домой. - Хорошо, я прямо сейчас буду пытаться восстановить связь с Доминосом. Ты даже не можешь представить, что твой сын является командиром такого огромного корабля. Я очень рад за него, но и ты думаю, тоже разделишь со мной эту радость. - Онг, я очень рад и с нетерпением буду ждать встречи с вами. - А, кто находится рядом с тобой? - Разве ты его не помнишь? - Сэдо, так это же Содон. - Да, теперь я вижу… - Как все прекрасно получается. При помощи профессора Зэбса все проблемы решены в один миг. В их разговор вмешался Зэбс: - Наше время истекает. Плазменные микрочастицы выработали весь свой потенциал. Когда они возобновятся, мы сможем снова продолжить беседу. Онг, когда я буду выходить на связь, ты все это прочувствуешь. А сейчас, слушай меня внимательно. Постарайся возобновить связь с Доминосом. Если ты ее установишь, немедленно дай ему координаты нашего местонахождения. Я же со своей стороны буду предпринимать все меры и прямо сейчас займусь всем этим. Все, удачи всем нам. - Зэбс, ты меня извини, но в этой Солнечной системе, можно сказать, я возродился уже в четвертый раз, - воскликнул Сэдо. Свечение постепенно исчезало, и Зэбс, да и все остальные почувствовали запах, а точнее, тот аромат, который исходил от его любимого моря – моря Светлых надежд. - Сэдо, ты доволен? - Зэбс, лучше не спрашивай меня об этом. - Хорошо, у меня к вам будет небольшая просьба. Пока Суму и Аскиф находятся с Гуру, после перенесенного стресса вы должны отдохнуть. Сейчас отправитесь в палату психологической разгрузки и примите все то, что вам поможет снять с себя психологическую нагрузку. Я займусь своим делом, но уверен в том, что за небольшой промежуток времени должен вычислить местонахождение твоего сына. Как только это произойдет, я сразу оповещу вас. Сэдо, прошу тебя, расслабься и все отрицательные мысли удали из своей памяти. Можешь считать, что все плохое осталось уже позади. Содон, что касается тебя, а точнее той информации, которая говорит мне о том, что скоро на твоей планете произойдет какой-то значимый катаклизм. Судя по всему, это будет война. Она будет агрессивной. Прольется много крови. Я считаю, что во всем этом происходящем дадут о себе знать все те же зеленые сущности. Как противостоять этой войне, я подумаю. Но мы все будем являться свидетелями всего отрицательного, что преподнесли нам существа из других измерений. Но как бы ни было, мы на стороне справедливости. - Зэбс, а возможно ли сейчас все это изменить? - Нет, Содон, это невозможно. Я не могу на данный момент сразу переиначить всю твою цивилизацию. - Зэбс, может быть, мне нужно было остаться на Земле? - Содон, судя по всему, ты бы ничего не изменил. Хотя, как-то мог воздействовать на происходящее. И если даже сейчас вернешься туда, все равно опоздаешь. Надеюсь, что контроль над Землей осуществляется твоими службами? - Да, контроль над Землей ведется постоянно, и ведут его мои службы охраны на гелиево-водородных установках. Слежение идет не только в воздухе, но и в морских глубинах. При этом задействовано несколько сот таких установок. Они вмиг могут перемещаться в любое место. За все время моего пребывания на Земле, эти службы меня ни разу не подвели. Если начнется война, о которой ты говорил, то мне сразу же станет известно о ее начале. Я постараюсь приложить все усилия для того, чтобы пролилось как можно меньше крови. И воистину было сказано тобой, что не только я, но и ты будешь стоять на стороне справедливости. Да, моя цивилизация – это своеобразный клон Вселенной. Думаю, что со временем вся цивилизация образумится и будет сама себе помогать в новом возрождении. Я же себя проявлять не буду, но со временем постараюсь напоминать людям о том, что они живут на Земле не одни. Они поймут, что за ними ведется контроль, который исходит от справедливого Разума. Зэбс, я сам бы мог повлиять на все эти события, но, как говорится, на ошибках учатся. И они должны понять свои ошибки. И прежде чем начать следующую войну, они подумают: начинать ее или нет. - Содон, я внимательно выслушал твое мнение, и после вашего отдыха мы все обсудим и решим, как нам быть и поступать дальше. Вы свободны. Сейчас мой робот по имени…, - Зэбс улыбнулся и продолжил, - кстати, его тоже зовут Зэбсом, проводит вас в ту палату, о которой я вам только что говорил. Перед Сэдо и Содоном появилась прозрачная сущность, она молчала. Но движением руки показала в ту сторону, куда им следовало идти. Войдя в палату психологической разгрузки, они уселись в большие мягкие кресла, которые постоянно вибрировали. «Я не думал, что получу здесь лечебный массаж», - улыбаясь, подумал Содон. Со всех сторон слышалась прекрасная мелодия, их начало клонить ко сну. И природа взяла бразды в свои руки. Сэдо с Содоном отключились от всего того, что находилось рядом. Их разум встретился с блаженством. В это время Зэбс старался направить во все точки Вселенной сигналы, которые могли бы принять сущности или жизнь, находящиеся во Вселенной. Прошло время. Сэдо и Содон проснулись и увидели этот мир совсем иначе. - Как ты себя чувствуешь? – спросил Содон у Сэдо. - Нормально. - Я тоже. Идем к профессору Зэбсу. Зебс находился у информационного пульта по слежению и диагностированию близ лежащих галактик. Он ждал ответа на посланный сигнал. Произошло чудо. На экране глена появилось сообщение о том, что Трэро ищет командира корабля «Голиоса-747А» Сэдо Сина. Зэбс с облегчением вздохнул: «Все, Вселенская система общения достигла своего совершенства». В это время к нему зашли Сэдо с Содоном. Зэбс посмотрел на них и с ярким выражением лица сказал: - Я вышел на связь с командиром межорбитального корабля Трэро. Вы сейчас будете присутствовать при общении с ним.


Космический корабль «Пластор». - Доминос, я чувствую, что в моем информационном отделе появилась новая информация. Идем с тобой, мы вместе сканируем ее, и убедимся в том, что она существенна, - Трэро бросил взгляд на Крита, - Крит, ты тоже можешь следовать с нами. Они вошли в информационный отдел. На экране глена появилось краткое сообщение, но оно выглядело совсем иначе, и Трэро сразу не смог прочесть. - Доминос, - обратился Трэро к нему, - каждый раз, когда я получаю такую информацию, я удивляюсь, почему она ко мне приходит в виде иероглифов. Но я думаю, что мои службы переработают ее быстро. - Трэро, по всему видно, что эта информация закодирована. Но подождем, что скажут службы. Прошло несколько минут, и на экране глена появилось сообщение о том, что капитан Сэдо Сина находится на планете Вафилоний у профессора Зэбса. - Доминос, не волнуйся, я знаю все возможности профессора Зэбса. Мы очень скоро выйдем с ним на связь. Я доволен тем, что мой информационный отдел принял информацию, которая витает во Вселенной. Доминос задумался: «Странно, почему все так получается? Я очень долго искал своего отца, где я только не бывал, но надежды не терял. И вот произошло чудо, но пока это только информация. А мне хочется скорее увидеть своих родителей». Трэро прочувствовал мысли Доминоса: - Доминос, понимаешь, в космосе нет времени. - Об этом я знаю. - Так как ты об этом знаешь, то придется еще потратить часть какого-то энергетического потенциала. Когда он сформулируется в единое целое, мы начнем беседу с профессором Зэбсом. Вот тогда ты полностью убедишься в том, что твой отец… - Да, я волнуюсь, как никогда, и буду находиться все время в ожидании. Ожидание для Доминоса казалось мучительным. И вот на экране глена появилась информация от профессора Зэбса: «Трэро, я приветствую тебя и весь твой экипаж. Я получил информацию, что ты ищешь Сэдо Сина. Могу тебя обрадовать, что он находится у меня на планете Вафилоний». Трэро сразу же дал ответ: «Зэбс, я был убежден в том, что Сэдо Сина жив и в ближайшее время он будет найден. Сейчас на моем корабле находится его сын Доминос. Я предоставляю ему возможность поговорить с отцом». Иероглифы исчезли, и на экране глена появился Сэдо Сина. На экране глена Зэбса появился Доминос. - Отец, здравствуй, наконец-то я дождался этого момента. Я очень рад и благодарен Трэро и профессору Зэбсу, что они помогли нам встретиться. Теперь я точно знаю твое место нахождения. Я возвращаюсь на свой корабль и беру курс в Солнечную систему, на планету Вафилоний. - Доминос, я тоже очень рад видеть тебя, и мы с мамой будем ждать с большим нетерпением твоего появления. Извини меня за долгое молчание, но я не мог выйти на связь с тобой по одной причине. А именно: мой корабль-матка уже не существует. О дальнейших событиях мы поговорим с тобой при встрече. В их разговор вмешался Зэбс: - Доминос, когда вернешься на свой корабль, сразу оповести меня об этом. Я передам тебе информацию, а точнее курс, по которому ты сможешь без всяких препятствий найти нас. Почему я так говорю? А потому что мы покидаем планету Вафилоний и вместе с твоим отцом совершим перелет на планету Земля. Достичь ее тебе поможет та информация, которая сканируется в твоем информационном отделе. Твой корабль будет осуществлять перелет на автопилоте. По моим расчетам ты достигнешь Земли в 1943 году. Мы прямо сегодня покидаем планету Вафилоний. Удачи тебе! - Зэбс, спасибо тебе! Отец, до встречи, и поцелуй маму. - Доминос, а ты поцелуй Эоллу. Экран глена погас. ПЛАНЕТА ВАФИЛОНИЙ. - Зэбс, как я… - Сэдо, самое главное сделано. И сейчас без сомнений и переживаний, но с радостью в душе мы отправимся на планету Земля, где и будем ожидать твоего сына, - затем Зэбс обратился к Содону, - Содон, ты сейчас отправляйся нас свой корабль, чтобы произвести разгрузку. И на своем корабле снова прибудешь сюда. Здесь мы его загрузим в мой корабль и отправимся на твою планету. - Хорошо, Зэбс, - и Содон удалился.


Корабль «ГОЛИОС-747Б». Попрощавшись с Трэро и поблагодарив его за оказанную помощь, Доминос с Критом возвратились на свой корабль. Увидев Доминоса, Эолла встретила его с улыбкой: - Дорогой, вижу по твоему лицу… Не дав ей договорить, он обнял Эоллу и сказал: - Да, свершилось то, чего следовало ожидать. Я нашел своих родителей, и вот сейчас мы пойдем в информационный отдел и получим информацию, при помощи которой достигнем Солнечной системы. На планете Земля мы с ними встретимся. Войдя в информационный отдел, они сразу же включили все энергетические системы, способствующие приему информации. После ее загрузки их корабль взял курс в Солнечную систему, а именно к планете Земля. ВАФИЛОНИЙ. К Зэбсу зашли Гуру, Аскиф и Суму. Гуру доложил: - Профессор, все готово. В организмах Суму и Аскифа произошли генетические изменения. Они могут свободно пребывать на планете Земля. - Спасибо тебе, Гуру, ты можешь идти. Зэбс снова решил выйти на связь с профессором Онгом, ему удалось это сделать быстро. Перед ними предстал Онг. - Зэбс, я внимательно слушаю тебя. - Онг, все проблемы решены. Мы нашли Доминоса и восстановили с ним связь. Сейчас он уже взял курс в Солнечную систему, где на одной из планет мы будем его ожидать, да и там же встретимся с ним. В связи с тем, что у нас мало времени, об остальных подробностях ты можешь узнать от командира корабля «Пластор» Трэро. Тебе легче будет выйти с ним на связь. - Хорошо, Зэбс, я все так и сделаю. Всем вам снова желаю удачи и благоприятного перелета, – экран глена погас. - Вот, братья мои, все свершилось. Прямо сейчас мы покидаем мою планету Вафилоний ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ. Огромный корабль-матка профессора Зэбса благополучно достиг плотных слоев земной атмосферы. С этой высоты планета Земля выглядела очень красивой. «Да, давно я не бывал здесь, но память моя и большой труд находятся на этой Земле. И скоро со всем этим я снова соприкоснусь, от чего и получу большое удовольствие», - подумал Зэбс. - Сэдо, нам нужно побывать в том месте, где ты потерпел катастрофу. Мы приземлимся на твоих летательных аппаратах. Мне нужно убедиться в том, что твоя спасательная капсула находится в надежном месте. Перемещать куда-либо ее не будем. Потому что она будет являться небольшим информационным центром, конечно, уже не для тебя, а для Содона. По мере своих возможностей, если когда-то попадешь на Землю, можешь также воспользоваться ею. - Зэбс, я с тобой согласен. Но в информационном отделе моей спасательной капсулы заложена программа. Если ее кто-то обнаружит посторонний, то она пойдет на самоуничтожение, превратится в жидкий металл, который со временем остынет, и никаким анализам не будет поддаваться. - Сэдо, я думаю, что до этого не дойдет. Через какое-то время они достигли Земли. От корабля-матки отделились три небольших летательных аппарата и направились в сторону, где находилась спасательная капсула. Посадка была плавной, все вышли из аппаратов и вздохнули свежим воздухом, который присущ только Земле. - Зэбс, чтобы добраться до капсулы, нам надо немного пройти. - Хорошо, Сэдо, веди нас к своей маленькой частице твоей родины. Они преодолели небольшое расстояние и приблизились к пещере, где находилась капсула. Войдя в пещеру, Сэдо сказал: - Вот здесь, место я выбрал надежное. Допустим, если цивилизация Земли достигнет больших успехов в своем развитии, то даже в этом случае они не смогут ее найти. Все вошли в спасательную капсулу. Зэбс внимательно осмотрел все ее отделы и сказал: - Да, Сэдо, я представляю, что могло случиться с тобой, и удивлен, как ты смог спастись на этой крохотной частице. - Я благодарен Высшему Разуму за то, что Он дал мне такую возможность – спастись и сохранить то, что я сохранил. - Сэдо, сейчас ты можешь выключить автономное питание. При этом отключатся информационные системы, и капсула на некоторое время прекратит свое существование. На данное время она пока ни тебе, ни нам не нужна. Ты, как капитан, можешь попрощаться с ней, и прямо сейчас мы отправимся в Египет. - Хорошо, у меня будет к вам одна просьба: оставить на время меня одного. Все присутствующие покинули спасательную капсулу. «Ну что, дорогое мое творение, вот и настал тот час, когда я тебя покидаю. Мне очень жаль оставлять тебя. Но мое присутствие ты будешь ощущать все время. И если я когда-то сюда еще вернусь, то постараюсь забрать тебя отсюда. И там, в Стрэнэ, ты у меня будешь единственным памятником, который будет все время напоминать мне о том, что случилось когда-то со мной на планете Земля», - думал Сэдо. Его мысли были зафиксированы информационным отделом. Сэдо выключил автономное питание, и капсула погрузилась во мрак. Он вышел, посмотрел на солнце, которое ослепило и внесло небольшую частичку радости в его душу, потому что он знал: Доминос приближается. Скоро здесь на этой Земле произойдет долгожданная встреча. Возвратившись к летательным аппаратам, они вновь вознеслись в небо и взяли курс на Египет. ЕГИПЕТ. Дул небольшой ветерок, поднимающий горячие частички песка, которые разносились в разные стороны и от силы ветра ударялись в основание огромных пирамид. Сфинкс, как всегда молчал, но он чувствовал влияние природы на себе. Если бы он мог закрыть глаза, то закрыл бы. Но он был только статуей, под которой на большой глубине находится информационный центр, хранивший в себе тайны, касающиеся происхождения многих галактик. В том числе информацию будущего и прошлого планеты Земля. Корабль Зэбса завис на небольшом расстоянии от египетских пирамид. Зэбс смотрел в иллюминатор с высоты птичьего полета. «Как прекрасно выглядит наше строение. Прошло неисчислимое количество лет, но строение живет, и не поддается никаким природным влияниям. Оно терпит все. Да так оно и должно быть», - думал он. - Сэдо, - обратился к нему Зэбс, - здесь, в Египте, я знал женщину, которую звали Нифертити. Она мне очень нравилась. После ее перехода в другое измерение, был построен Храм, названный ее именем, и где ее образ, я воплотил в огромной каменной статуе. Мне бы очень хотелось побывать в этом Храме, но этого я пока не сделаю. - Зэбс, а что случилось с ней? - В принципе, с ней ничего не случилось, но сейчас она находится очень далеко по меркам земным. Навестить ее я не могу, но память о ней осталась навсегда. Я точно знаю, что со временем, как только произойдет информационное переформирование галактик, я сразу же с ней встречусь. Но для этого пройдет еще много времени. Здесь находится Храм и в нашу честь. Именуется он Храмом Абу-Симбел. В память о нашем пребывании, мы оставили здесь несколько каменных фигур. Я понимаю, что со временем человеческий разум начнет делать всякого рода расшифровки, дабы познать все эти строения и извлечь, что-то полезное для себя. Так оно и будет. Таких центров на Земле много. А именно: на острове Пасхи стоят наши каменные истуканы. В Мексике также находятся наши пирамиды. Под большой толщиной льда они существуют на Северном полюсе. Все это заключается в информационный треугольник космических знаний. Но основной центр находится прямо перед нами. Мы, именно здесь, пробудем несколько земных лет. В этом месте нас и найдет твой сын Доминос. Но у меня будет к вам одна просьба. Мой корабль остается здесь, Содон должен вернуться к себе домой. Ты, Сэдо, отправишься в экспедицию. Исследуй больше эту планету. Может быть, когда-то, ты внесешь свои поправки, я думаю, в информационном плане, которые пригодятся всему населению Земли. Ведь развитие их только начато, пусть они развиваются во благо свое. - Зэбс, тогда мы покидаем тебя, и каждый из нас начнет заниматься своим делом. Но мы с тобой не прощаемся, и связь будем держать постоянно, - ответил Содон. Летательные корабли Содона и Сэдо покинули корабль-матку Зэбса. Содон взял курс на Индийский океан, Сэдо направился в сторону Северного полюса. Зэбс надолго уединился, чем он занимался в это время, никто не знал. И в дальнейшем об этом он никому ничего не скажет. Но в то время местные жители часто видели по ночам огни, которые светились разнообразными цветами. Люди думали, что это опускаются на Землю Боги. Часто огни угасали. И тогда из небесного пространства появлялся яркий луч света, который освещал статую Сфинкса, и близ стоящие пирамиды. Египтяне заговорили, что фараон Хеопс воскрес, и скоро вновь будет править не только в Египте, а и во всем мире. Но их рассуждения были ошибочны. Зэбс чувствовал, что своим присутствием он привлекает внимание людей. И на небольшой срок покидал Египет и улетал на остров Пасхи. Там его корабль ни разу никто не видел. С этого острова Зэбс тщательно наблюдал за всей планетой. Когда считал для себя нужным, он приземлялся и часами мог находиться у каменных истуканов, которые были когда-то оставлены людям в память о себе. Видя все это, Зэбс радовался всем тем творениям, которые находились здесь, потому что их взгляды были направлены не только на окружающую местность, но и к небесам. Обстановка напоминало нечто родное. Зэбс погружался в свои необыкновенные мысли, в них он чувствовал тепло и блаженство, которые исходили и оседали здесь на Земле. На той Земле, где продолжается и процветает новая жизнь со своими тайнами, загадками, войнами и радостями, приливами и отливами, затмениями Солнца и Луны, да и всем тем, в чем проявляется не только физическая, но и вечная жизнь. ----------------------------------------------------------- КОРАБЛЬ СОДОНА. Индийский океан. Достигнув водной глади океана, корабль Содона медленно стал погружаться в его глубины. Суму и Аскиф были удивлены всему увиденному, а именно, той живой жизни, которая существовала в глубинах океана. Такой красоты они не видели никогда. Суму с волнующим его вопросом обратился к Содону: - Содон, не мешаешь ли ты своим присутствием всему живому, что находится здесь? - Суму, да, в какой-то степени я нарушаю благополучие этих живых существ. Особенно, когда из этой пучины на поверхность выходят гелиево-водородные установки. Исходящий от них магнитный поток влияет, в особенности, на крупную рыбу. А это – киты, которые при воздействии магнитных полей получают небольшую дозу гипноза. Порой они могут выбрасываться на берег. Извини, но при этом небольшая часть их погибает. Все это происходит не здесь, а в других океанах. Так уж устроена жизнь, и что-то приходиться терять. Как я уже говорил, гибнет всего-навсего небольшая их часть. При этом не меняется структура развития в этих водных пространствах. Да и у меня пока другого выхода нет. Но мои лаборатории с большим усердием работают над изобретением новых средств передвижения, которые никому в дальнейшем не навредят. - Содон, ты являешься хранителем этой планеты. Думаешь ли ты о том, что население, узнав о твоем существовании, может восстать против тебя под воздействием пришельцев из другого измерения? - Да, братья, об этом иногда я тоже задумываюсь. Но вы слышали, как Зэбс обещал, что со временем оградит цивилизацию Земли от всех темных и злых сил, которые проникают сюда из других измерений. Лично я надеюсь, что это произойдет очень скоро, ведь не зря он остался один в Египте. Там Зэбс черпает информацию из недр Земли. Вот когда он вернется к себе на Вафилоний, всю полученную информацию переработает и передаст мне охранный код. Только тогда я буду чувствовать себя в полной безопасности. Хотя, против этих «зеленых пришельцев» я уже применял магнитные ловушки, но они не полностью себя оправдали, были примитивны в своей конструкции против кораблей незваных пришельцев. Но мы будем надеяться, что Зэбс оправдает все мои надежды. Суму, Аскиф, а сейчас хочу сказать вам, чтобы вы не обижались на меня. -За что? - А за то время, что вы находитесь на этой планете, вы так и не вступили на ее твердь. - Содон, но мы надеемся, что ты позволишь нам погостить у тебя… - Да-да, конечно, я этому буду только рад. Вы сами сможете осуществлять прогулки и бывать в любом уголке планеты. Только… - Вот за это можешь не беспокоиться. Ведь мы прибыли сюда не для того, чтобы навредить. У нас есть цель: своим зрением увидеть планету Земля, полностью прочувствовать жизнь на ней и убедиться в том, что население планеты в дальнейшем достигнет больших знаний. И направит эти знания на изучение всего Вселенского простора. Мы будем надеяться, что при этом, придет понимание, и мы воссоединимся как бы в единое целое. Вот тогда без всяких препятствий будем навещать друг друга, и обмениваться опытом в своих развитиях. Только жаль будет Зэбса, потому что не всегда мы сможем с ним встретиться. - Да, на Вафилонии встречи будут происходить не часто, но при помощи своей техники Зэбс сможет посещать нас в любое время. Открылись люки основного корабля-матки Содона. И корабль опустился в свою колыбель. - Вот здесь и находится центр моей родины. Но Аскиф и Суму не были удивлены всему увиденному, потому что уже когда-то бывали на этом корабле-матке. И все-таки Суму сказал: - Прошло не так уж много времени, но у тебя многое здесь изменилось. Мне даже трудно представить, но ты очень быстро развиваешься. - Суму, в этом развитии, не полностью, но частично мне помогает природа моей планеты. Потому что из нее я черпаю некую информацию. Извлекаю из недр планеты все то, что мне нужно для дальнейшего развития. Я точно знаю, что скоро получу подарок от профессора Зэбса. Он поделится со мной информацией, которую сканировал с информационного пупа Земли. Мне этого будет достаточно на несколько тысячелетий. За это время я тоже не буду сидеть, сложа руки. Постараюсь всякую возможность для еще большего совершенства. Откуда я буду черпать их, пока не могу сказать. Но, братья, поверьте мне, что всем этим я поделюсь и с вами. Какую-то часть знаний вы возьмете с собой, чтобы применять их во благо развития ваших цивилизаций. А эти знания будут разнообразны, чем и будете вы довольствоваться. Всех прибывших встретил Дугро, он был вторым помощником Содона. - Командир, докладываю, что за время твоего отсутствия никаких изменений не произошло. Но недавно при зондировании информационным лучом близ лежащих галактик, мы получили сигнал от командира корабля-матки «Голиос-747Б» Доминоса Сина. - Что ж, Дугро, вы молодцы. Мы тоже получили сигнал и провели небольшую беседу. Доминос - это сын Сэдо Сина. Что еще интересного произошло здесь? - Содон, Сан Бабе и Гита пришли в себя. - Вот и прекрасно, приведи их ко мне в командирский отсек. Сан-Бабе с Гитой в сопровождении Дугро шли к Содону. Они внимательно осматривали все вокруг. По их лицам было видно, что их одолевал легкий страх и недоумение. - Доченька, успокойся. - Дядя, мы разве уже умерли, или нам все это снится? - Не знаю, что тебе и ответить. Но о таком мне даже мой прадед не рассказывал. Они вошли в командирский отсек. Сан Бабе бросил свой взгляд на Содона и сразу же успокоился. - Господин, скажи нам, где мы находимся? Содон улыбнулся. - Все ваши беспокойства здесь неуместны, - ответил он. - Вы можете привыкать к этой обстановке. Чувствуйте себя уверенно и наслаждайтесь увиденной вами красотой. Я же являюсь правителем этой обители. Но, учтите, я не принц Салим. Вы помните, как мы вас освободили? - Нет, господин, мы с дочкой утеряли память. - Сан-Бабе, я вижу, что вы что-то помните, но не все. Ведь ты же вспомнил, как меня зовут. Еще прошу вас, не приобщайте меня, да и всех кого увидите здесь, к Богам. Мы такие же разумные существа, как и вы. Да, но только мы выглядим по-разному. Я думаю, что это не помешает нам быть добродушными и учтивыми друг к другу. Очень скоро мы вознесемся из этого места и опустимся в Египте. Там нас будет ждать Сэдо Сина. Гита спросила: - А Шаман нас тоже будет ждать? - Конечно, он тоже будет очень рад увидеть вас. Но, учтите, встреча это не простая, потому что перед вами будет стоять выбор: остаться вам на Земле или вы покинете свою родину, и будете жить в другом созвездии, на другой планете. И если до конца быть правдивым, вы будете жить на родине Сэдо Сина. Так что решать только вам. Без вашего согласия Сэдо Сина вас собой не заберет. Время для раздумий у вас еще есть. Но запомните, что из землян там тоже будет находиться Емельян, которого вы уже знаете. Со временем он станет командиром такого же корабля, как у меня. У него появится возможность бывать на Земле, и вы сможете вместе с ним посещать свою родину. Но поверьте, на Земле со временем произойдут большие изменения, в принципе, вы ничего не узнаете здесь. Потому что изменения появятся не только в климате, но и в природе. Изменится полностью все. «Хотя, вы кроме своей деревни, ничего не видели, так что жалеть вам о чем-то, не придется. Да, родина есть родина, она никогда не забывается, где бы ты ни жил: то ли в лесу, то ли в море, то ли в воздушном пространстве. Она притягивает к себе какой-то неведомой магнитной субстанцией», - подумал Содон и продолжил: - А сейчас вы свободно можете, без всякого чувства страха, просто побродить по моей обители. Дугро при помощи лифта переместит вас на первую палубу. И с нее вы начнете знакомиться со всем прекрасным, а именно с тем видом, который вы никогда не видели. – Содон обратился к Дугро, - пожалуйста, препроводи их, и возвращайся ко мне. Сан Бабе с Гитой опять шли по огромному коридору, где через большие обзорные иллюминаторы видели дно океана, многочисленное количество разнообразных рыб, прекрасные на вид водоросли. Можно сказать, что в это время со всех сторон их окружало сказочное бытие. Сан Бабе стал на колени и начал молиться. Гита засмеялась и ущипнула дядю, тот резко встал. - Дядя, извини меня, я думала, что все, что мы видим, происходит во сне. - Доченька, пойми, что при всем увиденном, меня может покинуть разум. - Успокойся, дядя, ведь в тот момент, когда нас хотели казнить, разум ведь не покинул нас. А сейчас он будет находиться всегда рядом с нами, хотя до сих пор мы не понимаем, где находимся. Но как бы ни было, мы будем наслаждаться этой красотой. Я сейчас думаю о другом. Если мы покинем нашу родину и улетим к Сэдо Сина…, дядя, ведь ты мне обещал, что у меня будет много детей? - Доченька, что-что, а это успеется всегда. Нам нужно сначала привыкнуть к той обстановке, где мы находимся, а после уж будем беседовать о дальнейшей нашей жизни. Если бы я сейчас находился не на дне океана, а на поверхности Земли, то я бы по звездам смог предсказать наше будущее. Хотя здесь я чувствую, что оно уже изменилось в лучшую сторону. Но к этим изменениям нужно еще и приспособиться. Думаю, что нам помогут все эти разумные…, которых мы видим. Ты же сама замечаешь, что они доброжелательны и у них нет того, что мы чувствовали от принца Салима. Кстати, где он сейчас находится?


Проводив Сан Бабе и Гиту, Дугро вернулся к Содону. - Дугро, как себя чувствует принц? - Содон, извини меня, я тебе сразу не сказал. Пока он находился в камере функциональных изменений, в структуре его организма произошли изменения. Физическое тело, превратилось в водную массу, в которой отсутствует запах и цвет. Мы в этом не виновны, по всей видимости, здесь сработал генетический датчик. Он уничтожил тело, в котором находился, чтобы никто не смог расшифровать код внедрения. - Что ж, Дугро, я так думаю, что греха на нас нет. Всю жидкость, что осталась от Салима, собери в капсулу и заархивируй. Пусть она в морозильной камере находится миллионы лет. От такой потери мы Земле не принесем большого ущерба. Я буду стараться искоренять зло на этой планете. Убивать я никого не буду, но перестраивать в лучшую сторону, это будет в моих возможностях. Надеюсь, что в этом меня поддержат все мои братья, которые находятся на данное время на этой планете, именуемой себя Землей.


Летательные аппараты Сэдо Сина. Сэдо находился на своем командирском месте. Он внимательно всматривался во все происходящее впереди. Скорость была небольшой, высота тоже. - Сэдо, я чувствую, что очень скоро мы покинем эту планету. Жаль, что полностью ее не познали. Не кажется ли тебе, что мы будем скучать по ней. - Да, Ирша, возможно и такое, но учти, эту Землю мы покинем не навсегда. Хотя впереди нас ждут много разных открытий и событий. Но то, что с нами случилось здесь останется в нашей памяти на всю жизнь. Сейчас нам нужно тщательно изучить Северный и Южный полюса. Я уверен, что вся собранная нами информация о них, нам пригодится. -Сэдо, ты имеешь в виду то, что со временем может произойти и с нашей планетой? - Ирша, все возможно. К ним вошли Валдис и Емельян с Шаманом. Сэдо бросил свой взгляд на вошедших, и сказал: - Братья мои, мы должны все вместе сохранить об этой планете только положительные эмоции. И давайте мы своими мыслями пожелаем Земле быть всегда плодородной во всех ее развитиях. Понимаю, эта планета содержит в себе много неразгаданных тайн, которые со временем человечество будет открывать для своего благополучия и благоразумного развития, - Сэдо встал и подошел к Емельяну, он обнял его и сказал: - Радуйся за то, что ты встретил нас, потому что ты познал ту жизнь, которая будет тебе помогать и сопутствовать везде, - затем Сэдо взял Шамана на руки и встал у обзорного иллюминатора. Его взгляд, да и всех остальных, был направлен только вперед, навстречу новым открытиям. Жизнь и полет продолжались. ПРОЛОГ. ЗЕМЛЯ. Аскиф и Суму несколько лет подряд тщательно изучали Землю. Их интересовало все без исключения. Но наступило время, и они в один из летних дней, отправились к себе домой. Профессор Зэбс часто бывал у Содона. Все свободное время они проводили в беседах и в переработке полученной ими информации. Сэдо Сина с большим удовольствием тоже продолжал изучать жизнь на Земле. Он побывал во многих странах, беседовал со многими людьми, но никогда не проявлял себя среди населения, где бы, не находился. Хотя однажды, ему пришлось это сделать. А было это на Курской дуге. Сэдо взял к себе на борт двух офицеров, из уст которых узнал, что между ними идет война. Выяснив и охарактеризовав всю обстановку, Сэдо стал на сторону справедливого выбора. И вот в течение трех минут немецкие войска не смогли завезти свои танки. В дальнейшие события он не вмешивался. Многие люди видели в то время недалеко от села Прохоровки яркое свечение в небесах. Но на это особо никто не обратил внимание. Хотя Сэдо для себя эту информацию заложил в память информационного отдела. Как и было сказано, в 1943 году Доминос Сина достиг планеты Земля. И у статуи Сфинкса он встретился со своими родителями и со всеми ожидавшими его. Встреча была необыкновенной, и радость от нее переполняла всех. После этого Доминос вместе с отцом тоже побывал во многих местах Земли. Он был в восторге от нее. В начале 1945 года, профессор Зэбс вместе с Доминосом и Сэдо Сина покинули Землю, оставив у Содона несколько своих летательных аппаратов с экипажами для дальнейшего исследования этой прекрасной планеты. Они знали, что когда-то еще вернутся сюда и произойдет это в 2012 году. Содон еще долго скучал, но жизнь требовала своего, и он полностью погрузился в исследовательскую работу. Жизнь кипела и набирала силы. СТРЭНЭ. Профессор Онг вместе с женой отдыхал у прекрасного спокойного моря Светлых надежд. Общение было разнообразным, но внутренне они чувствовали совсем другое, обращая свой взор к небесам с надеждой, что скоро встретятся со всеми теми, кого они так долго ждали. И кого скоро снова отправят в новую экспедицию для новых свершений и многочисленных открытий. Жизнь продолжается, она очень насыщена, потому что каждое открытие будет преподносить все новый поток информации, который еще больше будет утверждать и усиливать благополучие всей Вселенной. Знания не погибают, они лишь только внедряются для истинного своего предназначения. Так было всегда и таким оно останется на веки вечные во всем Небесном Просторе.

ОТ АВТОРА

Эту информацию я черпал из Вселенной, которая находится везде и повсюду, точно так, как мы находимся в ней. Именно с ней я научился вести диалог. К этому можно относиться по-разному. Я уверен, кто-то улыбнется, потому что скептицизм еще живет в нас. Но эту информацию опровергнуть невозможно. В этом вы можете убедиться, читая из разных источников о тайнах и загадках, которые происходят на нашей Земле. Мы чему-то удивляемся, чему-то радуемся и иногда, что-то отрицаем. Я уверен, что в своем стремлении, а именно в познании, мы должны всей своей душой принять все то, что дает нам Высший Разум. В этом рассказе все события были изложены не от меня, но они происходили реально. Да, выглядит все это фантастикой. С этим я согласен, потому что мы привыкли обыденности. И на данный момент руководствуемся тем, что видим. Все остальное, относим к призрачным иллюзиям. Но если не верить в то, что существует на самом деле, значит, не верить и в свое существование. Да, мы от кого-то произошли, ведь не могли же сами собой появиться. Мы верим в Бога, но не видим Его, хотя как сказать. Порой мы видим Его, но не верим. Наступило время Нового Мышления, в котором мы должны измениться, дабы достичь своего полного познания – совершенства. Все факты изложены здесь чисто человеческим языком. Я не физик, не химик, тем более не астронавт. Почему я так сделал? Да потому, чтобы вам все было понятно и интересно. Если бы я преподносил информацию на чисто космическом языке, то читающий не понял бы смысл всего изложенного. Читая все это, наслаждайтесь. У вас проявятся чувства, что во Вселенной мы живем и существуем не одни. Так давайте вместе возрадуемся всему тому, что нам подарил Высший Разум или наш единственный Господь Бог, Творец всего видимого и невидимого. 2 февраля 2006 года, п. Новоайдар.