10 клизм медицине (fb2)

- 10 клизм медицине 53 Кб, 13с. (скачать fb2) - Николай Михайлович Сухомозский

Настройки текста:




10 КЛИЗМ МЕДИЦИНЕ


Клизма 1. ПередохнУть или передОхнуть?

(1981 год; г. Ашхабад, ТССР)

Заговорили с врачом-туркменом о наркотических веществах. В частности, о популярном здесь терьяке. Так вот, он признался, что и сам балуется. Уточнив, правда:

– Употребляю, но не злоупотребляю!

Дело, конечно, хозяйское.

Однако, во-первых, у него профессия-то – врач, других должен отваживать, а он… Какой совет даст молодой матери, если ребенок капризничает? Сунуть ему в рот тряпицу с терьяком?

И, во-вторых, мой собеседник – член КПСС. Как говорится, дальше ехать некуда: коммунизм, по крайней мере, в Средней Азии, уже построили. Окончательно и бесповоротно.

Кстати, врач объяснял мне употребление наркотика исключительно «производственной необходимостью».

Дескать, приняв дозу, любой шкет машину угля разгрузит за пятнадцать минут – такие дополнительные силы появляются. Незаменим, убеждал собеседник, терьяк и когда ты хочешь довести даму в сексуальном плане до изнеможения.

– После дозы хрен стоит так, что вставь его в дверь и сломай, он не поникнет! – рекламировал «товар» врач.

Правда, признавал, что потом будешь лежать бревном: восстанавливать силы. Однако дело-то уже сделано, почему бы и не передохнуть?

Не знаю, как на счет передохнУть, а вот передОхнуть наркоманы, даже «цивилизованные», рискуют еще как.


Клизма 2. Ротовая полость на босу ногу

(1999 год; г. Киев, Украина)

В эту осень мы забрали мою мать, поскольку здоровье уже основательно подкачивало, в Киев: перезимует, а там видно будет. А так, как она, как говорят в народе, страдала зубами, точнее остатками их, то решили и это дело поправить. Чем, не откладывая пеньки в долгий ящик, в первую очередь, и занялись.

Сразу встал вопрос: как обеспечить хотя бы первичный осмотр? С ногами у матери были уже такие проблемы, что ей не помогли бы добраться до поликлиники и сапоги-скороходы. Пришла идея: договориться с кем-то из стоматологов. Осуществить ее, оказалось, не составляло никакого труда. Врач назначил мне точное время на следующий день, чтобы я уже ждал внизу на авто под всеми парами. Поскольку своей машины у нас не было, воспользовался такси.

После вынесения вердикта – гнилые пеньки, несомненно, следует удалить. Пока вез доктора назад в поликлинику, договорились, что он сам готов это сделать на дому. За энную сумму плюю авто в таком же режиме.

И в течение недели «порядок» во рту был наведен. Мы же с матерью по ходу развития событий договорились, что за зиму поставим ей съемные протезы и к весне, мол, она сможет даже орехи грызть.

Во время последнего, как я думал, визита стоматолога я рассказал ему о наших планах и поинтересовался профессиональным мнением, как лучше ротовую полость протезировать: имея в ней два зуба, как у матери, или, так сказать, на гладкую «босую ногу»? Тот ответил: лучше их удалить – тогда легче будет «станки» подгонять.

Уже гораздо позже мне объяснили: все как раз наоборот (плюсом, как оказалось впоследствии, был бы даже один-единственный пенек). А эскулапу просто нужны были деньги – вот и, вопреки клятве, навредил.

Да еще как!


Клизма 3. Клиника-ночлежка

(2000 год; г. Киев, Украина)

Похоронили моего однокурсника Владимира Слизькоуха. Показательна не столько его смерть, сколько история болезни.


В последнее время Владимир работал заместителем генерального директора Укринформа. Выйдя декабрьским днем в расположенный рядом Центральный универмаг за ремешком для наручных часов, он на обратном пути, внезапно потеряв сознание, упал. Госпитализация. Диагностика причин недуга. Малоприятный вывод: мозговая опухоль. И - направление в столичный Институт нейрохирургии.


"Нужна операция" - сказали там. Делать нечего - согласился.


Я побыл у него сразу после хирургическго вмешательства и должен об этом рассказать.


Некомфортабельная и неуютная палата на шестерых (за пребывание в ней нужно платить!). Жуткий холод! Возле каждого из прооперированных дежурит кто-то из близких (требуется чуть ли не ежеминутный уход). То есть, человек уже не 6, а 12. Из-за холода все - в верхней одежде (я, кстати, тоже). Неимоверная теснота.

И это - в помещении, где лежат больные с открытыми после операций черепами!


Гражданская жена Владимира Ольга Користылева на мое возмущение «условиями содержания» реагирует следующими словами:


- Это еще - цветочки! Видел бы ты, что тут вчера творилось.


- Что? - спрашиваю.


- Вечером вышла на несколько минут. Возвращаюсь. И вижу, как несколько парней деловито тащат в палату какие-то ящики.


- Что это? - интересуюсь. - И кто вы такие?


- Да мы - односельчане ..., - называют фамилию одного из больных. - А это яблоки...


- Какие яблоки? - не могу ничего понять.


- Обычные! Мы приехали в Киев перед Новым годом ими торговать, а ночлег в отеле очень дорого стоит. Вот и решили переночевать у вас в палате.


- От такой наглости я чуть не потеряла сознания! - говорит Ольга. - И так их поперла, что только пыль поднялась.


- Но их сюда, в нейрохирургическое отделение, кто-то ведь с ящиками пропустил, - возмущаюсь я.


- Да тут за этим никто и не следит. Зайти может любой...


В ночь на Новый год Владимир умер. От ...воспаление легких. По мнению жены, подхватил его, лежа в реанимации сразу после операции. Лежал, представьте себе, голым! На холодном столе в холодном помещении. Ольгу, следуя инструкциям, туда не пускали (лучше бы в институт не пускали посторонних с базаров). А от нянь не раз слышала: мол, за каждым засранцем нужно ухаживать.


Напоследок врачи "успокоили" вдову:


- Он все равно долго не протянул бы - у него опять бы возникла опухоль.


Что касается меня, то мне кажется: злокачественная опухоль чудовищных размеров уже давно поразила совесть и профессиональное достоинство самих медиков!


Клизма 4. Интоксикация «Барбариса»

(2003 год; г. Киев, Украина)

Коллега и близкий товарищ Виктор Скоробков, желая быстрее выйти из запоя, вызвал бригаду из широко рекламируемой на всех углах столичной клиники «Барбарис». И очень удивился, когда два врача в течение нескольких минут по очереди никак не могли попасть иголкой в вену. Пока, наконец, один из них не спросил:

– Извини, хозяин, у тебя в квартире из спиртного ничего не осталось?

– Имеется полбутылки!

– Будь другом, плесни нам с товарищем по сотке! А то после вчерашнего – очень плохо. Да что там говорить – ты сам все прекрасно видишь.

Такая вот помощь! Причем за немалые деньги...


Клизма 5. Сердечная недостаточность

(2006 год; г. Киев, Украина)

Шестой десяток, что ни говорите, возраст солидный. Вследствие чего органы поизношены. А раз так – значит, барахлят. А барахлят – приходится обращаться (век бы с ними не встречаться!) к медикам.

Вот и меня после перенесенного микроинфаркта направили на всестороннее обследование в Институт кардиологии им. Стражеско.

Не буду рассказывать всех многочисленных процедур, которыми там подвергся. Остановлюсь на одной – эхокардиографии сердца (по простецкому, УЗИ), направленной на выявление в нем структурных изменений или аномалий (в Институте другой врач торочила мне о каком-то пятне). Мне выпало быть принятым самой заведующей соответствующим отделением.

Дождался очереди. Зашел.

- Снимайте тенниску и ложитесь на правый бок – лицом ко мне, - дала команду хозяйка кабинета, закончив чернильные дела.

Устраиваюсь поудобнее. Дама включает системный блок компьютера, приставляет к моей груди некое подобие груши и начинает ею медленно водить, пристально всматриваясь в монитор. Не прошло и минуты, как входная дверь распахнулась и на пороге (лежу лицом – все вижу) персона в белом халате:

- С выходом на работу! Как отдыхалось?

- Спасибо, все в порядке!повернула к подруге голову заведующая.

- А где были?

Несмотря на то, что кардиолог к монитору находилось затылком, водить по моему телу «грушей» она не перестала. Так минут десять и прошло: за разговором и эхокардиографией. А едва за неожиданной гостьей закрылась дверь, прозвучала команда и для меня:

- Вставайте, одевайтесь!

Когда я поинтересовался, как обстоят дела с сердцем, в ответ прозвучало:

- Не переживайте, все в норме!

Вы не поверите, но, выходя, я еще и сунул ей купюру приличного достоинства.


Клизма 6. Доктор, вы меня слышите?!

(2006 год; г. Киев, Украина)

Случайно обнаружил, что стал плохо слышать на правое ухо. Бегом в поликлинику. Врач посмотрела:

– Серных пробок нет. Вам нужно в специализированное учреждение для более глубокого обследования. Куда вам выписать направление: в X или Z?

– А какая между ними разница?

– В X вы можете отправиться хоть завтра, а Z еще две недели будет на ремонте.

– В таком случае выписывайте в X.

На следующий день я уже на месте. Прохожу всестороннее обследование. И слышу приговор: с левым ухом все в норме, а с правым – с точностью до наоборот.

Интересуюсь, можно ли и каким образом поправить ситуацию. Ответ: поздно, ибо, как выяснилось, с момента стресса, вызвавшего необратимые последствия, прошло больше двух недель. Вот если бы я обратился раньше…

Да, я сам пошел в районную поликлинику поздно. Но ведь кто-то сегодня или вчера обратился туда вовремя. А ЛОР, как ни в чем ни бывало, спросит: вам куда выписать направление?

Не объяснив, что выписывает в ту, которая «не на ремонте» и куда следует мчаться немедленно. Если имярек желает сохранить хотя бы остатки своего слуха.


Клизма 7. Лабораторные анализы

(2007 год; г. Киев, Украина)

Без всесторонней диагностики болезнь, даже саму задрипанную, не вылечишь. И лабораторные анализы играют ключевую роль: их значение трудно переоценить. Наверное, каждому примерно раз в год приходится тащиться городом со стыдливо спрятанной стеклянной емкостью с мочой (как правило, баночкой из-под хрена), тщательно массируя палец, из которого предстоит брать кровь.

Так вот, однажды я обратился в районную поликлинику. А так как «мой врач» в тот день не принимал, меня переадресовали к ее коллеге. После осмотра та выписала мне кучу направлений на различного рода исследования. Включая, пардон за нехороший запах, кал.

На следующее же утро добросовестно посетил 7-й этаж «здравницы». А еще через сутки – забрал результаты (попросил, чтобы вручили мне, ибо направление выписывал один врач, а на прием пойду к другому).

И вот я в «своем» кабинете. Его хозяйка перебирает принесенные мной бумажки и констатирует:

- Кал можно было не носить – они все равно анализов не делают! Смердит, видите ли… Если бы позавчера я была на месте, я бы вам даже направления не выписывала.

- Так они же написали результат…

- Все пишут одно и то же: в норме!

- Как же быть?

- Обратитесь в платную лабораторию. Может, там сделают. Хотя и в этом я не уверена.

Послушался совета. Сдал образчик «массы». И узнал: имеются признаки заболевания… Последующее лечение верность этого вердикта подтвердило.

Хорошо, мое заболевание оказалось не серьезным, и своевременная диагностика жизни не угрожала. Но ведь сотни других граждан вынуждены ежедневно обращаться к шакалам из территориальных лабораторий. Которые, получая зарплату, своими прямыми обязанностями цинично манкируют, подвергая риску здоровье украинцев.


Клизма 8. «Это преступление!»

(2011 год; г. Киев, Украина)

Ночью прихватило сердце. Понимая, что шутки с «мотором» в моем возрасте - плохи, утром отправился в поликлинику. Сделать кардиограмму.

Увы, мой участковый принимала вечером, а без ее направления выполнить процедуру отказались. Так бы и ушел, не солоно хлебавши и с не прекращающимися болями в сердце, если бы, «не отойдя от кассы» мне не подсказали: официально без направления сделать кардиограмму можно, но за деньги. Уплатив около 7 у.е., я уже через пару минут лежал на топчане, опутанный присосками. А еще через тройку – стоял в коридоре в ожидании описания (привилегию получить его день в день, а не на следующий, имели исключительно «платные» пациенты – плюс, как я подозреваю, блатные).

Заняв очередь к кардиологу – благо кабинеты в одном крыле одного этажа – жду медицинского «ответа, как соловей лета», наблюдая, как медсестра каждые пять минут курсирует между своим кабинетом и кабинетом заведующей отделением, которая и должна эту самую кардиограмму «расписать». Та, судя по наблюдениям, делать это не торопится, занимаясь своими делами, в том числе и вне пределов кабинета. Между тем очередь к кардиологу, хотя и медленно, продвигается.

Наконец, в очередной раз нырнув к заведующей, медсестра долго не появляется, а когда являет себя миру, то, словно знамя Победы, держит в руках …мою расшифрованную кардиограмму.

Уже «задокументированный», подруливаю к кабинету кардиолога и слышу финал диалога между пациенткой и врачом, вышедшей в коридор и направляющейся по делам:

- …Так что же мне делать?

- Я же сказала: к терапевту!

- Но…

Поскольку врач, несмотря на более чем преклонный возраст, была уже далеко, больная свою тираду оборвала.

Уже все вместе ждем возвращения кардиолога на рабочее место. Заметив ее еще издали, уже упоминавшая мною пациентка продолжила коридорную дискуссию:

- Ну, так что мне делать?

- Я же ясно сказала «Идите на прием к терапевту!», - на ходу бросила медик.

- К какому такому терапевту?!

- К участковому! – уже под дверью кабинета обронила кардиолог.

- При чем здесь терапевт? – из глаз женщины брызнули слезы. – Я три месяца как после операции на сердце, а вы ни разу меня не выслушали, никакого лечения не назначили!

Ответом стал …стук закрываемой двери.

Вытерев лицо, пациентка взяла в руки историю болезни и направилась восвояси. Немного подумав, ушел и я.

И вдруг увидел медсестру, делавшую мне кардиограмму. Махнул рукой – она остановилась. Подошел и попросил честно ответить на вопрос, стоит ли идти на прием к ТАКОМУ кардиологу. Ответ прозвучал примерно так: а чего вы хотели, если терапевтов у нас 13, а кардиолог – одна?!

- Но хоть что-нибудь, согласно показаниям моей кардиограммы, кто-нибудь здесь может рекомендовать?

- Ваш участковый!

- Да ведь придется приходить вечером еще раз!

- Таков порядок!

- А заведующая, которая расписывала кардиограмму – неужели она не может назвать, чем мне полечиться?

- Конечно, может! Попробуйте зайти…

Приняли меня вежливо, выслушали. Спросили об участковом. И по моей настоятельной просьбе назначили лечение. Звучало это так:

- Я вам пропишу таблетки …со скидкой!

Обескураженный, выхожу. И начинаю изучать солидных размеров цветной – на полукартоне! - «рецепт». Уже первая же строка – настораживает: «Внимание! Товарооборотный документ ООО «Фарма Старт»! Препараты «Тридуктан МВ и «Диокор» отпускаются по рецептам врача».

Дальше вообще - полный отпад: «Первая Национальная Социальная Программа «С заботой о соотечественнике».

Изучаю более чем странный «документ» с удвоенным вниманием: «Предъявитель этой карточки (?!!) имеет возможность, покупая в аптеке: препарат «Тридуктан МВ №60» получить дополнительную «социальную упаковку» препарата «Тридуктан МВ №20» за 1 копейку».

Слева стоял квадратик, схожий на те, который ставятся в избирательных бюллетенях для проставления галочки. И в нем заведующая отделением, можете не сомневаться, «проголосовала». Указав справа количество упаковок, которые мне предстояло употребить.

Естественно, покупать лекарство мне следовало в тут же указанных аптеках.

…Еще пример и тоже – из личного опыта. Врач (фамилии здесь не важны, поскольку речь - не о случайности, а о явлении) от аллергии советует «вот эти капсулы», открытую упаковку которых выуживает ...из собственных штанов.


Дерматолог из поликлиники на ул. Саксаганского (прием - платный!) прописывает мазь за 70 грн. и дает указание, в какую аптеку я должен идти. Кстати, через неделю знакомый врач рекомендовал мазь не британского, а российского производства по цене в 25 (!) меньше. И та оказалась не хуже!


Терапевт районной поликлиники выписывает дорогие импортные лекарства …на бланке аптеки «Биокон».


Врач городского диагностического центра выписывает опять-таки лекарства по заоблачным ценам на рецепте УКЦ «Здоровье» («Итомед-сервис») не только отпечатанном, но и сопровождаемом картой-схемой, как быстрее аптеки этого самого медицинского центра найти. Между прочим, дома я забил в поисковую систему интернета названия лекарств, мне услужливо приписанных. И оказалось, что это – две биодобавки и фиточай. Именно ими медик, дававший клятву Гиппократа, собиралась поправлять мое здоровье.


Когда я это рассказал коллеге-журналисту, тот воскликнул:


- Это же преступление!


И я с ним полностью согласен. Вот только в Министерстве здравоохранения, судя по всему, думают иначе.

То ли со здоровьем у чиновников не все в порядке, то ли с совестью…


Клизма 9. Катаракта без наличия факта

(2012 год; г. Киев, Украина)

Жена начала ощущать дискомфорт при чтении и просмотре телевизора. Собственно, произошло это не сразу. Однако в этот – засобиралась к окулисту.

Вернулась немного прибитая. Врач, осмотрев глаза, сказала:

- У вас, во-первых, отслоение сетчатки, а, во-вторых, - катаракта. Причем последняя – нестандартная, не такая, как описывают в учебниках.

- И что же мне порекомендуете в этой ситуации? – поинтересовалась супруга.

- За сетчатку ничего утешительного сказать не могу. А вот за лечение катаракты берусь.

- Вы?

- Ну, да!

- Прямо здесь?

- Конечно. Причем начнем сейчас же.

- А в чем лечение заключается?

- В серии уколов.

И окулист дала указание медсестре готовить шприц. Однако, спохватившись, спросила у пациентки, как у нее с кровяным давлением. Супруга ответила – скачет.

- Тогда спуститесь на первый этаж и измерьте.

Давление оказалась 180/110, и из-за его повышенности укол перенесли на следующий день. Все это мне жена, вернувшись, и поведала.

И сели мы думать да гадать. Перспектива жене остаться слепой, конечно же, настроения не добавляла. Однако у нее уже был опыт «лечения» у окулиста этой же «фабрики здоровья». Тогда, кстати, тоже принимала подменная врач. А обратилась супруга с ячменем, который раньше неудачно вырезали.

- Не следовало оперировать вообще! – услышала тогда новое заключение. – Я сделаю вам один-единственный укол, и ячмень сам выйдет.

Кого не обрадует подобная перспектива?!

Оказалось, для спасительной процедуры и нужно всего лишь спуститься в рекомендованный офтальмологом аптечный киоск, приобрести ампулу («Лекарство очень дорогое, но того стоит!») плюс одноразовый шприц. Таким нехитрым образом великое медицинское таинство свершилось!

Увы, и через месяц ячмень не исчез. Зато под глазом появилась …складка. Супруга у меня – человек дотошный. У нее все всегда записано. Ищет название лекарства, которое ей вкололи. А потом – в интернет. Оказывается, «очень дорогой» препарат используют …в косметологии при рихтовке морд лица желающим выглядеть покрасивше.

Возмутившись такой профанацией лечения, жена отправляется по месту основной работы окулистки (и это у нее записано), так как ее подменная деятельность на Виноградаре уже закончилась. Где, высказав все, что думает, услышала «обвинение»:

- Вы посмели после визита к ВРАЧУ консультироваться у косметологов!

Вспомнив сию эпопею, решили: завтра – никаких уколов. И – вперед на прием к другому доктору. Сказано – сделано.

И что же? В столичном Центре микрохирургии глаза после всестороннего обследования поставили диагноз: катаракты нет и в помине, а вот незначительное отслоение сетчатки – налицо. По поводу чего особо волноваться не стоит.


Клизма 10. Лечение на расстоянии

(2012 год; г. Киев, Украина)

Вторую неделю, отказавшись от стационара, я прохожу необходимые процедуры на его дневном аналоге в центральной поликлинике родного Подольского района. И тут, как назло, лечащему врачу Сергею Дудке нужно уходить в отпуск. Пригласив в кабинет и объявив о предстоящем отдыхе, посетовал:

- Хорошо бы перед тем, как мы распрощаемся, посмотреть, как там дела с язвами.

- И что для этого нужно? – проформы ради интересуюсь я.

- Вы можете в течение пары суток сделать гастроскопию?

- Почему нет?! Попробую даже сегодня. Я ведь пришел на уколы, не завтракая.

- Тогда попробуйте!

Выхожу на улицу, ловлю такси и везу свои язвы на улицу Кондратюка - в городской диагностический центр. Подхожу к окошку регистратуры:

- Хочу за деньги, не откладывая дела в долгий ящик, сделать гастроскопию. Желательно у самого квалифицированного специалиста.

- Сейчас выясню!

Девушка набирает номер телефона – ясно кабинета, на который она «тесно контачит». Через минуту, лучезарно улыбаясь, просит подняться на этаж, где меня уже ждут.

Захожу в кабинет. Пока медсестра готовит зонд, врач интересуется:

- Что вас к нам привело?

Тут бы мне бы и сказать:

- Боли внутри.

И обследоваться.

Ан, нет! Начинаю растекаться мыслию по древу:

- Лечусь на дневной стационаре по поводу двух язв – маленькой и большой в луковице двенадцатиперстной кишки. Врач, отправляясь на отдых, выразил желание посмотреть «что и как», наблюдается ли улучшение. И так далее, и тому подобное.

- Понятно! А какие лекарства принимали?

Добросовестно перечисляю.

- Сколько дней длится лечение?

Называю.

- Хорошо, ложитесь на стол!

Располагаюсь – уже есть опыт. И готовлюсь к длительной малоприятной процедуре: врачу нужно исследовать желудок, двенадцатиперстную кишку и особо тщательно - ее луковицу. Вот медсестра пихает зонд в рот. Гастроэнтеролог за него берется и ...через пару секунд отходит. А ее помощница вынимает трубку.

- Что, уже все?! – удивляюсь.

- Да!

- Вот что значит высокий профессионализм, - вторю без тени иронии или, упаси бог, ее старшего брата - сарказма.

Пока обуваюсь, врач дописывает заключение. Вручает его мне, я ей – 150 грн. И собираюсь уйти. Но сзади раздается:

- Возьмите мою визитку. И, если что, прямиком сюда. Без регистратуры.

Читаю на квадратике: «Околейник Левгения». Благодарю и удаляюсь (в коридоре жаждущих обследоваться, - очередища).

И лишь в маршрутке доходит, как ловко меня развели. За время, которое зонд пребывал внутри ЖКТ, не только двенадцатиперстную или, тем более, ее луковицу, - сам желудок нельзя было посмотреть. Даже по слизи юзом.

А сунули его единственно ради того, чтобы я не заволновался. Текст же заключения после моего подробнейшего рассказа, уже был в голове врача. Сгубо обтекаемо. В переводе на обыденный - «Лечение продвигается успешно».