10 крыш над головой (fb2)

- 10 крыш над головой 62 Кб, 19с. (скачать fb2) - Николай Михайлович Сухомозский

Настройки текста:




10 КРЫШ НАД ГОЛОВОЙ

Вообще-то, постоянных пристанищ – собственных и съемных – мы с супругой в своей совместной жизни мели два десятка (это если не считать родительских домов, студенческих и общежитий Красноводской ДОСААФ вкупе с Ташкентской ВПШ, а также моих казарм). Но «режим» книге задан ее названием, поэтому воспоминания – выборочны.


Крыша 1. На нелегальном положении

(1974 год; г. Овруч, Житомирская обл., УССР)

Работая корреспондентом в районной газете «Заря», перешел с супругой практически на полулегальное положение.

Почему? А очень просто.

Ее далекий родственник – прапорщик – уехал служить в Германию на пять лет. И оставил свою квартиру в райцентре нам. Во-первых, какой никакой присмотр. Во-вторых, гарантия, что в нее КЭЧ не заселит какого-нибудь безквартирного офицера.

Это жилье представляло собой две комнаты в трехкомнатной квартире. Отопление – печное. Удобства – во дворе. Но мы были несказанно рады. Все-таки не тащиться обоим ежедневно на работу за 20 километров из села, где обретались родители жены.

К тому же, третья комната стояла на замке, так что чувствовали себя вольготно. Однако все закончилось, когда туда заселили семью майора, переведенного в Овруч откуда-то издалека. Он, узнав, кто мы такие, тут же нажаловался начальству: мол, в военном доме живут гражданские без каких-либо прав на это, а он ютится в одной комнатке.

Первый раз комиссия явилась, когда меня не было дома. Супруга – умница! – не растерялась от неожиданности. И заявила, что мать уехавшего в Германию дала нам ключ всего на несколько дней, и мы тут вовсе не живем. С тирадой о недопустимости подобного, она тут же согласилась и сказала, что завтра же нашей ноги здесь не будет. Может, вначале она так и сама думала. Однако, посовещавшись вечерком, решили держаться до конца (но таким образом, чтобы не повредить владельцу – чем черт не шутит, еще отберут).

Первым делом заклеили все окна старыми газетами. Забрали с кухни свои кастрюльки, ложки и ножи (готовить начали в комнате на электроплитке). Свет, когда стемнеет, не включаем. В подъезд заходим, лишь убедившись, что в округе представителей воинской части не наблюдается. И еще: я перестал после бритья душиться одеколоном и перешел на крем. Чтобы не распространять чужой устойчивый запах в общем коридоре.

Утром, перед тем, как выскользнуть тенью на работу, долго стоим под дверью и прислушиваемся, понимая, что именно в эти минуты нас легче всего поймать.

Уже трижды, когда мы находились на месте, в двери и окна стучались. Но взламывать их не стали. Ведь за вещи командированного в ГСВГ кому в таком случае пришлось бы отвечать.


Крыша 2. За треску – с треском

(1975 год; пгт. Чернухи, Полтавская обл., УССР)

В поселок, где мне предстояло трудиться корреспондентом-организатором районного радиовещания, прибыли теплым октябрьским утром. С единственным чемоданом и дамской сумочкой. Первым делом, само сбой, в редакцию местной газеты «Нова праця»: здесь я буду числиться в штате. Оформили документы, завели в кабинет, в котором предстояло «творить» эфирные нетленки. Потом сводили на радиоузел, откуда перестояло вещать. И распрощались до завтра.

Мы же с супругой отправились вдоль главной улицы искать крышу над головой: день-то рано или поздно закончится. Прошли немало (по чернухинским меркам – поселок-то по сравнению с другими районными центрами небольшой). И наконец набрели на хату, хозяйка которой не против была пустить кого-нибудь на постой. Статью, кстати, она напоминала гренадера, да и голос имела командирский.

На третий день вечерком мы с женой в своей комнате ели сушеную треску. Мой отец ее для пива в Пирятине навялил на чердаке – ой-йо-йой. Зашла, как я ее сходу прозвал, Салтычиха:

- Это у вас рыбка?

- Ага!

- Я очень люблю из такой варганить супчик!

Помню, я еще удивился: надо же, первое блюдо из соленой рыбы! Хозяйка, между тем, продолжала:

- У меня аж слюнки текут!

Я протянул рыбу:

- Возьмите, сварите суп!

- Ой, спасибо! – та, взяв солидных размеров треску, удалилась.

- Ты зачем отдал? – недоумевающе посмотрела на меня супруга. -

- Так ведь буквально вымогала…

- Ну, и что? Сказал бы, что, вернувшись из Пирятина после выходных, и ей привезем. Я, кстати, так и думала. У нас ведь завтра бутылочное пиво будет, а рыбы благодаря твоим стараниям – нет.

Со справедливой критикой пришлось согласиться.

Через сутки – таким же вечером – мы с супругой пили бутылочное пиво. Напиток нравился, однако без рыбы – не особо вдохновлял. И вдруг жена говорит:

- Схожу на половину хозяйки – поинтересуюсь, варила ли она уже суп. Если нет, попрошу треску обратно, а завтра – пятница, едем в Пирятин. В понедельник привезем ей две трески.

Я удивился находчивости Надежды и остался с нетерпением ждать ее возвращения. Не нагоняя на бокал пену, скажу: дальше мы пиво пили в сплошное удовольствие - с рыбой.

На следующий день забежали «под крышу» буквально на минуту-другую – оставить рабочую сумку жены, с которой