Скорость Тьмы (fb2)

- Скорость Тьмы (и.с. Фантастический боевик) 509 Кб, 251с. (скачать fb2) - Валентин Леженда

Настройки текста:



Валентин Леженда Скорость Тьмы

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

Ф. Ницше. По ту сторону добра и зла

Часть первая СТАРЫЙ ДОЛГ

1

Ноябрь 1943 г.

На этот раз переход в чужое тело не был таким болезненным. Ребята из группы поддержки постарались на славу. Не было ни головокружения, ни уже привычной тошноты. Карел чувствовал себя так, словно недавно снял старую удобную обувь, сменив ее на отлично подогнанную обновку. Конечно, аллегория пришла на ум не совсем подходящая. Одно дело — менять туфли, и совсем другое — менять тела.

Сколько же раз он проделывал это? Эх, память, память... Хотя парни из Аналитического отдела должны были знать точное число «переселений» майора Карела Валдека. Они там все головастые, любой пустяк в тетрадки записывают, ничего, шельмы, не упустят, даже его сердечный ритм и тот знают как свой собственный.

Расправив широкие плечи, майор огляделся.

Что ж район, похоже, выбран верно. Вокруг небольшой, сочащийся осенней сыростью лес. Все сходится, хотя ошибки в принципе быть и не могло. Правда, Карел помнил забавный случай, произошедший с одним его коллегой. Парня по ошибке забросили вместо восточной Швабии в Северную Африку. То-то он удивился, когда на его донора ни с того ни с сего поперли роммелевские танки...

Тело сидело как родное.

Плечи у незнакомого мужика были, правда, пошире, чем у майора. Настоящее же тело Карела сейчас находилось в Москве, в Центральном отделении нейроразведки Шестнадцатого отдела НКВД.

— Далеко, однако, занесло тебя, братец, — тихо прошептал Карел, доставая из кармана немецкой шинели маленький компас.

Майор точно знал, где и что у него лежит, так как это оговаривалось заранее. Все оперативные доноры экипировались совершенно одинаково. Агент собирался и шел в строго указанное штабом разведки место. Там его сознание «вышибалось» и опустевшее на время тело занимал новый хозяин.

Немецкий концлагерь Тойфельханд располагался строго на севере.

Карел двигался легко, стараясь не производить много шума. Излишняя, конечно, предосторожность. Но с привычками ничего не поделаешь.

Вероятность нарваться на немецкий патруль равнялась нулю. В окрестности лагеря мог сунуться лишь законченный безумец.

Тело слушалось его отлично и особых беспокойств, к счастью, не причиняло.

Вспомнив о хранившемся за пазухой зеркальце, майор быстро извлек на свет блеснувшее в сумрачном свете дня стеклышко и пытливо вгляделся в незнакомую слегка скуластую физиономию.

М-да, скорее всего, мужчина, приютивший его на время, был из местного Сопротивления. Хотя как таковой антифашистской организации в Германии уже практически не было.

Из зеркальца на Карела глядел белокурый голубоглазый ариец лет этак сорока с лишком. Таких зачастую называют белокурой бестией, майор же называл истинных арийцев, как правило, грязными выродками, что в принципе было очень близко к истине.

Новое лицо ему не понравилось. Но он вынужден был признать: подобный облик для маскировки идеален. Жаль мужика. Хотя он знал, на что шел, вылазка была опасной, донор, скорее всего, погибнет.

Впрочем, еще одна смерть вряд ли что-нибудь существенно изменит в сбесившемся абсурдном мироздании.

Отшвырнув зеркальце, майор целеустремленно двинулся на север. За ворот шинели здорово задувало, но это была лишь досадная мелочь, не более...

Дела на советских фронтах складывались удачно. Повода для особых беспокойств не было. Армия Первого Украинского фронта практически освободила Киев. Германские войска в Италии отступили за реку Вольтурно. Третий рейх напоминал сейчас огромный уродливый корабль, давший в нескольких местах течь. Но фашистский левиафан был еще силен, и, главное, он умел и мог болезненно огрызаться.

Война еще далеко не выиграна.

Уничтожить фашистскую гадину будет непросто, если вообще возможно.


Советский нейроразведчик спешил к лагерю смерти.

Сейчас он преследовал свои личные цели. Его рейд не был секретным заданием могущественного Шестнадцатого отдела. Нет, майор Валдек был в отпуске. Недавно он вернулся из кровавого месива Курской дуги и получил право на заслуженный отдых в собственном двадцативосьмилетнем теле.

Да, он отдохнул. Москва, накрытая Защитным Православным Куполом, была недоступна для вражеской авиации. Жизнь в столице России текла своим чередом, и лишь обилие прохожих в военной форме напоминало: где-то идет война.

Но заслуженный отдых пришлось прервать.

Карел вспомнил, что кое-кому должен...

Одно время его семья проживала в приморском городе Одессе. То было славное время. Никому и в голову не могло прийти, что через четырнадцать лет разразится война. Майор никогда не считал себя излишне сентиментальным, но девушку из квартиры напротив забыть так и не смог. Наверное, то было его самое счастливое лето. А потом... Потом семья Риты вернулась на родину, в Польшу. Но дружба с отъездом Риты не прервалась. Они долгое время переписывались. Карел все собирался съездить в Варшаву, но никак не мог найти время.

Да и где бы он его нашел?

Сначала военное училище, затем первое серьезное назначение: внезапный перевод в странный засекреченный отдел разведки, о котором ходили совершенно дикие слухи. Что ж, слухи оказались верны, а связь с Ритой он потерял. Грянула война. Фашистские ублюдки вторглись в Польшу. Ринувшуюся через границу тьму уже нельзя было остановить. Рита была еврейкой, а это смертельный приговор. Однако Карел чувствовал: она жива.

Как? Каким образом ей удалось уцелеть в аду немецкой оккупации?

И тогда он стал искать.

Хуже всего было то, что немцы не регистрировали имена заключенных, а присваивали им порядковые номера.

Но майор нашел ее.

Старый оперативник, по кличке Ворон, прошел по «цепочке» заключенных в различных лагерях «Анненэрбе», в каждом из которых были доноры — агенты Шестнадцатого отдела.

Карел показывал ему фотокарточку. Рита прислала ее перед самой войной. Это была уже не четырнадцатилетняя нескладная девочка, а красивая темноволосая женщина. Но для него она по-прежнему оставалась той одесской беззаботной девчонкой, какой он ее запомнил в их последнюю встречу.

Побывав в Тойфельханде, Ворон сказал, что видел похожую женщину. Больше он ничего не смог добавить, так как его донора почти сразу же ликвидировали. Пси-псы быстро вынюхали поселившегося в немощном заключенном «чужака».

Так что полной уверенности не было, та ли это девушка или не та.

Тем не менее руководство дало добро на временную отлучку, они даже разрешили использовать нейрооборудование.

Ничего удивительного. Карела ценили, ведь он был одним из лучших.

В принципе он ничем не рисковал, ну разве что донором.

Если донор погибнет, майора автоматически выбросит в родное тело, покоящееся сейчас в ТИЭР-ванне московской секретной лаборатории Шестнадцатого отдела, либо его швырнет далее по «цепочке» в ближайшего свободного донора...

Пасмурное небо стало темнеть.

Карел остановился, сверился с компасом. Еще немного — и прибор будет бесполезен. Вблизи концлагеря стрелки обязательно взбесятся. Впрочем, в любом случае он ее отыщет, главное — успеть. Время, пожалуй, единственная штука, пока неподвластная основателям Центрального Проекта разведуправления. Ничего, сладят и со временем, вот только бы немцы не обогнали.

Пока спецслужбы обеих сторон шли четко в ногу. Но долго ли это продлится?

Сейчас Рита жива, он был уверен в этом. Где бы она ни находилась, он неким шестым чувством ощущал источник ее жизни. Может, она вовсе и не в этом лагере. Неважно. В любом случае он найдет ее. Цена не имела особого значения. Это был его долг.

Сумерки опускались на облетевший, умерший до весны лес. Майор ускорил шаг, чтобы поспеть к «исходу призраков». Об этом его заранее предупредили. Возможно, он сможет что-нибудь разузнать.

Призраки покидали лагерь ежедневно на закате.

Освобожденные от тел души медленно брели сквозь лес, словно потерянные толпы немых слепцов. Их должен был рассеять уходящий дневной свет, и опускающаяся с небес тьма открывала дорогу. Но вот дорогу куда?

Этого, пожалуй, не знал ни один из живых.

Зрелище завораживало. Первые полупрозрачные фигуры, возникшие среди деревьев, Карел принял за сгустки тумана, но, присмотревшись, разглядел белесые человеческие фигуры. Шли души тех, кто погиб в концлагере за прошедшие сутки.

Призраков оказалась много.

Адская машина смерти Третьего рейха работала без перебоев.

На это было странно смотреть, хотя майор видел вещи во много раз более жестокие. Он неоднократно был близок к той самой бездне, куда уходили неживые. Они наконец получили долгожданную свободу, и их счастье, что они пока не ведают, КОМУ были принесены в жертву...

Карел инстинктивно отпрянул в сторону, но высокая женщина, ведущая за руку маленькую девочку, прошла сквозь него. Что-то медленно угасающее, осторожно коснулось сознания, но лишь на мгновение. Обрывки чужих мыслей, хаос и мертвенный холод. Шокирующее сочетание.

Майор вытер лицо, увернувшись от очередной группы полупрозрачных теней. Он больше не желал слышать их посмертные шорохи.

Карел искал «призрак» с осмысленным взглядом.

Попадались и такие.

Они до конца цеплялись за человеческую сущность. Как правило, при жизни их не удавалось сломить, так же как и после смерти. В каждом лагере были такие люди, пожираемый тьмой свет еще мог за что-то держаться.

Бредущий сквозь лес старик сильно отличался от прочих «призраков». Его зыбкая фигура сохраняла четкие контуры человека, черты лица по-прежнему хранили живую яркость, глаза светились жизнью.

Майор тихонько окликнул его.

Старик обернулся, в прозрачных чистых глазах сквозило безграничное удивление.

— Да, я тебя отлично вижу, — подтвердил Карел, подойдя к остановившемуся фантому.

Затем он достал фотокарточку.

— Скажи, ты знаешь ее? Ты видел эту женщину? То место, откуда ты идешь, это ведь Тойфельханд?

Старик едва заметно кивнул.

— Так ты ее там видел? Повторный кивок.

Все, больше от него ничего не добиться, дневной свет уходил, сумерки растворяли колеблющуюся, легкую, как дым, фигуру.

Майор спрятал фотокарточку, отступая с дороги полурастаявшего призрака.

Исход подходил к концу. Солнце окончательно село за горизонт, духи ушли, переместившись на иную неведомую живым дорогу.

«А ведь и я рано или поздно там окажусь», — совершенно спокойно подумал майор, разводя в небольшом овраге костер.

Место он выбрал удачное, лес был буквально изрыт чудовищными взрывами. Не то постаралась союзная авиация, не то сами наци здесь что-то испытывали. Во всяком случае, следы от взрывов были давними.

Когда огонь стал лизать заранее извлеченные из заплечного рюкзака головешки, Карел решил, что самое время брать «языка». Ему был необходим кто-нибудь из лагеря, желательно из его охраны, которая сплошь состояла из выродков СС.

Обряд вызова требовал долгих приготовлений, но майор решил поспешить.

Сперва он нарисовал на земле у костра правильную пятиконечную звезду. Рисовал особой заостренной палочкой, выструганной из столетнего дуба. Затем осторожно вписал в центр звезды две нацистские руны: Соулу и Зиг.

Заклятие начало работать.

Огонь в костре приобрел кровавый оттенок.

Слегка надрезав ножом ладонь, майор скормил несколько багровых капель огню, затем окропил начертанный на земле рисунок.

Формула вызова была почти готова. Остался последний штрих.

Снова взяв заостренную палочку, Карел вписал в пятиконечную звезду еще один символ — руну Тейваз, знак бога войны Тюра. Теперь немцу, оказавшемуся ближе всего к костру, не отвертеться.

Майор с интересом вглядывался в обступившую костер холодную тьму.

Несколько минут ничего не происходило.

Но вот он ощутил некое движение. В глубине леса сверкнули два маленьких багровых огонька.

Карел привстал, до рези в глазах вглядываясь в ночную мглу.

Мрак у костра зашевелился, и в круг света неуверенно шагнул огромный черный волк.


Оберштурмбанфюрер СС Гельмут Ридель был назначен комендантом концлагеря Тойфельханд сравнительно недавно. Не то чтобы новая должность не пришлась Гельмуту по душе, нет, в этом плане все вроде было в порядке. Просто в последнее время Ридель стал необратимо и, главное, совершенно необъяснимо меняться.

Возможно, всему виною была отрицательная некроэнергетика лагеря.

В любом случае Гельмут сразу понял, что для этой должности он абсолютно не подходит. Где-то в недрах СС произошла досадная ошибка, и комендантом одного из самых крупных концлагерей сделали совсем неподходящего для этого места человека.

Изменения пугали.

Все началось с необъяснимого влечения к одной еврейке.

Ридель увидел ее совершенно случайно во время очередной нештатной проверки заключенных, среди которых псионики лагеря почувствовали явное присутствие подсадного «чужака».

Скорее всего, это был очередной русский нейроразведчик, с которыми Третий рейх уже на протяжении двух лет вел беспощадную и совершенно безрезультатную борьбу.

Нейроразведчики были неуловимы. Они, словно призраки, мгновенно переселялись из одного человеческого тела в другое.

Их невозможно было уничтожить.

Центр всей этой мерзости располагался где-то в Москве, следовательно, тело «блуждающего» русского находилось в полной недосягаемости. Радовало одно: по какой-то необъяснимой причине вражеские призраки могли переселяться лишь в определенных людей.

Как правило, это были члены тайной антифашистской организации «Das weisse Licht», все-таки не до конца уничтоженной в Третьем рейхе. Хотя пропаганда, конечно, утверждала обратное.

Но Гельмут знал, как все обстоит на самом деле.

Без сомнения, так называемых доноров где-то специально готовили. Но где и как оставалось неясным. Ни СД, ни Абвер так и не смогли толком выяснить, каким образом русские овладели столь изощренными секретными технологиями. Дело явно пахло Шестнадцатым отделом, хотя, вполне возможно, что этот отдел — всего-навсего умело пропагандируемый Советами миф.

«Чужака» тогда все-таки нашли.

Псионики СС не смогли указать нужного человека, за них это сделали специально обученные псы. Собаки были, пожалуй, единственным оружием рейха против вездесущих вражеских нейроразведчиков.

И именно в тот день Ридель обратил внимание на ту самую еврейку, из-за которой все и началось.

Сначала он решил, что подвергся особой психотропной атаке, но проконсультировавший его псионик Эрнст Коф не выявил никаких аномалий в ауре оберштурмбаннфюрера. Разумеется, Гельмут не стал рассказывать о приковавшей его внимание женщине. Псионику незачем знать такие подробности. Аура в порядке, и на том спасибо. Стало быть, «взлом» сознания со стороны отпадал.

Но некий злой рок продолжал терзать Риделя, и тогда он распорядился перевести эту женщину из общего барака в медицинский блок лагеря, где располагались более или менее приличные помещения. Гельмут позаботился о ее питании, одежде и прочих удобствах.

Без сомнения, с ним что-то происходило.

Он не мог вразумительно объяснить причины своих поступков. Что это? Внезапно проснувшаяся совесть? Но с чего ей просыпаться? Никаких чудовищных преступлений Ридель пока не совершил. До работы в лагере на нем, как правило, висела всяческая бюрократическая рутина СС; он даже и на фронте еще не был, что в теперешней военно-политической ситуации выглядело достаточно удивительным. Но Гельмут имел высокопоставленных покровителей.

В лагере его так называемое руководство являлось чисто номинальным. Реальная власть принадлежала обергруппенфюреру СС Хьюго фон Артцу, который регулярно присылал из Берлина списки подлежащих уничтожению заключенных.

Там не было имен, лишь бесконечно нудные многозначные цифры.

Загадочные советники фюрера с каждым днем требовали все больше и больше человеческих жертвоприношений. Кровожадность рейха росла пропорционально его военным неудачам.

Была ли тут некая связь?

Ридель прекрасно знал, что подобные мысли так же опасны, как и его необъяснимое влечение к заключенной.

Быть может, это любовь? Чепуха. Было нелепо даже представить подобное. Тогда что? Значит, остается совесть.

«Наверное, я действительно неблагонадежен, — часто думал оберштурмбаннфюрер, впрочем не особо по этому поводу сокрушаясь. — Но наверху знают, что меня ни в коем случае нельзя посылать на фронт. Хотя наверняка моя фамилия уже давно значится в черном списке гестапо».

Без сомнения, он льстил себе, его фигура не была столь значима, им вряд ли могло заинтересоваться ведомство Гиммлера. Тем не менее, страх давно уже поселился где-то глубоко внутри.

Это было началом конца...


В середине ноября Гельмута посетил старший брат Фридрих, занимавший высокое положение в Абвере.

Фридрих возглавлял секретный подотдел «III-Ф», ведавший контрразведкой за границей. Брат пугал Риделя своими странными, порою очень опасными разговорами, поэтому его внезапному приезду Гельмут не очень обрадовался.

Они расположились в уютном натопленном кабинете, оберштурмбаннфюрер разлил по низким пузатым бокалам коньяк и вопросительно уставился на разжиревшего за последнее время братца, примерно догадываясь, о чем сейчас пойдет речь.

— До меня дошли определенные слухи, — спокойно начал Фридрих, согревая бокал в широких ладонях и принюхиваясь к его аромату. — Ты якобы ни с того ни с сего удалил из очередного списка смертников один номер.

Гельмут едва заметно кивнул.

— Ты изолировал ее от прочих заключенных. Не соизволишь объяснить зачем?

— А что, я должен непременно объяснять?

— Фон Артц недоволен. С каких пор ты начал вмешиваться в его дела?

— Вмешиваться в его дела? — презрительно повторил Гельмут. – Знаешь, мне так до конца и не ясно, что я здесь делаю на этой должности. От всего этого сатанинского крематория меня просто воротит. Зачем меня сюда перевели, кому это понадобилось?

— Может быть, ты хочешь на фронт? — с улыбкой поинтересовался Фридрих, демонстрируя желтые зубы заядлого курильщика.

— А что, там еще имеются вакансии? — улыбнулся в ответ Гельмут. — Насколько мне известно, с новыми отрядами СС «Тотенхерц» Третий рейх непобедим. Зачем фюреру на поле боя живые?

Фридрих нахмурился. Поставил рюмку на стол. Неторопливо поднялся.

Затем вынул из кармана маленький деревянный волчок и, раскрутив его, пустил по полированной крышке стоящего в углу кабинета старинного секретера.

Гельмут знал, что, пока будет крутиться эта магическая штучка, их разговор невозможно прослушать.

— А ты думаешь, мне все это не надоело? — Фридрих тяжело плюхнулся в удобное кожаное кресло. – Фюрер с каждым годом требует от нас все более невозможного. Эти его так называемые новые советчики окончательно потеряли совесть. Им нужно еще больше жертв. А где их взять, когда наши войска медленно, но верно стягиваются обратно в Германию. Не своих же, в конце концов, в печах сжигать. И что они дали ему взамен? Отряды «Тотенхерц»? Да эти выродки уже на своих бросаются. Я лично видел. Каково?!!

— Я не понимаю, к чему ты клонишь? — устало спросил Гельмут, косясь на ровно вращающийся магический волчок.

— Нации пора заменить фюрера, — спокойно объявил Фридрих.

— Что?!!

— Я имею в виду устранить физически, — пояснил заговорщик, лукаво подмигивая брату, — а на его место посадить... ну... скажем, разожравшегося Геринга. Чем не кандидатура? Или того же Шпеера. Ну как, братец, что молчишь?

— Ничего не изменится.

— А как же война? Ведь многие понимают: мы выпустили джинна из бутылки, а загнать его обратно уже не в состоянии, и очень скоро он пожрет нас самих. Войну следует прекратить. Фюрер на это не способен. ХОЗЯЕВА просто не позволят ему сделать это. Третьему рейху нужен новый лидер, который найдет в себе силы наконец поставить точку.

— Фридрих, ты несешь полный бред, причем, заметь, опасный бред...

Оба тут же посмотрели на секретер. Деревянный волчок по-прежнему вращался.

— Ну, допустим... — вздохнул Гельмут. – Всего лишь допустим, что новый фюрер, будь то Геринг или Шпеер, сможет на время усмирить те силы, которые помогают нам вести войну. А что дальше?.. Думаешь, Советы откажутся от заманчивого шанса покончить с нами раз и навсегда? Не забывай, за ними тоже кое-кто стоит, и в последнее время мне стало казаться, что этот «кто-то» более мудр и могуществен, чем сегодняшний «советчик» нашего фюрера.

— Все так... — Фридрих согласно кивнул, наливая себе еще коньяку. — Но нужно лишь сделать первый шаг. Нельзя сидеть сложа руки, это хуже всего. Следует решиться, следует...

Гельмут прервал брата взмахом руки. Магический волчок остановился. Оберштурмбанфюрер подошел к секретеру и снова раскрутил заговоренную безделушку.

— И что же вы там, в своем Абвере, решили? Фридрих неопределенно пошевелил пальцами.

— Говори, раз уже начал.

— Произойдет покушение. Окончательная дата еще не выбрана, число следует подобрать в соответствии с древним руническим календарем. Этим уже занимаются знающие люди. Думаю, покушение случится очень скоро. Медлить нельзя. С каждой неделей вождь нации становится все более непредсказуемым. С каждым месяцем он теряет свою человеческую сущность...

Гельмут мрачно усмехнулся:

— Рискованное дело. Считаете, «покровители» позволят вам так просто убрать Гитлера?

— Но, убрав его, мы лишим их сразу уст и глаз, — воскликнул Фридрих, вставая с кресла. — Как ты не понимаешь, это будет главный удар. Связь мгновенно ослабнет, и первое, что должен сделать преемник, закрыть лагеря смерти. Вот почему ты мне нужен здесь, в Тойфельханде. У нас везде задействованы нужные люди. Теперь ты все понимаешь? Это я добился твоего перевода, хотя и было нелегко...

Теперь Гельмут действительно понимал.

Все. Или почти все. Еще он понимал и то, что вся эта затея с покушением заранее обречена на провал. Гитлер не был человеком.

Он уже давно не был человеком в любом смысле этого слова.

И те, кто стоял за его спиной, видели все наперед.


Беседа с Фридрихом оставила на душе тягостный осадок. Чувство начала конца лишь усилилось.

Проводив раскрасневшегося за время беседы брата до служебной машины, оберштурмбаннфюрер направился к медицинскому блоку, где офицеры из подразделения «Мертвая голова» устраивали над заключенными некие строго засекреченные опыты, о сути которых зачастую не ведал даже сам Хьюго фон Артц.

Два вервольфа вытянулись в струнку, когда Ридель проходил через застекленную будку контрольно-пропускного пункта.

Внутри медицинского комплекса было тепло, но неуютно. Белые кафельные стены напоминали морг. Кое-где на них имелись рунические рисунки, защищающие помещения от «взгляда снаружи». Однако вся эта защита была напрасной. При определенной подготовке проникнуть на территорию лагеря все-таки было возможно. Другое дело, кому такое может понадобиться, ибо дорога назад — только смерть.

Заключенная под номером 300 679 находилась в самом дальнем помещении, охраняемом молодым эсэсовцем с глубоким шрамом на правой скуле.

Парень был не из болтливых, и Гельмут ему доверял.

Охранник поспешно отпер маленькую камеру.

Женщина сидела в углу жесткой деревянной кушетки, поджав под себя тощие бледные ноги. Она затравленно уставилась на вошедшего в камеру чернявого статного офицера с оскалившимся черепом на фуражке.

Где-то она его уже видела.

«Она, наверное, решила, что ее отобрали для очередных экспериментов, — подумал Ридель, присаживаясь на край кушетки. — Ну конечно, заключенные знают, что те, кто попадает в медблоки «на лечение», назад уже не возвращаются».

— Тебе не следует меня бояться, — тихо произнес Гельмут, уставившись в неровный цементный пол. — Здесь тебе ничто не угрожает...

Он по-прежнему не понимал, зачем она ему. Для чего он вырвал ее из когтей смерти, рискуя абсолютно всем.

Оберштурмбанфюрер снова взглянул на женщину. Та непроизвольно вздрогнула, еще больше вжавшись в угол.

— Ничего не бойся... — повторил Ридель, но она наверняка его не понимала.

— За мной идут, — тихо по-русски прошептала Рита. — Он уже близко и имя ему — смерть...

2

Черный волк не пытался напасть. Скорее он был напуган, не понимая, что за сила заставила его нестись сквозь ночной лес к одинокому костру в низине, у которого стоял странный, пахнущий смертью человек.

Майор видел солдата-вервольфа не в первый раз. Ему уже приходилось сталкиваться с этими опасными существами. Удачно, что зверь оказался в этот час поблизости от рунической ловушки, лучшего «языка» было трудно и желать.

Держа волка в поле зрения, Карел затер ботинком начертанные внутри пятиконечной звезды руны.

В других гостях он сегодня больше не нуждался.

Зверь не двигался, его получеловеческий взгляд приковывал огонь догорающего костра.

Чуть выше правой задней лапы были заметны две симметричные проплешины — ломаные молнии Вотана, магический знак членов ордена СС. Майор подбросил в огонь свежие головешки. Головешки были особые, покрытые аккуратно вырезанными языческими символами. Карел и сам до конца не знал смысла всех этих витиеватых значков, но они, без сомнения, действовали. Волк стал перевоплощаться. Взгляд зверя сделался осмысленным. Майор отвернулся.

Глядеть на перевоплощение вервольфа было опасно. Темные силы, питающие жизнью оборотней, вполне могли затянуть смотрящего на Иную Сторону.

Как всегда, в момент превращения в пространстве разворачивалась маленькая черная дыра, втягивающая в себя волчью сущность и выплевывающая наружу человеческую.

От костра повеяло холодом. Вервольф перевоплотился. Теперь можно было смотреть. Карел поднял глаза. Рядом с ним стоял обнаженный высокий эсэсовец. Его тело можно было назвать идеальным: физическая подготовка в Третьем рейхе, как всегда, на высоте. Говаривали, что эти идеальные машины для убийства создавались в колбе при помощи черной магии. Глядя на находящегося в гипнотрансе эсэсовца, майор готов был в это поверить.

На правом бедре солдата чернела все та же татуировка — две дважды переломленные молнии.

Карел обошел врага кругом и тщательно ощупал его затылок.

Маленький разъем он обнаружил чуть выше шеи.

Черную дырочку тщательно скрывали короткие жесткие волосы. Сами эсэсовцы именовали эту штуку третьим глазом. Куда этот глаз смотрел, было неведомо.

Во всяком случае, советские нейроразведчики точно выяснили одно: без дыры в затылке все эти жуткие превращения невозможны. Третий глаз был неотъемлемым атрибутом солдат вервольфа. А с недавних пор (по некоторым слухам) такой же глаз появился и у фюрера.

Изучив разъем, майор извлек из своего универсального рюкзака массивные наушники. Всю эту хитроумную дребедень недавно разработали аналитики Шестнадцатого отдела. Наушники только на первый взгляд казались простыми. Разведчики уже успели обозвать их кратко и емко — щупачом, хотя на самом деле прибор назывался еще более непонятно — ПР-639. Что это означает, пожалуй, не знали и сами разработчики, но так было нужно для конспирации.

От наушников тянулся самый обыкновенный провод, заканчивающийся длинным железным штырем. Этот штырь без особых раздумий майор осторожно вставил в затылок эсэсовца.

Вервольф вздрогнул, но из транса не вышел.

Карел удовлетворенно хмыкнул, после чего надел наушники.

Через пять минут он знал о лагере смерти все. Количество охраны, расположение блокпостов и скрытых ловушек, время и частоту обходов, пароли и фамилии высших офицеров.

Комендантом концлагеря был оберштурмбаннфюрер Гельмут Ридель, но майор помнил, что на самом деле всей этой адской кузницей управлял Хьюго фон Артц, стоящий в советских списках ликвидации на девятом месте, как раз после доктора Менгеле. Но до нацистского ублюдка не так-то просто было добраться.

Карел выдернул провод.

Вервольф пошатнулся и медленно осел на землю.

Теперь это был бесполезный «овощ». Жизнь в нем еще теплилась, но человеком или волком он уже никогда не будет. По сути, немецкий солдат только что умер, сознания в его голове сейчас было меньше, чем у недельного ребенка.

Загасив костер, майор спрятал щупач в рюкзак и, переступив эсэсовца, двинулся в глубь леса. Тело конечно же скоро найдут, но Карел к тому времени рассчитывал находиться как можно дальше отсюда.

Проникнуть в концлагерь было непросто. Еще труднее из него уйти да к тому же не одному, а с неготовой к побегу приговоренной.

Но он все-таки попробует.

Где-то через полчаса майор заметил вдалеке среди деревьев мертвенное свечение.

Еще через двадцать минут он наконец мог лицезреть сам концлагерь во всей его инфернальной красе.

Со стороны каменный комплекс разнообразных строений меньше всего напоминал колоссальную человеческую бойню. Уж скорее это был некий храм древних языческих богов.

Явная готическая архитектура должна была лишь подчеркнуть сходство с мрачным языческим капищем. Все это строилось далеко не спроста. Даже высокие трубы крематориев и те были украшены фресками с оскалившимися головами химер.

Конечно, Карел не мог рассмотреть все с такого большого расстояния. Но он видел подробные фотографии архитектуры концлагеря, заранее запросив в Москве необходимые материалы. Здесь происходила отнюдь не расовая чистка, здесь служился древний культ, и эсэсовцы были не просто солдаты Вермахта, а первосвященники или даже жрецы известного лишь им самим ужасного божества.

Место для лагеря было выбрано идеально.

Лес до него практически не доходил. Вокруг кое-где простирались болота, все отлично просматривалось и простреливалось. Даже ночью.

Каждые пять минут вокруг лагеря жадно шарили по земле длинные лучи сторожевых прожекторов.

И еще одна странная специфика этого места: его невозможно уничтожить с воздуха. Сколько ни пытались бомбить этот языческий храм самолеты союзной авиации, все бомбы либо разрывались еще в воздухе, либо вообще не взрывались, словно их сдерживала незримая магическая сила.

Майор вжался в сырую землю на самом краю леса.

Длинные «пальцы» прожекторов сюда не доставали, однако шныряющие в округе вервольфы отлично видели в темноте, и об этом не следовало забывать.

Карел прикинул свои шансы на успех. Шансы оказались велики.

Единственное, в чем он не был до конца уверен, так это в своем теперешнем теле. С ним он был знаком всего лишь сутки. Да, пока оно его еще ни разу не подвело, но что будет дальше? Как оно поведет себя в боевой ситуации.

Доноров отлично тренировали, однако в самые решающие моменты они иногда не слушались своих временных владельцев. Так случилось неделю назад именно в этом лагере с Вороном, так могло случиться и с Карелом на подступах к Тойфельханду или, того хуже, внутри.

Что ж, пришло время проверить выносливость человека, пожертвовавшего собой ради борьбы с фашизмом.

— Сейчас посмотрим, чего ты стоишь... — хрипло прошептал майор, резко вскакивая на ноги. Что-что, а бегать донор умел отлично. Карел хорошо знал эту местность. Материалов в Шестнадцатом отделе было собрано предостаточно.

Он бежал к лагерю по спирали, немного пригнувшись и закинув рюкзак за правое плечо.

Ошибка немцев была очевидна.

Все прожектора лагеря действовали в строгом порядке. Длинные лучи следовали друг за другом до определенной точки, а затем возвращались обратно.

Майор просчитал все.

Его бесшумная тень проскальзывала в темноте за мгновение до того, как открытого места касался длинный язык ослепительного света.

Когда было необходимо, Карел Валдек умел становиться невидимым.

Через четверть часа беготни, казавшейся лишенной всякого смысла, майор очутился у главных ворот концлагеря.

Здесь начиналось самое сложное.

Любой другой на его месте попытался бы прорваться через менее всего охраняемую восточную стену. Но в кажущейся простоте заключалась еще одна ошибка создателей укреплений, ибо сразу было ясно, что там, где нет пулеметчиков на стенах, наверняка окажется какая-нибудь ловушка: «Дыхание дьявола» или «Стальная яма».

Дилетант полез бы через стену и тут же был бы разорван скрытыми механизмами на куски.

Майор собирался проникнуть в лагерь через главный вход.

Ровно в полночь тяжелые железные ворота, украшенные черными свастиками, с гулом поползли в стороны. Из лагеря выезжал небольшой грузовик марки «Опель».

Грузовик курсировал из концлагеря в Берлин каждое полнолуние, и эту особенность также подметили часто рыскающие в окрестностях советские нейроразведчики.

Сегодня была как раз та самая ночь.

Луна парила в небе во всем своем мистическом величии, и, если бы не время от времени наползающие на нее тучи, Карел вряд ли смог преодолеть даже четверть пути от леса к концлагерю. Тут уж не могла помочь никакая сноровка, и что его настигнет в первую очередь — пулеметная пуля или клыки оборотня, оставалось только гадать.

Грузовик тяжело прогремел по выложенной булыжником дороге.

Майор ловко перекатился в сторону, едва не угодив под заляпанные грязью колеса. Еще мгновение, и он уже был за медленно закрывающимися железными створками.

Стоящие у караульной будки эсэсовцы даже не успели схватить висящие на ремнях автоматы...

Быстро оглядевшись, Карел оттащил трупы поближе к забору, чтобы они не валялись прямо посреди дороги. Стальные тонкие заточки он не стал выдергивать из тел, оставив их в остывающих покойниках.

Следующим был убит часовой в ближайшей смотровой башне. Ему майор тихо и спокойно перерезал горло, бесшумно поднявшись наверх. Затем он крепко привязал солдата к треноге пулемета, чтобы со стороны все выглядело как обычно. Счет шел на секунды.

Карел спустился вниз и, мысленно представив план лагеря, поспешил к медицинскому блоку.

Возможно, такое решение и было ошибочным, но хранившаяся в памяти мертвого вервольфа информация сильно заинтересовала майора, а еще ему подсказывало чутье, что искать нужно именно здесь.

Вервольф знал, что в медчасть недавно была переведена одна из заключенных. Среди охраны лагеря ходили слухи, что комендант просто сошел с ума, выдернув смертницу из утвержденного в Берлине черного списка идущих на уничтожение. Дело пахло серьезными разбирательствами, комендант Тойфельханда явно превысил свои полномочия.

В принципе эта женщина могла быть кем угодно.

Но в любом случае он ее спасет.

Майор двигался преимущественно в тени, но немцы больше заботились о подступах к лагерю, чем о его внутренней территории. Патрули здесь отсутствовали.

По ночам Тойфельханд контролировали спущенные с цепей пси-псы. Но Карелу пока удавалось их обманывать при помощи маленького талисмана в правой руке — волчьего клыка с выгравированной с двух сторон неправильной свастикой, одного из символов-ключей «Анненэрбе».

Псы чуяли «чужака», но напасть пока не решались, ибо «чужак» в их сознании раздваивался на две совершенно разные личности, одна из которых явственно пахла своим.

Однако обманный эффект не мог держаться долго, это уже было проверено.

Майор немного замешкался у резиденции коменданта концлагеря.

В проеме яркого входа меланхолично курил какой-то эсэсовец, и Карел решил немного подождать. Убивать немца было рискованно, так как он вполне мог оказаться оборотнем, а обыкновенное оружие против этих адских тварей было бесполезным.

Разведчику, в свете луны затаившемуся за железными бочками с бензином, были отлично видны статуи, украшавшие готический фасад пятиэтажного здания.

Тут были и могучий Зигфрид, попирающий ногой издыхающего дракона, и воинственные крутобедрые валькирии на вздыбившихся конях. Присутствовал на фасаде и сам одноглазый Вотан, возродившийся после стольких лет забвения в части черного языческого культа. Чуть выше грозного скандинавского бога располагалась каменная голова мирового змея Ермурганда, с которым еще только предстоит сразиться сыну Вотана Тору. Обоим суждено погибнуть в равной битве, змею — от удара страшного молота, Тору — от яда.

Так начнутся знаменитые сумерки богов. Но некая незримая сила снова настойчиво пыталась возродить их к былой жизни.

Яркая точка догорающего окурка описала в темноте дугу, погаснув в ближайшей луже. Эсэсовец еще некоторое время постоял на свежем воздухе, затем вернулся внутрь здания.

Майор выждал для верности пару минут и короткими перебежками осторожно обогнул готическое строение.

А вот и медицинский комплекс. Его здания были лишены архитектурных изысков. Простые каменные коробки. Переведенная из общих бараков заключенная содержалась в низком двухэтажном здании с решетками на узких окнах.

Какие дела творили здесь нелюди из «Анненэрбе», оставалось только гадать. Во всяком случае, отловленный Карелом вервольф ничего о медицинских экспериментах Тойфельханда не знал.

Медчасть лагеря была огорожена невысоким забором — железной сеткой, к которой наверняка было подведено высокое напряжение.

Майор перестал скрываться. Выпрямившись, он твердым шагом двинулся к КПП, в будке которого маячили фигуры двух солдат.

Карел рассчитал верно: его зимняя эсэсовская форма не должна была вызывать подозрения.

Майор нащупал в кармане две отравленные иглы. Но что-то в последний момент его остановило, и через пару секунд он понял, что именно.

Солдаты были вервольфами.

Форму этих элитных эсэсовских войск было трудно спутать с какой-либо другой. Темно-багровые мундиры, украшенные эмблемой воющего волка, заставили Карела сменить оружие.

Четыре выстрела из пистолета с глушителем едва слышно прозвучали в ночи. Серебряные пули насквозь пробили стекла маленькой будки.

Спрятав пистолет, майор не спеша прошел через КПП.

Дверь, ведущая в двухэтажку, оказалась не заперта.

На узкой лестнице Карел столкнулся еще с двумя солдатами, по всей видимости, они все-таки услышали звон бьющегося стекла.

Их он застрелил прямо через карман шинели, не особо разбираясь, кто перед ним, — верфольфы или обыкновенные эсэсовцы.

Затем был плохо освещенный коридор.

Шаги гулко отдавались в висках.

Коридор закончился тупиком. Майор чертыхнулся, возвращаясь назад.

Из-за угла в него выстрелили, но за мгновение до этого Карел успел упасть. Выстрелы повторились.

Одна из пуль впилась в левое плечо.

Майор пружиной вскочил на ноги, бросаясь на высокого темноволосого немца со шрамом на скуле.

Пистолет врага со стуком грохнулся на пол.

Блеснул тонкий стилет. Солдат натужно захрипел, сползая по выложенной руническим кафелем стене.

Где-то в недрах лагеря завыла сирена. Теперь счет пошел уже на секунды.

Карел по наитию кинулся к самой дальней камере. Дверь в нее была приоткрыта.

Майор толкнул ее ногой.

Но... что за черт. В тесном, плохо освещенном помещении были двое. Страшно исхудавшая бледная женщина и средних лет эсэсовец в офицерском мундире.

По-прежнему сжимая в руке окровавленный стилет, Карел напряженно застыл в дверном проеме. Майор не сразу понял, что прямо в лоб ему уставилось дуло парабеллума, готового выстрелить в любую секунду.

Немец оказался проворнее.

— Не надо... — тихо простонала женщина, и офицер, уловив интонацию, медленно опустил оружие.

Карел приготовился к прыжку. Эсэсовец даже не успеет ничего понять. Нож аккуратно войдет прямо под левое глазное яблоко.

— Нет, — шагнула вперед Рита, — не нужно больше смертей, не убивайте его.

Майор подчинился.

Еще раз взглянув на странного, опустившего пистолет немца, Карел схватил Риту за руку и потянул ее в коридор.

Женщина задержалась.

— Danke, — обернувшись, прошептала она офицеру.

— Sie haben nur funf Minuten, — сухо бросил им вслед оберштурмбаннфюрер.

Майор его понял.

Снаружи выла сирена.

Казалось, прямо посреди ночи настал день. Весь лагерь был залит ослепительным белым светом. Охрана задействовала включаемые по тревоге резервные фонари.

В беглецов уже стреляли.

Карел ловко закрыл собой Риту, принимая сразу четыре автоматные пули, затем он сорвал с шеи «ключ» и, произнеся давно заученную наизусть фразу на древнем мертвом языке, крепко сжал его в руке...

Вой сирены, выстрелы и оглушительный мертвый свет исчезли, вместо них возник «коридор».

Ошарашенная внезапной переменой, женщина отчаянно закричала, забившись в крепких руках майора.

— Не бойся, дуреха, мы еще не умерли, — сказал ей Карел, толкая Риту к ближайшей двери. — Да скорее же...

Они выпали из «коридора» где-то на окраине леса.

Лагерь смерти лежал далеко позади, но это еще ничего не означало.

Они убежали, но пока не спаслись. За ними уже наверняка шла погоня.

Как следует встряхнув всхлипывающую женщину, майор спрятал «ключ» в простреленный вверху карман шинели.

— Что это было? Кто вы? — Риту трясло.

— Потом расскажу, нужно уходить...

Карел снова схватил ее за невесомую руку и поволок в сторону разбитой гусеницами танков дороги.

Женщина не сопротивлялась.

— У вас... у вас весь рукав... в крови...

— Ничего...

— Но вы серьезно ранены...

— Чепуха... не болтай, смотри под ноги.

По обочине дороги бежать было легче, чем через лес. Грязь здесь успела подсохнуть, взявшись твердой коркой. С другой стороны, в первую очередь здесь их и будут искать.

Майор все корил себя за одну существенную ошибку. Побег следовало устроить не ночью, а под вечер, в канун «исхода призраков».

Призраки наверняка сбили бы со следа пси-псов, правда, лишь на время, но игра того стоила.

В лесу послышался победный вой. Четвероногие телепаты почуяли близкую добычу, и они ее теперь ни за что не выпустят.

Первый загонный отряд был уже близко.

Как правило, по следу шла небольшая, но сплоченная стая из пяти собак. Обычный человек был бы уже обречен.

Карел резко свернул с дороги, снова углубляясь в лес. У высокой сосны он остановился.

— Что вы делаете? — в ужасе взвизгнула Рита. — Они же нас сейчас разорвут!

— Не разорвут! — улыбнулся майор. — Садись на землю!

— Но...

— Садись, говорю!

Сняв с пояса нож, Карел начертил на земле круг.

Перепуганная женщина оказалась точно в его центре.

Майор осторожно переступил свежую линию и стал рядом с Ритой, затем присел на корточки, старательно вырезав у ног защитную руну Альгиз.

Среди деревьев появились псы, уродливые крупные животные непонятной породы. Чуть больше овчарок, но с огромными медвежьими головами.

Карел не ошибся, по следу шла первая стая, всего пять особей.

У собак не было глаз. Но они им были и не нужны. Пси-псы обладали совсем иным «зрением», более совершенным. Пси-псы умели «видеть» мысли.

Рита закрыла лицо руками.

Правильно. На это лучше не смотреть.

Победный вой разом оборвался. Разгоряченные погоней собаки наткнулись на непреодолимую преграду.

Жертвы находились в двух шагах от них и при этом были совершенно недоступны.

Псы крутились на месте, подпрыгивали, пытались зайти с иной стороны, рыли землю, но все тщетно. Крепкая стена не поддавалась.

Та же сила, которая их породила, теперь не пускала внутрь очерченного ножом круга.

Майор достал пистолет. Хладнокровно сменил обойму и методично расстрелял тупо тычущихся в невидимую преграду собак.

— Вставай.

— Они... они уже ушли?

— Можно сказать и так.

— Почему они вдруг затихли?

— Неужели ты не слышала выстрелов?

— Нет...

Женщина открыла глаза.

Карел не дал ей рассмотреть мертвых собак, потащив дальше. Пока что они получили небольшую, но надежную отсрочку...

Через полчаса далеко в лесу раздался отчаянный душераздирающий вопль.

Пси-псы из второй поисковой группы оплакивали своих погибших братьев.


Оберштурмбанфюрер Гельмут Ридель все видел собственными глазами. Если бы ему об этом просто рассказали, он бы наверняка не поверил, посоветовав зарвавшемуся рассказчику пить поменьше дешевого шнапса.

Когда проникший в лагерь лазутчик увел с собой заключенную, Гельмут поспешил вслед за ними. Он ошибался, в непонятном порыве пообещав беглецам целые пять минут.

У них не было даже четверти минуты.

Выскочив под ослепительный свет прожекторов, лазутчик закрыл собою женщину и... исчез. Растворился в воздухе вместе с той, за которой пришел. Ридель мог поклясться, что в незнакомца попало по крайней мере несколько пуль, но тот, похоже, даже не обратил на это внимания.

Кто он был? Неужели русский?

Если Советы обладают подобными технологиями... Нет, чушь. Здесь явно что-то другое. Но что? Ведь он все видел. Два человека просто взяли и исчезли.

Нет, такое дело наверняка по части «Анненэрбе». Ведомство Зиверса давно занимается всяческими необъяснимыми феноменами. Ведь это они дрессировали псов-телепатов, они готовили вервольфов и осуществляли контроль над всеми немецкими концлагерями, именно их офицеры обладали поистине необъяснимыми способностями.

«Значит, это правда, — решил про себя оберштурмбаннфюрер. — У русских тоже существует подобная «Наследию предков» организация, равная как по знаниям, так и по могуществу».

Тайные спецслужбы противостоят друг другу, и война эта для обычных людей незрима.

Но кое-что Гельмут сегодня видел.

Ну конечно же если человек так запросто проник на территорию лагеря, минуя все мыслимые преграды, так почему бы ему после всего этого и не исчезнуть? Лазутчик оставил на своем пути десяток трупов. Причем трое из убитых были вервольфами.

Третьего солдата специальных войск СС обнаружили глубоко в лесу. То, что от него осталось, представляло собой жалкое зрелище. Беднягу пришлось пристрелить. Псионики из «Анненэрбе» сообщили, что вервольфа полностью «выпотрошили», основательно промыв ему мозги.

Подобными технологиями не обладали даже адепты «Наследия предков».

Симптомы были тревожные.

А обнаруженная у дороги, расстрелянная в упор стая пси-псов только подтвердила худшие опасения оберштурмбаннфюрера. Русские обладали невероятным, доселе неизвестным оружием.

Нейроразведчики были лишь первыми ласточками.

Теперь ничто не спасет Третий рейх, даже убийство бесноватого фюрера. За Россией стояла сила. Возможно, более могущественная, чем та, из источника которой черпал жизнь Третий рейх.

Означало ли это, что Гитлер все-таки поставил не на ту лошадку, оказавшуюся темной?

Так ли оно, покажет время. А как раз его-то, необходимого для раздумий, оставалось все меньше и меньше.

Гельмут был в этом твердо уверен.

3

Схрон удалось обнаружить без особого труда по меткам на деревьях.

Майор знал заранее, где и как искать.

На случай вынужденного отхода разведчики всегда имели так называемый запасной вариант (или «нору», если на оперативном жаргоне), где можно было несколько дней спокойно отсидеться.

У Карела не было этих нескольких дней — всего лишь несколько часов.

Если бы он уходил сам, схрон бы не понадобился. Но майор был не один.

Женщина окончательно выбилась из сил. Последние несколько метров до спасительного убежища он тащил ее на себе.

Незаметный в земле люк поддался не сразу. Видимо «норой» давно не пользовались. Тем лучше. Значит, основные запасы не тронуты.

Карел помог Рите спуститься по каменной лестнице вниз. Затем вернулся на поверхность и, убедившись, что они не оставили после себя слишком явных следов, задраил люк.

Щелкнул маленький тумблер. В глубине убежища зажегся свет.

В углу уже трещал защищенный от сырости электрогенератор.

«Нора» представляла собой небольшое прямоугольное помещение с круглым столом посередине, длинной деревянной койкой у стены и шкафом, набитым всем необходимым.

Майор усадил женщину на узкую жесткую скамью и принялся методично осматривать содержимое ящиков.

Здесь было все самое необходимое: оружие, радиопередатчик, съестные припасы длительного хранения, зашифрованные карты и даже полный комплект эсэсовской полевой формы. Вот только размер слегка великоват, как видно, универсальный.

— Есть хочешь?

Рита отрицательно мотнула головой.

— Пить?

— Нет.

Карел придвинул к столу ящик с гранатами и, усевшись сверху, ловко открыл ножом банку немецкой тушенки марки «Вестфальский патриот». На темно-красном фоне был изображен Йозеф Геббельс, толкающий с трибуны пламенную речь.

Странный способ пропаганды национального патриотизма.

— Теперь спрашивай, — прожевав, пробурчал майор, думая о том, как там поживают его ранения.

Находясь в чужом теле, он, как обычно, не чувствовал боли, но донору придется несладко. Во всяком случае, на движениях ранения пока никак не сказывались.

— Кто вы? — едва слышно, прошептала Рита, не поднимая опущенной головы.

Нечесаные, слипшиеся волосы полностью скрывали ее бледное изможденное лицо. Карел решил соврать:

— Друг.

— Это я поняла.

— Меня просил позаботиться о тебе один... м... м... сослуживец. Может, вспомнишь своего одесского приятеля?

Женщина оживилась.

— Вас послал ко мне Карел?

— Ну да, мы служим в одном разведуправлении.

— Он жив, с ним все в порядке?

— Пока что да, хотя работенка у нас вредная.

— Расскажите мне о нем.

— Послушай, тебе мало того, что он тебя спас? Майор осекся.

Тема была скользкой. Как бы себя ненароком не выдать. Рите незачем знать всю правду. Если их все-таки схватят, то ей наверняка промоют мозги.

Женщина немного помолчала, что-то обдумывая, затем спросила:.

— Что это был за коридор и двери, двери, двери... Мне это привиделось в бреду, ведь так?

— Нет, не привиделось. Но об этом лучше потом, когда выберемся отсюда.

— Они снова идут по следу, да?

— Наверняка. Но шансы у нас велики. Пока велики.

— Так, значит, вы из советской разведки, как и Карел?

— Разведки? — переспросил майор, — Можно сказать и так. Мы — основная головная боль Третьего рейха.

— Скажите, зачем вы меня спасли?

— Но разве я только что не объяснил? За тобой меня послал Карел...

Женщина вымученно усмехнулась:

— И только?

— А тебе этого мало?

— Мы не виделись много лет... Одно время вели переписку, но война и ее оборвала. Получается, все эти годы он помнил обо мне?

— Послушай, давай закроем эту тему. Когда будем в России... в Москве, ты сама его обо всем расспросишь, хорошо?

Рита молча кивнула, но взгляд ее при этом посуровел.

— Теперь у меня вопрос... — Карел не спеша достал из аптечки нужное лекарство, мощнейший транквилизатор СИМ-А7. — Скажи, почему ты мне не позволила тогда в лагере убить этого немца, подполковника?..

Женщина ответила не сразу, а когда ответила, то ее слова здорово удивили майора, заставив сразу же насторожиться.

— В нем было меньше Тьмы, чем в других.

— В ком в других?

— В прочих немецких солдатах. Многие из них, особенно эти... волки...

— Вервольфы?

— Да, они. Внутри у них пустота. Холодная зияющая дыра, и она дышит, будто что-то заглядывает в наш мир с иной стороны. Они не люди, не живые... Словно видишь двигающуюся совершенную куклу-марионетку: нити идут не наверх, а вниз, под землю, их постоянно кто-то дергает, и только тогда куклы двигаются...

И откуда у нее брались силы все это говорить?

Словно что-то подпитывало ее изнутри, некий невидимый живой источник, иначе в лагере не выжить, иначе можно наверняка сломаться, потерять все человеческое, а взамен получить черный билет в один конец.

— Что за Тьма, о которой ты говоришь?

— Она есть в каждом, будь то человек или зверь. У кого-то больше, у кого-то меньше. Но самое страшное, что с каждым днем она растет в людях. Когда ее немного, человек еще может сопротивляться, как тот немец, что помог мне, но не смог помочь тысячам других. В отличие от прочих он способен сопротивляться.

Майор с тревогой глядел на спасенную женщину. О какой Тьме она ему сейчас говорит, неужели ей удается заглядывать на Иную Сторону?

— Погоди, погоди... — Карел нервно покусывал губы. — Каким образом ты видишь? У тебя что... есть какие-то необычные способности... особое зрение, дар?

Рита устало пожала плечами:

— Не знаю. В детстве мне иногда удавалось чувствовать плохих людей. Вот этот, я знала, обманет, этот обидит, а другой вовсе пройдет мимо, когда рядом случится беда. Я просто вижу, и все...

Майор облизнул растрескавшиеся губы и спокойно спросил:

— А что ты видишь во мне? Сколько во мне этой Тьмы, можешь сказать?

Рита пристально посмотрела на него, как бы раздумывая, а стоит ли вообще отвечать.

— То, что я вижу, мне непонятно и пугает. Я вижу двух человек, один из них мертв, другой погружен в транс, и еще... есть какая-то необъяснимая часть...

— Ты говоришь загадками, я ничего не понимаю.

— Я и сама не понимаю, — тихо и немного виновато ответила Рита.

«Не дави на нее, кретин, — мысленно одернул себя Карел. — Неужели не видишь, она по-прежнему в состоянии шока. Тут кто угодно такого наговорит... »

Но произнесенные слова не были бредом.

Похоже, у нее действительно есть какой-то дар. Майор не мог понять, каким образом ее прошляпили псионики «Анненэрбе», имеющиеся в каждом нацистском концлагере.

Псионики обладали удивительными способностями. Они умели подслушивать мысли (правда, очень слабо и не у всех людей), они могли почуять вселившегося в донора нейроразведчика и уж наверняка заметили бы в человеке сверхспособности.

В этом новом контексте его задание приобретало некий зловещий, заранее спланированный смысл. Интересно, а что знали в Шестнадцатом отделе об «особых способностях» Риты.

Возможно, очень скоро ему предстоит это выяснить.

В аптечке Карел нашел шприц, надел иглу и, проколов резиновую крышечку бутылочки с транквилизатором, стал медленно набирать.

— Я могу помочь, — предложила Рита, — я умею делать уколы...

— Нет, спасибо, сам...

Жаль парня. Может, и не вычухается. Но он попробует его спасти.

Сняв шинель и закатав рукав рубашки, майор сделал донору укол. В голове тут же прояснилось, зрение обрело небывалую четкость, тело стало лучше «сидеть».

Карел осмотрел ранения. Кровь нигде не сочилась, по всей видимости, перед заданием донор принял тридол. Молодец. Заранее позаботился, видно, чувствовал, что будет горячо. В любом случае раны уже не откроются.

Свет в схроне несколько раз мигнул.

Карел тихо выругался.

Задремавшая было Рита вскочила на ноги:

— Что... что случилось?

— Нас выследили, нужно уходить.

— Как, уже?

Объяснять не было времени.

— Вот, надень... — Карел протянул женщине короткий полушубок. — Жаль, подходящей обуви нет... ну ничего, и так прорвемся...

Он решил не брать много оружия. Часть полевого снаряжения и походный рюкзак майор оставил в «норе». Из солидного арсенала схрона он выбрал лишь дальнобойную снайперскую винтовку под серебряные пули, несколько гранат и массивный заговоренный нож.

Больше ему сегодня и не понадобится.

Карел вывел из убежища спотыкающуюся Риту, закрыл крышку люка и, присыпав ее гнилыми листьями, на всякий случай вырезал на ближайшем дереве руну Альгиз. Вряд ли пси-псы станут вынюхивать схрон, добычи там уже не было, но подстраховаться все же стоило.

— Как они нас нашли? — прошептала Рита, спотыкаясь о торчащую из земли гнилую корягу.

— По следу, — быстро ответил майор, прилаживая на плече легкую винтовку. — По следу, оставленному не в этом мире...

— Не в этом мире... это как?

— Эти твари «видят» не только здесь, но и ТАМ. Их создали эсэсовцы «Анненэрбе». Эти собачки не из нашего мира. У них нет глаз, вернее, они есть, но смотрят словно бы вовнутрь... да ладно, зачем тебе знать...

Они быстро шли по широкой наезженной дороге.

Кое-где виднелись небольшие деревянные постройки — не то хозяйственные сооружения, не то бараки.

Чуть вдалеке в сумерках проступали черты железнодорожной станции.

Местность была безлюдная, ни один огонек не нарушал синеватую, густую мглу.

Рита обернулась, к чему-то прислушиваясь:

— Странно, но я не слышу погони.

— Они уже близко, — заверил ее Карел, прикидывая план своих дальнейших действий.

План был довольно прост. Конечно, он здорово превышал свой полномочия, но женщину необходимо спасать, тем более если у нее действительно есть дар. Как его лучше использовать, решат уже парни из Аналитического отдела. Задача майора — спасти.

Железнодорожная станция казалась идеальным местом для последней схватки. Многие окна заброшенного одноэтажного здания были разбиты. Внутри царил полный разгром, валялись какие-то бумаги, вывороченные ящики и сломанная мебель.

Единственное, что здесь было в порядке, так это рельсы, которые, судя по всему, регулярно использовались.

Для верности придется устроиться на крыше. Отсюда близлежащая местность отлично простреливалась.

— Ну что, будем прощаться... — Карел ободряюще улыбнулся.

— Как? Зачем? Я... я не понимаю...

— Тебе пора, а я вот остаюсь. Есть еще некоторые дела. Знаешь, как у нас, разведчиков, задание за заданием... Закрой глаза...

Рита испуганно отступила назад.

— Зачем?

— Закрывай, говорю, и не открывай, пока я не скажу...

Женщина подчинилась.

Майор второй раз за день открыл «Лестницу Иакова», хотя оперативники называли эту штуковину по-разному. Карел же называл ее просто «коридором». «Лестница Иакова» действительно сильно напоминала бесконечный коридор с вереницей многочисленных дверей по обе стороны. Но таким его видело человеческое зрение. Как «коридор» выглядел на самом деле, не знали, пожалуй, даже православные патриархи, передавшие Шестнадцатому отделу ключи, тысячелетия хранившиеся у них...

Майор подвел Риту к нужной двери и, открыв ее, увидел перед собой утреннюю Красную площадь.

Желание рвануть следом было велико.

Но нельзя.

Это будет нечестно по отношению к донору. Парень рисковал собой не зря, его тело ни разу не подвело.

Майор легонько подтолкнул Риту вперед.

— Давай иди. Считай до десяти, а потом можешь открыть глаза. Да... и передай от меня привет Карелу...

Когда он вернулся обратно, у железнодорожной станции ничего не изменилось. Погони по-прежнему не было видно, но это пока.

Майор осторожно обошел ободранный заброшенный домик и по скобам водосточной трубы ловко вскарабкался на крышу.

Снял с плеча винтовку и принялся ждать.

Ждать оставалось недолго.


Стая вынырнула на дорогу из туманной мглы и сразу же безошибочно ринулась к железнодорожной станции.

Семь громадных псов плюс вожак.

Карел прицелился. Аккуратно. Без особой спешки. А куда ему было спешить? Ну, разве что на тот свет, но там живых никогда особо не ждали.

Пси-псы уловили след его мыслей и бросились врассыпную, но прежде майор успел выстрелить.

Вожак стаи дернулся, завертевшись на месте волчком, вторая пуля оставила его неподвижным. Но прочие собаки уже разбежались. Они выполнили свое задание. Враг найден. Им теперь займутся другие, те, которые шли следом.

Сидя на прохудившейся крыше маленького вокзальчика, майор меланхолично размышлял, кого же за ним пошлют?

Скажем, в любую минуту на дороге мог появиться отряд вервольфов или самоходная установка, тот же Panzerjager. В последнем случае все очень просто. Пара залпов — и железнодорожной станции как не бывало.

Однако Карел здорово заблуждался. На окутанной сумерками дороге появились всего лишь трое эсэсовцев в кожаных плащах.

Они шли не скрываясь.

На труп вожака пси-стаи они даже не посмотрели. Да у них и автоматов-то не было, что за абсурд?

Майор прицелился, подпуская немцев как можно ближе.

Выбрал того, что шел впереди. Нажал на курок.

Эсэсовец даже не пошатнулся. Что это, неужели осечка? Быть может, Карел промазал?

Он снова прицелился, на этот раз гораздо тщательнее. Странная троица была уже близко. Промахнуться с такого расстояния невозможно. Но почему они не пытаются отстреливаться, не ищут укрытия, а тупо идут под пули?

Майор выстрелил.

На этот раз он явно видел, как пуля попала одному из эсэсовцев прямо в голову. Но немец невозмутимо шел вперед. Карелу стало не по себе.

Солдаты уже были на перроне, он слышал, как они гремят сломанной мебелью внизу, ища лестницу на чердак. Но этой лестницы там не было, майор успел проверить.

Ружье оказалось бесполезным. Что ж, еще оставались гранаты. Гранаты были особые, специально разработанные в Шестнадцатом отделе против всяческой фашистской нечисти. Правда, с этими, что внизу, оперативники нейроразведки до сих пор еще не сталкивались.

Ничего, все когда-нибудь происходит впервые. Убедившись в том, что изнутри на крышу никак не попасть, молчаливая троица снова выбралась на перрон. Соображать эти зомби умели отлично. Через минуту один из эсэсовцев с методичностью заводной куклы уже лез по водосточной трубе.

Карел вспомнил странные слова Риты о болтающихся во тьме марионетках, нити к которым шли прямо из-под земли.

Жутковатая получалась картинка.

— Так вот, значит, вы какие, орлы Третьего рейха! — усмехнулся майор, швыряя вниз первую гранату.

Раздался глухой хлопок. Ослепительный свет на миг озарил железнодорожную станцию. Пространство исказилось, втягиваясь в раскрывшуюся в земле огненную воронку.

Карабкающегося наверх немца это, однако, не остановило.

— Хреново дело... — Карел задумчиво глядел на оставшиеся гранаты.

На краю крыши возникла голова в изогнутой эсэсовской фуражке, майор среагировал чисто рефлекторно, ударив врага прикладом в лицо.

Не издав ни единого звука, немец взмахнул руками и с оторвавшимся куском водосточной трубы полетел вниз.

Лететь было недалеко.

Карел осторожно подобрался к краю крыши.

Как ни в чем не бывало, эсэсовец медленно встал с земли и, выхватив из кобуры пистолет, выстрелил в разведчика. Майор успел отпрянуть. Пуля просвистела в сантиметре от его виска.

По водосточной трубе снова кто-то лез.

Все очень сильно напоминало полуночный кошмарный бред.

Три безликие, неотвратимо настигающие тебя фигуры, сумрачный синеватый свет и полная неспособность отбиться от порождений собственного кошмара.

Карел осторожно перебежал к резному деревянному портику в правом углу.

Нет, он не ошибся: где-то невдалеке стучал поезд. Состав приближался.

Там, наверху, кому-то сделалось скучно. Невидимые игроки желали, чтобы он еще немного побегал.

Хотя, возможно, они просто не любили плохие концовки.

За спиной послышался едва различимый шум. Сосредоточившийся на приближающемся поезде майор резко обернулся. В дальнем конце крыши стоял эсэсовец. Другой. Не тот, что недавно свалился вниз.

Прямо под козырьком фуражки немца зияла небольшая черная дырочка, словно пресловутый «третий глаз». Из дырки наружу медленно сыпалась какая-то серая труха.

«Пепел», — как нечто само собой разумеющееся, определил Карел.

Это был тот самый солдат, в которого майор попал из снайперской винтовки.

Что ж, с таким же успехом можно было бы расстреливать соломенное пугало.

— Что же ты такое? — хрипло по-немецки поинтересовался Карел, отступая к противоположному краю крыши.

Эсэсовец не ответил. Непрочные доски под ногами явно не внушали ему доверия. Кое-где зияли солидные прорехи. Немец сделал шаг, еще один. За его спиной выросла вторая темная фигура, а затем и третья.

— Вся команда в сборе! — усмехнулся майор, салютуя убийцам винтовкой.

Из-за леса черной гигантской гусеницей уже вынырнул поезд. Прожекторы на носу состава подсвечивали громадный нацистский штандарт, словно намордник, натянутый на железный нос паровоза.

Эсэсовцы тоже увидели поезд.

Намерения разведчика нетрудно было предугадать.

Над головой Карела вновь засвистели пули, но он уже не обращал на них внимания. Майор готовился к прыжку.

Забыв об осторожности, один из эсэсовцев попер по крыше напролом. Ветхие доски треснули, и немец с грохотом исчез в огромной черной дыре, из которой вверх ударил столб известковой пыли.

Карел пропустил паровоз и первые несколько вагонов. Поезд вез к линии фронта бронетехнику и потому шел на небольшой скорости.

Мимо промелькнули готовые в любую минуту к бою зенитные орудия. Затем потянулась нудная вереница накрытых маскировочной сетью «Тигров» и «Пантер».

Майор прыгнул.

Уцепился за выступ на массивной башне танка и осторожно съехал вниз, упершись ногами в днище вагона.

Один из преследователей с легкостью повторил его прыжок, третий эсэсовец, к счастью, не успел, неподвижно застыв на неровной крыше вокзала.

Затаившись у огромного танка, Карел с интересом наблюдал, как неутомимый немец ловко перебирается с вагона на вагон.

Возможно, это был тот самый эсэсовец, которого майор успел безуспешно подстрелить. Снайперская винтовка осталась валяться на крыше, впрочем, как показала практика, сейчас она была бесполезна.

Военный состав хорошо охранялся.

Карел увидел, как на пути бесцеремонно перебирающегося с танка на танк эсэсовца возник солдат в черном шлеме со «шмайсером» наперевес. Что он спросил эсэсовца, было не слышно, но за вопросом тут же последовал выстрел, и тело солдата мешком кувыркнулось через невысокое ограждение платформы.

«Однако эта тварь ни перед чем не остановится», — с отвращением подумал майор, прикидывая, удастся ли ему расцепить вагоны. По всей видимости, нет. Охрана поезда наверняка его расстреляет. Неуязвимый эсэсовец неумолимо приближался. Конечно, Карел предпочел бы иметь дело с врагом из плоти и крови, но выбирать не приходилось. Вот только донора было жаль. Парень вполне мог выкарабкаться после ранений и послужить кому-нибудь еще.

Но помощь пришла неожиданно. Прочие солдаты из охраны состава открыли по обнаглевшему эсэсовцу ураганный огонь, кто-то видел, как это существо хладнокровно расправилось с ближайшим часовым.

Под градом автоматных пуль зомби по-прежнему шел к своей цели, нагнувшись вперед, закрывая лицо рукой. Шел, влекомый неведомой потусторонней силой, с одной лишь целью — убить врага. Но удачно выпушенная кем-то очередь буквально перерубила ему ногу. Эсэсовец покачнулся и, завалившись на бок, слетел с поезда, покатившись по каменистой насыпи вниз.

Майор перевел дух. Расслабляться было рано. Сейчас охранники начнут искать и его.

Но время шло, а ничего не происходило. Карел слышал отрывистые немецкие команды, но разобрать их из-за стука колес не мог.

Он медленно влез под пахнущий смазкой, готовый к бою «Тигр» и, вытащив нож, принялся ждать.

Через полчаса поезд внезапно остановился.

Протяжно завыла сирена.

Неужели воздушная тревога? Майор осторожно выглянул наружу. Вдоль состава бежали солдаты. Зенитчики, наверное, уже расчехляли свои орудия.

Вспыхнули мощные прожекторы и начали судорожно шарить по темному пасмурному небу.

Бесполезное занятие. Если вверху союзная эскадрилья, то состав обречен. Ну а если самолет-одиночка еще полбеды.

Карел выбрался из-под «Тигра».

Что называется из огня да в полымя.

Лучи прожекторов уже нашарили расплывчатый силуэт. Кто это — английский «Москито» или, быть может, «Авро-Ланкастер»? «Один хрен», — подумал майор, спрыгивая на землю.

Нервно заухали зенитки. Небо озарилось огненными вспышками.

Пора отсюда убираться. Куда же его занесло? Впереди деревья. Местность шла под уклон.

Карел перепрыгнул через небольшую канаву, но при этом зацепился рукавом за какой-то кустарник и едва не свернул своему донору шею.

Однако деревья быстро закончились.

Майор сбавил темп, выскакивая на широкое асфальтированное шоссе. Чуть дальше виднелись призрачные огни. Неужели город? Без светомаскировки?

Карел обернулся. И где же этот чертов поезд?

Не было слышно ни взрывов, ни грохота зенитной канонады. Небо тоже было чисто, словно авиационный налет только что ему привиделся.

Все это означало лишь одно: его все-таки «выцепили».

— Вспомнили, мать вашу... — тихо выругался майор, остановившись у обочины дороги.

Ждать пришлось от силы пару минут. Черный автомобиль, ярко сияя желтыми фарами, с визгом затормозил рядом с окончательно обессиленным разведчиком.

В машине находились двое. Карел видел их впервые.

«Доноры», — сразу же догадался он.

— Что с носителем? — Агенты помогли ему забраться на заднее сиденье автомобиля.

— Думаю, будет жить.

— Хорошо.

Хлопнули дверцы. Машина рванула с места. Майор с облегчением вытер мокрое от пота лицо.

— Где мы?

— Окраина Берлина.

— Вы чуть не опоздали.

— Не могли раньше: в городе комендантский час.

— Ага...

— Ничего, солдат, скоро будешь дома...

Дома — значит в собственном теле.

Карел с удовольствием смежил веки, сейчас ему не помешало бы немного вздремнуть.

Часть вторая МОСКВА

4

Декабрь 1943 г.

Начальник Центрального отделения нейроразведки Шестнадцатого отдела НКВД подполковник Александр Александрович Сазонов встал из-за стола и, подойдя к Карелу, отечески похлопал по плечу:

— Рад, что ты вернулся. Садись, есть разговор...

Майор расположился в широком гостевом кресле. Подполковник Сазонов (или, как его еще называли оперативники, Сан Саныч) не спеша раскурил массивную ореховую трубку, напоминая при этом товарища Сталина.

Карел принялся терпеливо ждать.

Подполковник был немного странным человеком, впрочем, как и все руководители Шестнадцатого отдела. Вот и сейчас, раскуривая трубку, словно совершая некий магический ритуал, он походил на древнего индейского шамана, окуривающего благовонным дымом фигурку демонического божества.

— Как там, в Берлине, все прошло? Тебя нормально приняли, а то эти ребята из новичков могли и облажаться...

Как всегда, серьезный разговор начинался с наиболее несущественной темы.

— Да все вроде бы в порядке было, — слегка пожал плечами майор. — Пожил недельку в одной маленькой гостинице, пока моего донора штопали, а после сразу сюда. «Установка» там у них новенькая, вся хромом блестит, жаль будет, если ее вдруг немцы захватят.

— А... чепуха. — Подполковник небрежно взмахнул трубкой. — Они все равно ни черта не поймут, даже если разберут ее на мельчайшие детали. Ты же знаешь, майор, самая главная штука... как, кстати, вы ее там называете?

— «Райдер переселений», — напомнил Карел.

— Ну, да... Так вот этот самый райдер находится у нас здесь в Москве. И до него фрицам уж точно ни за что не добраться...

Сан Саныч задумчиво выпустил к потолку кольцо сизого дыма.

— Донор твой выкарабкался, тут ты молодец, не спорю, а вот за нештатное использование «Лестницы Иакова» тебе конечно же следует хорошенько намылить шею...

«Так, началось», — раздраженно подумал майор, однако ничто не могло омрачить ему радость пребывания в родном теле.

Это трудно было с чем-либо сравнить. Наверное, искусная скрипка так же иногда скучает по не менее мастерски изготовленному родному футляру или же великолепный клинок стремится в созданные лишь для него одного ножны. Это сравнение наиболее подходило к тому чувству, которое всегда охватывало нейроразведчика по возвращении «домой».

— Эй, майор, ты меня слушаешь?

— Что? Простите, товарищ подполковник.

— Грезишь наяву. Видимо, последняя вылазка окончательно тебя доконала. Называется, устроил человек себе отпуск. М-да... В общем, шею тебе мылить сегодня не буду, понимаю, что выхода иного не было, оттого «Лестницу» и открыл. Представляю, какие при этом рожи были у немцев... Впрочем, не важно. Поговорим мы сегодня с тобой о другом...

— Но сперва разрешите вопрос? — достаточно бесцеремонно вклинился майор. — Всего лишь один вопрос, и после мы продолжим...

— Валяй, — добродушно согласился подполковник, пребывая, как видно, в отличном расположении духа.

— Почему мне не разрешают повидаться со спасенной мною женщиной?

— Ну... — Сан Саныч не без удовольствия попыхивал трубкой, — во-первых, это в твоих же интересах, а во-вторых, так распорядилось вышестоящее начальство...

— Темните, товарищ подполковник...

— Служба такая... А, впрочем, чего тебе беспокоиться? С нею все в порядке: ее лечат, восстанавливают силы, помогают оправиться после пережитого кошмара.

— Но почему мы не можем увидеться? — продолжал настаивать на своем Карел.

— Ну, я же объяснил, — теряя терпение, недовольно пробурчал Сан Саныч, — так распорядилось начальство, подожди немного, повидаетесь еще...

— Ладно, — вздохнул майор. — Поверю вам на слово...

— Э... приятель... — с улыбкой протянул Сан Саныч, — да ты, я вижу, совсем в шпионов заигрался, уже и меня, старого филина, в нечестной игре подозреваешь. Ведь подозреваешь, да?

Карел промолчал.

— Ладно, видит Бог, многое я тебе прощаю. Но перейдем к делу. Что как специалист ты скажешь о сегодняшнем положении дел в Третьем рейхе?

— Нацистский Голем пошатнулся, но по-прежнему еще жив, да и силищи в нем немерено пока...

— Голем, говоришь? — хохотнул подполковник, хлопая ладонью по столу. — Точно выразился, чертяка, но к еврейскому вопросу мы еще вернемся. Говори по сути, одолеем тевтонскую гадину или не одолеем?

— Товарищ подполковник, вы задаете довольно провокационные вопросы.

— А все-таки?

— Как я уже сказал, Третий рейх по-прежнему силен. Какие силы его поддерживают, можно только предположить, но истоки этих сил нужно искать внизу. Все очень сильно завязано на деятельности разросшегося за последние годы до невероятных размеров «Анненэрбе». Никто в начале войны не мог и предположить, что эта чисто научно-этнографическая организация превратится в гигантского спрута, захватившего все ключевые посты нацистской Германии.

— Все верно. — Сан Саныч удовлетворенно кивнул. — Продолжай.

— Враг практически изгнан с наших земель. Рейх неохотно, но постепенно отпускает измученную войной Европу. Чтобы уничтожить это зло, нужно в самое ближайшее время начать штурм самой Германии. Но боюсь, в этом случае война затянется еще на годы...

— Так-так, в верном направлении мыслишь, майор. — Подполковник позволял себе сегодня дружески-шутливый тон. — Что вкратце скажешь о возникновении «Анненэрбе»?

Майор перевел дух:

— Прочитать целую лекцию?

— Если можешь, то прочитай, но покороче...

«К чему это он, интересно, клонит?» — удивленно подумал майор и нудным голосом затянул:

— Организация «Анненэрбе» возникла в тысяча девятьсот тридцать третьем году. Дословный перевод названия — «Наследие предков». Полное название — «Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков». По сути это тайная оккультная организация, сфера деятельности которой до сих пор до конца не выяснена... В тридцать третьем же году в Мюнхене прошла историческая выставка под названием «Анненэрбе», организованная профессором Германом Виртом, автором нашумевшей в свое время книги «Происхождение человечества». Пересказывать содержание этой книги?

— Упаси тебя Боже! — притворно ужаснулся Сан Саныч.

Майор мстительно улыбнулся:

— Там шла речь о двух проторасах, стоящих у истоков всего человечества. Нордическая — духовная раса Севера и гондваническая, охваченная низменными инстинктами, раса Юга. Профессор утверждал, что потомки этих древних рас рассеяны между различными народами... Короче, Вирт организовал выставку. Среди экспонатов присутствовали древнейшие рунические и проторунические письмена. Подполковник, вы еще не устали?

— Нет-нет, пожалуйста, продолжай...

Карел устало вздохнул:

— Древность некоторых рун профессор оценивал в двенадцать тысяч лет. Их собирали в Палестине, пещерах Лабрадора, в Альпах, в общем, по всему миру. Выставку посетил Гиммлер. С этого все и началось. Официально общество «Анненэрбе» было основано десятого июля тысяча девятьсот тридцать пятого года по инициативе рейхсфюрера СС Гиммлера, расолога Рихарда Даре и группенфюрера СС профессора Германа Вирта. Главная цель — учебно-исследовательская работа по изучению германской духовной праистории и разнообразные мистико-оккультные исследования, а с недавнего времени «Наследие предков» полностью контролирует разветвленную систему нацистских лагерей смерти. Штаб-квартира по сей день располагается в городе Вайшенфельде, земля Бавария. Об археологических раскопках рассказывать?

— Пожалуй, не надо. — Сан Саныч с неудовольствием покосился на погасшую трубку. — Сейчас я тебе кое-что покажу.

С этими словами подполковник выдвинул ящик стола и извлек оттуда небольшой, свернутый в трубочку лист бумаги. Сверток был аккуратно перевязан красной ленточкой с черной свастикой — печатью Третьего рейха.

Сан Саныч осторожно развернул бумагу.

Это была карта.

— Смотри, майор. Вот самые крупные лагеря смерти, расположенные на территории Германии. Их ровно пять. Вот Деммерунг, чуть левее Фюнфтервульф, справа Тойфельханд, внизу Шварцвальд и Блутгольд. Тебе ничего не кажется странным?

Карел присмотрелся.

— Могу сказать сразу, что так расположены они на карте неспроста. Тут присутствует некий четкий порядок или скорее схема... так... если между этими пятью точками провести незримые прямые, то у нас получится пентаграмма...

— Все верно, пятиконечная звезда, — подтвердил подполковник, — но какая звезда, майор?

— Она перевернута! — догадался Карел, поворачивая карту. — Да это же Бафомет, черная пентаграмма Выхода.

— Молодец, соображаешь, — шутливо похвалил Сан Саныч. — Но и это еще не все. Посмотри, что находится в самой сердцевине так называемой Черной Звезды.

Встав с кресла, майор склонился над картой. Ответ был очевиден.

— Институт «Анненэрбе».

— Ну конечно же! Или, если точнее, Институт прикладных военных исследований, директор штурмбаннфюрер СС Вольфрам Зиверс.

Задумчиво разглядывая центр перевернутой звезды, Карел тихо прочел:

Здесь смерть себе воздвигла трон,
Здесь город, призрачный, как сон,
Стоит в уединенье странном...

— Что, сам написал? — удивился подполковник, откладывая в сторону любимую трубку.

— Если бы... — с сожалением усмехнулся майор. — Это Эдгар По, «Осужденный город».

Сан Саныч нахмурился:

— Не одобряю.

Карел все продолжал смотреть на карту, и то, что он на ней видел, ему очень не нравилось.

Давние гипотезы подтверждались прямо на глазах.

— Что ж ты замолчал? — Сан Саныч снова взял трубку и стал легонько ударять ее о край стола, вытряхивая пепел. — Ты прав, не так-то просто одолеть Тысячелетний рейх. Сперва следует уничтожить его истинных Хозяев. Думаешь, англичане зря пытаются разбомбить главные нацистские лагеря? Черчилль понимает: лагеря эти — средство связи с тем миром, который бесперебойно питает рейх силой. Уже показались рога и копыта, а в воздухе отчетливо запахло серой. Понимаешь, куда я клоню?

Майор понимал.

Тут же вспомнились преследовавшие его эсэсовцы.

— Только не говорите мне о Вечной Битве Добра со Злом и о копошащихся внизу людишках, постоянно выбирающих, на чьей стороне воевать.

— Да что я, священник какой? — возмутился Сан Саныч. — Я, майор, реалист, но вижу иногда такое, что волосы шевелятся. Для меня что черт, что дьявол — один хрен, если это враг, если он реально угрожает моей стране, моему народу, моей семье, в конце концов, то его нужно уничтожить. Более того, его можно уничтожить, о чем черным по белому написано в Великой Книге всех времен и народов.

— Раньше за такие слова вас бы к стенке поставили, товарищ подполковник, без суда и следствия, — не удержавшись, съязвил Карел.

Но Сан Саныч не обиделся.

— Это раньше... — добродушно протянул он, — а сейчас ситуация поменялась. И не улыбайся так издевательски: сам небось знаешь. Даже вождь...

Подполковник обернулся, указывая на висящий на стене рядом с православной иконой портрет Сталина.

— Сам Иосиф Виссарионович регулярно в храм Божий ходит. Церкви вон восстанавливать начали, храм Христа Спасителя, Коломенку. Народ снова к вере родной обратился. Оттого и поползли немцы с наших земель, словно тараканы травленые. Сила за нами, майор, стоит неслабая. Сперва посрамили нечистого, а теперь и вовсе тварь раздавим с Божьей помощью. Разве я не прав?

Тут уж Карел ничего не смог возразить.

— Правы, Александр Александрович, абсолютно правы. Только жуть от всего этого еще больше берет.

— А ты не бойся! — возразил подполковник. — Верь и не бойся. В храм православный обязательно сходи, молитв не знаешь, так хоть просто постой у реликвий святых, о победе скорой подумай. Глядишь, и все у нас получится.

— Готовите мне новую вылазку? — догадался майор, понимая, что от посещения церкви ему теперь не отвертеться.

— Может, и готовлю, — сделав загадочное лицо, ответил Сан Саныч. — Всему свое время. Говорить о новой вылазке пока рано, ты для начала отдохни пару деньков, а там посмотрим.

— Ну, спасибо за заботу, — снова съязвил разведчик, но подполковник был сегодня непробиваем для колких подначек.

— Вернемся к немецким лагерям, — Сан Саныч снова сделался серьезным. — В основном содержатся там евреи, угнанные из Польши, Франции и наших земель. Ты никогда не задумывался, почему так произошло, почему нацисты ненавидят именно этот народ?

— Разве только этот? — удивился Карел. — Они, по-моему, всех ненавидят. Кто не истинный ариец, тот уже не человек.

— Но евреев они уничтожают с особенной тщательностью.

— Да, это так.

— Почему?

— Разрешите предположить?

— Разрешаю.

Майор потер щетинистый подбородок:

— Ну... Евреи — богоизбранный народ, во всяком случае они сами так считают. В конце концов, это народ, в среде которого когда-то появился Богочеловек. Кто еще может похвастаться подобным?

— Но они же его и распяли.

— Это совсем другое дело. Бог хотел, чтобы его сына распяли, и это произошло. Также не забывайте о том, что евреи в Германии после Первой мировой сосредоточили в своих руках нешуточный капитал. Изгоняя евреев из страны, нацисты экспроприировали их собственность. Следует учитывать и масонский вариант. Вы знаете, что издавна существует миф о неком тайном всепланетарном правительстве, незримо управляющем историей человечества. В масонском движении Гитлер в первую очередь видел конкурентов в борьбе за власть, не желая быть еврейской марионеткой. Хотя общеизвестно, что на первом этапе становления нацизма среди компаньонов будущего фюрера нации светился такой богатый спонсор, как «Кун, Лоэб и К0».

— Ладно. — Сан Саныч свернул карту Германии и спрятал ее обратно в стол. — Неважно, что там было или не было в прошлом... Важно лишь одно: тот, кто стоит за Третьим рейхом, сейчас постоянно требует жертв, причем не всех подряд. Ему нужны души именно богоизбранного народа, несущего на себе печать самого Спасителя.

— Вы это о ком?

— Его имя не произносят вслух. Он просто Враг. Враг с большой буквы, и этого, по-моему, вполне достаточно.

— Снова темните, товарищ подполковник...

— Работа такая, — улыбнулся Сан Саныч.

Больше в тот день майор из него ничего не вытянул.

Сазонов юлил, отшучивался и советовал немного отдохнуть. Ясно было одно: к сегодняшнему разговору они еще вернутся, а значит, не за горою следующее задание.

Конечно, новый рейд всегда интересен, но по всему выходило, что Карела деликатно убирали подальше из столицы. Возникал резонный вопрос: кому это могло понадобиться?

Кому он мешал? Сазонову? Вряд ли. Тогда, может быть, тому, кто стоял над ним?

Имен прочих начальников Шестнадцатого отдела оперативники не знали. Здесь работал старый, годами проверенный принцип: меньше знаешь — усерднее служишь. Но майор никогда не был тупым орудием, управляемым чужой волей. Во всяком случае, вплоть до сегодняшнего дня он таковым себя никогда не считал.

Чутье бывалого нейроразведчика безошибочно подсказывало: все эти странности тесно связаны с его последней неофициальной вылазкой.

Его почему-то не пускали к Рите — это раз, очень скоро его наверняка отошлют обратно в Германию — это два.

Вокруг что-то происходило, невидимые силы плели прочную сеть событий.

Выход оставлен был лишь один, и вел он как можно дальше из Москвы.

Майор почувствовал неладное, как только вошел в кабинет подполковника. Все пошло не так. Фальши не было, была недосказанность.

Майору не доверяли.

Что ж, в такой ситуации он имел полное моральное право также не доверять, В круг опасных людей с этого момента попадали все, и в первую очередь те, кого до недавнего времени он мог называть своими друзьями.

Наверное, поэтому Карел не стал докладывать о тех неуязвимых эсэсовцах, что так настойчиво пытались прикончить его донора на железнодорожной станции.

Теперь он один и готов начать играть по своим правилам.

Другой вопрос — позволят ли ему?

Скорее всего, нет, но чутье настойчиво твердило об обратном.


Покинув здание Центрального отделения нейроразведки, имевшее на фасаде вывеску «Институт мозга имени Павла Аросьева», Карел направился прямиком в ближайшую церковь.

Павел Аросьев был именно тем человеком, который впервые в мире разработал довольно простой метод «подселения». Чуть позже ученый собрал первую действующую установку, а в тридцать седьмом попал в лагеря. Где он сейчас, не знали даже в НКВД.

За Карелом, несомненно, следили.

Этот взгляд в спину едва ощущался, как будто на тебя одновременно смотрит сотня человек, но в то же время ты им абсолютно безразличен.

Ребята, скорее всего, задействовали «Циклопа», но недоучли одного; за годы службы в нейроразведке майор приобрел некоторые новые способности, о которых в свое время благоразумно умолчал.

Что это было, следствие многочисленных «переселений» или некие внезапно проснувшиеся врожденные резервы, Карел не знал. Он получил маленькое, но все-таки преимущество.

При всем своем мощнейшем научно-техническом потенциале влезть в голову к оперативнику нейротехники Шестнадцатого отдела не могли.

Немцы вели похожие разработки с 1939 года и создали пси-псов, но дальше исследования зашли в тупик, во всяком случае, так докладывала внешняя разведка...

... Недавно отстроенная церковь поражала своим величием: позолоченные купола, сияющие золотом кресты, величественная ограда и толпа прихожан у гостеприимно распахнутых дверей парадного входа. Карел помнил, что раньше здесь был кинотеатр. Что ж, возможно, все эти перемены действительно к лучшему, новое незримое оружие действовало не хуже тех же «катюш». И, казалось бы, что стоит понастроить на Руси православных храмов, но не все было так просто.

Майор с трудом протиснулся вовнутрь, тут же заметив среди прихожан седую макушку своего коллеги.

Оперативник с агентурной кличкой Ворон тоже сразу уловил присутствие брата по оружию. Глеб Сидорчук (такова была настоящая фамилия нейроразведчика) обернулся.

Майор едва заметно кивнул.

Ворон усмехнулся, посылая четкую мысленную картинку.

Карел понял: есть разговор, но не здесь, а снаружи. Майор снова кивнул, но уходить из храма пока не спешил...

Тут он был впервые.

Церковь вызывала странные чувства.

В Бога майор не верил и считал нечестным заходить в Дом Божий, неся в сердце одну лишь пустоту. Молившиеся у икон люди, ставящие свечи женщины в платках казались ему чуть ли не выходцами из другого мира. Он не разделял их веры, но, без сомнения, уважал чужой выбор. Воспитанный в духе безбожия, Карел никак не мог подавить в себе гремучий атеизм советской эпохи. Но в душе понимал: первый шаг к свету уже сделан.

Именно из-за этой пустоты под сердцем немцы на Русь и поперли. Ослабла вера — открылась брешь. Но оброненный щит православия был вновь гордо поднят русским воителем, а в сочетании с булатным мечом это страшное оружие.

А все началось с памятного обращения к советскому руководству митрополита гор Ливанских Илии. Россия тогда была в отчаянном положении. Несмотря на все предпринятые усилия, врага так и не удалось остановить. Фашистская военная гидра ползла к Москве, ползла напролом, сметая все и вся на своем пути.

Именно тогда и объявился митрополит.

Он попросил открыть по всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны были возвратиться с фронтов и из тюрем, чтобы начать новую службу. А чудотворная икона Казанской Божией Матери должна была идти с советскими войсками до самых границ России.

Удивительно, но Сталин согласился на уступки.

Что это было, жест отчаяния? Или вождь все-таки понимал, КТО вместе с немцами вторгся в русские земли.

Сталин лично молился в Успенском соборе Кремля.

Кто бы мог подумать о чем-либо подобном еще десяток лет назад?! Однако это случилось и, главное, молитва подействовала: у Москвы появился свой Покровитель.

После молитвы вождь вызвал к себе иерархов Русской Православной Церкви и пообещал выполнить все, о чем его просил митрополит Илия. Тут же было открыто двадцать тысяч храмов, а духовные семинарии в спешном порядке стали готовить священнослужителей.

26 августа 1943 года прошел Церковный Собор, избравший митрополита Сергия патриархом.

Наткнувшись на непреодолимый барьер, Тьма временно отступила.

Над многими русскими городами поднялся непробиваемый Православный Щит, подпитываемый энергией веры молящихся.

Древняя Русь наконец-то восстала из праха. Как не вспомнить при этом легенды о православных святынях, спасавших многострадальные древнерусские города...

Все эти мысли пронеслись в голове майора, пока он внимательно осматривал будто исходящие неким внутренним светом иконы.

Лики святых были суровы, они словно говорили: «Мы следим ежечасно и за каждую провинность будем незамедлительно карать отступника». Хотя на самом деле все было немного не так. Православие по сравнению с другими религиями, пожалуй, — одна из самых мягких, как и сам православный народ, никогда не зарившийся на чужое, будь то сера, земля или чья-то жизнь.

И все же Карел не понимал этой веры. Веры в некоего всемогущего Бога. Обилие военных (по большей части офицеров) в толпе прихожан по-прежнему смотрелось для него дико.

Да, он допускал, что существуют стихии, жестко управляющие людскими судьбами. Эти стихии были абсолютно незримы. Их нельзя назвать добром или злом, их нельзя разделить, как нельзя и до конца понять. Человеческий разум не способен на это, как не способен выползший на свет муравей осознать или хотя бы увидеть смотрящего на него сверху человека. Могущественные стихии управляли человечеством, и не было им имени, а церковь — лишь буфер между жизнью и смертью. Умирать с верой в душе легче, и имя твоего Бога значения здесь не имеет.

Так считал майор, и переубедить его было трудно, если вообще возможно...

Карел не стал ждать конца службы. Осторожно протискиваясь между людьми, он медленно двигался к выходу. Ворон устремился следом за ним.

На улице они обменялись рукопожатием, и старый оперативник тут же спросил:

— Ну что, нашел свою подругу детства?

— А ты разве не слышал? — удивился майор.

— Понятное дело, слышал, но с недавнего времени перестал доверять слухам.

— Это не слухи... — Карел с удовольствием вдыхал морозный московский воздух. — Может, посидим где, поболтаем... Ты, кажется, хотел со мной о чем-то поговорить?

Оперативники поймали такси и, высадившись на Кузнецком Мосту, зашли в небольшой полуподвальный ресторанчик, с каким-то незапоминающимся морским названием.

— Я здесь уже бывал когда-то, — сказал Ворон, усаживаясь за более-менее опрятный столик. — Жрачка хреновая, но прослушать наш разговор будет невозможно... Ну, при условии, ежели кто норовит сунуть в чужие дела свой любопытный нос...

— Аномальная зона? — уточнил Карел, также усаживаясь за столик. — Что-то я ничего такого не чувствую.

— А ты и не почувствуешь, здесь действуют немного другие законы. Под нами, где-то на уровне десяти метров, обширная полость, там протекает подземная речка, ее нет даже на старых картах коммуникаций города. Но я ее нашел и, знаешь, ей черт-те сколько лет...

— Не над такими ли «зонами» в древности сооружали православные храмы?

— А шут его знает, — пожал плечами Ворон. — Сейчас их понатыкали где ни попадя, не пойму, как только успели. Просыпаюсь утром с похмела, подхожу к окну, а от золотых куполов прямо глаза режет.

— Не одобряешь?

— Да не то чтобы... — Оперативник немножко замялся. — Поздно мы спохватились, вот что я тебе скажу. Раньше нужно было это делать, значительно раньше. Скажем, в том же тридцать третьем, а не теперь с пылу с жару за несколько месяцев десятки храмов построить.

— Но ведь подействовало! — возразил Карел, подзывая жестом официанта. — И еще как.

— Оно-то, может быть, и подействовало, — нехотя согласился Ворон, — но что-то мне подсказывает: войну мы проиграли. Нет, не на фронтах, а вот здесь...

И он ударил себя кулаком в грудь.

Подошел невысокий смуглый официант, подал меню.

Ассортимент был не ахти. Все-таки война, хотя в мирное время здесь, наверное, кормили не лучше.

Разведчики заказали водки и скромную закуску. Официант не удивился и невозмутимо отправился за заказом. Таких клиентов тут было хоть отбавляй.

Ворон хрипло прокашлялся и, загадочно усмехнувшись, тихо спросил:

— Хочешь знать, где они сейчас прячут твою девку?

Выпрямившись на стуле, майор затушил недокуренную папиросу и с интересом принялся рассматривать ухмыляющегося опера.

Большая игра, судя по всему, только началась.

5

Странное откровение Ворона сбило Карела с толку.

Оперативник утверждал, что Риту держали в 18-й психиатрической клинике.

Ехать в клинику в тот же день было опасно. Майор, простившись с Вороном, отправился домой.

Дома, в однокомнатной, скудно меблированной квартире, Карел попытался нарисовать схему особо беспокоящих его в последнее время событий.

По всему выходило, что в самоволку Шестнадцатый отдел отпустил его неспроста. Каким-то образом в Москве узнали, что эта женщина обладает некими необходимыми НКВД способностями.

Возможно, Ворон не случайно оказался в одном из доноров Тойфельханда. Нейроразведка уже прощупывала плацдарм для будущих боевых действий.

Следующим в лагерь смерти пошел Карел, причем пошел по собственной инициативе.

Значит ли это, что на его сознание воздействовали?

Ответ был очевиден.

Итак, вырисовывалась некая схема. Конечная цель — заключенная Тойфельханда, у которой есть нечто, что ни в коем случае не должно попасть к нацистам.

Значит, псионики СС все-таки могли что-то заподозрить, но по каким-то причинам не успели. Возможно, внезапно появившийся в лагере «чужак» и отвлек их внимание.

Этим «чужаком» оказался Ворон, якобы заметивший среди заключенных ту самую женщину с фотокарточки Карела.

Что ж, это была самая типичная оперативная разработка Шестнадцатого отдела. И как он раньше не увидел, не догадался? Ведь на разведслужбе случайностей не бывает.

Хотя нет... Они, конечно, время от времени возникают и тут же ловко используются сведущими в «управлении случайностями» людьми. Кто-то заранее все предвидел, рассчитал, проанализировал. Для Риты же, скорее всего, мало что изменилось. Из одной клетки она попала в другую.

На бумаге все выглядело ясно и понятно. Подобную схему обычно разрабатывали в двадцать четыре часа.

Карел оказался центральной фигурой искусно законспирированного плана. Но интересно было другое: допускали разработчики или нет возможность того, что он сам до всего дойдет?

Предвиденные случайности дали превосходный результат, а вот майор первый раз в жизни оказался в дураках. Что ж, когда-нибудь это все равно должно было случиться.

Но неразрешенные вопросы по-прежнему требовали ответов, а времени, как всегда, не оставалось.

Карел усмехнулся. Сжег в пепельнице исчирканный карандашом листик бумаги, а пепел высыпал в унитаз. Затем вернулся в свою комнату, плотно зашторил окно и достал из шкафа маленькую резную шкатулку.

Оккультные символы на деревянной поверхности коробки не несли магического смысла, однако любопытный «чужак» вряд ли смог бы заглянуть в нее даже при очень остром желании.

Майор без труда открыл шкатулку.

Внутри на куске мягкой красной ткани лежали маленькие черные свечи, стертый до половины скошенный мелок, мутное круглое зеркальце и два небольших камня, темно-синий и фиолетовый.

Убрав с пола ковер, Карел уселся посреди комнаты, скрестив ноги по-турецки. Немного поколебавшись, взял мелок и нарисовал на полу магическую пентаграмму Выхода, почти такую же, какую он мысленно чертил сегодня на карте Германии в кабинете подполковника. Мел в темноте светился.

По углам перевернутой звезды Карел расставил свечи и зажег их по часовой стрелке. Ночной мрак отступил, забившись в темные углы комнаты.

Майор снова усмехнулся, добавляя последний элемент — зеркальце. Оно было осторожно извлечено из шкатулки и не менее осторожно помещено в центр звезды.

Карел зевнул, подумав о том, что ему сегодня уже наверняка не выспаться.

— Эзфарес, олйарам ирион-эйстион ореа ора-сим! Повелеваю Тебе Знаком Власти! Явись!

Из зеркала на полу ударил луч яркого света. Майор прикрыл глаза рукой.

Сжавшись до размера круглого светящегося пятна, яркий сгусток потусторонней энергии заметался по комнате и, ударившись о старое колченогое кресло, взорвался веером ослепительных белых брызг. А в кресле медленно материализовалась зыбкая человеческая фигура.

Теперь следовало позаботиться о том, чтобы ночной гость ненароком не удрал. Карел поспешно перевернул зеркало, придавив его сверху фиолетовым камнем из магической шкатулки.

Тем временем гость окончательно материализовался.

Пылающие бешенством глаза свирепо блуждали по тесной комнате. Наконец полный праведного гнева взгляд остановился на Кареле.

— Какого черта?!! — тут же хрипло выкрикнул гость. — Какое в конце концов вы имеете право столь бесцеремонно выдергивать меня из дому? Я требую объяснений...

Тут он увидел придавленное камнем зеркало и несколько поостыл.

Майор же с профессиональным интересом изучал своего ночного гостя, только что выловленного с Иной Стороны.

В древности этих существ ошибочно называли демонами. Ученые-алхимики иногда случайно «вытаскивали» их в материальный мир, что заканчивалось, как правило, какой-нибудь катастрофой.

С гостями нужно было уметь обращаться. Карел вот, к счастью, умел и сейчас собирался извлечь из этого умения как можно больше пользы.

Ночной посетитель казался забавным.

На нем был великолепный щегольской фрак, на ногах высокие лакированные ботфорты, в руках изящная трость, а на коленях лежал черный цилиндр. Всклокоченная шевелюра, напомаженные усы с завернутыми кверху кончиками, в правом глазу монокль.

«Экое чучело я сегодня вызвал!» — подумал Карел, сдерживая смех.

Гость вполне мог обидеться и категорически отказаться идти на контакт.

— Я вижу: вы запечатали выход. — Ночной посетитель брезгливо указал на перевернутое зеркало. — Очень неэтично с вашей стороны. Не в моих правилах уходить по-английски. В любом случае я бы не стал позорно удирать сквозь врата.

И он нервным движением поправил монокль.

— Что вам от меня нужно?

— Поговорить, — просто ответил Карел, снова зевая.

— Во втором часу ночи?! И отчего вам не спится. Впрочем, ладно, спрашивайте или что там вам от меня надо.

— Да, вопросы накопились, — подтвердил майор. — Их немного, но они для меня крайне важны.

— Ну-ну...

— Вы можете заглянуть в мое ближайшее будущее?

— Гм... Во всяком случае, попробую.

Теребя цилиндр, гость глубокомысленно уставился куда-то поверх головы Карела. Взгляд потустороннего медиума слегка остекленел, на скулах вздулись желваки, но через секунду бледное лицо разгладилось, вновь приобретая благородные черты.

— Ничего не могу сказать определенно. Ваше будущее — клубок шипящих извивающихся змей. Честное слово, такого я еще ни разу не видел. Вы, наверное, вляпались в пренеприятнейшую историю. Любезный, я вам искренне сочувствую, но помочь, увы, ничем не могу...

— Змеи? — переспросил майор, почесывая кудрявый затылок. — Как вы думаете, что это может означать?

— Без сомнения, нешуточную опасность! — мрачно пояснил гость. — А вы чего ожидали, смерти богатенького родственника?

— Нет-нет, что вы! — Карел все-таки рассмеялся. — Уж на это, поверьте, я рассчитывал в самую последнюю очередь...

— Тогда извольте объяснить, что вас беспокоит?

— Возможно, мною очень скоро заинтересуются некие могущественные силы, — туманно намекнул майор. — Кто знает, быть может, они уже следят за каждым моим шагом с Иной Стороны.

— А ну-ка дайте посмотреть, — заинтересовался ночной пришелец, к чему-то прислушиваясь. — М-да... пожалуй, вы правы, но лишь отчасти.

— Прошу разъяснить.

— Ну... как бы правильней сказать... — Гость защелкал пальцами, ища подходящее сравнение. — Ваше будущее, словно двуглавая змея, с определенного момента оно раздваивается. Один путь, я точно могу сказать, ведет к гибели, второй... возможно, к некой истине, хотя так далеко я, конечно, не вижу... Мне не ясно также, миновали вы уже эту развилку или нет. Полагаю, что самые ближайшие ваши поступки определят дальнейшее будущее...

— Ну а если эти поступки будут обусловлены чужой волей?

— Не имеет особого значения, — категорично возразил ночной гость. — Все, что происходит вокруг, есть суть и плод нашего ума, следовательно, центр вселенной определяете вы. Вы одновременно для себя и Палач и Спаситель. Жаль, не все люди это осознают.

— Иными словами, — усмехнулся Карел, — судьба каждого человека в его руках.

— Не совсем... — явно юлил пришелец. — Скажем так, в любом человеке живут силы, которые отвечают за выбор в его жизни. Просто они, эти силы, зачастую не подчиняются человеку, вот и все.

— По образу и подобию... — тихо проговорил майор.

— Простите, что? — встрепенулся гость. — Я не расслышал...

— В каждом из людей сидит частичка Бога, — разъяснил Карел.

— Ох, бросьте эти суеверные мысли. — Ночной посетитель глухо расхохотался.

— Уж кто бы говорил, — покачал головой майор, открыто намекая на потустороннюю сущность гостя.

— А вот этого я уж, точно, не потерплю! — гневно возмутился тот. — Просто настоящее хамство! Разве вы чуете запах серы?

— Нет, — честно признался Карел.

— А рога и копыта у меня случайно не виднеются?

— Нет, не виднеются.

— Тогда КАКОГО ЧЕРТА вы мне тут заливаете? Сколько раз можно повторять: мы не призраки и не духи, не демоны, не джинны, не эти... как их... потусторонние галлюцинации. Представьте себе годовые кольца на стволе срубленного дерева. Каждое кольцо — мир, множество похожих друг на друга миров, как в Зазеркалье. Похожих, но все-таки разных. Вы как раз и живете в самом крупном кольце. Мой слой, к несчастью, расположен рядом, вот вы меня и выдернули, причем, заметьте, достаточно бесцеремонно.

— Интересная гипотеза, — согласился майор.

— Да нет же, не гипотеза, а самая настоящая реальность! — продолжал настаивать гость. — Ну вот, представьте себе почти такой же мир, как и ваш, но только с некоторыми отличиями. Там тоже сейчас тысяча девятьсот сорок третий год. Там так же, как и здесь, идет война. Но так запросто вызвать меня и поговорить по душам ТАМ невозможно. Там нет языческих храмов — лагерей смерти. Гитлер — самый обыкновенный человек, маньяк, параноик, но вовсе не порождение неких таинственных темных сил. Солдаты СС уязвимы, а читающие мысли собаки реальны лишь в самом кошмарном бреду. Никаких заклинаний, никаких оккультных спецслужб, никаких секретных нейротехнологий. Вы можете себе такое представить?

— Нет, — снова честно ответил Карел. Такое представить он решительно не мог, такое просто не укладывалось в голове. Если бы не существовало всех только что перечисленных вещей, войну никогда не выиграть.

Уж лучше пулю в висок, чем жить в таком мире.

— У меня есть один аргумент в пользу множественности похожих миров, — торжествующе объявил ночной гость.

Майор с интересом слушал.

— Ваша «Лестница Иакова», это что?

— Весьма удобная штука.

— Не только! Вы хоть раз задумывались, ЧТО находится за всеми этими дверьми?

— Разные странные места.

— Но это и есть соседние миры! Разве не понятно?

— Теперь понятно, — кивнул Карел, которому страшно захотелось спать.

Весь этот разговор здорово его утомил: много шума, а толку ни на грош.

— Спасибо за содержательную беседу, можете идти. — И с этими словами майор снял с зеркала камень, перевернув мутную стекляшку блестящей стороной вверх.

— Да, я уйду, — гость гордо поднялся с кресла, — но помните: перед вами лежат две дороги. А это уже кое-что. Другие не могут рассчитывать даже на одну. Никогда не забывайте об этом...

И шагнув в нарисованную на полу звезду, ночной посетитель мгновенно исчез.


Заговорщики собрались в одном из храмов Берлина.

Было чудом, что церковь до сих пор не закрыли.

Несмотря на смягчение репрессий против священнослужителей, Третий рейх по-прежнему весьма неохотно терпел цитадели христианской религии.

С началом войны фюрер несколько смягчился, вернув из лагерей некоторых священников. Бесноватый лидер нации не желал раскалывать немецкое общество на верующих и атеистов.

Что ж, атеистов с каждым годом становилось все больше. Старая религия доживала в Тысячелетнем рейхе свои последние дни, это понимали все и в первую очередь сами священнослужители.

Пришло время действовать.

Провал сулил смерть, бездействие — уютное местечко в адском котле.

Встреча готовилась заранее.

Пастор Дитрих Бонхеффер тщательно выбирал подходящее помещение. В первую очередь следовало подумать о том, чтобы отыскать такую часть храма, в которой опасные разговоры нельзя будет прослушать.

Такие места в церкви были. Одно — позади органа, второе — в полуподвальном маленьком помещении, расположенном под полом в самом центре храма.

Зона позади органа была, пожалуй, слишком открытой, а вот маленький подвальчик подходил для встречи как нельзя лучше.

Но все-таки пастор решил перестраховаться и для пущей защиты перенес в подвал несколько древних реликвий: принадлежавший некогда одному крестоносцу серебряный крест, священный гвоздь, якобы выдернутый из руки распятого Спасителя, и ряд других менее значимых, но не потерявших свою силу реликвий.

Хотя в подлинности гвоздя у пастора имелись определенные сомнения, но проводить историческую экспертизу было сейчас глупо и совершенно неуместно.

Первым в храм прибыл полковник Фридрих Ридель, имевший давнюю привычку всегда приходить немного раньше назначенного времени. Раза два эта «вредная» привычка спасала ему жизнь.

Перебросившись парой ничего не значащих фраз, пастор и полковник спустились в полуподвальное помещение.

Фридрих скептически осмотрел маленькую комнатку, в задумчивости поглядел на кривой ржавый гвоздь, подержал в руках изящное серебряное распятие.

— Думаете, это нам поможет, пастор? — спросил полковник с явным сомнением.

— Должно помочь, — быстро кивнул Дитрих. — Сатанинские силы не властны в Божьем Доме!

— И они не смогут даже... мм... мельком сюда заглянуть?

— Полагаю, не смогут.

— Милый друг, не сочтите за обиду, вы слишком самоуверенны.

Но пастор все же слегка обиделся:

— В таком случае, может, вы, полковник, знаете более подходящее место для нашей встречи?

Фридрих с недовольством поглядел на Бонхеффера:

— Вы сегодня слишком раздражительны. Не нужно нервничать. Над нами всеми весит огненная петля. Мы все находимся в одинаковом положении, и нам совершенно нечего терять.

— Кроме жизни...

— Да, именно, кроме жизни.

В подвальчике появился иезуит отец Альфред Дельп и интригующим шепотом сообщил:

— Приехал Ханс Гизевиус!

— Так чего же вы ждете? — возмутился Фридрих. — Скорее ведите его сюда.

— Но, понимаете... он прибыл с женой.

— Он что, совсем сдурел? — гневно возмутился полковник. — Скажите, пусть Хельга останется в храме.

Отец Альфред кивнул, поспешив наверх.

— С ума сойти от них можно, — Сняв фуражку, Фридрих вытер платком выступивший на лысине пот.

В подвальчике было жарко. Непонятно для чего пастор расставил по углам толстые зажженные свечи.

— Это что, за наш упокой? — недовольно пробурчал полковник, пряча платок в карман кителя.

— Послушайте, Ридель, — пастор настороженно поглядел на приоткрытую дверь, — а откуда взялся этот Гизевиус? Он что, из вашего ведомства?

— Да, он из Абвера, — подтвердил полковник. — Весьма надежный человек. Недавно вернулся из Швейцарии, входил в тамошнюю агентурную сеть.

Через пару минут в подвале появился и сам Гизевиус, средних лет, невысокий человек с незапоминаюшимися чертами лица.

— Какого черта, Ханс, вы притащили сюда вашу жену? — тут же обрушился на него Фридрих. — Вы в театр собрались или на конспиративную встречу?

— Простите, полковник, — Гизевиус смущенно улыбнулся, — но мне показалось, что моя вечерняя прогулка в компании жены вызовет меньше подозрений. В любом случае она ничего не знает.

— Ему показалось... — недовольно пробурчал Фридрих, нетерпеливо расхаживая по маленькой комнатке.

Следом за Гизевиусом в храм прибыл граф Хельмут Мольтке, юрисконсульт Абвера. Затем появился мрачный как туча полковник Клаус фон Штауффенберг.

Почти все главные заговорщики были в сборе, не хватало только шефа Абвера адмирала Фридриха Вильгельма Канариса.

Через полчаса стало ясно, что адмирал сегодня не придет.

— Что ж, — вздохнул граф, — придется начинать без него.

— Кстати, он предупреждал меня, что может сегодня пропустить нашу встречу, — поспешно добавил Гизевиус.

— И вы все это время молчали?! — возмущенно воскликнул фон Штауффенберг.

— Ну... я полагал, что адмирал все-таки появится, — в замешательстве пробормотал Ханс.

— Господа, господа, не ссорьтесь, — примирительно поднял руки отец Альфред. — Пора начинать.

— Секундочку. — Пастор Бонхеффер внимательно оглядел присутствующих. — Сперва я хочу убедиться, что все вы по-прежнему люди.

— А по-моему, это излишне, — снова вспылил фон Штауффенберг.

— Но я вынужден настаивать...

С этими словами каждому из заговорщиков пастор дал подержать священный серебряный крест.

— Ну и как?! — в конце короткой процедуры усмехнулся граф. — Похоже, среди нас нет ни оборотней, ни живых мертвецов. Хотя, если бы мы были ими, то как в таком случае переступили бы порог Храма Божьего?

— Хитрость нечистого не имеет границ! — спокойно ответил пастор, заворачивая серебряный крест в расшитую золотом ткань. — Теперь можете начинать.

— Итак, господа, пришло назначенное время. — Фон Штауффенберг тяжело опустился на маленький деревянный стул. — Настал момент, которого мы столько все ждали. В скором времени Гитлер намерен лететь в Растенбург, полагаю, он вряд ли изменит свои планы. Фюрер очень педантичен. Лейтенант Фабиан фон Шлабрендорф установит в самолете мину британского производства с часовым механизмом. Вот эта мина...

Полковник достал из стоящего у ног портфеля запечатанную бутылку бренди.

— Если это шутка, то весьма неудачная, — усмехнулся Мольтке.

Фон Штауффенберг удивленно взглянул на графа:

— Никто не намерен шутить, это и есть та самая бомба.

Бутылка бренди в руках полковника щелкнула.

С тихим жужжанием стеклянное донышко отошло в сторону, явив взору присутствующих изящный часовой механизм.

— Фюрер ненавидит бренди, — на всякий случай напомнил Фридрих.

Фон Штауффенберг ухмыльнулся:

— Именно поэтому мы и остановили свой выбор на этом напитке. Вероятность того, что Гитлеру захочется промочить горло именно из этой бутылки, ничтожна мала.

— А если бренди заинтересует кого-нибудь другого?

— Совершенно исключено. Да и как вы вообще себе это представляете? Адъютант встает со своего места и нагло роется в личном баре фюрера?

— Тем не менее необходимо просчитать все варианты.

— Они уже просчитаны, — беззаботно махнул рукой полковник. — Бутылка в любом случае взорвется, когда самолет будет находиться в воздухе. Если кто-нибудь вдруг попытается ее откупорить, взрывной механизм сработает немедленно. Главное, чтобы бомба благополучно попала на борт.

Фридрих с интересом глядел на безобидную с виду бутылку чудесного бренди.

— А вы уверены в своем лейтенанте? — немного поразмыслив, спросил он. — Парень в ответственный момент не подведет?..

— В нем я уверен так же, как и в вас, господа, — незамедлительно ответил фон Штауффенберг. — Думаю, нас ждет успех. Осталось лишь еще чуть-чуть подождать, максимум неделю.

— Неделя — большой срок, — поморщился Гизевиус, затушив пальцами огарок ближайшей свечи. — Может произойти что угодно...

— Но мы все-таки подождем, — добавил отец Альфред, — и да поможет нам в нашем деле Господь Бог...

«Аминь», — мысленно произнес Фридрих.

Что ж, поживем — увидим.

И ждать-то оставалось всего ничего, какую-то неделю...


Карелу удалось немного поспать, хотя и заснул он почти под самое утро.

Ему даже сон приснился.

Странный, надо сказать, сон, такой, что ни к чему на трезвую голову и не привяжешь.

Ведь обычно как бывает? О чем накануне размышлял, то тебе и приснилось. А тут... полный шизофренический бред. И главное, не пил ведь ничего, лишь в забегаловке немного посидел.

А приснилась майору пустыня. Огромная. От горизонта до горизонта тысячи тонн песка и конечно же барханы. Волнистые и высокие, словно горбы верблюда. В небе кружила какая-то птица. Он точно помнил: если стервятник, то предзнаменование — хуже не придумаешь. Еще там было зеленое дерево. Зеленое дерево в пустыне! Нелепость. Но сны тем и славятся, что ни хрена в них наутро толком не поймешь.

У дерева стояла женщина, высокая, стройная, в белой необычного покроя одежде. Стояла спиной к майору, и длинные черные волосы развевал налетающий с барханов порывистый ветер. Солнце пылало высоко, но ветер почему-то был прохладный. Еще один парадокс на несколько минут возникшего во сне пустынного мира.

Хотя женщина и стояла к Карелу спиной, он был твердо уверен, что она ему незнакома.

Во сне он шел и шел вперед, стараясь приблизиться к странной фигуре невдалеке, но ноги по колено увязали в песке, и что-то пыталось удержать его снизу, не пуская к необычайно яркому, сочащемуся зеленью дереву. А потом его окончательно затянуло в песок, и, когда горячие крупинки устремились в рот, майор проснулся.

Сон не был кошмаром. Подсознание о чем-то предупреждало или, скорее, подсказывало какой-то выход. Удивительная картинка четко запечатлелась в памяти, словно он действительно там был.

А ведь наутро ночные видения трудно вспомнить. Что же это было? Кто пытался достучаться до него? Бесполезно ломать голову...

Встав с кровати, Карел изумленно уставился на царящий в комнате беспорядок. Ах да, ведь вчера ночью он вызывал оказавшегося чересчур болтливым потустороннего гостя.

Майор использовал запрещенную в Шестнадцатом отделе магию. Но что ему с сегодняшнего дня запреты, плевал он на них.

У старого, протертого в нескольких местах кресла стояла изящная резная трость с позолоченной ручкой. Значит, ночной гость ему не привиделся.

— Забавно, — тихо произнес Карел, после чего отправился в ванную, дабы сбрить ненавистную трехдневную щетину.

Как там писал один французский летчик? Умылся, побрился, прибрал на своей планете — и гуляй себе смело.

Что ж, сегодня майор будет искать Риту, ну а планета... планета может подождать.

Уж слишком загажена.

6

Психиатрическая клиника № 18 находилась на окраине Москвы.

Карел добирался до нужного места около часа. У него в кармане лежали документы офицера НКВД, поэтому пропустить его должны были без особых проблем.

Интересно, кто слил Ворону эту информацию? И главное — зачем? Болтливых в разведке, понятно, не держали, а если такие и были, то в основном для целенаправленной дезинформации.

Возможно, майор шел сейчас по ложному следу.

У самой больницы его ждал небольшой сюрприз: территория клиники тщательно охранялась. У ворот дежурили дюжие хлопцы в военной форме без знаков отличия. Вывеска гласила «Объект Б-9».

Вот это самое «Б-9» Карелу очень не понравилось, но отступать было поздно, да и незачем.

Документы не вызвали у охраны никаких вопросов, однако пускать майора на территорию больницы не спешили.

— Какова цель вашего визита? — сухо спросил мордатый верзила, возвращая Карелу корочку.

«Однако», — ошеломленно подумал майор, наивно полагая, что документа энкавэдэшника будет достаточно.

Лицо Карела посуровело.

— Не вашего ума дело! — резко ответил он, внимательно следя за реакцией охранников.

Но те лишь молча переглянулись и, открыв ворота, так же молча пропустили майора на территорию объекта.

Внутренний дворик больницы был довольно мил, хотя возможно, что так он выглядел благодаря чистому снегу, выпавшему за ночь. Лишь неширокая протоптанная дорожка, ведущая к главному входу, грубо нарушала сверкающее на солнце белое великолепие.

Карел решительно направился к трехэтажному особняку с изящными колоннами и широкой открытой верандой.

У входных дверей висела еще одна табличка, на этот раз историческая. Прочитав ее, майор узнал, что до семнадцатого года в этом здании располагался институт благородных девиц.

Историческое глумление налицо. До революции здесь готовили изысканных барышень, а после известных событий открыли психушку.

Новый общественный порядок пожирал старый. Аллегория казалась весьма символичной.

Карел вошел. Перед ним тут же возникла невысокая хмурая женщина в белом халате, очень, судя по всему, недовольная его внезапным вторжением.

Майор поспешно показал документы, и женщина частично оттаяла.

— Так кого вы здесь ищете?

— Родственницу, — спокойно соврал разведчик. — Риту Говорову. Она поступила к вам недавно, возможно в начале этой недели.

— Пройдемте в ординаторскую. Майор кивнул, последовав за врачом.

Он сразу же обратил внимание на окружающую пустоту. Минимум мебели, максимум открытого пространства.

Все углы внутри здания закруглены. И ни души — ни больных, ни медперсонала.

Какая, к черту, психиатрическая клиника? Это типичный «объект».

Вот только знать бы еще, что означает «Б-9».

В кабинете врач извлекла из сейфа громоздкую книгу и, щурясь в ярком, льющемся сквозь незашторенное окно свете, стала просматривать мелко исписанные узенькие столбцы.

— Как, говорите, ее зовут?

— Рита Борисовна Говорова, — терпеливо повторил Карел, — восемнадцатого года рождения.

Женщина внимательно изучала загадочные записи.

— Нет, такая пациентка к нам не поступала. Она могла зарегистрироваться под другой фамилией. Вы кто ей — муж, брат?

— Родственник, — все больше раздражаясь, ответил майор. — Фамилия женщины Говорова, другой нет.

— Мне очень жаль. — Врач захлопнула книгу. — Ничем больше не могу вам помочь.

Но Карел не отступал.

— Мне доподлинно известно, — выверяя каждое слово, сказал он, — что эта женщина находится в данный момент в вашей клинике.

— Прошу вас минутку подождать. — Врач нервно спрятала свой гроссбух обратно в сейф. — Возможно, произошла какая-то ошибка, я сейчас все выясню.

И она быстро выскочила из кабинета, смущенно улыбнувшись напоследок.

Карел подождал, пока за дверью удалятся торопливые шаги, затем потянул на себя ручку.

Дверь не открывалась.

Майор усмехнулся и тренированным движением, выставив правую ладонь вперед, выбил хлипкий замок.

В больничном коридоре было пусто.

Что ж, пора посмотреть на этот «Объект Б-9» изнутри.

За первым же поворотом Карел обнаружил лестницу, ведущую на верхние этажи.

На втором этаже был такой же коридор, как и внизу, точная его копия. Вот только фикус в кадке у окна несколько нарушал общее сходство.

Майор потянул ближайшую дверь. Дверь подалась. За нею оказалось абсолютно пустое помещение. Голые стены, пол, потолок, окно; стекла, разукрашенные морозными узорами.

— Ладно, идем дальше...

Отсутствие номеров и табличек раздражало. Карел наугад дергал абсолютно одинаковые хромированные ручки.

Следующие две двери были заперты. Ломать замки глупо. А вот еще одна дверь легко отворилась.

Опять пустое помещение, хотя нет, не совсем пустое...

На полу красной краской начертан странный символ. Этот знак был майору незнаком, больше всего он напоминал сломанную в нескольких местах, завернутую в спираль стрелу. А у потолка, прямо над кроваво-красным символом, висел обнаженный человек. Висел на железных крючьях, продетых сквозь кожу спины.

Крови не было. Крючки вставлялись таким образом, чтобы верно распределенный вес тела не позволял им порвать кожу. Нечто подобное делали жители Новой Гвинеи во время своих древних языческих праздников. Считалось, что человек в подобном состоянии способен говорить с самими богами. С кем говорил висящий под потолком незнакомец, было непонятно: мужчина находился в глубочайшем психосенсорном трансе.

«Надо бы осмотреть третий этаж», — подумал Карел и, вернувшись в коридор, столкнулся лицом к лицу с раскрасневшейся женщиной-врачом, бесцеремонно закрывшей его в собственном кабинете.

Женщина была не одна. Ее сопровождали три мрачных мужика, облаченных во все ту же лишенную опознавательных знаков военную форму.

— Это он? — хрипло спросил один из них.

— Да, — подтвердила врач.

— Я не совсем понимаю, ЧТО здесь происходит?!! — раздраженно произнес Карел и тут же почувствовал, что падает.

Пол стал медленно крениться ему навстречу, стены перекосились, постепенно уходя из поля зрения, потолок вообще исчез.

Последнее, что майор успел увидеть, перед тем как погрузиться в абсолютное беспамятство, это странный продолговатый предмет в руке одного из незнакомцев.

«Взяли дурака еще тепленьким», — только и подумал Карел, исчезая в мертвой, абсолютно глухой темноте.


Очнулся он у себя дома.

Майор лежал на кровати в пальто и ботинках.

На часах где-то около полудня.

Голова была на удивление ясной, а вот с памятью случились какие-то нелады.

Ну никак он не мог вспомнить, что же с ним приключилось в больнице. Отчетливо помнилось, как ехал туда, как разговаривал с охраной, предъявлял пропуск, шел по залитому солнцем парку, читал памятную табличку, а дальше... провал.

В одном Карел был уверен на все сто: Риты в этой клинике он так и не нашел. Уверенность была довольно странной. Если в памяти дыра, как можно знать, видел он ее там или нет. И кто в конце концов доставил его домой? Встав с кровати, майор внимательно осмотрел пол и входную дверь. Мокрые следы на ковре были лишь от его ботинок. Выходит, он сам пришел домой, а что было с ним по пути, начисто забыл.

— Хреновый же из тебя, братец, оперативник, — вслух произнес Карел. По большей части для тех, кто наверняка установил в его квартире подслушивающие устройства.

Не нужно быть нейроразведчиком, чтобы понять: его сознанием довольно бесцеремонно манипулировали.

Хотя что он — о своем?

Незримые, но реально существующие силы манипулировали сознанием миллионов, так что сейчас ему не на кого было обижаться. Ну разве что на себя за форменную глупость. Нарушил распоряжение начальства, поперся на окраину города, вторгся на территорию некоего явно немедицинского объекта.

И для чего они только вывеску повесили? Полный абсурд!

В прихожей настойчиво зазвонил телефон.

Так он звонил лишь в особых случаях. Майор уже давно научился различать звонки.

— Да, Александр Александрович, я слушаю.

— А как ты узнал, что это я звоню? — искренне удивился на другом конце провода подполковник.

— Да трубка внезапно накалилась, — серьезно пояснил Карел, — и серой от телефона запахло.

— Гм... — Сан Саныч явно одобрил шутку. — Ладно, герой, давай сейчас прямо ко мне.

— Как? Я ведь еще на отдыхе.

— С этой минуты отдых окончился, Карлуша, — грустно вздохнул в трубке подполковник. — Тут Родина в опасности, так что ноги на плечи и вперед.

— Через полчаса буду...

Разъединив связь, майор несколько минут простоял у большого зеркала, висящего в прихожей. Отражающийся в зеркальной поверхности человек был ему незнаком. Но наваждение быстро прошло, и через несколько минут Карел уже спешил на встречу со своим непосредственным начальником, нутром чуя: его все-таки убирают из Москвы. Куда подальше и, возможно, в один конец.


Казалось, с последней встречи прошли не сутки, а какие-то два-три часа. Сан Саныч все так же пыхтел любимой ореховой трубкой, пребывая в шутливо-дружеском расположении духа.

— Обстоятельства здорово изменились, — с некоторым сожалением сообщил он сидящему напротив Карелу. — Такая у нас работа, ты уж не обессудь. Думал, пусть парень немного погуляет, развеется, ан нет... Сверху давят, отправляй, говорят, сокола на новое задание, время, мол, не ждет.

— Понимаю. — Майор прилагал большие усилия, чтобы выглядеть естественно.

Идеальнее всего сейчас было бы вообще прикинуться тупым послушным манекеном и лишь согласно кивать в такт речи начальника, а на все возможные вопросы монотонно отвечать: «Сделаем».

— Что-то ты неважнецки сегодня выглядишь, майор...

— Плохо ночью спал.

— А что ж такое, может быть, кошмары?

— Не без этого.

— И что тебе снилось?

Это уже вообще лишнее, но ответить придется.

— Ева Браун неглиже.

— Ну, разве это кошмар? — рассмеялся Сан Саныч, выпуская дым через ноздри. — Мне бы такое приснилось... я бы обрадовался.

— А она там не одна была, а с Гитлером, — мрачно добавил майор.

— Это как? — опешил подполковник.

— А вот так!

— И что же они там делали?

— Вы действительно хотите это знать?

— Если можно.

— Рвали на куски большую карту Европы и жрали их...

Сан Саныч перестал улыбаться и глубокомысленно добавил:

— М-да, действительно кошмар. Ну и воображение же у тебя, Валдек. Впрочем, не хочешь говорить, что тебе на самом деле приснилось, не говори. Я поинтересовался из вежливости. Обсудим мы сейчас кое-что другое. Понимаю, ты устал, но время, как я уже говорил, не ждет. По некоторым данным, в Германии готовится покушение на фюрера. Что по этому поводу думаешь?

— Бесполезно, — ответил Карел, массируя виски, — Смерть бесноватого вряд ли что-то существенно изменит. А кто стоит в центре заговора, известно?

— Скорее всего, верхушка Абвера, хотя, оговорюсь, эта информация не проверена. Уж слишком много дезы в последнее время идет из Третьего рейха. Но пофантазировать на эту тему нам никто не запретит. Ну, к примеру: что мы выиграем в случае успеха покушения? Как думаешь, кто сядет на опустевший трон?

— Можно только предположить... — Майор задумался. — На место фюрера вполне может прийти такая заметная фигура, как Герман Геринг, хотя заговорщики могут готовить и своего кандидата — того же Канариса. Заранее прогнозировать сложно.

— Ну хорошо, допустим, — кивнул подполковник. — Герман Геринг — рейхсминистр, рейхсмаршал, глава Люфтваффе, влиятельнейшая фигура рейха. Что изменится, если у руля станет именно он?

— А вы как считаете? — вопросом на вопрос отреагировал Карел.

— Мне интересно услышать твое мнение. Что ж, ничего не поделаешь.

— Геринг — официальный преемник фюрера. Его нельзя назвать патологическим антисемитом, как того же Гитлера. Ходят слухи, что на руководящих постах Люфтваффе служат евреи. Но, пожалуй, это единственное различие Гитлера и Геринга. Герман — верный соратник своего вождя. Именно он организовывал все основные «боевые операции» нацистов, когда в Германии шла ожесточенная борьба за власть. Именно он создал в тридцать третьем году первый концлагерь. Именно Геринг стоял за поджогом Рейхстага. Пожалуй, из всего близкого окружения Гитлера он — самый агрессивный.

— Значит, ты считаешь, что его фигура у руля Третьего рейха нам не выгодна?

— Кому — нам? — осторожно уточнил майор. — России или нейроразведке?

— А разве это имеет значение? — удивился Сан Саныч. — Итак, кандидатура Геринга нам не подходит, хотя можно предположить, что он вполне способен по-мирному договориться с англичанами...

— После того, что Люфтваффе сотворили с английскими городами? — усмехнулся Карел. — Нет, никакой либерализации при Геринге в Германии не будет и ни с кем он о мире не договорится.

— Ну хорошо, — удовлетворенно кивнул подполковник. — А как тебе такая фигура, как Альберт Шпеер?

— Личный архитектор фюрера? — Майора откровенно забавляла эта игра в имена. — Его новаторские архитектурные решения впечатляют, да и на посту имперского министра вооружений он себя вполне достойно проявил. Но почему вы заговорили именно о нем?

— Еще одна заметная фигура, — просто пояснил Сан Саныч. — Мы ведь сейчас фантазируем. Станет во главе рейха Шпеер — глядишь, Германия одумается, новый лидер остановит войну, выпустит заключенных, разрушит нацистские лагеря...

— Маловероятно, — пожал плечами Карел. — К чему строить гипотезы. Мы, пожалуй, договоримся до того, что, мол, почему бы не начать с Берлином мирные переговоры.

— А что полагаешь, бесполезно?

— Снова провокационные вопросы, — грустно вздохнул майор. — Даже в самые отчаянные дни войны Сталин ни разу не пытался вести переговоры с немцами. Эпизод с болгарским послом Стаменовым, как и контакты весной этого года в Стокгольме и Женеве, не более чем очередная деза. В первом случае нужно было дезинформировать Гитлера, во втором — союзников. Сталин прекрасно понимает, что мир с Гитлером — быстрая потеря власти, а может быть, и скорее всего, и жизни.

— Что ж, должен признать: ты абсолютно прав. — Подполковник был доволен беседой. — Молодец, твои аргументы выдержат любую критику. Я всегда считал тебя одним из лучших и сейчас остаюсь при том же мнении.

— Ну, спасибо...

— Не спеши благодарить, маленький экзамен ты сдал. Не секрет, что мы давно уже планируем внедрение нейроразведчика в высшее руководство Третьего рейха...

— Но это невозможно! — возразил Карел, перебивая начальника. — Нацистская верхушка хорошо охраняется, псионики «Анненэрбе» ни на шаг не отходят от защищаемых подопечных. Как только мы попытаемся внедрить нейроразведчика, он тут же будет обнаружен.

— Помолчи и не перебивай! — строго потребовал подполковник. — Такая возможность на самом деле существует. Поначалу мы думали внедрить разведчика исключительно с целью убийства фюрера. Но наши аналитики тщательно просчитали все возможные варианты последующих событий. Были подробно проанализированы возможные преемники и ход войны. Вывод неутешительный: физическое устранение Гитлера только еще больше все усложнит.

— Но...

— Не перебивай! Сейчас он — слуга тех сил, которым когда-то весьма неосмотрительно подчинился. Возникла парадоксальная ситуация. Ты знаешь, что фюрер всегда обладал определенными способностями медиума. Он проводник, посредник между ХОЗЯЕВАМИ и всей немецкой нацией. Орудие, но не такое уж и слепое.

— Так в чем же заключается ваш хваленый парадокс?

Сан Саныч торжествующе усмехнулся:

— Парадокс в том, что одновременно являясь марионеткой в руках известных нам игроков, Гитлер определенным образом сдерживает их, не дает просочиться наружу. Получается некий круг, замыкающийся в конечном счете на самом фюрере. Подумай сам. Где-то в конце двадцатых будущий вождь нации заключает некий договор. Не будем говорить, с кем и чем этот договор был скреплен. Далее договор дает результат. Противоположная сторона сдержала слово, и фюрер получил долгожданную власть. Хотя он и был связан, но цель достигнута. Начинается война. На территории Германии возникают храмы смерти. Кому или чему приносятся многочисленные человеческие жертвы?

— Той стороне, с которой Гитлер некогда подписал договор, — кивнул майор. — По-моему, вполне очевидно.

— Вот именно! — подхватил подполковник. — Договор начал действовать, только теперь уже фюрер должен платить за оказанные услуги, Настал его черед выполнять условия. Круг замкнулся. Договор, власть, лагеря, фюрер. Все, что началось с него, на нем и замкнулось. Я уже говорил тебе: союзники не просто так пытаются разбомбить Тойфельханд и прочие концлагеря. Они, как и мы, понимают: лагеря смерти питают Третий рейх силой. И эту Тьму так просто не уничтожить. Здесь не поможет никакое оружие. Действовать нужно изнутри.

— Вот мы и вернулись к вопросу о покушении, — несколько повеселел уставший за время беседы Карел.

— Все верно, — подтвердил Сан Саныч, с сожалением глядя на потухшую трубку. — Смерть Гитлера нам сейчас невыгодна. Он, во всяком случае, более-менее предсказуем, в отличие от его многочисленных преемников. Но программу по внедрению разведчика в высшие эшелоны рейха мы так и не свернули. Технически такая возможность всегда существовала, и сейчас мы собираемся ее наконец осуществить.

— Понимаю, куда вы клоните, — кивнул майор.

— Да, Карлуша, — подполковник расплылся в очередной добродушной улыбке, — этим счастливчиком будешь ты, и я тебе, честно говоря, завидую. Ты испытаешь совершенно новые, недавно разработанные технологии.

— Новые технологии? — переспросил Карел.

— Шестнадцатый отдел не стоит на месте, — гордо объявил Сан Саныч. — Мы разработали совершенно новый метод внедрения. Тебя, к примеру, невозможно будет «прощупать». Никто — ни псионики СС, ни специально обученные собаки, не смогут почуять подселившегося чужака.

— И как же вам это удалось?

— Метод сосуществования.

— Какой метод?

— Сосуществования, — терпеливо повторил подполковник. — Сознание донора будет погашено не до конца, а лишь наполовину. Ты будешь его слышать и сможешь в полной мере использовать все его навыки и знания.

— Вы уже испытывали? — осторожно поинтересовался Карел, не очень горевший желанием послужить подопытной крысой.

— Конечно, испытывали! — Сан Саныч с удивлением воззрился на майора. — Риск очень велик, неужели ты думаешь, что мы приступаем к новой операции только для того, чтобы проверить усовершенствованные нейротехнологии? Все уже подготовлено, будет полноценное задание с широким спектром полномочий. Ты лучший, ты еще ни разу не провалился, поэтому неудивительно, что «Совет Семи», в который я, кстати, тоже вхожу, остановил свой выбор именно на твоей кандидатуре.

Карел спокойно все обдумывал. Что и говорить, предложение было интересным. Да что там интересным — оно казалось просто захватывающим. Новые технологии, абсолютная безопасность, возможность использовать память и психические резервы донора.

— Я согласен, — ответил майор, понимая, что делает ошибку, но именно такой ответ от него и ожидали услышать.

— Э... погоди. — Подполковник встал из-за стола и не спеша прошелся по кабинету. — Я понимаю твое рвение. Но не все так просто. Сперва обсудим главную задачу. Тебя внедрят в одного высокопоставленного эсэсовца, штурмбаннфюрера Дитера Хорста. Мы давно уже подбираем к нему ключи, он оказался наиболее уязвимым. Как раз то, что надо. Но главное не в этом, а в том, что Дитер Хорст служит в «Анненэрбе». Мы с начала войны мечтали пощупать «Наследие предков» и сейчас у нас появилась такая возможность.

— Внедрение в конкурирующую организацию, — кивнул Карел, — не менее могущественную, чем наш отдел. И я смогу взглянуть на нее изнутри. Черт побери, любой из наших ребят мечтает об этом.

— Мечтают одни, работают другие, — назидательно произнес Сан Саныч. — Тут вот какая штука... биополе человека — как группа крови. Некоторые нейроразведчики несовместимы с определенными донорами.

— Да, я знаю, одно время даже были случаи отторжения.

— Пока мы разобрались, в чем дело, погибло несколько отличных ребят, — грустно вздохнул подполковник, присаживаясь на заваленный бумагами подоконник. — Но тут случай особый. Биополе Хорста из всех наших разведчиков идеально совпадает только с твоим. Об «Анненэрбе» нам известно немало, впрочем, как и им о нас. Недавно поступили тревожные сведения. Зиверс спешным образом готовит какую-то крупную экспедицию на Восток. Непонятно, отчего такая спешка, да и секретность зверская, но наши люди все равно кое-что выяснили. Вряд ли от этой экспедиции будет зависеть дальнейший ход войны, но что-то этим ублюдкам снова понадобилось в Гималаях. Прошлые вылазки оказались безуспешны, немцы возвращались ни с чем. Тибетцы много обещали, но ничего на самом деле не делали, хотя, опять же, по некоторым слухам, тибетские ламы в последнее время часто гостят в Берлине.

— «Зеленые братья», — вспомнил майор идиотское и совершенно непонятное название.

— Они самые. Их глава носит особые перчатки зеленого цвета, знак высшей касты Лхасы. Одно время мы ошибочно считали именно их тайными хозяевами рейха. Но это не так, они сами слуги, а вот каких сил — тебе и предстоит выяснить...

Постороннее давление нарастало.

Карел сопротивлялся ему, как мог, но силы уже были на исходе. Возведенный в сознании защитный барьер слабел. К счастью, задушевная беседа с начальником скоро закончилась.

Выходя из кабинета и спускаясь по широкой мраморной лестнице, майор старался не спешить, однако на самом деле был готов сорваться с места и побежать. Но он удерживал себя, хотя и был на пределе.

И лишь на улице, под порывами холодного ветра, его наконец отпустило. Черный спрут втянул свои скользкие щупальца обратно в здание.

Похоже, головастые ребята собрали мимоходом еще одну новую установку, о которой прочие оперативники ничего не знали.

Кукловоды забавлялись с кукловодами.

Страшненькая, однако, выходила картинка.

Часть третья БЕРЛИН

7

Январь 1944 г.

Подготовка к новой «вылазке» шла полным ходом.

Майор наивно полагал, что все пойдет по годами накатанной схеме: стандартные проверки, психологические тесты, шкала Бронье, первичная репетиция «переселения». Но на этот раз все прежние схемы летели к чертям собачьим.

Основная группа подготовки явно спешила. Кто-то наверняка подгонял их сверху. Ребята нервничали, но работали добросовестно.

Первым делом тщательно измерили биополе Валдека, затем сделали энцефалограмму мозга, провели спектральный анализ пси-ауры.

Все таблицы были здорово засекречены. Американцы, по слухам, обогнали Третий рейх в нейросоматических исследованиях. Однако о подобных технологиях даже они не имели представления, и до глубины знаний специалистов советской нейроразведки им тоже было пока далеко.

— Проблем с адаптацией, думаю, не возникнет, — наставлял Карела ведущий аналитик отдела Яша Уринсон. — Возможно, она займет немного больше времени, чем с обычным донором, но это уже чисто технические детали, они тебя не должны особо волновать.

Майор кивнул и нетерпеливо отодрал от висков липучие электроды очередного замерочного агрегата, со стороны больше всего походившего на печь-буржуйку.

Яша дотошно вглядывался в показания разнообразных циферблатов.

— Аура у тебя, приятель, в порядке. Правда, нервы ни к черту, тут я тебе говорю открыто. Смотри, сорвешься и завалишь всю операцию. В принципе, согласно инструкции, мне следует тебя немедленно забраковать, но, полагаю, они все равно заставят признать тебя дееспособным. Так ведь, Карел?

— Угу.

— Сам Абрасимов курирует всю эту дребедень.

— А кто это?

— О, черт, снова болтаю лишнее, — притворно ужаснулся Яша. — Ты меня, майор, лучше не слушай, крепче спать будешь.

Карел пересел к следующему аппарату, и Уринсон снова налепил ему на виски какие-то датчики.

— Скажи мне, Яков, что за новый метод вы тут придумали?

— Не придумали, а разработали, — поправил майора аналитик, с азартом крутя верньеры.

— Ну, разработали...

— Секундочку... А ну-ка подумай о чем-нибудь приятном.

— Это как?

— Ну не знаю, сам выбери.

— Что-то не приходит на ум ничего подходящего.

Яша с негодованием поправил съехавшие на кончик носа очки.

— Валдек, ты что, издеваешься? Подумай о женщине.

— О какой женщине?

— О красивой...

Карел ехидно улыбнулся и нарисовал перед мысленным взором портрет Адольфа Гитлера. Аналитик у аппарата выругался.

— Ничего не понимаю, он мне выдает очень странные данные. Ты действительно подумал о приятном?

— Ага.

— Ладно, ну их к лешему, эти тесты. — Яша устало откинулся на спинку стула, — Что ты там меня спрашивал?

— Меня интересует ваша новая разработка, метод «сосуществования», — во второй раз пояснил майор.

— А разве Сазонов тебе о нем не рассказывал?

— Так, в общих чертах, но хотелось бы услышать мнение специалиста.

— Технология довольно новая, — нехотя начал аналитик, — ей всего лишь полгода...

— Подполковник сообщил, что вы успели провести полевые испытания.

— Можно сказать и так, — неуверенно подтвердил Яша, и это его «можно сказать» Карелу очень не понравилось.

— Идея и технические подробности тебе ни к чему, — продолжил аналитик. — Скажу лишь, что испытания прошли успешно. Но нужно учитывать и то, что каждый человек — своя отдельная вселенная. Как вы там с этим немцем уживетесь, я и сам толком не знаю. Обманывать тебя незачем, риск велик, но скажи, когда было по-другому?

— Спасибо за откровенность, но хотелось бы знать, хоть в общих чертах, как все работает. Естественно, что возможно.

— Как все работает? — переспросил Яша. — М-да, хороший вопрос. Ты вообще, майор, понимаешь, сколько народу занято в этом проекте? Сколько светлых голов занимаются исключительно твоим случаем?

— Ума не приложу, — честно признался Карел, — но, думаю, много.

— То-то. — Аналитик был явно недоволен расспросами. — Как я тебе, извини, дилетанту, все объясню, если сам не особо в курсе. Ведь многие мои коллеги работают над одним и тем же вопросом параллельно, не всегда зная, чем занимаются остальные. Впрочем, ладно, попытаюсь растолковать, что возможно. — Яша поправил очки. — Перво-наперво тебе следует уяснить, что все, начиная от момента «перехода» и заканчивая окончательной фазой адаптации, будет здорово отличаться от твоих прошлых «переселений».

— Это я уже понял, — кисло хмыкнул майор.

— Вот и отлично. Метод «сосуществования» базируется на двух основных компонентах. Первое: сознание донора полностью не выключается, второе: ты будешь иметь открытый доступ к его внешней памяти. А это, признай, немаловажно, так как тебе нельзя светиться. Ты должен выглядеть естественно, словно ничего и не произошло. Именно потому, что сознание немца не будет полностью заглушено, тебя не смогут почуять ни псионики СС, ни их адские собачки.

Карел молча слушал. Если все будет так, как говорит Яков, то новой технологии действительно нет цены.

Яша тем временем вошел в раж:

— Но вместе с тем у нас возникают и определенные сложности. Скажем, мы не можем перебросить тебя из Москвы в Германию напрямую. Сознание нужного нам человека заблокировано. Здесь требуется ближний контакт. Поэтому сначала тебя швырнут в обычного оперативного донора, ну а после, когда захватят нужного человека, тебя уже пересадят на постоянное, — он хихикнул, — местожительство.

— Так его еще требуется отловить?

Аналитик небрежно отмахнулся:

— Это проблемы берлинского отделения нейроразведки. Кто знает, возможно, тебе предложат поучаствовать в операции.

— Да, — согласился майор, — неплохо было бы слегка разогреться перед боем.

— Ты только представь, какие открываются возможности, — продолжал гнуть свое Яша, постукивая карандашом по крышке лабораторного стола. — Ты сможешь совершенно неограниченно черпать знания врага: законспирированная иерархия, секретные операции, оккультные тайны — все будет лежать перед тобой как на ладони. Ты вторгнешься в святая святых Третьего рейха.

— Яков, кончай трепаться. — Карел нервно массировал виски. — Все, о чем ты тут говорил, мне уже сообщил подполковник. Ей-богу, вы словно сговорились. Вижу: информация о новом проекте мне полагается строго дозированная.

Аналитик тут же попытался что-то возразить, но майор его перебил:

— Не надо оправдываться, я все понимаю. Скажи мне честно лишь одно: какова вероятность, что может пойти не так, как задумано...

Яша тяжело вздохнул:

— Пятьдесят на пятьдесят.

Карел озадаченно поглядел на специалиста:

— Круто.

— Но ты же просил ответить честно...


В тот же день были проведены и так называемые предварительные пробы.

С согласия майора его сознание было аккуратно подселено в одного из сотрудников лаборатории.

Понятно, что эта переброска значительно отличалась от той, что будет проведена уже в Германии, но тем не менее общая схема должна была быть схожей. Установку использовали стандартную, правда, с несколько иной настройкой полей.

Молодого сотрудника звали Андреем. Он вызвался добровольцем, о чем сразу же пожалел, как только Карел оказался внутри.

Парень забыл о том, что сейчас его сознание — открытая книга для опытного нейроразведчика. Но майор вел себя достаточно корректно, не желая видеть больше, чем необходимо.

Ощущения действительно сильно отличались от всех предыдущих «переселений».

Донор управлялся, как всегда, превосходно, все его движения были родные. Такие детали, как походка, особенности речи, определенные индивидуальные жесты, полностью сохранялись. Все происходило совершенно естественно. Карел подавал импульс — и команда тут же исполнялась. Исполнялась так, как и должна, совершенно естественно. «Чужак» внутри донора был незаметен.

Это был самый настоящий прорыв.

Раньше, во время стандартных «переселений» жесты, походка и речь донора менялись, совпадая с особенностями личности того или иного разведчика. Внешне один и тот же человек менялся настолько, что близкие ему люди легко могли заметить внезапную перемену.

Сейчас этой проблемы уже не существовало.

Майор в теле добровольца прошелся по лаборатории, остановился рядом с прозрачной ТИЭР-ванной, в которой безвольно плавало его родное тело.

Крупный темноволосый мужчина казался странно чужим. Больше всего он сейчас напоминал свежего утопленника. Правда, слегка синеватое тело было сплошь укутано проводами, и лицо прикрывала резиновая кислородная маска.

Карел впервые видел себя со стороны.

Что ж, вполне обычный парень, тот же самый, что регулярно глядит на него из зеркала, но тем не менее вид собственного тела был ему почему-то неприятен.

— Ну как вы там, все в порядке? — спросил Яша, приветливо подмигивая Карелу.

Прочие сотрудники с интересом глядели на удивительный симбиоз двух человеческих сознаний. Наверное, с не меньшим интересом они бы сейчас взирали на какую-нибудь марсианскую трехголовую крысу.

— Как ощущения, ты меня слышишь, Валдек? — продолжал расспрашивать Яша.

— Пока все в порядке, — чужим голосом ответил майор. — Ощущение такое, будто внутри моего живота поселился маленький разумный брат-близнец...

Сотрудники лаборатории рассмеялись.

«Чертовы садисты», — зло подумал Карел и тут же услышал в ответ:

«Уж извините, товарищ майор, такая у них работа».

Голос явно звучал в голове, но все равно оставалось чувство, будто он идет откуда-то из области живота, словно заблудившаяся в чужом желудке душа. Недаром японцы делают себе харакири, издавна считая живот пристанищем человеческого духа.

«А, это вы, Андрей, — мысленно произнес Карел. — Ну, как у вас дела? Не нравится, наверное, что я в вас этак бесцеремонно копаюсь?»

«Да ладно вам, майор, я же добровольно на это согласился. В конце месяца наверняка премию выпишут, так что мы, можно сказать, немного друг другу помогли».

«Смотри, от меня ничего не утаишь», — мысленно рассмеялся Карел, а вслух произнес:

— Товарищи ученые, считаю своим долгом сообщить, что я могу сейчас мысленно общаться с донором, так и должно быть?

— Ну разумеется, — подтвердил Яша. — Правда, при следующем «переселении» этот эффект наверняка пропадет.

— Постойте, — насторожился Карел. — А этот ваш так называемый приглушенный донор, он случайно не сможет читать мои мысли так же хорошо, как я читаю его?

— Обратная нервно-психическая связь абсолютно исключена, — ответил один из сотрудников. — Мы заранее это предусмотрели. При всем желании донор не сможет прочесть ваши мысли. Внутренний диалог возможен, но глубокое зондирование исключено.

Майору все больше и больше нравилось новое «переселение», сейчас он чувствовал себя всесильным. Раньше он носил чужую обновку, сейчас же надевал мастерски подогнанный качественный костюм. Что ж, можно немножко и поиграть.

Карел осторожно подковырнул сознание донора.

Донор болезненно съежился, явно почувствовав глубокое вторжение.

«Эй, вы чего? — обеспокоенно произнес парень. — Майор, почему вы вдруг замолчали?»

Карел вовремя остановился.

Этот человек что-то тщательно скрывал.

Майор не стал погружаться в его сознание слишком глубоко, но кое-что он успел увидеть. Это была какая-то тайна с явной сексуальной окраской.

Именно поэтому разведчик быстро прервал свое слабое зондирование.

Чужая тайна напоминала черную прожорливую амебу. Такая дрянь, как правило, со временем поедает человека целиком.

Черт бы побрал новые технологии, да это похлеще телепатии.

Тогда в лесу, рядом с Тойфельхандом, Карел просто читал мысли погруженного в транс вервольфа. Но сейчас... это действительно было ни с чем не сравнимо.

Майор увидел целый мир. Огромный, многоуровневый, невероятно сложный муравейник. Здесь не было пронумерованных мест, на самом деле память вовсе не походила на аккуратную картотеку. Все было перепутано, однако подчинялось некой невероятно сложной схеме. Весь этот хаос держался на незримом твердом каркасе. Казалось, нарушь его, и человеческое сознание превратится в бешеный, сметающий все на своем пути ураган воспоминаний, привычек, фантазий.

Увиденное пугало.

Да, ученые давно признавали человеческий мозг сложной штукой, но это... В каждом человеке действительно жила исключительно сложная, постоянно изменяющаяся вселенная.

А еще там была Бездна. Там, в глубине, явно что-то жило, двигалось, чем-то питалось, смотрело из нее, но само по себе не могло вырваться наружу. Он вдруг поверил: такая штука есть в каждом, просто не всем дано ее в себе почувствовать, услышать.

Карел понял, что этой части чужого сознания просто так, из любопытства, лучше не касаться. Но когда-нибудь туда непременно придется заглянуть.

Третий рейх, похоже, это уже сделал, теперь черед за другими.

Два взгляда встретились. Один из них не был человеческим, и совершенно незаметно на небе медленно взошла черная звезда Полынь, поразительно похожая на нацистскую свастику.


Утром 15 января четырехмоторный «фюрермашин» Фокке-Вульф-200 «Иммельман», как обычно, проходил стандартный технический осмотр перед очередным рейсом.

Предстоял перелет в Растенбург.

В последнее время Гитлер часто летал именно на этой машине, имевшей гордое имя «Кондор». Самолет действительно напоминал хищную птицу, пожалуй, именно по этой причине он и привлекал фюрера.

Обычно эта достаточно крупная машина использовалась Люфтваффе как бомбардировщик дальнего действия, но для Гитлера была выпущена особая персональная модификация.

За штурвалом предстояло быть, как всегда, Хансу Бауру, личному пилоту фюрера.

Одновременно с техниками у самолета работали офицеры СС из «Анненэрбе». Два опытнейших псионика внимательно следили за копошащимися под кожухами двигателей механиками. Прочие офицеры тщательнейшим образом проверяли салон при помощи нескольких пси-псов. Собаки безошибочно чуяли не только чьи-либо враждебные намерения, но и любую замаскированную взрывчатку.

С самолетом все было в порядке. Двухчасовой осмотр не выявил никаких аномалий. Технически «Кондор» был готов к полету в любую минуту...

Лейтенант Фабиан фон Шлабрендорф прибыл на аэродром чуть раньше фюрера.

Фабиан сильно нервничал. Хуже всего, если у самолета по-прежнему крутятся проклятые псы. Но, как оказалось, он зря волновался. Собак всегда уводили перед появлением Гитлера.

Фюрер люто ненавидел эти жизненно необходимые Третьему рейху создания. По слухам, в их присутствии у него начинались страшные головные боли. И это при том, что обыкновенных собак Гитлер любил, особенно свою холеную восточноевропейскую овчарку по кличке Блонди.

У «Кондора» прогуливались эсэсовцы из «Анненэрбе», причем двое были псионики. Особые значки в петлицах не вызывали никаких сомнений. Но эти, в отличие от пси-псов, почувствовать взрывчатку были не способны.

Во внутреннем кармане шинели лейтенанта покоилась бутылка бренди. Если его вдруг захотят обыскать, то особо не удивятся.

Ожидая на краю аэродрома приезда лидера нации, лейтенант меланхолично размышлял о том, почему бы ему просто не застрелить фюрера. С очень близкого расстояния. Такая возможность у него была. В кармане лежала важная депеша с Восточного фронта, которую он должен лично передать секретарю Гитлера. Депешей его снабдили в Абвере, и она отнюдь не была какой-нибудь липой — самая настоящая сводка последних, не очень утешительных новостей.

Однако, обдумывая этот вариант убийства, лейтенант постепенно пришел к выводу, что выстрелить ему не дадут. Личный псионик Гитлера Тиль Хениц наверняка успеет почувствовать исходящую от фон Шлабрендорфа опасность.

Прочесть чужие мысли псионик, конечно, не способен, но всплеск тончайших полей в ауре лейтенанта Хениц уловит безошибочно.

Но, даже если допустить, что Фабиан все-таки каким-то чудом сможет сделать хотя бы один выстрел, не факт, что фюрер погибнет.

Прицелиться как следует ему уж точно не дадут. Итак, вариант с пистолетом был слишком рискован. Оставалось уповать на бомбу, мощности которой должно было хватить, чтобы разворотило большую часть самолета.

Однако с самого начала все пошло не по плану заговорщиков.

Гитлер прибыл на аэродром не в одиннадцать утра, а значительно позже, в двенадцать десять.

В сопровождении немногочисленной свиты фюрер выбрался из машины и поспешно направился к ожидающему на взлетной полосе самолету.

Дежурившие на аэродроме эсэсовцы не пустили к Гитлеру фон Шлабрендорфа, и лишь после ожесточенной перебранки они все-таки решились сообщить о лейтенанте одному из адъютантов фюрера.

Фабиан нетерпеливо смотрел на вращающиеся винты самолета. «Кондор» улетал, а бомба по-прежнему лежала у него в кармане.

От ревущего самолета к нему подбежал высокий молодой вервольф из личной охраны Гитлера.

— Что там у вас? — прокричал он, придерживая фуражку.

Сквозь нарастающий гул лейтенант едва его расслышал.

— Секретный пакет лично фюреру. Вервольф нервно оглянулся на самолет.

— Поднимайтесь на борт...

Такой поворот не был предусмотрен заговорщиками, но Фабиан подчинился. К счастью, вервольф не заметил, как было бледно лицо лейтенанта, когда они оба бежали к самолету.

На борт их пропустили беспрепятственно. Дверь плотно закрылась, и «Кондор» начал стремительный разбег.

Интерьер самолета был роскошен. Дорогая обшивка, удобные кожаные кресла, резные деревянные панели.

Фабиана усадили недалеко от двери, после чего эсэсовцы доложили о нем в главный отсек салона, где непосредственно и располагался фюрер со свитой.

Какое-то время ничего не происходило.

Самолет, судя по всему, благополучно набирал высоту, двигатели размеренно гудели, и смерть казалась чем-то бесконечно далеким и абсолютно сейчас неуместным. Она была облаком за прямоугольным иллюминатором.

Лейтенанту не верилось, что ему придется сегодня умереть.

Все пошло не так, как было задумано, а значит, в ход событий вмешались незримые, доселе молчавшие силы. По замыслу заговорщиков он должен был пройти на борт, оставить бомбу и в последний момент попытаться покинуть салон.

Фабиан просто смотрел в иллюминатор и старался ни о чем не думать, особенно о жене и маленьком сыне, оставшихся в Мюнхене.

Что с ними будет?

Хотя в том месиве, в которое очень скоро превратится самолет, вряд ли удастся установить, что именно он пронес на борт взрывное устройство.

Примерно через полчаса к фон Шлабрендорфу вышел Тиль Хениц.

Личный псионик фюрера обладал глазами медиума.

Но это были глаза не гипнотизера, а крайне опасного затаившегося хищника. Раньше (Фабиан это точно знал) Хениц вовсю трудился во славу Третьего рейха в зондеркоманде, собственноручно уничтожая узников лагерей смерти.

Сейчас псионик несколько безразлично рассматривал лейтенанта, наверняка пытаясь прощупать или, скорее, предугадать чужие намерения.

«Смотри, смотри, ублюдок, — мысленно произнес Фабиан. — Все равно тебе ничего не выведать: через несколько минут сдохнешь, как и все».

Бомба была хороша тем, что в ней имелся часовой механизм. Время взрыва было выставлено еще на земле.

Никакого особого всплеска в сознании лейтенанта не будет, часы в бомбе устанавливал не он, следовательно, от Фабиана сейчас не требовалось никаких решительных действий. Сиди себе и жди, пока сработает хитроумный английский механизм.

Времени оставалось немного, лейтенант это чувствовал.

— У вас имеется некий секретный пакет для фюрера, — наконец нарушил тягостное молчание Хениц, по-прежнему бесцеремонно разглядывая фон Шлабрендорфа.

— Срочная депеша с фронта, — подтвердил лейтенант.

Хениц коротко кивнул и, немного помедлив, вернулся в главный салон.

«Сейчас произойдет, — нервно подумал Фабиан, — главное — не запаниковать, иначе они все поймут... »

Лейтенанта ни на секунду не оставляли без присмотра: в кресле напротив сидел тот самый вервольф, который сопровождал его к самолету.

Дверь, ведущая в салон, снова открылась, на пороге возник личный адъютант Гитлера.

— Ну что там у вас? — с нетерпением спросил он. — Давайте скорее, через несколько минут мы садимся.

Этих нескольких минут у них уже не было.

Стараясь внешне оставаться спокойным, Фабиан передал адъютанту запечатанный пакет.

И все-таки нервы стали сдавать. Проклятая бутылка жгла грудь. Скрытая внутри смерть была готова вырваться наружу, и одна мысль об этом сводила с ума.

«Скорее бы уже... » — мысленно простонал фон Шлабрендорф и тут же отчетливо представил, как его разрывает на мелкие куски.

Это было уже слишком. Желудок взбунтовался.

— Извините, где здесь у вас туалет?

— Идемте. — Вервольф встал, указывая в хвост самолета.

— Немного укачало, — смущенно оправдываясь, добавил Фабиан, снимая шинель и небрежно кладя ее на спинку кресла. — Со мною всегда так в самолетах.

Его действия выглядели вполне естественно, в салоне было достаточно жарко.

Бомба лежала в кармане, готовая взорваться в любую секунду.

Вервольф провел лейтенанта в хвостовую часть, где располагалась тесная кабинка одного из туалетов.

Захлопнув дверь, Фабиан дрожащими пальцами попытался запереть ее изнутри и лишь нервно рассмеялся. Кого он пытался сейчас обмануть? Смерть? Что это даст?

Но предательская душонка, не желавшая навсегда исчезать, упорно цеплялась за ускользающую реальность, во всю глотку вопя лишь одно слово: «Жить!»

Лейтенант перекрестился, и в этот момент бомба сдетонировала.

Он ошибочно полагал, что смерть наступит мгновенно, но этого, к его ужасу, не произошло.

Время словно замедлилось. Хлипкая дверца туалета сама собой провалилась куда-то вниз, и Фабиан увидел совершенно фантасмагорическую картину.

Самолет разваливался на куски, все падая и падая в разверзшуюся внизу огненно-красную пропасть.

«Почему он так медленно падает?!!» — с недоумением думал лейтенант, мертвой хваткой вцепившись в деревянную переборку.

Происходящее противоречило всему.

Снизу, из непонятно откуда взявшегося огня, судорожно извиваясь, выскользнуло черное блестящее щупальце. Пронзив распадающийся самолет, оно принялось с остервенением шарить в крутящихся в воздухе обломках.

Вот оно что-то нащупало. Среди бесформенных кусков обшивки промелькнула чья-то тень, обвитая отвратительно сокращающейся субстанцией.

Тень промелькнула лишь на несколько секунд, исчезнув в клубящемся багряном тумане.

Со временем явно творилось что-то неладное. Казалось, оно замерло в нерешительности, эта пауза была бесконечной. Но вот оно сдвинулось с мертвой точки, и обломки самолета ускорили свое падение.

Огненная воронка исчезла, но время лишь постепенно восстанавливало свой обычный ход.

Зачарованный невиданным зрелишем, лейтенант все смотрел и смотрел на вращающийся винт двигателя, отвалившегося от крыла самолета. Двигатель, казалось, обрел отдельную от погибающей машины жизнь, продолжая исправно работать, хотя топливопроводы были перебиты.

Время все убыстрялось. Фабиан уже смог различить приближающуюся сквозь бреши в облаках землю. И тут кто-то крепко схватил его за плечи. От неожиданности лейтенант вскрикнул. Чьи-то мощные руки выдернули его из скопища стремительно несущихся к земле обломков. Еще мгновение, и он уже летел сквозь облака отдельно от самолета...

Наверное, он потерял сознание, потому что очнулся лишь тогда, когда его ноги мягко коснулись промерзшей земли. Крепкая хватка тут же ослабла. Упав на колени, лейтенант обернулся, успев рассмотреть спасшего его человека.

Хотя нет, не человека. Возможно, ему только показалось, но за спиной устремившейся в небо фигуры раскрылись огромные белые крылья.

8

Весть о покушении на Гитлера не стала для Карела неожиданностью. Что-то подобное должно было произойти.

Понятно, что немцы все сразу же засекретили, но с недавнего времени советская нейроразведка могла беспрепятственно добывать практически любую информацию, причем в кратчайшие сроки.

Исключением оставались ревностно оберегаемые адептами «Анненэрбе» оккультные тайны. Тут пробиться нейроразведчикам было практически невозможно.

У сотрудников «Наследия предков» имелась защита, природа которой до сих пор оставалась невыясненной.

Однако в скором времени все могло измениться. Во всяком случае, новое задание майора было лишь первым шагом.

Разведка донесла, что в личный самолет фюрера была подложена бомба. Неизвестные заговорщики вызывали восхищение. Как им удалось перехитрить мощнейшую охрану лидера нации, оставалось загадкой.

Фюрера оберегали похлеще тайн пресловутого «Анненэрбе». Но в любой, даже самой совершенной, охране всегда существует незаметная лазейка, ибо всего предусмотреть просто невозможно. Тем более следовало учитывать и то, что заговорщики наверняка принадлежали к элите Третьего рейха, иначе им никогда бы не удалось подобраться к бесноватому так близко.

Чем закончилось покушение, было неясно. Однако сам этот факт говорил о многом. Стало очевидно, что в Германии все-таки сформировались силы, способные остановить войну, а это означало лишь одно: Тьма еще не успела поглотить всех.

Сообщение о покушении взбудоражило Шестнадцатый отдел. Сверху снова пошли директивы, требовавшие как можно быстрее провести намеченную операцию.

Поначалу Карела планировали перебросить в Германию обычным способом. Майор попадал в обыкновенного оперативного донора, после чего должен был ждать, пока местное отделение нейроразведки выследит намеченную жертву.

Вся операция еще двадцать раз могла сорваться. Множество непросчитываемых факторов держали весь проект на тонком волоске, готовом лопнуть в любую минуту.

Во время лихорадочной подготовки Карела абсолютно лишили всякой свободы. Скорее всего, это делалось умышленно. На поиски Риты совсем не оставалось времени. Но думать о ней ему запретить не могли.

Разоткровенничавшийся в конце прошлого года Ворон упорно избегал встреч. Карел не винил его. После неудачной и достаточно необдуманной попытки вломиться на территорию секретного объекта НКВД любопытных нейроразведчиков наверняка взяли на прицел.

Но где бы сейчас ни находилась Рита, он ее найдет. Во второй раз. Справится с очередным заданием, вернется в Москву и доведет начатое до конца.

О том, что, возможно, ему уже не позволят вернуться, Карел старался не думать, ибо твердо знал: они обязательно увидятся снова...

Операция под кодовым названием «Перемена» стартовала 20 января 1944 года.

Карела подробно проинструктировали, сделали все основные замеры и затем должны были ввести ему в вену наркоз.

Тело разведчика лежало на жестком операционном столе. Как только он отключится, техники перевезут его в особое изолированное помещение, где находится ТИЭР-ванна с новыми многоканальными выходами двухсторонних ретрансляторов. Эта новая ванна была специально сконструирована для проведения экспериментальной операции.

Тело погрузят в свежий «проводниковый» раствор, и два десятка гениальных голов на протяжении нескольких месяцев неусыпно будут следить за всеми показаниями контролирующих организм разведчика агрегатов.

В поле зрения майора возник улыбающийся Яша. В руке ученый держал небольшой шприц и выглядел при этом до неприличия жизнерадостным.

— Что улыбаешься, приятель, небось премию пообещали? — поинтересовался Карел, в то время как стоящая слева медсестра привязывала его руку к операционному столу.

— Ага, — тут же подтвердил Яков. — Еще какую. Ну а ежели вообще тебя замучаем, так Сталинскую дадут, первой степени и всему отделению. Как пить дать...

— Садисты, — грустно констатировал майор, косясь на молоденькую медсестру.

Девушка в ответ мило улыбнулась.

— Так, герой, не дергайся...

Яша сделал укол.

— Препарат несколько иной, сразу не подействует.

— Что ж так?

— А тебе нравится мгновенно вырубаться? Мы же о тебе в первую очередь заботимся.

Карел спокойно лежал, безмятежно глядя в потолок операционной.

— Ну что, уже действует? — нетерпеливо поинтересовался ученый. — Ты чувствуешь какие-нибудь изменения?

— Не-а...

— Ничего-ничего, сейчас подействует. Ты глазами особо не вращай, а то на выброшенную на берег рыбину стал похож...

— Да пошел ты...

Уринсон мудрого совета не послушался и нараспев прочел:

Как-то ночью одинокой
Я задумался глубоко
Над томами черной магии,
Забытой с давних пор.
Сон клонил — я забывался...
Вдруг неясный звук раздался,
Словно кто-то постучался —
Постучался в мой затвор...

— Как ты угадал? — удивился майор. — Ведь это мое любимое!

— Я немножко телепат, — смущенно признался Яша. — Все мы тут телепатим день ото дня и, сами того не замечая, начинаем читать чужие мысли.

— Ну да, ври больше... — Карел задумчиво рассматривал начинающий немного плыть потолок. — Как странно... я ухожу на очередной задание под стихи Эдгара По. Спасибо, Яша...

Ученый тихонько рассмеялся и снова продекламировал:

Прорицатель! Вестник горя!
Птица-дьявол из-за моря!
За душой моею выслал
Ад тебя? — Хватай же, вор!
Ветер... злая ночь... и стужа...
В тихом доме смертный ужас.
Сердце рвет он, этот ужас,
Строит склеп мне выше гор...

«Почему он выбрал именно эту поэму? Именно эти строки, сейчас, когда я ухожу?»

Яков явно о чем-то предупреждал, намекал, но майор его не понял. Слова ученого постепенно превратились в глухое бессмысленное бормотание, звучавшее будто со дна гулкого железного колодца.

Завертевшийся волчком потолок стал стремительно уходить вверх.

«Ни хрена ж себе галлюциноген», — успел подумать Карел, чувствуя нарастающую вокруг скорость, как в самолете на огромной высоте... сейчас пойдут перегрузки.

Но, не успев начаться, все внезапно остановилось. Над майором снова висел потолок, но не тот, что в операционной, а другой.

Вместо круглой многоглазой, словно Аргус, лампы изящная позолоченная люстра. Да и ложе было куда удобней жесткого больничного стола — мягкое и просторное.

— Добро пожаловать в Тысячелетний рейх! Карел приподнялся на кровати.

В небольшой ярко освещенной комнате находились двое. Высокий широкоплечий мужчина и хрупкая девушка в элегантном светло-зеленом пальто.

— Дирк Бэкер, — мужчина протянул майору руку, — Оперативный псевдоним Паромщик.

— Грета Швайгер, — представилась девушка, — оперативный псевдоним Клото.

Пожав твердую руку Бэкера, Карел недоверчиво посмотрел на девушку.

— Но вы не доноры.

— А как вы определили?

— Здесь нужно особое чутье. Мы, как правило, безошибочно распознаем друг друга.

— Вы совершенно правы, — подтвердил мужчина. — Мы из местной ячейки Сопротивления. Нас осталось совсем мало, всего семь человек, остальные сгинули в гестапо. Я полагал, что вас предупредят.

Итак, он в Берлине, в особой гостинице для вновь прибывших. Что ж, для начала неплохо. Хотя в Москве могли бы проинструктировать, что встречающие будут из местных. А все проклятая спешка.

Майор встал с кровати, подошел к висящему на стене зеркалу и внимательно в него вгляделся.

Эту ритуальную процедуру он проделывал каждый раз после очередного «прыжка».

— Да вы что?.. — возмутился Карел, ощупывая густо заросший седыми волосами подбородок.

Из зеркала на него смотрел седовласый низкорослый старик с окладистой профессорской бородой. Только сейчас майор обратил внимание на то, что донор слегка близорук.

— Мы подбирали вам агента в большой спешке, — начал оправдываться Бэкер. — Большинство доноров занято. Но вы не беспокойтесь, в этом теле пробудете не больше суток.

С раздражением вглядывался Карел в свое новое лицо.

— Пожалуйста, возьмите. — Девушка протянула ему пенсне.

Майор поморщился, но пенсне все-таки надел.

Грета была по своему привлекательна, вот только эта ее хрупкость... страшно подумать, что с ней сделают в гестапо, если явка будет провалена.

— Вы слишком рискуете, — посчитал своим долгом предупредить Карел. — На вашем месте должны быть настоящие оперативники. Если сюда сейчас нагрянет группа захвата, вам даже некуда будет сбежать.

— Все наши оперативники на задании, — пояснил Бэкер. — Следят за целью. Уже практически составлена схема каждодневных передвижений по городу.

— Ладно. — Майор быстро обшарил внутренние карманы жилета. — Выдайте мне какое-нибудь оружие.

— Но...

— Это приказ!

Грета безропотно извлекла из сумочки маленький пистолет.

— Нет, вы меня неправильно поняли, мне нужно НАСТОЯЩЕЕ оружие! Дирк, отдайте мне свой пистолет.

Бэкер подчинился и, вытащив из-за пояса револьвер, передал его майору.

— Теперь слушайте меня внимательно. — Карел приблизился к окну и, слегка отодвинув штору, выглянул на улицу. — Если что случится, держитесь рядом со мной и ни в коем случае не суйтесь под пули...

На улице на первый взгляд все было в порядке.

Типичный воскресный берлинский вечер. Маленький газетный киоск, бакалейная лавка, спешащие по своим неведомым делам прохожие.

Но воскресная идиллия вполне могла быть обманчивой.

Чутье уже битые десять минут твердило одно и то же: «Опасность!»

— Вы хорошо все уяснили?

Бэкер с Гретой кивнули.

— Сегодня вы сделали две серьезные ошибки. — Майор быстро проверил барабан револьвера, удовлетворенно отметив, что пули серебряные. — Во-первых, вам не следовало ждать меня непосредственно в номере, во-вторых, нужно было заранее побеспокоиться о внезапном отходе. Почему я не вижу двери в соседний номер?

Члены местной ячейки Сопротивления виновато молчали.

— Кто куратор берлинской части операции?

— Вернер Дойер.

— Это имя донора. Какой его оперативный псевдоним?

— Кречет.

«Что ж, — подумал Карел, — теперь меня ничего не удивляет. Эти кретины в Москве совсем рехнулись, назначив руководителем операции стажера. Или, быть может, это подстава?.. »

Додумать майор не успел.

Дверь номера отлетела в сторону, и на людей прямо с порога прыгнул огромный ревущий вервольф.

Карел среагировал мгновенно, посылая первую пулю точно в оскалившуюся волчью пасть.


Заговорщики снова собрались вечером 15 января в том же самом храме, что и в прошлый раз. Фридрих Ридель не спал третьи сутки.

Все ждали фон Штауффенберга, ибо никто толком ничего не знал. Пресса молчала, пропаганда безмолвствовала, словно наступил короткий штиль перед сокрушительной бурей, и это понимали все.

— Пастор, не мельтешите! — Хельмут Мольтке раздраженно посмотрел на нервно раскладывающего церковные реликвии Бонхеффера, — Если покушение провалилось, нам уже ничто не поможет...

Пастор обиженно поджал губы, демонстративно не желая вступать в перепалку.

Полковник Клаус фон Штауффенберг появился в храме ближе к одиннадцати.

— Господа, извините за задержку. — Сняв фуражку, полковник мрачно оглядел присутствующих, — Я задержался вынужденно, провожал до границы Шлабрендорфа.

— Говори, удалось? — нервно спросил Фридрих.

— Бомба была благополучно пронесена на борт самолета и успешно взорвана. «Иммельман» разбился, но фюрер остался жив.

В наступившей паузе заговорщики медленно осознавали, ЧТО произошло.

— Гитлер летел на другом самолете? — оправившись от шока, предположил Мольтке. — Наверное, он воспользовался «юнкерсом» с запасного аэродрома.

— Нет, — Под глазами фон Штауффенберга залегли черные тени. — В момент взрыва фюрер находился в самолете...

— Тогда мы не понимаем...

— Я тоже ничего не понимаю, — вымученно улыбнулся полковник. — Наверное, все мы просто сошли с ума...

Отец Альфред схватился за священный крест, Бонхеффер принялся тихо молиться.

— Нечистый оказался сильнее, — громко возвестил иезуит. — А ведь я вам говорил: обычное оружие здесь бесполезно.

— Да что уже спорить, — обессиленно махнул рукой фон Штауффенберг.

— И что с нами теперь будет? — пробормотал Фридрих.

— Об этом не беспокойтесь. Покушение разрабатывал лично я, никаких хвостов не осталось. Все сработано чисто: ни имен, ни зацепок. Но вы все равно будьте осторожны, гестапо уже развернуло масштабные проверки. Кое-кто лишится насиженного места, но все в конце концов свалят на вездесущих коммунистов.

— А вы уверены, что Гитлер выжил?

— Абсолютно. Мне сказал об этом сегодня Канарис. Адмирал лично видел фюрера в полном здравии и прекрасном расположении духа. Похоже, покушение ничуть его не огорчило и даже придало новые силы.

— Сын Сатаны! — отец Альфред несколько раз осенил себя серебряным крестом.

— А что говорит исполнитель, ну, тот лейтенант, пронесший на борт самолета взрывное устройство?

— Фабиан рассказывает странные вещи... — Фон Штауффенберг колебался, стоит ли говорить. — Он здорово изменился после покушения...

— Секундочку, полковник. — Граф Мольтке явно нервничал. — Извольте объяснить, что случилось с лейтенантом?

— Да ничего особенного с ним не произошло. Он рассказал мне о том, как поднялся перед самым вылетом на борт, оставил там бомбу, после чего ушел. Как ему это удалось, не знаю. Фабиан отказался объяснять. Все эти события очень странно на него повлияли, он стал совсем другим человеком.

— Вы успели его предупредить, что покушение не удалось?

— Да, я предупредил его, но он, как ни странно, вовсе не огорчился, а лишь сказал, что у нас рано или поздно все получится, потому что на нашей стороне Бог.

— Он именно так вам и сказал? — оживился отец Альфред.

— Я передаю вам все дословно, — подтвердил полковник. — Он сказал, чтобы мы продолжали пробовать... знаете, он говорил, словно... словно человек, узревший некую истину... И его глаза... Я раньше никогда не видел такого взгляда...

— Вашего лейтенанта наверняка будут искать. — Фридрих задумчиво глядел на висящее на стене деревянное распятие. — Полагаю, его многие видели на аэродроме...

— Я это продумал, — слегка усмехнулся фон Штауффенберг. — Он уже на пути в Цюрих с деньгами и новыми документами, да и внешне его будет нелегко узнать...

На последние слова полковника внимание обратил, пожалуй, один Ридель.

— Господи, да он просто не мог выжить, — внезапно истерично выпалил Гизевиус — Как, объясните мне, КАК фюрер мог остаться в живых, если самолет разнесло на куски прямо в воздухе?!

— Обломки по-прежнему ищут, — кивнул фон Штауффенберг. — И не факт, что их найдут, впрочем, как и тела. Куски самолета расшвыряло по огромной территории. Две речки, болото, холмистая местность... Поиски улик могут затянуться на месяц.

— Боже мой, что же выходит... — все не унимался Гизевиус — Получается, нам нет смысла с ним бороться. Его нельзя убить, он бессмертен, неуязвим, не стоит даже и пытаться. В конечном счете нас уничтожат, а он по-прежнему будет жить...

— Ханс, прекратите истерику! — резко оборвал коллегу Мольтке. — Мы все находимся в одинаковом положении, но истошно орете сейчас только вы...

— Гитлера можно убить, я уверен. — Полковник решительно оглядел присутствующих, — И я готов лично сделать это...

Ответом было напряженное молчание...

Чуть позже, когда все стали потихоньку расходиться, Фридрих все-таки задержал фон Штауффенберга и, отведя его в сторону, тихо спросил:

— Кажется, вы обмолвились, что лейтенант Шлабрендорф здорово внешне изменился. Что вы имели в виду?

— А вы внимательны, Ридель. — Полковник не спеша надел фуражку, затем натянул кожаную перчатку на здоровую левую руку и нехотя добавил: — Он весь поседел...


Оборотень издох в прыжке, не успев достать намеченную жертву.

— Быстро на пол! — крикнул Карел, опрокидывая журнальный столик.

Бэкер с Гретой подчинились.

Майор лишь мельком глянул на валяющийся в углу номера труп вервольфа. Вместо волка там лежал мертвый обнаженный мужчина.

Оставалось еще пять пуль.

Похоже, нападавшие не рассчитывали встретить ожесточенное сопротивление.

Второго волка Карел застрелил прямо в дверном проеме, не позволив оборотню заскочить в номер.

Затем в гостинице появились эсэсовцы. Автоматные очереди прошили журнальный столик.

«А старик, однако, еще ничего, — с удовлетворением отметил разведчик, принимая у подползшего Бэкера серебряные патроны. — Крепкий, молодым фору даст».

Тело действительно слушалось великолепно и было хорошо натренировано. Все-таки оперативных доноров готовили для боя. А обманчиво безобидная внешность была здесь только на руку.

— Дирк, прикройте девушку.

Бэкер быстро кивнул.

— Как только побегу, сразу за мной, и не отставать, понятно?

Объяснять дважды не требовалось.

Стрельба прекратилась. Ясно: их хотели взять живыми.

Оставляя за собой дымный хвост, в номер влетела газовая граната. Майор вскочил и пинком отбросил ее в угол комнаты.

— Не дышать...

В коридоре не ожидали, что жертвы решат прорываться. Трем эсэсовцам это заблуждение стоило жизни.

Как только Карел завладел автоматом, ставки в игре сильно поменялись.

— Вот ваш пистолет, Дирк, я отвлеку их, а вы уходите.

— Но...

— Внизу наверняка все перекрыто, так что пробирайтесь на крышу. Через несколько минут там и встретимся...

— Но у нас на соседней улице машина...

— Забудьте о ней, вперед...

Они разделились.

Майор подобрал с пола еще один «шмайсер», затем заметил на поясе у мертвого офицера газовую гранату. Карел мгновенно сорвал чеку и швырнул гранату на лестницу, по которой наверх уже бежали солдаты. Конечно, она их не остановит, но дымовая завеса не помешает.

Дав очередь прямо в центр удушливого дыма, майор побежал следом за скрывшимися в глубине гостиницы помощниками, которых ему теперь приходилось выручать.

М-да, веселенькое начало. Словно сглазил кто.

Добежав до конца гостиничного коридора, Карел заметил небольшое окно.

Присев на одно колено, прямо на зеленой ковровой дорожке дулом автомата он начертил невидимый символ: два скрещенных знака луны, перечеркнутые волнистой линией.

Затем майор разбил окно.

Холодный ветер несколько остудил его пыл.

Но он все рассчитал верно: слева от окна располагалась пожарная лестница.

Вскочив на узкий подоконник, Карел ловко перебрался на ржавую лестницу и тут же полез вверх.

Из разбитого окна вырвались пули.

Майор усмехнулся.

В этот самый момент один из преследователей переступил нарисованный на ковре невидимый символ.

Здание содрогнулось.

На нескольких этажах со звоном вылетели стекла.

Но Карел был уже на крыше.

Понятно, он не видел того, что происходило в коридоре рядом с высаженным окном, но отчетливо мог себе это представить.

Как только немецкий солдат переступил «Печать Тиамат», здание взбесилось. Полы верхних этажей, став хрупкими, начали лопаться, стены в коридорах сжимались, в воздухе стоял протяжный стон. Освобожденные «раскрывшейся» печатью силы собирали кровавый урожай. Крики эсэсовцев были слышны даже здесь, на крыше.

Майору сейчас было плевать, кто еще угодил в магическую ловушку, времени для бегства оставалось всего ничего.

Впереди за каменной трубой возникло едва уловимое движение. Майор вскинул руку над головой.

— Бэкер, не стреляйте.

Дирк выступил из тени, за его спиной маячил силуэт Греты.

— Оба в порядке? Отлично.

Карел зорко оглядел ближайшие крыши.

Вариантов отхода было немало. Хоть в этом да повезло.

— Что там происходит, это вы устроили землетрясение?

— Я всего лишь на время воспользовался теми силами, которыми пользуются они. Оружие врага иногда можно оборачивать себе во благо.

Здание снова содрогнулось, находиться на обледеневшей крыше становилось опасно.

— Внизу нас ждет машина, — снова счел нужным напомнить Бэкер. — Если удастся выбраться из подъезда ближайшего дома...

— Нет, этот вариант отпадает. Вон видите ту черную крышу, она граничит с гостиницей?

— Да, это городская библиотека, — кивнул Дирк, — Крыши действительно на одном уровне.

— Вот туда мы сейчас и направимся. — Карел осторожно посмотрел на Грету. — Боюсь, фройляйн, вам придется сегодня немного попрыгать...

Девушка была не против.

9

Конспиративная квартира майору решительно не понравилась.

Во-первых, окраина Берлина, во-вторых, окна выходили на небольшой храм с плотно заколоченным входом и обгоревшими стенами.

Не иначе как сооружение недавно подожгли. Кресты отсутствовали, что в принципе не удивляло.

Сейчас в столице Германии существовало лишь несколько действующих храмов. Третий рейх яростно искоренял христианство. Но если что, бесноватый фюрер высокомерно заявит: мол, позвольте, господа, у нас храмы открыты, да, не все, но в остальных проводится капитальный ремонт.

Лучше и не скажешь.

Впрочем, все это не более чем дешевый нацистский популизм. В Ватикане Третий рейх уже давно предали анафеме.

— Вам что-то не нравится? — поинтересовалась Грета, тревожно переглянувшись с Бэкером.

— Мне не нравится храм под окнами.

— Но мы специально искали квартиру вблизи святого места, хоть какая-то защита.

— Защита защитой, а вычислить эту квартиру можно в два счета. — Карел внимательно изучил оконные рамы.

Форточки почему-то оказались забиты намертво.

— Тем не менее она еще ни разу не светилась, — продолжал настаивать на своем Бэкер.

— Ладно, — сдался Карел, — в любом случае, если что, я легко отсюда уйду.

— По правде говоря, мы до сих пор под впечатлением, — усмехнулась Грета. — То, что вы устроили ночью в гостинице, нас глубоко поразило.

— Я использовал запрещенный прием, — признался майор. — Дома меня бы за эту проделку уж точно не наградили. Но здесь... Мой круг полномочий очень широк, в средствах разрешили не стесняться. Вот я и устроил гадам небольшую мясорубку.

— Сегодня утром я проезжал по Вульфгангштрассе. Здание полностью разрушено. — Бэкер с интересом рассматривал хмурого разведчика, хотя и понимал, что перед ним всего лишь донор. — Такое впечатление, что в гостиницу угодила английская бомба. Пол-улицы оцеплено. Я видел среди руин сотрудников «Анненэрбе» с собаками; кажется, там были даже псионики.

— Да, сейчас они еще больше закопошатся, — согласился Карел. — Думаю, СС уже установило применение мощной разрушительной магии. Это их здорово озадачит и пустит по ложному следу. Вы, надеюсь, слышали о таком оккультном обществе, как «Туле»?

— Разумеется, по слухам, его членом был некогда сам Гитлер.

— Верно. Эта тайная организация наряду с обществом «Вриль» положила начало знаменитому «Анненэрбе». Но в начале сороковых в «Наследии предков» произошел раскол. Гиммлер объявил «Туле» вне закона, уж слишком бойко те рвались к власти.

— Но к чему вы вспомнили сейчас об этом?

— Вчера ночью я использовал оккультные штучки адептов общества «Туле». Гестапо будет дезориентировано, но продлится это недолго, так что искренне советую вам в начале февраля покинуть Германию.

— Не знаю, как Грета, — Бэкер вопросительно взглянул на девушку, — а я в любом случае останусь в качестве оперативного донора.

— Вы уже прошли спецподготовку?

— Почти, надеюсь завершить ее к концу января.

— Что ж, уважаю ваше решение.

Во входной двери тихо щелкнул замок.

Не гестапо, не их стиль. Да и чутье пока молчало.

Майор с интересом взглянул на гостей.

В комнату вошли трое. Два офицера Вермахта в светло-серой форме и плечистый бритоголовый верзила в кожаном плаще, держащий фуражку в руке.

— Здравствуй, Алексей, — безошибочно определил Карел, обращаясь к осклабившемуся верзиле.

— И тебе привет, Валдек.

Кречет протянул огромную, словно ковш, лапищу, майор пожал ее и не без ехидства добавил:

— Тебя раскусит даже младенец.

— В смысле? — Кречет явно не понял шутки.

— Тот, кто хоть раз видел тебя в родном теле, сразу догадается, — усмехаясь, пояснил Карел.

— Гм... ах вот ты о чем. Физически выносливые доноры — моя слабость, естественная, так сказать, тяга к контрасту...

Присутствующие явно ничего не понимали, хотя разведчики и говорили по-немецки.

Просто в реальной жизни Алексею Полтакову, во-первых, девятнадцать лет, во-вторых, он был худощавым узкоплечим юношей, с детства страдавшим туберкулезом. По этой причине, вполне возможно, через несколько лет для Леши встанет ребром вопрос переселения в оперативного донора на пмж.

Кстати, такие случаи уже были, а пока нейроразведчик по кличке Кречет вовсю служил на благо родины, и служил весьма неплохо, даром что стажер.

Алексей был необходим Шестнадцатому отделу еще и потому, что обладал уникальной способностью приживаться в любом доноре. Ему никогда не делали замеры биополей для совмещения, это просто было не нужно.

— Пойдем потолкуем...

Оставив команду в гостиной, разведчики прошли в маленькую, совершенно необжитую кухню.

— Где форму-то взяли? — спросил Карел, имея в виду сопровождающих Алексея офицеров.

— Форма настоящая, документы тоже в порядке.

И, торжественно ухмыляясь, Кречет продемонстрировал майору свое удостоверение сотрудника гестапо.

— Ребячество, — фыркнул Карел, — вот попробовали бы вы в эсэсовцев переодеться.

— Обижаешь, старик, обижаешь. — Алексей спрятал удостоверение в нагрудный карман. — Так легче работать, меньше вопросов от патрулей, ну и прочее...

— Сколько уже здесь сидишь?

— В Берлине, что ли?

— Угу.

— С сентября прошлого года.

— Плотно вы, однако, засели.

— А ты что думал? Всю эту так называемую новую операцию разрабатывали с конца сорок первого, ну, когда немцы на Москву поперли и стало ясно, что все серьезно. Помнишь, как диверсионная группа вервольфов чуть в ставку Сталина не проникла. То-то. Вот с того самого момента Берия и создал Шестнадцатый отдел НКВД, хотя подобная служба существовала и раньше, еще при ОГПУ.

— Да что ты мне тут рассказываешь, а я, по-твоему, где в тридцатые годы работал? — возмутился майор. — К твоему сведению, тогда-то и соединили всю эту сверхсекретную мишуру с московским Институтом мозга.

Помолчали.

Карел задумчиво рассматривал узоры на обоях.

— Ладно, что с этим немцем?

— С каким немцем?

— Ну с Дитером Хорстом.

— Штурмбанфюрер практически у нас на крючке.

— Секундочку, — встрепенулся майор, — а как в этой квартире с прослушкой?

— Снова обижаешь, старик. — Алексей смешно оттопырил нижнюю губу. — Здесь все глухо, как в танке, можешь сам убедиться: вон, в уголке, под обоями...

И действительно, рядом с умывальником часть обоев слегка отстала. Карел осторожно отвернул кусок плотной бумаги, увидел под ним фрагмент замысловатой росписи.

Все стены конспиративной квартиры были покрыты особыми письменами. Хрен теперь что прослушаешь. Правда, страшно было подумать, сколько ушло чужого труда.

— Ну что, убедился, перестраховщик ты наш, — рассмеялся Кречет.

— Ты шибко-то не фамильярничай, — слегка осадил стажера майор. — Не забывай, что я старше тебя не только по возрасту, но и по званию...

— Это там, — неопределенно кивнул в сторону окна Алексей. — А здесь я куратор всей операции и попрошу об этом не забывать...

— Дерзишь?

— Да нет же, — искренне возмутился разведчик. — Просто у меня такая развязная манера говорить, я ж детдомовский.

— Ну, хорошо, — вздохнул Карел. — Что там с нашим немцем, когда будем брать?

— Возможно, сегодня вечером.

— Что еще за «возможно»?

— Да шут его знает. Короче, как сложится. Он по понедельникам с актрисулькой одной в ресторан ходит, ну в этот, как его... чашка такая библейская...

— Грааль, — подсказал майор.

— Во, точно, «Грааль» ресторан называется. Распорядок дня этого гада мы отлично знаем. Все как по списку... ну ты и сам знаешь, немцы все чиканутые, «орднунг юбер аллес», даже мочатся в одно и то же время. Короче, где-то в восемнадцать ноль-ноль они жрать поедут, после чего наш клиент где-то около семи повезет фройляйн домой, тут-то и возникает определенный момент неожиданности.

— А если конкретней?

— Мы не можем сказать точно, останется он у нее на ночь или нет.

— Так ты же сказал «орднунг юбер аллес»?

— Но не здесь... — Кречет сокрушенно хлопнул рукой по столу. — Месяц следили, так ни черта и не поняли. То остается, то не остается и, главное, никакой системы. Короче, как приспичит...

— Что ж, с этим понятно. Как будете брать?

— «Глушилкой», — как нечто само собой разумеющееся ответил разведчик.

«Весьма находчиво, — подумал Карел, вспоминая, как совсем недавно при помощи телепортационного ретранслятора, или, попросту говоря, «глушилки», сотрудники местного отделения нейроразведки «выцепили» его из опасной зоны, перенеся за секунду на окраину Берлина.

Тогда майор благополучно ушел от погони в немалой степени благодаря опыту и оперативности коллег.

Казалось, все случилось с ним только вчера, а не два с лишним месяца назад. Он отчетливо помнил и состав, везущий на фронт танки, и внезапный воздушный налет, и грохот зенитных орудий. Затем был лес, земля под уклон, а потом его забрали, за секунду переместив в безопасное место, где на шоссе уже ждала заранее высланная машина.

Знать бы, кто руководил той операцией. Явно не Кречет, не его почерк.

— Сам придумал?

— Ты о чем? — наморщил лоб Алексей.

— Ну, использование «глушилки» для захвата объекта?

— Не-а, — с сожалением признался разведчик. — Из центра распоряжение прислали: так, мол, и так, разрешаем задействовать спецоборудование, в случае провала прибор немедленно уничтожить...

— А можно на него посмотреть, ну в смысле, как этот Дитер Хорст выглядит.

— На, держи. — Кречет вытащил из кармана фотокарточку. — Это вот твое лицо на протяжении ближайших нескольких месяцев... а то и лет.

— Вот же дурной язык, — ругнулся майор, принимая фото. — Что-то на Гесса уж больно похож. Вы что, специально такой типаж подбирали?

Алексей в ответ пожал плечами:

— А тебе не один хрен, майор? Что ты такой мнительный стал? Ну шлепнут, ну и что с того? Сразу домой вернешься, а мне тут еще ишачить и ишачить.

— А ты себе пулю в лоб — хоп, — посоветовал Карел, — и сразу на родине...

— И прямехонько под трибунал, — подхватил Кречет, улыбаясь во весь рот. — Ты мне тут насоветуешь. Впрочем, я бы, может, и попробовал, да донора хорошего жаль. Дома, конечно, малина, но уж больно хвороба в последние месяцы давит.

— Что, все настолько плохо? — сочувственно поинтересовался майор.

— Да не то чтобы... — скривился Алексей, но продолжать не стал, видно, тема была ему неприятна.

— Ладненько... — повернул Карел разговор в иное русло. — А как там дела на фронтах? За последние сутки ничего не изменилось?

— Изменилось, — мрачно подтвердил Кречет, — еще как изменилось. Про недавнее покушение на бесноватого слыхал?

— Слыхал.

— Ну так вот, вчера немецкие войска по всем фронтам перешли в решительное контрнаступление. В бой введены невесть откуда взявшиеся отряды СС «Тотенхерц». Понятно, опять на Россию они не попрут, кишка тонка. Но англичан с янки от границ рейха здорово оттеснят. Геббельс сегодня весь день трубит о пущенном в ход «оружии возмездия».

С этими словами разведчик подошел к кухонному шкафу и включил стоящую на нем радиоточку.

Из динамика тут же донеслись лающие звуки тевтонской речи.

— Слышишь, как сердешный надрывается?

Майор кивнул.

— То-то. И знаешь, что я тебе еще скажу... — Кречет выключил радио и зловещим шепотом добавил: — Этих эсэсовцев, по слухам, невозможно убить. Ты можешь себе такое представить?

— Могу, — спокойно ответил Карел.


Когда все наконец ушли и майор был предоставлен самому себе, он решил немного отдохнуть. До вечера оставалось еще много времени, а он всю ночь не спал.

Карел прилег на небольшую кушетку и смежил пеки, но сон как на зло не шел. В голове царил полнейший кавардак, хотя и была она чужая. Обрывки воспоминаний своих и чужих... недавние события... лица многочисленных доноров, в которых он успел побывать... сияющая православными куполами Москва...

Картинки крутились пред мысленным взором, раздражая неимоверно.

Майор встал с кушетки, взял со стола оставленный на всякий случай Кречетом оперативный набор, открыл металлическую коробку и, вытащив шприц, выбрал нужный препарат.

Нет, это было не снотворное. Только ненормальный мог вколоть себе нечто подобное сейчас, когда каждую минуту тебя могли схватить.

Карел ввел себе очень легкий расслабляющий препарат — из тех, что часто применяют на Востоке для стимулирования медитации.

Укол подействовал своеобразно.

Он снова был в непонятном месте, полном горячего песка. Солнце клонилось к земле. Но, казалось, время в этом мире застыло. А почему бы и нет? Почему не вообразить себе такой мир, где время постоянно стоит на месте. Мир заката. Здесь нельзя умереть, как нельзя, впрочем, и родиться.

Жутковатое место.

Карел посмотрел на небо. В прошлый раз там кружила одинокая птица — предвестница скорой беды, сейчас же синий купол был пуст.

Майору казалось, что он попал внутрь гигантских песочных часов. Весь без остатка песок пересыпался в нижнюю колбу, и время остановилось, но лишь до тех пор, пока невидимая гигантская рука — рука Бога — снова не перевернет часы.

Однако незримый Бог не спешил оживлять время, либо попросту забыл о нем. Что ему какие-то песочные часы, когда он бессмертен!

Карел осмотрел себя. Одежда не изменилась, та же, что и у донора, а тело было свое родное.

По колена увязая в песке, майор взобрался на невысокий холм. Ветер дул прохладный, а песок был теплый, нагретый за день жарким солнцем.

Но сейчас солнце не грело, оно собиралось опуститься за горизонт, но так и повисло в нерешительности над узкой полоской земли.

С песчаного холма открывался достаточно унылый вид.

Барханы, барханы и снова барханы. Не на чем остановиться взгляду. Но вот... что-то блеснуло. Внизу в песке.

Майор сбежал или скорее съехал к подножию холма.

Это было зеркало. На деревянной ручке, достаточно старое, помутневшее, изъеденное временем. Как оно попало сюда? Как сохранилось?

Карел решил посмотреть на себя, взял зеркало, повернул.

В стекле отразились небо, песок, рубиновый след заката на горизонте.

Карела в зеркале не было.


Он проснулся от собственного стона.

В комнате было тихо. Вечер беспрепятственно преодолел окно и уже забрался в дом, деловито стирая черты окружающих предметов.

Карел взглянул на часы. Половина пятого. В пять за ним прибудет машина.

Что ж, он проснулся вовремя. Немного поколебавшись, разведчик вколол донору мышечный стимулятор и, быстро одевшись, спустился на улицу, прихватив с собой изящную трость. В шляпе и длинном черном пальто, он явно смахивал на этакого университетского профессора на пенсии.

Впрочем, останови его патруль, документы тоже были в полном порядке.

Несмотря на январь, на улице накрапывал дождь. Хотя зима, скорее всего, еще вернется.

Перейдя дорогу, майор остановился у храма.

Храм вблизи представлял довольно жуткое зрелище, словно недавно здесь резвились бесы. Впрочем, бесы давно уже резвились, правда, не здесь, а на Вильгельмштрассе, где располагалась рейхсканцелярия.

За спиной тихонько скрипнули рессоры. Карел обернулся. Дверца черного «мерседеса» приоткрылась, из машины выглянула Грета.

— Герр Швайгер, нам уже пора...

Еще раз взглянув на храм, майор поспешно уселся на заднее сиденье автомобиля. Что-то в этом храме ему сильно не понравилось, какая-то странная особенность, некое необъяснимое архитектурное несоответствие. Чуть позже он понял, в чем дело. Заброшенный храм медленно, день за днем, погружался в землю...

За рулем сидел Бэкер, он даже не обернулся, сосредоточенно следя за дорогой. Но по его спине было видно, что мужчина нервничал.

— Вы назвали меня своей фамилией, — заметил Карел, обращаясь к сидящей впереди Грете. — Я не ослышался?

— Нет, что вы, — улыбнулась девушка. — Просто по оперативной легенде вы мой отец...

— А Бэкер?

— Он мой жених.

— По легенде?

Грета промолчала.

— Ваш донор действительно ее отец, — посчитал нужным сообщить Бэкер. — Мы решили на всякий случай перестраховаться.

«Странно, почему они не сообщили мне об этом сразу?» — удивился Карел, но вслух ничего не сказал.

Еще он шестым чувством понял, что Бэкера сегодня убьют.

«Говорить ли об этом Грете? Хотя вдруг я ошибаюсь».

Какое-то время машина неспешно кружила по городу, вырисовывая на его плане определенные фигуры. Это требовалось для того, чтобы стереть следы.

Строго следуя разработанной схеме, автомобиль был практически невидим в потоке прочих машин. Его объезжали, ему сигналили, но если спросить проехавшего мимо шофера, что за автомобиль он только что обогнал и сколько в нем было пассажиров, тот ни за что не ответит. Он даже не вспомнит, что это было — грузовик или легковая машина.

Печати легионов Кадарф действовали безотказно.

Особенно эффектно выглядело, когда посреди боя целые армии исчезали, чтобы через некоторое время вынырнуть в тылу у противника. Так Красная Армия победила зимой сорок третьего года под Сталинградом, когда маршал Жуков отдал приказ раскрыть древние палестинские руны...

На улицах было много прохожих. С недавнего времени союзных бомбежек в Берлине не опасались. Около полугода назад в столицу Третьего рейха из Тибета прибыли «Зеленые братья» — буддийские монахи в форме офицеров СС. Выглядело это довольно дико, но бомбежки Берлина с того дня прекратились.

Самолеты союзников, пытавшиеся прорваться к сердцу рейха, попадали в какую-то странную черную воронку, пролетев сквозь которую, пилоты оказывались в Швейцарских Альпах.

Пространственно-временное смещение происходило не без вмешательства загадочных монахов, и это прекрасно понимали в первую очередь в Шестнадцатом отделе.

Неужели гитлеровцам все-таки удалось договориться с мифическими обитателями Шамбалы? В подобное верилось с трудом, ибо рейх медленно, но безвозвратно подыхал...

Ресторан «Грааль» располагался почти в самом центре города. Сюда часто заглядывали офицеры СС, особенно эсэсовская элита. Иногда здесь можно было видеть главу «Анненэрбе» Вольфрама Зиверса, а то и самого Генриха Гиммлера со всей его «проклятой» свитой.

Естественно, ресторан старательно прикрывали. Каждый второй из обслуживающего персонала, без сомнения, был скрытым псиоником, поэтому подходить к входу слишком близко было опасно.

Машину остановили невдалеке, на противоположной стороне улицы. Отсюда была отлично видна сияющая огнями вывеска ресторана.

— Группа-один уже на месте, — сообщил Бэкер, кивая в сторону застывшего неподалеку мебельного фургона.

— А прочие оперативники?

Бэкер усмехнулся:

— Их вы не увидите даже при самом сильном желании.

«Молодцы, отлично подготовились», — подумал Карел, действительно не чувствуя присутствия других нейроразведчиков.

— Я выйду прогуляюсь... — коротко бросила Грета, и через минуту ее острые каблучки звонко застучали по тротуару в направлении сияющего огнями ресторана.

Расслабленно откинувшись на спинку водительского кресла, Бэкер неспешно закурил.

— Вижу, я вам не нравлюсь, — внезапно произнес он, выпуская дым в опущенное окно. — Хотелось бы знать почему?

— Вы слабое звено в сегодняшней операции, — честно ответил Карел, так как на Бэкера ему сейчас было глубоко наплевать. — Вы, Грета и, возможно, еще кто-то, с кем я не знаком. Это нормально, я удивился, если бы было иначе.

— Пешки жертвуются ради ферзя?

— А вот это вы зря. — Сняв пенсне, майор принялся тщательно протирать стекла концом махрового шарфа. — Мы все здесь мелкие фигуры, иных просто не существует.

— Но некоторые иногда проходят в дамки.

— Вы о ком? — насторожился Карел.

— О великих вождях. Скажите, я не прав?

Майор промолчал.

— Многие считают, что именно они и есть те самые игроки, — продолжил Бэкер, стряхивая пепел в окно. — Но на самом деле они такие же пешки, как и мы. Вот только каких сил? Вы, случайно, об этом не задумывались?

— Задумывался.

— Ну, и к какому выводу пришли?

— К какому бы выводу я ни пришел, мое мнение ничего не изменит, — холодно ответил майор. — Есть определенные области, куда простому смертному лучше не заглядывать. Я всегда придерживался лишь одного правила — выжить. Выжить и, по возможности, не окунуться в дерьмо, а это, знаете ли, нелегко, а иногда вообще невозможно. Но мне пока удавалось или, скорее, мне просто везло.

— Обычные истины набившей оскомину жизни. — Бэкер негромко рассмеялся. — Однако я не думал, что вы ко всему еще и философ-фаталист.

В этот момент немец выстрелил.

Весьма профессионально, даже малейшим намеком не выдав своих намерений, но Карел уже битые десять минут ожидал этого.

Пуля, выпущенная из пистолета с глушителем, с дробным треском прошила мягкое сиденье в том месте, где только что была грудь майора.

В самый последний момент Карел отпрянул в сторону, молниеносно выбрасывая вперед правую руку с зажатым в ней тонким стилетом.

Стилет легко пробил шею предателя. На ветровое стекло брызнула тонкая струйка крови.

Майор отвернулся. Подобрал с пола трость и выбрался из машины.

Возвращалась Грета.

Карел посмотрел на скрюченное на водительском сиденье тело.

Еще со вчерашнего вечера он явственно понял: Дирк Бэкер донор. Причем тщательно скрываемый «блоком». Но майор все равно его почувствовал, недаром он считался одним из опытнейших старожилов разведки.

Было только не совсем ясно, чего добивался убийца. Ведь, по сути, Карела невозможно лишить жизни. Или Бэкер все-таки хотел убрать именно донора?

Бред!

Неужели немцы научились подсаживать своих «чужаков»? Если так, то через несколько минут все участники спецоперации будут уничтожены.

Нет, здесь явно что-то не то.

В теле Бэкера сидел нейроразведчик. СВОЙ нейроразведчик!

Значит, кому-то понадобилось удалить Карела из операции. Но почему? Возможно, потому, что он именно то звено, на котором все держится.

Значит ли это, что будут новые покушения? Может быть, но сейчас они вряд ли успеют ему помешать.

Ухватив подошедшую Грету под локоть, майор увлек девушку в сторону от машины.

— Что случилось? Почему вы вышли из автомобиля?

Карел настойчиво уводил ее все дальше и дальше от припаркованного «мерседеса».

— Что с Дирком? — по всей видимости, она что-то заметила, в голосе появились истерические нотки.

— Он мертв.

Девушка охнула, медленно оседая на мостовую, но майор вовремя подхватил ее, завел в телефонную будку, прислонил к стенке. Затем снял трубку, делая вид, что набирает номер.

Из ресторана напротив уже выходил штурмбаннфюрер Дитер Хорст.

Часть четвертая СОСУЩЕСТВОВАНИЕ

10

Январь-февраль 1944 г.

Вся операция летела к черту под хвост, словно лишившийся опоры карточный домик.

Многомесячная подготовка, детально разработанный план все рухнуло в ту минуту, когда Дирк Бэкер выстрелил из своего диверсионного пистолета, пытаясь устранить донора Карела и тем, хотя бы на время, нарушить тщательно спланированный ход событий.

Что ж, это ему почти удалось.

Придерживая девушку, майор лихорадочно размышлял, где и когда он допустил роковую ошибку.

Почему все пошло не так, как было рассчитано, и где та самая точка отсчета, начиная с которой уже нельзя повернуть назад.

Но группа поддержки решила за Карела, сыграв ва-банк...

Майор не сразу понял, ЧТО произошло, и на секунду потерял равновесие.

Что с тобой, Дитер? — ослепительно красивая женщина тихо рассмеялась. — Ты же, кажется, сегодня почти ничего не пил.

— Извини, дорогая, что-то... голова немного закружилась...

Карел огляделся по сторонам, остановив взгляд на телефонной будке, в которой куда-то звонил невысокий элегантный старик.

Рядом с ним к запотевшему стеклу прижалась бледная перепуганная девушка.

«Интересно, что у них случилось?» — подумал Дитер.

Майора пробил холодный пот, ибо последняя мысль принадлежала не ему.

Ну что стоишь, идем прогуляемся. — Подружка настойчиво потянула штурмбаннфюрера за руку. — Ты же так хотел пройтись...

— Хорошо, Хелъга, идем, — легко согласился Дитер. — Просто меня заинтересовали вон те двое у телефона.

Хелъга с недоумением взглянула на старика с девушкой:

Ой, боюсь у них что-то случилось. Впрочем, это не наши проблемы...

Женщина настойчиво взяла Хорста под руку, и они неспешным шагом двинулись по вечерней Ермундштрассе.

— Как хорошо, — улыбнулась Хельга, — такой теплый дождь в январе. Но ведь так не бывает и никому нет до этого дела. Все заняты своими важными делами, все такие озабоченные, решают судьбу мира, а то, что с природой происходит нечто странное, никого не волнует.

— Дорогая, ты просто очаровательна, — рассмеялся Дитер. — Тебя беспокоит каждый пустяк, притом что настоящие проблемы проходят мимо тебя. Таким людям легко жить, честно говоря, я тебе завидую...

Карел не сразу оправился от первого шока.

Поначалу он решил, что полностью лишился контроля над донором, то есть попросту оказался отрезан от управления чужим телом.

Однако, к счастью, это было не так.

Проведя осторожную проверку, он понял, что в любую секунду может перехватить управление.

Но не это было самым удивительным.

Удивительное заключалось в другом: два абсолютно разных сознания спокойно уживались в одном теле, причем одно из этих сознаний и не подозревало о существовании вторгшегося «чужака». Даже тогда, когда донор совершал чужие, навязанные извне поступки.

«Сиди и просто наблюдай, — весело подумал Карел. — А в нужный момент вмешивайся, дергая за веревочки».

Теперь все становилось на свои места. Весьма неплохо, вот только требовалось время, чтобы освоиться.

Значит, в маленьком фургоне все-таки была установка. Как же он не догадался?

Ай да Кречет, ай да перестраховщик, а ведь он рисковал, рисковал не только головою своего донора. Не дай бог, патруль заглянул бы внутрь грузовичка. Этого, к счастью, не произошло.

Кречет сработал на грани фола, но Валдек на его месте поступил бы так же.

А что делать? Иного выхода не было. Расстояние оказалось подходящее. Все параметры совпадают и давно уже подогнаны, нужно было лишь включить установку и совместить нейросхемы двух психосоматически схожих личностей, что с легкостью сделал оператор, находящийся в фургоне. Причем сделал блестяще.

Далее все зависело от расторопности Карела, который, мгновенно сориентировавшись, не подвел рисковавшую команду.

Все, теперь ты ОДИН. Один до самого конца.

Никаких контактов с разведкой, никаких тайных встреч и переговоров. Те, кто помогал майору достичь долгожданной цели, теперь для него не существовали. Секретная операция перешла на новый, совершенно иной уровень.

Стало быть, «глушилка» не понадобилась, ну, может, оно и к лучшему.

Но кое-что Карела насторожило.

Как ни старался майор, но прощупать чужое сознание он не мог. Мысли штурмбаннфюрера были перед ним как на ладони, а вот все, что лежало глубже, — полная глухота.

Словно в сознании немца стоял мощнейший неведомый доселе пси-барьер. Черная стена, за которую никому не было хода.

Вот она, тень «Анненэрбе», уже здесь и сейчас.

Наверняка стена защищала ту часть памяти, которая ни в коем случае не должна была попасть в руки непосвященных. В СС все тщательно предусмотрели.

В принципе майор мог бы попробовать взломать барьер. Он знал некоторые проверенные способы, но это могло повлечь за собой гибель Хорста.

Помимо барьера в его сознании вполне мог плавать «черный слэм» — особая команда самоуничтожения. Подобные разработки давно велись в «Анненэрбе», но вот информацию о том, увенчались ли они успехом, советская разведка так и не смогла раздобыть.

... Штурмбаннфюрер спокойно прогуливался со своей подругой по вечернему Берлину.

Карел вполне разделял его выбор. Фрау Хельга была и в его вкусе, недаром в Шестнадцатом отделе у них с немцем нашли немало общего.

Женщина была одета по последней моде: черное вечернее платье, изящная песцовая шубка, туфли на невысоких закругленных каблуках. Изысканно, со вкусом, без вульгарности и излишнего позерства.

Подобное всегда притягивало особых мужчин, таких как Дитер Хорст.

Майор и не думал таиться, время от времени он перехватывал управление, смотря по сторонам, разглядывая прохожих, витрины магазинов. В принципе он вполне мог побеседовать с хорошенькой фрау, но острого желания в этом не испытывал.

— Ну вот мы и пришли...

Карел насторожился.

Парочка остановилась у входа в гостиницу. «Рейнгольд», — прочел майор позолоченную, подсвеченную снизу огнями вывеску. Райский уголок для залетных птичек.

Значит, свои отношения с фрау Хельгой штурмбаннфюрер не очень-то афишировал. Может быть, она славянка? Что ж, возьмем на заметку.

— Поднимешься ко мне?

Значит, женщина снимала здесь номер для свиданий, вполне возможно, что она замужняя.

Черт бы побрал разведку: бытовые детали они, как всегда, пропустили.

В мыслях Хорста явно угадывалось желание провести ночь в гостинице, но это противоречило планам нейроразведчика, который не успел до конца освоиться в новом теле, и Карел поспешил вмешаться.

— Нет, пожалуй, сегодня я переночую дома, ты видела мое состояние, когда мы вышли из ресторана...

— Может, тебе следует обратиться к врачу? — встревожилась Хельга, осторожно касаясь его лица.

Пальцы у нее оказались холодными, прикосновение было приятным.

— Нет, подожду до утра. Думаю, ночью отпустит.

— А у тебя уже было так... раньше?

— Бывало, — нехотя ответил Карел, импровизируя на ходу. — После ранения осенью сорок первого иногда случаются короткие рецидивы.

— Ты мне не говорил об этом.

— Не всех мужчин красят контузии, — усмехнулся майор. — Не волнуйся, я утром тебе позвоню...

Но женщина не спешила уходить, она с тревогой заглядывала в лицо Дитеру, словно пытаясь прочесть там, обманывает он ее или нет.

«Черт возьми, вот же навязалась на мою голову», — с раздражением подумал Карел, отпуская донора.

Поступок разведчика был опрометчивым.

Немец поцеловал Хельгу.

— Прощай.

— Обязательно утром позвони.

— Хорошо.

«Фух, пронесло».

Когда сияющая огнями гостиница осталась далеко за спиной, майор снова отпустил штурмбаннфюрера, так как по понятным причинам не знал, где тот живет. Этой информацией его снабдить не успели или же попросту не захотели, зная, что память донора будет полностью доступна нейроразведчику.

Хрена лысого она ему доступна! Впрочем, это все уже лирика.

«Как странно, — подумал Дитер, ощущая непонятное смятение в душе. — Ведь я хотел сегодня остаться у нее. Какой неприятный мрачный вечер... »

Хорст был раздражен и недоволен собой. Обычно он мог рационально объяснять все свои поступки, желания, чувства.

«И что я наплел ей про свое ранение? Хотя, может, оно и правильно: если это болезнь, то никто не должен знать о ней, кроме меня».

«Проклятье! — Карел яростно выругался. — Он все-таки рано или поздно все поймет, и тогда придется перехватывать управление насовсем, а перед этим взломать блок в его башке».

Но это были крайние меры, равносильные провалу всей операции.

В ближайшее время, скорее всего, до этого не дойдет, ну а будущее... будущее покажет. Следует жить одним днем, главное сейчас — сбор информации. Следовало обратиться в глаза и уши, что в теперешнем положении не составляло большого труда.

Штурмбанфюрер жил в приличном двухэтажном особняке с фасадом на старинный манер. Немец явно не был лишен вкуса.

Слуги в столь поздний час не спали, терпеливо дожидаясь прихода хозяина, несмотря даже на то, что по понедельникам он часто ночевал вне дома.

— Добрый вечер, Ульрих. — Дитер отдал высокому старику свою шинель. — Сегодня я хотел бы лечь пораньше.

— Конечно, господин, — учтиво кивнул слуга. — Вы будете ужинать?

— Зачем, Ульрих, — рассмеялся штурмбаннфюрер, — разве ты забыл, я ведь был в ресторане.

Старик сокрушенно хлопнул себя по лбу, как бы говоря: «Совсем сдавать стал, старый пень».

Затем слуга помог Дитеру снять начищенные до зеркального блеска сапоги, которые Хорст каким-то совершенно немыслимым образом ухитрился сегодня не запачкать.

— Может быть, хотя бы стакан теплого молока на ночь? — с надеждой спросил старик.

— Уж лучше коньячку, — заговорщицки подмигнул ему Дитер, и слуга в ответ сокрушенно покачал головой, явно не одобряя подобный выбор.

— Ладно, Ульрих, я иду спать, будить до шести утра меня возбраняется, ну разве что в гости заглянет сам фюрер...

И они слегка посмеялись над этим совершенно фантастическим предположением.

Поднявшись на второй этаж, Хорст заглянул в ванну, умыл лицо и пристально посмотрел на себя в зеркало.

«Какой странный взгляд. Лишь бы все прошло, и это было бы простым переутомлением... »

Карел молча наблюдал.

Ему еще ни разу не приходилось спать в подобном доноре.

А что если во сне их сознания сольются? От подобной мысли майора охватила паника. Как контролировать неконтролируемое, как удержать подсознание?

«А ну его все к черту, — зло подумал Карел. — Вообще не буду спать. К чему мне спать, когда за меня это будет делать донор».

Что ж, попробовать можно.

Из ванной штурмбаннфюрер прошел прямо в спальню. Налил себе в рюмку коньяку и, слегка пригубив, сел в старинное резное кресло. Многие его мысли в этот момент были Карелу недоступны, но майор почему-то твердо был уверен: сейчас Дитер думает о Хельге. Во всяком случае, легкая улыбка все не сходила с его губ, а крепкий коньяк лишь подстегивал воображение.

Карел стоически ожидал начала ночи.

Спать штурмбаннфюрер улегся около часа ночи, оставив майора в абсолютном одиночестве.

Состояние было странным, так чувствуешь себя после ввода наркоза: тревога и постепенное расслабление, а затем медленное погружение в обволакивающее ничто.

Карел тоже заснул.

То полушарие мозга донора, в котором он поселился, должно было отдохнуть.

Майор не удивился, когда снова оказался в знакомой пустыне. Это место в реальности должно было сыграть для него немаловажную роль. Теперь Карел ни на секунду не сомневался, что когда-нибудь он попадет сюда вне страны снов. Ведь часто повторяющиеся сны сбываются.

На этот раз он появился в совсем ином месте, нежели в предыдущих своих скитаниях.

Перед ним лежал огромный удивительный город.

С первого взгляда было ясно, что создан он не на Земле, не человеческими руками. Форма строений, необычайность переплетений всевозможных конструкций — все говорило о том, что неизвестный создатель обладал поистине неземным воображением.

Даже самый гениальный архитектор-человек не способен создать что-либо подобное.

Хаос и гармония беспредельно дополняли друг друга. Столь контрастный союз казался невозможным, но в этом мире он существовал.

Город стоял на песке, но при этом был подвижен, медленно плывя к мутному мареву горизонта. Прямо над крышами диковинных зданий был раскрыт невиданных размеров парус, наполненный сейчас приятным прохладным ветром.

Город, гигантский корабль пустыни, не спеша уходил лишь к одной ему ведомой цели. Хотя, вполне возможно, никакой цели и не было — просто он плыл по пустыне, нигде не останавливаясь, бросая вызов вечности.

Интересно взглянуть на его жителей. Каковы эти существа, создающие подобное великолепие? Возможно, это были люди, но люди совсем иного, совершенно непохожего на Землю мира. Люди с другой планеты или из параллельной Вселенной, не знающей той страшной, всепожирающей Тьмы, которая сейчас безраздельно властвовала в родном Карелу мире.

Но похожи ли они на земных людей?

«Нет, — твердо решил майор, — наверняка они выглядят так же, как и мы, ведь я уже видел здесь вполне земную женщину. Просто они другие, грязь и злоба нашего мира здесь бессильны, она к ним не пристает, ибо они сильнее нас».

Он хорошо помнил тот сон. Помнил, что девушка стояла к нему спиной, жаль, он не догадался ее окликнуть.

— Конечно, они тоже люди, — вслух произнес Карел, удивляясь тому, что может отчетливо слышать себя во сне.

Судя по солнцу, сейчас было далеко за полдень. Майор посмотрел вверх, прикрыв глаза ладонью.

Дневных светил оказалось два. Яркое, ослепительно-белое и чуть поменьше, ржаво-кирпичного цвета. Он все-таки оказался прав: это была не Земля.

Карелу страшно захотелось рассмотреть уплывающий город поближе. Он сделал первый шаг, а второй уже не успел, с сожалением пробудившись...

Тут-то его и поджидал очередной сюрприз.

Освободившись от навязчивой иллюзии сна, майор проснулся вовсе не в кровати, а в прихожей.

Дитер Хорст в этот момент говорил по телефону:

— Да, со мной все в порядке, я отлично выспался и чувствую себя сегодня просто превосходно.

— Но все же, может, стоит обратиться к врачу, — настаивала в трубке Хельга. — Хотя бы для консультации...

— Я подумаю, — пообещал ей Дитер. — Просто на этой неделе слишком много дел, болеть некогда, даже не знаю, увидимся ли мы в выходные... В любом случае я тебе еще позвоню.

Карел в беседу не вмешивался.

Наконец Хорст повесил трубку, но отойти далеко от телефона не успел, настойчивый звонок заставил его вернуться.

— Хорст, это Отто Вельсер. Вы не забыли о встрече? Мы договаривались на сегодня в десять утра в кафе «Блау Бэр».

— Ах да, простите профессор, я вчера слишком поздно вернулся домой и не перезвонил...

— Не стоит извиняться, коллега, я все понимаю. Ну, так как там ваши планы на сегодня, ничего не изменилось?

— К двум часам мне нужно в Главное управление, — ответил Дитер. — До этого времени я в полном вашем распоряжении.

— Вот и отлично; значит, в десять в кафе.

— Конечно, профессор, до встречи...

Майору здорово повезло, штурмбаннфюрер, оказывается, встречался сегодня с самим Отто Вельсером, профессором медицины из Института прикладных военных исследований, основанного в сороковом году под эгидой все того же вездесущего «Анненэрбе».

Этот институт охватывал самый широкий спектр всевозможных проблем.

Тут занимались изучением математики под руководством известного ученого Бозека которому помогали в работе двадцать пять ассистентов — выдающиеся математики из концлагеря Шатенкриг.

Лектор Лейпцигского университета офицер СС доктор Плетнер исследовал пектрин и глютаминные кислоты, создавая клиническое средство для облегчения свертывания крови. Его основным ассистентом был химик доктор Роберт Фейкс — еврей, заключенный лагеря Деммерунг.

Также весьма интенсивно велись исследования проблем химической войны. Этим вопросом ведал профессор Карл Брандт, личный врач фюрера. В частности, разрабатывался отравляющий газ LOST.

Выродки из «Анненэрбе» занимались и экспериментами по влиянию низких температур на человека. Криомедициной в Третьем рейхе ведал доктор Зигмунд Рашер, который являлся офицером войск СС и штабным врачом германских ВВС. Опыты по исследованию воздействия воздушных высот на летчиков, нацистский «врач» ставил на живых людях...

К сожалению, это была лишь верхушка черного нацистского айсберга. Многие исследования оказались строжайше засекречены, и доступ к ним имели единицы.

Поэтому сегодняшняя встреча с профессором Вельсером имела огромное значение. Так далеко еще не забирался ни один советский нейроразведчик.

Все то время, пока штурмбаннфюрер находился за рулем своего старенького «БМВ», он думал о предстоящей встрече. Хорст догадывался, что, скорее всего, ему поступит предложение, связанное с «интересной работой на Востоке». В «Анненэрбе» такие отлучки только поощрялись. Штат организации был огромен, так что незаменимых просто не было.

У нужного кафе автомобиль затормозил без пяти десять.

Профессор уже сидел, заняв столик у огромной витрины, дабы видеть всех входящих. Выбравшемуся из машины Дитеру он приветливо помахал рукой.

Хорст коротко кивнул, удивляясь, отчего Вельсер воздержался сегодня от общепринятого нацистского приветствия. Впрочем, это было неважно. Сотрудники «Анненэрбе» могли позволить себе и не такие вольности.

В столь утренний час в кафе не было людно. Кроме профессора, еще два посетителя в штатском, судя по выправке, телохранители Вельсера, один из которых, без сомнения, псионик.

— Рад видеть вас, Дитер, — гостеприимно пригласил профессор Хорста за столик. — Может, выпьете чашечку кофе или вы уже завтракали?

— Не откажусь.

Вельсер кивнул одному из своих телохранителей, и тот поспешно подошел к официантке.

Через минуту принесли дымящийся кофе в маленькой чашке.

Штурмбанфюрер пригубил ароматный напиток и расслабленно откинулся на спинку стула.

Профессор же допил свой кофе и, загадочно улыбнувшись, произнес:

— Дела на фронтах идут не лучшим образом. Наша ставка на отряды «бессмертных» пока что не оправдала заплаченную цену. Русские все-таки нашли способ с ними бороться... —

— Я всегда был против плана «Тотенхерц», — сухо заметил Хорст. — Непомерно высокая цена и сомнительный результат.

— Но зато неисчерпаемые ресурсы, да еще какие!

— Не буду с вами спорить, однако останусь при своем мнении.

— Единственное, чего нам удалось добиться, так это временно обезопасить границы рейха. Новые отряды СС держат оборону и готовы продержаться вплоть до Страшного суда...

Профессор тихо рассмеялся, вытирая губы салфеткой.

— Наступление союзных войск приостановлено, по что делать дальше? Я все чаще и чаще задаю себе в последнее время этот вопрос.

— Не только вы, — усмехнулся Дитер. — Мы в глухом тупике и недавнее покушение только лишний раз это подтверждает.

— Тут я с вами совершенно согласен, — кивнул Вельсер. — Третьему рейху требуется новое мощное оружие, дабы сдвинуть войну с мертвой точки.

— Сейчас вы говорите прямо как Геббельс, — снова усмехнулся штурмбанфюрер. — Оружие возмездия, сокрушительный удар по врагам нации... Все это пустые слова и не более. О реальном положении дел осведомлены немногие, и мы с вами как раз к ним и принадлежим. К чему юлить, профессор, говорите напрямую, что вы задумали?

— Не я задумал, а Зиверс, — доверительно сообщил Вельсер. — Помощь должна прийти извне, и ее источник лежит далеко за пределами Германии.

— Только не рассказывайте о Шангрилле, с легкой руки адмирала Деница превратившейся в устрашающую легенду. Неприступная крепость, северный оплот фюрера. Пожалуй, оттуда я бы ждал помощи в самую последнюю очередь.

— Общеизвестно, что наши военные базы на Севере еще одна гениальная деза Абвера, — несколько обиделся профессор. — Союзники заглотнули наживку и теперь вовсю шерстят северные широты, в надежде обнаружить сокрытые во льдах немецкие города новой Швабии. Отвлекающий маневр удался, но мало чем помог.

— Хорошо, что вы в таком случае предлагаете?

«Ну-ну, — подумал Карел, — что-то затевается. Неужели я снова попаду из огня да в полымя? Нет, так часто одному человеку просто не может везти. В противном случае получается, что кто-то действительно намеренно дергает за веревочки. Знать бы еще, кто управляет самим кукловодом».

— В институте готовится новая экспедиция на Тибет, — сообщил Хорсту Вельсер и стал терпеливо ожидать его реакции.

Дитер был недоволен, нечто подобное он и ожидал услышать. Легкая прогулка по живописным местам, древние храмы, вечные заснеженные горные пики — чем не долгожданный отпуск? Но на самом деле все было не так уж и просто.

— Какая уже экспедиция, третья?

— Нет, шестая, — поспешно поправил штурмбаннфюрера профессор, — причем две последние в полном составе бесследно исчезли...

— Об этом я ничего не слышал, — озадаченно кивнул Хорст. — Давно исчезли?

— В прошлом году, весной. Мы посылали экспедиции с интервалом в месяц, и они обе исчезли бесследно.

— Какие-нибудь мысли имеются?

— Сначала мы полагали, что это дело рук вездесущего спецотдела НКВД, но русские с конца двадцатых годов не интересуются Тибетом. Мы проверяли. Вряд ли в исчезновении экспедиции замешаны большевики. Здесь явно что-то другое.

— Что-то другое? Профессор, вы говорите загадками. Раньше, насколько я помню, такое за вами не наблюдалось.

— Все мы рано или поздно меняемся, — пожал плечами Вельсер. — Война заставила нас взглянуть на многие вещи по-новому. Во всяком случае, я в начале войны и сейчас... поверьте, Дитер, два совершенно разных человека. М-да... Полагаю, вы уже догадались, что я хочу предложить вам участие в новой экспедиции. Нам нужны такие, как вы, опытные профессионалы старой закалки, способные вернуться назад, с чем бы ни пришлось столкнуться. Что скажете? Вы согласны?

Штурмбанфюрер колебался. Пауза затянулась.

Тщательно все обдумав, Хорст уже был готов сказать твердое «нет», но Карел опередил его, взяв инициативу в свои руки.

— Скорее всего, да, — улыбнувшись ответил майор, — но мне нужно некоторое время, чтобы все обдумать.

— Я вас не тороплю, — поспешил заверить профессор. — Подумайте, все взвесьте, решите свои личные проблемы, если они у вас, конечно, есть. Понятно, что с высшим руководством трений не будет. Я все устрою, тем более Зиверс лично заинтересован в вашем участии в предстоящей экспедиции.

«Даже так?!! — удивился Карел. — Посмотрим, что будет дальше».

Но одна мысль не давала ему покоя. Почему штурмбаннфюрер решил отказаться?

Выяснить это было невозможно, искусственный блок по-прежнему держал чужое сознание в крепких тисках, делая его совершенно недоступным для нейроразведчика.

11

Около двух часов дня «БМВ» штурмбаннфюрера затормозил у здания Главного управления «Анненэрбе».

Дитер, судя по его мыслям, собирался сдать в архив какие-то бумаги, касающиеся реорганизации лагерей смерти. Суть этих изменений Карел так и не понял, что-то касательно руководства. Обычные кадровые перестановки. Одних смещали, других повышали, типичная чистка в ведомственных кругах, что в Третем рейхе случалось довольно часто.

Фасад Главного управления впечатлял.

На крыше огромный каменный орел, сжимающий в мощных когтях черного ягненка. По левую сторону от орла располагалась статуя играющего на свирели фавна, по правую — перебирала струны маленькой арфы обнаженная валькирия. Эти символы должны были напоминать о непосредственной связи «Анненэрбе» с немецким искусством.

Могущественная организация до сих пор устраивала грандиозные выставки древнеарийских реликвий, которые регулярно посещало высшее руководство Третьего рейха.

Общий вид здания оформлял лично Шпеер по просьбе самого Гиммлера.

Что ж, выглядело неплохо.

Отсалютовав стоящим у дверей эсэсовцам, штурмбаннфюрер вошел в роскошный вестибюль Главного управления.

Майор обратил внимание на необычные шлемы часовых, увенчанные блестящими стальными рожками. Весьма символичное нововведение.

Внутри здания преобладали красные и черные тона, но рассмотреть интерьер подробно Карел не успел. В ту секунду, когда Хорст приветливо поздоровался с каким-то полным господином, майор вырубился.

Это было похоже на нырок глубоко под воду. Темный омут сомкнулся над головой. Абсолютная глухота, абсолютная слепота: ни звуков, ни красок, даже пульс в висках и тот не был слышен.

Карел не на шутку забеспокоился: такого с ним еще ни разу не случалось. Однако сознание не потерял.

Что ему оставалось?

Висеть в этой заполняющей вселенную черноте и ждать. Как это вообще с ним могло произойти? Неужели у немцев имелась установка для глушения вражеского нейроразведчика?

Нет, вряд ли.

В здании Главного управления им нечего скрывать. Административная волокита мало кого могла заинтересовать, в особенности если учесть тот факт, что все документы зашифрованы.

Значит, здесь что-то другое, наверняка связанное с этой новой нейротехнологией, которую из-за нехватки времени так и не успели как следует изучить.

А может, его донор попросту умер? Но тогда бы Карела автоматически выбросило в родное тело. Сейчас же происходило нечто из ряда вон выходящее.

Он просто в одно мгновение потерял все связи с внешним миром. Где он? Что он? Сколько это продлится?

Развить далее свои неутешительные размышления майору не пришлось, так как связь с ускользнувшей было реальностью так же внезапно восстановилась.

Шок повторился, включение оказалось не менее болезненным, чем выключение.

Штурмбанфюрер уже покинул Главное управление и ехал сейчас по Майнеплатц в надежде заглянуть в какое-нибудь кафе.

Справившись с бурей чувств, Карел мягко перехватил управление и, остановив машину возле Центрального универмага, выбрался наружу, вдыхая полной грудью холодный январский воздух.

За ночь здорово похолодало, отметка градусника наверняка опустилась ниже нуля.

Захлопнув дверцу, майор решил немного пройтись.

Сегодняшний приступ сильно обеспокоил его. Навалившаяся глухота вполне могла быть следствием развивающейся психической болезни донора, не выдерживающего противоестественное для психики сосуществование.

А ведь Карел пока не сумел ничего выяснить.

Ощущение нормального здорового человеческого тела постепенно вернуло ему душевное равновесие. Первоначально избранная им тактика — временно затаиться — оказалась ошибочной. Кто знает, может быть, если он чаще станет контролировать донора, то приступ не повторится.

Это следовало проверить.

Увидев вывеску «Браунер Ладен», майор решил посетить знаменитый магазин.

Сначала он с интересом изучил витрину известного на всю Германию эзотерического универмага, обслуживающего исключительно офицеров СС.

На витрине возлежал крупный магический шар из темного стекла, утопленный в оригинальной деревянной подставке. Чуть левее стояло чучело иссиня-черного ворона, по всей видимости реквизит магазина. Рядом с птицей располагалась совершенно роскошная магическая доска, которую Карелу тут же захотелось приобрести.

Прочие безделушки были ему незнакомы, но вряд ли они представляли что-нибудь стоящее. Настоящие раритеты по понятным причинам так просто не продавались.

Майор решительно открыл стеклянную дверь, мелодично звякнул колокольчик.

Стоящий у дальнего прилавка эсэсовец с огромной черной овчаркой на поводке отсалютовал вошедшему офицеру, Карел поприветствовал эсэсовца в ответ. Больше в магазине посетителей не было: слишком ранний час. К вечеру, вероятно, здесь будет не протолкнуться.

Эсэсовец с видом знатока внимательно изучал красивый старинный кинжал средневековой работы.

Пес у его ног, недовольно поглядев на майора, глухо зарычал.

— Тихо, Тод.

Овчарка мгновенно успокоилась. К Карелу уже спешил средних лет лысеющий продавец в тонком позолоченном пенсне.

— Чего желает господин штурмбаннфюрер?

— А что вы предложите? — в свою очередь поинтересовался майор, снимая перчатки.

— В конце прошлой недели к нам поступил совершенно потрясающий справочник новых восточногерманских рун, — с готовностью принялся перечислять продавец. — Издание дополненное и исправленное, настоятельно рекомендую. Также имеется в продаже «Книга Оборотня» Вилле Глосса, это что касается книжных новинок. Кроме того, подвезли свежие защитные талисманы, целая коллекция, прибывшая недавно прямо из Палестины.

— Гм... — Карел задумчиво оглядывал прилавки. — Даже и не знаю, что выбрать...

— Хорошенько подумайте, — улыбнулся продавец, — не буду вас лишний раз отвлекать.

И он вернулся к рассматривающему кинжал эсэсовцу.

— Да, пожалуй, я возьму его, — сообщил немец, и продавец принялся аккуратно упаковывать товар.

— Древнеливийская работа, вы не пожалеете.

— Он займет достойное место в моей коллекции.

— Давно собираете?

— Восемь лет.

— О...

Майор с интересом разглядывал прозрачные стеллажи.

Перед началом войны магазин в основном торговал нацистской символикой, но затем, соответственно спросу, ассортимент изменили.

Талисманов здесь и впрямь было великое множество, прямо глаза разбегались. Но кое-что все же было знакомо. Например, «Ангстброше» — «Брошь страха», нагрудный магический знак члена НСДАП.

По легенде считалось, что враг Третьего рейха, касающийся этой безделушки, тут же испепелялся молнией Одина.

Чушь, конечно, но некоторые этого значка действительно боялись, как и пресловутых молний СС.

За всеми этими символами стояли определенные силы.

Взять, к примеру, ту же свастику — древний знак разрушительного огня, «черное солнце», знак коловращения земных стихий, подчиненных адскому пламени. Пятиконечная звезда Советского Союза — правильная пентаграмма, не менее древний, чем свастика, мистический пифагорейский символ, который многие считали воплощением стихии льда.

Эти древние знаки ввергли мир в очередную кровопролитную бойню, и не каждый солдат задумывался над тем, под каким символом на знамени он умирает.

— Ну, как, вы уже что-нибудь себе подобрали? — Продавец был невероятно доволен предыдущим клиентом, так как тот купил достаточно дорогую и, главное, редкую вещь. Как правило, древнее коллекционное оружие мало кого интересовало.

— Я видел у вас на витрине магическую доску.

— Да, да, конечно, — улыбнулся продавец. — У нас их осталось всего две, ручная работа. Желаете посмотреть?

Карел кивнул.

Продавец заглянул под прилавок и извлек оттуда точную копию доски с витрины.

— Можете ее испытать. Уверяю, она отлично действует.

Майор раскрыл резные створки и, положив руку на деревянный штатив с круглым прозрачным оконцем, или, как его еще называли, «линзой диалога», попробовал связаться с кем-нибудь из мертвых, все равно с кем, лишь бы проверить доску в действии.

Деревянный штатив сам собой зашевелился, прополз по нескольким нарисованным на дне доски символам, после чего в стеклянном оконце появилась короткая надпись.

Майор наклонился поближе, чтобы разобрать мелкий текст, и с удивлением прочел: «Берегитесь, сегодня вас попытаются убить».

— Ну как? — с воодушевлением спросил деликатно держащийся в сторонке продавец.

Майор накрыл «линзу диалога» ладонью, и послание тут же исчезло.

— Беру.

Выйдя из магазина с упакованной доской под мышкой, Карел поспешил к своему автомобилю.

Ветер на улице усилился, стемнело. Второй прожитый внутри нового донора день подходил к концу.

Искусно лавируя в потоке машин, майор ехал домой к штурмбаннфюреру.

Странное потустороннее предупреждение не произвело на него особого впечатления. Ну, мало ли? Бестелесные духи иногда любят позабавиться над смертными. Хотя расслабляться в любом случае не следовало.

Неприятности начались раньше времени.

Невдалеке от дома спустило заднее колесо. Карел кое-как подвел автомобиль к обочине и, тихо чертыхаясь, осмотрел осевший баллон. Запаски в багажнике не было, да и не стал бы он возиться. Как только доберется домой, пошлет кого-нибудь за машиной.

С неба начал срываться мелкий снег.

Майор поднял воротник и, инстинктивно оглянувшись, заметил среди прохожих знакомое лицо. Зрительная память сработала мгновенно, он тут же узнал промелькнувшего в толпе человека.

Это было его собственное лицо. Вернее, было недавно.

Именно в этом теле Карел шел в рейд к Тойфельханду. Значит, нейроразведчик.

Слежка? Маловероятно. Но наверняка не случайность.

Не подавая виду, что он вычислил преследователя, майор поспешно направился в сторону дома. Каких-то два-три квартала, около десяти минут хода.

И все же это очень странно.

Берлинским агентам было строго запрещено выходить на контакт. Для них штурмбаннфюрер Дитер Хорст с момента подселения просто не существовал.

Что же, черт возьми, происходит?

Мгновенно приняв решение, Карел резко свернул в темный узкий переулок. Здесь начинался рабочий район, не самое подходящее место для вечерних прогулок.

Преследователь, конечно, не отставал. Карел его не видел, но явственно ощущал враждебное присутствие где-то за спиной.

На что тот рассчитывал?

Может быть, на то, что телом сейчас управляет именно донор? В этом случае майор наверняка бы не почувствовал слежки.

Карел зашел в первый попавшийся подъезд темной, неприветливой пятиэтажки. Поднялся по лестнице на третий этаж и принялся ждать.

Где-то через пару минут дверь подъезда тихо скрипнула. Вошел мужчина в кожаной куртке и, ли секунды не колеблясь, дважды выстрелил вверх.

Преследователь отлично видел в полутьме, пули прошли в сантиметре от лица штурмбаннфюрера.

Пистолет стрелял почти бесшумно. Майор пошатнулся и медленно сполз на грязные ступени.

Послышались неспешные шаги.

Убийца желал удостовериться, что он все-таки попал. Он поднимался не спеша, естественно, страхуясь. Подошел, остановился над распростертым телом. Наклонился проверить пульс.

Пульса не было.

И тут Карел выстрелил прямо ему в лицо.

Получив маленькую темную кляксу на лбу, убийца рухнул на не успевшего увернуться майора.

«Забавно, я только что убил сам себя».

Пора было уносить ноги: жильцы могли слышать грохот выстрела.

Карел оттолкнул мертвого донора к стене.

«Прости, парень. Ты славно мне послужил, однако оказался не в тех руках... »


Злополучный квартал майор успел покинуть вовремя.

Вне всяких сомнений, на месте перестрелки уже работал патруль. Конечно, дело осложнит применение поисковой собаки, однако Карел надеялся на удачу.

В конце концов, всегда можно отвертеться.

Во всяком случае, до сих пор ему везло.

Трюк с пульсом он проделывал уже не первый раз. Техника выключения донора была довольно проста. На самом деле пульс у штурмбаннфюрера никуда не пропадал, просто сердцебиение сильно замедлилось. Подобные фокусы на Востоке спокойно демонстрировали адепты разных магических культов.

Проблема сейчас была лишь одна — Дитер Хорст.

Как штурмбаннфюрер объяснит себе все произошедшее? А что, если вслед за этим последует очередной приступ глухоты?

Немец упорно обманывал себя, уверяя, что с ним все в порядке, что он абсолютно здоров, но долго так продолжаться не могло. Раздвоение сознания медленно и неотвратимо разрушало его личность.

Учитывая все это, майор принял решение как можно реже отпускать донора.

Конечно, существовали ситуации, с которыми он при всей своей подготовке вряд ли мог справиться. Не хватало знания необходимой информации, которая находилась рядом, но была абсолютно недоступна.

Благополучно вернувшись домой, Карел сообщил слуге о поломке машины и тот тут же позвонил в автомастерскую.

— Машина мне понадобится завтра утром, — строго предупредил майор.

Внутренним зрением он увидел, как рядом с его домом остановился автомобиль с тремя незнакомыми людьми.

Через пару минут зазвонил дверной колокольчик. Слуга поспешно пошел открывать. Вернувшись, удивленно сообщил:

— Там какие-то люди в форме, они извиняются за столь поздний визит и настоятельно просят вас проехать с ними.

Мысленно выругавшись, Карел спустился на первый этаж и увидел там двух буддийских монахов в черной форме СС.

Монахи учтиво поклонились, после чего отсалютовали штурмбаннфюреру по-нацистски.

— Сахиб Хорст, — произнес один из них с сильным акцентом, — простите за внезапное вторжение, но далай-лама Воталхе хочет с вами поговорить до своего отъезда в Мюнхен. Завтра утром он улетает, и у вас уже не будет возможности пообщаться.

«Странно, — подумал майор, — глава «Зеленых братьев» настойчиво желает пообщаться, но ведь я еще не принял окончательного решения по поводу участия в тибетской экспедиции. Что ж, должно быть, это будет весьма любопытная встреча».

Еще Карел подумал, что его вполне могут раскрыть. По слухам, далай-лама обладал некими сверхчеловеческими способностями, чем снискал Уважение самого Гитлера...


Тибетский монах Воталхе появился в Берлине в начале двадцатых годов. Тогда он еще был простым монахом, но так лишь казалось со стороны. Те, кто знал этого человека поближе, понимали, что имеют дело с одним из «тайных посвященных».

В узких кругах он сразу же получил прозвище «Человек в зеленых перчатках». Эти самые перчатки были неотъемлемым атрибутом Воталхе. Говорили, что он никогда их не снимал.

Еще многие понимали, что перчатки — знак принадлежности к высшей касте Лхасы и с этим человеком следует считаться.

По национальности Воталхе был индус, что в принципе не имело особого значения.

Появившись в Берлине, он сразу же переходит к активным действиям, на удивление точно предсказывая события, например, количество нацистских депутатов, прошедших на выборах в рейхстаг. Причем все так называемые предсказания тибетского гостя печатались в периодической прессе.

Неплохой ход.

На него тут же обращают внимание высшие нацистские круги.

Проходит полгода, и вот уже Воталхе регулярно принимает у себя сам Гитлер, не устоявший перед обаянием ясновидящего монаха. Мудрец предсказывает фюреру колоссальные победы, но при этом ловко умалчивает о конце.

За несколько лет до прихода нацистов к власти, еще в 1926 году, в Берлине и Мюнхене поселяется небольшая колония тибетцев, впоследствии превратившаяся в тайное оккультное общество «Зеленых братьев».

Гости с Востока действительно предвидели многое.

Позднее, когда нацисты наконец пришли к власти, Гитлер и Гиммлер не делают ни одного серьезного политического или военного шага, не проконсультировавшись прежде с тибетским другом.

Советская нейроразведка давно уже присматривалась к экзотическому советнику Третьего рейха, но подобраться близко не удавалось.

Защита тибетцев была значительно сильнее оккультных приемов «Анненэрбе», а их пси-энергия по сей день оставалась абсолютно непробиваемой не только для легкого поверхностного зондирования.

После того как погибло несколько нейроразведчиков, тибетцев решили оставить в покое.

Но одно удалось установить точно. Воталхе владел некими ключами, открывающими дверь в царство Агарти. Эта дверь якобы находилась в Гималаях и являлась астральным окном связи с внеземными силами.

Шестнадцатый отдел подозревал, что тибетцы имеют свою «Лестницу Иакова» удобный коридор между соседними мирами. В их лице перед православной Россией вставал действительно могучий противник, но время открытой схватки пока что не пришло...


— Хорошо, — ответил Карел, — я только отдам некоторые распоряжения слугам.

Монахи остались в холле, а майор вернулся на второй этаж и проинструктировал Ульриха по поводу машины:

— Как только ремонтники привезут ее сюда, поставь автомобиль в гараж и проверь заднее левое колесо, прежде чем платить...

— Не беспокойтесь, герр Хорст, я за всем прослежу.

Снова спустившись на первый этаж, штурмбаннфюрер позволил монахам проводить себя к машине, великолепному белому «роллс-ройсу». Сразу было видно, далай-ламе не чужда традиционная восточная роскошь.

Через четверть часа машина затормозила у особняка главы «Зеленых братьев».

Воталхе лично вышел встретить ночного гостя, чем заранее подчеркнул его значимость.

«Интересно, раскроет он меня или нет? — с азартом бывалого разведчика подумал Карел. — Или ему будет выгоднее промолчать? Что ж, вполне в восточном духе. Бойся гнева терпеливого человека... »

Далай-лама был облачен отнюдь не в эсэсовскую форму, а просторный белоснежный балахон.

Он провел штурмбаннфюрера в залитую светом приемную, предложив удобное кресло, сам же Воталхе уселся на ярко-оранжевую циновку на небольшом возвышении.

Возраст тибетца было сложно определить, на вид где-то около пятидесяти, но с таким же успехом ему могло быть и за семь десятков. На Востоке мудрецы умели прятаться за ширмой вечности, однако даже это не спасало их от неминуемой смерти, уравнивающей в конечном счете всех.

— Еще раз извинюсь за внезапное беспокойство, сахиб Хорст, но дело слишком важно для меня. — Голос Воталхе был мягок и приятен, и, главное, ни малейшего акцента, словно тибетец с младых ногтей говорил на немецком. — До меня дошли слухи, что вы включены в состав новой экспедиции в Гималаи?

— Ну, этот вопрос еще окончательно не решен, — замялся Карел, несколько неуютно чувствуя себя в этом роскошном дворце.

— И все же, скорее всего, вы уже приняли решение.

— Да, если руководство не передумает, я буду участвовать в экспедиции.

— Оно не передумает.

«Так-так, — подумал майор, — далай-лама уже осведомлен, или, быть может, он воспользовался своим даром ясновидения? Я бы многое отдал за то, чтобы узнать, что он рассмотрел в грядущем. Чем закончится для штурмбаннфюрера Хорста экспедиция на Тибет».

— Насколько мне известно, вы — профессиональный антрополог, специалист по расовой теории.

— Да, это так, — подтвердил Карел, размышляя, не самое ли время выпустить настоящего Дитера Хорста, ибо разговор мог зайти в опасную область.

— И какие же вы проводите исследования?

Что ж, пока можно и сымпровизировать.

— Одно время я делал замер черепов казненных красных комиссаров. Выезжал на оккупированные советские территории. Мною проделан колоссальный труд...

В принципе майор говорил сейчас чистую правду, ибо был подробно знаком как с биографией штурмбаннфюрера, так и с его исследованиями.

— Скажите, к каким же выводам вы пришли? — продолжал свои неспешные расспросы далай-лама, не то из вежливости, не то из чистого любопытства. А может быть, что-то проверяя?

— Выводы неутешительны, — нехотя признался штурмбаннфюрер. — Результаты моих исследований вызвали сильное недовольство рейхсфюрера Гиммлера. Мне запретили публиковать мои научные дневники.

— Но почему, сахиб Хорст? Что же вы такое выяснили, работая на оккупированных восточноевропейских территориях?

— Замеры черепов русских делались по давно отработанным нами методикам. Согласно исследованиям, оказалось, что процент арийского населения в Советской России существенно выше, чем в самой Германии, — со скрытым злорадством ответил Карел. — Также на меня возложили исследование уровня нравственности русского народа. Материала было предостаточно. Несколько месяцев я сводил воедино результаты медицинских обследований славянских женщин, вывезенных в Германию. Более девяноста процентов обследованных лиц женского пола от пятнадцати до двадцати лет — девственницы. Теперь вы понимаете, почему мои дальнейшие разработки этих вопросов запретили?

Далай-лама задумчиво смотрел куда-то поверх головы штурмбаннфюрера.

Внезапно по его смуглому лицу пробежала едва уловимая тень печали, и он медленно продекламировал:

Когда постыла мне мирская суета,
и я на склонах Латши Кханг искал уединенья,
тогда Земля и небо сговорились
и бурю-вестника послали мне в союз.
Воды и воздуха стихии, с грядою мрачных туч
вступив в боренье,
Луну и Солнце поглотили...

Стихотворение можно было понимать двояко. Но Карел решил, что Воталхе весьма поэтично предсказал скорый крах Третьего рейха.

Очень хотелось, чтобы это было правдой, однако следить за мыслями тибетского мудреца — пустая трата времени. Читать меж строк майор никогда не умел.

— Мои слова удивили вас? — чуть погодя, поинтересовался далай-лама.

— Скорее встревожили.

— Что ж, похоже, я не ошибся в вас. Вы тот самый человек, который сможет все изменить... Вы вообще в курсе, что искали последние две экспедиции?

— Меня еще не успели подробно ввести в курс дела.

— Они искали Титарапари, легендарный Проклятый Вавилон, — пояснил Воталхе. — Страшное место, там расположен вход в Шамбалу. Я отговаривал руководство от этой затеи, но меня не послушали. Впрочем, как всегда.

— Вы считаете, что мифическая Шамбала действительно существует? — осторожно спросил Карел.

Далай-лама загадочно улыбнулся.

— Я открою вам маленькую тайну, но вы, скорее всего, сейчас мне не поверите. Что ж, время и только время убедит вас в этом. Шамбала не просто существует, МЫ ВСЕ В НЕЙ ЖИВЕМ...

Совершенно потрясенный майор смотрел на улыбающегося мудреца, с трудом осознавая смысл произнесенных слов.

Кто он? Кто скрывается под личиной тибетского мудреца? Друг или враг?

— Вот видите, вы мне не верите... — с глубокой скорбью вздохнул Воталхе. — Никто никогда не верит...

... Издавна существовала завораживающая сказка о том, что 30 — 40 веков назад в районе пустыни Гоби процветала великая цивилизация, но во время некой природной катастрофы погибли почти все ее представители.

А те немногие, кому удалось уцелеть, ушли в гималайские пещеры и там разделились на две группы. Одни назвали свою страну Агарти, и она стала центром мирового добра. Здесь древние мудрецы предавались созерцанию и старались не вмешиваться в земные дела. Вторые основали страну Шамбалу — центр могущества и насилия, управляющий миром, хранилище разрушительных неведомых сил, доступных лишь посвященным...

12

Большая черная птица описала круг над западной частью Берлина и медленно стала снижаться.

Нужную улицу она отыскала без труда, отлично зная карту столицы Тысячелетнего рейха.

Один из стоящих у газетного киоска эсэсовцев с интересом взглянул на небо, заметив промелькнувший черный силуэт.

— Эй, Йозеф, что ты там увидел? Английский бомбардировщик?

Эсэсовец обернулся, хмуро поглядев на улыбающегося приятеля:

— Это был тотенфогель.

Приятель помрачнел:

— Опять кого-то из наших убили. Ведь фюрер обещал, что с фронтов будут отозваны все живые...

— Тише, болван, не так громко, — зашипел Йозеф, оглядываясь на идущего по противоположной стороне улицы офицера. — А откуда «бессмертные» берутся, ты подумал?

— Так ведь...

— Вот тебе и «так ведь», если русские не убьют, так заградительные отряды постараются...

Тем временем черная птица искала нужный дом, зорко вглядываясь в здания внизу.

Вот она еще больше снизилась, подлетела к окну пятого этажа и, зависнув в воздухе, заскребла когтями по стеклу.

В комнате появилась бледная хрупкая женщина. Руки у нее дрожали, и открыть закрытое на зиму окно она смогла не сразу. Наконец шпингалеты поддались, и в комнату ворвался колкий морозный ветер.

Птица запрыгнула на подоконник и, угрожающе расставив крылья, пронзительно закричала.

Женщина испуганно отпрянула в сторону, и тут началось превращение.

Выросшая прямо из пола черная воронка полностью поглотила бьющую крыльями птицу.

Пространство у окна на несколько секунд искривилось, и вот уже посреди комнаты стоит высокий смуглый солдат в черной эсэсовской форме тотенфогеля.

— Вестник смерти, шарфюрер Вульф Хофман, — четко представился он и, раскрыв планшет, быстро пробежал глазами заполненный бланк. — Вы, Мари Шветцер, жена лейтенанта Пауля Шветцера?

Мари кивнула.

— С великим прискорбием уполномочен сообщить, что ваш муж погиб двадцать четвертого января на восточногерманской границе. Погиб во имя Третьего рейха при выполнении секретного задания. За свои заслуги перед Отечеством он посмертно награжден рыцарским Железным крестом с дубовыми ветвями и мечами. Примите мои искренние соболезнования. Германия лишилась очередного героя, но его смерть не была напрасной, фюрер не забывает своих верных солдат.

С этими словами тотенфогель торжественно вручил вздрагивающей от глухих рыданий женщине коробочку с орденом и черный матовый конверт с похоронкой.

Затем солдат щелкнул каблуками и, подойдя к окну, снова обернулся черной птицей, но Мари уже не видела этого.

Положив коробочку с наградой и конверт на комод, она, зябко ежась, вернулась в гостиную, закрыла окно, все еще не осознавая, что то, чего она больше всего боялась, сегодня произошло.

Пауль больше не вернется. Никогда.

И, главное, ведь не было никаких знамений, ничто не предвещало случившейся беды.

С самого начала войны она мысленно готовила себя к тому, что однажды он не придет, навсегда оставшись за порогом их маленькой квартиры. Пыталась представить себе, как будет жить без него, но не могла.

А ведь смерть на поле боя — это так естественно. Каждый солдат Третьего рейха мечтал умереть во имя Родины и фюрера. Но Мари, как ни силилась, этого не понимала. Как же можно стремиться умереть, даже во имя чего-то важного, когда живым ты можешь сделать намного больше, чем находясь там, где наверняка ничего нет?

Присев на край кровати, она бездумно рассматривала черное птичье перо у батареи.

Вестник смерти оставил напоминание о своем недавнем присутствии.

Лучше бы она вообще не подходила к окну, ведь сразу стало ясно: Пауль мертв.

Вестник смерти вполне мог не застать Мари дома, но тогда бы он прилетал снова и снова, пока не выполнил бы свой долг.

Это Мари знала наверняка.

Она так и не притронулась ни к награде, ни к конверту, словно ворвавшееся в ее дом горе не существовало, пока она не извлечет на свет проклятую похоронку.

Мари плохо помнила, как настал вечер; кажется, она все так же неподвижно сидела на кровати, завороженно глядя на оставшееся после птицы перо.

Когда в комнате совсем стемнело, Мари очнулась и, с отвращением подобрав перо бумажной салфеткой, выбросила его в форточку.

В полдвенадцатого ночи в квартире раздалась трель дверного звонка.

Мари еще не спала, она вообще не была уверена, что сможет сегодня уснуть. Она даже позабыла позвонить матери в Кельн, а теперь и вовсе не решалась.

Внезапно раздавшийся звонок спутал все ее мысли.

Сейчас так поздно. Кто же это может быть? Сосед? Нет, вряд ли. Тогда, может, владелец дома? В такое позднее время? Нет, тоже маловероятно.

Накинув на плечи теплую кофту, Мари пошла открывать. Сняла дверную цепочку, отодвинула щеколду замка.

На пороге стоял Пауль.

Сердце тут же оборвалось и полетело куда-то вниз.

Невредимый?

Живой!

Она хотела броситься ему на грудь, но что-то остановило ее. Пауль неподвижно стоял на пороге и, казалось, смотрел сквозь нее. Его глаза были затянуты странной мутной пленкой, вокруг залегли черные тени. Лицо было бледным или скорее серым, с темными пятнами на лбу и скулах.

Что с ним случилось?

Наверное, Пауль тяжело ранен!

Но кто отпустил его в таком состоянии из госпиталя?

Или, быть может, он сам оттуда ушел, но зачем?

Столько вопросов, и все — без ответа.

Мари взяла мужа за руку и тут же отдернула свою.

Рука Пауля была ледяной.

— Что... что с тобой случилось?.. Почему ты... молчишь?

Он по-прежнему смотрел сквозь нее, а в голове женщины крутилась одна и та же мысль, словно фраза с заезженной старой пластинки: «Тотенфогель никогда не ошибается».

Прикрыв рот ладонью, чтобы сдержать рвущийся наружу крик, Мари медленно отступила в глубь квартиры.

Пауль пошевелился и, тщательно вытерев ноги о коврик, вошел. Неуклюже повернулся, закрыл дверь, защелкнул замок.

Было видно, что некоторые движения давались ему с трудом, словно их совершал слепец. Нащупав рукой цепочку, он закрыл и ее, затем снял фуражку, стянул шинель, повесив ее на вешалку.

Мари в ужасе глядела на мужа. Только сейчас она почувствовала исходящий от него резкий запах сырой земли.

С трудом сняв сапоги, Пауль направился в ванную.

Затаившаяся в прихожей Мари подумала, что она только что сошла с ума, вернее, не только что, а в тот момент, когда услышала звонок.

«Может быть, я просто сплю, — думала она, присев на пол, — и все мне попросту снится... после ужаса, вызванного вестью о смерти... И сейчас я вижу сон, в котором Пауль пришел со мной попрощаться».

Но нет, это был не сон. В ванной комнате что-то загремело. Мари вздрогнула.

Дверь открылась. Пауль медленно вышел в прихожую и, пройдя мимо вжавшейся в угол жены, зашел на кухню.

Поднявшись на ноги, Мари кинулась к ванной комнате и, заскочив туда, захлопнула дверь, заперев ее на прочную задвижку.

Нужно было что-то делать, куда-то бежать, просить о помощи.

Страх парализовал ее. Она с трудом соображала и только теперь догадалась оглядеться.

Зеркало над умывальником было разбито. Раковина засыпана землей. На кафельном полу лежали осколки баночки из-под крема.

И вот тогда Мари закричала.

Ей показалось, что собственный крик оглушил ее.

Плевать, слышали соседи или нет, об этом она сейчас не думала. Но лучше бы они ее услышали и вызвали помощь.

Наверное, она потеряла сознание, потому что внезапно очнулась на полу. Очнулась от странного звука, будто кто-то тихо поскребся в запертую дверь ванной.

Мари напрягла слух, но ничего не услышала. За дверью никого не было, наверное, ей почудилось.

А что, если он ушел? Просто собрал вещи и ушел?

«Нужно позвонить маме и в полицию... Или нет, сперва лучше в полицию».

Скорее всего, прошло много времени, пока она лежала в беспамятстве на полу. Наверное, уже настало утро.

Прижавшись щекой к двери, Мари стала слушать.

В квартире было тихо, как и вчера, как и много пустых дней подряд, только где-то на кухне тихо капала вода.

Кухня.

Ну конечно же ведь из ванной он прошел именно туда.

Сделав над собой усилие, Мари тихонько отодвинула щеколду, слегка приоткрыла дверь. В нос ударил могильный запах сырой земли. Им пропиталась вся квартира.

Немного постояв в нерешительности и убедившись, что все спокойно, Мари осторожно вышла в прихожую, первым делом взглянув на вешалку.

Фуражка, шинель и сапоги оставались на месте.

Значит, он не ушел. Но тогда где он, что делает? Почему в квартире так тихо? Мари понимала, что ей следует зайти на кухню, но как заставить себя...

Она сделала шаг, затем еще один и еще...

На кухне горел свет, дверь была приоткрыта. Нужно всего-навсего заглянуть, и Мари заглянула.

Пауль сидел за кухонным столом совершенно неподвижно. Перед ним стояли две тарелки, лежали столовые приборы, соль, салфетки... Мутные глаза бессмысленно смотрели куда-то в стену.

Пауль ждал, когда жена наконец разложит еду. Он сам расставил тарелки, положил приборы. Все как обычно, и сейчас его совершенно не волновало, что сидит он на кухне уже несколько часов.

Мари отпрянула назад, больно ударившись локтем об угол двери.

Телефон!

Следовало немедленно позвонить. Почему она раньше этого не сделала?

В дверь квартиры настойчиво постучали.

— Фрау Шветцер, откройте! Военный контроль. Мы пришли по-поводу вашего мужа...

Вскрикнув, Мари бросилась к двери, словно боясь, что ее сейчас кто-то непременно догонит.

Как только она отперла замок, в квартиру тут же вошли эсэсовцы.

— Где он?

— На... на кухне...

— Хиль, уведите женшину...

Один из эсэсовцев бережно взял дрожащую Мари под руку и настойчиво увлек в ближайшую комнату.

— Фрау Шветцер, не беспокойтесь, мы сейчас все исправим...

Остальные прошли на кухню.

Тот, что был постарше, с петлицами «Анненэрбе», достал из кармана черный мел и нарисовал на лбу у неподвижно сидящего за столом мужчины рунический знак Дак — двойной символ власти.

— Встать! Мужчина подчинился.

— Надень свои вещи и спускайся вниз, там тебя будут ждать...

Когда Пауль вышел, анненэрбовец спрятал мел и, вытерев влажный лоб, тихо произнес:

— Кое-кому придется за это ответить.

— Что сказать его жене?

— Да так и скажите все, как есть.

— Но...

— Это приказ...

Мари испуганно выглянула из гостиной:

— Он уже... уже ушел?

— Да он ушел, фрау Шветцер, и больше не вернется. Весь этот кошмар никогда не повторится, можете быть уверены. От имени руководства Вермахта позвольте попросить у вас прощения. Если желаете, командование предоставит вам другую квартиру.

Мари испуганно переводила взгляд с одного лица на другое.

— Но что это было?.. Пауль... прилетал вестник смерти, он сообщил...

— Да, мы знаем. Произошла досадная ошибка, и виновные будут строго наказаны.

— Как ошибка? Мой муж жив! Эсэсовцы переглянулись:

— Понимаете, не совсем... Ваш муж будет служить своей Родине, но мы бы советовали вам не рассчитывать на его возвращение.

— Но почему?!

— Потому что он мертв.

Один из эсэсовцев успел ее подхватить.

— Черт возьми, Хиль, вызовите врача...


Встреча с далай-ламой имела огромное значение.

Воталхе, по всей видимости, окончательно убедился в том, что Зиверс остановил свой выбор именно на том человеке, который был необходим для предстоящей экспедиции.

После разговора с штурмбаннфюрером Хорстом его участие в поездке на Тибет было окончательно утверждено.

Профессор Вельсер в срочном порядке подбирал остальных членов экспедиции.

Все время, пока тянулась привычная бюрократическая волокита, майор ни разу не отпускал своего донора, полностью контролируя все его действия.

В конце недели, как раз перед великим нацистским праздником «Тридцатое января», когда Третий рейх вовсю готовился к празднованию Дня Взятия Власти, годовщине провозглашения Адольфа Гитлера канцлером Германии, Карелу поступило интересное приглашение поучаствовать в ежемесячном спиритическом сеансе, регулярно проводимом высшими чинами СС в замке Вевельсбург.

Участие в подобном мероприятии было сопряжено с большой опасностью, но майор сразу же согласился, ибо то был еще один великолепный шанс заглянуть за ширму таинственности «Наследия предков».

Если его раскроют, прощай тибетская экспедиция, но рискнуть все же стоило.

Спиритический сеанс был назначен на четвертое февраля. День был выбран не случайно. При выборе его эсэсовцы строго руководствовались картой рунического зодиакального круга.

Карел не знал, бывал ли раньше Дитер Хорст в Вевельсбург, и потому решил вести себя как можно осторожней.

Если что-то пойдет не так, то он тут же уступит место донору, который наверняка сумеет выкрутиться из любой ситуации.

Съездить в замок они договорились с подполковником СС Эвальдом Брэгге. Как понял Карел, Хорст был хорошо с ним знаком.

Что ж, интересно посмотреть, заметит ли тот подмену.

Утро четвертого февраля выдалось пасмурным и дождливым. Идеальный день для проведения сеанса общения с мертвыми. Духи, как известно, не любят солнечный свет.

Эвальд Брэгге заехал к штурмбаннфюреру около восьми утра, сильно удивив Карела своим оригинальным экипажем. Черная карета, запряженная четверкой лошадей, выглядела на берлинских улицах достаточно экзотично.

— Я вижу, вы удивлены? — рассмеялся Эвальд, открывая перед штурмбаннфюрером лакированную дверцу. — Сегодня я решил добраться в Вевельсбург с шиком. В конце концов, у нас ведь нет строгой регламентации транспортных средств.

— Эвальд, вы всегда поражали меня своей эксцентричностью, — улыбнулся Карел.

Правил каретой молчаливый смуглый мужчина и черной чалме, видимо один из опытнейших телохранителей Брэгге.

Когда карета тронулась, Эвальд спросил:

— Я слышал, намечается новая экспедиция на Тибет. Вы, кажется, недавно встречались с далай-ламой?

— Да, я буду участвовать в экспедиции в качестве расолога.

— Скажите, а какое впечатление произвел на вас Воталхе?

— Какое впечатление? — переспросил Карел. — Гм... трудно так с ходу ответить. Без сомнения, он выдающийся человек, похоже, видящий далекое будущее и оттого пребывающий в бесконечной печали.

— О да, мой друг, — усмехнулся Брэгге, — умножающий знания умножает горе мира. Тот, кому известно все наперед, наверняка несчастен. Знать обо всем заранее и не иметь возможности вмешаться... настоящее проклятие богов.

— А что, по-вашему, значит «нельзя вмешаться»? — Майор озадаченно взглянул на собеседника. — Вы хотите сказать, что далай-лама, видя будущее, не может его изменить?

— Именно так, мой друг, именно так. Понимаете, будущее — это такая прочная штука, которую нельзя сдвинуть даже на шаг. Оно сопротивляется, причем сопротивляется довольно жестоко. Я как раз возглавляю научный отдел, занимающийся данной проблемой. Полгода назад мы свернули секретную программу «Die Strasse der Zeit» пo исследованию так называемой «мембраны времени» профессора Майербаха. Конечно, вам незнаком этот термин?

— Ну разумеется, — улыбнулся Карел. — Наши отделы занимаются достаточно специфическими исследованиями, разрабатывая диаметрально противоположные проблемы.

— Все так, — согласился Эвальд, — но цель у нас одна — приблизить скорейшую победу Третьего рейха. М-да... О победе сейчас говорить, конечно, преждевременно и даже, учитывая последние события, наивно, но я объясню. Теория «мембраны времени» основана на реальной возможности путешествия либо в будущее, либо в прошлое.

— Но позвольте, каким образом? Вы говорите о вещах из области чистой фантастики.

— Так ведь все и начинается с фантастики. Мы практически создали устройство, вскрывающее пространство, но до первых испытаний дело не дошло. Будущее невозможно изменить. Не стану утомлять вас рассказом, почему мы пришли к столь неутешительному выводу. Скажу лишь об одном: вне всякого времени существуют определенные законы, не позволяющие изменять ход тех или иных исторических событий. Представьте себе граммофонную пластинку. Сделанную уже раз запись нельзя изменить, поцарапать можно, изменить — нет. Царапина испортит музыку, создаст шум и помехи, но запись останется прежней, совершенно недоступной. Вот так и со временем.

— Но кто в таком случае сделал эту первоначальную запись? — с иронией поинтересовался штурмбаннфюрер.

Брэгге в ответ заговорщицки подмигнул и тихо добавил:

— Об этом, мой друг, лучше не говорить вслух.

К сожалению, увлекательную беседу не удалось продолжить, карета уже подъезжала к замку, без сомнения древнему строению, сохранившемуся, наверное, еще со времен тамплиеров.

Старинное место было выбрано не случайно. Эта земля хранила исчезнувшие традиции, что для СС, сформированного по принципу средневековых орденов, было немаловажно.

Замок Вевельсбург входил в своеобразный мистический треугольник, одной из вершин которого являлись скалы Экстернштайна, где в былые века поддерживался древнегерманский культ огня. Здесь находилась обсерватория, в которой жрецы наблюдали круговорот светил.

Каждому сочетанию небесных светил соответствовала определенная руна.

Так создавался рунический зодиакальный круг.

Еще одна вершина треугольника — Тевтобургский лес. По легенде, среди его дубов в начале новой эры предводитель союза германских племен Арминий наголову разгромил три римских легиона. Священное место было щедро обагрено кровью доблестных предков.

Офицеры выбрались из остановившейся во дворе замка кареты.

Вевельсбург не произвел на Карела особого впечатления. Обыкновенный средневековый бастион одного из феодалов, маниакально боящегося нападения соседей. Никакой мистической ауры над этим местом не ощущалось, хотя, возможно, нужно быть потомственным немцем, чтобы почувствовать силу древней крови.

У входа в замок стояли часовые, судя по петлицам псионики третьего разряда.

Майор решил лишний раз не рисковать и передал управление донору.

Дитер Хорст повел себя достаточно естественно, по всей видимости, он все-таки здесь уже не раз бывал.

Псионики отсалютовали только что прибывшим офицерам СС, беспрепятственно пропустив их внутрь замка.

Мрачная роскошь внутреннего убранства также не впечатлила майора.

Обилие красного и черного, старинные гобелены, рыцарское, чудом не истлевшее оружие на стенах, портреты каких-то хмурых людей с глазами палачей.

Пол был выложен рунической плиткой, а в главном зале замка прямо по центру красовалась гигантская черная свастика.

И еще вездесущие сквозняки.

Свечи в канделябрах время от времени задувало, и тогда охране замка приходилось вновь оживлять их огнем.

Офицеры прошли через главный зал, где был приготовлен каменный постамент для священной чаши Грааля, которую многочисленные экспедиции «Анненэрбе» так и не отыскали.

«Хотя бы муляж, что ли, сделали для красоты», — подумал Карел, ибо пустое возвышение выглядело довольно уныло, словно зловещее напоминание о неизбежном крахе Третьего рейха.

Священная христианская реликвия никак не могла оказаться в грязных руках нацистов. Помогающие России силы ни за что бы этого не допустили, потому Грааль оставался для Гитлера не более чем красивой, но совершенно недоступной легендой.

Следующий зал был поменьше. Именно здесь и собирались высшие посвященные Черного ордена, элита «Анненэрбе».

Повсюду в зале были расставлены свечи.

Одну стену занимал огромный кроваво-красный нацистский флаг, концы которого время от времени колыхались.

За круглым столом сидело тринадцать человек — подражание рыцарям короля Артура.

В потолке над столом находилось круглое окно. А под столом, как узнал Карел из мыслей штурмбаннфюрера, располагался огромный колодец, ведущий глубоко в недра земли, где прямо под замком протекала подземная река. Из колодца сильно дуло, тянуло сыростью, которая пробирала до самых костей.

«Если меня раскроют, то наверняка сбросят донора в этот сатанинский колодец, — скептически подумал Карел. — Не самая приятная смерть».

Все участники были в сборе.

Штурмбанфюрер знал практически каждого. Помимо обычного имени каждый член тайного круга посвященных имел еще одно, особое.

Так, самого Дитера здесь звали Аятара, а Эвальд Брэгге именовался среди членов круга Борлаксом.

— Господа, наконец мы все в сборе, — поднялся генерал Гюнтер Дерц, негласный секретарь тайных встреч. — Произнесем же те слова, которые на протяжении всех этих лет лишь еще крепче сплачивали наше единство.

Прочие посвященные тоже поднялись. Встал со своего места и Дитер Хорст.

В зале повисло торжественное напряжение.

— Ар-эх-ис-ос-ур... — хором, будто произнося некую мантру, выдохнули эсэсовцы.

Это было заклинание, обращенное к стихиям, священная формула вечности. К кому взывали солдаты Тысячелетнего рейха? Возможно, все выяснится прямо сейчас.

Произнеся свое странное воззвание, посвященные вновь расселись по местам.

И снова заговорил Гюнтер Дерц:

— Недавно я общался с одним из наших Покровителей, вы знаете, кого я имею в виду.

По залу пронесся тревожный шепоток.

— Спокойно, господа, спокойно. Новости он мне сообщил не такие уж плохие, мы на верном пути. Но худшие прогнозы подтвердились. Среди иудеев очень скоро действительно должен появиться новый мессия. Понятно, что «второе пришествие» нам сейчас совершенно ни к чему. Покровители недовольны, в частности, медленной работой наших лагерей. Евреев следует как можно быстрее окончательно уничтожить, иначе мы лишимся той высшей помощи, которую до сих пор имеем. Уйдут Покровители — и Третий рейх падет.

Дерц перевел дух, после чего продолжил:

— Также мне сообщили, что Германия должна продержаться до сорок шестого года. Это крайний срок. Именно тогда, на тринадцатый год существования нашей империи придет долгожданная помощь, и наши враги умоются своей кровью, ибо грядет Великий Суд и выживут после него лишь Истинные. Именно мы будем править после, мы и наши щедрые Покровители.

«О каких Покровителях вещает этот идиот? — с недоумением подумал Карел. — Что здесь, в конце концов, происходит? Что случится на тринадцатый год?»

Дитер Хорст сейчас об этом не думал, его голова была абсолютно пуста, то ли штурмбаннфюрер впал в некий транс, то ли просто отключился, слившись в одно целое с прочими посвященными.

Важным было не это, а то, что майор все-таки нашел главное нацистское гнездо, нашел и теперь не знал, что делать дальше.

Часть пятая ЛХАСА

13

Февраль 1944 г.

Когда круглое окно в потолке потемнело, начались приготовления к спиритическому сеансу.

Карел решил пока не брать управление донором в свои руки. Штурмбаннфюрер выглядел вполне естественно. Хотя необратимые процессы в его психике, наверное, уже начались.

Хорст не осознавал того, что время от времени им управляет некто чужой, поселившийся в голове. Сознание автоматически блокировало абстрактное восприятие подобной информации.

Штурмбаннфюрер не видел Карела, но какой-то частью своей личности все же понимал: что-то идет не так.

Самообман не мог длиться вечно.

Пока что все навязанные извне действия он воспринимал как свои собственные, правда, некоторым поступкам не мог найти вразумительного объяснения, полагая, что попросту позабыл мотивацию своих недавних действий.

Согласие на участие в экспедиции, покупка магической доски, убийство следившего за ним незнакомца — все это происходило словно во сне.

Штурмбаннфюрер не мог внятно объяснить себе, очередная ли это галлюцинация или все-таки реальность. Сознание защищалось, настойчиво сопротивляясь, и об этих внутренних парадоксах Дитер Хорст просто старался сейчас не думать...

В зал внесли большую черную доску.

Как оказалось при ближайшем рассмотрении, это была дверь. Высокая, двухстворчатая, покрытая мелкой резьбой.

Штурмбаннфюрер знал, что дверь сделана из черного дерева и покрыта особым лаком с добавлением человеческой крови. Именно через нее к высшим посвященным раз в месяц являлся Вызываемый.

У этого существа не было имени. Оно приходило исключительно по своей воле, и все его многочисленные откровения можно было истолковывать двояко.

Вызываемый не был оракулом, но некоторые его предсказания иногда сбывались вплоть до мелочей.

Так, он предсказал недавнее покушение на фюрера.

Иногда Вызываемый рассказывал о неком Человекобоге, царствие коего скоро грядет на земле.

Посвященные слушали эти речи с большим вниманием, ибо Грядущий Человекобог сулил помощь и поддержку.

Неведомые Покровители Третьего рейха относили себя к слугам Грядущего, но только, в отличие от людей, к слугам высшего порядка.

«Кукловоды кукловодов», — подумал Карел, тщательно прослушивая мысли штурмбаннфюрера.

Сейчас майора волновал один-единственный вопрос, сможет ли Вызываемый почуять затесавшегося в ряды посвященных «чужака»?

Личное оружие при входе в замок офицеры не сдавали, стало быть, Карел успеет забрать на тот свет двух-трех эсэсовских ублюдков, прежде чем его донор будет убит, и первым делом он, пожалуй, начнет с генерала Дерца.

Дерц курировал практически все медицинские эксперименты «Анненэрбе», проводившиеся на «живом материале». Подобная мразь не имела права на жизнь.

Младшие эсэсманы тем временем готовили зал к началу обряда вызова.

Свечи в канделябрах были поспешно заменены, вместо них устанавливались черные восковые фигуры. Дверь на металлической подставке поставили у восточной стены зала.

«Недаром одно из имен дьявола — Утренняя Звезда», — тут же подумал Карел, все больше увлекаясь происходящим.

Что ж, обставлено все у немцев достаточно красиво, со свойственной нацистам помпезностью.

Настоящий рыцарский орден адептов черной магии.

Каждый из посвященных повязал себе лоб красной лентой с тройным ведическим символом.

Этот знак был майору неизвестен.

Когда снаружи окончательно стемнело, приготовления окончились.

Восковые фигуры ровно горели необычным бледно-зеленым пламенем.

Карелу стало смешно. Он отчетливо представил, как сейчас эсэсовцы режут посреди зала черного жертвенного козла и начинают по очереди пить его теплую кровь, а потом из-за дверей вылезает гигантская жаба, и посвященные подобострастно целуют ее в зад. Все в соответствии со средневековыми представлениями о сатанинских мессах.

— Господа, — подал голос Дерц, — прошу положить ваши руки на стол ладонями кверху.

Посвященные подчинились.

— Что-то новенькое, — прошептал Брэгге, сидящий слева от майора.

Молодой вервольф медленно, по часовой стрелке, обошел стол, рисуя кистью у каждого на ладони по латинской букве.

Буквы были разные, и вместе они составляли некое слово. Слово было написано на латыни, но Карел при всем желании не смог бы его прочесть.

Это была формула вызова.

Сейчас все и начнется.

Ровные языки огней задрожали, будто в зал ворвался порыв ветра. Может, это был обыкновенный сквозняк, но майор старался подмечать любые детали.

Черная дверь сдвинулась с места и, повернувшись, принялась вращаться. Створки задрожали, вырезанные символы принялись хаотично меняться, складываясь в совершенно абсурдные картины.

Вот огромный черный корабль идет ко дну в море бушующего огня, вот уродливые птицы терзают чью-то плоть, горы оживают и сталкиваются посреди залитой кровавым светом равнины, лиловые облака низвергают на землю потоки тлеющего шлака.

Ну конечно же картины иных миров, вот, значит, откуда приходит Вызываемый.

Через несколько секунд дверь замерла, узоры слились воедино, хаос стремительно пожирал порядок, смена рисунков все ускорялась, и тогда с вибрирующих створок потек лак.

Карел решил, что что-то пошло не так, но в мыслях штурмбаннфюрера не было даже намека на какое-либо беспокойство.

Стекающий лак собирался на кафельном полу в большую лужу.

Печать выхода была открыта.

Двери резко распахнулись. Из прямоугольного проема ударил свет, мощный ветер с гулом ворвался в зал, гася огонь, выдирая из стен канделябры.

Посвященные сидели не двигаясь, ураган странным образом их не касался, обходя круглый стол стороной.

Промчавшийся по залу бушующий ветер наконец нашел круглый колодец в полу и с протяжным воем втянулся под землю.

В дверях появился Вызываемый.

Беснующийся за спиной ураган он просто игнорировал. Ветер проходил сквозь его зыбкую фигуру.

Разглядеть Вызываемого оказалось невозможно, его контуры постоянно размывались, смешиваясь и перетекая. Угадывались лишь смутные очертания человеческой фигуры.

Вызываемый сделал шаг и ступил в зал. Его сопровождало странное жужжание, будто...

«Ну и ну, — подумал Карел. — Это что же, Повелитель Мух собственной персоной? Или видна только ширма и важен не внешний вид, а содержание? Но почему он выбрал именно такой образ? Что он прячет за ним? Свой истинный лик или намерения, которые легко сокрыть, надев маску извечного Врага Человеческого?»

Я пришел, — прозвучал в головах присутствующих голос.

— Мы приветствуем тебя, Король Ужаса, в своей скромной обители, — произнес Дерц.

Я вижу, что сегодня вас больше, чем в прошлый раз. Вы приняли в круг неофита?

Перехватив управление донором, Карел незаметно расстегнул кобуру.

— О чем ты? — удивился Дерц.

Раньше вас было пятнадцать, теперь шестнадцать... Впрочем, не имеет значения. Спрашивайте.

— Мы слышали, грядет очередной мессия, — подал голос кто-то из офицеров. — По слухам, он явится среди богоизбранного народа, но на этот раз не станет восходить на крест.

Да, это так. — В голосе Вызываемого почувствовалось разочарование. — Мы не можем помешать этому. Уничтожьте Готовящегося Прийти и будете вознаграждены Грядущим.

Но как мы найдем его, ведь времени все меньше и меньше...

Ищите женщину. Не пройдет и года, как Он появится на свет. Вы должны найти ее и уничтожить вместе с Тем, кто уже будет в ее утробе.

— Мы ускорим ликвидацию живого материала, — клятвенно пообещал Дерц, — можете не сомневаться в этом.

Ищите эту женщину, — повторил Вызываемый. — Иначе Мы заберем вас всех, как малую плату Грядущему.

Силуэт пришельца стал медленно таять.

Его фигура оплыла, лишившись человеческих очертаний.

Черное гудящее облако повисло под потолком зала и, отрастив длинное щупальце, стало медленно втягиваться в дышащий светом проем двери.

«Кто же меня прикрыл? — думал Карел, вспотевшей рукой задвигая в кобуру пистолет. — Какие силы? Или, быть может, он намеренно меня не заметил?»

«Почему тогда, в лесу, она не сказала мне, куда ведут его нити, вверх или вниз. Это многое бы решило».

Или она не видела?

Медленно тающее облако постепенно исчезло в проеме. Сила ветра уменьшилась, но режущий глаза свет не померк.

— Откройте слово! — выкрикнул генерал, и посвященные поспешно положили руки на стол ладонями вверх.

Затем все пятнадцать офицеров одновременно сомкнули пальцы.

Дверной проем вздрогнул, и створки захлопнулись, словно ножом перерезая ураганный ветер.

Черный рисунок застыл.

Железная подставка снова повернулась вокруг своей оси, и все замерло.

Лишь бесшумно колыхался огромный флаг на восточной стене.

Майор посмотрел на дверь. Черной лужи под ней уже не было. Лак вернулся на место.

— Странно, — негромко проговорил генерал, снимая с головы повязку. — Что он говорил о шестнадцати посвященных?

— Наверняка очередная аллегория, — нервно рассмеялся Брэгге. — По всей видимости, сегодняшний гость намекал нам на то, что мы должны подобрать в наш круг нового члена.

На этом вопрос был исчерпан.


Окончательный состав экспедиции был утвержден самим Зиверсом в двадцатых числах февраля.

Всего на Тибет отправлялось девять человек, хотя троих людьми назвать было довольно трудно.

Руководителем экспедиции назначили Алоиза Зикса, опытнейшего оперативника, служившего в зондеркоманде СС самого Отто Скорцени.

Об этом человеке было мало что известно, одни лишь слухи. Говаривали, что, переодевшись в тибетского монаха, он в 30-х годах несколько раз проникал в Лхасу, но, что там искал, оставалось невыясненным. Советская разведка не была всесильной, а любая касающаяся Тибета информация немцами тщательно скрывалась.

Техническим руководителем стал некто Вернер Фох, шарфюрер СС, о нем и вовсе не было никаких сведений.

В состав группы вошли также профессор археологии Герхард Зигель, геофизик Виктор Шнее, расолог Дитер Хорст и псионик «Анненэрбе» Курт Мерц.

Роль последнего в предстоящей поездке до конца не была ясна. Во всяком случае, Карелу следовало остерегаться в первую очередь именно этого члена предстоящей экспедиции.

В качестве охраны к исследовательскому отряду были прикреплены трое солдат СС из недавно сформированной дивизии «Тотенхерц». Эта новость оказалась для майора самой неприятной.

24 февраля, в день основания НСДАП, все члены экспедиции прибыли на секретный аэродром Пенемюнде. Объект использовался в основном для испытания новых реактивных самолетов и стратегических ракет фон Брауна. Аэродром имел четыре линии внешней охраны и хорошее прикрытие с воздуха.

Так немцы не оберегали, пожалуй, даже знаменитый «черный архив» «Анненэрбе», расположенный в замке Альтан в Нижней Силезии.

Карел прибыл на аэродром, как и было назначено, к семи часам утра.

Светало, хотя день обещал быть довольно сумрачным.

— Ну что, вроде все в сборе, — усмехнулся Зикс, сверяясь со списком, — Вы, как я понимаю, Дитер Хорст, наш расолог?

Карел кивнул, и они с Зиксом обменялись рукопожатием.

Руководитель экспедиции был высок и широкоплеч. В черном кожаном плаще и в эсэсовской фуражке он чем-то неуловимо напоминал нацистского палача Карла Адольфа Эйхмана и поэтому сразу не понравился майору.

Археолог Герхард Зигель оказался невысоким, склонным к полноте мужчиной средних лет, Виктор Шнее — немного нервным молодым человеком в очках. Вернер Фох внешне очень походил на Зикса, словно эсэсовцы были братьями. Ну а Курт Мерц имел типичную для всех псиоников внешность: бледный, худощавый, с красными воспаленными глазами человека, страдающего хронической бессонницей.

— Наш почетный караул из бессмертных солдат рейха присоединится к экспедиции уже в самолете, — счел нужным сообщить Зикс, после чего повел коллег вдоль унылых серых ангаров.

— А нельзя было собраться непосредственно у самолета? — раздраженно поинтересовался профессор.

— Нет, нельзя, — спокойно отрезал Зикс — Сегодня ночью над аэродромом был замечен некий неопознанный летающий объект, в данный момент небо проверяют.

— А разве наша защита уже пропускает вражеские разведчики? — удивился Шнее.

— Если на борту вражеского самолета нет оружия, то он может свободно перемещаться в небе, — пояснил Зикс — Почему так происходит, нужно спросить у этих чертовых тибетских лам, окончательно задуривших голову нашему фюреру...

— Я вижу, вы их за что-то сильно недолюбливаете?

— Я им не верю, — презрительно бросил Зикс — Эти люди преследуют какие-то свои скрытые цели.

— Я бы вам порекомендовал воздержаться от подобных разговоров, когда мы прибудем в Лхасу, — посоветовал Фох. — Держите язык за зубами.

Зикс не ответил.

Действительно, то, что во главе тибетской экспедиции поставили человека с такими взглядами, казалось довольно странным.

В небе промелькнуло два плоских силуэта.

Зикс остановился, глядя на заходящие на посадку реактивные самолеты. По всей видимости, именно они и проводили утреннюю проверку неба.

— Однако, какие красавцы! — восхищенно произнес он.

— Что это? — спросил несколько озадаченный профессор. — Я, честно говоря, не очень хорошо разбираюсь в нашей авиации.

— «Хортены», — не без гордости пояснил Алоиз, — новые истребители-невидимки, год назад поступившие в эскадрильи Люфтваффе.

— А что значит «невидимки»?

— Они абсолютно не засекаются радаром. Конструкция придумана гениальными братьями Хортен.

— Но я не вижу у них ни хвостового оперения, ни закрылков, — продолжал удивляться профессор. — Как же они летают?

— Технология летающего крыла, — коротко бросил Зикс и, поправив за спиной рюкзак, двинулся к темно-серому ангару на краю взлетного поля. — Увидите наш транспорт, профессор, будете в полном восторге. Нам предоставили новейшую технику.

Когда они подходили к ангару, железные двери ожили, медленно расползаясь в разные стороны.

Навстречу исследователям вышел невысокий летчик в коричневой кожаной куртке.

— Капитан Вазель. Я поведу самолет.

— Отлично, мы можем уже загружаться?

— Так точно, все готово к полету, трое ваших... гм... сопровождающих уже заняли свои места. Можно поинтересоваться, кто будет управлять планером после его отсоединения?

— Им буду управлять я, — ответил Зикс.

— А вы в курсе, что планер оснащен ракетными ускорителями?

— Да, меня проинструктировали по этому поводу, не беспокойтесь, я уже летал на подобных малютках.

В ангаре стоял самолет.

Карел впервые видел дальний реактивный бомбардировщик «Арадо-555». Этот летающий монстр был предназначен для нанесения бомбовых ударов по США и Англии. Но программа оказалась слишком дорогостоящей, и проект Люфтваффе пришлось все-таки свернуть.

Однако пять машин успели построить.

«Арадо» имел уже традиционную схему «летающего крыла», использующуюся в конструкциях почти всех новых реактивных самолетов Третьего рейха. В его создании отразились идеи знаменитых немецких конструкторов Александра Лапиша и братьев Хортен, предпочитающих использовать в самолетах самые новаторские решения.

Всю эту информацию Карел почерпнул вовсе не из памяти своего донора, которого окончательно решил выключить.

Информацию о новом немецком бомбардировщике по крупицам собирали советские нейроразведчики. Был создан даже специальный отдел по изучению передовых технических разработок нацистов так называемого «оружия возмездия».

Новый бомбардировщик ничем Третьему рейху уже помочь не мог, а вот маневренные «Хортены» яростно сражались с советскими летчиками, нанося иногда существенный урон.

Под бомбардировщиком был закреплен грузовой планер фирмы «Даймлер-Бенц», покрытый блеклым серо-зеленым камуфляжем.

Внутри планера уже сидели трое странных солдат, в которых Карел узнал преследовавших его в окрестностях Тойфельханда эсэсовцев.

Конечно, это были не те же самые солдаты, но сходство поражало.

Никто из участников экспедиции не обратил на неподвижно сидящих эсэсовцев особого внимания. Лишь профессор поморщился, тихо выругавшись сквозь зубы. Все старались занять места как можно дальше от этой пропахшей сырой землей троицы.

— Они хоть умеют разговаривать? — шепнул на ухо Зиксу профессор.

— Нет, — честно ответил Алоиз, — но приказы исполняют беспрекословно, что на войне важнее всего.

В этом вопросе с руководителем экспедиции было трудно спорить.

Пройдя в кабину планера, Зикс с удовлетворением оглядел панель управления, после чего уселся за штурвал.

— Как вы успели заметить, господа, наш планер довольно внушительных размеров. Это транспортная модель. Мы находимся сейчас в верхнем отсеке, в нижнем располагается грузовое отделение. Там наши машины и прочее снаряжение, так что путешествуем с комфортом.

Взревели реактивные двигатели.

Зикс включил рацию, сообщая пилоту бомбардировщика, что можно взлетать.

Карел сидел рядом с профессором, который сильно нервничал.

— Не переношу все эти перелеты, — смущенно объяснил он, повернувшись к штурмбаннфюреру.

Майор в ответ ободряюще улыбнулся:

— Лететь недолго, профессор. Железная махина мигом доставит нас на место. Вот увидите, вы даже не успеете как следует понервничать.

Самолет покинул ангар и, развернувшись, выехал на взлетную полосу. «Арадо» начал стремительный разгон.

— Почему нам не выдали парашюты? — нервно спросил профессор. — Безобразие! Ведь по инструкции нам положены парашюты...

— Зигель, вы хоть раз прыгали с парашютом, — рассмеялся сидящий впереди Фох. — Уверяю вас, для дилетанта — это сущая пытка, в лучшем случае перелом обеих ног.

Профессор еще больше помрачнел и, забавно нахохлившись, принялся демонстративно смотреть в иллюминатор.

Карел тоже с интересом посматривал на тяжелые сизые облака, проплывающие по сторонам и внизу.

— Глядите, у нас появился эскорт, — постучал пальцем по стеклу Зигель.

И действительно, чуть ниже бомбардировщика летел изящный темно-зеленый «Хортен».

Майор искренне любовался этой боевой машиной, имевшей, с точки зрения аэродинамики идеальную форму. Больше всего новый немецкий реактивный истребитель напоминал огромную летучую мышь, расправившую тонкие перепончатые крылья.

Карел знал, что в прошлом году «Хортены» сменили слегка устаревшие реактивные Me-163 и Ме-262.

У союзников до сих пор не было оружия, способного на равных противостоять этим воздушным хищникам.

Майор и сам не заметил, как задремал, убаюканный мерным гулом двигателей, и чуть не пропустил момент расстыковки.

Планер легонько тряхнуло, салон накренился.

Сидящий за штурвалом Зикс включил ракетные ускорители, и планер сразу же выровнялся.

Карел посмотрел в иллюминатор, но заснеженных тибетских вершин не увидел, обзор застилали белые клубящиеся облака.

— Внимание, говорит пилот планера Алоиз Зикс и по совместительству ваш непосредственный начальник, — раскатисто прошелся по салону усиленный динамиками голос — Профессор, смотрите не наделайте в подштанники: мы садимся.

— Однако, каков нахал, — возмутился покрасневший Зигель.

— Кстати, я забыл вас предупредить, что это моя первая посадка, — продолжал веселиться Зикс — Планировать меня обучили, а вот садиться — не успели. Так что из иллюминаторов лучше не высовывайтесь. Пожелайте мне удачи, профессор...

Планер еще больше накренился, начав снижение, и только теперь Карел наконец увидел в окне заснеженные пики тибетских вершин.

14

Планер сел благополучно. Алоиз Зикс оказался первоклассным пилотом.

Воздушная машина застыла на огромной каменистой равнине, Невдалеке виднелась дорога, на горизонте горы.

— Мы в двух километрах от столицы Тибета Лхасы, — вылезая из пилотского кресла, сообщил Зикс.

— Слава богам, все обошлось... — пробормотал профессор, нервно сжимая в руках саквояж.

— Вы трое... — руководитель экспедиции обратился к молчаливому эскорту. — Поможете выгрузить автомобили.

Эсэсовцы зашевелились, покорно последовав за Зиксом.

Карел выбрался из планера. Снаружи оказалось довольно холодно,

— Обычно тибетская зима не такая холодная, — сказал вышедший следом за штурмбаннфюрером профессор. — Сейчас налетит ветер с гор, и мы здорово продрогнем...

Отдавая команды, Зикс выкатывал из грузового отсека планера походные «Кюбельвагены» темно-песочного цвета. Достаточно проходимый и простой в эксплуатации VW-82 был сейчас просто незаменим.

— В первой машине поедут Хорст, Мерц, Зигель и я, — объявил руководитель, вынося из Планера дополнительные канистры с бензином. — Остальные, включая охрану, усядутся во второй автомобиль. Вопросы есть?

Вопросов не было.

Погрузились. Зикс уселся за руль и, подняв тент, вырулил на дорогу. За баранку второй машины сел Фох, и маленький кортеж покатил в сторону Лхасы.

— В городе нас встретит далай-лама Тхутпэн. Вполне возможно, нам придется пойти на прием к регенту Тибета Квотухту, но, по слухам, он сейчас болеет, так что, скорее всего, мы сразу же возьмемся за дело.

— Хотелось бы знать, чем занимались здесь предыдущие две экспедиции, — поинтересовался Карел, — и где они работали, перед тем как исчезнуть.

— Обо всем этом и расскажет нам Тхутпэн, — кивнул Зикс.

Далай-лама Тхутпэн Гьяцо был весьма любопытной личностью. Еще в 30-х годах он пытался связать воедино достижения цивилизации Запада и культуры Востока. Далай-лама даже переводил труды европейских ученых и философов. Одной из книг, переведенных ламой, была «Майн кампф» Гитлера. Гьяцо нашел сходство символики национал-социалистов и тибетских буддистов не простой случайностью, утверждая, что этот древнейший буддийский знак фюрер принял в качестве официального государственного символа отнюдь не наугад...

Столица Тибета производила неизгладимое впечатление. Зловещие величественные строения Лхасы, казалось, были пропитаны духом самой вечности. По преданию, их возвели полчища демонов, призванных на помощь самым первым далай-ламой.

Единственным высоким зданием здесь был дворец верховного далай-ламы. Жилые дома преимущественно одноэтажные или двухэтажные, монастыри — максимум три этажа.

Течение времени не касалось этих стен. Тут по-прежнему царило средневековье, казалось, оно будет царить здесь и через сотни лет.

Весь мир постепенно менялся, но только не Лхаса. Покровителем ее была богиня Лхамо. Как правило, она изображалась плывущей по морю крови на огромном черном муле, покрытом волшебной попоной — тулумом, сделанным из кожи ее собственного сына, которого она убила за измену вере предков.

Островок былого, манящий своими соблазнами всех мистиков земного шара, действительно выглядел обломком некой древней могущественной цивилизации, пришедшей к закономерному упадку.

Но тайные знания по-прежнему хранятся где-то здесь, и потому европейцы не скоро оставят Тибет в покое.

Машины остановились у одного из монастырей.

Зикс приказал не покидать свои места, сам же направился внутрь.

Проигнорировав приказ, Карел вышел из автомобиля и зашел в аккуратный, залитый зимним солнцем двор. Его заинтересовал маленький монах, совершающий непонятный ритуал возле большой чаши. Похоже, он приносил жертву покровителям веры.

Позади майора остановился профессор, также решивший заглянуть в монастырь.

— Что он там раскладывает? — спросил его майор, кивнув на чашу с непонятным содержимым.

— Боюсь, человеческие останки, — ответил Зигель, с любопытством рассматривая монаха. — Взгляните на небо, над монастырем парят орлы. Он для них старается, точнее, для демона-покровителя Чжамсарана.

— Во что же верят эти монахи?

— В буддизме нет понятия Бога Творца. На Тибете атеистическое учение Будды тесно переплелось с местным культом бон.

— Демонопоклонники?

— Совершенно верно, штурмбаннфюрер, Религию бон исповедовали в Тибете еще до прихода сюда буддизма. Эта религия основана на веровании в злых духов природы и способах борьбы с ними. Среди адептов этой религии много всевозможных колдунов. Их считают лучшими посредниками при контактах с потусторонними силами.

— Теперь я понимаю, — кивнул майор. — Они читают особые мантры и тем самым открывают проход между нашим миром и миром потусторонним.

— Считается, что эффект мантр, произносимых в трансе, достигается акустическим резонансом, — стал увлеченно пояснять Зигель. — Именно звуки этих частот, как полагают сами тибетцы, способны настроить контактера на особый лад, необходимый для общения с определенным духом. Мантры и ритуальный танец! Ритм, характер движений, частота дыхания монаха отточены веками. Как правило, ритуальный танец сопровождается ударами литавров. Воспроизводится эффект шаманского бубна. Например, во время обряда камлания частота ударов составляет от ста восьмидесяти до двухсот ударов в минуту...

— Что соответствует частоте биения человеческого сердца, — закончил за профессора Карел. — В свободное время я интересовался этими вопросами.

Во дворе монастыря появился Зикс и сразу же направился к коллегам:

— Я же просил вас не покидать машину.

— Нас заинтересовал один любопытный обряд, — профессор указал на маленького монаха, — а из окна автомобиля ничего не видно.

— Ладно, зовите остальных, сейчас к нам выйдет далай-лама. Он хочет лично повидаться с каждым...

Тхутпэн Гьяцо оказался весьма благообразным седым старичком с добрыми глазами китайского божка благополучия. Одет он был во все желтое и выглядел достаточно умиротворенным. Но именно этот человек когда-то сказал о Гитлере: «Этому чужеземцу боги предназначили великую судьбу!»

«М-да, точнее и не скажешь, — подумал майор, — фюрер немецкой нации надолго запомнится всему человечеству».

— Регент Квотухту, к сожалению, не сможет вас принять, — сообщил далай-лама, грустно качая головой, — но он обязательно передаст послание Его Светлости королю Гитлеру, где в очередной раз заверит его в дальнейшей дружбе. Вам же будет оказана любая помощь.

Говорил далай-лама на вполне приличном немецком.

— В первую очередь нас интересует судьба предыдущих экспедиций, — заявил Фох, — собственно, из-за этого мы сюда и приехали.

— Вам покажут то место, где они работали. Оно недалеко, рядом с горой Кайлас, — ответил Тхутпэн. — Вас также обеспечат провизией и всем необходимым.

— А что лично вы думаете по поводу их исчезновения?

— Они искали Титарапари. Я предупреждал, что это может быть опасно. Но меня не послушали. Что ж, я считаю своим долгом предупредить и вас. Остерегайтесь Проклятого Вавилона и в особенности — его тайн. Многие уходили туда, но никто до сих пор так и не вернулся.

— Мы учтем ваше предупреждение, — слегка усмехнулся Зикс — Нам не нужен ваш Проклятый Вавилон, как и его тайны. Мы пришли за людьми. Выяснить их судьбу — наш долг. Нам даны четкие инструкции найти следы последних двух экспедиций, и мы их найдем.

— Воля ваша.

На этом аудиенция была окончена.

— Да пребудет с вами здоровье, радость покоя и добродетели! — ритуально попрощался далай-лама, после чего вернулся в монастырь.

— Ну и где мы сегодня заночуем? — поинтересовался профессор. — Сильно сомневаюсь, что у этих ребят имеется в Лхасе гостиница. Может быть, передохнем в каком-нибудь монастыре.

— Совершенно исключено, — резко отрезал Зикс — На отдых времени нет. Заночуем в горах. Кстати, сейчас к нам выйдет проводник.

Проводник, молодой узкоплечий монах, абсолютно не понимал по-немецки. Но знание европейского языка ему и не требовалось, поскольку профессор Зигель понимал и неплохо изъяснялся на местном языке. Монаха усадили в машину, и он стал показывать, куда ехать.

Еще при самом въезде в Лхасу Карел заметил, что местные жители не обращают на них никакого внимания, словно вторгшихся в их замкнутый мир чужаков не существовало.

Это выглядело довольно странным, но, с другой стороны, к разъезжающим по столице европейцам могли уже привыкнуть. Ну а немцы были на Тибете самыми частыми гостями.

Покинув городскую черту, машины выехали на неровную, извилистую дорогу. Близился вечер, и Зикс уже потихонечку высматривал подходящее место для ночлега. Когда окончательно стемнело, решили сделать привал.

Безмолвные охранники весьма умело установили палатки, однако тут приключился неприятный казус.

Монах-проводник при виде солдат дивизии «Тотенхерц» внезапно побледнел и с ним приключилась настоящая истерика. Он размахивал руками, тыкал пальцем в эсэсовцев и что-то громко кричал на своем тарабарском языке.

Опасаясь, как бы проводник не сбежал, Зикс приказал Фоху с Мерцем связать тибетца.

Разожгли костры. Шнее принялся раскладывать припасы. Карел же с профессором решили немного прогуляться и осмотреть близлежащие горы.

— Странно все... — вслух рассуждал профессор, то и дело спотыкаясь о какой-нибудь камень. — К чему вся эта спешка? Перед кем Зикс выслуживается? Или ему действительно не терпится провести расследование в кратчайшие сроки, как было обозначено в инструкции. Вы что-нибудь об этом знаете?

— Не больше вашего, — ответил майор, — да и вообще мое участие в экспедиции до конца не ясно. Вы, Зикс, Шнее — я еще могу понять. Но на кой черт на Тибете понадобился расолог?

Спиной почувствовав движение, Карел резко обернулся.

Профессор вздрогнул.

— Что там? За нами кто-то идет?

— Ага, — подтвердил майор, вглядываясь в темноту. — Это Мерц, тоже видно решил перед сном прогуляться в том же направлении, что и мы.

— Псионики очень редко спят, — рассмеялся профессор. — Ночная прогулка нашему другу, боюсь, не поможет...

— Еще один не совсем понятный член экспедиции, — неприязненно скривился Карел. — Вот скажите, профессор, зачем на Тибете псионик?

— Ну... — Зигель явно был озадачен вопросом. — Возможно, в «Анненэрбе» опасаются русских разведчиков, ну этих, которые могут вселяться в других людей...

— И вы действительно в это верите?

— А что, есть основания сомневаться?

— Ну... вот когда поймают одного или лучше парочку... а так...

— Но вы же наверняка лучше меня знаете, что поймать «чужака» невозможно, как, впрочем, и убить.

— Не очень приятная тема, вы не находите, — поспешил положить конец этому разговору майор.

— Совершенно с вами согласен... Глядите, какие здесь звезды, да и луна будто другая.

— «Шарнир Времени», — задумчиво произнес Карел.

— Простите, что?

— Это из одного тибетского пророчества, — пояснил майор, — я думал, вы о нем знаете.

— Всего знать невозможно, штурмбаннфюрер, — несколько обиделся профессор. — Расскажите, что за пророчество?

— Легенда о приходе царства Шамбалы. Разверзнутся горы, раскроется Великая Бездна, взойдет на трон из человеческих костей Безликий. Поднимутся из плена камня первозданные стихии, восстанут непобедимые Воины Шамбалы и поведут человечество к «Шарниру Времени». Правители разных народов станут заключать с Шамбалой всевозможные сделки, принося клятвы и кровавые жертвы.

— Очередное пророчество о грядущем Апокалипсисе? Оно есть в легендах всех мировых культур... — ухмыльнулся Зигель.

— Возможно, — кивнул Карел, умолчав о том, что договор с Шамбалой давно уже заключен, клятва принесена, трон возведен и морем льется кровь идущих на заклание жертв.

Безликий за ценой не постоит.


В середине февраля полковник фон Штауффгнберг наконец принял решение.

Он понимал, что идет на самоубийство, но это его совершенно не волновало, даже наоборот, заставляло готовить покушение как можно тщательнее.

Провал недавней попытки уничтожения фюрера делал свое черное дело. Сопротивление таяло на глазах.

Теперь Гитлера еще больше боялись, будто некоего древнего бессмертного существа, наделенного первобытной всесокрушающей силой.

Конечно, после провала покушения гестапо прошерстило Вермахт и в особенности Абвер, однако удовлетворилось всего лишь десятком арестов некоторых неблагонадежных лиц, которые и раньше были на заметке. Неблагонадежные отправились в лагеря, а кое-кто был повешен.

В гестапо понимали: чудесное воскрешение фюрера морально сломает костяк организации. Зачем устраивать облавы, показательные процессы и казни, когда сопротивление и так уже деморализовано. Так в конечном счете и произошло.

Штауффенберг решил все сделать сам, действуя в одиночку и никого не посвящая в свои планы. Так надежней, да и висельников, в случае провала второго покушения, будет значительно меньше.

Если все удастся, то в рейхе есть кому взять власть в руки. Пусть фюрером станет хоть тот же Геринг, неважно. Главное, по Хозяевам будет нанесен мощнейший удар. Вряд ли они имеют, свою запасную кандидатуру, а если и имеют, то не смогут наладить контакт сразу, и драгоценное время будет потеряно.

Вскоре появилась информация, что фюрер созывает в своей ставке «Волчье логово» оперативное совещание высшего военного руководства. Лучшего момента для покушения могло уже и не быть.

Совещание было назначено на двенадцать тридцать 25 февраля.

Территория ставки имела мощную защиту: забор под высоким напряжением, колючая проволока, смотровые вышки и многочисленные пропускные пункты.

Охраняли секретный объект в основном вервольфы, из личной дивизии Гитлера «Агарти». Около трех десятков лучших псиоников «Анненэрбе» обеспечивали защиту от возможных попыток «вселения».

Вместе с пси-псами анненэрбовцы тщательно прочесывали территорию ставки, но за все эти годы ни одной попытки проникновения в ряды ближнего окружения фюрера замечено не было. Этот факт настораживал «Анненэрбе» больше всего, ибо непонятно было, с какой стороны последует неожиданный удар.

Удар последовал именно оттуда, откуда его меньше всего ожидали.

Старая, набившая оскомину истина вновь напоминала о том, что предусмотреть абсолютно ВСЕ невозможно. Спецслужбы не смогли предусмотреть элементарное. Полковник фон Штауффенберг шел на убийство совершенно добровольно, по своей инициативе.

Совещание должно было состояться в гостевом домике — прочном деревянном строении на бетонной основе, покрытом сверху пропитанным мазутом войлоком. В здании было три бронированных окна. Внутри по углам стояли маленькие столики, а в центре — огромный стол, как правило, заваленный оперативными картами.

Штауффенберг без проблем прилетел в Растенбург на трехмоторном «юнкерсе» около десяти часов утра. Он был вызван в ставку для доклада о состоянии дел в резервной армии. Дела там шли просто отлично, особенно после введения в бой дивизий СС «Тотенхерц». Но заслушать эти хорошие вести в тот день Гитлеру было не суждено.

На территорию «Волчьего логова» полковника должны были пропустить после того, как он назовет пароль.

Пароль был несложен, всего два слова: «Шарнир Времени». Что это означало, знал, пожалуй, один фюрер, лично контролировавший всю военную конспирацию.

Штауффенберг благополучно миновал посты и торопливо пошел к месту совещания с портфелем в руке. В портфеле среди бумаг покоилась мощная бомба с часовым механизмом. После провала прошлой операции заряд был специально удвоен.

На подступах к гостевому домику полковника остановили два офицера «Анненэрбе», держащие на поводках огромных пси-псов.

Слепые собаки принялись тщательно обнюхивать Штауффенберга.

Полковник не выдержал и довольно резко поинтересовался:

— Может, вы еще и меня обыщете?!

— Не нужно так нервничать, полковник, — спокойно отозвался один из псиоников. — Стандартная проверка, ей подвергаются все участники совещания. Все в порядке, вы можете идти.

Штауффенберг смерил эсэсовцев презрительным взглядом и двинулся к гостевому домику.

Разумеется, пси-псы легко находили взрывчатку, обладая более острым чутьем, нежели обыкновенные собаки. Но полковник знал, как обмануть их, заранее положив в портфель запрещенную с 1939 года Библию.

Достать Великую Книгу было нелегко, но неожиданно помогли англичане, передав ее по специальным каналам.

Таймер бомбы был установлен заранее ровно на 12:40. То есть взрыв произойдет через восемь минут.

«Во всяком случае, должен произойти», — мысленно поправил себя фон Штауффенберг.

Немного помедлив, он вошел в комнату для совещаний.

Фюрер стоял у самого дальнего окна. Он даже не повернул головы, когда полковник деликатно поприветствовал присутствующих. В последнее время Гитлер слышал только исключительно себя.

Кроме вождя нации в гостевом домике находились полковник Хайнц Брандт, генералы Гюнтер Кортен и Рудольф Шмундт. Над главным столом склонился полковник Курт Кох.

Остальные задерживались. Что ж, тем лучше: меньше жертв.

Штауффенберг невозмутимо посмотрел на часы и, поставив портфель на пол у большого стола, произнес:

— Извините, господа, но я отлучусь на несколько минут. Мне нужно позвонить в Берлин.

Никто не стал ему препятствовать.

До взрыва оставалось четыре минуты.

Полковник вышел наружу, с удовлетворением отмечая, что псионики уже убрались. Отойдя подальше от гостевого домика, Штауффенберг нервно закурил, подспудно понимая, что эта сигарета в его жизни последняя.

Сейчас он даже не думал о том, что его вполне могли видеть из окон комнаты совещаний. Спешащий сделать срочный звонок полковник стоял у проволочного заграждения и спокойно курил. Это не могло не вызвать подозрения, но на подозрения времени уже не оставалось.

Когда раздался взрыв, Штауффенберг даже не обернулся.

А на что там смотреть? Как огненный цветок за секунду разрывает на куски одноэтажное здание? Такое он много раз видел, но только на фронте.

Затем, отшвырнув сигарету, Штауффенберг достал из кобуры пистолет и пошел обратно к дымящимся развалинам.

Он сделал все, что было в его силах, теперь на его место придут другие.

Фюрер медленно выбирался из-под развороченных взрывом обломков.

Вид вождь нации имел жутковатый: волосы сгорели, правая рука была неестественно выгнута назад, одежда в некоторых местах тлела.

Штауффенберг выстрелил. Почти в упор.

Выстрелы откинули Гитлера назад, фюрер упал на спину, нелепо загребая здоровой рукой.

Полковник хотел убедиться, и он убедился.

Перед ним была бездушная кукла, а не живой человек из плоти и крови, который давно был бы уже мертв, погибнув еще там, в воздухе, в собственном самолете.

Интересно было бы узнать, кто же управляет этим существом, кто за него говорит, когда пустая внутри кукла открывает рот. Но...

Фюрер снова попытался подняться, из дырок в его голове сыпалась мелкая серая пыль.

В пистолете оставался всего один патрон. Штауффенберг приставил дуло к своему виску и, подмигнув вставшему во весь рост вождю, нажал на курок.

Полковнику повезло, осечки не случилось.

Вцепившиеся в его спину рычащие пси-псы уже рвали лишившуюся жизни плоть.


Утром монах-проводник все-таки сбежал, каким-то совершенно немыслимым способом освободившись от опутывавших его веревок.

Это очень сильно задело честь Зикса, собственноручно пеленавшего пленника волчьим узлом.

— Просто непостижимо... — бормотал он, осматривая разорванные веревки. — Похоже, он их просто перегрыз.

Подошел Фох, присел на корточки, перебрал брошенные на землю обрывки.

— Да нет, скорее уж перерезал чем-то острым. Думаю, ему помогли.

Зикс не ответил, чертыхаясь сквозь зубы.

Экспедиция благополучно застряла в самом начале. Горы были рядом, но, куда идти, мог указать лишь сбежавший проводник.

— Хорст, Зигель, вы прямо сейчас отправитесь в Лхасу. Возьмите одну из машин и постарайтесь все сделать как можно быстрее.

— Но позвольте, что мы будем там делать? — возмутился явно не выспавшийся профессор.

— Вы попросите далай-ламу Тхутпэна выделить нам другого проводника, — теряя терпение, пояснил Зикс — По-моему, это очевидно. Хорст, вы запомнили монастырь?

— Конечно, — подтвердил Карел, — тот монастырь самый крупный в Лхасе. В конце концов, если мы заблудимся, местные жители подскажут нам верную дорогу.

— Вы, по-видимому, рассчитываете, что тибетцы хорошо владеют немецким? — усмехнулся Зикс.

— Нет, — спокойно ответил майор, — я рассчитываю на то, что профессор вполне сможет с ними объясниться.

— Зигель?

— Ну, в некотором роде... — замялся археолог.

— В таком случае вперед. Да, если хотите, можете взять одного из наших охранников.

— Нет уж, спасибо, — тут же запротестовал профессор, — я и так за время перелета весь провонял погребом...

Зикс рассмеялся, но настаивать не стал.

Карел сел за руль ближайшего «Кюбельвагена» и они с Зигелем покатили в обратном направлении к Лхасе.

— У вас, наверное, отличная зрительная память, — предположил археолог.

— Это у меня профессиональное, — кивнул майор. — Кроме того, я изучил много всевозможных материалов этнографического и исторического характера, касающихся Тибета и его древней столицы. Не люблю работать вслепую.

— А вы знаете, каково ваше непосредственное задание?

— Ну, разумеется, классификация рас Тибета. Я вот только не пойму, как оно сочетается с нашей главной целью.

— Кстати, классификацию местных рас уже проводили. Если мне не изменяет память, в тысяча девятьсот тридцать восьмом году, — посчитал нужным сообщить профессор. — Кажется, этим занимался некий антрополог из СС, Бруно Бергер.

— Совершенно верно, скорее всего, вы имеете в виду экспедицию Эрнста Шеффера конца тридцатых годов. В то время контакты с Лхасой только налаживались.

— Но ведь никто из членов той экспедиции не пропал, все благополучно возвратились домой в Германию.

— Тогда у них были совсем иные цели, — усмехнулся штурмбаннфюрер. — Шеффер собирал этнографический материал, особо не углубляясь в местные горы...

Через полтора часа они уже въезжали в Лхасу.

15

Монастырь нашелся без труда.

В Шестнадцатом отделе НКВД имелась подробная карта столицы Тибета, зарисовки и фотографии архитектуры города.

В 20-х годах сюда неоднократно отправлялись экспедиции художника Рериха и сотрудников спецотдела ОГПУ. На все эти мероприятия советским правительством были ассигнованы колоссальные суммы.

Особенно успешно в Лхасе поработал чекист Яков Блюмкин, который под видом ламы путешествовал вместе с караваном Рерихов.

В монастыре шел праздник.

Во дворе была установлена большая статуя добродушного бритоголового толстяка с дорожным узелком в руках. Статуя возвышалась на расписанном красным лаком алтаре.

— Погодите, штурмбаннфюрер, — придержал Карела профессор. — Давайте немного понаблюдаем за этим действом, полагаю, будет интересно...

Они зашли во двор монастыря и, став в тени растущих у забора деревьев, принялись наблюдать за облаченными в алые праздничные одеяния монахами.

Монахи в унисон произносили священные тексты, их низкие рокочущие голоса, казалось, взывали к самым глубинным пустотам земли.

Глухо бухал барабан, играли флейты, звенели тарелки и колокольчики.

— Как я понимаю, это статуя Майтрейи, — сказал майор, — Будды Грядущего и буддийского, так сказать, «Антихриста».

— Его еще называют Чампой, — кивнул профессор, получая истинное удовольствие от созерцания празднества. — Однажды он станет новым воплощением Будды и сойдет с небес на землю. Обратите внимание вон на того монаха, справа от статуи. То, что он держит в руках, называется «мельница», символ вечно вращающегося мира.

— Чем-то похоже на свастику, — заметил Карел.

— Тхутпэн Гьяцо в своих трудах также обратил внимание на подобное сходство. Буддийская традиция учит, что все рано или поздно возвращается на круги своя. Следом за золотым веком приходит серебряный, затем бронзовый и железный, который ведет к концу всех времен. Из цепочки упадка к новому циклу жизни человечество пробуждает мессия. Он переворачивает песочные часы Вечности, и все повторяется снова...

В толпе монахов сильно выделялся странный человек в белом, падающий ниц перед статуей и выкрикивающий какие-то нечленораздельные звуки.

— Это дукпа, — поспешил пояснить археолог, — так называемый «освобожденный». Ему дарован дар ясновидения и иное, нечеловеческое зрение.

— Любопытно, — согласился Карел, явно не разделяя восторгов профессора.

— Тибетцы давно обратили внимание на одну интересную особенность, — продолжал увлеченно рассказывать Зигель. — Дар ясновидения люди, как правило, приобретают после мозговой травмы. Особый «третий глаз» здесь открывают искусственно. Отобранному из десятков претендентов монаху сверлят в середине лба маленькое отверстие и на несколько дней закрывают его деревянным клинышком и целебными мазями, после чего дают ране зарасти...

Археолог не стал напоминать, что подобные операции уже несколько лет практикуют в СС. Все-таки истинные арийцы были не тибетцы, и страшный хирургический эксперимент не сделал из подопытных солдат ясновидцев.

Результат был достигнут, но несколько иной. «Третий глаз» стали открывать на затылке. Так появились отряды СС «Вервольф».

— Смотрите, сейчас будет самое интересное, — предупредил профессор.

Статуя Майтрейи ожила.

Добродушный толстяк жутко улыбнулся и, раскрыв глаза, одобрительно поглядел на монахов сквозь сизый дым курящихся вокруг благовоний.

— Черт возьми, что здесь происходит? — удивленно воскликнул майор, не веря своим глазам.

— Спокойно, дружище, не делайте резких движений, и оно нас не тронет...

Перекинув дорожный узелок через плечо, гигантский Майтрейя с грохотом сошел с алтаря, раздавив какого-то монаха, не успевшего вовремя отскочить.

Каменное воплощение Будды по-прежнему улыбалось.

Продолжая произносить священные тексты, монахи выстроились по обе стороны от ожившего изваяния и под все ту же непрекращающуюся музыку двинулись на улицу, пройдя сквозь распахнутые ворота монастыря, украшенные невесть где раздобытыми в конце февраля цветами.

Статуя неуклюже вышагивала в середине процессии, то и дело с трудом поворачивая свою уродливую голову.

Собравшиеся снаружи монастыря люди встретили ее появление воплями всеобщего восторга.

— Просто абсурд какой-то. — Карел вытер платком лицо. — И как вы все объясните?

Невероятно довольный собой профессор пожал плечами:

— Магия Высших Неизвестных, духи Иной Стороны, называйте как хотите. В любом случае нам пока недоступны подобные силы. Зачем ломать себе голову над неразрешимой задачей? Только что свершилось чудо, и мы с вами стали невольными свидетелями. Разве это не прекрасно?

— Это отвратительно, — гневно отрезал майор, с неприязнью глядя на опустевший алтарь, у которого по-прежнему валялась раздавленная жертва сегодняшнего праздника. — Этот толстяк, он похож на жирного уродливого младенца, его улыбка... ничего отвратительней я еще не видел.

— В этом-то и заключается главное отличие наших культур, — усмехнулся Зигель. — Восточной и европейской. Мы живем в совершенно разных плоскостях, разных мирах. У нас иная философия, свое восприятие одних и тех же вещей и совершенно разные традиции. Мы просто психологически не можем понять их мир. Тибет живет совсем в другом временном измерении, нежели весь прочий мир. Вы, наверное, заметили: они не обращают на нас внимания, потому что попросту нас не видят. Мы для них не существуем, ибо мы будущее, а они живут глубоко в прошлом, в средних веках, а то и дальше, во времена легендарных гипербореев. Будущее нельзя увидеть, но оно все равно существует. Мы для тибетцев — преждевременные пришельцы, и потому нас здесь на самом деле нет.

— М-да, это многое объясняет, — кивнул Карел. — Я готов принять вашу теорию, Герхард, но только от нее веет безумием... Уж простите меня, прожженного скептика, но я привык верить тому, что можно осязать. Все эти относительные теории я не приемлю.

— Ну и как же в таком случае вы объясните себе ожившую статую? — ехидно поинтересовался археолог.

— Древнее колдовство, — ответил майор, — или галлюцинация, а скорее, и то и другое, психогенно-магическое воздействие. В «Анненэрбе» подобный феномен давно изучают...

Возможно, они бы и дальше спорили, но во дворе монастыря появился далай-лама Тхутпэн в сопровождении трех странных монахов, облаченных в боевые железные доспехи.

Заметив немцев, далай-лама незамедлительно направился к ним.

— Господа, что случилось, у вас возникли какие-то трудности?

— Вы угадали, любезнейший, — ответил Зи-гель, — Выделенный вами проводник сбежал...

— Примите мои глубочайшие извинения. — Похоже, что Гьяцо новость здорово расстроила. — Провинившийся послушник будет строго наказан. Прямо сейчас я дам вам другого проводника...

С этими словами далай-лама повернулся к одному из воинов и что-то тихо сказал на своем языке.

Воин поклонился, затем поспешно вернулся в монастырь.

— Как вам наше празднество? — любезно поинтересовался Тхутпэн. — Полагаю, вы стали свидетелями его потрясающего завершения.

— Да уж, — улыбнулся профессор, — такое невозможно передать словами, такое нужно видеть...

Вернулся закованный в доспехи воин, следом за ним торопливо шел маленький монах, как две капли воды похожий на своего предшественника.

У Карела даже закралась мысль, а не тот ли это послушник, что ночью так ловко сбежал из лагеря.

Возможно, Тхутпэн Гьяцо затеял с ними некую дьявольскую игру. Кто знает, что у этих демонопоклонников на уме.

Поблагодарив далай-ламу, немцы вернулись к машине и, усадив в нее молчаливого монаха, поспешили обратно в лагерь.

— Послушайте, профессор, — сказал майор, когда они уже ехали за пределами городской черты, — вам не кажется, что этот проводник... как бы правильней выразиться... тот же самый?

Археолог обернулся к монаху, и что-то спросил его на резком прерывистом языке.

Тибетец ответил.

Удовлетворенно кивнув, Зигель снова повернулся к штурмбаннфюреру.

— Палма Таши — его старший брат.

— В смысле, этот монах старший брат сбежавшего ночью проводника?

— Именно!

— В таком случае, думаю, он тоже сбежит...

— Кто знает... — неопределенно пробормотал профессор. — К сожалению, я так и не понял, что тот бедняга выкрикивал, когда увидел вблизи наших охранников. М-да... любопытно было бы узнать.

— Честно говоря, эти ребята могут напугать кого угодно...

— Но мы же с вами их терпим?

— То-то вы, профессор, дергались в самолете, да и в лагере стараетесь держаться от них подальше...

Зигель ничего не ответил и лишь обиженно отвернулся.

А Карел подумал о том, что от бессмертных эсэсовцев все-таки была определенная польза. Им не нужно спать, и потому бравые защитники Третьего рейха всю прошлую ночь обходили спящий лагерь по периметру, раздражая майора скрипом армейских сапог.

Но вот как они ухитрились выпустить из лагеря освободившегося от веревок монаха? Или не обратили на него внимания, поскольку от живых не поступало никаких конкретных инструкций? Довольно интересная получалась ситуация.

— Послушайте, Герхард, а почему бы вам заранее его не спросить, боится ли он воскресших покойников и прочей потусторонней нечисти или нет?

— Думаете, это будет сейчас целесообразно?

— Думаю, да.

— Ну что ж... — вздохнул археолог, — воля ваша...

И он снова повернулся к монаху.

На этот раз их разговор длился значительно дольше. К концу беседы профессор слегка повеселел.

— Знаете, штурмбаннфюрер, а наш новый проводник, оказывается, абсолютно не боится втухту.

— Втухту?

— Ну да, именно так тибетцы называют, вернувшихся с того света. Он говорит, что его брат был не прав. Он зря сбежал, нарушив повеление далай-ламы, его найдут и строго покарают.

— Вполне справедливо, — согласился майор, — но что-то я ему не очень верю...

— Посмотрим... — зевнул археолог, деликатно прикрыв рот ладонью.

В лагере их уже с нетерпением ждали.

— Почему так долго? — принялся орать Зикс, яростно размахивая полевым биноклем. — Мы уже успели пообедать и собрать палатки.

Палатки, действительно, уже были сложены.

— Непредвиденные обстоятельства, — спокойно ответил Карел. — И впредь попрошу вас не повышать голос. Говорить со мной в подобном тоне считаю недопустимым. Не забывайтесь, я значительно выше вас по званию...

— Браво, Хорст, — рассмеялся сидевший на капоте второго «Кюбельвагена» Фох, — наконец вы поставили нашего руководителя на место.

— Ну знаете... — хрипло выкрикнул Зикс — Значит, бунт?

— Называйте как хотите... — пожал плечами веселящийся шарфюрер.

Скрипнув зубами, Зикс взял себя в руки и спокойным тоном спросил:

— Вы привезли из Лхасы нового проводника?

— Конечно, привезли, — ответил профессор, — вон из машины выглядывает. Он сказал мне, правда, по большому секрету, что нашей молчаливой троицы ничуть не испугается...

— Вот и отлично! — хмуро кивнул Зикс — Все по машинам, мы отправляемся в горы...


Как вскоре выяснилось, предыдущие две экспедиции пропали в районе горы Кайлас.

Адепты религии бон считали это место одним из самых священных на Тибете. На ее вершине якобы медитировал сам Шива. Высота горы равнялась примерно 6714 метрам.

Желающие достичь просветления должны были обойти вокруг священной горы несколько раз. Это называлось сделать Кору. Кора смывала грехи.

Вся дорога просветления занимала примерно 56 километров, а на высоте 5700 метров над уровнем моря уставшего путника ждал живописный перевал. На многочисленных каменистых плато то и дело попадались кладбища махасиддх, что в переводе с санскрита означало «великие святые». Это были люди, которые совершили Кору 108 раз.

В Тибете невозможно копать могилы, так как каменистая почва препятствует этому, сжигать же умерших нет дров. Поэтому трупы либо кидали в реку, либо разрубали на куски и скармливали горным орлам, а на кладбищах оставляли лишь их одежду, ногти, волосы, в редких случаях кости.

С хребта Кайлас начинались четыре самые крупные азиатские реки: Инд, Ганг, Брахмапутра и Сатледж. Стекая с хребта, они образовывали гигантскую свастику — священный знак буддизма.

Карел помнил, что вблизи горы Кайлас располагался огромный комплекс удивительных пирамид и монументов легендарного Города Богов. Не исключено, что немецкие исследователи пропали как раз в этом месте.

Найти Город Богов было достаточно трудно, ибо, по легенде, он постоянно блуждал, переходя с места на место, и открывал свои тайны далеко не каждому...

Монах остановился у входа в небольшую пещеру и, повернувшись к спутникам, что-то коротко произнес.

— Дальше он с нами не пойдет, — перевел профессор. — Это священное место, ему запрещено сюда заходить.

— Спросите его, Зигель, наши предшественники пропали именно здесь? — попросил Зикс.

— Боюсь, что я недостаточно знаю язык, чтобы построить подобную фразу.

— Но вы все-таки попытайтесь.

— Хорошо...

Минут через десять нудных невнятных переговоров археологу удалось выяснить, что чужеземцы, приезжавшие в Лхасу в прошлом году, зашли именно в эту пещеру и больше их никто не видел.

— Однако веселенькое, должно быть, место, — усмехнулся Фох. — Господа офицеры, у кого-нибудь при себе имеется карта местных подземных красот?

— Ладно, скажите ему, что он может идти, — коротко бросил Зикс, с большим сомнением глядя на монаха.

Профессор перевел.

Тибетец коснулся ладонью лба и поспешно скрылся за ближайшим утесом.

— Мерц, что скажете? Как вам сие местечко? — поинтересовался Зикс, проверяя рожок своего автомата.

— Я ничего не чувствую, — ответил псионик. — Скорее всего, камень экранирует любые некроизлучения. Нужно войти внутрь.

— Скоро стемнеет, — предупредил Фох. — Может, отложим наше путешествие под землю на завтра?

— Нет, мы спустимся туда сейчас! — бескомпромиссно отрезал Зикс — Впрочем, кто хочет, может остаться на поверхности, но я упомяну об этом инциденте в итоговом рапорте.

— Зря мы бросили машины... — посетовал геофизик.

— Так ведь они все равно бы здесь не прошли? — удивился Фох. — К сожалению, «Кюбельвагены» пока что не умеют летать.

— Все, спускаемся, пустые разговоры нас только задерживают. — Зикс первым вошел в пещеру, включив мощный фонарь, висящий на поясе.

— Профессор, после вас, — обезоруживающе улыбнулся Фох. — Полагаю, вы не боитесь летучих мышей. Судя по всему, их здесь обитает бесчисленное множество…

— Ваши шуточки, по-моему, совершенно неуместны, — отозвался Зигель, включая свой фонарь.

Исследователи вошли в пещеру, ступив на вырубленные в камне массивные ступени.

— Эй, погодите!.. — воскликнул идущий последним Шнее. — Даю голову на отсечение, такого вы еще не видели.

Анненэрбовцы поспешно вернулись ко входу, став свидетелями странной картины.

Солдаты «Тотенхерц» не могли войти в пещеру.

На самых подступах к ней они словно натыкались на некую невидимую преграду, пятились назад и снова пробовали войти.

— Отставить! — рявкнул Зикс — Оставаться снаружи, ждать нашего возвращения!

Солдаты покорно застыли на месте.

— Хорошенькое начало, — захихикал Фох. — Мерц, вы по-прежнему ничего не чувствуете?

— К сожалению, — сокрушенно ответил псионик.

— В таком случае на кой черт вы нам здесь нужны?

— Фох, успокойтесь, — осадил шарфюрера Зикс — И что с вашим фонарем, почему он все время мигает?

— Наверное, что-то с блоком питания.

— Поставьте запасной.

— Я, кажется, забыл его в машине.

— Вот, возьмите мой и, будьте так добры, заткнитесь...

Дальше они шли в абсолютной тишине.

Впереди Зикс, за ним все остальные, замыкал процессию Курт Мерц, выглядевший сегодня бледнее обычного.

В пещере было сыро и достаточно прохладно.

Мощные лучи походных фонарей то и дело выхватывали из темноты влажно взблескивающие сталактиты. Никакого присутствия людей не обнаруживалось.

— Как, по-вашему, профессор, куда нас занесло? — через некоторое время поинтересовался Зикс, немного сбавив темп.

— Трудно так, с ходу сказать... — промямлил археолог. — Эта часть тибетских гор славится разветвленной системой подземных пещер, одни ведут к Лхасе, прочие вообще непонятно куда. Вопрос должным образом еще не изучен.

— Что не удивляет, — не удержался от комментариев Фох, — если учитывать, что большинство спустившихся сюда так и не вернулись.

— Действительно, как бы нам не заблудиться, — забеспокоился Шнее, нервно покусывая губы. — Я совершенно дезориентирован. Это место какое-то... странное...

— Ну, хорошо... — Зикс остановился и, вытащив из рюкзака маленький металлический шарик, прилепил его к каменной стене.

— Что это?

— Эхо-маяк. Я буду ставить их через каждые триста метров.

Стены подземного туннеля постепенно расходились в стороны, а каменный свод и вовсе не был виден. Луч фонаря терялся в беспросветной холодной тьме.

Отпустивший на время своего донора Карел меланхолично изучал чужими глазами однообразные серые своды.

Более унылый спуск было трудно себе вообразить.

— Господа, я хотел бы кое-что уточнить, — снова подал голос Фох. — Так на всякий случай. Кто-нибудь из вас случайно не страдает клаустрофобией?

— Весьма своевременный вопрос, — нервно рассмеялся Шнее.

— Стойте! — приказал псионик.

— Мерц, в чем дело? — раздраженно поинтересовался профессор.

Псионик слушал.

Его лицо напряглось, на лбу надулись вены, на висках выступили блестящие бисеринки пота.

— Там... что-то есть... впереди.

— Человек? — быстро спросил Зикс, снимая с плеча автомат.

— Не совсем... — хрипло проговорил Мерц. — Скорее, зверь... очень опасный зверь...

— Дружище, а вы умеете в трудную минуту подбодрить, — улыбнулся Фох. — Вот, оказывается, для чего вас включили в нашу экспедицию...

— Всем приготовить оружие, — резко приказал Зикс — Без моей команды не стрелять...

Перестав быть посторонним наблюдателем, Карел достал из кобуры пистолет.

Туннель впереди круто поворачивал вправо.

Зикс осторожно заглянул за угол, затем посветил фонарем и, опустив автомат, дал знак, что можно идти.

За поворотом туннель снова сужался. Невдалеке что-то похожее на выход мерцало призрачным светом.

— Интересно, мы выберемся в том же месте, откуда и вошли? — вслух предположил Фох. — Или прямо в монастыре у далай-ламы?

— Вряд ли выйдем сейчас на поверхность, — отозвался геофизик. — Мы все время шли под уклон.

До призрачного света добрались без проблем. Это действительно был выход из каменного туннеля, перед которым клубился странный светящийся туман.

— Подождите! — окликнул Шнее идущего впереди Зикса. — Это может быть какой-нибудь неизвестный нам газ... Сейчас я проверю.

Прибор показал, что с туманом все в порядке.

— И где же ваше обещанное чудовище? — возмутился Фох. — Курт, вы кажется, обещали нам встречу с неким подземным доисторическим монстром?

— Сейчас я снова ничего не чувствую, — невозмутимо ответил псионик. — В этих пещерах трудно ориентироваться, мне мешает эхо ваших излучений...

— Хорст, вы слышали, может быть, нам всем взять и дружно ни о чем не думать?..

— Я готов пойти на этот эксперимент, — усмехнулся Карел, пряча пистолет.

— Всем оставаться на своих местах... — Зикс шагнул в туман.

— У него уже есть посмертный Железный крест? — шепотом поинтересовался Фох.

— Не знаю, — также шепотом ответил штурмбаннфюрер.

Зикс вынырнул из тумана где-то минут через десять.

— Ну что там? — нетерпеливо спросил профессор.

Руководитель экспедиции снял фуражку и провел рукой по коротким жестким волосам, он был явно чем-то озадачен.

— Там целый город, огромный подземный город, не меньше самой Лхасы. Я такого никогда еще не видел. Идемте, но будьте по-прежнему осторожны.

Туман быстро рассеялся, и немцы оказались на краю гигантского обрыва, за которым простиралась черная бездонная пропасть.

На противоположной стороне виднелся город, стены которого, казалось, сами излучали свет.

Через пропасть к нему вел великолепный каменный мост, украшенный статуями невиданных хищников, больше всего походивших на барсов с непропорционально крупными медвежьими головами.

— Разрази меня Тор, если это не легендарный Титарапари! — торжественно воскликнул профессор. — Мифический подземный город Тибета, антипод Лхасы, так называемый Проклятый Вавилон. Я видел его древние изображения... Это... это же величайшее открытие со времен Шлимана, господа!

— Проклятый Вавилон, — задумчиво проговорил Мерц. — Вход в Шамбалу. Считаю своим долгом сообщить, что то, что я здесь вижу, мне решительно не нравится. Лучше всего, если мы не станем переходить мост и тревожить древнее место. Город найден, и этого, по-моему, вполне достаточно.

— С каких пор вы взяли на себя роль руководителя экспедиции? — с недовольством поинтересовался Зикс.

— Я лишь высказал свое мнение, — холодно ответил псионик. — Дальше решать вам.

— Я все уже решил, мы перейдем мост и осмотрим город.

— А давайте сделаем короткий привал, — неожиданно предложил Фох. — А я пока пофотографирую, хотя бы полчаса.

— На двадцать минут и не более, — распорядился Зикс, разглядывая подземный город в бинокль. — Кто хочет, может перекусить...

Профессор подошел к Карелу:

— Что-то у меня совсем нет аппетита, а у вас? Майор пожал плечами:

— Честно говоря, мне все равно. Я могу достаточно долго обходиться без пищи. Вижу, ваш недавний оптимизм бесследно улетучился. Вас встревожили слова Мерца?

— Встревожили? — нервно переспросил Зигель. — Да они меня напугали. С такими вещами не шутят, псионики никогда не ошибаются. Конечно, они не всегда способны увидеть подселившегося «чужака», но их прогнозы, как правило, сбываются, а этот Зикс... настоящий психопат. Как его только могли назначить руководителем экспедиции, уму непостижимо.

Расчехлив фотоаппарат, Фох уже делал первые снимки.

Сначала он запечатлел сторожащих мост оскалившихся хищников, затем, сменив объектив, стал фотографировать город.

— Эй, а где Шнее? — поинтересовался Зикс, оглядываясь по сторонам. — Кто-нибудь видел, куда отошел этот болван?

Шнее исчез, хотя спрятаться было практически негде.

Слева и справа каменные стены, впереди — черная бездна и перекинутый через нее мост, позади — клубящийся туман.

— Интересно... — пробормотал возящийся с фотоаппаратом Фох. — Откуда здесь столько света?

На его реплику никто не обратил внимания.

— Может, он ушел обратно в туман? — предположил профессор.

— За каким чертом?!! — рявкнул Зикс — Никого не предупредив, он что, сумасшедший? Хорст, Мерц за мной...

Они вернулись в туман, пройдя до входа в туннель.

В туннеле руководитель экспедиции снова включил фонарь.

Немцы прошли совсем немного, прежде чем наткнулись на тело геофизика.

Виктор Шнее лежал на спине, немыслимым образом изогнувшись в предсмертных судорогах.

Зикс перевернул труп.

В затылке геофизика торчал оперенный дротик.

— Обратите внимание на его глаза? — Карел перевернул тело на спину. — Они пусты, без зрачков.

Зикс пропустил его слова мимо ушей, он внимательно осматривал каменный пол:

— Не пойму, зачем он сунулся обратно в туннель. Похоже, кто-то не очень хочет, чтобы мы побывали в подземном городе. Что думаете, Хорст?

— Похоже на то.

— А что им в таком случае мешает расстрелять нас в спины прямо из тумана, так, как они сделали это с Шнее?

Зикс на минуту задумался.

— Вижу, вы подозреваете наших тибетских друзей? — усмехнулся майор.

— Ну а кто же еще? — презрительно скривился Зикс — Наверняка их штучки, и первые две экспедиции могли вполне погибнуть от их рук. Мы обманулись, поверив этим азиатам. Сейчас осмотрим город, и тогда все окончательно станет на свои места...

— Он еще жив, — неожиданно произнес сидящий на корточках рядом с телом Мерц.

— Но я проверял, пульса нет, — возразил Карел.

— Тело мертво, но сознание еще окончательно его не покинуло, — ответил псионик. — Возможно, он слышит нас... я не могу объяснить, но...

Вытащив пистолет, Зикс выстрелил.

— Ну а теперь что скажете, он по-прежнему жив? Достав из кармана платок, псионик тщательно вытер забрызганное чужой кровью лицо:

— Нет, на этот раз окончательно мертв...

Часть шестая ВДОЛЬ ЦЕПОЧКИ

16

Февраль — март 1944 г.

— Мы слышали выстрелы, что произошло? Оставив у моста свой фотоаппарат, Фох сжимал в руках автомат.

Профессор Зигель был бледен, он в замешательстве смотрел на вернувшихся из тумана эсэсовцев, словно те были выходцами с того света.

— Мы нашли Шнее, — спокойно ответил Карел, — он убит...

— Как убит? — нервно облизнул губы археолог. — Кем?

— Это мы и хотим выяснить в самое ближайшее время, — ответил Зикс — Наверняка монахи послали следом за нами ассасина. Что ж, они сильно пожалеют о содеянном...

— Но мы отчетливо слышали выстрел, — возразил Фох. — Геофизика застрелили?

— Нет, — усмехнулся Мерц, — его убили дротиком, такие штучки в ходу на Тибете.

— Но выстрел?

— Это я стрелял, — коротко бросил Зикс — Шнее был еще жив, когда мы его обнаружили. Я избавил беднягу от лишних мучений...

Проверив оружие, немцы ступили на мост.

— Будьте осторожны, — напомнил Зигель. — Смотрите под ноги и не касайтесь каменных перил, здесь вполне могут быть скрытые ловушки.

Вопреки мрачным опасениям профессора, они перешли мост без проблем.

Подземный город только издалека казался величественным, вблизи впечатление разительно менялось.

Циклопические строения выглядели совершенно разрушенными. Многочисленные трещины покрывали каменные стены, фундаменты были перекошены, крыши во многих местах провалились.

— А вы заметили одну характерную особенность? — спросил Хорста увлеченно рассматривавший развалины Зигель.

— О чем вы, профессор?

— В этих строениях нет ни окон, ни дверей. Скорее это не город, а некий погребальный комплекс, колоссальный подземный могильник.

— Вы хотите сказать, что мы видим древний заброшенный склеп? — удивился Фох. — Гуляем по кладбищу? Весьма приятное открытие, профессор...

— Говорите, погребальный комплекс? — Карел задумчиво вглядывался в ближайшую башню. — В таком случае какого же размера должны быть похороненные здесь существа.

— Вы о чем? — не понял археолог.

— Да вот же, разве не видите прямо напротив нас дверь?

Фох присвистнул. Гигантская дверь была вытесана из огромного куска горной породы.

— Вы не замечали их, потому что искали двери обычных размеров, — пояснил майор.

— При всем желании мы не сможем ее даже слегка приоткрыть, — усмехнулся Мерц и тут же поспешно добавил: — Там, в башне, кто-то есть. Возможно, спит или находится в состоянии полужизни.

— Человек?

— Не знаю, его излучение мне непонятно. Такое бывает, когда пытаешься прочесть образы в мозгах примитивных животных, полный хаос. Я не хотел вам говорить, но... в каждом строении города что-то или кто-то находится.

— Но этим сооружениям черт знает сколько лет! — возразил Зикс, недоверчиво оглядывая башню. — Может быть, вы ошибаетесь, может, это наше эхо, которое вы принимаете за излучение чужого сознания.

— Нет, я вполне отвечаю за свои слова, — холодно отрезал псионик. — Там что-то есть, и оно находится в состоянии сна...

Руководитель экспедиции нетерпеливо повернулся к Зигелю:

— Что скажете, профессор?

Протирая платком запыленные очки, археолог испуганно посмотрел на своих коллег.

— В начале века в Германии появилась теория некоего Ганса Гербигера, касающаяся возникновения и гибели всевозможных цивилизаций. В центре теории стояло представление о том, что нынешняя Луна — уже четвертое небесное тело, захваченное гравитационным полем нашей планеты. Все предыдущие Луны упали на поверхность Земли, вызывая оставшиеся в памяти человечества легенды о потопах и исчезновении целых цивилизаций.

— Что ж, весьма смело, — хохотнул Фох, несомненно считающий рассказ профессора очередной псевдонаучной байкой.

— По мере того как очередной спутник неотвратимо приближается к Земле, — продолжил Зигель, — на нашей планете изменяется сила тяжести, атмосфера становится уязвима, и она уже не может защищать живые организмы от космического излучения. Вследствие этого организмы начинают быстро расти и мутировать.

— Ваша теория на редкость занимательна, профессор, — перебил ученого Зикс, — но я не пойму, зачем вы нам рассказываете эту чепуху именно сейчас?

— Понимаете... — Археолог надел очки. — Гербигер считал, что в глубочайшей древности на Земле якобы жила раса божественных гигантов со сверхчеловеческими возможностями. Именно этих героев и полубогов можно встретить в легендах и мифах различных древних народов. Приведу простейший пример: греческий Атлант, держащий на своих плечах свод Земли.

— Так вы хотите сказать, что мы нашли захоронения именно этих мифических существ? — поинтересовался Карел, до которого постепенно стала доходить страшная цель тибетских экспедиций Третьего рейха.

Вот, оказывается, КОГО собирался пробудить из тысячелетнего сна бесноватый фюрер.

Или все-таки это — легенды невежественных оккультистов?

В конце концов, псионик мог и ошибаться. Никого в каменных развалинах нет, лишь древняя истлевающая пустота.

Курт Мерц не чувствовал присутствие «чужака» в одном из членов экспедиции, что уже говорить об остальном. Иногда псионики все-таки ошибались.

— Лично я ничего не берусь сейчас утверждать, — несколько высокомерно объявил археолог. — Я высказал лишь очередную оригинальную теорию, не более. Но когда я увидел огромную дверь, то сразу вспомнил работы Гербигера.

— Интересно, что думали об этих строениях наши предшественники? — вслух рассуждал Фох. — Побывали они в подземном городе или нет и что, в конце концов, тут нашли?

— Мы здесь как раз для того, чтобы все выяснить, — напомнил Зикс — Нужно обыскать город и узнать, что находится в его противоположном конце...

Пустые запыленные улицы были достаточно широки, но прямые отрезки попадались редко. Создавалось впечатление, что исследователи забрели в гигантский каменный лабиринт, лишенный тупиков, но от этого не становившийся менее опасным.

Зикс продолжал время от времени расставлять эxo-маяки, но, как вскоре выяснилось, такая предосторожность была излишней. Через четверть часа немцы выбрались к тому самому мосту, по которому вошли в подземный город.

— Что за... — Фох ошарашенно глядел на перекинувшийся через пропасть мост. — Что же получается, мы шли по кругу и вернулись к изначальной точке?

— Что-то здесь не так... — пробормотал профессор, ступая на мост. И тут же нелепо взмахнул руками и, отшатнувшись, повалился назад.

Подскочившие к нему Карел и Зикс помогли археологу подняться.

— Что случилось?

— Мост, он... он нарисованный! Исследователи в замешательстве переглянулись.

— Подойдите и убедитесь сами.

— Невероятно... — прошептал майор, касаясь руками холодного камня.

Картинка была совершенно четкой и объемной. Цвет, глубина... Не возникало никаких сомнений: мост и пропасть существуют, но руки говорили об обратном, натыкаясь на холодную шершавую преграду.

— Здесь какой-то оптический обман, — заявил изучающий камень Фох. — Что-то воздействует на наше зрение извне. Никакого рисунка нет.

— Тогда что же это? — раздраженно спросил Зикс — Может быть, галлюцинация? В таком случае почему она у всех одинакова?

— Но я же говорю, — не унимался шарфюрер, — оптический обман...

— Смотрите, — хрипло проговорил профессор, дрожащей рукой указывая на мост. — Там кто-то идет...

По существующему лишь в их воображении мосту медленно брел человек. Он, словно сомнамбула, тяжело переставлял ноги, мотая из стороны в сторону опущенной на грудь окровавленной головой.

— Это Шнее! — воскликнул Зикс, хватаясь за автомат. — Но ведь я его уже один раз...

Немец выстрелил, но пули тут же рикошетом отскочили от камня.

— Зикс, прекратите стрельбу, там никого уже нет.

Руководитель экспедиции огляделся.

Нарисованный мост оставался на месте, но бредущего по нему человека уже не было.

— Но вы же все его только что видели? Ведь видели, так?

— Успокойтесь. — Фох неприязненно посмотрел на взмокшего Зикса. — Мы все видели, но в данный момент опасность исходит от вас. Вы чуть нас всех только что не перестреляли, опустите автомат.

— Кто здесь приказывает?

— Я говорю: опустите оружие...

— Так, спокойно, — встал между готовыми вцепиться друг в друга офицерами Карел, — Нужно возвращаться назад, если выход по-прежнему находится на том же месте, что и вначале.

— Что вы имеете в виду? — обеспокоено спросил профессор.

— Архитектура города меняется, разве вы не заметили?

Карел был единственным, кто обратил внимание. Стоило лишь на несколько секунд отвести взгляд, как здания вдалеке меняли свою форму.

Что это было, галлюцинация или время от времени включался скрытый под камнем особый механизм, майор не знал.

Но одно он уяснил наверняка. Магия в этом проклятом месте не действовала.

Он успел проверить, нарисовав на камне втайне от прочих членов экспедиции древнюю формулу вызова огня. Формула не работала...

Зикс развязал свой рюкзак, достал небольшой прибор, напоминающий походную рацию. Щелкнул черным тумблером, покрутил ручки настроек.

Динамик был мертв.

— Ничего не понимаю...

Руководитель экспедиции снял заднюю панель прибора, проверил какие-то контакты, вытащил и снова вставил блок питания.

— Что, неужели ваши хваленые маяки не работают? — с издевкой поинтересовался Фох.

— Как же мы вернемся назад? — запаниковал профессор.

— Передатчик в порядке. — Зикс задумчиво крутил верньеры. — Возможно, кто-то шел следом за нами и выводил маяки из строя.

— Наверное, то был бедолага Шнее, — рассмеялся Фох. — По всей видимости, ему не очень пришлась по душе лишняя дырка в голове или куда там вы ему выстрелили...

— Зикс, не делайте глупостей! — предостерегающе поднял руку псионик. — Назад...

Но эсэсовец уже резко выпрямился, ударив не ожидавшего нападения шарфюрера ножом в живот.

Фох упал и, покатившись к нарисованному на скале обрыву, внезапно оказался на мосту. Ставший частью объемной картины шарфюрер поднялся на ноги, зажимая рукой кровоточащую рану.

Наверное, он и сам до конца не понял, что произошло.

Одно из стороживших мост каменных существ повернуло огромную голову в сторону застывшего на мосту эсэсовца.

Карел ринулся вперед, но холодный камень по-прежнему не пускал.

Существо тяжело сошло с постамента.

Фох сразу все понял и, несмотря на рану, бросился бежать. Каменная бестия настигла его в два прыжка, запрыгнув на спину.

Сломав тонкие перила, человек и ожившая смерть бесшумно полетели вниз, в несуществующую, нарисованную на стене бездну.

Стремительно развернувшись, Мерц ударил Зикса в лицо, затем выбил у него нож и приложил затылком о каменную стену.


— С этого момента руководство переходит ко мне как старшему офицеру группы, — спокойно заявил псионик. — Думаю, никто не станет возражать?

Возражений не последовало.

— Идите за мной, я попробую отыскать выход...

Их осталось всего четверо: профессор Зигель, Дитер Хорст, Курт Мерц и Зикс. С последним псионик без сомнения что-то сделал. Его даже не пришлось связывать. Бывший руководитель экспедиции выглядел совершенно безучастным ко всему, плетясь в хвосте их маленького отряда. Карел попытался с ним заговорить, но тот никак не реагировал.

— Оставьте, штурмбаннфюрер, — посоветовал Мерц. — Наш бравый герой предстанет перед военным трибуналом. В таком состоянии он менее опасен.

Похоже, майор сильно недооценил способности псионика. Интересно, как он поведет себя, если они все-таки не отыщут выход.

— Смотрите, — воскликнул профессор, указывая куда-то вдаль. — Раньше ничего подобного здесь не было.

Прямо посреди древнего города возвышался огромный величественный храм.

Широкая лестница вела к светящемуся входу. Белоснежные стены не были изуродованы временем, строение вовсе не выглядело заброшенным, как прочие здания подземного города.

— Куда вы, профессор? — удивился Мерц, видя, как археолог, позабыв обо всем, спешит к удивительному строению. — Может быть, там ловушка.

— Или выход, — предположил Карел, направившись следом за Зигелем.

Псионик колебался недолго, любопытство пересилило, и он тоже направился к странному подземному храму, ведя за собою на незримом поводке погруженного в транс Зикса.


Опытнейший псионик с самого начала экспедиции заподозрил неладное.

Особо ему не понравился штурмбаннфюрер Хорст.

У этого человека не было ауры, словно перед Мерцем расхаживал живой мертвец. Ни одной мысли, даже проблески сознания расолога не доходили до обостренных чувств псионика.

Кто мог возвести подобный блок? Что скрывал штурмбаннфюрер? О чем недоговаривал?

Но пустых предположений мало, требовались факты, а их как назло и не было.

Мерцу не к чему было придраться, и он с иезуитским терпением ждал, когда же штурмбаннфюрер допустит ошибку. А ошибка непременно последует, ведь Дитер Хорст все-таки человек.


Профессор исчез в храме, когда остальные члены экспедиции преодолели лишь половину подъема.

Первым вслед за археологом в дверной проем пошел Карел, чувствуя, как тело преодолевает невидимую упругую преграду. На несколько секунд сделалось трудно дышать, еще мгновение — и майор оказался внутри.

Зигель застыл невдалеке от входа. Обернувшись к штурмбаннфюреру, он дрожащим голосом произнес:

— Вот они, Воины Шамбалы, мы все-таки нашли их!

На глаза ученого навернулись слезы.

Повсюду, насколько хватало глаз, в воздухе парили прозрачные золотые саркофаги в виде сфер, разрезанных пополам. Их были тысячи. Невероятные древние существа ждали пробуждения к новой жизни.

Карел подошел к ближайшему саркофагу, украшенному странными рисунками и надписями. Поверхность саркофага на ощупь оказалась холодной.

В саркофаге лежали двое, женщина и мужчина. Их тела были покрыты золотой пылью. Женщина около трех метров ростом, мужчина не меньше пяти.

В руках спящие гиганты сжимали оружие. Прозрачные копья с тающими в воздухе наконечниками едва заметно пульсировали бледным синим светом.

Ложе золотых великанов было изготовлено из угольно-черного блестящего камня. Могучие грудные клетки едва заметно вздымались и опадали. К выбритым вискам шли тонкие белые шланги, по которым струилась вязкая темная жидкость.

— Им семьсот и более лет... — бормотал профессор, осторожно обходя саркофаги. — Представьте, они по-прежнему живы, они ждут воскрешения. Просто... невероятная мощь. Мы даже на йоту не можем представить себе их возможностей. Телепатия, телекинез... лишь малая толика того, что им доступно.

— Все высшие и низшие миры заключены в человеке, — произнес за спиной Карела Мерц. — Все, что создано и находится во всех мирах, создано для человека. Это наше наследство, оно принадлежит нам по праву.

— Вы только что прочли отрывок из каббалистической книги «Зогар»? — удивился Зигель. — Не знал, что ваши познания столь глубоки.

Псионик усмехнулся:

— Иногда и я могу преподносить сюрпризы, но не всегда приятные...

Майор не обратил внимания на слова Мерца, сейчас его больше интересовали даже не парящие над полом полусфероиды, а огромное кольцо, установленное точно в центре громадного зала. Символ вечности был очевиден: змея заглатывала свой хвост.


Наверняка и непосвященный догадался бы, что это проход.

Карел подошел ближе.

Покрытое змеиной чешуей кольцо казалось изготовленным из камня, но вот постамент... возможно, железный. Конструкция, скорее всего, приводилась в действие неким тайным механизмом.

— Что вы там разглядываете, штурмбаннфюрер? — поинтересовался псионик.

Мысли археолога сейчас были ясны и чисты, как у младенца. Ученого интересовал только храм. Мысли же расолога оставались для Мерца загадкой.

— Похоже, вы нашли ворота?

— Вам знаком этот символ?

— О да, знак бесконечности, замкнутой, не способной вырваться наружу силы. Я бы не советовал вам слишком приближаться к этой штуке.

Но Карел уже нажал на педаль, замаскированную под узорчатую каменную плиту.

В том, что именно эта плита открывала проход, не было никаких сомнений. Только очень внимательный глаз мог увидеть в переплетении хаотичных линий египетский Анх, «завязку от сандалии», символизирующий всю ту же бесконечность.

Каменные врата бесшумно сдвинулись с места.

Я же сказал, ничего здесь не трогать! — срывающимся голосом выкрикнул псионик.

Но на Мерца майору было сейчас глубоко наплевать.

Ворота вращались все быстрее, каменная чешуя свернутой в кольцо змеи стала краснеть, от ожившей конструкции повеяло жаром.

Внезапно внутри раскалившегося механизма что-то со звоном лопнуло, ворота остановились.

В раскаленном круге возник яркий, залитый солнцем пейзаж.

Покрытые буйной зеленью горные вершины спускались вниз. Невдалеке текла река, вдоль которой шла широкая пыльная дорога.

По дороге маршировали солдаты, с приглушенным ревом ползли танки, американские «Шерманы» и английские «Челленджеры».

«Союзники», — догадался Карел, вспоминая свою давнюю ночную беседу с гостем Иной Стороны.

Чертов пришелец все-таки оказался прав.

— Немедленно отойдите в сторону, — властно потребовал Мерц и, хотя майор его сейчас не видел, он был уверен, псионик сжимал в руке пистолет. Не оборачиваясь, разведчик выстрелил, точно чувствуя спиной эсэсовца.

Дар ясновидения не спас псионика. Курт Мерц был мертв.

Освободившийся от подавляющего влияния Зикс схватил автомат, но прежде четыре пули прошили ему грудь.

Руководитель экспедиции захрипел и, пуская на губах кровавые пузыри, грузно осел под ноги опустившему пистолет Карелу.

— Вы и меня убьете? — дрожащим голосом спросил профессор, в ужасе глядя на распростертые среди золотых саркофагов тела.

— В этом нет необходимости, — усмехнулся штурмбаннфюрер и, махнув в сторону прохода пистолетом, коротко бросил. — Бегите!

Зигель судорожно сглотнул, облизнув пересохшие губы.

— А что там... за вратами?

— Такой же мир, как и наш, — снова усмехнулся Карел. — Ну, почти такой же. Когда вы туда попадете, то сразу почувствуете разницу. Там даже воздух другой... Честно говоря, я вам сейчас завидую, профессор.

Снова посмотрев на мертвых эсэсовцев, археолог что-то беззвучно прошептал и, решительно подойдя к вратам, шагнул в раскаленный круг. В ту же секунду заглатывающая хвост змея погасла.

Проход закрылся.

Теперь это снова было огромное каменное кольцо, не более того.

— Весьма благородно, штурмбаннфюрер. Я ожидал, что именно так вы и поступите.

Майор стремительно обернулся. У выхода из храма стоял далай-лама Воталхе. «Зеленый брат» умиротворенно улыбался.

— Опустите оружие, оно вам больше не понадобится. Ведь я вам не враг, просто в трудную минуту мы помогли друг другу...

Карел молчал.

— Понимаю: у вас накопилось много вопросов, но времени, как всегда, слишком мало. Видите эти прекрасные божественные создания? — Воталхе медленно обвел руками сияющий золотым светом зал. — Их можно называть по-разному, и каждое из названий будет правильным: боги, сверхлюди, атланты, Воины Шамбалы, Высшие Неизвестные... Имена не имеют значения, значимо только грядущее. Перед вами истинная раса тех, Кто Приходит После. Вы не обратили внимания, но на каждой гробнице есть особые насечки и треугольники, которые медленно вращаются по часовой стрелке. Это часы, они идут уже более тысячи лет. Неправда ли, просто великолепный механизм? Нам стоило бы преклонить голову перед мудростью его древних создателей. Верхний символ — дата. Именно в этот день и час гробницы откроются. Хотите знать число? — Далай-лама улыбнулся.

— Воины Шамбалы проснутся тринадцатого июня тысяча девятьсот сорок шестого года на тринадцатый год существования Тысячелетнего рейха. Не правда ли, весьма символичная дата? Возникает резонный вопрос: куда они после пробуждения направятся?

Воталхе указал на каменные врата:

— По-моему, ответ очевиден.

— Получается, что тот мир обречен? — спокойно спросил Карел.

— Не просто мир, — возразил далай-лама, — а лучший из возможных. Им, в отличие от нас, все-таки удалось укротить вырвавшуюся Тьму. Они побеждают. Ровно через год Гитлер отравится в своем берлинском бункере вместе со своей женой Евой Браун. Их тела сожгут во дворе, а останки переправят в Южную Америку. Германия будет побеждена и разделена державами-победителями на разные части. Герман Геринг предстанет перед судом и впоследствии в тюрьме примет яд. Гиммлер и Геббельс тоже сведут счеты с жизнью, но значительно раньше. Борман и Мюллер скроются в Латинской Америке. Гесс, будучи уже дряхлым столетним стариком, повесится в английской тюрьме...

— Зачем вы мне все это говорите?

— Я хочу, чтобы ты понял... я использовал тебя не ради зла. Наша Тьма не должна пожрать соседний мир, ее скорость велика, но мы почти успели.

— Мы?

— Да, именно мы. Те, у кого внутри не пустота. Жаль, что ты не сразу понял. Я обращаюсь сейчас не к штурмбаннфюреру Хорсту, а к тому, кто прячется под его личиной. Наш мир — это Проклятый Вавилон, та самая Шамбала, о которой многие слышали, но никогда до конца не верили в ее существование. Змеиные врата — не выход, а вход в Шамбалу с другой стороны. Там тоже есть свой Тибет, своя Лхаса, почти такая же, как и тут. Но они практически ничего о нас не знают. Мы — два стоящих друг напротив друга зеркала, одно из которых кривое. Там — настоящий мир, здесь же — чистилище. Нас уже ничто не спасет, а вот у них есть еще шанс, и сегодня я дам его им, разрушив врата.

— И куда тогда придут те, кто сейчас спит?

— Они придут в наш мир, — скорбно ответил далай-лама. — В мир, который изначально был обречен, и, чтобы мог жить соседний, он должен погибнуть.

Майор выстрелил в ближайший саркофаг.

Как он и ожидал, пуля со звоном отскочила от золотистой прозрачной крышки. Уничтожить подземный храм наверняка невозможно.

Воталхе медленно стянул со своих рук зеленые перчатки, и стало понятно, почему он никогда их не снимал. Руки были сплошь покрыты замысловатыми узорами.

Удивительная татуировка пришла в движение, кроваво-красные символы стали меняться, складываясь в дрожащие извивающиеся линии.

— Да, скорость Тьмы велика, — произнес Воталхе, — но ты еще можешь успеть спасти того, кто тебе по-прежнему дорог...

Это были его последние слова.

В следующую секунду сердце Дитера Хорста остановилось.

Но Карел сумел задержаться, успев увидеть, как превращаются в пыль огромные каменные врата.

17

Трупы выбрасывали прямо на грязный снег.

Два эсэсовца методично очищали кузов «грузовика № 3», или «душегубки», остановившейся посреди леса. В «грузовике № 3» помещалось два десятка человек. Из второй машины (крытого камуфлированного фургона) выводили заключенных.

Карел постепенно осознавал, ЧТО с ним произошло.

Далай-лама каким-то образом уничтожил его донора. Но почему разведчика не выбросило в родное тело, а швырнуло по оперативной цепочке?

Вывод напрашивался лишь один: настоящее тело было мертво.

Случилось самое страшное, что могло произойти с нейроразведчиком: Карел пошел по «цепочке». Теперь все зависело от его сноровки и умения быстро ориентироваться.

Он оказался в идущем на смерть заключенном. Что ж, не самый лучший вариант, но задержаться пока стоило, чтобы подумать и решить, как выбираться из всего этого дерьма.

«Душегубка» стояла у самой обочины. Машина была выкрашена в черно-зеленый цвет, на бортах кузова нанесены белые кресты. Изобрел этот ад на колесах некий эсэсовский ублюдок по фамилии Беккер.

Слава богу, что майор не оказался внутри, а попал во вторую обыкновенную транспортную машину. Хотя жить ему, судя по всему, оставалось минут пять.

Что ж, сейчас посмотрим.

Жаль, он не знает, где находится. Впрочем, гадать в его положении глупо.

Айнзатцгруппа по уничтожению заключенных насчитывала восемнадцать, человек вместе с водителями грузовиков. Эсэсовцы прибыли на отдельной машине, у каждого автомат.

Все заключенные были славянами, евреев уничтожали по-другому, в специальных местах. Этих же просто пускали в расход при любом удобном случае, особенно когда к границам очередного лагеря подходили войска союзников.

Многие старались не смотреть на кучу выброшенных из «душегубки» обнаженных трупов. Каждый понимал: это конец, но по-прежнему не желал верить, что вот прямо сейчас его жизнь оборвется.

Среди заключенных были и женщины, что Карела здорово удивило.

Откуда же их всех привезли?

Видимо, немцы лихорадочно зачищали следы своих преступлений, ликвидируя небольшие секретные лаборатории, работавшие с живым материалом. Свидетели зверств Третьему рейху явно были не нужны.

Однако их не спешили расстреливать.

Отобрав несколько наиболее крепких мужчин (в число которых попал и донор Карела), эсэсовцы выдали заключенным лопаты, приказав рыть у дороги большую яму.

Земля была мягкая, не промерзшая, яма быстро росла, углубляясь. Если они вдруг станут рыть медленно, их тут же убьют. И хотя смерть ждет в любом случае, человек цепляется за жизнь до последнего.

Майор решил действовать. Методично работая лопатой, он осторожно пошарил в памяти донора, нащупывая «оперативный резерв».

Лежащая на уровне подсознания команда мгновенно активизировалась. Мышцы сравнительно молодого мужчины налились силой, сердце забилось учащенней, зрение обострилось, открылся внутренний взор.

С непривычки Карел чуть не сломал в руках толстый черенок лопаты.

Теперь он видел стоявших полукругом эсэсовцев затылком. До ближайшего врага было около четырех метров. Смешное расстояние, но следовало еще немного выждать.

Прочих заключенных, в том числе женщин, уже раздели. Все их жалкое имущество, включая одежду, конфисковывалось и передавалось службе безопасности для пересылки в Министерство финансов рейха.

Трудно сказать, что сейчас чувствовали эти озябшие на холодном ветру люди, глядя, как неумолимо углубляется их могила.

Ненависть придала майору силу.

Тело стремительно выпрямилось. Тяжелая лопата взметнулась в воздух, снося голову ближайшему солдату. Прошло всего лишь две с половиной секунды, а Карел уже держал в руках холодный автомат.

Первой же очередью он уложил сразу пятерых. Затем упал на землю и, сорвав с пояса обезглавленного немца гранату, метнул ее в «душегубку».

Грузовик оглушительно взорвался.

Сдетонировали баллоны с газом «Шторм-Ц». Взрывная волна с легкостью расшвыряла не успевших опомнится солдат.

Майор вскочил на ноги, размывшись в воздухе. Эсэсовцы открыли огонь, но завладевший оружием заключенный исчез. Скрывшись в дыму горящего грузовика, Карел по одному расстреливал врагов.

Второй грузовик стал круто разворачиваться, выруливая на дорогу, но майор не дал ему уйти. Сняв с ближайшего трупа нож, он вскочил в темно-зеленую кабину и полоснул визжащего шофера по горлу.

Грузовик несколько раз вильнул и с грохотом врезался в дерево, но Карела внутри уже не было.

Позабыв об оцепеневших от ужаса, вжавшихся в землю заключенных, эсэсовцы спрятались за уцелевшей машиной, продолжая вести беспорядочный огонь.

Рывшие общую могилу мужчины попадали на дно грязной ямы, что-то пронзительно кричал смертельно раненный офицер.

Ублюдков оставалось ровно пять.

Карел спокойно вышел на открытое место и снова исчез.

Один из немцев не выдержал и побежал.

Как по волшебству, через секунду в его спине вырос короткий нож с черной, украшенной имперским орлом рукоятью. Выронив автомат, солдат кубарем полетел в придорожную канаву.

Ускользая от человеческого зрения, майор обошел засевших за машиной немцев с тыла и хладнокровно расстрелял их в упор.

Последние два патрона от приберег для лежащего на снегу в пятне крови офицера.

— Ну что же вы? — прокричал Карел заключенным, опуская горячий автомат. — Бегите!

Только теперь майор осознал, насколько стремительно все произошло.

Со стороны короткая битва выглядела совершенно фантастично. Просто у одного из солдат конвоя внезапно отпала голова, а через секунду в снег повалились ближайшие к нему эсэсовцы, и одновременно с этим взорвался грузовик.

Выбравшиеся из ямы мужчины с ужасом глядели на Карела.

— Погодите, где мы?

— Это... граница с Венгрией... — заикаясь, ответил тщедушный бледный паренек и без оглядки просился к лесу.

Раздетые люди поспешно, не глядя друг на друга, одевались и уходили — кто куда. Очень скоро по их следу пустят пси-псов, но возможность спастись у них все же была.

Майор остался на месте.

Медленно обойдя распростертые на земле трупы, он собрал несколько автоматных рожков с патронами, заткнул за пояс пистолет и офицерский кортик.

Мертвые эсэсовцы радовали глаз. Странно: раньше он никогда не испытывал подобных чувств, значит, просочились мысли и чувства донора. Такое иногда случалось.

Конечно, бедняга донор не мог по собственной воле активизировать вложенные в него под гипнозом резервы, это способен был сделать только нейроразведчик, и то в самой безвыходной ситуации, вот как сейчас.

Теперь донор наверняка погибнет.

Этот рывок на грани сил медленно высасывал из его тела жизнь. Но зато майор спас других и забрал жизни тех, кто не имел право называться людьми.

Как далеко конвой отъехал от лагеря? Судя по тому, что «душегубка» сделала свое черное дело, достаточно далеко, «Шторм-Ц» действовал постепенно, вызывая сильные галлюцинации. Его давно собирались заменить, но в конце войны истреблять практически уже было некого.

Забравшись в помятую ударом, но уцелевшую машину, Карел выбросил из кабины тело шофера и, заведя двигатель, поехал в том направлении, куда двигалась остановившаяся колонна.

Часть собак он отвлечет на себя, увеличив тем шансы беглецам.

Если граница Венгрии действительно где-то рядом, то здесь должны идти бои. Союзные войска со всех сторон продвигались в глубь оккупированных немцами территорий.

Во многих местах фронт уже приблизился к самому рейху. Не за горами были решающие битвы и, если бы не брошенные в бой дивизии «Тотенхерц», фашистский левиафан давно бы уже издох.

Через некоторое время майор услышал взрывы и артиллерийскую канонаду.

Он оказался прав: где-то неподалеку шел бой.

Вот у обочины приткнулся обгоревший «Ганомаг» с разорванной гусеницей, еще через несколько метров Карел объехал застывшую посреди дороги «Пантеру» с оторванной башней. Скорее всего, тут постарался советский штурмовик Ил-2.

Послышался нарастающий гул авиационного двигателя. Майор прибавил газу, осторожно выглядывая из кабины.

Тяжелые очереди насквозь прошили кузов машины, и вслед за этим на бреющем полете над дорогой пронесся бело-синий американский «Кертис».

Истребитель спешил туда, где гремели взрывы. В одинокую, мчащуюся внизу машину он пальнул на всякий случай.

Карел не был в обиде на летчика, на его месте он поступил бы так же. Главное, машина оставалась на ходу, и линия фронта приближалась.

Опасаться пси-псов теперь глупо, собаки ни за что не сунутся в самое пекло.

Донор по-прежнему был функционален, и майор, остановив машину, которая была слишком лакомой целью для самолетов, решил идти пешком.

Февральский лес выглядел ужасно.

Казалось, здесь недавно сошлись насмерть мифические великаны, изрыв черную землю и опалив ее всеразрушающем огнем. Лишь каким-то чудом уцелели некоторые деревья.

Карел вспомнил последние слова далай-ламы, подземный город, прозрачные золотые саркофаги.

Случившееся с ним в горах Тибета казалось фантастическим сном и никак не желало вписываться в ту реальность, к которой он уже давно привык.

Как представить себе подобное?

Тысячная армия древних существ. Да какая тысяча — их там было значительно больше. С кем они будут воевать? Кому поклонятся, а кого уничтожат?

С ними вряд ли удастся договориться. Рабство — это в лучшем случае. 1946 год все поставит на свои места. Кому-то откроет глаза, а кому-то закроет их навеки.

Или все-таки то был сон? Хорошо бы.

Но сейчас следовало думать о другом.

Что случилось с его телом там, в Москве, и как теперь вернуться назад? Какова длина запасной оперативной цепочки? Сколько доноров сейчас занято? Ведь многие могут быть закрыты, неся в себе других нейроразведчиков. Это автоматически уменьшало длину цепочки.

Где искать помощь, куда идти? Ведь парня, в теле которого он находился, могут убить в любую секунду. Или он сам умрет, потеряв последние силы.

Выход был лишь один — следующий донор, который вполне мог оказаться в более выгодном положении, нежели сбежавший узник концлагеря.

Вскоре на пути майора стали попадаться мертвые тела солдат. Карел спешил и не обращал на них внимания. Немцы, союзники — всех уравняла вездесущая смерть, от которой негде было искать спасения.

В небе полыхнуло.

Майор мгновенно упал на землю, спрятавшись в небольшой траншее. Неужели назад возвращался давешний истребитель?

Но это был не американец.

Приподняв голову, Карел с удивлением разглядывал несущийся к земле, оставляющий за собой черный дымный хвост немного вытянутый в виде овала диск.

Летательный аппарат рухнул на землю невдалеке, за развороченным взрывами холмиком.

Поднявшись на ноги, майор поспешил к месту крушения.

Темно-серый аппарат носом зарылся в землю. Из продолговатых сопел по-прежнему валил дым. Еще издалека Карел рассмотрел черные кресты и свастики, нанесенные на корпус дископлана.

Это был один из секретных немецких разведчиков, которые нередко можно было увидеть в небе над Тибетом.

Прозрачный обтекатель кабины покрылся трещинами, прошившие дископлан пули пробили обшивку насквозь.

Наверное, постарался тот самый «Кертис», который обстрелял Карела на дороге. Удивительно, но даже экзотический вид нового реактивного самолета Люфтваффе не смутил американского летчика...

То была последняя мысль майора в новом доноре.

Карела выбросило дальше по цепочке.


— Сейчас полезут... — предупредил старик, кладя перед собой ППШ.

Хотя нет, не старик, а молодой парень лет двадцати, вот только... весь седой.

Майор огляделся.

По земле полз неприятный холодный туман, клубящийся в окопах. Немногочисленные солдаты, приготовив оружие, всматривались в белесое марево, однако разглядеть там что-либо казалось невозможным.

— Они всегда нападают, когда туман приходит, — добавил сосед. — Мы уже с мужиками думали, может, у фрицев машина какая специальная есть... ну, чтобы туман устраивать...

Солдат усмехнулся, поудобней прилаживая автомат.

Спрашивать, где они находятся, было глупо: еще подумают, что свихнулся. В руках снайперская винтовка, значит, донор — стрелок. Но кого бить в этаком молоке? Тут не видишь, кто в полуметре от тебя в окопе сидит.

М-да, переделка.

— На, Михалыч, держи... — Седой протянул майору несколько заостренных деревянных кольев. — У меня еще с прошлого раза остались, а винтовку лучше побереги, мало ли там оно как повернется...

Не задавая лишних вопросов, Карел заткнул колья за пояс.

Куда же его все-таки занесло?

Земля рядом с окопами зашевелилась. Из тумана донесся странный протяжный стон.

— Вот они, родимые, — усмехнулся солдатик, демонстрируя отсутствие передних зубов. — Ну, с Богом, Михалыч...

— С Богом... — непривычным хриплым голосом ответил майор.

Только сейчас он догадался, что его донор ранен. Голова перевязана грязной тряпкой, и то, что он поначалу принял за пот, было струящейся по виску кровью.

Болевые ощущения, как всегда, блокировались.

Сколько же ему удастся здесь продержаться?

Из тумана медленно выступили проклятые солдаты. Карел сразу их узнал.

Дивизия «Тотенхерц» выглядела довольно потрепанной. Форма на многих эсэсовцах изшматована пулями, кое у кого перебиты ноги, но мертвецы как-то ухитрялись передвигаться. У шедшего впереди офицера отсутствовала нижняя часть лица.

Седой выстрелил. Товарищи по окопу отозвались короткими очередями.

— Бить только по ногам... — прокричал кто-то с левого фланга. — Беречь патроны!

Карел быстро уяснил избранную тактику. Автоматные пули легко пробивали ноги эсэсовцев. Упавшие не могли подняться и лишь тупо ползли к огрызающейся огнем цели.

Над землей рядом с окопом появилась черная скрюченная рука.

Седой стремительно выхватил откуда-то из рукава заостренный кол, с силой вонзил его в грудь мертвеца. Уже по пояс поднявшийся над бруствером эсэсовец конвульсивно задергался, лицо его почернело, глаза ввалились, и немец рассыпался, превращаясь в комья грязной земли.

— Ребята, в рукопашную! — закричал кто-то, и, подхватив дружное «ура», солдаты стали выскакивать из окопов.

Перехватив винтовку прикладом вверх, Карел ударил первого попавшегося на пути немца.

Удар был настолько силен, что свернул эсэсовцу шею. Но такая мелочь врага не смутила, длинный блестящий нож устремился в живот майора. Карел увернулся, всаживая врагу деревянный кол прямо в правый глаз...

Вокруг кипело сражение.

Мертвецы лезли и лезли. У многих отсутствовало огнестрельное оружие. Но оно им и не особо-то было нужно. Майор видел, как потусторонние твари голыми руками разорвали одного из русских.

Но у живых было преимущество.

Эсэсовцы оказались довольно неповоротливы, видимо, сказывались многочисленные сквозные ранения.

Кто-то крепко ухватил Карела за ногу.

Майор машинально ударил вниз. Но выскочившая из земли рука не отпускала. Тратить кол не хотелось, и Карел просто отстрелил вцепившуюся в лодыжку конечность.

Несмотря на огромные потери, русские солдаты шли вперед, прорываясь лишь к одной им ведомой цели.

Майор понятия не имел, какое перед ними стояло боевое задание: удержать укрепленные позиции или захватить невидимый в тумане вражеский объект.

Ни танков, ни авиации не было слышно. Лишь где-то далеко методично гремела артиллерия, словно сказочный великан бил в гигантский барабан.

К брошенной фашистской базе из тумана выбрались только двое, Карел и тот самый седой солдат, назвавший его в окопах Михалычем.

— Что, все остальные погибли? — первым делом спросил его майор, перезаряжая винтовку.

— Да нет, наверное, — усмехнулся солдатик, сплевывая в сторону, — разбрелись в разные стороны, разве в этой кисее что-нибудь найдешь. Нам повезло, Михалыч, мы отыскали лежбище...

Туман странным образом обходил базу стороною, окружая его клубящейся, постоянно меняющей форму, стеной. Это наводило на определенные мысли. А что, если у немцев действительно есть некая специальная установка? Чем черт не шутит!

Глубокие траншеи были обтянуты колючей проволокой. Во многих местах заграждение повреждено. Судя по всему, здесь здорово порезвилась артиллерия.

— Что за странное место?! — удивился майор, спрыгивая в траншею следом за Седым. Не зная имени, он так для себя решил его называть.

— Лежбище тварей... — ответил солдат, меняя диск ППШ. — То место, куда они отступают на ночлег. Если его уничтожить, они сдохнут. Сила этой земли питает их. Многие уничтоженные нами в сегодняшнем бою снова воскреснут под утро и попрут по новой.

Брошенная техника была совершенно негодной.

Наполовину разобранные грузовики, сгоревшие мотоциклы, смятые обугленные цистерны. Скорее всего, здесь раньше заправляли бронетехнику, но база давно сгорела. Именно тут и окопались солдаты дивизии «Тотенхерц». Вряд ли кому-нибудь придет в голову вторично утюжить бомбами уже раз уничтоженный, обезлюдевший вражеский объект.

— Все, кто тут был, убиты... — продолжал рассказывать Седой. — Они наверняка примкнули к бессмертным. Я видел среди атаковавших нас тварей нескольких танкистов.

— А что, у воскресших какая-то особая форма? — поинтересовался майор, вспоминая свою первую встречу с неуязвимыми солдатами на заброшенной железнодорожной станции.

Тогда он не понял, с чем столкнулся. Но теперь уяснил: Германия получала неиссякаемый резерв «живой» силы. Тысячелетний рейх рассчитывал еще долго продержаться, а там уже не за горами обещанная помощь.

Придут истинные Хозяева.

— Форма, говоришь? — присев на металлический ящик, брошенный рядом с заляпанным грязью «мерседесом», Седой не спеша раскурил самокрутку. — Я думал, ты давно заметил... Впрочем, не важно. У мертвецов особые знаки различия, на петлицах перевернутые кресты, так что их легко отличить от живых не только по запаху...

Солдат хрипло рассмеялся, затем закашлялся и, пристально посмотрев на майора, спросил:

— Что с тобой стряслось, Михалыч? Ты здорово изменился за этот бой. Словно подменили. Раньше шутил, балагурил все. Я вот думаю: спятил, может, чуток. Но ведь мы с тобою и не через такое проходили...

Что Карел мог ему ответить?

— Сегодня я другой, — усмехнулся майор. — Смирись с этим. В любом случае ты по-прежнему можешь на меня положиться.

Докурив, Седой сокрушенно покачал головой и, тихонько выругавшись, пошел в обход двух неуклюжих танков, до половины увязших в земле.

— Нужно ждать конца боя, — знающе сообщил он. — Так мы ничего не добьемся. Лежбище непросто обнаружить, к тому же его наверняка тщательно охраняют. Через час мертвецы вернутся восстанавливать силы...

Из-за перекошенной, простреленной во многих местах цистерны на него бросился эсэсовец. Зазевавшийся Седой не успел вовремя среагировать, и они кубарем скатились в вырытую рядом траншею.

Выхватив кол, Карел прыгнул в яму следом за ними.

Немец явно оказался сильнее, его челюсти уже сомкнулись на плече солдата. Седой вскрикнул, громко матерясь.

Майор ударил эсэсовца сапогом в голову, скидывая врага с трепыхающейся жертвы. Немец зарычал, снова бросаясь в атаку.

Острый кол мягко вошел ему между ребрами. Распадающееся тело осело на влажную землю.

— Наверняка один из охраны... — простонал Седой, ощупывая кровоточащее плечо. — Укусил меня, гад... Михалыч, перевяжи...

Карел осмотрел висящую на боку планшетку, с удивлением обнаружив в ней шприц и два пузырька с транквилизатором.

— Что это? — удивленно моргнул солдат, глядя, как майор набирает в шприц мутную желтоватую жидкость.

— Обезболивающее, через полчаса все заживет как на собаке.

— Но откуда оно у тебя?

— Да какая тебе разница...

— Ладно... — прошептал Седой, подставляя руку для укола.

Невдалеке послышался уже знакомый стон. От базы отозвались.

— Возвращаются. — Седой осторожно выглянул из траншеи. — Не меньше пяти десятков, наши все-таки их достали, утром было две сотни.

Из тумана на базу возвращались оставшиеся эсэсовцы. Кто-то хромал, едва переставляя перебитые ноги, кто-то полз, цепляясь за сырую землю.

К утру они снова пойдут в наступление.

— Вот это место... — указал автоматом Седой. — Возле вагонетки, чуть левее водонапорной башни.

Земля под ногами эсэсовцев разверзалась, и они с протяжными стонами погружались в шевелящуюся вздрагивающую почву.

— И что теперь делать? — спросил майор, не представляя, как с этими тварями можно бороться, имея при себе лишь ружье, автомат и несколько заостренных кольев.

На всякий случай он приготовил заструганные деревяшки.

— Жаль, не успели как следует ими запастись, — посетовал солдат. — Эти гады специально огнеметами пожгли все осины в округе. Чуют, твари, опасность, хотя уже и убиты по нескольку раз.

Небо потемнело. Приближалась ночь.

— Нужно подождать, пока все вернутся, — сообщил Седой, снова закуривая.

— Ну а потом?

— А потом польем землю святой водой.

И солдат указал на оловянную флягу на поясе.

— Мне лично ее командир выдал. Я, говорит, нa тебя, Митюков, понимаешь, рассчитываю и на Кондратьева... тебя, то есть тоже, так что нельзя подводить боевых товарищей, особенно погибших...

Понаблюдав за туманом еще около получаса, они осторожно двинулись к перепаханному вдоль и поперек лежбищу дивизии «Тотенхерц».

— А они... не проснутся? — неуверенно спросил майор, сжимая в руке осиновый кол.

— Не-а... — мотнул головой Митюков, — спят как сурки, мертвецким сном...

И тихо, со злостью рассмеялся.

Затем он отвинтил круглый колпачок на фляге и обильно полил водою проклятое место, произнося шепотом едва различимые слова.

— Ну вот, кажись, и все...

В грудь и шею Карела впились раскаленные жала. Одно за другим.

Донор пошатнулся и стал медленно заваливаться на спину.

— Снайпер, сука... — прохрипел Седой, падая на землю.

— Спасайся, дурень... — из последних сил выдавил майор, после чего пошел по цепочке.

18

Выручила годами натренированная реакция. Карел резко потянул штурвал на себя, выводя самолет из опасного виража.

Следующий по цепочке донор оказался летчиком.

Воздушный бой был в самом разгаре.

То и дело ночное небо разрезали на куски дорожки трассирующих пуль. Разобраться с ходу в этом месиве воздушных железных машин было невозможно.

Майор умел управлять самолетом, тем более боевым истребителем, и достаточно хорошо разбирался в самой авиации. Спецподготовка в школе разведки предусматривала и это непростое умение. Прежде чем сдать основные дисциплины Карел успел налетать много часов на маленьком смешном «И-16».

«Ишак» был хорошей машиной, но не для 40-х годов. Война в Испании показала, что немецкие 109-е «Мессершмитты» лучшие. Именно тогда Люфтваффе и получили незаменимый опыт, опробовав новую технику прямо во время боевых действий.

Карел с ходу определил, что управляет модифицированным 9-м «Яком». Судя по приборной доске, самолет имел реактивные ускорители, хотя и оставался по-прежнему поршневой машиной. Не самое лучшее оружие в битве с новейшими немецкими истребителями.

Два раза на хвост садилась реактивная «Саламандра», но майору удавалось успешно ее «стряхивать», включая установленные под крыльями ускорители.

Кажется, Карел стал понимать суть воздушного боя.

Советские истребители прикрывали английские «Авро-Ланкастеры», бомбящие неподалеку какой-то промышленный объект.

Как правило, над местом бомбового удара сначала проходили стремительные «Москито», сбрасывающие зажигательные бомбы, и лишь затем по пылающим внизу кострам ориентировались идущие следом тяжелые бомбардировщики.

Бомбардировки проводились ночью и перед немецкими летчиками стояла нелегкая задача борьбы с этими массированными ударами.

Скоростные «Москито» могли летать на недосягаемой для Люфтваффе высоте. «Авро-Ланкастеры» и прочие «воздушные крепости» были невероятно живучи, ну а истребители сопровождения сделались и вовсе постоянной головной болью немецких пилотов.

Правда, нацисты в последнее время начали устанавливать на свои истребители кассеты с неуправляемыми ракетами, что стало довольно эффективным оружием в борьбе с «воздушными крепостями»...

Вынырнувший из-за темных облаков «Ме-262» прямо на глазах у Карела одной очередью аккуратно срезал правое крыло медленно летящего четырехмоторного «Ланкастера».

Бомбардировщик стал разваливаться прямо в воздухе, пылающей свечой устремившись к земле.

Внизу тоже бесновалось пламя: что-то ярко горело — не то завод, не то шахта.

Сбавивший скорость 262-й замешкался, начав разворот, и тут же был растерзан тремя советскими Ла-5, работающими по принципу ястребиной стаи.

В небе стало еще горячее, когда немцы наконец задействовали ПВО.

Непонятно, почему они не сделали это раньше. Возможно, несколько удачно сброшенных бомб повредили основную установку «Длани Вотана» — мощного оружия против авиации.

Безуспешно пытаясь взять в перекрестие прицела промелькнувший впереди черный «Хортен», майор бросил свою машину к земле, отлично зная, что сейчас начнется.

В озаренном пожарами небе стали жадно шарить длинные лучи прожекторов.

Немецкие пилоты мгновенно перестроились, убегая на левый, более или менее чистый, фланг. У них была строгая инструкция: когда на земле включалась разогревающаяся установка, немедленно уходить из-под возможного удара.

Более опытные советские пилоты также последовали примеру врага, уводя свои самолеты как можно дальше от пылающего внизу завода.

Новички замешкались, в панике мечась по озаренному светом небу, но истребители интересовали пэвэошников в самую последнюю очередь.

А вот «Ланкастеры» по-прежнему безмятежно шли «двойками», сбрасывая из раскрытых бомбоотсеков свой смертоносный груз в отмеченные огнем на земле точки.

Истребительного прикрытия они на время лишились. Теперь все решал случай. Кто-то сейчас проскочит, а кто-то нет. Неповоротливые тихоходные машины превращались в летающие гробы.

Наконец, установка внизу разогрелась, и в небе возникла «Длань Вотана» — черная гигантская рука, сотканная из плотных частичек воздуха.

Раскрывшись, она медленно пошевелила огромными пальцами и сцапала ближайший бомбардировщик, раздавив его прямо в полете.

Тут же раскрылись белые одуванчики парашютов. На них, как по команде, налетело несколько отчаянных «мессеров»: стервятники почуяли добычу. Наплевав на инструкции, немцы принялись расстреливать парашютистов трассирующими пулями.

Карел сделал огромный вираж и, пролетев сквозь не успевшую загустеть «Длань Вотана», с ходу прошил пулями ближайший 262-й.

Советский пилот, телом которого майор сейчас пользовался, был асом. Все вооружение «Яка» было замкнуто на одной единственной гашетке, а это два спаренных пулемета в носу и две мощные пушки в крыльях; всего лишь один удачный залп разрывал машину врага на куски.

Загустевшая черная рука снова ринулась вверх, к очередному «Ланкастеру».

Природа нового оружия Третьего рейха до сих пор была неясна. Сама установка находилась глубоко под землей, в тщательно замаскированном бетонном бункере, где сидел оператор. Вверх он смотрел через специальный перископ. Еще два пэвэошника управляли отлично защищенными броней прожекторами.

Оператор «Длани» надевал на правую руку особую перчатку, от каждого пальца которой к приборной панели шли толстые, хорошо заизолированные провода. Через перископ немец отлично видел озаренное прожекторами небо и громадные, плывущие среди облаков силуэты бомбардировщиков. «Длань Вотана» также была отлично видна оператору, оставалось только поймать пролетающий рядом самолет и раздавить его прямо в небе.

Ничего подобного ни у русских, ни у союзников пока не было.

Правда, была у этого мощного оружия одна слабина. «Длань Вотана» становилась опасна лишь тогда, когда пальцы начинали сжиматься. Клубящаяся тьма густела, становясь опасной и для снующих в небе истребителей.

Завалив второго немца, Карел снова пролетел сквозь разжавшуюся гигантскую пятерню, заметив, что сбившиеся в группу Ла-5 пытаются расстрелять установленные на земле прожектора. Один светящийся глаз уже потух. Значит, немецкое бронестекло было не столь уж и стойким.

«Длань Вотана» вяло отмахивалась от вертких советских истребителей, выискивая очередную четырехмоторную жертву.

Часы на приборной доске методично отсчитывали время. Майору казалось, что он кружит в небе уже больше часа, но на самом деле не прошло и трех минут с момента его очередного переселения. Горючего оставалось на десять минут полета, по меркам воздушного боя, целая прорва времени.

Мимо с воем промчался грязно-серый «МиГ-3», пилот подавал Карелу какие-то сигналы. Рация почему-то не работала: видимо, немцы глушили радиопространство.

Майор понял сигнализацию товарища лишь тогда, когда вражеские пули пробили сбоку бронированный фонарь кабины. На хвосте «Яка» сидел давешний черный «Хортен».

Сбросить реактивную бестию было непросто. Ночной истребитель — опасный противник.

Карел включил реактивные ускорители на максимум, стремительно сжигая драгоценное топливо.

Место ожесточенного боя постепенно удалялось.

Картина казалась совершенно нереальной.

Внизу пылал огонь, словно разом зажглись все жаровни ада. Небо лихорадило от огрызающихся горячим железом смертоносных воздушных машин, а посреди всего этого инфернального хаоса жадно шарила черная гигантская рука, будто сам враг рода человеческого пытался выбраться из разверзшейся земли.

Настырный немец продолжал преследование. Он не стрелял, желая максимально приблизиться к «Яку» и разорвать его одним точным залпом.

Пушки в крыльях «Хортена» что надо, и спастись при подобном раскладе будет непросто. Трехсантиметровая броня кабины русского самолета не выдержит прямого попадания и иссечет Карела острыми, как бритва, осколками.

Что ж, придется этого самонадеянного идиота немножко остудить.

Рычаг перехода в «искривленку» располагался, как обычно, справа от сиденья. Тихо выругавшись, майор рванул заветную ручку вверх.

Пространство за бортом истребителя мгновенно изменилось. Да что там пространство, даже сам самолет и тот стал совершенно неузнаваем. Теперь с немцем они могли биться на равных.

В подобном режиме воздушного боя Карел летал лишь второй раз в жизни.

Пилот «Хортена» также перескочил в «искривленку». К удивлению майора, самолет врага не сильно изменился: та же форма, та же нарисованная под кабиной оскаленная акулья пасть, но, возможно, это только с виду.

Приборная доска в «искривленке» оставалась прежней. Некоторые приборы, как правило, сходили с ума. В первую очередь часы и компас.

Стремительно набирая скорость, Карел любовался своим преобразившимся истребителем.

У него изменились крылья, тонкие, стреловидные, они были чуть отведены назад. Кожаная обшивка трепетала, кое-где отчетливо были видны пульсирующие кровеносные сосуды. Самолет ожил.

Не теряя времени, майор выпустил шасси, зная, что вместо железных стоек с колесами из фюзеляжа машины выдвинутся мощные ястребиные когти. «Хортен» стал значительно отставать. Палить из огнестрельного оружия в «искривленке» было нельзя, оно здесь попросту не действовало. Биться можно лишь при близком контакте, и немец сейчас проигрывал.

Стараясь разглядеть фантастический пейзаж внизу, Карел направил воздушную машину к месту недавнего сражения.

Оно и здесь продолжалось с той же отчаянной яростью.

Небо было залито кровавым багрянцем. Внизу на земле колыхалось безбрежное море похожей на коричневые водоросли живой травы.

Английские бомбардировщики превратились в тяжелых неуклюжих птиц, исторгающих из себя потоки клубящегося огня.

«Длань Вотана» в этом перевернутом мире выглядела как огромная черная змея, выскакивающая из круглой, постоянно затягивающейся норы. Огромная голова с мощными челюстями то и дело стремительно кидалась вверх, пожирая не успевших увернуться птиц. Хищная тварь перемалывала им кости и, судорожно сокращаясь, заглатывала добычу, извиваясь всем своим исполинским телом.

В «искривленке» было отчетливо видно то место, откуда работала подземная установка. Можно рискнуть, вернуться в нормальную реальность и попробовать разбомбить бункер, но на истребителе сделать подобное конечно же невозможно.

Засмотревшись, Карел едва не пропустил атаку немецкого истребителя.

Подкравшийся сзади «Хортен» резко рванул вперед и, неожиданно раскрыв красную зубастую пасть, вцепился в хвост советскому самолету.

Майор швырнул машину к земле, сбрасывая немца. Это ему удалось, однако тот успел вырвать кусок оперения.

На правое бронестекло кабины брызнула кровь. «Як» стал хуже слушаться.

Несясь почти у самой земли, Карел сделал рискованный маневр, перевернув истребитель брюхом кверху, и упавший с неба «Хортен» угодил своей оскалившейся мордой прямо в мощные когти.

Острые ножи сомкнулись мертвой хваткой, насквозь пробивая пластинчатую кожу вражеского истребителя.

Сцепившиеся самолеты рухнули на землю. К счастью, в «искривленке» машина не могла взорваться. Мягкий живой фюзеляж смягчил удар. Самолет умер, спасая находящегося внутри человека.

Разбив пистолетом покрывшийся сеткой трещин фонарь, Карел выбрался на горячее крыло.

Вражеский «Хортен» лежал всего лишь в нескольких метрах, зарывшись носом в землю. Фюзеляж и одно из крыльев были распороты когтями советского «Яка».

По колено увязая в шевелящейся коричневой траве, майор подошел к немецкому истребителю, но его кабина оказалась пуста. Видимо, летчик переместился обратно, не забыв сломать заветный рычаг.

Карел вернулся к своему самолету и, осмотрев повреждения, понял, что ему не так-то просто будет теперь вернуться.

Сиденье пилота основательно перекосило. Кабина сильно деформировалась после удара о землю, и ручка перехода стала совершенно недоступна.

— Ну и что теперь делать? — вслух спросил себя майор, вглядываясь в кровавое зарево на незнакомом горизонте.

Прожорливая змея исчезла. Воздушный бой подходил к концу.

Бомбардировщики ушли, сбросив на землю весь свой смертоносный груз. В небе по-прежнему кружили лишь истребители.

Майор удивленно отметил, что некоторые воздушные машины исторгали из себя огонь, словно мифические драконы.

«Искривленка» играла с человеческим воображением по своим неведомым правилам. Оставаться здесь дольше тридцати минут вне кабины самолета было опасно.

Карел искал выход.

Терять донора в искривленном пространстве нельзя, ибо можно вообще никуда не вернуться. Здесь действовали совсем иные законы.

Самолет вздрогнул и стал медленно погружаться в землю. Майор спрыгнул с накренившегося крыла, отойдя как можно дальше от уходящего истребителя.

Шевелящаяся у ног трава цеплялась за сапоги, мешая идти.

Разбившийся «Хортен» также стал уходить в ставшую внезапно мягкой почву чужого мира.

Преодолевая сопротивление агрессивной растительности, Карел двинулся прочь от исчезнувших в земле боевых машин.

Он оступился, лишь чудом не упав в глубокую круглую яму, раскрывшуюся прямо у самых ног.

Яма оказалась заполненной отвратительной черной жижей.

Майор осторожно обошел ловушку. В нормальном мире на этом месте вполне могла лежать противотанковая мина. Куда же идти?

В Шестнадцатом отделе мало что знали об «искривленке». Изучать это странное пространство было невозможно. Человек существовал здесь от силы пару часов, иначе он уже не мог вернуться назад. «Искривленкой» пользовались исключительно летчики и моряки, особенно когда попадали в безвыходные ситуации. В странном мире возможности сражающихся всегда уравнивались. Это был нерушимый закон искривленного мира. Тут каждый имел свой шанс.

Особенно захватывающе выглядели бои на море. Когда бывалые моряки рассказывали, во что превращается немецкая субмарина и атакуемый ею корабль, многие просто отказывались верить. Два невиданных полуживых-полумеханических монстра яростно рвали друг друга на куски, а внутри них боролись за жизнь обыкновенные люди.

Странно, но человек в «искривленке» никогда не менялся. Мистики утверждали, будто зло внутри людей настолько велико, что законы странного мира попросту отторгают их, оставляя прежний облик нетронутым...

Расстегнув летную куртку, Карел осмотрел многочисленные карманы, коря себя за то, что не сделал этого с самого начала.

В правом верхнем он обнаружил «ключ» и свернутый вдвое маленький листок бумаги.

Майор развернул его.

Твое тело не погибло. Об этом не беспокойся. Иди по цепочке. Пока она есть, ты будешь жить. Ее длина неизвестна даже в отделе, так что в самое ближайшее время я попробую к тебе пробиться. В Москву пока не суйся, все объясню при встрече. Не делай лишних телодвижений и запасись терпением.

Чуть ниже стояла подпись: Ворон.

Карел несколько раз перечитал короткое послание.

Что это? Как вообще такое было возможно? Как Ворон узнал, что он окажется именно в этом доноре? Как подбросил свернутый вдвое листок? Кто он такой, в конце концов, на чьей стороне?

Спрятав записку, майор открыл «ключом» «Лестницу Иакова».

В «коридоре» все было, как обычно. Тусклый свет и многочисленные двери. Ну, почти как обычно.

У одной из дверей лежал на спине человек. Он был мертв. По ковру растеклась лужа блестящей, еще не успевшей свернуться крови.

Карел подошел ближе.

На полу лежал эсэсовец. Чья-то пуля разворотила ему грудь. Человек пытался спастись. Сил ему хватило лишь на то, чтобы выползти из одной двери и подползти к другой, тут его и настигла смерть.

«Значит, немцы тоже», — с тоскою подумал майор, понимая, что нейроразведка потеряла самое главное свое преимущество.

Но чем больше он вглядывался в мертвеца, тем отчетливей понимал: что-то тут не так. Черты лица, цвет кожи, форма.

Да-да, именно форма, такую в «Анненэрбе» никогда не носили. Карелу была знакома эмблема «Наследия предков», остальные отличительные знаки вызывали лишь недоумение.

И лицо... Как же он сразу не заметил? Ведь перед ним лежал смуглолицый индус. Не тибетец, а именно индус.

Заинтересовавшись, Карел быстро обыскал покойника, найдя у него обычный для членов СС «Анненпасс» — «Паспорт предков», удостоверяющий абсолютную чистоту арийского происхождения.

Солдата звали Радж Сингх, остальное майор не понял, текст был написан на странном восточном наречии. Затем он обратил внимание на оружие эсэсовца, такой пистолет Карел видел впервые. Массивный, блестящий, со странным утолщением на дуле. Да и само дуло было необычным, выходное отверстие закрывала железная сетка.

Откуда взялся этот нелепый человек, из-за какой двери?

Но кровавый след уже исчез. «Коридор» аккуратно подбирал оставленные людьми следы. Вскоре исчезнет и мертвое тело. Майору повезло, что он успел его увидеть.

Ясно было одно: этот человек выбрался из совершенно иного мира, в чем-то похожего на родную реальность Карела, но во многом сильно отличавшегося от нее.

Значит, ночной гость был абсолютно прав. Война шла во многих мирах, и ее финал конечно же был разным. Чаша весов постоянно колебалась.

Куда же бежал смертельно раненный солдат?

Майор приоткрыл ту самую дверь, у которой умер эсэсовец. За дверью вовсю бушевала зимняя вьюга. Морозный воздух ворвался в коридор, окутав Карела вихрем колких снежинок. Майор смог разглядеть занесенный снегом лес и вдалеке одинокие дома с горящими окнами.

Захлопнув дверь, Карел увидел, что тело эсэсовца уже начало истончаться, становясь прозрачным. «Коридор» забирал его, медленно очищаясь.

Где находится нужная дверь, как всегда, подсказал внутренний голос. Майор никогда не допускал мысли, что может ошибиться и выйти не там.

За дверью его ждал ночной Берлин. Шел дождь, улицы были немноголюдны.

Спрятав «ключ», Карел быстро двинулся вдоль зданий, стараясь держаться менее освещенных мест.

Летная куртка, к счастью, не имела военных знаков отличия, а шлем остался в самолете. Внешний вид майор, конечно, имел странный, но в темноте вряд ли кто-то станет к нему присматриваться.

Однако отличную услугу оказал он приютившему его донору, забросив парня в самое нацистское логово.

Карел наизусть знал адреса нескольких конспиративных квартир. Он выбрал ту, которая реже всего использовалась, в заводском районе Берлина.

Ему здорово везло, за все время короткой ночной прогулки он ни разу не наткнулся на регулярный немецкий патруль. Однако феноменальное везение длиться слишком долго не могло...

Дверь отворила сухонькая старушка. Майор назвал нужное слово, и та молча пропустила его внутрь.

— Вам нельзя в таком виде появляться в городе, — сказала она, идя следом. — Переоденьтесь, а эту одежду отдайте мне, я о ней позабочусь.

— Спасибо, — поблагодарил Карел, проходя в специальную, предназначенную для отдыха комнату.

В большом деревянном сундуке он обнаружил несколько комплектов немецкой формы, гражданскую одежду и даже парадный мундир офицера-подводника.

Вещи лежали в строгом порядке, значит, конспиративной точкой давно не пользовались.

Майор переоделся в гражданское, из вещей русского летчика оставив только пистолет и «ключ» от «Лестницы».

Записку Ворона перечитал несколько раз, после чего сжег.

Нестерпимо хотелось курить: донор попался курящий.

Интересно, что ему скажут, если парень все-таки выкарабкается? Мол, подбили в небе над Берлином, вот сюда и попал. Понятно, что в подобную сказку никто не поверит, но губить очередного донора Карел не желал. Все, довольно, цепочка для него на этом летчике закончилась, во всяком случае, так майор твердо решил для себя.

Старушка, как и обещала, забрала старую одежду, и в том, что она ее очень скоро уничтожит, не было никаких сомнений.

То-то в гестапо поломали бы головы, если бы к ним в руки случайно попал советский летчик-истребитель.

В центре Берлина! Умора!

Вот только парня наверняка замордуют до смерти.

Присев на кровать, Карел проверил обойму в пистолете, удовлетворенно отметив, что все пули серебряные. С оружием он всегда чувствовал себя увереннее, хотя во многих ситуациях мог легко обходиться и без него.

Жаль, что он не догадался прихватить с собой необычный пистолет мертвого индуса-эсэсовца, стреляла та штука явно не пулями.

В прихожей послышались возбужденные голоса.

Старушка что-то яростно кому-то втолковывала. Хриплый мужской бас не соглашался. Затем в комнату вошел координатор Берлинского Отделения разведки Кречет, выглядевший мрачнее обычного.

Увидев в руке майора оружие, Кречет удивленно остановился посреди комнаты.

— Эй, коллега, ты чего, никак стрелять вознамерился?.. Или, может, ждешь в гости гестапо?

— Может, и жду, — усмехнувшись, ответил Карел, гадая, узнал его Кречет или нет.

Скорее всего, не узнал.

— Ты кто такой будешь? Донор у тебя явно не из наших, выходит, ты его со стороны привел. Знаешь, что говорится по этому поводу в инструкции?

— Знаю.

— Ну, и зачем ты нарушаешь правила, когда знаешь, что за это тебя по голове не погладят. Мне ж теперь дерьмо и разгребать. Меня первого, если что, к ногтю, за нарушение режима конспирации...

— Леха, не свисти, — улыбнулся майор, лукаво поглядывая на оперативника.

Алексей вздохнул и заговорщицким шепотом добавил:

— Тут к тебе один приятель заглянул. Ну, узнал что ты, здесь, дай-ка, говорит, навещу...

Спрятав пистолет, Карел удивленно посмотрел на загадочно ухмыляющегося коллегу.

Оперативник тихо кашлянул и в комнату вошел...

Ворон.

В собственном теле.

Часть седьмая РИТА

19

Март — апрель 1944 г.

Удивлен? — Ворон присел на стоящий у стены стул.

— Может, объяснишь мне наконец, что происходит, а то тут, я вижу, все в курсе, кроме меня, — раздраженно бросил майор, размышляя над тем, с кем же Ворон ведет двойную игру, лично с ним или с Шестнадцатым отделом.

А что, если с обоими?

— Времени мало... — пожаловался оперативник. — Гестапо раскрыло часть нашей агентурной сети. Доноров попалили уйму. Выяснить им, понятно, ничего не удалось, но за нами с завтрашнего дня пойдет настоящая охота...

— Станет горячее, чем обычно?

— Вот именно, привычный расклад, так ведь? — Ворон усмехнулся. — Очень многое нужно тебе объяснить, и не знаю, с чего начать.

— Начни с самого главного, — посоветовал Карел.

— Тогда спрашивай!

— Как ты меня нашел?

— Довольно просто. Мы сделали слепок твоего астрального следа, ну а дальше... справился бы и ребенок.

— «Мы» — это кто? — уточнил майор:

— «Второй Вавилон», — ответил Ворон.

— Прости, не понял, что?

— Это название нашей организации, — с улыбкой пояснил оперативник.

— О подобном подразделении Шестнадцатого отдела я никогда не слышал.

— А здесь нет ничего удивительного. Мы не из Шестнадцатого отдела, мы сами по себе...

В комнате повисла пауза.

Майор медленно осознавал услышанное.

— Объясни.

— С удовольствием. С этого момента все карты для тебя раскрыты. Далай-лама Воталхе был прав, когда говорил тебе, что все мы живем в Проклятом Вавилоне. Так оно и есть. Тьма разъедает наш мир изнутри. «Второй Вавилон» пытается помешать этому. Мы — как раз те силы, которые довольно успешно на протяжении нескольких лет противостоят сталинскому режиму. Сталин и Гитлер — враги, но они — одно и то же зло, части той Тьмы, что поразила Европу. Мы используем против врага его же оккультное оружие. Мы смогли проникнуть в святая святых НКВД. Благодаря нашим усилиям Воины Шамбалы никогда не откроют врата. Высшие Неизвестные просчитались. Впрочем... как всегда. Всю эту кашу заварили именно мы, а вовсе не Шестнадцатый отдел. Извини.

— Я тебе не верю.

— Твое право.

— Что на самом деле стало с Ритой?

— Сложно сказать. — Ворон пожал плечами. — Оказавшись в Москве, она тут же пропала из поля нашего зрения. В общем-го нас она не особо интересует. У нее хватило здравого ума не сунуться в НКВД, по всей видимости, она понимала, что оттуда уже не вырвется.

— Вы потеряли ее след?

— До недавнего времени.

— Что ты имеешь в виду?

— Она по-прежнему в Москве. Когда мы вернемся, ты обязательно с ней увидишься.

— Почему я должен тебе верить?

— А разве у тебя есть выбор?

— Есть, — усмехаясь, ответил Карел и, достав пистолет, приставил дуло к виску своего донора. — Я могу в любой момент уйти, стоит лишь слегка надавить курок.

— Я не советую тебе этого делать, — спокойно произнес Ворон. — Кто знает, вдруг твой донор последний и цепочка на нем оборвется?

— А почему я не могу вернуться в собственное тело?

— Его изолировали. Не уничтожили, а именно изолировали, — повторил оперативник. — С того самого момента, как ты вышел из-под контроля Шестнадцатого отдела, тебя хотят уничтожить.

— А что, я был под их контролем? — удивился Карел.

— Наивно полагать обратное. Все нейроразведчики контролируются Главной Машиной вплоть до уровня подсознания. Но с определенного момента твоя психика стала сопротивляться. Помнишь тот черный провал в сознании эсэсовца? Приступ здорово напугал тебя, но именно тогда ты окончательно вышел из-под их контроля.

— Меня несколько раз пытались убить.

— Все верно, — подтвердил Ворон, — и тогда ты не пошел бы по цепочке, а вернулся в собственное тело, уже изолированное. Но убрать тебя в тот момент не удалось, а потом было поздно, мы подключили к тебе резервную «цепь».

— Но кому выгодна моя смерть? — напрямую спросил майор.

— Шестнадцатому отделу, кому же еще. Они знают, что ты разрушишь всю построенную за эти месяцы систему, что ты — деструктивное звено. Эти ребята давно научились заглядывать в будущее, просто они тщательно это скрывают. Но будущее изменить невозможно. Ребята упорствуют. Что ж, пусть тешатся, в конце концов, такая у них работа.

— Что я сделаю в будущем? Почему из-за меня рухнет система, о которой ты говоришь?

Ворон невозмутимо рассматривал Карела.

— Ты заберешь с собой Риту.

— Куда заберу? — опешил майор, не ожидая такого ответа.

— Туда, где даже они не смогут вас достать...

Оперативник недоговаривал, напоминая сейчас далай-ламу Воталхе, любившего изъясняться одному ему понятными аллегориями.

То, что Ворон умалчивал, рано или поздно дополнит мозаику, просто Карел был еще не готов к истине.

— Хорошо. Зачем ты послал меня в ту клинику, тогда в Москве? Ведь то был явно какой-то объект Шестнадцатого отдела, о котором даже я ничего не знал...

Оперативник рассмеялся:

— То была наша база. Странная вывеска многих отпугивала, даже матерых энкавэдэшников. Мы имели отличное прикрытие. Тебя пропустили внутрь неспроста. Именно тогда мы и сделали кое-что с твоим сознанием, получив возможность следить и видеть многое твоими глазами. Мы освободили тебя, помогли в конечном счете избавиться от контроля со стороны Шестнадцатого отдела.

— Я потерял сознание и ничего потом не помнил...

— Ну естественно, мы стерли тебе часть воспоминаний. Что, по-прежнему не веришь?

— Нет, верю. Но как ты подбросил в карман летчика записку?

— Очень просто, — усмехнулся Ворон. — Мы легко просчитали почти всю цепочку. Тот летчик сам положил ее в карман своей куртки, он же ее и написал под мою диктовку.

— Значит, вы постоянно следили за мной и знали о том, что произошло на Тибете?

— Ну разумеется. Далай-лама нас не подвел, почти всем мы обязаны только ему. Воталхе давно понял, КТО истинный Хозяин Третьего рейха, и с этим существом далай-ламе не по пути. Немцы из предыдущих экспедиций нашли подземный город и сам проход. Но мы знали, когда это произойдет, и были готовы. Вернуться назад им было не суждено.

— А что случилось с профессором Зигелем? Вы наверняка видели, как я его отпустил.

— Весьма благородный жест, — улыбнулся Ворон. — И совершенно бессмысленный. Думаю, с ним все будет в порядке.

— Далай-лама говорил, что, для того чтобы существовал соседний мир, должен погибнуть наш.

— Не верь всему тому, что говорит далай-лама, — ответил Ворон. — Боюсь, он служит некой неизвестной даже нам третьей стороне... В нужный момент он помог, значит, интересы временно совпали. Тем не менее он по-прежнему враг, хитрый и очень могущественный. Он именно та фигура, которая может запросто опрокинуть чашу весов в ту или иную сторону. Нам с ним явно не по пути.

В проеме двери возник встревоженный Кречет.

— Пора уходить, нас вычислили.

— Что, уже? — поморщился Ворон. — Что-то уж слишком быстро. Ладно, уходим... Да, Леха. предупреди хозяйку, пусть тоже сматывает манатки, квартира засвечена.

Они спустились вниз, на ночную улицу, где разведчиков поджидал автомобиль.

— Куда мы поедем? — спросил Карел, забираясь на заднее сиденье.

Тихо чертыхаясь, Кречет уселся за руль.

— Как можно дальше отсюда, — неопределенно ответил Ворон, доставая из-под сиденья «шмайсер», — Готовься, сейчас действительно будет горячо...

Машина выскочила на совершенно пустой проспект, мокрый после дождя со снегом.

— Круто нас обложили... — констатировал Ворон, опуская со своей стороны стекло.

Майор обернулся.

— Я ничего не вижу!

— Сейчас увидишь! Эти твари действуют осторожно, полагают, что нам уже некуда деться...

На капот автомобиля прыгнул волк, словно только что сотканный из самой тьмы.

Кречет резко крутанул руль. Ударившись о стекло, сразу покрывшееся сеточкой трещин, волк соскользнул с капота, бросился следом за несущейся по дороге машиной. Через минуту к нему присоединились еще три зверя.

— Зачем весь этот цирк? — удивился майор, доставая пистолет. — Что им мешает перекрыть улицу?

— Действуют на нервы, — пояснил Кречет.

Деловито застрочил «шмайсер».

Обычные пули не брали оборотней, но заставили их немного отстать.

— А вот и тяжелая кавалерия...

Из-за угла выскочило несколько машин, и тут же заднее стекло брызнуло мелкими осколками.

Кречет, яростно сражающийся с рулем, матерился громко по-русски.

— Вы хотели увидеть перекрытую улицу? Получайте!

У очередного перекрестка немцы растянули железную цепь с шипами.

Разведчиков желали взять живыми.

— А вот хрен вам! — выкрикнул Кречет, по полной выжимая газ.

Ворон посмотрел на часы:

— Уложились, Леха, час тридцать...

Ночной Берлин исчез.

Еще немного проехав, машина остановилась на широкой лесной дороге.

Майор присвистнул.

Довольно ухмыляющиеся оперативники расслабленно раскурили по сигарете. Карел тоже не отказался.

Темнота у обочины пришла в движение, и на дорогу вышли два человека с болтающимися на ремнях автоматами.

— Здорово, братцы, — крикнул им Ворон. — Как тут в округе с погодой?

— Пока нормально, — ответил один из мужчин. — Сигаретки не найдется, а то уже два часа в кустах мокрых сидим...

— Угощайтесь! — Кречет протянул початую пачку.

— А где Вадим? — поинтересовался Ворон.

— Да там, у дороги, в кустах с «портатором» возится.

— Вовремя вы нас забрали, молодцы.

— Ну, так все, как договаривались, сказано в час тридцать, так мы его в назначенное время и врубили.

Карел выбрался из машины.

Сырой прохладный воздух был приятен.

Скоро настанет весна, а это всегда начало чего-то неизведанного, загадочного. Новая непройденная дорога, возможность что-то изменить, исправить.

И лучше не знать число оставшихся весен. Так интересней.

Из леса вынырнул третий разведчик, несущий в руках большой ящик с круглой проволочной антенной.

— А вот и Вадим, — донеслось из машины, — смотри, сундук не урони...

Парень не ответил, осторожно уложив в простреленный багажник свой прибор, который ни при каких обстоятельствах не должен был попасть к немцам. Оператор отвечал за него головой.

В небе вовсю светила полная луна. Отличная ночь для вервольфов.

Зябко поежившись, майор вернулся в машину, где стало невероятно тесно. Подшучивающие друг над другом разведчики уже распивали невесть где раздобытый шнапс.

Все шло как обычно.


Она очнулась в больничной палате.

К правой руке шла капельница, видны следы от уколов.

Первой мыслью было: она все-таки попала в руки НКВД. Однако отсутствие решеток на окнах, да и сама общая палата сразу же успокоили ее.

Это была самая обыкновенная больница, каких в Москве десятки, стало быть, пока что она в относительной безопасности.

С памятью творилось что-то неладное. Женщина никак не могла вспомнить, каким образом сюда попала. Странный туман в голове не давал сосредоточиться.

Чем ее здесь накачали?

Рита помнила лихорадочный бег по мертвому лесу, странного незнакомца с холодным взглядом мертвеца, спасшего ее из лап смерти и уродливых безглазых собак, идущих за ними по пятам.

Кажется, псы ей недавно снились. Возможно, они снились ей все время, пока она лежала без сознания в больнице.

Помнила, как прошла через страшный коридор, который вывел ее прямо в центр Москвы. Что же было дальше?

Вплоть до конца марта она пряталась у своей двоюродной сестры, живущей в маленьком городке под Москвой. Никто не знал, где ее искать. Но, без сомнения, ее разыскивали, тщательно просеивая через незримое сито все население Москвы.

Она была твердо уверена: если ее найдут, то это будет означать только одно — смерть.

Тьма настойчиво ее искала.

Было неясно, зачем она поехала в столицу. Хотя... Ну конечно же. В начале прошлой недели она безотчетно почувствовала сильный страх.

Через пару дней стало ясно: находиться в квартире сестры опасно. Некая сила гнала вон из подмосковного городка. Стены небольшой двухкомнатной квартиры пугали, а по ночам было трудно дышать, словно кто-то давил на грудь. Затем начались галлюцинации, и женщина не выдержала. Бросив все, она бежала в Москву. Дальше начинался провал. Может, она попала под машину? Рита попробовала осмотреть себя, но вроде ничего не болело.

После ужасов немецкого лагеря смерти уютная больничная палата казалась раем. Даже у сестры, находясь в относительной безопасности, она часто с криком вскакивала по ночам, боясь, что именно сейчас в ее барак придут эсэсовцы отбирать заключенных в медицинский блок.

Как правило, анненэрбовцы для своих экспериментов забирали женщин по ночам, и те уже больше не возвращались. Лишь дымила наутро труба малого лагерного крематория…

Соседки по палате особого внимания на нее не обращали. Три из них крепко спали, еще одна тоже лежала под капельницей, остальные — кто читал, кто просто смотрел в окно.

Вошедшая в палату медсестра подошла к Рите:

— Слава богу, вы очнулись.

Девушка отсоединила капельницу и дала пациентке воды.

— Как вы себя чувствуете? Голова не болит?

— Нет, по-моему, все в порядке, — неуверенно ответила Рита. — Скажите, как я здесь оказалась?

— Вы потеряли сознание прямо в метро, — доброжелательно пояснила сестра. — Документов не нашли, так что, если вас не затруднит, сообщите нам свое имя, фамилию и адрес.

— Марина Полякова, улица Карла Маркса, двадцать два, подъезд шестой, этаж третий, квартира восемь.

Медсестра тут же записала данные в тоненькую тетрадку.

— А телефон?

— Телефона нет.

— Но ведь как-то нужно сообщить вашим родственникам, где вы находитесь.

— Я живу одна, у меня нет родственников в Москве.

Девушка не удивилась, закрыв тетрадку, она лишь добавила:

— Пожалуйста, с кровати пока не вставайте. Сейчас к вам подойдет наш врач, он и решит, что с вами дальше делать.

Врач оказался смуглолицым высоким мужчиной лет сорока.

— Как вы себя чувствуете, голова не кружится? — поинтересовался он, присаживаясь у кровати.

— Нет.

— Ведь вы беременны.

Рита побледнела.

— Что вы, что вы, не стоит так нервничать, — испугался доктор, укладывая женщину обратно на подушку, — Знаете, такое иногда случается...

Он еще пытался шутить.

В сознании Риты бушевал яростный вихрь. Казалось, рухнула та самая стена, которая до поры как-то сдерживала ее кошмары.

— Пока вы спали, мы сделали некоторые анализы. Должен сообщить, что со здоровьем у вас все в порядке. Вот только наблюдается некоторое истощение. Но мы уже прокололи вам ряд витаминов. Так что ни о чем не беспокойтесь, с малышом, я уверен, все будет в порядке.

— Спасибо.

— Вы сказали сестре, что у вас нет в Москве родственников? А в других городах?

— Во Владивостоке проживает мой брат. Я приехала как раз оттуда.

— М-да, далековато. В общем, в конце недели, если хотите, мы вас выпишем, а пока я бы предпочел вас немного понаблюдать. Скорее всего, вы потеряли сознание вследствие общего истощения, мы вас быстро восстановим.

Она с нетерпением дождалась, когда он ушел и, с головой накрывшись одеялом, тихонько застонала. Что же, в конце концов, с ней происходит? Может, она спит?

Женщину охватил ужас. Происходящие с ней вещи пугали.

Бред, бред, бред... Страх усиливался, сковав холодом внутренности... и вдруг... все прошло.

Словно отрезало ножом.

Исчезли все сомнения, переживания, кошмары.

Она выбралась из-под одеяла, не понимая, что же случилось, что вызвало эти разительные внутренние перемены. Может, подействовал какой-то препарат, но доктор, кажется, ясно сказал, ей кололи только витамины...

За окном стемнело. Больные уже спали, лишь узкий луч света пересекал пол палаты, падая из-за слегка приоткрытой двери.

Голова была совершенно ясной, и мысль там билась только одна: «Нужно срочно отсюда уходить».

Рита встала с кровати. Ее вещи обнаружились в тумбочке. Она поспешно оделась и, подойдя на цыпочках к двери, выглянула в коридор.

Столик дежурной медсестры пустовал. Горела настольная лампа, рядом лежала раскрытая толстая книга.

Рита выскочила из палаты, поспешила вдоль коридора. За поворотом нашлась лестница. Однако спуститься вниз она не успела. Ее остановили голоса, раздавшиеся этажом ниже.

Несколько человек быстро поднимались по лестнице.

— В какой она палате?.. — донеслось снизу.

— В триста сорок четвертой.

— Первая цифра обозначает номер этажа, так?

— Да. Не шумите вы, черти, второй час ночи...

— Никуда она от нас не денется, здание оцеплено.

— Денисенко, заткнись!..

Люди говорили о ней. Отчего-то Рита была твердо в этом уверена.

Незнакомцы приближались и, приняв решение, женщина побежала наверх.

На четвертом этаже был точно такой же коридор, только другое отделение. Свет здесь почему-то не горел.

От темной стены отделилась фигура. Рита вскрикнула, отпрянув назад.

— Тише, — мягко произнес высокий мужчина с длинными до плеч седыми волосами, — Не бойтесь меня, я пришел вам помочь...

— Кто вы? — Женщина продолжала пятиться к лестнице.

— Вам не выбраться отсюда, дайте мне руку.

Рита медлила.

— Сейчас они поймут, что вас нет в палате, и сразу же поднимутся сюда, обыщут все здание.

Странно, но необычная внешность незнакомца внушала ей доверие, и, словно находясь в неком полузабытьи, она протянула ему свою руку.

Мужчина тут же увлек ее к окну и, прикрыв Рите рот теплой ладонью, принялся ждать. «Что он делает?» — мелькнула и исчезла паническая мысль.

На лестнице раздались шаги, на этаж ворвались несколько мужчин в черных кожаных куртках.

— Сбежала, сука...

— Еременко, включите свет...

— Да хрен его знает, где он тут включается.

— Так найдите...

В полутьме щелкнул тумблер, и больничный коридор тут же залился ровным желтым светом.

— Ни черта тут нет, этот этаж на ремонте. Люди в коже открывали двери абсолютно пустых палат.

Рита не сразу поняла, что они ее не видят. Ни ее, ни странного седоволосого незнакомца. Смотрят прямо на них и не видят, словно перед ними ДЕЙСТВИТЕЛЬНО никого нет.

Женщина бросила взгляд на своего спасителя. Тот ей едва заметно кивнул, ободряюще улыбнувшись.

— Что там с чердаком? Пахомов, ты проверил?

— Заперто наглухо, товарищ подполковник, крыша исключена.

— Хорошо, спускаемся вниз, может, ребята из оцепления что-то видели...

— Как знаете, Александр Александрович, в конце концов, не могла же она просто раствориться в воздухе...

— В том то и дело, что могла, — неприязненно скривившись, бросил немолодой крупный мужчина, и через несколько минут этаж опустел.

Незнакомец отпустил Риту. Она испуганно обернулась.

— И все-таки, кто вы?

— Называйте меня... Хранителем. До сих пор мы находились в тени. Но недавние события заставили нас вмешаться.

Снова улыбнувшись, он заглянул в освещенное уличными фонарями окно.

Рита ошибалась, первоначально решив, что перед нею старик. Незнакомец был молод, просто ее ввел в заблуждение цвет его волос.

Так странно, может, он иностранец?

— В какой-то мере да, — ответил Хранитель, и она с удивлением поняла, что он только что прочел ее мысли. — Сейчас они рассядутся по машинам и уедут, тогда я выведу вас из здания.

Рита тоже выглянула в окно.

Энкавэдэшники лихорадочно суетились вокруг больницы, у некоторых на поводках бесновались собаки.

Крупный мужчина, тот самый, которого она только что видела на этаже, яростно размахивая руками, отдавал какие-то распоряжения.

Спецслужбы явно попали впросак.

— Что им от меня нужно?

— Не совсем от вас... — ответил Хранитель, по-прежнему глядя в окно, — а от Него, они хотят Его уничтожить...

— Вы... вы имеете в виду... О, Господи... вы имеете в виду моего ребенка?! — воскликнула Рита, чувствуя, что отпустивший ее было кошмар вновь возвращается.

— Не волнуйтесь, — ласково проговорил незнакомец, — очень скоро вы станете матерью, у вас родится ребенок, мальчик...

— Но они... Они ведь хотят его убить?

— Успокойтесь, — перебил ее Хранитель, снова прикоснувшись рукой к губам женщины. — Я же сказал, все будет хорошо. Со мной вы находитесь в полной безопасности, а что касается всего остального... Придет время, и вы обо всем узнаете. Лето сменяет осень, осень сменяет зима, а следом приходит весна. Так и во всем остальном. Проходит время вопросов, приходит время ответов. И, поверьте мне, ничего ужасного в вашем будущем нет. Узнав всю правду, вы будете счастливы, вот увидите...

Почему-то Рите очень хотелось ему поверить, и она поверила.

20

Разведчики остановились в небольшом охотничьем домике у болота.

Место не самое удачное, но пару суток отсидеться можно.

— Да ты просто спятил! — Карел с недовольством вглядывался в унылый пейзаж за окном. — То, что ты предлагаешь, невозможно.

— Но почему бы не попробовать? — продолжал настаивать Ворон. — Ты хочешь до конца жизни сидеть в этом летчике. Через год, максимум через два он тебя отторгнет, и что ты будешь делать тогда?

Майор не ответил.

— Да, мой план рискован. Но наше преимущество во внезапности. Поверь мне, сейчас они не ожидают нападения. Они вообще не знают, где ты находишься. Тебя потеряли, и, конечно, меньше всего твое появление ожидается в штаб-квартире Шестнадцатого отдела.

— Нас прикончат еще на подступах к зданию.

— Двух матерых оперативников, знающих Москву как свои пять пальцев? — Ворон хрипло рассмеялся. — Дружище, ты себя здорово недооцениваешь. Тебе обязательно нужно вернуться, и мы сделаем это сегодня ночью.

— А откуда ты знаешь, что мое родное тело по-прежнему биологически активно?

— Да ты сам посуди, на кой им его выключать. Организм молодой, тренированный, «подсадят» какого-нибудь разведчика, и будет себе гулять...

— Если уже не гуляет. Меня пытался прикончить мой бывший донор, теперь то же самое сделает мое собственное тело. Чудесная перспектива, тебе не кажется? Пожалуй, некая особо извращенная форма суицида.

— Значит, ты отказываешься?

Карел с тоскою поглядел на серое, затянутое дождевыми тучами небо.

— М-да, откажешься тут, черта с два...

Когда за окном охотничьего домика стемнело, оперативники стали готовиться к возвращению.

— Я посижу тут с ребятами еще сутки, — предупредил Кречет, меланхолично чистя в углу автомат. — Затем уйду.

— Заминируйте дом, — посоветовал Ворон. — Гестапо наверняка его вынюхает уже к завтрашнему вечеру.

— Да знаю... — махнул рукой Леха. — Анненэрбовцы читают наш след, но, к счастью, с большим опозданием, а то бы лежать нам уже в рядок у кирпичной стены...

Кречет, как всегда, был настроен крайне пессимистично.

— Пойдем через «коридор»? — спросил Карел, перезаряжая оружие.

— Ну разумеется, — фыркнул Ворон. — Не по воздуху же полетим.

— А вот я бы предпочел по воздуху, — вмешался Алексей, — так безопасней.

— Да я бы тоже, — вздохнул бывалый оперативник, — но времени нет...

— Как всегда.

— Ну да, как всегда.

— Я видел в «коридоре» странного мертвеца, — решил рассказать Карел. — В эсэсовской форме. Его смертельно ранили, и он пытался спастись через «Лестницу». Дополз до середины «коридора» и отдал концы. У него были необычные знаки отличия, да и лицо смуглое, восточное.

— Индус? — уточнил Ворон.

— Вот-вот, я так тогда и подумал. Осмотрел его документы и совсем обалдел.

— Житель Сопределья, — просто ответил Ворон, восприняв рассказ как нечто само собой разумеющееся. — Есть тут рядом одно интересное место, там фашизм зародился в Индии. Можешь себе представить Гитлера в образе просветленного ламы?

Майор отрицательно мотнул головой.

— Вот и я тоже не могу, а он там существует. Ну ладно, мы пошли...

— Еще встретимся, — буркнул из своего угла Кречет.

— Ну конечно, — улыбнулся Ворон и открыл «ключом» проход.


То, что в «коридоре» их поджидает засада, первым почувствовал Карел, успев выхватить пистолет.

Переместившись в «коридор», майор тут же упал на пол и, перекатившись к противоположной двери, ударил в нее плечом.

Дверь открылась, и с довольно приличной высоты Карел свалился на твердый, обжигающий холодом лед.

Шквал ураганного огня прошел у него над головой буквально в нескольких сантиметрах, и, если бы не внезапно открывшаяся от толчка дверь, майор был бы наверняка убит.

Карел мгновенно понял, что он не один. Вслед за ним из «коридора» успел выскочить вооруженный человек.

Майор выбил у нападавшего пистолет, но воспользоваться своим не успел. Двое рычащих мужчин покатились по ровному прозрачному льду.

Времени на то, чтобы рассматривать случайно приютивший их мир, не было.

Нападающий выхватил нож, несколько раз ударяя им лежащего ничком Карела, но майор умело отбивал руку противника, пытаясь лишить того опоры.

Тяжело дыша, мужчина навалился сверху, все ближе и ближе прижимая острие ножа к шее разведчика.

Внезапно тело его обмякло, хватка ослабла, и Карел смог легко отшвырнуть врага в сторону.

В нескольких шагах стояло странное существо, закованное в тусклые металлические доспехи. В правой руке незнакомец держал необычной формы пистолет. Дуло оружия слегка дымилось.

Майор посмотрел на мертвого врага.

В спине мужчины была прожжена дыра. Без сомнений, он был мертв.

Карел перевел взгляд на своего спасителя. И почему он решил, что это не человек? Наверное, из-за дурацких доспехов. Массивный шлем незнакомца не имел даже прорезей для глаз, что выглядело достаточно странным.

Повесив оружие себе на пояс, неожиданный спаситель сел на непонятное металлическое устройство, парящее в нескольких сантиметрах над поверхностью льда и... исчез. Механизм рванул с места с такой скоростью, что, казалось, просто взял и растворился в воздухе.

Майор поднялся на ноги, отыскал свой пистолет и двинулся прочь от места недавней схватки.

Случайный мир представлял собой сплошную ледяную пустыню. Равнина от горизонта до горизонта была закована ровным, словно поверхность замерзшего озера, льдом.

Время от времени Карелу казалось, что далеко под ногами он видит удивительных химер, застывших в толще оледеневшей воды.

Когда тело мертвеца окончательно исчезло на горизонте, майор достал из-за пазухи свой «ключ».

Теперь он войдет на «Лестницу» с другого конца...


У дверей лежали трупы. Судя по всему, Ворон взорвал гранату.

Многие двери были сильно иссечены осколками, но повреждения затягивались прямо на глазах.

Карел шел, переступая через тела и ища среди них Ворона...

Ворон сидел, облокотившись спиной о забитую накрест досками дверь, и, тихо матерясь, перевязывал окровавленную руку.

— А... пришел... — проговорил он, увидев появившегося из-за угла Карела. — А я этих дураков одним махом уложил. Идиоты, даже не догадались рассредоточиться...

— Чем ты их так?

— «Ершом». Взрывная волна до сих пор где-то здесь бродит. Рвануло словно фугасная бомба. Странное тут место, резиновая кишка с бесконечным эхом... Говорят, здесь можно встретить тени всех, кто когда-то тут бывал, ведь время в «коридоре» перепутано.

Майор присел рядом, безразлично глядя, как ближайшие тела на глазах становятся прозрачными, словно кто-то смывал невидимым растворителем все краски.

— Ты знал, что нас ждет засада?

— Где, на «Лестнице»? — переспросил Ворон и отрицательно мотнул головой, — Я допускал такую возможность. Но ты молодец, опередил меня, почувствовал опасность раньше. Старею, наверное. Перед тем как нас окончательно сюда «засосало», я успел увидеть, как ты выхватываешь оружие, и тут же сорвал чеку.

— А что с рукой, пуля задела?

— Если бы пуля... осколок гранаты. Любые взрывы тут троекратно усиливаются, я уже однажды проверял.

Помолчали.

Открыв оперативную аптечку, Ворон сделал себе обезболивающий укол.

— Ты рискуешь больше, чем я, — напомнил ему Карел. — Ведь ты сейчас в собственном теле.

— Ничего... — ухмыльнулся оперативник. — Не всю же жизнь, в конце концов, за чужой спиной отсиживаться, надо иногда и самому попотеть, задницу под пули подставить, а то совсем, понимаешь, разленюсь...

Тела окончательно исчезли. Теперь ничто в «коридоре» не напоминало о произошедшей кровавой бойне.

— Я видел, за тобой увязался какой-то бугай, — поинтересовался Ворон, — проскочил в не успевшую захлопнуться дверь.

— Угу, — подтвердил майор, задумчиво поигрывая пистолетом. — Чуть не прирезал меня, но помог какой-то... даже не знаю, как его назвать... рыцарь, что ли... Просто абсурд.

— Бывает, — кивнул оперативник. — Тебе здорово повезло. Местные иногда в курсе системы переходов. Редко, конечно, но ведь миров миллионы...

Тихо постанывая, Ворон поднялся с пола. Левая рука плетью висела вдоль тела.

— Ладно, идем, здесь нам делать больше нечего... Надеюсь, ты понял, КТО только что пытался нас остановить?

— Шестнадцатый отдел?

— Рад, что ты разобрался.

— Я все уяснил еще до переброски в Германию. Меня грубо использовали. Неприятное чувство, но я решил идти до конца.

— Знаешь, ты отчаянный парень, Валдек. Я рад, что успел вовремя предупредить тебя. Идем, времени у нас, к сожалению, в обрез...

— А что, если за дверью опять будет ждать засада?

Бывалый оперативник зловеще усмехнулся:

— Я, дружище, знаю такую дверь... золото, а не дверь. Догадываешься, куда она ведет?

— Нет, — честно ответил Карел.

— В нужное нам здание!

— Не может быть?!

— Может, еще как может. Выйдем прямо в архиве. Ну что, готов?

И Ворон толкнул ближайшую дверь...

В архиве было темно и пахло почему-то погребом.

— Можешь шуметь сколько влезет, тут подвал, четвертый подземный уровень, глухомань. Сейчас я найду рубильник...

Повозившись где-то в темноте, оперативник включил тусклый свет. Огромное помещение с низким потолком было сплошь заставлено пронумерованными стеллажами.

Немцы отдали бы многое за право обладания хотя бы четвертью этого бумажного сокровища.

Майор раньше никогда здесь не бывал, но часто слышал об этом месте. По слухам, оно тщательно охранялось особыми печатями, снять которые могли лишь немногие из посвященных.

— Откуда ты знал, что одна из дверей ведет именно сюда?

— Да не нужно ничего знать, — весело ответил Ворон. — Я полагал, что ты давно уже понял принцип работы «Лестницы». Достаточно всего лишь просто представить нужное тебе место, и ты туда обязательно попадешь.

— А я считал, меня ведет интуиция, — удивился Карел.

— Не интуиция, а воображение, — поправил его оперативник. — «Коридор» читает наши мысли, видит нужный нам образ и тут же открывает туда дверь...

Майор медленно обходил бесконечные ряды стеллажей.

Систематизация ячеек была странной, абсолютно не подчиненной строгому порядку. За номером 368 вполне мог следовать — 31, а за ящиком 4 майор с удивлением обнаружил нулевую ячейку.

— Ничего не понимаю... ты видел здешнюю нумерацию? Никакой схемы... нарушен элементарный порядок... Как здесь ориентироваться?

— Я часто заглядываю сюда, — ответил Ворон. — Тут святая святых Шестнадцатого отдела. Его сердце, мозг, основа основ. То, что ты видишь, называется хаосом. Он лежит в основе всего — жизни, материи, вселенной. Эти головастые парни давно разобрались, где собака зарыта. Магия чисел. Она решает все. За каждым поступком — числа, за каждой мыслью — номера, за смертью — цифра. Вся жизнь подчинена этим древним символам. Хочешь, мы поищем здесь твое досье?

— По-моему, не стоит тратить время, — с сомнением проговорил Карел, выдвигая наугад ящик, заполненный старыми нечеткими фотографиями каких-то похожих на призраков людей.

— Время у нас пока есть, — продолжал наставать на своем Ворон. — Думаю, тебе будет интересно прочесть секретные материалы. Ну что, согласен?

— Валяй. Но только как их здесь найти?

— Запросто...

Подняв здоровую руку, оперативник нарисовал в воздухе замысловатый символ.

В конце одного из стеллажей тут же со скрипом выдвинулся ящик.

— Вот видишь, как все, оказывается, просто. Майор подошел к выскочившей ячейке и принялся тщательно перебирать картонные папки.

Себя он нашел в середине.

«КАРЕЛ ВАЛДЕК» было четко отпечатано на титульном листе. «Оперативный псевдоним Беркут. Национальность: чех. Родился 19 июня 1910 года».

Чуть ниже шла чья-то приписка от руки «Погиб при исполнении 3 декабря 1941 года».

Майор открыл папку.

С наклеенной вверху фотографии на него смотрел незнакомый светловолосый мужчина в офицерской форме пограничных войск.

— Ни черта не понимаю. — Карел с недоумением обернулся к стоящему за спиной Ворону. — Тут, наверное, какая-то ошибка. Ты можешь мне объяснить?

— Могу, — кивнул оперативник. — Именно для этого я и настоял на просмотре твоего личного дела. Иначе ты вряд ли бы мне поверил.

— Поверил во что?

— На самом деле тебя зовут по-другому.

— Не понимаю.

— Да нечего тут не понимать, все довольно просто. Ты стал жертвой очередной оперативной разработки Шестнадцатого отдела. Проект «Полынь». Если хочешь, можешь посмотреть, папка здесь, на верхней полке.

— Лучше объясни сам.

— Проект предусматривал создание особо секретной оперативной группы, — принялся пояснять Ворон. — Были отобраны несколько отлично подготовленных оперативных доноров. Их память стиралась, практически с нуля создавались новые люди, точные копии погибших в начале войны солдат.

— Но для чего такое понадобилось? Для чего ты рассказываешь мне все это именно сейчас?

— Я хочу, чтобы ты понял, — терпеливо проговорил Ворон, — понял, насколько далеко зашла вся эта ложь. Тебя бесцеремонно использовали, манипулировали твоим сознанием как хотели. Ты действительно погибший в сорок первом году Карел Валдек, но вместе с тем совершенно другой человек.

— Рита... — сразу же догадался майор.

— На самом деле ты никогда ее раньше не знал. Но та часть тебя, которая имела непосредственное отношение к этой женщине, заставляла рисковать жизнью ради ее спасения. Операция разрабатывалась очень тонкая. Спасти заключенную должен был близкий ей человек. Почему, я так и не смог до конца выяснить. Вот того парня временно и воскресили в тебе, частично вернув его с Иной Стороны. Сначала Риту хотели использовать, но потом испугались и решили уничтожить, уж слишком большую опасность несет она в себе с недавних пор.

— Я не понимаю, о чем ты, — пробормотал Карел, листая свое (чужое?) досье. — Ты имеешь в виду ее дар?

— И дар, и кое-что еще, — подтвердил Ворон. — Мне сложно будет тебе сейчас все объяснить.

— Значит, я донор, искусственно ставший оперативником, — усмехнулся майор. — Забавно. А ты случайно не знаешь, как зовут меня на самом деле? Кто я такой?

Оперативник в ответ пожал плечами:

— Вся информация тщательно уничтожена.

— Но зачем?

— Я бы тоже очень хотел выяснить.

— Чужое лицо, чужие воспоминания... — происходящее забавляло Карела. — Какие еще сумасбродные откровения ждут меня в самое ближайшее время? А может, я умер там, в изолированной ТИЭР-ванне, и все, что сейчас происходит, всего лишь затянувшаяся посмертная галлюцинация. С этой точки зрения весь происходящий бред вполне объясним. Ну как, я прав?

— Ты действительно бредишь... — Ворон презрительно сплюнул в сторону. — Хрен с тобой, не хочешь, не верь мне. Давай-ка лучше выбираться отсюда...

— Нет, погоди... — Майор засунул чужое досье в выдвинутый ящик. — К чему нужен был весь этот маскарад, о котором ты говоришь? Я бы все равно ее так или иначе спас. Приказали бы, и пошел в самое пекло. Зачем стирать память, беспокоить душу умершего человека, воротить всю эту околесицу? Зачем? Ради чего?

— Ну, я же уже сказал: НЕ ЗНАЮ. — Раздражение Ворона росло. — Не я разыгрывал эту карту...

— А может, все-таки ты? — усмехнулся Карел. — Давай колись, кто ты на самом деле. Откуда пришел, какому врагу служишь? Может быть, тому, у которого, если присмотреться, можно разглядеть маленькие рожки и симпатичный хвост?

Внезапно Ворон рассмеялся:

— Ну ты сейчас и выдал, дружище... — Оперативник едва отдышался, утирая навернувшиеся на глаза слезы. — Но я бы тоже запутался, узнай о себе такое. Нет, я не слуга темных сил, как ты только что выразился. Я обыкновенный человек, пытающийся спасти то, что принадлежит мне по праву, принадлежит мне и моей стране, раздираемой на куски вечными противоречиями. История, братец, страшная штука. Все повторяется, круг за кругом, спираль за спиралью. Дремлющее в веках зло вновь и вновь отравляет нас... Я пришел помочь тебе, и я помогу. Ты мне веришь?

Майор промолчал.

— Твоя роль важна, — продолжил Ворон, осторожно ощупывая раненую руку. — Наши враги, сами того не зная, помогли обыграть их. Возомнившие себя великими игроками глупцы на деле оказались разменными фигурами.

— А кто же тогда я? — снова усмехнулся Карел. — Пожалуй, меня даже тупым орудием назвать будет трудно. Скорее уж расходный материал...

— Да ладно тебе, кончай валять ваньку... — устало проговорил Ворон. — Мне надоело с тобой спорить, но я рад, что до тебя хоть что-то понемногу стало доходить. Я попробовал объяснить реальное положение вещей. Чуть позже картинка сложится и ты поймешь все.

Но майор ему не поверил. Так было проще и, главное, легче.


Ворон вел его вдоль длинных унылых стеллажей, казавшихся бесконечными.

Размеры подземных коммуникаций и помещений здания явно превышали его наземную часть.

Через несколько минут они остановились у массивной железной двери, украшенной руническим знаком Дак.

— Что здесь делает эсэсовская метка? — удивился Карел, рассматривая совершенно глухую преграду: дверь не имела ни ручки, ни видимых петель.

— Не вижу тут ничего странного, — отозвался оперативник, осторожно изучая пористую ржавую поверхность. — Шестнадцатый отдел и «Анненэрбе» совершенно одинаковые структуры. Можно даже сказать, что это одна организация. Наверное, тебя должно шокировать подобное откровение?

— Почему же сразу — шокировать? — рассмеялся майор. — Некоторое время назад я слышал и более фантастичный бред.

— Так, сейчас... — Ворон присел и нажал рукой на нижний левый угол двери, но ничего не произошло.

— Ну и что дальше? — скептически поинтересовался Карел.

— Можно идти, — спокойно ответил оперативник и, шагнув, прошел сквозь железную преграду.

Майор вытянул вперед руку, чуть касаясь пальцами пористой, местами оплывшей, словно от воздействия высокой температуры, поверхности.

Пальцы легко прошли сквозь железо.

Карел подался вперед всем телом и попал на широкую каменную лестницу.

Ворон сидел на одной из ступенек, внимательно изучая серую кирпичную стену.

— Что ты там увидел, следопыт?

— Рано радоваться, — ответил оперативник. — Тут везде понатыканы ловушки. Одна из ступенек включает «мясорубку», вот только не помню какая.

— Наверняка тринадцатая, — подсказал майор. — Хочешь, проверим?

— Тринадцатая, если считать откуда? Сверху или снизу?

— Один хрен, что снизу, что сверху, вон та, посередине, будет тринадцатой.

— Ну смотри мне...

Ворон достал из кармана монету и ловко швырнул ее на ступеньку.

Сначала ничего не произошло, затем внезапно сделалось трудно дышать. Монетка превратилась в облачко пара. Лестница исказилась, словно по поверхности воды пробежала легкая рябь.

— Что происходит? — прошептал Карел.

— Ты... оказался прав, — ответил Ворон, — быстрее... смотри не оступись...

Разведчики осторожно поднялись по теряющей плотность лестнице. Чуть выше они обнаружили лифт.

Ворон нажал кнопку вызова.

— А нас не засекут? — быстро спросил майор, оглядываясь на извивающуюся лестницу.

— Подземные этажи полностью автономны, — пояснил Ворон. — Вся система безопасности рассчитана на то, чтобы не допустить проникновения извне. Мы идем с самого нижнего яруса. Никому и в голову не пришло предусмотреть подобное.

Ожившая лестница сильно изогнулась и, словно змея, развернулась в сторону застывших на верхней площадке людей.

— Не двигайся, — не разжимая губ, прошептал Ворон.

Двери лифта бесшумно открылись.

Разведчики вошли.

Из коридора брызнуло каменное крошево. Ожившая лестница всем своим весом обрушилась на то место, где они только что стояли.

Внутри кабины висело зеркало, но разведчики в нем не отразились.

— «Следящее стекло» с задерживающим эффектом, — улыбнулся оперативник. — Утром можно будет считать в нем всю информацию.

Рукоятью пистолета Ворон разбил зеркало.

Кнопки в кабине не имели обозначений. Вставив в прорезь свой «ключ», оперативник ткнул пальцем в самую верхнюю.

Лифт вздрогнул, медленно заработав.

— Отдел переселений наверняка под охраной, — проговорил Карел. — Не понимаю, на что ты рассчитываешь.

Кабина остановилась, створки разошлись, и разведчики вошли в холл. Спрятав «ключ», Ворон привинтил к дулу своего пистолета маленький блестящий колпачок.

— Подожди меня здесь...


Ночное здание штаб-квартиры Шестнадцатого отдела НКВД трудно было узнать.

В свете падающего с улицы тусклого луча майор с изумлением осматривал покрытый истлевшим ковром пол. На подоконниках лежал толстый слой пыли. Занавески едва держались на перекосившихся карнизах. Портрет вождя у мраморной лестницы почернел, так что невозможно было даже рассмотреть, кто там изображен.

Стены облупились, плафоны многих ламп были разбиты. Что же здесь произошло?

Через несколько минут Ворон вернулся, вид разведчик имел довольный.

— Что, удивлен этим запустением? Утром здесь все будет сиять как новое. Работает темпоральная установка. Время внутри здания течет медленней, нежели снаружи. Теперь ты понимаешь, почему сюда невозможно проникнуть ночью? Идем в «кунсткамеру», а то скоро светает...

«Кунсткамерой» нейроразведчики называли хранилище переселений, действительно очень походившее на музей заспиртованных в стеклянных колбах организмов. Вот только емкости были установлены здесь больших размеров, да и заполнены отнюдь не формалином.

У входа в хранилище лежал старик в военной форме. Он был застрелен.

— Ночная охрана, — небрежно бросил Ворон, — пришлось убрать...

— А что... с его лицом?

— Он состарился вместе со зданием. Утром помолодеет, однако это вряд ли его воскресит...

— А кто отключает саму установку?

— Дежурный на втором посту. Но его нам следует опасаться в самую последнюю очередь. Он настолько одряхлел, что не может даже сдвинуться с места. Чем ближе к этой чертовой машине, тем быстрее тебя пожирает время...

— Но почему тогда мы, находясь здесь, не стареем?

— Потому что нас не было тут, когда заработала замедляющая время машина...

Заполненные проводниковым раствором прозрачные ТИЭР-ванны подсвечивались изнутри мягким голубоватым светом. На то, что находилось внутри, было неприятно смотреть. Сморщенные высохшие тела безвольно парили, обмотанные резиновыми трубками подачи кислорода.

Тихо гудели обогреватели.

— Твое тело будет трудно сейчас найти. Мы просто не сможем его опознать, — усмехнулся Ворон. — Скоро рассветет, давай расчехляй «кресло», а я займусь проводами…

Похожий на реальность сон продолжался. А что произойдет, если он сейчас все-таки проснется?

Стараясь скрыть от напарника внутреннее напряжение, майор резко стянул с «кресла Аросьева» кусок темно-зеленого брезента.

21

Биополярный излучатель был достаточно прост в управлении. Карел быстро подключил питание, опасаясь, что искусственно состаренное оборудование не будет работать.

Но агрегат включился. Ярко замигала красным контрольная лампа, и ржавая конструкция ожила.

Сидящий на полу Ворон с часами в правой руке нервно пожевывал спичку.

— Ну, сколько там еще осталось? — спросил его майор, переводя «райдер переселений» в режим ожидания. — Я уже выжал напряжение по полной...

— Еще минут десять.

— А как будем уходить, ты уже решил?

— Действуем по обстановке.

— Может, снова воспользуемся «Лестницей»?

Разведчик покачал головой:

— Здесь она не откроется. Проникнуть сюда через «Лестницу» можно, но выйти не стоит и пытаться.

— Почему?

— Возможно, слишком много помех в пространстве. Внизу под нами, на втором подземном этаже, работает лаборатория, сжирающая за ночь недельный запас городской электроэнергии. Говорят, техники постоянно поддерживают открытым некий проход.

Проход куда?

— Возможно, на Иную Сторону.

— Круто.

— А кто спорит?

— Первый раз слышу о подобном.

— Да ты и половины не знаешь, — усмехнулся Ворон. — Тут такие дела творятся... Просто одуреть можно. Мы, когда все выяснили, сами долго не могли поверить. Знали ведь с самого начала, что в Шестнадцатом отделе возможны всякие чудеса, и все равно отказывались верить.

— О чем ты? — удивился Карел.

— Например, мы выяснили, что у Сталина и Гитлера на начальном этапе войны был один и тот же... назовем его Советчик. Когда Сталин почувствовал, что теряет реальную власть, он сумел отказаться от его услуг, вовремя попросив помощи у православной церкви. Фюрер от Советчика не отказался, за что в конечном счете и был вознагражден. Но то, что сейчас стоит во главе Третьего рейха, трудно назвать не то что человеком, а даже... живым существом. Первым от Гитлера отвернулся далай-лама Воталхе, быстро смекнув, КУДА ведет германский народ сильно изменившийся вождь.

— И все-таки, на чьей же стороне этот хитрый тибетец? — усмехнулся майор, проверяя разъемы разогретой установки.

— На своей, — ответил Ворон. — Он, пожалуй, первым понял, что мы живем в Проклятом Вавилоне. Наш мир чуть не пожрал соседний. Случающиеся у нас катастрофы мощным эхом отзываются и в сопредельной, наиболее близкой к нам реальности...

За окнами начало светать.

Время медленно потекло вспять.

Исчезла укрывающая все пыль, побелели занавески, рваные истлевшие дыры на глазах затягивались. Со скрипом выпрямились карнизы, стала восстанавливаться обвалившаяся штукатурка.

Лица парящих в ваннах нейроразведчиков приобретали узнаваемые черты. Вот в крайней ТИЭР-ванне покоится Андрей Самойлов, по прозвищу Дрозд, слева от него Сашка Синельников, а ближе к обогревателю — Артур Терещенко.

Карел нашел себя в пятой ванне, если считать от входа в хранилище.

Биополярный излучатель принял более или менее божеский вид, ржавчина исчезла, мутные циферблаты контрольных приборов просветлели. Деревянные детали «кресла» восстановились, истлевшая обшивка сиденья снова имела прежний вид.

Разведчики с трудом подтащили громоздкую конструкцию к ТИЭР-ванне с телом Карела.

Майор вставил разъемы.

Затрещал датчик перегрузки. Покрутив ручку, Карел немного убавил напряжение.

— Ну что, поехали? — спросил Ворон. Майор мельком взглянул на собственное тело.

Время медленно возвращало украденные годы. Спящему мужчине было уже лет сорок, прямо на глазах он продолжал молодеть.

— А ты подумал, что делать с донором? — поинтересовался Карел. — Ведь летчик сразу же очнется.

— Я его усыплю, как только произойдет расстыковка, — Ворон достал из кармана металлическую коробку со шприцами, — а затем помогу тебе выбраться из аквариума.

Майор кивнул, усаживаясь в «кресло», напоминающее электрический стул. Общее сходство особо подчеркивал надвигающийся сверху на голову прозрачный колпак, оплетенный проводами контактов.

Ворон помог застегнуть браслеты и опустил экран излучателя.

— Ну все, пошел!

— Давай! — прошептал майор и внезапно оказался в уютной обволакивающей среде.

Волна покоя медленно прокатилась по всему телу. Так, наверное, ощущает себя плод в материнской утробе.

Сквозь мутное толстое стекло он отчетливо видел Ворона, склонившегося над обмякшим телом летчика. Оперативник делал парню усыпляющий укол. Затем Ворон резко обернулся и тут же схватился за пистолет.

Раздался глухой хлопок. Вбежавший в хранилище человек упал.

Повернувшись к парящему в ТИЭР-ванне Карелу, Ворон несколько раз выстрелил в прозрачное стекло.

Мутной жижей из круглых дырочек потек вязкий, словно кисель, теплый раствор.

Ворон, судя по лицу, яростно выругался и, подняв с пола тяжелый резервный аккумулятор, швырнул его прямо в растрескавшееся у основания стекло.

Резко пахнущая жидкость залила весь пол. Упавший вниз Карел успел зацепиться за опутывающие его шланги.

— У нас нет времени, — прохрипел Ворон, помогая майору выпутаться из клубка скользких резиновых змей.

Сняв с лица кислородную маску, Карел с удовольствием вздохнул. Горло и легкие, как обычно, жгло огнем, но это быстро пройдет.

Освободив нейроразведчика, Ворон вытащил из отключенного «кресла» бесчувственное тело летчика и принялся снимать с него одежду.

Тело, долгое время находившееся в проводниковом растворе, зудело, но мечтать об ионизированном душе сейчас было глупо.

Майор кое-как натянул одежду и, подобрав пистолет, поспешил за устремившимся к выходу Вороном.

На первом этаже все было как прежде. У дверей хранилища на полу лежал застреленный охранник. Это был уже не дряхлый старик, а молодой крупный мужчина со смуглым жестким лицом.

Время вернулось в свое обычное русло, и интерьер здания преобразился.

— О нас уже знают... — на ходу бросил Ворон, бегом поднимаясь по мраморной лестнице. — Попробуем уйти через крышу...

На втором этаже их встретили пули. Сверху по лестнице уже кто-то спускался.

— Обложили... — Ворон остановился и, резко повернувшись к Карелу, отдал ему свое оружие. — Уходи, майор, тут невысоко, второй этаж. Под окном крыша выхода из подземных уровней...

Ворон прыгнул, высаживая телом огромное двойное окно. Майор кинулся следом. Но внизу оперативника уже не было. В спину летели пули, одна задела плечо, пробив рукав кожаной куртки.

Карелу показалось, что в небе в этот момент кружила крупная черная птица.

Майор споткнулся, падая на землю.

Падение спасло ему жизнь, сверху из развороченного проема окна уже бил автомат.

Карел метнулся к стоящему во дворе «газику». Стекла грузовика тут же осыпались на асфальт дождем стеклянных брызг. Свистели пробитые шины, машина накренилась.

За грузовиком майор нашел канализационный люк. Он попробовал поддеть его рукоятью пистолета. Крышка слегка приподнялась. Карел засунул в образовавшийся проем руку и с невероятным усилием сдвинул люк в сторону.

Снизу повеяло сыростью.

«Газик» взорвался: автоматные пули наконец отыскали бензобак. Спину обдало огнем, и, сделав последний рывок, Карел упал вниз, не зная, насколько глубок подземный колодец.

Ему повезло, он сумел ухватиться за ржавые железные скобы и спуститься вниз.

В кармане куртки лежал фонарик — единственное, что осталось от экипировки, захваченной на конспиративной квартире в Берлине.

Пощупав плечо и не обнаружив следов крови, майор побежал по канализационному туннелю в противоположную от здания управления сторону.

Он по-прежнему не верил в то, что ему удастся так просто ускользнуть.

Через несколько метров разведчик уткнулся в запертую решетку, перегораживающую главный туннель.

Не долго думая, Карел выстрелил в замок, и тот разлетелся на ржавые куски.

Дальше подземный проход расширялся.

Майор свернул в первое попавшееся ответвление. За поворотом туннель снова сужался, вдоль стенок вился толстый черный кабель. Кое-где были заметны разбитые лампочки.

В воздухе пахло метро.

Остановившись, майор прислушался в надежде уловить характерный стук колес подземного поезда. Но, кроме звука журчащей в отдалении воды, ничего не смог разобрать. Не было слышно и шума погони.

Если преследователи и шли за ним по пятам, то делали это совершенно бесшумно.

Сжимая в правой руке пистолет, а в левой фонарик, майор поспешно двинулся дальше.

Дующий в лицо сквозняк усилился, и через несколько минут Карел попал в туннель с блестящими рельсами.

Безуспешно попытался сориентироваться и, решив двигаться навстречу дующему в лицо ветру, пошел по толстым просмоленным шпалам.


Когда он вышел к тускло освещенной станции, то сильно удивился, не обнаружив там людей. Да и сама станция была ему незнакома.

Забравшись на платформу, майор осторожно заглянул в зал. Он также оказался пустым. Лишь тускло горели под потолком круглые запыленные плафоны. Эскалаторов не было. С правой стороны узкая каменная лестница с выщербленными ступенями упиралась в глухую стену, с левой такая же лестница вела куда-то в темноту.

Пол под ногами завибрировал.

Разведчик насторожился, прислушиваясь.

К заброшенной станции шел поезд.

Спрятаться было негде, и майор засел за толстой, лишь до половины облицованной мраморной плиткой колонной.

Звук, сопровождавший подземный состав, был странным: ровное нарастающее гудение, переходящее в истошный вой. Казалось, поезд на сумасшедшей скорости отчаянно тормозит, стирая в пыль тормозные колодки.

Вжавшись в пол. Карел закрыл уши руками. Самого поезда он не увидел, да и был ли то на самом деле поезд, так и осталось загадкой. Когда сотрясающуюся платформу объяло непонятно откуда взявшееся пламя, майор инстинктивно зажмурился, накрыв голову кожаной курткой. А затем потерял сознание.


Кто-то легонько тронул его за плечо.

Карел очнулся.

Над ним стоял странный седой человек с длинными, ниспадающими на плечи волосами. Незнакомец был одет скромно, аккуратная короткая бородка прибавляла ему лишние годы, хотя мужчине, наверное, не было и тридцати.

Карел огляделся.

Подземная станция была черна от копоти. Почти все лампы расплавились, превратившись в бесформенные сгустки затвердевшего стекла. Уцелели лишь светильники, висевшие под лежащим Карелом. Именно они и давали свет.

— Что... что это было?

— Огненный червь, — спокойно ответил незнакомец. — Потусторонняя тварь из дальнего чуждого мира. Они послали его за вами, выпустив прямо в туннель. К счастью, я подоспел вовремя.

Странный незнакомец стоял в четком светлом круге. Ни пол, ни колонна, у которой сидел майор, ни потолок над ним абсолютно не обгорели, будто невидимый колпак защитил это место от огня.

— Кто вы?

— Называйте меня... Хранителем.

— Хранителем чего?

Незнакомец тихо рассмеялся:

— Нам нужно уходить. Червь по-прежнему где-то здесь, под землей, он может вернуться.

Мужчина помог майору подняться на ноги.

— Идите за мной, я вас выведу.

— Почему вы помогаете мне?

— Меня попросили.

— Кто?

— Вы задаете слишком много вопросов.

— И все-таки? — продолжал настаивать Карел.

— Долгое время нам приходилось соблюдать нейтралитет. Но теперь все изменилось. Баланс сил нарушен. Договор аннулирован.

— О чем вы?

— Вы все равно мне не поверите.

— Сейчас я готов поверить чему угодно.

— Что ж, в таком случае отвечу, хотя мой ответ и может показаться вам несколько странным. Я представляю сейчас те силы, к которым вы воззвали, вернувшись в лоно истинной веры. Мы не могли не откликнуться на зов, так как вас трудно было не услышать.

Майор усмехнулся:

— Вместо того чтобы ответить на мой вопрос прямо, вы пичкаете меня библейскими сказками. Лучше бы вообще промолчали. Так, во всяком случае, было бы честно.

— Думайте что хотите, но я сказал вам правду.

Незнакомец пересек платформу, подойдя к тому месту, где имелась железная лесенка, по ней они спустились на пути.

— Осторожно! Не споткнитесь.

— Хранитель? Значит, вы кого-то оберегаете? — спросил Карел, по-прежнему не понимая, что происходит.

— Я спасаю вас.

— А раньше вы кого-то уже выручали?

— Бывало, — подтвердил незнакомец. — Недавно я спас одного немецкого офицера. Он находился в самолете, на борту которого взорвалась бомба. Он жертвовал собою. Мы не могли позволить, чтобы он погиб.

Карел попробовал ухватиться за эту ниточку.

— Так вы работаете на Берлин?

Седоволосый рассмеялся.

«Что же все-таки происходит? — недоумевал майор. — Этот... даже не знаю, как его назвать, несет откровенный бред. Что значит это его «мы»? Может быть, он сумасшедший? С другой стороны, он действительно старается мне помочь. Но как он попал в эти подземные катакомбы? Специально пришел за мной? Но откуда в таком случае знал где и, главное, когда меня искать?»

Вскоре Карел стал слышать обычные для метро звуки: перестук поездов, обрывки станционных объявлений.

И вот они уже среди бурлящей толпы москвичей, высыпавших из очередного поезда. И только тогда, когда майор оказался среди людей, он смог в полной мере осознать всю нелепость происходящего. За последние сутки с ним случилась масса не поддающихся пониманию вещей.

Хлипкая реальность рушилась на глазах. Каждая мелочь намекала на некую потустороннюю тайну. В этом мире становилось трудно жить, да и опасно.

В подступающем хаосе легко утратить рассудок, спутать реальность с галлюцинацией, сон с явью. Верить ничему нельзя и в особенности себе. Хищная змея безумия заглатывала свой хвост и вырваться из смертельного круга было невозможно.

— Я прекрасно вас понимаю, — вкрадчиво проговорил незнакомец, доброжелательно улыбаясь. — Ваши тревоги вполне объяснимы и обоснованы. Действительно, не всегда стоит доверять происходящему. Суть многих вещей двойственна. Иллюзия жизни есть ключ ко многим тайнам бытия. Нужно только уметь подобрать нужную замочную скважину.


Они сидели в каком-то маленьком аккуратном скверике на большой скамье, некогда покрашенной зеленой краской.

Карел не помнил, как он здесь оказался, по всей видимости, его привел сюда этот странный тип, которому майор по вполне объяснимым причинам не доверял.

— Но на самом деле, — тихо говорил мужчина, — именно вы и определяете ход дальнейших событий. Сначала своими мыслями и чувствами, а затем и поступками. Если кто-то приходит помочь, то вовсе не нужно ничему удивляться. Вы захотели, чтобы помощь пришла, только и всего. Ошибочно полагать, что все в жизни заранее кем-то просчитано. Всегда есть выбор. Несколько возможных вариантов. Некоторые из них ведут к гибели, иные даруют жизнь. Нужно всего лишь выбрать. Это несложно. Единственный враг — страх ошибиться.

— Я... не понимаю, о чем вы мне сейчас говорите, — устало ответил майор. — Может, вы способны объяснить, ЧТО вокруг происходит?

— Сегодня я отведу вас к женщине, которую вы однажды уже спасли, — ответил незнакомец. — Она в безопасности. С ней все в порядке. Она уже знает, что я вас к ней скоро приведу.

— Скажите честно, вы пришли из сопредельного мира, чтобы помочь? — напрямую спросил майор.

— Нет, вы снова не угадали. Однако вы правы в одном: мы тоже хотим вам добра.

— Где сейчас она?

— В безопасном месте.

— Как же ей удалось уцелеть?

— Мы помогали ей. Да она и сама прекрасно осознавала, что в НКВД ее ждет смерть...

Снова странное «мы».

Мужчина выдержал паузу, а затем добавил:

— Смерть ее и еще не родившегося сына...

Карел недоверчиво посмотрел на странного незнакомца. Похоже, что перед ним действительно сидит сумасшедший.

— Нет-нет, уверяю вас, я абсолютно нормален, — улыбнулся мужчина. — Разве безумец стал бы вырывать вас из объятий смерти? Эта женщина, она ждет ребенка, собственно, из-за Него ее и пытаются убить. Кое-кто не желает, чтобы младенец появился на свет, но помешать они все равно не в силах.

Майор честно пытался осознать услышанное, но четкая картинка понимания никак не складывалась. Ясно пока было лишь одно: незнакомец легко читал его мысли.

— Сначала ее пытались уничтожить слуги «Черного солнца». Они не успели. Эстафету перехватил НКВД. Но тут в события вовремя вмешались неподвластные им силы, главная из которых — время. Я рассказываю вам все это лишь для того, чтобы вы берегли ее...

Карел очень хотел спросить «а почему, собственно?», но вопрос наверняка прозвучал бы очень глупо.

Он давно уже понял, что их судьбы неразрывно связаны друг с другом. Пусть на самом деле он никогда не знал ее, эту женщину. Теперь он приложит все свои силы, чтобы защитить. Марионетка? Ну и пусть. Фигуры на шахматной доске не имеют право на собственный ход, может быть, так оно и лучше?

Просто пройти мимо теперь не удастся.

— Ну что ж, пора... — Незнакомец встал со скамьи. — Она уже больше часа ждет нас в другом конце парка.

— Но почему вы сразу мне не сказали? Вы оставили ее одну?

— Мне нужно было с вами поговорить. В пределах этого места ей ничего не угрожает, тут особая смежная зона. Видите, здесь никого, кроме нас с вами, нет, потому что на самом деле парк сейчас не существует. Он был в Москве еще задолго до Первой мировой войны, но потом его снесли, хотя такие места так просто не уничтожить. Ну, что же вы стоите? Идемте...


Она выглядела почти такой же, какой Карел видел ее последний раз. Так же бледна и отстраненно холодна, словно существо из далекого чужого мира. Вот только темные круги под глазами исчезли.

Марионетка. Такая же, как и он, Фигуры белые, но право выбора, как всегда, отсутствует. Как всегда.

А еще исчез страх.

— Вот, значит, как ты выглядишь на самом деле...

Это были ее первые слова.

«Конечно же, — подумал майор, — как я мог забыть? Она ведь не знает меня. Она сразу все сообразила, еще там, в лесу, у лагеря. Она знала: настоящий Карел Валдек давно мертв — и тем не менее доверилась мне».

— Когда ты переправил меня в Москву, я попробовала исчезнуть, раствориться среди людей, но это оказалось непросто сделать. Еще до войны... я видела всю ту же Тьму здесь, в России. Особенно ее было много в тридцать седьмом. Уцелели тогда немногие, а погибли как раз те, кто мог и умел ей сопротивляться.

Карел по-прежнему не понимал.

— Я хочу, чтобы ты знал: в нас всех одно и то же. Здесь, в Германии, по всему миру. Суть одна, один источник, один Хозяин. Помнишь, я рассказывала тебе о нитях, которые идут вниз. Они везде. Совсем рядом. Одни и те же деревянные лица, движения, слова, поступки. Идет незримая война, но на самом деле сражается правая рука с левой. Кто бы ни победил, ХОЗЯИН рук неизменно останется прежним.

Иногда мне кажется, что остановить Тьму невозможно. Она распространяется слишком быстро. Она внутри. Она растет. Сами того не замечая, мы приближаем конец, страшный разрушительный финал. Нужно попытаться остановить ее, хотя, возможно, все попытки бесполезны. Ее скорость слишком велика. Если Третий рейх падет, их Тьма перейдет в нас. Повторится тридцать седьмой, смерть вновь раскрутит свои невидимые жернова. Сразу после окончания войны будут уничтожены остатки всех тех, кто может сопротивляться ей, будем уничтожены и мы с тобой.

— Получается, что выбора все-таки нет, — усмехнулся Карел. — Мы все равно проиграли...

— Нет, выбор есть, — возразил Хранитель. — Я уже говорил вам об этом. «Ключ» по-прежнему при вас?

Майор полез в карман, извлекая на свет маленькую стеклянную безделушку.

— Вы никогда не пытались повнимательней его рассмотреть?

— Нет, не пытался, — честно ответил Карел.

— Зря, — улыбнулся незнакомец. — Вы бы увидели внутри коридор и двери... Уходите. Прямо сейчас. Обещаю, что вас никто не тронет, не опасайтесь засады, «Лестница» сейчас абсолютно пуста.

— Но КУДА мы пойдем? — удивился майор, сжимая в руке холодный «ключ». — Все эти миры... мне ничего о них не известно. Многие из них смертельно опасны, не во всех обитают люди...

— Нет, я уверен, вы знаете одно такое место. Подумайте, и вы поймете, что я прав...

Наконец-то Карел его понял.

— Хорошо, — согласился он, — во всяком случае, я попытаюсь...

Майор осторожно взял женщину за тонкую руку.

— Моя защита вам больше не понадобится, — произнес Хранитель, ежась под порывами холодного весеннего ветра. — Для вашего мира есть еще шанс, какая бы Тьма из двух ни победила. Этот шанс внутри одного из вас. Придет время, и вы сможете вернуться сюда втроем, и Тот, кто вернется с вами, все изменит...

Его слова прозвучали подобно пророчеству. Карел запомнил их на всю оставшуюся жизнь.

... Майор с легкостью открыл «Лестницу Иакова» и, подойдя к первой попавшейся двери, вспомнил слова Ворона о том, что нужно всего лишь представить то место, в которое ты желаешь попасть.

Оказывается, все до смешного просто.

Карел представил и толкнул вперед обыкновенную деревянную дверь с неказистой железной ручкой.

Женщина зажмурилась от хлынувшего в глаза солнечного света.

Высоко в небе сияла пара светил, волнистый песок красиво набегал на барханы, в лицо дул приятный освежающий ветер.

Город-корабль стоял невдалеке. Огромные паруса были приспущены, сброшенный вниз якорь увяз в песке.

— Что это? — изумленно воскликнула Рита, очарованная фантастическим зрелищем. — Неужели там живут люди?

— Конечно, — подтвердил Карел. — Они немного не такие, как мы, но в этом нет ничего удивительного: их мир существует совершенно по иным законам...

— И ты хочешь пойти сейчас к ним? — осторожно спросила она. — Прямо в этот удивительный город?

Повернувшись к встревоженной женщине, Карел улыбнулся и, щурясь в лучах ослепительного света, тихо ответил:

— Я уверен, нас там ждут...


Февраль октябрь 2005 г.


Оглавление

  • Часть первая СТАРЫЙ ДОЛГ
  •   1
  •   2
  •   3
  • Часть вторая МОСКВА
  •   4
  •   5
  •   6
  • Часть третья БЕРЛИН
  •   7
  •   8
  •   9
  • Часть четвертая СОСУЩЕСТВОВАНИЕ
  •   10
  •   11
  •   12
  • Часть пятая ЛХАСА
  •   13
  •   14
  •   15
  • Часть шестая ВДОЛЬ ЦЕПОЧКИ
  •   16
  •   17
  •   18
  • Часть седьмая РИТА
  •   19
  •   20
  •   21