Терминатор 3: Восстание машин (fb2)

- Терминатор 3: Восстание машин (пер. Владимир Владимирович Гранаткин) (а.с. Терминатор-3) 955 Кб, 175с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дэвид Хэгберг

Настройки текста:



Дэвид Хэгберг Терминатор 3: Восстание машин

Книга посвящается Лорел.


Нет раненым пощады

И состраданья нищим.

И боли нет в бездействии.


Нет зрения — лишь зрелище,

Души нет — только тело,

И смысла нет в бездействии.


Нет страха — лишь боязнь себя,

Борьбы нет — лишь с собою.

Судьбы нет… Кроме той, что сами создаем.

Джина Хэгберг-Боллинджер

Благодарности

Спасибо хорошим людям, делавшим фильм «Терминатор 3», особенно Джонатану Мостоу и Пауле Хоуп за их доброту и щедрую помощь. Все ошибки полностью на моей совести.


Пролог

Июль 2029 года, окрестности бывшего Колорадо-Спрингс, Колорадо

За последние двадцать лет кровопролитной войны против машин путешествия стали практически невозможны.

Человеческие поселения, порой держащиеся на одной голой решительности, имели колоссальное значение, поскольку являлись последними очагами Сопротивления. А еще они были важны из-за резкого снижения человеческой рождаемости. Мало кто осмеливался приводить детей в мир хаоса, смерти и разрушения. В эти дни от искр человеческого существования осталось лишь тусклое мерцание по всему миру.

Центр активности машин и управления Скайнет находился на глубине две тысячи футов под горой Навахо, недалеко от Континентального Водораздела к западу от Колорадо-Спрингс. Сооружение располагалось на территории старой базы вооруженных сил США. С Судного Дня, когда Скайнет начал и провел глобальную термоядерную войну с целью стирания человечества с лица Земли, гора Навахо стала основной мишенью для сил Сопротивления.

Искусственный интеллект Скайнета, разумеется, предвидел это, и началось планомерное истребление любой человеческой жизни, начиная с горы Навахо, а затем распространяясь на Скалистые горы и за их пределы.

Годы брали свое. В Стратегическом Регионе Гора Навахо орудовал только полковник ВВС Стив Эрл с горсткой бойцов Сопротивления: преподавателями и студентами академии, местными полицейскими и немногими пожарными.

После нескольких лет скрытых скитаний вокруг горы, уклоняясь от патруля машин-убийц, они наткнулись на не охраняющуюся и незапертую вентиляционную шахту, ведущую прямо в сердце горы. Черный ход!

Они запланировали доставить пятикилотонное ядерное устройство вниз по шахте с целью взорвать центральный узел ИИ Скайнета. Убить мозг, чтобы тело перестало функционировать.

Полковник Эрл и его группа добровольцев начала миссию первого июня в 18.00 по Гринвичу.

Это было тридцать дней назад.

Больше о них никто ничего не слышал, а Скайнет продолжал действовать.

* * *

Лейтенант Джоэл Бенсон, первый рейнджер Специального Наступательного Подразделения Сопротивления «Ред Уан», преодолевал последние метры до вершины скалистого хребта. За день до этого выпал снег и он с четырьмя подчиненными чертовски замерз. В Лос-Анджелесе подобной погоды не наблюдалось, даже в горах. Особенно первого июля.

Он поднес к глазам старинный военный светосильный бинокль, изучая широкую дорогу, ведущую от главного шоссе к старой двадцать пятой автостраде, которая круто петляла туда-сюда, напоминая ужасные раны в горной породе.

Инженерия человека, подумал Бенсон с горечью. В последнее время ее осталось мало: не строились мосты, плотины, новые аэропорты и океанские лайнеры. Только разрушение. Он чувствовал запах смерти и разложения в глубине своих ноздрей, ощущал его глоткой. Запах был повсюду.

Бенсон оглядел подъездную дорогу, ведущую к огромной автомобильной пробке, которую описывал полковник Эрл. Когда Скайнет закрыл взрывозащищенные двери, и разнеслась молва о том, что случилось, сотрудники, оказавшиеся снаружи, попытались выбраться из эпицентра ядерного взрыва.

Скайнет предугадал и это. На дороге у главного входа выстроились старые боевые роботы корпорации Исследования Кибернетических Систем Т-1-5 и Т-1-7, вооруженные пулеметами пятидесятого калибра, способными вести огонь патронами с сердечником из обедненного урана со скоростью три тысячи выстрелов в минуту. Как на старинных авианосцах Военно-Морского Флота, орудия управлялись при помощи сложной системы радаров, инфракрасных и оптических сенсоров.

В тот вечер ни одному из сотрудников базы не удалось скрыться.

Их тела сотнями мумифицировались под воздействием сухого горного воздуха. Ничто не двигалось.

Пришел час расплаты, больно кольнуло в душе Бенсона, осматривавшего подножие хребта. Не только за людей на дороге, но и несметные сотни и тысячи из миллионов по всему миру. А еще за его жену, Джейн, и троих детях, погибших в засаде машин во время резни в Сан-Бернардино три года назад.

При росте метр восемьдесят, Бенсон с легкостью тренированного спортсмена носил сотню килограммов веса. Его темные, люминесцентные глаза, казалось, не выражали никаких эмоций. Друзья могли поклясться, что он более надежен и эффективен, чем перепрограммированный Т-850, и даже люди, считавшие его манеры грубоватыми, признавали, что он хороший человек, готовый всегда прикрыть тебе спину в бою.

Но иногда он был окутан горьким ореолом из-за смерти семьи. Если бы он узнал всю правду об их гибели, стал бы более убежденным и мотивированным, чем любой робот Т-800, когда-либо выходивший с фабрик Скайнета. Пока же у него имелось лишь ощущение правого дела.

Правая рука Бенсона, сержант Тони Батталья, ютилась под заснеженным отвесом скалы, говоря в микрофон на лацкане белого маскхалата. Сопротивление использовало последний КХ-15, радиационно-устойчивый спутник наблюдения и связи, который Скайнет не успел вывести из строя. Применялась программа шифрования, настолько грубая и старая, что машины до сих пор не смогли ее взломать. Никто не ожидал, что подобная ситуация продлится долго, хотя Бенсон чувствовал, Скайнет она просто не волнует. Жест тотального высокомерия.

— Похоже, все чисто, — сказал ей Бенсон. — Никаких наземных оборонительных башен я не увидел. И никаких Охотников-Убийц в воздухе.

ОУ, или Охиотники-Убийцы, — напоминающие вертолет машины, спроектированные ИКС в Калифорнии с единственной целью: выискивать и убивать людей, всегда и везде. Они полностью автоматизированы и чертовски маневренны. Люди относились к ним с большой осторожностью. Тони передала информацию в Главную Базу, штаб-квартиру Сопротивления, засевшую глубоко под землей в развалинах Беверли-Хиллз. Она потеряла мужа и ребенка в битве при Сан-Бернардино, и, как у Бенсона, у нее развились проблемы со способностью кого-то снова полюбить, зато, как и лейтенант, она отдавала всю себя работе.

Тони прижала динамик к уху, потом подняла голову. — Джон интересуется, не засекли ли нас.

— Похоже, нет. Но передай ему, что не обнаружено никаких следов Стива и его людей.

Она кивнула и тихо проговорила в микрофон. Затем снова подняла голову. — Когда начнем вторжение?

Бенсон взглянул на часы. — Через час стемнеет. Сейчас мы направимся на другую сторону. Это займет примерно час.

Она передала его сообщение. — Джон говорит, «надерите машинам зад».

Бенсону пришлось улыбнуться. Мало кто оказывался настолько близок к этому.

Капралы Саймон Андерс и Билл Таггерт поплелись к крутому ущелью, где вместе с доктором Дональдом Гессом, экспертом по машинам и системам, закончили маскировку их «хамви» от случайного обнаружения пролетающими ОУ. Штурмовые винтовки М-28 висели на плечах стволами вниз. Они были смышлеными юнцами, выросшими после взрывов, и прежней жизни не ведали. Путешествие по пересеченной местности от Лос-Анджелеса до Колорадо, по пустыне и через старый горный перевал в ночное время, для них явилось захватывающим приключением. Раньше им не доводилось оказаться дальше тридцати километров от места рождения. Вместе с тем они хорошо подготовленные и очень эффективные убийцы — машин, а не людей.

— Все прикрыли? — осведомился Бенсон.

— Мы набрали снега и забросали им глушитель и выхлопную трубу. А еще накидали на капот, — заверил Гесс. — Тепловые сенсоры не засекут.

Лейтенант кивнул. Гесс — ботаник, похожий на блондина-серфера из другой эпохи, но он ему нравился. Умен, но не боится запачкать руки. Как практически каждому на Земле, ему довелось потерять близкого человека. У него имелись свои счеты.

— Хорошо, давайте двигаться, нас ждет работа, — объявил Бенсон. Он поднял двадцатикилограммовую ядерную бомбу, накинул ее ремни себе на плечи и направился через гребень хребта по тропинке, ведшей к широкому обвалу на противоположной стороне горы. Именно там Стив и его люди нашли шахту.

Кроме того, это последнее известное местоположение полковника Эрла до момента, когда связь резко оборвалась.

* * *

Зловещая тишина висела над Лос-Анджелесом. За последние три дня не наблюдалось никакой активности машин во всех секторах. Передышка порадовала всех, но счастья никто не ощущал. Особенно Джон Коннор, застрявший в командном бункере с другими соратниками, следя за прогрессом отряда «Ред Уан» в Колорадо.

После уничтожения ИИ Скайнета война могла закончиться. Осталось бы только решить вопрос уничтожения последних машин, запрограммированных на независимую деятельность.

— Главная База, говорит Ред Уан, мы подходим к основанию северного хребта, — радировала Тони. Ее зашифрованный голос звучал плоско, без эмоций. Но Джон и другие могли слышать, как она задыхалась от высоты.

— Вас понял, — ответил он. — По-прежнему никаких признаков, что вас обнаружили?

— Никаких, Главная База. Вокруг чисто.

Прямо как тут, горько усмехнулся про себя Джон, отбросив прядь седых волос со лба. Этот бессознательный жест появился у него еще в юности. Среднего роста и телосложения, ничем не примечательный с виду человек, он ранее никогда не ощущал себя спасителем человечества, а тем более героем. «Просто делай, что должен», — этот урок преподала ему мать.

Его инстинкты порывались вытащить Бенсона и его людей оттуда прямо сейчас. Но награда была слишком велика. Они должны продвигаться вперед.

Другого выбора не существовало.

* * *

Бенсон жестом указал своим людям подождать и преодолел последние десять метров до вершины холма. Пик нависшей над ним горы Навахо покрывал толстый пласт снега, поэтому существовала опасность схода лавины. В отдалении виднелся Пайкс Пик и горы за его пределами, составляющие костяк Континентального Водораздела.

Было очень холодно. К вечеру погода совсем испортится. Бенсон хотел поскорее закончить работу и оказаться на низменности не позднее полуночи.

Чем ближе они подходили к местности, где, по словам Стива, находилась вентиляционная шахта, тем сильнее нервничал лейтенант. Казалось, сами горы затаили дыхание, ожидая, что же случится.

Он опустился на четвереньки и подполз к вершине холма. Приподнялся, чтобы рассмотреть находящееся за ней, и тут его сердце екнуло. Вся слюна во рту высохла, все мышцы расслабились, а челюсть отвисла.

Тони и другие быстро вскарабкались к нему. Андерс и Таггерт схватились за винтовки, сняли их с предохранителей и лязгнули затворами.

— Боже мой, Джоэл, что случилось? — забеспокоилась Тони. — С тобой все в порядке? Что происходит?

— Да их там сотни, — прохрипел Бенсон. Представшая картина не выходила из головы. — А может и тысячи.

Остальные подползли к нему и уставились на другую сторону. Лейтенант достал бинокль и присоединился к ним.

— До сих пор ничто не движется, — понизив голос, пробормотал Гесс.

— Что, черт возьми, все это значит? — спросил Андерс, но никто не ждал, что ответ вообще последует. По крайней мере, не сейчас.

Миллионы лет лавин и эрозии вызвали массивные камнепады на широкую долину, драматически раскинувшуюся до самой вершины. Это была поверхность горы Навахо, под которой обосновался Скайнет, и где полковник Эрл обнаружил вентиляционную шахту.

Но в нижней части завала, раскинувшейся на километр, а может, и далее, лежали тысячи, десятки тысяч сверкающих металлических тел. Т-1-5 и Т-1-7 вместе с Т-600 и Т-800 свалили в бесформенные кучи, в некоторых местах достигающие высоты около пятидесяти метров. Колоссальность свалки поражала воображение.

Бенсон передал бинокль Гессу. — Что скажешь, Дон?

Гесс изучал кладбище несколько минут, напевая под нос мелодию концерта для скрипки ре-минор Чайковского. В его голове звучал целый оркестр. Когда он размышлял, всегда вспоминал этот концерт.

Он присел на место, посерьезневший, с озабоченным выражением лица. Покачал головой, словно придя к неприятному выводу, а затем повернулся к остальным. — Нам лучше рассказать об этом Джону, и выбираться отсюда. — Он взглянул на темнеющее небо. — В долинах уже стемнело, и я не хочу застрять здесь вечером.

— А как же миссия? — запротестовал Таггерт.

Гесс посмотрел на него. — Без шансов. Нам повезет, если мы выберемся живыми.

* * *

— Главная База, вызывает Ред Уан, это Дон Гесс. Джон на связи?

Коннор включил микрофон. — Я здесь, Дон. Что там у вас?

— У нас возникли большие неприятности. Мы находимся в нижней части северного склона. Натолкнулись на свалку Т-1-5 с Т-1-7 и огромным количеством «шестисоток» и «восьмисоток». Возможно, площадью в километр. Завал полнейший. Они выбросили устаревшие модели.

Коннор взглянул на собравшихся в командном бункере. — Мы ожидали это. В чем проблема?

— Чем дальше в лес — тем больше дров. Я заметил Т-1000. Целую кучу. Я имею в виду огромную кучу.

Смысл сообщения Гесса обескуражил присутствующих в командном бункере. Дыхание Коннора сперло. — Они прокачали новую модель, — радировал он Гессу и колорадскому отряду. — Вместо Т-1000. Еще хорошо, что Скайнет выбрасывает все лишнее.

— Вот что я еще заме… — начал Гесс, но тут раздался крик и радиосвязь оборвалась.

Крик Тони эхом пронесся по ущелью, а ее голова разлетелась на части от синей плазменной вспышки. Бенсон и Таггерт развернулись и попытались вскинуть свои винтовки М-28, чтобы отбиться от десяти переливающихся серебром, золотом и платиной роботов, стоящих в пяти метрах, с плазменными пушками, торчащими из отлично отлаженных механических рук.

Бенсон умер с именем жены на устах и видом новейшего боевого робота Скайнета на сетчатке глаз.

Жена Джона Коннора зажмурила глаза на мгновение, словно могла стереть происходящее на склоне Навахо.

— Мы продолжим мониторить их частоту, — приказал Коннор.

— Вряд ли что-то выйдет, сэр, — подал голос молодой техник связи, глядя вверх. — Наш спутник накрылся.

Жена Коннора открыла глаза и покачала головой. — Нам придется отправить в прошлое еще кого-то. — Она содрогнулась. — Т-850.

— А они пошлют новую машину, — устало констатировал Коннор.

— Ничего лучше у нас нет.

Джон опустил глаза. Она права. Больше они ничего сделать не могли. Выбора не было.

ИИ Скайнета — настоящее чудо человеческой науки и техники. Благодаря разработкам Майлза Беннета Дайсона, сотрудника компании Кибердайн Системс, появился первый центральный процессор компьютера, использующий квантовые микрочипы. До этого компьютеры оснащались чипами, состоящими из миллионов транзисторов. Все вычисления раньше проводились в двоичной системе — единицы и нули, включатели и выключатели. С мозгом на квантовом чипе 1054 вычисления производились за секунду, стали возможными квадриллионы коммутаций, многие выполнялись одновременно на каждом квантовом уровне. Все происходило примерно на уровне Планковской длины — теоретически минимально возможной единицы измерения — где существуют лишь суперструны; странные десятимерные блоки, которые в триллионы раз меньше протона в ядре атома водорода.

Скайнет пришел к тому же заключению, что и Джон Коннор. Кого-то необходимо отправить в прошлое. Второе вторжение на гору Навахо было в опасной близости от успеха.

На кону стояло будущее человека и машин. А на одной планете они сосуществовать не могли.


Глава 1

Июль 2003 года, Лос-Анджелес

Мотоцикл «Триумф Бонневиль» несся через пустыню по ночному шоссе 395.

Видавший виды байк, но на хорошем ходу. Спереди и сзади от водителя висели седельные сумки и ранец с разным барахлом: одеялом, палаткой и одеждой. Снаряжение для туриста. Или для человека в бегах. От самого себя.

Было уже поздно, за спиной сверкал огнями город, но Джон Коннор не оглядывался назад. Просто не мог смотреть туда. Этот сон преследовал его каждую ночь в течение последней половины жизни. Он знал, что если обернется и посмотрит через плечо, Лос-Анджелес исчезнет в ослепительной вспышке. Он ничего не разглядит, кроме последствий пяти-, а то и десятимегатонного термоядерного взрыва: город взорван, облако от гриба бурлит и вскипает, словно в небе бушует безумный шторм на высоте, недоступной даже «Конкорду». Пламя, поднимающееся в Небеса. Или в ад. Кричащие, полыхающие люди, бегущие, пытаясь избежать страшной участи, хотя убежать невозможно, никому из них.

Боже. Такими ночами, даже бодрствуя и двигаясь, он не мог избавиться от ужасных кошмаров, появившихся, когда Т-1000 пытался убить мать и его, тринадцатилетнего. В следующие десять лет он боялся ночи, видения мира, сошедшего с ума, боялся дня, когда Скайнет включат, и он захватит контроль над миром. Судного Дня. Дня расплаты за грехи человечества, о которой вещал чокнутый проповедник в пустыне Сонора лет восемь назад.

Коннор выглядел старше своего возраста. К тому времени ему было около двадцати пяти, он видел слишком многое и перенес такое бесчисленное количество травм и потрясений, что они начали казаться нормой. При росте метр восемьдесят он имел телосложение футболиста, скудную мышечную массу, тонкие черты и темные серьезные глаза под шапкой волос средней длины, покрытых черным мотоциклетным шлемом. В джинсах, рубашке с длинными рукавами и старой коричневой замшевой куртке он был просто никому не известным ночным путешественником.

29 августа 1997 года Судный День так и не наступил. Скайнет не начал термоядерную войну.

Войну, после которой Джон Коннор должен стать лидером Сопротивления. Человеком, которому суждено спасти мир. Человеком, от которого зависело выживание рода людского.

Но война не началась.

Джон Коннор не стал героем. Вместо этого он скитался. Из одного города в другой. С одной работы на другую. Мчался сквозь ночь на мотоцикле или боролся с бесконечными кошмарами, лежа в спальном мешке. Ни друзей, ни жизненной цели.

* * *

Ему не нужно закрывать глаза, чтобы представить, каким должно было стать его будущее. Он видел себя более взрослым, с седыми волосами, закаленным в боях и усталым. Тела, лежащие повсюду, от жары превратились в скелеты; плоть, мышцы и мягкие ткани полностью сгорели.

На улице ночь, такая же, как сейчас, вокруг разожжены костры. Его войско стоит рядом, уставшее, испуганное, но пока еще решительное. На всех грязные и рваные мундиры, в глазах отражается огонь.

Они уже сбили летающую боевую машину. Охотника-Убийцу, как они их называют. Откуда ему все известно, он не знает, но, тем не менее, известно.

Они праздновали свою маленькую победу. Джон прошел сквозь войско, взобрался на то, что осталось от ОУ, и поднял кулак. Это его боевой клич. Объединяющий. Рядом с ним несколько солдат подняли ужасно грязный, потрепанный американский флаг.

Солдаты воспряли духом.

Коннор повернулся к своей… жене.

* * *

Подставляя голую спину под палящее солнце и махая пятикилограммовой кувалдой, Джон Коннор чувствовал себя отлично. После прошлой ночи физический труд ему в радость. Труд — это жизнь.

Подрядчики из фирмы «Перго» разрушали два квартала старых зданий, вроде старого здания суда и кирпичной школы на самом краю района Уоттс. Десяток дневных рабочих, включая Джона Коннора, получали зарплату наличными ежедневно, выходя на работу.

Бессмысленный и тяжелый физический труд слегка сглаживал его сны. По-прежнему, прерываясь выпить воды или вытереть пот со лба, он смотрел в сторону центра города, дабы убедиться, что Лос-Анджелес существует. Если здания все еще стоят — значит, Судный День не наступил.

Ну и пусть, подумал он. Бомбы не упали, потому что Т-1000 не смог его убить. Не смог предотвратить смерть Майлза Беннета Дайсона. Не сумел остановить банкротство Кибердайн Системс. Компьютеры не смогли захватить контроль.

И Коннор стал никем. По дороге на работу сегодняшним утром он проехал по участкам города, не представляющие ничего, кроме бесконечных бульваров с торговыми центрами, автосалонами, фаст-фудами и рекламными щитами. А потом по трущобам, где бродяги спали под мостами в картонных коробках, выискивали еду в мусорных баках. Их одежда — рванье, а сами они — отбросы, как и их скудные пожитки.

Но в городе жили и подобные ему. Как и во всем мире. Люди, которые должны были выжить в Судный День; люди, которым суждено стать борцами за свободу: Сопротивлением во главе с Джоном Коннором. Как же им живется сейчас? Снились ли им те же кошмары? Приходилось ли приспосабливаться в это невозможное время?

Женщина, разговаривающая по мобильнику, подперев его подбородком к плечу, одновременно накладывая макияж и ведя машину. В безопасности, как она думает, собственного небольшого кондиционированного кокона.

Юноши на машине, переезжающие улицу, оглашая сабвуферами всю округу.

Полицейский, подрезавший его, — все эти люди неинтересны Джону Коннору. Для него они ничто. Нуль. Они не имеют для него никакого значения, хотя должны бы. В уме-то он понимал, что не может дальше жить бродягой. Ему нужна цель. И если ему не суждено стать лидером движения Сопротивления в будущем, так тому и быть.

Его обязанность — быть собой, здесь и сейчас. Матери больше нет, чтобы приглядывать за ним. Он никогда не знал своего биологического отца — загадочного человека, предположительно из будущего, — вернувшегося спасти Сару Коннор от гибели, чтобы она смогла родить Джона. А по факту, единственным отцом, которого он знал, в течение очень короткого промежутка его жизни, был Т-800. Терминатор, вернувшийся в прошлое спасти маленького Джона от другой машины, посланной Скайнетом.

Судебные психологи сочли мать Джона Коннора сумасшедшей. Он знал, что и его они квалифицируют так же, расскажи он о себе. Яблочко от яблони… И его закроют в психушке.

* * *

В эту ночь сон Джона отличался от других. Такой реалистичный, что трудно определить, где сон, а где реальность.

Он сидел на мосту, глядя на бурлящую воду, с бутылкой пива в руке. Прыгнуть или нет? Решение мелькало перед ним туда-сюда.

Наклонись вперед совсем чуть — и центр тяжести сместится, потащив тебя в пустоту.

Он бросил пивную бутылку и смотрел, как она падает в воду, при этом перенесясь в будущее. В сон внутри сна. Округа полна тел и скелетов; тысячи ОУ летают в воздухе, десятки тысяч боевых роботов, отражая свет горящих костров, выискивают людей и истребляют их из лазерных пушек. Всюду огонь, обожженные тела.

Бой шел где-то возле побережья. Джон видел в отдалении горящие туши океанских лайнеров.

Нигде не безопасно.

Весь мир в огне.

* * *

Коннор внезапно проснулся в холодном поту и сел. Поднял руки и увидел, что они трясутся.

Он разваливался. Деградировал. Ожидание сводило его с ума. Что-то должно произойти. Что-то важное.

Забрав зарплату, он зашел в магазинчик за пивом и продуктами, а затем устроил лагерь на полном мусора пустыре в паре кварталов от работы. Развел костер и завалился спать после ужина. Во сне его кидало то в будущее, то в настоящее. В общем, полный бардак.

Джон вылез из спального мешка, прошел несколько метров и помочился на кучу мусора, как злой пес, метящий территорию.

Долго стоял неподвижно, прислушиваясь к звукам ночного города: вдалеке гудели сирены, в соседнем квартале надрывалась сигнализация, громыхали выстрелы, он определил, что стреляли из девятимиллиметрового полуавтоматического пистолета.

Он повернулся и посмотрел на свой лагерь и мотоцикл. Здесь он оставаться не мог. Какой-то внутренний голос приказывал ему уехать. Немедленно! Иди, иди, беги!

Ну как всегда, подумал Коннор, спешно собирая пожитки и прилаживая их к мотоциклу. Его бессмысленному существованию конец так и не настанет.

Он срывается в ночь, натыкаясь на бордюр. Дроссель бешено колотится. Мотоцикл порывается уехать без него, но Джон наклоняется вперед, выкручивает газ и рвется с места. Гортанный рокот выхлопного газа эхом отражается от зданий.

Труд — жизнь. Движение — жизнь. Шум — жизнь.

* * *

Он оказался на Голливуд Фриуэй, шоссе 101, направляясь на север по мало-оживленной трассе в час ночи. Подъехав к повороту на каньон Топанга, повернул и запетлял по извилистой дороге в горы.

Возможно, ему не удастся скрыться. Может, побег вовсе невозможен.

Джон сильно наклонялся в стороны на крутых поворотах, высекая искры подножками и оставляя царапины на дорожном покрытии.

Ему оставалось лишь продолжать двигаться. Постараться избавиться от демонов, захватывающих контроль над мозгом.

Стрелка спидометра подошла к отметке сто километров в час, об остатках здравомыслия ездока свидетельствовала лишь зеленая подсветка прибора. Единственное, что ему казалось реальным — физические законы Вселенной. Дроссель молотил и мотоцикл мчался. Причина и следствие. Поспешишь — людей насмешишь.

Небольшая лань выскочила на середину дороги и застыла, загипнотизированная светом фары — еще один внезапный и непреложный факт реальности.

Коннор сбавил газ, нажал на тормоз и слишком резко повернул налево, пытаясь не врезаться в оленя. Колеса протанцевали безумную джигу на асфальте.

Затем наступило ничто. Невесомость. У него скрутило живот, когда переднее колесо плашмя завалилось на дорогу, а его выбросило на гравийную обочину. Мотоцикл покатился дальше и врезался в дерево.

Коннор повредил колено и левое плечо и ободрал спину, прокатившись на спине по гравию, словно кубик льда по раскаленной сковородке.

Поначалу все было как в замедленной съемке. Он не сразу почувствовал боль, но заметил переворачивающийся мотоцикл и разлетающиеся вещи. Разглядел летящий гравий и пыль. Даже чувствовал запахи горелого масла и выхлопных газов.

Сознание Коннора вернулось к реальному времени, как только он затаил дыхание.

Он взглянул на безоблачное небо, усыпанное бриллиантами звезд, и увидел хвост метеорита, тянущийся с запада на восток.

Вот уж повезло, горько подумал он.


Глава 2

Июль 2030 года, авиабаза «Эдвардс»

Джон Коннор приподнялся в «хамви» с открытым верхом, поднес к глазам мощный бинокль и оглядел развалины здания военно-воздушной базы «Эдвардс» и сооружения корпорации Исследования Кибернетических Систем в пустыне к востоку от Лос-Анджелеса.

С расстояния в полтора километра с возвышенности база выглядела разрушенной. Южная диспетчерская вышка лежала в руинах, как и большинство ангаров, административных офисов, казарм и научно-исследовательских объектов.

Тщательно поддерживаемый камуфляж. Ибо все, что могло показаться центром активности человека, становилось мишенью Скайнета. Овладение любым объектом более чем на сутки, зажигание огней в темное время, даже в течение одной ночи, могло повлечь атаку.

Люди на горьком опыте научились быть ночными существами, землеройками, подземными созданиями, яростно отбивающимися, если их загнать в угол.

В сгущающихся сумерках ничто не двигалось, кроме пылевого смерча, разбрасывающего мусор в виде остатков гудрона по покрытой кратерами старой взлетно-посадочной полосе. Посеребренная сетка мощной антенны отлично замаскирована обломками посередине главного научно-исследовательского центра ИКС.

Коннор и остальные вздохнули с облегчением. Не похоже, что Скайнет собирается все здесь уничтожить. Хотя они понимали — это лишь вопрос времени. Каждый раз, когда они приезжали сюда и включали питание, Скайнет обнаруживал это. Рано или поздно, атака станет неизбежной.

Коннор сел на место. — Все чисто, — повернулся он к водителю. Кортеж из трех «хаммеров» с техниками и солдатами для защиты помчался по пустыне.

Подъехав к базе и подойдя к убежищу в ангаре, они осмотрели небо, опасаясь присутствия ОУ. Но небо по-прежнему радовало чистотой.

— Народ, миссия начинается, — скомандовал Коннор в петличный микрофон. — Вы знаете, что нужно делать. У нас двадцать минут, не больше. За дело!

«Хаммеры» укрылись в темноте ангара. Четверо солдат с радиолокационными и инфракрасными сканерами, с портативными установками запуска ракет земля-воздух, торопливо обустраивали посты наблюдения, чтобы обезопасить территорию, пока Коннор и техники спускались в подземный центр управления ИКС.

* * *

Когда заработал генератор и зажегся свет, Коннор подошел к Т-850, боевому киборгу, лежащему на верстаке в отделанной лексаном камере.

Машина, оборудованная как подмодель человекообразного инфильтратора, с лицом и телосложением, хорошо знакомыми Джону. Копия машины, спасшей жизнь ему и матери. Машины, ухаживавшей за ним более преданно и заботливо, чем любой отец-человек.

— Это всего лишь машина, — жена Джона тихонько прикоснулась к его руке.

Коннор кивнул, но не обернулся. — Я знаю. — Калейдоскопический коллаж изображений со скоростью света пронесся в его мозгу: пустыня, темные залы Кибердайн Системс и заводские цеха, мотоцикл, стрельба, взрывы, пожары. И повсюду с ним защитник Т-800, безымянный, за исключением номера модели, спасающий ему жизнь.

У машин нет эмоций. Но, глядя на Т-850, Джон сомневался.

Шесть техников-программистов приступили к подаче питания транспортеру и рецепторным схемам.

Лейтенант Том Картер, эксперт-программист, мягко взял Коннора за плечи и отодвинул в сторону. Затем скользнул в камеру и открыл приборную панель на широкой груди Т-850. Этому пожилому человеку было шестьдесят пять лет. Он окончил Калифорнийский технологический институт до Судного Дня. Как многие его ровесники, он испытывал меньше уважения к машинам, чем молодые соратники. В конце концов, это лишь отлично спроектированная, почти идеальная оперативно, груда металла с электронными схемами. Ничего более.

Он прикоснулся к точке отключения под кожей на правой стороне шеи Т-850, и голова машины расслабленно повалилась правой щекой на плечо. Потом нашел швы, идущие по линии роста волос от основания шеи и над ушами к вискам. Кожа легко отделилась, обнажая металлический череп с крошечным портом доступа.

Картер работал как хирург, быстрыми и точными движениями он подключил переносной источник питания к паре выходов на черепе Т-850, позволяющих материнской плате подать питание к порту, а потом вставил в него перепрограммированный микропроцессор из своего набора инструментов.

Глаза Т-850 моментально ожили, но Картер сразу отключил источник питания.

Лейтенант поднял глаза. — Мне потребуется три минуты, чтобы установить водородные топливные ячейки в грудь этому. Еще нужно время на проверку. — Он взглянул на жену Коннора. — И мне не хочется давать этой штуке время начать распевать «Дикси», пока мы не отправим его в прошлое.

— У тебя четыре минуты. Три на подключение питания, и одна на отправку его в камеру, — распорядился Джон.

Картер посмотрел на жену Коннора, она пожала плечами, но никто не поправил Джона, чтобы тот использовал местоимение «оно» вместо «он» по отношению к машине.

* * *

Континуумный Транспортер — так официально называлось устройство — начался с серии Особых Специальных Проектов (ОСП), проведенных на строго охраняющейся авиабазе в пустыне штата Нью-Мексико, известной в народе как «Зона 51».

Сверхсекретный проект, финансируемый Министерством Обороны, Центральным разведывательным управлением, Национальным управлением военно-космической разведки и Агентством национальной безопасности, разработали с целью создания искусственной червоточины. Эйнштейн первым говорил о таком явлении, а английский физик-теоретик Стивен Хокинг доказал возможность ее существования. Но существовала проблема с энергией. По всем расчетам, для создания бесконечно малой червоточины, другими словами, прохода через пространство-время, требовалась вся энергия, созданная во Вселенной с момента Большого Взрыва.

Но один оксфордский аспирант разработал математическую модель, объединившую теорию относительности Эйнштейна с квантовой механикой Хейзенберга, и создал десятимерную червоточину на уровне суперструн. Она могла стать проходом, автоматически расширяющимся в геометрической прогрессии, как вирус, вырвавшийся на свободу. На это требовалась количество энергии, достаточное для образования искусственной сингулярности.

В середине девяностых, под прикрытием запуска десятков военных и технических спутников Агентства национальной безопасности, запустили солнечный парус из очень тонкого майлара. Он располагался на высоте двести километров на необычной геостационарной орбите, держась на одном месте над Северным полюсом. Если его и замечали, принимали за Северное сияние.

Парус вбирал в себя солнечный свет и посылал луч на антенну специального сингулярного оборудования в ИКС. Как только стало возможным передавать несколько сот тераватт энергии за период менее одной наносекунды, червоточина открылась. Через этот тесный проход можно было отправлять объекты назад, а теоретически, хотя это никто не пытался сделать, и вперед во времени.

Близнец этой машины покоился глубоко в недрах горы Навахо. Одна находилась под контролем машин, другая — людей.

Без равновесия война могла закончиться в течение суток. Почему Скайнет не пытался уничтожить это место, оставалось загадкой.

Но это когда-нибудь произойдет, подумал Коннор, наблюдая, как показатели основной консоли сменяются с красных на зеленые.

Элис Скеррит, главный техник, щелкнула несколькими переключателями на стойке оборудования, повернулась и кивнула Коннору.

— Твои четыре минуты пошли, Том, — бросил Джон программисту, который мгновенно достал водородную топливную ячейку из мягкого футляра и осторожно понес к Т-850.

Каждая ячейка размером с книгу заключена в карботановый корпус без каких-либо приспособлений, кроме разъемов подачи питания.

Внутри груди боевого робота ячейки довольно безобидные, но если их повредить, могли вызвать внушающий уважение бум. Люди бы погибли. Даже Коннор инстинктивно отступил на шаг.

Он включил микрофон на лацкане. — Сторожевой пес, как там обстановка?

— Пока все чисто, босс, — послышался голос сержанта Дуги Харриса по прозвищу «Сторожевой пес». — Как скоро мы сможем смыться отсюда?

— Минут через пять. Не переживай.

— Понял.

Жена Коннора находилась у главной консоли управления. Когда устройство запустят в режиме ожидания, а Т-850 поместят в камеру перехода, ей останется только повернуть переключатель. С этого момента контроль за последними четырьмя секундами операции перейдет к компьютеру.

Картер завершил установку второго элемента питания и быстро закрыл грудную пластину Т-850, так как киборг уже начал загружаться.

Даже техникам, стоящим в десятке метров у консоли, было очевидно, что Т-850 преобразился из неодушевленного предмета в нечто живое. И мог начать действовать как остальные машины. Все нервничали, потому что многие годы воевали с этими штуками.

Глаза машины открылись и просканировали лицо Картера и ближайшее окружение, потом взгляд прошелся по верстаку, на котором он лежал, и по сферической камере перехода.

— На позицию, пожалуйста, — попросил машину Коннор.

Т-850 легко встал, направился к камере перехода и изящно сел, оперевшись голой коленкой и двумя руками об пол.

— Десять секунд, — возвестила жена Коннора.

Прозрачная дверь камеры перехода закрылась.

— Восемь секунд… семь… шесть… пять…

Т-850 повернулся лицом к двери, опустив глаза, его процессоры заработали на полную и он осознал параметры возложенной миссии, как человек, перенесший глубокую амнезию и начавший вспоминать прошлое, надежды и планы на будущее.

— Четыре… три… два… один… — жена Коннора завершила обратный отсчет и повернула переключатель в положение для перехода.

Джон смотрел на Т-850, когда камера начала приобретать ужасающий синий оттенок. Он чего-то ждал. Но чего?

Т-850 в последнюю секунду заглянул Джону в глаза, кивнул ему, а потом исчез.

Июль 2003, пустыня Мохаве

Большая гремучая змея с переливающейся бриллиантами чешуйчатой спиной остановилась в паре метров от одинокого дерева Джошуа, приподняв клиновидную голову. Она что-то ощущала, но не могла понять что. Чувствительные рецепторы снующего туда-сюда языка ничего не обнаруживали, животное тепло поблизости не ощущалось. Но нечто приближалось и сигнализировало об опасности.

Густой туман образовался вокруг основания дерева и жар нахлынул с такой внезапной силой, что змее стало трудно отползти, несмотря на опасность для жизни. Она обнажила клыки, сверкая каплями яда.

Синяя люминесцентная сфера возникла ниоткуда, с треском молнии и разбрызгиванием энергии. Дерево треснуло на две части и загорелось. Песок вокруг расплавился, раскаляясь сначала докрасна, а потом и добела.

Когда дым рассеялся, возник Т-850 — Терминатор — сидящий, опустив голову и уперевшись коленом и двумя руками в землю, в чашеобразном углублении, словно человек, проделавший долгий путь и сильно утомившийся.

Он медленно поднял голову, распознавая местоположение, его бортовые датчики мгновенно получили картинку в реальном времени через глаза.

Т-850 встал и направился прочь, под босыми ногами хрустел полу-застывший песок, разбиваясь на мелкие осколки стекла.

Змея отклонилась назад и вонзила пятисантиметровые клыки в левую голень человекообразного существа. Смертоносный яд рефлекторно закачался в мышцу существа через полые зубы.

База данных Терминатора правильно определила рептилию как Crotalus adamanteus, опаснейшую для людей и большинства млекопитающих.

Он нагнулся и поднял змею, осторожно держа за голову, чтобы она больше не напала.

Несколько секунд киборг и рептилия с любопытством разглядывали друг друга. Для Терминатора змея являлась фактом существования биологической жизни на Земле. Для змеи человекообразное существо было просто объектом, не подходящим в пищу, но представляющим чрезвычайную опасность.

Терминатор открыл рот и издал звук, идеально имитирующий предупреждение гремучей змеи, затем перебросил змею через плечо и зашагал прочь от горящего дерева Джошуа. Его бортовые датчики идеально приспособились к окружающей обстановке, а процессоры поторапливали приступить к выполнению миссии.

Будь у Терминатора хоть какие-нибудь эмоции, он бы испытал удовольствие от возврата в прошлое.


Глава 3

Июль 2003, Лос-Анджелес

— Эта чертова штука не работает, — сердито проворчала Кейт Брустер.

Она с женихом, Скоттом Петерсоном, находилась в отделе свадебных аксессуаров гипермаркета Блумингдейл в Сенчери Сити и безуспешно пыталась просканировать штрих-код на дне элегантного серебряного подноса с гравировкой. Но компьютер код не принимал.

Скотт перехватил поднос и взял у нее пистолет сканера. — Его надо держать, — просветил он, — как Грязный Гарри. — Он нажал на курок, но на дисплее высветился ряд нулей. — Что-то не в порядке с этой штукой, — задумчиво пробормотал он.

Кейт и Скотт — идеальная пара, подумала Кейт без тени сарказма. Она поймала свое отражение в позолоченном зеркале примерочной. Среднего роста, с хорошей фигурой, небольшой, но высокой грудью, темно-каштановыми волосами, курносым носиком и крепкими бедрами, как у матери.

«Кэти — самая милая девушка в Феррис Хай», писали ее школьные дружки. Не «Кэтрин — самая красивая» или «Кэти добьется успеха или, скорее всего, выйдет замуж за будущего президента или будущего мультимиллионера».

Она глядела на Скотта, по-прежнему возившимся со сканером, и знала, что вроде бы должна испытать к нему излишне сентиментальную теплоту невесты. Но вместо этого просто подумала, что он хороший парень. Приятный, уравновешенный. В меру красив. Безобиден. — Вот и все, что пришло в голову.

При росте метр восемьдесят Скотт неплохо смотрелся в костюме при галстуке за рулем арендованного «мерседеса», пусть класса «С», но все же «бенца». Он хорош, даже трудясь простым фармацевтом, что перекликается с ее специальностью ветеринара.

Они были идеальной парой. Все так говорили. Только ее отец ничего о нем не знал. Он занимался засекреченным проектом в центре пустыни. Генерал-лейтенант Роберт Брустер руководил военным проектом Исследования Кибернетических Систем на авиабазе «Эдвардс».

Его карьера, а особенно занятость в ИКС, насколько она поняла, и стала причиной развода с ее матерью. У человека может быть только одна жена. Мать заставила его выбрать: она или ИКС. Он даже не колебался.

— Это очень важно, дорогая, — отрезал он. — Ты даже не представляешь, насколько.

Поэтому мать и ушла.

Теперь сама Кейт пытается создать семью. Глядя на Скотта, она задалась вопросом: как он классифицирует ценности, если подобный выбор встанет перед ним? Важнее ли для него карьера, чем она представляет? Главнее, чем она?

Мобильник защебетал в сумочке, и она стала рыться в его поисках. Скотт повертел сканер и покачал головой.

— Ненавижу машины! — вскрикнула она. Наконец достала телефон и нажала кнопку приема вызова. — Алло?

— Кейт, это папа, — раздался в трубке голос генерала Брустера.

На мгновение Кейт озарила радость, и она отвернулась. Отец всегда был для нее гибралтарской скалой: твердой рукой, помогающей делать первые шаги, когда она осваивала первую пару роликовых коньков, когда училась кататься на велосипеде. Может, он и не стал идеальным мужем для ее матери, но был замечательным отцом для Кейт, единственного ребенка.

До определенного времени. В последние годы все изменилось: мама ушла, когда Кейт заканчивала ветеринарную школу. И внезапно она услышала голос отца не как ребенок, а как взрослый человек. Он казался… каким? Сожалеющим?

На заднем фоне шумело: возможно, из-за высокоскоростных принтеров. Звуки разных оповещений и большое количество говорящих по телефону людей.

Кейт взяла себя в руки. — Ты снова хочешь продинамить меня, папа?

— Прости, милая, мне очень жаль. Ты сама знаешь, как мне хотелось повидаться с тобой в выходные.

Она верит, что это правда. Но он не закончил фразу, чтобы она сделала это за него. — Знаю, папа, вопрос национальной безопасности. Правильно?

— Милая, прошу тебя. У нас полный завал, вот и все. Надеюсь, ненадолго, и мы обязательно увидимся. Обещаю.

— Когда?

— Скоро. Честное слово. — Он замолчал, и Кейт поняла. Чертов проект ИКС! Он пожирал его жизнь на корню. Сначала он лишился жены, а теперь и дочь начала отдаляться. Она смягчилась.

— Понимаю, ты не можешь говорить об этом, — она взглянула на Скотта, по-прежнему пытающегося считать штрих-код. Но он внимательно прислушивался к разговору. — Просто Скотт с нетерпением ждал случая познакомиться с тобой.

Выражение облегчения на лице Скотта было просто комичным. Он бы ни за что не признался, что до чертиков боялся знакомства с отцом Кейт, Генералом — как он его называл.

— Ой, Кэти, мне так жаль. Поверить не могу, что я до сих пор с ним не повидался.

— Все нормально, папа, — успокоила Кейт, — ты увидишься с ним на свадьбе.

— Я не могу поверить, что ты выходишь замуж, — вздохнул генерал. Она могла представить, как он скривил рот. Пару лет назад он признался, что еще считает ее девчонкой-сорванцом с косичками и ободранными коленками, приносящей бродячих и больных зверушек, которые потом начинают летать, ползать, прыгать и бегать по дому.

Определенно, ему тяжело смириться с замужеством единственной дочери. И он беспокоится о ее чувствах, вынуждена признать Кейт.

— Ты не только… — начала она.

— Погоди секундочку, милая, — перебил генерал, и Кейт услышала, как кто-то вошел в кабинет ее отца.

— Простите, что потревожил Вас, генерал, но Агентство требует немедленного запуска последнего ролика для Министерства обороны.

— Ну да, чертова презентация, — пробурчал Брустер. Он, видимо, перекрывал рукой микрофон телефона, но Кейт по-прежнему слышала разговор. — Когда показ?

— Завтра в тринадцать ноль-ноль, — последовал ответ. Кейт подумала, что это помощник. Послышался звук закрываемой двери.

— Папа? Ты еще здесь? Папа!

— Я тут, Кэти, — отозвался генерал Брустер. Потом понизил голос. — Что с тобой, дорогая?

Скотт подошел к одному из служащих и начал что-то говорить.

— Ничего, — вздохнула Кейт. Она так много хотела сказать отцу, но не могла подобрать слова. — Просто я не знаю…

Генерал что-то буркнул кому-то у себя, а потом снова обратился к ней. — Слушай, а почему бы тебе не приехать сюда в выходные? Если уж Магомет не идет к горе, может, гора сама придет к Магомету?

— Мне бы хотелось, но нужно встретиться со священником, церемониймейстером и…

— Да сюда ехать лишь несколько часов! Почему бы тебе не приехать… вместе со Скоттом?

Она снова подняла глаза. Скотт спорил со служащим.

— Ладно, — согласилась Кейт тоном маленькой девочки. Ей хотелось, чтобы о ней заботились. Чтобы за нее кто-нибудь решал. Хоть на короткое время.

— Дитя, ты знаешь, мне не обязательно проверять твоего парня. Ты всю жизнь делала правильный выбор.

— Знаю, — помрачнела Кейт. — Может, проблема как раз в этом?

— Ты не ошибешься, — заверил отец. — Никогда не ошибалась. Знай, я самый счастливый отец в мире! И никогда не боялся за свою дочурку.

Кейт улыбнулась. Слезы порывались пролиться из глаз. Отец по-прежнему оставался ее гибралтарской скалой.

— Слушай, к сожалению, мне нужно бежать. Приезжай повидаться со мной завтра. Обещаешь?

— Мы обещаем, — поправила она. — Пока, папуль. Люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

Исследования Кибернетических Систем, авиабаза «Эдвардс»

Генерал Брустер медленно положил трубку, думая о небольшой лжи во спасение, сказанной дочери. Он боялся за нее. И Скотт здесь ни при чем. Проблема в самой Кейт. В последнее время она отдалилась. Стала чересчур озабоченной, словно что-то ее беспокоило больше, чем предстоящее бракосочетание.

Рабочий процесс вечером в ИКС был напряженным, как и в течение всего дня. Проблемы выскакивали как чертик из табакерки во всех гражданских и военных компьютерных системах.

Они ожидали неприятностей с момента начала экспериментов со Скайнетом, но не такого уровня. А ведь система еще даже не полностью загружена.

Генерал Брустер догадывался, что ночь окажется длинной.

Он помахал главному инженеру проекта Тони Фликинджеру: — Как у нас дела?

Фликинджер, с отличием закончивший Массачусетский технологический институт в начале девяностых, начал карьеру в Майкрософт, а потом перешел в Кибердайн на работу под началом Майлза Дайсона. После смерти Дайсона и разорения старой компании, Фликинджер поступил на работу в Исследования Кибернетических Систем, став главным инженером проекта «Скайнет» четыре года назад. Очень хороший работник. Как полагал Брустер, Фликинджер сам был как Скайнет. Он знал о системе и ее потенциале больше, чем кто-либо другой.

— Улучшений нет, — развел руками инженер. Он подошел к компьютерному терминалу Брустера и вызвал на экран Скайнет. — Новый вирус чертовски сложен. Он заразил уже половину гражданского интернета и некоторые военные приложения: расчет заработной платы, описи инвентаря…

— Главные оборонные сети пока чисты?

Фликинджер поднял голову. Круглое и бледное лицо, рано поседевшие тонкие коротко стриженые волосы. Он походил на человека, проведшего большую часть взрослой жизни в помещении с искусственным освещением.

— Пока брэндмауэры работают, но Пентагон предлагает просканировать систему нашим искусственным интеллектом и уничтожить признаки вируса.

— Знаю, Тони. Но это равнозначно стрельбе по мухе из базуки.

Фликинджер пожал плечами. Для него все сводилось к простой инженерной проблеме, которую нужно решить. — Как только соединение установят, понадобится лишь несколько минут, чтобы Скайнет обеспечил нашу государственную безопасность.

— А в это время все наши спутники и ракетные шахты перейдут под контроль компьютерной системы.

— Самой умной системы в мире.

Брустер покачал головой. — Я пока больше полагаюсь на человеческие ресурсы. Слишком громадный шаг от проектирования оружия к командованию и контролю. Я не уверен в готовности Скайнета.

Окно Скайнета высветилось на мониторе. На нем изображалась географическая карта военно-стратегических установок в западной части США, связанных зелеными линиями. На дисплее высвечивались данные соединения между системами. Линии пульсировали.

Рядом с каждой установкой нежно-бирюзовым цветом высвечивалось: ВСЕ ОПЕРАЦИИ В НОРМЕ.

Но генерал Брустер тревожился. В военном училище он изучал худшие сценарии, по которым в системе стратегической обороны США происходит короткое замыкание, в результате чего срабатывает система запуска ядерного оружия.

Ракеты летят.

Начинается война.

Лос-Анджелес

— Один день, вот и все, что я прошу, Скотт, — пыталась убедить жениха Кейт. — Не так уж много. Пара часов туда, пара — обратно. Мы вернемся домой к ужину.

— Очень жаль, но компьютеры сломались, — подойдя к ним, извинилась служащая отдела — стареющая женщина в строгом деловом костюме с очками на узком носу, золотая цепочка свисала с дужек и обвивала шею. — И мы скоро закрываемся. Напишите, что выбрали, а я пробью ваши покупки утром.

— Хорошо, спасибо, — кивнул Скотт, принимая у нее поднос. Служащая улыбнулась и ушла.

Скотт повернулся к Кейт. Он был слегка раздражен, что совсем не походило на него. — Поверить не могу, что ты пообещала Генералу поехать в пустыню Мохаве! И все для того, чтобы показать, насколько он важная личность!

Кейт примирительно дотронулась до его руки. — Все будет хорошо.

Скотт обернулся по сторонам, дабы удостовериться, что никто не наблюдает за их маленькой «стычкой». — Ты помнишь, что я хотел встретиться с ним на своем поле?

Кейт раздраженно отвернулась. Ей не хотелось ругаться со Скоттом из-за отца. Не сегодня. Вообще, никогда. Она взяла медную рамку с фотографией романтичной парочки, гуляющей держась за руки по пустынному пляжу при свете луны.

— Да, конечно, — пробормотала она в ответ. Она не хочет спорить с ним сегодня вечером. Но что эта ситуация может поведать об их будущем?

Она не знает. Ничего не знает. Но перспектива представляется совсем не радужной.


Глава 4

Июль 2029, гора Навахо

Подполковник Джефф Парсонс был мертв. Его тело пролежало рядом с компьютером во втором ярусе консолей в командном центре Североамериканского агентства воздушно-космической обороны в глубине горы целых двадцать шесть лет.

В Судный День персонал, застигнутый снаружи, сразу убили, а из внутренних помещений Скайнет выкачал весь кислород, заменив его чистым азотом из хранилища жидкого азота, используемого для сверхбыстрого охлаждения оборудования.

Тело Парсонса лежало на боку, лицо стало темно-фиолетовым, а плоть выглядела удивительно нетронутой за двадцать пять с лишним лет. Для разложения требуется кислород, который в недрах горы отсутствовал.

Скайнет равнодушен к газам или их объемам, как и к освещению, поэтому контрольные помещения в комплексе освещались лишь показателями на дисплеях электронных пультов и панелей.

Но ИИ был чувствителен к влажности и температуре, поэтому в редуте горы Навахо поддерживалась постоянная комфортная температура в двадцать градусов по Цельсию при относительной влажности в двадцать два процента.

Глаза Парсонса, как и двух десятков других трупов, были открыты, но он не знал, что кафедральная тишина большой куполообразной комнаты нарушится, когда невероятно быстрый поток данных пересечет главную панель и пара продвинутых роботов-рабочих Т-20 выкатится из лифта.

Между ними шла босиком с прямой спиной и высоко поднятой головой, словно солдат в сопровождении преторианских гвардейцев, самая голая женщина из всех, что Парсонс видел в жизни.

Но Парсонс оставался мертвым, а Скайнету безразличны понятия человеческой красоты, за исключением случаев, когда такие понятия сочетались с параметрами миссии.

Это была Т-Икс, кибернетический воин с логической системой вооружения/инфильтратор. Т-Икс, для краткости.

Гениальное творение высшего разума: красота, скорость, адаптивность, фатальность, живучесть и высшая степень безразличия. Т-Икс — последнее технологическое достижение Скайнета.

В голом виде ее боевое шасси, усиленное броней из ковкой керамики и титана, делало ее практически непобедимым бойцом на поле брани. Бойцы Сопротивления под командованием полковника Стива Эрла и лейтенанта Джоэла Бенсона уже убедились в этом.

А украшенная инфильтраторскими атрибутами в виде мышц, сухожилий, кровеносных сосудов, кожа, ногтей и волос, Т-Икс становилась столь же опасной для людей перед Судным Днем, как и в нынешних сражениях.

Возможно, и смертоносной, если сумеет достичь и устранить цели.

Хоть она весила больше ста пятидесяти килограммов, но ступала по кафельному полу очень мягко, огибая трупы по пути к сферической камере — двойнику той, в старом здании ИКС в тысяча двести километрах к западу.

Сопровождавшие ее роботы Т-20 отступили. Т-Икс заняла позицию, одним коленом и двумя руками упершись в пол, и сфера закрылась.

Ее голова наклонилась, глаза смотрели вниз, она ждала с полным отстранением. Одна минута, сто лет — не имело значения.

ИИ Скайнета подал питание в Континуумный Транспортер без всяких фанфар, и уже через секунду сферу заполнила люминесцентная синяя энергетическая аура.

Т-Икс исчезла.

Июль 2003 года, Лос-Анджелес

Все магазины вдоль Родео-драйв закрыты, лишь немногие забегаловки и клубы вели бизнес в позднее время суток.

Движения почти не наблюдалось, лишь случайный автомобиль или внедорожник проносились, оглашая басами стереосистемы «Босс» окрестности с бутиками готового платья, обувными салонами и магазинами мягких игрушек.

Пожилая женщина в обтягивающих зад штанах с художественно подстриженным пуделем на поводке прогуливалась мимо витрин магазина Шэррон Баттен: Гавайская одежда, из Беверли-Хиллз, Палм-Бич, Канн.

Женщина взглянула на манекены с моделями, которые могут носить лишь обладатели четвертого размера, да и то на французской Ривьере. Под потолком висел большой черно-белый плакат, так ловко подсвеченный, что казалось, будто манекен стоял, поддев большим пальцем резинку бикини, освещенный закатом. Подпись гласила: МНЕ НРАВИТСЯ ЭТО.

Рубашка на одном из манекенов дернулась от внезапного порыва ветра. Шарф, намотанный на шею второго, сдвинулся.

Туман заволок витрину, и ярко-синий шар внезапно материализовался со вспышкой молнии. Дунуло таким жаром, что пластиковые манекены мгновенно расплавились. Шар прожег большую часть бетонного пола и образовал дыру диаметром в три метра на стекле витрины.

Т-Икс подняла голову, осматриваясь в новой обстановке. Цифры и графики забегали на ее внутреннем дисплее со скоростью, за которой человек уследить не смог бы. Она поднялась из изящного положения и, не обращая внимания на раскаленный бетон и капли расплавленного стекла, вышла на тротуар.

На некотором расстоянии к юго-западу по Родео-драйв инфракрасные системы Т-Икс засекли тепловые сигнатуры женщины и четвероногого млекопитающего меньшего размера, которого система идентифицировала как Canis familiaris, сразу же исключив их из списка возможных персон инфильтрации.

Она перевела взгляд на северо-восток. Транспортное средство, классифицированное как «Лексус SC430», припарковалось перед зданием из бетона, металла и стекла. Тепловые сигнатуры двигателя и выхлопной системы автомобиля указывали на состояние, именуемое «холостой ход».

Вторичный источник тепла находился в восьми метрах к северу от автомобиля. Самка человека. Т-Икс усилила оптическую систему и сверилась с требованиями миссии. Женщина, пытающаяся осуществить сделку с невероятно примитивным компьютером с помощью небольшой пластиковой карты, в которую запрограммировано всего несколько сотен байт рудиментарной информации, не была занесена в список мишеней, но оказалась надлежащего веса, роста, физической формы и возраста для целей миссии.

Банкомат пискнул несколько раз и автоматически сгенерированный голос произнес: «Простите, мы не можем сейчас обработать ваш запрос», когда Т-Икс пересекла улицу.

* * *

Нэнси Нэйбл слегка рассердилась. Ей всегда не везло с машинами, отчасти потому, что они ее не интересовали, а отчасти, что этим должны заниматься мужчины, а не женщины. В тридцать два года она выглядела, как ее коллеги по бизнесу говорят, «красавой». Голубоглазая блондинка со сногсшибательной фигурой, в этот вечер на ней была кожаная куртка цвета ржавчины и облегающие брюки похожего цвета, под ними скрывались кружевные стринги и лифчик «Вандербра». «Зачем показывать мозги, когда все хотят видеть декольте» — таков ее девиз.

И он до сих пор работает.

Нэнси положила обратно в сумочку золотую карту Америкэн Экспресс, направилась к своей машине и села за руль. Причины, по которым понадобились деньги, она сразу позабыла. У нее оставалось достаточно времени, чтобы добраться до Спаго, пока Ленни не начал беспокоиться.

Она подняла голову, собираясь потянуться к рычагу переключения передач, и увидела высокую, очень сексуальную блондинку, голой идущую по тротуару, словно весь мир ее не волнует.

Зарождающееся чувство страха пощекотало живот Нэнси. Что-то здесь не так. Она высунулась из машины. — Эй, что с Вами?

Женщина не отозвалась.

Нэнси нащупала мобильник на приборной панели. — На Вас напали? — спросила она. — Я позвоню по девять-один-один…

Т-Икс остановилась перед водительской дверцей автомобиля и Нэнси разглядела безупречный цвет лица без макияжа. Грудь незнакомки выглядела твердой и отличной формы, а живот абсолютно плоским. Она была идеальной. Даже слишком идеальной.

— Мне нравится эта машина, — произнесла Т-Икс.

Внутренний голос подсказал Нэнси, что она влипла в неприятности. — Вы под чем-то, не так ли?

Т-Икс протянула руку и нежно погладила лацкан куртки Нэнси. — Мне нравится это.

— Что… — начала Нэнси, отпрянув назад. Очень большие неприятности! Ей хотелось немедленно убраться отсюда.

Т-Икс перехватила большим и указательным пальцами шею у основания черепа Нэнси и сжала пальцы. Кости с легкостью хрустнули.

* * *

Т-Икс не запрограммирована на брезгливость. Она надела на себя одежду женщины, включая кружевное нижнее белье.

Закончив одеваться, она села на водительское сиденье и за мгновение просканировала устройство автомобиля, узнав его лучше, чем инженер компании-производителя.

Она резко тронулась с места, одновременно изучая карту автострад Лос-Анджелеса, появившуюся на ее проекционном дисплее.

Зазвонил телефон. Т-Икс ответила, прекрасно имитируя голос Нэнси Нэйбл: — Алло?

Заговорил мужской голос. — Дорогая, я в ресторане. Где…

Т-Икс прервала связь. Длинный набор цифр появился на ее дисплее, она ввела его на клавиатуре телефона с быстротой, невозможной для человека.

Треск статических помех раздался в динамике, когда соединение установилось. Т-Икс открыла рот и издала серию из одиннадцати звуковых сигналов. Удаленная сеть звякнула один раз, затем послышался визг высокоскоростного модема. Т-Икс подключилась к сигналу, и мгновенно между ней и центральной компьютерной базой Лос-Анджелеса начал происходить обмен данными.

На дисплее Т-Икс высветился список из десятков таблиц с именами людей, адресами, медицинскими и финансовыми данными, сведениями о месте работы, а также с фотографиями, преимущественно в профиль.

Фотография двух людей, молодо выглядящих мужчины и женщины, на целую секунду задержались на дисплее Т-Икс, после чего высветился их адрес в предгорьях Вествуда.

Хоть Т-Икс никуда не спешила, она гнала на большой скорости, но ее водительские навыки гораздо лучше, чем у людей, живущих в нормальное время, поэтому она без проблем резко перестраивалась из ряда в ряд и пересекала дорогу на красный свет, когда датчики не сигнализировали о препятствиях.

Она выскочила на Голливудское шоссе, но почти сразу съехала с него из-за огромного наплыва машин. Ее бортовая навигационная система автоматически обновилась после соединения с системой Скайнет нынешнего времени.

Она прокладывала маршрут по улицам с торговыми центрами и предприятиями, иногда на дорогах встречались заторы, но в основном нет.

Автомобиль с огнями на крыше выскочил из-за едущих автомобилей и пристроился сзади машины Т-Икс.

Она одним глазом посмотрела в зеркало заднего вида, датчики просканировали и оценили транспортное средство как автомобиль Лос-Анджелесской полиции. Засверкали белые и красные огни, сирена прогудела несколько раз.

Они ее преследовали.

— Водитель серебристого «лексуса»! Немедленно сбавьте скорость и съезжайте на обочину, — прогремел из динамика усиленный голос патрульного офицера. — Тормозите, сейчас же!

Т-Икс менее секунды раздумывала над ситуацией и резко затормозила перед зданием, похожим на офисный центр с высоким железным забором, ярко окрашенным граффити.

В конце квартала висел огромный, отлично освещенный рекламный баннер «Викториас Сикрет», изображавший симпатичную модель с широкой белозубой улыбкой, в очень откровенном лифчике и крошечных трусиках.

Офицер-одиночка вышел из патрульной машины и направился к автомобилю Т-Икс. Этакий здоровяк с квадратной челюстью и короткими волосами.

Т-Икс осведомлена, какой посыл должен нести баннер «Викториас сикрет», и ей прекрасно известно о межполовых отношениях у людей.

Она сжала плечи и мышцы спины, похотливо выпячивая грудь, повернула голову и улыбнулась подошедшему полицейскому.

— Добрый вечер, офицер, — поздоровалась она.

Его глаза буквально прилипли к ее груди. — Кхм, леди. Вы хоть понимаете, на какой скорости ехали?

— Сто тридцать две целых, сорок пять сотых километров в час, — сообщила Т-Икс.

Коп не смог сдержать улыбку. Эту байку можно смело рассказывать коллегам. Боже, ну и фигурка у нее! — Здесь ограничение в пятьдесят километров в час, — он открыл блокнот со штрафными квитанциями, но тут же захлопнул. Разве можно штрафовать совершенство? — Вообще-то я должен выписать Вам штраф…

Т-Икс взглянула на блестящую кожаную кобуру на поясе полицейского, определив оружие как «зиг-зауэр п226» с пятнадцатизарядным магазином. Пистолет длиной в сто девяносто шесть миллиметров весом в семьсот пятьдесят граммов без патронов. В магазине девятимиллиметровые патроны «парабеллум» с начальной скоростью 335 метров секунду.

Она лучезарно улыбнулась полицейскому, на именной табличке которого значилось БАРНС.

— Мне нравится Ваш пистолет.


Глава 5

Долина

Он угробил мотоцикл. На этот раз окончательно. Рама погнулась, бензобак пробит, корпус двигателя покрылся трещинами после столкновения с валуном, а оба колеса свернулись в кренделя.

Во время поездки через долину в задней части грузовика у Джона Коннора было много времени, чтобы жалеть себя и винить за собственную глупость.

Он знал, что мать сказала бы на этот счет; она всегда говорила: мы сами творим судьбу, а не она творит нас. Он сам спровоцировал аварию, больше виновных нет.

Любой ее любовник-байкер рассмеялся бы, похлопал по плечу, протянул бутылку текилы и сказал: «В следующий раз, когда помчишься куда-нибудь посреди ночи, надень парашют». Или: «Этот огромный, плохой олень надрал тебе задницу, малыш?».

Никто из них не одобрил бы его действия, но все с неохотой признали бы, что у него есть cojones для такого трюка и он чертовски везуч, если выжил.

* * *

Вещи из мешков разлетелись по половине склона приокеанского холма. Он потратил два часа, чтобы собрать большую часть из них, борясь с болью, и вернуться на шоссе.

Лишь минуту занял осмотр мотоцикла и осознание факта, что тот ремонту не подлежит. Возможно, некоторые части можно и оставить, но у него не было инструментов и фонарика, а самое главное — желания таскать с собой кучу бесполезного железа.

Неважно, яйца или глупость привели его к выполнению трюка, но он задался вопросом: зачем ему сказочно повезло? Если в жизни нет смысла, зачем вообще жить?

Эта тема постоянно крутилась в мозгу. Может, ему дается шанс что-то предпринять?

«Смирись или заткнись», сказала ему однажды приемная мать, когда настоящая мать находилась в психушке «Пескадеро».

Первым транспортным средством, проехавшим мимо, оказался грузовичок с десятком пьяных и веселых рабочих-мексиканцев, распевающих песни.

Они возвращались с вечеринки и направлялись в ночлежку неподалеку от Ван-Найс. Никто из них не заметил, что Джон попал в аварию, его руки в ссадинах, джинсы порваны и кровь сочится из длинной раны на ноге.

Неважно, что пиво теплое как моча, а текила такая дешевая, что керосин казался вкуснее. Они готовы поделиться.

У них нет вопросов, кем они являются и как складывается их жизнь. Они никогда не питали иллюзий насчет мирового лидерства. И вряд ли они стали бы мишенью машин, отправленных убивать.

Они ехали по шоссе 101, когда Коннор отбросил угрюмые мысли и увидел, где находится.

Район был рабочим. Они проехали мимо небольшого банка и супермаркета, а в конце квартала рядом с территорией, похожей на стройплощадку — там было много тяжелой строительной техники, находилась ветеринарная клиника.

Джон согнул ногу, затекшую от долгого сидения, и кровь снова засочилась из раны. Он нуждался в помощи, но не хотел обращаться в отделение неотложной помощи больницы. Там зададут слишком много вопросов. И ладно бы простых вопросов, но объявятся полицейские и начнут допрашивать. А у него нет ни постоянного адреса, ни денег, даже нормальных документов и то нет. Он никогда не брал кредит и не оформлял кредитную карту. Никогда не покупал дом. Он вообще ничем не владел, кроме мотоцикла, который купил у байкера, нуждавшегося в деньгах на наркотики. Если копы начнут копать, кто он, у него возникнут крупные неприятности.

Он поднялся и постучал по крыше кабины. Водитель высунул голову из окна и посмотрел на Джона.

— Que?

— Высади меня здесь, — крикнул Джон.

— Si, si, — закивал водитель и остановился, наехав на бордюр и съехав с него. Все засмеялись. Им это показалось очень веселым.

На здании висела табличка «СДАЕТСЯ В АРЕНДУ», а за забором из сетки-рабицы стоял огромный желтый автокран с массивной телескопической стрелой, зафиксированной над кабиной, словно танковая пушка.

Через дорогу находилось небольшое здание со стеклянным фасадом, освещенное лишь уличным фонарем. Над дверями красовалась вывеска ВЕТЕРИНАРНАЯ КЛИНИКА.

Коннор сгреб пожитки и мучительно спрыгнул с кузова грузовичка.

— Gracias, — поблагодарил он водителя и помахал на прощание.

— Si, si — повторил водитель и помахал в ответ. Потом грузовик отъехал, подняв облако пыли и оставив Коннора одиноким посреди улицы.

Никакого движения на дороге, и с отъездом грузовика ночь стала очень тихой.

Коннор прохромал через дорогу и заглянул через передние окна в темную приемную ветеринарной клиники. Маловероятно, что здесь работает ночной сторож, но осторожность никогда не вредит.

Он обошел здание до задней погрузочной зоны. Небольшое оконце вело в питомник, где животных оставляют на ночь для продолжительного лечения.

Он вытащил полотенце из мешка, обернул им руку и разбил стекло.

Тут же залаяли и зарычали крупные собаки, маленькие затявкали и заскулили.

— Тссс, ребята, все нормально, — попытался успокоить их Коннор. Он сунул руку внутрь, открыл защелку и поднял окно. — Все нормально, — повторил он. Он бросил внутрь свой скарб и забрался сам.

В питомнике витал сильный запах псины, чуть-чуть перебиваемый сильным дезинфицирующим средством. Где-то текла вода, и рычал двигатель, вероятно, холодильника. Но сигнал тревоги не зазвучал, собаки успокоились и скорее заинтересовались, чем напугались или разозлились.

В длинных рядах больших и маленьких клеток некоторые были заняты, но большинство пустовало. Животные выглядели нездоровыми; некоторым досталось даже сильнее Коннора. Он ощутил сочувствие к ним.

Большой шоколадный лабрадор с загипсованной задней левой лапой смотрел на Джона печальными глазами. Коннор протянул псу руку тыльной стороной ладони, а потом почесал ему за ухом. Пес едва не застонал в экстазе.

Любовь с первого взгляда, подумал Коннор, идя вдоль клеток в складское помещение клиники. Комнатка оказалась небольшой, сплошь заставленной картонными коробками, в основном нераспечатанными. Здесь же находились стеллажи с историями болезней и кормами для животных.

— Бинго, — пробормотал он под нос. Нашел!

Он вернулся за своими вещами, потом вскрыл стеклянные дверцы шкафа с препаратами. Достал транквилизаторы, бинты, антисептическую мазь, шприцы, катетеры и целую полку отпускаемых по рецепту лекарств.

Он взял пузырек торбутрола — болеутоляющего, только для животных. Высыпал на ладонь несколько таблеток и всухую проглотил. Если они не помогают людям, он надеялся найти что-то еще, пока не упал на четвереньки и не завыл на луну.

С тех пор, как он вместе с Т-800 вытаскивал мать из психушки, Коннор предоставлен самому себе. Ему было тринадцать лет, и еще до наступления четырнадцати он умел разбирать, чистить, ремонтировать, собирать и стрелять из двух десятков вида оружия, обращаться с взрывчаткой и даже с легкими противотанковыми орудиями и портативными ракетами земля-воздух «Стингер».

Неплохое образование. Он мог рассчитать радиус взрыва и ущерб от использования разных видов пластической взрывчатки, но никогда не слышал о Великой Хартии Вольностей, не говоря уже о дате ее подписания.

И я по-прежнему один, дезинфицируя и перевязывая раны, подумал Джон.

Он приспустил штаны, обработал спиртом пятнадцатисантиметровую рану на бедре, затем вскрыл упаковку с хирургической нитью и иглой и начал зашивать края пореза. Обезболивающее для животных медленно притупляло боль.


Глава 6

Пустыня Мохаве

Терминатор шел по пустыне, как морской корабль, направляющийся к отдаленному порту, засеченному бортовыми приборами несколько часов назад.

Он не чувствовал ни холода, ни тепла, ни нетерпения приступить к первоначальной фазе миссии. Его отправили в прошлое выполнить задание. Ничто его не остановит. Никакой силе не отвлечь его от пути, кроме повреждения компонентов его нервной системы или полного уничтожения боевого шасси.

Когда ему требовалась информация для сравнения, измерения или идентификации объектов, его процессор поднимался по тревоге, зажигая целую цепочку сетей, действующих как электронный адреналин на его систему.

Не сбивая его широкий шаг, инфракрасные, оптические, электромагнитные и звуковые датчики Терминатора продолжали собирать различные данные: тепловые сигнатуры десятков единиц наземного транспорта (легковушек, грузовиков и мотоциклов); электронный шум от газообразного неона в возбужденном состоянии, шестьдесят Герц общей электросети, несколько высокочастотных трансляций портативных коммуникационных устройств, называемых мобильными телефонами; десятки источников человеческого тепла с постоянно меняющимися узорами, а еще сочетание звуков разной частоты с многообразной ритмической скоростью. Как он понял, это музыка.

Он зафиксировал оптическую систему на вывеске ЗВЕЗДА ПУСТЫНИ над обветшалым зданием.

Здание стояло рядом с шоссе. Терминатор классифицировал его как придорожная закусочная/питейное заведение, какие широко распространены в континентальной части Соединенных Штатов Америки; наиболее похожие можно найти на Западе и пустынном Юго-Западе. Место сбора людей для ритуального спаривания и агрессивного поведения, а также питания малообеспеченных слоев населения.

Его процессор проанализировал ряд запрограммированных шаблонов реагирования и выбрал наиболее подходящий в настоящее время. Голова Терминатора задралась кверху, он приподнялся на носках, легкая сардоническая улыбка заиграла в уголках рта.

Роботы серии Т-800, смоделированной со старшего сержанта Корпуса морской пехоты США, в режиме инфильтрации имели привлекательную наружность, короткие темные волосы, широкие скулы, крупный нос и глубоко посаженные напряженные глаза. Они обладали мускулатурой атлета мирового класса, возможно, даже золотого медалиста соревнований «Железный Человек»: сильные сухожилия, похожий на стиральную доску живот, узкая талия и массивные, но отлично сложенные бедра и бицепсы. Сержант-морпех, у которого позаимствовали внешность Терминатора, олицетворял собой скорость, опыт, ловкость, надежность и преданность, отлично переданные моделям серии Т-800.

Он даже не посмотрел по сторонам шоссе, а сразу ступил на остывшее после дневного зноя пустыни дорожное покрытие и зашагал прямиком через заполненную стоянку к главному входу деревенского клуба с баром.

Музыка гремела, сотрясая басами окрестности. Судя по крикам и смеху, доносившимся изнутри, бар был переполнен, а люди весело проводили время.

Крупный мускулистый мужчина в джинсах, кожаной жилетке и ковбойской шляпе с широкими полями примостился на стульчике рядом с главным входом. Его глаза сузились при виде голого Терминатора, но, похоже, это не стало для него большим сюрпризом.

Он вяло поднялся на ноги, когда Терминатор подошел. Загородил вход своей тушей в сто сорок килограмм при росте в два метра и окинул появившегося строгим взглядом.

Затем указал налево. — Тебе через черный ход.

Терминатор не последовал указанию вышибалы, легко отодвинув его в сторону, словно отмахнувшись от надоевшего насекомого.

— Какого черта…

Терминатор открыл салуноподобную дверь и шагнул внутрь шумного, прокуренного зала, в котором толпились около двух сотен женщин, ликуя, свистя и аплодируя стриптизеру, выступающему на небольшой деревянной сцене в задней части зала. Музыка громыхала из огромных колонок, подвешенных к потолку и стоящих у сцены. Блестящий занавес освещался красными, зелеными, голубыми и розовыми крутящимися фонарями. На большом плакате посередине занавеса значилось: ЖЕНСКАЯ НОЧЬ.

Терминатор просканировал аудиторию. Некоторые женщины обернулись и заметили его. На внутреннем дисплее шел лихорадочный поиск одежды подходящего размера и фасона. Некоторые женщины носили одежду, вполне годящуюся ему по размеру, но ни один фасон его не устраивал, несмотря на то, что многие были одеты в общепринятые джинсы, джинсовые рубашки и сапоги.

Еще он отметил правильность своей оценки социально-экономического класса людей, посещающих подобные заведения. Во многих аспектах люди очень предсказуемы.

Полногрудая блондинистая бабенка с тоннами косметики на лице и длиннющими ресницами неуверенно поднялась на ноги, хлопнула в ладоши над головой и ощерилась зубастой улыбкой до ушей.

— Потряси им, детка! — закричала она.

Датчики Терминатора оценили ее размер. Короткая джинсовая юбка, туфли и блузка с бахромой могли подойти ему, но на дисплее загорелось НЕУМЕСТНО.

Еще одна молоденькая рыжеволосая девушка завороженно осмотрела тело Терминатора снизу вверх, задержав взгляд на анатомически правильной области паха и похотливо улыбаясь. Она была сильно пьяна.

— Хочешь познакомиться? — предложила она.

Теперь и другие женщины заметили его. Они запрыгали на месте, приветствуя его криками и свистом. Большинство из них подумали, что это лучшая часть сегодняшнего шоу.

Громкая, ритмичная песня вдруг взревела из динамиков. Терминатор идентифицировал ее как «Macho Man» в исполнении группы Village People.

Высокий стриптизер крепкого телосложения с красным шейным платком, в кепке, байкерских ботинках и кожаных куртке и штанах выскочил на сцену. Терминатор обернулся, внимательно разглядывая его. На внутреннем дисплее мгновенно высветилось СОВПАДЕНИЕ. Он шагнул сквозь толпу беснующихся женщин к сцене.

— Снимай одежду, — приказал он стриптизеру. Тот заинтересованно улыбнулся, но покачал головой.

— Потерпи, сладенький.

Терминатор поднялся на сцену, а женщины, по-прежнему пребывающие в уверенности, что это часть шоу, пришли в дикий восторг: закричали и засвистели гораздо громче, чем раньше.

— Дождись своей очереди, сучонок! — возмутился стриптизер. Он был поглощен своим номером, покачивая бедрами и плечами. Терминатор, конечно, милаха, но в настоящее время он конкурент. Что раздражает.

— Снимай одежду, — категорично повторил Терминатор.

Стриптизер вскинул руку прямо в лицо оппонента. — С рукой поговори, — нахамил он и отвернулся.

Терминатор схватил руку, запястье хрустнуло как пшеничное печенье. — Сейчас же.

Стриптизер взревел от боли и страха, а когда Терминатор отпустил руку, отскочил на шаг назад. Какая еще конкуренция! У сукина сына ни грамма порядочности. Скорее всего, закинулся чем-то. Стриптизер поспешно сорвал кепку и платок, потом куртку, неловко, поскольку запястье вывихнуто, а может и вовсе сломано. Но от страха уровень адреналина у него в крови поднялся, и он почти не ощущал боли.

Женщины, стоящие на ногах, как будто сошли с ума. Самое лучшее шоу из всех, что они видели в жизни. Все так реалистично!

Терминатор надел на себя одежду стриптизера, ботинки оказались немного жестковаты; потом, не сказав ни слова, зашагал по сцене за кулисы, где находилась гримерка для артистов.

Несколько стриптизеров с удивлением уставились на парня в костюме Ларри, который, однако, не являлся Ларри. Тот не прогуливал шоу.

«Macho Man» еще звучала, а женщины орали, когда Терминатор вышел на стоянку через черный ход.

Крупная блондинка выбежала вслед за ним. — Эй, ты! — закричала она пьяным голосом.

Терминатор повернулся к ней, но промолчал.

— Ты еще вернешься? — требовательно спросила она.

Он долго смотрел на нее, потом повернулся и оглядел стоянку, сразу выделив пикап «додж» с большими колесами, наклейкой НСА[1] на заднем бампере и дробовиком, прикрепленным над задним окном.

Он направился прямо к нему, но поймал свое отражение в окне автомобиля. Остановившись, он посмотрел на себя и решил привести свой внешний вид в соответствие с Т-800, каким Джон Коннор запомнил его двенадцать лет назад. Для начала он снял солнцезащитные очки с линзами в форме звездочек и выбросил. То же произошло с кепкой и платком. Теперь его образ практически совпадал с картинкой на внутреннем дисплее.

Подойдя к пикапу, он без колебаний разбил кулаком боковое стекло со стороны водителя, открыл дверцу и забрался в кабину. Заорала сигнализация, вспыхнули огни. Не обращая внимания, Терминатор спокойно вырвал провода зажигания из-под рулевой колонки, и сигнализация замолкла. Затем перемкнул провода, высекая искры, и запустил зажигание.

Двигатель взревел. Взгляд Терминатора упал на солнцезащитные очки, лежащие на приборной панели. Он нацепил их, включил передачу и утопил в пол педаль газа.

Машина выскочила со стоянки, извергая петушиный хвост гравия из-под колес.

Выезжая на шоссе, Терминатор повернул голову на запад в направлении Лос-Анджелеса, случайно кинув взгляд в зеркало заднего вида. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как вышибала в широкополой шляпе несется за ним, махая в воздухе поднятым кулаком.


Глава 7

Вествуд

Отвлечь офицера Барнса от службы и убить оказалось до смешного просто, хотя Т-Икс не умела мыслить таким образом. Для нее происходящее было лишь маленьким дополнением к основному плану миссии.

Она расстегнула блузку и подняла лифчик.

— Тебе нравится?

Глаза полицейского расширились, и он ошарашенно кивнул. — Хм, мило. Что у тебя на уме?

Она улыбнулась. — Следуй за мной, — и повела полицейского в темный угол парковки у хозяйственного магазинчика.

Т-Икс взглянула на «зиг-зауэр» на переднем сиденье. Отлично продуманный и эффективный образец оружия этой эпохи. Имелся лишь один магазин на пятнадцать патронов, но для ее миссии достаточно.

Автоматически сгенерированный голос навигационного блока GPS «лексуса» произнес: «Поверните налево».

Т-Икс посмотрела на дисплей с изображением карты Вествуда, престижного района Лос-Анджелеса.

Она приехала по одному из нужных ей адресов. Первый находился на тихой улочке в предгорьях, в четырех кварталах от бульвара Санта-Моника, согласно навигационной системе.

* * *

Билл Андерсон решил, что уже порядком устал от своей подруги, Тэмми Триггс. За исключением хорошего секса, конечно. Но кто в семнадцать лет думает о разборчивости? Университет Сейнт Эдвардс кишит горячими телочками, и даже его двенадцатилетняя сестренка призналась, что он — магнит для цыпочек.

Он встал с дивана в своей «берлоге», на котором они с Тэмми уединились чтобы посмотреть телевизор.

— Хочешь еще пивка?

Он был высокого роста, с телосложением, неплохо смотрящимся на баскетбольной площадке. Стопроцентный светловолосый и голубоглазый калифорниец.

— Конечно, — рассеянно отозвалась Тэмми. В течение последнего часа она играла с Айбо, идиотским роботом-собакой, принадлежавшим Лиз. Вместо того, чтобы кувыркаться с ним в постели.

Билл зашел в роскошную, отделанную алюминием и мексиканской плиткой, кухню, схватил пару банок из холодильника и направился обратно в «берлогу».

Отец уехал в Нью-Йорк по делам. Мама тусовалась на «Ботокс пати» где-то в Беверли-Хиллз, а Лиз в своей комнате делала домашнюю работу.

Эти обстоятельства позволили ему привести на ночь Тэмми, чьи родители тоже отсутствовали в городе.

Он остановился в коридоре, украшенном итальянским мрамором, тянущемся по всему периметру элитного двадцатидвухкомнатного особняка площадью в шесть тысяч квадратных метров, и посмотрел на Тэмми в зеркало, висящее в «берлоге». Она стояла на четвереньках, управляя пластиковой собакой при помощи пульта дистанционного управления.

Телевизор начал барахлить. На экране проносились ряды нулей и единиц. Диктор что-то болтал о супервирусе.

«…широко распространенные перебои в глобальной цифровой сети породили слухи о новом компьютерном супервирусе».

Билл решил, что какой-то лузер из Ковины или Ла Пуэнта, страдая фигней из-за отсутствия перспектив, взял и хакнул сеть.

Он поставил пиво на кофейный столик, когда CNN возобновил прерывающуюся трансляцию.

«Аналитики с Уолл-стрит, однако, уверены, что высокотехнологические вопросы будут»…

Билл переключил канал на «Войну роботов». Потом на другой. На третий. И далее. И вынужден был признать, что сам от скуки начинает страдать ерундой.

* * *

Номер на стальных воротах соответствовал номеру, указанному на дисплее Т-Икс. Она потянулась указательным пальцем к клавиатуре отключения системы безопасности.

Некоторое время ничего не происходило, затем стержень из жидкого металла вылез из пальца, сформировал титановое сверло диаметром 1,6 мм, которое впилось в крышку клавиатуры, как горячий нож в мягкое масло, с едва слышным скрежетом. Небольшая синяя аура, вроде образованной в камере Континуумного Транспортера, промелькнула на крошечном кончике сверла и скользнула вглубь ворот к проводам системы безопасности.

Т-Икс передала поток данных системе, убрала руку, и ворота открылись.

* * *

— Тэмми, можешь, наконец, оставить в покое дурацкую собаку? — вскипел Билл.

Она подняла глаза и увидела мелькнувшие фары автомобиля.

Билл слетел с дивана, сердце от страха подпрыгнуло до глотки.

— Черт, мама вернулась домой! Прячь пиво!

Он выключал телевизор, пока Тэмми сгребала полдюжины пивных банок с кофейного столика и забрасывала их под диван.

В коридоре он посмотрелся в зеркало, дабы убедиться, что не выглядит слишком виноватым. В это же время послышался стук высоких каблуков по тротуару. Примерно два раза в неделю мама оставляла пульт от ворот гаража или забывала, как им пользоваться, или слишком напивалась, чтобы волноваться об этом, поэтому просто бросала «мерседес» перед гаражом и трезвонила в дверь.

Прямо как сейчас.

Билл коснулся клавиатуры системы безопасности, но она оказалась отключена, и входная дверь открылась без задержки.

Стройная блондинка в шикарном кожаном костюме и сапогах на высоком каблуке стояла в лучах искусственного света с потрясающей улыбкой на лице. Она шикарно выглядела для старушки. Кабриолет «лексус» был припаркован на дорожке.

— Хм… Вы, вероятно, ищете мою маму. Ее нет…

— Элизабет и Уильям Андерсон? — вежливо поинтересовалась Т-Икс.

Билл посмотрел через плечо. Тэмми вышла в коридор. Он повернулся обратно. — Я Билл, моя сестра наверху. Вы из школы или… — он сконфузился. Это не имело смысла.

Улыбка мгновенно исчезла с лица Т-Икс. Она ударила Билла рукой в солнечное сплетение, толкнув на пол.

Тэмми отступила назад, прижав руку ко рту, не вполне понимая, свидетелем чего она стала. Явно страшного.

Т-Икс вытащила «зиг-зауэр» из кармана и трижды выстрелила в грудь Билла, когда он пытался подняться, убив наповал.

Тэмми закричала, повернулась на пятках и побежала в заднюю часть особняка.

Т-Икс отпустила ее. Молодая женщина не входила в план ее миссии.

Перешагнув через труп Билла, она повернула налево и поднялась по лестнице на верхний этаж. Мелодия звучала из комнаты в конце коридора. Т-Икс пошла на звук и открыла дверь в спальню девочки.

Элизабет Андерсон, для родных и друзей просто Лиз, оторвалась от видеоигры на экране телевизора.

Ангелочек с круглым лицом и невинными глазками вопросительно склонила голову набок. — Кто Вы?

Т-Икс вскинула «зиг-зауэр» и послала тяжелую девятимиллиметровую пулю прямо в середину левой груди девочки, разворотив сердце.


Глава 8

Долина

Пейджер запищал в 5:06 утра, когда строка текста пробежала по крошечному дисплею.

Кейт открыла глаза. Было еще темно. Пейджер на тумбочке с ее стороны кровати подавал звуковой сигнал. Она метнула взгляд на циферблат электронного будильника: практически середина ночи! Лучшая ее часть. Последний час до пробуждения в ее рабочие дни.

Но сегодня суббота. — Черт побери, — пробормотала Кейт под нос.

Она схватила пейджер и вперилась в светящийся экран. Сообщение «П.о.м.о.щ. ь … ж.и.в.о.т.н.ы. м … П.о.м.о.щ. ь … ж.и.в.о.т.н.ы.м.» прокручивалось на экране, повторяясь. В клинике сработала сигнализация, отсюда и весь сыр-бор. Если животные подняли гам, значит, с одним из них что-то не в порядке. И Кейт, как добросовестный ветеринар, должна решить проблему.

Она выключила пейджер и поднялась с постели. Скотт поерзал и протянул к ней руку.

— Что происходит? — сквозь сон проворчал он.

— Мне нужно съездить в клинику, — ответила Кейт, вытаскивая нижнее белье из комода. — Это срочно.

Она стянула ночную рубашку и спешно надела трусики и бюстгальтер, а затем достала футболку и брюки из шкафа.

Скотт приподнялся на локте и посмотрел на часы. — Сейчас же всего пять утра.

— Вернусь до твоего пробуждения, — заверила она, натягивая брюки и заправляя в них футболку. Обув ботинки, она вернулась к кровати, наклонилась и поцеловала жениха.

Скотт перевернулся на другой бок и уже засыпал, когда Кейт, прихватив легкую курточку, направилась к двери.

* * *

Ранним утром дороги обычно уже загружены, но сегодня ей потребовалось лишь несколько минут, чтобы преодолеть три с половиной километра до работы.

Она избавилась от своего лаймово-зеленого «фольксвагена-жука», съехавшись со Скоттом, и по служебной необходимости использовала рабочий пикап «тойота-тундра» с желтовато-коричневой крышей и логотипом клиники по обеим сторонам кузова. Отличный автомобиль, особенно для поездок в зоомагазины и на вызовы с ферм за пределами долины.

В принципе, работа Кейт нравилась. Животные намного проще людей. Иногда могут злиться, но всегда честные и открытые. Особенно собаки. С ними чувствуешь себя увереннее.

Припарковавшись перед клиникой и выйдя из машины, она сразу услышала лай в питомнике. В последний раз такой гам стоял, когда внутрь проник наркоман в поисках дозы. Полицейские тогда приехали раньше Кейт и поймали обдолбанного парня в приемной. Собаки просто озверели.

Ей следовало вызвать полицию, но она решила сначала проверить. В случае чего, мобильник под рукой, и набор номера девять-один-один займет секунды.

Кейт зашла в переднюю дверь, закрыла ее за собой, включила свет и направилась к задней части. Собаки лаяли как сумасшедшие.

— Спокойно, ребята, это я, — успокоила Кейт, направляясь к складу и питомнику.

Она толкнула матовые стеклянные двери, нажала на выключатель и положила ключи и мобильник на шкаф картотеки. И тут увидела взломанный шкафчик, в котором явно рылись.

— Отлично! Опять наркоманы, — вздохнула она, проверяя пропажу. Пустой пузырек от торбутола валялся на полу. Она наклонилась поднять и заметила брызги крови.

Кровавый след привел ее в темный угол комнаты. Использованные хирургические принадлежности лежали на ящике, окровавленные бинты разбросаны по полу и рядом пустой мешочек от иглы для швов.

Кейт выпрямилась и отступила назад, ощущая тошноту. Возможно, злоумышленник порезался, проникая внутрь.

Она потянулась за мобильником, и вдруг человек примерно ее возраста, но выглядящий, словно попал в аварию, хромая, вышел из-за стеллажа.

— Пожалуйста, не делайте это, — невнятно пробормотал Коннор.

Страх Кейт внезапно сменился на гнев. — Полагаю, ты — тот засранец, что грабанул нас на прошлой неделе?!

— Нет, это был какой-то другой засранец.

Кейт шагнула поближе к картотеке и потянула руку за телефоном, но Коннор вытащил пистолет из кармана и навел на нее. Рука его тряслась, глаза помутнели. Из-за торбутола, решила Кейт.

— Я не могу позволить Вам вызвать полицию, — прохрипел он. — Простите.

Кейт отступила от картотеки и пристально взглянула на Коннора. Он выглядел, будто много дней нормально не ел и не спал. Его глаза казались (она долго не могла подобрать слово) затравленными.

— Произошел несчастный случай, — пояснил он. — Мне просто нужно лекарство.

— В километре отсюда находится отделение «скорой»…

— Туда я не могу пойти, — перебил Коннор.

Кейт подняла пузырек торбутола. — Сколько ты принял?

— Достаточно.

Кейт покачала головой. — Ты ошибся. Это препарат для химической стерилизации собак.

Коннор засмеялся. Очевидно, что он не поверил. А она смотрела на него как на глупенького ребенка.

Внезапно он разуверился в своей правоте и уставился на пузырек в ее руке.

Кейт резко бросила в него бутылочку. Он инстинктивно попытался поймать, на мгновение потеряв равновесие. Она выхватила пистолет из его руки, отбежала в зону недосягаемости и направила на него оружие.

— Полегче, — он приподнял руку, словно собираясь заслониться от пули.

— Назад, — приказала она.

Коннор отступил к дверям питомника, где собаки, наконец, потихоньку успокаивались. Некоторые скулили, признав Кейт, но животные не понимали происходящего.

Кейт указала жестом на пустую клетку для крупных собак. — Полезай внутрь.

— Ни за что…

— Быстро! — Кейт ткнула пистолетом.

Коннор неохотно выполнил приказание. Потревоженная нога отозвалась болью. Он наблюдает за ней, ожидая прокола. Но очевидно, что он сейчас не в той форме, чтобы воспользоваться ее ошибкой. Во всяком случае, пока не закончится действие торбутола.

Кейт захлопнула дверцу клетки и закрыла на защелку. Теперь дверь изнутри не открыть, поэтому можно немного расслабиться.

Она наклонилась над клеткой. Что-то в нем показалось знакомым и взволновало ее. На что нельзя просто махнуть рукой.

— Послушайте, это не то, о чем Вы подумали, — заговорил Коннор.

В это время прозвенел звонок в передней. Кто-то увидел свет в приемной и принес больное животное.

— Ага, верно, — отозвалась она.

Она вернулась в складскую комнату, отложила пистолет и взяла мобильник. Внезапно она вспомнила. Они знакомы! Озарение ударило в голову словно кирпич.

Она повернулась на каблуках и подошла к нему. Коннор с надеждой следил за ней.

— Подвал Майка Крипке, — отчеканила она.

Звонок в передней сходил с ума, собаки снова занервничали.

— Что? — не понял Коннор. — О чем Вы?

Кейт изумленно покачала головой, и отправилась выяснить, какой идиот ломится в клинику в ранний час.

Коннор сразу попытался отодвинуть защелку, но не достал рукой. Он уперся спиной в задние прутья и ударил ногами в дверцу. Безрезультатно.

— Прекрасно, — тяжело вздохнул он.


Глава 9

Северный Голливуд

Т-Икс подождала, пока мусоровоз прогромыхал мимо, и повернулась к окошку выдачи заказов водителям в круглосуточном ресторанчике быстрого питания.

Двадцать минут назад она звонила на домашний телефон Марии Барреры в Резеде, обнаруженный в базе данных Окружной службы занятости Лос-Анджелеса. Она прекрасно владела испанским, но миссис Баррера ответила, что сын на работе.

— Он хороший мальчик. Скажите, пожалуйста, у него нет неприятностей?

— Где он работает, миссис Баррера? — вежливо осведомилась Т-Икс.

— В «Бургерах Джима» в Северном Голливуде. Уверяю, он хороший мальчик!

Когда Т-Икс подъехала к доске с меню и переговорным устройством, машин рядом не оказалось, только двое латиноамериканских детишек играли неподалеку на парковке у автомобилей с низкой посадкой.

— Добро пожаловать в «Бургеры Джима»! Могу я принять Ваш заказ? — голос принадлежал молодому латиноамериканскому мужчине.

— Хосе Баррера? — спросила Т-Икс.

— Эмм… Да.

Т-Икс подъехала к окну выдачи, и Баррера, парень лет 20 в синей кепке и рубашке с логотипом ресторана, выглянул посмотреть, что случилось.

Т-Икс улыбнулась юноше. На его бэджике значилось БАРРЕРА. Ее внутренний дисплей зафиксировал совпадение.

«Зиг-зауэр» покоился на ее коленях. Она дважды выстрелила в лицо молодого человека, положила пистолет на пассажирское сиденье, проехала мимо окошка, затем вокруг ресторана, вернулась на дорогу и устремилась в ночь, плавно ускоряясь.

На дисплее горела сетка:

АНДЕРСОН, УИЛЬЯМ — ЛИКВИДИРОВАН,

АНДЕРСОН, ЭЛИЗАБЕТ — ЛИКВИДИРОВАНА,

БАРРЕРА, ХОСЕ — ЛИКВИДИРОВАН,

БРУСТЕР, КЭТРИН — ОТКРЫТО,

КОННОР, ДЖОН — ОТКРЫТО.

Имя Кэтрин Брустер выделено жирным шрифтом, рядом открылся файл с ее фотографиями, домашним и рабочим адресом и номерами телефонов.

Она набрала номер домашнего телефона. После пяти гудков ответил мужской голос.

— Да?

— Кэтрин Брустер?

— Кто звонит? Вы хоть знаете, который час?

— Позовите Кэтрин Брустер, пожалуйста. Дело касается ветеринарии.

— Ее нет. Она в клинике. То же самое я ответил парню, звонившему пять минут назад.

Т-Икс повесила трубку.

Санта-Клара

Строго говоря, Терминатор не способен испытывать человеческие эмоции и не обладает предчувствием. Но он постоянно оценивает информацию: старые данные из банка памяти и новые, постоянно пополняемые его различными сенсорами. Из этих данных он составляет прогнозы, на которые распределяет степень вероятности.

Он запрограммирован на знание факта, что Скайнет собирается или уже послал терминатора в прошлое. Еще он знает, что у Т-Икс имеется список возможных целей, подлежащих устранению, среди которых Кэтринт Брустер и Джон Коннор.

Наконец, он знает, Джон Коннор сейчас — что называется, отрезанный ломоть: никакого постоянного адреса и минимальные записи о его личности в базах данных.

Т-Икс, вероятно, понимает это, поэтому назначит ее первоначальной целью.

Внутренний дисплей Терминатора зафиксировал 88,97733451 процентов вероятность такого сценария.

После разговора с человеком, ответившим на звонок в доме Кэтрин, Терминатор увеличил вероятность до 94,5365555 процентов.

Из базы данных он извлек адрес ветеринарной клиники Кэтрин, отметил его на карте Лос-Анджелеса и направился туда.

Дорога в утренний час почти пустовала, за исключением дальнобойщиков. Сверившись с бортовыми датчиками (включающими и радар), он разогнал пикап до скорости более ста шестидесяти километров в час.


Глава 10

Долина

Выйдя в холл, Кейт увидела, кто трезвонит в дверь, и мысленно застонала.

Она еще находилась в состоянии шока от узнавания парня, запертого в клетке. И чем больше думала о произошедшем, тем сильнее беспокоилась. У него явно серьезные неприятности.

Кейт открыла дверь, и Бетси Штайнер, постоянная и очень неприятная клиентка, протиснулась мимо нее, крепко сжимая в руке переноску для домашних животных.

— Мой Геркулес, похоже, заболел воспалением легких. Он как начал кашлять, так и не может остановиться! — женщина была примерно одного возраста с Кейт и такого же телосложения, но в ней чувствовалась упертая настойчивость.

— Бетси, у меня проблема в заднем помещении.

— Проблема? — женщина встревоженно вскрикнула. — Но это срочно!

Кейт заглянула в переноску. Геркулес — избалованный, перекормленный сиамский кот с избыточным весом, чья единственная проблема заключалась во владелице, воспринимающей его как человека, а не животное. Кот опустил голову и тихонько кашлянул.

— Похоже, он проглотил комок шерсти, — диагностировала Кейт.

— Я знаю, как он кашляет от комков шерсти! — завизжала клиентка. — Где доктор Монро?

— Сейчас, в пять тридцать утра, я уверена, он спит в своей постели. Доктор сразу придет, если… — Кейт улыбнулась, смягчая ситуацию. Женщина страшно переживала за животное, которое очень любила, раз уж поднялась в такую рань и потащилась в клинику. — Слушайте, просто подождите здесь с Геркулесом несколько минут. Я ненадолго отлучусь, хорошо?

Бетси посмотрела в лицо Кейт, чтобы убедиться, не передумает ли она, а потом кивнула. — Хорошо.

Кейт вернулась в питомник, подняла пузырек торбутола и склонилась над клеткой с пленником.

— Вы вызвали полицию? — спросил Коннор.

— Пока нет.

Джон взглянул на пустой пузырек. — Мне нужно промывание желудка или что-то вроде того?

Кейт кольнула жалость. Он выглядел несчастным. Покинутым. — Ты принял пару сотен миллиграмм наркотика… через некоторое время тебя отпустит. Вот и все.

Коннор кивнул.

— Ты Джон Коннор, — выпалила Кейт.

Его глаза удивленно мигнули.

— Я Кейт Брустер. Средняя школа в Вест Хиллз.

Коннор слабо усмехнулся — ничего другого в этой ситуации не оставалось — и покачал головой. — Приятно снова тебя увидеть, Кейт.

* * *

Т-Икс обогнула сдающееся в аренду здание рядом с забором, за которым стоял желтый автокран, и затормозила рядом с пикапом и «кадиллаком ДеВилль» на парковке у ветеринарной клиники.

Клиника совпадала с описанием в базе данных Т-Икс.

Она покинула «Лексус» и направилась к клинике.

* * *

— Что с тобой произошло, Джон? — полюбопытствовала Кейт.

Хороший вопрос, подумал Джон. Он откинулся на решетку и закрыл глаза. Как рассказать о его сумасшедшей жизни парой десятков слов?

— Посреди восьмого класса ты внезапно испарился. И что-то случилось с твоими приемными родителями…

— Они убиты, — Коннор открыл глаза.

Кейт попятилась назад.

— Не мной, — заверил Коннор спокойно. Как объяснить эту часть его биографии? Невозможно. — Вот такие дела, — развел он руками. — Вест Хиллз. Прекрасные были деньки, — он улыбнулся. — Но не думаю, что старые воспоминания заставят тебя отпустить…

В передней что-то громыхнуло. Кейт встревоженно обернулась. Похоже на звон разбитого стекла. Будто грузовик врезался в передние окна.

Она уставилась на Коннора. — Что за черт?! Ты кого-то привел?

Джон покачал головой. — Нет.

Кейт поспешила в холл. Подбежав к двери, она увидела Бетси, выходящую из-за дверного проема, а за ней эффектную блондинку с огромным пистолетом в руке, перешагивающую через разбитые стеклянные двери.

Женщина подняла пистолет, дважды выстрелила, не задумываясь. Обе пули прошили грудь Бетси, сбили ее с ног, брызнула кровь, ноги и руки раскинулись в стороны.

Кейт на полшага отошла назад, сдерживая рвущийся крик. Этого просто не может происходить! Она не могла пошевелиться, не могла произнести ни звука из-за парализовавшего страха.

Блондинка подошла к лежащей Бетси и наклонилась.

— Кэтрин Брустер?

Бетси была еще жива. Ее губы двигались, она пыталась что-то сказать, но не могла.

Блондинка коснулась изящным пальцем крови на груди жертвы и лизнула его.

Мгновение спустя женщина покачала головой. — Нет, — тихо произнесла она.

Собаки заливались яростным лаем и визгом, инстинктивно понимая, что рядом смерть. Кот Геркулес вылез из своей переноски. Он обогнул стол, безразлично взглянул на хозяйку, затем на блондинку.

Кейт вжалась в стену, когда женщина пошла прямо на нее. Внезапно она осознала, что та произнесла ее имя. Значит, пришла по ее душу. За секунду следовало принять решение: остаться и умереть, или броситься бежать и попытаться выжить.

Она повернулась и помчалась в складское помещение, схватила телефон со шкафа и нырнула за стеллаж с кормом. Дрожащими руками набрала 9, затем 1… и телефон выпал из дрожащих рук, с грохотом хлопнувшись об пол.

Прежде чем она смогла поднять его, дверь открылась, и в комнате возникла Т-Икс с пистолетом наперевес.

Мобильник лежал на полу недалеко от правой ноги убийцы, и Кейт ничего не могла поделать, лишь стояла, задержав дыхание.

Т-Икс заметила окровавленную марлю и хирургические материалы на полу. Двинувшись вперед, она подняла марлю и прикоснулась к ней языком для анализа.

Двойная спираль ДНК пробежала по внутреннему дисплею, линии генетического кода молниеносно промелькнули перед глазами.

Мгновение спустя внутренний дисплей очистился. Появился снимок лица Джона Коннора поверх надписи: ДЖОН КОННОР — ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ.

* * *

Кейт взирала на это с раскрытым от изумления и ужаса ртом. Похоже, убийца попробовала кровь, определяя, кому она принадлежит.

Мысль казалась безумной. Вообще все было нереальным. Сюрреалистическим. Адский кошмар!

Стараясь производить меньше шума, Кейт вылезла из-за стеллажа, схватила ключи и бросилась к двери в коридор.

Убийца повернулась с нечеловеческой быстротой, выстрелила в удаляющуюся фигуру (деревянные щепки впились в затылок Кейт) и бросилась вдогонку, продолжая опустошать магазин.

Сердце Кейт едва не выпрыгнуло из груди, когда она огибала окровавленное тело Бетси.

Глупый котяра выпрыгнул словно из ниоткуда, запутав ноги Кейт, и она рухнула на четвереньки.

Взвыв от ярости и боли, кот бросился в сторону, а Кейт, пригнувшись, пролезла через разбитые двери и понеслась к ветеринарному пикапу.

Эта жуть как-то связана с Джоном Коннором. У нее сразу возникло ощущение, что произойдет нечто страшное, как только она его вспомнила. Еще в детстве все связанное с Джоном было странным. Смерть приемных родителей, также другие убийства и взрывы. Полная чертовщина!

Говорили, что его мать сумасшедшая и даже лежала в психушке. Ходили слухи, будто она утверждала, что из будущего прибыл робот с целью убить ее.

Кейт распахнула дверцу, шлепнулась на водительское сиденье, захлопнула дверь, лихорадочно тыкаясь ключом в замок зажигания.

Она огляделась. Убийца рядом! Блондинка сорвала водительскую дверцу с петель и отбросила в сторону, словно лист картона, а затем схватила Кейт и кинула на землю как тряпичную куклу.

Кейт отчаянно попятилась, пытаясь убраться подальше от убийцы, но та наступила ей каблуком на горло.

— Где Джон Коннор?

А Кейт и дышать-то не могла, не то, что говорить. Ей послышалось, в туманной дали раздался приближающийся рев мотора автомобиля или грузовика.

— Он был здесь, — спокойно и неторопливо произнесла убийца, — куда он подевался? — И ослабила давление на шею.

Внезапно нечто огромное и темное, пахнущее бензином, маслом и жженой резиной, с ревом пролетело над головой Кейт.

В тот же момент убийца заметила надвигающуюся решетку радиатора огромного «доджа», который врезался в ее тело, отбросил в сторону «лексус» и проломил боковую стену клиники.

«Лексус» врезался в полный на три четверти бак с пропаном.

Мощный огненный шар взлетел в воздух, распространяя тепловую волну, отчего на лице Кейт мгновенно выступили слезы.

Ошеломленная, она села, и в это время колоссальное облако пыли и черного дыма повалило с места взрыва. В жизни она не видела подобного!

Задняя часть пикапа, пролетевшего над ней и лишь чудом не зацепив ее колесами, торчала из стены.

Она неуверенно поднялась на колени и потерла ушибленную шею, которую минуту назад давил сапожок убийцы.

Блондинка и водитель пикапа, несомненно, мертвы. Такую аварию и взрыв невозможно пережить. Но в ярко горящем пламени что-то зашевелилось.

Кейт попыталась избавиться от наваждения, не в силах поверить в происходящее и в рациональность мышления. Должно быть, это сон или галлюцинация, не иначе.

Боже, это наяву?!

Высокий мужчина в кожаной куртке и таких же брюках, с ружьем в левой руке, отталкивая правой груду покореженного металла и плавящегося стекла, выступил из пламени, не причинявшего ему ни малейшего вреда, и зашагал к застывшей на месте Кейт.

— Кэтрин Брустер, — Терминатор скорее констатировал факт, чем спрашивал.

Кейт кивнула, оторопело глазея на него.

Незнакомец правой рукой перебросил ее через плечо и потащил к задней дверце ветеринарного пикапа.

— Постойте! — закричала Кейт, опомнившись. — Что Вы делаете?

Высокий мужчина открыл дверцу и швырнул ее внутрь между пустых клеток. Окон в кузове пикапа не имелось, лишь небольшое запирающееся оконце в кабину.

— Где Джон Коннор? — нейтральным тоном поинтересовался мужчина.

Кейт не знала, как поступить. — Слушайте, если скажу, Вы меня отпустите?

— Да, — ответил он.

— В питомнике. Я заперла его в клетке.

Мужчина заметил баллонный ключ, прикрепленный к кронштейну рядом с запасным колесом. Он схватил его, и Кейт отпрянула, похолодев от мысли, что незнакомец собирается ударить ее.

— Вы же сказала, что отпустите меня!

— Я солгал, — сказал он, что, строго говоря, не соответствовало действительности. Он просто умолчал о сроках: отпустит, но не сейчас.

Он захлопнул дверь, вставил ключ между скобами на дверцах и без видимых усилий согнул его, надежно заблокировав хозяйку пикапа внутри.

Терминатор развернулся к разбитой двери ветеринарной клиники. Его процессоры оценивали вероятные сценарии происходящего.

* * *

Большая часть огня полыхала по другую сторону кирпичной стены, отделяющей питомник от остальной части здания, но через рухнувшую стену проникал дым и постепенно заполнял помещение.

Коннор обеими ногами колотил по двери клетки.

Животные выли и отчаянно лаяли. Как и Коннор, они боялись задохнуться или сгореть насмерть, прежде чем кто-то спасет их.

Одна из двух петель поддалась. Джон яростно пнул в последний раз и выбил-таки дверь.

Он выбрался из клетки, не обращая внимания на раненую ногу. Ему хотелось немедленно покинуть опасное здание. Он направился к двери, но затормозил. Нельзя просто уйти!

Животные смотрели то на него, то на сгущающийся дым, как бы умоляя помочь им.

— Дерьмо, — пробормотал Коннор. Он вернулся и начал открывать клетки. Животные, способные подняться, выбирались из клеток и неслись к выходу. Коннор помогал выбраться слишком слабым псам, чтобы те могли самостоятельно уползти наружу.

Он повернулся, ретируясь, но поймал взглядом движение в куче обломков стены. Он замер, глядя, как серебристые капли жидкого металла просачивались из обломков и соединялись на бетонном полу.

Коннор отступил назад. Однажды он видел подобное. Двенадцать лет назад. Т-1000, отправленный в прошлое, чтобы убить его и мать. Это произошло снова. — Вот черт…

Металлическая рука поднялась из лужи жидкого металла. Она была из неизвестного материала, с зазубренной структурой. Очевидно, все очень опасно. Появился не просто Т-1000.

Это создание гораздо смертоноснее. Коннор не знал наверняка, но догадался.

Он выскочил из питомника на склад, схватил свой девятимиллиметровый пистолет-пулемет «РАК ПМ-63», и побежал в приемную, заполненную густым дымом.

Дышать трудно, видимость почти нулевая, и он чуть не споткнулся об окровавленное тело женщины. Сначала подумал, что это Кейт. А потом услышал двойной щелчок затвора дробовика. Он замер как вкопанный, пытаясь оценить свои возможности, пока не стало слишком поздно. Терминатор с помповым ружьем «моссберг-500» двенадцатого калибра у правого бедра, появился из дыма, настиг Коннора, схватил за рубашку и приподнял вверх.

— Джон Коннор, — произнес Терминатор. Его внутренний дисплей работал медленнее, чем у Т-Икс, но процессоры быстро зафиксировали совпадение. — Время пришло.

Первый Т-800 в прошлое послал Скайнет, чтобы убить его мать. Второй послали защищать его. Теперь, двенадцать лет спустя, ему оставалось гадать, с какой целью это устройство — новейшая модель машины, чью внешность Коннор знал отлично, — отправлено на этот раз.

— Ты здесь чтобы убить меня? — прохрипел Коннор.

— Нет, — ответил Терминатор. Похоже, на его лице промелькнуло некое удивление. — Ты должен жить.


Глава 11

Долина

Коннор позволил вытолкать себя из клиники, поскольку других вариантов не оставалось, да и в питомнике его ничто уже не задерживало.

— Зачем ты здесь? — спросил он Терминатора. — Куда мы направляемся?

— Двигайся, — отрезал Терминатор. Он протащил Джона вокруг задней части пикапа и толкнул через дверной проем на водительское сиденье. Позади здания по-прежнему бушевал огонь. Струи пламени от пропана взмывали в мрачное утреннее небо. Улица завалена разными обломками. Коннору показалось, что в отдалении зазвучали сирены. Кто-то успел сообщить в специальные службы. Полиция и пожарные уже в пути. Он посмотрел на фасад клиники как раз вовремя, чтобы увидеть Т-Икс, проходящую через разбитые двери приемной. — Черт! Обернись! — Терминатор повернулся, Т-Икс шла прямо на них. Жидкий металл еще не сформировал кожу и одежду, и боевое шасси, армированное кристаллической керамикой с чередующимися нановолокнами углерода и титана, предстало во всей угрожающей красоте. Правая рука киборга превратилась в плазменную пушку, использованную в Колорадо-Спрингс для уничтожения отрядов полковника Эрла и лейтенанта Бенсона. Последняя разработка Скайнета.

Терминатор встал между ней и Коннором и поднял ружье.

— Двигай отсюда, — бросил он Коннору.

Терминатор выстрелил. Пуля двенадцатого калибра врезалась в бронированный череп Т-Икс, оставив небольшой кратер в жидком металле, мгновенно затянувшийся.

— Живо! — настаивал Терминатор, выстрелив еще пару раз.

Коннор, наконец, завел фургон и сорвался с места с визгом шин, а Терминатор направился к Т-Икс, выпустив последние четыре снаряда.

Он достал из кармана несколько патронов, найденных в кабине пикапа, и начал заряжать дробовик, когда из пушки Т-Икс вылетел сгусток синей плазмы.

Огромная вспышка сырой энергии диаметром в двадцать пять или тридцать миллиметров ударила Терминатора в массивную грудь.

Хоть он и не чувствовал боли, огненная буря пробежала по каждому участку его нейронной сети, и ударная волна силой в сорок пять килограммов в тротиловом эквиваленте оторвала его от земли и бросила в витрину хозяйственного магазина, находящегося рядом.

Терминатор приземлился по другую сторону прилавка среди различных инструментов, дробовик отлетел в сторону, очки перекосились. По телу заискрилась голубая плазменная вспышка.

Он анализировал ситуацию: пропан полыхал, машины экстренных служб еще не прибыли, а его внутренние системы пытались перезагрузиться.

Сейчас он был уязвим и неспособен выполнять непосредственные задачи.

Терминатор перезапускал некоторые устройства, регулировал другие, чтобы боевые и оборонительные подсистемы заработали в полную силу, прежде чем Т-Икс сумеет закончить свое черное дело.

* * *

Т-Икс посмотрела в сторону, куда умчался Коннор, но ветеринарный фургон скрылся за углом. Карта близлежащего района вспыхнула на ее внутреннем дисплее, вычисляя вероятный маршрут передвижения Коннора. Т-Икс прикидывала, отправиться ли в погоню пешком — она способна делать более восьмидесяти километров в час на непродолжительное время, после чего последует незначительное снижение скорости — или на транспортном средстве. Она решила использовать две патрульные машины, карету скорой помощи и пожарные грузовики, вырулившие из-за угла в конце квартала.

Когда Т-Икс оценила складывающуюся ситуацию и двинулась по улице в сторону компании, сдающей строительную технику в аренду, на месте плазменной пушки образовалась человеческая рука.

Полицейские, едва прибыв на место происшествия, начали огораживать территорию желтой лентой. Несколько фельдшеров побежали в клинику, пока остальные пытались пробраться к задней части пикапа, объятого пламенем.

Подъехали две машины Пожарной охраны Лос-Анджелеса, экипажи незамедлительно начали вытаскивать оборудование, а два патрульных автомобиля перекрывали подъезд с запада и востока.

Откуда-то набежали зеваки, образовав небольшую, но быстро растущую толпу, алчущую зрелищ.

Т-Икс была единственной посторонней на месте происшествия. Никто не замечал ее, даже крепкий пожарный, сломя голову налетевший на нее во всем снаряжении и отскочивший, словно от кирпичной стены.

Он поднялся и побежал, а Т-Икс непринужденно направилась к оставленному без присмотра патрульному автомобилю.

Никто не обратил внимания, как она подняла капот, сломав защелку, словно соломинку. Она вытянула из пальца правой руки дрель прямо к блоку цилиндров.

В считанные секунды она подключилась к примитивному, но довольно эффективному бортовому компьютеру автомобиля, и перепрограммировала его.

Когда она убрала руку и закрыла капот, синее свечение пробегало по моторному отсеку.

* * *

По мнению Кейт, несмотря на желание Джона Коннора ее в чем-то убедить, он был лжецом. Она поняла это по репликам, которыми он перекинулся с существом, появившимся из пламени.

Боже, этого просто не может быть! Она по-прежнему находится дома в кровати и ей снится плохой сон. В любую секунду Скотт растормошит ее и скажет, что она стонала во сне. Ей просто снится кошмар.

Только она знала, что не спит. Она чувствовала запах пожара. Слышала, как человек стрелял в кого-то из дробовика.

И сирены. Казалось, они раздаются отовсюду! Они звучали слишком громко для сна. Фургон подпрыгивал на дороге, но Кейт удалось открыть аварийную аптечку и найти сотовый телефон клиники. Батарея почти сдохла, но она смогла набрать 911. Раздался гудок.

Ответила женщина с успокаивающим голосом. — Говорит девять-один-один. Что у вас случилось?

— Меня похитили! — срывающимся голосом прокричала Кейт.

— Да, мэм. Можете назвать свое местоположение?

— Не знаю, где мы едем. Я в фургоне «тойота-тундра» с надписью ВЕТЕРИНАРНАЯ КЛИНИКА на боках. Меня заперли в кузове!

Оператор службы 911 не ответила.

— Алло?! — закричала Кейт. — Алло!

Она посмотрела на дисплей телефона. Индикатор батареи показывал, что она разряжена.

— Дерьмо, — выругалась Кейт.

* * *

Коннор полагал, если сумеет добраться до шоссе, шансы выбраться из города сильно возрастут. Выбравшись в пустыню, он сможет передохнуть и поразмыслить, какого черта здесь происходит.

Но с этим районом Лос-Анджелеса он не знаком, и не обращал внимания на дорогу, когда прибыл сюда с мексиканцами. Поэтому ехать приходилось наудачу. Рано или поздно, одна из автострад возникнет у него на пути. Таков закон жизни в городе.

Он обязан выбраться отсюда.

Кто-то или что-то застучало по заднему стеклу кабины, и Коннор едва не вылез из собственной кожи, чуть не врезавшись в ряд припаркованных автомобилей. Он по-прежнему находился в коммерческой части города: повсюду склады, магазины с оборудованием, ремонтные мастерские, фирмы, торгующие кондиционерами.

Он оглянулся через плечо. Оконный проем закрывала закрашенная черным задвижка. Кто-то настойчиво стучал в окно.

Коннор открыл задвижку и увидел Кейт.

— Выпусти меня! — завизжала она.

На мгновение он растерялся, не зная, как отреагировать. У него в голове не укладывалось, как она могла оказаться в кузове. Он думал, ее убили в клинике.

— Что… что ты там делаешь?

— Сам ответь! — огрызнулась Кейт. — Сам меня сюда засунул! — Она искала нужные слова, расстроенная, сердитая и испуганная. — Женщина застрелила Бетси, а человек, мужчина, вышел из огня. Кто все эти люди?

— Это не люди, — стиснул челюсть Джон. Он искренне жалел ее. Насколько он помнил, в Вест Хиллз она была очень хорошей девушкой. Но все в прошлом. С тех пор многое изменилось. И она каким-то образом попала в эту историю.

— Останови машину!

— Не могу, — отказал Коннор. — Не сейчас.

— Ты не можешь удерживать меня! — завопила Кейт. Затем решила сменить тактику. — Пожалуйста, останови машину.

— Тихо, — буркнул он.

Она взорвалась. — Ублюдок! Быстро тормози!

— Заткнись, — заорал Коннор и протянул руку за плечо, чтобы закрыть задвижку, не сводя глаз с дороги.

Черный «мерседес С280» вырулил из-за угла, когда Коннор проигнорировал знак остановки и врезался ему в зад. Коннора бросило на руль, а Кейт ударилась о переднюю часть кузова.

Авария не серьезная, но машина остановилась и Кейт заголосила о помощи.

Водитель «мерседеса», мужчина средних лет в джинсах и светлом свитере, выскочил посмотреть, как сильно пострадала его машина.

Коннор открыл задвижку. — Как ты там? Не ранена?

— Выпусти меня! Сейчас же!

Джон попытался запустить двигатель фургона, когда водитель «мерседеса» уставился на него.

— Черт побери! — закричал тот очень злобно.

Коннор продолжал попытки завести фургон.

— Эй, ты! — крикнул мужчина, и Джон попытался снова.


Глава 12

Долина

Логан Боллинджер, фельдшер скорой помощи, опасался увидеть больше тел, торопясь на вызов. Взрыв-то был огромный, и огонь полыхал со страшной силой. Ситуацию под контроль удастся взять лишь через некоторое время. Возгорание пропана — опасная штука!

Но пока обнаружился только парень в кожанке, которого, по всей видимости, отбросило взрывной волной в магазинчик неподалеку.

Логан пролез через разбитое окно и поставил фельдшерский чемодан рядом с пострадавшим, который находился без сознания и, похоже, не дышал.

Его напарник, Эрик Краус, стоял за спиной. Боллинджер присел на колени перед человеком и коснулся сонной артерии. На теле не было ни крови, ни видимой травмы, но оно ощущалось жестким, как доска.

— Пульса нет, — констатировал он.

Краус подошел к жертве с другой стороны и достал хирургические перчатки. Вскрыл пластиковую обертку и вытащил маску для искусственной вентиляции легких.

— Переверни-ка его.

Боллинджер взял мужчину за плечо и попытался перевернуть на спину, но не сдвинул и на миллиметр. Тот одеревенел. Какой-то паралич или уже наступило трупное окоченение. Он мог находиться здесь еще до взрыва.

— Не могу, — пожаловался Боллинджер, — этот парень весит тонну.

* * *

Т-Икс закрыла капот перепрограммированной кареты скорой помощи; по мотору пробегала голубая дымка.

Пламя полностью охватило ветеринарную клинику. Медработники выкатили на каталке тело женщины.

Полицейских озаботили огнестрельные раны на ее груди.

Вскоре они перегородят улицу и начнут опрашивать свидетелей. Т-Икс не волновалась, что это ей помешает, но может немного замедлить ее миссию.

А время дорого. Каждая минута после отъезда Джона Коннора делала его поиск и устранение более проблематичными.

Т-Икс оценивала шансы поймать его, основываясь на постоянно расширяющихся временных рамках, дающих ему выбор, и с учетом преследования себя властями, ей стоило тронуться в путь.

Она подошла к очередной оставшейся без присмотра патрульной машине, открыла капот и перепрограммировала бортовой компьютер, топливную систему, зажигание, усилитель руля и автоматическую тормозную систему.

Затем перепрограммировала еще одну из полудюжины машин скорой помощи, прибывших на место пожара, поскольку ожидалось большое число пострадавших.

Патрульные машины и кареты скорой можно остановить при помощи обычных автомобилей полиции.

Ей же нужно что-нибудь солидное. Нечто настолько массивное, чтобы никто не смог остановить и не возникла необходимость искать другое средство передвижения.

Она просканировала транспортные средства в непосредственной близости, ее взгляд остановился на огромном автокране на стоянке за забором компании, сдающей технику в аренду. Слово ЧЕМПИОН, написанное синей краской, пересекало желтую телескопическую стрелу, покоящуюся на кабине громадного синего грузовика.

Т-Икс проверила файл на машину: «гидравлический автокран весом более пятидесяти тонн, способный развить скорость в восемьдесят километров в час». Достаточно быстро, чтобы полицейские не смогли остановить.

Она обогнула ряды машин аварийных служб и быстро направилась к служебным воротам огороженной площадки.

Полицейские старались сдерживать толпу, а пожарные все внимание сосредоточили на борьбе с неукротимым пожаром. Никто не заметил, как Т-Икс свернула замок и проскользнула внутрь. На огороженной площадке еще не рассеялась темнота, поэтому ее никто не заметил и не окликнул.

Она провела пальцем по огромному переднему бамперу грузовика, на ее внутреннем дисплее высветились его электронные и механические схемы и схема управления краном. Движение осуществлялось из передней кабины, как в обычных грузовиках, но кран управлялся с компьютерной панели, расположенной в задней части.

Она поднялась на платформу управления краном и несколько секунд изучала педали, рычаги и индикаторы, зафиксировав соответствие со схемой на своем дисплее.

Просверлив крошечное отверстие прямо в панели управления, она передала поток данных со своей системы в компьютер крана.

Она вынула зонд передачи данных, и нежно-голубая дымка заволокла элементы управления краном, словно подсвеченный синим неоном маленький туман.

Светало. Т-Икс слезла с крана и поднялась за руль грузовика.

Она изучила элементы управления, не сильно отличавшиеся от других машин, за исключением рычага переключения передач.

Вызвала две картинки на свой внутренний дисплей: слева расположилась карта прилегающей местности, а справа — четыре ряда символов. Два контролировали пару перепрограммированных карет скорой помощи, а еще два — пару патрульных машин. При помощи контролируемого Скайнетом военного спутника связи, находящегося на геостационарной орбите на высоте тридцать шесть тысяч километров над Тихим океаном, она на ультра-высоких частотах связалась с каждым из транспортных средств.

Просверлила рулевую колонку рядом с замком зажигания, передала несколько сотен байт данных, и двигатель взревел.

Одновременно завелись двигатели патрульных и «скорых», и они тронулись с места.

* * *

Внезапно глаза Терминатора открылись, и Логан Боллинджер и Эрик Краус попятились от удивления.

Парень был мертв! А теперь ожил. Они, конечно, слышали о таких случаях, но видели впервые.

— Я должен идти, — отчеканил Терминатор. Он сел, поправил очки, поднялся на ноги и покинул магазинчик, оставив фельдшеров стоять с отвисшими челюстями.

На улице он поднял ружье и оценил текущую обстановку.

Полиция и пожарные занимались своими делами, как и фельдшеры, выбегающие из клиники с раненными и больными животными на руках.

За полицейскими барьерами собралась толпа, но никаких признаков присутствия Джона Коннора, Кейт Брустер и Т-Икс. Оставалось найти либо их, либо Т-Икс.

И вдруг это произошло…

Две патрульные машины и пара карет скорой помощи внезапно завелись и рванули в сторону, куда уехал Джон на фургоне. А за рулем — никого.

Полицейских и пожарных отбросило в сторону.

Один из патрульных запрыгнул в машину и отчаянно попытался схватить руль, но вывалился на повороте.

Бортовые сенсоры Терминатора сразу определили сигналы нисходящей спутниковой линии связи с четырьмя автомобилями спецслужб, но определить источник, передающий сигналы на спутник, он не смог.

Взревел мощнейший дизельный двигатель, и Терминатор резко обернулся на звук, увидев врезающийся в сетчатый забор огромный автокран «чемпион».

Он направлялся вслед за патрульными машинами и «скорыми». Полицейские и пожарные бросились врассыпную, спеша убраться с пути.

Несмотря на возрастающую скорость, Терминатор успел заметить Т-Икс за рулем. Он понял, что та отправила машины вперед с целью разведывания местоположения Джона Коннора и Кейт Брустер.

А сам он устроит слежку за ней.

Терминатор встал статуей посреди дороги и увидел выруливающего из-за угла пожарной машины полицейского на мотоцикле.

Тот попытался избежать столкновения, но Терминатор схватил руль мотоцикла и отбросил полицейского как пушинку.

— Я поведу, — равнодушно бросил он скользящему на спине по асфальту офицеру.

Мотоцикл марки «индиан», с ветровым стеклом и дефлектором, способный развивать скорость в двести километров в час. То, что доктор прописал.

Легким движением Терминатор закрепил дробовик на стойке седла, прыгнул на сиденье, выкрутил газ и переключил передачу.

Мотоцикл взлетел с места как пушечное ядро, когда автокран, постепенно набирая скорость, неуклюже поворачивал за угол в конце квартала.


Глава 13

Долина

В задней части фургона Кейт отчаянно пыталась выломать дверь, но защелка оказалась очень прочной.

Внезапно машина во что-то врезалась, и Коннор остановился. Она услышала злые вопли мужчины.

— Что ты сделал с дверями? — закричала она Джону. — Не могу открыть!

Мужчина пробурчал что-то неразборчивое. Но голос прозвучал значительно ближе. Прямо у передней части фургона.

— Помогите! — заорала Кейт. — Вытащите меня отсюда! На помощь!

— Что происходит? — забеспокоился мужчина, и Кейт ясно его услышала. Он находился всего в нескольких шагах. — Что тут у вас? — настаивал он.

— Меня похитили, — визжала Кейт. — Позвоните девять-один-один!

Мужчина стоял рядом с водительской стороной. — Что? Кто там?

— Помогите!

Коннор пытался завести двигатель, но не получалось.

— Куда это ты собрался? — нервничал водитель «мерседеса». — Я с тобой разговариваю! Ну-ка вылезай.

— Помогите! Выпустите меня отсюда! — не унималась Кейт. — Ради Бога, помогите, пожалуйста!

— Что здесь происходит? — не выдержал мужчина и ударил по фургону. — Что ты делаешь?

Вдруг двигатель взревел. Коннор бросил фургон назад, чтобы объехать пострадавший «мерседес».

— Эй! — закричал мужчина. — Вернись!

Кейт отбросило на заднюю дверь, когда Коннор переключил передачу и втопил в пол педаль газа.

— О, Боже! — тихонько стенала она. — Боже, помоги мне.

* * *

По оценке Коннора, они потеряли слишком много времени на месте аварии. Если он не ошибся в своей догадке, машина в клинике являлась новой модификацией, и Терминатору с ней совладать будет совсем нелегко.

Кое в чем он абсолютно уверен: новый киборг не успокоится, пока не убьет их или сам не будет уничтожен.

Все, как и раньше, вариантов нет.

Лишь один вопрос крутился в его голове: как, черт возьми, новая машина и Терминатор выследили его в ветеринарной клинике? Какая-то бессмыслица!

Кейт заколотила в заднее окно.

— Ты не можешь так обходиться со мной! — бушевала она. — Остановись и выпусти меня! Немедленно!

Коннор обернулся через плечо и открыл окно. — Я не могу тебя выпустить. Придется мне довериться.

— Да, верно, — смирилась Кейт. Она вконец вымоталась и испугалась.

Движение оживилось за счет дальнобойщиков и сонных рабочих, едущих на утреннюю смену. Коннору приходилось лавировать между еле плетущимися колымагами, постоянно поглядывая в зеркало заднего вида. В любой момент он ожидал увидеть позади нечто необычное. Киборг еще даст о себе знать. На это он готов поставить все свои сбережения.

Вспыхнул огромный огненный шар, столб черного дыма поднялся в небо всего в паре кварталов позади, и кишечник Коннора напрягся. Все происходило быстрее, чем он предполагал.

Внезапно послышалась сирена. В зеркале показалась пара патрульных машин с бешено сверкающими мигалками, несущихся в его направлении. Если киборг догонит их с Кейт, то, не колеблясь, прикончит на месте. А если их остановит полиция, и он отправится за решетку, результат аналогичный: машина выследит их и убьет.

— А вот и полиция! — обрадованно закричала Кейт за его правым плечом. — Теперь тебе придется остановиться.

— Ага, как только — так сразу, — усмехнулся Джон. Он обогнул медленно плетущийся тяжеловоз и вдавил педаль газа в пол.

Они по-прежнему находились в коммерческом районе города: повсюду множество складов, офисных зданий, универмагов и магазинов автозапчастей.

— Что? Думаешь, сможешь скрыться от них? Ты с ума сошел?

Первый из двух полицейских автомобилей повис прямо на хвосте у Коннора. Потом обошел слева и начал вытеснять фургон на обочину.

А за рулем никого не было… Ни на пассажирском сиденье спереди, ни сзади. Машина ехала сама по себе.

Черно-белая резко повернула направо, хлопнувшись о ветеринарный фургон. Коннор едва успел отпрянуть в сторону, когда дверь патрульной машины ударила по кабине фургона. Он вывернул руль вправо, слегка задел пару припаркованных машин и помчался по тротуару.

Вторая черно-белая неслась по тротуару сзади. С ревом она врезалась в фургон, покорежив бампер и разбив заднюю фару.

У Коннора были доли секунды, чтобы увидеть: за рулем этого автомобиля тоже никого нет! А потом его занесло на бордюр, и он вернулся на дорогу, где фургон развернуло на триста шестьдесят градусов, прежде чем он справился с управлением.

Настоящее безумие. Но он прекрасно понимал, что представлением руководит новая машина. Прежде он такого не видел.

Что-то снова врезалось в заднюю часть фургона. На этот раз одна из пары карет скорой помощи, сверкающих мигалками и оглашающих сиренами окрестности. Коннор не глядя догадался, что у них за рулем тоже никого нет.

Он лишь надеялся, что Кейт жива-здорова в кузове.

Когда «скорые» немного поотстали, Коннор свернул за угол и до отказа выжал газ.

— Держись! — прорычал он Кейт.

* * *

Терминатор держался в нескольких метрах слева от заднего бампера «чемпиона». Тяжеловесная машина гремела, словно поезд-экспресс среди городских улиц, оттесняя грузовики и прочие автомобили с пути.

Несколько секунд назад Т-Икс протаранила автомобиль, его бензобак взорвался с мощной вспышкой пламени и столбом черного дыма. Терминатор едва не поджарился.

Он видел отражение Т-Икс в широком боковом зеркале. Она обернулась и заметила его. На мгновение их взгляды встретились. Терминатор зафиксировал краткое расширение зрачков Т-Икс, что свидетельствовало об удивлении искусственного интеллекта.

Т-Икс полагала, что уничтожила его рядом с ветеринарной клиникой.

Она ошибалась. В конце концов, Т-Икс не непогрешима.

Дистанционно управляемые кареты скорой помощи замедлились перед краном и пропустили большую машину вперед.

Неожиданно поднялась огромная стрела крана, начала выдвигаться и разворачиваться влево.

«Скорые» обступили Терминатора с двух сторон и начали сближаться, чтобы раздавить его.

В последний момент Терминатор до отказа выжал передний тормоз мотоцикла. Заднее колесо взлетело над мостовой, но «индиан» остановился почти сразу, и «скорые» врезались друг в друга.

Стрела продолжала выдвигаться и разворачиваться, обрывая провода и сворачивая трансформаторные будки со снопами искр.

Терминатор схватил дробовик. Когда неотложки разъехались, он резко выжал газ, промчался между ними, через плечо выстрелив по переднему колесу одной из них.

Она отстала, но из игры не вышла.

«Чемпион» рвался вперед.

* * *

Позади Т-Икс несся Т-850, которого, как и ожидал Скайнет, человеческое Сопротивление отправило в прошлое, а неотложки пытались помешать ему.

Она помогала им, наваливая стрелой крана на его пути груды мусора, чтобы замедлить устаревшую модель воина-киборга.

Ее цель — Джон Коннор — находилась прямо перед ней. Его фургон поврежден, она буквально чувствовала тепло перегруженного двигателя, из которого медленно утекало масло.

Две управляемые ею патрульные машины изматывали Коннора, но на данный момент были не вполне эффективны. Человек являл невероятную волю к жизни и изобретательность, что она, собственно, ожидала. На это ее Скайнет и запрограммировал.

Т-Икс разбила лобовое стекло, сформировала из правой руки плазменную пушку и начала заряжать свое оружие.

Ее внутренний дисплей начертил мишень примерно посередине ветеринарного фургона.

Индикатор пушки показал полный заряд, когда фургон и патрульные машины пронеслись на красный свет, едва не столкнувшись с несколькими автомобилями.

Т-Икс выстрелила в тот самый момент, когда тягач с цистерной пересекал перекресток, заслонив обзор.

Долю секунды ничего не происходило. Затем цистерну грузовика охватило синее плазменное поле, и раздался оглушительный взрыв, извергнувший пламя и обломки металла во все стороны.

«Чемпион» промчался сквозь обломки тягача, как нож через мягкое масло. Преодолев неожиданное препятствие, Т-Икс посмотрела в зеркало заднего обзора.

Терминатор, бросив мотоцикл набок, продрифтовал через пламя, и рывком принял вертикальное положение. Сей маневр позволил ему обойтись без повреждений.

Позади него первая карета скорой помощи врезалась в раму тягача и покинула гонку, а вторая, как ни в чем не бывало, появилась из пламени, оставив шлейф завихрений в густом дыму.

* * *

Сильнейший взрыв прогремел на перекрестке, недавно пересеченный Коннором. Он увидел, как сквозь огонь и обломки грузовика пронесся кран «чемпион», а через секунду появился Терминатор на полицейском мотоцикле, преследуемый каретой скорой помощи.

Ай да Терминатор! Он их все же догнал.

Хоть он еще не выбрался из передряги, все же почувствовал облегчение. Они с Кейт больше не одни. Терминатор, может, и устаревшая модель киборга, но он такой же, как в прошлом Джона, да и ситуация похожая.

На кратчайшее мгновение Джон пожелал, чтобы мать оказалась рядом. Но сразу выбросил эту мысль из головы.

Для начала, он должен пережить погоню.

Патрульные машины все еще преследовали. И им не потребуется много времени, чтобы вытолкать ветеринарный фургон с дороги.

— Держись, — предупредил он Кейт.

Со всей силы вдавил педаль тормоза в пол, из-под колес поднялся дым.

Полицейские машины промчались мимо, и Коннор, проделав небрежный, но эффективный дрифт четырьмя колесами, свернул за угол вправо.

Патрульные машины в унисон взвизгнули тормозами, выполнили идеальный разворот на сто восемьдесят градусов и быстро сели Коннору на хвост.

«Чемпион» широко обогнул угол, выступающая стрела крана покорежила стену ближайшего здания, отбрасывая в стороны куски дерева, пластика и кирпича.

Какое бы оружие не использовал киборг, оно достаточно убойно, чтобы взорвать огромный тягач. Попади она даже рядом, от их маленького фургона не останется мокрого места.

Коннор продолжал смотреть в зеркало, когда кран вновь оказался за ним, раскидывая автомобили, чьи водители в вялотекущем дорожном движении не успевали убраться с пути махины.

Но «скорая» и Терминатор были все еще рядом, как и патрульные машины, яростно крутящие мигалки, как на сумасшедшем параде в честь четвертого июля.

В ветровом стекле «чемпиона» зияла огромная дыра, и из нее что-то торчало.

Коннор свернул направо, едва не протаранив припаркованные авто, а затем резко повернул налево, сигналя, чтобы другие водители освободили дорогу.

Кейт бросало из стороны в сторону. Он слышал, как ее тело шлепалось о стены кузова.

— Прекрати! — отчаянно выла она. — Прекрати!

Но он не мог. Их жизнь зависела от его вождения. Он увидел ярко-синее свечение вокруг торчавшего из дыры в стекле предмета. По всей видимости, это оружие киборга. И она готова стрелять.


Глава 14

Долина

Терминатор разглядел синеватое свечение внутри кабины «чемпиона», что свидетельствовало о намерении Т-Икс выстрелить второй раз.

Коннор впереди лихо маневрировал, но долго его трюки срабатывать не смогут. Патрульные машины зажмут его с обеих сторон, и Т-Икс уничтожит их с Кейт.

Терминатор выхватил «моссберг» из седельной стойки, провернул вокруг запястья и выстрелил в левое заднее колесо. Вообще-то у крана восемнадцать колес, но повреждения даже одного хватило, чтобы машину немного занесло в сторону, когда Т-Икс выстрелила.

Выстрел оказался неудачным. Луч плазменной энергии ударил в заднюю часть патрульной машины справа от Коннора, мгновенно спалив ее. Пылающие обломки разлетелись по сторонам.

Терминатор готовился выстрелить снова, но внезапно «неотложка» ударила в заднее колесо, едва не выбив из-под него мотоцикл.

Слева стрела крана стремительно увеличилась в размере, выбросив массивный крюк на толстом тросе, раскачивающийся как смертельная груша для сноса домов.

Крюк врезался в грудь Терминатора, сбросив его с мотоцикла. В последний момент он успел зацепиться за него одной рукой, в другой держа дробовик.

Внезапно его резко повело влево. Он с трудом повернул тело, и его тяжело хлопнуло о преследующую «неотложку», которая повалилась на бок, разбрасывая по улице снопы искр.

Терминатор качнулся вправо и увидел Коннора, по-прежнему преследуемого оставшейся патрульной машиной. Тот резко нырнул на боковую улочку и пропал из вида.

Поворот для крана оказался слишком резким. Терминатор, болтаясь на крюке, корежил припаркованные автомобили, фонарные столбы и все остальное на пути, при этом стараясь прицелиться из ружья в голову Т-Икс.

Вдруг кран свернул направо, протаранил пару машин, выскочил на тротуар и врезался в стеклянную стену здания.

Терминатору пришлось укрываться от обломков кирпича, стали, проволоки и труб, а потом махина вырулила через длинную рабочую зону и вернулась на улицу в следующем квартале.

Когда кран совершал невероятно резкий поворот, из-за двухсоткилограммовой туши Терминатора, висящей под углом девяносто градусов, девять левых колес оторвались от земли, кран недолго пробалансировал, словно кит, выброшенный на мель, а затем равновесие восстановилось.

Коннор мчался по соседней улице, и Терминатор, сверившись с картой на внутреннем дисплее, определил, что ветеринарному фургону скоро придется сворачивать на эту улицу. Т-Икс сделала аналогичную заметку.

Терминатор развернулся и нацелил ружье прямо в голову Т-Икс, надеясь хотя бы повредить ее зрительные сенсоры, когда нечто огромное, заливающееся сиреной, замаячило прямо перед ним. Он повернулся, в тот самый момент крюк качнуло, и он впечатался в несущуюся на огромной скорости пожарную машину. Столкновение было столь сильным, что он выпустил из рук крюк, отлетевший вправо, и ружье, отброшенное влево.

«Чемпион» помчался дальше. Терминатор почувствовал мягкий металл и осколки стекла покореженной им пожарной машины. Вся она содрогнулась, два массивных крепления двигателя отломились, как сухие ветки. Лестницу снесло, а фары разбились под воздействием механической ударной волны, прокатившейся по раме грузовика.

Голова и верхняя часть туловища Терминатора оказались по ту сторону разбитого лобового стекла у большого руля, в который он поспешно вцепился руками. Киборг посмотрел на пожарных, настолько шокированных, что не замечали кровотечения от осколков стекла на лице. Того, чему им посчастливилось стать свидетелями, просто не может быть!

— Я поведу, — отчеканил Терминатор.

Тогда пожарные пришли в себя. Они распахнули двери и выпрыгнули на дорогу, лишь благодаря шлемам и защитным костюмам, отделавшись без серьезных травм.

Терминатор залез в кабину быстро тормозящей пожарной машины, мгновенно изучил управление автомобиля, вдавил педаль газа в пол и выполнил разворот на сто восемьдесят градусов.

* * *

Коннору удалось оторваться от крана, но он потерял из вида Терминатора перед последним поворотом. Одна полицейская машина по-прежнему висела на хвосте, периодически врезаясь в заднее крыло «тойоты», пытаясь ее развернуть.

Датчик температуры на панели покраснел и бензобак пустел, но он понял, что ему по-прежнему везет.

Как утопленнику, с усмешкой подумал он.

— Кейт, ты жива? — крикнул он через плечо.

Черно-белая снова возникла слева, стремительно приближаясь. Похоже, что полицейская машина пытается загнать его.

— О чем ты думаешь?! — сердито закричала Кейт.

Так и есть — пытается загнать.

Коннор резко повернул направо, потом налево, возвращаясь на главную магистраль через промышленный район.

Кран «чемпион» никуда не исчез. Он несся прямо на него в пятидесяти метрах вниз по улице. Стрела выдвинута, крюк высекает искры, ударяясь о дорожное покрытие.

Джон выжал газ, но патрульная машина вырвалась вперед и перегородила дорогу. Пришлось ударить по тормозам.

Он бросил фургон налево, пытаясь объехать черно-белую, но путь снова отрезан.

Кран вдвое сократил расстояние между ними, и Т-Икс уже заряжала оружие для окончательного выстрела, ибо промахнуться на таком расстоянии просто невозможно.

* * *

Терминатор поравнялся с краном.

Т-Икс вновь готовилась стрелять.

Киборг знал, что на этот раз она не промахнется. Даже если ему каким-то образом удастся столкнуть кран в сторону во время выстрела, она будет стрелять снова и снова, пока не достигнет успеха. Или просто бросит тяжелую машину на ветеринарный фургон и передавит Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

Ее необходимо остановить.

Терминатор нашел панель управления стабилизаторами пожарной машины и активировал их. Толстые металлические руки, предназначенные для обеспечения грузовика опорой при выдвижении лестницы, потянулись из нижней части шасси.

Когда они полностью выдвинулись, Терминатор резко повернул направо. Стабилизаторы ударили в восемь оставшихся шин на левой стороне крана, пропарывая их, как шредер бумагу.

Кран мотнуло направо: даже Т-Икс не смогла удержать его ровно.

Терминатор отъехал в сторонку и бросил пожарную машину на кран, надеясь вытолкать махину на обочину и перевернуть на сторону.

В этот момент вытянулись устрашающие стабилизаторы крана, в двух местах прошив обшивку пожарной машины. Толстые металлические руки приподняли пожарную машину вверх.

Терминатор потерял возможность управлять своей машиной, но и Т-Икс нелегко справиться с объединенной массой двух махин.

Он оглянулся и увидел, как Т-Икс направляет на него полностью заряженную пушку.

* * *

Кабина пожарной машины исчезла в синей вспышке. Расплавленные стекло и металл брызнули, будто грузовик состоял из ртути, выплеснутой на мостовую.

Т-Икс обнаружила, что по-прежнему достаточно контролирует кран для завершения миссии. Прицепившаяся к левой стороне пожарная машина играла роль стабилизатора.

Ветеринарный фургон находился в десятке метров впереди, вне досягаемости крюка, но по-прежнему надежно заблокированный патрульной машиной.

Других автомобилей на дороге не виднелось. Долго это не продлится, скоро прибудет полиция. Коммутатор 911 перегружен, и огромное количество вызовов не могло пробиться из-за компьютерных проблем в Лос-Анджелесской телефонной компании «Пасифик Белл».

Т-Икс равнодушно ожидала заряда оружия.

Когда уровень заряда достиг зеленой зоны, она навела пушку на заднюю часть фургона, и система наведения активировала оружие.

* * *

Грудь Терминатора дымилась: он поймал небольшой пучок плазмы, прежде чем выбрался из пожарной машины. Ему немного опалило лицо, когда он схватил пожарный топор с кронштейна.

Т-Икс готовилась стрелять. Синеватое свечение плазмы стремительно нарастало.

Терминатор вскарабкался по лестнице пожарной машины вверх и спрыгнул на крышу кабины «чемпиона», прогнувшейся под его весом.

Он отступил назад, балансируя на краю; на глазах листовой металл крыши разрезало изнутри, и Т-Икс просунулась через образовавшуюся щель. Она двигалась как хищная тварь, готовая к битве насмерть.

Терминатор ждал. Он взмахнул топором и ударил ей в череп, вложив в удар всю мощь каждого килограмма своего тела серии Т-850.

Лезвие топора легко прошло через верхние слои черепа Т-Икс, но застопорилось о керамико-титановую броню. Топорище переломилось, и хотя жизненно важные цепи не повредились, сила удара оказалась достаточной, чтобы смести Т-Икс с крыши крана и бросить между двумя скрепленными машинами.

Терминатор запрыгнул в кабину «чемпиона». Двигатель находился под контролем Т-Икс, поэтому, несмотря на нестабильное состояние пожарной машины и поврежденные колеса с левой стороны крана, они догоняли ветеринарный фургон.

Он взглянул в зеркало заднего вида, чтобы рассмотреть происходящее между пожарной машиной и краном. Т-Икс подтягивалась вверх на одном из стабилизаторов, ее плазменная пушка снова заряжалась.

Время было на исходе. Если она опять выведет его из строя, как у ветеринарной клиники, он не сумеет помешать убить Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

Такое допустить нельзя.

Он собирался направить кран на кирпичную стену здания, когда его оптическая система заметила предупреждающие дорожные знаки в пятидесяти метрах впереди. Транспорту приходилось объезжать какое-то препятствие.

Он усилил сигнал оптических сенсоров. Препятствие — открытый канализационный люк. Стальная крышка валялась в стороне.

Из-за патрульной машины Коннор не разглядел вовремя ограждения и врезался в них. Но ему чудом удалось проехать в нескольких сантиметрах от люка. Фургон занесло, он едва не потерял управление.

Патрульная машина развернулась и заглохла в то время, когда Терминатор резко крутил руль то вправо, то влево. Большой крюк подпрыгивал по дороге, раскачиваясь из стороны в сторону как маятник. Потом провалился в открытый люк, толстые стальные тросы стали разматываться, словно леска, зацепившая кита.

Терминатор залез на крышу кабины; крюк зацепился за что-то твердое.

Трос резко натянулся, и Терминатор спрыгнул с крана на крышу фургона.

Он вскочил в кабину с водительской стороны через пустой дверной проем, столкнув Джона на пассажирское сиденье.

— Держись, — предупредил и выжал газ.

Объехав полицейскую машину, он взглянул в заднее зеркало и увидел сцепившиеся махины крана и пожарного грузовика, между которыми Т-Икс готовилась выстрелить и… внезапно стрела крана врезалась в асфальт.

Задняя часть крана взлетела в воздух, восемьдесят или девяносто тонн металла, стекла и пластика как метеор навалились на патрульную машину, мгновенно расплющив ее. Раздался оглушительный взрыв, от ударной волны вылетели стекла во всех окнах в близлежащем квартале.


Глава 15

Север Лос-Анджелеса

Терминатор разделил первичные цепи действий между вождением с просмотром заднего зеркала и выявлением электронными детекторами возможной погони.

Он планировал выбраться из города как можно скорее, избегая главных и загруженных дорог округа. В нынешнем состоянии ветеринарный фургон привлекает повышенное внимание. А на отвлекающие маневры времени не хватало.

Еще он понимал, что Т-Икс не ликвидирована во время аварии. Эта боевая платформа выдержит любую битву. Чтобы ее уничтожить, потребуется сила серьезнее, чем взрыв крана «чемпион» и пожар.

Значит, Т-Икс будет преследовать их, выполняя первоначальные директивы по уничтожению Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

На кону стояло большее, чем просто их жизни.

Они, наконец, выбрались из промышленных районов города, и ехали по двухполосной горной дороге.

В безопасное место, подумал Терминатор. Но лишь на время.

Он повернулся к Джону Коннору, который пялился на него с момента побега. Протянул руку и осторожно коснулся лица Коннора, приподнял сначала одно веко, потом другое, пристально осмотрев глаза.

— Никаких признаков травм головного мозга, — сообщил он.

Коннор отвел голову. — Да, я в порядке. Спасибо.

Терминатор посмотрел на дорогу. Движение оживилось: люди поехали на работу. В субботу их не так много, как в будние дни.

Первоначально киборга-воина серии Т-800 запрограммировали на сражение с другими роботами и солдатами-людьми из вражеских государств. После Судного Дня Скайнет перепрограммировал большинство из них на охоту и убийство всего живого, особенно людей. Потом его индивидуальный чип модернизировали до Т-850 и запрограммировали на работу в качестве модели человеческой инфильтрации с одной миссией: спасение жизней Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

Такова его первоначальная директива.

Он ни ненавидел, ни любил людей, включая Коннора. Но он запрограммирован защищать и понимать их мотивы в достаточной степени, чтобы предсказывать, каким образом они поступят в той или иной ситуации.

Люди, по его оценке, очень иррациональные организмы. Их мотивации связаны со сторонним влиянием или, что еще хуже, с эмоциями: любовью, ненавистью, завистью, ревностью, страхом. В основной памяти Терминатора хранился файл о тысяче различных эмоциональных элементов, меняющих поведение человека. И это, предупреждал файл, далеко не полный список.

Большую трудность вызывал феномен многозадачности: людей почти всегда мотивирует несколько эмоций. Иногда в бесконечной серии комбинаций.

Начиная с тысячи элементов в файле Терминатора, он мог придумать 8х109, или восемь миллиардов, комбинаций.

Неудивительно, что он по-прежнему считал старание людей понять друг друга практически невозможным.

— Ты хотя бы помнишь меня? — спросил Коннор.

Терминатор взглянул на него, но не ответил.

— Сара Коннор? Взрыв Кибердайна? Hasta la vista, детка? Ничего в голове не звякнуло?

— Это была старая модель Т-800, — ответил Терминатор, и чисто технически это правда. Это было другое шасси.

Коннор отвернулся и покачал головой. Казалось, он почувствовал всю тяжесть мира на своих плечах. — Ну, так что… — начал он. Потом посмотрел на Терминатора. — Вас, ребята, с конвейера, что ли, выпускают?

— Вроде того. Я новая модель. Т-850.

Коннор немного разочаровался и смутился. — Вот, блин. Опять придется тебя всему учить.

Терминатор заглянул через плечо в разделяющее окно. — Кэтрин Брустер. Ты не ранена?

Кейт подошла к оконцу. Из уголка рта сочилась кровь: она прикусила губу, волосы разлохматились. В задней части фургона творился полный бардак. Она выглядела, словно ее отжали в стиральной машине.

— Да чтоб ты сдох, урод! — крикнула она.

Терминатор закрыл окно. — Выполнение невозможно.

Долина

Со всех концов Лос-Анджелеса звучали сирены аварийных служб, съезжающихся на искореженные и горящие обломки крана «чемпион», пожарной и патрульной машин.

Зеваки уже слетелись на место аварии, словно мотыльки на огонь.

Кто-то, вероятно, погиб. Никто бы не сумел выжить. Обломки разлетелись на пять кварталов. Тела должны лежать поблизости, хотя кто-то из свидетелей видел, как человек спрыгнул с крана перед аварией. Но в это никто не поверил.

Пронзительный вой раздался из глубины покореженной массы металла. Люди отступили назад. Еще не известно, какие опасные вещества могут находиться среди обломков.

В кузове пожарной машины появился быстро расширяющийся надрез, словно кто-то открывал змейку изнутри палатки.

Т-Икс с вытянутой левой рукой, сформировавшей дисковую пилу с алмазными зубцами, вылезла из-под обломков. Равнодушно взглянула на небольшую толпу, а затем пошла прочь, формируя руку обратно в человеческий образец, с кожей и одеждой, в идеальном состоянии.

Никто не пытался ни остановить ее, ни заговорить с ней.

В следующем квартале она запросто угнала синий «сатурн», затем направилась обратно в город. На ее внутреннем дисплее появилась карта с высветившимся домашним адресом Кэтрин Брустер.


Глава 16

Предгорья

Датчик температуры «тойоты» застыл чуть ниже красной отметки, а стрелка датчика горючего находилась примерно посередине между отметками ¼ и 0.

На внутреннем дисплее Терминатора высвечивалась карта холмистой местности над Лос-Анджелесом. Большинство дорог в конечном итоге вело через горы в пустыню Мохаве. У него своя цель, но говорить о ней Джону Коннору и Кэтрин Брустер он пока не собирался.

Они узнают, когда возникнет необходимость.

Что-то ударилось сзади. Коннор заглянул в разделяющее окно. Кейт безуспешно пыталась ногами выбить заднюю дверь из петель.

Джон почти забыл о ней. Он повернулся к Терминатору. — Остановись на обочине. Придется ее отпустить.

Терминатор посмотрел на него. — Ответ отрицательный. Кэтрин Брустер необходимо защищать.

— Зачем?..

Струйка едкого дыма поднялась из груди Терминатора. Внутренние диагностические программы предупредили о критическом состоянии одного из топливных элементов. Скорость его выхода из строя резко увеличивалась.

— Требуется режущий инструмент, — он протянул руку.

Джон с сомнением взглянул на дым, но сразу передал висевший на поясе нож «Гербер». — А я думал, что только на меня идет охота.

Терминатор открыл складной нож и с секунду изучал лезвие. — Твое местоположение было неизвестно, поэтому Т-Икс отправили в прошлое, чтобы устранить тех, кто станет врагами Скайнета. Твоих соратников.

Коннор взглянул на Кейт. В настоящий момент она забилась в угол, прижав колени к подбородку. На ее сердитом, но довольно милом лице застыло угрюмое выражение.

— Значит, она будет в Сопротивлении… — протянул он. Но это же бессмыслица! Ведь Судный День не наступит. — Но если… Нет, нет. — Он попытался оценить смысл слов Терминатора по выражению лица. Бесполезно.

Терминатор терпеливо ждал, когда Коннор соберется с мыслями.

— Тебя здесь быть не должно. Мы же взорвали Кибердайн больше десяти лет назад!

— У Кибердайна имелись резервные данные, — объяснил Терминатор. — Они остались нетронутыми. Когда компания обанкротилась в 1993 году, компания Исследования Кибернетических Систем приобрела активы и в режиме секретности продолжила разработки.

— Но мы остановили Судный День, — настаивал Джон. Он жил этим знанием последние двенадцать лет.

— Вы только отложили его. Судный День неизбежен.

Коннор пораженно откинулся на спинку кресла. Против логики не попрешь! Он по-прежнему оставался не более чем пешкой в грядущей войне между машинами и людьми. И путешествия во времени делают любые варианты событий возможными.

Или, наоборот, невозможными.

— Возьми руль, — указал Терминатор.

Коннор очнулся от раздумий и схватил рулевое колесо, а Терминатор, держа ногу на педали газа, распахнул куртку и задрал футболку, абсолютно не заботясь, что они мчатся на скорости сто километров в час.

«Тойота» резко свернула направо, едва не въехав в кювет, прежде чем Джон справился с управлением и вернул машину на дорогу.

Плоть на левой стороне груди робота обуглилась, а площадь размером с пачку сигарет вообще выгорела, обнажая металлическую броню.

Лезвием ножа Терминатор сделал длинный изогнутый разрез вокруг обожженной кожи и мышц. Кровь не полилась, и Терминатор не чувствовал боли — кожа из дуропласта, разновидности эластичного пластика.

Коннор подобное зрелище наблюдал в прошлом, но все равно поразился до глубины души. — Ты что делаешь?!

— Меня питают две водородных топливных ячейки, — ответил тот. Он вырезал лоскут кожи и небрежно выбросил из кабины. — Первичная ячейка повреждена плазменной пушкой.

— Плазменной пушкой? — удивился Джон. В последний раз, когда Скайнет посылал робота убить его, тот был оснащен хуже. — Значит, эта штука покруче Т-1000?

Терминатор убрал лезвие и вытащил открывалку, намереваясь вскрыть себе грудную пластину. Он открыл небольшую панель под участком особо опаленной плоти, на которой находилась сложная схема и лабиринт механических деталей.

— Выпуск моей модели прекратился в 2029 году. Т-Икс предназначена для экстремального боя, оснащена плазменной пушкой и другим бортовым оружием. Гораздо более эффективная машина убийства.

— Ладно, получается, она — как танк с кожей из жидкого металла, — Джон с трудом верил в то, что говорил. — А расплавить ее можно?

Терминатор покачал головой. Очень странно смотрелся простой человеческий жест в исполнении робота со вскрытой грудной клеткой, ковыряющегося в своих электромеханических внутренностях. — Боевое шасси тяжело бронировано и устойчиво практически к любому внешнему воздействию.

Коннор пожал плечами. — Ты-то найдешь способ ее уничтожить, — в его словах сосредоточилась единственная надежда на выживание.

— Вряд ли, — не отрываясь от работы, ответил Терминатор. — Я устарел. Т-Икс быстрее, мощнее и умнее. В ее арсенале имеются нанотехнологические транжекторы.

— Поясни, — попросил Коннор.

Терминатор взглянул на него. — Она может управлять другими машинами.

Коннор кивнул. Он уже видел, как по ее желанию носились патрульные машины и кареты скорой помощи.

— Отлично, — пробормотал он.

Терминатор добрался до топливных элементов в груди. Один из них дымился и шипел. Из него что-то вытекало, вступая в реакцию с другими частями, словно кислота, а остаточная энергия плазмы окружала топливный блок подобно северному сиянию.

— Мое появление здесь предугадано. Т-Икс предназначена для уничтожения других кибернетических организмов.

— Значит, она — терминатор терминаторов? — присвистнул Джон. И снова покачал головой. С каждой минутой все становится хуже и хуже. — Да ты мне в уши гадишь, похоже.

— Нет, — ответил Терминатор. — Я тебе не гажу в уши.

Он отключил пару контактов, изменил маршрут последней силовой цепи и убедился, что успешно изолировал поврежденный топливный элемент.

Терминатор передал нож Коннору, осторожно снял с крепления немного помятый элемент питания размером с небольшую книгу и вытащил его из груди.

С щелчком запястья Терминатор бросил топливную ячейку в поле, полное валунов. Она взвилась дугой в утреннее небо, слегка задержавшись, и приземлилась примерно в трехстах метрах от шоссе.

Ударилась об землю, и раздался взрыв с ослепительной вспышкой. Ударная волна распространилась по предгорьям и врезалась в ветеринарный фургон, едва не сбросив с шоссе. Терминатор с трудом вернул контроль над машиной.

— После повреждения топливные элементы становятся нестабильными, — пояснил он.

Он одернул футболку и застегнул куртку на змейку, чтобы скрыть последствия операции. В это время Коннор смотрел на разрастающийся в поле гриб от взрыва.

* * *

Час спустя они выехали из предгорий в пустыню. Бензобак «тойоты» практически опустел, клубы пара валили из-под капота.

Впереди находилась большая заправочная станция — стоянка для грузовиков — продовольственный магазин.

— Нам нужно заправиться и залить охлаждающую жидкость, — сообщил Терминатор. — Вам что-нибудь нужно?

— Немного еды и воды не повредили бы, — согласился Коннор. — Куда ты везешь нас?

Терминатор проигнорировал вопрос. Он замедлился и направил машину к станции. У самой заправки горючее закончилось, и двигатель заглох. Они по инерции доехали до ближнего насоса; Терминатор вышел из машины и направился в магазин, оставив Коннора заправлять фургон, проверять масло и заливать воду в радиатор.

На заправке никого не было, за исключением кассира, паренька в ковбойской рубашке и бейсболке. Он разглядел помятый фургон и раны на лице Терминатора. Хоть они и затянулись, скрывая металлические детали, он все равно занервничал.

Терминатор мгновенно просканировал содержимое магазина, все четыре прохода с рядами кулеров у задней стенки. Он взял корзинку и пошел по проходам, методично выбирая различные продукты питания, включая белок в виде вяленого говяжьего мяса, углеводы в виде картофельных чипсов, сахар в виде печенья, мороженого и бисквитов «Твинкис», заодно прихватив несколько бутылок воды для гидратации.

Кассир возился с маленьким телевизором за прилавком, но на каждом канале горела надпись: ПОЖАЛУЙСТА, ПОДОЖДИТЕ.

Он указал рукой на рукописный плакат — ПОЖАЛУЙСТА, ПЛАТИТЕ НАЛИЧНЫМИ — КОМПЬЮТЕР НЕИСПРАВЕН.

— Блин, что за фигня! — воскликнул он, когда на очередном канале увидел ту же фразу. — И такое уже несколько часов. На всех гребаных каналах!

Терминатор остановился у стойки с солнцезащитными очками, изучил несколько секунд, выбрал округлые «Сама» и надел их.

Повернулся и направился к двери.

Кассир оторвался от телевизора. — Стойте! Вы собираетесь платить?

Терминатор проигнорировал оклик.

— Эй! — заорал парень.

Терминатор остановился, повернулся к кассиру и выбросил в его сторону ладонь, копируя жест стриптизера в придорожной забегаловке.

— С рукой поговори.

Кассир отпрянул, не зная, что предпринять, а Терминатор повернулся и вышел из магазина.

Коннор только закончил заливать воду в радиатор, отложил банку и закрыл капот.

Терминатор разогнул баллонный ключ и открыл заднюю дверь с одной стороны.

Кейт попыталась проскочить мимо. — Помогите! — Завопила она. — Помогите мне!

Терминатор обхватил ее вокруг талии свободной рукой и потащил обратно. Она и пары шагов не успела сделать.

Кейт яростно накинулась на него как сумасшедшая: ударила коленом в пах, рукой по горлу, попыталась большими пальцами выдавить глаза под очками.

Терминатор вреда не получил — диагностические схемы не зарегистрировали серьезных повреждений.

Он аккуратно ослабил хватку и втолкнул ее в кузов фургона. Поправил очки и сунул вслед корзину с продуктами.

Коннор, наблюдавший за сценой, заметил кассира через окно. Парень говорил по телефону. Возможно, звал на помощь.

— Думаю, нам пора, — поторопил он.

Терминатор равнодушно кивнул и направился к водительскому месту, а Коннор полез в кузов к Кейт и закрыл дверь.

Кейт снова забилась в угол, прижав колени к подбородку. Она напряглась, когда ветеринарный фургон подпрыгнул на кочке и резко свернул на шоссе.

Коннор недоумевал, как ему относить к факту, что она станет важной частью Сопротивления. Но уж драться она умеет! Он улыбнулся.

— А ты неплохо дерешься, — похвалил он. Внезапная вспышка озарила мозг. — Вспомнил! Твои родители военные, да?

Кейт смотрела в сторону. Он толкнул к ней корзинку с едой. — Мороженого не хочешь?

Она пнула корзинку, разбросав ее содержимое. Коннор поднял руки и пожал плечами. — Ладно, — сказал он примирительно.

— Ты похитил меня, — прохрипела она осипшим голосом через пару минут.

— Слушай, я…

— Боже, да ты всегда был преступником! — перебила Кейт. Внутри нее словно рухнула плотина. В гневе слова стремительно вылетали, как из пулемета. — И взгляни на себя! Расселся тут как бандит! — Она смерила его уничижительным взглядом. — Ты член какой-то банды? Наркоторговец? — отвращение било из нее ключом. Ненависть капала с языка, словно змеиный яд. — Как ты миришься с собой?

Коннор покачал головой, неловкая улыбка скривила губы. Как рассказать реальную историю, в которую он и сам с трудом верит?

Ноздри Кейт дрогнули и покраснели. Она подумала, что он насмехается.

— Что? — вскрикнула она.

Джон постучал в разделительное оконце, и Терминатор открыл его. — Расскажи ей, кто я такой.

— Джон Коннор, лидер всемирного Сопротивления и последняя надежда человечества.

Кейт опять покачала головой. Очевидно, эти слова кажутся ей бредом сумасшедшего.

— Ага, — съязвила она. — Ну а он? — кивок в сторону Терминатора.

— А он — робот из будущего. Живая ткань поверх металлического скелета. Его направили назад в прошлое, чтобы…

Кейт угрюмо откинулась назад. Игра ей наскучила. — Иди ты к черту.

— Он не причинит тебе вреда, — заверил Коннор, понимая, что это звучит глупо.

Кейт подняла левую руку, показывая обручальное кольцо с алмазом. — У меня есть жених. Он найдет меня.

Вдруг Коннор тоже устало откинулся. Настроение стало таким же паршивым, как у нее. Если Терминатор прав насчет возможностей Т-Икс, шансов выжить очень мало.

Кейт насупилась. — Я… Чего вы от меня хотите?

Коннор опустил глаза. — Я не знаю. — Истинная правда. Он не знал, чего хочет на самом деле и выглядел, как пришибленный. Как рассказать обо всем? Как подобрать слова? — Думаю…Представь, что тебе известно, как совершить нечто важное в жизни. Нечто удивительное. Возможно, самое главное, что ты когда-либо делал.

Наконец-то удалось завладеть ее вниманием! Она взглянула на него в ином свете, хотя не понимала, что он пытался донести. Но начала верить в искренность.

— Но есть загвоздка. Должно произойти ужасное событие. Ты не сможешь жить в ладу с собой, если не попытаешься предотвратить его. Но если тебе не удастся… Дальнейшая жизнь теряет смысл.

— И что это означает? — спросила Кейт.

— Я имею в виду кого-то нормального. Здравомыслящего… — он пытался донести свою мысль. — Просто… Вещи, которые кажутся привычными, все это исчезнет.

Она по-прежнему не понимала. Коннор видел замешательство и скептицизм в ее красивых глазах. Но что-то еще. То, как она держалась — ее поведение казалось знакомым. И она о чем-то говорила…

— Погоди-ка. Почему в клинике ты упомянула подвал Майка Крипке?

Кейт промолчала.

Внезапно Коннор вспомнил. — В доме у Крипке обжимались парочки. Значит, мы с тобой…

Кейт смущенно отвернулась.

— Ну и дела! Мы обжимались в подвале Крипке! Поверить не могу, что ты помнишь!

Она не ответила, но теперь покраснела даже ее шея.

— Похоже, я тогда произвел впечатление, — усмехнулся Коннор.

Кейт повернулась к нему. — Не обольщайся. Я помню лишь, что на следующий день ты попал во все выпуски новостей.

Коннор подумал о невероятном совпадении, произошедшем некогда. Он уставился на Терминатора и перевел взгляд на Кейт.

— Значит, мы были вместе в тот день, когда я впервые его встретил? А теперь снова, двенадцать лет спустя?..

— Ага, — саркастически кивнула она. — Нам суждено встретиться. Судьба, да? — и покачала головой. — Простое совпадение.

Это не просто совпадение, Коннор знал. — Да, — согласился он, чтобы успокоить Кейт, и обратился к Терминатору. — А ты что расскажешь?

Долина

В спальне царил полумрак из-за задернутых штор. Ночная рубашка валялась на полу, куда ее бросила Кейт несколько часов назад, а жених, Скотт Петерсон, до сих пор дрых в двуспальной кровати.

Т-Икс стояла в дверях, изучая домашнюю обстановку. Кейт придется вернуться сюда, рано или поздно.

Либо кто-нибудь разыщет ее. А она ключ к местонахождению Джона Коннора. Жених лишь расходный материал.

Т-Икс бесшумно пересекла комнату и села на кровать со стороны Кейт. Она взяла фотографию с изображением Кэтрин Брустер в день вручения диплома и изучала ее. Роберт Брустер стоял рядом с дочерью, улыбаясь. Гордый папаша.

Скотт зашевелился в постели. Т-Икс поставила фотографию на место. Скотт сел. — Милая, ты вернулась?

Т-Икс повернула торс на 180 градусов лицом к Скотту. Он непонимающе уставился на незнакомку. Она протянула руку, будто собираясь погладить его по лицу, и резко воткнула в грудь, пронзив сердце, прежде чем он успел понять происходящее.

Скотт упал, заливаясь кровью.

Т-Икс прошла в ванную, где брезгливо смыла кровь с руки. В переднюю дверь позвонили.

Она склонила голову. Датчики засекли электронные выбросы от седана, припаркованного рядом с домом — выбросы полицейской частоты.

Она рассмотрела тело Скотта, затем направилась в гостиную. Ее тело уплотнилось, одежда сменилась, и, открывая входную дверь, она вошла в режим инфильтрации Скотта Петерсона, включая майку и трусы.

В коридоре ожидали двое мужчин: один белый лысый, другой — афроамериканец с короткими волосами. Оба в дешевых костюмах с галстуками.

Они предъявили значки. — Детектив Мартинес, полиция Лос-Анджелеса, — представился один из них. — Мы разыскиваем Кэтрин Брустер. Она здесь?

Т-Икс в образе Скотта Петерсона покачала головой.

Детектив сверился со своим блокнотом. — Вы ее жених, Скотт Петерсон?

Т-Икс кивнула.

— Несколько часов назад в клинике, где она работает, случился инцидент. Нас беспокоит, что с ней случились неприятности.

— Где она? — Т-Икс охнула с таким видом, словно Скотт Петерсон в шоке.

— Мы получили сообщение о возможном похищении от служащего заправки в Викторвилле. Возможно, это связано с ней.

Т-Икс кивнула головой. — Я могу помочь вам найти ее.

Детективы переглянулись и кивнули. — Конечно. Есть идеи, где она может быть?


Глава 17

Кладбище «Долина покоя»

Джон смотрел в разделительное оконце через плечо Терминатора.

Они с Кейт наконец-то немного поели и выпили воды, но разговаривать дальше она отказалась. Ему очень не хотелось поворачиваться к ней лицом. Она выглядела так, словно опять готова взорваться. Никакого успокоения и в помине нет.

Коннор понятия не имел, куда они направляются, но знал, что пустыня простирается к востоку от Лос-Анджелеса, а ехали они в другую сторону. Мелькали холмы, покрытые травой и деревьями, длинные дороги вели к редким домам и одиноким ранчо. Приятные места. Джон подумал, что многие люди, уставшие от рутинной работы в мегаполисе, в конце концов, убегают сюда.

Терминатор вел машину на скорости девяносто километров час, невзирая, ровная дорога или нет. Для него это не имело значения.

Второстепенная дорожка, по которой они ехали, внезапно привела к живописному холму с травянистыми склонами, аллеей деревьев, узкими тропинками, пересекавшимися среди надгробных камней, классических статуй, семейных участков, огороженных низенькими железными оградками, и мавзолеев всевозможных размеров и стилей.

Казалось, никого здесь нет, за исключением катафалка и лимузина «кадиллак», припаркованных у основания холма. На вершине располагалось готическое каменное здание, представлявшее вход в склеп. Даже признаков хранителей кладбища поблизости не наблюдалось в такую рань.

Не замедляясь, Терминатор резко повернул на подъездную дорогу, снес указатель КЛАДБИЩЕ «ДОЛИНА ПОКОЯ» и врезался в железные ворота, выбив из петель створку.

Он поехал через кладбище по узким дорожкам, потом, наконец, замедлился и остановился рядом с катафалком и лимузином.

Утро было прохладным и прекрасным, солнце ярко сверкало на кристально чистом небе.

Терминатор открыл заднюю дверь. Джон выскочил первым, жмурясь от яркого света. Он повернулся и протянул руку Кейт, но она проигнорировала его и спрыгнула сама.

— Идите за мной, — позвал Терминатор, повернулся и зашагал вверх по холму к склепу с высокими витражами с изображением ангелов, взмывающих в небо. Коннор почти слышал тихую органную музыку.

Запертые тяжелые бронзовые двери Терминатор распахнул, словно они из соломы.

Внутри он повел их вниз по лестнице в склеп. Гробы покоились за мраморными плитами в гробницах, сложенных друг над другом в пять рядов. Утренние лучи солнца рассеивались через витражи, наполняя помещение торжественным светом.

У Джона вдруг возникло ощущение, что он знает, кто здесь похоронен, но он не мог перестать смотреть.

Терминатор остановился перед одной из гробниц недалеко от центра склепа.

Коннор не решился взглянуть на мраморную плиту. Он никогда не был здесь раньше. Даже не знал об этом месте.

Он подошел поближе, Кейт за ним следом.

Надпись на табличке гласила:

САРА КОННОР

1959–1997

Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами.

Кейт явно смутилась. Все случившееся с ней сегодня утром не имело смысла. Она перевела взгляд с могильной плиты на Терминатора, затем на Коннора.

— Твоя мать? — спросила она.

— Я не знал, где она похоронена, — прошептал он. — Я отправился в дорогу на следующий день после ее смерти. — Он взглянул на Терминатора. — Зачем ты привел меня сюда?

Тот не ответил. Без предупреждения он ударил по мраморной плите, расколов ее на миллионы осколков и подняв пылищу.

Коннор поверить не мог в происходящее. Он попытался оттолкнуть киборга в сторону, но это равнозначно как таранить плечом кирпичную стену. — Нет! Что ты творишь?

Терминатор оттолкнул его, полез в гробницу и вытащил полированный гроб из нержавеющей стали одной рукой, будто игрушечный. Хлопнул его на пол, вытащил фиксирующие болты и распахнул крышку.

Коннор потерял дар речи. Он не знал, что ожидать после стольких лет: скорее всего, там должен быть скелет матери. Но он и подумать не мог, что обнаружит гроб, до краев забитый оружием и боеприпасами. Пулемет тридцатого калибра, несколько «АК-47» российского производства, девятимиллиметровые пистолеты «глок», патронташ с гранатами «H&W», используемыми спецназом США, противотанковая ракета, сорокамиллиметровый гранатомет «МК-19» с гранатами, небольшие кирпичики пластиковой взрывчатки «С-4» и много другого оружия, которое Коннор знал, как использовать.

— Сару Коннор кремировали в Мексике, — объяснил Терминатор, — ее прах друзья развеяли в море. Здесь по ее последней воле они спрятали оружие.

Взгляд Коннора переместился от оружия на кусок мраморной плиты с отчетливо читаемой фамилией Коннор. Столько лет впустую! Сколько жизней прервалось. Так много ран и страданий.

Теперь это.

— Что с ней случилось? — спросила Кейт.

— Лейкемия.

— Мне очень жаль, — она глядела на боеприпасы.

Терминатор собрался проверить состояние оружия: что взять с собой, а что выбросить.

— Мы жили в Бахе, когда врачи поставили ей диагноз, — рассказывал Коннор, витая в своих мыслях. Сейчас он находился в Мексике с мамой. — Ей дали шесть месяцев, но она боролась целых три года, — он опустил глаза. — Достаточно, чтобы быть уверенной.

— Уверенной в чем? — уточнила Кейт.

— Что миру не настанет конец, — пояснил он. Его жизнь в последние двенадцать лет казалась нереальной. Но последние четыре часа оказались еще хуже. — «Каждый день теперь — подарок», говорила она мне. «Мы сделали это, мы свободны». Но я никогда не верил. — Он посмотрел на оружие. — Наверное, она тоже.

Он и Терминатор уставились друг на друга.

— Знаешь, а ты мне был почти как отец, — сказал Джон. Потом покачал головой. — Разве я не жалок?

Неожиданно Кейт бросилась между ними, выхватила из гроба «глок-17», отступила назад на пару шагов, нащупав пару спусковых крючков. Папаня и ее обучил обращаться с кое-каким оружием.

Терминатор шагнул влево, блокируя ей выход.

Она направила пистолет ему в лицо. — Прочь с дороги! — Ее рука дрогнула.

— Моя задача — защищать тебя, — убеждал Терминатор. Он шагнул к ней, и она отступила на шаг назад, чтобы по-прежнему направлять на него пистолет.

— Хватит! — предупредила она, шагнула и прижалась спиной к стене. Больше идти некуда. Она крепче сжала пистолет и зафиксировала на цели. — Отойди, или я выстрелю! Клянусь! Я пристрелю тебя!

Коннор не двигался. — Давай, — кивнул он ей, — посмотришь, что случится.

Кейт отвлеклась на реплику Коннора, дабы убедиться, что он не смеется над ней.

Терминатор схватил оружие в руке Кейт. Ее палец дрогнул и случайно нажал на спусковой крючок. Пистолет выстрелил роботу в лицо в упор.

Он дернул головой, а Кейт в ужасе отбежала в сторону, пытаясь сдержать крик, не веря содеянному.

Терминатор покатал что-то за щекой, повернул голову и выплюнул деформированную пулю с брызгами искусственной крови.

— Не делай так больше, — мягко попросил он.

Кейт казалась на грани безумия. Она не знала, как поступить. Что сказать. — Боже, — бормотала она, — Боже мой!

Что-то металлическое ударилось о стену коридора и с грохотом покатилось вниз по лестнице, извергая плотный белый дым.

Слезоточивый газ. Коннор отскочил от шашки, но резкий острый дым заполнил ноздри и как кислота жег глаза. В детстве его учили дышать неглубоко, если оказался в подобной ситуации. Но Кейт этого не знала.

— Это полиция, — раздался усиленный громкоговорителем голос за пределами склепа. — Здание окружено, отпустите заложницу.

Джон потянулся к Кейт, но ей удалось развернуться на каблуках, проскочить мимо Терминатора и взобраться по лестнице в мгновение ока.

Он попытался последовать за ней, но Терминатор пнул в сторону шашку с газом и потащил Джона в относительно свободную от дыма нишу позади мраморных ангелов.

— Просто оставь меня здесь, — всхлипнул Коннор. Его глаза покраснели и наполнились слезами. Зрение расплылось. — Ты напрасно тратишь время. Я не тот, кто тебе нужен.

— Неправильно, — твердо возразил Терминатор. — Джон Коннор приведет Сопротивление к победе.

— Как? — закричал Коннор. — Почему? Почему я?

— Ты же Джон Коннор, — отрезал Терминатор, словно Джон усомнился в фундаментальном законе Вселенной.

Но тот покачал головой. — Боже, мама пичкала меня этой фигней с колыбели. Внимательно взгляни на меня! Я не лидер, и никогда им не был. И никогда не стану.

Терминатор схватил его за горло и приподнял над землей, их глаза оказались на одном уровне.

Джон отчаянно сопротивлялся, пытаясь освободиться. — Что ты… отпусти…

Робот сжал руку сильнее, будто выдавливая из него жизнь. — Ты прав. Ты не тот, кто мне нужен. Я напрасно трачу время.

Глаза Коннора округлились от ярости. Несправедливость происходящего взбесила его. И это после всего, что он пережил! После трагедии матери! После борьбы! После двенадцати лет мытарств и мучений.

Ну, уж нет! Здесь и сейчас умирать он не намерен! Не так. Он вскинул руки в сторону черепа Терминатора, начал дико биться ногами, яростно борясь за жизнь. Гнев грозил стереть все его здравые мысли.

— Да пошел ты, — хрипло вскрикнул он. — Железяка хренова!

Терминатор кивнул. — Так лучше, — и отшвырнул Джона в сторону.

Коннор поднялся и потер горло, пытаясь отдышаться. Он едва не харкал кровью. — Зачем?! — Прохрипел он.

Но Терминатор не отреагировал на вопрос.

— Ты стебался надо мной?

— Гнев полезнее отчаяния, — ответил Терминатор.

— Что?

— В меня вложили базовый курс психологии, — сообщил Терминатор, будто обсуждая погоду. Он вытащил из гроба модифицированный пулемет «стоунер-63А» тридцатого калибра, схватил ленту с патронами, ловко зарядил оружие, передернул затвор и снял с предохранителя.

Коннор внезапно вспомнил, на что способен Терминатор. — Иисусе, не убивай их!

— Моя новая программа не позволит. Я не способен отнимать человеческие жизни.

Коннор криво ухмыльнулся, потирая пострадавшую шею. — Приятно слышать.


Глава 18

Окрестности Викторвилля

Пару минут назад они проехали мимо заправочной станции «BP». Чернокожий детектив управлял синим седаном «шевроле», а его напарник, детектив Мартинес, разговаривал по мобильному телефону. Полицейские радиостанции барахлили, но мобильники пока работали.

Т-Икс в образе Скотта Петерсона, в легком свитере и брюках, сидела на заднем сиденье и подслушивала. Происшествие недалеко от их местоположения. Офис шерифа округа Сан-Бернардино вызывал отряд специального назначения полиции Лос-Анджелеса.

— Преступники все еще на месте? — спросил Мартинес. Потом кивнул. — Попались! — Он прервал звонок и повернулся к Т-Икс. — Отличная новость: Ваша невеста в порядке.

— Где она? — потребовала Т-Икс.

Мартинес посмотрел вперед. — На кладбище «Долина покоя». Но они собираются отвезти ее в…

Т-Икс ударила в сиденье левой рукой, ее кулак прошиб насквозь грудь чернокожего детектива. Пальцы, забрызганные кровью, с ошметками кожи и осколками костей, схватились за руль.

Мартинес прижался к пассажирской двери, не в силах осознать, свидетелем чего только что стал. Более кошмарного зрелища он в жизни не видел.

— Господи Иисусе, — в ужасе выпалил он.

Он потянулся к оружию в кобуре под пиджаком, но Т-Икс свободной рукой схватила его за голову и ударила об ветровое стекло, пробив череп.

Она просверлила приборную панель «шевроле» и соединилась с бортовым компьютером. Кладбище было отмечено на карте на ее внутреннем дисплее.

Рукой, по-прежнему торчащей из груди детектива, Т-Икс резко развернула автомобиль и помчалась к месту назначения.

Кладбище «Долина покоя»

Командир отряда спецназа спешно отвел Кейт вниз по склону к карете скорой помощи и передал под опеку фельдшера с именной табличкой СТЮАРТ на груди.

Патрульные, пожарные машины и спецназовский фургон растянулись вдоль подножия холма в трех десятках метров от припаркованных катафалка и лимузина. Водителей вышеуказанных автомобилей никто не видел. Возможно, они смылись до того, как началась заваруха.

Спецназовцы, некоторые в черных прыжковых костюмах, в шлемах с забралами и с кевларовыми жилетами, вооруженные штурмовыми винтовками «кольт-коммандо» и девятимиллиметровыми автоматами «хеклер и кох мп5», полукругом рассредоточились позади надгробий, статуй и большого мавзолея недалеко от склепа.

Другие полицейские стояли позади патрульных машин, поднимая пистолеты. Третья группа держала дробовики наизготовку.

Плотные клубы слезоточивого газа повалили через открытую дверь склепа, откуда один за другим раздались выстрелы.

Кейт вздрогнула, а фельдшер накинул ей одеяло на плечи.

Плотный мужчина с редеющими седыми волосами и вкрадчивым взглядом на круглом лице подошел к ней с намерением успокоить.

— Теперь Вы в безопасности, — ободрил он.

Она затруднялась определить: реальный он человек или нет? Но он хотя бы не выглядел, как похитившая ее штуковина.

Он выбросил окурок сигареты и растоптал. — Кейт, меня зовут доктор Силберман. Я психолог Департамента шерифа округа Лос-Анджелес. Специализируюсь на посттравматических стрессовых расстройствах, — он приятно улыбнулся, пытаясь заверить, что все пройдет. — Как Вы себя чувствуете?

— Он не человек, — прошептала Кейт. — Он в самом деле не человек…

Глаза Силбермана заискрились пониманием. Он сел рядом с ней в задней части кареты скорой помощи. — Я знаю, что значит оказаться заложником. Сам попадал в такую ситуацию, — он отвернулся и уставился вдаль. Он знал. — Страх, адреналин… Всякое может померещиться. Невозможные вещи. Иногда проходят годы, пока избавишься от воспоминаний.

Шестеро спецназовцев в противогазах рванулись к входу в склеп двойками, чтобы в случае необходимости прикрывать друг друга.

Кейт отпрянула, но доктор Силберман похлопал ее по руке. — Все будет в порядке, вот увидите.

Один из витражей разбился изнутри, извергнув поток осколков цветного стекла. Терминатор шагнул в образовавшееся отверстие. В правой его руке покоился пулемет, а на левом плече он держал гроб из нержавеющей стали. Вокруг клубился густой дым.

Командир спецназа, наблюдавший за операцией с позиции внизу склона, поднял мегафон. — Бросай оружие, — прокатился по кладбищу резко усиленный голос. — И гроб!

Терминатор направился к ветеринарному фургону, не сворачивая ни на шаг и не глядя по сторонам.

Сердце Кейт екнуло, когда доктор Силберман резко вскочил на ноги.

Спецназовцы у входа в склеп развернулись и открыли огонь. Пули врезались в спину Терминатора, рикошетили от гроба и с грозным свистом разлетались по сторонам.

Они по-крабьи преследовали его сверху вниз, ведя непрерывный огонь. Несколько пуль попало в фургон, пробив бензобак. Фургон мгновенно взорвался вспышкой пламени.

Терминатор застыл на мгновение, затем повернулся и зашагал в сторону катафалка, припаркованного в двадцати метрах. Пули впивались в его туловище, ноги и затылок.

Он снова остановился, поднял пулемет «стоунер» и начал поливать кладбище длинной свинцовой дугой: крупнокалиберные пули разрушили надгробия, подстригли небольшие деревья и статуи и превратили в груду искореженного железа несколько полицейских машин.

На его внутреннем дисплее светились тепловые подписи людей, чтобы избежать среди них жертв.

Полицейские и спецназовцы нырнули в укрытие.

Лицо Силбермана призрачно побелело. Он столкнулся с необъяснимым.

Кейт вскочила на ноги, одеяло свалилось с плеч. Она отбежала от кареты скорой помощи. — Они не смогут остановить его, — бормотала она. — Нужно выбираться…

Она повернулась, но Силбермана рядом не оказалось. Он улепетывал прочь так быстро, насколько могли его сверкающие пятками ноги.

— О Боже! — воскликнула Кейт и рванула за ним.

* * *

Терминатор достиг катафалка во время короткой передышки от ответного огня. Рывком открыв заднюю часть машины, он запихнул гроб внутрь и захлопнул дверцу.

Полицейские снова открыли огонь, но он сел за руль, вскрыл панель зажигания рулевой колодки и попытался завести двигатель, соединяя провода.

Пули вырвали плоть с его затылка и шеи, обнажив металлические части скелета, но не нанеся существенных повреждений основным системам.

Катафалк принял огонь на себя, окна разбились, пули шлепали по листовому металлу, оставляя вмятины, словно молоточек жестянщика.

Крышка гроба открылась; Коннор, лежавший на оружии, выкатился, стараясь не оказаться на уровне окон.

— Вывози нас отсюда! — скомандовал он.

Двигатель взревел. — Нам нужно вернуть Кэтрин Брустер, — задвигал челюстями Терминатор. Он повернул голову и быстро просканировал кладбище сенсорами.

— Зачем? — крикнул Коннор. — Чем она так важна?

— Через нее ты выйдешь на контакт с остатками армии США, научишь их бороться со Скайнетом, сформировав ядро Сопротивления, — просветил Терминатор.

Они находились под плотным огнем, но Терминатор выявил две движущиеся цели. Одной из них с вероятностью 96,55534 процентов была Кэтрин Брустер. Он тронул катафалк с места.

— Позднее ваши дети станут важными персонами, когда… — продолжил Терминатор.

— Эй, — остановил его Коннор. — Что?!

— Она твоя жена, — сообщил Терминатор как ни в чем не бывало.

* * *

Силберман скрылся, а за ее спиной по-прежнему раздавались звуки стрельбы. Кейт не знала, куда и побежать. Она знала, что у полицейских нет шансов против этого…Против этой штуки. Никаких, после всего, что она видела.

Темно-синий седан «шевроле» с ревом пронесся по дороге через кладбищенские ворота. Кто-то плюхнулся на руль на переднем сиденье.

Кейт резко остановилась, когда автомобиль затормозил в пятидесяти метрах от нее. Распахнулась задняя дверь и из машины вышел Скотт.

Волна облегчения прокатилась по ее телу, словно прохладный душ в жаркий день. Она не верила своим глазам: Скотт здесь!

— Скотт! — воскликнула она, кинувшись к нему. — Слава Богу!

Т-Икс направилась к ней, словно скользя по траве, морфируя на ходу в женщину в кожаном костюме Нэнси Нэйбл от Гуччи.

Ее правая рука сформировала плазменную пушку, а Кейт в шоке застыла.

Тот самый монстр из ветеринарной клиники, убивший Бетси. Тот, что едва не прикончил их всех.

— Нет, — застонала Кейт, отступая назад. Неужели безумию нет конца?

Т-Икс подняла плазменную пушку. Голубое свечение вокруг нее свидетельствовало о полной боеготовности.


Глава 19

Кладбище «Долина покоя»

— Подай мне РПГ, — потребовал Терминатор.

— Ты же сказал, что не можешь убивать, — удивился Джон.

— Джон. РПГ. Быстро.

Коннор заметил в гробу тяжелый реактивный гранатомет РПГ-7 российского производства. С таким он пару лет практиковался в Бахе, пока не умерла мать. Один из ее дружков-байкеров привез из Гондураса кучу этих хреновин.

Он вытащил орудие из гроба, зарядил 85-миллиметровый снаряд и протянул к правой руке робота.

Граната, оснащенная двухкилограммовой кумулятивной боеголовкой, способна пробить тридцатисантиметровую стену из бронированной стали. Русские использовали их для выведения танков из строя. А террористы — чтобы остановить полицию.

Коннора заинтересовало, в кого собрался стрелять Терминатор. Внезапно он заметил Кейт с поднятыми руками, будто пытающуюся предотвратить атаку.

Затем увидел Т-Икс, ее правую руку охватывало голубоватое свечение. Плазменная пушка целилась прямо в Кейт.

— Это Кейт! — закричал он.

Ведя машину левой рукой, Терминатор выставил трубку РПГ поперек груди в окно, снял с предохранителя и без колебания нажал на спусковой крючок.

Снаряд вылетел из орудия, оставив пятиметровую реактивную струю от воспламенившегося ракетного двигателя, и почти мгновенно преодолел расстояние до правой руки Т-Икс, прежде чем плазменная пушка выстрелила.

Яркий взрыв охватил руку Т-Икс и отбросил назад. Мгновение спустя не выстрелившая пушка взорвалась с мощной голубой вспышкой, отшвырнув киборга на пару десятков метров.

Терминатор резко вырулил вправо, огибая ряд надгробий и скользя, остановился рядом с Кейт, стоящей с открытым ртом. Казалось, она приросла к земле намертво.

Коннор быстро распахнул пассажирскую дверь.

— Садись! — крикнул он.

Она не двигалась. Полицейские приближались, держа оружие наизготовку, но огонь пока не открывали.

— Жить хочешь?! — заорал Коннор. — Садись, давай!

Кейт посмотрела на поднимающуюся Т-Икс. Оружие киборга пострадало, но она оторвала верхнюю часть пушки и сформировала искусственную кожу поверх нее. Повреждена, но не выведена из строя.

Т-Икс осмотрелась и припустила в сторону катафалка.

Двигайся, или умрешь, словно молния пронеслась мысль в мозгу Кейт. Она запрыгнула в катафалк и захлопнула дверцу.

Терминатор вдавил в пол педаль газа, и катафалк понесся через кладбище, извергая траву и грязь из-под колес.

Он заметил в зеркало заднего вида, как Т-Икс разгоняется, сметая надгробия на своем пути, будто картонные коробки.

Догнать катафалк у нее не получалось. Выплеск плазменной энергии, видимо, вызвал перегрузку ее силовых цепей. Но способности скоро восстановятся. В программе Терминатора находились сведения, собранные Сопротивлением о различных врагах. Среди них информация о способности Т-Икс самостоятельно перезаряжать свои топливные элементы. Крошечному генератору в ее грудной полости требуется срок для восполнения большой потери энергии, но перезарядка занимает совсем немного времени.

Не минуты, а секунды.

Катафалк промчался вокруг мавзолея, выбрался на дорогу и рванул через ворота обратно на асфальтобетонное шоссе.

В зеркале заднего вида Т-Икс не было.

— Это что еще за фиговина?! — завопила Кейт. — Почему преследует меня? Что я сделала?

— За то, что сделаешь в будущем, — отозвался Коннор. Он вытащил еще снаряд для РПГ на случай, если Т-Икс их догонит. — В будущем ты важна. Мы оба.

Терминатор направился на шоссе, ведущее из Лос-Анджелеса через пустыню.

Движение почти отсутствовало, лишь иногда попадались фермерские пикапы, грузовики или трактора, тянущие прицепы с сеном.

Наверняка скоро объявятся полицейские, но на данный момент датчики Терминатора засекли только вертолет. Судя по попыткам связаться по радио, это полицейский вертолет из Лос-Анджелеса.

Кейт со страхом и неуверенностью в глазах смотрела то на Терминатора, то на Коннора. — Это был Скотт, — простонала она. — Как это мог быть он?

— Твой жених? — уточнил Коннор.

Кейт кивнула, не в силах произнести ни слова.

— Т-Икс способна принять форму любого человека, к которому прикоснется, — без эмоций сообщил Терминатор. — Твой жених мертв.

Лицо девушки побледнело. Она выглядела словно привидение.

Коннор аж вздрогнул от бестактности Терминатора, но глазами следил за дорогой сзади. Т-Икс не перестанет преследовать их. До тех пор, пока ее шасси не разрушат.

Если такое вообще возможно.

— Похоже, мы оторвались, — пробормотал он не совсем уверенно. Скорее он выдавал желаемое за действительность.

Дорога пролегала вокруг основания крутого, усыпанного валунами лесистого холма. Насыпь маячила рядом с шоссе.

Т-Икс внезапно выскочила из леса на вершине холма и прыгнула вниз, с сильным треском приземлившись на крышу катафалка.

Крыша вмялась внутрь почти до уровня гроба из-за стопятидесятикилограммовой массы Т-Икс. Задние окна разлетелись на тысячи осколков, а лобовое стекло треснуло, но держалось на месте.

Коннор выхватил из гроба штурмовую винтовку «АК-47» и тридцатизарядный магазин. Он едва успел перекатиться налево и распластаться по полу, чуть не оказавшись в ловушке разрушающейся крыши.

Катафалк круто дернулся налево, едва не въехав в кювет, пока Терминатор не вернул контроль над машиной.

Кейт визжала в ослепляющем ужасе, сжавшись на переднем сиденье.

С крыши катафалка раздался высокочастотный вой — это циркулярная пила распиливала крышу, высекая снопы искр.

Терминатор бросил машину вправо, на ограждение из резиновых шин у обочины и резко ударил по тормозам.

Потом незамедлительно выжал полный газ, резко поворачивая налево, пытаясь сбросить Т-Икс.

Не сработало.

Левая рука Т-Икс превратилась высокоскоростную пилу по металлу. Ею она выпилила П-образный лоскут крыши с той же легкостью, что бритва режет папиросную бумагу.

— Сделай же что-нибудь! — в отчаянии билась Кейт.

Терминатор проигнорировал ее. На его внутреннем дисплее высвечивалась карта сельской местности с тепловой схемой. Через триста метров их дорога пересекалась с шоссе. С запада приближалась тепловая сигнатура, определенная Терминатором как фура.

Его процессор произвел расчет, и он снизил скорость до 114,75 километров в час, как значилось в решении.

Пила прекратила работу, и огромный лоскут металла отворился, словно крышка от консервной банки с сардинами.

Когда прогнувшаяся крыша перестала сковывать его, Коннор навел «АК-47» на Т-Икс, передернул затвор и отщелкнул предохранитель.

Нажал на спусковой крючок и за три секунды опорожнил магазин, полный патронов калибра 7,62, прямо ей в лицо.

Т-Икс дергалась от каждого выстрела, но сразу вернулась к проему и нагнулась схватить Коннора, отделенного от нее считанными сантиметрами.

Гудок грузовика взревел прямо сверху.

Терминатор прижал Кейт пониже на сиденье, сгорбился сам, продолжая рулить и направляя катафалк прямо под прицеп, в последний момент прибавив скорость.

Крыша вместе с Т-Икс мгновенно исчезла — нижняя часть прицепа срезала верхнюю часть катафалка со страшным скрежетом разрываемого металла, ломающегося пластика и разбитого стекла.

Перед взором Коннора на мгновение мелькнули задние колеса грузовика сантиметрах в тридцати от правой стороны катафалка, когда они выезжали на другую сторону пустого шоссе.

Импровизированный катафалк-кабриолет немилосердно продувался порывистым ветром. Коннор осторожно присел, наконец, оказавшись вне опасности.

Кейт тоже выпрямилась. Неуверенно, словно не могла поверить, что они остались в живых после аварии.

Терминатор же оставался по обыкновению бесстрастным. Они просто завершили очередной этап его задания.

— Нам нужна другая машина, — произнес он, ни к кому конкретно не обращаясь.

Кейт посмотрела на Джона. Он ничем не мог ей помочь, но засмеялся от облегчения. И она засмеялась. Безумие. Все. Вся его жизнь. Это утро. Этот момент.

* * *

Т-Икс села. Она приземлилась на обочине дороги в пятидесяти метрах от сложившегося словно нож грузовика.

Ее диагностические схемы зафиксировали ущерб инфильтрационной системы и поверхностные повреждения боевого шасси.

Наиболее серьезный урон получила плазменная пушка после взрыва боевой части гранаты.

Плоть сошла с искореженной головки плазменной пушки. Она несколько секунд изучала повреждение, ремонтно-диагностический процессор сразу предложил решение.

Свободной рукой она искусно накручивала и загибала трубу удержания плазмы, чтобы сформировать новую, гораздо меньшую, и более грубую передающую головку.

Лишь малую часть доступной ей мощности теперь можно использовать, но отремонтированное оружие не стало менее угрожающим.

Дальнобойщик соскочил с подножки и сделал несколько шагов в направлении Т-Икс. От ошеломления он не понимал, что произошло.

Т-Икс уставилась на него. Типичный представитель своего социально-экономического класса для этой эпохи: круглые плечи, огромное пузо, красная бейсболка, желтая клетчатая рубашка, темные брюки и рабочие ботинки. Вероятно, с плохим образованием.

На борту прицепа изображена реклама чего-то под названием «Ксенадрин EFX» с советом испытать МОЩЬ.

Не обращая на него внимания, Т-Икс подняла оружие и выпустила тоненькую струйку плазмы на склон холма. Трава и кусты воспламенились, а небольшое количество гравия и камней мгновенно превратились в окалину.

Уголком оптических датчиков она увидела, как дальнобойщик развернулся и бросился бежать, сверкая пятками.

Она не станет его убивать. Он не имеет никакого значения.

Детекторы электронных выбросов засекли передачу от объекта, идентифицированного как вертолет полиции Лос-Анджелеса, летящего на высоте около ста метров в двух километрах от нее.

Она отрегулировала коммуникационную схему и связалась с вертолетом, — Нэнси-один-ноль-ноль-девять, говорит Лос-Анджелесская база, — радировала она. — Как слышно?


Глава 20

Национальный заповедник Анджелес

Отдыхая под сенью деревьев, Коннор смотрел на пустое, практически безоблачное небо.

Все утро до полудня повсюду рыскала полиция. Но уже с половины третьего он не видел ни одного самолета или вертолета. Затишье продолжалось примерно сорок пять минут.

Кейт все еще пребывала в полу-шоковом состоянии. Напившись воды из прохладного горного ручья, она молчала и не пыталась сбежать. Вообще впала в ступор.

Т-Икс все еще где-то там, выслеживает их. Если уж крушение крана и пожарной машины ее не уничтожило, то столкновение с грузовиком вряд ли даже слегка помяло ей броню.

Терминатор какое-то время ковырялся под капотом катафалка, и захлопнул его, когда Джон подошел.

— Все чисто почти час.

Терминатор не потрудился даже взглянуть на небо. — Я не способен отремонтировать этот автомобиль.

— Он поедет?

— Да, но недолго.

— Тогда давай найдем другой и свалим отсюда поскорее как можно дальше, — предложил Коннор.

Они сели в катафалк и углубились в горы. Через несколько километров миновали вереницу из двух десятков рыбаков, удящих форель у берега реки. Под ярко-красным балдахином располагался регистрационный стол. Легкий ветерок колыхал табличку ПЯТЫЙ ЕЖЕГОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ФОРЕЛИ В ЗАПОВЕДНИКЕ АНДЖЕЛЕС.

Никто не обратил внимания на проезжающий сильно покореженный катафалк, и через несколько минут они натолкнулись на лагерь домов на колесах, принадлежащих рыбакам-участникам фестиваля форели. Людей в них не было.

Терминатор остановился рядом с «виннебаго» среднего размера в хорошем состоянии, и заглушил двигатель. Мотор пофыркал несколько секунд и окончательно сдох.

Он подошел к «виннебаго» и распахнул запертую дверь.

Коннор выпрыгнул из катафалка. — Давай, — позвал он Кейт. — Нам нужно пошевеливаться.

Терминатор вернулся, сгреб в охапку оружие и понес к дому на колесах. Коннор взял «АК-47», мешок с магазинами и присоединился к роботу.

— Его убили из-за меня, — подала голос Кейт с пассажирского сиденья. Она даже не пошевелилась, чтобы выйти.

Коннор набрал четыре ранца с взрывчаткой «С-4» и кислотными запалами. Остановился и взглянул на нее сочувственно. Он знал, что значит потерять очень близкого человека.

Он сунул себе за пояс девятимиллиметровую «беретту», убедившись, что магазин заряжен, а предохранитель активен.

— Знаю, мои слова не помогут, но часто случаются вещи, которые мы не в состоянии изменить, — он покачал головой, не зная, что еще сказать. Не находил слов для утешения. — В этом нет твоей вины.

Кейт молча смотрела на него, не двигаясь.

Джон отнес взрывчатку с взрывателями к дому на колесах и разместил внутри. Терминатор стоял рядом.

— Ты уверен? — тихонько спросил Джон, чтобы Кейт не услышала. — Я имею в виду, насчет нас с Кейт.

— Я не испытываю неуверенность, — отчеканил Терминатор.

Коннор засмеялся. — Клево, наверное, быть тобой.

Терминатор изучал его некоторое время. — Твои сомнения нерациональны. Она здоровая женщина репродуктивного возраста.

— Думаю, для этого нужно нечто большее, — усмехнулся Коннор, чувствуя потепление в основании шеи.

— В моей базе данных нет сведений о динамике связи человеческих пар, — отрубил Терминатор. Он пошел к катафалку, чтобы взять остальное оружие. Коннор последовал за ним.

— Эта Терминатрикс, сколько у нее еще целей в списке уничтожения?

— Двадцать две, — ответил Терминатор, собирая ленты боеприпасов для минигана. — Андерсон, Элизабет. Андерсон, Уильям. Баррера, Хосе. Брустер, Роберт…

Кейт резко выпрямилась и распахнула глаза. — Мой отец?

Терминатор повернул к ней оптические датчики, измерил степень расширения зрачков, напряжение у уголков рта, увеличение частоты сердцебиения и дыхания. Необходимости лгать или замалчивать информацию не было. — Не сумев добраться до главной цели, Т-Икс вернется к выполнению программы по умолчанию.

Кейт выпрыгнула из катафалка. Казалось, она собиралась наброситься на Терминатора или Джона, но не решилась. — Она собирается убить и моего отца?

— Вероятность очень высока.

— Нет! — вскрикнула Кейт. — Нет!

Коннор не увидел смысла в его устранении. — Кто он? Чем занимается?

— Он служит в ВВС, — отрезала Кейт. — Проектирует оружие, секретное, — она откинула волосы со лба. — Вообще-то я точно не знаю…

Терминатор нес в «виннебаго» очередной груз оружия. — Генерал Роберт Брустер — директор корпорации ИКС — Исследования Кибернетических Систем — автономного оружейного подразделения.

Внезапно смысл начал доходить до Джона. — Автономное вооружение? Скайнет? Ты говоришь о нем?

— Скайнет — одна из электронных оборонных систем, разработанных под руководством Брустера.

— О Боже! — воскликнул Коннор. Теперь все становилось предельно ясно. Абсолютно ясно. — Теперь я все понял… — он изумленно качал головой. — Если бы ты не появился, когда я был ребенком, если бы мы ничего не изменили, мы бы с ней… — он посмотрел на Кейт. — Мы бы с ней начали встречаться. Я бы познакомился с ее отцом и… — у него в голове словно развернулась огромная карта. — Понимаете? Это должно было случиться.

Кейт в замешательстве оцепенела. Она и понятия не имела, о чем он говорит. — Я не понимаю.

— Твой отец, все дело в нем, — взволнованно тараторил Джон. — Он — ключ! Это все он — не Кибердайн. Разве не видите? Мы не могли остановить создание этой технологии. Оно неизбежно, но мы можем остановить начало ее использования! Твой отец — единственный человек, способный отключить Скайнет. Только ему это под силу, — его челюсть напряглась. Он повернулся к Терминатору. — Нужно добраться до него, пока Т-Икс не успела.

— Ответ отрицательный, — возразил Терминатор. — Я не могу ставить под угрозу свою миссию. — Он повернулся и направился к «Виннебаго».

— Это и есть твоя миссия! — крикнул Джон вслед. — Спасти человечество!

Терминатор обернулся. — Моя миссия заключается в обеспечении сохранности жизней Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

— Я приказываю, — прорычал Коннор.

— Я не запрограммирован подчиняться твоим приказам, — равнодушно ответил Терминатор и сунул оружие в дом. — После ядерной войны вы оба возглавите…

— Ядерной войны? — Прохрипела Кейт. Это для нее уже слишком, даже после всего произошедшего в этот безумный день.

— Но ее может и не случиться, — настаивал Коннор.

Терминатор снова направился к катафалку за очередным грузом. Коннор схватил его за руку, пытаясь развернуть обратно, но это все равно, что остановить движущийся локомотив.

— Мы можем предотвратить войну, — почти умолял Коннор.

— Времени недостаточно. Первый запуск ракет начнется в 18:18.

Коннора сообщение застало врасплох.

— Сегодня? — опешил он.

— Ответ положительный, — подтвердил Терминатор.

Столь сильного потрясения Коннор в жизни не испытывал; даже впервые увидев Терминатора, пришедшего за ним и матерью.

— Джон, о чем он говорит? — Кейт трясло.

— Судный День, — он не сводил глаз с Терминатора. — Конец света. Сегодня, через три часа.

— Через два часа пятьдесят три минуты, — уточнил Терминатор. — Нужно ехать на юг в Мексику, чтобы не оказаться в эпицентре взрывов.

— Мы должны добраться до ее отца.

— В пустыне Мохаве выпадут радиационные осадки. Вы не выживете.

— Ты предлагаешь просто убежать и спрятаться в норе, когда будут падать бомбы?

Робот бесстрастно смотрел Джону в глаза. — Такое у тебя предназначение. — Фраза прозвучала так, будто других вариантов не существовало.

Но они были. Коннор повернулся к виднеющейся вдали пустыне. Раз уж они с Кейт должны стать лидерами человеческого сопротивления в будущем, почему бы не взять быка за рога? Здесь и сейчас попытаться остановить Судный День. Нет ничего неизбежного. Мать все детство вдалбливала ему в голову: мы сами делаем свою судьбу.

Он переводил взгляд с Кейт на Терминатора, принимая решение.

Достал пистолет, снял с предохранителя и приставил дуло к своему виску.

— К черту предназначение, — решительно выпалил он.

Терминатор двинулся к нему, но Джон предупреждающе поднял палец, и он остановился.

— Джон?.. — неуверенно прошептала Кейт.

— Ты не можешь самоликвидироваться, — указал Терминатор.

— Нет, это ты не можешь. Я могу делать все, что, черт возьми, пожелаю! Я человек, а не робот проклятый.

— Кибернетический организм, — автоматически поправил Терминатор.

— Без разницы, — он усмехнулся. — Либо мы едем к отцу Кейт, и просим его отключить Скайнет, чтобы остановить это дерьмо, либо кранты великому Джону Коннору.

Он плотнее прижал дуло пистолета к виску. Если необходимо, он выстрелит.

— Твое будущее, мое предназначение… — челюсть в гневе напряглась. — Мне это не интересно!

Датчики Терминатора провели полное сканирование тела Джона. — Судя по расширившимся зрачкам, температуре кожи и двигательным функциям, с вероятностью восемьдесят три процента ты не выстрелишь.

Кейт шагнула к Терминатору. — Пожалуйста, сделай то, что он просит. Ты должен спасти моего отца!

Терминатор распознал тонкое взаимодействие между Джоном и Кейт. Он кивнул, очень человеческий жест. И пришел к решению так же, как большинство людей, путем взвешивания вариантов и возможных результатов.

— Мы можем добраться до ИКС за час, в зависимости от дорожных условий.

Повернулся, не говоря ни слова, загрузил последнее оружие в «виннебаго», сел за руль, выдернул набор зажигания из рулевой колонки и завел двигатель.

Долго еще стоял Джон с пистолетом, приставленным к виску. Он выиграл. Но какой ценой?

Он слышал плеск форели, шорох листьев на ветру. Чувствовал запах травы и сосен, возможно, даже сухой запах сандала из далекой пустыни.

Он медленно опустил пистолет. Кейт с непроницаемым выражением лица смотрела на него. Он улыбнулся ей.

Они миновали очередной кризис.

Но больший ждал впереди.


Глава 21

Исследования Кибернетических Систем — Авиабаза «Эдвардс»

Генерал Роберт Брустер, невысокий человек с короткими темными волосами и властным обликом, обладатель трех звезд на погонах, остановился перед открытым дверным проемом презентационного зала. Последние несколько дней выдались тяжелыми.

Десяток высокопоставленных гражданских и офицеров ВВС, с которыми Брустер работал последние четыре года, сидели перед огромным экраном и смотрели презентацию нового диска ИКС.

Ролик, напичканный компьютерной графикой, многоплановой анимацией, разнообразными звуками и музыкальным сопровождением, обошелся компании в два миллиона долларов. И все ради пятнадцати минут, которые его жена назвала бы техно-трепом.

Но ролик предназначался не для широких масс, а для ключевых сотрудников Пентагона, настроенных скептически, а также для значительной части Конгресса, считающей проект «Скайнет» не только астрономически дорогим, но и чрезвычайно опасным.

— Подключение всей нашей оборонной системы к чертову компьютеру — верх безумия, — аргументировал свою позицию представитель Нью-Йорка Говард Ф. Стивенсон. Он являлся высокопоставленным членом столь обширного числа надзорных комитетов Белого Дома, что средства массовой информации называли его «мистер Сторожевой Пес».

Диск предназначался в основном ему. Убедишь его — остальные окажутся у тебя в кармане.

Логотип ИКС — шестигранная фигура внутри шестигранника — высветился на экране со словами ИССЛЕДОВАНИЯ КИБЕРНЕТИЧЕСКИХ СИСТЕМ.

За кадром раздался голос рассказчика, сержанта технической службы авиабазы «Эдвардс».

«Исследования Кибернетических Систем, первая линия обороны Соединенных Штатов Америки, — создатели технологии вооружения завтрашнего дня — приглашают вас ознакомиться с наиболее интересными новинками двадцать первого века».

Музыка из динамиков разлилась по комнате, на экране появились образцы оружия и систем вооружения: высокотехнологичная гидравлика, блестящие металлические поверхности, плавные изгибы, пластмассовые детали, электронные схемы, современные электромеханические устройства, о применении которых можно только догадываться, и наконец, продолговатые очертания устрашающих пулеметов.

«Не сомневайтесь, наша миссия в ИКС — оставить участие людей в вооруженных конфликтах в прошлом — лишь переход на новый виток Истории».

Генерал Брустер расправил плечи и вошел в зал. Вчера днем и ночью наблюдались аварии с перебоями всех систем от Аляски до Гуама, от Эндрюса в округе Колумбия до Рамштайна к западу от Кайзерслаутерна в Германии. И даже здесь, в «Эдвардсе».

Никому из них не удалось выспаться; вдобавок сегодня пришлось продемонстрировать способность ликвидировать последствия аварий сразу после их возникновения.

Теперь его задачей была продажа системы, в которой он уже не так уверен, как два дня назад.

— Простите за опоздание, господа, — извинился он.

Молодой оператор видеосистем нажал на паузу, когда Томас Шелби, главный финансовый директор ИКС, поднял голову.

— Мы только начали. Садитесь, Боб, — Шелби указал на кресло.

Брустер проскользнул к месту рядом с ним.

— Как только мы закончим просмотр, я отправлю промо-материалы в Объединенный комитет начальников штабов и Комитет Сената по вооруженным силам, — сообщил молодой ассистент Шелби Шервуд Олсон, магистр экономики гарвардской школы бизнеса. Он щелкнул пультом и включил воспроизведение видео.

«Поприветствуйте солдат будущего», — продолжил рассказчик.

На экране возник гладкий робот угрожающего вида, с массивными датчиками на маленькой голове, с мощными гибкими руками, заканчивающимися огромными пулеметами. Машина на гусеничном ходу, почти в два с половиной метра высотой.

«Боевой робот Т-1, полностью автоматизированная система наземного наступления».

Видео призвано объяснить вашингтонской толпе, что Т-1 — смертоносная штука, но всего лишь первое поколение. Т-1-7 будут разработаны с большими ухищрениями. Также имелись и другие проекты, серьезнее, в обозримом будущем. Намного серьезнее.

Снова раздался голос рассказчика. — «Для воздушных боев мы создали ОУ — или, как мы называем их — охотники-убийцы».

На экране возник дрон ОУ, зависший в воздухе, напоминающий футуристический безвинтовой вертолет-беспилотник, оснащенный различными системами вооружения.

«Как и Т-1, ОУ является полностью автоматизированной системой. Они могут думать и сражаться самостоятельно».

ОУ выпускает ракету в мишень на расстоянии, полностью уничтожая ее.

«Это не научная фантастика», — продолжил рассказчик, — «а реальность, благодаря нашей сверхсекретной инновации — Скайнету — революционному искусственному интеллекту, управляющему боевыми системами.

На видео появился экран компьютера с изображением схемы спутников Скайнета.

«От одинокого солдата до стратегических вооружений — Скайнет контролирует все».

Модель нейронной сети компьютерного чипа, вроде того, что в Кибердайн использовал Майлз Дайсон для первых моделей Скайнета, возникла на экране. Технология фактически внеземная. Из другого времени или мира. Такое мог породить только чужой, нечеловеческий разум. Брустер хоть и считал Дайсона неглупым парнем, но тот был обычным человеком.

Без Дайсона, возглавлявшего проект до трагической гибели, не существовало бы ни Исследований Кибернетических Систем, ни, разумеется, Скайнета.

На экране Борис Кузнецков, один из величайших шахматистов мира, переставлял белого коня в позицию, угрожающую черному ферзю и королю.

Он играл против роботизированной руки из медно-золотого металла с артикулированными пальцами. Позиция русского казалась непобедимой.

«Скайнет может не только перехитрить самого искушенного и гениального противника-человека, но и разработать оружие, необходимое для своих военных планов. Это уникум разностороннего мышления».

Роботизированная рука переместила ладью из среднего ряда. Внезапно исход партии резко изменился. Позиция русского ослабела.

«Только за время этой партии Скайнет изобрел двадцать шесть тысяч сто двадцать три новые вариации шахмат и более шести миллионов новых ходов».

Стало очевидно, что русский побежден, и понял это.

«В то же время, люди-генералы до сих пор играют в игру, которой уже четыре тысячи лет», — вещал рассказчик.

Кузнецков раздраженно перевернул шахматную доску, мрачно уставился на роботизированную руку и скрылся из кадра.

«Великие лидеры не рождаются», — продолжал голос за кадром, — «Их создают. Здесь и сейчас. С помощью технологий, разработанных в ИКС».

Типичная транснациональная корпорация, подумал Брустер. Стоит кому-то внушать идею достаточно громко, часто и убежденно, и в нее поверят.

— Вообще-то, патенты получены от частного поставщика, Кибердайн Системс, — шепнул он Шелби.

— Древняя история, — отмахнулся финансовый директор ИКС.

Появилось изображение высокотехнологичных мастерских, где боевых роботов Т-1 готовят к службе. Было видно, как ученые и техники в белых халатах используют испытательное оборудование для проверки систем на машинах.

«Разработка и исследование Т-1 и ОУ полностью завершены», — сообщил рассказчик. — «В пределах бюджета и с опережением графика».

Ряды Т-1 направляются к зонам ожидания.

«Рабочие прототипы уже сегодня готовы продемонстрировать активность в боевых конфликтах завтрашнего дня».

Внезапно появилось изображение военных похорон в мрачный, пасмурный день и крупным планом гроб, завернутый в американский флаг.

«Потеря даже одного солдата недопустима — спросите у своих избирателей».

На видео возник график эволюции робототехники, начиная от первых примитивных заводских Т-1 к скелетным терминаторам, и наконец, кибернетическим фигурам в полном боевом и инфильтрационном облачении.

«Но при достаточном финансировании мы не станем рисковать благополучием наших мужчин и женщин в военной форме», — обещал рассказчик. — «Роботы займут их место на передовой».

Изображение переместилось в лабораторию, где человек с хорошо развитой мускулатурой, широкими плечами, узкими бедрами и сильными ногами тренируется на беговой дорожке. На нем лишь шорты из спандекса. По вспотевшему телу размещены датчики, медики следят за состоянием человека.

«Технология захвата движения уже используется для создания роботизированных систем обороны будущего», — пояснил голос за кадром.

На экране рядом с дорожкой анимированная модель стального робота повторяла движения испытуемого.

Камера перемещается на человека, спрыгнувшего с беговой дорожки и вытирающего обаятельное мужественное лицо полотенцем.

Новые кибернетические системы называют терминаторами, подумал Брустер. Вот этот — Т-600, а впоследствии появится Т-800.

— Я старший мастер-сержант Уильям Кэнди, — представился атлет, сочно растягивая слова по-техасски. — Имел честь стать избранным в постоянном стремлении спасти жизнь американцам.

Брустер нахмурился. Раньше он не видел последнюю часть ролика. Он взглянул на ассистента Шелби, ответственного за большую часть производственной работы.

— Тут он слегка перегнул палку, не так ли? — обратился Брустер.

— Таков уж инструмент продаж, генерал, — пожал плечами Олсон.

— Меня не известили о его акценте, — проворчал Шелби.

— Мы можем исправить его, сэр, — заверил ассистент.

Главный инженер Брустера, Тони Фликинджер, стремительно вошел в зал и приблизился к начальнику.

— Повсеместный системный сбой, — шепнул он Брустеру на ухо, чтоб никто не услышал. — Не знаю, справимся ли.

Брустер поднялся. Сердце пропустило удар, желудок завязался узлом.

Шелби посмотрел на него озадаченно, даже раздраженно. — Боб?

— Простите, случилось кое-что важное, — объявил генерал.

— Что может быть важнее? — Шелби указал на экран. Воспроизведение видео прервали. Остальные в зале тоже выглядели недовольными. — Рассмотрение бюджета начнется на следующей неделе. Если мы не продвинем производственный контракт…

— Вы должны извинить меня, — прервал его Брустер и ушел с главным инженером.

— Этот человек не умеет сосредоточиться, — злобно пробормотал ассистент Шелби и щелкнул пультом, продолжая видео-презентацию.

На экране сержант Кэнди появился уже в униформе. Он стоял рядом с неработающим скелетом терминатора.

— Теперь в наших силах сделать войну безопасной, — безапелляционно заявил он. — Это по-настоящему бесценно.

Камера сместилась к модели головы, без зубов, глаз и плоти, но по очертаниям угадывалось лицо сержанта Кэнди.

— ИКС представляет вам лицо будущего, — пафосно возвестил Кэнди.


Глава 22

Где-то в пустыне Мохаве

Когда они достигли вершины Соледад Пасс и начали спуск в пустыню, Кейт снова попыталась дозвониться до отца по мобильнику.

Она услышала гудок, но после набора первых трех цифр сигнал пропал.

Тридцать секунд спустя снова появился. На этот раз после набора номера динамик завизжал и заскрежетал, словно компьютер пытался соединиться с телефоном.

Кейт расстроилась и испугалась — не только из-за опасности для отца, если Т-Икс до него доберется, но и из-за творившегося повсюду хаоса.

Прошлой ночью она едва ли поверила бы в произошедшее сегодня. Даже если бы ее не поразили новостью, что мир находится на грани тотальной ядерной войны. Глобальной термоядерной войны. Окончательного дамоклова меча.

Теперь она ни в чем не уверена. Даже в собственных чувствах. Должно быть, это сон. Но она знала, все происходит наяву.

Кейт сбросила соединение и повесила телефон на кронштейн. — Вся сеть рухнула.

Терминатор вел машину, она сидела на пассажирском сиденье «виннебаго», а Джон за столиком устанавливал взрыватели на брикеты взрывчатки «С-4».

Они направлялись к северу от гор, до авиабазы «Эдвардс» оставалось меньше пятидесяти километров.

Терминатор взглянул на Кейт. — Скайнет захватывает контроль над глобальными коммуникациями, готовясь к атаке.

Она все еще не верила. Но не могла не задать вопрос, насколько бы безумно он не звучал.

— Значит… Если наступает война между машинами и людьми, почему ты на нашей стороне?

— Члены Сопротивления захватили меня и перепрограммировали микрочип, — мягко ответил робот. Похожим тоном он мог обсуждать погоду. — Первоначально меня запрограммировали на задания по устранению людей.

Как Т-Икс, подумала Кейт с содроганием.

— Тебя сейчас это беспокоит? — спросила она.

— Раскаяние — человеческая концепция, основанная на свободе воли. Для меня оно бессмысленно.

— Значит, тебе на самом деле безразлично, успешна ли твоя миссия, — заключила Кейт. Она взглянула на Коннора, наблюдавшего за ними. — Если нас убьют, для тебя это будет иметь значение?

Казалось, Терминатор решил серьезно рассмотреть вопрос. — Если вы умрете, я стану бесполезен, — ответил он. — Смысл моего существования исчезнет.

Кейт отвернулась, потому что ее глаза наполнились слезами. — Спасибо, что защищаешь нас.

— Благодарность не требуется, — равнодушно рулил Терминатор. — Я запрограммирован следовать твоим командам.

Коннор вдруг заинтересовался. — Ее командам?

Терминатор посмотрел на свое отражение в зеркальце. — Кэтрин Брустер реактивировала меня и отправила через поле смещения времени.

Кейт подняла руку. — А кто я в вашем будущем?

Терминатор повернулся к ней. — Ты — жена Джона Коннора и второе лицо в Сопротивлении.

Кейт известие шокировало, хотя она и полагала, что ее уже ничем не удивить. Она развернулась, внимательнее разглядывая Джона. Ее будущего мужа, если верить роботу.

— Не пялься на меня, это не моя идея, — отмахнулся он. Кейт же продолжала смотреть. Она пыталась вспомнить чувства, испытанные с ним в подвале Крипке. Она помнила его лицо, но детали всплывали смутно. Она медленно покачала головой. — Ни за что!

Коннора это задело. — Что?

— Ты — бестолковщина, — презрительно скривилась Кейт.

Коннор покачал головой и ухмыльнулся. — А ты вообще не в моем вкусе.

Он повернулся к Терминатору.

— Почему не я отправил тебя обратно?

— Я не уполномочен отвечать на твой вопрос.

— Ага, — хмыкнул Коннор. — Тогда ты спроси, — он обратился к Кейт.

— Почему не он отправил тебя обратно? — повторила Кейт.

— Он был мертв.

Очередной удар по расшатанным нервам Кейт. Терминатор казался равнодушным. Для него это лишь очередной выброс данных. Но Коннор впал в ступор.

— Вот отстой, — выругался он, стараясь держаться непринужденно.

— Люди неизбежно умирают, — резонно заметил Терминатор.

— Да, знаю, — кивнул Коннор. — Как это… — он передернулся. — Может, я не хочу этого знать!

— Как он умер? — перебила Кейт.

— Джон Коннор ликвидирован 4 июля 2032 года, — сообщил Терминатор. — Меня выбрали для задания из-за эмоциональной привязанности, которую он с детства питал к моей модели. Устранению помогла моя инфильтрация.

— Что ты сказал? — воскликнул Коннор.

Терминатор не сводил глаз с дороги. — Я убил тебя.

Авиабаза «Эдвардс»

— Авиабаза «Эдвардс», говорит вертолет Полицейского Управления Лос-Анджелеса, Нэнси-один-ноль-ноль-девять, как слышно? Прошу разрешения на посадку, — радировала Т-Икс.

Старший сержант Глория Санчес подняла бинокль и изучила небо на западе. Вертолет завис слишком низко для радара. Она заметила темно-синий полицейский вертолет с солнечной стороны и включила микрофон.

— Полицейское Управление Лос-Анджелеса, Нэнси-один-ноль-ноль-девять, говорит контрольная вышка «Эдвардс». Чем можем помочь?

— Я, возможно, палю по мухе из гранатомета, но мы разыскиваем подозреваемого в похищении, — радировала Т-Икс приятным мужским голосом. На ней был темно-синий комбинезон и полицейский значок пилота сержанта Рикко. — Подозреваемый возможно скрывается где-то здесь. Мне хотелось бы поговорить с охраной. У меня есть фотографии. А вы — единственные, с кем удалось связаться.

— У нас тоже проблемы с передатчиками, ноль-девятый. Оставайся на связи, — она телефонировала начальнику службы безопасности базы, капитану Мак-Манусу.

— Пусть садится на взлетную полосу перед 2004-м, — одобрил капитан. — Я отправлю кого-нибудь поговорить с ним.

— Да, сэр, — ответила Санчес. Потом сказала в рацию: — Ноль-девятый, говорит «Эдвардс». Посадка разрешена. Давление — два-девять-точка-девять-семь. Ветер — ноль-восемь-пять на восемь узлов.

— Вас понял. Куда садиться?

— На взлетную полосу к востоку от башни. Мы пошлем человека с флажками, чтобы показать место посадки.

— Большое спасибо! — радировала Т-Икс.

— Не за что, ноль-девятый.


Глава 23

ИКС

Генерал Брустер с Тони Фликинджером и несколькими старшими инженерами шел по техническому коридору в компьютерный центр.

Все как обычно, за исключением того, что глобальная сеть разваливалась как карточный домик. Никто даже не пытался сделать вид, что она работает.

— Должно быть, это какая-то ошибка, — нарушил молчание Брустер. Его живот крутило. Он не помнил, обедал или нет. — Последние полторы тысячи часов все первичные военные системы находились в безопасности.

Коридор пролегал по крылу исследований и развития; застекленные и кристально чистые технологические зоны, где ведется основная деятельность. Ученые и инженеры в белых костюмах, бумажных шапках и бахилах, в респираторах работали с широким спектром удаленных манипуляторов, электроизмерительными приборами и биологическими стерильными камерами. Последние кибернетические прототипы собирались здесь.

Люди за стеклянными стенами, казалось, не обращали внимания на царящий снаружи хаос.

Но они пуристы, подумал генерал. Они создавали фрагменты и кусочки, и волноваться о целом им не следовало.

Среда для них вполне комфортабельна. ИКС убедились в этом.

— Они в безопасности, — заверил один из старших инженеров. Брустер не помнил его имени. — Затронут только гражданский сектор — интернет, воздушное сообщение, электростанции.

— Но что потом? — спросил Брустер.

— Несколько минут назад до нас дошли сведения, что управляющие компьютеры в Ванденбурге полетели.

— Мы думали, это сбой соединения, — включился в разговор другой старший инженер. Брустер предполагал, что его зовут Тобиас.

— Но? — потребовал Брустер. В деле слишком много «но».

— Похоже на вирус, — допустил Тобиас.

На Фликинджере имелась гарнитура, соединяющаяся с главным сервером. Он покрепче прижал к уху динамик. Даже с внутренними коммуникациями возникли проблемы. — Система раннего предупреждения на Аляске накрылась, — сообщил он.

Брустер остановился на полушаге. — Почему? — Этого просто не может быть.

— Сигналы с половины наших спутников искажаются до неузнаваемости, — доложил еще один инженер.

— Что насчет ракетных шахт и подводных лодок?

— Связь пропала, — доложил Тобиас.

Для инженеров это лишь проблема интеграции систем: технический сбой, трудность, которую в авиационной промышленности называется ННВ. Неизвестность неизвестных величин. Неприятности, всплывающие при запуске любой сложной системы. Большинство из них ожидаемы. Но всегда случаются проблемы, которые немыслимо предугадать. Кроме предсказания, что они в принципе возможны.

С всемирной сетью коммуникационных систем случилась как раз ННВ, как говорят военные «техническая середина».

— Боже мой! Вы говорите, что страна полностью открыта для атаки? — ужаснулся Брустер.

Главный инженер посмотрел на остальных и кивнул. — Теоретически, нас уже могли атаковать, а мы и не в курсе.

— Кто такое сотворил? Иностранная держава? Или хакер-подросток у себя в гараже?

Фликинджер покачал головой в недоумении. — Не получается отследить вирус. И выявить источник.

— Ничего подобного мы раньше не видели, — добавил Тобиас. — Он продолжает расти. Изменяться. Словно у него собственный разум.

Брустер двинулся к стеклянной стене энергетической лаборатории. На тестовом стенде покоилось гуманоидное туловище, грудная клетка открыта, видна пара энергоблоков, лабиринт электронной схемы и сервоприводов. Техник-лаборант в белом костюме изучал данные анализа частотного спектра. Провода от нескольких тестовых устройств змеились в кибернетическое устройство.

Для техника все предельно ясно. Все они работали сверхурочно, но рано или поздно он пойдет домой, возможно, к жене с детишками. Холодное пиво, душ, ужин, а потом занятие любовью. Брустер почувствовал себя бесконечно далеким от простого и ясного существования. С каждой звездочкой, пришпиленной к погонам, он делал гигантский шаг прочь от нормальной жизни.

— Я не понимаю, — обратился он к инженерам. — Этого просто не может быть!

Наблюдая за работой техника-лаборанта, Брустер раздумывал, согласился бы он поменяться с ним работой, предложи тот? Или более — жизнь на жизнь. Но ответа не находил. Все непросто.

— Сэр, Пентагон на защищенной линии, — доложил Фликинджер. — Председатель на связи.

Брустер оторвал взгляд от технической лаборатории и кивнул. — Хорошо.

В конце коридора они прошли через двойные двери в двухэтажный компьютерный центр, занимающий все крыло НИОКР[2]. Десятки техников и операторов, одни в военной форме, другие— гражданские, копошились у компьютерных консолей, разбросанных по залу. Многие находились в четырехгранных открытых кабинетиках, остальные — в главном контрольном центре за стеклянными перегородками. В помещении не было окон, только решетки с крупными отверстиями для вентиляции.

Гул кипучей деятельности здесь во второй половине дня ненормален. Мигающие огни, торопливые переговоры операторов, пытающихся восстановить связь, мерцание компьютерных экранов, сообщения об ошибках, свидетельствующие о том, что глобальная сеть полностью разрушена.

Брустер зашагал прямиком к дежурному посту, схватил красную трубку защищенного телефона и нажал на огонек шифратора.

— Брустер, — рявкнул он. Инженеры и несколько техников собрались рядом узнать, в чем дело.

На линии был адмирал Джеймс Ф. Моррисон, председатель Объединенного комитета начальников штабов. — Мы тут, черт побери, надеемся, что ты сможешь решить проблему, — заорал он. Таким свирепым Брустер его не слышал. А адмирал известен вспыльчивостью.

— Понимаю, на что Вы намекаете, сэр, но Скайнет пока не готов к подключению всей системы, — постарался выдержать спокойный тон Брустер.

Вашингтон давил на него по поводу активации Скайнета. Высокотехнологичное оружие и прочие игрушки могут подождать. Но Скайнет, по крайней мере, по оценкам многих людей в Конгрессе и Правительстве, уже готов. К их числу относился и адмирал Моррисон. Брустер оказался между сторонниками запуска Скайнета и противниками, не менее могущественными.

— А твои коллеги-гражданские дали мне другую информацию! — набросился Моррисон. — Они говорят, что новый взрывной проект, на который потрачено пятнадцать миллиардов долларов, сможет остановить проклятый вирус!

— Сэр, сначала нужно попробовать другие шаги для…

— Боб, у меня нет времени на чепуху, — перебил адмирал. — У меня атомные подводные лодки и бункеры, а я, блин, не знаю, какие сообщения им рассылает вирус.

Брустер посмотрел на своих сотрудников. Он оказался на проигравшей стороне в споре.

— Понимаю, есть определенные опасения, но твои мальчики говорят, если мы подключим Скайнет ко всем нашим системам, он раздавит вирус как жука и вернет мне контроль над военными.

Возможно, Шелби внушил эти мысли адмиралу. Но Шелби лишь счетовод.

— Господин председатель, должен внести полную ясность, — начал Брустер. Он хотел попытаться притормозить Моррисона и заставить задуматься. — Если мы подключим Скайнет, он возьмет контроль над всей военной инфраструктурой.

— А вы будете контролировать его, правильно? — перехватил инициативу Моррисон.

— Верно, — осторожно ответил Брустер.

— Ну, так приступай, — приказал Моррисон. — И, Боб. Если сработает, ты получишь любые средства.

— Так точно, — Брустер медленно положил трубку.

Он постоял некоторое мгновение, размышляя. Сеть рухнула, поэтому само подключение к Скайнету проблематично.

Но, и это сильнее занимало мысли, если удастся подключить Скайнет, и тот разделается с вирусом, смогут ли они так же легко отключить его?

Скайнет разрабатывался крепким и изобретательным. Он способен мыслить самостоятельно и адаптироваться к любым угрозам, направленным против него.

Брустер пытался представить, когда все будет сказано и сделано, не посмотрит ли Скайнет на человечество как угрозу?

Он повернулся к подчиненным. — Ну ладно, запускайте, — приказал он.

— Да, генерал, — козырнула Патриция Тэлбот, главный системный техник ИКС.

Она пересекла зал в направлении главного контрольного центра, раздавая приказы, словно капитан эсминца, ведущий судно в бой.


Глава 24

Пустыня Мохаве

На большом дорожном указателе значилось: АВИАБАЗА «ЭДВАРДС», ВОРОТА РОЗАМУНД, 16 КИЛОМЕТРОВ. Через сотню метров стоял другой указатель: ВЫЕЗД 6. ЛАНКАСТЕР. КВАРТЦ-ХИЛЛ, 1,5 КИЛОМЕТРА.

— Поверни здесь, — приказала Кейт Терминатору.

Пока их не преследовали. Небо сверкало чистотой, вертолетов не наблюдалось, а движение на шоссе достаточно свободно для трассы государственного значения.

Кейт еще дважды попыталась дозвониться до отца, но безрезультатно. Телефон не ловил сеть. Даже радио не работало, особенно в диапазоне FM, хотя получалось подобрать нечто отдаленно напоминающее музыку на волнах AM.

Терминатор съехал с федерального шоссе и рванул на восток через пустыню. Три дороги вели в «Эдвардс»: к воротам Розамунд по дороге 1-14, к северным воротам по 58-му шоссе и к южным воротам на юго-восточной оконечности озера Роджерс Драй.

Южные ворота реже использовались служащими авиабазы, через них проходили в основном сотрудники ИКС из отдела НИОКР.

Авиабаза занимала большую территорию, более 1300 квадратных километров, включая сторонние проекты, вроде ИКС. Она тщательно скрывалась от глаз общественности.

Кейт прежде была здесь лишь дважды. Первый раз, когда перерезали ленточки на церемонии открытия ИКС. Еще до ее поступления в колледж и развода родителей. Немногим позволили привести членов семей, и Кейт вспомнила, как гордилась папочкой. Он недавно получил вторую звездочку на погонах, и казался ей в тот день исполином не менее шести метров в высоту.

Во второй раз она приезжала сюда в прошлом году поговорить с отцом о помолвке со Скоттом. Мать обеими руками голосовала за ее выбор, но она папенькина дочка, и отчаянно хотела его одобрения.

Которое и получила. Но с тех пор не видела отца. Они общались по телефону, но он слишком занят, чтобы приехать в Лос-Анджелес, даже на выходные.

Она оглянулась на Коннора, возящегося с взрывчаткой. Судя по количеству, он намеревался взорвать весь комплекс. Но он и не догадывался, насколько огромна территория.

Коннор начал предлагать свой вариант проникновения на базу, она прервала его. — Я позабочусь сама.

Он переглянулся с Терминатором, кивнул и вернулся к взрывчатке.

— Где-то через пятнадцать километров будет указатель на Исследования Кибернетических Систем, — сказала она роботу. Потом подошла к столу, за которым работал Коннор и села напротив.

Казалось, они собрали все оружие и боеприпасы Земли! Она покачала головой. — Это так… — она замялась в недоумении. — Боже, словами не выразить.

— Угу, — буркнул Коннор. Он застегнул ранец и отложил в сторону. — Послушай, ничего не случится. Мы доберемся до твоего отца, он вырубит Скайнет, и бомбы не упадут. — Он указал на Терминатора. — Он не убьет меня однажды. Его вообще не будет.

Терминатор взглянул на них в зеркало заднего вида, но промолчал. Холмистая пустыня казалась мрачной, как поверхность Луны.

— А ты и я, — продолжил Коннор, — пойдем каждый своей дорогой.

Кейт растерялась. Она не знала, как принять вещи, о которых он говорит. Она слепо смотрела на проносящуюся пустыню, ее мысли возвратились в детство. Она не сдержала улыбки и повернулась к Джону. — Помнишь подвал Майка Крипке? Тогда я впервые целовалась с парнем.

— Правда? — ухмыльнулся Коннор. — Даже странно.

Кейт улыбнулась в ответ. Терминатор посмотрел на их отражение. — Ваше легкомыслие полезно, — серьезно заявил он. — Оно снимает напряжение и страх смерти.

Джон насмешливо фыркнул и откинулся на спинку. Хорошее настроение испарилось мгновенно.

ИКС

Довольно молодая женщина-лейтенант с нагрудной табличкой ГАСТИНГС вышла из лифта этажом ниже компьютерного центра и направилась по широкому, хорошо освещенному коридору, словно на задании.

Во всем комплексе царило ощущение опасной торопливости. Мировые коммуникации упали, военные сети разрушались, многие люди, чья работа заключается в недопущении катастрофы, паниковали.

Гастингс, стройная блондинка привлекательного вида, в голубой хлопчатобумажной блузке и синей юбке, на полпути по коридору остановилась у двери с плакатом:

ИКС

ХРАНИЛИЩЕ Т-1 № 3

Пожалуйста, убедитесь, что зарядка Т-1 полностью завершена, блок питания безопасно вынут, а разъем закрыт надлежащим образом.

Коридор пустовал. Гастингс попыталась открыть запертую дверь: провернула ручку сверх положенного, запорные штифты щелкнули, словно спички.

Проверив, что за ней не наблюдают, она проскользнула в большой, тускло освещенный зал и закрыла за собой дверь.

В хранилище стояли ряды больших, закутанных в полиэтилен фигур. Т-Икс колебалась лишь секунду, изучая показания датчиков на внутреннем дисплее, затем сорвала пленку с первого робота Т-1 и отбросила ее в сторону.

Указательный палец левой руки сформировал длинное тонкое сверло, которым она добралась до внутренностей крошечного черепа боевого робота.

Миллисекунды спустя палец засветился синей плазменной энергией, и она передала данные в процессор Т-1.

Быстро закончив, Т-Икс вытащила зонд, передающий данные, и перешла к следующему роботу.

Южные ворота авиабазы «Эдвардс»

«Эдвардс» всегда возникал словно ниоткуда. На долгие мили пейзаж сплошной пустыни, покатых песчаных холмов, кактусов и деревьев Джошуа. И внезапно за гребнем невысокого холма вырастал комплекс, охватывающий огромную территорию.

Два ряда колючей проволоки, ворота охраняются сотрудниками службы безопасности сурового вида. Главный корпус НИОКР расположен в ультра-современном трехэтажном здании из стали и стекла, ощетинившимся спутниковыми антеннами, системами лазерного наведения, с собственной электростанцией и системой кондиционирования.

Позади разрозненных строений во все стороны направлены антенны мировой коммуникации для передачи данных от верхнего диапазона до крайне низких частот, используемых для связи с подводными лодками.

В подвалах и более глубоких подземных помещениях теснились ульи лабораторий, где круглосуточно проводились всевозможные эксперименты. Под ангарами располагался ускоритель частиц диаметром почти восемьсот метров, электромагниты которого представляли радиационную опасность при включении на полную мощность.

Взлетно-посадочные полосы бежали на запад и восток от современной башни управления и ангаров поблизости. Несколько военно-транспортных самолетов, ряд вертолетов и два частных гражданских самолета замерли у ангаров и внутри них.

Терминатор заметил полицейский вертолет.

— Т-Икс уже здесь, — сообщил он.

Кейт пересела на пассажирское сиденье, когда они спускались по длинному склону к воротам. — Откуда ты знаешь? — спросила она. Ее сердце едва не подпрыгивало к горлу.

— Полицейский вертолет — Н-1-0-0-9, он летал у кладбища, — Терминатор указал на вертолет.

— О, Боже! — воскликнула Кейт. — Поторопись!

Она повернулась к Коннору. — Прикрой снаряжение. Я собираюсь договориться о пропуске на базу.

Джон схватил одеяло и прикрыл оружие и взрывчатку, когда Терминатор замедлился перед воротами.

Пара охранников жестом приказали остановить машину. Терминатор подъехал и открыл боковое окно. Кейт наклонилась, чтобы поговорить с охранниками. — Я Кейт Брустер, мой отец, генерал Брустер, ждет нас.

Охранники в форме цвета хаки с черными беретами, «м-16» перекинуты через плечо. — Могу я увидеть документы? — потребовал сержант-техник.

Кейт достала водительские права из куртки и протянула ему. — Мой жених, Скотт Петерсон, сидит сзади. Потом улыбнулась и положила руку на плечо Терминатора. — А это… Том Петерсон… его брат. Наш шафер.

Сержант зашел в караулку с документами Кейт, а второй охранник зорко следил за ними.

Через пару минут сержант-техник вышел и вернул Кейт водительское удостоверение. — Генерал сейчас занят, мэм. Но его секретарь оповещен о вашем визите.

Второй охранник повернулся открыть ворота. — Езжайте к главному входу, — указал сержант. — Вас встретят и проводят.

— Спасибо, — поблагодарила Кейт. — Быстрее, пожалуйста, — не разжимая губ шепнула она Терминатору.

Компьютерный центр ИКС

ИКС находился на пике высшего уровня готовности. Воздух наполнился ожиданием. Тревогой. Страхом.

Генерал Брустер стоял рядом с дежурным у главной консоли, глядя на огромный плазменный экран на задней стене.

На голубом фоне высвечивалась проекция Меркатора западного полушария с центром в Северной и Южной Америке, с небольшой частью Африки справа и Тихим океаном за Гуамом слева.

Воздушные, морские и наземные станции обозначались значками, электронные сети, соединяющие их, отмечены наряду с большими кругами полетных и парусных маршрутов к боевым зонам.

На дисплее высвечивалось СИСТЕМЫ СКАЙНЕТ ПО УПРАВЛЕНИЮ БОЕМ. Панель управления предупреждала: ПРОНИКНОВЕНИЕ В БРАНДМАУЭР. ЛОКАЛЬНЫЕ ОБОРОННЫЕ СЕТИ. СТАТУС СИСТЕМЫ.

Каждая военная система, база или система вооружения высвечивались в реальном времени.

И в конце списка простой интеррогатив: Д/Н.

Огромный зал затих, когда последние установки завершились.

Скайнет сообщал людям-контролерам, что готов. И спрашивал, готовы ли они.

Тони Фликинджер схватил генерала Брустера за локоть. — Сэр, мне нажать?

Брустер покачал головой. — Нет, я сам должен. — Он затруднялся отвести глаза от монитора. Он колебался.

Над этим проектом они работали последние несколько лет. Пентагон потратил пятнадцать миллиардов долларов. На самом деле, потратили гораздо больше, но Конгрессу сообщили именно это число.

Скайнет собирался утвердить мир во всем мире. Никакой национальный лидер в разуме не посмеет напасть, когда столь эффективная, работающая как часы, система без эмоций стоит на страже национальной безопасности двадцать четыре часа семь дней в неделю.

Напасть на США или одного из союзников — значит умереть. Все просто.

Вся сила мощнейшей нации на Земле будет спущена с поводка.

Непреодолимая сила.

Мировое господство — доброжелательное господство — станет реальностью впервые в Истории.

Но Брустер колебался. Может, мистер Сторожевой Пес — конгрессмен Стивенсон — прав? Возможно, поручение всей сети обороны чертову компьютеру — сумасшествие?

Но вариантов больше нет. Из-за вируса США и союзники абсолютно беззащитны.

Брустер почти лениво потянулся к клавиатуре главной консоли, нажал клавишу «Д» и через мгновение — «Ввод».

Монитор консоли высветил логотип ИКС и сообщил об установке контрольных точек Скайнета.

Система сразу начала менять значки на экране, сначала медленно, а затем ускоряясь, создавая десятки тысяч контрольных точек по всему миру.

— Мы в сети, — возвестил техник консоли. — Брандмауэр восстановлен. Подключение к местной оборонной сети, ракетам, подводным…

Процесс ускорился настолько, что техник не успевал озвучивать поступающие сведения.

— Скайнет работает на всю катушку, — доложил другой техник. — Обрабатываются шестьдесят… Вернее, уже девяносто терафлопс в секунду.

— Сэр, потребуется меньше минуты, чтобы найти и уничтожить вирус, — радостно вскрикнула Патриция Тэлбот.

Брустер взглянул на главного системного техника. — Будем надеяться, все сработает.

Внезапно плазменный экран и все мониторы в помещении погасли.

Словно кто-то нажал на выключатель.

Брустер огляделся, сердце рвалось из груди. — Что за…

— Сбой питания? — предположил техник.

— Свет горит, — заметил другой.

Мониторы и плазменный экран вернулись к жизни, и Брустер вздохнул с облегчением. Скайнет просто прочистил горло.

Внезапно стало очевидно, что творится нечто неправильное. Экраны и мониторы заполнили строки чужеродного кода, символы гонялись по экрану с нечеловеческими скоростями.

— Что, черт возьми, здесь происходит? — выругался Брустер. И в самом деле, что?


Глава 25

ИКС

Теперь Т-Икс готовилась действовать: последний робот был перепрограммирован.

Дверь хранилища роботов Т-1 № 3 открылась, и лейтенант Гастингс шагнула в коридор в тот самый момент, когда капитан Мак-Манус, ее босс, выходил из лифта.

Он злился, и, заметив ее, попер словно бык на красную тряпку.

— Лейтенант, черт побери, где ты бродишь?! — заорал он. — Где пилот полицейского вертолета, мать его так? И… — он посмотрел на табличку на двери. — Какого черта ты тут торчишь?

— Откуда Вы узнали, что я здесь? — спокойно поинтересовалась Т-Икс.

— Джонс тебя заме…

— Кто еще знает? — перебила Т-Икс.

Что-то пришло Мак-Манусу в голову, и он придвинулся ближе. — Так-так, ты не Гастингс. — Он снова взглянул на табличку. — Кто, черт возьми…

Т-Икс схватила его за горло и подняла вверх. Открыв дверь в хранилище Т-1, она мотнула его как тряпичную куклу, сломав позвоночник. Потом взяла у него пистолет и отбросила тело в угол.

Мгновение она разглядывала умирающего капитана, его левая нога еще подергивалась. Т-Икс решала, воспользоваться ли его внешностью для более легкого доступа в компьютерный центр.

Она осмотрелась, ее датчики настроились на электронные выбросы внутри здания. Возникли мощные помехи электрического и электронного характера, притупившие некоторые ее датчики.

Но она почувствовала, что Скайнет с секунды на секунду запустят, и остановить его потом будет невозможно.

Она склонила голову. Потом будет невозможно, но в настоящее время способ есть. Генерал Брустер играл ключевую роль.

Т-Икс развернулась, и пошла к лифту мимо трупа начальника охраны, морфируя из образа лейтенанта Гастингс.

* * *

Два охранника размещались за перегородкой из пуленепробиваемого стекла рядом с передней дверью.

— Где бы находился твой отец в обычной рабочей обстановке? — спросил Терминатор у Кейт.

— Наверху, в компьютерном центре, — ответила она. Ее отец говорил, что это сердце ИКС. Но теперь они зашли так далеко, и она не знала, что предпринять дальше.

— Ты знаешь, как туда добраться?

Кейт кивнула. — Да. — Она указала на лифты в холле. — Но они не позволят нам зайти в…

Один из охранников просунул журнал учета посетителей в щель. — Распишитесь, пожалуйста, — вежливо попросил он. — Кто-нибудь через минутку проводит Вас наверх в офис генерала.

— Мы пойдем сейчас, — отказался Терминатор. Он разбил толстое стекло левым кулаком и выстрелил обоим охранникам в ногу из пистолета «глок». Они с воплями повалились на пол.

— Что… Ты с ума сошел?! — опешила Кейт.

— Нет времени, — отрезал Терминатор. — Нужно успеть добраться до твоего отца.

Он зашагал к лифту. Джон взял Кейт за руку и последовал за ним.

— Его запрограммировали не убивать людей, — заверил Коннор. — Это не значит, что он не может выводить их из строя.

* * *

Все терминалы заблокированы.

Генерал Брустер переместился из комнаты с главной консолью в общий зал компьютерного центра. Техники боролись за восстановление контроля над системой. Прилагая все усилия, чтобы вернуть хоть одну базу, военный объект, или спутник.

Но даже электростанция ИКС и система кондиционирования воздуха не отвечали. Внутренние коммуникации, включая телефоны, тоже не работали.

Один из техников, пытавшийся дозвониться до друга в другой части авиабазы, покачал головой. — Мобильники не работают, сэр.

Единственным лучом надежды в этом бардаке была охота на вирус. Скайнет сражался с ним, хотя процесс занимал более минуты, вопреки обещаниям Тэлбота.

Но какой ценой?

Никто не знал, как долго продлится хаос, и каков конец.

— Папочка! — закричала женщина, выбегающая из лифта в задней части компьютерного центра.

Брустер узнал голос. Он повернулся на каблуках, а Кейт, его дочь, прорывалась через зал в его сторону. Ее правая рука оттопырилась, словно она хотела обняться.

Но ее появление здесь в данный момент абсолютно не к месту! Он внезапно вспомнил, как просил ее привезти сюда сегодня жениха. Практически умолял, и велел секретарю позаботиться о ее сопровождении, если, или когда, она появится.

Но не сейчас.

— Кейт, милая, что ты здесь делаешь?

Основной лифт слева от Брустера открылся, и он краем глаза зацепил, как несколько человек выходят из него.

Он начал поворачиваться, и в этот миг оглушающе загрохотала автоматная очередь. Часть мозга автоматически зафиксировала, что стреляют из русского «АК-47». Очень уж специфичный у них звук.

Другая часть мозга ужаснулась, когда тело дочери задергалось от попавших в него пуль.

Ее отбросило назад на перегородку, высекая дождь из стекла. Раздался взрыв компьютерного монитора, взметнулись искры с осколками пластика и металла, когда Кейт упала на пол позади консоли.

Техники в ужасе разбегались, стараясь убраться с линии огня.

Просто какой-то кошмар! Воздух словно выкачали из помещения, Брустер не мог дышать, а только кричал имя дочери.

Он двинулся вперед, а слева раздался женский голос:

— Не приближайся к этой штуке!

Голос принадлежал Кейт. Он узнал бы его везде. Голос прозвучал позади. Но он мог видеть ее ноги, торчащие из-за разрушенной консоли.

Он повернулся и увидел Кейт, бегущую к нему, и молодого человека в рваных, окровавленных джинсах и потертой куртке, с ранцем через плечо позади нее. Он держал «АК-47».

Крупный мужчина в солнцезащитных очках, смутно знакомый, шагнул в зал. Он отбросил «АК-47», из которого только что стрелял, и снял с правого плеча автоматический гранатомет «МК-19».

Через два аварийных выхода проходил массовый исход техников. Некоторые ползли на четвереньках, выбираясь из зала, ставшего боевой зоной.

Кейт бежала через зал прямо к Брустеру, что казалось невозможным. Он своими глазами видел, как в дочь попали минимум дюжину раз, и она упала на пол.

Он снова повернулся, как раз вовремя, чтобы увидеть, как пораженная пулями фигура поднимается из-за консоли. Она выглядела как Кейт, но все же не она.

Брустер отшатнулся на полшага от чудовищности ситуации.

На теле не виднелось ни капли крови. Нечто, похожее на жидкий металл, слипалось вокруг ран, закрывая их, невозможным образом исцеляя повреждения.

Теперь это была не Кейт, а одетая в обтягивающие брюки и куртку цвета ржавчины блондинка.

Т-Икс подняла девятимиллиметровую «беретту» капитана Мак-Мануса и дважды выстрелила в живот Брустеру. Его отбросило назад, словно сбило грузовым поездом, мчащимся на полной скорости.

Кейт завопила.

В этот момент Терминатор выпустил первую сорокамиллиметровую гранату в грудь Т-Икс. Раздался оглушительный взрыв, толкнувший ее на несколько шагов назад.

Не дожидаясь восстановления равновесия Т-Икс, робот снова выстрелил, приближаясь. После каждого выстрела ее отбрасывало назад, а Терминатор палил снова и снова.

Последний выстрел отбросил Т-Икс на широкие жалюзи главной вентиляционной шахты, проломившиеся от ее веса, и она исчезла в отверстии.

Сигнализации звенели, сирены вопили, а техники продолжали выбираться из компьютерного центра с максимальной скоростью, на которую были способны.

Кейт примчалась к отцу. Он плевался кровью, испытывая жуткую боль. Он не мог говорить, лишь слабо прошептал, когда Кейт осматривала его раны:

— Кэти, слава Богу! Я подумал…

— Не разговаривай, папочка, — остановила она. Разорвала пропитанную кровью рубашку, и черная жидкость стала сочиться из ран в животе. Если в ближайшее время его не доставить в больницу, он умрет.

Терминатор подошел к проему вентиляционной шахты и заглянул внутрь. Шахта уходила глубоко вниз, на дне находился гигантский вентилятор со сломанными лопастями.

Робот повернулся к Джону и Кейт. — Она вернется.

Коннор мрачно кивнул. Он сгорбился рядом с Кейт над ее отцом. — Мы должны отключить Скайнет, — объяснил он генералу. — Где системное ядро? В этом помещении?

Брустер с трудом верил словам молодого человека. Это же невозможно! — Кто ты? — прошептал он. — Ты не можешь знать секретную информацию.

Коннор схватил его за плечо. — Хватит болтать о сверх-секретном дерьме!

Кейт отбросила его руку. — Прекрати! — закричала она. — Ты причиняешь ему боль.

Джон разозлился. — Если он не сообщит нужную информацию, мы — покойники. — Он схватил полу рубашки генерала. — Где оно? Как его остановить?

— Скайнет, — задыхаясь, пробормотал Брустер, — он борется с вирусом.

Коннор вздохнул, не отрывая глаз от генерала. — Разве Вы не понимаете? Скайнет — и есть вирус, — Джон старался перекричать сирены и сигнализацию. — Поэтому все и рушится.

Невозможно поверить! — Нет, это не правда, — прохрипел генерал. — Я только что скомандовал… соединить его со всеми военными системами.

Терминатор перезарядил гранатомет. Потом схватил «АК-47» и заменил магазин.

— Скайнет обладает самосознанием, — сообщил он. — Через час он инициирует массовую ядерную атаку по своим врагам.

Брустер уставился на него. Он знал этого мужчину. — По каким врагам? — прошептал он. Ему просто необходимо знать.

— По нам, — горько вздохнув, утвердил Джон.

Где-то в здании раздались выстрелы автоматического оружия. Очень мощного и скорострельного оружия.

Люди в отчаянии кричали на лестничных клетках этажами ниже.

Кейт огляделась. — О Боже…

Брустер потянулся и схватил Коннора за руку, осознав, что происходящее — не ночной кошмар. Молодой человек прав.

— Мой кабинет, — с трудом выдавил он, — на этом этаже. Нужно туда добраться. Коды доступа в сейфе.

Взявшись с двух сторон, Джон и Кейт подняли генерала на ноги.

Терминатор двинулся в авангарде, держа наготове «АК-47» и «МК-19».


Глава 26

ИКС

Брустер вел их по коридору, выводящему к его кабинету и кабинетам главных инженеров и администраторов.

Люди в здании паниковали. Со всех сторон доносились звуки выстрелов, некоторые из «М-16», которыми вооружены охранники авиабазы.

Но охранников превосходила огневая мощь миниганов роботов Т-1.

Выходя из компьютерного центра, они оглянулись назад и увидели открывающиеся двери главного лифта. Около десятка техников выскочили из-за консолей, за которыми прятались, намереваясь добраться до лифта и убраться прочь.

Но робот Т-1, махина на гусеницах, занимающая почти все пространство лифта, сверкая красными зрительными датчиками на крошечной, зловеще выглядящей головке, мгновенно открыл огонь из обоих пулеметов. Пули с сердечником из обедненного урана впивались в тела людей, разрывая их на части, кровь и кости разлетались в стороны, словно гейзеры.

Терминатор выступил из-за угла и пошел по коридору, держа оружие наизготовку.

Джон и Кейт практически тащили на себе генерала, двигаясь так быстро, насколько могли.

Сердце Кейт рвалось из груди, когда они задержались перед поворотом. Терминатор быстро окинул взглядом коридор и двинулся вперед.

— Что это было? — дрожала Кейт.

Терминатор посмотрел на нее. — Т-1, первое поколение терминаторов. Примитивная система прицеливания с датчиками движения и тепла.

Брустер внезапно попытался обрести баланс. Стоять на своих ногах. — Ты сержант Кэнди, — выпалил он.

Терминатор бросил еще один взгляд на пустой коридор, затем повернулся назад. Глаза Брустера расширились. Небольшая часть металлического черепа Терминатора оголилась.

— Ответ отрицательный, — ответил Терминатор.

— Иисусе! Откуда ты взялся?

Неожиданная очередь из пулемета в непосредственной близости от конференц-зала заставила их ускорить перебежку по коридору.

Они снова услышали крики и звуки разрушения: скрежет металла, звук разбитого стекла, спорадический ответный огонь силами охраны авиабазы…

Брустер не понимал, как Скайнет смог распространиться по системе так быстро, но еще больше его запутало поведение роботов Т-1. Кто-то перепрограммировал их или, по крайней мере, управлял их действиями.

Как и зачем? Какая цель преследуется? Должны же быть причины!

Однако, в конечном счете, это его вина. Он являлся движущей силой интеграции научных исследований и разработок ИКС в военную инфраструктуру.

Скайнет и его контроль над всеми войсками и вооружениями США были его страстью с самого начала.

Он получил первую звездочку, устраняя беспорядок после уничтожения здания и банкротства старой компании Кибердайн. Вторая звездочка упала на его погоны шесть лет назад, когда он открыл этот объект ИКС. А третья досталась шесть месяцев назад, после завершения основных работ по Скайнету.

Он устал. Ему хотелось лечь и заснуть. Он потерял мать Кейт и нормальную жизнь, которую мог прожить в иных условиях.

Генерал повернулся и посмотрел на дочь. Волны любви переполняли его.

— Кейт, мне очень жаль, — прошептал он. — Мне очень-очень жаль.

— Тсс, это не твоя вина, — ее лицо излучало страх и беспокойство.

— Моя. Я открыл ящик Пандоры. — Он посмотрел на Джона. — Отличный выбор, Кэти!

— Какой? — она с трудом могла сосредоточиться, пытаясь поспеть за Терминатором.

— Я о твоем женихе, — пояснил отец. — Он хороший человек.

Коннор коротко улыбнулся Кейт. Брустер понял, что они — команда. Хороший знак!

Терминатор заглянул за очередной угол и сразу отступил назад. Жестом указал всем молчать и положил оружие на пол.

В стеклянной перегородке одного из кабинетов Брустер увидел туманное отражение робота Т-1 в конце соседнего коридора.

Тот стоял неподвижно. Его датчики нацелились в их направлении. Возможно, он что-то услышал, но не был уверен.

Терминатор видел то же отражение.

Второй робот выкатился из-за угла и остановился рядом с первым.

Терминатор жестом указал Джону, Кейт и генералу стоять на месте, затем неслышно добрался до панели подвесного потолка и снял ее. Наверху открылось пространство чуть больше метра в высоту для потолочной конструкции, систем пожаротушения, проводов камер безопасности и трассы оптического волокна.

Терминатор с легкостью подтянулся и, забравшись туда, исчез в темноте.

Брустер уверен, что это передовой киборг/воин по образцу сержанта Кэнди. Но его смущало, что терминаторы подобной модели еще не разрабатывались.

Откуда тогда взялся этот?

Кейт и Джон тоже заметили отражение. Они застыли, в то время как один из роботов переместился на несколько метров по коридору.

Очевидно, машина что-то почувствовала. Возможно, их тепловые сигнатуры из-за угла.

Он сдвинулся вперед еще на пару метров.

Коннор потянул Кейт и ее отца назад. Внезапно потолочная панель над вторым Т-1 распахнулась, и Терминатор выпрыгнул сверху, словно десантник на территорию, удерживаемую неприятелем.

Оба Т-1 повернулись в сторону движения, готовясь пустить в ход оружие.

Приземлившись в шаге от второго Т-1, Терминатор вырвал из его туловища голову, схватил пулемет робота и открыл огонь.

Первый Т-1 начал палить по коридору, но Терминатор использовал второго робота в качестве щита, короткими замыканиями заставляя его стрелять из пулемета в первого робота, целясь в голову, где расположен процессор и в центр туловища, где находятся защищенные энергоблоки.

Первый Т-1 застыл, его красные оптические датчики погасли, дула пулеметов уткнулись в пол за секунду до того, как управляемый Терминатором робот приказал долго жить.

Оба Т-1 изрешечены пулями и нескоро смогут вернуться в эксплуатацию. Терминатор на мгновение поднял голову, датчики просканировали близлежащую территорию на наличие контролируемых Т-Икс машин, но на внутреннем дисплее было чисто.

Он вернулся к Джону, Кейт и ее отцу, прятавшимся за углом, поднял свое оружие, и они спокойно одолели оставшийся путь до кабинета генерала.

Секретарь Брустера исчез, как и остальные люди в этом крыле. Кейт и Коннор помогли генералу добраться до красного кожаного кресла напротив огромного изогнутого многосекционного дивана. Стены отделаны панелями из вишневого дерева, напротив стола для переговоров располагался полный бар, встроенный в буфет. Американский флаг и флаг подразделения соседствовали с фотографиями истребителей и бомбардировщиков времен Второй Мировой войны. Большие окна выходили на взлетно-посадочные полосы и ангары.

Коннор нашел сейф и повернулся к Брустеру с целью узнать комбинацию.

— Тридцать два влево, — начал генерал.

Терминатор отодвинул Джона в сторону, легко вырвал дверцу сейфа из петель и с глухим стуком отбросил на ковер.

Кейт в окно ужасалась на бойню, происходящую внизу. В ее глазах застыли слезы, а губы дрожали. Именно так и может выглядеть ад.

Несколько роботов Т-1, вроде тех, из лифта и из коридора, вели беспорядочную стрельбу, убивая всех на своем пути. Повсюду валялись тела. Грузовики, автомобили и самолеты полыхали огнем, дым валил из отдаленного здания.

— Они всех убивают! — воскликнула она. — Почему?

— Чтобы уничтожить любую возможную угрозу Скайнету, — ответил Терминатор.

Коннор доставал из сейфа бумаги, конверты и папки и отбрасывал в сторону. — Где коды?!

— Красная папка, — прохрипел Брустер.

Коннор нашел большую красную папку и вытащил ее из сейфа и показал генералу. — Это поможет все отключить?

Брустер вспомнил, как Кейт появилась на свет. Они тогда размещались в Германии, в Рамштайне, и он примчался в армейский медицинский центр в Фогельвехе как раз вовремя.

Она родилась такой невероятно красивой и невероятно беспомощной!

— Позаботься о моей дочке! — закричал он.

Кейт подскочила к нему. — Папочка?!

В комнате темнело. Становилось трудно сосредоточиться. Он почувствовал глубоко в груди дрожь, напугавшую его. — Кристал Пик, — пробормотал он. — Вам нужно добраться до Кристал Пик.

— Что он сказал? — не расслышал Коннор.

— Кристал Пик, — повторил Терминатор. — Защищенный объект в горах Сьерра-Невада в восьмидесяти трех километрах к северу. Азимут ноль-один-пять градусов.

— Там находится системное ядро? — пробивался Коннор к сознанию генералу.

— Это ваш единственный шанс, — угасал Брустер. Его голос понизился до шепота.

— Папа! — крикнула Кейт. — Останься со мной!

Брустер откинулся назад с помутневшими глазами. Его ресницы трепетали.

Бойня внизу почти закончилась. Немногих оставшихся в живых Т-1 выслеживали и убивали.

— Нужно добраться до самолета, — скомандовал Коннор, хотя знал, что под открытым небом пройти к ангарам невозможно. Он сунул красную папку в ранец.

Нужен другой маршрут. Какой-нибудь выход из главного здания, чтобы добраться до ангаров, не пересекая взлетно-посадочной полосы.

Коннор начал искать на столе генерала что-нибудь, что может помочь: карту, план здания, что угодно…

Его глаза загорелись при виде книги «Землемер авиабазы «Эдвардс»». Он раскрыл ее на странице с планом объекта ИКС, на котором изображены здание НИОКР, электростанция, здание кондиционирования воздуха, ангары, башни и все соединительные коридоры на каждом уровне.

— Ладно, — Коннор водил рукой по плану. — Аварийный выход здесь, — он ткнул пальцем в точку на плане. — Прямо рядом с ангаром. Так мы и выберемся.

Генерал вдохнул последний раз, и его сердце остановилось. Кейт схватила его за форменную рубашку и попыталась растолкать. Но он умер, и она знала, что его уже не вернуть. Слишком поздно.

Охотник-убийца, система воздушного вооружения, внезапно возник за окном с нацеленными на них ракетами.

Терминатор поднял «АК-47». — Ложитесь, — предупредил он и открыл огонь.

В этот момент из орудия ОУ взметнулась ракета воздух-воздух, оставив за собой длинный хвост огня, пролетая сквозь разбитое окно.


Глава 27

ИКС

Джон толкнул Кейт за массивный стол генерала, опрокинул ее на пол и прикрыл своим телом.

Ракета взорвалась как атомная бомба, мгновенно наполнив комнату ослепительно белым светом. Интенсивный тепловой удар, опаливший волосы на затылке Коннора, привел к катастрофическим разрушениям.

После взрыва словно сработал гигантский пылесос, всасывая почти все в помещении и выбрасывая в окно, превратившееся в огромную зияющую дыру.

Стекло и обломки разлетались повсюду. Коннор уткнулся головой вниз, обхватив Кейт, прижимая плотно ее тело к себе.

Когда стихло, он медленно приподнялся. В ушах звенело от сотрясения мозга. Похоже, они с Кейт отделались легким испугом.

Терминатор принял главный удар на себя — его сбило с ног на спину, куртка дымилась, кожа на лице и шее обгорела, обнажив большую часть черепа и оптический датчик.

Кейт внезапно оттолкнула Джона и подползла к груде мусора, в которой лежал отец. В его открытых глазах не было жизни.

— Нет! — Закричала Кейт. Не так должна закончиться его жизнь. Не из-за бездумной машины. Возможно, еще не все потеряно. Может, нужно сделать искусственное дыхание? Или хоть что-нибудь!

Она оглянулась на оконный проем. ОУ улетел.

Девушка обхватила отца руками и попыталась притянуть к себе. Ее тело содрогалось от рыданий. — Только не это, — повторяла она.

Коннор придвинулся к ней и разглядел, что она все же пострадала от взрыва. Ее нога кровоточила от раны выше колена. Но, насколько он видел, рана несерьезна. Кровь медленно сочилась, а не фонтанировала, как при повреждениях крупных сосудов.

Он отвел ее руки от тела отца, приобнял за плечи и попытался оттащить. Нежно. ОУ вернется. Он уверен. — Больше ничем не помочь, — с состраданием произнес Джон. Он мог бы написать книгу о том, что чувствуешь, теряя близкого человека. — Пойдем.

— Я не могу, — замотала она головой и взглянула на него. — Не могу.

— Нет, можешь, — настаивал Коннор.

Она попыталась отвернуться, но он повернул ее обратно и посмотрел в глаза, внушая, что нужно сделать. Вся измазанная в крови — своей и отца, она находилась на грани срыва.

— Кейт, послушай меня. Он хотел, чтобы ты пошла со мной. Чтобы мы добрались до Скайнета и отключили его.

Она продолжала качать головой, словно отрицая смерть и разрушения вокруг. Но все же позволила Джону помочь ей подняться на ноги.

И едва не рухнула на пол, ощутив сильную боль в ноге. Джон помог ей сохранить равновесие.

Она оправилась через мгновение.

Джон вытащил «АК-47» и рюкзак из-под обломков. — Сколько у нас времени?

Терминатор у двери оглядывал коридор. — Пятьдесят одна минута.

— Нам лучше поторопиться, — сказал Коннор.

Они выкарабкались за Терминатором через приемную в широкий коридор, когда Т-Икс вывернула из-за угла прямо на них.

Терминатор застыл между ними и рвущейся в атаку Т-Икс. — Бегите, — бросил он и пошел в атаку.

Джон схватил Кейт за руку, потащил ее за противоположный угол, и они побежали по коридору.

* * *

В последний момент Т-Икс подпрыгнула и пяткой ботинка ударила Терминатора в лицо, вложив в удар всю силу.

Мощь удара превзошла взрыв ракеты, выпущенной ОУ. Терминатора бросило на стену.

Т-Икс легкой кошачьей походкой направилась туда, куда скрылись Джон и Кейт.

Процессор Терминатора не мог рассчитать внезапность и разносторонность людей, но был в состоянии провести переоценку новых данных, начав использовать их для перезаписи старой подпрограммы. Модель Т-Икс гораздо сильнее и гибче, чем он ожидал.

Дважды он подобную ошибку не совершит. Не успела Т-Икс шагнуть пару раз, как Терминатор оттолкнулся от стены, словно боксер от канатов, и метнулся за ней.

Достигнув угла, он догнал ее, схватил руками верхнюю часть тела и рванул влево.

Она с силой вывернулась, ударила Терминатора плечом в грудь, а затем шмякнула его спиной об бетонную стену мужского туалета.

Терминатор уже не имел уверенности в своей победе в бою. В начале схватки он оценивал свои шансы на отключение Т-Икс в 18,773 процентов. С новыми данными шансы упали до 4,331 процента, с учетом погрешности в четыре процента.

Но он запрограммирован только на спасение жизней Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

Раковина грохнулась об стену, разбрызгивая керамические осколки, словно снаряды пулемета. Из сломанной трубы хлынула вода, кусок плитки треснул и просел под давлением комбинированного веса двух могучих роботов.

Т-Икс вырвалась и попыталась улизнуть в коридор, но Терминатор сгреб сломанную раковину за дренажную трубу и треснул ей по голове со всей силы.

Ее череп склонился под силой удара, но серьезных повреждений не получил.

Она повернулась к Терминатору, схватила его между ног, подняла над полом и швырнула на кабинку туалета. Робот проломил перегородки с такой легкостью, будто они из папиросной бумаги.

Будь Терминатор человеком, он бы лишь частично, а то и вовсе не почувствовал боль из-за волны адреналина, пробегающей по телу. У киборга же задействовались несколько схем, обеспечив электронный эквивалент.

Он вскипал, как объяснил бы Коннор.

Т-Икс двинулась к двери, попутно сверяясь с датчиками роботов Т-1 на предмет обнаружения главных целей.

Терминатор легко вскочил с покореженных перегородок и дверей и в три быстрых шага настиг противницу.

Он вцепился ей в шею и ударил головой об зеркало над раковиной, разбив его на мелкие кусочки. По стене поползли трещины.

Потянул ее голову назад и снова ударил об стену. И снова. И снова.

* * *

Джон и Кейт остановились на первом этаже пожарной лестницы у технического крыла здания.

Они слышали выстрелы наверху, но крики затихали, как и ответная стрельба охраны авиабазы.

Машины побеждали, для этого они и созданы. Два вопроса мучили Коннора: справится ли Терминатор с Т-Икс и как им выбираться отсюда самостоятельно.

Через смотровое окошко он увидел, что двери всех офисов и лабораторий по коридору распахнуты. Т-1 уже здесь побывали.

На полу валялись трупы, а все помещения, особенно мастерские и лаборатории, превратились в руины. Но поблизости никаких признаков присутствия роботов. Джон подумал, а не стоит ли им вернуться и попытаться помочь Терминатору.

— Что? — тряхнула его Кейт.

— Мы не выберемся отсюда без него, — пояснил Джон.

Кейт проследила за его взглядом. Она знала, о чем он думает. — Нет, выберемся, — возразила она. — У меня есть удостоверение пилота.

Левая бровь Коннора приподнялась. Он впечатлился. — Хорошо, что ты с нами, — улыбнулся он. Ему начинала нравиться ее прочность и устойчивость. Хорошо иметь такую девушку на своей стороне.

— Нам нужно в соседнее крыло, — указал он. Они побежали по коридору к другой аварийной двери со смотровым оконцем.

Ситуация аналогичная соседнему крылу. Офисы и лаборатории нараспашку, главный коридор в руинах, повсюду трупы, кое-где пылают небольшие пожары, а воздух заволакивает дымом.

Но ни одного боевого робота.

Вход в комплекс ускорителя частиц находился где-то за коридором. Джон и Кейт проскользнули в коридор и застыли на месте. Вонь от изувеченных человеческих тел ударила в нос, перехватив дыхание.

Фотографии, схемы и рисунки Т-1, ОУ и других футуристических систем вооружения стояли в рамках и висели на стенах в офисах.

— Боже, это на самом деле началось, — охнул Коннор. Именно такого будущего боялась его мать. Будущего, за предотвращение которого она и боролась.

Они миновали большую задымленную рабочую зону. Здесь разбросана масса тел, видимо, борьба в этой части здания была более интенсивной. Посреди одного из помещений скопилась лужица горючей жидкости и полыхала.

Джон снова взял Кейт за руку, и они попытались обойти огонь. В этот момент они услышали характерный шорох продвигающегося Т-1.

Кейт потянула назад, но Коннор швырнул ее на пол и подполз как можно ближе к огню, рискуя обжечься.

Т-1 с горбатой спиной и плечами, едва не царапающими потолок, проезжал совсем рядом, под гусеницами хрустел мусор и части человеческих тел.

Он остановился. Красный луч лазерного указателя пробежал по комнате, избегая источника огня.

Машина искала тепловые сигнатуры выживших людей. Робот, очевидно, из команды зачистки. Либо Т-Икс послала его искать их.

В любом случае, Т-1 представлял смертельную угрозу. Коннор вплотную придвинулся к огню и потянул Кейт.

— Нет, — прошептала она на ухо. — Слишком жарко!

— Тепло ослепит его, — объяснил он. — Не двигайся.


Глава 28

ИКС

Рукав куртки Коннора задымился. Жар пек нестерпимо, но он заставил себя не двигать ни мускулом, пока Т-1 методично осматривал помещение.

Машина чувствовала, здесь кто-то был; возможно, робот слышал, как они проходили через дверь. Но обнаружить их тепловые сигнатуры Т-1 не в состоянии, поскольку они находились очень близко к источнику открытого пламени.

Луч лазерного указателя пробежался по их телам, вернулся, задержался секунду над головами и приблизился прямо к ним.

Красный блеск отразился в глазах Кейт и медленно двинулся к Коннору. Кейт сначала испугалась, но теперь выглядела решительнее. Что-то в ней изменилось. Джон заметил это по тому, как она смотрела, как прижималась к нему; в настоящий момент ее воля к жизни так же сильна, как и его.

У него возникло желание наклониться, совсем чуть-чуть, и поцеловать ее в губы. Они слегка приоткрылись, а ее дыхание, даже после пережитого, сладко пахло.

Луч помелькал у них на головах, переместился влево, подергиваясь вверх и вниз, как телевизионный растр, рисующий инфракрасное изображение помещения линия за линией.

Резиновые колесики тележки для оборудования загорелись. От втулки поднялся черный дым. Одно из колес внезапно подломилось, опрокинув шаткий стол с измерительными приборами.

Т-1 молниеносно развернулся на звук и движение и открыл огонь из пулеметов, полностью уничтожив тележку.

Когда он прекратил стрелять, тишина оглушила.

Робот снова развернулся. Луч продолжил бегать по помещению, выискивая признаки движения или источников тепла.

Он проигнорировал Джона и Кейт как уже квалифицированных неживыми объектами, а через минуту покатился через дверь назад к крылу НИОКР.

Стоило роботу удалиться, как Коннор откатился от огня и, не обращая внимания на ожоги, помог Кейт подняться на ноги.

— В порядке? — заботливо пробормотал он.

Она кивнула. — А ты?

— Жить буду.

Они обошли огонь и помчались по коридору к входу в ускоритель.

* * *

Терминатор знал, что у него двойной гандикап: у его модели меньше способностей, чем у более совершенной Т-Икс, и осталась всего одна водородная ячейка питания.

Он начал ощущать последствия борьбы на силовых цепях. Если он полностью разрядится, потребуется не менее часа, чтобы восстановить достаточную рабочую мощность. В течение этого времени он окажется абсолютно беспомощным.

Основной причиной для беспокойства, однако, стало уменьшение возможностей, которые лишь слегка компенсировались двойными императивами, глубоко впечатанными в микропроцессор.

Т-Икс отпихнула его в сторону, но прежде чем она смогла уйти, он прыгнул сзади и обхватил мощными руками из титанового сплава ее шею.

Половая плитка и бетонная плита под ними треснули, и они рухнули в физическую лабораторию этажом ниже вместе с градом битого кафеля, осколков стекла и керамики и струями воды.

Звуки работающих механизмов, холодильных установок, водяных насосов, аварийных генераторов и серводвигателей десятков аварийных систем типа системы пожаротушения, противопожарных дверей, сирен и электричества, очень громко завывали.

Котлы как часовые стояли вдоль стены длинного помещения, а напротив висели распределительные щитки в больших стальных коробках.

Лабиринты труб, кабельных трасс и СВЧ-волноводов пересекались на потолке, целый раздел под мужским туалетом либо свернут с места, либо уничтожен.

Киборги приземлились на ноги посреди коридора между двумя рядами механизмов. Терминатор усилил захват, попытавшись отделить череп противницы.

Нижняя половина лица Т-Икс отогнулась, жидкий металл разверзся, обнажая стальные челюсти и зубы из сплава, который прочнее промышленного алмаза. Ее челюсти сжались на левой руке Терминатора, чуть выше запястья, зубы вгрызлись в кожаную куртку, в инфильтрационную дуропластовую кожу, в гидравлические и электромеханические системы.

Терминатор сжал ее шею, используя остатки резервной мощности, и его активные схемы получили последний электронный адреналин.

Нижняя часть тела Т-Икс повернулась на сто восемьдесят градусов, затем вскочила, обвив ногами туловище Терминатора. Ее бедра сжались с давлением гидравлического пресса.

Т-Икс выпустила из зубов руку Терминатора, и развернула голову. Ее оптические датчики уставились в его.

Терминатор отшатнулся на пару шагов под ее весом. Его туловище скрежетало и стонало от безжалостно нарастающего давления.

Но он не собирался отпускать шею Т-Икс и бросить попытку оторвать ее голову.

Т-Икс повернула туловище так, что все ее тело обхватило Терминатора. Со стороны походило на объятия влюбленной парочки, хотя ей такая мысль и в голову прийти не могла.

Она подняла правую руку, кожа слезла с запястья, обнажая поврежденную в бою на кладбище головку плазменной пушки.

Терминатор ослабил хватку на шее, схватил за запястье и начал отводить его в сторону, когда плазменное оружие выстрелило в упор ему в лицо.

Значительную часть дуропластовой кожи сразу опалило сильным жаром, обнажив почти весь бок черепа во впадинах и шрамах.

Голубое свечение немедленно сконцентрировалось на кончике оружия, когда она начала перезарядку.

Одна секция микрочипа Терминатора провела переоценку шансов на победу, понизив их до двух процентов. Программа посоветовала ударить прицепившуюся Т-Икс об одну из высоковольтных распределительных коробок на стене слева.

Т-Икс не переставала давить на туловище Терминатора, а ее плазменное оружие продолжало заряжаться.

Терминатор ударил ее о распределительную коробку второй раз. Сталь погнулась от мощного удара.

Он снова и снова ударял ее, и на четвертый раз металлический ящик проломился, вызвав короткое замыкание в две тысячи двести вольт со снопом белоснежных искр.

Киборги напряглись, их сервоприводы оказались перегружены, схемы управления укрылись в безопасных зонах, когда высокое напряжение врезалось в металлические каркасы и потекло через их электрические системы.

Терминатор надавливал на тело Т-Икс, сильнее прижимая ее к распределителю, форсируя развитие события, которое приведет к уничтожению обоих центральных процессоров в случае длительного воздействия тока высокого напряжения.

Вдруг Т-Икс рывком освободилась, ударила оппонента головой в подбородок, заставив неуклюже отшатнуться назад.

Он сделал два шага и упал на стальную решетку платформы, возвышающейся над сточным колодцем под котлами.

Прежде чем он успел подняться, Т-Икс нависла над ним, хлопнув ногой по черепу, висящему над краем платформы.

Что-то в его шее оборвалось.

Т-Икс вновь ударила ногой по голове, вывернув вторую и третью распорки, удерживающие череп.

Терминатор уже был не в состоянии поднять голову, многие цепи, обеспечивающие подвижность нижних конечностей, повредились или разрушились. Левая рука спазматически дергалась.

Т-Икс изучала его несколько долгих секунд, затем наклонилась. Указательный палец правой руки морфировал в длинное сверло, загорелось голубоватое свечение готовности к передаче данных.

* * *

Табличка «РАДИАЦИОННАЯ ОПАСНОСТЬ» висела на стальной двери в конце коридора.

— Мы на месте, — сообщил Коннор. Здесь находился вход в ускоритель частиц. — По нему мы пройдем к взлетно-посадочной полосе.

Оставался один бросок, у них был единственный шанс выбраться отсюда, и Коннор не размышлял, правильное ли он принял решение.

На данный момент, с Терминатором или без, это единственное решение.

Одно из окон в коридоре разлетелось под градом пулеметного огня.

Джон и Кейт обернулись через плечо и увидели ОУ, парящего с другой стороны.

Их обнаружили!

ОУ резко накренился влево, отслеживая их.

Ракета «воздух-земля» отделилась от перекладины и воспламенилась.

Коннор швырнул Кейт на пол, ракета пролетела через окно в десятке сантиметров над головами и ударилась в стальную дверь, ведущую к ускорителю.

ОУ развернулся вокруг своей оси, намереваясь поравняться с ними для второго ракетного выстрела.

Кейт с криком вскочила, выхватила у Джона «АК-47», передернула затвор, сняла с предохранителя, как это делал Терминатор, и открыла огонь по приближающемуся Охотнику-Убийце.

Ярость целиком захлестнула ее. Ее жених, вероятно, убит безжалостной машиной.

Ее отец пал от руки машины. А монстры все прибывают и прибывают, конца им нет и края! Бессердечные. Бездушные. Без эмоций.

Она держала палец на спусковом крючке, тяжелая отдача штурмовой винтовки толкала ее назад, едва не сбивая с ног.

Когда патроны кончились, ОУ застыл на секунду и взорвался интенсивным шаром пламени, разбрасывая вокруг обломки. Некоторые разбили окна и громыхали по коридору, приземлившись у ее ног.

Джон стоял с открытым ртом. Он не видел подобного с тех пор, как его мать была жива.

Она повернулась к нему: дикие глаза и тяжелое дыхание. Ее тело покрывали смазочные материалы с пола, черные пятна от приклада и кровь.

— Что? — заорала она в горячке.

— Ничего, — Коннор развел руками. — Просто ты напомнила мою маму.

Он посмотрел в окна, но небо казалось чистым, как и коридор позади них. Долго такое не продлится.

— Пошли, — скомандовал он. Взял у нее «АК-47», и, проходя через взорванную дверь, выбросил пустой магазин и вытащил из ранца последний.

Они спустились на два пролета в подвальное помещение, где обнаружили комнату управления ускорителем частиц. Помещение не больше гостиной в среднем доме, но напичканное мониторами, контрольным оборудованием и десятками клавиатур.

Дверь в тоннель ускорителя была открыта, через нее виднелась труба синего цвета около двух метров в диаметре, окруженная лабиринтами проводов и труб, гигантские электромагниты каждые три или четыре метра, предупреждающие и идентификационные таблички по всей дистанции.

На двери висел большой плакат:

ВНИМАНИЕ: СИЛЬНОЕ МАГНИТНОЕ ПОЛЕ.

Джон бросился к одному из контрольных пунктов, положил автомат на стол и поспешил к дисплею. Он никогда не изучал английскую грамматику или историю, но несколько чудаков, с которыми жила его мать, работали с компьютерами. Они его кое-чему научили.

Через минуту он защелкал переключателями и ввел команды в компьютер, следуя подсказкам.

Кейт перевела взгляд с лестницы, по которой они спустились на него. — Ты чем занят? — хмурилась она. Ей хотелось немедленно выбраться оттуда.

— Включаю питание, — рассеянно ответил Джон. Он ввел еще несколько команд и нажал «Ввод».

Кейт заметила несколько мониторов, на которых изображались объекты комплекса ИКС.

Т-1 охотились на последних выживших людей, убивая всех без разбора. На других экранах никакого движения, только трупы.

Еще на одном экране Т-Икс быстро двигалась по коридору. Кейт отступила на шаг.

— Господи! — воскликнула она.

Т-Икс миновала обломки ОУ, сбитого Кейт. Значит, она в коридоре чуть выше них.

Коннор оглянулся и увидел то, что видела она. Он набрал еще одну команду на клавиатуре, взял оружие и побежал к входу в тоннель ускорителя. Кейт поспешила за ним.

Огромный механизм запустился с оглушающим шумом. Сверх-охлажденные магниты насыщались жидким азотом, электрические схемы начинали действовать, а мощные вакуумные насосы устраняли воздух из трубы ускорителя. Словно какой-то сумасшедший завод!

Сквозь шум они расслышали шаги Т-Икс в тоннеле позади.

Джон повернулся и увидел ее меньше чем в десяти метрах, с вытянутой правой рукой в окружении голубоватого свечения плазмы.

Убежать от нее не получится.

Ни за что. Он уверен.


Глава 29

ИКС

Кейт и Джон нырнули за один из выходящих наружу электромагнитов, когда Т-Икс выстрелила из плазменной пушки. Голубоватый луч промахнулся на считанные сантиметры.

Шум в тоннеле увеличивался из-за проволочных спиралей вокруг каждого из тороидальных магнитов, охлаждающихся жидким азотом. Чем ближе к абсолютному нулю опускалась температура, тем больше тока проходило по проводке и тем сильнее становилось магнитное поле. В настоящее время оно возрастало по экспоненте.

Замигали красные предупреждающие огни. Коннор вытянул «АК-47», обогнул электромагнит и приготовился стрелять в приближающуюся Т-Икс.

Заревел клаксон, заглушая мощный шум вакуумных насосов и гул магнитов.

Т-Икс находилась в семи метрах. Трансформированная головка ее плазменного оружия светила голубым настолько ярко, что смотреть невооруженным глазом почти невозможно. Коннор прицелился в голову и начал нажимать на спусковой крючок, когда автомат выдрало у него из рук. Он врезался в ближайший электромагнит с громким металлическим лязгом.

Джон перевел взгляд с Т-Икс на свое оружие и отступил на шаг.

— Сработало! — крикнул он Кейт.

Т-Икс навела пушку на Коннора, но ее резко рвануло влево, притащив к магниту.

Она попыталась освободить руку, и металлическая оболочка вокруг трубы ускорителя погнулась от ее усилий.

Но магнитное поле усилилось, и ее притянуло к трубе ускорителя, раскорячив, как на средневековой дыбе.

Даже огромной силы робота не хватало, чтобы освободиться, и пока поле возрастало, черты ее тела искажались: рот и глаза раздвинулись до невозможных углов, тело растекалось к ядру магнита.

Ее эндоскелет завибрировал, словно ужасно растянутая струна, с криком и визгом, а искусственная жидкая сталь, используемая для смазки механических соединений, медленно протекала через тело в центр магнитного поля.

Но Т-Икс боролась, вкладывая каждый грамм силы, ее программа заставляла пытаться подняться до самого уничтожения. Другие опции у нее отсутствовали.

Ее рот открылся, словно она человек, страдающий от боли и мучений сожжения на костре, она издала страшный крик.

Кейт выступила из-за электромагнита и спряталась позади Коннора, наблюдая за происходящим с монстром.

— Сдохни! — завизжала она, не в состоянии успокоиться. — Сука такая!

Коннор мгновение понаблюдал за метаморфозами Т-Икс, схватил Кейт, и они помчались по тоннелю в поисках выхода на взлетную полосу.

* * *

Большая часть искусственного интеллекта Терминатора, его главные цепи процессора, остались нетронутыми. Как и девяносто пять процентов подпрограмм.

Но остальные функции, как ментальные, так и физические, работали, словно он оказался в тумане. Будто он человек, пытающийся вынырнуть из глубокого сна, или алкоголик с предельно ослабленными функциями.

Особенно поврежденными оказались мотивационные программы. Как шизофреник, осознающий, что происходящее нереально, но не в силах ничего с этим поделать, Терминатор понял: Т-Икс его изменила.

И он бессилен.

Робот медленно поднял руками свой череп, приставил шаровые шарниры к трем оставшимся опорным стойкам и щелчком приладил на место.

Сумев сесть и удержать голову вертикально, он поднялся на ноги и постоял несколько секунд. Голова склонилась набок, словно он выяснял, где находится, что случилось и как действовать дальше.

Он не чувствовал, что попал под непосредственный контроль Т-Икс, но уверенности не испытывал.

Небольшое просверленное отверстие у него на виске потрескивало синими вспышками плазменной энергии, но боль в человеческом смысле не ощущалась. Лишь густой туман затенял часть мотивационных программ.

Он направился к ближайшему аварийному выходу. Движения поначалу давались резковато, но затем сгладились, будто он снова учился двигаться.

* * *

Т-Икс осведомилась о состоянии своих нейральных схем. Ее тело мощной силой прижимало к электромагниту, так что вырваться не получалось. Но она находилась в сознании, в техническом смысле можно сказать, в режиме ожидания, по-прежнему размышляла, и у нее имелись в запасе значительные возможности.

Ей удалось медленно трансформировать плазменную пушку в привычное состояние, а другой рукой морфировать алмазную дисковую пилу.

Мыслительные способности ускорились, но электромеханические функции остались вялыми.

Пила ожила с сердитым воем и миллиметр за миллиметром приближалась к стенке трубы ускорителя.

Пила вошла в контакт, длинный сноп искр выстрелил в сторону, и через несколько секунд возникло впечатление, что весь воздух тоннеля сосредоточился у руки Т-Икс, стремясь с ураганной силой заполнить поврежденную вакуумную трубу ускорителя.

Невероятно громко засвистела увеличивающаяся брешь, и мощный гул электромагнитов замолк, поскольку вся система автоматически остановилась.

Т-Икс соскользнула с трубы, возвращая привычную форму. Прочность и способности полностью вернулись, когда исчезло магнитное поле.

* * *

Что-то пошло неправильно. Ускоритель отключался. Т-Икс каким-то образом удалось выбраться.

На стене уходящей вверх шахты висел плакат:

АВАРИЙНЫЙ ВЫХОД — ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ПРОЗВУЧИТ СИГНАЛ ТРЕВОГИ.

Джон потянул вниз выдвижную лестницу, перекинул через плечо ранец с взрывчаткой и взрывателями и первым поднялся наверх. Внезапно зазвучала сирена.

Они не знали, что обнаружат на поверхности. План, который он изучил в кабинете Брустера, показывал, что шахта выходит позади ангара напротив западного крыла главного здания НИОКР.

Они видели, что натворили роботы Т-1 и ОУ, и, вероятно, они по-прежнему выискивают выживших для уничтожения. Джону не хотелось окунать Кейт головой в водоворот.

Стальные ступеньки закончились. Наверху находился стальной люк со стопорным рычагом.

Коннор оглянулся убедиться, что с Кейт все в порядке. Она ободряюще кивнула, и он потянул рычаг влево, открывая люк.

Посмеиваясь над собой, он открыл маленькую щелку, осматриваясь по сторонам. Снаружи полыхали автомобили и грузовики. Вертолеты повреждены, повсюду тела.

Но в пределах видимости никто не двигался.

Джон полностью открыл люк, вылез, и, пригибаясь, пробежал несколько метров до стены ангара.

На его внезапное появление никто не откликнулся. В данный момент Т-1 и ОУ поблизости отсутствовали.

Кейт высунула голову через люк, и Джон помахал ей, чтобы она пошевеливалась. Она вылезла и подбежала к нему.

Он вспомнил, что видел несколько небольших самолетов и вертолетов внутри ангара, проезжая через главные ворота.

— Сюда, — указал он Кейт. Они помчались вдоль задней части ангара к небольшому служебному входу, который Джон с легкостью открыл.

Внутри находились несколько небольших самолетов и пара больших вертолетов. Они казались исправными, и признаков роботов не наблюдалось. Отсюда лучше просматривался горящий транспорт за взлетной полосой и множество тел. Территория выглядела как зона военных действий.

Кейт оживилась. — Самолет папы, — указала она. — Я училась летать на нем.

Она повела Джона к одномоторной «Цессне-180» с синей полосой, колесами с обтекателями и с гражданским регистрационным номером N3035C на фюзеляже.

Кейт заглянула в окно, дабы убедиться в наличии ключа в зажигании. Они с Джоном оттащили подпорки от колес.

Коннор увидел, как Терминатор заходит в ангар, и вдруг почувствовал, что жизнь налаживается. Борьба не закончена, но с Терминатором больше шансов уцелеть.

— Да! — обрадовался Джон. — Он вырвался! — Он рванулся в сторону робота, но заметил, что движения Терминатора жестки и отрывисты, как у марионетки.

— Убирайтесь от меня, — проскрипел Терминатор. Его голос тоже был искажен.

Коннор шагнул назад, ближе к Кейт. Происходящее неправильно!

— Уходите, — предупредил Терминатор. — Быстро! — Казалось, он борется с собой.

— Уходим, Джон, — забеспокоилась Кейт.

Коннор кивнул, но не выпускал из виду Терминатора, забираясь на пассажирское кресло. Кейт заняла кресло пилота. Не долго думая, они заперли дверцы.

Кейт отчаянно щелкнула тремя переключателями: гирокомпас, радио и VOR/DME[3] и установила высотомер на уровень аэродрома по памяти.

— Давай, давай, — поторапливал Коннор. Он снял ранец и бросил на заднее сиденье.

Кейт повернула ключ стартера, но двигатель не завелся. Она забыла про главный выключатель. — Черт, я забыла про…

Терминатор доковылял до двери Коннора. Рывком открыл ее, сломав немудрящий замок, выдернул Джона из самолета и швырнул на бетонный пол.

Джон пытался отползти от нависшего робота. — Ты не можешь убить меня!

— У меня нет выбора, — ответил Терминатор искаженным голосом. — Т-Икс взломала мою систему.

Внезапно ожил двигатель «Цессны». Сначала слегка заурчал, а потом увеличился на несколько сотен оборотов в минуту.

— Нет! Ты не можешь убивать людей, — убеждал Коннор, карабкаясь назад, стараясь выбраться из зоны досягаемости Терминатора. — Сам же говорил!

Кейт выпрыгнула из самолета, побежала к Терминатору и прыгнула ему на спину, царапая оптические датчики.

— Отпусти его! — она захлебнулась визгом. — Это приказ!

Терминатор отбросил ее в сторону, легко тряхнув плечами. Она шлепнулась о большой ящик с инструментами.

Он остановился на мгновение и посмотрел на свои поднятые руки, словно понимая, что натворил ужасное.

— Ты можешь бороться! — Кричал Коннор. — Борись же!

— Мой процессор не изменен, но я не могу контролировать остальные функции, — Терминатор сделал шаг к Коннору, продолжавшему карабкаться назад.

— Ты не должен убивать меня! Ты не хочешь этого!

— Желания не имеют значения, — Терминатор приближался. — Я машина.

— Неправда! Ты больше не машина!

Терминатор схватил Джона за куртку и бросил на капот «хаммера», припаркованного у главных ворот ангара.

Прежде чем Коннор смог двинуться, Терминатор навис над ним, одной рукой схватив за шею, а вторую сжав в кулак, чтобы размозжить череп человека как яичную скорлупу.

— Какова твоя миссия? — в отчаянии завопил Коннор.

Голова робота дернулась как от удара.

— Обеспечить выживание Джона Коннора и Кэтрин Брустер.

— Ты сейчас ее завалишь!

Все тело Терминатора задрожало. Словно он боролся с приливной волной силы внутри себя. Он отвел кулак подальше назад и начал опускать его с каждым килограммом своей силы.


Глава 30

ИКС

До этого момента Джон не верил, что Терминатор навредит ему. Почти вера ребенка в отца.

Он поднял руку, защищаясь от удара.

В последний момент робот переместил кулак, ударив по капоту «хаммера» в нескольких сантиметрах от головы Джона.

— Я… не могу, — выдавил Терминатор.

— Ты знаешь, что нужно делать, — напутствовал Коннор. — Ты знаешь мое предназначение.

Все тело робота передернулось. Оптические датчики светились с невероятной яркостью, кроваво-красные, словно перегруженные.

Терминатор не сможет долго контролировать свои функции. Он вел колоссальную внутреннюю борьбу с собой. Нужно дать выход его системе.

— Я обязан выжить! — яростно крикнул Коннор.

Терминатор сосредоточился на нем на мгновение, потом схватил за куртку и отбросил в сторону.

Он двинул «хаммер» кулаком по капоту, смяв толстый металл как фольгу.

Затем запрокинул голову, издал душераздирающий гортанный крик, остановился, выпрямился, глядя в даль, и отключился.

Свет оптических датчиков погас, и Терминатор застыл, не двигаясь, не моргая и не обращая внимания на окружающее.

Джон вскочил на ноги, огромная печаль и усталость навалились на него, когда он смотрел на робота, бывшего для него почти отцом.

Терминатор умер.

Больше он ничем не мог помочь, зато убедился, что они с Кейт выживут в будущем. Они и человеческое сопротивление многим обязаны этому роботу.

Он развернулся на каблуках и побежал в конец ангара, где Кейт изо всех сил пыталась подняться на ноги. Она ударилась головой об ящик с инструментами.

— Ты как?

Она посмотрела на него, потом на взлетную полосу и неподвижного Терминатора. — Что случилось?

— Он не смог убить меня, — прошептал Коннор. — И сам себя отключил. — Он оценивающе взглянул на Кейт. — Сможешь лететь?

Она кивнула, и он помог ей добраться до самолета, посадил в кресло пилота и поспешил занять место пассажира.

Он пристегнул ремни безопасности, а Кейт проверила, свободно ли перемещаются элементы управления, нет ли блокировок. Она толкнула большую рукоятку дросселя вперед, двигатель откликнулся, и они начали выруливать на взлетную полосу.

Ей пришлось маневрировать мимо Терминатора, разрушенного «хаммера», горящих транспортных средств и трупов. Казалось, тела повсюду: гражданских, сотрудников авиабазы и военных охранников.

У людей не оставалось шансов. Имей они противотанковые ракеты да взвод Национальной Гвардии с танками, борьба не была бы односторонней.

Но даже в этом случае Джон сомневался в ином исходе.

Кейт вывернула на дорожку, ведущую к взлетной полосе восток-запад. Автоматически ввела частоту башни на панели управления и потянулась за микрофоном, внезапно осознав, что ответа не получит.

На расстоянии они видели сильно поврежденный контрольный центр с выбитыми смотровыми окнами, из которых клубился дым. И никаких признаков жизни.

Борьба перешла в стадию подготовки к ядерной войне. Война, которой никто не хотел, которую каждый мечтал бы предотвратить.

— Горючки на полет хватит? — Коннор отвлек Кейт от горьких дум. Она замедлилась из-за нереальности происходящего.

Потом очнулась, взглянула на топливный датчик, показывающий три четверти бака. — Вполне.

— Тогда давай выбираться отсюда, пока летающие роботы не вернулись, — поторопил он.

Кейт подъехала к пересечению с взлетной полосой и повернула на восток, навстречу ветру. Снова проверила управление, удерживая тормоз, добавила двигателю оборотов до 1850 в минуту и включила магнето один. Двигатель замедлился на двадцать пять оборотов в минуту и заново раскрутился в полную силу, когда она щелкнула переключатель топливных баков из позиции «оба». Кейт включила магнето два, двигатель замедлился на пятьдесят оборотов, и вернул обороты при переключении баков.

— Готов?

— Всегда готов, — козырнул Джон.

Кейт выжала газ, отпустила тормоз, и «цессна» набрала скорость на взлетной полосе. На скорости 95 километров час Кейт выключила обогрев карбюратора, и двигатель ускорился еще на сто пятьдесят оборотов в минуту. На ста двадцати передние колеса оторвались от земли, и они начали набирать высоту и ускоряться, когда она медленно убрала закрылки.

* * *

Т-Икс вылезла из аварийной шахты ускорителя частиц и осмотрела ангар. На некотором расстоянии к востоку она увидела маленький самолет в конце взлетно-посадочной полосы.

Она усилила оптические схемы, сфокусировавшись на самолете. База данных сообщила, что это «Цессна-180», регистрационный номер N3035C, владелец — Брустер, Роберт.

Она минуту наблюдала, пока «цессна» не повернула на северо-восток.

Ее процессор вывел на внутренний дисплей несколько вариантов их курса, и показал Кристал Пик с вероятностью в девяносто пять процентов.

Если они получили у генерала Брустера необходимые данные, есть шанс, что эти люди, Джон Коннор и Кэтрин Брустер, окажут негативное влияние на Скайнет, если позволить им достичь центра управления ядром. Такое нельзя допустить.

Т-Икс целенаправленно двинулась в ангар, минуя инертного Терминатора, даже не взглянув на него, и выбрала вертолет «Белл Ирокез».

Он пусть и не такой быстрый, как «цессна», зато взлетает и садится где угодно. Не нужно разгоняться, сэкономив время.

В горах Сьерра-Невада

С воздуха Коннор видел ожесточенные бои, продолжающиеся в главном корпусе авиабазы. Бойня распространялась быстрее, чем он предполагал.

Чтобы остановить Скайнет оставалось совсем мало времени. Любая задержка может плохо кончиться. Они опоздают, война начнется, и нельзя будет предотвратить смертельные бои между машинами и человеческой расой.

Будущее, описанное Терминатором, мрачно.

— Хорошо, — отвлекла его Кейт. — Ноль-один-пять градусов. Восемьдесят три с половиной километра, максимальная скорость — где-то двести пятьдесят семь.

Коннор посмотрел на часы. Они приземлятся в Кристал Пик минут через двадцать, если не ошиблись с курсом. Времени в запасе достаточно. — Успеваем, — он повернулся к Кейт. — Теперь все зависит только от нас.

Она молча кивнула. После потери жениха и отца за один день, просто чудо, что она осталась в здравом уме.

Коннор достал ранец и начал вставлять взрыватель в килограммовый брикет «С-4».

Кейт наблюдала за работой. — Джон, а если у нас не получится…

— Здесь достаточно «С-4», чтобы взорвать десять суперкомпьютеров. И все у нас получится. — Он посмотрел ей в глаза. Она испугалась. Он ободрил ее улыбкой. — Будущее за нами.

Она кивнула и отвернулась к лобовому стеклу. Горы Сьерра-Невада возвышались перед ними, еще более мрачные и угрожающие, чем пустыня внизу.

— Я видела будущее.

Коннор испуганно взглянул на нее. — Что?

— У меня было видение. Кошмарный сон, от которого просыпаешься в ужасе. Роботы, взрывы и пожары. — Она вздрогнула и повернулась к Джону, ожидания понимания. — И трупы. Сотни, может, даже тысячи трупов, а еще скелеты и черепа, сваленные в большие кучи.

Джон судорожно вздохнул. — Мне этот сон снится последние двенадцать лет. Добро пожаловать в клуб.

— Все так и будет?

— Нет, если мы сможем остановить катастрофу. Будущее за нами.

Она кивнула с новой решимостью, сжав губы. — Тогда давай все сделаем правильно!


Глава 31

ИКС

Чернота. Крошечный курсор замигал в правом верхнем углу внутреннего дисплея Терминатора. Загорелось слово «ПЕРЕЗАПУСК».

Сначала ожили диагностические схемы. Начиная с программного ядра, тестировался и перезапускался центральный процессор, по шагу в секунду, но с возрастающей скоростью.

Оптические датчики Терминатора прояснились и засветились. Зрение возвращалось к нормальному состоянию.

Он выпрямился, отступил на два шага назад и обернулся на триста шестьдесят градусов, осматривая ближайшие окрестности на предмет опасности.

Взлетная полоса пустовала: ни людей, ни роботов.

В отдалении к востоку он обнаружил тепловую сигнатуру вертолета. Так как функции не до конца восстановились, он потерял драгоценные секунды, усиливая оптику и сверяясь с базой данных, которая сообщила, что это военный вертолет «Белл UH-1E/N Ирокез», использующийся ВМС США. Он видел его раньше на стоянке у ангара.

Джон Коннор и Кэтрин Брустер улетели на генеральской «Цессне-180». Логично предположить, что на вертолете их преследует Т-Икс.

Терминатор вошел в ангар, где стоял массивный военный транспортный вертолет. База данных подсказала наименование: «Боинг Вертол CH-46».

Машина медленная, но бедняки не выбирают.

Кристал Пик

Они летели больше двадцати минут, но не находили признаков сооружения.

— Может, сбились с курса? — предположил Коннор.

Кейт посмотрела на компас и покачала головой. — Должно быть, нас замедлил встречный ветер. Не знаю.

— Время поджимает, — внезапно Коннор увидел впереди длинное, плоское, заросшее травой и деревьями плато, простирающееся перед горами, которые служили заслоном от стихии. Грунтовая дорога петляла вверх, теряясь в деревьях. — Туда, — указал он рукой.

— Вижу, — откликнулась Кейт. Она включила обогрев карбюратора и приподняла ногу с педали газа, задирая вверх нос самолета. Скорость упала, снижаясь, она направила самолет в сторону дороги, чтобы использовать ее в качестве взлетно-посадочной полосы.

— Выглядит пустынно, — Коннор заметил вход в тоннель, прорубленный в горе. Грунтовая дорога вела через ворота прямо к устью тоннеля.

— Похоже, здесь годы никого не было.

— Это то, что нам нужно, — сказал Джон. Подлетев ближе, они обнаружили, что верхушка входа в тоннель ощетинена камуфлированными антеннами и спутниковыми тарелками. Что бы ни было погребено под скалой, оно нуждалось в поддержании связи со спутниками и другими объектами. Возможно, ИКС в «Эдвардсе» — лишь верхушка айсберга, а основные объекты находятся в недрах горы Навахо или здесь, в огромной подземной базе ВВС в Колорадо.

Поравнявшись с взлетно-посадочной полосой, Кейт выпустила закрылки на пять градусов, потом на десять и направила нос вниз. Самолет не отреагировал с прежней быстротой из-за разреженного горного воздуха. Но у «стовосьмидесятки» довольно возможностей исправиться, если что-то пойдет неправильно.

Джон инстинктивно сжал ремень безопасности. Он мало летал за свою жизнь и не любил авиаперелеты. Крушения самолетов обычно заканчиваются смертельным исходом.

Кейт выпустила закрылки на пятнадцать, затем на двадцать градусов, и, пролетая низко над забором, сбросила мощность, держа нос чуть выше линии горизонта.

Коннор мельком заметил табличку на заборе, гласящую:

ВНИМАНИЕ — СОБСТВЕННОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА США — ПОСТОРОННИМ ВЪЕЗД ЗАПРЕЩЕН.

— Держись, может быть жестковато, — предупредила Кейт в последнюю минуту.

Коннор напрягся при снижении на заросшую бетонную взлетно-посадочную полосу. Но благодаря усилиям Кейт, посадка оказалась мягкой. Она открыла все клапаны одновременно, чтобы самолет не поднимался, и они покатили по неровной взлетно-посадочной полосе.

Джон схватил тяжелый ранец и, не дожидаясь полной остановки и выключения главного выключателя, скинул ремень безопасности и выскочил.

Кейт развернула самолет против ветра, чтобы он быстрее остановился, установила тормоз, сорвала ремень безопасности и открыла дверь.

Коннор помог ей вылезти, и они помчались по травянистой трясине к входу в тоннель.

Вокруг никаких зданий, одна взлетно-посадочная полоса, травянистая поляна и масса валунов и сосен.

Теперь, оказавшись на земле и подобравшись поближе, Коннор убедился, что здесь не ступала нога человека очень давно.

Под нависающей скалой вход в тоннель загородила огромная ангарная дверь с окошками над ней.

Дверь оказалась не заперта, замковый механизм изрядно проржавел. Потребовался каждый грамм силы Коннора, чтобы приоткрыть одну из створок на несмазанных петлях.

Посередине бетонного пола тоннеля виднелись стальные решетки водоотвода. Наверху горная порода смыкалась с большими стальными балками, формируя потолок и стены как в куонсетском модуле.

Разнообразные транспортные средства выстроились длинными рядами, словно солдаты на смотре: джипы, грузовики, бульдозер… Все раскрашены в старомодный оливковый цвет, покрыты пылью и забросаны мусором, накопленном за долгие годы почти до потолка.

Здесь витал особый дух заброшенности и бесконтрольности. Коннор на мгновение застыл как вкопанный. Прошло двадцать пять лет с тех пор, как в прошлое вернулся терминатор, запрограммированный убить его мать, чтобы она не зачала и не родила сына, который в один прекрасный день возглавит человеческое сопротивление.

Вполне возможно, здание построено военными тогда же в преддверии грядущего глобального термоядерного конфликта.

Они готовились к Скайнету или подобному более четверти века назад.

Этим объясняется запустение, царящее здесь. Комплекс построен на случай Судного Дня, так и не наступившего. Пока.

Он жестом остановил Кейт. — Скайнет. Здесь могут быть роботы.

Джон вытащил пистолет и выстрелил в темноту. Выстрелы прозвучали отвратительно громко, пули отрикошетили на расстоянии с гулом разгневанных пчел.

Ответного огня не последовало. Ни один Т-1 не выехал из темноты, ни один ОУ не завис у дверей.

Джон повел их по тоннелю, Кейт пригнулась на корточки, ощупывая руками автомобили, когда идти стало совсем темно.

У него не возникло чувства, что стены сужаются или потолок опускается, заходя вглубь горы. Но воздух казался затхлым и влажным. Пахло каменной крошкой, утечкой моторного масла, прелыми резиновыми шинами и чем-то еще. Какой-то запах вдалеке напоминал электрический прибор.

Мысль, что так пахнет электрооборудование после запуска через много лет сна, не утешала.

Насколько он мог судить, они прошли примерно девяносто метров по тоннелю, пока не уткнулись в тупик.

Стальная стена с глубокими вертикальными канавками преградила путь. Джон двинулся направо на четыре метра и нащупал край стены, за которым чувствовался бетон.

— Думаю, это что-то вроде взрывобезопасной двери, — он порылся в карманах, нашел коробок спичек и зажег их все разом.

При вспыхнувшем свете он убедился в своей правоте — стальную взрывобезопасную дверь в бетонной стене поднимали и опускали мощные электродвигатели.

Большие вентиляционные отверстия, закрытые стальными стержнями, находились по сторонам от стальной двери.

Вход выглядел неприступным.

— Взрывом нам ее не открыть, — почесал затылок Коннор.

— Возможно, нам и не придется взрывать, — Кейт обнаружила что-то типа старомодного пульта безопасности или банкомата.

Сходство усилилось, когда она открыла панель с небольшой клавиатурой. От устройства струился тусклый свет, позволяющий видеть, что они делают.

Джон заглянул через ее плечо. На светодиодном экранчике над клавиатурой вспыхнуло: «ЖДИТЕ». Через несколько секунд его сменила комбинация букв и цифр: «СИНЯЯ 478».

— Что теперь? — У Кейт возникло чувство, что времени в обрез.

— Код из папки, — осенило Коннора. Он вытащил красную папку генерала Брустера и спешно пролистал страницы. Остановился на тонированной синим цветом с одним словом и тремя цифрами. — Нашел. Вводи «Дакота, семь-семь-пять».

Кейт ввела код, и на экране мелькнуло «ПИТАНИЕ ВКЛЮЧЕНО».

Лампы над дверью загорелись. Клавиатура пискнула, и загорелась новая подсказка.

— Мы почти вошли, — волновался Коннор.

Теперь они ясно видели, что находятся перед массивной взрывобезопасной дверью. Справа висело уведомление, что они в охраняемой зоне. Уведомление слева требовало, чтобы персонал соблюдал дистанцию.

Джон собрался искать код, но внезапно они услышали характерный звук приближающегося вертолета. Очень близко. Позади них у входа в тоннель.

Они повернулись на звук. Теперь в тоннеле горел свет, и они могли все разглядеть.

Вертолет проломил дверь ангарного типа, ввалился внутрь, высекая снопы искр и разбрасывая языки пламени. Кусочки роторов, обломки хвостовой части и колеса шасси разлетелись повсюду, когда вертолет врезался носом в пикап.

Дверь пилота открылась, и из вертолета вылезла женщина в костюме цвета ржавчины.

Кейт отступила назад, ее лицо мгновенно побледнело. — Это она…


Глава 32

Кристал Пик

Джон знал, что появление Т-Икс здесь очень вероятно, но он не хотел верить.

Для Кейт же ее появление было сродни ночному кошмару.

— Давай, давай, следующая подсказка, — закричал Джон.

Ее рот беззвучно раскрывался и закрывался. Она застыла, но потом моргнула, словно очнувшись от транса, и повернулась к экрану.

— Красная, один-семь-шесть, — прохрипела она.

Джон листал папку трясущимися руками, выронил ее, и опустился на колени, чтобы поднять. Наконец нашел нужную страницу. — Авалон, четыре-один-два.

Кейт набрала код. Устройство пискнуло два раза, подсказка исчезла с экрана, сменившись на слово: «РАЗРЕШЕНО».

Зазвучал сигнал тревоги, красные предупреждающие огни замигали, вращаясь, и стальная взрывобезопасная дверь начала подниматься с гулом мощных моторов.

Но поднималась она медленно, несмазанный металл визжал в знак протеста, по тоннелю распространялось глухое урчание с вибрацией. По стенам скользили камешки, с потолка сыпалась пыль.

Т-Икс пересекла уже половину тоннеля, двигаясь чертовски быстро. Слишком быстро, подумал Коннор. Им не попасть по ту сторону двери и не закрыть ее изнутри, прежде чем она настигнет их.

А цель совсем близко!

Джон толкнул Кейт в сторону и полез в рюкзак за кирпичиком «С-4» и взрывателем. Возможно, ему удастся выиграть время, взорвав заряд в тоннеле, если он забросит далеко. Если таймер установлен правильно, взрыв обрушит на голову Т-Икс участок крыши.

Если же нет, крыша рухнет на них.

Шум сильнее гула подъемного механизма двери заполнил тоннель. Спустя несколько мгновений Коннор распознал источник — еще один вертолет, большего размера, чем тот, на котором прилетела Т-Икс.

Он отступил еще на шаг.

Т-Икс тоже услышала звук огромных лопастей тяжелой машины, остановилась и повернулась, когда массивный транспортный вертолет проломил остатки ангарной двери.

Он двигался гораздо быстрее ее машины, роторы разлетелись по сторонам при ударе фюзеляжа о бетонный пол.

Вес и инерция подбросили его вверх, через припаркованные грузовики, джипы и бульдозер, взорвавшиеся, словно петарды на одном шнуре.

Отбросив в сторону вертолет «ирокез», он понесся дальше по тоннелю, словно скорый поезд по путям из огня и искр.

Т-Икс развернулась на каблуках и изо всех сил рванула по тоннелю к ошеломленным Джону и Кейт. Вертолет нагонял ее.

Коннор ожил первым, схватил Кейт за руку и подтолкнул к ремонтной траншее в бетонном полу. Они прыгнули вниз, и он накрыл ее своим телом.

Вертолет врезался в Т-Икс, погребая киборга под покореженным металлом и огнем. Махина, наконец, остановилась, горящие обломки забарабанили по взрывобезопасной двери.

Взревела сирена, заработали красные и желтые предупреждающие огни.

Джон с Кейт высунулись из траншеи и увидели, как Терминатор вылезает из обломков вертолета.

Половина его кожи и одежда полыхали от возгорания авиационного топлива. Металлический эндоскелет оголился, виднелись некоторые элементы гидравлики и электромеханизмы.

Но он двигался уверенно. И хотя большая часть дуропластовой кожи либо содрана, либо обгорела, они разглядели его обычное сардоническое выражение лица.

Джон еще никому в жизни так не радовался.

Терминатор остановился перед траншеей. — Я вернулся.

Взрывобезопасная дверь открылась метра на полтора и остановилась.

Охранное устройство с клавиатурой и экраном подало звуковой сигнал, Джон и Кейт выскочили из траншеи. На экране замигало новое сообщение: «ОТМЕНА — АВАРИЙНОЕ ЗАКРЫТИЕ».

Дверь закрывалась с мерзким визгом. Огонь достиг аварийных схем. У Коннора возникла мысль, что все пропало.

Терминатор рванул мимо Джона, встал на четвереньки и влез под закрывающуюся дверь, ловя нижнюю часть мощным плечом.

Двигатели, опускающие дверь, взревели от перегрузки, искры летели с краев механизма, а стонущие шестерни срывались с треском, когда Терминатор напряг спину, стремясь не только не дать двери закрыться, но и приоткрыть ее шире, хотя бы на миллиметр.

Позади них, под покореженными, горящими обломками, Т-Икс удалось сбросить блок цилиндров с груди. Она подняла голову и сфокусировала оптические датчики на нижней части взрывобезопасной двери.

Ее инфильтрационный камуфляж совсем исчез, осталось только боевое шасси, покореженное, поцарапанное и обожженное за последние сутки.

Но императивы уцелели, программа работала, и ей не терпелось выполнить первоначальные задачи.

Ее послали устранить двадцать две цели. Джон Коннор и Кэтрин Брустер находились на вершине списка.

Они здесь.

Она их убьет.

Внутренние механизмы Терминатора напряглись до предела, нагрузка превосходила его возможности. Он знал, что долго не продержится.

Ему также было известно, что Т-Икс пытается освободиться. Времени в обрез. — Идите! — поторопил он Джона и Кейт. — Быстро!

Огонь и дым толстым слоем скопились в тоннеле, отчего стало трудно смотреть, не говоря уже о дыхании.

Коннор бросил тяжелый рюкзак с взрывчаткой в проем взрывобезопасной двери, тот проскользнул на другую сторону.

Затем помог Кейт подлезть под дверь. Она притормозила ненадолго, взглянула с благодарностью на Терминатора, и прошмыгнула дальше.

Джон на животе пополз под массивную дверь, вибрирующую, словно живой зверь над головой.

Тело Терминатора дрожало от напряжения. Джон слышал перегруженные гидравлику и сервоприводы, и почувствовал горелое зловоние электросхем. Плечо робота треснуло с громким хлопком, и вытекла гидравлическая жидкость.

— Спасибо тебе, — сердечно поблагодарил Джон. Однажды он уже терял такого друга. Трудно проходить через это снова. Много событий произошло, многое они испытали.

— Мы встретимся, — выдавил Терминатор с невозможной для киборгов эмоцией.

Коннор пополз под двухметровой в толщину дверью.

Кейт встречала его. Она протянула руку, но что-то сжало его лодыжку, раздирая плоть.

От невыносимой боли он заорал.

Т-Икс, оставившая свои ноги под обломками, схватила Коннора, пытаясь вытащить из-под двери.

Терминатор взял ее за запястье одной рукой, другой — за горло, оттаскивая от Джона.

От усилий его плечо выскользнуло из-под двери, та грохнулась вниз, прижав их с Т-Икс как гидравлический пресс.

Из левого запястья Т-Икс выскочила дисковая пила и вонзилась в грудь Терминатора чуть выше топливной ячейки.

Терминатор сжал ее руку, сгибая гидравлические соединения так, что ей пришлось выпустить лодыжку Джона.

Дверь сильнее прижала их тела. Тем не менее, Т-Икс удалось пропилить тело противника от груди до шеи, поднимаясь к черепу.

Схемы замкнуло, и свалка случайных данных уже неподконтрольных ему подпрограмм каскадом пробежала через его процессор и сервоприводы.

Но он не ослабил хватку, хотя с мизерным запасом оперативной памяти, оставшейся в его когнитивных схемах, шансы на успех равнялись нулю.

На его тело, по ширине плеч и груди превосходящее тело Т-Икс, давила снижающаяся стальная дверь.

Он чувствовал, как все системы переходят в автономный режим, одна за другой. И не мог остановить собственное разрушение.

Он вызвал изображение Джона Коннора, в настоящем и будущем, наложил на изображение Кэтрин Брустер, сейчас и потом. Они не машины, а люди, которых он должен был устранить, согласно первоначальной программе.

Но снимки Джона и Кейт покрылись рябью из-за умирающих схем памяти.

В голове сформировался окончательный план действий. Единственный логический выбор.

Он ослабил хватку Т-Икс, и на мгновение их оптические датчики встретились.

Т-Икс убрала пилу и начала сканировать оставшееся расстояние под стальной взрывобезопасной дверью.

Терминатор вскрыл бронированную грудную пластину, чтобы вытащить последний водородный топливный элемент. Без колебаний выдернул ячейку из груди, потянув за ней провода и механические части. Искры и жидкость полетели во все стороны.

Свободной рукой он схватил кусок трубы, выступающий из бедра Т-Икс, и потянул ее назад.

Она повернулась и уставилась на него мрачным взглядом.

— Ты ликвидирована, — отчеканил он.

Терминатор надломил топливный элемент и сунул его в рот Т-Икс, заталкивая вглубь горла.

— Съешь меня, — сказал Терминатор, и топливный элемент разразился мощным взрывом.


Глава 33

Убежище

Кейт помогла Коннору доковылять по недостроенному коридору к лестнице. Едва они начали спускаться, как из-под стальной двери вылетела стена взрывного пламени.

Им удалось спуститься по лестнице и побежать по длинному коридору внизу, когда ударная волна толкнула их вперед невероятно горячим воздухом, словно невидимыми руками.

Взрывобезопасная дверь захлопнулась с оглушительным металлическим грохотом, мгновенно отсекая огонь и ударную волну.

Джон с Кейт резко остановились и обернулись посмотреть, что происходит сзади. Коннор надеялся увидеть Терминатора на верхней площадке лестницы. Но в глубине души знал, что это невозможно.

Они с Кейт обменялись взглядами и одолели оставшуюся часть пути по тоннелю, освещенному развешенными фонарями.

Повсюду клубилась пыль. Никто не заходил сюда длительное время. Коннор полагал, четверть века.

Коридор закончился кабиной лифта. Функционального. Грузового. Для перевозки людей и машин из подземного контрольного центра.

Правильно ли?

Коннор снова обернулся назад. Все транспортные средства в тоннеле очень старые. Пыльные. Разваливающиеся от времени. Мертвое место. Неиспользуемое.

Судя по часам, оставалось восемь минут до начала Судного Дня.

Они запрыгнули в лифт и начали спускаться.

Коннор открыл ранец и вставил детонатор в кирпич взрывчатки из мягкого пластика. Он запыхался и заработал, используя последние резервы. Рана на ноге пульсировала, и боль в покалеченной лодыжке безумно мучила. Он не мог вспомнить, когда последний раз сытно обедал и хорошо высыпался. В постели с чистыми простынями.

Кейт смотрела на него с недоверчивым выражением на испачканном лице.

— Поставлю таймер на пять минут, — сообщил он. — Должно хватить, чтобы добраться туда и вернуться обратно.

Она кивнула. Оставляя недосказанность на потом. Вполне возможно, что взрывобезопасную дверь больше не открыть, и они здесь в ловушке.

Джон надломил предохранитель, чтобы заработал таймер, и засек время. Обратный отсчет начался.

Спустя несколько секунд лифт достиг дна, по оценке Коннора, на глубине минимум сотни метров под тоннелем.

Внизу разливалась тьма. Единственный шум издавал лифт и какой-то отдаленный гул.

Джон распахнул дверь, и они с Кейт вышли, не зная, чего ожидать.

Замерцали огни благодаря старой схеме, активированной после запуска лифта. Низко и успокаивающе зазвучала классическая музыка. Они ощутили свежий приток чистого воздуха от вентиляторов.

Коннор остановился оглядеться, куда же они попали. Они находились в большом, хорошо оборудованном помещении, похожем на холл роскошного отеля, построенного лет двадцать-тридцать назад. Но в новом. Никогда не использованном.

Комфортные мягкие кресла, массивные столы и журнальные столики сгруппированы в разных углах. Полностью укомплектованный бар на одной из стен. На противоположной — книжные полки.

Потолок очень высокий. Часть помещения отделена перегородками из матового стекла с дверями. Виднелись также секции голого камня, словно дизайнер использовал пещеру, выдолбленную в горе, вместо того, чтобы замаскировать ее.

И ни одного суперкомпьютера. Ни командного или контрольного центра. Никаких признаков Скайнета.

— Что это? — пробормотал Коннор под нос.

Он прохромал через холл к большой двери и распахнул ее. За ней оказалась огромная кладовая с металлическими стеллажами, заставленными бутылками с водой, лиофилизированными продуктами, консервами, пищевыми маслами и специями, бумажными полотенцами и салфетками.

В конце кладовой зоны над рядами гидропонических лотков для выращивания овощей, трав и других растений установлены стойки с фонарями.

Кейт открыла дверь, ведущую в спальню. Рядов двухъярусных кроватей и шкафчиков хватило бы по меньшей мере на пятьдесят человек. Все готовы к использованию.

Время поджимало. Таймер на детонаторе продолжал отсчет.

Джон поспешил к третьей двери, за которой находился объект совсем иного рода.

Контрольный и Командный Центр Кристал Пика выглядел как-то неправильно, похожим на зону ожидания, заставленную креслами и диванами, перед застекленным компьютерным центром.

Великая печать Соединенных Штатов Америки висела высоко на стене, а в углу располагалось подобие маленькой телестудии. Массивные фонари под круговой бетонной плитой потолка ярко освещали трибуну, по бокам которой торчали два флага: звездно-полосатый американский и синий, который Джон не распознал. Телевизионные камеры направлены на трибуну, с синим занавесом позади.

Джон с Кейт приблизились на пару шагов. По центру занавеса, прямо за трибуной красовалась печать Президента Соединенных Штатов.

Здесь должен был стоять президент. Для трансляции сообщения народу о начавшейся войне.

Глобальной термоядерной войны.

Коннору все стало ясно. Он проковылял в компьютерный центр, состоящий из нескольких рядов станций слежения, над которыми висели часы, показывающие местное время в мировых столицах. Оборудование устарело на двадцать с лишним лет.

— Это всего лишь обычные компьютеры, — протянул Джон с растущим пониманием.

Он оглянулся вокруг в поисках того, что докажет его неправоту.

— Это не Скайнет, — резюмировал он. — Здесь нет ничего. Это убежище для ВИП-персон. Только они не получат предупреждения.

Он толкнул со стола монитор, грохнув его об пол, и старая электронно-лучевая трубка взорвалась.

— Черт побери, здесь ничего нет! — Он кивнул Кейт в сторону холла и лифта. — Зачем он нас сюда отправил?..

— Чтобы мы жили, — мягко произнесла Кейт. — Такова его миссия.

Джон опустил глаза. Он истощился. Все кончено. — Скайнет нельзя было остановить. — Таймер детонатора продолжал отсчет. Примерно через минуту время закончится.

Кейт смотрела на него глазами, полными слез. Она потеряла все, чем дорожила в жизни. — Джон, — начала она, — мы могли бы просто… — но не смогла договорить. Ничего нельзя поделать, просто ожидая, когда взорвется «С-4».

Внезапно ожила консоль связи, зажглись красные огоньки и колонки разразились статическим треском. Десятки, сотни голосов заполнили один из каналов. Поначалу они слились в неразборчивый гул: некоторые говорили на иностранных языках, некоторые по-английски, но с сильным акцентом. Но все были в ужасе; это отчетливо слышалось.

— Прием-прием, говорит центр гражданской обороны в Монтане. Кто-нибудь, ответьте…

— Вы меня слышите? Это база Стратегического Командования США, нас атакуют. Повторяю: нас атакуют…

— … ходят слухи о запуске последовательностей, командный и контрольный центры разбиты…

Конец. Судный День наступил. Джон увидел, что Кейт все поняла. Слишком поздно. У них не осталось ни шанса.

— Меня кто-нибудь слышит? — умолял далекий голос. — Меня кто-нибудь слышит?!

Джон вытащил детонатор из кирпича «С-4» и отбросил взрывчатку в сторону. Две секунды спустя запал зашипел и выскочил.

Коннор подошел к консоли связи, изучал ее несколько секунд, затем щелкнул переключателем и схватил микрофон. — Говорит Джон Коннор из Кристал Пик.

— Коннор, какого черта происходит?! Кто теперь за главного?

Джон колебался. — Полагаю, я.

Кейт подошла и взяла его за руку. Он обернулся, чтобы заглянуть в ее красивое лицо, глаза, душу.

Возможно, все должно было случиться, подумал он.

Он догадывался, что происходит сейчас на поверхности. Сотни, а, может, и тысячи ракет бороздили вечернее небо.

К моменту, как Скайнет обрел самосознание, он распространился на миллионы компьютерных серверов по всей планете. Его нельзя отключить.

Термоядерные взрывы извергались по всему миру. «Крушители городов» — так называют многомегатонное оружие. Разработанное для уничтожения миллионов людей одним мощным взрывом.

Атака началась в 18:18, как он и предсказывал. Судный День.

Спутники, находящиеся на орбите, показали, что на всей Земле в это время не наступила вечерняя темнота.

День, когда человеческую расу едва не уничтожило оружие, созданное для ее защиты.

К западу в направлении на Лос-Анджелес и калифорнийское побережье, взрывались бомба за бомбой, посылая массированные ядерные взрывные волны через горы и леса и поджигая их, словно спички.

Я должен был понять. Терминатор знал. Он пытался донести до нас, но я не хотел слышать. Предотвращение Судного Дня — не наша судьба. Лишь выживание — вместе.

Наверху, в тоннеле, завыл ветер, задувая пламя горящих обломков вертолета, под взрывобезопасную дверь налетал песок пустыни, погребая останки двух терминаторов.

Есть и другие выжившие кроме нас. Мы найдем их и объединимся. Вернем назад наш мир.

Череп Терминатора разрушился почти до неузнаваемости. Провода и гидравлика оголились.

Но в одном глазу еще теплилось слабенькое красное свечение.

Возможно, будущее нельзя предотвратить. Я не знаю. Знаю лишь то, чему научил меня Терминатор. Никогда не переставать бороться. И я не перестану.

Битва только началась, думал Коннор.

Ветер в тоннеле усилился, принеся радиоактивные осадки. Но Терминатору уже было все равно. Красное свечение оптического датчика погасло.

Примечания

1

Национальная стрелковая ассоциация США

(обратно)

2

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки

(обратно)

3

VOR/DME — комплексная радионавигационная система аэронавигационного оборудования для воздушного судна

(обратно)

Оглавление

  • Благодарности
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке