загрузка...
Перескочить к меню

Литературная Газета 6495 ( № 21 2015) (fb2)

файл не оценён - Литературная Газета 6495 ( № 21 2015) 2005K, 211с. (скачать fb2) - Литературная Газета

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



«Я памятник воздвиг себе иной…»

Фото: РИА «Новости»

Всякий поэт стоит перед необходимостью создать свой, ни на что не похожий мир. Но далеко не каждому такое дерзновение оказывается по плечу. Иосифу Бродскому удалось дерзнуть и не проиграть. Хотя вовсе не все приживаются в созданном им мире. Не все способны дышать его воздухом, наслаждаться его прихотливой гармонией. Но те, кто сумел встроиться в это отчаянно стремящееся к единству словесное множество, не в силах забыть о нём никогда. Бродский шагнул в литературу словно с подножки застрявшего на мосту трамвая. И его взгляду предстал не открыточно-туристический Питер, а иные контуры и изломы. Желание составить из них свой путь завело его далеко от начальной точки. "Поэта далеко заводит речь", - писала обожаемая им Цветаева. Бродского речь завела на Гудзон.

Похоронен он на венецианском кладбище Сан-Микеле. «На Васильевский остров я приду умирать». Справедлив ли укор в том, что пророчество не сбылось? Ведь душа его нет-нет да «промелькнёт над мостами в петроградском дыму». Он никуда не исчез из Петербурга, с Васильевского острова, с ценимой им Охты.

Его стихи – это не движение, а возвращение, возвращение в попытке вернуть время. И поэтому его юность ещё стоит в городе на Неве «со стаканом лимонада» и сам он ещё едет в том трамвае. Теперь в Петербурге не так много трамваев. Город стал по-другому звучать. С годами по-другому для многих звучит и поэзия Бродского. Течение жизненных рек рано или поздно выбрасывает на один и тот же берег и гонителей, и гонимых. И им остаётся лишь смотреть на воду, отражение в которой только и правдиво.

Бродскому исполнилось бы 75. «Мы, оглядываясь, видим лишь руины». Бродский доказал, что под взглядом поэта руины превращаются в изысканные дворцы. И нет лучшего пристанища для того, кто не хотел быть как все.

Продолжение темы на стр. 4, 7

Теги: Иосиф Бродский

(обратно)

Пока ещё «живой как жизнь»

Казалось бы, внимание к русскому языку, основе цивилизационного и культурного развития нашего народа, должно быть естественным как воздух, но наша бесценная сокровищница уже давно в забвении. Не заметить этого было невозможно, и "ЛГ" начала бить тревогу ещё в нулевые. В прошлом году нас, казалось бы, услышали - в июне был создан Совет по русскому языку при президенте РФ. И вот наконец давно назревшие и перезревшие вопросы были включены в повестку дня прошедшего в мае уже нынешнего года совместного заседания Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку. Конечно, лучше поздно, чем никогда, но всё же жаль, что так поздно...

«Для России с её этническим, культурным разнообразием и сложным национально-государственным устройством, – сказал, открывая заседание, Владимир Путин, – сбалансированная, эффективная языковая политика, безусловно, один из очевидных приоритетов.

В нашей стране проживают представители 193 национальностей, и они говорят на почти трёх сотнях языков и диалектов. Здесь отмечу, что письменность для многих языков была разработана лишь в советское время силами выдающихся русских учёных, лингвистов, филологов. С 1920 по 1940 год своя письменность появилась у 50 национальностей. Напомню и о богатых традициях литературных переводов на русский книг, стихотворений, чьи авторы писали на своём родном языке. И благодаря переводу на русский их произведения становились известны всей стране, да чего там всей стране – всему миру[?]

Добавлю, что Конституция России прямо гарантирует право всех народов на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. В том числе республики вправе устанавливать свои государственные языки и использовать их в работе органов государственной власти и местного самоуправления наряду с государственным языком России...

Для каждого народа вопрос сохранения родного языка – это вопрос сохранения идентичности, самобытности и традиций. И комплексная, всесторонняя работа по изучению, поддержке языков народов России, безусловно, должна продолжаться. В том числе важны фундаментальные и прикладные исследования в этой области...

Особое внимание необходимо уделять школьному образованию. Здесь у нас задействованы 89 языков, из которых 30 в качестве языка обучения, а 59 как предмет изучения. Дети и их родители имеют гарантированное Конституцией право на свободный выбор языка обучения. И подчеркну, что администрации школ, власти региона это право обязаны обеспечить.

При этом мы должны понимать, что информационное, культурное, государственное единство страны, единство российского народа напрямую зависит от освоения нашими молодыми людьми, от состояния, распространения русского языка. Это государственный язык нашей страны, язык межнационального общения. На русском у нас говорят более 96 процентов граждан. Именно он, русский язык, по сути, вместе с культурой сформировал Россию как единую и многонациональную цивилизацию, на протяжении веков обеспечивал связь поколений, преемственность и взаимообогащение этнических культур... И конечно, государство должно постоянно повышать качество обучения наших детей русскому языку независимо от их места жительства и специализации школы.

И в этой связи не могу не согласиться с теми специалистами – филологами, учителями, общественными деятелями, – которые считают, что необходимо выделить русский язык и литературу в самостоятельную предметную область в системе общего образования. Сегодня русский язык и литература включены просто в общее понятие «филология».

...Проблемы здесь, к сожалению, видны не только в результатах школьных сочинений или ЕГЭ по русскому и литературе, но и в общем состоянии существующей языковой среды. Сейчас её формируют прежде всего СМИ, интернет, телевидение, где всё чаще нарушают языковые нормы, элементарную грамотность, используют необоснованные, явно избыточные иностранные заимствования...

...Наша языковая политика основана на нормах Конституции, а также законах «О языках народов России» и «О государственном языке». Первый принят в 1991 году, второй – в 2005-м. Очевидно, что вопрос совершенствования законодательной базы в этой сфере более чем актуален. Однако делать всё это нужно, конечно, взвешенно и при самом широком общественном обсуждении».

Начало дискуссии о языковой политике читайте в приложении «Словесник»:

«Великий и могучий» в изгнании

Может ли русский быть родным языком?

А родной – стать чужим...

Теги: филология , русский язык

(обратно)

Праздник под дождём

За день до открытия Петербургского книжного салона, приуроченного в этом году к 70-летию Победы, ещё были надежды, что всё пройдёт хорошо. Думалось даже, что стойкое недоумение от официального Года литературы будет хоть чуть-чуть рассеяно. В городе красовались плакаты, приглашающие любителей словесности на праздник, среди объявленных участников привлекали имена маститых литераторов. Но уже во время церемонии открытия стало ясно, что радужным прогнозам не суждено сбыться. Со сцены с дежурным энтузиазмом вещали чиновники, вполне заслуженные и уважаемые. Но почему писатели сиротливо мокли под дождём на площадке под открытым небом? Когда перешли в крытое помещение, подумалось, сейчас до литераторов дойдёт дело. Однако те же чиновники уселись в президиум и продолжали поучать писателей вкупе с литературной общественностью. В качестве поощрения на несколько минут микрофон передали в зал. И Александру Проханову кое-что удалось высказать. А затем всех поверг в недоумение заместитель руководителя Роспечати, который, начав с осуждения русофобской публикации в "Нью-Йорк таймс" лауреата «Большой книги» Михаила Шишкина, кстати, вскормленного именно Роспечатью, закончил утверждениями, что этот писатель является лучшим русским стилистом. Кто поручил Роспечати определять степень талантливости литераторов? Непонятно. Возможно, было тайное распоряжение правительства РФ. Лучше бы эта организация, именуемая в народе Агенпоп, занималась своим прямым делом - организационной работой. Между тем на салоне царил невиданный бардак. Мероприятия переносились меньше чем за час до начала, без объяснения причин отменялись, порой место проведения презентаций не могли найти не только посетители, но и сами участвующие в них авторы. Один из писателей, придя на задолго объявленную людную встречу с читателями, где он должен был представлять свою новую книгу, выяснил, что издания на стенде нет и в помине. А то, что в программе было обозначено как «Красный шатёр», на деле оказалось белым шатром с приклеенным к нему маленьким красным листом бумаги. Складывается ощущение, что подобные мероприятия в Год литературы проводятся не для издателей, писателей и читателей, а с одной только целью – получше освоить бюджет, а потом лихо отчитаться или дать показания...

Теги: литература , книгоиздание , книготорговля

(обратно)

Беседы лучших с лучшими

Любовь Моисеева, Александр Гамов. Прямая речь. В печать! В эфир! На сайт! - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015. – 288 с.: ил. – 1000 экз.

Лучший способ отметить юбилей всенародно любимой газеты "Комсомольская правда" – выпустить прекрасно изданный том увлекательных бесед с её героями. И это сделала – и очень успешно – замечательная журналистская семейная пара Любовь Моисеева и Александр Гамов. Их фамилии и голоса известны тем, кто читает «КП» и слушает одноимённое радио, а также заходит на сайт одного из самых популярных изданий страны. Стать собеседником Гамова и Моисеевой непросто, но почётно: первая женщина-космонавт Валентина Терешкова, полярный исследователь Артур Чилингаров, певец и политик Иосиф Кобзон, поэты Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Юнна Мориц и Андрей Дементьев, спортсменка Екатерина Гамова (не родственница!), великая актриса Нонна Мордюкова, писатели Юрий Поляков, Генрих Боровик, Александр Проханов... А также президент Российского книжного союза Сергей Степашин и легендарный журналист «КП» Василий Песков, который всего на пять лет был моложе своей единственной газеты. Интервью – жанр распространённый, и читателям иногда кажется – нет ничего проще. Приходишь, включаешь диктофон, записывающий ответы. Если бы так всё было! У журналистов высокого класса, как правило, выстраиваются особые отношения с героями, они доверяют людям с диктофоном, делятся сокровенным. Поэтому и не оторваться от этих бесед, пока не дочитаешь. А интервью по-разному рождаются: не так давно одному из авторов пришлось, к примеру, всеми правдами-неправдами проникнуть в больничную палату – не пускали строго-настрого никого. Но разговор с поэтом был опубликован...

В каждой главе – ссылка на сайт «КП», а значит, возможность прочитать более полные тексты, увидеть подборки редких фотографий, а также аудио- и видеоинтервью с героями, названными выше. А так как сейчас гаджеты почти в каждом доме, то для вас прозвучат редкие архивные записи – песни Нонны Мордюковой и её сестёр и посвящение поистине народной артистке СССР Валентина Гафта, которое в газете ещё не выходило. Авторов можно поздравить с рождением необычной мультимедийной книги, появившейся аккурат к 90-летию «Комсомольской правды», которая и название не сменила, и от орденов не отказалась.

Теги: Любовь Моисеева , Александр Гамов , Прямая речь

(обратно)

Гендерная номенклатура

Пару недель назад премьер-министр Люксембурга Ксавье Беттель вступил в однополый брак с архитектором Готье Дестне, бельгийцем по происхождению. Беттель (его мать, кстати, была племянницей композитора Сергея Рахманинова) стал первым европейским и вторым мировым лидером нетрадиционной ориентации, заключившим официальный брак. Это событие в Европе, похоже, никого не удивляет. "Старая сеньора", кажется, смирилась с наступлением новых молодых традиций, которые противоречат самой природе. На «женском фронте» - свои перемены.

«Эллады всей спасенье ныне – в женщинах», – провозгласила в V веке до н.э. героиня комедии Аристофана Лисистрата, организовав, по сути, первый в истории бабий бунт. Если слово «Эллада» заменить на «Европа», то получим налицо дискурс взаимоотношения полов на политической и деловой европейской сцене.

Например, немецкими вооружёнными силами, бундесвером, правит мама семерых детей Урсула фон дер Лейен, до того заведовавшая министерством семьи, женщин и стариков. Да, в истории бывали матушки-императрицы, но вот «солдатские матушки» появились только в наши времена.

Впрочем, что касается поста руководителя бундесвера, то «матушке-канцлерице» виднее. Совсем недавно она продавила в парламенте просто удивительный закон. С 2016 года в ФРГ вводятся правила об обязательной 30-процентной «женской квоте» в наблюдательных советах компаниях, представленных на бирже. А также в крупных общественных организациях. Ежели они не смогут найти подходящих персон, то посты эти должны оставаться незанятыми, пока вопросы не решатся.

Первой страной в мире, которая установила женскую квоту (минимум 40% в правлении публичных компаний), стала в 2003 году Норвегия. Вслед за ней последовали Италия, Франция, Исландия и Испания. А недавно сам Петро Порошенко вставил свои три копейки, выразив поддержку позиции женщин – народных депутатов, которые выступают за введение гендерного квотирования в избирательном законодательстве.

«Сначала я была против женских квот, но потом пришла к выводу, что без целевых показателей правильные шаги так и не будут предприняты», – сказала «валютная мадам» – глава МВФ Кристин Лагард. Ей вторит вице-президент немецкой общественной группы FidAR Ютта фон Фалькенхаузен: «Нам не нравятся квоты. Но если нет директивы, ничего не изменится».

Вот так, граждане. Вместо «деловой целесообразности» – «директивные показатели». И возразить – ни-ни. Не дай бог публично промямлить нечто вроде того, что «кто-то кое-где у нас порой» продвигает женщин в начальники исключительно из политических соображений, ради разжижжения, так сказать, устоявшегося мужского конгломерата. Иначе говоря, косвенно покритиковать столь модную в Европе «позитивную дискриминацию». Это так же небезопасно для карьеры, как заявить, что лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы и прочие транс­веститы – отклонение от основной человеческой функции деторождения. Толерантники зажрут. Так когда-то из кандидатов в еврокомиссары выкинули итальянца Рокко Бутильоне, который как католик назвал гомосексуализм грехом.

Называется всё это, если не знаете, равноправие. Европарламентариям так понравилась идея с квотами, что года полтора назад они попытались обязать все крупные компании стран Евросоюза довести долю женщин до 40%. Однако группа стран-обскурантов под предводительством, естественно, Великобритании отстояла право бизнеса самостоятельно решать, кого брать в топ-менеджеры. Зато в самой Еврокомиссии неписаные правила о «женской доле» действуют исправно. В верховные дипломаты ЕС, например, обязательно должна выдвигаться женщина. И она должна одновременно курировать и вопросы безопасности. А это уже серьёзно. Сначала взлетела баронесса Эштон, которая в упор не хотела видеть очевидного и о некомпетентности которой слагаются легенды. Теперь вот синьора Могерини. Пока она подкупает скорее локонами, чем последовательностью и здравостью суждений[?]

Или словенка Алёнка Братушек. Креатура самого президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера. У себя на родине она провалила всё что можно. Премьером оказалась отвратительным (взлетела наверх на фоне кризиса, но продержалась всего год). И её партия потом с треском проиграла выборы – всего четыре мандата. Но нет – нужна была именно женщина, именно от Словении, именно на должность комиссара по энергетике (!) и вице-президента Еврокомиссии. Слава богу, пронесло!..

Но гендерная номенклатура тем временем захватывает новые сферы. Недавно в Германии создана группа Pro Quote Regie. Женщины-режиссёры намерены добиваться, чтобы число мужчин и женщин в креслах постановщиков сравнялось в ближайшие 10 лет. Официальный сайт группы пестрит фотографиями дам в окружении кинокамер и революционных лозунгов. «Я за квоту, потому что только она может установить честную конкуренцию в профессии». «Я за квоту, потому что мне надо содержать семью». «Я за квоту, потому что с меня хватит вашего «мужского кино». Но и мужики не лыком шиты. Ими возмущена управляющая инвесткомпанией Newton Investment Management Хелена Моррисси: «Сейчас многие мужчины в советах директоров стали поддерживать женские квоты, объясняя это тем, что у них подрастают дочери». Вот это я понимаю, женское коварство! Или, может, Хелене просто так кажется?

Теги: Евросоюз , политика

(обратно)

Образцовые жертвы

Москва. Маросейка,13

"ЛГ" не раз затрагивала тему наименования наших улиц и площадей. И она остаётся актуальной. Наконец принято решение о присвоении имени Высоцкого одной из улиц в центре Москвы. Есть и другие предложения. Один из депутатов ГД обратился к мэру Москвы с предложением переименовать Театральный проезд в проезд Майи Плисецкой; не успокаиваются желающие увидеть в центре столицы мост Немцова. А тут ещё памятные таблички на домах[?]

Время от времени в обществе шло и идёт обсуждение того, как увековечить память граждан, ставших жертвами репрессий в 30-е годы прошлого века. Недавно в рамках проекта «Последний адрес» на домах, где они проживали, началось установление мемориальных табличек. На первый взгляд всё правильно.

Однако остаются вопросы. Вот что рассказывает об инициативе архитектурный критик Григорий Ревзин:

- Первый вопрос: в память о ком устанавливать таблички? По справедливости надо бы всем репрессированным. Но их очень много, в одной Москве тысячи и тысячи. Появилось предложение: только тем, кто был расстрелян. И при этом впоследствии реабилитирован. А как же тогда быть с царскими, белогвардейскими офицерами, которых никто не реабилитировал? Как быть с теми, кто погиб в лагерях? Их примерно в четыре раза больше, чем расстрелянных. Как быть с теми, кого расстреляли в лагере? Обязательно увековечивать?.. Подсчёты показали, что 30 тысяч человек по Москве – расстреляны, реабилитированы, имеются все подтверждающие документы...

Какая-то фантасмагория – 30 тысяч «образцовых жертв»… Этих берём, тем в памяти отказываем...

Если смотреть пристальнее, среди 30 тысяч немало тех, кто сам участвовал в «чистках» – чекисты, энкавэдэшники, члены «троек», которых потом также подвергли репрессиям. Таких людей по какому разряду пускать? Можно дойти до полной глупости. Скажем, работала женщина в НКВД – оперативным работником. Тогда, понятно, вроде бы не резон её память увековечивать табличкой, сама к «чисткам» причастна. А если работала в НКВД машинисткой, печатала постановления о репрессиях? Тогда можно?..

Невинно убиенные или винно?.. Машинистка из подходящей организации или из неподходящей?.. А поэта надо проверять на предмет, какие стихи писал? Не славил ли, не дай бог, революцию?.. Можно дойти до того, чтобы отбор проводить по фамилиям или принадлежности к определённой национальности…

Возникают и ещё более серьёзные вопросы. Почему речь только о жертвах 37-го и 38-го годов? А в 34-м не ссылали, не преследовали? А в двадцатые годы? А в 1918-м, когда шла Гражданская война?

Инициаторам начинания хочется распространить его на всю Россию. Но в таком случае надо не забыть и о тех, кто был репрессирован или казнён войсками Колчака в том же сибирском Омске. «Белый террор» был ничуть не чище, не праведнее террора «красного»...

Похоже, инициаторы или не до конца понимают или не желают понять трагической слитности и сложности истории того периода. Если начинается отбор только отдельных «образцовых жертв», тут уж явно не до правды и справедливости. И нужно ли такое количество табличек на наших домах? Особенно если они безымянны, если смешиваются герои Великой Отечественной и жертвы репрессий, словно это одно и то же?

Может, чтобы не ошибиться ни с кем и ни в чём, следует установить один общий памятник жертвам репрессий?

Подобное, кстати, предусмотрено прошлогодним президентским решением, сейчас проводится конкурс на лучший памятник жертвам политических репрессий, его итоги подведут в конце октября, как сообщили накануне 9 Мая представители Общероссийского народного фронта. И не позже чем в конце 2016 года памятник в центре столицы, на пересечении проспекта Сахарова с Садовым кольцом, будет установлен.

Виктор ВЯХИРЕВ

Теги: история России

(обратно)

Фотоглас № 21

В Гаване в рамках международной конференции «Советско-латиноамериканское сотрудничество во время Второй мировой войны и современность» открыт бюст первого космонавта планеты Юрия Гагарина работы Алексея Леонова. Юрий Алексеевич в своё время был сопредседателем общества советско-кубинской дружбы. В столице Кубы теперь действует и виртуальный филиал Русского музея.

Фото: Фёдор ЕВГЕНЬЕВ

В России отпраздновали День славянской письменности и культуры. Впервые на государственном уровне праздником он стал в 1863 году, в связи с 1000-летием создания славянской азбуки святыми Кириллом и Мефодием. После торжественной литургии в Успенском соборе Кремля были возложены цветы к памятнику Кириллу и Мефодию на Славянской площади в Москве.

Фото: Николай УВАРОВ

20 мая в Московском Доме Романса состоялся конкурс создателей современного романса «Авторская Романсиада». Учреждённое «Литературной газетой» в содружестве с Департаментом культуры города Москвы, это интереснейшее творческое состязание проходит уже в шестой раз, из года в год подтверждая жизнеспособность идеи конкурса как числом участников, так и качеством представленных композиций. На фото – один из победителей Валерий Лихачёв (Копенгаген, Дания).

(обратно)

Фашизм, новая волна

Давайте зададим себе вопрос честно и без обиняков. Кто кого победил в 1945-м, если сегодня своего рода филиал Третьего рейха строится прямо за российской границей?

Давайте будем искренни сами с собой из уважения к памяти павших. Фашизм - не сумасшествие. Фашизм прагматичен и ясно определяет своего врага – этнического, культурного или религиозного. У него всегда есть чёткая цель. Сегодня эта цель – русские. Непонимание этого может привести к серьёзным последствиям.

Нынче не только вне России, но и внутри страны есть силы, которые заинтересованы, чтобы новое поколение россиян училось по искажённым учебникам и методичкам. Чтобы 9 Мая (конец гитлеровского геноцида) стало едва ли не днём "национального покаяния" русских, а отечественная оборонительная война была признана «русской агрессией против Европы». На Украине уже официально запрещены символы советского прошлого и термин «Великая Отечественная война». А недавно в Харькове даже с памятника Александру Невскому сорвали меч: на прицеле и более далёкое русское прошлое.

Если мы хотим переломить ситуацию, нам необходимо признание статуса русских как «народа-жертвы» и «разделённого народа». Необходимо точно определить ущерб, понесённый русскими в ХХ веке. Необходимо поставить вопрос о репарациях со стороны стран гитлеровской коалиции.

Нам необходимо признание Великой Отечественной войны 1941–1945 годов геноцидом народов, входивших в состав СССР, и в частности русского. Это можно доказать, опираясь на разработки немецкого руководства, относящиеся к печально известному плану «Ост», принимая во внимание такие программные документы, как знаменитая брошюра «Унтерменш».

Освещение темы Великой Отечественной войны в СМИ также требует корректировки. Необходимо уточнить, с кем и за что мы воевали. Самый простой ответ – с германским фашизмом. Это правда. Но это не вся правда. А частичная правда порой бывает не лучше откровенной лжи, поскольку легче усваивается. Да, с германским, но не только. Стоило бы лишний раз напомнить о 3-й румынской армии под Сталинградом, о венгерских и французских подразделениях в составе войск СС, – например, о дивизии «Шарлемань» (Waffen-Grenadier-Division der SS «Charlemagne»), названной в честь Карла Великого. Не стоит забывать и о том, что Чехословакия была оружейной мастерской Третьего рейха.

Скажем без обиняков: мы воевали с объединением большого числа стран Европы. По этой причине мы не можем встать на абсурдную позицию: мол, Великая Отечественная – это общая трагедия двух народов – советского и немецкого. В этом случае мы ничего не поймём в её истоках.

Необходимо признать: нацизм был не каким-то немецким казусом, уродцем для исторической кунсткамеры, как его подчас представляет либеральная историография. Он был закономерной европейской тенденцией своего времени. Сейчас мы наблюдаем новую волну еврофашизма, именно так об этом явлении и следует говорить .

Пересмотр итогов Великой Отечественной вой­ны значится в планах последователей фашистов: вспомним заявления Арсения Яценюка о том, что СССР захватил Германию и Украину. В ответ нам необходимо чётко закрепить в учебниках и СМИ оценку действий сторон в ходе сражений. Гитлеровская коалиция (именно так, а не просто Германия) – агрессор, Россия–СССР – жертва. Спекуляции на тему намерений сторон неуместны.

Говоря о пакте Риббентропа – Молотова, необходимо рассматривать его в контексте раздела Европы в результате Мюнхенского пакта 1938 года (раздела Чехословакии), аншлюса Австрии, других договоров между Германией и «союзниками», пактов о ненападении, подписанных с Германией министрами иностранных дел Латвии и Эстонии, договора о «дружбе и сотрудничестве», который Польша заключила с Германией сразу после прихода Гитлера к власти, а также в контексте отказа Англии, Франции и Польши заключить с СССР антигерманский пакт. С учётом этих обстоятельств договор с Германией был абсолютно логичным шагом, отсрочившим агрессию стран «оси».

Следует признать кощунственной постановку вопроса о «цене Победы». И дело не только в том, что суверенитет и физическое выживание народа не могут оцениваться с точки зрения «цена – качество». Миф о намеренном «заваливании врага трупами» документально не подтверждается. Достаточно почитать хотя бы мемуары немецких военачальников. Например, Гейнца Вильгельма Гудериана, генерала бронетанковых войск, автора тактики танковых клиньев: ими немцы успешно разрезали и разваливали нашу оборону в начале войны. Так вот генерал Гудериан пишет, что русские очень быстро, «уже к ноябрю 1941-го на­учились воевать». А перелом в ходе войны, по его мнению, определялся превосходством советской военной промышленности. В СССР удалось наладить выпуск «Лавочкиных», универсального надёжного Т-34 и многого другого в огромных количествах и быстрыми темпами.

Необходимо прекратить попытки реабилитации предателей своего народа, таких как генерал Власов. Когда такие попытки делают люди, занимающие высокие должности в государственных учреждениях, иначе как сознательной ложью или искажением правды это назвать трудно. Очередную попытку сделал директор Госархива РФ Сергей Мироненко, в недавнем интервью «Коммерсанту» утверждая, что «с предательством не всё так просто[?]»

Уверен, что было бы правильным решением наряду с Победой 9 Мая отмечать трагическую дату 22 июня как день начала геноцида русского и дружественных ему народов. При этом события 2014–2015 годов на Украине можно рассматривать как продолжение Второй мировой войны: тот же геноцид против части населения, те же самые мотивы, схожие высказывания.

К сожалению, в 1945 году фашизм не был добит. Сегодня он снова поднимает голову.

Теги: Россия , Европа , США , Украина

(обратно)

Мозги для роста

Часто приходится слышать, что Россия не смогла в должном объёме провести за четверть века структурные реформы. Но если посмотреть непредвзято, то не всё происходило так уж неправильно. В целом надо понимать, что трансформация экономики требует постепенности, громадных усилий и ресурсов. Быстрый переход к рынку, если бы он был в российских условиях полностью реализован, грозил бы большой безработицей и социальной нестабильностью из-за падения уровня жизни.

Можно заметить, что на первом этапе реформ были сформированы вертикаль госуправления, система аккумуляции и распределения финансов, а также, в определённой мере, система обеспечения безопасности бизнеса. Были обновлены энергетические мощности, построено немало новых дорог, существенно обновлялась городская инфраструктура. Немало сделано. Всё это, по словам нобелевского лауреата Д. Сакса, составляет "внерыночный скелет экономики", без которого невозможно нарастить рыночные мускулы и обновить экономический организм.

Сегодня в обществе назрел запрос на более стремительное развитие и качественное обновление жизни. Необходимые ресурсы есть. Потому нет нужды ждать иностранных кредитов, высоких цен на нефть и отмены санкций. Нужно думать и развиваться самостоятельно.

Кризис - время включать мозги и развивать не сырьевой и финансовый сектора, а науку, промышленность и сельское хозяйство. Очевидно, что преодоление кризиса путём «заливания» экономики деньгами не подходит. В наших условиях их в первую очередь успешно освоит банковский сектор. Потому что этот сектор силён организационно и интеллектуально. Именно в банках лучшие аналитики, организаторы, что даёт банкам возможность прогноза ситуации и быстрого принятия решений. Конечно, вначале в интересах корпоративных. Такова логика любого бизнеса.

При этом пример банковского сектора показывает, что именно в направлении интеллектуализации и повышения организационной мощи отраслей и секторов социальной сферы нужно корректировать модель роста. Предложенный правительством Антикризисный план – работа в стратегически правильном направлении.

Совершенно очевидно: чтобы выделяемые из бюджета деньги стали давать отдачу, нужна критическая масса предприятий реального сектора, способных их освоить и увеличить производство качественных товаров и услуг. Если в реальном секторе экономики не будет оптимального соотношения между количеством малых, средних и больших предприятий, то толку от денег не будет. Это всё равно что заливать водой лес, не имеющий подлеска.

В экономике должен всегда соблюдаться баланс и всегда происходить обновление. К примеру, для стран с устойчивым развитием (Германия, Дания, Франция) характерны такие соотношения: малых предприятий – 70 процентов, средних – 22, крупных – 8. Такая расстановка сил позволяет включить максимум граждан в активную экономическую жизнь и обеспечить устойчивость экономики. В Южной Корее в малом бизнесе занято 62 процента работающих. У нас тут всё ограничивается болтовнёй, «ручным управлением», не подкреплено необходимой законодательной базой, чёткими правилами игры, когда бы любой человек, взявшийся открыть своё дело, знал и чувствовал – игра стоит свеч и не боялся рисковать.

В связи с этим также важно обеспечить развитие сферы интеллектуальных деловых услуг: аналитика, маркетинг, консалтинг и т.д. Малому бизнесу кроме дешёвых кредитов, аренды и инфраструктуры нужны быстрые ответы на вопросы «что делать» и «как делать». Мировой опыт показывает, что успешные реформы осуществлялись при мощной интеллектуальной поддержке и наличии знающих консультантов и управленцев. Иначе приходится действовать наугад, теряя время и ресурсы. Кроме того, проектный и консалтинговый малый бизнес – это фактор роста и дополнительной устойчивости. В США более 20 миллионов индивидуальных предпринимателей только с помощью своих интеллектуальных ресурсов производят продуктов более чем на триллион долларов. Там есть штаты, которые устойчиво развиваются даже в периоды кризисов благодаря наличию высокотехнологичных рабочих мест и сетей квалифицированных посредников по оказанию деловых услуг в строительстве, проектировании, маркетинге. Одновременно это – условие активизации малого бизнеса и конкурентоспособности крупных предприятий.

Весь опыт показывает, что целесо­образно в полной мере учесть следующее:

– первое – соблюдать пропорции между количеством микро-, малых и средних, больших предприятий на уровне, достигнутом успешными экономиками;

– второе – устранить несовершенство деловой среды, вызванное недостатком информационно-консалтинговых и управляющих компаний (нужна «капиллярная система» для преобразования денег в конкурентную продукцию);

– третье – улучшить качество институтов управления, тонко настроить каждый элемент системы регулирования. Это более сложная задача, чем организация преференций и мер кредитно-финансовой поддержки малого бизнеса. Но без её решения удачи не видать.

Уже сейчас можно осуществить комплекс организационных мероприятий с быстрым эффектом в целях улучшения занятости. Ведь необходимы как минимум 25 миллионов новых рабочих мест. Что же предпринять?

Один из путей связан с развитием туризма (в том числе агроэкотуризма ), где за миллион вложенных рублей можно создать пять рабочих мест. Тут наиболее высока и постоянна мультипликация дохода. Сельский туризм – одно из самых активно развивающихся направлений, рост которого, по оценкам экспертов, составляет до 20 процентов в год. Это бизнес, занятие которым приносит людям позитивные эмоции. Одновременно агроэкотуризм – драйвер развития внутреннего туризма (80 процентов составляют жители близлежащих к туристским объектам городов). Надо создать вокруг городов «овощные», «ягодные» и «мясные» пояса, решая проблему снабжения населения качественной едой (без гормонов и антибиотиков), и сократить импорт. Для этого организовать целевое проектное финансирование по созданию инфраструктуры туристских объектов (дороги, вода, электричество) и логистическое обеспечение фермерских хозяйств с перерабатывающими производствами и торговлей. Целесообразно создать под эгидой государства специализированные управляющие компании, которые взяли бы на себя организацию взаимодействия малого бизнеса внутри себя, а также с рынками и государственными структурами. Попутно начнут развиваться производства, наполняться местные бюджеты, вырастет спрос на инновации.

Второе и более сложное – интеллектуализация. Возрастающая сложность экономики требует постоянного увеличения её информационной и интеллектуальной составляющей, как и создания систем для межорганизационного информационного взаимодействия. Эта тенденция про­явилась ещё в 80-х годах XX века. В одном из исследований Всемирного банка отмечено, что экономическое развитие – это в большей степени процесс накопления знаний, чем капитала (World Development Report, 1998 г.).

Для реализации потенциала развития и с учётом наших традиций нужна государственная программа создания интеллектуального каркаса экономики России , который включал бы в себя современные центры коммуникаций и обработки данных, аналитические и информационно-консалтинговые службы. В Германии на одного работающего в промышленности три специалиста по маркетингу и управлению, в Южной Корее работают более 10 тысяч независимых консультантов в сфере экономики без учёта информационно-аналитических служб крупных предприятий. То же самое в Китае. Специалисты анализируют ситуации на рынках, делают прогнозы, рассчитывают риски.

Надо учитывать, что издержки, связанные с бюрократией, отпугивают потенциальных предпринимателей. По оценкам экспертов, в России малый бизнес расходует на преодоление информационных и административных барьеров до 10 процентов валовой выручки, а за рубежом – не более 3,5 процента. Только 30–40 процентов предпринимателей хотя бы примерно представляют, где и как можно применить свою разработку. Общая проблема – недостаток понимания рынка и нехватка ниш для новых продуктов.

Запад всё это давно создал и считает само собой разумеющимся. Мы же за громадьём планов и проблем пропустили этап формирования интеллектуального каркаса экономики, необходимый как для прогноза развития крупных проектов, так и для тонкой настройки экономики под решение новых задач. Кроме того, сохраняются административные барьеры, деловая среда не отличается простотой и понятностью.

Чтобы всё это преодолеть, нужна поддержка новых институтов – информационно-консалтинговых служб и государственных агентств развития. В этом смысл институциальной реформы экономики, о чём много говорят эксперты МВФ, хотя и слабо конкретизируют суть структурных реформ. Рекомендуя оздоравливать экономику путём приватизации и ослабления госрегулирования, эксперты МВФ почему-то умалчивают, что предварительно должны быть созданы механизмы для эффективного взаимодействия предпринимателей с рынками, государством и между собой.

Нам необходима государственная программа формирования инфраструктуры консалтинга, специализированных агентств управляющих компаний для коопе­рации предприятий как ответ на услож­нение экономики и внешние вызовы. Надо придать работе системный и комплексный характер. При этом нет нужды в росте числа чиновников. Структуры, которые ныне осуществляют в основном контролирующие функции, начнут работать в режиме стимуляции малого и среднего бизнеса. Для этого в госаппарате нужно создать атмосферу, формирующую у управленцев ощущение, что «отсидеться» не удастся. То есть все контролёры и банкиры остаются на местах и начинают оказывать малому бизнесу услуги по профилю деятельности путём развития информации и консалтинга. Будь то налоги, кредиты, фитосанитария, пожарная охрана и т.д. При этом премии чиновников увязываются с ростом отдачи от малого бизнеса. Все станут работать в одной связке, а не как антагонисты.

Совершенно понятно, что с помощью разных рычагов нужно создать интеллектуальный каркас экономики России, особенно для её низовых звеньев. Расчёты показывают, что примерно шесть процентов роста рынка деловых услуг и консалтинга стимулируют рост ВВП на один процент. А главное, Россия быстрее станет страной, в которой удобно работать и жить.

Борис ПАНЬШИН, доктор технических наук

Продолжение темы  Кто прокатит на тракторе?

Теги: политика , экономика , развитие

(обратно)

Кто прокатит на тракторе?

Фото: РИА «Новости»


Горькие заметки сельского инженера

По дороге неровной, по тракту ли,

Всё равно нам с тобой по пути!

Прокати нас, Петруша, на тракторе,

До околицы нас прокати!

1929 г.

Мир давно стал технологическим. Именно технологии обеспечивают благополучие не только какой-то отрасли, но и страны, благосостояние граждан, безопасность продовольственную и военную.

Темпы роста технического прогресса убыстряются. Новые изделия морально стареют раньше своего физического износа. Сегодня это норма жизни. Ремонт сменился только лёгкой и быстрой сменой узлов или их блоков.

А что в сельскохозяйственном произ­водстве?

Социальная революция в нашей стране почти совпала по времени с технологической в мировом сельском хозяйстве. На стыке 20-30-х годов минувшего столетия, когда началось колхозно-совхозное развитие, перед страной возникла проблема её механизации. До начала Первой мировой войны в России насчитывалось около 38 миллионов лошадей. В войну и революцию их погибло около половины. И хотя поголовье было частично восстановлено, изменились взгляды на развитие сельскохозяйственного производства. И в нищей, полуразрушенной, окружённой врагами стране началось создание Всесоюзной инженерно-технической службы сельского хозяйства. Эти инженерные мощности получили название машинно-тракторных станций (МТС).

Можно только (да и нужно!) дивиться тому, как в 1928 году в Одесской области на базе тракторного отряда совхоза была создана первая МТС. А уже к 1932 году, невзирая на трагический недород предыдущего года, их насчитывалось 2446. И даже в годы Великой Отечественной войны их численность возрастала. Ко времени реформации МТС (1956 год) их было уже 8742.

Однако МТС – это не только государственное сельскохозяйственное предприятие, это и гигантская школа подготовки кадров механизаторов из вчерашних конюхов-извозчиков, это ещё и университет технологических знаний, внедрение первых научных основ земледелия.

По-разному оценивали торопливое хрущёвское реформирование МТС, но послехрущёвское создание полноценной инженерно-технической службы – общесоюзной, республиканской, областной и районной – великое достижение нашей страны. "Сельхозтехника" пронизала всё производство отрасли. Районные объединения обслуживали все предприятия территории всеми видами технического сервиса: снабжение, техническое обслуживание, ремонт и другие. Многие районные предприятия по технической оснащённости не уступали городским заводам. Кроме того, была система отдельных заводов капитального ремонта. Их распределение по области курировалось ГОСНИТИ – тогда это был единственный в мире научно-исследовательский институт технического обслуживания и ремонта сельскохозяйственной техники. Когда впервые делегация советского Минсельхоза по обмену опытом приехала в Англию, им понравилась тамошняя организация ремонта, и они решили её купить. На что англичане заявили, что взяли её из научных отчётов ГОСНИТИ. И бесплатно[?]

После августа 91-го началось разорение инженерной службы российского села, «Сельхозтехники», колхозов, совхозов – ликвидация стационарных мощностей, уход рабочих, механизаторов, техников, инженеров. В феврале 2007 года в Самарской сельскохозяйственной академии состоялась встреча учёных с министром сельского хозяйства РФ. Он мне ответил примерно так: пока он министр, его ведомство заниматься инженерно-технической службой отрасли не будет. Мои сомнения в обречённости российского села отпали…

Увядание производства и развал его инженерно-технической службы пагубно отразилось на тракторо- и сельхозмашиностроении. В конце 90-х в РСФСР производилось около 214 000 тракторов в год.

В 2013 году в России произведено 12 396 тракторов, или в 17 раз меньше, чем в РСФСР.

Ежегодно осенью на базе Поволжской машиноиспытательной станции в посёлке Усть-Кинельском проходит зональная сельскохозяйственная выставка-ярмарка, где демонстрируется и техника. В 2014 году Беларусь выставила среди других машин новые комбайн, тракторы, в том числе уникальный гусеничный. Россия выставила только трактор «Кировец». Его производство началось в 1962 году.

К 2014 году в тракторном ассортименте нашей страны кроме машины, созданной конструктором ещё военных лет, выставлять было нечего. Зато в России, как в слаборазвитой стране, налажена только сборка тракторов Минского тракторного завода. Аналогично положение и в сельхозмашиностроении. На сколько лет мы отброшены назад?

Ныне машинно-тракторный парк формируется по случайному принципу, отсюда технический абсурд: избыточная многомарочность при недостатке машин. Многомарочность создаёт проблемы с нехваткой ходовых запасных частей и их долгое ожидание из дальних закордонных пределов. На упомянутой выставке меня привлекла сеялка, выставленная Сызраньсельмашем. Мой восторг пресёк один из сопровождавших её – сеялка из Австралии….

Должно быть возвращение государственного участия в свершении судеб российского села. Уровнять продовольственную безопасность с военной. Наряду с другими мерами – возможно, даже опережающими – должно стать возрождение Российской государственной инженерно-технической службы сельскохозяйственного производства. Расточительно не воспользоваться собственным уникальным опытом выхода из куда более драматической ситуации. Система не должна копировать прошлый опыт, она должна только его учитывать.

Если же учитывать его (я остался последним проектантом той советской поры), то эта система должна быть ориентирована на освобождение фермера и других землепользователей от забот технического сервиса и организации полевых работ. Фермер и другие землепользователи должны заниматься организацией хозяйства, технологий, экономикой, перспективой...

Вся система должна быть ориентирована только на использование отечественных сельскохозяйственных машин и тракторов, что даст импульс к восстановлению отечественного производства, активизации научно-конструкторской работы, в том числе и на кафедрах инженерных факультетов.

За два десятка дистрофичных постсоветских десятилетий мировое машиностроение ушло вперёд. И всё же основная масса отечественных машин в состоянии обеспечить достаточное качество выполнения полевых и других работ. Кроме того, как это было, и не раз, возврат государственного интереса к оснащению своего сельского хозяйства своей же техникой позволит поднять её качество до мирового уровня. Развивая своё машиностроение, мы создаём «рабочие места», возвращаем своим согражданам не только источники благополучия, но и чувство достоинства рабочего и специалиста, преступно оплёванное идеологией наживы. Это должно быть единое государственное Аграрное объединение – сельскохозяйственное производство во всём разнообразии, сельхозмашиностроение, научно-исследовательские и конструкторские силы, независимо от форм собственности повязанные едиными законами и правилами.

У нас для этого всё есть: пашня в различных природно-климатических условиях и бесценный сельский житель-труженик, которого не смогли сломить ни революция, ни война, ни оккупация, ни перестройка…

Иосиф БРУМИН , кандидат технических наук, посёлок Усть-Кинельский Самарской области

Продолжение темы  Мозги для роста

Теги: политика , экономика , развитие

(обратно)

Страна невозможностей

Джозеф Стиглиц. Цена неравенства. - М.: Эксмо, 2015. – 512 с. – 3000 экз.

"Америка – больше не страна возможностей", – объявляет профессор Колумбийского университета лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц, последовательный противник монетаризма и популярной либеральной теории, что рынок всё отрегулирует сам, государству следует только не вмешиваться.

В России до сих пор сильно представление о США как о сияющем граде на холме, богатейшей и сильнейшей стране мира. Верно, говорит Стиглиц, мы одна из богатейших стран, но посмотрите, что с нами сталось! Качественное образование и медицинская помощь недоступны большинству американцев; молодые люди, берущие огромный кредит, чтобы окончить колледж, попадают в долговую кабалу и не могут даже завести семью. А между тем 20% богатейших домохозяйств США владеют[?] Какой, вы думаете, долей национального богатства США они владеют? Как показывают социологические опросы, американцы полагают, что доля составляет 60% и что это несправедливо. Но это неправильная оценка. На самом деле 20% богатейших домохозяйств США владеют 85% процентами национального богатства.

В этом катастрофическом разрыве Стиглицу видятся опаснейшие перспективы социального расслоения. Причём проблема не в том, что они как-то особенно заметны, – напротив, они теперь ушли в тень за счёт того, что богатейшие и беднейшие практически не пересекаются. Но это не решение проблемы. Одна из наиболее богатых и сильных стран мира является в то же самое время страной несчастных, неудовлетворённых людей, которые чувствуют, что устройство жизни несправедливо. Экономист бьёт тревогу: это очень опасно.

Разоблачение техник манипуляций общественным сознанием не входит в основные задачи Стиглица, но он на примере нескольких экспериментов показывает, как подвержены влиянию людские мнения и как эфемерно то основание, на котором зиждется социальное неравенство. Один из таких экспериментов провели в Индии: детей из низшей и высшей каст попросили решить головоломку. «Когда они делали это анонимно, различий в исполнении между кастами не было. Но когда низшая и высшая каста были в смешанной группе, где было известно, кто принадлежит к низшей касте (они сами это знали и знали, что другим об этом известно), уровень выполнения задачи детьми из низшей касты был гораздо ниже, чем у высшей касты», – пишет Стиглиц, добавляя: люди из низшего класса сами бывают убеждены, что они хуже, – но только в присутствии тех, кто думает так о них.

Советский Союз («Советская империя») интересует учёного как своеобразный экономический феномен: казалось бы, исчезновение государственного планирования и замена его рыночной экономикой должны были привести к более эффективному использованию ресурсов. Но этого не произошло. Стиглиц объясняет это тем, что за долгие годы господства коммунистической партии и сильного давления на общественные институты оказался полностью разрушен социальный капитал, а попросту – взаимное доверие, которое служит основой деловых отношений любого здорового общества. Он не рассматривает то обстоятельство, что за несколько лет становления рынка социальный капитал пострадал, пожалуй, больше, чем за предшествующие десятилетия государственного господства. Впрочем, исследование этой темы выходит за рамки данной книги. Джозеф Стиглиц – американский патриот, который хотел бы гордиться справедливым социальным устройством своей страны, но может лишь указать на огромный разрыв между желаемым и действительным, а также дать общие рекомендации по исправлению ситуации. Первая из них: государству следует перестать делать вид, что рынок всё отрегулирует сам.

Теги: Джозеф Стиглиц , Цена неравенства

(обратно)

Величие замысла

Думаю, неслучайно именно сейчас выплыла из небытия видеозапись с чтением Иосифом Бродским своего стихотворения "На независимость Украины".

И как удивительно соединились юбилей поэта, события на Украине, Год литературы[?]

Что может быть более современно:

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.

Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,

брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый

кожаными углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба

нам - подавись мы жмыхом и потолком – не треба.

Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.

Кончилась, знать, любовь, коли была промежду…

И не подумаешь, что стихотворение было написано ещё в 1991 году в далёкой Америке. Не смог до конца жизни своей изгнать Иосиф Бродский своё русское имперское сознание из ума и сердца. Не смог смириться с потерей русской Украины. Можно любить поэта, не любить, но нельзя не признать его неотъемлемой частью русской культуры, и никакой другой.

Да и потом это удивительное: «Не нам, кацапам, их обвинять в измене…» Уже почти двадцать лет живёт в далёкой Америке, а всё себя русским считает, вспоминает Александра Пушкина. Пробовали было его соплеменники выдвинуть версию, что, мол, это поэт от имени русских с «залитыми глазами» сочинил, но сами почувствовали: нет пародийности в таком эмоциональном стихотворении.

Даже ненавистник Бродского Наум Сагаловский признал: ««Стихотворение, на мой взгляд, совершенно гнусное. Можно, вероятно, выбрать и другой, не такой резкий эпитет, но зачем? Весь текст дышит такой неприкрытой ненавистью к Украине, к украинцам, что диву даёшься. Я сперва, грешным делом, подумал, что стихотворение это – злая сатира, как бы монолог некоего не очень интеллигентного российского шовиниста, над которым поэт издевается… Но вот что сказал сам Бродский перед чтением своего стихотворения в Стокгольме в 1992 году: «Сейчас я прочту стихотворение, которое может вам сильно не понравиться, но тем не менее...» То есть стихотворение написано серьёзно, от имени самого поэта. Что, мне кажется, не делает ему чести, наоборот – представляет его в совершенно неприглядном свете…»

Я-то ненависти к украинцам в этом стихотворении Бродского не чувствую, скорее боль за покинутую Родину.

И потом, разве у поэта лишь одно такое имперское, русское стихотворение? Вспомним его «Народ», которое Анна Ахматова сразу же признала гениальным, чем сбила все потуги его развенчателей.

Мой народ! Да, я счастлив уж тем, что твой сын!

Никогда на меня не посмотришь ты взглядом косым.

Ты заглушишь меня, если песня моя не честна,

но услышишь её, если искренней будет она.

Не обманешь народ. Доброта – не доверчивость. Рот,

говорящий неправду, ладонью закроет народ,

и такого на свете нигде не найти языка,

чтобы смог говорящий взглянуть на народ свысока.

Путь певца – это Родиной выбранный путь.

И куда ни взгляни – можно только к народу свернуть;

раствориться, как капля, в бессчётных людских голосах,

затеряться листком в неумолчных шумящих лесах.

Пусть возносит народ – а других я не знаю судей.

Словно высохший лист – самомненье отдельных людей.

Лишь народ может дать высоту, путеводную нить,

Ибо не с чем свой рост на отшибе от леса сравнить.

Припадаю к народу. Припадаю к великой реке.

Пью великую речь, растворяясь в её языке.

Припадаю к реке, бесконечно текущей вдоль глаз

Сквозь века, прямо в нас, мимо нас, дальше нас.

Вот оно – величие замысла, которое и проповедовал всю жизнь русский поэт Иосиф Бродский. Даже этих двух стихотворений хватит, чтобы остаться в русской поэзии навсегда.

Многочисленное либеральное окружение поэта приняло «Народ» враждебно.

Его предлагали включить в разные сборники и антологии, но либералы были начеку. Даже Иосифа Бродского они до сих пор тщательно цензурируют и лишнее убирают от глаз широкого читателя. К примеру, два прекрасных стихотворения, посвящённые Глебу Горбовскому, или же стихотворение о Тарасе Шевченко. Вот и стихотворение «Народ» Анатолий Найман, Андрей Сергеев и другие создатели культа мученичества Бродского в северной глуши восприняли как «паровозик», написанный в надежде на снисхождение властей. Но стала бы больная Ахматова ценить заказное, вымученное стихотворение?

Жаль, оно не попало к Александру Солженицыну в момент его написания статьи о Бродском. Жаль, что американские его почитатели вычёркивают как ненужные и другие стихи из всех сборников.

Русскость в нём оказалась глубже, чем он сам предполагал. Потому и в поздний его американский период наряду с иными англоязычными стихами вдруг неожиданно прорывается живая кровь поэзии:

Что нужно для чуда? Кожух овчара,

Щепотка сегодня, крупица вчера,

И к пригоршне завтра добавь на глазок

Огрызок пространства и неба кусок

……

а если ты дом покидаешь – включи

звезду на прощанье в четыре свечи,

чтоб мир без вещей освещала она,

вослед тебе глядя, во все времена.

И это было написано за год до смерти Иосифа Бродского.

Иногда у больших поэтов наступает миг подлинного величия, единения с народом.

Об этом миге умалчивают патриотические критики, ибо им не подходит ни сам Иосиф Бродский, ни его национальность.

О нём умалчивают и либералы, ибо он полностью перечёркивает выстроенную ими легенду о поэте.

Сам Бродский никогда не забывал о периоде ссылки.

«Те два года, которые я провёл в деревне, – самое лучшее, по-моему, время моей жизни», – не раз говорил он своим собеседникам. Именно там он стал по-настоящему большим поэтом. Неслучайно и первый в мире музей Иосифа Бродского открылся в этом году на днях в деревне Норенская, в домике, где жил в ссылке поэт.

Поначалу в ссылке была боязнь, было отчуждение от окружающих, была опора на книги, которые он привёз с собой и которые ему постоянно привозили. Потом произошло слияние с миром севера, с бытом русского поморья.

Только оценив русский народный язык, он оценил и красоту просторечия, красоту русского фольклора, через русский народный язык он и себя стал постепенно отождествлять с народом, с простыми русскими людьми. В ссылке он впервые в своей жизни соприкоснулся не с городской, не с имперской, не с советской Россией, а с почти не меняющейся крестьянской, в чём-то христианской, в чём-то ещё языческой Русью.

Восемнадцати месяцев хватило, чтобы поймать свой редкостный даже для большого поэта миг растворённости в народе.

«Если меня на свете что-нибудь действительно выводит из себя или возмущает, так это то, что в России творится именно с землёй, с крестьянами. Меня это буквально сводило с ума! Потому что нам, интеллигентам, что – нам книжку почитать, и обо всём забыл, да? А эти люди ведь на земле живут. У них ничего другого нет. И для них это – настоящее горе. Не только горе – у них и выхода никакого нет... Вот они и пьют, спиваются, дерутся… Мне гораздо легче было общаться с населением этой деревни, нежели с большинством своих друзей и знакомых в родном городе…»

В такой атмосфере и рождались его лучшие деревенские стихи: «К Северному краю», «Дом тучами придавлен до земли», «Колыбельная», «Песня», «В деревне Бог живёт не по углам» и, конечно же, «Народ».

Мой народ, не склонивший своей головы,

Мой народ, сохранивший повадку травы:

В смертный час зажимающий зёрна в горсти,

Сохранивший способность на северном камне расти.

Это стихотворение, свою оду русскому народу из 36 строк, он написал в декабре 1964 года в селе Норенское Коношского района Архангельской области, когда ещё не было никаких надежд на досрочное освобождение, а тем более на его публикацию где-то в печати. После освобождения и приезда в Ленинград он первым прочитал его Анне Андреевне Ахматовой. Её стихотворение просто ошеломило. Анна Андреевна записывает в своём дневнике:

«…Мне он прочёл «Гимн Народу». Или я ничего не понимаю, или это гениально как стихи, а в смысле пути нравственного это то, о чём говорил Достоевский в «Мёртвом доме»: ни тени озлобления или высокомерия, бояться которых велит Фёдор Михайлович…»

Иосиф Бродский с юных лет подчинил себя величию замысла и осознанно ковал свою судьбу как судьбу великого поэта. Впрочем, он и был им. Я бы сравнил его с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, тоже рано осознавшим свой дар и с юности выстраивавшим свою жизнь.

Когда-то Александр Пушкин, размышляя о планах «Божественной комедии» Данте, упомянул о величии замысла. Эта фраза Пушкина стала ключевой для всей жизни поэта Иосифа Бродского.

Он был разным в жизни – и ироничным, и раздражённым, и молчаливым, и разговорчивым, но в своей поэзии он всё подчинил этому принципу.

Писал ли он «Большую элегию Джону Донну» или «На смерть Жукова», в глубине его сознания оставалось: «Главное – это величие замысла».

«Во всех ситуациях, скверных, не скверных, даже когда мне удавалось делать что-то, с моей точки зрения, очень толковое, я всегда говорил себе: «Иосиф, надо взять нотой выше»…»

Он и жил «нотой выше». Во всём. Без величия замысла он не мог писать ни о любви, ни о природе. В этом смысле он и был творчески счастливый человек.

И потому он не любил позу страдальца, не делал из себя мученика.

Думаю, он и в жизни вёл себя согласно некоему ритуалу поведения великих поэтов. Не из-за своего высокомерия, а для того чтобы не снизить значимость своего Слова, величие своего Замысла.

Ахматова была не только поэтическим наставником Бродского, она была учителем его ритуальности общения. Виктор Кривулин вспоминал: «Я видел, что Бродский следил за тем, как Ахматова произносила слова, переводила любую житейскую ситуацию в план речевой и в план поэтический…»

Может, отсюда, от величия замысла, и идёт его постоянное обращение к библейским темам, к рождественским стихам.

Будучи не столь уж и воцерковлённым, он последовательно, год за годом писал свои рождественские стихи. Что заставляло его начиная с «Рождественского романса» 1961 года долгие годы продолжать писать новозаветные произведения?

Открывает «цикл» «Рождественская звезда». Последним рождественским стихотворением стало «Бегство в Египет», написанное в декабре 1995 года, за месяц до смерти. В Америку он улетел с крестом на шее, почти не писал стихов на ветхозаветные сюжеты, а вместо этого буквально принуждал себя на каждое Рождество писать стихи на новозаветную тему. Да ещё какие великолепные стихи!

В холодную пору, в местности, привычной скорее к жаре,

Чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,

Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;

Мело, как только в пустыне может зимой мести.

….

Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,

На лежащего в яслях ребёнка, издалека,

Из глубины Вселенной, с другого её конца,

Звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

Если не принимать во внимание осознанную жизненную стратегию Иосифа Бродского, его ставку на величие замысла всегда и во всём, многие из лучших эмигрантских творений поэта, наполненных державной значимостью русского стиха, никак не объяснить. Впрочем, он всегда чурался примитивной политики: он даже в эмиграции не боялся называть себя советским поэтом, в отличие от всех перестроечных лауреатов госпремий СССР, срочно забывавших о своих корнях.

Когда его Хайнц Маркштейн в Вене спросил: «А скажите, Иосиф, вы считаете себя советским поэтом?» – Иосиф Бродский ответил: «Вы знаете, у меня вообще сильное предубеждение против любых определений, кроме «русский». Поскольку я пишу на русском языке. Но я думаю, что можно сказать «советский», да. В конце концов, при всех его заслугах и преступлениях всё-таки режим, реально существующий. И я при нём просуществовал 32 года. И он меня не уничтожил…»

Именно как русский он то стыдился, то гордился действиями своей родной советской державы. Когда на писательской конференции в Лиссабоне после 1968 года все делегаты из России, от Татьяны Толстой до Анатолия Кима, не хотели брать на себя ответственность за советские танки в Чехословакии, лишь Бродский признал, что он отвечает за всё, что делается в России. Это и есть патриотизм.

Я ни в коем случае не делаю из него поэта-почвенника, хотя иные его стихи из северной ссылки очень близки поэзии Рубцова или Горбовского. Естественно, в нашем примитивном делении на западников и почвенников он был поэтом-западником. Но совершенно русским западником.

А сколько христианских понятий, определений, образов живёт в его стихах? Тысячи, не меньше. Берусь утверждать, что имперские и христианские образы пронизывают всю его поэзию. «Я христианин, потому что я не варвар. Некоторые вещи в христианстве мне нравятся. Да, в сущности, многое...»

Думаю, с христианством самого Иосифа Бродского нам ещё придётся разбираться, есть немало фотографий, где он изображён с христианским крестом на шее. Одну из них я предлагаю читателям. Ходила с крестиком на шее даже в советское время и его мама Мария Моисеевна. Да и жена Мария, верная католичка, хоронила его с крестиком в руках. В любом случае – он человек христианской культуры и никакой иной.

Эрудиция, талант и культура делали своё, в результате из наследия Иосифа Бродского в русской литературе остались шедевры, такие как «Сретенье», «Народ», «Пророчество», «В деревне Бог живёт не по углам», «Горение», «На смерть Жукова», «Одиссей Телемаку», «На столетие Анны Ахматовой» и, конечно же, «Осенний крик ястреба».

Теги: Иосиф Бродский

(обратно)

Преобразил жизнь даже недругов

Когда-то Ахматова говорила, что много десятилетий в России, в русской мемуаристике, обсуждалась проблема: что у нас сделали с Пушкиным. Что сделали с ним император Николай I и Бенкендорф и светский Петербург. И вот теперь настало время подумать, что Пушкин с ними со всеми сделал. Потому что теперь стало иметь цену только то, что связано с Пушкиным: дома, где он жил или бывал, люди, с которыми он был знаком, и так далее.

Вот до некоторой степени, без всяких натяжек, без уравнивания Пушкина и Бродского, можно сказать, что сейчас наступило время поразмышлять о том, что сделали Бродский и поэзия Бродского с определёнными объектами и с некоторыми людьми.

Скоро в Ленинграде откроется музей Бродского, уже освобождены почти все комнаты в той коммунальной квартире в доме Мурузи на Литейном проспекте, где жил Бродский. Уже установили мемориальные доски Бродскому в Ленинграде, в деревне Норенская Архангельской области, где он был в ссылке, а одну даже в городе Балтийске, на стене гостиницы, где он останавливался во время своей недолгой командировки от журнала "Костёр". Доска эта установлена по решению командующего Балтийским флотом. И ещё открыта доска в Венеции (я сам был на открытии этой доски) на набережной, где часто гулял Бродский и именем которой он назвал своё замечательное эссе о Венеции - «Набережная неисцелимых».

И уже не обходится даже без какого-то комического оттенка. Дело в том, что мемориальную доску в Ленинграде повесили не у подъезда, в котором была квартира Бродского, а довольно далеко. Дом Мурузи – это огромный дом, занимающий целый квартал, он одной стороной выходит на Пантелеймоновскую улицу, а другой – на Литейный проспект. Подъезд находится со стороны Пантелеймоновской улицы, а доску повесили на Литейном. Когда я поинтересовался у тех, кто устанавливал доску, почему они повесили её не там, где надо, то мне ответили, что её повесили на проспекте, потому что там больше народу ходит. Но тогда её надо было вешать на Невском проспекте или на здании Московского вокзала – там народу бывает ещё больше.

В Москве на Садовом кольце несколько лет назад поставили памятник Бродскому работы скульптора Франгуляна, и мне кажется, что это удачный памятник. Во всяком случае, автор поймал позу, очень характерную для Иосифа.

Бродский преобразил жизнь своих друзей и даже недругов. Первый фельетон «Окололитературный трутень» появился в газете «Вечерний Ленинград» 23 ноября 1963 года. Его подписал и, видимо, самолично написал ответственный секретарь газеты Берман (псевдоним Медведев). И лет двадцать назад я в гастрономе на Невском встретил этого самого Бермана, которого я знал, потому что ещё в школьную пору работал в «Вечернем Ленинграде» внештатным репортёром. И Берман меня тоже узнал, отошёл со мной в сторону, такой довольно жалкий, опустившийся старик, и сказал мне: «Женя, вы же понимаете, что я написал тот фельетон не по своей воле. Меня заставили. Вы уж поймите, простите меня». Ну что я мог сказать?

И всё, чего касался Иосиф, тут же превратилось в некую историю и имеет свою ценность. Особенно это касается его книг. Я не так давно встречался с библиофилами, и они сказали мне, что книги, особенно ранние, с автографом Бродского уже давно стали библиографической редкостью.

А конец того персонажа, который охотился за Бродским и в конце концов организовал суд над ним с приговором о высылке, Якова Лернера, вообще был позорным. Я случайно узнал о нём довольно рано, ещё в студенческие годы. Я учился в Ленинградском технологическом институте имени Ленсовета, а Лернер в то время был там освобождённым председателем профкома, и уже тогда он постоянно устраивал разного рода аферы. Технологический институт был гигантским учебным заведением, в нём одновременно обучались двенадцать тысяч студентов, сотни преподавателей, профессура, технические сотрудники. В институте, как и полагается, существовало множество студенческих кружков – спортивных, литературных, театральной самодеятельности и тому подобное. В частности, драматический кружок иногда давал выездные представления и зарабатывал деньги, которые тратились на постановочные нужды. И однажды все эти суммы неожиданно исчезли, и одновременно исчез огромный отрез бархата, предназначенный для занавеса студенческого театра. Довольно скоро выяснилось, что всё это украл Лернер, которого тогда никакому суду не предали, а просто выгнали его из института.

Однако почти сразу, менее чем через год, он возник в организации «Гипрошахт», которая находилась в Дзержинском районе Ленинграда, и в этом же районе жил Бродский. Лернер стал там начальником народной дружины. И поскольку ему любой ценой необходимо было совершить карьерный прыжок, то он явился на приём к первому секретарю  Ленинградского обкома партии Толстикову и предложил, что его народная дружина станет бороться не со стилягами и пьяницами, а с идеологическими противниками советской власти – диссидентами. Толстиков сначала даже не понял, о чём речь, и спросил: «А на какой закон ты собираешься опираться в этой своей деятельности?» – «Да к чёрту закон», – ответил Лернер. И тогда Толстиков сказал: «Ты давай проведи для начала что-нибудь показательное, а дальше будет видно – посмотрим, что из этого получится».

Я работал в это время инженером-механиком на заводе «Вперёд». И однажды меня вызвали в первый отдел, там находился Лернер, и он расспрашивал меня около часа. Однако я оказался неудобной фигурой – инженер завода, ходивший на работу к восьми утра, получавший зарплату и премии, а не тунеядец. И тогда он, видимо, понял, что искать тунеядцев на предприятиях смысла нет, а надо усилить поиски в хорошо известном ему Дзержинском районе. Вот так Лернер вышел на Бродского. Он стал за ним наблюдать и в конце концов арестовал Бродского в тот момент, когда Иосиф находился без работы, то есть вернулся из геологической партии и новой работы ещё не нашёл. И суд приговорил Бродского к пяти годам ссылки.

После этого достаточно быстро сам Лернер тоже был арестован. И я был на суде над ним. Ему предъявили поразительное обвинение: во-первых, он под своей фамилией издал три книги, которых сам не писал, будучи по сути абсолютно неграмотным человеком. Он просто купил рукописи и присвоил их. Он объявил, что был во время войны полковником контрразведки и это именно ему принадлежит идея ледовой Дороги жизни через Ладожское озеро. Однако довольно быстро выяснилось, что всю войну он провёл в Самарканде и работал в госпитале на должности «сестра-хозяйка» и уже тогда воровал лекарства, еду и комплекты постельного белья.

После войны он одно время был завхозом Ленинградского цирка и очень обижал зверей, недодавая им корм.

Потом Лернер где-то раздобыл чистые орденские книжки и выписал себе две дюжины орденов, в том числе орден Ушакова первой степени, которым награждают, как известно, за флотоводческие победы. Ему на этом суде дали шесть лет, но через полгода отпустили, и я его встретил в редакции газеты «Неделя» в Москве на Пушкинской площади. Он подошёл ко мне и спросил: «Тебе не нужен американский автомобиль, но без документов? Тут один дипломат продаёт «форд», а документы я тебе потом сделаю».

Года через три его снова арестовали и закатали в тюрьму уже на большой срок. Когда он вышел, то дал интервью журналу «Молодая гвардия», и журналист задал ему вопрос: «Вот уже сейчас, когда прошло столько лет и всё уже обратилось в историю, что вы думаете о Бродском?» Лернер ответил: «Я думаю о нём то же самое, что и в шестьдесят четвёртом году. И сейчас я знаю его подноготную». – «Какая же это подноготная?» – спросил журналист. И Лернер сказал: «А какая у него фамилия? Сахарозаводчик Бродский – его дед. Он был крупнейший производитель сладостей и даже поставлял шоколад самому царю. И когда Бродский выехал на Запад, то он получил там все деньги своего деда. Все эти деньги он передал в Швецию, и за это ему дали Нобелевскую премию». И вот такая несусветная чушь была опубликована в журнале, который выходил тиражом в несколько десятков тысяч экземпляров. На такую идиотскую выдумку был способен только Лернер.

Уже вышли десятки, если не сотни книг о Бродском: о его поэтике, о его жизни, изданы мемуары друзей, собраны его интервью, вышли альбомы с фотографиями в Ленинграде, Венеции, Нью-Йорке. Все эти материалы очень разные: профессиональные и дилетантские, достоверные и не очень, но всё это свидетельство огромного влияния Бродского на литературу, людей, да, пожалуй, и на всю нашу жизнь.

Евгений РЕЙН

Теги: Иосиф Бродский , Евгений Рейн

(обратно)

Без директора в голове

Поднимать руку на даму - плохо, очень плохо. Руки таким людям отрывать надо. Но когда на Тверской улице в Москве побили девушку, оказавшуюся директором популярной молодой поэтессы Веры Полозковой, это стало новостью не только удручающей, но и познавательной. Оказалось, у поэтов бывают директора.

Вообразите Лермонтова, докладывающего своему директору о ходе работы над поэмой "Демон". Представьте себе Есенина, сдающего авансовый отчёт по проекту «Москва кабацкая». Директор при поэте – нонсенс, нас же учили, что поэт – «беззаконная комета» и менеджменту не под­властен.

Хотя постойте – создал же в своё время Николай Гумилёв «Цех поэтов», а стало быть, чувствовал себя как минимум начальником цеха. Отсюда и до директора было недалеко.

Вспоминается и Владимир Маяковский: «Я себя советским чувствую заводом, вырабатывающим счастье». Заводу, само собой, нужен директор, и можно сказать, что в каком-то смысле у Маяковского с Лилей Брик был служебный роман.

Примером современного поэтического завода могла бы служить программа «Гражданин поэт» (Быков–Ефремов), в которой директорствовал настоящий, серьёзный менеджер Андрей Васильев – ну так там и предприятие было посолиднее иных заводов, пароходов или газет.

В основном же литература устроена нынче по иному принципу: множество мелких лавочек, в которых день-деньской тачают, ткут, лепят, стучат молоточками разнообразные кустари. Спускаемся по кривому Силлаботоническому переулку, направо – Верлибров тупик, невдалеке две тесные площади – Малая Проза и Большая Проза.

Приветствуется чёткая специализация. Вот здесь пишут об инопланетянах, а напротив – о лесбийской любви. Вот тут сочиняют стихи про серые девятиэтажки, а если вам нужно про пятиэтажки – второй поворот налево, и вы на месте.

Нередки тут семейные предприятия: муж поэт, жена прозаик. Или – жена поэт, муж критик. Порой смотришь – вроде бы жена у мужа директор, а иной раз кажется, что наоборот. Хотя в целом кустарю директор без надобности, кормить директора не на что.

А впрочем, некоторым поэтам директор бы и в самом деле не помешал. Например, если бы у Вероники Долиной, популярной поющей поэтессы, был хороший директор, то он бы не дал ей прославиться столь печально, как она это сделала в дни празднования 70-летия Победы над фашизмом.

Напомню, что Долина тогда взъелась на акцию «Бессмертный полк», обозвав её постановкой, а её участников – теми, кто «вытащил наружу все свои семейные грязные наследственные портянки».

Когда у людей, называющих себя либералами, спрашивают, почему они так ненавидят русский народ, те обычно отвечают, что вовсе не народ они ненавидят, а своих политических противников, мракобесов, погромщиков и вообще всяких невежественных людей.

Но в случае с «Бессмертным полком» такие отмазки не срабатывают. Видно же было, что люди вышли на улицу не в поддержку власти, не ради политических целей и тем более не потому, что они собирались кого-то громить, а просто потому, что они русские, что они ощущают связь своей личной истории с историей своей страны. Не почувствовать этого и выступить в привычном духе салонного социального расизма – непростительная глухота для русского литератора, тем более для поэта.

Не правда ли, парадоксальное явление: поэт, ненавидящий народ, на языке которого он пишет?

Был бы у поэта директор, он бы своим директорским умом сообразил, что это – маркетинговое самоубийство. Но директора нет, как нет и царя в голове.

И ладно бы, если бы речь шла о персонаже экзотическом, творце «искусства не для всех», который по внутренней сути своей в публике не нуждается. Но более чем странно, когда в брезгливо-элитарную позу встают авторы, ориентированные на массовую аудиторию, – как в песне поётся, «не великие таланты, но понятны и просты». То Борис Акунин, то Андрей Макаревич и вот теперь Долина.

Я понимаю, что Вероника Аркадьевна не идеолог, не мыслитель, что её демарш – всего лишь чуткий отклик на колебания той среды, которую она считает своей. А среда эта змеиная, и тон в ней, похоже, задают пользователи наследственных советских кормушек, давно уже по любому удобному поводу шипящие на окружающее «быдло». Они придумали, что их – 14% населения, хотя я бы оценил их число скорее в 0,14%. Но ведь основа аудитории Долиной – это же далеко не только и не столько «мальчики и девочки из хороших семей», выросшие в районе Малой Бронной или Аэропорта.

Я же бывал в юности на слётах КСП, помню эти упрямые вереницы людей, топающих от подмосковной платформы куда-то в лес. Помню усыпанные палатками холмы. И молодую Долину слушал живьём, она мне нравилась своей женской дерзостью, выделялась на общем фоне. Это было массовое искусство, а не кухонные посиделки надутых снобов.

Уверен, что на шествии «Бессмертного полка» были и эти люди – или, может быть, их дети, зачинавшиеся там же, во влажных палатках, под незабвенный хит «Когда б мы жили без затей, я нарожала бы детей». Не обидно ли им было выслушивать вздорную грязь от уважаемого автора? Не сочли ли они это предательством?

Думаю, что в те годы, которые мы с вами вспоминали в дни празднования юбилея Победы, такое отношение литератора к своей аудитории, пусть даже не завоёванной ещё, а лишь потенциальной, казалось бы дикостью. Приходят на ум хрестоматийные строки Бориса Пастернака:

Превозмогая обожанье,

Я наблюдал, боготворя.

Здесь были бабы, слобожане,

Учащиеся, слесаря.

При этом Пастернак ни секунды не играл в простого парня, прекрасно понимая тот высочайший личностный уровень, на котором он находился. По воспоминаниям Сильвии Гитович, Пастернак очень грубо, непечатно осадил Вертинского, когда тот попытался важно разглагольствовать в обществе поэтов.

Вертинского, понимаете?! Основоположника того жанра, в котором ныне работает Вероника Аркадьевна. Представляю, как бы он смотрел на теперешних бардов. А вот баб и слобожан вместе с тем не презирал.

Есть, конечно, иные поляны и иные холмы, где нынче можно попеть под гитарку. Слёты КСП проводятся и в лесах под Нью-Йорком, и в лесах под Торонто. Но это, знаете ли, ненадолго. Русский язык не живёт без тех 86% его носителей, которых так презирают иные надменные творцы. Он скукоживается, засыхает, отмирает. А ведь именно русский язык – истинный и незаменимый директор русского поэта.

Теги: литературный процесс

(обратно)

Сиреневые пряди

* * *

Сияющими млечными мазками

Вселенная рисует ночь в экстазе.

Созвездья в небе, как в огромной вазе,

Лиловыми трепещут лепестками.

Весенние цветы при полнолунии

Рассеяны по перелескам ночи.

И звёзды, как лиловые петуньи,

Летят к Земле с космических обочин.

Дрожат в листве небесные лучи,

Цветы и звёзды словно плоть от плоти.

И тёплый ветер на душевной ноте

В сиреневой туманности звучит.

* * *

Потерянной страны - юго-восток

Кровавыми пожарами дымится.

И сквозь огонь старается пробиться

Народной справедливости росток.

Окрашены в коричневую масть

Бандеровские пьяные парады,

И, нацепив нацистские награды,

Гнобит народ взбесившаяся власть.

У них герой кто больше всех убил,

Громят Донецк в пороховом угаре

Питомцы тех, кто так же в Бабьем Яре

Бесчисленные жизни погубил.

Их янки зверствам вызвались учить,

И местной олигархии сатрапы,

За океан спешат на задних лапах

С надеждою подачку получить.

И снова в бой, насиловать и красть,

И города до основанья рушить,

Людей уничтожать и в людях души –

Такой на Украине стала власть.

Но лживый не живуч переворот,

Не будет долго беззаконье длиться,

Под звёздно-полосатою тряпицей

Им не удастся погубить народ.

Покончит Малоруссия с войной,

Господь вернёт рассудок незалежной,

И станет Украина снова прежней,

Единой и счастливою страной.

* * *

Тепло на солнце снегирю.

Весной опять легко и ясно,

Стволы берёз небезучастно

Встречают новую зарю.

Ветвей рассеивая тень,

С небес струится ветер гибкий.

И с белоснежною улыбкой

Встречает роща вешний день.

С ковшом созвездий навесу,

С душою светлой нараспашку

И, выдавая сок за бражку,

Берёзы ждут гостей в лесу.

В овраге снег лежит ничей,

И пусть не прятался он где бы,

Вновь голубой волной до неба

Его сметёт весны ручей.

Водою талою полна

Река, широкая на плёсе,

На берегу за хвоей сосен

От солнца прячется луна.

Плывут по речке корабли,

Простор реки для них заманчив,

Плывут туда, где одуванчик

Цветёт на краешке Земли.

* * *

За деревьями гаснет вечер,

Месяц ночь обхватил руками,

Но застигнутый облаками,

Он грустя опускает плечи.

От заката и до рассвета

Будет он, пребывая в грусти,

Прикасаться случайно к устью

Протекающей речки где-то.

И туманности беспокоя,

Месяц будто бы между прочим

Звёзды словно букет левкоя

Осторожно подарит ночи.

Я тебе подарил ромашки,

Ты сказала, пришёл и ладно,

И к цветам отнеслась прохладно,

Со стола убирая чашки.

Но потом, провожая вечер,

На окно показав рукою,

Ты сказала: букет левкоя

Держит месяц, расправив плечи.

Я же понял тебя не сразу,

Хорошо, что не очень поздно.

И ромашки поставив в вазу,

Я в окно посмотрел на звёзды.

* * *

Шёл бой за Родину когда-то,

Мы оккупантов наказали.

На Арском кладбище в Казани

Лежат погибшие солдаты.

И доступ к ним не отгорожен,

На погребальных плитах свечи,

И мой отец, погибший тоже,

Здесь навсегда увековечен.

Вот мы и встретились с тобой,

Здесь время пулями пробито,

Запечатлён последний бой

В багряных отблесках гранита.

Я над могилою стою,

Венками памятник украшен.

За жизнь сегодняшнюю нашу

Бойцы отдали жизнь свою.

Над ними небосвод просторный,

Деревьев шелест невесом,

И храм с иконой чудотворной

Бойцов оберегает сон.

Не позабыт их подвиг ратный,

Пусть чередой прошли года.

Салют отчизны – троекратный

Их в мае будит, как всегда.

Они опять готовы к бою,

И сквозь невидимую брешь

Все обелиски ровным строем

Выходят грозно на рубеж.

Выходят строем не гурьбою

Небытия осилив мрак,

Напоминая нам с тобою,

Что у страны в подбрюшье враг.

Крадётся враг по наши души,

Интриги пробует плести,

Страну старается разрушить,

Удар смертельный нанести.

Нас не задушат санкций гири,

Нам жить в осаде не впервой,

Мы на любом рейхстаге в мире

Флаг развернём победный свой.

Награды ратные звенят,

Мы всех побед отметим даты.

На Арском кладбище солдаты

Молчанье грозное хранят.

* * *

В Москве-реке буксиры-бурлаки.

Настала ночь, наступит день не скоро.

Рубиновые бусы светофоров

На шее у взволнованной реки.

Свет от Луны далёк и пресловут,

Свет фонарей понятнее и проще.

Вдоль берега берёзовые рощи

Торжественно, как лебеди, плывут.

Луна плывёт на облачном плоту,

Кружит, минуя звёздные запруды,

И светофор порою изумруды

Роняет над дорогой в темноту.

И если дождь всё заливает сплошь,

Буксиров отражения качая,

То светофор, янтарный свет включая,

На маленькую радугу похож.

Рубиновые светятся лучи,

Над светофором пролетают тучи,

Он будто бы стоит на всякий случай

Для мотыльков, блуждающих в ночи.

* * *

Я люблю этот город очень –

От заката и до зари,

В нём не светятся фонари –

Когда светятся белые ночи.

Город древний и молодой,

Помню, мы по Фонтанке плыли,

Где до самого неба взмыли

Кони бронзовые над водой.

Под оркестра военного медь

Я на мост приходил Дворцовый,

Чтоб ростральным огнём пунцовым

Душу страждущую согреть.

Мост своею историей крут,

Он такой же, как был когда-то,

По ночам кораблей регаты

Под мостом разводным плывут.

Много видел он на веку,

Он Невы красоты не портит,

Петропавловка словно кортик

У Исакия на боку.

То ли ночь, то ли день исчез,

Не стихают Фонтанки всплески,

Я влюблённый иду по Невскому,

Опираясь рукой на эфес.

Я счастливый и молодой,

Мой мундир белоснежно-ладный,

Якорь светится золотой

У меня на клинке парадном.

Я без строя иду домой,

Пахнут розы блокадного сквера,

Крики чаек, как гимн Глиэра,

В небе кружатся надо мной.

* * *

Весна, зелёная снаружи,

Взметнула радуги дугу.

Себя разглядывают в лужах

Кусты сирени на лугу.

В речные опадая волны

И на лету созрев в веках,

Ночами, ягодою полной,

Луна мелькает в облаках.

Встаёт, рассеивая тьму,

Рассвет ни шаток и ни валок,

И аромат ночных фиалок

Струится к дому твоему.

Я к дому выберу межу,

Преодолев ночные тени,

И возле окон положу

Охапку мокрую сирени.

Не доверяя грусть словам,

Я промолчу былого ради,

Пусть обо мне напомнят вам

Цветов сиреневые пряди.

* * *

Ветвями провожает вяз

Зари вечерней увяданье,

Стрекозы в тихом ожиданье

От солнца не отводят глаз.

В реке погасла солнца часть,

Лучи запутались в осоке,

Песчаный берег невысокий

Прибоя успокоил страсть.

Вновь с неба месяца кувшин

Сливает млечную завесу,

Туман пока по пояс лесу,

Ему нет дела до вершин.

Росой вечернею промок

Рыбак на лодке у причала.

И речка тихо раскачала

В осоке солнца поплавок.

* * *

Волна накатывает веско,

Трава украшена росой,

Туман прохладной занавеской

Повис над лесополосой.

Берёзы одинокой свиток,

Дубравы в окруженье стай,

Ковёр из белых маргариток

На берегу раскинул май.

Созвездий высыпали точки,

Рокочет недалёкий гром,

Речные волны, будто строчки,

И ветер месяца пером,

По полю облачных страниц,

На май поглядывая свыше,

Опять свои сонеты пишет,

Под песни перелётных птиц.

* * *

Ольха вершиною волнуется,

Туман над озером рассеялся,

И тополь будто бы расклеился

И наводнил листвою улицы.

Опять душистая, прозрачная

Цветёт черёмуха кисейная,

Как наваждение весеннее,

Как настроенье наше дачное.

Сурепка млеет на обочине,

Роса траву смочила новую,

И утро трепетно-лиловое

Сиренью словно оторочено.

Дождями солнце не погашено,

Иссякла туча пышнотелая,

И за окном берёза белая,

Умытой радугой украшена.

Теги: современная поэзия

(обратно)

Литинформбюро № 21


Литвечера

В Государственном музее Л.Н. Толстого прошла встреча с литературным критиком, литературоведом и прозаиком Валентином Курбатовым. Вечер посвящён выходу книги писем Виктора Астафьева и Валентина Курбатова.


Литвстречи

В Санкт-Петербурге в Доме писателя на Звенигородской улице состоялась встреча с ведущим датским писателем Йенсеном Карстеном - лауреатом премии Улофа Пальме и литературной премии Датского банка.


Литфестивали

В Калининграде при поддержке Министерства культуры, Литературной палаты России прошёл Международный литературный фестиваль "Паровоз – выход к морю". Он призван объединить литературные силы различных регионов страны и зарубежья для знакомства жителей области с современными писателями и повышения интереса к литературе.


Литюбилеи

Юбилей – 90 лет – отмечает 28 мая Юрий Борисович Борев, доктор философских наук, профессор.


Литпраздники

Общероссийский день библиотек отмечается 27 мая. Этот праздник берёт своё начало от дня основания Императорской публичной библиотеки, которая стала первой общегосударственной публичной библиотекой в 1795 году.


Литчтения

В Тарусе Калужской области в рамках третьего сезона поэтической премии «Бэлла» прошли Ахмадулинские поэтические чтения.


ЛИТАКЦИЯ

В петербургском Доме писателей состоялась передача наследникам братьев Стругацких архива писателей, прибывшего из Донецка.


МЕСТО ВСТРЕЧИ

Центральный Дом литераторов

Б. Никитская, 53

Большой зал

28 мая

Закрытие 81-го сезона Клуба писателей. Литературно-музыкальный вечер «Живи и помни», посвящённый 70-летию Победы.

Будут показаны хроники военных лет, выступят поэты, актеры и музыканты.

Начало в 19.00.

Малый зал

1 июня

Круглый стол «Проблемы оригинальности современной русской литературы».

Ведущий – Пётр Калитин.

Начало в 18.30.

2 июня

Презентация 9-го выпуска альманаха «ЛитЭра», посвящённого 6-му Международному литературному фестивалю «Славянские традиции – 2014».

Начало в 18.30.

(обратно)

Оскорбительный ветер забвенья

Отгремел салютами, отпел, отплакал очередной юбилей - 70-летие со дня окончания Великой Отечественной войны. Пройдёт немного времени, и стариков в аккуратных немодных пиджаках с орденскими колодками перестанут замечать. Да им это и не надо, они привыкли жить скромно, не привлекая внимания окружающих. Они доживают свой век. Их с каждым днём всё меньше и меньше.

Поэт Михаил Дудин от имени поколения фронтовиков навсегда попрощался с нами. Ради нас они жили, сражались, умирали:

Уходим[?] Над хлебом насущным –

Великой победы венец.

Идём, салютуя живущим

Разрывами наших сердец.

В творчестве Дудина в полной мере отра­зилась судьба поколения, прошедшего кровавыми дорогами войны. Ещё в период финской "незнаменитой войны" он был награждён медалью «За отвагу», был на полуострове Ханко разведчиком взвода полковой артиллерии. А всю долгую Великую Отечественную служил корреспондентом газеты Ленинградского фронта «На страже Родины». В эти годы он написал много стихотворений о стойкости и мужестве защитников города, о жизни и трагической смерти, о вере в победу над врагом. Здесь он стал профессиональным писателем, здесь, в блокадном городе, были изданы большими тиражами его книги. Даже если бы он написал лишь одно стихотворение «Соловьи» (1942), его имя навсегда осталось бы в ряду лучших поэтов страны. А судьба распорядилась так, что он прожил долгую жизнь. И всю жизнь был верен солдатскому братству, воспевал солдатский подвиг.

«Всё с этим городом навек» – так назвал Дудин одну из своих книг. Всей жизнью, всей творческой судьбой был связан поэт с нашим городом. Солдат Великой Отечественной, он долгие годы возглавлял Ленинградский комитет защиты мира, многое сделал для того, чтобы жила память о тех, кто отстоял город. Мало кто сейчас помнит, что он был инициатором создания «Зелёного пояса славы». Его стихотворные надписи высечены на пропилеях при входе на Пискарёвское кладбище, на других воинских захоронениях, на величественном памятнике защитникам Ленинграда при въезде в город со стороны Пулково. Он добился установки мемориальной доски в честь участников обороны Ханко. Проходя по Аничкову мосту, люди не подозревают, что небольшой памятный текст рядом с выбоиной от немецкого снаряда принадлежит Дудину. Он добился установки мемориальных досок Николаю Тихонову и Сергею Орлову… «Я не знаю другого художника, который столько бы осуществил в нашем городе», – вспоминает писатель-фронтовик Даниил Гранин.

Особое место в творчестве Дудина занимают стихи о пропавших без вести, о бесчисленных безымянных могилах неизвестных солдат:

И тоска мою душу гнетёт,

И осенние никнут растенья,

И по мрамору листья метёт

Оскорбительный ветер забвенья.

Стыдно, печально, но это факт: оскорбительный ветер забвенья своим холодным дыханием коснулся поколения фронтовиков, подаривших нам жизнь. В последнее годы государство стало больше уделять им внимания, но… с явным запозданием, от юбилея до юбилея. Совсем скоро последние ветераны войны тихо уйдут в вечность.

Михаил Дудин был не только выдающимся поэтом, но и выдающимся гражданином нашего города. За вклад в отечественную литературу он был награждён Золотой Звездой Героя Социалистического Труда, ему была присуждена Государственная премия. Долго и упорно, шаг за шагом общественность Петербурга старается преодолеть бюрократические препоны и в полной мере увековечить память Михаила Александровича Дудина. Писатели, Совет мира и согласия, блокадники, организация воспитанников детских домов блокадного Ленинграда многие годы добивались и добились, чтобы одна из улиц в новом районе города стала называться улицей Дудина, а на доме, где жил поэт, появилась мемориальная доска. Сейчас идёт борьба за то, чтобы появился памятник Дудину. Был официально объявлен конкурс, выявлен победитель. Представительная комиссия одобрила проект памятника, выполненный членом-корреспондентом Академии художеств П.О. Шевченко и молодым талантливым скульптором Н.А. Востриковой. Дело, как водится, упёрлось в деньги. Финансированием памятника выдающемуся горожанину М.А Дудину к столетию со дня его рождения в 2016 году должны озаботиться не оставшиеся в живых ветераны войны и блокадники, не пенсионеры (им это не под силу), а администрация Петербурга.

Кризисы, санкции – явления смутные, временные. Светлая Память – навсегда. Поддерживать её должны неравнодушные люди.

Борис ШУЛАЕВ

Теги: литература , история , Великая Отечественная война

(обратно)

Чтобы память не остыла

Фото: ИТАР-ТАСС

Атмосфера праздника - вот первое, что приходит в голову, когда хочешь коротко охарактеризовать происходившее в "Ночь музеев" в Санкт-Петербурге. Казалось, вечером и ночью с 16 на 17 мая в культурной столице, а особенно на Невском проспекте, вообще никто не спит. Тысячи людей (а в 2014 году количество посетителей было более 100 000!) пришли в самые разные музеи – и знаменитые, и почти незнакомые горожанам, чтобы приобщиться к этому, не побоюсь несколько пафосного выражения, просветительскому действу.

Программа «Ночи музеев – 2015» объединила около 90 музеев, библиотек и галерей и была посвящена теме памяти. И Мнемозина говорила с посетителями музеев и библиотек тысячью голосов: голосами ушедших поколений жителей города, его творцов, его защитников. Ибо в год 70-летия Великой Победы одним из лейтмотивов музейного праздника стала тема жизни ленинградцев в дни войны и блокады. Вспоминали и другие события – Первую мировую, Гражданскую войну, быт горожан в межвоенные десятилетия.

В этом священнодействии традиционно участвуют музейные гиганты – Русский музей (в этом году он был представлен Михайловским (Инженерным) замком, который предложил квест «Лица России» по своей коллекции портретов); Артиллерийский музей с его невероятно заманчивыми для зрителей историческими реконструкциями – «от Ромула до наших дней»; пригородные дворцы-музеи с их садово-парковыми павильонами, которые часто становятся центрами проведения таких ночных акций, – Петергоф, Царское Село, Гатчина. Тема памяти диктовала выбор сюжетов: Петергоф вовлёк зрителя в навигацию по залам Большого дворца, в рассказ об истории эвакуации музейных ценностей в годы войны; многих привлекла возможность увидеть Александровский дворец, любимую резиденцию последней царской семьи в Пушкине, который в августе будет закрыт на продолжительную реставрацию; царскосельская Ратная палата, ставшая музеем Первой мировой, знакомила посетителей с её раритетами, в том числе с копиями мундиров пехотинцев, которые подарил музею известный режиссёр Питер Джексон, создатель «Властелина колец» и «Хоббита». Военно-морской музей назвал свою программу весьма характерно – «Волны памяти». Вдоль нового здания столь важного для города-порта музея, которое теперь находится на площади Труда, вилась очередь из молодых людей обоих полов, а встречали гостей ребята-волонтёры, одетые в тельняшки[?]

А в самом музее, на его новой, с размахом сделанной экспозиции, можно было увидеть всю историю русского флота, огромные макеты кораблей, настоящие самолёты, первую русскую подводную лодку (времён романов Жюль Верна!), экспонаты, связанные с историей боевого крейсера «Аврора», с последней стоянкой Русской эскадры белой армии в Бизерте. А ещё были выставлены абордажное оружие, шпага адмирала Нельсона, револьвер одного из великих князей, тре­уголка и эполеты флотских командиров, мины и пушки и многое другое, от чего разгораются глаза «русских мальчиков».

Наряду с участием крупных музеев, всегда популярных зоопарка, планетария или Ботанического сада, «Ночь музеев» привлекает возможностью посетить музеи небольшие, порой экзотические – наподобие «Республики кошек», Музея истории профессионального образования или Пожарно-технической выставки. Особая страница – музеи-квартиры: Шаляпина, Римского-Корсакова, Блока и др. Музей Достоевского, место, где петербургский гений создал «Братьев Карамазовых» и где закончились его земные дни, придумал очень удачную маленькую аудиоэкскурсию по своим небольшим комнатам и даже пригласил на танц-класс мазурки – танца, который с воодушевлением исполнял сам хозяин квартиры.

Музей обороны и блокады Ленинграда в Соляном переулке устроил реконструкции, показал хронику войны, выкатил полевую кухню; а Особняк Румянцева, что на Английской набережной, постоянный участник всех ночных акций, продемонстрировал свою богатейшую коллекцию, чудом пережившую «ленинградское дело», пригласил в воссозданные интерьеры «комнаты блокадника», «бомбоубежища», поделился со зрителем отреставрированными военными плакатами. Здесь же хранятся личные вещи «блокадной музы» Ольги Берггольц. 16 мая – день её стопятилетия, поэтому стихи Берггольц звучали на разных площадках (а в городе днём был установлен памятник поэтессе несдавшегося города). Звучали стихи и в особняке Кочневой – старинном доме на Фонтанке с интерьерами великолепной сохранности, в котором «Петербург-концерт» показал целую театрализованную программу с ариями, песнями и, конечно же, поэзией осаждённого города.

Не пожалеем здесь добрых слов в адрес наших библиотек, для которых «Ночь музеев» явилась хорошим поводом напомнить горожанам, что в век интернета «в тиши библиотек» можно не только читать книги, но и посещать лекции, мастер-классы, побывать на выставках и даже рисовать. К примеру, Библиотека книжной графики и Библиотека комиксов (!) устроили мастер-класс по печатной гравюре: все желающие могли под руководством профессионалов создать творческую монотипию или линогравюру. Для детей и подростков было настоящим удовольствием сделать собственноручный оттиск, вертя огромное колесо специального станка. И не беда, что все в итоге перепачкались типографской краской, включая самого мастера и родителей. А ещё библиотеки организовали викторины, дискуссии, учили фехтовать, танцевать старинные танцы, рисовать японские комиксы манга.

Немного об экономике «Ночи музеев». Часть финансирования (6 миллионов рублей) – из городского бюджета (она идёт, в частности, на обеспечение безопасности, на бесплатные автобусы), другая часть – спонсорская. Музеи немало зарабатывают в эту горячую для себя ночку – в среднем в популярный Артиллерийский музей приходит около 17 тысяч посетителей, в некоторые небольшие музеи – больше, чем за весь год.

Стоимость единого билета составляла 350 рублей, как и в прошлом году; для детей до семи лет посещение было бесплатным.

Ну и нельзя здесь умолчать и о том, что столь масштабное мероприятие стало возможным потому, что метро работало всю ночь.

В завершение с уверенностью скажем, что праздник состоялся. По самым последним данным, посетителей было ещё больше, чем в прошлую «Ночь музеев», а Артиллерийский музей (слава реконструкторам!) побил все рекорды – 24 тысячи «ночных визитёров».

Теги: искусство , скульптура , живопись

(обратно)

Поэтическая рубрика


Игорь НИКОЛЬСКИЙ

Игорь Никольский родился в декабре 1989 года в Ленинградской области.

Окончил гимназию им. К.Д. Ушинского и магистратуру СПбГПУ (бывший Политехнический институт) на кафедре физики полупроводников и наноэлектроники. Служит в рядах Российской армии. Живёт в Гатчине.


ВОЕНВРАЧ

Кровавый фартук. Капли вниз по лбу.

Страданием прокурена палатка.

Вчерашний день покоится в гробу.

На нынешнем - корявая заплатка.

Я был врачом. Я резал и сшивал,

Я доставал свинец и сталь из плоти.

Был рядом фронт. Войны девятый вал,

Идя вперёд, прошёл по нашей роте.

Вливая людям в глотки самогон,

Чтоб забытьём сменить на время ужас,

Мы все переходили Рубикон,

Вскрывая суть, внутри от боли тужась.

Не бойся, друг, войди и посмотри –

Лоскутья кожи разметались гривой[?]

Я видел всё. Всё, что у вас внутри.

Внутри вы – поразительно красивы.

Вы гармоничны, правильны, чисты,

В сердцах у вас ещё живут отвага,

Любовь, молитвы, битые мечты...

Перечитайте "Доктора Живаго"!


2 мая 2014 года. Одесса

Мы это видели в фильмах о прошлой войне.

Нынче сюжеты нисходят с экранов на нас.

Снова в истерзанной страхом и горем стране

Ожили призраки прошлого. Пробил их час.

Дом подожжён, остаётся немного минут.

Настежь окно! Лучше вдребезги, чем от огня…

Тени на улице радостно замерли, ждут.

Семьдесят лет они ждали, фортуну кляня.

Маска упала. Под ней не осталось лица.

Приготовления сделаны, выбрана цель,

И вместо касок родного для глаз образца

Я на секунду увидел немецкий «штальхельм».

Тени дождались, и тени наносят удар.

Почерк знаком до мурашек любому из нас.

Прадеды их, поджигая кричащий амбар,

Делали то же, что правнуки робят сейчас.

Дым разъедает глаза, разъедает страну.

Сволочь-история входит в смертельный вираж.

Я оказался у этих событий в плену...

Некуда деться от смерти, поймавшей кураж.

Там, за окном, сотни налитых заревом глаз.

Господи, как же бывают шаги нелегки!

Прадед мой, так же, как я, в свой погибельный час

Из полыхающей хаты бесслёзно бежал на штыки…


Осколок

Я – осколок эпохи, которой здесь больше не будет, –

Потерпело аварию время для выживших – нас.

И обломки его растащили по комнатам люди,

Оправданием сделав вердикт одураченных масс.

Я – осколок, я палец колосса, неловко отбитый.

(Пусть кому-то покажется странной такая стезя.)

Только помню, как чувствовал страх своего монолита,

Понимая при этом: без веры и правды – нельзя.

Да, наверно, я слабый, мне быть уготовано мёртвым,

Но я формой своей сохраняю великий момент

И, подбитым врагом, но не сдавшимся «тридцатьчетвёртым»,

Я в дырявой броне заезжаю на свой постамент.

Меня просто найти – в многоликости анабиоза

Я застыл на бесчисленных улицах и площадях

И в квартиры проник, и вошёл в повседневную прозу,

Став безмолвным арбитром в бессмысленных ваших страстях.

Я – музеев король, я – ненужная людям копейка,

Я – хрущёвка, я – Кремль, я – окончившаяся война,

Фотографий размытость и старая добрая «лейка»,

Но желтеют страницы, и ржавчина ест ордена…

Я – осколок, я вижу сквозь годы своё пораженье.

Нас, идущих к негодности, целая чёртова рать.

Посмотри мне в глаза и увидишь своё отраженье.

Не устань, я прошу тебя, крошки мои собирать!

Теги: современная поэзия

(обратно)

Книжная полка

Николай Коняев. Храм поэта. - СПб.: НП "Международная Гильдия Мастеров", 2014. – 304 с. – (Серия «Санкт-Петербург. Тайны, мифы, легенды».) – 3000 экз.

Открыв книгу, мы входим в храм Спаса Нерукотворённого образа, где отпевали А.С. Пушкина, и погружаемся в размышление автора о творчестве поэта и о том, как «державная воля Петра» победила и продолжала побеждать столетие спустя, так и не одолев в итоге стихию русской природы и русской истории.

Повествования Николая Коняева о святом благоверном князе Александре Невском, блаженной Ксении Петербургской и Александре Сергеевиче Пушкине убедительно показывают, что именно трудом всей России, гениями Пушкина и Гоголя, Достоевского и Блока, молитвами Ксении Петербургской и Иоанна Кронштадтского мучительно-трудно и всё-таки ликующе-победно соединилась новая послепетровская история с историей прежней.

Рассказывая о тайнах, мифах и легендах, связанных с именами этих титанов русского духа, автор раскрывает их влияние на историю, на преображение её духовными подвигами, прозрениями и на нынешних нас.

Марина ДЕЙНЕКИНА

Материалы для новейшей истории Новороссии. Т. 1. – СПб.: Издательский проект «Квадривиум», 2014. – 800 с. – 1000 экз.

Материалы для новейшей истории Новороссии. Т. 2. Краматорские тетради. – СПб: Издательский проект «Квадривиум»; издательство «Алетейя». 2015. – 464 с. – 1000 экз.

Целью настоящих изданий, осуществляемых в рамках издательского проекта «Квадривиум», является кодификация документов и памятников, имеющих значение для труда будущих историков.

В первый том собрания вошли основополагающие акты ДНР, ЛНР и Новоросии (СНР), донецкое собрание законодательных актов и официальных бумаг, а также первые 12 номеров донецкой газеты «Новороссия».

Во втором томе представлены воспоминания уроженца Краматорска Александра Сурнина, охватывающие время от киевских событий 2014 года до вступления украинских войск в Краматорск. Издатели поставили перед собой задачу: издавать источники хоть и не востребованные hic et nunc власть имущими структурами, однако имеющие значение для понимания истории социальной мысли и истории народа.

Тарас СИДАШ

Никитайская Н. Мир отдан Адаму, или Траур позднего ожидания. – СПб: Издательство «Журнал Нева», 2014. – 296 с. – 1000 экз.

[?]То ли «глыба с Марса» упала, то ли «исчезновин» сработал, то ли арлаварцы свели женщин с планеты, но однажды женщины исчезли. Все… И вот уже сто лет, как Земля полностью принадлежит мужчинам. Это не Апокалипсис. Это Наталия Никитайская в своём написанном в жанре реалистической социальной фантастики романе нарисовала нам воображаемую, но вполне реалистично воспринимаемую картинку мира (вполне узнаваемый Петербург). Безусловно, в литературе уже были попытки описания мужских сообществ, оставшихся без попечения женщин, но они зачастую были пронизаны иронией.

Здесь же налицо серьёзный художественный анализ взаимоотношений мужчин и женщин в мире. Но женщины исчезли, и «… воцарялся в городе траур. Траур позднего бесполезного ожидания. Память о Прошлом расправила свои помятые и перекорёженные крылья и даже, кажется, полетела немного… Впрочем, мало кто видел этот полёт…»

Дмитрий ВОРОНИН

Теги: литература , книгоиздание , книготорговля

(обратно)

Петербург литературный

21 мая в Библиотеке им. В.В. Маяковского прошёл торжественный вечер, посвящённый 60-летию петербургского литературного журнала "Нева". Вручены ежегодные премии журнала за лучшие публикации 2014 года:

в номинации «Чистейшей прелести чистейший образец» (поэзия) - поэт Алексей Пурин за поэтическую подборку (№ 4, 2014).

в номинации «Румяный критик мой» (критика) – филолог Юлия Щербинина за статью «Вначале било слово» (№ 3, 2014)

в номинации «В надежде славы и добра» (молодой автор) - Всеволод Непогодин за роман «Девять дней в мае» (№ 10, 2014).

24 мая в доме Мурузи на Литейном, 24, в связи с 75-летием поэта на один день был открыт для посещения музей-квартира Иосифа Бродского «Полторы комнаты».

24 мая празднование Дня славянской письменности и культуры совпало с празднованием Дня города. Главным событием праздника стало выступление сводного хора Петербурга из 3000 участников на ступенях Исаакиевского собора.

27 мая, 20.00.  Буквоед на Восстания

Презентация сборника молодёжной поэзии «Зелёная среда».

28 мая, 19.00. Дом писателя

Творческий вечер Галины Врублёвской.

29 мая, 17.00. Музей Ахматовой

Борис Мессерер. Воспоминания об Иосифе Бродском.

30 мая, 12.00.  ГЭЗ-21 на Пушкинской, 10

Фестиваль свободного стиха.

(обратно)

Разгадать «вещь в себе»

Валерий Попов. Зощенко. - М.: Молодая гвардия, 2015. – 523[5] с.: ил. – (Жизнь замечательных людей: Малая серия). – 4000 экз.

Не так давно известнейшая молодогвардейская серия "Жизнь замечательных людей" принимала поздравления со 125-летним юбилеем. Эти книги давно и заслуженно любимы самой широкой читательской аудиторией. Они несут нам ценнейшую информацию, связанную с обстоятельствами жизни выдающихся личностей, встречают тёплый приём и редко залёживаются на прилавках. Новое издание – книга известного петербургского прозаика Валерия Попова о Михаиле Зощенко – соответствует этим требованиям и, несомненно, будет востребована самой широкой и взыскательной публикой.

И всё же вопросы и соображения, связанные с успешным издательским проектом, иногда возникают. Достаточную пищу для размышлений предоставляет и этот новенький аккуратный томик. В чём же тут дело?

То, что Валерий Попов – талантливый и профессиональный писатель, не подлежит сомнению. Личность знаменитого сатирика советской эпохи Зощенко, его сложная, богатая на повороты и изломы судьба тоже всегда вызывали у читателей неподдельный интерес. Однако при знакомстве с новинкой возникает сложное, двойственное чувство. Биограф обрушивает на нас потоки поистине любопытной информации, систематизирует массу фактов, наблюдений, мнений, а также текстов самого Зощенко. И тем не менее по прочтении не возникает цельного представления о предмете: полноценный и гармоничный литературный портрет, к сожалению, не сложился.

Думая о знаменитом человеке, мы хотим понять его характер, воспринять его личность и как путь, и как концепцию. И если первая составляющая Попову удалась, то сформулировать вторую он не захотел или не смог. Конечно, выстраивать концепцию – дело ответственное, ведь всегда найдутся желающие её опровергнуть. Но если уйти от этой задачи, то оппонентов будет немало: автор в каком-то смысле обманул наши ожидания. Так или иначе Зощенко остался для нас «вещью в себе».

Как представляется, автору жизнеописания не удалось ответить на основной, определяющий вопрос: так кем же был Зощенко – советским или несоветским писателем? Антисоветский подтекст исследования ощущается вполне отчётливо (и биографа в принципе можно понять: такова нынешняя мода). Но как быть с самим Зощенко? Ведь на разных этапах своей жизни он то приближался к властным и писательским структурам, непрерывно и обильно печатался, то подвергался гонениям и несправедливой зубодробительной критике (история с постановлением ЦК КПСС о журналах «Звезда» и «Ленинград» и проч.). Выписывая культурный контекст советского времени, Валерий Попов, как говорится, лавирует и путается в показаниях. Касаясь поступков и творчества тех или иных деятелей, он то и дело пишет об их неподкупности и независимости, но на следующей странице вынужден признать, что они получили то квартиру, то звание, то премию, то категорию.

Важнейший аспект состоит в отрицательном отношении автора к советскому искусству вообще и к социалистическому реализму в частности. Валерий Попов об этих явлениях говорит сквозь зубы, мол, не было этого – всё сталинско-горьковские выдумки.

Как автор диссертации о судьбах русского реализма не могу не вспомнить эпизода защиты, когда другая специалистка по Зощенко – Мариэтта Чудакова – обрушилась на меня с литературоведческой бранью, настаивая на том, что не было никакого соцреализма. Получается парадокс, описанный в другой книге: что же это у вас чего ни хватишься, ничего нет? Но когда подходит очередной официальный праздник, на центральные телеканалы обрушивается лавина советских фильмов, спектаклей, музыки! А про что ещё показывать в долгие выходные дни? Про «улицы разбитых фонарей» и «бригадиров», что ли? Пришлось тогда напомнить также сюжет зощенковких «Приключений обезьяны». Там ведь налицо весь антураж советского быта: очередь, карточки, скидки, – это именно реализм, и именно социалистический!

Книга явно перегружена информацией. Многие факты любопытны и имеют отношение к теме, но их слишком много! Доходит дело до «Серапионовых братьев» – так всё приобретает вид культурологической монографии; касается разговор Первого съезда советских писателей – и повествование приобретает вид отчёта; рассказывается о поездке писателей на Беломорканал – биография наполняется избыточными публицистическими и идеологическими подробностями. А главное – совершенно невозможное количество цитат, множество целиком приводимых рассказов самого Зощенко, причём рассказов общеизвестных.

Автор постоянно допускает повторы – деталей, суждений, оценок. Такое объяснимо, если факты повторяются, скажем, в начале и в конце: можно расценить как приём. Но это происходит через несколько страниц. Возникает впечатление, что таким способом просто нагоняется объём.

Всё это делает книгу громоздкой, рыхлой, она теряет необходимую для изданий такого типа лёгкость и беглость – но ведь речь идёт о признанном мастере лаконичного жанра. И о малой серии «ЖЗЛ»! Автор чувствует эти нюансы и пытается оживить свой текст зощенковской стилистикой или щедрой раздачей титулов: «выдающийся, гениальный», но это мало помогает.

И вот тут хочется сказать о самом главном. Писать художественные биографии – особый дар, довольно редкое искусство, по крайней мере особый тип ремесла. Вспомним книги Д. Вейса, А. Перрюшо, И. Стоуна, С. Цвейга – они читаются на одном дыхании, почему и выдержали десятки переизданий. В нашей современной ситуации за это дело берутся все подряд. Народилась прослойка авторов, которые готовы на скорую руку накатать любое жизнеописание. В результате иногда получается откровенная халтура. Не отношу это к Валерию Попову: он не халтурщик, а писатель.

Отчасти тут виноваты и издатели: в погоне за конъюнктурой рынка, когда надо опередить конкурентов, они нередко делают предложение первому встречному. Заходишь в издательство, и происходит диалог: «А ты можешь написать о таком-то?» – «Нет». – «А о сяком?» – «Нет». – «А о ком можешь?» – «Да не хочу я!» – «Тебе что, деньги не нужны?» – «Нужны, но я считаю, что каждый должен заниматься своим делом»[?]

Как изменить этот порядок вещей? Честно говоря, не знаю. Но пока всё останется на своих местах, вместо радостного свидания мы часто будем испытывать разочарование. А так-то что… Жалко только Михаила Михайловича Зощенко с его искромётным юмором и трогательной грустной улыбкой…

Сергей КАЗНАЧЕЕВ

Теги: Валерий Попов , Зощенко

(обратно)

Мемуары с акцентом

Эллендея Проффер Тисли. Бродский среди нас / Пер. с англ. В. Голышева. - Москва: АСТ: CORPUS, 2015. – 224 с. – 5000 экз.

Поэтам обычно не везёт с эпохами, царями, возлюбленными. С друзьями дело обстоит лучше. Если век на поэта бросается волкодавом, правители ссылают, музы играют на нервах, то друзья не дают сойти с ума или в могилу до сроку, поддерживают морально, могут и секундантами выступить. Они-то в основном и дописывают биографию стихотворца, добавляя к его образу необходимые штрихи в духе "имярек глазами современников".

Очередное, выпущенное в юбилейный для поэта год воспоминание о нём примечательно фигурой автора. Он из-за океана, но для нашей словесности как родной. Эллендея Проффер Тисли, вдова Карла Проффера, главного издателя произведений Иосифа Бродского, написала (с привлечением записей покойного мужа) важную для понимания личности поэта книгу. Перевёл её Виктор Голышев, выдающийся переводчик, профессор Литинститута и, стоит заметить, друг Бродского, адресат нескольких его стихотворений. Так что Иосиф Александрович среди своих.

С супругами Проффер, Карлом и Эллендеей, Иосифу Бродскому повезло. Едва познакомившись, между ними завязалась необычная дружба-сотрудничество, ничего общего не имеющая с антитезой «книгопродавец-поэт». Эта американская чета филологов наведывалась в СССР, водила знакомства с диссиденствующими литераторами, вывозила рукописи, познавала загадочную русскую душу, делая неожиданные выводы, иногда довольно комичные: «К русским поэтам отношение аудитории чуть ли не священное, влияние их можно сравнить с популярностью известнейших исполнителей авторских песен в Соединённых Штатах».

Между Профферами и Бродским возникла мгновенная симпатия, навеянная внешним обликом, встретили, что называется, по одёжке: «Двадцать второго апреля 1969 года мы входим в комнатку Бродского, хозяин её похож на американского выпускника. На нём голубая рубашка и вельветовые брюки. Очень западного вида брюки – прямо вызов режиму». Молодой поэт импонирует Эллендее, здесь не профессиональный интерес, но внимательный взгляд женщины: «Двадцатидевятилетний Бродский – интересный мужчина, рыжий, веснушчатый, что-то в нём от Трентиньяна. Личность его обозначает себя сразу – юмором, умом, очаровательной улыбкой. Курит беспрестанно и эффектно».

Профферы не просто познакомили Бродского с Америкой, они опекали его с терпеливостью и тактом влюблённых в русскую литературу славистов. Основатели издательства «Ардис», Карл и Эллендея открыли соотечественникам стихи Бродского, трудоустроили самого знаменитого «тунеядца», ввели в литературные круги (пиарили, если говорить по-простому) – в общем, создали режим наибольшего благоприятствования.

Сдержанно, без фамильярности, подбирая слова, памятуя о прайвеси, Эллендея Проффер рассказывает о перипетиях отъезда Бродского из СССР, о его непростом переходе в англоязычную реальность, о его преподавательской работе в университете города Энн-Арбора, об одиночестве поэта и преодолении этого одиночества, наконец, о всемирном признании. «Мы учили его, как жить независимо в Америке – открывать счёт в банке, выписывать чеки, покупать еду, водить машину, – и ему это давалось трудно, не было ни жены, ни матери, чтобы взять какую-то часть забот на себя. Были у него только мы, и оба загружены работой, так что учиться он должен был быстро». И ведь выучился!

Вышел из-под пера никак не панегирик, читатель увидит, сколько испытаний несёт дружба с большой личностью. Однако в небольшой по объёму книге многое очевидно вынесено за скобки и благородно оставлено лишь то, что не повредит репутации Бродского. Так, Профферы временами напоминают героев спилберговского фильма «Инопланетянин», приютивших пришельца: он совершенно другой, в процессе его адаптации обе стороны столкнутся с массой трудностей.

Так, в бытовом отношении Бродского ждало немало сюрпризов: «– Встал сегодня – сказал он с юмором и недоумением, – и вижу: Иэн сидит на кухонной стойке. Засовывает хлеб в металлическую штуку. Потом хлеб сам выскакивает. Ничего не понимаю». Здесь нет насмешки над тёмным малым, впервые увидевшим тостер, здесь описание его нездешней природы. Чем поэт не пришелец? Самый что ни на есть, прибывший на Землю с миссией: «Американским поэтам этот русский был симпатичен по многим причинам – не в последнюю очередь из-за его убеждения, что быть поэтом – высшее призвание на земле. Он жил так и проповедовал это, и американским поэтам, ощущавшим узость своей аудитории, а иногда – и вовсе затерявшимся в лабиринте университетской жизни, его страсть придавала сил». Ещё один эпизод, забавный, но поистине смыслообразующий:

«Когда Иосиф жил уже в маленькой квартире на Мортон-стрит, в Гринвич-Виллидже, он проснулся однажды ночью: в спальне стоял вор.

– Ты кто? – спросил Иосиф.

– А ты кто?

– Я просто русский поэт.

И вор сразу ушёл».

Любое жизнеописание, если это не политическая агиография или посмертное разоблачение, бьёт прежде всего по герою – уже ничто он не опровергнет, мели Емеля, как говорится. Многие биографы подвержены профессиональному заболеванию: рассказчик сообщает публике эпизоды, связанные с ним и характеризующие главным образом его самого, а никак не заглавного персонажа, «лучшему другу» мемуаристы отводят роль свадебного генерала, сквозного персонажа, чей долг – связать разрозненные главы о пьянках и амурных похождениях в одну книгу. Инструментарий таких сочинителей не меняется: апокрифы, скетчи, домыслы, сплетни.

У Проффер не рассовано между строк тщеславное в своей сути умиление: вот каким вымахал наш подопечный, как мы его пестовали, с какой самоотверженностью ставили на крыло, – а ведь во многом так оно и было. Здесь беспримесное уважение человека рационалистического склада к таланту, впрочем, без облучённости им – сказалось, наверное, знакомство с живым классиком Набоковым (и его печатали у себя в «Ардисе») и работа с плеядой писателей третьей волны эмиграции. Получился непарадный портрет, полотно сродни тропининскому Пушкину – простота и величие.

Теги: Эллендея Проффер Тисли , Бродский среди нас

(обратно)

Свой путь прошли недаром

Анатолий Жирухин. Истоки Отечества. Литературно-художественное издание. - М.: У Никитских ворот, 2015. – 448 с. – 1000 экз.

Любая книга – это так или иначе экскурс в разные времена, в которые нас приглашает автор. Открывая книгу, мы принимаем его как ведущего, доверяя не только своё время, но и свои ощущения, мысли и настроения. Это всегда определённый риск – и на самом деле автор рискует гораздо больше, чем читатель. Насильно в путешествие по страницам затащить невозможно – какой бы яркой обложкой нас ни завлекали, решающим аргументом всё равно будет текст. И если читатель всегда может закрыть не понравившуюся ему книгу и забыть про неё, то автор рискует не только самолюбием, это не так страшно, но и ощущением зряшной работы. Читатель может избавиться от непонравившейся ему книги, автор от своей книги – нет.

Сборник "Истоки Отечества" можно открывать смело и смело идти за автором по воспоминаниям о его богатой на события жизни.

А вспомнить ему есть что – от встреч (мальчишкой) с Папаниным и Будённым до поиска и ловли «лесных братьев», самых настоящих бандеровцев Западной Украины.

Понятно, что пишущий человек, обладающий столь внушительным жизненным опытом, не может ограничивать себя в выборе тем. Анатолий Жирухин своим сборником только подтверждает это правило – мы можем прочитать как автобиографические повести, так и довольно своеобразное произведение, где выражен авторский взгляд на события, происходившие в жизни А.С. Пушкина.

Автор смело черпает вдохновение в классических истоках и воздаёт классикам дань уважения в своих произведениях – так, в поэтический части сборника (надо сказать, совсем не маленькой) мы видим посвящения многим поэтам.

Но при всём разнообразии тем, представленных в сборнике, одна проходит красной нитью через всю книгу – тема любви к Родине, как к большой, так и к малой, сквозит в каждой строке: И всё же мы благодарны / Изменчивой нашей судьбе, / Что пусть свой прошли недаром / В житейской суровой борьбе.

Становится ясно, что без этой любви не вышло бы ни этой книги, ни других похожих на неё – хотя, конечно, каждая книжка должна нести, да и несёт печать индивидуализма, поскольку поэт, оторванный от своей почвы, уже не поэт.

Каждый рассказ сборника – кроме повестей и стихов, автор поместил там изрядное количество рассказов – должен донести до читателя не только красоту родной природы, но и гуманистический подтекст, который призван повернуть сознание человека в другую сторону.

И могу честно сказать – это автору удалось.

Константин УТКИН

Теги: Анатолий Жирухин , Истоки Отечества

(обратно)

Пятикнижие № 21

ПОЭЗИЯ

Дмитрий Дарин. Безымянный батальон. - М.: Вече. – Поэзия-2015. – 76 с. – 3000 экз.

В этой необычной книге представлены произведения известного русского поэта Дмитрия Дарина. Стихи о многих войнах, в которых довелось участвовать российским военным, но в основном о Великой Оте­чественной войне. 

Для того чтобы брать такие сложные темы, нужно обладать и большой уверенностью в своих силах, и определённым уровнем мастерства – в самом деле писать негативно про события, до сих пор являющиеся культовыми (в самом хорошем смысле этого слова), может только мастер. 

Точнее говоря, никто никому не может запретить писать о войне – но у большинства всё-таки присутствует внутренний цензор, который не позволяет переходить некоторые рамки. 

У автора внутренний цензор и художественные методы вкупе со способностями находятся в удачном равновесии, которые позволяют прочитать книгу с интересом и пропустить через душу читателя всё, что хочет донести автор. Нет сомнения в том, что книга найдёт благодарный отклик у читателей и не потеряется во времени.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Т.К. Савченко. Есенин и русская литература ХХ века. – М.: Русскiй Мiръ, 2014. – 564 с. – 2000 экз.

Представляемая читателю книга – попытка разобраться в сплетении судеб, отношений и влиянии друг на друга поэтов Серебряного века. Но центральной фигурой повествования является Сергей Есенин – всем известно, насколько любимы его стихи народом и какие сложные ощущения он вызывал у своих современников. 

Отношение Есенина к некоторым пишущим личностям того времени вполне дословно можно проследить, например, по его же стихам: "Вон Клюев, ладожский дьячок[?]" и так далее – это, скажем так, пласт общеизвестный, лежащий на поверхности. Автор же с научной дотошностью разбирается в судьбах и фамилиях, которые известны не всем даже среди профессиональных литераторов, что уж говорить про простого читателя. Тем не менее автор прослеживает влияние Есенина – не всегда напрямую, при жизни, иногда только через творчество, как в случаях с Н. Рубцовым, Л. Губановым или В. Шаламовым. 

Кроме того, книга содержит малоизвестные фотографии, интересные каж­дому любителю поэзии, иллюстрирующие описанные в книге события.

АНТОЛОГИЯ

Алтай в русской поэзии за 100 лет. Стихи русских поэтов в алтайском слове. – Горно-Алтайск: БУ РА Литературно-издательский дом «Алтын-Туу», 2014. – 180 с. – 300 экз.

Это первое собрание стихов русских поэтов, собранных под одной обложкой впервые за сто с лишним лет. По сути, это первая антология, которую собрал и составил в хронологическом порядке поэт и переводчик Михаил Синельников. «Алтаю, как и Кавказу, повезло с русским словом. Те из русских поэтов, кто физически или духовно соприкасался с Алтаем, так или иначе посвятили ему свои строки...» – пишет в предисловии к книге народный писатель Алтая Бронтой Бедюров. 

В этой книге есть своеобычные и мудрые алтайские песни в мастерском переводе Анатолия Преловского. 

Здесь можно прочесть стихи об Алтае от классиков – Анны Ахматовой, Игоря Северянина, Велимира Хлебникова, Николая Рубцова до современников – Евгения Евтушенко, недавно ушедшего от нас Равиля Бухараева, а также Михаила Синельникова, Владимира Берязева, Евгения Банникова, Павла Косякова и других.

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Яцек Денель. Ляля / Перевод Юрия Чайникова. – М.: Бертельсманн Медиа, 2014. – 350 с. – 1600 экз.

Яцека Денеля, родившегося в 1980 году, поэта, прозаика и переводчика, называют вундеркиндом польской литературы. Его книга «Ляля» почти сразу стала бестселлером, лауреатом нескольких литературных премий, была переведена на 12 языков. 

Это книга о бабушке. По мнению автора, тот, у кого была бабушка, научается любить жизнь. Начинает понимать, что такое любовь к родине, ибо бабушка человека – это и есть его родина. Ляля Бенецкая – счастливейшая из бабушек: Яцек Денель – не просто обожающий её внук, но ещё и писатель. Воспользовавшись его пером, бабушка Ляля рассказывает жизнь, в которой было всё: триумф, катастрофа, возрождение. И это не только её жизнь – это множество ярко написанных личных историй, смешных и трагичных, бестолковых и поучительных. Лёгкий стиль изложения и блестящее чувство юмора – вот особенности стиля Яцека Денеля.

ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Краузе Уте. Минус Три мечтает о домашнем животном. – М.: Поляндрия, 2015. – 72 с. – Тираж не указан.

Ну какой ребёнок не мечтает о домашнем питомце? Кто не просит своих родителей купить кошку или собаку? И не обещает, что он честно-честно будет заботиться о нём... У сказочных героев всё то же самое: маленький динозаврик Минус мечтает получить если не бронтозавра, то хотя бы крохотного птерозаврика или на худой конец первобытную рыбу! И поскольку родители Минуса твёрдо убеждены, что позаботиться о домашнем животном их сын пока ещё не способен, герой решает доказать им свою самостоятельность и ответственность: он предлагает своим соседям погулять с их питомцами и поухаживать за ними… 

«Минус Три мечтает о домашнем животном» – это добрая и забавная история, иллюстрирующая взаимоотношения детей и родителей. Особенно читателей удивит и рассмешит неожиданный финал книги. Текст перевела на русский язык Полина Волкова. Книга остроумно и эмоционально проиллюстрирована автором истории Уте Краузе.

(обратно)

Отделится ли государство от «Золотой маски»?

Фото: Евгений ЛЮЛЮКИН

По недавно установившейся традиции перед новым сезоном "Золотая маска" собирает сподвижников и соратников - противники и просто несогласные приглашение на большой совет по вопросу, как жить дальше, как правило, игнорируют.

Из года в год дискуссии о том, что главную театральную премию страны пора реформировать, причём самым срочным и самым кардинальным образом, а ещё лучше создать премию альтернативную, вспыхивают ещё до того, как на церемонии награждения вскрывается первый конверт с именем лауреата. На сей раз споры разгорелись в среде более чем питательной – в фейсбуке, что, собственно, и стало отправной точкой полилога в СТД. Стратегических точек бифуркации в нём как минимум три: формирование экспертных советов и жюри, количество номинаций и представительство на фестивале провинциальных театров.

В театральных кругах членство в жюри и экспертных советах «Маски» вызывает массу «сплетен в виде версий» относительно того, кого, как и на каких основаниях в них приглашают. Дирекция фестиваля предоставила всем присутствующим пофамильный список членов экспертных советов за все 20 лет, что не помешало особо бдительным коллегам не обнаружить там г-жу N и г-д M и L и поинтересоваться, почему никогда не приглашали г-д X,Y и Z, тогда как некоторые господа-товарищи умудрились поэкспертить по 7–8 раз. Уверения в том, что список полон, и аргументы в духе «мы звали, они отказались» вопрошавших не устроили. Но согласитесь, не все готовы искренне поведать о причинах своего отказа, и ещё меньше найдётся желающих признаться в том, что их и в самом деле никогда в «Маску» не звали.

Справедливости ради отметим, что зампред СТД Геннадий Смирнов кликнул клич: каждый, кто хочет стать экспертом или членом жюри, может обратиться лично к нему, он внесёт их кандидатуры на обсуждение рабочей группы. А что, глядишь, и сработает! Между тем предложение запретить участвовать в экспертных советах чаще чем раз в четыре года энтузиазма не вызвало. Гендиректор фестиваля Мария Ревякина убеждена, что профессионалов соответствующего уровня у нас не так много, критиков из регионов привлекать сложно, а на молодёжь положиться нельзя – сами-де знаете, как у нас обстоят дела с образованием в театроведении. Но вот с чем и вправду нельзя не согласиться, так это с тем, что не многим под силу проводить в поездах и самолётах по 25 дней в месяц (эксперты минувшего фестиваля отсмотрели более 600 спектаклей!). Но об уменьшении количества номинируемых постановок речь не идёт.

Количество номинаций за 20 лет существования премии выросло почти в шесть раз: всё начиналось с магического числа 7, сейчас их почти 40. С некоторыми номинациями происходит воистину трагическая метаморфоза. Когда-то работы дирижёров в музыкальном театре оценивались без разделения на жанры – лучший, он и есть лучший, и неважно, чем он дирижирует – оперой, опереттой или балетом. Теперь в каждом жанре свои лавры, и экспертам приходится чуть не с лупой выискивать мало-мальски приличного дирижёра в оперетте/мюзикле, чтобы тот, кто заведомо станет лучшим, не конкурировал сам с собой.

Все понимают, что дальнейшее увеличение числа номинаций губительно, но процесс, похоже, не остановить. Введённая недавно «Лучшая роль второго плана» возражений, в общем-то, не вызывает. Чего не скажешь о «Лучшем драматурге», которого, вероятнее всего, введут с этого года. Да, о театре былых времён мы обычно судим не по спектаклям, и, увы, не по ролям великих актёров и, увы-увы, не по гениальным решениям постановщиков, но по пьесам. Вот только то, что предлагает нам театр нынешний, он и сам стыдливо называет не пьесой, а текстом. И спектакль по «современной драматургии» существует сегодня зачастую не благодаря, а скорее вопреки ей. Так что номинация, если уж совсем по-честному, должна именоваться «Лучший текстовик». Однако как ни назови, увековечивать она будет имена, которые уже лет через десять мало что скажут очередным неистовым текстоделам.

Ситуацию с участием в фестивале провинциальных театров г-н Смирнов дипломатично определил как «сбой критериев»: даже лауреат питерского «Золотого софита» в номинанты «Маски» попадает далеко не всегда, что уж говорить о лауреатах других региональных фестивалей. Технологически всё вроде просто – достаточно внести соответствующие коррективы в устав, чтобы спектакли-победители автоматически становились номинантами «Маски». Однако простота эта кажущаяся. Во-первых, фестивали очень разнятся не столько даже по уровню участников, сколько по принципам их отбора: не секрет, что далеко не все исповедуют пресловутый «фестивальный формат», немало и таких, что поднимают на щит «старый добрый русский психологический театр», который у «Маски» не в особом почёте. Во-вторых, не на всех фестивалях подсчитываются «голы-очки-секунды», а значит, и лауреаты не определяются. В-третьих, их по стране в год проводится от 50 до 70. Значит, общее количество номинантов – «автоматических» и «состязательных», то есть прошедших отбор экспертов – перевалит далеко за сотню. Председатель СТД Александр Калягин предложил, чтобы автоматически в номинанты подпадали лауреаты фестивалей, проводимых только федеральными округами. Округов всего 10, но, к сожалению, не в каждом из них есть свой театральный фестиваль должного масштаба.

На протяжении последних лет десяти фестиваль стремительно разрастается вширь. То, что не умещается в конкурс, перекочё­вывает во внеконкурсные программы и проекты, пресекая на корню все поползновения создать локальные премии равного с «Маской» статуса, но с более узкими сферами интересов. Единственный прорыв, завершившийся удачей, – проводящийся в Петербурге «Арлекин», фестиваль спектаклей для детей, уже завоевавший статус детской «Золотой маски».

Своего фестиваля заслуживает и театр кукол. Тогда экспертам и жюри не пришлось бы сетовать на то, что они специалистами в этом роде театра не являются и ориентируются на мнение одного-двух своих коллег, проходящих по «кукольному ведомству». То же самое можно сказать и о национальных театрах, которые на «Маску» прорываются крайне редко, и то скорее как некий удивительный феномен, а не как равноправный соискатель лавров.

Если уж по гамбургскому счёту, то наша громокипящая театральная действительность заслуживает нескольких профильных фестивалей, равных по статусу «Золотой маске», хотя, возможно, и не столь помпезных. Да, в одночасье их не создать, и экономическая ситуация пока не располагает к такому роскошеству. Вопрос, однако, в другом: если и сыщутся энтузиасты, готовые начать готовить телегу зимой, захочет ли «Маска» сузить сферу своих стратегических интересов?

Думается, вряд ли. Как-никак, она у нас единственная по разряду национальных-и- независимых. В кино «Ника» – независимая, «Золотой орёл» – национальный. Телевизионный «ТЭФИ» попытался соединить обе эти ипостаси, но в таком статусе продержался недолго, перестал существовать, а после возрождения является премией только национальной. «Маска» держится, но это не значит, что она неуязвима. Пока у СТД хватает мощностей и авторитета отстаивать свои прерогативы, это наша премия, наши номинации и мы устанавливаем правила. Но в чиновниках от культуры (Минкульт РФ – соучредитель премии и фестиваля) уже проснулось желание диктовать свои правила игры – в ходе круглого стола это проявилось достаточно ясно. А буквально на днях заместитель министра культуры Владимир Аристархов на совещании в Туле во всеуслышание обвинил «Маску» в русофобии и «протаскивании чуждых нам ценностей» и задал сакраментальный вопрос: «Имеет ли право государство поддерживать данный фестиваль в том виде, в каком он имеется?» Остаётся только с грустью констатировать, что отсутствие у некоторых членов отечественного театрального сообщества внутренней цензуры, чувства ответственности за результаты своих «творческих исканий» может поставить под удар всё сообщество, включая и главный театральный фестиваль страны, лауреатами которого являются Пётр Фоменко, Лев Додин, Дмитрий Крымов, Сергей Женовач, Борис Константинов и многое множество иных мастеров.

Последуют ли для «Маски» роковые оргвыводы, как скоро и в какой форме – вопросы риторические. А пока страсти по «Маске» всё так же нешуточны. О ней грезят, на неё уповают. Её клянут и ненавидят. Она созидает карьеры и ломает судьбы. И другой «Маски» у нас с вами нет и в обозримом будущем не предвидится. В России, похоже, вообще невозможна премия в области искусства, которая могла бы устроить всех. И если уж мы лишены возможности реализовать смелую фантазию главного редактора «Петербургского театрального журнала» Марины Дмитревской «собрать все премии да сжечь», то, может, стоит взять на вооружение принцип, предложенный председателем экспертного совета грядущего фестиваля Александром Висловым? Эта премия есть плоть от плоти той великой игры, каковой по сути и является театр, а к игре не стоит относиться так уж серьёзно. В конце концов, умные люди всегда могут найти компромисс – решение, которым все будут недовольны в равной степени.

Теги: искусство , театр

(обратно)

…И другие заинтересованные лица

Скандалы в Новосибирске, в Пскове... Неожиданные? Конечно, нет. Увольнение Мездрича, назначение Кехмана, снятие с репертуара пресловутого "Тангейзера" - это всё приём таблеток, на пару часов обезболивающих, вместо радикального решения назревшей проблемы, лечения нарыва, который постоянно растёт и время от времени прорывается гноем и кровью. В искусстве – скандалом. Их уже было немало.

Беда, на мой взгляд, давно вышла за рамки Новосибирска, Пскова, вообще профессионального сообщества и стала делом государственным, ибо касается она не узкой касты посвящённых, а тех, кто прежде всего приходит в залы, кто покупает билеты, платит налоги и в конце концов содержит театр. Нуждается в нём – публика, зрители. Доказательством: зрителям нравится... или нет – манипулируют сейчас как хотят. К сожалению, даже полный зрительный зал – ещё не показатель высокого качества спектакля. Теперь в театральной терминологии его чаще называют «проект», а то и «продукт»[?] Рыночный «продукт» – проект. Это и есть печальное последствие расцветшего, разгулявшегося рынка – мы потеряли театр как общую радость, как место духовного единства, как когда-то говорил Гоголь. Кафедру, с которой можно сказать миру много добра. Теперь театр скорее место скандала и эпатажа, продолжение столь модных казино и ночных клубов, массажных салонов и экстравагантных подиумов. И конечно же, место заработков, прежде всего любой ценой. «Мы за ценой не постоим», – как совсем по другому поводу пелось когда-то. Испорченным вкусом многих зрителей расплатилось общество, зрителями, начавшими привыкать к тому, что в модных спектаклях обязательно должны быть голые сплетающиеся тела, половой акт, а ещё лучше извращения, шприцы и наркотики, мат.

Театры стали состязаться друг с другом – у кого пооригинальнее, у кого страшнее. Зрителям навязывается – так сейчас надо! Алёша Карамазов – женщина, Ромео и Джульетта – гомосексуалисты, чеховскую Елену Андреевну насилуют на столярном столе, Раневская задирает на сцене ногу, завлекая Лопахина... Это модно!

Не принимаешь происходящего – ты отстой, списанный с корабля современности лузер и консерватор. Слишком многих из интеллигентных зрителей отсекли от театра: бюджетникам, пенсионерам стало дорого ходить в театр, а некоторым просто противно. Поразительная статистика по столице: лишь 16 процентов москвичей сказали, что они ходят в театр, а по России показатель около 3–5%...

Жанр один – шоу. Стиль – китч. Бережное отношение к автору, к классике, к их текстам, мыслям, стилю и жанру – археологическая и чуть ли не неприличная редкость, спектакли теперь, как правило, лишь «по мотивам» – так проще: не надо мучиться, вникать, думать... А что, разве отменено у нас авторское право? Классики сами за себя уже не заступятся. Но ведь есть законы, государство, профессионалы. С профессиями театральными теперь хуже всего! Именно их уровень в силу общеизвестных причин и тех, о которых мы именно сегодня особенно затревожились, хуже всего. Ниже плинтуса.

Вспомните агрессивный напор, с которым вела себя в телевизионной передаче Владимира Соловьёва театральный критик, главный редактор журнала «Театр» Марина Давыдова, она слышать не хотела мнения собеседников, она уверена в собственной правоте. Даёшь Европу! За ней бежим, «задрав штаны». Долой застрявшие в отживших вкусах стыдные рудименты прошлого! Реализм, психологический театр, система Станиславского, уверены прогрессисты, формирующие сейчас общественное мнение, кого выбросить в мусорную корзину! Спектакли этого направления не проходят «продвинутого» экспертного мнения, не включаются в фестивальные показы, уж конечно, не получают «Золотую маску». А ведь премия частная, но объявившая себя национальной. Давыдова и К чужих не пустят.

Вот ещё один театральный критик из «прогрессистов» Павел Руднев заявил на круглом столе «Вечерней Москвы», посвящённом итогам «Золотой маски» 2015 года, как новое правило, как истину в последней инстанции: «…театр волен распоряжаться текстами классиков как ему заблагорассудится… Литература не должна определять режиссёрские ходы»… Он и впрямую сослался: как на Западе…

Многими предшествующими десятилетиями великие режиссёры от Станиславского и Мейерхольда до Эфроса с Товстоноговым искали сложные пути взаимодействия с классикой, мучились сознанием собственного несовершенства, пытались приблизиться, проникнуть в суть, в глубину великих произведений.

Как ставить классику в разные времена, как сделать её современной – вопрос вопросов. По Рудневу с кампанией – всё просто. Жить по либеральной моде, одинаково на всех, с мини-юбками, порнографией, с набором одних и тех же ремесленных приёмов и… слыть авангардными. Модными. Нравится Рудневу с Давыдовой… И Западу… Нынешних вершителей норм общественного вкуса я называю деревенскими авангардистами.

Хозяин... Это, конечно, громко сказано. Скорее простая зависимость обслуживающего персонала, как когда-то формулировал совсем уж «стыдный» по нынешним временам Ленин: «от денежного мешка, от подкупа, от содержания». Кто платит, тот тебя и танцует, говорят сегодня. По-моему, вовсе не след оказываться Министерству культуры в компании нынешних загулявшихся купчиков. «Догулялись» до того что, когда надо явить миру русскую классику, зовём Питера Штайна поставить «Бориса Годунова», его «Вишнёвый сад» для нас теперь считается образцом.

Не успело ещё сформироваться общественное мнение вокруг «Тангейзера», а режиссёра Тимофея Кулябина пригласили на постановку в Большой театр. И в Ленком по зову Марка Захарова.

Противоположность вкусов и пристрастий, казалось бы, лишь эпизоды отдельной частной сферы. Ан нет, предпочтения в искусстве раскалывают общество, и без того полное трудных проблем, выращивают социальный антагонизм, далеко не нейтральный к жизни каждого. Кто же теперь может стать экспертом в возникающих у театров конфликтах? Вопрос в нынешних условиях, оказывается, не праздный и непростой. Люди без принципов, идей, без гражданства и патриотических чувств стали «править бал».

Всё-таки не дело, я не в первый раз пишу об этом, происходящее в последние годы превращение театров, учреждений особых, чей успех одной только выручкой, кассой не измеряется, в директорские, с единоначалием администратора, менеджера, директора. Институт художественного руководства, двуединый во власти, творческой и административной, перестал существовать. Уничтожен.

Мездрича сменили на Кехмана. Ну невозможно представить, чтобы подобное случилось в Новосибирске при Исидоре Заке или Алексее Людмилине, больших музыкантах, главных дирижёрах, возглавлявших творческую жизнь театра в предыдущие десятилетия. И были директора, но на другом положении. Так же как немыслимо подобное в Мариинке. Недавно обрадовалась: Роман Виктюк стал генеральным директором своего театра. Так и надо. Художник должен отвечать за свой театр.

Не должно, не может быть определение репертуара и качества спектакля, выбор и приглашение режиссёра, формирование творческого лица коллектива делом директора. Это другая профессия. У директоров своих дел полно. Но сейчас так трансформировался театр, и режиссёры становятся бизнесменами, думают больше об успехе, о доходах, нежели о творчестве. По-моему, тот же Серебренников – выдающийся менеджер самого себя, продюсер, но одного этого недостаточно, и обнаружилось во вручённом ему г-ном Капковым 80 миллионов убытков на сегодняшний день за два года – печальный итог. Даже по финансам провал, а уж на кассовый успех они рассчитывали прежде всего.

Теперь нет людей, способных занимать должности худруков, почти не осталось. Иных уж нет, а те далече... 90-летний Хомский, 80-летний Захаров, немолодые Райкин, Туминас, Фокин, Исрафилов, Джангишерашвили. Следующие режиссёрские поколения, идущие им на смену, уже привыкли, что их имена – лишь мелким шрифтом на афише, как рядовых служащих, режиссёры – разовики, их отучили от ответственности за коллектив, за общее дело. Они тоже ищут теперь где глубже, то есть легче, прибыльнее. И, конечно же, это самая больная для меня тема, как, чему, кто учит будущих деятелей театра. Извините за воспоминания, но совсем недавно, всего сорок лет назад, один курс Марии Иосифовны Кнебель оканчивали Васильев, Морозов, Райхельгауз, Степанцев, Исрафилов, Андрей Андреев. Это только мне известные, но бесспорные лидеры, готовые главные режиссёры театров. И когда Иосиф Леонидович сегодня поддерживает режиссёрскую вседозволенность, безвкусицу, я ему не верю, его другому учили, он и был, как я привыкла знать, другим. Что случилось-то? Неужели эта самая зависимость от «содержания»?! Боязнь выйти из моды. Из бренда… На одном курсе у Бориса Равенских учились Белякович, Иоффе, Гусинский, между прочим. И следом выпускал курс Гончаров, и снова театр получал резерв, поддержку готовыми мастерами, способными руководить театрами.

Конечно, и общественные институты вроде повсеместно отменённых в последнее время художественных советов, общественных просмотров, любых возможностей посоветоваться стоило бы восстановить. Они ничего общего, как тоже внедрили в общественное сознание прогрессисты, не имеют ни с цензурой, ни с инструментами диктатуры, они не более чем совещательные органы, могущие помочь такому трудному делу, как театральное. Конечно, это не отменяет персональной ответственности каждого за своё дело и, главное, необходимости высокого профессионализма. Вот уж чем надо, по-моему, заниматься прежде всего по всей цепочке: школа, чтобы будущие режиссёры, хотя бы приходя в институт, грамотно писали и уже знали, что А.Н. Островский написал не только «Грозу», а в институтах (чем больше их стало, тем хуже стали учить), конечно, надо хорошо учить профессиям, но не только специальным знаниям: речи, движению, мастерству. А ещё – истории, философии, социологии, этике, экономике, ведь художник должен быть не марионеткой, а личностью! А ещё – пример Учителя.

Самое же трудное, о чём мы привыкли в последнее время стыдливо умалчивать и о чём всё-таки решаюсь вслух заговорить, – как же государству взаимодействовать с театрами? Да, да, как руководить театрами. Помню, как на заре перестройки и революционных перемен появилась новая формула руководства – не вмешиваться в творчество, а создавать условия... Теперь видно, к чему привело это невмешательство.

Открыть театр можно как любое ООО или ЗАО, как лавочку или швейную мастерскую, оформить необходимые, для всех одинаковые документы, получить лицензию, и этого достаточно для открытия нового частного театра. А зрители не различают: частные – нечастные. Они ищут духовной пищи, радости, развлечения. Сейчас чаще перестают искать подобного в театрах. Отчаялись. Результатом невмешательства стало и то, что почти все возникшие новые театры, независимо от качества и содержания, стали получать государственную помощь! Порой, бывает, не разобраться, есть театр или нет, как часто играют спектакли, есть ли у них зрители, а деньги на них идут. Создание условий – для чего? Для бесконтрольности и безответственности, по-моему, к подлинной свободе творчества отношения не имеющих.

Последствия расхлёбываем. Законов, регулирующих деятельность театров, нет. В договорах о работе руководителя театра с учреждениями – с учредителем, с государством – права и обязанности невнятные: государственные деньги министерством ли, другими руководящими органами делятся как бог на душу положит: кто ближе находится, кто лучше просит, кому начальник захочет, тому и дадут. Прежде всего – «Золотой маске», моё мнение, не только моё, многих, слишком часто рассаднику дурного вкуса! Руководство театрами, на мой взгляд, может ни с чем и ни с кем не считаться – абсолютный волюнтаризм и своеволие. Ну как иначе обозвать то, что творилось в последние годы в столичных театрах при Сергее Капкове: разогнал Театр имени Гоголя, открыл «Гоголь-центр», «Электротеатр» вместо Театра имени Станиславского… Почему? Зачем? Но ведь Сергей Александрович бизнесмен, но вряд ли он может ответить за логику своих действий, объяснить отношение к театрам.

Профессионалы нужны в руководстве.

Конечно, всё равно, несмотря на любые препятствия и небрежение, всегда будут появляться талантливые люди, товар это штучный, режиссёры, главные режиссёры, драматурги (а уж с современными пьесами стало как плохо!), но это только единицы, а нужна система. Не только для отличников, но и для хорошистов…

И этим должны заниматься руководящие органы культуры, Министерство культуры. Должна быть система помощи драматургам, режиссуре, театрам. Системы помощи, участия в деле профессиональных критиков тоже нет. Критерии оценок возникнут от осмысленного грамотного руководства искусством. Профессионалы, а не самодеятельность очень нужны. И государственная воля, конечно.

Теги: искусство , театр

(обратно)

США и Россия в украинском окопе

И юные патриоты сгодятся рыть окопы на границе с Россией...

Фото: ИТАР-ТАСС

Для тех, кто живёт не только хлебом единым, современная Украина - страна с населением около 43 млн. чел., занимающая по размеру территории (более 603 тыс. кв. км) второе после России место в Европе, – это острая тема для размышлений, сопоставлений своих взглядов с оценками экспертов и очевидцев. Ситуация у соседей динамична, но пока сулит мало хорошего для обычных граждан.

В мае впервые за последние два года госсекретарь США Дж. Керри приехал в Россию, где после переговоров в Сочи с главой нашего МИДа был принят для долгой беседы президентом Владимиром Путиным, передал ему привет от коллеги Барака Обамы. Кто-то поспешил увидеть в происшедшем и услышать в сказанном больше того, что есть, однако значительная часть комментариев свелась к тому, что "риторика стала мягче, но острые разногласия сохраняются".

Вашингтон и его союзники по НАТО не готовы рассматривать украинский кризис как следствие своей многолетней политики по ускоренной «европеизации» Украины и видят его причину в позиции «сепаратистов» и в «агрессивных устремлениях» России. После переговоров Керри сказал: «Мы не хотим санкций против России, но они необходимы для обеспечения мира и прекращения огня на Украине». А на следующий день, в турецкой Анталье, открывая заседание глав МИД стран НАТО, уточнил, что «настал критический момент для действий России и сепаратистов, когда они должны выполнить условия Минского соглашения».

О какой нормализации отношений может идти речь, когда накануне визита Керри в Россию генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг именно Россию обвинял в нарушении Минских соглашений? При этом в начале мая комитет Европарламента (ЕП) по международным делам одобрил проект резолюции, который будет вынесен в июне на голосование ассамблеи ЕП, с призывом ужесточить экономические и политические санкции против России.

На самом же деле Минские соглашения для наших европейских «партнёров» и «друзей» при определении ими своей позиции по отношению к России не являются точкой отсчёта , как это кому-то может показаться.

Если Дж. Керри смягчил в Сочи риторику и ничего не говорил о Крыме, то канцлер Германии А. Меркель в Москве 10 мая повторила тезис об «аннексии» Крыма Россией. При этом всем ясно, что власти России никогда от Крыма не откажутся. И уж тем более не согласятся с выходом из «родной гавани» сами крымчане.

За год после вхождения полуострова в состав России, по итогам референдума, на котором 97% жителей высказались в пользу российского гражданства, о законности этого события, равно как незаконности передачи Крыма в 1954 году из юрисдикции РСФСР в состав союзной, «советской и социалистической», Украины, написано уже всё или почти всё. Приведены все исторические факты в пользу российской «прописки» Крыма в составе России с 1774 года.

Всем известно, что вопрос о его передаче Украине до 1954 году никем, в том числе украинскими националистами , не поднимался. Даже тогда, когда в ноябре 1917-го Украинская Центральная Рада (УЦР) во главе с М. Грушевским приняла III Универсал, которым провозгласила Украинскую Народную Республику (УНР) в составе 9 губерний, Крым не был включён в УНР.

Также понятно, что в 1954 году, если бы Украина не была союзной республикой в составе одного государства, то Президиум Верховного Совета СССР не принял бы нарушавшего союзное и российское законодательство постановления. Кроме того, известно, что до тех пор, пока в Киеве не пришли к власти националистические ставленники Вашингтона, чего и не приняло население полуострова, Россия первой вопрос о Крыме не поднимала. «Проблема Крыма» – следствие не «агрессии» России, о чём сегодня талдычат в Киеве и во многих европейских столицах, а антироссийской политики Белого дома. Эта политика на протяжении последних 12–15 лет была направлена на отторжение Украины от России и противопоставление ей посредством всяческой поддержки украинского национализма. Оранжевая революция и президентство Ющенко были промежуточным этапом этой политики.

Российский , согласно воле его подавляющего большинства, Крым у России можно отобрать только силой. Есть ли у современной Украины такая сила? Очевидно, что, кроме воинственных заявлений представителей нынешней украинской власти, такой силы нет.

Да и пока трудно вообразить, что полиэтническое население Украины, чьи предки более двухсот лет жили в России и в СССР, захочет вопреки историческим фактам и справедливости воевать с теми, чьи предки в середине XVII века в лице московского царя удовлетворили просьбу гетмана Хмельницкого и обращение казацкой Рады об их защите от Речи Посполитой. Именно после этого Левобережная Украина, считавшаяся «окраиной» польского государства, оказалась под протекторатом московского царства. Можно быть уверенным, что при попытке применить силу против России, чтобы отобрать Крым, за официальным Киевом до конца пойдёт очень малая часть украинского населения – лишь та, что отравлена смрадом национализма и фашизма. Но из «Правого сектора» и нескольких батальонов националистов сильной армии, как и чем её ни вооружай, не создать. Хотя надо иметь в виду и такой расклад.

Более реалистично другое: в случае авантюры в Крыму население южных и восточных областей Украины по примеру жителей Донбасса и Луганщины поднимется против нынешней власти в Киеве и станет «новороссами». Население западных областей в таком случае вспомнит о своих исторических «корнях» с Польшей или Венгрией, после чего Украина в её нынешнем виде перестанет существовать.

Это, скорее всего, понятно многим и в Киеве, и в кабинетах тех европейских политиков, которые, вслед за американскими конгрессменами по-прежнему настаивают на вооружении нынешней украинской власти. Всем им должно быть понятно и то, что в случае вооружённого конфликта между Украиной и Россией Европа окажется не только союзником и плацдармом США в проведении цветных революций на постсоветском пространстве, но и участником конфликта. Так почему же продолжают требовать невозможного и готовы вооружать нынешнюю киевскую власть, стремящуюся не только в ЕС, но и в НАТО? Что это, как не навязчивая идея, не паранойя? Но, как известно, идеи, в том числе и бредовые, с неба не падают: бытие определяет сознание.

Истоки воинственных антироссийских настроений украинских и европейских политиков находятся не в Крыму и не на евромайдане, как и не в любви европейских политиков к Украине, а в проводимой после распада СССР гегемонистской политике Вашингтона, его стремлении всеми способами удержать ускользающее лидерство в мировой экономике и вместе с тем политике.

Дело не только и не столько в состоянии умов американских политиков или иных, следующих за Вашингтоном, лидеров стран, где проживает «золотой миллиард». В конце концов Обама, чья внутренняя, социально ориентированная политика пользуется поддержкой многих американцев, взвешенный и реалистичный политик. Но сама реальность такова, что вопреки предвыборным обещаниям нынешний президент США фактически продолжает политику «бушизма», политику цветных революций и прямой агрессии против неугодных политических режимов, начатую многие годы назад.

Положение США в современном мире сложное. С одной стороны, это всё ещё самое мощное почти во всех отношениях государство, обладающее самой большой экономикой и военной силой. На 4,8% населения Земли приходится 20% мирового ВВП, американский доллар пока остаётся мировой резервной валютой, а военные расходы составляют 40–50% от всех военных расходов в мире. Под эгидой США функционирует элитарный клуб экономически наиболее развитых стран – G7.

С другой стороны, продолжается бурный экономический подъём десятков развивающихся стран. Они не желают жить по правилам , установленным США, ищут альтернативные варианты развития собственной национальной экономики через новые региональные (АСЕАН, ШОС, ЭКОВАС, СЕЛАК и др.) и трансконтинентальные (БРИКС) экономические объединения. Это ведёт к уменьшению удельного веса США в мировой экономике и политике, грозит им в обозримом будущем потерей мирового лидерства.

О несбывающейся мечте Вашингтона об «однополярном» мире и наступлении мира «многополярного» уже лет 10–15 пишут и говорят разные, в том числе американские, аналитики и политики, вплоть до Г. Киссинджера и З. Бжезинского.

Об этом говорит и то, что для преодоления последствий кризиса глобальной экономики уже сами США признали недостаточным формат G7 и необходимость участия в этом «большой двадцатки» (G20), представляющей 85% мирового валового национального продукта, 75% мировой торговли и 2/3 населения Земли. О грядущем освобождении США международного олимпа говорят и их непростые отношения с Китаем, экономический рост которого за последние три десятилетия не знает аналогов.

Совсем недавно, в 2005 году, ВВП Китая был в два раза меньше, чем в Японии. Экономисты прогнозировали, что по этому показателю КНР догонит Японию лишь в 2016-м, однако произошло это уже в 2010-м. В начале XXI века экономисты прогнозировали, что ВВП Китая приблизится к американскому не ранее 2040-го, теперь же говорят о 2020-м. А директор Центра экономики Чикагского университета Р. Фогель считает, что в 2040 году ВВП Китая будет втрое больше, чем ВВП США. Неслучайно Обама во время визита в КНР в 2009 году предлагал создать под эгидой США «большую двойку» (G2), на что премьер Госсовета Вэнь Цзябао ответил отказом.

Уходя от монополии подконтрольных США Международного валютного фонда и Всемирного банка, Китай настойчиво ищет возможности создания новых международных финансовых институтов. Внеся основной вклад в создание банка БРИКС, КНР одновременно выступила учредителем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Это вызвало в Вашингтоне столь нервную реакцию, что Обама в специальном послании Конгрессу заявил, что законы мировой экономики должны писать США, а не Китай.

Грядущая утеря экономического, а с ним и политического господства в международных отношениях напрямую отражается на внешней политике Вашингтона. Отсюда перманентная война США с неугодными им политическими режимами как путём организации цветных революций, так и путём никем не санкционированных агрессий. Отсюда появление на политической карте мира новых горячих точек и очагов нестабильности, очередных локальных фронтов и рубежей противостояния. Украина – один из них, и в этом нужно отдавать себе отчёт всем, кто считает Россию своим отечеством.

Хватит уж нам оглядываться на американских и европейских «друзей», уверяя их в том, что Россия – «тоже Европа». Время наивных иллюзий, когда наверху верили, что «Билл – друг» и «Коль – друг», для россиян в политике прошло. Россия – огромная евразийская страна, которая сегодня, как никогда в последние десятилетия, обязана оберегать и защищать свой государственный суверенитет.

Украина для нас не только тот рубеж, тот окоп, который много лет дипломатически, гласно и негласно, атаковали США и на котором им в какой-то мере удалось закрепиться. Так или иначе взяв его, Вашингтон раскрыл свои, названные им «правами человека», карты и открыл фронт противостояния с Россией. Пока политико-дипломатический, где риторика может быть разной.

Это противостояние – серьёзное испытание для России. Испытание политической и гражданской зрелости не только для президента или правительства, но для всех и каждого . И потому очень хотелось бы, чтобы либеральным всхлипам и стонам об экономическом ущербе от санкций, подсчётам недополученных барышей и упущенной выгоды народы России предъявили в ответ понимание необходимости спокойно, но твёрдо противостоять исходящей из Вашингтона политике глобальной гегемонии.

Теги: Россия , Европа , США , Украина

(обратно)

Кому нужна «перестройка-2»?

Большаков В.В. Майдан в России? Как избавиться от пятой колонны. - М.: Алгоритм, 2014. – 336 с. – (Как Путину обустроить Россию). – 2000 экз.

Писатель и публицист Владимир Большаков, мастерски владеющий жанром документальной публицистики, написал очень полезную книгу на тему, актуальность которой очевидна. Автор начал с напоминания о том, что до недавнего времени США проводили в отношении России политику "сдерживания", суть которой по-военному чётко выразил бывший госсекретарь США Колин Пауэлл: «Россия должна забыть о том, что у неё есть какие-то интересы в республиках бывшего СССР[?] Мы не позволим России вмешиваться в дела бывшего СССР».

Сегодня одним только «сдерживанием» России Вашингтон не ограничивается. На наших глазах усилиями США, Запада и украинских нацистов соседнее государство превращается в инструмент и плацдарм для антироссийской агрессии. На Украине произошла не просто очередная цветная революция. У наших границ была развязана одна из войн нового типа, с помощью которых США и их европейские сателлиты лишают независимые государства суверенитета и национальной идентичности. Активное участие в осуществлении государственных переворотов по сценариям таких войн играет заранее подготовленная Западом «пятая колонна».

Подготовка цветной революции, по мысли автора, идёт и в России. На это направлены как развязанная Западом против России «война санкций», так и подрывные действия западных агентов влияния из либерального клана изнутри. С помощью этих «инструментов» США и их «мальчиши-плохиши» рассчитывают поднять в России градус социальной напряжённости, чтобы создать массовую базу политического протеста. Задавшись целью взорвать наше Отечество изнутри, Вашингтон стремится расколоть правящую элиту. Влиятельные антироссийские круги на Западе сделали ставку на осуществление в России «перестройки-2», продвигают в органы власти и СМИ своих агентов влияния, ищут нового Горбачёва.

Очевидным лидером и идеологом внесистемной оппозиции, по мнению автора, сегодня стал Михаил Ходорковский, который в России не имеет авторитета, но готов создать новый «тандем» в противовес существующему. Неслучайно сразу после своего освобождения он заявил, что предпочёл бы Владимиру Путину… Дмитрия Медведева. Очевидно, бывший владелец ЮКОСа исходит из того, что вашингтонский «обком» всячески стремился не допустить переизбрания Путина на пост президента в 2011 году и требовал переизбрать на второй срок Медведева. «Судя по тому, как западная пресса освещала после этого все передвижения Ходорковского в Германии, Швейцарии, Израиле и Украине, а также все его интервью, ставка на него сделана и серьёзная, – пишет автор. – Иначе на Западе палец о палец никто бы не ударил, чтобы выпустить его из тюрьмы». И то, как работает Ходорковский с российской «пятой колонной», показывает, что перед ним поставлена задача прийти к власти и подготовить «западнизацию» России, заставить отказаться от своего особого пути развития и независимости в политике. А это, по мнению Большакова, «невозможно без потери национальной самобытности и идентичности русского народа».

Решению поставленной Западом задачи по демонтажу существующей системы в России способствует и подковёрная борьба между кланами за власть, влияние и доступ к государственным ресурсам, о чём автор пишет подробно и доказательно. Также он рассказывает о том, что долгое время было скрыто от граждан России. Например, о сращивании верхних этажей бюрократического аппарата с крупным бизнесом. Множество приведённых в книге фактов не оставляют места для сомнений в том, что сращивание власти и бизнеса является системообразующим элементом. Следствием этого стало невиданное в нашей истории разграбление государства.

Примечательно, отмечает автор, что борьба с коррупцией была одной из любимых тем президента РФ Медведева. В 2008 году он подписал указ о создании Совета по борьбе с коррупцией и пакет законов по противодействию коррупции. Оценивая результаты борьбы с этим злом, автор делает удручающий вывод: «Согласно опубликованному в тот же год докладу международной неправительственной организации по борьбе с коррупцией Transparency International, Россия… отстала даже от Папуа-Новой Гвинеи, заняв 147-е место в рейтинге этой организации, не намного опередив несколько африканских стран… Если бы в России учитывались все факты проявления коррупции и в первую очередь практика кормления госчиновников и их «легального» бизнеса, мы бы заткнули за пояс даже папуасов».

Лица, причинившие стране ущерб в особо крупных размерах, уходят от ответственности. К примеру, в бытность Елены Скрынник главой Росагролизинга (2001–2009 гг.) из бюджета этой госкорпорации в 45 млрд. рублей бесследно исчезли 39 млрд. Большаков констатировал то, что сегодня «Скрынник спокойно обосновалась в Австрии на своей вилле, а Сердюкова в конечном итоге подвели под амнистию». Когда же последний был снят Путиным с занимаемой должности, «борец с коррупцией» Медведев заявил: «Сердюков был эффективным министром обороны». То, что подавляющее большинство граждан страны считают иначе, Медведева, похоже, не очень заботит.

По мнению автора, система власти, выстроенная в России, «по типу управления всё больше напоминает правление византийского басилевса. Ни один шаг не должен быть окончательным и ни одно действие не может преследовать лишь одну цель». Проводя столь мудрёную политику, власти нельзя забывать, что, попустительствуя высокопоставленным казнокрадам и прилипалам, она своими руками сеет в обществе семена протеста, проявлений которого с нетерпением ждут «западные партнёры».

Теги: Большаков В.В. , Майдан в России?

(обратно)

Мирные игры

8 июня в Москве откроется Парламентский форум БРИКС. Он станет первым в истории национальных парламентов крупнейших развивающихся стран. А через месяц в Уфе соберутся уже главы Бразилии, России, Индии, Китая, Южной Африки.

С инициативой встречи парламентариев выступила Бразилия, и вот идея обретает жизнь. Первая часть встречи будет посвящена вопросам мироустройства, противодействия реальным планетарным угрозам. Затем народные представители обсудят вопросы собственного взаимодействия в рамках БРИКС. Предполагается, что в дальнейшем форум будет работать на постоянной основе, используя в том числе современные технические возможности: предполагается учредить своего рода виртуальный секретариат форума. С его помощью можно будет реализовывать интересные проекты, например, в области молодёжного парламентаризма. БРИКС настроен на мирные игры, и уже даже этим бросает вызов агрессивному евроатлантическому объединению.

Кстати, в первый же вечер намечено посоперничать за шахматными столиками - члены делегаций под "присмотром" шахматного чемпиона Анатолия Карпова проведут турнир по этой замечательной игре.

Сергей ВОЛОДИН

Теги: Россия , политика , СМИ

(обратно)

Пятьдесят книг фронтовика

Василий Ефимович Субботин[?] Это его хрестоматийные строки - "И мы в поэзию входили, Как мы входили в города…" – стали девизом яркого поколения поэтов-фронтовиков, ушедших на фронт семнадцати–двадцатилетними, шагнувших безоглядно в промёрзшие траншеи, в наспех отрытые окопы, в кровавые будни смертельных боёв 1941–1945 годов.

Его имя в поэзии стоит в одном ряду с именами любимых им Майорова, Кульчицкого, Орлова, Луконина, Наровчатова, Гудзенко. Автор 50 книг стихов – мужественных и точных строк о войне, глубоко лиричных и пронзительных – о природе, о любви, о товарищах, замечательных книг прозы и воспоминаний («Как кончаются войны», «По краю земли» и других), он отличался от громогласных собратьев по перу скромностью и неизменной порядочностью в обычной, в том числе и в литературной жизни. Подлинный интеллигент, человек доброй души, никогда не обременявший других своими заботами.

Более четверти века Василий Ефимович Субботин был членом редколлегии «Литературной газеты».

Его жизнь оборвалась 24 мая на 95-м году.

Время безжалостно, но память – светлая память всегда бессмертна.

Со скорбью и горечью прощания –

Союз писателей Москвы

Василий Ефимович никогда не порывал связей с «Литературной газетой», и последняя публикация поэта-фронтовика в нашей газете прошла буквально 6 мая, в номере, посвящённом 70-летию Великой Победы.

Выражаем соболезнование родным и близким Василия Ефимовича Субботина. Светлая память о нём останется в сердцах друзей и читателей поэта.

Литгазетовцы

Теги: Василий Ефимович Субботин

(обратно)

Невыносимая лёгкость

О праздновании 70-летия Победы высказывались многие - в основном позитивно и даже восторженно. Главным основанием для таких оценок стали юбилейный парад на Красной площади и многомиллионное шествие Бессмертного полка. Эти события произвели настолько мощное впечатление, что другие акции, предшествующие 9 Мая, как бы забылись. Страна с комом в горле наблюдала, как уходят за горизонт соотечественники с портретами победителей, – до мелких ли тут недочётов или даже крупных провалов...

Можно было бы и теперь не поднимать эту тему, если бы не одно обстоятельство. Персоны и структуры, которые организовывали праздник, скорее всего и впредь будут заниматься важными идеологическими проектами. У ответственных за идеологию чиновников могло возникнуть ложное ощущение безупречно сделанной работы. Бессмертный полк, конечно, многое спишет, но не всё.

К 9 Мая, само собой, готовились заранее. За кулисами праздника кипела работа. Для публики первой ласточкой грядущих торжеств стал голубь. Белый на голубом. В раскрутку эмблемы 70-летия Победы энергично включилось телевидение. Пацифистская птица настойчиво мелькала несколько месяцев то в уголке экрана, то на задниках студий. Иной раз именно на фоне креативной российской эмблемы обсуждались суровые украинские реалии: отказ оголтелой свидомой власти от традиционных символов Победы, внедрение чужеродного "красного мака".

Голубя, вместе с инструкцией по эксплуатации, внедряли по всей России, что называется, с применением админресурса. Создатели «фирменного стиля» 70-летия Победы описали идеологию своей работы так: «В логотипе отсутствуют традиционные тяжеловесные, многократно использованные символы. Благодаря этому он лёгкий и максимально лаконичный. Символика логотипа не может вызвать никаких негативных ассоциаций, она понятна всем поколениям...»

Красная звезда, Красное знамя, орден Отечественной войны – всё это, оказывается, «тяжеловесно» и вызывает «негативные ассоциации». Звучит вполне в духе времени – ведь главное в жизни – это лёгкость, не правда ли? Весна на дворе, будоражащий май, давайте дарить друг другу улыбки.

Второе мая. Годовщина одесской Хатыни. ТВ России откликается на трагическую дату своеобразно: «Лучшее, любимое и только для Вас!» (концерт Филиппа Киркорова); «Большая разница»; «Сегодня вечером» с Андреем Малаховым; концерт Валерии в «Альберт-Холле»; «Небо на ладони» (юбилейный концерт Сосо Павлиашвили); «Улицы разбитых фонарей – 6»... В новостях репортаж: в Москве возле украинского посольства прошла акция под названием «Одесса. Окаянные дни»... Откуда такой нейминг, спросите вы. А как иначе, если любое массовое мероприятие обязано содержать антисоветский пафос. Привязка бунинских «Окаянных дней» к одесской Хатыни – это поистине виртуозная идеологическая манипуляция, до которой даже на Украине не додумались. «Участники акции скорби организовали театрализованное чтение отрывков произведения Ивана Бунина «Окаянные дни»... Ну что ж, не успело ТВ показать новый фильм Михалкова, а всходы тут как тут: большевики, оказывается, виноваты и в одесской трагедии 2014 года.

И вот уже оформляют Красную площадь: водрузили крупноформатного голубя, законопатили Мавзолей. По телевизору – фестиваль антисоветского кино: от «Орловой и Александрова» до «Битвы за Севастополь». Сценаристы нашли наконец способ актуализировать войну для постсоветского зрителя: повествователем в фильме выступает по-настоящему авторитетная личность – Элеонора Рузвельт.

Вообще поразительно: за два десятилетия «новой России» снят всего один безупречный фильм о войне. И тот на белорусские деньги. Единственное кино, которое можно показывать ветеранам, не боясь, что их хватит удар, – «В августе 44-го». Правда, в либеральных кругах данное кино не приветствуется: когда Сталина играет грузин, это уже само по себе подозрительно, ибо аутентичность в трактовке образа Иосифа Виссарионовича – первый шаг к реставрации тоталитаризма.

Верховного главнокомандующего Красной армии на 70-летие Победы традиционно проигнорировали – на ТВ, в речах, наглядной агитации. Однако в этом году возникла новая модальность – тирана проигнорировали как-то робко, без вызова. Чувствуется, в каких-то важных кабинетах идёт работа по формированию идеологии, созвучной эпохе. Судя по всему, параллельно со сменой цветовой доминанты (меньше красного, больше голубого), создаётся миф о Божьем промысле как главном источнике Победы (не стала же она результатом чёткой государственной организации и партийной дисциплины).

В этом смысле по-настоящему программным выглядит документальный фильм «Война священная», показанный по Первому каналу. В нём (сформулируем деликатно) несколько преувеличен религиозный фактор в Победе над фашистами. Всё-таки, кажется, в годы войны комсомольская и большевистская сознательность превалировала над религиозным чувством. Но в фильме звучит и по-настоящему революционная мысль: «Война окончательно разрушила стену между церковью и государством». Авторы отмечают, что именно Сталин ослабил давление на церковь.

Так, глядишь, к восьмидесятилетию Победы с телеэкранов напомнят речь патриарха Алексия на смерть Иосифа Виссарионовича: «Великого Вождя нашего народа не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная сила, в которой народ наш ощущал собственную силу[?] Нет области, куда бы не проникал глубокий взор нашего великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомлённости в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные – его военному гению; люди самого различного труда получали от него мощную поддержку и ценные указания… Мы же, собравшись для молитвы о нём, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут, он удовлетворял все наши просьбы…»

А вот раздрапированный Мавзолей появится на параде Победы году эдак в 2045-м. Когда уйдут в мир иной ветераны борьбы за демократические ценности и европейские идеалы. Демонстрировать сегодня памятник, к которому в 1945-м советские воины бросали штандарты европейских фашистских государств, было бы верхом бестактности.

Теги: телевидение , Великая Отечественная война

(обратно)

Река штампов

Сериалы смотрю редко - разве что по классике, но тут позвонил знакомый: "На НТВ будут крутить многосерийный фильм – и название «Чёрная река". Может, содрали с твоего романа? Читал анонс – там тоже что-то про нефтяную компанию[?]»

Нет, у меня иначе – «На чёрной реке». Производственный роман – про нефтяников. А на НТВ – детективный сериал «Чёрная река» молодого режиссёра Стаса Иванова. В обычном для этого канала жанре гнетущего детективного «саспенса». С вкраплениями «производственной темы».

В основе сюжета – компиляция из разных тем и источников. Что-то подсмотрено у меня в романе, что-то взято из темы «золота Колчака» (в фильме – «атамана Терентьева»), много банальной мистики, что-то, не исключаю, сами придумали, – и всё нанизано на массу плохо стыкующихся сюжетных ходов, композиционных передержек и любовных линий.

Представления о нефтяном производстве у авторов довольно детские – компиляторы они всё же неряшливые. Вина бы и невелика – но неправда характеров и уплощённость мотивов и эмоциональных реакций героев превышают все допустимые пределы. Почти ничего живого – всё на штампах, какие-то подростковые аффекты и нелепости – там, где должны быть хотя бы ростки жизни и правды. Его величество штамп торжествует всецело. Почти у всех отрицательных героев раздражение, отчаяние или ещё какая-нибудь фрустрация обязательно выплёскивается в разбрасывание стульев и сокрушение прочей мебели. Через каждые пять минут они наводят друг на друга пистолеты или убивают – ради денег или из ревности, а потом вдруг являют зрителю элементы человечности. Возникают случайные сюжетные ходы – и, лишённые ритма и меры, без нужных смысловых отбивок и маячков, рвутся и теряются в бессвязности, в мертвящем саундтреке.

«Байкал-нефть» – абсурднее названия для нефтяной компании не придумать. Даже во времена залоговых аукционов и дележа природных ресурсов у тех, кто утверждал эти названия в инстанциях, хватало понимания, что всемирный символ чистой природы связывать с нефтедобычей нельзя. Даже если в компании будут целых три отдела экологии.

Действие происходит в Сибири – но сибирского нет ничего. Только у буфетчицы в последней серии чуть промелькнули интонации сибирячки. Такой, видимо, и должна представляться Сибирь. Да и зачем? Ведь всякое различение, всякая попытка вычленить особенное уничтожает штамп, что недопустимо.

Иной раз кажется – Павел Трубинер (главный герой – внештатный дознаватель Ковалёв) своим актёрским обаянием вот-вот вытянет весь этот претенциоз, но и он бессилен. Ковалёв делится прожитым с новой знакомой в Сибири: « От меня жена ушла…» – «Почему?» – «Бухал…» Конечно же, и среди алкоголиков есть толковые ребята – но этот хорош настолько, что его вызывают из Москвы как незаменимого спеца. Дознание он организует вяло, с похмельной грустью в глазах – хорошо, пусть и так, ждём чего-то в стилистике Tween Peaks – лирико-мистической левитации на пространстве образа… Но и тут не очень… там-то всё было без характерного родного нам «хамла», «чернилова» и прочей криминальной тягомотины…

В месиве банальностей от скуки иногда пробуждает главная тема («злых духов», таскающих и убивающих людей – то нефтяников, то спецназовцев) – почти так же, как это происходит в американском триллере «Хищник». Разве что классом пониже и без заморочек с компьютерной графикой.

Штамп – дело, конечно, креативное, но когда неправда в деталях – неправда во всём. Втискивать столько несвязуемых тем только затем, чтобы запутаться в каждой и в финальной серии сшить всё в кучу случайных и необъяснимых завершений…

Фабульная конструкция детектива выдерживает одну главную любовную линию, если она органична и если она вообще нужна, и от силы – ещё что-то близкое в довесок, ещё парочку неких реминисценций. Но когда там «сердца четырёх» или даже «пяти-шести» – это явный перебор… Вокруг одной только Лены (Анастасия Стежко – актриса внутреннего достоинства, с приближением к трагедийности) скачут двое обезумевших от страсти мужланов, ещё один, законный муж, блуждает где-то в таёжном «астрале», а тут ещё возникает трогательная душевная связь с Ковалёвым…

Актёры всё же по-своему убедительны – что модный нынче Павел Делонг, что Владимир Селезнёв (ему бы тоже настоящих ролей – арсенал богатый), что другие. Но причина опять же в сценарных штампах, как это ни парадоксально, которые кто-то усиленно путает с законами жанра: держат давно приевшуюся детективную позу, отыгранную коллегами в сотне других сериалов. В исполнительском звене всё же, в общем, обошлось без больших пошлостей – хотя играть часто приходилось на пустом месте. Но в придумках сценаристов не всё тотально безнадёжно. Есть и проблески интереса к тайнам северных народов. Одна из сюжетных загадок вертится вокруг юкагирского письма. Тему криптограмм и загадок вроде этой в голливудах протёрли до дыр – но тут что-то всё же возбудило мой зрительский интерес. За это немногое, пожалуй, и стоило бы сказать творцам сериала спасибо.

Ну а если вернуться к критическому тону… то о каких свободах и о каком гражданском обществе можно помышлять, если телероссиян вгоняют в испуг и депрессию сериалами, подобными этому, – с утра до ночи вот уже полтора десятилетия? Не успевает на НТВ закончиться очередная пара серий одного сериала, как начинается следующий – со злодействами, криминальными разборками и вечной установкой на конфликт: в словах, манерах, поступках, с ором и мордобоем…

Мы проклинали ельцинскую Россию за то, что в те времена телевидение было доверху забито латиноамериканскими сериалами. Наивные – и предположить не могли, что всё обернётся куда большей бедой.

Теги: телевидение , сериал

(обратно)

«Чёрное зеркало» Украины

В оккультизме есть понятие "магическое зеркало", которое часто называют чёрным, но есть ещё телевизионная программа «Чёрное зеркало». Идёт она на одном из центральных телеканалов Украины «Интер». В Крыму он вещает совершенно открыто. А вот в русскоязычных областях Украины на российские телеканалы спрос есть, только они там запрещены.

Нет смысла писать о политической направленности ТВ Украины - много чести, всё под копирку: Россия – враг, все беды из-за неё. От цен на сало до оккупации «исконно украинских земель». Я смотрела программу «Чёрное зеркало» в их новый праздник, поставленный перед Днём Победы. В общем, на ужин зрители могли попробовать Киселёва «с маком»: ведущий программы – Евгений Киселёв с европейским символом в петлице в виде красного круга с чёрной дыркой. Многие в студии тоже солидарно нацепили «маки», прилежно демонстрируя свою «европейскость». «Звезда» российского эфира Вадим Карасёв здесь ведёт себя несравнимо тише, чем у нас, – свои же вокруг, могут в морду дать, во время программы или после. «Европейцы» всё-таки. Карасёв возмущён тем, что праздник в России власть превратила в демонстрацию военной мощи, стараясь запугать всех вокруг[?]

Студия «Чёрного зеркала» производит тоже чёрное впечатление: неопрятная кирпичная стена, на которую проецируются плохо видимые изображения, вокруг какие-то строительные леса, на которых толпится молодёжь. Ну а внизу «политбомонд» продолжает источать ненависть к России. Нет смысла приводить их имена: кроме Карасёва, Киселёва и, быть может, Фесенко, они никому ничего не скажут. Вот звучит тезис, что во всех преступлениях виновен прежде всего сам народ. Потому что Гитлера немецкий народ избрал сам. Как вы догадываетесь, тут же аналогия – во всех преступлениях путинского режима виноваты сами россияне. Какой-то член фракции «Свобода» настойчиво требует признать, что Советский Союз и Гитлер были союзниками, поэтому-то война и началась. Кто-то ещё объясняет, что на самом деле в начале вой­ны украинские националисты, да что там, все вменяемые русские и другие народы так ненавидели сталинский режим, что встречали немецкие войска как освободителей. А те их взяли и обманули. Тут встревает Карасёв и сообщает миру, что в Сталинградской битве участвовало более 300 тысяч (!) перешедших на сторону немцев советских граждан. Я сразу прикидываю, что это ещё одна армия Паулюса как минимум. На лесах аплодируют, Киселёв морщится. Но в студии тут же поднимается вопрос о том, что сейчас надо срочно всех учить настоящей украинской истории войны и начинать с дошкольных учреждений, с младших классов, ну, вы понимаете… Другой выступающий всё же просит называть преступниками не всех граждан России, а путинский режим, иначе можно оттолкнуть тех немногих деятелей, которые смело приезжают сюда из России и отважно её поносят. А потом – продолжаю я про себя – героически возвращаются в тоталитарную страну, в роскошные квартиры в центре Москвы и продолжают своё дело. Тут ведь «атентат», как Олесю Бузине, им не грозит, это же страна рабов, а не «просвещённая» Украина…

Потом программа начинает буксовать, пафосная тема «европейского» праздника исчезает, и все начинают обижаться на Европу, которая никак не даёт им, украинцам безвизовый режим. Сразу понимаешь, что их волнует по-настоящему. Все очень обижены: как же, мы стараемся, гадим России из последних сил, а нам-то что? И звучит обращение к правителям: пора перед Европой поставить вопрос ребром – раз вы нам денег не даёте, Россию санкциями задушить не можете, дайте хоть безвизовый режим. Хоть шерсти клок… Киселёв сворачивает программу, в эфире появляется несуразно расцвеченная статуя на берегу Днепра, начинается государственное мероприятие, посвящённое новому европейскому празднику. Загробный украинский голос начинает поминальный текст, в котором сразу сообщается, что и сегодня Украина своими телами закрывает всю Европу от агрессии…

Украина поражена эпидемией параноидальной шизофрении, которая передаётся через ТВ. Но лечить её не дают иностранные психиатры, проводящие очередной опыт над людьми. А лечение одно – прививка от лжи и промывание мозгов. Потому что в русском языке слово «промыть» несёт исключительно положительное значение, и пора его вернуть, а не повторять заклинание, не вдумываясь в смысл. Промыть рану, окна, извините, даже желудок – это значит очиститься, выздороветь. Поэтому если «великое государство укров», а вместе с ним и большая часть цивилизованного мира силами инфицированных информационных империй заняты заражением и засорением людских мозгов, кто-то должен их промывать, возвращая способность думать самостоятельно. Иначе начинается процесс гниения и разложения. Что мы и наблюдаем сегодня на Украине, старательно закапывающей головы своих граждан в информационный песок или во что-то ещё, лишь бы не дать правде смыть черноту с телевизионных кривых зеркал.

Елизавета СОКОЛОВА, ЕВПАТОРИЯ

Теги: Россия , Европа , Украина , СМИ

(обратно)

Шолохов выходит из тени Бродского?

Два лауреата Нобелевской премии родились в один день - так совпало. Их юбилеи отмечаются одновременно. Но ТВ наше, как повелось с перестроечных времён, одного любит, другого нет.

Шолохова считают гением те, кто не представляет себя вне России, Бродского – остальные, продвинутые. Эти "продвинутые", находящиеся в меньшинстве, но во власти, определяли культурную политику на ТВ: «кому быть живым и хвалимым, кто должен быть мёртв и хулим».

К юбилею Бродского показали на всех каналах чуть не десяток фильмов, про Шолохова – один. Нет, экранизации шолоховских шедевров демонстрировались, а вот чего-то биографического, да ещё без обсуждения подлой темы «Кто же на самом деле написал «Тихий Дон»?», не было давно.

«Культура» показала фильм из цикла «Острова» – « Возвращение» режиссёра Андрея Судиловского. Первый объективный фильм о Шолохове за много лет. Неужели и в самом деле происходит возвращение величайшего прозаика ХХ века в телеоборот?

В фильме говорил сам Шолохов, зачитывались воспоминания его жены, участвовали внук писателя, директор его музея в Вёшках Александр Шолохов, писатели Лев Аннинский, Валентин Осипов, Валерий Ганичев и Андрей Воронцов. Что успеешь за 50 минут? Участникам удалось лишь прикоснуться к тайне рождения гения и его произведений.

Когда Шолохов на самом деле родился, в какой семье? С кем дружил, с кем враждовал? Кто пытался его уничтожить? Говорилось о конфликте с РАППом и лично с Фадеевым, о помощи Горького, о взаимоотношениях со Сталиным (Михаил Александрович – единственный из писателей, кто отважно писал вождю о страшных преступлениях властей на Дону), о Хрущёве, любившем Шолохова, о Брежневе, который не удосужился его принять, об уничтоженных главах «Они сражались за Родину» и сожжённом архиве. Шолохов умер в 1984 году, прекрасно понимая (как утверждал его внук), какие потрясения ждут Россию в скором будущем[?]

Этот фильм, надеюсь, начинает огромную, соответствующую масштабу великого и неразгаданного русского писателя «многотомную» телебиографию.

Сразу после «Возвращения» Шолохова на «Культуру» Первый канал показал премьеру о-очень длинного и богатого фильма Николая Картозии (не знал, что есть такой бродсковед) с броским названием «Бродский – не поэт» . И вправду стихов в фильме мало, об Иосифе Александровиче говорилось как о карьеристе (хотя тут же это опровергалось), менявшем колледжи и университеты, неуклонно увеличивая свои оклады (суммы дотошно приводились), дружившим только с теми, с кем надо, целеустремлённо шедшем к Нобелевской премии и добившемся её – ставшем «главным писателем» Америки. Ну и заодно России. Вот оно, величие воплощённого замысла.

Роскошный, буржуазный фильм. Командировки в Венецию, Рим, Стокгольм и по многим городам США, съёмки чуть не с вертолётов, дорогие для поклонников поэта уникальные видеоматериалы. Бродского все называют гением, однако не приводят доказательств! Главное доказательство – этот шикарный фильм в ряду других таких же. «Нашему рыжему делали биографию» преследователи в СССР, которые вынудили поэта эмигрировать (на самом деле он сам страстно хотел этого, дело чуть не дошло до угона самолёта), а завершили энтузиасты в Америке, в фильме – почти все из тех, кто приложил к этому проекту руку, его иностранные возлюбленные и высокопоставленные друзья. Политически правильный антисоветчик до, а особенно после принятия гражданства верноподданный США, но чем он велик как поэт, из фильма ясно не стало.

Мораль простая: чтобы стать литературным символом России, надо её покинуть, презирать её властителей, народ и так далее.

Если сравнивать этот роскошный фильм с малобюджетным о Шолохове, то кажется, что один нобелиат – представитель малых вымирающих народов, которого знают единицы, а другой – настоящий великий писатель, которым зачитывается весь мир. Но это не так. Надеюсь, справедливость будет восстановлена.

Теги: телевидение , литература

(обратно)

«Слава» без славы

Назвав свой фильм " Слава" , продюсеры наверняка мечтали разом убить много зайцев. Но, как обычно бывает в таких случаях, не убили ни одного. «Слава». Это название ко многому обязывает. Слава должна быть громкой, повествование динамичным, напористым, а фильм А. Пиманова больше походит на видеоприложение к каким-нибудь «Женским историям». Дистиллированная вода, без ярких чувств, из которой выпарили историю преодоления, ошибок и побед.

Можно по-разному относиться к фигуре самого Фетисова, но таким безликим и бесцветным, каким представлен в этой картине, он никогда не был. Вместо личности, спортсмена - человек, самое яркое стремление которого уехать в Америку и выиграть Кубок Стэнли.

Традиционно в байопиках исторические фигуры узнаваемы. Здесь, глядя на экран, то и дело задаёшь вопрос: «А это кто? С кем это сидит герой в ресторане? Кто это с ним на льду?» Главный герой (сказать Фетисов, язык не поворачивается) и тот опознаётся с трудом среди таких же молодых и чернявых, несмотря на то что более трёх часов мелькает в кадре.

Не менее странно и то, что в фильме о звезде хоккея герои гораздо больше времени проводят за столом, чем на хоккейной площадке.

Во всей картине ощущается какая-то робость, тем более очевидная на фоне самого мужского и мужественного вида спорта. Авторы боятся расставлять акценты и давать свою трактовку событиям. В знаковом, с высоты прожитых лет, конфликте Фетисова и Тихонова зритель видит лишь мелкое сутяжничество, в равной степени не красящее ни того, ни другого. Даже привычный по современным сериалам антисоветский накат смотрится вялым и вынужденным.

Всё подано вполсилы, вполнакала. И любовь, и спорт, и исторический фон.

Понятно, что авторы не хотели никого задеть и обидеть. Но искусство всегда должно задевать. «Дар поэта ласкать и карябать», иначе не видать ему славы. Боитесь задеть ныне живущих? Тогда следуйте совету А.К. Толстого: «Итак, о том, что близко, мы лучше умолчим». Тренируйтесь лучше на Рюриках.

Борис НИКИТИН

Теги: телевидение , спорт

(обратно)

Не награды ради, но...

В 2009 году в статье "Назовите его имя" «ЛГ» рассказала о подвиге лётчика Александра Мамкина. В подбитом пылавшем самолёте он доставил из оккупированной зоны на Большую землю детей-сирот. Александр Мамкин погиб, но живут на земле около 80 потомков спасённых им сирот. Этот подвиг русского лётчика заставила вспомнить жуткая история немецкого пилота Андреаса Лубица, который, решив свести счёты с жизнью, хладнокровно, «по-арийски», унёс с собой 150 душ. Какая гигантская разница в понимании предназначения человека, в осознании Божьего завета - погибнуть за други своя! Но общенародно известным примером сверхмужества подвиг Александра Мамкина не стал. Будто герой без «звёздочки» и не герой вовсе. И захотелось вернуться к той истории. Тем более что исправно отмечаемый 1 июня Международный день защиты детей в нашей стране не осенён никаким подвигом. А он – есть.

В истории Великой Отечественной войны, наполненной самопожертвенными подвигами, есть один, поражающий феноменом мужества в противостоянии огню – в воздухе, в кабине подбитого горящего самолёта Р-5. По инструкции для таких самолётов пилот имел право в случае угрозы своей жизни выброситься с парашютом. В прошлом году в Ленинградской области поисковики подняли такой самолёт с останками пассажиров, как удалось выяснить – разведчиков, а вот кабина пилота оказалась пустой[?]

Гвардии лейтенант Александр Мамкин, лётчик 105-го гв. авиаполка ГВФ, в ночь с 10 на 11 апреля 1944 г. вывозил уже седьмым рейсом из глубокого тыла врага ребят-сирот Полоцкого детского дома, спасённых партизанами от участи доноров для раненых фашистов. Над линией фронта самолёт был обстрелян, кабина лётчика запылала. Из пассажирской кабины раздавался детский плач. Лётчик горел заживо, но продолжал под этот плач вести машину к своим, сумел посадить на лёд озера близ г. Велиж. Примчавшиеся навстречу огненному факелу в ночном небе медики полка не смогли объяснить, как мог человек в горящем комбинезоне вести машину, как мог в оплавленных очках-консервах и в чаду, заволокшем кабину, совершить посадку и перевалить полусгоревшее тело через борт, шагнуть… но обгоревшие ноги в меховых унтах надломились. Самый взрослый мальчик из детишек Володя Шишков открыл дверцу кабины. Вместе с воспитательницей Валентиной Латко вынес испуганных малышей и двух тяжелораненых партизан.

Друзья Саши Мамкина, и среди них мой отец, командир партизанской эскадрильи Жуков Николай Иванович, все послевоенные встречи начинали, не чокаясь, тостом «За Сашу!» А его незаурядный подвиг объясняли не только тем, что был он мастером ночных и слепых полётов, но и тем, что Саша хлебнул лиха безотцовщины с двух лет и его жалость к обездоленным детям оказалась сильнее боли ожогов. Похоронен был герой в деревне Маклок, в 1960-х гг. перезахоронен в городе Велиже, в братской могиле мемориала «Лидова гора».

По странной случайности, а, может, и неслучайно в день последнего седьмого рейса Саши на партизанский аэродром прилетели московские кинооператоры, успели снять кадры, когда рослый лётчик с доброй улыбкой усаживал истощённых, худо одетых в самодельные одежды и обувь малышей в самолёт. Наше ТВ и посегодня довольно часто демонстрирует их, не называя имени лётчика. Но в фильме начала 60-х годов белорусских документалистов «Дорога без привала» имя его прозвучало.

Во множестве публикаций об этом неординарном подвиге ошибочно сообщается, что за подвиг Александр Петрович Мамкин награждён орденом Красного Знамени посмертно . Что утверждается даже в фундаментальном труде Министерства транспорта РФ «Мирные крылья в годы войны» на с. 237. Ветераны полка не раз писали возмущённые письма и в своё министерство ГА, и в Министерство обороны, объясняя, что к ордену Красного Знамени гвардии лейтенант Мамкин был представлен в числе других пилотов полка 6 апреля 1944 г., т.е. за четыре дня до подвига. А приказ о награждении вышел 21 апреля, после гибели героя, и был ошибочно воспринят как посмертный. Ошибку «исправили» в энциклопедическом словаре «ХХ век. Гражданская авиация России в лицах» (М.: Воздушный транспорт, 2000), в которой допущена новая ошибка: сообщается, что «А.П. Мамкин за выдающийся подвиг награждён орденом Отечественной войны 1 степени посмертно». Согласно архивной справке Минтранспорта РФ от 15 апреля 2002 г., вручён этот орден 31.08.1943 г. То есть на самом деле за подвиг Александр Мамкин награждён не был, хотя, по воспоминаниям ветеранов, представление на звание Героя Советского Союза полк отправлял.

Ещё в 1965 г., в канун 20-летия Победы, «Комсомольская правда» в очерке «Огненный рейс» известила об имеющимся в архиве Министерства гражданской авиации документе, подтверждающем сообщения ветеранов полка: действительно Александр Петрович Мамкин был представлен к званию Героя Советского Союза. На ксерокопии справки, которую Вы видите в газете, стоит дата – 28 июня 1944 г. За прошедшие с 1965 г. полвека помнящие о его подвиге однополчане и партизаны несколько раз обращались в правительство СССР с просьбой рассмотреть вопрос о награждении героя званием Героя. В 1990 г. секретариат Верховного Совета СССР обнадёжил наконец письмом за подписью первого заместителя начальника Главного управления кадров Минобороны СССР генерал-полковника Арапова, что «Минобороны СССР полагает возможным рассмотреть вопрос о награждении… по представлению Министерства гражданской авиации». Но вскоре страна под именем СССР перестала быть. И Министерство ГА – тоже.

В начале 2000-х гг. земляки Александра Мамкина – жители Репьёвского района Воронежской области – собрали средства на установку мемориальной доски на Бутырской школе, где учился Саша. Открыли небольшой музей. Несколько раз за эти годы обращались с письмами-ходатайствами за подписью сотен человек к президенту РФ Д.А. Медведеву. Писали и юные следопыты Репьёвского района, и военнослужащие Российской армии, и ветераны войны. Но письма на высокое имя пересылались в отдел кадров Минобороны РФ, а оттуда приходил дежурный отказ о том, что материалы на представление к званию героя, в архиве не сохранились. Но ведь дубликаты их присутствуют в архиве!

Все эти дубликаты я приложила к письму начальнику Главного управления кадров Минобороны, начиная с «Акта расследования причин лётных боевых потерь…» и описания подвига.

Была удивлена, когда получила фельетонный по незнанию истории Великой Отечественной войны ответ от 20 декабря 2011 г.: «Из представленных Вами материалов следует, что гвардии лейтенант Мамкин Александр Петрович в годы Великой Отечественной войны проходил службу в составе 2-го отдельного и 105-го гвардейского авиаполков ГВФ. Указанные части в состав Красной Армии (Военно-морского флота) не входили. Учитывая изложенное, в Министерстве обороны Российской Федерации правовых оснований для внесения представлений о присвоении А.П. Мамкину звания Героя Российской Федерации (посмертно) не имеется».

Не исполнитель, не подписавший ответ начальник Главного управления кадров Минобороны РФ генерал-лейтенант Горемыкин В.П., видимо, не знают, что приказом наркома обороны СССР от 9 июля 1941 г. «личный состав ГВФ, непосредственно зачисленный в особые авиагруппы ГВФ, считать призванным в Красную Армию». (РГАЭ, Ф. 9527, Оп. 1, Д. 13, Л. 64). Кстати, изумил и вопрос одного из сотрудников наградного отдела, молодого офицера, спросившего у меня: «А что такое ГВФ?»

Сформированный на базе 2-й особой авиагруппы 105-й авиаполк ГВФ (гражданского воздушного флота), за полёты к окружённым частям, за помощь в выводе их к своим и за налаживание воздушного сообщения с партизанами удостоен звания гвардейского (!) (не воюющим его не давали!), награждён орденом Александра Невского. Ему присвоено наименование «Паневежисского» за участие в освобождении Литовской ССР.

Утешает одно: Александр Петрович Мамкин не имел своих детей, но спасённые им ребята-сироты называли себя «детьми Мамкина», а своим детям – «внукам Мамкина» давали имя Александр. Светлая память и продолжение жизни Героя!

Людмила ЖУКОВА, дочь ветерана 105-го авиаполка ГВФ

Теги: Великая Отечественная война

(обратно)

Реформа РАН и её жертвы

В начале апреля академик Эрик Галимов, директор Института геохимии и аналитической химии (ГЕОХИ) РАН, опубликовал на сайте института открытое письмо, суть которого по большому счёту сводится к тому, что ФАНО (Федеральное агентство научных организаций) - бюрократическая структура, чуждая академическим традициям и лишь мешающая работе учёного. Через два дня приказом ФАНО безо всяких объяснений учёный с мировым именем был уволен.

За директора грудью встал коллектив института, активизировалась научная общественность. И надо отдать должное – дружно откликнулась пресса. Благодаря реакции общественности беспардонный приказ был отозван, но проблема осталась. Порождена она законом (декабрь 2014 г.), который устанавливает предельный возраст для руководителей научных организаций и их заместителей в 65 лет (при особых обстоятельствах – в 70). И речь идёт не только о РАН – обо всех научных учреждениях России.

По мнению коллег, решение о возрастном цензе для руководителей НИИ и лабораторий абсурдно, не говоря уже о том, что такое обращение с действующим учёным глубоко аморально. А в рамках перспективы повышения пенсионного возраста оно тем более маловразумительно.

В Конституции РФ возрастные ограничения для руководителей того или иного уровня отсутствуют. Критерий в данном случае должен быть один – дееспособность. И, разумеется, выборы. В науке возраст в основном даёт очки: опыт, авторитет, наличие научных школ, связи с коллегами по всему миру, престиж.

Бывшему президенту Италии Джорджо Наполитано было почти 90 лет, когда он ушёл в отставку. Нет верхней возрастной планки и в российском парламенте. И мы, учёные, ничего не имеем против служения людей солидного возраста, аккумулировавших большой жизненный опыт, на значимых государственных должностях. Итак: В. Долгих – 90 (в весьма преклонном возрасте 88 лет он только вступил на новое поприще сенатора от Москвы); Н. Рыжков – 85, Е. Строев – до 77 лет (до прошлого года) трудился в Верхней палате парламента, Э. Россель – 77 лет. В Государственной Думе: В. Чикин – 83 года, Г. Кулик – 80, В. Ресин 79 и др. Так почему же украшенные благородной сединой сенаторы и депутаты утвердили закон, ущемляющий учёных по возрасту?

Недавно были сняты (и слава богу!) возрастные ограничения на пребывание в должности для главных судей страны: председателю Конституционного суда В. Зорькину 71 год (и пусть трудится), председателю Верховного суда В. Лебедеву – 70 и т.д. А вот руководителя Пушкинского музея Ирину Антонову уволили. Всё по тому же пресловутому критерию – возрасту. А это личность. Достаточно только вспомнить эту удивительную женщину. Аристократизм, прекрасная речь, любовь к делу, высочайшая квалификация[?] Ей было много лет, но годы не мешали ей быть выдающимся, энергичным и любимым директором. Она сама как лучший экспонат в ряду других уникальных экспонатов знаменитого музея. Как его визитная карточка.

Старшие поколения получили куда более качественное образование, они воспитаны на высоких критериях нравственности. И умная молодёжь понимает, что это надо успеть впитать в себя, научиться. Именно так и сохраняются научные школы. Доверять следует не формальным правилам, а разумным соображениям, этическим нормам и мнению коллективов институтов. Не будут голосовать за пусть и молодого, но никудышного директора. Не бу-дут!

Совершенно очевидно, что закон способствует разрушению системы организации науки в России. Этого тем более нельзя допустить, когда перед страной стоят серьёзные вызовы и угрозы. Наука и образование по природе своей консервативны. И чем больше этой консервации и сохранения традиций, тем успешнее они развиваются.

Наталья ЛАКТИОНОВА, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра внешней политики ИЭ РАН

P.S.: 29 мая по инициативе общественных научных организаций открывается научная конференция РАН, где будет обсуждаться ход реструктуризации академии, обернувшейся превращением научных институтов в бюрократические учреждения, будет поднят и вопрос о возрастном цензе для руководителей научных подразделений.

Теги: общество , мнение

(обратно)

И ни слова о Победе

Есть у меня одна хорошая знакомая, которая работает кассиром в магазине. Взаимная приязнь возникла у нас на почве нумизматики: мы оба собираем памятные монеты, которые последние 15 лет щедро выпускает Центральный банк России.

Она положила в специальный прозрачный пакетик и вручила мне три десятирублёвые монеты, выпущенные в этом году и посвящённые 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне над немецко-фашистскими захватчиками. Счастливый, пришёл домой, взял лупу, стал рассматривать монеты из биметалла и огорчился. Красиво сделанные, они не несут совершенно никакой информации о славном юбилее в истории нашей Родины. На лицевой стороне указан номинал, надпись "Банк России" и год выпуска - 2015. На оборотной стороне – изображения.

На первой монете – стилизованное изображение скульптуры Е. Вучетича «Перекуём мечи на орала», которая была подарена советским государством Организации Объединённых Наций. На второй монете – изображение ордена Великой Отечественной войны, а на третьей – памятник воину-освободителю скульптора Евгения Вучетича, установленный в Берлине в Трептов-парке на мемориальном кладбище, где захоронены советские воины, освобождавшие Германию от фашистской чумы. На всех трёх монетах текст: «70 лет».

Что означает эта цифра? Ну как же, скажут обиженные работники специально существующей в Центробанке комиссии по выпуску памятных монет, мол, понятно же, что это относится к юбилею Победы. Нет, непонятно! Я показывал эти монеты разным людям: и подросткам, и убелённым сединой ветеранам, и гражданам средних лет. Из 27 человек только четверо с ходу смогли определить принадлежность изображений и связать их с юбилейной датой. Среди ответов были и такие: «Наверное, этому памятнику 70 лет?»; «Может быть, это юбилей скульптора?»; «Возможно, 70 лет со дня учреждения изображённой награды?»

А знакомый ветеран-нумизмат обратил моё внимание ещё и на то, что на монете с изображением скульптуры воина-освободителя невозможно рассмотреть, как меч советского солдата разрубает фашистскую свастику, а солдат попирает её ногой. Знакомый показал мне советский рубль 1965 года, выпущенный в честь 20-летия Победы над фашистской Германией. На нём фашистская свастика видна, изображение чётко соответствует самому памятнику. А на новой монете из-за стилизации свастики не видно, в результате чего теряется идея, заложенная скульптором по прославлению освободительного подвига Красной армии.

Неужели на монетном дворе не очень квалифицированные гравёры? Неужели рисовавшие монеты художники не могли разместить текст, повествующий о победе над фашизмом? Юбилейные памятные монеты фактически превращены в безликие кругляши, которые не несут никакой культурной нагрузки, хотя считаются памятными монетами.

Ведь и средства потрачены на изготовление немаленькие, а вот радости они не вызывают. Что это: замалчивание? равнодушие? низкая квалификация всех причастных к изготовлению памятных монет? Пройдут века, и какой-нибудь пытливый археолог обнаружит при раскопках в культурном слое эти три монеты. Вздохнёт и пойдёт искать в сохранившихся энциклопедиях и специализированных справочниках, что означает цифра 70. О Великой Победе на этих монетах никакой информации не найдёшь.

Теги: Великая Отечественная война

(обратно)

Краевед земли русской

Сухие, безжалостные строки - после тяжёлой и продолжительной болезни[?] Траурная черта, отделяющая нас от канувших в вечность.

В Твери на 77-м году умер Михаил Григорьевич Петров. Ни серьёзный возраст, ни страшная болезнь не сочетались с его обликом и характером. О том, что его терзает рак, я узнал случайно. Он утешал заболевшую женщину и советовал ей бороться, как борется сам уже несколько лет.

А возраст, за те тридцать с лишним лет, которые я знал Мишу Петрова, мне казалось, оставался неизменным. Это возраст деятельного, жизнелюбивого, наполненного громадьём планов человека.

Мы познакомились с ним в самом начале 80-х годов в Благовещенске на совещании молодых писателей, где руководили семинарами. Днём мы учителя, а по вечерам озорная и бесшабашная компания, прогуливающаяся по берегу Амура и с любопытством оглядывающая запретный китайский берег. Миша выделялся сдержанностью и необычайной доброжелательностью.

Мало кто знает, что за его серьёзной внешностью скрывался великий придумщик. В благовещенской гостинице телевизор принимал китайский канал, и вечером мы из любопытства его смотрели, ничего, естественно, не понимая. Как-то за этим занятием нас застал Петров. По телевизору шёл китайский фильм. Миша понаблюдал за тщетными попытками разгадать сюжет и предложил:

– Давайте я вам переведу. Рядом с нами жили китайцы, и я неплохо научился по-ихнему.

Мы знали, что Миша родился в Омской области в крестьянской семье. А раз Сибирь граничит с Поднебесной, то почему бы в селе не поселиться китайцам?

Фильм из пустого набора картинок сразу превратился в захватывающее зрелище. Виртуозный перевод держал нас в напряжении. Только через полчаса мы начали замечать, что жизнь на экране и в воображении переводчика безнадёжно разошлись и Петров просто лицедействует, не зная, как и мы, ни слова по-китайски.

Обладая богатым воображением, он не давал ему воли на страницах своих произведений. Делал это специально. Более серьёзного краеведа и знатока русской жизни не найти. Лаконизм, правда и узнаваемость влекли читателя к его творчеству.

Я часто бываю в гостях у друзей в селе Бобровец Тверской области. Как-то, перебирая книги на полке, с радостью, как старого знакомого, обнаружил сборник очерков Петрова "Иван Иванович". Я перечитывал книгу со странным чувством. Герои повествования и пейзажи, описанные автором, окружали меня. И я сердцем ощущал, как всё это дорого автору и он сам плоть от плоти русской жизни.

Поэтому неслучайно Петров стал издателем журнала «Русская провинция». Он его придумал, открыл и 11 лет издавал. В родной Твери его не поддержали, и он переехал в Новгород, где помещение под редакцию выделил Борис Степанович Романов, руководитель местной писательской организации. Больше никто помочь не захотел. Петров издал стотысячным тиражом «Народный лечебник», который сам и составил, и на вырученные деньги начал выпускать журнал. А дальше началась битва за выживание.

Он обращался к губернаторам. Одному не понравилось скромное название, и он отказал, другой даже на порог не пустил. Однажды то ли в Пскове, то ли в Новгороде Петров пробился на приём к заместителю губернатора, отвечающему за культуру. Убеждая того в необходимости издания, он никак не мог отделаться от мысли, что где-то видел собеседника. Наконец не выдержал и спросил:

– А не мог я вас видеть где-то в писательской среде?

– Конечно, могли, – бодро ответил высокопоставленный чиновник, – я был вахтёром в журнале «Наш современник», а губернатор сидел на вахте в «Литературной России».

Естественно, никакой помощи от этих государственных деятелей Петров не получил.

Но он не унывал. Я помню, как он в середине 90-х приезжал в Москву с тележкой, набитой носками и колготами какой-то местной фабрики, чтобы хоть малую копеечку наторговать для журнала. Открывал в провинции лавку, где продавал изданные книги, номера журнала и плюс всякую всячину, лишь бы удержаться на плаву.

А в это время новгородские писатели требовали, чтобы он платил им аренду за редакционное помещение, зачислил их в штат журнала и выписывал солидную зарплату, не понимая, что всю творческую работу из экономии ведёт сам Петров и лишь техническую выполняют нанятые профессионалы. Не добившись своего, писали в фискальные органы доносы. Но проверка показала, что Петров чист и гол, как сокол.

Умер новгородский заступник Борис Романов, и Михаил под напором алчных коллег вынужден был покинуть город. Но журнал уже обрёл всероссийскую и даже мировую известность, и он его продолжил издавать в Твери. В нём печатались простые крестьяне Центральной России, лучшие писатели страны и выдающиеся деятели русского зарубежья.

В тяжёлый момент руку помощи протянул А.И. Солженицын. Его финансовая помощь продлила существование уникального издания. Но традиционная культура не имеет ни кулаков, ни атлетических мускулов. Она – производное духа. Сегодня номера «Русской провинции», зачитанные до дыр в библиотеках, продолжают начатое Петровым дело.

Совершенно закономерно, что в страшное для России время распада и уничтожения государственности работали такие радетели русской земли, истинные заступники народа, как Михаил Петров. Что именно в эти безнадёжные годы ярко и мощно проявился их творческий и организационный талант. Благодаря их подвижничеству люди не теряли надежду. Неоценим их вклад в сегодняшнее духовное единение России, в возвращение нашим людям гордости за свою историю и чувства собственного достоинства.

Скорбит русская провинция, плачет родная земля!

«ЛГ» выражает искренние соболезнования родным и близким Михаила Петрова.

Теги: общество , культура

(обратно)

Всё, что каждого из нас касается

Об «Активном гражданине» рассказывает Анастасия Ракова

За первые 12 месяцев существования проекта "Активный гражданин" проведено 580 голосований, принято более 250 управленческих решений.


Как это работает

Год назад, 21 мая 2014 года, по поручению мэра Сергея Собянина был запущен проект «Активный гражданин» - универсальное мобильное приложение для тех, кому важно всё, что происходит в столице. Выстраивание диалога с гражданами, во­влечение жителей в управление мегаполисом – система электронных референдумов оказалась эффективным инструментом развития гражданского общества, своеобразным примером «демократии на местах».

Как будет выглядеть ваш двор или улица, станция метро или обновлённый стадион? Какое имя присвоят близлежащему парку? Летнее или зимнее время? Быть или не быть алкоэнергетикам в свободной продаже? Нужны ли Москве новые автобусные маршруты? Кто споёт на сцене главного столичного выпускного? Каждую неделю активным москвичам предлагают сообща обсудить актуальные для города вопросы. А ещё «Активный гражданин» приглашает пользователей на высадку деревьев и предлагает прокатиться на работу на велосипеде, просит помощи в поиске пропавших людей и призывает записывать питомцев на прививки, проводит конкурсы и викторины, интересуется, какой эффект возымело то или иное решение столичных властей[?]

Всесторонняя польза от приложения налицо: москвичи не только стараются сделать свой город удобным для жизни, но и зарабатывают баллы за участие в опросах. «Чтобы отблагодарить горожан, «Активный гражданин» использует систему поощрения – баллы, которые можно обменивать на подарки, – напомнила заместитель мэра, руководитель аппарата мэра и правительства Москвы Анастасия Ракова. – Накопленные баллы можно потратить на парковочные часы, билеты в театр и музей, проездные или сувениры с символикой проекта». Замечено, что подавляющее большинство граждан не стремятся конвертировать бонусы в городские услуги: за год существования потрачено лишь 10% от общего количества баллов, заработанных участниками проекта. «Эти показатели говорят о том, что людям важны не поощрения, а родной город», – уверена Анастасия Владимировна.


А пользователи кто?

«С каждым днём активных горожан становится всё больше: за прошедший год к проекту присоединилось свыше миллиона москвичей,– обратился к жителям столичный мэр. – За это время вы высказали более 25 миллионов мнений по самым разным вопросам жизни города. По итогам проведённых голосований и принятых на их основе решений в московских районах и округах появилось 180 спортивных секций и творческих кружков, открыто 9 дополнительных маршрутов городского транспорта. Новый, зелёный облик обрели почти 1000 дворов, где посажено 140 тысяч деревьев и кустарников тех пород, которые выбрали сами жители».

Миллионный участник популярного проекта был зарегистрирован в марте текущего года – им стала 20-летняя студентка Анастасия Маковей, чтобы, по её словам, «принимать участие в жизни любимого города».

«Активный гражданин» – самая масштабная площадка электронных референдумов: в каждом голосовании участвуют более 250 тысяч человек. Почти 80% пользователей приложения – москвичи в возрасте от 18 до 45 лет. По словам Анастасии Раковой, женщины активны везде и всегда: они составляют 58% виртуальной аудитории. Мужчины в меньшинстве, зато 52% всех участников проекта имеют детей. Свои мнения высказывают жители всех округов Москвы. По статистике, самые активные граждане проживают в Южном административном округе – это 14% от всех участников проекта, а наименее активные – в Центральном округе (7%). Чаще всего горожане узнают о проекте от своих друзей, родственников и коллег, а также из средств массовой информации и социальных сетей.

Опросы делятся на общегородские и локальные, в которых принимают участие как территориальные сообщества – например, жители одного района и даже двора, так и представители определённой социальной группы. «В данном случае неважно, сколько человек проголосовало – 10, 100 или 1000: важно, что именно эти люди прямо заинтересованы в вопросе, который вынесен на обсуждение, – считает Анастасия Ракова. – Именно в таком режиме за прошедший год мы обсуждали открытие медицинских кабинетов «Доктор рядом» и секций шаговой доступности, вакцинацию домашних животных и многие другие локальные вопросы».

В акции «На работу на велосипеде» активно участвовали столичные чиновники (фото ИТАР-ТАСС)


Мнения разделились

Итоги 2014 года пользователи мобильного приложения «Активный гражданин» и сайта ag.mos.ru подвели в ходе специальной викторины, вспомнив самые резонансные темы и важнейшие решения, принятые властями по результатам голосований. Около 88% респондентов отметили, что активно участвовали в онлайн-опросах. Это подтвердила и викторина: многие участники правильно ответили на все вопросы, показав, что не только голосуют, но интересуются плодами своей работы.

К примеру, на вопрос о районе Нагатинский Затон, где планируется построить огромный парк развлечений для детей и взрослых, правильно ответили 68% участников викторины. Среди других важных решений года – сохранение скоростного режима внутри Бульварного кольца. Благодаря активным горожанам он остался прежним (60 км/час) – об этом знают более 67% участников викторины. Кроме того, в 2014-м москвичи проголосовали за переименование ВВЦ в ВДНХ – правильный ответ о возвращении выставке исторического названия выбрали 57% пользователей.

Одной из самых резонансных тем года стали сроки единых каникул для всех школьников Москвы – в обсуждении приняло участие около полумиллиона человек. Мнения горожан разделились: ни один из трёх вариантов не преодолел необходимого для победы пятидесятипроцентного барьера. В итоге столичное правительство приняло соломоново решение: пусть каждая школа самостоятельно выбирает между двумя системами чередования учёбы и отдыха – четвертями и модулями. На этот сложный вопрос викторины правильно ответили 52% активных граждан.

Ещё один важный результат: москвичи одобрили установку камер наблюдения в дошкольных учреждениях. Теперь видео из детского сада будет транслироваться в интернет, и родители смогут наблюдать за своими чадами в прямом эфире, находясь на работе. Трансляция будет доступна… правильно, на портале госуслуг города Москвы – здесь с ответом не ошиблись 79% участников викторины.

Специально к чемпионату мира по футболу в 2018 году трибуны «Лужников» будут окрашены в бордовый цвет с золотыми вкраплениями – так ответили 44% участников викторины, и именно этот вариант оформления выбрало большинство москвичей в опросе «Активного гражданина». С чего начать озеленение своего двора? По результатам викторины, 67% респондентов указали самый подходящий вариант – подать заявку на озеленение в проекте «Активный гражданин». Этим способом уже воспользовались многие жители города, по инициативе которых в столице посажены десятки тысяч кустарников и деревьев. По итогам электронного референдума появилась новая услуга столичных многофункциональных центров: для получения СМС-оповещений о готовности документов достаточно подписаться на рассылку уведомлений. Оказывается, с удобным сервисом уже знакомы 97% москвичей, правильно ответивших на соответствующий вопрос викторины.

Голосование показало, что в целом активные граждане довольны результатами совместной с властями работы: более половины жителей оценили её на «отлично». А 37% участников викторины поставили себе отметку «хорошо», добавив, что в следующем году готовы работать ещё эффективнее.


Впереди планеты всей

Как сообщила Анастасия Ракова, проект «Активный гражданин», объединивший миллион жителей столицы, не имеет аналогов в других странах. И всемирное признание не заставило себя долго ждать: этой зимой приложение получило международную награду Best m-Government Service Award. Премия присуждается правительством Объединённых Арабских Эмиратов с 2014 года за мобильные разработки органов власти, направленные на повышение качества жизни и развитие общества, в восьми номинациях: «Здравоохранение», «Образование», «Охрана окружающей среды», «Социальная сфера», «Безопасность», «Туризм», «Экономика», «Транспорт и инфраструктура».

В этом году на звание лучших претендовали 24 приложения, созданные органами власти из разных стран. Среди них – мобильная разработка NASA Earth Now, с помощью которой можно в реальном времени наблюдать съёмку космоса спутником, и французское приложение Visit Paris Metro, оптимизирующее маршруты передвижения на общественном транспорте в Париже. Конкурентами «Активного гражданина» в номинации «Социальная сфера» стали созданное в Бразилии приложение Hand Talk, помогающее переводить любую информацию на язык жестов, и ещё один московский сервис – «Наш город», созданный для сбора жалоб горожан. Приложения оценивались по трём главным критериям – эффективность, простота использования, инновации.

Награждение делегации правительства Москвы во главе с заммэра Анастасией Раковой состоялось 11 февраля 2015 года в рамках III Международного правительственного саммита в Дубае – дискуссионной площадки, направленной на изучение эволюционных моделей управления.

Теги: Москва , городское хозяйство

(обратно)

Пульс большого города


Все они красавцы, все они таланты[?]

Столичные старшеклассники стали лидерами Всероссийской олимпиады школьников 2014/2015 учебного года.

Крупные образовательные комплексы, созданные в Москве путём объединения школ, центров детского творчества и других профильных учреждений, теперь называют школами больших возможностей - именно они предоставляют широкий спектр образовательных услуг, отвечающих нынешним потребностям московских семей, в шаговой доступности от дома.

Красноречивым свидетельством позитивных перемен стало рекордное количество призовых мест на Всероссийской олимпиаде школьников в этом году: каждый третий победитель учится в московской школе. Если в 2010 году медалей Всероссийской олимпиады удостоились 278 школьников из 74 образовательных учреждений города Москвы, то в 2015-м победителями и призёрами стали 582 ученика из 181 школы.

В Белом зале столичной мэрии победителей приветствовал Сергей Собянин: "Я рад поздравить вас и всё московское образование с хорошим окончанием учебного года и победой на Всероссийской олимпиаде школьников. Успехи, которых вы достигли на олимпиаде, помогут вам выбрать самые лучшие вузы Москвы, самые лучшие университеты и создать хороший задел на будущее".

Градоначальник отметил, что за последние пять лет московское образование вышло на качественно новый уровень, что подтверждают не только медали, привезённые с Всероссийской олимпиады школьников, но и оценки, полученные на ЕГЭ.

Для справки: Всероссийская олимпиада школьников – это самое массовое интеллектуальное соревнование среди старшеклассников, которое проходит каждый год во всех регионах страны по 21 общеобразовательному предмету. Ежегодно в олимпиаде принимает участие более семи миллионов учащихся. Соревнование проводится с сентября по апрель в четыре этапа: школьный, муниципальный, региональный и заключительный.


Семь метров под уровнем земли

На Манежной площади после долгосрочной реконструкции открылся подземный Музей археологии Москвы.

В церемонии открытия музея приняли участие градоначальник Сергей Собянин, руководитель столичного Департамента культуры Александр Кибовский, директор Музея Москвы Алина Сапрыкина, заведующий отделом научно-просветительской работы Государственного музея обороны Москвы Виктор Филатов. По словам мэра, в 1997 году Музей археологии был открыт с серьёзными технологическими нарушениями, поэтому спустя 15 лет его пришлось реконструировать: заменить инженерные сети; модернизировать системы вентиляции, освещения и пожарной безопасности; частично перепланировать внутренние помещения, обустроить автоматизированную систему контроля доступа. «Теперь здесь самое современное музейное оборудование. Так что, я думаю, музей будет долгие годы радовать своими экспозициями москвичей и гостей столицы», – выразил надежду Сергей Собянин.

Глава Департамента культуры, в свою очередь, назвал Музей археологии местом, любимым москвичами. «Конечно, было печально, когда люди, гуляя по центру Москвы, видели надпись «Музей на реконструкции». Поэтому мы с большой радостью открываем музей после многолетней реконструкции. Радостно и за археологов, потому что музей – это не только методический центр, но и главный хранитель всех археологических находок», – сказал Александр Кибовский.

Музей археологии является филиалом объединения «Музей Москвы». Его экспозиция насчитывает около двух тысяч археологических ценностей, найденных на территории столицы во время раскопок, в том числе при строительстве торгового центра «Охотный ряд» на Манежной площади в 1993–1996 годах.

Центральный экспонат музея – устои Воскресенского моста ХVII–ХVIII веков, который соединял берега реки Неглинки. Также среди ценнейших артефактов – находки эпохи палеолита: череп древнего человека, женские украшения и предметы быта.

Окаменелости по соседству с новейшими технологиями – площадь экспозиции археологического музея составляет 800 квадратных метров, а общая площадь обновлённых помещений – 1300 квадратных метров. По выходным дням в музее предусмотрена обширная детская программа: школа начинающего археолога с импровизированными раскопками и мастер-классы, посвящённые истории Москвы.


Ставка ниже, чем инфляция

На майском заседании президиума столичного правительства утверждены тарифы ЖКХ, которые начнут действовать с 1 июля 2015 года.

Как сообщил руководитель Департамента экономической политики и развития города Максим Решетников, грядущий рост тарифов на коммунальные услуги в Москве в 1,5 раза ниже уровня инфляции: «При прогнозируемой средней годовой инфляции более чем в 16% совокупный рост тарифов с 1 июля 2015 года составит 10%. Таким образом, у нас уровень роста тарифов ЖКХ в 1,5 раза ниже уровня инфляции». Глава ведомства уточнил, что стоимость отопления вырастет на 13%, холодной воды и водоотведения – на 5,9%, горячего водоснабжения – на 11,5%, электроэнергии – от 7,5% до 13,7% (в зависимости от времени потребления), газа – на 7,5%. «В итоге эти цифры и дают средний рост тарифов в 10%», – пояснил Максим Решетников.

Кроме того, предусмотрена индексация цен на содержание и ремонт жилых помещений: для дотируемого жилья (площадь в пределах социальных норм) плата увеличивается на 15%, для «второго жилья» (бездотационная площадь сверх установленных норм) – плата увеличивается на 4%.

При этом действующие льготы и субсидии на оплату ЖКУ для малоимущих москвичей сохраняются в полном объёме – на эти цели из городского бюджета будет выделено 90 миллиардов рублей. «Иными словами, город оплачивает каждый третий рубль от всех расходов, связанных с оказанием жилищно-коммунальных услуг, – подсчитал Максим Решетников. – Социальную поддержу в сфере коммунальных услуг получает каждый третий москвич – следовательно, к числу льготных категорий относится 3,5 миллиона жителей столицы».

Руководитель департамента экономической политики добавил, что в районном отделении ГБУ МФЦ каждый москвич может узнать, имеет ли он право на субсидию. Размер дотации на оплату жилищно-коммунальных услуг определяется в зависимости от совокупного уровня дохода членов семьи и права собственности на жилое помещение.


«Бульварное кольцо на велосипеде»

Так называется экскурсия, которую в четверг, 4 июня 2015 года, впервые в столице проведёт Музей «Садовое кольцо».

Как сообщила пресс-служба городского Департамента культуры, экскурсионную программу по уникальному велосипедному маршруту, разработанному научными сотрудниками Музея «Садовое кольцо», проведут велоэкскурсоводы, приглашённые «Экспертным советом по аккредитации гидов-переводчиков при Правительстве Москвы».

Принять участие в познавательно-оздоровительном велопробеге смогут все желающие. Участникам экскурсии не обязательно иметь своё транспортное средство: на старте выдадут не только велосипеды, но и карты маршрута. «А в 11.30 на Рождественском бульваре для велосипедистов будет организован завтрак – чаепитие с самоваром и пирогами», – пообещали организаторы проекта.


Из рук в руки

На ВДНХ открылась летняя читальня, организованная совместно с Московским городским библиотечным центром.

Летняя читальня расположилась недалеко от Центральной аллеи ВДНХ в тихой зелёной зоне рядом с детской площадкой и Домом культуры. Оформив читательский билет, здесь можно взять книгу и провести время за её чтением, удобно устроившись на пуфах или в гамаках. А вернуть прочитанную книгу можно не только в читальню, но и в любую городскую библиотеку, расположенную в Северо-Восточном административном округе Москвы.

Уютная читальня с бесплатным Wi-Fi открыта каждый день, кроме понедельника, с 12.00 до 21.00. С конца мая здесь стартует программа просветительских мероприятий для посетителей.

Для любителей буккроссинга на ВДНХ установлено несколько кубов-стеллажей для обмена книгами: в сквере Юннатов и в Грузинском сквере, рядом с павильонами «Цветоводство» и «Мясная промышленность», а также недалеко от Шахматного клуба.


Молочно-цветковые, травянистые, древовидные…

В июне Ботанический сад МГУ «Аптекарский огород» (проспект Мира, д. 26, стр. 1) приглашает любителей цветов на выставки пионов.

Здесь можно оценить и запечатлеть, сравнить между собой и выбрать наиболее понравившиеся «экспонаты» – на каждой из выставок будет представлено 100–150 сортов пионов. Кроме того, посетители Ботанического сада получат консультации ландшафтных дизайнеров по выращиванию пионов. Организатор выставок – секция «Пионы» при клубе «Цветоводы Москвы на Новинском».

Гости первой из выставок под названием «Ранние пионы», запланированной на 3–5 июня, увидят сорта с периодом цветения с конца весны до первой декады лета. С 9 по 16 июня пройдёт фестиваль «Пионы в «Аптекарском». Здесь кроме 160 сортов, цветущих именно в это время, москвичи познакомятся с ИТО-гибридами – современным достижением мировой селекции. В частности, посетителям представят уникальные зелёноцветковые и полихромные пионы кактусовидной серии и редкие сорта жёлтых травянистых пионов. Наконец, 23–24 июня будет открыта выставка «Поздние пионы»: роскошные молочно-цветковые экземпляры отечественной и зарубежной селекции с огромными махровыми цветками незабываемого аромата.

К слову, именно в «Аптекарском огороде» в середине ХХ века началась работа по отечественной селекции пионов, и сегодня здесь собрана собственная коллекция этих растений. В конце мая, когда редкие древовидные сорта раскрывают огромные бутоны диаметром до 20 сантиметров, Ботанический сад пестрит всеми оттенками наступающего лета – от жемчужного до тёмно-пурпурного, от лимонно-жёлтого до тёмно-оранжевого с бордовым.

В настоящее время селекционная работа продолжается на основной территории Ботанического сада МГУ на Воробьёвых горах.

Теги: Москва , городское хозяйство

(обратно)

Застыл, как забытый бой

Васильев Г., Станков В. "Тридцатьчетвёрка" на пьедесталах Москвы и Московии: Исторический экскурс. - М.: Бослен, 2015. – 96 с.: ил. – 1000 экз.

Двадцатый век не был похож на все предшествовавшие времена. Революции и войны по масштабам не знали себе равных. Электричество, атомная энергия, стремительный технический прогресс в разных областях жизни землян открыли опасную возможность вмиг уничтожить всё живое руками безумцев, не имеющих исторических и нравственных ориентиров.

Оставило ли двадцатое столетие предостережения, способные, словно духовные скрепы, соединять во имя мира на планете сёла и города, народы и государства, разные поколения и разные судьбы?

Да. Повсюду, словно напоминания, стоят на пьедесталах памятники войны: отвоевавшие танки, самолёты, артиллерийские орудия, стелы курганов Славы, монументы павшим солдатам – героям освободительных битв. Особенно много таких памятников на одной шестой части суши, где была территория Советского Союза и где Великая Отечественная война освободила мир от нацизма. Все вместе они и есть защитная, крепкая сеть, сберегающая народную память от забвения.

Одним взором не окинешь, но очевидно: первый среди них, самый многочисленный, самый узнаваемый, самый знаменитый памятник войны – танк Т-34, или, как его любовно называют, тридцатьчетвёрка.

Цифры внушительны: более шестисот танков Т-34 стоят на пьедесталах в разных местах мира, в сёлах и городах, на площадях и в парках, на перекрёстках дорог и в экспозициях музеев. Ни одна боевая машина в мире не удостоилась такой чести.

Понадобились бы тома для подробного рассказа о каждой из этих застывших на пьедесталах машин. Как её создавали? Где она воевала? Почему стоит именно в этом месте? Как живётся ей, ныне молчащей? Кто о ней заботится? Хороша ли забота? И кто приходит к ней в праздники Победы?

Разумеется, интернет способен выдать множество разрозненных знаний о тридцатьчетвёрках, стоящих на пьедесталах, но соединить время и пространство, дать стереоскопическую картину слияния военной географии с историей, связывая между собой танки-памятники, лучше всего способна книга.

В ней можно близко подойти к памятникам, посвящённым танку Т-34 в Москве и Московии, узнать о событиях героических и с помощью фотоматериалов расширить исторические границы памяти.

Сначала Москва, где тридцатьчетвёрка стоит в знаковых точках великого города, напоминая о конкретных героях-танкистах и их подвигах.

Далее Московия (так издавна называли на Руси большое Подмосковье). Область, окружающая столицу, богата танками Т-34 на пьедесталах. Собирая материал о городах и посёлках, где они стоят, авторы этого повествования побывали в местах, где танк Т-34 сам рассказывает о себе.

По-разному выстроены тексты, ибо разными были реальные события. Такой приём должен дать читателям подлинную картину тех дней, объединённых общим названием «Битва под Москвой». Именно она стала первой ощутимой победой Великой Отечественной войны, определившей её исход.

Танки Т-34, стоящие на пьедесталах по всей планете, имеют одну особенность: чаще всего это экземпляры танков Т-34-85, так называемые легендарные. В редких случаях на пьедесталах Т-34-76. А ведь и в битве под Москвой, и в Сталинградской битве, и на Прохоровке воевали именно они и приняли на себя главные удары. В большинстве своём они пали на полях битв. Танки Т-34-85 – поздняя модификация – появились в 1944 году, ближе к концу войны. Их сохранилось больше. И в основном как памятники они отражают собой не конкретные факты, а являются символами. Но в Москве и Подмосковье можно увидеть на пьедесталах несколько уцелевших экземпляров Т-34-76.

Жанр этой книги неслучайно определён как исторический экскурс. Само латинское слово «экскурс» означает не полное собрание изучаемых явлений или фактов, а частичное средоточие их в одном регионе. В данном случае – московском.

Теги: Васильев Г. , Станков В. , «Тридцатьчетвёрка» на пьедесталах Москвы и Московии

(обратно)

Наша Лаоша


Памяти Елизаветы Павловны Кишкиной (Ли Ша)

Год назад "ЛГ" поздравляла Елизавету Павловну Кишкину (Ли Ша) со 100-летним юбилеем. И вот 12 мая её не стало. Потеря невосполнимая. Жена выдающегося китайского революционера, одного из создателей КПК Ли Лисаня, замечательный педагог и общественный деятель, Елизавета Павловна подготовила несколько поколений китайских русистов, сыграла огромную роль в укреплении дружбы между Китаем и Россией. Человек светлой души, открытой миру и людям, она оставила неизгладимый след в сердцах всех людей, которые имели счастье учиться у неё и общаться с ней. Вечная память нашей дорогой Елизавете Павловне, нашей Лаоши!

Двадцатый век с его страстями,

И с бедами, и с торжеством,

Который пережит был Вами,

Вошёл непрошенно в Ваш дом.

Всё было - горести, печали,

Неисчислим Ваш список бед...

Как птица феникс восставали

Из пепелища страшных лет.

И сквозь тюремную решётку

Ловили лучик золотой,

И любовались из окошка

Цветеньем дерева весной.

Быть может, русское терпенье

Спасало в этот трудный час

Или китайское смиренье –

Оно не покидало Вас.

Но главное – победа Духа,

Что только крепнул и светлел.

Сквозь бедствия и боль, и муку

В пределы новые летел.

Судьба связала Вас с Китаем,

Но русский Бог – он в Вас живёт.

Жизнь побеждала. Её пламя

Всегда стремило Вас вперёд.

Душа в Вас вечно молодая,

И мудрый Хронос Вам под стать.

Вы – символ верности Китаю,

Но и Россия – Ваша мать.

И две страны гордятся Вами,

Вы дочь их верная навек.

Союза их несёте знамя,

В Китае – русский человек.

В потомках Ваша жизнь продлится,

В истории оставив след

Как яркая её страница,

Как вызовам её ответ!

Теги: Елизавета Кишкина

(обратно)

Взгляд из провинции

Фото: Оргкомитет фестиваля

С 27 мая по 2 июня в Дубне пройдёт XIII Фестиваль театров малых городов России. Лучшие спектакли региональных театров будут показаны на сценах Дворца культуры "Октябрь" и Театрально-концертного зала администрации города.

Отечественная провинциальная сцена - уникальное явление. На протяжении всей истории российского театра она питала Москву и Санкт-Петербург творческими ресурсами и художественными идеями, всегда была богата крупными актёрскими индивидуальностями. И сегодня, в начале XXI века, российский региональный театр – важный пласт культуры, в котором сочетаются смелая режиссура, сложная драматургия и блестящие актёрские работы. Фестиваль театров малых городов России – одно из приоритетных направлений деятельности Государственного Театра Наций и одно из важнейших событий культурной жизни страны, собирающее всё лучшее, что создаётся на сценах «малой» России.

За годы существования фестиваль стал неотъемлемой частью театральной карты России. Первым адресом этого форума была Москва. В 2004 году фестиваль переместился в Пермский край. Именно там, в городе Лысьва, он проходил четыре года подряд. В 2011 году местом проведения был город Балаково Саратовской области, а в 2013 году – Пятигорск, где фестиваль был частью другого важного театрального форума «Театры России – Северному Кавказу». В прошлом году Фестиваль театров малых городов России впервые прошёл на подмосковной земле – в Коломне.

Благодаря плодотворному сотрудничеству Театра Наций под руководством народного артиста РФ Евгения Миронова и Правительства Московской области нынешний XIII Фестиваль вновь приблизился к столице. Он пройдёт в наукограде Дубна в рамках губернаторской программы «Наше Подмосковье».

Здесь соберутся 14 творческих коллективов из разных уголков страны: из Подмосковья, Свердловской, Калининградской и Иркутской областей, из Пермского края и Удмуртской республики. Для участников форума сформирована обширная профессионально-образовательная программа. Опытные педагоги: актёр, режиссёр, практикующий руководитель школы профессионального актёрского тренинга Александр Дзюба; преподаватель основ сценического фехтования Школы-студии МХАТа Андрей Ураев; композитор, заведующий музыкальной частью Санкт-Петербургского государственного драматического театра «На Литейном»; автор музыки к 80 спектаклям Николай Морозов и доцент кафедры актёрского мастерства ВГИКа им. С.А. Герасимова Ксения Кузнецова проведут для них семинары, мастер-классы, тренинги. Кроме того, состоятся и встречи с известными деятелями российской культуры.

В конкурсную программу фестиваля вошли спектакли, поставленные по произведениям как российской, так и зарубежной классики и современных драматургов. Дмитровский драматический театр «Большое Гнездо» представит на фестивале на своей родной сцене спектакль Дмитрия Юмашева по пьесе американского драматурга и сценариста Нила Саймона «Дураки», который погрузил персонажей в парадоксальный и непривычный мир. Действие пьесы разворачивается в забытой богом деревне Куличёвке, жители которой полностью отрезаны от цивилизации. Таинственная легенда гласит, что над деревней висит древнее проклятие, которое становится причиной множества странных и необъяснимых событий.

Режиссёр Лысьвенского театра драмы им. А.А. Савина Артём Терёхин поставил спектакль по пьесе Михаила Хейфеца «Спасти камер-юнкера Пушкина». По ряду причин главный герой спектакля Михаил Питунин невзлюбил Пушкина с самого детства, и однажды его ненависть стала настолько велика, что Пушкин стал центром его жизни, внутренним «я», выдуманной личностью, помощником и смыслом. Именно благодаря великому поэту Михаил Питунин начинает искать себя в мире, шаг за шагом примеряя на себя судьбу писателя.

Спектакль Романа Кагановича «Парень, которому немного повезло» по пьесе Ксении Гашевой «Дом, который разрушил век» Коми-Пермяцкого национального драматического театра им. М. Горького – рассуждение о том, какие механизмы совести, чувств и эмоций работают в современном человеке. Бесконечные вопросы о добре и зле, о том, что хорошо, а что плохо, в современной реальности зачастую требуют сложных и непривычных ответов, и любой выбор так или иначе ведёт к концу. Однако сложно заранее понять, счастливым он будет или нет.

Автор пьесы «Прекрасное Далёко» Данила Привалов разместил своих героев не где-нибудь, а на небе. Поэтому они и не люди, но вроде и не ангелы. Вы видели когда-нибудь ангелов? Вряд ли. И об ангелах, скорее всего, никогда не думали. А они о вас – думают. И очень переживают за всех оставшихся на земле: запутавшихся в личных делах и погрязших в долгах, разуверившихся в любви и ждущих её, надеющихся, что когда-то потом будет хорошо, и забывших, что жизнь нельзя оставить «на потом». И только ангелы знают главную тайну: счастлив тот, кто живёт полной жизнью, невзирая на все её трудности. Благодаря ангелам, так похожим на нас, спектакль Алессандры Джунтини «Прекрасное Далёко» Новошахтинского драматического театра пронизан атмосферой юмора, любви и светлой надежды.

Режиссёр Юрий Мельницкий решил поставить свою версию знаменитой пьесы Александра Островского «Женитьба Бальзаминова» в драматическом театре города Ельца «Бенефис». Есть такая пословица: «За чем пойдёшь, то и найдёшь», она и стала названием спектакля. Михайло Бальзаминов – уникальный персонаж, живущий в своём особенном мире грёз и оттого не способный ни к какому делу. Отправившись на поиски богатой невесты, находит её. Интерпретация режиссёра Юрия Мельницкого превращает этот поиск в праздник веселья, песни и танца, граничащий с отчаянием и разочарованием. Спектакль представляет собой целую гамму простых и одновременно сложных человеческих чувств: тревога и беспечность, грань между которыми размыта, скука и тоска, не дающие покоя сердцу, наивная любовь к людям.

Альметьевский татарский государственный драматический театр привёз на фестиваль необычную постановку. Спектакль «Невыдуманные истории» поставлен режиссёром и актрисой Нафисой Исмагиловой в новом для татарского театра жанре – вербатим. Слово «вербатим» в переводе с латинского значит «дословно», и спектакли театра вербатим полностью состоят из реальных монологов настоящих людей, рассказываемых актёрами. В спектакле задействованы шесть актрис, и каждая из них проделала непривычную для себя работу: нашла будущих героинь, подобрала ключик к каждой, разговорила их и представила на сцене один из монологов реальных женщин. В основе каждого монолога – личная история о любви, силе и желании жить полной жизнью, несмотря ни на что.

Также зрители увидят спектакли Прокопьевского драматического театра им. Ленинского комсомола, Сарапульского драматического театра, театра-студии «Грань» города Новокуйбышевск, Каменск-Уральского театра «Драма номер три», Серовского театра драмы им. А.П. Чехова, «Тильзит-Театра» города Советска Калининградской области, Братского драматического театра и Новокузнецкого драматического театра.

Компетентному жюри, состоящему из ведущих театральных деятелей и критиков, предстоит определить два спектакля-победителя, которые по традиции будут представлять фестиваль в Москве на сцене Театра Наций. Возглавляет жюри народный артист РФ, лауреат Государственной премии России Игорь Костолевский.

Помимо конкурсной программы на фестивале будут показаны ещё два гостевых спектакля. 27 мая подмосковные зрители, гости и участники фестиваля смогут посмотреть на сцене ДК «Октябрь» спектакль «Час, когда в души идёшь как в руки[?]». Эта постановка находится на грани между спектаклем и концертом. Главные действующие лица здесь – музыка и слово. Саксофонистку Веронику Кожухарову, пианистку Полину Кондраткову и актрису Чулпан Хаматову объединили на одной сцене два великих русских поэта XX столетия – Марина Цветаева и Белла Ахмадулина.

28 мая внеконкурсный спектакль по мотивам песен 1960–1970-х годов «Истории нашего двора» – ретро-шоу в двух действиях также на сцене ДК «Октябрь» представит Донецкий государственный академический музыкально-драматический театр.

Такие крупные форумы, как Фестиваль театров малых городов России, не только обогащают культурную жизнь в Подмосковье, но и способствуют развитию событийного туризма. Чуть раньше в конце апреля – начале мае центром музыкальной жизни региона стал Клин, где впервые в этом году состоялся Международный музыкальный фестиваль, посвящённый 175-летию П.И. Чайковского, который теперь будет проходить ежегодно. А 6 июня усадьба Вязёмы Государственного историко-литературного музея-заповедника А.С. Пушкина соберёт ценителей поэзии. Здесь пройдёт Международный литературно-музыкальный фестиваль им. А.С. Пушкина.

Теги: искусство , театр

(обратно)

Культурные новости


Сирень, воспетая поэтом

В усадьбе Шахматово Государственного мемориального музея-заповедника Д.И. Менделеева и А.А. Блока появился новый сорт сирени "Александр Блок", созданный селекционным творческим объединением «Русская сирень».

Сорт «Александр Блок» среднепозднего срока цветения с крупными густомахровыми цветками редкой тёмно-лиловой, позже становящейся лиловато-розовой дымчатой окраски с перламутровым отливом.

Высажены новые кусты сирени на лужайке парадного двора главного усадебного дома. Идея создания этого сорта возникла у селекционеров несколько лет назад, после посещения мемориального музея-заповедника, который, по словам руководителя объединения Сергея Аладина, «был деликатно и трепетно восстановлен».

Усадьба Шахматово всегда славилась пышными кустами сирени, ставшей символом усадьбы А.А. Блока и неоднократно воспетой поэтом в своих произведениях. Уже не первый год в Шахматове в конце мая проводится праздник, посвящённый её цветению - Сиреневый фестиваль, ставший свое­образной визитной карточкой усадьбы. В дни фестиваля в Шахматове проходят поэтические экскурсии, различные выставки и мастер-классы, концерты.

Специалисты Селекционного творческого объединения «Русская сирень» вывели уже более 30 сортов сирени, которые включены в Международный регистр. Часть из этих сортов также входит в Государственный реестр селекционных достижений Российской Федерации. Значительное количество созданных видов сирени селекционеры посвятили Великой Победе. В Москве, Санкт-Петербурге, Курске, Ржеве, Севастополе, а также в странах Сербии и Испании высажены сорта сирени «День Победы», «Синенький скромный платочек», «Маршал Рокоссовский», «Катюша», «Жди меня», «Ладога», «Ленинградская симфония», «Дорога жизни», «Василий Тёркин» и другие.

Поскольку сирень всегда была неотъемлемым элементом жизни русских имений, теперь селекционеры намереваются заняться её распространением на территории сохранившихся усадеб, в том числе и в Подмосковье.


Образы литераторов

В мемориальном Доме-музее выдающегося русского скульптора Анны Семёновны Голубкиной в Зарайске открыта выставка «А.С. Голубкина и русская литература».

На ней представлены скульптурные портреты писателей, литературных персонажей, выполненных мастером в разные периоды творчества, а также современников художницы, оказавших влияние на формирование её литературных вкусов. Эти произведения поступили из собраний Музея «Зарайский Кремль», Рязанского государственного областного художественного музея им. И.П. Пожалостина. На выставке экспонируются и фотографии работ, хранящихся в московском музее-мастерской. Через всю жизнь Анна Семёновна пронесла любовь к литературе. Неслучайно в её творчестве появляются портреты таких писателей, как М. Лермонтов, Л. Толстой, А. Островский, А. Толстой, А. Белый, М. Волошин, В. Иванов, А. Ремизов, литератор В. Чертков[?] Со многими из них скульптор была знакома лично. Литературные персонажи также привлекали внимание мастера: старуха Изергиль – из одноимённого рассказа М. Горького, Городничий, Земляника из комедии «Ревизор» Н.В. Гоголя воплотились в работах художницы. Сохранившиеся воспоминания современников А.С. Голубкиной дают представление о процессе работы над созданием некоторых портретов. В 1900 году по заказу В.И. Фирсановой для имения Середниково, где бывал М. Лермонтов, был выполнен портрет поэта. Голубкина собирала все его снимки, которые только могла достать, и, наконец, пригласила позировать своего племянника Дмитрия Щепочкина, в котором видела внешнее сходство с Михаилом Юрьевичем. Портрет Андрея Белого, с которым художница была знакома, выполнен в зарайской мастерской в 1908 году «на его стихи и статьи». Образ Л.Н. Толстого долго жил в мыслях Анны Семёновны. После встречи Голубкиной с писателем в 1901 году проходит 25 лет, прежде чем она приступает к работе над его портретом. Она была дружна с М. Волошиным, неоднократно бывавшим в её московской мастерской. В 1922–1923-х годах художница выполнила камею с портретом-шаржем на него. Волошину принадлежат такие строки об Анне Семёновне: «Как мастер, творчество которого является неугасимым горением совести, Голубкина представляет исключительно русское, глубоко национальное явление. Она принадлежит к художникам типа Достоевского и Толстого…»


Путешествие на «Остров сокровищ»

В канун Международного дня защиты детей, 30 и 31 мая Московский Губернский театр приглашает юных зрителей, а также их родителей на премьеру приключенческого спектакля «Остров сокровищ» по знаменитому роману Роберта Льюиса Стивенсона.

Театр представит наиболее полную сценическую версию романа из всех существующих в России. Это история о мальчике Джиме Хокинсе, который случайно становится обладателем карты, указывающей путь к сокровищам. На шхуне «Испаньола» в компании доктора Ливси, сквайра Трелони, капитана Смоллета и одноногого судового повара Джона Сильвера он отправляется на поиски острова, на котором спрятаны сокровища капитана пиратов Флинта.

Режиссёр-постановщик и автор инсценировки – Алексей Серов. Говоря о своей новой работе, он подчёркивает, что «в этой истории ему хотелось показать, как, отправившись на поиски сокровищ, мальчик Джим становится мужчиной: учится принимать решения, узнаёт, что такое смелость, предательство. Джим постепенно взрослеет, и к финалу, когда они вместе с Трелони, доктором Ливси и капитаном Смоллетом находят сокровища, он уже понимает, что настоящим сокровищем являются не золото и серебро, а смелость, дружба, взаимовыручка, преданность».

Главную роль – мальчика Джима Хокинса – сыграет Семён Трескунов, в творческой биографии которого уже около 30 фильмов. Одна из недавних кинопремьер с участием Семёна – «Призрак», где его партнёром стал Фёдор Бондарчук.

Кроме того, в спектакле так же, как и в романе Стивенсона, будет присутствовать и взрослый Джим Хокинс, уже окончивший мореходную школу: он рассказывает о путешествии за сокровищами, которое случилось несколько лет назад. Молодого Джима сыграют Александр Соколовский (известный широкому зрителю по сериалам «Молодёжка», «Склифосовский», «Страсти по Чапаю») и Илья Малаков.

Художественный руководитель театра Сергей Безруков, поясняя появление в репертуаре этого спектакля, признался, что «Остров сокровищ» для него – любимая книга детства: «Давно горел мечтой, чтобы в репертуаре Губернского театра появился мощный детский блокбастер. Первым нашим опытом на этом пути стал спектакль «Книга джунглей. Маугли» – яркий, захватывающий, его полюбили и дети, и взрослые. Мы постараемся удержать эту планку, а может, и поднять её выше: готовим масштабный спектакль, «спектакль-корабль», по-хорошему «пиратский», с колоритными персонажами».

Мечтал Сергей Безруков не только о постановке, но и о колоритной роли: впервые за свою актёрскую карьеру он выйдет на сцену в детском спектакле. Он, а также актёр Григорий Фирсов сыграют знаменитого пирата Джона Сильвера.

Спектакль «Остров сокровищ» обещает быть по-настоящему зрелищным. Художник Марсель Калмагамбетов создал великолепное театральное пространство, которое охватит не только сцену, но и зрительный зал: в какой-то момент зрители смогут почувствовать себя частью команды судна, плывущего под парусами. Одним из самых значимых участников спектакля станет корабль-трансформер – величественная громадина с множеством потайных люков и укромных уголков, – который в течение спектакля трансформируется то в трактир «Адмирал Бенбоу», то в шхуну «Испаньола», то в заброшенный форт на острове сокровищ.

Подготовила Анна НЕФЁДОВА

Теги: культура , искусство

(обратно)

Каким будет памятник?

Фото: Андрей МАЛЕНКОВ

В день 80-летия со дня смерти знаменитого художника-авангардиста Казимира Севериновича Малевича в посёлке Ромашково Одинцовского района состоялась торжественная церемония открытия закладной плиты на месте будущего памятника художнику.

Закладная плита представляет собой квадрат из чёрного мрамора размером 79,5 на 79,5 сантиметра, то есть имеет тот же размер, что и знаменитая картина "Чёрный квадрат", столетие которой отмечается в этом году. На плите надпись: «Здесь будет установлен памятник русскому художнику-авангардисту Казимиру Севериновичу Малевичу».

Инициатором увековечивания памяти Казимира Малевича на месте, где в 1935 году был захоронен его прах, выступили Министерство культуры Московской области и потомки художника. В конце 2013 года областное ведомство объявило конкурс на лучший эскизный проект памятного знака художнику-­авангардисту, который будет установлен на территории посёлка Ромашково. По решению конкурсной комиссии, в состав которой помимо известных деятелей культуры и искусства входили и потомки Малевича, лучшей была признана работа заслуженного художника РФ, члена-корреспондента Российской академии художеств скульптора Александра Рожникова.

- Несмотря на то, что в 2014 году конкурсная комиссия определила лучший эскизный проект памятника, в творческом и научном сообществах, среди родственников Казимира Севериновича нет согласия относительно того, каким же должен быть этот памятный знак: архитектон, колонна или образ самого художника, – отметил на торжественной церемонии открытия закладной плиты министр культуры Московской области Олег Рожнов. – Творческие дискуссии продолжаются до сих пор, и когда мы придём к согласию, сейчас сказать сложно. Но одно было ясно с самого начала – мы обязаны были обозначить место захоронения великого художника. Поэтому сегодня, в день 80-летия со дня смерти Казимира Севериновича Малевича, установили на этом месте закладную плиту, а в будущем, уверен, здесь появится достойный памятник.

По историческим документам известно, что художник завещал похоронить свой прах под любимым дубом на окраине подмосковного посёлка Немчиновка. Что и было сделано. Но во время Великой Оте­чественной войны могила художника была утрачена. Дерево погибло, а поле, на котором оно стояло, долгие годы распахивалось и засеивалось. Место захоронения праха Казимира Малевича было обнаружено с помощью геофизических исследований, но к тому времени вблизи уже был построен жилой комплекс. В августе 2013 года родственники художника взяли землю с места захоронения художника. Её поместили в капсулы, одна из которых будет захоронена под памятным знаком, который установят в посёлке. Остальные будут переданы в места, связанные с жизнью и творчеством Малевича. 18 июня 2014 года было принято Постановление правительства Московской области об отнесении места захоронения праха художника к объектам культурного наследия.

Теги: культура , искусство

(обратно)

Салават ЩЕРБАКОВ: «Традиция – самый трудный путь на вершину»

Фонтан с памятником Георгию Победоносцу рядом с Ленинградским вокзалом в Москве

Фото: Фёдор ЕВГЕНЬЕВ

Народный художник России, действительный член РАХ, завкафедрой скульптуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова, выдающийся мастер монументальных композиций Салават Щербаков одновременно работает над самыми разными проектами - от персональных памятников до реконструкции Александровского сада вдоль Кремлёвской стены. Но тема войны занимает в его творчестве главное место[?]

– Салават Александрович, недавно к 70-летию Победы вы открыли стелу, посвящённую ополченцам Замоскворечья на Новокузнецкой улице. Уже несколько лет по всей России устанавливаются памятные стелы "Город воинской славы" – проект, созданный авторским коллективом под вашим руководством. Год назад у Белорусского вокзала появился бронзовый монумент «Прощание славянки» – к 100-летию Первой мировой войны. В своих работах вы прославляете подвиг русского солдата. Как эта тема к вам пришла, как вы к ней пришли?

– К ней было невозможно не прийти! Мой отец – ветеран войны. Он ушёл на фронт в 19 лет и воевал до 1944 года, когда получил ранение в голову, лишился глаза и был демобилизован… Оборачиваясь на всю историю нашей страны, все повороты, зигзаги, опасности – непонятно, как страна выстояла! Её существованию угрожала и польская интервенция 400 лет назад, и нашествие наполеоновской армии 200 лет назад, и европейская мясорубка Первой мировой войны 100 лет назад, и невероятный натиск фашистской Германии, объединившей всю Европу под своими знамёнами, всего лишь 75 лет назад – это всё стоит в ряду важнейших событий, которые сплотили нашу страну, научили нас быть сильными. Скоро на Поклонной горе мы обязательно поставим гранитную стелу с перечнем всех городов воинской славы России.

– Вы обращаетесь в своём творчестве и к Древней Руси, и к 1812 году, и к Великой Отечественной войне… Каким должен быть сейчас язык скульптуры, чтобы далёкие в историческом времени герои – не «рядовые персонажи», а именно герои, повлиявшие в том числе и на духовное развитие нации! – оказались близкими и понятными нашим современникам и будущим поколениям?

– Вопрос, конечно, не о том, чтобы «осовременивать». Культура ещё древнее, чем наша страна. То, что пришло к нам в период царствования Петра I, было классическим наследием, идущим через эпоху классицизма из Древней Греции. И в России постижение этой культуры увенчалось большим успехом. Россия освоила скульптуру, архитектуру, музыку, литературу, науки всего лишь за один XVIII век и уже этим языком мощно заговорила. Я склонен говорить о героях, которые принадлежат разным эпохам, тем же сильным языком классической культуры. Сейчас мы работаем над образом князя Владимира, но уже установили памятники и тем героям, военным, учёным, кто ближе к нам по времени. По-моему, не нужно заниматься осовремениванием, а следует по-прежнему осваивать консервативный язык – уже это большая работа для любого художника.

– Одно дело – освоить, другое – приложить свои умения. В перестройку наше искусство сильно накренилось в сторону модернистских и постмодернистских настроений, и многие художники, в том числе и в области монументальной скульптуры, легко отбросили основы реалистического искусства, всего, что было наработано за долгие годы. Как вы пережили тот период?

– В любой профессии такое бывает: человек готов, а жизнь протекает независимо от него. В те годы жизнь у нас в стране была очень непростой, но многие художники сохранили свой профессионализм. А что касается моды на актуальное искусство, то появление такой свободы вызвало в ответ обострение консерватизма. С одной стороны, есть высокая классика, а с другой – консерватизм ради консерватизма, что выступает уже неким злом. Такого тоже много, когда художники не понимают остроты проблемы и декларируют свою верность традициям. А традиция – это самый трудный путь на вершину! Часто можно услышать: «А я придерживаюсь классики!» Да чтобы её придерживаться, нужны очень мощные руки и головы, как у наших предков. Сейчас с этим большой дефицит. И свобода прежде всего наблюдается в абсолютном принятии того, что в искусстве отныне можно лучше, а можно и хуже – без разницы! Но важно понимать, что культура требует постоянного развития, роста не вниз, а вверх. И я стремлюсь осваивать основополагающее классическое направление в искусстве, насколько мне это под силу. Надо просто идти по этому пути.

– При соприкосновении с историческими фигурами, не с абстрактным неким символом, а с реально существовавшими, оставившими свой след людьми, наверняка вы что-то читали, выясняли факты, входили в эпоху и конкретику – для того, чтобы сделать памятник Столыпину, Александру I, Шухову, Чехову, Смоктуновскому, Моисееву… И вся эта информация подспудно влияет на развитие вашей личности?

– Да, конечно! И в смысле профессии также нет и не может быть ни у кого планки, верхней границы, мол, я всё уже знаю, я – профессионал. Каждая работа – это восхождение, а впереди по-прежнему остаются неосвоенные высоты. Всегда для художника остаётся многое, чего он ещё не понимает.

– Может быть, это стереотип, но если мы говорим «монументальная скульптура», то подразумеваем её связь с героизмом, как будто стоит знак равенства. И даже в собирательном образе всё равно прослеживается портрет – героической эпохи или конкретного подвига. Принято считать, что мы живём в эпоху, когда героев нет. Ваше творчество направлено на то, чтобы вернуть нам героев, дать ощущение их присутствия, воздействия, помочь осознать их значение?

– Конечно, мы, художники, не настолько глубоко влияем на политику и общественное мнение. Хотелось бы, но это в принципе грандиозно сложная задача. Скорее, мы служим памяти. Ведь памятник – от слова «память». Это некая фиксация информации о наших предках для нас и наших потомков. Для того чтобы смотреть в будущее, нужно видеть прошлое, да? Когда ты понимаешь, откуда ты идёшь, то становится более осознанной дорога вперёд. Мы служим первой части этого постулата. Для культуры это вообще очень важно. Каждую тему мы стараемся плотно вместить в определённый образ. К нам приходит общественная идея, мы сами её не придумываем, но принимаем этот социальный заказ как профессионалы – например, поставить памятник Сергею Павловичу Королёву. Хорошо, если есть книги, документы, фотографии этого человека – нам они помогают. А патриарх Гермоген? Это практически закрытая информация! Мы знаем о подвиге Минина и Пожарского, а про человека, который их призвал защищать Родину, сведений крайне мало. И нам нужно решить две задачи: первое – общая идея, смысл жизни этой личности, отношение к ней современников; второе – всё это нужно профессионально вложить в язык скульптуры и архитектуры. Понимаете, ведь идея всегда больше, чем скульптура как объект! И моя позиция состоит в том, что во всякой скульптуре важен не автор и даже не сама скульптура, а то, о чём она рассказывает. Если же она рассказывает сама о себе или об авторе, то своей прямой функции она не выполняет. Мы знаем такие работы, когда автор возводит большую часть памятника самому себе. В моей мастерской я и мои коллеги-единомышленники всё-таки больше растворяемся и похожи на монахов, которые служат Богу, Церкви, стране. Стараемся служить высокой цели.

– Извините, а насколько много пафоса в вашей работе?

– В пору моей учёбы нам преподавали люди, являющиеся, скажем так, продуктами великой русской культуры. Они сами учились и воспитывались ещё до революции, и мы их застали, представляете? Также мы учились у советских скульпторов и художников, обладавших хорошим художественным вкусом. И слово «пафос» у нас было всегда ироничным и слегка негативным. Предположим, в ироничной фразе «петь дифирамбы» надо понимать, что «дифирамб» – это форма сочинения, как и «гимн». В монументальной скульптуре есть очень тонкая грань, когда нельзя уклониться в цирк, пафос, пустоту, лакировку действительности. Если это серьёзные, глубокие темы, с долей трагизма, величия личности, поступка, ума, то любая суетность компрометирует. Мы оглядываемся на наших предшественников из XVIII, XIX, ХХ веков и следуем за ними. Можно ли сказать, что «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной – пафосная скульптура? Можно. Но она не сама по себе пафосная, она выражает мысль о движении страны, о великом гуманизме – и тогда речь идёт уже о величии самой скульптуры и принадлежности её к мировой культуре. До такого величия ещё нужно дорасти, к нему вообще трудно подобраться!

– Вы делаете скульптурные образы героев разных войн. Понятно, что по костюму, атрибутике, амуниции, привязывающих к определённой эпохе, они отличаются, но это всегда памятник воинской доблести, чести, смелости, самопожертвованию, патриотизму… Насколько для вас эти образы едины по коренной идее, в её воплощении? И чем эти воины для вас отличаются, кроме костюма?

– В своё время одна замечательная императорская организация была аннулирована, а сейчас восстановлена – Военное историческое общество. Она работает вообще очень много на различных проектах, выставках, в кино, и в том числе со мной. Это огромный архив документов, фотографий, свидетельств – и порой бывает невозможно понять, как такие злодеяния, которые есть на фотографиях, могли быть реальностью… Встретившись с такой информацией, мы подходим к солдату уже не с точки зрения его военной формы, но прежде всего пытаемся прочувствовать, в чём же дух солдата, погибшего на фронтах в 1914 году или в 1942-м… Нам очень важно понять, почему люди шли на смерть, подняв голову высоко…

– А можно вас спросить – почему они шли на смерть?

– Вопрос, как всегда, в том, что человек любит. Своих родителей, своих детей, дедушку с бабушкой – своих близких. Кроме того, он любит, как и должно быть у каждого нормального человека, свою деревню, свой город, свою страну. А остальные народы на земле – для нас братья, а иногда бывало, что и враги. Когда человек любит свою землю, его заботит её защита. Князь Владимир заботился о защите людей, живущих на Руси, и делал это, не только став христианином, но и будучи язычником. Это первичный инстинкт. Россиянин шёл на смерть в бою и с литовскими рыцарями на Чудском озере, и с французами на Бородинском поле, и с фашистами в сталинградском пекле, освобождал европейские страны, погибал за их свободу. Сейчас что-то чудовищное происходит на Украине – братья стали врагами…

– В год 70-летия Победы болезненно звучит неблагодарность, слишком уж короткая память освобождённых нашей армией стран…

– Героизм русского солдата проявился и в Первой мировой, и во Второй, и на многих локальных войнах. Наши солдаты погибали во все времена и во всех странах. В этом году на Поклонной горе появится большой мемориальный комплекс, посвящённый воинам-интернационалистам. Там будут выбиты все имена и фамилии тех, кто погиб, выполняя интернациональный долг в Афганистане, Испании, Анголе, Вьетнаме, Корее, на Халхин-Голе… Около 30 тысяч человек!

В Первую мировую мы вступили тоже из интернационального долга…

– Да, но там был такой тугой клубок запутанных интриг, что только через 100 лет цепь событий стала очевидной. Наши люди всегда стояли на страже доброй воли на земном шаре, отстаивали интересы нашей страны и за её пределами. Мы планируем также поставить памятник погибшим журналистам – тем, кто не воюет напрямую с автоматом в руках, но отдал свою жизнь за то, чтобы рассказать людям правду. Благодаря им у нас есть огромное количество информации, в том числе визуальной, позволяющей многое понять, чтобы никогда не забывать…

Беседовала Арина АБРОСИМОВА

Теги: искусство , скульптура , живопись

(обратно)

«Переплетенье разнообщих судеб»

В Астрахани состоялся Форум Литератур стран и территорий Прикаспия "Каспий - море дружбы". В нём приняли участие главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, главный редактор журнала «Дружба народов» Александр Эбаноидзе, заместитель председателя Ассамблеи народов России Игорь Круговых, генеральный директор Фонда иранской поэзии и прозы Мехди Гезели, иранские поэты Джавад Мохакек, Реза Амирхани, Мохаммадреза Байрами, азербайджанская поэтесса Алина Талыбова, писатели из Туркменистана Оразгулы Аннаев и Акмурат Реджепов, казахстанцы Светлана Ананьева, Бекет Карашин, Аждар Улдуз, дагестанские литераторы Сувайнат Исрафилова и Анварбек Култаев, Николай Санджиев и Василий Чонгонов из Калмыкии, Адам Ахматукаев (Чеченская Республика), астраханские писатели.

Идея организации мероприятия, проведённого Астраханским региональным отделением Союза писателей России при поддержке Министерства культуры и туризма Астраханской области, родилась в феврале 2014 года, когда впервые в постсоветское время в Астрахани проходили Дни Дагестанской литературы. Мы с председателем Союза писателей Дагестана Магомедом Ахмедовым обратились тогда с таким предложением к губернатору Астраханской области А.А. Жилкину. Он поддержал инициативу, и теперь Форум Литератур стран и территорий Прикаспия с добрым именем «Каспий – море дружбы» стал одним из главных событий Года литературы в регионе.

Сегодня, когда транспортный коридор «Север–Юг» становится жизненно необходимым экономике России, как, впрочем, и добыча нефти и газа в бассейне Каспия, и сохранение рыбных запасов уникального моря-озера, значение Астрахани значительно возрастает. Об этом говорилось на недавнем саммите глав прикаспийских государств, который проводился в нашем городе. Причём речь шла не только об интенсификации деловых контактов стран и регионов, но и об укреплении традиционных культурных связей.

Казахи, азербайджанцы, татары, калмыки, аварцы, даргинцы, армяне, ногайцы, туркмены, таджики – произведения 42 литераторов разных национальностей, живущих в Астраханской области, вошли в сборник «Мы живём одной семьёй».

Интерес к переложениям с иных языков возник у моих товарищей не сегодня. За последние годы нами переведены и опубликованы на русском в отдельных и коллективных сборниках, альманахах, журналах и газетах стихи казахских поэтов Абая Кунанбаева, Шакарима Кудайбердиева, Жусупбека Айнауытова, Ахмета Байтурсынова, Миржакыпа Дулатова, Магжана Жумабаева, Джубана Мулдагалиева, Мажлиса Утежанова, Назарбека Шнанова, Замиры Рамазановой, калмыцких поэтов Давида Кугультинова, Хасыра Сян-Белгина, Санджи Каляева, Тимофея Бембеева, Алексея Балакаева, Владимира Нурова, Николая Санджиева, Григория Авджаева, Андрея Джимбиева, Раисы Шургановой, азербайджанцев Гасана Мераджа и Абульфата Аглина, туркменов Махтумкули Фраги и Дурдымухаммета Устаева, аварцев Расула Гамзатова, Фазу Алиевой, Магомеда Ахмедова, ногайцев Анварбека Култаева и Бийке Кулунчаковой, табасаранцев Хаджи-Мурата Таибова, Сувайнат, Эльмиры Ашурбековой, Рамазана Рамазанова, даргинца Бигиши Гичиханова, чеченца Адама Ахматукаева. Созданы и опубликованы астраханцами переводы и с других языков народов России и стран СНГ, расположенных далеко от Каспия. Традиции наших поэтов-переводчиков советской эпохи Леонида Чашечникова, Николая Поливина, Нинели Мордовиной, Геннадия Колесникова, Николая Ваганова продолжают сегодня Борис Свердлов, Дмитрий Казарин, Сергей Золотов, Марина Лазарева, Вера Котельникова, Ирина Левитан, Лилия Вереина, Татьяна Дробжева, Татьяна Вострикова.

Так что идея провести Форум Литератур родилась не на пустом месте. Она – плод искреннего, бескорыстного интереса к творчеству соседей по Каспию, желания помочь их произведениям прийти к русскоязычному читателю. Недаром Ф.М. Достоевский, обращаясь к писателям-соплеменникам, говорил: «Наше назначение быть другом народов[?] Все души народов совокупить себе. Тем самым мы наиболее русские!»

Открыл работу форума председатель Думы Астраханской области Александр Клыканов. Он отметил, что администрация области и депутатский корпус многое делают для укрепления межнационального согласия в регионе, помогают местным литераторам в реализации их издательских и просветительских проектов. Яркое свидетельство тому – состоявшееся вручение литературных наград. Лауреатом главной из них – премии губернатора Астраханской области имени В.К. Тредиаковского – за роман «Гипсовый трубач» стал Юрий Поляков.

Дипломы лауреатов получили в этот день и победители первого областного конкурса на издание литературных произведений астраханские писатели Александр Марков, Сергей Нуртазин и одиннадцать авторов коллективных сборников поэзии и публицистики, чьи книги будут изданы за счёт бюджета области.

На форуме были подведены итоги первого областного конкурса переводов с казахского, азербайджанского, калмыцкого, татарского, аварского языков. Подстрочные переводы классиков Абая Кунанбаева, Самеда Вургуна, Габдуллы Тукая и современных поэтов Николая Санджиева и Магомеда Ахмедова желающие могли переложить на русский язык. Конкурс вызвал большой интерес у литераторов региона. 115 профессиональных и самодеятельных авторов приняли участие в творческом соревновании! Радует, что среди них много молодых литераторов, сельчан. Мы искренне благодарны национально-культурным обществам области, выступившим в качестве соучредителей конкурса. Надеемся на дальнейшее сотрудничество с ними, в том числе в приведении в порядок уникального народного музея «Дружба народов», в котором усилиями энтузиаста В.Г. Дидякова собраны более двух тысяч книг с автографами многих советских и российских писателей разных нацио­нальностей.

Яркий пример сотрудничества – недавняя встреча казахстанских и российских писателей в Москве, организованная по инициативе «Литературной газеты», в которой довелось участвовать и мне. Активно поддерживают наше начинание коллеги из Дагестана, Калмыкии, Чечни, где в последнее время активно переводятся стихи астраханских авторов на местные наречия. Надеюсь, что наш форум станет отправной точкой того пути.

О необходимости объединения усилий, о самом тесном сотрудничестве говорили участники форума на заседаниях, которые проходили в Астраханском театре оперы и балета и региональном центре имени Курмангазы Сагырбаева, расположенном в селе Алтынжар Володарского района. Были высказаны многие предложения, которые нашли отражение в итоговом заявлении форума. Вот заключительные строки этого документа:

«Самое главное сегодня – наладить систему литературного перевода с языков народов Прикаспия на русский язык – язык межнационального общения, язык дружбы. Только интеграция наших усилий, поддержанная властью, способна возродить и поднять на новую высоту это нужное и важное дело. Конкурс переводов «Каспий – море дружбы», успешно проведённый Астраханской писательской организацией при поддержке Министерства культуры и туризма Астраханской области, показал, что интерес к этой непростой работе у литераторов разных национальностей велик.

Мы поддерживаем инициативу астраханцев сделать такой конкурс международным и ежегодным.

Мы поддерживаем также идею о создании в Астрахани центра литературного перевода, который позволил бы координировать работу по переводам художественных произведений писателей Прикаспия.

Важным шагом в укреплении творческих связей, в привлечении общественного внимания к проблемам развития литератур стран и территорий Прикаспия могло бы стать учреждение межгосударственной, межрегиональной литературной премии «Каспий – море дружбы».

Просим руководителей и правительства наших государств и территорий учесть эти общие пожелания участников форума и включить их в планы культурного развития и сотрудничества.

Пусть руководством к действию для всех нас станет отныне лозунг «Дружба литератур – дружба народов!»


Комментарий «ЛГ»

Это мероприятие, на наш взгляд, является одним из ключевых для многонационального и многоязыкового российского литературного пространства. Символично, что оно проходило одновременно с совместным заседанием Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку при президенте РФ. И тем более странно, что профильное литературное ведомство – Рос­печать – не обратило на астраханский форум никакого внимания, не оказало ему ни малейшей поддержки. Надеемся, что недоразумение будет исправлено, и это поможет проводить форум на регулярной основе.

Теги: литературный процесс

(обратно)

«В душе у форварда пожар…»

Кто только не устраивал чемпионаты по футболу - полицейские, пожарные, артисты и даже бездомные. И только пишущая братия скромно топталась в стороне. Но отныне с этим бесправием покончено! Начался призыв литераторов в национальную сборную России, которая выступит на чемпионате мира по футболу в 2018 году.

Уже создан оргкомитет турнира "Писатели играют в футбол", приступили к работе пресс-секретарь, сотрудник, отвечающий за общественную поддержку, и тренер-психолог. Руководить командой будет Руслан Нигматулин, экс-голкипер нацио­нальной сборной России.

Если кто-то забыл, напомню: в том же боевом восемнадцатом году в России состоится первенство планеты для профессиональных футболистов. И если в этом турнире шансы отечественной сборной котируются, мягко говоря, не слишком высоко, то писатели и поэты вполне могут задать жару иноземным мастерам словесного дриблинга.

Но даже если и уступят в игре, то наверняка потрясут в кулуарах (во время турнира пройдут мастер-классы и встречи с коллегами) стилем, слогом, словом.

Кого призовут под футбольные знамёна – одних мужчин или отыщется место для представительниц прекрасного пола? Лично я ратую за второй вариант. Во-первых, дамы украсят мужскую компанию, а во-вторых, состав нашей сборной из внушительного превратится в ошеломляющий. Кто, скажите, устоит перед командой, в которой выступят Александр Проханов, Людмила Улицкая, Виктория Токарева, Юрий Поляков, Евгений Гришковец, Борис Акунин, Владимир Маканин?! Наверняка придут на помощь коллегам Дмитрий Быков, Игорь Иртеньев, Новелла Матвеева, Владимир Войнович, Александр Кабаков, Виктор Ерофеев. Есть и другие претенденты: Лариса Васильева, Эдуард Успенский, Людмила Петрушевская, Захар Прилепин. Не следует забывать и заслуженных ветеранов и поросль молодых дарований[?]

Кто будет основным, кто запасным, кто займёт место в воротах, кого отрядят в защиту, кого бросят в прорыв – тренеры решат позже. И со схемой не надо спешить, так же как со стратегией и с тактикой. И пусть никого не смущает главный вопрос: умеют ли вышеперечисленные писатели и поэты играть в футбол, позволит ли им возраст бегать, прыгать, колотить по мячу. Если родина, нет-нет, не сурово прикажет, а лишь мягко попросит, уверен, никто не откажется. К тому же впечатлений, накопленных в футбольных баталиях, литераторам хватит на роман, повесть, пьесу. На худой конец – на цикл стихотворений.

Поэты издавна и очень красочно воспевали игру в мяч. Они видели в футболе осколок бытия, как, например, Николай Отрада: «Я находил в нём маленькое сходство / С тем в жизни человеческой, когда / Идёт борьба прекрасного с уродством / И мыслящего здраво – с сумасбродством…» Или, подобно Николаю Заболоцкому, усматривали в схватках на зелёном поле следы политических бурь: «В душе у форварда пожар, / Гремят, как сталь, его колена, / Но уж из горла бьёт фонтан, / Он падает, кричит: «Измена!»

Теперь позвольте высказать несколько рекомендаций, которые, возможно, будут полезны при подготовке литературной сборной России.

По моему мнению, игрокам сборной России во время тренировок следует наряду с отработкой техники и ударов по воротам заняться декламацией патриотических произведений. Это значительно повысит их боевой дух.

Для литераторов-футболистов необходимо разработать особые правила. В частности, после 15 минут игры устраивать кофе-брейк и фотосессию. В перерыве матча – пресс-конференция для журналистов и обед. Завершив встречу, игроки смогут продолжить общение в литературном клубе под чай с пряниками и бубликами.

Уверен, прозаикам и поэтам футбол принесёт неоценимую пользу и в их новых произведениях найдут отражение актуальные вопросы нашего времени: импортозамещение, курс рубля к доллару и евро, ситуация в экономике, повышение уровня ВВП.

Тревожит лишь одно: уживутся ли в литературной сборной державники и либералы, верующие и неверующие, «западники» и «славянофилы»? Не возникнут ли идеологические и политические конфликты прямо на поле?

Но будем, однако, оптимистами, ибо спорт – это всё-таки мир.

Теги: фельетон

(обратно)

Фотоприветы с донских берегов

Реклама – двигатель инстинктов

Фото: А. Бессарабов

В одной посуде

(обратно)

Письмо писателю

Рисовал белгородских писателей В. Колесник


Михаил КУЛИЖНИКОВ,

БЕЛГОРОД

Многоуважаемый господин писатель! Я читал Вашу книгу вечером в понедельник два часа тридцать четыре минуты, во вторник после обеда тридцать восемь минут, в среду вечером два часа пятнадцать минут. Вышеприведённая подробность будет оправдана нижеизложенным.

Книжка Ваша мне не понравилась. Правда, я не имею достаточно оснований судить о ней, так сказать, профессионально, ведь я всего лишь бухгалтер. Но тем не менее я не чужд прекрасного и стараюсь не отставать от времени: регулярно хожу на выставки, посещаю концерты, выписываю "толстые" журналы и даже сам немного пишу стихи. И поэтому вкус и некоторый опыт в различных художествах я имею.

Так вот я, как уже говорил, бухгалтер с окладом шестнадцать тысяч пятьсот шестьдесят рублей в месяц (чистыми). У меня семичасовой рабочий день и двадцать два рабочих дня в месяц в среднем. Подобная обстоятельность тоже необходима, как Вы, надеюсь, поймёте из нижеизложенного. Произведя несложные расчёты, легко посчитать, что моя рабочая минута стоит один рубль семьдесят девять целых двадцать две сотых копейки.

Как я уже говорил, книжка Ваша мне не понравилась, более того, я считаю, что чтение Вашей книжки было для меня тяжким трудом. А в связи с тем, что я затратил на эту малоприятную работу пять часов двадцать девять минут, прошу выслать причитающуюся мне сумму (пятьсот восемьдесят девять рублей шестьдесят три копейки) по указанному на конверте адресу.

С уважением и надеждой на положительный ответ, Ваш внимательный читатель.

Теги: юмористическая проза

(обратно)

Иронические верлибры

Рисовал белгородских писателей В. Колесник


Возраст

Очки разбились,

пуговица оторвалась,

тапочки скособочились -

сплошные

душевные переживания.


Метаморфозы

Обрастаю мхом,

как трухлявый пень.

Покрываюсь коростой,

как реликтовая черепаха.

Рассыплюсь или окаменею?


Автопортрет

В юности был похож на Есенина,

в зрелости – на Блока.

С годами

всё больше

смахиваю на Бродского.

Теги: ироническая поэзия

(обратно)

В две строки

Рисовал белгородских писателей В. Колесник


Вячеслав КОЛЕСНИК,

БЕЛГОРОД

***

В заоблачной выси свободно витая,

Курлычет поэтов голодная стая.

***

Пыль иногда вытирая с шедевра,

Думай об авторе, а не о евро!

***

Мелко плавал? Ну и что?

По течению зато.

***

Без тени сомненья

Влюблён в свою тень я.

Теги: ироническая поэзия

(обратно)

Литературные байки

Рисовал белгородских писателей В. Колесник


Владимир МОЛЧАНОВ, 

БЕЛГОРОД


► Возраст - не шутка

Как-то известный русский поэт-фронтовик Виктор Иванович Кочетков пошутил:

– Я сейчас нахожусь в таком возрасте, что когда иду к женщине, то знаю зачем, а прихожу к ней – сразу забываю, зачем пришёл.

И, улыбнувшись, добавил:

– По количеству волос я приближаюсь к Сократу, по зрению – к Гомеру, по слуху – к Бетховену, а по количеству зубов – к Вольтеру.


► Печаль поэта

Разговаривают детский поэт Вячеслав Колесник с детским поэтом Юрием Макаровым. И вдруг Колесник говорит:

– Хорошо тебе, Юра, ты живёшь на улице Сосновой. Вот умрёшь ты – назовут улицу твоим именем: улица Макарова. А я вот живу на улице Есенина[?]

Теги: юмористические заметки

(обратно)

Фантазии Дидятьева

Есть у нас в цехе слесарь Витька Дитятьев. Молодой, работает неплохо. Но вот беда - на работу постоянно опаздывает и фантазировать любит. Иногда такое придумает!

Вот и вчера. Все уже на местах, а он только в раздевалку идёт. Бригадир устал с ним ругаться. Сегодня, спрашивает, что нового придумал, почему опоздал? Все бросили работу, ждут его свежей фантазии.

– Еду, братцы, – говорит Витька, – сегодня на работу в автобусе. Толчея, как всегда. Кто-то на моей ноге стоит, перед носом хозяйственная сумка болтается, в бок чей-то зонтик упёрся. Нормально, короче. На остановках кому надо – выходит, кому надо – заходит. Кто-то хлопнул меня по плечу:

– Вы на следующей остановке не выходите?

– Нет, – отвечаю, – мне через одну.

– Давайте поменяемся местами.

Стали мы рокировку делать. Гляжу, а это наш директор, Сергей Владимирович. Тут у меня идея зародилась. Протиснулся я к двери и первым выскочил.

Директор заходит в свой кабинет, а там я сижу, улыбаюсь.

– Что это вы здесь, на моём месте, Дитятьев, делаете?

– Извиняюсь, Сергей Владимирович, ваше место теперь в инструментальном цехе.

– Как это так?!

– Вы сами сегодня в автобусе предложили мне местами с вами поменяться. Теперь это мой кабинет. Табличку сменить недолго. Если у вас ко мне нет вопросов, то идите в цех и работайте!

Посмеялись мы с ним над моей шуткой, а я и говорю:

– Ну, ладно, заболтались мы с вами, Сергей Владимирович, а меня бригадир в цехе ждёт. Вы уж как-нибудь тут сами справляйтесь. Будет трудно – звоните...

Такое вот придумал Витька. Ну, фантазёр! Да кто ж ему поверит, что директор на работу в городском транспорте ездит!

Александр ГРИГ, НОВОЧЕРКАССК

Теги: юмористическая проза

(обратно)

Умные мысли

Упадёшь телом - поднимут, упадёшь духом – затопчут.

Лучше встать и чокнуться, чем чокнуться и сесть.

На то и жалованье, чтобы на него жаловаться.

Слово – не воробей: запачкает – не ототрёшься.

На чужом подоконнике кактус всегда толще и ветвистее.

Коль в моторе есть форсунка, где-то должен быть форсун.

Природа "лепит" человека снаружи, а сам себя он уже – изнутри.

Александр ИВАНОВ,   НОВОЧЕРКАССК

Теги: юмористические заметки

(обратно)

Новости агентства Дон-информ


Поправка в УК

В африканской республике Убундии внесена жёсткая поправка в уголовный кодекс. Теперь там за неудавшуюся попытку самоубийства приговаривают к смертной казни.


Уволен за аморалку

За аморальное поведение уволен директор рыбного хозяйства N. Вместо того чтобы разводить на вверенном ему предприятии белых амуров, сазанов и другую рыбу, он начал разводить амуры[?]

Виталий КУЗНЕЦОВ,   РОСТОВ-НА-ДОНУ 

Теги: юмористические заметки

(обратно)

В поисках собственного стиля

А. Журбин. Моя история музыки, или Музыкальные перекрёстки. - М.: ООО "Галерия", 2014. – 280 с.: 246 ил. – 1000 экз.

В ноябре 2011 года на волнах радиостанции классической музыки «Орфей» стартовала авторская программа композитора Александра Борисовича Журбина под названием «Музыкальные перекрёстки». Жгучий интерес и противоречивая реакция публики, вызванные первыми выпусками, не ослабевали и в дальнейшем. Об этом можно было судить по небывалой активности пользователей форума радио «Орфей». Сам автор программы с самого начала включился в диалог с аудиторией, то предлагая ответить на каверзные вопросы, то устраивая музыкальные викторины, то проводя смелые прямые эфиры и стойко выслушивая критику и пожелания постоянных слушателей. Оказалось, что «Музыкальные перекрёстки» – это и место поиска собственного стиля. В результате получился необычный интерактивный проект, выросший из тесного контакта ведущего и его слушателей. Из этого общения и родилась идея создать книгу, в которую вошли бы не только тексты радиопередач, но и комментарии с форума, отражающие как отрицательное, так и положительное отношение к программе.

Магистральной темой всего цикла «Музыкальных перекрёстков» стало смешение стилей, идей и вкусов – от аллюзии до эклектики. В отечественном музыковедении эта область, связанная с такими явлениями, как полистилистика, коллаж, цитирование, адаптация, обработка, пока ещё остаётся до конца неизведанной. Автор приводит множество примеров из смежных искусств, выявляя схожие процессы, обращается к наследию прошлого, пытаясь найти истоки того или иного явления. Маэстро говорит со своим читателем не сухим музыковедческим языком, перегруженным специальными терминами, а захватывающе рассказывает о сложнейших процессах в истории музыки.

На «Музыкальных перекрёстках» вас ждут неожиданные встречи с композиторами из разных эпох – Сергеем Рахманиновым и Эриком Сати, Чарлзом Айвзом и Модестом Мусоргским, Иоганном Штраусом и Полом Маккартни. Вы узнаете, как выглядел первый в мире хеппенинг от венского классика, какие стили лучше не смешивать, что такое музыкальные обои и писал ли Альбинони на самом деле своё знаменитое «Адажио».

Елена КРАВЦУН

Теги: А. Журбин , Моя история музыки

(обратно)

После войны

Алексей ПАХОМОВ, 1929 г.


Продолжаем публикацию диктантов по произведениям писателей - мастеров русского слова. В основу сегодняшнего положен отрывок из романа Юрия Бондарева "Тишина", в композиции которого сохранена концептуальная антитеза, связанная с одной из главных авторских задач: показать переживания человека, прошедшего войну.

Выбиваясь из сил, он бежал посреди лунной мостовой мимо зияющих подъездов, мимо разбитых фонарей, поваленных заборов. Он видел: чёрные, лохматые, как пауки, самолёты с хищно вытянутыми лапами беззвучно кружили над ним, широкими тенями проплывали меж заводских труб, снижаясь над ущельем улицы.

Задыхаясь, он выбежал на мощёную площадь, и вдруг впереди, в дымном от луны пролёте улицы, возникли новые самолёты. Они вывернулись из-за угла и неслись навстречу ему в двух метрах над булыжником мостовой. Это были чёрные кресты с воронёными пулемётами на плоскостях.

Он ворвался в подъезд какого-то дома - всё пусто, темно, вымерло * . Не оборачиваясь, спиной ощутил ледяной сквозняк распахнувшейся двери и понял: за спиной – смерть.

Хватая кобуру на бедре непослушными пальцами, с тщетной попыткой дотянуться до оружия, он, мертвея от своего бессилия, обернулся. В проёме парадного горбато стоял плоский крест самолёта, щупающими человеческими зрачками глядел на него, и этот крест из досок должен был сделать с ним что-то ужасное. Тогда, всем телом прижимаясь к стене, напрягаясь в последнем усилии, он ватной рукой охватил почти неподдающуюся рукоятку пистолета, лихорадочно торопясь, поднял онемелую руку и выстрелил. Но выстрела не было. Сергей закричал. И, сквозь сон услышав задушенный, рвущийся крик, вскочил на диване, сел на смятой простыне, изумлённо озираясь: где он находится?

– Чёрт! – сказал он и облегчённо, хрипло рассмеялся. – Вот чёрт возьми!

И сразу почувствовал сухую теплоту комнаты.

Было морозное декабрьское утро. На полу, на занавесках, на диване – везде солнечный снежный свет, везде блеск ясного весёлого утра. Толсто обындевевшие, ослепляли белизной узорчатые окна, на столе мирно сиял бок электрического чайника. Жарко и ровно гудело пламя в голландке. Старая Мурка лежала возле печи в коробке из-под торта, купленного Сергеем в день приезда в коммерческом магазине, жмурясь, старательно облизывала беспомощно пищащие серые тельца котят, тычущихся слепыми мордочками ей в живот.

Сергей увидел солнечный свет, и Мурку, и новорождённых котят и с радостным приливом свободы улыбнулся оттого, что он в это декабрьское утро проснулся у себя дома, в Москве, что только что ощущаемая им опасность была сном, а действительность – это уютное солнце, мороз да запах потрескивающих в голландке поленьев.

(Ю. Бондарев, 342 слова)

________________________

* Допустимо: Он ворвался в подъезд какого-то дома: всё пусто, темно, вымерло.


Пояснение составителя

Орфография текста традиционно включает проверку правописания н–нн в разных частях речи, наречий и омонимичных с ними слов, суффиксов и окончаний причастий, слитного-раздельного правописания частицы не; а кроме того – относительно редкие случаи употребления отрицательной частицы при причастии с наречием меры и степени, выбора гласного после приставки на твёрдый согласный.

Пунктуационное оформление нацелено на распознавание смысловых отношений в бессоюзном сложном предложении, оценку структуры простого предложения: выявление рядов однородных членов (в том числе – с обобщающим словом); второстепенных членов, требующих обособления; эллиптированных элементов, замещающихся тире. В тексте сохранён один из сложных случаев правописания – чужая речь с интерпозицией слов автора.

Наталья КИРИЛЛОВА

Теги: филология , русский язык

(обратно)

Идея хороша. Но исполнение...

Что передало школярам Министерство образования и науки под названием "100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации"?

Как хорошо сошлось в 2012 году. И сверху (В.В. Путин), и «снизу» (общественность, СМИ, в том числе и «ЛГ») затребовали приобщить юное поколение к духовным сокровищам России. Вытиснуться из учебниковых теснин! 100 книг для внеклассного чтения! При наитщательном выборе! Д. Ливанов, глава Министерства образования и науки, как узнал о задании сверху, так тут же посулил: «Перечень из 100 книг, когда он появится, должен быть действительным результатом коллективной работы и педагогического сообщества, и детей, и родителей, он должен быть действительно интересен детям».

И вот уже через год министерство отчиталось об исполнении главного этапа державного поручения. Обнародован тематический план Библиотеки. В сопроводительном письме сообщалось: список книг освящён заботами Минобрнауки, ещё двух министерств и двух академий. Шли и такие похвально-хвалебные строки: «Кроме того, рассмотрение данного вопроса было организовано на Международной научно-практической конференции с участием ведущих библиографов детской литературы, специалистов по педагогике и психологии чтения, детских и школьных библиотекарей, на Всероссийской научно-практической конференции с представителями региональных органов управления образованием субъектов Российской Федерации и представителями региональных институтов повышения квалификации».

Чем же обернулись труды этой превеликой когорты, кою мобилизовал Минобрнауки, пообещав составителям списка два миллиона рублей?

Издан 100-томник. Что же в его трёх разделах?

История. Надо бы восторженно повосклицать: ей отдано с томами историков, публицистов, биографов, мемуаристов и даже с былинами и эпосами почти 20 названий. Но обеспечивают ли они связную панораму жизни народов страны?

...Революция и Гражданская война. Отвергли рекомендацию В.В. Путина в той самой статье, где он обозначал идею 100 книг: «Культурная политика, которая на всех уровнях - от школьных пособий до исторической документалистики – формировала бы такое понимание единства исторического процесса, в котором /.../ потомок «красного комиссара» или «белого офицера» /.../ ощущал бы себя наследником «одной для всех» – противоречивой, трагической, но великой истории России».

Увы, тематическому плану Биб­лиотеки надо ставить диагноз – искажающий дальтонизм. Минобрнауки выбрал для «исторической документалистики» один цвет – белый: записки генерала Дени­кина.

Утаили также крестьянские войны и восстания (в т.ч. антикрепостнические), политические инакомыслия дворянства и разночинцев, распространение социал-демократии. Пренебрегли опытом Запада: там таковые явления ничуть не замалчиваются и лишь подвергнуты современному толкованию.

История советской власти глазами мемуаристов представлена лишь одним автором, зато в трёх томах: И. Эренбург «Люди, годы, жизнь».

Великая Отечественная война обошлась и без историков, и без фронтовой документалистики.

Биографии (беллетризированные): Чингисхан, Батый, декабрист Лунин, Грибоедов и император Александр III. И это-то, имея историю страны в тысячелетнем измерении, в канун 70-летия Победы над фашизмом.

...Обзорные тома. Инока Нестора «Повесть временных лет», А. Ишимовой «История России в рассказах для детей» (написана в 1841 г.), эмигранта Г. Вернадского «Начертание русской истории» (1927 г.) и Л. Гумилёва «От Руси к России». Но можно ли всё это давать неискушённым читателям без вступительных статей и комментариев? Почему не создали сборный том, включив в него самые программные извлечения из трудов всех выдающихся историков?

Культура. На эту тему здесь лишь два труда – академика Дм. Лихачёва по «Слову о полку Игореве» и Ю. Лотмана по «Евгению Онегину». Что же не добавили просветительский том с очерками о художниках, музыкантах, архитекторах и деятелях театра и кино?

Художественная литература. Её золотой век – внимание! – остался без Пушкина. Для Минобра он – не «всё наше»! И без Лермонтова! И без таких уж совсем «школьных» Фонвизина, Крылова, Грибоедова и Некрасова! Может быть, мыслили, что в учебниках и так предостаточно классики? Но однако же включены во внеклассное чтение Гоголь, Гончаров, Достоевский и Л. Толстой. Где логика?

ХХ век. Вопросы, вопросы... Есть в двух томах К. Симонов (в третьем стихи), К. Паустовский и Ф. Искандер, а также книги В. Дудинцева, В. Аксёнова, В. Токаревой, А. Алексина, Л. Петрушевской. Но сброшены с корабля современности М. Горький, А. Чехов, Ал. Толстой, М. Пришвин, А. Платонов и такие корифеи, как Л. Леонов, Евг. Носов, Вас. Белов, Ю. Казаков, О. Куваев, В. Личутин. Почему-то из пяти наших нобелевцев здесь только один – И. Бунин: «Тёмные аллеи» (актуально для подростков?).

Отчего к Гражданской приобщают рассказы И. Бабеля без эпохального «Тихого Дона»? Зачем поэзию отлучили от А. Блока, С. Есенина, В. Маяковского, А. Ахматовой, А. Твардовского? Дали Д. Самойлова и Р. Рождественского, но «запретили» Я. Смелякова, Л. Мартынова, Вас. Фёдорова, Вл. Соколова, Е. Евтушенко, Вл. Кострова и Юр. Кузнецова. Драматургия: есть Е. Шварц. Но нет В. Розова, уж не говорю про «старика» А. Островского. Фантастика обошлась без своего классика – Ив. Ефремова.

Об оптимальности состава. Ожидаю: мне в ответ на замечания по составу 100-томника быть раздражению: попробуй-ка втиснуть в 100 книг всё богатство отечественной духовности.

А я в ответ с учётом своего с 1962 года издательского опыта (в т.ч. директорства в «Художественной литературе»): «Отчего не изучили, как создавали «Библиотеку всемирной литературы» (200 томов)?» Два непреклонных условия определили её уровень. Во-первых, на заключительной стадии за качество издания отвечал обнародованный на титуле редакционный совет с полусотней авторитетнейших деятелей при 15 академиках и иных выдающихся учёных. Во-вторых, использовали возможности антологий.

Минобру главный редактор не понадобился. Пренебрегли всеохватными антологиями лучших образцов и поэзии, и малого жанра в прозе, и мемуаров, и исторических сюжетов, и биографических портретов.

И ещё о несуразицах. Объявлено министерством, что границы Библиотеки – Российская Федерация. Но, однако, наищедро включены семь иностранных томов: Киргизия (два), Грузия (два), Белоруссия, Азербайджан и Армения. Но как откликнутся на такой произвол другие народы былого СССР?

У учителей свои претензии:

– первый том обязан был иметь вступительную статью с рассказом о замысле этого огромного издания и с полным его списком (компас поиска нужных книг);

– никак нельзя лишать издания для школьников справочного материала: краткая биография автора, доступный возрасту читателя комментарий к историко-социальным реалиям и толковый словарик к устаревшим словам и понятиям;

– не представлены самобытные цивилизации чеченского, ингушского и нескольких народов Поволжья, Севера и Дальнего Востока;

– явно обделены вниманием (история и культура) самые младшие школяры;

– нет иллюстраций, и это в Библиотеке для школьников (!). Непостижимо.

Каков тираж? Всего-то – 1500. Но школ более 53 тысяч. В той, где я знакомился со 100-томником, – всего один набор. Так какой будет очередь на желанную книгу в двух выпускных классах с почти пятьюдесятью книгочеями? Купить? Цена набора – более 33 тысяч рублей.

И наконец о том, что выявили к своей дополнительной досаде мои консультанты-учителя. Изданный состав отличается от того списка, который был утверждён министерством. И 109 томов! Исчез именно юношеский роман Каверина «Два капитана», а Тукаю что-то прибавили. Впрочем, в одном случае замена на пользу: вместо Набокова появился Салтыков-Щедрин.

Я написал письмо в министерство с запросом, кто утверждал список? Ответа не добился (поди гадай, отчего скрывают)...

Итоги и идеи. Но всё-таки как сподвигнуть юных сограждан к достойному духовному кругозору? Ясное дело, что надо завершить разработку свода чтения. Затем «оцифровать» тексты и с помощью интернета (бесплатное скачивание) снабдить ими каждую школу. Когда ещё появятся деньги для печатного варианта. Да в двух измерениях: основной список и список для повышенных запросов. И внушать школярам надобность обогащать гуманитарный багаж – создать журналы «Юный книгочей» и «Юный историк». Для начала хотя бы в интернет-варианте.

Теги: литература , чтение

(обратно)

Новости


Лето с Пушкиным

► В преддверии Дня славянской письменности и культуры, который отмечается у нас 24 мая, в Государственном институте русского языка им. А.С. Пушкина прошёл организованный для образовательных учреждений, учителей, школьников и их родителей фес­тиваль "Лето с Пушкиным".

Директора школ, методисты и учителя вместе с ректором института М. Русецкой и экспертами размышляли на круглом столе о «Развитии когнитивных способностей и коммуникативных компетенций школьников средствами дополнительного образования» и делились опытом на мастер-классах. А маленькие гости фестиваля под руководством докторов и кандидатов наук учились ораторскому искусству, поэтике, цифровой журналистике, сценарному мастерству и литературным реконструкциям.


Олимпиады и экзамены

► Как сообщает пресс-служба Рособрнадзора, 10 июня приёмные комиссии российских вузов получат доступ к текстам школьных сочинений своих абитуриентов. За отлично написанное сочинение вуз может начислить поступающему до 10 дополнительных баллов. Сочинение является и допуском к ЕГЭ по русскому языку. Сам же единый экзамен по этому предмету выпускники будут сдавать 28 мая.

► Завершился заключительный этап Всероссийской олимпиады школьников по литературе, в которой приняли участие 259 человек из 57 регионов. Абсолютными победителями стали Ростислав Ярцев, одиннадцатиклас­сник из Челябинска, Ульяна Миненкова, ученица десятого класса из Череповца, и девятиклассница Юлия Панченко из Москвы.

Структура олимпиады вертикально интегрирована и разделена на уровни - школьный, местный, краевой, региональный и заключительный (всероссийский). В этом году, как и в прошлом, олимпиада состояла из трёх туров: двух письменных и одного устного. Первый тур включал в себя анализ прозаического или поэтического текста на выбор, второй – творческие задания.


Конференции и концепции

► В Российской академии образования состоялась научно-практическая конференция «Сочинение на современном этапе развития системы образования в России», ключевой темой которой стали теория и практика преподавания русского языка и литературы в школе. В настоящее время Ассоциация учителей русского языка и литературы дорабатывает проект Концепции школьного филологического образования, которая будет учитывать основные положения нового Историко-культурного стандарта. Окончательная редакция концепции планируется к утверждению уже в июне 2015 года.

► Правительством утверждён план мероприятий на 2015–2020 годы по реализации Концепции развития дополнительного образования детей. Предполагается расширение спектра программ, развитие кадрового потенциала, внедрение механизмов государственно-частного партнёрства и т.д. Это, по мнению разработчиков, позволит повысить качество и доступность дополнительного образования; обновить его содержание в соответствии с интересами детей, потребностями семьи и общества; модернизировать инфраструктуру; усовершенствовать нормативно-правовую базу.

(обратно)

Шлагбаум вместо лифта

Фото: Фёдор ЕВГЕНЬЕВ

И снова весна!.. И снова ЕГЭ! И снова милиционеры охраняют[?] педагоги контролируют… школьники переезжают из родной школы в "неродную"… паспорта проверяют… телефоны глушат… в туалет сопровождают…

И всё ради чего? Ради справедливости! Именно ради неё, СПРАВЕДЛИВОСТИ, нужно с точностью до грамма, до миллиметра взвесить и измерить знания выпускников (даже тех, кто никуда не планирует поступать). Взвесить и измерить, чтобы выстроить всех абитуриентов в виртуальную очередь к социальному лифту, ибо только при таких условиях социальный лифт якобы поднимет таланты из далёких сёл и деревень к высотам МГУ, ЛГУ, РГГУ...

Однако лифт стоит, никого никуда не поднимает, потому что новых общежитий не построили, а старые сдают внаём. Новым Ломоносовым в Москву с обозом лучше не приходить.

Минусов у ЕГЭ много, плюс один, но очень большой - бюджетное финансирование. То, что ещё совсем недавно не стоило бюджету ни копейки (учителя принимали выпускные экзамены, преподаватели вузов – вступительные), сейчас требует огромных денег: на переквалификацию учителей в эксперты, на подготовку тестов, печатание бланков, проверку экзаменационных работ, создание банка данных и пр. За всем этим нужно строго следить, всё это нужно зорко охранять, надёжно обеспечивать секретность.

Однако, как известно, «на осинке не растут апельсинки». На «осинке» ЕГЭ сочных плодов просвещения ждать не приходится. Почему? Потому что в основу положен «принцип турникета московского метро». В столичном метро, в отличие от европейских городов, турникет не открывается (перед пассажирами, оплатившими проезд), а захлопывается (перед теми, кто за проезд не платит). Почувствуйте разницу: заплатить за то, чтобы спокойно пройти в открывшиеся перед тобой двери, или заплатить за то, чтобы тебя со всей силой не прихлопнуло!

«Турникет ЕГЭ» установили не на входе в вуз, а на выходе из школы. При этом забыли, что среднее образование у нас является обязательным и в школах учатся дети из разных семей. В одних семьях дедушки и бабушки могут помочь детям во втором классе писать транскрипцию слова [мАлАко] , в других семьях помочь детям некому. Однако сдавать ЕГЭ (на уровне вступительных экзаменов в институт) приходится всем. Тем, кому такой уровень таких знаний окажется не по силам, навязывается комплекс неполноценности, навешивается ярлык тупиц и неучей. Дети бегут из 9-го класса лишь для того, чтобы не сдавать ЕГЭ в 11-м.

В итоге вместо социального лифта мы получили катализатор социального расслоения. Кто у нас водит поезда, стоит у станков, кто растит хлеб и строит дома? Они, тупицы и неучи! А кто поёт гнусавыми голосами и прогибает мир под себя? Кто ставит спектакли, от которых тошнит?

Появился даже термин «высокобалльник ЕГЭ», т.е. «высоколобый», умный. Но, как говорится, « молодец среди овец, а на молодца и сам овца ». Мышление, сформированное тестами, излишне формализовано. Ни живости ума, ни широты взглядов, ни полёта фантазии. У детей за годы учёбы не складывается целостной картины мира. Экзамены по физике, химии, истории, географии, биологии, обществознанию, иностранным языкам не являются обязательными и сдаются по желанию… Нет желания, нет экзаменов, нет знаний.

Но главный минус ЕГЭ – это урок тотального недоверия государства к своим гражданам. Недоверия ко всем: к учителям, к ученикам, к проверяющим. Парадокс заключается в том, что мы доверяем учителям изо дня в день в течение 11 лет учить наших детей, но не доверяем им провести выпускные экзамены и поставить оценки в аттестат! Думаем не над тем, КАК и ЧЕМУ учить, а размышляем о том, КАК ИЗМЕРИТЬ те разрозненные, избыточно наукообразные обрывки знаний, которые даёт школа.

Хотим мы того или нет, но вопрос об изменении концепции назрел и перезрел. Нужно вернуть школе выпускные экзамены как неотъемлемую часть учебного процесса и защитить детей от душегубства ЕГЭ. Автобусы со школьниками не должны падать с обрывов только потому, что именно в этот день, несмотря на плохую погоду, нужно ехать в соседнее село для его сдачи. Неудачи на едином экзамене не должны приводить к самоубийствам. Нашей стране нужны все дети: и те, кто будет запускать ракеты, и те, кто будет печь булочки.

Сейчас ЕГЭ – это шлагбаум, готовый прихлопнуть любого на выходе из школы. А должен быть ступенями, ведущими в вуз. Экзамены первых ступеней можно было бы сдавать уже в 5–7-м классах по интернету на добровольной основе. Результаты таких экзаменов были бы интересны Министерству образования с точки зрения отбора наиболее способных детей для приглашения их в специализированные школы или научные лагерные смены.

В 11-м классе можно было бы выбирать уровень сложности экзамена в соответствии с предполагаемой специальностью. Набрав по интернету достаточное количество баллов на предварительных испытаниях, учащиеся знали бы, что теперь они могут поехать в ближайший центр сдачи ЕГЭ, чтобы уже лично выполнить контрольные задания. Ведущие вузы страны могли бы предлагать свои, более сложные задания и тесты, чтобы потом, в сентябре, не сталкиваться на первом курсе со студентами, которые писать почти не умеют.

Многоуровневый ЕГЭ позволил бы отобрать и взрастить талантливую молодёжь, способную напряжённо учиться. Таких «высокобалльников» Министерство образования знало бы в лицо. За таких «высокобалльников» боролись бы вузы, предоставляя им общежития и стипендии. Важно создать систему, при которой в университеты поступала бы молодёжь, способная работать с книгой и читать по норме 400 страниц в день, как это принято в лучших европейских университетах.

Чтобы оценить результат 10-летнего развития нашей школы по ЕГЭ, вспомним знаменитую картину Богданова-Бельского: деревенская изба, сидит учитель математики, рядом с ним у доски ученики, в лаптях и домотканых рубахах, в напряжённых раздумьях бродят, решая пример, написанный на доске:

(102 +112+122+132+142) sub = 

/sub _______________________

                       365

Картина называется «Устный счёт». А сейчас устно кто-нибудь эту задачу решит?

Людмила АХРЕМЕНКОВА, социальный психолог

Теги: филология , ЕГЭ , сочинение

(обратно)

Разгребая склад ядохимикатов

"Оттепель" - время, которое поставило на литературный олимп диссидента Солженицына, сделало из него главного русского писателя эпохи. Человека, который ввёл в мировую литературу образ страны тюрем в отношении собственной Родины. Так что не надо ругать водителя маршрутки за «Владимирский централ» и прочий лагерный шансон, если вы сами когда-то упоённо читали «Архипелаг ГУЛАГ». Мы вырастили уже поколения граждан, которые воспринимают СССР как страну колючей проволоки.

Солженицына изучают в курсе школьной программы литературы, хотя для обогащения художественного мира российского подростка этот писатель почти бесполезен, исключение составляет, наверное, рассказ «Матрёнин двор». Как писатель-новатор он не внёс в литературу какого-то значимого вклада, не обогатил её, и творчество его вполне можно было изучать обзорно, вскользь, как и Варлама Шаламова, и уж точно не больше чем Тендрякова и Распутина. Гораздо важнее уделить внимание творчеству Шукшина, выводя его за пределы «огорода» писателей-деревенщиков. Произведения, порочащие наше прошлое, такие как «Архипелаг ГУЛАГ» и «Один день Ивана Денисовича», нужно вообще изъять из школьной программы.

Художественное наследие Солженицына представляет собой некое «священное предание», сборник страшилок о кровавом режиме, оберегаемый любителями западных свобод и борцами с собственным отечеством. Почему под шумок о невинно осуждённых мы должны впадать в скорбь о преступниках и настоящих изменниках родины? Главный научный сотрудник Института российской истории РАН, доктор исторических наук В.Н. Земсков в статье «Масштабы политических репрессий в СССР» указывает, что сотрудники I спец­отдела МВД СССР к «политическим» причисляли и преступников, совершивших крупные хищения государственного и колхозного имущества.

Александр Исаевич заставил целый народ поверить в 110 миллионов репрессированных и десятки миллионов невинно убиенных и сгноённых в лагерях. И мы, вслед за автором художественного произведения , продолжаем верить цифре в десятки миллионов, пренебрегая официальными данными Института российской истории РАН, озвучивших цифру в 3 млн. 854 тыс. человек, осуждённых за государственные преступления с 1918 по 1990 год! Историческая ценность произведений Солженицына, таким образом, становится ничтожной и сравнимой с фильмом «Властелин колец». Дидактическая же ценность лагерной романтики противопоказана детям даже в целях общего развития.

Теория методики преподавания литературы предполагает обязательное указание на отличие художественных образов и реальных исторических личностей, чтобы, например, дети не пытались изучать христианство по роману «Мастер и Маргарита». Писатель Лев Толстой намеренно идеализировал образ Кутузова, противопоставлял его образу Бонапарта, чтобы в итоге это играло на достижение дидактических задач по патриотическому воспитанию граждан, и данный факт должен быть непременно озвучен учителем во время изучения романа «Война и мир». Мрачный образ Советского государства, нарисованный Солженицыным в «Архипелаге ГУЛАГ» и других произведениях, не чем иным, как ненавистью к своей стране объяснить нельзя. Возражения в духе того, что это ненависть вовсе не к родине, а к режиму, тут неуместны! Можно либо любить свою мать, либо не любить. Нельзя любить и ненавидеть одновременно, как учит нас логика Платона и Сократа. А о том, «как нам обустроить Россию», задумывалось много философов и настоящих патриотов как до, так и после Солженицына. Вспомним И. Ильина, Н. Данилевского, Н. Трубецкого, П. Савицкого, Л. Гумилёва, Д. Лихачёва, А. Зиновьева. Многие из них, наверное, могли написать свой «Архипелаг ГУЛАГ», но ведь никто из них этого не сделал, никто!

Пётр Николаевич Савицкий был обижен советской властью гораздо сильнее, чем Александр Исаевич. Савицкий, как и многие вышеперечисленные, был вынужден уехать из России во время Гражданской войны, а потом в 1945 году он был арестован в Праге и отправлен в лагеря. Один из основоположников евразийства все восемь лет просидел в настоящих лагерях (для сравнения: Солженицын отбывал в лагере только три года из всего полученного срока). Не стал писать о ГУЛАГе и Лев Николаевич Гумилёв, которого арестовывали и сажали за решётку несколько раз. Философ и социолог Александр Зиновьев уже в конце 90-х годов отмечал, что не стал бы описывать минусы и изъяны советской системы, случись ему писать свои книги заново. Более того, все свои силы он бы потратил на написание трудов по обличению западного капиталистического общества и поиск решений для борьбы с ним. Этот человек, подлинный учёный и настоящий гражданин, в отличие от Солженицына, чётко понимал угрозу, исходящую от критики собственной родины.

Мы живём в слишком опасное время, когда любое слово, брошенное необдуманно на ниву просвещения, будет обязательно использовано нашими врагами против нас. Можно сеять разумное, доброе, вечное, а можно закидать всю пашню гербицидами и сделать из плодородной земли бесплодную. Поэтому художественные произведения, порочащие наше прошлое, в первую очередь те, что включены в школьную программу, должны быть утилизированы, как старые ядохимикаты!

Темир ТРОЯКОВ, учитель русского языка и литературы, ГОРНО-АЛТАЙСК

Теги: филология , литературоведение

(обратно)

Погрязшие в безвкусице

-Почему вы говорите слово "бутерброд"? – спросил меня однажды Франтишек Пахман, отец моего друга из Чехии. Русский язык чех знает прекрасно – инженер-экономист, он несколько раз бывал в СССР, помнит наизусть многое из «Евгения Онегина» и не перестаёт удивляться:

– Это же немецкое слово. Хлеб с маслом! И почему вы называете бутербродом хлеб с колбасой?

– Ах, пан Франтишек, – с горечью думала я. – Вы давно не были в России[?] У нас торговки на рынке трясут пучками изумрудной петрушки, а за ними на дверях магазина белеет объявление: «Требуется мерчендайзер». Теперь у нас не «полезный совет», а «лайфхак». Не марка, а бренд. Не направление и мода, а тренд. Не крайний срок, а дедлайн. Не соревнование, а баттл. Не веяние и течение, а мейнстрим. Не отбор, а кастинг. Не отслеживание, а мониторинг... Мы погрязли в безвкусице.

Основа культуры – это не орнамент на чашке и не слоёный пирожок, а язык. Но в России на протяжении многих веков родному языку сознательно предпочитали немецкий, французский, а теперь и английский. Наш язык – это наша свобода. А мы добровольно отказываемся и даже отрицаем её. И тут же называем себя патриотами! Сыпля англицизмами, думаем, что круты, а на самом деле – смешны. Выставляем себя на посмешище в глазах соотечественников и иностранцев и не замечаем этого.

Я не зря вспомнила чехов. Это люди с совершенно удивительным отношением к родному языку. Они ценят и берегут его. Знаете почему? Потому что они его уже теряли однажды, но смогли спасти. Многие века Чехия была провинцией сначала Священной римской империи, потом империи Австрийской, а потом и Австро-Венгрии. Немцы изживали национальную чешскую культуру самым беспроигрышным способом – они изживали чешский язык. И вот к XVIII веку в городах практически не осталось чехов, которые бы говорили по-чешски. Но кучка просветителей – «будителей» – решила воскресить язык. И они сделали это. Собирали слова по деревням, искали их в родственных языках, ВЫДУМЫВАЛИ слова, лишь бы не пользоваться немецкими, и – завидовали России: ведь у нас никогда не запрещали родной язык. Не запрещали – мы добровольно отказываемся от него.

О нет, не стоит напоминать мне о том, что огромный процент слов из современного языка – заимствованные. Я в курсе. Но есть большая разница: принимать в обиход новое явление вместе с понятием и подменять исторически устоявшееся понятие другим. Это напоминает фразу «При живой-то жене…» Такая замена пахнет изменой.

Маргарита БОБРОВСКАЯ, преподаватель регионального школьного технопарка, АСТРАХАНЬ

Теги: филология , русский язык

(обратно)

Классное чтение

Валентина Апресян. Уступительность: механизмы образования и взаимодействия сложных значений в языке. - М.: Языки славянской культуры, 2015. – 288 с. – 600 экз.

Эта книга ведущего научного сотрудника ИРЯ им. В.В. Виноградова Валентины Юрьевны Апресян писалась почти 20 лет, и немалое влияние на неё оказало развитие идеи семантической мотивированности, которое происходило в рамках московской семантической школы; в процессе работы усилился интерес к нестандартным конструкциям и тем, что находятся на периферии категории уступительности, несут в себе побочные смыслы. Таким образом, перед нами глубокое и развёрнутое исследование с опорой на исследовательскую практику и прослеживанием смысловых взаимосвязей во времени (диахронии) и на современном материале. Рассматривается многозначность и синонимичность способов выражения уступительности, оттенки смыслов, которые вносятся в текст употреблением того или иного уступительного слова. С другой стороны, в работе проводится и разграничение так или иначе близких к уступительности, но иных системообразующих смыслов.

Виктор Бердинских. История советской поэзии. – М.: Ломоносовъ, 2014. – 448 с. – 1500 экз.

Доктор исторических наук, профессор Вятского государственного гуманитарного университета Виктор Бердинских считает, что советская поэзия может отвечать и на актуальные вопросы, надо лишь "попытаться вернуть в поэзию первоначальное чувство времени, обратиться к пневмосфере каждого десятилетия ушедшего века – в контексте современности". Книга построена как учебник, где есть биография, литературоведческий экскурс со стихами-примерами и документальные приложения к некоторым главам. Особые разделы отведены крупнейшим поэтам, советскому неоромантизму и неоклассицизму, детской поэзии, неокрестьянской и лагерной поэзии, поэтам-бардам и «эстрадникам». По мнению Бердинских, поэзия сегодня пришла к своему угасанию, нужно ждать новых смыслов, нового поэтического языка, однако в этом ожидании полезно изучать и знать творчество предшественников, тем более что в ряде направлений советская поэзия XX века своеобразна, наполнена смыслами и самобытна.

(обратно)

«Великий и могучий» в изгнании

С таким призывом обратились в опубликованном в середине мая на сайте "Свободная пресса" открытом письме Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву представители родительской и педагогической общественности республик Башкортостан, Татарстан, Бурятия, Коми.

«Испытывая глубокое беспокойство и печаль по сохранению целостности России и её фундаментальных ценностей, - пишут они, – призываем вас обратить внимание на бедственное положение русского языка и русской литературы в школьном образовании национальных республик...

В русскоязычных школах Татарии, Башкирии и других национальных республик приняты без согласования с родительским сообществом учебные планы с сокращённым (лишь базовым) изучением русского языка... В Рес­публике Татарстан во всех без исключения школах реализуется план обучения... с минимальным количеством часов русского языка и литературы, но с 5–6 уроками татарского языка в неделю в течение 11 лет.

А кто спросил об этой печали у миллионов русских и русскоязычных школьников национальных республик России и их родителей? Кто прочёл и услышал этот плач, в том числе в интернете (ведь на официальные письма не реагируют, отправляя их для разбирательства обратно в регионы)? Кто сделал вывод об эскалации межнациональной напряжённости, созданной буквально на пустом месте непродуманными законами, принятыми однобоко? Пока – никто.

Национальная политика нашего государства должна быть такой, что бы каждый человек, независимо от места проживания, чувствовал себя полноценным гражданином единой великой страны, а не «потомком колонизаторов», кем в ряде регионов нас пытаются представить, противопоставляя «коренному народу». Ведь по Конституции и по правде все мы равны.

...И мы, всей душой желая сберечь каждому, даже самому малочисленному, народу России его культуру и язык, хотим, чтобы это же было позволено и нашим детям».

В. Афанасьев , председатель Комитета по образованию и языковой политике Собора русских Башкортостана; Р. Баимов, первый председатель Союза башкирской молодёжи; М. Щег­лов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан; Г. Федик, председатель РОО «Учителя Бурятии»; А. Былина, координатор родительского движения за добровольное изучение языка коми. Всего 11 подписей.

Поддержали подписантов экономист Михаил Делягин; председатель Центра исламской культуры Наиль Хазрат Гарипов; председатель военно-патриотической организации «Честь и Надежда Отечества» Линар Сафин и другие.

Продолжение - дискуссия о языковой политике: 

Может ли русский быть родным языком?

А родной – стать чужим...

Теги: филология , русский язык

(обратно)

Может ли русский быть родным языком?

Ответ на этот, казалось бы, парадоксальный вопрос вовсе не так очевиден. И если для некоторых школ страны он более-менее безразличен, то есть места, где отсутствие возможности для русского языка быть родным ведёт к перекосам в школьной программе. Есть и другие особенности российской языковой политики, о которых мы беседуем с Ольгой АРТЁМЕНКО, руководителем Центра этнокультурной стратегии образования Федерального института развития образования, членом рабочей группы по образованию и историческому просвещению Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям, руководителем секции "Совершенствование языкового законодательства" Экспертного совета Комитета Государственной Думы по делам национальностей.

[?] Публикуется без сокращений в авторской редакции

- Ольга Ивановна, к вам часто обращаются для того, чтобы выяснить или уточнить юридические понятия? Граждане часто не понимают, на что они имеют право, уровень юридической грамотности невысокий...

- Да, но нужно отметить, что невысокий уровень бывает не только у простых граждан, но и у управленцев всех уровней. Это во-первых, а во-вторых, нужно отметить, что законодательство республик по ряду позиций именно в части регулирования языковой политики серьёзно отличается от федерального законодательства, входит в противоречие с нормами федерального законодательства. На мой взгляд, это один из важнейших факторов, позволяющий развиваться ситуации в республиках так, как она развивается.

- Но ведь о расхождениях в законодательстве нельзя сказать, что это новая проблема, наверняка это уже давно выявлено и известно?

- Я не знаю, кому это известно, так как пока никто не пишет и не говорит о том, что законодательство республик не соответствует федеральному законодательству, в частности регулирования языковой политики. Из-за этого в системе образования возникают коллизии, когда количество часов на изучение государственного языка республики превышает количество часов на изучение русского языка. Из-за этого русский язык в республиках не рассматривается в статусе родного языка. И в результате родители детей, которых в школе принуждают изучать языки республик, подают иски в суды и не выигрывают их. Все перечисленные факты существуют потому, что нормы республиканского законодательства отличаются от смыслов федерального законодательства.

- И это явление не имеет общественного обсуждения?

- Причём не имеет не только общественного обсуждения на уровне субъекта, но и не имеет обсуждения на федеральном уровне.

- Но внутри властных структур это обсуждается? В Министерстве образования РФ, например?

- Нет. В том-то и весь смысл. Я, например, вижу ответы, поступившие из Министерства образования РФ тем, кто туда обращался, и в этих ответах написано, что в республике Татарстан государственными языками республики являются татарский и русский языки. А ведь русский язык в соответствии с 68 статьёй Конституции РФ - государственный язык Российской Федерации, это не государственный язык республики Татарстан. Однако специалисты Министерства образования РФ почему-то в своих ответах цитируют республиканское законодательство, а не 68 статью Конституции РФ. Есть и 15 статья Конституции, где сказано, что Конституция РФ имеет прямое действие и применяется на всей территории РФ. Еще есть и 4 статья Конституции Российской Федерации, где установлено, что федеральное законодательство имеет верховенство на всей территории Российской Федерации.

- Но тогда получается, что сама формулировка о «двух государственных языках» не вполне корректна?

- Конечно. И об этом ещё в 90-е годы писали известные филологи Е.П. Челышев, В.П. Нерознак, Д.М. Насилов. Писали о том, что законодательные нормы языков в статусе государственных не вполне корректно прописаны. Но, так или иначе, в Конституции РФ статус языков разведён. И почему эти конституционные положения не учитываются в законодательствах республик – я понять не могу. С 2005 года десять лет прошло, как я об этом пишу. Я писала об этом и в Администрацию Президента РФ, и в Думу. Почему не слышат – непонятно. Раз есть общегосударственный русский язык, его статус никто не вправе менять. Никто не вправе приравнивать к нему язык республики. Притом, когда устанавливается Конституцией Республики Татарстан равноправие «татарского и русского языков» в статусе государственных языков республики, почему языки располагают именно в такой последовательности? В Крыму мне объяснили, что в их проекте закона крымско-татарский стоит перед русским, потому что языки расположены по алфавиту. А здесь почему?

- Я недавно была на круглом столе, где обсуждались вопросы сохранения русского языка в государствах постсоветского пространства, включая и Абхазию, Южную Осетию, Приднестровье. И в этом обсуждении спокойно оперировали понятием «титульная нация». Может, причина в этом? Татары – титульная нация?

- Да, я знаю, что они оперируют такими понятиями. Но этого нельзя делать. У нас по Конституции все равноправны – а так они выделяют какую-то национальность.

- Хорошо. Как тогда писать правильно? Если родители детей, живущих в республиках, недовольны тем, что их детей заставляют в ущерб русскому изучать языки республик – а ведь из-за этого в республиканских школах и шестидневка существует – куда и как обращаться таким родителям?

- Обращаться сначала в местные органы, потом в федеральные, а уже затем либо в Думу, либо к Президенту РФ. В школе должна быть основная общеобразовательная программа этнокультурной направленности. Она должна включать учебные планы и может включать не один, а несколько. Можно выстроить учебные планы так, чтобы количество часов на изучение языков устраивало родителей и детей. В этот процесс не должны вмешиваться никакие органы управления образованием и никакие общественные организации вне школы. Нужно отметить, что и язык образования определяется только локальными нормативными актами школы, которые обсуждаются только родителями и принимаются только школой. Из всего вышесказанного понятно, что все проблемы, которые возникают с изучением родных языков необходимо решать в первую очередь с администрацией школы, предварительно организовав родительскую общественность. И пока родительская общественность на уровне школы не будет отстаивать свои интересы, вряд ли что-то можно будет решить. Например, в школах Крыма вариативность образовательного процесса была направлена именно на удовлетворение этнокультурных потребностей родителей. Все изучали украинский язык в статусе государственного, но дальше родители по своему желанию могли выбирать обучение или на русском, или на крымско-татарском языке. Нам бы стоило этому у них поучиться.

- Значит, если спроецировать на нашу ситуацию, все обязаны изучать русский язык – государственный – но дальше следует вариативность?

- Да, но в Крыму было государственное моноязычие, а теперь будет государственное трёхязычие. И если в законодательстве Крыма, которое сейчас разрабатывается, статус государственного языка РФ не будет разведён со статусом республиканских языков, то я предполагаю, что межнациональное согласие будет только ухудшаться, как это мы наблюдаем в Республике Татарстан. Кстати, я давно задумывалась над вопросом: на какое законодательство опирались коллеги из Республики Татарстан при разработке республиканского языкового законодательства. На законодательство Каталонии. Какие конфликты происходят в Каталонии – мы тоже знаем. Когда мы в Каталонии знакомились с законодательством, то я обратила внимание на удивительное сходство их языкового законодательства с законодательством республики Татарстан, и мне сказали, что у них даже есть совместный журнал! Теперь проект закона «О функционировании государственных языков и иных языков в Республике Крым», предложенный депутатом Р.И. Ильясовым, свидетельствует о почти полном дублировании языкового законодательства Республики Татарстан. Это, наверное, есть результат курирования Крыма со стороны Татарстана.

- На что бы вы ещё посоветовали обратить внимание в связи с языковой ситуацией в Крыму?

- Когда я в Крыму в крымско-татарских школах проводила тестирование – экспресс-опрос для ребят – стала задавать вопросы: кому нравится изучать английский язык, и так переходя к другим языкам. Для меня стало шоком: море рук – тех, кому нравится изучать английский, море рук – крымско-татарский, а когда я задала вопрос, кому нравится изучать русский язык – они опустили головы. И тихо поднялись две руки. Сидело человек тридцать. Я задаю вопрос: ребята, а почему вам не нравится изучать русский? И мне отвечают: нам не нравится учебник, и называют авторов. Начинаю выяснять, как к ним попал этот учебник. И оказывается, что школам было сказано выбрать учебники из российского федерального перечня, но сами учебники им никто не привёз показать. Они просто тыкали наобум, не видя книги. А у них была отличная линия учебников – Рудяков и Фролова. С современным прекрасным дидактическим материалом, направленным на развитие речи. Они не имели права его выбрать, потому что эти учебники были изданы на Украине. Нам следовало его включить в свой федеральный перечень. Но ведь учебники – это деньги[?] Если поставить себе задачу формировать пятую колонну в Крыму из числа крымских татар – надо действовать именно так.

- А если мы хотим изменить ситуацию, при которой русские и русскоязычные дети в Татарстане вынуждены изучать татарский язык наравне с русским языком…

- В некоторых школах татарский язык даже в большем объёме. И я знаю, за счёт чего. В ряде случаев – за счёт одного часа по родной (татарской) литературе. В ряде случаев – за счёт комбинации со статусом татарского языка. То есть, изучается татарский язык и как государственный язык республики, и как родной. В школах для удмуртов, для чувашей можно будет выбрать удмуртский или чувашский, но в массовых школах это будет только татарский. Для всех.

- Так можем ли мы прийти к ситуации, когда русский или русскоязычный ребёнок в школе Татарстана будет изучать русский язык в равном объёме с детьми из Москвы или Нижнего Новгорода?

- Можем. Если будем учитывать статус языков при организации образовательной деятельности. Русский язык в качестве государственного языка РФ в основной части образовательной программы – и во второй части при выборе родного языка тоже учитывать русский. Такой подход не нравится коллегам из Северной Осетии и Татарстана. Их основной аргумент в том, что тогда все дети при выборе родного языка будут выбирать только русский. Что ж, если захотят – значит, будут выбирать. Конечно, легче всего сказать, что все должны, обязаны знать, изучать тот или иной язык. Но язык без мотива невозможно заставить выучить. Как пример: английский в советской школе. Его стали учить и знать только тогда, когда это стало действительно востребованным.

- Но в республиках ведь повышают мотивацию… Например, делают доплаты учителям татарского.

- Да, но это же опять искусственные меры. Мотивировать может экономика. За татарским языком в российском государстве не стоит экономика, хотя я иногда слышу, что Татарстан открываются в Турцию. Ведь в Татарстане для поддержки и развития татарского языка было сделано много, и не только в сфере образования. Сегодня татарский язык в ряде районов республики (Арском, Кукморском, Балтасинском, Муслюмовском) является административным языком. Его положение в этих районах упрочилось. За два десятилетия в республике сформировался рынок татароязычной прессы, открылись телеканал «Татарстан – Новый век», радио. Для работы на государственной службе знание татарского языка в республике является одним из ключевых факторов уже давно, а теперь в качестве мотивации населения предлагается ввести 15-процентную надбавку к зарплате за использование татарского языка в работе. Речь идет в первую очередь о бюджетных организациях, в основном из сферы услуг. Также с сентября 2014 году во всех детских садах обязали обучать детей татарскому языку. Все детсады должны в игровой форме помочь ребенку выучить, как минимум, 160 татарских слов. Для воспитателей открывают специальные курсы по изучению татарского языка. Бесплатные курсы для всех желающих изучать татарский язык работают в Казанском университете уже несколько лет. В 2014 году в Казани открылся первый Национальный центр образования – комплекс, состоящий из школы, детского сада, музеев и кружков, где преподавание ведется на татарском языке. В 2013 году за счет республиканского финансирования запущен проект онлайн-занятий по татарскому языку, к которому можно подключиться из любой точки мира и 10 тысяч человек могут одновременно учиться. В системе общего образования все без исключения обучающиеся обязаны изучать татарский язык или в статусе родного, или в статусе государственного языка республики.

- А зачем дополнительно оговаривать статус русского языка как родного, если уже есть русский государственный?

- А потому, что если законодательно установить право изучать русский язык в статусе родного – то его можно будет изучать и в качестве государственного языка РФ, и в статусе родного. Хотя, разумеется, у тех, кто выберет родным татарский язык, русского будет меньше. И здесь необходимо сказать о терминологии. У нас часто используют советское понятие «язык межнационального общения». Но тогда не было государственного языка. Я везде пишу, что русский язык, являясь государственным должен обеспечить всем гражданам России, конкурентоспособность на всей её территории, а функцию общения он выполняет на территории СНГ. Так должно быть – но на деле, часто приходиться сталкиваться с тем, что даже люди из верхушки исполнительной власти в субъектах не понимают смысла некоторых русских слов. Удивительно – но факт.

- Но почему федеральный государственный образовательный стандарт изучения языков сейчас выглядит так, без фиксации русского языка в статусе родного?

- Наверное, потому, что разработчики стандарта продолжают руководствоваться старыми советскими стереотипами и не учитывают содержание 68 статьи Конституции РФ. В стандарте, как и в советское время, используется понятие «русский язык и родные языки». В этой формулировке русский язык противопоставляется родным и, следовательно, родным не может быть. В стандарте также используются довольно сомнительные понятия «русский неродной» и «родной нерусский». И пока эти понятия не были введены в стандарт, коллеги из Татарстана отказывались его поддержать. Парадокс заключается в том, что все законодательные и нормативные правовые акты, разрабатываемые на федеральном уровне должны согласовываться со всеми субъектами федерации. Но то, что разрабатывается на республиканском уровне – ни с кем не согласовывается.

- А почему так мало недовольных выступает против этой системы?

- Запуганы. В Татарстане многие родители запуганы. Мне были звонки, родители рассказывали, как их ребёнка ставят на общую линейку, унижают перед всеми ребятами. Какой родитель захочет такого для своего ребёнка? Поэтому они пытаются приспособиться, родительские школьные советы работают чаще всего по принципу «я войду в совет, только чтобы моему ребёнку было хорошо».

- Но тогда, при таком подходе, даже если предположить, что русский ребёнок добросовестно выучит татарский язык, разве он встроится в существующую систему связей?

- Конечно, нет. Куда бы вы ни пришли – вы в республиканском управлении русских практически не увидите. Это проблема кадров. Так было и в Якутии, когда мы туда приезжали. С начала 90-х годов в республиках осуществлялась определённая кадровая политика. Федеральный центр практически кадровой политикой не занимался, а вот в субъектах было именно так. И на Кавказе, и где угодно создавались все условия для того, чтобы русские уезжали. Почему? Потому что в сознании многих управленцев доминирует идея филологов: если создать оптимальные условия для развития родного языка, изменив языковую среду, т.е. уменьшив сферы функционирования литературного русского языка, то родной язык будет развиваться. Но это неправда. Язык будет развиваться, если будут экономические факторы, стимулирующие формирование положительные мотивы к изучению языка. А с этими факторами сейчас проблема, что греха таить, даже для русского языка. А вот в субъектах власть просто шантажирует свой народ. Язык – это тот рычажок, с помощью которого завтра региональная власть будет переизбираться, играя на этнических чувствах. Это самое простое. Это гораздо проще, чем заниматься экономикой.

- А что возможно скорректировать в языковой политике на федеральном уровне?

- Для начала необходимо скорректировать понятийно-терминологический аппарат. Исключить противопоставление «родной» и «русский», так как русский язык также является родным. Необходимо также в законодательной норме ряда республик вывести русский язык из статуса государственного языка республики, сняв функциональное равноправие государственного языка Российской Федерации с государственным языком республики. Восстановить конституционную норму русского языка в статусе государственного языка Российской Федерации.

Беседовала Татьяна ШАБАЕВА

Продолжение дискуссии в статье Вячеслава Ар-Серги

♦  Мнения собеседников могут не совпадать с мнением редакции.

Теги: филология , русский язык

(обратно)

А родной – стать чужим...

Фото: РИА «Новости»

Публикуется в авторской редакции без сокращений

Начну с того, что вспомню свою студенческую фольклорно-диалектологическую экспедицию. Да, так ни много и ни мало назывались в наши времена выезды студентов-филфаковцев в далёкие районы - глубинки – для сбора фольклорно-языкового материала среди населения. Для нас, будущих удмуртских филологов, это имело огромное значение – буквально как посвящение в Филологию. Ценность этих полевых экспедиций была весьма высокой, и, наверное, именно от этого в новейшие времена, они были упразднены в филфаках – по крайней мере, мне так сказали. Мол, денег нет[?] А по мне это смотрится так: подобные студенческие экспедиции, возглавляемые доцентами и профессорами филологии, были полезнейшим делом, а нынешние времена сразу ставят жирный крест на всём полезном, предоставляя "зелёный свет" многому другому – ненужному и вредному. А ведь юные филологи неимоверно мужали на таких экспедициях, которые зачастую слагались по самому нужному маршруту – до самого себя, до корней своих и до истоков Родины своей… Но не об этом сейчас речь… А о том, что мы – группа студентов-филологов Удмуртского госуниверситета оказались прямо-таки на земле филологически обетованной – с точки зрения удмуртского фольклора и диалектологии. Этим райским местом для нас стала деревня Большой Карлыган (по удмуртски – Заны), расположенная на самом восточном конце Марийской Республики. Чуть ниже её по карте – уже Татарстан с его Балтасинским районом, а ещё повосточнее – чересполосица Кировской области с переходом на Удмуртию. Карлыган – особое, буквально намоленное место для удмуртов, это – один из первоцентров удмуртского просвещения ещё с царских времён…Но и не только удмуртов, но и марийцев, татар. Не буду вдаваться в исторические доказательства уникальности Карлыгана – доверьтесь моему слову или Интернету.

Итак, раннее утро в Карлыгане – большой, старинной, богатой деревне с прямыми улицами и высоченными осокорями по обочинам дорог. Выходя из магазина, по местному – сельпо, я примечаю троицу милых карлыганских бабушек – моложавых, бодреньких, чуть озорных, но и не без должного степенства в осанках. Их разговор был экспрессивен, порывист и фактурен. Бабушки нетихо обсуждали новость о том, что вчера в их клубе (мало уступающем городским ДК) произошла стычка молодых людей из-за их неразделённой любви к одной местной пассии, поневоле ставшей яблоком раздора для местных егитов. Бабушки, рассказывая об этом, пришепётывали, цокали языками, подталкивали друг друга в бока – но деликатно, хлопали себя по ляжкам, охали и ахали, поминутно поправляя на своих милых головках несбившиеся беленькие платочки. При всей высоте температуры их обмена мнениями относительно свежей деревенской новости, касающейся важнейшего аспекта их жизни – воспитания подрастающего поколения, виделось, как бережно и любовно эти бабушки относятся друг к другу. Это просто читалось в их жестах и глазах, ей-Богу. Видно, знали они друг друга с рождения и не могли уж обходиться одна без другой – ну, ни денёчка. Одеты они были простенько и опрятно – теплые кофточки, на ногах – блескучие татарские галоши – новые, не без шика. А я стоял в шагах десяти от них, под отцветшей сиренью, и не мог даже ноги сдвинуть с места – как громом пораженный, ей-Пра. Бабушки – удмуртка, татарка и марийка, каждая говорила на своём языке и каждая из них понимала речь своей товарки с лёту, без перевода! И всё это – на оживлённейших нотах, без никакой заминки в голосе и преград в интонации. Наша удмуртка знала языки своих соседок свободно – марийский и татарский и считала это совершенно само собой разумеющимся, а татарка и марийка в свою очередь отлично понимали её. Но каждая говорила на своём родном языке, убеждённая, что её отлично понимают – что так и было!

И сказал я тогда себе, длинноволосый студент-филолог, втихаря пишущий рассказы и стихи - вот идеал межнациональных отношений! Настоящий, народный, взаимоуважительный, недекларативный, полновесного золота многовековых отношений народов друг с другом… Ах, как же мне хотелось расцеловать этих милых бабушек - светлых ангелиц… Но я постеснялся… Но если бы я тогда сказал бабушкам, что они – мировой эталон межнациональных отношений между народами, они бы просто не поверили мне - «чего это он ? Простое же дело…». И обворожительно посмеялись бы надо мной, и я – с ними. А вот языки старососедских наших народов – татар и марийцев, я начал осваивать, постигать азы буквально с того же дня – вдохновленный примером той бабушки-удмуртки. Этим я скромно горжусь и сейчас – мне по душе эти языки и при случаях мне очень нравится говорить на них… Соседские ведь.

А сейчас, знаете, над чем я задумался… Я представил себе, а что если бы в этой троице тогда оказалась бы и русская бабушка? Что бы случилось? По-моему, а) все нерусские бабушки, запинаясь и кряхтя, краснея и отмахиваясь, стали бы говорить на своём подобии русского языка – односложно, с акцентом, стараясь гримасами, жестами восполнить дефицит русских слов – несчастные люди, вмиг потерявшие свою самодостаточность, степенство… Они побыстрее бы поспешили расстаться – не наговорившись вволю, не натешившись душою… б) русская бабушка также говорила бы на своём языке, отлично понимая речи своих соседушек – удмуртки, марийки, татарки…

По пункту «а» это была бы скучная, обязательная картина, присыпанная золой прохладных отношений – «говорите на культурном языке!». Без душевного огня, ей-Пра, по колониальному сюжету. И без главного – уважения к самому себе, к собственной самодостаточности… А вариант «б»? Не верится в такое… По крайней мере, не виделось никогда… Я не отрицаю, что и может быть такое, но я не вспомню такого случая в наших краях, чтобы русский человек ровно и равно говорил со своим российско-нерусским собеседником на его языке или просто знал его язык. В лучшем же случае, наиредчайшем, он скажет 2–3 предложения «по чучмецки» и тут же перейдёт на свой язык, хотя и понимая своего собеседника без переводчика. Живут-то рядом, сколь уж лет… Почитай уж, что - издавна. Считай ещё, что с тех времён «как татарву и чудь пермскую громили»…

Нет, нет престижа и нужды для русского человека в знании коренных нерусских языков народов России – не так воспитан… А ведь и хлеб сеяли вместе и против ворогов сообща стояли – с земель российских изгоняли... Он исторически хорошо знает, что в отношениях с российско-нерусскими людьми всё государство – за него… Как писал В.В. Маяковский: «…тем, кто рядом, почёта мало…». Эту черту русского человека, увы, взяли себе (нет бы взять – не это, а что-то получше) и обрусевшие – ныне основная масса населения Российской Федерации. Как говорят про них удмурты: «Мон – не мон! Тебя – не валамон!», что на удмуртско-русском «суржике» - «Я – уже не я! Тебя не понимаю!..». И нос – повыше, мы ведь теперь – культурные, а не то что вы, оставшиеся у родительских гробов своих… А кто же будет заботиться об этих самых родительских гробах, ему – «по барабану», ведь он стал уже «культурным» - говорит только по-русски (будто бы…) и сало, наверное, как говорится, ест только русское…

И, на мой взгляд, история нашей страны сегодня переживает этап невиданного доныне форсажа тотальной русификации всех её национально-территориальных образований. Но всемерная катализация этого процесса всевозможными членами очень рабочих групп по образованию и историческому просвещению Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям и т.п. имела бы сегодня мизер результата, если бы печаль этого процесса не диктовалась совершенно дикими законами исключительно лишь собственного выживания человека в нынешней российской общественной действительности – капиталистической формации в её гремучей смеси с неимоверно живучими остатками социалистического, крепостническо-феодального, родоплеменного и других строев. Отличие нынешнего периода ковровой русификации от предыдущих состоит в том, что ныне она совершается если не при попустительстве, то при молчаливом союзничестве родителей к переходу своих детей на неродной им государственный язык даже на самом первичном, семейно-бытовом, буквально просто коммуникативном уровне. При этом воздействие духовности родных языков, подкрепленное неизбывной мудростью предыдущих поколений, устанавливается на самом малом уровне, зачастую и только в косвенном. Молодой человек, с рождения своего не закрепленный на своём родовом берегу, всю свою жизнь пытается доплыть до берега другого и, ясное дело, тщетно… Духовная прописка к определённости своего личностного берега определяется, я в этом абсолютно уверен, не только родителями, но и, позвольте сказать, и самим Творцом, в какой бы Ипостаси он не представал на данности момента. Людям написано на Роду – кем есть быть, кем появиться на Свет этот божий. Один рождается русским, другой – татарином, третий – удмуртом, четвертый – калмыком и т.д. А как уж человек обойдётся со своей родословной, это уж зависит от него, от его друзей и недругов, от Родины его и, увы, государства – как ведущего акцента нашего времени в деле формирования личности. А государство – это множество людей с малым содержанием в нём хороших человеков. Канон гуманистический сменяется исключительно государственным, при котором человек от рождения нерусский, в нашей стране изначально не является общественно-самодостаточной личностью, а своей самореализации, определённого материального достатка и т.д. он может добиться лишь в результате перехода в другую культуру, на другой язык, не признающие в нём его изначальных данных – как в культуре, так и в языке, чего делать рождённому русским человеку и в голову не придёт. Это справедливо? Ответьте на этот вопрос по своей совести… Где равные возможности, о которых так пекутся во всевозможных Центрах этнокультурной стратегии образования Федерального института развития образования и т.п.?

Наверное, все родители желают своим детям сытого, здорового и безбедного проживания на белом свете. Своим мальчикам - дорогих костюмов с галстуком-бабочкой на снежно-белой рубашке, крупных банковских счётов «за бугром», богатых невест, просторных коттеджей; а своим девочкам – изящных нарядов с обложек глянцевых журналов, состоятельных мужей с лучшими автомобилями (самолётами), большого собственного дома на Родине и виллы на берегу тёплого моря… Всё это – редко достижимое, ныне становится визитной карточкой человека, умеющего жить, героя нашего времени – как продукта государственной пиар-стратегии. В основную массу нашего населения муссируется идеал сытого и безбедного существования, всемерно подогреваемый всеми российскими СМИ, как частными, так и государственными. В их рейтингах не сказано ни о совести, ни о Боге… И под этот шумок, явно или косвенно, нашей госмашиной, особенно на местах, доводится мысль до всех носителей негосударственного языка – в вот, мол, родной язык ведь и тормозит развитие ваших детей, им не остаётся времени на изучение самых важных предметов, и особенно – на русский язык, как базовый для ЕГЭ. Может, надо отказаться (пока) от родного языка и литературы и перейти на государственный язык… И тогда жизненная удача, считай, что уже – в кармане! И это всё при том, что в среде нынешних материально благополучных, так называемых – состоявшихся, удачливых людей – богатых бизнесменов, высокопоставленных чиновников, олигархов всех разливов и т.д., даже и в национальных регионах российско-коренные нерусские языки – не звучат. Они все говорят только на одном языке – государственном. Потому что в подавляющем своём большинстве представители коренных нерусских народов (за исключением, может быть, Северного Кавказа) – просто бедны, как и всё российское крестьянство. А ведь родителям хочется и другой жизни своему ребёнку, а тут подсказывают, груз на ногах – родной язык. Значит, надо освободиться от него... Ишь, не даёт чаду прямым ходом – да в МГУ?!. Отставить его!

И вот иду по своей родной удмуртской деревне – как сквозь строй. Не слышно удмуртской речи, ушла она во дворы да на кухни – к дедушкам да бабушкам. Наши дети не говорят на нашем языке, они только кричат друг на друга по-русски. А ведь их будто бы и учили родному языку и дома, и в садике, и в школе - чуток хоть, но переспорить мнение о том, что «да куда он нужен-то родной язык? Да куда ты дойдёшь со своим удмуртским – до туалета в огороде» не представляется возможным. Правда жестока – как и мир. Родной язык относится к духовным ценностям, не престижным по шкалам нынешних, исключительно материальных, ценностей и благ. Духовное ведь в карман не положишь, его не продашь и не купишь, не оденешь и не поешь… Духовного надо ещё и удостоиться… Вот такими мы стали и таковыми растим наших детей. Мы им готовим такой мир, в котором они не озаботятся уж нами – лишний груз. Они постараются забыть нас… Удмуртов, татар, чувашей, марийцев, башкир, коми, мордву и т.д. Ведь мы не вписываемся в прагматичность рыночного мира, куда ведём своих детей – мы не умеем торговать и не будем этого делать. Мы – другие, за которыми приходят, идут уже – совсем другие, подобно ящерицам сбросившие хвосты родных языков и национальных менталитетов – не жаль, вырастут другие, попрагматичнее. Остаться без «хвоста» - не страшно, страшно вообще – не остаться…

Базы духовного национального воспитания подрастающего поколения посредством родного языка и народно-национальной мифологии сегодня практически раздербанены – без предложения достойных альтернатив. Не без участия в этом национально озабоченных институтов «при Президенте РФ», «национальных компонентов» в образовании, ЕГЭ и т.д. Порядковость изучения языков в наших школах такова: везде первый – русский язык, второй – английский, и третий, по остаточно-возможному принципу - национальный язык данного региона. Нередко он – просто-напросто факультативен, а где-то и сведён к обыкновенной кружковой работе… - беднейший родственник. Ведь ученик может поступить в МГУ! Этот довод очень живуч у наших русификаторов, можно подумать, что все тысячи общих школ нашей страны на это только и заточены, что на МГУ. Таковым по секрету скажу, может они и не слышали: поступают в МГУ даже ведь и с отличным знанием своих родных, нерусских языков. Татарского, удмуртского и др. Бывает… А вот вам, видно, и не сообщили… Да что-то и москвичи-то с питерцами почему-то не все рвутся в это самое МГУ… Странно… Да и не все нынешние русификаторы и сами заканчивали сей вуз.

По уму, что навряд ли, но более всего сложением современной социально-экономической действительности, сегодняшние русификаторы празднуют победы на всех направлениях своей беззаветной деятельности, имперского служения – нерусские родители перестают воспитывать своих детей на родных языках, читать им свои сказки, петь им свои песни, рассказывать о славных предках, восхищаться родной природой, думать на своём языке… Но тут надо бы всё же поставить на вид этим госрадетелям государственного языка – они занимаются не столько русификацией, а сколько самой тупой унификацией. Той, что известна, к слову, в США – единый американский народ, который до сих пор не покаялся за массовое истребление великого множества индейцев на их родной земле. Ну, что для США и западного мира нет покаяния ни в чём – это не ново, не новы и российские унификаторы. Да разве попрекнешь их, госрадетелей, что ситематически на российских просторах исчезают народы с уникальнейшими языками и культурами… Ведь это – люди! Господи, неужели они не ведают, что творят… Но у нас всегда государство – превыше всего: не государство – для человека, а человек – для государства. И это, как мы знаем из истории, – главный признак Империи. Да, в отношении своих собственных нерусских граждан наша страна и ныне пользуется именно имперским постулатом: отринь своё – служи нам!

Ведь если вдуматься в это, то волосы – дыбом. А именно от того, что сейчас любой глава районной администрации любого национального региона, проведя должно-предварительную работу с родителями, запросто может закрыть преподавание любого из национальных языков РФ в школах, подведомственных ему. Он тут же сошлется на «народное мнение» и по закону будет совершенно прав. Нет защиты родных языков в нашей стране.

И от этого и накатывает дегтярная тоска от всех этих выкриков во весь рот – мол, русский язык в национальных республиках России находится в опасности! Надо спасать его! Ратуйте, люди добрые! Дискант этих выкриков – знакомый, дыхалкой своей черносотенной - живучий, как чёрт…

И сколько бы ты не говорил, что даже и ни одной национальной школы ныне в России – нет, а есть только русские школы с дополнительными преподаваниями только родных языков и литератур, вас никто не услышит. Все общие предметы в таких школах – математика, биология, химия, физика и др., все они преподаются в нашей стране только на русском языке. И во всех этих школах есть предметы обучения и русского языка и русской литературы. А в так называемых национальных общих учебных заведениях просто плюс ко всем общим предметам, преподаваемым на русском языке, изучают и родной язык с родной литературой. Нигде в российских учебных заведениях нет доминанты преподавания нерусских, национальных языков над русским. Этого не было даже у нас на факультете удмуртской филологии Удмуртского госуниверситета – казалось бы, специализированного.

Русскому человеку не надо знать ни одного российского национального языка, он везде прекрасно обойдётся исключительно русским языком – этого не припомнится ни в одной из известных человеческой истории империй, как правило состоявших из национальных метрополий. А нынешнее российское языковое пространство – единорусское, и сочинять небылицы об ущемлении прав русского языка где бы то ни было в российских весях возможно только по недоброму умыслу или заказу. Вряд ли российскому…

Вот такие мысли приходят в голову когда снова и снова натыкаешься в СМИ на вилы спасителей «великого и могучего…», который будто бы ущемляют или готовятся ущемить в каком-то национальном регионе нашей страны. Да уймитесь уж, господа… Спите спокойно – дело ваше верное, ждите свои сребреники от ваших хозяев – авось, и не забудут про вас. А однажды проснётесь и зело обрадуетесь - не будет больше в России ни одного другого языка кроме русского! Недолго уж до этого осталось, а вот останется ли после этого сама наша Россия? Это – вопрос…

Но и допрежь этого выдадут всем радетелям госязыка большие ордена : «За победу над нерусскими языками коренных народов России» - Первой степени, «За ликвидацию нерусских языков коренных народов России» - Второй степени и т.д. Наверное, введут и медали этих орденов… Думаю, что многих нынешних «страдателей» за русский язык не забудут отметить ими… Они предпочитают спасать русский язык внутри России – так безопаснее и сытнее , а за её пределами, где русскому языку реально угрожают – их нет…. Нет, таких этими наградами не обделят… Также как и оптимизаторов преподавания удмуртского языка в Удмуртии - лишь за последние двадцать лет упразднено обучение удмуртскому языку и литературе более чем в двухстах школах республики! Все эти деятели и сейчас – на сытных госместах, их годовые декларации о доходах – сплошная песня с мажорным припевом «Жизнь – удалась!», предпочтительно – под залихвастский баян… Таких орденоносцев и медалистов будет ой! как много… Не обделят этим знаком всенародного «признания» и московское сановничество с его профильными министрами.

Но не дадут этот орден русскому писателю Юрию Полякову, несдающемуся ходоку за национальные литературы России перед миром, человеку настоящей русской совести… Не дадут его Минтимеру Шаймиеву - мудрому аксакалу татарского народа… Не дадут его порядочным людям… Не дадут его и мне, мыслящему на своём родном, нерусском языке, данном мне моими бедными родителями – да упокоятся их души с миром… И это будет – истинная награда.

Что можно сказать о выступлении Артеменко , в котором основа трех её китов уже сразу не есть правда? Первая неправда заключается в её утверждении о том, что в отдельных национальных республиках РФ преподавание местно-национального языка превалирует над преподаванием русского языка. Такого нет нигде. Если не верите, то зажгите днём лампу и походите по национальным окраинам нашей необъятной – могу составить компанию, хоть и не хочу с вами. Вторая неправда интервью в том, что собеседница журналистки Татьяны Шабаевой утверждает мысль о том, что будто бы в Татарстане есть районы, где татарский язык является административным языком. В этом видится её прямое недоверие службам нашей Прокуратуры – они бы сразу просекли и пресекли это. Поясняю: на всей территории РФ, во всех её национальных регионах, административное делопроизводство ведётся только на русском языке. В том же Татарстане даже и чересчур пытливый глаз не обнаружит хотя бы малой чёрточки административного хотя бы двуязычия – есть только русскоязычность. Любому русскоговорящему человеку в любом районе Татарстана – комфортно с точки зрения его гражданско-правовой обустроенности, а владеющему лишь татарским языком путь выпадает только до околицы его родного аула. На татарском языке можно петь, можно писать стихи, а к госуправлению Республикой татарский язык прямого отношения не имеет. Возможно, только опосредованное, когда татарстанские чиновники в обеденный перерыв уделяют внимание эчпочмаку и балишу – блюдам татарской кухни. И – вряд ли более.

Третья неправда интервью касается якобы возможных 15-процентных надбавок к бюджетным зарплатам за владение, знание и работу с языком титульного (титульных нынче уж нет, здесь это слово оставим чисто в прикладном значении) населения. Откуда эти слухи взялись? Неведомо… Но мне неизвестен ни один нацрегион в нашей стране, где бы так практиковалась поддержка национальных кадров. Да, я слышал, что есть некоторые формы допстимулирования кадров из среды народов Севера или Сибири, но это – совсем из другой партитуры…

Почему примером актуального сложения языковой ситуации здесь берётся Татарстан? Почему не Чечня или другие северокавказские республики? Наверное, не только из-за того, что татары являются вторым по численности, после русских, коренным населением России. А, может, быть Татарстан избран здесь именно по его открытости к диалогу, европейскому такту и межнациональной толерантности, установленной во главу угла центристкой политики руководства РТ? Не будем гадать… Но нельзя сбрасывать со счетов и то, что если недалёкий потомок татарского мурзы Тургена, пришедшего из Степи на службу Руси, писал: «…о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык»… (Иван Сергеевич Тургенев), то есть, наверное, и другие потомки других мурз, которые так не считали и не считают. Также как и многие представители других нерусских народов РФ, они относятся к русскому языку как к самому обычному, нормальному языку государственных коммуникаций… Типа того же английского и др. Мне кажется, что за это сейчас никого у нас не преследуют – за плюрализм мнений, высказанных не против существующего строя.

От моего дома до Татарстана - сорок пять километров, и ситуацию в соседней республике мы знаем не понаслышке… Всё дело, видно, в том, что молнии всегда бьют по вершинам. Ведь языковая политика Татарстана, без всяких там каталонских моделей, идёт по совершеннейшей целине нерешённых национально-языковых вопросов в целом по стране. И о том, что она в первую очередь – именно интернациональна и гуманистична, я узнаю от своих сонародников-удмуртов, испокон веков живущих на территории нынешнего Татарстана. Они – не диаспора, а один из коренных народов Татарстана. Я верю их словам о том, что для удмуртов Татарстана обучение удмуртскому языку поставлено куда как предпочтительнее, чем в самой Удмуртии. И не только верю, но я и знаю.

Для других национальных регионов, в частности и соседних, таких, как Удмуртия (на улицах Ижевска удмуртская речь не слышна), Чувашия, Марий Эл и др. Татарстан – недосягаемый пример, относящийся к вопросам грамотных поисков решений регионально-языковых вопросов. А с точки же зрения любого интеллектуально-нормального человека, знакомого со Всеобщей Декларацией прав человека, положениями международных конвенций гуманитарного права, и даже просто с Конституцией нашей страны, ущемление языковых прав народов Татарстана, в первую очередь татарского - налицо. Общественный вес татарского языка сведён к неразменному минимуму и относится ныне скорее всего лишь к национальной культуре, нежели как к ведущему компоненту общественно-политического строительства региона. А в других национальных российских регионах и этого нет. Им до Казани – ещё ох как далеко, как и самой Казани до хотя бы элементарной нормализации функционирования одного из государственных языков своей Республики – татарского... С этим горячо выступал патриот России Минтимер Шаймиев, об этом же писал классик татарской и мировой драматургии Туфан Миннуллин (1935–2012) в своих открытых письмах недругам своего родного языка, данного ему Творцом. Под его письмами может подписаться любой нерусский россиянин и сегодня, а особенно миллионы зататарстанских татар, в своих регионах страждущие по духовному окормлению родным словом… Но воз и ныне там.

Есть, видно, люди, имеющие свою маржу интереса от неустроенности внутрироссийской языковой политики по отношению к нерусским языкам. Проблема есть. Она не решается. А если не знаете как, то идите в Казань, расспросите – там люди скажут. А языковая унификация народов России – это путь краха. Ведь именно на уникальности народов российских и на их осознанной взаимозависимости держится нынешний феномен Российской Федерации. «Не русский я, но – россиянин!» - восклицал Народный поэт Башкортостана Мустай Карим. А по В. Далю россиянин – это и есть инородец. Так что, все мы нынче - инородцы.

Человек, желающий Божьего блага народу своему, никогда не будет врагом и для других народов. Эта мысль золотой нитью проходит в лучших образцах народной словесности и национальных литературах нашей страны – перечтите их. И дайте, наконец, национальным писателям России сказать и своё слово с главных экранов российского ТВ. Кто вспомнит сейчас, когда последний раз национальный российский писатель выступал с проблемами своего народа перед многомиллионным телезрителем? Я не вспомню. И это касается и других федеральных СМИ. А вот наш старый боевой товарищ – «Литературная газета» - не отмахивается от наших проблем. Исполать ей!

Но вернёмся к интервью уважаемой Татьяны Шабаевой. Возьмём пункт статуса русского языка как государственного языка республики. По мнению её собеседницы, это противоречит нормам федерального законодательства, т.к. русский язык в соответствии с 68 статьей Конституции РФ является государственным языком РФ и раз так, то никто не вправе приравнивать к нему языки республик. Однако в Конституции РФ нигде не сказано, что русский язык не может использоваться как государственный язык республик. Определение его статуса на местах отнюдь не ущемляет верховенство федерального законодательства над республиканским, а наоборот, способствует его реализации. В то же время умалчивается о том, что в соответствии с той же статьёй Конституции РФ республики вправе устанавливать свои государственные языки и в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях. Национальные республики являются субъектами РФ и, соответственно, русский язык является и их языком. Поэтому предложение собеседницы Татьяны Шабаевой вывести русский язык из статуса государственного языка республики, сняв функциональное равноправие государственного языка РФ с государственным языком республики, по сути само и противоречит федеральному законодательству. Вот ведь как оно получается-то… Даже при таком-то сухом повествовании, закон – есть закон.

А теперь о категории «родной язык» применительно к данным условиям. Тут уж мне придётся, видно, объяснять это с помощью пальцев – по-другому, кажется, нельзя. Представьте себе, что в одном классе учатся русский мальчик Вася и удмуртский мальчик Коля. Они дружно ходят на уроки по основным предметам, преподаваемым на русском языке – как же иначе? И плюс к этому, также вместе и обязательно на уроки русского языка и литературы. Но несколько раз в неделю, по расписанию, стоят уроки родного языка и родной литературы. Русский мальчик Вася идёт на уроки русского языка и литературы, а удмуртский мальчик Коля – на уроки удмуртского языка и литературы. Потому что они ему родные. И всё. Вот так смотрятся эти предложения о родных языках. Кто ущемлён? Догадайтесь сами. А кто посочувствует нерусские детям, которых родители скорее всего и оттащат на уроки русского языка… Кто решил, что русский государственный язык где-то в РФ может быть неродным для русского мальчика? Окститесь.

И ещё, биологи знают, что факт приспособления живого организма к окружающей среде, уподобления ей, называется, кажется, мимикрией. До какой же поры мы будем мимикрировать население нашей страны под одну гребёнку? До поры Иванов, не помнящих своего родства? Может, чтобы не потерять нашего лица необщего выражения, нам пора уже применить и предупредительный окрас? Мол, не трогайте, не обрадуетесь? Формы общественной и природной жизни, они ведь – разные, но диктат исключительного вкуса только собственного мнения о собственной лишь правоте – это мы уже проходили… Была на Руси «Русская правда», а другой и не было… Но и мир стал нынче – другой …

Удмурты говорят: «Лучшим подарком для человека является приветствие на его родном языке…». Несколько сотен лет уж мы делаем эти подарки, а в ответ - …

[?]  Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Ссылка на предыдущий материал полемики

Теги: филология , русский язык

(обратно)

Найти зерно добра

Стихи рождаются и на прогулке

Фото: Фёдор ЕВГЕНЬЕВ

Первое удивление солнцу, дождю или радуге проросшего зёрнышка детства, посаженного в благодатную почву, может явить на свет первые стихотворные строки: "Зима укрыла снегом / Леса, луга, поля, / Деревьям шубки белые / Из снега раздала[?]" Или сказочную историю: «Шёл зайчонок по дорожке / В новых красненьких сапожках. / Вдруг за кустиком ракиты / Он услышал храп сердитый…» Всё по-настоящему, в рамках сказочного жанра: и положительный герой - зайчонок; и отрицательный – хищник, и мораль в конце. Подростковое понимание поэзии выльется, например, в историю о Луне и Солнце: «На небе бархатном сгустилась / Царица-ночь – подруга звёзд / И через звёздный Млечный мост / Она на землю опустилась…»

Несколько лет я занималась с детьми литературным творчеством. «Часы поэзии», библиотечные и музыкальные уроки, поэтические праздники-конкурсы – всё было призвано решить не только конкретные воспитательные и образовательные задачи, но и в первую очередь разбудить фантазию детей и мотивировать их на создание своего литературного мира. Всплеск детского творчества особенно был заметен после проведения поэтических презентаций, в частности, по моей книге стихов. Приведу несколько высказываний ребят не только в качестве отклика на услышанное, но и как попытку написания ими литературного отзыва, заметки, выражение своего мнения. «Если внимательно вслушиваться, представляешь себе маленького бездомного щенка, дирижёра тополя и музыку ночи. Пронзительные, душевные стихи, даже мурашки по коже». (Рыскалкина Таня, 6-й кл.); «Стих «Листок» имеет своего героя, зашифрованного под листок, который отрывается от куста, как и человек от дома». (Алиева Динара, 7-й кл.). Были отзывы и с критической составляющей, например: «Я считаю, что ритмы стихов использовались русскими поэтами и частично избиты. Обилие эпитетов, возможно, показывает богатство фантазии, но в прочитанных стихах идёт описание жизни, как в розовом стёклышке. Я уже убедился, что жизнь и судьба могут ставить бесчисленные подножки, жестокие насмешки. Всего более мне понравилось стихотворение «Щень». Оно отражает реальную природу вещей. Половина стекла судьбы всегда остаётся чёрной!» (Ершов Марк, 7-й кл).

Итак, современные дети в большинстве своём не равнодушны к поэзии и, чувствуя и примеряя на себя переживания лирических героев, в то же время ждут от поэзии новых форм и реальности, доступной пониманию. Какие же темы волнуют школьников? Анализируя конкурсные поэтические работы учащихся 3–10-х классов одного из тольяттинских лицеев, а также стихи участников студии детского поэтического творчества «Юный журналист», можно сделать вывод, что на первое место выходит пейзажная лирика. Это и неудивительно, ведь школьная программа богата на подобные произведения русских классиков и природа – наиболее близкий юному человеку объект удивления и осмысления.

«Метели, метели, метели, / И ветры уносятся вдаль. / Озябли берёзки и ели, / Пришёл старый дед, наш Февраль» . Это строчки из стихотворения третьеклассницы Грудановой Полины. А вот каким видит прощание с зимой шестиклассник Киселёв Евгений: «Ручьи журчат спокойно и терпимо, / Покрытый снегом мир теплее стал. / Пробившись через тучи светлым клином, / Поднялось солнце наконец на пьедестал» . Уж если ручьи журчат «терпимо», вполне можно и нам задуматься о своём отношении к людям и проблемам.

Радует метафоричность мышления детей. Вот у Кати Ковтуненко (10 лет) «малый молодой апрель играет с инеем-малюткой», при этом одет он «в зелёные и модные листочки». А осени Анны Ситухиной (12 лет) может позавидовать и взрослый поэт: «Устала осень, хлопает ресницами, / Она ещё не попрощалась с птицами, / Листва опала и появилась просинь, / Пусть хлынет дождь в ночную осень!» . Здесь и осень, хлопающая ресницами, и «плывущий месяц, как карась». Есенинские нотки – это очень здорово.

Стихотворение пятиклассницы Ломакиной Полины посвящено Рождеству. Начинается оно с описания природы, с кружения вьюг и склонённых деревьев. «Но вдруг затихло всё, / Не слышно ничего. / И стал звенящий лёгкий воздух, / Молчит наш сад, безмолвный лес, / И даже по-иному звёзды / Глядят с задумчивых небес» . Торжественность и важность момента переносится и на человека: «В душе таится вдохновенье» и «…ничего больше не страшно». Явился Спаситель и открыл дверь в мир добра и справедливости. А как жить без веры в справедливость, тем более юному сердцу?

Какой мир, какую природу мы оставим детям? Экологические проблемы волнуют третьеклассницу Ксению Жучкову. Ручеёк, который был «звенящий» и «тёк своей дорогой», чтобы «пройдя две тыщи стран, превратиться в океан», замусорили туристы: «Стал он грязным и вонючим, / Стал болотом он зыбучим. / Как очистить ручеёк, / Чтобы снова он потёк?» Решение снова в руках человека: именно мы ответственны за судьбу планеты: «Славно люди потрудились / И работою гордились!»

Девятиклассник Егор Шаталович занят поисками смысла жизни: «Когда рассудок победил / И вместо сладких дум о рае / В реальность адскую спустил» ; «Ты понимаешь – жизнь сурова / И трудностей и горести полна» . Молодой человек пытается найти своё назначение, приходя к выводу, что «любя себя», нужно «не забывать о других»: «И в суете пустого дня / Найдёшь зерно добра…» . Ему вторит семиклассник Колесов Егор, призывающий «Добро творить, любовью жить, / И никогда не дорожить / Деньгами больше дружбы! / Людей любить, стихи дарить / И мир за всё благодарить – / Нет для поэта лучше службы!» . Вот вам и вечная тема школьных сочинений о «назначении поэта и поэзии».

Приятно удивляют незашоренность детского взгляда, круг тем и спектр переживаний. Не связанные рамками оценочности школьного курса, дети раскрываются по-новому, более смело, более искренно. Возможно, несколько рекомендаций по развитию детского поэтического творчества будут полезны и педагогам. Приветствуется индивидуальная работа по авторской корректуре (почему это слово здесь не уместно, какие другие эпитеты можно найти). Собственное фантазирование непременно должно быть уравновешено образцами хорошей поэзии для детей. Замечательно тонкие строки о природе можно найти у Тимофея Белозёрова, Михаила Тимонина, Галины Новицкой. Читая стихи поэтов, опустите последнее слово в строке – пусть дети найдут разгадку самостоятельно. Изучение литературоведческих понятий можно вполне проводить на базе детского творчества, дав, например, задание придумать строки в ямбе или хорее, использовать в стихотворении ту или иную метафору. Лучшие работы обязательно должны быть отмечены (опубликованы, прокомментированы). Вспомогательные, но необходимые для словотворчества задачи – расширение словарного состава – решают игры со словами. Из самых распространённых: составление слов из букв заданного слова, сочинение стихов на заданные рифмы (буриме), поиск анаграмм к слову (кукла – кулак, стирка – старик, карета – ракета, апельсин – спаниель).

Конечно, не все дети станут поэтами, главная цель педагога – развитие их духовного мира и потенциала, умения чувствовать красоту.

Галина БУЛАТОВА, ТОЛЬЯТТИ

Теги: литература , чтение

(обратно)

«Оружие народа»,


или Научное завещание академика Виноградова

Мой верный друг! мой враг коварный!

Мой царь! мой раб! родной язык!

Валерий Брюсов

В 1945 году вышла одна на первый взгляд не столь уж заметная книга с названием "Великий русский язык". Её автором был известный учёный-филолог и впоследствии академик АН СССР В.В. Виноградов. В начале Великой Отечественной войны он был выслан в Тобольск как «админссыльный» и преподавал в Омском педагогическом пединституте, эвакуированном в этот город. Н.М. Малышева-Виноградова вспоминала о том времени: «Воду нам на салазках привозили из Иртыша[?] В.В. брился холодной водой. Но всегда ходил в институт в белых рубашках и в костюме. Когда читал лекции, снимал пальто. Институт не отапливался. Это была бывшая мужская трёхэтажная гимназия. О «героизме» В.В. ходили легенды. В институте все ходили в шубах. Весной В.В. был послан на разгрузку плотов…» Там, в тяжёлых условиях быта, в отсутствие необходимой научной литературы, он задумал написать обобщающую работу о русском языке.

К тому времени Виноградов уже опубликовал несколько известных книг: «Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX вв.» (1934; 2-е изд., 1938), «Язык Пушкина. Пушкин и история русского литературного языка» (1935), «Стиль Пушкина» (1941). В 1941 году в двух официальных изданиях – Большой советской энциклопедии и Малой советской энциклопедии вышли статьи Виноградова «Русский язык», где автор наметил свой план возрождения истории русского литературного языка: учёный говорил об этапах формирования русского языка, о роли церковнославянского языка, о европеизации языка в XVIII веке. 21 июня 1941 года, за несколько часов до начала войны, была подписана в печать книга «Язык газеты», учебное пособие для журналистов.

Предположительно в 1943 году, находясь уже в Тобольске, В.В. Виноградов писал Е.А. Земскому: «Сейчас работаю над статьёй для Учёных записок...». Эта работа вышла в 1944 году в издательстве «Правда» отдельной брошюрой под названием «Величие и мощь русского языка». Ясно, что публикация такой большой статьи с уклоном в историю и культуру была санкционирована сверху и имела в некотором смысле пропагандистский характер (вверху титульного листа обозначен адресат работы: «Центральные газетные курсы при ЦК ВКП(б)»). Но основной акцент в ней сделан на высказываниях Ломоносова, Пушкина, Тургенева и других корифеев отечественной словесности. Впервые в те годы так открыто говорится о значении старославянского языка: «Он был международным языком славянской письменности и славянской цивилизации».

Именно эта работа и послужила основой будущей книги «Великий русский язык», которая вышла в год Великой Победы и была пронизана пафосом любви к родной словесности и её лучшим представителям, подняла на должный пьедестал забытые советской наукой имена славянских просветителей и филологов-классиков XIX века, убеждала читателей в непреходящей ценности русского языка как основы национальной политики и культуры.

Открывается книга небезыз­вестной цитатой из книги Сталина «Марксизм и национально-колониальный вопрос»: «Нация – это исторически сложившаяся устойчивая общность языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Но уже во втором абзаце автор раскрывает замысел своей книги: «Язык – не только мощное орудие культуры, не только важнейший фактор духовного развития нации, но и очень активная и выразительная форма национального творчества, национального самосознания». Далее Виноградов выражает созвучное своим идеям устремление показать духовную мощь русского языка. Например, у Ушинского он выделяет мысль о том, что «каждое слово языка, каждая его форма есть результат мысли и чувства, через которые отразилась в слове природа страны и история народа». Из Гоголя цитирует фрагмент его статьи о Пушкине, где говорится, что «истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа».

Подробно говорится о роли старославянского языка, его «великом организующем значении» в истории русского языка и «цивилизующей всеславянской миссии»: «Старославянский язык, древнейший литературный язык славянства, впитавший в себя культурные сокровища греко-византийского и отчасти латинского языков, – двух основных международных языков европейского средневековья, был не только символом самостоятельного выступления славянства на широкую арену мировой культуры, но и ярким выражением родства славянских народов, общности их интересов». Можно поразиться смелости учёного, который настолько свободно и открыто об этом пишет, что порой трудно понять, в какое время издана книга. Известный лингвист В.М. Алпатов не без основания замечал: «Если изъять из неё несколько абзацев, она могла бы выйти не в 1945, а в 1915 г.».

Проблема христианизации языка при обзоре традиций начального периода в истории церковнославянского и русского языков, закрытая для публичного обсуждения в то время, часто звучит в мыслях В.В. Виноградова. В книге можно отметить и другие нестандартные черты: о дореволюционном периоде развития русской словесности учёный пишет с нескрываемой любовью и упоминает даже тех писателей, кого считали реакционными, – Достоевского, Фета.

Вопреки принятым идеологическим формам Виноградов завершает книгу «цитатой не из В.И. Ленина или И.В. Сталина, а из одиозного даже в те годы И.С. Аксакова» (В.М. Алпатов): «...нет… мгновений возвышеннее тех, когда внезапным подъ­ёмом всенародного духа вся многовековая история страны вдруг затрепещет в ней живою движущею силой, и весь народ послышит себя единым, цельным в веках и пространстве, живым историческим организмом».

Имя Виноградова прочно вошло в историю отечественной русистики. Показательны слова его ученика В.Г. Костомарова, которые с ясностью говорят о сути личности нашего выдающегося соотечественника: «…всё, что делал Виктор Владимирович Виноградов, было воспеванием русского языка. Он бесконечно верил в неиссякаемость его творческих и художественных сил, связанных с исторической самобытностью русской культуры и перспективами её развития. Однако вера эта никогда не превращалась в безосновательную риторику».

Позволим себе в заключение привести такой эпизод из воспоминаний жены учёного Н.М. Малышевой-Виноградовой: «В день, когда была объявлена война, все бросились забирать деньги из сберкасс. Презирая эту практичность публики, мы с В.В. отправились в Б. Камергерский переулок за покупкой географических карт, чтобы отмечать флажками на карте движение наших войск, как делалось это в войну 1915 г.».

Теги: филология , русский язык

(обратно)

Лирическая перемена


Олег ПАРАМОНОВ,

учитель русского языка и литературы, профессор Брянского государственного университета. В 1993 году стал победителем конкурса "Учитель года", поразив жюри не только своим педагогическим, но и актёрским, поэтическим талантом. Автор пяти поэтических книг.

* * *

Живём мы вроде веселей,

но грустно замечать всё чаще:

Чем больше голых королей,

тем меньше мальчиков кричащих.

* * *

Всякий раз от получки к получке

Я стараюсь себе объяснить,

Почему жизнь становится лучше,

Ночь всё хуже приходится жить.

* * *

Два чувства нынче близки нам -

в них обретает сердце пищу –

Любовь к рублёвскому жилищу,

Любовь к ответственным постам.

* * *

Я не ищу ни славы и ни выгод,

Но твёрдо знаю, что не пропадёшь,

Когда в самом себе отыщешь выход

И в жизнь других самим собой войдёшь...

* * *

Ты вечно даришь мне сюрпризы,

И сочетаются легко

В тебе улыбка Моны Лизы

С усмешкою Манон Леско.

* * *

Мне хотелось бы вам признаться:

Постигая науку жить,

Лучше вовремя ошибаться,

Чем не вовремя правильным быть.

* * *

У меня, да и у вас, в запасе вечность[?]

В. Маяковский «Юбилейное»

Готовясь к неизбежной встрече,

Что в мире сбудется ином,

Пора подумать бы о вечном,

А я всё больше – о земном.

Передохнуть бы мне немного,

Присев у отчего крыльца,

А я всё больше о дорогах

И о началах без конца.

Мне бы, припомнив о причале,

Спалить последние мосты,

А я по-прежнему мечтаю

О том, что сбудутся мечты.

Мой век короткий быстротечен.

И, дорожа в нём каждым днём,

Чем чаще думаю о вечном,

Тем больше мыслю о земном.

* * *

Наигравшись с Создателем в прятки

С благодарностью, что родились,

Прожигаем мы жизнь без оглядки,

Ублажая молитвами высь.

И вздыхаем о том повсеместно,

Что без посоха и сумы

До обидного неинтересно

После вскрытия выглядим мы.

И пока, поджидая нас, черти

Крутят адское колесо,

Завещания пишем, как Черчилль,

Ритуалам привычным назло.

Осушая до дна свою чашу,

Мы надеемся на чудеса,

Что за жизнь непутёвую нашу

Нам отпустят грехи небеса.

* * *

Жизнь всё расставит по своим местам

Смерть всех разложит по своим погостам,

Но почему проходим мы непросто

Свой путь от колыбели до креста?

И почему, печалясь и греша,

Сомненьям и страданиям навстречу

Стремится обречённая душа,

Всю нашу жизнь себе противореча?

* * *

Когда тебя со мною нету рядом,

Я одиноко в комнате грущу,

И в зеркалах, с моим встречаясь взглядом,

Я отраженье глаз твоих ищу.

В стекле зеркал печально отразившись,

Стекает по щеке моей слеза,

И смотрят на меня, преобразившись,

Мои твоими ставшие глаза.

Души твоей неведомая тайна

Тревожит душу тайную мою,

И, чувствуя в себе твоё дыханье,

Я сам дышать уже перестаю.

Покорно подчинясь преображенью,

Я обретаю жизненный покой...

И глаз твоих застыло отраженье

В стекле окна, следящего за мной.

Теги: современная поэзия

(обратно)

Оглавление

«Я памятник воздвиг себе иной…» Пока ещё «живой как жизнь» Праздник под дождём Беседы лучших с лучшими Гендерная номенклатура Образцовые жертвы Фотоглас № 21 Фашизм, новая волна Мозги для роста Кто прокатит на тракторе? Страна невозможностей Величие замысла Преобразил жизнь даже недругов Без директора в голове Сиреневые пряди Литинформбюро № 21 Оскорбительный ветер забвенья Чтобы память не остыла Поэтическая рубрика Книжная полка Петербург литературный Разгадать «вещь в себе» Мемуары с акцентом Свой путь прошли недаром Пятикнижие № 21 Отделится ли государство от «Золотой маски»? …И другие заинтересованные лица США и Россия в украинском окопе Кому нужна «перестройка-2»? Мирные игры Пятьдесят книг фронтовика Невыносимая лёгкость Река штампов «Чёрное зеркало» Украины Шолохов выходит из тени Бродского? «Слава» без славы Не награды ради, но... Реформа РАН и её жертвы И ни слова о Победе Краевед земли русской Всё, что каждого из нас касается Пульс большого города Застыл, как забытый бой Наша Лаоша Взгляд из провинции Культурные новости Каким будет памятник? Салават ЩЕРБАКОВ: «Традиция – самый трудный путь на вершину» «Переплетенье разнообщих судеб» «В душе у форварда пожар…» Фотоприветы с донских берегов Письмо писателю Иронические верлибры В две строки Литературные байки Фантазии Дидятьева Умные мысли Новости агентства Дон-информ В поисках собственного стиля После войны Идея хороша. Но исполнение... Новости Шлагбаум вместо лифта Разгребая склад ядохимикатов Погрязшие в безвкусице Классное чтение «Великий и могучий» в изгнании Может ли русский быть родным языком? А родной – стать чужим... Найти зерно добра «Оружие народа», Лирическая перемена

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск

Последние комментарии

Последние публикации

Загрузка...