загрузка...
Перескочить к меню

На мели (fb2)

- На мели 466 Кб, 142с. (скачать fb2) - Чарльз Уильямс

Настройки текста:



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!





Чарльз ВИЛЬЯМС

НА МЕЛИ

Глава 1


Самолет приземлился в аэропорту Майами Интернэшнл в три сорок утра, во время короткого перерыва между двумя грозовыми ливнями. Ингрем, слегка прихрамывающий, крупный человек с широким лицом и задумчивыми серыми глазами, вышел вслед за остальными пассажирами из самолета и вдохнул теплый влажный воздух, оставленный пронесшейся бурей. Как и всегда, когда случалось подолгу сидеть, нога у него слегка занемела и при каждом шаге приходилось преодолевать болезненное сопротивление туго натянутых сухожилий. Пройдя иммиграционный и таможенный контроль, Ингрем, отрицательно мотнув головой, отверг услуги носильщика и сам донес потрепанный чемодан до нижнего пандуса. Он доехал на такси до третьеразрядной, запущенного вида гостиницы в центре города под названием “Жемчужина”, где останавливался пятнадцать дней назад и с тех пор использовал как свою основную базу. Почты для него не было. Что ж, времени прошло слишком мало.

– Если пожелаете, сэр, можете взять ту же комнату, – предложил служащий за стойкой.

– Хорошо, – равнодушно согласился прибывший.

Любоваться из этой комнаты можно было лишь унылым двором-колодцем, но она была дешевле тех, где окна выходили на улицу. Ингрем заполнил регистрационный бланк и поднялся на содрогающемся от усилий лифте на третий этаж. Лифтер, скучающий девятнадцатилетний юнец, подхватил его чемодан и направился к комнате вдоль устланного изношенным ковром коридора со скрипучими половицами.

Плохо освещенная комната с высоким потолком отличалась сравнительной чистотой и той стандартной унылостью дешевых гостиничных номеров, которая делает их одинаково пригодными для сна, любовного свидания или самоубийства. Налево, сразу у входа, виднелась дверь, ведущая в старомодную ванную. Из мебели здесь были широкая кровать с изогнутой спинкой и комод, весь в черных пятнах от окурков и белесых разводах от стаканов для коктейлей, а у окна, выходящего во двор-колодец, стоял письменный стол с телефоном, радиоприемником, работающим, если в него бросить монету, и маленькой лампой, дающей чрезвычайно слабый свет, очевидно, из соображений экономии. Снова пошел дождь, сквозь щели жалюзи было видно, как за окном падают капли. Готовая декорация для фильма, подумал приезжий, не хватает только записки на столе и пары крыс.

Лифтер поставил чемодан на подставку для багажа в ногах кровати и включил кондиционер, встроенный в нижнюю половину окна. Ингрем положил ему в раскрытую ладонь четвертак; какую-то долю секунды парень с оскорбленным видом подержал их на ладони, затем его пальцы сомкнулись, и он посмотрел на постояльца с нескрываемым пренебрежением человека, которому недодали законно заработанное, но, встретив невозмутимый взгляд серых глаз, смутился и, поблагодарив, заторопился уйти.

Ингрем пустил в ванну горячую воду и начал раздеваться, повесив костюм в шкаф с автоматической аккуратностью одинокого человека, привыкшего сам о себе заботиться. Простирнув быстросохнущую рубашку, он повесил ее на деревянную одежную вешалку, которую зацепил над ванной за прут для занавески. Опустившись в воду, Ингрем вытянул ноги, сильно надавив руками на левое колено, чтобы заставить его распрямиться, отчего на лице у него выступил пот. Дело обстоит гораздо лучше, чем прежде, подумал он. Месяц назад удалось избавиться от костылей, а прямо перед отъездом из Сан-Хуана – и от трости. Еще через месячишко хромота окончательно пройдет, останутся только шрамы. Выйдя из воды, он обтерся, насколько смог, тонкими полотенцами-недомерками и натянул пару боксерских трусов. Кожа на лице, плечах и части широкой спины сохранила остаток загара, побледневшего за недели, проведенные в больнице. Лоснящиеся безволосые пятна и извилины шрамов на левом бедре и сзади на ноге все еще выглядели уродливо, вряд ли они когда-нибудь покроются загаром. Ингрем небрежно провел расческой по непокорной копне темных седеющих волос и направился в спальню.

Он вскрыл маленькую бутылочку виски “Хейг-и-Хейг”, которую купил в Нассау, и налил себе выпить, затем достал из костюма кожаный портсигар, вынул оттуда тонкую сигару, закурил ее и взглянул на лежащие на комоде часы. Надо бы позвонить Холлистеру и доложить, что сделано. Только он поднял телефонную трубку, как в номер постучали.

Ингрем отставил стакан и открыл дверь. В тускло освещенном коридоре стояли двое. Один шагнул вперед, чтобы помешать двери закрыться, и спросил:

– Джон Ингрем – это вы?

– Да, а в чем, собственно, дело? Второй отогнул лацкан пиджака и показал значок:

– Полиция. Нам надо с вами проговорить.

Ингрем нахмурился:

– О чем это?

– Давайте пройдем в комнату.

– Конечно. – Он отступил назад. Полицейские вошли и закрыли за собой дверь. Один сразу же заглянул в ванную, затем в платяной шкаф и ощупал висящий в нем единственный костюм. Ингрем наклонился над открытым чемоданом на подставке в изножье кровати и протянул руку к его содержимому.

– Не трогать, – приказал второй полицейский.

– Какого черта? Я только хотел надеть брюки.

– Успеется. А пока стой, где стоишь.

Тот, кто проверял ванную и шкаф, подошел и умело перебрал содержимое чемодана.

– О'кей, – разрешил он.

Ингрем достал пару серых легких брюк и начал натягивать их на себя. Детективы заметили шрамы. Один открыл было рот, намереваясь что-то сказать, но взглянул на бесстрастное лицо здоровяка и передумал.

– Кто вы такие, – спросил Ингрем, – и чего от меня хотите?

Ответил тот, который стоял у входа:

– Я – детектив, сержант Шмидт из полиции Майами.

Это был смуглый, ладно скроенный мужчина лет тридцати, одетый в аккуратный легкий костюм с белой рубашкой и державшийся деловито и уверенно. Он кивнул в сторону второго:

– А это Артур Квин. Вы, кажется, из Пуэрто-Рико, я не ошибаюсь?

– Более или менее, – ответил Ингрем.

– Что вы хотите этим сказать? Так, по крайней мере, указано в регистрационной книге отеля.

– Я жил в Сан-Хуане последние три года.

– А чем вы занимаетесь?

– Я ремонтировал яхты. У меня с компаньонами была маленькая верфь и судоподъемный эллинг.

– И сейчас этим занимаетесь?

– Уже нет, произошел сильный пожар. Напарник погиб в огне, а его вдова решила выйти из дела, так что мы распродали все, что осталось.

– Что вы делаете в Майами?

– Ищу судно.

– Хотите купить?

– Вот именно. А что, это возбраняется? Шмидт проигнорировал вопрос.

– Вы зарегистрировались в этом отеле пятнадцать дней назад, но последние восемь дней отсутствовали. Где вы были?

– В Нассау, Тампе и в Ки-Уэсте.

– Когда вы были в Ки-Уэсте? – спросил Квин.

Это был худой узколицый седеющий человек с холодным взглядом. Он скорее похож на служащего банка, чем на копа, подумал Ингрем.

– В воскресенье, – ответил он, – неделю назад.

Полицейские обменялись взглядами.

– Вы приехали туда, чтобы присмотреть судно? – спросил Квин. Ингрем кивнул:

– Яхту “Дракон”. А в чем дело? Квин улыбнулся, однако взгляд его нисколько не потеплел.

– Мы думали, вы в курсе. “Дракона” украли.

Ингрем как раз собирался отхлебнуть глоток виски. Он отставил стакан, ошеломленно посмотрел на полицейских и сел около стола.

– Вы что, шутите? Как можно украсть семидесятифутовую посудину?

– Если знать как, то легко, – ответил Квин.

Он подошел поближе к столу. Шмидт прислонился спиной к косяку двери в ванную комнату и закурил сигарету.

– Когда это случилось? – спросил Ингрем.

– Странно, конечно, но на следующую ночь после того, как вы побывали на его борту, – ответил Квин.

– И что из этого следует? – спокойно осведомился Ингрем.

– Что вам лучше бы кое-что объяснить. Кто-то провернул это дельце, и этим человеком вполне можете оказаться вы.

– Только из-за того, что я был на борту? Но ведь яхта выставлялась на продажу, любой мог ее осматривать.

– Сторож сказал, что за весь месяц на судно поднимался только один посетитель, описал его внешность, и мы вас выследили.

– Описал внешность? Черт побери, да я ему не только имя свое назвал, но и место жительства.

– Он говорит, что вы назвали какое-то имя, но он его не может вспомнить. Оно вполне могло быть и фальшивым.

– Очень убедительно, ничего не скажешь.

– Не хамите, Ингрем. Как бы нам не пришлось продолжить допрос не здесь, а в полиции, в управлении графства Монро. “Дракон” стоял в гавани на мертвом якоре почти год, но тот, кто его украл, должен был знать, что яхта на ходу и ее можно вывести в море.

– Может быть, ее отбуксировали?

– Нет, она ушла своим ходом. – Квин оперся руками о стол и устремил на Ингрема все тот же холодный взгляд. – Как они могли знать, есть ли на борту мотор, заведется он или нет, имеется ли в баках топливо, заряжены ли аккумуляторные батареи? А вы провели на ней накануне полдня, во все совали нос, как сказал старик Танго. Заводили двигатель, проверяли такелаж и рулевое управление, даже паруса доставали из чехлов...

– А как вы думали? Повторяю, мне нужно было купить яхту, так что меня интересовало не только то, в какой цвет она окрашена. Да, кстати, а чем занимался этот сторож, когда ее уводили? Ведь он жил на борту.

– Пребывал мертвецки пьяным в тюрьме графства Дейд. Ловко, правда?

– Графство Дейд? Но как он умудрился туда попасть?

– Добрые люди помогли. Он сошел на берег в понедельник вечером в Ки-Уэст пропустить пару стаканчиков. Единственное, что он может вспомнить, это как встретил в каком-то баре на Дьювел-стрит парней, которые там хорошо гуляли. А около трех часов утра патрульная машина обнаружила его в стельку пьяного на тротуаре Флаглер-стрит в центре Майами. У него не было денег заплатить штраф, так что он вышел только через три дня, еще день ушел, чтобы автостопом добраться до Ки-Уэста, где он обнаружил, что “Дракон” пропал. Надо сказать, что в округе сразу заметили его исчезновение, но не придали этому значения, поскольку Танго уже рассказал кое-кому, что на судно нашелся покупатель. Вот люди и подумали, что тот решил проверить шхуну на ходу и пошел на ней в Маратон или Майами. Улавливаете, как все складно получается: яхта отсутствовала четыре дня, прежде чем кто-либо понял, что она украдена.

– В понедельник вечером я был в Тампе, – ответил на это Ингрем, – а также весь вторник в ночь на среду.

– Можете доказать?

– Конечно. Наведите справки в отеле “Грейсон”, а еще можете связаться с Уорреном Кроуфордом, брокером по яхтам, я пару раз заходил в его контору. Да, еще был на борту кеча <Кеч – двухмачтовый парусник, водоизмещением 100 – 250 т.> “Сусанна”. Загляните в нагрудный карман пиджака, там счет из отеля, корешок авиабилета на рейс из Тампы до Нассау на среду утром и счет из отеля в Нассау со среды до вчерашнего вечера. Кроме того, там должен быть корешок билета компании “Пан-Америкэн” на рейс из Нассау в Майами. Я приземлился здесь в три сорок дня и приехал прямо в отель. Еще какие-то доказательства требуются?

Шмидт уже достал счета и корешки авиабилетов и перебирал их.

– Кажется, все в порядке.

– Все равно он мог быть в этом замешан, – настаивал Квин. – Слишком уж много совпадений, а если он наводчик, то, конечно, имеет алиби. – Детектив повернулся к Ингрему:

– Давайте-ка вернемся к “Дракону”, который вы якобы хотели купить. Что вы собирались с ним делать?

– Пойти на нем в Гонолулу. Мне бы хотелось вернуться в чартерный бизнес, я привык этим заниматься и здесь и в Нассау.

– Вы знаете, сколько запрашивал за “Дракона” владелец?

– Пятьдесят пять тысяч долларов. Детектив с многозначительной ухмылкой оглядел убогий гостиничный номер.

– По всему видно, вы с большими причудами.

Ингрем почувствовал, что краснеет.

– Это мое дело, сколько платить за отель.

– Оставьте, Ингрем! Вы хотите нас уверить, что человек, живущий в такой вот дыре, способен выложить пятьдесят пять тысяч долларов за яхту? Сколько у вас денег?

– Это также мое личное дело.

– Как вам угодно. У вас есть возможность сказать сейчас и здесь или посидеть в тюремной камере, пока мы сами это не выясним. В каком банке лежат ваши деньги?

– Хорошо, хорошо. Уговорили. Во Флоридском национальном.

– Сколько?

– Около двенадцати тысяч.

– Это мы всегда можем проверить. До пяти в банке наверняка кто-то есть.

Ингрем махнул рукой на телефон:

– Валяйте.

– Итак, вы собирались купить пятидесяти пятитысячедолларовую яхту, имея всего двенадцать тысяч?

Благоразумно было бы все объяснить, но Квин достал его своей подозрительностью, к тому же Ингрем не привык, чтобы на него давили. Он подался вперед и очень вежливо спросил:

– А если и так? Назовите мне закон, параграф и статью, которая бы такое запрещала. И перестаньте меня запугивать.

– Давай, давай, Ингрем! Выкладывай. Сколько вас было и куда направилось судно?

– Если вы мне не верите, позвоните владелице, я ей писал.

– Не заливай. Ты небось даже не знаешь, кто владелец.

– Миссис К.Р. Осборн из Хьюстона, Техас. Ее адрес сможете найти вон в той черной записной книжке в моей сумке.

Шмидт задумчиво посмотрел на него и достал книжку. Квин, однако, холодно улыбнулся и сказал:

– Интересно, а ведь она ни словом об этом не обмолвилась. Мы только час назад беседовали с владелицей и сказали, что ищем человека по фамилии Ингрем, а она о вас даже не слыхала.

– Так она в городе? – удивился Ингрем.

– Да, – ответил Шмидт, – вечером прилетела. Когда вы послали ей письмо?

– В субботу утром из Нассау. Может быть, она уехала из Хьюстона до того, как оно пришло?

– Проверим. А что вы ей написали?

– Я предложил ей сорок пять тысяч за “Дракона” при условии прохождения обычной в таких случаях проверки.

– Чем собирались платить?

– Наличными.

– Ну что ж, – сухо заметил Шмидт, – если вы действительно написали такое письмо, в чем я лично сильно сомневаюсь, это могло быть и честное предложение, и способ обзавестись надежным алиби. Ведь у вас нет сорока пяти тысяч долларов. Так откуда взялись бы деньги? Выкладывайте, иначе пожалеете.

Помедлив, Ингрем устало пожал плечами и сказал:

– Ну ладно. Я работал для третьего лица.

– Для кого?

– Его зовут Фредерик Холлистер, это президент “Холлистер-Дайкс лэбораториз инкорпорейтед”, из Кливленда, штат Огайо. Они производят патентованные медикаменты. Он живет в отеле “Иден-Рок”. Можете прямо сейчас позвонить ему.

– Почему вы этого сразу не сказали? – недовольно спросил Шмидт.

– Отчасти потому, что это вас совершенно не касается, – ответил Ингрем. – Но, в основном, потому, что заказчик не хотел, чтобы раньше времени стало известно, что покупателем является корпорация, поскольку это могло повлиять на цену. Я должен был только выбрать судно и, получив одобрение Холлистера, стать капитаном. После разговора в воскресенье вечером мы остановились на “Драконе”, но решили подождать с окончательным решением, пока я не посмотрю другие суда в Тампе и Нассау. Сегодня вечером мне следует ему позвонить.

Шмидт кивнул.

– Можно воспользоваться вашим телефоном?

– Пожалуйста. Детектив снял трубку.

– Соедините меня с отелем “Иден-Рок” в Майами-Бич, – сказал он. В ожидании ответа на другом конце провода все в комнате молчали, слышалось лишь жужжание кондиционера. – Мистера Фредерика Холлистера, пожалуйста... Да?.. Вы уверены?.. А когда?

Ингрем, наблюдая за лицом детектива, ощутил, как у него холодеет под ложечкой. Шмидт повесил трубку.

– Одевайся, парень, поедешь с нами.

– В чем дело?

– Холлистер выехал из отеля неделю назад. Как раз в ночь на понедельник.


Глава 2


Нога чертовски ныла. Свои две сигары Ингрем выкурил, а сигареты, что предложили ему полицейские, отдавали сеном. Послали за кофе. Квин и Шмидт допрашивали его, расхаживая вокруг стола, за которым он сидел, словно две большие кошки, вышедшие на охоту. Потом Шмидт ушел, и на смену ему явился другой детектив по фамилии Бреннер. В затянутое частой сеткой окно унылой комнаты для допросов Ингрему с его места был виден лишь кусочек неба; похоже, все еще идет дождь, подумал он, но вряд ли это имело какое-нибудь значение. Квин вышел и вернулся, подталкивая перед собой старика с неопрятной седой бородой и колючими черными глазками; в одной руке старик сжимал комикс, а в другой – мятый бумажный пакет, в котором подозрительно угадывалась бутылка. Прямо с порога он театрально простер руку и, как доморощенный трагик в любительской постановке “Медеи” или “Короля Лира”, возгласил:

– Это он! Это он!

Так ознаменовал свое появление сторож, старый ловец креветок, живший на борту “Дракона”.

– Здравствуй, Танго, – хмуро приветствовал его Ингрем.

Старик, вместо ответа на приветствие, рыгнул и с еще большей аффектацией торжествующим тоном объявил:

– Можно ли забыть такое крупное унылое лицо, как это?

После чего удалился, вероятно, чтобы докончить бутылку. На взгляд задержанного опознание не имело смысла, поскольку он и не отрицал, что побывал на борту “Дракона”, но, наверное, такова была обязательная процедура следствия.

Шмидт вернулся, а Бреннер ушел. С незажженной сигаретой во рту детектив уселся за стол и предложил:

– Ну хорошо. Давайте начнем по новой. Кто такой Холлистер?

– Я уже рассказал все, что знаю, – ответил Ингрем.

– Мы только что говорили с Кливлендом. Там нет никакой фирмы под названием “Холлистер-Дайкс лэбораториз”, если это для вас новость. Кроме того, он заплатил за отель фиктивным чеком, не имеющим покрытия. Вы хорошо его знаете?

– Да я его и видел-то всего два раза.

– Как вы познакомились?

– Я уже говорил. Он позвонил мне в “Жемчужину”.

– Когда?

– В прошлую субботу, неделю назад, сказал, что у него есть предложение, которое может меня заинтересовать, и спросил, не могу ли я приехать в Майами-Бич повидаться с ним.

– Он что, из шляпы ваше имя вытащил, так получается?

– Нет, Холлистер сказал, что меня ему рекомендовали брокеры по яхтам.

– Он упомянул какие-нибудь имена?

– Нет. Мне и в голову не пришло спрашивать, кто это был. Но на побережье Майами немало людей, которые могли ему обо мне рассказать. Во всяком случае, Холлистер, похоже, все про меня знает, даже спрашивал, удалось ли мне подыскать себе судно. Я сказал, что еще нет.

– Разговор шел по телефону?

– Да.

– Итак, вы встретились с ним в “Иден-Рок”?

– Вот именно. В два часа дня в субботу, в его номере. Холлистер представился и обрисовал дело. Компании нужен был дополнительный кеч или яхта, семидесятифутовая или больше, рассчитанная на восемь пассажиров плюс к команде. Ее хотели использовать для проведения конференций и увеселительных прогулок, конечно, все расходы за счет компании. Мне собирались платить пятьсот пятьдесят в месяц как шкиперу, а в то время, когда яхта не использовалась бы компанией, я мог бы заниматься чартером на комиссионной основе. Не скажу, что я пришел в восторг от этого предложения, потому что люблю быть сам себе хозяином, но выбирать не приходилось. Ведь мы с компаньоном не целиком застраховали свою верфь, а три четверти ее в любом случае принадлежали вдове Барни, так что когда я заплатил по счетам за лечение и больницу, то у меня осталось меньше тринадцати тысяч долларов. А такая посудина, которая была мне нужна, стоила бы как минимум двадцать пять тысяч. У меня просто не было нужной суммы, чтобы начинать разговор о покупке. Поэтому я согласился на предложение Холлистера.

Он представил список из пяти яхт, которые были бы приемлемы для его компании. “Дракон” в Ки-Уэсте. “Сусанна” в Тампе и еще три в Нассау. Холлистер предложил, чтобы я сначала посмотрел “Дракона”, потому что эта сделка представлялась наиболее выгодной. В воскресенье утром я отправился в Ки-Уэст, провел на шхуне полдня и вечером улетел.

Вернувшись, позвонил Холлистеру, и он предложил прийти к нему в отель с подробным докладом. Мы провели два часа, обсуждая те сведения, которые я смог раздобыть: изучали наброски внутренней части яхты, размеры помещений, состояние двигателя, оснастки, парусов и тому подобное, прикинули расходы на мелкий ремонт. “Дракон” был в приличном состоянии, хоть простоял долгое время на приколе. Все эти данные ему понравились. Я сказал, что в любом случае следует проверить яхту на ходу; кто же покупает судно, проведя лишь предварительный осмотр. Холлистер предложил повременить с решением, пока я не посмотрю другие шхуны, а если мне больше всего понравится “Дракон”, то мы свяжемся с миссис Осборн и предложим сорок пять тысяч долларов. Я уехал в Тампу в понедельник утром, а оттуда в среду отправился в Нассау.

– Холлистер не просил позвонить из Тампы с отчетом о “Сусанне”? Ингрем нахмурился:

– Нет. Вообще-то он сказал, что у него какое-то семейное торжество и он скорее всего проведет следующие несколько дней в Уэст-Палм-Бич, подождет, пока я не вернусь из Нассау.

Квин подошел поближе и прислонился спиной к столу прямо перед Ингремом:

– Захватывающая история, просто блеск. Если ей верить, вас можно обвинить лишь в том, что вы полный болван, а это ненаказуемо законом.

– Ничем не могу помочь. Именно так все и было.

– Неужели вы просто проглотили эту байку, ни в чем не усомнившись? – спросил Шмидт.

– А что не правдоподобное в этой ситуации? – решительно возразил Ингрем. – Ничего необычного в том, что корпорация может владеть яхтой, нет. У меня не было никаких оснований не доверять Холлистеру. Он жил в номере люкс с видом на побережье и отдельным солярием, дал мне визитную карточку, сказал, что он – Фредерик Холлистер, президент “Холлистер-Дайкс лэбораториз”. Когда я там был первый раз, ему звонили из Кливленда, из его офиса...

Шмидт презрительно махнул рукой:

– Такой звонок любой может организовать из вестибюля отеля.

– Конечно, может, это известный трюк, если вы ждете подвоха. Но я-то ничего не подозревал. И не забывайте, Холлистер обманул и отель.

– Знаю, – кивнул Шмидт, – но с помощью всего лишь визитной карточки такое дело не провернешь. Мне начинает казаться, что речь идет о мошеннике высшей пробы. Но во всем этом есть что-то непонятное... На кой черт аферисту красть яхту?

– В том-то и дело, – согласился Ингрем. – Продать он ее не может, и даже покинуть на ней страну без документов нельзя.

– Скажите, а кто оплачивал ваши расходы, когда вы осматривали все эти яхты?

– Конечно я сам. Холлистер дал мне чек на двести долларов и сказал, что, если расходы окажутся больше, надо сохранить счета и мне возместят убытки. Поэтому-то я и хранил все эти счета и билеты.

– А где сам чек?

– Я не смог обналичить его сразу, потому что был конец недели, к тому же я взял с собой достаточно денег, поэтому послал его в банк из Тампы, кажется, во вторник, – он развернул перед Шмидтом свою чековую книжку. – Здесь указаны поступления.

Тот просмотрел книжку и коротко кивнул Квину, который тут же вышел.

– Вы можете описать Холлистера? – спросил Шмидт.

– Мне показалось, что ему под сорок. Почти шести футов роста, поджарый, но крепкого сложения, загорелый, сильные руки, знаете, как у теннисистов. Глаза, насколько помню, голубые. Волосы таким коротким ежиком, вроде бы русые, тронутые сединой. Производит впечатление незаурядного и энергичного человека, из тех, кто широко улыбается и крепко пожимает руки.

– Вы, случайно, не заметили, какие у него были часы?

– Как ни странно, заметил. Большущие такие и с множеством всяческих прибамбасов. Кажется, их называют хронографами, знаете, с окошечками, в которых появляются число, день недели и все такое.

Шмидт достал из кармана пиджака часы и положил их на стол.

– Вроде этих?

Ингрем удивленно посмотрел на часы.

– Да, очень похожие. Такой же филигранный золотой корпус и все остальное... Откуда они у вас?

Шмидт закурил сигарету и, сдвинув ее в уголок губ, проговорил:

– В море подобрали.

– Как это? – изумился Ингрем.

– Их нашли любители-рыболовы с посудины под названием “Дорадо”, этакой дорогой игрушки для спортивного рыболовства ценой в пятьдесят тысяч долларов. Они возвращались в Майами с Вирджинских островов и вчера вечером, прямо перед заходом солнца, заметили в море маленькую шлюпку, по-вашему, кажется, ялик. Она дрейфовала пустая сама по себе по океану. Они спустились в нее и обыскали. На корме был закреплен подвесной мотор, а на дне валялась какая-то одежда: кроссовки, пара хлопчатобумажных рабочих брюк и рубашка. Часы были в одном из карманов брюк. Рыболовы вернулись в Майами сегодня рано утром и передали все береговой охране. Те подумали, что, может быть, это ялик с “Дракона”, и позвонили нам. Мы приехали, получили описание и позвонили миссис Осборн с надеждой, что она опознает шлюпку, но у дамы не было уверенности, потому что она плохо знала шхуну. К тому времени Квин доставил старого Танго из Ки-Уэста, и тот сразу узнал шлюпку.

– Где ее нашли? – спросил Ингрем.

– Где-то на юге. В береговой охране мне сказали, но я плохо запоминаю такие вещи.

Шмидт ушел, оставив Ингрема в обществе патрульного в форме, который сосредоточенно грыз карандаш, пытаясь решить кроссворд. Через десять минут детектив вернулся вместе с Квином.

– Мы больше вас не задерживаем, – коротко сообщил Шмидт, – но прежде, чем уйти, хотелось бы, чтобы вы просмотрели кое-какие фотографии.

Ингрем облегченно вздохнул:

– Так вы нашли мое письмо к миссис Осборн?

– Да. Она позвонила домой служанке, письмо доставили сегодня утром, уже после ее отъезда в Майами. Служанка прочитала его по телефону, текст полностью совпадает с тем, что вы сказали. Мы также связались с одним из служащих банка, и он откопал чек, который вы получили от Холлистера. Такая же фальшивка, как и тот, что в отеле. Платить по нему, конечно, не стали, но вам еще не сообщили.

– Значит, вы уверились в моей невиновности?

– Давайте лучше скажем так: вы помогли украсть это судно, но нет никаких доказательств, что сделали это намеренно. Не знаю, вы просто олух царя небесного или ловко таковым притворяетесь, но, во всяком случае, у нас нет оснований для задержания.

– Не сдаетесь, держитесь до конца?

– Без этого в нашем деле нельзя. Пошли-ка поглядим, может, вы опознаете Холлистера на фотографиях из полицейского архива.

Они спустились в другую комнату, душную и полутемную. Оба детектива сначала с надеждой, а по мере ее исчезновения с нарастающей злостью терпеливо наблюдали, как Ингрем просматривает сотни фотографий, пытаясь найти на них человека, назвавшегося Холлистером. Шкипер понимал, что все еще находится под подозрением, а если не найдет фотографию, то эти подозрения отнюдь не уменьшатся. Он злился на себя за то, что его обвели вокруг пальца, и горел желанием рассчитаться с человеком, втравившим его в эту историю.

– Мне кажется, мы зря теряем время, – объявил Квин через час напрасного труда.

– Может быть, у вас есть еще фотографии?

– Нет, достаточно, – решительно ответил детектив, давая понять, что Ингрем может идти.

Тот поднялся.

– Скажите, где остановилась миссис Осборн?

– Я бы не беспокоил ее при сложившихся обстоятельствах, – посоветовал Шмидт. – Эта пятидесятипятитысячная яхта могла быть последним ее достоянием.

– А где швартуется “Дорадо”, не знаете?

– Нет. А она тут при чем?

– Мне бы хотелось узнать, где они подобрали ялик.

– Зачем?

– Скажем, я любопытен и чувствую: есть что-то во всем этом чертовски странное.

– И вы недалеки от истины, – холодно согласился Квин. – А теперь почему бы вам не убраться подобру-поздорову?


***

Когда Ингрем вышел на улицу, дождь уже прекратился, смеркалось. Неоновые огни ярко светились под темнеющим синим куполом неба, нескончаемым потоком мимо неслись автомобили, шурша шинами по мокрому асфальту. Дойдя до отеля, он почувствовал, что рубашка прилипла к потной спине. При виде его дежурный за стойкой, нервно улыбаясь, спросил:

– Э... Надеюсь, все в порядке?

– Да.

– Вы не думайте, я просто не мог ничего поделать, они приказали мне позвонить, когда вы вернетесь...

– Все нормально. Дайте ключ, пожалуйста.

– Прошу вас, сэр. – Служащий повернулся и достал из ячейки ключ вместе с клочком бумаги. – Да, вам тут звонили с полчаса назад. – Он протянул Ингрему наспех нацарапанную телефонограмму: “Позвоните миссис Осборн, отель “Колумбия”.

Странно, но, может быть, женщина просто хочет облегчить душу, отпустив пару нелицеприятных замечаний по адресу тупицы, который невольно помог украсть ее яхту. Наверно, это напыщенная старая вдова, которая говорит басом. Он сам намеревался ей позвонить, но попозже. Сейчас важнее всего найти “Дорадо”, пока команда не ушла куда-нибудь на ночь. Вполне возможно, что он уже опоздал. Ингрем прошел в конец вестибюля к телефонной кабине, нашел номер базы береговой охраны и только собрался набрать его, как кто-то постучал по застекленной двери. Это оказался гостиничный служащий.

Ингрем распахнул дверь:

– В чем дело?

– Дама на проводе, сэр, опять звонит. Вы можете поговорить с нашего аппарата.

– О Господи!

Он выудил свой десятицентовик и подошел к конторке, решив поскорее отделаться от настойчивой владелицы “Дракона”.

Дежурный подвел его к маленькому коммутатору и исчез в задней комнате.

– Слушаю, – сказал он. – Ингрем у телефона.

– Это миссис Осборн. – Хрипловатый голос оказался гораздо более молодым, нежели он предполагал. – Не зайдете ли ко мне в отель “Колумбия” прямо сейчас? Мне надо с вами обсудить нечто чрезвычайно важное.

– О чем речь?

– Скажу только, что это имеет отношение к “Дракону” и не терпит отлагательства. Мне кажется, вы могли бы мне кое в чем помочь.

Что ей от него надо, было малопонятно, но Ингрем решил, что задавать вопросы – только терять время.

– Хорошо, – ответил он, – я непременно приду, но сперва мне надо найти капитана “Дорадо”...

– В этом нет необходимости, – прервала его женщина, – я уже с ним переговорила.

– Он сказал, где они нашли ялик?

– Да, я все разузнала.

– Уже бегу. Где мы встретимся?

– Поднимитесь прямо ко мне в комнату. Через десять минут он вышел из лифта отеля “Колумбия” и пошел по застеленному ковром кондиционированному коридору, всматриваясь в номера на дверях. Когда женщина открыла на стук, Ингрем в первый момент решил, что ошибся номером. Даже памятуя о молодом голосе по телефону, он от неожиданности опешил.

По всем правилам особе, владевшей семидесятифутовой яхтой, полагалось быть солидной седеющей дамой, по крайней мере лет под шестьдесят, а стоящей перед ним изящной рыжеватой блондинке с роскошной копной волос не могло быть больше тридцати. Как он успел заметить, у нее было холеное, немного высокомерное лицо с высокими скулами, ровный загар красиво оттенял зеленые глаза и яркие губы. Трикотажное платье зеленого цвета подчеркивало все достоинства ее хорошей фигуры.

– Входите, капитан, – пригласила она. – Рей Осборн – это я.

Ингрем вошел и оказался в гостиной номера люкс с жемчужно-серым диваном, с двумя креслами и кофейным столиком. Окно в конце комнаты украшали красновато-желтые портьеры. Дверь налево вела в спальню. Гостиную мягко освещали бра по обе стороны дивана. Внимание Ингрема привлекла карта, лежащая на кофейном столике. Подойдя ближе, он увидел, что это подробная карта Флоридского пролива, Кубы и Багамских островов. В центре карты, на расползающемся мокром пятне, стоял высокий стакан с порцией виски с содовой и льдом. Ингрем недовольно поморщился.

– Садитесь, – небрежно указав на кресло перед кофейным столиком, сказала миссис Осборн, а сама уселась напротив, на диван, скрестив длинные ноги; трикотажная юбка поднялась выше колен, обтянув округлые бедра. Это чтобы оценили ее прелести, что ли, зло подумал Ингрем. Но потом решил: придираюсь к ней из-за стакана, который испортил карту. Миссис Осборн взяла бокал, взболтала нерастаявший лед и отпила глоток, не позаботившись предложить выпить гостю. Если у владельцев яхт теперь так принято обращаться с людьми, ему все меньше хочется иметь с ними дело. Однако он подавил раздражение, отнеся его на счет недовольства самим собой.

– Вы ведь опытный капитан, не так ли? – спросила миссис Осборн. – Все так о вас говорят.

– Да, но сейчас у меня нет судна, – ответил он, – как вы, должно быть, слышали. А кто вам меня так охарактеризовал?

– Люди, с которыми я о вас беседовала. Лейтенант Вильсон, например, из береговой охраны и брокер по яхтам Леон Коллинз. Они утверждают, что обвинять вас – идиотизм. Вы никогда в жизни ничего не украли.

– Благодарю за доверие. Она передернула плечами:

– Я просто повторяю, что слышала, но в любом случае мне бы хотелось, чтобы это оказалось правдой. Вы ведь толком не знали того самого Холлистера?

– Да, это так.

– И все же, надеюсь, могли бы описать, как он выглядит?

Ингрем повторил описание, данное им в полицейском управлении. Миссис Осборн слушала очень внимательно, но ни один мускул не дрогнул на ее лице.

– Понятно, – только и сказала она.

– Зачем вы хотели меня видеть? – спросил он.

– Я хочу, чтобы вы помогли мне найти “Дракона”.

Ингрем нахмурился:

– Почему именно я?

– По нескольким причинам, о них позднее, скажите сначала, вы согласны?

– Поверьте, больше всего на свете мне хотелось бы найти яхту. И Холлистера, – добавил он мрачно, – но если даже полиция бессильна...

– Яхта в открытом море, вне юрисдикции здешней полиции.

– Откуда вы знаете?

– Ах да, я и забыла, вы ведь не в курсе, где обнаружили ялик.

– Нет, не в курсе.

Накрашенный ярко-красным лаком ноготь указал на карте карандашную пометку в открытом море, далеко от западного края Большой Багамской отмели, у пролива Сантарен, милях в ста пятидесяти к юго-востоку от Майами.

– Вот здесь вчера, во второй половине дня, где-то в половине шестого.

– Это мало что нам дает: неизвестно, где и когда она оказалась на воде. Яхта может быть в пятистах милях от этого места.

Миссис Осборн покачала головой:

– Они рассказали вам об одежде и часах?

– Да, ну и что?

– Часы тогда все еще шли.

– Это меняет дело, но вы точно знаете?

Это означает, подумал он, что ялик дрейфовал меньше суток.

– Точно, сама разговаривала с капитаном “Дорадо”. А в береговой охране полагают, что яхта была не на ходу, когда лишилась шлюпки.

– Конечно нет, ведь тогда они бы не вели ее на буксире. Но, слушайте, этот человек с “Дорадо” не заметил “Дракона”?

– Нет. Они осматривали океан в бинокли, пока не стемнело, но, конечно, это не назовешь упорядоченным поиском. Может быть, ее где-то выбросило на берег или она стоит на якоре.

– Долго на якоре она не простоит, это чревато серьезными неприятностями, – заметил Ингрем. – В любую погоду, кроме мертвого штиля, имея с наветренной стороны пятьдесят или семьдесят пять миль открытого моря, она станет игрушкой волн.

– Но там же мель, или по-морскому, кажется, банка. Если верить карте, глубина в том месте меньше шести морских саженей.

– И при этом возможна пренеприятнейшая зыбь, даже в безветренную погоду. Я уже не говорю о волнах, набегающих из пролива Сантарен. Скорее всего, случилась какая-то авария.

– Но тогда яхта должна все еще быть где-то там. Поможете мне ее найти?

– Каким образом? – спросил Ингрем.

– Откуда мне знать? – Миссис Осборн пожала плечами и покачала стакан в руке; кусочки льда тихо звякнули. – Потому-то я к вам и обращаюсь. Может, стоит нанять лодку?

Ингрем отрицательно покачал головой:

– Пустая трата денег.

– Почему?

– Мне кажется, вы не понимаете, за что беретесь. Во-первых, отмеченное на карте место весьма сомнительно: они думают, что были там, когда подобрали ялик. Богатенькие спортсмены-рыболовы, как правило, не самые лучшие навигаторы. Находясь так далеко в море, они, грубо говоря, могли ошибиться миль на двадцать. Прибавьте сюда еще тридцать на возможный дрейф ялика в береговых течениях, и перед вами возникнет та еще задача. Представляете себе окружность радиусом миль в пятьдесят?

– Упаси Боже, конечно нет, но можете объяснить.

– Около восьми тысяч квадратных миль. На дворик перед домом мало похоже.

– Но...

– Кроме того, с Багамской отмелью шутки плохи, особенно ночью или при плохом освещении. Ведь это несколько тысяч квадратных миль рифов, кораллов, банок, песчаных баров <Бар – небольшая отмель, обычно расположенная параллельно линии берега.>, причем имеющиеся карты плохи, особенно для того района, куда вы собираетесь направляться. Но если оставить в стороне все трудности и предположить, что вам повезло и вы ее нашли, это ничего не дает. Укравшие ее люди могут оказаться на борту. Вы не сможете вернуть яхту себе или сделать так, чтобы похитителей арестовали, пока не окажетесь в каком-нибудь порту. А в открытом море вряд ли стоит искать полицейских.

– Похоже, от вас мало толку. Может быть, вы просто не хотите заработать? Вам что, деньги не нужны?

Ингрем с трудом сдержал закипавший гнев:

– Я вас пытаюсь уберечь от пустой траты ваших собственных. Мне не меньше вашего хочется найти “Дракона”, но так, как вы предлагаете, ничего не выйдет.

– А что вы скажете насчет самолета?

– В этом случае шанс увеличивается, если яхта по-прежнему в этом районе. Но вы не сможете подняться на борт, если ее найдете.

– По крайней мере, я узнаю, где она и не случилось ли чего. Какой тип самолета вы бы рекомендовали?

– Он будет дорого стоить.

– Это не имеет значения. Где мы можем найти подходящий?

– Мы? При чем тут я? – рассердился Ингрем. – Если наймете самолет, я-то вам зачем?

– Во-первых, вы специалист, всю жизнь занимались яхтами и сможете разобраться, что случилось с “Драконом”. Но самое главное, я совершенно не уверена, что узнаю свою яхту, если ее увижу, ведь ее могли перекрасить и переименовать.

Ингрем вспомнил, как Шмидт говорил, что владелица не очень хорошо знакома с собственной яхтой. Затем ему пришло на ум, что он вообще ничего не знает об этой женщине, кроме того, что она – вдова и что в журнале “Яхты” значится единоличной владелицей. Эта мысль встревожила его и насторожила. Ингрем посмотрел на ее левую руку: обручальное и венчальное кольца на месте, но это ничего не значит.

– А почему вам кажется, что не опознаете ее? – спросил он.

– Я на борту была всего один раз.

– Как это получилось?

– Мой муж незадолго до смерти, с год назад, продал какую-то собственность и купил “Дракона”. Как только имущественные проблемы были утрясены, началась волынка с продажей яхты, так с тех пор и тянется. Но, возвращаясь к нашему вопросу, вы бы узнали яхту, если бы ее увидели?

– Думаю, что узнал бы.

– Прекрасно. Итак, как насчет самолета?

– Не торопитесь. Возможно, из-за истории с Холлистером я стал слишком подозрительным, но мне бы хотелось иметь доказательства, что именно вы – миссис Осборн.

– Пожалуйста!

Он подумал, что его собеседница высокомерно заявит: “Всем это и так известно”, но она оказалась хитрее.

– А вы, похоже, совсем не простак.

– Не сказал бы, просто на этой неделе я достаточно походил в дураках. Кстати, не утруждайте себя поисками документов, удостоверяющих вашу личность, скажите только, что было написано в моем письме к вам.

Она повторила его почти слово в слово.

– Теперь убедились?

– Вполне. – И, сообразив, что вел себя не менее бестактно, чем она, добавил:

– Да, кстати, мне хотелось бы поблагодарить вас, что потрудились позвонить в Хьюстон и удостовериться в получении письма. Дама пожала плечами:

– Не стоит благодарности. Итак, как насчет самолета?

– Хорошенько подумайте, прежде чем влезать в такие расходы, только чтобы взглянуть, нет ли там яхты. Она ведь застрахована, не так ли?

Миссис Осборн утвердительно кивнула:

– От кораблекрушения, надо полагать. Не думаю, что полис предусматривает кражу, поэтому, если с ней что-нибудь случится в открытом море и у меня не будет свидетелей или реального доказательства, что она погибла, пройдут годы, прежде чем я получу страховку.

Вполне может быть, подумал он, но интуиция подсказала, что владелица не говорит всей правды. Впрочем, его это не касается. Ингрем склонился над картой, изучая пометку и прикидывая расстояние.

– Мне кажется, лучше всего отправляться из Нассау. Он расположен поближе, а у авиакомпании Макаллистера обычно имеются большие двухмоторные амфибии, это именно то, что нам нужно. Хотите, я прямо сейчас позвоню?

– Конечно.

Ингрем подошел к телефону, стоявшему на одном из маленьких столиков. Пока оператор выполнял заказ, он, нахмурившись, уставился на карту. Что воры могли там делать? Наконец его соединили со службой Виндзорского аэродрома в Нассау. Сам Макаллистер уже уехал, но один из пилотов, Эвери, был на месте и ответил, что на амфибиях все еще летают.

– На какие расстояния? – спросил Ингрем.

– Зависит от груза. Что вы хотите перевезти?

– Пару пассажиров. Тут такое дело... – Он коротко объяснил суть и спросил:

– У вас есть под рукой любая карта района на запад от Андроса?

– Конечно, сэр. Одна прямо передо мной.

– Хорошо. Взгляните на внешний край отмели, напротив банки Сэл. Видите? Ялик подобрали на 23 градуса 30 минут к северу, как раз рядом с впадиной в океанском дне, глубиной в сто морских саженей, в проливе Сантарен. Если мы хотим облететь район вокруг этой точки, то какую площадь мы покроем, не возвращаясь для заправки?

– Хм-м... Минуточку.., мы сможем продержаться около двух часов и спокойно вернуться обратно.

– Во сколько обойдется час полета?

– В сто двадцать пять долларов.

– Минуточку. – Ингрем прикрыл трубку рукой и назвал сумму миссис Осборн. Она согласно кивнула и добавила:

– Скажите ему, что мы прибудем первым же рейсом.

Ингрем передал ее слова, а от себя спросил:

– Кажется, есть ранний утренний рейс компании “Пан-Америкэн”?

– Да, рейс четыреста один. Прибывает в Нассау в девять утра.

– Заметано. А если мы не сможем достать на него билеты, я перезвоню, каким рейсом прибудем, хорошо?

– Да, сэр. Так что если от вас не будет звонка, мы заправим амфибию и подготовим к полету в девять часов.

Ингрем положил трубку, снова вызвал оператора отеля и заказал разговор с “Пан-Америкэн”. Им повезло, места на рейс четыреста один были. Он сделал заказ и отошел от телефона.

– Улажено, встретимся в аэропорту минут за сорок пять до полета.

– Хорошо. Теперь о вашем вознаграждении...

– Мне ничего не нужно, – сказал Ингрем. Женщина нахмурилась:

– Почему?

– Вышло так, что я невольно помог им украсть вашу яхту. Теперь самое малое, что можно для вас сделать, это помочь отыскать ее.

– Это несерьезно.

Ингрем встал, собираясь уходить.

– Намеренно это получилось, как считает полиция, или нет, я хотя бы частично несу ответственность за то, что ее увели.

– Странный вы, однако, тип, должна отметить. – Она впервые посмотрела на него с интересом. – Сколько вам лет?

– Сорок три года.

– Вам столько не дашь.

– Благодарю, – сухо ответил он и направился к двери, чувствуя неприятное онемение в ноге.

Миссис Осборн и не подумала подняться. Ингрем, взявшись за дверную ручку, остановился.

– Этот ялик... Когда они нашли его, там были весла?

– Нет, только мотор.

– А в моторе был бензин? Они не проверили?

Рей уставилась на стакан с виски:

– Проверили, не было. Ингрем понимающе кивнул. Молчание затягивалось.

– Увидимся утром, – попрощался он и вышел.


Глава 3


Ингрем долго не мог заснуть той ночью. Все свидетельствовало о том, что похищение “Дракона” не было случайной кражей типа “лови момент”. Воры все тщательно продумали, эти люди знали, что делают. Но тогда они должны прекрасно понимать, что не смогут войти ни в один порт западного полушария, не имея необходимых документов, а их украсть не удалось. Непонятно, зачем они это сделали и чего хотели? Все время оставаться в море или вывезти яхту на судоходную трассу?

Как потерялся ялик? Полиция посчитала это событие не стоящим внимания: лодку, наверное, тащили на буксире, она почему-либо отвязалась и отдрейфовала. Но все не так просто. Никто не буксирует ялик в открытом море, да еще с мотором и чьей-то одеждой под скамьей. По правилам, он должен находиться на борту, привязанный к рубке. Значит, ялик отвязали, но зачем? Объяснить наличие часов и одежды нетрудно. Человек – кто бы он ни был – снял их, чтобы нырнуть в воду. Опять же зачем? Куда ни ткнешься – тупик.

Перейдем к миссис Осборн, оставив в стороне очевидное – красивую внешность и хамское поведение. Странно другое. О краже даме должны были сообщить, как только о ней узнала полиция, то есть, самое позднее, в прошлую пятницу, четыре дня назад. Однако владелица вплоть до сегодняшнего утра не сочла нужным прибыть в Майами и, только узнав о найденном ялике, примчалась сюда первым попавшимся самолетом. Почему? Чтобы опознать ялик? Ничего подобного, ведь она призналась по телефону, что не сможет этого сделать. Да и никакой необходимости в ее приезде не было, потому что лодку узнал сторож Танго. Может быть, именно найденные часы заставили ее прилететь из Хьюстона? Наверное, дама знает, чьи они? А если это так, то почему не сообщила полиции?

Не надо об этом думать, решил Ингрем. Его дело – найти “Дракона”. Он закрыл глаза и, как почти каждую ночь за последние два месяца, сразу же увидел смертоносный фейерверк взрыва. Его преследовал один и тот же кошмар, перед глазами неизменно вставала страшная, будто застывшая, картина, для сохранности закатанная в прозрачную пленку. Он не успевает остановить Барни. Тот наклоняется, чтобы включить паяльный аппарат...


***

Когда следующим утром он приехал в аэропорт, миссис Осборн ждала его у стойки “Пан-Америкэн”, она уже купила билеты и сдала свою дорожную сумку. Ингрем попытался заплатить за свой, но дама решительно оттолкнула протянутые деньги:

– Не будьте дураком. Плачу я. В ярком дневном свете миссис Осборн выглядела не менее привлекательной, чем при вчерашнем, более мягком, вечернем освещении, хотя на лице ее можно было подметить следы усталости, как после плохого сна. На ней была белая полотняная юбка и блузка с короткими рукавами, с плеча свисал тяжелый футляр с биноклем. Когда объявили их рейс и они сели в самолет, миссис Осборн сразу же заснула и спала до самого Нассау. Приземлившись в девять утра на Виндзорском аэродроме, они прошли иммиграционный контроль и таможню. Ингрем как раз забирал их багаж с таможенной стойки, когда к ним подошел высокий человек с обожженным солнцем лицом, одетый в костюм из легкой белой ткани.

– Капитан Ингрем?

– Да.

– Меня зовут Робин Эвери.

Мужчины пожали друг другу руки, и Ингрем познакомил пилота с миссис Осборн. У Эвери были тонкие рыжие усики и очень холодные голубые глаза. Его речь отличалась той отмеренной экономичностью, которая выдает англичанина, хотя специфический акцент и отсутствовал. Он подошел к носильщику, чтобы взять багаж.

– Сумки можно оставить до вашего возвращения у нас в офисе, если вы не против, – предложил он и провел их в помещение, расположенное около ангара Макаллистера. Миссис Осборн достала пачку дорожных чеков и расплатилась за наем самолета. Эвери расстелил на краю конторки карту и принес пару линеек.

– Откуда вы хотели бы начать облет?

– Может быть, – ответил Ингрем, – сначала осмотрим южную часть области?

,0н расположил линейки параллельно одна другой и провел ими по карте к указателю сторон света.

– Курс двести точно проведет нас над той самой впадиной в сто саженей, в сорока милях к югу от которой нашли ялик. Оттуда мы могли бы облететь пролив и отмель, прочесывая их с востока на запад через каждые десять миль.

– Хорошо, – согласился Эвери. Он скатал карту, и они втроем направились к большой амфибии, стоявшей на залитой солнцем бетонной площадке перед ангаром. По обеим сторонам узкого прохода в хвостовой части самолета располагалось по три сиденья.

– Кто хочет сидеть с пилотом? – спросил Эвери, с надеждой взглянув на миссис Осборн. – Там видимость лучше.

Она кивнула на Ингрема:

– Его зрение превосходит мое. Пусть он садится.

– О'кей.

Они проследовали за пилотом к узкой двери и забрались в самолет. Эвери завел мотор, подрулил к началу взлетно-посадочной полосы и запросил разрешение на взлет. Двигатели взревели, амфибия начала набирать скорость. Наконец она поднялась в воздух и легла на курс к острову Андрос.

Сначала внизу пронеслась синь океанской бездны, а затем появились белые буруны над зубьями кораллового рифа, идущего вдоль восточного побережья острова Андрос, самого большого в цепи Багамских островов. Сплошной зеленый ковер растительности с редкими извилинами ручейков и большими болотистыми озерцами, где росли мангровые деревья, покрывал всю его поверхность. Наконец самолет миновал пустынное западное побережье, где суша незаметно переходила в обширное мелководье Большой Багамской отмели. Сверху отчетливо вырисовывались контуры песчаных мелей, похожие на рифленые дюны под водяной гладью. Горизонт таял в бесконечной дали, где сливались синева океана и небес, и все отодвигался и отодвигался по мере полета, а потому понять, что они движутся, можно было, лишь посмотрев вниз на измейяющиеся очертания дна и смену цвета воды. Ингрем подумал, что очень трудно описать словами эту колористику, ее надо увидеть своими глазами, чтобы поверить в многокрасочность океана и никогда не забыть все разнообразие его тонов. Интересно, понравился ли вид миссис Осборн. Он искоса посмотрел на нее. Она сидела с прикрытыми глазами, откинувшись в кресле, и курила сигарету. Наверно, ей никогда не говорили, что океан – вещь дорогостоящая.

Андрос скрылся позади, и теперь под ними простиралась бесконечная водная гладь. Прошло еще полчаса. Затем приблизительно через час полета Эвери заметил:

– Кажется, мы находимся над нужным районом.

Ингрем кивнул. Впереди, исчезая в дымке, горизонт пересекала длинная черта, вдоль которой нежные оттенки бирюзового, голубовато-зеленого и бледно-голубого внезапно сменялись насыщенным цветом индиго – западный край отмели обрывался в глубины пролива Сантарен. Ингрем поднялся и вышел в хвостовое отделение. Миссис Осборн открыла глаза, и он, не говоря ни слова, указал ей рукой на маленькое окошечко рядом с сиденьем.

Она кивнула, достала из футляра бинокль и надела ремень на шею. Он наклонился, чтобы не перекрикивать шум моторов, и предупредил:

– Я бы не советовал все время смотреть в него, от такой тряски только глаза испортите.

– Ладно.

Она отвернулась к окну, а Ингрем снова сел рядом с пилотом. Он расстелил карту, пометил карандашом место, где их курс пересекался с впадиной в сто саженей, и положил планшет на колени. Когда они миновали отмеченное на карте место, Эвери, заметив время, сделал плавный поворот направо, и самолет лег на новый курс.

– Два-семь-ноль, – сказал пилот. – Десять-двадцать шесть.

– Точно. – Ингрем не глядя записал цифры на приложенных к планшету листках бумаги. Он методично изучал океанскую гладь: вперед до горизонта, вокруг, внизу. Дул умеренный юго-восточный ветер, поднимающий на воде легкую рябь с редкими белыми, быстро исчезающими барашками. Насколько мог видеть глаз, вокруг было пусто. Прошло пятнадцать минут. Они снова повернули направо и полетели в северном направлении. Ингрем отметил время и курс.

Через семь минут последовал еще один правый поворот.

– Девяносто градусов, – сообщил Эвери. Теперь их самолет летел назад параллельно их первому курсу, но приблизительно десятью милями севернее. Все это время пассажиры не переговаривались между собой. Пилот вел самолет, а они пристально изучали океан, сектор за сектором. Пролетев над отмелью, опять повернули к северу, а потом еще раз на запад. Никаких признаков жизни, никаких судов, под ними лишь безбрежный океан.

Прошел час, еще полчаса. Самолет миновал место, где нашли ялик. Нога у Ингрема затекла и давала о себе знать, глаза болели от напряжения. Вдруг на западе появилось крохотное пятнышко, и они, преисполнившись внезапной надеждой, быстро сменили курс. Но это оказалось коммерческое рыболовное судно из Кей-Сэл, с противоположной стороны пролива. Пришлось возвращаться на прежний курс и продолжать полет по задуманной схеме: двадцать пять миль на запад, десять миль на север, двадцать пять миль на восток и затем опять на север. Ингрем и миссис Осборн, щурясь от солнечных отблесков, вглядывались в водную поверхность, простиравшуюся до самого горизонта. В двенадцать пятнадцать Эвери проверил содержание топлива в баках и объявил:

– На этот раз все, – и повернул самолет назад в Нассау для дозаправки.

Взяв полные баки топлива, они поднялись в воздух, перелетели через Андрос и риф и чуть позже трех часов дня принялись прочесывать намеченную акваторию. Похоже, это безнадежное дело, подумал Ингрем. Теперь самолет удалялся на север от того места, где нашли ялик. Но упорства компании было не занимать, так что полет проходил без лишних разговоров, глаза внимательно обшаривали пустой океан.

В четыре тридцать пять пополудни их курс лежал на восток. Подлетев к краю отмели, Эвери отметил время и проверил остаток горючего:

– Следующий заход надо бы сделать покороче. Осталось всего тридцать минут до возвращения.

Ингрем кивнул. Поворот налево уже начался, как вдруг его взгляд нащупал некий объект в далекой дымке.

– Задержитесь, – крикнул он, – кажется, я что-то вижу.

Далеко впереди под ними проглядывала какая-то неясная точка. Заметив ее, Эвери понимающе кивнул, и самолет направился прямо туда. Через полторы минуты стало ясно, что в этом месте находились два различных объекта: узкая скала или песчаная гряда, едва поднимающаяся над поверхностью воды, и судно. Не в силах сдержать волнения, Ингрем окликнул миссис Осборн и только тогда заметил, что она уже подошла к нему и, перегнувшись через его плечо, смотрит в окно. Эвери слегка изменил курс, чтобы подойти к судну с правого борта, и начал снижаться. Уже стали видны мачты, их было две, причем кормовая повыше. Судно оказалось большой яхтой. Ингрем разглядел каюту на корме, длинную низкую рубку, щеголеватый бушприт.

– Это “Дракон”, – уверенно сказал он. Яхта лежала на воде с убранными парусами, слегка накренившись на левый борт. Все еще снижаясь, они прошли над ней в тысяче футов. Эвери начал поворот направо, чтобы совершить еще один облет. Ингрем напряженно вглядывался вниз, стараясь ничего не упустить. Лицо миссис Осборн почти касалось его щеки, одной рукой она вцепилась ему в плечо, другой – судорожно сжимала бинокль, пытаясь навести его на палубу. Ингрем выбрался из кресла и, уступив ей свое место, встал сзади. Когда Эвери увеличил радиус поворота, яхта на какое-то время пропала из виду, но, завершив вираж, они оказались всего футах в четырехстах над поверхностью воды и приблизительно в миле от кормы. Самолет пролетел менее чем в сотне ярдов от борта, так что Ингрему удалось все хорошо рассмотреть.

Корпус покрасили светло-голубой краской вместо белой, и хотя он не сумел разобрать выведенное на корме название, оно явно было короче, чем “Дракон”. Яхта лежала, если определять на глаз, приблизительно в трехстах ярдах юго-западнее сухого песчаного бара. Узкий и длинный, он поднимался над водой не более чем на два-три фута. Мелководье окружало его со всех сторон, кроме западной, вдоль которой вилась темно-синего цвета протока, проходящая как раз за кормой “Дракона” и продолжающаяся на запад к краю отмели. Начался прилив, вода наступала на отмель, обтекая корпус, но яхта стояла бортом и потому была недвижима. Никаких признаков жизни на палубе Ингрем не заметил. В этот момент самолет миновал шхуну, и пилот начал набирать высоту для следующего разворота.

Миссис Осборн отложила бинокль и прижалась к окну, чтобы разглядеть корму.

– Вы уверены, что это “Дракон”? – спросила она.

– Да, – ответил Ингрем, – никаких сомнений.

– Как-то она странно накренилась. В чем тут дело?

– Села на мель.

– Я никого не заметила на борту, а вы?

– Тоже. Мне кажется, ее бросили.

– Но ведь там обязательно кто-то должен быть... Не понимаю, что могло случиться?

– Не знаю.

Эвери закончил разворот, и они вернулись, зайдя на еще более низкой высоте с правого борта. Пока держится юго-восточный ветер, решил Ингрем, яхте не грозит серьезная опасность. За отмелью море было неспокойным, но здесь, на мелководье, вокруг песчаного бара, яхта надежно защищена. Северный ветер мог бы ее разбить, но в июне он очень редок. Когда самолет пролетал над палубой, Ингрем тщательно осмотрел ее цепким взглядом профессионала. Кажется, никаких повреждений. Насколько можно судить, рангоут и такелаж в порядке, паруса убраны неаккуратно, как будто их ночной порой скатывал фермер, но гики на своих местах. Одно только плохо – яхта слишком низко сидит в воде и непонятно, по какой причине. Может быть, она получила пробоину и ее намеренно посадили на песчаную косу? Но не видно якоря, который означал бы, что команда оставила яхту до того, как та села на мель. Это сбивало с толку.

И снова самолет миновал судно и начал набирать высоту. Ингрем сделал пометку на карте, определяющую положение судна. Эвери проверил время и заметил:

– Все идет прекрасно, но нам пора отправляться назад.

– Мы не могли бы пролететь еще разок? – попросила миссис Осборн.

Эвери кивнул, соглашаясь. Самолет развернулся и пошел обратно, на этот раз на большей высоте. Миссис Осборн не сводила глаз с пустой палубы. Вскоре яхта осталась позади, она казалась беспомощной и всеми позабытой в безбрежных просторах океана. Когда она окончательно пропала из виду, миссис Осборн отвернулась от окна.

– Как можно попасть на борт?

– Надо нанять судно, – ответил Ингрем.

– Сколько времени для этого понадобится?

– По меньшей мере дня два, может, три.

– Это слишком долго. Почему бы нам не высадиться с самолета?

Ингрем вопросительно посмотрел на пилота, тот кивнул:

– Можно устроить, если не будет слишком сильного волнения. Лучше всего рано утром. Но надо оговорить это с Макаллистером.

Ингрем начал было отговаривать миссис Осборн от подобной затеи, заметив, что оказаться на борту не значит решить все проблемы, ведь, вполне возможно, им понадобится помощь другого, более мощного судна, чтобы сняться с мели. Но потом остановился: попав на борт, он сможет лично оценить ситуацию, решить, что следует сделать, чтобы яхта оказалась на плаву, и проверить, нет ли повреждений под ватерлинией. К тому же, возможно, судно не так уж основательно увязло, просто его прибило к мели отливом, и тогда очередной прилив стащит яхту с песка. А поскольку она, скорее всего, не поставлена на якорь, один Бог знает, куда ее занесет ветром. Брошенные суда нельзя оставлять на произвол судьбы.

– Как вы предполагаете добраться до нее от самолета? – спросил он.

– У нас есть надувные спасательные плоты, – предложил Эвери.

Еще не было шести вечера, когда они приземлились в Нассау. Им удалось застать Макаллистера на месте. Это был полный ирландец с вьющимися темными волосами и сигарой во рту, обходительный и любезный, как добившийся успеха политик. Ингрем развернул на столе карту и объяснил ситуацию.

– Вы уверены, что это то самое судно? – спросил Макаллистер. – На карте здесь нет песчаного бара.

– Это ничего не значит. Описание Багамской отмели сделано довольно приблизительно, а все эти мели и бары появляются и исчезают с каждым штормом. Мы отмечали курс, когда летели туда, так что теперь легко найдем нужное место.

– А там нет скал или коралловых рифов близко к поверхности воды? Эвери покачал головой:

– Нет. К западу от песчаной косы воды предостаточно. Рано утром, до того как поднимется бриз, я вполне смогу обойти мелкие места и продержаться с подветренной стороны, пока они будут на борту.

– О'кей, – согласился Макаллистер, – если вы считаете, что мероприятие безопасно, я согласен. Когда рассчитываете вылететь? – спросил он Ингрема.

– Чем раньше, тем лучше. Я думаю, с рассветом.

– Прекрасно. Мы загрузим в самолет один из дополнительных спасательных плотов и будем ждать вас.

Ингрем забрал из служебного помещения багаж, и они отправились ловить такси до центра города. Едва машина тронулась, миссис Осборн засыпала его вопросами:

– Как вы считаете, что могло случиться? И что с командой?

– Представления не имею.

– А есть ли шанс, что кто-то остался на борту?

– Нет. В этом случае они предприняли бы какие-либо попытки снять судно с мели. Если бы запускали мотор, подняли бы песок со дна и взбаламутили воду, или мы бы заметили за кормой стоп-анкер. Нет, яхту бросили еще до того, как она отдрейфовала на мель.

– Но как это произошло? И почему? Ингрем недоуменно покачал головой:

– Не знаю, что и предположить. Плохой погоды не было, да и признаков повреждений не заметно. Холлистер не мог вести яхту туда в одиночку, ему нужна была помощь. На данный момент мы только и знаем, что у них не было даже второго ялика, чтобы на чем-то покинуть яхту, если бы они захотели. Вся эта история совершенно необъяснима.

– А что могло случиться с Холлистером?

– Вполне возможно, что он мертв. Помолчав, миссис Осборн спросила:

– Почему вы так думаете?

– Что-то заставило его снять одежду и часы, чтобы войти в воду, а обратно в ялик он не вернулся, поэтому, если его не окажется и на борту “Дракона”, то иных предположений нет.

– Понимаю, – коротко проговорила миссис Осборн.

Ингрем взглянул на нее, но женщина, отвернувшись к другому окну такси, упорно смотрела в него. Она так и не проронила ни слова, пока они ехали по городу. Ингрем предложил остановиться в Пайлот-Хаус-Клаб, и она согласилась. Вдруг, когда такси въехало в центральную деловую часть города, миссис Осборн попросила водителя остановиться и вышла.

– Мне надо кое-что купить, возьмите мой чемодан и бинокль и закажите комнату, я скоро приеду, – попросила она Ингрема.

Побрившись и приняв душ, капитан пообедал в одиночестве во внутреннем дворике у бассейна. Миссис Осборн так и не появилась. Ингрем пошел через дорогу в гавань для яхт. Никого из знакомых шкиперов там не оказалось, и он, не зная, как убить время, отправился в центр города, выпил несколько бутылок пива в баре Карлтон-Хаус. “Старею, – подумал он, – где я только не побывал, теперь уж не припомню с какой целью”. Снова и снова возвращаясь в одно и то же место, легко сосчитать прошедшие годы, дивясь, куда же утекло время. Просыпаешься утром, а за окном говорят по-испански, значит, это опять Мексика, тут же вспоминаешь, как перевозил на лихтерах бананы по реке Грихальва, как натужно ревел бензиновый мотор буксира, тянущего за собой цепочку старых барж, – то была пора безрассудной неуемной молодости. А потом приходят воспоминания о спасательных работах на реке Пануко, под Тампико, когда танкер сел на южный мол, потому что шкипер не стал ждать лоцмана, а сам не знал, что при северном ветре обстановка в южной части входного фарватера становится сложной. И вдруг осознаешь, что эти два события разделены одиннадцатью годами, и в этот промежуток времени была война, и несколько других стран, и здоровый кусок западной части Тихого океана. И Нассау...

Ах, какими счастливыми были те семь лет с Френсис и “Кансьоном”. Он встретил Френсис в 1948 году, когда она в компании еще четырех учительниц из Майами наняла яхту для недельного путешествия в Элевтеру. Они поженились в том же году и жили прямо на борту кеча в особом, принадлежащем только им двоим мире, где царило счастье. Он выполнял обязанности шкипера, она – его помощника. Они совершали чартерные рейсы вдоль побережья Новой Англии летом и вокруг Багамских островов зимой, это продолжалось до 1955 года. В тот год Френсис полетела домой в Сиэтл навестить мать и собиралась ехать в Чикаго с друзьями, чтобы сесть там на самолет до Майами. Жизнь остановилась в тот бесконечный яркий ноябрьский день, когда он услышал роковое сообщение по радио, а на островах Берри дул и дул северный ветер и воздух был прозрачен и чист. Френсис погибла в автокатастрофе в местечке Манхэттен, штат Монтана. Ингрем, оцепенев, стоял, держа в руках радиотелефон и ожидая, когда пройдет потрясение и он обретет способность мыслить и сможет вычленить, найти самый важный вопрос, ответ на который все объяснит. “Странно, – думал он, – куда только меня не заносило, а то единственное, с чем вряд ли смогу справиться, случилось в местечке, о котором я и не слышал”.

Ты, братец, перебрал пива или слишком много думаешь, когда пьян, решил Ингрем. Он вышел из бара и отправился назад в отель, куда добрался уже после одиннадцати. Дежурная за конторкой передала, что миссис Осборн звонила ему несколько раз в течение последнего часа.

– Спасибо, – поблагодарил Ингрем. Он поднялся в свою комнату, взглянул на телефон и пожал плечами. К черту миссис Осборн, надо ложиться спать. Телефон зазвонил, когда Ингрем расстегивал рубашку. Он игнорировал звонки, пока не сообразил: дежурная сказала ей, что он вернулся. Пришлось снять трубку.

– Мне надо с вами поговорить, – объявила миссис Осборн слегка заплетающимся языком.

– Я собирался ложиться спать.

– Это в одиннадцать-то часов? Вы что, хотите заслужить награду за благонравие?

– А до завтра с этим разговором подождать нельзя?

– Нет. Приходите ко мне, а то я сама приду.

Непробиваемая особа, подумал он. Лучше ее успокоить, а то начнет ломиться в дверь.

– Хорошо, приду.

Ингрем положил телефонную трубку и спустился в холл.


Глава 4


Дверь номера была приоткрыта. Когда Ингрем постучал, раздалось короткое:

– Входите.

Так он и сделал. Одетая в голубой халат миссис Осборн сидела на диване, положив ноги в прозрачных чулках на кофейный столик. Рядом на полу стояли бутылка “бакарди”, опустошенная на одну треть, две или три открытых бутылки с кока-колой, ведерко для льда и валялся дешевый детективчик. В руке она держала стакан.

Миссис Осборн презрительно оглядела капитана и недовольно фыркнула:

– Хорошо бы закрыть дверь. В случае чего, вы всегда можете закричать.

Впервые Ингрем уловил в ее речи южный акцент. Возможно, он слышался и раньше, но капитан не обратил внимания. Ингрем родился на юге, в Техасе, и, хотя не был там настолько долго, что потерял какой-либо акцент, обычно различал его у других. Дамочка не столько была пьяна, сколько вызывающе вела себя. Пышная копна золотистых волос была аккуратно уложена, губы накрашены. Но это ничего не значит, кто знает, что ей взбредет на ум. Ничего более непредсказуемого на свете, чем напившаяся женщина, он не встречал. Ингрем задал себе вопрос, без особого, правда, интереса, часто ли миссис Осборн напивается. Это было бы обидно, ведь она хороша собой, но ей уже за тридцать, а в этом возрасте приверженность к спиртному сказывается на внешности.

– Что вы так осуждающе смотрите, я и сама прекрасно знаю, – накинулась на него миссис Осборн.

– Что именно?

– То, что мои ноги лежат на кофейном столике.

– Los pies de la Senora Osborne estan en lamesa, – произнес он с монотонной интонацией говорящего попугая.

Она нахмурилась:

– И что это значит?

– Ноги миссис Осборн лежат на столе. Надо полагать, фраза из разговорника. А что, если мы потолкуем о ваших ногах утром?

– Капитан, мне кажется, вы меня не одобряете, не так ли?

– Я об этом не думал, а что, это имеет значение?

– Конечно имеет. Вы разве не понимаете, что я могу перерезать себе вены от отчаяния?

Ингрем ничего не ответил, подумав, что глупее разговора представить невозможно. Дамочка не так уж напилась, чтобы все вокруг ломать и крушить, поэтому, если она немного проветрится, ему удастся уйти без скандала и отель не будет разнесен. Вряд ли стоит гадать, с чего это ее так разобрало. Может, он не уловил намека, когда она попросила заказать им места в отеле, но ему и в голову не пришло, в чем тут дело. Если этой красотке захотелось, так сказать, немножко поразвлечься, она могла бы найти кого-нибудь и получше, при ее-то внешности. В таком городе, как Нассау, полно более молодых и привлекательных мужчин. Скорее всего, дамочка ожидала, что он станет ее домогаться, а она ему даст от ворот поворот. Но у него и мысли такой не возникло. “Да, старею”, – подумал Ингрем. Или, как она его упрекнула, он ее не одобряет. Что ж, действительно, она ему не очень нравится. Наверное, в этом-то и разгадка: женщина почувствовала его неприязнь и обиделась, хотя трудно понять почему. Эта зеленоглазая красотка выглядит весьма самоуверенной и не производит впечатление особы, придающей значение мнению окружающих.

Миссис Осборн молчала, уйдя в свои мысли, казалось позабыв о его присутствии.

– Зачем вы хотели меня видеть? – спросил Ингрем.

Она плеснула еще рому в стакан:

– По поводу Холлистера. Капитан задумчиво прищурился:

– А в чем дело?

– Мне надо вас кое о чем спросить. Когда Холлистер нанимал вас для этой якобы работы, то ничего не говорил о том, что он врач?

– Нет.

– Вы уверены?

– Вполне.

– Только наплел, что он президент фирмы по производству лекарств? Да, все это вполне укладывается в схему.

Подозрения Ингрема, что женщина не настолько пьяна, как кажется, подтвердились.

– О чем это вы?

– Да все о медицине, – пробормотала миссис Осборн, как будто говорила сама с собой. – Его мамашу наверняка напугал тест на беременность.

– Вы его знаете, не так ли?

– С чего это вы взяли?

– Вы потратили больше тысячи долларов, чтобы пролететь с биноклем над “Драконом”, высматривая его.

– А может быть, я просто хотела что-то разузнать?

– Как вы считаете, кем был этот человек?

– Вас это не касается.

– Меня – нет, но вполне может заинтересовать полицию, вы об этом подумали?

– Плевала я на полицию. Если я лично должна заниматься поисками собственной яхты, пусть сидят и помалкивают. Говорю вам, у меня есть только кое-какие предположения.

– У него были похожие часы?

– Да, но это ничего не доказывает. Конечно, они необычные, но существуют не в единственном экземпляре.

– А как насчет моего описания внешности Холлистера?

– Подходит, как и к множеству других людей. Но есть одна деталь, которая кажется мне более важной, чем все остальное. Вы, наверное, удивились, почему он не захотел сам осмотреть яхту, а послал вас?

– Конечно.

– Дело в том, что его мог узнать старик Танго. Холлистер уже был на борту “Дракона”.

Ингрем согласно кивнул:

– Это резонно. Но зачем ему понадобилось его красть?

– Представления не имею.

– Кто он?

– Просто человек, с которым я была знакома. Его зовут Патрик Айве. Если, конечно, мои предположения верны.

– Он понимал что-нибудь в мореплавании?

– Кажется, немного. Мне известно, что он ходил на маленьких яхтах.

– Как вы считаете, мог этот человек управлять “Драконом”.., с чьей-то помощью, конечно? Ведь эта яхта – не игрушка.

– Об этом мне трудно судить, я мало понимаю. Патрик знал навигацию, он ведь был штурманом на бомбардировщике “В-17” во время войны.

– Этот человек просто напрашивался на неприятности, если не знал, как управлять судном таких размеров.

– Судя по тому, где мы нашли “Дракона”, он их таки получил. Вы действительно считаете, что Холлистер мертв?

Ингрем кивнул:

– Полной уверенности, естественно, нет, но мне кажется, что он утонул.

Миссис Осборн посмотрела на стакан:

– Согласна.

– Этот человек был врачом? – спросил Ингрем.

– Нет, – ответила миссис Осборн, не поднимая глаз. – Он занимался мошенничеством. Любил выдавать себя за врача, обналичивая фальшивые чеки.

– Похоже на него. У меня есть один из таких чеков.

– Это не предмет для коллекционирования.

– Слушайте, неужели у вас вообще нет никаких идей насчет того, зачем ему понадобилось красть яхту?

– Никаких, я уже говорила. Вам что, капитан, требуется заверенное нотариусом подтверждение?

Что ж, размышлял Ингрем, можно сказать, чтобы катилась со своей яхтой ко всем чертям, – такой легкий способ выйти из игры всегда имелся. Но это было бы признанием своего поражения, признаком неумения закончить начатое дело. И нечего зацикливаться на том, что она напилась, это глупо. Причем вполне возможно, что дамочка притворяется. Разобраться в таких тонкостях он не мог.

Ингрем вернулся в свой номер и улегся. Он долго лежал без сна, перебирая в памяти подробности разговора. Темное оказалось дело. Если предположить, что настоящее имя Холлистера действительно Патрик Айве, это все равно ничего не проясняет. Почему нашей красотке так хочется его найти или узнать, жив он или мертв? И зачем, о Господи, мошеннику и изготовителю фальшивых чеков понадобилось красть яхту, которая для него не представляла никакой ценности и которой он, вероятно, не мог управлять. С таким же успехом можно украсть, например, тротуар.

Ингрем проснулся в поту на сбитых простынях, подозревая, что во сне кричал. Включив свет и посмотрев на часы, он увидел, что едва минуло два часа ночи. Конечно, теперь его реже мучил старый кошмар, да и та жуткая картина раз от разу представлялась все менее ясной: уже не было того острого чувства вины, как будто он запаниковал и оставил Барни гореть, – дико вопящего, с ног до головы охваченного огнем, словно факел. Нет, Ингрем знал, что схватил его и перебросил через борт разбитого судна, хотя собственная одежда уже горела на нем, а кожа Барни оставалась на его перчатках. Было слишком поздно, друг был уже мертв, и никто не мог ему помочь. Теперь Ингрема мучило другое: страх и сомнение, сможет ли он когда-нибудь снова вдохнуть запах бензина на судне без того, чтобы его не вывернуло наизнанку?

Яхта, которая убила Барни и выжгла верфь от конторы до самых ворот, была небольшой. Этот старый, побитый шлюп назывался “Монетка”, на нем следовало произвести мелкий ремонт – перебрать двигатель, установить новый радиотелефон и более надежную пластину заземления на внешней части корпуса. Они наложили медную полосу и подготовили корпус для проведения радиосвязи. Шлюп хотели спустить на воду вечером в пятницу. Катастрофа сложилась из мелких составляющих: долгий уик-энд, маленькая течь где-то в топливной системе, плохая вентиляция и то, что Барни, у которого и так-то был плохой нюх, в понедельник простудился. Катализатором катастрофы оказался паяльный аппарат. Барни как раз присоединил кабель заземления к отверстию в корпусе и собирался запаять серебром, когда Ингрем спустился через люк и почувствовал запах бензина. Он заорал, но в это самое мгновение Барни включил аппарат.


***

Ингрем попросил разбудить его в четыре часа утра. Когда раздался телефонный звонок, он мгновенно проснулся, встал и, открыв двустворчатую стеклянную дверь, вышел на балкон, откуда открывался вид на гавань и остров Хог. Кажется, им везло – стоял мертвый штиль. Листья кокосовых пальм вдоль Бэй-стрит замерли в предрассветной мгле, лишь слегка рассеянной на востоке бледным розовым свечением. Он позвонил миссис Осборн и, обнаружив, что та уже проснулась, торопливо надел брюки цвета хаки, футболку и кроссовки. Они покинули свои комнаты одновременно. На миссис Осборн были белые брючки до колен, голубой пуловер с короткими рукавами и сандалии на босу ногу. Выглядела она чрезвычайно свежей и привлекательной; может быть, ее и мучило похмелье, но для постороннего взгляда это оставалось незамеченным. У бабы лошадиное здоровье, подумал Ингрем. Он взял ее чемодан и подозвал такси, пока миссис Осборн платила по счету. Всю дорогу в аэропорт она молчала, не последовало никаких объяснений или извинений за ее поведение накануне. Наверно, она ничего не помнит, подумал капитан, впрочем, какое ему до нее дело. Ресторан в аэропорту был закрыт, и они выпили по чашечке кофе в офисе Макаллистера.

– Ваш багаж мы оставим здесь, – предложил Ингрем, – а мой возьмем с собой, потому что я, вероятно, задержусь на судне. Даже если окажется, что надо нанимать буксир, чтобы снять яхту с мели, ее не следует бросать там без присмотра.

Поднявшись в самолет, в заднем отсеке которого лежал скатанный спасательный плот, Ингрем указал своей спутнице на место рядом с пилотом, а сам устроился позади. Уже занимался рассвет, когда амфибия пробежала по взлетной полосе и взмыла в воздух. Капитан закурил сигару и устроился поудобнее, ведь предстояло лететь больше часа.

Они пронеслись над тихой темной громадой острова Андрос и оказались над обширными пространствами Багамской отмели, чьи тихие воды отливали перламутром в свете зари. Выглянувшее позади них из-за горизонта солнце на какой-то момент блеснуло под крылом самолета золотом и пурпуром, но машина нырнула вниз, и вся красота пропала. Казалось, прошло несколько часов, когда Ингрем вновь взглянул на часы. Вскоре они должны увидеть яхту. Капитан поднялся, прошел через узкий вход в передний отсек и встал за спиной миссис Осборн, которая глядела в окно. Через две или три минуты он слегка тронул ее за плечо и показал:

– Вон она.

Женщина молча кивнула.

Отдаленная точка выросла в размере и разделилась на песчаный бар и судно. Эвери начал снижение. Ингрем, наклонившись к самому его уху, попросил:

– Давайте еще раз осмотрим яхту сверху, прежде чем высаживаться. У меня есть одна идея насчет прилива.

Эвери кивнул. Они пролетели над шхуной, оставив ее по правому борту в тысяче футов под ними. Ингрем напряженно смотрел вниз. В раннем утреннем свете было видно, что пустая палуба чуть накренилась к левому борту, беспомощная, как выброшенный на берег умирающий кит. Она лежала на мели в том же положении, что и вчера, носом к северу. Эвери описал широкий круг, и они прошли позади нее в какой-то сотне футов от поверхности воды. Кажется, ничего не изменилось, разве что крен немного уменьшился, потому что наступал прилив. Приглядевшись, Ингрем заметил, что вода вокруг неподвижной яхты медленно поднимается.

– Все еще идет прилив, – прокричал он сквозь рев мотора, – но, похоже, довольно скоро высокая вода начнет спадать. Вы не сможете долго дрейфовать.

Эвери кивнул:

– Хотите отложить спуск?

– Нет, давайте сделаем это сейчас.

– Хорошо, пристегните ремни. Ингрем прошел на свое место и затянул ремень. Он видел через окно, как Эвери сделал заход на запад, к краю отмели, совершая предварительный облет, чтобы проверить, нет ли каких помех на воде, развернулся и зашел на посадку. Гладкая, как масло, вода ринулась к ним, они коснулись поверхности, и амфибия приводнилась, подняв белую завесу водяной пыли. Погасив скорость, машина остановилась. Ингрем отстегнул ремень и прошел в кабину. Они находились в двух милях к западу от песчаной косы и шхуны. Амфибия развернулась и заскользила по направлению к судну.

– Слишком близко подходить не будем, – сказал пилот. – Не нравятся мне здешние мели.

– Вполне достаточно, если мы подойдем на полмили, – ответил Ингрем, – а потом, пока идет отлив, вам лучше отвести машину на запад и подождать нас там.

– Вы долго пробудете на борту?

– Наверно, мне удастся доставить миссис Осборн назад через полчасика. Может, я смогу позвонить по радиотелефону, если он действует. У вас есть канал для межсудовой связи?

– Звоните 26-38.

– Прекрасно.

Ингрем направился в хвостовой отсек, присоединил баллон со сжатым воздухом к клапану надувного плота и накачал его так, чтобы тот смог держаться на плаву. Эвери открыл дверь, и они вместе выпихнули плот наружу. Ингрем встал на колени в дверях и закончил надув, чувствуя, как амфибия мягко покачивается, издавая булькающие звуки. Эвери придержал плот, пока Ингрем помог миссис Осборн устроиться на корме, после чего капитан, выгрузив свой чемодан, баллон со сжатым воздухом и легкие алюминиевые весла, сам перебрался на плот и оттолкнул его от корпуса амфибии.

Ингрем пристроил весла в ушки, служившие уключинами, и начал грести. Когда они немного отдалились от самолета, он взглянул через плечо и понял, что амфибия подошла к яхте даже ближе, чем намечалось, – до “Дракона” оставалось всего лишь ярдов четыреста. Солнце вставало как раз за шхуной, изящным силуэтом обрисовывающейся на его фоне. Красивое зрелище, подумал капитан, если бы она не сидела на мели. При виде яхты, попавшей в беду, у него всегда щемило сердце.

Стоял мертвый штиль, поверхность воды" была ровной, как стальной лист, лишь едва заметная рябь иногда пробегала по ней из пролива Сантарен, – это все, что осталось от волн, уже сглаженных на пяти милях мелководья между песчаной косой и краем Багамской отмели. Ингрем приналег на весла. Когда плот достаточно удалился, Эвери завел мотор и продвинул амфибию к западу, на более глубокое место. Работая веслами, капитан внимательно смотрел за борт. Судя по цвету воды и тому, что он мог рассмотреть под плотом, дно было песчаным, а глубина на всем пути к “Дракону” едва достигала двух морских саженей. Более глубокая протока, добрых сто ярдов в ширину, находилась футах в семи от яхты, так что, если бы удалось дотащить ее до этого места, есть надежда вернуться в глубокие воды, конечно, при условии, что вся операция будет проведена при хорошем освещении.

Но чем ближе они подплывали к застрявшей яхте, тем очевиднее становилось, что снять ее с мели будет трудно. Синие воды протоки оказались за кормой на расстоянии, равном половине длины судна. Самая широкая часть киля была в тридцати футах впереди, так что яхту пришлось бы двигать на целых шестьдесят – семьдесят футов, прежде чем она оказалась бы на достаточной глубине, если, конечно, прилив не поднимется несколько выше, чем сейчас. Однако есть опасение, что он достиг своей высшей точки и начинает спадать.

Внезапно гул мотора оборвался: Эвери выключил двигатели и оставил амфибию дрейфовать в миле от них. Ингрем и миссис Осборн уже были ярдах в пятидесяти от левого борта шхуны. Капитан резко взял вправо, чтобы обойти судно за кормой.

– Разве нельзя взобраться на борт с этой стороны? – спросила миссис Осборн.

– Мне надо сначала кое-что посмотреть, – ответил Ингрем.

– Ах да, название.

Не совсем так, подумал он, но промолчал. Миссис Осборн наклонилась, стараясь разобрать надпись.

– “Лорна”, – прочитала она и взволнованно добавила:

– Посмотрите, под свежей краской можно разобрать старое название.

Ингрем пригляделся. Дама права: хотя новое название вывели черной краской поверх голубой, которой покрыли борта, под ней проглядывали начальная и последняя буквы старого. Паршиво поработали. Ингрем положил весла и застопорил плот. Стояла мертвая тишина. Прилив достиг своей высшей точки. Ингрем подождал, пока рябь на поверхности уляжется, и перегнулся через край плота, внимательно рассматривая дно сквозь прозрачную, как джин, воду. Он прищурился.

– Что там? – спросила миссис Осборн.

– Посмотрите, – откликнулся капитан, – видите ту длинную бороздку, ведущую, назад, к впадине, которую проделал на дне киль?

– Да, а что это значит?

– Яхту не просто прибило сюда волнами. Она была на ходу, когда села на мель. Женщина взглянула на него:

– Выходит, команда была в тот момент на борту?

– Во всяком случае, кто-то из них. Ингрем заметил, что они оба невольно заговорили тише. Да, наверно, дело в безмолвии, которое угнетало.

Почему команда даже не попыталась снять яхту с мели с помощью стоп-анкеров? Судя по следу на дне, они дали задний ход, потому что песок отбросило вперед, но не видно якорной цепи, даже обрывка. Возможно, конечно, что ялик к этому моменту уже пропал, однако они могли переправить якорь на корму с помощью одного из гиков или перенести его под дном, нырнув пару раз. Не надо пускать миссис Осборн в кубрик, подумал он, пока я сам его не осмотрю, там может быть труп, и не один.

Он снова взял в руки весла, и они медленно подплыли к правому борту. Так, яхта сидит в воде низко. Судя по крену, это был более высокий борт, а полоса старой краски у ватерлинии почти скрыта в воде, виднелось лишь несколько дюймов, в то время как она должна быть приблизительно в футе над поверхностью. Вероятно, где-то есть пробоина. Он пристально рассматривал днище, но ничего не увидел. Плот, продвигаясь вперед, проплыл под бушпритом и двинулся к корме вдоль левого борта.

Когда они оказались на уровне грот-мачты, Ингрем снова засушил весла и сумел ухватиться за ванты. Учитывая левый крен, палуба оказалась не слишком высоко над ними. Перебирая фалинь, капитан взобрался на палубу, закрепил его и наклонился подать своей спутнице руку. Она вскарабкалась вслед за ним, пробралась под спасательным леером и встала рядом.

Низкие и длинные палубные каюты с маленькими иллюминаторами возвышались не более чем на два фута. Два или три окошка оказались открыты, но внутри царил полумрак, и рассмотреть ничего не удалось. Солнце высоко поднялось над горизонтом, окутывая золотым сиянием мачты и такелаж, лучи его приятно грели лицо. Все вокруг было влажным от росы. Пустая накренившаяся палуба создавала впечатление полного запустения, будто шхуну давно бросили, но Ингрем понял, что такое чувство возникало из-за общего беспорядка, претившего его моряцкой привычке к аккуратности. Паруса были не скатаны как положено, а небрежно свалены в бесформенные тюки вдоль гиков. У основания фок-мачты и грот-мачты горой громоздились спутанные корабельные канаты. Ступив на палубу, ни капитан, ни его спутница не обронили ни слова, будто не желая нарушать торжественную тишину.

Они пошли назад к проходу между палубными каютами и спустились в кокпит. Это было длинное и довольно широкое помещение, в конце которого помещались компас, штурвал и контрольная панель вспомогательного двигателя. Ингрем обернулся и взглянул на следы, оставленные ими на росе, миллионами крошечных капелек покрывавшей палубу. Других следов на ней не было.

– Я посмотрю в кубрике, – сказал он, – а вы пока подождите здесь.

– Хорошо.

Он начал спускаться по лестнице, ведущей от открытого люка. Вначале после яркого солнечного света Ингрем ничего не мог разглядеть, но когда его голова оказалась ниже уровня люка, он увидел, что вся большая кормовая каюта и две из четырех коек загромождены штабелями длинных деревянных ящиков, привязанных крест-накрест веревочными креплениями. Однако то, что он увидел на передней по левому борту койке, заставило его, чертыхнувшись, спрыгнуть вниз, минуя две последние ступеньки лестницы. Там ничком, безвольно свесив одну руку, лежал худой темноволосый мужчина в брюках цвета хаки. Ингрем бросился к койке и наклонился, чтобы дотронуться до его руки, ожидая коснуться окоченелого трупа. Однако рука оказалась теплой и мягкой, а в ту долю секунды, пока до капитана это доходило, человек начал поворачиваться к нему, и одновременно миссис Осборн истошно завопила:

– Берегитесь!

Ингрем обернулся и увидел огромного детину с заросшей волосами голой грудью. Он стоял, пригнувшись за лестницей, где, очевидно, и прятался раньше. В руке великан держал автомат и выглядел как персонаж на плакате об ужасах войны.

– Приветствуем вас на борту, Герман, – сказал он, – добро пожаловать.


Глава 5


– Уходите немедленно! – закричал Ингрем миссис Осборн, когда первый шок прошел. Стройная нога нащупывала верхнюю ступеньку лестницы, и он понимал, что женщина видит сверху только голову громилы. Тот, нацелив автомат на люк, приказал:

– Давай спускайся, крошка. Самолет далеко, и пилот тебя не услышит.

Капитан уже собирался ринуться на бандита, но, оценив последствия такого нападения, сдержался. Автомат был нацелен прямехонько на миссис Осборн, и стоило Ингрему сделать бросок, как очередь прошила бы ее насквозь. Капитан почувствовал, как что-то твердое уперлось ему в спину пониже лопаток, и мнимый мертвец произнес:

– Остынь.

Рей Осборн спустилась. Полуголый детина кивнул на койку напротив Ингрема и приказал:

– Садись, крошка, и ты тоже, Герман. Ингрем сел рядом с Рей, в душе проклиная себя за то, что опять оказался в дураках. Но ведь он и заподозрить не мог ничего подобного. На палубе, покрытой росой, не было даже следов. Очевидно, громила прочел его мысли, потому что усмехнулся:

– Мы так и решили, что вы вернетесь с утра пораньше, поэтому не выходили на палубу.

– Ладно, проехали! Что вам от нас надо?

– Кое-какая помощь. – Великан повернулся к миссис Осборн:

– Вы хозяйка, правда?

– Так я до сих пор предполагала.

– И вы притащили сюда Германа, чтобы помозговать, как вытянуть эту посудину из песка?

– А вам какое дело?

– Просто проверяю, крошка. Кажется, твой дружок нам пригодится.

– О чем это вы? – удивленно уставилась на него Рей Осборн.

– Он специалист, а мы нет. – Придерживая автомат громадной ручищей, он потянулся к полке на левой переборке, где был установлен радиотелефон, и включил приемник.

Потом достал пачку сигарет, вытряс оттуда одну и прикурил от кухонной спички. От этого громадного человека – таких великанов Ингрем до сих пор не встречал – исходила какая-то сокрушительная сила. Не зло, а именно могучая жестокая сила. На всем его облике лежала печать непоколебимой уверенности в себе. Грубое лицо не было отталкивающе безобразным, веснушчатая кожа облезла от загара, как у всех, кто не выносит солнца; светло-рыжие волосы поредели на макушке, обнажив усеянный веснушками череп, хотя ему вряд ли перевалило за тридцать. Одет великан был лишь в брюки цвета хаки, подвернутые до колен, и незашнурованные ботинки.

Второй мужчина, соскочив с койки, стоял в ее ногах, прислонившись к штабелю ящиков. Он оказался латиноамериканцем с худым лицом и мрачными карими глазами. На вид ему было чуть за сорок. Он запихнул за пояс брюк автоматический кольт сорок пятого калибра, похоже, предоставляя громиле играть главную роль в этом спектакле.

Рей оглянулась:

– А где еще один?

– О ком ты говоришь?

– О Патрике Айвсе.

– Никогда о таком не слышал, – ответил великан и с улыбкой обратился к латиноамериканцу:

– Карлос, список пассажиров у тебя?

– Он был здесь, – резко проговорила миссис Осборн, – зачем лгать? Ведь ялик с его одеждой и часами подобрали...

– А, так ты толкуешь о Холлистере.

– Его звали не Холлистер. Великан нетерпеливо отмахнулся:

– Кому интересно, как его звали? Он мертв, поэтому-то нам и нужен Герман.

Ингрем подумал, что его подвел собственный узкопрофессиональный взгляд на вещи. Яхту не сняли с мели потому, что некому было это сделать, а он не догадался о такой простой причине. Взглянув на штабеля ящиков, он наконец понял, почему украли “Дракона”. Раньше надо было додуматься.

– Куда вы направлялись? На Кубу? – , спросил он.

Великан покачал головой:

– В Центральную Америку.

– Вы не доплывете, даже если сниметесь с мели.

– Доплывем, не беспокойтесь.

– Что все это значит? – вмешалась Рей. – Чем набиты эти ящики?

– Оружием, – лаконично ответил Ингрем.

– Кончайте базар, – приказал великан. – Мы не собираемся тут с вами целый день болтовней заниматься. Нам еще и о самолете надо позаботиться. Глянь-ка, Карлос, где он сейчас.

Латиноамериканец обернулся и посмотрел в маленький иллюминатор:

– Все там же, приблизительно в миле отсюда.

– Носом к яхте?

– Похоже.

– Хорошо, это укладывается в схему, как говорит Лимис...

– Слушайте, – перебил его Ингрем, – не знаю, как вас по имени... Гигант рассмеялся:

– Мы что, позабыли представиться? Надо бы подождать, пока о нас не узнают в яхт-клубе. Я – Эл Моррисон, а он – Карлос Руис.

– Прекрасно, – сказал Ингрем, – но каковы ваши намерения относительно нас? Моррисон покачал головой:

– Именно это вы узнаете, если заткнетесь и послушаете, что я скажу. Ты вместе с цыпочкой выйдешь наверх, чтобы пилот тебя видел, но услышать никак не мог, даже если ты завопишь изо всех сил. Все там осмотришь, как полагается опытному специалисту, и вы вернетесь назад, вниз. Здесь ты по радиотелефону прикажешь ему возвращаться. Дескать, вы решили, что посудину можно вытащить из песка, поэтому вы остаетесь на борту, и ты сам приведешь ее в Ки-Уэст.

– А что потом? – спросил Ингрем.

– Как только он исчезнет из виду, начинаем работать. Тебя избираем вице-президентом по вопросам транспортировки.

Неужели он это всерьез, подумал капитан, совсем спятил малый.

– Слушайте, Моррисон, подумайте хоть немного. Автоматом махать – это одно, а... Моррисон бесцеремонно перебил его:

– Не выступай, нужен будет совет – обращусь к адвокату.

– Но мы не можем позвонить на самолет с этого телефона, у них разные частоты.

– Не морочь мне голову, Герман. Хоть я и не смыслю ни черта в судах, но уж о радио и самолетах кое-что знаю. Большинство амфибий здесь, на островах, работают на межсудовых частотах. Карлос, последи за ними, пока я кое-что устрою.

– О'кей, – ответил Руис. Он достал из-за ремня брюк пистолет. Моррисон прошел мимо них в носовую часть.

Даже в неуклюжих незашнурованных ботинках он двигался совершенно бесшумно.

– Ну, что скажешь, Руис? – подступил к нему Ингрем. – Хочешь провести остаток жизни в тюрьме из-за каких-то вшивых винтовок?

Тот пожал плечами:

– Моя не понимай англицки.

Моррисон окликнул Ингрема, Руис взмахом пистолета приказал им идти. Они поднялись по лестнице и оказались в кокпите, залитом ослепительным солнцем. Карлос следил за ними, стоя на лестнице так, чтобы его голова не была видна. Из чуть приоткрытого носового люка за фок-мачтой высовывался ствол моррисоновского автомата, поблескивая, как немигающий глаз. Ловко, подумал Ингрем. Если бы они остались внизу, Эвери мог что-нибудь заподозрить, а теперь для него дело выглядит так, что они не нашли ничего интересного в каюте и вернулись на палубу, чтобы осмотреть ее повнимательнее, прежде чем принять решение.

– Держись правее, – приказал Моррисон, – и не заходи за эти мачты. Только попробуешь прыгнуть в сторону, я прострелю ей колени.

– Он что думает, мы так и будем плясать под его дудку? – возмутилась Рей Осборн.

– Похоже на то, – согласился Ингрем.

– Вы не хотите хоть что-нибудь предпринять?

Он обернулся и посмотрел на женщину:

– Можете предложить что-то конкретное? Подчинившись приказу Моррисона, они двинулись вдоль правого борта. Капитан посмотрел на самолет, мирно покоившийся на блестящей воде в миле от них, как детская игрушка на зеркале. Но с таким же успехом он мог находиться в другой галактике. Теперь они перешли к левому борту за фок-мачтой и стали глядеть вниз, словно изучая дно.

– Что случилось с Холлистером? – спросил Ингрем.

– Утонул, – последовал из люка лаконичный ответ.

– Как?

– Пытался доплыть назад до яхты. Прыгнул с ялика, подумал капитан и спросил:

– А что он делал? Где это случилось?

– Да прямо здесь. Мы сели на мель ночью, а на следующее утро Холлистер сказал, что надо выгрузить оружие, чтобы облегчить яхту. Он взял ялик и поплыл вон к тому островку посмотреть, достаточно ли там сухо, чтобы оставить ящики. На обратном пути у него заглох мотор. Вода при приливе прибывала достаточно быстро, так что он начал отдрейфовывать. Тогда Холлистер разделся, прыгнул в воду и попытался идти и толкать ялик, но потерял под ногами дно и решил плыть. Ему не удалось доплыть до судна.

– Когда это случилось?

– Кажется, в воскресенье. Какая тебе разница? Теперь иди назад и запусти двигатель.

Они отправились на корму. Ингрем вошел в кокпит, панель управления двигателями находилась рядом с местом рулевого. Он включил зажигание и нажал кнопку стартера. С третьей попытки двигатель заработал, под кормой фыркнул выхлоп, и затем раздался ровный гул, который легко мог услышать пилот самолета. Идеи у Моррисона, может быть, и сумасшедшие, но в сообразительности ему не откажешь, подумал капитан.

– А теперь выключай, и идите вниз. Они спустились по лестнице и конвоируемые Руисом прошли в носовую часть каюты. В проходе между двумя каютами появился Моррисон с автоматом на плече. Он кивком указал на радиотелефон:

– Бери трубку и повторяй за мной. Ингрем покачал головой:

– Не буду.

– Не разыгрывай из себя крутого парня, Герман, хуже будет.

– Вы не станете стрелять.

– Нет, не стану, но я сломаю красотке руку. Эта краля нам без надобности.

Наступила гнетущая тишина, напряжение нарастало. Капитан перевел взгляд с одного мужчины на другого:

– Не думаю, что вы это сделаете.

– Может, выдвинешь еще какое предположение, Герман? – саркастически ухмыльнулся Моррисон. – Подумай, отсюда до доктора далеко.

Ингрем молчал. Если самолет улетит, то больше уже не вернется. Моррисон повернул голову в сторону Рей:

– Иди сюда, детка.

Руис быстро проговорил по-испански:

– Альберто, мне это не нравится.

– Заткнись, идиот, – зло рявкнул Моррисон на превосходном разговорном испанском, – он может тебя понимать.

Внезапный обмен репликами застал Ингрема врасплох, но он постарался придать лицу непонимающее выражение, надеясь, что ему это удалось.

– Да он ничего не понимает, – продолжал Руис, – а ломать женщине руку – низость.

Моррисон ответил, что сломает, если понадобится, и одну, и другую, и еще кое-что сделает, причем описал это достаточно подробно. Испанский язык очень красив, но по возможности яркого описания жестокостей и непристойностей, пожалуй, превосходит английский. В глазах Руиса мелькнуло отвращение. Ингрем понял, что проверяют его знание языка, и ухитрился сохранить непроницаемый вид. Он надеялся, что миссис Осборн не знает испанского, а если и знает, то лишь в объеме школьной программы.

– Ну вот видишь, – сказал Руис, – он ничего не понял. Слушай, неужели придется сделать это?

– У нас нет выбора. Может, хочешь вернуться? – резко спросил он.

– Как все это неудачно. Ну что ж, раз мы должны... – развел руками латиноамериканец.

– О чем это вы совещались? – вмешался Ингрем.

– О том, какую руку ломать сначала, – охотно пояснил Моррисон по-английски. – А звук при этом какой, если бы ты знал! Только вот, наверное, ее вопли заглушат его. Ну, давай начнем, красотка. – Он шагнул к Рей, схватил ее за запястье и начал заводить руку назад.

– Ладно, – мрачно сказал Ингрем, – я позвоню пилоту.

Моррисон улыбнулся и отпустил женщину:

– Давай бери микрофон.

Ингрем снял микрофон с рычагов и этим включил передатчик. Зажужжал преобразователь частоты. Моррисон уже установил переключатель на 26-38. Ингрем нажал кнопку.

– Говорит “Дракон”, звоню на самолет Макаллистера. – Он не знал опознавательные буквы самолета. – “Дракон” к Эвери, ответьте, пожалуйста.

Какое-то мгновение стояла напряженная тишина, затем из громкоговорителя раздался голос пилота:

– Эвери к капитану Ингрему. Как там у вас? Все в порядке? Прием.

Моррисон кивнул. Ингрем начал говорить в микрофон:

– Все нормально, думаю, можно попытаться снять яхту с мели, используя якорь. Мы решили остаться на борту и попробовать перегнать ее в Ки-Уэст. Прием.

– Вдвоем остаетесь?

– Да. Прием.

– Вас понял. Если будут трудности и захотите, чтобы я вернулся или выслал судно, позвоните в Майами связисту морского флота. Сможете?

– Да, у нас есть этот канал.

– Прекрасно. А что случилось с ворами, можно сказать?

Моррисон покачал головой и левой рукой махнул в сторону моря. Ингрем, стиснув зубы, отвел взгляд.

– Нет, наверно, просто бросили ее.

– Хорошо. Если это все, то я взлетаю, счастливо оставаться.

– Спасибо. Говорит “Дракон”, прием окончен.

Капитан положил микрофон на место. Жужжание преобразователя частоты затихло. Что теперь с ними будет? Ясно, что Эвери воспринял внезапное изменение планов миссис Осборн спокойно. Вопрос о плате за чартер не поднимался, предполагалось без слов, что счет будет выплачен, как только яхта вернется в Ки-Уэст. Пройдет не меньше недели, прежде чем задумаются, куда подевались капитан и владелица яхты.

– А что вы собираетесь делать с нами? – спросил Ингрем.

– Ничего, – ответил Моррисон, – получите свою яхту обратно, когда она нам перестанет быть нужна.

– И когда это случится?

– Как только доставим груз на место.

– Но это киднеппинг. Можете получить вышку. Не настолько же вы тупы, чтобы...

– Заткнись, – оборвал его Моррисон. – Иди наверх. Мне надо, чтобы ты был там, когда самолет будет взлетать.

Они поднялись по лестнице и встали на палубе у кокпита, в спину им смотрел из люка ствол автомата.

– На самолет глядите, а не по сторонам, – прорычал Моррисон.

Они послушно следили за взлетом амфибии. Сначала, разбрасывая солнечные зайчики, повернулся один из пропеллеров. Потом раздалось чихание и рев двигателя. Заработал второй мотор, амфибия заскользила по воде. Руис побаивается, подумал капитан, но что толку. Командует здесь Моррисон, он очень опасен. Пока у Ингрема было одно маленькое преимущество – эти двое не знали, что он говорит по-испански.

Амфибия остановилась, развернувшись носом на север. Моторы взревели, и машина начала набирать скорость, прошла на милю западнее яхты, оторвалась от воды и скоро затерялась в воздушном пространстве. Ингрем почувствовал себя совершенно разбитым. Из люка позади поднялся Моррисон, а за ним Руис.

Гигант присел на угол палубной каюты с автоматом на коленях и сказал:

– Теперь давайте снимать посудину с мели. Что надо сделать прежде всего?

– Избавиться от балласта, – холодно ответил Ингрем.

– От какого такого балласта?

– Оружия. Выбросите его за борт.

– Не дразни меня, Герман. Автоматы переправим вон на тот островок...

Внезапно Руис вскрикнул по-испански:

– Смотри, самолет возвращается! Ингрем спохватился, но слишком поздно – он уже повернулся, отреагировав на восклицание. Моррисон ехидно улыбнулся, а капитана охватила жгучая, но бессильная ярость. Один промах за другим: сначала его обвел вокруг пальца Холлистер, потом Моррисон, а теперь и Руис.

Однако это была не хитроумная уловка латиноамериканца: пилот действительно развернулся и возвращался.

– Смываемся! – рявкнул Моррисон, схватил автомат и нырнул в люк вслед за Руисом.

Ингрем молча наблюдал за ними. Интересно, может, Эвери заподозрил что-то? В этот момент самолет пошел на поворот в нескольких милях к северу от яхты и резко снизился. Похоже на то, что Эвери пытается разглядеть что-то на поверхности воды. Внезапно в каюте раздался сигнал радиотелефона. Моррисон коротко приказал от люка:

– Возьми микрофон, это тебя. Капитан быстро спустился по лестнице. Моррисон уже включил передатчик. Он протянул Ингрему микрофон и встал рядом, направив на капитана автомат.

– Не скажи чего-нибудь лишнего, приятель, и смотри на меня.

Ингрем нажал кнопку передатчика:

– Говорит “Дракон”, что случилось? Прием.

Голос пилота заполнил каюту:

– Здесь подо мной в воде что-то есть. Не отключайтесь, сейчас я опять облечу это место.

Наэлектризованную ожиданием тишину нарушали только атмосферные помехи в громкоговорителе. Рей Осборн, оставшаяся на палубе, заглянула в люк, ведущий в каюту. Вновь зазвучал голос Эвери:

– Порядок, это тело. Наверно, один из похитителей. На нем ничего нет, кроме трусов. Если вы подгоните плот, я могу приводниться и взять его на борт.

Ингрем взглянул на Моррисона. – Скажи, что сами подберете тело, – приказал великан, – и привезете его в Ки-Уэст.

Капитан повторил это в микрофон.

– Очень хорошо, – согласился Эвери, – это может сократить международную волокиту. Труп плавает в трех милях к северо-северо-востоку от вас. Если вы доберетесь туда, пока океан спокоен, сможете легко его найти, а то на нем уже птицы сидят.

Ингрем заметил, как миссис Осборн содрогнулась при этих словах. Моррисон резко взмахнул рукой, подавая знак: “Кончай трепаться”. Капитан попрощался и отложил микрофон. Когда они снова вернулись на палубу, самолет уже исчезал вдали.

Моррисон опять присел на уголок палубной каюты.

– Итак, сколько автоматов нам надо выгрузить?

Рей с возмущением уставилась на него:

– Но как же труп? Моррисон пожал плечами:

– А что о нем тревожиться?

– Мы что, так ничего и не предпримем?

– Хочешь сделать ему искусственное дыхание? Он уже три дня как покойник.

Миссис Осборн бесстрашно шагнула к великану, ее зеленые глаза сверкали.

– Я собираюсь взглянуть на него.

– На раздутого утопленника? Тебе, радость моя, лечиться надо.

– Послушайте, – вмешался Ингрем, – сплавать туда и обратно займет не больше получаса, а миссис Осборн могла бы посмотреть, действительно ли этот человек Холлистер.

Моррисон покачал головой:

– Отвали, Ингрем. Меня не интересует, настоящий это Холлистер или нет. У нас есть дела поважнее, чем болтаться по океану, разыскивая его.

– Я собираюсь это сделать, – решительно заявила миссис Осборн и направилась к плоту.

И тогда в ярком свете солнечного утра, как отпущенная стальная пружина, на свободу вырвалась жестокость.

Моррисон рванул женщину к себе, ухватив за пуловер, и наотмашь ударил по лицу. Рей, задыхаясь от ярости, попыталась дать ему сдачи. Ингрем бросился на великана как раз в тот момент, когда Моррисон одним движением руки отшвырнул женщину на палубу, сбив с ног. И тут же тяжеленный револьвер Руиса опустился на голову капитана, и она словно взорвалась от боли. Ингрем повалился на Моррисона, а тот, оттолкнув его автоматом, нанес капитану сокрушительный удар в челюсть. Колени Ингрема подкосились, и он рухнул рядом с миссис Осборн.

Когда он попытался встать, опираясь на руки, палуба закачалась и поплыла перед глазами, а руки не выдержали тяжести тела, и он снова упал на палубу. Кровь стекала по его лбу и капала на дощатый пол.

– Не делай больше так, Герман, – назидательно сказал Моррисон. – Ты уже большой мальчик, но и мы не первый день на свете живем.


Глава 6


Спустя какое-то время Ингрем сумел сесть, хотя голова у него разламывалась от боли. Он оказался рядом с Рей, на щеке которой пламенело багровое пятно, а в глазах от отчаяния и ярости стояли слезы.

– Толку от вас как от козла молока, – прошипела она.

Капитан попытался стереть носовым платком кровь с лица, но только размазал ее и швырнул платок за борт. Легкий ветерок ласкал воду за кормой, в ярком солнечном небе носились и кричали чайки. Таким беспомощным Ингрем себя еще никогда не ощущал: с ним разделались в какие-то три секунды.

– Как только наш приятель будет в состоянии грести на плоту, мы начинаем, – сказал Моррисон латиноамериканцу. – Отправляйся вниз и начинай отвязывать ящики. Руис скрылся в кубрике.

– Сколько мы должны разгрузить? – спросил Моррисон капитана.

– Откуда мне-то знать? – холодно посмотрел на него Ингрем.

– Но ты же специалист.

– Я даже не знаю, что тут у вас на борту, и был ли прилив, когда вы напоролись на мель.

– Про прилив сказать не могу, но про то, что на борту, – пожалуйста. Шестьсот винтовок, тридцать автоматов, с полдюжины минометов...

– Мне нужен не перечень, а вес. У тебя есть хоть какое-нибудь представление, сколько все это может весить?

Моррисон на секунду задумался:

– Самое тяжелое – это боеприпасы. У нас здесь больше ста тысяч патронов тридцатого калибра. Думаю, что-то около шести или восьми тонн.

Ингрем быстро прикинул, что, если длина ватерлинии пятьдесят пять футов, а ширина корпуса посередине – шестнадцать, получается нагрузка приблизительно в тридцать пять кубических футов на дюйм погружения в нормальном состоянии. Каждая тонна груза будет опускать ватерлинию почти на целый дюйм. Если информация Моррисона верна, не удивительно, что яхта так низко сидит на воде.

– Вы допустили перегруз по меньшей мере на шесть дюймов. Случись непогода, яхта пойдет ко дну или переломится пополам.

– Не мели языком зазря. Скажи, сколько надо выгрузить.

– Вероятно, весь груз целиком. Сколько времени вы уже находитесь здесь?

– С субботней ночи.

– А сейчас среда. Она за это время ни разу не сдвинулась с места?

– Нет, – ответил Моррисон.

– Прилив тогда был выше или ниже, чем сейчас?

– Откуда мне знать? – пожал плечами гигант. – Можно подумать, у нас было чем его мерить!

– Головой работай. Палуба тогда была к воде ближе, чем сейчас, или нет?

– Да нет, почти как сейчас.

– С чем вас и поздравляю. Ясно, что вы наткнулись на эту мель во время самого высокого прилива за месяц, причем летели на полной скорости.

– Так что? Теперь сидеть и плакать будем? Давай лучше выбираться отсюда.

– Послушай, если вы направлялись на Карибы, то почему яхта смотрит носом на север?

Моррисон с недовольной гримасой махнул рукой:

– Мы пытались развернуться, чтобы выбраться отсюда, но, как я уже говорил, была ночь и ни черта не видно. Вдруг нам показалось, что слышится шум прибоя.

– Вы повернули не туда, куда надо, но я-то спрашивал, почему вы оказались именно в этом месте отмели, а не по крайней мере в десяти милях западнее.

– Я в этих делах не понимаю, не штурман. Похоже, нам надо было взять кого-нибудь разбирающегося. Говорил ведь Холлистеру, чтобы он тебя нанял...

– Подожди-ка, ты что, знаешь меня?

– А как же. Я так и подумал, что это ты, когда вы поднимались на борт, а уж после того, как услышал, что пилот называл тебя Ингрем, все стало на свои места.

– Где же ты мог меня видеть раньше?

– В холле отеля “Иден-Рок”, когда ты в первый раз встречался с Холлистером. Тут в разговор вмешалась миссис Осборн:

– А почему этот Холлистер хотел, чтобы кто-то другой, а не он сам проверял “Дракона”?

Моррисон пожал плечами:

– Он сказал, что хозяйка – его давняя подружка, он был на яхте раньше и сторож может вспомнить его.

Миссис Осборн промолчала и отвернулась, глядя вдаль. Что ж, она получила ответ на свой вопрос, подумал Ингрем, сама напросилась.

– А чья была идея украсть яхту? – спросил он.

– Холлистера, или как вы его там называете?

– Патрик Айве, – подсказала Рей.

– Пусть так. Это он должен был организовать транспорт и переправку нас с грузом на борт. Хвастался, что много ходил на яхтах, да и вообще был штурманом ВВС во время войны. А оказалось, никакой он не знаток. Тебя надо было брать.

– Вы и взяли, – мрачно пошутил Ингрем. – Именно поэтому я здесь. А оружие откуда?

– Украли.

– Послушай, что я вам предлагаю, – сказал Ингрем. – Мне кажется, что яхту можно снять с мели, когда мы выгрузим все оружие. Давай просто покидаем его за борт и поведем “Дракона” в Ки-Уэст. Оружие контрабандное, никто о его краже официально не заявит, поэтому против вас не будет других обвинений, кроме кражи яхты. Я думаю, миссис Осборн спустит все это на тормозах, если ей вернут ее собственность целой и невредимой, поэтому самое худшее, что вам грозит, это условный приговор.

– Нечего об этом говорить, нам надо доставить груз.

Пульсирующая боль в голове стала настолько невыносимой, что Ингрем был вынужден на мгновение прикрыть глаза от ослепительного сияния солнца. Как заставить этого мускулистого недоумка хоть что-то понять? Капитан с трудом подавил желание завопить во весь голос.

– Послушай, Моррисон, – сказал он устало, – пораскинь мозгами. Пока что вы не так уж серьезно влипли, но если проделаете все, что задумали, у вас не останется ни единого шанса выпутаться. Американские власти обвинят вас в киднеппинге, объявят розыск и приговорят к пожизненному заключению.

– Это не ко мне, я в это время буду далеко.

– Ты думаешь, что сможешь скрыться в Латинской Америке? В зеркало на себя часто глядишь?

– Скрыться не трудно, если знаешь язык и есть деньги и связи.

– Только не в том случае, если тебя разыскивают за серьезное преступление. У госдепартамента, между прочим, тоже есть связи.

Моррисон, выкатив глаза, рявкнул:

– Не твоего ума дело. Говорю еще раз, нам надо перегрузить оружие на островок. Когда яхта снимется с мели, мы погрузим их обратно.

Ингрем взглянул на узкую песчаную полоску:

– Плот не вместит больше пары сотен фунтов зараз. Так что провозитесь до конца недели.

– Не беспокойся, я все рассчитал. Ты подвезешь груз до мелководья возле острова, откуда я смогу перенести его на берег, а ты тем временем отправишься за новой партией. Будем передавать из рук в руки, вроде как ведра воды при пожаре. А теперь примемся за дело. – Великан поднялся и крикнул в люк:

– У тебя готово, Карлос?

– С левой стороны все отвязал, – ответил снизу Карлос. – Начинаю снимать справа.

Ингрем взглянул на воду за бортом и заметил на поверхности легкое движение. Это прилив миновал наивысшую отметку, и вода начала отступать, обнажая неподвижный корпус яхты. Что ж, пусть продолжает делать то, что грозит ему гибелью, подумал капитан. И тут же содрогнулся от жестокой мысли. Нет, он не сможет промолчать, ведь парень ни в чем не виноват.

– Скажи своему приятелю, чтобы не отвязывал груз по правому борту, во всяком случае, пока не освободит место, чтобы снять верхние ящики.

– Почему? – спросил Моррисон.

– Прилив уходит. Если левый борт накренится еще на пару градусов, твоего дружка размажет по стенке, в ведре будешь его выносить.

– Да-а, думаю, надо согласиться. Хороший ты парень, Герман. Может быть, мы наймем тебя на постоянную работу.

– Иди к черту, – буркнул капитан. – Если бы там был ты, я бы и слова не сказал.

Пока Моррисон переговаривался с Руисом, Ингрем пошел на корму, к рулевой рубке. Что-то тут не сходилось. Как ни крути, они никак не должны были оказаться именно в этом месте отмели. Капитан мрачно уставился на нактоуз компаса, затем вошел в кокпит, сдвинул кожух и проверил на компасе курс. Курсовая черта лежала на отметке 008 градусов. Насколько он смог судить, карты с девиациями нигде не было видно.

Рей подошла и встала рядом.

– Что нам теперь делать?

– Именно то, что приказал Моррисон, так мне кажется.

– Может быть, нас будут искать. Скорее всего, только тогда, когда будет слишком поздно, подумал про себя Ингрем, но вслух ничего не сказал. Зачем зря ее пугать? Она, вероятно, не представляет, насколько плохи их дела. Даже если он снимет яхту с мели, худшее впереди. “Дракон” опасно перегружен, накренен, его плавучесть нарушена: случись хоть малейшая непогода, он пойдет ко дну как кирпич. А что касается перевозки оружия в чужую страну... Лучше об этом не думать. Миссис Осборн, стоя рядом, смотрела на север, на пустынный горизонт. Да уж, шанс миллион к одному, что теперь кто-либо снова увидит этого Айвса, ведь начался отлив, и тело относило в открытый океан.

– Кончай бездельничать, Герман, принимайся за работу. – Голос Моррисона оторвал его от размышлений.

Руис толкал одну из деревянных упаковок вверх по лестнице, в кокпит. Моррисон надел рубашку и мягкую соломенную шляпу, в руках у него была бутыль с водой.

– Сначала отвезешь меня, – приказал он, – а потом начнешь переправлять винтовки. Их в упаковке десять, так что каждая весит чуть больше ста фунтов. На плот можно будет грузить по две сразу. А ты, радость моя, оставайся здесь, на кокпите, и руководи Руисом в подъеме ящиков. Не старайся дорваться до радио, когда он отвернется, мы из него вывинтили пару деталей.

Великан повелительно взмахнул автоматом. Какие-либо возражения были бесполезны. Ингрем сошел на плот и подал наверх свой чемодан и сумку Рей. Пока капитан отбрасывал носовой фалинь, Моррисон сел рядом, положив на колени автомат. Они проплыли вдоль борта и обогнули нос яхты. Приблизительно в трехстах ярдах от правого борта с севера на юг протянулась узкая полоска песчаной косы. Между ней и “Драконом” в какой-то сотне ярдов от правого борта яхты темнела глубокая протока, идущая на запад, к краю Багамской отмели. Море за протокой, судя по цвету воды, сразу мелело, едва покрывая плоское дно по обеим сторонам косы.

День был безветренный. Гладкая, словно политая маслом, вода отражала лучи солнца. Жарища будет, как в топке, подумал Ингрем, и через час отлив пойдет полным ходом, со скоростью в два-три узла. Интересно, принял ли это во внимание Моррисон. Скорее всего, великан, одержимый идеей выполнить задуманное, не способен видеть препятствия на своем пути. Плот пересек протоку, и впереди проступили очертания песчаного дна. Моррисон пристально вглядывался в него.

– Останови, – отрывисто приказал он, перебросил ноги через борт и встал, оказавшись в воде всего лишь по пояс. Они находились приблизительно в ста ярдах от суши, а расстояние до яхты было вдвое больше.

– Порядок, – одобрил великан и приказал:

– Начинай перевозить груз.

Ингрем развернулся и поплыл назад, к “Дракону”. Моррисон выбрался на берег по мелководью, положил автомат и бутылку с пресной водой на песок и повернулся, наблюдая за отплывшим плотом. Боль в голове Ингрема стала тупой и ноющей, кровь на лице запеклась в жесткую корку. Капитан зачерпнул воды и принялся отмывать ее, обдумывая пути спасения. Шансов на это было мало. Может быть, попытаться уйти на плоту? Эти автоматы не имеют дальнего боя, и точность попадания их на большом расстоянии не слишком велика, так что если как-то нейтрализовать Руиса... Ничего не выйдет. Ближайшая суша – это западное побережье Андроса в семидесяти пяти милях отсюда. Даже если, не умерев от жажды, добраться туда, это их не спасет. На побережье нет поселков, только болота, москиты и лабиринт проток с затхлой водой. Им никогда не пройти через это гиблое место, так что о плоте следует забыть, надо попытаться захватить яхту. Сыграем на Руиса, подумал он, ведь им вместе предстоит грузить ящики на плот. Надо подкараулить момент, столкнуть его за борт и заставить выпустить из рук кольт.

Ингрем подплыл к “Дракону”. Руис уже вытащил из каюты четыре ящика и составил на палубе у кокпита так, что края их торчали над бортом. Сам латиноамериканец стоял позади них, засунув за пояс свой револьвер.

Ингрем ухватился за один из пиллерсов для бортовых лееров.

– Дай руку, – попросил он. Руис покачал головой:

– Обойдешься без моей помощи.

– Да, мой генерал.

– Давай-давай, стаскивай их вниз.

– Ну вылитый Освободитель. Жаль, что у нас нет коня, чтобы ты мог попозировать для памятника.

Руис нахмурился:

– Оставь свои шпильки, Ингрем, зря время теряешь.

Кажется, раньше этот тип работал тюремщиком, что не очень вдохновляет.

– А как твоя голова? – спросил Карлос по-испански.

Значит, он не может удержаться от искушения самому подпустить шпильку, подумал Ингрем.

– Чего там голова, мой генерал, – ответил он тоже по-испански. – Во имя великого дела свободы я плюю на все неудобства. Давайте лучше подумаем о вашей шее, на ней удобно висеть?

– Заткнись и начинай грузить, – по-английски приказал Руис, – а то заработаешь еще одну шишку.

Капитан пожал плечами и начал стаскивать вниз один из ящиков. Делать это было неудобно, но он все же ухитрился не перевернуть плот. Вот и второй ящик соскользнул и лег рядом с первым, нависая над бортом плота.

– Еще один встанет? – спросил Руис.

– Сам посмотри, идиот.

Плот осел практически по самые борта и стал неустойчив. Еще один ящик, и он перевернется или сделается неуправляемым.

– Ладно, отчаливай, – разрешил Карлос. Ингрем снова поплыл вдоль борта яхты и через протоку. Моррисон, стоя по пояс в воде, без автомата, уже ждал его. Рубашка ослепила широкую грудь, плечи были мокрыми от пота.

– Вытряхивай их, Герман, ты слишком долго возился.

– Это не моя идея, – холодно ответил Ингрем.

– Твою я хорошо себе представляю. Посмей только ногой шевельнуть, и будешь работать под прицелом.

Великан положил одну упаковку на левое плечо, другую взял под мышку и зашагал в воде к берегу. Как будто пустые несет, подумал Ингрем. Он взглянул на часы, было семь минут девятого. После следующей переправы снова заметил время, вся процедура заняла одиннадцать минут. Получается около пяти ездок в час. Двести фунтов за ездку – выходит, по крайней мере, четырнадцать часов, чтобы перевезти семь тонн. А потом надо ждать прилива, попытаться снять яхту с мели и загрузить все это снова. И причем его расчет предполагает стоячую воду, а что будет, когда начнется прилив...

Во время следующей ездки, пока Моррисон поднимал ящики, капитан сказал:

– Вся работа займет три дня, и это минимум.

– Ну и что, – равнодушно возразил великан, даже не оборачиваясь.

– Все равно “Дракон” не доберется до Карибских островов. Он перегружен.

– Сейчас июнь, прекрасно доберется, как говорил Холлистер.

– Верь больше, ведь он еще говорил, что был штурманом. И посмотри, куда вас завез.

– Заткнись и работай.

Прошел час. Течение усиливалось по мере отлива, с каждым разом двигаться становилось все труднее. К десяти часам пот катил с капитана градом, а руки болели от гребли. Особенно трудно было грести из-за того, что тяжело нагруженный плот низко сидел в воде. Чтобы добраться до западной оконечности песчаного островка, приходилось плыть против течения вверх по протоке, и только оказавшись на уровне Моррисона, поворачивать поперек потока. Очередная ездка заняла пятнадцать минут отчаянной гребли, когда один недостаточно энергичный взмах веслом мог свести на нет достигнутое продвижение вперед.

Великан подтянул к себе плот, вода быстро обтекала его ноги. Ингрем взглянул на него сквозь пот, заливавший глаза, и сказал:

– Так и будет, пока продолжается отлив. Хочешь ты этого или нет.

Моррисон кивнул:

– Я тебя понял. Давай передохнем, у меня на яхте есть сандвичи. Стой здесь, пока не вернусь.

Великан понес ящики на берег, а Ингрем тем временем сошел в воду и удерживал плот руками. Это было легче, чем работать веслами, а мокрее, чем он был, ему все равно не стать. Моррисон вернулся, держа в руках автомат.

– Всего перевезли двадцать четыре упаковки, – сообщил он.

Чуть больше тонны, только самое начало, подумал Ингрем, гребя назад к “Дракону”. Когда он забирался на борт, больная нога, онемевшая от напряжения, подогнулась, и ему пришлось схватиться за леер, чтобы не упасть. Едва начавшийся легкий бриз стих. Накаленная жгучими лучами солнца палуба ослепительно блестела. Лицо миссис Осборн, в изнеможении распростершейся на сиденьях в кокпите, было пунцовым от жары, пряди волос прилипли ко лбу. Она так получит тепловой или солнечный удар, подумал Ингрем, но от солнца некуда деться, а в кубрике еще хуже.

– Внизу должен быть тент, – сказал он Моррисону. – Если ты считаешь возможным не целиться в меня хотя бы пяток минут, я сбегаю принесу его и навешу.

– Валяй, – согласился великан. Ингрем спустился в передний люк под пристальным наблюдением Руиса. В узкой каюте было три койки, на двух из них лежали чемоданы и смятая одежда. Он открыл маленькую дверцу шкафчика в носовой части яхты и начал шарить в полутьме среди дополнительных парусов и бухт канатов, пока не нашел тент. Затем передал его наверх Руису, а потом отнес на корму и прикрепил над кокпитом. Воздух под ним, конечно, не стал прохладнее, то тент защищал от безжалостных лучей разыгравшегося светила. Все уселись, Моррисон взгромоздился на угол палубной надстройки с неизменным автоматом в руках, который, по-видимому, стал его неотъемлемой частью, без коей он не может обойтись.

– Кто хочет сандвич? – спросил Моррисон.

Ингрем покачал головой, было слишком жарко, чтобы есть.

– Меня тошнит при одной мысли о еде, – отказалась Рей.

Она приподнялась и покопалась в сумке в поисках сигарет.

Руис спустился вниз и через несколько минут вернулся с двумя сандвичами. Он и Моррисон начали молча жевать. Доев, великан швырнул остатки за борт и посмотрел, как их уносит течение. Он положил автомат позади себя.

– Надо подзаправиться, – сказал он Карлосу и пошел вниз. Ингрем посмотрел на оставленный автомат. Руис поймал его взгляд и покачал головой, его худое смуглое лицо оставалось совершенно бесстрастным. Да, надеяться не на что, решил Ингрем. Парни работают в паре, это хорошо отлаженный тандем, специализирующийся на жестокости.

Когда Моррисон вернулся на палубу, в его руках был высокий стакан с бесцветной жидкостью и тремя кубиками льда. Рей оживилась.

– Что это?

– Ром, – коротко ответил великан.

– А еще осталось?

– Целый ящик, дорогуша. Можешь разбавить водой. У нас нет кока-колы. Женщина явно повеселела.

– Ты меня убедил. Как пройти к бару?

– Прямо вперед, пока не попадешь в закуток, полный грязной посуды. Бутылки на раковине, холодильник – под ней. Принеси и Герману порцию.

– Мне не надо, – отказался капитан. Миссис Осборн спустилась вниз. Что ж, наверное, так и надо: если не можешь одолеть противника, присоединись к нему, особенно если у него есть что выпить. Капитан достал намокший кожаный портсигар из кармана рубашки, нашел сигару посуше и закурил. Отойдя к нактоузу компаса, он вновь проверил курс, который изменился и показывал 012. Ингрем задумался. Рей Осборн появилась в кокпите со стаканом в руке и уселась, вытянув ноги.

– Теперь совсем другое дело, – сообщила она Моррисону. – Слушайте, а что вы будете делать с этим оружием? Куда вы его везете?

– В одно место под названием Байя-Сан-Фелипе, к северу от Панамского канала.

– Хотите начать революцию, что ли? Моррисон покачал головой:

– На этот раз просто занимаемся вопросами снабжения.

– А при чем тут Патрик Айве? Это не его область деятельности. Моррисон фыркнул:

– Деньги. Это его область деятельности?

– Да, думаю, что можно так сказать да еще повторить вдобавок. Интересно, как вы познакомились?

– Я наткнулся на него в баре в Майами две-три недели назад. Мы разговорились о торговле оружием и о всяких таких вещах.

Во время кубинской заварушки здесь делались большие дела, и ФБР до сих пор находит складики с оружием то в одном, то в другом месте. Ну, я упомянул, что в одном старом доме около Хоумстед припрятана целая партия...

– А вы откуда о ней узнали? – спросила женщина.

– От одного из тех, кто припрятывал. Я сам этим делом занимался и пару людей знаю. Во всяком случае, этот Холлистер, или Айве, как вы его называете, чрезвычайно заинтересовался и стал допытываться, сколько, по моему мнению, может стоить вся партия. Я ответил, что около сотни косых, если, конечно, доставить ее тому, кому срочно нужно. Холлистер спросил, можно ли забрать груз и толкнуть его. Я честно сказал, что забрать можно, дело – верняк, но вот сбывать сейчас особенно некуда. И тут вспомнил про Карлоса. Мы с ним участвовали в паре революций в Центральной Америке, да и в кубинской тоже, так что он знает многих политиков в изгнании, которыми кишит Майами, и, наверное, сможет нас свести с нужным человеком, если мы найдем способ доставки. Тут-то Айве и подал идею украсть “Дракона”, заявив, что может им управлять и знает штурманское дело. Единственная сложность, что на борту он был уже давно и поэтому не представляет, в каком яхта сейчас состоянии. Понятное дело, не можем же мы украсть ее и тут же отправиться на верфь. Сначала надо было все проверить. Сам Холлистер идти не мог, боялся, что сторож его признает и потом наведет полицию на след, а ни Карлос, ни я ничего не понимаем в яхтах, так что пришлось послать другого человека.

Рей отхлебнула из стакана:

– А те люди, кому принадлежит оружие, знают, кто его украл?

Моррисон отрицательно покачал головой:

– Не знают и никогда не смогут узнать. Мы забрали его из дома ночью и погрузили на арендованный под чужим именем грузовик.

– А как оно попало на борт “Дракона”?

– Мы в темноте привезли его в одно место в Ки-Уэсте и загрузили, используя пару яликов. Еще привезли припасы и горючее, которое покупали в разных местах побережья. Остаток ночи посвятили перекраске, а перед самым рассветом снялись с якоря и ушли. Все это произошло прежде, чем кто-либо понял, что яхту украли.

– И вы решительно намерены доставить груз?

– Конечно.

– Сколько времени это займет?

– Меньше двух недель. Конечно, после того, как снимем ее с мели. А ты как думаешь, Герман?

– Зависит от погоды и, по большому счету, от того, доберетесь ли вы туда вообще.

– Все-то ты видишь в черном свете, парень. Научись глядеть на жизнь оптимистически.

Рей передернула плечами и допила свой стакан:

– Мне, конечно, прежде не приходилось заниматься торговлей оружием, но никогда не знаешь, с чем придется столкнуться. Думаю, нам надо еще выпить.

– Согласен, – усмехнулся Моррисон. – Я пойду с тобой, крошка, и налью себе тоже.

Они спустились по лестнице, и вскоре снизу раздался смех. Ингрем курил сигару и посматривал на Руиса, пытаясь разгадать его реакцию, но безуспешно. И все-таки, решил он, латиноамериканец понимает, что их ждут гораздо более серьезные неприятности, чем сейчас.

Парочка вскоре вернулась со свежей выпивкой.

– А вы уверены, что я получу “Дракона” назад? – спросила Рей.

– Натурально. Мне-то он зачем? Как только оружие разгрузят и мы с Карлосом получим заработанное, сразу отправимся своим путем, а вы с Германом поплывете назад, в Ки-Уэст. Мы позаботимся, чтобы у вас было достаточно припасов и пресной воды. Чем не круиз по Карибскому морю со мной в качестве ответственного за культурную программу! Черт побери, если бы мы позаботились о рекламе, отбою от девочек бы не было.

Дамочка расхохоталась:

– Знаете, что мне в вас нравится? Удивительная скромность.

Ингрем с неудовольствием глядел на нее, думая, что скука, наверное, ужасная штука. Она, вероятно, уже представляет себе, как будет рассказывать об этой истории на вечеринках. “Дорогая, весь этот путь по Карибскому морю с грузом оружия и патронов, которые могут в любой момент взорваться, да еще в компании человека, жестокого, как Чингисхан, хотя, может быть, в своем роде и привлекательного, если вы меня правильно понимаете, и вечно со своим ужасным автоматом под мышкой...” Просто веселая шутка, вроде как попытаться пронести лишнюю упаковку сигарет на глазах у таможенного инспектора.

Капитан размышлял, не лучше ли сказать этой женщине, что шанс пересечь Карибское море на яхте, нагруженной так, как нагружен “Дракон”, почти нулевой, но если все же ей повезет и ее не убьет береговая охрана, яхту, скорее всего, конфискуют, а ей придется провести несколько лет в кишащей паразитами тюрьме, причем государственный департамент Соединенных Штатов ничегошеньки не сможет сделать. Нет, решил он, что-либо объяснять ей – напрасный труд.


Глава 7


К двенадцати тридцати отлив замедлился настолько, что можно было продолжить разгрузку. Работа не прекращалась и после полудня, несмотря на нестерпимую жару. Отлив достиг низшей точки вскоре после двух, причем крен “Дракона” стал сильнее. Плечи Ингрема ломило от боли, он уже потерял счет числу ездок. На песчаном островке час от часу рос штабель решетчатых упаковок. Начался прилив. К пяти разгрузке снова начало мешать течение, а около шести Моррисон объявил перекур и поплыл на плоту обратно к яхте.

– Винтовки выгружены, – сообщил он, когда все сидели в кокпите в насквозь промокшей одежде. – Давайте посчитаем: шестьдесят на сто...

Трех тонн как не бывало, подумал Ингрем. Крен яхты сейчас уменьшался по мере, того, как прибывала вода, а ведь оставалось еще около двух часов до достижения приливом высшей отметки. Велика ли тогда будет возможность оказаться ей на плаву? Но сейчас он так устал, что это ему не интересно. Руис принес тарелку с сандвичами, и они ели их на палубе, пока над проливом Сантарен угасал закат, вспыхивая всей палитрой красок. Ингрем смотрел на него и вспоминал другие тропические закаты, которые ему довелось повидать за долгие годы, и размышлял, сколько еще времени осталось ему наслаждаться чем-то подобным. Судя по всему, не много, во всяком случае, так кажется сейчас. Выхода из положения он никакого не видел – оставалось ждать благоприятного момента.

Но на что он может рассчитывать? Даже если Моррисон, пойдя спать, оставит автомат, который прямо-таки прирос к его руке, что маловероятно, Ингрему не одолеть этого громилу. Как-никак сорок три стукнуло, да и если бы был моложе, не справился. А ведь еще остается Руис со своим кольтом. Вот ведь какая насмешка судьбы – только и думать об этих автомате и револьвере, тогда как весь “Дракон” нагружен целым арсеналом оружия, правда упакованного и недоступного, да и боеприпасы предусмотрительно находятся отдельно.

От неспешных раздумий его отвлек громкий смех Рей. Они с Моррисоном снова ударили по рому, и, наверное, великан сказал что-то до чрезвычайности забавное. Ингрем, миновав взглядом этот оазис алкогольного веселья, посмотрел в сторону Руиса, сидевшего, скрестив ноги, на палубной каюте. На этот раз маска мрачной невозмутимости несколько сползла с его лица, и на нем можно было прочитать наряду с типично испанским презрением к пьянству возрастающую озабоченность. Ведь Руис хорошо знает Моррисона, возможно, тот, выпив, склонен распалиться и потерять бдительность. Что ж, все и вправду предвещает весьма запоминающийся круиз – любящий поразвлечься гигант, арсенал оружия, море рома и скучающая глупенькая бабенка, готовая поиграть с огнем, чтобы посмотреть, что из этого получится.

– Наверное, Герман хочет выпить, – высказал свежее предположение Моррисон. Рей пожала плечами:

– Его к палубе не прибивали. Пусть пойдет и нальет.

Моррисон закурил сигарету и обратился к Руису:

– Давай лучше решим, что с ними делать ночью, чтобы не стоять по очереди на вахте. Как ты думаешь, их лучше связать или запереть в одной из отдельных кают?

– После полуночи внизу очень душно, – ответил Руис. – Почему бы нам не перевезти их на остров? Им оттуда не убежать без плота.

– Прекрасная мысль. Лейтенант, произвожу тебя в капитаны.

Рей поболтала кубиками льда в стакане и, надувшись, изрекла:

– По-вашему, выходит, я должна отправляться на этот вшивый остров и спать там на голой земле? Тогда мне сначала надо еще выпить.

– Конечно, крошка куколка, сколько угодно.

– Кроме того, что я могу сделать такой горе мускулов? Может, опасаешься, что я уложу тебя на обе лопатки?

Моррисон усмехнулся:

– По зрелом размышлении мы готовы пересмотреть свое решение. Наша яхта к вашим услугам. Давай выпьем.

– Командор, открой еще бутылочку, и мы нарушим общественный порядок громкой музыкой. По этому радио можно поймать мамбу?

Руис встал и спросил у Ингрема:

– Ты готов отправиться?

– Да, – ответил тот и обратился к Рей:

– Вы твердо решили остаться?

Она, помолчав, словно тщательно обдумывая заданный вопрос, ответила:

– С вашего разрешения, Герман. А вы отправляйтесь и проверьте, как идут дела на островке, и, если там все замечательно, черкните мне записку.

Моррисон развел руками:

– Похоже, ты проиграл, Ингрем.

– Кажется, так, – согласился Ингрем, – во всяком случае, так это можно понять. Рей улыбнулась Моррисону:

– Не обращай внимания на капитана Ингрема. Он вечно говорит что-нибудь глубокомысленное, настоящий философ, это значит – не прост.

Капитан коротко кивнул Руису:

– Отправляемся.

Он взялся за весла, а Руис сидел на корме с кольтом в руке. Смеркалось, прилив убывал, достигнув наивысшей точки. Песчаная коса темнела низкой грядой, помеченная бледным отсветом от ящиков, сложенных Моррисоном на ее южном конце. Оба молчали, пока плот не оказался над мелями за протокой. Ингрем спрыгнул в воду. Руис передвинулся и взялся за весла:

– Буэнас ночас. Спокойной ночи.

– Буэнас ночас, – ответил Ингрем.

Плот отплыл в сгущающуюся тьму, а он побрел к берегу, на секунду остановился у штабелей, прислушиваясь к ничем не нарушаемой тишине и вдыхая чистый соленый запах ночи и одиночества. Затем едва заметная волна – это все, что осталось от могучего водяного вала, опавшего на сотнях милях мелей и баров, – набежала на песок и со слабым всплеском затихла где-то в темноте, как бьющаяся на крючке барракуда. У каждого есть то, без чего невозможно прожить. Для него это море в тропиках. Даже за тысячу жизней оно не надоест ему.

У его ног лежала бутылка с водой. Он поднял ее и увидел, что она еще наполовину полна. Ингрем попытался сосчитать, сколько у него осталось сигар, сожалея, что не подумал о том, чтобы взять побольше из своего чемодана на яхте. Но, перебрав пальцами в портсигаре, обнаружил, что там целых три штуки. Этого должно хватить. Он закурил одну и сел на песок, прислонившись к ящикам.

Может, стоит взобраться на борт ночью, когда они заснут? Плавать он умел хорошо, но вот подняться на палубу – это совсем другое дело. Они не дураки, чтобы оставить плот на воде и предоставить ему такую возможность. А как насчет ватерштага? До нижнего конца дотянуться можно, а потом, перебирая руками, уцепиться за бушприт. Но шансов проделать все это, не перебудив всех, мало: во всяком случае, следует подождать до полуночи.

До него донесся хохот, а потом и звуки музыки. На “Драконе” включили радио. Ингрем лег на песок, разглядывая в небе слабые очертания созвездий и прислушиваясь к шумному веселью. На миг он представил себе, как оно перерастает в столь же шумную ссору, но с раздражением отбросил от себя эту мысль. Какое ему до этого дело. Его размышления прервало шлепанье весел по воде. Ингрем услышал, как плот проскрипел по песку и остановился. При свете звезд капитан различил силуэт худощавого человека. Это мог быть только Руис. Он выбрался на берег и вытащил за собой плот.

Латиноамериканец что-то держал в руке.

– Я здесь, – спокойно сказал Ингрем.

– Не вздумай подходить ко мне сзади, амиго.

– Не буду, – ответил капитан и щелкнул зажигалкой. – Что, вечеринка показалась тебе чересчур веселой?

Руис вошел в круг света, его мрачное оливковое лицо было таким же невозмутимым, как всегда.

– Я тут привез кое-что для спанья, – сказал он, бросив на песок одеяло и подушку. – К утру здесь становится прохладно.

– Премного благодарен. Садись, поговорим. Сигары куришь?

– Спасибо, у меня есть сигареты. Карлос вытащил одну и закурил, присев на корточки с привычной предосторожностью профессионала на таком расстоянии от собеседника, чтобы до него нельзя было дотянуться. Над водой разносилась дробь кубинских барабанов и треск маракасов.

– Слишком шумят, – неохотно признался латиноамериканец, как будто считал, что должен что-то сказать о вечеринке; но не желая делиться информацией. Так, если парочка сейчас танцует, скандал все еще впереди. Впрочем, что это меняет? – подумал Ингрем.

– Слушай, что за парень этот Моррисон?

– Он тверд, как кремень, и себе на уме.

– Ты давно его знаешь?

– Встречались то здесь, то там, еще со времен войны. Мы были вместе в Новой Гвинее, а потом нас отправили с отрядом наемников на Филиппины. О партизанской жизни он книгу мог бы написать.

– Испанский он выучил именно там?

– Да, но не во время войны. Он родился на Филиппинах, его отец владел копями. У этого малого способности к языкам, знает тагальский, немецкий и еще пару никому не нужных индейских наречий. А еще он может говорить, как битник. Кстати, а ты где научился испанскому?

– В Мексике, Пуэрто-Рико. Но у меня не такое хорошее произношение, как у него.

– Это точно, – подтвердил Руис.

– А ты сам откуда?

– И оттуда, и отсюда. В школу ходил в Штатах.

– Американский подданный?

– Да, со времени войны.

Карлос замолчал. Ингрем ждал. Не для того ведь этот парень притащился на остров, чтобы обменяться биографическими данными. Наверное, он просто сбежал с вечеринки из-за присущей испанцам неприязни к пьянству, но, возможно, дело не только в этом.

– Слушай, Куба отсюда далеко? – спросил Руис.

– В сотне миль или немного меньше, а что?

– Просто спросил. А как ты думаешь, можно ли добраться до нее на плоту?

– Если на нем будет несколько человек?

– Нет, один.

– Очень мало шансов, даже в одиночку, уж больно плот мал.

– Мне тоже так кажется. Но если мы снимемся с мели, то пройдем неподалеку, правда?

– Это точно. Путь в Карибское море отсюда лежит через пролив между Кубой и Гаити. Мы пройдем в виду мыса Мейси.

– Мейси?

– Punta Maisi, это восточная оконечность Кубы.

– Уже понял.

Парень собирается улепетнуть, подумал Ингрем. Но почему? Ведь до сих пор они с приятелем были заодно. Какое-то смутное воспоминание мелькнуло и тут же пропало.

– У тебя неприятности? – спросил он. Конечно, правды услышать не удастся, но кое-что по ответу понять будет можно.

– Ненадежная это операция, – признался Руис, – и становится все ненадежнее. Мы не сможем ее завершить.

– Похоже на то. Очень даже похоже. Но, должен заметить, операции типа “режь и беги” на Филиппинах не делали вас почетными клиентами страховых компаний.

– Наверное, я тогда был моложе. Когда тебе девятнадцать, всегда кажется, что умрет кто-то другой.

В чем дело? – подумал Ингрем, а вслух предположил:

– Ты беспокоишься из-за этой попойки?

– Конечно, а ты разве нет? Значит, дело не в ней.

– Как насчет одного предложения? – осторожно спросил капитан.

– Никаких предложений, – тихо, но решительно ответил Руис.

– Послушай, кража яхты не такое уж страшное преступление, если владелец не жаждет крови.

– Нет, – повторил Руис. – Я уже говорил, что мы с Элом давние друзья.

– Но ты ищешь способ сбежать.

– Это совсем другое дело. Если человеку не нравится операция, он всегда имеет право выйти из игры, не предавая товарища.

– Ладно, делай как знаешь, – махнул рукой Ингрем и прислонился к ящикам. – А что представлял собой Айве?

– Не самый плохой малый, которого я знал, если не верить тому, что плел. Трепач.

– Так я и предполагал, – кивнул головой Ингрем и, помолчав, спросил:

– Кстати, где карта девиаций для компаса, не знаешь?

– А что это такое? – удивился Руис.

– Ну, такая карта с поправками на ошибки компаса. Ведь вы сделали новую, когда собрались в плавание?

– А зачем? Что-то я не понимаю, приятель.

– Чтобы поправлять показания компаса, – объяснил Ингрем. – Послушай, вы ее сделали или нет?

– Ничего такого не знаю.

– Хочешь мне внушить, что вы загрузили в каюты три или четыре тонны стали, не желая учесть ее влияния на показания компаса?

– А, ты об этом. Конечно учли, тут не надо быть моряком, любой бойскаут знает. Во всяком случае, Айве об этом позаботился.

– Как? – полюбопытствовал Ингрем.

– Он взял азимут на берегу до погрузки и после нее, а разницу показаний где-то записал. Эл должен знать где.

– Понял, я его спрошу.

Руис затушил сигарету о песок и поднялся.

– Отправлюсь назад и посмотрю, удастся ли соснуть. Очень бы хотелось.

– До завтра, – попрощался Ингрем и привстал.

– Не стоит этого делать, – предостерег Руис насмешливым тоном. – Не провожай меня до дверей.

– Как знаешь. Кстати, насчет Айвса, он когда-нибудь называл тебе свое имя?

– Нет, конечно, я догадывался, что Холлистер – фальшивое, но только под таким именем я его и знал. Холлистер и еще Фред.

– А как его называл Моррисон?

– Герман, а как же иначе?

– Прости за глупый вопрос, – пробормотал Ингрем, – и спасибо за постель.

– Не стоит благодарности, – ответил Руис и растаял во тьме.


***

Ингрем откинулся на ящики и снова раскурил сигару. В чем-то тут кроется ложь, это наверняка. Но в чем? Все настолько перемешано и не стыкуется между собой, что определить, где таится ложь, не удастся. Почему Руис хочет дать деру? Вся эта болтовня об опасностях путешествия почти наверняка дымовая завеса. Бандитам грозит опасность, о которой Ингрем не знает, что-то такое, что неизбежно приведет их к смерти или заключению, и других исходов не будет. Руис – наемник-профессионал, он с юных лет живет в атмосфере жестокости. Его не так-то легко напугать, ни в девятнадцать, ни в тридцать девять.

Конечно, не следует исключать еще одну причину. Не связывают ли Руиса с Моррисоном противоестественные отношения? Тогда поведение Рей могло нарушить идиллию. Нет, отверг это предположение капитан. Конечно, гомик не обязательно должен иметь лилейные ручки и жеманные манеры, но обычно его всегда можно распознать, а тут нет никаких намеков. Это даже обрадовало Ингрема, несмотря ни на что, Руис был ему чем-то симпатичен. Латиноамериканцу с самого начала не нравилось, что делал Моррисон, если бы тот не заставил его подчиниться... Ингрем внезапно сел. Вот оно.

«Может, хочешь вернуться?»

Именно эту фразу капитан недавно пытался вспомнить. Моррисон произнес ее по-испански до того, как догадался, что Ингрем его понимает. Она-то и остановила протесты Руиса. Значит, вернуться они не могли.

Но почему? Из-за обвинения в воровстве? Нет, тут что-то покруче. Может быть, они боятся тех, у кого украли оружие? Вполне возможно, но капитан чувствовал, что есть и нечто большее. Тут он осознал, что еще не ответил на поставленный самому себе вопрос. Проблема Руиса не только в том, что он не может вернуться, по каким-то причинам ему и вперед хода нет. Так недолго и свихнуться, остановил себя Ингрем, хватит биться над вопросом, ответа на который нет.

Капитан докурил сигару до конца и выбросил ее. Огонек, описав в ночном воздухе параболу, шлепнулся в воду, послышалось шипение. С “Дракона” доносилась кубинская музыка, ей фальшиво подпевал женский голос. Капитан заметил, что на палубе включили дополнительное противотуманное освещение. Если при этом еще работают радио, холодильник и зажжены лампочки в каютах, как пить дать сядут батареи. Он подавил раздражение. Слишком долго он жил один, того гляди, превратится в ворчливого зануду. Как упрямый осел, взъелся на женщину лишь потому, что никто не сообщил ей, что ты терпеть не можешь, когда ставят стаканы с выпивкой на навигационные карты, продолжал корить себя Ингрем, и даже сейчас, когда мы живем, как на бочке с порохом, ты почему-то тревожишься о том, что сядут батареи. Играл бы лучше в парке в шашки со стариками.

Сложенное одеяло и подушка лежали совсем рядом. Капитан поднял одеяло, взмахнул им, расстилая, и вдруг услышал, как что-то упало на песок. Он наклонился и пошарил вокруг руками, удивляясь, что бы это могло быть. Вокруг было пусто, но, посветив язычком пламени от зажигалки, Ингрем увидел у края одеяла черный пластмассовый контейнер, похожий на дорожную мыльницу. Прекрасно, будет чем помыться утром. Он поднял находку и уже собирался положить ее на ящики за спиной, когда вдруг услышал, как в ней что-то звякает. Капитан снял крышку и опять воспользовался зажигалкой. Внутри коробочки оказалось несколько предметов.., но ничего похожего на мыло.

Во-первых, он увидел скрепку для денег, изогнутую в виде знака доллара, которой были зажаты несколько купюр с двадцаткой сверху. Во-вторых, там оказался маленький шприц для инъекций с завернутой в вату иглой и, наконец, ложка с загнутой под прямым углом ручкой, вероятно, чтобы ложка поместилась в контейнере. Все остальное пространство занимали восемь или десять аккуратно сложенных бумажных пакетиков. Тут свет погас. Он снова провернул колесико зажигалки и, воткнув ее в песок рядом с собой, развернул один из пакетиков. Там было то, что и следовало ожидать, – немного белого порошка, похожего на сахарную пудру. Огонек погас, а охваченный мрачными раздумьями капитан остался сидеть в полной темноте.

Он никогда не видел такие причиндалы, но достаточно читал о них, чтобы сразу узнать. На борту находится наркоман. Но кто он? Полиция определяет наркоманов по следам уколов на руках. Ингрем видел обоих мужчин без рубашек и ничего подобного не заметил. Подождите... Ясно, одеяло взяли с одной из пустых коек. Так что коробочка принадлежит или Айвсу, или Танго. Вряд ли старый сторож балуется наркотиками, он просто не смог бы себе позволить такую дорогостоящую штуку, как героин, на пенсию по инвалидности, получаемую за участие в Первой мировой войне, и то, что ему платит миссис Осборн за проживание на яхте в качестве охранника. Отсюда следует, что этот наркоман – Айве. Правда, дамочка не говорила, что он употребляет наркотики, но она и вообще мало что о нем рассказала. Хорошо, что это не один из тех двоих, кто остался на борту. Только наркомана там не хватало с полоумным взглядом, трясущимися руками и непредсказуемым поведением.

Ингрем выкопал в песке ямку и спрятал коробочку. Теперь надо поспать, если подъем назначен на два или три часа утра. К тому времени обитатели яхты будут видеть сладкие сны. Капитан почти не надеялся, что ему удастся забраться на борт, не разбудив команду, но попытаться следовало. А если ему не удастся дотянуться до ватерштага, важно не проворонить начинающийся прилив, чтобы благополучно вернуться.

Уже засыпая, Ингрем подумал: “Зачем это Айвсу понадобился зажим для денег? В отеле “Иден-Рок” мошенник достал из бумажника кредитную карточку, когда представлялся. Но ничто не мешало ему иметь и зажим тоже...


***

Когда Ингрем открыл глаза, было еще темно. Некоторое время он не мог понять, что за странный звук разбудил его. Необычный шум послышался снова. Капитан недовольно чертыхнулся. Это был пьяный женский голос, распевающий какую-то слезливую песенку. Боже, неужели они еще не угомонились! Он осветил зажигалкой часы. Без четверти два. Вдруг капитан понял, что голос доносится не с яхты, а откуда-то значительно ближе. Ингрем протер глаза, чтобы окончательно проснуться.

Бархатную безмятежную тьму тропической ночи освещали лишь бесчисленные звезды. Одеяло и одежда капитана намокли от росы.

– Приди ко мне, моя задумчивая ма-а-а-лышка, – тянул визгливый голосок уже всего в пятидесяти ярдах. Сквозь эти звуки удалось различить удары весел по воде.

Господи помоги, как ей удалось раздобыть плот? Ингрем подошел к краю воды как раз тогда, когда стали видны темные очертания плота и двух фигур на нем. Днище зашуршало по песку, и гребец спрыгнул в воду. Он оказался слишком строен, чтобы принять его за Моррисона. Руис, наверное, записался в клуб любителей гребли, подумал капитан.

– Потому что сама знаешь, дорогая, влюблен в тебя-я-я-я я! – Рей пошатнулась, сходя с плота.

Руис подхватил ее, не дав упасть. Он доставил леди на берег, таща за собой плот, и остановился прямо перед Ингремом.

– Вот привез тебе красотку, – сказал он по-испански.

– Уж не знаю, как тебя и благодарить, – кисло ответил Ингрем, подумав, что ситуация напоминает рассказ О'Генри “Вождь краснокожих”.

– Надеюсь, ты уже выспался и обладаешь не слишком тонким музыкальным вкусом.

Рей оттолкнула латиноамериканца и, нетвердо держась на ногах, направилась к Ингрему.

– Кто это тут? Мы ведь плыли на необитаемый остров! Так это наш адмирал Нельсон. Пр-р-ивет, кэп Ингрем!

Руис, презрительно скривившись, повернулся и исчез в темноте, волоча за собой плот. Ингрем взял Рей за руку, провел к одеялу и усадил спиной к ящикам. За ту секунду, которая прошла прежде, чем женщина вновь завела песню, капитан расслышал плеск весел по воде.

Он отметил, что миссис Осборн держит в руках сумку и зачем-то роется в ней. Терзающее уши пение затихло, и она хихикнула.

– Дашь прикурить, кэп?

Ингрем опустился на колени и крутанул колесико зажигалки. Да, эта особа вернулась со знатной гулянки. Волосы растрепаны, подбитый глаз заплыл, а на левом предплечье – пурпурная царапина. Брюки до колен внизу намокли при высадке, а одна штанина разодрана дюймов на семь выше колен.

– Сожалею, – сказал вслух капитан, поднося зажигалку к сигарете, зажатой в уголке ее губ, а про себя подумал: “Но не очень, ты, сестричка, сама нарвалась”.

– К вопросу о том, как вести себя в экстремальных ситуациях, – сказала женщина с горькой усмешкой. – Я только что успешно прошла практический курс поведения при попытке изнасилования.

Капитан подавил возглас изумления и снова клацнул колесиком зажигалки. На этот раз у него хватило ума вглядеться в обезображенное синяком лицо, и он успел заметить, как озорно блеснул другой, неподбитый глаз, прежде чем дамочка ему подмигнула. Она была не пьяней его.


Глава 8


– Он уехал? – спросила Рей.

– Уже проделал полпути назад.

– И сильный шторм не удивит команду, не испугается отва-а-а-жный капитан! – снова заголосила она и, переведя дух, тихо продолжила:

– Он проснулся, когда я пыталась перебраться на плот. Пришлось начать петь и объявить, что пора отправиться в яхт-клуб и посмотреть, открыт ли бар. Кажется, удалось его одурачить. Во всяком случае, он решил успокоить багамского соловья и сам привез меня сюда, вместо того чтобы связать на ночь.

– Можете дать мне по физиономии, – сокрушенно сказал Ингрем, – или подождать с этим до завтра, если хотите. Я-то все принял за чистую монету.

– Если вы подумали, что я здорово набралась, то были недалеки от истины. Пришлось выпить море рома, даже если учесть, что часть я вылила. А Моррисон, наверное, в детстве сосал ром, а не материнское молоко.

– Вы остались, чтобы увести плот?

– В принципе, да. Я рассчитывала, что мы могли бы добраться на нем до побережья. Но еще мне надо было покопаться в вещах Айвса, оставленных в нижних каютах.

– Вы выбрали не самый легкий способ.

– Но и не такой уж опасный. Набрасываться на меня эти парни не стали бы. Во всяком случае, Руис. Насчет Моррисона я, правда, не была уверена, но рискнуть стоило. В конце концов, Ингрем, я не юная невинная девушка с отдаленной фермы, мне тридцать четыре, и я дважды была замужем. Проигрыш в этом случае отнюдь не смертелен.

– Моррисон в конце концов отстал от вас?

– Да, около полуночи. К этому времени у меня иссяк запас всяческих трюков, а никаким дзюдо я не владею, поэтому пришлось сказать, что меня ужасно тошнит, и запереться в этом.., не знаю, как правильно назвать.

Ингрем усмехнулся в темноте:

– В гальюне.

– Ага, значит, в гальюне. Во всяком случае, когда этот тип остыл, я вышла и увидела, что он дрыхнет в кокпите. А вот с Руисом было сложнее. Вернувшись от вас и затащив плот на палубу, он взял постельное белье и пошел куда-то на нос. Я не знала, заснул он или нет. Пробравшись на другой конец кокпита, мне пришлось переждать полчаса, затем на цыпочках подойти к тому месту, откуда его было видно, и тогда я убедилась, что он спит. Тут я спустилась вниз и начала обследовать каюты.

– Нашли, что искали?

– Нет. Конечно, это был не самый тщательный обыск, потому что я боялась надолго там задерживаться или зажигать слишком много света, но все же мне удалось обнаружить три чемодана, осмотреть их содержимое, но там не было ничего, что могло бы принадлежать Патрику. Два из них были явно Моррисона и Руиса, в них лежали их бумажники, но вот в третьем, в одной из кают с оружием, я не нашла ничего, кроме повседневной одежды, бритвенных принадлежностей и тому подобного. Судя по размеру, одежда могла принадлежать и Айвсу, но его бумажника там не оказалось, эти типы почему-то выбросили его за борт.

– Если только он не лежал в кармане хлопчатобумажных брюк, которые нашли в ялике, – возразил Ингрем. – Те два человека с “Дорадо” могли его взять.

– Об этом я тоже подумала, но мне почему-то кажется, что они этого не сделали. Помните, мне удалось переговорить с ними?

– А у вас есть хоть какие-то предположения, почему бандитам понадобилось уничтожить все, чтобы этого человека нельзя было опознать?

– Погодите минутку. Я не должна внезапно замолкнуть, это подозрительно, так что потерпите.

И она пронзительным голосом фальшиво запела:

– Когда ирландка улыбне-е-ется, похоже, что пришла ве-е-есна-а-а... – и, резко оборвав пение, весело сказала:

– Он подумает, что я упала или что вы чем-то в меня запустили.

– Так ведь теперь не имеет значения, считает Руис вас пьяной или нет.

– Нет, имеет, – возразила Рей. Она затянулась сигаретой, кончик ее разгорелся, осветив на миг прелестное лицо, на котором красовался огромный синяк. Оно, словно порок, влекло и отталкивало. “Еще немного, и я начну за ней ухаживать”, – подумал капитан.

– К чему это вы клоните? – спросил он.

– Мне не хочется, чтобы Руис понял, что я его обманываю. Он меня сильно презирает, пусть так и остается.

– Зачем?

– Наша единственная надежда – захватить его врасплох, пока Моррисон будет оставаться здесь, на островке. Вам ни за что на свете не удастся подойти к этому человеку сзади. Я наблюдала за ним весь день, он на редкость бдителен.

– И слишком крепок, чтобы его могла сбить с ног женщина, – парировал Ингрем. – Если Руис и выглядит хлипким, то только рядом с Моррисоном.

– Если все хорошо рассчитать, мне достаточно отвлечь его всего на три-четыре секунды. Ладно, оставим эту тему и поговорим лучше о Патрике. Что-то тут не сходится. Он был на яхте. Парни сказали, что Айве утонул.

– А вы уверены, что он действительно был здесь? – спросил Ингрем.

– Определенно. Мне удалось разговорить Моррисона. Холлистер – это Патрик Айве, и никто другой. Он, правда, не сказал Моррисону свое настоящее имя, но практически признал, что он не Холлистер. И, конечно, громила понимал, что “Холлистер-Дайкс лэбораториз” – сплошная выдумка. Этот человек наплел Моррисону, что он – доктор медицины, который получил под зад от комитета по этике медицинской ассоциации какого-то штата за незаконный аборт. Вылитый Айве.

– Подождите-ка, – остановил ее Ингрем. – Он был наркоманом?

– Хотите сказать, употреблял ли Айве наркотики? – удивилась Рей.

– Героин.

– Нет, его можно обвинить во множестве грехов, но только не в этом.

– Вы уверены?

– Абсолютно. Разве что он пристрастился за последние четыре месяца, это в тридцать шесть-то лет? Кажется несколько сомнительным.

– Похоже на то. Так, тогда еще один вопрос. Он точно был штурманом на самолете во время войны?

– Да.

– Может быть, вы приняли на веру его слова? Я понял, что этот человек любил приврать.

– Согласна, но как раз про штурмана я знаю не с его слов. Мы были знакомы во время войны, когда он тренировался в полетах. На пилота ему сдать не удалось, только на штурмана. Его приписали к команде бомбардировщика “В-17” в Англии.

Ингрем закурил одну из оставшихся двух сигар. Кусочки головоломки постепенно складывались, он был почти уверен, что знает, почему Руис задумал смыться. При этой мысли холодок пробежал по спине капитана, он понуро ссутулился. Пришлось рассказать Рей о визите Руиса.

– Эти парни бегут от чего-то по-настоящему страшного. Сразу надо было понять по поведению Моррисона. Он готов на все, чтобы не возвращаться во Флориду. Это выглядит странным, так как, насколько мы знаем, они никого не убивали и не собирались убивать и многим рисковали, отпустив старика Танго целым и невредимым...

– И все же по дороге, – перебила его Рей, – они кого-то убили.

– Может быть, их вынудили.

– Это был Патрик Айве! – воскликнула она. – Как мы не догадались раньше? Тело болтается неподалеку от “Дракона”, а ялик подобрали в двенадцати милях отсюда, на глубине.

– Это можно объяснить. Тело долго оставалось под водой, вероятно, на дне, так что его перемещали лишь приливы и отливы. А ялик отнесло на запад ветром и течением.

– Так-то оно так, но сами подумайте, капитан, неужели вам не ясно? Только по одной причине Моррисон не разрешил никому подобрать тело, когда Эвери обнаружил его с самолета и вызвал нас по радио. Мы бы увидели, что Айве не утонул, а был убит.

– Не согласен, – возразил Ингрем. – Да продумывай эту версию хоть пять лет, Моррисон ни за что не смог бы состыковать все детали. Еще не поднявшись на борт “Дракона”, я был уверен, что человек в ялике утонул, и не сомневаюсь, все случилось именно так, как рассказывал великан. Просто он не хотел, чтобы мы узнали, что утонувший – не Айве.

– Что? – изумленно воскликнула Рей.

– Мне кажется, что Патрика даже не было на борту, когда они покидали Флориду.

– Но ведь он должен был там быть. А как же часы?..

– У того человека могли быть такие же. Я не знаю, убили ли Айвса, но кого-то все-таки убили, и случилось это на берегу, где могли бы провести расследование и что-нибудь выяснить, а на море убийство легко сойдет за несчастный случай. Конечно, Моррисон не собирался рассказывать нам об этом, потому что у него было готовенькое объяснение тому, что Айве пропал. И он собирался проследить, чтобы мы никуда отсюда не делись, потому что, зная настоящий ход событий, мы бы прыгнули за борт и попытались вплавь добраться до Майами.

– Значит, он хочет убить нас, когда придет в Байя-Сан-Фелипе?

– Думаю, что да. А Руису невыносимо такое хладнокровное убийство, потому-то он и задумал сбежать. Если сможет.

– Понимаю. – Рей мгновение помолчала, а затем спросила:

– Вы абсолютно уверены, что это был другой человек?

– Да.

Ингрем раскопал пластмассовую коробочку и показал Рей ее содержимое, а потом рассказал о компасе:

– Именно из-за компаса они попали сюда, на Багамскую отмель, и застряли. Эти парни просто сбились с курса. Вспомните, они украли “Дракона” в понедельник ночью, так что не позднее ночи на среду уже загрузили яхту оружием в Ки-Уэсте и отплыли. Сюда не более дня пути от Ки-Уэста, потому что даже в безветренную погоду они могли включить мотор, но на мель “Дракон” сел только в субботу вечером. Получается, что по крайней мере два дня эта компания блуждала по океану, как троица слепцов, поскольку компас врал из-за всей той стали, которой они нагрузили судно. Даже если бы кто-нибудь из них представлял, как пользоваться радиопеленгатором, без компаса от него мало проку. Тут такая штука: предположим, что они определили ширину и долготу по радио, поставили компас так, чтобы он указывал выбранный путь, а потом еще раз проверили свое положение через некоторое время, обнаружив, что они идут как раз перпендикулярно намеченному курсу. Какой курс был не правильным, первый или второй? Сделай так раза три, и окончательно заблудишься, не будешь знать, ты посреди океана или у берега.

– Но ведь Руис сказал, что они знали о влиянии стали на компас, не так ли? – возразила Рей. – Разве Айве не пометил поправку перед отплытием?

– Пометил, – ответил Ингрем, – для одного курса. Потому-то я и понял, что его уже не было на яхте к моменту отплытия, если вообще эту поправку делал Айве. Он должен бы лучше разбираться в своем деле. Пусть этот бывший штурман кое-что и позабыл за прошедшие со времен войны пятнадцать лет, да и компасы на самолетах стояли другого типа – гирокомпасы, но никто из изучавших навигацию не может так мало знать про магнитные свойства. Это основа основ, как знание системы кровообращения при изучении медицины. Ты не можешь сделать поправку на ошибку компаса только по одному направлению, а потом применять ее во время всего пути. Эта ошибка изменяется каждый квадрант, так что следует каждый квадрант и проверять ее. Таким образом, они только увеличивали ошибку в показаниях, вместо того чтобы корректировать ее.

– Это понятно, – согласилась Рей. – Но если они кого-то убили, то почему в полиции не было никакого разговора об этом?

– Полиция никогда не сообщает всего, что знает, а вероятно, и не знает или не может связать убийство с кражей “Дракона”.

– Да, такое возможно. – Рей отшвырнула в темноту окурок. – Если бы мы сумели застать Руиса врасплох и отобрать у него револьвер, пока Моррисон находится на острове, нам удалось бы добраться до берега на плоту?

– Только не до Флориды. Если бы повезло, можно было бы доплыть до побережья острова Андрос, но я не представляю, как его пересечь. Однако, если нас не будет держать на мушке Руис, а Моррисон застрянет на острове, можно попытаться снять яхту с мели. В конце концов, не стыдно позвонить по телефону и попросить помощи.

– Моррисон поспешит вернуться на борт, если мы замешкаемся.

– Нет, он не сможет плыть с автоматом.

– А пули из этой штуки, которую он с собой носит, долетят до яхты?

– Наверное, но такой выстрел не будет прицельно точным. Тут опасно другое. Как только мы перевезем на остров боеприпасы, он сможет использовать нарезное оружие. Тогда нельзя будет передвигаться по палубе до темноты. Кстати, хотел вас спросить, вы не заметили, где точно улегся спать Руис?

– Прямо на носу, а что? Ингрем хмуро кивнул:

– Так я и предполагал. Вместо того чтобы строить планы, что нам делать, когда обведем вокруг пальца Руиса, лучше бы подумать, как именно мы это сделаем.

– О чем это вы?

Капитан объяснил ей свою идею подплыть и взобраться по ватерштагу.

– Этот малый уже понял, что только тут я могу взобраться на яхту, и улегся прямо на моем пути, чтобы мне, мокрому, пришлось переступать через него, обдав прохладным душем.

– Я понимаю, что нам придется трудно, – согласилась миссис Осборн. – За весь день мне ни разу не удалось подойти к нему со спины. Но, может быть, после сегодняшнего он решит, что я просто тупая пьянчужка, вполне безвредная.

– Не могу позволить вам рисковать, – запротестовал капитан. – Руис не какой-то мелкий хулиган. Он донельзя крут, а реакция у него как у рыси.

– Вы напрасно беспокоитесь. Ведь я буду не перед ним, а позади, и потом, не застрелит же он меня. Это о вас следует подумать. Если Руис вырвется и револьвер останется у него в руках, он вас прикончит, поэтому действовать надо наверняка, только когда вы уверены в успехе. Нужно договориться об условном знаке. О, придумала! Я буду называть вас Германом, а его – Панчо, знаете, с такой подкупающей улыбочкой. Но когда вы услышите имя Оливер, будьте готовы подняться на борт.

– Порядок.

Конечно, надо что-то предпринять, и чем скорее, тем лучше. Причем сделать это надо в отсутствие Моррисона. Вглядываясь в ее лицо, смутно белевшее во тьме мягкой тропической ночи, он сказал:

– Я должен извиниться перед вами.

– За что?

– За то, что плохо думал о вас.

– Неужели? – равнодушно отозвалась Рей. Ясно было, ей все равно, что он о ней думает. – А сейчас не обессудьте, мне хотелось бы добраться до другого конца нашего песчаного пристанища и попытаться соснуть.

– Нет, – возразил капитан, вставая, – оставайтесь здесь и спите на подушке и под одеялом.

Не обращая внимания на ее возражения, он исчез в ночи. Отойдя ярдов на пятьдесят, Ингрем растянулся на песке, положил руки под голову и уставился в черные дали космоса, докуривая сигару. Он чувствовал себя как напыщенный и самонадеянный дурак, которому только что дали щелчок по носу, причем сделали это намеренно. Не надо было подставляться. Капитан отбросил сигару и погрузился в сон. Когда он проснулся, в сером раннем рассвете над ним склонилось женское лицо. Рей трясла его за плечо. Сам Ингрем был накрыт одеялом. Отбросив его, он встал и провел рукой по лицу.

– Вас мучили кошмары, – объяснила она. – Вы так кричали и дрожали, словно от холода, что пришлось накрыть вас одеялом. А потом начали колотить по земле руками.

– Просто плохой сон приснился, – ответил он.

– Смотрите, кто-то плывет от яхты. Ингрем повернулся и увидел плот, приближавшийся по гладкой темной поверхности воды.

– Помните об условном знаке, – тихо сказала Рей.

– Оливер. Но только если вы будете позади него.

– Буду. Счастливо.

Она направилась к штабелю ружейных упаковок подобрать свою сумку и как раз начала причесываться, когда Руис доплыл до мели и подошел к ней. Ингрем наблюдал, как она собралась с духом, эта отчаянная женщина с синяком под глазом и в порванных брючках до колен, и, дурацки растягивая слова, затараторила:

– Привет, Панчо. Жу-у-утко себя чувствую, знаешь ли. Во рту как будто мерзкий попугай ночевал...

Они поплыли к “Дракону”.

Ингрем встал, преодолевая ломоту в ноге и чувствуя, что у него болит каждый мускул. “Да, парень, слишком ты стар и немощен для таких дел”, – сказал он про себя. Он задумался было, почему женщина укрыла его одеялом, но оставил эти размышления как бесполезные, все равно ему никогда ее не понять. Войдя в воду, умылся, по привычке отметив про себя, что прилив достиг мертвой точки. Ленивая вода стояла очень высоко. В это время вернулся Руис. Ингрем забрался на плот, и они отправились на яхту. Проплывая мимо, капитан придирчиво изучил ее состояние. “Дракон” все так же прочно сидел на мели, причем даже не избавился полностью от крена. Крепкие на вид деревянные ящики, обитые металлическими полосками, выстроились вдоль левого борта, целый штабель лежал в кокпите. В рассеянном свете раннего утра покрытая росой яхта казалась серым призраком. Вооруженный автоматом Моррисон нетерпеливо поджидал их в кокпите. По всему было видно, что он в дурном расположении духа.

– Ну и что скажешь? – спросил он, когда Ингрем поднялся на борт.

– Еще долго нельзя и пытаться снять ее, – ответил капитан.

– Ладно, здесь боеприпасы. Двадцать пять, ящиков по двести фунтов каждый. Руис и я перетаскали их сюда, пока ты дрых вместе с мама-сан. Наверное, их придется перевозить по одному. Руис, обкрутит каждый веревкой и поможет спустить на плот, и чтоб ни один не уронили.

– У нас есть что поесть? – спросил Ингрем.

– Есть кофе и немного колбасного фарша. Больше никто ничего не получит, пока не разгрузим яхту.

Рей сидела на корме, покуривая сигарету.

– Почему бы нам не опрокинуть по стаканчику рома? – спросила она капризным голосом. – Я чувствую себя так, как будто целую ночь сено жевала.

Моррисон разозлился:

– Оставь это, а то мы тебя свяжем. И так хлопот хватает, работы до черта. Можешь налить себе кофе.

Рей презрительно фыркнула:

– Кофе! Очень надо.

– И лучше держись подальше от Руиса. Он не любит, когда торчат у него за спиной, может тебе зубы повышибить.

– Не собираюсь беспокоиться ни о Руисе, ни о каком другом “мокроспиннике” <Мокроспинник – нелегальный иммигрант, прибывший в Штаты из Мексики>. Не забывай, малыш, эта яхта – моя. А таких, как вы, я могу купить дюжину и еще маленькую тележку.

Руис глядел сквозь нее, на лице его не отражалось никаких чувств. Моррисон недовольно буркнул что-то неразборчивое и отвернулся. Прекрасно играет, подумал Ингрем, прихлебывая свой кофе. Тут он вспомнил ночь в Нассау и начал размышлять, много ли там было наигранного. Поведение этой женщины кого угодно могло сбить с толку. Ингрем получил разрешение сходить в гальюн, причем Руис следовал за ним с кольтом в руке, а потом они с Моррисоном отплыли на островок. И работа пошла. Когда капитан очередной раз подплывал к яхте, его ждал подготовленный Руисом к загрузке ящик, обмотанный канатом. Латиноамериканец осторожно опускал его вниз, а капитан поддерживал и устраивал на плоту. Вес их был не по размеру велик, и Ингрем боялся, что материя днища не выдержит нагрузки и они не успеют перевезти все. С другой стороны переправы Моррисон без видимого усилия взваливал ящик на плечо и большими шагами торопливо шагал к островку. Поднявшееся солнце сильно припекало. Уже начинался прилив, а Руис по-прежнему оставался настороже.

Ингрем видел, как Рей слоняется по палубе, стараясь держаться поближе к латиноамериканцу, но когда он на плоту приблизился к яхте, Руис приказал женщине отойти. Та, выпрашивая выпивку, переходила от стенаний к угрозам и оскорблениям, но все напрасно. Около девяти с юго-востока налетел легкий бриз, но через полчаса утих, а жара сделалась невыносимой. Солнце нещадно обжигало кожу, отражаясь от гладкой, как вороненая сталь, поверхности воды. Когда прилив достиг максимальной отметки, в работе на полтора часа сделали перерыв, но уже в одиннадцать снова продолжили. К половине первого течение усилилось. Неразгруженными оставались шестнадцать ящиков с боеприпасами, что-то около полутора тонн общего веса. А Рей так и не смогла подловить Руиса. Ром был запрятан так, что найти его она не смогла, а по-прежнему симулировать опьянение было глупо.

Однако после очередной ездки Ингрем уловил некие перемены. Рей была внизу, когда он подплыл, и не появлялась, пока загрузка плота не закончилась. Она двигалась неуверенно, как будто чувствовала себя неважно. Капитан отвез ящики Моррисону и вернулся. На этот раз Рей тихо сидела в задней части кокпита, но вдруг вскочила, чуть покачнулась и бегом устремилась к лестнице, ведущей вниз.

– Опять? – спросил Руис.

– У вас здесь наверняка несвежая вода, – недовольно фыркнула Рей. Руис пожал плечами:

– Почему ты считаешь, что это от воды? Но женщина уже бежала вниз. Прекрасно, подумал Ингрем, все ясно, как Божий день, но вряд ли нападение произойдет во время следующей ездки. Рей должна придумать что-то похитрее. Так и случилось, он подплыл и загрузился безо всяких проблем. Время шло к часу, и течение усиливалось. Приближаясь к яхте, Ингрем нервничал до боли в животе: од неединственная ошибка или неверное движение, и он может превратиться в покойника. На сей раз Рей сидела на палубе, положив ноги на сиденья в кокпите. Ухватившись за пиллерс бортового леера, он бросил на нее беглый взгляд. На уровне его плеча балансировал конец ящика с боеприпасами, а Руис придерживал его за канат.

Рей чуть наклонилась вперед и раздраженно бросила:

– Оливер, не стой между мной и лестницей.

Латиноамериканец равнодушно посмотрел, как она встает. Ингрем в это время начал переваливать ящик через борт, и Руису пришлось придерживать канат как раз в тот момент, когда Рей поднялась на ноги. Капитан увидел, как она повернулась и, падая, вцепилась в плечи Руиса, и тут же резко дернул канат. Латиноамериканец и Рей повалились на сиденья в низкой части кокпита, оказавшись как раз перед ним. Ящик грохнулся вниз, ударил о край плота и чуть не перевернул его, уходя под воду. Ингрем ухватился за леер и начал взбираться на палубу, успев обвить вокруг него фалинь плота.

Руис уже вскочил на ноги, но Рей повисла на нем сзади, сомкнув руки на поясе и ухватившись за рукоятку кольта. Латиноамериканец с усилием разорвал кольцо ее рук и, высвободив оружие, отшвырнул женщину на сиденья, в этот момент на него бросился Ингрем, и оба они упали на пол. Капитан почувствовал между их сплетенными телами ствол револьвера и умудрился схватить его.

Не было произнесено ни слова, слышалось только шарканье резиновых подошв по палубе, глухие удары кулаков да хриплое дыхание. Для человека своей комплекции Руис оказался удивительно силен, но все же слабее капитана. Ингрем железной хваткой сжал его запястье и, резко дернув за ствол, вырвал револьвер из руки Руиса. Потом он отпрыгнул назад, опираясь спиной о нактоуз компаса, перевернул оружие и направил его на латиноамериканца, одновременно пытаясь успокоить дыхание. Сняв револьвер с предохранителя, чего в свое время не успел сделать Карлос, капитан приказал Рей:

– Идите вниз и принесите веревки, которыми связывали ящики.

Рей поспешила вниз по лестнице. Руис опустился на пол и немного отполз назад, не отрывая глаз от револьвера. На некоторое время, пока они оба приходили в себя, воцарилась напряженная тишина. И только тогда Ингрем осознал, что Моррисон не стреляет, а ведь он должен был видеть происходящее. Тут ему пришло в голову, что борт яхты накренен, а сами они находятся в кокпите и потому не видны с островка, так что, даже если бы великан успел сбегать за своим автоматом, то не стал бы стрелять из-за отсутствия мишеней.

– Когда будете возвращаться, не вставайте, – крикнул он Рей, – ползите ко мне по палубе.

– Заметано, шкипер, я уже нашла веревки.

– Вы ведь не собираетесь меня связать? – тихо спросил Руис.

– Ошибаешься, амиго, собираюсь, – ответил Ингрем, целясь ему в грудь.

– Я не вернусь обратно, лучше сразу пристрелите.

– Скажите, вы кого-то убили? Латиноамериканец не ответил.

– Это был Айве? Руис молчал.

– Куда вы спрятали лампы от радиотелефона?

– За борт выбросили, – последовал резкий ответ.

Из люка показалась Рей. Осмотревшись, она поползла к кокпиту с веревками в руках.

– Не шевелись, – предостерег Ингрем Карлоса, когда женщина проползала мимо него.

Придется хорошенько стукнуть парня, прежде чем удастся его связать, с неудовольствием подумал капитан, но другого пути, кажется, нет: кольт в руках Рей его не остановит.

Женщина отдала Ингрему веревки, повернулась лицом к Руису и вскрикнула:

– Смотрите, плот!

Капитан скосил глаза вправо. То ли фалинь отвязался, когда он оттолкнулся, чтобы взобраться на борт, то ли ящик с боеприпасами, падая, ударил по корме, и плот отошел от яхты. Течение подхватило его, а одного оборота троса вокруг леера оказалось недостаточно, и теперь плот уплывал, удалившись уже на тридцать или сорок ярдов на восток. В этот миг Руис вскочил на ноги и плавным неуловимым движением, опершись одной ногой о палубу, перебросил тело через правый борт. Ингрем выругался и подскочил к борту. Он увидел, как латиноамериканец плывет под водой в сторону плота. Ингрем направил на него револьвер, когда тот начал всплывать футах в пятнадцати от яхты.

На поверхности воды показалась голова беглеца. Он потряс ею, чтобы осушить лицо, и открыл глаза. Какую-то долю секунды, показавшуюся Ингрему вечностью, они смотрели прямо друг на друга. Капитан попытался нажать на спуск, но только обреченно вздохнул и уронил руку. Карлос отвернулся и поплыл, не потрудившись даже снова уйти под воду. “Так я и знал, что не смогу в него выстрелить”, – подумал Ингрем. Рей уже стояла рядом и кричала:

– Нельзя позволить ему захватить плот! Без единого слова, с горькой усмешкой, Ингрем вложил ей в руку кольт. Женщина оттолкнула револьвер:

– Не надо стрелять в человека, только прострелите плот.

Капитан выстрелил, но не попал, пуля лишь вспенила воду, не долетев на шесть – восемь футов. Он начал прицеливаться, но, прежде чем успел спустить курок, вода прямо под ними взорвалась двумя маленькими гейзерами и что-то стукнуло по стенке рубки слева, посыпались щепки.

– Вниз! – бросил Ингрем, и они укрылись в кокпите.

Заработала команда двух профессионалов:

Моррисон прикрывал Руиса из автомата.

Капитан чуть приподнял голову над бортом и бросил взгляд на воду. Плот уже удалился ярдов на семьдесят пять. Шансов попасть в него на таком расстоянии практически не было, так что не стоило и патроны тратить. Он посмотрел влево и увидел Моррисона. Тот был в двухстах ярдах от них в воде к юго-востоку от островка и пытался перехватить плот, если Руису не удастся сделать это раньше. Ингрем прикинул расстояние и скорость и понял, что у великана ничего не выйдет, если только он не бросит автомат и не поплывет, вода уже доходила ему до груди и становилась все глубже. Но неудачная попытка Моррисона значения не имела, потому что Руису удалось ухватиться за плот.

Теперь, когда латиноамериканцу не требовалось прикрытия, Моррисон перестал стрелять по яхте. Ингрему и Рей оставалось лишь беспомощно наблюдать, как Руис взбирался на плот. В этот момент Моррисон замахал своим автоматом над головой, поздравляя приятеля.

– Вы считаете, они попытаются подняться на яхту прямо сейчас? – спросила Рей.

– Не знаю, – честно ответил Ингрем. – Они могут подождать темноты, если уверены, что нам не заставить работать телефон...

Он в изумлении замолчал, уставившись на плот. Руис взялся за весла, но направился отнюдь не к Моррисону, а прямо на юг, подальше и от яхты, и от песчаного островка.

– Что это с ним? – удивленно спросила миссис Осборн. – Куда он направился?

– Куда глаза глядят, – тихо ответил Ингрем и покачал головой. – Сто миль, без компаса, без воды...

Моррисон подался вперед, яростно размахивая рукой. Затем, все поняв, остановился и прицелился из автомата. Руис греб изо всех сил. Но вот взметнулась поднятая пулями вода, автоматная очередь ударила по плоту, тело беглеца дернулось, подпрыгнуло и рухнуло, свесившись головой в воду. Продырявленный плот медленно кружился в расширяющемся розовом пятне на воде, увлекаемый отливом к востоку. Рей всхлипнула и отвернулась.


Глава 9


Моррисон медленно побрел по воде обратно к островку.

Рей без сил упала на сиденье кокпита.

– Почему он это сделал? Я имею в виду Руиса.

Ингрем покачал головой:

– Ответ на этот вопрос парень унес с собой в могилу. Я думаю, ему в конце концов все это стало не по нутру. Карлос иного склада человек, чем Моррисон.

– Мне кажется, что Моррисон – психопат.

– Наверное, Руис пришел к тому же выводу.

– Во всяком случае, Моррисону не достался плот. Но как потеря его отразится на нас?

– Никак, – ответил капитан. – Я собирался использовать плот, чтобы перемещать стоп-анкер, но и так обойдусь. В ближайшие три часа будет высокий прилив.

– А что с радио?

– С него и начнем, но не слишком надейтесь на удачу.

Они спустились вниз. Здесь было еще жарче, чем на палубе, горячий влажный воздух, казалось, давил на плечи. В кормовой каюте оставалось еще тридцать или сорок ящиков с боеприпасами, составленных вдоль стен, повсюду валялись веревки. Ингрем направился к полке с радиотелефоном. Он отвинтил несколько винтов и вытащил ящик с передатчиком. В гнездах не хватало четырех ламп. Рей вопросительно посмотрела на него.

– Руис сказал, что они выкинули лампы за борт, – объяснил Ингрем. – Конечно, он мог и соврать, но мне кажется, что это правда. Они не позволили бы вам свободно шататься по яхте, если бы имелся хоть малейший шанс заставить эту штуковину заработать.

– Скорее всего, так, но попытаться поискать все равно стоит.

Капитан кивнул, соглашаясь.

– Вот еще что. Когда будете искать, посмотрите еще маску для ныряния. Мне она нужна, а обычно на яхтах они есть, только засунуты куда подальше. Начинайте с кают команды и обшарьте все в задней половине вплоть до камбуза, а я буду искать здесь и на носу, но сначала проверю, чем занят Моррисон.

На полке над столом штурмана оказался бинокль с большим увеличением. Ингрем взял его и вышел на палубу. Скорчившись в кокпите, он направил окуляры на островок. Ингрем не сразу отыскал глазами великана и уже начал беспокоиться, когда, осмотрев внимательнее нагромождение ящиков, заметил за ними широкую спину Моррисона. Наклонившись, тот трудился над чем-то лежащим на земле. Ингрем сам себе кивнул головой. Понятно, великан пытается распотрошить ящики, ведь у него там сотни винтовок и автоматов, а боеприпасов достаточно для двух-трех небольших войн. Конечно, Моррисон попытается задержать их здесь, на яхте, пока не найдет способ пробраться на борт.

Капитан вернулся вниз и приступил к поиску ламп. Он обшарил каждый дюйм кормовой каюты, отодвигая упаковки с ружьями, чтобы добраться до самых укромных уголков, обыскал все шкафы, рундук с лекарствами, ящик с картами, внутренность радиопеленгатора, полки с книгами, одежные шкафчики и даже трюм. Ингрем обнаружил коробку с запчастями к радио, в ней оказалось несколько ламп, но все для приемника, во всяком случае, цифры на них не совпадали с цифрами на пустых гнездах. Затем он перешел к двум отдельным двухместным каютам, расположенным одна напротив другой по сторонам узкого прохода, соединяющего кают-компанию с камбузом. И здесь не оказалось ничего интересного, кроме чемодана, по всем признакам принадлежавшего Айвсу. К этому моменту Рей покончила с камбузом.

– Нет здесь ламп, – огорченно сообщила она. – Но маску для ныряния я нашла.

Они перешли на корму. Ингрем взглянул на часы, было двадцать минут третьего.

– Черт с ним, с радиотелефоном, – сказал он. – Нам остается или снять яхту с мели, или остаться здесь навсегда.

– Неужели ее можно сдвинуть с места? – спросила Рей.

– Мне кажется, что да... – Капитан внезапно замолчал и прислушался. Рей услышала тот же звук и испуганно посмотрела на спутника. Это был выстрел из винтовки, один, затем второй. Она напряженно прислушивалась, затем со смущенной улыбкой покачала головой:

– Я немножко нервничаю, ожидая, попал он или нет.

– Выбросьте эти мысли, – успокоил ее Ингрем. – Если пуля попадает, то это происходит до того, как вы услышали выстрел, потому что она летит в два раза быстрее звука. Он просто пристреливает одну из новых винтовок. Прислушайтесь.

Ингрем едва успел договорить, как что-то резко ударило перед ними о корпус, а через долю секунды донесся звук выстрела. Рей понимающе кивнула.

После еще четырех или пяти выстрелов пальба утихла.

– Это Моррисон предупреждает, чтобы мы держались подальше от палубы. Так нам не удастся снять яхту с мели, – объяснил Ингрем.

Рей забеспокоилась:

– Так что же теперь делать?

– Во-первых, надо окончательно разгрузить яхту. Мне нужны матрасы со всех имеющихся коек.

Рей шутливо отдала честь и озорно подмигнула здоровым глазом.

– Приказ по матрасам принят. Представления не имею, зачем они нужны, но вам виднее.

Ингрем усмехнулся:

– Надеюсь, вы сохраните веру в меня на ближайшие сутки.

Пока Рей таскала матрасы, он выбрал три длинных деревянных ящика, в которых, вероятно, были разобранные пулеметы, и выпихнул их вверх по лестнице. Потом сам поднялся в кокпит, согнувшись в три погибели, чтобы его не было видно, затащил их на палубу и выстроил в ряд, торец к торцу, вдоль правого борта. Когда он водрузил на место второй ящик, Моррисон снова стал стрелять. В корпус ударили две пули, одна как раз под ним. Рей к этому времени уже принесла в кокпит десяток матрасов. Ингрем разложил шесть из них на ящиках с пулеметами, а четыре нагромоздил стопкой на крыше рубки прямо напротив люка. Они должны были укрыть кокпит от прямого огня и отлетающих щепок. Закончив работу, капитан и Рей некоторое время отдыхали, присев за импровизированным укрытием в тени навеса.

– Очень уютно, – одобрительно заметила Рей.

Именно в этот момент Моррисон сделал подряд три выстрела. Все пули попали в одно и то же место в матрасах, наваленных на ящики с автоматами.

Ингрем нахмурился:

– И это с трехсот ярдов? Да он просто хочет нас попугать.

Тут еще две пули ударили в ту же мишень, и верхний матрас подпрыгнул. Капитан схватил бинокль и осторожно выглянул из рубки. Моррисон стрелял лежа, сделав себе упор из обломков оружейного ящика и скатанного одеяла, оставленного на островке. Но главное, на что обратил внимание Ингрем, была сама винтовка. Он огорченно присвистнул, разглядев телескопический прицел.

– В чем дело? – спросила Рей.

– У его винтовки телескопический прицел, – объяснил Ингрем. – Наверно, в ящиках было снайперское или спортивное оружие.

– Это плохо для нас, правда?

– Не так чтобы очень, но я был бы рад, если бы у него оказалось что-нибудь попроще, – ответил капитан, раздумывая, как же достать стоп-анкер. Кажется, эта проблема становилась все более трудноразрешимой. Моррисон мог стрелять прицельно, а уж из чего стрелять – ему хватало.

Рей с любопытством посмотрела на него.

– Вы говорите как еще один эксперт по оружию. Вы тоже из тех самых коммандос? Капитан отрицательно помотал головой:

– Я был на флоте и за всю войну ни разу не выстрелил из винтовки, разве что в лагере для новобранцев. Просто часто охотился.

– Где?

– В Техасе, в Соноре, еще мальчишкой.

– А откуда вы родом?

– Из Корпус-Кристи, мой отец работал там лоцманом.

Рей оглядела кокпит и задумчиво сказала:

– Не кажется ли вам, что это своего рода рекорд, чтобы двое техасцев встретились в таком месте, как это?

– Сомневаюсь. Пора приниматься за работу.

– А что делать мне?

– Пока ничего. Просто сидите здесь и не высовывайтесь.

Ингрем спустился вниз и занялся транспортировкой тяжелых деревянных ящиков вверх по лестнице. Когда в кокпите скопилось несколько штук, он поднял их на палубу и спихнул в воду с левого борта. Они ушли под воду с приятным для души всплеском, по правде говоря, Ингрему до смерти надоели Моррисон и его чертовы винтовки. Работа оказалась тяжелой и долгой, капитан совсем обессилел и взмок от пота, когда наконец окинул взглядом пустую каюту, где ничто не напоминало о недавнем грузе, кроме сиротливой кучки веревок в углу. Он поднялся наверх и, столкнув за борт последнюю партию груза, отер с лица пот. На часах было без двадцати четыре. Прилив несколько замедлился, высшей точки он достигнет меньше чем через час.

Заметив, что вдоль левого борта еще остались пять ящиков с боеприпасами, Рей спросила:

– А с ними что будем делать?

– Пусть пока постоят. Это наша козырная карта на случай, если остальное не сработает.

– Мне как-то неловко, что вы работаете, а от меня пользы ни на грош.

– И для вас найдется занятие. Пока в стрельбе будет затишье, наблюдайте за Моррисоном в бинокль.

– Вы думаете, он попытается доплыть до нас?

– Вряд ли он решится на это днем, но полностью такую возможность исключать нельзя. Не забывайте пригибаться.

Вновь спустившись по лестнице, Ингрем направился к рундуку за помещениями для команды и достал из него якорь. Он оказался стандартным, с тяжелой десятифутовой цепью, прикрепленной к кольцу. Должен сработать как надо. Капитан вынес якорь на корму и вернулся за тяжелой бухтой якорного троса для верпования. Рядом с якорем он обнаружил пару четырехшкивных блоков для лебедки и бухту более тонких канатов, которые можно было использовать в талях. Он удовлетворенно вздохнул: не придется возиться со шкотом. Чистым самоубийством была бы попытка использовать якорную лебедку “Дракона” на открытой выстрелам передней палубе. Моррисон с легкостью попадет в него из своей винтовки с оптическим прицелом, в этом можно не сомневаться. Ингрем дотащил груз до кормы и сбросил в кокпит. В этот самый момент бандит разразился серией из четырех выстрелов, как будто практиковался в скорострельной стрельбе. Одна из пуль попала в грот-мачту и отрикошетила от нее, жужжа, как рассерженное насекомое.

Рей с интересом наблюдала, как Ингрем разбирается в принесенном снаряжении и привязывает нейлоновый канат к кольцу на конце цепи.

– И что с ним будете делать? – спросила она.

Капитан кивнул направо:

– Отправлю за корму, причем как можно дальше.

– Но как вы туда доберетесь?

– Пойду и отнесу. Рей улыбнулась:

– Это означает: “Не задавайте глупых вопросов”.

– Нет, именно так я и поступлю. Конечно, сама процедура несколько необычна, но это единственное, что нам остается. Потому-то мне и понадобилась маска для ныряния.

– А как вы будете дышать?

– Это легко. Глубина воды всего семь или восемь футов до начала протоки, да и потом не больше двенадцати.

– Моррисон со своей винтовкой не помешает?

– Нет проблем, – ответил он, постаравшись, чтобы его голос звучал достаточно убедительно.

Ингрем опустил якорь за борт и уложил бухту каната на полу кокпита.

– Травите ее понемножку, а когда останется двадцать – тридцать футов до конца, держите крепко.

Рей коротко кивнула:

– Отдайте ствол.

Он достал из-за пояса пистолет и положил его рядом с ней.

– Знаете, как спускать предохранитель?

– Нет, мне никогда не приходилось иметь дело с оружием.

Ингрем показал, что надо сделать.

– Делайте вот так, а потом можете нажимать на спуск. Если Моррисон умудрится забраться сюда, стреляйте. И никаких киношных штучек с угрозами и устрашением. Направьте дуло ему в грудь и разрядите всю обойму до конца.

Похоже, она правильно поняла ситуацию.

– Мне кажется, я ухватила суть. Ведь все, это на случай, если вы не вернетесь? Приладить якорь действительно так необходимо?

– Очень. Но никакой опасности пока нет. Я сейчас просто рассматриваю все возможные варианты.

– Заметано. Что-нибудь еще?

– Пока все, только отвернитесь, когда я буду спускаться в воду.

Она отвернулась, а Ингрем снял брюки и, взяв маску, перевалился через борт. Закрепив ее, он нырнул. Сброшенные им с яхты ящики громоздились, едва не выступая из-под воды. Капитан раскидал их, чтобы при следующем отливе “Дракон” не зацепился за них, и осмотрелся. С этой стороны никаких повреждений на корпусе не было заметно. Киль плотно застрял в песке, но пока нельзя сказать, насколько это серьезно. Многое будет зависеть от того, высоким ли окажется очередной прилив. Капитан поднялся на поверхность, чтобы набрать воздуха, и увидел, как Рей перегнулась через борт и следит за ним.

– Будьте поосторожнее, – проговорила она.

Капитан кивнул и, нырнув, поднял якорь. Тот был тяжел даже под водой, но этот груз позволял Ингрему твердо держаться на ногах и спокойно идти по дну. Он с удовлетворением отметил, что за правым бортом чуть глубже, чем за левым, так что, если им удастся оттащить яхту футов на двенадцать или пятнадцать, дело будет сделано. Он брел, подавшись вперед, чтобы лучше преодолевать сопротивление прозрачной, как воздух, воды. Рей прекрасно вытравливала трос. Приблизительно в тридцати футах за кормой капитан отпустил якорь и, придерживая трос, вынырнул, глотнул воздуха и снова двинулся под водой, таща за собой якорь с цепью.

Кое-где на песчаном дне пучками росли водоросли, валялись раковины, мимо проплыли пятнистый скат и маленькая барракуда. Течение стало ощутимой помехой, было все труднее идти по прямой. Яхта осталась далеко позади. Ингрем снова вынырнул и огляделся. Все спокойно, Моррисон, по-видимому, его не заметил. При следующем погружении капитан увидел, что дно постепенно опускается, начиналась протока, где глубина воды достигала десяти – двенадцати футов. Поскольку яхта практически исчезла из виду, он выбрал для ориентира отдельно растущий кустик водорослей впереди. Идти и тянуть трос становилось все тяжелее. Он снова всплыл, но на этот раз слева от него по воде как будто ударили веслом. Все ясно – капитан почувствовал холодок страха, – Моррисон в конце концов нашел его.

При следующем всплытии пули ударили по воде еще ближе, а на третий раз он едва успел нырнуть, как пуля отрикошетила как раз от того места, где была его голова, он даже почувствовал толчок воды. Прицельно стрелять так быстро невозможно, ясно, что Моррисон выслеживает его. Великан вычислил направление его движения и прикинул возможное расстояние между теми пунктами, где он всплывал, чтобы глотнуть свежего воздуха. Теперь Моррисону оставалось только поджидать, когда голова капитана появится на поверхности. Ну, с этим-то справиться можно. Ингрем сделал вперед всего три шага и остановился, продолжая подтягивать к себе трос и сворачивать его кольцами. Он вынырнул не там, где бандит ожидал его, а футов на двадцать ближе к яхте. Снова погрузившись, он смог быстро преодолеть тридцать футов, так как свернутый трос уже был в его руках. На сей раз в него не попали.

Правда, в сердце закрался страх. Расход кислорода для выполнения такой тяжелой работы был велик, уровень окиси углерода в организме угрожающе повышался. Лихорадочных коротких вдохов на поверхности было мало: надо было вынырнуть и подышать подольше или есть вероятность утонуть. Вдруг трос перестал подаваться – конец пути. Ингрем всплыл, чтобы еще раз набрать воздуха, не обращая внимания на щелкающие где-то позади пули, подергал взад-вперед якорь, чтобы тот поглубже зацепился за дно, и отправился в обратный путь, быстро перебирая руками по натянутому тросу. При очередном всплытии он оказался там, где Моррисон его не ожидал, так что стрельбы не было. Еще один раз вздохнуть – и вот уже впереди корма яхты. Будучи при последнем издыхании от изнеможения, капитан всплыл под бортом и лег на воду, судорожно дыша, совершенно обессиленный.

Сверху над ним склонилось испуганное лицо Рей.

– Больше не будем так рисковать, я уже думала, этот бандит вас убьет.

Ингрем смог лишь кивнуть в ответ. Силы начали возвращаться к нему лишь через две-три минуты.

– Перекиньте трос через гик и спустите мне другой конец, – распорядился он.

Поймав оба конца троса, он умудрился поднять себя на палубу. Рей скрылась в люке, а он стал одеваться. Когда она вернулась с полотенцем, Ингрем повалился на сиденье кокпита и начал вытирать волосы, с которых лилась вода.

– Тяжеловато оказалось для меня, – задыхаясь, проговорил он, – старею.

– Ни в ком случае, Ингрем, вы мужчина хоть куда.

Капитан вскинул на нее глаза и удивился, заметив на ее лице внезапное смущение.

– Благодарю, – пробормотал он. Однако к ней уже вернулось прежнее высокомерие, и она холодно бросила:

– Пустяки.

– Конечно, но все же я надеюсь, что наступит момент, когда я начну вас понимать.

– Неужели? А я-то думала, что вы меня раскусили и достаточно ясно выразили свое мнение.

– Значит, я ошибался. – Ингрем почувствовал себя неловко. – Причем, помните, даже пытался извиниться, когда оказалось, что вы притворяетесь.

– Да я вовсе не о том. – Рей нетерпеливо передернула плечами. – Я имею в виду случай в “Карлтон-Хаус-баре”, в Нассау.

Капитан в изумлении уставился на нее.

– В “Карлтон-Хаус-баре”? Когда это вы там были?

Теперь наступила ее очередь удивляться. Рей опустилась на сиденье напротив него как раз в тот момент, когда очередная пуля Моррисона ударила в грот-мачту и со свистом врезалась в воду, но ни один из них не обратил на это внимания.

– Господи Боже мой! Так вы даже не видели меня?

– Нет, – ответил он. – Нигде не видел, пока не пришел к вам в комнату.

– О, только не напоминайте мне об этом. Мне, наверное, надо извиняться, но я тогда была в ярости, потому что считала, что вы не желали меня замечать.

– Прошу прощения, со мной такое и раньше случалось. Временами я превращаюсь в рассеянного болвана, целиком ухожу в свои мысли, – сказал Ингрем, про себя недоумевая, почему она при ее независимом характере так близко к сердцу приняла подобную мелочь.

Рей усмехнулась:

– Думаю, вам невдомек, в чем вся пикантность этой истории. Дело в том, что мне зачастую не хватает светского лоска, и я по неосмотрительности попадаю впросак. Помните, как я вышла из такси, чтобы пойти по магазинам, и попросила вас отвезти мои вещи в отель и заказать мне номер? Потом до меня дошло, что я поставила себя по меньшей мере в неловкое положение, ведь мы совсем незнакомы и вы могли превратно истолковать такую просьбу, но к этому моменту я уже отшагала пару кварталов. Хуже всего, что не удалось даже вспомнить, в каких точно словах была выражена эта просьба. Но в отеле все оказалось в порядке, и я несколько успокоилась, значит, ничего двусмысленного не было сказано, зря волновалась. А потом я зашла в “Карлтон-Хаус-бар” и увидела, что вы пьете пиво, присела за стойку и улыбнулась вам, а вы смотрели сквозь меня, словно никогда в глаза не видели. Ужасно неприятно.

– Мне очень неловко, – извинился Ингрем, – прямо не знаю, что и сказать.

– Принимая во внимание эти обстоятельства, нам лучше заново познакомиться. – Она торжественно протянула ему руку. – Меня зовут Растяпа Осборн, у меня две левых руки и севшая на мель яхта.

– Имею честь представиться, ваш собрат, Подслеповатый Джон Деревенщина, мэм, – со всей серьезностью ответил капитан и пожал ей руку. – Честно обещаю снять вашу лодочку с мели, если вы никому не расскажете, что я смотрел прямо на вас и не видел, а то меня могут засадить в психушку.

Рей рассмеялась:

– Прекрасно, значит, все в порядке. Что у нас дальше по графику?

– Единственное, что мы можем сейчас сделать, это попытаться соорудить тали с помощью якорного троса. Вы поможете мне закрепить эти блоки.

Ингрем стянул с себя футболку, отложил в сторону часы и кроссовки. Положив два блока по разным сторонам кокпита, он пропустил канат через шкивы, после чего прополз вперед вдоль левой стены рубки и закрепил конец тали на утке <Утка – приспособление для закрепления канатов, состоящее из основания и двух изогнутых, обращенных в противоположные стороны рожков.>. Затем он продернул якорный трос через клюз на корме и, изо всех сил натянув его руками, прикрепил к другому концу тали. За счет этой системы рычагов, давшей выигрыш в силе благодаря четырехшкивным блокам, ему удалось поднять якорный трос из воды за кормой. Блоки сейчас оказались сведены. Ингрем зафиксировал трос вокруг утки на корме, развел таль, перезакрепил на ней якорный трос и потянул снова. Якорь держался прекрасно, трос был тугой, как стальная струна. Ингрем обернул канат вокруг утки, чтобы удержать натяжение, и посмотрел на палубу. Крен пропал, “Дракон” ровно сидел на дне. Прилив усиливался. У нас должно получиться, подумал капитан, просто не может не получиться, и скрестил пальцы на счастье. Рей ободряюще улыбнулась ему через разделяющее их пространство.

– А что сейчас? – спросила она.

– Через пару минут включим двигатель и попытаемся дать задний ход.

– А если яхта не сдвинется с места?

– Попытаемся еще раз при следующем приливе. Это будет утром.

– Мне очень жаль, что я втравила вас в эту историю, Ингрем.

– Это сделали не вы, а Айве, – ответил капитан.

– И все же я чувствую себя ответственной за те опасности, которым вы теперь подвергаетесь по моей милости.

– Кем был Айве? – спросил капитан.

– Моим первым мужем, – просто ответила Рей.

– Понимаю. – Капитан отвернулся и посмотрел вдаль. – Поэтому вы ничего не сказали полиции?

– Я ничего не сказала, так как не была уверена, что Холлистер – это Патрик Айве, хотела сначала сама убедиться. Да и чем они могли помочь, пока яхта находилась здесь?

– Вы боялись, что с ним приключилось несчастье?

– Нет, – слабо улыбнулась она. – Мне надо было найти его по тем же причинам, что и вам. Я упряма и не люблю, когда меня оставляют в дураках. По правде говоря, он меня сильно надул. Руис говорил что-нибудь, пока я ходила за веревками?

– Нет, только сказал, чтобы я не стеснялся и стрелял, потому что возвращаться он не хочет. Я спросил, был ли тот человек, которого они убили, Айвсом, но он не ответил.

– Вы считаете, что это был именно он?

– Вполне может быть, – ответил Ингрем. – Наверняка с ним что-то случилось за время между кражей яхты и ее загрузкой.

Послышался щелчок пули, пробившей корпус рядом с ними, через мгновение донесся звук выстрела. Моррисон, наверно, пытается доконать их бесперебойной пальбой. Ингрем посмотрел на ровную поверхность воды. Прилив достиг своей наивысшей точки, пора. Капитан включил зажигание, установил дроссель и нажал на стартер. Двигатель заработал со второй попытки. Пока мотор прогревался, он проверил положение штурвала. Потом, взглянув на Рей, ободряюще кивнул ей:

– Начали. С нами надежда.

Ингрем поставил обратный ход и дал скорость. Упираясь ногами в край кокпита, он схватил тали и потянул. Рей, присоединившись к нему, всем весом навалилась на трос. Гребной винт вспенил воду за бортом, та содрогалась от работы двигателя, но оставалась недвижимой, как скала, прочно сидя на мели.

Через полчаса капитан выключил двигатель и в изнеможении опустился на сиденье кокпита. Когда шум мотора затих, пуля сразу же ударила над их головами в свернутый парус. В этом была какая-то издевка, может быть, Моррисон таким образом насмехался над ними?


Глава 10


Рей попыталась сохранить бодрость духа.

– Что ж, у нас еще есть завтра. Вы считаете, что тогда прилив будет выше?

– Вполне возможно, – ответил Ингрем. – Но не обязательно. В любом случае мы должны сдвинуть яхту с места. Сначала я попытаюсь положить ее на борт.

– И что это нам даст?

– Это выведет киль из вертикального положения, тогда, чтобы оказаться на плаву, не потребуется очень глубокая вода. Потому-то я и оставил эти ящики с боеприпасами. Мы подвесим их на конце гика и перекинем за борт, чтобы получить рычаг. Конечно, для этого надо дождаться темноты, иначе Моррисон снимет нас из своей винтовки.

– Можно считать, что сейчас мы свободны?

– А в чем дело? – удивился Ингрем. Рей улыбнулась:

– В настоящий момент ничто так не укрепит мой моральный дух, как хороший душ.

Мне кажется, Моррисон говорил, что они заполнили баки пресной водой...

– Берите сколько хотите, – великодушно разрешил капитан. – В любом случае нам бы пришлось выкачать немного за борт.

– Чудесно. – Рей ретировалась к лестнице, но вдруг остановилась, как будто ей в голову пришла новая мысль. – Вам не кажется, что одна из этих пуль может пробить корпус? Как-то неприлично оказаться застреленной в душе.

Ингрем усмехнулся:

– Только не на расстоянии трехсот ярдов, да и угол, под которым он стреляет, не наилучший для этой цели. Такие пули только щепки могут выбивать.

Рей спустилась вниз. Капитан взял бинокль и навел его на островок. Моррисон лежал на своем огневом рубеже и, перезаряжая ружье, покуривал сигарету. Еды у него нет, подумал Ингрем, но воды предостаточно, так что несколько дней может и протянуть. Конечно, великан хочет вернуться на борт, проплыть-то он это расстояние проплывет, но в воду с собой ни винтовку, ни автомат не возьмешь. Правда, если опустошить несколько ящиков и связать их вместе, можно сделать что-то вроде плота и перевезти оружие на нем. Во всяком случае, вряд ли что-то случится до темноты. Ведь бандит знает, что у них есть револьвер Руиса. Придется всю ночь сторожить.

Ингрем нашел пруток и простучал оба топливных бака. Тот, что по правому борту, – полнехонек, а по левому – наполовину пуст. Значит, на борту сейчас двести галлонов топлива. Баки с пресной водой располагались на носу, добраться до них трудно, но если они полны хотя бы наполовину, в них, по крайней мере, галлонов двести воды. Ее можно выкачать за борт, но избавиться от бензина труднее, для этого потребуется шланг, чтобы слить горючее в море. Конечно, если запустить двигатель и оставить его работать, количество бензина будет уменьшаться, но настолько медленно, что овчинка не стоит выделки. К тому же капитан не любил моторы, их тарахтенье его раздражало. Он спустился вниз и перерыл все ящики и шкафы, но не смог найти шланга подходящих размеров, попадались лишь короткие обрезки. Ингрем услышал, что шум душа стих, и постучал в дверь.

– В чем дело? – крикнула Рей.

– Оставьте воду течь, – попросил он. Потом он дополнительно выкачает остатки. Капитан нашел бухту нового нейлонового каната, собрал груду упаковочных веревок и вернулся в кокпит, чтобы оценить объем работы, которую нужно сделать до наступления темноты.

Полтонны груза на конце гика – слишком большая тяжесть, следует укрепить фал более толстым тросом для пущей безопасности. Да, не забыть убрать тент. Ингрем постарался запомнить, что где лежит, потом трудно будет на ощупь ориентироваться в темноте. Он посмотрел на часы – только что минуло шесть, на отмели начинался отлив. Обшивка заскрипела, когда “Дракон” чуть осел и начал неумолимо крениться влево. Капитан стал нарезать веревки, чтобы сделать крепления для ящиков с боеприпасами. Мягкое прикосновение налетевшего с юга ветерка собрало в складки тент, на некоторое время стало прохладнее. Солнце медленно опускалось за горизонт.

Рей поднялась по лестнице. Она выглядела повеселевшей и посвежевшей. Переодеться ей было не во что, но она аккуратно причесала волосы и подкрасила губы. Капитан взглянул на красивое лицо с живописным синяком под глазом и улыбнулся:

– Вы потрясающе выглядите. Она прикоснулась кончиками пальцев к опухшему глазу и усмехнулась:

– Ужас какой фонарь, правда?

– Не огорчайтесь, после синяков никаких следов не остается. А вообще-то вам идет.

– Вы имеете в виду, быть избитой?

– Нет, просто вы выглядите яркой и непобежденной.

Рей расхохоталась:

– Это надо обдумать. Но мне кажется, по вашему описанию, я похожа на служанку ирландку после пьяной драки.

Она спустилась вниз и вскоре вернулась с тарелкой сандвичей с тунцом и кувшином воды. Сидя друг напротив друга на полу кокпита, они под звуки выстрелов неторопливо ели, наблюдая, как умирает день в безумной оргии красок. Глядя на клубящиеся вдали, над проливом Сантарен, облака, словно опаленные сверху пламенем, Рей вздохнула:

– Глупо, конечно, принимая во внимание все обстоятельства, но я начинаю понимать тех людей, которые влюбляются в море. Оно прекрасно, правда?

– Вы, вероятно, раньше не занимались яхтами? – спросил Ингрем.

– Нет. Моему мужу “Дракон” достался в результате какой-то сделки, у нас прежде яхт не было, да мы и не хотели. Муж собирался продать ее и выручить свои деньги, но через несколько недель его не стало, это было почти год назад. Он погиб в авиакатастрофе, когда на маленьком самолете облетал с приятелем ранчо со скотом.

– Чем он занимался?

– Недвижимостью. – Рей мягко улыбнулась. – Так это можно назвать, но в действительности муж в душе был игроком. Смешно, он выглядел как рассеянный учитель математики в престижной школе для девочек, мягчайший человек, и в то же время трудно было встретить другого такого хладнокровного азартного дельца, как он. К сорока восьми годам, до своей гибели, он успел сколотить и потерять два или три состояния. Собственно, мне это безразлично. Копить деньги, которые тебе не нужны, – пустое времяпровождение, особенно если нет детей, на которых эти деньги тратятся или которым их можно оставить. Я даже не могла понять, богаты мы или бедны. Муж часто отсутствовал, поэтому мне пришлось найти себе занятие. К светской жизни склонности у меня не было. Я всегда работала и, встречая женщин, у которых и происхождение и образование были выше моего, казалась сама себе человеком второго сорта и начинала хамить и задирать нос, в общем, вела себя как полная идиотка. Мне нравились спортивные автомобили, и я организовала дело по продаже “порше” с маленьким выставочным салоном в торговом центре недалеко от дома.

– А почему вы так долго не могли продать “Дракона”?

– Я не имела права продавать его до выплаты всех долгов. Когда Крис погиб, несколько сделок, которыми он занимался, провалились, так что наше финансовое положение опять оказалось достаточно непрочным. Кроме того, вскрылись задолженности по налогам, поэтому государство заморозило всю нашу недвижимость, пока они не будут уплачены. Продавать яхту на аукционе с большими потерями мне не хотелось, а потому пришлось ждать, пока адвокаты уладят все дела, на что ушло больше восьми месяцев. Когда были произведены необходимые выплаты, у меня почти ничего не осталось, кроме яхты и дома. В конце концов, кажется в марте, решив все финансовые вопросы, я приехала в Майами поискать брокера по яхтам, чтобы поручить ему продажу “Дракона”, и тут-то и столкнулась с Патриком Айвсом. Впервые после тринадцати лет.

Ее голос пресекся, она стояла и грустно смотрела на воду.

– Тогда он и был на борту? – спросил Ингрем.

– Да. Надо бы вам все рассказать. Это не очень льстит моему самолюбию, но раз уж вы оказались втянуты в наши дела, то должны получить объяснение. Впервые я встретила Патрика в 1943-м, он был курсантом в военно-воздушных силах и бывал на аэродроме возле маленького городка, откуда я родом. Сам он из Вашингтона, я имею в виду штат. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда. Патрик настаивал на женитьбе до того, как его отправят за границу. Мне тоже этого хотелось, но до восемнадцати не хватало нескольких месяцев, и мои родители воспротивились. Пока Айве служил в Англии, между нами шла оживленная переписка, а незадолго до окончания войны его перевели на аэродром в Луизиане, и мы сразу поженились. Демобилизовавшись, Патрик решил пойти учиться, он хотел быть врачом и до войны закончил два курса в Вашингтонском университете. Так мы оказались в Сиэтле. Я пошла на работу, а он попытался продолжить то, что бросил два года назад, но все пошло наперекосяк. Может быть, мы оба были слишком молоды, не знаю. Пока он не закончит медицинский факультет – а на это надо шесть долгих лет, – нас ждала лачуга из гофрированного железа, счета, студенческая жизнь, когда работы много, а денег нет.

Мы часто ругались, и Патрик начал проваливаться по всем предметам. – Рей на минуту замолчала, затем грустно махнула рукой и продолжала:

– Мы расстались. Я вернулась в Техас и летом 1946-го получила развод. Больше я его не видела, даже ничего не слышала, до того самого вечера четыре месяца назад, когда прилетела в Майами договориться о продаже яхты. Айве сел на самолет в Новом Орлеане, его место оказалось рядом с моим. В ранней юности обиды воспринимаются очень остро, но хранить неприязнь на протяжении тринадцати лет невозможно, так что, оправившись от шока, мы обрадовались друг другу, как двое старых друзей, и весь путь от Тампы проболтали. Я рассказала, зачем еду в Майами, причем не удержалась и гордо сообщила, что еду распорядиться яхтой своего покойного мужа. Конечно, это немного по-детски для тридцатипятилетней женщины, но мне почему-то хотелось произвести на него впечатление, наверное, потому, что сам Патрик выглядел чрезвычайно преуспевающим.

Кажется, именно тогда он решил, что я – богатая вдовушка.

Айве, в свою очередь, рассказал о себе. Он, дескать, получил степень доктора медицины в калифорнийском институте и много оперирует в больницах Сан-Франциско, специализируясь в грудной и сердечной хирургии. Кроме того, читает лекции в медицинских колледжах по операционной технике, поэтому часто разъезжает по стране. Вместе с каким-то ученым из Калифорнийского технологического института разработал новый тип аппарата типа сердце-легкие, который используют при операциях, когда надо отключить сердечную деятельность. Конечно, я не разбиралась в медицине, но звучало все это очень впечатляюще. Патрик рассказал, что демонстрирует аппарат на некоторых операциях, которые проводятся в медицинских институтах Только что он был в Тулине, а сейчас летит в Майами. Айве чуть не прыгал от радости, когда узнал, что я живу в Хьюстоне, потому что он как раз собирался на следующей неделе в Гэлвстон, в Техасский медицинский институт.

Вы его встречали и знаете, каков он из себя. Красавец с бездной шарма и обаяния. Если честно, то мне льстило оказываемое им внимание. Патрик приглашал меня на обед и танцы оба вечера, пока я была в Майами, и даже взял напрокат автомобиль, чтобы отвезти в Ки-Уэст посмотреть на “Дракона”. Мы целый вечер провели на борту. Айве дал советы насчет цены и сказал, что у него самого есть тридцатипятифутовая штучка в гавани Сан-Франциско. Я знала, что в детстве он плавал на небольших яхтах. Патрик устроил старику Танго разнос за то, что тот не содержит каюты и палубу в чистоте, они даже поругались. Наверно, именно поэтому Айве уверял, что сторож его вспомнит при встрече.

Чтобы сделать эту длинную малоприятную для меня историю покороче, могу только сказать, что приблизительно через неделю после моего возвращения домой он появился в Хьюстоне. Днем Патрик был занят в Гэлвстоне, но каждый вечер куда-нибудь меня приглашал и поведал о своей личной жизни, он, мол, одинок и несчастлив. Женился во второй раз, но неудачно, и снова развелся. Конечно, к тому времени миф о богатой вдове развеялся, но, и это злит меня больше всего, этот тип точно оценил, на сколько сможет меня выставить. Семь с половиной тысяч долларов – как раз то, что надо. Большую сумму я не могла бы себе позволить, а за меньшую ему мараться не захотелось. Наверное, он все дни проводил, прикидывая как профессиональный оценщик имущества, чем я владею.

Особо напрягаться, чтобы меня обдурить, ему не пришлось. Патрик стал плакаться, что он на базе Калифорнийского технологического института организовал маленькую фирму по производству приблизительно сотни машин сердце-легкие, которые уже были заказаны больницами по всей стране, но в этот момент один из пяти держателей акций отпал, а поскольку фирма наверняка заработала бы большие деньги, то важно было не допустить перехода контроля за делами в руки нечистоплотных бизнесменов, которые, ничего не понимая, могут продешевить. И вот, чтобы акции оказались в руках кого-то симпатизирующего делу и понимающего ситуацию, а также во имя наших прежних отношений... Сами понимаете. Я дала ему чек на семь с половиной тысяч долларов. Когда два дня о нем не было ни слуху ни духу, я позвонила декану медицинского института, и оказалось, естественно, что никакого Айвса Патрика никто не знает. Пришлось нанять частного детектива, чтобы выяснить, была ли в его словах хоть крупица истины. Не было. Его разыскивали в нескольких городах побережья и на Среднем Западе за представление поддельных чеков, причем Айве всегда выдавал себя за врача. Только при мне, впервые за многие годы, он назвался своим настоящим именем. Когда же полиция Майами сообщила мне о найденных в ялике часах, я вдруг почувствовала, что это должен быть Патрик.

Ингрем понимающе кивнул:

– Решили, что, поймав его, вернете хотя бы часть своих денег?

– Нет, за четыре месяца, что минули с тех пор, Патрик при его образе жизни уже все спустил бы. Мне просто хотелось получить назад яхту, чтобы хоть чем-то компенсировать убытки. Меня ударили по самому уязвимому месту – по самолюбию, и это было обиднее всего. Вот я и сорвала злость на вас в тот первый вечер, не поверила, когда вы сказали, что поможете мне найти яхту без всякого вознаграждения. Решила, что у вас тоже есть какая-то задняя мысль. Видите, как я прекрасно разбираюсь в людях.

– Ну, не стоит так уж корить себя за то, что вы поверили Айвсу, – утешил ее Ингрем. – В конце концов, он же не был мошенником, когда вы его знали.

– Я имела в виду, что неверно судила о вас.

– Кажется, этой ночью было какое-то поветрие. Я ведь тоже дал маху. Я был твердо убежден, что вы мне никогда не понравитесь, так что можно считать, что по части ошибок я вас переплюнул.

В сгущающейся темноте лицо Рей казалось бледным пятном. Послышалось тихое:

– Спасибо, шкипер.

И тут до капитана дошло, что уже минут двадцать от Моррисона не доносится ни единого выстрела. “Растяпа, – выругался он про себя, – так ведь и убить могут”.

– Хватит болтовни, – сказал он. – Моррисон может двумя способами пробраться на яхту – по ватерштагу под бушпритом и по якорному тросу. Но в любом случае ему не удастся сделать это бесшумно, так что мы его услышим, если будем бдительны. Я сейчас начну работать на корме, а вы идите на нос. Ложитесь вдоль рубки по левому борту и слушайте, если что услышите, то свистните.

– Будет сделано. – И она исчезла в окружающей тьме.

Ингрем какое-то время сидел, прислушиваясь к тишине, нарушаемой лишь поскрипыванием яхты, кренящейся по мере того, как убывал отлив. Потом встал, снял тент, скатал его и положил на крышу рубки, чтобы не мешал, затем освободил гик от поддерживающих дуг. Грот крепился сверху одним фалом. Он отцепил этот фал от грота, привязал к нему кусок линя, потянул за фал у основания мачты вниз до фиксации фала. Закрепив новый нейлоновый линь за коуш фала, опять потянул вниз второй конец, прошел к корме и зацепил линь за конец гика. Кроме того, капитан привязал два куска легкого линя к концу гика, чтобы использовать их как оттяжки, так как основной шкот ему был нужен для подъема ящиков с боеприпасами. Нижний конец шкота он освободил.

Подняв гик топенантом <Топенант – снасть, прикрепленная к концу гика> так, чтобы он освободился от поддерживающих дуг, Ингрем закрепил его и стал натягивать фал до тех пор, пока напряжение обоих тросов не стало одинаковым – насколько он мог судить в темноте по ощущениям. Это было важно, поскольку если один из тросов возьмет весь вес на себя, то может разорваться. В этом случае второй тоже разорвется. Он повернул гик к борту, чтобы отодвинуть его от поддерживающих дуг, и закрепил с помощью оттяжек. Потом остановился, положив руку на таль, держащую якорный канат, и прислушался. Ни звука, и никакой вибрации в канате.

– Вы в порядке? – тихо спросил он.

– Вполне, шкипер, – послышался немедленный ответ.

Самое плохое, что невозможно было представить, какие планы строит Моррисон во тьме. Этот человек смертельно опасен, пока жив и находится поблизости. Если же им удастся увести яхту, великан непременно попытается убить их, так же безжалостно, как он убил Руиса за попытку бегства. Доказательством тому могли служить свистящие над головой капитана пули, когда он тащил стоп-анкер. Если Моррисон не сможет вырваться отсюда сам, он не позволит сделать это никому.

Ингрем протащил пять ящиков с боеприпасами вдоль борта так, чтобы они оказались под концом гика. Подготовленными кусками веревок дважды наперекрест обвязал каждый ящик и затянул узлы, оставив восьмифутовые свободные концы. Прикрепив нижний блок шкота к месту, где веревки на ящике перекрещивались, капитан выбрал канат, пока блоки не защемились и больше не могли двинуться, затем поймал свободный конец стропы и, привязав его к гику, отодвинул парус на несколько футов так, чтобы освободить место для подвешивания всех пят ящиков. Потом он вытравил тали и разъединил их. Подняв второй и третий ящик, послушал, не плывет ли Моррисон, а затем подвесил и четвертый. Ингрем работал прямо под гиком, сорвись ящики, и от него осталось бы мокрое место. Прежде чем поднять пятый, Ингрем потрогал рукой двойные тросы фала и топенанта. Порядок, у обоих одинаковое натяжение. Капитан подвесил пятый ящик. Ну, вроде все сделано. Он с облегчением вздохнул и осторожно оттолкнул гик за борт, как раз настолько, чтобы груз оказался над водой в нескольких футах от левого борта. Если сейчас что-нибудь рухнет, то, по крайней мере, не проломит палубу. Ингрем, отвязал оттяжку и закрепил шкот на своем месте. Палуба имела выраженный левый крен. Присев в кокпите, капитан осветил огоньком зажигалки часы, было полдесятого. Нижней точки отлив достигнет через пару часов.

Ингрем прополз вперед и присел рядом с Рей.

– Все готово, – доложился он. – Больше нечего делать, пока не наступит прилив.

– Он наступит перед рассветом?

– Да.

– Как вы думаете, мы сможем сняться с мели?

– Непременно, – уверенно ответил он. – На этот раз нам обязательно повезет. Почему бы вам сейчас не вернуться в кокпит и не соснуть немного? Я покараулю.

– Вы не можете сторожить в двух местах одновременно.

– Попробую. Положу руку на тали, на которых держится якорный трос, и если Моррисон попытается вскарабкаться по нему, то почувствую вибрацию.

– А я бы лучше осталась здесь и поболтала с вами. Это ведь не помешает?

– Ни в коей мере, если не будем забывать об осторожности.

Они отползли на корму до утки, за которую были закреплены тросы, и сели на покатую палубу, прислонившись спинами к рубке. Полная тишина, бархатное ночное небо казалось затканным блестящими серебряными звездами. Они были одни в необъятной Вселенной. Затерявшиеся во времени и пространстве, молча сидели, прислонясь друг к другу. Левой рукой Ингрем придерживал нейлоновый канат, а когда опустил на палубу правую, наткнулся на руку Рей. Она слегка сжала его пальцы. Казалось, прошла вечность, она тихонько вздохнула и прошептала:

– Это так-то я развлекаю вас беседой. Надеюсь, вы не ожидали от меня каких-то блестящих высказываний?

Ингрем повернулся и увидел золотистый отблеск ее волос, белеющее в свете звезд лицо... И в следующий миг он жадно сжимал ее в объятиях и исступленно целовал. Нестерпимо сладко и восхитительно было ощущать, как ее руки крепко обнимают его за шею и волшебным образом рушится стена одиночества, за которой он так долго укрывался. Не разжимая рук, Рей откинулась назад.

– Мне кажется, нам все же лучше поговорить, – пробормотала она.

– Согласен. Вы начинаете.

– Мимо нас могли пройти два взвода Моррисонов в полном обмундировании, а мы бы их и не заметили. – Рей судорожно вздохнула и продолжила:

– Но я не уверена, что он представляет собой единственную опасность. Интересно, что они делают здесь со звездами? Полируют? Теперь ваша очередь что-нибудь сказать, Ингрем. Не рассчитываете же вы, что я одна буду поддерживать беседу?

– Я считаю, что вы великолепны, – сказал капитан. – Так лучше?

– Вовсе нет. Кстати, не секрет, что я от вас в восторге, но я вам это сказала в самой обыденной обстановке, при свете дня, когда в меня стреляли из винтовки, и не устраивала всяких там фокусов вроде сверкающих звезд над головой, которые, и дураку ясно, ненастоящие... – остановилась она от смеха. – Я порю ужасную чушь. Почему бы мне не заткнуться?

Когда он оторвал свои губы от ее, она нежно погладила его по лицу кончиками пальцев и тихо проговорила:

– Старине Ингрему дважды намекать не надо. Скажите, вы считаете меня отвратительной?

– Хм-м, нет. Я бы выразил свои чувства иначе.

– Нет, я именно такая. Утонченности во мне как в бульдозере, добавьте сюда бесстыдство. Сидела здесь минут двадцать и думала, когда же наконец вы поймете, что должны меня поцеловать. Для вас все пути отступления были отрезаны, пришлось сдаться.

Ингрем легко коснулся губами подбитого опухшего глаза.

– Помолчи.

– Одного не могу понять, как внезапно все вышло из-под контроля. Однако этого следовало ожидать. Я так усердно старалась воспитать в себе отвращение к вам, что очень быстро выдохлась. Ингрем, вам когда-нибудь говорили, что вас трудно ненавидеть? Например, на приеме или еще где-нибудь, когда в разговоре возникает пауза и все думают, что бы такое сказать...

Она испуганно умолкла, потому что пуля врезалась во что-то над их головами и со свистом умчалась во тьму. Вдогонку прямо за ними прозвучал выстрел. Они соскользнули на пол и вытянулись на палубе вдоль рубки. Раздались подряд еще три выстрела, две пули попали в корпус яхты. Рей, дрожа, прижалась к капитану.

– Я боюсь, – прошептала она. – Этому нет конца.

– Утром нас ухе здесь не будет. А сейчас тут, на полу, нам ничего не грозит.

– Вы считаете, что можно не возвращаться в кокпит?

– Нет, все в порядке. У яхты такой крен, что Моррисон не сможет попасть, даже если мы сядем.

Тут он подумал о ящиках с боеприпасами и о том, что может случиться, если пуля попадет в них. Вряд ли последует взрыв, но пожар вполне вероятен. Раздалось пять выстрелов, две пули ударили в корпус “Дракона”.

– Кажется, он стреляет с более близкого расстояния, правда? – спросила Рей.

– Да, во время отлива ему удалось подальше пройти по южному краю островка.

– Он сумеет близко подобраться к яхте?

– Не больше чем на полтораста ярдов. В протоке вода все равно накроет его с головой, даже при самом низком отливе.

Интересно, как Моррисон переносит патроны, подумал капитан, наверное, сделал тюк из одеяла.

– А он может прицелиться в такой темноте?

– Даже не пытается, сами видите, сколько промахов. Он просто стреляет в силуэт “Дракона”, а на дуло ружья привязал что-нибудь белое, например обрывок рубашки.

Еще одна пуля щелкнула о корпус. Затем две пролетели, и одна попала. Ингрем непроизвольно вел подсчет. С того места, откуда Моррисон сейчас стреляет, он вполне может пробить обшивку, а, принимая во внимание крен яхты, некоторые пули попадут ниже ватерлинии, чего тот и добивается. Но это не так уж страшно: на яхте есть две трюмные помпы, одна из них электрическая – можно выкачать любое количество воды.

– Я устала от того, что в меня стреляют, – пожаловалась Рей. – И до смерти надоело притворяться храброй. Устроить бы истерику, как любой женщине на моем месте.

Капитан обнял ее и прошептал:

– Давай.

– Я просто пыталась тебя шантажировать. Скажи что-нибудь еще.

– Знаешь, когда до меня дошло, что я в тебя влюбился? Когда Руис утром приехал на островок и ты прошествовала к плоту в драных штанах, с синяком под глазом...

– Это, конечно, впечатляет, Ингрем. Кто устоит перед такой женщиной?

– Никто. – Он не находил слов, чтобы точнее описать, какой она тогда предстала перед ним – отчаянной, безразличной к опасности, непокорной. – Ты была такая чертовски непобежденная.

– Давай не будем говорить обо мне. Я хочу слушать о тебе.

Пальба продолжалась, а они беседовали. Ингрем рассказал о Френсис и своей яхте, о Мексике, о верфи в Сан-Хуане. Он упомянул о пожаре лишь вскользь, но Рей сразу почувствовала, что он недоговаривает, и вытянула из него все подробности.

– Так вот почему ты иногда прихрамываешь? А когда ты кричал на островке, тебе снился пожар?

– Да, – коротко ответил капитан.

– Мне очень жаль, Ингрем.

– Сейчас все в порядке.

Крен яхты увеличился, когда отлив достиг мертвой точки, по палубе стало трудно продвигаться. Пальба затихла минут на пятнадцать – двадцать, а потом началась снова. Наверняка ходил за боеприпасами, механически отметил про себя Ингрем. Если Моррисон собирается плыть сюда, то сделает это при приливе, тогда сможет вернуться, если ему не удастся забраться на борт. При отливе есть опасность, что унесет в открытое море. Капитан взглянул на часы. Минула полночь, начинался прилив. Еще один выстрел. “Надо бы сойти вниз и все проверить, пока я знаю, где находится Моррисон”, – подумал Ингрем и сказал об этом Рей.

– Ты считаешь, что в трюме набирается вода? – спросила она.

– Может быть, есть немного, но мы ее откачаем.

– Ты не надолго?

– Нет.

– Если с тобой что-нибудь случится... Он закрыл ей рот поцелуем.

– Что может случиться?

Ингрем отполз к корме и спустился в кокпит, когда Моррисон снова начал палить. Где-то внизу, в темноте, слышался звук льющейся воды. Но вода не может втекать внутрь. Он спустился по не правдоподобно накренившейся лестнице и вдруг, еще до того, как его голова исчезла в отверстии люка, учуял знакомый запах. Панический страх ожил и завладел им. Ингрем выпустил из рук поручень и упал. Он оказался под радиотелефоном, стоя на четвереньках, в холодной бензиновой луже, растекшейся по днищу, когда яхта накренилась. Пытаясь подавить приступ страха, Ингрем слушал в темноте, как горючее вытекает из продырявленных баков. Если он сейчас потеряет голову, пары бензина убьют его прежде, чем удастся выбраться наружу. Он оперся о переборку и медленно двинулся вперед, пытаясь нащупать лестницу. Вот она. Один миг – и Ингрем оказался в кокпите, дрожа и пытаясь подавить тошноту. Бензин, испаряясь, холодил кисти рук и ноги до колен.


Глава 11


Капитан подумал, слышала ли Рей, что он уже на палубе. Ему необходимо было несколько минут побыть одному, чтобы прийти в себя. Нельзя говорить с ней, будучи в таком состоянии, а сказать придется. Их шансы уйти на яхте были сейчас близки к нулю, и пока он не найдет способ избавиться от бензина, можно считать, что они живут на бомбе. Даже пинты топлива в трюме достаточно, чтобы образовалась гремучая смесь с воздухом, а у них там целых двести галлонов. Хватит одной искры – статическое электричество, включенный свет, короткое замыкание в электрической цепи от одной из пуль Моррисона, – и “Дракон” обратится в фейерверк.

Двигатель включать нельзя. Даже если в баках осталось совсем мало топлива, любая искра от стартера или генератора вызовет немедленный взрыв. И выкачав весь бензин из трюма, они не будут в безопасности, потому что пройдут дни, прежде чем удастся все промыть и проветрить. Обдумывание технических деталей успокаивало Ингрема. Справиться с кошмаром становилось делом техники, страхи исчезали, когда в дело вступала профессиональная смекалка. Если вернуть яхте плавучесть, им не понадобится этот чертов двигатель, чтобы вернуться во Флориду. Надежда на это имелась, пусть маленькая, но вполне реальная. Выкачанный бензин облегчил “Дракона” еще на тысячу или даже полторы тысячи фунтов, так что его можно будет снять с мели, используя только стоп-анкер, принимая во внимание, что крен очень велик.

Тут о корпус царапнула еще одна пуля, а над водой пронесся звук выстрела. Решение созрело окончательно. За свою жизнь Ингрем мало кого ненавидел, но сейчас он испытывал именно это чувство к Моррисону. Капитана охватывала холодная безудержная ярость при одной мысли о бандите. Он не позволит этому типу одолеть их. “Я справлюсь с ним, даже если это будет последнее, что мне предстоит сделать в жизни”, – подумал Ингрем.

Он прополз вперед.

– Пахнет бензином, – заметила Рей.

– Он на мне и моих брюках. – Капитан рассказал о том, что происходит внизу.

Она приняла новость спокойно, как он и ожидал, ничем не выдав своих чувств.

– Наш план остается в силе, – твердо сказал он. – Мы попытаемся сняться с мели во время прилива, только не кури, не включай свет, лучше всего просто не спускаться вниз. Причем даже после того, как я выкачаю бензин за борт.

– Понимаю, а что мне пока делать? Яхта, скрипнув, немного приподнялась на волнах прилива.

– Прислушивайся, что делает Моррисон, – распорядился капитан. – Все в порядке, пока он стреляет, но прилив начался, и ему придется оставить свою позицию. Только в течение ближайших нескольких часов можно опасаться его попытки пробраться на борт. Иди в угол носовой рубки, чтобы его не пропустить, имей в виду, будет шум от вытекающего за борт бензина.

– Слушаюсь, шкипер.

– Ты великолепна, или я это уже говорил?

– Разрешаю повторять, сколько хочешь, никаких возражений. Знаешь, по правде говоря, я вся зеленая от страха. Ты просто в темноте этого не видишь.

Ингрем нежно взял в ладони ее лицо:

– Я собираюсь вызволить нас отсюда.

– Не сомневаюсь. Я твой искренний поклонник, потому что уже видела тебя в деле... Боже, неужели это было всего позавчера?

– До сих пор мне ничего не удавалось.

– С какой стороны посмотреть, Ингрем. Слушай, если мне надо следить за Моррисоном, то пора приниматься за дело.

Она исчезла в темноте. Капитан вернулся в кокпит, посмотреть на часы было нельзя, но, наверное, пошел второй час ночи. Самый высокий прилив будет между половиной пятого и половиной шестого, скажем, до этого осталось четыре часа. Использовать помпу с электрическим насосом невозможно, но он и с помощью ручного справится меньше чем за час, правда, придется еще позаботиться о воде – пули наделали дыр ниже ватерлинии.

Ручной насос был где-то между кокпитом и рубкой. Ингрем обшарил все вокруг, нашел рукоять механизма и взялся за работу. Слышалось журчание бензина, стекающего в воду за борт, где-то в темноте раздавался треск выстрелов, но ни одна пуля не ударила в борт. Прошло пять минут, – по тому, как шло дело, Ингрем решил, что уложится за полчаса. Вдруг ручка стала подниматься с трудом, струя бензина превратилась в чахлый ручеек, а затем и вовсе пропала. Ингрем выругался, охваченный злостью и отчаянием. Черт бы побрал этого бездельника Танго. Можно представить, какую грязь он развел в трюме.

Задача, конечно, решается просто: надо спуститься, найти засор и прочистить его. Ингрем вздрогнул при мысли о том, что ему предстоит пробираться в непроницаемой тьме, где и направление-то определить нельзя, ползя на четвереньках по залитому бензином трюму, а в это время в памяти будет оживать страшная картина: горящий как факел Барни Джифард. Капитан утер с лица пот. Рей надеется, что с ней настоящий мужчина, значит, давай спустись вниз и сделай что надо или иди и скажи, что она ошибается. Спокойно, урезонивал себя Ингрем, твой страх воображаемый, сама работа вполне безопасна, если регулярно подниматься наверх глотнуть свежего воздуха, не дожидаясь, пока закружится голова от бензиновых паров. Ингрем начал раздеваться. Он положил пистолет, часы и кроссовки на сиденье, чтобы потом легко найти их в темноте, и в одних трусах спустился по лестнице.

Внизу капитан повернулся лицом к корме, пытаясь определить положение насоса. Посреди яхты дно было сухим, опасная жидкость стекла отсюда, поскольку шхуна лежала на боку. Он слышал, как горючее все еще слабо струится из баков. Стоя на коленях, Ингрем нащупал крышку люка над помпой и поднял ее. Вдруг перед глазами вновь встал Барни, и сознанием начала овладевать паника, но усилием воли капитан отогнал видение прочь и сосредоточился на работе. Пора было подняться и глотнуть свежего воздуха, потому что он начал задыхаться от испарений. Поднявшись по лестнице, Ингрем высунулся из люка на две-три минуты и снова спустился. Отыскав входное отверстие насоса, он пошарил в бензине под ним, но не смог найти засора. Пришлось стать на колени и сунуть руку поглубже. Вот оно: рука наткнулась на размякшую бумагу. Капитан вытащил ее и отбросил к правой стенке трюма, уже задыхаясь от запаха бензина. Вдруг он понял, что тут еще много бумаги, и на дне, под ногами, и свободно плавающей вокруг. Ингрем почувствовал, как кусок ее коснулся его руки, вытащил его и по размеру и форме понял, что это этикетка от консервов, кто-то сложил в трюме банки, не отлепив этикетки.

Чертыхаясь в темноте, он выловил еще три штуки. Тут пуля пробила обшивку и ударила в переборку где-то впереди. Ингрем вздрогнул, подумав об электропроводке, но продолжал шарить вокруг. Наконец до него дошло, что этим он больше вредит, чем помогает. Пока бумажки лежат на дне, они вряд ли попадут в насос, незачем их и тревожить, иначе расползутся по всему трюму. Капитан выбрался в кокпит, вытер с рук и ног полотенцем бензин и снова начал качать. Через пять минут насос опять забился.

Ингрем спустился в заполненную испарениями темноту, вновь пережил кошмар воспоминаний и, стоя по колено в бензине и наклонившись так низко, что почти касался лицом его поверхности, снова начал искать засор. Вдруг он застыл, согнувшись, словно тысячи игл вонзились в его позвоночник. Он услышал по-домашнему уютное урчание электромотора – это был холодильник, про который он совсем забыл. Наверное, сработал термостат, и тот включился. Ингрем, окаменев, ждал белой ослепляющей вспышки взрыва. Ничего не случилось. Тянулись секунды. Ноги капитана дрожали, он осторожно вдохнул, как бы боясь нарушить сложившееся равновесие.

Теперь ничего не исправишь. Конечно, можно пройти на камбуз и просто выключить холодильник, но при этом обязательно заискрит, а выключатели не изолированы от испарений. Ингрем продолжал ждать. Прошла уже целая минута. Наверное, пары бензина на камбузе не такие плотные, как на корме. Его руки и ноги начали обретать прежнюю силу, а мозг послал сигнал о более насущной угрозе – асфиксии. Капитан торопливо убрал засор и поспешил к лестнице. Холодильник мирно гудел, продолжая работать на краю вечности.

Ингрем схватился за ручку насоса и вдруг едва не расхохотался: да он последнего ума лишился! Ведь даже простое выкачивание бензина может спровоцировать взрыв: при трении горючего о воздух и воду, когда оно стекает с борта в море, возникает статическое электричество. Так что они еще живы лишь благодаря почти стопроцентной влажности окружающего воздуха. Капитан опять взялся за насос. Скоро руки онемеют, подумал он. На сей раз помпа заглохла только через десять минут. Когда струйка бензина иссякла, Ингрем прислушался: стояла мертвая тишина, значит, мотор холодильника выключился.

Ингрем спустился вниз, привычно устранил засор и вернулся к помпе. Через две минуты она опять заглохла. Капитан повторил все сначала. Когда он вернулся на палубу, его вырвало, а кожа воспалилась и горела от бензина. Он снова начал качать. Удалось сделать лишь движений двадцать, прежде чем поток превратился в ручеек и наконец иссяк. Ингрем рухнул на сиденье кокпита.

Бесполезно. Ему не выкачать весь бензин за борт, пока не рассветет и он не сможет разглядеть бумажный мусор, чтобы собрать его и выкинуть. Намочив полотенце в морской воде, капитан протер руки и ноги, пытаясь смыть бензин, а затем оделся. Наверное, снять “Дракон” с мели так и не удастся. Они обречены остаться здесь навсегда, если только какая-нибудь случайная искра не превратит яхту в пылающий костер.

Нет! Не все потеряно! Ингрем встал. Ведь остается еще пресная вода. Он пробрался на нос и присел рядом с Рей.

– Знаешь, можно перекачать часть пресной воды за борт, это тоже поможет, так что не будем терять надежду.

– Конечно не будем. Вода прибывает. Ингрем потерял счет времени и не представлял, сколько осталось до высокого прилива.

– Как долго не слышно выстрелов Моррисона? – спросил он. – Я совсем про него забыл.

– Почти полчаса.

Так, началось. Ему очень не хотелось оставлять Рей одну следить за обоими концами яхты одновременно, но делать было нечего, воду необходимо спустить. Каждый лишний фунт важен. И тут он придумал выход из положения.

– Ты когда-нибудь ловила рыбу? – спросил он.

– Пару раз случалось, а в чем дело? – удивилась Рей.

– Сейчас ты именно этим и займешься. Ингрем добрался до кокпита и взял достаточно длинный кусок каната. Закрепив один конец за якорный трос, он, постепенно вытравливая канат, вернулся к Рей и вложил ей в руки его конец.

– Держи крепко, если Моррисон начнет взбираться именно там, сразу почувствуешь.

– Прекрасно, а ты где будешь?

– В камбузе. Только крикни, и я через пять секунд буду здесь.

Он соскользнул в люк и пробрался к камбузу. Помпа оказалась над раковиной. Ингрем пошарил вокруг, нашел несколько кастрюль и на всякий случай наполнил их водой про запас. Сколько сейчас воды в баках, неизвестно, поэтому, если нечаянно опустошить их досуха, они останутся без питьевой воды. Он начал спускать воду в раковину, откуда она свободно стекала за борт. Пары бензина здесь оказались менее насыщенными, чем в кормовой каюте, но все равно дышать было тяжело. Капитан открыл иллюминатор над раковиной и наклонился вперед, чтобы приблизить к нему лицо. Порядок. Яхта поскрипывала, поднимаясь вместе с приливом, крен уменьшился. Ингрем прикинул, сколько времени у него осталось, и увеличил темп работы. По лицу градом катился пот. Перелив за борт сотню галлонов, он уменьшит вес по крайней мере на восемьсот фунтов, правда, возникла мысль, что если под ватерлинией много дыр от пуль Моррисона, то по мере выпрямления яхты морская вода начнет затекать внутрь быстрее, чем он выкачивает пресную. Но с этим ничего не поделаешь. Наверное, все мероприятие с самого начала обречено на неудачу. Капитану стало казаться, что он целую вечность находится на борту этой севшей на мель посудины и вряд ли настанет такой момент, когда она вновь окажется на плаву.

Он услышал на палубе легкие шаги, тихий голос позвал:

– Шкипер!

Появился Моррисон, подумал он, и потрогал за поясом пистолет.

– В чем дело?

– Пока все в порядке. Я просто хотела предупредить, что небо на востоке розовеет. Мне удается разглядеть воду, она едва движется.

Ингрем торопливо поднялся на палубу. Рей была права. Пока еще слишком темно, чтобы разглядеть островок, но небо на востоке определенно розовеет. Капитан присмотрелся к поверхности воды: да, прилив почти прекратился. Через полчаса он достигнет высшей точки.

– Пора начинать, – сказал он. – Держи пальцы на счастье.

– Обязательно. А что-нибудь более полезное я могу сделать?

– Пока сиди на своем посту и жди. Моррисон сможет взяться за свое роскошное оружие не раньше чем через час, поэтому я собираюсь немедленно испробовать якорную лебедку. Мы снимем эту посудину с мели или развалим ее пополам.

Ингрем поспешил на корму, подобрал свободный конец, вернулся на нос, сделал пять или шесть оборотов ручкой лебедки и установил храповик.

– Держи крепко, – приказал он, отдавая Рей конец.

Он вставил стержень в прорезь барабана и провернул его. Трос натянулся. Вернувшись на корму, капитан ослабил таль. Троса хватило до угла носовой рубки.

Яхта прочно стояла на киле. Если ее и возможно снять с мели, то надо начинать. Капитан прикинул, можно ли усилить боковой крен. Нет, решил он, для этого нужно было подвесить на гике гораздо более тяжелый груз, чем сейчас.

– Держи крепче, – приказал он Рей, – сейчас постараемся накренить яхту.

– Как прикажете, шкипер, – отозвалась Рей.

Ингрем уменьшил натяжение шкота и потянул за ванты. Гик с его грузилом из ящиков с боеприпасами медленно повернулся в сторону моря. Палуба дала крен. Ингрем еще раз проделал ту же операцию с тросами. В результате весь гик оказался над морем, а палуба накренилась так, что шпигаты почти касались воды. Капитан был готов кричать от радости, потому что со всей определенностью почувствовал под ногами вибрацию – яхта ожила!

– Что-то сдвинулось! – возбужденно воскликнула Рей.

Ингрем расхохотался:

– Это яхта пытается вспомнить, как надо плавать.

Капитан закрепил шкот так, чтобы гик оставался в нужном положении. Ящики с боеприпасами болтались над самой водой, прямо на траверсе. Светало, прилив достиг своей наивысшей точки. Надо сниматься с мели, пока вода не упала, в запасе всего десять – пятнадцать минут, подумал Ингрем.

Он вставил стержень в прорезь барабана и провернул его. Храповик два раза клацнул. Давай, голубчик, поднатужься. Теперь трос уходил за корму натянутый туго, как струна. Капитан встал поудобнее и снова нажал на ручку. Храповик быстро проклацал трижды, а потом еще раз.

– Ингрем! Она движется... – Голос Рей сорвался. Она плакала впервые за все это время.

Яхта прошла целый фут, потом два и остановилась. Капитан налег на рукоятку, молясь в душе, чтобы якорь удержался в дне, а трос не разорвался. Еще несколько дюймов выиграно. Киль по-прежнему сидит в песке, подумал он. Только бы удалось оттащить ее футов на пятнадцать. Ингрем обливался потом. Рей, упершись ногами в палубу, изо всех сил тянула отходящий от лебедки конец троса.

– Не перестарайся, – предостерег он ее, – просто держи, чтобы чувствовалось натяжение.

– Я понимаю, – задыхаясь, ответила она, – но не могу себя остановить.

Яхта медленно, но верно ползла назад. Уже пять футов троса были перетянуты из-за кормы на борт. Вдруг движение прекратилось. Ингрем налег на ручку. Боже, молился он, не дай ей застрять, только еще несколько футов, только несколько... И она послушно сдвинулась с места, прошла десять футов.., пятнадцать. Трос теперь вытягивался легко, практически без усилий. Киль освободился из песка, яхта держалась на воде. Капитан бросил лебедку и перебежал на корму. Прыгнув в кокпит, он схватил трос и потянул за него. “Дракон” шел даже без помощи лебедки, только нельзя было останавливать это движение. Рей подбежала и присоединила свои усилия. Они тащили трос бок о бок, тяжело дыша, в кокпите росла груда мокрого нейлона. Сейчас яхта уже дошла до протоки, под килем было, по крайней мере, шесть футов воды, трос уходил вертикально вниз, к якорю. Ингрем обернул его вокруг утки, закрепил узлом и выпрямился.

Рей смотрела на него, не замечая, что по ее щекам текут слезы радости. Она стерла их рукой и рассмеялась, но голос сорвался, и она всхлипнула.

– Не обращай на меня внимания, – очень тихо проговорила она. – Это просто обещанная истерика.

Схватив ее в объятия, капитан стал целовать ее в губы, шею, мокрые от слез щеки. Потом они принялись смеяться как сумасшедшие, пока не рухнули на сиденья кокпита.

– Ингрем, тебе удалось! Ты просто бесподобен!

– Нам удалось, – поправил он.

– Какая от меня помощь!

– Неужели ты считаешь, что я мог бы справиться со всем этим в одиночку?

– А что мы будем делать теперь?

– Постоим, пока не начнется отлив, а потом отдрейфуем по протоке подальше от Моррисона с его винтовкой. Подождем, пока подует бриз, чтобы мы могли уплыть с отмели. Сейчас яхта неуправляема, поэтому есть опасность снова сесть на мель.

– Бог мой! Я совершенно забыла о Моррисоне. Как ты думаешь, почему он не открыл стрельбу, когда увидел, что мы плывем?

– Он может об этом и не знать, – решил Ингрем. – Заснул, наверное. Хорошо бы он проспал до тех пор, пока мы не уберемся подальше.

Капитан взял бинокль и оглядел островок, но было еще слишком темно, чтобы хоть что-нибудь разглядеть на таком расстоянии. Моррисон вполне мог спать и за грудой ящиков.

– А с ним что будет? – спросила Рей.

– Вода у него есть. Продержится, пока береговая охрана не пришлет сюда лодку или самолет.

Они сидели, наслаждаясь отдыхом. Теперь, когда напряжение спало, им стало ясно: еще немного, и они не выдержали бы.

– Ты можешь поверить, – спросила Рей, – что мы попали сюда всего два дня назад, почти минута в минуту?

Ингрем покачал головой:

– Это невероятно.

Яхта покачивалась на вступающем в свои права отливе. Сейчас уже достаточно рассвело, чтобы можно было поточнее проверить глубину воды за бортом. Капитан поднял якорь и, позволив судну медленно дрейфовать в сторону открытого моря, опустил за борт лот.

– Пятнадцать футов, – удовлетворенно сообщил он, – и множество воды со всех сторон. Мы уже отплыли от Моррисона на полмили, так что он стрелять не будет. Подождем здесь, пока не подует бриз, а я приберу в трюме, чтобы запустить насос и выкачать за борт бензин.

Всходило солнце. Рей оглянулась и сказала с благоговейным вздохом:

– Не верится, что мы уплыли с этой мели. В каюте внизу что-то упало. Похоже, книги свалились с полки из-за сильного левого крена.

– Пойду взгляну, – предложил Ингрем, – все равно мне надо открыть иллюминаторы.

Внизу было достаточно светло, ему удалось рассмотреть озерцо бензина, разлившегося по всей каюте. Оно оказалось глубже, чем он ожидал. “Наверное, в пробитые пулями дыры набралась вода, а бензин плавает поверху, – решил капитан. – Пока яхта накренена, больше не затечет, а все, что здесь, я выкачаю, когда уберу хлам из трюма”. От запаха бензина тошнило. На краю лужи капитан увидел две свалившиеся с полки книги, поднял их и швырнул на койку.

– Молодец, Герман, – раздался за спиной знакомый голос. – Так я и рассчитывал, что ты за ними нагнешься.

Ингрем обернулся. Полуголый великан облокотился о лестницу. В левой руке он сжимал пачку сигарет, в правой – спичку, которой готовился чиркнуть об ноготь большого пальца, сигарета свисала в уголке губ. Бандит ухмыльнулся и бросил пачку ему:

– Закуришь?


Глава 12


Сигареты шлепнулись в бензиновую лужу. “Все напрасно, – подумал капитан с холодным безразличием, в котором не было места страху. – События повторяются. Моррисон уже стоял так однажды, сотню лет назад, ничего с тех пор не изменилось, разве что на нем сейчас одни трусы, да в руках он держит спичку вместо автомата. Такого не победить, как нельзя победить стихию. Сейчас этот тип ждет, что я запаникую и буду вопить: “Не зажигай спичку!” Возможно, так и будет, я еще не решил”.

Нужно что-то сказать, но Ингрем боялся, что его голос сорвется.

Если этот человек поймет, что я вот-вот сломаюсь, для нас все будет кончено, впрочем, как и в том случае, если он действительно ненормальный. Выходит, единственное, что следует делать, это выжидать. Капитан вытолкнул пачку из бензина ногой, наклонился и швырнул ее на койку. В этот момент он услышал крик Рей. Моррисон даже не удосужился посмотреть на люк, он просто отступил в сторону, чтобы не стоять прямо под ним, и приказал:

– Отдай револьвер, Герман.

Ингрем отрицательно покачал головой и подумал, что пора заговорить, только бы его не выдал голос.

– Когда ты взобрался на борт? – спросил он самым невозмутимым тоном.

– Да пока вы оба возились с тросом, – ответил Моррисон. – Я спрятался в передней каюте. Кстати, насчет этого револьвера, Герман. Могу сообщить, если тебе это неизвестно, что при выстреле вслед за пулей вылетают несколько горящих крупинок пороха...

– Я об этом знаю, – спокойно ответил Ингрем. – Погоди-ка минутку...

Повернувшись к отверстию люка, он чуть повысил голос:

– Рей, на стенке кокпита висит спасательный круг. Возьми его и иди прямо на нос. Понадобится – прыгнешь, и помни, что плыть нужно против прилива.

Моррисон покачал головой:

– Крутой ты парень, Герман, но все-таки недостаточно для такого дела. Отдай пушку и поплывем на Кубу. Всего сотня миль. Вы высадите меня...

– Непременно, – перебил его Ингрем, – мы тебя высадим и поплывем назад, в Ки-Уэст, тем же манером, как должны были вернуться из Сан-Фелипе. Знаешь, Моррисон, ты надоел мне до чертиков. Хочешь, можешь зажигать свою спичку.

Взгляд великана стал холодным как лед.

– Думаешь, мне слабо это сделать?

– Представления не имею, – ответил капитан. – Но если решишь, то помни, повезет мне, ведь кольт у меня.

Он понял, что до бандита дошел смысл сказанного. Наступила гнетущая тишина. “Дракон” слабо покачивался на зыби, дошедшей из пролива Сантарен. Бензин плескался о стенки каюты и растекался по круто наклоненному дну. “Правильно я блефовал, – решил про себя Ингрем, – осталось меньше минуты, пока мы не одуреем от паров, причем Моррисон знает, что он не сможет отобрать у меня револьвер и выбраться отсюда живым. Один из нас должен сломаться”.

Тут капитан заметил слабое движение в отверстии люка. В него просунулась рука и вынула из зажима около лестницы огнетушитель, а потом довольно уверенно, как ему показалось, направила его внутрь каюты. Он не знал, смеяться ему или плакать. С таким же успехом эта женщина могла пытаться погасить адское пламя мокрым носовым платком, но она была готова попытаться.

– Мне кажется, ты не понял меня, Герман, – процедил сквозь зубы Моррисон. – В таком деле, как это, всегда надо рассудить, кто больше теряет. Возьмем, например, тебя и маму-сан...

Ингрем едва слышно вздохнул и подумал:

"Этот тип уже не так уверен в успехе, коль скоро взялся растолковывать то, что и так очевидно”. Вслух же спросил:

– Кого вы убили во Флориде, Айвса? Моррисон внимательно изучил свою спичку, а потом с наглой улыбкой ответил:

– Хороший вопрос, Герман. Нет, это был полицейский.

Вдруг капитан почувствовал, как черные щупальца страха тянутся к нему и в уголке сознания появляется полыхающая огнем фигура Барни. Вот оно, подумал он, это конец. Внезапно помрачение рассеялось, он овладел собой. Пребывание на карачках в луже бензина выработало в нем что-то вроде иммунитета против всяческих воображаемых ужасов, и теперь они уже не могли сломить его волю. Правда, голова кружилась от бензиновых паров, а время тянулось ужасно медленно.

– А что случилось с Айвсом? – спросил он.

– Ты и это вычислил? – осклабился Моррисон.

– Да, вдобавок к остальному.

Ингрему показалось, что все вокруг стало темно-красным, как будто наступил поздний вечер. Тут он заметил, что огнетушителя не видно в люке. Рей исчезла. Наверно, рука ослабла, или просто испугалась:

– Помощник шерифа остановил нас на проселочной дороге прямо после того, как мы погрузили оружие в грузовик, – рассказывал Моррисон. – Скорее всего, собирался штрафануть за то, что у нас не горели задние огни, но этот идиот Айве запаниковал и выстрелил в него. Тогда коп прихлопнул Айвса, а мне пришлось порешить копа. Мы сбросили обоих в болото, забрав все документы и вещи Патрика, чтобы его нельзя было опознать. Иначе по нему полиция могла выйти на наш след. Но если он у нее и так на примете, к этому времени его наверняка уже нашли. Поэтому суди сам, собираюсь ли я возвращаться.

Ингрем увидел раструб огнетушителя в верхнем иллюминаторе по правую руку от Моррисона. Вот куда она забралась, подумал он вяло. Каюта начинала кружиться перед глазами, свет постепенно мерк.

Моррисон поднял руку со спичкой:

– Сам решай, Герман. Брось мне пушку, или мы взлетим на воздух. Сейчас я не шучу.

Струя из огнетушителя ударила его по руке, и мокрая, уже безвредная, спичка упала на пол. Бандит повернулся и, получив в физиономию струю четыреххлористого углерода, попытался прикрыть глаза рукой. Ингрем ринулся вперед, замахнувшись револьвером, и, как ни странно, тот опустился прямехонько на голову Моррисона. Они оба свалились на пол, причем отключившийся великан оказался сверху. Капитан с усилием выкарабкался из-под обмякшего тела и попытался встать на ноги, но они подкосились. Падая, он сумел ухватиться за лестницу. В глазах было темно. Ингрем задержал дыхание и начал карабкаться вверх. “Только не дышать, пока не окажусь наверху, – приказал он сам себе, – иначе скачусь вниз по лестнице. Не дышать.., первый глоток свежего воздуха – страшнее всего, сразу собьет с ног”.

Капитан почувствовал, как чьи-то руки хватают его и тащат к кокпиту.


***

Поздно вечером “Дракон” под всеми парусами, наполняемыми легким северо-восточным ветерком, мягко покачивался на воде, направляясь через пролив Сантарен к побережью Флориды. Бриз начался около десяти утра, поэтому сейчас предательские песчаные бары и голубовато-зеленые воды Большой Багамской отмели остались далеко за горизонтом. Яхта уверенно держала курс на надежное темно-синее глубоководье, плывя по вечно набегающим и отступающим волнам. Смертельно усталый Ингрем удовлетворенно думал, что, хотя, конечно, пришлось поработать с насосом, ему все же удалось выкроить время и для того, чтобы немного поспать, помыться и побриться. Сейчас он стоял на передней палубе и следил за парусами и вентилятором, который сумел соорудить. Пока все шло великолепно. Он наклонился в люк и принюхался, внизу уже не пахло бензином.

Моррисон лежал в носовой каюте на койке, свежий ветерок из открытого иллюминатора обдувал его. Руки и ноги ему связали, а веревки закрепили в изголовье и ногах койки. Великана перетащили в каюту, когда бензин выкачали за борт и все проветрили. Под мышками и на груди у Моррисона остались ссадины от веревок, которыми его перевязали, чтобы поднять через люк из трюма, на голове красовалась шишка, но в остальном с ним все было в порядке. Сейчас он лежал, закрыв глаза. Непонятно, размышлял Ингрем, спит этот тип или притворяется. Он наклонился над койкой проверить, не затекли ли у пленника руки и ноги от веревок, но они оказались теплыми на ощупь и имели вполне здоровый цвет.

– Отвали, Герман, – внезапно произнес Моррисон, не открывая глаз.

Ингрем посмотрел на беспомощного громилу, лежащего в мирном свете уходящего дня. Он не вызывал больше в нем никаких чувств и даже ненависти.

– Скажи, а кем был утопленник? Его еще как-нибудь звали, кроме как Герман?

На грубом лице, щедро усыпанном веснушками, нехотя зашевелились губы:

– Косяк.

– Косяк, а фамилия?

– Черт, не знаю, Джадсон, Дженсен, что-то в этом роде. Все его звали Косяк. Он покуривал. – – Марихуану?

– Ну да, травку, даже ходил по притонам.

– А ты знал, что к этому добавился героин?

– Нет. Теперь понятно, почему этот тип не снимал рубашку.

– Это точно. Хочешь в туалет?

– Нет. Шел бы ты куда подальше, а?

– Слушай, если вы уничтожили все, по чему могли бы опознать Айвса, почему ты разрешил Косяку оставить его часы?

– Да я даже не знал, что этот идиот их взял. Наверное, незаметно в карман сунул.

Закончив разговор, Ингрем ушел в кормовую каюту. Здесь воздух тоже был свежим, запаха, бензина не чувствовалось. Еще вчера утром они закончили сливать его за борт и дважды набирали в трюм морской воды и выкачивали ее обратно. Потом Ингрем извел пять галлонов пресной воды и полпачки мыльного порошка, чтобы промыть каюту и помещение для двигателя, везде, куда мог попасть бензин, а мыльная вода стекла в трюм и, в свою очередь, тем же способом оказалась в море. Конечно, яхта набирала немного морской воды через несколько пулевых отверстий в корпусе, но было достаточно включать насос на пару минут каждые четыре часа, чтобы от нее избавиться.

Поднимаясь по лестнице, капитан увидел Рей, и взгляд его потеплел. Она не замечала его, усевшись на месте рулевого за штурвалом. На ней были его брюки цвета хаки, закатанные до колен и подпоясанные на тонкой талии обрывком веревки, и его же рубашка с подвернутыми рукавами. Губы подкрашены, золотистые волосы слегка растрепались от ветра, а лицо так и светится счастьем. Опухоль под глазом прошла, остался роскошный синяк, переливающийся всеми оттенками от темно-синего до пурпурно-красного, резко выделяющийся на белой нежной коже.

Рей окинула море радостным взглядом, но, когда глаза ее снова обратились к нактоузу компаса, поняла, что сбилась с курса. Лицо мгновенно стало по-детски сердитым и сосредоточенным. Высунув от усердия кончик языка, она решала, куда повернуть штурвал. Ингрем, казалось, слышал, как она твердит про себя: “Только не трогай компас, просто сдвинь курсовую черту”.

Он усмехнулся, быстро стер улыбку с лица и строго спросил:

– Придерживаешься курса, юнга? Рей подняла голову и обрадовалась:

– Ой, я сбилась на пять градусов к.., к... Ох, черт. – Она сдалась и просто махнула рукой в наветренную сторону. – Вон туда. Это не страшно, правда?

Капитан улыбнулся:

– Не очень, особенно если принять во внимание, что мы не знаем, насколько сбит компас. В любом случае беспокоиться не о чем. С расстояния в сто миль трудно не попасть в Северную Америку, слишком велика мишень.

Он подошел и присел рядом:

– Мы будем в Майами завтра утром, если сохранится этот ветер.

– Мне не к спеху, – заметила она, – а тебе?

– Тоже.

Рей посмотрела на белый парус, закрывающий часть неба, на волны за бортом и спросила:

– Сколько времени все это длится?

– Несколько тысячелетий, – ответил капитан.

Минуту они молчали, а потом он предложил:

– Давай я постою за штурвалом. Она покачала головой:

– Нет, только приглядывай за мной. – Она слегка подала штурвал вверх. – Ингрем!

Капитан обернулся. Рей, не отрываясь, смотрела на компас.

– В чем дело? – спросил он.

– Ты очень хочешь разбогатеть?

– Не очень.

– А можно только вдвоем плавать на такой яхте?

– Хм-м. Смотря по обстоятельствам. Во всяком случае, работы у этих двоих было бы по горло.

– А как насчет такой парочки, которая большую часть времени хотела бы уделять друг другу?

– Я бы рекомендовал им яхту поменьше, скажем, сорокапятифутовый кеч.

– А такой яхты достаточно, чтобы заниматься чартером?

– Конечно, – улыбнулся капитан. – Во всяком случае, для тех, кто не собирается на нем разбогатеть.

Рей продолжала всматриваться в компас:

– Скажем так, ты знаешь пару, у которой есть сорокапятифутовый кеч. Они хотят заняться чартером в Нассау, но один из них ничего не смыслит в яхтах и морском деле. Не кажется ли тебе, что для них было бы полезно пройти на кече из Майами в Нассау, чтобы этот человек чему-нибудь научился во время плавания?

Ингрем задумчиво посмотрел на Рей, пытаясь понять, к чему она клонит.

– Конечно, – согласился он. – Между городами всего сто пятьдесят миль, а если этот твой предполагаемый новичок настолько же сообразителен, насколько очарователен...

– Я думала о другом пути. Через Индийский океан.

– Что?

– Именно поэтому я спрашивала, нужно ли тебе зарабатывать деньги. Мне кажется, что ни тебе, ни мне этого не надо.

– Но такое путешествие займет два-три года.

Она подняла глаза от компаса и одарила его счастливым взглядом:

– Знаю, знаю.

Ингрем попытался обнять ее.

– Руки прочь, морячок. Я за штурвалом и хочу потолковать с тобой.

– Хорошо, но только выкладывай побыстрее, юнга.

– Мы уже достаточно обсуждали эту тему. Насчет того, что мы взрослые люди и должны соображать, что за четыре дня нельзя влюбиться. Ты уже раз шесть говорил мне, что я видела тебя только в твоей стихии, за тем делом, на котором ты собаку съел, и еще множество разной глубокомысленной чуши умудренного жизнью человека, ты твердил, что мы должны быть благоразумны и так далее. Но вчера, когда ты, едва не задохнувшись от паров бензина, лежал в моих объятиях, а я была мокрая от слез, ты сказал, что любишь меня. И то же самое говорила тебе я. Но ведь следует быть рассудительными, не так ли?

– Во всяком случае, раньше мне казалось, что это правильно.

Рей продолжала, не отрывая глаз от компаса:

– Вот и будем такими, Ингрем. Когда придем в Майами, я вернусь домой, в свою стихию, и, как ты и предлагал, хорошенько подумаю, а ты в это время кое-что для меня сделаешь, причем абсолютно бесплатно. Я хочу, чтобы ты полностью отремонтировал и перекрасил “Дракона”, а потом продал. Доверенность у тебя будет. Затем ты купишь сорокапяти футовый кеч...

– Я все сделаю, но...

– Никаких “но”. Если тебе неудобно, можешь заплатить за него половину стоимости. Дай договорить. Кеч надо привести в идеальное состояние. А потом в один прекрасный день ты увидишь, как в ворота верфи въезжает автомобиль с техасскими номерами, за рулем которого сидит не первой молодости блондинка с увядшим лицом и следом от синяка под глазом.

Ингрем продолжал придерживать коленом штурвал, даже когда они забыли про яхту, и, только оторвавшись от ее губ, чтобы снова поглядеть ей в глаза, понял, что паруса “Дракона” хлопают на ветру.

– Юнга, мне кажется, ты опять сбилась с курса.

Рей осторожно провела кончиками пальцев по его подбородку.

– Ничего подобного, шкипер, ничегошеньки подобного.


Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии