загрузка...

Я - ваша крестная ведьма! (fb2)

- Я - ваша крестная ведьма! 584 Кб, 219с. (скачать fb2) - Миледи

Настройки текста:



Миледи Я — ВАША КРЕСТНАЯ ВЕДЬМА!

Часть первая Ведьма

Глава 1

Эта история началась в конце сентября, в один из мокрых дождливых вечеров, когда плачущая осень отвоевывала свои права у знойного лета. На самом деле, сентябрь в этом году оказался достаточно теплым, но в последнюю неделю небо окрасилось в грустные серые цвета грозовых облаков. Настроение было паршивым, грязь и слякоть действовали угнетающе, а душе хотелось перемен.

Я брела домой по маленьким островкам сухого асфальта, старательно обходя все лужи и «болота» родного города. А их было немало! Брела и думала, что очередной рабочий день закончился, а перспектив на вечер никаких.

Работала я экономистом на одном давно осточертевшем заводике. Весь наш коллектив преимущественно бабский. Мужчины все залетные (залетят в кабинет, кинут на стол документы и упорхнут обратно, иногда даже забывая сделать на прощанье ручкой). А вот начальник у нас мужик! Ну как «мужик»?… Так, мужичок…. Мужичушенька, можно сказать.

Ростом в сто сорок пять сантиметров, с лысеющей макушкой и пивным пузиком лениво спускающимся на брюки. Но самыми примечательными были его усы! Две такие жиденькие рыженькие кисточки смешно топорщащиеся над верней губой. Именно за эту отличительную особенность наш отдел называл его ласково «Таракусик».

Сам Таракусик прозвище не любил (а зря, оно ему очень даже шло), усиленно обижался, ненароком слыша его из наших уст (что ж поделать, но из-за «великого» роста обожаемого шефа не всегда можно увидеть за стеллажами), и брызгал слюной доказывая, что эти самые усики ему безумно идут (ну, ладно пусть побрызжет, хоть в чем-то человеку радость!) Естественно, данный экземпляр мужчиной мы назвать не могли, а потому и видов на него ни у кого не было.

Да что же так не везет?! В конце-то концов, мне уже 25, самый подходящий возраст заиметь надежного верного симпатичного мужа, высокооплачиваемую работу и собственную квартирку в центре города. А еще желательно каждый отпуск проводить на Мальдивах, питаться исключительно талантами личного шеф-повара и водить знакомство с королевским семейством Англии, ну или с князем Монако, на худой конец. Но пока этот список реализовывался только в мечтах. А грустные мысли сводились к одному — не везет!

В очередной раз, жалея любимую себя, я не заметила, как почти дошла до дома. Возвращаться в съемную квартиру не очень-то хотелось, а на свою — пока не накопила. Постоянное нытье хозяйки, так некстати живущей напротив, по поводу увеличения квартплаты действовало на нервы. Поэтому изредка, когда душе особенно требовалось мщения, я подкладывала в ее почтовый ящик пару симпатичных слизняков.

Остановившись около недавно открытого магазинчика и окинув взглядом яркую вывеску, на которой значилось «Магазин Волшебных Товаров» я, не слишком долго раздумывая, лишь бы оттянуть время возвращения домой, зашла внутрь.

Переливчатым звоном рассыпался колокольчик над входной дверью. Где-то за стенкой послышались торопливые шаги, но вместо ожидаемого продавца появился пушистый черный кот. Кошара молчаливо запрыгнул на прилавок, выгнул спинку, зевнув пару раз и, свернувшись клубком, демонстративно засопел.

Я прирожденная кошатница, мышатница и крысятница! Эти милые клубочки с пушистыми или голыми хвостами жили у меня в разные периоды, а иногда и все одновременно.

В общем, заметив очаровательного котейку, я быстренько потянула к нему свои наманикюренные ручки. Гладиться он видимо не очень любил, поэтому отодвинувшись подальше, этот чернявый представитель фауны презрительно хрюкнул и слегка приоткрыл внимательно наблюдающий кофейного цвета глаз.

Ути-пуси, котик! Все-таки погладив пушистую спинку (от меня еще никто не уходил!), я с интересом огляделась.

Магазин полностью оправдывал свое название. Приглушенный свет стилизованных под старину светильников, аромат зажженных свечей, и блеск хрустальных шаров убеждали посетителя в существовании магии и навевали воспоминания о волшебных сказках детства. Огромное количество флакончиков разного размера с неизвестным содержимым, расставленных на полочках почти до потолка, приковывали внимание и пробуждали любопытство.

А я, ох какая любопытная-я-я! Ну, радуйся, хозяин, ты нашел потенциального покупателя. Интересно, а среди них есть, такие, которые прибавляют везенья или исполняют желание? Ну, скажем так, помогают выиграть в лотерею пару миллиончиков или внушают любовь наследного принца? А еще лучше, чтоб полностью изменили жизнь! Сделали ее намного интереснее и прибавили пару приключений в придачу?

Дотронувшись до связки кроличьих лапок, разложенных на прилавке и повертев в руках подкову, я окончательно убедилась в несерьезности своих мечтаний. «Четверть века живешь, а все туда же, в сказки веришь», — мысленно пожурила сама себя.

Глубоко вздохнув, сделала пару шагов в сторону двери, как вдруг сзади услышала отчетливое: «Ну и дура, верить надо….»

— Что, простите? — на автомате переспросила я.

И ведь, действительно, почувствовала себя дурой. С котом разговаривать, это ж надо иметь как минимум шизофрению! Но так, как в помещении больше никого и не было, в правильности диагноза можно не сомневаться.

Развернувшись опять в сторону выхода и взявшись за дверную ручку, услышала сердитое: «Стой, я тебе говорю!»

Та-а-ак, спокойствие, только спокойствие… Обведя взглядом магазинчик и не найдя никого кроме вольготно развалившегося котейки, я закрыла глаза и досчитала до пяти попутно проверив свой слух на наличие очередных галлюцинаций. Но таковых не наблюдалось, а значит можно смело открывать глаза.

— Ой! Здравствуйте…. - от увиденного я даже слегка поперхнулась.

За прилавком стоял самый потрясающий мужчина, которого только можно было себе вообразить. Тот самый надежный верный симпатичный… Улыбчивый брюнет с глазами цвета свежесваренного кофе.

— Здравствуйте. Я очень рад, что вы зашли в наш магазин. Как вам тут нравиться? — чуть растягивая слова, спросил темноволосый красавец.

А какой у него голос! Мягкий, нежный, завлекающий. О чем он там? Магазин? Какой к черту магазин?! Одна только возможность смотреть в его глаза и чувствовать ответный взгляд на себе стоит всех магазинов вместе взятых.

Я сделала пару глубоких вздохов и мило улыбнувшись, потупила глазки:

— Очень нравиться! Честно…

— Верю, верю! — бархатисто рассмеялся он, — Вы себе что-нибудь выбрали?

— Ээ… Пока нет. Я вот тут смотрела…

Я указала рукой на разнообразие пузырьков и заметила, что черный кот исчез.

— У вас чудесный котик, — строю глазки и глупо улыбаюсь.

В ответ послышалось смущенное хмыканье. Неужели этого мужчину можно смутить? Кажется можно. Ой, он даже чуть покраснел! На фоне его бледной кожи легкий румянец смотрелся так мило…

— Позвольте предложить вам некоторые из наших товаров?

Да-да, дорогой, я готова скупить весь магазин, если ты будешь предлагать ТАКИМ голосом!

Окончательно уверовав в то, что передо мной мужчина мечты, я расправила плечи, демонстрируя бюст (уж чем-чем, а бюстом я гордилась, пусть и он погордится тоже), чуть изогнулась в талии, и выдала свою самую яркую улыбку:

— Я бы с удовольствием приобрела что-нибудь у вас.

— Отлично! Как насчет кроличьей лапки на удачу?

— Ну, в моем случае и целая связка не поможет, — стрельнув глазками, пококетничала вся такая невинная я.

— Тогда специальный талисман для исполнения желаний?

Ну-у… Нет, такой талисманчик пригодился бы в хозяйстве непременно, но вряд ли его одного хватит на исполнение мечты глобального масштаба! А мечты поскромнее у меня отродясь не водились!

— Хм… Что же вы еще хотели? Ах, да! Может вас, заинтересует медальон способный изменить вашу жизнь? Скажем так, превратить ее в сказку?

Слегка удивившись такому точному списку предложенных товаров, я недоверчиво рассматривала красивый камешек в изящной серебряной оправе с витиеватой надписью по краям. Тут же вспомнились все те волшебные фэнтезийные книжечки, которые так мне полюбились.

— Как так в сказку? В моей жизни появятся маленькие гномики, а за стенкой будет жить Змей Горыныч?

— Кто знает? — брюнет загадочно улыбнулся.

Ой, что-то мне нехорошо! Очередное крушение надежд! Но жаль, конечно, что такой красавчик, а с головой не дружит. Хотя стойте, стойте….

— Вы пошутили! — чуть не захлопала в ладоши я и быстренько оглядела магазин в поисках скрытой камеры. Приняв уверенную позу, настойчиво ждала, что вот сейчас выбежит толпа людей с букетом цветов и хором скажут: «Программа «Розыгрыш»!».

Но никакой толпы не было и букета, видимо, не предвиделось. Им что не сообщили, что я люблю цветы?

Медальон чуть поблескивал загадочным огнем, так и хотелось взять его в руки и проверить, а вдруг он и, правда, волшебный?

— Вы пошутили? — уже звучит не так уверенно, но переспросить стоило.

— Ну, что вы! — брюнет выглядел удивленным и даже слегка обиженным, — Наш магазин торгует самым ценным товаром — волшебством. Вам стоит только пожелать, и любая сказка станет былью.

Ну, предположим, что красавчик прав, а я, просто, Фома Неверующая, отказываюсь от лучшей доли. Я сказала «предположим»! «…И жизнью станет сказка…», так что ли? И все? С моим потрясающим везеньем попасть можно лишь в книги к Стивену Кингу, но ни как не в сказку!

Хотя, вроде бы прапрапрабабка была ведуньей в своей деревне. Так может и я какая «сказочная» уродилась?

— То есть вы утверждаете, что это возможно? — ну, милый, не совращай мой разум белозубой улыбкой, я пытаюсь призвать на помощь свой рассудок, хотя выходит совсем наоборот. Медальон завораживающе сверкнул в мужских руках.

— Конечно… Вы заметите, как все изменится… Как все то, что вам так хочется, окажется возможным…

Карие глаза смотрели с теплотой, бархатный голос убаюкивал. Исчезли последние капли недоверия, сменившись надеждой. Опустив голову, и прикрыв глаза, я почувствовала, как легкое тепло укутывает тело, вселяя уверенность в завтрашнем дне.

— Да, пожалуй, это то, что мне нужно…

Тепло исчезло, а в лицо ударил порыв холодного осеннего ветра. Недоуменно оглядев наглухо закрытые двери магазина и потухшую вывеску, я силилась понять с какого перепугу стою на улице? Повертела головой в поисках красавца-мужчины и пришла к выводу, что шизофрения все-таки мой диагноз.

Улица казалась особенно пустынной, дождь мелко накрапывал, а за углом мелькнула пушистая шкурка черного кота. Я грустно усмехнулась и, засунув замерзшие руки в карманы пальто, с недоумением вытащила изящный медальон.

Ну, все, хватит с меня, домой!

Глава 2

Забравшись с ногами в любимое кресло, я плотно укуталась пледом. События прошедшего вечера не давали покоя. Образ красавца-продавца маячил перед глазами, да и разговор с ним постоянно всплывал в памяти. Вот и не верь после этого в чудеса!

Сказка говоришь… А я ведь люблю сказки. Ну, вот люблю и все. Эти наивные добрые истории, когда зло обязательно будет наказано, а любовь всегда обоюдная и со счастливым концом.

В сказке я бы обязательно работала какой-нибудь королевной. Противный Таракусик был бы дворцовым шутом, а вредная хозяйка снимаемой квартиры на роль местной Баба-Яги подходила даже без предварительных проб (а, если честно, то и без грима).

Интересно, как бы тогда жилось? Все проблемы решались бы с помощью магии, а принц, который непременно окажется брюнетом с нежным взором темных глаз, влюбится с первого взгляда? Мечта, да и только! А ведь кое-кто сегодня вечером мне говорил, что мечты сбываются…

Я мечтательно закрыла глаза и мысленно улыбнулась сказочному принцу. А почему бы и нет, в конце то концов?! Почему бы не попробовать?

Я задумалась. Ну не получится и ладно! Благо в квартире я живу одна одинешенька, без темноволосого красавца (ой, даже грустно стало), и неминуемого позора никто не увидит.

А вдруг получится? (Интересно, это я сейчас обрадовалась?) Ну и пусть получится! Ведь это именно то, чего так хотелось все эти годы! Не скучной жизни, а сказочных приключений!

Возбужденная собственными мыслями я резко вскочила и принялась мерить шагами комнату. Ну что ж, рискнем! Что там с этим медальончиком? Господи, ну и как же он работает? Ладно, с принципами работы разберемся потом… А что же сейчас? Ах, да. Ну и какую же сказку, уважаемая госпожа, вы собираетесь почтить своим присутствием?

А вот тут пришлось задуматься. Сказка, она конечно добрая и все такое, но вот отрицательных персонажей везде предостаточно. Не очень-то хочется стать завтраком какого-нибудь дракона, изжариться в печке у Бабы-Яги, или пасть жертвой злых чар местной ведьмочки! Хотя, какие приключения без опасностей?

И вот я, вся такая смелая и храбрая, стою перед зеркалом в одной леопардовой туфле на высоченной шпильке и одном сером кроссовке с яркими шнурками, и пытаюсь сообразить, в чем лучше будет знакомиться со сказочными достопримечательностями? Интересненько, а на венчание с царствующим брюнетом мне выдадут свадебное платье с аксессуарами или я в своем стану красоваться?

Перемерив все имеющиеся в доме вещи, мой выбор пал на любимую зеленую футболочку, черные брючки, и мягкие туфли без каблуков. По-моему очень даже ничего.

Еще нашла платье, которое надевала на костюмированную вечеринку посвященную дню рожденья подружки. Длинная юбка в пол, широкие рукава, корсет и умопомрачительный вырез. Глубокого черного цвета, вкупе с остроконечной шляпой я являла собой маскарадный образ всесильной ведьмы. Шляпа мне вряд ли понадобится, но вот платье на всякий случай прихвачу с собой.

С волосами проблем вообще не возникло, длинные светлые густые всегда привлекали внимание. Я и в обычное то время носила их только распущенными, а сейчас и подавно. Да, непрактично, но зато, краси-и-иво!

Достав с антресолей запылившийся рюкзачок, я задумалась, что же еще может понадобиться в сказочном мире?

Итак:

— косметичка, битком набитая — 1 шт;

— белье нижнее сменное — 1 шт;

— фонарик маленький с батарейками — 1 шт;

— зажигалка красивая сувенирная — 1 шт;

— плеер любимый, настроение подымающий — 1 шт;

— и еще куча всякой мелочи.

И-и-и-и вот! Я готова!

Закинула рюкзачок за спину и заметалась по квартире. Так, газ выключила, воду перекрыла, дверь заперла. А что теперь?

Чувствую, меня начинает бить мелкая дрожь. Ну, волнуюсь я, волнуюсь! А вы бы не волновались на моем месте? Ладно, отступать поздно. Ау, медальончик! Ты где, мой волшебненький? Иди к мамочке, мой чудесненький! Как же ты, сволочь моя ненаглядная, работаешь-то?

Я нацепила медальон на шею, закрыла глаза….. и ничего не изменилось. Обману-ули!

За ближайшие десять минут красивый камешек в серебряной оправе успел побывать на всех известных мне частях тела (я его даже на нос вешала и в ухо вставляла). Я на него дула, плевала, прыгала, засовывала в кипяток и грозилась смыть в унитаз… Ни-че-го!

Исчерпав всю свою изощренную фантазию и поматерившись для успокоения нервов, я сходила за молотком. А что? Ну, я же одета, собрана, настроена, а он не работает… Вот, когда у нас телек не работал, дедушка его всегда молоточком сверху легонько пристукивал. Помогало.

Постелив на всякий случай газетку, и аккуратненько разместив в центре медальон, я со всей силы шандарахнула молотком. Ой!!!

Интересно, у меня в глазах потемнело потому, что я вместо медальона попала себе по лбу (хотя, нет, голова вроде не болит) или просто свет вырубили? Не успела, как следует поразмыслить над этим вопросом, как снова почувствовала себя зрячей.

И вот, стою я в окружении высоченных деревьев, по щиколотку в грязи и усиленно тру кулаками глаза, попутно размазывая столь искусно наложенный макияж. Нет, я конечно к этому моменту уже верила в правдивость медальона, но все равно как-то неожиданно это получилось.

Верхушки деревьев уходили ввысь и терялись в облаках. Солнце клонилось к закату, а я, пустив пару слезинок от обиды, что сразу не оказалась в белокаменных палатах, пыталась оценить ситуацию.

Итак, что мы имеем? Я в незнакомом месте, значит, перемещение удалось. Ура, ура!!! Я угодила своими лакированными туфельками в самое грязное место в лесу, значит, удача никуда не делась и по-прежнему скрашивает мне жизнь своими шутками. Ну, слава Всевышнему, хоть рюкзачок остался со мной.

Медальончик моими стараниями рассыпался в пух и прах (но ведь заработал же!). Запасного с собой не имею, а значит, выбираться придется своими силами.

А кстати, откуда выбираться?! Насколько мне помнится, точного места высадки я заранее определить так и не удосужилась. Ой, мамочка, так куда судьба-злодейка меня забросила?!

Ну, что ж избушки коварной старушонки в пределах видимости не наблюдается. Серые волки и маленькие Красные Шапочки рядом не пробегают. Замок Синей Бороды на полянке не растет. И что же это за сказочка такая? Где цветы, конфеты и толпы поклонников?

Ау, герои! Встречайте гостей! Это я приехала!

Глава 3

Уже пару часов я брела по едва заметной тропинке в сторону… А черт знает в сторону чего! Брела и все.

Ноги утопали в грязи, руки царапались о ветки загораживающие путь, а мордашка с размазанной тушью вокруг глаз пугала всех лесных обитателей. Иначе, почему меня до сих пор никто не встретил?

Рюкзак был тяжелый, походка измученная, настроение паршивое. И уже отчаявшись найти хоть кого-то живого в этой сказке без названья, я услышала голоса.

— Ах ты, змеюка подколодная! Ты это специально, специально! — гнусавил визгливый женский голос.

— Да, да! Все специально, паршивка никчемная! — чуть шепелявя, поддакивал второй.

Интересненько! И кто это такой вежливый? Я прибавила шагу и почти сразу же вышла из леса.

В тени шикарного двухэтажного домика с затейливыми башенками и цветными стеклами на окнах стояли три девушки.

Вау! Настоящие платья с кринолинами и кучей разных рюшечек. Ого, а там за деревьями миленькая карета и тройка холеных лошадок.

— Ведьма, мегера, как ты еще смеешь мне в глаза смотреть?! — голосила дамочка, оказавшаяся на голову выше меня и раза в два худее. Да, милая, такую худобу даже рюшечки с бантами и кринолином не скроют, а к длинному носику, слоновьим ушкам и нездоровому цвету лица совершенно не идет розовый. Ну, это так… вредничаю от плохого настроения.

— Да, да, как только смеешь?! — усиленно тряся двойным подбородком, шепелявила невысокая толстушка в бледно-зеленом платье.

«Нда… А героев посимпатичней у вас не водится?» — мысленно вопрошала я Создателей, направляясь к необычной троице. Троице? Ах, да… Третьей девушкой оказалось невысокое чумазое создание в отвратительном серо-коричневом одеянии с пыльной метлой в руках.

— Не виновата я…. Ну никак не виновата… — мямлила она, поминутно сморкаясь в передник.

— Ой, а кто же тогда у нас виноват? Сама я красную юбку порвала? Сама себе в волосы колючки напихала?! Сама под кровать мышь засунула?!!! — дылда в розовом затопала ногами.

— Да, да! Мышь, мышь! — от усердного кивания у толстушки пошла рябь по пухлым щечкам.

— Сестрицы, но это не я!

— Ах! Как ты назвала нас?!

В ту же секунду невзрачная девчушка получила пощечины сразу с двух сторон.

— Вот черт! — от неожиданности вырвалось у меня.

Ушастая дылда обернулась, нелепо взмахнула руками и начала судорожно креститься.

— Вот черт… — повторила я, сразу перестав надеяться на радушную встречу.

Толстушка попыталась спрятаться за спиной всхлипывающей от обиды и размазывающей грязь по щекам девушки. Вы когда-нибудь видели, как слон пытается спрятаться за тоненькую березку? Нет? И я не видела до этого момента.

— Здрасьте….- на большее моей фантазии не хватило.

— Ты кто?

— Я тут рядом гуляла…

— Г-г-гуляла? В лесу? — дылда порывисто вздохнула, — Ведьма! Держи ведьму!

На ее крик выбежали несколько человек, и, обмениваясь нерешительными взглядами, обступили меня плотным кольцом.

— Эй, вы чего? Да я же в гости к вам. Вы же герои этой… сказки! Вот. Не имеете право!

Видимо я плохо умею убеждать толпу. Несмотря на все старанья и крики протеста четверо мужчин тыкали в мою сторону горящими факелами. Остальные держали в руках веревки.

— Ой, горячо же! Осторожнее, еще обожжете. Вы чего делаете?! У меня дипломатическая неприкосновенность! Это дружественный визит!

Они подходили все ближе. И не смотря на то, что в глазах некоторых из них я видела сожаление и сочувствие, по-настоящему испугалась! Кто-то кинул горящий факел прямо мне в лицо. Вскинув руки, я завизжала.

— Хватай! Вяжи ее! — кричали сестры, — Вяжи крепче! Руки, руки вяжи!

Веревки больно резанули запястья. Меня потащили в дом.

На первом этаже в огромной комнате украшенной зеркалами, коврами и золотыми статуэтками собралось человек двадцать народу.

Женщины в белых передниках и чепцах. Мужчины в серых рубашках и такого же цвета штанах. Даже чумазые детишки прибежали сюда полюбоваться на ведьму. То есть на меня.

Вперед вышла высокая дама в богатом одеянии и со стервозным взглядом.

— В чем дело? Что за крики?

— Матушка, мы ведьму поймали! — толстушка подбежала к матери, тыча в мою сторону пальцем.

— Шарлотта, быстро втяни живот! — рявкнула дама и обратилась к нахально усмехавшейся дылде — Жаннетта, объясни, что тут происходит!

— Ведьму поймали!

— Хм… Вижу, что не герцогиня в гости заехала. А ты уверена, что это именно ведьма? После той ошибки с дочерью молочника король строго следит за соблюдением закона.

— Ведьма, матушка, ведьма. Она сама так сказала!

— Не правда! Сами напридумывали. Оболгали, оклеветали. Немедленно развяжите меня! — всхлипнула я.

— Как это напридумывали?! — Жаннетта зло сощурила глаза, — Ты сказала, что в лесу гуляла? Сказала или нет?

— Ну, сказала и что? Прогуляться нельзя по вашему чертовому лесу?

— Матушка, ты слышала? В лесу! Она — ведьма! — дылда улыбнулась, и, словно опасаясь возражений со стороны матери, крикнула:

— В подвал ее!

Даю голову на отсечение, что не стой тут столько народу она захлопала бы в ладоши от радости.

Так я очутилась в сыром и темном подвале. Электричества, конечно, не было. Хорошо, хоть рюкзачок не додумались отобрать. Я вытащила фонарик и осмотрелась. Серые стены, каменный пол, грязный потолок. Паутина и мышиные норки. Удобств не наблюдалось. Из мебели только старенькая покосившаяся лавка, видимо служившая кроватью бывшим обитателям здешних мест. Свет едва-едва пробивался через малюсенькое окно под самым потолком.

Настало время подвести итоги. Я в незнакомом мире. В чужом доме. Среди людей, которые считают меня ведьмой. Весело? Обхохочешься!

А чего, собственно говоря, я ожидала? Что меня встретят с распростертыми объятьями? Ну не рады и ладно, а зачем ведьмой-то обзываться?! Хотя… Интересно здесь ведьм сильно боятся? Всех ведьм или только незнакомых? Вряд ли всех… Умелая волшебница в любой сказке на вес золота. К сильной, уважаемой ведьме они побоялись бы сунуться.

Может в этом и есть смысл? В конце-то концов, я хотела приключений, так? А побыть настоящей всесильной чародейкой это, по-моему, мечта любой девчонки. Вот только волшебную палочку где бы раздобыть?

А впрочем, с моим рюкзачком и современными технологиями я вполне могу сойти за ведьму. За милую, добрую, просто очаровательную ведьму!

Ну, я вам покажу, как сажать меня в грязные подвалы! Вы еще с извинениями приставать будете! Добро пожаловать в МОЮ сказку, господа.

Изящные наручные часики со стразами показывали десятый час вечера. Пора подумать о насущном.

— Эй, лю-юди! Я есть хочу!

Конечно надежды на то, что меня покормят не было, но попробовать стоило. Странные какие-то эти аборигены? Я же ведьма! И я голодная! Вы что, совсем не боитесь?

— Я есть хочу! Оглохли?

В этот момент дверь скрипнула и приотворилась. На пол опустился поднос, осторожно подтолкнутый в мою сторону чьей-то худенькой рукой с обломанными ногтями и огромным следом от ожога.

— Вот спасибочки! А выпустить?

Я осторожно пнула дверь. Ничего. Снова заперли. Немного подкрепившись и окончательно убедившись в том, что ночевать мне придется здесь, я с чистой совестью улеглась спать. Утро вечера мудренее.

Рано утром меня разбудили чьи-то голоса за дверью.

— И что? Прямо так и сказала?

— Ага. А потом еще добавила, что ей жалко ее стало, видите ли! Вот графиня поутру и развопилась. Прислужницей колдуньи называла!

— Да, не везет, девке. Ведьма, болтают, страшная больно! Я сам-то вчера не видел, в конюшне был.

— Верно болтают. Страховитая ведьма попалась. Волосы спутаны, по спине раскосмачены. Рожа темная, вокруг глаз аж черным намалевано. Одежонка чудная, сразу видно, ведьмовская! Платье не по-нашему пошито. Все тулово ведьме обтянуло. Стыдоба! Мужицкие штаны надеты и мешок за плечами висит!

— Да, ты что, правда, что ль?

— Вот те крест! Не вру!

Так и кто это страховитый, позвольте спросить? Это ж они меня обсуждают. Вот сволочи, на себя посмотрели бы! Кофточка моя не понравилась? А она, между прочим, моя любимая! Под цвет глаз. И брючки любимые! И вообще, это пропаганда модной революции в здешнем мире!

Я достала из рюкзачка зеркальце. Да, конечно, после блуждания по лесу красотой не блещу, но все поправимо. Где тут влажные салфетки?

Быстренько смыв с себя грязь и еще вчера размазанную тушь, схватилась за расческу. Через пару минут волосы заблестели и легкой волной укутали плечи.

Сняв с себя грязную одежду, я достала черное маскарадное платье. Не думала, что оно когда-нибудь будет настолько соответствовать ситуации, как в этот момент.

Так, а где косметичка? Карандаш для глаз, черная тушь и перламутровый блеск способны сделать из страшной ведьмы прекрасную фею. Капелька духов на запястья завершила утренней туалет. Ну и кто теперь усомнится, что я всемогущая волшебница обладающая магией двадцать первого века?

Через некоторое время голоса за дверью возобновились и стали приближаться. Ого, похоже, у меня гости! Я приосанилась.

— Графиня велела тебя к ведьме посадить. Прости уж нас, не по своей воле на верную смерть толкаем. Ты уж там сама как-нибудь…

Дверь приоткрылась и в образовавшемся проеме показалась худенькая фигурка вчерашней замарашки.

— Иди… Ну же, — девушку тихонько подтолкнули в спину.

Сейчас, в первый раз за все время, мне удалось рассмотреть ее внимательней. Невысокая, примерно мне до плеч. Мышиного цвета волосы собраны в жиденький хвостик. Лицо бледное с заостренными скулами. Тонкие губы, курносый нос, серые немного опухшие глаза. Этакая невзрачная простушка с вечно чумазыми щеками и обломанными ногтями. Постойте, а не эта ли девчушка накормила меня вчера вечером? Судя по ногтям и следу от ожога именно она.

— Ну, здравствуй. Заходи, чего в дверях стоишь? — я пододвинулась, освободив место на лавке, — Присаживайся. Тебя за что сюда засунули?

Девушка бросила взгляд исподлобья и шмыгнула носом.

— За то, что ведьме вчера еды принесла… — тут она округлила глаза, — Ой, а где же ведьма?

— А меня тебе не хватает? Еще одну надо? — ответила я вопросом на вопрос.

Кажется, она побледнела, хотя из-за грязных пятен на лице это довольно сложно определить.

— Вы вчерашняя ведьма?! — воскликнула девчушка, еще больше округляя глаза.

Я театральным жестом вскинула руку ко лбу. Играть так, играть!

— Ты смеешь сомневаться в моих словах?!

— Но вчера вы были вовсе не такая… — недоверчиво нахмурилась она.

— Какая «не такая»?

— Ну… не такая красивая, — это прозвучало совершенно естественно, без лицемерия и заискиванья, так часто встречающихся в ложных комплиментах моих подруг, и, черт возьми, это было безумно приятно!

— Спасибо! Это все магия. Нам, ведьмам, и не такое под силу, — я разглядела заинтересованность в глазах замарашки, — Кстати, а как тебя зовут?

Девушка села на краешек лавки, расправила серую юбку из грубой ткани, взглянула мне в глаза и выдохнула:

— Золушка.

Глава 4

— Значит, вы и вправду умеете колдовать? А я все думала, что сестры опять ошиблись! Вы ведь не первая кого они ловят. За этот месяц уже пятая. А всего таких было штук двадцать, наверное, — Золушка болтала без умолку, а я молча рассматривала грязные пятна на ее лице, порванную одежду, сальные волосы…

В моей голове всплыл диснеевский мультик со светловолосой красавицей в главной роли. Нда… как же заблуждались художники. Серая мышка, сидевшая передо мной, никак не вписывалась в этот образ. Я разочарована, господа!

— Так зачем же им ведьма?

— Ой, тут такая история приключилась! Однажды соседский герцог выезжал на охоту в лес. Мне помниться, это было около года назад. В тот день охота не задалась, и герцог уже собирался вернуться домой. Денек жаркий был, герцога разморило от солнышка-то, вот он и решил в речушке сполоснуться. А когда в воду окунулся, ерш ему прямо в портки заплыл. Ну, прям, все, что надо и не надо, колючками своими истыкал. А герцогиня то уж больно ревнивая. Как ей на глаза с таким покалеченным хозяйством показаться-то? Повернул герцог к домику местной ведьмы Медвяны. Она там же в лесу жила. То да се, рассказал ей, как дело было. Уж не знаю, что и как там у них произошло, но стал герцог снова целехонек. И об оплате с Медвяной договорился. За дарма-то кто ж колдовство вершить будет! Возвратился домой. А у него, надо сказать, имелась дочь леди Марианна. Она известна, как Уродливая Дева. Слышали про нее? Так вот, это прозвище она получила благодаря тому, что пролила на себя кипящее масло еще в далеком детстве, но страшные шрамы на лице остались на всю жизнь. Из-за этого замужества ей было не дождаться. Характера-то она ангельского! Умница, рукодельница. А поет как! Заслушаешься…, но лишь пока лица не кажет. А как покажется на людях, то…. Эх… Все женихи сбегали, едва завидев такую невесту. Даже большое приданное не помогало. Ну, вот герцог ее то и отправил к Медвяне с богатыми дарами и платой за услугу. Не было леди Марианны целых два дня, все у ведьмы сидела. А как вернулась домой, то снова стала красавицей, да такой, что от женихов отбоя не было. Это так за доброту душевную, расторопность и помощь по хозяйству отблагодарила ее Медвяна. Теперь Уродливая Дева одна из самых красивых дам королевства! А претенденты на ее руку выстраиваются в очередь!

Золушка завистливо вздохнула. Покопавшись в кармане поношенного передника и вытащив оттуда пригоршню запылившихся сухарей, она продолжила:

— Ну, естественно все удивлялись перемене произошедшей с леди Марианной. Ведь изменение внешности это очень сложное колдовство и очень дорогое! Наверное, даже у короля не найдется достаточно средств, чтобы заплатить ведьме за такую услугу. И, так как герцог особым богатством не отличается, пришлось ему все рассказать! — Золушка протянула один из сухарей мне, остальные же просто запихала себе в рот, — Вот мои сестрички и стараются поймать себе собственную ведьму, а после потребовать у нее исполнения желаний. Совершенно бесплатно.

— Что-то мне подсказывает, что у них пока ничего не получается, — я попробовала сухарик, а он, кстати, оказался ничего такой… солененький.

— Ага, не получалось. То прачка попадется, то обыкновенная лекарка. А то служанка, какая к нашему конюху в гости наведается. А не так давно дочку молочника поймали! Она цветы в лесу собирала, да к нашему дому близко-то и подошла. Сестрицы ее хвать! И сюда вот посадили. Шесть дней держали. Все не верили, что она не ведьма. Я ее подкармливала, что б от голодухи не померла. Так ее батюшка к самому королю с жалобой обратился. Король у нас хороший, справедливый, помог найти пропавшую и Жаннетту с Шарлоттой попытался урезонить. Да только напрасно это. Они от своего все равно не отступятся.

— Да, не повезло бедняжкам. Они ведь так до скончания века ловить могут! — засмеялась я.

— Зачем еще ловить-то? Им и одной хватит. Вас.

Я поперхнулась, откашлялась и во все глаза уставилась на Золушку. Меня? Я? Колдовать?! О, ужас! Вот влипла!

И что теперь делать? Сказать что я не ведьма, а просто пошутила? Так ведь в средние века живем, господа. За это и казнить могут. Насколько я поняла, с чувством юмора у них тут совсем туго.

— А что за желания то у сестричек твоих? — осторожно поинтересовалась я, вдруг все еще обойдется?

— А по ним не видно что ль? — захихикала Золушка, — Шарлотте надо выпуклости на теле убавить, вполовину ровно, а то все платья малы уж стали. А Жаннетте, наоборот, прибавить там, где не хватает, да заодно носик с ушками малость подкоротить. А то в темноте собственного отражения в зеркале пугается.

Я схватилась за голову. Из слона сделать модель, а из обезьянки принцессу. И кому это под силу скажите?

— Золушка, а что случилось с той ведьмой, что герцог поймал? Медвяной?

— Да ничего особенного. Она уехала отсюда сразу же после исцеления Марианны. Слишком много охочих до колдовства оказалось. Больше никто никогда ее не видел. Поговаривают, что она насовсем покинула эти места. Это и не удивительно. Все уважают истинных ведьм. В любом королевстве им слава да почет. Лишь, шарлатанов посылают на костер.

Костер? О боже! А если меня тоже окрестят шарлатанкой? И что же делать? У кого просить совета? Надежда на долгую жизнь таяла все быстрее с каждой секундой.

Золушка удивленно смотрела, как я бьюсь головой о стену, но предпочла не вмешиваться. Мама дорогая, кто ж меня за язык то тянул?! Надо было с кровью у рта доказывать, что к магии я не имею никого отношения! Глядишь, подержали бы с недельку, да отпустили. Но, кто ж знал, что в обязанности местной волшебницы входит пластическая хирургия? Этого мне никак не осилить. Что ж, придется как-то выкручиваться.

Думай, милая, думай! Тебе, человеку новой эры, стыдно спасовать перед персонажами детской сказки.

— Госпожа ведьма, может я смогу вам помочь? Или вы какой-то магический ритуал проводите? — Золушка потянула меня за рукав, — Нет, я, конечно, не хочу вам мешать, но сестры уже скоро проснутся и первым делом прибегут сюда.

Оставив в покое стену, я недоуменно оглянулась на нее. И это чудо хочет мне помочь?! Видимо мой красноречивый взгляд оказался понятнее всяких слов.

— Ну что вы переживаете, госпожа? — Золушка доверчиво взглянула мне в глаза, — Вам под силу все-все! Вы из страшной ведьмы, которой предстали перед нами вчера вечером, смогли преобразиться в прекрасную волшебницу, какой я вижу вас сейчас. А это не каждой под силу. Вы же самая великая чародейка! Вам ничего не стоит помочь моим глупым сестрам.

Серые глаза смотрели с восхищением. Если бы в этот момент я коснулась ее и заявила, что превратила в мышь, это доверчивое создание встало бы на четвереньки, запищало и поползло искать себе норку по размеру.

Она, действительно, была уверена в моем могуществе! И эта уверенность постепенно передалась мне.

— Ну, ладно, убедила, — я улыбнулась в ответ на этот восторг. И с удивлением поняла, что девчушка подсказала верное решение проблемы. Боже мой, как все просто! Кажется, я знаю, что надо делать!

— А знаешь, Золушка, мне и правда может понадобиться твоя помощь.

Примерно через полчаса у меня готов был план по магическому преображению сестер. Ну, не совсем, «преображение» имелось в виду…. В общем, дело вот в чем….

Я подумала, что зацикленные на своих недостатках девушки будут рады и небольшому сдвигу в лучшую сторону. А именно, мне нужно было, лишь УБЕДИТЬ всех, что мое волшебство работает. Если создать необходимый антураж колдовской деятельности, а потом делать удивленные глаза и охать в восхищении от того, что «талия стала намного тоньше, честно-честно!» или же наоборот «грудь так сильно выросла, на целый размер, наверное!», все останутся довольны. Золушкина помощь заключалась в усердном аханье, хлопанье в ладоши и удивленном повизгивание для лучшего убежденья.

И вот, наконец, час моего триумфа (или полного провала) настал. Дверь заскрежетала и отворилась. На пороге возникли два легко узнаваемых силуэта. Горячо любимые сестрички, нахально улыбаясь, вошли в нашу, я надеюсь, временную темницу.

— Золушка, ты помогла чертовой ведьме сбежать! — уже через пару секунд визжала Жаннетта.

— Кого это ты сюда притащила?! — упершись кулаками в бока, в это же время, орала Шарлотта, косясь в мою сторону.

Не знаю, что оказалось забавнее: так называемый «побег» страшной ведьмы или же веселые искры в глазах Золушки, когда она переводила взгляд с взбешенных сестер на меня и обратно.

— А ну тихо! — гаркнула я, заставив заткнуться громкоголосую пару, — Не сметь называть меня чертовой ведьмой! Я требую должного уважения к своей персоне! Если уж я сделала одолжение и посетила ваш богом забытый край, то имею полное право на трепетное почтение высказываемое в мой адрес.

Жаннетта шумно ахнула и облизнула верхнюю губу. Совсем как кошка при виде мышки.

Шарлотта удивленно пучила глаза в мою сторону, а Золушка чуть ли не пританцовывала от счастья.

— Вы будете молчать или все же поздороваетесь по-человечески?

Жаннетта первая пришла в себя, сориентировалась в ситуации и улыбнулась так, будто мы всю жизнь были лучшими подругами.

— О, госпожа! Мы так тронуты тем, что вы смогли выкроить время и навестить нас! Я ежечасно молилась об этом чудесном дне.

Под удивленным взглядом сестры Жаннетта подошла поближе и присела в реверансе. Я милостиво кивнула.

— Жаннетта, дорогая, что ты делаешь? — недоумевала Шарлотта.

— Иди сюда, дура! — прошипела ей сестра, — Это она!

— Кто? — захлопала глазами толстушка, разглядывая меня, — Ты ее знаешь?

— Идиотка! Это же ведьма! Вчерашняя!

Шарлотта открыла рот, пару раз поморгала, осмысливая сказанное, после чего, словно спохватившись, вплеснула руками и бухнулась на колени.

— Добро пожаловать, госпожа! — взвыла она.

Изо всех сил стараюсь не расхохотаться и выглядеть внушительно.

— Как вы посмели так унизить меня вчера вечером?! За это вас ждет наказание! Месть моя будет страшна!

Я хотела еще что-нибудь добавить в таком же духе, но заметив испуганные взгляды сестричек, решила проявить милосердие. Спектакль в самом разгаре!

— Но так и быть я смогу простить вашу непочтительность, если вы сию же минуту исправите свою оплошность и примете меня достойно высокому положению волшебницы.

Жаннетта захлопала глазами.

— О, конечно, госпожа! Я с самого начала верила, что вы самая настоящая чародейка. Настоящая! — она особенно выделила последнее слово.

— И где это видано, что бы держали в грязном подвале того, кто способен исполнить ваши самые заветные мечты? — как ни в чем не бывало продолжала я.

Шарлотта порывисто вздохнула и схватила сестрицу за рукав. Жаннетта старалась сохранить достоинство, но и у нее, после моих слов, загорелись глаза.

— Вы хотите сказать, что исполните наши желания? Все?

— Почти все, — я решила подстраховаться, кто знает, что этим сумасшедшим придет в голову? Построить дворец за одну ночь и набить столовую золотыми слитками до потолка я точно не смогу.

— Но уменьшить твои объемы в талии, — ткнула пальцем в Шарлотту, — Сделать пышнее твой бюст и изящнее носик, — палец указал на Жаннетту, — постараюсь.

— Вы самая великая ведьма! Вы посланы нам свыше! — толстушка обхватила меня за ногу.

— Если вы сделаете это, я клянусь, что наши лучшие гостевые комнаты будут в вашем распоряжении! — дылда припала губами к моей руке.

Черт! Ради возможности выспаться в нормальной кровати я сделаю все возможное. Только бы получилось! Иначе моему бездыханному телу никакая кровать не понадобиться.

Глава 5

До тех пор пока у сестричек не случится магического преображения сидеть мне в этом затхлом подвале. А потому, не стоит медлить. Тем более что я уже разработала методику фальшивого колдовства.

— Мне понадобится горячая жаровня с углем, свежие еловые ветки из леса, пара плоских камней размером в пол ладони каждый, одна свеча, вода из колодца и какая-нибудь доска на подставке, чтобы поместить над жаровней.

Шарлотта засуетилась, как огромная крыса, и выскочила в коридор, на ходу крича указания прислуге. Жаннетта помчалась за ней.

Через долгий, утомительный своим ожиданием час, сестры вернулись, таща с собой все необходимое.

Я глубоко вздохнула. Отступать поздно и, хоть сомнения все еще гложут, в целом я настроена на успех.

Полумрак, царивший в подвале, оказался как нельзя кстати. Обведя всех затуманенным взглядом, я постаралась придать лицу побольше одухотворенности.

Встав перед жаровней на колени, подула на угли. Крошечные язычки пламени отражались в глазах присутствующих, которые, затаив дыхание, наблюдали за творящимся действом. Танцующие тени скользили по лицам, переплетаясь в причудливые фигуры.

Я аккуратно положила камни и засыпала угольками. Выбрав несколько подходящих зеленых веток, кинула их в мерцающий жар. Через несколько мгновений нашу темницу заволокли густые клубы дыма.

Поднявшись, стала обходить жаровню. Шла медленно, беззвучно шевеля губами. Заметила, как Жаннетта пыталась прислушаться к словам, но потом оставила это бесполезное занятие. Я тихо улыбнулась.

Медленно разломила свечу на множество мелких кусочков и бросила на доску положенную поверх жаровни. Воск понемногу размягчался. Куски медленно теряли форму, оплывая по краям. Прозрачные капли текли за край доски, красными светящимися огоньками свисали над тлеющими углями и, ярко вспыхивая, падали вниз.

— Призываю силы света и тьмы! Услышьте! — нараспев произносила я, — Заклинаю вас! Снизойдите к нашим мольбам! Исправьте то, что подвластно только вам!

Подойдя к Шарлотте, дотронулась рукой до пухлых щечек.

— О силы природы, верните этой красивой девушке природную стройность! Сделайте ее тело изящным и грациозным!

Переложив руки на плечи Жаннетты, продолжила:

— О нити мирозданья, сплетитесь в новый облик для этой прелестницы! Подарите ей очарование лица и тела!

Я несла откровенную отсебятину. Но делала это с таким таинственным видом, что сомненья в моем профессионализме должны были полностью отпасть.

Поводив руками над жаровней, отгоняя дым, клубящийся от еловых веток, я схватила ведро с водой и плеснула на угли. Все вокруг окуталось облаком белого пара, скрывая очертания сестер. Вода зашипела и запузырилась на раскаленных камнях.

— Да будет так, как я велю!

Я отпрянула и выпрямилась.

Боже мой, как же хочется, что бы бутафорское колдовство оказалось настоящим! От результата сделанного будет зависеть мое пребывание в этом мире и вполне возможно моя жизнь. Наступали решающие мгновенья. Если только Золушка не подведет, сестры обязательно поверят. Они должны поверить!

Послышались легкие шаги. Кто-то открыл дверь. Приток свежего воздуха разогнал туманный дым. Я закрыла глаза. Ну, давай же! Давай!

— Ой! — взвизгнула Золушка, — Сестрицы! Вы такие… такие! О, госпожа, вы самая великая ведьма во всех королевствах!

Я почувствовала, как что-то дергает меня вниз и, открыв глаза, увидела Золушку прижимающую подол моего платья к губам. В ее глазах стояли слезы.

Что-то ты переигрываешь, милая. А где же хлопанье в ладоши и убеждение сестер, что они похорошели?

Подняв взгляд на Жаннетту с Шарлоттой, я онемела. Глубоко вздохнула, выдохнула и ущипнула себя за руку. Нет, это не сон. Передо мной стояли две потрясающе красивые девушки. С точеными фигурками, и восхитительными лицами.

Мама дорогая! Я действительно оказалась ведьмой!

— Госпожа, мы ваши вечные должницы! — прошептали сестры и с криками выбежали из подвала, — Маменька! Маменька! Получилось!

Я словно приросла к полу. Казалось, что все это происходит не со мной. Единственное, что мне удалось из себя выдавить, было что-то вроде «Уф!»

Золушка радостно хлопала в ладоши (с большим опозданием, надо сказать) и приплясывала.

— Госпожа, вам сейчас же отведут лучшую комнату! И я с удовольствием буду прислуживать самой великой чародейке! Вы вправе требовать от графини огромный гонорар за свою волшбу. Сестрицы, наверное, уже побежали хвалиться соседям. Скоро у вас отбоя не будет от клиентов!

Я слушала эту чистосердечную болтовню и никак не могла привыкнуть к мысли, что оказалась первым и единственным человеком современности, который действительно научился колдовать — вопиющее противоречие законам физики, химии и биологии. Но ведь и находилась я там, где вряд ли знали об этих законах! В сказочных мирах заправляли всем законы магии.

Как и предсказывала Золушка, через десять минут графиня-мать, рассыпаясь в благодарностях и преданно глядя в мои нахальные глаза, лично препроводила в одну из комнат на втором этаже. Слуги изумленно таращились, рассматривая всемогущую ведьму. Красавиц-сестер нигде не было видно.

Остановившись перед одной из дверей, графиня присела в реверансе и, поцеловав мою руку, удалилась.

Я осторожно повернула ручку и вошла в роскошную комнату, утопающую в блеске полуденного солнца за окном. Опустилась на узкий восточный диван, покрытый ковром, и огляделась. Это были великолепные апартаменты — спальня и примыкавшая к ней туалетная комната.

Наряду с массой других вещей я заметила позолоченные вазы, несколько изящных шкатулок, гребни и заколки для волос украшенные драгоценными камнями. Был там и шкаф, полный нарядных платьев и воздушных пеньюаров. В туалетной комнате я увидела небольшую бочку, заранее наполненную теплой водой. Принюхавшись, почувствовала запах лаванды.

Вот что значит заслужить уважение этой семейки! Хорошо вымывшись, вычесав щеткой подвальную пыль из волос, я завернулась в невесомый пеньюар и вздохнула от удовольствия.

Последние несколько часов были богаты на потрясения. Столько всего неожиданного произошло. То, что случилось просто удивительно. Я — ведьма! Это не укладывалось в моем понимании. Не хочу об этом думать сейчас. Чувствую себя совершенно измотанной.

По мягким ковровым дорожкам я босиком прошла в спальню. Думаю, никто не хватится меня пару часов? Большая кровать с мягкой периной так и притягивала к себе. С разбегу запрыгнув на нее, я тут же утонула в ворохе подушек. Господи, какое блаженство! Глаза закрылись сами собой, и я уснула.

Глава 6

Меня разбудил тихий голос Золушки:

— Госпожа, госпожа….

Я открыла глаза и сладко потянулась. Вставать абсолютно не хотелось.

— В чем дело?

— Госпожа, я принесла ужин.

— Ужин? — в животе заурчало, — А где же обед?

— Вы проспали почти весь день. Наступил вечер, — улыбнулась Золушка.

Действительно за окном потемнело. Ну что ж, ужин так ужин! Я села на кровати, откинувшись спиной на мягкие подушки, и положила поднос себе на колени. Да тут еды на целый полк!

— Вкуснота! — зажмурилась я, откусывая кусочек от запеченного мяса, — Составь мне компанию, пожалуйста. Одной это все ровно не съесть.

— Ну что вы, госпожа! — Золушка покраснела, — Мне нельзя даже пробовать хозяйскую еду!

Нда… Запугали девчонку. Сказку я, конечно, читала и помнила, как нелегко ей живется. Жалко бедняжку!

— А если это будет моим приказом? Ты посмеешь ослушаться ведьму?

Золушка задумчиво нахмурилась.

— Нет, конечно… Графиня, специально приставила меня к вам. Она сказала, что из всех служанок я самая никчемная. И если вы захотите превратить меня в таракана она будет только рада.

— Понятно…

Вот бы превратить в кого-нибудь саму графиню. Надо поразмыслить над этим на досуге. Неожиданная удача в сфере магии вознесла меня до небес.

— Садись рядом и ешь. Пока ты моя личная служанка, я решаю, что тебе следует делать.

Золушка смущенно кивнула. Очень осторожно присела на кровать, готовая вскочить в любой момент, и быстро схватив малюсенький кусочек мяса, запихнула его в рот. Я ободряюще улыбнулась и пододвинула ей кусочек побольше.

Через несколько минут мы уже болтали, как лучшие подруги. Хорошая девчонка эта Золушка!

— Слушай, а это и правда гостевая комната? — спрашивала я, — Тут столько всяких дорогих вещей. И полный шкаф платьев.

— Нет, — засмеялась она, — Наши гостевые покои не так хороши. Это графиня расщедрилась и в благодарность пожертвовала ради вас своими личными апартаментами.

— А-а-а… А я то думала…

— Госпожа, вы ведь не здешняя? — внезапно спросила она, вгрызаясь в большое яблоко.

— Нет. Я пришла из другой страны. Очень далекой страны. Тебе она даже и не снилась, — я вспомнила свой город, работу, друзей, — Эта очень волшебная страна. Там каждый человек обладает магическими вещами. Ну, например: телефоном, машиной, компьютером, телевизором…

— Ох, госпожа, это так удивительно! — Золушкины глаза загорелись.

— Почему ты меня постоянно называешь «госпожой»? У меня имя есть!

Золушка вскрикнула и закрыла уши руками.

— Нет, нет, госпожа! — она замотала головой, — Пожалуйста, не говорите ничего!

— Почему? — вот это новость, что ж за мир-то такой, если я не могу собственное имя произнести.

Золушка опустила руки и, смотря с мольбой в мои глаза, объяснила:

— Ведьма никогда не называет своего истинного имени! Любого, кто намеренно или случайно узнает его, на следующее утро находят мертвым. Пощадите меня, госпожа! Я буду верой и правдой служить вам!

— Да успокойся ты! Мне вовсе не хочется причинять тебе вред, — я нахмурилась, — А как же Медвяна? Ее имя ты же знаешь.

— Так Медвяной ее назвали только из-за того, что она в лесу с медведями жила. А настоящего имени никто и не знал.

— Но как же так! Жить без имени я не могу.

— Ведьмы всегда придумывают себе новое, — Золушка вроде бы успокоилась и даже попыталась мне помочь, — Вас должны звать как-нибудь очень звучно, сильно и, несомненно, красиво!

Я задумалась. Что же такое выдумать, что бы сойти в этом мире за свою? Вряд ли наши русские Маши и Даши здесь прокатят.

— Что-то ничего не придумывается. А что бы ты посоветовала?

Тут задумалась Золушка.

— Знаете, когда я была совсем маленькой, отец брал меня с собой на ярмарку. Мне всегда нравились эти поездки. Мы возвращались оттуда с кучей подарков для всех домочадцев. Как-то раз там были и купцы из какой-то заморской страны. Они торговали тканями, специями, драгоценными камнями. С ними были чудные звери в клетках. Некоторые из них могли, по желанию хозяев, ходить на задних лапах, прыгать сквозь кольцо и лазать по канату. Но больше всего мне запомнилась прекрасная девушка-плясунья. Она танцевала под незнакомую мелодию, весело смеялась и трясла позолоченным бубном. Более чудесного зрелища я в своей жизни еще не видела, — Золушка улыбнулась, — Ее звали Араминта. Мне кажется, вам подошло бы это имя.

— Араминта…. Ничего так звучит… красиво. Мне нравится! Быть мне Араминтой!

Не успела я произнести свое новое имя, как кто-то постучал. Золушка удивленно посмотрела на меня и открыла дверь. Там никого не было.

— Странно, — сказала она.

Тут снова постучали.

— Это не в дверь, — прошептала я, тыча пальцем в окно.

На подоконнике сидел черный ворон и сознательно долбил клювом стекло. Его маленькие круглые глазки буравили меня насквозь. Золушка подбежала и распахнула оконную раму. Вместе с вечерней прохладой в комнату влетел и наш непрошеный гость.

— А-а-а! — завопила я, когда это крылатое чудовище село мне на голову, — Сними его с меня!

Золушка замахала руками пытаясь согнать несносную птаху. Черт, больно-то как! Всю кожу когтями расцарапал, петух крашеный!

— Ой, у него что-то на лапке привязано. Да, не вертитесь вы так, я его схватить никак не могу!

Наконец Золушка сняла черного птеродактиля.

— Да, действительно, что-то на лапке висит, — заметила я, растирая пострадавшую макушку и приводя в порядок волосы, — Держи его крепче!

Позволив нам аккуратно развязать золотистую тесемку со сложенным в несколько раз листком бумаги, ворон взмахнул крыльями и вылетел в окно.

— Вот это служба доставки… — впечатлилась я, провожая его взглядом.

Мы с Золушкой переглянулись, поудобнее уселись на кровати и приготовились читать врученное мне столь необычным образом послание.

«Госпожа, Араминта,

Вы удостаиваетесь чести быть приглашенной на ежемесячное собрание Магического Союза волшебных существ, магов и ведьм, которое состоится в ближайшее новолуние. Там у Вас появится возможность пройти аттестацию на профпригодность и получить лицензию на магическую деятельность в пределах обоих королевств.

Транспорт будет прислан за Вами в одиннадцать часов вечера.

С уважением

Председатель Магического Союза

Господин Брут»

Я несколько раз перечитала приглашение. Мое новое имя уже всем известно? Я что, в социальных сетях его выложила? Странно все это.

— Так, а когда у нас новолуние?

— Завтра. Вы ведь поедите туда, да? Ой, как я вам завидую! — глаза у Золушки горели детской радостью, — Ведь это настоящий бал ведьм! Про него столько всего рассказывают. Как вам повезло!

«Тебе бы такого везения», — подумала я. Признаваться в полном неведении в тайнах колдовства нет никакого резона. Но в настоящих волшебницах я всего несколько часов, а черт знает, что там у них за аттестация?

— А какие королевства имеются в виду?

— Наше Тридевятое и соседнее Лукоморское, — пояснила Золушка, — С ним мирный договор заключил еще дед нынешнего короля.

Вспомнив сказки о Тридевятом царстве и пушкинском Лукоморье я улыбнулась. Пропустить такое приключение? Да никогда!

Аттестация на профпригодность значит? Легче легкого! С одной проблемой справилась, и тут тоже разберусь как-нибудь.

Чувствую себя настоящей всесильной ведьмой! Великой и ужасной! Это пресловутая звездная болезнь что ли? Значит пора лечиться.

Глава 7

На следующее утро, отлично выспавшись и нацепив одно из платьев графини (благо наши размеры были почти одинаковые), я решила осмотреться в доме. Тем более с первого этажа доносились пронзительные крики, а про мое неуемное любопытство я вам уже рассказывала.

— Золушка! Где эта чертова девчонка?! — визжала красавица Жаннетта, сидя на мягкой софе с книжкой в руках.

Изящная Шарлотта сидела напротив нее с пяльцами и что-то вышивала.

— Золушка! — заорали они хором.

Мимо меня вихрем промелькнул ворох грубых шерстяных юбок, это Золушка помчалась вниз по лестнице. На четвертой ступеньке она поскользнулась и уже готова была упасть, но вовремя ухватилась за перила.

Затормозив перед сестрами и все еще тяжело дыша, она спросила:

— Да?

— Чай остыл, — легкое, чуть ленивое, движение руки в сторону подноса на маленьком столике.

— Я принесу вам другой чайник, — склонила голову Золушка.

— И побыстрее! — приказала Шарлотта.

Растянув губы в улыбке — хотя эту гримасу лишь слепой мог бы принять за улыбку, — Золушка взяла поднос с чайными принадлежностями.

— Когда я принесла его час назад, чай был горячий. Нужно было сразу пить, дуры! — прошипела она, отойдя от сестер на несколько шагов, и направилась в сторону кухни.

Сестры занятые своими делами, не обратили на нее никакого внимания. Я же спустилась по лестнице и поспешила за Золушкой.

— Тебе помочь?

— Доброе утро, госпожа Араминта! Не беспокойтесь, — улыбнулась она, — Я сейчас все сделаю!

Вылив из чайника остывший чай, Золушка налила новый. Потом подумала и плеснула туда полчашки грязной воды из корыта, в котором недавно мыли посуду. Оглянулась по сторонам. Насмешливо подмигнула мне, и смачно харкнув в чайник, аккуратно все перемешала.

— Ну, вот и готово. Приятного чаепития, сестрички!

Она весело засмеялась. Я не удержалась и тоже захохотала.

— Надо отнести, пока не остыло.

Убежав к сестрам, Золушка через полминуты вернулась обратно зажимая рот рукой и стараясь не рассмеяться.

— Ты всегда так делаешь? — удивилась я.

— Нет, только когда меня выводят из себя, а это случается…. Постоянно! Вы правы, я уже и не помню, когда готовила им нормальный чай в последний раз! — Золушка виновато улыбнулась.

— А не боишься, что они узнают?

— Так вы ведь не скажете? — испуганно спросила она, — Ведь не скажете? Нет?

— Нет, — успокоила я ее, — Но все-таки будь осторожнее.

Золушка печально пожала плечами.

— Простите, госпожа Араминта, мне уже пора идти. Мачеха….

— Ты что, еще не начала переделывать мне платье? — раздался грозный голос графини, которая только что зашла на кухню.

— Меня отвлекли Шарлотта с Жаннеттой, — поспешно проговорила Золушка, — У них остыл чай…

— Приступай к работе!

— Хорошо. Уже иду, — Золушка прошла мимо меня, — Бегу. Спешу и падаю.

— Что это ты там бормочешь? — строго спросила графиня.

— Ничего.

— Сейчас же прекрати бормотать! Меня это раздражает!

Золушка оглянулась в дверях и, убедившись, что графиня стоит спиной к ней, показала язык. Я хмыкнула.

— Госпожа ведьма? — графиня заискивающе улыбнулась, — Я могу чем-нибудь помочь? Надеюсь, проклятая девчонка не докучала вам? Может быть, вы хотите свежих бисквитов, или горячего чая?

— Чая? О нет! Только не чай! — захохотав, я прошла мимо удивленной мачехи и направилась в сад.

Поплутав по мощеным дорожкам и отыскав уединенную скамеечку под старым раскидистым кленом, я присела отдохнуть и подумать.

Итак, я — ведьма. И что же я умею? Придется немного поэкспериментировать со свалившейся на меня магией. Оглядевшись и выбрав в качестве подопытного аккуратно подстриженный розовый куст, я принялась сверлить его взглядом. Сопела, кряхтела и делала пассы руками. В общем, все как в фильмах показывали. И что вы думаете? Что-нибудь изменилось? Нет! Может мой магический заряд был одноразовым? Но что тогда делать со столь загадочным приглашением на сегодняшние посиделки волшебного клуба Винкс? Ну, или как его там… Ох, как хочется поехать!

Я снова впилась взглядом в цветущий кустик.

— Бли-и-ин, — разочарованно выдохнув, взглянула на часы. Пять минут игры в гляделки и все напрасно. Не успела так подумать, как очаровательные розочки на пресловутом кустарнике начали превращаться в хорошо прожаренные лоснящиеся от масла блины.

Я вскочила и запрыгала от радости. Получилось! Правда, получилось! Ура! Страшитесь меня, смерды! Наиволшебнейшая из волшебных, наисильнейшая из самых сильных вступила на путь магии!

Моя улыбка была не просто до ушей, она завязывалась бантиком на самой макушке. Так, что бы еще такого наколдовать? Адреналин в крови бьет ключом, а свора ежиков в известном месте проснулась после долгой спячки.

Я заметила под скамейкой маленькую мышиную норку. Как там, в сказке про Золушку? Крестная фея из мышей сделала коней, да? Попробуем.

— Сим-салабим, стань конем! — взмах рукой.

«Эй, а где лошадки?» — нахмурилась я. Из норки высунулась удивленная мордочка серой мышки.

— Абракадабра, кобылка появись!

Мышка вылезла из норки полностью, села на задние лапки и изумленно похлопала глазками. Видимо большего кретинизма, нежели мои заклинания, она в жизни не встречала.

— Сивка-Бурка, вещий каурка, встань передо мной, как лист перед травой! — я даже потопала ногой в том месте, куда, по моему мнению, должна встать несчастная мышь в образе коня. Но серый грызун лишь махнул безволосым хвостиком и скрылся в траве.

А-а-а! Я схватилась за голову. Падать с небес на грешную землю оказалось больно и обидно. Как же так? Что же это такое? Мамулечка, твоя дочь бездарна!

Я грустно сидела на скамейке и пыталась понять, что со мной происходит. Ну, ладно, до великой волшебницы мне далеко, но ведь там, в подвале все получилось. Да и розовый куст, пусть не сразу, покорился. Где-то я ошиблась, что-то делаю не так.

Солнце ласково грело спину, тихий ветерок обдувал лицо, а нужных мыслей все не было.

— Госпожа Араминта, — неожиданно прозвучал женский голосок позади меня.

Я обернулась. Золушка пораженно смотрела на золотистые блины, которые вольготно свисали с колючих веток.

— Госпожа Араминта, что случилось?

— Что, что… Не видишь, блины жарю! — хмуро ответила я, терять лицо в глазах этой девочки мне абсолютно не хотелось.

Золушка отцепила один блин, повертела его в руках, и немного откусив, сосредоточенно прожевала. Тяжело вздохнув, она опустилась на скамейку рядом со мной.

— В следующий раз, вы лучше мне об этом скажите, и я все сама сделаю…

Я удивленно посмотрела на нее. И уже приготовилась высказать все, что думаю об этом сомнение в моих кулинарно-магических способностях, но Золушка, отломив маленький кусочек от масляного блина, быстренько запихала его мне в рот. Поразившись такой откровенной наглости я не нашла ничего лучше, чем попробовать на вкус свой волшебный эксперимент. Скажу вам честно, это было… отвратительно. Нет. Омерзительно, противно, тошнотворно! Как бы точнее описать? Кусок жесткой резины с горьким травяным вкусом и сладковато-прогорклым запахом просроченных духов.

— Фу, гадость, — промычала я.

— Ага, — согласно закивала Золушка и засмеялась, — И все-таки, госпожа Араминта, что вы здесь делали?

— Украшала ваш сад. Разве не красиво? Ах, так жаль, — я заломила руки, — Столько часов терзаний в муках творчества и все напрасно!

Некоторое время стояла полнейшая тишина, Золушка удивленно таращилась на меня.

Первая не выдержала я. Хмыкнула раз, другой и через несколько секунд мы обе хохотали в полный голос.

Отличная подружка получается из этой вечно чумазой девушки. Добрая, искренняя, открытая, душевная. Не со всеми конечно, — я вспомнила утренний чай, — но мне на нее жаловаться не приходится. Она могла бы мне помочь.

Эх, экспериментатор из меня, конечно, неудачный, но отказываться от магии очень не хочется.

— Золушка, а у вас есть тыква?

— Тыква? Да, конечно, там, на грядке растет.

Я обреченно вздохнула, но все же сказала:

— Тащи.

Глава 8

Удивленно хлопали глазами мы трое: я, Золушка и…. тыква. Желтенькая такая, кругленькая. С зеленым завитком на макушке. Круглыми глазками и пухлыми алыми губами. Нет, конечно, это тоже результат, но… какой-то не правильный.

— Госпожа Араминта, так и должно быть, да?

— Да.

Ну а что я еще могла сказать? Признаваться девчонке, что вместо кареты вышло это желтое чудо с длиннющими ресницами? А как же мой авторитет?

Золушка постучала кулачком по тыквенному лбу.

— А что нам с ней делать?

— Дружить будете, — буркнула я.

Круглая тыковка оглядела себя с ног до головы, возмущенно охнула и покатилась вглубь сада. На месте сбежавшей тыквы остался зелененький червячок, почему-то с двумя головами и кроличьим хвостом. Он ошарашенно посмотрел в мои невинные глаза и, горестно пискнув, рухнул в обморок.

— Нда… — промычала я, — Осталась ты без подружки.

— Это ничего. Лишь бы графиня ничего не заметила.

Вот черт! Я хлопнула себя по лбу. Если благодаря моим экспериментам в этом мире появятся подобные существа, вряд ли я останусь доброй феей в глазах народа. А на костер, ох, как не хочется.

Червяк дернул кроличьим хвостом. Делать нечего, придется пробовать опять. Лишь бы на этот раз мое колдовство сработало как надо. Пара секунд, взмах руки и самая обыкновенная гусеница нежится под лучами полуденного солнца. Ура! Получилось! Осталось найти тыкву.

Мы с Золушкой уже пару часов рыскали по зеленому цветущему саду, но пока никаких результатов. Я совсем отчаялась найти нашу пропажу, и вдруг из-за густых кустов сирени послышался какой-то шум. Осторожно раздвинув ветви, мы увидели интересную картину.

Госпожа графиня увлеченно миловалась с голубоглазым светловолосым мужчиной. Крестьянином, судя по одежде.

Блондин с голубыми глазами — звучит романтично, а выглядит совершенно обыденно. Его лицо было вытянутым и некрасивым, с крупными неправильными чертами, оттопыренными ушами, маленькими потухшими глазками. Внешность его не была отталкивающей, но и отнюдь не внушала симпатии.

— Милый, что же ты так долго не приходил? Я вся истосковалась по тебе! — графиня вцепилась в блондина и, несмотря на явное сопротивление, смачно чмокнула в губы.

Я затряслась от смеха, но Золушка приложила палец к губам и весело подмигнула. Устроившись поудобнее среди кустов сирени мы приготовились ждать продолжения.

— Ну, куда же ты, дорогой? — ловко поймав пытавшегося сбежать кавалера, графиня вопросительно заглянула ему в глаза, — Ты разлюбил меня?

— Нет, что вы, госпожа! — испуганно пролепетал блондин.

— Тогда поцелуй меня! Слышишь? Вот сюда. В щечку. Немедленно целуй!

Я захихикала. Золушкина рука тут же зажала мне рот.

— А теперь в другую щечку! Целуй!

Повелительный жест. Послушный чмок.

— И в носик! Быстрей!

«Давай, давай, Ромео!» — мысленно посмеивалась я.

— И в шейку!

Ну, надо же какой послушный мужчина!

— И в ротик!

Блондин быстро прижался ко рту графини и отшатнулся.

— Еще хочу! Целуй!!!

Что ж так орать-то! Я прочистила пальцем правое ухо. Кавалер тоже явно был в шоке, и чмок долго не раздавался, пришлось ждать.

Чмок. Наконец!

— Спасибо, — демонстративно спокойно ответила графиня, поправляя прическу.

Ничего не могу с собой поделать. Гы-гы-гы! Рот мне зажимали уже обе руки Золушки. Эй, подруга, мне ж еще и дышать чем-то надо!

— Ну что ж, Феня, ты доказал, что любишь меня!

У меня внезапно разыгралось воображение. Это он испуганными чмок-чмоками доказал?

— Теперь стой смирно. Доказывать буду я!

Феня явно был в шоке и стоять смирно не спешил.

— Госпожа графиня, может не надо?

— Не бойся, никто не увидит.

До зарезу хотелось посмотреть поближе, но Золушка крепко вцепилась в меня, и сделать это было решительно невозможно.

— Графиня! — завопил блондин, когда мачеха плотоядно улыбнулась.

— Феня! Ты меня не любишь? — угроза сквозила в каждом звуке, и Феня сдался, обессилено сев на росший рядом пенек.

Послышался скрип ломающихся веток. Это я полезла к влюбленным, Золушка старательно удерживала меня на месте, пытаясь помешать. Пока я отталкивала ее руки, доказательства любви закончились. Черт, все просмотрела!

— А теперь стриптиз! — срываясь на визг в восторге заорала мачеха.

Ну, нет, это я обязана увидеть в подробностях!

— Господи! За что? — причитал блондин, залезая на пенек с ногами.

Все, не могу больше. Укусив за руку разом отпустившую меня Золушку, я проползла еще пару метров. Теперь графиня и побледневший кавалер были у меня почти перед носом.

Картина, представшая моим глазам, явно предназначалась не для слабонервных. Потный испуганный мужик стоит на невысоком пенечке с зажатыми в побелевшие кулаки ладонями и с ужасом смотрит на живое воплощение средневековой сексуальности, радостно снимающее с себя один за другим предметы туалета.

Я, конечно, слышала, что в те времена была напряжонка с мытьем, но не до такой же степени! Графиня развязывала корсет и оголяла грязное, пропахшее потом и едкими духами, тело. О депиляции здесь явно не слышали! Впрочем, как и об избавлении от целлюлита.

При взгляде на сию красоту меня замутило, и я вернулась обратно в заросли сирени. Поджидавшая там Золушка, возмущенно шипя, схватила меня за руку и потащила подальше от сумасшедшей парочки.

— Госпожа Араминта, вы меня до смерти испугали! — причитала она, — Ну зачем вам надо было так близко подходить к ним?! Ничего интересного там не произойдет. Всегда одно и то же. Уж я-то знаю!

— Что, часто наблюдаешь? — усмехнулась я.

— А как же!

Ну и дела… Скромница! И как она такое зрелище выдерживает?

— А кто этот Феня?

— Садовник. Как только начал работать у нас, графиня словно с ума сошла. Совсем ему проходу не дает! — Золушка насмешливо передернула плечиком.

— Бедняга! Как же он терпит такое? Или он того, — я многозначительно покрутила пальцем у виска.

— Что «того»?

Похоже этот жест у них еще не практикуется.

— Я хочу сказать, может он немного не в себе? Ну, такой человек, у которого из дома разом съехали все родственники, захватив с собой даже кошек и хомячков?

Золушка недоуменно покачала головой.

— Да, вроде, нет. Матушка его никуда не уезжала, да и дядька с семьей тоже.

— Понятно, — вздохнула я. Что еще сказать? Средневековье.

Пока мы так мило обсуждали личную жизнь графини, мимо нас пронеслось нечто круглое, желтое и глазастое.

— Госпожа Араминта! — схватила меня за руку Золушка.

— Вижу, — сосредоточенно отмахнулась я.

Взмах руки и у наших ног валяется вполне нормальная тыква.

Фу-у-ух. Может я не так и безнадежна? В любом случае одной проблемой в жизни меньше. Пора отдохнуть и подготовиться к вечернему путешествию. Сегодня у меня по расписанию сдача экзаменов на магические права.

Глава 9

Холодный лунный свет заливал комнату, придавая таинственный вид даже самым обычным предметам. Время неумолимо приближалось к одиннадцати, и я начала заметно нервничать. Золушка убежала выполнять очередные поручения глупых сестер, так что надеяться на ее помощь и участие не приходилось.

Переодевшись в свое черное, ведьминское платье и накинув фиолетовый плащ, найденный в шкафу графини, я в ожидании сидела в полутьме перед широко раскрытым окном. Внезапно порыв холодного ветра ворвался в комнату, взметнул широкие полы плаща и задул горевшие на комоде свечи. На миг я отвернулась от окна, а когда взглянула туда вновь, в серебряном отблеске полной луны стоял человек.

Незнакомец, так внезапно появившейся в комнате, походил на самого сатану — мертвенно-бледная кожа, темные перепончатые крылья за спиной.

Я испуганно вздохнула. По телу побежали мурашки. Кто это мог быть? Как он сюда попал? Загадочный гость сделал шаг в мою сторону.

— Не двигаться! — вскрикнула я, вскидывая руки, — В лягушку превращу, всю жизнь квакать будешь!

Фигура замерла. В призрачном свете мелькнули белые, изящные кисти с длинными тонкими пальцами. Крылья за спиной как-то внезапно растаяли, и я увидела перед собой обычного человека, одетого в длинный черный плащ с накинутым на глаза капюшоном.

Облегченно вздохнув, старалась рассмотреть лицо ночного визитера. Но полумрак комнаты и тень от капюшона не позволяли сделать это.

Похоже, незнакомец совсем не испугался, и, остановив его, я не знала толком, что делать дальше.

Незваный гость был одет во все темное. В неверном лунном свете белыми пятнами выделялись только его бледная, напряженная шея и изящные руки в пене дорогих белоснежных кружев.

На безымянном пальце левой руки порой вспыхивало кольцо с огромным драгоценным камнем.

— Прошу обратить внимание, что я остановился, — произнес незнакомец. У него был чрезвычайно учтивый тон. Глубокий голос и привычка несколько растягивать слова показались мне смутно знакомыми.

— Да, вы остановились, — холодно ответила я, — А сейчас быстро убирайтесь отсюда.

— Вы уверены в том, что хотите именно этого? — чуть насмешливо спросил он, опуская капюшон и открывая лицо.

О боже! Те же самые глаза цвета свежесваренного кофе. Мой недавний знакомый красавец-брюнет.

— Вы?!

— Увы, снова я, — мягкая улыбка на чувственных губах, — А вы против продолжения нашего короткого знакомства?

Сделав пару шагов в мою сторону, незваный гость остановился.

— Позвольте представиться, милая госпожа. Я известен, как Дамир. На сегодняшнюю ночь я ваш сопровождающий, — легкий изящный поклон, но карие глаза смотрят внимательно и напряженно.

— Э… ну… А меня здесь называют Араминта, — хотелось сделать реверанс, дабы не разрушить очарования момента, но в великосветские дамы я записалась совсем недавно, и мой реверанс напоминал скорее чечетку одноногого, нежели танцевальные па средневековых обольстительниц.

— Ммм… Араминта… — словно пробуя звучанье на вкус, прошептал темноволосый красавец, — Вам, действительно, идет это имя.

Подойдя ближе, он взял мою руку и поднес к губам.

— Вы прекрасны…

Чувствуя теплое дыхание на своем запястье, я понимала, что это самое чудесное мгновенье в жизни.

— Дамир… А как вы здесь очутились? Вы же были там… в моем мире, — кажется, голова начинает соображать, правда, пока все еще кружится немного от внезапно нахлынувших чувств, но все-таки…

Он рассмеялся.

— Вас ничем нельзя смутить, да, прелестная Араминта?

— Ну почему же? Вот сейчас вы меня очень смутили… — я немного растерялась, слишком внезапным был переход от волшебной романтики к насущным будням.

— Да? — приподняв одну бровь, удивился Дамир, — А что вас сильнее смутило? Мое неожиданное появление или поцелуй вашей очаровательной ручки?

Я нахмурилась. Во что ты играешь, красавчик? Я ведь тоже могу блистать на сцене. Так, надо срочно выпрямить спину, вздернуть подбородок. Холодный голос и надменный взгляд:

— Простите, господин Дамир. Я не совсем понимаю вас. И меня, действительно, смущает присутствие постороннего мужчины в моей комнате. Будьте добры, либо объясните, что происходит, либо убирайтесь прочь!

— Ах, милая Араминта! Вы все слишком драматизируете. Ну, признайтесь сами, ведь вашим самым большим желанием было бы женить меня на себе.

Я окаменела от неожиданности. Да, конечно, у меня мелькнула пара мыслишек, что не плохо было бы познакомиться поближе с этим воплощением мужской сексуальности, но разве я имела ввиду именно брак? И вообще, он сам сюда явился!

— Что?! Ну, знаете ли! Не ожидала от вас такой наглости! — я развернулась на сто восемьдесят градусов и уселась на кровать, всем видом демонстрируя оскорбленное самолюбие.

Позади меня стояла тишина, я уже стала сомневаться, что наглый мачо все еще находится в комнате. Через пару минут Дамир с тяжелым вздохом опустился на мягкое кресло напротив меня.

— Араминта, скажите абсолютно честно, зачем вы зашли в тот проклятый магазин? — карие глаза смотрели пронизывающе с небольшой усмешкой.

— Зачем, зачем…. А я почем знаю, — обиженно пробурчала я, — Просто любопытно стало….

Дамир заглянул мне в глаза, и этот взгляд был совсем не таким, как пять минут назад. Исчезла напряженность.

— Боже мой… Араминта, простите меня! Я должен был подумать об этом… — он схватился за голову, — Я вел себя так неучтиво с вами. Приношу свои искренние извинения! Вы сможете простить меня?

— Ну, простить или нет — это я решу потом. А пока потрудитесь объяснить, какого черта вы решили, что я набиваюсь к вам в невесты?

Дамир слегка покраснел. Но, быстро взяв себя в руки, встал и подошел к окну.

— Я оскорбил вас незаслуженно и ваше негодование вполне справедливо, — присев на подоконник Дамир глубоко вздохнул, — Дело в том, что я не простой человек, как вы уже могли догадаться. Я маг, колдун, чародей… Называйте это как хотите, слова не имеют значения. Кроме того я представитель одной из самых высокородных семей Тридевятого королевства. Мне тридцать пять лет. И я до сих пор не женат. Это вызывает определенные опасения у моей матушки. Ну, а раз я сам не могу определиться с выбором невесты, моя семья всячески пытается помочь в этом. За последний год меня раз пять уже пытались затащить под венец.

— О господи, а я-то здесь причем? Я что выбежала вам навстречу в свадебном платье с букетом под мышкой и кольцом в подарочной упаковке?

— Араминта, поймите меня правильно! Когда мне поручили исполнить желание первого человека зашедшего в магазин, я был совершенно спокоен, но когда юной ведьмой, которую мне доверили проводить на ее первый в жизни шабаш, оказывается та же самая прелестная блондинка я начал подозревать, что это очередная невеста посланная матушкой!

Темноволосый красавец внезапно улыбнулся, а я, в который уже раз, утонула в завораживающих глазах цвета кофе.

— Я прощен?

Я отвернулась. Надо собраться с мыслями. Он конечно красавчик и все такое, но… А впрочем, он же мне, и в самом деле нравится! Эх, говорила мне мама, никогда не влюбляйся в красавцев, от них одни проблемы. Я тихонько вздохнула и тут же улыбнулась, вспомнив эти трогательные наставления.

— Чему вы улыбаетесь? — спросил Дамир.

Даже не удосужившись взглянуть в его сторону, я ответила:

— Прикидываю, как получше вас убить.

Он усмехнулся. Я без труда об этом догадалась, хотя и не смотрела в его сторону, и тотчас же разозлилась сама на себя за то, что настолько хорошо его чувствую. Похоже, моя сердечная независимость летит в тартарары! Впрочем, догадываюсь, что и для Дамира все мои мысли и чувства не тайна.

— Я очень рад, — проговорил он.

— Чему именно вы радуетесь? — резко развернулась я, наконец-то оторвавшись от созерцания платяного шкафа, на который смотрела уже, казалось, целую вечность.

— Тому, что вы решили меня убить. Вам ведь эта процедура доставит удовольствие, вот я и радуюсь за вас, — насмешливо бросил Дамир, но тут же вмиг нахмурился, — Вы ведь простили меня?

— О да, конечно простила, — улыбнулась я, — Но за это хочу попросить вас об одном одолжении…

— Конечно, Араминта, я полностью к вашим услугам!

— Не могли бы мы перейти на «ты»? Мне да ужаса надоел этот официоз!

Дамир озадаченно посмотрел на меня, а потом рассмеялся.

— Я же совсем забыл, что вы… то есть ты не из нашего мира. Добро пожаловать в Тридевятое королевство, чувствуй себя как дома!

Он протянул мне руку и в карих глазах заиграли смешинки.

— Ты же хотела приключений?

— О, да, конечно хотела! Но все так неожиданно… — я закусила нижнюю губу, дурацкая привычка, — Ты знаешь, оказывается, я умею колдовать.

— Хмм, действительно, неожиданно и странно, — согласился Дамир, — Еще ни один иномирянин не обладал магическим потенциалом. По крайней мере, мне об этом не известно. Но я считаю это все объяснимо. Ты же получила приглашение? Как насчет небольшой вылазки на местный шабаш?

— Так это действительно будет шабаш? Настоящий? — я вскочила, — С жертвоприношениями и плясками до утра?

Дамир расхохотался.

— Боже мой, где ты нахваталась этого?

— Так во всех книжках написано, — обиженно буркнула я.

— Милая Араминта! Могу заверить тебя, положа руку на сердце, что все ваши книжки сплошное вранье!

Я вспомнила литературный образ Золушки, еще раз сравнила его с моей новой подружкой и не нашла ничего лучшего, как согласиться.

— Дамир, — вздохнула я, — Расскажи мне, что это за мир и почему я здесь?

Темноволосый красавец нежно сжал мою ладонь и ласково улыбнулся:

— Обязательно…. Но чуть позже. Нам пора отправляться. У тебя впереди неизбежное посещение Магического Союза ведьм и колдунов. Тебе понравится там. Обещаю.

Господи, ну почему каждый раз, видя улыбку на его губах, у меня дух захватывает? Хочется дотронуться до темной пряди волос, провести рукой по высоким скулам, раствориться золотистым бликом в его глазах.

— Ну что, ты готова? — веселый голос моего красавца разрушил романтическое течение мыслей.

— А на чем мы туда доберемся?

Дамир подвел меня к распахнутому окну.

— Вообще-то ты как ведьма могла бы воспользоваться метлой.

— Чем?!

— Шучу, шучу! Прошу вас, миледи, поверьте это лучше чем метла, — прямо к подоконнику подлетел белоснежный крылатый конь.

— Он прекрасен! — прошептала я.

Воздушные крылья будто бы сплетены из струй света. Переливаясь, они были великолепны. Серебристая грива завивалась крупными кольцами ниспадая на широкую крепкую спину. Небесно синие глаза в обрамлении длинных темных ресниц взирали на меня с детским любопытством.

— Это Ллод. И мне кажется, ты ему понравилась, — прошептал Дамир.

Сказочный пегас уткнулся в мою шею прохладным носом и проказливо постучал копытом по подоконнику.

Ловко запрыгнув в седло, Дамир без труда подхватил меня за талию и усадил перед собой.

— Вперед Ллод! В лес!

Глава 10

На поляне царил сонный полумрак. Аккуратно выложенные холодными камнями тропинки сходились лучами к центру, словно огромный сказочный цветок, составленный из мраморных лепестков. По периметру росли многовековые деревья с корявыми узловатыми ветвями. С низких сучковатых веток свисали темнокрылые летучие мыши, зажавшие в черных лапках кованые светильники — их свет слабо освещал проходы между древесными великанами. На невысоких резных подставках, расположенных вокруг дощатого старинного стола, чадили витые свечи. Ночные мотыльки гроздьями облепили ветхие подсвечники.

Зашумел крыльями заплутавший филин, его тень на мгновение мелькнула на желтом диске луны. И тут же, будто вдогонку, завыла стая полуночных волков.

На поляне было много народу. Одни стояли небольшими группками и о чем-то разговаривали. Другие восседали за столом, стоящим в центре и молчаливо осматривали прибывающих.

— Здесь так необычно, — я во все глаза разглядывала место, где мне предстоит сдать, возможно самый тяжелый в жизни, экзамен.

— Я же говорил, что тебе понравится, — довольно отозвался Дамир, направляя пегаса к краю поляны.

Он легко спешился сам и помог мне сойти на землю. Затем, взмахом руки отослав Ллода, отвел к стоящим отдельно от остальных людям.

— Это все новички, такие же, как и ты, — шептал мне Дамир.

— Они из моего мира?

— Нет. Но дар в них проснулся совсем недавно. Вас всех ожидает маленький экзамен. Не волнуйся, ты со всем справишься!

Две девушки и симпатичный паренек встретили нас улыбками.

— Доброй ночи, господа, — Дамир вежливо поклонился, — Надеюсь, удача будет благосклонна к вам.

Девушки залились румянцем, и присели в реверансе. Паренек, окинув Дамира любопытным взглядом, кивнул в знак приветствия.

— Оставляю тебя, Араминта, надеюсь скоро увидимся, — поцеловав мне руку, и вызвав этим завистливый вздох девушек, мой черноволосый красавец направился к стоящей невдалеке паре мужчин.

— О боже, это был господин Дамир! — одна из девушек схватила меня за руку, — Сам Дамир! Как тебе повезло!

— Успокойся, Беляна. И отпусти бедняжку, ты ей сейчас руку сломаешь! — засмеялся паренек.

— Ой, прости, пожалуйста! — смущенно улыбнулась девушка, пухленькая блондинка, — Я Беляна.

— Очень приятно! А я Араминта, — улыбнулась я в ответ.

— Я Соринна, — протянула мне руку вторая девушка, изящная шатенка со смешливым взглядом.

— Ну, а я Фрель, — представился светловолосый парнишка.

Я была рада новым знакомствам. В любом мире надо заводить друзей.

— Ты хорошо знакома с Дамиром? — первым делом поинтересовалась Беляна, — Он уже нашел себе невесту?

— Насколько я знаю, нет. А ты что, себя предлагаешь? — кажется, это ревность царапнула острым когтем по моему бедному сердечку.

— Ой, нет, ну что ты! — Беляна опустила глаза и покраснела, — На такую простушку, как я, он и не посмотрит…

— Неужели он так привередлив?

Соринна удивленно уставилась на меня:

— Ты что! Он же герцог! Самый красивый мужчина в нашем королевстве. Наследник огромного состояния!

— Ну, он конечно симпатичный и все такое…

— Араминта, он не просто симпатичный. Он великолепен! — Беляна закатила глаза, — Я все на свете отдала бы лишь только за возможность оказаться на месте его будущей невесты!

Фрель и Соринна засмеялись.

— Не обращай внимания, Араминта. Эта глупышка с детства влюблена в великого и прекрасного Дамира. Вот только ему совершенно нет до нее никакого дела.

— Фу, Фрель! Ну, нельзя же быть таким жестоким и так грубо рушить мои воздушные замки, — с улыбкой произнесла Беляна.

За моей спиной раздался женский смех. Обернувшись, я увидела так горячо обсуждаемого нами Дамира в окружении красивых молодых дамочек.

— Да… он действительно пользуется великой популярностью… — тихо проговорила я.

Мой кареглазый герцог нежно целовал ручки одной миловидной особы, в то время как еще одна красотка, всячески стараясь отпихнуть первую, пыталась схватить Дамира под руку.

— И так происходит всегда, — прошептала Соринна, — Где бы он ни появлялся женское внимание ему обеспечено!

— Почему тогда такие сложности с выбором невесты? Как я вижу, от нехватки претенденток он не страдает.

— Ох, Араминта, ты как будто вчера родилась! — недоуменно покачала головой Беляна, — Разве захочет нормальный, богатый, красивый и абсолютно никому и ничем не обязанный мужчина связывать себя узами брака?

Я удивленно захлопала глазами. Да, такая мысль в мою блондинистую головку не приходила. Значит, мамочка волнуется, что беспутный сынок никак не обзаведется семьей и потомством, а этот ловелас все никак не нагуляется?! Похоже, я его слишком идеализировала.

— Все, девушки, хватит обсуждать того кто не заслуживает вашего внимания! — Фрель схватил меня и Беляну под руки, — Тем более что экзамен начнется через полчаса.

О боже! Я совсем забыла!

— А как он будет проходить? — спросила я, всерьез опасаясь за столь жалкое наличие магического опыта.

— Да кто ж его знает! — пожал плечами Фрель, — Обычно новички тащат жребий и выполняют разные задания, чтобы подтвердить наличие волшебного дара. Все будет достаточно просто. Моему старшему брату, когда он проходил подобную процедуру, выпало превратить камень в лягушку. Задание для младенцев!

Ничего себе! Я судорожно сглотнула. Всего то?! Превратить безликий мертвый камень в живую зеленую лягушку! Ой, что-то мне стало страшновато.

— Вот когда на различные ступени мастерства придется сдавать, то там уж посложнее будет, — продолжал Фрель, — Говорят, что высшей ступенью магии считается умение путешествовать в параллельные миры.

За такими разговорами незаметно пролетело полчаса. Все участники собрания видимо уже присутствовали тут. Но большинство толпились ближе к центру поляны, а так как мы стояли на окраине, мне не удалось внимательно рассмотреть их всех.

Но все же кое-что необычное я приметила: два низкорослых человека, которых вначале приняла за пятилетних мальчишек, на деле оказались седовласыми старцами с длинной густой бородой.

— А… Это гномы, — пояснила Соринна, когда я не слишком вежливо тыкнула в дедушек пальцем.

С любопытством рассматривая, впервые в жизни виденных мною гномиков, я заметила насколько чистые у них лица, без старческой сеточки морщин.

— Ну, конечно, Араминта, ты как ребенок, ей-богу! — отмахнулся от меня Фрель, в ответ на замечания по поводу морщинок, — Им же всего лет двести или двести пятьдесят, не больше!

— Так это они «молодые» что ли? — ошеломленно спросила я, — А борода?

— Борода начинает расти у гномов в столетнем возрасте, а старыми они становятся годам к шестистам. Бывают и такие, кто до тысячи доживает!

Увлечено разглядывая гномов, я краем глаза заметила, как мимо нас промчался белоснежный конь с темноволосым седоком на спине. Решив, что это Дамир со своим пегасом красуется, я намеренно повернулась к ним спиной. Но, когда от моих новых друзей раздалось дружное «Ах!» любопытство взяло верх.

Темноволосый мужчина с благородными идеально правильными чертами лица, тонкими крепко сжатыми губами, мощным обнаженным торсом, белоснежным лошадиным крупом и хвостом, заплетенным в замысловатую косу… Что, что? Каким крупом? Мама дорогая! Кентавр!

Я стояла, открыв рот. Вокруг меня восхищенно переговаривались Соринна с Беляной, но я слушала их вполуха.

— Это сам Эль Тио! Расскажу подружкам, не поверят!

— Да, если бы не приглашение на собрание вряд ли удалось бы его увидеть так близко!

— Ох, вы только представьте! Великий Эль Тио!

— Тише, дурочки! Чего разорались то? — возмущенно зашипел Фрель, — Смотрите, уже начинается.

К нам подбежало странное существо. Это оказался длинноухий, пузатый чертенок с очаровательной кисточкой на кончике хвоста, который вручил лист пергамента, ухмыльнулся и унесся прочь.

— Это программа мероприятий, — пояснила Соринна в ответ на мой недоуменный взгляд.

Прелюбопытнейшая вещь, кстати! Поэтому повторю ее дословно, для потомков, так сказать:

«Магический Союз проводит очередное собрание:

Председатель: господин Брут.

Высочайший ареопаг: госпожа Магдалина де ла Крус, господин Эрнан, госпожа Солема, господин Эль Тио.

Запланированные мероприятия:

— Выступление господина Рике — «Чародейный потенциал сильфов»;

— Демонстрация опытов от господина Гогенгейма — «Новые рецепты зельеварения».

Так же состоятся аттестационные экзамены для новичков.

Далее пройдет большой бал с участием волшебных существ, благородных магов и очаровательных ведьм.

Доброй ночи, господа и приятного времяпрепровождения!»

Раздался гулкий звон гонга. Толпа зашевелилась и растеклась по периметру. Седовласый высокий мужчина, сидевший в центре за дощатым столом, встал и обвел усталым взглядом собравшихся.

— Это председатель господин Брут, — зашептал мне на ухо Фрель.

— Преволшебнейшие господа! — звучный голос председателя эхом разнесся по поляне, — Главнейшей задачей Магического Союза волшебных существ является поддержание доброго имени и высокого назначения магии. Мы стараемся поднять авторитет чародейства. Добиться, того чтобы имена представителей волшебного мира произносились с уважением. Стремимся сделать мир светлее и лучше! Я прошу не забывать об этом, друзья мои…

Председатель говорил и говорил… На его речь откликались многие люди и нелюди. Мне, конечно, тоже было интересно послушать, но минут через десять, я готова была покинуть этот так называемый шабаш и навсегда проститься с магической практикой. Откровенная нудятина!

— Араминта, ты чего? — Беляна дернула меня за плащ, — Хватит зевать! Сейчас самое интересное начнется!

И действительно, речь господина Брута закончилась. В центр вышел худощавый мужчина с длинными свободно развевающимися волосами.

— Смотри внимательно! — почти приказала Беляна.

— Господин Рике! — представил длинноволосого председатель.

О боже, снова речь, что ли?

Мужчина крутанулся вокруг своей оси, завернувшись в пряди волос, словно попав в гигантский кокон, и взлетел…

— Он летает!

— Тише! — Беляна шикнула на меня, — Он сильф.

Речь господина Рике сопровождалась пируэтами в воздухе. Словно воздушный гимнаст он демонстрировал одну невероятную фигуру за другой. Когда сильф, наконец, опустился на землю толпа взорвалась шквалом аплодисментов.

Следующим на середину поляны вышло двухметровое шкафоподобное существо. Серого оттенка кожа, мясистое лицо, выступающая вперед нижняя челюсть не добавляли привлекательности.

— Господин Гогенгейм! — в голосе председателя явно чувствовалось большое уважение.

Парочка чертиков выкатили огромный кипящий котел.

— Кто это? — спросила я Беляну, — Смесь орангутанга с самосвалом?

— Что? С кем смесь? — переспросила девушка, удивляясь незнакомым словам, — Нет, он чистокровный тролль.

Ах, вот в чем дело…. Ну, конечно, мне следовало догадаться. Кем же еще мог оказаться такой «красавчик»?

— Доброго колдовства вам, преволшебнейшие господа! — писклявым фальцетом заговорил Гогенгейм, — Позвольте мне продемонстрировать пару новых рецептов магического зелья…

Его голос настолько сильно разнился с его внешностью, что это выглядело, мягко говоря, комично. Я самоотверженно пыталась подавить рвущейся наружу смех, но вряд ли у меня это хорошо получилось. Хрюкнув пару раз и получив грозное шиканье от нескольких человек, я попыталась как-нибудь отвлечься.

Надо сосредоточиться на предстоящем испытании. Тем более что мне безумно хочется получить лицензию на магическую деятельность.

Это же мечта моего детства! Настоящая чародейка! Эх, вернуть бы школьные деньки и превратить вредную физичку в облезлую ворону, а парочку одноклассниц в жирных буренок. Они это заслужили.

Тролль что-то увлеченно рассказывал. В огромных ручищах появилась изящная серебреная ложечка. Она выглядела до неприличия микроскопической по сравнению с внушительными габаритами Гогенгейма. Помешивая волшебное зелье в кипящем котле, тролль продолжал визгливое комментирование своих опытов. Интересно, я одна такая нетерпимая к высоким пронзительным звукам?

Так, а что там у нас дальше в программе мероприятий? Еще одного выступления мне не выдержать. Ох, далее экзамены… Если честно, страшно до жути.

Я исподтишка посматривала на остальных новичков. Фрель взволнованно ходил взад-вперед, Беляна и Соринна застыли в напряженной неподвижности, но все выглядели одинаково настороженными и подтянутыми.

Опустив глаза, я увидела, что нервно тереблю в руках край плаща, и поспешила скрыть это наглядное свидетельство своего волнения. Еще в университете я поняла, что частичное отсутствие знаний вполне может заменить наглая уверенность в собственных силах.

Выступление Гогенгейма наконец-то закончилось.

— Господа! — председатель вновь поднялся, — Ну что ж, я считаю, что нынешнее собрание оказалось весьма увлекательным. Перед тем, как начнется балл, позвольте представить сегодняшних новичков!

Толпа вокруг нас отступила на несколько шагов назад. Рассматриваемые любопытными взглядами окружающих, мы стояли перед высочайшим ареопагом во главе с председателем Брутом.

— Итак, господа. В эту полнолунную ночь на путь волшебства вступают: госпожа Беляна — ведьма в тринадцатом поколении…

Я завистливо взглянула на девушку. Да, вот кому-то везет! Магию с молоком матери, наверное, впитала, и колдовать еще в утробе научилась. Не то, что некоторые.

— Господин Фрель — эльф…

Ого! Эльф?! Оглядев внимательнее густую шевелюру паренька, я решила, что при случае обязательно проверю наличие остроконечных ушек.

— Госпожа Соринна — вампир…

Моя отвисшая челюсть упорно отказывалась подниматься обратно. Очаровательная шатенка, заметив ошарашенный взгляд, весело подмигнула. Черт, сразу же зачесалась шея!

— И госпожа Араминта — иномирянка…

По толпе пронесся вздох изумления.

— Подождите… Но это не возможно! — председатель еще раз перечитал пергаментный список, — Возможно это ошибка. Откуда ты, девочка?

Я поежилась под пристальными взглядами сидевших за столом людей.

— Какой ответ вас устроит? С Земли, из двадцать первого века… В любом случае здесь я всего третий день. Или ночь.

— И ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО умеешь колдовать? — господин Брут перегнулся через стол, стараясь лучше рассмотреть меня.

— Ну… — протянула я, — Кое-что получается. Не всегда так, как хотелось бы, конечно… Но я определенно делаю успехи!

Председатель задумчиво обвел взглядом окружающих.

— Кто переместил ее сюда?

— Я, господин Брут, — Дамир вышел вперед и встал рядом со мной, — Это было заданием на очередную ступень мастерства.

— Тебе поручалось переместить именно ее? — председатель повел плечом в мою сторону.

— Нет, там не было указано имя. Имелось в виду, лишь исполнение желания первого встретившегося человека.

— И желанием госпожи Араминты стало посещение нашего мира?

— Не совсем так, — Дамир слегка замялся, — Если дословно повторить ее мысли, то она захотела попасть… как бы это поточнее сказать… в сказку, — со стороны толпящихся по краям поляны людей послышались презрительные смешки, — Я решил, что переместить ее к нам окажется самым разумным.

— Ну что ж… Возможно ты все сделал правильно, — председатель наклонился к сидящим рядом людям и прошептал несколько слов. Недоуменно поднял седые брови, потом нахмурился, услышав ответ, который видимо был не таким, на который рассчитывал.

— Дамир, кто доставил тебе это задание?

— Черный ворон, как всегда.

— Это очень интересно…. Видишь ли, в чем дело, мальчик мой, никто из нас не посылал к тебе ворона.

Глава 11

— Спокойствие, господа! Я прошу соблюдать тишину! — голос господина Брута эхом раскатывался по поляне, перекрывая монотонный гул толпы, — В ближайшее время все недоразумения будут улажены. А сейчас, мне кажется, наиболее правильным оправить госпожу Араминту обратно в ее мир…

— Эй! Стойте, стойте! — потеряв терпение, вскричала я, — Лично меня вы ни о чем спросить не забыли?! Мало того, что последние десять минут вы резво обсуждали мою жизнь, смеялись над моими желаниями, так еще сами решаете мое же будущее? А не охре… тьфу!.. не освинели ли вы, господа?!

Над лесом воцарилась гробовая тишина, не нарушаемая даже стрекотанием сверчков.

— Кхе… Не забывайся, девочка… — председатель набрал полную грудь воздуха явно намереваясь прочесть мне поучительную нотацию, но я его опередила с раздражением топнув ногой:

— Я вам не девочка! Я — Араминта! Позвольте так же напомнить, что на собрание «Клуба Веселых и Находчивых» я не напрашивалась. Это вы прислали чокнутую пичужку с приглашением. Вы предложили пройти дурацкую аттестацию. А сейчас, когда я стоически выдержала нуднейшие лекции ваших достопочтимых членов партии, отправляете меня домой?!

— Но, Араминта! — попытался вновь вмешаться господин Брут.

— Не хочу домой! — наверное, со стороны я походила на малолетнего ребенка, у которого отобрали вкусную конфету, но, черт возьми, меня лишают намного большего! — Я пройду экзамены вместе с остальными. Пожалуйста, господин председатель.

Бисеринки слез на ресницах, обиженно дрожащие губы, сжатые кулачки… И я вся такая несчастная-я-я!

Толпа с нескрываемым любопытством следила за перепалкой. Интересно тотализатор у них работает? Глупцы, надо ставить на меня.

— Ох, ладно, — господин Брут схватился за голову, — Я думаю, не будет ничего страшного. Хотя это и не совсем обычно. Но, по крайней мере, так вы будете под присмотром. И только до выяснения всех обстоятельств! Потом вам все же придется отправиться домой, госпожа Араминта!

— Виии! — радостно взвизгнула я, и ловко перегнувшись через дощатый стол, чмокнула председателя в гладко выбритую щеку.

— Хм… Ну да… О чем я там? — господин Брут залился краской и деловито зашуршал списком, — Госпожа Араминта — иномирянка. Все перечисленные новички сейчас вытащат жребий с именем одного из магов, который и будет их экзаменовать. Подойдите ближе, господа.

Фрель, Беляна и Соринна встали подле меня. Председатель сделал замысловатый пасс и в воздухе закружились четыре бабочки. Описав круг над поляной, разноцветные мотыльки зависли перед нами: ярко-голубой перед Беляной, огненно-красный перед Соринной, лиственно-зеленый перед Фрелем и серебристо-белый перед моими удивленными глазами.

Я протянула руку. Бабочка, словно экзотический цветок, элегантно устроилась на моем запястье.

— Тебе достался сам Эль Тио! — восторженно прошептала Беляна.

Я бросила взор на кентавра. И в моей голове закружил рой совершенно посторонних мыслей. Любопытно, а как он сидит? На стуле? А лошади вообще умеют сидеть? Кстати, человеческая часть ничего так… Симпатичная. Интересно, а остальное тело такое же мускулистое?

— Говорят, что он умеет читать мысли, — продолжала нашептывать Беляна.

Упс! Человекоконь с ироничной ухмылкой перехватил мой виноватый взгляд и широко улыбнувшись, взмахнул хвостом. Кажется, сидеть он все-таки не умел.

— Прошу вас, господа, начинайте, — проговорил устало председатель, обращаясь к ареопагу.

Из-за стола поднялся невысокий сутулый мужчина преклонных лет. Темная щетина покрывала впалые щеки, из лохматых давно не чесаных волос торчали сухие веточки и пожухлые листья. Кустистые брови и желтые зубы так же не добавляли привлекательности.

— Это Эрнан. Он из леших. Конечно с виду страшилище, но сердце у него предобрейшее! Фрелю повезло, — пояснила Беляна.

Леший вышел в центр поляны. Зеленая бабочка, до этого спокойно сидевшая на Фреле, трепетно взмахнула крыльями и исчезла.

— Эльф, — раскатисто пробасил Эрнан, — покажи нам свое магическое искусство!

Со смуглых рук лешего скатились несколько сверкающих клубочков и упали к ногам Фреля. Через мгновенье клубочки объединились в один большой блестящий шар.

Я с ужасом смотрела на светящийся колобок размером с корову и искренне жалела ту лису, которая им подавиться.

А вот светловолосый эльф, видимо, не разделял мох опасений. Он бесстрашно размахивал руками, выделывая заковыристые пассы и создавая необходимые заклинания. Но сверкающий шар упорно продолжал расти.

Эрнан удрученно покачивая головой, нервно покусывал нижнюю губу. Старик леший искренне волновался за разгоряченного новичка.

Наконец Фрелю удалось загасить насыщенный блеск сияющего шара. Огромный колобок постепенно меркнул и уменьшался в габаритах. Спустя несколько секунд в траве одиноко перекатывалась глянцевая бусина.

Леший торжествующе хлопнул в ладоши и потрепал по плечу довольного эльфа. Толпа зааплодировала. Фрель сдал экзамен.

Следующей на середину поляны вызвали Соринну. С ее рук исчезла красная бабочка.

— Не везет бедняжке, — зашептала Беляна, — Ей досталась госпожа Солема. Она из рода саламандр. Горячая дама!

Солема оказалась привлекательной женщиной сорока лет. Высокая, с модно остриженными темными волосами, яркими агатовыми глазами и низким гортанным голосом. Одетая в темно-бордовое платье и туфли на каблуках она выглядела весьма впечатляюще. Длинные тонкие пальцы с ногтями карминного оттенка сжимали алую ленту.

Внезапно Солема громко крикнула и выбросила вперед атласную полоску, которая обернулась шипящей змеей охваченной ярким пламенем.

Соринна охнула и принялась что-то нашептывать. Змея подползла к испуганной девушке и устремилась вверх по ее подолу, оставляя после себя след из паленой ткани.

Толпа, внимательно наблюдающая за испытаниями, порывисто вздохнула. Кое-где послышался возмущенный шепот. Но Солема лишь зло окинула взглядом поляну.

Я видела, как побелели сжатые кулачки Соринны, когда в воздухе запахло горящей материей. Заметила, как напряглись господин Брут и Эль Тио, как леший подошел к Солеме и произнес несколько слов. Но саламандра в ответ только скривила губы и отрицательно помотала головой.

Я затаила дыхание. Огненная змея уже подползала к вороту Соринны, еще чуть-чуть и обжигающий след затронет нежную кожу. Но девушка внезапно расслабилась, удовлетворенная улыбка скользнула по губам. Не переставая шептать, юная вампирша хлопнула в ладоши, и над головой госпожи Солемы появилась небольшая тучка размером с пуховую подушку. Тучка покружилась как домашняя собачка, ищущая место поудобнее, и пролила ледяной дождик на ничего не подозревающую Солему. В ту же секунду пылающая змейка исчезла, ровно, как и жженый след на платье. Соринна сдала экзамен.

— Ну, теперь моя очередь, — улыбнулась Беляна, наблюдая, как исчезает голубая бабочка.

— Удачи, — шепнула я.

— Не волнуйся, — девушка успокаивающе сжала мою руку, — Это Магдалина. Она ундина, так что пожар мне точно не грозит.

Напротив Беляны стояла красивая молодая женщина. Полупрозрачное платье цвета морской волны окутывало изящное тело. Водопад белокурых локонов струился по точеным плечам до самого пола. Прекраснейшие зеленые глаза ласково осматривали начинающую ведьму.

— У меня есть для тебя подарок, Беляна, — певуче проговорила ундина, снимая с шеи ожерелье из лилейно-белых жемчужин, — Сумеешь удержать его и он твой.

Беляна протянула руку, но драгоценный жемчуг молочными каплями протек сквозь пальцы Магдалины и, рассыпавшись по темной земле белоснежным горохом, исчез. Вспыхивая то здесь, то там чарующим блеском он, в сущности, казался незаметным человеческому глазу.

Уголки губ Беляны насмешливо дрогнули, она взглянула на меня беззаботно подмигнув. Закрыла глаза и эффектно щелкнула пальцами. А когда вновь открыла, на нас взирали желто-зеленые, светящиеся во тьме, глаза кошки.

Беляна окинула взглядом поляну и, приметив затаившиеся жемчужины, подобно тигрице кинулась за своей добычей. Внимательно вглядываясь в колыхающиеся от ветра травинки, и проникая волшебным взглядом в самые затемненные уголки поляны, девушка выискивала бесценную пропажу. Первая, вторая, третья… Алебастровые жемчужинки сами запрыгивали в раскрытую ладонь ведьмы.

Ну вот, почти все собрано. Я заметила, как Беляна остановилась в нерешительности. Кошачьи глаза внимательно рыскали под ногами окружающих людей. Поворачивая голову направо и налево, девушка пыталась разглядеть последнюю капельку жемчуга.

Окинув взглядом перешептывающуюся толпу, я заметила, что многие взгляды направлены не на Беляну, а на госпожу Солему стоявшую поодаль. Высокая брюнетка (надо признать, что от вынужденного душа устроенного Соринной не осталась и следа) насмешливо наблюдала за метаниями молодой ведьмы. В черных глазах поблескивала издевка, а стройная ножка, затянутая в темный чулок, с усилием вдавливала в землю едва заметную белую жемчужину.

Вот су… сударыня нехорошая! И как это понимать?! Я нахмурилась. Нет, ну это же не честно! И куда смотрит ваш хваленый председатель? Господин Брут оживленно переговаривался с кентавром и лешим. И, похоже, разговор был весьма занятным, так как все трое активно жестикулировали. Видимо, высочайшему ареопагу нет никакого дела до происходящего.

Я зло сжала кулачки. Эх, жаль у меня опыта маловато… Хотя… Если сосредоточиться…

Благодаря моим стараниям (либо от великого везения!) земля возле ног госпожи Солемы зашевелилась, и на поверхность вылез маленький, покрытый серыми иголками, ежик. Колючий клубочек неторопливо стряхнул налипшую землю с мордочки, удивленно моргнул крошечными глазами-бусинками… и справил малую нужду прямо на элегантную туфельку Солемы.

Возмущенно вскрикнув, саламандра подскочила на месте. Спрятанная жемчужина лишь на мгновенье засияла насыщенным блеском, но и этого хватило. Беляна рысью кинулась под ноги Солемы и схватила долгожданный жемчуг.

Я еле сдержалась, чтобы не захлопать в ладоши от радости. Взбешенная саламандра, разгневанно сверкнув глазами в сторону довольной ведьмы, скрылась в толпе тайком посмеивающихся людей. Беляна сдала экзамен.

— Ну, что же, девочка. Пришел и твой черед, — передо мной неожиданно появился черноволосый Эль Тио, — Ты не скучала?

Стоило мне заглянуть в ласковые, с мелкой россыпью морщинок, глаза кентавра, как я тут же словно растворилась в них.

— Так, так, а что тут у нас? — улыбаясь прошептал Эль Тио.

Вопреки моему желанию я сразу же углубилась в каверзные мысли о недавней проделке с госпожой Солемой.

— Хм… Любопытно… Вот как? — кентавр расхохотался и обернулся к председателю, — Господин Брут! Я подтверждаю, что Араминта прошла испытание! В этой девочке, действительно, что-то есть, — и вновь обратившись ко мне, добавил, — Удачи, малышка.

Серебристо-белая бабочка, сидевшая на моем запястье, медленно растворилась в воздухе. О боже, я не заметила, как сдала экзамен!

Фрель, Беляна и Соринна радостно подбежали ко мне и заключили в дружеские объятья. Беляна даже чмокнула в щеку и прошептала: «Спасибо».

— Так ты из иного мира? — взмахнула руками Соринна, разглядывая меня словно зверюшку в зоопарке, — И ничего нам не сказала!

— По-моему кто-то также не счел нужным сообщить, что является вампиром?! — я гневно уперла руки в бока.

— Все в порядке, Араминта, — успокаивающе сжал мне плечо Фрель, — Может тебе и кажется это необычным, но вампиры уважаемые члены магического сообщества. Наш мир не совсем похож на твой. Если честно, они абсолютно разные. А знаешь в чем главное отличие? Наш — интереснее!

Глава 12

Я заинтересовано оглядывала поляну, в мгновение ока превратившуюся в шуршащий муравейник. Вокруг сновало огромное количество чертиков с подносами заставленными фужерами из эльфийского стекла и различными закусками. Откуда-то лилась чудесная музыка. Большинство пар увлеченно танцевали в центре поляны.

Стол, за которым размещался высочайший ареопаг, магическим образом исчез. Широковетвистые деревья по краям поляны засветились волшебными огоньками, словно миллионы светлячков почтили присутствием чародейский бал.

Фрель ловко подхватил пару бокалов у пробегавшего мимо чертенка. М-м-м, золотистый напиток сладкой волной проскользнул внутрь, оставив после себя приятное головокружение.

— Что это? — с выражением райского блаженства поинтересовалась я.

— Забродивший сок из плодов гномьего дерева, — Фрель усмехнулся, — Ты только не увлекайся. Сюда добавляют несколько капель веселящего зелья.

— Веселящего? Зачем? Кажется и так не плохо.

— «Не плохо», милая Араминта, из-за того, что большинство уже отведало этого снадобья. Взгляни по сторонам, — эльф махнул рукой в сторону группки громко смеявшихся мужчин, — Разве до этого все были так беспечны? Зелье помогает забыть мелкие проблемы и по-настоящему отдохнуть. Вон посмотри-ка!

Обернувшись, я увидела, как Беляна увлеченно флиртовала с молоденьким сильфом. Юная ведьма бросала пламенные взоры из-под опущенных ресниц, смущенно пожимала плечиком, а на круглой щечке играла очаровательная ямочка. Искренне порадовавшись за новую подругу, я заметила:

— А где же Соринна? Тоже охмуряет какого-нибудь симпатяжку?

Вглядываясь в улыбчивые лица окружающих людей, я постаралась найти нашу вампиршу.

— Ты видишь ее, Фрель?

Эльф с неодобрением нахмурился.

— Вон она, там. Занята этим глупым, бесполезным делом, которое в обществе считается развлечением.

Другими словами, танцует. Я хмыкнула. Бедный Фрель!

Полчаса назад я выслушала душещипательную историю об учительнице танцев, тяжеловесной скалоподобной тролльчихе, которая неудачно наступила ему на ногу во время очередного урока. После наложения заклятья по сращиванию костей эльф решил, что танцы это — «тупая, идиотски бессмысленная трата времени».

Ну что ж, по крайней мере, его страдания не усугублялись необходимостью танцевать со мной.

— С кем она танцует? — я любопытно вытянула шею, но среди огромного количества танцующих пар так и не смогла выделить Соринну.

— Как я понимаю, в данный момент ее партнером является господин Эль Тио.

— Тот самый Эль Тио? Кентавр? Она с ним танцует?

Вот это, наверное, зрелище!

Я решила подобраться поближе и, махнув рукой зазевавшемуся эльфу, двинулась в сторону импровизированной танцплощадки.

Какой-то смуглый гном пристально посмотрел на меня захмелевшим взглядом, но я вздернула подбородок и прошла мимо, притворяясь, что узнала кого-то за ближайшими деревьями, твердо решив не создавать себе проблем ненужным вниманием.

Обводя выискивающим взглядом переполненную местность, я наткнулась на сексуальный мужской силуэт. На знакомые иссиня-черные, отливающие шелковым блеском, волосы Дамира.

Ох, никогда прежде я не чувствовала такого непреодолимого влечения к кому-либо. Даже на значительном расстоянии ощущала притяжение, которое заставляло сердце трепетать.

Объект моего внимания слегка повернулся, и по складкам на черной ткани, обтягивающей мускулистые плечи, я догадалась, что он скрестил на груди руки. Дамир внимательно слушал лысоватого мужчину ростом пониже.

Вокруг слышались призывные звуки танго. Под эту интимную музыку незнакомая женщина в сверкающем платье и тучный мужчина старательно повторяли па, которым в детстве выучились в танцевальных классах.

Чертенок — официант в белой накрахмаленной куртке остановился подле меня, молча предлагая бокал с тяжелого подноса.

О, то, что мне сейчас надо! Посмотрев опять на привлекшего мое внимание красавца-брюнета, заметила, что глаза цвета свежесваренного кофе с усмешкой наблюдают за моими попытками выглядеть безразличной.

— Как тебе нравиться бал, Араминта? — завлекающее прошелестел бархатный голос.

— Очень мило, — как можно более равнодушно отозвалась я.

Подойдя почти вплотную, Дамир взял меня за руку, заставив поставить спасительный бокал обратно на поднос.

— Надеюсь, ты хорошо проводишь время, — почувствовав, как он слегка дотронулся губами до моих пальцев, я резко отдернула руку.

И в этот момент осознала, что большинство любопытствующих взглядов устремлены на нас. Внутренне содрогнувшись, я расправила плечи и гордо подняла голову.

— Тебе стало неприятно мое общество? Зря. Я умею быть учтивым, — спокойно сказал Дамир, но карие глаза слегка прищурились в удивленном негодовании.

О, вот в этом я как раз не сомневалась! Внезапно грянула музыка, и мы закружились в бурном темпе вальса. С безжалостной торжествующей улыбкой Дамир до неприличия крепко прижал меня к себе.

Вот черт! Приятно-то как… Стоп, стоп! Это что же очередная победа на счету первого красавца королевства?

Я со всей силы наступила ему на ногу. А пусть не зазнается!

— Плутовка, — хрипло засмеялся Дамир, — Если ты думаешь, что таким образом сможешь от меня отделаться, то сильно заблуждаешься.

Я горестно вздохнула, понимая, что, скорее всего он прав. Да, если честно и желания особого сопротивляться у меня не было. Всему виной жестокий, временами совершенно не нужный, здравый смысл.

А хуже всего то, что Дамир оказался потрясающим танцором. Вальс я танцую не очень часто. Точнее почти никогда. Первый и последний раз на школьном выпускном.

Там я старалась изо всех сил, но постоянно сбивалась с ноги. Мой партнер Сашка возмущенно обвинял меня, и я с прискорбием признавала свою вину, а вот теперь поняла, что совсем напрасно.

В паре с Дамиром двигаться было очень просто. Каким-то образом он придал легкость моим ногам, и па вальса казались столь же естественными, как простая ходьба. Я и думать забыла о том, что надо отсчитывать про себя ритм, в этом не было никакой необходимости.

— Ты легко прошла испытание с Эль Тио, — начал незамысловатый разговор мой соблазнительный красавец.

— Это всего лишь простое везение, — так же незатейливо отмахнулась я.

Мои мысли были совсем о другом. Если Дамир прижмет меня к себе еще сильнее, я рискую превратиться в лепешку.

Теперь перед глазами маячил только его свежевыбритый подбородок и черный аккуратно повязанный галстук. При каждом повороте я ощущала, как соприкасаются наши бедра.

Знает ли он о том, как действует на меня его близость? Я украдкой взглянула на точеную линию носа и мягкие притягивающие губы. Конечно, знает!

Его широкая ладонь с бесстыдной фамильярностью лежала на моей талии, а вторая — собственнически сжимала руку, напоминая о том, кто ведет в этой игре.

Не зря Фрель считает вальс слишком скандальным танцем для порядочных людей. Если бы в моей голове имелась хоть капля здравого смысла, я ни за что не согласилась бы добровольно оказаться в такой близости с привлекательным и обольстительным Дамиром.

Силы небесные, я краснею! Быстрее отвернуться, лишь бы он не заметил!

Когда я все же рискнула искоса взглянуть на Дамира, то поняла, что он определенно засек расцветший на щеках румянец. К моей досаде, его темные глаза, судя по всему, ничего не упускали.

— Мне приятно, что я заставил тебя покраснеть, Араминта, — насмешливо прошептал он.

Я разозлилась.

— Что давно не чувствовал, как чешется конечность закованная в гипс?! — прошипела я впечатывая свою туфельку в его ногу. В ту же самую, что и несколько минут назад.

— Ох, дьявол… — Дамир от неожиданности споткнулся и выпустил меня из крепких объятий.

Развернувшись, я бросилась в сторону, туда, где стояли удивленно наблюдающие за развивающимися событиями Фрель и Беляна.

— Что между вами произошло? — воскликнула Беляна.

Я молча схватила их за руки и потащила за пределы поляны, подальше от любопытных взглядов изумленных людей.

— Господи, Араминта, что с тобой? — Беляна взволнованно заглянула мне в глаза, — Он тебя чем-то обидел?

— Нет, напротив. Дамир был предельно мил и обходителен, — если честно, то мне уже стало стыдно за свое поведение.

— Так в чем же дело?

— Ну, он был слишком обходительным…

— Араминта, и это все?! — Беляна удивленно воззрилась на меня, — Да я сочла бы за счастье получить хоть толику внимания от такого мужчины!

Я грустно вздохнула. Да, да, знаю, получилось глупо.

— Понимаешь, Беляночка, почему то мне кажется, что господину Дамиру, в общем-то, все равно кому расточать знаки внимания. Сегодня я, завтра ты. Ты же видела, как он пленительно расцветал возле тех куколок. А я не хочу иметь галочку у себя на сердце поставленную любвеобильным герцогом!

— Слава богу, я не такая принципиальная. И если этот красавчик соизволит обратить свое внимание на меня, то я уж постараюсь сделать все, дабы задержать его рядом с собой на веки вечные, — улыбаясь, произнесла Беляна, мечтательно закатив глаза.

Нет, с ней определенно невозможно разговаривать!

— Ну-ну. А я предпочитаю сидеть в сторонке и не привлекать внимания.

Беляна с Фрелем дружно рассмеялись и схватили по очередному бокальчику с волшебным напитком. Я последовала их примеру, но вовсе не потому, что хотела пить.

За эльфийским стеклом я спрятала грустную усмешку.

— А, вот вы где! — из-за деревьев появилась разрумянившаяся Соринна, — Там господин Брут нас ждет.

Председатель стоял по другую сторону поляны с охапкой пергаментных листов.

— Ну что ж, ребята. Поздравляю вас с прохождением экзамена, — в усталых глазах мелькнула тень удовольствия, — Рад, что вы со всем справились. Кому-то из вас достались задания полегче, — он подмигнул Фрелю, — Кому-то более сложные, — взор метнулся на Беляну с Соринной, — А кто-то крайне сильно удивил нас, — взгляд переместился на меня, — Но абсолютно все показали себя очень хорошо!

Мы разулыбались. А я даже вознамерилась еще раз расцеловать председателя за столь приятные слова. Что ни говори, но приятно знать, что мэтры магии считают тебя достойной высокого звания волшебницы!

— Теперь вы официально имеете право использовать колдовство в наших королевствах. Осталась лишь небольшая формальность, — господин Брут пожал плечами, — Вам необходимо представиться правителям этих государств.

У меня начала удивленно отвисать челюсть.

— Вам надлежит навестить властителя Лукоморья. После этого предстать пред светлые очи нашего достопочтимого короля — повелителя Тридевятого.

Фрель, Беляна и Соринна беззаботно кивнули и с поклоном удалились.

— Подожди, Араминта, — поймал меня за руку председатель, едва я тоже вознамерилась покинуть его общество, — Мне думается, что тебе понадобится сопровождение. Ты же не знаешь здешних мест. Дамир!

Затылком я почувствовала чье-то теплое дыханье.

— Звали, господин Брут? — бархатный голос, ласковой кошкой, прошелся по моей коже, оставив после себя россыпь предательских мурашек.

— Дамир, раз ты явился причиной появления Араминты в нашем мире, тебе за нее и отвечать. Доставишь ее в Лукоморье и обратно. Я думаю не надо тебе все объяснять, — поднял бровь председатель и, собравшись уходить, добавил, — И еще… Ты поучи ее в дороге, что ли… Она же неопытна, как младенец.

Мне захотелось испариться под многозначительным взглядом Дамира. Ой, мамочки, кажется, я пропала!

Глава 13

Как и полагается благородным и ответственным кавалерам Дамир доставил меня в Золушкин дом с рассветом.

Не было никаких слезливых сцен расставания с моими новыми друзьями. Беляна авторитетно предсказала, что мы еще увидимся, и я с радостью ей поверила. Перед прощанием мне все же удалось пощупать остроконечные ушки эльфа (Фрель ужасно боялся щекотки и поэтому постоянно вертелся), и подивиться выдающимся клыкам Соринны (оказывается девушка умела их отлично маскировать).

И вот, наконец, я могу добраться до кровати! Отличная ночка выдалась, ничего не скажешь, но даже яркие впечатления не смогут отодвинуть долгожданный сон. Где моя подушечка? Мягонькая…

Ах, да, кажется Дамир перед уходом что-то там говорил насчет нашей поездки в соседнее королевство… По-моему сегодня… или завтра… а впрочем, какая разница…

Выключите солнце! Оно светит мне прямо в глаза. Ворчу и переворачиваюсь на другой бок. Я не могу встать, в постели так тепло, так уютно. Полежу еще несколько минут, подожду, пока не включится радио и не раздастся жизнерадостная музыка.

Эй, я сказала музыка! Открываю один глаз. Вот черт! Средневековье! Никакой культуры.

Вместо бодрящих звуков современных музыкальных треков было слышно лишь пару голосов за дверью. Похоже, кто-то спорил.

Узнав, в одном из них, Золушку, я накинула платье и заторопилась к выходу. Ну что там еще случилось?

— К госпоже Араминте нельзя! Она спит! — уперев руки в бока настаивала чумазая девчушка.

— Я прикажу тебя выпороть, если ты сейчас же меня не пропустишь! — достаточно привычно грозилась мачеха.

— Я щас собственноручно кого-то выпорю! И поверьте, это будет не Золушка, — безапелляционно пообещала я, приглаживая взлохмаченные сном волосы.

Я добрейшее существо, когда сплю, я просто чудо, когда просыпаюсь… но я такая стерва, когда меня будят!

Графиня открыла было рот, но так и осталась стоять, от неожиданности видимо забыв его закрыть.

— Ну, и чего это вы хотели меня видеть? — грубовато вопрошала я, не умело подавляя зевок.

Ох, голова-то как раскалывается. От этого видимо и настроение плохое. А Золушка, хитрюга, тихонько хихикает в сторонке. Нашла защитницу!

Графиня словно очнулась, вплеснула руками и бросилась на колени, покрывая начищенные полы мигом разлетевшейся юбкой:

— Госпожа Араминта! Всеми богами заклинаю, помогите!

Я пораженно уставилась на нее. Вот это номер! Вслед за дочками тоже решила меня поэксплуатировать, что ли?

Золушка уже не просто хихикает. Она нагло ржет, обеими руками держась за живот, и сползая по стене на корточки.

Бросив злобный взгляд на падчерицу, графиня НА КОЛЕНЯХ(!!!) доползает до меня и тыкаясь носом в подол платья сконфуженно лопочет что-то о моей комнате и возможности поговорить наедине.

— Да, да, конечно проходите… — удивленно бормочу я.

Золушка подвывает лежа на полу и бросает на меня сочувствующие взгляды. Блин, руку даю на отсеченье, она знает, о чем пойдет разговор!

Поднявшись с колен, графиня затравленно оглядела свои бывшие апартаменты.

— Я хотела бы поблагодарить вас за предоставленные мне комнату и платья, — я попыталась разрядить обстановку отвлеченными темами.

— Ну что вы, это честь для меня, — смущенная графиня присела на мягкое кресло, — Госпожа Араминта, буду с вами откровенна. Вы моя последняя надежда!

По щекам скатились пару слезинок, и она неуклюже промокнула их кружевным платком.

Ого! Кажется все серьезно. Трудно представить, что у этой властной женщины могли быть хоть какие-то значимые проблемы.

Графиня имела высокий рост и статную (по крайней мере, в одежде, гы-гы!) фигуру. Темные волосы уложены в тяжелый пучок. Строгие стальные глаза подчеркивают жесткую красоту ее лица.

— Чем же я могу помочь вам?

— О! Это так ужасно! Он не любит меня!

Та-ак. Мне все стало ясно. Ведьмы здесь и Амурами подрабатывают, что ли? Вот, блин, нашли себе «крестную фею».

— А я его так люблю, так люблю. А он…! — слезы потекли рекой, оставляя на опечаленном лице мокрые дорожки, — Я к нему и так, и так. И подарки дарила, и жениться предлагала. А он меня бои-и-ится!

Ну, лично я его отлично понимала. В мыслях сразу же всплыл подсмотренный недавно эпизод с проявлением той самой несдержанной любви. Ух, меня аж передернуло!

— Как?! Разве он в вас не влюбился? — спокойнее, спокойнее, в конце концов, все имеют право на счастье.

Графиня засопела тяжело вздохнув:

— Увы, госпожа! Да, Феня как-то покивал, соглашаясь, что обязательно женится на мне… Но только тогда он много пил перед этим. А после еще больше! А если я снова об этом заговариваю, то заикается или вообще убегает. Не знаю даже, когда того события и ждать-то! А стоит подстеречь его где, то слышатся лишь скромные комплименты властности моей да силе, и ни слова о том, что относится он ко мне, как к женщине.

Ох, боже мой! Ну а я то здесь каким боком?! Разбирались бы сами без помощи волшебства. Хотя жалко ее. Вон как плачет. Эх, была не была! Надеюсь, мне это когда-нибудь зачтется.

Так и что тут можно сделать? Может и без магии обойдемся?

— Хм-м, — многозначительно протянула я, — Насколько я понимаю, о психологии вам слышать не приходилось?

Графиня недоуменно подняла на меня покрасневшие глаза и покачала головой.

— Понимаете, вы слишком напористо взялись за это дело. Вы не даете ему ни малейшего шанса почувствовать себя настоящим мужчиной, завоевателем.

— А? Как это?

Н-да, вижу в ее глазах лишь огромный знак вопроса начертанный толстым маркером.

— Госпожа графиня, вы очень целеустремленный, волевой человек. Но в жизни иногда стоит побыть слабой и беззащитной. Я понимаю, что после смерти двух мужей, — господи, а как она замуж-то умудрилась выйти с таким отношением к сильному полу? — После смерти двух мужей вам приходилось нелегко. Вы несли ответственность за своих дочерей, за падчерицу. У вас огромный дом и куча слуг, которыми нужно управлять. Но неужели вам никогда не хотелось побыть просто женщиной?

— Женщиной? А сейчас я кто? — непонятливый хлоп-хлоп удивленными глазами.

— А сейчас вы злющая диктаторша, заставляющая писаться от страха вполне адекватных мужчин!

— ???!!!

— Не сметь орать на ведьму! — я вскинула руку, с кончиков пальцев сорвались две мерцающие снежинки и, сделав замысловатый пируэт под потолком, засветились капелькой света в ожесточенном взгляде графини.

Икнув и послушно выпустив из легких возмущенно набранный воздух, она грустно опустила голову:

— Вы правда так считаете?

— И не я одна… Пока в вашем сердце не поселится доброта и внимание к чужим чувствам, вам не завоевать его любовь.

Закрыв лицо руками, графиня прошептала: «Фенечка мой…»

Ой, как трогательно! А я такая умничка, ля-ля-ля!

Конечно, я сильно сомневаюсь, что смогла с помощью магии «переубедить» графиню в ее взглядах на жизнь. Но чем черт не шутит? Может, я дала ей первый толчок на пути к этому?

Оставив глубоко и надолго задумавшуюся мачеху в комнате, я спустилась в сад на поиски Золушки.

Но не успела дойти от мощеной дорожки до ближайшего дерева, как навстречу выскочил… Кто бы вы думали? Правильно! Феня.

— Госпожа ведьма! Помогите, вы моя последняя надежда!

Кажется, я недавно это уже слышала.

— Госпожа, госпожа, — причитал великовозрастный детина, пытаясь бухнуться на колени, — Госпожа, помогите! Не оставьте убогого без своей милости!

Ну, во-от, опять. Они сговорились что ли?

— И что же тебе надобно, старче? — блин, уже золотой рыбкой подрабатываю.

— Госпожа, она меня убьет! Ей богу, убьет! Задушит в объятьях и даже «прости» не скажет!

— «Она» — это кто? — на всякий случай уточнила я, прекрасно понимая о ком идет речь.

— Так графиня же!

— Ой, дорогой мой человек, разбирайтесь сами со своей извращенной любовью!

Не успела я произнести последнее слово, как у Фени ссутулились плечи, а нижняя губа по-детски задрожала. Ну не стерва ли? Ребенка двухметрового обидела.

— Ладно. Рассказывай, — я горестно вздохнула. Эх, жизнь моя жестянка. И в кого я такая добрая уродилась?

— Она меня того… — Феня красноречиво выпучил глаза, — Хочет.

— Так радуйся! Хозяйка к тебе не равнодушна. Как сыр в масле кататься будешь.

— Ага, а потом она этим же сыром и закусит.

Я вздохнула. Ну что делать?

— Слушай, Фень, ты бы подумал а? Работать не придется, в хорошем доме жить будешь. Графом станешь!

Я буквально воочию видела, как его почти прямые извилины мозга пытаются закрутиться в заковыристую загогулину.

— А как же это? Ну… — Феня покраснел, — А жениться надо? — спросил он шепотом.

— Желательно бы, — так же шепотом заверила его я.

— А я не могу, — продолжал шептать он, попутно пытаясь богатой мимикой намекнуть мне на всю важность подобного заявления.

— Почему?

— Потому, — доверительно прошептал Феня и с чувством выполненного долга уставился на меня.

Ага.

Тупик.

— Фе-еня-я, — я постучала пальцем по его дубовому лбу, — Я не волшебник, а только учусь. А стало быть, мысли читать не умею. Сечешь?

— Угу.

— И-и-и?

— Вы учитесь, госпожа ведьма!

Опа! Первая логическая цепочка! Мы на верном пути, господа!

— От меня-то ты чего хочешь, милый друг?

— Спрячьте меня.

Я оглядела голубоглазого блондина внимательней. Он был выше меня на две головы, широкоплечий, с шеей как у быка, румяный, а маленькие глазки, похоже, даже не моргали. И куда я такого красавца спрячу?

— Слушай, а чем тебе графиня не нравиться-то? Не уродина ведь.

— Да лютая она. Иногда как глянет! А как целоваться начнет, я ж потом спать не могу. Все глаза ее проклятущие мерещатся, — пробормотал Феня и покраснел.

— Только глаза? — уточнила я.

— Не только… — застенчиво отвел взгляд мужлан.

Ой, ну прям как дети, ей богу!

— И что ж с тобой делать, солнце мое? — я ненадолго задумалась, а потом решение пришло само собой. Я знаю, как помочь и Фене, и графине. Им обоим!

Глава 14

— Дамир!!! — что есть мочи закричала моя светлость, ввергнув в глубочайший шок блаженного Феню.

Ну откуда я знаю, как правильно с волшебниками связываться надо? Насчет этого он меня не просветил и номера мобильного не дал.

— Дамир! Топай сюда быстрее. Я жду, стою и пылью покрываюсь! — продолжала вопить я, постукивая ножкой в нетерпении.

Пибиди-пабиди-бу! Передо мной стоял сонный Дамир старательно закутываясь в простынь. Ух, ты, кажется, под ней он был абсолютно голым! А на шее свежие засосы виднеются… Кобель!

— Араминта! Зачем?! — ой, какие мы грозные.

— Соскучилась!

А вот ты, дорогой, похоже, совсем не скучал. Грустно, грустно. И немножко завидно.

— Ты вытащила меня из постели, потому что соскучилась?! Араминта, зайчонок, я ведь могу расценить это по-своему, — карие глаза насмешливо блеснули.

Уф! Интересно, а простынка сможет нечаянно упасть? Да нет, блин, держит крепко.

— Дамир, мне очень-очень надо, что бы ты вот его, — я схватила за руку остолбеневшего Феню, — превратил в очаровательного домашнего пушистика!

Если Дамир и удивился моей беспринципной наглости, то виду, конечно, не подал.

— В кого?

— В пушистика! Котенка, собачонку, попугайчика, в конце концов.

— А почему я? Ты ведь у нас тоже волшебница. Вот, давай, дерзай!

— Угу, с радостью. А потом по королевству будет бегать двухметровый пес с крыльями и протяжно мяукать! Боюсь, это не понравится господину Бруту и кого-то, кто несет за меня ответственность, ждут большие неприятности. Вот.

Дамир задумался, вздохнул и, ухватив спасительную простыню покрепче, щелкнул пальцами.

Феня исчез, а на моей ладони сидел шокированный пушистый хомячок. С толстыми щечками, голубыми глазками и ма-асеньким хвостиком на попке.

— Вау! — восхитилась я.

— Все. Иду обратно, — Дамир повернулся ко мне спиной ненароком (или специально?) обнажив левое бедро, — Кстати, к полудню будь готова. Мы уезжаем.

— Эй! А клетку?! — спохватилась я вслед исчезающему бедру (ну просто остальное меня уже не так интересовало).

Бряк! Шикарная клеточка со всеми удобствами валялась у моих ног.

Посадив пришедшего в себя Феню в его новое жилище, я прямиком направилась к графине.

Та все еще задумчиво сидела в моей комнате и уныло созерцала обитую гобеленом стену.

— Госпожа графиня! — с порога начала я, — А у меня для вас подарочек!

Мачеха взглянула на белобрысого хому и расплылась в самой добрейшей улыбке, на которую только была способна.

— Ах, какая прелесть!

Водрузив клетку ей на колени, я доверительно сообщила:

— Это не простой хомячок. Он волшебный! Способен исполнить ваше желание. Любое. Особенно насчет любви… Эй, стойте, стойте, не надо его хватать! Пусть он в клеточке посидит. В безопасности. Вот так, умница!

Графиня оставила в покое многострадального хомяка, и вопросительно взглянула на меня:

— А что же для этого нужно сделать?

— Все очень просто! Надо ухаживать за ним. Любить. Проводить, как можно больше времени вместе. Как только волшебный хома уверится в вашей доброте и кротости, как только сможет в ответ полюбить и вас тоже, та-дам! Ваше желание исполнится!

— А-а-а… — произнесла графиня и, засунув палец между прутьями, погладила пушистика по головке, — Он мне нравится.

Ну, слава богу!

Спустившись вниз я, наконец, смогла найти Золушку.

— Привет!

— Доброе утро, госпожа Араминта! Как прошел бал?

Моя трудолюбивая подружка была занята повседневной уборкой, но с удовольствием нашла время поболтать со мной.

— Отлично! — я присела на низенький диванчик, — Я уезжаю.

— Куда?

— В Лукоморское королевство.

— Но вы вернетесь? — в глазах Золушки заблестели слезы.

— Конечно! Ведь тебя надо еще отправить на бал.

— Куда?!

— О, ну, это совсем другая история, — я усмехнулась в ответ на счастливо-удивленную улыбку девушки, — Кстати, тут у вас появился новый жилец. Маленький такой, с хвостиком. Ты оставь заботу о нем для мачехи, ладно?

Так за бессмысленной болтовней мы просидели до самого обеда. Графиня отсиживалась в комнате, видимо вживаясь в новый образ. Красавиц-сестер так же не было видно.

Ровно в полдень за воротами раздалось лошадиное ржание и голос Дамира:

— Араминта! Пора!

В памяти всплыло оголенное мужское бедро… Ой, чувствую трудно мне с ним будет оставаться наедине. Не его боюсь. Себя.

— Золушка, сделай одолжение. Принеси мне из комнаты мой рюкзачок, тот с которым я сюда приехала.

Золушка возвратилась через пару минут с ошарашенно распахнутыми глазами.

— Там графиня… назвала меня… дочкой. И дала выходной.

Я довольно улыбнулась и, чмокнув ее в чумазую щеку, выбежала на улицу.

Дамир поджидал меня на верном Ллоде. Взобравшись на спину к белокрылому пегасу, мы взмыли в небо и понеслись к границам королевства.

— Вон там, за тем холмом начинается Лукоморье! — прокричал мне Дамир, стараясь прорваться сквозь свист ветра в ушах.

Я любопытно вытянула шею. У подножья холма стояла золоченая карета запряженная шестеркой прекрасных лошадей. Ллод, повинуясь словам Дамира, опустился на землю. Едва мы покинули широкую спину пегаса, как нам навстречу из кареты вышла женщина. Высокая брюнетка в винно-бордовом платье. Солема!

— О, наконец-то! Я устала ждать! — произнесла она слащавым голосом, в котором явственно прозвучала неискренность.

Я с удивлением и ревностью увидела, как она положила обтянутую алой перчаткой руку на плечо Дамира.

Блин, а у меня даже перчаток нет.

Солема продемонстрировала хороший вкус, облачившись в платье с глубоким прямоугольным вырезом, крохотными воздушными рукавчиками «фонариком» и с высокой талией, подчеркивающей округлую линию груди.

Но больше всего меня потрясло то, что, сделанное из тончайшего шифона платье, было совершенно прозрачным и скорее обнажало, чем скрывало изящные контуры ее фигуры. Если на Солеме и было что-то надето под платьем, то это совсем не заметно.

Темные волосы украшала великолепная тиара из какого-то красного металла с камнем, в точности подходившим по цвету к ожерелью.

Надо признать, она была пленительна, как ангел, хотя слово «ангел» казалось не совсем подходящим. В ее утонченной изысканности, в ласкающих звуках низкого аристократического голоса таилась опасность.

Солема сексапильно провела язычком по губам и обратилась к Дамиру. А я беспомощно наблюдала, как она призывно глядит на него из-под длинных полуопущенных темных ресниц.

— Наверное, твоя поездка будет очень утомительна? Я могла бы постараться ее скрасить, — сладко промурлыкала Солема, вкладывая в эти слова какой-то тайный смысл, — Так же как сегодня.

Он нежно коснулся губами ее руки, и что-то ласково прошептал на ушко. Солема глупо захихикала, метнула взгляд в мою сторону и грациозно развернувшись, направилась обратно в карету.

И что это значит?! Он что, с ней что ли? С этой стервой? Твою мать!

Глава 15

— Дамир! Мы едем дальше или как? — я сильно дернула его за рукав, что бы стереть с лица похотливую улыбку.

— А? Да, едем, едем.

Тут за моей спиной раздался хлопот крыльев пегаса.

— Эй, а куда Ллод полетел?!

Дамир неопределенно пожал плечами.

— Дальше мы добираемся по земле. Ллод не покидает пределов Тридевятого королевства.

— Что? Пешком? — я была возмущена до самых пяток.

— Господи, нет, конечно! — усмехнулся Дамир и направился к ожидавшей карете.

— Ой, нет, нет! Лучше пешочком! Мне не комильфо делить тесное пространство с Солемой, — проворно запричитала я. А что? Я, между прочим, тоже не железная, могу и в рожу нечаянно плюнуть. Но меня видимо никто не хотел слушать.

Впрочем, уже можно вздохнуть с облегчением. Дамир просто отстегивает с упряжи двух лошадей принадлежавших Солеме. Стоп. Что делает?!

— Ты рехнулся! Я на него не сяду! — самозабвенно орала я, отбрыкиваясь от попыток Дамира запихнуть мое нежное тело на мощный круп коняшки.

Здоровущий, черный в белых яблоках мастодонт снисходительно косился на меня. Под лохматой шкурой буграми перекатывались мышцы. Он шевелил ушами и старался незаметно куснуть мою избалованную цивилизацией задницу. А-а-а! Цапнул, зараза…

— Вы не любите лошадей? — усмехаясь спросила Солема.

— Что вы! Обожаю! Особенно по телевизору. Но как раз на этой животинке вся моя любовь заканчивается.

— Араминта! Не можешь же ты отправиться пешком! — начинал злиться Дамир.

— Дамирчик, солнышко, лапочка, ненаглядный ты мой! Хоть пешком, хоть ползком! Только убери от меня этого монстра-а-а! — по-прежнему увертывалась я.

— Черт с тобой! Иди и сама выбери себе лошадь по вкусу, — сдался Дамир.

Фух! Это уже попроще будет.

Осматривая придирчивым взглядом, на предмет острых зубов и наглых морд лошадок, я заметила одну изящную серую кобылку с умными синими глазами. Она стояла так смирненько и тихо, что я не могла ни умилиться. Вот это безопасный транспорт!

— Эту, — повелительным жестом указала я.

— Забирай, — отмахнулась Солема и, отправив воздушный поцелуй Дамиру укатила восвояси.

Ну и скатертью дорожка!

Стоя рядом с моим новым средством передвижения, я пыталась сообразить, что же делать дальше. А вы что думали, я вот прям сейчас сяду и поеду? Фигушки! Не умею я.

— Дами-ир, — я протяжно заныла, — Может пешочком все-таки? Я ж через два шага сверзнусь с нее.

— Садись.

Дамир легко запрыгнул на черного жеребца, ранее предназначавшегося мне, и галопом отправился на холм. И только на самой вершине ожидающе остановился.

Сволочь! А как же я?

— Ну что ж, красавица, нам с тобой определенно по пути. Поэтому давай не будем доставлять друг другу лишних хлопот, ладно?

Синеглазая коняшка любопытно осмотрела меня с головы до ног и немного поразмыслив, кивнула. Ой, какая умничка!

— Нам предстоит небольшое путешествие, — продолжала я, — Проблема лишь в том, что я совершенно не умею ездить верхом. Что будем делать?

Горестно вздохнув (мне даже показалась, что я слышу в ее мыслях сетование, насчет бессовестных недоучек) лошадь чуть присела. Посмотрев внимательнее и, видимо оценив мой физический потенциал, с фырканьем полностью опустилась на землю.

Ух, ты! Я как можно аккуратнее забралась на нее и вцепилась в поводья. Чуть скинув меня в сторону (дабы поддержать равновесие, готовое нарушиться в любой момент) кобылка поднялась на ноги и тихо потрусила вверх по холму.

Дамир, улыбаясь во все тридцать два зуба, демонстративно пропустил нас вперед.

— А ты замечательно смотришься в седле! — посмеиваясь сказал темноволосый изверг, осматривая меня сзади.

— Ай… ты… иди… вообщем… вот… — подпрыгивая на каждом шагу и мучительно жалея свою пятую точку промычала я в ответ.

— Отлично, я рад, что тебе нравится. Потому что следующая остановка будет только через час.

Дамир подмигнул и направился в простирающееся пред нами Лукоморье.

— Кстати твою красавицу зовут Молния!

— Молния, — я прижалась к мягкой гриве, — Когда-нибудь мы его обгоним. Обязательно обгоним. Только не сегодня, имей в виду!

Согласно фыркнув, моя понятливая лошадка черепашьим шагом пошла вслед за резво умчавшимся Дамиром.

Часа через три… Нет, не так. Через три долгих, мучительных, полных нытья и искреннего русского мата часа мы с Молнией, наконец, доползли до обозначенной стоянки. Слава богу!

Дамир вольготно расположился на мягкой травке и созерцал красоту матушки-природы.

Еле-еле оторвав мой болезненный зад от седла, я свалилась на землю. Ноги не слушались, а все тело ужасно болело. Подойдя к разомлевшему красавцу и посмотрев в невинные карие глаза, я со всей силой пнула его под ребра:

— Живодер! Ты же сказал, остановка через час! А я три! Слышишь? Три часа тряслась в седле, оставляя синяки на некоторых, очень дорогих мне, частях тела!

— Радость моя, — Дамир ловко увертывался от моих пинков, — Между прочим, я здесь был именно через час. А уж где ты пропадала все это время, понятия не имею!

Обиженно насупившись, я плюхнулась рядышком на пушистую изумрудную травку. Ой, какая мягонькая! После жесткого седла именно то, что нужно для моих болезненных костей.

Значит это и есть знаменитое Лукоморье…

— А кот ученый существует? Ну, который на цепи?

— Конечно. И дуб, и кот, и золотая цепь.

Я задумалась.

— А откуда? Это ведь просто сказки.

— Совершенно верно, — Дамир уселся поудобнее, — Наш мир иногда посещают чужаки. Такие, как ты. Возвращаясь обратно многие из них рассказывают об увиденном. Но в вашем мире, к счастью или к сожалению, не верят в волшебство. Поэтому информация о нас остается только в детских сказках.

— Подожди! Но если Шарль Перро был тут несколько веков назад и написал сказку о Золушке, то почему она сейчас такая молодая девушка?

— Быстро сообразила, — усмехнулся Дамир, — Здесь время течет немного иначе. Все выходцы из иного мира попадают примерно в один и тот же отрезок времени. Если не вдаваться в подробности волшебства пространственно-временного континуума, то пресловутый Перро не так далеко от нас.

— Что-то я совсем запуталась… А когда я вернусь домой, то попаду в будущее?

— Нет, конечно, — засмеялся Дамир, — Ты даже не заметишь, что отлучалась. Пройдет не более двух секунд. А вообще, не забивай свою хорошенькую головку этими вещами. Тебе выпал шанс увидеть другой мир! Так воспользуйся им по полной программе.

Я сорвала травинку, засунула ее в рот и принялась сосредоточенно пожевывать.

— А почему все так удивляются узнав, что я иномирянка?

— Но у вас же почти нет магии, большинство самозванцы и шарлатаны, а вот, ты достаточно сильная ведьма. Это весьма странно и неожиданно, — Дамир задумался и чуть слышно добавил, — Как снег на голову.

Я сокрушенно вздохнула. Мне здесь нравилось, а возвращаться домой хотелось все меньше и меньше. Но делать нечего, все приключения когда-нибудь заканчиваются. Эх, а прекрасный принц на горизонте так и не появился. Хотя…

— Как продвигаются поиски невесты? — с невинным видом поинтересовалась я.

— И ты туда же! Сегодня поутру успел выслушать длиннющую лекцию об обязанностях перед родом от своей матушки, — Дамир растянулся на траве, загребая ладонями душистые полевые цветы, — Понимаешь, Араминта, ведь жена — это женщина на всю жизнь! А я не уверен, что есть та, которую я готов видеть подле себя на протяжении столь долгого времени.

Уф, Солема в пролете! Нда… и я тоже. И почему-то меня это действительно волнует. А все из-за того, что кое-кто слишком уж сильно похож на мой идеал! Такой привлекательный сногсшибательный идеалчик… Эй, эй, прочь дурные мысли! Свободу бедному сердечку!

— Ну что едем? — голос Дамира вывел меня из состояния мучительной борьбы холодного рассудка с бунтующим сердцем.

— Ох, нет. Снова верхом?!

Часть вторая Лукоморье

Глава 1

Столица Лукоморья — славный Кижаль-град встретил нас предвечерней прохладой столь сладостной после яркого дневного солнышка. Многоголосие шумной ярмарки и ароматы свежей выпечки на торговых рядах сопровождали нас по пути к царским хоромам. Скрип телег, груженных товарами, окрики возниц и веселые разговоры хозяек, делившихся удачными покупками, создавали веселую атмосферу постоянного праздника.

Я спешилась и, схватилась за свой отбитый зад:

— Дамир, все, я больше не могу. Или пешком, или…

— Или?

— Никаких «или»! Только пешком!

Ухмыльнувшись, Дамир соизволил последовать моему примеру и спустился на грешную землю:

— Ну? Идем?

А я замерла на мостовой, оглушенная запахами и звуками, и изумленно осматривала муравьиную суету столичного города.

— Чаво стоишь посередь дороги? — рявкнул какой-то мужик, пощелкивая кнутом.

Мимо пронеслась тяжелая повозка и скрылась в пестрящей толпе.

— Не зевай, — предупредил Дамир, хватая за руку, — В миг с ног собьют.

Уже начинало темнеть, когда мы, наконец, подъехали к царским палатам повелителя Лукоморья прославленного Берендея.

— Кстати, Дамир, а почему Берендей царь, а Лукоморье вы зовете королевством?

— Да царство оно, царство… Наше Тридевятое — это королевство, а Лукоморье — царство. Ну что ты к мелочам придираешься? Называй, как хочешь.

— А в чем разница-то? — недоумевала я.

— В форме правления, в религии… Разницы много, а суть одна: правитель — он и в Аду правитель!

Полностью согласившись с философией Дамира, я во все глаза рассматривала то, что про себя назвала дворцом. Истинно русский трехэтажный терем с чудными башенками и резными ставнями. С крашеной черепицей и расписными балкончиками. С широким деревянным крыльцом и золотым петушком на крыше.

Пройдя через придирчивые взгляды охраны, мы подошли к парадному входу. Навстречу тут же выбежал босоногий мальчишка, и ловко подхватив поводья, повел наших уставших лошадей в конюшню.

— О, господин Дамир, добро пожаловать! — невысокий дородный дядечка чрезвычайно проворно для своего грузного тела сбежал вниз по ступеням и учтиво раскланялся.

— Здорово, Демьян Кузьмич, — слегка склонил темноволосую голову Дамир и снисходительно улыбнувшись, похлопал толстячка по плечу, — Знакомься, Араминта, это Демьян Кузьмич, лучший зодчий Лукоморья.

— Ой, расхвалил-то! — на пухлых щечках заалел довольный румянец, — А это, как я понимаю, твоя нареченная?

— Ну что ты! — громко расхохотался Дамир, — Это новая ведьма из Тридевятого. Я просто сопровождаю ее к Берендею.

Я возмущенно поджала губы. Чего ржать-то? И чем это я, позвольте спросить, плоха на роль невесты? Обидно, блин…

— Ох, Дамирушка, — заломил руки толстяк, — Сегодня к Берендею никак нельзя. В заботах он.

— Что случилось?

— Да жених к нам все никак не едет! Еще на прошлой неделе обещался, а до сих пор-то и нет. Веселина сидит в светлице, носа оттуда не кажет. А царь-батюшка велел завтра пир устроить и новых женихов пригласить. Авось кто Веселинушке по душе-то и придется.

Ух, ты, это что? Смотрины, что ли? Настоящие? Как в сказках? Три загадки отгадать, три чуда достать, подвиг, какой свершить…

— Ну что, остановимся на ночь или город осматривать пойдем? До завтрашнего утра мы абсолютно свободны, — обратился ко мне Дамир.

— Остановимся!!! — черт, кажется, я завопила слишком громко. Кузьмич удивленно кашлянул, а мне пришлось пояснить:

— Я уже задней части не чувствую…

— Ах, — промямлил толстячек, снова покрываясь румянцем, — Милости просим! Мы всегда рады дорогим гостям.

Дорогих гостей, то бишь нас, разместили в весьма уютных комнатках. Моя находилась на женской половине дома, недалеко от светлицы царевны Веселины.

Здорово, наверное, быть дочерью правителя. Я заметила пару прислуживающих девушек то и дело забегавших в светелку по первому зову лукоморской принцессы. Эх, вот бы еще и на саму Веселину посмотреть. Но это все завтра, а пока спать.

Утро встретило меня ласковым солнышком и звонким пеньем диковинных птиц за окном. Позволив себе понежиться в уютной постельке еще несколько минут, я встала полностью готовая к грядущим событиям сегодняшнего дня.

Уф, платьице ведьмы, запыленное от долгой езды, валялось где-то под кроватью. Надо бы поинтересоваться у Дамира есть ли какое-нибудь заклинание для быстрой чистки и глажки одежды? Золушка осталась в Тридевятом, в мятом и грязном ходить ни за что не буду, а значит, ничего не остается, как нацепить опять черные брючки и зеленую кофточку.

Нда, от сказочной волшебницы не осталось и следа… В ближайшем будущем стоит озаботиться своим гардеробом.

Быстренько умывшись и воспользовавшись драгоценным содержимым рюкзачка, я удовлетворенно взглянула на себя в зеркало. Изумрудно-зеленые глаза оттеняют длинные черные ресницы, полные губы чуть тронуты искрящимся блеском, светлые волосы золотым плащом струятся по плечам.

Пусть и не выгляжу, как настоящая ведьма, но тоже очень даже ничего. Вообщем, к предстоящим смотринам полностью готова! Пора знакомиться с царским семейством Лукоморья.

— Араминта, к тебе можно? — за дверью раздался голос Дамира.

— Да, конечно, заходи.

Кареглазый брюнет с белоснежной улыбкой заглянул в комнату.

— О! Ты восхитительно выглядишь!

Заметив, как блеснули глаза Дамира, когда его взгляд прошелся по моей фигурке обтянутой современным трикотажем, я даже слегка покраснела.

— Спасибо.

— Честно, солнышко, даже не догадывался, насколько ты хороша, — приблизившись почти вплотную, прошептал темноволосый красавец.

Ой, мама! Стоило лишь заглянуть в горящие пламенем карие глаза, как мир замедлил свой суетливый бег, а мое сердечко наоборот забилось в бешеном темпе.

— Что? — переспросила я.

— Ты прекрасна, словно утренняя заря… Нежная и свежая. Прелестная в своей наивности и такая заманчивая в чарующей неприступности… — ласковый голос сводил с ума, а теплое дыхание обжигало кожу.

Его мягкие чувственные губы тронула завораживающая полуулыбка. Придвинувшись еще ближе, он нежно взял в ладони мое лицо.

Я провела прохладным язычком по вмиг пересохшим губам. Карие глаза неотрывно проследили за этим движением. Дамир судорожно вздохнул и…

— Дамир! Вот ты где! — дверь внезапно распахнулась, а на пороге появилась дышащая яростью Солема.

Вот черт!

— Солема, дорогая, ты уже приехала! — резко развернувшись, Дамир широко улыбнулся возмущенной саламандре.

Эй, стоп, а как же я?! Честно говоря, у меня челюсть чуть навсегда на колене не осталась.

Обида захлестнула бушующей волной и забилась тревожным колокольчиком где-то в области груди. Сердечко на мгновенье остановилось, но тут же снова заколотилось, четко отстукивая нужный ритм.

Может быть, именно в этот момент, может быть чуть позже, когда я наблюдала сладкую парочку, идущую впереди меня и нежно державшуюся за руки, я твердо решила, что этот мужчина когда-нибудь будет у моих ног.

Глава 2

Не считая ни о чем не говорящего формального приветствия, когда меня представили его величеству, царь Берендей не обменялся со мной ни единым словом.

Пир еще не начался и многочисленные гости, громогласно объявляемые на весь тронный зал, продолжали съезжаться.

За огромным прямоугольным столом могли разместиться свыше сорока человек. Во главе стола на резном троне с высокой спинкой украшенной замысловатым рисунком восседал царь-батюшка. По правую руку от него уселся тучный Демьян Кузьмич, по левую же — кресло пустовало.

Я деловито огляделась. Все-таки не каждый день присутствуешь на королевских смотринах.

За столом уже находились почетные гости из Лукоморских княжеств — высокий и широкоплечий Руслан, и его младший брат, пухлощекий двадцатилетний Власий.

Оба княжича были весьма молчаливы и не обратили на наше появление никакого внимания. Мне кажется, что за все время ни один, ни второй не соизволили даже взглянуть в мою сторону. Такое чувство, что для них не существовало ничего наиболее важного, чем рисунок на скатерти.

Следом за ними сидели — красочные и разномастные гости из Тридевятого королевства, а также некоторые местные претенденты на должность «любимого мужа».

Мы с Дамиром и вездесущая Солема получили почетные места по левую сторону стола, следом за пустующим креслом. Таким образом, моему любопытствующему взгляду открывался отличный вид на царских гостей.

— Господин Питер из Тридевятого королевства! — оповестил мальчик-слуга о прибытии нового гостя.

— Летун! — буркнул Берендей, — И этот туда же… В женихи…

Худенький, невысокий мальчишка лет семнадцати, низко поклонился недовольному царю, но его живые веселые глаза и блуждающая на губах улыбка противоречили раболепной мине.

— Приветствуем вас, господин Питер, — церемонно произнес Берендей, — Рады видеть.

Мальчишка ухмыльнулся и нагло уселся за заставленный дорогими яствами стол.

— Угадай, кто это? — загадочно прошептал мне Дамир.

Блин, вот только в угадалки мне с тобой не игралось! Какое мне дело до несформировавшегося подростка, когда совсем рядом такой шикарный мужчина… Ага, и Солема не сводящая с нас пристального взора тоже не далеко.

— И кто? Заморский принц, что ли?

— Питер Пэн.

— Кто-о?! — я округлила глаза.

Вот этот смешливый мальчуган с задорными огоньками в ореховых глазах тот самый Питер Пэн? Офигеть!

— Господа Богдан, Емельян и… а нет вдвоем… Из Лукоморья! — крикнул уже порядком охрипший мальчик-слуга.

Мужчины вошли молодцеватыми гулкими шагами, в добротных кожаных куртках, отороченных лисьим мехом. Первым шел жилистый Богдан, смуглый, с орлиным носом, следом — улыбчивый Емельян с рыжеватой шевелюрой. Оба склонились перед царем.

— Добро, добро. Рассаживайтесь, благородные гости, — кивнул Берендей.

Через полчаса я уже не различала лиц и имен прибывающих гостей. Здесь собрались и обычные люди, и представители волшебного мира.

— Ну, более-менее все, — наклонился царь к первому зодчему, — Начинаем, Демьян Кузьмич.

Толстячок хлопнул в ладоши. Слуги с блюдами и кувшинами в руках строем двинулись к столу, приветствуемые радостным гулом.

Атмосфера в тронном зале оживлялась обратно пропорционально количеству убывающей медовухи. Претенденты на руку царевны стали вести себя более расслабленно. Тут и там слышался юношеский смех, а кое-где уже звучали похабные шуточки.

Берендей поднял руку и кивнул одной из служанок. Та понятливо побежала по лестнице вверх, скрывшись в темном коридоре.

— Ну что ж. Если Веселина уже перестала вертеться перед зеркалом, то сейчас придет, — пробурчал царь.

Так и вышло. Буквально через минуту мальчик-слуга воскликнул:

— Благородные господа! Царевна Веселина!

Гости утихли, повернув головы к лестнице. Я аж через стол перегнулась, до того мне стало любопытно, что ж это за чудо такое, коли без жениха сумела остаться.

Предваряемая светловолосым пажом, царевна спускалась медленно и величаво, опустив темно-русую голову, украшенную толстенной, доходящей почти до колен, косой. Кроме обруча с искусно вырезанным узором и длинных височных серег, спускающихся на рукава серебристо-голубого сарафана, на Веселине не было никаких украшений. Лет ей было не больше шестнадцати.

Царевна прошла к столу и заняла свободный стул подле царя-батюшки. Небесно-синие глаза постоянно опущены, и все время прикрыты длиннющими ресницами, даже во время громогласных тостов, летевших со всех сторон стола. Ее красота, несомненно, произвела впечатление на гостей.

Юный Питер Пэн молча глазел на Веселину, забыв даже о кубке с напитком. Молодой князь Власий пожирал царевну взглядом, а Богдан с Емельяном подозрительно сосредоточившись, разглядывали кукольное личико девочки.

— Так, — тихо сказал Берендей, явно довольный эффектом, — Что скажешь, Дамир? Без ложной скромности — дочка у меня красавица! Мне даже немного жаль отдавать ее в жены этим неотесанным чурбанам.

Дамир поднял левую бровь и усмехнулся одним уголком рта:

— Простите мою бестактность, ваше величество, но зачем так спешить с замужеством девочки? Рановато ей еще… Да и обещана она уже Ивану. Так ведь?

Веселина впервые за весь вечер подняла глаза и с благодарностью взглянула на Дамира.

— Так-то так, да вот ведь беда, сбежал Иван! — Берендей в сердцах плюнул и ударил широкой ладонью по столу, — Договорились же сватов засылать. А он… Эх!

— И все-таки повременили бы, ваше величество, — продолжал Дамир, — Быть может, жених еще объявится.

— Ох, Дамирушка, я и сам-то не рад! — вздохнул царь, — Мне и самому Иван уж больно по душе пришелся. Да сколько ждать-то его?! Девке шестнадцатый год минует, в голове мысли сумасбродные вертятся. Пущай под венец идет, а там муж с ней мучиться будет. У меня одной заботой меньше.

— Эх, царь-батюшка, — покачал головой Демьян Кузьмич, — Негоже царевну насильно в жены отдавать.

— Да кто ж ее насильно? Разве ж это насильно? — всплеснул руками Берендей, — Сейчас сама муженька себе выберет, и веселым пирком да за свадебку!

Веселина тихонько вздохнула, а по девичьим щечкам заструились две предательские слезинки.

Да что ж здесь происходит-то, в конце концов? Видимо опечаленный вид царевны взволновал не только меня. Дамир, внимательно наблюдавший за юной невестой, невольно нахмурился.

— Ваше величество, а вы пытались разузнать, что же помешало Ивану выполнить свое обязательство? Насколько я слышал о нем, это довольно ответственный и серьезный молодой человек, безрассудно влюбленный в вашу дочь.

— Ох, Дамирушка, конечно пытался. Пропал он! Просто взял и исчез, — царь указал рукой на сидевших напротив и внимательно прислушивающихся к разговору Богдана и Емельяна, — Вон братья его тут… а Ивана-то нет!

Я заметила, как у Веселины сжались кулачки при этих словах. Бедная девочка! Положив руку на плечо Дамира (на мужественное мускулистое плечо желанного мужчины… ой, отвлеклась!) я повела глазами в сторону царевны.

— Мне ее тоже жаль, малышка, но вряд ли мы можем тут помочь, — наклонившись ближе, прошептал темноволосый красавец.

Малышка… Как сексуально это звучит, особенно в его исполнении…

— Ваше величество, — внезапно промурлыкала Солема, впиваясь в меня разгневанным взором, — Совершенно случайно среди нас находится новоиспеченная ведьма Араминта. Мне кажется, что столь одаренная особа, как она, легко смогла бы найти пропавшего Ивана, окажись он даже в преисподней. Не так ли, милый мой Дамир?

Задумчивый взгляд Берендея и взволнованный — Веселины остановились на мне.

— Дамир, — испуганно прошептала я, хватаясь за мужскую руку, — Чего это они?

— Гм… Ваше величество, я думаю, не стоит принимать слова госпожи Солемы настолько буквально! — карие глаза пристально взглянули на язвительную саламандру, — Конечно и госпожа Араминта, и я сделаем все возможное, но точно обещать мы ничего не можем.

Царь широко ухмыльнулся и ликующе хлопнул в ладоши:

— Я и на это-то не смел рассчитывать! Ох, Дамир, вот порадовал! Ну что ж, Веселинушка, ступай обратно. Дай Бог найдется твой нареченный, — сквозь недовольный ропот гостей едва пробивался голос Берендея, — Ах, Дамирушка, вы наша последняя надежда.

Н-да… Что-то мне подсказывает, что это не последняя гадость от Солемы. Видимо настало время «боевых» действий. Блин, вот просто из принципа, не видать ей этого красавчика, как своих ушей!

Для нас пир закончился быстрее, чем для остальных. Под взбешенными взглядами несостоявшихся женихов мы покинули тронный зал. Царь Берендей и Демьян Кузьмич остались увещевать возмущенную толпу и задабривать ее новыми порциями хмельного напитка. Солема отправилась за нами.

Поднимаясь по лестнице, мы внезапно натолкнулись на поджидавшую там юную царевну.

— Господин Дамир, госпожа Араминта! Я так благодарна! — Веселина схватила нас за руки, — Через полчаса я буду ждать вас у себя. Только обязательно приходите!

Через полчаса, как и было оговорено, мы с Дамиром направились к царевне.

Слава Всевышнему, Солема, пожаловавшись на внезапную головную боль, покинула наше общество. Хотя, сдается мне, головка у нее заболела сразу после того, как мой темноволосый красавец отчитал нахальную саламандру за самовольство на царском пиру. Ну и поделом! Будь моя воля, я бы ей всю рожицу расцарапала, да жалко маникюр портить.

Апартаменты Веселины поражали воображение. Если вы рассчитывали услышать про девичью светлицу, то сильно ошиблись.

— Вау! А она оказывается не по времени современная девушка, — удивленно прошептала я оглядываясь.

Зеркала, висящие на стенах, отражали обитые дорогой тканью кресла, диван и шелковистую зелень в мраморных вазах. Резной журнальный столик с фарфоровыми чашечками, наполненными ароматным кофе, цветные жалюзи на окнах и огромный шкаф с раздвижными дверцами и встроенным аквариумом приковывали внимание. Где-то за стеной журчала вода в кране, а на туалетном столике примостилась косметика фирмы «MaxFaktor».

Видимо это была специальная комната для приема гостей, так как из нее имелось еще три выхода, ведущие, как я догадывалась, в спальню, ванную и… Да, черт его знает куда, я уже совсем запуталась!

Кроме нас в этой комнате находились Богдан и Емельян.

Аромат дорогих духов царевны (черт, как же я раньше не заметила, это же мои любимые духи!) смешивались с сигаретным дымом, источаемым курительной трубкой Богдана.

— Ах, господин Дамир! Госпожа Араминта! — засуетилась царевна, деловито рассаживая нас вокруг резного столика и предлагая свежего горячего кофе, — Я вам так благодарна!

— Пока еще не за что, — ответил Дамир, с удивлением вертя в руках белоснежный фарфор явно не Лукоморского производства, — Позвольте полюбопытствовать, царевна, откуда все это? Ведь вы сами, как я полагаю, не обладаете магией?

— О нет, что вы! — засмеялась Веселина, обнажив ровные зубки, — Это все Власий. Его подарки. Впечатление произвести пытался.

— Произвел? — не сдержалась я.

— Да я только Иванушку люблю! Мне никто больше не нужен. Вот! — вздернула носик царевна.

— Значит Власий? Вполне возможно, вполне, — вполголоса протянул Дамир, задумавшись о чем-то.

Мрачный Богдан подался вперед:

— Вы подозреваете молодого княжича Власия в исчезновении Ивана? Так ведь?

— Власия? О, нет, вряд ли. А вот Руслан вполне может быть в этом замешан.

Емельян переглянулся с братом.

— Господин Дамир, нам хорошо известно, что князь имеет отношение к магии, но вряд ли он стал бы вмешиваться в отношения Веселины и Ивана столь экстравагантным способом.

— Э… господа, вы о чем? — наблюдая за ходом разговора, я чувствовала себя, как третий рог у коровы, а именно: совершенно бессмысленным дополнением к команде Шерлока Холмса, присутствующей просто ради наличия, — Вы все определенно знаете что-то интересное, так не хотите ли поделиться информацией со мной тоже?

Дамир театрально закатил глаза, тяжело вздохнул и пожал плечами, словно бы извиняясь перед остальными за невоспитанную меня:

— Лукоморский князь Руслан, тот самый, который присутствовал сегодня на пиру, несколько лет назад, также как и ты недавно, проходил аттестацию. Но его сила была так ничтожно слаба, что сдать экзамен Руслан не сумел, а потому официально не является магом. Но видимо за эти годы он все же кое-чему научился, раз сумел достать это из других миров, — Дамир обвел рукой комнату, — Маг, хранящий в секрете свои магические способности, может быть весьма опасным… Все ясно? А теперь, солнышко, иди, обсуди с царевной последние новинки из коллекции Шанель.

— ???

Ну почему мне так нравятся нахальные самоуверенные придурки?! Уф, ладненько, при всех не будем выяснять отношения, но не надейся, что тебе это сойдет с рук, милый.

Видимо заметив, как я мысленно потираю ладошки составляя каверзный план мщения, Веселина ободряюще улыбнулась и прошептала:

— Идемте, что-то покажу.

Этим «что-то» оказалась огромная гардеробная, спрятанная за той самой третьей дверью, доверху набитая различными шмотками всех размеров и стилей. В одну кучу были свалены и моднейшие вещицы из двадцать первого века, и европейские платья на кринолинах эпохи короля Людовика Четырнадцатого, и очаровательные сарафаны всех оттенков по последнему писку Лукоморской моды.

— Ух ты, — аж задохнулась от восторга я, на время забывая о противном Дамире, — Можно?

— Конечно! Мне все равно многое из этого нельзя носить. Папа не позволит.

— Ну да, ну да… — воображение тут же нарисовало царевну в кожаных брючках, джинсовой курточке и высоченных шпильках. А впрочем, отличная девчушка получилась бы!

— А вы выбирайте себе все, что подойдет, — продолжала Веселина.

Кажется, только сегодня с утра я подумывала о пополнении своего гардероба. Ура, мечты сбываются!

— Так, а в чем здесь ходят? — первым делом я озаботилась о пребывании в Лукоморье.

— Вот тут, в этом сундуке посмотрите.

Я не без труда подняла тяжелую крышку и с азартом шопоголика принялась перерывать домотканую одежду.

Из комнаты доносились мужские голоса, но слов было не разобрать. Хотя мне показалось, что пару раз раздавался чей-то незнакомый баритон. Но может это только показалось?

В конце концов, на дне сундука я раскопала приятную на ощупь белую сорочку и прикинула себе по росту. В самый раз. Нашелся и верхний сарафан — из тровянисто-зеленой плотной ткани с затейливой вышивкой по краю подола.

Веселина тактично отправила меня за ширму, предоставив возможность переодеться, пока мужчины были заняты своим важнецким разговором.

Кстати, я без труда влезла в сарафанчик, который чудесным образом подчеркнул мои женские прелести.

Так-то лучше! В огромном зеркале оглядела себя в обновке снизу вверх. Не прет-а-порте, конечно, но для Лукоморья сойдет! Будь моя воля, я бы подол укоротила до мини. Но, боюсь, местные меня не поймут.

— Ленточку еще возьмите, — подсказала Веселина, — Косу заплетите, что б все по правилам было.

Я выудила из разноцветного тряпья зеленую ленту в тон к сарафану и вплела в волосы. Коса у меня получилась толстая и тяжелая, конечно не такая длинная, как у царевны, но все же очень даже ничего.

— Ну? — я повертелась перед Веселиной.

— Ой, вы так изменились. Вас прямо не узнать! — царевна задорно улыбнулась.

Ну и отличненько! Я смело шагнула в комнату:

— Не скучали?

Четыре пары глаз уставились на меня в немом любопытстве. Дамир высоко поднял левую бровь и оглядел с ног до головы (в этот момент я почувствовала себя мышью, парализованной взглядом горностая, готового наброситься в любой момент), но выразил свое мнение, лишь цокнув языком. Богдан с Емельяном заинтересованно сверкнули глазами.

Четвертая же пара глаз принадлежала князю Руслану. Он с удивлением взирал на меня, явно гадая, кто я такая и какого дьявола прерываю важный разговор.

— Это наша сестра Параша, — неожиданно сказал Богдан, делая шаг в мою сторону.

Кто-о-о?!!! Какая, к верблюду, Параша?!

Видимо те же самые вопросы промелькнули на лице Дамира, так как Емельян, шагнув вслед за братом, чуть обнял меня и поддержал Богдана:

— Дамир, ты же знаком с Параскевой? Она довольно долго жила в деревне и только сейчас начала приобщаться к столичной жизни.

О-фи-геть!

Глава 3

Дамир широко улыбнулся и заявил:

— Увы, очаровательная Параскева, я и подумать не мог, что вы находитесь в соседней комнате, иначе первым делом засвидетельствовал бы вам свое почтение! Вы, наверное, все еще скучаете по деревне?

— Хм… Гм… Кхе! — нет, ну а что еще я могла сказать?

Богдан взял меня под локоть и почти запихнул в мягкое кресло. Емельян тут же налил чашку горячего кофе, взглядом призывая к молчанию. Ну-ну… Сейчас-то я быть может и промолчу, но это не спасет вас в будущем.

— Я думаю, мы все обсудили? — Руслан отвел задумчивый взгляд от моей покрасневшей от гнева физиономии.

— Да, конечно, князь. Мы сделаем все возможное.

— Благодарю. Встретимся около конюшни.

Я благоразумно дождалась, когда закроется за Русланом дверь и с милейшей улыбкой приступила к расспросу:

— Любезные господа, потрудитесь объяснить, чьему больному воображению я обязана очередной сменой имени?

— О Араминта, не драматизируй, — отмахнулся Дамир и повернулся к братьям намереваясь закончить разговор.

Фи, неправильный ответ! Я посмотрела на широкую спину Дамира и нежным ласковым голосочком продолжила:

— Мммм… Вкусный кофе, однако. И горячий такой… Да, точно, почти кипяток…

Фарфоровая чашечка, с источающим пар содержимым, описав полукруг и облив бессовестную спину Дамира, врезалась в живот Емельяну и отрикошетив, грохнулась Богдану на голову.

— Я все еще жду разъяснений, господа. Иначе не поленюсь и засуну весь чайный сервиз вам в известное место настолько глубоко, что ни одна команда водолазов-проктологов не сможет достать его обратно. Пожалейте царевну, она останется без кофе.

Описать вам всю немую сцену? Дамир застыл с напряженной спиной, по которой стекают капельки черного кофе, оставляя мутные разводы на серебристо-сером камзоле. Емельян, схватившись за живот и выпучив глаза, пытается осознать произошедшее. Угрюмый Богдан потирает вырастающую на затылке шишку, морща от боли лоб и раздувая ноздри. Царевна Веселина осторожно выглядывает из гардеробной, в испуге зажимая рот дрожащей ладошкой. А я, откинувшись на спинку мягкого кресла, с ослепительной улыбкой взираю на последствия своих трудов.

— Араминта!!! — ого, какой сильный голос! Наверняка во всем царском тереме стекла задрожали.

— Да, милый? Хочешь что-то мне рассказать?

— Ты! Ты! Как ты посмела?! — Дамир орал во всю мощь своих легких, а я лишь невинно хлопала глазками и пожимала плечами.

Минут через десять все успокоились. И слава Всевышнему, я все еще жива!

— Никогда, слышишь, никогда не делай так больше!

— Так? Ладно, не буду.

Ну, правда, зачем же еще раз повторять то, что уже было? В следующий раз я что-нибудь новенькое придумаю. У меня фантазия богатая…

— Давайте все-таки успокоимся и вернемся к нашим проблемам? — положил конец раздорам Богдан, — Тем более, нам все равно придется объяснять госпоже Араминте какая роль ей предстоит.

Ну, наконец-то! А я уж начала сомневаться, не послышалось ли мне это противное имя «Параша». Брр! Извращенцы!

Все снова расселись вокруг резного столика, Веселина налила свежего кофе (мне эта предательница вручила минералочку комнатной температуры, так на всякий случай) и мирно приступили к разговору.

— Как только вы с царевной скрылись в соседней комнате, появился князь Руслан, — начал Богдан, непроизвольно косясь одним глазом на стакан с газированной водой в моих руках, — Он был очень учтив и весьма озабочен тем, что в исчезновении Ивана многие винят именно его. Руслан даже предложил нам помощь в поисках!

— У-у-у, и что? Теперь злодей стал добропорядочным гражданином?

— Ты не разбираешься в этом, Араминта! Врагов надо держать как можно ближе, — как маленькому ребенку разжевывал мне простейшие вещи Дамир, которые я (тупая блондинка) не понимаю.

— Господин Дамир прав. Находясь рядом с нами, Руслан так или иначе раскроет свои истинные помыслы.

— Браво! Хвалю за оригинальность мышления. Возьмите с полки пирожок.

Господи, ну почему мужчины такие твердолобые? Почему лень продумать все варианты до конца и попытаться избежать «дружеского» удара в спину от «бывшего» врага?

— Араминта, ты опять выводишь меня из себя, — в голосе Дамира зазвенели нотки холодной стали.

— Да, пожалуйста! Больно надо…

Богдан, видимо самый разумный среди нас, глубоко вздохнул и продолжил:

— Не ссорьтесь. Нам предстоит небольшое путешествие и мне хотелось бы, что б оно прошло в дружеской обстановке.

— Эй, а причем тут «Параскева»? — недовольно прищурилась я.

— Понимаете, Араминта, — Богдан опять метнул взгляд на минералку в моем стакане и, благоразумно отойдя от столика на пару шагов, пояснил, — Чтобы не вызывать у князя подозрений было решено, что с ним на поиски отправлюсь я и Емельян. Господин Дамир попробует найти Ивана магическим образом, но для этого ему понадобится вернуться в Тридевятое королевство.

— И?

Меня здесь, что, за дуру держат? По-моему я не упоминалась ни в одном из этих вариантов.

— Сначала, мы решили, что Дамир возьмет вас с собой. Но это бы оставило нас с братом без магической поддержки наедине с князем Русланом. И когда вы появились перед нами столь похожая на обычную девушку из Лукоморья, я не придумал ничего лучше, чем выдать вас за свою сестру. Вы отправитесь с нами, госпожа Араминта! — выдохнул Богдан явно гордый столь хитроумным планом.

— Хм… Назревают три маленьких проблемки. Во-первых: князь Руслан видел меня утром на пиру и наверняка узнал. Во-вторых: с какой стати я должна помогать вам в поисках блудного брата? Не желаю искать проблем на свою нежную пятую точку. В-третьих: почему «Параша», в конце-то концов?!!! — о, я чуть не сорвалась на крик. Нервишки шалят.

Дамир усмехнулся и мотнул головой:

— Первую проблему не бери в расчет. Когда я представлял тебя царю, Руслан был занят разговором с Власием и не обратил на нас никакого внимания. А после, когда Солема так некстати влезла со своим предложением, Руслана уже не было за столом.

Разве? Я напрягла память. А ведь, действительно, когда в зал спустилась Веселина, место занимаемое князем уже пустовало.

— Можешь не волноваться, он тебя не узнал! Таким образом, первая проблема решена. Что там еще осталось? — Дамир вопросительно поднял брови.

— Госпожа Араминта, вы спрашивали, почему вы должны помогать? — это вступила в разговор юная Веселина, — Не должны, конечно. Но я не смогу жить без моего Иванушки… Мне никто больше не нужен. И замуж я за другого не выйду!

Блин, психологическая атака! Ну как отказать аквамариновым очам полным горьких слез?

— Ну, разумеется, я помогу, куда ж денусь-то? — пробурчала я себе под нос. Ох, чувствую, что доброе сердце не доведет до добра. Видимо, суждено мне работать крестной феей пожизненно.

— Отлично! Тогда в путь. Князь Руслан ждет нас у конюшни, — вскочил с места довольный Емельян.

— Стоп. Ничего не забыли? — тут же вскинулась я, — Так что там с «Параскевой»?

— А так у нас, действительно, есть сестра, примерно вашего возраста. Живет в деревне. Звать Парашенькой, — пожал плечами Емельян.

Ё-к-л-м-н и весь русский мат на все буквы алфавита! Вот угораздило родителей. А мне теперь с имечком мучиться. Но обещала помочь, теперь деваться некуда.

— Так, — сразу решила прояснить ситуацию я, — Ведьма ведьмой, но колдую только в крайних случаях. Вы не поняли, в о-о-очень крайних! Но если все же придется, предупреждаю сразу, я только учусь. Поэтому, если будут мучить сильные боли, не обращайте внимания, они пройдут. Через некоторое время. Почти все. Наверное.

— Хм. Ладно, — почесал набухшую шишку Богдан, — будем иметь ввиду. Ну, коли мы все выяснили, то пошли что ли, сестренка?

— И еще, я отзываюсь только на Параскеву! Попробуйте назвать Парашей и, вместо фарфоровой чашечки, у меня под рукой окажется парочка заклинаний. А про последствия я вам уже объясняла.

— Хорошо, хорошо! Мы поняли.

Ух, ты, кажется, оба брата начинают меня побаиваться, давно бы так. Ну что ж, братаны, вперед! Поисковая экскурсия по сказочному Лукоморью начинается.

— Не уходите! Подождите! — царевна преградила нам путь к двери, — Я должна вам кое-что сказать. Это по моей вине пропал Иван.

— Что? — мне показалось, что я слышу стук челюсти Емельяна об пол, — Как же так, царевна?

— При нашей последней встрече Иванушка заговаривал о свадьбе, а я возьми и скажи, что не выйду за него, пока он подвиг какой не совершит, и знатным богатырем не заделается. Вот он, дурачок, и пошел на подвиги-то… — из глаз Веселины текли реки слез, видно же что любит, а нет, подвиги ей подавай. Совсем ребенок еще!

— Да не бойтесь, найдем! Теперь знаем же где искать, — деловито заверила всех я и, первой выйдя из комнаты царевны, спустилась во двор.

Уже оседланная Молния смирненько стояла около царской конюшни, старалась не привлекать особого внимания, и умело косила под добропорядочного ослика.

— Привет, девочка, — промурлыкала я, поглаживая лошадиную челку, — Нам снова предстоит провести некоторое время вместе. Полюбуемся на окрестности Лукоморского царства, хорошо?

Молния согласно кивнула.

— Княже, — откуда-то сбоку послышался зычный голос подошедшего Богдана, — Параскева отправится с нами. Не можем же мы оставить сестрицу одну.

Стоявший неподалеку Руслан безразлично оглядел меня сверху вниз:

— Я буду только рад столь приятной компании, — равнодушно ответил он и отвернулся.

Я сморщила носик. Вежливый какой!

Дамир, широко улыбнувшись, успокаивающе сжал мне плечо:

— Не обращай внимание. Все не так плохо. Я уверен, ты замечательно проведешь время. Главное ничего не бойся, братья тебя в обиду не дадут, они мне обещали.

— А ты уже уезжаешь?

— Да.

Я заглянула в красивые карие глаза, дотронулась рукой до широкой груди, почувствовала, как сильно стучит его сердце.

— Я буду ждать тебя.

Накрыв ладонью мои пальцы, Дамир прошептал:

— Я тоже буду ждать встречи с тобой.

И вскочив в седло, выехал со двора.

К глазам подступили не нужные слезы. Я беспомощно наблюдала, как каждый «цок-цок» конских копыт уносит его все дальше. Набрав в грудь побольше воздуха и шумно выдохнув, обернулась к братьям:

— Поехали что ль?

Емельян не заставил упрашивать себя дважды. Запрыгнул на коня и, улыбнувшись белоснежной мальчишеской улыбкой, прогарцевал мимо. Богдан с Русланом последовали его примеру, и, остановившись около ворот, вся троица выжидающе уставилась на меня.

— Молния, — негромко позвала я и потрепала подошедшую лошадь по холке, — Поможешь?

Шумно фыркнув, умница-лошадка понятливо опустилась на землю и милостиво позволила усесться сверху. Задрав сарафан выше колен, я устроилась поудобнее на жестком седле.

Надо ли говорить, что мои попутчики с изумлением таращились на демонстрацию моего «умелого» искусства верховой езды?

— Ваша сестрица росла в деревне, а на лошади держаться не умеет? — удивился Руслан, скосив глаза на мои голые коленки.

Богдан чуть заметно покраснел и, скорбно поджав нижнюю губу, сконфуженно отвернулся. Емельян же напротив, нагло ухмыльнувшись, осмотрел обнаженные ножки и ответил:

— Так у нас батюшка крайне строгий был. Не позволял девицам по-мужицки верхом ездить. А дамского седла у нас-то и нет. Не готовилась сестрица к дальней дорожке.

Руслан недоверчиво приподнял брови, зыркнул еще раз в сторону задранного сарафана, но промолчал.

Вот и умничка. Ну, а раз вопросов относительно моей скромной персоны больше нет, тогда чего ждать-то? Поехали.

Глава 4

По бархатному небосклону цвета индиго в окружении сотен ярких звезд катилась похожая на начищенную пуговицу луна. Серебряные блики яркими всполохами загорались на низких речных волнах, лениво накатывающих на песчаный берег. Спокойствие, которое поглощало разум, заставляя отодвинуть извечные проблемы на второй план, царило в природе.

Мы несколько часов провели в седле и только сейчас позволили дать лошадям передых. Соорудив четыре небольших укрытия, весьма отдаленно напоминающих палатки, мужчины озаботились добычей позднего ужина.

Я сидела на нагретом за день песочке и, опустив в ледяную воду босые ноги, наблюдала за Русланом. Доверия он у меня конечно не вызывал, но за время пути я смогла рассмотреть его внимательней.

Лукоморский князь отличался высоким ростом, широченными плечами, русоволосой шевелюрой и синими, словно луговые васильки, глазами.

Что он делал среди нас? Каковы истинные мотивы, подбившие молодого князя на это путешествие?

Мужчины, наконец, развели костер, и мы незамедлительно приступили к позднему ужину. При этом я заметила еще один вопросительный взгляд брошенный Русланом в мою сторону.

— Параскева, я надеюсь, что утром вы порадуете нас завтраком? Или в деревне не обучают хозяйственным делам молодых девиц?

— Ну почему же? — парировала я, — Обучают. Вот только батюшка наш настоятельно просил братишек оградить меня от всяких работ, дабы не растратить приобретенный навык впустую. А то, знаете ли, попривыкну, замуж выйду, и не до мужа будет. Вся в делах да заботах, а до супружеских утех недосуг станет. Ясно?

Руслан едва заметно покраснел, перевел смущенный взгляд на Богдана с Емельяном и удивленно качнул головой.

А удивляться было отчего. Если старший брат, в ответ на мою речь, лишь хмурился и потрясал крепким кулаком из-под полы широкого кафтана, то рыжеволосый Емеля улыбался во весь рот и весело, с озорной искоркой в глазах, подмигивал, тем самым полностью соглашаясь со всеми моими словами.

А я, между прочим, кашеварить не нанималась. Хотели заполучить личную ведьму? Извольте обеспечить провиантом и ночлегом. Кстати о ночлеге…

Вскоре после ужина всех потянуло в сон. Засунув свой рюкзачок под голову вместо подушки, я сразу же отправилась в заботливые объятья Морфея.

Проснувшись под утро от острого желания посетить, пардон, туалетную комнату, я отправилась искать ближайшие кустики не доступные глазу моих сотоварищей.

Кустиков на берегу не было, а за одиноко стоящим деревцем особо не спрячешься. Так и пришлось мне топать, до ближайшего лесочка, находившегося в пяти минутах ходьбы от нашего лагеря. А все моя скромность виновата!

Чем ближе я подходила к лесу, тем отчетливее слышался высокий душераздирающий звук. Звук тянулся и тянулся, похожий на тяжкий, безысходный плач, и проникал в самое сердце, теребя и терзая нервные струны, словно обезумевший от страха скрипач.

Я хотела повернуть назад, но не смогла. Ноги сами несли меня в лес. Все быстрее и быстрее. Последние несколько метров я бежала навстречу тоскливой неизвестности, сбивая напрочь дыхание.

Темные тени скользили между густыми деревьями, по сырой земле вились тонкие полосы предрассветного тумана.

Звук внезапно оборвался, и лес поглотило тревожное безмолвие. Ни шороха, ни хруста сухой ветки, ни крика ночной птицы — лишь только замершая в ожидании нависшей беды, затаившаяся грозным зверем в темном дупле, тишина.

Горела в черном небе безразличная луна, иногда пытаясь пробраться сквозь сплетение древесных крон и разгадать секрет пугающего безмолвия, но даже она, царица ночи, терпела неудачу.

И тут послышался шелест. Тихий, едва различимый. А следом — топот. Тяжелый и громкий.

Из-за толстого корявого дерева выскочило нечто волосатое, невысокое, мне по пояс. Глаза существа горели блеклым зеленым огнем. С длинных и острых клыков капала на землю обильная слюна.

Следом за первой тварью появился вторая. Потом — третья. Потом — еще и еще… Мохнатые уродцы наступали с завидной быстротой.

Что делать? Я сделала шаг назад и полетела на землю, сбитая с ног. Один из лохматых созданий запрыгнул на меня откуда-то сбоку и, радостно подвывая и скаля желтые зубы, старался вцепиться когтями в горло…

С вами не случалось такого, что время останавливалось у вас на глазах? Вы когда-нибудь прислушивались к тиканью часов в ожидании следующего удара? Со мной тогда было примерно то же самое, пока волосатая тварь вдруг не издала громкий пронзительный крик.

Уши заложило. Виски сдавила пульсирующая боль. Я вскинула руки стараясь оградиться от пронзающего вопля. С кончиков пальцев неосознанно слетели обжигающие искорки, и попали на мохнатую шкуру дьявольского создания. В нос ударил запах паленой шерсти.

Крик повторился. Тварь отпустила меня и принялась кататься по земле, сбивая магическое пламя.

Воспользовавшись моментом, я вскочила на ноги и, собравшись духом, отоварила этим же заклинанием еще одну зверюшку. Она тихо хрюкнула и свалилась ничком в траву. Другое дело!

— Следующий! — заорала я, поднимая руки с вихрем жгучих искр, — Не стесняемся, мальчики, занимаем очередь. Главное не толкайтесь, здесь на всех хватит.

Круговорот из горящих искринок врывался в самую гущу нелюдей и ряды противника стали быстро таять.

— Что, съели, медведи-недоростки, ежики бритые?! — самозабвенно лучилась спасительным могуществом я, — А кто тут у нас такой смелый?.. Упс! Полежи, давай, авось полегчает… Ах ты, носок шерстяной, тоже хочешь? Щас быстро распущу на шарфик! Эй, а ты куда намылился, петух волосатый? Как ты меня назвал?! Переведи. Быстро переведи, я тебе говорю! Молчать, пискля подзаборная, тебе, что, все причиндалы поленом защемило? Чего надрываешься-то?

В итоге, все закончилось так же быстро, как и началось. Оставшиеся двое лохматых чудиков, поджав обгоревшие хвосты и подвывая тихо-тихо, будто бы боясь еще раз потревожить мой нежный слух, скрылись в лесной чаще. Остальные лежали в обгоревшей травке, словно отлично прожаренный ресторанный стейк.

Стейк. Еда. Завтрак. Ням-ням… Я мстительно ухмыльнулась, вспомнив желание Руслана отведать поутру плоды моего кулинарного творения.

— Параскева! — в лес ворвались трое заспанных молодцов, — Это ты кричала? Что случилось?

— Завтрак готовлю.

Руслан с сомнением покосился на обгоревшие трупики миниатюрных йети и судорожно сглотнул слюну:

— Недаром батюшка запретил вам кухарничать…

Я собралась было возмутиться, но тут Богдан крепко схватил меня за плечи и хорошенько тряхнул.

— Какого черта, ты пошла в зачарованный лес?! — заорал он.

— Куда?

Мой названный братишка выпучил глаза, раздул ноздри и… махнул рукой:

— Господи, ну зачем мы с тобой связались?

Уже сидя у костра, в нашем импровизированном лагере, Емельян пояснил мне:

— Это зачарованный лес. Люди стараются обходить его стороной. Там странные вещи случаются. То старик-леший одиноких путников встречает, страху наводит, то русалки на дерево заберутся, и песни срамные поют. Хорошо ты цела, невредима осталась.

«…Там чудеса, там леший бродит, русалка на ветвях сидит…» — знаем, читали.

— А раньше предупредить недосуг было? — зло спросила я, — Между прочим, меня чуть заживо не съели волосатые потомки карликовых неандертальцев!

— Это грхали, — внезапно возник за моей спиной Руслан, — Обычно они вполне дружелюбны. Не могу понять, госпожа Параскева, почему вам это неизвестно? Как правило, об этом знает каждый ребенок с рождения.

Я потупила глазки и толкнула локтем Емелю. Выручай, братик.

— Так батюшка запрещал ей про лес рассказывать, что б ни боязно было в светлице одной ночевать. Вот сестренка и не уразумела сразу.

— Ага, — подтвердила я и с придурковатым выражением на лице взглянула на князя, — До меня, как до жирафа доходит.

Руслан явно хотел еще что-то сказать, но лишь с сомнением покачал головой и отправился собирать вещи.

Сев на красавицу Молнию, я задумалась. Емельян упомянул лешего. Не тот ли это старичок, что встречался мне на экзамене? По-моему Беляна отзывалась о нем очень хорошо, по-доброму.

— Господа, а куда мы едем? У кого-то есть определенный план?

— Искать Ивана. Куда ж еще? — не оборачиваясь отозвался Богдан.

— Ой, не знала, спасибо, просветили, — язвительно продолжала я, — Вообще-то меня интересует, где именно мы его искать будем? Что, все Лукоморье вдоль и поперек объедем, глядишь, сам найдется?

— У тебя есть предложение получше? — резко ответил старший брат, — Мы его внимательно выслушаем.

— Давайте у кого-нибудь спросим, не пробегал ли тут наш Ивашка?

— У кого? — Емельян обвел рукой пустынный берег.

— У лешего, например, — я указала на лес.

— У кого?! — братья придержали коней, даже Руслан, который старательно делал вид, что не прислушивается к разговору, пораженно остановился.

— У лешего.

— Совсем девка ополоумела, видимо последние мозги грхалям достались, — Богдан с жалостью пожал плечами.

Только мужчина может быть столь уверен в собственном превосходстве. Конечно, разве есть кто умнее тебя, ворчун носатый.

Я направила Молнию прямиков к зачарованному лесу. Солнце давно встало. То тут, то там раздавались птичьи голоса, и темная чаща уже не выглядела столь пугающе.

— Эй, леший! — спешившись, крикнула я, чем согнала стаю воробьев со стройной березки.

— Параскева, вы уверены в том, что делаете? — подошедший Руслан властно схватил меня за руку.

— Отпусти и не мешай.

— Хорошо. Но я все равно буду рядом. Мало ли что… С вашим-то умением искать неприятности.

Я удивленно обратила взгляд на князя. Он стоял подле меня, обнажив меч, готовый к обороне и внимательно всматривался вглубь лесной гущи. Мое удивление сменилось уважением и благодарностью.

— Я знаю, что делаю, — мягко ответила я.

Руслан кивнул и вышел чуть вперед, словно ограждая меня от возможной опасности:

— Я очень надеюсь на это.

Емельян с Богданом, в конце концов, тоже подъехали ближе. Но остановились за чертой леса. Трусы, а обещали Дамиру заботиться обо мне.

— Господин Эрнан! — старательно выводила я, распугивая мелких лесных зверюшек.

Как же заставить тебя появиться? Я щелкнула пальцами, и очаровательная ромашка превратилась в ядовитый мухомор. Ну, где же ты? Видишь, красу лесную порчу… Но вместо лешего из-за кустов выглянул серенький зайчишка.

Я махнула рукой, гулять так гулять! И отправила в него крошечную светящуюся искорку, дабы не причинить большого вреда лесному пушистику. Меж длинных ушек зайца появились огромные ветвистые рога. Лоси буквально умрут от зависти при виде подобного головного украшения!

— Господин Эрнан! — снова позвала я и тут почувствовала, как точно такие же рожки вырастают и на моей макушке тоже.

Мама дорогая! Я схватилась за костяные наросты, которые увеличивались с каждым мгновением на несколько сантиметров сразу.

— Мне чужого добра не надобно, — послышался смешливый старческий голос, — Я его всегда возвращаю.

Рога исчезли также неожиданно, как и появились. Я с облегчением провела рукой по волосам. Слава богу!

— Мне чужого добра не надо, — повторил Эрнан и, хмурясь, добавил, — Ишь раскричалась. Еще и волошбить вздумала. Никакого уважения к лесу.

Руслан, стоявший впереди, чуть качнул мечом в сторону лесовика:

— Параскева, с вами все в порядке? Этот пенек не навредил вам?

— Нет, нет! Все в порядке, князь.

Я подошла к лешему и низко поклонилась:

— Господин Эрнан, простите за зайчишку. Я сейчас все исправлю.

— Не стоит, дочка. С твоей волшбой я уже и сам управился. Ты лучше не балуй больше в моих владениях, — старик внимательно рассматривал меня, — Э, да я тебя знаю! Араминта, кажется, да?

Я покосилась на Руслана. Вот и вся маскировка. Как братья оправдываться будут?

— Да. Араминта. А это мои друзья, — я позвала стоящих поодаль Богдана и Емельяна, — Мы за помощью к вам пришли. Не откажите нам, лесной хозяин.

Глава 5

— Иванушка говоришь? Да, был такой, — закивал леший, услышав суть нашей проблемы, — Пару седмиц назад тут пробегал. Волновался дюже, что какой-нибудь славный витязь раньше него успеет…

— Куда успеет? — уточнил Руслан.

— Как куда? К камню, конечно. Куда ж еще русскому богатырю на подвиг-то податься? — хитро ухмыльнулся лесовик.

Вокруг меня повисла тишина. Я опять не знаю чего-то, что знакомо каждому ребенку?

— К какому камню?

— Благодарствую, дедушка, — князь склонил голову перед лешим, не обращая внимания на мой вопрос, повисший в воздухе, — Сами мы об этом не подумали.

— Эх, Ванька! — горько вздохнул Богдан, — Молод ведь еще, а уж смерть накликал.

— К какому камню?!

— Ох, Ванечка, как же ты так? — Емельян провел пятерней по рыжей шевелюре и, утерев нос чуть всхлипнул.

— К какому камню?!!!

— Поехали, — оборвал Руслан мой вопль и взял под уздцы коня.

— Господин Эрнан, — взмолилась я, — Что тут происходит? Какой камень?

— Тот, что на Кудыкиной горе. Какой же еще? — пожал плечами леший, не стремясь ничего пояснять.

— Ну, так я, вообще, никуда не поеду.

Руслан обреченно уставился на неподкупную меня и оглянулся на братьев:

— Не хотите поторопить свою «сестрицу»?

— Поехали что ль, Парас… кхм… Араминта, — опустил виноватый взгляд Богдан.

— А по пути вам придется объяснить столь внезапную смену имени! — резко бросил князь в мою сторону.

— Вот с ними и объясняйтесь, а мне и тут хорошо, — я уселась на трухлявый пенек, закинула ногу на ногу и принялась строить глазки лесовику, — Господин Эрнан, а вы единственный леший на все леса, да? Нет? Но все равно, вы, вероятно, очень устаете. Столько забот. Как же повсюду успеваете? Вы наверняка очень сильный. И та-акой обалденный мужчинка… Ой, а меня сегодня с утра чуть грхали не стрямкали! Знаете?

Старичок поначалу вытаращил от удивления свои маленькие глазки, но через пару мгновений уже с удовольствием подыгрывал мне, смешно хлопая белесыми ресницами и складывая губы трубочкой.

— Госпожа Параскева… Или как вас там! Не будете ли столь любезны… — с нарастающей злостью в голосе попытался воззвать к моему разуму Руслан.

— Не буду.

— Араминта, ей-богу, поехали! — Емельян сделал шаг в мою сторону.

— Не поеду.

— Госпожа Араминта, не будем терять время…, - это уже Богдан.

— Мое время. Что хочу, то и делаю.

Леший с интересом наблюдал за нашей перепалкой, а потом вдруг сказал:

— Поезжай, дочка, поезжай. Ты же хотела на наш мир поглядеть? На Кудыкиной горе, подле Яр-камня все чудеса Лукоморья собраны. Вдосталь наглядишься!

Блин. Засада. Со всех сторон обложили, а главное никто ничего толком не говорит. Я потрепала Молнию. Та уткнулась мордой мне в шею. Эх, ладно, поехали, на месте разберемся.

— Ну чего стоите-то? Показывайте, в какую сторону? — хмуро промычала я.

Емельян всплеснул руками и быстренько затараторил:

— Вот лес по бережку объедем, там все лугом, лугом, а потом через болото и вдоль горного хребта… Недалече. Завтра к вечеру уже прибудем.

— Что? Завтра к вечеру? Нет, я опять не согласная!

Мне показалось или Руслан и вправду позеленел? И глаз у него как-то странно подергивается.

— Да, не волнуйся, дочка, — захохотал Эрнан, — Я вас лесной тропкой к Яр-камню за считанные минуты выведу.

— Спасибо, дедушка! — Емельян подскочил к лешему и низко поклонился, загребая широкой ладонью землю, — Спасибо, дедушка, а то я уж и не надеялся, что мы с места сдвинемся.

— Это ты на меня намекаешь? — прищурилась я, — Ну тогда, я опять отказываюсь…

Сильные руки князя оторвали меня от пола и перекинули через плечо:

— Веди нас, дедушка, век будем благодарны!

Минут через двадцать я уже охрипла от визга, поросячьих верещаний, благого мата и обещаний сокрушить всех и вся, как только меня опустят на землю. Руслан не сдавался. Он мужественно сносил монотонное битье кулачками по спине и напрасные попытки вцепиться зубами в лопатку.

Наконец Эрнан остановился.

— Ну, вот мы и на месте.

— Спасибо, дедушка.

Меня поставили на ноги. Напрасно. Я была очень зла, и поэтому, вспомнив весь изысканный список ругательств соседских алкашей, объяснила князю, куда ему стоит идти, с кем и чем заниматься по прибытии.

Руслан слушал внимательно, не перебивал, видимо пораженный моим отличным знанием русского языка. Богдан один раз даже уточнил значения слова… а впрочем, неважно, какого именно. Моя мама до сих пор свято уверена, что подобный оборот речи не придет в голову благовоспитанной девушке.

— Ух, ты! — восхищенно присвистнул Емеля, когда я, наконец, выдохлась, — А еще раз можешь? Только помедленнее, пожалуйста.

Нет, еще раз я не могла. Для этого меня надо хорошенько разозлить. А тут моя злость прошла, так как я увидела сам, собственно говоря, Яр-камень.

Огроменный булыжник, выше человеческого роста, стоял на распутье трех дорог. Ох, кажется, я догадываюсь, чем это нам грозит… Так и есть! Приглядевшись, я заметила высеченный на камне текст. Вы уже догадались какой? Правильно.

— Налево пойдешь — смерть найдешь. Направо пойдешь — жизнь потеряешь. Прямо пойдешь — назад не воротишься, — прочла я.

— Вот тут ваш Ванюшка и остановился. А куда уж дальше повернул, я и не заприметил, — пояснил мне леший, — А ты не переживай, дочка. Чувствую в тебе мощь ведьмовскую. Не умеешь ты ею управлять еще… Но без тебя добры молодцы во век братца не отыщут. Подсоби им. Глядишь, и силы колдовские легче в руки даваться-то будут.

Лесовичок ласково потрепал меня по макушке и прошептал:

— А на грхалей не серчай. Не хотели тебя обидеть. Творится что-то в лесу непонятное… Что-то тревожит их. Вот они и взбеленились. Но тебя больше не тронут, я уж прослежу.

Сказал так и исчез. Остались мы перед Яр-камнем на перекрестке дорог. Куда идти? В любой стороне смерть одна.

— Эй, ребята, а что там нас ждет?

— Там, — Богдан мотнул головой налево, — избушка Бабы-Яги стоит.

— Настоящей?

— Нет. Ряженой, — Руслан недовольно глянул на меня, — И любит она всяких невоспитанных девиц на обед кушать.

— Это кто невоспитанная? Я, что ли? Да я самая воспитанная девушка во всей округе!

— Ну да, конечно. С самого начала я так и понял. Как только мне представили госпожу Параскевушку, сразу увидел, что вот он, пример благовоспитанности.

Я опустила глаза. Подумаешь…

Руслан обвел всех тяжелым взглядом и уселся подле камня, прямо на зеленую травку.

— С места не сдвинусь, пока вы не объясните кто это? — он указал на меня и братья дружно покраснели.

— Так это… сестрица наша, — промямлил Емеля, безуспешно пряча виноватый взгляд.

Ох, ну и снабдил меня Боженька братиками с прибабатиками…

— А чем это я тебя в роли Параскевы не устраиваю? — с вызовом поинтересовалась я у Руслана.

— То есть это все-таки просто роль? И ты им не приходишься родней?

— Не близкой, не дальней, не седьмой водой на киселе. А тебя это сильно волнует?

Князь прищурился, оглядел меня с кончиков ушей до самых пяток и улыбнулся:

— Видишь ли, мне никогда не нравилось имя «Параша».

Глава 6

Мы не знали, по которой из трех тропинок отправился Иван, поэтому поехали по первой, то есть налево.

Руслан придержал своего коня и, подождав пока братья отъедут подальше, поравнялся с Молнией. Бросив очередной смущенный взгляд на задранный сарафан и голые коленки, князь спросил:

— Значит твое имя Араминта?

— Да. Оно устраивает тебя больше, чем Параскева?

— Значительно, — в васильковых глазах князя скользнула улыбка, — Как я понимаю ты ведьма?

— Ну, можно и так сказать. А ты? Слухи ходят, что магия и твоя стихия тоже?

Руслан отвернулся, и я заметила, как меж бровей пролегла резкая морщинка.

— Не совсем. Я не являюсь магом в прямом смысле этого слова.

— Как так? Волшебство или есть, или его нет. Разве я не права?

— Не права, — князь тряхнул русой головой, — Я видел, что осталось от грхалей, там в лесу. Ты пользовалась своей магией. А я бы так не смог. Все на что я могу рассчитывать в подобном случае это мой меч.

— Ну, так и я не специально, как-то само получилось…

— У тебя есть силы, но нет умения. Но это поправимо, ты еще научишься. Я — другое дело. Моих знаний более чем достаточно для любого мага, а вот колдовских сил как раз и не хватает, — Руслан грустно улыбнулся, — Я бы многое отдал за частичку той мощи, что есть в тебе.

— Постой. А как же подарки от твоего брата Веселине? Разве не ты их доставал?

— Ах, это. Смотри, — князь покрутил указательным пальцем в воздухе, и ему в руку упала великолепная роза чарующего алого цвета, — Это тебе.

Я вдохнула нежный аромат.

— Потрясающе. Я бы так не смогла.

— Смогла бы и лучше, — рассмеялся Руслан, — А вот я, действительно, больше ничего не умею. Мое волшебство годно лишь для того, чтобы достать какую-нибудь вещь из пространства. Причем я не имею права выбора и могу получить совсем не то, что ожидаю.

Я изумленно взглянула на князя:

— То есть ты вовсе не собирался дарить мне розу?

— Собирался. Конечно, собирался, — добродушно улыбнулся Руслан, — Я доставал именно цветок. И очень надеялся, что он будет столь же прекрасен, как и ты. Но с таким же успехом это мог быть и колючий кактус!

Я рассмеялась. Теперь понятно, почему в Веселинином шкафу платья всех размеров и стилей. Наверное, пришлось кучу вещей отложить в сторонку, прежде чем нашлось подходящее.

— Араминта, и все же, зачем весь этот маскарад с «Параскевой»? — князь вопросительно взглянул на меня, не забыв очередным мимолетным взором зацепить голые ножки.

— А зачем ты постоянно косишься на мои ноги?

— Ну, так, я же не специально… Просто ты так сидишь и я… — смущенный Руслан отвел глаза.

— Ну, вот и я не специально. Как представили, так и отзывалась. Думаешь, мне самой пришло бы в голову назваться «Парашей»? Фу!

Князь хмыкнул.

— А я зашел всего лишь на минутку к царевне в покои, договориться о совместных поисках, и вовсе не ожидал увидеть такое чудо. Выпорхнула невесть откуда незнакомая девица. Одета-то по-нашему, а по говору ясно, что не с Лукоморских земель. А тут Богдан, как скажет: «Параша»! У тебя в этот момент глаза, словно две плошки стали.

— То есть ты сразу понял, что это ложь? — засмеялась я.

— Ну, я, конечно, все еще сомневался. Пока не увидел тебя верхом на Молнии.

Я расхохоталась.

— А зачем Богдан так поступил? — Руслан пытливо заглянул мне в глаза.

— Откуда ж знаю? — я безразлично пожала плечами.

Говорить правду совершенно не хотелось. Тем более, что как врага я его уже не воспринимала, а вот как возможного друга… Ну, я же мечтала о дружбе с князьями? Чем Лукоморье хуже Монако? Посмотрим.

— Хочешь, я научу тебя ездить верхом? — голос Руслана вывел меня из секундной задумчивости.

— Конечно!

Так мы и ехали. Мило болтали, обменивались впечатлениями. А тропинка стремилась все прямо и прямо, и выводила к небольшому, покрытому зеленью, холмику. А за холмом…

— Очуметь! Настоящая?! — вопила я, не скрывая своего счастья при виде маленькой аккуратной избушки на курьих ножках.

Избушка стояла в центре небольшой полянки, сплошь покрытой луговыми цветочками. Малахитово-зеленые подстриженные кустики немного скрывали нас от хозяйки сказочного домика, но мне очень захотелось подойти поближе и проверить куриные окорока на предмет бутафории.

— Куда? Стой! — схватил меня за руку Богдан, — Это же БАБА-ЯГА! Поймает, в печке зажарит и съест.

Брови Руслана насмешливо поползли вверх. Я и сама-то не очень верю в эти сказки, но, как подсказывает мне недавно приобретенный опыт, в этом мире возможно все.

— И что делать? А если Иван у нее?

— А если нет? Что мы будем понапрасну жизнью рисковать? Ты как хочешь, а я в избушку не пойду… — пробурчал Богдан и насупился.

Руслан ухмыльнулся и, оглядев двух братьев, спросил:

— Будем ждать пока она сама выйдет?

Богдан воззрился на князя, как на пророка, и облегченно кивая попышнее расправил ветки кустика:

— Глядишь, и не заметит до поры до времени, а потом мы ее раз… и поймаем!

— И сколько вы намерены ждать? — князь выпрямился в полный рост, словно специально приковывая внимание к нашему укрытию.

— Сколько потребуется, — Емеля поплотнее укутался зелеными ветками скрывая рыжеватую макушку.

— Вы что, правда, верите в эти сплетни про злобную Бабу-Ягу? — удивился Руслан.

В этот момент что-то искрящееся пронеслось мимо меня.

— Какого черта? — прошипел князь, хватаясь за грудь, а на одежде уже появилось кровавое пятно, растущее с сумасшедшей скоростью.

Все происходило с одной стороны так медленно, а с другой — так быстро, что в моей голове образовалась пустота. Когда Руслан качнулся и стал падать, чьи-то руки подхватили его и опустили вниз.

Богдан оторвал лоскут ткани от своего дорожного плаща и промокнул рану. На груди Руслана зияло маленькое отверстие с ровными обгоревшими краями. Кровь заливала рубашку, превращая белоснежную ткань в алый кусок материи.

Секунды тянулись удивительно долго. Какая-то мысль настойчиво пыталась пробиться сквозь сумасшедшую волну отчаяния, но я отмахивалась от нее, как от надоевшей птицы. Руслан… Не состоявшийся враг, вполне возможный друг… Как же так?

Васильковые глаза молодого князя медленно закрылись.

— Помоги ему… — прошептал окружающий лес.

И снова тишина. Утекают минуты жизни. Стынет в жилах кровь. Сводит предсмертной судорогой тело.

Мое сознание мелькает фотовспышками. Руслан, шепот леса, внезапная тишина. Горестные вздохи Богдана, беспомощное бормотание Емели, хриплое дыхание князя. И снова кровь.

Солнце клонится за горизонт, уступая место любопытной луне. Тихо шепчет лес. Молчит Богдан, не бубнит Емеля. Не дышит Руслан.

Конец? Я чувствую присутствие смерти. Неужели ничего нельзя сделать? Неужели…

— Чего же ты медлишь? — голос Емели прорвался к моему сознанию, — Ты же ведьма! Помоги ему.

Внезапно я словно ворвалась в окружающий мир из паутины заторможенности. Очень четко осознала, что кровь, вытекающая из раны, уносит с собой искорки жизни Руслана. Прислушавшись, уловила прерывистое дыхание. Князь все еще боролся со смертью.

Приложив ладонь к едва вздымающейся груди, я представила, как срастаются тончайшие слои кожи на теле. Один за другим. Как сплетаются в единый безотказный механизм кровеносные сосуды. Как горячее молодое сердце начинает биться в одном ритме с моим. Тук-тук. Без сбоев. Без промедлений.

Руслан глубоко вздохнул, и я осторожно взглянула на рану. Кровь больше не текла.

— Теперь жить будет, — взволнованно выдохнул Богдан, — Благодаря тебе.

Я посмотрела на свою руку с растопыренными пальцами. Боже мой, я только что спасла жизнь человеку. Без меня он мог бы умереть…

— Эх, говорил же, надо осторожнее с Бабой-Ягой быть, — прошептал себе под нос старший из братьев.

Та-ак. Значит Баба-Яга?

— Карга беззубая, промазала! — заорала я, вскакивая в полный рост и выплескивая весь пережитый страх на деревянную избушку, — Ну где же ты? Боишься, метелка драная?

Я кричала, материлась, топала ногами и посылала в ее сторону горящие искорки заклятья. Особого вреда домишке они, конечно, не принесли, но пара трещин в бревенчатых стенах уже появились.

— Ты что, думаешь, что раз умелая такая, то никто на тебя управу не найдет? — истерично продолжала я, — Думаешь, что если в колдовстве толк знаешь, то все позволено? Щас, как врежу промеж глаз, так вся магия из тебя разом выйдет. Сразу смелой быть перестанешь. Приляжешь на лавку. Тихой станешь, ласковой. Так и помрешь в благости, сердешная! Ты только покажись, а я уж там сама разберусь…

Из окна избушки вылетел голубоватый шарик и, упав мне под ноги, превратился в шипящую гадюку.

Емеля молниеносно подхватил ее и закинул подальше в кусты.

— Что фантазия больше не работает?

Тут краем глаза я заметила, как из леса к полянке подлетело что-то большое и плюхнулось позади меня.

— А что тут у вас происходит? — отряхиваясь после приземления и выковыривая сломанные прутья из метлы, уставилась любопытным взором на нас… Беляна.

— Беляночка, — счастливо выдохнула я.

— Привет! Я же говорила, что мы обязательно встретимся. Ой, а что это с ним?

Беляна присела около лежащего на земле Руслана:

— Вроде живой.

— Она в него попала! — я ткнула пальцем в сторону избушки.

Беляна выслушала все мои пояснения по поводу происходящего и задумчиво покачала головой:

— Баба-Яга значит пыталась вас убить?

— Конечно! Говорил же, надо было поймать ее и тогда уж… — вмешался Богдан.

Беляна нахмурилась.

— Ладно. Пошли. Сейчас разберемся, что тут происходит, — девушка направилась к избушке.

— Постой! Куда ты? Это может быть опасно, — я хотела схватить ее за руку.

Но Беляна отрицательно мотнула головой и крикнула:

— Мама, тут к нам гости приехали! Тебя хотят видеть.

Я не ослышалась? Мама?!

Глава 7

Дверь избушки отворилась и на порог вышла молодая женщина в длинном голубом сарафане с темной косой через плечо:

— Ну что ж добро пожаловать, гости дорогие.

Спустя некоторое время мы уже сидели в светлой горнице и с аппетитом уплетали пироги с капустой.

Внутри избушка оказалась намного больше, чем снаружи. Беляна пояснила, что все дело в магии. С улицы посмотришь — махонький деревянный сруб, а как зайдешь — многокомнатный дворец!

В одну из комнат мы перенесли ослабевшего Руслана.

— А я гляжу, кто-то в кустиках швыряется, ну, думаю, опять богатырь какой пришел за советом аль за подвигом, — рассказывала Баба-Яга, заставляя стол яствами да разносолами, — А потом, как что-то пролетит откуда-то сверху, да прямо на вас. Потом тишина. А после, услыхала, как меня охальными словами поливают! Ну и пустила змейку гадюшную. Она вреда-то причинить не может, а вот выведать, кто да зачем ко мне пожаловал, смогла бы…

Я пристыженно опустила глаза.

— Ну мы ж не знали, что вы того… добрая.

— Ой, батюшки, — всплеснула руками Баба-Яга, — Да что вы сплетням всяким верите? Ты смотри ж чего люди-то удумали, именем моим детишек малых пугают. Да никто из Ягинова рода не служил злу и впредь не послужит!

Так мы проболтали до полуночи. Баба-Яга оказалась замечательной собеседницей. Белянке повезло с матерью. Мудрая, сияющая зрелой русской красотой, Яга была полной противоположностью той старухе из детских сказок.

Жаль только, что Ивана она не видела, и знать не знает где его искать.

А потом все разбрелись по комнатам, благо в зачарованной избушке их оказалось предостаточно. Перед сном я не удержалась и заглянула к Руслану. Князь дышал ровно и спокойно.

— Спокойной ночи… — сорвались тихие слова с моих губ.

— Сладких снов… — едва слышно прозвучало в ответ.

Утро встретило лесной прохладой. Братья все еще спали, Белянка умчалась по своим делам, а Яга хлопотала подле Руслана.

— Как ты? — спросила я князя, вновь заглядывая к нему в комнату.

— Все хорошо. Спасибо, я обязан тебе, — Руслан тепло улыбнулся, — Яга говорит, что если бы не твоя сила, мне бы не выжить.

— Да ладно, чего уж там… — засмущалась я.

— Обязан, обязан! Еще как обязан! — ухмыльнулась Яга, промывая рану, — Ох, дочка, продолжи тут, а я пока завтрак сготовлю. Управишься?

Я кивнула. Широкоплечий Руслан лежал обнаженным по пояс. Хм, до этого я видела его только полностью одетым.

Подойдя ближе, я в нерешительности остановилась.

— Араминта, не надо, я сам все сделаю, — видя мою заминку, князь попытался приподняться, но тут же повалился обратно.

— Ты еще слаб. Лежи, — я решительно взяла чистую ткань и, обмакнув ее в теплую воду, провела по мужской груди.

Капельки влаги заструились по напряженным мышцам, приковывая внимание к мускулистому торсу. А он, ничего так… Очень даже ничего…

Господи, ну что за мысли лезут в голову? Да, милая Араминта, совсем ты одичала в этой глуши без нормального мужского внимания. И когда же Дамир вернется? Интересно, а у темноволосого герцога такие же кубики на животе, как и у лукоморского князя? Ммм, какая интересная дорожка волос… спускается вниз… под одеяло…

Глухой мужской стон вывел меня из задумчивости. О, черт! Мои руки почему-то оказались не на груди подле ранки, а на-амного ниже…

— И-извини, прости… — отчаянно краснея, лепетала я, вскакивая с кровати. И одним неловким движением перевернула ковш с водой.

На полу растеклась небольшая лужица.

— Ох… — я в отчаянии простонала, поднимая деревянный ковшик.

— Все хорошо, не волнуйся, — Руслан дотронулся до моей руки, — Араминта, все в порядке. Ничего страшного не случилось.

Я взглянула в васильковые глаза и покраснела еще больше.

— Я должна идти.

— Зачем?

— Не знаю, — я чувствовала себя полной идиоткой.

Он внимательно посмотрел на меня и ухмыльнулся:

— А что осматривать рану ты больше не будешь?

Рука непроизвольно сжала ручку ковша.

— Не делай этого, — предупредил Руслан.

— Не делать чего?

— Не бросай в меня ковшом.

— Я и не собиралась, — медленно ответила я, пытаясь сдержать рвущееся наружу раздражение и перехватывая поудобнее деревянную ручку.

— Еще как собиралась! — наклонив голову, проговорил Руслан, — И сейчас не прочь, только вот духу не хватает.

Я опустила глаза. Спокойствие, только спокойствие… Сама виновата, нечего было отвлекаться на загорелое тело молодого князя.

Он улыбнулся, словно мог прочесть мои мысли.

— Ты хочешь забрать его с собой? — спросил Руслан.

— Кого?

— Ковш. Вон как вцепилась, даже пальцы побелели.

Черт. Черт! Черт!!!

— О чем это ты думаешь? Такое свирепое лицо, — задумчиво проговорил он, — Нет, не говори, я сам догадаюсь. Наверное, о моей безвременной кончине в муках?

Я медленно и осторожно повернулась к нему спиной, и положила ковшик на стол. Главное никаких резких движений. Еще одна колкость — и он полетит прямо в голову князю.

— Это очень мудро с твоей стороны, — насмешливо похвалил меня Руслан, — Нельзя забывать, что я ранен. Больных — не бьют!

Я повернулась к нему лицом.

— Ты со всеми так отвратительно любезен по утрам или только со мной?

— Только с тобой, — мило улыбнулся князь, — Ты просто пробуждаешь во мне все самое лучшее.

— Это и есть самое лучшее?

— Боюсь, что да.

Выдав натянутую улыбку, я кивнула и собралась уже выйти из комнаты.

— Араминта! — вдруг снова позвал он.

Я обернулась.

— Я знал, что ты не запустишь в меня ковшом, — лукаво произнес Руслан.

Ну, не знаю. Лично я считаю, что вовсе не виновата в том, что произошло в следующую секунду. Просто бес какой-то попутал! Рука сама собой потянулась к столику, на котором так заманчиво лежал пресловутый ковш, схватила его и метнула прямо в князя.

В яблочко!

Я даже останавливаться не стала. Но, уже выскакивая за дверь, услышала громкий смех Руслана и его крик:

— Молодец, Араминта!

Видимо, мы все же станем друзьями.

Богдан и Емеля уже проснулись и весело поглощали завтрак. Присоединившись к ним, я с удовольствием умяла парочку пирожков с грибами и огромную кружку киселя.

Братья предложили провести в гостях у Яги денек-другой, пока не окрепнет Руслан. Сама Яга с радостью согласилась и посетовала, как редко у нее бывают обычные гости. А то все царевичи, да богатыри…

Ну что ж, хорошо. Нашему князю, действительно, нужен отдых. Пару дней обычного деревенского отпуска (без экзаменов, грхалей и прочей нечисти) нам не помешают.

— Вот только не понятно, кто же тогда покушался на Руслана? — со вздохом сказала я.

Братья пожали плечами. Яга задумчиво нахмурилась, но ей тоже ничего не пришло в голову. Эх, одни загадки.

Дверь избушки распахнулась и в горницу ворвалась Беляна:

— Ребята, какой сегодня денек отличный! Кстати, Араминта, у меня для тебя сюрприз. Пошли скорее!

Емельян первым вскочил с лавки и, игриво подмигнув Беляне, схватил ее за руку и выбежал на улицу. Богдан нехотя последовал за ними. Я вышла последней.

Мамочки, что это? Посреди полянки стояла счастливая Беляночка. А подле нее, на приличном расстоянии от земли, парили две метлы.

— Беляна, нет, — как можно спокойнее ответила я, — Нет, нет и нет. Я на метле летать не буду.

— Будешь, — ответила она и гаденько так улыбнулась.

Через полчаса увещеваний, уговаривания, нелепых обещаний и ведьмовских угроз я все же сдалась.

— Вот сюда… Так. А ручки сюда. Ага. Держись… Ножками оттолкнись. Оттолкнись, говорю. Ну как хочешь… Я ведь могу и пнуть снизу, если тебе самой сложно, — приговаривала Беляна усаживая меня на метелку, — Умница! Глаза-то открой…

Тихо подвывая, я открыла один глаз. Батюшки-светы!.. Лечу!

Перевела дух, мысленно перекрестилась и открыла второй глаз. Точно — натурально лечу, граждане!

Ветер трепал волосы и обдувал лицо. Так вот ты какая, безграничная свобода…

Поляна осталась далеко внизу. Маленькие фигурки людей весело махали ручками. Я помахала в ответ. Домик Бабы-Яги выглядел, как детская игрушка. Этакая деревенская жилплощадь для Барби.

Дверь избушки отворилась, и на крыльцо вышел Руслан поддерживаемый Ягой. Сделав замысловатый пируэт (мама дорогая, как у меня это получилось-то?) я пролетела перед удивленным взглядом князя.

— Белянка, я увидела речушку там, за избушкой. Полетели туда! — моя подружка не заставила себя упрашивать и тут же умело оседлала метлу.

Берег утопал в цветущих бархатцах. Маленькие цветочки разноцветными огоньками зажигали зеленую гладь луговых трав. Вода оказалась на удивление теплой. Положив метлу на землю, я оглянулась на Беляну:

— Я купаться. Ты со мной?

Девушка покраснела и указала на подоспевших Богдана и Емелю.

— Но эти джентльмены…

— Будут джентльменами, — закончила я, одарив братьев взглядом, в котором совершенно ясно читалось, что вести себя по-джентльменски им стоит хотя бы в интересах собственной жизни и здоровья.

Видимо, мой взор оказался весьма красноречив. Оба брата оставили нас в одиночестве.

— Пошли купаться?

— Давай.

Я оглянулась напоследок еще раз и первой скинула сарафан.

— Вау! Как здорово! — нырнув и проплыв несколько метров у самого дна, всплыла обратно.

— Сюрприз…

На берегу стоял Руслан, держа в руках мою скомканную одежду. Белянка в смущении стояла позади него. И все еще была одетой, зараза.

— Я вот тоже решил искупаться. Ты не против? — князь вопросительно поднял брови.

— Вообще-то очень против! — ответила я, заходя поглубже в воду.

Васильковые глаза с интересом оценили расстояние от берега до меня.

— Там может быть глубоко.

— Я хорошо плаваю.

Руслан улыбнулся.

— Э-э… Ну ладно, я пойду, пожалуй, — Белянка закусила губу и виновато глянув на меня скрылась из виду.

— Ну, все. Иду купаться, — предупредил князь.

Я округлила глаза:

— А ты не хочешь подождать, пока я выйду?

— Выходи. Разве я тебе мешаю? — Руслан отбросил мой сарафан на значительное расстояние и начал расстегивать рубашку, чуть поморщившись от боли.

Нет. Выходить при нем я определенно не собираюсь!

— А как же рана? Тебе нельзя ее мочить.

— Яга сказала, что мытье будет только на пользу, — усмехнулся он.

Хм… Я стояла по горло в воде и раздумывала, куда же еще можно спрятаться?

— Надеюсь, ты захватил плавки… — сквозь зубы процедила я.

Руслан передернул плечами, и рубашка упала на землю.

— Никогда не купаюсь в одежде.

Я почувствовала, как у меня перехватывает дыхание:

— Думаю, сегодня тебе придется их надеть… О, Господи, что это ты делаешь?

Он взглянул на меня так, словно я спросила невероятную глупость.

— Снимаю брюки.

— Может быть, ты, по крайней мере, подождешь, пока я отвернусь?

Руслан уставился на меня.

Я тоже смотрела ему прямо в глаза.

Прошло несколько томительных секунд.

— Ну? — наконец подал голос князь.

— Что «ну»?

— Ты собираешься отворачиваться или нет?

Я вспыхнула и поспешно отвернулась.

Через какое-то время послышался всплеск воды. Краем глаза я заметила Руслана. Он стоял спиной.

Путь к берегу был свободен. Наплевав на всякий стыд и моральные принципы, внушаемые с детства, я пронеслась мимо князя, окатив его шквалом брызг, и схватив сарафан, бросилась в кусты.

С озера донесся приглушенный смех.

Глава 8

Нет, ну я, конечно, отомщу еще Руслану за это чертово купание, и Белянке заодно, чтоб неповадно было бросать подруг пред ликом пресветлого князя. Отомщу, но попозже. Пока и других дел полно.

Пять дней проведенных в гостях у Яги пролетели незаметно. Скучать мне не давали. Беляна, все еще виновато пряча глаза, поделилась парочкой магических секретов. Кстати, я выучилась вполне сносно летать на метле.

В практической магии, конечно, все еще случались огрехи и провалы. Но я оптимистка! С грхалями смогла справиться? Князя с того света вытащила? Ай да я, какая молодец!!!

А с Русланом мы не разговариваем. Вообще. Но иногда возникает шальная мысль: «И зачем я, собственно говоря, отворачивалась? Был бесплатный стриптиз, эх…»

Мы вновь стояли у здоровенного булыжника, известного в Лукоморье, как Яр-камень, и задумчиво читали надпись.

— Куда? — вопросительно вскинул рыжие брови Емеля.

— Да черт его знает… — почесал затылок Богдан, — Пошли прямо, что ли?

Братья направили коней по средней дороге.

— А что там? — осмелилась спросить я, следуя за ними, — Еще одна Баба-Яга?

— Ага. О трех головах, — усмехнулся Емельян, — Горыныч там…

У меня глаза на лоб полезли. Нет, ну Яга еще ладно, но Змей!

— Он, что, и вправду существует?

— Приедем и узнаем, — отрезал Богдан, показывая, что разговор закончен.

Вот в таком молчании мы и ехали всю дорогу. Скучно.

У Руслана от раны не осталось никакого следа (Яга великая лекарка!), поэтому он чувствовал себя вполне бодро, с удовольствием разглядывая окрестные пейзажи.

А посмотреть было на что. Цветущая равнина уходила за горизонт, оставляя простор фантазии, а изредка встречающиеся деревья одаривали нас своими плодами. Красота!

Но это великолепие внезапно закончилось. Обгорелые травы и кусты, опаленные жгучим огнем пожара, вовсе не радовали глаз.

— Господи, что здесь случилось? — прошептала я.

— Горыныч балуется.

Впереди нас стали вырисовываться неясные очертания скал. Чем ближе мы подъезжали, тем ужаснее становилась окружающая картина.

— Что-то мне все это не нравится. А что, вообще, известно про Горыныча?

— Да толком, ничего. Живет особняком. Дышит огнем. Гостей не жалует. Кто к нему попадал, обратно уже не возвращался.

Я грустно вздохнула. А чего еще ожидать? Пушистого кролика вместо дракоши?

Вплотную подъезжать к скалам мы не стали. Остановились поодаль, и попытались затаиться, скрыв коней за большим валуном. Оглядев отвесные стены, Богдан обнаружил вход в пещеру, спрятанную под зарослями ниспадающих лиан. Тоже обгорелых, надо признать.

— Опять ждать будем? Как и Баба-Ягу? — поинтересовался Емельян.

Мы осторожно выглянули из-за валуна и попытались приметить хоть что-нибудь.

— Ничегошеньки не видно, — прошептала я.

— А чего надо видеть-то?

— Ни «чего», а «кого». Горыныча надо…

— А-а-а… А чего на него смотреть?

— Блин, ты дурак что ли? — не выдержала я и обернулась.

На меня с любопытством поглядывали шесть пар огромных глаз.

— А-а-а! Мамочки! Чудовище! — я завизжала, что было сил.

Шестиглазый монстр в испуге отпрянул, зажмурился и помчался в сторону пещеры.

Руслан выхватил меч и бросился следом, но перед самым входом остановился:

— Араминта, можешь наколдовать свет? Там темно. Ничего ж не увижу!

Я несколько раз щелкнула пальцами, но чуда не произошло.

— Не получается.

Вдруг из пещеры раздался чих и вылетел столп огня, едва не задев Руслана.

— Никто не пострадал? — послышался голос Змея.

Мы переглянулись.

— Слушай, выходи, по-хорошему, а? — позвал трехголового Богдан.

— Вы кому? — ответила пещера.

— Тебе.

— А меня туточки нету.

Богдан удивленно вытаращил глаза и пожал плечами.

— А с кем же мы разговариваем?

— Ни с кем.

— А ты кто?

— Я?

— Ты.

— Никто.

Н-да… Тяжелый случай.

— Значит, ты никто и тебя там нет? — меня начал пробирать смех. Детский сад, ей-богу!

— Нет.

— А где ты есть?

Минутка на раздумье.

— Определенно не тут.

Какой конструктивный диалог, господа! Заслушаться можно.

— Слушай. Нам глубоко по фигу, где ты, — я потеряла терпение, — Или там, или здесь, но пообщаться с нами тебе придется.

Еще одна минутка глубокомыслия.

— О чем?

— О погоде, блин!

— Тише-тише, — зашипел мне Емеля, — Не зли его. Видишь, он немного того…

— А я все слышу, — откликнулась пещера.

Я схватилась за голову. У-у-у!

Вдруг в пещере послышался шорох. И на свет, наконец, вышел Змей Горыныч собственной персоной.

— Здравствуйте, — смущенно произнес лукоморский родственник дракона.

— Привет, — я с интересом рассматривала сказочного персонажа.

Змей оказался огромным ящером, в два человеческих роста. Чешуйчатое тело играло веселыми бликами на солнце, и отливала благородным медным цветом. На плечах вольготно разместились три головы. Головы двигались синхронно и говорили одновременно.

— Ты зачем спалил всю окрестность? И в нас, зачем огнем метил? — прищурившись, поинтересовался Руслан.

— Я не специально… У меня это… — тут змееящер замолчал, выпучил все три пары глаз, и рванул в сторону, — А-а-апчхи!

Столп огня вылетел из трех пастей одновременно и опалил еще одно деревце.

— Я болею.

Ну и как разговаривать с существом, способным сжечь тебя в любой момент, да еще и не специально? Может быть это глупо, но…

— Будем лечиться.

Змей с надеждой уставился на меня.

— Правда?

— Правда.

Емельян хмыкнул. Богдан покрутил пальцем у виска. А Руслан, неожиданно положив руку мне на плечо, прошептал:

— Умница.

— Надеюсь, — прошептала в ответ я и улыбнулась. Кажется, он не такой уж и плохой.

Нет, магию для лечения Горыныча я использовать, конечно, не решусь. Вдруг у него рога отрастут, как у того зайчишки в лесу? Обидится еще. А он огнедышащий. Опасно. Но все же парочка «волшебных» средств для лечения простуды у меня имеется.

Отцепив прикрепленный к седлу Молнии рюкзачок, я достала аспирин, капли в нос и еще кучу всяких медикаментов. Что ни говори, но достижения нашего века ничуть не хуже волшебства!

— Проглотишь таблетку и запьешь водой, — пояснила я Змею, — Не-а, все три пасти раскрывай, лекарства хватит, не волнуйся. Так. А теперь в носик побрызгаем… Блин, весь флакон ушел… Ничего, скоро тебе лучше станет.

Горыныч послушно выполнял все указания и вел себя, как добропорядочный больной.

— Откуда это у тебя? — неожиданно тихо спросил Руслан, разглядывая препараты.

— Купила, — не знаю почему, но всей правды о моем пребывании в этом мире, мне раскрывать не хотелось.

— Кто-то продает вещи из других миров? — князь ухмыльнулся.

— Ага. Продают.

— И много у тебя там всего есть?

— Только самое необходимое.

Горыныч с любопытством вертел в лапах пустой флакончик из-под лекарства.

— Можно я себе оставлю? На память.

— Конечно, — я достала зажигалку, — Хочешь, я тебе и вот это подарю? Смотри, она огонь делает, как и ты.

У меня в руках заплясал огонек.

— Ух! Как здорово! — Змей схватил зажигалку и прижал к груди, — А еще что-нибудь есть?

— Есть. Но ты сначала скажи, у тебя тут гости часто бывают?

— Нет. Откуда? Они меня боятся. Только убивать ходят. А просто в гости никто, — Горыныч грустно вздохнул.

— А добрый молодец к тебе не забредал ненароком? Иваном кличут, — спросил Емеля.

— Ко мне? Нет. Не заходил. А что, ищете?

— Ищем.

— А ежели скажу, где он, что дадите? — Змей с увлечением заглядывал в мой рюкзачок.

— Плеер дам. Будешь музыку слушать. Не так скучно будет, — я продемонстрировала возможности современной техники.

— Ой, песенки! — змееящер наклонил головы на бок, — А что еще?

— Фонарик. В пещере светлее станет.

— Ах, прям, как солнышко… А еще?

Я начала выкладывать вещи и складывать их аккуратной горкой подле ног Горыныча.

— Еще, еще, — радостно вопил он.

Очень скоро рюкзак полностью опустел.

— А это что? — Змей схватил косметичку.

— Не думаю, что тебе потребуется. Это косметика. Ну, там помада, тушь и всякие женские штучки…

— А почему мне нельзя? — удивленно и слегка обиженно спросил он.

— Так это же для женщин. Для дам, понимаешь?

— Так я вроде бы тоже… Дама, — Змей засмущался и покраснел.

Стоп. Промотать назад и осмыслить сказанное…

— Ты — кто? — недоверчиво нахмурилась я.

— Дама…

Глава 9

— Ой, так приятно с кем-нибудь просто поболтать. Да вы проходите, не стесняйтесь. Сейчас я вас чаем угощу. Хотите? С плюшками, — подбадривала нас Змея Горыновна, приглашая в гости.

Пещера была не очень длинная, всего метров пятнадцать, а в конце сразу открывался довольно просторный зал с высоким потолком. Везде тепло и сухо. Чувствуется «женская» рука. Каменные стены и пол укрыты шкурами животных, местами подпаленных вследствие неудержимого огненного чиха. На потолке висит огромнейшая люстра, намертво вбитая в пещерный свод.

Громадный камень в центре заменяет стол. А на нем стоят стеклянные чаши исполинских размеров.

— Проходите, присаживайтесь, — суетилась Горыновна, сваливая в кучу невесть откуда взявшиеся подушки, видимо служившие в качестве стульев, — Простите, не знала, что вы придете. Даже и не подозревала о таком приятном сюрпризе. Хотя, как говорят, добрые гости приходят неожиданно, — тут она замерла на несколько секунд, — Ну что же вы?! Садитесь, садитесь, а то угощение остывает!

Мы с ребятами стали рассаживаться. Подушек было много, так что разместились все вполне комфортно.

— Эээ… Спасибо, — вежливо покивали мы, когда гостеприимная хозяюшка достала гигантский круглобокий самовар и принялась разливать ароматный чай.

— Да вы пейте, пейте! Я-то завсегда в одиночестве чаевничаю… Батюшка мой, уж лет сто прошло, как помер. Я с тех пор совсем одна осталась, — Змея Горыновна вытерла когтистым пальцем скупую слезу и выставила на стол тазик с плюшками, — Так приятно с живыми людями словом добрым перекинуться.

— А с чего батюшка-то помер? — поинтересовался Богдан, откусывая сдобную плюшечку.

— Так его богатырь местный Илюша трех голов за раз лишил. Эх, папенька всего-то напугать хотел, чтоб на каменья самоцветные, на злато-серебро не засматривался, — Горыновна протянула мне поджаристую плюшку, — Ну да, ничего, я опосля Илюшку-то все равно съела.

Кх… Откусанный кусочек встал поперек горла. Едва откашлявшись, я поспешила поинтересоваться:

— А на нас какие планы? Для обеда плюшками фаршируешь?

— Ой, да что вы! Я после Илюшки человеков вообще не ем. И до этого-то не ела, да батюшку уж больно жалко было.

Емеля обвел подозрительным взглядом всю трехметровую тушку Горыновны:

— Так ты что, добрая что ли? Али прикидываешься?

— Добрая, добрая, — поспешила заверить нас она, — Наидобрейшая!

Ох, у меня одной плохое предчувствие?

— Наидобрейшая, говоришь, — вздохнула я, — Понятно. Ну и чего тебе надо от нас, доброе ты существо?

Горыновна умильно захлопала глазками и подсела ко мне поближе.

— Мужа.

— Кого?!!!

— Мужа хочу, — как ни в чем не бывало повторила она, — Мужа.

Действительно, а что тут удивляться? Все вполне естественно. Одинокая драконоподобная бабища желает чистой и светлой любви. В моем мире даже мужики умудряются замуж выйти. А тут «мальчик-девочка», без эксцессов, все нормально.

Но вот у моих более впечатлительных спутников глаза на лоб отчего-то полезли.

— Так вы еще и того, что ли? Женитесь? — кустистые брови Богдана устремились к макушке.

— Ну, это, конечно, случается весьма редко, — ответила Горыновна, — Драконообразные живут по многу сотен лет. Мой батюшка к матушке девять веков назад сватался, а вы, человеки, об этом и не ведаете, — наша «невестушка» расплылась в довольной улыбке на трех совершенно одинаковых мордах, — Теперь настал и мой черед продолжить род Змеев.

— А может чуть позже? Вы еще так молоды! Подождите пару столетий, а? — с надеждой произнес Емеля.

— Не могу. Я вчера сон вещий видела. Стою я в венке белом напротив мужа своего будущего. Стою, и плачу. А он и говорит: «Не плачь, милая, придут люди добрые, слово волшебное скажут, дело умелое сделают, и будет нам с тобой радость и им благодать». Так-то вот, — сказала Горыновна, со значением поглядывая на нас, — Вот вы и пришли.

Да-да, шли и торопились. Лично к ней на помощь бежали. Эх, опять работа для крестной феи, что ли? И вообще, я не поняла, что за амурное агентство «Уж замуж невтерпеж» мы тут устроили? Мало того, что Веселине личную жизнь налаживаем, так еще и трехглавую дракониху надо замуж сплавить? Хотя постойте, почему «надо»? По-моему я никому ничего не должна.

— Спасибо за угощение, сударыня, но нам пора идти. А ваши личные проблемы так и останутся «личными». Договорились?

— Ага, — ухмыльнулась трехметровая леди, — Сядь на место, человечишка!!! Я еще никому не разрешала вставать!

Ой, какой голосище! А говорит «добрая». Вон искорки из ноздрей полетели, одна мне на руку попала. Жжется зараза.

— Да сижу, сижу… Чего развопилась-то?

Руслан вздохнул и положил руку мне на плечо:

— Сиди спокойно. Я сам.

Конечно, куда уж нам против вашего княжеского светлейшества.

— Любезная Змея Горыновна, мы с великим почтением и благодарностью выполним ту деликатную просьбу, с коей вы соизволили обратиться. Отложив дела свои, усмирив сердца и направив думы на скорейшее исполнение дела, мы незамедлительно отправимся в путь и…

— Сварганим вашу свадебку. Так и быть, — перебила я Руслана, — Чего демагогию разводить? И так понятно, что от сватовства нам не отделаться.

Горыновна покрутила головами и, убедившись, что все согласны, спокойно принялась пожевывать плюшки.

— Э… Так кто муж-то? — рискнул спросить Богдан.

— Будущий, — поправила многоголовая ящерица.

— Угу, будущий муж-то кто будет?

Горыновна дожевала плюшечку и принялась похлебывать чай, напрочь не желая отвечать. Раньше я думала, что свиньи во время еды слишком громко чавкают. Но дракоша чавкала в сто раз противнее. Она посапывала, причмокивала, пыхтела и фыркала. Вообщем, шумела здорово.

Нда, и где же найти принца на белом коне, который будучи глухим и слепым одновременно женится на этом чудовище?

— Так кто муж? Может вы ответили, но я, простите, не расслышала, — я постаралась перебить чавкающий звук.

— Я не отвечала.

Снова играем в «детсадик»?

— Так ответьте сейчас.

— Сами догадайтесь, — мне показалось или шесть глазок нашей зверушки кокетливо блеснули?

— Уж не имеете ли вы ввиду кого-нибудь из присутствующих здесь джентльменов? — спросила наугад я.

На миг воцарилась тишина.

Братья, не сговариваясь, пихнули локтями мне под ребра. Руслан закашлял от возмущения. А Горыновна широко распахнула три пары глаз, причем средние постоянно скатывались в кучку.

— Я не извращенка, — ошарашено прошептала она, — Подумайте сами, как я могу доверить свое сердце, лапу и хвост двуногому?

— Простите, — смутилась я, — Не знала, что существуют еще трехголовые драконы кроме вас.

— Трехголовых нет. Я одна такая, — Горыновна с гордостью сплела длинные шеи в косичку, — А потому особенно прекрасная и неизмеримо красивая. Правда же?

— Угу, — хором промычали мужчины.

Я тоже согласно покивала.

— И естественно в супруги мне нужен самый мужественный дракон. Великолепный и бесстрашный Арз. Понимаете?

Мне показалось или мои спутники как-то по-особенному притихли. Опять есть что-то, о чем я еще не знаю?

— Арз? Тот самый Арз? Живущий на Стеклянной горе в Хрустальном дворце? — уточнил Руслан.

— Ага. Ведь он душка, правда? — радостно оскалилась Змея.

— Э… Да, конечно. В какой-то мере.

Я пододвинулась ближе к Руслану:

— Кто такой Арз?

— Ну, как бы тебе поточнее объяснить, — князь криво улыбнулся, — Все морское побережье платит дань этому дракону. По одной красивой девушке в месяц. И вовсе не потому, что у них избыток женского пола. Понимаешь?

Я поняла. Нам надо женить чудовище, которого страшится все местное население, на этой «очаровательной» трехглавой дракоше.

Такими темпами мы до Ивана вовек не доберемся.

— Уважаемая Змея Горыновна, а прекрасный Арз в курсе, что у него появилась нареченная?

— Нет, что вы, — скромно махнула лапой «невеста», — Пусть для него сюрприз будет.

Час от часу не легче! Хотя, если выведать, что ей известно про Ивана, а потом свалить потихоньку, то может и без сватовства обойдемся?

— Конечно! Замечательный сюрприз. Вот он обрадуется! — широко заулыбалась я, — А вы нам скажете, где наш Ивашка пропадает? Вы ведь обещали.

— Конечно, скажу. У Кощея он. В темнице сидит.

Братья переглянулись.

— Третья дорожка: «На право пойдешь…», — прошептали они.

— Только вам его без моей помощи, все равно, не спасти, — продолжала Горыновна, — А я вам помогу только после удачно заключенного брака. Договорились?

Блин. Ну почему так не везет-то?

— Договорились, — обреченно повесили головы мы.

Глава 10

— Нет! — орали наши дорогие мужчины, наматывая круги по всей пещере. А ведь началось все с такой мелочи…

Как добраться до Стеклянной горы вопросов не вызывало, Горыновна милостиво согласилась нас туда доставить. Проблему составляло, лишь то, как мы попадем в Хрустальный дворец, да как уговорим дракона жениться. Впрочем, насчет последнего «невеста» не особенно волновалась, наивно полагая, что любой ошалеет от счастья, узнав, кого ему прочат в супруги.

Хрустальный дворец хорошо сторожился не только самим Арзом, но и парой сотен охранников. Ввиду исключительного богатства, этот огнедышащий крылатый мог нанять себе в прислуги любого представителя «чисти», нечисти и даже человека. Чем, собственно говоря, и пользовался.

Попасть туда можно либо по специальному приглашению, либо… правильно, в качестве жертвенной девы.

Именно последний вариант рассматривался нами в первую очередь.

Насчет меня проблем не возникало, я — дева, и никто не посмеет назвать меня мужчиной. А вот ребята немного приуныли. Но им крупно повезло, ибо рядом есть свежеаттестованная ведьма с весьма богатой фантазией!

— Нет! — орали они, старательно прячась за Горыновну, — Даже думать о таком не смей!

— Ну, мальчики, это же всего на время. А потом я обязательно превращу вас обратно в мужчин, — уговаривала я друзей.

— Ни за что!

— Это не больно. Кажется. Дай, только попробую, — я почти достала Емелю, но тут же получила по лбу. Обидно, однако, — Ну и идите такими, черт бы вас побрал! Пусть вас сожрут в первую очередь!

На нас посыпались искры. Змея Горыновна от души хохотала, глядя как глупые человеки, то бишь мы, играют в кошки-мышки.

— Ой, не могу, — надрывалась она, выплескивая новый столп искр, — Такие смешные! Не хотите по-волшебному, можно по-простому. Давай откушу, где надо и все нормально будет. Согласны?

Ребята резко затормозили, и ошалело взглянули на трясущуюся от смеха Горыновну:

— Не надо…

Я довольно улыбнулась. Вот, я намного безобиднее, а они ерепенятся.

— Девочки, милые, хорошие, ненаглядные… — начал Емеля.

— Очаровательные, прелестные, обворожительные леди… — продолжил Руслан.

— Красавицы, умницы, рукодельницы, — добавил Богдан и все хором закончили, — А можно как-нибудь по-другому?

Мы с Горыновной переглянулись.

— Можно, конечно, и по-другому, но это будет намного труднее, так как грозит разоблачением.

— Мы согласны!!!

Ну что с них взять?

И вы думаете, после этого согласия, мужчины больше не кричали свое решительное «нет»? Как бы ни так.

— Зачем это? Я не хочу! — Емеля вырывался из сильных лап Горыновны, пока я старательно наносила ему макияж.

— Сиди смирно, а то сейчас помада растечется. Не хотели по-волшебному? Вот теперь сиди и молчи. Раскрой-ка глазки пошире… Да, не дергайся! Сейчас реснички удлиним. Такой девкой заделаешься, любо дорого посмотреть!

На подушках, уже в полном «женском» облаченье, понуро восседал Богдан и приглаживал пальцем тонко выщипанные брови. Его тяжелый взгляд выражал все что угодно, только не благодарность.

Руслана я подрядила доставать из воздуха (или откуда он там все берет?) платья, парики и туфельки от сорок второго до сорок шестого размера. Весь пол уже завален одеждой, но князь все не останавливался, видимо надеясь, что так сможет оттянуть время своего чудесного преображения. Ха, наивный.

— Готов, — выдохнула я, кивая Горыновне, — Можешь отпускать.

Емеля пулей отлетел к противоположной стене и, взглянув в маленькое ручное зеркальце, завыл по-щенячьи.

— Следующий! — провозгласила я, окидывая Руслана оценивающим взглядом, — Идем, дорогой.

Вмиг побледневший, с расширенными от ужаса глазами, князь подставил свою симпатичную мордашку под мои нетерпеливые пальчики.

Что такое? Боишься. А как купаться со мной в ручье нагишом, значит смелый, да? У-у-у, сладкое слово «месть». Сейчас ты будешь самым красивым в этом бабьем царстве. Уж я постараюсь.

Сотворив боевой раскрас современной косметикой и с остервенением выщипав мужские брови, я сладко промурлыкала:

— Руслан, милый, а я тебе та-а-акое платье потрясающее приглядела! Вот только оно коротковато малость. Так, что придется тебе ножки побрить. Как для чего? Ты сам подумай, разве бывают леди с волосатыми ногами? Видел таких? Эх, многое ты видел, да все не то… Ну да ничего. Сейчас исправим!

Приложив к княжеским икрам восковые полоски, взятые из моего мира, так, на всякий случай, я обратилась к Горыновне:

— Держи крепче.

— Зачем? — подозрительно поинтересовался Руслан, — А-а-а! О-о-о! У-у-у! Ы-ы-ы….

— Отличненько, — спокойно резюмировала я, — Зону бикини делать будем?

Через полчаса все три «женщины» выстроились вдоль стеночки для последнего просмотра.

Насупленный Богдан, в милом сарафанчике розового поросячьего цвета с веселенькими ромашками вдоль подола. Он сосредоточенно придерживал рукой сползающий на бок кокошник с искусственной косой и тревожно косился в мою сторону.

Веснушчатый Емельян, сложив бровки домиком, нервно теребил широкую цыганскую юбку с повязанным на талии платком. И смахивая с лица черные пряди кудрявого парика, пытался приладить за ухо душистую розу.

А вот сразу же после них затесалась совершенно удивительная девица почти двухметрового роста, с богатырским разворотом плеч и русоволосой шевелюрой завитой на мелкие бигуди. Она единственная не склонила смущенно голову, встретившись с моими смеющимися глазами, а лишь надменно вскинула массивный подбородок, демонстративно скрестив руки на широкой груди. Джинсовая мини-юбка обтягивала мускулистый зад. Ажурная блузка больше подчеркивала, нежели скрывала лиловый бюстгальтер. Гладкие ножки затянуты в черные чулки-сеточку, а на накаченном бедре игриво красуется фиолетовая подвязка. Образ завершали черные туфельки сорок четвертого размера на высоченных шпильках.

— Красавицы! — радостно озвучила мысль Змея Горыновна.

— Ага, — гордо согласилась я.

Мужчины (или скорее «дамы») с тяжким вздохом оглядели друг друга.

— Чем быстрее начнем, тем скорее все закончится, — пробубнил Богдан, — Поехали, что ль?

Горыновна вытащила из темного угла огромную корзину. Подождала, пока мы разместимся внутри, подхватила в цепкие лапы и взмыла к небесам.

На востоке царства Лукоморского расположилась Стеклянная гора. Прозрачная, словно слеза. Твердая, как алмаз. И стоял на вершине той горы дворец, искрящийся цветными бликами. На жарком солнце светил золотом, при месяце ночном — серебром. Стены из хрусталя горного, крыша из каменьев самоцветных. Пол коврами заморскими устелен, окна шелками иноземными занавешены. И жил во дворце Хрустальном дракон окаянный. Арзом прозванный…

— Держитесь! — прокричала Горыновна, идя на посадку.

— А-а! Оуй, — дружно застонали мы, вываливаясь из корзины на землю-матушку.

Рядышком виновато топталась Змея, сложив уставшие крылья:

— Извините, я не хотела…

— Не хотела?! — Богдан вытащил свой кокошник из-под Емели, — Не хотела? Как я это теперь надену?! Словно корова всю ночь жевала. А коса моя где? Как я без косы буду?

— Держи, — Руслан протянул потрепанную косичку, — Тебе помочь?

— Себе помоги, — огрызнулся Богдан, — Все чулки порвал. А еще княжна называется.

— Сам ты княжна… Я — князь. Князем родился, князем и помру, — набычился Руслан.

— Ой, князь! Князья в юбках не ходят… — и тут старший из братьев внезапно выдал такую тираду, что воспроизвести, наверное, не решусь, могу лишь уверить, что нецензурной и неповторяемой ругани было в избытке.

Даже Горыновна возмущенно плюнула, покраснела и, неодобрительно покачивая головами, отошла подальше. Конечно, здесь не место для реверансов, но зачем же так ругаться при людях?

Руслан на секунду замер, шумно вздохнул и, подойдя к Богдану вплотную, что-то зашептал. Видимо эпитеты так же не отличались приличием, но как истинный представитель Лукоморской аристократии, князь пощадил наши женские ушки. Общественная нравственность не пострадала! А вот Богдан слегка окосел…

Вечерело. Грязно-розовый закат разлился мутным пятном на синем небосклоне. Оглядевшись, я поняла, что стоим мы на небольшом лугу. Прямо перед нами какая-то деревенька, позади лесок, а слева красуется гора из натурального стекла с расположенным, где-то на верхушке, дворцом.

— Это нам туда что ли? — ткнула я пальчиком вверх.

— Ага, — синхронно закивали Змеевы головы, — Я, пожалуй, подожду вас в лесочке. А то вон уже местные идут. Опять убивать будут.

Горыновна мигом скрылась в густой чаще, а нам навстречу, и правда, торопились бородатые крестьяне с вилами наперевес.

— Вы не пострадали? — на бегу крикнули они.

— Нет, вроде бы…

— Ой, повезло вам, девушки… э… красавицы, — слегка запнулся мужлан подбежавший первым, — Живы, здоровы? От рожденья такие али как?

Тут подоспели и остальные. Все в рубахах навыпуск, в мешковатых штанах и лаптях, с одинаковыми стрижками «под горшок» и тяжелыми вилами в руках. Они уставились на моих спутников, словно эскимос на слона.

— Ох, как вас покорежило…, - вырвалось у них, но тут же, взяв себя в руки, поправились, — Ох, девицы, как же вам не сладко жилось-то у Змея проклятущего. Ну да ничего, он видать испужался, вот и бросил вас-то! Ну, ничего, не горюйте, милые, отыщем ваших папок-мамок, а нет, так у нас приют найдете. Еще и замуж выдадим, коли позарится на вас кто…

Мужички цепко схватили нас под белы рученьки и особо не интересуясь сторонним мнением, повели в сторону деревни.

Глава 11

Двор старосты сиял чистотой. Длинный стол, заставленный пирогами, овощами, мясом и разносолами, стоял посередине. Лавки тянулись вдоль стола и размещали полдеревни. Остальная половина жителей расположилась прямо на земле, соорудив сельский пикничок среди добродушных свинок. Чествовали нас.

— … И только благодаря нашим мужчинам эти юные девы избежали позорной участи в пещере Змеевой! — заканчивал длинную и возвышенную речь староста.

Глава деревни был именно таким, каким и должен быть сельский чиновник. И выглядел он соответственно: манерами да повадками нетороплив, степенный и чинный. Кроме этого была в нем еще солидность, которая у всех старост вырабатывается после многолетнего управления хозяйством.

И фигура-то у него основательная, небольшой животик — как отличительный признак. Можно сказать, своеобразная визитная карточка. Если кто-то обстоятелен, упитан, да еще и животик добрый имеет — то это староста, и никем другим быть не может. Оно и верно — как без животика-то? По-другому хозяйственность свою не подтвердишь. А если в деревне все справно, то и выглядеть староста должен благополучно упитанным. Так-то вот.

И именно этот степенный мужичок первым предложил:

— Ну что, девоньки, а не опрокинуть ли нам по маленькой?

— Пить дамам? — деланно ужаснулся Емеля, — Ну если только для сугрева.

— Конечно, конечно, — понятливо закивал староста, доставая огромную бутыль самогона и умело разливая по стаканам.

Сивуха обожгла горло, противно булькнула в желудке и попыталась вылезти наружу. Но я старательно затолкала ее обратно… и в жилах приятно потеплело.

Первые пять тостов я еще помню… Честно-честно, могу даже повторить:

— За царя Берендея!

— За царство Лукоморское!

— За наших гостей! А вы ничего так, если смотреть сбоку…

— За нежных дев, которые все красивее и красивее с каждым разом!

— Да просто выпьем! Это так сближает.

А остальные тосты… впрочем, тостов больше не было. Пили просто так!

Компания оказалась веселая. За песнями и частушками (становившимися с каждой опрокинутой чаркой все похабнее и похабнее) я не заметила, как наступила глубокая ночь. Голова лопалась от хмельной мути, а душе требовалось приключений.

Где-то рядом мои мальчики отбивались от нелепых ухаживаний местного населения. Богдан хмуро восседал на коленях дюжего кузнеца и обреченно поглядывал в мою сторону.

Руслан пытался спрятать голые колени под столом и в двадцатый раз выслушивал комплименты от тощего мужика пристроившегося рядом.

Этот мужик, все время чего-то добивался. Сначала он пытался отнять бутыль с мутным самогоном из цепких княжеских рук. Аргументируя тем, что никто не любит вдрызг пьяных женщин. На что Руслан заявил, что именно в этом случае «женщине» просто необходимо напиться.

Потом мужичок попытался стянуть с князя ажурную блузочку, но не сумел, так как «очаровательная дама» видимо очень боялась щекотки, и потому, активно размахивая куриным окорочком, пару раз нечаянно задела кавалера по челюсти.

Далее неутомимый поклонник взялся за джинсовую мини-юбку, но застежка-молния никак не хотела поддаваться, хоть топором руби… Топора рядом не оказалось, а зубами он не смог.

Получив крепким кулаком под дых, герой-любовник грустно вздохнул и обратил свой взор на Емельяна. Но тот оказался уже занят.

— Вооон тама… — сидя в обнимку со старостой, указывал куда-то на звезды Емеля, — Протиииивный. Но надо! Щас вот допьем все и пойдем.

— К-куда? — староста старательно пытался сфокусировать взгляд, но это у него получалось плохо.

— Дык к Арзу же!

— Чур, тебя! Тьфу! Это зачем к нему-то? А?.. Глупая баба, тута сиди! Тут тебя и накормят, и споят… Тьфу, напоят… Хих, и уложат. Ага-ага! А к Арзу пущай Дунька идет.

К столу тут же подбежала рябая косоглазая деваха и, уперев руки в толстые бога заверещала:

— Я тебе дам Дуньку! Как что, сразу Дунька! Вишь, девка сама хочет. Чавой-то не пускаешь? Все Дунька… А Дунька можить не хочет!

Деваха зло шмыгнула сопливым носом и, сперев со стола солененький огурчик, скрылась в ближайшем сарае.

— Не надо Дуньку, — закатил глаза Емеля, — Мы сами. Мы эти… девенные жерты. Нет. Жертвенные девы. Вот.

— Ааа… Ну тодать пошли…

Каким чертом мы забрались на Стеклянную гору, помню смутно. Но нас было много. Очень много. Вся деревня.

Впереди шел староста, неся в вытянутой руке горящий факел, и пьяно выводил хриплым голосом задушевную песню. Следом мы.

Гора, хоть и стеклянная, но почему-то совсем не скользкая, радостно подставляла под наши нетрезвые ноги удобные ступеньки. Шли долго. Нет, шли быстро, но падали и вставали долго.

На вершине в свете звезд сверкал Хрустальный дворец. А вокруг него расположился палаточный городок с охраной, как пояснил нам староста.

Мужское население провожающей нас деревни задыхалось от смелости и отваги, вызванной неограниченным употреблением спиртного. С шумом, запевками и анекдотами они неизвестно зачем прикопались к ни в чем не повинным обитателям лагеря. Мужики в первых рядах с веселым танцем и угугуканьем смели напрочь первую палатку.

Что еще нужно русскому человеку для счастья? Бутыль самогона и битая рожа.

Веселья ради мы размахивали вилами, лопатами, носовыми платками, копченым окороком и залихватски ругались матом. При виде такого устрашающего зрелища враг дрогнул и бросился наутек, под прикрытие хрустального свода.

Остановиться, подумать разумно и повернуть обратно мы уже не могли (после количества выпитого о разуме можно смело забыть).

В Хрустальном дворце мирно спала личная гвардия дракона. Ой, если мы кого спьяну и разбудили, то прощеньица просим! Мы не нарочно. Испуганные гвардейцы повыскакивали из дворца, в чем мать родила, некоторые «рождались» даже без трусов, и, бросая прихваченное оружие, сдавались с головой.

Правда, кое-кто пытался выстрелить из старомодного ружья. Но нас так качало, что, слава богу, ни в кого не попали.

Пленных брать мы не стали, а грозно погрозили им пальчиком, попросили не шалить… и спокойно вернулись в деревню.

Наутро в моей голове играл армейский оркестр. Особенно трудились барабаны и гобой. Я даже абсолютно точно уловила мелодию — Людвиг Ван Бетховен. Симфония номер пять. До-минор. Там еще такой замечательный проигрыш из четырех тактов…

А потом мы похмелялись. Весь день. И следующий тоже.

Так мы душевно отдыхали в деревеньке целых три дня. Выпили и съели все запасы. А на четвертый жители приветливо вытолкали нас взашей, попутно благословляя на добровольную жертву. Жертвоваться было лень, но что делать?

Солнце нырнуло в серые тучи, а мы вчетвером устало поднимались по Стеклянной горе. Впереди уже показались знакомые очертания палаток и пара, встревоженных нашим очередным прибытием, охранников.

— Ну, здрасьте что ль… — шаркнули ножкой мы.

Неожиданно я почувствовала, как что-то тяжелое приложилось к моей белокурой головушке, и мир погрузился во тьму.

Возвращение в окружающий реалий оказалось трудным. Перед глазами двоилось, в висках стучало, а над головой кружилось бесконечное множество сияющих звездочек и противных мух.

Попробовала пошевелиться. Не могу. Аккуратно привязана к чему-то большому и твердому.

— Перестань толкаться, — раздался голос Руслана за спиной.

— Ах, это ты, — сообразила я, — Тепленький.

— Ты бы предпочла холодненького? — съязвил он, — Нам выбираться отсюда надо.

— А собственно говоря, где мы?

— У Арза. Где ж еще? Поймали, связали… Как младенцев, ей-богу!

— А где братья?

— Тута мы, — раздалось с соседнего угла.

— Живы, здоровы, трезвы? — озабоченно поинтересовалась я.

— Угу, только связаны.

Руслан немного покрутился проверяя на прочность веревки.

— Надо выбираться. Не знаю, как вы, но я ежемесячной девой быть не хочу.

Из угла послышался шорох и к нам подкатились оба брата.

— Сидите смирно, — велели они, — Сейчас попробуем эту веревку перегрызть.

Через пять минут я наконец-то смогла размять обслюнявленные руки.

— Теперь нас развяжите! — отплевываясь напомнили братья.

Пока я их освобождала, Руслан чуть приоткрыл дверь темницы.

— Черт! Отсюда не сбежишь. У входа несколько серьезных дяденек, оберегают наши ценные особы.

— И что же делать? — разочарованно спросила я.

Тут дверь распахнулась, и на пороге возник темно-коричневый дракон:

— Например, объяснить кто вы такие? И за какой надобностью явились сюда?

Глава 12

Зал поражал своими размерами. Огромный, украшенный золотом и дорогими парчовыми тканями. С большущим камином, уютным креслом перед ним, высоким книжным шкафом и низеньким стеклянным столиком.

— Значит девы? — вопрошал нас дракон уже в десятый раз, видно все еще сомневаясь, — Очередные?

— Ну да. Все, как требует обычай.

— А почему сразу четыре?

— Так впереди полевые работы, — авторитетно заявил Богдан, перекинув косу через плечо, — В следующие три месяца недосуг будет. Вот, заранее решили, стало быть.

— А покрасившее не нашлось? — чуть скривился Арз.

Ну, знаете ли! Ладно, мужики. Они в женском, как слон в носках, но я-то чем не угодила?

— Не хотите таких брать? Могем уйти обратно! — обиженно поугрожала я.

— Нет, нет, что вы… Раз уж пришли, то милости просим. Вам сначала комнату показать или хотите дворец осмотреть?

Мы с ребятами удивленно посмотрели на дракона. Он издевается, что ли?

— Так вы нас есть не будете?

— Кого?

— Нас. Мы же жертвы.

— Вы… сумасшедшие, да? — подумав, «догадался» Арз.

Мы переглянулись и поняли, что скорее всего останемся живы.

— Ну почему же сразу «сумасшедшие», — с улыбкой качнул головой Емеля, — Мы просто такие… необычные.

— Оно и видно. С первого взгляда понятно. Так что? Проводить вас в комнату? Отдохнете с дороги. Марафет наведете. Вам не мешало бы…

— Конечно! — с радостью согласились мы.

Арз хлопнул в ладоши (точнее, в лапы) и в зал вбежала служанка. Худенькая, остроносенькая, с длинной белобрысой косой.

— Комнату для дам, — распорядился дракон, — Прошу прощенья, но комната всего одна. Обычно ко мне не приходят такой многолюдной компанией. Идите за Аленой. Она вас проводит.

Девушка поспешила вперед. Мы двинулись за ней.

Комната была очень миленькой и какой-то, по-настоящему, девчачьей. Всюду рюшечки, бантики, цветочки и кружева. В самом центре стояла огромная кровать под небесно-голубым балдахином. Причем одна. И как нам спать, позвольте спросить? Вчетвером?

— Завтра я за вами приду, а сейчас отдыхайте, — напоследок сказала служанка и, закрыв дверь, удалилась.

Значит, ждем до завтра. Кстати, а сколько время? О, ночь скоро.

— Мальчики, вы как хотите, но на этом царском ложе сплю я!

— А мы? — удивленно спросил Богдан.

— На полу… Спокойной ночи!

Ночь прошла на удивление быстро. Я нежилась на огромной постели и вовсе не хотела просыпаться. Глаза открывались с трудом. А в голове сразу же возник вопрос: как там мои спутники? О, какая я заботливая.

Рядом слышался неспешный разговор. Я решила еще немножко полежать и навострила ушки.

— Она красивая. Очень, — тихо шелестел голос Богдана.

— Да. Молода больно, но ничего, ум и опыт с годами набирается, — отвечал Емеля.

— Глаза добрые. А как взглянет, так на душе сразу теплее становиться.

— И фигурка загляденье…

— Ой, не про твою честь фигурка-то.

— А прям про твою что ли? Такие девушки только князьям и достаются. Правда, княже?

Послышался легкий смешок.

— Не дай бог узнает, что вы тут про нее лопочете, — в голосе Руслана чувствовалась улыбка.

— А если услышит, так на что обижаться-то? Мы же от всего сердца…

— А волосы-то у нее, волосы, — мечтательно продолжал Богдан, — Прям, как золото! Такие светлые, блестящие, мягкие, наверное. Да и тебе княже, она ведь сразу понравилась. Понравилась же?

— Хм… Можно и так сказать. Понравилась.

Я слушала затаив дыхание и чувствовала, как легкий румянец разливается по щекам. Приятно же знать, что тебя так ценят. Все. Даже князь. Жаль слышно плоховато. Пододвинуться поближе бы.

— А голос у нее, какой замечательный. Нежный, ласковый…

— Да. Что не говори, славная девушка. Как бишь, ее имя-то?

— Аленушка.

Бум! Свалилось на пол мое ошеломленное тело. Какая «Аленушка»?! Совсем страх потеряли?!

— Доброе утро, — вежливо приветствовали меня три пары удивленных глаз, — Кошмар приснился?

— Ага, про упыря в княжьем обличье, — зло ответила я, поднимаясь и потирая ушибленный бок.

— Странный сон, — пожал плечами Руслан.

Зараза!

— Ничего, иногда бывает, — как можно спокойнее ответила я.

— Арз хочет нас видеть. Вчерашняя служанка недавно заходила, передала.

И она зараза!

— Так что же сидим? Сейчас умоюсь и пойдем. Кстати, и вам не мешало бы подкраситься. Сами справитесь или помочь? Руслан, ноги брить тебе еще не пора? Если что зови, подсоблю.

А уж я, какая зараза!

Арз ожидал нас в той же зале, что и вчера. Уютно горел камин. Рассеянный солнечный свет пробивался сквозь хрустальные стены и светлыми бликами падал на мягкий ковер. Дракон сидел в кресле-качалке и задумчиво читал толстую книгу.

— Доброе утро, милые девушки, — любезно приветствовал он нас, — Как ночь прошла? Не тесно было вчетвером-то?

— О, нет! Замечательно, — искренне ответила я.

— Нормально, — согласился князь.

— Терпимо, — отозвался Емеля.

Богдан же просто уныло вздохнул.

— Вот и ладно. Я рад, что вы здесь, красавицы. Простите, если вчера причинил вам неудобства. Но несколько дней назад мою охрану устрашила шайка подвыпивших деревенщин, и эти олухи спутали вас с ними.

— Ну, надо же! Неужели так похожи?

— Нет, что вы, — засмущался дракон, — Совсем не похожи. Кстати, мне будет приятно, если вы осмотрите дворец. Вы ведь не против?

Мы с ребятами переглянулись.

— С радостью!

— Вот и отлично. Алена! — в зал вбежала вчерашняя блондинка, — Девушки, милые, Аленушка пока составит вам компанию, а я присоединюсь через полчасика. Согласны?

Нет, я определенно не согласна! Но мои спутники, так радостно кивали, что ничего не оставалось делать, как тоже согласиться.

Осмотр дворцов дело весьма увлекательное. Столько комнат, коридоров, лесенок и закоулков! А уж если это все сделано из настоящего хрусталя…

Пол и стены тут совершенно не прозрачные. Насквозь ничегошеньки не видно. Видимо хрусталь особый. А вот потолок последнего этажа просто загляденье! Как будто и нет его совсем. Небо чистое над головой простирается, птицы крыльями машут, ветерок, будто вот-вот волосы растреплет. Красотища!

Алена весело болтала, рассказывая нам о дворце, и словно вовсе не замечала умильных взглядов, бросаемых на нее братьями. Оно и понятно. Распознать в моих «подружках» мужчин было сейчас очень сложно.

Емелюшка научился покачивать бедрами при ходьбе и поводил плечами, как настоящая цыганка. Коса Богдана была заплетена по последнему писку моды, а на кокошнике красовалась узорчатая вышивка (всю ночь с иглой в руках провел, бедняга). Наряд Руслана сменился на скромный сарафан, а современные шпильки (после шести мозолей и подвернутой лодыжки) заменили удобные лапти. Одна я оставалась прежней.

— Аленушка, вы так замечательно рассказываете, — заглядывал ей в глазки Богдан.

— Спасибо! — засмеялась она, — Я очень рада слушателям. Тут же каждый месяц новые девушки, вот так со всеми перезнакомишься, а потом скучно становится.

— А куда ж они потом деваются-то?

— Как куда? Домой возвращаются. Не знаете разве?

Я качнула головой.

— Откуда? Нас когда сюда спровадили, объяснить что к чему не удосужились.

— Бедныееее… Это как вас угораздило-то? Ну да ничего! Арз у нас добрый. Через месяц домой вернетесь. А вам на смену новые девушки уже придут. Если не подойдете, конечно.

Богдан нахмурился.

— Куда не подойдем?

— А, так вы же не знаете! Ой, тут дело такое, — заговорщицки улыбнулась Алена, — Айда, что покажу.

Девушка провела нас в маленький ухоженный садик позади дворца.

— Хозяин тут сам садовничает, — тихо пояснила она.

Кругом росли чудесные цветы, а диковинные деревья ломились от обилия плодов. Потрясающее многообразие красок и запахов.

В самом центре садика, на небольшой горке, словно специально возвышаясь над всеми, гордо цвела одинокая роза. Глубокого алого цвета.

— Не фига себе, — ахнула я, — Аленький цветочек!

Минут через пять мы уже знали все трагичную историю заколдованного принца.

— Воооот, — рассказывала Алена, — Ну и теперь ходят к нему девицы. На все у них месяц сроку. Влюбятся в Арза, поцелуют — спадет проклятье, а нет — домой возвращаются. Но пока никто не смог полюбить по-настоящему, да и целуют далеко не все…

Я слушала и поражалась очередному сказочному сюжету в моих приключениях. Красавица и чудовище. Точнее девица и дракон. Так, а что там у нас в конце? Жили долго и счастливо. Блин, ощущение какое-то противное. Как — будто, что-то упустила…

— Араминта, — наклонился ко мне Руслан, — Боюсь у нас проблемы.

— А? — вопросительно вскинула голову я.

— Он человек.

— И?

— Горыновна не пойдет за двуногого.

Черт! Точно. «Я не извращенка», — сказала тогда Змея. Ох, что ж все так не вовремя?

— Вот вы где, красавицы!

В сад вошел Арз.

— Любопытничаете? Знаю, знаю, — тихо засмеялся он, видя наше смущение, — Всем интересно. Ну, думаю рассказывать заново смысла нет? Аленушка, наверное, все в подробностях поведала?

Служанка хихикнула и скрылась во дворце.

— Попробуем? — вопросительно взглянул на нас дракон.

— Что?

— Влюбиться друг в друга. А через месяц, вдруг одна из вас, красавиц, рискнет меня поцеловать?

— Хм…, - разом отшатнулись мужчины.

— Да вы не бойтесь, девушки. Я супротив желания вашего ни-ни, — успокоил Арз.

Нда, чувствую, что желания от этих трех он вряд ли, когда дождется.

Я глубоко вздохнула, собираясь прояснить ситуацию и расстаться по-хорошему, но тут раздался хлопот крыльев.

— Ау, мой хороший дракончик! — послышался сверху голос Горыновны, — Я не утерпела и решила сама поведать тебе о своих чувствах!

Трехголовая Змея лихо опустилась на землю (при этом, чуть не вытоптав заветную розу), подбежала к Арзу и…. смачно поцеловала прямиком в драконью морду.

Раздался хлопок, по саду заплясали искрящиеся звездочки, а в Горыновных объятиях оказался симпатичный светловолосый мужчина. Вот она, сила настоящей любви!

— Человек! Двуногий! — совсем не радостно завизжала Змея, — Фу, какая гадость!

Я зажмурилась, ожидая всего чего угодно. Взрыва, пожара, драконьего мата, в конце концов. Но все закончилось неожиданно спокойно и быстро.

— Нуууууу… Я с вами не играю, — разочарованно протянула Горыновна и добавила, — Все. Собирайтесь, поехали. Корзину не ищите. На меня залезете, так довезу.

Мы онемели от неожиданности. Первым сориентировался Богдан:

— Ага, сейчас. Погодь только, — он сорвался с места и метнулся во дворец. Но тут же выбежал обратно, крепко держа за руку белокурую служанку, — Теперь поехали.

Не дожидаясь вопросов от все еще ошарашенного произошедшим Арза, мы быстренько оседлали Змею и поднялись в воздух.

Хрустальный дворец остался далеко позади.

В пещеру Горыновны мы возвратились, как домой. Расстроенная Змея ссадила нас у входа и уковыляла готовить обед. Жалко бедняжку. А такая любовь была!

Рядом стоял Богдан, все еще держа за руку симпатичную девушку. Алена казалось, вовсе не удивилась незапланированному полету. А может просто от шока еще не отошла.

Емеля завистливо поглядывал на брата, а Руслан, не долго думая, направился прямиком в глубь пещеры.

— Эй, ты куда? — окликнула его я.

— Переодеваться. Маскарад окончен.

— Мы с тобой, — радостно согласились мужчины, а Богдан даже выпустил узкую ладошку служанки из цепких пальцев, — Ты, подожди тут, сейчас вернусь и все объясню. Ладно?

Ребята ушли.

— Вы меня похитили? — подала, наконец, голос Алена, — У моих родителей нет денег, что бы заплатить выкуп.

— Похитили? Нет! Хотя, наверное, похоже было… Слушай, тут столько всего произошло, что объяснять придется долго и нудно. Давай вкратце, а?

Блондинка кивнула.

— Значит так. Меня зовут Араминта. А это мои друзья…

— Подруги? — поправила девушка.

— Нет, друзья. Просто Горыновна просила организовать ей мужа и мы…

Я рассказала все, что могла. И про ребят, и про Змееву любовь, и про поцелуй. Аленка слушала внимательно. Кивая и уточняя детали.

— А я-то вам зачем?

— Ну, это тебе у братьев спросить надо, — рассмеялась я, — Они тебя с самого утра обсуждают.

И тут из пещеры вышли мужчины. Одетые по лукоморской моде, в хорошую добротную одежду, братья, и Руслан, всем своим обликом демонстрирующий княжеский титул. Все вещи на ребятах оказались новые, наверное, опять магичили, доставая шмотки из ниоткуда. Женихи, е-мое!

Я пригляделась внимательней. Одежда одеждой, а вот выщипанные бровки так быстро не отрастут, хи-хи. Эх, ладно, сегодня я добрая. Втихаря щелкнула пальцами (попутно надеясь, что мальчики не превратятся в волосатых обезьян) и брови вернулись на место. Даже мелкие кудряшки Руслана, старательно накрученные мною на горячие бигуди, распрямились и легкой волной обрамили мужественное лицо. Так-то лучше.

— Здравствуй, Аленушка, — поклонились ей братья, — Не серчай. Не хотели напугать или обидеть. Люба ты нам.

Девушка покраснела и улыбнулась.

Вот и славно, а дальше они сами разберутся. Тааак, милый мой князь, а ты чего глазки в сторону блондинки вылупил?!

— Руслан, если ты сейчас же не прекратишь пялиться, я подключу свою недюжинную фантазию и буду ставить на тебе магические опыты! — прошипела я.

Мужские брови вопросительно взлетели вверх, но в синих глазах мелькнула улыбка.

— Не думал, что тебя это так задевает, — хмыкнул он, — Но я даже рад.

И подмигнув, ушел обратно в пещеру.

Блин, спалилась. И почему меня это так беспокоит? Что-то последнее время я все реже думаю о красавце — Дамире. И все чаще об лукоморском князе. К чему бы это?

Из пещеры послышался громкий рык Горыновны призывающий нас на обед.

— Познакомься, Змея Горыновна, это Аленушка, краса моя, — представил Богдан свою спутницу.

— Здрасьте! Так вот кого я привезла. Ну что ж заходи, располагайся. Друзья ребят — мои друзья. Они все-таки рискнули в Хрустальный дворец сходить…

— Прости, Горыновна, что получилось так, — смущенно сказала я, — Хотели, помочь, а тут такое дело…

— Да не беда, — улыбка расползлась на хитрых мордашках Змеи, — Я одна не останусь! Тем более, слышала, что в Тридевятом царстве тоже какой-то дракон имеется. Надо бы слетать, проведать. Не хотите составить мне компанию?

— С радостью! — хором ответили мы.

Глава 13

Памятуя о своем обещании помочь в освобождении Ивана из плена Кощеева, Змея Горыновна собрала нас на обсуждение данного мероприятия.

— Живет Кощеюшка в замке черном. Отдаленном. Туда птица не долетит и зверь не доскачет. Как ваш охламон туда попал-то? Знать не знаю, ведать не ведаю. И ведь теперь Ивашка в сырой темнице у него сидит. На семь замков запертый. Силен Кощей. Бессмертен. Голову срубишь, мечом проткнешь, а ему все равно, встанет отряхнется и опять живехонек. Так-то вот.

— Ой, Горыновна, пугаешь поди! — беспечно отмахнулся Емеля, — Мы к Бабе-яге шли, боялись. Так она нас пирогами накормила, Руслана подлечила, спать уложила. Или вот ты. Никто ж не знает, что у Змея Горыновича дочка была. Что хорошая такая, душевная.

— Это я душевная? — захохотала Змея, — Ой, голубчик, насмешил! А что не знают, про меня, так это хорошо даже. Папеньку-то все вон как боялись, и меня заодно с ним, так жить спокойнее. Для того Яр-камень много веков назад и поставили. И нам удобнее и у человеков есть, кого в своих горестях обвинить. Всем хорошо. А Кощеюшку не надо недооценивать. Злобен он. Ох, и лют!

— Лют говоришь? И неужели смерти его никак не добиться?

— Ох, да если бы знала, как извести его, так давно бы уже извела! Всю душу отравил, поганец. Как придет к пещере, так давай сказками завлекать. Только заслушаешься, а он — цап! Пол пещеры сокровищ за раз уносит, бесстыдник!

— Это что ж он, сказки рассказывает? — изумилась я.

— Да не он! Кота себе завел. Баюна. Ученый больно! Раньше на дубу жил, по златой цепи ходил. Да только Кощеюшка-то цепь приметил и уволок вместе с котом. Грабитель! Жулик!

Мы с ребятами приуныли. Украсть Ивана у вора будет тяжело. Тем более вор такой бессмертный.

— Горыновна, а что же делать-то? Разве нет способа победить Кощея? Я вот знаю, что на том дубу висит сундук. В сундуке заяц, в зайце утка, в утке щука. В щуке яйцо, а в яйце игла. Если у иголки кончик отломить, то Кощей помереть должен! — вспомнила я русские сказки.

— Ха-ха-ха! Где ты такой ахинеи наслушалась?! — затряслось грузное тело Змеи, — Это ж надо придумать такое! Нет, миленькая, нету такого сундука заветного, а если и был, то Кощей и его давно стащил, да припрятал.

Руслан нахмурился.

— Нам бы только в замок его пробраться, а там на месте что-нибудь придумаем.

— Ох, князюшка, сейчас мыслить надобно! До замка я вас доставлю. И там в чем смогу — подсоблю. Но рассчитывать придется все же на свои богатырские силы, да на ведьмовство Араминтушки. Я ж вот чего удумала…

Ночь пришла на Лукоморье, словно мягколапый пушистый кот. Ярким светящимся глазом поглядывала на нас круглая луна. Тихим утробным мурлыканьем стрекотали сверчки в траве.

Я сидела на огромном бревне перед входом в пещеру и лениво приводила мысли в порядок. Завтра важный день. Сможем ли мы одолеть сказочного Кощея? Хотя почему «сказочного»? Эх, для меня все это знакомые с детства народные легенды, а для них — целая жизнь.

— Не спится? — раздался рядом тихий голос Руслана.

— Не хочется.

— Волнуешься? — он присел рядом.

— Немного, — чуть усмехнулась я, — А ты?

— Точно так же, — тихо хохотнул он.

— Ребята спят?

— Да. Емелька храпит давно, а Богдан с Аленой только сейчас легли. Все беседовали.

— Хм, чувствую, договорятся они до скорой свадьбы, — улыбнулась я.

— Хорошо бы. Славная девчушка.

— Тебе она тоже нравится?

— А то! Такая красавица!

Я вскочила. Хам!

Но мужские руки не позволили уйти. Руслан схватил меня за талию и усадил обратно. Его лицо оказалось так близко. Еще чуть-чуть наклониться и…

— О, нет! Ты не должен так делать! — слабо запротестовала я,

— Да, конечно, не должен. Я знаю.

Однако он сделал это. Прежде чем я успела возразить или хотя бы уклониться, он накрыл мои губы своими.

Кто бы мог подумать, что поцелуй мужчины может быть таким нежным… или таким дьявольски соблазнительным?

Дыхание Руслана, смешалось с моим собственным. Губы неторопливо ласкали, и это действовало так успокаивающе.

Я умиротворенно вздохнула. Легкая нежность. Ничего больше. Это нельзя расценивать, как что-то серьезное. Так ведь?

Но затем дыхание перехватило, потому что князь обнял меня за плечи и крепко прижал к себе.

В тщетной попытке рассеять туман, заволакивающий мозг, я отвернула лицо в сторону, но это привело лишь к тому, что он принялся осыпать быстрыми легкими поцелуями шею, а потом плечи.

— Араминта, — прошептал Руслан, и его дыхание щекотало мне кожу. — Милая, бесценная Араминта.

Когда я все же напряглась, готовясь протестовать, он снова завладел губами.

Но на этот раз в поцелуе уже не было той нежности. Это был поцелуй зрелого мужчины, охваченного желанием, целеустремленного и основательного. Его рот с жадностью припал к моим губам, обводя языком их контур, а рука скользнула к вырезу и опытными, умелыми пальцами принялась поглаживать обнаженную кожу.

Я судорожно вздохнула, ошеломленная некоторой интимностью его ласк.

Но протестовать было невозможно. Он целовал так восхитительно, так возбуждающе.

Все мысли смешались. Боже милостивый! Удовольствие от его поцелуя, как первый глоток шампанского, пробудило новые, незнакомые чувства.

— Князь, — прорвал тишину мой голос, — О господи, что же ты делаешь? Так нельзя!

Несколько мгновений он смотрел мне прямо в глаза, и вожделение постепенно исчезало с его лица, как цвет с отбеливаемого полотна. Тонкий луч лунного сияния пробежался по застывшим чертам, высвечивая резкие линии скул и носа.

Теперь Руслан взирал, словно находясь в состоянии шока. Я с болью в сердце осознала, что он уже сожалеет.

— Простите, что я позволил себе зайти так далеко, — сказал он напряженным голосом, резко переходя на «вы», — Я не имел права пользоваться ситуацией.

— Руслан…

— Еще раз извините. Такого больше не повторится!

Резко поднявшись и осторожно, словно боясь опять прикоснуться ко мне, князь скрылся в спасительной глубине пещеры.

Я глубоко вздохнула. Наверное, я поступила правильно остановив его? Но почему же по щекам скользят горькие слезы сожаления.

Спать я так и не ложилась. Просидела до утра на холодном бревне в полном одиночестве. Наступил рассвет, проснулись птицы, Горыновна зашуршала кухонной утварью, готовя завтрак.

— Привет! — весело поздоровались братья, выходя на улицу.

— Как спалось? — прощебетала Алена, беря Богдана под руку. Похоже, у этих двоих складывается все хорошо. Ну, хоть у кого-то…

— Отличная погодка для новых подвигов! — Руслан вышел из пещеры, как будто ничего не случилось, и отвесил шутливый поклон, — Доброе утро, сударыня.

Железные тиски обиды сжали мое сердце. Значит, будем делать вид, что ничего не было? Мы по-прежнему чужие люди? Ну и ладно. Я сильная. Я справлюсь.

После завтрака мы собрались в дорогу. Змея Горыновна расправила перепончатые крылья и понесла нас к далекому замку Кощея.

Ландшафт понемногу менялся. Приятная глазу растительность Лукоморья исчезла, и только кое-где виднелись зеленые островки. Вскоре и они скрылись из виду.

Теперь перед нами тянулась бескрайняя голая равнина, над которой низко висели свинцовые тучи. Резкий порыв ветра швырнул поднявшуюся с земли пыль в лицо. Я закашлялась.

Если пейзаж соответствовал характеру Кощея Бессмертного, то колдун, должно быть, и, правда, ужасно злой.

Наконец среди мрачной темноты показался силуэт далекого замка. Там не было ни единого огонька, а земля вокруг настолько лишена растительности, что казалась выжженной. Даже если бы Горыновна не рассказала нам, кому именно принадлежит эта часть Лукоморья, то мы бы и сами догадались. Все вокруг было черным, мрачным и опустошенным.

— Прибыли, — Змея опасливо огляделась, — Ну все. Я пошла. Пожелайте удачи!

— Удачи!

Горыновна подхватила увесистую сумку с драгоценностями и постучалась в железные ворота.

Мы едва успели спрятаться, как заскрежетал давно не смазанный засов.

— Кто это к нам пожаловал? — на порог вышел высокий худой и сморщенный старикашка.

— Так это я… С гостинцами, — как-то совсем обреченно проскулила Змея.

Старикан впустил ее в замок и ворота захлопнулись.

Мы обежали замок кругом. Где-то там, позади, как говорила Горыновна, должно быть окно в темницу Ивана.

— Вот он, — Емеля бросился к замковой стене, там виднелось отверстие у самой земли, — Ванька!

Внизу, закованный в цепи, сидел самый настоящий Иван-царевич — кудрявый, голубоглазый, одетый по моде русских народных сказок: в белую рубаху с обстрочкой, подпоясанную кушаком, и штаны, заправленные в красные сапоги. Только все очень грязное, порванное. Нда, не сладко ему пришлось.

— Ох, братцы, вы здесь откуда? — радостно прошептал Иван.

— Тебя выручать прибыли! — улыбаясь во все тридцать два зуба пояснил Емельян, — Мы сейчас…

Протиснуться в отверстие не составило труда. И вот вся наша дружная компания уже стоит в дурно пахнущем подвале.

— Араминта, давай, — подтолкнул меня Руслан.

Сейчас, сейчас… Господи, хоть бы получилось! Волнуюсь, конечно, но вроде в последнее время огрехов не случалось.

Сосредоточившись, я щелкнула пальцами.

— Араминта! — завыл Богдан, потому что волосы младшего брата стали цвета перезрелой малины, выросшей на окраине Чернобыля.

— Сейчас! — блин, это Руслан виноват, это он меня отвлек.

Щелк! Волосы Ивана вернулись на место. Фууух.

— Кхм…

Я обернулась. Князь с сине-зеленой шевелюрой.

— Черт, извини!

Щелк! Руслан прежний, братья в порядке, да и Аленка цела. Получилось?

— Араминта, прикройся!

Ааааааааааа! Твою мать! Щелк, щелк, щелк! Спешно вернув себе платье, которое имело неосторожность случайно испариться, я прошипела:

— Снимайте оковы, как хотите! Я вам больше не помощник!

Чуть покрасневшие Богдан с Емелей бросились к брату. Цепи, крепившиеся к запястьям узника, оказались весьма крепки. Даже когда Руслан присоединился, их совместных усилий не хватало, чтобы освободить Ивана.

— Что же делать? — воскликнула Алена.

— Вам помочь? — в окошко заглянула кошачья морда. Черный пушистый кот.

— Это Баюн! — испуганно прошептал Иван.

— Мррр… — кот спрыгнул на пол и, изогнув спинку, потянулся, — Так меня еще никто не называл.

Пуфф… И вместо котейки на нас смешливо взирает высокий брюнет с глазами цвета утреннего кофе.

— Дамир!

Я бросилась в раскрывшиеся объятья долгожданного красавца.

— Здорово! — протянул руку Емельян. Богдан последовал примеру брата, но Аленушку задвинул за спину, так на всякий случай.

Руслан лишь холодно кивнул.

— Я вернулся, — прошептал Дамир мне на ухо.

Глава 14

Хорошо иметь опытного мага в друзьях. Цепи Ивана сразу же разлетелись вдребезги.

— Спасибо! — выдохнул пленник, разминая затекшие запястья, — А как же нам отсюда выбраться?

— В смысле «как»? Так же как и вошли — через окно! Я надеюсь, успеем, пока Горыновна отвлекает Кощея, — удивленно ответил Богдан.

— Хм… Замок запускает всех, а выпускает только с разрешения хозяина, — «обрадовал» нас Дамир, — Я думал, вы знаете.

Все не так просто, как кажется, да? Или мы просто такие невезучие?

— Ладно, пошли, — сказала я, направляясь к выходу.

— Куда?

— Туда. Или у вас есть еще какие-нибудь предложения?

Дамир пожал плечами и, улыбнувшись, дотронулся пальцем до двери. Маленький взрыв и навесной замок валяется на полу.

— Вы позволите, госпожа? — он взял меня под руку и вывел в коридор.

— А что дальше? — вопросительно взглянул Богдан, следуя за нами.

— Честно? Не знаю. Пошли куда-нибудь.

Наша маленькая компания осторожно пробиралась по закоулкам замка. Впереди шли мы с Дамиром, следом братья с Аленушкой, ну а замыкал шествие Руслан. Чем-то очень недовольный…

Вдруг впереди послышался шум и ласковый хрипловатый голос:

— …Скоро слово молвиться, да не скоро дело делается. Налетели ястребы, да вороны и унесли Лутонюшку за тридевять земель… — там кто-то явно рассказывал сказку.

— Баюн! — прошептал Руслан, — Зажмите уши! Нельзя его слушать!

Я прижала ладони к голове, перекрывая завлекательное мурлыканье, и оглянулась. Братья стояли разинув рты, в глазах у обоих сияла пустота. Алена беззвучно повторяла слова сказки рассказываемой котом, никак не реагируя на мой окрик.

— Дамир, ты меня слышишь? Дамир! — потрясла я за плечо застывшего брюнета.

— Оставь их, — Руслан пытался перекричать чарующее повествование, — Пока мы им ничем не поможем!

Вдруг подле его ног я заметила маленький пушистый комочек с огромными невинными глазами.

— Мяу! — котенок потерся о мой сарафан, — Хочешь сказку рррраскажу? Замряучательную… — мурлыкал он.

Руслан предостерегающе посмотрел мне в глаза и покачал головой. Ах, боже мой, чего он боится? Этого малыша? Кисанькаааа….

Я протянула руки к котенку, на мгновенье забывая о происходящем. Пушистик захлопал ресничками.

— Стой! — заорал Руслан и, схватив кота за шкирку откинул к дальнему углу, — Бежим!

— Жили-были лиса и журавль… — внезапно мурлычущее колдовство сковало мои ноги.

— Араминта!

— Не могу!

— Журавль к лисе в гости ходил, а она к нему наведывалась… — слова детской сказки проникали в мозг, вытесняя все остальное.

— Держись, — прошептал князь, и в его взгляде поселилась младенческая опустошенность.

— И так ходили они в гости друг к другу, ходили…

Перед глазами потемнело. Единственное, чего мне хотелось в этот момент — узнать окончание небылицы.

— Один раз журавль и говорит: «А давай, лисица…» — сказка внезапно оборвалась. В голове прояснилось.

Передо мной стояла сосредоточенная Горыновна и что-то вдумчиво жевала:

— Нет… Никогда больше не буду есть котов.

— Горыновна! — я бросилась к Змее, — Как же ты вовремя!

Ребята тоже вернулись на грешную землю из сказочных высей и удивленно уставились на нашу трехглавую спасительницу.

— Я даже знать не хочу, что здесь произошло, — судорожно сглотнул Богдан.

— А где Кощей? — спохватился Руслан.

— Так это… Вас ищет.

И тут же невдалеке послышались шаги. Блин, вспомнишь злодея, он и появится.

— Бежим? — мотнула головами Горыновна.

— Бежим, — мы рванули вперед.

Долго бежать не пришлось.

— Куда торопитесь, гости дорогие? — прозвучал старческий голос за спиной. Быстро он нас догнал! Ничего еще дедулька, живенький.

— Они со мной, — попыталась прикрыть нас хвостом Змея.

— О! Очень рад! — сухощавый старикан разулыбался беззубым ртом, — Они тоже подарок, да?

Кощей протянул трясущуюся руку… Аленка, не долго думая, шлепнула его по корявым пальцам:

— Все бы девушек лапать, охальник!

Старичок взметнул лысые брови и захохотал. Бррр… какой противный смех. Как когтями по стеклу.

— Араминта… — внезапно прошептал Дамир, — Я не могу колдовать.

— Что?

— Не могу… Ничего не выходит. Даже самое простое заклинание не срабатывает.

Кощей стоял, наклонив плешивую голову и прислушивался к разговору.

— Что случилось? Али силенок не хватает? Со мной тягаться надумали!

Старикан взмахнул костлявыми руками и перед нами появился… мой медальон. Да-да, тот самый медальончик, который я расколошматила молотком, и который проложил путь в этот мир.

Я удивленно округлила глаза.

— Как у вас он оказался?

— Много будешь знать — скоро состаришься, — деловито заверил меня старикашка.

А перед нами все еще парил медальон в серебряной оправе. Висел в воздухе словно привязанный невидимыми ниточками.

— Жалко будет с вами расставаться! — Кощей ухмыльнулся и исчез, оставив после себя лишь запах затхлой ветоши.

— Какой красивый медальончик, — я, неожиданно даже для себя самой, протянула руку. Прохладный металл плавно лег на ладонь. Знакомый камешек радостно помигивал искрящимися бликами.

Внезапно все вокруг закружилось, и я оказалась в черном пространстве. Да, именно так. В пространстве. Вокруг меня не было ничего. Только темнота.

Тоненькая цепочка медальона зашевелилась и поползла вверх по запястью. Все выше и выше. Я чувствовала, как она заползает на плечо, как окружает шею, но сделать ничего не могла. Руки не слушались.

Вдруг камешек засветился. Маленький твердый овал обретал ручки и ножки. Через мгновенье на меня с интересом поглядывал крошечный демон, держащийся за концы цепочки.

И тут я почувствовала, что задыхаюсь! Ни одного вздоха. Ни капли кислорода.

Цепочка вдавилась в шею, перекрывая доступ. Медальон начал увеличиваться в размерах. Светящийся демон злобно ухмылялся.

Я не знала, как избавиться от него, но чувствовала, что надо бороться за свою жизнь. Едва просунув палец, потянула за цепочку. Если бы только разорвать ее! Но моих сил явно не хватало.

Что же делать? Как спастись от смертельно удавки? Дышать становилось все тяжелее, а мысли начинали путаться, превращаясь в тягучей хоровод оплывших образов.

Схватив демона за запястья маленьких ручек, я попыталась развести их в стороны. Маленький уродец скорчил гримасу, яростно сопротивляясь, но цепь все же немного ослабла. Слава богу, можно вдохнуть!

Но существо продолжало расти. Увеличивалась и его сила. Демоненок вновь свел руки вместе, затягивая цепочку на шее. Если раньше он был ростом не более пяти сантиметров, то теперь стал вполовину меня!

Фигурка из медальона превращалась в полноценное живое существо.

Мелкие мурашки побежали по коже. Страшно!

Я задержала дыхание, схватила демона за руки и попыталась оторвать от земли. Получилось! Несмотря на возросшие размеры он оставался весьма легким.

Отпусти руки, ну пожалуйста! Я так надеялась, что этот уродец не обладает достаточной смекалкой.

Но чертяка крепко удерживал концы цепочки в своих руках. Он снова ухмыльнулся, показав два ряда острых зубов. Удавка на шее продолжала затягиваться…

Меня чуть качнуло. По инерции, я сделала несколько шагов во тьму. И тут же врезалась во что-то твердое и гладкое. Как будто стена. Размахнувшись, изо всех сил вмазала демоном по препятствию.

Удар был мощным. Желтые глаза уродца расширились, и он впервые издал звук:

— Ой!

Цепь немного ослабла, давая возможность сделать несколько вдохов, но существо все же рук не разжимало.

Что делать? Продолжать бешеный танец? Держать мучителя на вытянутых руках все труднее и труднее, демон не прекращал расти.

Собрав последние силы, я опять шандарахнула чертякой об стенку. Видимо из-за возросшей массы чудовища удар получился просто великолепным! Раздался хруст костей, и демоненок на секунду выпустил цепь из корявых ручонок.

О да! Я так ждала этого момента! Свобода!

Но напрасно я радовалась, коварное существо не желало сдаваться. Вскочив на ноги, он снова бросился, пытаясь поймать концы цепочки. Поймал, зараза!

И тут мне пришла в голову спасительная мысль. Шальная, конечно. Но вдруг повезет?

Я отпрыгнула в сторону и подставила чертенку подножку. А когда он споткнулся, накинула злополучную цепь ему на талию и крепко вцепилась сзади. Мамочка родная, только бы получилось! Я еще так молодааааа!

Демон зарычал, но продолжал упорно расти. Цепочка все больше и больше сдавливала его тело.

Ух, если этот урод не перестанет увеличиваться в размерах, то….

Нда, очевидно, он не мог остановиться или мозгов не хватало. Он все рос и рос, а цепь все туже пережимала раздувшееся туловище.

Если бы демон только отпустил концы… Но глупец никак не мог до этого додуматься. Какая ирония судьбы! Сила есть — ума не надо. Его талия стала узкой, как у младенца, потом — как у осы.

Я с интересом наблюдала за тем, что будет происходить с чудовищем. Существо, казалось, не испытывало боли. Оно все еще пыталось наброситься на меня, но теперь вряд ли это получиться.

Перетянутое посередине, тело продолжало расти. А затем демонюга взорвался…. Пуф! Вот и нету великана, вот и нету таракана!

Темнота вокруг меня рассеялась. Появилось очертание знакомого коридора Кощеева замка.

Точно! А вот и мои друзья стоят с испуганными лицами:

— Где ты была? — Руслан бросился ко мне, — Что случилось?

— Не знаю. Там было так темно и страшно, — всхлипнула я, — Чудовище пыталось меня убить.

— Все будет хорошо, милая, — князь нежно провел рукой по моим волосам, — Я постараюсь всегда быть рядом. Веришь?

— Угу.

А ведь мне и правда хочется верить. Окончательно и бесповоротно. Навсегда растворяясь в теплых бархатных глазах этого мужчины.

— Хм, — раздался ироничный смешок Дамира.

Я покосилась на брюнета. Тот стоял скрестив на груди руки и криво ухмылялся. А нечего было отсутствовать столько времени!

— Ну чего, пошли что ли? — Горыновна прервала мои мысли, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, — Нам еще выход искать. Кощей так просто не отпустит.

Я нахмурилась. Или мне кажется, или Змея говорит как-то иначе, чем всегда. Точно! Открывают рот только две головы, а третья молчит.

— Горыновна, а что ты во рту прячешь?

— Ничего, — ответили крайние головы, а покраснели все три, — Ну ладно… Только не ругайтесь. Ну не смогла я!

Змея выплюнула на протянутую лапу маленького обмусоленного пушистика с огромными виноватыми глазами.

— Я больше не буду… — промяукал он.

Котяяяя!

— Так он же нас хотел погубить, — воскликнул Емеля.

— Я не буду… — тихо прошептал котенок, — Никогда больше не буду…

Глава 15

Выход нашелся почти сразу. Но сколько мы не пытались, пройти сквозь двери, так и не получилось. Все время натыкались на невидимую преграду мешающую сделать шаг наружу.

— Ты же всесильный маг! Сделай хоть что-нибудь, — раздраженно подталкивала я Дамира.

— Я не могу. Словно что-то сдерживает, какая-то сила не позволяет, — спокойно отвечал он.

— Но в подвале у тебя получилось же, да? Почему же твои способности пропали так внезапно? — все больше распалялась я, — В самый неподходящий момент?

— Да, меня тоже это весьма интересует, господин Дамир, — неожиданно подал голос за моей спиной Руслан.

Я изумленно обернулась к князю.

Блин, сказала же просто так. От безысходности вырвалось. Чего Руслан-то ополчился? Тоже нервничает, наверное.

Дамир снисходительно прищурился:

— Кто бы говорил… У самого сил не хватает даже на самое простейшее колдовство, решил и меня в слабаки записать?!

Я потрясенно переводила взгляд с одного мужчины на другого. Глаза у обоих разгневанно сверкают, ладони сжимаются в кулаки, тела напряжены.

Дамир сделал шаг вперед, схватил меня за руку и притянул к себе.

— Что, князь? Хочешь прибрать к своим рукам чужое? — вызывающе вскинул подбородок он, — Или мне это только кажется?

Руслан сжал челюсть. Глубоко вздохнул и произнес:

— Господин Дамир, мне кажется сейчас не совсем подходящее время для выяснения отношений. Но как только выберемся из этого места, я весь к вашим услугам.

Дамир несколько мгновений сверлил взглядом Руслана, князь отвечал ему тем же.

Наконец брюнет первым опустил глаза в знак недолгого примирения:

— Обсудим все потом.

Руслан кивнул.

Я взглянула в васильковые глаза лукоморского князя. Столько тепла и нежности было в его взгляде, когда он посмотрел на меня.

Подняла голову к Дамиру. Мягкие губы искривила презрительная ухмылка.

Черт, что происходит? Неужели все это из-за меня? Вряд ли. Хотя…

Ох, столько непонятного вокруг. Как во всем разобраться?

С самого начала меня преследуют какие-то тайны. Например, мои магические способности. Я, как иномирянка, не должна была их получить. Ну ладно, председатель Брут с этим сам разберется, обещал ведь. А как объяснить ранение Руслана? Кто-то ведь в него стрелял?

А тут еще этот медальон в руках Кощея…

Нда, как тут не начать подозревать всех вокруг? Возможно, ребята просто перенервничали. Или тут, действительно, что-то серьезное замешано?

— Может я вам подскажу, как выйти отсюда? — проурчал Баюн подставив животик под ласковое поглаживание Горыновны.

— Ой, ты маленький, — умилилась Змея, с удвоенной силой почесывая брюшко разомлевшему котенку, — Коли выведешь наружу, буду тебя до конца жизни сливками, да сметанкой кормить. Мышек стану ловить, до хрустящей корочки жарить и вкусненькими к столу подавать. Все для тебя, родимый!

Тут вскинулись братья:

— Да, как ему верить-то можно?! Он нас сейчас сказками заговорит, да самих к Кощееву столу подаст!

Баюн спрыгнул на пол.

— Нееет, я теперь матушку Змею, никогда не предам! — котик потерся спинкой о хвост Горыновны, — Она меня пожалела. Жизни не лишила. Я ей обязан! Кощей меня в холоде держал, сказки сказывать заставлял, кормить забывал. А теперь я в тепле да довольствии жить собираюсь. Мряу…. Ведь не бросит, матушка… Правда?

— Ох, ты, черненький! Ах, пушистенький, — запричитала Змея, — Никуда я тебя не отпущу! Одна жила, теперь вдвоем будем. Ой, как заживем! Всем на зависть!

Мне одной так кажется или проблема с личной жизнью Горыновны разрешилась сама собой? Зачем муж, коли «сыночек» сразу появился?

— Ну что, «матушка»? — смеясь, спросила я, — Усыновляешь пушистика? Согласна ли заботиться о нем словно о родном? И в беде, и в радости быть рядом?

— Согласна.

— А ты Баюн? Согласен беречь и уважать Змею Горыновну? Быть ей любимым «сыном» пока смерть не разлучит вас?

— Согласен.

— Ну что ж… Объявляю вас семьей! Мамочка, можешь обнять сынульку, — Змея потянулась к чернышу, Баюн с радостью запрыгнул в крепкие материнские объятия. И в этот момент, над нашими головами что-то сверкнуло.

Руслан удивленно посмотрел вверх.

— Араминта, как у тебя получилось?

— Что получилось? — не поняла я.

— Как ты смогла скрепить их чародейной клятвой верности? — князь схватил меня за руки, — Араминта, ты пыталась колдовать?

— Сейчас? Нет. Только там, в подвале. Но у меня ничего не вышло. Точнее вышло не совсем то, что нужно, — я смутилась.

— Черт с ним с подвалом! У тебя получилось сейчас! Ты понимаешь? Араминта, мы можем попробовать выйти отсюда!

Блин, ничего не понимаю. У меня получилось магическим образом соединить Горыновну и Баюна? У Дамира не получается колдовать, а у меня получилось? Хм… Ну ладно, допустим.

— Так и я о том же. Муррр… — встрял Баюн сладко потянувшись, — Она медальон Кощея каким-то образом получила. К ней его сила и перетекла. Вот так. Мряу…

— Что? — я открыла рот от удивления.

— Ну, так ты ж иномирянка? Не волшебная, значит. А магические силы тебе через Кощея перешли, когда в наш мир перенеслась. Он их кому-то много лет собирал. В медальон упрятывал. Вот ты в его доме чудеса вершить и можешь. Замок тебя за хозяйку признал. Мррр… — Баюн лизнул лапку и с превосходством посмотрел на меня, — Ты его магией пользуешься, а не знаешь, с чего твоя сила начало берет. Кощей хоть и злыдень коварный. Но все ж маг великий. Как он понял, что медальончик не в те руки попал, так стал выслеживать, кто ж его силушкой балуется. Бросил взор в зеркальце волшебное, увидал тебя. С тех пор и приглядывает. Ждет, когда ж ты от силы сама откажешься.

— Так это все Кощей? — кусочки головоломки стали понемногу складываться в замысловатый рисунок.

— Кощеюшка, — покивал котик, — Тяжеловато ему пришлось. Грхалей заворожил — ты отбилась. Подле дома Бабы-Яги зачарованным огнем кинул — в другого попал. Тут на тебя демона наслал — опять не помогло. А все почему? Волшба-то у вас родственная. Не дает ему тебя осилить, да и ты ему вред причинить не сможешь. Так то…

— Кому же Кощей предназначал силу? И почему медальон ко мне попал? — вопросительно поднял бровь Дамир, внимательно всматриваясь в кота.

— Этого я не знаю. Кощей при мне такого не обсуждал.

Я вздохнула. Вроде бы вот и ответы нашлись, но все лишь еще больше запуталось. А впрочем, что сейчас об этом думать? Как говаривала незабвенная Скарлетт О'Хара: «Подумаю об этом завтра…»

Двери замка по-прежнему были раскрыты настежь. Но стоило Руслану сделать хоть шаг, невидимая стена преграждала выход.

— Пробуй, — прошептал синеглазый князь, легонько пожимая мою ладонь.

Уф, только бы снова не оказаться голой!

Щелчок пальцами и я спокойно вышла наружу.

— Получилось! Идемте, ребята!

Руслан попытался покинуть пределы замка.

— Нет. Мы все еще взаперти. Сделай что-нибудь, Араминта!

Я опять щелкнула пальцами. Потом взмахнула рукой. Ни какого эффекта. Мои друзья оставались по ту сторону преграды.

Вдруг по сторонам послышался дребезжащий смех.

— Никто не покинет пределы дома без моего разрешения!

Я оглянулась по сторонам. Черная равнина. Темный замок. И старческий голос Кащея.

— Но я-то вышла!

Снова смех. Дикий хохот.

— И что ты будешь делать одна? Иномирянка! Куда пойдешь? Пока твои спутники в моей власти, я — хозяин!

Я посмотрела на ребят. Васильковый взор Руслана светящийся нежной теплотой и пониманием. Карие глаза Дамира, такие взволнованные, напряженные.

Черт, куда я без них?

— Что ты хочешь? — крикнула я в пустоту.

— Отдай мою силу! — раздался ответ.

Магия… Моя мечта, моя сказка. Волшебство, то ради чего я нахожусь здесь. Мои детские воздушные замки на несколько недель стали реальностью. Как я лишусь этого?

С другой стороны… Мои друзья. В этом мире я обрела то, чего мне так не хватало в своем. Я получила заботу, нежность, понимание… Возможно любовь.

— Забирай! — слезы сожаления скатились по щекам, но я понимала, что поступаю правильно.

— Давай сюда мой медальон.

Соленые потеки мигом высохли. Нда, неувязочка.

— Ну, он у меня не совсем есть… Точнее его уже нет… Вообщем, я его сломала, — призналась я и тут же поправилась, — Но это была вынужденная мера! Я не хотела.

— Ты уничтожила мой медальон?! — мне показалось, что я оглохну от этого крика. Столько ярости, злости, — Как ты посмела сломать его?!

— Ой, простите… Я же не знала, что он ваш.

Из пустоты появился дистрофичный силуэт Кощея. Он протянул костлявую руку обтянутую сморщенной кожей. На корявых пальцах болтался знакомый камешек в серебряной оправе.

Сколько же их у него???

— Дотронься! — приказал Кощей.

Я встретилась глазами с Русланом.

— Не надо, — взволнованно прошептал князь.

Перевела взгляд на Дамира.

— Давай, — решительно кивнул он.

— Дотронься! — требовательный крик костлявого старикашки.

Я взглянула на Кощея. На сморщенное возрастом лицо. На впавшие скулы. На крючковатый нос, зло поджатые губы. Взглянула в его глаза. Черного агатового цвета.

На миг мне показалось, что я видела раньше этот взор. Но нет, откуда? Может быть просто похож…

— Дотронься!!!

Я протянула руку и коснулась гладкой поверхности медальона. Стало трудно дышать. Что-то поднималось во мне, стремясь к кончикам пальцев. Что-то неслось наружу ища выход.

Медальон засветился. А я опустошенно опустилась на землю.

Кощей дико заревел. Хриплый рев перелился в кашляющий хохот.

— Араминта! — ко мне бежали друзья.

Смогли. Выбрались. Все будет хорошо.

Перед глазами потемнело, и сознание покинуло мое ослабевшее тело.

Глава 16

Рассудок возвращался медленно. Сначала один за другим, словно кадры из кинофильма, начали всплывать образы. Потом появились отрывки воспоминаний. Следом в голове зазвучал злобный смех.

Дьявол! Я собственными руками отдала частицу своей мечты. Я больше не ведьма.

Из-под закрытых ресниц заструились горькие слезы.

— Солнышко, не плачь, милая…

Такой родной ласковый голос Руслана.

Чуть приоткрыла глаза. Густые волосы взъерошены, взгляд уставший. Сколько же времени он провел здесь, рядом со мной?

— Который час?

— Сейчас уже вечер. Ты четыре дня была без сознания. Я так боялся за тебя, — князь взял мою руку и поднес к губам, — Как себя чувствуешь?

— Нормально, — я чуть села на ворохе мягких подушек, — Где мы?

— У Берендея.

— А где все? Как ребята?

— Горыновна с Баюном отправились к себе. Коту не терпелось обозреть свое новое жилище. Богдан с Аленкой уехали к ее родителям. Как я понял, свататься. Емеля куда-то запропастился. Сказал, что у него тоже важные дела. Ну, а Иван с Веселиной милуются, — Руслан улыбнулся, — Девчонка осознала свою ошибку и настаивает на немедленной свадьбе.

— А Дамир? — спросила я.

— Где-то бродит, — он нежно провел пальцами по моей ладони, — Араминта, я не смог бы жить без тебя.

На секунду воцарилось молчание. У меня даже в душе потеплело. Неужели я ему и, правда, не безразлична?

— Спасибо.

Руслан тепло улыбнулся:

— Почему ты не сказала, что у нас проездом?

— Мммм?

— Ты — иномирянка.

— Ах, это… Для тебя это имеет большое значение?

— Нет, конечно, — князь ласково погладил меня по щеке, — Выздоравливай быстрее. Завтра у царевны небольшой девичник и она надеется, что ты тоже будешь там.

— Постараюсь, — хмыкнула я.

Руслан ласково прикоснулся губами к щеке и тихо прошептал на ухо:

— Кстати, с Дамиром я поговорил. Мне кажется, он больше не будет тебе досаждать.

И вышел из комнаты.

Я опешила. Что значит поговорил? Кто его просил? Отшил красавца-брюнета вместо меня? Да, как он помел встревать в мою личную жизнь?! Черт! Может я выйти замуж за Дамира планировала?!

Планировала или нет? Ох, сама не могу разобраться.

Ночь тянулась бесконечно долго. Спать не хотелось, а голову занимали совершенно не способствующие отдыху мысли.

Что со мной происходит?

Такой красивый желанный Дамир и искренний мужественный Руслан. Они оба мне дороги. Их обоих я вижу подле себя.

Мой темноволосый герцог… Настойчивый, временами дерзкий. Иногда надменный. Но такой притягательный.

Лукоморский князь… Ясные васильковые глаза. Нежные губы. Поцелуй с ним запомнится надолго. И чего уж греха таить, я мечтала бы его повторить.

Мысли в голове кружились и кружились, мешая уснуть. Рассвет маленьким солнечным лучиком проскользнул в комнату. Замер на подоконнике, спустился на пол. Пробежал по кровати и нагло уселся мне на нос. Я чихнула. Лучик весело подпрыгнул и резво поспешил дальше. Так в Лукоморье начался новый день.

Берендей готовился к очередному пиру. Он решил поскорее сыграть свадьбу Веселины с Иваном. Видимо всерьез опасаясь, что будущий зять вновь исчезнет.

Зал для торжеств украсили на славу. Охапки благоухающих цветов и сотни метров дорогостоящей ткани потратили для придания помещению поистине царского величия. Золоченые подсвечники двумя рядами возвышались на столиках из красного дерева. Длинные лавки сменились на изысканные кресла. Повсюду красовались мягкие ковры, в которых утопают ноги по самую щиколотку.

Кое-где даже виднелись разноцветные шарики надутые гелием. Интересно, это Руслан постарался или Дамир? А вот и он кстати…

Брюнет сидел на одном из кресел и, прищурившись, наблюдал за пламенем свечи.

— Дамир, — тихо произнесла я, подойдя поближе.

— А, это ты, Араминта, — Дамир безразлично скользнул по мне взглядом, — Как себя чувствуешь? Наш заботливый князь не подпускал к тебе никого, тщательно оберегая твой сон и здоровье.

— Руслан? Он что, и, правда, был со мной все это время?

— Да. Знаешь, а я и не знал, что он такой заботливый, — презрительно усмехнулся герцог, — Трясся над тобой, словно наседка. Жуткий разгон служанкам устраивал, если замечал, что они заснули.

— А ты? — тихо спросила я, заглядывая в карие надменные глаза.

— Я? — Дамир изумленно поднял брови, — Араминта, конечно я тоже волновался о тебе. Как бы я оправдывался перед господином Брутом, случись с тобой что-либо? Мне же могут запретить колдовать!

— Брут? Председатель Брут? — голос чуть заметно дрогнул, — Я лишилась магии ради тебя! А ты волнуешься о Бруте?

— Араминта, дорогая, — брюнет нахмурился, — Я же пошутил. Конечно, я очень волновался о тебе.

Но я уже не верила.

Противный ком застрял в горле и мешал дышать. Глаза защипало. Нет, нельзя ему позволить увидеть слезы. Все, что угодно, только не слезы!

Я резко повернулась и направилась прочь.

— Араминта, — бесстрастный голос Дамира нагнал меня через пару шагов, — Свадьба царевны только завтра вечером. Сегодня же просто девичник. Ты все равно будешь занята. Я отлучусь по делам, хорошо?

Я, не оборачиваясь, вскинула голову и гордо вышла из залы. Это все, что он хотел мне сказать? Так пусть проваливает на все четыре стороны!

Глава 17

Сегодня играют свадьбу. А сразу после застолья мы отправляемся обратно в Тридевятое королевство.

Я уже успела соскучиться по Золушке. Да и с хомячком по имени Феня тоже надо что-то решать.

Итак, сегодня состоится долгожданное венчание царевны Веселины и Ивана (в будущем «Царевича»!). Вот так.

Мне кажется или я что-то пропустила? Ах, да… Девичник.

О! Это такая интересная вещь! А девичник у царевны в два раза интереснее.

Если честно, сам праздник помню смутно. Но попробую рассказать его в мельчайших подробностях. Постараюсь, даже не обращать внимания на мучительную головную боль от тяжелейшего похмелья.

— А-а-а-а…. Девочки, я замуж выхожу! У-у-у-у… Нет, это я плачу от счастья, — Веселина утирала красный нос изящным вышитым рукавом.

В опочивальне царевны находились только девушки. Я, почти выздоровевшая и отдохнувшая; Беляна, притащившая с собой вкуснющую настойку на рябине в подарок от Бабы-Яги; Аленка, вернувшаяся от родителей уже в качестве официальной невесты, и главная виновница праздника, царевна Веселина.

Ах, да. Присутствовала еще госпожа Солема. Куда же без нее? Но это стервозина сидела тихо-тихо и внимательно следила за мной своими черными блестящими глазами.

— Ну, царевна, за тебя! — Беляна разлила по чаркам чудесный напиток, — За твое будущее!

Уф, крепкая настоечка… Аж слезы из глаз брызнули. Но вкуснаяяяяя!

— Спасибо, девочки! — Веселина рассмеялась, — С такими темпами, мы не дождемся праздничного торта!

— Ой, а что будет торт?

— Конечно.

Столики в комнате уже ломились от различных закусок. Служанки проворно сновали между нами, наполняя пустые тарелки новой снедью.

— Вижу, вам понравился подарочек от моей мамки? — усмехнулась Беляна.

— Не то слово, — выдохнула Алена, с ужасом наблюдая, как юная ведьма наполняет чарочки опять.

— Так, а теперь подарочек от меня!

Но Беляну остановил величественный жест саламандры.

— Сначала я. Царевна, позвольте преподнести вам в подарок этот чудесный сапфир, — выдерживая официальный тон, произнесла Солема.

— Гм… Спасибо, — Веселина с удивлением взяла в руки малюсенький, почти микроскопический, камешек глубокого синего цвета, — Думаю, смогу найти, ему применение. Наверное.

— Ага, какой-нибудь мышке пломбу на зуб сделаешь, — прошептала я.

Девчонки хихикнули.

— Так теперь все же моя очередь, — вскочила Беляна, — Это тебе!

В руках ведьмы появилось блестящее зеркальце.

— Кто на свете всем милее, всех прекрасней и белее? — вопросила она, глядя на свое отражение.

Зеркало засветилось и мелодичным голосом ответило:

— Ты прекрасна, спору нет.
Но есть все ж тебя милее.
И прекрасней, и белее.
Очи словно лазурит,
В них звезда с небес блестит.
Губы — спелая малина…
То царевна Веселина!

Вау! Вот это устройство для поднятия самооценки!

— Оно специально на нее запрограммировано, — едва слышно пояснила нам Беляна, с улыбкой наблюдая, как царевна радостно расцеловывает зеркальце.

— А можно теперь я, если позволите, — слегка смущаясь, попросила Алена, — У меня тоже есть подарок. Мы с Богданом специально для вас соткали, ну еще матушка с сестрицами помогали…

Аленка развернула дивной красоты ковер. А на нем все царство Лукоморское вышито! С городами, лесами, реками и озерами. С холмами и расщелинами. С дорогами и тропками. А прямо посередине столичный Кижаль-град красуется и царский дворец золотой нитью отмечен.

— Ах! — только и смоли выдохнуть Беляна с Веселиной. Даже Солема от удивления слегка квакнула.

— Аленушка, да ты великая мастерица! — разглядывая тканое чудо, промолвила я.

— Спасибо, — покраснев, улыбнулась девушка.

Так, ну а теперь видимо моя очередь. Эх, а ведь про подарок-то я и забыла. Хотя подождите… Есть одна мысль.

— Царевна, а мне за презентом сходить надо. Я мигом!

Выскользнув из девичьих хором, я ворвалась в комнату к отдыхавшему князю.

— Руслан!

— Араминта, солнце, что такое? Что случилось? — князь вскочил с дивана, на котором до этого читал книгу.

Вот за что он мне нравится, так это за неизменную готовность помочь!

— Случилось! Я про подарок забыла!

— Всего-то? — облегченно выдохнул он, — Ну это не проблема… Я с Власием столько подарочков царевне передал, не трудно будет еще один достать.

Власий? Ах, да, пылко влюбленный младший брат князя. Надо будет не забыть поинтересоваться, как братишка пережил возвращение Ивана.

— Руслан, ты, конечно, можешь достать все, что угодно. Но в этот раз мне нужна весьма особенная вещь! — я приподнялась на цыпочки и быстренько пересказала свою задумку ему на ухо.

— Араминта, ты уверена? — князь казался слегка шокированным.

— Ну, это же девичник! Ты не можешь испортить нам праздник, — я чмокнула его гладко выбритую щеку и убежала обратно к девчонкам.

Меня не было всего полчасика, но когда вернулась в комнату царевны, то чуть не оглохла от громкого веселого смеха и оживленного разговора. Пьянка была в полном разгаре. Разгар — самое подходящее слово, так как рев стоял оглушающий. Веселина с Белянкой пошатывались, а Аленушка и Солема старались не двигаться, потому что уже прошли стадию пошатывания.

— Вы не скучали тут без меня? — я заметила, что заветная бутылочка наполовину пуста.

Ну и отлично! Веселее будет.

— Ой, Араминта! А у нас такая новость! — Веселина взвизгнула и схватила меня за руки, — Представляешь, Аленка и Богдан женятся!

Я удивленно пожала плечами. Вообще-то мне было известно, что Богдан сватался к девушке, и она ответила согласием. И родительское благословение тоже уже получено. Так в чем же тут новость?

— Они ЗАВТРА женятся! — заметив мою непонятливость, пояснила царевна.

— Как завтра? А как же свадьбу подготовить? Это же нельзя так быстро… Правда ведь?

— Да, нам и готовить-то нечего, — улыбнулась Аленушка, растянувшись на мягком диванчике.

— Мы свадьбу вместе сыграем, — Веселина радостно ухмыльнулась, — Батюшка так и так великий пир готовит. Так какая разница одна невеста или две? Зато, как здорово будет!

Ого, завтра сразу две мои подружки повыскачут замуж. Это эпидемия какая-то.

— Эх, а мы с Беляночкой будем сидеть в сторонке, и завидовать вам, — притворно вздохнула я.

— Не будем, — Беляна помотала головой и покраснела.

— Ну, конечно не будем. Я же пошутила!

— Я тоже замуж завтра выхожу, — голос молодой ведьмы звучал тихо-тихо и весьма горделиво.

— ЧТО?

— За кого? — воскликнула царевна.

— Ах, как хорошо-то! — захлопала в ладоши Алена.

— За Емелю, — стыдливо пряча глазки, прошептала Беляна, а на круглых щечках заиграли радостные ямочки.

— Господи, когда успел-то? — только и смогла выдавить я.

— Так ты пока в постели без сознания лежала, он к матушке моей ездил. Разрешения просил.

— И?

— И матушка позволила.

— А ты?

— А я-то что? Я очень даже рада. Он мне сразу понравился. Рыженький такой, — Белянка хитро подмигнула, — Мне с ним скучно не будет!

— Ой, значит, завтра сразу три свадьбы сыграем! — Веселина счастливо захохотала. А Солема иронично хмыкнула.

Вот так делааааа…. Это что же получается? Я одна в девках засиделась? Блин, не везет и все!

Саламандра не в счет. Ей еще долго одной куковать. Ведь, насколько я поняла, Дамир жениться на ней не собирается. Честно признаться, это меня очень радует.

Тут раздался торопливый стук.

— Что такое? — царевна кивнула головой расторопным служанкам и те быстренько растворили двери.

На пороге стоял смущенный Руслан. А перед ним, на низенькой тележке, возвышался огроменный торт.

— Вот, все как ты просила, — князь кивнул в мою сторону, — С девятнадцатой попытки получился. Зато теперь на царской кухне восемнадцать лишних тортов разного размера.

— Ура! Спасибо, Русланчик! — пропела я, вкатывая тележку в комнату, — Это подарок тебе, Веселиночка. От меня.

— С праздником, царевна, — поклонился Руслан и поспешно закрыл двери, словно чего-то опасаясь.

Беляна обошла вокруг кулинарного произведения искусства.

— Ох, ты, батюшки, да он же выше меня! — охнула она оценив высоту торта.

— Спасибо, конечно, Араминта, я очень ценю твою заботу о моем желудке, — ошарашенно пролепетала Веселина.

Я хмыкнула:

— Эх, девочки, ничего вы не понимаете в настоящем удовольствии. А ну-ка музыку в студию!

И тут, словно в ответ на мою команду, из глубины торта, послышалась зажигательная мелодия. Верхний ярус сладкого гиганта съехал в сторону и перед нашими (уже сильно окосевшими) взглядами предстал мускулистый торс длинноволосого блондина.

— Мама дорогая, — выдохнула Веселина.

— Погодь, сейчас еще налью, — невпопад прошептала Белянка, не сводя завораживающего взгляда с перекатывающихся буграми мышц светлоглазого красавца.

— Ох, стыдоба-то, — смущенно прикрывала глаза Аленка, тайком подглядывая сквозь растопыренные пальцы.

— Стриптиз! — радостно взвыла Солема, пересаживаясь поближе к нашему Аполлону.

Да, такого девичника Лукоморье еще не видело!

Сексуальный блондин расстарался на славу. Минут через десять мои скромные подруженьки уже самостоятельно разрывали на мелкие кусочки одежду танцора. А еще подзаправившись чудесной настоечкой Баба-Яги, мы даже составили ему компанию!

Нет, вы не правильно подумали, мы просто танцевали, а вовсе не раздевались. Кажется…

В общем, через несколько часов пришел Руслан и куда-то уволок вдрызг пьяного стриптизера (да, каюсь, споили мужичка). А еще через несколько минут, появились драгоценные женихи и, молча подхватив на руки расслабившихся невест, унесли их в неизвестном направлении. Сдается мне, что местный вытрезвитель этой ночью будет переполнен.

Итак, в опустевшей комнате остались только я и Солема. Одинокие и никому не нужные. Обидноооо……

— Араминта, — промолвила саламандра заплетающимся языком, — Думаю, нам надо поговорить!

— Полностью согласна, — задумчиво ответила я (Солема, в моем пьяном взоре, двоилась, и я мучительно пыталась угадать какая из двух настоящая), — Наверное, речь пойдет о Дамире? Так забирайте его себе со всеми потрохами!

— Дамир? О, нет! Разговор о нем оставим на потом. Тем более, мне нечего волноваться за СВОЕГО мужчину, — отмахнулась брюнетка, выразительно подчеркивая нужное слово.

— А о чем же вы хотите поговорить? — удивилась я.

Саламандра поднялась со своего места и, пошатываясь, подошла к окну:

— Как у тебя получается быть такой милой, наивной и сильной одновременно? — вдруг спросила она.

— Что?

— Ты пожертвовала всем ради жизней своих друзей. Почему?

— Потому, что это мои друзья, — чистосердечно ответила я.

— Ты отказалось от ведьминских сил. Не жалко?

— Нет.

Брюнетка отошла от окна и вернулась на диван, попутно держась за мебель, дабы не упасть.

— Такая добрая. Такая молодая. Такая невинная…

Я удивленно наморщила лоб. Или я такая пьяная, или она выпила изрядно.

— Госпожа Солема, что происходит? Что-то я не пойму к чему этот разговор?

— Скажи, а я очень плохая, да? — сложив бровки домиком, внезапно протянула она.

Гм, ну точно, меньше пить надо.

— Ну как сказать? Честно? Да!

Мне тоже пора всерьез взяться за трезвый образ жизни. Нет, я вовсе не хотела ее обидеть! Или хотела? В любом случае то, что произошло, стало для меня полной неожиданностью.

Солема икнула, шмыгнула носом и… разревелась.

Слезы текли бушующим водопадом, оставляя дорожки на тщательно припудренном лице. Она спрятала лицо в ладонях, отгораживаясь от меня. Всегда расправленные плечи, сейчас ссутулились и предательски задрожали. Надменная саламандра превратилась в обыкновенную женщину. В живую и настоящую. Ох, господи, и это я довела ее до слез!

— Эй, ну хватит плакать. На самом деле, вы хорошая. А еще красивая, сильная и очень огненная. Честно-честно!

А что я могла ей сказать в такой ситуации? В конце концов, долгое время она относилась ко мне стервозно!

— П-правда? — о, из-под ладоней показался покрасневший носик.

— Ага.

— Значит мы теперь подруги?

— ЧТО? — опешила я.

— У меня нет ни одной подруги… — Солема вытерла струящиеся по щекам слезы, — А у тебя их так много! Сегодня было очень весело. Мне понравилось…

— Кхм! — черт, чуть не подавилась от неожиданности, — Ну, конечно, мы подруги.

— О, правда? — брюнетка счастливо взглянула на меня абсолютно пьяными, собранными в кучку, глазами и, растянувшись на диванчике, захрапела.

Блин, надеюсь, что утром она об этом даже не вспомнит. Ну, что ж, по крайней мере, пьянка удалась!

Часть третья Тридевятое

Глава 1

Я стояла на невысоком холме, и прощалась с царством Лукоморским и его обитателями. Добрые друзья не поленились проводить меня.

Веселина и Иванушка крепко обняли на прощанье. Богдан и Аленка подарили огромный букет ароматных полевых цветов. Емеля и Беляночка взяли слово, что я обязательно навещу их когда-нибудь. А царь Берендей пожаловал в благодарность прекрасную диадему, украшенную изумрудами и бриллиантами.

Я радовалась, что все закончилось так хорошо, но все же было очень грустно расставаться.

Хмурый Дамир, немного изумленный моей холодностью, сидел на лошади и нетерпеливо поглядывал на извилистую тропинку, ведущую в даль. Так ему и надо. Может поубавится самомнения.

Солема, как оказалась, еще с утра покинула столь гостеприимное царство. Видимо все-таки вспомнила поутру наш замечательный девичник. Стыдно стало бедняжке.

А вот Руслан прощаться не пришел.

Честно признаться, этого я не ожидала… В моем понимании так поступить мог эгоистичный Дамир (хотя, нет, красавец-герцог весьма обеспокоен тем впечатлением, которое он может произвести на председателя Брута), но никак не Руслан.

Черт, ну что за мужики такие?! Лукоморский князь всегда был учтивым, милым и очаровательным. А оказался таким же, как и все! Как только пришло время каких-то обещаний перед долгой разлукой — он спрятался в кусты!

Только стоило мне так подумать и бросить полный горечи взор на горизонт, как где-то в вышине захлопали крылья, и огромная трехглавая туша опустилась на землю.

— Горыновна! — я бросилась в широкие объятья Змеи.

— Араминтушка, — ласково протянула она, — Неужто ты подумала, что мы тебя одну отпустим домой?

— Мы?

Тут на мои плечи легли сильные и вместе с тем нежные мужские руки.

— Ты хотела убежать от меня? — раздался тихий голос долгожданного князя.

Я резко обернулась. В васильковых глазах светилась улыбка и что-то еще… Что-то такое от чего мое сердце замерло, а потом счастливо подпрыгнуло и забилось с удвоенной силой.

— Руслан…

— Я всегда буду рядом…

Горыновна деликатно отвернулась. А заодно закрыла хвостом наши счастливые лица от остальных любопытных глаз.

— Араминта! Мы едем или нет? — возмущенно проорал Дамир, приподнимаясь в седле.

Но я не могла оторваться от светящихся нежным чувством синих очей напротив:

— Угу… Сейчас поедем…

— Араминта!

— Сейчас…

— Араминта!!!

Черт! Я с сожалением отвернулась от Руслана и уставилась на надоедливого брюнета:

— Езжай! Мы тебя догоним!

— Что? Но твоя лошадь…

— Моя Молния всегда со мной. Не волнуйся, — я потрепала по холке послушную лошадку.

— Ты сильно отстанешь и заблудишься, — без особого желания, лишь для отвода глаз, проговорил Дамир.

— Не волнуйтесь, герцог. Я укажу ей правильный путь, — Руслан вышел вперед и властно взял меня за руку.

— Ага, а я помогу ей не отстать! — Горыновна демонстративно захлопала мощными крыльями.

Дамир плотно сжал зубы, но ничего не сказал. Развернув коня, он поехал по тропинке в сторону соседнего царства. Один.

Время в пути пролетело быстро и незаметно. Это конечно, великая заслуга Горыновны. Благодаря ее усилиям мы буквально перелетали через многие километры петляющей забавными зигзагами дороги. Я и Руслан удобно устроились на широченных плечах треглавой Змеи, а изящная Молния с удовольствием парила в ее крепких лапах.

Все были счастливы! Хм… Почти все…

Где-то далеко внизу изредка виднелась спина Дамира. Он пытался не отстать и требовал из своего серого мустанга того, на что тот казалось, был не способен. Видимо дело не обошлось без магии. В конце концов, герцог сильный чародей. И спасовать перед молоденькой ведьмой ему вовсе не хотелось.

Что бы там ни было, к Золушкину дому мы подъехали одновременно.

— Я, наверное, пережду пару дней в лесу, — понятливо предложила Горыновна, — Как понадоблюсь — позовите.

И вспорхнув, словно гигантская бабочка, скрылась среди вековых деревьев.

— Ну что ж, пожалуй, я последую ее примеру, и тоже покину ваше общество, — усмехнувшись уголком рта, произнес Дамир, — Араминта, дорогая, весьма рад был знакомству. Теперь, когда моя миссия полностью выполнена, позволю себе заняться делами. А ты пока соберись. В нашем мире гости надолго не задерживаются. Я сообщу господину Бруту, что ты готова к возвращению домой.

И не дожидаясь моего возмущенного вопля, щелкнул пальцами и испарился.

Ууууууу! Я не хочу домой! Потопав от возмущения ногами, я все-таки решила положиться на волю случая. Кто знает, может еще будет шанс остаться. А погоревать я всегда успею.

Подхватив под руку, не меньше меня, возмущенного Руслана, и поручив Молнию заботам подскочившего конюха, я решительно мотнула головой и вошла в дом.

— Госпожа Араминта! — гостиная огласилась радостным воплем.

По лестнице сбежали три очаровательные девушки.

— Госпожа Араминта, как же я рада вновь видеть вас! — старшая сестра, прекрасная Жаннетта, сделала изящный реверанс.

— Госпожа Араминта, я так счастлива, что вы снова здесь! — средняя сестра, тоненькая, как тростиночка, Шарлотта, обворожительно улыбнулась.

— Госпожа Араминта! Наконец-то! Я так боялась, что вы не вернетесь! — младшая из сестер, моя любимая Золушка, задорно улыбнулась и оправила пышные юбки.

А я стояла с открытым ртом и удивленно рассматривала преобразившуюся падчерицу.

Куда делась вечно чумазая девчушка? Где грубая одежда из самой дешевой ткани и стоптанные на пятках ботинки? Где худющее существо с сальными волосами и обгрызенными ногтями?

Передо мной стояла весьма смазливая особа. Чисто отмытая и пахнущая свежестью. В новеньком платье с небольшой кружевной отделкой. С пепельными волосами, собранными в аккуратную, хоть и скромную прическу. На ее ножках сверкали лакированные туфельки, а в глазах светились радостные смешинки.

— Золушка… — поражено промолвила я.

— Ах, госпожа, все благодаря вам! — чуть смущенно ответила девушка.

— Но как? — я не могла придти в себя от увиденного. Разница была столь велика, что просто не укладывалась в голове.

В этот момент двери кухни распахнулись, и в гостиную вошла графиня.

— Что случилось, девочки? Ох, госпожа Араминта? Вы ли это? — мачеха обтерла запачканные в муке руки о простой передник, повязанный поверх богатого платья, и широко улыбнулась, — Добро пожаловать домой, госпожа Араминта! Мы так рады видеть вас!

— Я тоже очень рада.

Я во все глаза уставилась на женщину. Высокая, статная и обычно такая надменная графиня превратилась в заботливую мать трех дочерей. Когда-то строгие стальные глаза сейчас излучали лишь доброту и мягкость.

— Вы подоспели как раз вовремя, — мачеха ласково обняла меня, стараясь не запачкать мукой, — Я пеку печенье. Сейчас будем пить чай. Девочки, не позволяйте скучать госпоже Араминта и ее спутнику, пока я хлопочу на кухне!

— Ой, это князь Руслан, — спохватилась я, — из Лукоморья.

— Мое почтение, миледи, — Руслан поднес руку графини к губам.

— Ах, какой очаровательный юноша, — зарделась она и улыбнулась, — Весьма рады вам. Располагайтесь.

Подождав пока мачеха скроется в кухне, Золушка схватила меня за руку и потащила к диванам:

— Госпожа, если бы вы знали, что здесь произошло после вашего отъезда! Матушка совсем добренькая стала. Сестрицы даже сперва решили, что она умом тронулась, — Жаннетта утвердительно кивнула, — Но графиня объяснила, что раньше-то мы жили не правильно…

— Да, да, совсем не правильно, — привычно поддакнула Шарлотта, — Маменька говорит, что коли мы будем с добротой и сердечностью относиться к людям, то мир лучше сделаем!

— Ну, весь мир или нет, это вопрос спорный, — поумничала старшая сестрица, — Но сами-то лучше уж точно станем!

Я с изумлением взглянула на Золушку. Неужели все так разом переменились? Ладно, мачеха, у нее стимул был, незабвенный Фенечка, но сестры-то от чего хорошими сделались?

Тут раздался голос графини:

— Девочки, несите чай! Печенье готово.

— Сию минуту, маменька! — прокричала в ответ Жаннетта и широко улыбнувшись, отправилась на кухню.

— Ах, сестрица, я помогу тебе! — проворно вскочила Шарлотта.

— Ну что ты, милая, отдыхай. Я сама все сделаю, — с настойчивой улыбкой отвечала сестра.

— Так я и не устала, — не сдавалась бывшая толстушка, — Я помогу поднос донести!

Наконец сестры скрылись с наших глаз.

— Золушка, что происходит? — полюбопытствовала я.

В серых глазах девчушки заиграли веселые дьяволята.

— С мачехой все в порядке. Она, и правда, после разговора с вами подобрела. Ко всем намного лучше относиться стала. Меня за дочь считает.

— А сестры?

— Ох, сестрицы поначалу доставили мне немало хлопот! Все пытались графиню на правильный путь наставить. Слава всевышнему, та так влюблена в Феню, что на все готова ради новой встречи с ним.

— Так как же ты с ними справилась-то?

— С сестрами? Да у нас бал королевский намечается. Король с королевой невесту принцу выбирать будут. Созваны все девушки Тридевятого. Уже и нам прислали приглашение, мол, невеста должна быть красоты писаной и ума великого. Ну, а я втихаря ниже приписала, что предпочтение будет отдаваться той, кто добрее всех и услужливее окажется. Вот сестры и стараются. Боятся, как бы кто слово дурное про них не сказал. Эх, жаль, что бал так скоро! Всего пять дней осталось. А потом сестрицы опять пакостить начнут.

Мы с Русланом переглянулись. Я уже рассказывала ему историю Золушки, и он был в курсе грядущих событий.

— Золушка, а приглашение для тебя есть?

— Конечно. По последней воле мачехи я теперь тоже полноправная графская дочка. Только вот ехать ли? Не знаю даже.

— Конечно, ехать! — я и Руслан воскликнули хором.

Золушка удивленно улыбнулась и покачала головой.

— А вот и чай!

В гостиную вошли красавицы-сестры и мачеха. Поставив поднос на журнальный столик, графиня наклонилась и прошептала:

— Госпожа Араминта, а вы ведь не забыли о своем обещании? Я старалась выполнять все указания. И за маленьким питомцем следила, и все свои прежние ошибки исправила, все как вы велели! — она ласково погладила Золушку по волосам, доверчиво заглянула мне в глаза, и совсем тихо спросила, — Фенечка теперь вернется?

— О, конечно, — промычала я, запихивая в рот печенье.

Ух, надо срочно придумать, как расколдовать садовника. Сейчас, без магических сил, это сделать будет оооочень сложно.

Глава 2

— Араминта, ты мне этого не рассказывала! — Руслан возмущенно ходил взад вперед по моей (да, в очередной раз она моя) комнате, — Как ты могла так бесцеремонно обращаться с человеческой жизнью?!

На туалетном столике одиноко стояла клетка с хомячком. Маленький Феня удивленно взирал на нас голубыми, словно бусинки глазками. А я самозабвенно ревела, признавая свою волшебную недееспособность.

Мачеха с тремя девушками осталась в гостиной, а мы с князем отправились наверх «проверять, как графиня справлялась с обязанностями». На самом деле, мне очень нужна было помощь Руслана.

— Тогда мне казалось, что так будет лучше, — сквозь слезы пояснила я, — Что же теперь делать? Как превратить его обратно в человека?

— Если бы я знал! Твоя магия была основана на Кощеевой силе, а его заклятья во век не снимешь.

Я прекратила реветь и с надеждой уставилась на Руслана:

— Так это же не я колдовала! Все сделал Дамир. Я его просила…

Князь наморщил лоб:

— Тогда есть шанс. Можем сами попытаться, а можем попросить герцога.

— Нет, нет! Только не надо никого просить! — меньше всего хотелась вновь общаться с Дамиром, — Лучше уж сами как-нибудь.

Я недоумевала, как мне мог нравиться такой жестокий, холодный и беспринципный человек. Ведь, если внимательнее к нему присмотреться, то кроме смазливой мордашки больше ничего хорошего-то и нет. Самовлюбленный эгоист и бабник!

— Руслан, — я порывисто подошла к князю, — спасибо за то, что ты всегда со мной. Мне очень нужно знать, что даже в самые тяжелые минуты я могу рассчитывать на твое плечо.

Его губы чуть тронула улыбка.

— На мое плечо, на мою жизнь. И на мое сердце…

Я взглянула в его серьезные синие глаза.

— Руслан…

— Да, милая.

Князь обнял меня за талию и нежно притянул к себе.

Высокий красивый мужчина сжимал меня в своих объятиях и от этого прикосновения взволнованное сердечко исполняло бешеный танец.

Я обняла его за шею. Чуть приоткрыла рот… Сильные руки, сжимавшие в объятьях, не оставляли сомнения относительно силы чувств. Поцелуй получился ласковым и многообещающим. Я полностью растворилась в теплых касаниях нежных губ.

Черт возьми, этот мужчина мог пробудить влечение даже в монахине!

— Руслан…

— Ты снова останавливаешь меня? — ответил князь, прокладывая дорожку из поцелуев вниз по шее.

— Руслан, мы не одни… Там Феня…

Останавливать его очень не хотелось, но разум настойчиво твердил о присутствии третьего лишнего.

— Дьявол! — прохрипел князь, с неохотой отрываясь от возбуждающих ласк, — Когда-нибудь ты уже не сможешь меня остановить.

— Мммм… Обещаешь? — мурлыкнула я, запечатлевая невинный поцелуй на его щеке.

— Родная… — он крепко прижал меня к себе.

Так мы и стояли, пока пушистый Феня, весьма утомленный долгим ожиданием, не начал пронзительно пищать и грызть решетку.

— Дело осталось за малым, — усмехнулся Руслан, — Вернуть Феню. Что ты там наобещала графине? Когда он снова станет человеком?

— Как только поверит в ее любовь. В то, что она исправилась и стала доброй, отзывчивой женщиной, — нахмурилась я припоминая.

— Ну что ж проверим. Вдруг сработает?

Руслан подхватил клетку с хомой и направился в гостиную.

— Госпожа графиня, — чуть склонил голову он, — вы великолепная хозяйка! А какие чудесные печенья вы испекли.

— Ну что вы. Ох, это так приятно. Угощайтесь еще!

Но нам было не до угощений. Я старательно запихивала в хомяка печенюшку, а князь с серьезной миной кивал, держа Феню за лапки.

— Ммм… Какая вкусняшка, — приговаривала я, — Это графиня сама испекла! Кушай, кушай, хомочка.

Но хомочка почему-то отплевывался и испуганно глазел по сторонам. Извернувшись и цапнув Руслана за палец, проворный пушистик вырвался из рук, и ловко пробежав по столу, забрался на колени к изумленной графине.

Мачеха нежно почесала его за ушком:

— Знаете, а я ведь раньше не очень любила хомяков. Так же, как и мышей, крыс и противных скользких лягушек, — вдруг сказала она, — А их так много в нашем пруду.

Я уставилась на графиню. Лягушки? Ну конечно! Превращенный в лягушку принц расколдовывался от поцелуя принцессы!

— Целуйте его! — настойчиво сказала я.

— Кого?

— Хому! Целуйте быстрее!

Графиня послушно поднесла пушистика к губам и легонько чмокнула в носик.

Все застыли от напряжения. Через мгновенье хомячок, наконец, шевельнулся и превратился в голубоглазого мужчину с копной соломенных волос.

— Фенечка! — воскликнула мачеха, — Дорогой! Любимый!

Феня испуганно моргнул пару раз… и крепко обнял графиню.

— Ты все еще хочешь замуж за меня? — взволнованно спросил он.

— О, драгоценный мой! Конечно!

И не обращая на нас никакого внимания, счастливая парочка взялась за руки, поднялась по лестнице вверх и скрылась в спальне графини.

— Вот те раз… — прошептала Жаннетта, — А мы так надеялись, что он сбежал от нашей мамки.

Я покосилась на сестричек. Видимо шикарная внешность не является гарантией покладистого нрава. Какие еще сюрпризы может преподнести эта гадкая парочка?

— Жаннетта, будь добра расскажи нам с князем о предстоящем бале? — нарочито громко попросила я.

— О, госпожа Араминта! Это самое волшебное событие в жизни каждой девушки! — старшая сестра тут же забыла о проблемах с Феней, — Его величество будет выбирать невесту для своего сына. Самая достойная сможет войти в королевскую семью. Ах, это так чудесно!

— И вы, конечно, тоже попытаете счастье? — насмешливо поинтересовался Руслан.

— Да, да, да! Мы с сестрицей обязательно будем присутствовать на балу.

— Это весьма похвально так заботиться об интересах своей сестры, — все еще ухмыляясь, продолжил князь, — Я думаю, Золушка будет очень рада вашему согласию взять ее с собой. А мы с госпожой Араминтой позаботимся о том, что бы она ни осрамила вас своим внешнем видом. Обещаю, что будете гордиться родством с самой восхитительной дамой Тридевятого.

Жаннетта, после такого заявления, заскрежетала зубами и стала покрываться красными пятнами. Шарлотта судорожно глотала остывший чай, и с таким ожесточением запихивала в рот печенье, что ее потерянные килограммы могли вернуться чрезвычайно быстро.

А вы что хотели? В конце концов, я крестная фея или нет?! Ну, уже без магии конечно, но, в конце-то концов… Любая сказка заканчивается хеппи-эндом. Чем моя сказка хуже?

— Тронута вашей заботой о Золушке, — не разжимая челюстей, процедила старшая сестра, резко вставая, — Прошу прощенья, но у меня внезапно разболелась голова.

— А я… я… — Шарлотта так же попыталась исчезнуть вслед за ушедшей Жаннеттой, но не могла найти достойного оправдания.

— У тебя, наверное, разболелся живот, и сильно приспичило в туалет, да?

— Да, извините, — младшая сестричка сорвалась с места и быстро выбежала из гостиной.

Я насмешливо пожала плечами. Так им и надо. Пусть помучаются бессонницей до самого бала.

— Ох, госпожа, — мягко улыбнулась Золушка, — Ну зачем вы так? Не нужен мне этот бал. В невесты к принцу я не набиваюсь, а вот спокойно посидеть дома с интересной книгой в руках — не откажусь.

— Милая моя, ты туда поедешь, хочется тебе этого или нет, и точка!

— Но госпожа Араминта!

— Никаких «но». Тем более что мы с князем планируем составить тебе компанию. Ты ведь не против, дорогой?

— А разве ты примешь мой отказ?

— Нет.

— Вот видишь…

Глава 3

Весь следующий день мы наслаждались взбешенным видом едва сдерживающихся от всплеска ярости сестричек и ничем не скрываемым счастьем графини с бывшим садовником.

— Ты думаешь, я поступила правильно? — спрашивала я у Руслана, удобно развалившись на кресле в его комнате.

— Даже не сомневайся. Они же очень счастливы.

— Но ты говорил, что я бесцеремонно распоряжаюсь чужими жизнями.

— Забудь, — князь ласково поцеловал меня в макушку, — Только благодаря тебе эти двое смогли быть вместе.

— Я надеюсь, что не сделала ошибки.

— Будь уверена. Надеюсь, наше счастье также не за горами.

И вдруг мне послышалось, как он произќнес:

— Я люблю тебя.

Бесполезно было приказывать себе останоќвить его. Голос рассудка умолк, а чувства невеќроятно обострились.

Я вздрогнула, когда руки Руслана нежно прикоснулись к волосам, когда он поцеловал меня — медленно, словно ему хотелось насладиться каждой секундой этого долгожданного мгновенья.

— Ты ведь не остановишь меня снова? Правда? — ласково спросил он.

Остановить его? Боже мой, именно этого хотелось меньше всего на свете.

Мысль об этом промелькнула в голове, когда я прильнула к князю, вонзая ноготки в его мусќкулистую спину. Это была мгновенная, непроќизвольная реакция на страсть, с которой он цеќловал.

Закрыв глаза, я представила себе его теќло — гладкую, тронутую загаром, кожу, сильные туќгие мускулы, мужественную фигуру.

Я задрожала, когда он ошибочно принял мое волнение за отказ и слегка отстранился. Но я с новой силой прильнула обратно. И в ту же секунду Руслан отозвался на этот безќмолвный призыв, заключая в объятья, и прижимая к сеќбе. Целуя шею, лаская плавную линию плеч. Казалось, везде, где его губы прикасались, кожа загоралась чувственным огнем, и одежда превращалась в преграду, терпеть котоќрую больше не было сил.

— Милая, любимая, единственная, — слыќшался его шепот, — Еще немного, и пути назад уже не будет, ты ведь понимаешь, да? — охрипшим от воз-буждения голосом предупредил Руслан, когда я потянулась, расстегивая ремень на его брюќках.

Он поднялся и отошел к кровати. Несколько мгновений серьезно смотрел мне в глаза, а затем протянул руки.

И я поняла, что он просит сделать выбор: готова ли я доброќвольно приблизиться к нему или предпочитаю в очередной раз отступить назад.

Руслан стоял всего в нескольких шагах от меня, но, когда поднявшись с кресла, я медленно направилась в его сторону, он не выдержал и рванул навстречу. Подхватил на руки и с радостью прижал к себе.

Его страсть такая чистая, искренняя, честная и горячая, что трудно запо-дозрить какое-либо притворство или обман.

Разве можно сравнивать его с Дамиром?!

Я сделала свой выбор.

— Я люблю тебя, Руслан.

— И я люблю тебя.

Сильные руки обнимали. Ласковые губы заставляли забыть о проблемах и сомнениях.

Это было настоящее счастье!

До поры до времени…

— Черт, кого принесло посреди ночи? — я с неохотой разлепила глаза оставляя попытки свыкнуться с настойчивым стуком в стекло, — Кто там?

— Госпожа Араминта, вы позволите?

В ночной темноте, прямо за моим окном, парил, словно в невесомости, господин Брут, председатель Магического Союза.

— Так я могу войти, дитя мое? — снова спросил он.

— Ну… Как бы… входите, чего уж там… раз пришли, — я пожала плечами и выбралась из-под теплого одеяла. Благо, Руслан, заботясь о моей девичьей репутации, спал в отдельной комнате.

Седовласый Брут влетел в комнату и мягко приземлился. Оправил темный развивающийся плащ и с удивлением взглянул на стоявшую пред ним во всей лучезарной красе, не выспавшуюся, меня.

И все бы ничего, да только густые брови достопочтимого председателя в изумлении метнулись вверх, а челюсть наоборот аккуратно съехала вниз.

«Эгей, — мысленно вопросила я свой внутренней голос, — Неужто я так жутко выгляжу после сна?»

«Да, нет, — отозвался тот, — разве что… скромнее надо быть! Может, у них слабый пол в сорочке от ушей до самых пяток спит, а ты тут — голышом ночуешь!»

«Ой, подумаешь… — я потянулась к спасительному одеялу, — Стыдно не тому, у кого видно, а тому, кому нечего показать! И вообще, пусть посмотрит — где он еще такую красоту увидит?!»

Но все-таки надежно укутавшись разноцветным одеяльцем, я повыше задрала нос и обратилась к еще не оправившемуся от шока Бруту:

— Извольте объяснить, господин председатель, за какой надобностью вы по ночам наведываетесь в спальные покои к одиноким девушкам?

— Госпожа Араминта, — голос мужчины заметно дрожал (с чего бы это?) — Приношу свои извинения за столь поздний визит. Я конечно не должен был… Вы меня вероятно не ждали…

— Ну что вы, что вы! Конечно, ждала! Каждую ночь задавалась вопросом и что это господин Брутик не идет?! — председатель покраснел и, кажется, схватился за сердце. Ой-ей, видимо я переборщила, — Это я так шучу. Вы не думайте там чего…

Следующие пять минут уже я извинялась перед зашедшим на огонек председателем. Расшатанные старческие нервы, наконец, были приведены в порядок, и я смогла узнать о цели такого странного визита.

— Дитя мое, Дамир подробно поведал о ваших злоключениях в Лукоморском королевстве. Рассказал о Кощее и объяснил ситуацию с амулетом. Вы проявили недюжинную храбрость и мужество обменяв волшебную силу на свободу своих друзей. Вы ведь рисковали своей жизнью. Ах, если бы не умелые действия господина Дамира…

— Что, простите? Какие такие действия? — от удивления я чуть не потеряла прикрывавшее наготу одеяло.

— Ну как же! Ведь только благодаря господину Дамиру вы смогли отыскать нареченного царевны Веселины и избежать тяжкой участи быть пленницей Кощея. Только благодаря неустрашимому герцогу смог освободиться от вечного плена Лукоморский князь Руслан. А он не последний человек в королевстве, надо признать. И ни будь господина Дамира, Лукоморье потеряло бы наследника великого княжеского рода!

— Вот оно как… — я задумалась. С чего бы это темноглазому красавцу присваивать себе чужие заслуги? Разве только уважение Магического Союза захотел приобрести?

— И посоветовавшись с ним, я принял решение вернуть вас обратно в ваш мир!

Бам! В голове раздался взрыв. Домой? Сейчас?! Без бала, триумфа Золушки и такого обворожительного Руслана?!!!

Я вздернула подбородок и остановила на высоком мужчине полный ненависти взгляд.

В ту секунду я просто не знала, что сказать, и отчаянно пыталась отыскать в памяти подходящие для такого случая вежливые слова.

Впрочем, фразы из куртуазного обихода того времени никак не шли на ум. Будь моя воля, я бы воспользовалась современным языком и посоветовала бы старичку чапать в сторону леса и повеситься на ближайшем дереве использовав в качестве веревки собственные труселя.

Но вовремя вспомнив о нежном сердце председателя, я глубоко вздохнула и попыталась сменить тему, отдаляя неприятный разговор:

— Господин Брут, а что же будет с Кощеем?

— С Кощеем? Да как сказать… Он давненько был у нас под наблюдением, — Брут пригладил седые волосы, — Несколько лет назад он отказался вступить в наш Союз и дать клятву использовать колдовство во благо. Надо было еще тогда взять его под стражу. Но мы все тянули, в чем сейчас искренне раскаиваемся. Тем более, что все это время, его дочь всячески убеждала в полнейшей беззлобности своего папаши.

— Его дочь?

— Да, госпожа Солема.

— Солема?! — я вспомнила агатовые глаза саламандры. Да, черт возьми, именно такой же взгляд был у Кощея!

— Увы, благородная дама, занимающая достойное место в нашем волшебном обществе приходится дочерью злобному мошеннику.

— Господин Брут, а как же он теперь? Ведь Солема вновь за него заступится!

— О, нет! Пока мы не выясним, кому именно предназначалась магия, собранная в медальон, Кощей будет находиться под моим личным надзором.

— Так может это для нее? Для Солемы? — я поразилась тому, как легко сложилась головоломка в моем воображении.

Председатель улыбнулся и ласково потрепал меня по плечу:

— Дитя мое, госпожа Солема, и, правда способная ведьма, но для управления такой великой силой, нужны еще и мозги. А она, прости меня, тупа как пробка. Кощей не мог этого не понимать. Вернее всего он искал себе другого преемника.

Я ухмыльнулась. Тупая? Солема? Ох, словно бальзам на душу!

— А почему медальон оказался в моем мире? И какую роль во всем этом сыграл Дамир?

— Дамир? О, бедный мальчик просто стал жертвой обстоятельств. Медальон попал к нему волей случая. Старому Кощею вернее всего нужно было переправить силу в другой мир и вернуть обратно. Дамир же стал незначительной пешкой в этом хитроумном плане.

— Вот тут, я абсолютно ничего не понимаю! — развела я руками, отчего обмотанное вокруг тела одеяло предательски поползло вниз, — Зачем гонять драгоценную магию по разным мирам?

— Ох, Араминта. Ни пристало не сведущему в волшебстве человеку знать подобные нюансы! Но, ладно уж… При данных обстоятельствах, наверное можно считать тебя ведьмой… — Брут задумчиво нахмурил брови, — Понимаешь, девочка, тут не все так просто. Амулет Кощея построен таким образом, что впитывает в себя всю окружающую магию. А твой мир — золотая жила для него!

— Мой мир? Вы ошибаетесь! В нем совсем нет магии.

— Есть. Конечно, есть! Просто вы не умеете ее использовать. Вот она и лежит там, словно необработанный алмаз. Столько магического потенциала пропадает впустую! Эх… — председатель грустно вздохнул, — Кощеев медальон, попав на твою родину, автоматически впитал часть той чародейственной силы. А вернув его сюда, хозяин медальона стал бы обладателем колоссальной мощи. Сделавшись при этом самым великим магом в нашем мире.

— Ужас, — прошептала я, представив картину того, о чем поведал Брут.

— Но благодаря тебе, девочка, этого не случилось. Ты разрушила все планы Кощея. Разбив медальон, ты сама впитала силу.

Председатель взял меня за руку и ободряюще улыбнулся:

— Араминта, ты спасла многие жизни, хотя сама даже не поняла этого. Конечно, еще ничего не закончено. Предстоит найти Кощеева соратника. Но сейчас мы уже предупреждены и знаем чего ожидать от него. А тебе, дитя мое, пора возвращаться домой.

Я отдернула руку.

— Господин Брут! Пожалуйста! Дайте мне еще несколько дней! У меня остались незаконченные дела, — в глазах заблестели невольные слезы, — Мои друзья, князь, Золушка, все здесь. Я не могу уехать не попав на бал к принцу. Пожалуйста!

— Золушка, говоришь? — председатель насмешливо сощурил глаза, — Это не та ли чумазая девчушка, что должна выйти замуж за наследника престола?

— Да, она, — я шмыгнула носом.

— А ты, значит, хочешь помочь ей? — Брут задумался устремив взгляд в даль, — Эх, что-то я стал забывать ваши сказки… Но так и быть! Даю тебе неделю сроку. Но что бы через семь дней духу твоего в нашем мире не было! — по-доброму пробурчал он.

Я взвизгнула и повисла на шее председателя, рассыпаясь в благодарностях.

Проклятое одеяло все-таки свалилось на пол. Ну и черт с ним.

Ой, вот только не нужно снова хвататься за сердце!

Глава 4

Несколько дней пролетели совершенно незаметно. И вот…

— Сегодня вечером бал! — я ворвалась в комнату Руслана, — Слышишь? Бал сегодня!

— Слышу, милая, слышу. Не кричи так, — князь попытался зарыться под подушку, — Сколько сейчас времени? Часов пять утра?

— Неа, — замотала головой я, — Шесть. Пора собираться.

— Шесть? О, боже! Араминта, до празднества еще куча времени!

— Ну, солнышко, радость моя, Русланчик. Ты же не хочешь, чтобы твоя любимая Араминтушка выглядела на балу хуже всех?

Князь поглядел в мои нагло невинные глазки, горестно вздохнул и выбрался из постели.

— Хорошо, маленькая диктаторша, — чмокнул он в щеку, — Что ты хочешь?

Я залюбовалась игрой мышц на полуобнаженном теле Руслана. Мммм… Неужто я смогу уехать и отказаться от всего этого? Эх, жизнь моя, жестянка…

— Любимая?

Я перевела взгляд на ярко-васильковые глаза молодого князя:

— Мне очень не хочется уезжать отсюда.

Руслан сдвинул брови:

— Араминта, я бы жизнь отдал, что бы ты навсегда осталась здесь со мной.

— Я бы и сама согласилась на все, лишь бы это помогло, — горестно вздохнула я, — Но все же вернуться мне придется.

— Но ведь у нас есть несколько дней в запасе? — с полуулыбкой напомнил князь, — Так давай сделаем эти дни незабываемыми. Итак, любимая, что тебе нужно для сегодняшнего бала?

Я задумалась.

— Конечно платье. И мне, и Золушке. А еще туфли. Кстати, у Золушки они должны быть непременно хрустальные! Ну там, косметика, лак для волос, естественно. Ах, да, не мешало бы несколько украшений пошикарнее. Еще можно карету, кучера модельной внешности, и пару пажей…

— Стой, стой, милая, — засмеялся Руслан, — Давай по порядку. Не все сразу. Сначала, платье?

— Угу.

Нда, не благодарное это дело собирать на бал обнаглевшую особу вроде меня.

Вся комната уже завалена платьями, но я все еще не нашла того единственного в котором, Золушка (ну, не могу же я откровенно признаться своему мужчине, что нагло пользуюсь его добротой исключительно из-за собственной вредности) выглядела бы совершенством.

— Нет, все не то!

— Дорогая, по-моему, последнее платье соответствовало всем твоим требованиям.

— Нет, я бы хотела декольте на пару сантиметров пониже, а розу на поясе с другой стороны.

— Но милая…

— Никаких «но». Оно должно быть самым лучшим!

Руслан обреченно соглашался и все начиналось по новой, пока…

— Виии! Это оно! — я закружилась в обнимку с великолепным платьем из золотой парчи, — Дорогой, родной, бесценный, это лучшее из виденного мной когда-либо! Ура! Теперь осталось выбрать наряд для Золушки.

— Для Золушки? Араминта!

— Ну, прости, солнышко… Я больше не буду. Туфли возьму самые первые! Обещаю! Ну, или вторые. Или третьи… Если, конечно, они подойдут к платью…

Князь оскорбленно поджал губы.

Но обижался он недолго. Пара ласковых поцелуев и вот уже десяток пар превосходной обуви выстроились в ряд пред моим придирчивым взглядом.

— Вот эти, на высоченной шпильке, для меня. А для Золушки? Ей нужны хрустальные! Так в сказке было.

— Хрустальные? Не уверен, конечно, но попробуем, — Руслан вытянул из воздуха новую пару, — Не совсем такие, но может подойдет?

— Вау! — я задохнулась от восторга, — Великолепно!

Изящные туфельки серебряного цвета сплошь расшитые переливающимися стразами выглядели намного лучше, чем хрустальные «салатницы» на ногах мультипликационных Золушек.

— Рад, что понравилось, — улыбнулся князь, — Что теперь? Украшения к платьям?

— Да! — ликующе ответила я, радуясь бесплатному шопингу.

Диадемы, ожерелья, колье… Кольца, серьги, браслеты… Бриллианты, изумруды, рубины и сапфиры… Через некоторое время все это красовалось на широкой кровати.

Такого богатства у меня никогда не было. Думаю, что у Золушки тоже.

— Бог мой, Руслан! — ошеломленно произнесла я, — С такими способностями ты мог бы стать самым богатым человеком этого мира.

— Милая, все так и есть, — усмехнулся он.

У, блин, а я еще раскидывалась такими кадрами! Шучу, конечно. Будь Руслан самым бедным батраком, я все равно выбрала бы в итоге именно его. Сердцу не прикажешь.

— Араминта! — голос князя прозвучал напряженно и неожиданно громко, — Смотри!

В протянутой мужской ладони красовался овальный камешек в серебряной оправе.

— Тот самый медальон…

Медальон Кощея волею судьбы вновь попал к нам в руки. Господи, а ведь моя сила ТАМ!

— Араминта, — выдохнул Руслан, — это твой шанс остаться!

Я, не раздумывая, схватила прохладный металл и с размаху бросила на пол. Изящное украшение раскололось на две половинки.

На мгновенье перед глазами потемнело. Но через долю секунды все прошло, и утреннее солнце снова ласково заглядывало в окошко.

— Любимая? — Руслан взволнованно взглянул мне в глаза, — Ты что-нибудь чувствуешь?

Я пожала плечами. Вроде бы все осталось по-прежнему. Никаких изменений.

Хотя в какой-то момент мне показалось, что за спиной выросли крылья.

Стоило так подумать, как ноги сами собой оторвались от пола, и я взлетела на добрые полметра.

— Рууууслаааан! — завизжала от страха я.

— Дорогая! У тебя получилось! Ты ведьма!

Я глянула вниз и наконец, поняла, что же произошло:

— Да? Да! Слава великой мне! А теперь, солнышко, сними меня отсюда.

Общими попытками удалось вернуть воспарившее тело на грешную землю. Синеглазый князь крепко прижал меня к себе:

— Араминта, милая, ты теперь сможешь остаться!

Я зажмурилась от удовольствия. Что может быть лучше, чем перспектива провести всю жизнь с любимым человеком?

— А как же Кощей? — внезапно вспомнила я, — Он же опять попытается отнять силу.

— Мы будем осторожны, — тихо пообещал Руслан.

Тук-тук-тук.

Дверь открылась и на пороге возникла смущенная Золушка.

— Извините, надеюсь, не помешала?

— Нет, что ты! — воскликнула я, — Именно ты мне и нужна. Сегодня вечером состоится бал. Помнишь? Так позволь побыть твоей крестной феей и преподнести пару подарков.

— Скорей уж крестной ведьмой, — усмехнулся князь, отодвигаясь в сторону и открывая потрясенному взору Золушки горы прекрасной одежды и изумительных драгоценностей.

— О! — девушка пораженно прижала руки к груди, — Госпожа Араминта! Господин Руслан! Спасибо вам!!!

Подбежав к платьям, Золушка схватила целую охапку и спрятала в них лицо, скрывая бесценные слезы радости.

— Я поеду на бал… — счастливо прошептала она.

День пролетел незаметно. Все в доме были заняты подготовкой к предстоящему торжеству и нас с Золушкой никто не беспокоил. Хотя даже если бы кто и осмелился сунуться в наши комнаты, вряд ли смогли бы узнать в юной красавице бывшую замарашку.

Я смотрела на счастливое лицо Золушки. На ее бархатистую кожу (которой придала золотистый оттенок с помощью невообразимо дорогой крем-пудры). На ее серые глаза, большие и блестящие (благодаря умелому нанесению теней для век, подводки и специальным каплям для глаз, проясняющим взгляд). На улыбающиеся, чувственные губы (которые стали еще более чувственными с помощью контура, помады и блеска). И наконец, на ее волосы, которые я собрала в изысканный пучок, выпустив несколько локонов по обе стороны лица.

— Сударыня, вы прелестно выглядите, — поцеловал ей руку Руслан, забавляясь смущением нашей красавицы.

— Золушка, ты не должна стесняться комплиментов, — в который раз внушала ей я, — А сегодня вечером ты получишь их достаточно, это я тебе гарантирую! Ни один танец не придется провести в одиночестве. Кстати, ты танцевать-то умеешь?

— Да, — прошептала девушка, все еще с удивлением косясь на собственное отражение в зеркале.

— Покажи! — велела я.

Золушка схватила веник, и сконфуженно завальсировала.

Даааа, видно это и был ее постоянный партнер.

— Ну, уж нет! Эта вещица на балу явно лишняя! — вырвала я из рук девчушки сей предмет, — Никому не интересно, где, как и при каких обстоятельствах, ты научилась танцевать!

Руслан хохотнул сидя в огромном кресле:

— Дорогая, поверь, она понравится принцу и без особых стараний.

— Ты имеешь ввиду, что он влюбится с первого взгляда в такую красавицу?

— Любимая, — поднял брови князь, — Я все хотел спросить, а ты видела наследного принца?

— Нет, а что?

— А ты, Золушка?

— Нет, откуда?

— Понятно, — Руслан широко улыбнулся, — Так может и не стоит смотреть? Вдруг не понравится?

— Как это не стоит? — возмутилась я, — Королевская особа, да еще мужского пола, не может не понравиться в принципе! Золушка, не слушай его. Ты обязательно станешь принцессой. Я читала. Я знаю.

— Читали?

— Эээ… Не забивай голову! Ты едешь на бал и это главное.

— Ну, как хочешь. Я предлагал, — развел руками князь.

Черт, и почему у меня такое плохое предчувствие?

Глава 5

Графиня и ее дочери уже сидели в карете. Все при полном параде.

Дамы разглаживали многочисленные юбки и поправляли затейливые прически. Сестры толкались локтями, пытаясь отвоевать себе лишний сантиметр обтянутого кожей сиденья. Но, несмотря на тесноту, все-таки нашлось место даже для, переодетого ради такого случая, Фени.

И только бедная Золушка не смогла бы уместиться на том крохотном пространстве, что оставили для нее.

— Госпожа, девочки могут потесниться, и Золушка поедет с нами, — предложила графиня.

Расфуфыренные красавицы сестры недовольно сморщили носы, но промолчали.

— О, нет, не волнуйтесь, она поедет со мной в карете князя, — успокоила мачеху я.

— Какая жалость! — слащаво пропищала Жаннетта.

— Да, какая жа… — Шарлотта не смогла закончить предложение, так как в этот момент из дома, под руку с Русланом, вышла Золушка.

Такой красавицы они еще не видели!

Изящная девушка шла поступью королевы. Голубое, расшитое серебряной нитью и отделанное жемчугом, платье подчеркивало женственные изгибы ее фигуры. Сверкающая ткань переливалась звездным блеском при каждом движении. На стройных ножках красовались удивительной красоты туфельки.

Сестры закашлялись, давясь собственным ядом. Графиня же по-матерински поцеловала Золушку и пожелала удачи на балу.

— Маменька, она не может ехать! Самыми красивыми на этом балу должны быть мы! — прошипела Жаннетта, но мачеха строго шлепнула ее веером по руке, погрозила пальцем и обратилась к кучеру:

— Трогай.

Карета укатила со двора.

— Ты произведешь фурор! — воскликнула я, — Золушка, ты видела, как они позеленели от зависти?

Девушка улыбнулась:

— Лишь бы это потом не отравляло мне жизнь.

— Ну, для этого тебе надо стать принцессой. Так что старайся! — я задорно подмигнула, — Тогда они точно удавятся!

Золушка хихикнула.

— Сударыни, прошу. Наш транспорт готов! — позвал нас Руслан.

Когда я обещала карету от князя, я не совсем это имела ввиду, но наше средство передвижения было ничуть не хуже.

— Горыновна!

— Мамочки… — прошептала Золушка, втягивая голову в плечи.

— Какая я «мамочка»? В крайнем случае «тетенька»! — ответила Змея опуская на землю огромную корзину, — Полетели, что ль? Доставлю зрелищно и с комфортом.

Можете мне не верить, но летать на трехглавой драконше одно удовольствие. Тем более, если она не только твоя подруга (а значит, не съест), но и историческая достопримечательность соседнего королевства!

Когда мы подлетели к замку, все прибывшие гости, а так же король и королева выбежали поглазеть на это чудо. Ну а уж когда из крепких лап Горыновны показались мы, все просто онемели от неожиданности.

Да-да, мы суперкрутые гости, раз прибыли на трехглавом динозавре! Между прочим, такой экземпляр единственный в своем роде. Вот.

В общем, мы повыше задрали носы и поспешили в замок. Тем более, когда выяснилось, что Руслан лично знаком с королевской четой, нас быстренько перенесли в список VIP — гостей.

Зал для приема внушал уважение своими размерами. Но даже он оказался до отказа забит претендентками на сердце (корону и трон) прекрасного принца.

— Ваше величество, а как будет проходить выбор невесты? Жребий тянуть будем? — поинтересовалась я у королевы.

— О, нет, — засмеялась она, — Все намного проще. Нам нужна только самая красивая и умная девушка. А остальные разъедутся по домам. С поощрительными подарками, разумеется.

— Гм, действительно, все просто. А как же выберете самую идеальную-то?

— Посредством конкурсов, конечно! — пожала плечами королева и отошла к паре вновь прибывших гостей.

Вот оно как…

— Золушка, ты знала, что тут будет конкурс красоты? — с подозрением спросила я.

— Нет, госпожа.

— Руслан?

— Я? Откуда мне было знать?

Понятно. Никто ничего не знает. Эх, ладно, где наша не пропадала? Конкурс так конкурс. Золушка должна его выиграть!

Несколько пар уже закружились в танце, но наследного принца так и не было видно.

— А где сам жених?

— Король сказал, что принц присоединится к нам позже, — ответил Руслан, подхватывая меня в ритме вальса.

— А как он выглядит хоть? — продолжала допытывать я.

— Не волнуйся, ты его сразу узнаешь.

Мы кружились и кружились. Музыка лилась сладкозвучным водопадом и уносила к небесам, но сильные руки князя твердо удерживали на земле. Давно я не танцевала с таким удовольствием.

— Вы позволите украсть вашу даму? — разрушив очарование танца, раздался вкрадчивый голос прямо у меня над ухом.

Резко обернувшись, я наткнулась на дерзкие глаза цвета свежесваренного кофе.

— Дамир?

— Прелестная Араминта.

— Господин Дамир, чем мы вам обязаны? — нахмурившись, спросил Руслан, вставая между мной и темноволосым герцогом.

— Я приглашен на бал, — усмехнулся Дамир, — В числе почетных гостей, так сказать. Итак, князь, вы позволите похитить вашу даму на один малюсенький танец?

— Нет, — твердо ответил Руслан.

— Да, — я внезапно услышала свой собственный голос.

Дамир многозначительно поднял бровь и, по-хозяйски взял меня под руку.

Черт, почему я так ответила? Бедный Руслан…

Синие глаза осуждающе поглядели мне вслед и исчезли в толпе.

— Какого черта тебе нужно от меня? — злясь на собственное бессилие, спросила я Дамира.

— О, дорогая, если бы ты знала, как я скучал!

Бархатный голос обволакивал, карие глаза смотрели не отрываясь, теплые руки по-хозяйски прижимали к себе.

Блин, да что ему нужно-то в конце концов?!

— Мне кажется или ты несколько дней назад был счастлив избавиться от меня, — напомнила я.

— Прелесть моя, неужели ты думаешь, что тебя легко забыть? — вкрадчиво прошептал он, — Мое сердце чуть не разорвалось при мысли, что я больше никогда не увижу этих прекрасных зеленых глаз.

Ага. Так я и поверила. Что-то ты хитришь, драгоценный. Но с какой стати ты решил вновь бросить все усилия по чарующему соблазнению на бедную меня, остается загадкой.

Танец закончился.

— Мне пора. Скоро начнется конкурс.

Вырвавшись из настойчивых объятий Дамира, я устремилась на поиски Руслана.

Но разглядела только стоявшую в сторонке Золушку. Бедняжка смущалась от несметного количества восхищенных взглядов, которые бросали на нее присутствующие мужчины.

— Где князь? — спросила я.

Девушка пожала плечами:

— Я думала он с вами. Ох, госпожа Араминта, может, уйдем отсюда? Я право даже не знаю, как себя вести.

— Мы останемся, — я сжала ей руку, — Ты чудесно выглядишь, и помяни мое слово, без жениха я тебя с этого бала не выпущу!

Золушка покраснела, но по лукавому выражению серых глаз стало видно, что такая перспектива ее очень даже устраивает.

— А вот где Руслан…

Но закончить мысль мне не удалось.

— Господа! Объявляется первый конкурс! — раздался голос короля, — Я предлагаю дамам, претендующим на сердце нашего сына, выстроиться в ряд, дабы мы смогли в должной мере оценить и насладиться их чарующей красотой.

Толпа пестро одетых женщин бросилась в центр зала.

— Золушка вперед! — скомандовала я и, схватив ее за руку, нырнула в толпу.

Мой опыт хождения по магазинам в период сезонной распродажи оказался весьма кстати. Расталкивая всех локтями, подпинывая коленями и нагло наступая на ноги, я сумела протиснуться вперед и сунуть Золушку прямо пред светлые очи царствующего монарха.

— Хм… Весьма, весьма…

Король оглядел ее с ног до головы. Пощелкал языком, игриво подмигнул и утвердительно кивнул сопровождающему его старичку с длинной седой бородой. Старичок так же улыбнулся и прицепил на руку Золушки табличку с циферкой «1».

— Ух, ты, — восхитилась я, — Как тут все организовано!

К концу первого конкурса с номером на руке красовались сто девятнадцать дам. Остальные же тихо ревели в сторонке. Кстати, обе красавицы-сестрички так же легко получили табличку. Видимо их внешность не оставила короля равнодушным. Эх, видел бы он их раньше. Все-таки великая вещь — магическая пластика!

— Госпожа Араминта, я прошла! — радостно шептала Золушка.

— Ну конечно прошла, глупышка. Я же говорила, что ты теперь красавица! Просто поверь в это и смело иди к намеченной цели. Главное не расслабляйся, впереди еще парочка конкурсов. И все! Ты — принцесса!

И ободряюще сжав плечо Золушки, я отправилась на поиски пропавшего Руслана.

Глава 6

Осмотрев зал и не найдя среди множества лиц Руслана, я направилась к выходу. Пройдя мимо улыбающегося пажа, свернула в длиннющий коридор украшенный цветными гобеленами и огромными портретами. Вдоль стены расположились высокие напольные вазы с благоухающими цветами, под потолком ярко сияли отделанные эльфийским стеклом люстры, под ногами чуть поскрипывал паркет из ценного гномьего дерева.

Несколько широко распахнутых окон впускали свежий воздух и позволяли вечернему ветерку принять участие в королевском балу.

Заметив небольшую кушетку одиноко стоящую в темном уголочке, я устало приютилась на ней.

Где же Руслан? Ох, и все-таки я большая сволочь… Наверняка он сильно обиделся. И с чего это мне захотелось ответить «да» этому самовлюбленному болвану Дамиру?

Интересно, а с какой стати герцог вновь расточает свое внимание в мою сторону? Как-то все странно получается. То я ему не нужна, то нужна… Иногда я готова поверить в его чувства, а иногда он относится ко мне с безразличием. Почему?

— Вы не против, если я тоже присяду здесь? Ноги, знаете ли, просто отваливаются.

— О, — я подняла взгляд, и чуть отодвигаясь, ответила, — Да, конечно.

Невысокий полноватый блондин, в богатом белом сюртуке, немного смущаясь, примостился рядом.

— Меня всегда утомляют балы. И как это у вас, девушек, хватает сил проводить все время в танцах? — блондин немного картавил.

— Ну, не скажите, — засмеялась я, — Я вот тоже постаралась сбежать от праздничной суеты.

— Рад слышать, что не один такой, — он улыбнулся, демонстрируя кривые желтые зубы, — Кстати, меня зовут Рене.

— Араминта, — представилась я.

— Замечательное имя! И очень вам подходит. А вы кто? Герцогиня? Баронесса? О, нет, нет, не говорите, я кажется, знаю! Вы графиня де Бофф. Угадал?

— Увы.

— О, ну тогда вы внебрачная дочь советника Шарля. Или любовница маркиза Вилона?

— Ни то, ни другое, — ответила я, — Я ведьма.

— Ведьма? Фи, как не интересно, — блондин разочарованно махнул пухлыми пальчиками, — Хотя, так и быть. Я смогу вам помочь. Будете любовницей моего мажордома?

Я ошалело наблюдала, как он захлопал в ладоши, искренне восторгаясь своей фантазии.

— Да, да! Его любовницей. Ай да Рене, какой умный Рене!

— Простите, но у меня есть любимый человек. Я невеста Руслана, Князя Лукоморья, — с гордостью ответила я (да, сознаюсь, немного приукрасила, до невесты еще надо дорасти).

— Руслана? Вы невеста этой синеглазой красатульки? О, милая, как я вам завидую! Такой мужчина, ах! Мне б такого.

Я изумленно вытаращила глаза. Ни фига себе! Вот это да!

— Дорогая моя ведьмочка, — жеманно прошептал блондин, брызгая слюнями, — Пообещайте передать вашему жениху, что мое сердце будет принадлежать ему сразу, как только он этого захочет.

— Что? Кхм… — я захлопала ресничками и решила, что с больными людьми лучше не спорить, — Ну, конечно! Обязательно передам.

— О, нет, произнесите какую-нибудь ведьминскую клятву, что б я мог быть свято уверен, что вы выполните обещание!

Ну, если ему так легче… Наклонившись к пухлому ушку собеседника, я подпустила в голос трагизма и прошептала несколько десятков слов. Завороженно выслушав рецепт приготовления омлета по-английски на языке оригинала, блондинчик округлил глаза:

— Ах, теперь вы должны будете рассказать ему. И мой хорошенький Русик сам сможет выбрать, кому отдать предпочтение мне или вам!

Нда… Вот это конкуренция! Если бы я знала Руслана чуть хуже, начала бы волноваться.

— Извините, господин Рене, но мне пора идти, — поспешила сбежать я.

— Погодите, душенька! Вы ведь не забудете о своей клятве?

— О, нет, как можно!

Вот, везет же мне со всякими полоумными! Вскочив на ноги, я понеслась обратно в бальный зал.

Ага, а вот и Золушка. Эффектно смотрится на фоне пестрящих безвкусицей дам.

— Итак, по результатам конкурса на знание правил этикета в следующий тур проходят шестьдесят три невесты! — громко провозгласил глашатай.

Э-э-э, я что-то пропустила?

— Золушка, — прошептала я, хватая подругу за руку, — Что произошло?

— Я пережила еще один конкурс, — девушка светилась от радости, — И знаете, это оказалось совсем не сложно!

— Поздравляю. А ты Руслана видела?

— Нет. Вы его так и не нашли?

— Он будто сквозь землю провалился! Но зато я повстречала такого странного молодого человека. Бррр…

Но Золушка меня уже не слушала, так как глашатай объявил следующий конкурс:

— Милые дамы, а теперь настала пора продемонстрировать ваши танцевальные способности! Прошу вас подойти к нашим специально подготовленным кавалерам.

Из боковой двери вышла вереница совершенно одинаковых по росту, телосложению и одежде молодых людей. Изящные, немного женственные движения, навевали мысль о профессиональных танцорах. Ребята низко поклонились королю с королевой и вежливо кивнули конкурсанткам.

— Мне пора, — сказала Золушка и устремилась к ближайшему партнеру.

— Удачи, — успела прошептать я.

Раздались звуки венского вальса. Молодой человек обнял ее за талию, она спокойно положила руки ему на предплечья. Раз, два, три… Раз, два, три…

Пышные юбки раскрывались восхитительным цветком, на мгновенья оголяя стройные ножки Золушки. Мягкая ткань весьма выгодно подчеркивала грациозные контуры ее гибкой фигурки, придавая ауру чувственной женственности. Мужчины оборачивались и смотрели на нее, любуясь соблазнительными движениями молодого тела под нежно-голубым платьем.

— Она и впрямь великолепна.

— Дамир, — я обернулась, — Что тебе еще от меня надо?

— Самую малость, — сверкнув глазами, прошептал он, — Мне нужна ты.

— Ого! Это что-то новенькое! И с каких пор?

— Милая, давай не будем ссориться, — широко улыбнулся Дамир, — Мое сердце всегда принадлежало только тебе!

Карий взгляд манил, обезоруживал, сбивал с нужной мысли. Мне хотелось одного — поверить!

— Дамир…

— Ах, вот ты где, дорогой!

Словно из-под земли появилась Солема.

— А и ты здесь, — саламандра смерила меня надменным взглядом и по-хозяйски положила руку на плечо Дамира, — Дорогой, ты обещал, что отправишь эту девчонку домой!

Словно туман рассеялся перед глазами. Дамир чертыхнулся и стремительно оттащил ее в сторону. Солема попыталась выдернуть руку, но темноволосый герцог что-то быстро объяснял.

Он был зол. Очень зол. Кофейные глаза потемнели, ноздри раздулись. Мне показалось, что пару раз я услышала собственное имя.

— Да, но ты обещал сделать это до нашей свадьбы! — донесся до меня капризный голос саламандры.

Дамир метнул на меня пристальный взгляд и поспешил к выходу, волоча за собой упирающуюся Солему.

Ого! А вот это уже интересненько. Значит, чокнутая дамочка все-таки женит на себе красавца-брюнета? Хм, странно, но меня это абсолютно не трогает. Если честно, то больше волнует, для чего я ему вновь понадобилась и куда, черт возьми, пропал Руслан?

Танцевальный конкурс закончился и раскрасневшаяся Золушка, смущенно потупив глазки, выслушивала комплименты от окружающих мужчин. А девочка быстро учится! Вот уже и робость куда-то пропадает, и страх перед мужским вниманием исчез.

Заметив мой одобрительный взгляд, она широко улыбнулась. Серые глаза светились от счастья. Она просто красавица! И принц будет полнейшим идиотом, если не влюбится с первого взгляда в такую очаровашку.

Где же Руслан?! Я, конечно, сволочь, но нельзя же исчезать так бесследно.

— Итак, господа! — голос глашатая зазвучал необычайно торжественно, — После танцевального конкурса за сердце молодого принца продолжают борьбу всего пятнадцать молодых особ!

По мере объявления имен этих счастливиц, все больше и больше огорченных рыданий слышалось со всех сторон. Но надо признать, что все названные девушки были очень красивы, изящны и милы.

Среди них оказались и Золушка, и ее красавицы сестры.

— Последний конкурс! — неожиданно громко заорал глашатай.

Королева, стоящая подле него, подпрыгнула от неожиданности:

— Тише, тише, голубчик! Не так громко, — она повернулась к пятнадцати избранным, — Леди, позвольте поздравить вас! Остался последний шаг. Самые прекрасные девушки королевства дошли до финала, но принцессой может стать лишь одна. И, тем не менее, каждую из вас, я почту за честь назвать дочерью.

Толпа зааплодировала. Пятнадцать кресел были тотчас внесены в зал и поставлены прямо посередине. Каждую претендентку проводили на предназначавшееся ей место. Впереди всех встала королева.

— Милые девушки, вы смогли обойти других в красоте, воспитании и изяществе. Теперь покажите себя в знаниях и науках.

Ого, оказывается дуры и тут не нужны. Ну что ж, посмотрим. Золушка вроде умненькая девчушка. А вот ее красотки сестрички особым умом не отличаются.

— Итак, — король, молодцевато подкручивая усы, прошелся вдоль невест, — Представьте, что в вашем погребе живут пять толстых и жирных мышей. Как-то раз они увлеченно жевали корочку сыра и не заметили подкравшегося кота. Грозный котяра бросился на мышек и даже умудрился поймать одну из них! Сколько мышей осталось доедать свой обед?

— Фи, в нашем погребе нет мышей! — возмутилась одна из девушек, полненькая брюнетка.

— Бедненький котик! Он же подавится! — запричитала рыжеволосая претендентка.

Остальные девушки уверенно ответили: «Четыре!» И только Золушка нахмурила бровки:

— Ни одной… Ведь они все разбегутся, да?

— Браво! — воскликнул король, отдавая предпочтение оригинальности моей подопечной.

До второго вопроса дошли только тринадцать девушек. Брюнеточка, и рыженькая отчислились.

— Сударыни, — голосом строгой учительницы заговорила королева, — Вы видите две корзины. Обе наполнены красными и зелеными яблоками. Сможете ли вы с завязанными глазами достать по одному красному яблоку из каждой корзинки?

Девушки чуть привстали с кресел. Самые смелые вышли вперед и, позволив завязать себе глаза, потянулись к яблочкам. Но ничего не получилось. Теория вероятности в данном случае никак не хотела срабатывать и они каждый раз вытаскивали не то, что нужно.

Вдруг встала Золушка.

— Вы позволите? — спросила она королеву.

Получив милостивый кивок, девушка высыпала яблоки на пол и быстренько заново наполнила корзины, укладывая зеленые яблочки в самый низ, а сверху присыпая спелыми красными.

Король с королевой с любопытством наблюдали за ее действиями.

Покончив с сортировкой фруктов, Золушка завязала глаза и вытащила по одному верхнему (конечно же ярко-красному!) яблоку.

— Хм, — одобрительно отозвалась королева.

После Золушки, оставшиеся четыре девушки, смогли так же легко вытащить яблочки нужного цвета.

Пять претенденток приступили к третьему вопросу.

— Я хотел бы знать, — хитровато прищурил глаза король, — сколько гостей на моем сегодняшнем балу? Первая, кто скажет верный ответ, будет победительницей!

Что тут началось! Девушки бегали по залу тыкая пальцами в гостей. Сбивались и начинали заново.

И только Золушка, едва ухмыльнувшись, подхватила обе корзинки с яблоками, и направилась к стоявшему недалеко старичку с длинной седой бородой. К тому самому, который помогал королю, наделяя достойных претенденток порядковым номером.

— Господин, — нежным голоском проговорила она, — У меня есть две корзины чудесных яблочек. И я с удовольствием угощу вас ими, если вы скажете, сколько человек пришло на бал.

Старичок удивленно взглянул на Золушку и расхохотался:

— Ой, милая, до чего ж умна, до чего ж хитра!

Девушка улыбнулась и протянула ему корзины, а он, вытирая выступившие от смеха слезы, назвал требуемую цифру.

Вот так молодец! Я была горда за эту малышку. С радостью наблюдая, как Золушка подходит к королю с готовым ответом, я едва не пропустила бегущую следом Жаннетту.

— Я все слышала, зараза! — зло прошипела она в лицо Золушке, — Не стать тебе принцессой!

Обе девушки находились уже возле короля.

— Итак, кто скажет мне, сколько гостей присутствуют здесь?

Два женских голоса одновременно выпалили заветное число.

Жаннетта со злостью взглянула в глаза сопернице:

— Лучше уйди по-хорошему…

— Сама уйди, — тихо, но твердо ответила Золушка.

— Спокойно, дети мои, спокойно, — встала меж ними королева, — Я вам задам еще один последний вопрос. И пусть он все решит… В одной далекой-далекой стране есть два города. В одном из них живут только честные и благородные люди, в другом — только подлые лжецы. Но они часто ходят друг к другу в гости, и в любом городе можно встретить как честного человека, так и лгуна. Предположим, вы оказались в одном из этих городов. Как, задав один-единственный вопрос первому встречному, определить, кто перед тобой — честный человек или же лукавый лжец?

Жаннетта сверлила сестру злобным взглядом, но было видно, что она не знает ответа. Золушка так же находилась в задумчивости.

Черт! Что же делать?

— Надо спросить «Сейчас ночь?» И если на самом деле день, то честный человек скажет «нет», а лгун — «да», — раздался рядом голос Руслана.

— Руслан! Где ты был? Прости! Прости, пожалуйста, я вовсе не хотела танцевать с Дамиром, сама не знаю, почему так получилось!

— Не волнуйся, — князь ласково сжал мою руку, — Потом все обсудим. А сейчас, кажется, ты должна помочь Золушке.

— Но как? — я видела, что бедняжка и правда не знает ответа, — Не буду же я кричать ей отсюда.

— Конечно, нет. Ты же снова ведьма, милая, воспользуйся этим.

Господи, ну конечно! Я сосредоточилась, повторила про себя ответ, который подсказал Руслан, и щелкнула пальцами.

Маленькая светящаяся искорка отлетела от руки и, описав дугу, застыла прямо перед задумчивой Золушкой. Девчушка удивленно наморщила носик, сделала глубокий вздох и… чихнула.

Мое волшебное послание, по-прежнему ярко сияя, отлетело прямиком к Жаннетте и приземлилось ей на макушку.

Ой, мамочки, что сейчас будет! Я схватилась за голову предвкушая самое ужасное…

— Надо спросить «Сейчас ночь?» И если на самом деле день, то честный человек скажет «нет», а лгун ответит «да»! — удивляясь собственной осведомленности, внезапно заговорила Жаннетта.

Зал замер. Все вокруг ожидали решения королевы. Будет ли ответ правильным? Появится ли у наследного принца супруга?

Золушка до крови закусила губу. Жаннетта боялась даже пошевельнуться.

— Да! Правильный ответ! — наконец сказала королева.

— Да? Да! Ура! Я стану принцессой! — радостный голос старшей из дочерей графини эхом разнесся по бальной зале.

Глава 7

— Ах, госпожа Араминта, все напрасно! — слезы текли рекой из глаз бедной Золушки, — Все напрасно… Вы конечно великая волшебница, но даже вам не суждено изменить мою судьбу.

Ох, а ведь я ее изменила. Еще как изменила! Не будь этой дурацкой попытки помочь, все могло бы сложиться иначе. Ведь именно Золушка должна выйти замуж за принца!

— Золушка, милая моя, может еще все изменится? — неуверенно предположила я.

Девчушка смахнула горькие слезы и грустно покачала головой:

— Нет. Это все не для меня. Моя жизнь — кухня в доме мачехи.

Черт возьми, даже по моим щекам скатились две предательские слезинки. Как же так? Это ведь сказка знакомая с детства. Она не может закончиться по-другому, ведь правда?

— Рожденный ползать — летать не может, — Руслан обнял меня за плечи.

— Да, но он может заползти так высоко, что перед ним будет «ползать» рожденный летать! — я решительно вскинула голову, — Где тут этот принц? Я хочу обсудить с ним вопрос по поводу его скоропалительной женитьбы!

— Любимая, не надо.

— Надо. Так, где он?

— Ну, собственно говоря, — Руслан устремил взгляд в дальней конец залы, — Вон там.

Я приподнялась на цыпочки.

— Охре… В смысле, ОФИГЕТЬ! И это принц?!

На противоположной стороне, подле короля с королевой, стоял мой недавний знакомый мужчинолюбивый Рене. Господи, это ради него мы старались?!

— Я же говорил, ты его сразу узнаешь, — с усмешкой произнес Руслан.

— Тааак, — помрачнела я, — Золушка твое замужество отменяется!

Рене безразлично осматривал зал, но заметив меня, сразу же оживился, а уж когда узнал Руслана, его радость было воистину безграничной. Принц расплылся в широкой улыбке, счастливо помахал пухленькой ручкой и направился в нашу сторону.

— Дорогой, сделай что-нибудь! Он идет сюда! — зашипела я, хватая князя за руку.

— Араминта, успокойся, он конечно со странностями, но это все-таки принц.

— Руслан, любимый, ты просто не в курсе ВСЕХ его странностей!

Золушка шмыгнула носом и с недоумением пожала плечами:

— Госпожа, с вами все в порядке? Может, стоит уйти?

— Уйти? О, да! И побыстрее!

Я схватила ее за руку и толкнула в бок Руслана:

— Солнышко, ради самого себя поторопись, любимый!

Но не успели мы сделать и пары шажков, как позади раздалось слащавое:

— Красатуля-я!

— Это тебе? — ревниво сдвинул брови князь.

— Нет, милый. Тебе.

Принц Рене торопился к нам перебирая толстенькими ножками:

— Русланушка, Русленька мой! Погоди!

На князя стало больно смотреть. Он судорожно сглотнул и воззрился на меня, как на мессию:

— Любимая, что происходит?

— Мне велено передать, что его высочество принц Рене питает нежные чувства к твоей смазливой особе и предлагает сделать выбор, — невинно хлопая глазками, сообщила я.

— Какой выбор?

— Он или я.

Бе-е-едный. Оказывается мой дорогой князь не всегда готов смотреть в лицо опасностям. В этом случае он предпочел отчаянно улепетывать от одержимого любовью наследника престола. Ну а мы, естественно, вместе с ним.

— Руслан, прекрати меня тянуть! Ты сейчас руку оторвешь!

— Милая, поспеши! Ради наших будущих детей.

Ого! Детей?! Так, бежим быстрее.

— Гос-по-жа… Я сейчас у-па-ду! — прокричала Золушка, перед тем как рухнуть на пол.

Мы замешкались, но этого хватило и неукротимый Рене, старательно держась за сердце, нагнал нас.

— Красатуля! Куда же ты? — принц едва мог дышать, — Дорогой, с такими темпами в твоих объятьях окажется лишь мой холодный труп!

— Э… Гм, — князь поглядел по сторонам ища путь к спасению, — Весьма польщен. Угу.

— Ох, Руслик, — Рене кокетливо погрозил ему пальчиком, — Ты такой загадочный. Скажи быстрее, противный, кого же ты выбираешь себе в вечные спутники? Молодого, красивого и страстного мужчину или же эту не отличающуюся особой симпатией девицу?

Это кого это он назвал страшной?! Меня? И почему Руслан молчит, когда его девушку оскорбляют?

— А вот действительно, кого же? — я вздернула подбородок и с вызовом взглянула на князя.

— Дорогая, вообще-то ты должна быть на моей стороне! — укоризненно прошипел он.

— А ты должен был предупредить меня о своих «мужественных» воздыхателях! — съехидничала я, — Объясни этому целлюлитному коротышке, что вакантное место княжеской возлюбленной уже занято!

— Дорогая, он же принц!

— И что? Ты принцам не отказываешь?

— Ну, дипломатично надо как-то…

Пока мы так тихонько препирались, Рене подошел еще ближе.

— Русланушка, зайчик мой, чего же ты молчишь?

— Ваше высочество! — решительно изрек Руслан, — Я глубоко тронут вашим вниманием…

— Ах, — радостно вздохнул принц.

— Но боюсь, что не смогу ответить на ваши пылкие чувства…

— Ох, — Рене закатил глаза, — Вы разбиваете мне сердце!

— Там находится печень, — проворчала я, заметив, как пухленькая ручка принца потянулась к упитанному пузику, — Сердце слева.

— О… Спасибо, — кивнул он, поправляясь.

— Господин Рене, поверьте, это делается для блага наших государств. Ваш брак уже решен, и я мог бы стать яблоком раздора в счастливой чете новобрачных. А крепкие семейные узы будущих короля и королевы залог процветания страны.

Блин, вот это дипломатия. Вроде и не придерешься ни к чему.

— Ах, сколько самопожертвования! — с придыханием промолвил принц, — Что ж, будь по вашему.

И проходя мимо меня добавил:

— Вам просто повезло, милочка.

Соперник, е-мое! Слава богу, судьбе было угодно избавить Золушку от этого мерзопакостного замужества. Странно, что в сказке говорилось, будто они жили долго и счастливо. Я на ее месте развелась бы через неделю!

— Госпожа Араминта, — Золушка потянула меня за рукав, — Я потеряла туфельку.

— Что?!!!!

Этого только не хватало! Неужели сказка не закончена?

Наследник престола куда-то исчез. Но вокруг было полно народу. Ну, не лазить же у них под ногами, в самом деле?! Хотя на нас мало обращают внимания… Все заняты обсуждением победы Жаннетты и предстоящей свадьбой.

— Черт, и где же ее искать? — я оглянулась по сторонам.

— Может быть, я смогу помочь? — вежливый мужской голос показался немного знакомым.

Внимательно присмотревшись к подошедшему молодому человеку, я была несказанно удивлена.

— Арз?

Тот самый дракон, превращенный любящим поцелуем Горыновны в прекрасного принца, стоял перед нами и приветливо улыбался.

— Здравствуйте, невестушки.

О, как мило! Это он и Руслана значит узнал?

— Здравствуйте, господин Арз, — смущенно поздоровался князь, — Какими судьбами?

— Приглашен на бал к правителю Тридевятого, — ответил светловолосый мужчина и, смеясь, добавил, — А вы случаем не к принцу в невесты пробовались?

— Вы не поверите, насколько вы близки! — едва сдерживалась от хохота я.

— Мы сопровождали Золушку, — покосившись в мою сторону, пояснил Руслан.

Девчушка, робея перед пленительным незнакомцем, сделала нерешительный реверанс.

— Миледи, — Арз поцеловал руку нашей подопечной, — Вы затмили своей красотой и умом всех присутствующих дам…

— Кхм, — я многозначительно подняла бровь.

— Конечно, за исключением вас, сударыня, — чуть поклонившись в мою сторону, поправился он.

Золушка смущенно покраснела и бросила заинтересованный взгляд на галантного блондина.

— Вы, кажется, что-то потеряли? — и тут к моему огромному изумлению, Арз протянул девушке ее пропажу, — Позвольте помочь вам?

Заморский принц легко надел хрустальную туфельку на стройную ножку Золушки.

Эй, стоп! Все же должно быть не так! Или я ошибаюсь? А впрочем, какая разница… Видимо у нашей сказки немного другой финал.

— Миледи, весь вечер я наблюдал за вами. Я восхищен вашими прекрасными глазами, лучезарной улыбкой… — продолжал Арз, проникновенно глядя на покрасневшую Золушку, — Не сочтите за дерзость, но я не прощу себе, если вы вот так просто исчезнете из моей жизни!

На глазах у всех привлекательный светловолосый мужчина опустился на одно колено и сделал предложение руки и сердца очаровательной девушке, которая сконфуженно потупила взор и тихо ответила: «Согласна».

Глава 8

Утро следующего дня оказалось полным приятных событий.

Милая Золушка, собрав вещи и получив мое благословление, покинула дом мачехи. Обе сестры были весьма удивлены тем, что вчерашняя замарашка смогла заполучить такого завидного жениха. Тем более что в ближайшем будущем она станет принцессой, а со временем и королевой Хрустального Царства. Но счастливые влюбленные не замечали злобных взглядов. Их сказка оказалась намного прекраснее, чем у Шарля Перро.

Арз смотрел на невесту не отрываясь, любуясь ее грациозными движениями, вслушиваясь в нежный мелодичный голос. Да, именно о таком муже для нее я и мечтала. Будущее моей подопечной должно было стать радостным.

Конечно, настроение Жаннетты было подпорчено удачным завершением истории Золушки, но все же тщеславие из нее так и било ключом. Еще бы! Она стала невестой принца Тридевятого королевства! Она обошла всех претенденток! Для девушки с лютым и сварливым характером (которая совсем недавно была длинноносой дылдой с торчащими ключицами) это предел мечтаний. Жаль бедняжка не знает всех тайн своего избранника, иначе убежала бы от него со всех ног.

А вот Шарлотте не повезло. Она оказалась не так расторопна, как сестра и не так мила и привлекательна, как Золушка. Оставшись без жениха и «принцесского» звания, бывшая толстушка заедала свое горе огромным количеством медовых конфет и сдобной выпечки. Последствия этого уже стали вырисовываться на осиной талии Шарлотты. Нет, не быть ей стройняшкой. Ни-за-что!

Ну, а мы с Русланом нежились в мягкой постели и обсуждали события королевского бала.

— О, дорогая, хватит! Не напоминай мне больше про «любовь» принца. До сих пор в себя не могу прийти.

— Ну, что ты милый, это было так искренне и романтично, — смеясь, подкалывала я.

— Араминта, не надо!

— Хорошо, не буду, — я уткнулась в плечо любимого мужчины, — Руслан, а куда ты уходил во время бала? Я тебя искала…

Князь помрачнел.

— Я наблюдал за Дамиром.

— За Дамиром? Зачем?

— Тебе не кажется странным его отношение к тебе? Сначала он как бы «совершенно случайно» оказывается рядом: именно он провожает на экзамен, где проверяют твою силу, именно он сопровождает в Лукоморье. Он склоняет тебя к решению отдать силу обратно Кощею…

— Но ведь это и, правда, был единственный выход!

— Возможно. Но заметила, что Дамир испугался, когда Баюн стал нам рассказывать о твоей магической связи с Кощеем и о медальоне? А когда кот ответил, что не знает, для кого предназначалась сила — вздохнул с облегчением?

— Нет, не заметила… Господи, Руслан, неужто это, в самом деле, он?

— Посуди сама. Когда ты лишилась магии, Дамир в тот же час охладел, но как только волшебство вновь попало в твои руки, его «любовь» взыграла с прежней силой.

Вот черт… А ведь князь совершенно прав. Как я сама не додумалась до этого?

— А его невеста Солема — дочь Кощея. И хотя Брут назвал ее безмозглой особой, но с таким родителем она вполне может стать завидной партией для самолюбивого Дамира.

— Вполне возможно, — Руслан посмотрел мне прямо в глаза, — Араминта, будь осторожна. Этот человек способен на многое. Он сильный маг, а вместе с твоей силой — практически непобедимый. Сейчас, ты ему вновь помешала, но Дамир так просто не сдастся.

Я понимающе кивнула и вскочила с постели:

— Идем. Надо обо всем рассказать господину Бруту.

Но найти председателя так сразу не получилось. Стоило только выйти в лес, как к нам с радостно-лучезарными глазами подлетела Змея Горыновна.

— Араминтушка, Русланчик, дорогие мои! Вы не представляете, как я счастлива!

— Что произошло?

— Вчера, после того, как я отвезла вас на бал, мне было скучно сидеть в одиночестве, и я решила полетать малость. Крылья расправить. Только поднялась в воздух и чуть не столкнулась с очаровательным драконом! Этот джентльмен был настолько любезен, что даже пригласил меня отобедать сегодня вместе. О, я так взволнована!

— Мы приятно удивлены, — улыбнулся Руслан, — Надеюсь, что ваш обед окажется весьма плодотворным.

— Блин, Горыновна, это же просто супер!!! Ух, какая ты молодец! А что за дракоша? Где живет? Он вообще приличный ящер?

Змея потупила глазки и кокетливо улыбнулась:

— Да вы знакомы, собственно говоря.

— ???

Тут, словно в ответ на слова Горыновны, зашевелились ветки пушистой ели, и перед нами возник упомянутый ею дракон. Потомок динозавра обвел нас удивленными глазами и приветственно махнул хвостом. Высокий, с благородной светло-пепельной шкурой, отливающей серебряным блеском и мудрыми усталыми глазами. Приятный, но, черт возьми, совершенно не знакомый!

— Араминта? — молвил дракон.

— Э… Да. А вы, простите? Мы знакомы?

Незнакомец удивленно поднял чешуйчатые брови.

— О, дитя мое, я и запамятовал, что ты иномирянка…

— Любимая, — прошептал мне на ухо Руслан, — Это же господин Брут. Я думал тебе известно, кто он на самом деле?

— Брут? Председатель, это вы?! — пораженно воскликнула я.

Змееящер утвердительно кивнул и еще раз взмахнул хвостом.

— Да, дитя мое, я из драконьего рода.

— Но вы же были человеком!

— О, это лишь, иллюзия. Знаете ли, очень неудобно руководить Союзом, не будучи двуногим. Маги, конечно, весьма лояльны и я не делаю тайны о своей сущности, но все же большинство предпочитают видеть меня в человечьем обличье.

— Вау, — только и смогла выдохнуть я, заворожено разглядывая серого дракона и совершенно забывая, зачем мы его искали.

— Господин Брут, — пришел на выручку Руслан, — Я бы хотел обсудить с вами ситуацию с Кощеем.

— Да, конечно, князь. Буду весьма рад вашему мнению. Только не стоит злоупотреблять терпением леди, и заставлять выслушивать проблемы наших суровых буден, — он мягко улыбнулся (насколько позволяла это сделать драконья морда) и добавил, — Дамы, мы покинем вас буквально на минуту.

— Горыновна, — набросилась я на Змею с расспросами, как только мужчины удалились, — Как тебе удалось?

— Да, что я? Я тут ни при чем. Слегка сбила его в полете недалеко от замка. Разозлилась и высказала все, что думаю о невоспитанных драконах с толстой серой задницей, которые не умеют пропускать даму вперед. А он вдруг так мило улыбнулся…. — Горыновна захлопала ресницами, — Сказал, что за всю жизнь не встречал более пленительной драконихи. Ну а потом, как то все само собой получилось.

Клянусь, что при этих словах на ее щечках заалел румянец.

— Ой, я так счастлива за тебя! И что? У вас уже что-нибудь намечается?

— Араминта! — смутилась она, — Мы только пообедаем вместе.

— Ага, — я энергично закивала, — Быть тебе, Змеюшка, замужней драконихой в самом скором времени.

Горыновна опустила три пары глаз и довольно улыбнулась.

Ну, а я что говорила! Не-е-е, этого «жениха» она так просто не отпустит. Ох, не знает еще господин Брут, что попал в хваткие лапки к самой ловкой «невесте» Лукоморья.

Через пару минут председатель и князь вернулись. Лица (а у кое-кого морда) были весьма озабочены.

— Госпожа Араминта, в свете последних событий и речи не может быть о том, что бы вы возвратились домой…

— Ура!

— Но, не смотря на то, что вы теперь снова ведьма, я запрещаю колдовать…

— Что?!

— Вы еще не достаточно освоились с силой и можете стать легкой добычей для врага…

— Для Дамира?

— Для любого врага! Кем бы он ни был. Конечно, я склонен верить господину Руслану и поэтому попрошу нашего Эль Тио изучить мысли и намерения Дамира, но все же будьте осторожны.

— Хорошо, — повесила голову я.

Эх, колдовать нельзя, а так хочется. Аж, руки чешутся где-нибудь намагичить.

— И еще, — Брут обратился к Руслану, — Князь, напомните, в этот раз Араминта разбила медальон, когда вы так же находились в комнате?

— Да, все верно.

— А вы сами, — председатель лукаво сощурил глаза, — не пробовали ведьмачить?

— Я? Вы запамятовали, господин Брут, мои способности весьма ограничены.

— Дракон не может ничего забыть! — он поднял вверх чешуйчатый палец, — А ты все ж попробуй. Насколько я разбираюсь в законах магии, а я в них очень хорошо разбираюсь, доля той силы должна была впитаться и в тебя тоже.

Руслан ошарашенно моргнул. И словно боясь ослышаться, попросил председателя повторить все еще раз.

— Да, мой мальчик, благодаря Араминте тебе тоже досталась часть. Ты просто испытай свою силу.

Князь нерешительно взглянул на меня. Я кивнула. Давай, мой хороший, дерзай, любимый!

Даже Горыновна пританцовывала от нетерпения. И тут…

Целый водопад из лепестков белых роз, танцуя, заструился на нас откуда-то сверху. В мгновенье ока трава под ногами покрылась слоем чудно пахнущих цветов. Яркий луч солнечного света, огибая корявые ветки деревьев, плавно опустился на землю и завороженно замер. А по нему, словно по сказочной дорожке из чистого золота, скатились несколько капелек росы. Но стоило шевельнуться, как росинки превратились в маленькие алмазные колокольчики, весело поющие забавную мелодию.

Еще миг и вся иллюзия растаяла, оставив после себя лишь легкую туманную дымку.

— Руслан, — очарованно выдохнула я, — Это было потрясающе.

— Да, ты романтик, князь! — восхищенно воскликнул председатель.

— Как красивоооо, — протянула Змея.

И только сам виновник волшебства пораженно молчал, разглядывая руки.

— Я маг. Настоящий маг, — наконец прошептал он.

— Самый великий, — согласилась я.

Глава 9

Любимый… Обожаемый… Единственный и неповторимый… Самый лучший, самый надежный… Только ты…

Князь носил меня на руках, а я таяла от предвкушения чего-то великого. Вчера вечером Горыновна по огромному секрету проболталась, что Руслан решил сделать мне предложение руки и сердца.

С тех пор, как он обнаружил у себя магический дар, наши отношения стали более глубокими. И возможно именно это подтолкнуло молодого князя на столь решительный поступок.

Но не будем забегать вперед. Сегодняшний день так же обещал много удивительных моментов. Ведь сегодня мы приглашены в гости к председателю Бруту.

После совместного обеда с Горыновной у них завязался бурный и пламенный роман. А подробностей она мне так и не поведала. Ох, любопытно все ж!

Солнце уже клонилось к закату. Наложив последние мазки вечернего мейк-апа, я выглянула в окно и вдохнула прохладный вечерний воздух. Комната погрузилась в сумеречный полумрак. Извилистые тени чуть подрагивали от танцующего огонька восковых свечей.

Элегантное платье из последней коллекции Пьера Кардена, белое с узором из тончайшего кружева, изысканно подчеркивало смуглую кожу. Алмазные заколки в тщательно уложенных локонах пикантно сверкали, заставляя зеленые глаза блистать малахитовым огнем.

Капнув духами в ложбинку на шее, я услышала, как в дверь негромко постучали, и вошел Руслан.

— Ты прекрасна, — восхищенно прошептал он.

Я благодарно улыбнулась. Князь и в своей простой одежде производил неизгладимое впечатление, но сегодня он облачился в светло-бежевый костюм от какого-то известного дизайнера. Загорелую кожу выгодно оттенял белый воротничок шелковой рубашки. На ногах красовались светлые туфли. А запястье украшали шикарные часы. В современном образе он смотрелся необычно, но весьма притягательно.

— Ты тоже очень хорош, — ответила я, непроизвольно облизнувшись.

Да, думаю, из нас выйдет отличная супружеская пара.

— Готова? Господин Брут ждет. Мы обещали не опаздывать.

— Сейчас только сумочку возьму…

Стараясь не шуметь и не привлекать к себе особого внимания, мы спустились в сад.

— Воспользуемся каретой графини, надеюсь, она будет не против, — предложил Руслан.

— Фи, солнышко! Это как-то не по волшебному.

— Раньше тебя это не особо смущало.

— Да, но теперь ты не просто князь, а самый настоящий маг. Не пристало великому чародею передвигаться, как простым смертным.

— Вот как? — хмыкнул он, — И что же ты предлагаешь? Посадить меня на метлу?

— Нет. Хотя… — подняв бровь, оживилась я, — О, не пугайся, я же пошутила! Но если говорить о магии, то давай перенесемся прямо в резиденцию Брута. Ну, хотя бы попробуем!

— Насколько я помню, он запретил тебе колдовать, — усомнился князь.

— Мне — да, а вот тебе…

— Араминта, на что ты меня толкаешь?!

— Ну, радость моя, это же так классно! Раз и все! Мы на месте!

Хотя васильковые глаза Руслана все еще выражали недовольство, но все же он рискнул.

Щелчок пальцами и мы оказались… А, собственно говоря, где?

Комната утопала в темноте. Едва различимая мебель чинно расположилась вдоль стен. Окно зашторено и даже самый маленький лучик уходящего солнца не мог пробиться сквозь пелену занавесей.

— Мы у Брута? — нерешительно спросила я.

— Очень на это надеюсь, — голос князя выдавал беспокойство, — Знаешь, милая, мне как-то доводилось бывать у него в гостях. Но этой комнаты я не припомню…

— Ты уже был у председателя? А почему раньше ничего не говорил? С каждым разом узнаю о тебе что-то новое.

— Солнце, сейчас не время для расспросов. Тем более что в прошлый раз был официальный визит, а сегодня мы идем, как друзья.

Руслан схватил меня за руку.

— Давай-ка выбираться отсюда. Ни черта не видно!

На ощупь мы отправились искать выход. Я даже пару раз чуть не упала, запутавшись в длинном платье.

— Вот, блин! Сейчас бы огонька сюда…

Ну, зачем я это сказала?!

Яркое пламя из ниоткуда возникло вокруг нас, охватывая кольцом и подбираясь к ногам.

— Ч-что это? Руслан, что случилось?

— Не знаю, — он прижал меня к себе стараясь загородить от багровеющего жара.

Но не тут-то было. Огонь в считанные мгновения охватил стены, и вот уже повсюду шумело-бушевало огненное море. Нетронутым оставался только островок в центре комнаты. Прижавшись спиной друг к другу, мы с князем кружили по кругу, отчаянно выискивая путь к спасению. А пламя постепенно подкрадывалось ближе.

— Сделай что-нибудь!

— Я пытаюсь, — с отчаянием сказал Руслан, — Но ничего не получается.

— Черт возьми, ты же маг!

От испуга я забыла, что и сама умею колдовать. Огонь подступал все ближе, помещение превратилось в душный горячий склеп. Пот стекал по лицу, застилал глаза. Я оступилась и непременно упала бы, если б князь не удержал.

— Мы можем совместить наши силы, возможно, так потушим пожар, — предложил Руслан.

Я решительно закивала. Возможно это наш единственный шанс. Крохотная искорка слетела с моих рук, переплелась с магией князя и прохладным ливнем обрушилась на языки пламени.

Господи, неужели все так просто?

— Пошли отсюда! Кажется, мы немного просчитались и попали вовсе не к Бруту, — решительно сказала я.

— И далеко собрались? — вкрадчивый голос ножом царапнул по сердцу.

Из дыма, который окутал комнату, выступил высокий мужчина. Гибкий, сильный, опасный, вытянувшийся струной, словно хищник перед прыжком. Из сузившихся от злости глаз разве что искры не сыпались.

— Дамир… — прошептала я.

— Вот и встретились, любимая, — Дамир по-кошачьи сузил глаза, — А я еще удивлялся, куда ты растратила половину магического потенциала? А оказывается, он просто перетек в этого болвана, — он издевательски расхохотался, — Знаешь, а я ведь ломал голову, как вас заманить в гости. А вы сами пришли!

Я покачала головой.

— Вообще-то мы к тебе не собирались. У нас назначена встреча. Будь так добр, уйди с дороги.

Дамир разразился очередным взрывом дьявольского смеха:

— Ну, уж, нет. Раз попали сюда, будьте добры вернуть все то, что принадлежит мне, — он зло сузил глаза, — И позволь дать совет, князь. Не умеешь быть магом — не берись! Кто знает, куда еще ты мог переместиться?! А впрочем, тебе самое место в преисподней. Но вот на тебя, малышка, у меня совсем другие планы.

От этой его уверенности в собственных силах, у меня в горле встал ком.

— Что это за место? — холодно поинтересовалась я, хотя уже подозревала, каким будет ответ.

— Замок Кощея, конечно! — презрительно искривив рот, ответил Дамир.

Боже, как мы оказались тут? Неужели вся причина в том, что наша с Русланом магия основана на Кощеевой силе? И каким-то нелепым стечением обстоятельств нас, словно магнитом, притягивает сюда?

Стоящий в клубах дыма мужчина усмехнулся:

— Ты еще что-то хочешь спросить?

— Зачем тебе это?

— Любопытно? — сардонически ухмыльнулся он, — Кощей умирает. Он изжил всю свою колдовскую мощь. Миру нужен Владыка!

— И им станешь ты?

— А ты видишь кого-то другого? — Дамир с деланным недоумением поднял одну бровь, — Все, что мне нужно — дополнительная магия. С ней я стану непобедим.

— Тебе нужна моя сила, — прошептала я.

— Смотри-ка, а ты оказывается все знаешь, — издевательски протянул он, и его красивые черты исказились, сложившись в демоническую гримасу, — Верни то, что принадлежит мне по праву!

Я стиснула зубы, чтобы не застонать.

— Зачем же ты отдал медальон мне? В том магазине?

— Сладкая, я был готов на все лишь бы отвести подозрения от себя. Даже на то, чтобы после потратить время на ухаживания. Хотя, знаешь, особого удовольствия это не приносило. Но было интересно наблюдать, как ты влюбилась в меня с первого взгляда!

Я вспыхнула и покрепче схватилась за крепкую княжескую руку.

— Как же Кощей смог взять в преемники такого выродка, как ты?! — не сдержался Руслан.

Смех Дамира громом пронесся по коридору.

— А кого же еще, как не любимого зятя?!

И, подбросив на ладони огненный шар, Дамир метнул его прямо в нас.

Князь толкнул меня в сторону, а сам упал следом. Треск огня и дым, вновь заполнивший помещение, послужили хорошим укрытием. Мы отползли подальше и спрятались за спинкой небольшого диванчика. Возможно, Дамир не сразу нас заметит?

— Где же вы, голубки? — он прищурившись, вглядывался в краснеющее пламя, — В следующий раз, я постараюсь не промахнуться!

Справа от него затрещал пожираемый огнем шкаф. Дамир быстро шагнул в сторону и очутился в полуметре от нас. Еще движение, шаг, взгляд — и мы будем раскрыты, и, сдается мне, лучше сгореть в пламени, чем попасть в руки взбешенному красавцу.

Сердце забилось в предчувствии беды, краем глаза я заметила движение, но уже не успела помешать. Руслан вскочил и сбил Дамира с ног, покатившись с ним по полу вдоль горящих стен.

Шансов выжить в этой схватке были не велики. Пламя отскакивало от Дамира, но с жадностью набрасывалось на Руслана. На князе уже тлела одежда, в воздухе пахло жжеными волосами, но руки сжимали шею колдуна, стремясь вытрясти из него дух. Дамир шипел, но не сдавался. Огонь был в его власти. Он повелевал пламенем, он заставлял его голодным зверем набрасываться на своего противника.

Руслан… Я видела его лицо искаженное от боли.

Бросившись вперед, я вцепилась зубами в руку Дамира.

— Ты сгоришь заживо раньше, чем остановишь меня! — он зловеще оскалился.

— Зато ты будешь гореть в аду веки вечные, а я буду каждый день заказывать экскурсии из рая, чтобы полюбоваться на это, — прорычала в ответ я.

Дамир злорадно ухмыльнулся, и к моей спине будто приложили раскаленный утюг. Со стоном я покатилась по полу, пытаясь сбить огонь. Вдруг ко мне протянулась обожженная рука. Руслан!

Вырвавшись из смертельных объятий злого мага, он накинул на меня свой пиджак, тем самым погасив пламя.

Пытаясь унять боль, я пропустила тот момент, когда разъяренный Дамир налетел на князя, увлекая его к стене, над которой, пожираемая пламенем, надрывно трещал дубовый потолок.

— Руслан!!!

Я не успела даже протянуть руку, как раздался страшный грохот, и в лицо пахнуло адом. Огненные звездочки курганом легли на две рухнувшие с потолка балки, похоронившие под собой обоих мужчин.

— Руслан, — выдохнула я и почувствовала на своих губах пепел…

Огонь, лишившийся контроля Дамира, словно услышал зов, и двинулся на меня огненной стеной. Я закрыла глаза. Пусть. Все равно все кончено.

Эпилог

Очнулась я в светлой комнате наполненной цветочными ароматами. Сквозь деревянные ставни пробивались яркие лучики полуденного солнца. Дышалось легко и свободно.

Но стоило мне улыбнуться новому дню, как сердце пронзила смертельная боль. Руслан! Я резко вскочила с кровати. Голова закружилась, перед глазами потемнело.

— Ах, батюшки! Это куда ж ты собралась?! — раздался женский голос.

Обернувшись и едва не упав при этом, я увидела Ягу.

— А ну ложись обратно. Ложись, кому говорю!

Нехотя подчинилась. Горький ком застрял в горле и мешал дышать. Руслан!

— Тебе покой нужен, — приговаривала Яга, заботливо поправляя одеяло.

— Руслан… — прошептала я и из глаз полились горькие слезы.

— Что ты говоришь? Ох, доченька, — высокая женщина с толстой косой по-матерински обняла меня и погладила по голове, словно маленькую девочку, — Напугалась, поди, там страстей-то таких. А все Кощей проклятый виноват.

Я рыдала. Соленые капли, будто махонькие иголки, впивались в свежие ожоги на лице, оставляли пощипывающие дорожки. В голове вертелась только одна мысль… Руслан…

— Это ж надо было додуматься силу по миру собирать, да еще в побрякушку упрятывать, — продолжала Яга, — Хорошо хоть, господин Брут приглядывать за его замком всем велел. Как только мы увидали, что там волшба творится, так сразу весточку председателю отправили. Слава богу, он вовремя успел! Еще б минутку и сгорела б ты там, деточка.

Я всхлипнула и тихонько спросила:

— А ОН сгорел?

— А то! Как полыхнуло все вокруг красным заревом, так и не стало Кощеева замка в мгновенье ока. Ну и поделом.

Мое сердце оборвалось. Последняя надежда рухнула в пропасть. Руслан!!!

— Эй, ты чего это опять ревешь? — изумилась Яга, — Неужто тебе ирода жалко?

— Руслан… — промычала я.

— Тьфу ты! — возмутилась она, — Да, жив твой князь, жив! Я ж тебе о лиходее черноглазом толкую. Как бишь его?

— Дамир? — в мгновенье все слезы высохли.

— Точно, он. Дотла сгорел, изверг! Теперича Кощея судить будут и дочку его тоже, за пособничество.

Руслан жив. Жив? Жив!

— Где князь? — я вновь вскочила.

— Куда? — Яга крепко схватила меня, не позволяя упасть, — Слаба еще, милая. Поспи, сил наберись, а к жениху-то завтра сходишь. Тут он, в соседней комнате. Ему ж тоже отдых нужен.

Я позволила уложить себя обратно. Глупая улыбка растянула щеки, а в глазах светилось облегчение. Не смотря ни на что, это был лучший день в моей жизни.

На утро, первым делом, я выбралась из комнаты и навестила Руслана.

В воздухе пахло лекарственными травами. Множество различных бутылочек с настойками и коробочек с мазями громоздились на прикроватном столике. Я подошла к кровати и взглянула в любимое лицо. Он спал.

Русые, местами обгоревшие волосы разметались по подушке. Смуглая кожа вся в ожогах. Самые большие волдыри старательно прикрыты тонкими повязками.

— Любимый, — прошептала я.

Темные ресницы дрогнули. Губы тронула улыбка.

— Араминта, — произнес он просыпаясь.

— Боже мой, я думала, что потеряла тебя!

— Меня не так легко убить, да? — тихо засмеялся он.

Я осторожно коснулась пальчиком его рта:

— Тсс… Яга сказала, что тебе нужен покой.

Руслан улыбнулся и поцеловал мою руку:

— Ложись рядом.

— А вдруг кто-нибудь зайдет? Что они подумают?

— Что ты моя жена и обязана всегда находиться подле мужа.

— Жена? — я внезапно смутилась.

— Араминта, ты же выйдешь за меня замуж? — взволнованно спросил он.

Я вгляделась в ярко-синие глаза лукоморского князя. Люблю его больше жизни! Он рисковал всем ради меня. Вот, наконец, и встретился тот самый сказочный принц, которого я ждала все это время.

— Да, — через мгновенье прозвучал уверенный ответ.

— Клянешься быть со мной всегда? Что бы ни случилось?

— Клянусь. А ты клянешься любить меня вечно, не смотря ни на что?

— Клянусь.

Маленькие серебряные звездочки вихрем взвились над нашими головами. Я счастливо улыбнулась. Еще никто и никогда не смог разрушить чародейную клятву верности. Так ведь?

— Руслан, я вдруг вспомнила, — внезапно оживилась я, — А как поживает твой брат?

— Власий? А при чем тут он?

— Ну, он же лишился невесты в лице царевны Веселины, так?

— Так.

— Стало быть, ему срочно надо подыскать новую суженую!

— Ммм…?

— Ну, в конце концов, я же все-таки крестная ведьма, — лукаво произнесла я и, прижавшись покрепче к мужскому плечу, весело подмигнула.

А впрочем, это будет совсем другая история…


Оглавление

  • Часть первая Ведьма
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  • Часть вторая Лукоморье
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  • Часть третья Тридевятое
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  • Эпилог


    Загрузка...