КГБ в Англии (fb2)

- КГБ в Англии (и.с. Секретная папка) 2.24 Мб, 464с. (скачать fb2) - Олег Иванович Царев - Найджел Вест

Настройки текста:



Олег Царев, Найджел Вест КГБ в Англии

В книге использованы фотографии из архивов Службы внешней разведки.

Оценка издательством событий и фактов, изложенных в книге, может не совпадать с позицией авторов.

За сведения и факты, изложенные в книге, издательство ответственности не несет. Использованные в этой книге цитаты из архивных документов 20–40-х годов приводятся с сохранением лексики, в том числе профессиональной, и стиля подлинников того времени.

Введение

Многие из нас осуществляют разведывательные операции интуитивно и почти ежедневно, часто не подозревая об этом. Когда вы спрашиваете у секретаря, какое у начальника сегодня настроение, то вы получаете информацию о неизвестном точно таким же способом — через третье лицо, имеющее доступ к такой информации, — каким пользуются профессиональные разведчики. При этом вы не испытываете угрызений совести не только потому, что этот вопрос носит невинный характер, но в первую очередь потому, что вы лично не хотите попасть под горячую руку раздраженного шефа и, вполне возможно, надолго впасть у него в немилость.

В международных отношениях личная заинтересованность трансформируется в понятие национальных интересов, а немилость другой стороны — в угрозу национальной безопасности. Впрочем, моральная сторона профессиональной разведывательной деятельности выглядит довольно просто: если ты имеешь какие-то секреты от меня, то я считаю себя вправе знать, не представляют ли эти секреты угрозу для меня. Ты же, как и я, вправе защищать свои секреты, в том числе законом. Именно поэтому разведчик все время действует в системе двойных стандартов: в своей стране он почти герой с лицензией на незаконную деятельность за ее пределами, в чужой стране он уж по меньшей мере лицо нежелательное. И по этой же причине судить о том, насколько правомерна разведка как род деятельности с этической точки зрения, в отвлеченном смысле общечеловеческой морали бесполезно. Она есть и будет до тех пор, пока существуют государства.

Глава 1 Создание и первые шаги

После Октябрьской революции 1917 года в заново создававшемся советском государственном аппарате специального разведывательного органа предусмотрено не было. Однако это не значит, что разведывательная деятельность не велась вообще. Быстрый переход России в состояние гражданской войны и вовлечение в нее иностранных государств, предоставлявших белой гвардии оружие и базы на своих территориях, а также принимавших прямое участие в интервенции, — все это с неизбежностью поставило вопрос о разведке.

С первым разведывательным заданием за границу, как это зафиксировано в истории советской разведки, был направлен секретный сотрудник ВЧК Алексей Фролович Филиппов. В январе — марте 1918 года он под видом корреспондента несколько раз выезжал в Финляндию с целью выяснения там политической обстановки и настроений на русском флоте, стоявшем в финских портах, и в его командовании — Центробалте, располагавшемся в Гельсингфорсе. Филиппов, в прошлом издатель газеты русских деловых кругов «Деньги» и владелец собственного банкирского дома, сообщил важные сведения о намерении финского правительства сохранять нейтралитет, о брожении на русском флоте и проникновении туда анархистов, о готовящемся нападении финских шюцкоровцев на военные склады в Выборге и т. д. Он сумел убедить царского адмирала Развозова взять на себя командование балтийским флотом и перейти с ним на сторону советской власти.

Примеры разведывательных сообщений Филиппова свидетельствуют о государственном мышлении этого человека и упреждающем характере его информации.

«Ф.Э. Дзержинскому (лично и конфиденциально).

После беседы с Председателем народных уполномоченных Маннером у меня сложилось твердое убеждение, что правительство Финляндии желает сохранить строгий нейтралитет и не будет предпринимать каких-либо действий, могущих вызвать вмешательство в их дела любой иностранной державы».

«Германские войска планируют приступить к захвату Балтийского флота, базирующегося в финских портах. Без этого даже взятие Петрограда не дает им желанной победы. Необходимо убедить каждого из команд кораблей, находящихся в этой стране, в важности общего выступления, так как немцы боятся только флота».

«Положение русских войск в Финляндии самое отчаянное. Германия намерена оказать военное давление на Петроград с севера и оттеснить Россию от моря с целью захвата больших запасов продовольствия в Гельсингфорсе и Выборге. Планируется захват немецкими войсками Аландских островов. Необходимы экстренные меры».

«Балтийский флот почти не ремонтировался из-за нехватки необходимых для этого материалов (красителей, стали, свинца, железа, смазочных материалов). В то же время эта продукция практически открыто направляется из Петрограда в Финляндию с последующей переправкой через финские порты в Германию. Центром таких преступных сделок является кафе петроградской «Европейской» гостиницы, а пунктом отправления Гутуевский остров и соединительная ветка с финляндскими железными дорогами».

«Небывалое и ничем не оправданное произвольное понижение курса российского рубля в Финляндии влечет за собой большие бедствия для русского населения. Финляндия закупает по низкой цене наши рубли, а затем сбывает их Германии. Кроме того, платежи за идущие из России в Финляндию товары производятся в искусственно обесцененных рублях, что ведет к отливу денежных знаков за границу, в то время как Россия не получает необходимой ей финской валюты. Предлагаю поступить так, чтобы все расчеты проходили в обязательном порядке через Российский Госбанк».

С осени 1918 года разведывательные функции осуществляли пограничные чрезвычайные комиссии, но в весьма скромных пределах близлежащей территории. 19 декабря 1918 года ЦК РКП(б) принял решение о создании Особого отдела (ОО) ВЧК для борьбы с контрреволюцией и шпионажем в армии и на флоте — главных действующих силах гражданской войны. В «Положении об особых отделах ВЧК» от 6 января 1919 года Особому отделу предписывалась организация и руководство агентурной работой за границей и в оккупированных иностранными державами и занятых белыми частями районах России.


Однако минул еще почти год, прежде чем пришло осознание необходимости вести разведку не только на оккупированных территориях, но и в некоторых городах Запацной Европы, «ибо, — как говорилось в резолюции Всероссийского совещания руководителей особых отделов, состоявшегося в декабре 1919 года, — руководство внутренней контрреволюцией осуществляется из-за границы, где белогвардейские центры беспрепятственно ведут свою работу непрерывно и систематически».

Но только весной 1920 года в Особом отделе ВЧК было создано специальное разведывательное подразделение — Иностранный отдел (ИНО), — и в повестку дня был поставлен вопрос об организации резидентур за рубежом. В Инструкции по ИНО ОО указывалось на необходимость создания резидентур в советских заграничных представительствах. Резидента полагалось знать только главе миссии! В помощь резиденту назначались 1–2 оперработника. В те страны, где не было официальных советских представительств, предполагалось направлять нелегальных агентов ИНО, в случае же необходимости направлять их также и в те страны, где действовали «легальные» резидентуры. В самый канун польской кампании заместитель начальника Особого отдела ВЧК В.Р. Менжинский приказом от 27 февраля 1920 года уточнил контрразведывательную часть разведывательной работы:

«Отправить контрразведчиков за кордон, вменив им в обязанность изучить все пути, по которым поляки выводят свою агентуру в наш тыл; наиболее опытным контрразведчикам, переходившим уже фронт, поставить задачу проникнуть в неприятельскую разведку».

Таким образом, к весне 1920 года, шаг за шагом реагируя на практические потребности защиты советской власти, руководство ВЧК выделило из работы военной контрразведки чисто разведывательные функции, придав им направления, которые присущи любой развитой разведывательной службе современного мира: легальное, нелегальное и контрразведывательное.

Однако развертывание разведывательной работы на бумаге не поспевало за развитием событий. За разгромом белых армий последовало поражение в войне с Польшей. Английский ультиматум заставил советское правительство приостановить Наступательные действия и позволил Англии, Франции и США использовать возникшую паузу для переброски в Польшу оружия и боеприпасов. Отвергнув ультиматум, руководство РСФСР двинуло Красную Армию на Варшаву. Польские войска предприняли контрнаступление и заняли Западную Украину и Западную Белоруссию. «Слабейшим местом нашего военного аппарата является, безусловно, постановка агентурной разведки, что особенно ясно обнаружилось во время польской кампании. Мы шли на Варшаву вслепую и потерпели катастрофу, — говорилось в документе, принятом в сентябре 1920 года Политбюро ЦК. — Учитывая ту сложившуюся международную обстановку, в которой мы находимся, необходимо поставить вопрос о нашей разведке на надлежащую высоту. Только серьезная, правильно поставленная разведка спасет нас от случайных ходов вслепую…»

Для выработки мер по реорганизации разведки Политбюро создало специальную комиссию в составе Ф.Э. Дзержинского (председатель комиссии), И.В. Сталина, Д.И. Курского и др. На основе предложений этой комиссии в ВЧК был подготовлен приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК, подписанный Дзержинским 20 декабря 1920 года. В нем говорилось:

«1. Иностранный отдел Особого отдела ВЧК расформировать и организовать Иностранный отдел ВЧК.

2. Всех сотрудников, инвентарь и дела Иностранного отдела Особого отдела ВЧК передать в распоряжение вновь организуемого Иностранного отдела ВЧК.

3. Иностранный отдел ВЧК подчинить начальнику Особого отдела тов. Менжинскому.

4. Врид.[1] начальника Иностранного отдела ВЧК назначается тов. Давыдов, которому в недельный срок представить на утверждение Президиума штаты Иностранного отдела.

5. С опубликованием настоящего приказа все сношения с заграницей, Наркоминделом, Наркомвнешторгом, Центроэваком и Бюро Коминтерна всем отделам ВЧК производить только через Иностранный отдел.

Председатель ВЧК Дзержинский»

С момента подписания этого приказа — 20 декабря 1920 года — разведка органов государственной безопасности СССР, а ныне Служба внешней разведки России, и ведет свою историю.

В первозданном виде Иностранный отдел был малочислен и прост в организационном отношении. Он состоял из начальника и двух помощников, канцелярии, бюро виз (на ИНО в то время была возложена задача обеспечения паспортно-визового режима), агентурного и иностранных отделений.

Первым начальником разведки был назначен, как это следует из пункта 4 приказа № 169, Давыдов. Его настоящее имя было Давтян Яков Христофорович. Он был профессиональным революционером. В 1908 году в Петербурге его арестовала полиция, но выпустила под залог, и он выехал в Бельгию, где учился в Брюссельском политехническом институте. В тоды Первой мировой войны Давтян был помещен немцами в лагерь для интернированных и вернулся в Россию только после революции. Участвовал в Гражданской войне. Затем выполнял ряд ответственных поручений по линии Народного комиссариата иностранных дел, в частности выезжал во францию с миссией Красного Креста для возвращения русских воинов на родину. Давтяна лично знали Ленин и Дзержинский. В 1920 году он занимал пост заведующего отделом Прибалтийских стран и Польши в НКИД. Дзержинский считал его наиболее подходящим человеком на должность руководителя разведки. Став им под фамилией Давыдов (в целях конспирации, так как фамилия Давтян была известна иностранцам), он продолжал одновременно работать в НКИД. В 1922 году Давтян оставил разведку в связи с назначением полпредом в Литву и с тех пор работал только по дипломатической линии.

На посту начальника ИНО Давтяна — Давыдова на короткое время сменил Могилевский, а затем Михаил Абрамович Трилиссер (1922–1930). Он также был старым партийным подпольщиком. Провел 8 лет на каторге и в ссылке. В годы Гражданской войны был военным комиссаром и руководителем ЧК в Сибири и на Дальнем Востоке. В 1918 году с ним произошел уникальный случай, когда он попал в плен к бандитам и был ими повешен. Но напавшие в момент казни партизаны отбили Трилиссера и сняли его с дерева, на суку которого он уже висел. К удивлению партизан, а потом и врачей, Трилиссер оказался еще живым. В годы, когда Иностранным отделом руководил Трилиссер, происходило становление советской разведки. Отличительной чертой этого периода было осуществление вербовок «под чужим флагом», широкое привлечение к работе в разведке эмигрантов и, в силу малочисленности кадровых сотрудников, организация самостоятельных агентурных групп и использование агентов-вербовщиков.

Трилиссер разработал «Положение о Закордонном отделении (резидентуре) Иностранного отдела ВЧК», в котором были сформулированы основные задачи, естественным образом вытекавшие из создавшейся ситуации:

«Вся разведывательная работа в иностранных государствах проводится с целью:

— выявления на территории каждого государства контрреволюционных групп, ведущих деятельность против РСФСР;

— тщательного разведывания всех организаций, занимающихся шпионажем против нашей страны;

— освещения политической линии каждого государства и его экономического положения;

— добывания документальных материалов по всем указанным направлениям работы».

Борьба с контрреволюцией за рубежом, так называемая «белая линия», рассматривалась-руководством советской разведки в качестве главной задачи вплоть до конца 30-х годов, пока не была окончательно подорвана деятельность РОВСа (Российский общевоинский союз).

Белая эмиграция тоже не сидела сложа руки. В архиве руководителя агентурной работы белоэмигрантской разведки Владимира Григорьевича Орлова имеется справка об организации разведывательной деятельности против советской власти. В ней говорится, что после окончания Гражданской войны разведывательный центр был перенесен в местечко Стренски-Карл овцы под Белградом и разведкой руководили генералы Миллер, Шатилов и Станиславский. С 1923 года разведцентр, как и все руководство белоэмигрантских организаций, обосновался в Париже, и в последующие годы им руководили генерал Кутепов и князь Трубецкой, причем Кутепов ведал главным образом подрывной работой — организацией бунтов и восстаний «против коммунистов», Сергей Николаевич Трубецкой руководил информационно-разведывательной деятельностью. «Во главе казачьего дела, — пишет далее в справке Владимир Орлов, — был поставлен генерал Краснов. Все три подчинены Великому князю Николаю Николаевичу». Сам Орлов заведовал агентурной сетью в Европе с выходом на разведслужбы Англии, Франции, Германии и лимитрофов (так назывались сопредельные с Россией на Западе государства). Содержание агентурного аппарата обходилось белоэмигрантам в 50 600 фр. франков в год.

В 20-х годах ИНО (именуемое с 1922 года ИНО ОГПУ) сумел осуществить агентурное проникновение практически во все наиболее активные белоэмигрантские формирования: Народный союз защиты родины и свободы (Савинков), Российский общевоинский союз (РОВС), «Братство русской правды» (БРП), Национально-трудовой союз (НТС) — и контролировал каналы их связи с агентурой в СССР. Известны совместные операции КРО (контрразведывательный отдел) и ИНО ОГПУ «Синдикат-2» (вывод в Россию Савинкова) и «Трест» (проникновение в монархические организации и вывод в СССР английского разведчика Сиднея Рейли). Но совершенно неизвестны другие важные операции советской разведки по так называемой «белой линии»:

— вывод под видом беженцев из Москвы и Харькова в Прагу, Львов и Париж группы разведчика Алексеева H.H. Группа проникает в организации Петлюры, Скоропадского и Савинкова, дает информацию о заброске их эмиссаров в Россию;

— в окружение руководителя агентурной сети белоэмигрантов Владимира Орлова (он же фальсификатор многих «документов» Коминтерна и ВЧК-ОГПУ) проник агент ОГПУ Николай Крошко и получил часть архива Орлова, а также информировал о его фальсификаторской деятельности. Орлов в результате оперативной комбинации был привлечен к судебной ответственности немецкими властями и выслан из Германии (см. главу «Письмо Зиновьева»);

— бывший лейтенант русского флота под видом агента английской разведки Керра (в действительности советский разведчик ВИКТОР) прибывал в Берлин для изучения антибольшевистской деятельности через посредство эмигрантских организаций и завербовал руководителя «Братства русской правды» Александра Николаевича Кольберга (также фальсификатора, специализировавшегося на подделке подписей советских и коминтерновских руководителей).. Кольберг полагал, что работал (за деньги) на англичан, в действительности же работал на ИНО ОГПУ (см. главу «Письмо Зиновьева»).

При первостепенной, важности работы по «белой линии» ИНО уделяло большое внимание внешнеполитической, или, как она тогда именовалась, дипломатической, а также экономической и, с 1925 года, научно-технической разведке. Эта разведывательная деятельность осуществлялась как «легальными» резидентурами, которые создавались в зарубежных странах по мере установления с ними дипломатических отношений, так и нелегальными резидентурами. Первая «легальная», то есть действующая под легальным прикрытием посольства, резидентура была открыта в 1922 году в Германии, которая первой среди западных стран признала СССР. Поэтому, а также потому, что из Германии было удобно вести разведку в Польше, Румынии, Чехословакии, Болгарии и лимитрофах, Берлин на долгие годы приобретает первостепенное значение как западноевропейский центр ИНО ОГПУ. Оттуда тянулись агентурные каналы в Париж, Вену, Лондон, Рим.

В начале 20-х годов берлинская резидентура получила целый ряд Ценных сведений:

— о позиции западноевропейских стран на Генуэзской конференции;

— о планах Петлюры по срыву намерений правящих кругов Европы признать СССР;

— о подготовке группой белых офицеров из армии Авалова покушения на жизнь большевистских делегатов на Генуэзской конференции (было перехвачено донесение петлюровцев в Высший монархический совет);

— о намерении Савинкова, действовавшего под именем Гуленга Возновича, возглавить охрану советской делегации в Санта-Маргерите (Генуэзская конференция) и осуществить покушение на Ленина;

— о деятельности немецкой полиции против советского посольства в Берлине;

— об операциях французской разведки в Кронштадте;

Последовавшая в середине 20-х годов полоса признаний СССР западноевропейскими государствами создала условия для мирного развития страны.

В то же время изменение международного положения, СССР способствовало созданию «легальных» резидентур в странах Западной Европы. Иностранный отдел, входивший в то время в Секретно-оперативное управление ОГПУ, также претерпел изменения — усложнилась его структура. В Закордонном отделении ИНО, которое курировал лично Трилиссер, для руководства резидентурами было создано шесть секторов:

— северный — резидентура в Стокгольме и ее филиалы в Копенгагене, Гельсингфорсе, Ревеле, Риге и Любаве;

— польский — резидентура в Варшаве и ее филиал в Данциге, работавшие также на территории Восточной Пруссии, Галиции и Прикарпатской Украины;

— центральноевропейский — резидентура в Берлине и руководимые ею филиалу в Париже, Риме и Брюсселе, а также резидентура в Лондоне, которой вменялось в обязанность руководство разведывательной работой в США;

. — южноевропейский и балканский — резидентура в Вене с филиалами в Праге, Будапеште, Белграде, Софии, Бухаресте и резидентура в Константинополе с ответственностью за работу в Египте и Алжире;

— восточный — работа на территории Турции и Персии через прлномочные представительства на Кавказе, а с территории Дальневосточной Республики — против Японии, Китая и частично США;

— американский — резидентуры в Нью-Йорке и Монреале.

Хотя первая резидентура ИНО ОГПУ начала функционировать в Лондоне с 1924 года, некоторые разрозненные документальные свидетельства говорят о том, что попытка направить в Англию резидента была V предпринята еще в 1922 году. В архивах разведки сохранилась копия письма ГПУ секретарю ЦК РКП(б) В. Куйбышеву от 9 сентября 1922 года, в котором говорилось:.

«ГПУ просит Вас подтвердить назначение уполномоченным ГПУ в Лондоне в составе Лондонского представительства РСФСР тов. Красного с правом привлечь для выполнения технической работы не свыше четырех работников. Вопрос о назначении тов. Красного в Лондон словесно согласован с тов. Красиным».

Помощник Куйбышева Василевский запросил в ГПУ характеристику на Красного к заседанию Оргбюро ЦК РКП(б) 18 сентября 1922 года и получил ее в следующем виде:

«Тов. Красный б. член СДКПЛ с 1904 года, работал все время в Польше и за партийную работу был осужден два раза, каждый раз по 6 лет каторги. Отбыл же наказания 7 лет каторги и 2 с половиной года концлагеря. Судился тов. Красный вместе с тов. Дзержинским. Чистку партии тов. Красный прошел в Вене. Был в Советском Будапеште и Верхней Силезии. Работа тов. Красного заключалась в редактировании газет и пр. изданий. Тов. Красный старый и выдержанный работник.

ЗамПредГПУ Уншлихт».

Юзеф Яковлевич Красный (Ротштадт) в свои 45 лет действительно имел большой опыт подпольной партийной работы. Его знакомство с Дзержинским не ограничивалось только тем, что они сидели на одной скамье подсудимых. В более поздней литературе Красного относили к числу соратников Феликса Эдмундовича по революционной борьбе. Между ними существовали, по всей видимости, и хорошие личные отношения. С.С. Дзержинская в книге «В годы великих боев» писала, что Дзержинского арестовали на хорошо знакомой ей квартире Красного. «Арестовав Красного, — писала Дзержинская, — полиция устроила там трехдневную засаду».

В партийной характеристике ничего не говорилось о том, что Красный уже приобрел опыт разведывательной работы: на момент, отправки его в Лондон он возглавлял Объединенную резидентуру ИНО ГПУ и Регистрационного управления Генштаба Красной Армии в Вене. Замыкаясь в организационном отношении на Берлин, венская резидентура, кроме всего прочего, служила базой для разведывательной работы на Балканах (см. выше). В письме Трилиссеру от 27 марта 1922 года Красный писал:

«Мой аппарат на Балканах довольно большой и имеется возможность расширить его по желанию. Некоторые связи очень ценны, например, есть у меня кое-кто бывающий в доме Врангеля, другой тип хорошо знаком с генералом Климовичем — начальником разведки при Врангеле».

В июне 1922 года Трилиссер вызвал Красного в Москву, где был решен вопрос о направлении его в Лондон. Каких-либо сведений о пребывании его в Англии не обнаружено, но о том, что он завершил свои дела в Вене и подал прошение о визе в английское посольство, упоминается в письме из Вены от 12 октября 1922 года. Косвенно это подтверждается также и дальнейшей специализацией его жены — Елены Адольфовны Красной, которая в 1925–1928 годах ведала английским сектором в ИНО ОГПУ, о чем свидетельствуют подготовленные ею оперативные, отчетные, аналитические и информационные документы о политике Англии. Сам Красный вскоре разведку оставил и занялся организацией Польского коммунистического архива, а также созданием Центроиздата.

Глава 2 Первая резидентура

Если в отношении миссии Красного существует некоторая неопределенность, то деятельность его последователей отчетливо видна из разведывательной документации. Первая резидентура ИНО ОГПУ была создана в полпредстве СССР в Англии летом 1924 года после установления дипломатических отношений. Ее возглавил H.H. Алексеев (ОСКАР). У него была единственная штатная сотрудница — машинистка Л. Орлова. В 1925 году Алексеева сменил Н.Б. Раков (ВОЛЬДЕМАР), а в помощь ему в качестве заместителя был направлен Белопольский (МАТВЕЙ). В таком составе резидентура работала до февраля 1927 года. С февраля по май 1927 года резидентом являлся П.А. Золотусский, которому в июне того же года после разрыва консервативным правительством Великобритании дипломатических отношений с Советским Союзом пришлось все дела ликвидировать и вернуться в Москву.

Таким образом, трехлетняя история лондонской резидентуры в 20-е годы, если использовать известный словесный оборот русского народного эпоса, была «только присказкой», оставившей надежду, что «сказка будет впереди». Действительно, рассчитывать на организацию серьезной разведывательной работы в столь короткий срок при столь частой смене резидентов было бы нереалистично.

О первых лондонских резидентах не сохранилось каких-либо сведений, кроме фамилий, так что составить представление об их личности невозможно. Видимо, они подверглись репрессиям в 1937 году. Агентурный аппарат описан несколько лучше, но все же недостаточно — досье на агентов разведки в то время не велись, такая практика установилась только с 1930 года, а утвердилась еще позже.

Основным источником лондонской резидентуры был В-1, иначе ГЕРМАН, корреспондент «Дейли геральд», хорошо известный в левых кругах и Компартии Великобритании. У В-1 имелись свои собственные источники: в Форин Офисе (МИД) — машинистка, значащаяся в документах как «Ф», в Индиа Офисе (Министерство по делам Индии) — источник «О», в Хоум Офисе (МВД) и Скотленд-Ярде (Полицейское управление Лондона) — источники «Y», «Z» и 1, 2, 3, 4. Они считали В-1 журналистом и на дружеской основе выполняли его просьбы и поручения. Никаких указаний на то, что они знали о конечном получателе поставляемых ими сведений, в документах не содержится. Кроме того, существовал еще целый ряд источников — с В-2 по В-16 — из числа русских эмигрантов и сотрудников различных советских учреждений в Лондоне, часто также из эмигрантской среды.

Пожалуй, единственным основательным документом, дающим общее представление о проделанной в Лондоне работе, является «Отчет о состоянии лондонской резидентуры на 1 января 1927 года». Его автором была Елена Красная, работавшая в то время в должности особоуполномоченного Закордонного отделения ИНО ОГПУ.

В свои 27 лет Елена Адольфовна Красная имела за плечами солидный опыт подпольной работы. Она родилась в 1900 году в Кракове в семье адвоката и получила домашнее образование, специализируясь на французском языке и литературе, некоторое время провела в Лондоне, зарабатывая уроками и одновременно изучая английский язык. Будучи чрезвычайно одаренной, она экстерном Окончила гимназию ив 1918 году поступила на юридический факультет Краковского университета. После вступления в Компартию Польши в 1919 году вела активную пропагандистскую работу, за что подвергалась преследованиям со стороны полиции. Три месяца провела в тюрьме в Чехии и в Швейцарии, была выслана, жила на нелегальном положении в Австрии, скрывалась в Бельгии и Германии. Поскольку молодая, образованная и к тому же опытная подпольщица Красная могла быть полезнее в разведке, в мае 1921 года ВКП (б) направляет ее в Иностранный отдел ВЧК. Ее первой зарубежной миссией была работа в венской резидентуре вместе с мужем Юзефом Красным. В разведке Красная проработала значительно дольше своего мужа — до 1929 года. По некоторым данным, ее высоко ценил Трилиссер. В конце января 1929 года, в ответ на призыв Московского комитета партии о переходе ответственных работников к станку, она обратилась в партячейку ОГПУ с заявлением направить ее на производство и стала наборщицей в типографии. В 1930 году она была мобилизована ЦК ВКП(б) на работу по коллективизации сельского хозяйства в Китайгородском и Проскуровском пограничных районах, затем работала на Кузнецкстрое. С 1934 года Елена Красная училась в Институте Красной Профессуры и занималась литературной деятельностью. Как и многие приверженцы революции, она погибла в годы сталинских репрессий.

В упомянутом выше отчете о деятельности лондонской резидентуры Красная сообщала, что В-1 официально является членом Независимой рабочей партии, но считает себя коммунистом и действительно сотрудничает с Компартией Великобритании, предоставляя ей часть сведений о работе Скотленд-Ярда, и что ЦК БКП относится к нему с полным доверием и ценит его как делового, толкового, умного и энергичного работника. «Мотивы его сотрудничества с нами, — продолжала Елена Красная, — материальная заинтересованность и информированность, благодаря которой он отчасти делает карьеру и слывет умным парнем. Вхож в высшие круги общества, политически грамотен, разбирается в тонкостях дипломатической игры».

Касаясь истории установления связи В-1 с ИНО ОГПУ, Красная сообщала, что впервые контакт с ним был установлен в 1921 году, во время приезда первой советской миссии в Лондон. Весной 1922 года В-1 приезжал в Вену, где познакомился с местным резидентом. Красной это должно было быть известно из первых рук, так как венским резидентом в то время был не кто иной, как ее муж — Юзеф Красный. В 1923-м или 1924 году, продолжала Красная, В-1 посетил Москву и «дал подписку М.А. на задания». Речь, видимо, шла о том, что В-1 дал начальнику ИНО Михаилу Абрамовичу Трилиссеру в письменном виде согласие на сотрудничество с ИНО.

В-1 имеет, целый ряд подысточников, Красная отмечала, что материалы В-1 и его группы «в значительной части являются ценными», однако, оговаривалась она, «во многих случаях, где проверка его сообщений невозможна, возникают подозрения троякого рода:

а) либо его сообщения являются ловкой компиляцией газетных сообщений, и в пользу такого вывода свидетельствует: тот факт, что до последней угрозы ликвидации (термин, означавший разрыв связи. — О.Ц.) (летом 26-го) источник поставлял главным образом сведения о Востоке, которые трудно проверить, и почти ничего не сообщал о своей родине;

б) либо он является бессознательным, а может, и сознательным орудием провокационно-дезинформационной деятельности Форин Офиса и Хоум Офиса;

в) либо (что неестественно) он заинтересован в наших хороших отношениях с Урквартом».

С поразительной для ее возраста способностью к аналитическому мышлению Елена Красная отметила и позитивные моменты в деятельности агента:

«Однако наряду с этим нужно учесть и положительные моменты. Так, например, когда нефтяной делец (ставленник Стандарта) Борис Зайд предложил ему опубликовать в «Дейли геральд» переговоры Детердинга с Серебряковым, он по этому вопросу совещался с тт. Розенгольцем и Майским, после чего отказался от предложения Зайда».

«Несмотря на все вышеизложенное, — делала окончательный вывод Красная, — источника можно считать одним из лучших информаторов лондонской резидентуры».

Кроме подысточников В-1 в Форин Офисе — «Ф» и в Индиа Офисе — «О», Красная в качестве его информационных связей выделяет высокопоставленных сотрудников Форин Офиса — Уиллерта и Грегори.

Весьма любопытным фактом является также то, что В-1 использовал своих подысточников № 1, 2 и 4 для выполнения заданий резидентуры по наружному наблюдению за белоэмигрантами и другими интересовавшими советскую разведку лицами.

Все источники лондонской резидентуры работали за материальное вознаграждение, которое колебалось от 25 до 60 ф. ст. в месяц.

Сетуя на то, что «самым крупным недостатком лондонской дипломатической (политической. — О.Ц.) информации является отсутствие документальных материалов, из-за чего всегда приходится опасаться дезинформации», Красная отмечала все же «ее своевременность и злободневность». «Примером может служить тот факт, — писала она, — что о «новом курсе» английской политики в. Китае и о предполагаемой миссии особого поверенного Форин Офиса на переговорах с Кантоном Лондон сообщил на месяц раньше, чем другие резидентуры. То же можно сказать о сделке правительства с Макдональдом, в результате чего лидер рабочей партии отказался от конфронтации по китайскому вопросу. Лондон сообщил об этом в Центр в начале декабря прошлого года, то есть за месяц до опубликования Макдональдом соответствующего заявления».

Переходя к оценке контрразведывательной информации, Красная отмечала, что она «очень обширна». «Ежемесячно в среднем поступает 50 материалов контрразведывательного характера, — говорилось в ее отчете. — Материалы эти исходят от источника-партийца, имеющего информаторов во внуделе и Скотленд-Ярде. Целый ряд этих материалов весьма правдоподобен. Были случаи, когда информаторы наших источников проделывали весьма полезную работу, устраняя из архивов полиции компрометирующий партию материал. Например, после обыска ЦК Компартии осенью 1925 года они действительно изъяли самый важный материал, вследствие чего изданная весной 1926 года внуделом «Синяя книга» произвела весьма слабое впечатление, не содержала, по существу, никакого секретного материала».

Подводя итог информационной деятельности лондонской резидентуры, Красная писала:

«В общем можно сказать, что дипломатическая информация, поступающая из Лондона, направляется нами в виде месячных или недельных агентурных сводок в Наркоминдел, выборочно — т. Рыкову и т. Сталину, иногда (редко) в Разведупр. Отзывы на наши сводки — положительные.

Материалы по контрразведывательной линии направляются в ИККИ и в Разведупр; об окончательном результате того или иного оперативного мероприятия в большинстве случаев давать оценки невозможно, но они порой служат предостережением, и весьма ценным (например, сведения о слежке за работниками ИККИ и Разведупра). Материалы по Индии расцениваются Разведупром как весьма полезные.

Сведения, полученные экономической разведкой лондонской резидентуры, лишь в незначительной степени становятся достоянием Наркомторга и ВСНХ. В основном они предназначаются для ЭКУ, где не встречают должного энтузиазма, главным образом из-за поверхностности информации».

Наряду с отсутствием документальных материалов Елена Красная отмечала недостатки и в оперативной работе лондонской резидентуры по так называемой «белой линии», а именно нехватку достаточно квалифицированных сотрудников. «А между тем возможности в этой сфере имеются, — писала Красная. — Самым ярким примером может служить генерал Багратуни, бывший начальник штаба при Керенском и помощник начальника разведки при царских штабах, сохранивший ряд старых связей и продавший свою жену лорду Детердингу; он не прочь нам продаться, но некому с ним вести переговоры, а услуги он мог бы оказать большие. Из переписки самой леди Детердинг видно, что с ней знакомство установить не трудно и оно могло бы быть плодотворным. Имеется возможность компрометации и вербовки бывшего белого консула Ону, сохранившего старые связи и в настоящее время помогающего Саблину собирать для Скотленд-Ярда информацию об АРКОСе и прочих советских хозяйственных учреждениях в Лондоне».

Красная считала, что неплохие перспективы имелись также в плане приобретения источников политической информации:

«Судя по информации других резидентур, а также по различным документальным материалам, наличие соответствующих сотрудников в аппарате лондонской резидентуры или, еще лучше, в нелегальном аппарате позволило бы приобрести источников в итальянском, французском, литовском, польском и афганском посольствах, а также в обществе «Британских интересов в Китае», фактически являющемся совещательной палатой Форин Офиса и распорядителем английской политики на Дальнем Востоке».

В перечне источников лондонской резидентуры Елена Красная опустила В-13, хотя его сообщения всегда исходили из Лондона, как об этом свидетельствуют информационные материалы того времени. Им был генерал-майор Генерального штаба и военный представитель Его Императорского Величества на Севере Франции Павел Павлович Дьяконов.

Потомственный военный, Дьяконов окончил в 1905 году Академию Генерального штаба и участвовал в русско-японской войне, но вскоре благодаря прекрасному знанию европейских языков был переведен на военно-дипломатическую службу. Перед самым началом Первой мировой войны он был направлен в Лондон помощником военного атташе. С началом боевых действий Дьяконов вызвался воевать на франко-германском фронте в составе русского экспедиционного корпуса. Он командовал 2-м Особым полком, за боевые заслуги был награжден французскими военными крестами и стал кавалером ордена Почетного легиона. Николай II произвел его в генералы. В сентябре 1917 года Дьяконова вновь откомандировали в Лондон на должность военного атташе. В 1920 году после закрытия русской военной миссии он перебрался в Париж, где был принят в высших кругах белой эмиграции.

1924 год стал поворотным в его судьбе. Испытывая отвращение к распрям в руководстве белоэмигрантских организаций и их заигрыванию с иностранными правительствами, из патриотических побуждений Павел Павлович принял решение служить родине — Советскому Союзу и в марте направил временному поверенному в делах СССР в Лондоне письмо, в котором излагал свою просьбу принять его в советское гражданство и использовать по его основной специальности — военного представителя. Не получив ответа, через месяц он направил второе письмо с напоминанием о своей просьбе. На сей раз контакт с ним установила советская разведка, которая и сумела убедить его в том, что он принесет гораздо больше пользы, сохранив свое высокое положение в окружении великого князя Кирилла, которого его сторонники именовали не иначе как «Его Императорское Величество» и «государь». Согласие Дьяконова положило начало 17-летнему сотрудничеству его с советской разведкой.

В 20-е годы советское правительство видело главную опасность для СССР в военной интервенции, которую с помощью иностранных государств могли предпринять белоэмигранты — хорошо подготовленные, прошедшие мировую и гражданскую войну офицеры. В силу обстоятельств Дьяконов оказался как раз в самом центре разработки планов такой операции. Его информация полностью отвечала потребностям разведки в получении сведений о намерениях белой эмиграции потому, что он был одним из исполнителей секретных и наиболее деликатных поручений великого князя Кирилла.

В письменном донесении от 19 июня 1925 года Дьяконов сообщил, что 17 июня, вечером, под председательством Кирилла состоялось совещание по поводу формирования воинских частей во Франции и других странах Европы из числа офицеров и солдат, вступивших в «Корпус Императорской Армии и Флота». Кроме самого Дьяконова на совещании присутствовали генерал-лейтенанты Лохвицкий и Шиллинг, генерал-майор Алянчиков, контр-адмирал князь Трубецкой, полковник граф Остен-Сакен и полковник Козлянников.

Кирилл предварил совещание речью, в которой заявил, что число офицеров и солдат, вступивших в «Корпус», настолько велико, что создание четкой военной организации не терпит отлагательства. К тому же, по словам Кирилла, в России бурно назревают события, которые могут в любой момент потребовать активных действий Императорской Армии против советского правительства. Однако главным препятствием для таких действий является отсутствие необходимых денежных средств, ибо деньги из Америки до сих пор еще не получены, и предсказать срок их поступления совершенно невозможно. Другой препоной, сказал Кирилл, является отсутствие территории, где можно было бы осуществлять формирование частей, но по этому поводу в настоящее время ведутся переговоры с некоей державой, и есть все основания надеяться, что переговоры эти в самом скором времени увенчаются успехом. По итогам совещания было принято решение переправить на искомую территорию офицеров и солдат и приступить к подготовке боевых операций, а по получении денег — закупить вооружение и держать его на той же территории.

Когда совещание закончилось, граф Остен-Сакен отозвал Дьяконова в сторону и сообщил, что «государь приказал ему, Дьяконову, на другой день явиться к нему для переговоров об одном весьма важном деле». 18 июня Дьяконов был у Кирилла и имел с ним разговор в присутствии графа Остен-Сакена. Кирилл заявил следующее:

«В настоящее время в Китае создалось такое положение, которое сильно угрожает британским интересам в этой стране. Уже теперь, как это доподлинно известно, в финансовых кругах Англии царит тревога, ибо в опасности находятся сотни миллионов фунтов, вложенные англичанами в китайские предприя-; тия. Такой момент необходимо использовать в наших целях, а именно:

1. Убедить влиятельные английские политические и финансовые круги в том, что источником всей происходящей сейчас в Китае смуты является советское правительство.

2. Предложить указанным кругам содействие армии императора Кирилла, каковое содействие должно выразиться в том, что организуемые им войска захватят участок территории на Сибирской дороге где-нибудь в районе Забайкалья и таким образом прервут связь Китая с Москвой.

3. При таких условиях без поддержки Москвы движение в Китае немедленно пойдет на убыль, и цель, преследуемая советским правительством, будет разрушена в самом начале.

4. За указанную выше помощь англичане обязуются дать необходимые для сего денежные средства, признать Кирилла императором, как только его войска утвердятся на русской земле, и в дальнейшем, уже в самостоятельной его борьбе с Советами, оказывать ему всяческую поддержку».

Кирилл объявил, что для выполнения этого важного поручения он выбрал Дьяконова и потому просит его отправиться в Лондон и вступить в переговоры с политическими и финансовыми деятелями, используя для сего все прежние связи и знакомства.

ИНО ОГПУ, таким образом, стал известен тайный стратегический замысел великого князя Кирилла. Более того, оно могло следить за развитием событий, получая информацию из первых рук. Дьяконов не замедлил приступить к исполнению поручения «государя». Уже 29 июля 1925 года он передал советской разведке копию представленного им Кириллу доклада о результатах своей поездки в Лондон.

Дьяконов докладывал «государю», что по приезде в Лондон 9 июля 1925 года он связался через капитана 1-го ранга Чаплина с Военным министерством. В понедельник 13 июля его принял начальник Дальневосточного отдела министерства полковник Фенлейсон. Далее Дьяконов писал:

«Я обрисовал этому полковнику обстановку, которая сложилась в настоящее время в Китае, отметив, что положение дел в настоящее время таково, что интересы англичан и России тесно переплетаются, причем как для нас, белых русских, так и для англичан главным врагом являются большевики. Заявив, что я говорю от; имени военной организации на Дальнем Востоке, во главе которой стоит генерал-лейтенант Лохвицкий (согласно последнему указанию, полученному мною перед отъездом из Парижа, я избегал говорить о том, что кроме вышеуказанной организации я командирован в Лондон для той же цели по повелению Его Императорского Величества), и от имени этой организации предложил ему нашу помощь для того, чтобы изолировать Китай от большевиков и прервать связь с Советской Россией. Не вдаваясь в подробности и не приводя точных цифр, я сообщил полковнику Фенлейсону, какими силами располагает наша организация и какой Намечен у нас план действий. Затем я заявил ему, что для осуществления этого плана необходимы деньги, которых у нас нет, и мы просим англичан, если они желают действовать с нами совместно, предоставить в наше распоряжение эти денежные средства.

Полковник Фенлейсон очень внимательно меня выслушал, задал по ходу дела несколько вопросов, сделал вид, что мой доклад очень его заинтересовал; а затем сказал, что доложит о нашей беседе своему начальству, которое и назначит день для дальнейших переговоров».

Через день-другой Фенлейсон сказал Чаплину по телефону, что он получил указание направить Дьяконова для дальнейших переговоров в Министерство иностранных дел, от которого зависит в данном случае разрешение этого вопроса. «Он сообщил, что нам надлежит связаться с м-ром Стэнли, которому он уже передал соответствующие указания».

Стэнли принял Дьяконова 16 июля. Выслушал то, что Дьяконов уже излагал Фенлейсону, и обещал обо всем доложить заместителю министра сэру Хиллу, который назначит Дьяконову личную встречу. 21 июля Стэнли вновь принял Дьяконова и заявил, что сэр Хилл очень занят, извиняется, что не может встретиться с ним лично, но поручил ему, Стэнли, передать Дьяконову следующее:

«Положение дел таково, что в данный момент мы не имеем возможности открыто вас поддержать. Это отнюдь не означает, что мы совершенно отказываемся от дальнейших переговоров по этому поводу, но в данный момент считаем это невозможным по многим причинам. Более того, сделанное вами предложение представляется нам весьма интересным, и, как только обстановка изменится, мы, весьма возможно, сами заявим о возобновлении переговоров».

На возражение Дьяконова о том, что любая затяжка может усугубиться позднее погодными условиями и какими-нибудь новыми обстоятельствами, и тогда станет невозможно что-либо предпринять, Стэнли ответил:

«Может быть, вы сумеете теперь начать ваше дело самостоятельно, без нашей помощи. А коль скоро вы начнете, нам легче будет, перед лицом свершившегося факта, прийти вам на помощь».


Стэнли попросил Дьяконова оставить ему свой парижский адрес, а Чаплина — поддерживать с ним, Стэнли, связь.

«Прощаясь со мной, — писал Дьяконов, — м-р Стэнли сказал: «Не отчаивайтесь, генерал. Может быть, через какой-нибудь месяц обстоятельства настолько изменятся, что мы опять будем сидеть с вами здесь и условливаться относительно проведения вашего плана в жизнь».

Из доклада Дьяконова «государю» следовало, что Кирилл верно оценил настроения, царившие в британском руководстве, и сам ход переговоров не считал всего лишь вежливым отказом. Видимо, действительно имелись какие-то соображения, о которых речь пойдет ниже, не позволявшие англичанам принять его предложение. Полковник Короткевич в Лондоне использовал другие каналы связи с влиятельными кругами. Он беседовал с ярым антикоммунистом Оливером Локер-Лэмпсоном (братом английского посла в Китае сэра Майлса Лэмпсона), который сказал, что едва ли можно ожидать скорого решения английского правительства, потому что все его внимание сейчас приковано к «угольной забастовке», которая чревата серьезными неприятностями для Англии. «Самый основной вопрос, — добавил Локер-Лэмпсон, — известно ли о предполагаемом восстании Николаю Николаевичу и делается ли оно с его благословления».

Локер-Лэмпсон обещал Короткевичу поговорить о военной операции на Дальнем Востоке с Черчиллем. Но и Короткевич, и сам Лохвицкий считали, что время для выступления в 1925 году уже упущено и до весны следующего года ничего не выйдет. Кирилл направил Короткевичу и Чаплину в Лондон указания; действовать активнее и связаться с Биркенхедом (министр по делам Индии). Однако превалировало мнение, что англичане если и будут разговаривать, то только с Дьяконовым, которого знают лучше других.

Наряду с вышеизложенными сообщениями в августе 1925 года поступали сведения об аналогичных контактах белой эмиграции с французским правительством. Со слов генерал-лейтенанта Лохвицкого, который былдружен с начальником Кабинета Бриана — Лешером, Дьяконов сообщал, что министр иностранных дел Франции; Бриан вместе с директором политического департамента МИД Филиппом Бартелло 10 августа выезжают в Лондон для обсуждения с англичанами планов интервенции. Французы, которые хотели бы видеть во главе выступления Николая Николаевича, имели якобы более широкие планы интервенции с подключением Прибалтийских государств, в связи с чем ожидали приезда эстонского министра Пруста.

Видимо, поступавшие сведения о переговорах белой эмиграции с англичанами и французами настолько обеспокоили советское правительство, что оно решило сделать предупредительный выстрел, или, выражаясь современным языком, провести «активное мероприятие» в советской печати. В «Известиях» была опубликована статья, в которой говорилось, что французское правительство ведет переговоры с представителями русской эмиграции во Франции, причем в числе таковых упоминался Лохвицкий. Когда Лохвицкий встретился с Лешером после возвращения последнего из Лондона, Лешер сказал ему об этой статье и добавил, что из-за этой публикации его «могут обвинить в сношениях с русскими антибольшевиками». «Вообще, за нами (т. е. сотрудниками МИД) следят», — сказал он Лохвицкому и отказался обсуждать результаты своей поездки в Лондон.

27 августа 1925 года из Лондона в Париж приехал Чаплин и сообщил, что встречался со Стэнли из Форин Офиса, который сказал, что сэр Хилл заинтересовался предложением Дьяконова. Но пока англичане занимают выжидательную позицию, и вопрос будет рассматриваться после 10 сентября, когда из отпусков вернутся высшие чины Форин Офиса и Военного министерства. По словам Чаплина, англичане обеспокоены развитием событий в Китае и чувствуют, что надо что-то предпринять в отношении агрессивных действий китайцев. Локер-Лэмпсон продолжает лоббировать в поддержку выступления и интересуется, как относится к этой идее Николай Николаевич. Локер-Лэмпсону бьщо сказано, что Николай Николаевич возражать не будет.

Наряду с целым рядом сдерживающих факторов политического рода, таких как усиление левых тенденций в профсоюзном движении Англии (английское посольство в Москве тщательнейшим образом отслеживало визит руководителя профсоюза горняков А. Дж. Кука, телеграмма Ходжсона Чемберлену от 7.12.26), невозможность определить точку применения силы в Китае (Меморандум Форин Офиса о внешней политике Англии от 5.04.28), на колебания англичан в отношении поддержки белой интервенции не мог не влиять существовавший раскол в верхушке белой эмиграции. Форин Офис, щупальцем которого выступал Локер-Лэмпсон, получал через последнего сведения от кирилловцев, что Николай Николаевич не будет возражать против их акции на Дальнем Востоке. Это никак не стыковывалось с информацией о том, что николаевцы готовят самостоятельное выступление. Англичане знали об этом лучше других, так как сами же и вели с ними переговоры на эту тему.

5 сентября 1925 года Дьяконов сообщил сведения, полученные им от генерала Бема, друга начальника штаба врангелевской армии генерала Миллера, о том, что «уже второй месяц представители Николая Николаевича в Лондоне — князь Белосельский-Белозерский и генерал Гальфтер ведут переговоры с англичанами об использовании остатков армии против СССР». «Не находится ли в связи факт переговоров англичан с представителями Николая Николаевича с тем, что англичане задерживают продолжение переговоров с генералом Дьяконовым — представителем кирилловцев и Лохвицкого», — задавался риторическим вопросом автор сообщения, писавший о себе в третьем лице.

В сторону осторожного подхода к инициативам белоэмигрантов склонялась и Франция, вторая реальная сила в Европе, которая могла бы их Поддержать. По сообщению Дьяконова, сотрудник МИД Франции Кастанье за завтраком с Лохвицким в конце сентября 1925 года сказал, что план Лохвицкого очень интересует французов, но современное финансовое положение Франции, не позволяет поддержать его деньгами. С другой стороны, по словам Кастанье, отношения Франции с Англией сейчас таковы, что всякая попытка французов помочь нам побудила бы англичан отказаться от какой бы то йи было помощи. Тем не менее МИД Франции назначил бывшего посланника в Португалии чиновником для связи с Лохвицким, а Кастанье просил держать его в курсе всех переговоров с англичанами.

Видя колебания официального Лондона и Парижа, Лохвицкий активнее задействовал частные каналы влияния. Он установил контакт с герцогом Манчестерским, который должен был прибыть в Париж для заключения соглашения о помощи. Герцог брался за комиссионное вознаграждение лоббировать английское правительство и частный капитал. «Лохвицкий готов заплатить, — писал Дьяконов, — так как деньги будут все равно не его, а англичан». «Ближайшая цель герцога и Лохвицкого — убедить английское правительство в тесной связи между внутренним положением в Англии, событиями в Китае и внешней политикой советского правительства и доказать англичанам, что удар по большевикам в Китае означает одновременно и удар по коммунизму в Англии», — завершал свое послание генерал.

И англичане, и французы в своих отношениях с белой эмиграцией не могли также не учитывать и такой фактор, как весьма слабое моральное состояние боевых армейских частей русских эмигрантов. Генерал Бем в беседе с Дьяконовым о врангелевской армии, насчитывавшей 17–18 тысяч человек в Сербии и Болгарии, сказал, что настроение личного состава упадочническое, растет недовольство, усугубляемое нехваткой денег, и именно этим, а не боевым духом армии объясняется все более крепнущая идея необходимости скорейшего выступления против советской власти, которое оживит армию, поднимет ее дух и позволит получить деньги от иностранцев.

Той же цели служили и планы подготовки покушения на комиссара иностранных, дел СССР Г.В. Чичерина, о которых 5 октября 1925 года сообщил Дьяконов.

О том, что наиболее воинственные организации белоэмигрантов готовились к осуществлению террористических акций, ОГПУ знало доподлинно. Еще на первой встрече с представителем советской разведки в Лондоне в мае 1924 года Дьяконов передал ему план работы Российского общевоинского союза (РОВС). В части, касающейся средств борьбы с Советами, этот документ предусматривал «террор, исключительно за границей, против советских чиновников, а также тех, кто ведет работу по развалу эмиграции». Для этой цели рекомендовалось создавать террористические группы — «тройки» и «пятерки», а также готовить боевиков-одиночек для убийства советских дипломатов за рубежом.

Информация о готовящемся покушении на Чичерина, поступившая осенью 1925 года, переводила слова в плоскость конкретных действий. Дьяконов получил эти сведения от генерала Нечволодова. От него же стало известно, что указания о проведении террористического акта против Чичерина поступили в местный (парижский) Союз галлиполийцев из Сербии, от Объединения офицерских организаций.

Весь проект держался в большом секрете. К Нечволодову обратились только потому, что знали его непримиримость и готовность на любые действия, а также в надежде заполучить деньги, которые предоставил ему на эти цели племянник, женатый на владелице модного парижского магазина Мадлен Вионнэ. Нечволодов обратился к Дьяконову с просьбой помочь в подыскании исполнителей и организации самого покушения. 4 октября он сообщил Дьяконову конкретные детали плана:

«1. Покушение осуществить только в том случае, если Чичерин приедет для лечения в Висбаден (в 1925 году Чичерин тяжедо заболел, — О.Ц.).

2. Выбор Висбадена определяется тем, что он во французской зоне оккупации и для поездки туда не надо получать визу, что для русских эмигрантов сейчас весьма затруднено.

3. В Висбадене действуют германские законы, по которым смертная казнь исключается.

4. Предполагается направить 3 самостоятельных исполнителей, которые совместно организуют покушение. Один — бывший капитан Щегловитов, племянник бывшего министра, уже участвовавший в боевых действиях против советской власти со стороны Польши. Два других пока не намечены.

5. Будут выбирать одиноких, чтобы в случае ареста не надо было обеспечивать семью. Главный из галлиполийцев в этом деле — генерал Репьев».

Естественно, обладая такой информацией о террористических намерениях белой эмиграции, советская разведка принимала меры к тому, чтобы они не могли быть реализованы. Были активизированы операции по проникновению в среду белоэмигрантов и разложению их боевых и политических организаций как в Европе, так и на Дальнем Востоке.

Наряду со сведениями о стратегических замыслах и конкретных действиях белоэмигрантов советская разведка получала значительное количество документальной информации о внешней политике Англии и оценках Форин Офисом положения в Европе, Персии и Китае во второй половине 20-х годов. Определить, хотя бы приблизительно, источники получения этих документов пока не удается. Примерно с 1924 года ИНО ОГПУ имело источник документальной информации в одном из британских посольств, но спектр проблем и география, перекрываемые имеющимися в делах документами, выходят за рамки возможностей такового. Например:

— телеграмма № 24 от 21.08.26 английского посла в Прибалтике Чемберлену об использовании затруднений Литвы в Мемеле для сближения ее с Польшей; № 315 от 6.09.26 — Чемберлен — Вогану по тому же вопросу;

— меморандум английского представителя при Лиге Наций Роберта Сесиля от 24.09.26 Чемберлену о беседе, с американским посланником в Швейцарии Гибсоном по вопросам морского разоружения;

— докладная записка Роберта Сесиля в Форин Офис от 27.09.26 о работе подкомиссии по разоружению на сессии Лиги Наций;

— меморандум Роберта Сесиля № 71 от 3.03.27 Чемберлену о беседе с Брианом и Полем Бонкуром о разоружении;

— меморандум-инструкция Чемберлена послу в Берлине сэру Р. Линдсею по поводу тактики Германии в отношении Локарно (без даты, докладывался советскому руководству 23.02.27);

— подборка переписки посла и верховного комиссара в Тегеране с Форин Офисом за 1926 год;

— меморандум британского посла в СССР Р. Ходжсона № 925 от 7.12.26 Чемберлену о визите руководителя профсоюза горняков А. Дж. Кука;

— доклады британского посла в Москве Р. Ходжсона № 919 от 16.12.26 и № 18 от 6.01.27 о 7-й пленарной сессии ИККИ;

— телеграмма Р. Ходжсона № 67 от 22.01.27 в ответ на телеграмму Форин Офиса № 6 от 19.01.27 о тревоге в СССР по поводу военной интервенции;

— серия документов о положении в Китае, основывающихся на Личных впечатлениях английских генконсулов в Шанхае, Мукдене и Ханькоу, направленных послом Лэмпсоном за № 935 от 31.12.26 Чемберлену;

— подборка документов по вопросу об отношении Франции и Бельгии к Германии: телеграммы посла во Франции Крю № 1497 от 8.07.27 и № 1639 от 27.07.27; телеграммы посла в Брюсселе Грэхэма № 552 от 9.07.27 и № 735 от 22.09.27; телеграммы Нетчбул-Хоченсена из Брюсселя № 559 от 12.07.27 и № 569 от 14.07.27 — Чемберлену;

Интерес к английской политике в Китае, который, как следует из отчета Красной, проявляла советская разведка, был весьма злободневным. Борьба различных силовых группировок, вылившаяся в гражданскую войну в этой крупнейшей азиатской стране, поставила к началу 1927 года «китайский вопрос» в центр англо-советских отношений. Судьба Китая была небезразлична Советскому Союзу, который хотел иметь самую протяженную в Азии границу безопасной и делал ставку на антизападное национальнореволюционное движение, но она была так же небезразлична и Великобритании, и Франции, и другим странам, имевшим в Китае значительные финансовопромышленные интересы, угрозу которым представляли как раз те силы, которые поддерживал СССР. На фоне начавшейся стабилизации обстановки в Европе, некоторого оживления англо-советской торговли Китай превратился в то самое яблоко раздора, которое, после аферы с «письмом Зиновьева» в 1924 году, грозило, наряду с обвинениями СССР в Ведении анти-британской пропаганды, породить новый кризис в англо-советских отношениях.

Ретроспективный обзор положения в Китае глазами британских дипломатов содержится в меморандуме Форин Офиса «Внешняя политика Правительства Его Величества», датированном 5 апреля 1928 года и предназначенном для рассмотрения кабинетом. Этот 44-страничный (в русском переводе) меморандум был получен ИНО ОГПУ и доложен советскому руководству 7 августа 1928 года.

Давая общую оценку «советской угрозе», Форин Офис в параграфе 42 заявлял:

«По всей вероятности, Россия в течение ряда лет будет не в состоянии вести крупномасштабную войну за пределами Советского Союза. Опасность, исходящая из России (помимо ее упорной антибританской пропаганды), состоит в постепенном усилении ее влияния в сферах, которые способны затрагивать британские интересы».

Касаясь «сфер, способных затрагивать британские интересы», Форин Офис давал следующую оценку развития ситуации в Китае:

«Начиная с 1911 года в Китае наступил период гражданской войны — борьбы между Севером и Югом, между либеральными (гоминьдан) и консервативными группировками, межу соперничающими друг с другом военными начальниками и гражданскими лицами, интриги которых, по-видимому, не базировались на каких-либо принципах или патриотизме».

Изменения в отношениях между Китаем и иностранными державами, по мнению Форин Офиса, произошли в результате вмешательства России, которая в 1925 году начала активную поддержку Народной китайской армии на Севере и гоминьдана — на Юге. Гоминьдан характеризовался Форин Офисом как «левое крыло», близкое к коммунистам и русским. В то же время существовали силы, именуемые «правым крылом», антикоммунистическим и антирусским по своей направленности, которое «не противилось установлению дружественных отношений с Великобританией». Ярким проявлением антибританских чувств явились нападения на концессию в Ханькоу и генконсульство Великобритании в Нанкине. Для защиты концессии в Шанхай были направлены английские войска. Однако Британия была не готова к крупномасштабной операции, и в меморандуме это объясняется следующим образом:

«Русское вмешательство и помощь изменили соотношение сил борющихся сторон. В борьбу, происходящую в Китае, оно внесло элемент ожесточения и экстремизма, которых до сего времени в ней не наблюдалось. Вместе с тем оно способствовало усилению враждебности по отношению к Великобритании до такой степени, что в другой стране, не столь своеобразной, как Китай, это неминуемо привело бы к войне. Положение, сложившееся в результате бойкота Кантоном Гонконга, может быть охарактеризовано как нечто, напоминающее одностороннюю войну, в которой Великобритания отказалась принять брошенный ей вызов. Такой образ действий Англии определялся тем, что при современном аморфном состоянии Китая было бы невозможно избрать пункт для нанесения решительного удара. Втянувшись в эту ни с чем не сравнимую войну, Англия лишь сыграла бы на руку России, как на Дальнем Востоке, так и у себя дома».

«Рука Москвы» в китайских событиях доставляла, как следует из меморандума Форин Офиса, немало беспокойства британскому правительству. Оно, однако, не было готово пойти на какие-либо открытые, решительные действия, так же, как оно воздерживалось от поддержки плана «кирилловцев» осенью 1925 года, предпочитая вести тайный диалог с ними и «николаевцами» скорее с целью контроля за намерениями белой эмиграции и положением в ее среде. Вместо этого, англичане инспирировали различного рода антисоветские акции в Китае, наиболее громкими из которых в пропагандистском отношении были обыски в консульстве СССР в Шанхае и в посольстве СССР в Пекине. Причастность английского правительства к ним подтверждается телеграммой британского посла в Китае Майлса Лэмпсона № 731 от 30 июля 1928 года, направленной им в Лондон по поводу смерти генерала Чжан Цзолиня и ставшей достоянием ИНО ОГПУ. Чжан-Цзолинь возглавлял прозападные силы в Китае и был близок к англичанам, как, впрочем, и к японцам. Возвращаясь к недавнему прошлому, Майлс Лэмпсон признавал задним числом:

«Налет на советское посольство — за содействие в котором он, я полагаю, всегда оставался мне благодарен, — дал ему возможность овладеть положением».

6 апреля 1927 года ИНО ОГПУ получило сообщение от лондонского источника по этому же вопросу:

«…Сведения, исходящие из официальных кругов Уайтхолла, со всей ясностью доказывают, что эту акцию Чжан-Цзолиня замышляли и направляли люди, представляющие британские, французские, немецкие, итальянские и японские интересы».

Глава 3 Разрыв дипломатических отношений

Весь 1926 год в Лондоне накалялись страсти по поводу коммунистических происков. Китай был только одной головешкой в этом костре. Красная пропаганда и советский шпионаж в изображении английской пропаганды поднимали температуру кипения до критической точки. Официальный Лондон чрезвычайно серьезно относился к подъему левых сил в стране. Его всерьез пугала провозглашенная марксизмом-ленинизмом и воспринятая британскими тред-юнионами доктрина о вооруженном свержении господства буржуазии. Английский посол в Москве Р. Ходжсон с усердным вниманием следил за визитом в СССР в конце 1926 года руководителя профсоюза горняков А.Дж. Кука и сообщал в Лондон его высказывания. С письмом Ne 925 от 7 декабря 1926 года он направил Остину Чемберлену меморандум о пребывании Кука в Советской России в связи с участием в работе 7 съезда советских профсоюзов, о его высказываниях и об оказанном ему приеме. Ходжсон обращал внимание на воинственные заявления Кука, сделанные им вдогонку потерпевшей поражение забастовки британских шахтеров:

«…Газрта «Труд» опубликовала его выступление, в котором он заявил: «Мы последуем вашему примеру и создадим Советское Государство… Никакому капиталистическому правительству не удастся нас разобщить.

Мы приложим все усилия для уничтожения капитализма… Английские рабочие, или, во всяком случае, значительная их часть, усвоили урок жестокой борьбы и начали понимать, что существует лишь один путь к победе пролетариата, а именно путь революционной классовой борьбы… В наших рядах насчитываются сотни людей, потенциальных вождей пролетариата, способных занять место изменников… Капиталистическая Англия на закате… Мы нуждаемся в вашем опыте и учении Маркса и Ленина, которые помогут нам преодолеть трудности, которые испытывает ныне Англия… Мы приехали в Москву для того, чтобы обрести еще большую силу духа, новое воодушевление, новые надежды для грядущей борьбы».

Хотя слова Кука можно было бы отнести в значительной мере на счет революционной риторики, будучи опубликованными в массовых печатных изданиях у него на родине, они могли возыметь двоякий эффект — основательно напугать буржуазию и вселить надежды на коммунистический рай в среде рабочих. Особенно убедительно звучала оценка советской помощи британским горнякам в последней забастовке — 61 процент всех поступлений.

Негодование английской буржуазии, особенно той части ее, которая под флагом Общества английских кредиторов России жаждала вернуть свои деньги из России, находило свое экстремальное выражение в кипучей деятельности этого антикоммуниста Оливера Локер-Лэмпсона.


К концу 1926 года сумма негативных факторов, определявших шаткое состояние англо-советских отношений, приобрела столь действенную силу, что ИНО ОГПУ подготовил аналитическую справку «К англо-советским отношениям». Ее автором была Елена Красная, удостоверившая этот факт своей подписью 21 декабря 1926 года. Этот документ особенно интересен тем, что дает представление об огромном объеме информации, которой обладала советская разведка, и ее оценке проблем, существовавших в то время в англо-советских отношениях.

В разделе «Деятельность антисоветских элементов» Красная отмечала, что «важнейшую роль в усилении напряженности в англо-советских отношениях играет «Международная ассоциация банкиров», в которую вошли английские финансисты Ротшильд, Шредер, Кляйнуорс, Амброс и др.».

По мнению автора, эта ассоциация не была заинтересована в заключении торгового соглашения Англии с Россией, ибо в этом случае пришлось бы предоставить СССР кредит, а это в свою очередь привело бы международные банки к утрате своей посреднической роли, а значит, и сверхприбыли, которую они извлекали из ростовщических условий предоставления займов СССР.

Касаясь конкретных действий международных банкиров, Красная указывала на тесную связь группы Шредера с министром по делам Индии Биркенхедом, затеявшим в конце лета 1926 года «антисоветскую кампанию имперского масштаба», базой которой должна была стать Индия. Он активно обрабатывал руководителей других ведомств и премьеров доминионов, в частности Брюса в Австралии. Показателем влиятельности Биркенхеда Красная считает тот факт, что он замещал министра внутренних дел Джикса во время отпуска последнего.

«Всецело под влиянием Биркенхеда, — говорилось в документе, — находится его племянник, инициатор кампании по «изгнанию красных», Оливер Локер-Лэмпсон, тоже член «Международной ассоциации банкиров». Как Локер-Лэмпсон, так и Джонстон Джикс в своих антисоветских устремлениях теснейшим образом связан с русскими белоэмигрантами, причем в задачу Локер-Лэмпсона входит добывание информации, способной скомпрометировать советские учреждения в Англии и спровоцировать разрыв дипломатических отношений с СССР… В этом отношении самым ярким примером может служить предложение, сделанное Саблиным, о перехвате «писем московской оппозиции», самими же и сфабрикованных. Лэмпсон лично поддерживает связь с дельцами, связанными с АРКОСом и совучреждениями в Лондоне».

В качестве других «антисоветских факторов» Красная называла католическую партию, влияющую на британский кабинет через одного из руководителей Форин Офиса — Грегори и через секретаря Лиги Наций Эрика Драммонда, а также через «Ассоциацию британских интересов в Китае» видные деятели которой — лорд Сидинхед, директор табачной компании Арчибальд Роуз и другие совместно с Детердйнгом, представителем «Англо-Першн», финансируют Локвицкого.

Красная отмечала, что в последние недели возникли дополнительные внутри- и внешнеполитические предпосылки усиления антисоветских настроений в правящих кругах Англии. В качестве первых она называла: 1) разочарованность деловых кругов ходом торговых переговоров с СССР, усугубленную смертью Красина; 2) принятие лондонской внешнеполитической программы на Имперской конференции и сосредоточение руководства внешней политикой в руках Лондона; 3) окончание забастовки угольщиков, усилившей крайние тенденции в консервативной партии в противовес умеренной позиции Болдуина.

Среди внешнеполитических факторов Красная назвала провал попыток изоляции СССР путем создания блока под руководством Великобритании, а также невозможность выторговать на переговорах с Советским Союзом гарантии безопасности своих колоний и «свободы рук» в Южном Китае. По ее мнению, в этих условиях могла стать реальной активная антисоветская политика.

Все это усиливало нажим на Форин Офис, который сопротивлялся разрыву отношений с СССР по своим собственным соображениям. В справке излагалось мнение по этому вопросу одного из заместителей министра иностранных дел Англии, высказанное им в беседе с представителем лондонской белой эмиграции:

«Правительство внимательно следит за кампанией Локер-Лэмпсона, но считает ее явлением несерьезным и попыткой возбуждения общественного мнения вопреки действительным реальностям. Наша информационная деятельность в России поставлена теперь вполне удовлетворительно, но это возможно только благодаря тому, что у нас там есть официальное представительство, с которым советские власти все более и более вынуждены считаться. Мы получаем оттуда обильные сведения, и все эти материалы показывают, что Коммунистическая партия быстро теряет под собой почву и время перемен не за горами. Пока еще нельзя угадать, во что могут вылиться эти перемены, и мы не можем предвидеть, будут ли перемены к лучшему или к худшему… При таких условиях было бы близорукой политикой поддаваться чувству негодования по поводу провокаторской деятельности советского правительства и его агентов и разрывать дипломатические отношения, которые были налажены с большим трудом и которые дают нам возможность держать нашу руку на пульсе больного. К тому же нужно сказать, что возможный дипломатический разрыв не дал бы нам никаких преимуществ, а с Другой стороны, весьма мало бы ослабил положение советского правительства… Пусть Красин и его посольство мирно живут в Чэтэм-Хаусе, — мы будем продолжать их игнорировать… Предоставление крупного займа нужно считать совершенно неосуществимым, пока советское правительство не выполнит всех наших требований».

Тем не менее исключительно оборонительная позиция Форин Офиса ослабевала. Красная отмечала, что «руководители последнего все более и более считаются с необходимостью изменения такой политики и перехода к непосредственно активным антисоветским действиям».

В своей аналитической справке Красная далее утверждала, что «Форин Офис в настоящее время находится под все более сильным давлением русофобских групп в лице военного ведомства, Индиа Офиса, Адмиралтейства, группы Локер-Лэмпсона и Ланкаширских промышленников… Группе Локер-Лэмпсона удалось собрать 200 000 подписей под требованием разрыва отношений с СССР. Индиа Офис со своей стороны давит на Форин Офис сообщениями о волнениях на китайской границе… По мнению руководящих лиц Форин Офиса, несмотря на все их миролюбивые устремления, разрыв отношений с Кантоном весьма возможен, а Грегори считает, что разрыв с Кантоном «означает разрыв с СССР».

Заключение документа было кратким:

«Независимо от дальнейшего развития событий в Китае необхоймо констатировать:

1. Заметное усиление деятельности антисоветских группировок и их влияния в общественной жизни Англии.

2. Невероятность удержания ФО на позиции «умеренности» в отношении СССР».

Форин Офис, однако, еще держался. В агентурном сообщении из Лондона от 11 февраля 1927 года говорилось:

«ФО добился отсрочки разрыва англо-советских отношений. Чемберлен считает, что анти-английская агитация в Китае не может публично служить поводом, так как тогда Китай как бы является частью Британской империи, и поэтому надо найти другие поводы».

22 февраля 1927 года в ИНО ОГПУ поступила информация от агента из Лондона о том, что британское правительство готовит ноту советскому правительству, в которой будет: а) выражено недовольство антибританской пропагандой и приведен список советских «преступлений».

Агентурные сообщения о намерениях англичан в отношении СССР дополнялись документальными данными. Посол Франции в Лондоне информировал свой МИД о беседе с помощником министра иностранных дел Англии Грегори (телеграмма без даты, докладывалась ИНО ОГПУ 2 апреля 1927 года):

«Я вам уже сообщал в предыдущем докладе, что в здешнем кабинете просматривается тенденция к разрыву с СССР. Г. Грегори, помощник гос. секретаря, сообщил мне сегодня, что в обществе превалирует недоброжелательное отношение к большевикам, возникшее после известных китайских событий.

Мой собеседник тем не менее считает, что официальный разрыв отношений с Москвой должен произойти еще не скоро, поскольку он не видит никакой выгоды от этого для британского правительства. Но он добавил при этом, что если поведение советского правительства по отношению к Великобритании станет чересчур оскорбительным, то, возможно, у британского правительства попросту лопнет терпение.

Еще одним документальным свидетельством служит доклад министра иностранных дел Англии Чемберлена о его беседе с итальянским послом (без даты, докладывался ИНО ОГПУ 1 апреля 1927 года):

«Прощаясь, посол мельком упомянул о Китае и о сотрудничестве британских и итальянских властей в этой области, заметил при этом, что, по-видимому, правительство Его Величества не намерено больше отвечать на советский ответ на нашу ноту. Я воспользовался этим случаем, чтобы объяснить ему, как я это уже утром объяснял польскому посланнику, что крайняя сдержанность и терпение правительства Его Величества перед лицом постоянных провокаций советского правительства отнюдь не объясняется боязнью перед последствиями, какие бы имел отзыв нашей миссии (из Москвы) на взаимоотношения между СССР и Великобританией, — а только является следствием рассмотрения состояния Европы и нежелания вносить новые факторы беспокойства и неравновесия в положение, без того достаточно натянутое; при этом такой шаг, вероятно, поставил бы в затруднительное положение другие державы, особенно если был бы предпринят внезапно и без предварительного предупреждения. (Направляя мою ноту г-ну Розенгольцу, я имел в виду две цели: во-первых, обращение еще раз самым формальным образом внимания Совпра на невозможное положение, образовавшееся в результате его политики; во-вторых, — и это является не менее важным, — обращение внимания других держав на неустойчивый характер этих (то есть англо-советских. — примеч. ИНО) взаимоотношений и предупреждение их о возможности возникновения таких обстоятельств, которые не позволят нам более продолжать поддерживать эти взаимоотношения».

6 апреля 1927 года поступило агентурное сообщение более категоричного содержания:

«Дипломатические отношения с Москвой будут разорваны, и, как нам стало к тому же известно, британская миссия в советской столице уже готовится к отъезду».

Разрыв дипломатических отношений, таким образом, не был неожиданностью для Советского Союза. Необычной, мягко говоря, для дипломатической практики была манера, в которой это было сделано. Для того чтобы «пришпорить» общественное мнение и поставить его на дыбы, британское правительство избрало тему советского шпионажа в Англии и пошло на санкционирование полицейского налета на помещения АРКОСа и Торгового представительства СССР, размещавшиеся в Лондоне по адресу Мургейт, 49.

Обыск был проведен 12 мая 1927 года, но дал весьма жалкие результаты в смысле доказательств советского шпионажа. Когда оппозиция в ходе парламентских дебатов 24 мая 1927 года оспорила их значение, консервативное правительство пошло на беспрецедентный шаг и огласило 26 мая содержание некоторых дешифрованных англичанами советских дипломатических телеграмм, которые якобы доказывали причастность посольства СССР к антибританской подрывной пропаганде. В тот же день советскому посланнику в Лондоне Розенгольцу было объявлено о разрыве дипломатических отношений.

Советской разведке были ясны причины этой акции, но о том, как был найден повод для нее, стало известно в подробностях только в 1942 году, когда Энтони Блант, работавший в то время в МИ-5, передал документальные материалы английской контрразведки о вскрытых ею случаях советского шпионажа в Великобритании.

Согласно документу, озаглавленному «Советский шпионаж в Соединенном Королевстве»,[2] контрразведка получила от бывшего сотрудника АРКОСа информацию о том, что несколько месяцев тому назад он, будучи оператором фотостата на Мургейт, 49, скопировал по просьбе одного из управляющих АРКОСа, некоего Дудкина, документ под названием «Signal Training». Дудкин наблюдал за процессом копирования, но на какой-то момент его внимание было отвлечено, и оператор сделал лишнюю копию обложки, которую и сохранил у себя. Через два месяца этот оператор был уволен, так как на его место был назначен русский. После увольнения он рассказал о случае с документом своему приятелю, который сообщил об этом в контрразведку и передал экземпляр копии обложки.

Из текста, помещенного на обложке, следовало, что это официальное издание 1926 года представляло собой инструкцию по пользованию беспроволочным телеграфом, с подробным описанием его устройства, и предназначено только для служебного пользования. На издании имелось следующее примечание:

«Информация, изложенная в данной брошюре, не подлежит передаче, косвенно или непосредственно, в печать или любому лицу, не Находящемуся официально на службе Его Величества».

Было также установлено, что копия этой брошюры была выпущена для армии вместе с армейским приказом в сентябре 1926 года.

Далее в сообщении контрразведки говорилось:

«Согласно этой информации, Министерство внутренних дел сочло необходимым провести обыск на Мургейт, 49. В комнате, которую занимал Антон Миллер, главный шифровальщик Торгпредства и АРКОСа, среди прочих документов был обнаружен список секретных адресов для связи с партийными организациями в различных частях Британской империи и Северной и Южной Америки.

Хотя ни оригинала, ни копии военной брошюры обнаружено в помещении не было, все же нет сомнения в том, что она находилась там раньше.

24.05.27 года премьер-министр заявил в палате общин, что документы, обнаруженные во время обыска, а также информация, имеющаяся в распоряжении властей, неопровержимо доказывают, что военный шпионаж и подрывная деятельность в Британской империй и в Северной и Южной Америке направлялись и осуществлялись из Мургейт, 49».

Вызывает удивление тот факт, что контрразведка и Министерство внутренних дел ухватились за столь слабый повод для проведения налета, не давшего никаких убедительных доказательств разведывательной деятельности, якобы осуществлявшейся сотрудниками Торгпредства и АРКОСа. Это можно объяснить только нетерпением официальных властей, уже принявших решение разорвать дипломатические отношения. Если бы дело обстояло иначе, то контрразведка могла бы найти более веские доказательства. Согласно документу, переданному Блантом, она уже в апреле 1927 года вышла на разведывательную группу Маккартни — Монклэнд, и этот факт вполне мог быть использован для обвинения советского посольства в Лондоне в «красном шпионаже» на британской территории. Более того, согласно тому же документу контрразведка с 1924 года вела разработку разведывательной группы во главе с редактором иностранного отдела газеты «Дейли геральд» Юэром, который, судя по описанию контрразведки, видимо, и являлся источником лондонской резидентуры под индексом В-1.

Промах английской контрразведки с налетом на АРКОС привел к тому, что Лондону пришлось пойти на беспрецедентный шаг. Чтобы доказать факт ведения СССР коммунистической пропаганды (но не шпионажа) и хотя бы на таком основании разорвать дипломатические отношения, британские власти предъявили Розенгольцу содержание перехваченных и дешифрованных телеграмм, которые направлялись из Москвы в лондонское полпредство главным образом по линии Коминтерна. Такое «добровольное» раскрытие способности дешифровать еоветскую телеграфную переписку нанесло огромный ущерб британской разведке и стало подарком советским криптографам. Шифры на линиях связи с советскими представительствами за рубежом были заменены, и английские спецслужбы лишились возможности читать их.

Разрыв Англией дипломатических отношений с Советским Союзом не нашел поддержки у Франции. Согласно информации ИНО ОГПУ французский министр иностранных дел Бриан следующим образом инструктировал посла Франции в Лондоне:

«Ваше превосходительство не откажется сообщить в Форин Офис мнение нашего министерства, что разрыв Англии с Советами, столь благоприятно встреченный парижской прессой, одобряется лишь незначительным парламентским меньшинством… Не чувствуя за собой поддержки парламентских кругов, правительство не могло бы принять на себя ответственность за энергичные мероприятия, направленные против Советов. Вы можете самым категорическим образом утверждать, что французским правительством не было принято никакого обязательства во время последнего посещения Парижа г-ном Чемберленом».

Примеру Англии не последовала и Италия, не говоря уже о Германии. Ликовали Локер-Лэмпсон и иже с ним, о чем с воодушевлением сообщал царский дипломат Саблин своему приятелю в Париже М.Н. Гирсу в письме, датированном 2 июля 1927 года и перехваченном советской разведкой:

«Неутомимый Локер-Лэмпсон закончил свою кампанию по изгнанию отсюда красных грандиозным митингом в Альберт-Холле, на коем присутствовали восемь тысяч человек и где кроме самого Локер-Лэмпсона говорили с большим подъемом господа Коти и Обер. Манифестация была, несомненно, внушительной. Но она скорее закончила собой известный цикл и подвела итоги, несомненно положительные…»

Сбавив слегка тон, Саблин попытался заглянуть в будущее, но мог лишь с горечью констатировать, что «новой русской политики у англичан пока нет» и что «деятели, не исключая и тех ведомств, в ведении которых находится разрешение нашей проблемы, зашли в тупик, на котором крупнейшими буквами начертано: «ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?»

ИНО ОГПУ, следует полагать, задавался тем же вопросом применительно, однако, к своей работе. Какой ответ на него был найден, станет известно из последующих глав. В этой связи представляется интересным документ английской контрразведки «Советский шпионаж в Соединенном Королевстве». В нем дается обзор «деятельности отделения русской разведки в Англии с 1919-го по 1929 год под руководством Вильяма Нормана Юэра, британского подданного». Сокращенное изложение этого обзора приводится ниже.

Редактор иностранного отдела газеты «Дейли геральд» Юэр, несомненно работавший на советскую разведку с 1919 года, только в 1924 году допустил ошибку, которая привела к раскрытию его организации. 21 ноября 1924 года в «Дейли геральд» было помещено следующее объявление:

«Секретная служба. Группа лейбористов, проводящая расследование, будет весьма признательна всем за предоставление информации, касающейся деятельности департамента разведки и проводимых им операций. Пишите по адресу: почтовый ящик № 573, «Дейли геральд».

Благодаря этому объявлению контрразведка вышла на человека, назвавшего себя БХ и установленного затем как Юэр, и подставила ему своего агента. Встречи продолжались недолго, так как Юэр заподозрил неладное и прекратил их. Однако ко времени прекращения контактов контрразведка успела обнаружить, что за встречами Юэра с агентом ведется наблюдение, и в свою очередь установила наблюдение за наблюдателями. Их было двое — мужчина и женщинами они были замечены в посещении советского посольства в Лондоне. Женщина оказалась сотрудницей агентства Federated Press of America, расположенного по адресу 50, Аутер-Темпл, управляющим которого был Юэр.

Контрразведка путем перлюстрации выяснила, что по этому адресу Юэру на имя Кеннета Мильтона поступала из Парижа корреспонденция, содержавшая секретную французскую дипломатическую переписку, касающуюся экономического и политического положения во Франции, а также сообщения индийских коммунистов, предназначавшиеся для английской компартии. В середине 1925 года автор сообщений из Парижа был идентифицирован как Джордж Солкомб, тогдашний корреспондент «Дейли геральд» во Франции и управляющий парижским отделением Federated Press of America. Юэр отправлял Солкомбу деньги для оплаты услуг чиновников французского МИД.

В конце 1925 года контрразведка обнаружила письмо, в котором Юэр предлагал Солкомбу передавать материалы непосредственно в Москву, минуя Лондон, поскольку в Париж прибыл некий весьма деятельный человек, который прежде имел к этому отношение. Это предложение совпало с переводом Раковского из Лондона в Париж.

Дальнейшее расследовние в Лондоне привело К установке других лиц, связанных с Юэром. Ими были коммунист Уолтер Милтон Холме, Альбер Алл ер, он же Лэки, и Уолтер Дейл — бывшие сотрудники Скотленд-Ярда, уволенные во время забастовки полицейских 1919 года, а также Роза Эдвардс, дочь бывшего полицейского, а затем детектива сыскного агентства Джо Пола. Дейл был тем человеком, который наблюдал за агентом контрразведки, подставленным Юэру. Было установлено, что он с помощью детективов частных сыскных агентств также зел наблюдение за иностранными посольствами в Лондоне. Роза Эдвардс была секретарем в Аутер-Темпл, 50. Иногда она посещала советское посольство и встречалась с сотрудником АРКОСа.

После налета на АРКОС деятельность Federated Press постепенно сошла на нет, и агентство перестало существовать в марте 1928 года.

В августе 1928 года контрразведка установила контакт с Альбером Аллером, который крайне нуждался в деньгах и охотно подтвердил, что Раковский получал материалы от Юэра, финансировал его организацию и продолжал поддерживать с ним контакт после переезда в Париж. Аллер рассказал также полиции, что Юэр имел двух источников в Скотленд-Ярде, которые передавали ему еженедельные сообщения, ценные для советского правительства и Компартии Великобритании, в частности списки лиц, в отношении которых применялись меры контрразведывательного контроля.

Эта информация заставила контрразведку вновь обратить внимание на Юэра. Было установлено, что он, Холмс, Дейл и Роза Эдвардс регулярно встречаются в «Фитхерстон Тайпрайтинг бюро», где работала Роза Эдвардс. Интенсивное наружное наблюдение за всеми четверыми зафиксировало в марте 1929 года контакты Дейла порознь с двумя людьми, которые затем возвратились в Скотленд-Ярд. Ими оказались инспектор Джинховер и сержант Джейн из специального отдела Скотленд-Ярда. 11 апреля 1929 года Дейл, Джинховер и Джейн были арестованы на месте встречи. Были получены документальные свидетельства совершенного Джинховером и Джейн предательства, но, чтобы не поднимать шума, их просто уволили из полиции в мае 1929 года.

При обыске на квартире Дейла в руки полиции попал его рабочий дневник, из которого следовало, что он вел:

1) наблюдение за учреждениями английских спецслужб;

2) наблюдение за русскими в Лондоне;

3) контрнаблюдение за операциями группы Юэра.

Кроме того, Дейл получал списки политических и общественных деятелей Англии, которыми интересовалась советская разведка.

В бумагах Дейла была обнаружена информация, которую он получал из Скотленд-Ярда. На основании ее контрразведка делала вывод, что организация Юэра располагала всеми сведениями о работе Скотленд-Ярда Против подрывных организаций за предшествующие десять лет.

Вскоре после ареста Дейла и двух полицейских машинописное бюро было закрыто, а Юэр уехал в. Польшу. По возвращении Юэра из Польши в сентябре 1929 года контрразведка не могла вести за ним систематическое наблюдение, но полагала, что его организация после 1929 года прекратила свое существование.

Глава 4 «Письмо Зиновьева»

Согласно имеющимся в наличии материалам ИНО ОГПУ специально не занимался расследованием происхождения так называемого «письма Зиновьева», сыгравшего сколь эффектную, столь и решающую роль в поражении первого лейбористского правительства и приведшего к победе консервативной партии Великобритании на парламентских выборах в октябре 1924 года. Сведения, которые проливают свет на историю с этим документом, содержатся в потоке агентурной информации о деятельности группы фальсификаторов из числа белогвардейских офицеров, обосновавшихся главным образом в Берлине.

Основной фигурой, интересовавшей ОГПУ, был бывший начальник разведки армии Врангеля Владимир Григорьевич Орлов, известный тем, что после окончания Гражданской войны он занимался изготовлением и сбытом с целью пропитания фальшивых советских и коминтерновских документов, а также разведывательных сводок собственного производства. ОГПУ было хорошо информировано об этой стороне его занятий, так как, говорится в справке по делу Орлова от 19 марта 1929 года, «вся деятельность Орлова беспрерывно освещалась нашими источниками А/3 и А/25». Однако деятельность такого рода была лишь верхушкой айсберга, скрывавшего под водой основную работу Орлова — руководство агентурной сетью зарубежного белогвардейского движения. Об этом советской разведке стало известно много позже — в 1945 году, но эти сведения позволяют в ретроспективе правильнее оценить действительное положение и возможности Орлова в 1924 году.

Под Берлином гремела артиллерийская канонада, знаменовавшая начало берлинской операции советских войск, когда в записке от 23 апреля 1945 года начальник 9-го отдела 1-го Управления НКГБ СССР Гукасов доложил руководителю разведки Павлу Фитину, что парижской резидентурой в Бельгии был изъят и доставлен в Москву архив бывшего начальника «разведывательной части русского Генерального штаба» Орлова.

Из полученных парижской резидентурой документов Орлова следовало, что он был направлен в Западную Европу для организации разведывательной деятельности весной 1920 года, когда уже было очевидно, что белая гвардия проиграла Гражданскую войну, и последние ее силы были вытеснены в Крым. О задачах, поставленных перед Орловым, свидетельствуют письменные полномочия, предоставленные ему начальником Военного управления вооруженных сил на Юге России генерал-майором Никольским, квартировавшимся в Севастополе. В письме за № 0476, датированном 19 мая 1920 года и адресованном военному агенту в Италии, Никольский писал:

«Мною командирован в Западную Европу начальник разведывательной части отдела Генерального штаба действительный статский советник Орлов для выяснения постановки агентурного дела в военных агентурах, организации тайной противобольшевистской разведывательной сети за границей и связи с Генеральным штабом. Прошу оказать Орлову полное содействие».

Вслед за Орловым за границу переместилась и штаб-квартира белой разведки. В рукописной справке, сохраненной Орловым в своем архиве и озаглавленной «Добровольческая армия и разведка», говорится, что в период с 1920-го по 1923 год Центральная база находилась в Югославии, в местечке Стренски-Карловцы под Белградом, и руководство разведывательной работой осуществляли генералы Кусонский, Шатилов, Миллер и Станиславский. Непосредственно агентурной работой ведал, как и в военные годы, Владимир Орлов. После перенесения Центральной базы в Париж были перераспределены обязанности руководителей зарубежного белого движения. В 1923–1924 годах согласно справке в архиве Орлова они выглядели следующим образом:

«Во главе активной противобольшевистской работы, ведущейся в пределах России, поставлен генерал Кутепов (бунты и восстания). Во главе информационно-разведывательной работы поставлен князь Сергей Николаевич Трубецкой. Во главе казачьего дела — генерал Краснов. Все три подчинены Великому князю Николаю Николаевичу…»

О том, что Орлов в этот период не был одиночкой-фальсификатором, говорит следующая фраза: «Непосредственно генералу Кутепову и князю Трубецкому подчинена и вся противобольшевистская организация действительного статского советника Орлова, находящегося в Берлине».

Доказательством того, что Орлов по-прежнему выполнял обязанности начальника агентурной сети, служит тот факт, что в его архиве сохранились списки агентуры и смета содержания всей белой разведки. Список агентуры в Англии, наиболее интересующей нас в данном случае, состоял из десяти персон, некоторые из которых с трудом могли бы попасть под категорию агентов, хотя, возможно, критерии белой разведки позволяли причислить их к таковым. Так, список возглавляли безымянные «начальник разведывательного департамента английского Военного министерства» (очевидно, имеется в виду МИ-6, иначе СИС) и «начальник разведывательной службы английского Морского министерства». За ними следовал сэр Базель Томсон, чье положение определялось как «директор высшей полиции», затем «начальник секретной службы МИД» майор Мортен (Мортон?). В графе «сущность сообщаемых сведений» против этих фамилий указывалось: «материалы, добываемые всеми разведывательными органами о деятельности большевиков», а в графе «на каких условиях» — «в обмен на получаемые из Центральной базы». Таким образом, речь в отношении данных лиц шла о негласном обмене информацией. Такой же характер отношений существовал и с главным редактором газеты «Таймс» Вильямсом, ее сотрудником Вильтоном и корреспондентом «Дейли экспресс» Хиллом, которые предоставляли белой разведке материалы, имеющиеся в их редакциях, в обмен на сведения Центральной базы, предназначенные для помещения в печати. Платными агентами были «служащий секретной службы МИД» Мечислав Кунцевич, получавший жалованье в 2000 фр. франков в месяц, «служащий английского департамента полиции» поручик Сонаховский — 1000 франков в месяц, и «начальник лондонского узла» Нина Сохацкая — канцелярские расходы и жалованье 2000 франков в месяц.

Аналогичные агентурные списки имелись и по другим западноевропейским странам. Всего источникам белой разведки выплачивалось в 1921 году 34 100 фр. франков. Содержание Центральной базы обходилось в 16 500 франков. Общая сумма расходов на разведку достигала 50 600 франков за весь год.

Несомненно, положение Орлова как руководителя агентурной сети, то есть, в отличие от князя Трубецкого, практического организатора разведывательной работы, способствовало его фальсификаторской деятельности, которая обнаружилась во всей полноте — не без помощи ОГПУ — в ходе суда над ним и его сообщниками в Берлине в 1929 году. До тех пор в своих тайных сношениях с разведками западноевропейских стран он мог успешно эксплуатировать разведывательную сеть белого движения для продвижения дезинформации о большевиках и не только о них.

Сколь эффективно было сотрудничество Орлова с разведывательными службами Англии, видно из сообщения источника ИНО ОГПУ А/3 (Николай Крошко), проникшего в самое близкое окружение фальсификатора:

«Самое интересное — это то, чем занимается Орлов сейчас. Он вместе с Нелидовым изготовляет и продает английской разведке фальшивые документы о французах. Сейчас продаются: шифры французской разведки, сборник сигналов флота, чертежи заводов и т. д. Все это напечатано типографским способом (в типографии Швале на Тритшештрассе. Продается все это за крупные деньги… В СССР через Нелидова продаются чертежи зенитной пушки (на самом деле французской)».

Впрочем, Орлов и его команда поставляли англичанам не только фальшивки. Тот же источник А/3 сообщал в Центр, что «эстонцы продают через Орлова (10 % комиссионных) англичанам и немцам материалы о вооружениях и военных укреплениях СССР (Красная Горка, Кронштадт), полученные эстонской разведкой».

В свою очередь английская разведка активно вербовала агентов среди наиболее податливых русских эмигрантов. Одна из таких попыток привела к раскрытию советского разведчика, проникшего в белоэмигрантскую среду в 1930 году, используя именно методы английской разведки. В 1930 году в Берлине появился «бывший русский лейтенант флота» Керр, который работал «у англичан». Как сообщали источники ИНО в берлинских белогвардейских кругах, Аркадий Петрович Керр, уроженец Одессы, служил на Архангельском фронте у генерала Миллера при английской миссии, оттуда попал в Англию, ездил в Прибалтику (Ревель, Рига) с особыми миссиями. В Берлин он прибыл «для изучения работы против большевиков через эмигрантские организации». Получив эти сведения, сотрудник Центра сделал на полях сообщения берлинской резидентуры пометку — «Это т. ВИКТОР». Действительной задачей Керра — ВИКТОРА было агентурное проникновение в белогвардейскую организацию «Братство русской правды», которая сама же спровоцировала это публикацией своей программы (имеется буклет на английском языке):

«Братство русской правды» ведет антикоммунистическую пропаганду, создает при любой возможности помехи советским органам управления, организует террористические акты против комиссаров и нераскаившихся коммунистов, объединяет в тайные боевые организации всех, кто готов к борьбе, провоцирует бунты в рядах Красной Армии, ведя дело в конечном итоге к всеобщему вооруженному восстанию».

Одним из руководителей «Братства русской правды» в Берлине был Александр Николаевич Кольберг, бывший прокурор, долгое время работавший в разведывательной организации Владимира Орлова под псевдонимом ЛОМОНОСОВ и специализировавшийся на подделке подписей советских и коминтерновских деятелей. Кольберг был завербован Керром на английскую разведку и сотрудничал с ним за деньги, не подозревая, что в действительности поставляет сведения в ИНО ОГПУ.

Операция ИНО ОГПУ была раскрыта, и в белогвардейском движении разразился скандал, когда резидент английской разведки в Прибалтийских странах и Польше Богомолец в свою очередь стал разрабатывать членов «Братства» с целью завладеть сетью этой организации. Для этого он направил в Берлин английского агента и одновременно руководителя прибалтийского отделения БРП бывшего морского офицера барона Вреде. Вреде в разговоре с Кольбергом на предмет сотрудничества с англичанами узнал, что тот уже работает на их разведку. Немедленно была проведена проверка этих сведений. Агенты ИНО сообщали, что к бывшему царскому военному атташе Дьяконову в Париже обратился капитан английской армии Смит и попросил связь на Керра. Вслед за этим из Копенгагена в Берлин специально приехал английский лейтенант Эридж, который завершил расследование и установил, что Керр на деле был связан с советской разведкой. О разоблачении Керра ИНО сообщил источник А/250, который передал информацию о том, что резидент английской разведки Богомолец вербует некоего Флеммера для работы против СССР. «Богомолец сказал, — писала берлинская резидентура, — что Керра нет — это дело ОГПУ».

Таким образом, если полуофициально между белой и английской разведками и существовала договоренность об обмене информацией, как об этом можно судить по «Списку агентуры» в архиве Орлова, то на уровне закрытой, подпольной, работы англичане осуществляли вербовку агентуры в белом движении, а Орлов и компания в свою очередь продавали им как подлинные, так и фальсифицированные материалы.

Британские историки (К. Эндрю, «Secret Service»), исследовавшие вопрос происхождения «письма Зиновьева» и предания его гласности 24 октября 1924 года по инициативе английской разведки, утверждают, со ссылкой на министра иностранных дел Остина Чемберлена, что Форин Офис (читай — СИС, МИ-5) обладал значительным опытом в распознавании антисоветских фальшивок и осведомленностью об их авторах. Возможно, это так и было, потому что часть фальсификатов, например документов Коминтерна, изготовленных в Берлине Сергеем Михайловичем Дружеловским, была сделана достаточно грубо как по форме, так и по содержанию. Англичанам, читавшим шифрпереписку советского полпредства и Коминтерна, не составляло труда сопоставить подлинную информацию с претендующей на таковую, чтобы разобраться, что есть что. Могло вызывать сомнения и само обилие предлагаемых «советских документов», особенно с грифами «секретно» и «совершенно секретно». На что мог, в частности, рассчитывать царский полковник Арнольди, обосновавшийся в Румынии и предлагавший «все секретные издания Реввоенсовета».

Однако то, что выходило из рук Орлова и компании, было продукцией довольно высокого качества. У Орлова согласно сообщению источника А/3 имелись образцы подписей Бустрема, Трилиссера, Евдокимова, Аусема, Раковского, Проскуровского, Смирнова. «Фальшивки выглядят как «живые», — писал А/3. — Подписи, подделывает, и очень хорошо, сотрудник Орлова, бывший прокурор Кольберг. Живость фальшивкам придает еще то обстоятельство, что Орлов, как старый спец, уловил стиль, так сказать, дух советской переписки». Даже по Прошествии десятилетий, в 90-х годах, некоторые историки с доверием используют изготовленную им «серию писем Трилиссера» — начальника ИНО ОГПУ в 1922–1930 годах.

Замечательным примером вдохновенной работы Орлова являются изготовленные им документальные свидетельства для судебного процесса между автомобильным королем Генри Фордом и журналистом Германом Бернштейном. В середине 20-х годов Бернштейн опубликовал в американской прессе ряд документов и статей, которые обвиняли Форда в «идейном антисемитизме» и в причастности к погромам, указав при этом на его связь с белыми эмигрантами-погромщиками. В качестве примера фигурировали документы и факты, отражающие деятельность русских анархистов в Константинополе. Форд в свою очередь обвинил Бернштейна в клевете и обратился в суд. «Форд собирает во всех странах материалы на Бернштейна, — сообщал А/3, — и на этом построена вся комбинация Орлова. Орлов уже давно вошел в связь с представителем Форда и Бразолем (монархист, представитель кирилловцев в Америке) и обещал достать «подлинный» обвинительный материал против Бернштейна».

В этом деле Орлову невольно, но как нельзя кстати помог другой фальсификатор документов — Дружеловский. В мае 1925 года на допросе в берлинском Полицайпрезидиуме он, выгораживая себя, оклеветал многих других людей, в том числе Бернштейна, произведя его в сотрудники ОГПУ. «Это заявление Дружеловского явилось канвой для работы Орлова, — писал источник А/3. — Цель фабрикации двоякая: во-первых, скомпрометировать Бернштейна, доказав, что он советский работник, во-вторых, обрисовать советское правительство как «еврейскую шайку».

Схема фальшивки, как ее описал А/3, выглядела следующим образом.

Все события отнесены к 1922 году. Бернштейн связан с ЧК через константинопольскую агентуру — полковников Балиева и Акацатова, которые освещали деятельность монархистов, — и используется для распространения дезинформации в печати. Константинопольская резидентура прекращает с Бернштейном связь из-за его непомерных денежных требований.

Вокруг этого незамысловатого, но правдиво выглядящего эпизода Орлов создал целую переписку между ЧК и константинопольской резидентурой. Параллельно с письмами по этому конкретному вопросу Орлов изготовил серию инструкций Центра «о борьбе с антисемитизмом самыми суровыми мерами», приказов «О покровительстве еврейству», «о сношениях с Евсекцией компартии» и т, д. «Эта вторая серия фальшивок, — сообщал А/3, — составлена очень тонко и искусно и является фундаментом под «сионские протоколы», но очень тонким и осторожным».

Однако главным козырем Орлова во всем этом деле были подлинные журналы регистрации документов Харьковской ЧК за 1922 год, которыми его снабдил бывший сотрудник этого подразделения, а позже невозвращенец и подручный Орлова — Сумароков, он же Яшин. Чтобы внести всю вновь созданную переписку в эти журналы, Орлов изготовил и включил в них дополнительные страницы.

Таким образом фальсификаты обрели достаточно серьезное обоснование своей подлинности. «На всю эту работу затрачены средства, — писал А/3, — и технически она исполняется первоклассно: имеется русская бумага, изготовлены препроводилки с угловыми штемпелями, печати, бумага для журнала (графленая с заголовками), штампы и т. д. Все снято с оригиналов фотоспособом и цинкографией. Все вышеуказанные штампы и печати относятся к 22 году».

Орлов предполагал продать все изготовленные им фальшивки вместе с журналами Генри Форду и хорошо заработать на этом деле. «В состоянии откровенности и самохвальства, — сообщал А/3, — Орлов заявил, что за прошлый год эти дела дали ему до 12 000 герм, марок».

Впрочем, справедливости ради следует отметить, что на скользком поприще изготовления фальшивок успех не всегда сопутствовал Орлову. В марте 1929 году в ИНО от заслуживающего доверия источника поступила информация, доложенная Трилиссеру и Артузову:

«Кюри (2-й отдел французского Генштаба) в беседе с видным деятелем белой эмиграции указал на неудачный опыт работы французов с Орловым, который попросту их обманывал, фабрикуя ложные сведения об СССР».

Если об изготовлении некоторых фальшивок ИНО было известно еще до их реализации Орловым и компанией, то о «письме Зиновьева» он узнал постфактум. Но уже вскоре после того как разразился скандал в Англии, в Центр поступили два сообщения, дававшие, как показывает анализ более поздних сведений, верную картину происхождения «письма Зиновьева». Возможно, поэтому ИНО и не проводив никакого специального расследования по этому делу.

Первое сообщение поступило в ИНО из берлинской резидентуры 11 ноября 1924 года и было разослано Менжинскому, Ягоде, Артузову и Зинтиной. В нем говорилось:

«По некоторым сведениям, требующим проверки, письмо Зиновьева якобы сфабриковано в Риге поручиком Покровским (работал с Бискупским, связан с Гучковым). У Покровского имеются бланки Коминтерна, содержание составлено из речей тов. Зиновьева и кое-что прибавлено (собственно подписи под письмом не полагалось, ибо письмо циркулярное — сообщение, по словам Орлова, одного его источника).

Покровский, имея связь с английской контрразведкой, сообщил [ей], что, по его сведениям, сегодня будет отправлено почтой на условный адрес английской компартии из Риги важное письмо, а затем бросил письмо в почтовый ящик (условный адрес ему якобы известен от самих англичан). Письмо было перехвачено, и дальнейшая судьба его известна».

Второе сообщение было направлено в адрес начальника ИНО ОГПУ Трилиссера из Разведывательного управления Штаба РККА 20 ноября 1924 года и гласило:

«При сем препровождается выписка из донесения нашего источника о «письме Зиновьева».

12. XI. 24

По полученным нами сведениям, письмо Зиновьева в Лондон было написано в Риге белогвардейской разведкой. Автором письма является Покровский. Письмо было отправлено при посредстве поляков из Риги в Лондон почтой на имя известного английского коммуниста Мак-Мануса. Английская полиция, которая контролирует всю его корреспонденцию, сфотографировала письмо и как настоящее передала его в английское Министерство иностранных дел».

Иван Дмитриевич Покровский упоминается в более поздних документах ИНО как контакт Орлова в Бразилии. Но известно также, что они тесно взаимодействовали в изготовлении фальшивых документов еще 1925 году, а судя по характеру их отношений и содержанию письма, направленного Покровским Орлову в мае 1925 года, и ранее этого срока. В сообщении берлинской резидентуры от 18 мая 1925 года говорилось:

«10 мая Орловым получено от Покровского полузашифрованное письмо… Покровский сообщает, что он задумал «подложить хорошую свинью нового сорта большевикам», сфабриковать кое-что и запрашивает Орлова, готовы ли заказанные бланки и печати. Орлов, между прочим, выразил большое удивление по поводу этих печатей, ибо он якобы не знает, какие именно нужны».

Употребленное Покровским выражение «подложить свинью нового сорта большевикам», естественно, ставит вопрос, что же было «свиньей старого сорта»? Со значительной долей вероятности можно предположить, что это было «письмо Зиновьева», так как ничего более громкого с октября 1924 года по май 1925 года не прозвучало.

Сведения о причастности Покровского к изготовлению «письма Зиновьева», полученные ИНО ОГПУ в ноябре 1924 года из двух независимых источников, были позднее подтверждены другой яркой фигурой среди берлинских белоэмигрантов — Александром Феофиловичем Гуманским. В документе немецкой частной разведывательно-информационной службы — бюро Лизера — Рау, относящемся ко времени процесса над Орловым в 1929 году в Берлине, приводится рассказ Гуманского о «письме Зиновьева»:

«Гуманский описывает, как это происходило:

В Риге имеется эмигрантская разведка, которой в 1924 году руководил Покровский. Эта разведка фабриковала советские фальшивые документы в большом количестве. Эти документы отправлялись тогда в Берлин Орлову, в Париж — Шевичу, в Лондон — Корнееву, а также другим покупателям. В Риге находился один англичанин, специально для совместной работы с этой разведкой. Разведка Покровского фабриковала документы, которые легко могли сойти за настоящие, так как она в общем только слегка переделывала подлинные декреты коммунистических партийных органов и вписывала определенные фамилии. Генерал Корнеев был раньше русским офицером. Происходит из английской семьи. Он уже во время войны получил английское подданство. Осенью 1924 года Корнеев запросил из Лондона доставить ему материал, который можно было бы использовать против английской рабочей партии во время предстоящих выборов в Англии. Тогда было подделано много старых коммунистических приказов и, между прочим, было сфабриковано также письмо Зиновьева. Покровский послал пробный экземпляр Корнееву, который одобрил эту фальшивку. После этого решили устроить следующий маневр. Советскому посольству в Лондоне был послан заказным письмом экземпляр письма Зиновьева. В то же время было сообщено лондонской полиции, с какой почтой отправлено это письмо. Лондонская полиция конфисковала на почте это письмо, оно было вскрыто и сфотографировано, затем был составлен протокол, подписанный свидетелями. После этого в конверт положили лист чистой бумаги, и почтальон, за которым наблюдали два полицейских агента в качестве свидетелей, отправился в советское посольство, где вручил это письмо под расписку. Он мог также удостоверить, что письмо это было внесено в разносную книгу. Когда письмо Зиновьева было опубликовано в английских газетах, Форин Офис потребовал от советского посольства, чтобы ему было сообщено о содержании полученного под известным номером письма, на что советское посольство было принуждено ответить, что в этом письме находился чистый лист бумаги.

В начале 1925 года Покровский и его сотрудник-англичанин переселились в Южную Америку. Это сообщение Гуманского если и не подтверждается в некоторых мелочах, но все же весьма правдоподобно».

Бюро Лизера — Рау не приводит обстоятельств, при которых Гуманский дал вышеизложенные показания. Трудно также сказать, насколько верно они изложены самой службой Лизера — Рау. Во всяком случае, в начале 1925 года Покровский был еще в Риге, так как источник советской разведки сообщил в ИНО, что в мае он прислал письмо Орлову именно оттуда.

Однако обстоятельства получения еще одних показаний Гуманского о письме Зиновьева» известны прекрасно. Гуманский, будучи врагом советской системы и всячески вредя ей, после прихода Гитлера к власти резко переменил свое отношение к большевикам. Он был человеком незаурядного ума и больших способностей к разведывательной работе. Обладая немалым количеством информационных источников в Германии, Польше, Чехословакии и лимитрофах, Гуманский быстро пришел к выводу о неизбежности войны в Европе и об агрессивных намерениях гитлеровской Германии в отношении России. В 1934 году он по своей инициативе, но анонимно стал передавать в советское посольство в Праге разведывательную информацию военно-политического характера. В 1936 году он решился на установление личного контакта с советской разведкой и начал выполнять ее задания. Получаемые от него сведения оценивались в Центре весьма положительно. По прошествии полутора лет Гуманский приехал в Москву, где НКВД поселил его в гостинице и приступил к его опросу. В это время никакого давления или принуждения к нему не применялось и отношения между ним и НКВД были взаимно благожелательными.

В ходе опроса зашла речь и о «письме Зиновьева». Гуманский рассказал:

«По поводу письма знаю следующее:

Оно было изготовлено в Риге неким Покровским, действительно талантливым человеком, работавшим на англичан с 1920 года. Английский рижский центр не входил по поводу этой задачи в связь с другими английскими центрами.

С Покровским я познакомился в 1925 году, когда он был в Берлине проездом в Гамбург, чтобы ехать в Бразилию. Для знакомства меня цригласил Орлов, и Покровский в присутствии Орлова, мужа сестры Орлова (забыл фамилию) и, кажется, Кольберга рассказал следующее:

«Мой шеф, кэптэн Блэк, предложил мне составить липовое письмо к английским коммунистам. Я его составил без бланка и подписи, не зная, какое употребление из него сделают. Дело было перед выборами в палату общин. Тотчас после выборов Блэк сообщил мне, что если бы я уехал из Европы, то он мог бы мне устроить единовременно фунтов 500 и небольшую пенсию — фунтов 15 ежемесячно в течение двух лет. Он посоветовал ехать в Бразилию. Я согласился, так как меня давно тянуло из Европы, и предложение принял. Тогда английский вице-консул в Риге сделал мне предложение продать весь мой архив за 500 ф. ст. Я продал весь старый хлам и теперь вот уезжаю. Орлову он на следующий день добавил, что Блэк также едет в Бразилию».

По другому поводу Гуманский еще раз упомянул в своих показаниях о «письме Зиновьева»:

«Уругвайские документы составлены Покровским — автором письма Зиновьева, и Александром Зелинским. Покровский получил за письмо Зиновьева 500 фунтов и рекомендации в Буэнос-Айрес, по которым служил в аргентинской политической полиции. В 1933 году Покровский переехал в Монтевидео, где устроился (по рекомендации ИС) референтом по коммунистическим делам при тамошней политической полиции».

Искренность показаний Гуманского не вызывает сомнений — ему не было смысла лгать, он был настроен лояльно и давал показания свободно. Его лояльность по отношению к советской власти ничуть не убавилась, даже когда он был арестован и знал, что его ждет смертная казнь. Именно в тюрьме перед смертью он пишет подробные рекомендации по организации деятельности советской разведки в Германии и близлежащих странах. Пачки написанных от руки чернилами листов хранятся до сих пор. Гуманский вполне в духе того времени был приговорен к смертной казни за свои бывшие прегрешения и расстрелян в 1939 году.

Если оставить в стороне смутные и противоречивые высказывания других фальсификаторов — Жемчужникова, Бельградта и, в первую очередь, Дружеловского — человека весьма лживого, то все указывает на Покровского как на автора «письма Зиновьева». Основу этой версии, а в этом деле может быть только версия, составляют два агентурных сообщения, поступившие в ИНО ОГПУ в ноябре 1924 года, и показания Гуманского.

О личности самого Покровского известно немного — он трижды фигурирует в делах ИНО ОГПУ как агент Орлова сначала в Риге, а затем в Бразилии. В письме (без даты) издателю журнала «Антикоминтерн» Петру Владимировичу Глазенапу Орлов писал:

«Сообщаю вам на всякий случай адрес Ивана Дмитриевича Покровского в Бразилии. Очень активный человек. Если вы его помните и спишетесь с ним, он может многое сделать, особенно сейчас, после переворота».

Указание на антикоминтерновскую специализацию Покровского здесь очевидно.

Несколько позже, в 1940–1941 годах, дополнительные сведения о происхождении письма Зиновьева поступили от Александра Нелидова. Александр Сергеевич Нелидов был весьма любопытной фигурой: международным авантюристом по складу характера, талантливым разведчиком по способностям и по приработку — фальсификатором всевозможного рода документов из разряда «высокой политики». Гуманский так характеризовал его способности: «Пожалуй, это один из наиболее ценных и остроумных фальшивщиков в мире. Отлично образован. Сведущий в политике и дипломатии, обладающий стилем и приличными техническими знаниями, он изощрялся на «Международных липах». Из его конторы вышли конвенции между СССР и Германией, переписка германского посольства в Москве с Берлином, черновики всевозможных дипломатических нот, вообще высокая политика. Кроме того, ряд очень высокохудожественных «военных произведений», чертежи пулеметов, танков, самолетов, описание маневров в Польше, Франции и СССР…»

Александр Сергеевич родился в 1893 году в семье дипломата, а затем камергера, графа Нелидова, получил превосходное образование в Александровском лицее, состоял в Пажеском корпусе. В годы Первой мировой войны он сражался с немцами, а в Гражданскую — был в белой гвардии, оказавшись одно время прикрепленным к Англо-Французской военной миссии в качестве переводчика. В 1921 году, во время массового исхода белой гвардии из России, Нелидов оказался в Константинополе, где через свои связи среди англичан устроился на работу в британскую разведку. Он принял участие в ряде щекотливых разведывательно-подрывных операций против Советской России и в 1926 году был переведен в Берлин. Его перевод совпав с реорганизацией Сикрет Интеллидженс Сервис, результатом которой явилось сокращение ее персонала и понижение жалованья таким, как он, нештатным сотрудникам. В том же году он получил предложение от немцев поступить на работу в военную разведку Военного министерства — Абвер и в сложившихся обстоятельствах принял его. В последующие годы он занимался разведкой против Франции и Англии, а в начале 30-х годов выполнил несколько очень секретных поручений начальника Абвера полковника фон Бредова. Целью этих тайных миссий была компрометация нацистской партии и ее руководителей в глазах французов и англичан, а также лично Муссолини, и вместе с тем возвышение авторитета и роли Военного министерства как единственной силы, способной навести порядок в Германии. Неудивительно поэтому, что в 1933 году, когда нацисты пришли к власти, Нелидов был отправлен в концентрационный лагерь, где провел целых четыре года. В 1938 году он был выслан из Германии и начал свои похождения по странам Восточной Европы. В Праге он предложил было свои услуги советской разведке, но передумал и перешел на службу к американцам, по поручению которых совершал разведывательные поездки в Литву и Латвию. В августе 1940-го во время нелегального пересечения латвийской границы Нелидов был арестован НКВД. К декабрю 1940 года Нелидов, переведенный уже в Москву, дал полные показания о своей работе на англичан и немцев. Кроме того, он сообщил все известные ему сведения о немецком военном командовании, о его военных играх, направленных своим острием на Восток, о нацистских лидерах, о кадровом составе Абвера и гестапо и дал наводки на лиц, перспективных для сотрудничества с советской разведкой.

Что касается письма Зиновьева, то Нелидов сообщил следующее. По его словам, в 1923–1924 годах Лондон пытался организовать совместную польско-румынскую военную акцию против СССР. Движущей силой этой идеи выступал финансовый и нефтяной магнат Детердинг, тесно связанный с английской разведкой. Польский и румынский генеральные штабы считали, однако, что общественное мнение недостаточно подготовлено для такого предприятия. И тогда Лондон якобы дал указание о фабрикации фальшивых документов, листовок, брошюр и прочих материалов, которые могли бы подогреть антисоветские настроения и напугать всех «красной опасностью». «Единственный успех, — сообщил Нелидов следователям НКВД, — принесло знаменитое «письмо Зиновьева».

В 1938 году после своей высылки из Германии он отчаянно искал способ заработать. У него было предложение редактора одной из немецких газет некоего доктора Нушке опубликовать тайну письма Зиновьева и получить за это 20 тысяч марок. Нелидов отправился в Варшаву, где работал его старый знакомый по службе в британской разведке капитан Макларен, который, по мнению Нелидова, мог располагать нужной информацией. Макларен, однако, разочаровал его, сказав, что все сведения о письме Зиновьева находятся у резидента СИС в Риге Холла, работавшего под прикрытием британского вице-консула: «По словам Макларена, Холл захватил все документы, связанные с этим делом, и только эти документы принудили Лондон терпеть его на этом посту, иначе он был бы давно уволен». Нелидов хорошо знал Холла по английской миссии при армии Деникина и по совместной работе против Грузии в 20-е годы и решил повидаться с ним в Варшаве.

«Я явился к мистеру Холлу, он не выразил особенной радости при встрече со мной, — писал Нелидов. — Из его вопросов я понял, что он думает, что я опять поступил на службу к англичанам и приехал конкурировать с ним… Я объяснил ему прямо цель моего прихода, предупредив его, что он абсолютно ничем не рискует, если примет мое предложение. Он мне заявил, предварительно услышав сумму гонорара, что дело хотя и очень интересное, но трудно выполнимое, так как Лондон сразу поймет, кто является автором этих разоблачений… Он сказал, что такие дела невозможно решить с ходу и ему нужно некоторое время, чтобы обдумать его предложение».

Пока Холл раздумывал, у Нелидова кончились деньги, и хозяйка квартиры в отместку за неплатеж донесла на него в политическую полицию. Нелидов был в очередной раз арестован и помещен в латвийскую тюрьму, где провел более полутора лет. Не случись этого, тайна письма Зиновьева, возможно, была бы раскрыта еще в августе 1938 года. Тем не менее показания Нелидова ценны тем, что он, будучи сам докой в деле фальсификации, отнес «письмо Зиновьева» к подделкам и уверенно указал на причастность СИС к его происхождению и на Ригу как место его изготовления и отправки. Дальнейшая судьба Нелидова сложилась трагически. После нападения гитлеровских войск на СССР он выразил готовность работать на советскую разведку против Германии. Был разработан конкретный план вывода его за границу через нейтральную Швецию, возобновления старых связей. Нелидов был освобожден из-под стражи и начал подготовку. Потом — только короткая запись в его деле: «В ходе подготовки покончил жизнь самоубийством».

Ознакомление с материалами ИНО ОГПУ позволяет утверждать, что в 20-е годы в Европе действовала разветвленная разведывательная сеть белоэмигрантской разведки, тесно связанная с СИС как на полуофициальной основе, так и в результате агентурного проникновения англичан в ее ряды путем вербовки ее членов.

Часть белоэмигрантов во главе с начальником агентурной сети белой разведки В.Г. Орловым активно занималась изготовлением фальшивых советских и коминтерновских документов, иногда высокого качества, и сбывала их среди прочих английской разведке. «Письмо Зиновьева» было одной из таких фальшивок. Поскольку никто из белоэмигрантов-фальсифакаторов не отрицает того, что «письмо Зиновьева» было изготовлено в их среде. Но кем именно?

Три независимых источника — агент ИНО ОГПУ, агент РУ РККА и А.Ф. Гуманский — называют И.Д. Покровского как автора «письма Зиновьева». Те же источники указывают на сотрудничество Покровского с английской разведкой в осуществлении этой провокации.

О причастности английской разведки к этой истории на этапе изготовления и отправки «письма Зиновьева» в Лондон можно вынести окончательное суждение, только ознакомившись с ее архивными материалами по этому делу. Инициатива же СИС в предании письма гласности британскими историками не оспаривается.

Глава 5 «German connection»

Разрыв консервативным правительством Великобритании в мае 1927 года дипломатических отношений с Советским Союзом привел к ликвидации лондонской резидентуры ИНО ОГПУ, действовавшей под прикрытием советского представительства. Британские власти могли бы больше не опасаться подрывной коммунистической пропаганды, исходившей, по их мысли, из полпредства. Однако, прекратив отношения с СССР де-юре, британское правительство сохранило их дефакто. Руководствуясь, как всегда, национальными интересами, оно не препятствовало торговле с Советским Союзом, правда, уже не регулируемой денонсированным торговым соглашением 1921 года.

Оставшиеся в Англии сотрудники советских внешнеторговых организаций подвергались «чистке» британской контрразведкой, и наиболее подозрительные из них по представлению Особого отдела Скотленд-Ярда высылались из страны. В определении кандидатов на высылку местным властям немало помогали белоэмигранты, группировавшиеся вокруг бывшего царского посла в Англии Саблина. Они вели наблюдение за советскими представителями в Лондоне и зачастую имели свое, окрашенное политическими интересами, представление о том, кто есть кто в советской колонии. Любопытным в этом отношении является письмо Саблина своему парижскому коллеге Гирсу, датированное 2 июля 1927 года и вскоре после отправки попавшее в руки советской разведки. Сообщая Гирсу о высылке из Англии «коммунистических агентов», Саблин недоумевает по поводу того, что Скотленд-Ярд проявляет в этом деле слепоту и оставляет некоторых из них в неприкосновенности. «Большинство этих агентов — женщины, — пишет царский дипломат. — Роль женщин в этом вопросе — также весьма показательное явление. Даже покойный Красин и бывший здесь Раковский были под особым оком советской политической полиции, которая в свое время была представлена здесь двумя исключительно привлекательными и молодыми особами — армянкой Бабаянц и еврейкой Гольдфарб. Обе они отличались исключительной энергией, и буквально все служащие советских учреждений в той или иной мере зависели в своей службе от степени благорасположения этих дам и делали все возможное, чтобы от них освободиться… Но несколько товарок упомянутых дам продолжают «наблюдать» в Лондоне, к вящему неудовольствию советских служащих».

Праведное возмущение Саблина и действия английской контрразведки постфактум уже вряд ли интересовали советскую разведку. Разрыв дипломатических отношений сделал свое дело, лишив ИНО оперативной базы в Лондоне, но это же обстоятельство вынудило Трилиссера и его соратников искать иные пути проникновения в кабинеты Уайтхолла. Не замыкаясь только на Англии, при всей ее важности, а ставя вопрос шире: как организовать разведку так, чтобы ее деятельность не зависела от состояния или отсутствия межгосударственных отношений, — руководители ИНО пришли к определенным решениям. Эти решения, утвержденные Политбюро ВКП(б) 30 января 1930 года, положили начало периоду в истории советской разведки, который по достигнутым результатам и искусности оперативной работы можно было бы назвать «золотым десятилетием» или временем «великих нелегалов».

…16 сентября 1927 года австрийский гражданин Макс Вайнер взошел на борт немецкого парохода «Пройсен», стоявшего у причала ленинградского порта. Его никто не проводил до трапа, а на борту он ни с кем без нужды не разговаривал и совсем не заводил знакомств. Ему это было совершенно противопоказано, потому что через пару дней, в Гамбурге, Макс Вайнер должен был исчезнуть и вместо него с паспортом, извлеченным из тайника, появиться датчанин Давид Фукс. Все эти превращения без учащения пульса были должным образом совершены человеком, чье настоящее имя было Бертольд Карлович Ильк.

Ильк, пользовавшийся в оперативной работе псевдонимами БЕЕР и ХИРТ, был одним из первых нелегалов, принадлежавших к поколению «великих» и обладавших, помимо всего прочего, весьма сходными биографиями.

Подобно тому как советская нелегальная разведка выросла из Подпольной деятельности партии большевиков, ее кадры также черпались из среды партийцев-подпольщиков. Живая связь нелегальной разведки с опытом партийной работы очевидна из постановления ЦК РКП(б) «О создании при Оргбюро ЦК отдела нелегальной работы», принятого 11 июля 1919 года, то есть за полтора года до создания ИНО ВЧК. Его задача состояла в Том, чтобы «оставлять» в занимаемых неприятелем местностях «нелегальных политработников» с целью сбора информации о положении в лагере противника, его планах и действиях. С окончанием Гражданской войны и переносом борьбы на международную арену «нелегальных политработников» сменили разведчики-нелегалы, которых уже не «оставляли», а целенаправленно выводили в интересовавшие разведку капиталистические страны. Вполне естественно, что Германия с ее довольно либеральным послевоенным режимом, центральным положением в Европе и широкими международными связями превратилась в главную оперативную базу советской разведки в конце 20-х — начале 30-х годов. В это время с территории Германии действовали сразу несколько нелегальных резидентур и самостоятельных групп: БЕЕРА (Б.К. Ильк), МОНДА (И.Н. Каминский), ДЖЕКА (Ф.Я. Карин) и КИНА (Б.Я. Базаров). Этому способствовало также и то обстоятельство, что в распоряжении разведки имелось достаточно много коммунистов — выходцев из стран Австро-Венгерской империи с прочными немецкими корнями и знанием обстановки в Германии и сопредельных с ней странах Восточной Европы и Прибалтики, носивших в советской дипломатической терминологии того времени название «лимитрофов».

О значении Германии в глазах руководства ИНО ОГПУ свидетельствует подготовленный начальником 3-го отдела Штейнбрюком документ-распоряжение от 5 марта 1931 года под заголовком «Ближайшие задачи нашей разведки на Западе». Дата этого документа указывает на то, что в нем одновременно учитываются итоги уже проделанной работы и ставятся новые задачи:

«…Послевоенная Германия, благодаря своему военно-географическому, экономическому и политическому положению, все время является объектом ожесточенной борьбы различных антисоветских групп и партий, как вне, так и связанных с ними групп и партий внутри страны, за ее внешнеполитическую ориентацию.

Разработка и освещение деятельности этих антисоветских групп и партий внутри Германии, несомненно, приведет к международным центрам (Англия, Америка, Франция), которые ведут борьбу против нас. Германия должна рассматриваться нашей разведкой как лакмусовая бумажка.

К тому же Германия для всякой антисоветской работы внутри нашего Союза располагает преимущественными возможностями, имея на нашей территории значительное количество специалистов, большую массу колонистов и русских немцев, работающих в нашем соваппарате и участвующих в хозяйственной деятельности страны.

Изложенное, а также наличие уже сейчас довольно сносной агентуры в Германии и благоприятной коньюнктуры там для вербовок настоятельно диктуют нам необходимость сконцентрировать наш разведывательный удар главным образом на Германию».

Биография и служебная деятельность Илька, как и других его товарщей, вполне укладывается в схему работы ИНО ОГПУ тех лет. Он родился в Австро-Венгрии в 1896 году. Окончил гимназию, а затем Экспортную академию в Вене. Еврей по национальности, Ильк владел немецким, польским, английским и русским языками. В 1919 году он вступил в Компартию Галиции, в 1920 году — в Компартию Австрии и перешел на подпольную партийную работу. В начале 1921 года Ильк был на короткое время арестован в Германии как большевик, не имевший вида на жительство. В 1925 году он вновь был арестован, уже в Венгрии, за ведение подпольной деятельности и посажен в тюрьму, из которой бежал. Оказавшись в СССР, он получил направление на работу в ИНО ОГПУ, куда и был зачислен 14 июня 1926 года.

Люди, имевшие за плечами, подобно Ильку, опыт подпольной работы, почти не нуждались в специальной подготовке к нелегальной разведывательной деятельности и, если бы не аресты, зафиксировавшие в картотеках полиции их коммунистическое прошлое, не нуждались бы и в смене имен — как известно, выдающийся советский разведчик Арнольд Дейч работал за рубежом под своим настоящим именем.

Укрыв свое партийное прошлое в паспорте на имя Давида Фукса, Ильк оказался в Германии, где сразу почувствовал себя как рыба в воде. Умело используя свои старые связи, он скоро стал совладельцем фабрики игрушек, заняв на ней к тому же должность управляющего делами. В середине 1928 года в качестве заместителя резидента к нему был направлен ЮЛИУС — Мориц Иосифович Ванштейн (Гучков), 27-летний сотрудник ИНО, в прошлом находившийся на партийной работе в Латвии и высланный оттуда в РСФСР. Резидентура Илька заработала на полную мощность и к концу 1929 года уже располагала 10 ценными источниками, 7 из которых давали документальную информацию, и 30 вспомогательными агентами, роль которых была также велика, поскольку район деятельности резидентуры распространялся, кроме Германии, на Польшу и Прибалтийские государства и потребность в связных была жизненно важной. Ильк и Ванштейн были не в состоянии сами обслуживать столь обширное географическое пространство и создали подрезидентуры в Варшаве, Данциге, Бреславле и Риге. Кроме получения ценной политической и технической информации, Ильк наладил снабжение паспортами как своих сотрудников, так и сотрудников Центра. К концу 1930 года резидентура БЕЕРА превратилась в столь громадное разведывательное предприятие, что, несмотря на прекрасные организаторские способности Илька, стала трудно управляемой, и ее пришлось разделить на более компактные и надежные с точки зрения конспирации нелегальные группы. Одну из них, нацелен: ную на Восточную Европу и Прибалтику, возглавил МОНД — Иван Николаевич Каминский, бывший прапорщик царской армии, принявший в Гражданской войне сторону большевиков и боровшийся в послевоенные годы с бандитизмом на Украине. Другая группа осталась под руководством Илька, который сохранил за собой руководство работой в Англии и Франции.

На момент реорганизации резидентуры Илька (декабрь 1930 года) основным действующим лицом операции по проникновению на ОСТРОВ, как именовалась Англия в оперативных документах ИНО, был агент А/29, который после переориентация резидентуры Илька целиком на Англию стал именоваться ОС/29, по двум первым буквам слова «остров». ОС/29 был довольно известным немецким журналистом с обширными связями как в Германии, так и за границей.

В середине 1929 года он организовал в Лондоне «корреспондентское бюро», представлявшее, по сути дела, небольшое частное информационное агентство, занимавшееся сбором конфиденциальных сведений о политике и экономике стран Европы и США. К сотрудничеству с бюро он привлек английского журналиста ОС/42 и поставил его во главе всего предприятия, ответственным за сбор и отправку информации в Германию. ОС/42 в свою очередь привлек к сотрудничеству еще несколько своих коллег-журналистов, как служивших в газетах, так и независимых, и начальника департамента Министерства торговли. Все они имели порядковые номера вслед за ОС/42, соответственно ОС/43, 44, 45, 46. Два из них входили в ближайшее окружение премьер-министра Великобритании Макдональда и министра иностранных дел Гендерсона, выполняя их конфиденциальные поручения. Работа «корреспондентского бюро» зижделась целиком на материальном вознаграждении за поставляемые материалы и Шла своим ходом, не вызывая до поры до времени необходимости постоянного пребывания ОС/29 в Лондоне. Подводя итоги примерно за год работы, Ильк сообщал в Центр в августе 1930 года:

«…Нами проделана определенная работа по большему приспособлению работы группы ОС/42 к нуждам нашей организации. И действительно, как у ОС/42, так и у всех его людей мы можем констатировать серьезное желание и готовность к этому. Слабость их работы в последнее время объясняется тем, что ряд наших источников были в разъездах и что вообще летние месяцы кладут свой отпечаток на работу. ОС/42 и другие источники готовы выполнять наши задания, однако тут весьма, конечно, важно постоянное руководство ими на месте.

ОС/43, который был намечен в состав «Дальневосточной комиссии», о которой мы дали вам сводку, остается на месте, причем ему поручено вести обработку поступающих с Д/В материалов, и он изъявил готовность давать их лично ОС/29 для ознакомления. Этот факт уже является некоторым достижением в отношении чиновника ОС/43, и ОС/29 стоило немалых трудов уломать его.

ОС/44 уже недели две как разъезжает по Европе по уполномочию Сноудена и Макдональда с целью изучения положения на местах. В настоящее время находится в Варшаве. По возвращении домой — в середине сентября — надеемся получить от него довольно интересные материалы, на что он уже изъявил согласие.

ОС/46 мы сосредоточили сейчас исключительно на вопросах блокады и вопросах Сити. Беда его была в том, что он имеет самолюбие человека, желающего делать высокую политику (он довольно активен в сионистском движении, являясь сторонником ревизионистов). Однако мы его от этой болезни излечим…».

Идея использования журналистики для прикрытия разведывательной деятельности впервые была реализована английской разведкой. По случайному временному совпадению, то есть незадолго до начала: английской операции Илька, датская газета «В.Т.» (вероятно, «Berlinske Tidende». — О.Ц.) в номерах за 28.02.28 и 4.03.28 опубликовала воспоминания сотрудника английской разведки капитана Уильяма Харви о его работе в Дании в годы Первой мировой войны. Харви, в частности, писал:

«Я начал свою работу в Копенгагене с того, что открыл «Бюро печати», заручившись предварительно полномочиями от двух лондонских газет, которые назначили меня своим корреспондентом в Дании… Я посылал почтой длинные газетные статьи в «Дейли мейл», написанные моим почерком и, разумеется, по-английски и касавшиеся положения в Дании и соседних странах. Это была журналистика совершенно законная, и моей целью было попытаться обмануть датскую полицию и заставить ее верить, что я был только обыкновенным журналистом, а не британским офицером, посланным сюда со специальной целью».

Материалы лондонского «корреспондентского бюро» поступали в Москву регулярным и довольно обильным потоком. Но качество их с разведывательной точки зрения оставляло желать лучшего. Получая по 15–20 сообщений с каждой почтой, Центр оценивал только около 20 процентов из них как «представившие интерес или большой интерес». Критика Центра прозвучала в письме Артузова, направленном Ильку 7 августа 1930 года:

«Что касается работы этой группы, то основным недостатком является ее «корреспондентский», а не «наш» характер и увлечение экономическими вопросами, не являющимися для нас актуальными. Постарайтесь твердо повернуть ее работу на освещение деятельности империалистических стран и главным образом их (источников. — О.Ц.) родины, прямо или косвенно направленной против нас. В частности, нас интересуют следующие вопросы:

а) работа по созданию экономической и финансовой блокады (обратите внимание на деятельность Нормана — Англобанк, Моро — Банк де Франс, Лютер — Германия);

б) корни и подоплека кампании в САСШ;

в) франко-германское сближение и отношение или роль Англии (обратите внимание на Зауэрвейна из «Матэн» и Рехберга в Германии);

г) позиция Англии в вопросах франко-итальянских, итало-германских отношений;

д) конечно, отношение к нам Англии;

е) участие Англии в польско-румынских делах (последнее внесено в печатный текст письма рукой Артузова. — О.Ц.). Вот, грубо то, что в настоящее время было бы очень желательно изучать. Подробнее мы поговорим в следующих письмах. АРТУР».

Неудовлетворительная оценка и критика Центром материалов «корреспондентского бюро», хотя и воспринималась Ильком как справедливая, побудила его дать свои объяснения положению дел на ОСТРОВЕ. В пространном письме от 25 августа 1930 года он писал в Москву:

«У меня сложилось впечатление, что вы в некоторых принципиально важных отраслях нашей работы не имеете достаточно ясной картины, и в первую очередь в отношении путей реорганизации и децентрализации моей организации (вопрос о чем был поставлен передо мной несколько месяцев тому назад), а также в отношении методов и путей работы на ОСТРОВЕ в общем и в связи с предполагаемым отпочкованием «островной» организации.

Как вам известно, мы на ОСТРОВЕ работаем около года. Я об этой работе неоднократно писал вам, но все же мне кажется, у вас не сложилось достаточно ясного представления о том, что собой представляет наша работа на ОСТРОВЕ и каковы могут и должны быть пути приспособления источников, занимающих более или менее важное положение в английском обществе, к требованиям нашей работы.

Я полностью согласен с вами в отношении критики, которой вы подвергли материалы от группы ОС/42. Говоря, однако, о методах построения организации на ОСТРОВЕ, я первым делом хотел бы подчеркнуть, что мы год назад взялись за эту работу, имея перед собой в буквальном смысле терра инкогнита. Каковым бы еще сегодня ни являлся материал, получаемый нами по островной линии, нам все же первым делом удалось закрепить личное положение ОС/29 на ОСТРОВЕ, создав ему там такую легализацию, что мы сейчас имеем возможность в любое время послать его туда, причем поездки эти его туда обставлены стопроцентным образом. Помимо того, эта его легализация дает ему, без преувеличения, колоссальные возможности для создания новых связей.

Быть может, вы недостаточно серьезно учитываете то обстоятельство, с каким трудом и как редко иностранец получает на ОСТРОВЕ так называемые трудовые книжки, являющиеся предпосылкой для получения права жительства на ОСТРОВЕ. Помимо легализации работы и жизни ОС/29 на ОСТРОВЕ, нам в течение года удалось завербовать ряд людей, из которых мы в настоящий момент сохранили 4-х источников из группы ОС/42…

Исходя с самого начала из предпосылки, что работа на ОСТРОВЕ должна развиваться крайне осторожно и систематически, я сразу же взял установку на то, что желаемые результаты нам удастся получить лишь со временем. При этом я с самого же начала взял установку на то, чтобы полностью исключить возможность проникновения в организацию двойников или потенциальных двойников. По этой причине, и только по этой причине я вначале придал работе группы ОС/42 характер полулегальной связи, прикрыв ее специально для этой цели созданным корреспондентским бюро.

Этот характер легализации работы имел, понятно, кроме положительной стороны и целый ряд отрицательных. И эти, именно отрицательные, стороны отражались на материалах, которые мы получали от наших источников, причем некоторые из них занимают довольно видное положение в правительственном аппарате. Тем не менее можно отметить в последние 2–3 месяца хотя и весьма незначительное, но все же улучшение в разработке заданий, которые я ставил перед этой группой.

В процессе работы, после того как все эти люди свыклись со своей работой для нас и прежде всего привыкли к пунктуальному выплачиванию им жалованья, мы могли уже решиться на то, чтобы приступить к медленному, но систематическому переводу их работы на наши рельсы. Однако в процессе этого перевода я пришел к убеждению, что на местах, безусловно, необходимо постоянное присутствие нашего человека, изо дня в день руководящего работой этой группы. До сих пор я временно разрешал этот вопрос, сравнительно часто посылая ОС/29 на более или менее длительное время на ОСТРОВ».

Это весьма пространное послание Илька начальнику ИНО Артузову является тем не менее интересным примером, иллюстрирующим мощное оперативное мышление этого выдающегося руководителя нелегальной резидентуры и известную демократичность отношений в разведке того времени. Несомненно, этому способствовал оперативный «вес» самого Илька, но немалое значение имели и установившиеся в ИНО товарищеские отношения, столь необходимые для такого творческого процесса, как разведывательный. В стиле письма Илька нет и намека на бюрократический или «военизированный» тип организации, в которой он работал.

Вопрос о направлении «социального человека» для руководства группой ОС/42 («корреспондентское бюро») был уже решен Центром, и Артузов еще письмом от 7 августа 1930 года сообщил Ильку:

«Новый ваш работник выехал, и вы его увидите числа 13–15. Впредь его будем называть ГОФМАН… ГОФМАН производит хорошее впечатление, и из него должен выработаться солидный работник…»

ГОФМАНОМ Артузов окрестил Василия Львовича Спиру (настоящее имя — Юлиус Гутшнекер). Его путь в разведку был, наверное, самым, коротким, даже по тем временам чудесных превращений, и на бумаге умещался в несколько строк. 3 июня 1930 года из ЦК ВКП(б) в ОГПУ поступил лаконичный документ:

«В ОГПУ.

Распредотдел ЦК ВКП(б) направляет в ваше распоряжение т. Спиру, п/б № 1 020 136, для использования.

Срок прибытия: 3.06.30 г.».

9 июня Спиру написал заявление:

«Прилагаю путевку ЦК ВКП(б) от 3.06.30 и прошу зачислить меня на работу в ИНО ОГПУ».

На заявление была наложена резолюция:

«В ИНО ОГПУ — прошу оформить и направить т. Спиру в распоряжение ИНО на должность уполномоченного. Он будет в долгосрочной командировке за счет ИНО. С тов. Мессингом согласовано. М. Горб».

Если рассматривать резолюцию Горба как приказ о зачислении Спиру в кадры разведки, то его появление в Берлине всего через два месяца в качестве нелегала было также рекордом подготовки. Видимо изучив биографию Спиру, руководство разведки посчитало, что его можно с ходу пустить в дело.[3]

Жизненный путь Спиру был весьма схож с биографиями его будущих руководителей — Илька и Ванштейна. Он родился в 1898 году в Вене, в семье врача. В Вене же в 1915 году окончил гимназию и был призван в австро-венгерскую армию, в составе которой воевал на итальянском фронте, дослужившись к 1918 году до подпоручика. С марта по август 1919 года имел редкую возможность служить в Красной Армии Венгерской Советской Республики. Дальнейшая карьера Спиру была связана с журналистикой: до 1927 года он работал в ряде «партийных и буржуазных газет» и в пресс-бюро Балканского бюро исполкома МОПРа. Однако интереснее была скрытая сторона жизни Спиру.

«С 1919 по 1927 год я постоянно участвовал в нелегальной работе:

1919–20 гг. — член руководящего комитета коммунистической организации Буковины;

1920–21 гг. — член руководящего комитета коммунистической организации Банаты;

1922–24 гг. — член бюро ЦК Комсомола Румынии и представитель Комсомола в ЦК КП Румынии;

1924–27 гг. — МОПР».

Спиру также указывал, что в первый раз он был арестован в 1915 году в Вене, потом несколько раз в Румынии, один раз в Чехословакии и еще раз в Вене, после чего был выслан из Австрии. Один из арестов в г. Иславле, Румыния, закончился тюремным заключением в 1921–1922 годах.

В 1927 году Спиру приехал в Советский Союз, вступил в ВКП(б) и был направлен на работу в румынский и немецкий сектора существовавшего тогда в Москве Коммунистического университета национальных меньшинств Запада.

Богатый опыт подпольной партийной работы служил, по-видимому, лучшей рекомендацией для работы в разведке. Конечно, имевшие место аресты и тюремное заключение, свидетельствовавшие об осведомленности полиции иностранных государств о принадлежности Спиру к Коммунистической партии, представляли угрозу для его безопасности как будущего разведчика, но на то и существовала нелегальная разведка, чтобы преодолеть это осложнение. В большинстве случаев смены имени было достаточно, чтобы бывший коммунист-подпольщик благополучно прошел сквозь сито «черных списков» полиции и пограничных служб. Поэтому Спиру под именем Антона Таубера, гражданина Австрии, в середине августа 1930 года уверенно перееек границу Германии, о чем Артузов должным образом и информировал Илька.[4]

С почтой от 7 октября 1930 года Артузов отправил Ильку отдельное письмо, касающееся Спиру.

«Дорогой друг!

Посланный к вам наш общий друг ГОФМАН в связи с данными вам устными директивами и в разъяснение и дополнение нашего письма № 20/3, как известно, будет работать под твоим руководством в предприятии О. ГОФМАН, как мы его уже мельком охарактеризовали, очень способный, прекрасно политически подготовленный товарищ. Однако у нас он никогда не работал и поэтому совершенно неопытен в нашем деле. Вам придется с ним много и хорошо поработать, прежде чем из него выработается тот Ценный работник, каким он обещает быть. Особенно придется предостеречь его (когда будете поручать ему работу) от слишком большого увлечения политическим эффектом в работе в ущерб нашим специфическим задачам.

Артур».

Артузов мог вполне положиться на опытного Илька, который сразу же по прибытии Спиру в Берлин проявил незаурядную изобретательность и фантазию в отношении устройства его в Англии.

«Что касается подготовки ГОФМАНА к работе на ОСТРОВЕ (я с ним только сегодня познакомился), то… поскольку он человек нелегальный, подготовка его к поездке туда потребует больше времени и должна быть обставлена еще более солидно. У меня в этом отношении выявились некоторые возможности легализации его по линии наиболее ему знакомой, а именно по линии издательства. Я поставил перед ОС/29 задачу устройства его при одном из крупных английских издательств в качестве немецкого референта и т. п., одновременно связывая его с некоторыми весьма крупными немецкими издательствами, с которыми связан ОС/29».[5]

Создание прикрытия для работы Спиру в Англии Ильк поручил ОС/29. Тот, используя свои знакомства, помог разведчику быстро установить деловые связи в издательском мире. В своем отчете Спиру писал, что у него имеются контакты с крупными немецкими издательствами «Kiepenheuer», «Henius» и «Schub Verlag». Он был также представлен известным писателям Георгу Кайзеру, Бертольту Брехту и доктору Левинсону. С Георгом Кайзером Спиру заключил соглашение на йродажу в Англии издательских прав на один из его популярных романов и вел переговоры об английских правах на книгу Карла Крауса — «Последние дни человечества». Благодря помощи ОС/29, отмечал Спиру, «годы труда были спрессованы в мгновение».

Пока Спиру осваивался в издательском мире Германии, Ильк снабдил его австрийским паспортом на имя Джозеф Лаходный и в первой половине октября отправил его вместе с ОС/29 на пару недель в Англию. Для начала Спиру была поручена скромная задача: познакомиться с условиями жизни и работы в Лондоне и выяснить, возможна ли в принципе его легализация как литературного агента.

Согласно штампу в паспорте на имя Джозефа Лаходного он въехал в Англию через Гарвич 12 октября 1930 года и остановился в Лондоне в отеле «Пикадилли». У Спиру имелось деловое поручение от немецкого издательства «Adalbert Schultz Verlag». В популярном среди чиновников и парламентариев ресторане Скотта ОС/29 познакомил его с сотрудником отдела печати Форин Офиса Чарльзом Даффом. Дафф сам занимался литературной деятельностью и был не прочь завести полезные связи в издательском мире Германии. Результатом их общения стали рекомендательные письма Даффа английским издателям, в которых он представлял Джозефа Лаходного как «литературного консультанта ряда немецких издательств». Копия одного из этих писем сохранилась по сей день и выглядит следующим образом:

«Министерство иностранных дел Лондон.

21 октября 1930 года.

Уважаемый г-н Фабер, предъявитель сего Джозеф Лаходный является литературным консультантом ряда немецких издательств.

Вскоре г-н Лаходный уезжает в Германию, но вернется в Англию примерно через месяц и останется здесь на некоторое время. Он хочет встретиться с английскими издателями, чтобы обсудить возможность издания их книг в Германии, предложить книги немецких авторов к изданию здесь и т. д.

Я не знаю, как обстоят Ваши дела с Германией, но мне показалось, что Вы, может быть, заинтересуетесь и встретитесь с г-ном Лаходным.

Искренне Ваш Чарльз Дафф».

Таким способом Спиру вышел на издательства.

Кроме того, Дафф дал Спиру рекомендательное письмо к секретарю Пен-клуба Герману Оулду, а ведущий литературный критик еженедельника «Санди рефери» Престон познакомил с известным переводчиком с немецкого на английский — С.Н. Бруксом.

Пробыв в Лондоне около двух недель, Спиру вернулся в Берлин. Его вывод о пригодности прикрытия литагента был положительным. В отчете он писал, что эта профессия имеет ряд ценных преимуществ: во-первых, ею может заниматься иностранец, так как она относится к разряду свободных профессий и не требует специального разрешения; во-вторых, она позволяет часто ездить через границу и, в-третьих, открывает широкие возможности для завязывания полезных знакомств. Все это как нельзя лучше устраивало нелегальную разведку.

В следующую поездку в Англию (въезд 27 ноября 1930 года) Спиру также сопровождал ОС/29. На этот раз перед Спиру стояла задача включиться в текущую разведывательную работу, и он был представлен ОС/42 как новый руководитель «корреспондентского бюро». ОС/42 был доволен тем, что сохранит пост «лондонского редактора» («London editor») и что отныне все организационные и финансовые вопросы новый шеф будет решать на месте. ОС/29, который встречался также и с другими источниками, в своем отчете о поездке писал, что «ОС/43 готов давать секретные сообщения, если они не пойдут почтой, — такая готовность есть и у ОС/42 и ОС/44, так как они боятся потерять работу в условиях экономического кризиса, а к зарплате по линии бюро они привыкли».

В свой очередной визит в Лондон (15 января 1931 года) Спиру получил вид на жительство, где указал свой постоянный адрес: 58с, Лексхем-Гарденс, Кенсингтон. Ильк с удовлетворением сообщал об этом в Центр:.

«На днях я получил сведения от Гофмана, в которых тот сообщает, что он уже получил право жительства, чему я очень рад. Кроме того, он принят членом очень известного английского клуба писателей, благодаря очень теплой рекомендации известного вам Даффа. По этой линии я надеюсь получить очень интересную периферию».

Прочно обосновавшись в Лондоне, Спиру активно включился в работу с «корреспондентским бюро». Поскольку в те давние времена заведение дел на отдельных источников было скорее исключением, чем правилом, то сделанные в этот период Спиру рукописные заметки на немецком языке являются, пожалуй, единственным описанием не ведавших про то членов советской разведывательной сети в Лондоне.

ОС/42 — «лондонский редактор корреспондентского бюро» — был, по словам Спиру, профессиональным журналистом, который, однако, не поднялся выше среднего уровня. Будучи дипломатическим корреспондентом одной из лондонских газет, ОС/42 часто посещал Берлин, Рим, Вену, Белград, Будапешт. ОС/29 познакомился с ним в Берлине через американского корреспондента. Хотя рекомендация этого американца в отношении ОС/29 была «безусловно хорошей и не вызывавшей никаких подозрений», ОС/42 согласился на создание «корреспондентского бюро» только после того, как посоветовался в Форин Офисе. В разговоре со Спиру ОС/42 признался: «Сначала я осведомился там, отвечало ли бы такое бюро интересам Англии, и получил утвердительный ответ. Никогда через наше бюро не распространялась какая-либо вредная для Англии информация». По словам ОС/42, он надеялся, что бюро превратится в крупное агентство с выходом на континентальные газеты. «Естественно, — писал Спиру, — за этими идеалами скрывались чисто материальные интересы. ОС/42 является по натуре типом английской богемы, никогда не имеет в достатке денег и прочной жизненной основы. Через бюро он надеялся получить не только честь и славу, но и немного разбогатеть».

Поначалу бюро представлялось ему Своеобразной разновидностью пресс-агентства, экспериментом, по его выражению. «Только постепенно, — писал Спиру, — ему внушили, что требуются 1) обычные сообщения, 2) закрытые сообщения для сведения некоторых главных редакторов немецких изданий и, наконец, секретные сообщения для некоторых крупных американских бизнесменов и биржевиков. В том, что бюро имеет американо-немецкую подоплеку, ОС/42 убежден и по сей день. Тому есть многочисленные доказательства во всей его работе и поведении, но об «американской линии» знает только его ближайший приятель — ОС/46. Он убедительно просил меня не говорить ничего об «американской линии» другим лицам, сотрудничающим с бюро. По различным, главным образом материальным, соображениям ОС/42 превратился в патриота бюро, которое стало в последнее время практически его единственным источником дохода. Поэтому он так дрожит за него.

И все же в душе у ОС/42 живут два чувства, — писал далее Спиру. — С одной стороны, он хочет оставаться патриотом и быть во всех отношениях на хорошем счету у Форин Офиса. С другой стороны, он скрывает от Форин Офиса «американскую линию» и факт сотрудничества с бюро ОС/43 и ОС/44, поскольку они как высокопоставленные чиновники фактически поступают противозаконно».

ОС/46, по описанию Спиру, был типичным международным авантюристом и служил ОС/42 в качестве источника. ОС/46 родился в России, на Кубани, к моменту создания бюро имел за плечами 25-летнюю журналистскую практику, во время революции был послан Временным правительством с целью закупки оружия в Западную Европу и остался там вместе с доверенными ему деньгами, был знаком с Керенским, тесно связан с белоэмигрантскими газетами «Руль» и «Последние новости», часто выступал с антисоветскими публикациями, прожив долгое время в Берлине, Брюсселе и Лондоне, имел широкие связи повсюду в Европе. ОС/46 был к тому же вице-президентом «фашистско-ревизионистского крыла сионистской организации» (слова Спиру) и, по утверждению ОС/42, информировал Форин Офис о всех закрытых заседаниях «враждебных Англии ревизионистов».

«ОС/46, кажется, гораздо в большей степени понимает истинный характер «корреспондентского бюро», — сообщал Спиру. — Он считает, что речь идет о полуофициальном американском информационном агентстве, работающем на грани экономического шпионажа. Не далее этого он и готов пойти. Он был бы готов делать все, что не может быть предъявлено ему как конкретное нарушение закона, хотя по существу это и было бы незаконно». Во время одной доверительной беседы со Спиру, содержание которой ОС/46 просил держать в тайне от ОС/42, он обещал свою всестороннюю помощь. Когда же Спиру сказал, что сообщения хорошо было бы подтверждать документами, ОС/46 заявил следующее: «Нет, этого я никогда не сделаю. В этом вопросе между нами не должно быть никакого недопонимания. Документы я не могу поставлять. Самую лучшую и недоступную информацию, «закрытые сообщения» вы можете от меня ожидать. Все, что я буду вам давать, вы можете публиковать. Будете ли вы это делать или нет, мне безразлично».

«ОС/46, так же как и ОС/42, рассматривает «корреспондентское бюро» как американо-немецкое предприятие, — писал Спиру. — Он убежден в его нерусском и особенно в его антисоветском характере».

ОС/43 служил чиновником, а в прошлом состоял в компартии. По своей осведомленности в экономических и политических вопросах он превосходил других сотрудников бюро, но его неуравновешенный, истерический характер, отсутствие журналистских способностей и тот факт, что он не был «джентльменом», приводили к трениям с ОС/42. ОС/43 считал себя «экономическим курьером» правительства и жил в постоянном страхе, что выдает государственные секреты. «Его истерия приводит к тому, — отмечал Спиру, — что сегодня он видит в бюро руку Москвы, а завтра — руку Вильгельмштрассе. И я, и ОС/42 основательно разубеждали его в этом.

О его сотрудничестве в группе знал только ОС/42».

ОС/44, по словам Спиру, был единственным членом группы, который сознательно нарушал закон, передавая документы своего министерства. В прошлом он за деньги снабжал кое-какими сведениями ОС/42 для его газеты и так стал сотрудником бюро. «В последнее время ОС/44 полностью отказался сотрудничать, — писал Спиру. — Его назначили начальником… и он боялся разоблачения своей «противозаконной деятельности». Однако убедить его все-таки удалось, так что он дает в самом деле хороший материал. Примечательно, что он приглашал ОС/29 в министерство и показывал ему секретные документы».

В конце своего описания группы Спиру делал некоторые выводы:

«1. Самим способом создания группы мы сами ) уже поставили определенные границы ее деятельности.

2. Группа, несомненно, отвечала цели расширения периферии (связей, возможностей. — О.Ц.). Через нее были получены связи, которые были за пределами наших возможностей. Ее создание было поэтому принципиально верным. Некоторые опасные моменты никогда не упускались из виду. В известных случаях именно вероятный контроль со стороны Форин Офиса служил прикрытием нашей работы».

Из сказанного Спиру очевидно, что «корреспондентское бюро» балансировало на грани законной и незаконной деятельности, и это объясняло неровное качество информации, поступавшей от него в Центр. «Лондонский редактор», если его деятельностью действительно интересовался Форин Офис или даже МИ-5, обнаруживал перед ними, вероятнее всего, только «надводную» часть всей организации, потому что столь нужные ему и другим членам группы деньги делались в ее «подводной» части. Он должен был прекрасно понимать, что без последней все, что было над поверхностью, просто бы затонуло. Все сооружение было довольно непрочным и зависело от денежных вливаний Центра и от каприза «патриотически» настроенных источников информации..

Трудно сказать, стоили те 20 процентов материалов бюро, которые оценивались Центром как представляющие «интерес и большой интерес», труда берлинских нелегалов и денежных затрат, но, как подчеркивал Ильк, лондонскую операцию следовало рассматривать только как начало большой работы. События, однако, развивались не всегда по намеченному плану. Коммунистическое прошлое иногда неожиданно настигало новоиспеченных нелегалов.

В марте 1931 года Ильк сообщил в Центр, что 2 числа по его вызову в Берлин из Лондона приехал Спиру. «Дело в том, — объяснял вызов Спиру Ильк, — что вопреки моей инструкции не выходить в работе с группой ОС/42, в частности с ОС/46, за рамки нынешней работы, только углубляя ее в связи с нашей установкой на создание нужной периферии, ГОФМАН, видимо из соображений чрезмерной личной амбиции, вышел из рамок моих директив и решился на разговор с ОС/46 в довольно открытой форме, предложив ему доставлять нам документальные материалы. Со слов ГОФМАНА, это вызвало резкий отпор со стороны ОС/46. Я в этом не без основания видел определенные симптомы, могущие привести к разоблачению ГОФМАНА. Положение ГОФМАНА оказалось куда более серьезным — опасным, чем я раньше предполагал, и об этом я узнал только в понедельник, лично от ГОФМАНА».

Ильк отнюдь не излишне драматизировал создавшуюся ситуацию. Вторая часть его письма излагает события, которые чаще происходят на киноэкране, чем в жизни:

«За 3–4 дня до отъезда из ОСТРОВА ГОФМАН был приглашен ОС/46 на вечер к нему. Было совершенно постороннее общество. Вдруг посреди вечера открываются двери, и входят муж и жена, оказавшиеся старыми хорошими знакомыми по Вене как ГОФМАНА, так и его жены. Муж — это сионист из Литвы, посещавший в Вене университет и оттуда его хорошо знавший как коммуниста. Жена — была в свое время в Вене подругой жены ГОФМАНА, в то время легально работавшей по нашей линии, причем она определенно знала о деятельности последней…

Войдя в комнату, оба они, и муж и жена, увидев старого знакомого, ГОФМАНА, с радостным восклицанием обратились к нему, называя его так-таки по самой настоящей его фамилии. Ситуация в момент создалась для ГОФМАНА в высшей степени опасная. ОС/46 тут же вошел в создавшуюся ситуацию и весьма ехидно обратился к ГОФМАНУ со словами: «Значит, у вас имеется две фамилии. Вы ведете двойной образ жизни. К этому надо бы присмотреться поближе».

ГОФМАН всячески пытался замять это дело. По его словам, это как будто ему частично удалось, так как муж и жена, уловив создавшееся положение, пытались сделать отступление, извинившись перед ГОФМАНОМ, что тут, видимо, недоразумение. На следующий день ГОФМАН об этом «недоразумении» рассказал ОС/42, причем последний принял это весьма легко, как случайность. Перед своим отъездом ГОФМАН еще раз говорил с ОС/46, причем ОС/46 совершенно обходил этот вопрос и весьма серьезно вел с ним разговор, приняв даже аванс — 10 ф. ст. ГОФМАН уехал оттуда, мотивировав это необходимостью быть на заседании одного акционерного издательства, соучастником которого он является. Выезд его из ОСТРОВА произошел совершенно гладко.

Я лично считаю, что ГОФМАН в глазах ОС/46 и тем самым в работе с группой ОС/42 провален».

Далее Ильк сообщал о еще одной детали неприятного для Спиру развития событий. Когда последний вернулся в Берлин, хозяйка пансиона вызвала его к себе и сказала следующее: «Я знаю, что вы не национал-социалист, а посему я должна вам сообщить, что недели 2–3 тому назад сюда в пансион явились два человека, отрекомендовавшиеся чиновниками берлинской политической полиции. Они заявили, что разыскивают вас по политическим делам, и справлялись, кто к вам ходил, куда вы звонили и чем вы занимались. Я им ответила, что вы — человек, занимающийся издательскими делами, и находитесь теперь в Лондоне по такому-то адресу». «Хозяйка эта — еврейка, лет 60, с которой у ГОФМАНА во время заездов установились добрые отношения», — пояснял Ильк.

В связи со случившимся Ильк принял решительные меры. Он отправил Спиру на курорт в Гарце, «где можно жить без книжки», то есть без паспорта. Хозяйке пансиона Спиру сказал, что уезжает на Лейпцигскую ярмарку.

В это время пришли материалы от ОС/42, что заставило Илька позаботиться о легендировании невозвращения Спиру в Лондон. Последний написал ОС/42 письмо, что у него приступ желчекаменной болезни (ОС/42 знал, что Спиру страдает этим заболеванием).

В конце своего подробного сообщения Ильк делал вывод, что «ГОФМАНА использовать на ОСТРОВЕ и в Германии нельзя», и просил указаний, как с ним следует поступить.

В ожидании инструкций Ильк сам пришел к определенному решению относительно всей английской операции. «Дело с ГОФМАНОМ, по всей вероятности, оставит некоторый след, который со временем может иметь серьезные последствия, — писал он в Центр 26 марта 1931 года. — Во всяком случае все говорит за то, что Берлин не сможет оставаться исходным пунктом работы на ОСТРОВЕ: Еще три недели тому назад я пришел к выводу, что настал момент, когда нужно перенести центр работы на ОСТРОВЕ на какую-либо другую почву на Западе… Я думаю, самое лучшее было бы избрать Париж».

Тем временем из-за отсутствия ГОФМАНА было решено приостановить работу «корреспондентского бюро». 1 июня 1931 года ОС/29 встретился с ОС/42 и объяснил, что этот временный шаг вызван «экономическим кризисом в Германии», другими словами, отсутствием денежных средств. В письме, направленном ОС/29 через пару недель, ОС/42 писал:

«Как и Вы, я надеюсь и верю, что к осени мы будем работать снова. Я лично думаю, что работа будет вестись более энергично, поскольку перерыв на летние месяцы позволит нам пересмотреть и усовершенствовать организацию редакционной, административной и финансовой деятельности, что сделает наше предприятие, когда оно вновь заработает, доходным».

Несмотря на оптимистичный тон письма ОС/42, «корреспондентское бюро» явно катилось к закату.

ГОФМАН не был, однако, окончательно списан со счетов. В конце сентября он встретился с ОС/46 в Голландии и договорился с ним о продолжении работы в частном порядке, помимо бюро, за жалованье в размере 250 долларов, выплачиваемых якобы крупным американским трестом. Но и эта последняя надежда вскоре рухнула. В декабре 1931 года Ильк сообщил в Центр, что Спиру арестован берлинской полицией.

«3 декабря 1931 года в 9 часов утра на мою берлинскую квартиру по адресу Гербертштрассе, 16 (где я проживал под именем Джулиус Побер, писатель из Вены) явился чиновник Полицайпрезидиума, сразу же отобрал у меня паспорт, попросил одеться и идти с ним. Я тут же понял, о чем идет речь, так как чиновник попросил меня взять с собой все другие документы, касающиеся моей личности. Путем уловки мне удалось удалить чиновника из комнаты на 10 минут, что дало мне возможность дать жене указания о том, как оповестить товарищей и спрятать различные материалы…»

Так начинал Спиру свой отчет о случившемся с ним с 3-го по 9 декабря 1931 года. В Полицайпрезидиуме ему зачитали документ Управления полиции города Вены, в котором говорилось, что настоящий Джулиус Побер, помощник слесаря, проживает в городе Вене и что Спиру владеет паспортом незаконно. Венская полиция просила арестовать его и изъять паспорт. Затем чиновник попытался выяснить подлинную личность Спиру, но безуспешно. Его заперли в камеру на ночь. На другой день он был отведен в отдел 1а, в комнату, где все стены были увешаны устрашающими плакатами об иностранном шпионаже. Два чиновника контрразведки попеременно утверждали, что Спиру либо француз, либо русский, и интересовались, где он берет средства на жизнь и кто послал ему конверт с деньгами из Парижа. Спиру видел на одном столе папку с надписью «Лаходный», а на другом — фотокопии документов с грифом «ОГПУ. Иностранный отдел», но не поддался и на такое ухищренное средство давления. Не добившись успеха, контрразведчики снова отправили его в камеру.

Спиру писал, что по размышлении ему стало ясно, что полиция интересуется главным образом его паспортом и что направленные в Вену отпечатки его пальцев позволят вскоре установить его настоящее имя. Он опасался также, что дальнейшее пребывание его в тюрьме позволит с помощью полицейских, которые приходили к нему в пансион в феврале 1931 года, установить, что он к тому же еще и тот самый Лаходный, и начать раскручивать всю организацию. Его задачей стало выйти как можно быстрее на свободу. Поэтому на следующий день Спиру назвал свое настоящее имя. Он сказал, что в 1927 году в качестве политического беженца выехал в СССР, работал в Москве и Харькове переводчиком, однако недоверие к нему как к интеллигенту заставило его с помощью румынских эмигрантов уехать в Чехословакию; где он купил паспорт на имя Джулиуса Побера. Первое время он жил на свои накопления и средства, собранные эмигрантами. Теперь же основал пресс-агентство для детей и юношества, что соответствовало действительности.

8 декабря из Вены пришло подтверждение, что настоящее имя задержанного действительно Юлиус Гутшнекер. 9 декабря Спиру был судим «скорым судом», оштрафован на 50 марок, снабжен «нансеновским документом» для лиц без гражданства и выпущен на свободу без каких-либо иных видимых последствий.

Было ли последнее верно, советская разведка могла проверить через источник А/201, он же БРАЙТЕНБАХ, работавший в том самом отделе 1а (контрразведка) Полицайпрезидиума. 12 декабря он сообщил: «Несколько дней тому назад австрийский коммунист Побер из Вены, ранее высланный из Пруссии, снова арестован в Берлине. Сначала его привели к источнику. Так как последний никакого интереса к этому делу не имеет, оно было передано в политическую полицию (криминал-комиссару Хеллер). Там дело сейчас разбирается».

В другом сообщении А/201 приводит уже установленное полицией настоящее имя Спиру — Гутшнекер Юлиус, родился 27.11.98 в Лузан, австрийский подданный, в Москву прибыл из Неубабельсберга.

Таким образом, дело Побер — Гутшнекера было списано берлинской полицией как политическое. Но как бы то ни было, в качестве разведчика Спиру больше не мог уже работать за границей. «В связи с теми неприятностями, которые были у ГОФМАНА, вам надлежит откомандировать его в Москву» — таково было указание Центра Ильку. Спиру вскоре вернулся в Москву, где после увольнения из ОГПУ перешел на гражданскую службу. Он работал в редакции газеты «Deutsche Zentral Zeitung», счастливо избежал сталинских чисток и с 1939 года продолжил свою карьеру референтом в ЦК МОПР. Последний раз о нем вспомнили в связи с запросом ЦК ВКП(б) в начале 50-х годов.

По прошествии некоторого времени в связи с подозрительной возней немецкой контрразведки вокруг его людей в Москву вернулся также и Ильк. Начатое им дело продолжили нелегальные группы Карина, Каминского и Базарова. В группе последнего в 1930 году появился новый разведчик — Дмитрий Александрович Быстролетов, которому предстояло осуществить самое глубокое проникновение в секреты Форин Офиса.

Глава 6 Ключи к секретам комнаты № 22

I

В начале 1930 года в советское Полпредство в Париже явился скромно одетый человек небольшого роста и попросил о встрече с военным атташе. Вышедшему к нему сотруднику ИНО ОГПУ посетитель представился просто как Чарли и сказал, что работает наборщиком в типографии Форин Офиса, где печатаются расшифрованные телеграммы из дипломатических представительств Великобритании для последующего доклада руководству Министерства и членам кабинета. За вознаграждение, сказал Чарли, он мог бы изготавливать лишние экземпляры и передавать их советскому представителю. Если дело пойдет хорошо, то он мог бы принести также коды и шифры, которые печатаются в той же типографии.

Столь заманчивое предложение ставит любую разведку перед дилеммой: доверять или не доверять такому человеку. Он может быть действительно тем, за кого себя выдает, но с такой же долей вероятности может оказаться и провокатором, подосланным иностранной спецслужбой с целью создания канала дезинформации или компрометации сотрудников посольства данной страны. Чарли был скрытен — он не назвал свою фамилию или адрес, более того, он предупредил, что немедленно порвет связь, как только заметит, что за ним следят с целью установления его личности. На вопрос, почему он обратился именно в советское представительство, наборщик из Форин Офиса ответил, что в посольствах других стран имеются английские агенты и что на Советский Союз работать проще и безопаснее. Такая осведомленность Чарли могла объясняться его доступом к секретной переписке Форин Офиса и гнездившейся под его крышей секретный разведывательной службой, но такой ход мыслей простого наборщика наводил на ряд вопросов, которые, возможно, и были ему заданы, но сохранившиеся документы об этом умалчивают. Определенно известно, что НКВД решил рискнуть: в конечном итоге вкус пудинга, как гласит английская поговорка, можно определить, только его попробовав.

По каналу «ЧАРЛИ» в Москву потекли секреты Форин Офиса. «КИН рассказал мне, — пишет в своих воспоминаниях Дмитрий Быстролетов, — что вначале нас это вполне устраивало. Пока мы верили легенде о рабочем-наборщике. Затем, когда он стал тянуть с доставкой шифров и перестал давать первоначальное количество депеш и сократил их содержание по странам и по политическому значению, встал вопрос об установлении его личности и нажиме для того, чтобы получать от него не то, что он хочет нам дать, а все то, что может дать. Не устраивало нас и то, что инициатива по части времени и места встречи всегда оставалась за ним. Необходимо было поскорее и покрепче взять его в руки. «Выполнение этого задания, — сказал КИН, — Центр решил возложить на вас, Андрей, а меня прикрепил к вам для руководства операцией на месте». Разговор происходил в Берлине.

Прежде чем в апреле 1930 года оказаться в Берлине под именем чехословацкого гражданина Йозефа Шверма, Дмитрий Александрович Быстролетов, он же греческий подданный Александр Галлас, он же венгерский граф Перельи, он же английский лорд Роберт Гренвилл, он же обладатель еще нескольких имен и паспортов, прожил бурную для своих 29 лет жизнь. В своей наиболее полной автобиографии, написанной им в марте 1936 года для вступления в партию, чего так никогда и не произошло, он рассказывает, что родился 17 января 1901 года в Крыму, в деревне Акчора, «как «незаконный» сын деревенской учительницы».

«Отца своего я не знаю, — пишет Быстролетов. — Когда мне было лет десять, школьники своими разговорами навели меня на мысль об отце, и я обратился к матери, но разговор кончился смущением и слезами и произвел на меня такое тяжкое впечатление, что больше мы никогда об отце не говорили, тщательно избегая этой темы». Но как бы мать и сын с молчаливого согласия обоих ни старались избегать этой темы, мальчик болезненно переживал отсутствие отца, и это не могло не травмировать его психику. Быстролетов «искал» отца всю жизнь, и много позже ему удалось установить, что он ведет свою родословную по внебрачной линии от графов Толстых, что, вполне вероятно, объясняет его литературное и художественное дарования, а также генетическое умение «носить паспорт» дворянина, столь пригодившееся ему в годы работы нелегалом.

Мать Быстролетова была дочерью сельского священника, против его воли уехавшая в Москву на курсы, что было тогда обычно для женщин, стремившихся к эмансипации. Она исповедовала либеральные взгляды и воспитала Дмитрия «без религии». «При воспитании я не получил революционной зарядки, но в то же время я и не получил ничего, что связывало бы меня со старым миром, царизмом, религией, буржуазной идеологией и собственностью», — писал Быстролетов. Советскую власть их семья встретила, по его словам, «без каких-либо оппозиционных настроений». «Мне было тогда 16 лет, — вспоминает Быстролетов. — Политика меня не интересовала, но я увлекался морем. Я поступил в Мореходную школу в Анапе, летом плавал, а зимой учился».

В 1919 году Быстролетов окончил Мореходную школу и поступил вольнонаемным матросом на пароход «Рион», стоявший на капитальном ремонте в порту Новороссийска. В России шла Гражданская война, Крым был под Деникиным. Сладкие мечты о романтике морских путешествий обернулись для молодого матроса нескончаемой цепью мытарств, испытаний и приключений. А уже через год возникла угроза быть призванным на военную службу. «Служить у белых я не хотел и решил бежать за границу, — пишет далее Быстролетов. — Списком для жизни я украл с «Риона» компас, продал его И приобрел турецкую валюту». Затем начались многократные и неудачные попытки спрятаться на судах, идущих в Константинополь. При одной такой попытке он был арестован контрразведкой и посажен под арест в якорный ящик на «Рионе». После недельной отсидки его выпустили для участия в аврале по случаю налетевшего шторма. Улучив подходящий момент, он спустился по игравшему на волне канату на берег, добежал до парохода «Константин», прыгнул в угольную яму и так ушел в Турцию.

В Константинополе Быстролетов примкнул к группе русских матросов, так же как и он, бежавших от Деникина, и прослужил некоторое время на паруснике «Николай» у кемалистов. От них в ноябре 1920 года русские матросы узнали о взятии Крыма Красной Армией, привели парусник в Крым и в Евпатории сдали его советским властям. Быстролетов с полгода прослужил в Службе связи Черноморского флота и но окончании Гражданской войны был уволен по сокращению штатов. Направление в торговый флот не спасло его от безработицы, поразившей всю страну в послевоенные годы. Вместе со своим товарищем Кавецким Быстролетов прочесал все порты Кавказского побережья Черного моря, но безрезультатно. «Работы нигде не было, — пишет он далее. — Я в это время от недоедания заболел горячкой с явными признаками нервного расстройства.

Кавецкий возился со мной, продавал вещи для кормежки и в Батуме уже был на грани отчаяния, когда туда пришло из Турции судно, где у нас оказались знакомые среди моряков. Они предложили нам ехать в Константинополь, и мы поехали, незаконно перейдя границу СССР».

В Турции Быстролетов работал на судах матросом и кочегаром, но случалось, и оставался без дела. Жил он в публичном доме мадам Розы Лейзер из Одессы. Потом ему удалось поступить в американский колледж для христианской молодежи. В это время у него снова случилась нервная болезнь, вызванная жуткими сценами армянской резни в Турции, свидетелем которых он стал. «У меня было так называемое «сумеречное состояние», не совсем ясное мышление, а также состояние глубокой подавленности с трудно преодолимым влечением к самоубийству», — вспоминал Быстролетов. Он в течение восьми месяцев находился на пустовавшей даче бежавшего турецкого генерала. По его словам, за ним ухаживали выполнявшие в эмиграции роль санитарок княгини Долгорукова, Трубецкая и Чавчавадзе, не подозревавшие, что на попечении у них отпрыск не менее знатного рода Толстых.

Постепенно болезнь отступила, и в конце 1922 года Быстролетов был отправлен Красным Крестом в Чехословакию, где открылись школы для белоэмигрантской молодежи. «Белогвардейцы-гимназисты, узнав, что я служил в Красном флоте и бежал от белых, приняли меня в штыки: в общежитии мне ночью пачкали одежду, плевали в меня и т. д., — пишет Быстролетов. — Эта травля крайне взвинтила мои нервы, и болезнь возвратилась в форме истерии и желания покончить с собой. В это время в СССР был голод, и заграничные газеты размазывали ужасы на все лады. Изолированный от окружающих, я жил только газетами, без конца читая о голоде, умирающих и прочее. Это усиливало психоз, в котором мне казалось, что умирает вся страна, а поэтому я должен немедленно вернуться домой и умереть вместе со всеми».

Обращение в советское консульство дало результат, и Быстролетов был отправлен в Ленинград для прохождения службы на Балтийском флоте. В Великих Луках он впервые оказался в лагере — всего лишь сортировочном лагере для военнопленных. Балтийский флот его не принял, и ему было предписано направиться в Новороссийск, но там работы не оказалось. Начался бюрократический футбол. Оставив надежду на власти, Быстролетов взял билет из Севастополя до Батума, повторяя ранее проделанный путь в поисках работы в портах. Не ведая того, он вступил на дорогу, которая в конце концов привела его в советскую разведку. Поворотный момент в его жизни не был отмечен каким-либо драматическим событием — он свершился внутри его — на психологическом, идейном уровне. Сам Быстролетов вспоминает об этом так:

«…Ночью на пароходе я однажды стал случайным свидетелем разговора двух пассажиров. Бывают события, которые определяют всю дальнейшую жизнь человека. Именно таким оказался для меня этот разговор. До этого жизнь моя была весьма сумбурной. Я много повидал, многое выстрадал, у меня не было времени подумать, осознать себя, жизнь, революцию, свой долг, свое будущее, будущее всей страны. В эту ночь два коммуниста лежа говорили об окончании Гражданской войны, о том, что голод быстро пройдет, что молодая страна будет возрождаться, главное сейчас — учеба: «учиться, чтобы потом строить одновременно добивая недобитых врагов». Я слушал как зачарованный, словно пробудившийся от долгой спячки. И я вдруг осознал себя. Ведь я ехал «умереть вместе со страной» — но страна, оказывается, не собиралась умирать. К тому же я отдохнул, море благотворно подействовало на мое физическое самочувствие, и я уже не испытывал ни малейшего желания умереть, я ощутил желание жить и бороться. Вспомнились эмигранты, плевавшие мне в тарелку с супом и ночью коловшие меня спящего булавками. Я осознал ошибочность моего отъезда за границу и нелепость последовавшего вскоре возвращения. Болезнь, очевидно, еще не прошла, и я пребывал в состоянии экзальтации. Я говорил себе, что должен искупить свою ошибку не работая грузчиком на желдороге, а борьбой с проклятыми эмигрантами — в стране свергнуты военные фронты, но фронт есть в Праге.

Я должен ехать туда и взять за горло эмигрантов».

Вот в таком состоянии «экзальтации» Быстролетов высадился в Батуми и провел там без денег и без еды несколько дней в ожидании какого-нибудь иностранного парохода. Когда таковой появился, он проскользнул через кордон пограничников и спрятался в вентиляционной трубе, просидев в ней без пищи и почти без воды на протяжении всего пути до Константинополя. В Константинополе он подкрепился отбросами из мусорных ям и на крышах поездов пересек Турцию, Грецию, Болгарию, Сербию, Венгрию, добравшись наконец до Праги. «Я был тощий как скелет и воспринимался окружающими как не вполне нормальный, — вспоминает Быстролетов. — Я явился в консульство и рассказал все, как есть. Консул с удивлением меня выслушал и заявил: «Вы если не шпион, то сумасшедший. Уйдите из консульства, иначе я позвоню в полицию!»

Эмигранты отнеслись к Быстролетову иначе. Узнав, что он приехал из СССР, их руководство предложило ему выступить с докладом и рассказать о голоде и о зверствах ЧК. Быстролетов согласился. Он решил сделать первый шаг в перетягивании эмиграции на свою сторону. В день выступления зал был набит битком — желающих увидеть и послушать «беженца из СССР, похожего на живой труп», было много.

«Я обрисовал истинные размеры голода, а затем сказал, что страна крепнет и будет крепнуть, что все эмигранты должны вернуться и искупить свои грехи перед СССР, иначе за границей они заживо сгниют. Враждебные же элементы должны быть раздавлены, — вспоминал позже свою наивную прямолинейность Быстролетов. — Разразился ужасный скандал, меня поволокли к дверям и наверняка убили бы, если бы не возникшая там сутолока, но так как каждый хотел меня ударить, то все друг другу мешали, и я остался жив (только получил рану ножницами)».

У отвергнутого советским консульством Быстролетова не оставалось другого выхода, как поселиться в эмигрантском общежитии, куда его определили чехословацкие власти. Он работал гробовщиком на кладбище и начал учиться на медицинском факультете Пражского университета. Но спокойной жизни у него не получилось. В общежитии его всячески преследовали, избивали, будили ночью электротоком, тыкая оголенными проводами в тело, и даже пытались выбросить с четвертого этажа («спасли меня длинные ноги, которыми я упирался в боковины окна»). «Я стал скрытным, — пишет Быстролетов, — сгруппировал вокруг себя единомышленников и повел активную борьбу с эмиграцией. Ярость охватила меня, я жил ненавистью».

Полпредство СССР в Праге обратило внимание на Быстролетова. Ему предоставили возможность получить советское гражданство. Он стал одним из руководителей Союза советских студентов в Чехословакии. Несомненно, что интерес к Быстролетову проявила прежде всего резидентура Иностранного отдела ОГПУ, одной из главных задач которого была работа по «белой линии» — разложение враждебно настроенной белой эмиграции и перетягивание колеблющихся на сторону Советского Союза. «Моей борьбой стали руководить, поверив в мою честность, — вспоминает Быстролетов. — Борьба из уличной и яростной стала более спокойной, но и более серьезной — мы стали разлагать эмигрантские организации изнутри нелегальными методами».

В 1924 году чехословацкая полиция дважды пыталась выдворить Быстролетова из страны, так как кое-что из его действий получило огласку. Чтобы не потерять полезного человека, резидент ИНО ОГПУ Днепров устроил Дмитрия Александровича на работу в Торгпредство. Быстролетов по всем своим данным и начальному опыту оперативной работы, видимо, весьма заинтересовал советскую разведку, и Днепров рекомендовал зачислить его в ряды кадровых сотрудников. Удобный случай познакомиться с ним представился Центру в апреле 1925 года. В Москве проходил 1-й Съезд пролетарского студенчества, на который Быстролетов и был командирован Полпредством в качестве зарубежного представителя. «К тому времени мне было лишь известно, — пишет Быстролетов, — что второй секретарь посольства — сотрудник ЧК и что Главное управление ЧК находится в здании на Лубянке».

Сам Быстролетов считает началом своей работы в разведке памятную для него беседу с Артуром Артузовым и Михаилом Горбом в конце апреля 1925 года. Он подробно описывает ее в своих неопубликованных воспоминаниях:

«В Праге меня предупредили, что в Москве со мной будут беседовать очень важные лица. И действительно, в конце апреля меня отвели в бывший долгоруковский особняк, в маленькую комнату, где на диване лежал одетым усталый сонный мужчина средних лет, а рядом, оседлав стул, положив руки на его спинку, сидел и курил мужчина помоложе, брюнет, с раскосыми глазами. Потом мне сказали, что лежал А.Х. Артузов, а сидел М. Горб. Рядом стоял еще один стул, и мне предложили сесть. Я не знал, кто эти люди и что они от меня хотят, но чувствовал, что это большие начальники и что от разговора с ними зависит моя будущая судьба. Мне шел тогда 25-й год, я был недурен собой и одет в свой лучший костюмчик, что особенно бросалось в глаза на фоне толстовок и тапочек московских студентов. На лице Горба отразилось явное недоброжелательство, он окинул меня мрачным взглядом и отвел глаза в сторону. Артузов, напротив, с видимым интересом принялся разглядывать меня и мой костюм, не скрывая доброжелательную улыбку.

— Ну, давайте знакомиться. Рассказывайте все о себе. Не тяните, но и не комкайте. Я хочу знать, из какой среды вы вышли.

Я рассказал все честно и прямо о своем предполагаемом незаконном происхождении от графа Алексея Толстого, о злоключениях в эмиграции. Горб нахмурился и окончательно помрачнел. Артузов расхохотался при рассказе о комичных эпизодах из жизни деда со стороны матери — казака, а насчет отца [я] уточнил, что я его не знаю, сам ему не писал, от него писем не получал, но воспитывался на его деньги, передаваемые тетей, Варварой Николаевной Какориной.

Выслушав мой рассказ, Артузов обратился к Горбу:

— Ладно, ладно, Миша, все проверим, все в наших руках. Но товарища мы к делу пристроим. Испытаем в работе, а там будет видно.

Горб молчал.

— Пустим его, Миша, по верхам. Ты понял меня? По верхам. — Артузов поднял руку к потолку и, все еще лежа на диване, пошевелил в воздухе пальцами. — Посмотрим, чего он стоит. — И, обращаясь уже ко мне, спросил: — Где вы хотели бы у нас работать?

— Я не знаю… — начал я, но, поняв, что робость не произведет хорошего впечатления, добавил, выпятив грудь: — Там, где опаснее!

Артузов улыбнулся, Миша отвернулся.

— Опаснее всего вербовать друга в стане врагов! — сказал Артузов. — Работа вербовщика считается у нас наиболее опасной.

Я не имел никакого представления об этой работе, но храбро сказал:

— Ну, что ж, я хотел бы быть вербовщиком.

— Ладно. Ладно, идите. Посмотрим, — закончил разговор Артузов. — Желаю успеха.

Так я вернулся в Прагу сотрудником Иностранного отдела, и с этого времени в графе «стаж работы» всегда проставлял в анкете именно эту дату».

Интересными представляются мотивы прихода Быстролетова в советскую разведку. Соображения идеологического характера если и присутствовали, то они носили сугубо умозрительный, неосознанный характер, возможно, на уровне интуиции, во всяком случае на первом этапе.

Скорее их следует искать в психологии молодого Быстролетова. Отсутствие отца невольно побуждало его к поиску и обретению старшего наставника и надежной опоры. Таким наставником мог стать и его первый контакт в Праге — Днепров, и даже Артузов, который, судя по описанной Быстролетовым беседе с ним, произвел на молодого человека неизгладимое впечатление. Такой обобщенной личностью «отца» могла для него стать и вся разведывательная организация, дававшая ему, возможно, ощущение и надежности (опоры), и причастности к большому, серьезному делу. На фоне преследований и отвержения его белоэмигрантской средой это чувство могло только усилиться и стать преобладающим в психологической характеристике Быстролетова. Необходимо также учитывать природную склонность Дмитрия к авантюризму, подпитываемому романтизмом и жаждой приключений.

По возвращении в Прагу Быстролетов вновь связался с резидентом Днепровым, который свел его с двумя другими сотрудниками резидентуры — Вильнером и Горским. Первые задания Быстролетова были по линии экономической разведки. Он осуществил несколько вербовок в деловых кругах и на заводе «Шкода».

Чтобы иметь больше времени для работы в разведке, он перешел с медицинского факультета на юридический и в 1928 году защитил диссертацию на тему «Зарождение и становление права в свете учения Маркса, Энгельса и Ленина», получив диплом доктора права. Вскоре он был назначен на должность руководителя информационного отдела советского Торгпредства.

Первый контакт Быстролетова с англичанами произошел при довольно забавных обстоятельствах. Один из его контактов, которого Дмитрий Александрович упоминает только как «сына тайного советника МИД», сообщил ему, что в Праге имеется центр по обучению русскому языку и «советским манерам» для иностранных офицеров, готовящихся для шпионажа в СССР. В этой своего рода разведывательной школе преподавал бывший царский генерал Иностранцев, на квартире которого и проходили занятия. Быстролетов и один из его товарищей установили наблюдение за квартирой и ее посетителями, выяснили их адреса, всех сфотографировали и даже раздобыли их отпечатки пальцев. «Особенно мне запомнился один ученик, — пишет Быстролетов в своих мемуарах, — надменный старший лейтенант флота Его британского Величества Янг. Он решил отправиться в СССР, взяв в качестве связистки жену… Иностранцев сразу перекрестил их в Эдгара Реджинальдовича и Джеральдину Фоминичну и обучал их выражениям типа: «дай пять!», «гони барахло!», отборному мату, а также хулиганским манерам, которые, по мнению старого генерала, совершенно необходимы для жизни в СССР». По словам знакомого Быстролетова, который под благовидным предлогом познакомился с вышеупомянутой английской четой, те для полной адаптации к российскому быту приобретали у белогвардейца, служившего буфетчиком в Торгпредстве, дешевенькое советское барахло, которое тот в свою очередь скупал у приезжавших из СССР студентов.

В 1929 году Быстролетова постигли три удара, которые, как он совершенно справедливо считал, сделали его дальнейшее пребывание и разведывательную работу в Праге опасной, а потому и невозможной. К этому времени он занимался уже политической разведкой, и резидент СЕМЕН (Гольст) поставил перед ним задачу заполучить шифры и коды одной крупной западноевропейской страны. Предполагалось сделать это через сотрудницу соответствующего посольства «Лярош» — хорошенькую молодую и незамужнюю женщину из состоятельной семьи. «За нее взялся сначала сам СЕМЕН, — пишет Быстролетов, — но у него ничего не получилось. Затем на ней сломал зубы его помощник Горский, щеголеватый молодой человек. Я должен был быть третьим, и мне дается предписание — не спешить, завоевать ее сердце, сделать предложение и накануне женитьбы и отъезда в СССР попросить какой-нибудь документик для проверки преданности ее новой родине».

Разработка «Лярош» была чревата для Быстролетова нравственным конфликтом, который он, однако, разрешил для себя раз и навсегда, руководствуясь, как он считал, высшими интересами — интересами дела, и ставя на первое место близость идей, а не близость тел. «За год до этого я женился на красивой девушке, которую искренне любил, но задание счел боевым приказом и начал приводить его в исполнение», — пишет он в своих неопубликованных мемуарах. Вместе с тем Быстролетов не считал возможным тихо, по обывательски трусовато, обманывать свою жену — красавицу чешку Марию. Позднее, когда обстоятельства жизни разведчика-нелегала и длительные разлуки сделали супружескую неверность неизбежной, между ними состоялся прямой и честный разговор на эту тему, в результате которого, пишет Дмигрий Александрович, «мы дали друг другу слово, что, как бы мы оба ни грешили физически, — духовно останемся друг для друга самыми близкими людьми». «И в то же время мы щадили собственное самолюбие: выезжая к жене, я по дороге многократно ее извещал: «Я на границе», «Я в Цюрихе», «Я уже на вокзале в Давосе», — для того чтобы при появлении у нее в спальне не заметить каких-либо следов ее прегрешений. Конечно, случались и недосмотры», — ставит точку в этом вопросе Быстролетов.

Там, где споткнулись Гольст и Горский, неотразимый для женского сердца Быстролетов достиг полного успеха. «Лярош» была настолько располагающим человеком, что выполнять первую часть задания было очень приятно, — признается он в своих мемуарах, — но теперь предстояло приступить к главному: к ломке ее сопротивления и выжиманию документов». Быстролетову претил цинизм ситуации, и в его душе возник новый конфликт, но «кляня себя, я выполнил все, как то было расписано». Преодолевая отвращение к совершаемому ею «предательству родины», «Лярош» приносила Быстролетову все новые и новые документы посольства. Когда встал вопрос о передаче шифров и кодов, «были слезы и мольбы», но «наконец я сломил ее, и она принесла требуемое». Москва, однако, отреагировала на успех Быстролетова неожиданным ударом: линию «Лярош» законсервировать.

Словно пораженный громом, Быстролетов и резидент Гольст терялись в догадках относительно такого неожиданного решения Центра. Гольст полагал, что, скорее всего, «наверху» сидит предатель, который испугался возможного разоблачения и «закрыл» «Лярош». «Я ничего не понял, потому что тогда был идеалистом-дурачком, — признается Быстролетов. — Положение создалось отвратительное, но делать оставалось нечего». Дмитрий Александрович пришел к влюбленной в него женщине и сказал, что его отзывают из Праги и их счастью не суждено состояться. Вот как он описывает последовавшую затем сцену: «Напрасно она обнимала мои колени и, рыдая, спрашивала, зачем же этого не сказали нам раньше, до того, как испоганили ее совесть, сделав изменницей. Я стоял молча, потом оторвал ее руки от моих ног и вышел, оставив ее лежащей на полу».

Позднее, когда Дмитрий Александрович работал уже в Германии, из Москвы пришел неожиданный приказ: «Возобновить линию «Лярош». «Я виделся с «Лярош» в Дрездене, — пишет он, — но понял, что она не верит ни одному моему слову…»

Второй удар грянул в конце 1929 года. Быстролетову потребовалось вызвать на встречу инженера с завода «Шкода». Написав условное письмо, он запечатал его в конверт и передал техническому сотруднику, попросив его поколесить по городу на такси и потом где-нибудь бросить в почтовый ящик. Что случилось в назначенный день, ярко описано самим Быстролетовым в своих воспоминаниях:

«Свидание состоялось в фешенебельном кафе-баре отеля «Штайнер». Завидев на пороге инженера, я мгновенно понял, что произошла катастрофа — от приниженной почтительности инженера не осталось и следа. Он подошел и, не поздоровавшись и не спросив разрешения сесть, опустился на стул и грубо спросил: «Это ваше письмо?» — и положил на столик конверт надписью вверх. «Мое!» — с содроганием сердца пролепетал я. «Вглядитесь лучше. Ну?» — «Мое». — «Вглядитесь еще раз. Ну?» — «Мое», — повторил я. «Ну, так смотрите же!» — и он резко повернул конверт другой стороной. На нем красовалась рекламная наклейка — красная звезда и надпись: «Пейте русский чай!» Минуту оба, белые как мел, глядели мы друг на друга, потом бросились бежать в разные стороны. Это был провал, и провал по вине нашего разгильдяйства: занятый своим делом вышеупомянутый технический сотрудник бросил мое письмо в общую экспедицию, и письмо ушло с наклейкой».

«И, наконец, по моей работе в Праге был нанесен третий удар. На этот раз грозный и окончательный», — с грустью констатирует Быстролетов.

Дело в том, что резидент ИНО в Праге Гольст решил поручить Быстролетову задание экономико-политического характера, подняв таким образом его работу на более высокий уровень, как того требовало время. Для советской разведки представлял интерес Союз промышленников, являвшийся руководящим центром чехословацкой экономики. Всеми делами там заправлял некий технический секретарь — «лощеный пан доктор». Резидентура установила, что он жил не по средствам и увяз в долгах. Быстролетов был шапочно знаком с ним, раскланивался и перекидывался с ним словечком в барах и театрах. Гольст был уверен в успехе вербовки и рекомендовал действовать «в лоб», предложив сразу крупную сумму денег. «Пан доктор» был приглашен в Торгпредство, где Быстролетов, оставшись с ним один на один, положил на стол толстую пачку купюр и «предложил [ему] стать нашим информатором». Реакция «пана доктора», по словам Дмитрия Александровича, была своеобразной: он «встал, набрал в рот побольше слюны и плюнул мне в лицо». «От волнения он промахнулся, но это не меняло дела: я стал конченым человеком в Чехословакии», — самокритично признает Быстролетов.

Попытка вербовки «в лоб» «пана доктора» была, несомненно, ошибкой со стороны Гольста хотя бы потому, что не было проведено предварительное его изучение, которое если и не дало бы гарантий успеха, то позволило бы точнее определить за и против в таком рискованном мероприятии. Единственным оправданием Гольсту мог служить лишь тот факт, что Быстролетов был уже достаточно скомпрометирован перед чехословацкими властями своей активной деятельностью, и его отъезд из страны был решенным делом. Если бы «пан доктор» заговорил, то провал можно было бы списать на счет молодого начальника информационного бюро Торгпредства.

Быстролетов пишет, что через некоторое время он действительно получил от торгпреда направление на учебу в московскую Академию внешней торговли и начал упаковывать чемоданы. Но в Москве ему не было суждено оказаться. Однажды вечером к Быстролетову на квартиру явился Гольст и сказал, что переведен резидентом в Берлин. Он предложил Дмитрию Александровичу поехать с ним, «Но на этот раз не на безопасную работу на штатном месте в советском учреждении, а на подпольную работу настоящего разведчика под чужой фамилией и по чужому паспорту, на работу, полную смертельной опасности в условиях, когда мне неоткуда было ждать помощи».

«Мы с женой не спали всю ночь, — вспоминает Быстролетов. — Она не хотела, уговаривала ехать в Москву. Я соглашался с ней, но, когда явился Гольст, неожиданно для себя сказал «Да!». Мария осталась временно в Праге, а Быстролетов через некоторое время выехал в Москву, чтобы исчезнуть по дороге и превратиться в нелегала по имени АНДРЕЙ. Пражская резидентура письмом за № 5/714221 от 2 апреля 1930 года сообщила кратко в Центр: «Ж/32 по вызову тов. СЕМЕНА отправлен нами для работы в Берлин. Просим числить его за Берлином».

Пражские годы закалили Быстролетова и подготовили его для роли нелегала-вербовщика. Он прошел через успехи и поражения, научился жертвовать личными интересами ради дела, что давало ему моральное право требовать и заставлять других делать то же самое, если даже для этого нужно было проявить жестокость, по крайней мере внешне (дело «Лярош»). Как человек много страдавший сам, Быстролетов был очень чуток к страданиям других, и если ему приходилось их причинять, то умел соизмерять степень психологического давления.

Новая жизнь Быстролетова в Берлине началась со встречи с Гольстом. «Гольст вышел из своей машины и смерил меня насмешливым взглядом, — пишет он и добавляет, что вместо приветствия Гольст произнес: «Провинциальная гадость — все: от прически до ботинок! Пахнет Прагой, а здесь Европа всерьез! Немедленно измените стиль!» Другой запомнившейся Быстролетову фразой Гольста была: «Подпольщик начинается с фальшивого паспорта».

За получением своего первого фальшивого паспорта Дмитрий Александрович отправился, по совету Гольста, в Данциг, где дуайеном консульского корпуса был генеральный консул Греции Генри Габерт, вовсе не грек, а еврей из Одессы, и, по характеристике Гольста, «жулик, член международной банды торговцев наркотиками». «Не пугайтесь его величественного вида!» — напутствовал Гольст Быстролетова.

Гольст оказался прав. За определенную сумму Быстролетов приобрел греческий паспорт на имя Александра Галласа, который давал ему право на проживание в Берлине. Изучив образ жизни берлинских греков, войдя в паству местной греческой церкви, заведя переписку с «родиной» через заезжих греков и развесив на стенах фотографии с видами «родного города» Салоники, он стал играть роль греческого коммерсанта. «Одновременно всем неустанно твердил, — пишет Быстролетов, — что вырос я не в Греции, что мой основной язык — не греческий, а английский, а грек я только душой, потому что каждый порядочный человек должен иметь родину, которую он любит».

Оружие не было обязательной принадлежностью нелегалов, но Быстролетов, будучи романтиком и немного авантюристом, не удержался от соблазна, «В Лихтенштейне я легально купил себе пистолет и всюду, где мог, ездил за город учиться стрелять, и весьма метко, держа пистолет в кармане, как стреляют американские гангстеры, — пишет он в своих мемуарах. — Испортил десяток пиджаков, но стал отличным стрелком». Однажды, когда Быстролетов будет работать с крупным международным авантюристом, такое умение владеть пистолетом спасет ему жизнь.

К середине 1930 года Быстролетов был достаточно экипирован, чтобы начать самостоятельную работу с наборщиком из Форин Офиса, о котором было известно только то, что он Чарли. Именно это обсуждали КИН и АНДРЕЙ на встрече летом 1930 года.

«Началась разработка операции и распределение ролей. Было решено, что я буду изображать европейского аристократа, зажатого в тиски советской разведкой, а КИН — роль безжалостного советского чекиста, — вспоминает Быстролетов. — Это позволит мне использовать симпатии и антипатии Чарли и облегчит установление дружеских отношений с ним, КИН же будет появляться на сцене лишь изредка и только для того, чтобы давать нагоняй одновременно англичанину и мне, — принцип бархатной и железной перчатки тогда оправдает себя в полной мере. Нужно создать видимость единого фронта двух запутавшихся «порядочных людей одного круга» против общего хозяина».

Когда все детали были уточнены, для Быстролетова был изготовлен чешский паспорт, с которым ему предстоит играть роль прокутившего свое состояние венгерского графа Ладислава Перельи. В действительности же существовал венгерский род Переньи, который владел собственностью в Чехословакии. Для подкрепления легенды Быстролетов съездил в Венгрию, покатался по стране, присмотрелся к венгерской аристократии в церкви, на скачках, в театре и в ночных заведениях, а также заказал себе у лучших портных Будапешта костюмы по последней моде, накупил обуви, шляп и всяких безделушек. После прочтения десятка книг по истории, культуре и экономике Венгрии он, наконец, как венгерский граф вместе с КИНОМ прибыл в Париж и приступил к выполнению задания.

С АРНО, как стали именовать Чарли, Быстролетова познакомил КИН на очередной встрече. Когда КИН ушел, они посидели еще некоторое время вдвоем, а потом расстались. Следом за АРНО немедленно отправились помощники Быстролетова ПИЙП и ЭРИКА, чтобы выследить адрес англичанина в Париже и его полное и настоящее имя. Эта классическая процедура повторилась пару раз, но безрезультатно. «Первые же попытки слежки после встреч с АРНО показали, — пишет Быстролетов, — что Чарли не простак-рабочий, а культурный и опытный разведчик: он великолепно ориентировался в Париже и так ловко вилял по суматошным улицам, что поспеть за ним представлялось невозможным». Чтобы умерить прыть АРНО, Быстролетов старался подпоить его, благо тот был большой любитель спиртного. Но и это не помогало. Слежка продолжалась раз за разом, и наконец Арно ее засек. Он попросил Быстролетова больше не беспокоиться и сообщил адрес, оказавшийся ложным, но как бы то ни было, нелегальная группа КИНА все же установила место проживания англичанина — отель «Наполеон» близ Триумфальной арки, и по регистрационной книге постояльцев — его имя: Эрик X. Оулдем.

Окрыленный успехом, Быстролетов Примчался в Лондон, где в адресной книге нашел несколько Эриков Оулдемов, но последующая проверка показала, что ни один из них не является АРНО. Тогда Быстролетов изменил тактику. В день очередной встречи с англичанином он под предлогом изменить ее время и место практически ворвался в pro номер в отеле «Наполеон». Такая бестактность могла стоить разрыва отношений, но АРНО слишком нуждался в деньгах, чтобы пойти на это. Хотя тот и выразил неудовольствие по поводу нежданного визита, Быстролетов был вознагражден за свою наглость: на кожаном служебном чемоданчике АРНО он увидел его настоящие инициалы «Э.Х.О.». Они совпадали с инициалами его вымышленных имени и фамилии.

Через несколько дней в Женеве началась очередная сессия Лиги Наций. В списке членов британской делегации, остановившейся, как всегда, в отеле «Бо-Риваж», значился Эрнест Холлоуэй Оулдем. Вскоре группа Быстролетова выследила и его самого. Это был АРНО. «Он смертельно побледнел, — пишет Быстролетов, — когда я, не кланяясь и видимо не обращая на него внимания, взобрался в баре на соседний стул: наши пальцы сжимались на его горле».

Последующие события развивались в Лондоне. Быстролетов пишет, что по справочнику «Who is who» он нашел Эрнеста Холлоуэя Оулдема, бывшего армейского капитана и орденоносца, а ныне служащего Форин Офиса. Проверка указанного в справочнике адреса показала, что он проживает в особняке на Пембрук-Гардене в Кенсингтоне. Одевшись на манер высокопоставленного банковского служащего, Быстролетов на следующий же день после своего открытия постучал в дверь дома АРНО. Горничной он вручил визитную карточку на имя графа и фунтовую кредитку. «Хозяина дома не оказалось: меня приняла надменная леди, стоя посреди гостиной, — вспоминает Быстролетов. — Я почтительно объяснил, что являюсь доверенным лицом Дрезденского банка, в котором ее супруг изволит хранить часть принадлежащих ему ценных бумаг. Движение курсов на фондовой бирже заставило меня в интересах нашего вкладчика явиться в Лондон, и теперь я прошу о деловом свидании. Упоминание о деньгах заставило высокомерную леди взглянуть на меня несколько благосклоннее». Быстролетов почувствовал себя увереннее и в отсутствие хозяина пригласил его жену на другой день позавтракать с ним в отеле «Ритц». Начавшийся в холодных тонах разговор за ленчем стал теплее после бутылки бургундского и коньяка за кофе. Люси, она же впоследствии в секретной переписке ОГПУ — МАДАМ, настолько расположилась к молодому графу, что поведала ему две семейные тайны: во-первых, что ее супруг пьет, и, во-вторых, что он ведет себя очень странно и Монти сказал ей, что он на дурном счету. На вопрос Быстролетова, кто такой Монти, МАДАМ ответила, что это начальник службы контрразведки в Форин Офисе, брат фельдмаршала Монтгомери. По пути домой МАДАМ проявила последнюю слабость: «Граф, я доверяю вашей чести. Мой муж по указанию врачей заключен для принудительного лечения в замок Рэндэлшэм близ Ипсиджа. Я бессильна что-либо сделать! Используйте свое влияние, умоляю вас! Завтра утром мой шофер отвезет вас в Рэндэлшэм. Помогите!»

На следующее утро шофер с каменным лицом и выправкой робота отвез Быстролетова в Рэндэлшэм. Дмитрий Александрович застал АРНО спящим в глубоком кресле. Когда тот проснулся и открыл глаза, то единственное, что он смог сказать, было: «Вы? Здесь?

Будьте вы прокляты богом!» Все карты Чарли, казалось, были раскрыты. Но так только казалось. АРНО припрятал один козырь, который позволял ему вести ловкую игру с советской разведкой.

Быстролетов утверждает, что он прожил в Рэндэлшэм-Холле около месяца до окончания лечения АРНО и затем вернулся с ним вместе в Лондон. «С этого времени АРНО покорно выполнял требования КИНА, однако крепко ругая его в разговорах со мной, — пишет Дмитрий Александрович. — Разведывательная линия начала работать по плану, регулярно, как хорошо отлаженный механизм». Слова Быстролетова из его воспоминаний, написанных в 1968 году, подтверждаются также документом, хранящимся в его деле. В письме от 9 октября 1931 года нелегальная резидентура сообщала: «Улучшение взаимоотношений с АРНО — несомненно. ГАНСУ жена АРНО весьма настойчиво предлагала остановиться у них в доме — то же предложил и АРНО. Жена АРНО ГАНСУ между прочим сообщила, что, когда ГАНС к ним приедет — [она] познакомит [его] со многими коллегами АРНО, которого знают все руководители ФО…»

На знакомство с коллегами АРНО нелегальная резидентура возлагала больщие надежды. Дело в том, что, будучи «разоблачен» решительными действиями FAHGA как сотрудник Форин Офиса, АРНО все же продолжал скрывать свое истинное положение в этом учреждении. По словам АРНО, он был лишь посредником между ГАНСОМ — КИНОМ и источником в Форин Офисе, который решил подзаработать на продаже секретных документов. Имя своего источника АРНО упорно скрывал, что позволяло ему просить более высокую цену за передаваемые документы: часть денег — источнику, часть — себе, за посредничество. Это и был тот самый припрятанный АРНО козырь. Было, его утверждение правдой или нет, советская разведка не знала и не могла проверить до самой смерти АРНО в 1933 году, когда ей стали известны результаты следствия, проведенного по делу АРНО в Форин Офисе. Только тогда стало ясно, что, как указано в обобщенной справке о проделанной Быстролетовым работе от 18 декабря 1968 года, АРНО был специалистом по рассылке шифров и дешифрованию и заведующим бюро по распределению шифрпереписки в Форин Офисе. В 1931 году это истинное положение АРНО в Форин Офисе советской разведке не было неизвестно. Поэтому обещание жены АРНО познакомить ГАНСА с коллегами ее мужа позволило бы, как полагала нелегальная группа ГАНСА — КИНА, нащупать среди них тот самый таинственный источник и установить с ним непосредственный контакт.

АРНО настолько втянулся в работу, что проявил недюжинную изобретательность и вкус к конспирации. Для удобства связи он поручил Быстролетову «воспитание своего младшего сына», которого поселил в богатой немецкой семье, проживавшей в вилле над Рейном неподалеку от Бонна. Под предлогом посещения сына АРНО ездил в Германию, прихватывая с собой очередную порцию документов. Места встреч, впрочем, разнообразились. Это мог бьггь Мадрид, Париж, пляж в Ост-Энде, горный курорт в Швейцарии (Бриенц). Но даже при хорошо налаженной работе Быстролетова подстерегали неприятные неожиданности. Одна из них случилась в Париже, куда АРНО привез шифровальную книгу и код. «Я целую ночь фотографировал их в отеле, устал и случайно обрезал ладонь полоской стекла, которой прижимал страницы, — пишет Быстролетов. — Впопыхах не почувствовал боли и увидел, что поранился, только тогда, когда на глянцевитую поверхность листа капнула большая капля крови. Напрасно я ее слизывал, напрасно смывал ваткой с водой — пятно осталось. При хорошем контроле это был бы провал, но в Англии особые порядки — там в МИДе сидят дворяне, знающие друг друга с детских лет по Итону и Харроу, им все сходит с рук».

Быстролетов сумел установить с АРНО именно такие отношения, какие они наметили с КИНОМ при разработке всей этой операции. КИН писал в Центр 18 апреля 1932 года:

«В нем (ГАНСЕ. — О.Ц.) АРНО видит «нобльмена», венгерского дворянина (что ему весьма импонирует — этой легенде он, видимо, всерьез поверил), который оказался каким-то образом большевиком, но, не будучи русским, он гораздо приемлемее для него… По-видимому, он думает, что либо ГАНС был военнопленным у нас, либо «заблудился» в Европе… [ГАНС] только просит, объясняет мой нажим, причем сам как будто бы поставлен в положение, при котором неуспех в работе означает переброску его на другой, неевропейский участок работы».

Вскоре после знакомства Быстролетова с женой АРНО произошло то, чего и следовало ожидать. Жена АРНО, именовавшаяся в секретной переписке МАДАМ, влюбилась в молодого красивого венгерского графа и стала домогаться если не ответной любви, то хотя бы близости с ним. Делала она это весьма прямолинейно и откровенно. «Поскольку ГАНС категорически отверг ее приезд к нему в номер, — сообщал КИН в Центр 2 января 1932 года, — она проделала задуманное у себя дома (перед возвращением АРНО из больницы), «лихим портовым жестом» закинув подол платья, расставив ноги и умоляя не терять времени. Быстролетов был не в том положении, когда можно отвергнуть отчаявшуюся на такой поступок женщину. Невзирая на то, положение в данный момент не диктовало необходимости ГАНСУ вступить в интимные отношения с МАДАМ, и это не предусматривалось, по крайней мере, в этом конкретном случае, — писал далее КИН, — ГАНСУ пришлось пойти на этот шаг. Все-таки иметь дело с отвергнутой женщиной гораздо хуже, чем с женщиной, добившейся своего».

Ход мыслей и Быстролетова, и Базарова был правильным и, как показало будущее, МАДАМ сыграла важную роль во всей этой операции, спасая своего возлюбленного от провала.

Повествуя в «Воспоминаниях» о деятельности своей нелегальной группы, Быстролетов отмечает, что она велась по трем линиям.

«1. Первая линия — вербовщик и лицо, первоначально разрабатывающее новый источник, — я.

2. Вторая линия — нелегальные резиденты: КИН (с которым я работал в Берлине) или МАНН (в Париже).

3. Третья линия — легальные резиденты в посольстве — СЕМЕН и Б. Берман (в Берлине), ПЕТР (в Париже).

Помимо этих трех линий, работали технические специалисты (связисты и фотографы, в основном ПИЙП и ЭРИКА, которые постоянно находились при мне, разъезжали со мной и по моим поручениям). У группы имелись две технические базы (в Давосе — паспорта и деньги; в Париже у АПТЕКАРЯ — пункт для обработки материала). Прямой радиосвязью группа не располагала. Я знал настоящие фамилии только ПИЙПА и ЭРИКИ. Их легализационных данных, так же как и они моих, я не знаю. Встречи происходили конспиративно… только по мере надобности».

Человеком, содержавшим техническую базу группы Быстролетова в Давосе, была МИЛЕНА — жена Быстролетова — Мария, находившаяся там на излечении от туберкулеза. Паспорта и деньги она держала в тайнике за шкафом в палате легочного санатория.

Легкая и мобильная группа Быстролетова как нельзя лучше соответствовала условиям поддержания связи с АРНО, требовавшим быстрого перемещения по Европейскому континенту и через Ла-Манш.

Работа с АРНО велась по классической схеме и преследовала три основные цели: получение документальных материалов, выход на первоисточник (АРНО разыгрывал роль посредника) и получение наводок на других сотрудников Форин Офиса. Быстролетов, однако, не упустил случай получить через АРНО настоящий английский паспорт. «Задумав получить британский паспорт, пишет он в своих мемуарах, — я стал следить за канадской печатью и установил, что у второго сына лорда Гренвилла — Роберта в Канаде имеются земли (я записал себе, где именно) и сам этот джентльмен родился там в имении под названием «Нортс-Пойнтс». Я купил два десятка книг и очень внимательно проштудировал их, чтобы получше знать Канаду, ее географию, историю, экономику, быт. И только потом мой источник АРНО достал мне паспорт на это имя, причем министр иностранных дел в виде исключения и в знак особого внимания лично подписал его, сказав:

— А я и не знал, что сэр Роберт опять здесь!» Быстролетов обзавелся английским паспортом в середине 1932 года, как об этом свидетельствует КИН в письме в Центр от 27.07.32:

«ЧАРЛИ привез книжку для ГАНСА. Эта книжка выдана не Министерством внутренних дел, как обычно, а Форин Офисом. Это английская, а не канадская книжка, как первоначально предполагалось. Она точно такая же, как у ЧАРЛИ».

В своих мемуарах Быстролетов говорит, что он пользовался английским паспортом главным образом для перевозки из страны в страну какого-либо важного или опасного груза и никогда не жил по нему длительное время, так как для этого пришлось бы регистрироваться в британском консульстве, где его акцент мог вызвать подозрение. То, что британский паспорт был своего рода пропуском через границы, утверждал также и Ким Филби в своих неопубликованных воспоминаниях. Австрийские коммунисты поручали ему провоз почты МОПРа в страны Восточной Европы (Кастелло Дж., Царев О. Роковые иллюзии. — Изд-во Международные отношения. — М., 1995.).

Некоторое представление о характере информации, которую АРНО передавал советской разведке, дают написанные собственноручно Быстролетовым аннотации некоторых шифртелеграмм Форин Офиса. Исполненные мелким, бисерным почерком, они возвращают нас к событиям лета 1932 года, работе Лиги Наций и германскому вопросу. В телеграмме от 28 Июня 1932 года английский посол Ромболд сообщает из Берлина, ссылаясь на своего тайного информатора:

«Канцлер Папен намерен во что бы то ни стало добиться компромисса с Францией по всем спорным вопросам хотя бы ценой жертв со стороны Германии. Кабинет настаивает, чтобы в Лозанне все же был взят более твердый тон. В день приезда Папена из Лозанны на совещании с кабинетом перед заключением соглашения было устроено секретное совещание, на котором ген. Шляйхер «настаивал на необходимости прийти к соглашению с Францией по вопросу о вооружениях, заявляя определенно, что далее Германия не может существовать с армией в 100 тыс. человек при 12-летнем сроке службы».

В другой телеграмме Форин Офиса говорилось:

«28 июля бельгийский военный атташе сообщил английскому атташе, что примерно 24 июля, т. е. во время интервью Папена «Матен», французскому военному атташе было вручено письменное предложение компромиссного характера для передачи Генеральному штабу в Париже. Предложение было выработано правыми кругами в полном согласии с Рейхсвером. Атташе отвез предложение в Париж и неожиданно снова 27 июля вернулся в Берлин».

Еще в одном сообщении Быстролетова, написанном им от руки, без ссылок на конкретные английские телеграммы, содержится следующая информация:

«Неверно, что Макдональд поддался французскому нажиму [с целью] смягчения позиции в течение Лозаннских переговоров, перейдя от принципа политики… репараций к принципу нахождения компромиссной суммы и пр.; сообщения газет, что предложение Гувера повлияло на политику Англии в смысле сближения с Францией, — французская пропаганда. Макдональд ясно высказывался за полную ликвидацию репараций, а французы решительно этому противились, в то время как немцы сразу же дали понять, что они готовы на компромисс, лишь бы прийти к какому-либо соглашению; это ослабило позицию Макдональда, поставило в неловкое положение итальянцев и привело к известному ныне компромиссному решению. Макдональд должен был во что бы то ни стало добиться компромисса с целью подготовки экономической конференции в Лондоне, создания менее напряженной атмосферы в Европе, подготовки сепаратного соглашения Англии с САСШ.

Никакого соглашения между Эфрио и Папеном о политических уступках Франции в целях содействия Папену в его борьбе с приходом к власти Гитлера не достигнуто, равно как не получено от Папена обещания, что Шляйхер объявит диктатуру в целях недопущения Гитлера к власти. Никакого соглашения по вопросу о германских вооружениях (увеличение Рейхсвера и пр.) не достигнуто, хотя по всем этим вопросам обмен мнениями состоялся.

Макдональду не удалось реализовать свой план о секретном соглашении руководящих политиков европейских государств о необходимости на период кризиса воздерживаться от будирования вопросов, способных обострить межгосударственные противоречия. В силу своего характера («идеализм», упрямство) Макдональд постарался добиться хотя бы согласия Франции и других держав на предварительный обмен мнениями по наиболее спорным европейским проблемам, до вынесения их на международный уровень (противоречия между Францией и ее союзниками и Германией, между Францией и Италией). По мнению Саймона и бюрократов из ФО, не относящихся к сторонникам Макдональда, соглашение о предварительном обмене мнениями является ненужным, бесцельным документом. Соглашение это было использовано Францией в своих целях, и английскому послу в Берлине была дана инструкция во что бы то ни стало и как можно скорее заручиться поддержкой Германии и тем самым продемонстрировать истинный характер французского маневра».

Работа Быстролетова была высоко оценена Центром, и он был награжден боевым оружием. Копия приказа хранится в его личном деле.

Приказы ОГПУ за 1932 год

«№ 1042/с, 17 ноября 1932 г., г. Москва.

За успешное проведение ряда разработок крупного оперативного значения и проявленную при этом исключительную настойчивость — НАГРАЖДАЮ:

БЫСТРОЛЕТОВА Д.А. - сотрудника ИНО ОГПУ — боевым оружием с надписью: «За беспощадную борьбу с к.-р. ОТ КОЛЛЕГИИ ОГПУ».

ЗАМ. ПРЕД. ОГПУ: БАЛИЦКИЙ».

Указание в приказе на ряд разработок отражало тот факт, что Быстролетов одновременно с операцией по проникновению в Форин Офис вел крупную игру с французской разведкой и с международным авантюристом РОССИ. В приказе было также совершенно справедливо отмечено исключительное упорство Быстролетова. Однако ни Центр, ни сам Быстролетов еще не представляли себе, какое упорство ему еще предстоит проявить в деле АРНО.

С осени 1932 года в работе АРНО начались сбои. Он стал пропускать встречи, а когда появлялся, то не приносил ничего существенного. Собственно говоря, первый признак неладного, если выстроить все события в цепочку уже задним числом, появился на очередном свидании в июле 1932 года, когда АРНО достал Быстролетову английский паспорт на имя лорда Гренвилла. КИН тогда сообщал в Центр:

«ГАНС только что вернулся из своей поездки. Его партнер заставил его на сей раз ждать целых 10 дней. Он ничего интересного не принес. Я думаю, это объясняется его халатным отношением к делу. Он все время уверяет, что его партнер был невероятно занят в связи с Лозаннской конференцией и поэтому он не имел возможности интересоваться различными вопросами, которые для нас имеют значение» (КИН — Центру от 27.07.32).

Базаров и Быстролетов, как видно, приняли объяснение АРНО, хотя и с явным неудовольствием. Приобретение английского паспорта в некоторой степени компенсировало в их глазах «халатность» источника. Однако признаки того, что с АРНО не все обстоит благополучно, нарастали. Он постоянно задерживал доставку документов. Гром грянул 11 ноября 1932 года, когда в Берлин приехала жена АРНО. Она открыла ГАНСУ правду о муже. «Из разговоров наедине с женой, — писал Быстролетов в Центр, — выяснилось следующее.

1. В середине октября (т. е. за неделю до приезда [в Берлин. — О.Ц.) АРНО был уволен со службы. Насколько начальство было настроено против него, показывает факт, что ему не дали даже частичной пенсии. Причины — последние 2 года пьянствует и небрежно работает, последние полгода перестал работать совсем, не появлялся в офисе, брал служебные бумаги домой и терял их, месяцами не отвечал на срочные запросы и пр. Последние месяцы сотоварищи по работе пытались повлиять на него, но безуспешно. Ныне все его бросили, за исключением бывшего его помощника КЕМПА, который по-прежнему у них бывает.

2. Материальное состояние АРНО скверное. У него есть деньги в банке, но немного. МАДАМ намерена уйти от него, т. е. продать дом, автомобиль и пр., получить свою долю из вырученной суммы и затем бросить АРНО. Она намерена поселиться в каком-либо французском курорте, где много англичан, и устроиться экономкой или компаньонкой, а если не удастся, то стать проституткой. Просит меня не оставлять ее без поддержки.

4. Физическое состояние АРНО плохое. Он отдохнет от берлинской поездки и опять приобретет некоторую бодрость и работоспособность, его физическ. сил в итоге надолго не хватит. До полной инвалидности осталось несколько месяцев.

5. АРНО заявил, что привозить почту будет и впредь. Мы условились о свидании через неделю на германской территории. Решительного объяснения между нами не произошло, ибо вследствие его ненормального состояния (абсолютная апатия, сильные рвоты, невозможность двигаться или говорить) серьезно говорить с ним не представлялось возможным. Это будет сделано при следующем свидании через неделю».

Далее Быстролетов излагал план последующих действий в отношении АРНО, который заключался в том, чтобы, учитывая болезнь англичанина и его неспособность к работе, предложить ему пожизненную пенсию в обмен на прямую связь с основным источником. Одновременно Быстролетов делился своими опасениями относительно причины увольнения АРНО из Форин Офиса. Он ссылался на «возмущение и удивление МАДАМ, что АРНО, заслуженного сотрудника ФО.

6. фронтовика-офицера, после 20 лет службы выгнали без пенсии, хотя бы частичной». Быстролетов справедливо полагал, что при увольнении, мотивированном небрежной работой вследствие пьянства, обычно пенсии не отнимают. «Сопоставляя это с двумя случаями, рассказанными самим АРНО о двух уволенных сотрудниках (из Пекина и Осло), заподозренных в измене (расследование не дало результатов, но подтвердило подозрения), — рассуждал он, — можно прийти к мысли, не был ли заподозрен в том же сам АРНО».

В то же время Быстролетов из разговора с МАДАМ понял, что АРНО был гораздо более крепким орешком, чем он полагал до сих пор. Можно было предположить, что англичанин не раскрывает всю правду — это было и не в его интересах. Однако, как выяснилось, он преднамеренно вводил в заблуждение Быстролетова и Базарова. Когда АРНО прижали как следует к стенке, он признался, что его первоисточником является некий капитан в отставке, а ныне, как и он сам, сотрудник Форин Офиса, желающий подзаработать на продаже секретных документов. Имени этого капитана АРНО, не назвал. Самым простым способом перепроверить слова АРНО было расспросить об этом МАДАМ, тем более что ее расположение и доверие к себе Быстролетов предусмотрительно заранее благоразумно обеспечил.

«МАДАМ заявила, — сообщал Быстролетов о беседе с ней, — что никакого капитана, соответствующего описанию АРНО, она не знает и что это сказки». Кроме того, всплыли и другие настораживающие факты. «В частности, нет оснований верить, — продолжал Быстролетов, — что ему по роду службы полагалось или разрешалось ездить за границу (характерно, что нам не известен ни один достоверный случай его пребывания за границей по каким-либо иным делам; его поездки в течение последнего года в Женеву и Париж, по словам МАДАМ, — ложь». «Теперь, после того, что удалось узнать от МАДАМ, ясно, что ни одному его слову верить нельзя, — заключал свой отчет «венгерский граф».

Ситуация с АРНО грозила провалом. Быстролетов понимал, что в пьяном виде он мог проболтаться и поставить под удар всю операцию, тем более что он и так уже, как свидетельствовало его увольнение, находился под подозрением у Форин Офиса. Наиболее разумным было бы бросить его и оборвать с ним все связи. С другой стороны, главная задача — выход на первоисточник — не была решена, а Центр не зря отметил «исключительное упорство» Быстролетова. Поэтому ГАНС продолжал возиться с АРНО как с ребенком и если ставил кого-нибудь под удар, то только себя самого.

Поездка Быстролетова в Лондон на Рождество 1932 года позволила ему убедиться в том, что АРНО продолжал все глубже погружаться в пучину беспробудного пьянства. «В течение 22, 23 и 24 декабря АРНО пил все больше и больше, наши просьбы и упреки его лишь раздражали, не давая никаких результатов, — сообщал в Центр Быстролетов. — Наконец я решил взять дело в свои руки и потребовал его отъезда в деревню (на лечение. — О.Ц.). 25-го вечером я приехал к АРНО домой и застал его спящим в кресле. Немытый, растрепанный, с ввалившимися глазами и осунувшимся лицом, он производил впечатление вконец опустившегося алкоголика. Я тряс его за плечи и в конце концов разбудил, и что же? Не открывая глаз, он протянул руку, нащупал бутылку, выпил и, видимо приняв меня за жену, сказал: «Пошла вон, старая сука», и снова заснул. Я уговорил МАДАМ не давать ему больше коньяка и, когда он проспится, потребовать доктора. Ночью он проснулся и потребовал выпивки, но, получив отказ, стал душить МАДАМ. Дело кончилось бы плохо, если бы не вызванный МАДАМ доктор. Он дал ему сильную дозу наркотика, и в бессознательном состоянии санитары увезли его в деревню при моем содействии. Вид у АРНО был ужасный… Естественно, нервы у МАДАМ находились в весьма расстроенном состоянии, и она хотела покончить с собой. Еле-еле удалось в течение последующих трех дней отговорить ее от самоубийства. Она лежала в постели, на шее у нее виднелись ясные отпечатки пальцев АРНО, и доктор делал ей успокоительный укол».

После лечения в санатории АРНО стал чувствовать себя лучше, хотя и не переставал пить и избивать жену. В мае 1933 года он привез в Париж на свидание с Быстролетовым очередную партию документов Форин Офиса. «Передавая пакет с материалами, АРНО сообщил, что он якобы не знает точно содержание пакета (последний был заклеен), и казался в этот момент вполне искренним, — писал Быстролетов. — Он заявил, что источнику заплатил полностью как за тетради, так и за депеши… Материалы были в казенном пакете из ФО, пакет — в кожаном портфеле из ФО». На этой же встрече АРНО предложил приобрести у «источника» «книгу К.» (коды Форин Офиса. — О.Ц.) и три таблицы (перешифровальные. — О.Ц.) по цене вдвое больше той, что была уплачена за аналогичный «товар» в 1932 году («это было в лучшую пору наших с ним отношений», — прокомментировал Быстролетов). Не отказываясь от сделки и имея в виду поторговаться, ГАНС поставил вопрос о прямой связи с источником и уходе АРНО на пенсию. АРНО ответил, что уже готовит к этому источника, но пока тот якобы не созрел.

АРНО приехал в Париж вновь 20 июня 1933 года вместе с женой, чтобы только сказать, что материалов он не доставил, так как не смог заплатить за них источнику. МАДАМ заявила, что привезла его силой, выполняя указания Быстролетова о соблюдении назначенных сроков. «Состояние АРНО было более благоприятное, чем можно было ожидать, — сообщал в Центр Быстролетов. — Он пьет с раннего утра целый День, постоянно пребывая в состоянии сильного опьянения. Однако болезненных симптомов пока не наблюдается, и при соответствующем давлении на него он еще в состоянии говорить о деле, перемещаться из страны в страну и пр. Однако в любой момент может последовать осложнение (доктор предсказывает скорое начало белой горячки; кроме того, в последнее время у него часто случаются тяжелые сердечные приступы, которые, по мнению врача, могут внезапно привести к смерти».

Быстролетов принимает решение — ехать с АРНО в Лондон, добиться знакомства с первоисточником или, если это не удастся, получить хотя бы материалы. «После этого АРНО немедленно едет в санаторий, а МАДАМ мы помещаем на месяц в каком-нибудь курортном местечке, — писал далее Быстролетов. — Когда их здоровье улучшится, мы возобновим работу по получению очередной почты и по выходу на первоисточника».

КИН сделал к письму Быстролетова приписку:

«Таково состояние дел по линии АРНО и наш план на ближайшие дни. Он весьма опасен, тем более что ГАНС будет жить в доме у АРНО, ибо только таким путем можно реализовать хотя бы незначительный % того, что этим планом предусматривается. Однако никаких других возможностей, в какой-либо мере обеспечивающих положительное решение поставленной задачи, — не имеется. Все исчерпаны».

Приехав в Лондон 23 июня, Быстролетов стал свидетелем сцен дикого пьянства в доме АРНО. Его сообщения в Центр являют клиническую картину последней стадии алкоголизма. «Я начал звонить во все санатории, умоляя прислать врача и сестер, — пишет Быстролетов. — Мне обещали, но потом сообщили, что ничего сделать не смогут. АРНО пробуждался, начинал буянить, порывался куда-то идти, кричал что-то о верховой езде, пробовал драться с женой, со мной. Я влил в него два стакана чистого джина, и он затих. Мы стали пытаться перенести его наверх… Было уже за полночь. Неожиданно явился один из врачей, с которым я говорил днем по телефону… Он накачал его наркотиком, вызвал карету «Скорой помощи», и в 2 часа АРНО увезли. Я сопровождал его… Обо всем позаботившись, под утро я вернулся из больницы. Самое худшее было позади. Через несколько дней АРНО придет в себя и будет в состоянии ходить. Нет. Никакого отступления, пока не выполню задачи — не отступлю».

В результате курса лечения в больнице АРНО пришел в норму и проявлял самое горячее желание произвести возможно быстрее передачу спецматериала. Но пока он находился в больнице, дело приняло совершенно неожиданный, неблагоприятный для Быстролетова оборот. Жена АРНО, окончательно решив развестись с ним, вывезла из дому все ценности и связалась со своим адвокатом, рассчитывая заполучить часть зарабатываемых ее мужем, как она полагала от коммерческой деятельности, денег. «Последний, пригласив ГАНСА в отдельную комнату, учинил ему настоящий допрос, заявив, что его не интересует АРНО, он защищает интересы МАДАМ, которой причитается 50 % из тех 2000 ф. ст. (со слов АРНО. — О.Ц.), которые АРНО зарабатывает. Поэтому: «Ваша фирма?», «Ее адрес?», «Ваш адрес?» и пр. — ГАНС наметил план, как от этого отвертеться. Однако на фоне серьезных подозрений в отношении самого АРНО и возможности адвоката в 24 часа проверить данные, полученные им от ГАНСА, КИН опасался, что ГАНС попросту может быть ликвидирован противником. Тем не менее директивы о его немедленном отъезде КИН не послал».

Почему? Объяснение такого своего решения, которое КИН (Базаров) дает в своем письме в Центр, — свидетельство духа революционной самоотверженности, характерного для разведчиков того времени.

И далее он развивает свою мысль:

«Уехать сейчас — значит, потерять источника, что при его значимости равно ослаблению нашей обороны и усилению противника. Возможные же потери — сегодня ГАНСА, завтра других товарищей — неизбежность, обусловленная характером решаемых задач».

Мнение Базарова разделял и сам Быстролетов. Вспоминая этот период, он пишегз своих мемуарах:

«Последовал приказ прекратить работу с АРНО и всем выехать на континент. Я подал заявление — оставить меня одного в Лондоне для последнего натиска — нужно было получить шифры на следующий год. Разрешение было получено».

В Гайд-парке он практиковался с АРНО в снятии слепков с ключей сейфов Форин Офиса. Когда АРНО овладел этим навыком, Быстролетов «благословил его на последний бой». Из Форин Офиса АРНО вернулся «мрачный и сообщил, что, по-видимому, его подозревают и, кажется, на сей раз обратили внимание на то, что он по-прежнему вертится около сейфов, хотя отношения к ним уже не имеет». Быстролетов снова поместил его в частную клинику, чтобы очистить мозг от алкоголя и освежить память, полагая, что по выходе из клиники АРНО вернется к делу и попробует достать шифры.

Пока Быстролетову оставалось только ждать. События тем временем принимали все более тревожный оборот. Адвокат МАДАМ был, несомненно, опасным человеком, но еще опаснее оказался сослуживец АРНО по имени Кемп, который в переписке фигурировал под псевдонимом РОЛАНД. До лета 1933 года он пару раз попадал в поле зрения Быстролетова и привлек его внимание только как потенциальный первоисточник материалов Форин Офиса. В июле 1933 года его роль в делах семьи Холлоуэй стала вдруг весьма активной. На правах приятеля и коллеги АРНО он зачастил в дом, интересовался его состоянием, зарубежными связями и прошлыми поездками за границу. Чтобы прояснить лицо РОЛАНДА — он мог действительно быть первоисточником, проверяющим честность своего посредника или ищущим в силу его недееспособности самостоятельного контакта с разведкой, — Центр поручил Быстролетову провести с ним личную встречу. Быстролетов попросил МАДАМ пригласить РОЛАНДА в дом на ужин, что та и сделала.

Одновременно, понимая всю опасность ситуации, Центр принял меры к срочному побегу Быстролетова из Англии в случае полного провала. «Это был решающий момент, — пишет Быстролетов в своих «Воспоминаниях». — Я сидел, как обычно, на скамейке у озера, где меня нашла жена и передала от КИНА паспорт на имя А. Галласа, а от себя — мой пистолет, чтобы при необходимости застрелиться. Мы с женой простились как перед боем».

В тот же вечер Быстролетов отправился к МАДАМ на ужин, и то, что там произошло, могло бы послужить сюжетом для детективного романа.

Вот как пишет об этом в своих «Воспоминаниях» Быстролетов.

«Начался ужин. Кемп после принятого в таких случаях обмена любезностями повел разговор о положении в семье «его друга Эрнеста», отметив при этом странности в его поведении. Я сидел как на иголках. Вдруг МАДАМ, прижав платочек к глазам, начала исповедоваться нам обоим, мол, она и сама уже давно стала замечать странности в поведении ее супруга.

— Что именно? — живо заинтересовался Кемп.

— Ну, во-первых, эти странные поездки. Такой регулярный их характер невольно наводил на мысль, что он ездит по одному и тому же делу к одному и тому же лицу. Далее, он украл в Форин Офисе служебный портфель с надписью: «Курьер Его Величества».

— Не может быть! — дружно воскликнули мы с Кемпом.

— Честное слово. И, наконец, он достал у министра паспорт для какого-то проходимца.

— Фамилия? — рявкнул Кемп. — Фотография?

Я похолодел.

— Фамилию я не успела прочесть, фотографию не рассмотрела.

— Это он! Черт возьми, это он! — Кемп стукнул кулаком о стол.

— Кто «он»? — спросил я, холодея от страха.

— Человек, который подлежит аресту. Мне поручено его найти. Вы знаете, граф, — обратился он ко мне, — в последнее время у нас уже не осталось сомнения, что здесь, около Эрнеста, крутится иностранный шпион.

Я ужасно испугался, но страшный испуг немедленно пробуждает во мне необычайную силу воли, ясность ума и решительность. Реакция — полный паралич — наступает потом, когда опасность уже позади.

— Я помогу вам его найти, — сказал я. — Я знаю положение дел семьи и кое о чем догадываюсь. Следы ведут в Германию, где у семьи имеется значительная недвижимость. Я рискну открыть вам фамильные секреты, хотя мне, как доверенному лицу крупного банка, это запрещается. Чтобы сейчас не утомлять леди скучными подробностями, разрешите пригласить вас на ленч в отеле «Ритц» завтра в час дня.

Кемп подумал и согласился: наверное, в первый раз в жизни доведется ему побывать в «Ритце». Я подошел к телефону и заказал на завтра столик. Расставаясь, Кемп особо значительно тряс мне руку.

— Очень, очень благодарен! До завтра!

— Да, в час дня.

Рано утром с первым же самолетом я вылетел из Англии».

Базаров в письме Центру от 24 июля 1933 года сообщал: «Отмечаю исключительно самоотверженную работу ГАНСА, не уехавшего ни на час раньше указанного ему срока, несмотря на реальную опасность провала со всеми вытекающими из этого последствиями. Во исполнение указаний центра, он все-таки успел перед отъездом встретиться с РОЛАНДОМ». Центр ответил 4 августа 1933 года: «Просьба передать ГАНСУ, что мы здесь отдаем должное самоотверженности, дисциплинированности, находчивости и мужеству, проявленным им в исключительно сложных и опасных условиях работы последних дней с АРНО».

Из материалов по делу АРНО следует, что он, подлечившись на деньги разведки, приезжал в очередной раз на континент для встречи с КИНОМ и ГАНСОМ. Это должно было произойти в первой декаде августа, поскольку отчет КИНА в Москву датирован 9 августа 1933 года. В нем КИН сообщал, что, «оказавшись в Швейцарии, АРНО мгновенно забыл все свои несчастья и, приняв непринужденный вид, совершенно очевидно намеревался продолжить свою прежнюю тактику повторения всех своих отрицаний и сокрытия всего, что ему известно». В ответ на эти уловки АРНО КИН вместе с ГАНСОМ постарались реализовать план, идентичный «варианту первому», то есть «жесткий чекист» Базаров и «мягкий» Быстролетов. «Провели мы его так, — писал Базаров, — что у АРНО после разговора со мной сложилось твердое впечатление, что мы стоим на грани разрыва с ним… ГАНС, мол, единственный, кто не согласен с этим…»

Из Швейцарии АРНО вернулся в Лондон и сигнализировал Быстролетову о себе, что дало КИНУ основание сообщить в Центр 9 августа 1933 года: «Положение на сегодня — 9 августа: АРНО благополучно живет в гостинице в своей столице. Дома и в министерстве не появляется». Предполагалось, что АРНО потратит некоторое время в Лондоне на сбор информации о зарубежных сотрудниках Форин Офиса и выяснение, кто из них является агентами СИС. Первые три недели он сообщал, что «живет, стараясь, по возможности, не показываться на люди, что работает по нашим заданиям». В середине сентября он должен был выехать на континент для встречи с Быстролетовым.

Между тем МАДАМ в письмах сообщала Быстролетову, что ее продолжает опекать РОЛАНД, помогает устроиться ей и подыскать работу ее сыну. Но 20 сентября 1933 года от нее поступило сообщение, что «АРНО уехал из отеля, не оставивши адреса, и больше там не появлялся». Будучи вызвана на континент для выяснения обстоятельств исчезновения ее мужа, МАДАМ рассказала, со слов РОЛАНДА, что «АРНО был замечен сотрудниками ФО в питейных домах и на улице пьяный», занимал деньги у швейцара отеля, где он остановился, а в середине сентября послал швейцара в Форин Офис к РОЛАНДУ с просьбой «в порядке дружбы незаконно визировать его паспорт как дипкурьер-= ский». РОЛАНД же задержал присланный паспорт и поручил швейцару пригласить АРНО в Форин Офис. АРНО, узнав о задержании паспорта и приглашении явиться в Форин Офис, испугался ареста и скрылся… «РОЛАНД шума не поднял, — писал в Центр Быстролетов, — считая, что без заграничного паспорта АРНО вреда никому не принесет и сопьется в течение ближайших месяцев. Так он сказал МАДАМ».

АРНО действительно спился окончательно и в состоянии депрессии покончил жизнь самоубийством, отравившись газом в собственном доме.

К делу АРНО КИН возвращается в своей переписке с Центром только в декабре 1933 года. В письме от 5 декабря он сообщает:

«Не отказываем ИС в «крепости задним умом» — особенно при любви РОЛАНДА побеседовать о таком редком в практике ФО случае смерти. Для этого с МАДАМ налажена хорошо законспирированная (естественно, не прямая) и регулярная связь. МАДАМ сигнализирует: «Я должна рассказать многое, чего не могу писать; все относительно АРНО… Не приезжайте сюда, так как ФО и многие другие пытаются выяснить, откуда АРНО получал деньги». МАДАМ вызвана на континент, где и будет внесена ясность в состояние нашего английского участка. Зарницы прошлого».

Ясность была внесена, насколько это возможно, когда МАДАМ приехала на встречу с ГАНСОМ, по ее словам, «нелегально», сообщив знакомым, что едет к друзьям в провинцию. Быстролетов также принял все обычные меры предосторожности и сообщил в письме от 25 декабря 1933 года, что «наблюдения за ней со стороны ФО обнаружено не было».

Жена АРНО рассказала, что первая попытка получить у нее сведения о тайной жизни мужа была сделана через семейного адвоката в начале октября 1933 года. Тот без обиняков сообщил ей, что его вызывали в Форин Офис и попросили собрать для них полную информацию о материальном положении АРНО в 1932–1933 годах, в особенности о его связях с Германией. По его словам, ему намекнули о «беспокойстве в ФО в связи с поступившей из полиции информацией, кто-то из чиновников занимался и занимается провозом наркотикрв». МАДАМ сказала, что АРНО «перед поездкой в Германию заходил в ФО, что уезжал за границу с пакетом, что деньги платились мелкими купюрами и пр.», что она ничего не знает о немцах, кроме фамилии главного покупателя бумаг АРНО — де Винчи (вымышленное имя КИНА). Адвокат стал настаивать на получении адреса ГАНСА, но она отказалась его сообщить.

Через несколько дней адвокат снова пригласил ее к себе. На этот раз при разговоре присутствовал опекун.

В резкой форме оба заявили, что «немцы втянули АРНО в грязное дело, обокрали его, и теперь все, что остается МАДАМ, это найти их через ГАНСА для получения денег. МАДАМ вновь отказалась дать адрес. Тогда адвокат предложил поехать к ГАНСУ. МАДАМ снова отказалась, ссылаясь на то, что ГАНС является всего лишь посредником, ничего не знает и выше всяких подозрений.

Вскоре после этого появился РОЛАНД и несколько дней приглашал МАДАМ на обеды и ужины, проявляя максимальное участие в ее судьбе. Он не скупился на комплименты ГАНСУ и участливо спрашивал, как и где ГАНС устроился после смерти АРНО. Но, по словам МАДАМ, адрес она не дала, помятуя о разговоре с опекуном. После того как вкрадчивая тактика не оправдала себя, РОЛАНД сбросил личину благодетеля, и, без приглашения явившись домой к МАДАМ, выставил ее сына за дверь, чем озлобил и восстановил ее против себя, и объявил, что АРНО был «шпионом и контрабандистом и что ее арестуют за соучастие, если она не сообщит Форин Офису все, что ей известно о ГАНСЕ. МАДАМ закатила истерику, потом под влиянием угроз со стороны РОЛАНДА рассказала «все об АРНО, но адреса ГАНСА не сообщила, сказав, что он ей больше не пишет».

РОЛАНД, как сообщил Быстролетов в Центр со слов МАДАМ, остался ужинать, послал жену дворника за виски и свои вопросы пояснял рассказами, которые позволяют восстановить полностью картину следствия, проводившегося в отношении АРНО.

«До середины 1932 года, — писал далее Быстролетов, — АРНО находился вне подозрения; его считали недисциплинированным, но способным работником. Его пытались сохранить на службе, невзирая на алкоголизм, и даже предоставили отпуск для лечения. Тем временем было обнаружено исчезновение кода из сейфа в подвале ФО. Следствие отметило, между прочим, что АРНО без какой-либо надобности заходил в подвал, что подтвердили многие сотрудники. Начальство пригляделось к АРНО, и стало ясно, что он, даже будучи в отпуске по болезни, регулярно, раз в три недели, несколько дней подряд проводит в ФО. Вскоре код обнаружился, причем как раз после очередного, не обусловленного какой-либо служебной необходимостью посещения АPHO. Подозрения усилились. Заметили, что АРНО, очевидно, в целях миновать контроль при входе, пользуется боковой дверью, так называемым «ходом для послов». Ему запретили это, но через месяц он снова стал вдруг приходить ежедневно, и опять через боковой вход. Его «на всякий случай» уволили».

«После ноябрьского пребывания АРНО в Берлине МАДАМ рассказала РОЛАНДУ о «пропитых в три недели трех тысячах фунтов». РОЛАНД донес об этом начальству. Теперь подозрения уже обрели конкретный характер, началось следствие: РОЛАНДУ было поручено собрать необходимые материалы, РОЛАНДУ и еще одному сотруднику ФО — Б. — поручили слежку за АРНО в стенах ФО. Слежка проводилась так, что уже тогда АРНО не должен был не заметить, что за ним ведется тщательная слежка, — РОЛАНД и Б. ходили всюду за ним по пятам, АРНО в подвал, и они следом за ним в подвал и т. д. Но пока они охраняли подвал, со стола дежурного шифровальщика, как выяснилось позже, исчезла пачка телеграмм. РОЛАНД кинулся к АРНО домой, но тот уже успел уехать за границу. Это была пачка последних привезенных АРНО материалов…

В течение последующих недель АРНО не появлялся в Форин Офисе — он лечился в провинции. Внимание начальства было сосредоточено на чистке столов, подтягивании дисциплины и упорядочении работы.

Затем АРНО неожиданно снова стал появляться в ФО, изо дня в день, иногда два-три раза в день и даже впервые наведался в ФО ночью. На этот раз намерения АРНО не оставляли сомнений — он искал случая остаться в помещении, одному. Он уже явно заметил слежку, ходил из комнаты в комнату, подсаживался то к одному столу, то к другому, от волнения не мог произнести ни слова, но, по словам РОЛАНДА, «изо всех сил пытался продолжать игру». В одной комнате нарочно был оставлен незапертым шкаф с бумагами; если бы АРНО их взял, его бы арестовали при выходе. Было установлено, что он открывал шкаф и вынимал бумаги, но не взял их, очевидно заподозрив провокацию. Раз утром АРНО явился в комнату Б. и сел возле пачки бумаг. Б., не подавая виду, следил за каждым его движением и так нервничал, что рассыпал пачку телеграмм на пол. Пока он их поднимал, АРНО ушел из комнаты. Б. вдруг обнаружил, что ключи от архивных сейфов исчезли со стола. По словам РОЛАНДА, «любое государство с радостью дало бы 50 000 фунтов за документы, хранящиеся в этом сейфе». Б. бросился к начальству, в подвале устроили засаду, но АРНО не появлялся. После звонка к швейцару стало ясно, что АРНО ушел через главный вход, причем ключи были тотчас же на столе у Б. Однако на них были обнаружены следы воска; так же, как они были обнаружены и в клозете, где АРНО делал слепки, покуда его поджидали в подвале. У сейфов и снаружи ФО возле бокового входа была выставлена стража, но АРНО не появлялся.

Через 3–4 дня РОЛАНД неожиданно получил по телефону приглашение на обед к МАДАМ, на котором присутствовал ГАНС, и узнал от МАДАМ новые подробности, дополняющие картину деятельности АРНО о подделке диппаспорта, использовании курьерского портфеля и пр. РОЛАНД доложил обо всем этом начальству, которое поручило ему установить контакт с ГАНСОМ втайне от АРНО, собрать все известные ГАНСУ сведения дела и попытаться получить таким образом основания для ареста АРНО.

РОЛАНД, со слов ГАНСА и МАДАМ, знал адрес ГАНСА, и на следующий день отправился туда; ГАНСА в гостинице не оказалось (он жил в другой части города и под другой фамилией). РОЛАНД стал обходить все отели вблизи станции, названной ГАНСОМ. Он не особенно спешил, так как ГАНС накануне сообщил план своего дальнейшего пребывания и переговоров с АРНО (на самом деле после свидания с РОЛАНДОМ ГАНС вылетел аэропланом за границу). ГАНСА нигде не знали. У Роланда возникли подозрения, было решено подвергнуть Ганса допросу, для чего ФО затребовал от полиции его адрес. На следующий день полиция сообщила, что ГАНС не только не проживает в городе, но и на границе не регистрировался, а это означает, что у ГАНСА паспорт на какое-то другое имя. Это давало ФО основание передать дела полицейским властям. РОЛАНД, в свою очередь, отправился к АРНО, чтобы с его помощью обыскать ГАНСА, но выяснилось, что АРНО утром уехал поездом за границу».

«РОЛАНД уверял МАДАМ, что с АРНО выехали детективы, и дал все детали пребывания АРНО в Вене и Берлине. О последних он слышал от самой МАДАМ, а МАДАМ о Вене и Берлине в это время писал ГАНС. На самом деле АРНО виделся с нами в Швейцарии, из чего следует, что ФО ничего об этом свидании не знает. РОЛАНД пытался вызвать гнев МАДАМ, живописуя «дикие кутежи» АРНО в Берлине с проститутками и пр., в то время как в действительности АРНО находился в Интерлаке».

После трехнедельного отсутствия АРНО возвратился. Из рассказов МАДАМ, со слов РОЛАНДА, явствует, что все подробности его пребывания там досконально известны ФО, включая содержание писем ГАНСА, телефонные разговоры, пересылку денег в письмах. В последнем письме, например, АРНО приглашают за границу».

«Лица, так или иначе имевшие отношение к АРНО, были подвергнуты допросу. К этому времени относятся резкие отзывы об АРНО со стороны напуганных допросом бывших его собутыльников и друзей. МАДАМ с возмущением отмечала особое усердие, проявленное при этом ТОММИ и ШЕЛЛИ, договорившихся даже до того, что МАДАМ надо арестовать как соучастницу АРНО».

Рассказ МАДАМ о том, что происходило «по другую сторону» дела АРНО, представлял для разведки несомненную ценность. Он подтверждал даже в деталях то, что было известно Быстролетову и Базарову. В приписке к письму с изложением беседы с МАДАМ Быстролетов отмечает:

«Поскольку мы по уши увязли в этом деле, картина получается исключительно отчетливая, вплоть до капель пота на сером от страха лице АРНО. Мы эти капли видели в июльские дни в Лондоне, когда АРНО возвращался из ФО. РОЛАНД же наблюдал эти выступавшие на лице капли пота у АРНО при подсаживании к столам с документами в подвале ФО».

Быстролетов и Базаров, да и Центр испытывали огромное удовлетворение оттого, что следствие Форин Офиса вышло на «немцев», но вовсе не на советскую разведку. В этом, собственно, и заключалась одна из задач нелегалов — ввести противника в заблуждение относительно национального флага разведывательной службы. В немалой степени этому способствовало и то, что следствию так и не удалось допросить АРНО. Кроме того, отношения в треугольнике МАДАМ — ГАНС — АРНО были выстроены Быстролетовым столь искусно, что даже жена АРНО верила в немецкую версию и не могла выдать дорогого ее сердцу «венгерского графа», оказавшегося, как и ее муж, в зависимости от злодея де Винчи. «МАДАМ ничем не усложнила ситуацию, писал Быстролетов. — Затраченные на нее труды в значительной мере оправданы. Связь с ней сохраняется и на будущее».

Трагический конец АРНО не был неожиданным для знавших его как с той, так и с другой стороны. Добровольный заложник алчности и пьянства — пороков, подпитывающих друг друга, — был обречен на плохой конец. Уволив АРНО с работы без пенсии, Форин Офис умыл руки раньше, чем Быстролетов, настойчивость которого в достижении поставленной цели, наверное, продлила на несколько месяцев жизнь, точнее, физическое существование АРНО. Быстролетов сошел со сцены только тогда, когда все возможности были исчерпаны и риск уже граничил с безрассудством. И все же одно обстоятельство, о котором ни Быстролетов, ни Базаров скорее всего не подозревали и о чем они узнают от МАДАМ, в значительной степени способствовало тому, что дело АРНО продолжалось столь долго, а исход его оказался более благоприятным для группы Быстролетова, чем мог бы быть в условиях постоянной угрозы провала. Выслушав рассказ МАДАМ, Быстролетов сообщал в Центр:

«Только в английских романах все у Интеллидженс Сервис идет так очаровательно гладко, концы сходятся с концами и Товеровская башня (Тауэр. — О.Ц.) беспощадно проглатывает прикоснувшихся к тайнам Британской империи. Мы отлично понимали, что можем угодить в негостеприимную башенную обстановку (см. мои письма от начала июля с.г.) — это в том случае, если бы Ванситтарт не побоялся вынести сор из избы и передал дело не в руки РОЛАНДА и другого такого же Пинкертона… а в руки специалистов из Адмиралтейства или Скотленда.

Но, по словам РОЛАНДА, такого дела ФО не помнит уже 300 лет (при тамошних порядках такое «запамятование» возможно, и Ванситтарту, видимо, было нежелательно, чтобы этот 300-летний срок пришелся на его секретарствование в 1933 году».

Утрата АРНО и связанный с этим риск провала вовсе не охладили наступательный пыл Быстролетова. Напротив, теперь он знал обстановку и нравы в Форин Офисе, что называется, из первых рук, знал, что чопорные и внешне неприступные обитатели Уайтхолла подвержены тем же страстям, что и простые смертные грешники, и, может быть из-за необходимости соблюдать приличия своего класса, даже в большей степени. К этому времени начала принимать осязаемые формы разработка ШЕЛЛИ, и Быстролетов с присущим ему упорством решил довести ее до успешного завершения. В Англии, однако, ему появляться было крайне нежелательно…

II

Еще в 1932 году, в период наиболее плодотворного сотрудничества с советской разведкой, АРНО по просьбе Быстролетова назвал ему некоторых своих коллег из Форин Офиса, аккредитованных при Лиге Наций в Женеве. Из того, что он рассказал о них, Быстролетов заключил, что наибольший интерес для разведки мог представлять БОЙ. Однако, как и большинство британских государственных служащих, БОЙ по всем внешним признакам был крепким орешком, и, чтобы пробиться через защитную скорлупу чопорности и холодной вежливости, с ним пришлось бы основательно поработать. Быстролетов, Базаров и призванный на помощь Теодор Малли (МАНН) справедливо решили, что легализационные данные, которыми Дмитрий Александрович пользовался в Англии — венгерский граф, — не позволяет ему длительное время находиться возле БОЯ на таком тесном пятачке, как Женева, оставаясь при этом не замеченным в связях с АРНО. К тому же именно в этом центре международного шпионажа Быстролетов вел опасную игру с международным авантюристом РОССИ — поставщиком шифров и секретных документов европейских государств. Нужен был другой человек, и обязательно с солидной, уважаемой англичанами национальностью.

Такой человек был найден в резидентуре РАЙМОНДА — Игнатия Порецкого (Рейса). Его звали Генри Пик, а в секретной переписке он проходил под именем КУПЕР. Он был по национальности голландец, по профессии — художник, по идейным взглядам — коммунист, хотя вышел из партии по указанию РАЙМОНДА, привлекшего его к сотрудничеству с советской разведкой в 1930 году. КУПЕР числился оперативным сотрудником Закордонного аппарата ИНО, каковым он и значился в представлении начальника разведки Слуцкого к награждению его боевым оружием в 1935 году.

«КУПЕР имеет три основных достоинства, — писал о нем Быстролетов, — преданность идее и делу, которому служит, честность в материальных вопросах и прямота в словах и отношениях с товарищами… Кроме того, КУПЕР обладает способностями, помогающими ему работать: он хороший актер, играет свою роль естественно, иногда мастерски, находчив в разговоре, хорошо ориентируется в обстановке, инициативен, интеллигентен, хорошо разбирается в людях, культурен, политически грамотен — все эти качества способны благоприятствовать отношениям с объектами вербовки».

Быстролетов особо отмечал также его любовь к разведке, романтическую увлеченность работой, сродни актерскому упоению. Все эти личные качества КУПЕРА подкреплялись объективными факторами его биографии как а) подлинное английское гражданство, б) легальный паспорт, в) превосходная родословная, г) располагающая внешность, д) профессия, открывающая ему путь в любые круги общества, е) хорошее знание голландского, немецкого, французского, английского языков и в той или иной мере нескольких других языков (итальянского, датского)». И помимо всего прочего, Быстролетов отметил его умение «подойти к женщинам».

Психологический портрет КУПЕРА Быстролетов завершал описанием его слабых сторон, к которым относил «способность чрезмерно увлекаться, побуждающую его порой сначала действовать, а только потом думать», и то, что он «абсолютно не способен играть роль реакционера». «В личной жизни КУПЕР, — писал Быстролетов, — типичный представитель богемы, безалаберный, неряшливый, недисциплинированный. — Характеризуя КУПЕРА как человека недостаточно волевого, но в то же время доброго, сердечного, мягкого и сентиментального, Быстролетов резюмировал: — Он идеальный наводчик, очень неплохой вербовщик, но и только. Давить на человека, зажать его в тиски, сломить, шантажировать, грозиться убить он не в состоянии».

В профессионально-психологическом портрете КУПЕРА столько же КУПЕРА, сколько и Быстролетова — его отношение к разведке и его требования к людям, работающим в ней. Написанные Быстролетовым воспоминания о 16 годах лагерной жизни (с 1938-го по 1954-й) не оставляют сомнений, что и сам он был человеком добрым, мягким и даже чувствительным. Эти качества были запрятаны у него глубоко внутри, но они были, иначе он не смог бы написать так, как написал. Но вместе с тем он обладал огромной силой воли, действуя порой жестоко, прежде всего по отношению к самому себе — иначе он не выжил бы в одиночной камере, иначе не смог бы совершить насилие Над своей натурой. Иначе он не смог бы психологически прижать к стене крупного французского разведчика ЖОЗЕФА; не смог бы не только психологически, но и физически обезоружить торговца шифрами РОССИ. Это феномен доброго человека в жестоком мире.

«КУПЕР уже 10-го п[рошлого] м[есяца] был на месте, — докладывал КИН (Базаров) в Центр 31 октября 1932 года. — Первые 8 дней он жил в Бо-Риваж, я считал, что таким образом ему лучше всего удастся установить контакт с БОЕМ». Но, как оказалось, БОЙ «там не бывает и его там никто не знает». Тогда КУПЕР выяснил, где живет БОЙ, и поселился в квартире этажом выше квартиры БОЯ. И начал посещать пивную, где, как было известно, часто бывали англичане.

Через несколько месяцев КУПЕР завязал ряд знакомств с англичанами, и КИН в письме от 12 марта 1933 года уже мог сообщить в Москву о заметном прогрессе:

«Когда он приходит в их компанию, все подсаживаются к нему, начинают пить, ждут анекдотов, зарисовок и пр. Слывет «хорошим малым», и, учитывая, что англичане герметически себя закупоривают вне Англии, надо считать, что в их кругах он пока вне подозрений. Сейчас его удельный вес в глазах тамошнего общества возрастает в связи с тем, что ему заказала портреты некая англичанка, особа весьма важная, и никому до сих пор не позволявшая писать с себя портрет. Если этот портрет получится удачным, то КУПЕР обретет вполне прочное, так необходимое для нашей работы положение.

Не исключаем, что к концу апреля сбор нужных данных будет завершен и мы выйдем с конкретными предложениями по поводу одной-двух вербовок.

Вероятно, в данном случае Базаров был излишне оптимистичен, но его можно понять, если принять во внимание тот факт, что КУПЕР завязал дружбу с английским вице-консулом Харви, который, как полагала советская резидетура, стоял в то время «во главе всей англоработы», а во время войны был «руководителем шифротдела в Адмиралтействе». Что имел в виду Базаров под «всей англоработой», из материалов дела не ясно, но то, что ШЕФ, как окрестили Харви в секретной переписке, был не последним лицом в Женеве, следовало из почтительного отношения к нему других англичан и его осведомленности, признаком которой послужил один эпизод, имевший место в начале мая 1933 года. ШЕФ в беседе с КУПЕРОМ упомянул о телефонном разговоре с Римом, из которого следовало, Что туда прибыл Макдональд, добавив при этом: «Представьте, свой первый визит Макдональд нанес Папе». Спохватившись, он попросил КУПЕРА никому не рассказывать об этом, им сказанном, так как «это не должно попасть в прессу и ему (КУПЕРУ) это сказано как другу-приятелю».

Однако потребовалось более года со времени прибытия КУПЕРА в Женеву, чтобы «герметически закупоренные» английские дипломаты целиком и полностью приняли его в свой круг. «Примерно в конце ноября (1933 г. — О.Ц.) его старые друзья во главе с ШЕФОМ, собравшись в клубе, заявили ему торжественно, — писал ГАНС в Центр, — что он официально признан «своим человеком».

После «официального признания» КУПЕРА ШЕФ «переменил тон снисходительного начальника на простые приятельские отношения» и ввел его в свою семью. КУПЕР был представлен жене и дочери ШЕФА на правах близкого друга, ему было доверительно сообщено, что женихом дочери является ШЕЛЛИ, с которым КУПЕР уже встречался в обществе других англичан в женевских пивных, но не придавал этому знакомству должного значения. Близость ШЕЛЛИ к ШЕФУ, однако, меняла дело. Тем более, если принять во внимание один эпизод. «Однажды КУПЕР был представлен дипкурьеру, — сообщал ГАНС о развитии событий в письме от 25 декабря 1933 года. — Присутствовали ШЕФ и ШЕЛЛИ. ШЕЛЛИ задал вопрос о количестве привезенных телеграмм и пр.; курьер смутился, показал глазами на КУПЕРА и вопросительно посмотрел на ШЕФА. Тот кивнул головой — «это свой человек», и курьер стал отвечать на вопросы ШЕЛЛИ».

Частые появления КУПЕРА в обществе ШЕФА и явно дружеские отношения между ними не могли не способствовать расширению и укреплению контактов КУПЕРА с другими англичанами. Их доверие к нему переходило всякие границы, за которыми уже совершается служебное преступление. «Однажды после ужина ТОММИ решил заехать в учреждение и посмотреть ряд важных телеграмм для ночной работы, — сообщал ГАНС в том же письме в Центр. — Он и ШЕЛЛИ потащили с собой КУПЕРА, отперли здание, вошли с КУПЕРОМ в шифровальную камеру, просмотрели телеграммы. Затем ТОММИ подошел к сейфу, стоящему в углу и имеющему два замка, отпираемые без ключей путем вращения циферблатов. ТОММИ громко отсчитал 5 для одного и 7 для другого циферблата, раскрыл сейф с бумагами и кодами и положил туда вновь полученные телеграммы. План учреждения: [приписка от руки, сделанная сотрудником Центра]».

Впрочем, поступок ТОММИ и ШЕЛЛИ немногим отличался от поведения самого ШЕФА, который незадолго до визита веселой компании в шифровальную комнату британской миссии подал пример, вполне возможно подвигнувший их на столь легкомысленное отношение к служебным делам. Обсуждая в их присутствии предстоящую поездку КУПЕРА в Лондон по его приглашению, ШЕФ сказал: «Вам будет весело! Мы прямо с вокзала идем в ФО, в комнату № 22, забираем всю банду и сразу направляемся в бар нашего клуба». Вскоре после этого ШЕФ сам привел КУПЕРА в шифровальную комнату и, указав на работавших с кодами и телеграммами ШЕЛЛИ и ТОММИ, пошутил: «Эти ребята не только пьют, но и иногда работают».

Поскольку КУПЕР добился такого доверия ШЕФА и его подчиненных, Быстролетову стало очевидно, что искать расположения БОЯ было бы равносильно избранию окольного пути к тому, что уже почти лежло на расстоянии протянутой руки. К тому же прогресс в отношениях КУПЕРА с ШЕЛЛИ естественным образом выдвигал последнего на замену АРНО. «ШЕЛЛИ окончательно сдружился с КУПЕРОМ и доверяет ему свои секреты, — писал в Центр Быстролетов. — Он пропил декабрьское жалованье, не смог выслать ничего домой и наделал долгов. Перед отъездом домой на ОСТРОВ он расплатился с большей частью долгов, но денег все же не хватило, и он выдал чеки на несуществующие счета. Дело идет о небольших суммах, но факт мошенничества налицо, и в случае скандала увольнение неминуемо. Взволнованный и испуганный ШЕЛЛИ прибежал к КУПЕРУ и рассказал ему обо всем. КУПЕР занял ему денег. ШЕЛЛИ клялся, что не забудет этой услуги».

Однако на этом дело не закончилось. ШЕЛЛИ вновь потратил все деньги и вновь пришел с протянутой рукой к КУПЕРУ. Тот предоставил ему небольшой кредит через банк с погашением через два месяца. «Взял ли ШЕЛЛИ деньги, пока неизвестно, — писал Быстролетов, — но если да, то он дал этим значительное основание для решительного разговора».

До решительного разговора было пока далеко, но всем своим поведением и образом жизни ШЕЛЛИ подтверждал то, что о нем в числе прочих своих коллег еще летом 1933 года рассказал АРНО. «Веселый, очень легкомысленный человек, абсолютно не интересующийся политикой, — цитировал слова АРНО Быстролетов в письме в Центр от 4 августа 1933 года. — Пребывает в весьма затруднительных материальных условиях — запутался в долгах — и угодил в сети профессиональных ростовщиков». ШЕДЛИ тратил деньги на пустяки, на угощение друзей, в получку раздавал долги и сразу же залезал в новые. «Известен среди сослуживцев своей глупостью, — откровенно сказал о ШЕЛЛИ АРНО. Это, однако, не мешало ему быть «хорошим специалистом, часто командируемым за границу», и, как полагал Быстролетов, ограниченность ШЕЛЛИ не помешала бы ему совершать такую несложную, по тем временам, техническую операцию, как вынос и водворение на место секретных документов Форин Офиса.

Более близкое общение КУПЕРА с ШЕЛЛИ позволило уточнить психологический портрет последнего — в чем-то слова АРНО подтвердились, но проницательный КУПЕР позволил увидеть и другое. В сводном отчете от 15 марта 1934 года о работе с ШЕЛЛИ за последние три месяца Быстролетов писал в Центр следующее:

«ШЕЛЛИ является молодым, старательным чиновником, находится на хорошем счету у начальства. Сослуживцы считают его ограниченным, но в то же время скромным, безусловно честным и корректным человеком. Доминирующие черты характера ШЕЛЛИ — глупость, сентиментальность и мания джентльменства. ШЕЛЛИ прилежно читает газеты, Интересуется политикой; его «убеждения» — все несочувствующие консерваторам — «большевики», Макдональд — коммунист и предатель родины и т. п. ШЕЛЛИ очень симпатизирует Германии и Гитлеру и «ненавидит» Францию и Америку. Весьма религиозен. Все его умственные интересы ограничены и наивны, его друзья выслушивают его с улыбкой… Его развлечения — пивные и мюзик-холлы. Из-за недостатка средств с женщинами встречается редко; пьет охотно и много (пиво и виски). Никаких внеслужебных доходов не имеет. Расходы на мать и сестру угнетают ШЕЛЛИ, так как до крайности снижают личные потребности, главное, не позволяют реализовать его давнюю мечту — жениться и иметь детей».

Из собранных КУПЕРОМ данных следовало, что вербовка ШЕЛЛИ если и могла состояться, то только на материальной основе. Ни о какой искренней его идейной близости с ШЕЛЛИ не могло быть и речи, а разыгрывать роль реакционера КУПЕР, как отмечал ранее Быстролетов, был совершенно не способен. К тому же делать ставку на пещерный антикоммунизм ШЕЛЛИ было бы неверно, так как не это было доминирующей чертой его характера. Быстролетову, который всегда незримо стоял за спиной КУПЕРА и даже писал ему на английском языке «варианты бесед с Шелли и различные аргументы», которые могут потребоваться в ходе бесед с ШЕЛЛИ, предстояло осуществить еще одно непростое, хотя и менее изнурительное и опасное, чем дело АРНО, предприятие. Удовольствия работать с единомышленниками, как посчастливилось его коллегам Александру Орлову и Арнольду Дейчу, Дмитрию Быстролетову на протяжении всей его разведывательной деятельности испытать так и не довелось.

Анализируя причины финансовых затруднений ШЕЛЛИ, Быстролетов сводил их к трем основным факторам: необходимость содержать пожилую мать и безработную сестру; подготовка к женитьбе и покупка подержанного автомобиля в подарок новобрачной и, наконец, — мания джентльменства: он с готовностью может угостить за свой счет большую компанию, разыгрывает из себя перед иностранцами лорда. «Для понимания сущности его натуры, — отмечал Быстролетов, — важно иметь в виду, что он сторонится людей небогатых, и напротив — ищет общества людей более высокого по сравнению с ним положения, и особенно тех, кто не считает денег, т. е. живет как «джентльмен».

Если первый фактор — необходимость содержать мать и сестру — был объективным и постоянно действующим, то два других, которые можно было бы охарактеризовать как стремление к «красивой жизни», были субъективными, и, если бы ШЕЛЛИ обладал достаточной силой воли, он вполне мог бы улучшить свое положение. Но мог ли Шелли изменить образ жизни — отказаться от своих «джентльменских» замашек, что называется, жить по средствам? Судя по всему — нет. Но ведь решить все его жизненные проблемы можно не только путем жестоких самоограничений и отказа от джентльменских амбиций. Разведка могла предложить ему, пожалуй, единственный шанс реализовать себя как личность и помочь избавиться от гнетущего комплекса неполноценности. Но чтобы успех предприятия был гарантирован, комплекс неполноценности сначала нужно было несколько обострить, а затем предложить приемлемый для ШЕЛЛИ способ избавления от него. Такой план и был разработан Быстролетовым.

В начале марта 1934 года КУПЕР пригласил ШЕЛЛИ недельку погостить у него. «Дом КУПЕРА был надлежащим образом подготовлен», — сообщал в Центр Быстролетов. Комнаты привели в порядок, а одну из них оборудовали под спальню для гостя. В доме царила атмосфера буржуазного уюта. На эту неделю был арендован небольшой автомобиль — именно такой ШЕЛЛИ, по словам КУПЕРА, мечтал подарить своей новобрачной. Жена КУПЕРА получила задание «создать атмосферу дружной, состоятельной семьи и дать понять гостю, что КУПЕР — человек со связями и подыскивает возможность заняться финансовой деятельностью». Программа развлечений была продумана заранее, прислуга проинструктирована, ä многочисленные друзья и враги КУПЕРА, «в равной степени опасные для дела», как считал Быстролетов, под благовидным предлогом — временно отдалены от дома.

Последовавший затем спектакль был разыгран как по нотам. Однако Быстролетов был прав: «никакой план не способен предусмотреть всех деталей вербовки». Заранее отрепетированные тексты бесед на английском языке и взятый напрокат автомобиль могли бы и не сыграть свою роль, если бы не «изобретательность КУПЕРА в важных для дела мелочах… находчивость и умение так вести любой разговор, что он кажется естественным, ненарочитым». «КУПЕР работает с энтузиазмом, вдохновенно, и поэтому его игра так убедительна, — писал в Центр Быстролетов. — Достаточно отметить, что ШЕЛЛИ воспринял длительный процесс вербовки хак постоянную товарищескую заботу КУПЕРА о нем и его невесте и, изъявляя согласие на сотрудничество, сердечно благодарил друга КУПЕРА за то, что он все-таки убедил его и не позволил упустить хороший заработок».

После нескольких дней пребывания ШЕЛЛИ в доме у КУПЕРА, когда шифровальщик уже в полной мере ощутил прелесть буржуазного быта, а жена КУПЕРА показала ему на практике, какой должна быть идеальная семья и глава ее — естественно, стопроцентный джентльмен, как КУПЕР, заметив к тому же, что возможность художника — не предел, и она уговаривает мужа заняться банковским делом, Шелли сокрушенно вздохнул и молвил: «Вряд ли у меня когда-нибудь будет такой же автомобиль».

Вот тогда КУПЕР понял, что пора приступать к делу.

«В основу вербовки была положена идея постепенного подступа к делу так, — писал Быстролетов, — чтобы всегда была возможность к отступлению без скандала». КУПЕР рассказал ШЕЛЛИ, что один из крупнейших финансистов страны, виллу которого он оформлял в свое время, предложил совершенно секретно сообщать ему сведения, необходимые для правильной ориентации деятельности банка и что ШЕЛЛИ, наверное, мог бы помочь ему в этом. ШЕЛЛИ после разглагольствования о том, что он действительно много знает и мог бы узнать еще больше, все же заявил: «Я не смею разглашать тайн и поэтому не смогу тебе помочь. Материальная сторона дела, однако, его заинтересовала — получать 100–200 фунтов за информацию было соблазнительно. Он даже признался КУПЕРУ, что однажды уже подзаработал таким образом. «Помнишь, в Женеве я был в долгах, — сказал он. — Тогда один наш журналист Д.Ч. пристал ко мне с интересовавшим его вопросом. Он его сформулировал, мне оставалось лишь либо согласиться, либо нет, я сказал «да» и получил 50 франков. Это безопасно». КУПЕР объяснил, что как раз это-то и опасно: пресса нуждается в новостях для публикаций, а банки — для принятия секретных решений. «Там — базар, здесь — могила!» — сказал он и поставил в разговоре точку.

В последующие два дня КУПЕР никаких разговоров о деле не заводил, давая ШЕЛЛИ время созреть для самостоятельного принятия решения. Мысль того, несомненно, работала в нужном направлении, о чем можно было судить по репликам: «Так жить, как вы, — это мечта». Или: «Найдите мне богатую невесту! Я хочу жить, как вы, — красиво, приятно, не трясясь за каждый грош». Или: «Найдите сначала красивого жениха Норе, а когда она будет счастлива, — богатую невесту мне!»

На седьмой день КУПЕР перешел в решительное наступление. Изложив свои аргументы, против которых ШЕЛЛИ не возражал, он объяснил ему технику работы, «конспиративные приемы и даже необходимость внешне «охладить» дружбу». Когда он закончил, ШЕЛЛИ с облегчением сказал: «Вопрос о технике работы меня мучил. Я считал, что ты этого не понимаешь и можешь меня провалить, а говорить об этом я стыдился». Оценив достигнутое взаимопонимание, КУПЕР показал ШЕЛЛИ заранее составленный список вопросов, ответы на которые стоили бы 500 ф. ст., естественно, на двоих. ШЕЛЛИ согласился дать материалы при следующем посещении им Женевы.

На сообщение Быстролетова о вербовке ШЕЛЛИ, а точнее, о ее первой стадии Центр в письме МАННУ от 4 апреля 1934 года отреагировал положительно:

«Доклад ГАНСА о ШЕЛЛИ мы прочли с исключительным вниманием. Состояние дела на сегодняшний день свидетельствует о крупном достижении. Во всем этом нас беспокоит сама техника передачи, приема и дальнейшей отправки материала. Желательно было бы передачу первого материала произвести на материке, а не на острове».

Устное согласие ШЕЛЛИ на сотрудничество с «банком» было безусловным достижением, но называть его крупным и вожделенно потирать руки от удовольствия было еще рано. ШЕЛЛИ в обусловленный срок материал не принес, ссылаясь на то, что подбор его в соответствии с указанной тематикой — а она касалась в основном германского вопроса и политики Муссолини в Центральной и Южной Европе, — требует времени. На предложение КУПЕРА смотреть на вещи проще и принести все, что имеется у ШЕЛЛИ на руках, а «банк» отберет необходимое, ШЕЛЛИ ответил: «Это опасно, и нечестно», — хотя и согласился, что передача информации о других странах, а не только Англии, не претит его совести. Он также предложил подыскать кого-либо из сотрудников Форин Офиса, специализирующихся на экономических вопросах, и подключить его к работе. Сочтя это предложение проявлением глупости ШЕЛЛИ, КУПЕР в довольно резких выражениях запретил ему делать это и указал на опасность привлечения каких-либо посторонних лиц.

«Мы считаем положение вполне нормальным, — делал вывод Быстролетов в письме в Центр от 8 апреля 1934 года, — так как колебания ШЕЛЛИ естественны и некоторая проволочка перед первым шагом с его стороны — неизбежна. Важно то, что 1) он хочет заработать и боится упустить случай; 2) он поступает искренне и никакой провокации опасаться нечего; 3) он относится к КУПЕРУ с полным доверием, и они уже называют вещи своими именами, обсуждают детали работы (характер материалов, технику выноса их из здания ФО и пр.) так, как это имеет место только с уже завербованным человеком». Мнение Быстролетова разделял также и РАЙМОНД (Игнатий Порецкий), через которого был отправлен отчет ГАНСА. «Имевшие место колебания — хороший симптом, и я уверен, что девица, отчасти увлеченная, отчасти привлеченная, потеряет, наконец, свою невинность», — образно охарактеризовал отношение КУПЕРА и ШЕЛЛИ РАЙМОНД в сопроводительном письме к докладу ГАНСА.

Отмечая способности КУПЕРА, РАЙМОНД в то же время подчеркивал роль Быстролетова, когда писал, что «через два года мы пришли, наконец, к тому, что КУПЕР получил постоянного сопровождающего, и работа в этом месте быстро продвинулась вперед». МАНН (Теодор Малли) разделял мнение своего коллеги и в свою очередь писал: «Его — ГАНСА — заслуга в этом деле, несомненно, велика. Он не только сумел поддержать энтузиазм КУПЕРА, но и притормозить в нужный момент форсирование операции и в то же время не дать упасть духом при возникшей заминке, когда казалось, что уже налаженная работа на грани срыва.

Центр, разделяя оптимистические оценки оперативных сотрудников, работающих в «поле», все же призывал к осторожности, словом, действовал в русле той роли, которую и призван играть Центр. 19 апреля МАННУ был направлен ответ, в котором, в частности, говорилось: «Несмотря на то, что разработку ШЕЛЛИ у нас все считают классической и показательной работой, просим вас ни на минуту не упускать из виду крокистский (контрразведывательный, от КРО — контрразведывательный отдел. — О.Ц.) элемент, который должен быть неотъемлемым компонентом в игре с таким противником, тем паче что нам же так и не удалось узнать окончательно, какой осадок оставило дело АРНО. Поведение ШЕЛЛИ (боязнь, присущая новичку) вполне естественйо, однако настойчивое желание введения третьего лица побуждает нас вспомнить старую пословицу: Timeo Danaos et done ferentes. Короче говоря: ухо держать востро».

Когда Центр отправлял это письмо, ШЕЛЛИ уже скрипел пером в своем офисе, переписывая интересные, по его мнению, шифртелеграммы. «Согласно последнему сообщению КУПЕРА от 20 апреля, ШЕЛЛЙ уже передал первые материалы, — информировал Центр МАНН. — Послать их сейчас не имею возможности, я сам их пока не видел, но я и не рассчитываю на то, что они будут представлять особую ценность, ибо мы для начала затребовали очень скромные вещи». Отвечая на обеспокоенность Центра предложением ШЕЛЛИ привлечь третье лицо, МАНН разъяснял, что сам ШЕЛЛИ ничего не смыслит в экономических вопросах, и его желание Обратиться к специалисту было вполне естественным, и добавлял: «Мы, конечно, не исключаем, ни сейчас, ни в обозримом будущем, возможности того, что ШЕЛЛИ нам подставлен. Но идея о привлечении третьего лица, от которой сам ШЕЛЛИ сразу же с готовностью отказался, ца мой взгляд, не дает повода для опасений. Опасность по-прежнему кроется в партийном прошлом КУПЕРА, в том, что именно как такового его до сих пор помнят на родине… затем — в деньгах, которые получит ШЕЛЛИ. Удовлетворят ли они целиком запросы его будущей жены или только отчасти и не пошлет ли он нас в этом случае к монахам». Забегая вперед, можно сказать, что Малли мог бы трудиться на гораздо менее опасном поприще предсказателя будущего.

Когда выписки из шифртелеграмм, сделанные ШЕЛЛИ от руки, наконец достигли МАННА, он направил их в Центр с припиской: «Большего мы на первый раз и не ожидали. Но из этих куцых и бестолковых записей видно, что, хотя он сам ни черта в делах политики не смыслит (бедный шифровальщик), он все же понимает, чего мы от него хотим». Действительно, обрывочные фразы мало чего добавляли к тому, что пишут газеты, но лиха беда начало.

В конце мая ШЕЛЛИ передал КУПЕРУ еще несколько выписок. Причем он продиктовал их содержание, наотрез отказавшись дать рукописный текст, и вновь отклонил предложение принести сами телеграммы для обработки их на дому у КУПЕРА, который к тому времени прочно обосновался в Лондоне, заваленный заказами на оформление помещений. И все же ШЕЛЛИ согласился давать политическую информацию, к тому же заявив, что уже заканчивает «обработку» доклада об экономическом положении Великобритании. Это обнадеживало, что ГАНС не преминул отметить в своем докладе в Центр.

В письме от 23 июля 1934 года ГАНС, подытоживая проделанную работу, сообщал, что ШЕЛЛИ «дал пять выписок из текущей дипломатической почты, потом доклад йотом еще десять выписок и, наконец, небольшой обзор и еще несколько выписок». В августе он продолжал передавать КУПЕРУ «по 3–5 извлечений из телеграмм за день, содержание которых свидетельствует о том, что ШЕЛЛИ приступил к серьезной обработке секретных материалов». Он согласился делать двухнедельные обзоры наиболее важных телеграмм, в которых содержались инструкции послам и сообщения послов из стран их пребывания, и уже спокойно реагировал на предложение упростить все дело путем выноса документов до того, как их отправят для уничтожения в подвал Форин Офиса. «За 1000 ф. ст. можно и рискнуть», — сказал ему КУПЕР, на что ШЕЛЛИ улыбнулся и только покачал головой.

Однако в целом благоприятное развитие событий было вдруг нарушено в конце августа, когда ШЕЛЛИ явился на конспиративную встречу с КУПЕРОМ страшно обеспокоенным и взвинченным. Он заявил, что не будет больше работать на банкиров, что банкиру хорошо, мол, сидеть в уютном кабинете, не ведая никакой опасности. На вопрос КУПЕРА, что же случилось, ШЕЛЛИ ответил: «Ничего не случилось, но я не хочу сесть в тюрьму перед женитьбой». Большего КУПЕР не смог от него добиться, хотя их личные, дружеские отношения и не были затронуты этой вспышкой эмоций.

Через несколько дней ШЕЛЛИ успокоился, и КУПЕР вновь обсудил с ним перспективы работы для «банка». Однако, как сообщал в Центр ГАНС в письме от 8 октября 1934 года, «свидание (нелегальное) кончилось ничем: ШЕЛЛИ не обещал сделать что-либо к определенному сроку». Тем не менее свой категорический отказ от сотрудничества дезавуировал.

Тем временем положение с деньгами у ШЕЛЛИ вновь обострилось. При посещении им очередной сессии Лиги Наций он заговорил было с ШЕФОМ о браке с его дочерью. Но «тот ему без обиняков заметил, что для брака нужны деньги». Когда же ШЕЛЛИ заявил, что «начал прирабатывать на посредничестве с банком», ШЕФ отнесся к этому одобрительно, сказав, что нужно сначала накопить денег, а потом уже заводить разговор о женитьбе. Таким образом ШЕФ сам толкнул своего будущего зятя в объятия КУПЕРА. Когда ШЕЛЛИ явился к КУПЕРУ с просьбой дать ему в очередной раз денег взаймы, КУПЕР отказал, и разговор логически подошел к вопросу о работе для «банка». «Здесь, в Женеве, конечно, особого риска нет, — рассуждал вслух ШЕЛЛИ, — но и телеграмм почти нет, ибо начальство все здесь, на месте. Более же полные доклады пойдут с курьером». В конце концов он сам изъявил желание снова попытаться сделать как можно больше извлечений из телеграмм. Этого, однако, он не сделал и на очередную встречу с КУПЕРОМ в Париже, проездом из Женевы, не явился. КУПЕРУ были даны указания «пока абсолютно игнорировать ШЕЛЛИ и не проявлять никакой инициативы».

Анализируя сложившуюся тупиковую ситуацию, Быстролетов писал в Центр (8 октября 1934 года):

«Огромные трудности финансового характера у ШЕЛЛИ очевидны, они обострятся еще больше только в случае женитьбы, о чем пока, кажется, нет речи (женитьба облегчит нажим на него, но технически осложнит связь с ним и встречи). Внешняя обстановка благоприятна, и, если дело не двигается, то вопрос сводится либо к избранной нами неправильно тактике (недостаточность нажима), либо к моральной стойкости ШЕЛЛИ. Нам кажется усиление нажима опасным… Жесткая постановка вопроса и разговор начистоту поможет мало, но почти наверняка оттолкнет ШЕЛЛИ от КУПЕРА… Пока КУПЕР может разойтись с ШЕЛЛИ в деле, но остаться «другом», а это весьма важно. Резкость сведет такую возможность на нет. Вывод один — моральная перестройка ШЕЛЛИ идет слишком медленно. Следует учитывать, что ШЕЛЛИ — типичный твердолобый и по политическим убеждениям, и по моральным принципам, и по взглядам на семейный уклад (он уже пытается зажать НОРУ в тиски, хотя официально даже не считается женихом). Он уже претерпел определенную метаморфозу. Часть пути уже пройдена. Но оправдывают ли это расходуемые нами суммы — мы здесь, на месте, сказать не можем».

Пытаясь понять причины колебаний ШЕЛЛИ, Быстролетов ставит себя как бы на его место, задаваясь вопросом, а может ли ШЕЛЛИ сделать то, что «банк» от него требует, и пишет в следующем параграфе своего письма в Центр:

«К тому же по-прежнему остаются неизвестными потенциальные возможности ШЕЛЛИ. Он работает в комнате с 20-ю другими сотрудниками, за столом, где сидит 4 человека. Непосредственно через него проходит лишь малая часть переписки, которую на своем рабочем месте он копировать не может. Он должен искать материал в других комнатах, где появляться ему по службе нет надобности. Тем более после чистки в связи с делом АРНО. ШЕЛЛИ тщательно скрывает все, что касается его работы, и тем самым крайне затрудняет руководство линией. Не вызвана ли июльская истерия тем, что его застали там, где ему быть не положено?»

В сопроводительной записке Быстролетова — ГАНСА Теодор Малли, через нелегальную резидентуру которого он переправлялся в Москву, сообщал, что ШЕЛЛИ просит КУПЕРА приехать на ОСТРОВ. КУПЕРУ были даны указания выехать только в том случае, если у англичанина имеется «что-нибудь наготове», в противном же случае сказать ему, что «он без толку туда и сюда ездить не может, ибо это стоит денег». Малли предлагал также ни под каким предлогом денег ШЕЛЛИ больше не давать. «ШЕЛЛИ нужны деньги, как никогда, — писал он. — Если мы сейчас это не используем, а дадим ему деньги, хотя бы и маленькие, все дело будет отложено еще на несколько месяцев».

Центр согласился с мнением Быстролетова и Малли и в письме ГАНСУ от 19 октября 1934 года одобрил их предложения, «особенно в части, где Вы стараетесь нас убедить в том, что сильный нажим на последнего (ШЕЛЛИ) может привести к полному срыву дела, в которое мы вложили много средств (материальных и моральных) и времени».

Далее в письме Центра говорилось следующее: «Вы умеете наступать, это мы знаем, знаем также и то, что при нынешней ситуации Вы предпочли бы наступательную тактику с нажимом, но это действительно могло бы сорвать разработку». Поэтому, резюмировал Центр, «ничего другого не остается, как ждать, ждать и еще раз ждать».

Ждать, однако, пришлось недолго. КУПЕР выехал в Лондон по своим легальным делам, и Шелли сразу обратился к нему с очередной просьбой — дать ему денег взаймы. Речь шла о 50 фунтах ст., и КУПЕР ответил, что эти деньги лучше заработать. Он объяснил уже в который раз, что для ШЕЛЛИ «гораздо менее опасно и значительно проще поставлять еженедельные сводки телеграмм, за них банк хорошо заплатит». «Вы правы, — ответил ШЕЛЛИ. — Именно этим мне и следует заняться». И тут КУПЕР совершил ошибку, от которой предостерегал провидец Малли, предупреждавший, что даже маленькие деньги, данные взаймы ШЕЛЛИ, затянут разработку на несколько месяцев. Под обещание ШЕЛЛИ начать серьезную работу КУПЕР дал ему в долг вожделенные 50 ф. ст.

Описанные выше события происходили в конце октября — начале ноября 1934 года, но минул месяц, а ШЕЛЛИ так и не исполнил своего обещания. Быстролетов в это время находился в Москве в краткосрочном отпуске, впервые за многие годы. 4 декабря Центр направил МАННУ директиву по работе с ШЕЛЛИ, которая в корне меняла прежнюю тактику. Центр считал, что, если выдача денег ШЕЛЛИ на первом этапе разработки была оправдана целью установления с ним дружеских отношений, то на втором этапе, когда он уже начал приносить материалы, деньги, выданные ни за что, только развращают его.

«Я хочу Вам сказать, — писал МАННУ АРТЕМ (Борис Берман, зам. нач. ИНО. — О.Ц.), — что наступил момент, когда надо перестать церемониться с ШЕЛЛИ и как следует пригрозить ему». Центр предлагал следующую тактику давления на ШЕЛЛИ: «банк» вложил средства и ожидает отдачи, но ШЕЛЛИ не выполняет взятые на себя обязательства, поэтому «банк» намеревается истребовать их назад, и даже, если потребуется, через суд. Разговор с ШЕЛЛИ в таком духе следовало провести при первой же возможности.

17 декабря 1934 года Центр информировал МАННА, что накануне к нему выехал ГАНС. «Если Вы еще не успели приступить к выполнению нашей директивы по делу ШЕЛЛИ, — напоминал Центр, — то сейчас, когда приезжает ГАНС, эта задача Вам будет облегчена».

Но к моменту получения письма из Центра МАНН уже отправил КУПЕРА на встречу с ШЕЛЛИ для решительного разговора. Отчет об этой встрече тем не менее пришлось писать Быстролетову:

«Выслушав Купера, ШЕЛЛИ заявил, что это либо директор банка умом тронулся, либо это чисто разведческая операция, так как только разведчики сначала щедро занимают тебе деньги, а потом требуют секретных сведений и грозят скандалом. Однако ШЕЛЛИ не испугался: он заявил, что готов немедленно начать выплату долга, обещал найти КУПЕРУ людей, знающих политическое положение в Германии (из Интел. Сервис), но давать материалы наотрез отказался. «Поддаваться шантажу не следует, — заявил он, — тем более что в суд они не пойдут: у них ничего нет на руках против нас, — деньги же я возвратить согласен». В общем, со слов КУПЕРА получалось, что ШЕЛЛИ считал себя в полной безопасности и беспокоился только за КУПЕРА».

Положительным моментом во всей этой истории было лишь то, что ШЕЛЛИ ни в коей мере не заподозрил КУПЕРА, видимо, мастерски игравшего свою роль. Во всем остальном поведение ШЕЛЛИ свидетельствовало лишь о том, что сотрудники Форин Офиса прошли хорошую профилактику под руководством контрразведки. Вряд ли ШЕЛЛИ до этого сталкивался с иностранной разведкой, чтобы суметь распознать методы ее работы, — признаки таковой могли быть только вбиты ему в голову своей же собственной службой безопасности, вполне возможно, по свежим следам дела АРНО. Вместе с тем очевидно, что он заподозрил неладное еще в конце августа, когда отказался от дальнейшей работы. По мнению Быстролетова, это могло совпасть с очередным инструктажем по вопросам безопасности, в связи с делом АРНО.

Быстролетов в качестве варианта еще одной попытки давления на ШЕЛЛИ чисто гипотетически рассматривал в письме в Центр возможность своей встречи с ним лично. Можно предположить, что он смог бы нагнать страху на англичанина. Но Быстролетов сам же отказался от этой затеи: «…Ясно, что новой, солидной линии на шантаже не построишь, скандал же может лишь спугнуть сотрудников и друзей ШЕЛЛИ, с которыми работают другие наши вербовщики, — писал Быстролетов, добавив при этом: — Мне, как работающему на линии ШЕЛЛИ, крайне тяжело признаться в досадной осечке, но тем не менее я это делаю…»

Однако Быстролетов не был бы Быстролетовым, если бы закончил письмо на признании неудачи, и он продолжает: «…и полагаю, что вы одобрите установку, данную мною КУПЕРУ: он едет на ОСТРОВ и принимается за МАГА…»

III

Впервые МАГ упоминается в переписке нелегальной группы Дмитрия Быстролетова в письме в Центр от 8 октября 1934 года. Основываясь на докладе КУПЕРА, он сообщал в Москву:

«В Женеве КУПЕР познакомился с шифровалыциком Кингом. Ему около 50 лет, он ирландец. Жил десять лет в Германии и говорит по-немецки прекрасно. Живой и любознательный человек, неглупый, образованный. Резко выделяется на фоне англичан, напыщенных дураков, своей интеллигентностью. Любит музыку и знает ее, а также увлекается театром… Весьма эксцентричен. Увлекается магией и фокусничеством».

Помимо того, что Кинг был шифровальщиком, он облацал еще целым рядом «достоинств», весьма привлекательных с точки зрения разведки. Со слов КУПЕРА, Быстролетов писал, что Кинг «крайне нуждается в деньгах, так как на небольшое свое жалованье содержит себя, взрослого сына-студента и помогает жене», что «по службе, несмотря на солидный стаж, его не продвигают (из-за ирландского происхождения)», что он «очень любит выпить, особенно за чужой счет или в долг», что «как ирландец, не любит англичан, легко сближается с иностранцами». Если добавить к этому, что Кинг «высоко ценит КУПЕРА-художника» и «они даже выпили на брудершафт», то складывались все предпосылки для начала его агентурной разработки. «В дальнейшем будем называть его МАГОМ» — так завершил свое сообщение в Центр Быстролетов.

Однако тесное оперативное пространство, на котором работал КУПЕР — Женева, Лондон, — и узкий круг следивших друг за другом шифровальщиков Форин Офиса, а также неясность на тот момент в отношениях с ШЕЛЛИ не позволяли заняться разработкой Кинга. «Хотя у КУПЕРА сложилось впечатление, что его прибрать к рукам легче, чем ШЕЛЛИ и даже ТОММИ, — делился своими соображениями с Центром Теодор Малли, — мы запретили ему даже думать об этом».

В начале 1935 года ситуация изменилась радикальным образом. ШЕЛЛИ окончательно отказался работать на «банк», вовсе не подозревая, что за этим стоит его «товарищ по несчастью» КУПЕР, и сохраняя с ним самые дружеские отношения. КУПЕР же получил от ГАНСА задание вплотную и энергично заняться МАГОМ. «Разработка его начата КУПЕРОМ только недавно, — сообщал ГАНС в Москву предположительно в конце января 1935 года. — Срок ее ограничен двумя месяцами, в течение которых вербовка должна быть закончена или отставлена».

Хотя очередной доклад ГАНСА в деле отсутствует, очевидно, события развивались весьма успешно, и уже 17 февраля 1935 года Центр писал ГАНСУ в Париж: «Несомненно, по линии МАГА у вас наметился серьезный сдвиг. Однако, наученные горьким опытом прошлого, мы решили воздержаться от «салютов» и криков «ура» до того момента, пока у нас не будут в руках документы с известной вам надписью «собственность правительства Его Королевского Величества».

Центр, однако, не знал, что к этому времени вербовка МАГА уже фактически состоялась, и ГАНС уже строчил по этому поводу подробный отчет, чтобы успеть отправить его с очередной почтой в Москву. Письмо от 20 февраля 1935 года ГАНС начинал издалека: «Чтобы понять отношение МАГА к предложениям КУПЕРА, необходимо иметь в виду весьма удачную легализацию КУПЕРА». Под «легализацией» Быстролетов имел в виду целенаправленное создание условий и случайное стечение обстоятельств, способствовавших укреплению положения КУПЕРА на ОСТРОВЕ. Все началось со знакомства КУПЕРА, по рекомендации ШЕЛЛИ, с известным английским архитектором Камероном Керби. Тот в свою очередь познакомил его с рядом банкиров, подрядчиков и оптовых торговцев и дал рекомендацию для вступления в члены престижного «Albany Club», членами которого значились несколько знаменитых в Англии художников и архитекторов. Опираясь на новые связи в Англии, КУПЕР установил контакты с деловыми кругами Голландии и через высокопоставленного сотрудника Министерства торговли получил тайное предложение найти в Англии посредника для сбыта 2 миллионов банок сала. Это сало предназначалось для безработных, но поскольку на этом деле пытались нажиться руководители правящей партии, в Голландии возник политический скандал и Министерство решило избавиться от этих запасов через подставных лиц. Вырученная сумма в размере 100 тыс. флоринов комиссионных подлежала бы разделу между чиновниками Министерства, КУПЕРОМ и его английскими друзьями, в том числе ШЕЛЛИ. Неизвестно, чем завершилось это дело, но оно оправдывало многократные поездки КУПЕРА на ОСТРОВ. Одновременно КУПЕР нашел в Англии фирму, желающую импортировать голландские сыр и масло. Негласно в этот бизнес включился знакомый КУПЕРУ чиновник Министерства торговли, который в свою очередь нашел для него заказы на оформление павильонов на торговых ярмарках. КУПЕР тем временем вместе с английскими оптовиками организовал фирму «Акционерное общество интернационального товарообмена», как шутил впоследствии Быстролетов — «торговля воздухом».

Параллельно с коммерческими операциями КУПЕР по указанию ГАНСА завязал отношения с художественной и околохудожественной интеллигенцией. Через секретаря «Albany Club» Партриджа он вошел в общество художников и их покровителей. Партридж познакомил КУПЕРА с отставным генералом Кентишем и сэром Вальтером Пикоком. Оба нуждались в деньгах и хотели заняться бизнесом, но такого рода, который приличествовал бы джентльмену, например торговлей предметами искусства. ШЕЛЛИ, прознав про такие знакомства КУПЕРА, попросил представить его Пикоку, что и было сделано. На ужине с Пикоком ШЕЛЛИ, по словам КУПЕРА, «вел себя как слуга».

Столь длинное изложение событий, связанных с «легализацией» КУПЕРА, необходимо только для того, чтобы понять, какое воздействие они могли произвести на МАГА. Со слов самого КУПЕРА, своих коллег, в том числе ШЕЛЛИ, да и благодаря собственным наблюдениям у МАГА сложилось впечатление о КУПЕРЕ как о солидном и деловом человеке, принятом в высших кругах общества. В то же время он видел, как государственные служащие всеми правдами и неправдами стараются подзаработать, используя свое служебное положение. МАГ тоже нуждался в деньгах и во влиятельных связях, в первую очередь для того, чтобы обеспечить карьеру и будущее своего сына. «МАГ стал просить познакомить с Пикоком его сына, — писал Быстролетов. — Условились об ужине, но вдруг выяснилось, что у сына нет фрака и нет денег на приобретение такового. Ужин пришлось отменить. МАГ, который живет только сыном и для сына, был опечален, унижен, и в этот весьма удачный с точки зрения психологического состояния Кинга момент КУПЕР приступил к вербовке».

Аргументы КУПЕРА были просты и понятны. Для того чтобы быть принятым в высшем обществе, нужны деньги. «Нужно иметь автомобиль, уметь танцевать, пить и не испытывать стеснения в деньгах, и тогда можно будет приобретать нужных друзей, — наставлял он МАГА. — При наличии влиятельных друзей не составит труда получить должность личного секретаря какой-нибудь важной персоны. Кесслер (доверенное лицо Генри Детердинга. — О.Ц.), например, имеет шесть секретарей с оксфордским образованием… Слово жены или дочери такого магната может оказаться весомее самых блестящих способностей».

«Удрученный историей с ужином у сэра Вальтера, — писал Быстролетов в Центр, — МАГ признал, что КУПЕР на 100 % прав: «Дело идет о будущем моего сына, и весь вопрос действительно сводится к деньгам. Но деньги нужны большие. Как их заполучить? Если есть возможность, я готов на все».

КУПЕР ответил, что такая возможность имеется. Один известный ему крупный банк играет на иностранных, преимущественно немецких биржах. Для этого ему нужна надежная и детальная информация о тенденциях развития тяжелой промышленности в ведущих странах Европы. Например, если было бы точно известно, что предстоит война Италии с Абиссинией, то следовало бы быстро скупать акции итальянских заводов, выполняющих военные заказы правительства Муссолини. Если немецкий военно-воздушный флот будет легализован, то аналогичным образом надо заблаговременно приобретать акции авиационной промышленности Германии. Но все эти решения — о войне, о германских ВВС — политические. О них можно узнать только из информации дипломатических ведомств. «МАГ должен капитализировать свою осведомленность. Банк предлагает 100 фунтов в месяц, 40 получает КУПЕР, 60 — МАГ» — таким предложением завершил свой монолог КУПЕР.

МАГ ответил, что дело это вполне выполнимое, что он может делать выписки из бумаг, попадающих ему в руки. КУПЕР с ходу выдвинул встречное предположение: «Зачем возиться с выписками. Это трудоемкая и опасная работа. Лучше использовать подлинники». МАГ сказал, что он предложение в принципе принимает, но ему необходимо все тщательно продумать.

Первый разговор с МАГОМ завершился так же, как и с ШЕЛЛИ. МАГ обещал все продумать и, видимо, действительно продумал, так как на следующей встрече стал подробно расспрашивать КУПЕРА о деятельности банка. «КУПЕР был подготовлен очень тщательно, — писал в Центр Быстролетов. — Опыт с ШЕЛЛИ добавил ему уверенности, а я подготовил для него целый доклад с цифрами и датами. КУПЕР рассказал МАГУ о действительно имевших место случаях удачной игры банков, располагавших ценной информацией, подтверждая к тому же свой рассказ цифрами… МАГ остался доволен беседой…» «Предложение вполне нормальное со стороны банка, — сказал МАГ. — Я соглашаюсь работать, но необходимо изыскать форму работы, обеспечивающую банку получение: а) наиболее весомой информации из ФО, б) сразу же по ее поступлении». Затем МАГ пустился в объяснение деталей своей работы. Он сказал, что еженедельные печатные сводки не содержат наиболее важных телеграмм, так как они носят сугубо информационный характер и имеют целью дать членам кабинета общее представление о ситуации. Наиболее важные телеграммы размножаются на пишущей машинке и предназначены для доклада Секретарю (очевидно, министру или постоянному заместителю министра). МАГ, по его словам, работал в отделе, через который проходила наиболее важная информация. Она поступала после обеда, как раз в его смену. Утром передавались телеграммы из Форин Офиса в посольства. МАГ был готов делать выписки не только из телеграмм, которые он сам расшифровывал, но и из всех других сообщений, которые мог бы увидеть в других комнатах, а также делать записи о разговорах по поводу той или иной информации. В одиннадцать часов вечера ежедневно он будет передавать сведения КУПЕРУ, а тот должен организовать дело так, чтобы утром они уже были на столе у банкира. «Таково мое встречное предложение, — сказал МАГ, — я думаю, банк найдет его целесообразным».

МАГ сказал, что будет работать втайне от сына. Он также предложил КУПЕРУ не афишировать их дружбу на людях и даже реже появляться одновременно на тех или иных светских сборищах. КУПЕР сразу же обсудил с ним технику тайных встреч и условной переписки. МАГ изъявил полное согласие.

В весьма положительном развитии отношений с МАГОМ были два настораживающих момента: его инициативность и попытка навязать свои условия сотрудничества, а также стремление ограничиться выписками из телеграмм без предъявления самих подлинников. И то и другое могло быть признаками провокации со стороны контрразведки, но точно так же могло и не быть. Именно поэтому разведка — всегда дело рискованное. Впрочем, Быстролетов решил, «что нежелание МАГА передавать подлинники как раз свидетельствует о невозможности провокации». Он считал, что при желании заманит противника в свои сети, МИ-5 обязательно предложила бы, хотя бы на словах, подлинники. Впрочем, с таким же успехом можно утверждать, что контрразведка могла поступить и иначе, чтобы:

а) не встревожить противника всемогуществом агента и б) иметь возможность контролировать ущерб и проводить активные мероприятия. В любом случае Быстролетову и Малли оставалось только ждать первой порции материалов. «Нам кажется, что следует приступить к делу, получить материалы раз-другой, а там видно будет», — писал Быстролетов в заключении своей докладной по поводу вербовки МАГА.

МАГ, как и обещал, начал передавать КУПЕРУ свои сообщения, основанные на выписках из телеграмм Форин Офиса. Примером такой информации служат сведения о встрече лорда Саймона с Гитлером, продиктованные им КУПЕРУ в 10 часов утра 29 марта 1935 года:

«На встрече с Саймоном Гитлер потребовал:

1) создания воздушного флота, равного французскому, при этом он отметил, что германский воздушный флот уже превосходит английский и будет после достижения паритета с Францией увеличиваться в соответствии с ростом советского воздушного флота;

2) уничтожения польского коридора;

3) рассмотрения вопроса о колониях, в частности, о возвращении старых немецких колоний или получении новых;

4) сухопутная армия должна быть на одну треть больше французской;

5) державы должны официально признать, что Версальский договор в его первоначальном виде больше не существует; Германия получает свободу вооружаться;

6) должен быть восстановлен статус Германии в Европе, существовавший до 1914 года; со всеми ее правами. Только в этом случае Германия вернется в Лигу Наций.

Англия отдает себе отчет в реальности немецкой экспансии и не хотела бы входить в конфликт с Германией. Но если Германия почувствует поддержку Англии, она может спровоцировать войну в Европе, что не отвечает планам Англии. Поэтому пока Англия действует в границах соглашений с Францией, но при удобном случае может изменить свою политику. Заявления Саймона в парламенте — лживы. Он хочет выиграть время до конференции в Стрезе, чтобы не раскрывать немецкие карты и не ослаблять надежды на компромисс. Оптимизм Саймона и дружелюбие Идена, проявлявшиеся ими в отношении Советского Союза, — это маневр, имеющий целью, с одной стороны, подчеркнуть успех английской политики посредничества, а с другой — возбудить общественное мнение против страны, которая откажется от компромисса.

Конференция в Стрезе будет иметь важное значение, так как там либо сформируется единый фронт противодействия Германии, либо, наоборот, начнется сколачивание прогерманской коалиции держав на (формально признанном принципе равноправия, — все это будет зависеть от успеха или неуспеха английской политики. Однако есть основания полагать, что компромисса достигнуть не удастся. Сговор с Германией не состоится, и начнется открытая подготовка к войне.

Война может начаться в ближайшие месяцы, и не на Дальнем Востоке, а в Европе. Поводом скорее всего послужит Австрия. Есть сведения, что наци готовят аншлюсс, действуя через головы хаймверовских вождей используя новые методы, Хаймвер разлагается, в патриотическом фронте нет единства, аншлюсе вероятен в ближайшие месяцы. Между тем Италия этого не потерпит, и существует договоренность между Муссолини и Лавалем, что в случае аншлюсса Италия займет Австрию, а Франция Начнет наступление на Рур. Германия не подпишет Восточного пакта, она не захочет связывать себе руки на Востоке. Договор между. Германией и Японией отсутствует, существуют только неформальные контакты и сотрудничество. Однако если Франция заключит союз с СССР, то Германия добьется союза с Японией.

Япония не спешит заключать договор с Германией, ибо еще до начала войны в Европе она рассчитывает мирным путем добиться больших уступок от СССР. В случае же войны в Европе она получит свободу действий в отношении Китая. Вывод: международное положение чрезвычайно серьезно, опасность войны реальна, она может начаться в ближайшие месяцы. Очаг войны — не Восток, а Европа. Фактическим инициатором ее будет Италия (наступление на Австрию)».

При передаче этой информации МАГ принял все меры предосторожности: он заставил КУПЕРА выучить его информацию наизусть и сжег записи, отметив, что «формулировки таковы, что в случае провала КУПЕРА контрразведка немедленно установила бы подлинность сведений, а вслед затем и наличие информатора среди его сотрудников».

Когда КУПЕР предложил МАГУ деньги — 60 фунтов стерлингов, тот отказался их принять и попросил открыть для него тайный счет, на который будет поступать его доля. Он сказал также, что рассчитывает на премию от удачных сделок банка с использованием его информации. «Я ожидаю сразу получить 500 ф. ст., — заявил МАГ. — Я знаю, что вы меня не обманете. Мы должны доверять друг другу: вы же догадываетесь, что мне достаточно снять телефонную трубку, сказать кое-кому несколько слов, и вы уже не сможете выехать домой. Однако Вы доверяете мне и откровенно говорите со мной. Я тоже верю вам и банку». После нескольких порций виски МАГ пустился на еще большие откровения: «Я тогда в Женеве принял вас за разведчика какой-то иностранной державы, позже, в Лондоне, мне казалось, что вы наш контрразведчик, подосланный ко мне, а теперь я вам верю».

После этих признаний МАГ пообещал достать теле: граммы Идена в подлиннике, признав логичность аргумента КУПЕРА, что банк не может рисковать большими деньгами, основываясь на устной информации, — ему нужны доказательства.

Анализируя сообщение МАГА, Быстролетов писал, что некоторые пункты доклада уже нашли подтверждение в печати: Саймон вынужден был подтвердить заявление Гитлера о воздушном флоте, «Дейли геральд» сообщила о польском коридоре, еще одна — о заявлении Гитлера относительно колоний. «МАГ не дезинформирует и не ищет легкого заработка, — писал Быстролетов. — Но он очень осторожен, он рассчитывает на долгосрочное сотрудничество и тысячи фунтов дохода».

Касаясь моральных соображений, которыми руководствуется МАГ, работая на банк, Быстролетов в письме от 22 марта 1935 года отмечал:

«МАГ заявил, что на ОСТРОВЕ — он иностранец, и поэтому не считает сотрудничество с нами бесчестным.

Суть в том, что это сопряжено с огромной опасностью для него, и за это ему платят. Он обсуждал перспективы нашего сотрудничества по-деловому и откровенно, отбросив всякую неловкость».

Ниже следует дословное изложение рассказа МАГА об организации работы в шифровальном бюро Форин Офиса и его попытках найти путь получения документальной информации::

Первым делом согласно его собственному Плану он поинтересовался книгой, в которой регистрируются наиболее важные телеграммы (последние после расшифровки уничтожаются немедленно, а книга уничтожается утром, после подготовки доклада руководителям ФО). Однако то, что казалось легким теоретически, оказалось невыполнимым на практике. МАГ работает в шифровальной комнате непременно в паре с другим сотрудником (в дневной смене — ШЕЛЛИ и ТЕД) — один читает, другой записывает. Расшифрованные и зашифрованные телеграммы пишутся карандашом на тонкой бумаге и передаются в следующую комнату. Там работают курьеры (королевские гонцы), находящиеся в ФО в ожидании поручений. Курьеры выше шифровальщиков по положению в ФО. Они выполняют следующую работу: печатают расшифрованные телеграммы на машинке, уничтожают рукописный экземпляр, заносят краткое ее содержание в вышеупомянутую книгу (дневной журнал), сдают их для доклада начальству и в комнату курьеров внутренней службы (рассыльные из отставных фельдфебелей) для доставки в соответствующие кабинеты ФО; исходящие после печатания и утверждения начальством сдаются в отдел рассылки (в посольства). МАГ ежедневно берет книгу для регистрации телеграмм, но если он попытается что-нибудь в ней прочитать, то один из курьеров немедленно обратит на это внимание и спросит, в чем дело. После обнаружения столь тщательного контроля за книгой МАГ решил, что использовать ее он не может, и занялся ежедневными бюллетенями, издаваемыми ФО (брошюры, которые поставлял АРНО). Они лежат, по свидетельству АРНО, МАГА И ШЕЛЛИ, стопкой в комнате курьеров. И к МАГУ по работе они не поступают. Однако он обнаружил, что эти бюллетени раскреплены по курьерам.

Когда он взял из одной стопки один бюллетень, то кто-то из курьеров немедленно отреагировал: «Эй, не берите». Оказалось, что взять их практически невозможно, поскольку их оберегают курьеры.

Тогда МАГ решил украсть старые бюллетени, предназначенные к уничтожению. Специальная машина, находившаяся при АРНО в подвале, теперь стоит в коридоре второго этажа, вдали от комнаты МАГА. Для кражи бюллетеней нужно выбрать удобный момент, для чего, в свою очередь, необходимо держать машину под наблюдением. Для МАГА, вынужденного идти в коридор, где он раньше никогда не бывал и где он не имеет никакого повода появляться, это представлялось: на данном этапе невозможным, при первом появлении его сразу же спросили, кого он ищет; так что новое появление там было бы слишком нарочитым.

Таким образом, приходилось ограничиваться телеграммами, проходящими непосредственно через МАГА.

Из рассказа МАГА Быстролетов делал выводы:

«МАГ подробно и, очевидно, правдиво описал специфику работы в шифровальной комнате, из чего следовало, что ни он, ни ШЕЛЛИ, ни ТЕД, ни какие-либо чиновники, работающие здесь, полезными нам быть не могут. МАГ был очень разочарован своей неудачей, проклинал ФО и тамошнюю постановку дела, но честно признался, что без предварительной подготовки он работать не может. ШЕЛЛИ был в том же положении. Он тоже пытался что-то взять, был замечен и насмерть перепугался, но, находясь с КУПЕРОМ в дружеских отношениях, предпочел сослаться на причины морального свойства.

Отсюда напрашивается вывод: комната шифровальщиков непосредственного интереса не представляет.

Надо искать потенциальных агентов в помещениях для курьеров или рассыльных, где шефом был АРНО».

Однако пессимизм Быстролетова в отношении возможностей МАГА был преждевременным. МАГ оказался достаточно хитрым и осторожным человеком, чтобы раскрывать свои карты сразу. На встречу с КУПЕРОМ 16 апреля 1935 года он принес первый документальный материал — дешифрант телеграммы Стенли Болдуина сэру Джону Саймону. Телеграмма была расшифрована самим МАГОМ и, по его словам, была из тех, что ввиду особой важности в еженедельные сводки не попадают. Он принес эту телеграмму для того, чтобы показать банкиру, с какого рода документами он имеет дело и из чего черпает ту информацию, которую он надиктовывает КУПЕРУ. Вручая КУПЕРУ телеграмму, МАГ взял с него слово, что он только покажет документ банкиру, как документальное свидетельство, и тут же его уничтожит. Он предложил КУПЕРУ вложить телеграмму в конверт, на котором написать по-голландски: «Подлежит немедленному уничтожению». Этот конверт МАГ велел вложить в другой и на нем уже написать адрес жены КУПЕРА на тот случай, если с последним что-нибудь случится.

На встречу вечером 4 мая 1935 года МАГ принес стенографическую запись нескольких важных телеграмм, Поступивших днем. Расшифровывая и надиктовывая КУПЕРУ стенограмму, он сердился, когда тот делал ошибки, и даже начал писать текст телеграммы сам. Потом уступил уговорам КУПЕРА передать ему стенографическую запись, сказав при этом: «По этому бланку установят мою комнату, а по комнате и почерку и меня.

Я вверяю свою судьбу в ваши руки. Но помните, что я ирландец — я или друг на 100 %, или враг на 100 %. Смотрите не разочаруйте меня». Предложенные КУПЕРОМ 100 фунтов МАГ брать не стал: «Деньги я поручаю хранить вам — держите их на своем собственном счету». На изъявленное КУПЕРОМ удивление он еще раз говорил, что «он ирландец и во всем способен дойти до крайности». МАГ добавил, что его нельзя купить за деньги и он принял предложение банка по двум причинам: «1) он иностранец, ничем не связанный с государством, на которое работает; 2) всякая политическая информация собирается в конечном итоге для обслуживания капиталистов — вот он это и делает».

«Резюмируя все выше изложенное, отмечаем, — подытоживал Быстролетов свой доклад в Центр от 9 мая 1935 года, — 1) стадия вербовки закончена, МАГ согласен работать и доказал это; 2) дальнейшее развитие сотрудничества на данном этапе зависит не от него, а от нас; 3) нужен человек для ежедневного приема материалов».

Теодор Малли сопроводил письмо Быстролетова своими соображениями:

«Вы, конечно, должны спросить нас, откуда вдруг у МАГА явилась возможность давать нам материалы, когда совсем недавно он очень убедительно доказывал невозможность их получения. Если к этому добавить, что он настолько доверяет КУПЕРУ, что целиком вручил ему свою судьбу, то, нужно полагать, у вас появится достаточно оснований считать, что мы влезли прямо в пасть льва… По нашему мнению, его прежняя бездеятельность объясняется неуверенностью в солидности предприятия КУПЕРА, а может быть, и боязнь. Кроме того, как следует из доклада ГАНСА, ему действительно трудно выносить из офиса секретные материалы и он все еще поставляет их в ограниченном количестве, поэтому он планирует перевестись в бюро рассылки шифрпереписки».

В начале мая 1935 года МАГ приехал на континент в трехнедельный отпуск и привез большое количество документов на розовых (исходящих) и белых (входящих) бланках Форин Офиса. КУПЕРУ он сказал, что имел возможность выбрать материалы из целой груды документов и взял только те, которые представляли бесспорный интерес и не предназначались для размножения типографским способом. В откровенном разговоре с КУПЕРОМ он сказал, что «сначала больше всего боялся западни со стороны контрразведки. Но, наведя справки о КУПЕРЕ через знакомых и незаметно подвергнув его допросу об отношениях с ШЕЛЛИ и другими чиновниками, МАГ, по его словам, убедился, что «все в порядке, и только тогда решил взяться за работу». О серьезности его намерений свидетельствовал тот факт, что он просил скорее наладить ежедневное принятие от него материалов.

Некоторые подробности проверки КУПЕРА МАГОМ всплывали в разговорах при последующих встречах по мере того, как между ними устанавливались все более доверительные отношения. Так, сообщал ГАНС 5 июня 1935 года, МАГ рассказал, что после первого обеда с КУПЕРОМ он обратился к ШЕФУ и доложил, что иностранец приглашает на обед, но поскольку Женева кишит подозрительными людьми — он не знает, как ему быть. ШЕФ ответил, что КУПЕР — его личный друг и вполне заслуживает доверия. Это, по словам МАГА, сначала способствовало развитию дружбы с КУПЕРОМ, но потом, когда тот сделал ему предложение работать на банк, МАГ заподозрил в нем агента ШЕФА.

Еще более интересная ситуация возникла при обсуждении вопроса о поставке сводок. Вопреки утверждениям МАГА, что они неинтересны, КУПЕР все же настаивал на их получении, сказав, что банк их имел и хочет иметь снова. Подумав над последним заявлением КУПЕРА, МАГ вдруг сказал, что знает, кто поставлял их банку, и назвал имя АРНО. КУПЕР, никогда не слыхавший ничего об АРНО, искренне открестился от него. Тем не менее МАГ был уверен в обратном и с уверенностью добавил: «АРНО был дурак, бравший материалы на глазах у всех и погубивший себя сам». Позднее, в августе 1936 года, когда Теодор Малли обсуждал с МАГОМ вопрос о передаче кодов и перешифровальных таблиц, имя АРНО всплыло снова. «Он (МАГ. — О.Ц.) в процессе наших переговоров по этому поводу, — писал Малли, — подробно рассказал историю АРНО, причем с интереснейшими подробностями, в общем совпадающими с нашими данными, но отличающимися от них в том, что будто бы: а) установлено, что он работал на французов, б) история с самоубийством неверна, его убрал И С и тело положил к газовому крану».

Плачевный конец АРНО, видимо, все же не испугал МАГА. Материалы потекли от него широким потоком. «МАГ работает с точностью часов», — сказал про него Быстролетов. В письме от 26 июня 1935 года Малли сообщал в Центр:

«В настоящий момент, «пока», он поставляет нам материал 4-х категорий: а) еженедельники, б) отдельные телеграммы, сразу же по их поступлении в ФО, но которые потом попадут в еженедельник, в) телеграммы, которые в еженедельниках не публикуются ввиду их особой секретности и г) его личные справки, составленные на основании всей почерпнутой им из разных источников информации. Отдельные телеграммы попадают к нам иногда очень быстро. Например, уже переданная вам по телеграфу и идущая в приложении телеграмма нами была получена через два часа после ее поступления в ФО, Есть особая категория телеграмм, с пометкой буквой «К». Это телеграммы особой, повышенной секретности, в еженедельник они не попадают, а имеются всего в трех экземплярах».

К октябрю 1935 года возможности МАГА по получению секретной информации существенно расширились. ГАНС сообщал в письме от 10 октября 1935 года, что МАГ «по своей инициативе и после нескольких попыток подобрал ключ к шкафу с архивными материалами, которые находятся в ведении начальника шифровального отдела… и черпает оттуда материалы, непомещаемые в печатные бюллетени».

Однако полезность поставляемой МАГОМ информации подчас сводилась на нет тем, что она поступала в Центр с опозданием… Причиной тому было отсутствие у КУПЕРА легализованной возможности постоянно находиться в Лондоне. ГАНСУ путь в Англию вовсе был заказан, и, хотя он все-таки порывался выехать туда, Центр категорически запретил ему делать это. Для решения вопроса об установлении постоянной связи с МАГОМ в сентябре 1935 года на ОСТРОВ выезжал Малли. Именно тогда был разработан варинат создания «базы». КУПЕР через своего делового партнера Парланти снял квартиру, якобы под художественную мастерскую неподалеку от Форин Офиса. МАГ должен был приходить туда при наличии очередных материалов, то есть практически ежедневно, и оставлять их в специально оборудованном для этого тайнике, а перед уходом задвинуть шторы на окне, сигнализируя тем самым, что документы поступили. Работающий на ОСТРОВЕ нелегал, заметив условный знак, входил в квартиру, переснимал документы и передавал фотопленку в легальную резидентуру для обработки и отправки информации телеграфом в Москву.

Оставалось только найти подходящего для этого нелегала. Еще в июне 1935 года Малли предлагал в качестве такового использовать резидента нелегальной лондонской группы Александра Орлова. «Я не сомневаюсь, что у вас там (в Лондоне. — О.Ц.) имеется человек из нелегалыциков, — писал oн в Центр, — если я не ошибаюсь, очень даже способный и толковый человек, который там вполне легализован. Я не знаю, чем он там занимается, но неужели нельзя это ему поручить».

Центр, зная, что делает Орлов в Лондоне, и его и Дейча чрезвычайную загруженность работой с агентами в «Вуличском арсенале» и с нарождающейся «Кембриджской группой», предложил поручить эту работу ВАЛЬТЕРУ — Кривицкому. Непонятно, чем был продиктован такой выбор: ВАЛЬТЕР не знал английского языка и не умел фотографировать. И хотя Малли обращал на эти обстоятельства внимание Центра, ему все же пришлось посвятить Кривицкого в дело МАГА и организовать встречу его с КУПЕРОМ в декабре 1935 года. Только поговорив с КУПЕРОМ лично, Кривицкий сам отказался от поездки в Англию для связи с МАГОМ.

Свою собственную кандидатуру Малли отклонил сам. «Я на ОСТРОВЕ сидеть не могу, — писал он в Центр еще 26 июня 1935 года. — Не имею ни книжки (подходящего паспорта. — О.Ц.), ни легализации для этого. А ездить туда часто без легализации тоже нельзя. Контроль на границе очень вежливый, но и очень толковый». Однако к концу 1935 года сложилась безвыходная ситуация. КУПЕР подвергся шантажу со стороны мужа своей первой жены, нанявшего частного детектива для слежки за ним. В его адрес посыпались угрозы раскрыть его коммунистическое прошлое и предать гласности его темные дела, которыми он якобы занимается в настоящее время. И хотя у разведки была уверенность, что никакой детектив не сможет докопаться до действительного занятия КУПЕРА, Малли информировал Центр 26 ноября 1935 года: «КУПЕРА на ОСТРОВ для связи с МАГОМ я больше не пускаю. Нужно считать, что он в разработке. Открутиться от этого он впоследствии сможет, нужно создать только подходящие условия, предпосылки для которых имеются».

КУПЕР, таким образом, оставался для связи с МАГОМ на континенте до урегулирования своих личных дел. В Лондоне же МАГ оказался без связи, что было совершенно недопустимо. «Консервировать МАГА в течение 2–3 месяцев не представляется возможным, — сообщал Малли свое мнение в Москву в письме на немецком языке от 9 декабря 1935 года. — Это совершенно его деморализует. Единственно возможным выходом из положения было бы временно мне взять МАГА на себя. Я вношу это предложение без всякого энтузиазма, — продолжал Малли. — Мне не особенно улыбается оставаться в течение полугода на ОСТРОВЕ ради Одного только этого дела. Но может быть, нам удастся внедриться туда гораздо глубже и со временем заполучить коллекции (коды и шифры. — О.Ц.)».

Первая встреча Малли с МАГОМ должна была состояться 6 января 1936 года в лондонском офисе КУПЕРА. Но случилась, как писал Малли, «техническая неувязка». Он не смог открыть дверь конторы, так как оказалось, что КУПЕР дал ему не тот ключ. После нескольких бесплодных попыток проникнуть в квартиру Малли вынужден был уйти, когда на углу появился «бобби». На другой день, 7 января, КУПЕР привез нужный ключ, и Малли отправился на встречу тем же вечером. «МАГ пришел, — сообщал он в своем отчете в Центр. — Мне приходилось видеть его в Париже издалека, но мой визитер — здоровенный дядя, чуть ниже меня ростом, седой, но совершенно не похожий на старика. Явка-пароль, как полагается, начался разговор… Чувствовал он себя неважно, волновался очень, но старался казаться хладнокровным».

Малли представился МАГУ Петерсоном, родственником банкира по линии жены, которому поручено вести самые секретные дела банка, и передал письмо от самого банкира. МАГ воспринял это нормально, так как давно уже был подготовлен КУПЕРОМ к непосредственному контакту с банком. Тем не менее он на первых порах осторожничал, пытался выяснить, какой национальности Малли, отметив, что его акцент не похож на голландский. Малли не скрывал, что он не голландец, а австриец, венгр по происхождению. После нескольких порций виски МАГ успокоился и в конце встречи написал банкиру письмо:

«Уважаемый г-н Икс, я получил Ваше письмо от 4 января… Посылаю Вам, вероятно, самый важный за все время материал. Я Вам абсолютно доверяю и уверен, что это послание находится в надежных руках.

Я ценю Вашу осторожность — в этом Вы совершенно правы. Надеюсь однажды встретиться с Вами лично. Тем временем надеюсь, что оказываемые нами услуги устраивают Вас…

Желаю Вам счастья и процветания в Новом году.

Искренне Ваш Джонсон».

В письме МАГ также просил о краткой встрече с КУПЕРОМ. Поскольку КУПЕР как раз был в Лондоне, такая встреча состоялась. МАГ по указанию Малли передал ему те самые материалы, о которых говорилось в письме, и, как пишет Малли, «отозвался обо мне настолько лестно, что я просто себя не узнал».

Последующие встречи Малли с МАГОМ позволили прояснить политические взгляды последнего — в них абсолютно не было какой-либо идейной основы для сближения с советской разведкой. «Он говорил, мне о социализме, о том, что изучает его и что было бы прекрасно, если бы благодаря ему можно было избавить мир от бедности, голода, войны и тюрем, — излагал Малли смысл высказываний МАГА. — Но все это теория, а на практике социализм — ужасы большевизма, это хаос, власть хамов и евреев и кровопролитие без конца. Я противник фашизма, но если бы мне пришлось выбирать здесь в этой стране между лидером английских фашистов Мосли и англ. лейбористами, я бы выбрал первого, ибо вторые логически ведут к большевизму».

МАГ ненавидел Муссолини, считал его «сумасшедшим и запоздалым приверженцем британского империализма». В меньшей степени он ненавидел Гитлера, который, по его мнению, был «маньяк, но честный человек и как-никак спас Германию от коммунизма». МАГ считал, что «английская аристократия никуда не годится, во-первых, потому, что она английская, а во-вторых, она смешалась с евреями и с другими низшими сословиями». «То ли дело ирландское и шотландское дворянство, — говорил МАГ. — Оно чистых кровей сохранило свою расу в первозданном виде. Все талантливые, выдающиеся личности Великобритании были ирландцами, шотландцами или даже евреями», — заявил МАГ. «Какова логика?» — так прокомментировал эту его последнюю фразу Малли.

Однажды Малли завел разговор о шифрах. МАГ стал ему объяснять, что это такое, и доказывать невозможность их раскрытия. Малли слушал его с видом человека, прозревающего некие откровения. Потом сказал, что «теоретически все шифры можно раскрыть, ибо они основаны на законах пермутационной теории высшей математики, и что доказательством этого служит хотя бы тот общеизвестный исторический факт, что во время войны англичане сумели прочитать шифрованную телеграмму немцев», и что «практически шифры являются нераскрываемыми благодаря перешифровальным таблицам». «МАГ был буквально ошеломлен и, я бы сказал, даже напуган моей осведомленностью в этих делах», — писал Малли. Когда МАГ спросил, был ли его собеседник когда-либо шифровальщиком, Малли ответил: «Не надо быть шифровальщиком, достаточно быть разведчиком, чтобы иметь понятие о шифрах. Мне по роду своей работы уже приходилось сталкиваться с людьми, которые торгуют шифрами». МАГ поспешно заявил, что он шифрами не торгует и не продал бы их и за 10 000 ф. ст. Малли в свою очередь парировал его заявление, заметив, что он и не предлагает ему продать их и уж во всяком случае не предложил бы 10 000 ф. ст.

Малли специально придал разговору о шифрах столь щекотливый характер. Естественно, разведка ставила своей целью в конечном итоге получение шифров. Но тогда банк перестал бы быть банком, а превратился бы в разведывательную службу иностранного государства. МАГ оказался бы перед выбором: продажа секретов банку, прикрытая фиговым листком коммерции, или шпионаж в чистом виде. Малли, действуя с дальним прицелом, предоставил ему самому поразмышлять над тем, с кем же он имеет дело.

Разведку всегда интересовал вопрос, насколько МАГ действительно верит в легенду о банке. После слегка провокационного поведения Малли эта легенда могла быть поколеблена. «Я боюсь сейчас заявить, что он уже больше не верит, — писал бывший капеллан. — Скорее всего он еще верит, но уже сомневается».

Разговор о шифрах столь глубоко запал в душу МАГА, что он сам вновь вернулся к нему, припомнив интересную историю. По его словам, немецкую шифртелеграмму во время войны расшифровал его приятель, с которым он работал вместе, но которого уже нет в живых. Ему повезло, потому что немецкое сообщение было только зашифровано, но не перешифровано. Сообщая об этом в Центр, Малли отметил, что это «явный намек на АРНО».

Подытоживая результаты первых встреч с МАГОМ, Малли высказывал соображения об углублении работы с ним в интересах получения более ценных материалов, включая шифры и информацию из разведслужб, как «сухопутной, так и морской», а также и о них самих. Тогда, резонно полагал Малли, пришлось бы объяснить МАГУ для кого. «Этим «кто», по-видимому, не должны быть мы, — писал он, обращая внимание на политические взгляды и симпатии МАГА, — но это могут быть американцы или кто-нибудь другой. Вас, возможно, это удивит, но мы можем переключить его даже на немцев, но не на наци, а на Рейхсвер или на промышленную олигархию и против наци».

Пока Малли строил планы будущей работы с МАГОМ, произошли события, которые поставили всю операцию на грань провала.

31 января 1936 года на новой квартире КУПЕРА состоялась вечеринка, нечто вроде новоселья. Среди прочих приглашенных на ней присутствовали компаньон КУПЕРА — Парланти, адвокат КУПЕРА и приглашенный по просьбе этого адвоката английский торговый атташе в Гааге — некто Хупер. В разгар вечера, когда было выпито уже достаточно виски, Хупер попросил КУПЕРА уделить ему несколько минут наедине. Они вышли в другую комнату, и торговый атташе, подчеркнув сугубо конфиденциальный характер разговора, заявил: «Мы ваше прошлое знаем, и вы у нас под постоянным контролем. Я хочу услышать от вас лично, занимаетесь ли вы еще этим делом или нет?» Под делом Хупер понимал участие КУПЕРА в партийной работе по линии Коминтерна. КУПЕР не отрицал грехов молодости, но заявил, что давно отошел от политической деятельности и занимается коммерцией и живописью. Хупер назвал КУПЕРУ нескольких лиц, с которыми тот встречался по торговым делам в Лондоне. Было очевидно, что за ним на ОСТРОВЕ следили и что торговый атташе связан с английской службой безопасности. Более того, от Парланти Хуперу был известен адрес дома, где размещалось представительство компании, — 34а, Букингем-гэйт, Вестминстер, Лондон. Хупер потребовал от КУПЕРА дать честное слово, что он действительно больше не занимается и не будет заниматься «глупостями», что последний благоразумно и сделал. Хупер с удовлетворением сказал, что он принимает его обещание к сведению, и даже предложил выдать ему карточку, с которой у того не будет проблем при поездках на ОСТРОВ. КУПЕР поблагодарил его и ответил, что их у него и так не было. Хупер сказал: «Да, мы всегда так поступаем, но про себя думаем другое». На следующий день Парланти наведался к торговому атташе по делам, и тот спросил, проходят ли через него все финансовые операции КУПЕРА. Он подсчитал, сколько КУПЕР тратит денег при его образе жизни.

Несмотря на пристальный интерес к нему со стороны англичан, КУПЕР все же решил, что о его разведывательной деятельности и о связанных с ним агентах, в том числе о ШЕЛЛИ и МАГЕ, им ничего не известно. Однако осведомленность Хупера об адресе представительства фирмы, служившего конспиративной квартирой для встреч с МАГОМ, была достаточным основанием для того, чтобы немедленно прекратить там какую-либо деятельность. КУПЕР срочно известил об этом ГРОЛЯ (Кривицкий), а тот в свою очередь сообщил Малли об отмене очередной встречи с МАГОМ на квартире в Вестминстере. Таким образом, МАГУ была обеспечена безопасность. В дальнейшем была снята другая квартира, встречи возобновились с прежней регулярностью.

Однако одной встречей КУПЕРА с английским торговым атташе дело не ограничилось. Но в следующий раз инициатором встречи стал сам КУПЕР. Он получил из Лондона предложение принять на себя представительство одной английской фирмы в Голландии при условии, что им будут представлены хорошие рекомендации. «Я считал, — писал КУПЕР, — что этим можно будет воспользоваться для проверки Хупера».

По телефонному звонку Хупер принял. КУПЕРА у себя в офисе. В ответ на просьбу дать ему, КУПЕРУ, рекомендации атташе ответил: «Прежде всего откроем наши карты». На что КУПЕР сказал, что для него это тоже очень важно, так как он хотел бы очистить себя от нависших над ним подозрений. Хупер достал из сейфа дело КУПЕРА с донесениями, напечатанными на официальных бланках, и начал зачитывать их, попутно задавая вопросы. В деле были сведения о родителях КУПЕРА, дате и месте его рождения и т. д., что КУПЕР, конечно, подтвердил. Говорилось также, что он вступил в Компартию в 1920 году под фамилией Донат и был активным членом Международного общества помощи рабочим, в 1929 году ездил по поручению партии в СССР. КУПЕР поправил атташе, сказав, что ездил в Советский Союз в качестве журналиста от издательства и за его счет. Далее перечислялись все поездки КУПЕРА в Англию, кончая январем 1936 года, указывалась гостиница «Виктория» и его контакты — сугубо деловые.

Познакомив КУПЕРА с материалами его дела, Хупер заявил: «Я видел и знал, как хорошо обстоят ваши дела, какие перед вами большие возможности, и мне тяжело было подумать, что брошенная на вас тень может разрушить все ваше будущее, будущее ваших детей и вашей семьи. Я постараюсь, чтобы все это было уничтожено. Расскажите мне, как могло случиться, что вы, сын морского офицера, прониклись революционными идеями и занялись революционной деятельностью».

КУПЕР рассказал о своей поездке в Венгрию в 1919 году вместе с приятелем — корреспондентом «Таймс», который осветил происходившие там революционные события. Эти события, по словам КУПЕРА, оказали на него большое влияние, и он стал пропагандировать, в частности в своих рисунках, коммунистические идеи. Потом, однако, решил, что обеспечение семьи для него важнее, и отошел от революционной деятельности. Хупер выслушал своего собеседника внимательно и попросил его письменно изложить только что сказанное. Это, по словам Хупера, было необходимо для того, чтобы мотивировать ходатайство об уничтожении досье на КУПЕРА, а также разубедить голландскую разведку, считающую, что он по-прежнему занимается коммунистической деятельностью. Лотом Хупер стал зондировать почву на предмет своего собственного участия в бизнесе. КУПЕР предложил фирму «Зеекант», но, так ничего и не; решив окончательно, они расстались. Хупер все же пообещал дать ему рекомендации.

Действия Хупера нельзя расценить иначе, чем попытку вербовки КУПЕРА английской спецслужбой. Несомненно, за предложением помочь КУПЕРУ «очистить» его репутацию последовали бы просьбы возобновить связи с коммунистами. Это вполне соответствовало стилю работы английских спецслужб: путем внедрения агентов в национальные компартии или периферийные организации Коминтерна выйти на «подрывную» и разведывательную деятельность Москвы. Подобная тактика привела МИ-5 к успеху в деле «Вуличского арсенала», когда в Компартию Великобритании была внедрена агент-провокатор мисс Грей.

Из сохранившихся материалов в деле КУПЕРА не ясно, получил ли он от разведки разрешение передать англичанину письменное объяснение своей поездки в Венгрию в 1919 году, хотя текст такого объяснения в деле имеется. Неизвестно также, были ли у них в дальнейшем какие-либо контакты: Центр запретил КУПЕРУ заниматься разведывательной работой в Англии, но по коммерческим делам он мог туда ездить. Обсуждался вопрос о направлении его на работу в Австрию или Германию, но опять же какая-либо переписка по этому поводу в архивах отсутствует, и вообще после августа 1936 года до июня 1941 года никаких данных о КУПЕРЕ в деле не имеется.

В июне 1941 года резидент советской разведки в Лондоне ВАДИМ сообщил, что по сведениям, полученным от ТОНИ (Бланта), «у англичан на Пика (он же Донат) имеется большая разработка», «основная масса материалов на Пика получена от английского агента Хупера, который был подставлен к Пику англичанами в Голландии». Блант также сообщил, что Хупер работал в Голландии вплоть до ее оккупации немцами и затем был переведен в аппарат МИ-5 в Лондоне.

КУПЕР доставил немало хлопот английской разведке и в 1946 году, когда ей стало известно от голландской службы безопасности, что он был замечен в Гааге в компании сотрудника британского посольства Ричарда Ламинга. По сведениям Филби, Интеллидженс Сервис собиралась направить в Голландию Томаса Харриса, бывшего сотрудника контрразведки Англии, чтобы тщательно расследовать связи КУПЕРА. Это было бы напрасной тратой сил и времени, так как советская разведка не собиралась использовать КУПЕРА на оперативной работе именно потому, что им интересовались англичане и голландцы.

После тревожных событий февраля 1936 года работа Малли с МАГОМ проходила без каких-либо осложнений. Количество доставляемых им материалов постоянно увеличивалось. В письме в Центр от 25 марта 1936 года Малли писал:

«МАГ. С этой почтой направляем 77 отдельных документов (телеграмм) и 4 ежедневных бюллетеня за 14,18, 19 и 21 марта, полученных от МАГА. Около 70 % всех этих материалов было получено от него либо в тот же день, которым они помечены, либо днем позже. Только 30 % всех материалов имели больше чем 2-дневную (до 4-х дней максимум) давность».

С почтой от 9 мая 1936 года Малли отправил 89 телеграмм, 2 еженедельных бюллетеня и 1 письменный доклад Идена; с почтой от 24 мая — 95 телеграмм и 1 специальный бюллетень. Темпы работы МАГА не снизились и через год: с апрельской почтой в Центр было отправлено 113 телеграмм и 4 бюллетеня. Уже к середине 1936 года Центр был завален шифртелеграммами Форин Офиса. Они поступали сразу из трех источников — от МАГА, ДУНКАНА (агент в одном из британских посольств. — О.Ц.) и заработавшего в полную силу ВАЙЗЕ (Дональд Маклейн). 19 июня 1936 года Центр направил по этому поводу директиву Малли:

«Примерно 30 % материалов МАГА постоянно дублируются ДУНКАНОМ. Теперь (после подключения ВАЙЗЕ. О.Ц.) мы получаем все документы в трех экземплярах, если же потом тот же материал попадает в сборник, то получается целых четыре. Тем не менее, отказываться от получения чьих-либо материалов только потому, что он дублируется или повторяется в сборнике, мы не хотим. Для разгрузки почты до приезда спецкурьера вам разрешается уничтожать на месте дубликаты и малоценные сведения».

Создавая определенные трудности в транспортировке почты, дублирование документов Форин Офиса несколькими источниками позволяло тем не менее следить за безопасностью каждого из них в отдельности и контролировать материалы на предмет дезинформации — преимущество, которое оценит любая разведка.

Связь с МАГОМ оборвалась с отъездом Малли из Лондона летом 1937 года. Восстановить ее из-за репрессий, обрушившихся на наших разведчиков в 1937–1939 годах, даже и не пытались. Во всяком случае каких-либо документов, указывающих на такие попытки, в деле не имеется.

В 1939 году Вальтер Кривицкий предал МАГА.

По поводу провала МАГА имеется датированное июнем 1941 года сообщение ВАДИМА, составленное на основе информации, полученной от ТОНИ (Бланта):

«В 1939 году Кривицкий сообщил Левину Дон Айзеку, который в свою очередь донес МИ-5 о том, что шифровальщик ФО в Лондоне Кинг является советским агентом и был связан с Пиком, работавшим в Голдандии. Эта информация и послужила основанием для ареста Кина. Он был признан виновным и отправлен в тюрьму. Кривицкий подтвердил англичанам свои показания».

Глава 7

«Колобок»

К 1936 году советская разведка имела возможность получать документальные материалы Форин Офиса сразу из трех источников. Два из них — Дональд Маклейн и Джон Кинг — уже достаточно хорошо известны («Роковые иллюзии». М., 1995). Третий прекрасно известен «только» советским, итальянским и английским спецслужбам, между которыми он катался подобно сказочному колобку, умудрившись, однако, не попасть ни к одной из них на зуб. История этого агента-двойника уникальна и поучительна с точки зрения как шпионажа, так и контршпионажа.

Д-3, он же ДУНКАН, он же ЛАНГЛЕ, он же, наконец, Франческо Константини, был привлечен к сотрудничеству, с советской разведкой в 1924 году работником римской резидентуры ОГПУ Шефтелем с помощью Д-1 — другого итальянца, служившего еще в посольстве царской России. Франческо занимал скромную техническую должность в английском посольстве в Риме. Он имел всего лишь «элементарное».(начальное) образование, но, вращаясь среди дипломатов, хорошо усвоил стиль их жизни, манеры и умел подать себя. Этому способствовали его природная изворотливость и склонность, мягко говоря, скрывать правду.

ДУНКАН сотрудничал с советской разведкой исключительно на основе материальной заинтересованности — единственной идеологии, которую он исповедовал. С самого начала сотрудничества вплоть до 1937 года он оставался для советской разведки одним из самых главных источников информации. Его высоко ценили и руководители НКИД. В письме римской резидентуры от 15 декабря 1933 года, в частности, говорилось:

«Тов. Литвинов спрашивал нас, почему он в Москве уже более года не получает материалов по этому (английскому. — О.Ц.) посольству. Говорил, что эти материалы в свое время приносили ему большую пользу».

Этот пробел, вызванный загадочным исчезновением ДУНКАНА, был вскоре восполнен сторицей. Уже в апреле 1934 года резидентура сообщала, что направляет в Центр следующие документы английского МИД:

«1. О планах вооружения Германии и трех этапах реорганизации «германской армии (до 1938 года), по данным 2-го бюро французского Генерального штаба, переданным английскому военному атташе в Париже.

2. Шифртелеграммы о поездке Идена в Берлин, Париж, Рим и о переговорах по поводу вооружения Германии (с секретными предложениями Гитлера).

3. Обзор японо-американских стратегических позиций на Тихом океане, составленный посольством в Токио.

4. Доклад о выполнении Японией «морской» программы в 1933 году и бюджет на 1934–1935 годы.

5. О японо-германских отношениях, о признании Маньчжоу-Го Германией.

6. Планы и перспективы внешней политики Германии по оценке посольства в Берлине.

7. Записка Саймона о позиции Китая на случай войны Японии с СССР».

Кроме документов ДУНКАН передавал советской разведке и самое главное в секретной переписке — коды и шифры вместе с перешифровальными таблицами. Подытоживая деятельность ДУНКАНА в этой сфере, Центр отмечал, что от него получены:

— дипломатический код «Political-8»;

— консульский код «М-28»;

— шифр военно-морской разведки — «Reporting Officers Cypher»;

— дипломатический код «К»;

— межведомственный шифр — «Interdepartmental Cypher»;

— шифр Министерства по делам Индии — «India Foreign Office Cypher».

Более того, возможности ДУНКАНА Позволили ему несколько раз передавать римской резидентуре дипломатические вализы с исходящей почтой английского посольства, которые затем возвращались им на место.

Но все это, как говорится, только присказка — сказка будет впереди.

Самое любопытное в этой истории то, что одновременно с ростом ценности агента как источника информации у разведчиков, работавших с ним, росли и подозрения в его параллельном сотрудничестве с итальянской контрразведкой.

Первые подозрения возникли в 1928 году и основывались на совершенно логичном предположении: ДУНКАН интересует советскую разведку в не меньшей степени, чем местные спецслужбы, которые просто не отработали бы свое жалованье, если бы не попытались его завербовать. Тем более, что осуществить это в своей собственной стране им было нетрудно. У ДУНКАНА же вообще отсутствовали какие-либо моральные или идеологические принципы, которые могли бы его побудить отказаться от такого сотрудничества.

В письме от 29 сентября 1930 года резидентура вновь подняла вопрос об одновременной работе ДУНКАНА на итальянскую контрразведку. Основанием для этого послужило его высказывание, мол, «для него опасны только англичане, а итальянцев он не боится». Однако, при отсутствии каких-либо более веских доказательств его вины, чем логические умозаключения или интерпретация слов источника, имелся весьма солидный аргумент в пользу продолжения его использования, а именно — высокая ценность поставляемой им информации.

Шли годы, но вопрос о «двуличии» ДУНКАНА не сходил с повестки дня. В апреле 1934 года резидентура сообщила в Центр, что среди материалов, переданных ДУНКАНОМ, обнаружена записка, в которой содержится просьба дать ее автору то, что ему причитается. Резидентура также обратила внимание, на то, что агент слабо ориентируется в поставляемых документах, путанно объясняет, каким образом получил их. Вывод: ДУНКАН работает не один, а использует какое-то второе лицо, которое и является автором записки и участвует в дележе денежных вознаграждений.

Особенно жестко за ДУНКАНА взялся нелегал ОСТ (Аксельрод), который принял агента на связь в январе 1935 года. Под давлением ОСТА в мае 1935 года ДУНКАН признался, что связан с местными спецслужбами, которые интересуются персоналом английского посольства. Относительно возможности получения документов он якобы сказал контрразведке, что не имеет к ним доступа.

Продолжая распутывать это дело, ОСТ пришел к весьма любопытным выводам. 24 сентября 1935 года он сообщал в Центр:

— Во-первых, ДУНКАН передает итальянцам те же самые английские документы, которые получает от него советская разведка. К этому выводу ОСТ пришел на основании того, что, когда советский посол пересказал резиденту легальной резидентуры МАКАРУ (Журавлев) содержание своей беседы с заместителем министра иностранных дел Италии, то МАКАР обнаружил, что итальянец оперировал теми же самыми аргументами и формулировками, которые, как помнил МАКАР, фигурировали в материалах, переданных ДУНКАНОМ;

— Во-вторых, итальянские спецслужбы, судя по объему, качеству и часто невыгодному для Италии содержанию, не контролируют поток материалов, поступающих в советскую разведку;

— В-третьих, настоящая сенсация — ДУНКАН не работает в английском посольстве.

Последний вывод ОСТ основывал на том, что ДУНКАН не знает имен сотрудников посольства; получив назад перефотографированные документы, едет не в посольство, а в другой конец города, то и дело, причем надолго, отлучается из Рима, не может назвать дату двух последующих встреч и т. д. Соотнеся эти наблюдения с фактом обнаружения записки неизвестного лица, в материалах ДУНКАНА в апреле 1934 года, ОСТ пришел к выводу: ДУНКАН имеет источник в английском посольстве.

Правомерность этого вывода подтвердилась в ноябре 1935 года, когда на одной из встреч ДУНКАН вдруг заговорил о необходимости иметь «помощника» в посольстве, чтобы расширить возможности доступа к материалам. Это было явной попыткой подготовить легализацию уже имевшегося у него источника.

Решающие беседы с ДУНКАНОМ состоялись в августе 1936 года во Франции, куда ОСТ выехал с ним вместе для отдыха. ОСТ без обиняков заявил ДУНКАНУ, что ему известно: он не работает в английском посольстве. Опешив, ДУНКАН сознался, что уже пять лет, как он уволился, опасаясь последствий провала своего знакомого Д-1. Затем сообщил, что имеет «помощника», который поступил туда на работу еще до его ухода и исполняет обязанности завхоза; Более того, ДУНКАН также признался, что «иногда» передает итальянской контрразведке английские документы, не подлежащие возврату.

ОСТ окрестил подъисточник ДУНКАНА в английском посольстве псевдонимом ДАДЛИ и, продолжая допытываться, кто он, лишь в феврале 1937 года добился от ДУНКАНА признания, что ДАДЛИ — его родной брат.

Нелегальная группа ОСТА была расформирована в августе 1937 года в связи с провалом легального резидента ОСКАРА (Марков). Работа с ДУНКАНОМ была свернута — на редкие контрольные встречи с ним выходил сотрудник резидентуры ПЛАТОН. Тем не менее в октябре 1938 года он выслушал полное признание ДУНКАНА в обмен на удовлетворение просьбы последнего о деньгах. ДУНКАН сказал, что почти с самого начала работы на советскую разведку он в целях собственной безопасности и на случай провала установил связь с итальянской контрразведкой и снабжал ее якобы только документами, подлежащими уничтожению. За это он получал от итальянцев 4000 лир в месяц. По-настоящему ценные документы он передавал, по его словам, только своим советским контактам.

С начала 1939 года ДУНКАН надолго исчезает из поля зрения советской разведки и появляется вновь только в сентябре 1944 года. Он Появлялся в советской миссии в Риме, когда резидентом НКГБ в Италии был Николай Михайлович Горшков, прибывший туда вместе с англо-американским экспедиционным корпусом в качестве представителя союзников. О своем прошлом ДУНКАН рассказал Горшкову следующее.

Его сотрудничество с итальянской службой безопасности (СИМ) продолжалось до 1937 года. Он был связан с Альберто Перини, в задачу которого входило наблюдение за английским и советским посольствами. Перини представил его Тадамо (он же — Таддеи). С началом войны ДУНКАН уехал в Милан, а затем в Албанию и свой контакт с СИМ порвал. Его брат продолжал сотрудничать с СИМ вплоть до прихода союзников. С началом войны он был оставлен англичанами в качестве хранителя имущества посольства. Когда англичане вернулись, они восстановили его в прежней должности по хозяйственной части. Вскоре, однако, из архивов СИМ англичане узнали о сотрудничестве брата ДУНКАНА с СИМ и допросили его о связи с Перини и Тадамо. Брат сознался, что под нажимом СИМ передавал ей английские документы.

Таким образом, помимо подтверждения предыдущих признаний ДУНКАНА, из его рассказа явствовало, что англичане могли знать и о его сотрудничестве с итальянской спецслужбой. Было, однако, не ясно, проговорился ли об этом его брат, было ли это отражено в архивах СИМ, допрашивался ли сам ДУНКАН. В любом случае, во избежание возможной провокации было решено оперативную связь с ним больше не возобновлять, но советская разведка несколько раз по просьбе самого ДУНКАНА оказывала ему материальную помощь.

В июле 1949 года ДУНКАН пришел в советское посольство и сообщил, что представитель английской разведки заявил его брату, что знает от одного русского о сотрудничестве его и ДУНКАНА с советской разведкой. За признание этого факта брату якобы было обещано полмиллиона лир.

Эта информация была расценена как провокация и как попытка со стороны ДУНКАНА выжать у советской разведки деньги. Контакт с ним был разорван окончательно, и больше он в поле зрения советской разведки не попадал.

Прояснить до конца это запутанное дело можно, только заглянув в архивы итальянских, и английских спецслужб. На основании материалов, которыми располагает советская разведка, было бы логично представить себе следующую картину.

ДУНКАН идет на хитрый шаг — устанавливает контакт с итальянской контрразведкой, чтобы прикрыть свою связь с советскими спецслужбами. До 1937 года, то есть на протяжении 13 лет, он работает на две спецслужбы, причем одна из них — советская — узнает в конечном итоге от самого ДУНКАНА о его сотрудничестве с другой. В 1944 году английские спецслужбы узнают о сотрудничестве брата ДУНКАНА с итальянской СИМ. После этого оба брата остаются не у дел, и ДУНКАН ищет материальной помощи у советской разведки. В 1949 году англичане узнают «от одного русского» о сотрудничестве обоих братьев в прошлом с советской разведкой.

Остается неясным вопрос: знала ли итальянская контрразведка о сотрудничестве ДУНКАНА с советской разведкой? Если да, то она могла узнать об этом двумя путями: либо от самого ДУНКАНА, либо — установив за ним наблюдение и выйдя таким образом на его советский контакт. Если это было так, то и англичане узнали о сотрудничестве братьев с советской разведкой из архивов СИМ, и только позже, возможно (если верить ДУНКАНУ), от какого-то русского.

Логичнее, однако, было бы предположить, что итальянцы не знали о связи ДУНКАНА с советской разведкой. Сам он вряд ли сказал бы им об этом: он был достаточно прикрыт самими же итальянцами на случай скандала с выносом для них документов из английского посольства. Признание же могло лишить его весьма значительного дополнительного заработка. Вйолне вероятно, что итальянцы достаточно доверяли ему, чтобы устанавливать слежку за его передвижениями и таким путем выйти на советские связи. Если они знали о советском канале, то непонятно их бездействие в отношении, скажем, нелегальной группы ОСТА, которая имела, кроме ДУНКАНА, других весьма ценных агентов, и утечку нежелательных для итальянского правительства документов. Если бы ДУНКАН работал с советской разведкой под контролем итальянцев, то его признание ОСТУ о связи с ними могло стоить ему головы, но он все же пошел на такое признание.

Любопытным фактом тем не менее остается заявление ДУНКАНА о том, что его контакт в итальянских спецслужбах Перини занимался разработкой как английского, так и советского посольства. И если, несмотря на сомнительность подобного заявления, все же предположить, что итальянцы знали о сотрудничестве ДУНКАНА с советской разведкой и использовали его по этой линии, то операция, осуществленная ими, выглядела очень красиво, по поговорке: «Одним выстрелом убить двух зайцев».

Менее вероятной представляется осведомленность англичан о сотрудничестве братьев с советской разведкой. Они узнали об этом слишком поздно и ничего, кроме провокаций, предпринять не могли.

Глава 8 Великие нелегалы

Арнольд Дейч

Арнольд Дейч не являлся собственно нелегалом, так как находился за рубежом под своим настоящим именем и пользовался своим подлинным австрийским паспортом. Тем не менее, работая непосредственно в нелегальных резидентурах ИНО, он не только формально принадлежал к нелегальной разведке, но полностью использовал присущие ей стиль и методы работы. К поколению «великих нелегалов» его можно отнести за вербовку 17 агентов в Англии, некоторые из которых десятилетиями обеспечивали поступление ценнейшей информации.

Приводимые ниже документальные свидетельства дополняют и уточняют прочие, уже опубликованные сведения об этом выдающемся разведчике («Роковые иллюзии». М., 1995).

Согласно «Анкете работника специального назначения НКВД», заполненной Дейчем в 1935 году (очевидно, во время пребывания в отпуске в Москве), его полное имя — Дейч Арнольд Генрихович. Под именем Стефан Ланг он работал в Отделе международных связей (ОМС) Коминтерна. Это же имя значилось и в его партбилете. Дейч указал: дату своего рождения — 21 мая 1904 года; национальность — «австриец, еврей»; гражданство — австрийское; образование — 5 лет элементарной (начальной) школы, 8 лет гимназии, 5 лет университета, химический факультет; партийность — член ВКП(б) с 1931 года под фамилией Стефан Ланг, член КСМ Австрии с 1922 года, член КП Австрии с 1924 года. Трудовая деятельность — сотрудник ОМС в Вене с декабря 1928-го по декабрь 1931 года, сотрудник ОМС в Москве с декабря 1931-го по август 1932 года, сотрудник НКВД с августа 1932 года с пребыванием в Париже, Вене и Лондоне. В графе «знание иностранных языков» Дейч написал, что немецким, французским и английским владеет свободно («ч.п.г. свободно»), а на итальянском и испанском — читает и говорит («ч.г. не свободно»). В 1928–1932 годах по линии ОМС он бывал в Греции, Румынии, Палестине, Сирии, Германии, Чехо-Словакии.

Жена — Дейч Фини Павловна (в 1931–1935 годах — Лиза Крамер на особой работе в ОМС), в 28 лет — кандидат в члены ВКП(б), член Компартии Австрии, по профессии — воспитательница, сотрудница ОМС, студентка КУНМЗ.

Отец — Генрих Аврамович Дейч, 65 лет, коммерсант. Мать — Катя Эммануиловна, 61 год. Отец жены — Павел Рубел, ум. 1934, лавочник. Мать — Фрида Моисеевна Рубел, 61 год.

Происхождение родителей своих и жены Дейч указал как мелкобуржуазное, но отметил, что они были членами Социал-демократической партии Австрии.

В заключение Дейч перечислил тех немногих сотрудников НКВД, которых он знал: Карин А.Ф., Никольский Л., Мюллер О.Г., Смирнов Д., Рейф В., Гурт Р.

Гораздо более полной и драматичной является написанная Дейчем 15 декабря 1938 года автобиография, которую, как Ценное собственноручное свидетельство, следует воспроизвести дословно:

«Я родился в г. Вене (Австрия) в 1904 г. Отец и мать — евреи родом из Словакии. Отец был там сельским учителем. После того как они переехали в Вену, до 1916 года он работал служащим у одного торговца. В 1916 г. он был призван рядовым в австрийскую армию, в которой прослужил до 1919 г. В 1919–20 гг. отец был старьевщиком, а потом торговал готовым платьем и бельем врассрочку с рук, т. к. магазина никакого не имел. С 1927 г. он нанимал бухгалтера. После захвата Австрии Гитлером и уже во время Шушнига он, как еврей, должен был отказаться от торговли и жить с дохода от дома, который он приобрел в 1931–32 гг. На какие средства он живет сейчас, я не знаю, т. к. несколько месяцев не имею от него известий. Приблизительно с 1910 г. вплоть до ее запрещения в 1934 г. он был членом австрийской Социал-демократической партии.

Мои отношения к родителям. Мать — дочь посыльного. С ней я всегда был в хороших отношениях. Отец был фанатичным евреем и пытался всякими принуждениями и прежде всего битьем сделать из меня себе подобного. Решающие конфликты с отцом возникли из-за моей политической деятельности, которая у него вызывала гнев и ненависть. Мать, наоборот, защищала меня и относилась к моим взглядам сочувственно. В начале 1929 года я ушел из дома и с тех пор поддерживал связь с семьей только из-за матери. На моих двух младших братьев отец оказывал еще большее давление, т. к. они зависели от него материально, он вынуждал их держаться подальше от коммунистического движения. Они тоже ненавидели его.

С 1910-го по 1915 год я посещал начальную школу, а с 1915-го по 1923 год — учился в гимназий в Вене. В первые годы, поскольку отец служил в армии, я получал стипендию, позже я за хорошую учебу был вовсе освобожден от какой-либо платы. С 1923-го по 1928 год я изучал в Венском университете физику, химию и философию, где и получил в 1928 году диплом доктора философских наук.

В 1920 г. я вступил в Свободный союз социалистических студентов — организацию студентов коммунистической и социалистической ориентации. В 1922 г. вступил в австрийский комсомол, где я беспрерывно был руководителем агитпропа, частично в районе, частично в центральном отделе агитпропа. В 1924 г. я стал членом Компартии Австрии. Вел агитпроповскую работу в районе. Позже я также работал в МОПРе и был членом ЦК австрийского МОПРа.

В период моей работы в австрийском комсомоле и австрийской Компартии меня знают следующие товарищи: Коплениг, генеральный секретарь австрийской Компартии, Фюрнберг, представитель австрийской Компартии при ИККИ, Хексман, член ЦК КПА, и его жена. Все трое сейчас находятся в Москве и проживают в гостинице «Люкс».

После окончания учебы в университете в 1928 г. я по поручению австрийской КП поехал на Спартакиаду в Москву с австрийской рабочей делегацией. После моего возвращения в Вену я около 3-х месяцев работал химиком на текстильном предприятии. В декабре 1928 г. упомянутый товарищ Коплениг и «Конрад», в то время секретарь австрийского комсомола, рекомендовали меня в подпольную организацию Коминтерна ОМС в Вене, и я был откомандирован туда австрийской КП. Мне была поручена работа, которую до меня выполнял «Конрад». Это была подпольная связистская и курьерская работа. В октябре 1931 г. из-за плохой работы некоторых сотрудников этой организации в нашем аппарате в Вене произошел провал. Материалы и объяснения причин этого провала имеются у нас в отделе.

В январе 1932 г. я был вызван в Москву. До мая того же года я находился без работы и испытывал большие трудности. Позже меня командировали с временным поручением в Грецию, Палестину и Сирию. В августе того же года я вернулся в Москву, и мне объявили, что я увольняюсь и буду работать на заводе.

Начальником ОМС в то время был Абрамов, оказавшийся впоследствии врагом народа.

Мое отношение к Абрамову. Однажды в беседе с одним из сотрудников я критически отозвался о работе Абрамова. Тот сообщил об этом Абрамову, и Абрамов заставил меня в письменной форме дать обещание никогда больше не критиковать его организацию. В Вену был послан Абрамовым один из его креатур, некий «Вилли», с которым я так же, как и некоторые другие сотрудники ОМСа… плохо ладил, т. к. он пытался внести в нашу организацию антипартийный бюрократический дух. Когда этот «Вилли» вернулся в Москву, он, по всем данным, еще больше настроил Абрамова против меня. Недавно я узнал, что этот «Вилли» еще год назад был арестован нашими органами.

Когда т. Георг Мюллер узнал, что я уволен из ОМСа, он предложил мне работать в нашем отделе. Мюллер был уже тогда сотрудником нашего отдела, и я его знал со времени его работы в венской организации. На работу к нам меня также рекомендовал т. Урдан, ныне начальник отдела в Наркомтяжпроме.

В начале января 1933 г. (я до октября 1932 г. болел в Москве тифом) я был направлен нашим отделом в Париж для работы у Карина. У него я выполнял техническую работу, фотографию и т. п. и создал нелегальные пункты перехода границы из Франции в Бельгию, Голландию и Германию. Кроме того, я устанавливал связь с рыбаками во Франции, Голландии и Бельгии для того, чтобы в случае войны использовать рыбацкие лодки для установки на них радиоаппаратуры. Я тогда привлек к нашей работе т. Люкси, приемную дочь венгерского революционного писателя А. Габора и дочь литературной переводчицы Ольги Гальперн. Обе сейчас в Москве.

В октябре 1933 года меня направили для оперативной работы в Англию. Тогда же я побывал в Вене и привлек в нашу организацию СТРЕЛУ (ГЕРТА) и ДЖОНА. В феврале 1934 года я уехал в Лондон, где привлек к сотрудничеству с нами ЭДИТ, известную мне еще по Вене.

В Лондоне я работал с апреля по июнь 1934 г. с Рейфом. С июня по июль 1935 года со ШВЕДОМ. В августе 1935 г. я приехал в отпуск в Москву, где и оставался до ноября 1935 г. Затем вернулся в Лондон и работал там: с ноября 1935 г. по апрель 1936 г. один, с апреля 1936 г. до конца августа 1936 т. с МАННОМ, потом до января 1937 г. опять один, а потом по июнь 1937 г. с МАННОМ, после по ноябрь 1937 г. опять один.

Во время работы в Лондоне я лично провел следующие вербовки: СЫНОК, МЕДХЕН, АТТИЛА, ОТЕЦ, БЭР, ХЕЛЬФЕР, САУЛ, ДЖЕМС, СКОТТ, СОКРАТЕС, МОЛЬЕР, ПОЭТ, ТОНИ, НАЙГЕЛЬ, ШОФЕР, МОЛЛИ и ОМ.

Для прикрытия я изучал в Лондонском университете психологию. Эту учебу я закончил, за исключением последнего экзамена. В Лондоне я разыскал одного моего родственника, кузена, которого я до этого не знал и который владел крупным английским кинотрестом. Я поступил к нему для прикрытия на должность начальника психологического и рекламного отдела и проработал у него десять месяцев. Получаемые от него 20 ф. ст. в месяц я отдавал нашей организации. Кузен согласился выхлопотать мне необходимое для иностранца разрешение на работу, но, так как я получил въездную визу в Англию как студент, английская полиция отказала мне в выдаче такого разрешения, и я был вынужден в сентябре 1937 г. вместе с семьей покинуть Англию. В ноябре 1937 г. я вернулся на 10 дней в Лондон, чтобы законсервировать тамошнюю нашу агентуру. 23 ноября 1937 г. я выехал в Москву.

В 1932 г. я был переведен комиссией ЦК ВКП(б) из австрийской КП в ВКП (б), в конце марта этого года (1938) я прошел обмен партбилета. В начале 1938 г. я был принят в советское гражданство.

Моя жена Фини, или Сильвия. Родилась в 1907 г. Мы с ней знакомы с 1922 г. Сошлись в 1924 г. В том же году она вступила в австрийский комсомол. Она тогда работала воспитательницей в детском доме. В 1927 г. вступила в австрийскую КП. В 1931 г. была откомандирована в Москву в радиошколу Коминтерна, где училась до 1932 г., а позже работала до 1934 г. радисткой на одной из станций Коминтерна. С 1934-го и до начала 1936 г. училась в КУНМЗе. В феврале 1936 г., т. е. только после устранения Абрамова, который до этого из-за плохого ко мне отношения всячески этому препятствовал, она приехала ко мне в Лондон, где у нас родился ребенок. После моего отъезда в Москву жена с ребенком по распоряжению руководства еще девять месяцев оставались за границей. Первого сентября 1938 г. жена приехала в Москву.

Мои братья. У меня два брата. Одному сейчас 27, другому — 26 лет. Старший был портным и некоторое время был членом комсомола, который вынужден был покинуть из-за угроз отца. Стал потом членом шутц-бунда и принимал участие в февральском восстании в 1934 г. Младший брат работал гравером, а по ночам занимался и в результате сумел поступить в Венский университет, учился на медицинском факультете. Ему оставалось сдать всего пару экзаменов, чтобы получить диплом врача, когда произошел захват Австрии и он был вынужден прекратить учебу. Он также был членом шутцбунда и также принимал участие в февральском восстании. Во время господства Дольфуса и Шушнига он работал в подпольной организации МОПРа. В августе 1938 г. братьям удалось получить визу в Аргентину и покинуть Австрию. Оба сейчас находятся в Буэнос-Айресе. Один занимается портняжным делом, а врач сделался разносчиком.

Я владею в совершенстве английским и немецким языками, довольно хорошо французским, могу читать по-итальянски и по-голландски понимать устную речь.

Стефан. 15 декабря 1938 г.».


Помимо этого, наиболее полного жизнеописания Дейча, в его личном деле имеются документы, позволяющие уточнить отдельные эпизоды. Так, в других автобиографических заметках Дейч пишет, что в 1920 году он стал членом революционной интеллигентской группы «Кларте» (основанной якобы Барбюсом). В 1927 году за коммунистическую деятельность он был исключен на полгода из университета. Относительно провала бюро ОМС Коминтерна в Вене в 1931 году Дейч говорит, что он вынужден был два месяца скрываться от полиции, после чего был вызван в Москву.

Неизвестный ранее эпизод указывает на то, что первые контакты Дейча с советской разведкой были довольно продолжительными и активными и имели место еще до того, как осенью 1932 года его пригласили на работу в ИНО. В небольшой без указания даты справке Дейч писал, что в 1930–1931 годах одна из его знакомых свела его с сотрудником ГПУ, который дал ему несколько поручений. Дейч в свою очередь познакомил советского разведчика с ЭДИТ, уехавшей позднее в Англию. Изобретательный Дейч составил несколько рецептов симпатических чернил и достал пару паспортов для венской резидентуры.

Арнольда Дейча очень высоко ценили как оперработника. Нелегальный резидент в Лондоне Александр Орлов писал в Центр 8 сентября 1935 года (во время пребывания там Дейча в отпуске):

«Очень рад, что он оказался вам полезен и что вы отнеслись к нему внимательно и по-товарищески. СТЕФАН исключительно серьезный человек и преданный земляк. Для нашей работы весьма ценен. Он многое уже сделал и при правильном его использовании принесет еще много пользы.

Он заслуживает того, чтобы наши органы отметили его успешную работу, так как это удесятерит его энергию, а главное, чтобы он почувствовал, что для Центра он не какой-то безвестный технический работник.

Поэтому считаю, если бы наш отдел наградил его грамотой, револьвером, часами или чем-либо иным, это было бы справедливо и весьма полезно для дела. СТЕФАН никогда не подведет и оказанное ему доверие полностью оправдает».

Центр незамедлительно откликнулся на предложение Орлова, и в октябре был подготовлен рапорт по поводу награждения Дейча боевым оружием. Из текста рапорта — любопытного интересного свидетельства того времени — проясняются некоторые детали положения Дейча в разведке:

«Начальнику ИНО ГУГБ НКВД т. Слуцкому.

РАПОРТ

Помощником ШВЕДА является т. Арнольд Дейч, австрийский подданный, чл. австрийской КП с 1924 г., чл. ВКПБ с декабря 1931 г. под фамилией Стефан Ланг, родился в Вене, 1904 г., 21 V.

В связи с отсутствием у т. Дейча по условиям работы в подполье советского гражданства, т. Дейч не зачислен в штат Отдела и числится секретным сотрудником. Тов. Дейч на нелегальной работе за кордоном по линии ИНО с 1932 г. За время работы в группе «Г» т. Дейч проявил себя на различных участках подполья как исключительно боевой и преданный делу работник. Тов. ШВЕД и тов. МАР, работавшие с ним, отмечают его исключительные заслуги в отношении группы, так, например: вербовка СЫНКА, четкая работа по связи с АТТИЛОЙ и НАСЛЕДНИКОМ, исключительная инициативность по организации техники группы (фото, хранение материалов и т. п.). В связи с указанным ходатайствую о представлении т. Дейча к награде боевык оружием.

Нач. группы «Г» Славатинский. 17.10.35 г.».

В деле нет сведений о том, было ли ходатайство Славатинского (с подачи Александра Орлова) поддержано руководством и состоялось ли награждение Дейча.

Подобно Малли, Арнольд Дейч испытывал трудности с «легализацией» своего проживания в Англии. Эта проблема обострилась к лету 1937 года, когда истек срок его обучения в Лондонском университете. После этого он начал работать у родственника, не получив, одиако, разрешения на работу. Одновременно было подано заявление о выдаче такого разрешения, но в ответ был получен отказ без указания причин. Видимо, все-таки потому, что власти не видели надобности использовать на такой работе иностранца.

Попытки Дейча открыть свое собственное дело в Англии также не имели успеха. Малли не исключал, что «там лично против него что-то имеется и что он, возможно, уже слишком долго живет здесь без легальных источников дохода, потому властям не было неизвестно о получаемом СТЕФАНОМ жалованье от своего родственника».

В конце концов Дейч предложил выход из положения, который заключался в том, чтобы ненадолго покинуть Англию и вернуться туда уже в качестве аспиранта-стипендиата. В августе Центр одобрил этот, впрочем единственно возможный, план. Дал согласие на него также родственник Дейча, который и должен был предоставить ему стипендию. В середине сентября 1937 года Дейчу предстояло выехать из Лондона в Париж.

Однако письмом от 9 сентября 1937 года Дейч сообщил в Центр, что в конце предыдущей недели к нему на квартиру явился полицейский с документами, на которых Дейч разглядел свою фамилию. Чтобы избежать объяснений по поводу средств, на которые он здесь живет и чем занимается, Дейч поспешно заявил: «Извините, что у меня такой беспорядок. Мы уезжаем отсюда 15 сентября». Полицейский ответил: «Поэтому я к вам и пришел. Вы уезжаете за границу?» — «Да». — «Вы жалеете, что уезжаете?» — «Да, очень». — «Из какого порта вы отправляетесь?» — «Через Довер. Есть ли какая-нибудь особая причина, объясняющая ваш визит?» — «Видите ли, Министерство внутренних дел уже в течение 9 месяцев ведет переписку с вашим адвокатом. Вы живете здесь на полулегальном положении. МВД хочет знать, как долго вы намерены еще здесь оставаться и на какие средства живете? Как только вы уедете, эти вопросы сами собой отпадут».

Полицейский был очень любезен и удалился… Ход дальнейших событий благоприятствовал намерениям Дейча, и он не обнаружил никакого повода для беспокойства. Перед отъездом он принял необходимые меры для того, чтобы во время пребывания во Франции встретиться с некоторыми своими источниками, а именно — с Маклейном, Кернкроссом и Берджесом, намеревавшимися посетить выставку в Париже.

У Дейча, как известно, было поручение Центра, которое он должен был выполнить в Париже, — связать резидента НКВД в Испании Александра Орлова (ШВЕД) с выехавшим для работы во франкистском лагере Кимом Филби («Роковые иллюзии». М., 1995). Эта задача была решена, как следует из приводимого ниже документа, через Гая Берджеса. Чтобы сообщить об организованной им встрече Орлова с Берджесом, Дейч воспользовался разработанным им же самим способом связи с Центром путем отправки открытых писем на условный адрес в Москве.

Летом и осенью 1937 года имели место весьма неприятные события — измена Порецкого и Кривицкого, — что сделало невозможным возвращение Дейча в Англию. Дейч был известен, по крайней мере, одному из них — Вальтеру Кривицкому (ГРОЛЛЬ). Это следует из письма, отправленного Дейчем из Парижа в Центр 23.10.37:

«Тов. ДУЧЕ (Сергей Шпигельглас. — О.Ц.) сказал мне, что я должен написать все, что знаю о ГРОЛЛЕ. ГРОЛЛЬ познакомился с моей женой еще до того, как я сам познакомился с ним. Когда я находился в июне 1936 года в Париже, МАНН познакомил меня с ним. Он попросил у меня адрес для прикрытия в Париже, а также дал поручение найти австрийскую девушку-коммунистку, которая могла бы помогать ему в работе. Я познакомил его с ЛЮКСИ и ее мужем. Потом он позвонил мне в отель, вероятно, мой номер телефона он узнал от МАННА. ГРОЛЛЬ был отчасти посвящен в наши Лондонские дела: он знал, что мы работаем с молодыми людьми, и знал о человеке в FO».

Дейч лишь ненадолго вернулся в Лондон, чтобы законсервировать агентурную сеть. Примечательным является его письмо Шпигельгласу, направленное уже из Москвы. Оно проливает свет на его отношение к агентурной работе и раскрывает некоторые секреты ее успеха. Дейч писал в феврале 1938 года:

«Дорогой тов. Шпигельглас!

Когда я в начале ноября поехал в Лондон, я получил от Вас приказ законсервировать всех агентов на 3 месяца. Я выдал всем жалованье до 1 февраля и договорился с ними, что к этому времени с ними кто-нибудь свяжется. Теперь уже конец февраля, а, насколько мне известно, встречались только с ПФАЙЛЕМ и ДЖОНОМ. По различным причинам я считаю очень важным возобновить если не личный, то письменный контакт с нашими товарищами. Все они — молодые и особого опыта в нашей работе не имеют. Для них общение со старшими товарищами очень важно, оно вселяет в них надежду и уверенность. Многие из них рассчитывают получить от нас деньги, так как они необходимы им на жизнь. В интересах нашей дальнейшей работы я сказал им, что уезжаю в Испанию, которая представляет для нас более важное поле битвы, чем Англия. Не получая от нас никаких известий они должны испытывать разочарование. Все они работают из-за убеждений и с энтузиазмом, и у них может возникнуть мысль, что они больше не нужны. Я не хочу поднимать паники, но в интересах дальнейшей работы нам следует избегать действий, которые могут вызвать у них разочарование или поколебать веру в нашу надежность и пунктуальность. Именно в связи с последними событиями (ГОТ) необходимо а) показать им, что никак не отражается на их положении, это не имеет к нам никакого отношения;

б) что мы все на месте и продолжаем работу, которая является для всех них смыслом их жизни…

…Я хотел бы еще раз отметить особый состав нашего аппарата. Все они верят нам. Они уверены, что мы всегда на месте, всегда везде, что мы ничего не боимся, никогда не бросили никого на произвол судьбы, что мы прежде всего аккуратны, точны надежны. И успех нашей работы отчасти основывался до сего времени на том, что мы никогда их не разочаровывали. И именно теперь очень важно в психологическом отношении послать им о себе весточку, даже в том случае, если мы и не начнем с ними тотчас же работать. СТЕФАН».

Сам Дейч также находился во временном бездействии, хотя руководство разведки неоднократно пыталось направить его на зарубежную работу. Первая такая попытка была предпринята еще в декабре 1937 года, то есть сразу же по возвращении Дейча в Москву, когда Слуцкий подал Ежову рапорт о направлении его в качестве нелегального резидента в США.

Второй рапорт аналогичного содержания был направлен 15 марта 1938 года заместителем начальника 7-го отдела ГУГБ НКВД Шпигельгласом заместителю наркома внутренних дел комкору Фриновскому.

Рассчитывать, однако, на положительное решение вопроса о направлении Дейча за рубеж в это тяжелое время было бесполезно. Шел настоящий разгром разведки. Главные действующие лица менялись с той быстротой, с какой их арестовывали. 11 октября 1938 года уже новый начальник разведки Пассов направил заместителю наркома внудел Берии рапорт совершенно иного содержания:

«В конце 1937 года в Советский Союз был отозван крупный вербовщик нелегального аппарата внештатный работник тов. Ланг Стефан Георгиевич. Его отзыв был вызван предательстовм РАЙМОНДА, которому было известно о месте его работы. 11 месяцев он сидит без дела на нашем содержании.

Учитывая, что вопрос о его использовании на работе за границей сейчас решен быть не может, прошу Вашего согласия устроить тов. Ланга на работу вне наших органов».

Резолюция Берия: «Временно устроить на другую работу вне НКВД. 13.Х».

Вполне возможно, что милостивая по тем временам резолюция Берий спасла Дейча от расправы. Опасность, однако, полностью не развеялась, и в этом отношении показателен еще один рапорт, теперь уже на имя Деканозова, случайного человека в разведке, ставшего на короткое время у руля ее тонущего корабля. 19 декабря 1938 года скромный помощник начальника 5-го отделения Сенькин подал начальнику 5-го отдела ГУГБ комиссару госбезопасности 3-го ранга Деканозову (для сравнения: раньше судьбой Дейча занимались Слуцкий и Шпигельглас, Пассов) рапорт об оплате занятий Дейча русским языком. Деканозов наложил резолюцию от 29.12.38:

«Тов. Сенькин! Не занимайтесь чепухой. СТЕФАНА надо как следует проверить, а не учить языкам».

Эта резолюция Деканозова отметила, пожалуй, самую низкую точку, до которой дошла линия судьбы Дейча. В 1939 году разведка начала выходить из состояния комы. Оживился интерес к Дейчу. В марте 1939 года к нему был направлен лейтенант госбезопасности Каждан с просьбой подготовить ряд материалов по Англии, начиная со справок об общественном устройстве этой страны и кончая характеристиками на источников бывшей нелегальной резидентуры в Лондоне. Тогда-то и появились знаменитые психологические портреты Филби, Маклейна, Берджеса и их товарищей, составленные Дейчем.

Почувствовав позитивные изменения в отношении к себе, а также в связи с началом войны в Европе, Дейч 9 сентября 1939 года направил новому начальнику разведки Павлу Фитину рапорт, в котором указывал, что 21 месяц сидит без работы, и просил о личной встрече. Можно предположить, что результатом его обращения стал новый рапорт Фитина на имя Берия от 31.12.40 о направлении Дейча резидентом, а Крешина его помощником на нелегальную работу в США. Этой небольшой резидентуре ставились задачи возобновления связи с источниками 19-м, НАЙГЕЛЬ и МОРРИС, новых вербовок на оборонных предприятиях и в министерствах, вербовок агентов для переброски в Европу. Для вывода Дейча и Крешина в США предполагалось использовать массовое переселение евреев из Прибалтики. Но и на этой идее был поставлен крест, о чем свидетельствует пометка на рапорте: «В жизнь проведено не было».

В Америку Дейч был направлен только лишь в 1941 году. Грузовое судно «Каяк», на котором он плыл южным маршрутом через Индийский океан, с началом войны на Дальнем Востоке застряло в Бомбее. Оттуда Дейч перебрался в Тегеран и вернулся в Москву только 1 апреля 1942 года. Вторая попытка вывести его в США окончилась трагически — 7 ноября 1942 года пароход «Донбасс» был торпедирован немецкой подводной лодкой в Атлантике, Дейч был смертельно ранен и погиб, героически спасая других («Роковые иллюзии». М., 1995).

Весьма любопытно, что решение использовать Дейча вновь на оперативной работе в качестве нелегала было принято Центром уже после того, как Энтони Блант сообщил Горскому в марте 1941 года содержание собранного МИ-5 досье на Дейча. Из сообщения Бланта следовало, что:

— МИ-5 была уверена, что Дейч — агент советской разведки;

— в досье имелись установочные данные на Дейча и выписка с датами пересечения им границы Англии;

— в досье не содержалось каких-либо данных о связях Дейча;

— поскольку при въезде за Дейча поручился его дядя, то МИ-5 взяла в разработку не только дядю, но и его ближайшее окружение по подозрению в их причастности к советской или немецкой разведке.

Хотя из сообщения Бланта не ясно, когда МИ-5 плотно занялась родственником Дейча — сразу по его прибытии в Англию или после допроса Кривицкого, когда Дейч уже покинул негостеприимный ОСТРОВ, можно с уверенностью предположить, что сомнения английской контрразведки в отношении его были развеяны показаниями предателя.

Теодор Малли

Теодор Малли, несомненно, принадлежит к поколению «великих нелегалов». Его разведывательная деятельность проходила в период наивысших достижений советской нелегальной разведки предвоенного времени и тесно переплеталась с работой Дмитрия Быстролетова, Арнольда Дейча, Александра Орлова, Бориса Базарова, Дмитрия Смирнова, Сергея Шпигельгласа. К плеяде «великих» его можно отнести хотя бы за его непосредственное участие в деле шифровальщика Форин Офиса Кинга и за создание второго круга членов «Кембриджской группы» во время пребывания на посту руководителя нелегальной лондонской резидентуры.

В опубликованных на сей день западных (они появились раньше) и отечественных материалах Теодор Малли фигурирует как священник, точнее, капеллан австро-венгерской армии, ставший на сторону революции и служивший ей на поприще разведки. Такая характеристика Малли основывается на просочившихся в западную печать показаниях предателя Вальтера Кривицкого. Впрочем, Филби и Маклейн в своих записках также говорят о нем как о бывшем священнике. Не исключено, что Малли использовал эту пикантную деталь своей биографии для придания своей фигуре большего драматизма в глазах современников. В обвинительном заключении по его делу, подготовленном в сентябре 1938 года, он называется «бывшим ксендзом» и «фельдкуратом», а затем «офицером австро-венгерской армии». Последнее вполне объяснимо стремлением его обвинителей подчеркнуть чуждое диктатуре пролетариата социальное происхождение Малли.

Наиболее объективные и правдивые сведения о Теодоре Малли можно почерпнуть из справки, подготовленной Первым главным управлением КГБ в 1966 году. Она основывалась на личном, оперативном и следственном делах разведчика. Из справки следует, что Теодор Степанович Малли, венгр по национальности, родился в 1894 году в городе Темешвар (Венгрия) в семье чиновника Министерства финансов. Окончив 8 классов гимназии, он вступил в один из католических монашеских орденов и обучался на богословском и философском факультетах неназванного духовного учебного заведения. Получил первый сан диаконата, после чего расстригся и уже как светский студент поступил на военную службу в качестве вольноопределяющегося. Таким образом, драматическое превращение Малли из солдата воинства Божьего в «человека с ружьем» свершилось задолго до его соприкосновения с реальностями русской революции и было вызвано каким-то иным, нежели марксистским, переворотом в его мировоззрении. В декабре 1915 года Малли окончил военное училище в чине прапорщика. В 1915–1916 годах служил подпоручиком в австро-венгерской армии и в июле 1916 года, находясь на русском фронте, попал в плен. До мая 1918 года Малли кочевал по лагерям для военнопленных в Полтаве, Харькове, Ростове, Пензе, Астрахани, Оренбурге и Челябинске, изучая географию России по трактам, проселкам и железным дорогам.

В 1918 году Малли вступил добровольцем в Красную Армию и прослужил в ней до 1921 года, познав все тяготы Гражданской войны. Он воевал против белочехов под Челябинском, потом против Колчака, Врангеля и Махно. В ноябре 1918 года был захвачен в плен колчаковской контрразведкой, сидел в тюрьме в г. Красноярске, затем в концлагере до освобождения частями Красной Армии в декабре 1919 года. Продолжал воевать до 1921 года, когда был направлен на работу в ЧК.

В 1921–1926 годах Малли работал в Крымской ЧК последовательно в качестве регистратора, делопроизводителя, помощника оперуполномоченного КРО (контрразведывательного отдела), следователя по особо важным делам, секретаря Секретной оперативной части (СОЧ), начальника секретариата отдела и начальника восточного отдела СОЧ.

В 1926 году он покинул Крым и в течение шести месяцев работал ответственным секретарем отдела политэмигрантов ЦК МОПР. Переезд в Москву привел к тому, что Малли вновь был направлен на работу в ОГПУ, на сей раз в его центральный аппарат. В 1926–1930 годах он работал в ОГПУ в должности оперуполномоченного и помощника начальника КРО, в 1930–1932 годах — оперуполномоченным Особого отдела ОГПУ.

В 1932 году его переводят на работу в разведку, и до 1934 года он работает помощником начальника 3-го отделения ИНО ОГПУ. С июня 1934-го по июль 1937 года Малли находился «в длительной загранкомандировке по линии ИНО ОГПУ в качестве резидента нелегальной резидентуры в капиталистической стране».

«За время работы в органах, — говорится в справке, — тов. Малли был награжден: в 1924 году нагрудным знаком Крымского ЦИКа, в 1927 году — Коллегией ОГПУ — свидетельством о награде и серебряным портсигаром, в 1932 году — знаком «Почетный чекист».

Последние два абзаца этого документа передают весь трагизм советской истории:

«20 сентября 1938 года военной коллегией Верховного суда СССР тов. Малли был осужден по статье 58–6 УК к ВМН.

Определением военной, коллегии Верховного суда СССР № 4/н-04358 от 14 апреля 1956 года тов. Малли был реабилитирован».

В справке имеются скупые сведения о семейном положении Малли. Он был женат дважды и от первого брака имел сына Теодора, 1923 года рождения. О первой жене Малли ничего не сообщается, но его второй женой была Разба Лидия Григорьевна (Лифа Гирщевна), 1906 года рождения, уроженка города Рига.[6]

Работа Малли за рубежом освещена в его оперативном деле весьма скупо. На основании ранее изученных материалов, касающихся отдельных эпизодов деятельности советской разведки в Западной Европе, можно сделать вывод, что, выехав в 1934 году за рубеж, он обосновался в Париже, откуда курировал работу в Голландии и, в частности, линию Быстролетов — КУПЕР — МАГ с выходом на Англию, приняв эстафету от Базарова, направленного нелегальным резидентом в США. Написанная самим Малли справка о его работе в Лондоне создает скорее общее представление о ее направленности, о существе же его деятельности дают представление материалы по отдельным делам (см. главы «Ключи к секретам комнаты № 22», «Берджес и Блант»), И все же она позволяет уточнить некоторые детали.

Малли пишет, что в Лондон он прибыл в начале 1936 года для работы с МАГОМ. До этого он дважды посещал английскую столицу в 1935 году с той же целью. Переезд Малли в Лондон был вызван тем, что он отклонил кандидатуру Кривицкого, как человека непригодного для работы с МАГОМ (см. подробнее главу «Ключи к секретам комнаты № 22»), и Центр перевел Кривицкого в Голландию. Малли пишет что, работая с МАГОМ, он находился в постоянном контакте с Парижем через группу связных, которых обозначил только лишь псевдонимами ШТУРМАН, РАНСИ, АПТЕКАРЬ и МАДЛЕН. В апреле 1936 года Малли был вызван С.М. Шпигельгласом в Париж, где ему было предложено принять лондонскую нелегальную резидентуру Александра Орлова, отбывшего в Москву из-за угрозы провала. В задачу Малли входила работа по линии политической разведки с упором на ВАЙЗЕ (Маклейна). Техническую же линию (группа «Вуличского арсенала») следовало пока сохранять в консервации. В Париже Малли связался с помощником Орлова Арнольдом Дейчем и вернулся в Лондон в середине апреля 1936 года.

В Лондоне Малли познакомился и начал тесно сотрудничать с Маклейном, а также эпизодически встречался с Филби и Берджесом. Последний на своей машине иногда возил его для встреч за город.

Малли пишет, что инициатор создания группы источников по научно-технической линии Пол Глейдинг (ГОТ) предлагал расконсервировать и расширить ее. Об этом Малли доложил в Центре, когда осенью 1936 года выехал на отдых в Советский Союз. На основании справки Стефана о состоянии и потенциале линии «XY» в Центре было принято решение направить для работы по ней нелегала, впоследствии ставшего известным английской контрразведке под именем Брандес. Группа источников линии НТР была передана Брандесу лично Дейчем в конце января — начале февраля 1937 года.

С возвращением Малли в Лондон в январе 1937 года политическая линия была расширена за счет привлечения Энтони Бланта, Майкла Стрейта и Джона Кернкросса, с которыми Малли лично никогда не встречался. Малли пишет, что со СКОТТОМ — создателем «Оксфордской группы» источников — он встречался несколько раз вместе с Дейчем.

Довольно подробно Малли описывает ситуацию, приведшую к провалу линии НТР в Лондоне. Он говорит, что резидентуре требовалась квартира для встреч с Глейдингом и обработки технических материалов. Глейдинг предложил в качестве квартиросъемщицы «человека Гарри Поллита». (С Поллитом, подчеркивает Малли, он сам никогда не встречался, так как опасался провала.) «Речь идет об одной женщине, незамужней, никогда в партии не состоявшей, — пишет Малли, — которую ГОТ лично тоже знает уже в течение нескольких лет. Она ездила в Индию в качестве курьера от партии, причем Гарри ей настолько доверял, что давал ей не только центральную связь, но и группы в Индии. Она использовалась и для других нелегальных партийных поручений в течение 5–6 лет». Малли говорит, что видел ее издали в кафе на Чипсайде. По его словам, «это была женщина на вид 35–40 лет, бесцветная блондинка, неинтересная, худая, и фамилия ее была Мисс Грей».

Квартира была снята в доме на Холланд-роуд, в первом этаже. Прежде чем использовать ее, Малли принес и оставил там чемодан со свертком. Забрав его через некоторое время, следов вскрытия на нем он не обнаружил. При посещении квартиры он представился мисс Грей как Питерз. Наружного наблюдения, когда пришел и когда уходил; он не заметил.

Конец этой истории известен из материалов суда, открытых публикаций и данных английской контрразведки, полученных позднее через Бланта, Мисс Грей была агентом МИ-5, внедренным в Компартию Великобритании. Хотя контрразведке удалось раскрыть только трех источников линии НТР, а Брандее успел своевременно уехать из Англии, ущерб советской разведке на этом участке был нанесен непоправимый.

Как следует из переписки Малли с Центром на протяжении всего времени его работы за рубежом, опасность провала постоянно сопровождала его, как, впрочем, и большинство его коллег-нелегалов. Эта опасность проистекала не столько от действий контрразведки, сколько от недостаточно надежного прикрытия и проблем с «легализацией». Нельзя поэтому не оценить мужество, с которым нелегалы 30-х годов переносили все тяготы подпольной работы. Из нижеприводимых документальных свидетельств становится также ясно, что вопреки распространенному мнению о том, что в середине 1937 года Малли вызвали в Москву для расправы, в действительности его отъезд был обусловлен все той же причиной — невозможностью дальнейшего пребывания и эффективной работы в Англии под имевшимся у него прикрытием.

Проблемы с «легализацией» у Малли начались с первого его приезда в Париж в июне 1934 года. Уже 9 октября 1934 года он писал в Центр, что проживает по югославскому паспорту и после убийства сербского короля «я вовсе не завидую себе, что его имею». К разряду курьезов можно отнести и наличие у Малли американского паспорта, «согласно которому, — как с иронией замечал он, — мне на 8 лет меньше, чем есть на самом деле. Вдобавок я еще должен быть евреем. Все это достаточно трудно».

Опасности настигали Малли быстрее, чем можно было бы ожидать. В связи с убийством сербского короля в Париже началась проверка югославских подданных. В день покушения вечером и на следующий день полиция обходила отели и опрашивала всех югославов. Тех, кто не мог дать точные ответы на поставленные вопросы, уводили в полицию. «Меня пока не нашли, ибо я переехал из отеля на частную квартиру за 2 дня до убийства, — сообщал Малли из своего нового прибежища. — Но, несомненно, через день-два найдут, а я ведь не могу дать ответа на самые простые вопросы… Словом, я смываюсь отсюда в Голландию с австрийским паспортом (тоже неважный) и буду там, пока это дело не заглохнет… Почту отправлю из Голландии, с ГАНСОМ (Быстролетов. — О.Ц.). Вся предстоящая работа пока там. Оттуда я думаю перекочевать в Швейцарию».

Из этого эпизода ясно, что от нелегалов 30-х годов требовалось исключительное самообладание, благодаря которому только и можно было действовать оперативно, расчетливо и решительно. Гибкость и мобильность также были необходимыми свойствами подпольной работы того времени.

Чтобы решить проблемы Малли, Центр предложил ему на выбор несколько вариантов паспортов, из которых он выбрал один, который, кстати, после провала в Лондоне и стал известен английской контрразведке, а затем перекочевал в труды по истории разведки. В ответ на предложение Москвы Малли 27 декабря 1934 года писал:

«Беру фамилию HARDT. Могу быть прокуристом, химиком, врачом, инженером. Место рождения — Ольденбург, в Бургенланде, 1894 год, 21 января. Лида — то же, 18 января 1906 года».

Еще одна зарисовка того времени, иллюстрирующая уязвимость нелегалов 30-х годов, содержится в письме Малли в Центр от 24 апреля 1935 года, направленном вскоре после его возвращения из кратковременной командировки в Москву (январь — март 1935 года). Сетуя на то, что в его паспорте Чикаго в одном месте помещен в штат Индиана, а в другом — в штат Иллинойс, он писал:

«Когда сейчас разъезжаешь по Европе с сомнительными книжками, то к этим вопросам у меня появляется, может быть, излишняя чувствительность. Вы знаете, что МАНОЛИ (Кавецкий, друг Быстролетова, выдан Кривицким. — О.Ц.) обыскали при выезде из Голландии во Францию, обыскали также РАЙМОНДА (Порецкий. — О.Ц.). Я летел — меня не только не обыскали, но даже не велели чемодан открывать. В то же время из того же самолета подвергли обыску одного дядю грека или армянина, а может быть, он был еврей. У меня же карманы были наполнены фрицевской почтой» (ФРИЦ — помощник Малли по Голландии. — О.Д.).

Паспортные проблемы, впрочем, не помешали Малли в мае 1935 года выехать в Англию для завершения разработки МАГА. А в июле Центр (Берман) отмечал, что Малли и Быстролетов проделали весьма плодотворную работу и что линия МАГА «в будущем обещает быть особо плодотворной и интересной».

В начале октября 1935 года Малли вылетел на полтора месяца в Москву, чтобы навестить больного сына и уладить семейные дела с первой женой. Вернувшись в конце ноября, он вновь включился в работу и в начале декабря сообщил, что скоро выедет в Лондон для работы с МАГОМ. Быстролетов в это время готовился к отъезду на родину. 9 января 1936 года Малли писал уже из Лондона: «Проехали мы сюда гладко. Имеем возможность здесь беспрепятственно прожить 3 месяца».

Одно из его следующих посланий, датированное 20 февраля 1936 года, интересно тем, что позволяет взглянуть на будничную работу разведчика-нелегала. Малли писал кому-то из хорошо знакомых ему руководителей Центра (точно адресат неизвестен, но обращение на «ты» свидетельствует о наличии товарищеских отношений, возможно, это был Штейнбркж):

«Должен тебе сказать, что я очень занят. Даже мои любительские занятия английской историей страдают оттого, что у меня недостает времени. 4 раза в неделю я должен встречаться с ним (МАГОМ. — О.Ц.). Эти вечера у меня заняты. Когда я получаю материал, я должен его прочесть и отнести на кваритру к П. Затем бывают курьеры (почта), которые также вынуждают работать. Днем я занят с фирмами. Я посещаю их по очереди, мы купили уже 3 вагона товара, и их нужно отправить, нужно связаться с экспедиторами. В настоящее время у меня имеются более благоприятные предложения из Манчестера и Ливерпуля. Мне придется на 1–2 дня поехать туда».

Прикрытие, а Малли занимался бизнесом — скупкой и отправкой тряпья на континент для его последующей переработки, как видно из его письма, отнимало у него много времени и требовало поездок по стране. Именно поэтому он ставил вопрос о более удобном занятии: «Нельзя ли мне пристроиться к холодильному делу, которое имел Лева?» (Лева — Александр Орлов, создал фирму по торговле американскими холодильниками, «American Refrigerators Co. Ltd.»).

Весной 1936 года Малли и его жена переболели почками, что характерно для вновь прибывших в Лондон из-за жесткой местной воды, и в июне Малли запросился в отпуск. Таковой был ему предоставлен, и даже заказаны две путевки в Кисловодск на начало октября.

Пересечение границы с СССР не прошло для Малли без приключения, которое, как окажется в дальнейшем, было повернуто против него.

Суть этого эпизода ясна из приводимого ниже рапорта начальника оперативного отдела ГУПВО (Главного управления пограничной и внутренней охраны) НКВД комбрига Ульмара от 7.10.36 на имя начальника ИНО Слуцкого:

«28 сентября с.г. со станции Негорелое поездом Норд-экспресс № 4 под наружным наблюдением уполномоченного КПП «Негорелое» Шамрая в Москву прибыл голландский подданный Брошард Вильям, имеющий поддельный паспорт.

В беседе с начальником КПП «Негорелое» Даниловичем Брошард заявил, что он является работником ИНО ГУГБ НКВД по фамилии Малли и мужем гражданки Разба, едущей из-за границы вместе с ним и пропущенной без досмотра на основании вашей просьбы.

При этом направляем вам рапорт-справку уполномоченного КПП «Негорелое» Шамрая».

Рапорт Шамрая в основном повторял содержание рапорта комбрига Ульмара с той лишь дополнительной деталью, что Малли с женой, выйдя из вокзала в Москве, сели в поджидавший их автомобиль и уехали в неизвестном направлении. Шамрай же, оказавшись в незнакомом ему городе без денег, продолжить наблюдение не смог.

Отпуск Малли перерос в служебную командировку, и он вернулся в Лондон только в начале января 1937 года.

К маю накопившиеся проблемы с «легализацией» Малли и Дейча заставили Малли откровенно констатировать, что «до сих пор никто из нас здесь крепко не сидит. Даже СТЕФАН — нет. Он снова получил отказ в разрешении на работу».


Свое намерение обосноваться в Англии более прочно Малли попытался реализовать немедленно. Уже 24 мая 1937 года он сообщал о посещении Бюро регистрации иностранцев, куда он обратился за разрешением остаться в Англии на неопределенное время. Власти были готовы предоставить ему такую возможность при условии, что он откроет дело в одном из районов страны, пораженных безработицей (Южный Уэльс, Шеффилд и северные районы страны). Малли заполнил анкеты и отправил их в Министерство торговли. Центр был обеспокоен возможностью проверки документов Малли через австрийскую полицию и предложил альтернативный вариант с выездом его в Канаду и получением паспорта там. Малли ответил, что проверка его через Австрию маловероятна, так как Дейч «то и дело встречает в Лондоне липовых австрийцев — бывших коммунистов». «Да возьмите самого СТЕФАНА, с настоящей книжкой, — писал Малли. — Если они запросят о нем Вену, ответ будет не менее отрицательным, чем обо мне (он коммунист известный, а я просто жулик)». Увлекшись, Малли, видимо, перешел границы дозволенного в споре с Центром, а это не могло не сказаться на его дальнейшей судьбе.

В запальчивости он продолжал: «Самым чувствительным и чреватым оргвыводом является ваш аргумент о том, что, если они наведут обо мне справку, мргут ничего не сказать, а просто взять в разработку. Но тут очень много «если». Это очень академически поставленный вопрос».

Малли считал, что точно так же можно было предположить, что он провалится на встречах с легальным резидентом КЛИМОМ, или его предаст кто-нибудь иэ источников, или его опознают на улице обвиняемые по процессу «Метро-Виккерс». «Не пренебрегая теорией, я держусь больше практики, — парировал Малли опасения Центра. — Если бы так строго, по гипотезам, действовать, нельзя было бы вовсе ничего делать. Хотя бы 10 процентов риска всегда есть. И в этом деле я тоже считаю риск не больше, чем 10 процентов».

Идею с поездкой в Канаду Малли отклонил довольно обоснованно: «Тут процентное количество этого теоретического риска переходит в качество, делающее опасность реальной. Здесь уже имеется слишком много знакомых людей, знающих меня как австрийца».

В заключение своего послания Центру Малли сделал некоторые выводы, оказавшиеся для него впоследствии роковыми:

«1. Я совершенно не считаю, что положение настолько опасно, что я должен отсюда бежать.

2. В Канаду поехать для того, чтобы вернуться сюда, я считаю невозможным. А если я считаю невозможным, это значит, что я вряд ли буду в состоянии это выполнить.

3. Если вы считаете, что в случае проверки англичане, мне ничего не сказав, возьмут меня в разработку, это значит, что вы снимаете с себя ответственность за всякие могущие возникнуть неприятности и целиком перекладываете ее на меня, — если я остаюсь здесь работать. Поэтому я логически должен поставить перед вами вопрос так: прошу разрешить мне вернуться отсюда домой и всякую возможность моей дальнейшей работы обсудить со мною дома, и только дома».

Ответ Центра последовал 4 июня 1937 года: «Вам дана телеграмма о разрешении выезда домой. Телеграфьте маршрут и день выезда». Малли ответил: «Я смогу выехать пароходом из Франции 5 числа (июля) прямо на Ленинград и быть в Москве 11 или 12».

Хотя Малли просил о поездке домой, всего на несколько дней для прояснения вопроса о его «легализации» в личном общении, он задержался и поехал в отпуск, о чем свидетельствует справка о выдаче ему и его жене проездных документов в санаторий № 1 в Кисловодске. Задержка, вероятнее всего, была вызвана разрывом Порецкого с разведкой и по большому счету со сталинским режимом. Когда его примеру последовал его земляк и товарищ Кривицкий, вопрос о выезде за границу Малли, хорошо известного им обоим, отпал вовсе. Если сведений о том, что Порецкий предал кого-либо, и не имеется (хотя разведка об этом тогда знать не могла и должна была исходить из худшего предположения), то Кривицкий рассказал американцам и англичанам все, что знал.

Как видно, известная напряженность в отношениях Малли с руководством Центра, возникшая на почве расхождения во взглядах на его «легализацию» в Англии, поначалу не оказала какого-либо влияния на его положение. Строптивость Малли сыграла свою роль позже, когда он был арестован. Точное время его ареста не указано в имеющихся документах. Можно предположить, что сам арест был вызван тем, что его имя было упомянуто в чьих-то «признаниях» в ходе начавшихся репрессий против сотрудников разведки. Затем уже добавились дополнительные обвинения в его связях с предателями и невозвращенцами. В марте 1938 года из парижской резидентуры поступили три сообщения об общности взглядов и намерений Малли, Кривицкого и Порецкого. Так, в сообщении от 2 марта 1938 года говорилось:

«Со слов Эльзы (жены РАЙМОНДА) явствует, что она, РАЙМОНД (Порецкий), ГРОЛЛЬ (Кривицкий) и некий Федя часто собирались в Париже, вели при этом чисто троцкистские разговоры и договаривались до того, что смерть т. Сталина — единственный для них выход из положения».

Сообщение было заверено Шпигельгласом с припиской: «Источник безукоризненный».

В сообщении от 10 марта 1938 года всплывала та же тема:

«Эльза рассказывает, что ЛЮДВИГ (Порецкий) имел трех друзей: Вальтера, Малли и Федю. Они часто встречались и совместно обсуждали вопросы и подготавливали свой разрыв с учреждением. Малли и Федя вернулись в Москву».

Несмотря на то что эти сведения могли быть вполне достоверными — Малли и его коллеги, будучи людьми мыслящими, с собственными взглядами и убеждениями, вполне могли критиковать Сталина и его политику, — и надежными, ибо разведка НКВД действительно обладала «безукоризненными источниками» в Париже, они, эти сведения, никак не отражены в обвинительном заключении. И, это тоже объяснимо. Поднимать в таком документе политические вопросы было слишком опасно. Проще было списать все на стандартное обвинение в шпионаже, как это имело место во многих других случаях. Именно такое обвинение и было предъявлено Малли.

Дело Малли рассматривалось военной коллегией Верховного суда СССР 20 сентября 1938 года. Обвинительное заключение гласило:

«Основанием для ареста Малли Т.С. послужили материалы 5-го отдела 1-го Управления НКВД, коими Малли изобличался в действиях, наносивших ущерб интересам СССР (злостное нарушение конспирации, разглашение государственной тайны, отказ от выполнения приказания в боевой обстановке)».[7]

«Будучи арестован, Малли Т.С. на предварительном следствии показал, что он является немецким шпионом и в течение ряда лет вел активную работу, направленную против СССР. О происхождении своей связи с немецкой разведкой обвиняемый показал следующее:

В 1917 году в лагере военнопленных на Урале он был завербован офицером разведывательной службы Австро-Венгрии Шенфельдом для сбора шпионских сведений о Советском Союзе. В 1927 году в Москве Малли был повторно завербован для разведывательной работы против СССР резидентом немецкой военной разведки Штейнбрюком».

В обвинении указывались некоторые другие детали «шпионской» деятельности Малли:

«Связь с берлинским центром немецкой военнойразведки обвиняемый осуществлял через упоминавшегося разидента Штейнбрюка, через спецкурьера связи Гельвига, а также путем личного общения с доверенным офицером этой разведки, который был известен обвиняемому как капитан Дитрих».

Эти детали упомянуты в обвинительном заключении только потому, что они являются единственными конкретными подробностями враждебной деятельности Малли, приводимыми им в его показаниях. Все остальное в «признаниях» Малли настолько обще, неконкретно, расплывчато, что явно выдает «липу». Однако для пущей убедительности обвинения в заключении говорится, что «шпионская деятельность» Малли подтверждается показаниями других арестованных. «Помимо этого, — забивался последний гвоздь в шатко выстроенное обвинение, — показания арестованного М-ва изобличают Малли Т.С. в причастности к контрреволюционному право-троцкистскому заговору». Не вызывает удивления, при существовавших методах следствия, и тот фигурирующий в обвинении факт, что «Малли Т.С. полностью признал себя виновным в предъявленном ему обвинении».

Какие последствия для страны имели репрессии 1937–1938 годов, сейчас уже хорошо известно. Разведка была в количественном отношении лишь малой частью государственного аппарата, но в пропорциональном отношении пострадала, наверное, больше других, потеряв в это время 70 процентов своего личного состава.

Глава 9 «Арсенал»

О группе источников «Арсенал», так же как об «Оксфордской группе», к сожалению, не представляется возможным рассказать подробно. Причин этому две: 1) ее члены не были идентифицированы, за исключением тех, которые были раскрыты в результате частичного провала, обусловленного успешной операцией английской контрразведки; 2) ограниченность и аморфность информации, объясняемая спецификой ее Создания и функционирования.

Первое документальное свидетельство существования группы «Арсенал» содержится в докладной записке Евгения Мицкевича (АНАТОЛИЙ) на имя начальника ИНО ОГПУ Артузоба. Она не датирована, но, судя по содержанию, должна быть отнесена к первой половине 1933 года, так как речь в ней идет фактически о создании нелегальной резидентуры на ОСТРОВЕ. Как известно, Начало нелегальной работе в Англии на постоянной основе положили Арнольд Дейч и Игнатий Рейф, направленные ИНО ОГПУ в Лондон во второй половине 1933 года. Имея в виду воссоздание разведывательной работы на ОСТРОВЕ, Мицкевич писал Артузову:

«В Англии имеется две законсервированные группы разведчиков, работавших на нас, одна из них «Арсенальская» и другая… (обозначена группа В-1. — О.Ц., см. главу «Создание и первые шаги»). Обе эти группы довольно перспективные, и нужно принять меры, чтобы их поднять.

Группу «Арсенал» составляют лица, работающие на предприятиях: 1) «Арсенал» (испытание снаряжения и вооружения); 2) «Армстронг» (танки, орудия, винтовки, моторы); 3) «Ферст-Браун» (танки и бронированная сталь).

Минусом этой группы было то, что возглавлял ее видный деятель английской компартии. Вся же сеть беспартийная…

Группу «Арсенал» можно восстановить путем передачи сети нашему нелегальному резиденту…

Нелегальным резидентом в Лондон можно было бы направить Рейфа (без жены), которому и поручить эти две группы. Во всяком случае, резидентом должен быть человек, знающий хоть один язык, и кроме того, он должен быть из аппарата Центра».

Артузов принял предложения Мицкевича, и в Лондон были направлены Рейф и Дейч, а в июне 1934 года в качестве резидента вновь созданной нелегальной группы — Александр Орлов. Из переписки группы ШВЕДА, получившей свое название по оперативному псевдониму Орлова, с Центром следует, что работа по возрождению «Арсенала» была возобновлена и шла успешно. Именно этим обстоятельством объясняется отсутствие в переписке каких-либо подробностей и драматических поворотов событий, и она представляет собой, в сущности, препроводительные записи к направлявшимся в Центр разведывательным материалам. Более подробные сведения, позволяющие составить представление о группе «Арсенал», можно почерпнуть из записок Арнольда Дейча, подготовленных им весной 1939 года по просьбе Центра.

Организатором и руководителем группы «Арсенал», о котором писал Мицкевич в докладной записке Артузову, был Перси Глейдинг, фигурировавший в судебном процессе над сотрудниками «Вуличского арсенала» в 1938 году. Он и еще два его товарища были арестованы Скотленд-Ярдом в результате успешной операции английской контрразведки по внедрению своего агента в советскую разведывательную сеть (мисс Грей, см. документальные фрагменты к биографии Теодора Малли). В оперативной переписке разведки НКВД Глейдинг значился под псевдонимом ГОТ, и Дейч, характеризуя источников лондонской резидентуры, писал о нем:

«ГОТ. Я с ним встретился по явочным условиям в апреле или мае 1934 года. Он был членом английской компартии со времени ее основания и однажды членом ЦК. Учился на Ленинских курсах в Москве. До 1928 года возглавлял лондонский «Арсенал». В последнее время был секретарем Антиимпериалистической лиги. Он нам привел: АТТИЛУ, НАСЛЕДНИКА, ОТЦА, БЕРА, САУЛЯ, ШОФЕРА, НЕЛЛИ, МАРГАРИТ.

ГОТ — человек 38–40 лет. Пролетарского происхождения. Во время войны вел антимилитаристскую работу. Преданный нашему делу человек. Смелый, мужественный, старательный и трудолюбивый. Начитан и образован. Хороший организатор. Писал неплохо. Работая годами нелегально, он так никогда не смог избавиться от своих легалистских тенденций. До того как я начал сотрудничать с ним, он совмещал свою партийную работу с нашей. Материалы, касающиеся нашей деятельности, доставлялись ему прямо в партийное учреждение, и он их там хранил. Предосторожности и бдительности он не придавал должного значения. Для него каждый товарищ заслуживал доверия, даже если тот и не доказал этого на практике… Он не учитывал в полной мере и специфических условий нашей работы, хотя и был полон желания сделать для нас все возможное. Пока я с ним работал, я требовал безусловного соблюдения правил конспирации. Встречались мы редко: раз в один-два месяца. Я не разрешал ему получать или хранить материалы в его партийном учреждении. Людей, которых он рекомендовал, я принимал, и они в дальнейшем уже не должны были встречаться с ГОТОМ. В отношении лиц, рекомендованных ГОТОМ, мы принимали все меры предосторожности. Я давал ГОТУ возможность продолжать свою партийную работу, но требовал соблюдения осторожности. Он не знал ни моего имени, нй моего рода занятий, ни моего адреса. ГОТА это не устраивало, и он поговаривал о том, что ему вообще следовало бы бросить партийную работу и целиком переключиться на нашу деятельность. Кроме того, по его мнению, работу, которой занимались в Англии мы, должны вести не мы, иностранцы, а англичане. Нашу конспирацию он считал излишне гипертрофированной.

Когда в Лондон приехал МАНН (Теодор Малли. — О.Ц.), а затем Боровой (МИША. — О.Ц.), наша тактика в отношении ГОТА была изменена с учетом его предложений. Он оставил свою партийную работу и сосредоточился на нашей. Отныне рекомендации ГОТА стало достаточно, чтобы полностью доверять его протеже. МАНН часто встречался с ним. Они дружили домами. ГОТУ было известно прошлое МАННА (во время суда над ГОТОМ выяснилось, что провокаторше было известно военное прошлое МАННА. И узнала она об этом от ГОТА).

ГОТ — честный и надежный товарищ. Он был готов на любую жертву. Очень щепетилен в деньгах и вообще безупречный человек. Добропорядочный семьянин. Если бы в отношении его соблюдалась прежняя практика, то провала, скорее всего, не произошло бы.

В августе или сентябре 1934 года ГОТ познакомил меня с АТТИЛОЙ».

С этого момента согласно Дейчу начала разрастаться группа «Арсенал». В октябре 1934 года в нее вошел БЕР, в середине 1936-го — САУЛЬ, НЕЛЛИ и ОТЕЦ, в конце 1936-го — ПОМОЩНИК и ШОФЕР, в начале 1937-го — МАРГАРИТ. Редким для разведывательной практики курьезом стало включение в группу НАСЛЕДНИКА. Рассказывая об АТТИЛЕ; Дейч писал:

«[АТТИЛА] случайно привлек своего сына к нашей работе. Рейф плохо знал английский язык. АТТИЛА как-то рассказал ему о своем сыне и спросил, должен ли он привлечь его к нашей работе. Рейф не понял, о чем идет речь, и сказал «да». Тогда АТТИЛА привел на следующую встречу своего сына. Рейф поначалу испугался, но когда узнал, что это сын АТТИЛЫ, страшно разозлился. Мне пришлось встретиться с АТТИЛОЙ, чтобы узнать, как такое могло случиться. Оказалось, что виной всему было незнание Рейфом английского языка. Сын, однако, оказался полезным для нас человеком, и мы начали с ним работать».

Переданные советской разведке в 1941 году Блантом меморандум русского отделения английской контрразведки и заметки, составленные им лично по делу-формуляру МИ-5 на Глейдинга, позволяют взглянуть на историю группы «Арсенал» с другой стороны. В меморандуме о деле Глейдинга говорится следующее (приводится в изложении).

14 марта 1938 года британские подданные Глейдинг, Вильмяс и Вомак были осуждены за шпионаж и приговорены соответственно к 6, 4 и 4 годам тюремного заключения. Вильямс и Вомак были инженерами «Вуличского арсенала». Они были известны как коммунисты в течение многих лет, но в разведывательной деятельности до самого их ареста замечены не были. Глейдинг работал на «Арсенале» с 1924-го по 1928 год, когда он был уволен за коммунистическую деятельность. До марта 1937 года он был сотрудником Антиимпериалистической лиги, затем уволился и порвал все легальные связи с Компартией.

Раскрытие организации Глейдинга стало возможно благодаря агенту МИ-5, который именуется в меморандуме как мисс X. Эта женщина была внедрена в Компартию еще в 1931 году с целью установления контакта с руководителями КПВ. В 1935–1937 годах она поддерживала дружеские отношения с Глейдингом и другими видными коммунистами.

В феврале 1937 года мисс X. позвонила офицеру контрразведки и сообщила, что Глейдинг попросил ее снять квартиру для встреч с агентами. По указанию МИ-5 она согласилась. Квартира была снята на Холланд-роуд.

В конце апреля 1937 года Глейдинг пришел на квартиру в сопровождении доктора Петерса, который позднее был установлен контрразведкой как Пауль Хардт. Этот визит был вызван, по мнению МИ-5, необходимостью посмотреть квартиру и познакомиться с Мисс X.

В мае 1937 года Глейдинг предложил мисс X. уволиться из фирмы, где она работала машинисткой, снять на свое имя конспиративную квартиру и находиться при ней.

В августе 1937 года Глейдинг привел на квартиру мистера Стивенса, впоследствии установленного как Вилли Брандес, агент ОГПУ. Глейдинг сказал, что начиная с октября жена мистера Стивенса будет на этой квартире два раза в месяц производить фотографические съемки.

В начале октября супруги Стивенс принесли на квартиру «лейку» и прочую фотоаппаратуру и тогда же провели пробную съемку карты лондонского метро.

21 октября 1937 года миссис Стивенс принесла огромный чертеж, который был снят по частям. Мисс X. распознала чертеж морской пушки. Наружное наблюдение установило, что позже миссис Стивенс у Гайд-парка встретилась с мужем и еще одним человеком, которому и был передан завернутый в газету чертеж. Этим человеком был Джордж Вомак.

В начале ноября мисс X. узнала от Глейдинга, что мистер и Миссис Стивенс вернулись в Москву. 6 ноября они выехали из Англии в Париж.

В декабре Глейдинг взял фотоаппарат и, по словам мисс X., занимался фотографированием на дому. 12 января 1938 года мисс X. стало известно, что 15–16 января ему предстоит проделать важную работу — переснять некую книгу. 16 января наружное наблюдение зафиксировало его встречу с каким-то человеком, которому он передал газетный сверток и который был установлен как Чарльз Вальтер Манди, помощник инженера на «Арсенале».

21 января мисс X. позвонила в контрразведку, сообщив, что Глейдинг только что ушел из дома и направился на станцию метро «Черина-Крос», где должен в 8.15 встретиться с человеком, от которого получит материал для фотографирования. Сотрудники контрразведки подоспели на место встречи как раз во время передачи материала и арестовали обоих. Вторым человеком оказался Альберт Вильяме. Переданные материалы представляли собой техническую документацию некоего прибора, который являлся собственностью исследовательского отдела «Вуличского арсенала».

При обыске в квартире Глейдинга было обнаружено много любопытных материалов, в частности катушки с пленкой, на которой был отснят «Справочник о взрывчатых веществах» и чертежи авиационных конструкций, На квартире у Вильямса также были найдены фотоматериалы.

Вомак и Манди были арестованы 29 января 1938 года. У Вомака был найден чемоданчик с двойным дном, в котором он выносил чертежи из «Вуличского арсенала».

На суде Глейдинг, Вильямс и Вомак признали себя виновными. Манди виновным себя не признал, и в конце концов был освобожден.

В заметках Бланта по делу-формуляру на Глейдинга говорится, что оно начато в 1922 году с донесений о его официальной коммунистической И профсоюзной деятельности. В 1927 году он якобы был связан через Мессера с советской разведывательной организацией Кирхенштейна. Первые донесения от агента М12, то есть мисс X., она же Мисс Грей, начали поступать в 1933 году… Затем Глейдинг связался с агентом М3,-которого Блант идентифицирует как [Том?] Дрейберг, как с возможным контактом в Министерстве авиации.

Дело на Глейдинга состояло из донесений М12, докладов о его официальной деятельности, перехваченной корреспонденции и сообщений о его передвижениях. Было ясно, что Глейдинг в глазах английских спецслужб являлся весьма подозрительной личностью, но в деле не было никаких компроматов.

Представляет интерес заключение по делу об организации Глейдинга, которым завершается его обзор в меморандуме русского отдела МИ-5:

«Расследование, проведенное после окончания дела Глейдинга, пролило свет на советский военный и морской шпионаж в Англии в 1937 году.

Британские подданные, сотрудничавшие с советской разведкой, все являлись членами Коммунистической партии Великобритании. Все они прекратили открытую партийную деятельность, как только были завербованы в шпионскую группу. Многие другие британские коммунисты, кроме упомянутых, сильно подозревались в принадлежности к этой группе, но получить соответствующие доказательства на этот счет было невозможно.

Интересно отметить, что, хотя Глейдинг, несомненно, был создателем этой группы коммунистов-под-агентов, на протяжении всего времени за исключением двух последних месяцев перед арестом он не был волен самостоятельно осуществлять руководство группой и вербовку агентуры, а только исключительно с ведома советского резидента в Англии… Например, мисс X. получила разрешение продолжать работы, но не знала характера предстоящей работы, пока с ней не повидался и не проверил ее Пауль Хардт, он же Петерс.

Способ, которым Глейдинг добывал нужные СССР сведения военного и военно-морского характера, был весьма прост. Его агенты работали в различных департаментах и на заводах типа «Вуличский арсенал». Они брали нужные ему материалы вечером, уходя с работы; передавали Глейдингу, который немедленно переснимал их на пленку и в тот же вечер возвращал подагенту, который, в свою очередь, по-видимому, на следующий день возвращал их на место, туда, откуда накануне взял.

Совершенно очевидно, что советское посольство не финансировало организацию Глейдинга, не пересылало шпионские материалы в Москву. Известно, что, когда преемник Брандеса не приехал, как ожидалось, в начале января, Глейдинг стал беспокоиться о возможности материалов, которые скопились у него за предшествующие два месяца».

Глава 10 Берджес и Блант

I

Целый ряд известных, но главным образом неизвестных до сих пор, обстоятельств указывает на то, что тайная жизнь Берджеса и Бланта настолько тесно переплеталась, что должна рассматриваться в их тесной взаимосвязи, а посему — в отдельной главе, посвященной им обоим. Подобно тому, как в истребительной авиации взаимодействуют ведущий и ведомый, Берджес и Блант взаимодействовали, заменяя друг друга в своей сфере — в невидимой для постороннего глаза секретной работе советской разведки.

Предыстория создания второго круга агентов «Кембриджской группы»

Вербовкой Гая Берджеса в конце 1934-го (или в самом начале 1935 года) завершилось создание ядра будущей «Кембриджской группы» агентов Иностранного отдела НКВД. 1935-й и 1936 годы были посвящены главным образом «очищению» Филби, Маклейна и Берджеса от мелкобуржуазных завихрений и подготовке их к внедрению в интересовавшие разведку государственные учреждения Великобритании. Если Маклейн уже устроился на службу в Форин Офис и регулярно передавал Арнольду Дейчу секретные дипломатические документы, то Филби все еще экспериментировал с прогерманским журналом, а Берджес сотрудничал с Би-би-си («Роковые иллюзии». М., 1995).

В документах ИНО 1935–1936 годов не сохранилось какой-либо документально зафиксированной директивы о расширении «Кембриджской группы». (Анализ ее работы был сделан лишь в декабре 1937 года в докладной записке начальника 7-го отдела (иначе — ИНО) ГУГБ НКВД комиссара госбезопасности 2-го ранга А. Слуцкого народному комиссару внутренних дел генеральному комиссару госбезопасности Н.И. Ежову. Имеются, однако, свидетельства того, что этот вопрос обсуждался резидентом нелегальной лондонской группы Теодором Малли (МАНН) во время его пребывания в Москве во второй половине 1936 года. В отчете Малли о работе в Лондоне, датированном 23 мая 1938 года, говорится, что он просил Дейча подготовить доклад о состоянии «технической линии» (НТР) с тем, чтобы он мог обсудить его при поездке в Москву осенью 1936 года. Со значительной долей уверенности можно предположить, что Малли намеревался обсудить в Центре также и положение дел на «политической линии», однако обращаться за помощью к Дейчу в этом вопросе ему не было необходимости, так как он знал ее агентов лично. Такие беседы в Москве, видимо, состоялись, и были приняты решения, направленные на расширение работы. Малли в своем отчете пишет, что после возвращения в Лондон он и Дейч «начали разрабатывать новые возможности по политической линии», в частности, «наводки от ЗЕНХЕН и МЕДХЕН и от ЭДИТ — на СКОТТА».


Благодаря общительному характеру Гая Берджеса, его широким связям и удивительной способности «легко завязывать знакомства» (слова Дейча из психологического портрета Берджеса) изначально ему отводилась, пожалуй, самая трудная роль в разведке — «наводчика и вербовщика».

Гай Берджес, с энтузиазмом подхвативший и развивший в письменном докладе для ИНО НКВД («Роковые иллюзии». М., 1995) оригинальные мысли Александра Орлова и Арнольда Дейча о вербовке перспективных студентов Кембриджа и Оксфорда, прежде всего обратил свой ищущий взор на ближайшее окружение. Первым, на кого он совершенно естественным образом упал, был его близкий друг, преподаватель истории искусства в Тринити-колледже при Кембриджском университете Энтони Бланта. С точки зрения получения доступа к секретной информации, ценность искусствоведа могла бы показаться сомнительной, но перед ним такая задача и не ставилась. Блант должен был бы только изучать своих студентов на предмет выявления тех, кто по идеологическим взглядам был близок к Компартии, а по происхождению и уровню знаний подходил бы для государственной службы Великобритании и мог сделать карьеру в Форин Офисе или в секретных службах.

Сам Блант к тому времени (начало 1937 года) уже предпринял попытку толковать историю развития искусства с позиций марксистской теории и остался доволен своими выводами, однако в партию не вступал. Его путь к марксизму был медленным и своеобразным — сквозь призму истории искусства. В автобиографии, написанной для советской разведки в феврале 1943 года, Блант пишет:

«События, происходившие в Германии (речь идет о 1933 годе. — О.Ц.), стали доходить до сознания такого изоляциониста, как я, и я смутно начал осознавать, что мое положение не было вполне удовлетворительным. Я заметил, что в моем окружении постоянно находятся члены Коммунистической партии, взгляды которых кардинально отличались от моих.

Сначала я не вникал в то, как они оценивали различные явления, но постепенно почувствовал, что помимо политической сферы, где я не пытался сопоставлять их взгляды со своими — их взгляды на те предметы, в которых я разбирался, как, например, история, история искусства, не только представляли для меня интерес, но и способствовали более глубокому, научно обоснованному пониманию предмета. Этому в немалой степени способствовало влияние Берджеса, Клугмана, Джона Корнфорда и других, принадлежавших к этой же группе. В конце концов я полностью осознал правильность марксистского подхода к истории и другим знакомым мне предметам.

Естественно, знакомясь с марксистской трактовкой различных явлений, я с интересом вникал в суть дискуссий на политические темы современности и постепенно убедился в правильности марксистского подхода к оценке текущих событий. Знаю, что это прописные истины, но я говорю о том, как менялось мое собственное сознание. Несмотря на то, что прежде я не всегда безупречно ориентировался в политике, теперь мои взгляды полностью изменились, и я осознаю важность политики не только в практических делах, но также и в формировании правильного научного подхода к науке».

Поскольку Блант постоянно вращался в кругу левых студентов и преподавателей, то, по его собственному признанию, многие считали его коммунистом. Позднее это пагубно сказалось на его судьбе; хотя в действительности все было не так. Ему делались предложения о вступлении в партию, в частности доном Ройем Паскалем, но он их отклонял, мотивируя это тем, что, как он пишет в автобиографии, не всегда правильно ориентируется в политике.

Обстоятельства вербовки Бланта, в частности ее точная дата, в документах разведки не сохранились.

Известно, что большую часть работы по вербовке проделал Берджес, а заключительную беседу провел Арнольд Дейч. В серии блестяще написанных им психологических портретов членов агентурной сети лондонской нелегальной резидентуры Дейч пишет, что «МЕДХЕН познакомил меня в начале 1937 года с ТОНИ (Блантом)». Малли же в письме в Центр от 29 января 1937 года сообщает: «Энтони Блант, кличка ТОНИ. Он уже завербован нами как наводчик.

О нем я сообщил подробные данные». Ответа на вопрос, как и когда Малли сообщил Центру подробные данные на Бланта, документы не дают, что еще раз позволяет предположить, что это было сделано им лично во время поездки в Москву в 1936 году.

Арнольд Дейч в серии психологических портретов членов агентурной сети лондонской нелегальной резидентуры пишет о Бланте следующее:

«ТОНИ — типичный английский интеллигент. Говорит на очень выспренном английском языке. Выглядит весьма женственно. Педераст МЕДХЕН говорит, что это у ТОНИ врожденное. Он образован и умен. Коммунизм для него зиждется на теоретических выкладках. Имеет несколько трудов о марксизме применительно к истории искусства. Значительно устойчивее и рациональнее МЕДХЕН. Человек скромный, без особых претензий. Прекрасно владеет собой, холодный и слегка вычурный. Меньше связан с Компартией, чем МЕДХЕН. Вряд ли он отказался бы от своей карьеры ради нашей работы. Он хорошо понимает свои задачи И готов нам помочь. Пользуется большим авторитетом среди студентов».

Опёративная работа Бланта в период 1937–1939 годов отражена в его деле в общих чертах и довольно скудно, практически ограничивается тем, о чем сам Блант пишет в автобиографии: «Пытался выполнить довольно трудно совместимую задачу — создавать впечатление, что я не разделяю взглядов левого крыла, и в то же время находиться в Самом тесном контакте со всеми студентами левого крыла для того, чтобы подбирать нужных нам людей». Им лично, например, были привлечены к сотрудничеству с советской разведкой: НАЙГЕЛЬ — выпускник Кембриджа, сын американского миллионера, друга президента Рузвельта, Майкл Стрейт (в 1983 году опубликовал книгу о своей связи с советской разведкой — «После долгого молчания»), а также весьма способный второкурсник — стипендиат Кембриджа Лео Лонг — РАЛЬФ (в начале 60-х годов дал английской контрразведке показания о своем сотрудничестве с советской разведкой в обмен на иммунитет от судебного преследования). Кроме того, Блант дал наводку на Джона Кернкросса — МОЛЬЕРА (также давая показания МИ-5 в обмен на иммунитет).

Отложенные результаты этой работы проявились позже, во время войны. РАЛЬФ и МОЛЬЕР работали в английских спецслужбах и снабжали лондонскую резидентуру ценной информацией. НАЙГЕЛЬ же вернулся в США и поступил по просьбе советского резидента на службу в Государственный департамент, хотя его сотрудничество было не столь продуктивным, как этого хотелось бы разведке. Блант, однако, не страдал от завышенной самооценки своего вклада в советскую разведывательную деятельность в предвоенный период. В автобиографии он скромно пишет: «Характеризуя свою работу за период с 1937 года до начала войны, я могу сказать, что я почти ничего не делал».

Одной из основных причин общего спада в работе «Кембриджской группы» в предвоенный период были длительные перерывы в руководстве ею со стороны лондонской резидентуры, обусловленные отзывом оперработников и резидентов. Перебои начались с отъездом Арнольда Дейча осенью 1937 года и закончились только в декабре 1940 года, когда Анатолий Горский (ВАДИМ) окончательно обосновался в Лондоне в качестве резидента советской разведки.

Тем не менее в 1939 году связь с Блантом все же поддерживалась, но только от случая к случаю и только через Берджеса. Это объяснялось тем, что Горский, оставшись в Лондоне шифровальщиком и единственным сотрудником резидентуры, физически не имел возможности встречаться со всеми источниками. В марте 1939 года, видимо восстанавливая нарушенную репрессиями связь времен, Горский (в то время КАП) напомнил Москве о Бланте. Со слов Берджеса (!) он писал, что «ТОНИ вполне надежный человек, незаменимый вербовщик и наводчик… знает не только все мельчайшие детали работы МЕДХЕНА с нами, но иногда с ведома СТЕФАНА (Дейч) печатал сводки МЕДХЕНА для нас… МЕДХЕН сообщил мне, — продолжал Горский, — что ТОНИ привлек для работы с нами одного человека, который в ближайшее время сдаст экзамены и, наверное, будет работать в ЗАКОУЛКЕ (Форин Офис)».

Однако ощущение близости войны с Германией побудило Бланта поставить перед разведкой вопросы, связанные с возможным изменением его официального положения, а следовательно, и отведенной ему роли вербовщика, с которой он столь успешено справлялся до сих пор. 10 августа 1939 года Горский направил в Москву письмо, в котором говорилось, что ТОНИ просит указаний относительно того, где он мог бы быть наиболее полезным в случае войны, называя при этом две имеющиеся у него возможности: первая — зачисление в офицерский резерв и вторая — работа в штабной армейской разведке. Центр ответил, что поскольку личной связи с ТОНИ нет, то дать ему конкретные указания не представляется возможным, однако его пребывание в армейской разведке на время войны было бы предпочтительнее.

Британские разведывательные службы, видимо, придерживались такого же мнения относительно использования Бланта в военное время, хотя и по другим причинам. Вскоре он получил письмо, подписанное М.П. Бруксом за начальника Управления военной разведки, в котором ему предписывалось явиться не позднее 14.30 16 сентября 1939 года по указанному ниже адресу для прохождения «курса разведки». По окончании курса, писал майор Брукс, Блант получит назначение в Службу военной разведки.

Таким образом вопрос с устройством Бланта решился сам собой и не худшим для советской разведки способом. Но не успел он приступить к занятиям, как разразился первый в его оперативной работе кризис. Опять же через Берджеса стало известно, что 26 сентября Блант до окончания срока обучения был откомандирован из разведывательной школы. Через своего друга он передал записку для Горского, которая начиналась весьма тревожной фразой:

«26 сентября. Сегодня утром меня вызвал начальник разведкурсов в Мэнли полковник Ширэр и сообщил, что он получил указание из Министерства обороны о невозможности допуска меня к какой-либо разведывательной работе. Он не показал мне письмо, но сказал, что никаких мотивировок такого указания не приводит, однако категоричность его очевидна».

«ТОНИ было официально заявлено, — докладывал Горский по горячим следам в Центр, — что в директиве Военного министерства о его откомандировании сообщается, что он ни в коем случае не может быть использован на разведывательной работе, хотя служба в армии для него не закрыта». Хотя причины откомандирования не были указаны, продолжал Горский, сам Блант предполагает, что их может быть две: 1) контрразведка получила сведения о его коммунистических взглядах в прошлом; 2) ей стало известно, что он гомосексуалист. Берджес, передавая записку своего друга, просил указаний к действию, так как пассивность Бланта, по его мнению, могла быть расценена как признание вины.

Через несколько дней Блант был приглашен на беседу к бригадному генералу Мартину, который, как он предполагал, являлся заместителем начальника разведывательного отдела Военного министерства, и получил подтверждение своему опасению. «Между ними состоялась длительная беседа, — сообщал 3 октября 1939 года в Москву Горский, — в ходе которой Мартин сообщил, что ТОНИ был откомандирован из разведывательной школы якобы за то, что, в бытность его в университете, он был связан с коммунистической организацией, ездил в Советский Союз и писал статьи марксистской направленности». Блант не отрицал, что в своих критических статьях, публиковавшихся в журнале «Спектейтор», он рассматривал историю искусства с позиций марксистской философии. Это, вероятно, навело кого-то, предполагает Блант, на мысль, что те же взгляды он исповедует и применительно к политике. В конце долгого и чрезвычайно напряженного разговора генерал Мартин заявил, что обдумает сказанное Блантом, который произвел на него благоприятное впечатление, и наведет соответствующие справки о нем в Тринити-колледже.

Друг Берджеса — Денис Проктор, которого тот подослал к генералу Мартину с целью выведать отношение последнего к Бланту и в случае необходимости замолвить за него словцо, подтвердил, что у Мартина сложилось вполне хорошее мнение о Бланте и что он намерен вернуть его в разведку, назвав его увольнение всего лишь недоразумением. Со слов Берджеса, Денис Проктор в беседе с Мартином высказался в том плане, что «все благопристойные люди если не придерживаются левых взглядов, то, по крайней мере, имеют левых друзей». Берджес также высказал предположение, что информация о Бланте поступила от агента контрразведки из Кембриджа, а Блант подозревал конкретно бывшего члена коллегии в Тринити Денниса Робертсона, отказавшего ранее Филби в рекомендации для поступления на службу в Форин Офис. Хорошо зная Робертсона, Блант считал, что он может поступить таким образом даже в отношении близкого друга. Более того, Блант видел, как Робертсон завтракал со штабным офицером и несколько странно вел себя при последовавшей затем встрече с Блантом.

Тем не менее после встречи Проктора с Мартином пребывавший до этого в нервозном состоянии Берджес исполнился оптимизма и пришел к выводу, что кризис разрешен, и в личной записке в Центр спрашивал: «Могу ли я: 1) от имени партии поздравить А.Б. с прохождением трудного ипытания; 2) поблагодарить ГЕНРИ (Горского) за его взвешенные советы и правильный анализ в тот момент, когда я был возбужден и очень не прав».

Возбуждение Берджеса объяснялось в тот период также и тем, что он сам переживал кризис в отношениях с Горонви Рисом (ГРОСС — завербован им в 1938 году и отказался от сотрудничества осенью 1939 года после подписания пакта Молотова — Риббентропа, в 1951 году по своей инициативе сообщил в МИ-5 сведения о Берджесе, в 1954 году опубликовал в «Пипл» разоблачительные статьи о Берджесе с намеками на Бланта). В сообщении Берджеса в Центр (без даты) говорится, что в целях отхода от Риса и маскировки своей продолжающейся работы в разведке он «использовал факт оппозиции «Ньюс кроникл» нашей партийной линии и сказал Г.Р., что согласен [с его мнением] и намерен прекратить работу для партии». «Таким образом, — писал Берджес, — мы избавились от Г.Р. и в то же время создали видимость, что я больше не работаю для партии и товарищей… Кризис со всей очевидностью показал, что он никогда не был марксистом, а начиная с 7 конгресса Коминтерна он стал поливать партию грязью».

14 октября 1939 года Блант по распоряжению Военного министерства был восстановлен в разведывательной школе и приступил к занятиям. Инцидент был представлен как недоразумение, за которое ему принесли извинения. Блант закончил первый курс и с 20 ноября начал занятия на втором. За время учебы он передал нам ряд учебных пособий и записи лекций, читавшихся сотрудниками военной разведки и службы безопасности. Но наиболее ценным материалом была структура секретных служб Великобритании, вполне вероятно, полученная советской разведкой впервые. В записке от 17 ноября 1939 года, переданной через Берджеса, Блант сообщил, что именно скрывается за загадочными буквами «МИ»:

МИ-1 — оперативная разведка (Intelligence in the field);

МИ-2 — разведка во всех зарубежных странах, кроме Западной Европы (Intelligence in all foreign countries ex. W. Europe);

МИ-3 — разведка в странах Западной Европы (Intelligence in W. Europe);

МИ-4 — картография (maps);

МИ-5 — контрразведка на территории Великобритании (counterespionage in Britain);

МИ-6 — контрразведка за рубежом (counterespionage abroad);

МИ-7 — пропаганда (в войсках);

МИ-8 — радиоразведка (wireless intelligence);

МИ-9 — общая пропаганда (propaganda of unspecified kind);

МИ-10 — артиллерийская и химическая разведка (artillery and gas intelligence).

Еще в процессе учебы Блант запрашивал указаний, где ему предпочтительнее служить по окончании курсов. Центр, естественно, отдавал предпочтение Лондону и Военному министерству (War Office). Однако этим планам не суждено было реализоваться, и Блант получил назначение во Францию на должность начальника отделения военной полиции. Перед отъездом Блант по своей инициативе разработал условия связи на Францию, а в качестве вещественного пароля передал Горскому через Берджеса половину 10-франкового банкнота. Кроме того, проявив поразительную предусмотрительность и оперативную дисциплину, он съездил в Кембридж и обговорил условия связи между разведкой и Лео Лонгом (РАЛЬФ) на время своего отсутствия.

Центр принял решение не связываться с Блантом во Франции и предложил Горскому использовать возможности для встреч с ним в Лондоне. Хотя причины такого решения в письме от 7 февраля 1940 года не указывались, можно предположить, что Центр исходил из сложной военной обстановки и неизвестности о будущем местонахождении Бланта. Имеется, однако, недатированная выписка из письма лондонской резидентуры о том, что Блант находится в Булони. Вполне вероятно, что эти сведения были получены Горским от Филби. В своих воспоминаниях, датированных сентябрем 1980 года, Филби описывает свою встречу с Блантом именно в Булони:

«Я приехал в Булонь, где начальником военной полиции был Энтони Блант. В городе находилось много беженцев, часто возникала паника. Однажды он позвонил мне и сказал, что ожидается немецкий парашютный десант. Поскольку других офицеров в городе не было, Блант взял на себя организацию обороны из остатков войск. Вскоре выяснилось, что никаких парашютистов не было».

В феврале 1940 года лондонская резидентура была ликвидирована. В деле «История лондонской резидентуры» об этом имеется лишь краткая запись: «В феврале 1940 года по указанию народного комиссара тов. Берия резидентура в Лондоне была закрыта, и КАП (Горский) был отозван в Союз. Мотивом, послужившим закрытию резидентуры, была якобы дезинформация, поставляемая агентурой». Вероятнее всего, истинной причиной закрытия резидентуры была затянувшаяся чистка разведки, которая могла продолжаться только в обстановке всеобщей подозрительности, в том числе и в отношении источников. Однако Горскому, занимавшему в резидентуре до начала чистки скромный пост шифровальщика и ставшему исполняющим обязанности резидента только потому, что его руководители — в 1937 году Адольф Сигизмундович Чапский (в Лондоне — Шустер), а в 1938 году Григорий Борисович Графпен (в Лондоне — Бланк) были отозваны и репрессированы, вменить какую-либо вину по политической линии было трудно. К тому же, оказавшись у разбитого корыта, руководство НКВД спохватилось и стало спешно восстанавливать работу разведки. В августе 1940 года в Берлин выезжает реабилитированный Александр Коротков и возобновляет связь с «Корсиканцем». В конце 1940 года в Лондон возвращается Анатолий Вениаминович Горский уже под новым псевдонимом ВАДИМ и оживляет обширную агентурную сеть.

Одним из первых, с кем была восстановлена связь, оказался Энтони Блант. В декабре 1940 года (дата отсутствует, но до 28 декабря) ВАДИМ сообщил в Центр, что он «связался с ТОНИ, который произвел на него хорошее впечатление» — это был первый после Дейча личный контакт с Блантом. Горский писал, что Блант служит в чине капитана в Генштабе (видимо, служившем прикрытием для контрразведки. — О.Ц) и имеет доступ к различным документам военной разведки, в частности может просматривать агентурные данные о дислокации и передвижении частей Красной Армии, бывает также в картотеке и архиве МИ-5.

О том, что произошло с Блантом в период отсутствия связи с ним, известно только из его автобиографии, написанной им в феврале 1943 года. Он пишет, что в июне 1940 года он вернулся в Лондон и спустя несколько недель при содействии своего друга Виктора Ротшильда устроился в МИ-5, где работал сам Виктор. В течение некоторого времени Блант работал в отделении «Д», которым руководил полковник Норманна затем стал личным помощником бригадира Аллена. Таким образом, Блант проник в контрразведку. Можно гадать о мотивах его выбора — искал ли он «тихую гавань», где можно отсидеться во время войны, или действовал в интересах «дела», — но придется склониться в пользу второго. Опыт его предыдущей, но в значительно большей степени, как станет ясно, последующей оперативной работы свидетельствует о его приверженности целям и задачам сотрудничества с советской разведкой. «Отсюда его целеустремленность, настойчивость и высокая дисциплинированность. Кроме того, рядом с ним постоянно находились неугомонный Гай Берджес и рациональный и в высшей степени, преданный делу Ким Филби, которые, несомненно, повлияли на его выбор. Впрочем, всем троим был присущ такой подход к делу, который можно было бы охарактеризовать фразой: «Сделать как можно лучше».

Уже в январе 1941 года Блант передал Горскому первые документы английской контрразведки. Они включали в себя материалы допросов предателя Вальтера Кривицкого, выдавшего англичанам среди прочих шифровальщика Форин Офиса Кинга (МАГ) и сотрудника нелегальной группы Дмитрия Быстролетова — Генри Пика (КУПЕР) (см. главу «Ключи к секретам комнаты № 22»), а также давшего наводку на советского агента в Форин Офисе — СТЮАРТА (Маклейна) или ЛИСТА (Кернкросса), как полагал тогда НКВД.

В марте 1941 года Бланту, согласно его автобиографии, удалось перевестись в отдел «В» МИ-5, где он сначала работал личным помощником капитана Гая Лидделла, а затем стал вести самостоятельную работу по проникновению в дипломатические представительства под руководством Дика Уайта.

Датированная апрелем 1942 года оценка материалов, полученных от Бланта, дает представление об их важности и широте тематического охвата. Речь идет о сведениях о работе МИ-5, относящихся к октябрю — ноябрю 1941 года. Они включали:

1) перехват радиограмм немецкой разведки на линиях связи Турция — Гамбург, Вена — Румыния, Украина — София, Южный Крым — София, — 2-й Спецотдел НКВД подтвердил волны, позывные и местоположение радиостанций, но поставил перед разведкой вопрос о методах расшифровки (см. главу «Клатт — Макс»);

2) материалы о Германии и германской разведке, полученные англичанами из различных источников (поляки, шведы), — лица и данные правильные, интересны сведения о тайнописи и об использовании немцами микроточки;

3) данные о дислокации немецких и японских войск — подтверждаются РУ Генштаба Красной Армии и 4-м отделом 1-го Управления НКГБ;

4) особого внимания заслуживает материал о наблюдении за советским посольством и военной миссией, о прослушивании телефонов, о намеченных встречах их сотрудников, фамилии сотрудников наружного наблюдения.

Общая итоговая оценка была сформулирована следующим образом: «Материалы ТОНИ представляют ценность, хотя в них пока не отражается вся работа МИ-5 и разведки; материалы ТОНИ и РАЛЬФА (Лео Лонг) объединены в общую справку, из нее невозможно понять, кто к чему имеет доступ».

Очевидно, вопрос о дешифровке немецких радиосообщений был поставлен перед Блантом еще раньше, потому что в апреле же 1942 года он направил в Центр личную записку, где обрисовывал ситуацию с доступом к материалам дешифровальной службы (сверхсекретный ISOS — Intelligence Service Oliver Strachy — по имени выдающегося дешифровальщика. — О.Ц.). «ИСОС и перехваченную дипломатическую почту выносить нельзя, — писал Блант, — однако дипломатические документы я все-таки иногда выношу, но ИСОС — никогда. ИСОС можно было бы выносить, но с некоторым риском. ИСОС часто остается у меня на ночь, но тогда нужно, чтобы кто-то встречался со мной каждый вечер, и, кроме того, наладить срочное их фотографирование». Блант предлагал вынести как-нибудь всю партию материалов ИСОС, чтобы Горский сориентировал его относительно того, что подлежит дешифровке.

Содержание личной записки Бланта свидетельствовало о том, что открывшиеся перед ним перспективы получения информации не были еще до конца изучены и не использовались в полную меру. В целях уточнения его положения и разведывательных возможностей и, с учетом последних, налаживания целенаправленной работы с ним 26 июня 1942 года Центр направил в Лондон указание подробно сообщить о функциях отдела и подотдела МИ-5, где он работал, а также других отделов контрразведки. Стремление разобраться в делах лондонской резидентуры свидетельствовало также о том, что разведка начала оправляться от ударов, нанесенных ей в годы репрессий. В 1942 году 1-е отделение 3-го отдела 1-го Управления НКГБ возглавила старший лейтенант госбезопасности Елена Модржинская, волевая женщина с рациональным, аналитическим умом, но действующая иногда спонтанно. Ее указание Лондону было вполне в русле ее стиля работы.

Ответ Лондона на запрос Центра пришел с оперативным письмом от 29 октября 1942 года. В нем говорилось, что ТОНИ работает в отделе «В» ХАТЫ, как именовалась английская контрразведка в переписке НКГБ, в отделении В2, имеющем дело с информацией высокой секретности, которая в другие отделы не поступает. Его основная работа заключается в использовании дешифрованных дипломатических телеграмм, организации выемки дипломатической почты, сортировке и распределении перехватов телефонных разговоров иностранных представительств. Кроме того, в его ведении находится контроль за передвижением дипломатов, работа с агентами в иностранных посольствах, разработка новых методов вскрытия иностранной диппочты, связь с Правительственной школой кодирования и шифрования (GC&CS), в частности, предоставление ей предназначающихся для уничтожения документов из мусорных и бумажных корзин диппредставительств, связь с чешской контрразведкой, связь с ГОСТИНИЦЕЙ (так называли в НКГБ английскую разведку СИС) по вопросу прибытия ее агентов на ОСТРОВ. Столь великое множество дополнительных функций, возложенных на Бланта, объяснялось тем, что МИ-5 испытывала нехватку персонала. В дополнение к описанию функций Бланта в МИ-5 Борис Михайлович Крешин (БОБ, он же для агентов — МАКС), в 1942 году принявший от Горского руководство «Кембриджской группой», характеризовал своего источника следующим образом:

«ТОНИ является исключительно аккуратным, добросовестным и исполнительным агентом. Все наши задания он пытается выполнить в срок и как можно добросовестнее. ТОНИ, между прочим, является противоположностью М. (МЕДХЕН — Гай Берджес), как по характеру, так и по отношению к своим обязательствам перед нами. ТОНИ — вдумчивый, серьезный, никогда не дает заведомо невыполнимых обещаний.

Таким образом, все объективные данные — и положение Бланта, и его личные качества и способности — благоприятствовали плодотворному сотрудничеству. Однако в сообщении Крещина о Бланте было одно, как бы высказанное вскользь, но весьма примечательное в свете дальнейших событий суждение, а именно: «ТОНИ связан с Шиллито (начальник русского отделения ХАТЫ) и говорит, что ХАТА фактически против нас не работает». Вполне естественно, что советскую разведку в первую очередь интересовали вопросы безопасности, а значит, и сведения о мероприятиях МИ-5 против советских граждан в Англии вообще и против сотрудников резидентуры в частности. С приходом в английский отдел Елены Модржинской этот вопрос ставился перед резидентурой регулярно, но удовлетворительного ответа, по мнению Центра, не поступало. Вместе с тем, кто, как не Блант из МИ-5 или Филби из МИ-6, должны были бы дать на него ответ? Отсутствие такового стало, наряду с другими факторами, слагаемым кризисной ситуации в отношениях с «Кембриджской группой».

Первое свидетельство кризиса содержалось в письме Центра лондонской резидентуре от 26 августа 1942 года. Оно было посвящено критическому анализу работы Крешина (БОБ) с «Кембриджской группой». Упрекая его в «недостаточно внимательном и бдительном отношении к заявлениям и поведению агентов», Центр указывал, в частности, на оставленные Крешиным без внимания «подозрительное преуменьшение 3. (ЗЕНХЕН — Филби) и Т. (ТОНИ) работы английской разведки и контрразведки против нас», «предложение М. (МЕДХЕН) завербовать Джонстона (Кембелла Джонстона [Kemball Johnston] — сотрудника МИ-5, у которого Берджес одно время был на связи), а также «наличие связи и общение 3., Т. и М.». С той же почтой в Лондон ушло другое письмо, озаглавленное «О работе ГОСТИНИЦЫ». В нем говорилось, что, «несмотря на большое количество материалов, перспективы выявления фактов ГОСТИНИЦЫ против нас очень невелики». Но за тем, что могло бы остаться констатацией факта, последовало более многозначительное заявление: «Подозрительны заявления 3. о слабой работе ГОСТИНИЦЫ против СССР и Т. — об отсутствии работы ХАТЫ против нас на ОСТРОВЕ. При этом они не ссылаются на свою неосведомленность в этом деле, а просто категорически заявляют, что это абсурд».

В последующих письмах в резидентуру Центр продолжал отмечать «неискренность» ТОНИ, проявлявшуюся якобы в том, что в передаваемых им сводках наружного наблюдения за советскими гражданами не фигурирует ни один сотрудник разведки. Центр недоумевал по поводу того, что согласно материалам Бланта «ХАТА активно разрабатывает югославскую и шведскую миссии, а нас — нет». «Это неверно», — утверждал Центр (письмо в Лондон от 20 января 1943 года).

Упреки Центра в сокрытии Блантом и Филби сведений о работе английской разведки и контрразведки против Советского Союза могли восприниматься Лондонекой резидентурой как весьма неубедительные. Сам же Центр в октябре 1942 года давал Лондону совершенно противоположную оценку информации Бланта. В письме от 25 октября говорилось, в частности, что «из материалов ТОНИ, полученных с последними почтами, видно, что ХАТОЙ ведется активная разработка советских граждан на ОСТРОВЕ, к советской колонии подведена агентура, осуществляется подслушивание телефонных разговоров, устанавливается наружное наблюдение».

Как же обстояло дело в действительности? Ответ на эту претензию Центра дан в отчете Крешина о его первой встрече с Блантом еще 23 июня 1942 года. Поскольку дипломатическая почта в годы войны доставлялась в Москву окольными путями, то этот отчет мог поступить в Центр 2–3 месяца спустя. Крешин пишет, что он прямо задал вопрос Бланту о том, как работает английская контрразведка против советских учреждений в Лондоне. Блант, со ссылкой на руководителя русского отдела, размещавшегося, кстати, в Оксфорде, Шиллито, сказал, что МИ-5 в советском посольстве своей агентуры не имеет. Наружное наблюдение устанавливалось одно вермя только за посетителями посольства, но и от этого теперь якобы отказались. Осталось лишь прослушивание телефонных разговоров. Блант объяснял столь вялый интерес к советскому посольству тем, что после нападения Гитлера на СССР комитет Суинтона принял решение, что сейчас важно выиграть войну, а потому следить за деятельностью нацистских спецслужб. Советской же разведкой можно будет заняться после победы над Германией. Такого же мнения, по словам Бланта, придерживается руководство МИ-5, и такова его официальная позиция. На встрече 16 октября 1942 года, когда Крешин вновь вернулся к этому вопросу, Блант уточнил, что он не имеет доступа только к информации на очень важную агентуру и разработку членов правительства. Но в том материале, который ему доступен, указаний на работу против советской колонии нет. Первый признак, сказал Блант, это наружное наблюдение, а оно не устанавливается. Поэтому Блант уверен на 99 процентов.

Вероятнее всего, Блант не грешил против истины.

В силу малочисленности человеческих ресурсов английская контрразведка была вынуждена определять приоритетность своих целей. Отделение В6 (начальник Хантер), осуществлявшее наружное наблюдение, располагало штатом в 36 сотрудников. Поэтому слежка велась в первую очередь за сотрудниками представительств нейтральных стран, которые опосредованно могли использоваться немецкой разведкой для сбора информации об Англии. К таковым МИ-5 относило Испанию, Португалию и Ирландию. В их посольствах в дополнение ко всему прочему были установлены микрофоны отделения А-5, возглавляемого миссис Грист. В испанском же посольстве контрразведка имела наибольшее количество агентов. Значительное внимание уделялось также Швеции (дело шведского военно-воздушного атташе Сервелла). Возможности телефонного Контроля у МИ-5 были также ограничены сорока точками. По словам Бланта, после 6–8 часов вечера он практически не осуществлялся.

Все это, однако, не означало, что МИ-5 совершенно не вела работы против советской разведки. Она осуществляла ее опосредованно, путем активного проникновения в Коммунистическую партию Великобритании, исходя из своей концептуальной установки об использовании Советским Союзом Коминтерна и входящих в него компартий в разведывательных целях и конкретного положительного опыта разоблачения советских агентов в «Вуличском арсенале» с помощью внедренной в окружение руководителя КПВ Гарри Поллита женщины-провокатора мисс Грей. По сведениям Бланта, работой против Компартии занималось отделение Ф2 во главе с Дэвидом Кларком, первостепенной ее задачей было выявление связи КПВ с советским посольством. Особую активность в этом деле проявляла мисс Огилви. В штаб-квартире КПВ на Кинг-стрит был установлен микрофон, с помощью которого английской разведке удалось разоблачить сотрудницу отдела картотечного учета ФО как агента компартии, интересовавшегося досье на членов КПВ. Однако какой-либо предосудительной связи КПВ с советским посольством установлено не было.

Хотя попытки вышеприведенного анализа в документах того времени не содержится, Центр, видимо, удовлетворился на некоторое время объяснениями Бланта, но только на время, чтобы вернуться к своим тлеющим подозрениям через год. Тем временем работа Крешина с Блантом вошла в нормальное русло. В письме в Центр от 10 марта 1943 года Крешин сообщал, что встречи с Блантом проводятся один раз в неделю в различных районах Лондона между 9 и 10 часами вечера. До 90 процентов передаваемого им материала составляли документы, поэтому наутро до начала рабочего дня состоялась еще одна встреча — для возврата документов. Почти за два года работы с Блантом у Крешина сложилось о нем свое мнение, которое он и изложил в письме в Москву:

«Обычно на встречах ТОНИ бывает очень апатичен, приходит усталым, рассеянным. О своей жизни говорит мало, и не любит, когда его об этом спрашивают. Очень замкнут и в этом отношении являет собой полную противоположность своему приятелю МЕДХЕН. Политическими вопросами ТОНИ интересуется мало, касается их изредка «и лишь в связи с конкретными событиями. В этом отношении его иногда приходится тормозить, но его ответы всегда однозначны и вялы, не чувствуется интереса к политике. Единственной излюбленной темой разговора на встречах является архитектура. Это его конек. Несмотря на занятость в ХАТЕ, он продолжает заниматься архитектурой, пишет статьи на эту тему, читает лекции и т. д. Отчасти этим объясняется его слабый интерес к политической жизни.

ТОНИ очень аккуратно является на встречи. Иногда бывает нервозен, но не очень сильно. Возможно, он и нервничает, но у него такое бесцветное, типично английское лицо, что точно установить это трудно. В нервозном состоянии злоупотребляет спиртным».

Говоря о характере материалов, поставляемых Блантом, Крешин отмечает, что большую часть их составляют собственно документы МИ-5, личные Дела на ее агентов и объекты разработки, радиоперехваты КУРОРТА (GC&CS), в их числе дипломатические телеграммы и сообщения немецкой разведки с советского фронта, документы, изымаемые агентами МИ-5 из дипломатических представительств, выемки дипломатической почты, информационные еженедельники МИ-5, составленные на основе радиоперехватов немецкой разведки, разведсводки КАЗИНО (военной разведки), справки МИ-5 на эмиграцию, перехваты телефонных разговоров и сводки наружного наблюдения. Кроме того, Блант, сообщает Крешин в своем письме, получал довольно значительную по важности информацию от своих коллег — начальника русского отделения МИ-5 Шиллито, мисс Огилви, Дика Уайта и в особенности Гая Лидделла. Последний столь часто фигурировал в его сообщениях как источник информации, что в переписке резидентуры с Центром получил псевдоним ЛИН.

Некоторое представление о сведениях, поступавших от Бланта в тот период, дает их оценка Центром, направленная в Лондон 12 апреля 1943 года. В ней говорится, что особый интерес представили разведсводки КАЗИНО (военная разведка) о положении в отдельных странах и на советско-германском фронте, о радиосетях немецкой разведки на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке, списки немецкой и японской агентуры, материалы МИ-5 о разработке Компартии Великобритании, в частности, обзоры, подготовленные сотрудником отделения Ф2Б Беготом, о разработке группы Робсона — Гиббонса и следственное дело Грина, наглядно показывающие методы работы английской контрразведки.

Вполне понятно, что данные о методах и конкретной деятельности работы МИ-5, в частности сводки наружного наблюдения, позволяли советской разведке эффективно обеспечивать безопасность своих операций. Так, на основании полученных от Бланта сведений в 1942–1943 годах были временно законсервированы источники КОРОНА, ВАЛЕТ и ВИТЯЗЬ, так как Центр посчитал их использование в то время небезопасным. Когда МИ-5 обнаружила среди сотрудниц своей картотеки девушку, работавшую по заданию Компартии Великобритании, и занялась проверкой сотрудников, подозреваемых в связях с коммунистами, Блант сам оказался в опасном положении — его экспериментирование с марксизмом в сфере искусствоведения могло всплыть еще раз. Но будучи в курсе разработки по делу проникновения КП в МИ-5 от Шиллито, Фулфорда, Огилви и др., он соблюдал разумную осторожность и хладнокровие. В личной записке (1943 год, без даты) он писал: «Он (Шиллито) и Фулфорд сообщили мне также о своей абсолютной уверенности в том, что Компартия до сих пор имеет агента своего в МИ-5. Бернс слышал через микрофон (в штаб-квартире КПВ. — О.Ц.), что ссылались на «нашу девушку» там. Поэтому предполагается, что имеется в виду или секретарь, или еще кто-либо в регистратуре, работающий на Компартию». «Это хорошо, — с иронией заключал Блант свое послание, — что они подозревают именно девушку».

В другом случае Блант, узнав, что на квартире подруги жены его университетского приятеля Брайана Саймона — Элизабет Шилд Коллинз — установлен микрофон МИ-5, прервал с ним всякие контакты, опасаясь всплыть в их разговорах как сочувствующий коммунистам.

Однако Блант не ограничивался передачей только оперативной информации. Центр интересовали также военные планы союзников, в частности относительно операций в Европе — долгожданного открытия второго фронта. 12 апреля 1943 года Москва запрашивала лондонскую резидентуру:

«Будет ли осуществляться в широких масштабах вторжение в Италию или главные операции будут проводиться на Балканах с тем, чтобы продвинуться в направлении Польши и встретить Красную Армию с запада? Противоречивые сведения распространяются самими англичанами. Судя по данным ТОНИ, это делается по заранее выработанному плану, и англичане в действительности готовят операции против Италии, а остальные варианты распространяют в целях дезинформации противника. Вариант вторжения, в Италию совпадает с данными соседей[8]: захват и удержание Сицилии, что рассматривается как первый шаг по выводу Италии из войны».

Несмотря на то что Блант не имел прямого доступа к такого рода сведениям, он держал этот вопрос постоянно в поле зрения и, получив от заместителя начальника оперативного отдела МИ-5 майора Хейуорда информацию о действиях союзников в отношении Италии, немедленно сообщил в Москву, что они начнутся с высадки 8 сентября в Неаполе — операция «Аваланч» — и операций «Баттресс» и «Байтаун» на юге Италии.

От Бланта, а также от Кернкросса поступало большое количество сведений разведывательного и военностратегического характера, базировавшихся на дешифровке англичанами перехватов немецких линий связи (ИСОС). Еще в апреле 1942 года Блант сообщил, что он получил доступ к материалам ИСОС на немецком языке. Кроме того, через него советская разведка получала данные ИСОС от РАЛЬФА, с которым он поддерживал связь. В этом отношении наиболее примечательна оценка информации Бланта и Кернкросса, направленная в 1-е Управление НКГБ из ГРУ Красной Армии в преддверии Курской битвы. В подписанном исполняющим обязанности начальника ГРУ генерал-лейтенантом Ильичевым 25 мая 1943 года документе говорилось:

«Агентурные сведения об оперативных приказах немецкого командования на советско-германском фронте, полученные от вас, являются весьма ценными и в большинстве случаев подтвердились другими источниками или действиями, проводимыми немцами на фронте. В частности, указанные сведения, полученные только в последние 2–3 месяца, позволили предвидеть ряд важных мероприятий, осуществляемых немецким командованием, таких как:

а) перегруппировка 4-го воздушного флота и начало массовых бомбежек наших железных дорог на рубеже Воронеж — Ростов, о чем наше командование было предупреждено за несколько дней;

б) состав 1-й и 4-й танковых и 6-й армий, создание армейской группы «Кемпф» на Харьковско-Белгородском направлении, создание армейской группы «А» (Крыма и Кавказа);

в) сформирование 5-й и 15-й авиаполевых дивизий, переброска на наш фронт 22-й авиаполевой дивизии и других частей и соединений;

г) замена операции «Тотенкопф» по выводу войск с Кавказа операцией «Нептун» — по дальнейшему удержанию таманского плацдарма и связанные с этим мероприятия;

д) создание испытательной группы противотанковых, самолетов на Брянском направлении и ряд других сведений.

Кроме того, получаемые приказы позволили судить о намечаемой или проводимой перегруппировке авиации, ее базировании, пополнении и явились важным источником по освещению немецких ВВС.

Присылка подобных материалов в будущем необходима и весьма желательна».

Аналогичная оценка поступила также в адрес начальника разведки НКГБ Фитина и от заместителя начальника Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенанта Кузнецова. В ней говорилось, что получаемые сведения «приносят большую пользу» и что «желательно пересылать их как можно быстрее».

На основании этих оценок 31 мая 1943 года начальник 3-го отдела 1-го Управления НКГБ полковник Овакимян подготовил рапорт на имя Фитина с предложением выразить благодарность и наградить денежной премией ТОНИ и ЛИСТА в размере 100 ф. ст. Рапорт был доложен начальнику НКГБ Меркулову, который с ним согласился. В ответ на благодарность Центра Блант ответил письмом от 10 июня 1943 года, в которой говорилось:

«Трудно выразить словами, как я горжусь тем, что мой скромный труд помогает в борьбе против фашизма. В сравнении с героическими задачами, которые решают воины Красной Армии на полях сражений, наш труд кажется обыденным, но он, несомненно, важен и, я надеюсь, послужит стимулом к достижению лучших результатов…»

Анализируя уже задним числом происходившие в 1943 году в лондонской резидентуре события, можно предположить, что информация Бланта и Кернкросса о планах немецкого командования в преддверии летней кампании 1943 года, переломившей ход войны, не только благотворно сказалась на моральном состоянии оперработников и источников, но еще и удержала руководство разведки от поспешных действий в отношении «Кембриджской группы».

Напряженность в отношениях с Филби, Берджесом и Блантом возникла весной 1943 года. Ее причиной послужила история с АБО, начало которой положил Ким Филби. В 1980 году сам Филби вспоминал об этом так:

«Однажды я, на свой страх и риск, решил завербовать агента. Это был некий Генри Смолка, австриец, корреспондент правого журнала «Нойе фрайе прессе». Однако, несмотря на работу в этом журнале, Смолка был стопроцентный марксист, правда неактивный, немного трусоватый и ленивый. В свое время он переселился в Англию, принял британское подданство, изменил имя на Гарри Смоллетт и стал возглавлять русский отдел в Министерстве информации. Я обратился к нему с просьбой на личной основе передавать мне то, что может меня интересовать. Мы договорились, что если при первой же встрече со мной он захочет рассказать что-либо стоящее, то пусть достанет из пачки две сигареты — для себя и для меня — и держит их в виде буквы V. Так и сделали, и несколько раз он сообщал мне действительно стоящие сведения. В 1941 году я познакомил Смоллетта с Гаем Берджесом, который спустя примерно полгода, видимо желая представить меня в самом выгодном свете, все рассказал Громову (резидент Горский — О.Ц.). Однако за то, что я действовал без разрешения оперработника, я получил нагоняй».

Рассказ Филби в общих чертах об истории с АБО подтверждается его же объяснением, данным Горскому и Крешину на встрече в апреле 1943 года. В уточнении нуждаются только некоторые детали. Тогда он Сказал оперработникам, что завербовал АБО в конце 1939 года, уехал во Францию и, только вернувшись в 1940 году, возобновил с ним связь. В декабре 1940 года с возвращением Горского Филби также возобновил связь с советской разведкой. В марте 1941 года Горский якобы запретил использовать АБО в разведывательной работе, так как его информация не представляла ценности. Филби не разделял этого мнения, к тому же АБО в это время стал начальником русского отдела Министерства информации. Тогда Филби, Блант и Берджес, собравшись вместе и посовещавшись, решили передать АБО на связь Берджесу, который по характеру своей работы мог с ним встречаться официально; Так и было сделано. Блант к тому же проверил его надежность через МИ-5. Берджес, чтобы скрыть АБО, выдавал его информацию за свою или других своих источников. Когда в 1943 году резидентура по старой памяти поинтересовалась, где АБО и чем занимается, все трое опять посовещались и решили рассказать правду.

То, о чем Филби в 1980 году вспоминал как о курьезном эпизоде своей богатой событиями жизни, вызвало тогда серьезный переполох в резидентуре и в Центре. Кто же Смоллетт в действительности? Не внедрен ли он контрразведкой? Что ему известно о «Кембриджской группе» и ее деятельности? Эти вопросы совершенно справедливо задавали себе и Горский в Лондоне, и Овакимян в Москве. Эти же вопросы были заданы и Бланту как наиболее близкому Берджесу человеку, посвященному во все его дела, но более рассудительному и спокойному. 22 апреля 1943 года (в своих воспоминаниях, написанных в 1980 году, Филби ошибочно сдвигает эти события на год раньше) Блант в личной записке объяснил, как все произошло. Весной 1941 года Филби поставил вопрос о передаче контакта со Смоллеттом Берджесу, поскольку сам он работал вне Лондона и не мог видеться с ним достаточно часто. Этот вопрос обсуждали все трое — Блант, Берджес и Филби. Поскольку Смоллетт, служивший в Министерстве информации, мог быть полезен «для нашей работы, — писал Блант, — мы пришли к заключению, что в данном случае следует нарушить существующие правила», другими словами, не ставить в известность Горского о связи со Смоллеттом.

«ГАЙ установил связь со Смоллеттом и, насколько мне известно, — писал далее Блант, — получил от него ряд наводок, благодаря которым ему удалось получить очень ценные сведения из других источников». Блант не сомневался в лояльности Смоллетта — иначе Филби не удержался бы на своем посту в разведке. Когда же Горский стал опять интересоваться Смоллеттом, все трое вновь обсудили этот вопрос и решили, что скрывать истинное положение вещей нечестно и лучше рассказать обо всем, как есть.

Из объяснения Бланта также следовало, что Горский на начальном этапе контакта Филби со Смоллеттом знал о нем, но выступал против его развития в оперативном плане. Таким образом, действия Филби, Берджеса и Бланта были не только самовольными, но и противоречили мнению резидента. Горский был в ярости и предложил даже прекратить отношения со всей троицей. Крешин же, напротив, считал, что Берджес непременно постарается восстановить связь и, чего доброго, придет в посольство или обратится в компартию.

К счастью для всех, подоспела высокая оценка информации Бланта и Кернкросса, и буквально вслед за ней в Лондон ушло еще одно письмо Центра. Датированное 14 июня 1943 года, оно начиналось грозным заявлением: «Наши прежние опасения о ненадежности большинства стажеров из группы ЗЕНХЕН и МЕДХЕН подтверждаются на этот раз историей с АБО». Однако дальше Центр выражал несогласие с предложением Горского о разрыве с ослушниками и считал, что «следует по-прежнему получать от них материалы, в первую очередь о немцах». «Нашей задачей является, — говорилось в письме, — разобраться в том, какую дезинформацию подсовывают нам конкуренты». Центр дал указание провести серьезный разговор с Берджесом и объяснить ему, что он и его товарищи поставили всю работу на грань срыва. Тем не менее Москва разрешила связь со Смоллеттом, но запретила брать у него какие-либо материалы без предварительного согласия резидентуры.

Столь явную двусмысленность указаний можно было объяснить только тем, что Центр, видимо, решил, что даже если дело и провалено, то большего ущерба уже нанести не сможет, и решил не рубить голову курице, которая несет золотые яйца.

В ходе беседы Горского с Берджесом, состоявшейся 20 июля 1943 года, последний признал допущенные ошибки и обещал их больше не повторять. Работа с «Кембриджской группой» вошла в прежнее русло, но ненадолго. После случая с переданной советской разведке Кимом Филби телеграммой японского посла в Берлине от 4 октября 1943 года, в которой отсутствовал последний абзац, якобы не дешифрованный англичанами и содержавший, как было известно Центру, весьма важную, но невыгодную Лондону информацию, подозрения в отношении всей группы вспыхнули снова.

Для доклада вопроса о «Кембриджской группе» наркому госбезопасности В. Меркулову была подготовлена семистраничная справка «О нашей работе с агентами «3», «М», «Т», «Л» и «С». Ее основу составляла другая справка, подготовленная еще 17 ноября 1942 года Е.Модржинской, с анализом информации, поступавшей от источников лондонской резидентуры. Однозначный вывод Е. Модржинской сводился к тому, что эта информация не вызывает доверия и похожа на дезинформацию. Однако при внимательном прочтении справки становилось ясно: вывод опровергается самим ее содержанием начиная с первых же строк. «Общеизвестны также факты, — писала Модржинская, — когда англичане, зная, что то или иное лицо является агентом иноразведки, не репрессируют его, а используют, зачастую «втемную», как канал для продвижения дезинформации». За этим, безусловно верным, наблюдением следовало следующее: «По имеющимся данным, в настоящее время в Англии проводится активная работа по дезинформации, координирующим центром которой является комитет «XX» английской разведки, объединяющий представителей отраслевых военных разведок, Сикрет Интеллидженс Сервис и контрразведки».

У читающего справку, естественно, возникал вопрос: а откуда эти «имеющиеся данные»? Не от тех ли самых источников, информация которых, по мнению Модржинской, не вызывает доверия и похожа на дезинформацию, что в сущности означало неполноту информации, ее избирательность, сокрытие сведений о деятельности правительственных учреждений Великобритании во вред Советскому Союзу. Доказательств, однако, того, что сокрытые якобы сведения действительно существовали, не приводилось. Выражалась лишь уверенность в том, что такие сведения должны быть, и все тут. Тогда, в ноябре 1942 года, один из руководителей разведки (подпись неразборчива) наложил на справку Модржинской резолюцию: «Справка совершенно не соответствует задачам, поставленным мною и разъясненным довольно подробно». Документ был подшит в дело вылеживаться до своего срока.

В октябре 1943 года этот срок настал. Доказательства того, что Филби не передал в действительности существовавшую часть телеграммы японского посла, поскольку она якобы не была дешифрована английскими спецслужбами, были налицо. Час триумфа Модржинской пробил, и ее справка была извлечена на свет Божий. На ее основе была составлена новая с добавлением всего того негативно-подозрительного, что Центр усмотрел в действиях кембриджских источников за всю историю их сотрудничества с советской разведкой. Вывод был заявлен в первом, же параграфе справки:

«Группа источников «3», «М», «Т», «Л» и «С», по всем данным, известна английским разведывательным органам, работает с их ведома и по их указаниям».

Такое многозначительное начало, однако, несколько меркло при дальнейшем чтении справки. На основании каких же «всех данных» был сделан такой суровый вывод?

Следующий же параграф гласил: «Есть основания предполагать (?!), что «3» и «М» были еще до их связи с нами направлены английской разведкой на работу среди левонастроенкого студенчества в Кембридже. Аргументы: «Т» — аполитичен, «3» и «М» допускают политически неверные оценки». Автору справки было также «трудно предположить» (?!), что, вращаясь в среде прокоммунистически настроенных студентов, источники не попали в поле зрения английской контрразведки и «эта группа не была обнаружена». Поэтому, «по всей видимости»(?!), они были связаны с английскими разведывательными органами еще до вербовки их нами и до начала их официальной работы в английской разведке. «Нельзя также допустить»(?!), продолжал автор, чтобы англичане направили на столь ответственную работу лиц, причастных в прошлом к Компартии, без их проверки и доказательств их лояльности. «Нельзя также допустить»!), накручивала справка далее, что за столь длительный период связи с советской разведкой источники не попали под наружное наблюдение, которое активно ведется контрразведкой за всеми советскими людьми в Англии. (Этот удар ниже пояса в отношении профессионализма сотрудников резидентуры был подготовлен еще Модржинской; относительно активного НН за советскими людьми Центр знал, что это не так, и удивлялся, почему в сводках НН не фигурируют сотрудники резидентуры.)

Далее в подтверждение точки зрения автора шло произвольное смешение фактов и вымысла в угоду точке зрения автора. «О пользу предположения (?!) о связи этих наших агентов с английской разведкой еще до начала сотрудничества с нами, т. е. в пользу предположения, что эта группы была внедрена англичанами в нашу сеть, говорят следующие факты: «3» и «М» происходят из семей крупных английских разведчиков (в действительности только отчим Берджеса работал в свое время в индийской секретной службе), а «М» и «Т» ездили в Советский Союз, «конечно, не без ведома английских разведывательных органов», причем «М» для встречи с «английским резидентом Викстидом» по поручению Пэрса, начальника разведки английской миссии при штабе Колчака». Но были ли Викстид и Пэре теми людьми, за кого их принимал НКВД? Даже если и были, то в тесном мире английской элиты, вышедшей из двух университетов, можно было иметь совершенно невинные знакомства и с более «опасными» людьми.

Не было обойдено вниманием и «подозрительное «преуменьшение» в материалах «3» и «Т» работы английских спецслужб против Советского Союза. «Ни один ценный английский агент ни в СССР, ни в советском посольстве в Англии с помощью этой группы не выявлен, — говорилось в справке, — несмотря на то, что в случае их искренней работы с нами, безусловно, это можно было бы сделать». Охочий на предположения, автор не допускал, однако, возможности, что таких ценных агентов у англичан могло и не быть. В то же время «большое количество ценного документального материала о деятельности противника против нас, даваемого нам этой группой, не отражается на интересах англичан, — отмечалось в справке, — и служит лишь доказательством ценности этих источников».

«М» и «Т» вменялось в вину то, что они «всячески стремятся выполнять для нас функции наводчиков и вербовщиков, стараясь при этом внедрить в нашу сеть квалифицированных английских разведчиков Скейфа; Футмана и Джонстона», а «М», кроме всего прочего, «предлагал направить его [самого] на вербовочную работу для нас в Оксфорд и Кембридж». «Т», по мнению автора справки, проявляет «непонятную беспечность в отношении конспирации» и «продолжает передавать нам подлинные документы», вместо того чтобы их фотографировать. За последний год он передал такое количество документов, которое уместилось на 237 катушках пленки, приносит на каждую встречу не менее 100 листов материала, — приводил статистику автор, видимо, желая сказать, что с фотографией у Бланта «не клеится» только потому, что якобы контролирующая его английская контрразведка таким образом «Держит дверь открытой» для проведения провокации — захвата советского разведчика с поличным при получении документальных материалов.

К провокационным была отнесена также история с АБО и предложение «М» о ликвидации ФЛИТА. Последнее заслуживает особого внимания, так как мимо такого факта не прошла бы ни одна разведка.

На встрече в начале июля 1943 года Берджес вдруг поднял давно было решенный вопрос о прекращении связи с Горонви Рисом (ГРОСС, ФЛИТ), заявив, что тот знает о сотрудничестве его и Бланта с советской разведкой, может проболтаться и поэтому его надо «убрать». На это сообщение резидентуры 9 июля Центр немедленно отреагировал, охарактеризовав это заявление Берджеса как серьезную провокацию по заданию МИ-5 или СИС. На встрече 20 июля 1943 года с Горским, во время откровенного разговора об АБО, Берджес вновь вернулся к вопросу о Рисе, сказав, что тот является «истеричным и неуравновешенным человеком», который не предал пока Берджеса и Бланта только в силу «личной дружбы и привязанности», но «вольно или невольно может сделать это в любой момент», в связи с чем Берджес и Блант все время живут с ощущением дамоклова меча над головой. Поэтому, по мнению Берджеса, «единственным выходом из положения была физическая ликвидация ФЛИТА». Берджес заявил, что поскольку он лично несет ответственность за привлечение Риса к работе, то он берется с нашей санкции ликвидировать его.

Елена Модржинская, анализируя высказывания Берджеса, пришла к следующему выводу: «В свете наших подозрений к МЕДХЕН предложение его в отношении ФЛИТА заслуживает серьезнейшего внимания, так как английская контрразведка (как это следует из допроса Кривицкого) изучает вопрос применения нами методов «ликвидации».

Любопытно, что Модржинская обошла вопрос о том, откуда поступили материалы допросов предателя Кривицкого, кстати раскрывающие методы работы и осведомленность МИ-5 о деятельности советской разведки? Не были ли они в первой, пачке документов МИ-5, переданных «подозреваемым» Блантом?

Характер и поведение Берджеса, его романтическая увлеченность работой в разведке, его положение в английском высшем обществе не всегда правильно воспринимались и оценивались даже непосредственно общавшимися с ним оперативными работниками, сменившими Дейча, не говоря уже о Центре, и вызывали сомнения в его искренности. Так, с подозрением была воспринята его «работа» на МИ-5 и МИ-6 (начатая им, кстати, по заданию Дейча), и эта подозрительность распространилась на всю группу источников из Кембриджа. Работая в Центре в конце 30-х годов и отмечая различные настораживающие моменты в поведении Берджеса, в частности его просьбу о паспорте на чужое имя на случай провала, Борис Крешин также делал вывод о том, что «он являлся и является агентом СИС».

Однако мнение Крешина изменилось если не на 180 градусов, то, по крайней мере, стало неоднозначным, когда он по приезде в Лондон лично познакомился с Берджесом и некоторое время поработал с ним. В июне 1942 года он писал в Центр:

«Наиболее трудная задача для каждого из нас — это дать более или менее четкую характеристику МЕДХЕН. Перед тем, как я приехал сюда, и перед тем, как я с ним связался, у меня было определенное предубеждение, как у каждого из нас, кто знает его только по материалам, но не лично. МЕДХЕН произвел на меня гораздо лучшее впечатление, чем то, которое я почерпнул из материалов и характеристик [имеющихся] дома. Отличительная черта у него по сравнению с другими агентами, которых я встречаю, — это богемщина в самом неприглядном своем виде. Он молодой, интересный, достаточно умный, культурный, любознательный, проницательный человек, очень много читает и много знает. Но наряду с этими качествами он неряшлив, ходит грязный, много пьет и ведет так называемую жизнь «золотой молодежи»… Политически и теоретически он сильно подкован… в беседах приводит цитаты из Маркса, Ленина и Сталина…».

В обоснование своего мнения о том, что Берджес вряд ли может быть провокатором, Крешин привел случай. Однажды он попросил Берджеса сыграть роль посредника и вернуть уже отснятые резидентурой документы Бланту. «Он сильно перепугался, покраснел, волновался и был как бы не в себе, чуть ли не дрожал, — писал Крешин. — Мне пришлось его успокаивать и сказать, что я не ожидал от него такой трусости. Этот случай очень характерен с психологической стороны, — делал вывод Крешин. — Если бы он был провокатором, то ему абсолютно нечего было бы бояться».

Еще определеннее по этому поводу высказались Крешин и Горский в письме в Центр от 25 октября 1942 года:

«М. очень своеобразный человек, и подходить к нему с общими мерками и стандартами было бы грубейшей ошибкой. Убедившись в этом здесь, на месте, в результате всего нашего опыта работы с М., мы не можем привести ни одного конкретного факта, который бы абсолютно бесспорно свидетельствовал о двойничестве[9] М.».

Чувствовал ли Берджес слегка настороженное отношение к себе со стороны оперработников? Как человек, по словам Крешина, «проницательный», конечно чувствовал. В начале апреля 1943 года, когда активно обсуждался вопрос об АБО и все три источника — Филби, Церджес и Блант — все еще скрывали истинное положение вещей, Берджес сам сказал Крешину, что «у него создалось впечатление, что товарищи с каким-то недоверием относятся к нему, Т. и 3. и что это ему непонятно». Крешин ответил, что у Берджеса «разыгралось воображение», очевидно, в связи с тем, что его заявления о том, что англичане против советской разведки не работают, «являются непонятными и, вполне ясно, вызывают удивление с нашей стороны». Быстрый ум Берджеса сработал мгновенно. Он сказал, что в этом вопросе возможны три варианта, а именно:

1) английская контрразведка против советских представителей не работает;

2) контрразведке известна работа Филби, Бланта и Берджеса на СССР, и она намеренно подсовывывает им такую информацию, которая не затрагивает вопросов работы против СССР;

3) Филби, Блант и Берджес могут являться двойниками.

Разбирая эти варианты, М. сказал, что третий вывод абсолютно не может быть применим к нему и его друзьям. В отношении второго вывода М. сказал, что, если бы англичанам было известно об их работе на Советский Союз, то ни Блант, ни Филби не могли бы находиться на таких должностях и в таких учреждениях. «Исходя из этого, — приводил слова своего собеседника Крешин, — остается первый вывод, а именно — что англичане в настоящее время соответствующей работой против нас не занимаются».

Крешин, по его словам, не стал втягиваться в обсуждение столь щекотливого вопроса, ответив лишь, что не ставит эту проблему в дискуссионной плоскости, а лишь интересуется информацией по совершенно конкретной теме.

Что касается предложения Берджеса об устранении ФЛИТА, то мнение автора справки по этому вопросу содержится в ее резюме:

— англичане заинтересованы в продолжении работы этой группы источников, чтобы продвигать через них дезинформацию, подставлять других своих агентов и иметь возможность осуществить против советской разведки провокацию в любой выгодный для них момент;

— советская разведка тем не менее заинтересована в сохранении этой группы источников, чтобы отказом от связи с ними не навести англичан на поиск другой нашей агентуры, а также потому, что эта группа агентов все же дает ценные сведения о противнике.

Общий вывод автора справки сводился к тому, что связь с «Кембриджской группой» надо сохранить, но методы работы с ней изменить.

Вся справка отражала определенный склад менталитета ее автора и односторонность его позиции. Именно поэтому отстаиваемая им «теория двойников» пришла в конфликт с реальностью, что привело его к двусмысленным выводам.

В самом деле, не было ничего из ряда вон выходящего в том, что разведка постоянно проводила проверку своих источников, — это обычное требование безопасности разведывательных операций, в том числе безопасности самих источников. Она, естественно, не оставляла без внимания отдельные непонятные, а потому подозрительные, их действия. Но попытки разобраться в сущности этих непонятных действий предпринимались с заведомо предвзятых позиций. Чтобы себя обезопасить, автор в каждом случае предполагал худшее, возможно, неверно применяя на практике действующий в разведке принцип считать, что противник умнее и сильнее тебя. Автор не попыталась взглянуть на интересующую ее проблему с другой стороны. Так, поездки Берджеса и Бланта в Советский Союз истолковываются как операции по связи с английским резидентом, но не высказывается даже предположения о том, что они могли быть обусловлены интересом, испытываемым к стране социализма двумя сочувствующими коммунистической идее людьми (что и имело место в действительности). Или предложения Берджеса о вербовках, тайная работа Филби и Берджеса с АБО — не проявлялось ли в этом желание источников сделать порученное им дело как можно лучше? Наконец, самый острый вопрос о «ликвидации» ФЛИТА. Не диктовалась ли готовность Берджеса, невзирая на мучившие его угрызения совести, пойти на этот отчаянный шаг стремлением обезопасить себя и Бланта, а значит, и всех остальных, от возможного провала? Автор справки не видела в Берджесе неординарного человека, пытавшегося избавиться от дамоклова меча страха таким книжно-киношным способом. В 1945 году по этому вопросу сложилось совсем другое мнение. «Сейчас, когда прошло несколько лет и мы получили возможность убедиться в его честности, — писал автор очередной справки, — его предложение о ликвидации ФЛИТА можно объяснить ничем иным, как неуравновешенностью характера ХИКСА (Берджес. — О.Ц.) и обычным чувством страха быть разоблаченным…»

Далее, делая упор на дезинформации, Якобы распространявшейся через кембриджских источников английскими секретными службами, Е. Модржинская не приводит ни одного примера таковой, но говорит лишь о сокрытии сведений о работе МИ-5 и МИ-6 против Советского Союза или о ее преуменьшении. Но и это было не так. МИ-5, следуя своей собственной концепции, работала против советского посольства, но не непосредственно, а через компартию. И об этом Блант сообщал. Эвакуированному вместе со всеми другими иностранными представителями из Москвы в Куйбышев резиденту МИ-6, да еще в том режиме, который умел создать НКГБ, работать в СССР было непросто, если не сказать невозможно. И об этом говорил Филби. И он, и Блант также не скрывали, что англичане работают против СССР через чехов и поляков. Наконец, раскрытие перед советской разведкой самого факта обладания ИСОС и передача ей этой продукции сверхсекретного дешифровального проекта ULTRA вряд ли были платой за то, чтобы подставить ей нескольких агентов, пятеро из которых работали в самых чувствительных, с точки зрения национальной безопасности, учреждениях.

Руководствуясь этими или, возможно, иными соображениями, как, например, высокая ценность информации, передаваемой «Кембриджской группой», народный комиссар госбезопасности В. Меркулов, как следует из записи в деле Берджеса, «предостерег от преждевременных выводов и предложил более тщательно проверить искренность работы с нами этой группы источников». Тем не менее 25 октября 1943 года в Лондон ушло достаточно грозное письмо с инструкциями Центра.

Подобно тому, как подозрения начались со «странного» поведения одного из членов «Кембриджской группы» — Берджеса, а затем «подкрепились» дисциплинарными проступками Филби, Бланта и опять же Берджеса, в силу их осведомленности о работе других членов группы, были перенесены на всех остальных ее участников (труднее всего было создать «дело» против Маклейна — Модржинская считала, что его используют «втемную»), точно так же кризис благополучно разрешился с помощью одного человека — Филби.

Центр и резидентура применили классический прием проверки источников информации — сравнение одних и тех же сведений, полученных по независимым каналам. 22 августа 1944 года наркому госбезопасности В. Меркулову был доложен рапорт следующего содержания:

«В процессе выполнения Ваших указаний от 13 октября 1943 года о проверке искренности работы с нами источников лондонской резидентуры 3., М., Т., Л. и С., нами было дано указание 3. достать материалы по сотрудничеству Министерства экономической войны и советской разведки. 13 июня 1944 года нами через 3. получено агентурно-наблюдательное дело ГОСТИНИЦЫ № 95 670 «О связи и сотрудничестве между английской и советской разведками».

Далее в рапорте говорилось, что аналогичные материалы были получены по другому, независимому и надежному каналу, и при сравнении их с материалами, переданными разведке Кимом Филби, «текст отдельных документов полностью совпал».

В качестве примеров приводились шифртелеграммы СИС за № 1507–1511, в которых рассматривается вопрос о причинах ухудшения отношений между Управлением спецопераций (СОЕ) и НКВД; о деле перебежавшего на сторону англичан немца Фермерена и об отказе англичан предоставить советской стороне его показания; о деятельности немецкой разведки против СССР через Турцию; о подозрениях НКВД в отношении деятельности СОЕ в Прибалтике; о деле двойника индуса Бхагат Рама и его беспричинной задержке в Индии.

Кроме этого, в деле МИ-6 имелся ряд документов, «содержание которых исключает какую-либо преднамеренность ИС передать их нам через 3.». В качестве примера в рапорте цитировался документ заместителя начальника МИ-6 от 3 июля 1942 года, где говорилось, что «мы (то есть МИ-6) не должны допускать ошибки — мы не можем доверять русским так же, как, скажем, чехам или американцам, или давать им информацию, способную выдать важный или деликатный источник, или позволить офицерам местной советской разведки где-либо изучать нашу организацию». В другом документе МИ-6, датированном 17 июля 1942 года и озаглавленном «О сотрудничестве с русскими», его автор писал:

«Наша политика в отношении сотрудничества с русскими в настоящее время выглядит следующим образом: мы не можем открыто сотрудничать с ними, дабы не компрометировать себя… в любой момент мы имеем возможность прекратить это так называемое сотрудничество без ущерба для себя».

Помимо этих, скорее политически, нежели оперативно невыгодных английской разведке документов, в рапорте приводился также ряд случаев подтверждения полученных от Филби сведений другими источниками, не связанными с «Кембриджской группой». Окончательный вывод рапорта П. Фитина:

«Учитывая, что источники связаны между собой и каждый знает о связи остальных с нами, полученные доказательства подлинности материалов, переданных нам источником 3., положительно характеризуют работу этой группы в целом».

«Хорошо! — начертал резолюцию Меркулов. — Это заставит нас еще с большей осторожностью осуществлять связь с этой группой. 22 августа 1944 года».

Таким образом, кризис доверия в отношениях с «Кембриджской группой» благополучно разрешился для обеих сторон. К предмету настоящей книги — противоборство советских и английских спецслужб — этот любопытный эпизод имеет прямое отношение. Поскольку секретные службы борются друг с другом главным образом не выстрелами из-за угла и доставкой противнику яда в шоколадных конфетах, а путем вербовки, перевербовки и подставы агентов, наружного наблюдения и прослушивания телефонов и помещений, то вышеописанный случай представляет собой в этом смысле классику. Интересно, однако, что обе секретные службы — как советская разведка, так и английская контрразведка — били мимо цели. В силу ряда причин, в первую очередь субъективности, недостаточного знания реалий английского общества и психологии конкретных личностей, а также автоматическрго переноса своего опыта и образа действия на практику английских секретных служб, Центр ошибочно, как он в этом сам потом убедился, заподозрил в двойничестве группу совершенно надежных агентов. Потребовалось два года, чтобы убедиться, что «Кембриджская группа» — не творение оперативного ума «конкурентов» и что МИ-5 работает в ином направлении. С другой стороны, избранный английской контрразведкой метод проникновения в Компартию Великобритании и поиска ее связей с советской разведкой, принесший ей успех в деле «Вуличского арсенала», в данном случае положительного результата не дал. И все же в этой дуэли с завязанными глазами советская разведка вышла победительницей хотя бы потому, что умудрилась не прострелить собственную ногу — повязка на ее глазах была менее плотной.

Слово «кризис» в отношениях с «Кембриджской группой» можно с некоторым допущением поставить в кавычки. За исключением откровенной беседы с Берджесом, Блантом и Филби об АБО и поднятым Берджесом вопросом о недоверии внешне, он ни в чем не проявился, а возник, развивался и разрешился в головах оперативных работников Центра и лондонской резидентуры. Этому способствовало мудрое решение руководства разведки связь с источниками не прерывать и количество встреч не сокращать, что позволило избежать потерь в информации. Продолжались заведенным порядком встречи с Блантом. Каких-либо достойных описания событий на них не происходило, и поэтому достаточно перечислить ряд сведений, поступивших от него.

1. Об открытии «второго фронта» и мероприятиях союзников по дезинформации немецкого командования в этой связи.

С осени 1943 года (сообщение от 15 сентября 1943 года) Блант начал работать в комитете ТВИСТ (так называемая организация Бевана) и его подкомитете ТОРИ, в задачу которых входила разработка дезинформационных мероприятий против немцев. В октябре материалы были представлены На одобрение Комитета начальников штабов. В мае 1944 года он был прикомандирован на несколько недель к группе полковника Уайльда (ранее работал с Эйзенхауэром по линии дезинформации в районе Средиземноморья) при Верховном Главнокомандующем союзническими экспедиционными силами. В его задачу входила подготовка материалов по Дезинформации противника. В апреле 1944 года Блант сообщил о принятии кабинетом подготовленных Стюартом Финдлатером мероприятий по обеспечению безопасности в преддверии открытия «второго фронта».

26 мая 1944 года Блант передал «План дезинформации противника о военных намерениях союзников».

На встрече 2 июня 1944 года Блант в качестве примера рассказал о конкретной операции по дезинформации немцев. Беван подобрал актера, похожего на маршала Монтгомери, и в форме английского генерала отправил его 27 мая 1944 года в Гибралтар, где его скромно, но соответствующим его положению образом приняли. 28 мая немецкий агент направил в Берлин донесение о прибытии Монтгомери в Гибралтар.

О донесении стало известно из перехватов КУРОРТА (Блетчли-парк, GC&CS). Немецкая разведка, в свою очередь, дала задание своему агенту в Англии узнать, где находится Монтгомери. Агент в Англии, который был двойником, сообщил, что, где находится Монтгомери — неизвестно, но в Лондоне его нет.

7 июля 1944 года Блант передал дезинформационные материалы отдела В (МИ-5), которые затем распространялись через двойников.

2. О разработке английской контрразведкой шведской миссии в Великобритании.

29 октября 1943 года Блант сообщил, что в руки англичан попал немецкий документ, в котором содержались в основном правильные сведения о производственных мощностях английской авиационной промышленности. Выяснением того, как эти данные попали к немцам, занимался весь руководящий состав МИ-5. Блант предположил, что немецким источником этой информации является военный атташе одной из нейтральных стран, вероятнее всего Швеции. Ему было поручено провести разработку шведского военно-воздушного атташе Сервелла. В результате перлюстрации шведской дипломатической почты, прослушивания и агентурных мероприятий было установлено, что источником Сервелла в свою очередь является некто капитан Кенели Барлетт, один из директоров британской авиакомпании. Блант настаивал перед руководством, чтобы Барлетта уволили с работы без объяснения причин, так как через суд это дело решить нельзя, поскольку невозможно предоставить данные, добытые оперативным путем. МИ-5 установила микрофон в жилом помещении Сервелла и собиралась установить микрофон в конторе Барлетта. Блант также собирался припугнуть американского военно-воздушного атташе Тамера, который давал Сервеллу ценную информацию. По просьбе резидентуры Блант подробно описал процедуру установления микрофона: он готовит справку о целесообразности прослушивания, ее визирует Гай Лидделл и направляет заместителю начальника МИ-5 Харкеру, который ее также одобряет и направляет к министру внутренних дел с просьбой дать санкцию. Одновременно запрашивается согласие министра по делам почты и телеграфов, а также Форин Офиса, если объект является членом дипкорпуса. После окончательного согласования техническую работу организует сотрудник МИ-5 Саффери. Он направляет своих техников, которые сначала выводят телефонную линию из строя, а затем в процессе ремонта подменяют один аппарат другим, с уже встроенным в него микрофоном.

Блант сообщил также, что МИ-5 организовала в Абердине оперативный пункт для изъятия и перефотографирования шведской дипломатической почты, и передал шведский дипломатический шифр.

3. Данные о работе немецкой разведки, в частности показания немецкого агента Фермерена отделу V МИ-6 о деятельности немцев в Турции, справка МИ-6 о немецкой разведке в Финляндии и Прибалтике, сведения о радиоаппаратуре, используемой немецкими агентами, новый код немецкой разведки под названием «111 333», привезенный в Лондон из Лиссабона агентом Хвестерлингом.

4. Разработка МИ-5 турецкого посла в Лондоне через агента W69.

5. Сведения о разработке контрразведкой Компартии Великобритании, в частности справка Шиллито о деятельности КП для ежемесячного доклада премьер-министру, факты вербовки агентов для работы против КП в Шеффилде, Глазго и Лондоне.

6. Сведения о работе американской контрразведки, полученные от Гая Лидделла.

Это лишь часть сведений, переданных Блантом и отраженных в его оперативном деле. Учитывая занимаемый им пост помощника начальника отдела В (контрразведки) МИ-5 и место представителя МИ-5 в Имперском комитете обороны (председатель Герберт Криди) и в Комитете безопасности метрополии (председатель Стюарт Финдлатер), его возможности были гораздо шире, чем можно представить по материалам этой главы. За 1941–1945 годы он передал 1771 документ. К сожалению, из его рабочих дел сохранилось только два тома: один — с материалами ИСОС и о каналах связи немецкой разведки, и второй — с делом МИ-5 на агента-двойника — русского белоэмигранта Б.

На встрече 15 сентября 1944 года, когда всем уже было ясно, что победа над гитлеровской Германией не за горами, Блант сказал, что по окончании войны он вместе со многими другими сотрудниками уйдет из МИ-5. Гай Лидделл обещал им, что Секьюрити Сервис будет поддерживать с ними контакт, может быть, раз в год будет проводить сборы и личные встречи. В апреле 1945 года одним из первых МИ-5 покинул начальник отделения в отделе Ф Дэвид Кларк, вернувшийся на работу в центральный аппарат консервативной партии. 25 июля 1945 года ушел Кембал Джонстон, в октябре — начальник русского отделения Шиллито (его заменил Спенсер).

28 апреля 1945 года в «Дейли телеграф» появилась заметка следующего содержания: «Г-н А.Ф. Блант сменил сэра Кеннета Кларка на посту инспектора Королевских картинных галерей. Блант и раньше говорил Крешину о возможности такого назначения, поэтому оно не стало неожиданностью для советской разведки. Однако с получением должности инспектора Королевских картинных галерей Блант еще не порвал с контрразведкой. Он только стал реже появляться в МИ-5 — один-два раза в неделю. В августе 1945 года он выезжал в Германию по поручению короля просмотреть и отобрать картины и другие художественные ценности, связанные с историей Англии. Официально же Блант был демобилизован 6 сентября 1945 года. Однако через несколько дней — 19 сентября — вылетел по заданию МИ-5 в трехнедельную командировку в Италию для просмотра и отбора архивов итальянской разведки и контрразведки. Это было последнее поручение английской службы безопасности. Вскоре Блант расстался с ней навсегда, но сохранил многие дружеские связи, полезные в его работе для советской разведки.

С этого времени в паре Берджес — Блант он отходит на второй план и уступает место Берджесу, ставшему после войны, пожалуй, самым ценным источником советской разведки в Англии.

II

В марте 1945 года, когда битва за Берлин разыгрывалась пока еще только на картах Генерального штаба Красной Армии, советская разведка решила особо отметить работу тех своих источников, чья информация внесла вклад в победу над гитлеровской Германией. Английское отделение подготовило рапорт на имя наркома госбезопасности Меркулова за подписью начальника 1-го Управления НКГБ Фитина об установлении пожизненных пенсий нескольким агентам лондонской резидентуры, передававшим в годы войны особо ценные сведения. В их число входили и члены «Кембриджской группы». Филби устанавливалась пенсия в размере 1500 ф. ст., Бланту и Берджесу — 1200 ф. ст. в год.

Однако, прежде чем докладывать документ наркому, Фитин дал указание обсудить этот вопрос непосредственно с источниками, чтобы узнать их мнение и прояснить вопросы организации этого непростого в техническом отношении мероприятия. В мае 1945 года Крешин сообщил из Лондона, что «все стажеры отказались от пенсий, так как им трудно было бы объяснить наличие больших сумм денег», й сошлись на том, что лучше всего ограничиться компенсацией оперативных расходов.

Сам факт включения Берджеса в число «почетных пенсионеров» НКГБ, как бы иронично применительно к нему и не звучало такое звание, отражал его возросшее значение среди агентов «Кембриджской группы». Представитель «богемы в самом ее неприглядном виде» и «подозреваемый № 1» в черном списке Елены Модржинской за несколько месяцев 1944 года превратился в самого продуктивного источника документальной информации. Если в первой половине 1944 года сообщения Берджеса (а это были главным образом письменные сообщения, редко — документы) оценивались как «представляющие большой интерес, но основанные на слухах и плохо обработанные», то уже в октябре 1944 года нарком госбезопасности В. Меркулов распорядился отметить его работу премией в размере 250 ф. ст. И это было только начало. В этом отношении весьма любопытны итоги работы семи основных агентов-документальщиков линии политической разведки лондонской резидентуры в 1941–1945 годах. Блант за все это время передал 1771 документ, Филби — 914, а Берджес — 4605, обойдя Маклейна (4593) и уступив только Кернкроссу (5832). Причем большая часть документов — 4404 — поступила от Берджеса после его перехода на работу в Форин Офис в середине 1944 года.

Обстоятельства устройства Берджеса в Форин Офис из материалов его дела до конца не ясны. В сообщении резидентуры от 9 мая 1944 года говорилось, что Берджес получил согласие руководства Би-би-си на переход в Форин Офис и полностью приступит к работе там с 3 июня. В качестве мотивов такого шага указывались отъезд Маклейна в США и «необходимость продвижения Берджеса по службе». В другом месте имеется также указание на то, что Берджес устроился на работу в отдел печати МИД по рекомендации резидентуры, однако как и кто ему в этом посодействовал, неизвестно.

Оказавшись в отделе печати английского МИД, Берджес получил доступ к документам по самому широкому кругу вопросов внешней политики Великобритании. Эта неизвестная, видимо, Центру специфика работы отдела печати, а также само обилие документов заставили его уже 2 декабря 1944 года обратиться к резидентуре с вопросом, «не использует ли ХИКС неизвестных нам источников, так как получаемая от него информация обширна и по самым разнообразным вопросам». На недоуменный вопрос Центра резидентура ответила, что Берджес других источников не имеет, но что он работает в таком отделе, куда стекается вся информация.

Несмотря на взбалмошность своего характера, Берджес действовал методично. Сначала он получил официальное разрешение начальника отдела печати МИД Ридесдейла на вынос документов для работы с ними дома. Это произошло в августе 1944 года. А уже 1 сентября резидентура сообщала, что «МЕДХЕН впервые принес большое количество подлинных материалов». «Засняли 10 пленок, — сообщал Крешин, — из них 6 пленок — шифртелеграммы». Он отмечал, что при передаче документов «у МЕДХЕН появилось сильное, заметное волнение». «Это нормально», — заключал он, видимо памятуя о точно такой же реакции Берджеса на просьбу передать Бланту уже отснятые документы МИ-5 в 1942 году.

Однако вынос Берджесом большого количества документов беспокоил Центр с точки зрения безопасности операций. Поэтому уже в октябре 1944 года Москва не преминула напомнить резидентуре, что «такое Изъятие опасно для агента», и предложила «сконцентрировать внимание на стратегической и проблемной информации». В то же время Центр с удовлетворением отмечал, что «за последний период времени, всего несколько месяцев, МЕДХЕН превратился в самого продуктивного источника… теперь он дает ценнейшие документальные материалы».

Беспокойство Центра по поводу большого количества совершенно секретных документов, с которыми Берджес путешествовал по Лондону, было не напрасным. На встречу 4 марта 1945 года Берджес принес, как всегда, несколько десятков шифртелеграмм Форин Офиса, и тут произошел, как сообщил Крешин, «довольно неприятный случай», который он описал следующим образом:

«В последнее время я встречаюсь с X. на улице. Но 4.3.45 шел дождь, и X. предложил зайти на непродолжительное время в пивную. Мы зашли в пивную, где пробыли не более 15 минут. Выйдя из пивной, я заметил, что X. не выходит. Приоткрыв дверь, я увидел, что X. собирает с полу материалы. Не заходя в пивную, я подождал на улице, пока X. выйдет из нее. X. заявил, что, когда он подошел к двери, у него из папки высыпались на пол документы ЗАКОУЛКА (Форин Офис. — О.Ц.). Он добавил, что телеграммы высыпались непечатной стороной и никто не обратил внимания; так как выход загорожен от пивной материей. Немного испачкалась только одна телеграмма. X. утверждает, что он тщательно осмотрел место и ни один из документов не остался на полу».

Крешин предупредил Берджеса об осторожности в обращении с документами, однако на следующее утро при возвращении папки, которая была тщательно обвязана шпагатом, тот ее снова уронил. «Но хорошо, что в уборной никого не было и пол был чистый», — завершил свое тревожное послание Крешин.

Опасность исходила не только из небрежности Берджеса, но и из его прошлых оперативных грехов. В ноябре 1944 года он сообщил Крешину, что Горонви Рис рассказал ему о предложении Дэвида Футмана перейти на работу в 1-й отдел СИС. В этой связи Берджес вновь поделился своей тревогой по поводу того, что Рис может проболтаться о его контакте с советской разведкой. Вместе с Крешиным они разработали легенду на тот случай, если такое действительно произойдет. Берджес должен будет сказать, что привлекал Риса по заданию организации ГРЕНАДЕРА (начальника диверсионно-разведывательной школы Грэнда, у которого Берджес работал в 1940 году. — О. Ц.), но чтобы скрыть саму организацию и факт своего сотрудничества с ней, выступал от имени компартии. Видимо, все же не успокоившись, Берджес отговорил Футмана от его намерения устроить Риса на работу в СИС, о чем и информировал Крешина в марте 1945 года.

Большое количество документальной информации, доставлявшейся Берджесом, создавало дополнительные возможности для проверки если не его самого — в надежности членов «Кембриджской группы» Центр уже не сомневался, — то его безопасности и доверия к нему со стороны контрразведки. Так, еще 30 мая 1944 года Берджес, тогда еще совмещавший (с 5 мая по 3 июня) работу в МИД с работой на Би-би-си, получил приказ Министерства экономической войны № 271 от 18.04.44 о реорганизации МЭВ и передаче отдела экономической разведки в Форин Офис. В августе 1944 года Берджес передал Шифртелеграмму английского представителя при французском Комитете национального освобождения в Алжире Дафф-Купера Антони Идену и ответ Идена Куперу. В своем 6-страничном послании, датированном 30 мая 1945 года, Купер советовал создать сильную Польшу в противовес СССР, а также блок западных государств в противовес советскому блоку. Иден ответил ему 25 июля в том смысле, что послевоенная политика Англии должна основываться на сотрудничестве с Советским Союзом. Идентичные документы были получены советской разведкой по другим каналам. В дальнейшем такие случаи представлялись неоднократно, и, как показала практика, были вовсе не лишними, так как МИ-5 активно разрабатывала неблагонадежных, по ее мнению, сотрудников британского Форин Офиса.

С переходом Берджеса в Форин Офис английская контрразведка не прекратила с ним агентурных отношений, и он по-прежнему считался ее агентом и имел, в свою очередь, на связи агента МИ-5 ШВЕЙЦАРЦА. Напротив, его переход на новую работу был немедленно использован ею в своих целях. 15 мая 1944 года он получил письмо от Кембалла Джонстона, с указанным на конверте обратным адресом: Оксфорд, главный почтамт, пя 550, в котором тот просил своего агента разузнать все, что можно, о сотруднике МИД Аштон-Гваткине, который связан с австрийцем Антоном Боном. «Аштон ведет далеко не ангельскую деятельность в МИД», — оправдывал свой интерес к нему Джонстон. Хотя задание МИ-5 свидетельствовало о ее доверии к Берджесу, оно вместе с тем не могло не навести на мысль о том, что в положении Аштона-Гваткина в один прекрасный день мог оказаться и сам Берджес.

Послевоенные всеобщие парламентские выборы принесли победу лейбористской партии и открыли новые перспективы разведывательной деятельности Берджеса. На встрече 11 августа 1945 года он сообщил, что в результате прихода лейбористов к власти его знакомые получили правительственные посты: Гектор Макнил — заместителя министра иностранных дел, а Джон Стрэчи — министра авиации (позднее стал министром продовольствия). Берджес начал активно развивать свои отношения с Макнилом, но о результатах его усилий резидентуре стало известно только через много месяцев, так как произошли события, которые заставили законсервировать агентурную сеть лондонской резидентуры.

На встречу 20 сентября 1945 года Берджес пришел в возбужденном состоянии и сказал, что должен передать Крешину «исключительно важный пакет» от Филби и что тот просит о встрече на следующий день. Берджес также сообщил, что по соображениям безопасности он не принес никаких документов. На вопрос Крешина, как Филби передал пакет Берджесу, последний ответил, что он в тот день дежурил и поэтому Филби позвонил ему на работу и пригласил в паб. В пабе он спросил, когда у Берджеса встреча С МАКСОМ (под этим именем Крешин был известен кембриджцам) и, узнав, что в тот же вечер, просил передать пакет и просьбу организовать встречу на следующий день. Крешин понимал, что, если Филби не стал дожидаться очередной, по графику, встречи, то сведения должны быть действительно срочными и важными. Берджес, видимо, тоже это чувствовал, возможно даже, что Филби как-то намекнул ему о необходимости быть более осторожным, иначе он не преминул бы в день дежурства вынести всю доступную ему переписку Форин Офиса. Однако о содержании пакета или информации, которой располагал Филби, он ничего не знал, да тот и не сказал бы ему ничего конкретного, зная его неуравновешенный характер. В пакете было сообщение Филби о намерении сотрудника советской разведки Константина Волкова, работавшего в Турции, перейти на сторону англичан. Волков уже установил первичный контакт с англичанами и в обмен на предоставление ему и его семье политического убежища обещал передать им сведения о советских агентах в государственных учреждениях Великобритании, в частности о двух — в Форин Офисе и одном — начальнике контрразведывательной службы. Речь, таким образом, шла о Маклейне, Берджесе и самом Филби, хотя их имена и не упоминались — Волков оставлял для себя возможность поторговаться.

На основании сообщения Филби Москва приняла меры к тому, чтобы предотвратить измену Волкова. Он был своевременно вывезен из Турции. Об этом подробно пишет Ким Филби в своей книге «Моя тайная война». Однако переданные им англичанам наводки могли стать основанием для расследования и поиска советских источников. В соответствии с установленной в таких случаях процедурой все оперативные связи лондонской резидентуры были заморожены. В оставшиеся месяцы 1945-го и весь 1946 год личных встреч с Берджесом не проводилось. Контакт осуществлялся изредка через Бланта и Филби. Первый работал в таком месте, что им вряд ли могла заинтересоваться контрразведка, а второй был в курсе ее мероприятий против советской разведки в Англии и потому мог лучше обезопасить себя. Причиной столь длительной консервации ценных агентов было резкое ухудшение условий оперативной работы: усиленное наружное наблюдение за советскими гражданами и проверка английской контрразведкой государственных служащих Уайтхолла по наводкам, полученным ей от Волкова и предателя Гузенко, шифровальщика ГРУ, перебежавшего на другую сторону в Канаде примерно в это же время. Наличие в такой ситуации источника в МИ-6 было бесценным, так как позволяло резидентуре контролировать развитие событий. Так, 17 января 1946 года Крешин сообщал из Лондона, что, «по мнению СТЕНЛИ (Филби), ситуация пока не совсем благоприятная, и связь с ХИКСОМ (Берджесом. — О.Ц.) лучше пока не устанавливать». Такую же точку зрения он высказал и в отношении регулярного контакта с Блантом. В октябре 1946 года Центр на основании сообщений Филби дал указание «прекратить на время связь с атлетами (агентами. — О.Ц.) вовсе» и согласовать с ними условия возобновления контакта в будущем.

Тем не менее даже те редкие встречи, которые проводились с Филби и Блантом, позволяли резидентуре быть в курсе дел «Кембриджской группы» и получать от нее информацию. Так, в мае 1946 года Блант передал через Филби записку, в которой сообщал, что в Лондон приезжал бывший агент советской разведки Майкл Стрейт, что он по-прежнему «в принципе остался нашим человеком», хотя во взглядах расходится с политикой компартий, особенно с политикой Компартии США. На встречах 16 сентября и 9 декабря 1946 года Блант передал полученные им от своих бывших коллег сведения о реорганизации МИ-5, информацию РАНЬ-ФА (Лео Лонг) о разведывательном управлении английской Контрольной комиссии по Германии, Филби — о подходе английского агента Мерика к офицеру Советской Армии Ю. и о своем предстоящем (10–11 января 1947 года) отъезде на новое место работы в Турцию, Берджеса — о политике Форин Офиса в отношении Советского Союза и переходе с 1 января 1947 года на новую должность — личного помощника заместителя министра иностранных дел Гектора Макнила.

В записке, переданной 9 декабря 1946 года через Бланта, Берджес подробно описывал свою новую работу. Ссылаясь на беседу с Макнилом, он сообщал, что в его обязанности будет входить участие в разработке политики Форин Офиса, для чего ему предстоит изучать дипломатические документы, шире контактировать с аппаратом министерства, встречаться с английскими и зарубежными политическими деятелями. Берджес полагал, что он получит доступ к документам, в которых формулируется внешняя политика Великобритании. И он не ошибался.

Свидетельством того, что Берджес перешел в категорию ценнейших агентов, является резолюция на русском переводе его записки, сделанном лично Крешиным. Начальник Первого главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант П. Федотов начертал синим карандашом: «Лично. Тов. Отрощенко. Подготовьте краткое сообщение (от руки) на имя министра. 9.1.47». Отрощенко, в свою очередь, передал документ на исполнение лично Горскому. Круг лиц, посвященных в дело Берджеса, ограничивался, таким образом, 4–5 офицерами и, как следовало из резолюции начальника разведки, машинистки исключались.

Берджес, для которого работа в советской разведке, как это отмечал еще Арнольд Дейч, была единственной страстью и смыслом всей его жизни, тяжело переживал столь длительный перерыв в связи, о чем говорил Блант на редких встречах с Крешиным. Особенно когда ему стала доступна вся самая ценная информация. Поэтому он очень обрадовался, когда обстановка в Англии начала разряжаться. В записке от 6 января 1947 года он писал: «Дорогой МАКС! От ФРЕДА я узнал прекрасную новость, что имеется определенная возможность вскоре восстановить контакт». ФРЕДОМ был Блант в общении между членами «Кембриджской группы» и Крешиным. Точно так же Берджес называл себя ДЖИМ.

Чтобы лучше представить себе характер Берджеса, следует, наверное, обратить внимание на его приписку к сообщению от 16 сентября 1946 года.

Вслед за извинениями он продолжал:

«Пишу карандашом потому, что:

1) пытаюсь написать это в самый последний момент перед встречей вечером с ФРЕДОМ (16-го);

2) пишу, находясь в уборной, а в таком месте чернильница небезопасна с любой точки зрения».

В этих нескольких строчках — весь Берджес. С его точки зрения писать карандашом — неуважительно по отношению к Крешину, и он пытается оправдаться (что подмечал еще Дейч), однако понимая, что делает это довольно неуклюже, вносит в ситуацию юмористическую двусмысленность.

Надежде Берджеса на скорое возобновление контакта с Крешиным суждено было сбыться только в марте 1947 года. Для того чтобы возобновить встречи с Берджесом, разведка запросила разрешение у министра госбезопасности генерал-полковника B.C. Абакумова, что свидетельствовало о большой ценности источника. Начальник разведки П. Федотов предлагал использовать встречи не только для передачи Берджеса на связь АДАМУ в связи с отъездом Крешина, но и для получения материалов «о позиции и намерениях делегации Англии на предстоящей сессии Совета министров иностранных дел в Москве». Разрешение было получено, и встреча состоялась 5 марта 1947 года, а через неделю Берджес познакомился с АДАМОМ — Михаилом Федоровичем Шишкиным, пресс-атташе советского посольства в ранге 3-го секретаря. Материалы к встрече СМИД четырех держав, переданные Берджесом Крешину, оказались настолько ценными, что министр госбезопасности дал указание отметить его заслуги выдачей премии в размере 500 ф. ст.

Встречи в марте 1947 года положили конец перерыву, который составил около полутора лет (с осени 1945 года). И в дальнейшем резидентура была вынуждена идти на такие перерывы в личных встречах с Берджесом в зависимости от того, как складывались условия оперативной работы в Лондоне. В такие периоды — с июня по октябрь 1947 года, в феврале-марте 1948 года — связь с Берджесом поддерживалась в основном через Бланта, а с апреля 1948-го только через Бланта, а личные же встречи с Берджесом состоялись раз в 2–3 месяца. Блант также выполнял функции по связи с Филби, когда контакт с ним по каким-либо причинам прерывался или когда он приезжал в Лондон без предупреждения, по срочному вызову своего начальства. Поэтому если охарактеризовать работу Бланта в послевоенный период, то можно сказать, что он держал в своих руках все нити связи группы из трех человек — его самого, Берджеса и Филби. Он овладел всеми премудростями оперативной работы, включая фотографирование документов. На встрече 20 января 1948 года, когда Шишкин обсуждал с ним организацию связи с Берджесом, Блант сам вызвался наладить фотографирование документов Форин Офиса и передавать оперработнику уже отснятые пленки. Он сказал, что наличие у него фотоаппарата легко объясняется характером его работы в Куртоулдском институте (занимался вопросами искусствоведения), а условия позволяют спокойно переснимать документы в его собственном кабинете вечером, когда он остается в здании практически один. Вскоре он договорился с фотографом института о приобретении подержанной «лейки», полностью легализовав, таким образом, ее наличие у себя. Фотографирование документов было налажено, и Блант периодически интересовался, каково качество его продукции, для того чтобы при необходимости подкорректировать освещение и выдержку. В его деле имеется заметка о том, что на встрече 20 декабря 1948 года «РОСС сообщил ДЖОНСОНУ, что отснятый им Парижский договор получился прекрасно».

Принимавшиеся лондонской резидентурой меры безопасности при осуществлении связи, в частности с Берджесом, были ответом на ужесточение контрразведывательного режима в Англии. Блант докладывал, что МИ-5 активизировала наружное наблюдение за советскими гражданами, что чувствовали и сами оперработники, усилила прослушивание телефонов посольства и вмонтировала микрофон в телефон военного атташе. Блант, как человек, не имевший формально доступа к государственным секретам, с наименьшей вероятностью мог привлечь внимание контрразведки, и поэтому провал всей операции со стороны агентов был также наименее вероятен, когда функцию связного осуществлял он. Тем более, что Блант пользовался определенным доверием у некоторых сотрудников МИ-5 и МИ-6, делившихся с ним информацией. Давая характеристику своим контактам в контрразведке и их полезности с точки зрения получения сведений, Блант писал:

«Д. Уайт слишком корректен в обращении и никогда не будет «сплетничать» по вопросам, связанным с работой, как Гай Лидделл или Робертсон. Холлис также корректен и почти враждебен. Джон Марриотт иногда разговаривает, но он меня недолюбливает… При хорошем контакте с Лидделлом и Робертсоном, думаю, я буду в состоянии получать достаточно интересной для нас информации о деятельности МИ-5… Гай Лидделл является заместителем директора (МИ-5), — но если учесть, что сам директор всего лишь марионетка, то он, по существу, находится в курсе всех текущих дел и вопросов».

В качестве своего источника в СИС Блант называл также Дэвида Бойла, начальника отделения и личного советника директора СИС по вопросам цензуры — так именовался перехват зашифрованных линий связи.

О доверии к Бланту со стороны МИ-5 свидетельствовал тот факт, что начальник отделения В4 Т.А. Робертсон советовался с ним по вопросам организации более эффективной работы против советской разведки. В январе 1948 года он сетовал, что «трудность состоит в том, что мы ничего не можем выяснить в отношении русского шпионажа», и просил Бланта, если ему в голову придет особенно хитроумный план, сообщить ему об этом. Позднее, в мае 1949 года, руководящий сотрудник МИ-5 Малькольм Камминг обратился к Бланту с просьбой предоставить одно из помещений Куртоулдского института для тайных встреч с агентами из числа персонала посольств восточноевропейских стран. Блант ответил согласием, и они договорились, что он даст ключ от комнат на первом этаже офицеру МИ-5 Таггеру, который будет приходить туда с двумя другими оперработниками контрразведки — Дербиширом и Леггатом. Когда Блант рассказал об этом Шишкину, тот обеспокоился, не создаст ли эта операция МИ-5 опасность для фотографирования материалов Берджеса. Блант заверил его, что не создаст, так как наличие у него «лейки» полностью оправдано его работой, а войти к нему в кабинет во время фотографирования никто не может. (В Сентябре 1949 года Блант сказал, что МИ-5 провела по крайней мере одну встречу в его институте.) Камминг, по словам Бланта, также сказал, что он и Бойл из СИС хотят посоветоваться с ним по вопросу изъятия дипломатической почты, так как у них самих никаких идей на этот счет нет.

Если в отношениях Бланта с контрразведкой все обстояло достаточно благополучно, то со стороны полиции возникла непредвиденная опасность. 21 января 1949 года около половины десятого вечера на Монтагью-сквер его и Н.Б. Коровина (РОСС), который подменял в тот раз Шишкина (АДАМ), остановили два полицейских в штатском и проверили их документы, а также содержимое портфеля Бланта. В портфеле находились документы Форин Офиса, которые Блант не успел переснять и принес в подлиннике. Они были завернуты Берджесом в коричневую бумагу, а на упаковке было написано имя Бланта. Полицейский, видевший имя Бланта на его удостоверении личности, не стал разворачивать упаковку. Стражи порядка извинились за проверку, объяснив ее ростом преступности в Лондоне. Центр принял немедленные меры по резкому ограничению связи с Блантом и, только убедившись, что с ним и с Берджесом все в порядке, возобновил нормальный ход работы. Через несколько месяцев, в августе 1949 года, подобной же проверке подвергся Берджес. При нем не было никаких компрометирующих его предметов. Полицейский осмотрел сверток, в котором было полотенце с символикой клуба Берджеса. Берджес использовал создавшуюся ситуацию, чтобы узнать, как поступает полиция с информацией о результатах таких проверок, и сказал, что если полицейский сообщит к нему на работу, то он будет жаловаться на необоснованность его действия. Полицейский ответил, что проверок проводится очень много и о них никуда не сообщают, если не выявлено ничего подозрительного. Тем не менее Берджес рассказал о проверке коллегам на работе и своим знакомым в МИ-5. И те и другие посмеялись вместе с ним. Что же касалось доверия к Берджесу самого Форин Офиса, то оно, как он считал, не вызывало сомнений. На встрече 15 марта 1948 года он сообщил, что Гектор Макнил поручил ему сообщать о всех подозрительных в политическом отношении лицах среди персонала МИД. Берджес сказал, что это свидетельствует о доверии к нему лично, но, с другой стороны, означает начало кампании против левонастроенных чиновников. Из осторожности на эту встречу он не принес, как обычно, толстую пачку документов, ограничившись текстом «Брюссельского соглашения о западном союзе» и записью беседы Макнила со своим бельгийским коллегой Спааком. Весьма примечательно, что указание Макнила Берджесу поступило в дни развития берлинского кризиса, взвинтившего нервозность по обе стороны железного занавеса. Находясь физически на Западе, а идейно — на Востоке, Блант, например, в некоторой степени утратил ориентацию. Берджес сообщил, что он «напуган международной обстановкой и ему все сложнее понимать ход событий». Берджес объяснял это тем, что Блант «недостаточно закален и не всегда может дать правильную оценку». Последнее не должно было оказаться новостью для тех сотрудников советской разведки, которые читали автобиографию Бланта и его признания в отсутствии интереса к политике.

Несмотря на то что контрразведывательный режим ужесточался по мере того, как холодная война диктовала свои правила игры, советская разведка не исключала проведения острых операций. На встрече 22 марта 1948 года Блант передал сейфовый ключ вместе с просьбой Берджеса сделать с него слепок и изготовить дубликат. На следующей встрече Берджес объяснил, что это ключ от сейфа с документами МИ-5 и МИ-6, поступающими в Форин Офис. Доступ к ним имели только министр Бевин и его заместители Гектор Макнил и Орм Сарджент. Ключи находятся соответственно у их личных секретарей (личным секретарем Макнила был Фред Уорнер). В деле, однако, не содержится указаний на то, как Берджес объяснил наличие такого ключа у него. Не исключено, что Уорнер, имея одинаковые с Берджесом наклонности и проводя иногда время в компании с ним за бутылкой вина, доверил ему ключ на время дежурства. В Центре было изготовлено два дубликата ключа, которые были высланы с указанием попробовать сначала один, а если он не подойдет, — другой. Вместе с дубликатами пришло строгое указание выемок документов не производить до полного прояснения ситуации. В мае Берджес вернул дубликат ключа Шишкину вместе с запиской:

«Ключ подходит исключительно хорошо и возвращается при этом. Возможность использовать его у меня очень незначительна. Я желаю большего успеха в этом отношении кому-нибудь еще».

На словах Берджес пояснил, что материалы МИ-5 и МИ-6 в первую очередь поступают к личному секретарю Сарджента, который их распределяет Бевину и Макнилу и отправляет их личным секретарям в небольших желтых коробках. Иногда в комнату, где работает Берджес, приносят несколько таких коробок, а иногда — ни одной. Берджес мог бы улучить момент, когда Уорнер и другой сотрудник уходят обедать, и ознакомиться с содержимым коробок, но риск был бы слишком велик, и он отказался от этой затеи. К тому же незадолго до этого у министра был похищен ключ, который, правда, был возвращен через два дня. «Это другой ключ, но все равно есть опасность», — резюмировал Берджес.

«Неудачу» с желтыми коробками Берджес с лихвой компенсировал получением документов Форин Офиса к Генеральной Ассамблее ООН, состоявшейся осенью 1949 года в Париже. Он, в частности, еще в Лондоне передал утвержденные кабинетом инструкции для британской делегации на ГА, содержание записки МИД Англии «Политика на предстоящей сессии ГА ООН» и проекты основных резолюций. Н.Б. Коровин отвез эти документы в Париж и доложил советскому представителю — Вышинскому. В Париже, куда Берджес сопровождал Макнила, он приходил на встречи к поджидавшему его у Триумфальной арки Коровину (другого места, не зная хорошо Парижа, они выбрать не могли) и передавал ему текущие материалы британской делегации.

Сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Париже была последним дипломатическим мероприятием, в котором Берджес принимал участие в качестве личного помощника Макнила. Еще раньше, в апреле 1948 года, Макнил посоветовал ему перейти на работу в региональный отдел Форин Офиса. Он мотивировал свой совет тем, что это необходимо для нормальной карьеры в ФО, и тем, что он сам не намерен долго оставаться на своем посту, а с его уходом Берджесу все равно придется искать другое место. К тому же мидовские правила требовали двухлетней ротации персонала. Центр был заинтересован в том, чтобы Берджес перешел в общий, американский или северный отдел. Макнил рекомендовал Дальневосточный отдел, мотивируя это тем, что «Дальневосточный отдел в будущем году приобретет особое значение в работе всего БАНКА (Форин Офис)». «Поэтому, — писал в своем отчете Коровин, — ХИКС имеет намерение перейти в Дальневосточный отдел». Под «особым значением» Макнил, очевидно, имел в виду развитие событий в Корее (создание КНДР) и Китае (победу Народно-освободительной армии над гоминьданом). Берджес ясно понимал, что на новом месте он не будет столь же полезен, как на должности личного помощника Макнила. Это следует из его личного письма в Центр от 12 октября 1948 года:

«Я не исполню свой долг, если не скажу вам, что я поступаю на работу в этот департамент с совсем другими возможностями по сравнению с теми, которые я имел, работая с Гектором. Верно, что я перехожу туда, имея его поддержку, и что он разговаривал с Денингом (замминистра, куратор Дальневосточного отдела) и Каксия (начальник отдела кадров), дал мне рекомендацию и попросил, чтобы мне была предоставлена важная работа. Это верно, но это не будет иметь очень большого значения. Все же мы посмотрим. Я предлагаю:

1. Быть в этом отношении осторожным и даже робким, пока возможности не станут ясными.

2. Максимально использовать на личной основе уже имеющиеся контакты и друзей — Фреда [Уорнера], Гектора и К0.

Я знаю, что предложение № 1 будет одобрено».

Уверенность Берджеса основывалась на том, что Центр и резидентура всегда предпочитали обеспечение безопасности агента получению информации от него. Характерным в этом отношении был случай, произошедший по завершении в декабре 1947 года Лондонской сессии Совета министров иностранных дел четырех держав. Во время сессии за период с 6 ноября по 11 декабря 1947 года Берджес передал 336 документов Форин Офиса, которые докладывались резидентурой непосредственно советскому министру иностранных дел Вячеславу Молотову и получили его высокую оценку. Перед отъездом Молотов спросил посла (в связи с реорганизацией разведки в Комитет информации весной 1947 года его формально возглавлял Молотов, а послы были главными резидентами. — О.Ц) о возможности увеличения объема информации, поступающей от Берджеса. Посол ответил, что разведка не может учащать встречи, чтобы не подвергать его опасности. Тогда Молотов сказал, что не следует нарушать установленного порядка. За работу в период Лондонской сессии по указанию Молотова Берджес был отмечен премией в размере 200 ф. ст., М.Ф.Шишкин — 100 ф. ст. и два технических сотрудника резидентуры — по 50 ф. ст.

Приступив с 1 ноября 1948 года к работе в Дальневосточном отделе, Берджес продолжал поддерживать и развивать отношения с Макнилом и Уорнером, которые, по его словам, стали менее официальными и более дружескими по сравнению с прежними — сугубо служебными. Уже в конце ноября Берджес получил от Уорнера для ознакомления документы по Атлантическому блоку, успел отнести их в обеденный перерыв в институт к Бланту, который переснял их и передал пленку Коровину.

Через некоторое время Берджес ознакомился с работой Дальневосточного отдела Форин Офиса и был готов сообщить в Центр о своем новом положении. В записке от 22 декабря 1948 года он информировал Москву, что Дальневосточный отдел ведает отношениями с Китаем, Японией, Кореей, Филиппинами и разделен на два отделения: китайское и японское. Курирует отдел заместитель министра Билл Денинг, в ведении которого находится также Юго-восточный отдел. Берджес охарактеризовал Денинга как карьерного дипломата и одного из самых способных заместителей министра, создавшего себе репутацию на телеграммах о положении в Индонезии два-три года тому назад. Заведующего отделом Питера Скарлетта Берджес назвал «весьма заурядным человеком и типичным английским джентльменом», с которым он очень дружен и у которого бывает в его загородном доме. «Сказать что-либо о других сотрудниках не могу, — писал Берджес, — кроме того, что у меня установились с ними прекрасные личные отношения… не только благодаря моим способностям, но также благодаря той счастливой случайности, что почти все они, как и я, учились в Итоне… Такого рода вещи, — заметил Берджес, — имеют большое значение». «Исключение» и «интересный контраст» являл собой только помощник заведующего отделом Томми Томлинсон, которому, по словам Берджеса, «нравится слыть итонцем среди радикалов, а я ему нравлюсь как радикал серди итонцев».

Характеризуя функции отдела, Берджес сообщал, что он занимается повседневными вопросами отношений со странами Дальнего Востока и определяет политику в отношении этих стран. Сам он работал в китайском секторе. Оценивая свои возможности доступа к секретной информации, Берджес отмечал, что в Дальневосточном отделе они значительно шире, чем в отделе Макнила, но информации по вопросам общей политики Форин Офиса здесь меньше.

«Таким образом, — писал он, — объем моей информации будет сокращен, в то время как материалы по дальневосточному вопросу будут представляться в полном объеме, без каких-либо ограничений. Они охватывают и наработки МИ-5 и МИ-6. Сейчас я спешу на встречу и хочу лишь добавить, что считаю крайне важным сохранять и развивать личные связи, установившиеся с Макнилом, [Фредом] Уорнером, а в последнее время еще и с помощником личного секретаря Бевина — Уорнером. Поэтому ваши вопросы, выходящие за рамки проблем, касающихся Дальнего Востока, приветствуются, хотя ответы, которые я могу обещать, будут основываться на мнении Макнила и личного секретаря Бевина».

Дальнейшая практика в некоторой степени развеяла его пессимизм. Берджес сохранил доступ ко всей общей переписке Форин Офиса, за исключением документов с грифом «совершенно секретно».

Документы такой классификации поступали к нему только по Дальневосточному региону. Более того, значительное количество документов он передавал в подлиннике без последующего возвращения, так Как по правилам в ФО он должен был их уничтожать сам. На одной из встреч Коровин поблагодарил его за то, что большая часть информации представляет для советского руководства значительный интерес. Берджес отреагировал в свойственной ему манере, что создало весьма курьезную ситуацию. «Он тут же выдвинул идею передавать нам на каждой встрече еще большие пачки документов, чем он передавал до сих пор, — писал в своем отчете Коровин, — и просил купить для этой цели чемодан».?

Наступивший 1949 год был тревожным и несчастливым для Берджеса, хотя в своих несчастьях он был Виноват чаще всего сам. В начале февраля он и личный секретарь Макнила Фред Уорнер сильно напились в одном из лондонских клубов. Берджес попросил своего собутыльника достать еще вина. В ответ на это Уорнер поднял Берджеса на руки и в виде шутки бросил вниз по лестнице. Берджес рассек себе бровь и некоторое время провел в больнице. Эта история стала известна резидентуре от Филби, который в марте 1949 года наведался в Лондон из Турции. (Берджес и Блант были временно законсервированы после проверки Коровина и Бланта полицейскими 24 января 1949 года.) Ко времени встречи с Филби 1 марта 1949 года Берджес уже поправился и гостил у матери в Ирландии. Филби, однако, высказал опасение, что, если Берджес будет продолжать сильно пить, до такие случаи могут повториться и его уволят из Форин Офиса. Филби как в воду глядел, потому что на следующей встрече 7 марта он сообщил, что Берджес попал в автомобильную аварию в Ирландии и был задержан полицией, возможно в нетрезвом виде, и что мать скоро привезет его в Англию.

В ноябре 1949 года Берджес поехал в отпуск в Танжер, заручившись рекомендательными письмами лорда Моэма к представителю МИ-6 в Гибралтаре миссис Данлоп и представителю МИ-5 в Танжере Кеннету Миллу. Воспользовавшись рекомендациями, Берджес встретился с Миллом и Данлоп в Гибралтаре. В ходе беседы, проходившей за бутылкой вина, сначала возник спор о Фрейзере (имеется в виду историк социальной психологии Фрейзер. — О.Ц.), который перекинулся на отношение к режиму Франко и политику Англии в отношении Испании. Берджес был настроен резко против Франко, а его собеседники — за. Такое расхождение во взглядах привело к тому, что Берджес, по его словам, «проучил» Милла. На вопрос Коровина, в чем это выразилось, Берджес замялся, но из его путаных объяснений следовало, что он просто побил Милла. Из СИС в Форин Офис последовал донос на него, но ему в вину вменялось не рукоприкладство, а то, что он обращался к Миллу и Данлоп как к сотрудникам МИ-5 и МИ-6, раскрыв таким образом их принадлежность к секретным службам. Берджес выразил удивление по поводу этого обвинения, с невинным видом заметив, что никаких посторонних при этом не было.

В данном случае, однако, было важно формальное нарушение служебной этики, а не действительные обстоятельства происшедшего, так как СИС уже некоторое время «точила зуб» на Берджеса за его проделки. Блант рассказал Коровину, что однажды, еще до гибралтарской потасовки, Горонви Рис позвонил Берджесу и сказал, что в Англию из США приехал агент СИС Алекс Хальперн, юрист русского происхождения и секретарь Керенского. По словам Риса, у Хальперна были якобы очень интересные сведения, и Берджесу стоило бы с ним встретиться. Берджес пригласил Хальперна на ленч, «снял информацию» и тут же составил по ней доклад руководству Форин Офиса с указанием источника и припиской: «Я думаю, что спустя некоторое время вы получите подобный доклад по этому вопросу от СИС». СИС, естественно, пришла в ярость от такой выходки Берджеса, приведшей к раскрытию ее агента.

Все эти происшествия с Берджесом были совсем не кстати в свете надвигавшихся событий — разоблачения и ареста Клауса Фукса в январе 1950 года.

В деле Берджеса имеются любопытнейшие свидетельства того, что если не разоблачение, то во всяком случае арест или признание Фуксом своей вины можно было бы предотвратить. На встрече 10 февраля 1950 года, когда арест Фукса стал уже достоянием гласности, Берджес вдруг сказал Ю.И. Модину (АРКАДИЙ), что в конце сентября 1949 года накануне своего отъезда а США Филби сообщил ему о расшифровке англичанами телеграммы советской разведки, отправленной из Вашингтона в Москву во время войны. В телеграмме речь шла о ЧАРЛЬЗЕ (Клаусе Фуксе), и поэтому контрразведка заинтересовалась им. Филби сказал, что это стало известно ему буквально только что и он уже не сможет лично передать эти сведения Шишкину, который провел с ним последнюю встречу в Лондоне 21 сентября 1949 года. Даты телеграммы он не знает. Расшифровка ее стала возможна из-за того, что она была загаммирована той же гаммой, что и другая советская шифртелеграмма. Тем не менее, по словам Филби, американцы бились над ее расшифровкой несколько лет, но безуспешно, и передали ее англичанам, которые и расшифровали ее к моменту отъезда Филби в США.

Берджес сказал, что он изложил все эти сведения в личной записке, которую Блант сфотографировал вместе с документами и передал в пленке Модину.

Срочно предпринятое расследование этого случая дало загадочные результаты. Шишкин подтвердил, что Филби на последней встрече 21 сентября 1949 года ничего о расшифровке телеграммы ему не говорил. На встрече 11 октября 1949 года Модин получил от Бланта три катушки с пленкой (на которых, по словам Берджеса, и должна была находиться его записка), но пленки оказались снятыми с передержкой и не в фокусе, короче говоря, нечитаемыми. В приложенной к пленкам личной записке Берджеса речи о ЧАРЛЬЗЕ не шло (и не должно было идти). На следующей встрече 25 октября 1949 года Берджес обещал документы переснять, и уже 7 декабря 1949 года передал в пленке 168 документов на 660 страницах. Среди них личной записки не было. Устно Берджес также ничего не передавал.

Таким образом, потерю столь важной для разведки информации можно было объяснить технической погрешностью Бланта при фотографировании и забывчивостью Берджеса, не передавшего ее устно Модину. Сам Филби не мог сообщить ее в США по той простой причине, что в это время находился там без связи. Можно предположить, что если бы разведка обладала ею в октябре или даже в декабре 1949 года, то она могла бы помочь Фуксу избежать ареста путем хорошо легендированного выезда в другую страну или, зная степень осведомленности МИ-5, по крайней мере проинструктировать его, как вести себя на допросах, чтобы не обнаружить своей вины. Последнее представляется весьма проблематичным, так как опытному следователю Скардону удалось поколебать волю Фукса к сопротивлению.

Первая реакция Берджеса на арест Фукса была спокойной. На встрече 10 февраля 1950 года, когда Берджес изложил причину провала Фукса, основываясь на информации Филби, он, по словам Модина, держался «спокойно и хладнокровно, не было заметно растерянности или подавленности». «Хотя ПАУЛЬ заявил, что провал ЧАРЛЬЗА произошел по нашей вине, — писал в своем отчете Модин, — он сказал, что допущенную неряшливость в работе наших товарищей в США считает просто случайностью». Более того, сообщив, что в Форин Офисе введены новые, более строгие правила обращения с секретными документами, Берджес сказал, что в целях проверки и адаптации к новым условиям он систематически три раза в неделю выносил их с разрешения своего начальства для работы дома. Берджес был уже не похож на того новичка, который разволновался, когда Крешин в 1942 году попросил его вернуть отснятые документы Бланту.

Арест Фукса вынудил резидентуру приостановить на шесть недель личную связь с Берджесом и Блантом. Однако Берджес на встречу 20 марта 1950 года не вышел, также он не вышел и на запасные в