Испанский крест (fb2)

- Испанский крест (пер. Владимир Константинович Пузий) 177 Кб, 6с. (скачать fb2) - Анджей Сапковский

Настройки текста:




Анджей Сапковский Испанский крест

Генерал-майор Вольфрам барон фон Рихтхофен бросил перчатки в фуражку, фуражку вручил горничной, блондинке с косами. Мельком взглянул в зеркало, в отражении увидел, как девушка пялится на него. Заметил, какое впечатление производят его выправка, цвета стали и неба мундир люфтваффе, знаки отличия, Железный крест 1-го класса на шее. Видел, как барышня зарделась, взмахивает ресницами и следит за ним масляным взглядом. Берлин, подумал с неприязнью. Город разврата. Здесь не знают стыда.

— Госпожа ждёт.

Комната была тёмной не только из-за тяжёлых портьер на окнах, тёмной была и мебель, пахнущая деревом и пылью, тёмными были обои. Тёмными — неясные, тревожащие портреты на стенах.

— Мадам фон Тротта?

— Сюда.

Щёлкнул выключатель, слабая лампочка под картонным абажуром разгорелась мутной светящейся сферой, отбросила на потолок и стены фантасмагорические тени. Чучело птицы на столе ожило, казалось, наклонило голову и мигнуло стеклянным глазом. Вспыхнул, заиграл отражениями кристалл странной формы, блеснули латунные детали устройства, напоминавшего микроскоп, засверкала позолота на корешках книг. За столом сидела женщина. Вся в чёрном, с чёрной вуалькой на лице. Конечно, констатировал фон Рихтхофен, она ведь в трауре.

— Вы позволите...

— Ближе, пожалуйста.

Когда подошёл, откинула вуальку. И подняла на него глаза. Нет, не глаза. Глазные яблоки. Хрусталики без радужки, два шарика, белые как белок варёного яйца. Ему показалось, слышит фырканье.

— Генерал-майор Вольфрам, Freiherr[1] фон Рихтхофен. Родственник Манфреда фон Рихтхофена, воздушного аса, знаменитого Красного барона. Не ждала такой чести.

— Мне выпал жребий, — барон встал навытяжку, — долг почётный, хотя очень горький. Уважаемая мадам, несомненно, знает, о чём речь.

— Несомненно, знаю.

— В апреле 1937 года, в Испании, я был командиром брата уважаемой мадам, лейтенанта Бертрама фон Эсторффа, пилота истребителя.

— И это знаю.

— Адольф Гитлер, — генерал расправил плечи, - наш великий фюрер и главнокомандующий вермахта, решил наградить немецких солдат, которые сражались в испанской освободительной войне. Выразить благодарность за заслуги и признание немецким добровольцам, принявшим участие в свержении большевизма в Испании. Поскольку германские отряды воевали на стороне генерала Франко не совсем официально, отдать должное героям стало возможно лишь сейчас, после войны. Приказом фюрера установлена награда: Spanienkreuz, испанскии крест, который с апреля нынешнего года с гордостью носят ветераны легиона «Кондор».

— Фюрер, — фон Рихтхофен раскрыл папку, — позаботился о том, чтобы были оказаны почести также и тем немецким солдатам, которые в сражении с большевизмом заплатили наивысшую цену. Вождь приказал почтить погибших в бою солдат легиона специальной наградой, Почётным испанским крестом. Его вручают членам семьи погибшего. Госпожа — единственная из живых родственников поручика фон Эсторффа. В руки госпожи...

Щёлкнул каблуками, склонился, подал женщине грамоту и крест. Видел, как водит по ним пальцами. Откашлялся.

— Учитывая недуг уважаемой мадам, — поклонился, — позвольте мне описать. Крест из бронзы, характерной тевтонской формы, украшен свастикой и орлами люфтваффе.

У траурной ленты по краям полоски цветов испанского флага...

— Я вижу, — оборвала женщина, поднимая на генерала белые глазные яблоки. — Вопреки моему, как господин барон изволил выразиться, недугу. Просто вижу по-другому. С помощью иных чувств. Вижу отнюдь не хуже. А иногда лучше. На небесах и на земле есть вещи, что и не снились вашим философам. Господин барон не может о том не знать.

Фон Рихтхофен покачал головой и пренебрежительно выпятил губы. Вспомнил утопающую в сирени табличку возле калитки особняка, где рядом с именем и фамилией угловатым готическим шрифтом значилось Hellseherin, Wahrsagerin, Sterneleserin[2] или что-то в том же духе. Берлин, подумал с отвращением. Город кокаинистов, шлюх, педерастов и шарлатанов.

— Вижу, — подняла белые глазные яблоки женщина, — что на правом верхнем кармане мундира господин барон носит крест, схожий с описанным, но с мечами и бриллиантами.

За что мечи и бриллианты? Неужели за Гернику? За убитых женщин и детей?

Генерал молчал с минуту. Потом изобразил на лице выражение хорошо отрепетированного презрения.

— Уважаемая мадам, — процедил, — надеялась, видимо, поразить меня. Должен разочаровать. Уже сталкивался с большевистской пропагандой, знаком с ложью, распространяемой через «Die Rote Front» и другие красные «промокашки». Странно мне лишь одно: что подрывной пропагандой занимается Доротея Дейзи фон Тротта, вдова генерал-лейтенанта фон Тротта.

В