загрузка...
Перескочить к меню

Мертвый приход (fb2)

файл не оценён - Мертвый приход 73K, 20с. (скачать fb2) - Борис Хантаев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Борис Хантаев Мертвый приход

1

- Нас мучает бессонница — эту фразу доктор не большего городка «Доброе Сердце» слышит уже не в первый раз. Буквально на днях к нему заходил полицейский с той же проблемой. Ему врач выписал пилюль, и следователь больше не беспокоил его кабинет.

- Уже четвертый день как не можем уснуть — продолжил толстяк в красно-белой майке с символикой клуба «Спартак». Его рыжие волосы, блестели от пота, что выступал на голове. — Все началось, как только мы приехали в ваш богом забытый городок — мужчины говорил медленно, словно это было ему тяжело.

- Мы, это кто? — спросил врач по имени Максим Седов. Его длинные черные волосы были сплетены в конский хвост, а на шеи сияла татуировка в виде китайского символа. Если бы не белый халат, который Седов одел поверх черной майки с изображением огненного черепа, никто бы не сказал, что он врач, скорее прожженный рокер, играющий в группе на басу.

- Я и моя семья — ответил толстяк. — Мы приехали из Москвы, хотели спокойной жизни, подальше от столичной суеты, а получили жуткую бессонницу. Дошло до того, что моя жена купила у одной старухи вот это — произнеся это, мужчина в красно-белой майке, достал из своего пакета газетный кулек, наполненный засохшими грибами, которые тут же узнал врач. — Старуха сказала моей жене, что они помогут от бессонницы, но я решил, прежде чем их есть проконсультироваться у врача.

Максим с опаской смотрел на грибы, которыми когда-то, был, одержим, и которые однажды чуть не погубили ему жизнь.

- Вы все правильно сделали — изымая у толстяка кулек, произнес врач. — Это наркотики, галлюциногенные грибы. И я сильно сомневаюсь, что они помогут вам от бессонницы. Лучше я вам проверенное средство дам, с его помощью вы точно сможете уснуть — доктор открыл одну из своих тумбочек и достал оттуда упаковку красных пилюль.

Взяв таблетки, толстяк уже собрался уходить, он со скрипом поднялся со стула, который изрядно прогнулся под ним, подошел к выходу, и лишь там, переводя дыхания, решил задать еще один вопрос

- Что значит ваше тату? — в глазах пациента читался большой интерес, будто весь прием, он только и делал, что взирал на китайский символ на шеи своего врача.

- Я же доктор, так что не трудно догадаться, что символ, который вы видите, означает здоровье — соврал Седов.

Утолив свое любопытство, москвич покинул кабинет, и поспешил к себе домой, в надежде, что таблетки, которые прописал врач, спасут его от бессонницы.

Толстяк был последним пациентом врача, правильно говорят, последний, всегда самый трудный, и Максим с чистой совестью закрыл свой кабинет, ведь на часах уже было шесть часов, и его рабочий день закончился. Галлюциногенные грибы доктор планировал смыть в унитаз по дороге домой, сейчас же они просто лежали на его рабочем столе, и Максим даже не думал о них, хотя когда-то только они и занимали всю его голову. Но эти времена канули в небытие, сейчас же он мог думать, только о своей девушке Насте, которой сегодня планировал сделать предложение. Седов даже кольцо купил, которое в данный момент пылилось в кармане его куртки, а в будущем должно было быть подарено в местном кафе, в том самом, в котором когда-то и его отец сделал предложение его матери. Доктор продумал все до мелочей, оркестр, которые сыграет их песню, бокал шампанского, на дне которого и будет лежать золотое кольцо. И пусть это немного банально, но зато очень красиво, как говорится, все красивые поступки уже сделаны, и нам остается только их повторять. Максим уже собрался одеваться, как вдруг зазвонил его телефон, заиграла их песня, а на дисплее высветилось имя Настя.

- Привет, а я только собираюсь выходить — поднеся телефон к уху, с неизмеримой радостью в голосе произнес врач.

- Я не могу сегодня пойти в кафе — у девушки был грустный голос, словно, что-то произошло, или что-то должно было произойти.

- А что случилось? — голос Максима в мгновенье перестал излучать радость, теперь он наполнился переживаниями и предчувствием чего-то ужасного.

- Ничего и все сразу — девушка говорила медленно, было видно, что она подбирает слова, собираясь, кое-что сказать, кое-что неприятное. — Я думаю — на секунду, ее голос дрогнул. — Нет, я знаю, нам нужно расстаться — последнею фразу она произнесла достаточно твердо, словно она уже давно хотела ее произнести, но боялась сказать это в лицо.

Врач не верил своим ушам, не верил, что это происходит именно с ним, он видел много ужасных вещей, но не когда ни думал, что эти вещи затронут и его. Сердце Седова ускорила свой ритм, и теперь больно отдавалось в груди, если бы он приложил к нему телефон, то и девушка наверняка услышала бы его стук.

- Но почему? — не спросил, а простонал Максим, так как голос изменил ему, стал мягким, даже не много детским.

- Я… — Настя снова стала говорить медленно, будто забыла слова, а сейчас пытается вспомнить хоть что-нибудь. — Ты мне больше не нравишься, теперь в моей жизни есть другой человек — после сказанного, девушка кинула трубку и в телефоне врача послышались гудки, которые сейчас доктору казались смехом судьбы.

Мобильник выпал из рук парня в белом халате, он не разбился, а отскочил от пола и залетел под стол. Разум врача покрылся пеленой тумана, в котором путались мысли, так как он ничего не мог понять. У них с Настей все было хорошо, он считал ее своей половинкой, она считала его своей судьбой. Сейчас доктор хотел плакать, хотел кричать, хотел умереть или убить кого-нибудь. Ему хотелось так много, а он мог так мало, сидя в своем кабинете, запутавшись в мыслях. Рука врача сама нащупала кулек, который принес пациент, и который еще недавно, он так хотел выбросить. Прикасаясь пальцами к засушенным грибам, Максим словно попадает в прошлое, во время, которое он так хотел забыть. Мужчина с конским хвостом, благодаря которому он так похож на рокера, вспоминает, как однажды эти грибы убили его мать. Эти воспоминание отдаются болью в его голове, но даже эта боль, не способно заглушить крик разбитого сердца.

2

Это случилось много лет тому назад, когда Максим учился в медицинском училище. Тогда он был молод и жил только для себя, жил по принципу, попробовать нужно все. Студент искал способы получить как можно больше удовольствия, а через секс, или через бутылку хорошего пойла, не имело значение, главное словить нужный кайф. И он всегда его ловил, но даже самый хороший секс приедается, даже самое лучшее вино надоедает, и Максим стал искать более радикальные методы, получения новой порции удовольствия. Колоть себя всякими наркотиками он не хотел, парень с детства не любил шприцы. Принимать экстази было дорого, а студент не был сыном богатых родителей. Поэтому спасения он нашел в грибах, эти наркотики сотворил бог, так любил говорить Максим, а бог плохого не посоветует. И если сначала Седов принимал их лишь по выходным, то потом двух недельного удовольствия стало мало, и он решил его продлить. Вскоре грибы вошли в ежедневный рацион будущего врача, и об этом узнала его мать, которая, как любая разумная женщина воспротивилась такому увлечению сына. Она отказалась давать ему деньги, на наркотики, и Макс одно время даже перестал их употреблять, взял себя в руки, ведь никогда не имел ни к чему особой зависимости, потому и не считал себя наркоманом. Грибы были его способом отдохнуть, от реальных проблем.

Но его перерыв был не долгим, ведь проблемы вскоре вновь нависли над ним. Учеба в училище была сложной, жестокие преподаватели «Доброго Сердца» не шли на уступки, и загружали студентов по полной программе, пытаясь сделать из них настоящих врачей. Максиму эта программа давалась тяжело, впрочем, не ему одному. Многие студенты училища, кончали жизнь самоубийством, многие прямо в колледже, не забыв в предсмертной записке обвинить во всем очень строгих преподавателей. Так и Седов, не выдержав натиска своих учителей, однажды, когда день в училище был особенно тяжелый, решил разрядиться, чтобы в итоге не покончить собой, перерезав вены, в школьной душевой. А для разрядки ему нужны были грибы.

Поэтому когда мать ушла на работу, Седов решил заглянуть в домашний сервант, в котором и лежал весь семейный бюджет, не очень большой, но и не совсем маленький. Чтобы не мелочиться, он забрал все. Как и многие дети, которые воруют у своих родителей, он думал, что его мама не заметит исчезновения нескольких тысяч, а если и заметит, то решит, что потратила их сама. Взяв деньги Максим, отправился к своему поставщику, парню, который в «Добром Сердце» мог достать практически все, хотите героин, и этот чернокожий паренек с русским именем Иван достанет его вам. Хотите порошка, пожалуйста. «Любой каприз за ваши деньги» — это был жизненный принцип и девиз местного дилера, по продаже временного удовольствия. Если бы не медицинское училище с его студентами, бизнесу Ивана пришел бы конец.

По дороге Седов встретил друзей, которые, как и он, после трудного дня решили отдохнуть. Закупив грибов под самую завязку, Макс и компания отправились на свое постоянное место, а точнее на крышу училища, где еще днем они прилежные студенты и будущие врачи, но ближе к вечеру, полные раздолбаи и наркоманы по совместительству. Там на крыше объевшись грибов, эти друзья решили, что третий этаж, это совсем не высоко.

- Да здесь до земли и рукой можно достать — сказал тогда кто-то из них.

Первым прыгнул Андрей, этот парень был паркурщиком, а в будущем серьезно подумывал о профессии каскадера. Ему было девятнадцать лет, и этот трюк у него не получился, он сломал себе шею и умер. Когда ты под грибами, смерть кажется достаточно веселой штукой, поэтому увидев бездыханное тело друга, друзья не остановились, а наоборот пришли в еще больший восторг. Тогда им это все казалось всего лишь игрой, детской забавой, которая не может причинить вред.

- Вот неудачник — сказала Таня, ей было восемнадцать, и она также прыгнула с крыши трех этажного здания. В отличие от одногруппника ей повезло, если конечно так можно сказать. Она сломала позвоночник и всю свою оставшуюся жизнь проведет в инвалидной коляске не в силах даже руками пошевелить, что для многих еще хуже, чем смерть. Смотря на кричащую от боли девушку, Макс начал хохотать, он собирался прыгать следующим, чтобы доказать своим непутевым друзьям как нужно летать. В тот момент он почти умер, почти совершил прыжок, но смерть почему-то захотела оставить его в живых, забрав за это кого-то очень дорогого будущему врачу. Телефон Седова зазвонил, и он остановился, решил, ответить на звонок и лишь потом, отправиться к друзьям. По мобильнику ему сказали, что его мать скончалась от сердечного приступа, она пришла с работы пораньше и увидела, что денег в серванте нет. Сердце женщины не выдержало, не пережило, что ее сын вор и остановилось навсегда. Смерть родной матери, в отличие от смерти друга не вызвало улыбку или даже смех, на секунду Максима даже полностью отпустила от действия волшебных грибов. Он слез с крыши и как в тумане пошел прочь, не обращая внимания на крики Тани, которая умоляла его вызвать скорую помощь. Остальной остаток дня он не помнил, словно его кто-то специально удалил из его головы. Наутро Максим очнулся у больницы, которая находилась в центре города. Его шея жутко болела, она, словно полыхала огнем. Лишь придя домой, будущий врач заметит, татуировку в виде китайского символа, которая неизвестно каким образом, оказалась на его шеи.

У стен его будущей работы Седов поклялся, что больше никогда не будет употреблять наркотики, и не важно, какие именно. Тогда эта клятва, показалось ему дежавю, словно он уже давал ее, но когда, почему-то забыл. Как бы там не было с того дня Макс даже кофе не пил.

3

И вот спустя столько времени, его снова потянуло на наркотики, ему снова захотелось убежать от проблем, а не пытаться вместо этого их просто решить. Пальцы так и сжимали то один кусочек грибов, то другой. На секунду Седов опять захотел испытать удовольствие, от которого так сносит крышу, это секунда чуть не стала роковой. И когда один не большой кусочек засушенного лакомства чуть ли не сам полез ему в рот, Максим отдернул руку, да так сильно, что чуть ее не вывихнул.

- Нет! — твердо сказал он себе, после чего залез в свой стол и достал оттуда более безопасное средство забыться и успокоиться. Бутылка дорогого коньяка, которую подарил ему один пациент, уже давно хранилась у него в столе, ее он берег на самый значимый день, день своей свадьбы. От этих мыслей врачу стало еще хуже, и, открыв бутылку, он начал пить из горла.

Вместе с коньяком пролетело и время, Седов не успел, опомниться, как на часах уже было десять часов. Если бы все пошло, как задумывал Максим, то оркестр отыграл бы уже их песню, а он стал женихом. Но Настя испортила весь его план, и сейчас он ненавидел ее за это больше всего. Ведь так всегда, от человека, которого мы любим, мы требуем больше, чем от того, на кого нам наплевать, и если он не выполняет наши условия, мы начинаем ненавидеть его. Любовь и ненависть, вроде бы такие разные чувства, но как часто мы их испытываем к одному и тому же мужчине, к одной и той же женщине. Так и врач, он по-прежнему любил Настю, но простить ей измену, предательство не мог. И эта любовь стало его проклятьем, бременем, которое тащило вниз.

От того, что коньяк ударил в голову, Седов решил позвонить своей бывшей девушке, он толком не знал, что делает, а главное зачем, возможно он просто надеялся, что ее последние слова были шуткой, жестоким розыгрышем, ведь иногда жесткость, лучше, чем равнодушия. Максим поднял телефон с пола, и набрал номер Насти. Он уже представил, как она начнет извиняться перед ним, говорить, что была пьяна, и просить прощения. Но вместо этого, девушка сбрасывает его звонок. Теперь телефон не падает на пол, он летит в стену, со всей силу, на которую был способен Седов. Мобильник разлетается на мелкие кусочки, да так, что не один мастер теперь его не соберет. Телефон умирает, символизируя смерть их взаимной любви. Мобильник был лишь первым шагом к разрушению. Взбешенный безразличием девушки, которая даже не удосужилась поднять телефон, Максим хватает грибы, и начинает по одному закидывать их в рот.

Ему уже плевать на клятву, сейчас он хочет забыться, попасть в другой мир, в котором нет Насти, в котором нет вообще никаких проблем. Но наркотики почему-то не действуют, так думает Максим, когда кулек практически опустил. Врач не чувствует прежнего прилива удовольствия, его сердце все еще болит, а разум занят девушкой, которая сейчас возможно спит с кем-то другим. Максим хватается за голову, и из его глаз текут слезы, он вспоминает все хорошее, что у него было с Настей, это хорошее уже стало прошлым, которое никогда не перерастет в будущее. И когда врач уже практически отчаялся словить кайф, в воздухе появилась летучая мышь с головой свиньи. Ее появление было таким же внезапным, как появление молнии на безоблачном небе. Вроде все тихо, а через секунду начинается гром.

- Ты должен мне палец — произнесла жутко писклявым голосом мышь, которая сейчас висела в воздухе. Ее поросячья голова вертелась из стороны в сторону, словно проверяя, есть ли в комнате кто-то еще.

- Вот блин, такое у меня в первый раз. Видно грибы очень хреновые — произнес Макс, после чего начал протирать свои глаза, в надежде, что его ведение исчезнет, но оно так и осталось под самым потолком.

- А фиг тебе — с издевкой произнесла полу мышь — полу свинья. Ее красные глаза бусинки сейчас злобно горели, и смотрели на врача, во взгляде которого читалось безразличие и усталость. — Палец гони.

- Исчезни. Ты глюк, тебя нет — твердо сказал Макс, доедая оставшиеся грибы. «Летучая мышь с головой свиньи, это еще не самый худший приход» думает врач, и мышь тут же покидает его кабинет. Она исчезает также внезапно, как и появилась под потолком. Максим склоняется над своим столом, он даже начинает думать о том, чтобы заночевать прямо здесь, ведь гулять по улице под действием грибов опасно. Мысли о Насте практически покинули его голову, за это можно сказать спасибо необычному ведению, думы о котором сейчас заняли практически весь мозг врача. Эту странную тварь под потолком он видел в первый раз, но она почему-то сильно напоминала ему кого-то из прошлого, но кого именно, доктор вспомнить не мог. И когда глаза Максима практически закрываются, приготавливаясь к долгому сну, раздается стук. Кто-то бьет кулаком в его кабинет, словно сейчас не двенадцать ночи, а три часа дня, и у него вовсю идет прием.

- Кто там еще? — грозно произносит врач, и дверь тут же открывается. То, что Максим видит в следующий момент, напоминает сон, только очень реальный сон, который еще толком не начался, а уже стал кошмаром, о котором так хочется забыть. Глаза врача округляются, а волосы становятся дыбом. Не такого прихода он хотел. На пороге его кабинета, стоит Андрей, парень который когда-то так неудачно спрыгнул с крыши и сломал себе шею. Кожа незваного гостя практически облезла, она свисает кусками, открывая гнилую плоть. Глаза Андрея, словно из стекла, а голова весит на боку, ровно так же, как в тот день, когда у Седова умерла мать.

- Ну, привет Максим — говорит мертвец. — Я так давно мечтал с тобой увидеться, и вот этот момент настал.

Врач, который на время потерял дар речи, упал на пол и попятился к дальней стене, его мертвый друг был настолько реальным, что Седов на секунду даже забыл, что находится под действием грибов.

- Разве так стоит встречать своих гостей — покойник медленно продвигался к испуганному врачу. — Особенно тех, кто умер, погиб по твоей вине — лицо мертвеца изобразила жуткую гримасу, он ускорил шаг, и уже спустя несколько секунд, покойник находился возле врача.

- НЕТ! — что есть силы, закричал Максим, закрываясь руками от безумного взгляда мертвеца, и покойник исчез, растворился в воздухе, как и летучая тварь.

Врач снова поднялся, его тело била дрожь и он уже пожалел, что доел оставшееся грибы, а не остановился, на моменте когда появилась полу мышь — полу свинья. Как только Седов вспомнил про крылатую тварь, она снова возникла у него над головой.

- Как насчет пальца, врач — все тем же писклявым голосом произнесла она.

- Иди к черту — злобно произнес Максим, и тварь, что кружилась у него над головой, испарилась, и в кабинете врача снова воцарился покой.

Седов снова сел за свой стол, стараясь собраться с мыслями, но получалось это у него крайне плохо. И если сначала он не мог выкинуть из головы образ покойного друга, то потом снова переключился на Настю, из-за которой и наелся проклятых грибов. Максим уже решил, что его отпустило, он снова попробовал уснуть, как в его кабинет опять кто-то постучал. Врач тут же подскочил, и мигом прильнул к дальней стене. Конечно, в его кабинет вполне могла постучать дежурная медсестра, которая услышала крик, но сам врач в это не верил, он, словно чувствовал беду, что притаилась за дверью. И не ошибся. Когда дверь вновь распахнулось, на пороге кабинета, Максим увидел собственную мать. Она стояла в красном платье из ситца, в котором и была похоронена много лет назад. Ситец не тронуло время, платье казалось новым, что нельзя было сказать о женщине. Одного глаза у нее не было, на его месте была черная впадина, в которой лежали яйца личинок и один мерзкий червяк, который словно охранял их. Кожа покойницы стала синий, кое-где образовались трещины, из которых сейчас лился желтый гной.

- Разве ты не обнимешь свою матушку? — с удивлением спросил монстр.

Но Максим, как и в случаи с другом был не в силах что-либо сказать. Он не верил своим глазам, не верил своему носу, который ловил запахи мертвой плоти и земли.

- Благодаря тебе я попала в ад, ведь гиена огненная самое место, для матери, которая не смогла правильно воспитать свое дитя. Ведь родители всегда отвечают за своих детей — говорила гниющая изнутри женщина. — Каждый день меня насилуют черти, а когда они заканчивают, то начинают поедать мою плоть, а потом все повторяется, и все из-за тебя. Знаешь, что меня утешает, когда рог беса входит в мое влагалище, что когда ты умрешь, ты испытаешь то же самое на себе. О да, я хочу посмотреть, как черти растерзают твою плоть — после сказанного мертвец, начинает смеяться, и личинки, что уже вылупились из яиц, летят во все стороны.

Максим не дожидается момента, когда его мать, как и покойный друг с ним сровняется, он встает и бежит прочь из проклятого кабинета. В проходе он сталкивается с покойницей, которая должна быть всего лишь ведением действием галлюциногенных грибов. Но его мать не исчезает, как положено призраку. От столкновения, она падает на пол, ее хрупкое тело разлетается на мелкие кусочки, вместе с ней падает и врач. Седов видит, как голова, которая закатилась под стол, продолжает смеяться. Он быстро поднимается, и продолжает бежать прочь. Максим перестает видеть разницу между реальностью и вымыслом. Галлюцинации сейчас ему кажется такими же реальными, как и стены в больницы, и такое у него в первый раз.

4

«Мне нужен человек, который объяснит, что реально, а что вымысел» про себя рассуждает врач, продолжая бежать. Он как сумасшедший проносится мимо дежурной медсестры, к которой не может подойти. Рассказав ей о грибах, он бы подписал свое заявление на увольнение, ведь медсестра точно бы рассказала обо всем главврачу. Поэтому Максим продолжает бежать. Он бежит к моргу, ведь именно там находится человек, к которому он собирается обратиться за помощью. Местный патологоанатом, не отличался общительностью, практически все свое личное время он проводил возле покойников, в больнице даже кто-то шутил, что лучшие друзья Вячеслава, это мертвецы. Именно на его помощь и надеялся врач, залетая в морг, который благоухал лавандой. Весь медперсонал знал, о слабости патологоанатома к этому запаху, поэтому было не удивительно, что в его повседневной среде обитания, пахло именно так. Молодой человек, которому нельзя было дать больше двадцати лет, с короткими темными волосами, стоял возле одного из трупов, чуть ли не головой погрузившись в его внутренности.

— Мне срочно нужна ваша помощь — встревожено произнес Максим, на его лбу выступил пот, а сердце бешено колотилось в груди, словно оно хочет выбраться из своего заточения.

- Что случилось? — так и не покинув тело мертвеца, спокойно спросила Вячеслав.

Седов, который не знал с чего начать, сказанул первое, что пришло ему в голову:

- Я вижу мертвецов.

- Я тоже, причем постоянно — все также спокойно произнес молодой человек. — Работа у меня понимаете такая, мертвецов видеть, а иногда и вскрывать — задумчиво закончил предложения работник морга.

- Вы меня не поняли. Я принял очень много наркотиков, и теперь мои мертвые знакомые посещают меня. Я уже перестаю понимать, что реально, а что нет — Седов надеялся, что сейчас патологоанатом, его поймет, и был прав. Вячеслав наконец-то покинул тело мертвеца и сейчас смотрел своими карими глазами на коллегу:

- Называйте меня на «ты», я Слава — сказал Вячеслав. — Я бы вам руку протянул, да она вся в кишках этого покойного — молодой парень в белом халате указал на мертвеца, в котором еще секунду назад копался. — А я знаешь, привык работать без перчаток, знаю, что не правильно, но им уже все равно.

- Я Максим. Можно мне остаться у тебя, в свой кабинет, я возвращаться боюсь — Седов продолжал дрожать, но сейчас ему становилось спокойней, во всяком случаи он был не один, пусть и среди мертвецов.

- Оставайся, я пойду, поставлю чайник, крепкий чай может помочь.

Максим кивнул, и Слава скрылся за одной из дверей, ведущих в кабинет патологоанатома.

«Все будет хорошо» про себя произносил врач, который знал, сила внушения способна на многое, но не в данном случае.

- Доктор, вы сказали, эти таблетки помогут — раздалось у него за спиной. — А они не помогли — этот голос принадлежал не Вячеславу, но Максиму он был знаком.

Когда врач обернулся, он увидел пациента, что приходил к нему днем, того самого, что не мог уснуть. Только сейчас он выглядел более устрашающе. Его красно белая майка была заляпана кровью, а лоб с волосами вообще отсутствовал, на их месте были кровавые ошметки, которые кусками торчали из оставшейся головы. Седова снова охватил неистовый страх, ведь его пациент начинал к нему двигаться, пусть и очень медленно.

- Моя жена не выдержала еще одной ночи без сна, она взяла ружье и засунула его себе в рот, после чего спустила курок. Ее мозги остались на стене нашего дома. Когда я увидел, что произошло, то взял ружье и убил свою дочь, ведь она тоже хотела поспать, и я подарил ей сон, вечный сон. Ведь так должен поступать любящий отец — когда москвич говорил, ошметки оставшейся головы подпрыгивали, то вверх, то вниз. — А затем я убил себя. Ружье, это лучшее средство от бессонницы, не хотите попробовать Максим Александрович — только сейчас врач заметил в руках мертвеца окровавленное ружье, которое теперь было направленно на него.

- Ну, все, чай готов — сказал патологоанатом, и покойник с ружьем в ту же секунду исчез.

- Господи за что — сквозь слезы простонал Максим, после чего засунул два пальца в рот и принялся рвать прямо на пол. — Я должен от них избавиться — через рвоту кричал врач.

- Уже поздно, и ты это прекрасно знаешь — сказал Слава с чайников в руке.

Патологоанатом завел Седова к себе в кабинет, и врач все ему рассказал. Рассказал о друзьях, что спрыгнули с крыши, о матери, чье сердце просто не выдержало. А девушке, которая сегодня его бросила, и о летучей твари, что появилась первой, ознаменовав этим начало его кошмарного приключения. Вячеслав, молча, слушал коллегу, надеясь найти способ тому помочь, парень никогда не сталкивался с наркотиками, поэтому мало, что о них знал, зато он неплохо разбирался в китайских символах.

- У тебя интересная татуировка. Знак силы воли, означающий «Я не сойду со своего пути». Знак, который обычно набивают после клятвы, чтобы не забыть о своих словах — задумчиво произнес патологоанатом.

- Так вот, что она все-таки означает — попивая чай, сказал Максим. — Она появилась… — Не успел врач закончить предложения, как перед ним появилась летучая мышь с головой свиньи. И в туже секунду все стало на свои места.

5

Максим вернулся в прошлое, что стало для него черным пятном. В прошлое, о котором он предпочел забыть. Врач снова стал молодым, он находился возле медицинского колледжа, возле девушки, что молила его о помощи, но которой он не собирался помогать. Максим пошел прочь, от места, где чуть сам себя не убил. Пошел точно, не зная куда, ведь тогда он не думал, не мог думать, так как образ мертвой матери не покидал его головы.


Эти думы вывели его к бару, когда тьма уже вовсю захлестнула его маленький городок. Максим не хотел пить, но ноги сами его повели в ночное заведение, о котором он не слышал раньше никогда. В бар под названием «В гостях у свиньи».

- У вас очень странное название — произнес, еще тогда студент медицинского колледжа, присаживаясь за барную стойку и осматривая заведение изнутри, которое было абсолютно пустым, если не считать бармена, что стоял к нему спиной. Мужчина средних лет протирал бокалы для вина и не спешил знакомиться с потенциальным клиентом, ему словно было наплевать. Лишь спустя несколько минут он удосужился повернуться, именно тогда, Макс понял, откуда такое название, понял, а позже забыл. Вместо носа, бармен носил свиной пятак, который был ко всему прочему просто огромного размера.

- Не пугайтесь, я не порождение дьявола. Просто, когда отец спит со своей дочкой, на свет появляются такие уроды как я. Так что никогда не спите со своими родственниками — дал совет мужчина — свинья.

Возможно оттого, что незнакомец был с ним таким откровенным, а может потому, что действия грибов еще не до конца исчезло, Максим решил выговариваться:

- Моя мать сегодня умерла — произнеся это, будущий врач начал плакать, хотя до этого никогда не плакал у кого-то на виду. — И в этом виноват я, и моя пагубная любовь к наркотикам.

- Почему вы не бросите их употреблять? — все, также протирая бокал, спросил бармен.

- Потому что не могу — сказал чистую правду студент.

То, что произошло потом, скорее и вызвало временную потерю памяти, ведь в такое поверить было практически нельзя.

- Вы такие странные, обычные люди. Говорите, что не можете перестать изменять жене. Плачете о том, что ничего не добились в жизни. Вы все забыли, что нормальный человек способен на все. Он может стать кем пожелает, может бросить все, что ему не нравится. За это я и ненавижу вас! Вас, всех нормальных людей, потому что вы не пользуетесь своими возможностями — на секунду мужчина — свин замолчал, но потом более грозным тоном продолжил. — Ты бросишь употреблять наркотики — произнеся это, внешний вид незнакомца за барной стойкой начал меняться. Белоснежные клыки обнажились у его губ, язык, благодаря которому он говорил, раздвоился, а глаза, полыхнули огнем. — Тебе хватит силы воли, и ты бросишь колоться, нюхать или глотать наркотики, иначе я приду к тебе, и ты отдашь мне палец — на шеи бармена появилась цепочка, которая была украшена человеческими мизинцами. — Ты бросишь их употреблять! Ведь ты не урод! А если нет, то уродом тебя сделаю я! — произнеся эту фразу, чудище, которое еще секунду назад так походило на человека набросилась на Максима, а его когти вцепились ему в шею.

Тогда Седов думал, что монстр хочет его убить, на самом деле, тот хотел сделать напоминание, о котором только сейчас и вспомнил Максим.

- Отдай мне палец — произнесла летучая мышь с головой свиньи, не спуская глаз с врача. Седов хотел что-то сказать, но его опередил патологоанатом, который в данный момент не верил своим глазам.

- О господи, это не глюк или я тоже сейчас нахожусь под наркотой — Вячеслав внимательно смотрел на тварь, что парила под самым потолком его кабинета.

- Это не глюк! — только и произнес врач. Летучий монстр исчез, распарился в воздухе, как и прежде до этого, и Максим рассказал Славе про бар.

- И что бы это все закончилось мне нужно отрезать палец. Ведь я нормальный человек — закончил Седов и вытянул свою руку вперед. Сейчас он смотрел на мизинец и мысленно представлял, как будет его отрезать.

- Что будешь делать? — спросил Вячеслав, он тоже смотрел на пальцы врача, представляя себя на месте своего нового знакомого.

- У меня нет выбора — опустив глаза, произнес Седов. — У тебя есть пила?

У патологоанатома была пила и даже не одна, ведь ему приходилось вскрывать человеческие черепа, а простым скальпелем это не сделаешь. Парень покинул свой кабинет, отправившись к своим инструментам, что находились в дальнем левом углу на металлическом столе.

Максим вновь остался один, думая о том, кто из покойников может зайти к нему следующим, если Вячеслав не поспешит. В его голове прокрутилось множество вариантов, но даже самый жуткий из них, не мог сравниться с той, что вошла в кабинет патологоанатома.

- Прости меня Максим — произнесла девушка, закутанная в белый халат. По ее лицу текли слезы, которые размазали тушь, сделав ее похожей на панду с их большими черными пятнами возле глаз.

- Настя, что ты здесь делаешь? — не веря собственному зрению, спросил врач. Сейчас он был готов увидеть покойную бабушку, кого угодно, только не девушку из-за которой он поддался искушению и наглотался злачных грибов.

- Зря я тебя бросила — произнесла Настя, продолжая реветь, ее слезы падали на кафель, издавая при этом достаточно громкий хлопок.

- Ничего страшного — произнес Седов, и быстро кинулся к девушке, чтобы обнять. Его руки сцепили ее хрупкое тельце, и прижали к себе, пока не наткнулись на что-то влажное у девушки на спине. Сначала Максим ничего не понял, но затем его глаза посмотрели вниз, и врач увидел пол, заляпанный кровью. Именно кровь, а не слезы, издавали тот хлопок. Врач быстро оттолкнул от себя Настю, все его руки уже по локоть были в крови, которая, не прекращая, капала на пол.

- Что с тобой случилось? — в ужасе произнес Максим, смотря даже не на девушку, а на свои руки.

- Тот другой человек, о котором я сказала тебе по телефону. Он оказался психом. Этот ублюдок вырезал мне сердце. — После сказанного, девушка скинула с себя халат. Сейчас она стояла абсолютно голая, и это была бы прекрасным зрелищем для любого мужчины, если бы не разорванная грудная клетка, из которой как лохмотья торчали остатки кожи и мяса. На месте сердца красовалась дыра, в которой врач и увидел своего нового знакомого. Слава вместе с пилой как вкопанный стоял и смотрел на покойницу, не в силах не то чтобы произнести звук, а даже пошевелиться.

- Я полюбила «Похитителя Сердец» — уже выкрикнула Настя, после чего направилась к врачу. Крик мертвой девушки вывел Вячеслава из ступора, который тут же кинул пилу в сторону доктора. Инструмент патологоанатома ударился об дальнюю стену и приземлился как раз рядом с Максимом.

- Отрежь себе палец и все закончится — крикнул Слава, после чего добавил. — Наверное, закончится.

Но было уже поздно, Настя настигла врача, она ногой зажала пилу, не желая, чтобы Седов ее взял.

- Кстати я уже познакомилась с твоей матерью. Очень милая женщина. Так что мы уже вдвоем ждем тебя в аду — произнеся это, покойница начала смеяться, ровно также как смеялась еще недавно мать доктора.

Седов сидел на стуле, прижавшись к стене, перед его глазами вновь появилась злобная летучая мышь с головой свиньи, которая сейчас лишь наблюдала. Ей словно больше не хотелось получить заветный палец, будто сейчас для нее важнее его смерть. Именно в этот момент Максим собрался с силами. Он засунул мизинец, себе в рот, и перед тем как сделать, что задумал, произнес:

- Может я и виноват в смерти матери и друзей, но я не виноват, что ты дура. Иди в задницу Настя, я рад, что ты умерла.

Врач стиснул свою зубы, из которых уже через секунду брызнула кровь. Алая жидкость потекла на кафель и смешалась с кровью покойницы. Еще один рывок зубами, и мизинец остается во рту врача. Дальше для Максима наступает тьма.

Он просыпается спустя какое-то время, лежа на полу, заляпанный кровью, своей и кровью девушки. Рядом с ним стоит патологоанатом, который немного с ужасом смотрит на доктора.

— Что произошло? — осматривая свою руку, которую уже кто-то перебинтовал, спросил Максим.

- Ты откусил себе палец, а затем выплюнул его в ту девушку. На нее он подействовал так же, как на вампиров действует в кино солнечный свет. Она начала гореть, а после испарилось, оставив лишь после себя огромное красное пятно.

- А что стало с той летучей тварью?

Вячеслав на секунду замолчал, словно обдумывая, а стоит ли доктору все говорить. Но затем ответил на вопрос:

- Эта тварь, сказала, что больше не доверяет тебе. И что если я хочу, чтобы ты остался жить, то мне нужно взять твою ношу на себя. Я поклялся, что ты никогда больше не примешь наркотики.

Только сейчас врач заметил татуировку на шеи патологоанатома, такую же, как и у него. Максим инстинктивно прикоснулся к своей шее.

- У тебя ее больше нет. Этот символ перешел ко мне — произнес Вячеслав, опустив свои глаза. — Ты же больше не будешь употреблять наркотики? Эта тварь сказала, что теперь она коллекционирует человеческие головы — из глаз Славы хлынули слезы, и он отвернулся от своего нового знакомого, который так молча, и лежал на полу.

Максим не знал, что сказать. Он мог снова поклясться, что теперь уж точно никогда не притронется к наркотикам, но разве его слова имели бы значения. Человеку, который нарушил клятву нельзя доверять, Седов это знал, потому и молчал.


Оглавление

  • Борис Хантаев Мертвый приход
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...