загрузка...
Перескочить к меню

Технос (fb2)

- Технос (пер. Олег Эрнестович Колесников) (а.с. Дюмарест с Терры-7) 542 Кб, 145с. (скачать fb2) - Эдвин Чарльз Табб

Настройки текста:



Эдвин Чарльз Табб «Планета Технос»

Глава 1

Ночью улицы Кловиса оказывались во власти многочисленных страшных тайн, которые хранили старинные каменные стены причудливых кривых улиц и улочек. На город опускалось тяжелое молчание, изредка нарушаемое шелестом ветра с нижних равнин и нестройным звучанием колоколов, подвешенных к остроконечным двускатным крышам. Бледные фонари покачивались, словно призрачные звезды; их слабый свет тонул в тумане, наползающем с полей, и свете ярких прожекторов заводов и мастерских северной части города, где люди и машины остервенело вгрызались в недра планеты ради их богатств; сквозь рваные тучи, ползущие по небу и закрывающие город сверху, печально и мрачно смотрела луна, подчеркивая своим мертвым светом всесилие потустороннего мира…

Дюмарест выжидал… Его глаза настороженно изучали улицу, ухо старалось уловить любой малейший звук, который мог таить в себе опасность. Улица казалась пустынной, но это ничего не значило; грабители могли притаиться в подъездах домов, в темных аллеях и простенках, готовые наброситься на любого, кто случайно окажется здесь в это опасное время. Он будет не единственным, кого после рассвета, при робком свете раннего солнца найдут ограбленным и убитым…

Осторожно и внимательно Эрл отделился от стены дома и ступил на тротуар. Его ботинки глухо стучали по неровной каменной дороге. Было уже слишком поздно и опасно ходить по городу, и Эрл пожалел о часе, который он потерял, не удержавшись от соблазна посмотреть красивое представление. Это были танцовщицы: их легкие и грациозные движения, красочные воздушные одежды, руки, то взлетающие, то опускающиеся в ритме какого-то древнего обволакивающего танца… Дюмарест был околдован и потрясен.

Теперь он мог лишь сожалеть о том, что позволил себе так расслабиться и потерять время; его путешествие по ночному городу могло закончиться печально…

Дюмарест достиг противоположного конца улицы, повернул направо и был уже в двадцати ярдах от угла, когда услышал звуки шагов бегущего человека, догонявшего его. Эрл тут же отпрыгнул в сторону и прижался к стене; его рука автоматически потянулась за девятидюймовым ножом, спрятанным за голенищем сапога. Лезвие блеснуло в лунном свете. Изменчивый блик упал на лицо бегущего. Эрл убрал нож:

— Лимейн!

— Что… — Лимейн остановился, шатаясь. Его лицо в лунном свете было жутким, искажено гримасой боли и отчаяния. Пальцы прижатой к телу руки были покрыты запекшейся кровью. Он лихорадочно всматривался в лицо приближавшегося Эрла. — О, Господи, Эрл, это ты! А я думал… — Он осекся, обернулся, прислушиваясь к разорвавшим тишину ночи громким шагам в начале улицы. — Стража! Это за мной, они схватят меня! Эрл, тебе лучше исчезнуть.

— Прекрати! — Дюмарест закинул руку Лимейна себе на плечи и, почти взвалив на себя обессилевшее и истекающее кровью тело, побежал вниз по улице. Черная пасть аллеи зияла чуть левее; Эрл свернул туда, слыша, как шаги преследователей становятся все громче и громче.

Аллея оказалась ловушкой, стена перегораживала ее дальний конец. Увидев это, Эрл повернул было назад, но тут его свободная рука скользнула по стене, и пальцы наткнулись на деревянную поверхность двери. Дюмарест толкнул ее. Засов был заперт. Он толкнул сильнее и почувствовал, что дверь подается. Она открылась, и он протиснулся внутрь. Бережно поддерживая раненого, он привалился к двери, вслушиваясь в шаги на улице.

Мигнул свет; кто-то пытался зажечь светильник:

— Кто там? Что вам надо?

— Тихо! — Дюмарест повернул голову и увидел сидящую на кровати женщину; в руке она держала зажженную свечу.

— Все нормально, — быстро сказал он. — Мы тебя не обидим. Только помолчи, пожалуйста.

Она покраснела и встала. Босая, она была чуть ниже его ростом. Ногти и волосы ее были покрыты золотистой краской, что вполне определенно говорило о ее профессии. Сквозь желтую шелковую рубашку было видно красивое тело и высокая, волнующая грудь. Ее губы были красными, полными и очень чувственными.

— Ты немного запоздал, — прошептала она, — но я всегда готова заняться делом. А что с твоим дружком? Он пьян?

— Да помолчи же ты! — Дюмарест прикрыл ладонью пляшущий огонек свечи и прислушивался.

Из-за двери донеслись резкие голоса:

— Да нет его здесь! Будь я проклят, если я когда-нибудь видел, чтоб человек с такой раной так быстро бегал!

— Он очень вынослив, — ответил второй голос, — и страшно напуган. Человек, который испытывает страх, зачастую способен на немыслимые вещи! Он, должно быть, бежал гораздо быстрее, чем мы рассчитывали, но, в любом случае, его здесь нет. Темное дело.

Скрип их ботинок по дороге слабо отдавался в тишине; они уходили.

— Эрл! — Лимейн попытался освободиться от поддерживающих его рук. — Эрл, я…

Дюмарест прикрыл ему рот рукой.

— Тише!

Зашелестел шелк, женщина осторожно двигалась в темноте. Эрл почувствовал приятный запах ее духов.

— Они уже ушли, — произнесла она. — Можно мне зажечь огонь?

— Нет, — тихо сказал Эрл. — Тише!

Минут десять он ждал, прислушиваясь около двери. Тишину в комнате нарушали только шелест одежды и прерывистое дыханием Лимейна.

Снаружи вновь раздался звук шагов. Они возвратились.

— Нам не везет, — произнес первый голос. — Если бы он прятался где-то здесь, то он бы уже вышел. Значит, он улизнул.

— Неважно… — Второй охранник был настроен философски. — Он ничего не взял с собой, значит, нечего и жалеть. Кроме того, мы его ранили. Давай еще раз осмотрим все вокруг, и если не найдем, то скажем, что он мертв. Премии, конечно, нам не видать, зато без работы не останемся! Идет?

— Годится, — ответил первый. — Волноваться не стоит…

Шаги вновь стали удаляться; скрип сапог сливался с утренней молитвой городских колоколов…

Лимейн умирал. Дюмарест понимал это, вглядываясь в заострившиеся черты друга при дрожащем пламени свечи. Пляшущий огонек подчеркивал осунувшееся лицо, ввалившиеся щеки и обтянутые кожей скулы, темные круги под глазами, крепко сжатые губы. Все его лицо было покрыто крупными каплями пота и искажено судорогой боли и страдания.

— Эрл, — прошептал он, — я свалял дурака. Ты осудишь меня, я знаю, но у меня просто не было выхода. Я взял все жалованье с завода и пошел к Фу Кану. Я надеялся выиграть, но прогорел. По-моему, я слегка рехнулся после всего этого. Он хранит деньги в сейфе, за стеллажами, и я попытался украсть часть. Конечно, не все; только сумму, которой хватило бы на дальний перелет домой, на родину. Его стража засекла меня прежде, чем я успел что-нибудь сделать. Они стреляли в меня, но мне удалось уйти. Остальное тебе известно…

Он застонал и судорожно дернулся:

— О, Господи, Эрл, эта боль!.. Боль…

— Что с ним? — спросила женщина. — Он болен?

— Он ранен, — ответил Эрл, оглядывая комнату.

Комната соответствовала своему назначению, типичная в своем роде, если принять во внимание профессию хозяйки. Большая двуспальная кровать с высоким матрацем занимала один угол; стол, несколько кресел, шкаф, кухня, ванна с душем, будуар… — ничего особенного, что могло бы привлечь требовательный взгляд.

— Достань простыню, — требовательно сказал Эрл. — Освободи стол и расстели ее там. Приготовь все необходимое для перевязки.

— А ты заплатишь? — ее голос звучал размеренно, медленно-привычно; но в нем были слышны и твердые металлические нотки. — Он ранен, а те двое — стражники, и они преследовали его; если он виновен, то у меня будут большие неприятности.

— Не волнуйся, неприятностей не будет, — сказал Эрл. — И мы заплатим.

Дюмарест держал Лимейна на руках, пока женщина готовила стол: застилала его пурпурной простыней и ставила лампу, чтобы было светлее. Эрл осторожно опустил тело друга на ровную поверхность, слегка расслабился, чтобы дать немного отдохнуть затекшим плечу и руке и стал осматривать раны. Дело было плохо. Кровотечение возобновилось, как только Эрл убрал руку Лимейна, зажимавшую рану. Рана, нанесенная лазером, была очень глубокой, были задеты артерии, сожжены мышцы; Лимейн наверняка потерял очень много крови, и казалось невероятным, что он вообще мог двигаться с таким страшным ранением.

— Эрл! — Лимейн метался от сильной боли. — Боже, Эрл, сделай хоть что-нибудь!

— Дай ему вина, — сказал Дюмарест женщине. — Покрепче, если есть. У тебя найдется еще одна простыня, на бинты?

Эрл осторожно, стараясь причинять как можно меньше страданий раненому, перевязывал раны, а женщина смачивала бинты крепким бренди. Эрл пытался остановить кровь, бьющую из раны, но это было невозможно. Нужна была немедленная хирургическая операция; тогда бы оставался хоть какой-то шанс. А так надежды не было никакой.

— Эрл! — Лимейн попытался отстранить руку женщины; напиток придал ему сил, на бледных щеках и скулах выступил лихорадочный румянец. — Дело плохо, Эрл?

— Плохо.

— Я умираю?

— Да, — ответил Эрл спокойно. Лимейн не был желторотым юнцом, а мужчине ложь ни к чему. — Тебе больно?

— Уже нет, — прошептал Лимейн. — Терпимо, не так, как раньше. Он чуть повернул голову; мерцающее пламя свечи делало его лицо похожим на череп.

— Так много надо было сделать, а теперь не удастся… Если бы карты легли, как надо, я бы… — Он судорожно вздохнул; на его лицо постепенно проявлялась печать смерти. — Эрл, ты можешь исполнить одну мою просьбу?

— Какую?

— Ты очень мудр, — улыбнулся Лимейн. — Ты не хочешь обещать, пока не знаешь, о чем пойдет речь! Но я не прошу о многом. Только передай весточку моему брату; он живет на Лоуме. Скажи ему, что ответа с Шема, Делфа и Кловиса до сих пор нет.

— Можно, я пошлю это сообщение письмом?

— Нет, Эрл. Есть серьезные причины, по которым необходимо передать это с глазу на глаз. Поэтому я прошу об этом тебя. На Лоуме, Эрл, не забудь. И еще. Я думаю, тебя это заинтересует. Ты ищешь свою родную планету — Земля, так она называется, верно? Так вот, на Лоуме есть один человек, который, быть может, поможет тебе в твоих поисках, скажет, где она находится.

Эрл наклонился вперед, его лицо осветила надежда:

— Как его зовут?

— Делмайер. Он землевладелец, гроуэр. Гроуэр Делмайер. У него обширные владения, он богат и коллекционирует предметы старины, раритеты. Повидайся с ним, Эрл. Поговори. Я не могу ничего обещать тебе, но, может, он окажется тебе полезен.

Дюмарест колебался. Еще один промах? Еще одна неоправдавшаяся надежда и разочарование? Земля, он твердо знал это, лежала где-то в этой Галактике. Но точные ее координаты были ему неизвестны. Сознание близости родной планеты и бессилие быстро отыскать ее, надежда, умиравшая уже неоднократно, вызывали в нем глухое раздражение и усталость.

— Эрл, пожалуйста. — Лимейн положил руку на ладонь Эрла и слегка пожал ее. — Я умираю, и мы оба знаем это. Ты все равно покинешь эту планету в поисках своей родины, так почему бы тебе не побывать на Лоуме? Передай мое послание, и может статься, ты спасешь целую страну.

Преувеличение? Умирающий обычно смотрит на мир, который покидает, слегка искаженно, предвзято; но Эрл видел перед собой умное лицо, слышал рассуждения человека, находящегося в полном сознании, а не бред умирающего. А почему бы и нет, подумал Эрл. Одна планета ничем не лучше и не хуже другой, и, кроме того, возможно, этот Делмайер действительно сможет сообщить ему что-нибудь важное о Земле.

— Хорошо, — сказал Эрл. — Я передам.

— Бог наградит тебя, Эрл. — Рука Лимейна соскользнула бессильно, потом потянулась к карману:

— Адрес… он записан здесь… мой брат — хороший человек… поможет. — Лимейн вдруг открыл глаза и твердо произнес: — Ты не пожалеешь, Эрл. Я уверен.

— Он умирает, — неожиданно произнесла женщина. — Может, он просит о чем-то? Ему нужен священник? Здесь есть рядом маленькая церковь, в конце взлетного поля. Я могу сходить. — Пламя свечи дрожало в ее руке.

— Нет, — ответил Эрл. — Уже поздно.

— Еще нет, — произнесла она настойчиво, — я побегу бегом и могу успеть!

Что это изменит, думал Дюмарест. Она может привести монаха, который своими молитвами облегчит душу умирающего, но с таким же успехом она может позвать стражников, алчных до награды. Это было рискованно, и чувство самосохранения подсказало Эрлу ответ.

— Нет, — повторил он твердо.

Позолота в ее волосах сверкнула, женщина внимательно посмотрела ему в глаза.

— Ты жесток, — произнесла она медленно. — О, Господи, ты жесток и несправедлив. Неужели, ты действительно друг ему?

— Да, — ответил Эрл тихо. Он посмотрел на Лимейна. Пока они спорили, он испустил последний вздох. Эрл бережно закрыл мертвецу глаза и повторил:

— Да. Но не сейчас. Умерший не испытывает нужды в друзьях.

— Он умер? — Она чуть уменьшила пламя, опустила светильник на стол. — Что мы будем делать?

— Мы будем ждать, — ответил Эрл. — Ждать рассвета…

Время тянулось медленно, и они разговорились. Ее звали Зилия, и она была профессиональной дамой для развлечений. В ее характере самым неожиданным образом сочетались твердость и мягкая сентиментальность, чувственность; она была типичным порождением большого старого города, где традиции и условности ставили ее в жесткие рамки всевозможных ограничений. На вопрос Дюмареста, как она собирается поступить с телом Лимейна, чтобы не поставить себя под удар, она лишь пожала плечами:

— Есть люди, которые могут сделать все, если им хорошо заплатить. Я возьму часть денег себе, а тело будет найдено далеко отсюда, совсем в другом месте; и не сегодня, а завтра. Сейчас уже нет времени, чтобы все подготовить, как следует. И ни у кого не возникнет лишних вопросов и подозрений по поводу моего участия. Мертвый человек, один из заводских, случайно погибший ночью… ведь он не первый и не последний, не так ли?

— Ты не любишь заводской люд? — Дюмарест задумчиво смотрел на вино в своем бокале. Она налила вина им обоим, и они примостились, беседуя, на краешке большой кровати.

— Рабочих? — она опять пожала плечами. Красивое тело на миг затрепетало под прозрачным шелком рубашки. — Меня это не касается, а вот наши правители еще натерпятся от них. Уже сейчас те, что помоложе, становятся все более независимыми и не мирятся со своим положением и бедностью. Ты и подобные тебе странники вносите свежую струю в нашу устоявшуюся, втиснутую в рамки старых законов жизнь своими рассказами о других мирах, о новых нравах, интересных людях и открытиях. Если привычка повиноваться сломана, то разве можно все повернуть вспять?

— Слепое повиновение никогда не приводило ни к чему хорошему, — сказал Эрл глухо. — Человек всегда должен спрашивать себя, почему он должен кому-то или чему-то подчиняться. Потому что тот, кто приказывает, старше? Или богаче? Или у него в руках власть? Или, может, он обладает большим опытом и знаниями? Если не задавать себе эти вопросы, то привычка слепо подчиняться неизбежно приведет к рабству ума и души.

— Сложные и глубокие мысли; наверное, это не для моего ума. — Она едва заметно улыбнулась и перевела разговор в другое русло: — Ты давно знал этого человека, Лимейна?

Эрл отхлебнул вина.

— Не очень. Мы работали вместе, и однажды он спас меня. Экскаватор сбросил груз над тем местом, где я работал. Лимейн вовремя оттолкнул меня в сторону. — Его пальцы чуть крепче сжали стекло бокала. — Экскаваторщик потом долго извинялся за свою небрежность.

— Ты убил его?

— Нет, только проучил. После этого случая мы с Лимейном сошлись теснее. Мы ели за одним столом и жили рядом в общежитии. Говорили, спорили о самых разных проблемах… Я любил его. Он был хороший человек.

— А Земля?

Дюмарест взглянул на женщину. Ее лицо казалось мягким и нежным, мерцающие блики света оттеняли золото волос и красоту тела. Эрл понял, что она интуитивно, по-женски, пытается снять его внутреннее напряжение и грусть, без утайки открывая глубину своей всепонимающей души, восхитительной женственности и теплоты.

— Это планета, — ответил он тихо.

— Твоя планета? Ты родился там?

— Да.

Она задумчиво покачала головой, пытаясь понять:

— Твой друг говорил, что ты не знаешь, где она находится. И еще, что кто-то может ответить на этот вопрос. Но если этот мир — твой, то почему ты не знаешь пути туда?

— Я покинул его, когда был слишком мал, — объяснил Эрл. — Я улетел с Земли на межзвездном корабле, когда мне было десять лет. Капитан корабля должен был оставить меня, но он оказался слишком добр. С той поры я путешествовал с ним с планеты на планету, забираясь все дальше к центру Галактики. Где небо, усыпанное звездами, кажется гораздо ниже, тяжелее; и оно не голубого цвета, как на земле, а блестящее, словно перламутр. Я забрался так далеко, что здесь никто не знает даже названия «Земля» и не может хотя бы приблизительно указать координаты.

Зилия задумчиво смотрела на него:

— И что теперь?

— Теперь я пытаюсь найти дорогу назад, — ответил он. — Вот и все. Обычная история непослушного беглеца, затерявшегося в необъятных просторах Галактики. Ты наверняка слышала похожие тысячи раз.

— Может быть. — Она прикоснулась краем своего бокала к его бокалу; раздался нежный хрустальный звон. Ее глаза сверкнули, поймали его упрямый взгляд, заблестели ярче; она сказала, ласково и тепло:

— У меня есть тост для тебя. Я хочу пожелать тебе большой удачи!

— За удачу!

Они допили вино, и Эрл задумчиво поставил пустой бокал на стол. Утром, на заре ему потребуется ясная голова и спокойная решимость: ему нужно будет пройти через весь город, добраться до взлетного поля и покинуть Кловис на одном из рейсовых кораблей.

А пока у него есть еще одно дело здесь, в этом доме. Он достал из кармана горсть тяжелых монет — местные деньги — и протянул женщине:

— Это тебе за хлопоты. Прошлые и предстоящие. Этого достаточно?

Она наклонила голову, пересчитывая монеты; золотые волосы рассыпались по плечам сказочным узором.

— Стоимость дальнего перелета… — она прошептала: — мой господин слишком щедр!

— Ты довольна?

— Почти. — Она подняла голову и улыбнулась. Ее глаза призывно заблестели, пухлые яркие губы чуть приоткрылись:

— Что касается платы за хлопоты, то здесь более чем достаточно; а если говорить об остальном — то это вам судить…

Она убрала монеты, встала, подошла к светильнику. Отблеск пламени в последний раз заиграл в золоте волос, на кончиках ее пальцев и белоснежной коже и пропал. Комната погрузилась в темноту.

А потом были только тепло и нежность, мягкость губ, кожи, волнующий запах духов и бесконечный, неутоленный, всепоглощающий жар ее роскошного, волшебного тела…

Глава 2

В то утро ветер сменился на северный; небо же оставалось чистым, без каких-либо признаков скорого дождя. Отметив все это, Квендис Лимейн пришел в плохое расположение духа: он был уверен, что в ближайшем будущем надо ждать сильной непогоды, которая принесет несчастья на его поля. Он отложил в сторону метеорологические инструменты и, слегка прищурив серые глаза, взглянул на угодья; слегка обрюзгший Квендис когда-то был подтянутым и стремительным, а теперь располнел и с головой погрузился в заботы о своем большом хозяйстве и семье.

Его поля были в прекрасном состоянии; чувствовалась умелая и любящая рука. Он не скупился на технику, пропахивая землю на нужную глубину, на удобрения, которые делали землю плодородней, на воду для орошения почвы, постоянно требовавшей живительной влаги. И земля, взлелеянная несколькими поколениями его предков, по-прежнему с благодарностью отвечала на уход и внимание хорошими и обильными урожаями.

Квендис смотрел на фруктовые сады, уходившие ровными рядами деревьев на западе и востоке к самому горизонту; зеленые листья золотило восходящее солнце, ветер клонил к земле ветви, отягощенные зреющими плодами.

Его южные земли занимали поля зерновых и виноградники; на севере были посеяны овощные культуры вперемешку с бахчевыми.

Непогода угрожала прежде всего именно этим северным полям. Ураганы приносили ветра, дожди и, что самое опасное, — тучи семян сорных растений; эти сорняки мгновенно укоренялись, заглушая все полезное вокруг, и у них начинали быстро вызревать семена. Квендис знал, что надо будет тщательно следить за появлением подобных семян, вовремя выдергивать прорезающиеся ростки, перепахивать зараженные участки, снова полоть их — и так несколько раз подряд.

Надолго ли это затянется? Кто знает! Просто много хороших земель окажутся исключенными из нужного процесса, и это печально. Он подумал о том, что на севере у фермеров уже и так отобрали большую часть плодородных, черноземных земель под строительство, которое расползается, как спрут. А каждый потерянный фут земли означает потерю урожая, уменьшение производимого количества пищи, что еще опасней.

— Гроуэр Лимейн! — Обернувшись на окликнувший его девичий голос, он увидел стройную девушку. Это была одна из служанок; Скромное ситцевое платье обтягивало ее по-девичьи тоненькую фигурку; она слегка запыхалась, ее пухлые губы были приоткрыты, а в больших глазах прыгали веселые чертики.

— Госпожа послала за вами, гроуэр. Все готово к завтраку.

Это очень похоже на Сюзанну, подумал он — думать о ежедневных мелочах, таких как еда, например. Ветер с севера, его гнетет опасность бури и непогоды, а она может в это время заботиться о еде! Хотя, конечно, она права, подумал он, вздохнув. Волноваться заранее, изматывая настроением окружающих, не стоит; от этого опасность не уменьшится, зато отношение к делу рабочих хозяйства может измениться в худшую сторону. Значит, жена права. Он еще раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и ответил:

— Уже иду, Ньяла.

— Гроуэр?

— Что еще, дитя?

— Я уже достаточно взрослая, чтобы выйти замуж, гроуэр. Может быть, вы разрешите мне пойти на танцы во время праздника урожая?

Квендис колебался, но это было неизбежно. С его благословения или нет, однако она обязательно пойдет туда, поэтому лучше сказать «да». И он знал, что Ньяла будет не одинока, что за праздником последует целая волна свадеб и обручений, и это будет в порядке вещей!

— Гроуэр?

В ее голосе уже звучало легкое нетерпение, и он понял, что не отвечал слишком долго. Старым не угнаться за молодыми, это неизбежно. Он улыбнулся, глядя на нее:

— Я просто задумался, пытаясь определить, кто твой счастливый избранник. Хемрод?

— Нет, гроуэр, это Илшем. — В глазах Ньялы не осталось и следа недовольства. — Я рассталась с Хемродом, он был непозволительно настойчив. Так вы меня отпускаете?

— Да, дитя мое, конечно.

— Спасибо, гроуэр! — Ее оливковое лицо озарила счастливая улыбка. — Мы нарожаем вам кучу ребятишек, чтобы хозяйство стало еще крепче, а земля — богаче! Это я вам обещаю!

Его улыбка погасла, как только она убежала. Он задумчиво шел к дому. Скоро родится много ребятишек. Много потенциальных работников для земли. Они будут кормить и лелеять землю, а она — вознаграждать их труд урожаями. Но ведь это не может продолжаться до бесконечности? Уже сейчас есть землевладельцы, гроуэры, у которых нет своей земли, и рабочие, у которых нет ферм. Они работают на других за деньги, еду. Конечно, это еще не повсеместный голод, это лишь уменьшенные порции, уменьшенная плата, разные ограничения — но еще не голод, хотя об этом надо думать заранее.

Бог даст, нас плохое не коснется!

Кулинария была одной из слабостей Сюзанны; стол был заставлен тарелками с вкусными пирогами, рулетами, булками, сластями; здесь же были разные мясные блюда, салаты из свежих овощей, компоты и напитки своего приготовления — это ли не награда человеку, который весь день с самого раннего утра трудился не покладая рук! Но Квендис был расстроен, и ему не хотелось есть. Он ел по привычке, не чувствуя вкуса, краем уха прислушиваясь к тихой беседе остальных. Разговор касался обычных тем: вкусы, мода, проект гроуэра Мелтона, который хотел строить дамбу и осушать часть речных земель, беспорядки и волнения среди работников гроуэра Эктона — все как всегда. Разговоры стихли, когда он попросил всех послушать его.

— Ветер северный, — веско произнес он в наступившей тишине. — Никос, возьмешь около сотни работников для наблюдений и работ в северной части угодий; Нилд, ты будешь с ребятами в южной части. Торн, когда мы сможем начать уборку урожая?

Бригадир, к которому обратился Квендиш, помолчал, прекрасно сознавая, что вопрос задан чисто риторически. Квендиш знал состояние посевов и степень созревания культур на каждом дюйме своих земель, но успех его отношений с людьми заключался в уважении, с которым он относился к мнению каждого работника; он всегда спрашивал совета, а не отдавал приказы.

— Через несколько дней, гроуэр, — ответил Торн. — Я думаю, через недельку. Очень хочется воспользоваться ясными солнечными деньками.

— Начинайте, когда сочтешь, что пора.

Квендиш встал с места, окончив завтрак и деловую беседу. Разговор за столом тотчас же возобновился; три его дочери, четыре сына, жена, бригадир, агроном, их жены — привычный круг людей, постоянно работающих вместе и связанных больше чем привычкой. Квендиш с болью подумал, что здесь нет сейчас его старшего сына, Клеона. Но тут уж ничего не поделаешь.

Сюзанна присоединилась к нему, внимательно глядя в глаза. Она была его второй женой, моложе Квендиша на десять лет, но стала прекрасной матерью всем его детям и великолепной хозяйкой. Сюзанна ласково коснулась его руки:

— Ты обеспокоен, дорогой. Думаешь о ветре с севера?

— Да, и о том, что давно не было дождей.

— И о Клеоне?

— Да, — он кивнул, — и о нем тоже. — Его рука сжалась в кулак. — Несчастье! Нужен был всего только год — и он был бы в безопасности! Я… — он осекся, с горечью вспоминая о прошлом. Но у него есть еще семь детей, и надо думать о них, об их судьбах и счастье.

— Извини, — произнес он тихо. — Просто я никак не могу привыкнуть. Конечно, это мог быть не Клеон, а кто-то другой…

— Не обязательно, — ответила она, ловя его взгляд. — Ты мог освободить нашу семью от повинности.

— Да, мог, — согласился он горько. — Не думай, что я мало взвешивал и решал. А что бы тогда сказали обо мне соседи? Работники? Ты же знаешь, что случилось с гроуэром Рентайлом. Он сделал это, и однажды утром проснулся в горящем доме. Сгорело почти все. Рабочие не глупы, а люди, пришедшие в ярость и гнев, совершенно забывают о традиционном уважении и повиновении. Если мы хотим выжить, нам надо все решать вместе, сообща.

— И умирать тоже вместе, — в ее голосе звучала горечь. — Я видела счета в твоей конторе, говорила с агрономом Лидерманом. Он хороший специалист, но он же и трусливый лжец. Урожаи не увеличиваются, кривая их графика не идет вверх. А если подумать об урагане, ветре, проливных дождях — то что будет с землями? Что мы сможем сделать?

— Ничего. Не надо бояться. — Он старался говорить твердо. — Дождь смоет с почвы вредные семена сорняков. Значит, дождь — это друг. Ураган? — Он пожал плечами. — Никто, конечно, не застрахован от капризов природы, но мы будем надеяться на удачу. Лидерман строит свои прогнозы, основываясь на очень призрачных и ничтожных вероятностях событий.

Квендис постарался придать своему голосу побольше бодрости и сменил тему:

— Ньяла просила отпустить ее на праздник урожая. Я был не против. Она обещала родить нам много-много помощников. Неужели мы не справимся с каким-то ураганом, если вокруг нас такие хорошие люди?

Он слегка пожал ее руку:

— Не волнуйся, дорогая. Все будет хорошо. Мы справимся.

— Да, — ответила Сюзанна не слишком уверенно. — Конечно.

— Ты сомневаешься?

Он был готов приводить новые и новые аргументы, чтобы убедить и ее и самого себя в успешном исходе; но звонок телефона прервал их разговор и ответить она не успела. Служанка сняла трубку, послушала:

— Это вас, гроуэр. Из Сити.

Это был Колтон. Его лицо на экране было очень озабоченным:

— Привет, Квендис. Ты занят?

— А что случилось?

— Я созвал совещание. Есть несколько срочных проблем для обсуждения. Я думаю, тебе следует присутствовать. Это предельно важно, Квендис; иначе я бы не позвонил тебе.

Квендис колебался. Разум подсказывал ему, что от его присутствия там ничего не может измениться; времена, когда он посещал все собрания местных гроуэров, отошли в прошлое. Он колебался, глядя в лицо человека на экране. Колтон не был гроуэром в полном смысле этого слова: у него не было своей земли. Но он умело представлял интересы гроуэров при заключении разного рода контрактов и сделок, очень умело направлял ход всех собраний, если обстановка грозила слишком накалиться, спокойно улаживал возникающие конфликты и недоразумения.

— Я не уверен, что смогу присутствовать, — ответил Квендис медленно. — У нас плохие метеоусловия, и нам…

— Плохая погода — повсеместно. По этой причине мы и хотим собраться; если, конечно, ты по-прежнему считаешь, что лучше бороться и легче устоять всем вместе. Сбор в полдень. И если хочешь, чтобы был полный порядок, то лучше приходи.

Это прозвучало почти как угроза, задумчиво решил Квендис…

* * *

Что-то случилось на таможне, на выходе. Дюмарест терпеливо стоял в цепочке готовящихся к отлету пассажиров. Очередь двигалась медленно; офицер в форме дотошно опрашивал каждого. Он вальяжно расположился за столом, гордый своими обязанностями, не упуская возможности унизить другого, чтобы доказать свою собственную значительность. Он задавал вопросы резким, неприятным голосом:

— Имя?

— Френ Горшен.

— Ваш спонсор?

— Гроуэр Горшен, сектор номер 19, квартал номер пять, дом номер 15. Это мой брат.

— Я спрашивал только имя, а не адрес.

Инспектор развернулся к стоящему тут же компьютеру:

— Зачем вы летите на Лоум?

— Умер мой отец. Я должен быть на церемонии прощания.

— Отвратительный обычай. — Инспектор нажал какие-то клавиши компьютера, подождал ответа и, удовлетворенный, бросил:

— Можете пройти. Следующий!

Человек, стоявший за Эрлом, прерывисто вздохнул:

— Черт-те что творят! — пробормотал он. — Когда я был здесь в последний раз, Лоум считался свободной планетой. А сейчас — посмотрите! Мужланы, разодетые в свою форму, как петухи, слоняются туда-сюда, не зная, к чему и кому придраться! Если бы у меня были лишние деньги, я бы развернулся и сделал отсюда ноги и улетел бы другим рейсом. У тебя есть спонсор? — он обращался к Дюмаресту.

— Да, — ответил Эрл.

— У меня — нет, и, похоже, меня просто завернут. Может, ты выручишь меня? Найдешь спонсора, а? Я — профессиональный механик и неплохо разбираюсь в технике и разных машинах.

Он потянул Эрла за рукав:

— Если поможешь, то я в долгу не останусь!

— Извини. — Дюмарест даже не взглянул на него. — Я не могу помочь. Поговори с кем-нибудь еще.

— Не можешь или не хочешь?

Эрл развернулся и взглянул на говорившего. Тот был крупным мужчиной с бегающими злыми глазами.

— И то, и другое, — ответил он резко. — А теперь отпусти мой рукав, иначе я сломаю тебе руку.

— Ваше имя? — таможенный инспектор обратился к мужчине, стоявшему прямо перед Дюмарестом.

— Бастедо.

— Ваш спонсор?

— У меня его нет. — Мужчина поднял свой объемистый портфель и примостил его на краешке стола:

— Я продавец сельхозмашин. У меня с собой полный набор трехмерных слайдов и голограмм; есть и макеты образцов предлагаемой продукции. Я агент-посредник.

Инспектор обратился к своему компьютеру:

— У нас нет информации, подтверждающей вашу благонадежность. Вылет на Лоум для вас исключен.

— Что? — лицо торговца исказил гнев. — Нет, вы только послушайте! Я — честный бизнесмен, и вы не имеете права отказать мне во въезде! Кто вы такие, в конце концов? У меня… — Он замолчал, увидев, как два вооруженных стражника, одетых в ту же красно-черную форму, что и инспектор, по сигналу направились в их сторону.

— А теперь слушайте и, не перебивайте, — сказал офицер жестко. — Будете спорить — мы арестуем вас; будете сопротивляться — расстреляем. Я понятно объяснил?

Лихорадочно сглотнув, торговец кивнул.

— Лоум находится в административном подчинении Техноса, — продолжил объяснения инспектор. — Так как вы не имеете ни подтверждения вашей благонадежности, ни спонсора, ваше пребывание на Лоуме нежелательно. А раз так, то въездную визу вы не получите. У вас есть ограниченный выбор: вы можете покинуть планету в другом направлении или, если у вас нет средств, воспользоваться ближним перелетом на Технос. Там вы будете обязаны отработать стоимость вашего перелета, а затем сможете поступать, как вам заблагорассудится.

— А как мне получить бумаги, подтверждающие мою благонадежность здесь, в Кловисе?

— Это исключено, — ответил инспектор. — Люди, подобные вам, крайне нежелательны на Лоуме. Следующий!

Дюмарест оттеснил плечом торговца. Он назвался и уточнил:

— Я — путешественник. И у меня срочное послание к человеку, живущему на Лоуме. Это гроуэр Лимейн. Его адрес…

— Это не имеет значения. — Инспектор придирчиво изучал Эрла. — Вы являетесь представителем промышленности Техноса?

Эрл подавил в себе желание солгать. У представителя должны быть при себе подтверждающие документы, а у него их не было. На этом его легко могли поймать. Единственно возможная в этой ситуации ложь — это та, которую невозможно быстро проверить и опровергнуть.

— Нет, — ответил он.

— Послание, что еще?

— Несколько слов умирающего, — прибавил Эрл. Дальше он лгал, понимая необходимость какой-то дополнительной информации:

— Он спас мою жизнь ценой собственной. И поэтому я здесь. Перед смертью он взял с меня обещание. Я очень суеверен в этом отношении.

— Понятно. — Инспектор вновь занялся манипуляциями на клавиатуре компьютера:

— Имя умершего?

— Лимейн. Карл Лимейн.

— Кем он приходился человеку, к которому вы направляетесь?

— Младшим братом.

Офицер без интереса взглянул на него:

— Не хотите воспользоваться возможностью передать послание сейчас, с помощью наших средств?

— Нет, — ответил Эрл. — Спасибо. Не стоит беспокоиться…

Глава 3

Собрание походило на все предыдущие, которые регулярно созывали с тех пор, как общие беды и опасности поставили перед гроуэрами Лоума схожие проблемы. Квендис понимал весомость аргументов, приводимых Колтоном. Но Квендис не собирался быть в первых рядах тех, кто выделит средства и людей на общие нужды, не видя перспективы быстрой отдачи. Конечно, председатель имел право призывать и предупреждать, апеллируя к здравомыслию присутствующих, но у него не было своих земель, и он отказывался понять позицию тех, кто их имел. Земля давала все; ухаживая, лелея ее, человек получал возможность жить и продолжать свой род. Совместный труд, решение общих проблем сообща — это одно, но жертвование средств во имя какого-то абстрактного общего или чужого благополучия — это совсем другое. Председатель хотел слишком многого, говоря пространно об объединенных усилиях и наемном труде.

Квендис вышел из зала на воздух, посмотрел на небо. Солнце уже перевалило за полуденную отметку, и Квендис задумался над тем, чем ему стоит сейчас заняться. Очередной прилетевший корабль уже высадил пассажиров и Квендис, вглядываясь в лица прибывших, в который раз распрощался со своей хрупкой надеждой встретить дорогого ему человека. Квендис старался убить в себе этот огонек надежды на встречу; слишком болезненны были воспоминания, касавшиеся прошлого, связанного с очень родным для него человеком. Квендис отошел немного в сторону от выхода, стараясь не привлекать внимания охранников своей назойливостью и не вызывать лишних вопросов своим присутствием.

Он уже развернулся, собираясь уходить, когда кто-то коснулся его руки. Квендис почувствовал, как сердце начинает быстро колотиться при виде ненавистного красно-черного мундира.

Солдат был очень корректен:

— Ваше имя Лимейн?

— Да. Я — гроуэр Лимейн, — он подчеркнул свой статус. — Что вы хотите?

— Следуйте за мной к выходу. — Солдат не ответил на его вопрос. — Немедленно.

Подчиняясь и внутренне негодуя, Квендис пошел за охранником, ловя на себе вопросительные и непонимающие взгляды слоняющихся вокруг рабочих и гроуэров, бывших на собрании. Он машинально отметил, что вокруг слишком много здоровых людей шатается без дела, хотя сейчас наступило напряженное время уборки урожая. Наверное, это работники из разоренных фермерских хозяйств, решил он для себя. Им не удалось найти новую работу, и сейчас они слонялись в ожидании удачного найма или в надежде на недорогой ближний перелет на соседнюю планету в поисках работы. Невостребованные силы и рабочие руки, потенциальные работники покидают планету, с горечью отметил он. Но такова жизнь.

— Подождите здесь. — Охранник ушел, даже не глянув в его сторону. Лимейн почувствовал глухое раздражение и растущий протест. Наденьте на нормального человека форму, дайте ему в руки оружие — и вот вам монстр, не ведающий чувств и желаний нормальных людей, думал Квендис с горечью и болью.

Со стороны взлетной полосы к нему приближался офицер. Подойдя вплотную и внимательно оглядев его, он спросил:

— Вы — Лимейн?

— Я — гроуэр Лимейн, — ответил он чуть громче, чем следовало.

— Здесь вас дожидается один человек, чтобы передать послание. — Как и солдат, офицер был предельно лаконичен. Он повернулся к Дюмаресту. — Говорите.

Квендис оглядывал незнакомца. Тот был одет в тунику с длинными рукавами, брюки, заправленные в высокие сапоги. Вся его одежда была серых тонов. Черты лица незнакомца были твердыми, даже тяжелыми, словно вырубленными из камня. Очень волевой, выдающийся вперед подбородок и неожиданно мягкие губы. Квендис подумал, что это лицо может принадлежать человеку, который с юных лет привык рассчитывать только на себя, на свои силы и опыт, а не на поддержку Гильдии или Семьи. И этот человек должен сообщить ему какое-то известие! Боже! Дай ему силы и ума правильно оценить ситуацию; не выложить ничего лишнего, чтобы самому не погореть и не потащить за собой его, Квендиса! Слишком все сложно и запутанно, а постороннему понять это сразу очень трудно!

— Я от вашего брата, — медленно произнес Дюмарест. — Он мертв, и сделать уже ничего нельзя.

Карл — мертв! Квендис чувствовал, что его плечи дрожат и он не может сдержать рвущийся из глубины стон отчаяния и боли. Он слишком любил Карла и слишком во многом виноват перед ним! Квендис старался взять себя в руки, зная, что таможенный офицер внимательно следит за каждым его жестом, взглядом и словом.

— Вы принесли тяжелое известие, — проговорил он, обращаясь к Эрлу. — А что Карл просил передать на словах?

— Он просил простить его. Объяснил, что был слишком юн тогда, чтобы правильно оценить выбор Сюзанны. Он просил передать также, что он любит вас обоих и полагает, что она сделала правильный выбор.

Черты лица Квендиса обозначились резче, посуровели.

— Я очень признателен вам за то, что вы передали мне последние слова родного мне человека, — произнес он медленно. — Как вы, наверное, смогли догадаться, мы жестоко поссорились перед разлукой и расстались обиженные и разгневанные. Я был бы очень признателен вам, если бы вы рассказали мне и жене о последних часах его жизни. Окажите нам честь и будьте нашим гостем.

— Можете пройти, — обратился инспектор к Эрлу. — Я отметил ваши въездные документы. Вы обязаны отметиться на таможне через семь дней.

Он взглянул на Квендиса:

— Вы ответственны за его пребывание в городе.

Офицер развернулся и направился в свое рабочее помещение. Квендис проводил его глазами, затем посмотрел на Эрла:

— У меня здесь летающий кар. Если вы не против, мы отправимся сейчас же и скоро будем у меня.

Кар был небольшим и предназначался для деловых поездок. Размеры его были приблизительно шесть на двадцать футов; высота борта — около трех. На одной стороне располагалась кабина, защищавшая от непогоды приборы и руль управления. Остальной площади вполне хватало, чтобы достаточно комфортно разместить трех пассажиров. Квендис возобновил разговор, только когда быстрый полет, сопровождавшийся порывами ветра и перестуком приборов, сменился мягким планированием над полями, простиравшимися, казалось, до самого горизонта.

— Как ваше имя?

Дюмарест ответил и, немного помолчав, продолжил:

— Ваш брат умер на Кловисе. Должен ли я сообщить вам правдивые факты его смерти, или мне продолжать лгать?

— Мне нужна правда.

И Квендис услышал рассказ о трудных последних часах, которые Эрл провел с его младшим братом. Его лицо оставалось спокойным, лишь руки чуть крепче, чем следовало, сжимали рычаги управления.

— Печальный конец, — подытожил он, когда Эрл окончил свой рассказ. — Вам, пожалуй, придется смягчить некоторые подробности этой истории, когда вы будете рассказывать ее моей жене. Она слишком любила Карла.

Он немного помолчал и добавил:

— А теперь можете передать мне послание. То, что просил Карл.

— Он очень хотел, чтобы вы услышали следующее: по-прежнему нет ответов относительно Шема, Делфа и Кловиса. Для меня это лишь набор слов, не имеющий смысла.

— И тем не менее, вы лгали инспектору на таможне, — скороговоркой произнес Квендис, — почему?

— У меня были на то свои причины, — ответил Эрл. Он слишком отчетливо видел на таможне высокие стены, окружавшие взлетное поле, все ближайшие окрестности, буквально наводненные вооруженной охраной, которая пристально всматривалась и вслушивалась в слова каждого прибывшего. И еще он прекрасно чувствовал страх, опасения собеседника, что он скажет что-то лишнее, что повлечет за собой необратимые тяжелые последствия. Поэтому ему показалось правильнее солгать в той обстановке слежки и напряженности, поскольку переданное через него послание могло нести двойной смысл, а Эрлу не хотелось оказаться вовлеченным в местную политическую борьбу.

Эрл откинулся на сиденье, чуть прикрыв глаза, вспоминая офицера на Кловисе, его вопросы, его компьютер, информацию, которая могла быть заложена в нем и передана по назначению. Офицер был излишне дотошным, задавал подробные вопросы и все, что узнавал, мог передать с помощью компьютера. Дюмареста не покидало необъяснимое чувство, что он, помимо своей воли, оказался вовлечен в какую-то сложную, затяжную игру-борьбу и что так просто выйти из этого дела ему не удастся. Эрл шевельнулся; луч заходящего солнца заиграл на кровавом камне перстня, который он носил на среднем пальце левой руки.

Квендис медленно произнес:

— Вам пришлось проделать столь дальний путь, чтобы передать мне послание Карла. Я очень вам обязан. Скажите, могу ли я чем-нибудь отплатить вам за ваши хлопоты и услугу?

— Вы можете помочь мне найти одного человека; он коллекционер старины и его имя — Делмайер. Вы не можете сказать, где он живет?

— Это просто, — ответил Квендис. — Но вряд ли вам понравится то, что вы там увидите…

Дюмарест смотрел с борта кара на лежащие внизу земли, покрытые странными желтыми растениями, обширные виноградники с лозами, сплетенными в каком-то сумасшедшем беспорядке; огороды, тянувшиеся разноцветным ковром к северу, перемежались с цветущими и плодоносящими фруктовыми садами — все чередовалось и перемежалось, не подчиняясь какой-либо гармонии или порядку.

— Вы не поверите, Эрл, но когда-то здесь были ухоженные сады и уютная ферма.

— Делмайера?

— Вы можете теперь получить заочное представление о его усадьбе. — Квендис поднял руку. — Вон там, на пригорке, видите?

Дюмарест посмотрел, куда показывал гроуэр; среди буйных виноградных лоз, усыпанных яркими алыми цветами, горящими в лучах заходящего солнца, почти не было видно небольшого строения, оно буквально тонуло в окружающих его кострах цветов и лоз.

— Это было чудесное место, — произнес Квендис с сожалением. — В него был вложен труд многих и многих поколений. Я часто бывал здесь раньше. Делмайер был очень гостеприимным хозяином; он любил и умел принимать гостей. Есть что вспомнить. Разные прекрасные вина, блюда из мяса и рыбы, приготовленные рукой настоящего мастера, свежие фрукты и десятки видов овощей. Мы сидели ночи напролет; он всегда собирал интересные компании и знал, чем удивить и порадовать гостей!

Он, помолчав, вздохнул:

— Но сейчас ничего этого уже нет.

— И давно?

— Уже три года, с тех пор, как буйные, неуправляемые мутационные изменения, вызванные какой-то инфекцией, принесенной с дождем, поразили его угодья.

— А что Делмайер?

— Он покончил с собой, когда стало ясно, что земли нельзя вернуть к жизни. Он пытался; мы делали все, чтобы оживить ее; но ничто не дает нужного эффекта, если подобный сорняк укореняется в почве.

Голос Квендиса звучал глухо и устало.

— Делмайер был хорошим человеком. У него было около тысячи работников на фермах, и он нанимал рабочих с разоренных северных ферм; благодаря ему они могли жить. Поэтому он смог только умереть, когда понял, что земли для жизни больше нет, а они все пришли к нему с пустыми протянутыми руками…

Эрл ступил на склон у бывшей усадьбы, где Квендис посадил кар. Склон был покрыт той же буйной растительностью яркого, ядовитого оттенка, что и все вокруг. Он наклонился, рассматривая могучих уродов, захвативших землю. Это были очень сильные и живучие особи; Эрл видел тонкий верхний отросток, который тянулся от второго, толщиной в палец, а тот, в свою очередь, гнездился на основном стебле толщиной в руку. Растение было упругим, крепким и скользким, все покрыто колючками, шипами и буграми. Густой сок вытек из стебля, сломанного Эрлом. Капля попала ему на ладонь, и он быстро стер ее, почувствовав ожог кислотой. От сока растений исходил отвратительный, удушливый запах, быстро распространявшийся в воздухе.

— Мы не смогли справиться с этой нечистью, — сказал Квендис, когда Эрл выпрямился. — Трехлетние растения достигают толщины человеческого тела; скорость их роста и способность к регенерации просто феноменальны! Они начинают давать семена через год, не считая зимы; эти семена вбуравливаются в почву, заражают воздух и отравляют все. Их нельзя вырубить, потому что кислота жжет кожу; их нельзя сжечь, потому что, сгорая, они выбрасывают в воздух ядовитые продукты горения, которые попадают в легкие человека и вызывают спазмы и остановку дыхания. Их можно только выпалывать вместе с корнями, потому что любой оставшийся в земле кусок снова порождает растение. Эти сорняки, — объяснил он, — результат какой-то неизвестной мутации. И обычные, культивированные растения не выживают в борьбе с ними.

Дюмарест взглянул на заросшую усадьбу. Он подумал, что к ней можно пробиться, имея отряд рабочих, одетых в защитные костюмы и вооруженных лазерами.

Квендис покачал головой, выслушав его:

— Нет, Эрл, ничего не получится.

— Почему?

— Мы уже все это испробовали. Усадьба находится примерно в миле от этого места, где мы с тобой стоим. Если даже ты наймешь отряд из нескольких хорошо экипированных человек и вооружишь их лазерами, то они, сжигая стебли и задыхаясь в защитных масках от ядовитых запахов, смогут с трудом проходить в день лишь около десяти ярдов, не больше: толщина стволов там, в низине, огромна. А за неделю, пока вы будете приближаться к усадьбе, новые растения заполонят дорогу, которую вы с таким трудом отвоевали.

— Хорошо, есть другой путь, — не сдавался Эрл. — Я могу использовать кар, добраться до усадьбы, с помощью лазера освободить вход и проникнуть внутрь!

— И что ты рассчитываешь найти там? Пустой дом, наполненный разными старинными книгами, вещами, раритетами? Кабинеты, которые только и ждут, как бы помочь тебе в исследовании? А найдешь ты там кучу хлама, тлен, остатки и ошметки старинных вещей, уничтоженных ядовитыми продуктами дыхания этих гигантских сорняков. И все твои траты окажутся бессмысленными.

Он помолчал, вздохнул и тихо произнес:

— И еще не забывай, Эрл. У тебя в распоряжении всего семь дней до возвращения на таможню.

— И что?

— Проникновение в усадьбу с воздуха, использование лазеров и поиск займут гораздо больше времени. Ты просто не успеешь.

Время! Эрл сжал кулаки: он снова опоздал! Все знания и документы, которыми владел Делмайер, уже недоступны, утеряны безвозвратно! Уже около трех лет!

— А Карл не знал об этом несчастье?

— Нет. Он улетел пять лет назад, — ответил Квендис. — Чуть позже, чем этот сорняк впервые появился в наших краях. Карл был очень умен, он догадался, что нам предстоит жестокая борьба с этим страшным врагом, и он был занят поисками оружия: средства, или метода, которые помогли бы нам победить этих чудовищ. Из его послания следует, что по крайней мере три планеты просто не в силах нам помочь.

Дюмарест был нетерпелив:

— Эти растения можно уничтожить лазером! Вы можете подвергнуть зараженные площади кратковременному облучению, потом сжечь остатки растений. Пепел поможет удобрить землю; для ее восстановления, ликвидации последствий, вы можете использовать специальные бактерии и низшие организмы. Вы оживите землю постепенно и через пять лет сможете выращивать здесь нормальные посевы.

Квендис ответил тихо, не глядя Эрлу в глаза:

— Неужели ты думаешь, что мы сможем убить землю?

— Не убить, а попытаться помочь!

— Облучая ее?

— Если поможет только это — то почему нет?

Квендис с трудом сдерживал гнев. Дюмарест был чужим на этой планете земледельцев. И не мог осознать всю чудовищность своего предложения. Поднять руку на землю! Убить землю огнем радиации! Своими руками отнять жизнь у каждой ее частички, отравить каждое семя, которое может дать жизнь множеству других семян, жизней! А восстановить — в этом просто нет никакой уверенности. Такой процесс убийства может стать необратимым.

Эрл наблюдал за ним; почувствовал его гнев и понял его мысли и настроения. Он произнес мягко и примирительно:

— Я — чужой здесь, плохо знаю ваши привычки и обычаи. Просто, если мне угрожают, я стараюсь защищаться, как могу.

— Здесь нет явного нападения, — устало ответил Квендис. Он слишком устал от внутреннего напряжения и переживаний; такой гнев, такие переживания — уже не для его возраста, и он был рад, что умеет терпеть, а не бить в ответ. А незнакомец слишком молод, и он всегда будет отвечать ударом на удар, даже если это ведет его к гибели.

Он терпеливо пояснил:

— Мысль об убийстве земли просто неприемлема для нас. И вы поступите мудро, если больше не будете говорить среди нас о подобном.

— Я понял это. — Дюмарест вновь посмотрел на море сорняков, поглотившее все живое вокруг. — Может быть, существуют какие-то живые организмы — насекомые, бактерии, — которые в состоянии справиться с этим видом сорняков?

— Это как раз то, что искал Карл. Если они существуют, то только здесь, в системе Техноса.

— А те семена, которые заразили ваши земли, — тоже с Техноса?

— Так вы знаете эту историю? — Квендис взглянул на Эрла, потом качнул головой: — Вы только догадываетесь, но это верная догадка. Мы были счастливы и спокойны когда-то; мы заботились о земле, возделывали ее из поколения в поколение, выращивали злаковые, фрукты и цветы. Продукция была очень хороша, многое шло на экспорт: еда, вина, семена, парфюмерия! Однажды Технос потребовал от нас людей, чтобы помочь им в войне с Гестом. Мы отказались. А через месяц появились эти сорняки. Они появились на севере, на одном малюсеньком клочке земли, но это было только начало. Они распространились мгновенно, подобно пожару, пожирая все новые и новые ухоженные земли. А с Техноса пришло предупреждение: пока мы упорствуем, на нашей планете будут появляться все новые и новые ядовитые растения-чудовища! И с тех пор мы стали зависимым миром, подчиняющимся и управляемым людьми в красно-черной форме.

— Вас обложили налогами?

— Да. Платят мужчины, женщины, дети, старики — все!

— Каждый год?

— Когда они требуют. — Квендис вспомнил о старшем сыне, Клеоне, и почувствовал боль и бессилие. — Сначала это было раз в год, потом два, а теперь — четыре раза в год. Наверняка это не предел. Они забирают наших сильных, молодых ребят, оставляя нас, стариков, возделывать земли, бороться с заразой, думать, как накормить тысячи людей, не имеющих нормальной земли для жизни! Скоро мы уже ничего не сможем с этим поделать.

Он склонил голову, потом, вспомнив о госте и своем долге гостеприимства, вздохнул и произнес:

— Пойдемте, Эрл. Простите меня за то, что я обременяю вас своими проблемами. Будьте гостем в моем доме…

* * *

Усадьба Квендиса была ухоженной, уютной и красивой. В центре находилось многоэтажное каменное здание, от него расходились разные постройки поменьше, магазины, мастерские, склады и амбары.

Сидя за столом рядом с хозяином, Эрл внимательно оглядывал все вокруг. Это был обычный ужин, на котором присутствовала вся большая семья. Стол был великолепным; вкусная еда, изобилие вина, пива, сластей и фруктов. Все приготовлено умелой рукой любящего человека. Люди, сидевшие за столом, были во многом схожи: оливковая кожа, крупные темные глаза, румянец, хорошее настроение… Они все жили в очень тесной связи с природой, свежим воздухом, хорошо питались, хорошо работали, но не напрягались. Добрые, мягкие люди, защищенные старинной феодальной системой отношений; труженики, казалось, не очень отягощенные проблемами.

Квендис сидел во главе стола, как монарх. Рядом с ним — его миловидная жена, чуть дальше, около нее — его сын. Старший сын, решил Эрл, так как сходство с отцом было очевидно.

— Тост! — произнес Квендис, поднимаясь с бокалом в руке. — За нашего гостя в стенах нашего дома!

— Ваше здоровье!

Тост означал конец трапезы. Пустые бокалы были поставлены на стол, и все постепенно разошлись. В зале остался Квендис, его жена, старший сын и Дюмарест. Слуги убирали со стола; Квендис произнес, обращаясь к Эрлу:

— Если вы не против, мы могли бы перейти в другую, меньшую комнату. Моя жена и сын хотели бы услышать ваш рассказ о Карле.

Комната, в которой они оказались, была небольшой и очень уютной. На столе стояла ваза с отборными роскошными фруктами и графин с желтым тягучим вином. Сюзанна наполнила бокалы, чуть приподняла свой и посмотрела на Эрла:

— За вас, ваши тревоги и заботу!

Немного погодя она мягко попросила:

— Карл был очень дорог мне; расскажите, пожалуйста, о нем, о его последних часах…

— Он умирал как настоящий мужчина, — ответил Эрл. Он немного отпил из бокала; вино было холодным, приятным на вкус, с легким запахом каких-то цветов. Эрл рассказал ей историю, не забывая об обещании, данном хозяину, о том, как солгал инспектору на таможне и о своем долге гостя. Он говорил о Карле, как о настоящем герое, отдавшем жизнь ради спасения товарища, и закончил рассказ словами:

— Он был настоящим человеком, мужчиной. И я буду помнить о нем всегда.

— Вы хорошо знали его? Долгое время? — Клеон наклонился к Эрлу, забыв о вине.

— Не очень долго; но когда работаешь вместе с человеком, то узнаешь о нем очень многое.

— Он всегда хотел путешествовать. Я помню, как он постоянно говорил об этом, когда я был мал, и перед самым отлетом. Галактика полна необычного, неведомого, говорил он. Неизвестные миры, планеты открыты для жаждущих и ищущих приключений! А вы много путешествовали?

— Да, — ответил Эрл.

— Долго?

Слишком долго, подумалось Эрлу. Высокие дальние перелеты, часы, сжатые в минуты; трудные медленные Низкие перелеты, холод, девяносто процентов смертности, болезни, испытания… Броски с одной планеты на другую, работа, перемещения, и поиск, постоянный поиск…

— Да, — повторил он глухо, — очень долго.

— Мне бы тоже хотелось путешествовать, — звонко сказал Клеон. — Но уже слишком поздно думать об этом. Мое первое путешествие станет и последним.

— Клеон попадает под очередной набор на службу, — быстро проговорила Сюзанна, нарушая установившуюся тишину. — Извините нас за его несдержанность; он не всегда такой.

— Он должен решать сам, — ответил Эрл. — Что происходит дальше с теми, кто попадает под набор?

— Их отправляют на Технос, — сказал Квендис горько. — А дальнейшее — просто неизвестно. От ушедших не поступает известий; ни одной весточки не было до сих пор! Их могут использовать как охранников, стражников, солдат на других планетах. Они могут даже жениться там, а их дети также станут слугами или наемниками; они могут быть убиты или покалечены, но… мы просто ничего не знаем о них.

— Не думай об этом, дорогой, — женщина нежно коснулась руки мужа и быстро перевела разговор на другое:

— Собрание прошло удачно, плодотворно?

— Нет, все как обычно. Пустая трата времени. Колтон явился с идеей объединить людей и ресурсы для совместной работы по очистке земель северных мертвых ферм. Я ушел почти сразу после начала.

— Так быстро? Но вы приехали домой довольно поздно?

— Мы осматривали земли Делмайера, — объяснил Квендис. — Эрл захотел взглянуть в надежде использовать для поиска какие-нибудь старинные материалы и книги. Но там все мертво сейчас; мертв и Делмайер. И мы никогда не узнаем, смог бы он помочь Эрлу или нет.

— Он сумел бы, я не сомневаюсь, — произнесла Сюзанна задумчиво. — Может быть — Элен?

— Его дочь? — Квендис пожал плечами. — Но каким образом… — Он вдруг встал, прищелкнул пальцами:

— Конечно! Ее талант! Она может вспомнить все, что хоть однажды увидела или услышала!

Он повернулся к Эрлу:

— Действительно, у нее просто феноменальная память! Делмайер очень любил дочь. Ее мать умерла вскоре после родов, повторно он не женился. Он проводил с дочерью очень много времени, показывая ей старинные книги, карты, записи, пленки и прочее! Она даже играла с ними. И я бы удивился, если бы она не прочла от корки до корки все, что было у него в библиотеке.

Ассоциативная фрагментарная память? Это вполне возможно. Такой феномен встречался среди людей Галактики, и причины сомневаться в словах Квендиса не было. Эрл взглянул на женщину; она тоже, несомненно, была искренна. Он спросил:

— А где мне найти ее, эту Элен?

Квендис вздохнул и развел руками:

— Прости, Эрл, я совсем забыл. Ведь она уехала на Технос еще до того, как все это здесь заварилось. Может быть она до сих пор там, но я не знаю этого определенно. А чтобы попасть на Технос, тебе нужно иметь специальное разрешение тамошних властей на въезд, документ, подтверждающий благонадежность. И кроме всего прочего, они с огромным предубеждением относятся к людям, прибывающим с Лоума.

Дюмарест вспомнил подозрительность таможенника, как он внимательно все слушал и записывал. Эрл решительно произнес:

— Несмотря ни на что, я должен найти ее. И вы поможете мне в этом.

— Я смогу помочь? — Квендис был озадачен. — Но как?

— Мне нужно место Клеона среди рекрутов.

Он заметил быстрый взгляд мужчины, искорку надежды, мелькнувшую в глазах женщины и то, как она подалась к нему всем телом…

Но Квендис покачал головой:

— Нет, Эрл. Я не сделаю этого. Просто не имею права.

Он сделает это, решил Эрл. Он пойдет на обман, потому что это надо и ему, и его жене, и сыну. И Эрл стал убедительно объяснять свою мысль, говоря как об уже решенном:

— Ведь им нужно количество; они не заглядывают в лица. Их не заботит, кто есть кто, если набрано нужное количество людей. Кроме того, не только я могу заменить Клеона, но и он — меня. Ведь я записан на таможне; они знают, что у меня к вам дело и что я буду лететь обратно через неделю. Значит, если Клеон полетит вместо меня, то вопросов к нему у них уже не возникнет. Он должен надеть мою одежду и воспользоваться поздним или очень ранним рейсом — когда нет солнца, нельзя внимательно рассмотреть лицо. Тот дотошный таможенник, что беседовал со мной, может спать или быть свободным от дежурства, хотя надо постараться не попасться ему на глаза. Пусть Клеон летит на заре. У вас есть деньги, чтобы оплатить Высокий дальний перелет?

— Да, — ответила женщина, — есть.

— И еще у него на левой руке должно быть кольцо с красным камнем, похожее на мое. Вы можете достать такое?

— Да, — опять быстро ответила женщина. — Да, конечно.

Квендис вдруг проговорил тихо, словно пробуждаясь от сна:

— Но куда он полетит? Что он будет делать дальше?

— Но разве это сейчас важно? — Сюзанна чисто женской логикой разбила его готовые возражения. — Он будет жив и свободен. И никто не обвинит тебя, что ты выгораживаешь своего сына за чужой счет, не будет мстить тебе. Клеон будет путешествовать — ведь он так мечтал об этом — работать, жить! Он вернется, когда обстоятельства изменятся. Он будет жить, и мы будем уверены в этом. Это главное.

Подробности они обсудили позже…

Глава 4

Леон Варгас, Председатель Верховного Совета и действительный правитель Техноса, постепенно выныривал из долгого и тяжелого сна, в котором ему снились настоящие кошмары с преследованиями и угрозами его жизни. Лампы в его спальне были притушены, воздух казался спертым и несвежим; его сердце бешено билось, постепенно замедляя темп, тело было покрыто крупными каплями пота. Он привстал на кровати и взглянул на приоткрытую дверь. Там, успокаиваясь, он увидел силуэт своего телохранителя, казавшийся огромным на фоне окружающего полумрака.

— Что вам угодно? — Охранник вскинул лазер, готовый поразить каждого, кто посмеет нарушить покой его господина: — Вас что-то беспокоит?

Варгас сглотнул, постепенно приходя в себя. Почему охранник направил оружие в его сторону? Да, он прекрасно вымуштрован, знает оружие и технику до тонкостей, он призван охранять высокопоставленного хозяина и готов отразить любое нападение, угрожающее жизни его повелителя. Но ведь стоит ему сделать всего одно неверное движение, чуть сильнее нажать на курок — и он своими руками сделает то, от чего должен защитить хозяина любой ценой…

— Оставь меня, — резко произнес Варгас. — Это всего лишь плохой сон.

— Как вам угодно, сэр. — Дуло лазера, слава Богу, опустилось. — Вам что-нибудь требуется, сэр?

Новое тело, свежий ум, тонна бесстрашия и полное отсутствие воображения. И еще бы лучше всего оказаться на том свете, а не на этом. Это были его затаенные мысли, а вслух он произнес:

— Нет, спасибо.

Варгас подождал, пока дверь за охранником закрылась и, сидя на краю кровати, принял снотворное. Ожидая действия лекарства, он с горечью думал, что он, всесильный мастер-виртуоз, готовый принять решение в любой экстремальной ситуации, один звук голоса которого заставляет трепетать и действовать днем — ночью становится полным рабом кошмаров и снов.

Результат работы подсознания, решил он для себя. Загнанные вглубь страхи, проявляющиеся так символически, или, может, какие-то предупреждения, выплывающие в форме подобных повторяющихся аллегорий. Например, сон с преследованием. Он мог быть навеян присутствием вооруженного охранника, а мог быть и отражением его мыслей о заговоре и интригах людей, жаждущих его падения. Чудовище, монстр, угрожавший во сне его жизни, наверняка означал ненависть и зависть, которые постоянно окружали его. Эти настроения необходимо жестоко подавлять, в этом он был твердо уверен. И он мог абсолютно точно назвать тех членов Совета, которые относились к нему только так и с которыми он вел непрекращающуюся войну. Брекла, Крелл, Гист, Стерк — перечень был слишком обширен.

А его страх был слишком силен.

Страх перед убийством, увечьем, смертью. Постепенно, усилием воли, он заставил сознание сократить страх до размеров, свойственных обычному человеку. Паранойя? Такой диагноз неизбежно бы поставил любой желторотый дипломник медицинского колледжа.

Но, тем не менее, он — всемогущий правитель Техноса, и разве могут подобные диагнозы быть справедливы по отношению к нему?

Нет, решил он, чувствуя, что принятое лекарство начинает свое спасительное воздействие, придавая ему уверенность в своих силах и возможностях. Его опасения не имеют под собой никаких оснований. Да, его преследовали, но это — логично. Человек его уровня, облеченный властью, управляющий целым миром да еще пытающийся расширить его границы и укрепить позиции — такой человек не может не иметь врагов и завистников!

Постепенно приходя в норму, он решил принять душ. Живительная прохладная струя возвращала его к жизни, вместе с лекарством оживляя его кровь, плоть и душу, прогоняя ночные видения и фантазии. Против обыкновения он взглянул в зеркало. Светлая шапка волос, глубоко посаженные пронзительные глаза под кустистыми бровями, орлиный нос и выступающий волевой подбородок под узкой полоской губ. Лицо борца, решил он, хотя не очень юного и изрядно потрепанного в битвах. Он перевел взгляд ниже, на свое тело, и, вздохнув, вернулся в комнату. Слишком поздно. Слишком долго. Слишком много лет… Он оказался просто глупцом, пытаясь столько лет оставаться у руля. Отсюда и тот мерзкий, скользкий страх. Малейшая оплошность, секундный подсознательный всплеск ужаса — и он будет мертв; безнадежно.

Но сколько может тянуться такая жизнь?

Привычный импульс подсознания, автоматизм заставили его одеться, привести себя в порядок и, покинув кабинет, устремиться навстречу ежедневным обязанностям, людям проблемам. Он шел по коридорам, от двери к двери, мимо охранников, стражников, улыбок и распахивающихся при его приближении дверей. Последняя дверь чуть замедлила движение:

— Слушаю вас, мой господин. — Высокая фигура мелькнула в проеме, подобно пламени.

— Я побеспокоил тебя, кибер? — Варгас задал вопрос автоматически, по привычке.

— Нет, мой господин. — Кибер Руен почтительно склонился в поклоне. Его бритый череп блеснул на фоне алого капюшона плаща; руки были спрятаны в складках одежды. На груди, отражая свет ламп, ярко горел алый круг — знак принадлежности к всемогущему Кибклану.

— Вы чем-то обеспокоены, мой господин?

— Просто мне приснился сон, — ответил Варгас. — Тяжелый сон.

Способны ли киберы видеть сны? Варгас не мог однозначно ответить на этот вопрос. Они не способны на чувства и переживания, не нуждаются в еде; плотью и кровью они похожи на людей, но специальная операция превратила их в роботов, весь смысл существования которых подчинен деятельности мозга, мышлению. Варгас даже в чем-то позавидовал подобному: наверное, здорово не ведать страха, ненависти, ужаса и отчаяния. Но, может, цена слишком высока? Невозможность чувствовать телесные и душевные муки взамен за возможность любить, быть любимым, рожать детей, пить вино и наслаждаться вкусом пищи — маленькие радости простых смертных!

Варгас внимательно оглядел кабинет. Он был великолепно обставлен и напичкан электронной аппаратурой. На столе стоял компьютер, имевший доступ, предположил он, к общему банку данных. Руен, вероятно, занимался здесь самоподготовкой и пополнял свои знания.

— Я только что анализировал разные данные, мой господин, — сказал кибер, отвечая на вопрос Варгаса, — в основном это касается Лоума.

— Планета-сад, — задумчиво проговорил Варгас. — Как ты полагаешь, Руен, каковы могут быть последствия, если я уничтожу ядовитые сорняки Лоума?

— Начнется экономический подъем, мой господин. На свежих землях начнутся работы по восстановлению земли, гроуэры укрепят свои позиции и власть. Учитывая предыдущий опыт, могу предположить, что они увеличат свой экспорт и будут использовать прибыль для разработки и создания биологического оружия против Техноса. Вероятность этого, по моим подсчетам, достигает восьмидесяти пяти процентов, господин.

— Слишком высокая, — пробормотал Варгас. — Ну а если я продолжу осуществление нынешней программы?

— Сорняки распространятся по всей поверхности, и жители планеты очень скоро окажутся в тисках голода и смерти. Задолго до этого начнется вооруженный конфликт между безземельными наемными рабочими и гроуэрами, владельцами земли. В течение пяти лет будет продолжаться эта гражданская война, а за десять — вся планета покроется ядовитыми растениями, и гроуэры окажутся политическими и экономическими банкротами. Вероятность такого хода событий на Лоуме очень высока: девяносто девять процентов. Это практически неизбежность.

— Но ведь все-таки абсолютной уверенности нет, — веско произнес Варгас. — Обладая такими способностями анализировать и экстраполировать вероятность развития событий, почему ты не предскажешь полный абсолют, сто процентов?

— Потому что, господин, всегда необходимо учитывать неизвестный фактор, — объяснил Руен терпеливо. — Абсолютные вероятности в мире невозможны.

Варгас спросил жестко:

— Даже для смерти?

— Да, господин; даже в этом случае.

Кибер произносил слова голосом, лишенным каких-либо интонаций, монотонно, размеренно и бесстрастно, но Технарху показалось, что в ответе кибера на последний вопрос о смерти он уловил нотки уверенности — излишней уверенности. Возможно это был пустяк, результат суммирования знаний и гипотез ученых, бьющихся над решением этой проблемы очень давно, но за этим могло крыться и нечто больше. Кибклан был слишком могучей и сильной организацией, обладавшей огромной властью, и, если верить слухам, имел множество секретных исследовательских лабораторий. Может быть, там уже раскрыт секрет бессмертия?

Он осторожно произнес:

— Скажи мне, кибер: если смерть, по-твоему, не является абсолютной неизбежностью для человека, то как ее избежать?

— Существует только один ответ, господин: продолжая жить.

Варгас почувствовал, что начинает свирепеть. Руен быстро добавил:

— Это не насмешка, господин. Другого секрета бессмертия нет. Исходя из опыта развития вселенной, можно сказать: в ней не существует ничего вечного. Можно только продлить жизнь, это умеют делать и ваши врачи с помощью разных препаратов; но кровь и тело, ткань — смертны сами по себе. Это неизбежно.

— Ты противоречишь себе, кибер. — Принятый транквилизатор все еще будоражил сознание и кровь Варгаса. — Сначала ты заявляешь, что не существует ничего неизбежного, включая смерть, а потом говоришь, что смерть — неизбежна. Это пример твоей железной логики? За половину той цены, что я уплатил за тебя твоему клану, я наверняка мог бы купить машины и получше!

— Если вы хотите пересмотреть свой договор с Кибкланом, я организую это. Мы ничего не делаем против его воли.

Угроза? Варгас слишком хорошо знал Кибклан. Тот никогда никому не угрожал, не вставал ни на чью сторону в конфликтах. Но если он, Технарх, откажется от услуг кибера, подвластного Кибклану, то тот обязательно перейдет на службу к другому, возможно, к его врагу. Было бы огромной глупостью своими руками вложить в руки врага такое мощное оружие как кибер. Его враги и так сильны и многочисленны.

— Если я приму решение, то сообщу тебе, — миролюбиво произнес Варгас. — И, кстати, кибер, надеюсь ты помнишь, что должен всегда исходить из моих личных интересов, а не из интересов государства.

Руен кивнул:

— Я понял, господин.

* * *

Оставшись один, кибер проанализировал последние наблюдения и данные. Технарх подходит к критическому возрасту и состоянию, начинает действовать алогично. Знания, полученные им в молодости, научный и логический подход к решению проблем, свойственные ему раньше, теперь оттесняются бременем лет, страхом, физиологией. Вскоре он вообще не сможет здраво решать вопросы. И это случится раньше, чем он будет убран со своего поста, выбит со своих позиций. Его непросто победить. Люди, подобные Технарху, цепляются за власть до последнего, круша и уничтожая своих врагов. Варгас доверяет ему, киберу, значит, он, кибер, должен удерживать власть за Технархом, чего бы это ни стоило. Это будет только на руку Кибклану.

Если бы Руен умел, он бы рассмеялся, вспоминая слова Варгаса о верности Руена лично ему. Кибер обязан быть верным и подчиняться только Кибклану! Руен был частичкой Великого Интеллекта, в сравнении с которым желания жалких смертных, их амбиции значили ничто. Варгас будет отстранен от власти; его соперники, благодаря его, Руена, советам, будут также бесконечно ослаблены и обескровлены; а все это в сумме означает только одно: еще одна часть Галактики будет подчинена влиянию и власти Кибклана.

Кибер повернулся к рабочему столу; его пальцы забегали по клавишам компьютера. Он должен собирать, изучать, анализировать всю новую информацию с планет; отбрасывать ненужное, выделять главное, но помнить — все. Он внимательно и не спеша изучал последние данные с планет: Технос, Кест, Вен, Хардиш, Лоум….

Прошло пятнадцать минут; кибер поднялся, открыл дверь в смежную комнату. Его помощник, молодой и всецело преданный ему, поднялся навстречу:

— Вам что-нибудь требуется?

— Я должен уединиться. Полное погружение. Не беспокоить ни под каким предлогом.

Помощник кивнул:

— Хорошо.

Руен пересек рабочий кабинет и вошел в свою комнату: маленькую, лишенную окон, мебели и украшений. Она была похожа скорее на камеру. На двери висел массивный замок. Руен запер его и дотронулся рукой до браслета на левом запястье. Он почувствовал мощный поток энергии, бьющий из него. Браслет создавал защитное энергетическое поле, не давая посторонним электронным приборам следить за происходящим. Руен лег на узкую кушетку и прикрыл глаза, расслабляясь. Он сконцентрировал сознание на законе Самачази, готовя свой мозг к приему информации извне на высшем энергетическом круге. В момент подобного медитационно-электронного погружения Руен был слеп, глух и лишен осязания.

Он стал частью огромного Центрального Интеллекта, который находился в самом сердце Кибклана. Руен стал всем Мозгом и его частичкой одновременно. Его собственный мозг отдавал и получал информацию с огромной скоростью: скорость ультра-волн была просто черепашьей в сравнении с электронной.

Как вода из сосуда, накопленная мозгом Руена масса данных перетекла в Центральный Мозг.

«Человек по имени Дюмарест был на Лоуме? Ты уверен?»

Руен подтвердил.

«И отбыл на Чоал?»

Если информация компьютера отражала истинные факты, сообщал Руен, то это так. Но это данные не моих наблюдений, подчеркнул Руен. Их источник — обычные люди.

Один вопрос был исчерпан; Руен принимал следующую информацию и приказы.

«По приглашению правителя Раджа мы послали туда киберов. Ты должен всячески стараться пресечь любую попытку экспансии в эту сторону. Просчет и анализ ситуации на Хардише показывают, что местное восстание будет подавлено в течение месяца. От тебя требуется дальнейшая проработка и внедрение программы на Техносе».

Связь заканчивалась. Как всегда, Руен почувствовал себя разрозненным на огромное число атомов, которые перетекали из мира в мир. Слышались обрывки каких-то разговоров, отдельные мысли, фразы, эхо чьих-то голосов. Это мозг Руена, постепенно отключаясь, все еще оставался частью системы, но уже выходил из состояния полного слияния и проникновения…

Придет день, когда все будет иначе, знал Руен. Когда будет исчерпан отрезок времени, отпущенный ему на активную жизнь, его мозг станет реальной частью Высшего Разума, Интеллекта, который находится очень глубоко в недрах старого мира. Руен присоединится к нему, освобожденный от всех бренных ограничений и условностей, и сможет до капли отдать свои знания служению великой цели: господству Чистого Разума и Интеллекта. Это было мечтой и целью существования каждого робота, наградой всей его прежней жизни. Служить решению проблем Галактики, утверждать господство электронного Разума. Разум и Власть. На необъятных просторах Галактики.

Это было главной целью Кибклана.

* * *

Помещение, в котором они оказались, напоминало театр или концертный зал, но Дюмарест, присмотревшись, понял, что это была лекционная аудитория; обилие дисплеев, компьютеров, рабочих столов, кафедра лектора, наглядные пособия и слайды. Мягкий свет ламп отражался от матового покрытия стен и потолка.

Сидя в третьем ряду, Дюмарест внимательно вглядывался в загорелые лица вокруг. Двери зала были закрыты, но охранников видно не было; раньше военные сопровождали их постоянно: на взлетном поле, в полете, при посадке по дороге в это здание. Сейчас красно-черных мундиров не было видно, но Эрл был твердо уверен, что они где-то рядом; — за стеной, в соседней аудитории или коридоре.

За его спиной кто-то взволнованно и раздраженно проговорил:

— Что они собираются делать с нами? Зачем мы здесь?

— Я чертовски голоден, — прозвучал голос чуть в стороне. — Они собираются нас когда-нибудь кормить?

— И чего мы еще ждем? — кто-то рядом с Эрлом…

Подобно шелесту листьев на ветру, голоса перекатывались, замолкали, усиливаясь и замирая… Людей волновала их дальнейшая судьба.

Эрл не принимал участия в бессмысленных разговорах, чувствуя растущее раздражение. Их собрали, запихнули в корабль, уплотнив как сельдей в бочке, закинули Быстрым перелетом неизвестно куда… И еще пока не удосужились покормить… Привычный к путешествиям, он постарался уснуть во время перелета. Это ему удалось. А его спутники провели то же самое время в разговорах, спорах и сомнениях. Теперь они, усталые, иззябшие и голодные, были буквально на пределе.

Разговоры стихли, когда открылась боковая дверь и на кафедру в центре вышел человек. Он был средних лет, плотного сложения и приятной наружности; на нем был хорошо сшитый костюм серого цвета. Он повернулся лицом к присутствующим, заложил руки за спину, словно преподаватель, собирающийся читать лекцию студентам, и произнес:

— Мы рады приветствовать вас на Техносе. Вы провели несколько трудных часов в пути наверняка устали и обеспокоены своим будущим. Это первое, о чем я намерен рассказать вам, но сначала маленький вопрос: есть ли среди вас сыновья или родные гроуэров Лоума?

Один из присутствующих поднял руку. Дюмарест сидел тихо.

— Только один? — говоривший посмотрел в зал. — Спасибо, сэр. Будьте добры, пройдите в холл; дверь открыта. До свиданья.

Он подождал, пока поднявшийся покинет зал, и продолжил:

— Всего один. Похоже, что гроуэры Лоума очень осторожны и разборчивы в выборе кандидатов. Этот человек единственный в последних четырех наборах. Наверное, этого достаточно, но вряд ли от этого легче остальным рабочим.

Что ж, думал Эрл, чистая работа! Ничего не объясняя, этот человек показал, насколько несправедливо поступили с присутствующими дома, на Лоуме. Эрл расслабился, ожидая продолжения.

— А сейчас, — продолжил лектор, — я немного расскажу вам о планах в отношении вас. Вас не продадут в рабство, не убьют и не будут использовать как материал для научных или медицинских экспериментов. Основная цель вашего пребывания на Техносе — это получение образования. Поговорим, к примеру, о войне. Что такое война? Попытка одной стороны с помощью оружия силы, заставить другую сторону выполнять ее волю, подчиняясь. Наверняка вам говорили, что Технос находится в состоянии войны с Лоумом. Но это неправда. Если бы это соответствовало действительности, то сейчас бы вы, одетые в военную форму, сражались и умирали, защищая свою землю. Но вы здесь, на Техносе, — живы, невредимы и в достаточно комфортных условиях. Вскоре вы вернетесь домой.

Он подождал немного, пока утихнет гомон, вызванный его последними словами.

— Вы удивлены? Но такова правда. Вы не должны забывать, что гроуэры Лоума сейчас являются феодалами, хозяевами по отношению к вам и вашим семьям. Такое положение не может длиться вечно. Эта экономическая система обречена. Она отомрет, и Лоум будет развиваться по новому пути. Когда это произойдет, ядовитые сорняки, душащие планету, будут уничтожены, а земли — возрождены. Ваши земли, — подчеркнул он выразительно. — Земля будет распределена между теми, кто сейчас подвергается нещадной эксплуатации, не имея собственной земли. В новых условиях вы и ваши семьи получите здоровые земли, чтобы стать свободными гроуэрами.

Он достал слайды, плакаты, диаграммы и графики, наглядно демонстрировавшие то светлое будущее, которое в скором времени ждало присутствующих на свободном Лоуме. Технос был силой, которая поможет Лоуму возродиться. Старая система должна быть сломана. И они — те, кому выпал жребий служить сейчас, — призваны выполнить свой долг на благо нового будущего Лоума. Именно им в первую очередь будут выделены лучшие чистые земли, и они станут свободными гроуэрами.

Дюмарест слушал, внутренне весело удивляясь.

Не тому, что необходимо обновить и оживить экономику Лоума: это очевидно. Но возрождение планеты методом перераспределения старых земель, отдачи их в руки новым, неопытным и непривычным хозяевам — это нереально. Всматриваясь в лица слушающих, Эрл оценил результаты и тонкость игры Техноса. Их поманили сладкой морковкой, сломали дух вражды к Техносу и усыпили бдительность. Они уже не думали о том, как с ними собираются поступить в действительности. А все-таки, как?

Эрл задумался, потом отбросил сомнения. Он в любом случае не собирался участвовать в этой игре. Чем быстрее он исчезнет из их рядов, тем лучше.

Из лекционного зала их провели в столовую. Вкусная еда, большие порции, высокое содержание протеина при отменном вкусе пищи. Мужчина, сидящий напротив Эрла за столом, загорелый и простецкого вида, проговорил, уплетая за обе щеки:

— Вот это — жизнь! Такой вкуснятины я дома не пробовал! Гроуэр Вестгард, у которого я работал, думал только о своих удовольствиях и прихотях. А мы лишь гнули спины, обеспечивая ему легкую жизнь!

— Теперь все будет по-другому, — поддержал его сидевший рядом парень. — У меня была девушка на Лоуме, мы собирались пожениться. Мой гроуэр обещал нам дом и немного земли. Но потом я попал под этот набор… — Он помолчал, занятый выковыриванием куска мяса, застрявшего у него в зубах, и продолжил: — Сначала я расстраивался, а теперь — нет! Я скоро вернусь домой, и у меня будет и жена, и настоящий дом. Я, пожалуй, поселюсь в доме моего гроуэра; а его заставлю работать на себя!

Смех перекрыл его последние слова. А Дюмарест совершенно четко отдавал себе отчет в том, что Техносу потребовалось всего около трех часов, чтобы потенциальных врагов превратить в подчиняющихся и не рассуждающих слуг…

Глава 5

Голос был тихим, настойчивым, похожим на шепот. Он зудел, не переставая, и не обращать на него внимания было просто невозможно:

— Технос — чудесная планета, его правители мудры, справедливы и добры. Служба Техносу — очень почетна. Вы — избранники, и вам крупно повезло. Вам очень повезло. Вы…

Дюмарест откинул одеяло и встал с койки, прислушиваясь. Вкрадчивый голос полз из всех углов, эффект усиливался приглушенным светом, матовой окраской стен. Казалось, голос сочился буквально из каждой щели, отражаясь от металлических конструкций, потолка и стен. Цель была ясна: сделать новоприбывших еще более покорными и зависимыми.

Эрл осторожно двинулся по проходу среди коек. Их партию новобранцев разделили на пять частей. Всем была предоставлена возможность помыться, отдохнуть и устроиться на новых местах. Сейчас все спали, усталые, и звуки их дыхания сплетались с тихим, вкрадчивым, убаюкивающим шепотом. Вино, решил Эрл. То, что им выдали после мытья. Наверняка в него или в пищу было добавлено снотворное или успокоительное. Не есть он не мог, ему необходимы были силы, а вот вина он не пил, подсознательно опасаясь подвоха. Очевидно, именно в вино было что-то подмешано, потому что только он один сейчас мог не спать.

Эрл осторожно толкнул входную дверь. Она подалась, и он оказался в коридоре. Здесь свет был ярче. Он лился из трубчатых плафонов, полосами ложась на плечи и спину Дюмареста. Он был в одних только коротких шорт и босиком. Его шаги были практически бесшумны.

За поворотом он увидел охранника. Тот был одет в красно-коричневую форму, его молодое лицо затенял шлем. У него не было оружия, кроме двухфутовой дубинки, болтающейся на правой руке. Он взглянул на Эрла без всякого удивления:

— Тебе что-то нужно?

— Туалет.

Охранник находился слишком далеко от Эрла для успешного нападения. Он бы наверняка успел закричать. А Эрл еще слишком плохо ориентировался в незнакомой обстановке, чтобы рисковать.

— Я проснулся, а куда пройти — не знаю.

— Это сюда.

Охранник отступил, поигрывая дубинкой; случайно или намеренно, она уперлась прямо в живот Эрлу. Он проводил его до нужного места по коридору, мимо комнат офицеров, следуя чуть сзади.

— Здесь, — произнес он, останавливаясь. — Вон та дверь, справа от тебя. Поторапливайся.

Он ждал на выходе, закрывая телом коридор, по которому они прошли.

— Не сюда, — он преградил путь. — Мы пройдем здесь.

Другой коридор, поворот, мерцающая желтая лампа. Охранник остановился и ткнул дубинкой в одну из дверей:

— Войди туда и жди.

Это была маленькая камера с одной узкой койкой и дверью. На скамье, теснясь, сидели трое. Все были загорелые, босые и в шортах. Прошло минут десять. Внутренняя дверь приоткрылась, в ней показалась голова солдата:

— Ты — войди, — сказал он, указывая дубинкой на крайнего. — Остальные — сдвиньтесь.

Через пятнадцать минут все повторилось. Человек, сидевший перед Эрлом, нервно облизнул губы; он сильно потел и, похоже, был очень испуган.

— Почему все это? — прошептал он, обращаясь к Эрлу. — Я никак не мог уснуть, решил принять душ, а охранник сгреб меня и приволок сюда. А ты?

— То же самое.

— Чего они хотят от нас? Охранник обращался со мной как с заключенным. Я пытался ему все объяснить, но он просто не слушал. Я…

Он замолчал, потому что дверь приоткрылась и ему пришлось выйти.

Двадцать минут спустя настала очередь Эрла. Он вошел в комнату и огляделся. Здесь находился стол, рядом — кресло, сбоку — панель с электронным оборудованием. У противоположной стены стояли, неподвижно как статуи, двое стражников. Тот стражник, что привел Эрла сюда, стоял за креслом. За столом сидел темноволосый худой человек с бегающими глазами.

Он указал на стул:

— Садись. Твое имя?

— Элгар.

— Имя твоего хозяина, гроуэра?

— Йолтон.

— Его адрес на Лоуме?

— Квартал 7, сегмент 8.

— Ты действительно вышел в туалет?

— Да, — ответил Эрл и добавил, — сэр.

Офицер кивнул:

— Уже лучше. Кстати, меня зовут Керон. Майор Керон из службы безопасности. Может, вы слышали обо мне?

— Нет, сэр, не слышал.

— Нет, — произнес, растягивая слова, Керон. — Конечно, нет. Как бы вы могли?

Он откинулся назад, положив на стол обе руки. Они были маленькими, белыми и нежными, как у женщины.

— Теория вероятностей утверждает, что из тысячи человек один обязательно не сделает так, как все. Вы не пили вина за ужином. Почему?

— У меня всегда от него болит голова, — ответил Эрл. — И еще болит желудок. Поэтому я решил не пить, чтобы не было хуже.

— И ты не смог заснуть?

— Да, сэр. — Это была ложь во спасение. Шепчущий голос, разбудивший его, был очень тих, и Дюмарест совершенно не собирался давать офицеру возможность выяснить его способность слухового восприятия.

— Я проснулся и захотел выйти. Это все, сэр.

— Почему?

Эрл непонимающе развел руками. Он был забитым рабочим с Лоума, и откуда ему было понять, что конкретно хочет знать офицер?

— У вас не было острой нужды выходить: это показал контрольный замер.

Керон указал на прибор, а затем коснулся маленькой кнопки и в лицо Эрла ударил яркий луч небольшого прожектора.

— Эти отметины на твоем лице — откуда они?

— Я упал в заросли ядовитых сорняков и обжегся их соком.

— Давно?

— Должно быть, несколько лет назад, сэр.

— На земле твоего гроуэра?

— Нет, сэр. Нескольких человек забирали на северные участки, для помощи другому гроуэру.

— Его имя?

Эрл назвал его, добавил детали, громоздил одну ложь на другую. Он проработал эту историю вместе с Лимейном; назвал дальний район Лоума, в котором он якобы работал. В этом наборе не было рабочих из того района, это гарантировало его от нежелательных вопросов и требований, от общения с незнакомыми людьми. Та история могла пройти с обычным таможенником, но, похоже, далеко не удовлетворила майора безопасности, сидевшего сейчас перед ним.

Прожектор потух, Керон наклонился к Эрлу, который, сощурившись, привыкал к нормальному освещению.

— Возьмите тысячу человек, — он говорил медленно, — и среди них вы обязательно наткнетесь на одного, который шпионит, прикрываясь личиной. Как обнаружить его? Ждать. Наблюдать. Следить за оттенками его поведения в разных ситуациях; сравнивать. Он обязательно выдаст себя. Волк не может долго притворяться овцой; он не сможет обмануть пастуха. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Дюмарест пожал плечами:

— Нет, сэр. Вы думаете, что я — шпион?

— Да, я так думаю. Присланный с Кеста, Вена, Хардиша или из какого-нибудь другого мира, который противоборствует нам. Но ты не с Лоума. Твои реакции не похожи на поведение неграмотного работника. Он бы сейчас бил себя в грудь, пуская слезу, и уверяя меня, что я неправ. Он был бы испуган и смущен. Но ты — нет. Это меня настораживает.

Он посмотрел на охранника, стоявшего за спиной Дюмареста:

— Селиг!

Эрл обернулся…

Охранник был здоровым, высоким, с тяжелым лицом и довольным оскалом. Он улыбнулся краешком губ и поднял дубинку, направляясь к Дюмаресту. Ухмылка пропала, когда Дюмарест, вскочив со стула и мгновенно переместившись, нанес ему сокрушительный удар в грудь. Охранник упал, выпустив из рук дубинку. Эрл откинул ее ногой, отпрыгнул в сторону и, сделав ложный выпад, прыгнул к охраннику у стены. Тот успел только занести руку с дубинкой и упал, сраженный ударом Эрла; из его переломленной руки текла кровь. Эрл, снова отпрыгнув, ногой парировал нацеленный ему в грудь удар третьего стражника, мгновенно ударил сам и почувствовал легкие сотрясение, услышав хлюпанье, когда его удар, пришелся в шею третьего. Дюмарест развернулся в сторону, почувствовав опасность: Селиг, сжимая стул в руке, приготовился ударить, но опоздал, сбитый с ног мощным ударом дубинки в лицо.

— Руки! — Эрл нацелился дубинкой в глаза Керона, все еще сидевшего за столом, — убери руки с пульта! Быстро!

Офицер едва заметно задержал дыхание:

— Ты очень проворен; я еще не встречал людей с такой мгновенной реакцией, как у тебя. Откуда ты?

— Это неважно. — Дюмарест огляделся. Схватка была молниеносной и практически бесшумной, но он не знал, как долго он останется нераскрытым. У него не было уверенности, что Керон не успел поднять тревогу.

— Отойди от пульта! — скомандовал Эрл. — Быстро!

Офицер молча подчинился.

— Что теперь? Как ты надеешься выбраться отсюда?

— Ложись на пол, лицом вниз, руки за голову.

Пульт был снабжен переносным лазером. Эрл взял его, сжал в руке, направив на Керона:

— Не двигайся и не делай глупостей. Я уже сделал одну ошибку и не намерен делать вторую.

— У тебя до сих пор не было ошибок, — проговорил Керон, пока Эрл, по-прежнему держа его под прицелом лазера, стал стягивать красно-черную форму с Селига. Тот все еще был без сознания.

— В спальнях встроены мониторы, — продолжал Керон, — я видел, как ты проснулся; в помещение должна была войти стража, с минуты на минуту.

Дюмарест не обращал внимания на его слова. Он быстро натянул форму; она была ему впору и давала преимущества в дальнейших перемещениях по зданию. Один из охранников пошевелился, и Эрл, мгновенно среагировав, нанес два прицельных удара, надолго отключивших красно-черного. Эрл повесил одну дубинку на правую руку, в ней же сжал вторую; лазер был в его левой руке. Решая, как поступить дальше, он оглядел комнату.

Электронная панель светилась точками сигнальных огней; одни мигали, другие горели ровным светом. Те люди, которых вводили в эту комнату перед ним, не выходили обратно. Значит, здесь должен быть еще один выход. Эрл обнаружил его в дальней стене, тонувшей в полумраке.

— Вот эта дверь, — спросил он Керона, — куда она ведет?

— В дежурный мониторный зал. Он набит охраной.

— Вставай! — Эрл нацелил лазер. — Это оружие будет ежесекундно смотреть в твою спину. Если ты совершишь глупость, оплошность или просто остановишься без приказа, я выстрелю. Тебе все ясно?

— На что ты рассчитываешь? — Керон не был испуган, а лишь заинтересован и изумлен. Может, в зале установлены прослушивающие микрофоны, придающие ему уверенности?

— Я намерен выбраться отсюда наверх. Ты будешь сопровождать меня. Каким путем двигаться удобнее?

— Через эту дверь. — Керон указывал на первую, через которую Эрл попал сюда. — Выйти там, пройти по коридору, повернуть направо и воспользоваться подъемной лестницей в углу. Ты окажешься на верхнем уровне.

Действительно ли? Возможно, но Эрл сомневался. Слишком легко Керон стал говорить; да и у подъемника могла быть охрана или специальный код.

Эрл молча несильно ударил офицера правой рукой по шее. Тот осел на пол, а Эрл рывком открыл внутреннюю дверь. Охранник, сидевший у пульта управления, начал медленно подниматься. Второй, стоявший у противоположной стены, повернулся и сделал шаг навстречу Эрлу. Минута — и оба упали, пронзенные иглами выстрелов лазера.

Дюмарест повернулся к Керону, который постепенно приходил в себя, протащил его через комнату к внутренней двери. Он толкнул дверь и выглянул в коридор; тот был пуст.

— Нам нужна лестница наверх, — сказал он Керону. — Показывай, быстро!

Где-то наверняка должны были быть лестничные пролеты для служебного пользования, и шанс столкнуться там с кем-нибудь из охраны был очень мал. Керон, слегка потряхивая головой, потирал место удара, стараясь быстрее прийти в себя.

— Быстро! Просто поразительно! — бормотал он. — Скорость вашей реакции просто невероятна! Вы, очевидно, прилетели из мира с большей гравитацией?

Эрл, не отвечая, толкнул его в спину дулом лазера.

— Здесь нет прослушивающих микрофонов, если это вас беспокоит, — проговорил Керон, угадывая его опасения. Казалось, что он полностью смирился и подчинился неизбежному. — Я думаю, будет нелишне сказать вам о возможности тесного сотрудничества с нами. Вы — очень необычный лазутчик. Что вы собираетесь делать в ситуации, когда полностью раскрыли себя?

— Я не шпион, — ответил Дюмарест. Ему казалось необходимым поставить все точки над «i» в отношениях с Кероном. — Техносу нечего опасаться с моей стороны. Единственное, чего я хочу, — это поскорее убраться отсюда.

— И ты убьешь меня, чтобы осуществить это?

— Да, если будет необходимо.

— А что дальше? Это убийство бессмысленно. — Керон открыл дверь, указывая вход на лестницу; они стали осторожно подниматься по ступенькам.

— Убив меня, ты теряешь защиту, — убедительно рассуждал офицер. — Стоит ли описывать наказание, которое ждет тебя в этом случае? Уверяю тебя, оно не из приятных! С другой стороны, если ты соглашаешься сотрудничать с нами, то ты не только сохранишь этим себе жизнь, но и получишь награду!

Эрл не отвечал. Лестница поднималась вверх спиралью, и он внимательно прислушивался, пытаясь уловить малейший шорох или движение. Но было тихо.

На самом верху они уперлись в закрытую дверь, и Дюмарест остановился, размышляя. За дверью наверняка была стража. Это не опасно, но как правильнее поступить: войти туда вместе с Кероном или одному?

Эрл выбрал второе. Керон был умен и просчитал ситуацию быстро. Он уже наверняка предположил, что Эрл не угрожает ему смертью, если он будет вести себя соответственно. Значит, решил Эрл, Керон останется у него в должниках, будет ему кое-чем обязан. Это только на руку…

— Так что? — офицер развернулся, слегка улыбаясь. — Вы уже все обдумали? Как умный человек вы, несомненно…

Он не успел договорить, потому что Эрл несильно ударил его дубинкой чуть ниже уха. Керон стал медленно оседать на землю. Дюмарест подхватил безвольное тело и, осторожно уложив, исследовал его карманы. Он искал деньги и какой-нибудь документ, удостоверяющий личность. Он нашел все это в бумажнике Керона и добавил к ним блокнот и официальный пропуск. Затолкав все документы в карман, сунув туда же лазер, Эрл толкнул дверь.

Он оказался в большом зале, пестревшем красно-черными мундирами. Охранники стояли у стен, ходили, беседовали, входили, выходили. Это был непрерывный калейдоскоп красно-черного цвета. Прикрыв за собой дверь, Дюмарест смешался с остальными: солдат, торопящийся по поручению. Пройдя через зал, он открыл еще одну дверь и оказался во втором зале. Тот был набит компьютерами, дисплеями, справочными панно… По залу в строгом порядке были расставлены столы, кресла, стулья. Здесь было много людей в гражданской одежде; одни были заняты беседой, другие ждали своей очереди на прием, третьи сидели и стояли, читая проспекты… Стражники в красно-черной форме находились лишь у входа и подъемников.

Вербовочный пункт? Центр по заключению контрактов или просто информационный центр? Эрл не знал этого и не собирался выяснять. Он направился к выходу; за стеклянными большими окнами была видна улица, снующие по ней машины, спешащие по делам пешеходы; все было залито светом полуденного солнца.

Эрл прошел через зал, беспрепятственно вышел и оказался на свободе.

Увидев свободное такси, он обратился к шоферу:

— Вы свободны?

Шофер угрюмо взглянул на его форму:

— Может, ты возьмешь другую машину, солдат? Я сегодня еще без выручки, мне придется много крутиться, и ты мне влетишь в копеечку.

Эрл улыбнулся, поняв, что военные имели обыкновение забывать заплатить или расплачивались чеками, оплата которых сопровождалась долгими проволочками.

— У меня короткий отпуск и неплохое настроение. Поэтому плачу наличными. Забрось меня в какой-нибудь отель.

— Что-нибудь с развлечениями?

— Прекрасная идея! У меня есть деньги и время! Мне просто не терпится; поехали!

Шофер привез его в какой-то третьесортный бордель, с картинками на окнах и дверях. Эрл расплатился с ним, подождал, пока машина скроется из вида, и быстро пошел в противоположную сторону. Он прошел квартала три, прежде чем наткнулся на другой отель, прямую противоположность первому. Хозяйка, женщина средних лет со строгим выражением лица и волосами, основательно тронутыми сединой, но тщательно уложенными, недоверчиво посмотрела на его форму:

— Простите, солдат, но, может быть, вы ошиблись? Мы не заключали контракта с военными.

— Совсем забыл! — Эрл вынул из бумажника пачку банкнот, дав хозяйке возможность отметить ее толщину. — Мне хотелось бы сменить одежду. Что-нибудь гражданское, чтобы отдохнуть без проблем. Вы могли бы помочь мне в этом?

Недоверие крепло:

— Вы — дезертир?

— Если б это было так, разве я оказался бы здесь? — Эрл пошуршал купюрами. — Пожалуйста, мне очень хочется отдохнуть по-человечески. Мне осточертела эта форма! Так вы меня выручите?

Деньги пересилили.

Дюмарест переоделся в грязной полутемной комнате, оставив при себе лазер и связав в узел ставшую ненужной форму вместе с дубинкой. Шансы, что хозяйка гостиницы выдаст его — из-за денег или ради спасения собственной жизни, — были очень высоки. Но ему было необходимо избавиться от формы, чтобы сбить со следа преследователей, и риск был оправдан. Переодевшись, Эрл покинул отель и, поймав машину, отправился в торговый район. Там он мог купить все необходимое, что он и сделал, пополнив свой скромный гардероб строгим костюмом, обувью, рубашками и бельем.

Сложив все покупки в чемоданчик, Дюмарест направился в следующий отель. Там он принял ванну, добавив в воду специальные препараты, и через пять минут достиг желаемого эффекта: оливковый загар исчез, и его кожа снова приобрела свой нормальный цвет. Переодевшись во все новое, Эрл избавился от старых вещей и покинул отель.

Пройдя около мили по боковой улочке, Дюмарест заметил скромный, но очень уютный мотель, в котором он решил немного отдохнуть.

Только теперь он позволил себе расслабиться.

Если ему немного повезет, то он сможет избежать встречи со своими преследователями; Керон наверняка разыскивает загорелого молодого человека, одетого в военную форму. Он, несомненно, обнаружит брошенную им форму и попытается организовать поиск; но у Керона не будет точного описания его, Дюмареста, внешности. Его же задача теперь — постараться срочно перебраться в другой город; исчезнуть и раствориться в массе людей.

Сидя на краешке кровати, Эрл просматривал содержимое бумажника Керона. Деньги он отложил в сторону: они ему пригодятся. На идентификационной карточке была фотография и ряд каких-то специальных символов. Эрл решил, что это пропуск на спецъобъекты или точки. Если его схватят, то она станет уликой против него; но она могла и пригодиться в критической ситуации. Человек, изображенный на фотографии, имел с ним отдаленное сходство, и при не очень пристальной проверке пропуск мог не вызвать подозрений. От бумажника и лазера Эрл решил избавиться при первой же возможности, а деньги и пропуск взял себе.

Раздался звонок телефона. Эрл снял трубку:

— Да?

— Мистер Ганиш?

— Да, что-нибудь срочное?

— Вы будете сегодня обедать у нас?

— Обязательно, — быстро сказал Эрл и добавил, — а что вы можете сказать о меню?

— Жаркое с картофелем, овощи с сыром, цыпленок в ореховом соусе, печенье, мусс и вино. Я порекомендую вам взять жаркое. Это один из коньков нашего повара.

Голос стал чуть строже:

— Одну минуточку, сэр! Мы получили официальное распоряжение зарегистрировать всех постояльцев по их удостоверениям. Мы будем вам очень признательны, если вы оставите его на столе в холле, у администратора.

— Конечно, обязательно, — ответил Эрл. — Простите, а мой багаж еще не прибыл?

— Ваш багаж, сэр?

— А разве я не предупредил вас? Извините! Я отправлял его со станции на адрес отеля.

— Подождите минутку, я узнаю. — Голос смолк, послышались шаги и через несколько минут трубка снова ожила:

— Вы слушаете, сэр? На ваше имя багаж не поступал.

— Наверное, произошла какая-нибудь досадная ошибка. Придется съездить и узнать самому… А вы абсолютно уверены, что мне следует предпочесть именно жаркое вечером?

— Слово чести, сэр!

— Тогда я обязательно возьму его. И еще вино и ликер обязательно. Я полностью доверяю вашему вкусу в этом вопросе и обещаю, что с моей стороны никакого недовольства не будет.

— Понятно, сэр, не сомневайтесь! — в голосе слышалась легкая улыбка. — Я надеюсь, что с вашим багажом все будет в порядке!

Время, думал Дюмарест, опуская трубку аппарата. Ему необходимо действовать очень быстро. Керон идет по следу и, похоже, довольно стремительно. Разговор о еде, на который он потратил несколько минут, мог помочь дезориентировать преследователей. Человек, собирающийся исчезнуть из этого отеля, вряд ли стал бы столь подробно говорить об ужине. Но этот ужин пройдет без его участия.

Что же ему предпринять? Где остановиться на ночь? В создавшейся ситуации человек, не имеющий удостоверения, вызовет подозрение в любом отеле. Использовать офицерское — слишком рискованно. Может, бордель? Нет. Там будут искать в первую очередь. Прогуливаться по улицам? Там наверняка полно охранников, занятых его поисками.

Дюмарест вышел на улицу. Небо постепенно затягивалось тучами; сильно похолодало. Эрл выбросил в мусорник бумажник и лазер и зашел в ближайший магазин. Он купил легкое пальто: человек без верхней одежды в такую погоду будет смотреться слишком подозрительно. Расплачиваясь за покупку, Эрл поинтересовался:

— Как мне добраться до вокзала? — спросил он продавца.

— Который вам нужен? Подземка или железнодорожный?

— Второй.

— Пять кварталов на север и три — к востоку отсюда. Вы приезжий?

— Да, прилетел только вчера. Ваш город очень красив.

— Этот? — клерк презрительно поджал губы: — Вы просто не видели столицы! Технос — просто настоящий современный гигант! А этот скорее похож на казармы. Он просто наводнен военными; куда ни глянь — везде сплошные мундиры! А вы на службе?

— Нет; я здесь по делам гражданской фирмы.

— Вам везет! А меня забирают на службу через неделю. Два года трубить безвылазно! И все потому, что эти болваны на Кесте не хотят жить по-человечески. Ведь даже ребенку понятно, что им же будет лучше при власти нашего Технарха! Но они — глупцы и упрямцы! Так что мне предстоит два года служить там на охране какого-нибудь объекта. И, может статься, схлопочу нож в спину от слишком ретивого местного жителя!

— Глупцы, — согласился Эрл. — Но зачем посылать вас туда? Почему нельзя использовать людей, набранных на Лоуме?

Молодой человек смотрел непонимающе:

— Каких людей?

— Вам неизвестно об этих специальных наборах? — Эрл посмотрел в удивленные глаза юноши. — Впрочем, неважно. Я, наверное, что-то перепутал. Никогда нельзя верить слухам.

Вокзал, на который приехал Эрл, находился на возвышении, откуда как на ладони был виден весь город. Вся территория вокзала и посадочного поля была наводнена охранниками. Эрл прошел сквозь толпу, направляясь к справочной. Железная дорога по форме представляла собой петлеобразную систему; поезда к столице шли и в западном и в восточном направлениях, проходили по побережью и по общей ветке возвращались в Технос.

Помня об охранниках, Эрл направился к кассе.

— Один билет до Фарбейна, пожалуйста.

— В один конец или прямой-обратный?

— Двойной.

Клерк оформил билет, отметил его в компьютере и взглянул на Дюмареста:

— Ваше удостоверение, пожалуйста.

Эрл протянул карточку Керона. Это было рискованно. Но поскольку им еще не было известно, что Эрл изменил цвет кожи, а его и клерка разделяла пластиковая перегородка, не позволяющая рассмотреть его подробно, то риск чуть уменьшался.

Клерк взял протянутую карточку, ввел данные в компьютер.

— Все в порядке, майор, — он протянул билет и удостоверение Эрлу:

— Платформа номер два. В вашем распоряжении двадцать минут до отправления.

Он даже не взглянул в лицо Эрла, возвращая документ…

Глава 6

Из своего окна Мада Грист в задумчивости смотрела на медленное и мягкое движение снежинок. Снегопад начался около часа назад, и теперь макушки деревьев ближнего леса, ровное обширное поле, все выступы зданий и балконы были покрыты мягким белым одеялом, переливающимся в свете огней отеля. Есть какое-то грустное очарование в снегопаде, думала она, в неповторимости, красоте каждой отдельной резной снежинки, которая, находясь полностью во власти ветра, кружится, волнуется, движется, но так или иначе оказывается частичкой снежного покрова, частью чего-то целого, монолитного.

Как и человек, решила она, сравнив. Он рождается, мечется, совершает разные поступки, ошибается, исправляет — и так всю жизнь, чтобы прийти в конце концов к печальной неподвижности. Но все-таки сравнение не совсем точно, поправила она себя. Ведь люди в отличие от пассивных снежинок могут, совершая поступки, выбирать направление своего перемещения, жить там, где им нравится.

Мада вздохнула и отошла от окна, постепенно возвращаясь в реальность. Ее комната, мягко освещенная изнутри неярким светом, почти тонула в полумраке. Она включила контрольный индикатор часов; сверкнув ярким пятном, он напомнил, что в ее распоряжении осталось лишь около получаса до начала обеда. Она отмахнулась от него и приблизилась к большому зеркалу, укрепленному в стене.

Шелковая рубашка бесшумно упала к ее ногам. Ноги были длинными, изящными, хорошей формы, начиная от тонких лодыжек и кончая сильными округлыми бедрами. Зеркало отражало всю ее стройную фигуру, подчеркнуто тонкую талию, великолепную высокую грудь и женственную мягкость плеч. Она провела руками по бархатистой коже груди и изгибу шеи…

Часы, просигналив, снова напомнили ей о распорядке; через два часа начнется заседание Совета. Только Варгасу может прийти в голову созывать Совет в столь неудобное время! Он становится все более беспокойным и странным день ото дня; Мада решила, что Совет прекрасно может состояться и без ее участия. Это будет не первое и, она знала наверняка, не последнее заседание, которое она пропустит. Вечером у нее есть более неотложные дела, требующие ее участия.

Мада медленно отошла от зеркала, поймав себя на способности заниматься самолюбованием. Интересно, подумала она, многим ли женщинам нравится их тело или большинство испытывает разочарование?

Тщательно одевшись, она вышла из комнаты и сразу же столкнулась с Креллом; его лицо было взволнованным, немного испуганным, и он явно поджидал ее здесь, в переходе. Стены здесь были декорированы панелями, украшенными сюжетами из жизни людей древних времен: охота, войны и сила. Такие мужественные лица и тела вокруг лишь подчеркнули слабость, беспомощность и ничтожность Крелла.

— Я очень беспокоюсь, Мада, — произнес он. — Может нам следует все переиграть и отменить?

— Отменить вечер, встречу? Почему?

— Брекла не приедет. Мармот позвонил и сказал, что задержится на неопределенное время; Дехнар…

— Это — трусость, — прервала она его. — И в этом ты весь, Иган. Иногда для меня становится загадкой, как ты вообще завоевал свое место в Совете.

— Но это же совсем другое! Ведь сегодня состоится заседание, а нас не будет. Может, все же нам стоит перенести свое мероприятие?

Да, размышляла Мада, разглядывая его лицо, он собирается улизнуть в кусты, отступить в сторону, что безопасней. Подождать, пересидеть и посмотреть, что из всего этого выйдет. Он похож на трусливо прячущегося кролика, решила она. Неужели она когда-то любила его?

— Ты просто глуп, — сказала она веско. — Ты позволяешь своему воображению слишком далеко уводить себя в сторону. Что следует из того факта, что кто-то не сможет быть на нашем вечере? У нас просто обычный званый вечер; друзья собираются, чтобы получить удовольствие от общения, музыки, танцев. Что пугает тебя?

— Но…

— Даже если мы в наших разговорах коснемся темы власти, Технарха — что в этом криминального? Мы все — члены Верховного Совета и имеем полное право обсуждать между собой любые темы в любом месте. Но сегодня не это главное; мы просто собираемся на дружескую вечеринку. И все!

— За нами могут следить, — проговорил он почти шепотом, — у Варгаса полно доносчиков повсюду. Если он узнает, что мы собирались, это только вызовет у него подозрения.

— Он и так не страдает отсутствием подозрительности.

Она опустила свою руку и слегка пожала руку Крелла, ободряя его. Они направились вниз по эстакаде, которая вела в зал для вечерних приемов.

— А если мы неожиданно отменим свой вечер без явных на то причин, — продолжила она свою мысль, — то именно тогда у Варгаса будут все основания для худших подозрений… А теперь улыбайся! — приказала она. — Ведь ты же хозяин и принимаешь гостей. Будь веселым и остроумным!

Зал, в котором они оказались, был красиво и со вкусом украшен и обставлен; декоративные выпуклые панно, матовые стены, мягкая мебель, серебро светильников… — комната мерцала и переливалась, свет играл и переливался, отражаясь от хрусталя и серебра. И все это дополнял огромный камин, пламя которого подчеркивало и дополняло белоснежный покров, видневшийся сквозь огромные окна. В комнате стоял легкий запах горящего дерева; звучала нежная мелодия, напоминавшая шелест леса и ветра.

Внизу их встретил Шерган. Он улыбнулся, приветствуя их. Наклонился и, почтительно целуя ей руку, добавил:

— Мада, ты сегодня просто потрясающе красива! Как вам нравится погода?

— Снегопад? Я очень люблю его.

— Рад слышать. Мне пришла в голову великолепная идея! Можно организовать чудесный зимний пикник — катание с гор, лыжи, сани, костер… Тебе нравится мое предложение?

Она колебалась, почти поддавшись искушению согласиться. Как давно она могла позволить себе подобные зимние забавы! Но, вздохнув, она покачала головой:

— Извини, но все же — нет. У меня слишком много дел, и было бы преступлением пренебрегать ими.

Шерган был настойчив:

— Работу иногда можно ненадолго отложить. Какой смысл в нашем членстве в Совете, если мы не можем в случае необходимости устраивать себе кратковременные каникулы? Мада, соглашайся, все будет чудесно!

Она заметила, что Шерган не приглашает Крелла. Двойной подтекст? Она снова ответила отказом:

— Нет, я не хочу менять своего решения. Это просто невозможно.

— Изменить свое решение? — Шерган улыбнулся и подозвал слугу, чтобы тот принес вина. — Разве настоящей женщине не позволительно изменить свое мнение о чем-то? Мада, тебя, я знаю, очень трудно переубедить, но все-таки я не теряю надежды!

Какой надежды, думала она, отпивая маленькими глотками чудесное вино. Оно приятно согрело ее, она почувствовала всю прелесть вечера. Даже Крелл, казалось, слегка расслабился, хотя его глаза постоянно с подозрением следили за происходящим. Она засмеялась про себя, решив что он пытается найти шпионов, спрятавшихся среди мебели. Иногда он бывал действительно невыносим и смешон.

Она заметила Мармота, направлявшегося к ним с бокалом вина.

— Простите, я слегка опоздал, но все получилось неожиданно в последнюю минуту; обстоятельства!

— Рад, что ты быстро справился с ними, — сказал Крелл, слегка оживляясь. — Брекла и Дехнар не смогут прийти; Алиса уже здесь, но еще не спустилась. Как твоя поездка?

— Неплохо, хотя улицы покрыты толстым слоем снега и перемещаться по городу довольно сложно.

Мармот залпом допил вино:

— Случилось нечто неожиданное. Похоже, придется провести настоящее расследование и заставить кое-кого поплатиться за свою неосторожность.

— Забудь, отдохни, — посоветовал Шерган. — Ты слишком напряжен.

— А кое-кто из нас слишком расслаблен и вообще ни о чем не беспокоится, — парировал Мармот. — У нас в руках власть над Техносом, или ты уже забыл об этом? Если я не решу этого вопроса, то что за этим последует?

— Убийства, жестокость и смерть! — произнес новый голос. Алиса присоединилась к ним, улыбаясь и приветствуя всех. — Ты все еще продолжаешь бить в свой набат, Гил? И по-прежнему вечерами ищешь под своей кроватью саботажников?

— Ты можешь, конечно, смеяться, Алиса, но я думаю, что ты не станешь отрицать сам факт их существования. Вот последний случай, к примеру. Это — крупная неприятность, но ее могло бы не быть, если бы все рабочие Техноса знали и добросовестно выполняли свои обязанности. Я думаю… — Он прервался, махнув рукой. — Простите; ни к чему сейчас о работе. Давайте отдыхать…

* * *

Вечер удался, думала Мада, возвращаясь обратно в столицу. Пилот вел флаер уверенно и быстро. Его кабина была отделена от салона матовым пластиком, и Мада, откинувшись на спинку кресла, прикрыла глаза и под ровный, чуть слышный треск приборов, вспоминала, анализируя, подробности минувшего вечера.

Крелл был растерян, в замешательстве, он не знал, на что решиться. Мармот обладает всем необходимым для дела: решимостью, знаниями, характером; хотя иногда он слишком много внимания уделяет ненужным деталям. Шерган был конкретнее, сильнее; как и Алиса, он обычно пользовался маскировал словами свои истинные чувства и намерения. Мада знала, что в случае импичмента на этих двоих можно рассчитывать как на союзников. Конечно, она не собиралась ставить этот вопрос перед Советом. Наоборот, ей было бы выгоднее оградить себя от возможных интриг. Выгоднее и безопаснее. Но чувствовала бы она себя в безопасности, оставаясь в одиночестве?

Она посмотрела в окно. Снегопад прекратился, и пушистый белый ковер на поверхности земли придавал ночи какой-то сказочный, волшебный оттенок. Чуть в стороне она увидела взлетное поле, где садился одинокий звездолет. Скорее всего, с Кеста или Лоума, решила она. Очередной срочный набор. Наверняка опять какие-нибудь сложности, раз для посадки и перелета выбрано ночное время.

Неожиданно яркий луч света на мгновение ослепил ее и ушел в сторону. Поезд, поняла она. Цепочка вагонов, уютно освещенная огнями, следовала по маршруту; расцвеченный огнями фантастический змей медленно ползет по снежному ковру, то извиваясь, то выпрямляясь. Мада как зачарованная следила за ним, постепенно оказываясь мыслями в прошлом, охваченная ностальгией воспоминаний.

Девушкой она очень любила поезда. Она сидела у окна с неизменной книгой в руках, чередуя занятия и отдых, когда она, задумываясь, смотрела в окно на бесконечную полосу побережья, вздымающиеся горы и лесистые плоскогорья. Мягкий перестук колес помогал ей сосредоточиваться, и в студенческие годы, она часто путешествовала таким образом, тем более, что плата была половинной; в дороге можно было прекрасно позаниматься и отдохнуть, беседуя с незнакомыми людьми. Были у нее и романтические встречи… Например, тот молодой человек, что работал клерком где-то в офисе подземки, был просто сражен ее красотой. Он казался очень порядочным, добрым и влюбленным и был очень расстроен, когда она твердо сказала ему, что учеба важнее всего, а чувства, романтика — где-то позади. Сейчас он уже женат сейчас, подумалось ей, у него дети или даже внуки…

Это было так давно…

Она улыбнулась, дивясь своей способности быть такой сентиментальной и чувствительной. Ведь она очень многого достигла своим упорным трудом, стала членом Верховного Совета, имела деньги, власть, уважение и друзей. Даже любовь приходила к ней… или что-то похожее на любовь… Казалось, у нее было все, чего можно желать; но ей отчего-то было очень грустно…

Мрачная, грустная ночь, решила она. Приступ ностальгии; вид поезда, спешащего вдаль без нее, воспоминания юности. Но цепочка вагонов внизу не исчезала, магнитом притягивала ее взгляд. Ночь таила в себе серебристые тайны, окутывала прозрачным покрывалом вагоны, покачивающиеся на рельсах; уют кресел внутри, покачивание вагона и легкий перестук колес на стыках. Ведь там, внутри, — люди, со своими разговорами, смехом, проблемами.

Она вдруг почувствовала сильное, необъяснимое, безрассудное желание оказаться там, в вагоне, быть причастной к ощущению уюта и единения с другими людьми.

— Отвезите меня на железнодорожную станцию, — приказала она пилоту, — не самую близкую к столице, а подальше на побережье; но чтобы не долго ждать отправления.

— Да, мадам? — В голосе пилота звучало удивление, когда он повернулся к ней, пытаясь окончательно уяснить себе, чего она хочет.

— Вы же слышали, что я сказала! Так сделайте это!

Она слегка улыбнулась, чувствуя молчаливое неодобрение пилота, который разворачивал флаер, ложась на курс, параллельный поезду. Что ж, легко усмехнулась она, ну и пусть. Давно прошли те времена, когда она позволяла своим безрассудным желаниям брать верх над рассудком; но даже если это и детская прихоть, ей все равно сейчас хочется во что бы то ни стало опять очутиться в уютном купе поезда и мчаться куда-то вдаль…

* * *

Группа солдат в самом конце вагона наслаждалась отпуском в меру своих желаний; они разговаривали, шутили, пели и смеялись, передавая друг другу легкое вино. Неподалеку от них сидела пожилая женщина, тихо плакавшая о чем-то; скупые слезы стекали по ее щекам, худые руки судорожно сжимали старый потертый саквояж. Ближе к середине вагона двое мужчин спали, слегка похрапывая; влюбленная парочка занятая только собой, нежно ворковала и обнималась.

Дюмарест равнодушно наблюдал за пассажирами из-под прикрытых век, расслабившись в своем кресле и плотно закутавшись в пальто. Он чувствовал, что беспредельно устал и вымотался. Ночь была трудной. До Фарбейна он, как и надеялся, добрался без происшествий. Вагон был почти полон; контингент пассажиров был разный: бизнесмены, торопящиеся по делам; родители, едущие навестить детей; студенты, военные. На узловой станции ему пришлось потратить почти час в ожидании состава, идущего вдоль побережья; он намеревался возвращаться в столицу по внешнему, большому кругу. По мере следования длина состава уменьшалась, вагоны отцеплялись, так как сокращалось число пассажиров; менялся и их внешний вид и характер.

Дюмарест слегка приподнялся с места, пытаясь размять затекшие мышцы. Одежда, купленная им, была из дешевого магазина, неудобна и низкого качества. Эрл чувствовал физическую необходимость помыться и нормально выспаться; на станции он слегка умылся и растер кожу снегом, но на этом его туалет и завершился.

Один из спавших бродяг проснулся и полусонно озирался по сторонам, пытаясь прийти в себя. Эти двое ехали с Эрлом всю дорогу; с одной стороны, это означало, что они в данный момент такие же бездомные, как и он; они купили билеты на длинный маршрут по побережью, не имея, очевидно, места для ночлега; но, с другой стороны, их присутствие успокаивало: это означало, что состав не проверяется не слишком строго и можно не опасаться охранников.

Но как долго это будет продолжаться?

Это скоро кончится, решил Эрл. Керон, просчитав варианты, обнаружит тот единственный выход, которым он воспользовался. Если все отели проверяются, а улицы патрулируются и охраняются, то следующим его шагом наверняка должна стать организованная проверка железнодорожных поездов. Значит, единственное, на что он мог сейчас рассчитывать, это что он успеет прибыть в столицу раньше, чем все военные будут подключены к поиску.

Эрл слегка напрягся: поезд остановился на очередной станции. Плакавшая женщина встала и прошла к выходу; влюбленная парочка разъединилась на минуту, выясняя название станции, и снова слилась. Один из солдат игриво присвистнул, провожая взглядом новую пассажирку, вошедшую в вагон. Она не заметила этого знака внимания и, еще глубже закутавшись в воротник шубы, прошла через весь вагон и устроилась недалеко от Эрла.

* * *

Мада уже начала жалеть, что поддалась минутному романтическому порыву.

Поезд немного опоздал и оказался не таким просторным и уютным, как в былые времена. Она, как и раньше, выбрала последний вагон состава, но все здесь уже казалось ей чужим, непохожим и ветхим. Неужели и тогда кресла были такими неуютными, с такой плохой обивкой? А как же прогресс науки, богатство общества?

Время, поняла она; магия возраста. Пища теперь не казалась такой вкусной, цвета не были яркими, как прежде, а маленькие радости юности утратили свою прелесть. Но дело не только в этом, поняла она. Изменилось отношение к труду самих людей, уменьшилась их ответственность и чувство долга. И поэтому многие необходимые мелкие работы просто не выполнялись, как раньше. Виною этому и войны, и смерти среди мужского населения, наконец, просто нехватка денег: огромные суммы уходили на поддержание разнообразных военных режимов на строптивых планетах. Сколько же это может продолжаться?

Членам Совета было бы неплохо больше беспокоиться о жизни трудового люда, подумала она; ведь теперь так просто оказаться нищим изгнанником! Она автоматически отметила для себя, что обязательно поднимет этот вопрос на ближайшем заседании; потом, спохватившись, расслабилась, с интересом оглядываясь вокруг и стараясь сделать свое маленькое приключение по возможности интересным и увлекательным.

На солдат Мада взглянула лишь мельком; люди, живущие с такой отдачей и подчиняющиеся железной дисциплине, как они, имели полное право пользоваться всеми преимуществами короткого отпуска. Глядя на влюбленных, она неожиданно почувствовала укол зависти: как чудесно, наверное, ощущать сейчас тело в любящих объятиях! Бродяги… вот еще одна проблема, которую следует обсудить на Совете.

Она вдруг поймала на себе пристальный взгляд глаз Эрла.

Он внимательно изучал ее руки, лицо, цвет кожи. Кожа была нежной, но смуглой, ее оливковый оттенок, казался очень нежным в полумраке вагона. Эрл слегка вздрогнул: такого цвета была кожа женщин Лоума. А ему необходимо найти одну девушку с той планеты. Элен Делмайер. Могла ли эта женщина знать ее или даже оказаться ею самой? Вряд ли; хотя стоит попытаться что-нибудь выяснить. Должно же долгое бесцельное путешествие принести хоть что-нибудь, кроме усталости?

Эрл встал и приблизился к женщине, слегка склонившись.

— Госпожа?

Она посмотрела на него снизу вверх, решив, что он собирается завязать легкий дорожный флирт; может, стоит ответить?

— Слушаю вас.

— Прошу извинить меня за мой вопрос, сударыня, но не могли бы вы сказать мне ваше имя?

Он слишком прямолинеен, решила Мада; или, вернее, с тех времен изменилась техника процесса знакомства и ухаживания. Но мужчина, стоявший перед ней, не был похож на ловеласа, использующего в своих целях дорожные знакомства.

Она попросила тихо:

— Присядьте рядом, пожалуйста. Мне не нравится, когда люди стоят, беседуя со мной.

— Как вам угодно, сударыня. — Он сел и посмотрел ей прямо в глаза в ожидании ответа.

— Мада Грист, — ответила она, но по выражению его лица догадалась, что не оправдала его ожиданий. — А почему вы спросили об этом?

— У меня есть на то веская причина, госпожа. Вы родились на Лоуме?

— Нет.

— Спасибо, сударыня. Прошу извинить меня за причиненное беспокойство.

Интуитивно почувствовав, что он собирается уйти, Мада положила руку на его ладонь, пытаясь удержать его, без всякой цели: чисто по-женски.

Он взглянул на нее непонимающе; в его глазах был вопрос.

— Пожалуйста, побудьте около меня. Меня беспокоят солдаты; они могут доставить мне неприятные минуты. — Это был детский лепет, но она не стала ничего уточнять. Может, он принял ее за женщину легкого поведения, ищущую клиента? И она быстро добавила:

— И потом, мне немного скучно. Разговор поможет скоротать длинное путешествие. Вы едете в столицу?

— Да, госпожа.

Его голос был сильным, густым, подчеркивал мужественность его лица; Мада просто физически ощутила мощь и уверенность, исходившие от мускулистого тела нового знакомого. Она была даже как-то причастна к этому! Почувствовав, как в ней просыпается ответное желание, она поспешила перевести свои мысли на другое; для начала — его одежда. Она была чистой, но дешевой и, казалось, носилась слишком долго. Поразила Маду и его галантность, старомодная манера обращаться к ней. Это напомнило ей Руена; но мужчина не был кибером. Просто вежливость, решила она; таким образом он, верно, отдавал дань ее положению.

А это означало, что он много путешествовал, и общение с высокопоставленными людьми для него не в новинку.

Она еще раз взглянула на него. Он сидел расслабившись, прикрыв глаза, быть может, пытаясь подобрать тему для беседы. Она снова ощутила волну нежности, желания, удивляясь своей импульсивности и радости. Она думала о своей жизни, увлечениях, то засыпая под мягкий перестук колес, то снова взглядывая на своего попутчика.

Поезд несколько раз останавливался на станциях; на последней перед столицей остановке в вагон вошли стражники. Они были хмурыми, невыспавшимися и въедливыми.

— Ваше удостоверение, пожалуйста.

Она вдруг почувствовала, как напрягся ее попутчик; внешне это было не заметно, но она была уверена, что он словно бы ждет чего-то неприятного. Боится? Но почему и чего?

— Мадам?

Охранник был молодой и нетерпеливый. Он слегка сощурился, когда она показала ему опознавательный браслет на левом запястье. Браслет сверкнул ярким пятном, и стражник почтительно склонился перед ней.

— Вы удовлетворены? — спросила она.

— Да, конечно, конечно, мадам. — Он повернулся к незнакомцу:

— Сэр?

Она увидела мельком кусок пластика, протягиваемого Эрлом, словно случайно оказавшееся пятно на фотографии… и неожиданно для себя, прежде чем охранник изучил документ, произнесла:

— Этот джентльмен — со мной.

— Да, мадам. Спасибо, мадам. Извините за беспокойство.

Она расслабилась и улыбнулась. Состав продолжил свой путь к столице…

Глава 7

Компьютеру была дана задача разработать проект настоящего дворца, достойного королей — огромные красивые залы, длинные переходы, украшенные сводчатыми арками, потолки с лепными украшениями, ниши и будуары с матовыми светильниками… А результат оказался плачевным: однообразие повторяющихся компонентов, холодный полумрак бесконечных коридоров, безвкусные абстрактные украшения и безжизненный свет ламп.

Но, шагая вниз по коридорам, занятый своими мыслями Варгас не замечал всех этих недостатков. Он вспоминал последнее заседание Совета, и его глаза горели яростью. Это был настоящий фарс! Около трети состава просто отсутствовало, а находившиеся в зале мало обращали внимание на затрагиваемые вопросы. Обсуждались обычные, тривиальные для Совета проблемы: площадь, которую надо выделить под посевы, величина военных наборов, постройка нового правительственного здания и количество необходимых для этого рабочих, налоги. Все это можно было решить, используя компьютеры; а ему приходится возиться с этими сонными, самодовольными болванами!

Варгас остановился перед дверью лифта. Его телохранитель проверил кабину, подождал, пока он войдет внутрь, и нажал кнопку. Двери подъемника закрылись, и лифт поехал вниз. Варгас вновь ощутил приступ уже хорошо знакомого липкого страха: что, если механизм лифта неисправен? Защита не сработает, и кабина упав с такой высоты, разобьется на мелкие кусочки?

Кабина замедлила движение, остановилась, охранник открыл двери, проверяя все вокруг. Варгас вышел и пошел по небольшому боковому коридору. Его ноздри уловили в окружающем воздухе несильный запах антисептика. Запах усилился, когда он вошел в небольшой кабинет, украшенный стеклом и металлом. Брекла, работавший за столом, встал при его появлении:

— Слушаю вас, сэр!

Неплохой человек, подумал о нем Варгас. Честолюбивый и работоспособный. Но честолюбие таило в себе опасность для него, Варгаса; об этом нельзя забывать. Только когда он сам окончательно овладеет ситуацией, он сможет ответить на вопрос о лояльности Бреклы.

— Что-нибудь уже готово? — спросил он Бреклу.

— Да, сэр. — Брекла направился к внутренней двери. — Йендхол ждет.

Врач был маленьким человечком с аккуратными руками и фанатичным блеском в глазах. Он поклонился, когда Варгас вошел, и выразительно посмотрел на телохранителя, не отстававшего ни на шаг:

— Будет лучше, сэр, если он останется вне комнаты.

— Оставь нас.

Варгас обязан был полностью доверять Йендхолу, иначе весь план оказывался бессмысленным. Но Варгас не мог отделаться от противного холодка, пробежавшего по спине, как только дверь за охранником закрылась.

— Это тот самый человек? — спросил он, кивнув в сторону находящегося в комнате человека.

Это был прекрасный образчик мужчины: мускулистый, молодой, в хорошей форме. Варгас почувствовал укол зависти при взгляде на его обнаженное, сильное тело; когда-то он и сам был таким.

— Вам понятно все, что от вас требуется?

— Я… — Пот выступил на оливковом теле. — Мне кажется, да.

— Вы не совсем уверены? — Варгас посмотрел на врача. — Ему были даны инструкции?

— Конечно, сэр; но он немного испуган и забыл.

Йендхол повернулся к мужчине и начал объяснять ему, словно ребенку:

— Вас выбрали для участия в одном очень важном эксперименте. Вы сильны и здоровы. Но, как я уже говорил, сила — понятие относительное. Человек под влиянием сильных эмоций в критической ситуации способен продемонстрировать неожиданные способности. Именно это мы хотим исследовать. Теперь понятно?

— Да, сэр.

— Тогда начнем.

Йендхол открыл внутреннюю дверь и показал на спускающийся вниз коридор с множеством дверей:

— Как только загорится красный свет, вы войдете в эту дверь. За ней много разных опасностей. Если вы выживете, то получите награду.

— Значит ли это, что я вернусь домой, на Лоум, сэр?

— Да. — В таком деле, как эксперимент, очень важен фактор положительного стимула, и Йендхол не колебался, прибегая ко лжи. — А сейчас постарайтесь. От этого зависит ваша жизнь.

Они наблюдали за событиями из смежной комнаты; Варгас молча, без эмоций, Брекла — с огромным интересом, Йендхол — комментируя происходящее.

— Время ожидания необходимо для выработки адреналина и поступления его в кровь и для персональной подготовки объекта. Кстати, мы выбрали именно его после тщательнейшей проверки на наличие требуемых физических данных. Все, что требуется выяснить, — это насколько силен в нем инстинкт самосохранения, выживания. Некоторые специалисты полагают, что это изменяемый параметр. Но мои опыты показывают, что все дело в физиологии. Поскольку движения, тело — вторичны, зависят от мозга, а работа мозга не зависит от сознания в целом, следовательно, способность к выживанию должна быть зафиксирована на молекулярном уровне в ДНК мозга. Показатель выживаемости — очень важный фактор; я проделал уже более тысячи экспериментов для его определения. Человек, в котором способность к выживанию заложена на уровне мозга, имеет неоспоримо более высокий шанс выжить в экстремальной ситуации нежели индивид, не несущий в себе этого фактора. Тот, кого мы наблюдаем сейчас, им не обладает.

Он погасил контрольный экран и поднялся:

— Мы можем идти.

Последний объект продержался четыре с половиной минуты…

* * *

Аптекарь оказался маленьким, кругленьким человеком средних лет с усталыми глазами. Он смотрел на Дюмареста:

— Какой-нибудь стимулятор, не дающий заснуть? Да, у меня это есть. Давайте рецепт.

— У меня нет рецепта.

Аптекарь качнул головой:

— Тогда все сложнее. Все лекарства строго учитывается, разве вы не знаете об этом?

— Конечно, мне это хорошо известно. Но мне просто необходимо это лекарство и ваш совет, как специалиста. У меня была очень важная работа в эту ночь; я не сомкнул глаз ни на минуту. Если я усну на рабочем месте днем, у меня будут крупные неприятности. Могут просто уволить.

Дюмарест протянул заполненный чек:

— Я заплачу, если вы поможете мне.

— Вы, наверное, студент? Готовитесь к экзаменам?

— Да, — согласился Эрл. Он не знал, что имел в виду аптекарь, но шел ва-банк. — Это мой последний шанс, и мне не хочется упустить его.

— Я вас прекрасно понимаю. — Аптекарь неожиданно смягчился. — И мне пришлось попотеть в свое время, чтобы получить диплом. У нас были совершенно несносные соседи по дому; они всегда ложились очень поздно и постоянно скандалили. Иногда мне казалось, что я скорее сойду с ума, нежели смогу запомнить какую-нибудь сложную формулу.

Он развернулся к стойке, выбрал нужный сосуд и отсыпал в пакет горсть таблеток:

— Эти должны помочь. Принимайте по три одновременно и повторите при необходимости.

Он придвинул к себе чек, протянул пакет с таблетками Эрлу:

— Удачи вам!

Удача, устало размышлял Дюмарест выходя из аптеки. Долго ли ему еще будет везти? Ему повезло и в поезде, с той женщиной. Она наверняка была важной персоной, может, из какой-нибудь высокопоставленной семьи. Она покинула вагон молча, с сознанием своей значимости. А он отправился в ночной ресторан, где просидел до зари. Теперь, запасясь таблетками, он ждал, что принесет ему новый день.

Он отсчитал три таблетки и запил их стаканом фруктовой воды в кафе. Последствия суточного напряжения и усталости уже сказывались, но ему необходимо было сохранить ясный ум и работоспособность. Если действовать осторожно, то можно затеряться в многолюдной столице.

Но как отыскать Элен Делмайер?

На маленькой планете это довольно просто: там всем и все известно друг о друге. На средней планете на поиски требовалось много времени и денег. На Техносе, крупной и развитой планете, задача тоже должна оказаться простой в своем решении: здесь у каждого жителя существует удостоверение личности, по которому он зарегистрирован. Можно попытаться выяснить адрес в какой-нибудь справочной.

Дежурным оператором оказалась молоденькая и симпатичная девушка. Она внимательно, с любопытством посмотрела на Эрла, когда он задал свой вопрос.

— Вы хотите найти кого-то, но не знаете его адреса, так?

— Да. — Он улыбнулся ей. — Это мой старый хороший друг. Мы потеряли друг друга из вида несколько лет назад, а теперь мне хотелось бы встретиться с ней снова.

Ореол романтики заставил ее взяться за дело с удвоенной энергией:

— Я попробую послать запрос в специальную библиотеку. Она находится вон за тем зданием. Может, они смогут вам помочь.

Библиотека была заполнена молодежью и людьми средних лет, нагруженными книгами. Эрл понял, что на Техносе нельзя было нормально жить, не имея престижного образования или профессии; здесь учились все, независимо от возраста. Что ж, это только упрощало его задачу, в таком компьютеризированном обществе все должно было оказаться просто.

Справочная секция была заполнена рядами столов с компьютерами; перед каждым стоял стул и лежали письменные принадлежности.

Дежурный был немногословен:

— Вставьте вашу карточку, наберите вопрос и ждите ответа. Если вам нужна фотокопия, нажмите красную кнопку слева. Прорезь для карточки — на верхней панели машины.

Номер карточки будет зафиксирован компьютером, понял Дюмарест. Это даст след его преследователям, но упускать шанс получить ответы на нужные вопросы он не имел права.

Хотя было раннее утро, народа в зале было довольно много. Дюмаресту пришлось некоторое время ждать, пока освободится место у дисплея. Он попробовал нажать на клавиши без карточки. Экран не реагировал. Эрл вставил карту, опустился на стул и повинуясь порыву, сделал первый запрос, набрав магическое слово ЗЕМЛЯ.

Экран ожил, высвечивая фразы:


ЗЕМЛЯ; песок, грязь, глина, ил, почва. Покров планеты.

ЗЕМЛЯ; название мифической планеты, считающейся объектом почитания у Староверов.


Эрл запросил компьютер во второй раз, набрав СТАРОВЕРЫ.

Экран ожил вновь:


СТАРОВЕРЫ; религиозная секта, не обладающая влиянием; сектанты живут на небольших планетах, удаленных от центра Галактики. Секта является тайной и не старается вербовать себе новых сторонников. Пополняется лишь за счет естественного прироста общин. Теория, лежащая в основе их верования, утверждает, что человечество начинало свою жизнь на единственной мифической планете, называемой ими ЗЕМЛЯ. Человечество, по их верованию, обязательно вернется на свою родину, когда избавится от предрассудков, войн, ненависти. Станет возможен качественно новый уровень жизни. Обряды верующих сопровождаются пышными ритуалами и церемониями, основанными на примитивном культе плодородия и богатства. Факты, лежащие в основе их веры, наукой не подтверждены, следовательно, ее необходимо считать не соответствующей реальности и алогичной.


Эрл набрал на клавиатуре еще один запрос: ТЕРРА.


ТЕРРА; информации нет.


Это был еще один шанс что-то узнать, так как слово «Терра» было вторым названием искомой им Земли; но библиотека компьютера не могла помочь Эрлу. Может, Элен Делмайер сможет?

Он набрал: ЭЛЕН ДЕЛМАЙЕР.

На дисплее высветился список из трехсот тридцати восьми позиций. Эрл просматривал указанные профессии и возраст. Адреса не указывались, но, возможно, следовало задавать более конкретный вопрос. Эрл задумался. Квендис говорил, что знал ее маленькой девочкой, значит, сейчас это должна быть женщина средних лет. Она самостоятельно покинула Лоум перед началом войны, значит, тогда она не была несовершеннолетним подростком. Выходит, ей сейчас лет тридцать. Эрл запросил компьютер, задав погрешность в десять лет:

ЭЛЕН ДЕЛМАЙЕР, ВОЗРАСТ МЕЖДУ ДВАДЦАТЬЮ И СОРОКА.

На этот раз список сократился до ста восемнадцати имен. Он дал запрос на адреса, нажал красную кнопку и ждал, пока напечатается список. Конечно, думал он, можно попытаться проверить весь список, но это очень долго. Эрл знал, что женщина родом с Лоума, и если эта информация вносилась в память машины, то список может стать еще короче.

Список сократился…

В нем осталось только одно имя…

Дюмарест записал адрес Элен; она жила недалеко от библиотеки, в нескольких кварталах. Это было здание, увенчанное куполом, и, без сомнения, его обитатели были людьми с высоким положением и уровнем дохода. Внутри здания пол был устлан мягкими коврами, воздух благодаря кондиционерам был свежим и прохладным, но достаточно теплым, контрастируя с уличным холодом и слякотью.

Дежурный клерк поднялся с места и направился навстречу, как только Эрл открыл входную стеклянную дверь.

— Еще очень рано, — произнес он, — и я не уверен, что ваш визит необходим в столь неурочный час.

Эрл был тверд:

— Так выясните это. Добавьте, что это исключительно важно. Поторопитесь!

Дежурный поинтересовался:

— Ваше имя?

— Керон. — Дюмарест достал магическую карточку: — Служба безопасности. Поторопитесь! Не тяните!

Она жила на двадцать втором этаже, в квартире, обставленной с тонким вкусом и исключительным изяществом. И она была очень красива…

Дюмарест взглянул на нее, на тонкие черты лица и оливковую матовость кожи. Ее лицо на миг показалось ему знакомым, но когда она заговорила, иллюзии рассеялись. Она не была той незнакомкой, с которой он путешествовал в поезде. Ее голос был более нежным и сладким.

— Вы хотели видеть меня?

— Да, госпожа. — Он ничего не терял, проявляя галантность. — Вам может показаться странным, но я проделал долгий путь, чтобы увидеться с вами. Я прилетел с Лоума. Это ваша родина, я знаю.

— Да, это так.

— Вы — дочь гроуэра Делмайера?

— Вы не ошиблись; у вас какие-нибудь новости от него?

— Я очень сожалею, мадам, но у меня нерадостная весть; ваш отец умер.

— Я понимаю.

Она стояла у самого окна; тонкая блуза ясно обрисовывала точеную фигуру, свет из окна оттенял красоту лица.

— А как это соприкасается с интересами службы безопасности?

— Никак. Я использовал это как предлог, чтобы беспрепятственно оказаться здесь.

— Вы очень откровенны, — произнесла она. — Если за этим не кроется нечто большее. Вы не могли бы немного подождать? Я приготовлю чудесный напиток!

Ее самообладание было просто потрясающим. Эрл наблюдал, как она не торопясь готовила напиток, а затем, извинившись, покинула его на несколько минут; ей было необходимо привести себя в порядок. Она вернулась, одетая в строгое платье, закрывавшее ноги, стянутое поясом у талии; высокий ворот прикрывал точеную гордую шею, мягкий щелк выгодно подчеркивал все достоинства ее фигуры. Устроившись в кресле напротив, Элен предложила ему чашку горячего напитка.

— Вы, конечно, осуждаете меня за то, что я не проявила должной скорби, когда вы сообщили мне о кончине моего отца. Мой отец и я не были близкими людьми. Прискорбно слышать о его смерти, но все приходит к этому, в итоге. Это закон бытия.

— Вы склонны к философии, мадам?

— Нет, просто я — реалистка.

И борец, привыкший преодолевать сопротивление, подумал он. Эта черта была распространена на Лоуме. Здесь же, на Техносе, это помогло ей самостоятельно пробиться в высшие сферы, и она пользовалась сейчас всеми преимуществами и привилегиями, которые давало ей ее положение. Но знала ли она подробности того, что происходило на ее родной планете?

— Да, мне это известно, — ответила она на его вопрос. — Вы не родились на Лоуме, поэтому вам трудно оценивать непредвзято. Но я ненавидела ту систему и обычаи. Дочь там не может наследовать титул и имущество отца; оно переходит к его жене или к мужу дочери. Это может показаться идеальным вариантом для тех, кто живет в собственных усадьбах и владеет землей, но для бедняков в трущобах — это сложная проблема. Большинство гроуэров на Лоуме добры в их собственном понимании этого слова, но даже лучшие из них считают своих работников по статусу чуть выше рабов. Образование очень ограниченно, трудящиеся массы практически ущемлены в этом отношении. Прогресс встречает жесткое сопротивления из-за сумятицы и неразберихи, которые он может внести в привычный уклад жизни на планете. И ядовитые сорняки, распространяющиеся по планете, можно считать в своем роде очищением и наиболее безболезненным путем утверждения нового статус-кво на Лоуме.

— А что вы думаете о регулярных военных наборах? Что происходит с этими людьми? Они становятся счастливее в своем одиночестве?

— Их судьбы — просто единичные удачи; они как сорняки среди ухоженного поля посевов. На Техносе они получают образование, настоящую профессию и оказываются втянутыми в реальный круговорот жизни. Их жизнь здесь несравнимо лучше той, что им досталась бы на Лоуме.

Она просто не знает подробностей, понял Эрл. И повторяет то, что слышала. Но по крайней мере факт существования подобных наборов — не новость для нее в отличие от большинства.

— А теперь, — произнесла она, отодвигая чашки, — расскажите мне об истинной причине вашего визита ко мне. — Она пристально смотрела ему прямо в глаза. — Это что-то важное?

Эрл твердо встретил ее взгляд:

— Да, мадам. Это чрезвычайно важно. Вы мне поможете?

— Если смогу.

Она выслушала его, прикрыла глаза, задумавшись:

— Все это было так давно и там было так много книг…

— Но вы можете вспомнить?

— Мне никогда не удается ничего забыть, — сказала она с горечью в голосе. — Мои способности — это не только радости и положительные эмоции. Мои детство и юность не изобиловали радостью и весельем, и есть многое, что мне хотелось бы забыть… Но Земля?.. — она задумалась, вспоминая. — Я помню одно стихотворение, который я прочитала в старинной книге. Книга была очень древней, и я тогда многого в ней не понимала. Это были просто слова, фразы, которые я пробегала глазами, стараясь заполнить одиночество и свободное время; но мне кажется, я могу вспомнить что-то, что заинтересует вас.

Дюмарест опустил глаза и заметил, что его руки мертвой хваткой сжимают чашку. Он осторожно опустил ее на стол, пытаясь расслабится:

— И что это за стихотворение, госпожа?

— Что-то странное. — Она начала говорить в детской манере, тонким ломающимся голосом:

— Овен, Телец, Непоседливые Близнецы, дальше — Рак, яркий Лев, Дева и Весы. Скорпион, Стрелец и Козерог, Водолей и Рыбы со сверкающими хвостами…

Она открыла глаза и спросила обычным голосом:

— Вам говорят что-нибудь эти названия?

— Нет, госпожа.

— И тем не менее, они должны что-то означать. — Ее взгляд вновь затуманился, стал далеким, и Эрл понял, что она вновь пытается пробежать взглядом тот старинный фолиант, извлекая на свет каждое оттиснутое на листе слово, буквально высвечивая его в далеких уголках своей феноменальной памяти.

— Знаки Зодиака! — произнесла она с торжеством в голосе. — Попытка упорядочить их, привести к систематическому ряду!

— Зодиак? — переспросил он.

— Двенадцать символов, каждый из которых относится к определенному сектору небосвода. Это завершенный цикл. Двенадцать звездных конфигураций, соответствующих данным описаниям. Если вам удастся найти планету, окруженную похожими фрагментами расположения звезд, то эта планета — та самая, что вы ищете.

— Земля?

— Наверное, она; но я не очень уверена.

Дюмарест попытался скрыть разочарование:

— Большое спасибо, госпожа. А не помните ли вы каких-нибудь карт или навигационных таблиц?

— Нет. — Ее взгляд смягчился, словно она угадала его боль и разочарование. — Наверное, это все, чем я могу помочь вам.

Эрл задумался. Она мало чем помогла ему, но, тем не менее, его путешествие не было бесполезным. Звезды могли помочь найти разгадку; звезды, которые светили ему в детстве. Эти конфигурации отпечатались в его памяти, и можно использовать возможности планетария или компьютерные данные, помощь опытного астронома. Это все только вопрос времени…

Он был твердо уверен, что Земля находится совсем рядом, недалеко, в этом секторе Галактики.

Элен легко коснулась его руки, когда он поднялся, собираясь прощаться:

— Подождите; вы не можете уйти вот так. Я угощу вас еще этим чудесным напитком. Приготовлю его со своими добавками, они придают ему неповторимый вкус. Вам понравится, я уверена. А вы мне тем временем расскажете подробнее о Лоуме. Гроуэр Лимейн — как его дела?

— Спасибо, неплохо.

— А его сын?

Пока она готовила напиток, он отвечал на ее вопросы; Эрл был удивлен ее неожиданным интересом, но причину понял гораздо позднее, когда почувствовал, как окружающее начинает медленно заволакиваться дымкой тумана и сознание уплывает куда-то. Он слишком поздно понял, что в напиток было добавлено снотворное…

Человек, стоявший у входа, был одет в гражданское, но по его выправке можно было безошибочно угадать в нем военного. От молниеносного удара Эрла, направленного ему в солнечное сплетение, он согнулся пополам, упал, попытался подняться, но второй удар заставил его отключиться надолго. Дюмарест, перешагнув через него, бросился к лифту, на ходу стараясь проглотить таблетки, которые дал ему аптекарь; это был стимулятор, и он должен был помочь нейтрализовать действие снотворного, которое женщина подсыпала ему в напиток.

Один из лифтов был занят. Дюмарест нажал кнопку соседнего, который стоял на два этажа выше. Он прыгнул в кабину, захлопнул двери и нажал кнопку первого этажа. Женщина преклонного возраста, уже находившаяся в кабине, с негодованием обратилась к нему:

— Молодой человек, что вы себе позволяете! Мне нужен десятый этаж!

Ресторан, модный магазин, портной — все это не столь важно и может подождать.

— Вы слышите меня? — Ее голос становился все громче и пронзительней. — Кто вы? Здешний жилец? Я буду жаловаться управляющему!

Дюмарест, не обращая внимания на ее гнев, молча отсчитывал этажи. Человек, которого он отправил в нокаут у дверей квартиры Элен, явно поджидал его; значит, могли быть и другие — внизу или на выходе. Лекарство… Почему она пыталась причинить ему зло? Очевидно, чтобы задержать его. Но ему были непонятны ее мотивы. Ведь для нее он был незнакомцем, и у нее не было никаких причин подозревать его в чем-то. А как она предупредила или вызвала человека, поджидавшего в коридоре? Ведь за все время их разговора она не подходила к телефону.

Лифт остановился внизу, и Эрл вышел. Перед ним была застекленная дверь, выходившая на анфиладу лестниц; Эрл прошел мимо, не останавливаясь. Лестницы были широкие, покрыты коврами и могли просматриваться камерами. Он искал служебный выход, которым пользовалась прислуга или уборщики. Подобный отель должен предусматривать скрытые лестницы, чтобы вид простых людей не оскорблял зрения высокопоставленных особ.

Он остановился на мгновение, почувствовав внезапный приступ головокружения и слабости. Его лицо покрылось испариной; в ушах стоял легкий гул. Эрл понял, что принятое им лекарство помогает организму бороться с отравой. Он медленно дошел до конца прохода и толкнул небольшую дверь. Это было помещение для хранения уборочного инвентаря. Эрл обследовал соседнюю комнату: там стояли ряды разных счетчиков и приборов. Третья дверь оказалась той самой, так нужной ему, — она выходила на площадку с несколькими узкими рабочими лестницами.

Дюмарест рванулся вниз, прыгая через ступеньки. Он оказался на первом этаже, но решил спуститься ниже, в рабочие помещения, и выйти на улицу уже оттуда. Он открыл ближайшую дверь и оказался в огромном машинном зале, наполненном гулом, стуком и шипеньем моторов и генераторов, снабжавших энергией лифты, вентиляторы, разные агрегаты. Рабочий, устранявший неполадку в одной из машин, в изумлении уставился на Эрла. Схватив его за руку, Эрл прокричал:

— Где здесь выход?

— А? — Человек, казалось, не понимал.

— Выход на улицу, наверх, черт побери! — он сильно сжал руку и слегка тряхнул.

Мужчина кивнул и указал в противоположный конец зала. Дюмарест бросился туда, стараясь не зацепить работающие генераторы, крутящиеся барабаны и качающие насосы. Он понял, что спустился чуть ниже, чем следовало, и теперь бежал вверх.

Следующий пролет и два перехода привели его в просторную кухню, близость которой дала о себе знать сначала какофонией запахов, гулом голосов, а затем предстала его глазам. Прямо перед ним оказался мужчина, резавший мясо огромным ножом. Он уставился на Эрла в полном недоумении, сжимая окровавленный нож одной рукой, а вторую механически вытирая о замусоленный фартук. Откуда-то сбоку послышался резкий, как удар хлыста, командный окрик:

— Задержите этого человека! Задержите!

Мясник развернулся и стал приближаться к Эрлу, сжимая нож в огромном кулаке. Он был здоровым и крепким, его мышцы были натренированы годами работы.

— Оставайся на месте; там, где стоишь, — угрожающе произнес он, обращаясь к Эрлу, — только шелохнись, и я вспорю тебе живот.

Эрл бросился на него, ударив ногой в солнечное сплетение и одновременно парируя правой рукой свинг ножом. Мужчина изогнулся; Эрл с ходу нанес ему сильнейший удар левой в шею, чуть пониже уха, и выбежал прочь из кухни: еще раньше он заметил в конце помещения, за рядами кастрюль и печей, небольшую дверь, оттуда тянуло свежим морозным воздухом.

Пять секунд спустя Эрл оказался на улице.

Он упал, поскользнувшись на обледенелой мостовой; пытаясь подняться, заскользил и чуть не упал снова. Прохожий поддержал его под руку, помог восстановить равновесие и внимательно вгляделся в его лицо:

— Все в порядке?

— Да.

— Вы уверены? — спрашивал он взволнованным голосом. — Вы очень плохо выглядите, может, вы больны?

Вдоль улицы скользил открытый кеб; Эрл заметил молодое женское лицо, бледно-оливковым пятном выделявшееся на фоне темного капюшона. Эрл ринулся к кебу, подняв руку; его глаза застилал туман, сердце бешено колотилось в груди, боль растекалась по всему телу. Эрл почувствовал, что падает, теряя сознание.

Последнее, что он заметил, была надвигающаяся громада кеба, он попытался подняться, но не смог, услышал женский крик и отключился…

Глава 8

Телевизионные каналы, словно сговорившись, показывали одно и тоже: уроки химии, квантовой механики, теория биномов, прикладная физика, атомная инженерия, астрономия, алгебра, основы математики, — непрерывный поток учебных программ, необходимый для каждой нормально учащейся семьи. Мада, раздражаясь, выключила телевизор. Неужели так было и раньше? Да, вспомнила она, и тогда тоже. Научный подход. Если предмет не имеет научной ценности, то он, просто не принимаясь во внимание, сбрасывается со счетов. Танцы рассматривались с точки зрения контролируемого движения и физического развития. Пение предназначалось для развития голосовых и речевых возможностей и демонстрировало гармонию ладов и мелодий. Текстовые программы были просто курсами разных наук, показываемыми в виде лекций.

Но зачем ей это теперь?

Скрупулезно, с любовью, она подбирала интерьер своей квартиры, пробовала разные варианты… Она прошла по комнатам, перебирая пальцами тонкие кружева и мягкий шелк. Теперь во всем этом она находила неповторимое и мягкое очарование. Сколь много упущено ею в прошлом? Были ли учеба, постоянная тренировка ума, самосовершенствование действительно смыслом и целью существования людей? Нет, понимала она, вспоминая влюбленных в поезде, свои собственные увлечения; все это, конечно, больше, нежели удовлетворение потребностей естества.

Ошибка, размышляла она, откинувшись в мягком глубоком кресле. Один маленький ошибочный кирпичик, положенный в строящуюся систему в самом начале колонизации. Чей-то выдающийся яркий ум решил, что концепция всеобщего образования станет панацеей от всех бед и болезней общества. Но ведь не в таком уродливом виде, как это происходит сейчас. Дилемма: либо человек учится, стараясь получить профессиональный диплом, напрягается из последних сил, забывая о нормальных потребностях и простых человеческих радостях, — либо он опускается на дно общества, презираемый и попираемый всеми и каждым. Конечно, уровни нищеты, безграмотности и ограниченности тоже разнятся, как и смыслы жизней людей труда и интеллигенции; рабочий всегда видит реальные плоды своего труда, а ученый только расчищает пути чужих ошибок, пытаясь найти что-то свое и делая похожие.

Например, репатрианты, набор с того же Лоума. Этих людей можно было бы с большой выгодой использовать на тяжелых физических работах, которые так же требуются обществу, как и интеллектуальный труд. Необходимость и полезность выполняемой работы поднимали бы людей в собственных глазах, помогали им жить и развиваться внутренне. Конечно, проще было унижать и третировать их, хотя это было и низко и антинаучно. Эти люди были подлинной бомбой, которая рано или поздно взорвется.

Она автоматически провела руками по телу, расправляя складки одежды, почувствовала все линии, изгибы и тепло. Прикосновения разбудили воспоминания и чувства, испытанные ею недавно в поезде. И тут же мысли снова вернулись к мужественному незнакомцу.

Растущее нетерпение заставило ее поднять трубку телефона; пальцы послушно набирали знакомый номер. Лицо сиделки, появившееся на экране, было стерильно очищенным от эмоций:

— Да, мадам?

— Пожалуйста, расскажите о состоянии пациента 9-18.

Лицо чуть отдалилось: сиделка набирала запрос на внутреннем компьютере.

— Идет процесс восстановления, мадам. Повреждения были серьезными, потребовалась операция. Были внутренние разрывы селезенки, почки и кишечника. Переломы ребер и прободение легкого.

— Как долго он будет выздоравливать?

— Сейчас пациент находится в послеоперационном сне, и процесс выздоровления идет нормальными темпами. Он…

— Как долго?

— Несколько дней, мадам.

— Прекрасно. Пришлите его ко мне, как только он будет здоров.

Нет причин для волнений, думала она, опуская трубку. Нетерпение юности, решила она, улыбнувшись. Стремительность, необдуманность. Ей оказалось довольно просто организовать постоянное осторожное наблюдение за раненым с помощью своих людей. Они сопровождали его в лабораториях, в палатах, в операционной; и в ее апартаменты. В больнице его заменили другим, менее заметным человеком, а она отправила его в закрытую частную лечебницу, где он находился полностью в ее власти. Когда же он понадобится ей и зачем?

Как возлюбленный?

Она попыталась быть честной сама с собой, вспоминая свои чувства и ощущения, реакцию на его сильное тело. Он нравился ей, и она очень хотела быть с ним… Тот факт, что она мало знала о нем, тайна, окутывавшая его появление и поведение, только усиливали ее влечение. Прихоть, решила она. Романтика! Но почему она должна отказывать себе в этом? Сдерживать себя?

Она повернула голову на звук открываемой двери. На пороге стоял Дек Брекла. Он улыбнулся, входя и прищурился, привыкая к полумраку комнаты.

— Сумерничаем, Мада? Значит, тебе не нужен свет дня, а хочется приглушенных тонов и полумрака, так? — Он слегка коснулся ее щеки, здороваясь. — Интересно, почему?

— Ты по делу?

— Да; надо поговорить.

Он не спеша выбрал кресло, уютно расположился в нем, вытянув ноги и положив руки на подлокотники.

— Тебе известно, что Крелл ушел в отставку? Он считает, что этого требует состояние его здоровья. Фактически, за ним сохраняется статус и все привилегии члена Совета; просто у него не будет права голоса на заседаниях.

Он подождал немного и вкрадчиво спросил:

— А ты никогда не задумывалась о преимуществах такой отставки?

— Нет.

— Может статься, ты еще сделаешь это.

Она усилием воли подавила поднимающуюся волну гнева:

— Я не считаю подобный вариант приемлемым для себя. Это все, о чем ты намеревался поговорить со мной? Если так, то тебе лучше уйти; это не та тема, которая волнует меня сейчас.

— Чтобы обладать реальной силой и властью, Совет должен быть жизнеспособен, деятелен и мудр. Если мы топчемся на месте, то прогресс нашего общества под большим вопросом. Скажи мне откровенно, что бы ты чувствовала и как бы ты поступала в молодости, зная, что твоим честолюбивым мечтам не суждено сбыться?

Она встретила его пытливый взгляд:

— Мне бы это не понравилось.

— Наверняка.

— Ты считаешь, что каждый член Совета должен вовремя уходить, достигнув определенного положения и выдохшись как реформатор?

— Я думаю, что это — оптимальный выход. Мы достигли какой-то промежуточной точки успеха и затормозились; нам необходимы свежие умы, чтобы решать проблемы по-новому, с нетрадиционной точки зрения. Ты — мудрая женщина, Мада. И наверняка выберешь для себя самый оптимальный путь, решая эту проблему.

Интересно, скольким людям до нее он уже предложил подобное? Крелл — не выдержал, сдался и ушел; сколько последует за ним? Напуганных угрозой призрачной опасности и откровенной враждебностью предложения? Но Совет был, все-таки действующим, а Варгас один противопоставлял многим свои амбиции и склонности. Если Технарх задумал осуществить единовластие, диктаторство, то она не собирается помогать ему в этой затее. Но в этом случае следует быть очень осторожной в своих словах и поступках.

— Я подумаю над твоими словами, — сказала она. — В них есть доля правды; молодые должны видеть и иметь свой шанс. Но что остается тем, кто уйдет? Они будут продолжать…

— Все для них останется по-старому, — произнес он быстро. — Уверяю тебя, в этом случае они не потеряют ничего, кроме права голоса. Все остальное будет за ними сохранено.

Он поднялся, расточая обаяние и улыбки:

— Я рад, что наша беседа состоялась. Я люблю тебя, Мада, и мне было бы воистину горько видеть тебя в беде. Будь мудрой. И ты не пожалеешь.

— Не пожалею до тех пор, пока твое обещание относительно сохраняемых привилегий будет работать? Исключая право голоса, конечно?

— Я даю тебе слово чести. — Он взглянул на часы. — Мне необходимо поторопиться. Скоро заседание Совета. Ты придешь, Мада?

— Нет. Мне надо о многом подумать.

— Тогда — удачи тебе, Мада. — Он снова коснулся ее щеки, прощаясь. — Чудесно. Все просто великолепно.

Он похож на ретивого пса, думала она, оставшись одна. Дрожащее создание, слепо и преданно заглядывающее в глаза всемогущему хозяину, семеня у его ног. В надежде на подачку в виде косточки. Даже более того, он еще активно работает на Варгаса: подслушивая, подсматривая и докладывая обо всех тихих беседах в кулуарах Совета. Как давно он позволил себе опуститься до подобного?..

* * *

Йендхол произнес:

— Извините, сэр, но мне кажется, я делаю то, что необходимо. Эксперименты сложны, но неизбежны, если мы ожидаем конкретных результатов, хотя я не могу сейчас обещать большую вероятность успеха, чем восемьдесят процентов.

Один шанс из пяти. Этого явно недостаточно. Другие воспользовались своим счастливым случаем; но это те, кто удачливее его, Варгаса. Он задумчиво наблюдал за перемещениями уменьшенной изображением на экране фигуры очередного испытуемого. Даже искажения электроники давали возможность ощутить страх, который определял все действия того человека.

— Пять минут с четвертью, — прокомментировал Йендхол. — Ему везло, но недолго.

— Почему? — Варгас отвернулся от экрана и посмотрел в глаза врачу: — Почему бы не считать везение, удачу определяющим фактором выживания? Может быть, ты ищешь не там, где следует? Почему бы, например, не ставить опыты по фактору удачливости?

— Если бы им везло, то они просто не попали бы на Технос, — мрачно заметил Йендхол. — Именно это надо прежде всего учитывать, исследуя их потенциал. А что касается других подопытных, не с Лоума, то я не знаю, каким критерием пользоваться для выяснения параметра везения и удачи: бросать монетку? Ориентироваться на их умение выбрать ту или иную случайную комбинацию? А если они, пройдя тест, опровергнут результаты своей судьбой, жизнью?

— Разве нельзя для исследований везения применить тот же самый критерий лабиринта опасностей?

— Нет. Ведь они не знают заранее, что за этим последует, даже если им удастся выжить. Если бы они были уверены в последствиях, то это косвенно оказало бы влияние на их поступки. Нечистый эксперимент. — Йендхол взглянул на экран. — Шесть минут.

Варгас спросил с иронией:

— Так долго? И столь удачлив?

— Фактор удачи тоже сыграл в опыте определенную роль, — сказал врач. — Но в условиях наших экспериментов этот фактор слишком зыбок и ненадежен для того, чтобы мы могли его выделить. Если человек жив, то следует ли считать удачу ответственной за это? Чтобы выжить в предложенных мною условиях, человеку требуется нечто большее, нежели только везение. — Он замолчав, заметив сигнал красной лампочки:

— Шесть с четвертью; он баловень судьбы!

Еще один, думал Варгас. А сколько еще последует за ним? И неужели результат всегда будет таким же? И что думает по этому поводу Йендхол?

— Может быть, условия опыта слишком жестоки, — обратился он к врачу, — не следует ли уменьшить нагрузки, чтобы выявить основное?

— Это повысит выживаемость, верно, но снизит чистоту эксперимента.

— Серия тестов, чуть усложненных по сравнению с теми, что они успешно прошли?

— Они ничего не выявят и не докажут, за исключением умения тестируемых делать выводы из предыдущих опытов.

— А разве это не умение выжить?

— Отчасти, — согласился врач. — Но цель наших опытов — отнюдь не умение учиться на собственном опыте, извлекая уроки. Как я уже говорил, инстинкт выживания — это то, что заложено в генотипе, коре мозга. Человека можно обучить чему-то, но это не одно и то же. Уверяю вас, сэр, я точно знаю, что я хочу найти. Каждый испытуемый подвергается тщательной предварительной проверке. Если вы хотите, завтра я…

— Вероятность успеха — около восьмидесяти процентов?

— Да, это так. И я очень хочу надеяться, что вы дадите мне возможность продолжать эксперименты на прежних условиях. Вы ничего не потеряете, а получить можете очень многое, проявив чуточку терпения. Законы теории вероятности могут неожиданно подкинуть нам из ряда вон выходящий вариант…

Варгас задумчиво обошел лабораторию. Йендхол чувствовал здесь себя в своей стихии, человеком, который служит определенным идеалам и прогрессу, забывая об основном. Такой человек не способен реально оценивать отпущенное ему и другим время.

Чтобы хоть как-то переубедить самого себя, он спросил:

— Вас устраивают подопытные с точки зрения их возможностей?

— Да, конечно, сэр. Люди с Лоума просто уникальны в смысле отсутствия влияния стрессовых факторов, сказывающихся на обитателях других цивилизованных миров. С самого рождения они питались в основном растительной пищей, жили в относительно спокойных условиях и не испытали на себе пагубное влияние изнанки цивилизации. Результат очевиден при дотошном медицинском обследовании. Сравнение с жителями Техноса — только в пользу Лоума: выносливость, здоровая психика, умение спокойно переносить стрессовые ситуации. К несчастью, обстановка, изолирующая от стрессовых ситуаций, работает одновременно и против выработки необходимого фактора выживания в экстремальных ситуациях. Эти люди подобны холеным домашним животным в сравнении с их дикими сородичами, живущими в постоянной борьбе с опасностями ради выживания и продолжения рода. Домашние особи, несомненно, здоровее с общепринятой точки зрения.

— Но их проще убить, победить?

— Да, сэр. И если бы это было не так, то война с Лоумом приобрела бы иной оттенок и формы, чем нынешняя. Тот факт, что они безропотно соглашаются на ежегодные рекрутские наборы, подтверждает, что их естественная сопротивляемость крайне низка. Это можно сравнить с борьбой с каким-то заболеванием, только на планетном уровне. Здоровый организм подавит проникшую инфекцию, будет сопротивляться, вырабатывая антитела. Лоум ничего подобного не делает. Мы сталкиваемся с настоящим парадоксом: люди с Лоума физически здоровы, но совершенно не способны сопротивляться внешней инфекции; в данном случае — инфекции войны. Для наших целей, таким образом, они являются идеальным материалом.

* * *

В четыре часа пополудни нижние этажи дворца напоминали людской муравейник; все были вовлечены в настоящий поток дел, совещаний, бесед, выяснение и решение срочных проблем, подписание деловых бумаг, ведение переговоров и многое другое; все вокруг непрестанно двигались, входили и выходили, говорили и переговаривались; это было большое общее дело, в котором участвовали все — маленькие неотъемлемые частички единого целого.

Майор Керон направился к лифтам, чтобы подняться на верхние уровни. Там было гораздо тише и спокойней; практически здесь царствовала тишина, утопающая в мягких коврах и отблесках уютных светильников. Охранник проверил его документы, проводил вдоль перехода и указал нужную дверь:

— Третья дверь по этой стороне, майор. Постучите и ждите.

Слегка недоумевая, Керон подчинился. Почти мгновенно створка двери открылась, юноша в алом хитоне, пригласил его войти.

Руен стоял в дальнем углу комнаты.

— Майор Керон?

— Да. — Керон с интересом оглядывался. — Меня обязали предстать перед кибером Руеном.

— Это я. Может, присядете?

Керон устроился в предложенном ему кресле. Юноша-ассистент бесшумно покинул комнату, плотно прикрыв дверь. Несколько минут двое оставшихся внимательно изучали друг друга: Керон с неподдельным любопытством, а кибер — холодно и аналитически, пытаясь детально изучить своего посетителя. Типичный продукт культуры Техноса, думал кибер о Кероне; человек, который считает себя высокоинтеллигентным лишь на основании того, что он удачно сдал много экзаменов, и не принимает во внимание тот факт, что интеллект связан с изучаемыми книгами и самосовершенствованием, а не с дипломами и степенями.

— У меня к вам поручение от Технарха, майор, — невыразительно произнес кибер. — Он просил меня побеседовать с вами. Надеюсь, вы понимаете, что он удостоил меня чести представлять его в этом разговоре всесторонне: считайте, что беседуя со мной, вы говорите с ним.

— При всем моем к вам уважении, кибер, позвольте не согласиться. — Керон был вежлив. — Как офицер службы безопасности я обязан соблюдать осторожность. Вы понимаете меня?

— Майор, вы считаете себя образованным человеком?

— У меня девять дипломов.

— Это не ответ на мой вопрос. Знаете ли вы, что такое интеллект?

— Знания, — ответил Керон, чуть помедлив. — Образование.

— Тогда что такое мудрость, благоразумие? — бесстрастно спросил Руен. — Мудрым может быть и необразованный человек. А интеллект, — это не обязательно только знания. Это одновременно и умение выжить в неожиданно трудных условиях, в которых ты оказался. Вы можете понять разницу. Я почти уверен, что на Сарге, планете с изнуряющей жарой и минимумом воды, вы бы не выжили. — Он помолчал и добавил: — А Дюмарест смог бы.

— Дюмарест?

— Да. Это тот человек, которому вы позволили исчезнуть. — Он почувствовал внезапное напряжение и растущую силу сопротивления сознания гостя. — Вы никогда не слышали о нем?

— Нет.

— Я проверил все пленки с записями, — продолжил Руен. — Сколько человек из последнего набора с Лоума оказались подозрительными?

— Пятеро. Один лгал, утверждая, будто он — сын гроуэра, что не соответствовало действительности, троих я подверг допросу и признал опасными в отношении направленности их мышления, еще…

— Тот, что исчез, — уточнил Руен. — Тот человек и был Дюмарестом. Он не шпион и не является жителем ни одного из близких миров. Как он обманул ваших охранников?

Выслушав ответ, кибер спросил:

— Он двигался быстро?

— Да. Стремительно. Быстрее любого, с кем я сталкивался до него.

Это лишь подтверждало догадку Руена. Логика и экстраполяция привели к очевидному. Информация, полученная кибером от Кибклана, говорила о возможном посещении Дюмарестом Техноса. Так и произошло. Теперь его необходимо было найти. И если бы Керон был умен настолько, насколько сам считал, то он давно бы схватил беглеца.

— Я думаю, вы тщательно осмотрели территорию базы? Там вы его не обнаружили?

— Да; его там не было. — Керона больно задел намек на его неумение проделать свою работу. — Мы обнаружили брошенную форму, которой он воспользовался при побеге. Мы нашли и гражданскую одежду, которую он оставил в одном из отелей. Еще существует предположение, что он некоторое время проживал в отеле под именем Ганиша. Кроме этого — ничего.

— В тот день, когда Дюмарест совершил побег, сильно похолодало, — заметил кибер. — Позже пошел снег. Он просто не смог бы бродить по улицам всю ночь.

— Наверное.

— Следовательно, ему необходимо было найти убежище. Вероятнее всего — это надземные поезда. Вы их проверяли?

— Да, — ответил Керон, — проверял. Он купил билет по моей карточке и удостоверению; он завладел ими вместе с моим бумажником. Но его не было в вагоне. Все вагоны всех поездов были тщательно проверены, и ни в одном не были обнаружены пассажиры с подозрительными удостоверениями.

— Он не мог покинуть Технос на межпланетном корабле?

— Это исключено. Двери космопорта были закрыты по сигналу тревоги, и взлетное поле тщательно охранялось. Естественно, позже мы проверили пассажиров всех находившихся там кораблей.

Руен стоял в задумчивости, уйдя в свои мысли и ощущения.

— Этот человек все еще здесь, в городе, — сказал он спустя минуту. — Вы найдете его в госпитале или в частной лечебнице. Или в тюрьме. Проверьте каждого пациента и каждого заключенного. Когда найдете, доставьте его ко мне. Ко мне, майор; вам все ясно?

Керон пожал плечами:

— Это дело касается службы безопасности, и я не уверен, что имею право так поступить.

— Имеете. — Руен был настойчив. — Это и вам будет на руку. Дюмарест для вас не представляет интереса. Когда я упомянул его имя, оно не сказало вам ничего. Сделайте, как я говорю, и вы не пожалеете. Я являюсь доверенным лицом Технарха, и он возвысит вас, если я посоветую ему так поступить. А теперь — спешите. Слишком много времени уже упущено…

Глава 9

Комната была пятистенной и не имела окон; серебристый свет лишь частично освещал ее, погружая все в сияние серебристых перламутровых бликов — светильники были сделаны таким образом, что создавалось полное ощущение мерцания луны сквозь неплотно настеленную крышу. В воздухе стоял запах освежителя; пушистые роскошные ковры покрывали пол. На маленьком столике у кровати лежали разные занятные вещицы.

Дюмарест выбрал одну и стал рассматривать. Высокий цилиндр, сделанный из прозрачного кристалла, с помощью маленьких разноцветных осколков демонстрировал рост волокнистых структур; яркие пятна, смена конфигурации, размера — все сверкало, блестело и переливалось, как в калейдоскопе. В другом цилиндре горстка ярких кристаллов изображала процесс роста растения с момента появления ростка над землей до цветения и созревания плодов. В конусе вызывающие дисперсию молекулы воспроизводили все цвета и оттенки радуги. Объемный куб отображал геометрические линии, фигуры, наложения — их сияние было настолько ярким, что Эрл почувствовал резь в глазах.

— Детские игрушки. Математические модели, демонстрирующие естественнонаучные законы.

Голос шел откуда-то из-за спины. Эрл обернулся; одна створка двери была открыта, и на ее фоне он увидел женскую фигуру. Женщина была высокой, стройной, темные волосы блестящим дождем струились по ее плечам, тонкая туника перехвачена под грудью золотистым поясом; на босых ногах — кожаные сандалии. Ее лицо говорило о том, что она молода и вполне осознает свою красоту.

Она сделала шаг в его сторону; шелк зашуршал и заволновался, мягко обволакивая изгибы ее женственного тела.

— Я — Мада Грист. — Она чуть подняла руку; сверкнуло золото украшений. — Вы помните меня? Мы встретились в поезде.

Дюмарест взял ее руку и прикоснулся к ней губами, чувствуя нежность и тепло оливковой кожи.

— И, похоже, госпожа, вам я обязан жизнью.

— Вы всегда платите свои долги?

— Да, моя госпожа.

— Меня зовут Мада. Мне будет приятно, если вы станете называть меня так.

Она прошла в соседнюю комнату; сквозь приоткрытую дверь Эрл заметил кровать, большое зеркало и стол, уставленный напитками и сластями.

— Здесь есть вино, — позвала она его. — Налейте нам обоим.

Вино находилось в сосуде из прессованного стекла; бокалы повторяли формы изящных цветов, укрепленных на утолщенном основании. Вино было терпким и освежающим, с тонким ароматом цветов и искрилось мерцающими пузырьками.

— Это вино — с Хардиша, — сказала она, — они знают много секретов его изготовления. Вы бывали там?

— Нет, госпожа.

— Мада, — вновь напомнила она. — По-моему, формальности здесь ни к чему, Эрл.

Она улыбнулась одними глазами, увидев его удивление:

— Да, мне известно твое имя и немножко о твоей жизни. У нашей медицины есть возможность считывать информацию со спящего мозга. Эрл Дюмарест, — произнесла она плавно, — путешественник; человек, находящийся в плену одной мечты. — И чуть громче добавила: — Неужели эта планета так много значит для вас?

— Да. — Его голос был напряженным.

Догадавшись о причине, она рассмеялась:

— Не волнуйся, Эрл. Мы умеем считывать только ту информацию, которую мозг отдает без усилий, добровольно. Все секреты — неприкасаемы. Мне не хотелось причинять тебе боль, насилуя твое сознание, но и из того малого, что я узнала, я могу сделать кое-какие выводы. — Она допила вино и попросила его вновь наполнить ее бокал. — Ты — не шпион, не враг Техноса, ты никому здесь не желаешь зла.

— Мада?

— Неважно. — Она одним глотком допила свое вино. — Серьезные события могут последовать позже. А сейчас расскажи о себе побольше. Ты много путешествовал, Эрл. Как далеко? К Центру Галактики?

— Туда и обратно, — объяснил он, охваченный воспоминаниями. Бесконечное множество миров, кораблей, путешествий, людей! Сколько времени занимают Высокие и Низкие перелеты? Биологически он был молод, его тело, погруженное в долгие анабиозы перелетов, оставалось сильным телом юности, молодости; но хронологически ему было гораздо больше лет, и если считать так, то он уже достаточно стар. Опыт, вот что дает возраст и груз прожитых лет. А Мада?

Свет в комнате был неярким, приглушенным, черты ее лица — смягчены и сглажены тенями, но ее тело было молодым и притягивало его красотой, совершенством форм, линий, женственностью… Он задумчиво отпил вина. Она наверняка принадлежит к высшим слоям этого общества, значит, привыкла к разным развлечениям, забавам и легким связям. Часто подобные женщины проводят досуг вместе с незнакомцами, которые влекут их новизной, таинственностью и отсветом романтики.

Может, именно это заставило ее заинтересоваться им, проявить внимание, заботу о его лечении, здоровье? Его нынешнее положение и место пребывания могло быть всего лишь исполнением очередной прихоти могущественной хозяйки, которая пеклась лишь о своих порывах, потакала своим инстинктам?

Он поставил бокал на стол, чувствуя опасность. Такая женщина могла мгновенно позвать охранников, скорых на расправу с каждым, кто угрожает благополучию и порядку в хозяйском доме.

— Вы грустны? — спросила она. — Почему?

Он без обиняков выложил ей все свои сомнения.

— Охранники? Месть мужа? — Ее смех был немного натянутым. — Нет, Эрл. Это — последнее, чего вам следует опасаться с моей стороны. Технос не следует слепо старым традициям и формальным принципам. И у меня нет ни любовника, ни мужа, мести которых вы могли бы ожидать. — Она снова наполнила бокалы: — Эрл, у вас было много женщин в жизни?

— Несколько.

— Вы опять пытаетесь скрытничать. Я просто уверена, что многие женщины находили вас красивым; вы нравились им и привлекали своей мужественностью и силой. Почему же вы не женились? Не построили своего дома и семьи?

— Судьба, мадам. Смерть и другие несчастья помешали мне.

— И вам не хочется вспоминать об этом, — быстро сказала она. — Я все поняла. — Ее рука мягко коснулась его ладони; длинные пальцы ласково погладили кожу, касаясь вновь и вновь… Она замерла, коснувшись его кольца:

— Это подарок?

— Да, госпожа.

Мада спросила резче:

— Подарок женщины?

— Да, — ответил Эрл. — Она умерла несколько лет назад.

— Что ж, — произнесла Мада тихо, — мне хочется как-то поддержать вас… — Она чувственно и призывно посмотрела на него; шелк ее одежд зашуршал, волнуясь и сопротивляясь мгновенному порыву. — Сейчас, — произнесла она на одном дыхании, — сейчас… Я очень долго ждала вас…

Приглушенный свет лампы погружал комнату в полумрак и ощущение нереальности происходящего; красные, желтые, серебристые и голубые пятна сменяли друг друга в сказочном круговороте… Воздух был насыщен ароматом благовоний, духов и свежестью моря. Дюмарест расслабленно отмечал все это, вновь оглядывая комнату, вспоминая волшебные мгновения, тепло, желания, гипнотизм чувств и эмоций…

Из-за небольшой двери слышался шум струящейся воды; женщина давала телу возможность расслабиться, остыть, успокоиться. Но даже там, в маленькой душевой, свет был неброским, интимным. Тени, полумрак, подумал Эрл и удивился. Огонь, желания юного, молодого тела, а лицо, мысли и остальное — повидавшей многое женщины. Только глаза выражали желание; а когда он попытался ласкать шею и губы, она мягко отстранила его, переводя руки на изгибы тела.

Маска? Но если так, то это творение настоящего мастера! Она смеялась, ласкаясь, подставляла губы под его поцелуи; полумрак и колеблющиеся тени затуманивали все остальное; оставался только всепожирающий огонь желания и чувственности… А теперь, когда все позади, настало время задуматься обо всем сразу.

— Эрл!

Он поднялся ей навстречу. Ее тело вновь прикрывала прозрачная туника, волосы распущены по округлым плечам, точеные ступни обуты в резные сандалии.

— Душ — приток новых сил, — произнесла она. — Нам о многом надо поговорить.

Она смотрела, как он идет в ванную, вновь ощущая силу и упругость его мышц, радость, которую принесла ей близость. Она прошла в свой будуар и достала лекарство; ей просто необходимо контролировать поток эмоций, которые источает ее тело. Она погасила желания, но ощущения остались; она обязана побороть и их, если хочет владеть ситуацией.

Лекарство успокоило ее настолько, что она дружески расслабленно взглянула на него, когда Эрл присоединился к ней в пятигранной комнате. Она налила им обоим вина — другого, не прежнего, — и, протягивая бокал, испытывающе посмотрела ему в глаза:

— За здоровье, — сказала она медленно, — за исполнение желаний сердца.

Эрл принял предложенный тост, отпив из бокала.

— Любовь, — проговорила она. — Это просто иное название химического процесса, имеющего место в отношениях двух разнополых существ. Романтическое определение физиологической сущности. Вы согласны?

— Моя госпожа, я…

— Мада, — перебила она его. — Какие формальности могут сохраняться в наших отношениях теперь?

— Попытка строить будущее, опираясь на события прошлого, не всегда бывает умной, — сказал он тихо. — Многие повторяют эту ошибку, и слишком часто жестоко платят за это.

А он? Мада изучала его, отмечая его предупредительность, такт и обаяние. Он хотел деликатно объяснить ей, что он готов забыть недавние события. Это сделало бы ее поведение более свободным, а разговор, при желании, — легким и непринужденным.

— Вы — путешественник. Наверное, это прекрасно: новые миры, нетрадиционные обычаи и культуры. Многие ли из них действительно варварски неразвиты?

— Нет, Мада. Обычно колонизируемый мир начинает развиваться довольно уродливо; растет число правительственных зданий, контор, небоскребов, крупных городов и центров. Но общество само по себе может развиваться по-разному, принимая различные внешние формы. На Крене, к примеру, царствует демократия. Ни один закон не принимается без одобрения масс, то есть без референдума. Компьютеры, внедренные повсеместно, лишь облегчают задачу. На планете Фарсо, напротив, у власти находится диктатор, осуществляющий единовластное правление и избираемый большинством голосов раз в пять лет. На Чаросе понятие власти и могущества тесно связано с молодостью и физическими данными и достижениями. Статус определяется количеством побед, одержанных в играх и состязаниях. Пожилые или немощные, те, кто не может принимать участия в соревнованиях, соответственно отодвигаются в класс прислуги.

— Интересная система, — проговорила она. — Те, кто возносится к вершинам из низов, неизбежно станут печься об их благополучии, усматривая в этом гарантии своего собственного будущего.

Дюмарест подлил немного вина в оба бокала, думая о мотивах, интересующих женщину, и спросил, в свою очередь:

— А что представляет собой Технос?

— Общество, в котором все определяют научные достижения и успехи. Всех и каждого. Вам наша культура должна казаться странной. Здесь слишком мало свобод в общепринятом смысле этого слова. Когда-то Технос был другим. В самом начале основой прогресса служила идея всеобщего благополучия; область приложения сил и интересов каждого жителя была просто безгранична, как и его возможности. Сейчас — иначе. Нельзя занять определенную ступеньку в обществе, не получив образования. А все это — следствие начальной утопической идеи о постепенном поднятии уровня интеллигентности населения на основе научного прогресса и процесса всеобщего обучения.

— На основе амбиций и честолюбия каждого, — подвел итог Эрл. — Так почему же вы потерпели неудачу? Где были допущены просчеты?

— Потерпели неудачу?

— Технос находится в состоянии войны. Война, по определению, подразумевает неудачу решения внутренних проблем своими собственными силами и средствами. Чтобы победить безоружного с помощью дубинок, не требуется ни знаний, ни интеллекта.

— Но интеллект и знания требуется, чтобы убедить его делать то, что нужно тебе, придав этому окраску его собственного желания. — Она кивнула. — В чем-то вы правы, но одна ошибка — это еще не неудача.

— Вы сделали их больше, чем одну. Высокоразвитая культура не ставила бы барьеры для желающих посетить планету, путешествуя или по делам. На Технос же из-за этих самых барьеров попасть почти невозможно. Образованные люди, какими вы себя считаете, не имеют права бояться правды.

— А путешественники вроде вас несут только правду?

Он рассмеялся:

— Нет, конечно. Большая часть их просто хочет поменять работу или заработать чуть больше денег для последующих путешествий и перелетов. Здесь, на Техносе, они имеют такую возможность?

— Нет. — Она замолчала, внимательно изучая выражение его лица, настроение, мысли; наконец, сочтя момент подходящим, она медленно спросила:

— Вы не так давно заметили, что обязаны мне жизнью. Считаете ли вы, что уже расплатились со мной?

Эрл посмотрел ей в глаза:

— Нет.

— Вы стремитесь покинуть Технос, чтобы продолжить поиски Земли. Я помогу вам в этом.

— Деньгами, моя госпожа?

— Я дам вам сумму большую, чем требуется для Дальнего перелета, — сказала она поспешно. — И помогу вам покинуть Технос. Но перед этим вы должны будете выполнить одну мою просьбу. — Она слегка задержала дыхание и добавила отчетливо: — Я хочу, чтобы вы убили Технарха!..

Тишина, повисшая в комнате, казалась еще глубже из-за полумрака и бликов света искусственной луны, укрепленной на потолке. Дюмарест взглянул на свои руки и поднял взгляд на женщину. Тихо, но твердо он произнес:

— Я не наемный убийца, госпожа.

— Но вас разыскивают, на Техносе вы находитесь нелегально. Если вас поймают, то вы будете наказаны; очень жестоко наказаны: вас ждут пытки и, возможно, смерть. Пока я на вашей стороне, у вас есть шанс спастись. Кроме того, вы обязаны мне жизнью.

— Вы для этого и спасли меня, госпожа?

— Нет, — она ответила импульсивно, не подумав, и это было правдой лишь отчасти. Она поддалась зову чувств и тела. Но позже, после разговора с Бреклой, после почти не скрываемых угроз она поняла, что остается с Варгасом и его амбициями один на один.

Шерган, Алиса, Мармот, Дехнар — все предали ее. Верховный Совет стал скопищем крыс, бегущих с корабля. Или, быть может, они создали свою противоборствующую коалицию, в которой она не участвует. После смерти Технарха они будут вынуждены выбирать, и тогда ей вполне может удаться упрочить свои позиции.

Дюмарест должен согласиться! Его необходимо убедить и заставить сделать то, что нужно ей!

Наклонившись к нему и стараясь придать своему голосу как можно больше силы, она заговорила быстро, стараясь опередить его попытки отказа:

— Варгас — фактически уже старик, шарахающийся от собственной тени. Он доверяет лишь одному единственному телохранителю. Я могу дать тебе оружие и проводить в его апартаменты. Всего два выстрела — и огромное дело сделано! А потом я дам тебе денег и помогу выбраться с Техноса.

Ее голос становился все напряженнее и пронзительнее:

— Что заставляет тебя сомневаться? Что ты теряешь? Ты уже убивал, и неоднократно; так почему бы не сделать это еще один раз? Ведь я прошу о малом: всего два выстрела — и ты чист передо мной! Сделай это, Эрл! Для меня. Я прошу!

Она требует малости! Убить правителя государства! А после всего сделанного посчитает ли она нужным выполнить свои обещания или просто уберет его с дороги, чтобы он уже никогда не смог заговорить? А если он откажется, то что тогда? Яд в вине?

Тщательно подбирая слова, он проговорил:

— Моя госпожа, похоже, вы обезумели. Вы не сознаете, о чем просите.

— Я прошу вас убить человека, — сказала она. — Бешенного пса, который приведет нас всех к краху. Одержимого амбициями сумасшедшего, который слеп ко всему, что не касается близко его власти и его собственной презренной жизни! Убей его, и Технос пойдет по новому пути, почувствует новые возможности и перспективы, чтобы возродиться!

— У меня слишком мало оснований верить обещаниям знатных людей, — произнес Эрл веско. — И еще меньше — благодарности нации и народа. То, о чем вы просите, госпожа, бессмысленно и недальновидно.

— Вы отказываетесь?

— Убить человека, которого я не знаю? Да, мадам. Я уже сказал и повторю снова: я — не наемный убийца.

Дюмарест поднялся с места, прислушиваясь; входная дверь хлопнула, и, взглянув на женщину, он понял, что и для нее это полная неожиданность, представляющая опасность.

— Прячьтесь, — произнесла она быстро. — В спальне. Старайтесь не шуметь.

Стук у входа повторился; Эрл вошел в спальню и прикрыл дверь, отметив, как Мада прошла к входной двери.

Она открыла ее, и поток яркого света ворвался из коридора в комнату:

— Простите, мадам, — послышался знакомый голос. — Прошу вас отнестись снисходительно к делу государственной важности. Госбезопасность. Мне можно войти?

Керон, узнал Дюмарест. И, судя по его интонациям, он не потерпит отговорок. Эрл развернулся и спешно бросился в ванную комнату. Он тщательно изучил стены: они были слишком прочными. Решетки, служащие для украшения и вентиляции были слишком малы для его могучего тела. Он заметил металлическую заслонку и толкнул ее рукой. Это был мусоропровод. Он, должно быть, выходил в вертикальную шахту, спускающуюся вниз через все уровни здания и оканчивающуюся, вероятнее всего, печью для сжигания. Пока Эрл колебался, не зная, как ему поступить, он услышал голос Мады, постепенно набирающий силу и высоту:

— Как вы смеете! Врываться в мои апартаменты! Неужели члены Верховного Совета не имеют права неприкосновенности?

Керон ответил спокойно и ровно:

— Лишь в тех случаях, когда не затронуты вопросы, находящиеся в компетенции госбезопасности и ее интересы. Я вынужден настаивать на том, чтобы мне была дана возможность осмотреть ваши комнаты.

Металлический скат мусоропровода оказался трубой диаметром около двух футов у начала. Эрл втиснулся в трубу; опираясь на руки, извиваясь и постепенно сползая все ниже, он преодолел изгиб и попытался ногами нащупать вход в вертикальную шахту. Ему это удалось, и он, упираясь ногами и спиной в стенки, начал спуск по основной шахте, которая была около четырех футов в диаметре. Чуть позже он заметил наверху вспышку света и услышал приглушенный голос охранника:

— Здесь никого нет, майор.

Свет исчез, и Дюмарест оказался в полной темноте. Он решил спускаться вниз. Возвращаться назад, в апартаменты Мады, было слишком рискованно: Керон мог оставить охрану у ее дверей или придумать что-нибудь еще — отдать приказ стрелять в любого незнакомого человека. Кроме того, Эрл не был уверен в самой женщине: он отказался выполнить ее просьбу и это вряд ли помогло привязать ее к нему; более того, если она была достаточно дальновидна, то должна была бы расправиться с ним, чтобы заставить его замолчать навсегда и не выдать ее тайных намерений.

Он вспомнил молодость и свежесть ее тела, остроту желаний… И одновременно — чисто детский подход ко многим проблемам общества. Если бы убийство одного Технарха могло бы развязать весь узел проблем Техноса! Такое могла предложить лишь молодая, неискушенная в жизни особа, но она никак не может быть такой, если своими силами смогла достичь нынешнего положения и власти в Верховном Совете! Может, редкий дар и талант, проявившийся еще в детские годы? В подобном обществе это вполне возможно.

Его нога заскользила по осклизлой стене, теряя опору. Эрл повис, опираясь на спину и вторую ногу, обливаясь холодным потом при мысли о глубокой пустоте под собой и лихорадочно пытаясь вновь обрести равновесие. По уменьшению давления на спину он понял, что труба шахты постепенно расширяется книзу и что ему будет все труднее при спуске удерживать свое тело в нужном положении.

Его ноги заскользили, пытаясь обрести опору; ее не было, Эрл чувствовал пустоту. Что это? Боковая шахта или ответвление мусоропровода или дымохода в очередные апартаменты? Он наверняка прополз мимо нескольких похожих, а ниже подобные ответвления почти наверняка тоже существуют. Но спуск становился все более напряженным и трудным: труба стала очень широкой, и Дюмарест практически держался только на руках. Эрл почувствовал пластиковое покрытие трубы; защита от коррозии, решил он. Но спускаться еще ниже не было ни физической возможности, ни шанса: шахта стала слишком широкой и скользкой, что грозило опасным падением в неизвестность.

Он осторожно стал подниматься обратно. Он собирался добраться до открытого устья первого же ответвления, проникнуть в комнату и, если повезет, выбраться наружу.

Эрл добрался до достаточно суженного места и стал на ощупь искать вход в колено трубы. Это ему удалось. Напрягшись настолько, что суставы и мышцы буквально затрещали, Эрл попытался открыть вход. Пот заливал ему глаза, мышцы дрожали от увеличивающегося напряжения, кровь стучала в висках… наконец, дверца подалась, и Эрл стал втискиваться внутрь: сначала одно плечо, потом второе, колено, спина, вторая нога… Эрл был зажат в узком пространстве мусоропровода.

Он попытался продвигаться дальше, чувствуя, что это дается с огромным трудом. Но вскоре он нащупал очередной люк, напрягся, упираясь руками, плечом и ногой, скрежеща зубами, сделал еще рывок… и оказался в темном пространстве небольшой комнаты, которая по его предположениям, должна была быть ванной…

Глава 10

Да, это была ванная комната, что он безошибочно мог понять по запаху мыла, лосьонов и шампуне. Дюмарест осторожно ощупывал стену в поисках выключателя. Поиски увенчались успехом, и он прищурил глаза, привыкая к свету, яркому после темноты свету ламп. На стене в зеркале Эрл заметил свое отражение.

Он был выжат и измучен, остатки одежды были покрыты мокрой грязью, руки расцарапаны, ногти кровоточили. Для того чтобы выйти из здания, ему необходимо было переодеться и вымыться. Такой вид, как сейчас, мог повлечь за собой немедленный арест.

Дюмарест выключил свет и осторожно приоткрыл дверь ванной. Смежная комната была небольшой и погружена в полумрак. Посередине стояла просторная кровать, с одной стороны которой свисало одеяло. Из соседней комнаты слышались голоса.

— Господин, мои вычисления, основанные на экстраполяции, доказывают, что вероятность начала мятежа на Хардише через две недели равна девяноста двум процентам. Я настоятельно рекомендую вам послать туда спецвойска с Кеста и Вена для усиления оккупационного гарнизона.

— Я ценю твой совет, Руен. — Варгас был раздражен. — Но существуют более важные проблемы, чем эта — проблемы требующие безотлагательного решения. Пять членов Совета согласились на отставку, и еще трое, возможно, последуют их примеру. Брекла таким образом обеспечил мне гарантированное большинство голосов при голосовании по вопросам сосредоточения в моих руках особых единовластных полномочий на случай войны.

— Но вы фактически уже давно имеете эти полномочия, хотя юридически они не подкреплены, господин. — Монотонный спокойный голос Руена разительно контрастировал с нервным, срывающимся фальцетом Варгаса. — Вероятность того, что против вас будет организована оппозиция, очень ничтожна: семь и восемь десятых процента. Ее нельзя не принимать во внимание, это верно, но ее можно снизить еще больше, если послать Дехнара на какое-то время с миссией, скажем, на Лоум. Тогда вероятность заговора снижается до двух целых и трех десятых процента.

Варгас нахмурился:

— А можно ее полностью исключить?

— Это невозможно, господин. Возможность опасности остается всегда. Даже если вы нейтрализуете всех членов Совета, то остается угроза военной хунты, которая ослабит ваше единовластие. Значит, самое лучшее, что мы можем сделать, это снизить этот возможный фактор до уровня, на котором его можно игнорировать.

Спокойствие кибера вывело Технарха из себя. Как он может оставаться столь равнодушным и расчетливым? События становились более мрачными, угрожающе нависая над его головой подобно тучам, грозя страшными опасностями лично ему, Технарху! Он нервно мерил шагами комнату, пытаясь осмыслить логически несколько факторов, событий и возможных последствий. Но он не сумел сосредоточиться ни на одном из них. Он уже не мог думать спокойно, поступать логично, надеяться на чью-то поддержку. Стоило ему хоть на секунду прикрыть глаза, как его снова и снова начинали преследовать мифические опасности, видения, наемные убийцы и заговоры, угрожающие его жизни.

Его ладони вспотели; тело покрылось холодным потом, порожденным страхом. Варгас направился в ванную, надеясь хоть немного прийти в себя. У него не хватило сил даже на то, чтобы позвать телохранителя для предварительного осмотра помещения. Его покои были проверены перед тем, как они с кибером вошли в них для беседы. А лишний вызов охранника мог грозить ему, Варгасу, тем, что бластер, призванный охранять, развернется против него.

Руен чувствовал нарастающий ужас и страх Варгаса, сознавая, что его собственные прогнозы сбываются все в большей степени. С медицинской точки зрения Технарх был несомненно душевнобольным и вскоре должен был полностью рассыпаться. После него останутся хаос и интриги в правительстве и бардак в государстве. На этих осколках он, Руен, построит послушный ему новый Совет и заставит весь Технос служить могущественному Кибклану.

— Господин, — окликнул он Варгаса, направляющегося в ванную комнату. — Позвольте мне позвать охранника. Не стоит испытывать судьбу.

— А что, убийца мог за это время пройти сквозь стены?

— Вероятность крайне мала, господин, но она существует. — Необходимо вынудить его бояться темноты, тени, биения собственного сердца, методично думал кибер. Человек, объятый ужасом, не способен мыслить логично. А оружие логики и рационального мышления будет у него, кибера.

— Я позову охрану, господин?

Телохранитель вошел, держа лазер наизготовку, глаза ощупывали каждый сантиметр комнаты. Для него это был своеобразный ритуал, который он проделывал тысячи раз; его движения напоминали заученные движения робота. Он открыл ногой дверь ванной. Панель сдвинулась, открывая проход, и он вошел внутрь.

Эрл мгновенно ударил его по голове тяжелой бутылкой с жидким мылом, которую взял здесь же, в шкафу. Охранник мешком свалился на пол, Дюмарест выхватил лазер из его безвольных пальцев и выскочил в соседнюю комнату. Варгас в ужасе, не веря своим глазам, закрыл лицо руками, словно защищаясь от удара; его глаза почернели от страха и ожидания немедленной смерти.

— Не двигайся! — Дюмарест бросился в соседнюю комнату, помня о двух голосах, которые он слышал чуть раньше. И столкнулся с рослым кибером, одетым во все алое.

— Быстро входи!

Кибер подчинился, медленно прошел в спальню, мельком взглянув на умирающего от страха Варгаса, и медленно повернулся к Эрлу.

— Твое имя — Дюмарест, — произнес он четко, — и ты сейчас совершаешь непоправимую ошибку.

— Может быть.

— Тот человек — Технарх. Как ты собираешься выбраться отсюда?

Эрл не обращал внимания на слова кибера. В ванной он успел вымыть руки и лицо, но не поменял одежду. Он шагнул к платяному шкафу, пятясь и не выпуская из вида обоих врагов. Он заметил движение рук кибера и мгновенно среагировал:

— Нет! Подними руки и не прячь их в рукава!

— Твои поступки алогичны, — заметил тот, подчиняясь. — Логическая дедукция подскажет тебе, что у тебя нет ни малейшей надежды избежать встречи со стражей. — Кибер наблюдал, как Эрл переодевается, держа лазер постоянно нацеленным ему в грудь. — Если ты попытаешься покинуть эту комнату с оружием, то вероятность того, что ты будешь убит, равняется девяноста девяти процентам. Единственная твоя надежда сохранить жизнь — полностью довериться мне.

— Залезай внутрь! Быстро! — Эрл кивнул в сторону шкафа. На дверце был замок, и шкаф некоторое время мог сдерживать сопротивление.

— А если я откажусь?

— Это будет нелогично. Я — человек действия, и мне будет проще убить тебя, чем спорить с тобой… Руки! — Эрл вновь пресек попытку кибера что-то предпринять. — Я больше не собираюсь предупреждать тебя!

— Ты действуешь необдуманно. Доверься мне, и я гарантирую, что ни один человек на Техносе не причинит тебе зла.

— Двигайся!

Кибер подчинился, и Дюмарест запер за ним дверь. Он взглянул на Технарха: тот лежал без движения, потеряв сознание от страха. Значит, у Эрла было несколько минут в запасе, прежде чем поднимется тревога.

Эрл открыл выходную дверь, ведущую в галерею. Паранойя Технарха сыграла Эрлу на руку: в коридоре не было ни одного стражника. Эрл пошел по коридору и, дойдя до поворота, угодил прямо в руки майора Керона и шестерых его людей…

* * *

Йендхол сказал:

— Мне хотелось бы, чтобы вы знали точно, что нам от вас нужно. Вы когда-нибудь слышали о детекторах лжи?

— Да, — ответил Дюмарест.

— Тогда вам понятно, что перед вами. — Врач указал на сложный аппарат, стоявший в центре. — Эта модификация включает мои собственные усовершенствования, сделанные на основании экспериментов. Подсоединенные электроды будут фиксировать напряжение вашего тела, реакцию головного мозга, уровень потоотделения и мышечную реакцию. Если человек говорит правду, то он делает это без внутренних колебаний. А ложь, как бы хорошо продумана она ни была, всегда сопровождается дополнительным внутренним напряжением, требует дополнительной концентрации, поддающейся измерению. Вам понятно?

— Да, — снова повторил Эрл. Он был обнажен, привязан к специальному креслу в центре и опутан десятками электродов и проводов, идущих от десятков точек его тела. На голове был закреплен специальный металлический обруч, также снабженный множеством датчиков.

Эрл осторожно оглядывал помещение. Здесь ощущался стойкий запах больницы и лекарств, и сама комната скорее походила на больничную палату, нежели на научную лабораторию. А Йендхол, колдующий над своим аппаратом, больше напоминал школьного учителя, демонстрирующего ученикам рядовой опыт, и меньше всего был похож на вытягивающего жилы инквизитора. Но, поймав его взгляд, Эрл понял, что сильно ошибся на его счет. Там таилась жестокость и удовольствие от чужих страданий. Глаза полностью выдавали истинную сущность их обладателя.

— Есть еще одна тонкость. — Йендхол указал на выступ, расположенный в центре металлического обруча и приходящийся прямо на переносицу Эрла. — Это — лазер. И если вы врете, то он проделает дыру в вашем мозге.

Он взглянул за спину Эрла и скомандовал:

— Начинайте!

— Ваше имя?

— Эрл Дюмарест.

— Ваша родная планета?

— Земля.

— Как вы прибыли на Технос? — спрашивающий голос был холодным, лишенным эмоций и имел металлическую окраску, словно принадлежал машине.

Дюмарест ответил без колебаний.

— Вы убийца?

— Нет.

— Вы когда-нибудь убивали?

— Да.

— На Техносе?

— Нет.

— Почему вы хотели убить Технарха?

Эрл молчал.

— Отвечайте на вопрос. Иначе будет применен лазер.

— Я не могу ответить, потому что вопрос задан некорректно. Вы просите меня назвать причину действия, совершать которое я не собирался.

— Вы намеревались убить Технарха?

— Нет.

— Вы пытались убить его?

— Нет.

— Вы имели возможность убить его?

— Да.

Варгас с раздражением повернулся к Йендхолу:

— Этот человек врет! Он, наверное, нашел способ обмануть вашу машину!

— Это невозможно, — невозмутимо ответил врач. — Ни один человек не способен в такой степени контролировать свои эмоции, нервное и мышечное напряжение. Я ручаюсь вам своей репутацией.

— Но ведь он находился в моей комнате! Каким могло быть его намерение, кроме убийства?

Йендхол по-прежнему оставался спокойным:

— У него не было при себе оружия, сэр. Если бы он имел намерение убить вас, то учел бы вариант столкновения с охранниками и неизбежно захватил бы с собой оружие.

Варгас пожал плечами, соглашаясь с железным доводом. А ведь этот случай, подумал Технарх, выявил слабое место в моей охране! Кому могло прийти в голову, что для проникновения в его апартаменты можно использовать мусорную шахту? А ведь кибер должен был это предусмотреть!

А может, он предвидел это? И лишь надеялся расправиться с ним таким образом? Или ждал, что сердце не выдержит внезапного шока, и он умрет?

Варгас мрачнел все больше, лишь краем уха прислушиваясь к вопросам и ответам Эрла, думая о своем. Был ли этот человек подкуплен заговорщиками? Лгал ли кибер, уверяя, что на Техносе не существует оппозиции, противоборствующей его плану единовластия? А может, Йендхол настроил свою машину так, чтобы она не фиксировала ложь?..

— Вы впервые на Техносе?

— Да.

— У вас есть друзья здесь?

— Нет.

— Вы бывали здесь раньше?

Бесконечная вереница вопросов, повторяющихся в разной словесной формулировке. Стандартная процедура попытки поймать на лжи. Даже более того. Монотонность, однотипность вопросов и голос, произносящий их — все это вместе вводило человека в гипнотическое состояние, заставляя его окончательно отказаться от внутреннего самоконтроля ответов. Но для Эрла этой проблемы не было: он отвечал добровольно.

— Необычный человек, сэр. — Йендхол отвернулся от обзорного экрана. — Я спрашивал майора Керона о его двигательных способностях. Он отметил, что скорость и быстрота реакции этого человека уникальны. Это однозначно доказывает и тот факт, что ему удалось в одиночку справиться с большим количеством охранников, обмануть стражу и долго скрываться от Службы безопасности. Этот случай становится еще более уникальным, если учесть, что он впервые на нашей планете, не знает наших законов, традиций, и на все препятствия реагирует просто мгновенно.

— Вы имеете в виду, что он действует инстинктивно?

— Да, сэр, именно это. Практически, как первобытный дикий зверь: чувствуя опасность и предпринимая все, чтобы избежать ее, осматриваясь и подчиняя свои действия тому, чтобы избежать ловушки. Но это очень умный зверь, с высокоразвитым инстинктом выживания. Он наверняка провел много лет на планетах с малоразвитым, примитивным общественным строем, где жизнь каждого зависит от его индивидуальной силы и быстроты реакции. Его рефлексы просто поразительно молниеносны! Настолько, что похоже, его действия опережают сигналы мозга. Он действует на уровне подсознания, отслеживая ситуацию, взвешивая шансы на успех и осуществляя действие — и все это в отрезок времени, который другому нужен, чтобы поднять дубинку. Действительно, уникальный случай!

Варгас задумался:

— Вы сказали, он — уникум?

— Да, это так.

— Может ли он скрывать информацию?

— Нет, сэр, не в данных угрожающих его жизни обстоятельствах. Ложь для него — форма самосохранения, и он может солгать, если будет иметь шанс. Его правдивые ответы в данном случае — это форма самозащиты. Он отвечал правдиво, хотя не хотел говорить правды. Дай бог, чтобы мы правильно сформулировали вопросы! Но я опасаюсь, что проверка отнимет слишком много времени…

* * *

Слабые лучи весеннего солнца растопили снег, превратив его в мокрую грязь, и наполнили воздух мокрым туманом. Мада осторожно ступила на тротуар с подножки кеба. Подождала немного, глядя вслед удаляющемуся кебу, и пошла в другом направлении.

Место, где она оказалась, было неприветливым. Ярко освещенное здание ускоренного обучения, где обещали быстрое получение необходимых знаний на основе последних достижений науки. Супермаркет, предлагающий товары с колонизированных планет с проспектами разных реклам товаров и путешествий. Магазин игрушек, торгующий детскими развлекающими вещицами, изготовленными с дальним прицелом параллельно обучить ребенка чему-нибудь и как-нибудь.

Плачущий ребенок тянул свою раздраженную мамашу в магазин: она упиралась и пыталась логически объяснить своему отпрыску, что она просто не в состоянии купить ему привлекшую его вожделенную игрушку:

— Я еще раз повторяю тебе, что сейчас мы не можем себе позволить подобные расходы; твой отец сейчас в армии, а моих доходов нам хватает лишь на еду. Замолчи сейчас же, пока я не приняла более строгих мер!

Пожилой человек отделился от стены и приблизился к Маде:

— Госпожа, помогите, пожалуйста, человеку, имеющему жену-инвалида. Она не смогла пойти дальше четвертого уровня!

Другой просящий о помощи также счел возможным привлечь ее внимание:

— Не пожалейте немного денег на обучение нищего студента! Еще одна ступень, и я смогу позволить себе такую роскошь, как лечение больной ноги!

Мада почувствовала растущее раздражение:

— Где вы получили травму?

— Десант на Хардиш, мадам. Наш спецотряд был задействован там в ночной операции.

— Вы лжете. Если бы вы были в армии, вам было бы предоставлено бесплатное медицинское лечение.

Он вздрогнул, лихорадочно подыскивая оправдание:

— Да, вы безусловно правы, мадам. Но человек в этом случае всегда стремится получить лучшее из возможного.

Какая грязь, подумала она, проходя сквозь этот строй нищих и попрошаек; накипь, неизбежная при жизни нормального общества. Отбросы и шлак жизни Техноса, дискредитирующие планету. Почему бы им не постараться получить образование и заняться какой-нибудь соответствующей работой?

Она постаралась отключиться от этого; у нее были свои проблемы, слишком важные, требующие решения. Она заспешила вниз по проспекту, свернула на боковую улицу, дошла до бульвара; пройдя около двухсот ярдов вдоль громад из стекла и металла, она остановилась у здания с серебристой вывеской. Швейцар, облаченный в форму, придирчиво оглядел раздутый саквояж, который был у нее в руке, и открыл дверь. Струя теплого озонированного воздуха ударила ей в лицо, смывая все сомнения и неуверенность.

— Мадам? — Прекрасно вымуштрованный клерк шагнул ей навстречу.

— Мне хотелось бы продать некоторые вещи.

— Конечно, мадам. — Он провел ее к внутренней двери. — Будьте любезны, подождите немного.

Ювелир оказался плотным человеком средних лет с блестящей лысиной и выпуклыми проницательными глазами. Он внимательно осматривал содержимое ее баула, прикасаясь мягкими пальцами к уникальным миниатюрам, настольным часам, фигурке шахматиста, вырезанной из единого кристалла; он тщательно осмотрел две статуэтки, несколько камей, предметы из серебра и золота — все это приобреталось ею долго, тщательно и разборчиво; это были настоящие произведения мастеров древности.

Ювелир осторожно, стараясь не задеть ее самолюбия спросил:

— Простите меня, мадам, но могли бы вы успокоить мою совесть, доказав, что эти предметы принадлежат вам?

Вместо ответа она обнажила левое запястье; сверкнул браслет-печать, подтверждающий ее исключительно высокое положение. Ростовщик тщательно изучал гравировку на браслете:

— Приношу свои самые глубокие извинения, мадам, но вы должны понять мою осторожность; в городе совсем недавно была целая серия краж.

— Я все понимаю. Вы можете мне помочь?

— Конечно, мадам. Только позвольте мне провести более тщательный осмотр этих вещиц.

Она кивнула, расслабляясь и наблюдая за его действиями. Ее вещицы, незатейливые на первый взгляд, были очень ценны. Ее мысли переключились на другое; добираясь сюда, она старалась быть максимально осторожной — сменила три кеба и последние несколько сот ярдов шла пешком. Если за ней следят, то они должны были потерять ее.

Вынимая из глаза специальную лупу, ювелир произнес:

— У вас прекрасный вкус, мадам. Все эти предметы — настоящие произведения искусства.

— Вы купите их?

— Безусловно. — Он назвал цену и добавил: — Это несколько меньше их настоящей цены, но торговля у нас идет не очень быстро, а арендная плата за помещение — весьма высока. И если вы хотите получить большую сумму, то лучше сдать вещи на комиссию, хотя в этом случае деньги вы получите нескоро.

— Меня устраивает ваша цена. Не могли бы вы рассчитаться со мной сразу же?

— Конечно, мадам. Я выпишу чек немедленно.

— Нет, не чек. Меня больше устроили бы небольшие драгоценные камни. Я собираюсь в ближайшее время отправиться в путешествие по малым мирам, не охваченным цивилизацией. И мне хотелось бы иметь при себе мелкие ценные камни как эквивалент обмена на образчики местной продукции.

Ювелир был слишком хорошо воспитан, чтобы выразить свое недоумение или проявить любопытство.

— Тогда позвольте предложить вам несколько достаточно ценных гемм. Они не очень дороги и вполне подойдут для ваших целей.

Для путешествия, для обмена, в случае побега. У Мады по-прежнему оставалось сильное влияние во дворце. Она собрала достаточно информации о последних событиях. Дюмарест был пойман и подвергнут допросу. Варгас вряд ли будет тактично-любезным и попытается выжать из него всю информацию, до мелочей.

А ведь она просила Дюмареста убить Технарха!

Значит, его показания окончательно приведут ее к гибели. Без поддержки правителя и Совета у нее нет ни единого шанса. И по законам страны ей, как врагу государства, грозило тюремное заключение.

Значит, ее единственной надеждой при сложившихся обстоятельствах оставался только побег, Высокий скоростной перелет на другие планеты…

Глава 11

Дюмарест, находясь в полубессознательном состоянии, различал негромкие звуки, слышал позвякивание металлических инструментов, негромкий перезвон стекла и чувствовал над собой тихое дыхание. С усилием приоткрыв глаза, он увидел белый потолок с пятнами тени и света на нем. Эрл чувствовал боль во всем теле; губы у него пересохли, и ему страшно хотелось пить. Он попробовал приподняться, но почувствовал, как кто-то мягко положил руку ему на плечо, препятствуя этому.

— Лежите спокойно, пожалуйста, — попросил голос. Он принадлежал молодой женщине и был очень теплым и дружеским. — Я не успела еще закончить все процедуры.

— Что вы делаете?

— Беру несколько необходимых анализов. Вашего пота, крови, лимфы, спинномозговой жидкости. Вы хотите, чтобы я перечислила все?

— Нет.

— У вас уже была взята серия анализов для исследований после опроса, сейчас я заканчиваю оставшиеся.

Эрл почувствовал легкий укол в мочке уха.

— Вы подверглись курсу ускоренной терапии, эквивалентной тридцатичасовому сну. Как вы чувствуете себя сейчас?

— У меня болит голова и хочется пить.

— Это, очевидно, сказываются последствия физического напряжения при допросе. Сейчас я помогу вам.

Инструменты тихо звякнули, Дюмарест услышал звук наливаемой жидкости и, почувствовав укол в вену, понял, что она вводит ему в кровь какое-то лекарство. Изматывающая боль чуть отступила, но он по-прежнему остро чувствовал жажду.

— Я могу встать?

— Вам сейчас лучше отдыхать. Вы пришли в себя гораздо раньше, чем я ожидала. Ваш организм очень быстро восстанавливается.

Он произнес тихо:

— Да, Элен, это так.

Он услышал легкий вздох и, повернув голову вправо, увидел женщину, сидящую около приборов в изголовье кровати.

Элен Делмайер была одета во все белое, что подчеркивало матовый оливковый цвет ее кожи; мягкие теплые тона лишь усиливали ощущение очарования и красоты.

— Совпадение, — произнесла она. — Что ж, это случается.

Эрл поднялся, осматриваясь. Он находился в просторной кубической комнате, где были кровать, туалет и душевая. Эрл подошел к крану, открыл его, напился, и растер холодной водой тело. Он был полностью обнажен, капельки воды, подобно маленьким драгоценным камням, блестели на его красивом, мускулистом теле. Обернувшись, он взглянул на женщину:

— Почему?

— Почему я тогда подсыпала снотворное в ваш напиток?

— Можно начать и с этого. Так почему?

— Я просто не знала точно, кто вы на самом деле и откуда, — сказала она тихо. — Тогда я знала только, что вы не были тем, за кого себя выдавали. Я прекрасно знаю майора Керона. Мы с ним — старые друзья, и я как раз ждала его, когда появились вы. Мне непонятна была причина, по которой вы воспользовались его именем, поэтому я решила усыпить вас, позвать Джека и все выяснить. Но вы мне не дали такой возможности. — Она коснулась головы: — Вы всегда так общаетесь с женщинами?

— Только когда я подозреваю их в нечестном отношении ко мне. А человек, который ждал за дверью?

Она пожала плечами:

— Об этом мне ничего не известно.

— Хорошо, неважно. — Мада, понял он. Наверняка. Она проследила за ним от вокзала. — Но почему вы испугались меня?

— Я — с Лоума, — сказала она негромко. — И это делает меня в местных глазах союзником врага. Планета, находящаяся в состоянии войны с кем-нибудь, становится подозрительной ко всем и каждому, видя вокруг одних шпионов и вражеских лазутчиков. Вас могли подослать для проверки моей лояльности или просто для слежки. Поэтому я не могла рисковать. — Она увидела, как он внимательно осматривает комнату. — Не беспокойтесь, в этой комнате нет микрофонов. У нас приняты другие методы выяснения правды.

Эрл стал резким:

— Значит, я полностью раскрыт?

— Да, вас допрашивали и выжали физически и морально. После допроса мне пришлось сделать вам много внутривенных вливаний специальных стимуляторов и реабилитантов, чтобы избежать физиологического шока.

Он вполне верил этому. Вопросы били по его мозгу, как тяжелые молоты, каждый ответ требовал огромного усилия, словно он продирался сквозь непроходимые заросли. Дважды, он помнил, допрос прерывали, чтобы дать ему воды. Сейчас этот кошмар уже позади. Они исследовали его мозг и выяснили все, что намеревались.

— Какие сделаны выводы и когда ко мне будет применено наказание?

— Я не совсем понимаю ваш вопрос, — тихо сказала она.

— Я должен пояснить? — Эрл был жесток. — Меня подвергли допросу. Хорошо. Сейчас им известно обо мне все. Следующим их действием должно стать наказание. За нарушение законов, приземление на планету без допуска, исчезновение со станции, побег и прочее.

— Мне ничего не известно об этом, — ответила она, — но это неважно. Мне кажется, они не собираются судить вас.

— Почему же? Ведь это — цивилизованное государство с развитым правом и законами. Или они намерены освободить меня теперь, когда им известно, что у меня не было враждебных намерений?

— Не только это. Варгас…

— …человек, — перебил он ее, — глава Совета. Или вы думаете, что он поставит свое мнение выше закона?

Эрл придвинулся к ней вплотную:

— И вы работаете на подобную систему! На общество, в котором отдельный человек не значит ничего? Неужели вам так нравится система рабства, что вы с радостью служите ей?

— Я имею здесь работу. — Она почувствовала, что в ней закипает ответное раздражение. — Я — врач. Опытный и талантливый. У меня масса дипломов и степеней по экологии, ботанике, физиологии, социальным наукам, химии… — Она замолчала, встретив его тяжелый требовательный взгляд. — В чем разница? Вы просто не поймете!

— А вы попробуйте объяснить.

— На Техносе я — вполне уважаемый специалист. У меня хорошее положение и перспективы. А кем бы я была на Лоуме? Женой гроуэра и фактической служанкой мужа и детей? Я…

— Вы были бы человеком, который мог бы принимать гостя, не подозревая его в предательских намерениях и слежке за вами. — Эрл отступил чуть в сторону. — Вы пытались усыпить меня, потому что просто боялись всего этого. А сейчас вы пытаетесь найти оправдание своему ежедневному страху. И вы собираетесь карабкаться еще выше? Чтобы получить место в Верховном Совете?

— Это невозможно на Техносе! Только рожденные на этой планете имеют подобную возможность!

— Не невозможно! Что вы скажете о Маде Грист? Она наверняка с Лоума! Она лжет, отрицая это. Цвет и структура ее кожи говорят об обратном.

— Мада Грист? — Элен пожала плечами, поежилась. Ее гнев начал угасать. — Вы знакомы с ней?

— Да.

— И она похожа на меня?

— Исключительное сходство. Вы напомнили мне ее, когда я впервые посмотрел на вас. У вас одинаковая кожа, цвет волос, даже фигуры почти одинаковы. Она немного моложе вас, но… — он замолчал, услышав ее смех.

— Вы заблуждаетесь, — произнесла Элен, улыбаясь, — кто-то здорово разыграл вас. Маде Грист — восемьдесят семь лет!

Он молчал, прислушиваясь. Из внешнего коридора слышались шаги. Когда они приблизились, Эрл быстро проговорил:

— Отложите все дела. Нам необходимо поговорить.

— Но я…

— Сделайте это!

Он вернулся на свою кровать, улегся, закрыв глаза и вытянув руки вдоль тела. Он чувствовал, как она подошла к нему и стала проделывать какие-то процедуры. Шаги остановились:

— Мадам?

— Я еще не закончила. Не мешайте. Я вас позову, когда все будет сделано.

Когда шаги вновь удалились, она спросила:

— О чем мы будем говорить?

— О Маде Грист. У нее есть внучка?

— Нет. У нее нет детей.

— Женщина, о которой я говорю, носит золотой браслет на левом запястье. Это ее удостоверение. Говорит ли это что-нибудь вам?

Он приподнялся, чтобы видеть ее лицо, так как она не ответила.

— Ну?

— Члены Верховного Совета имеют такие браслеты, — согласилась она. — Но это могла быть и подделка. Вы уверены в его подлинности?

— Я — нет. Но охрана проверяла ее, и кроме того, разве она могла бы тогда жить во дворце? Ваш друг видел ее, когда пришел во дворец, разыскивая меня. И Керон может подтвердить, что она молода!

— Нет. Это невозможно. Здесь какая-то ошибка.

— Например?

— Женщины — тщеславны, а пожилые особенно. Сейчас обычным явлением стало применение специальных масок для лица. При неярком свете вы могли не заметить этого.

Это возможно, допустил Эрл. Ведь он видел Маду всего дважды и оба раза — в полумраке. Он помнил, как она не хотела, чтобы он ласкал ее лицо; ведь он и сам в той ситуации думал о маске. Но у него не было никаких сомнений относительно подлинной молодости ее тела!

— Я знал ее, — повторил он. — Я видел ее обнаженной и уверен, что ее тело моложе вашего.

Он заметил тень сомнения, недоверия, а затем внезапного испуга в ее глазах.

— Так вы ничего не знаете об этом? — еще раз спросил он.

— Нет. Откуда? Я до сих пор не могу в это поверить.

Он оставался жестким:

— Вы не хотите этому верить еще и потому, что если все это так, то это просто разрушит ваш тихий мирок собственного благополучия. Но ведь вы работаете здесь и не можете не видеть отдельных деталей; не можете не догадываться о главном. Чем вы занимаетесь конкретно?

— Воспроизведение органов. Мы используем часть исходной ткани или просто клетку и на ее основе в специальной питательной среде выращиваем новые органы, главным образом для хирургических операций среди военнослужащих.

— Тех, которых набирают с Лоума?

— Главным образом, да. Человеческий организм имеет слишком низкую способность к регенерации, и искусственная питательная среда помогает решить многие проблемы хирургии. Донорам это не наносит значительного вреда: они лишь теряют несколько клеток ткани, которые легко восстанавливаются самим организмом в короткие сроки и с минимумом затрат… Но если задуматься над вашими предположениями — это просто не укладывается в голове! Это страшно!

— Но это правда. Жестокая реальность. Мада Грист вряд ли единственная, кто перенес подобную операцию замены. Должны быть другие: ведь члены Верховного Совета не станут подвергать опасности свои драгоценные жизни, пока не удостоверятся, что успех гарантирован.

Или, что вполне возможно, подумал Эрл, Мада была настолько нетерпеливой, а ее тело — настолько старым, что было проще заменить его полностью на другое, молодое, а не применять серию имплантаций. Детали сейчас были не столь важны. Главное — это убедить Элен в страшных последствиях того, что происходит вокруг.

— Вы достаточно образованны и должны понять, во что это выльется. Все больше пожилых людей захотят иметь новые, молодые тела. А это значит, что в каждом случае умрет человек одной крови с вами. Технос будет просто паразитировать за счет Лоума. Вашу родную планету превратят в ферму для выращивания здорового человекообразного скота. Мысли и чувства ваших соотечественников не будут приниматься во внимание: только их здоровые тела, которые будут холить, лелеять и кормить до тех пор, пока они не потребуются кому-то на Техносе. Безгласный скот!

Ее руки сжались в кулаки:

— Нет! Этого не может быть! Это слишком бесчеловечно!

— Это будет продолжаться, пока вы сами не остановите происходящее. В распоряжении Технарха есть все необходимое, чтобы продлить жизнь тем, кто его поддерживает. Он в состоянии предложить им и молодое тело и долгую жизнь. Он уже стал настоящим единовластным хозяином Техноса, а скоро станет всемогущим Богом! И у него есть, на кого опереться в своих безграничных амбициях: это Кибклан, который имеет и власть и деньги. У меня есть подозрения, что кибер появился на Техносе как раз перед началом войн. Я прав?

— Я не знаю точно. Я бывала в столице урывками, была занята учебой… — она сделала глубоко вдохнула. — Сейчас не это важно; чем я могу помочь?

— Сопротивлением, чем еще? — Дюмарест прислушался; где-то в начале коридора хлопнула дверь. — У вас есть доступ к новобранцам с Лоума. Освободите их, дайте, наконец, им медицинские препараты, поддерживающие уверенность и мужество, и используйте это в борьбе с охраной. Насколько хорошо вы знаете Керона?

— Очень хорошо. Мы собираемся пожениться.

— Уговорите его, убедите; потребуйте конкретных действий! Он контролирует армию дисциплинированных и послушных военных. Варгас мертв, и Керон может стать во главе государства! Черт побери, девочка, думай как следует! Общество, подобное здешнему, просто не имеет права на существование; люди вынуждены подчиняться человеку, имеющему положение, высшие слои живут, потакая своим прихотям в ущерб другим. Ты обязана действовать и спасти людей. Мада Грист будет на нашей стороне, так как уже наверняка знает о допросе, который был мне учинен, и, значит, будет стараться действовать против Варгаса. Остальные члены Совета потянутся цепочкой друг за другом! Керон будет осуществлять контроль от имени госбезопасности. Кроме того, он твой большой друг.

— В ваших устах все слишком просто решается.

— Это действительно не очень сложно, если захотеть. Все что требуется от тебя, — думать и действовать как следует. — Дюмарест напрягся, заслышав приближающиеся шаги. — Это стража. Ты можешь забрать меня отсюда?

Элен отрицательно покачала головой.

— Почему? Охранник выпустит тебя, а ты прихватишь меня с собой под предлогом дальнейшего осмотра или тестов.

— Это не сработает, — еще раз отказалась она. — Вы просто не понимаете всех деталей. Они очень боятся вас, и стража расставлена по всем коридорам. Если мы выйдем вместе, они просто обезвредят нас обоих.

— Обезвредят? Убьют?

— Вас считали уникальным объектом, и теперь я понимаю. Все мои полномочия ограничиваются проведением анализов и тестов. Ваши уникальные физические данные подтверждены, и об этом будет доложено Технарху. А он — очень пожилой человек…

Дюмарест с угрозой в голосе произнес:

— Помоги мне выбраться отсюда.

— Не могу. Я уже объясняла, что это просто невозможно.

— У вас масса ученых степеней и огромный багаж знаний, — произнес он жестко. — Так воспользуйтесь, как надо, теми знаниями, которыми вы так гордитесь. Помогите мне; или я просто уничтожу вас.

Она внимательно всмотрелась в его глаза; отметила жесткие складки у рта, волевой подбородок и полное отсутствие колебаний при принятии решений.

— Да, наверняка. Вы действительно выполните свою угрозу, не колеблясь.

— Да, — подтвердил он. — Вам лучше считать, что это так.

Охранник бегом прибежал на ее вызов. Он как вкопанный остановился в дверях, не решаясь приблизиться к постели и глядя на лежащего Дюмареста.

— Мадам? Что-нибудь случилось?

— Этот человек опасно болен, — резко произнесла она. — Его жизни угрожает опасность, требуется неотложная помощь. Его необходимо немедленно доставить в больницу.

Стражник колебался:

— Но мне было приказано…

— К черту приказы! Это крайне серьезно! Шевелитесь!

— Я позову врача…

— Вы просто болван! — Ее глаза горели неподдельным нарастающим гневом. — Я сама — врач! И говорю вам, что этот человек умирает! Требуется немедленное хирургическое вмешательство. А сейчас делайте, как я говорю. Быстро! Если вы промедлите и он умрет, то вы жестоко поплатитесь. Торопитесь!

Ее тон, страх, звучавший в голосе, заставили его действовать. В противоположном конце коридора послышались голоса, шум движения. Элен положила руки на грудь Эрлу, словно делая массаж сердца. Ее губы почти касались его щеки, и она шепотом давала ему последние советы:

— Оставайтесь расслабленным, словно вы в бессознательном состоянии. Закатите глаза, если кто-то захочет сделать элементарную проверку. Сдерживайте дыхание, когда кто-то подходит близко, или, если устанете, дышите неровно, словно задыхаетесь. Лучше было бы, конечно, сделать вам инъекцию. Ведь вас будут осматривать и другие врачи.

— Нет, не надо. У вас есть лекарство, замедляющее реальное время?

— Не с собой, а в больнице. Это вам нужно?

— Сделайте мне это вливание при случае. Я… — Он замолчал, услышав шаги в коридоре. Охранники привезли медицинскую каталку, положили его на нее. Элен шла рядом, продолжая непрерывно делать массаж, заслоняя Эрла всякий раз, как кто-то пытался приблизиться. Эрл слышал, как один из охранников, набрав номер, звонил по телефону; его голос был тревожным и нервным.

Чувствуя, что больше не в силах задерживать дыхание, Дюмарест задышал — тяжело, сипло; добавив слюны, даже смог изобразить хрипы и бульканье в груди.

Охранник, заметив это, заволновался еще больше:

— Он очень тяжело дышит, мадам. Что с ним?

— Сердечная недостаточность, осложненная попаданием лимфы в легкие. Возможен, частичный паралич, вызванный экстремальным истощением организма и физиологическим шоком.

Рядом остановился лифт. Охранники осторожно вкатили тележку внутрь; двери захлопнулись. Дальше Эрл слышал лишь звуки голосов, шаги, хлопанье множества дверей. Запах лекарств усилился. Эрл почувствовал, как что-то стянуло его грудную клетку, закрыло рот и ощутил холод на губах и во рту.

Элен зашептала:

— Идет Йендхол. Я слышала, как они объясняли ему, что произошло.

Дюмарест попытался расслабиться на своем ложе и сосредоточиться. Сквозь смеженные веки он видел сменяющийся красно-черный калейдоскоп охранников. Элен стояла рядом, придерживая аппарат у него на лице. Ее глаза излучали беспокойство и тревогу.

— Что теперь?

Он не имел возможности ответить, давая ей время самой все обдумать. Если она способна думать, то решит все сама, найдет ответы на все волнующие ее вопросы и сделает правильный выбор. И это произойдет скоро, когда она достаточно придет в себя и способна будет трезво рассуждать. А сейчас она охвачена страхом, затянута водоворотом событий, которые она не может в достаточной мере контролировать, ее сознание сейчас гнетет бремя недавних разоблачений и сомнений.

Эрл почувствовал, как с его лица снимают кислородную маску и что-то холодное ползет по его груди. Электронный стетоскоп? Аппарат подняли выше, и он стал давить ему на горло. Эрл зашептал, воспроизводя звуки слабо, неотчетливо, стараясь сделать их похожими на бред:

— Уберите стражу… укройте меня…

Инструмент оставил в покое его горло, и он услышал резкий женский голос:

— Этому человеку нужна срочная операция. Покиньте комнату, пока я все приготовлю.

Один из охранников неуверенно произнес:

— Но у нас есть приказ. Мы не можем оставлять его вне поля нашего зрения…

— Я не могу работать, когда за мной постоянно следят. Вы являетесь источниками инфекции, носителями разных бактерий. И если больной будет инфицирован, то ответственность полностью ляжет на вас. — Ее голос немного смягчился. — Я прекрасно понимаю двойственность вашего положения, но он просто физически не может исчезнуть отсюда. Вы можете ждать вне комнаты, за дверью. Отсюда нет иного выхода. А сейчас, пожалуйста, поторопитесь. Каждая секунда промедления уменьшает его шансы на выживание.

Дверь хлопнула, и она произнесла облегченно:

— Все в порядке, Эрл. Мы немного продвинулись к цели. Что дальше?

Он открыл глаза и поднялся, оглядываясь. Комната, где они находились, совсем небольшая, была разделена на маленькие открытые отделения, в которых хранилось медицинское оборудование. В высоком застекленном шкафу хранились медицинские инструменты: зажимы, иглы, скальпели разных размеров и форм. Эрл выбрал самый большой.

— Вы — настоящий варвар, — произнесла Элен горько. — Дикарь. И умеете только врать и убивать.

— Вы полагаете, что я говорил неправду?

— Я пока не знаю. Вы довели меня до панического состояния, и я действовала просто безрассудно. Это некорректно. Я должна была бы собрать больше данных, больше фактов о том, что вы рассказали мне, а потом сделать свои выводы и определить, как мне следует поступать. Я оказалась просто глупой.

— Это продолжается и до сих пор, — ответил он резко. — Глупость и трусость. Вы печетесь только о своем спокойствии.

— Но Лоум…

— …ровным счетом ничего для вас не значит, — прервал он ее. — И еще меньше значит для меня. Я прилетел сюда только с одной просьбой к вам: помочь в моих поисках. Все остальное произошло не по моей вине. Сейчас мне больше всего хочется исчезнуть отсюда, улететь. И если ради этого мне придется убить на Техносе даже дюжину людей, то я это сделаю. Иначе у меня будет далеко не самая приятная альтернатива.

Она в шоке, решил он для себя; привычный ритм ее жизни взорван, вместо прежней уверенности — целый воз сомнений. Он вспомнил уют ее дома, изысканность обстановки — противоположность одиночеству и тоске, от которых она страдала в детстве и юности. Здесь она была уважаемым человеком, обладала ценными для людей знаниями. Все это плюс талант могло принести науке и обществу Техноса огромную пользу.

— Вы говорили, что у вас здесь есть лекарство для замедления времени, это так?

— Да, есть немного; этого хватит на тридцать часов реального времени. Вам дать это лекарство?

Он колебался, не зная, что предпочесть. Доза лекарства могла помочь ему выбраться из здания и добраться до взлетного поля. И, конечно же, оно бы уберегло его от любой мгновенной опасности. Но он был обязан позаботиться о девушке:

— Нет, его примете вы. Раньше вам доводилось делать это?

Она отрицательно покачала головой, и он продолжил:

— Это ускорит все ваши реакции в сорок раз по сравнению с нормальными. Это значит, что вам следует двигаться и делать все крайне аккуратно. Старайтесь не сталкиваться ни с чем и ни с кем. Из-за силы инерции все вещи будут казаться в сорок раз более тяжелыми. Вы должны будете все это время есть глюкозу, потому что ваши энергетические затраты будут колоссальными. Пользуйтесь лестницами, а не лифтами: это сэкономит вам массу времени.

Она пожала плечами:

— Времени для чего?

— Чтобы найти Керона. Он должен подтвердить вам все, что я говорил о Маде Грист. Затем вы приведете его сюда и сделаете все так, как мы планировали, чтобы покончить с коррупцией навсегда. И, — добавил он, чуть запнувшись, — чтобы спасти мою жизнь, если я все еще буду жив…

Глава 12

Вероятность события была очень велика, и Руен не удивился, когда его помощник доложил ему о появлении Дека Бреклы. Брекла вошел в комнату, напряженный, взволнованный, его глаза растерянно перебегали с фигуры кибера, одетого в алое, на ящик, стоящий на столе. Руен молчал. Помощник принес для Бреклы вино, налил в бокал, и Брекла, попробовав, произнес:

— Чудесно. — И добавил: — Прекрасное вино.

Руен ничего не мог сказать по этому поводу, так как просто не знал этих понятий. Для него еда и питье означали лишь одно: топливо для поддержания работоспособности механизма — тела, который должен работать с максимальной отдачей и в оптимальном режиме. Вино он держал исключительно для Технарха и редких гостей.

Брекла допил вино и заговорил:

— Мне надо поговорить с тобой, кибер. Могу я рассчитывать на то, что разговор останется между нами?

Голос Бреклы был напряженным, дрожащим и взволнованным, контрастируя с монотонной и ровной речью кибера.

— Да, господин.

— Ты можешь предсказывать ход событий. Я хочу, чтобы ты сделал предсказание лично для меня. Если Варгас умрет, то каковы мои шансы стать Технархом? — Он нахмурился, не слыша ответа. — Почему ты не отвечаешь?

— Такое предсказание сделать очень трудно, господин. Здесь слишком много учитываемых факторов, о которых мне в настоящий момент ничего не известно. Совет, хотя и в сокращенном составе, все-таки существует и вполне может объединиться в оппозицию к вам.

Руен помолчал и добавил:

— И кроме того, Варгас — жив. В самом ближайшем будущем многое может произойти и изменить нынешнее сочетание вероятностей.

— Допусти, что Технарх умрет в течение ближайших нескольких часов. Что тогда?

Руен спросил:

— Не хотите ли еще вина, господин?

— Вина? — Брекла в недоумении посмотрел на свой пустой стакан. — Ты уходишь от ответа, кибер. Ты не хочешь отвечать?

— Слуги Кибклана не принадлежат себе, господин. Деньги платил Технарх.

— А если бы на его месте оказался я?

— Тогда я сотрудничал бы с вами, господин.

Его предположения сбывались, все шло так, как он рассчитал, и это приносило киберу единственное доступное ему удовлетворение, на которое он был способен. Проблема, в сущности, была для него проста, решение основывалось на знании людской психологии, ставка делалась на слабости и алчность Бреклы. В нем слишком сильно было честолюбие. Он уже достиг высокого положения, имел достаточно власти в руках, но хотел большего. Возможно, разумно будет дать ему эту власть. Лавинообразно нарастающая нелогичность поведения Варгаса проходила точку максимума. Его паранойя распространилась уже и на сферу действий кибера.

— Конечно, господин, — ответил кибер Брекле, — мы можем попытаться прийти к компромиссу. Мое желание — в обмен на ваше.

— Мое ты знаешь, кибер, — выпалил Брекла мгновенно, — а в чем заключается твое?

— Мне нужен человек по имени Дюмарест.

— Незнакомец? — Брекла сомневался. — И все?

— Да, господин. Отдайте его мне в руки, и я дам вам совет, как поступить, чтобы осуществились ваши планы захвата власти.

Эту же просьбу кибер чуть раньше высказал Технарху. Тот отказался наотрез. Брекла — не сможет.

— Дюмарест… — проговорил Брекла медленно, — его допрашивали. Тебе известно об этом?

— Да, я знаю.

— Потом он был помещен в камеру. Тебе и это известно?

— Да, господин. Вам будет нетрудно организовать его освобождение из-под стражи. Вероятность побега из камеры — очень высока: девяносто три процента. И поэтому его следует изъять оттуда как можно скорее, и лучше, если он будет без сознания.

— Твоя информация неполная, кибер. — Брекла испытывал минутное превосходство и торжество. — Он исчез из камеры!

— И снова был пойман, — терпеливо ответил кибер. — Это было неизбежно, так как Технарх последовал моему совету и принял определенные меры.

— Тебе действительно нужен этот незнакомец. — Брекла был удивлен и охвачен любопытством. Почему у кибера такой особенный интерес к Дюмаресту? То, что он необходим Кибклану, очевидно, но вот зачем? Мозг Бреклы работал интенсивно: может, ему не следует заключать сделку с кибером? Если действовать самому, то можно быть свободным от каких-либо обещаний!

— Вероятность того, что вы станете новым Технархом, равна тридцати восьми процентам, — сказал кибер, словно прочитав его мысли. — Это в случае самостоятельных действий. Если же вы будете следовать моим советам, то вероятность возрастет до девяноста одного и семи десятых процента. А теперь расскажите мне о Дюмаресте. Его поймали?

— В конце концов да. — Брекла быстро понял и угрозу и обещание кибера и стал относительно послушен. — Ему удалось выбраться из камеры в госпиталь. В специальную хирургическую палату с оборудованием. Йендхол пустил туда усыпляющий газ, и пока Дюмарест находился без сознания, его схватили. Женщина, которая была с ним, исчезла.

— Женщина не могла исчезнуть из запертой комнаты. Ведь палата была закрыта?

— Да.

— И охранялась?

— Постоянно. Но нашли только мужчину. — Брекла добавил: — Дверь приоткрыли только один раз, буквально на секунду. Никто не выходил. Охранник клянется в этом.

— Охранник ошибся, господин. Женщина вышла именно в этот момент. Другого объяснения ее отсутствию нет.

Руен был спокоен. Женщина его не интересовала и ею можно было пренебречь. Дюмарест — другое дело. Но при помощи Бреклы можно решить и это.

— Вы можете доставить Дюмареста ко мне сейчас же?

— Нет. Его охраняет сам Варгас. — Брекла предвосхитил следующий вопрос кибера: — Он собирается испытать Дюмареста в лабиринте…

* * *

Варгас не отрывал взгляда от экрана и нетерпеливо спрашивал:

— Почему он не входит внутрь? Что он медлит? Вы дали ему необходимые указания?

Йендхол был спокоен:

— Конечно, сэр. Но еще не подавали сигнала к началу действий.

— Почему?

— Я исследую его внешние рефлексы с помощью электронного сканера, сэр. Температуру тела, влажность, напряженность, интенсивность потоотделения. Последнее представляет особый интерес. Пот выделяется потовыми железами кожи в разных ситуациях. И в каждом случае он имеет свой особенный запах. Собака нападет на человека, испытывающего страх при виде ее, и убежит прочь от разгневанного. Дюмарест сейчас вообще не проявляет никаких эмоций.

Варгас был озадачен:

— Он не испытывает страха?

— Нет, насколько я в силах определить. Температура его тела немного повысилась, но этого следовало ожидать. Организм человека, готовясь к физической нагрузке, запасает энергию. Дюмарест не вспотел, значит, энергия экономится для будущих конкретных действий. Он не испытывает страха, потому что не видит реальной опасности, а только готовится к разным неожиданным препятствиям. Это нормально думающий и ведущий себя индивид, который начнет действовать, как только того потребуют обстоятельства.

Йендхол нажал кнопку и включил сигнальную лампочку:

— Лабиринт полностью подготовлен для опыта. Я сохранил программу почти неизменной, как и раньше, но при желании мы сможем вносить коррективы по ходу эксперимента.

Йендхол слишком легко все объясняет, думал Варгас. Может, он беспокоится, что обнаружится слишком высокий уровень опасностей? Он мог усложнить программу, надеясь еще больше укрепить свой авторитет и власть…

— Мы не будем ничего менять. Я хочу, чтобы все опыты шли по прежней программе.

— Как хотите, сэр.

— Так и хочу. — Варгас подошел к пульту и нажал кнопку звука. — Дюмарест, слушай меня внимательно. С тобой говорит Технарх.

Он видел уменьшенную фигурку на экране. Дюмарест внимательно осматривал потолок, стены, развернулся, чтобы исследовать несколько дверей, выходивших в маленькую камеру. Варгас продолжил:

— По сигналу ты должен войти в дверь, как тебе уже объяснили. Там ты встретишь множество препятствий. Если ты успешно преодолеешь все, то получишь свободу, деньги и билет на дальний перелет с Техноса. Подтверди, что ты все понял.

— Иди к черту, — ответил Эрл. Варгас был лжецом, да еще и глупцом, воображавшим, что его обещаниям кто-то верил. А Дюмаресту было не с руки притворяться и изворачиваться перед ним. Его травили, как дикого зверя. Сейчас, абсолютно нагой, он находился перед дверью, таившей и угрожавшие его жизни. И именно жизнь была бы наградой за его умение выйти из лабиринта. У него не было ни малейшего желания быть вежливым с Технархом.

Он стоял, изучая камеру. Зачем здесь несколько дверей? Для целей эксперимента было вполне достаточно одной. Остальные — чтобы обмануть? Ввести его в заблуждение? Или весь лабиринт связан с этой камерой как с главным узлом для входа-выхода? Это может оказаться важным.

Дюмарест опустился на пол и, приложив к нему ухо, прислушался к мерной мягкой вибрации. Он слышал легкий перестук, шелест воздуха, выхлопы, напоминающие биение механического сердца. Камера, очевидно, находилась глубоко под землей, а услышанные им звуки сопровождали работу гигантских вентиляторов.

Эрл поднялся с пола и увидел, как мигнула сигнальная лампочка.

— Он не входит в нужную дверь, — сказал Варгас. Гнев придал его голосу визгливые интонации. — Если он откажется подчиняться, я убью его.

— Он подчинится, сэр. Он просто проявляет предусмотрительность и осторожность. — Йендхол поднял руку, собираясь запустить хронометр. — Дюмарест уже демонстрирует высокий инстинкт выживаемости. Ведь все, что ему известно, — это что опасность угрожает ему сзади.

Все двери, кроме одной, были закрыты. Эрл рывком открыл дверь, широко распахнул ее и тут же отскочил в сторону. В следующее мгновение он заглянул внутрь. Комната была пуста. Она была небольшая и покрыта сверху крышей, казавшейся туннелем. Снова он прислушался, услышав уже знакомые глухие звуки насосов вентиляторов. Значит, сам лабиринт находился внутри вентиляционной системы, построенный в огромных туннелях-трубах и спрятанный от посторонних глаз. Спецлаборатории и операционные — наверняка тоже секретны; неудивительно, что Элен ничего не знала об этом.

Эрл поднялся и вошел в нужную дверь. Дверь вела в туннель шириной около трех футов, который резко сворачивал вправо. Слева его блокировала стена, сплошь усеянная длинными, похожими на гвозди шипами. Они были расположены очень тесно, и вся поверхность напоминала колючую и опасную щетину. Эрл внимательно осмотрел шипы, коснулся пальцами острых металлических концов, чувствуя холод уколов острых игл. Рассчитано на нервный страх и срыв, решил он. И это — дополнительное предостережение держаться подальше от стены. Обернувшись, Дюмарест осмотрел второй путь, вправо. Туннель был высотой около восьми футов, пол и стены имели шероховатое покрытие зловещего красно-желтого оттенка. Крыша светилась, излучая изнуряющее тепло.

В конце туннель изгибался влево и вниз, словно Эрл стоял на ободе пустого чашеобразного колеса. Он чуть отступил назад и почувствовал боль в спине и плечах, словно что-то гигантское в беспощадно-предсмертной агонии впилось в него своими острыми жалами. Эрл отскочил и оглянулся: щетинообразная стена пришла в движение, хищно выставив свои шипы. Она двигалась все быстрее, наступая на него и не оставляя иного пути, кроме левого туннеля.

Там могло таиться что угодно: механические роботы, жестокие ловушки, приспособления для истязаний и убийств. Колючая стена закрыла выход, возможности выбраться через крышу тоже не было; значит, оставался только один путь — в туннель. Таившиеся там опасности не должны были оказаться смертельными, иначе бессмысленным становился сам эксперимент.

Стена опять догнала Эрла, больно жаля. И Дюмарест побежал. Он стремительно летел вниз по туннелю со всей скоростью, на которую был способен. Его босые ноги едва касались пола, а чувства, обостренные до предела, пытались уловить малейшие признаки опасности. Менее опытные люди, оказавшись в подобной ситуации, наверное, предпочли бы двигаться медленно, не быстрее выталкивающей колючей стены, стараясь заметить все возможные ловушки. Эрл же в борьбе с препятствиями сделал ставку на быстроту перемещения.

Эрл заметил, как пол впереди него чуть опустился, увидел открывшуюся пасть отверстия. Он успел перепрыгнуть щель и услышал позади страшный треск. Кнут? Меч? Но времени оглядываться и выяснять не было: это просто очередная ловушка.

Крутизна поворота и скорость бега отбросили Дюмареста к правой стене. Из стены показались щупальца с острыми когтями, с которых капала едко пахнущая слизь. Когти удлинялись, пытаясь достать Эрла, разодрать его тело. Эрл резко отпрыгнул в сторону, не касаясь острых когтей, и стал двигаться прыжками так, чтобы заставить щупальца сталкиваться друг с другом, сплетаясь в тесный неразделимый клубок, от которого он избавился, когда приблизилась стена. Когти заскребли по иглам стены и бессильно обвисли.

Эрл опять побежал. Поворот постепенно становился все круче, и он понял, что бежит по спирали вдоль туннеля, который замыкается сам на себя. Одна из секций пола с треском провалилась, и из нее возник забор из острых металлических зубьев. Эрл заметил веревку, свисавшую с потолка почти над растущей щелью. Подпрыгнув, он вцепился в веревку руками. Раскачиваясь над ямой, он выбрал подходящий момент и бросил тело вперед, не касаясь острых зубьев. Веревка исчезла; отверстие закрылось…

Эрл продолжал двигаться вперед, наверстывая время. Его мозг работал четко и ясно, просчитывая ситуацию. До сих пор все ловушки были простыми, механическими. Преодоление требовало лишь небольшой ловкости и сообразительности. Значит, впереди должны быть ловушки совсем иного характера.

Эрл услышал впереди металлический лязг и дикий, душераздирающий рык. Он увидел, как упала передняя часть решетки, и оказался перед освобожденным диким хищником. Зверь напоминал собаку, но клыки и повадки были волчьи. Он, не мигая, тяжело смотрел на Эрла глазами, налитыми кровью. Эрл понял, что зверь одурманен каким-то наркотиком, его врожденная жестокость была усилена действием химического стимулятора, и это делало его еще более опасным, свирепым и сильным. Зверь зарычал, его хвост яростно хлестал по полу и стенам; он готовился к прыжку.

Но прежде чем зверь успел взвиться в воздух, Эрл броском оседлал его, словно тисками, сжимая горло хищника левой рукой, а правой нанося разящие удары по голове, прижатым ушам, спине, круша и ломая сквозь шерсть и мясо его позвоночник.

Отбросив мертвого зверя, Эрл выпрямился. Туннель был перекрыт решеткой, и двигаться в ту сторону было невозможно. Эрл оглянулся назад: щетинистая стена уже почти догнала его, и ему показалось, что она движется быстрее, чем вначале. Эрл вскарабкался по кольям решетки, чтобы исследовать потолок и стены. Они были тверды и монолитны. Он спрыгнул на пол и стал руками ощупывать его секции. Около стены он заметил небольшую щель, которая тянулась по всей ширине туннеля. По мере приближения стены-щетки щель росла, становилась шире; вдруг пол под Эрлом провалился, и он полетел вниз, в темноту.

Он падал около десяти футов. Приземлившись, он мгновенно вскочил на ноги, всматриваясь в темноту. Он оказался в маленьком закутке, из которого было два выхода: каждый похож на узкий туннель. Эрл вошел в правый рукав, побежал, но вскоре уперся в глухую стену. Вернувшись, он побежал влево. Этот рукав, как и основной, изгибался в виде спирали. Эрл искал ответвления, прислушиваясь к каждому звуку и шороху. Слева он услышал плеск воды, а с правой стороны на него повеяло свежим воздухом. Эрл без колебаний выбрал правое направление, побежал вниз по спирали, перепрыгивая через лужи слизи, камни, колья, щели в полу, и в конце концов оказался в исходной узловой комнате.

Дюмарест понял, что наблюдатели растеряны и не знают, что предпринять дальше. И еще он понял, что победил этот хищный лабиринт из компактных блоков и темных переходов, напичканный разными ловушками и опасностями, победил, несмотря на все его ужасы и электронный контроль.

Он выиграл и, одолев лабиринт, завоевал себе право на жизнь…

Глава 13

Варгас вымолвил:

— Он следит за направлением движения воздуха. Смотри, он специально увлажнил палец, чтобы определить источник.

Технарх стоял около экрана; крючковатый нос и жесткие черты лица делали его похожим на нахохлившуюся хищную птицу прерий.

— Да, он очень умен, — согласился Йендхол. Его пальцы покоились на клавиатуре пульта; он следил за прохождением лабиринта. — Мне бы очень хотелось подвергнуть его дальнейшей проверке. Если перекрыть восточный отсек, это заставит его войти в отсек с шипастым колючим покрытием. Он попытается избежать этой пытки, повернет обратно и попадет прямо в водоем с хищными акулами. Он изранен, окровавлен, и монстров привлечет запах крови. Пока он будет пытаться убить их или выбраться обратно, они разорвут его на части.

— Нет.

— Но, сэр, мы сможем освободить его в любую минуту! Конечно, мы не допустим смертельного исхода. Мы должны применить к нему тесты самой высокой степени сложности! Его фактор выживаемости просто невероятен и требует тщательного изучения.

— Нет, — снова повторил Варгас. Под его пристальным взглядом врач медленно убрал руку с пульта. Уже дважды по ходу испытаний программа подвергалась корректировке, добавлялись новые, невообразимые для нормального человека препятствия, и все по настоянию Йендхола, охваченного азартом исследования, вопреки слабым протестам Технарха, невзирая на растущую длительность эксперимента. Дюмарест был просто безгласным объектом для изучения рефлексов и факторов: окровавленный, израненный, выжатый до предела человеческих возможностей — но пока живой, что лишь подстегивало Йендхола.

Однако предел все-таки был достигнут. Дальнейшее усложнение опыта просто не имело смысла и не доказало бы ничего нового, кроме уже очевидного: Дюмарест был человеком с его бренностью, кожей, кровью и механической уязвимостью. Плоть и кость не выдерживают сражения с металлом, стеклом и пластиком, нейтронным мозгом и электронным конструированием, примененными при постройке лабиринта и отработке программы. Акулы — тоже ни к чему; что может сделать обычный смертный, чтобы противостоять атаке своры голодных и кровожадных хищников? И Варгасу опять пришло на ум, что Йендхол, пытаясь отнять жизнь у Дюмареста, просто хочет лишить его, Варгаса, уникальной находки.

Гневно сощурившись, Варгас оглянулся на звук открываемой двери, хотя его сердце в этот момент буквально ушло в пятки от страха. Страх немного утих, когда он узнал высокую фигуру кибера, одетого в алое; но гнев остался.

— Что тебе надо здесь, кибер? Какого черта ты врываешься сюда без предварительного приглашения?

Руен пересек комнату и остановился у экрана, всматриваясь.

— Господин, этого человек нужно освободить и избавить от дальнейшего нахождения в лабиринте. Немедленно.

— Ты забываешься, кибер! Технарх никогда не слушает чужих приказов!

— И тем не менее, Дюмареста нужно освободить.

— По моему приказу, а не твоему! — Варгас был в бешенстве. — Я правлю страной, а не ты! Тот человек — мой, и я сделаю с ним все, что захочу. И если мне будет угодно, я замучаю его в лабиринте до смерти!

Варгас развернулся к двери, и, повысив голос, крикнул:

— Стража! Ко мне! Быстро!

— Не жди их, господин, — спокойно произнес кибер. — Во дворце возникла напряженная ситуация, и часовых сняли с постов здесь, внизу, чтобы ликвидировать опасность там.

— Опасность?

— Да, господин.

Мятеж? Варгас почувствовал леденящий холод и спазмы в груди, постепенно осознавая угрозу. Это было предательство. Брекла у него за спиной возглавил оппозицию и организовал мятеж, а кибер наверняка принял его сторону, играя на страхах Варгаса и преследуя свои собственные цели. Но где же, в конце концов, стражники?

— Ты! — Варгас впился глазами в бесстрастное лицо кибера. — Это ты организовал все это! Ты работал против меня с самого начала! Я не знал бед до тех пор, пока не появился ты со своими прогнозами и советами! Ты и твой проклятый Кибклан! Ну хорошо же; мы еще посмотрим, кто хозяин на Техносе. Йендхол! Запускай дополнительную программу, уничтожение Дюмареста!

— Стой! — Руен не повысил голоса, он говорил по-прежнему бесстрастно, но сейчас в его словах звучала угроза и приказ. — Освободи его.

Йендхол колебался; он облизнул губы, переводя взгляд с кибера на Технарха. В сравнении с бушующим Варгасом кибер казался спокойным и не способным причинить вред. Руен стоял прямо, глаза скрыты капюшоном, руки спрятаны в складках алых одежд. Йендхол посмотрел на Варгаса:

— Сэр?

— Советую вам хорошенько подумать, господин, — произнес Руен, опережая Варгаса. — Дюмарест ничего не значит для вас, но он необходим могущественному Кибклану. Зачеркните первое, и вы неизбежно лишитесь и второго. А как долго вы надеетесь продержаться у власти без прогнозов киберов?

Новые угрозы? Варгас был буквально сбит с ног растущей лавиной врагов. Нужен ли Дюмарест Руену, чтобы сделать из него убийцу Технарха, как это пыталась сделать Мада Грист? Только для этого? А если он не подчинится?

Варгас повернулся к Йендхолу:

— Ты слышал мой приказ? Исполняй!

Руен высвободил руку из складок алого плаща. Блеснул яркий небольшой диск, из него начала медленно выползать острая стальная игла. Руен направил ее в сторону Варгаса; сверкнуло разящее жало, сжигающее, испепеляющее, несущее смерть — и Технарх упал.

Руен повернулся к Йендхолу:

— Мне нужен Дюмарест, — по-прежнему монотонно сказал он. — Освободи его. Немедленно.

Йендхол поспешил подчиниться.

* * *

На стенах галереи вдруг загорелись красные стрелки, указывая выход из лабиринта. Дюмарест быстро пошел по указателям, мимоходом отмечая запах жженого мяса, дыма, зверей, пятна крови и грязи на полу лабиринта. Эрл был сплошь покрыт потом, кровью. Внутреннее напряжение спало, и он чувствовал навалившуюся усталость. Каждый шаг давался ему с трудом: его ноги после тернистой игольчатой тропы были покрыты ранами с впившимися в них колючками и нещадно кровоточили.

Стрела указывала на дверь. Эрл толкнул ее и оказался в знакомой небольшой камере со множеством дверей; в одну из них он вошел в начале этой бесконечной пытки, и она вела в лабиринт. Значит, он прошел замкнутый цикл переходов и вернулся в исходный узел. Последняя дверь открылась, и Эрл — окровавленный, грязный, с челюстями, сведенными судорогой гнева и ярости, скрипя зубами, словно исчадие ада, возник перед Йендхолом.

— Нет, — в страхе прошептал тот, видя, как Эрл направляется в его сторону. — Пожалуйста, нет!

— Я выжил, — произнес Эрл негромко. — Я выиграл в твоей поганой игре. И требую обещанного — денег, свободы и беспрепятственного вылета с Техноса. Я получу это или своими руками вырву твое змеиное горло.

— Но я не могу! Я только…

— Где Варгас? — Эрл проследил за дрожащей рукой, увидел распластанное тело и рядом — алую фигуру кибера. — Мертв?

— Руен убил его. — Йендхол, подобно нашкодившему трусливому школьнику, заглядывал Эрлу в глаза, и вдруг в страхе закричал: — Убей этого монстра! Убей кибера! Я дам тебе все, что ты хочешь, только прикончи его, или он убьет нас!

Дюмарест растер затекшую руку, на которой висел Йендхол.

— Почему? — повернулся он к Руену. — Кибер не может убить нанимателя без особо веской причины. Может, он умер потому, что ты нашел более подходящего кандидата в Технархи, который прекрасно отвечает целям твоего клана?

Руен бесстрастно ответил:

— Я убил его, чтобы спасти жизнь тебе.

Эрл посмотрел на свою левую руку, где рубиновой каплей крови блестело кольцо:

— Кажется, я обязан благодарить тебя, но мне почему-то думается, что это было бы преждевременно. Что тебе надо от меня?

— Мне лично — ничего. Но ты необходим Кибклану. У меня есть соответствующие указания. Тебе будет сохранена жизнь, и ты под охраной будешь доставлен на планету, название которой я пока не раскрою. Там тебя допросят. Конечно, не с помощью тех детских подобий аппаратуры, какие ты видел на этой грязной планете, а с помощью приборов, являющихся творением могучего электронного разума, построенным в соответствии с последними данными науки. В этой секретной лаборатории Кибклана из тебя выкачают все, что тебе известно в интересующей нас области.

— Об этом? — Дюмарест поднял руку, указывая на красный камень перстня. — А ты знаешь, что конкретно интересует Кибклан?

— Ты владеешь секретом исключительной важности. Он был украден у Кибклана человеком по имени Браск. — Кибер замолчал, давая Эрлу возможность вспомнить. — Этот человек мертв, но перед смертью он с помощью специального кода записал секрет на это кольцо и передал его своей жене, а она — тебе.

— И с тех пор вы следите за ним, — произнес Эрл, вспоминая. — Ваши предположения привели вас к выводу, что секрет может быть только в камне моего кольца. Но вы не можете быть уверены в этом абсолютно. Я мог заменить камень или изменить сочетания кода. Вы должны сохранять мне жизнь, пока не выясните это.

— Да, это так.

Эрл горько рассмеялся:

— Мою жизнь охраняют те, кого я ненавижу! Но секрет исключительно важен для вас, да, кибер?

Руен не ответил.

— Наложение сиамских близнецов, — продолжил Дюмарест, выигрывая время для восстановления сил, — пятнадцать молекулярных узлов, которые, сочетаясь конкретным образом, обладают способностью отождествить владельца с конкретным предметом. Он становится этим объектом сам… Он или она…

«Водопад огненных волос, глаза — мерцающие изумруды, кожа — мягка и прозрачна, как снег. Разве он сможет когда-нибудь забыть Калин?»

— Пятнадцать узлов, — повторил Дюмарест. — Тебе, кибер, наверняка хорошо известно, сколько времени займет проверка всех их возможных сочетаний. Если пробовать по одному сочетанию в секунду, то потребуется больше четырех тысяч лет. Может ли Кибклан позволить себе такое длительное ожидание?

— Нет, — ответил Руен.

И вытащил руку из складок плаща…

Дюмарест молнией рванулся в его сторону, бросился на пол, мгновенно поднялся и мертвой хваткой схватил кибера за запястье до того, как тот успел применить твое оружие. Он наверняка собирался парализовать Эрла и в бессознательном состоянии транспортировать в другое место. Эрл чувствовал твердые мышцы под своими пальцами, ощутил неожиданную силу кибера, когда тот отступил назад, пытаясь высвободиться. Кибер был силен, но проигрывал из-за механически-машинно-логического подхода ко всем своим поступкам. Его борьба напоминала применение на деле предварительных логических вычислений: использовать руку, ударить плечом, сжать пальцами… Этот научно просчитанный натиск мог сбить с ног и обезвредить любого нормального человека.

Но Дюмарест не был нормой. Быстрота его реакций давала огромное преимущество, но основным его оружием была холодная ненависть. Он сражался с холодной яростью, не чувствуя боли ран и изнуряющей усталости. Эрл разяще ударил правой, ломая ребра кибера, затем, молниеносно, левой — тоже в грудь — и, наконец, собрав всю внутреннюю силу в кулак, обрушил удар на шею Руена. Кибер упал, по полу расползлось алое пятно.

Йендхол, дрожа, посмотрел сначала на кибера, затем — на Эрла:

— Он мертв?

— Да.

— Слава богу! — Йендхол склонился над поверженным кибером. — Он был очень опасен. У него было слишком много власти в руках, и, я уверен, он настраивал Варгаса против моей работы. — Он замолчал и исподлобья посмотрел на Эрла. — Ты не пожалеешь об этом, я обещаю!

— Знаю. — Дюмарест приблизился и, положив руку на плечо Йендхола, сжал пальцы, надавив на болевые чувствительные точки. — Ты — следующий, с кем я намерен разобраться.

— Что ты собираешься со мной сделать? — Врач дергался и верещал, как заяц, пока Эрл выволакивал его из комнаты и вталкивал в камеру за стеной. Его ужас стал всепоглощающим, когда он осознал, что находится в начальной точке своего садистского шедевра. — Нет! Во имя Бога! Я дам тебе все, что ты пожелаешь!

— Ты дашь мне полное удовлетворение. — Эрл тяжело смотрел на охваченного звериным ужасом исследователя. — Ты еще не забыл смысл опыта? Последовательность действий? Ты породил эту дьявольскую игрушку, и кому, как не тебе, лучше знать, сколько монстров там спрятано? Теперь твоя очередь.

Он захлопнул дверь перед носом причитающего Йендхола и услышал мягкий шум включившегося механизма, оживившего стену с остриями кинжалов и шипов…

* * *

Опять пошел снег… Взлетное поле было сценой для феерического танца снежинок, их кружения, блеска, искрящегося веселого легкомыслия. Словно устав от суеты, они степенно ложились на землю, сливаясь с неподвижным белым ковром своих прежних подружек…

Элен поежилась:

— Холодает. К ночи мороз наверняка еще усилится.

— Корабль стартует намного раньше. — Майор Керон, стоя рядом с ней в своем форменном плаще, пытался хоть немного защитить ее от ветра. — Вы выбрали для отлета подходящее время, Эрл. У нас скоро наступит суровая зима.

— Могу себе представить. — Эрл взглянул на готовящийся к полету корабль. Он высился посреди поля, как остроносая гора, нацеленная в небо. Эрлу хотелось побыстрее оказаться внутри его; в тепле, в мягком кресле, чтобы уснуть и смыть из памяти все воспоминания, связанные с этой неприветливой планетой. Он взглянул на женщину:

— Благодарю вас за то, что спасли мне жизнь.

— А мы благодарны вам за спасение нашего мира, — ее взгляд был тверд и прям и встретил его ответный без тени страха. — Мы очень многим обязаны вам, Эрл. Все мы. Вам удалось показать очевидное. Даже странно теперь, что мы не замечали или просто старались не замечать того, что творилось вокруг. Наш мир разваливался, вырождался на глазах, а мы слепо доверяли Совету, дутому авторитету Технарха… Надеюсь, что нам удастся избежать подобных ошибок в будущем.

— Мы стремились к этому. — Керон был откровенен. — Варгас мертв; как Брекла, кибер и Йендхол. Погибло около трехсот воинов и десяти офицеров, пока мы пробились.

— Все оказалось легко, — сказал Эрл. — Небольшие потери — и вы завоевали целый мир Техноса. Теперь здесь надо многое переделывать. Цена свободы обычно немалая.

Он посмотрел в сторону корабля:

— Что вы предпримете на Лоуме?

— Уничтожим ядовитые сорняки, — быстро сказала Элен, — введем обучение, отменим военные наборы. Через пять лет там все будет, как прежде.

— Нет, — задумчиво сказал Эрл. — Не только это. Оживить землю и построить заводы. Найти специалистов. Использовать механизированный труд наемных рабочих. Сделать Лоум самостоятельным свободным миром. Если вы сохраните там власть гроуэров, то сделаете ошибку и навлечете дальнейшие несчастья. — Он замолчал, устав от своего лекторского тона. — Но вы и сами все это прекрасно знаете. Что необходимо покончить с войной и ее осколками. Мне не хочется учить вас.

— Вы уже успешно преподали нам урок, — она улыбнулась и задумалась. — Мы были просто слепой, инертной массой, которая, подобно молекулам, двигалась хаотически. А вы, как кристалл, мгновенно нарушили хаотичность. Таких людей, как вы, Эрл, должно быть больше. Знающих, несущих свежие идеи.

— А вы откройте порт для свободного перемещения. И все будет иначе.

— Да, это будет сделано в первую очередь. — Керон вдруг щелкнул пальцами. — Один момент. Я совсем забыл…

Он прошел к машине, ждавшей неподалеку, и вернулся с небольшим ящиком:

— Это нашли в комнате кибера. Мне кажется, это надо отдать вам.

Дюмарест открыл пакет, нащупал пластик серой знакомой туники. Значит, Клеон мертв, пойман Кибкланом, допрошен и убит. А его вещи были посланы Руену в доказательство того, что Дюмарест на Техносе.

— Есть еще одна вещь, — тихо проговорила Эллен, — вас хочет видеть перед отлетом одна женщина…

Она стояла чуть в стороне, где свет был не таким ярким, снежинки садились на ее одежду и лицо. Она опять воспользовалась маской, и Эрл вздохнул свободнее, радуясь этому.

— Моя госпожа.

— Вы называете меня так, даже зная, кто я на самом деле?

— Я помню, что вы спасли мне жизнь, — ответил Эрл, — что вы дали мне что-то… — Он замолчал, не желая ворошить болезненных воспоминаний. Мада Грист поступила так из-за желаний своего молодого, жаждущего любви тела. Эти желания оказались сильнее холодного и трезвого ума.

— Эрл, — произнесла она, — Эрл! Керон нашел меня, когда я пыталась купить билет на улетающий корабль. Он арестовал меня, но затем освободил по просьбе своей девушки. Я послужила доказательством тому, что ты не лгал.

— А чем вы живете сейчас?

— Устраиваюсь на работу, — ответила она, — что еще? Но, Эрл, не знаю, стоит ли спрашивать… Ты улетаешь один?

— Да, моя госпожа.

— Я увижу тебя еще?

Лучше было сказать ей правду:

— Нет, моя госпожа, никогда.

Он развернулся и пошел к кораблю. Он домчит его на Ялан, где он сможет пересесть на другие межзвездные корабли, бороздящие Галактику.

И скоро, очень скоро он обязательно найдет свою Землю…


Оглавление

  • Эдвин Чарльз Табб «Планета Технос»
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии